Первым, что я увидел, придя в сознание, была тьма, а первым, что почувствовал - боль. Боль и ещё раз боль. Глубокая, всепроникающая и однородная, без малейших проблесков чего-то ещё, только кромешная темнота и сквозная агония. Рефлекторная попытка пошевелиться обернулась тысячей раскалённых игл, пронзивших всё тело, и едва не погасила сознание. Мыслить было сложно, в висках пульсировало, говорить даже пытаться не хотелось, не говоря уже про попытку вновь пошевелиться... Оставалось только лежать и ждать.
  Я лежал долго, боль потихоньку утихала, и через какое-то время я начал слышать звуки. Знакомые звуки городской жизни. Подождав ещё немного, я попробовал пошевелиться вновь. Сперва я решил подвигать правой рукой. К моему большому удивлению, я смог это сделать. Боль всё ещё присутствовала, но не настолько серьёзная, чтобы остановить меня. Я медленно подвигал каждым пальцем, когда боль не стала усиливаться, я попытался сжать пальцы в кулак. Это оказалось чуть больнее, но терпимо. Я повторил процедуру с пальцами левой руки. После того, как я смог двигать кистью каждой руки почти безболезненно, я перешёл к ногам. Двигая пальцами, делая круговые движения ступнями, в общем, всё, чтобы размять мышцы. Дальше следовали руки полностью до локтя и ноги до бедра, после – голова и торс.
  После того, как я полностью смог подвигать своим телом, я решился на ещё один важный шаг, а именно – открыть глаза. По ним тут же ударил яркий свет, и я вновь зажмурился. Спустя минуту я опять потихоньку начал открывать глаза, дабы привыкнуть к яркому свету, и постепенно начал различать формы и цвета.
  Я лежал в каком-то парке в тени дерева. Яркое летнее солнце больно резало по глазам. Я медленно начал подниматься, морщась от болевых спазмов в организме. Наконец приняв вертикальное положение, я вновь огляделся. Парк был почти пуст, я находился на каком-то холмике, в стороне было видно несколько женщин с колясками, парочку молодёжных пар и, собственно, всё. В другой стороне, за деревьями, проглядывали городские здания и слышался звук едущих машин. Переведя взгляд на своё тело, я испытал шок. Одет я был в чёрные брюки, чёрную лёгкую рубашку и чёрные ботинки, вот только и одежда, и моё тело были полупрозрачными. Полюбовавшись на просвечивавшую руку, я довольно быстро успокоился и даже загорелся любопытством. Подойдя к ближайшему дереву, я протянул к нему руку и почувствовал только лёгкое сопротивление, когда она погрузилась в ствол.
  -Любопытно... - протянул я, вытаскивая конечность.
  Сам себя я касался вполне уверенно и, как ни странно, чувствовал прикосновения вполне нормально. Почесав подбородок, я ещё раз окинул взглядом парк – следовало провести ещё один эксперимент. Подойдя к ближайшей девушке с коляской, я её окликнул. Ноль внимания. Прикоснуться тоже не получилось. Повторив эксперимент ещё несколько раз, убедился в своей нематериальности относительно окружающего мира. Единственное, с чем я непосредственно мог контактировать – это земля под ногами, и ещё деревья немного сопротивлялись моему проникновению, хотя это было почти незаметно. Однако попытка что-то написать в пыли успехом тоже не увенчалась. Обдумывая сложившуюся ситуацию, я обнаружил две вещи. Первая – я абсолютно ничего не помню относительно своего имени и прошлого. И вторая – не испытываю никакой паники касательно моего положения. Это было странно, но, опять же, беспокойства не вызывало. Наоборот, сознание упорно находило выгодные аспекты существования в моём нынешнем качестве. Вплоть до того, что теперь я могу легко подглядывать за девушками в душе, а меня никто и не заметит. Забавно. Интересно, всем призракам приходят подобные мысли в голову? И если нет, то я в прошлой жизни, похоже, был извращенцем каких мало. С другой стороны, лучше уж такие пошлые мысли, чем паника и отчаяние.
  Из парка я вышел в город и начал гулять по улицам. Люди были странные, хотя что именно в них странного – я понять не мог. Довольно быстро выяснилось, что местный язык для меня новый, как ни странно, устную речь я понимал, а вот надписи на плакатах и вывесках были мне совершенно непонятны. По городу я блуждал несколько часов, уже начало темнеть, но усталости или голода я не испытывал. Поддавшись приступу любопытства, я выяснил, что могу ходить сквозь стены, хотя сопротивление и присутствовало, и, к собственному удивлению, способен подниматься по лестнице, а вот с лифтом случился облом. Когда окончательно стемнело, мне стало скучно. Вспомнив свои утренние мысли, я, усмехнувшись, направился к ближайшему жилому дому. Осмотр подряд всех квартир положительного результата не дал, так что я, иронично взгрустнув, вышел на крышу. До самого утра я любовался звёздным небом, раздумывая над дальнейшей судьбой. Меня не оставляло ощущение, что ситуация кажется мне знакомой, но чувство было слишком размытым, чтобы делать какие-то выводы.
  На следующий день я всё-таки осуществил свою похабную идею, проследив за одной симпатичной девушкой, получил море эстетического удовольствия, когда она принимала душ, но на этом, как несложно догадаться, всё кончилось. Даже жаль. Эх... И что только смерть творит с человеком? Не хочу верить, что при жизни я был таким же извращенцем.
  Опять же, как ни странно, но мысль о том, что я мёртв, не доставляла мне неудобства, как будто умирать для меня – обычное дело. Но заострять на этом внимание я не стал, паника и отчаяние куда хуже равнодушия и безобидных проделок вроде подглядывания.
  Так я, собственно, и «жил», наслаждаясь жизнью в меру своих скромных возможностей. Слушал сплетни во дворах, иногда смотрел телевизор, когда удавалось найти квартиру с включённым, наблюдал за жизнью обычных людей, ну и составлял список одиноких красивых девушек. Не так уж много занятий, если подумать. А спустя пару дней нашёл решение проблемы с письменным языком. Решение оказалось элементарным, достаточно было просто проследить за первым попавшимся ребёнком и найти местную школу, после чего просто тихо сидеть на уроках и слушать. Так я начал изучать местный язык.
  В таком ритме прошло около месяца, не сказать, чтобы я очень скучал, развлечений вокруг полно, главное – уметь искать и слушать, но было очевидно, что подобное существование рано или поздно приведёт к безумию. И хоть я уже убедился, что представляю из себя довольно уравновешенную личность, изменить результат это не могло – только отсрочить. И вот однажды, гуляя по городу, я почувствовал нечто странное. Какое-то то ли дуновение, то ли запах, сложно объяснить, но я решил пойти к источнику. Источник обнаружился на детской площадке за соседним домом, это был маленький мальчик лет четырёх-пяти, и что самое главное – он был прозрачным. Но не успело пройти первое удивление, как меня чуть не свалило от шока: в груди мальчика торчала белая цепь из семи звеньев. Стойкое ощущение узнавания породило всплеск воспоминаний. Я вспомнил, где раньше видел таких призраков с цепями в груди. Память из прошлой жизни захлестнула сознание, и спустя несколько секунд я уже знал, что когда-то смотрел некое аниме с названием Блич, и главное – я практически идеально помнил сюжет. Но, несмотря на вспыхнувшую надежду, эта память оставалась единственным приобретением, я так и не вспомнил ни своё прошлое, ни даже своё имя.
  -Печально, – произнёс я вслух. - Но ожидаемо. Впрочем, нет никаких гарантий, что это действительно та реальность, а не банальное совпадение. Хм...
  За размышлениями вслух я как-то забыл о мальчике, но вспомнив, обнаружил его на прежнем месте. Ребёнок, как и минуту назад, неподвижно стоял, глядя на горку. Вот с ним, оказалось, я могу взаимодействовать, но на мои прикосновения и голос он никак не реагировал. Понаблюдав за ним некоторое время, я запомнил место и пошёл дальше гулять по городу. Обдумывание полученных знаний заняло несколько часов, я подробно перебирал в голове события аниме и прикидывал, что из сказанного там может быть правдой. С одной стороны, раз есть духи с цепями в груди, то вполне могут быть и Пустые, однако я их пока не встречал. Также, то дуновение-запах может являться реацу, её я раньше тоже не чувствовал, но что если попробовать? И я начал пробовать, пытаясь уловить то самое ощущение. Вернувшись на детскую площадку, я обнаружил мальчика в том же положении, что и раньше. Тут мои попытки увенчались успехом, я опять почувствовал исходящую от призрака реацу, по умолчанию примем, что это она и есть. Потом была ночь, когда я планомерно отходил от двора, пока не терял ощущение ветерка, и возвращался, отрабатывая навыки обнаружения. К исходу ночи я чётко ощущал ребёнка на расстоянии до двухсот метров, а также сумел почувствовать и другую реацу, разлитую в воздухе, в том числе и свою собственную.
  За следующую неделю я нашёл ещё несколько таких духов, но все они на меня не реагировали. А на восьмой день я встретил Пустого.
  Трёхметровая мускулистая туша с уродливой маской почти тридцати сантиметров и огромной дырой в груди, а также какой-то злой, агрессивной реацу. Это существо приземлилось на ту самую детскую площадку, где я впервые столкнулся с духом. У мальчика, чьего имени я так и не узнал, был высокий уровень реацу, значительно выше, чем у остальных встреченных мной призраков. Видимо, именно поэтому я его и сумел почувствовать, и, похоже, не один я. Я как раз сидел здесь, размышляя о жизни и наблюдая за пареньком, и когда появился Пустой, изрядно растерялся. Растерянность, правда, пропала в тот же момент, как лапа Пустого начала подниматься над пареньком. Тело отреагировало само, стремительно сократив дистанцию и стремясь нанести удар по почкам гиганту, хотя сомневаюсь, что таковые у него есть. По какой-то причине я его совершенно не боялся, наоборот, он представлялся мне лёгким противником, тупым и неповоротливым. Откуда-то всплыли знания, как и куда надо нанести удар, а также тактика битвы с такими крупногабаритными противниками. Но случилось то, чего я совершенно не ожидал, как, видимо, и сам Пустой. Когда я оказался всего в метре от его туши, непонятная сила толкнула меня вперёд, и, не успев ничего сделать, я врезался в Пустого. Но вместо удара я как будто провалился в него. Вокруг меня опустилась непроглядная Тьма, а через мгновение сознание и тело заполнила БОЛЬ!
  
  
***

  
  Очнулся я всё на той же детской площадке. Стояла глубокая ночь. С трудом поднявшись на ноги и ещё слабо соображая, я поднёс руку к лицу, намереваясь помассировать глаза, и остолбенел. Моя рука была похожа на латную перчатку с внушительными когтями, чёрная хитиновая броня покрывала кисть и поднималась вверх по руке. Другая рука выглядела так же, ноги, торс, плечи – всё было покрыто бронёй, которая, как ни странно, совершенно не сковывала движений. Лица своего я не видел, но судя по тактильным ощущениям, на нём красовалась маска Пустого, только волосы были открыты, да и то под ними прощупывалась костяная корка.
  -Приплыли, – вырвалось у меня из горла. Мой голос тоже изменился, став до ужаса похож на голос внутреннего пустого Куросаки Ичиго.
  Я сел прямо туда, где только что лежал. Ахренасоветь! Что сейчас произошло? Я что, занял тело Пустого? Нет, он выглядел совершенно иначе. Значит, я его занял и изменил? Похоже на то. По крайней мере, других объяснений у меня нет. Значит что же – я теперь Пустой? Хм... Дыры в груди нет, а в остальном – точно Пустой. Правда, какой-то не каноничный, но это роли не играет. А теперь главный, сакральный вопрос: что делать? Если здесь есть пустые, то есть и синигами – теперь я готов поверить во что угодно. А раз здесь есть синигами, то они, очень вероятно, при встрече захотят меня убить. Когда я был призраком, то их можно было не бояться, да и не верил я в них особо, но сейчас ситуация совсем другая – если уж я могу чувствовать чужую реацу, то профессиональные синигами и подавно меня заметят. И ведь не разубедишь, тем более с моим нынешним уровнем силы, а то, что он небольшой – это как пить дать. У мальчишки, что всё ещё стоит на прежнем месте, всего в пять раз меньше, а ведь когда Пустой только появился, я чувствовал, что у него как минимум в десять раз больше реацу, чем у пацана. Хреново. Очень хреново. Значит, нужно срочно становиться сильнее и научиться скрывать реацу. Ну, скрывать мне пока особо нечего, а вот увеличить собственную силу... Нет, призраков я есть не буду точно, по крайней мере, без особой на то нужды. А значит, надо воспользоваться способом, описанным в аниме, а именно – поедать других пустых. Этот вариант мне нравится куда больше, остаётся их только найти.
  Первого пустого я нашёл в тот же день, моя чувствительность к реацу значительно возросла, что радовало. Пустой имел внешность огромной ящерицы и, судя по всему, был туп как пробка, подчиняясь одним инстинктам. Убить его не составило труда, он на меня вообще никак не реагировал, пока мой кулак не разбил ему маску, застряв в черепе. Поедать его оказалось не так противно, как я опасался, пустой был совершенно безвкусным, другое дело, что его реацу, вливающаяся в моё тело, приносила удовольствие, сравнимое с изысканным и сытным блюдом.
  Так потянулись недели. Из того города, где я до этого жил, пришлось уйти, слишком мало там было духовной энергии и, соответственно, охотящихся Пустых. Моя сила постепенно росла, я уже в три раза превзошёл по объёму реацу того пустого, который дал мне это тело, и останавливаться не собирался. Кстати сказать, помимо реацу, из пустых я получал и нечто, что можно назвать их сущностью. Сущность не была связана напрямую с реацу, это скорее материя, из которой состоят пустые, и чем больше у меня прибавлялось этой сущности, тем больше реацу я мог вместить. Тренировки по управлению собственной реацу почти ничего не давали, максимум, что у меня получилось – это сдерживать свою реацу внутри тела и не выпускать её наружу, но даже это было крайне тяжело, хоть и облегчалось с тренировками. А также я с трудом научился стоять на воздухе, уплотняя реацу под своими ногами. Пытаться сформировать Серо я даже не пробовал.
  Передвигаясь по едва заметному течению фона реацу, стремясь туда, где её больше, по пути пожирая всех встречных пустых, примерно через месяц я пришёл к городу, чей фон по сравнению с моим первым был как небо и земля. Здесь даже дышать было легче, за первый же день я нашёл и съел троих пустых и видел около десятка духов. Это был настоящий рай для охотника на пустых, но это также значило, что и вероятность встретить синигами тут гораздо больше.
  А уже на второй день я узнал, что этот городок называется Каракура.
  Первая паника была в зародыше подавлена. Честно говоря, я уже почти не сомневался, что попал именно в мир Блича, а значит, и переживать не о чем. Неизвестно, какой сейчас период времени, но как бы то ни было, из Каракуры гораздо проще попасть в Хоэко Мундо, мир Пустых, да и сил здесь набраться куда проще. Главное – не отсвечивать перед такими зубрами, как Урахара Киске, Шихоуин Йоруичи, Тессай и Куросаки Иссен, да и, пожалуй, с теми двумя Квинси, помешанными на гордости. Если они все, конечно, тут есть, но в любом случае отсвечивать не стоит. В общем, всё как обычно, охочусь на пустых, прячу реацу, а если вдруг не повезёт столкнуться с синигами – делаю ноги.
  Но реальность внесла свои коррективы в мои планы. Не прошло и недели с момента моего прибытия в Каракуру, как случилось то, чего я меньше всего ждал. Атака Меноса. Всё началось с того, что по городу разошлась волна странной реацу, и почти сразу стали появляться сотни мелких и слабых пустых. Такие пустые очень редко обладают разумом и управляются одними инстинктами, разумных пустых я вообще встречал всего два раза, и оба раза они были, мягко говоря, теми ещё тварями, хоть и питательными. Поначалу я даже обрадовался, но когда я доедал уже пятого пустого, случилось ЭТО. Раздался оглушительный треск, и в город вступила просто чудовищная реацу пустого. Отбросив труп пустого, я со всех ног бросился к её источнику. Увы, сонидо мне пока недоступно, так что на место я прибыл, когда уже всё заканчивалось. Передо мной предстал парк, почти такой же, как показывали в аниме. Внизу, в одной группе, стояли двое детей, мужик в полосатой зелёной шляпе, таких же штанах и рубашке, рядом с ним на коленях сидела молодая девушка в школьной форме и с короткими чёрными волосами. Чуть в стороне, на мосту, стояли ещё двое – огромный парень со смуглой кожей и красивая девушка с рыжими волосами. А в самом центре парка возвышался колоссальных размеров Менос Гранде, под ногами которого стояли двое парней, один – рыжий в форме синигами и с огромным мечом, а второй – брюнет с сияющим луком в руках. И как раз сейчас Менос заканчивал формировать Серо. Реацу у Ичиго было много, раза в два больше, чем у меня, Исиду я не чувствовал, его полностью заглушали реацу гиллиана и Ичиго, Урахару я не чувствовал совершенно, в Рукии были какие-то крохи, у детей чуть больше, Чада и Иноуэ я также не ощущал из-за разлитой вокруг реацу.
  Красный луч разрушительной энергии устремился к Ичиго, а он, как последний идиот, встал прямо под него, закрывшись мечом. Это было бредом, но это было. Подставившись под удар, Ичиго начал стихийно выбрасывать в пространство огромное количество реацу, я ошибался, силы у него раз в 10 больше, чем у меня. Реацу совершенно неконтролируемо растекалась в пространстве, но всё равно напор был так велик, что Серо не могло пробить возникший спонтанный шит. А потом произошёл ещё более серьёзный всплеск, и в тело меноса полетело какое-то жалкое подобие Гецуги Теншоу, разорвав Серо и прочертив в огромной туше многометровую рану. Гиллиан взвыл, от чего летающие там и тут мелкие пустые ударились в панику. И в тот же момент я понял, что времени совсем нет, если я сейчас упущу момент, то шанс попасть в Хоэко Мундо возникнет у меня очень не скоро.
  Выругавшись и плюнув на всё, я на всей возможной скорости рванул к прорехе в пространстве за спиной меноса. Я был не одинок, многие пустые тоже устремились в серую хмарь, так что я вполне мог уйти незамеченным. Гилиан уже начал отступать, и хоть он двигался очень медленно, нырнуть в прореху я успел в самый последний момент. Зацепившись за гигантскую тушу, я преодолел серую хмарь и вступил в Лес Меносов.
  
  
***

  
  Всегда задавался вопросом, почему обычные Пустые, живя в Лесу Меносов, не пытаются есть гиллианов? Если те такие безмозглые? Сейчас я узнал ответ. Шкура гиллиана слишком прочная для обычных пустых. Просто слишком разный уровень реацу. Хотя мне в этом смысле повезло, вернувшийся из Каракуры менос был ранен, и в районе раны его плоть стала значительно мягче. Понял это не только я, но у остальных пустых, влетевших вслед за ним в прорыв, реацу было слишком мало, чтобы этим воспользоваться. Но медлить всё равно не стоило, мало ли, вдруг раненого гиллиана заметит кто-то моего уровня или выше?
  Действительно, не прошло и десяти минут, как на вой мелких пустых прибыли ребята посолидней. И тут началась кровавая вакханалия, пустые рвали пустых, а самые сильные набросились на бессмысленно переминающегося с ноги на ногу гиллиана, вгрызаясь в постепенно зарастающую рану. Я к тому моменту был уже на грани перенасыщения, каждый кусочек плоти меноса давал больше, чем обычный пустой, не наделённый разумом, а ведь челюсти у меня весьма скромного размера и кусочки, соответственно, тоже. Оторвавшись от раны, я отбежал подальше от разворачивающейся битвы и постарался максимально скрыть свою реацу. Мне требовалось время, чтобы переварить полученную сущность, а также я обнаружил, что вытянуть реацу из гиллиана оказалось невозможно. С одной стороны, это огорчало, но с другой... Воздух Хоэко Мундо был так насыщен духовной энергией, что даже без пищи я мог заполнить свой резерв с нуля буквально за пару десятков минут, если не быстрее. Отойдя от битвы на существенное расстояние, я залез на то, что можно было с натяжкой назвать деревом, и, найдя укромное место в «ветвях», присел отдохнуть.
  Переваривание сущности гиллиана, заняло около двух часов, на протяжении которых я полностью сосредоточился на своей реацу. Объём моего резерва реацу увеличился почти в два с половиной раза, похоже, сущность меноса имеет куда более высокое качество, чем сущности обычных пустых.
  Из размышлений меня вывела какая-то возня внизу. Четверо крупных пустых решили устроить драку невдалеке от моего дерева, реацу всех четверых значительно уступала/и(?) моей. Ну что ж. Обед я переварил, пора и поужинать.
  
  
  
***

  
  Встречаемые мной в Лесу Меносов пустые делились на два основных вида. Первым были перекачанные горы мышц с огромными руками и большой физической силой, этих убивать было легче всего, они редко обладали мозгами и были весьма неповоротливы. Вторым видом были те, что ставили упор на скорость и ловкость, хотя и с ними особых проблем не возникало, так как я сам принадлежал к этой категории, да к тому же обладал огромными навыками рукопашного боя, пробудившимися ещё тогда, во время первой моей встречи с пустым. Круглые сутки я бродил по лесу, выслеживая и пожирая пустых, хотя, даже несмотря на это, ещё ни разу мне не удалось вновь добиться перенасыщения, пища усваивалась быстрее, чем я её находил, и чем больше я поедал, тем быстрее происходил процесс усвоения.
  Помимо охоты, я постоянно экспериментировал с реацу. Например, я научился мгновенно напитывать тело реацу в нужной точке, таким образом ускоряя свои движения и увеличивая силу или блокируя вражеский удар так, что он даже не оставлял следа на броне. Было очень забавно наблюдать, как пятиметровая мускулистая туша со всей дури мутузит маленькую человекоподобную фигуру, а та отбивает удары небрежными движениями рук, даже не двигаясь с места. Конечно, подобные фокусы проходили, только если у противника был существенно меньший объём реацу, хотя должен отметить, что далеко не все пустые умели контролировать свою реацу. Встречал я пару раз бугаев с объёмом больше моего, но они даже в воздухе стоять не умели, и как результат – стали моим обедом, очень питательным обедом.
  Лес Меносов был своего рода центром жизни Хоэко Мундо. Несмотря на название, здесь обитали далеко не только гиллианы, можно даже сказать, что последних было не так уж и много, хотя найти место, где не было бы слышно их воя, было крайне сложно. Они действительно были абсолютно тупы и всё, чем занимались – это бессмысленно бродили между деревьями и подвывали. Обычных пустых здесь было в разы больше, и далеко не все из них занимались поеданием себе подобных. По сути, это начинали делать только те, у кого пробудился разум, хотя и более примитивные, ведомые инстинктами, с удовольствием набрасывались на раненную жертву, как было с тем гиллианом. Обитали здесь и адьюкасы. Реацу гиллианов значительно отличалась от реацу обычных Пустых, не знаю, как это выразить... Она была как будто… качественней… злее… или негативней, что ли. А реацу адьюкасов превосходила реацу гиллианов ещё на порядок. Столкнулся я с ней всего один раз, вернее, ощутил – на расстоянии около километра от меня двое адьюкасов устроили потасовку. От того давления, что обрушилось на окружающий мир, все оказавшиеся рядом пустые сломя голову ломанулись подальше, да и мне, даже в километре от источника, стало плохо. Когда вдалеке сумрак леса разорвали вспышки Серо, я счёл за лучшее свалить подальше.
  Несмотря на неуклонно возрастающую силу, все мои попытки освоить сонидо оказались безрезультатными. Но были и хорошие новости. Спустя месяц моего субъективного времени и что-то около полутора сотен съеденных пустых у меня получилось создать своё первое слабенькое Серо. Я очень часто наблюдал за гиллианами, стараясь всегда держать одного в зоне своего восприятия, и несколько раз был свидетелем того, как они формировали Серо. Делали они это, похоже, просто так, видимо, перенасыщаясь окружающей реацу и таким образом сбрасывая её излишки. Эти наблюдения позволили мне понять принцип формирования Серо, и я, пока искал следующую жертву, постоянно тренировался в его создании. Реацу у меня было слишком мало для удачного результата, зато такие тренировки здорово улучшали мой собственный контроль реацу. И вот, после очередного съеденного пустого, когда мой резерв немного увеличился, очередная тренировка принесла положительный результат. В моей правой руке медленно сформировался закручивающийся шар красной реацу, и слабенький луч Серо пропахал небольшую борозду в земле передо мной. Сам я после этого свалился от истощения, реацу было на нуле, но я был счастлив.
  
  
  
***

  
  Одинокий гиллиан только что разрядил Серо по ближайшим деревьям, и его уровень реацу заметно понизился. Ждать этого момента пришлось очень долго, поэтому медлить я не стал и спрыгнул на гигантскую фигуру. Твёрдо встав на ноги на плече гиллиана, я, сконцентрировав всю реацу в руке, вонзил когти в чёрную плоть. С трудом вырвав небольшой кусок, я отправил его в рот. Менос никак не отреагировал на потерю, начав куда-то бесцельно брести. Трапеза продолжалась долго, уже через двадцать минут вырывать новые куски стало значительно легче, а через час гиллиан рухнул. Меня стремительно наполняла новая сущность, я уже не использовал руки, вгрызаясь в мягкую плоть челюстями маски, как оголодавшая собака в кусок свежего мяса. А потому я не сразу заметил, как моя реацу изменилась. Но не успел я этому удивиться, как моё сознание начала заполнять тьма. Очень сильно захотелось спать, на тело навалилась усталость, движения замедлились, а желания притупились. Вялые мысли о неправильности происходящего возникли и, не задерживаясь в голове, исчезли. За ними пришла догадка, что я сейчас эволюционирую, из которой вялый мозг сделал вывод, что надо бы съесть как можно больше. Борясь с навалившейся сонливостью, я на пределе сил дожёвывал остатки маски меноса, но сопротивляться смог недолго.
  Очнулся я, лёжа лицом вниз. Первым делом изучил своё реацу, результат порадовал – объём резерва раза в два превышал средний уровень Меноса Грандэ, да и сама природа реацу изменилась, став по своей структуре идентичной реацу гиллианов. Сейчас я был очевидно сильнее Ичиго в тот момент, когда он ранил Меноса. Однако на этом хорошие новости закончились. Начав подниматься и осмотрев своё тело, я издал вой ярости, получилось куда солидней, чем у обычных гиллианов. Моё тело увеличилось, став соизмеримым с телом обычного гиллиана. Хотя я всё же был в два раза ниже, меня покрывала броня, и на когтях не было множества дырок, но я всё равно стал неповоротливым гигантом, неспособным даже убежать от более сильного противника. С тоской взвыв металлическим голосом, который почти не изменился, я бросил угрюмый взгляд на тело меноса под ногами. Нужно как можно скорее стать адьюкасом и, если получится, вернуть прежнюю форму. Рыкнув от переизбытка эмоций, я нагнулся к недоеденному трупу.
  
  
  
***

  
  Тяжело ступая по земле, я шёл на реацу очередного меноса. Поддерживать моё тело в воздухе, уплотняя под ногами реацу, было сродни мазохизму, и хоть это являлось неплохой тренировкой контроля, но реацу жрало немерено, так что мне приходилось, как и в самом начале, топтать бренную землю. Уже прошла примерно неделя с моего превращения, хотя тут сложно определять время. За этот срок я успел съесть уже тридцать семь гиллианов, основное время уходило даже не на поиски, благо чувствовал я реацу очень хорошо, а на процесс поедания. Теперь я уже не так сильно расстраивался из-за потери привычного размера и облика, стало очевидно, что сохрани я его, то даже поедание одного гиллиана отнимало бы больше суток. Также, я всё-таки был в несколько раз быстрее и проворнее встречаемых гиллианов, и это не могло не радовать. Сейчас я почти всё свободное время уделял тренировкам Серо, при этом продолжая скрывать свою реацу. Занятие крайне сложное, хочу заметить. Но результаты того стоили. В самом начале я мог использовать подряд всего два Серо, но с каждым съеденным гиллианом объём доступной мне реацу возрастал. Тренируясь использовать Серо, я добился того, что с каждым разом всё меньше реацу утекало в окружающую среду, всё плотнее становилось Серо, и всё более сфокусированным лучом оно било. Да и скорость формирования возрастала. Впереди появилась высокая фигура. Ну что ж, это будет тридцать восьмой.
  
  
***

   
   Обычные пустые меня теперь не беспокоили, хотя я пару раз попробовал кое-кого съесть, но эффект был мизерным, хотя эксперимент показал, что теперь я усваивал их сущности гораздо полнее и лучше, чем раньше. Не знаю, сколько уже прошло времени с момента моей эволюции, счёт гиллианов перевалил уже за сотню и сейчас насчитывал ровно сто тринадцать меносов. Внушительная цифра, однажды мне даже повезло набрести на целую стаю Меносов Грандэ из десятка особей, тогда я хорошо наелся. А один раз даже наблюдал рождение нового гиллиана из целой кучи дерущихся и уже мёртвых пустых. Естественно, как только он сформировался, я вгрызся ему в шею, он стал восемьдесят четвёртым.
  С левого боку вспыхнула мощная реацу. Адьюкас! Прислушавшись к возмущениям в окружающем фоне, я, к собственному изумлению, понял, что реацу адьюкаса превосходит мою всего в три с половиной раза. Вместе с очередной волной реацу адьюкаса пришло что-то ещё, странное чувство, плохо поддающееся объяснению, и менос, к которому я до этого двигался, резко заспешил в направлении адьюкаса. Через секунду я почувствовал ещё несколько гиллианов, движущихся в ту сторону. Вот оно что... Значит, адьюкасы действительно могут управлять безмозглыми меносами, интересно... А ведь этот адьюкас с кем-то дерётся, это чувствуется по характеру всплесков реацу. А вот его противника я не ощущаю. Очень интересно.
  Ослабив свою маскировку, я выпустил немного реацу в окружающий мир, так, чтобы соответствовать обычному безмозглому гиллиану, и спешно отправился месту действия. Когда я добрался, то сперва увидел спины четырёх гиллианов, а подойдя ближе, смог осмотреть место боя и его участников. Адьюкас выглядел как очередная груда мышц с головой, напоминающей сплюснутый молоток, дыра у него располагалась внизу живота, а на теле были видны многочисленные неглубокие резаные раны. Его противником оказался некто с катаной в руках, одетый в бесформенную оборванную хламиду, босой и обвешанный масками Пустых, аки новогодняя ёлка. Хм... Знакомый персонаж. Имени я его не помню, но он вроде синигами-отшельник, когда-то с отрядом ломанувшийся в гарганту за убегающими пустыми. Оказавшийся в лесу Меносов отряд со временем перебили, а этот парень наловчился скрывать реацу и выжил. Занятно. Ран на синигами видно не было, а его занпакто явно находился не в шикае, и он умудрился так изранить адьюкаса? Уважаю! Хотя я ошибся, с левой ноги на землю стекают ручейки крови, но всё равно, на равных драться с адьюкасом, используя только физическую силу и ловкость, – тут нужно быть мастером.
  -ГИЛЛИАНЫ! СТРЕЛЯЙТЕ В НЕГО СЕРО!!! - проревел адьюкас, показывая рукой на синигами.
  Гиллианы тут же начали выполнять приказ, раскрыв рты и начав концентрировать реацу. Синигами ощутимо напрягся и попытался сбежать, но адьюкас, использовав сонидо, перекрыл ему дорогу, да и было очевидно, что бегать ему сейчас непросто. А я, прячась за спинами гиллианов, спешно обдумывал ситуацию. До удара Серо оставалось всего несколько секунд, да и сам адьюкас не стоял без дела, связав противника боем. Чем больше я думал, тем больше убеждался, что я авантюристичный идиот, но сделать ничего не мог. И вот, когда гиллианы почти закончили готовить свои Серо, я резко выглянул из-за спины того, за которым прятался, и направил правую руку в сторону адьюкаса. К этому моменту я уже научился формировать Серо всего за одну секунду и сейчас вложил в него больше половины собственного резерва. Выстрелили мы одновременно. Широкие лучи гиллианов обрушились на синигами, он начал спешно уворачиваться, а те лучи, от которых увернуться не мог, принимал на широкую маску на плече, которая их успешно отражала. Моё Серо ударило точно в основание шеи адьюкаса, со спины, он даже не успел вскрикнуть. От головы пустого осталась только макушка, да и часть грудной клетки была начисто выжжена, тело простояло вертикально ещё несколько секунд и рухнуло на землю. Фууууф... Хорошо, что он стоял ко мне спиной, и я так хорошо умею маскировать свою реацу, да и одновременная атака с гиллианами также сыграла свою роль.
  Поток лучей от гиллианов иссяк, исчерпав реацу, они, тем самым, выполнили приказ и теперь опять бестолково стояли и выли. Синигами с изумлением уставился на мёртвого врага, хотя его лица я не видел, но по тому, как он замер, можно было легко определить изумление. Я спешно вновь спрятался за спинами более крупный пустых и вновь полностью скрыл своё реацу, сосредоточившись на огоньке реацу синигами. Он ещё несколько секунд постоял на прежнем месте, но, так и не дождавшись новых противников, поспешил скрыться. После чего я принялся за так удачно доставшийся ужин, начав с собравшихся гиллианов и оставив тело адьюкаса на десерт.
  Я очень спешил, но всё равно съесть тех восьмерых меносов, что пришли на зов адьюкаса, удалось только через три часа. Хорошо, что обитатели Хоэко Мундо, в большинстве своём, стремятся держаться подальше от чужих битв, а адьюкасы встречаются очень редко. Иначе я мог бы поплатиться за свою жадность. Доев последнего гиллиана, я подошёл к адьюкасу. Он был крупнее, чем я когда-то, но всё равно гораздо меньше моей нынешней формы, так что проглотил я его всего за три укуса.
  Уммм... Как же я наелся... Хочется просто лечь, не двигаться и спать... Стоп! Спать? Точно. Сознание опять уплывает в прохладную тьму. Ну, вот и долгожданное превращение в адьюкаса... Ожидаемо... И моё сознание померкло.
  
  
***

  
  Мммм, как же приятно хорошенько поспать! Я открыл глаза и увидел серый и ОЧЕНЬ далекий потолок или, скорее, свод. Я встал и внимательно осмотрел себя. Хмм... Похоже, всё идёт по плану, и я, наконец, стал адьюкасом. Отлично!
  Итак, у меня есть две хорошие новости. Первая: я стал адьюкасом! И вторая: моё тело вернулось в прежнее состояние. Хотя есть и отличия. Когти на руках изменили форму и стали меньше, теперь почти не мешая сжимать руку в кулак. Мускулатура была хоть и очевидна, но впечатления перекачанного шкафа не производила, впрочем, как и раньше. Правда, теперь большая часть ранее покрывавшей меня не то костяной, не то хитиновой брони исчезла. Хотя... Хмм... Я поскрёб когтем кубики пресса, а потом и бицепс на другой руке. Действительно. Ощущение было такое, как будто скребёшь кость, или даже, скорее, керамику, при этом живот вполне естественно сгибался, да и руки не испытывали затруднений. Что это? Внешне выглядит как обычная кожа, да и ощущается так же, вот только имеет, большей частью, белый цвет. Хмм... Ладно, не суть важно. Ощупав голову, я убедился, что форма маски почти не изменилась, вернее, тоже вернулась в прежнее состояние, вот только из-под вновь появившихся волос пробиваются два загнутых назад рога, примерно двадцати сантиметров длиной. После их обнаружения я тщательно ощупал спину, но, к счастью, ни хвоста (чего я искренне боялся), ни крыльев не обнаружил. Ноги мои были покрыты чёрной костяной бронёй, образовывавшей чуть ли не настоящие латные штаны с сапогами.
  Так, с внешностью разобрались. Внешне я, пожалуй, за полноценного вастер лорда сойти могу, вроде как они все имеют человекоподобные внешность и размер, хотя я ещё ни одного не видел и судить не могу. Впрочем, это даже к счастью. Что не видел, конечно, а то мало ли... Впрочем, я отвлёкся, что у нас с реацу? Впечатляет... Чуть ли не вдвое больше, чем у убитого мной. Так, а что там с моим верным оружием? Я попробовал сформировать Серо и прифигел: оно не просто у меня получилось, оно сформировалось буквально за доли секунды и даже внешне выглядело гораздо мощнее. Кроме того, я даже не почувствовал уменьшения своего реацу! Живем!
  Итак, что мы имеем? Я стал адьюкасом, а значит, скорее всего, уже подхожу под критерий становления арранкаром, то есть я могу просто тупо сидеть и ждать Айзена. Вот только если я всё правильно понял, то чем сильнее пустой изначально, тем более сильным арранкаром он станет. Быть слабаком, которого даже Ямми прикончит с одного удара, мне совсем не хочется. Значит, надо продолжать развиваться. Хмм, а кем я вообще хочу стать в Лас Ночес? Если вообще хочу. Ну, то, что стать аранкаром я хочу – это факт. Оставаться бесполым, де-факто, существом, вынужденным постоянно пожирать пустых, дабы не регрессировать, и всё это на протяжении весьма длительной, если не бесконечной жизни, меня совсем не прельщает. Аранкары же – почти люди, если, конечно, остатки маски или брони не закрывают наиболее важные органы. Кхым... В общем, стать аранкаром я хочу, но вот хочу ли я остаться в Лас Ночес? Айзен мне не особо нравится, хотя если бы не его систематические попытки убить Хинамори, причём руками наиболее близкого ей человека, мог бы выглядеть куда лучше. Служить такому, как он, чревато, что очевидно на примере Халлибел. Подведя итог: вставать на его сторону я не хочу. Но в то же время, нет никакой гарантии, что в результате моего вмешательства в сюжет, даже просто появления в Лас Ночес, история не изменится, и Айзен не победит. Хотя к чёрту! Всё равно ради возможности полноценно наслаждаться жизнью я должен стать арранкаром. Другое дело, что сбежать потом из рядов белых мундиров может быть крайне опасно, так что хочешь-не хочешь, а заселяться в Лас Ночес придётся.
  Теперь другой вопрос. Вернее, проблема. Оставаться единственным арранкаром после всей этой заварушки что-то сильно не хочется, а значит, надо заиметь сторонников. А для этого лучше всего входить в Эспаду, но кого там можно заменить? Старк, Барраган, Тия и Улькиорра отпадают: они все вастер лорды, и вряд ли я смогу составить им конкуренцию, даже если очень постараюсь. Ноиторра и Гриммджоу имеют слишком сильное влияние на сюжет, так что с ними тоже не стоит играть. Заэль Аппоро Гранц и Аронильё опять же имеют сюжетный вес, как и Ямми. Остаётся только номер семь, этот негр, который, по сути, является филлерным персонажем, нужным только для боя с Бьякуей.
  Отлично, значит, надо из кожи вон лезть, но стать Седьмым Эспадой. Теперь – с кем я хочу остаться после победы над Айзеном? Барраган с его манией величия отпадает. Психопаты вроде Ноиторры или Гримджоу тоже, хотя с Гримджоу далеко не всё так однозначно, да и вроде бы он выжил. Про Заэля и Аронильё и думать не хочу. Ну, значит, остаются: няшка Неллиель, Старк, Тия и Улькиорра. Хотя последний отпадает, ибо его замочит Ичиго, но Старк с Тией вполне вменяемые ребята, так что надо будет постараться их спасти. Хотя кроме Эспады были и другие вменяемые арранкары. Те трое, что вроде как Эспада в отставке, один даже выжил, негр-боксёр, что дрался с Чадом, да и двое других вроде особых проблем с психикой не имели. Ещё были две служанки, по силе так себе, но и бросать умирать их как-то не хочется. В общем, весь этот список также надо постараться по возможности спасти. А вот КАК – буду решать тогда, когда определюсь со своими возможностями арранкара. Что ж, следующий шаг плана намечен, пора к нему приступать.
  Хм... А ведь я теперь адьюкас и теоретически должен быть уже способен использовать сонидо. Так, направляем реацу в ноги. Ничего не происходит. Увеличиваем объём. Нет результата. Блин, всё как и раньше. Я попытался сделать шаг и... Вся реацу, что я влил в ноги, вдруг мгновенно исчезла, а мир скаканул вперёд. Я застыл, ошарашенно вертя головой. Мощно. Двумя метрами в сторону – и я бы впечатался в дерево. Пробуем ещё раз. Направил реацу в ноги и сделал шаг. Есть! Реацу снова исчезла, а колонна-дерево, лицом к которой я стоял, заметно приблизилась. Отлично! Ещё один эксперимент, но на этот раз используем меньше реацу. Ага, все ясно. А теперь волью реацу только в бёдра... Хм... Икры?.. Стопа?.. Есть контакт! Значит, для сонидо нужно вливать реацу именно в ступню, хотя лучше во все ноги целиком, а то больно, но вот если вливать реацу во всю ногу, а в стопу не вливать – сонидо не будет. Хорошо, значит, усиливать удары ногами я по-прежнему могу.
  А что если подать реацу в глаза? Ну или что там у меня? Дырки-в-Маске? Нет, глаза всё-таки есть, ибо я могу ими моргать. Пробуем. Ага, картинка стала чётче, видеть я стал дальше, а также я вижу какие-то размытые потоки. Взглянул на себя: от меня тоже исходят такие потоки. Всё ясно, я вижу реацу. Смысл? Никакого, ибо я ту же реацу могу чувствовать и без глаз, причём гораздо лучше и дальше. Впрочем, увеличение дальности зрения может быть полезным.
  Хмм... И что дальше? Ну, сперва надо бы найти гиллиана... Нашёл. Откусил кусочек. Засада. Поедание гиллианов больше не прибавляет мне сил. Плохо. А обычный пустой? Смешно... Обычный пустой вполне успешно усвоился, но даже в мою бытность гиллианом это уже был такой мизер, а уж сейчас... Ладно. Нужно искать адьюкасов. Вопрос – где? В лесу они есть, но встречаются очень редко, а как насчёт поверхности? Надо проверить. Я взглянул на потолок. М-да, метров пятьсот, не меньше... И как мне туда забраться? Хотя что это я? Стоять на собственной реацу я ещё не разучился.
  Н-да... С сонидо надо будет практиковаться, перемещаться с его помощью вверх, да ещё и уплотнять при этом духовные частицы под ногами – та ещё задачка.
  Я честно и долго искал выход, но на третьем часу плюнул. Два мощных Серо подряд пробили потолок, когда вниз прекратил сыпаться песок, я выбрался на поверхность. А потом несколько минут с изумлением наблюдал, как ветви-корни деревьев затягивают образовавшуюся дыру. Захотелось сказать что-то ругательно-ёмкое, но в голову так ничего и не пришло. Поэтому я переключился на пейзаж вокруг.
  Хмммммм... Что могу сказать? Пейзаж ещё более удручающий, чем я помню из аниме: пустыня с серым песком, серые редкие скалы, серое небо и тусклая луна. Ладно я, я тут без году неделя, но как тут веками живут другие адьюкасы и вастер лорды? Тут же свихнуться можно! Ладно, стояние на одном месте ничего не даст, надо искать свой завтрак. И попутно поупражняться в сонидо, да и реацу не мешало бы скрыть, а то я что-то совсем расслабился.
  
  
***

  
  Серо! Узкий красный луч буквально испарил ногу убегающего пустого. Высокая и тощая фигура адьюкаса рухнула в песок. Сонидо. Моя правая рука мёртвой хваткой сдавливает горло.
  -Пощади!!!
  Поздно. Нечего было самому пускать в меня серо, как только увидел. Реацу и сущность адьюкаса начали стремительно втягиваться в мою руку, уже через минуту от пустого ничего не осталось. Эту способность я обнаружил совсем недавно – полное поглощение реацу и сущности противника при касании. Пожалуй, эта сила была очень схожа со способностью меча Юмичики, пятого офицера Одиннадцатого Отряда. Вот только у него клинок катаны превращался в лианы, опутывающие жертву и вытягивающие реацу, а мне требовалось плотно приложить ладонь к груди или голове жертвы, да и вытягивал я не только реацу, но и сущность. Можно было касаться и других частей тела, но самый лучший эффект давала именно область груди и головы. У данного адьюкаса на месте груди красовалась огромная дыра, плавно переходящая в шею, вот я и схватился за что мог. К сожалению, как показала практика, поглощать летящие в меня атаки из реацу, вроде серо, я не мог. Это знание стоило мне сожжённой правой руки и ожогов по всему остальному телу. К счастью, адьюкас, на которым я решил проверить теорию, был гораздо слабее меня, и я смог его без особого труда добить, даже получив прямой удар серо. Второй обнаруженной способностью стала регенерация. Далеко не такая впечатляющая, как у Улькиорры, но всё равно весьма существенная, а уж когда я поглощал чужую реацу и сущность, то раны заживали практически мгновенно.
  Собственно, обе способности я обнаружил одновременно, нарвавшись на адьюкаса, который меня чуть не убил, этот гад хоть и имел огромную тушу, но сонидо использовал божественно. Завалил я его с трудом, а те раны, что получил в бою, грозились заживать не одну неделю, и то при условии, что не окажутся смертельными. Тогда-то я и пробудил свои способности, что меня, очень может быть, спасло, так как уже через час мне встретился ещё один адьюкас. Сомневаюсь, что он бы прошёл мимо такой лёгкой добычи, какую я из себя представлял сразу после боя.
  На поверхности Хоэко Мундо обычные Пустые были редкостью, разве что совсем мелкие, имеющие форму ящериц и мелких животных. Исключениями были территории рядом с входами и выходами из Леса Меносов. Я уже нашёл два таких места, и в обоих скапливалось огромное количество очень слабых пустых, хотя в одном из них я повстречал адьюкаса, заправляющего этим, с позволения сказать, «поселением». Как я понял, допросив перед смертью этого местного царька, чтобы не регрессировать, достаточно поедать ЛЮБЫХ пустых, причём не так уж часто. Сам этот царёк был довольно слаб, раза в четыре уступал мне, когда я только стал адьюкасом, и надежд на дальнейшую эволюцию не испытывал, отчего и развлекался как мог.
  Куда чаще на поверхности Хоэко Мундо можно было встретить именно адьюкасов, которые специально поднимались сюда из Леса Меносов для дальнейшей эволюции. Система сложилась уже давно, и я сам непроизвольно стал её участником.
  Также у меня возникло подозрение, что в Хоэко Мундо попадает значительно больше душ, ставших пустыми, чем теоретически может дать Япония. Это, конечно, только догадки, но всё же... Ведь если подумать, то Сэйрэйтэй и Общество Душ – это образование чисто Японское и занимающееся только Японией. В таком случае, куда деваются души со всего остального мира? И напрашивающийся ответ довольно сильно пугает. Ведь если других образований наподобие Общества Душ нет, а всё указывает на это, по крайней мере, спрашиваемые мной пустые ни о чём подобном не слышали, то души со всего остального мира попадают в Хоэко Мундо, где сразу становятся пустыми. Это объясняет и невероятную, практически бесконечную численность пустых, позволяющую им на протяжении многих веков успешно существовать, пожирая друг друга, и вообще сам смысл возникновения такой системы развития. Ничто не появляется на пустом месте, и если синигами вполне успешно развиваются в тренировках и с течением времени, то пустые – только за счёт других. Другими словами, пищевая цепочка Хоэко Мундо, как и угроза регресса для высокоуровневых пустых – это всё элементы, защищающие систему от перенаселения. Ведь духи практически бессмертны, и при ином раскладе Хоэко Мундо давно бы потонуло в своих обитателях, а за ним – и материальный мир.
  От нахлынувшего озарения мне стало как-то не по себе. Что за мерзкий бог состряпал такую систему? Ведь подумать страшно – население целого мира, за малым исключением, обречено после смерти превратиться в ЭТО! И тут мне в голову пришла другая догадка. А не стоит ли за этим Король душ? Не помню точно, но вроде в аниме говорилось, что именно он создал Общество Душ, так может, он создал и Хоэко Мундо? Или наоборот, сумел вырвать хоть часть жителей этого мира из уготованной им неким уродом участи? Нет ответа. Впрочем, лучше не заострять на этом сейчас внимание.
  
  Если раньше я большую часть свободного времени тратил на тренировки с Серо, то теперь основное время занимали эксперименты с реацу вообще. Я упорно пытался сформировать из своей духовной энергии хоть что-то. Больше всего я хотел создать меч из Серо, как это делал Улькиорра в ресуррексионе, но результаты пока были очень посредственными, а если быть честным, то вообще никакими. Я очень подозревал, что тут дело в недостатке реацу, всё-таки уровени адьюкаса и арранкара, бывшего некогда вастер лордом, – это две большие разницы. Лучше дело обстояло в другом изучаемом мной направлении. А именно в защите. Создать из реацу плотный щит, такой же, как делала Иноуэ, у меня не получалось, максимум, чего я добился – это чуть выгнутая плоскость шириной в десяток сантиметров, создающаяся в паре сантиметров от раскрытой ладони. Да и то, это была скорее имитация защиты, в теории, конечно, способная отразить слабенькое Серо, уровня гиллиана, но на практике проминаемая пальцем. Но с щитами я только экспериментировал, успехов же я добился в другом принципе. Не помню, как этот приём называли в аниме, да и не суть важно. Заключался он в том, что боец высвобождает большое количество реацу и, уплотняя, покрывает ей своё тело, чтобы защитить себя от повреждений. Помню, Ичиго как-то даже закрылся таким образом от лезвий Дзенбанзакуры Кучики Бьякуи. Учитывая, что мой контроль реацу был практически идеален, что наглядно демонстрировала скорость формирования моего Серо, а уж в сравнении с Ичиго – так вообще совершенен, попытки сформировать покров реацу довольно быстро увенчались успехом. Правда, пока у меня не получалось удержать всю выпускаемую реацу, и потери в окружающий мир были весьма высоки, что сразу выдавало моё присутствие, причём на очень заметном уровне, но тем не менее, эффективность защиты уже была несколько раз подтверждена. В использовании сонидо я тоже наловчился, и теперь задеть меня в бою или догнать было крайне сложно.
  Впереди, на границе зоны моего восприятия, возникли несколько реацу. Одна довольно слабая и трое посильнее, все четверо принадлежали адьюкасам. Хм. Это первый раз, когда мне встречается группа адьюкасов. Посмотрим. Сонидо. Я переместился на сотню метров вверх и направил реацу в глаза. Так и есть, четверо адьюкасов, трое явно специализируются на скорости, имеют гуманоидную форму и очень высокие и тощие тела, четвёртый имеет форму животного, но из-за спин первой тройки я его почти не вижу.
  Любопытно. Сонидо. Перемещаюсь ближе, моя реацу скрыта, так что они меня заметить не должны. Вспышка Серо. Один из тощей тройки разрядил его в четвёртого, но тот быстро отпрыгнул, избегая урона. Н-да... Ну что это за Серо такое? Моё, конечно, тоже далеко не Серо Оскурос, но такое, как у этого адьюкаса, у меня было ещё в бытность гиллианом. Пожалуй даже, у меня оно было получше. А тут что? Формировал почти три секунды, пучок размытый, скорость маленькая, ну как так можно? Адьюкас должен быть полным валенком, чтобы от такого не уклониться. Я понимаю, если ты гиллиан – Серо жрёт немеряно реацу, и тренировать его сложно, но ты же, блин, адьюкас! А Серо – это одна из сильнейших атак, доступных пустому. Вот что сила привычки делает...
  Так, вот двое других адьюкасов окружают мелкого одиночку, перекрывая пути отхода. Тактика, сразу видно, отработанная. Опять Серо, теперь уже с трёх направлений. Почему он не уходит сонидо? Увернулся, но один из лучей прошёл в опасной близости. Хм. Из-за пыли, что они там подняли, никак не могу разглядеть его внешность. Вмешаться, что ли? Так они его скоро загоняют, да и ничего интересного, я, похоже, больше не увижу, хм...
  Сонидо! Удар ладонью в бок первому противнику, толчок концентрированной реацу – адьюкаса разрывает пополам и относит на несколько метров. Моё появление вызвало секундный ступор у остальных пустых, но парочка, чьего товарища я только что убил, быстро очухалась и, забыв о своей жертве, запустила в меня Серо, которыми только что целилась в четвёртого. Ну, от таких медленных Серо мне уклониться легко. Сонидо. Моя левая рука начисто сносит голову второму, а правая направлена в третьего. Серо! Последний из тройки падает с испарившимися плечом и доброй третью корпуса.
  -Слабаки! - словно выплюнул я. Последнее время мне очень нравится звук моего голоса, особенно в такие моменты.
  Последний пустой стоял ни жив ни мёртв и с ужасом глядел на меня. Форму он имел большой кошки или, скорее, рыси и визуально был меньше, чем тот же Гримджоу по аниме. Шерсти нет, вместо неё чёрная костяная броня, на вид весьма гибкая, хвост с лезвием на конце, небольшая дыра в центре туловища, правая задняя нога была опалена Серо. В общем, внешний вид этого адьюкаса мне понравился, куда более эстетично и стильно, чем у серого большинства. А то гуманоидоподобные фигуры, покрытые шипами, лезвиями или ещё какой фигнёй, уже приелись. Пожалуй, даже сохраню ему жизнь, в этом мире и так слишком мало красивых вещей. Ну а если нападёт... что ж... При его уровне реацу он мне при всём желании не противник.
  Налюбовавшись всё ещё шокированным адьюкасом, я повернулся к трупу. Поглощение пустых заняло совсем мало времени, пара минут на каждого – и можно идти дальше. Жаль, что мою способность к поглощению сущности нельзя использовать в бою, в схватке двух адьюкасов с использованием обеими сторонами сонидо даже секунда – вечность, что уж тут говорить о двух-трёх минутах, необходимых для этой способности. Окинув последним взглядом поле боя и замершего кошака, я хмыкнул и пошёл к ближайшей скале. Ступать по песку мне не очень нравилось, поэтому я передвигался в десятке сантиметров над землёй, уплотняя реацу под ногами.
  Через некоторое врямя я почувствовал, что пустой поднялся и теперь старается меня догнать, что у него не совсем получается, из-за чего от него исходят волны отчаяния. Хмыкнув, я остановился. Подождав, пока он поравняется со мной и свалится на песок, тяжело дыша, я спросил:
  -Ну и зачем ты за мной идёшь? - от звука моего голоса адьюкас вздрогнул.
  -Я... Господин, можно мне с вами? Господин? - ИК! Из кошачьего рта раздался вполне женский голос, нужно, конечно, сделать поправку на тональность голосов пустых, но то, что голос женский – это точно.
  -Ты вообще кто такая? – уже с куда большим интересом посмотрел я на спасённую пустую.
  -Меня зовут Кин, господин, – склонила голову адьюкаска.
  -И зачем ты хочешь увязаться за мной? - спросил я, хотя ответ и так был очевиден.
  -Эмм... - она немного замялась. - С вами безопаснее.
  -То есть ты хочешь использовать меня как щит от более сильных пустых? Я правильно понял? - в моём голосе изрядно прибавилось металла.
  -Я буду делать всё, что вы скажете! Неужели вам не нужна слуга?
  -Вообще-то нет, не нужна, – холодно бросил я, складывая руки на груди. Её морда-маска приняла очень удивлённое выражение. Хотя на самом деле она не изменилась, но удивление я каким-то образом почувствовал.
  -Как? Почему вастер лорду не нужна слуга? Они все с ними ходят.
  -Вастер лорду? - я был изрядно удивлён, впрочем, быстро оправился. Реацу я скрывал, и чувствовать меня она не могла, а то, с какой лёгкостью я перебил тех пустых, и моя форма легко могли ввести в заблуждение. - Я не вастер лорд, я адьюкас. Не нужно так грубо льстить.
  -Простите господин, я не хотела вас оскорбить, – испуганно поджала хвост Кин. - Просто вы так похожи на вастер лорда, и я совсем не чувствую вашу реацу, вот я и подумала, что вы вастер лорд. Пожалуйста, не злитесь на меня. Я просто никогда не встречала адьюкасов, которые могут так хорошо скрывать реацу.
  Ну, это я и сам понял. Однако что же с ней делать? Пользы от неё не будет, слишком у нас разный уровень силы, а вот беспокойства может быть много. С другой стороны, она вроде адекватная, а с собеседниками у меня в последнее время не густо. Ладно. Устроим небольшую проверку. И я выпустил свою реацу в окружающий мир, предварительно придав ей ускорение.
  -Кха...Кха... аа.. ах... угх... Господин.. про.. стите... - Кин упала на песок, с трудом хватая ртом воздух. Ясно. Давно хотел попробовать этот метод нейтрализации слабых противников, но как-то случая не представлялось. Я прекратил выпускать реацу. - Хаа.. Ха... - она медленно приходит в себя, тяжело дыша.
  -Это было не наказание, а проверка, – спокойно начал объяснять я почти правду адьюкаске. - Не было никакого смысла брать тебя с собой, если ты умрёшь в первом же моём серьёзном бою просто от духовного давления.
  -П.. Понятно. Простите, господин. Но вы точно уверены, что вы не вастер лорд?
  -Что ты хочешь этим сказать?
  -Ну… Я просто... Я никогда не чувствовала ничего подобного рядом с другими адьюкасами, но один раз, когда Барраган-сама разозлился на своего подчинённого, он перестал сдерживать свою реацу, и... – она передернулась.
  -Барраган? Это король Хоэко Мундо?
  Кивок.
  -И ты хочешь сказать, что моя реацу на уровне Баррагана? – скептически осведомился я.
  -Нет, что вы! - я внутренне хмыкнул. Интересно, она сейчас поняла, что будь на моем месте кто-то вроде Ноиторры – она была бы мертва после подобных слов? - Тогда меня прижало к полу, и я не то что шевелиться и дышать, я даже думать не могла. Но ваша реацу на совершенно другом уровне, нежели у других адьюкасов, наверное, вы совсем скоро станете вастер лордом.
  -Интересное заключение, особенно учитывая, что я и адьюкасом-то стал всего пару месяцев назад, – если бы маска могла двигаться, то глазницы у Кин сейчас бы превышали размером столовое блюдце. – Так откуда ты знаешь Баррагана?
  -Я... Я какое-то время была в его армии, – неохотно ответила пустая, справившись с удивлением.
  -Какое-то время? И что же случилось? - она отвернулась, всем видом показывая, что не хочет об этом говорить.
  Ладно, в конце концов, это не мне нужна от неё защита. Я развернулся, использовал сонидо на пару сотен метров вперёд и медленно побрёл дальше.
  -Господин! Простите, господин! Я сбежала из армии Баррагана! - с трудом преодолевая песчаные барханы, побежала мне вслед пустая, громко крича. Сонидо назад, ориентируясь на её реацу. Из прыжка я вышел точно за её спиной, а она резко затормозила, панически озираясь. - ГОСПОДИН! - сколько тоски, страха и отчаяния в голосе.
  -Чего орёшь? Я здесь, – она резко обернулась, а на меня обрушилась волна радости и облегчения.
  -Простите, господин, – зачастила она, стремясь выложить всё, пока я не передумал. - Я не могла больше терпеть всех тех унижений, что происходили в его армии. Я слабая адьюкас, сражаться почти не умею, да к тому же мне нужно было лишь двадцать пять гиллианов, чтобы стать адьюкасом, так что шансов на эволюцию у меня почти нет, вот надо мной и издевались все, кто мог.
  -Ладно, так и быть, пойдёшь со мной, – девушка – отличный источник информации, кроме того она должна знать, где находится Лас Ночес. Насколько я помню, Барраган заседал именно там. До прихода Айзена. - Кстати, какая связь между гиллианами и эволюцией? - задал я вопрос, глядя на сияющую пустую. Очевидно, слабым здесь очень хреново приходится, раз она так радуется моему согласию.
  -Барраган-сама говорил, что чем больше нужно гиллианов для начальной эволюции, тем быстрее будет проходить рост в вастер лорда. Мне понадобилось двадцать пять гиллианов, так что, чтобы стать вастер лордом, мне нужно съесть несколько десятков тысяч адьюкасов... А ведь даже в армии Баррагана всего несколько сотен... Господин, а сколько понадобилось вам?
  -Хм? Кажется, что-то около ста двадцати, сто двадцать один, если точно, ну и эволюционировал я после того, как съел адьюкаса.
  Кин просто села прямо на песок и уставилась на меня со смесью шока, неверия, удивления, восхищения и зависти.
  -А что?
  -Ба..Барраган-сама говорил, что, чтобы иметь реальную возможность стать вастер лордом, нужно набрать не меньше восьмидесяти гиллианов перед превращением в адьюкаса, иначе требуемое количество сожранных пустых для дальнейшей эволюции будет слишком большим. Ааа.. А вы съели адьюкаса, будучи гиллианом?
  -Ну да, он был самую малость сильнее тебя, ранен и не заметил моё Серо, летящее ему в спину. Да я и гиллианом-то стал, поедая другого гиллиана, – всё. У девочки культурный шок. Её можно понять, все пустые как пустые, один я выделился, даже дыры не имею.
  Что же до её слов. Хм... Они многое объясняют. Например, то, что некоторые допрошенные мной адьюкасы были в десятки раз старше меня и, тем не менее, уступали в силе. Насколько я понял, количество сожранных гиллианов влияет только на скорость эволюции, а не на силу адьюкаса. Хотя тут не всё так однозначно, реацу-то у гиллиана, сожравшего сотню собратьев и съевшего всего двадцать, будет ой как различаться, а значит, и начальный уровень адьюкаса у них будет разным. Мне в этом смысле несказанно повезло, ведь я ещё до эволюции получил сущность полноценного адьюкаса, что дало мне очень большой стартовый бонус. Ну что ж, хорошие новости, за них и наградить не грех.
  Положив руку на вздрогнувшую Кин, я попытался вместо поглощения отдать собственную реацу и часть накопленных сущностей. Получилось. Хоть и с большим трудом, но я смог передать ошалевшей от подобного поворота событий адьюкаске то, что получил от одного из тройки, напавшей на неё. Закончив с этим, я начал сжимать и разжимать пальцы на онемевшей руке, видимо, подобное использование способности являлось непредусмотренной разработчиками функцией.
  -С.. Спасибо, господин, – ошарашенно произнесла пустая, глядя на меня неверящим взглядом и периодически переводя его на полностью зажившую ногу.
  -Пошли, – обронил я, начиная движение – рука уже пришла в норму.
  
  
***

  
  Мы шли уже несколько часов, я размышлял над полученной информацией и пытался спрогнозировать свой дальнейший рост. Если так пойдёт дальше, то до уровня вастер лорда я доберусь уже через два-три месяца, хотя для того, чтобы узнать точно, нужно как минимум увидеть хоть одного вастер лорда. Пока, к сожалению, кандидат был только один - Барраган, а с ним встречаться я не хотел. Была, конечно, ещё Халлибел, но тот факт, что она когда-то поговорила с Барраганом рядом с Лас Ночес, мне ничего не даёт, чёткой временной привязки этот эпизод не имел, и нет гарантий, что разговор уже не состоялся. Но как бы то ни было, каждый поглощённый мной адьюкас прибавлял мне чуть меньше, чем весь свой объём реацу, а это вряд ли нормально. Из размышлений меня вывел голос Кин.
  -Господин? Простите меня, пожалуйста, но я хотела спросить.
  -О чём?
  -Вы... ммм... А как вас зовут? – выпалила адьюкаска и от смущения прижала уши к голове, словно боясь наказания за дерзость. Впрочем, почему словно? Действительно боясь.
  Хмм... А я ведь и в самом деле не представился, надо бы это исправить, вот только как? Своего имени я так и не вспомнил, а придумать на ходу сложно. Может, Хичиго? Я вроде на него похож, правда вот, узор маски узнать пока не получилось, ну нету зеркал в Хоэко Мундо, а в материальном мире зеркала меня не отражали, да и сомневаюсь, что моя маска осталась неизменной. Нет, Хичиго – это слишком, он мне, конечно, нравится, но не до такой степени, чтобы брать его имя. Хм... Тогда что? В памяти не так уж много подходящей информации. Впрочем, какие-то образы последнее время начали всплывать, но это были не обстоятельства моей прежней жизни, а, скорее, другие просмотренные аниме. Итак, что я там помню? Забавный, но до жути глупый мультик «Наруто». Кровавый и стильный «Хеллсинг». Ещё какое-то аниме с гигантскими монстрами, похожими на перекачанных Меносов Гранде, правда, вместо дыр там были ядра, зато маски очень даже присутствовали, да и нечто похожее на Серо… Хм... Пожалуй, и всё. Вот и весь мой небогатый объём памяти. Из всего вышеперечисленного лучше всего помню, как ни странно, «Наруто». Но я что-то не могу вспомнить ни одного подходящего мне имени... А может, назваться Алукардом? Всё-таки мои способности вызывают сильные ассоциации с вампирами, но Дракула... Хм... Хотя... Ну, надеюсь, граф не обидится.
  Кин терпеливо ждала моего ответа, ушки уже вернулись в прежнее положение, и сейчас адьюкаска источала только ожидание, любопытство и тревогу из-за того, что я не захочу ответить.
  -Зови меня Алукард.
  -Хорошо, Алукард-сама! – радостно пискнула пустая.
  -Нет, – я скрипнул зубами маски в попытке поморщиться. - Не Алукард-сама, а просто Алукард. Называй меня либо господин, либо по имени.
  -Хорошо, господин.
  Впереди появилось два огонька реацу.
  -Жди здесь, – спокойно сказал я, уходя в сонидо. Огоньки оказались двумя дерущимися адьюкасами, один – гора мышц с огромными лезвиями, отходящими от рук, второй был тощим и мелким, покрытым множеством шипов. Шипы эти осыпали первого, выстреливая из тела и почти сразу восстанавливаясь.
  Сонидо. Шипастый падает с разрубленной головой. Серо. Здоровяк закрылся руками, но и руки, и голову у него всё равно снесло. Да. Я очевидно сильнее обычных адьюкасов. Подхватываю тела на руки и несколькими прыжками перемещаюсь к ожидающей меня Кин. Бросаю ей тела.
  -Ешь, – и, присев прямо на песок, скрещиваю руки домиком, глядя на пустую. Та не заставила себя долго ждать, только одарила меня взглядом, полным неверия и благоговения, после чего приступила к еде. Вот интересно, как я определяю её эмоции? Загадка.
  Внимательно наблюдая, как она поедала первого пустого, заметил, что во все стороны летели ошмётки его сущности, в то время как собственно поглощалось чуть больше тридцати процентов. Ясно. Да. Точно. Похоже, между количеством изначально съеденных гиллианов и усвояемостью пищи в форме адьюкаса существует прямая зависимость. Лично у меня "отходов" вообще нет, я полностью поглощаю пустого, даже усваиваю его реацу, чего быть, по идее, не должно. Только в бытность мою «обычным» пустым я мог вытягивать реацу из других пустых, став гиллианом, я стал получать только сущность, да и Кин реацу сейчас не получает, в смысле, непосредственно из адьюкаса. Очень любопытно. Неужели это связано с отсутствием у меня дыры? Или тем, что я из другого мира? Хм. Неизвестно. Но фактов это не меняет. Ладно, а проведём-ка мы эксперимент.
  Встав, я подошёл к одному из тел и приложил ладонь к груди. Поток реацу и сущности устремился в моё тело, а тело адьюкаса начало уменьшаться на глазах. Кин, остановившись, вытаращилась на меня в изумлении. Чего это она? Я же уже питался при ней, или в тот раз она была не способна что-то воспринимать? Хотя не важно. Оторвав руку от усохшего почти вдвое тела, я подошёл к Кин и положил руку уже ей на спину. Возникшая было в девушке волна паники быстро сменилась наслаждением, когда реацу и сущность потекли в её тело. А вот мне было далеко не так приятно, даже наоборот, очень неприятно. Рука опять онемела и начала побаливать, но главного я добился. Результат эксперимента показал, что я способен передавать Кин абсолютно всю поглощённую мной сущность, да ещё и реацу делиться. Правда, процесс этот был крайне неприятен, особенно когда поглощённая сущность уже начинала усваиваться моим организмом. Свою собственную передавать я даже не хотел пытаться, тем более что пустой, чью сущность поглотил другой пустой, уже не способен эволюционировать. Так что этот метод прокачки союзников придётся оставить на самый крайний случай.
  -Спасибо, господин, – чуть ли не мурлыкая, выдохнула Кин. - Это было очень приятно.
  -Догадываюсь, – хмыкнул я, разминая руку. – Доедай, и займёмся тренировками, я хочу увидеть твоё Серо, после чего займёмся сонидо.
  
  
***

  
  Кин была счастлива и в то же время пребывала в растерянности. Алукард... Господин... Он был странным, очень странным. И ОЧЕНЬ сильным. Даже в армии Баррагана она не встречала таких сильных адьюкасов, а ведь там были только сильнейшие, ну и такие, как она, игрушки для битья. А его внешность? Он же вылитый вастер лорд! И при этом говорит, что эволюционировал в адьюкаса всего несколько месяцев назад. Просто невероятно! А как он перебил тех троих? Кин чуть не умерла от страха, когда его увидела. Прикончить троих адьюкасов меньше чем за три секунды... Она даже двинуться тогда не могла от страха. И дыры у него нет, интересно, почему? А это его перемещение, сонидо? Такое быстрое. Хоть она и видела его раньше, но её никто не учил, как им пользоваться. А он сказал, что научит. Правда, Серо ему показать будет стыдно...
  Закованная в костяную броню кошка на миг замерла и опустила ушки, но тут же продолжила поедать пустого.
  А что он тогда сделал? Это ощущение... Такое приятное... Нога зажила мгновенно, а сущности внутри ощутимо прибавилось. Неужели он может делиться поглощёнными сущностями? Не верится. А как он ест? Просто прикасается – и пустой сам втягивается в руку. А его Серо? Да она такого мощного и в то же время сфокусированного Серо в жизни не видела! Да после такого её собственное Серо выглядит совсем жалко... А как он прячет реацу?! Ведь даже вот сейчас, стоя в метре от него, ничего не чувствуется. Это всё так невероятно. Странно. Необычно. Пугающе и... И... Притягательно. А ещё он хороший, даже добрый. Залечил рану, поделился силой и дал еду, да ещё так много! Она и не помнила уже, когда последний раз ела адьюкаса. Уже несколько месяцев приходилось питаться обычными пустыми и иногда гиллианами. Прятать свою реацу она так и не научилась, и потому постоянно находиться в лесу Меносов было опасно. Там не так много адьюкасов, конечно, но все они такие же гадкие уроды, как в армии Баррагана-самы. Нет! Просто Баррагана! У неё теперь свой господин есть, гораздо лучше! И вот эти царьки, упивающиеся властью над слабыми, они бы точно не упустили шанс подчинить более слабого адьюкаса, а если тот не захочет подчиняться, то съесть. Нет, Алукард хороший. Сильный... Добрый... Её новый господин, настоящий!.. Хозяин...
  
  
***

  
  Кин замурлыкала. Нет, серьёзно. Замурлыкала, прямо как настоящая кошка. Неужто на неё обилие еды так подействовало? Что-то не верится. И эмоций почему-то не разобрать. Может, их можно почувствовать только тогда, когда собеседник этого хочет? Ответа нет. Ладно, радуется девушка – и хорошо, и не стоит ей мешать, радость в этой серой пустыне – чувство редкое, можно даже сказать – драгоценное. Вот интересно... А у меня под маской лицо есть? Надо будет проверить... Как-нибудь... Потом. Когда стану вастер лордом. Эх, что-то меня не туда понесло, поскорей бы она уже доела.
  
  
***

  
  Прошло уже около трёх месяцев с момента, как я встретил Кин. Довольно быстро выяснилось, что хоть она и разумна, но, тем не менее, некоторые черты личности принадлежали скорее животному, чем человеку, видимо, это и послужило причиной возникновения её облика. Нельзя сказать, что она была глупой, наоборот, Кин быстро всё понимала, не требовала дополнительных объяснений и слушалась с полуслова. Только вот временами её логика и умозаключения ставили меня в тупик. Нет, это не была так называемая «женская логика», это было похоже на логику домашнего животного, причём не своенравной кошки, как можно было бы подумать, а верной и любящей собаки. Она быстро научилась чувствовать моё настроение, и когда я по какой-то причине начинал грустить или злиться, всячески пыталась его поднять. Доходило даже до того, что она подставляла мне голову для почёсывания во время редких остановок или устраивала дикие погони за собственным хвостом. Не самое типичное поведение для человека, хотя должен признать, зрелище гоняющегося за собственным хвостом и громко визжащего адьюкаса – это нечто, остаться серьёзным просто невозможно. Чем больше проходило времени, тем больше я убеждался в мысли, что Кин до того, как стала Пустым, была ребёнком, а не взрослым человеком. Впрочем, сама она ничего об этом периоде своей жизни не помнила.
  Эти три месяца я упорно тренировал свою спутницу в контроле реацу. Помню, когда я увидел её первое Серо – долго молчал, а бедная девушка изнывала рядом от стыда. Нет, я бы хотел её подбодрить, но... В общем, придумать что-то правдоподобное, а не насквозь фальшивое мне так и не удалось. И зачем, спрашивается, вообще пытался? Врождённая тактичность по отношению к прекрасному полу? Очень к месту. Хорошо, Кин не узнала, о чём я тогда думал – решила, будто я от её исполнения Серо пребываю в глубоком культурном шоке. Оно и к лучшему. Да, это определённо хорошо, тут не светский раут, тут Хоэко Мундо, чтоб его. Не поймуть...
  За это время Кин сносно освоила сонидо, хоть и двигалась в нём раза в четыре медленнее меня. Разрыв был бы больше, но тут уже мои тренировки стали приносить меньший результат, видимо, моя нынешняя форма всё же достигла своего предела. Тут было две проблемы, связанные с двумя основными параметрами сонидо. Дело в том, что изначально и в чистом виде скорость и дальность сонидо зависят от количества использованной реацу. То есть, грубо говоря, чем больше вольёшь, тем дальше и быстрее прыгнешь. Но это только в чистом виде, да и то, перекос тут идёт в дальность. Когда же начинаешь контролировать расположение конкретной точки выхода, тогда и начинается реальное увеличение скорости при использовании большего объёма реацу. Собственно, это и является самым сложным действием при освоении сонидо – научиться задавать и удерживать точку выхода, а не использовать реацу. Просто прыгнуть в какую-то сторону легко, а прыгнуть конкретно за спину цели так, чтобы твой удар ещё до выхода из прыжка разорвал её пополам, или перемещаться, не видя точки выхода, а ориентируясь по реацу – вот это действительно сложно. Ещё же сложнее – начать новый прыжок, не выходя из старого, это вообще высший пилотаж, без малейшего преувеличения. Понятия не имею, как это делала Йоруичи со своим сюнпо, может, там и принцип совсем другой, но для меня даже один такой двойной прыжок превращался в сущее мучение. Дело тут обстояло в ещё одном маленьком, но очень важном свойстве сонидо, а именно – ускорении восприятия в момент прыжка. Мир как бы немного замедлялся, а я сам мог двигаться и осознавать всё с прежней скоростью, это состояние длилось жалкий мизер времени, буквально несколько наносекунд перед самым выходом из прыжка. Для того чтобы ударить противника, проскальзывая мимо него, этого хватало, а вот чтобы начать следующий прыжок – уже нет. В общем, чтобы научиться использовать сонидо непрерывно, нужно было научиться удерживать это состояние дольше, а вернее – входить в него не перед самым выходом, а ближе к началу. Но осознать-то это легко, а вот сделать... Короче, благодаря всем моим тренировкам, у меня получалось хорошо, если один раз из десяти. Но я сбился с мысли. А суть в том, что я достиг предела контроля. То есть если я пытался влить в сонидо реацу больше, чем необходимо для достижения максимальной доступной мне скорости, то меня просто сносило дальше запланированной точки выхода. И тренировки по увеличению концентрации уже почти не давали эффекта. Хотя я и без всякого сонидо был в разы быстрее обычных адьюкасов, было бы странно, будь это иначе, при моём-то уровне реацу.
  Под моим чутким руководством Кин таки довела своё Серо до приемлемого уровня. Убить им адьюкаса ей пока было не дано, но вот ранить – вполне возможно, хотя лично на мне оно следов вообще не оставляло, совсем я зажрался. Объём её реацу также значительно повысился, хоть его увеличение и сопровождалось замедлением моих собственных темпов роста, но по этому поводу я как раз не переживал. На это было несколько причин. Прежде всего, я выяснил, что Лас Ночес уже вовсю строится, и строится уже давно, здание обещает быть просто колоссальным, однако Айзен там пока не появлялся. Заправляет на стройке Барраган, а работает его многочисленная армия, даже гиллианов из леса вытащили и припрягли, про обычных пустых вообще молчу. Сейчас в том муравейнике, по самым скромным подсчётам, тысяч двадцать пустых, и это действительно скромные подсчёты. Но арранкаров пока не объявилось, да и конца стройки ожидать ещё рано, в лучшем случае, пустые успели осуществить треть работ, да и то с большой натяжкой. К тому же у Кин до сих пор не получалось скрыть реацу полностью, а значит, и поход в материальный мир пока осуществлять рано. А к тому моменту, как у неё это получится, я уже и так эволюционирую. Тут у меня сомнения отсутствовали, так как совсем недавно я заметил, как моя реацу начала меняться. Изменения были того же порядка, что и во время превращения сперва в гиллиана, а потом и в адьюкаса, то есть менялось качество моей реацу, переходя на новый уровень.
  Каждая моя эволюция происходила индивидуально. Адьюкасом я стал внезапно, весь переход произошёл единым скачком и без участия сознания. Когда я становился гиллианом, то сперва моя реацу, как и сейчас, начала меняться, я сначала научился создавать Серо, прерогативу меносов, и только потом, съев гилиана, скачкообразно эволюционировал. Вероятно, я бы эволюционировал и без того гиллиана, но тут важен сам факт изначального медленного изменения и дальнейшей скачкообразной эволюции. Следовательно, и превращение в вастер лорда может пройти отличным от двух предыдущих эволюций образом. И что-то мне подсказывает, что изменения будут постепенными. Косвенные доказательства этому есть, например, начавшийся медленный, но неуклонный рост уровня моей реацу, проходящий независимо от поглощения мной сущностей пустых. То есть сам собой. Пустые при этом также давали прирост, как и раньше, но если их перестать есть, то это пассивное увеличение, сопряжённое с изменением качества реацу, не останавливалось. Я мог бы легко это не заметить, но слишком пристально следил за состоянием своей реацу, поддерживая очень сложную маскировку, да и ожидая именно чего-то подобного.
  Также с появлением Кин я задумался о формировании собственной группы подчинённых. Ведь, спрашивается, почему в своих планах на будущее я должен опираться только на известный состав Эспады и других известных арранкаров? Нужны адекватные и уравновешенные сторонники? Так найди подходящих пустых и поспособствуй их превращению в арранкаров! Группа фракционов, подчиняющаяся Эспаде, ведь ничем не ограничена по численности, у них ведь даже номеров вроде нет. Сказать легко, а вот сделать... Сколько десятков адьюкасов я уже встретил за эти месяцы, но только Кин оказалась вменяемой. Хотя справедливости ради стоит признать, что до встречи с Кин я не шибко с ними и разговаривал, только допрашивал перед смертью, да и то не всегда.
  
  
***

  
  На границе моего восприятия появились несколько сгустков реацу. Три, четыре, пять. Пять адьюкасов! Все средненькие, даже слабые. Хм... Как-то они странно чувствуются... Что-то тут не то... Чего-то не хватает... Точно! Нет привычной агрессии, даже не так, нет негативного привкуса реацу. Она какая-то пресная, что ли... У большинства пустых реацу отдаёт ненавистью и злобой, голодом и первобытными инстинктами, исключения встречаются, но редко, и обычно это что-то ещё более мерзкое. И тех, кто принадлежит к этим исключениям, я стараюсь убивать особенно быстро, уж больно отвратные у них способности. У пустых не может быть такой пресной реацу, это просто противоречит природе их силы. Даже у меня и Кин реацу имеет негативный окрас – привкус разрушения, опасности, холода... Мрачного могущества, если так можно сказать. Но эти адьюкасы были словно безвольные болванчики, ни малейшей эмоции, даже тупые гиллианы – и те фонтанируют злобой, а тут... Как будто им личность стёрли и инстинкты вырезали, причём уже давно. Но, тем не менее, они живые и двигаются, причём организованно и целенаправленно. Ничего не понимаю...
  Я остановился и полностью сосредоточился на восприятии реацу.
  -Господин? - я поднял руку, призывая Кин к тишине.
  Итак, пять реацу, очень странных реацу. Может, синигами? Нет. Природа этой реацу соответствует адьюкасам и совсем не похожа на реацу того отшельника-синигами в лесу Меносов. Тогда кто это? Баунто? Квинси? Подчиняющие? Вайзарды, наконец? Да нет, это бред. Что им всем делать в Хоэко Мундо? Да и если подумать, никто из них даже теоретически попасть сюда не может, ведь кроме самих пустых открывать проходы в Хоэко Мундо могут только сильно много знающие синигами, такие, как Айзен, Урахара и Маюри. Ну, может быть, ещё вайзарды на это способны, в теории, по крайней мере, но я сомневаюсь, что их реацу хотя бы близко похожа на эту. Вывод: передо мной адьюкасы. Теперь вопрос: хочу ли я встречаться с такими странными адьюкасами? Вопрос глупый, они мне даже все вместе не противники, разве что я сам лягу и дам себя избить. Но неизвестность пугает... Если это обычные адьюкасы, то бояться нечего. А если нет? Вдруг это какие-нибудь выходцы из Ада? Ну, а вдруг? Или чья-то ловушка? Ладно, посмотрим, а там решим, сбежать я всегда успею.
  -Кин, жди здесь, я быстро, – кошка понятливо кивнула, а я ушёл в сонидо.
  Стоя где-то в пятистах метрах над землёй, я рассматривал группу адьюкасов. Самым бросающимся в глаза был огромный пустой, настоящая колонча, даже чуть больше Меноса Грандэ, с огромными руками и короткими ногами. Рядом с ним шли более привычные архетипы, один – мелкий, чуть больше человека, комок мускулов, два «скелетика», тощих и в узких масках, и один качок с маской, изображающей бычью морду. Пустые шли молча, не издавая звуков и не переговариваясь, причём шли они очень правильно, не меняя расстояния между собой. И тут я заметил нечто странное. У каждого из них на маске был какой-то несимметричный нарост. Добавив в глаза ещё реацу, я его разглядел. Что-то вроде перевёрнутого цветка или прилипшей морской звезды, и это что-то вросло прямо в маску. Ох, не нравится мне всё это.
  Тут я почувствовал ещё несколько огоньков реацу, они двигались точно вслед этим адьюкасам, и их было больше. Сонидо.
  -...!!!
  От того, чтобы грязно выругаться, меня удержало только осознание, что это может меня выдать. Вслед за первой группой шла ещё одна, уже из семи таких же адьюкасов, и с боков примерно на равном расстоянии тоже чувствовались такие группы. Охренеть можно. Я сосредоточился на реацу и уже не удивился – адьюкасы были точно такими же пресными. Все, кроме одного. И этот один был в разы сильнее остальных. Выцепив его взглядом, я захотел улыбнуться. Всё оказалось просто и очевидно. Ну здравствуй, будущий Номер Семь, вернее, уже точно не состоявшийся Номер Семь. На восьми коротких щупальцеобразных лапах внизу передвигался пустой. Вздутое, словно шар, тело, из которого выходит короткий торс, круглая лысая маска с узкой и переходящей в шею челюстью и две толстые, сложенные перед собой руки. По поверхности тела росли наросты в форме цветов, которые слегка шевелились. Значит, все эти адьюкасы – это марионетки, а наросты – то, что их контролирует. Всё теперь ясно. А он действительно сильный и реацу совсем не скрывает. Группы адьюкасов – это охотники, идут полукругом, по отряду на каждую грань треугольника, и ещё один отряд для личной защиты. Может, даже сзади кто-то есть, хотя я пока не чувствую. Так, и что мне с тобой делать? Глупый вопрос. Такой хороший шанс упускать нельзя.
  СЕРО! В этот раз я изменил себе и расфокусировал луч так, чтобы он накрыл всю группу, но влился я в него при этом хорошо. Тут главное было – не переборщить с реацу, а то их вообще испарит. Знатно полыхнуло. Они даже дёрнуться не успели. Группы адьюкасов, идущие по бокам, начали спешно приближаться, значит, негритёнок выжил и созывает солдат. Пыль от взрыва Серо ещё не улеглась, а первый адьюкас уже вышел из сонидо передо мной. Тот самый перекачанный коротышка из первой группы. Сонидо. Я у него за спиной, рука почти без сопротивления проходит сквозь голову, пробивая маску. Ещё трое, концентрируют Серо. Идиоты. Меня этими фонариками даже не ошпарить. Сонидо. Толкнуть рукой реацу в бок, адьюкаса разрывает. Два Серо летят в меня и бессильно стекают с поднятой руки. Реацу я уже не сдерживаю, тело покрыто красным сиянием. Появляются все остальные – ещё десять адьюкасов, даже тот гигант. Ускоряю реацу и выбрасываю её в окружающий мир, создавая духовное давление. Только появившиеся пустые начинают неловко оседать, те, кому не повезло выйти из сонидо в воздухе, теряют концентрацию и падают вниз. Пыль осела, вижу обгоревшего кукловода и шесть поджаренных трупиков. Все шевелящиеся наросты на теле выгорели, руки сильно обожжены – видимо, прикрывал или маску. Сонидо. Выхожу перед ним, в руке уже формируется Серо.
  -НЕТ! СТОЙ! Я!..
  Вспышка. Шарообразную тушу прожигает насквозь, открывая почти полутораметровую дыру. Фууууф... Теперь добить адьюкасов – и можно звать Кин.
  Удар ноги размалывает маску последнего пустого. Лишившись хозяина, они даже не сопротивлялись, просто лежали или сидели там же, где и упали за секунду до того, как я разрядил Серо в несостоявшийся Номер Семь. Хм... А это что? Слабая реацу адьюкаса, сильно раненого адьюкаса. Двумя прыжками перемещаюсь к нему. Не такое уж и большое по меркам пустых тело, выше меня всего в полтора раза, можно сказать, даже миниатюрное. Руки заканчиваются узкими костяными лезвиями, тело и ноги узкие, напоминают скелет или манекен. Дыра расположена внизу живота, маска простенькая, без узоров и излишеств, даже изящная, если не смотреть на челюсть. Грудная клетка имеет выпуклую форму спереди. Хм. Похоже, он или уж, скорее, она из одной из фланговых групп, банально не успела к развязке – с таким уровнем реацу сложно пользоваться сонидо, у Кин будет раза в два больше, и то она постоянно жалуется, а ведь уже как отъелась с момента нашей встречи. Я уже занёс ногу для удара, когда осознал, что реацу именно этого адьюкаса не такая уж и пресная.
  Пустая застонала.
  Хм... Я наклонился к пустой и вырвал инородный отросток из головы. Она сделала судорожный вдох, дёрнулась и безвольно замерла. Спасать или нет? Ну, учитывая, что это первая пустая, встреченная мной после Кин, нужно хотя бы попробовать, а если характер окажется гнилым – убью. Подхватив тело, я двумя сонидо переместился к Кин.
  -Хозяин! – радостно вскрикнула адьюкаска, увидев меня. С каких это пор я стал хозяином? Вроде раньше был господином. Что тут произошло, пока меня не было? - Я так волновалась! Вы использовали так много реацу, что меня даже здесь накрыло. А… А это вы с ним дрались? - Кин наконец заметила тело у меня на плече.
  -Нет. Я дрался с крупным отрядом адьюкасов, один из которых почти стал вастер лордом, – чуть приукрасил я реальность, хотя не так уж и много. - Пошли.
  Кин воззрилась на меня с благоговением и восхищением. Я ушёл в сонидо.
  
  
***

  
  Поглощение семнадцати пустых, один из которых был на полпути к эволюции в вастер лорда, резко подстегнуло мою собственную эволюцию. Когда сущности усвоились, моя реацу просто разом завершила переход на следующий уровень качества. Не следил бы за этим специально – ни за что бы не заметил, настолько плавным и незаметным был переход. Можно с чистой совестью вздохнуть полной грудью и сказать — наконец-то! Изменения наверняка ещё будут происходить, но уже скорее косметического характера, главное – рубеж взят! А значит, я теперь на равных могу тягаться с капитанами Готэй 13, с большинством, по крайней мере. Теперь бы поскорее стать арранкаром, а то тело у меня хоть и гуманоидной формы, но привычных человеческих радостей жизни дать не может. Хотя нет, нужно держать себя в руках и подождать, да и Айзен вроде ещё не объявлялся. Интересно, как будут выглядеть девочки после превращения?
  Да, именно девочки, оставленный мной в живых адьюкас, как я и предполагал, оказался женского пола. Она о себе почти ничего не помнила, даже имени. Обрывочные сцены из жизни адьюкасом – и абсолютно ничего о времени под контролем. Почти чистое, незамутнённое сознание. Да, она помнила, что она пустой, и конкретно – адьюкас, помнила, что это значит, знала, как пользоваться сонидо и Серо и как орудовать своими клинками, но практически ничего не знала о себе. В чувство она приходила долго, очень похоже, что до регресса ей оставались считанные дни, а ведь, судя по реацу, до того, как попасть в рабство, она не была слабым адьюкасом. После её лечения рук я вообще почти не чувствовал – не любит моя способность отдавать, не любит... Но в физическую норму я её привёл, и она даже примерно встала на один уровень с Кин. Я не стал предлагать ей присоединиться, сама попросилась, и почти теми же словами, что и Кин. Естественно, я согласился. Но стоило мне ответить «да», как она умудрилась меня удивить:
  -Спасибо, господин, – адьюкаска низко поклонилась. - А вы можете дать мне имя?
  -Что?
  -Ну.. я.. Я же его совсем не помню, а вы меня спасли, значит, моя жизнь теперь принадлежит вам, и вы можете дать мне новое имя, – совершенно серьёзно пояснила пустая.
  -А сама ты его придумать не хочешь?
  -Нет, господин, я хочу, чтобы его мне дали Вы, это будет правильно, – странная логика, хотя не мне её судить.
  Я задумался, непроизвольно вспомнив обстоятельства выбора собственного имени. А зря. После этого все размышления упорно прерывала всплывающая в памяти Виктория Целес, но называть её Виктория... Здесь этого вообще никто не произнесёт. Хотя... Да, символично получится, а то, что кроме меня этот символизм никто не поймёт, даже ещё лучше. Непроизвольно скрежещаще хихикнув, в точности как это делал белое альтер эго Ичиго, отчего обе мои спутницы вздрогнули, я вынес вердикт.
  -Я придумал тебе имя. С этого момента тебя зовут Сёри.
  -Спасибо, господин, – кажется, она действительно рада. А вот Кин на неё смотрит подозрительно и немного ревниво, но вроде не враждебно. Хорошо. Не хочу, чтобы мои фракционы лаялись так же, как у Халлибел, а если всё-таки начнут – придётся воспитывать.
  -Пожалуйста. А теперь отдыхайте, мне надо подумать, – и я уселся на песок, скрестив руки домиком перед маской. Кин по привычке устроилась рядом, а Сёри чуть в стороне, из нас троих реально отдых был нужен только ей.
  Вопрос состоял в том, что делать дальше? Варианта два. Либо продолжать бродить по Хоэко Мундо, увеличивая свои силы, либо отправиться в материальный мир. Уж не знаю, какая разница во времени между Обществом душ и Хоэко Мундо, но вряд ли очень большая, а я и так здесь уже долго. Сколько времени уже прошло с момента, как я влетел в разлом пространства? Год? Два? Я вроде и пытался следить за временем, но как тут его определишь? Если, даже просто случайно задумавшись, можно выпасть из реальности на несколько десятков часов? Да к тому же сам это разрыв пространства... Если вспомнить, то на гарганту он совершенно не походил. Гарганта — дверь, а там был грубый пролом в стене. И кто его знает, как тот переход был связан с потоками времени в материальном мире и Хоэко Мундо? Если уж быть совсем параноиком, то меня могло выкинуть и несколько раньше начала событий в Каракуре, и значительно позже. Хотя второй вариант отпадает в свете имеющихся данных, а вот первый вполне возможен. Так, что-то меня не в те дебри понесло.
  Сейчас в любом случае следует отправиться к Лас Ночес – последние два (предположительно, ибо за точность не ручаюсь) месяца я от него удалялся. Там, конечно, собралась просто куча еды, но привлекать к себе внимание раньше времени было бы очень глупо. Так что путь не близкий, можно и подумать, а там по обстоятельствам.
  
  
***

  
  Настроение у меня было отличное. Этому было целых две причины. Первая – это мои фракционы. Девочки, следуя в десятке метров за мной, вдохновенно перемывали косточки моей скромной персоне. Они так увлеклись этим процессом, что совершенно забыли о необходимости понижать голос, хотя бы ради приличия. Ибо я, даже когда они только шептали, всё прекрасно слышал. Сложно не услышать близкий разговор в безмолвии Хоэко Мундо. Но как я уже сказал, девушки так увлеклись, что об этом забыли, и ничто не мешало мне получать море удовольствия. Я узнал о себе много нового. Никогда бы не подумал, что у меня есть привычка шевелить правой кистью, когда я нервничаю или задумываюсь, или что у меня очень красивые глаза, особенно когда я смотрю ими на врагов. Нет, ладно кисть, я проверил – действительно есть такая привычка. Но вот как они красоту глаз определили? Особенно её градацию? У меня глазницы в маске сияют равномерным красным светом, как там что определить?! А уж как они обсуждали мою броню... Но самая главная интрига и горячая тема для обсуждения: где у меня дыра? Какие только предположения не строились... Слушая их, я просто млел от восторга. И как я раньше обходился без компании?
  Второй же причиной было то, что мне, наконец, удалось создать клинок из Серо. Он был красного цвета, примерно восьмидесяти сантиметров в длину и прожигал даже мою кожу. Правда, форма и устойчивость оставляли желать лучшего, но главное – он получился! Опробовать я его тоже уже успел, даже специально для этого спустился в Лес Меносов через попавшийся на пути проход. Гиллианов он резал на загляденье, словно вообще не замечая.
  Там же я узнал важные новости. В Лас Ночес объявился Айзен, и сейчас несколько адьюкасов из бывшей армии Баррагана старательно распространяли информацию, что он ищет сильных пустых, и запрягали мелких на их поиски. Арранкаров пока не появилось, но первые эксперименты уже начались. С один таким я даже встретился.
  Синяя кожа, гуманоидная форма, вросшая в голову посеревшая маска. Его можно было принять за адьюкаса, но привкус реацу значительно отличался, может, обычный наблюдатель этого бы не заметил или не обратил внимания, но я слишком много времени проводил за изучением и наблюдением этой формы энергии, а также происходящими в ней в процессе эволюции изменениями. Силёнок ему было не занимать, теперь верю, что тот пустой из армии Баррагана после превращения в арранкара смог победить Халлибел и её зверинец. Впрочем, этот до вастер лорда всё же не дотягивал, разве что прочностью шкуры, как там, иерро, да? А скорость, уровень реацу, Серо, наконец – всё было на уровне сильного адьюкаса, может даже крепкого середнячка. Всё это я пронаблюдал, когда он ставил на место местного пахана и объяснял новое положение дел. Ни меня, ни моих девочек ни тот, ни другой во время своего общения не заметили – скрытие своей реацу было приоритетным занятием на наших тренировках. Правда, когда возмущения реацу от их битвы улеглись, недоарранкар сумел почувствовать Сёри и, глумливо хохотнув, с криком «А что это тут у нас?!» переместился прямо к нашей группе.
  -Ба! Да тут у нас целых два адьюкаса! – реацу Кин на таком расстоянии тоже чувствовалась. Ему стало очень весело. - Два слабых, жалких адьюкаса! Что, малютка Кин? Нашла себе напарника, столь же жалкого, как и ты? А я соскучился! У нас случилось много всякого, и совсем нет времени для развлечений, но ведь ты поможешь исправить эту неприятность?
  -Га..Гартрондил? – в изумлении пискнула кошка, видимо, узнав бывшего сослуживца.
  -Он самый! – с глумливым смешком подтвердил пустой. - А это ещё что за мелкий клоп? – на меня обратили внимание. – Ну, Кин, я от тебя не ожидал. Таскать за собой такое насекомое, я даже его реацу не чувствую! Зачем тебе этот червяк? – он одной фразой уже четырежды успел подписать себе смертный приговор, тут одного невезения мало, тут талант нужен.
  -Не говори так! – два яростных женских крика слились в один, как будто специально репетировали. Недоарранкар даже на миг опешил.
  -Чё?! Ты на кого пасть раззявила, падаль?! Да я тебя сейчас! – рука пустого, сжатая в кулак, устремилась к Кин. Справедливости ради скажу, что шансы победить у Кин и Сёри были, но давать этому ничтожеству их бить я совершенно не собирался. Поэтому кулак пустого наткнулся на мою ладонь, а сам я замер перед присевшей и готовой к броску Кин. Возможно, имело смысл сказать что-то пафосное и остроумное, но, честно... Говорить с ТАКИМ... Увольте... Тем более он собирался убить МОИХ слуг! СЕРО!
  Сформированное за долю секунды той же ладонью, которая удерживала кулак недоарранкара, Серо разорвало в ошмётки сперва сам кулак, а потом испарило и руку, попутно отправив трёхметрового пустого в короткий полёт до ближайшего древесного ствола. Обычного адьюкаса такое Серо испарило бы совершенно. Ещё один повод восхититься работой Айзена – если уж иерро на этом пустом такое прочное, то что говорить о вастер лордах? От вспыхнувшей ярости я даже перестал сдерживать реацу, и на Лес Меносов обрушился духовный пресс взбешённого вастер лорда. Кин и Сёри синхронно бухнулись на пятую точку, им впервые довелось видеть меня в ярости, я даже сам не понял, с чего вдруг так завёлся. Пустой ещё не успел сползти на землю, не говоря уже о том, чтобы осознать произошедшее, как я, выйдя из сонидо, вбил свой левый кулак в его маску, проминая череп. Ещё миг – и в правой руке появляется сияющий красным клинок, и снизу вверх разрубает прижатое к стволу тело. Всё вместе заняло около двух с половиной секунд.
  Отпустив разрубленный по диагонали труп, я сделал шаг назад и начал поворачиваться к девочкам. Мой взгляд упал на лежащего адьюкаса, который сам буквально пару минут назад получил взбучку. Гориллоподобный пустой с большими бараньими рогами, доходящими чуть ли не до середины спины, панически дёрнулся и заверещал:
  -Это не я! Я здесь ни при чё... - Серо снесло его голову с частью туловища.
  -Ничего личного, – вздохнул я, начиная прятать вырвавшуюся реацу.
  С того момента прошло уже три дня, мы благополучно выбрались из леса меносов, все пустые просто разбегались с дороги как ошпаренные, так как я решил немного пройтись, не сдерживая реацу. Мера была во многом вынужденная, ибо поглотив того пустого, являющегося прототипом арранкаров, я немного перемудрил. Его иерро мне очень приглянулось, и я решился на эксперимент. Удачный, надо сказать, но с некоторыми побочными эффектами. Суть эксперимента была проста – я хотел, помимо собственно самой сущности пустого и реацу, забрать непосредственно это физическое качество – иерро. Вопрос был только в том, пригодна ли моя способность к поглощению для этого действия. Пример у меня был, незабвенный единственный гиллиан в Эспаде, номер девятый, Аронильё, способный, поглотив пустого, использовать его силу и силы его жертв. Вот я и решил проверить, насколько наши способности похожи, раньше у меня в этом как-то смысла не было – просто не встречал я до этого момента пустых, чьи способности меня бы заинтересовали. Способности действительно оказались похожи, даже очень, иерро я, по крайней мере, получил, вот только с довеском в виде дикой головной боли на три следующих часа и нестабильности реацу, которая постепенно успокаивалась, но скрываться, как раньше, пока не давала. Ещё могу добавить, что недоарранкар оказался довольно питательным, хоть ничего особенного его сущность не несла, он просто ощущался как несколько обычных адьюкасов.
  Но сейчас о том эксперименте я старался не думать и наслаждался щебетом своих адьюкасок. После того случая они прониклись ко мне неподдельным благоговением, особенно Сёри, которой Кин все уши прожужжала, какой я весь из себя сильный, замечательный, добрый и хороший господин. Странные мне всё-таки достались пустые в свиту, странные. Впрочем, меня и самого обычным назвать сложно.
  
  
***

  
  Я лежал на песчаном бархане и глядел на луну. Кин и Сёри доедали недавно убитого адьюкаса, я думал. Полноценных арранкаров пока не появилось, только дешёвые копии, как можно было их назвать. Причём некоторые сделаны из обычных пустых. Я-то всё гадал, куда могла деться вся армия Баррагана? Если, по словам Кин, в ней состояло чуть ли не несколько сотен адьюкасов, в то время как в Каракуру во время главной битвы Баррагана сопровождало от силы пара десятков, и это если считать тех, что он вызвал через гарганты, да и в Лас Ночес Ичиго сотоварищи встретили всего ничего. Теперь ответ на этот вопрос становится ясен – все полегли в целях науки, полноценными арранкарами стать смогли только единицы, остальные же были разосланы по Хоэко Мундо на поиски более удачливых кандидатов. Несколько таких поисковиков я уже убил и благодаря этому завершил своё иерро и отработал принцип поглощения силы. Встретил даже одного сильного парня, с ним пришлось повозиться, уж больно крепкая шкура у него была, но ничего критичного, справился. Мой меч из Серо, после своего завершения, оказалось, очень неплохо режет иерро, а кроме него, ничем существенным эти недоделки не обладали.
  Справа пришла странная волна реацу. Такие возникают, когда очередная душа попадает в Хоэко Мундо и превращается в пустого, отчего происходит выброс реацу, порождающий волну. Обычно я на это не обращаю внимания, как и на самих мелких пустых, вот только сейчас... С одной стороны, очень похоже на появление в Хоэко Мундо очередного пустого, а с другой... Природа этой реацу полностью отличалась от природы реацу пустого. Я встал и прислушался. Нет, это далеко, очень далеко. Волна пришла из-за пределов моей чувствительности и уже была значительно ослабленной. Да и если судить по её изгибу, то изначальный источник был довольно силён, обычный пустой при своём появлении при всём желании такой всплеск не создаст, реацу рассеется намного раньше, и волна потухнет, не достигнув такого диаметра. Очень интересно. Я бросил взгляд на девочек, они уже заканчивали доедать пустого.
  -Кин, Сёри. Заканчивайте быстрее, нам предстоит длинный забег.
  -Что-то случилось, господин? – с тревогой обратилась ко мне Кин, Сёри же начала жевать быстрее.
  -Да, я почувствовал странную реацу, хочу посмотреть.
  Кин кивнула и с утроенным рвением заработала челюстями. Через минуту они закончили.
  -Постарайтесь не отставать.
  Два кивка.
  Сонидо. Всё-таки моё сонидо значительно превосходит их, даже когда я не спешу. Приходится ждать. Пятьдесят километров в сторону источника того возмущения, остановка. Ничего и никого. Следов реацу тоже не осталось. Хм... Мне не могло показаться. Значит, источник ушёл, вопрос – куда? Если из Хоэко Мундо, через гарганту или её аналог, то искать бессмысленно. А если просто в какую-то сторону, то есть шанс. Следов реацу нет, так что попробуем отследить по косвенным признакам. Я сосредоточился на сгустках реацу слабейших пустых, которых обычно игнорировал. Они всегда есть в пустыне, и движение кого-то сильного можно, с некоторой долей сноровки, отследить по их перемещениям. Мало кто в Хоэко Мундо полностью скрывает свою реацу, тут простого желания мало, нужен опыт. Опыт по скрытию реацу с самого низкого уровня, начиная от обычного пустого и при каждой следующей эволюции, то есть от простого к сложному, иначе просто не будешь способен на необходимую в этом процессе тонкую работу с реацу. Большинство же пустых до превращения в адьюкаса и не задумываются о сокрытии реацу, разве что те, которые охотятся в материальном мире или Обществе Душ. И как результат – начинают изначально работать с большими объёмами. Не знаю, насколько этот пришелец вписывается в рамки пустых, но попробовать стоит.
  Слабые пустые, вроде собачки Ямми, обитающие в песках Хоэко Мундо, лучше всех чувствуют реацу. Тут дело в том, что для таких, как они, даже просто находиться рядом с гиллианом или адьюкасом может быть смертельно опасно, мощная реацу их просто развеет. Некоторые, конечно, приспосабливаются и спокойно переносят такое соседство, но абсолютное большинство разбегается с пути следования всех, чей уровень реацу сильно превосходит их собственный.
  Сосредоточившись, я окинул взглядом окружающий ландшафт. Конечно, этот метод далёк от точности, но... Хм... Целых три возможных направления, что ж, придётся повозиться. Правильное направление удалось выяснить уже через пять минут, просто пробежавшись в сонидо по каждому из предполагаемых путей и проверив все три направления, где не было мелких пустых.
  Через двадцать минут бега впереди появилось странное возмущение реацу. Последнее длинное, ускоренное сонидо – и передо мной открывается картина, пугающая своей абсурдностью. Впереди стоял худощавый, высокий человек с тёмными волосами, одетый в белый длинный плащ, напоминавший женское платье, с меховым воротником фиолетового цвета, и держал на вытянутой руке пустого, поглощая его реацу, в то время как сам пустой просто растворялся в воздухе. Спустя несколько секунд пустой полностью исчез, а пришелец повернулся ко мне. Фиолетовый платок спускается от шеи, на руках длинные ногти, глубоко посаженные глаза... В памяти вспыхнули кадры одной из побочных сюжетных линий аниме, в правдивости которой я до недавнего времени сомневался. Ну здравствуй, Мурамаса, занпакто, управляющий другими занпакто. А реацу-то у тебя немного, видимо, прорыв из внутреннего мира без призыва своего синигами дался тебе нелегко.
  -Хм... Ещё один пустой, – бесцветным голосом констатировал он. - Хорошо, мне нужно набрать ещё много реацу, – он поднял руку, и я почувствовал, как моё тело опутывает что-то невидимое. Удовлетворившись, он переместился ко мне аналогом сонидо, скорее всего, сюмпо, и опустил руку мне на голову. Чуть сзади послышались хлопки от сонидо Кин и Сёри, но моё сознание уже окутала тьма.
  Миг – и пейзаж Хоэко Мундо сменился бесконечной водной гладью, из которой поднимаются широкие колонны. Я стоял на одной из них, а напротив меня стоял Мурамаса с крайне удивлённым, если не сказать ошарашенным, выражением лица.
  -Как это возможно? Пустой, попавший в мой внутренний мир...
  -Судя по твоему лицу, ты этого не ожидал, – констатировал очевидное я, с интересом оглядываясь по сторонам.
  -Я поглощаю пустых, но они не могут присутствовать здесь телесно, как тебе это удалось?
  -Ты видишь у меня дыру? – задал встречный вопрос я.
  -Хм... – меня внимательно оглядели. - Ты необычный пустой, и реацу твоя... Ты её скрывал? Кто ты?
  -Моё имя Алукард, хотя должен признать, что это всего лишь псевдоним. Я действительно необычный пустой. Пустые – калеки, их души повреждены, у меня же этой проблемы нет. Если тебя интересует моя сила, то я вастер лорд, – при этих словах его глаза чуть расширились. - И да, я скрывал свою реацу. А ты, если я не ошибаюсь, носишь имя Мурамаса? – вот тут он действительно удивился.
  -Что?! Но откуда ты...
  -Я слышал о тебе и твоём хозяине. Хоть никогда и не думал, что мне доведётся встретиться с кем-то из вас. Я полагал, что ты запечатан вместе с Когой, или он уже освободился?
  -Нет, – лицо Мурамасы стало жёстким и самую малость печальным. - Я смог самостоятельно покинуть свой духовный мир и материализоваться в вашем безжизненном мире.
  -А почему именно Хоэко Мундо? Почему не Общество Душ или материальный мир?
  Мурамаса чуть прикрыл глаза и опустил голову: – Мне это неизвестно. Я не знал, где окажусь после того, как пробьюсь наружу, видимо, Хоэко Мундо само меня притянуло.
  -Я так и подумал. Твоё появление было очень похоже на появление нового пустого, только выброс реацу гораздо больше, – я замолчал, обдумывая дальнейшие действия в сложившейся ситуации, Мурамаса тоже задумался, разглядывая меня. Бой с ним сейчас, здесь, в его духовном мире, может закончиться крайне плачевно, даже несмотря на то, что он истощён. Значит, нужно договориться. Надо вспомнить всё, что я знаю о Мурамасе и Коге, а особенно – где последний был спрятан после запечатывания.
  -Ты помнишь, как стал пустым? Твоя душа очень отличается от их, – я посмотрел на него с удивлением.
  -Тебе это интересно?
  -Моя сила позволяет мне проникать в чужие души и усиливать их собственные стремления, можно сказать, что познание душ – это моя суть. Но раньше я имел дело только с синигами, нет ничего удивительного, что ты меня заинтересовал, – пафосно изрёк Мурамаса, спрятав руки в карманы. Я внутренне усмехнулся.
  -А ещё ты соскучился по нормальному общению, – с лёгкой усмешкой в голосе констатировал я. Мурамаса на миг прикрыл глаза, якобы соглашаясь с моим мнением. – Что ж, я и вправду помню то, как стал пустым. Я очнулся в городе на севере Японии, небольшой городок с таким малым уровнем реацу, что даже обычные духи в нём были редкостью, а те, что встречались, были не способны ни говорить, ни двигаться, пустых там было ещё меньше. Я сам был похож на духа, но не имел духовной цепи и проблем с мышлением. Однажды я встретил пустого, тут-то и произошло неожиданное. Когда я попытался его ударить, меня просто затянуло внутрь, а через миг сознание померкло от нестерпимой боли. Очнулся я, уже будучи пустым, на том самом месте, ну а дальше начал стремиться эволюционировать, поедая других пустых, и, как видишь, преуспел.
  -Понятно.
  -Я мог бы рассказать более подробно, но, думаю, тебя больше интересует освобождение Коги, чем моя биография, – Мурамаса напрягся. А я решился попробовать осуществить только что появившийся план. - И раз уж так случилось, что мы встретились, я хочу предложить тебе помощь.
  -Помощь? Пустой хочет помочь синигами?
  -Ну, во-первых, мы уже выяснили, что я необычный пустой, а во-вторых... Что тебя, собственно, так удивляет? Кога силён, и он имеет большой зуб на Общество Душ. Для меня он может стать очень ценным союзником.
  -Что ты хочешь получить, помогая мне?
  -Я же уже сказал. Кога в своё время был одним из сильнейших синигами Общества Душ, сейчас его уже ничего не связывает с Готэй 13. А получить такого сильного союзника крайне выгодно, – Мурамаса задумался, сверля меня взглядом. Думал он долго.
  -Я не могу прочитать твою душу, но у меня ощущение, что ты знаешь, где его спрятали. Это так?
  -Я знаю город и описание места, – глаза занпакто загорелись. - Этого достаточно?
  -Да. Более чем. Я почувствую Когу, когда окажусь достаточно близко.
  -Мы договорились? – уточнил я.
  -Да, я согласен на сотрудничество, где это место?
  -Рядом с городом Каракурой, в мире живых. Большой водоём, в центре небольшой остров с огромным деревом, там и запечатан Кога, – судя по лицу, Мурамаса был счастлив. Ещё бы, теперь не нужно идти войной на Общество Душ, а можно сразу освободить хозяина.
  -Может, нам пора в обычный мир? – прервал я счастливые размышления занпакто.
  -Да, ты прав. Хотя сомневаюсь, что Хоэко Мундо можно назвать обычным миром, – а он не утратил чувства юмора. Пространство поплыло, и я вернулся в серую пустыню.
  -Хозяин! – две адьюкаски бросились ко мне, похоже, здесь прошло не больше секунды. Я поднял руку, останавливая их порыв. – Господин, кто это? – когда они научились говорить синхронно?
  -Это Мурамаса, он мой новый союзник, сейчас мы пойдём и поможем ему в одном деле, – девочки подозрительно уставились на занпакто, того, правда, их взгляды не волновали.
  -Я никогда не был в Каракуре, – заметил меч. – Надеюсь, ты сможешь открыть туда проход, как вы, пустые, это делаете, – честно говоря, я тоже надеюсь – ещё ни разу не пытался открыть гарганту.
  Я сосредоточился на своей реацу, а потом – на образе пригорода Каракуры, не знаю, сколько нужно энергии, так что вольём с запасом. Теперь желание открыть проход именно туда и выброс реацу вместе с жестом. Пространство жалобно заскрипело, и со звуком разрываемой ткани появился прорыв, за которым виднелась серая хмарь.
  -Пошли, – бросил я, первым входя в проход. Сделав несколько шагов, я обнаружил под ногами ровную дорожку, сияющую красноватым светом. Кин и Сёри, не задумываясь, последовали за мной, замыкал шествие Мурамаса. - Перед тем, как войти в обычное пространство, максимально скройте свою реацу, в Каракуре сейчас слишком много сильных синигами, не стоит привлекать внимание, – мне не ответили, но я не сомневался, что мои девочки выполнят всё в точности, а реацу Мурамасы в любом случае не вызовет такой паники, как реацу адьюкасов и вастер лорда.
  Путешествие по серой хмари продолжалось недолго, дорожка сама собой формировалась при каждом моём шаге из окружающей реацу, от меня требовалось только желание не упасть и немного усилий, схожих со стоянием в воздухе. Помнится, у Ичиго она выглядела чудовищно, прерывалась и была предельно узкой, да ещё вроде разрушалась в процессе движения. Моя же больше напоминала путь, прокладываемый капитаном Унаханой, а красный цвет, видимо, – следствие природы моей реацу. Неожиданно в паре метров передо мной пространство опять разошлось с тем же самым звуком рвущейся ткани. За дырой виднелось звёздное небо.
  Выйдя из гарганты, мы оказались в десятке метров над землёй, в том самом лесочке в пригороде Каракуры, где я и хотел оказаться. Помнится, здесь, в первый же день пребывания в Каракуре, я поймал крупного пустого, похожего на черепаху, вот и заприметил место. Стояла глубокая ночь, тёплый летний ветерок приносил множество запахов, от которых я совсем отвык в Хоэко Мундо. С наслаждением втянув воздух, я бросил взгляд на девочек. Они с огромным интересом вертели головами, в полголоса охая и ахая, и, как и я, с наслаждением втягивали воздух. Проверив всех на истечение реацу, я удовлетворённо хмыкнул.
  -Приступаем к поискам, нужное нам место находится за городом. Это водоём, окружённый лесом, в центре водоёма небольшой островок с одиноким крупным деревом. Следите за реацу, если на вас нападут – бегите, и без возражений. Мурамаса, тебя это тоже касается, тут живут по меньшей мере трое синигами уровня капитанов, и двоим из них занпакто для боя не очень и нужен, – духовнй меч кивнул, показывая, что услышал. - Встречаемся здесь через полчаса, этого времени с лихвой хватит, чтобы оббежать город.
  Место мы нашли быстро. Река, которая проходила через Каракуру, здесь сильно разливалась, и в самом центре русла действительно расположился небольшой островок с одиноким дубом. А я, честно говоря, не был до конца уверен, что в аниме показали правду, но, видимо, духовная сила, сконцентрированная в этом городе, была нужна для поддержания печатей. Вопрос, почему Когу решили спрятать тут, а не в Обществе душ, или вообще не скормили Котоцу в Разделителе Миров, оставался открытым. Видимо, были причины, и(но?) мне их уже не узнать.
  Мурамаса с горящими глазами и счастливой улыбкой подошёл к дереву и, что-то прошептав про себя, на тему «Кога, скоро всё кончится», начал читать заклинание.
  -Проклятые души, потерявшие свой облик, ответьте на мой призыв. Пусть ваша сила достигнет небес, и спадёт там печать, сдерживающая её. Три ключа пробудят вас ото сна. Откройся, позабытая дверь!
  Пока Мурамаса читал заклинание, по дереву пробегали разряды и волны реацу, с каждым новым словом разряды становились сильнее и чаще. Кин и Сёри глядели на это, открыв рты, много на них выпало впечатлений за сегодняшний день. Когда заклинание кончилось, пространство вокруг дерева пошло трещинами, те засветились, и спустя миг барьер рассыпался осколками. За ним оказался огромный чёрный гроб, проткнутый четырьмя копьями странного вида и висящий в паре метров над землёй.
  -Да! Наконец-то! Кога, я тебя нашёл! – счастью Мурамасы не было предела, я тоже радовался, правда, по другому поводу. Не став терять времени, Мурамаса что-то сделал своей реацу, изрядно опустошив свой и так не очень большой резерв, но гроб дёрнулся. По нему начали распространяться трещины, висящие в нескольких местах цепи оборвались и рассыпались трухой, гроб зашатало. Вспышка. Копья разлетаются в разные стороны, а на месте гроба повис измождённого вида человек, увитый при этом мышцами и с посеревшей кожей, нос и часть лица скрывала уродливая коричневая маска, вызывающая ассоциации с намордником, остатки одежды походили на форму синигами, единственными отличиями были ожерелье и длинный красный шарф. В руке он держал сломанную катану.
  Реацу Мурамасы странным образом вливалась в Когу, сам занпакто этого, похоже, не замечал, продолжая обожающим взором пялиться на своего хозяина. Не прошло и минуты, как Кога выпил почти всё, что было у его верного меча, и, наконец, открыл глаза, спустя миг ступив на землю.
  -Ты пробудился, Кога! - Мурамаса сделал несколько шагов навстречу хозяину и остановился почти вплотную к нему. - Как же давно я ждал этого момента. Теперь твои мечты станут явью!
  -Мура..маса... – сломанный меч вошёл Мурамасе в живот по самую рукоять.
  -За.. что? Кога? - Мурамаса упал на колени, глядя на Когу ничего не понимающими глазами. - Кога… за что?.. Почему ты... Кога?!
  -Что происходит, господин? – шёпотом обратилась ко мне Кин.
  -Просто смотрите, – мне не хотелось говорить, и я был слишком занят анализом реацу Коги.
  -Ты… не явился! Хотя я звал тебя, даже когда меня запечатывали, – хриплый и злой голос, а уж выражение лица… Даже пустые выглядят лучше.
  -Ты звал меня?
  -Ты отказался одолжить мне свою силу!
  -Так ты звал меня? Я ничего не слышал, клянусь. Я так долго ждал того, что ты призовёшь меня. Я всегда хотел тебе помогать, телом и душой, неважно, насколько плохой была ситуация… Надо было лишь позвать. Но я так давно не слышал твоего голоса. В конце концов, я обнаружил, что тебя запечатали. Я так долго работал над тем, чтобы выбраться и снять печать… слишком долго...
  -А какой смысл, если тебя не было рядом, когда ты был так нужен? – удар. Мурамаса падает на землю, в руках Коги остаётся окровавленный меч. – Я – твой синигами, я тот, кто создал твою силу! Ты должен делать то, что я говорю…
  -Разве мы не товарищи?
  -Товарищи? Ты не более чем обычная катана. Ты просто инструмент! Не наглей, инструмент! – он занёс катану, и на Мурамасу обрушился очередной удар.
  -Ка..к? Ко..га... – тело Мурамасы окутало фиолетовое сияние, и спустя миг он рассыпался вспышкой искр, на землю упала катана, в точности такая, как в руках Коги, только целая, но и она через миг треснула и распалась.
  -Теперь ты понял?! Ты мне не нужен! Я найду себе другую, более послушную катану! – разорялся Кога, швырнув к обломкам Мурамасы и свой сломанный меч.
  -Я правильно понял, что он тебе больше не нужен? – я вышел из сонидо рядом с обломками и, нагнувшись, собрал их левой рукой.
  -Нужен? Он? Никогда! Я могу драться любым оружием! И кто ты такой?!
  -Моё имя Алукард, я помог Мурамасе найти и освободить тебя, – обломки клинка в моей руке всё ещё хранили в себе реацу и сущность Мурамасы, и я начал их медленно поглощать, стараясь сделать частью себя.
  -Значит, ты друг Мурамасы? Мерзкий пустой, думаешь, я тебе поверю?! Тебя я тоже отправлю вслед за ним! – на эти слова я только усмехнулся. Кога, похоже, окончательно спятил. И как он мог вести вполне разумную беседу с Бъякуей? Хотя, кажется, ответ я знаю.
  Кога уже метнулся к одному из копий, которыми его запечатали, и, подхватив его, бросился ко мне. Его движения окончательно убедили меня в моей правоте. Согласно каноническому сюжету, Кога после пробуждения мог на равных драться с Бъякуей и даже впечатлил мощью своей реацу непробиваемого Куросаки. Теперь причина становилась ясна. Мурамаса при его пробуждении передал ему свою реацу, либо Кога самостоятельно её выкачал, неважно. Важно, что тогда у Мурамасы внутри было огромное количество поглощённых пустых, я ещё не знаю, как он их поглощал, но реацу у него тогда было в десятки раз больше, чем сейчас, и, соответственно, Кога смог получить больше. Нынешний же Кога даже до уровня сильного адьюкаса не дотягивал, это было видно во всём – в скорости его движений, в давлении реацу, а возможно, и в проблемах с разумом. Как я уже сказал, тогда он действовал более разумно и даже на Бъякую не стал нападать так же сломя голову, как сейчас на меня.
  Я легко уходил от его атак, дожидаясь, когда сущность занпакто будет окончательно поглощена. Кога уже даже не говорил, он безумно вскрикивал при каждом ударе, а изо рта начала идти пена. Это уже явно было следствием собственноручного убийства своего занпакто, будь он здоров, вероятно, и смог бы перенести это с относительной лёгкостью, но сейчас смерть Мурамасы окончательно подорвала его рассудок. Ещё минута. Прерываться нельзя и собственной реацу лучше не пользоваться, первый раз поглощаю сущность не пустого, да ещё и способности при этом пытаюсь получить.
  -Господин!
  -Не вмешивайтесь! – ещё не хватало, чтобы он их заметил и переключился.
  Последние секунды, осколки катаны почти полностью втянулись в руку. Кога ревёт и брызгает слюной. Ещё немного. Всё. Одной рукой перехватываю древко, второй пробиваю навылет грудь. Бой окончен.
  -Вот и всё. Ты жалкая пародия на синигами, я ожидал большего, – Кога хрипит, захлёбываясь кровью, сомневаюсь, что он понял мои слова.
  Начинаю поглощать реацу и сущность уже самого Коги. Три минуты – и от опустившегося синигами не остаётся ничего, кроме разбросанных копий и выбоин в земле, где его удары достигали её поверхности.
  -Господин, вы в порядке? Что сейчас было? – спросила опять-таки Кин, Сёри у меня молчаливая, но огонёк любопытства и нетерпения горит в глазах обеих.
  -Отсюда надо уходить. Он совершенно не следил за своей реацу во время боя, так что скоро тут будут гости. Всё расскажу, когда отойдём на достаточное расстояние, – и, не теряя времени, подал пример, уходя в сонидо. Встречаться с синигами сейчас было нельзя, любой серьёзный бой может нарушить весь тонкий процесс по обретению чужой силы.
  
  Усвоение сил Мурамасы и Коги происходило тяжело. На весь процесс ушло трое суток, на протяжении которых я почти не двигался, полностью погрузившись в себя и сосредоточенно усваивая новые способности. Силы, которыми они обладали, были и в самом деле восхитительными. Невидимые путы из реацу, проникновение в чужие души и воздействия на них, вплоть до управления чувствами. Эта последняя способность, на первый взгляд, была схожа с силой Къёко Суйгецу – занпакто Айзена, но действовала только при прямом боевом контакте, да и побороть её можно было, полностью сконцентрировавшись на противнике, как это сделал Бъякуя при помощи Дзенбанзакуры в будущем, которого уже никогда не случится. Не знаю, насколько хорошо мне удалось «привить» себе эти способности, всё же я не Аронильё, но проведённая проверка «связывания» прошла успешно. А что касается управления чувствами через воздействие на душу... Надеюсь, это поможет мне защитить себя от гипноза Айзена.
  Кин и Сёри за это время успели облазить все окрестности города (в саму Каракуру я им заходить запретил) и пребывали в самом радужном настроении. Но всему приходит конец, вот и я закончил свою медитацию. И сейчас решал – что же мне делать дальше? Идти к Урахаре сейчас бессмысленно. Да, я могу многое ему предложить, но что он может дать мне? Обещание лояльности Общества Душ? А нафига оно мне сдалось? После войны с Айзеном я и так получу эту лояльность, особенно если пару раз спасу кого-то из друзей Ичиго, ту же Рукию, например. А что мне может дать Киске? Кроме Кидо ничего на ум не приходит. Освоить Кидо, конечно, соблазнительно, но если вдруг эти знания всплывут в Лас Ночес, то у меня возникнут проблемы. Большие проблемы. Да и сам Урахара – личность мутная, всех и всегда использует втёмную и только в самом крайнем случае даёт объяснения. С Ичиго, конечно, эта стратегия правильна, он из тех пингвинов, что шибко гордые, не пнёшь – не полетят. Но иметь дело с таким партнёром... Стрёмно. Нет, лучше с Урахарой пока не встречаться, тем более что узнай об этой встрече Айзен – и я труп. Возможная польза никак не оправдывает риска, а с Кидо я лучше сперва подкачу к Гину или Тоусену. Хм... А вот с вайзардами я бы с удовольствием задружился, может, и после войны их к себе перетащить удастся. Вайзарды и арранкары - братья на век, смешно, конечно, но перспективно... Хотя, ладно. Даже если они сейчас и в Каракуре, что сомнительно, то их гигаи скрывают реацу не хуже меня, а может, и лучше, так что я их при всём желании не найду.
  Итог? В Каракуре мне делать нечего.
  Вывод? Надо возвращаться в Хоэко Мундо. Девочки, конечно, не обрадуются, эта серая пустыня и у меня уже в печёнках сидит, но надо. Ладно, решено, как только вернутся с прогулки – возвращаемся.
  Кин и Сёри вернулись через пару часов, солнце только недавно миновало зенит, я всё это время тренировался в создании щита из реацу. Обе были чем-то взволнованы, заговорила, как обычно, Кин.
  -Господин?
  -Что? - Красный прямоугольник передо мной, шириной около квадратного метра, рассыпался, а реацу впиталась обратно в руку.
  -Мы видели странного человека, уровень его реацу значительно выше, чем у остальных, и она странная, немного похожа на реацу того синигами, Коги. Мы подумали, вам будет интересно.
  -Он высокий и у него рыжие волосы? Он вас видел?
  -Нет, – Кин замотала головой. - Он маленький и с чёрными волосами, и ещё он и другие люди делают что-то странное.
  -Вот как? Любопытно. И давно вы его видели? – интересно, кто это может быть и чем странным он занимается?
  -Нет, всего пять минут назад, это недалеко.
  -Да? Ну пойдём, посмотрим. Ведите.
  Выйдя из сонидо рядом с адьюкасками, в двухстах метрах над землёй, я увидел картину «странного» поведения людей, так удивившую девочек. Глазами пустого она выглядела следующим образом: толпа маленьких человечков, перебрасываясь нечленораздельными возгласами, поднимала тучи пыли и бегала причудливыми зигзагами по ограждённому участку земли, пиная всё, что попадётся под ноги. Для обычного человека: дети просто играли в футбол. Футбольное поле располагалось на окраине города, домов поблизости не было, ближайшее строение располагалось в трёхстах метрах, за дорогой.
  -Господин, вы знаете, что они делают? - Кин и Сёри смотрели на меня с сильным любопытством.
  -Да, знаю. Они играют в футбол, – задумчиво ответил я, разглядывая одну из самых активных фигурок внизу.
  -Футбол?
  -Это такая игра. Цель – забить мяч в ворота противника и не дать этого сделать ему, побеждает тот, кто забьёт больше, – девочки задумчиво посмотрели на поле.
  -Глупая игра, – вынесла вердикт Сёри через минуту. Я не ответил, во все глаза рассматривая девочку лет двенадцати с чёрными волосами, азартно гоняющую мяч.
  Если я ни в чём не ошибся, то сейчас я имел удовольствие видеть Карин Куросаки, младшую сестру Ичиго. Реацу её действительно отличалась по своему привкусу от реацу других детей и была гораздо сильнее. Пожалуй, действительно есть что-то от синигами, всё-таки, как-никак, отец капитан, да и брат – ещё тот уникум, наследственность видна. Хм... А вот что с ней делать? ГЫ! Выкрасть и оставить записку: «Верну, когда уступишь тело своему пустому». Блин, заманчиво... Я даже захихикал, представив себе эту картину. Хотя ладно, если я не ошибаюсь, у рыжего сейчас и так полные штаны проблем с баунто, не будем ломать историю. Матч тем временем подходил к концу. Команда Карин, похоже, победила, и уже через пять минут дети начали расходиться.
  Хм. А ведь если за ней проследить, то я узнаю, где дом Куросаки. В будущем это может пригодиться. Я посмотрел на своих спутниц. Реацу скрыта неплохо, не абсолютно, конечно, но если не присматриваться к структуре, то вполне сойдут за слабеньких пустых. Что ж, рискну, оставлять их здесь одних будет не менее опасно, чем брать с собой в город, так что идём вместе.
  -Пойдём, – позвал я за собой девушек и направился вслед за Карин. Удивительно, но люди почти никогда не смотрят вверх, так что даже скрываться от случайного взгляда Карин не было необходимости. Правда, когда она села в автобус и уткнулась в окно, стало чуть сложнее, но мы справились. Уже через полчаса Карин вошла в двери большого двухэтажного дома. Внутри чувствовался ещё один человек, с обычным уровнем реацу, видимо, Юзу. Ну, пожалуй, пора уходить. Но не успел я сделать и шага, как почувствовал приближение двух реацу, и обе они были мне знакомы.
  Быстро посмотрев в сторону, откуда они приближались, усилил зрение. По дороге бежали двое, Ичиго и Рукия, Ичиго в форме синигами, Рукия в лёгком белом платье, в руках Рукии был МОБИЛЬНИК! На который та непрерывно смотрела. Из горла вырвался сдавленный полурык-полувсхлип, я совсем забыл об этом дьявольском изобретении, отображающем ВСЕХ пустых в городе. Естественно, эти двое засекли моих фракционов, а когда поняли, куда те двигаются, ломанулись сюда. Кстати, а почему Ичиго не использует сюнпо? Да и реацу у него что-то мало, конечно, больше чем в прошлый раз, но до уровня даже полумёртвого Коги не дотягивает. Так, сейчас не время об этом думать. Хотя... Других реацу я вокруг не чувствую, так что, пожалуй, можно чуток похулиганить.
  -Возвращайтесь на место, где я провёл эти три дня, и ждите меня там, – адьюкаски сразу поняли, что сейчас задавать вопросы не время, и ушли в сонидо. Всё же хорошо они меня успели изучить. Как только мои фракционы исчезли, я сам переместился поближе к этой парочке.
  -Чёртов Исида! Чёртовы пустые! Именно сейчас, когда мы должны искать этого идиота, им приспичило появиться! – разорялся временно исполняющий обязанности синигами, тяжело дыша. - Где они?! Если с Юзу или Карин...
  -Стой, Ичиго, – одёрнула его Рукия, сама подавая пример.
  -Что случилось, Рукия?
  -Они исчезли. Ещё секунду назад. На радаре пусто.
  -Их кто-то уничтожил? Может, Чад или Иноуэ?
  -Не знаю.
  -Кхе-кхе... – привлёк я их внимание, стоя в десятке метров строго над головой рыжего. Результат мне понравился – от звука моего голоса Ичиго чуть ли не на метр подпрыгнул. План троллинга рыжего недоразумения окончательно сформировался у меня в голове.
  -Т..Ты... Ты кто такой?! – воинственно крикнула Кучики, первой найдя источник голоса. Я молча и не торопясь спустился вниз, не делая резких движений и глядя только на Ичиго. Тот уже достал свой тесак и злобно пялился на меня. Встав на землю, я сделал шаг к Куросаки и наиболее удивлённым и шокированным голосом, на который был способен, вопросил:
  -Хичиго, братишка, ты ли это?! Я тебя еле узнал в цветном варианте! Где твоя маска? И с каких это пор ты заделался в синигами? – аут. Полный. Оба моих собеседника выпали в глубокий осадок.
  -Ч.. ЧЁЁЁ???!!! - Ичиго отвис первым.
  -Хм... Действительно. Ты не Хичиго. Он, конечно, эксцентричный, но в рыжий цвет точно перекрашиваться не будет.
  -Я не крашеный! Это мой натуральный цвет волос!!! – у, как его пробрало-то, видать, больная тема.
  -Соболезную.
  -ЗАТКНИСЬ!
  -ХЕ! Хе-хе-хе-хе... – выдал я коронную фразу Хичиго, Рыжий мгновенно взмок, а вот Рукия находилась в блаженном неведении относительно автора этого смеха, что не помешало ей чуть отодвинуться. - Я всё понял! Ты этот! Который: «Никчёмный слабак!», «Не способный даже до конца освоить шикай!» Точно! Хичиго о тебе рассказывал! Хе-хе-хе-хе-хе... Это правда, что он тебе три раза жизнь в Обществе Душ спас? Когда ты шёл спасать эту... Ну как её?.. Ну ту, что классно рисует... А, точно! Кучики Рукию! – главное – побольше бреда, пусть зависнет, ему полезно.
  -Эээ?.. – выдало это недоразумение. А вот Рукия, хоть и пребывала в шоковом состоянии, а всё равно гордо сверкнула глазами на своего спутника на словах про рисунки.
  -Что, правда не врал?! – поражённо воскликнул я. - И про то, что маски тебе под одежду подсовывал, чтобы ослабить смертельные удары, и про то, что кости тебе регенерировал, – тоже? – лицо Куросаки можно было описать двумя словами: «Абонент недоступен». - Ну даёт! А я думал гонит. Слууушай... А можешь его выпустить на минутку, а? Хоть обнимусь с братом, двести лет не виделись, как-никак...
  -Заткнись! Изыди! Сгинь! – тесак с гордым именем Зангецу начал судорожно посыпать меня ударами, от которых я легко уклонялся.
  -Эээээ!!! Ты чё, сдурел?! Ты чего с железками на честных пустых бросаешься? Нормально же разговаривали! Нельзя бить Тоби! Тоби хороший мальчик!
  -Заткнись! Заткнись! Заткнись! Заткнитесь оба! – в этот момент мне, наконец, удалось частично поникнуть в душу Куросаки, используя силу, полученную от Мурамасы. В его внутренний мир я не попал, но явственно услышал гомерический хохот голоса, очень похожего на мой собственный. - Гецуга Теншоу!!!
  В меня понеслась волна реацу, действительно очень похожая на Серо. Я легко уклонился и прыгнул за спину Рукии, схватил её за плечи и начал отгораживаться ей от одичавшего синигами, продолжая, в лучших традициях псевдо-Мадары из Наруто, верещать.
  -Не швыряйся в Тоби всякими странными вспышками. Тоби хороший мальчик! Тоби только хотел поговорить с братиком! Нельзя обижать Тоби! – хохот из внутреннего мира Ичиго перешёл в сдавленные рыдания.
  -И..Иии.. Ичиго! Стой! Ты же меня убьёшь! - Рукию тоже проняло, когда рыжий повернулся к ней, сверкая своими выпученными и ошалелыми глазами.
  -Рукия, отойди от него!
  -Как я от него отойду, идиот?! Он меня на весу держит! А ну отпусти меня! – последние слова уже мне.
  -Тоби с удовольствием бы отпустил красивую маленькую синигами, но Тоби хочет жить, – внутренне я ржал, нет, я тихо подвывал от смеха. Теперь я понимаю настоящего Тоби – это такой кайф!
  -Ичиго! Успокойся! Он нам ничего не сделал! Опусти меч! – всё-таки она умная – как быстро сориентировалась.
  -А НУ ОТПУСТИ РУКИЮ!!! – он реально бревно. Буратино, особая модель, удароустойчивая.
  -А НУ УГОМОНИСЬ, ИДИОТ! И ОПУСТИ МЕЧ! – какой голос... Рукия прелесть... Богиня! Настоящая Богиня! Ибо этот рыжий монстр послушался и остановился. Чудо! - А теперь ты! Отпусти меня!
  -А он не будет больше кидаться на ближайших родственников его внутреннего пустого? Тоби страшно...
  -Не будет.
  -Фууууф... – я отпустил Рукию и демонстративно вздохнул. – Думал, всё. Это рыжее чудовище меня убьёт.
  -Кого ты назвал чудовищем?! – вновь взвился Куросаки.
  -Молчать! – и получил по кумполу от подпрыгнувшей девушки. Хичиго внутри Куросаки захрюкал, я даже не предполагал, что моим голосом это будет звучать настолько жутко. Рукия повернулась ко мне. - Ты кто такой?
  -Я? Я Тоби. О! Я понял! Ты же Кучики Рукия, да? Можешь что-нибудь нарисовать?
  -Чего? – она даже отшатнулась от такого напора.
  -Хичиго говорил – у тебя классно получатся! Нарисуй что-нибудь для Тоби, ну пожаааалуйста!
  -Эй, эй, эй! - Ичиго уже успокоился и скорчил презрительную рожу. - Нам сейчас не до дурацких рисунков! Говори: кто ты такой? И чего тебе надо?
  -Это чьи рисунки ты назвал дурацкими?! – очень «добро» посмотрела на него Кучики, выразительно разминая кулаки.
  -Ээээ... – удар! – Блин, Рукия! Пусть ответит на вопросы!
  -Заткнись! – бросила девушка. - Так, что ты хочешь, чтобы я нарисовала? – а глаза-то горят... Правильно, девушек надо хвалить, особенно их увлечения!
  -Нуу... – я задумался. Честно говоря, вопрос с рисунком был экспромтом, как, собственно, и всё остальное. - О! Знаю! Нарисуй, как он тебя спасал!
  Рукия выхватила из сумочки блокнот и карандаши и начала что-то увлечённо в нём рисовать, даже язык от усердия высунула. Ичиго взирал на это с плохо скрываемой брезгливостью.
  -Вот! – гордо вручила мне рисунок синигами. На нём был изображён рыжий медведь в плаще и с тесаком Куросаки за спиной, перед ним была белая зайка с чёрными волосами и фирменной чёлкой Рукии. Медведь отгонял красную птицу. Ичиго смотрел на меня таким ехидным взглядом, что не обломать его было просто выше всяких моральных сил. Тем более что рисунок, на мой взгляд, был очень милым. Надо будет потом попросить нарисовать Кенпачи, но это потом.
  -Каваааай... – протянул я счастливым голосом и был удостоен восхитительного зрелища под чудесный аккомпанемент. Рожа Ичиго (лицом это назвать было нельзя) выражала полное охренение, разочарование, тоску и сомнения в моём умственном здоровье. Рукия сияла, гордо и насмешливо взирая на временного синигами. А Хичиго ржал, перемежая смех нечленораздельными восклицаниями на тему тупости Ичиго. - Ой! Тоби совсем забыл! Тоби надо бежать! Спасибо за рисунок, маленькая красивая синигами! Тоби будет его хранить! Когда Тоби ещё раз встретит Кучики Рукию, Тоби попросит её ещё что-нибудь нарисовать! Пока! – и, пока они не успели оклематься, я забежал за поворот и ушёл в сонидо.
  Как же долго я ржал, когда прибыл на место стоянки, где меня ждали девочки. Я катался по земле и подвывал, бедные адьюкаски взирали на это с религиозным трепетом, не решаясь даже толком дышать. Кое-как придя в себя, я извинился и показал рисунок, им вроде стало легче. После чего я открыл гарганту.
  
  Немного ранее:
  -Рукия, что это вообще было?!
  -Не знаю.
  -Думаешь, он как-то связан с баунто?
  -Он выглядит как пустой, но я совсем не чувствовала его реацу и на радаре он не отображался, да и дыры у него нет... К тому же пустые себя так не ведут. Кстати, а про кого он говорил? Что это ещё за Хичиго?
  -Хм... Ну...
  -Ладно, не хочешь – не говори. Нам сейчас нужно найти Исиду. А о странных пустых подумаем потом.
  -Да, этот чёртов Исида... Гы! Ты сама признала!
  -Что?
  -Ну, что он странный, потому что ему понравились твои рисунки, нормальному человеку они нравиться не могут.
  -Что ты сказал?!
  -... Ничего, – удар!
  -Дура! Больно же!
  -Сам дурак!
  Через несколько минут, возвращаясь к брошенному телу:
  -Знаешь, Рукия, думаю, нам лучше о нём никому не рассказывать.
  -Хмм... Как это ни странно... Но, думаю, ты прав.
  -Что ты сейчас имела в виду?
  -Что ты прав.
  -Нет. Ты сказала: «Как ни странно». Это что получается – я, по-твоему, всегда только чушь несу?!
  -Только сейчас заметил, да?
  -Что сказала?!
  -Ничего.
  
  Вернувшись в Хоэко Мундо, я с тоской оглядел серую пустыню – после Каракуры этот мир выглядел ещё удручающе. Девочки мне ничего не сказали, но стали сверлить меня настолько любопытными взглядами, что я невольно отвернулся и пошёл к дальней скале, пытаясь сконцентрироваться на своих планах... Абсолютно безрезультатно. Их взгляды, сверлящие спину, и любопытство, прямо фонтанирующее из них, никак не давали мне сосредоточиться. Я несколько раз оборачивался, но девочки тут же делали вид, что смотрят куда угодно, но не на меня. Наконец, я не выдержал.
  -ЧТО?!
  -Господин? - открытыми, чистыми и невинными глазами посмотрела на меня Кин. И елейным голосом добавила: - С нами всё в порядке, - и, стоило мне раздражённо отвернуться, усилила своё сверление, на пару с Сёри. Эх... Надо было отсмеяться до того, как приходить на место встречи. Не отстанут же теперь...
  -Говорите уже, - недовольно буркнул я, усаживаясь на песок.
  -Почему вы так сильно смеялись? Это из-за тех двух реацу? - немедленно задала вопрос кошка.
  -Хммм... Вас это так сильно шокировало? - кивки. - Хм... Ну, вообще-то я люблю повеселиться, но в Хоэко Мундо с весельем сложновато, сами знаете. А те двое... Они весёлая парочка, я просто не мог пройти мимо такой возможности расслабиться. Я изобразил слабого пустого и немного над ними подшутил. Они очень смешно реагировали, собственно, поэтому я и смеялся.
  -Это же были синигами? Вы с ними раньше встречались? - Сёри на миг опередила уже открывшую рот для очередного вопроса Кин.
  -Да, это были синигами, и да, я с ними уже встречался. И, Кин… – я внимательно посмотрел на адьюкаску. - Я отослал вас по двум причинам. Первая: один из тех синигами по силе соответствует капитану Готэй 13, для меня он не опасен, тем более что всерьёз он меня не воспринимал, но вас убить мог. Вторая причина: я не хотел, чтобы вы видели, как я кривляюсь, это, конечно, было смешно, но сомневаюсь, что вы сами хотели бы увидеть меня в таком качестве, - пустая пристыженно опустила голову, признавая мою правоту. Причём я совершенно не соврал. Ичиго, если бы раскочегарился, вполне мог бы убить и Кин, и Сёри, а если бы ещё выпустил пустого, то и мне могло бы достаться. И я абсолютно точно знал, что Кин и Сёри ещё морально не готовы увидеть меня в образе Тоби. - А теперь, раз уж мы всё равно остановились, у меня для вас есть важный вопрос, от ответа на который зависит вся ваша дальнейшая жизнь, – адьюкаски заметно напряглись – поняли, что я совсем не шучу. - Пойдёте ли вы за мной до конца, даже если это будет значить идти против всего остального мира и своих убеждений? Готовы ли вы умереть за меня? Сейчас вы уже достаточно сильны, чтобы выжить в Хоэко Мундо самостоятельно, если вы скажете «Нет» – я не разозлюсь и не стану вас убивать, ни сейчас, ни в случае нашей будущей встречи. Подумайте над ответом хорошо, так как потом вы уже не сможете изменить своё решение.
  Ещё в середине речи в глазах адьюкасок загорелся огонь, и как только я закончил, Сёри, не ожидая ни секунды, упала на одно колено и, опустив голову, твёрдо произнесла:
  -Я всегда буду с вами, господин.
  -Я тоже, – рядом склонила голову Кин. - Вы спасли мне жизнь, дали силу, спокойствие, уверенность в завтрашнем дне, товарищей, на которых можно положиться, цель...
  -Цель? – краем глаза я отмечал, что Сёри слегка кивает на каждое слово своей подруги.
  -Да, цель, – кошка прикрыла глаза. - Моя цель – всегда быть рядом с вами, господин, и помогать всеми силами. Поэтому я готова пойти за вами куда угодно! – женщины... Столько пафоса, а ведь могла бы просто сказать "да".
  -Хорошо. Тогда слушайте внимательно. С этого момента вы никому, даже мне, не рассказываете ни о том, что я уже совершил, ни о том, что у меня за планы. Запомните: если я попрошу вас рассказать о своём прошлом или планах – это НЕ я. И еще: никому не рассказывайте о моих силах, особенно о поглощении чужих способностей. Всё, что я умею – это Серо и очень быстрое сонидо. Больше – ничего. Всё ясно?
  -Да, господин, никому ничего не говорить, даже вам, – кивнула Кин.
  -Отлично, тогда пошли, – я встал с песка и вновь направился к скале.
  Был ли я рад их выбору? Наверно. Не знаю. Хотя сомнений в их выборе у меня и не было. Только вот если смотреть на ситуацию, отбросив все эмоции, и исходить только из логики, то пользы от них в будущей войне не предвидится. Даже наоборот. В случае чего, сам я смогу сбежать – моё сонидо наголову превосходит всё, что я до этого видел у остальных пустых, но вот девчонки... Ладно, сделанного не вернёшь, так к чему лишний раз переживать?
  Теперь нужно решить, что делать дальше. Нет, и так ясно, что надо становиться арранкаром, вопрос как? Просто прийти в Лас Ночес – не лучший ход, даже если отбросить психологический аспект такого поступка. Следовательно, нужно обратить на себя внимание. Как? Просто. Начать охотиться вокруг Лас Ночес на арранкаров первой серии, заодно сразу узнаю о том, что отработка процесса синигамики, или арранкаризации, завершена. Когда пропажу арранкаров заметят, очень быстро додумаются до того, что их убивает кто-то сильный. И, следовательно, пошлют кого-то разобраться в ситуации. Скорее всего, Нел, если она уже в Лас Ночес, конечно, – она и адекватная, и достаточно сильная, чтобы сдержать вастер лорда, не убивая его. Если Нел в Лас Ночес ещё нет, то возможны ребята из первого состава Эспады, также очень вероятна Халлибел. Или даже сам Айзен, по крайней мере, двух вастер лордов он нашёл лично. Итак, с планом определились, остался один маленький штрих.
  Я остановился.
  -Девочки, отвернитесь, пожалуйста, – адьюкаски были удивлены, но подчинились. - И лучше отойдите на сотню-другую метров, – ещё одна волна удивления, но обе без разговоров использовали сонидо. - Ну что ж... Надеюсь, это будет не очень больно, – прошептал я, поднося правую руку к груди.
  Ну, последний вдох, и... СЕРО!
  Красная вспышка Серо, сопровождаемая ни с чем не сравнимым звуком разрывающегося пространства, озарила небо Хоэко Мундо. Как же больно... Даже учитывая, что я убрал почти всю реацу из точки на теле, куда должен был прийтись удар, Серо чтобы прожечь мою плоть потребовалось столько энергии, что хватило бы испарить десятка три адьюкасов. Через двадцать секунд я прекратил подпитывать луч и тяжело упал на колени. Ну, вот я и стал обычным пустым, дыра, по крайней мере, появилась. Чёрт... Теперь бы только не дать ей зарасти, а то моя регенерация уже делает поползновения.
  -Кха... – из горла вырывается кровавый кашель, чёрная кровь орошает песок передо мной.
  -ГОСПОДИН! – сколько паники в голосе... Они опять говорят синхронно... Рядом раздаются хлопки сонидо. Девочки бросаются ко мне.
  -Всё в порядке, – хриплю я и, превозмогая боль и слабость, поднимаюсь на ноги. Хорошо, что у пустых нет проблем с передвижением в случае перелома позвоночника, хотя если бы они были, я бы на этот шаг не пошёл.
  -Господин, что вы?..
  -Всё хорошо, Кин, не надо переживать, – прерываю адьюкаску, кладя руку ей на голову. Боль постепенно утихает, дыра теперь останется до тех пор, пока я сам не захочу её зарастить, теперь лишних вопросов не возникнет. Поворачиваюсь и смотрю за спину, не обращая внимания на перепуганных девочек. Н-да... Вот это я понимаю – настоящее Серо! Несколько барханов за моей спиной перестали существовать, на их месте теперь красовалась спёкшаяся стеклообразная поверхность, изрядно просевшая относительно окружающего ландшафта. И эта поверхность тянулась почти на девятьсот метров, постепенно расширяясь. Если бы Серо пришлось не по касательной, то сейчас тут был бы кратер в Лес Меносов, который вряд ли смог бы быстро зарасти. Чёрт! Как же голова болит... И реацу совсем мало...
  -Господин, что это? – поворачиваю голову на удивлённый возглас Сёри, она смотрит куда-то мне за спину. Опять поворачиваюсь. Ничего. Пусто. Ещё раз перевожу взгляд на адьюкаску и замечаю, что и Кин поражённо смотрит куда-то за меня.
  -Что?
  -Господин... Ваши рога. Они светятся… – ЧТО?!
  -В смысле?
  -Ну, таким красноватым светом, как Серо, и ещё... Ой!
  -Что «Ой»? Кин, объясни толком, что вы видите?
  -Посмотрите на песок под вашими ногами, господин.
  Я послушно опустил голову и замер. Песчинки начинали светиться и подниматься в воздух, с каждым мгновением процесс всё ускорялся, и вдруг поднявшиеся в воздух сияющие белым светом песчинки быстро устремились к моей голове. Я не успел ничего сделать, как почувствовал, что мои запасы реацу стремительно пополняются. Быть того не может! Это же способность квинси! И баунто! Я пригляделся к процессу, и последние сомнения отпали. Песок превращался в нейтральные духовные частицы, которые, в свою очередь, впитывались моими рогами и перерабатывались в мою собственную реацу! Как это возможно?! Не прошло и минуты, как мои резервы были полностью заполнены, а от боли и усталости после прожигания дыры в собственной груди не осталось и следа. Хоть сама дыра всё ещё наличествовала – хорошо, что я могу управлять процессами регенерации в собственном теле. Но всё-таки, как? Я бы понял, если бы я поглотил кого-то из баунто или квинси, но так... Получается, что это моя личная способность. А в сочетании с регенерацией... Выходит, в мире, где всё состоит из духовных частиц, как в Хоэко Мундо или Обществе Душ, убить меня практически невозможно. А ведь действительно, так и получается. Хмм... Какие открываются перспективы... Теперь мне и Ноиторра не страшен. Отлично!
  -Ладно, девочки, всё хорошо, можем идти дальше, – они неуверенно покивали, всё ещё пребывая в шоке от всего произошедшего. Я внутренне усмехнулся, настроение заметно улучшилось.
  
  Нет, всё-таки Айзен там что-то у себя перемудрил. Назвать ЭТО арранкарами я при всём желании не могу. Ну и что с того, что у них нет масок и грубой силой они сравнимы с вастер лордами? Это же просто убожество! И ресуррексион ещё ни один не использовал. Печально... Одно радует – питательность у них была как у пары десятков адьюкасов. Но это просто бесит! Из Лас Ночес их выпроваживают как отработанный материал, и на их смерть там никто и внимания не обратит. Тем не менее, настоящие арранкары уже существуют, недоделки перед своей смертью успели рассказать, что сейчас Эспада уже сформирована, и в неё входят Барраган, Халлибел, Неллиель, Аронильё Арруруэри, некто Дордони Алессандро дель Сокаччио, Ноиторра, Чируччи Сандервиччи и Гантенбейн Москеда. Старка, Улькиорры и Гримджоу в Лас Ночес ещё не было. Сейчас Айзен активно избавлялся от лишних жильцов, отправляя все не очень удачные результаты экспериментов на «важные задания», а фактически – выкидывал. Так как хоть убить вастер лорда некоторые из них и могли, если до превращения были сильными адьюкасами, то вот удержать или тем более заставить идти с собой шансов у них не было. А мозгами, нужными, чтобы договориться миром, ни один из них не обладал, по крайней мере, меня они сперва пытались побить. А ведь я специально каждый раз открывал свою реацу, так ведь нет! Всё равно с энтузиазмом и улюлюканием бросались драться, чтобы, мол, цитирую дословно: «Скрутить и притащить Айзену». Когда я услышал этот ответ седьмой раз подряд, мне стало очень грустно. А на десятый я, не дослушав, испарил неудавшемуся «великому нагибатору» голову Серо. На самом деле, всё было просто до глупости – эти неудачники таким образом хотели убедить Айзена, что они достойны войти в, ни много ни мало, Эспаду. Кто-то старательно распустил среди недоарранкаров слух о том, что если победишь и приведёшь вастер лорда, то тебя возьмут в Эспаду наравне с ним. Бред полный. Но неудачники верили, и я, кажется, знаю, кто стал источником этих слухов.
  Тем не менее, кое-что ценное выяснить удалось. Лас Ночес уже был полностью достроен. Видимо, это и стало основной причиной выброса неудачников, рабочие-то больше были не нужны. Создание новых арранкаров пока приостановилось из-за отсутствия материала, так что как только всех лишних пустых вышвырнут за ворота, следует ожидать поисковые партии. Ну и, наконец, Неллиель и Ноиторра уже несколько раз уходили на поиски и даже привели группу из пяти адьюкасов и одного гиллиана, возглавляемую сильным адьюкасом в облике пантеры.
  
  
***

  
  Последнее время я изменил себе и почти не скрывал свою реацу, так больше шансов, что меня найдёт настоящая поисковая группа из Лас Ночес, да и способностями к сокрытию светить перед Айзеном не хотелось. Конечно, оставалась опасность напороться на Ноиторру, но я решил пойти на этот риск. Прошло около получаса после того, как я убил очередного недоарранкара, этот вообще оказался каким-то унылым, спёкся от одного-единственного Серо, ощущение такое, что его сделали из обычного пустого. Кин и Сёри уже доедали этого неудачника, а я сидел на вышедшей из-под песка скале и созерцал горизонт, предаваясь мрачным раздумьям. Неожиданно я почувствовал быстрое приближение весьма сильной реацу, очевидно, что её носитель хотел быть замеченным, иначе не фонил бы так. Двигался он со стороны Лас Ночес, не так быстро, как могу я, но куда быстрее любого из встреченных мной пустых. Я встал и приготовился тепло встретить своего гостя. Хотелось бы, конечно, обойтись без драки, но с пустыми надо сразу обозначить свою силу, если, конечно, хочешь мирного диалога. Как только арранкар вышел передо мной из сонидо, я выпустил в него Серо, только после этого заметив шлейф зелёных волос. Значит, всё-таки Нел. Она если и удивилась, то виду не подала и успела уклониться с помощью очередного сонидо. Вышла она из него уже у меня за спиной, но опять переместилась, так как моя левая рука уже смотрела за спину и в момент появления там Нел выпустила Серо. Да, чувствую, после арранкаризации моё Серо ничем не будет уступать Серо Оскурос Улькиорры. Третий раз стрелять я не стал, вместо этого сформировав меч из реацу – в случае чего, я мог бы выпустить Серо и с его поверхности. Неллиель появилась в десятке метров передо мной и с уважением посмотрела на мою руку, в которой сиял меч.
  -Привет, – тепло улыбнулась Неллиель. - А ты и впрямь сильный вастер лорд.
  -Хм... – я изобразил удивление. - Ну здравствуй, коль не шутишь, – девушка с лёгкой улыбкой рассматривала меня. Я, в свою очередь, рассматривал её. Неллиель оказалась почти такой же, как в моих воспоминаниях, грудь, правда, не такая большая, как в аниме. Белая элегантная форма Эспады, левая рука покоится на занпакто. Внимательный и в то же время весёлый взгляд, милый румянец, совсем не похожий на те пятна, что я помню по аниме, и длинные зелёные волосы.
  -Я Неллиель Ту Одершванк, арранкар. У меня к тебе предложение, – первой нарушила молчание Неллиель.
  -Алукард, – слегка наклонил я голову. - И в чём оно заключается? – краем глаза замечаю, как напряглись мои фракционы, но девочкам хватило ума не вмешиваться и соблюдать тишину.
  -Ты знаешь, что сейчас происходит в Лас Ночес?
  -Хм... Дай подумать... Знаю ли я про то, что трое синигами сомнительной наружности набили наглую морду Баррагана, захапали себе его дворец и сейчас ставят жуткие эксперименты на ни в чём неповинных пустых? Нет, первый раз слышу, – Неллиель хихикнула.
  -Никогда бы не подумала, что это можно так описать, – похоже, моя шутка ей действительно понравилась. - Я хотела предложить тебе присоединиться к нам, стать арранкаром и жить в Лас Ночес.
  -К кому «нам»? И что мне это даст?
  -«Нам» – это Айзену-саме и Эспаде. А даст… Ты станешь намного сильнее и тебе не нужно будет больше поедать пустых, чтобы не регрессировать.
  -Хм... А в обмен служение этому Айзену? Спасибо, но я не привык кому бы то ни было подчиняться, тем более синигами. А проблем с регрессией и силой у меня и так нет.
  -Но разве ты не устал от этого? Бесконечное скитание по пустыне, необходимость поедать других... Неужели тебе не хочется это изменить? Жить настоящей жизнью?
  Я сделал вид, что задумался.
  -Допустим, – я внимательно оглядел Нел. - Но это предложение выглядит слишком хорошо. Где подвох?
  -Никакого подвоха. Нам понадобится твоя сила. Вот и всё. И чем ты сильнее, тем лучше для нас.
  -Солдат в вашей армии?
  -Вастер лорд? Скорее, офицер в нашей армии, – она лучезарно улыбнулась.
  -... - Ещё немного "подумав", я ответил: - Один я не вступлю к вам.
  -О, не волнуйся, твои спутницы тоже приглашены.
  -Ну тогда веди, – "сдался" я, рассеивая клинок. Еще раз улыбнувшись, Неллиель повела нас напрямую к Лас Ночес.
  
  
***

  
  До Лас Ночес мы добрались без происшествий. Девочки всю дорогу жались ко мне и с тревогой посматривали на Нел, неудивительно, ведь её уровень реацу превосходил мой почти в полтора раза, и это при моих-то способностях к поглощению. Ворота охраняли двое арранкаров, судя по всему, созданных из гиллианов, по крайней мере, такого же размера, только лица человеческие и белая одежда, кажется, парочка таких мелькала в сериале. А внутри... Должен признать, вкус у Айзена есть. Да и Барраган сработал отлично – воздвигнуть такой купол, под которым, пожалуй, и вся Каракура уместиться смогла – это надо уметь. Огромные коридоры, высоченные потолки, широкие проходы и ужасающих размеров залы, про полигоны я вообще молчу. Всё строилось с учётом специфики пустых, ведь огромные размеры для нас – это норма, а не исключение. Когда мы вышли из внешнего периметра купола, над головой засияло голубое небо с редкими облаками. Восхитительно! Как они это сделали – ума не приложу, явно обычной краской тут и не пахнет, свет самый настоящий, а облака даже движутся! Айзен гений! Девочки тоже оценили и теперь глядели по сторонам почти столь же интенсивно, как и в Каракуре. Неллиель даже замедлила шаг, явно довольная реакцией моих фракционов, я, естественно, никакой реакции не показал.
  Пройдя через огромный, устланный песком полигон, мы подошли к одной из центральных башен и стали подниматься наверх. На самом верху башни я заметил широкий балкон, на котором кто-то был. Нел, видимо, решила устроить экскурсию, так как сонидо мы больше не использовали, проходя очередную вереницу огромных залов и лестниц пешочком, а может, у неё были такие инструкции, кто знает? Хотя это неважно, так как пустые почти не устают, за исключением тех случаев, когда у них заканчивается реацу. Наконец, спустя энное количество времени и столь же энное количество этажей (я честно пытался считать, но сбился на семьдесят третьем), мы поднялись на искомый. Нел постучала в «Ту Самую» дверь, и мы вышли на «Тот Самый» балкон.
  -Айзен-сама? К вам сейчас можно?
  -Да, входи, Неллиель, я как раз вас ждал, – Айзен сидел на своём белом троне спиной к нам и созерцал открывшийся вид. А с этого балкона он открывался отличный, а главное – вход, через который мы вошли в Лас Ночес, был как на ладони. С секундной задержкой Айзен встал и повернулся к нам. - Меня зовут Соске Айзен. Я рад приветствовать тебя в Лас Ночес, – и фирменная загадочная полуулыбка с лёгким прищуром. Мне почему-то показалось, что и я когда-то любил вот так улыбаться, даже пришлось моргнуть, чтобы сбросить наваждение.
  -Алукард, – представился я, чуть склонив голову.
  -Алукард-сан очень сильный вастер лорд, Айзен-сама, – сдала меня Нел с доброй улыбкой. Я улыбнулся под маской, а то Айзен не видит мою силу, пусть даже часть реацу у меня и скрыта, но привкус той, что есть, он прекрасно чувствует.
  -Отлично, – Айзен сделал вид, что удивлён. - Я сейчас как раз свободен, так что проведём превращение прямо сейчас.
  -Превращение? – недоверчиво переспросил я, отыгрывая роль обычного пустого, который никому, кроме себя, не доверяет.
  -Не волнуйся, Алукард, это совершенно безболезненно, – хм... Ну спасибо, хоть суффиксы приставлять не стал.
  -Сложно не волноваться, когда синигами собрался делать с тобой что-то непонятное, – от Айзена донёсся лёгкий смешок.
  -Вынужден с тобой согласиться. Но уверяю тебя – ничего страшного не произойдёт, – Айзен спокойно прошёл в другую выходящую на балкон дверь, продолжая улыбаться. Неллиель последовала за ним, призывно махнув мне рукой и ободряюще улыбнувшись.
  Мы прошли по длинному коридору мимо нескольких дверей, наконец, Айзен остановился и открыл одну.
  -Заходите, – за дверью оказалась небольшая комната с ещё одной дверью. Не останавливаясь, Айзен прошёл дальше и вошёл в просторную пустую комнату, я последовал за ним. Нел с моими фракционами остались в первой комнате. - Тебе ничего не надо делать. Просто стой на месте и постарайся не двигаться, – тут примерно посередине комнаты из пола стала подниматься небольшая колонна. Поднявшись где-то до груди Айзена, её верхушка отъехала в сторону несколькими слоями, являя мне Хоугиоку. Сейчас оно всё ещё было покрыто барьером Урахары, но даже сквозь него я ощутил ужасающее количество реацу. А ещё я почувствовал, что у Хоугиоку есть душа, очень странная, совершенно отличная от душ людей, синигами и пустых, но она есть. Урахара точно гений, хотя ещё неизвестно, соединил ли уже Айзен своё Хоугиоку с Урахаровским или нет. Хотя, с другой стороны, кроме этого, я больше ничего подобного не чувствую.
  -Я стану таким как Неллиель?
  -Думаю, ты будешь сильнее, причём значительно, – с улыбкой «обрадовал» меня Айзен и добил: - Судя по объёму твоей реацу, учитывая ту, что ты так хорошо скрываешь, ты превзойдёшь даже Баррагана. Удивительно, учитывая твой возраст пустого, – вот сейчас я окончательно понял, насколько наивными были мои надежды притвориться слабаком. Я совсем забыл, что и сам Айзен очень долгое время мастерски скрывал свою реальную силу, совсем не удивительно, что при наличии такого опыта он меня раскусил с одного взгляда. Да и то, что как учёный он мало чем уступает Урахаре, я тоже не учёл. Впрочем, планы я составлял ещё в бытность адьюкасом, кто же мог знать, что я сумею так раскачаться?
  -Ты можешь определять возраст пустого? – спрашивать про реацу не имеет смысла, а вот этот вопрос интересен.
  -Не очень точно, – Айзен несколько секунд полюбовался на сияющее Хоугиоку в своей руке. - Но то, что тебе меньше ста лет, могу сказать точно, – и спустя ещё пару секунд задумчивости добавил: – Вполне может быть, что до превращения в пустого ты был синигами, причём далеко не слабым. На это указывает несколько косвенных фактов, – однако... Он что, и Мурамасу во мне почувствовать смог?
  -Разве такое возможно?
  -Конечно. Я сам проводил эксперименты в этой области и добился неплохих результатов, – на его лице опять появилась загадочная улыбка. - Но также возможен и естественный процесс, правда, до сих пор я считал его только теоретически возможным.
  -И чем мне это грозит?
  -Хм... Сложно сказать, – он поднёс Хоугиоку к лицу. - Вполне вероятно, что часть твоих сил синигами вернётся и даже твой занпакто будет разумен. Впрочем, нет смысла гадать, лучше проверить на практике, – он ожидающе посмотрел на меня. Мне не осталось ничего другого, как кивнуть. Что ж, учёный нашёл себе новый материал для исследований, мне остаётся только надеяться, что меня не постигнет участь Вандерваальса. Ибо бежать я уже не смогу.
  Айзен улыбнулся и вытянул руку с Хоугиоку в мою сторону, после чего что-то с ним сделал. Из Хоугиоку начали исходить какие-то синеватые волны, которые тем не менее не являлись реацу. Когда они достигли меня, я почувствовал, что мой резерв реацу увеличивается и пополняется с бешеной скоростью, а потом моё сознание погасло.
  
  Я открыл глаза. Вокруг простиралась безжизненная равнина, вдалеке виднелась голубая полоса моря. Я огляделся. За моей спиной лежала бесконечная пустошь, хоть тут и не было вездесущих серых песков Хоэко Мундо или выпирающих из-под земли скал. Осмотрев своё тело, я почти не удивился, обнаружив себя в том же облике, как тогда, когда я очнулся в пригородном парке далёкого северного японского города.
  Клинок из Серо сформировался без малейшего труда, более того, если раньше он был полностью красным, то теперь цветом соответствовал Гецуге Теншоу Куросаки Ичиго, когда тот в банкае, разве что самую малость было больше красного цвета. Также он был значительно плотнее, чем мне удавалось до сих пор сотворить. Выпущенное с его поверхности Серо подняло огромный купол взрыва примерно в километре от меня, а взрывная волна могла бы снести и десяток гиллианов, окажись они на моём месте, я же просто прикрылся щитом реацу. Впечатляет. Я и раньше мог так ударить, ну ладно, почти так и только если поднапрячься, а сейчас даже потери реацу не почувствовал. Хотя какая может быть потеря реацу в собственном внутреннем мире? Куда важнее, что я создавал Серо как обычно, не пытаясь вложить больше энергии, и это настораживало. Постояв несколько минут и так и не дождавшись визитёров, я пошёл к воде.
  Море уходило за горизонт, и из его поверхности выпирали уже знакомые по внутреннему миру Мурамасы гигантские колонны. Это наводило на определённые мысли. Вокруг не видно ни души. Переместившись сонидо на ближайшую колонну, я начал прыгать дальше, удаляясь от берега. Минут через пять движения в почти непрерывном сонидо я заметил вдалеке фигуру, сидящую на одной из колонн. Переместившись на ту же колонну, я её рассмотрел. Это безусловно был Мурамаса, вот только его одежда несколько изменилась. Прежде всего – цвет, теперь одежда занпакто была угольно-чёрной, в результате он очень сильно напоминал Тенсу Зангецу. Исчезли каблуки на сапогах и меховая оторочка на плаще, а также длинные ногти, но вот лицо осталось прежним. При моём появлении Мурамаса встал и внимательно стал осматривать меня. Первым молчание прервал я.
  -Ну привет, Мурамаса, или тебя сейчас зовут иначе? - занпакто встрепенулся, в его глазах загорелись интерес и отголосок радости.
  -Нет, я Мурамаса, но имею мало общего с тем, которого ты знал.
  -Ясно. Значит, ты мой занпакто?
  -Да, – он чуть склонил голову.
  -Хм. Предвидится какое-нибудь испытание вроде боя?
  -Это было бы глупо. Сила синигами в тебе почти в четыре раза уступает силе пустого, так что у меня нет никаких шансов, – с лёгкой грустью сказал он, медленно моргнув и устремив взор на морскую гладь.
  -А ты не контролируешь силу пустого?
  -Конечно нет. Она полностью принадлежит тебе, я отвечаю только за силу синигами.
  -Так ты слабее меня? Как это возможно? Ведь пустой Ичиго при своём появлении уже был сильнее Куросаки, а потом превзошёл даже Зангецу, причём намного, – Мурамаса вновь посмотрел на меня и, немного подумав, ответил:
  -С пустыми всё иначе. Ведь даже едва возникший пустой значительно превосходит душу, которой он до этого был. Так же и с пустым внутри Ичиго, он возник, сразу преобразовав потенциал Куросаки в свою силу, а позже чем больше Ичиго увеличивал силу своей души, тем сильнее становился его пустой, постоянно превосходя Куросаки в полтора-два раза. Но сила синигами устроена иначе, она требует тренировок и времени для своего развития.
  Хм. Ну, в общем-то, я так и думал. И то, что у меня не будет никакого альтер-эго, ответственного за силу пустого, тоже хорошо. Вот только помимо положительных моментов это вызывает ряд проблем.
  -И когда ты сравнишься со мной?
  -Не знаю, но я точно никогда не превзойду силу пустого внутри тебя.
  -Понятно, – занятно, однако получается, что вайзарды более перспективны, чем арранкары, вот только, убивая своего внутреннего пустого, они гробят весь свой потенциал. Это только Ичиго в очередной раз повезло, умерев в Хоэко Мундо, он тем самым возродил Хичиго, да и то ему для этого потребовалось целых две смерти. Почему же Айзен посчитал это направление тупиковым? Хм... А ведь Тоусена он превратил в вайзарда. Занятно... - И что будем делать? Мне нужно как-то научиться высвобождать ресуррексион, а твоё имя для этого вряд ли подходит. Кстати, призывая тебя, я ведь получу шикай синигами?
  -Да. Но это не проблема. Теперь у тебя есть два вида реацу – синигами и пустых, когда тебе будет нужен только мой шикай – направь в клинок только реацу синигами, а когда потребуется ресуррексион – реацу пустого, также ты можешь использовать их одновременно.
  -А Банкай и Сегунда Этапа я смогу освоить?
  -Да, но на это уйдёт время.
  -Лет сто? – с улыбкой уточнил я. Мурамаса тоже улыбнулся.
  -Значительно меньше, ресуррексион арранкарам осваивать куда проще, чем шикай синигами, ведь сила ресуррексиона – это сила самого арранкара, которой он пользовался многие годы, а для синигами шикай – это взаимодействие с другой личностью.
  -А что с банкаем?
  -Если отбросить вопрос о взаимопонимании между синигами и его занпакто, то для овладения банкаем необходимо, чтобы синигами сравнился силой со своим занпакто или даже превзошёл его, и обычно на это уходит сто и более лет. Но я изначально слабее тебя и очень не скоро смогу догнать, так что и тут проблем быть не должно.
  -Хм. Хорошо. Ну а теперь ты дашь мне меч? - Мурамаса кивнул и, вынув правую руку из кармана, выставил её перед собой ладонью вниз. Со всех сторон к руке Мурамасы устремились потоки синей и красной реацу, начав формировать в ней меч. Через несколько секунд он был готов. Чёрная как ночь катана с простой гардой и без украшений, ещё через несколько секунд сформировались ножны поверх клинка, и Мурамаса протянул меч мне.
  -Вечный шикай? – я был крайне удивлён.
  -Судя по всему – да, – в глазах Мурамасы стоял шок с примесью гордости.
  -Хм... Значит, остаётся только ресуррексион. Интересно, как отреагирует Айзен?
  -Вполне возможно, что он сам спровоцировал это, – после секундной паузы ответил Мурамаса. - По крайней мере, под воздействием Хоугиоку моя сила возросла в несколько раз, и не думаю, что это нормально.
  -Кстати об Айзене. Ты как-то можешь защитить меня от воздействия Къёко Суйгецу?
  -Да, могу, но только тебя.
  -Отлично, – моё тело начало покалывать. - И последний вопрос. Мурамаса, ты верен мне так же, как был верен Коге?
  -Да, – занпакто склонил голову. - Я не тот, что раньше, но моя единственная цель – всеми силами помогать тебе, и неважно, насколько это будет сложно.
  -Спасибо, Мурамаса, – меня уже отчётливо тянуло в реальный мир, похоже, что трансформация уже подходила к концу. - Продолжим наш разговор в следующий раз, – он кивнул, одновременно с этим прикрыв глаза.
  
  
***

  
  Я открыл глаза. Я находился всё в той же тёмной комнате, только теперь у одной из стен из пола поднимались несколько кубов, на одном из которых лежало несколько стопок одежды.
  -Вижу, ты уже очнулся, Алукард. Поздравляю, всё прошло даже лучше, чем я ожидал, – улыбнулся, глядя на меня, стоящий в центре комнаты Айзен. – Хоугиоку на этот раз превзошло само себя, думаю, ты обрадуешься, узнав, что стал значительно сильнее Баррагана.
  -Хм. Да, пожалуй, - я встал с колен и оглядел себя. Ни дыры в груди, ни остатков костяной маски, только ножны с Мурамасой в левой руке. Качество духовной энергии претерпело сильные изменения, став... Не знаю, термины "плотнее", "насыщенней", "ярче" слишком бедно отражают суть, здесь же был, ммм, принципиальный скачок. Чёрт, слов просто не хватает. Да и объём энергии подскочил раз... в тринадцать? Блин, даже этого чётко определить не могу. Само тело внешне было вроде бы то же самое, что и во внутреннем мире, только одежда отсутствует. Переведя взгляд на загадочно улыбающегося Айзена, который кивнул мне на стопки одежды, я задал ожидаемый вопрос: – И какое место я теперь занимаю в Эспаде?
  -Первое, - Айзен, похоже, был очень доволен. - Только сразу предупреждаю – тебе не стоит использовать свой ресуррексион внутри Лас Ночес, мне не хотелось бы отстраивать его с нуля.
  -Всё настолько плохо? - спросил я, натягивая чёрную рубашку.
  -Отнюдь. Это очень хорошо. Но не будем тратить время, твоё превращение затянулось, а надо ещё обработать твоих фракционов, - я кивнул, уже заканчивая одеваться. Последний штрих – белый плащ со стоячим воротником и чёрной подкладкой, почти такой же, как у самого Айзена, занял положенное ему место. Поправив ножны с Мурамасой, я направился к двери.
  -Мне имеет смысл присутствовать при превращении моих фракционов?
  -Как хочешь, хотя реацу я бы тебе советовал скрыть, – ксо! Совсем забыл! А он ещё и улыбается в лучших традициях Гина. Ну хоть напомнил – и за то спасибо.
  -Спасибо, совсем забыл, – остановившись перед дверью, я спрятал свою реацу, это оказалось куда сложнее, чем раньше, но спустя минуту я справился. Айзен терпеливо ждал. И вот, когда моя реацу оказалась полностью заперта в моём теле, меня накрыло. За моей спиной стоял источник чудовищной реацу, такой, что я почувствовал себя обычным пустым рядом с адьюкасом. Мне понадобилось несколько долгих секунд, чтобы понять, что я сумел почувствовать реацу Айзена. Вот это мощь... Помнится, в аниме он говорил, что существо низшего порядка никак не может почувствовать существо высшего, если то само этого не хочет. Тогда я это не очень понял, зато сейчас ощутил в полной мере. Да он один стоил десятка таких как я!
  -Вижу, ты сумел почувствовать мою настоящую силу, – я едва не вздрогнул от звука его голоса. - Я рад. Ты первый, кому это удалось, обычно мне самому приходится занижать уровень своей реацу, чтобы кто-то другой смог её почувствовать.
  -Я не понимаю. Как рядом с тобой вообще кто-то выживает?
  -Это сложно объяснить, но грубо говоря... – повернувшись к нему, я увидел, как Айзен вглядывается в поднесённое к лицу Хоугиоку. - Мы живём в одной плоскости реальности, и наша реацу, так же как и мы, находится в ней, но моя реацу перешла на другой уровень и существует уже на другой плоскости, недоступной для восприятия тех, чья сила не может туда достать. Это лишь схематичное объяснение, на самом деле всё куда сложнее, но ведь главную мысль ты уловил? – его глаза упёрлись в меня.
  -Пожалуй, да, – медленно кивнул я. - Остаётся непонятным, зачем тебе вообще нужны арранкары при такой силе, но, сдаётся мне, это не моё дело, – Айзен загадочно и многозначительно улыбнулся.
  Отвернувшись от него, я открыл дверь.
  -Кин, Сёри, заходите, – девушки вошли внутрь, заметно нервничая, а увидев меня в стильном чёрно-белом наряде Эспады – замерли, поражённо разглядывая мой новый облик.
  -Г.. господин? – каким-то странным голосом спросила Кин.
  -А не похож? – усмехнулся я.
  -Господин, вы великолепно выглядите! – я не смог сдержать улыбку, глядя на восторги девушек, и даже тот факт, что за моей спиной стоял этот... МОНСТР, не мог ничего изменить.
  -Не будем затягивать, – раздался голос Айзена. - Встаньте сюда и постарайтесь не двигаться, – девушки вопросительно посмотрели на меня, я кивнул.
  Адьюкаски встали на указанные Айзеном места. Тот опять что-то сделал с Хоугиоку, и через пару секунд они обе потеряли сознание. Ещё секунда – и вокруг тел появляются прозрачные барьеры кубической формы, а потом тела начинают меняться.
  Я задумчиво наблюдал за превращением. Выглядело это не очень аппетитно. Такое ощущение, что кости у них внутри ломались по десять раз, а потом снова вставали на место. Постепенно тела девушек начали приобретать человеческие очертания, а ещё через несколько минут замерли, стоя на коленях с поднятыми к боковым стенкам барьера руками. Дальнейшее превращение уже не было столь зрелищным, вся поверхность тел сравнилась по цвету с белой костью и непрерывно бурлила, как кипящая вода, постепенно формируя конечную форму. Этот процесс тоже завершился через несколько минут, и костяная плёнка застыла, плотно облегая уже вполне человеческие женские тела. Айзен убрал руку с Хоугиоку от моих фракционов и положил его обратно в колонну за своей спиной, после чего та закрылась и начала ехать вниз, через несколько секунд уже никак не выделяясь на фоне пола.
  -Ну вот, Алукард, теперь осталось только немного подождать, скоро они очнутся, – я в этот момент внимательно смотрел на точку в полу, где только что была колонна с Хоугиоку.
  -Ты не боишься оставлять эту штуку здесь? – кивнул я за спину Айзену. Он проследил за моим взглядом и улыбнулся.
  -Нет, Алукард, не боюсь, но позволь я оставлю в секрете причину этого, – я пожал плечами и повернулся к своим фракционам. В конце концов, лично я пытаться украсть Хоугиоку не собираюсь, вполне может статься, что там подделка, а оригинал Айзен спрятал в карман, пока был ко мне спиной. Лично я бы так и сделал. А скрыть его с такими навыками и опытом в кидо, как у Айзена, вообще ничего не стоит.
  -Со мной тоже так было? – задал я следующий вопрос, чтобы хоть как-то отвлечь его от созерцания моей фигуры с доброй улыбкой на губах. Не то чтобы она меня раздражала или нервировала, но я чувствовал, что Айзен сам ожидает от меня вопросов.
  -Да. Эволюция не всегда красива, – ещё несколько секунд помолчав, Айзен направился к выходу. - Одежду ты можешь взять в соседнем помещении. Когда они очнутся, Неллиель покажет тебе Лас Ночес и твои комнаты. Если возникнут вопросы, то меня чаще всего можно найти на том балконе, где мы встретились, обращайся, – я кивнул, и Айзен вышел за дверь.
  Потянулись минуты ожидания. От нечего делать я подошёл к стопке одежды и начал её перебирать, ведь одевался я в спешке. Айзен произвёл на меня в целом положительное впечатление. Он был умён, харизматичен и прекрасно владел собой, а главное – играючи читал меня. Не удивлюсь, если при помощи Хоугиоку он также неплохо изучил мои способности. И он совершенно не производил впечатление безумца. Фактически, всё, что портило его облик в моих глазах – это мои воспоминания о его поступках. Но с другой стороны, всё это выглядит очень подозрительно. Хотя бы эпизод с попыткой убийства Хинамори ещё в Обществе Душ. При его силе нужно ОЧЕНЬ постараться, чтобы мгновенно не прикончить того, чья реацу соответствует уровню лейтенанта. То есть Айзен должен был приложить огромные усилия, просто чтобы Хинамори не распылило на духовные частицы при протыкании её занпакто, но ведь она не только не умерла мгновенно – её ещё и вылечили. И потом эта странная прокачка силы Ичиго, ещё более странное исключение Нел из Эспады и столь же странное её выживание в Хоэко Мундо. Ну ни за что не поверю, что она по чистой случайности ни разу не встретила бродячего адьюкаса и так же случайно столкнулась с отрядом рыжего. Ох, не прост бывший капитан пятого отряда Готэй 13, совсем не прост...
  От размышлений меня отвлёк треск со стороны моих фракционов. Барьеры, окружавшие их тела, покрылись трещинами и рассыпались, а следом за ними начала крошиться и костяная плёнка, покрывающая моих девочек. Кусочки начали быстро отслаиваться и осыпаться, истаивая прямо в воздухе и открывая мне прекрасную картину.
  Прежде всего бросился в глаза одинаковый белый цвет волос у обеих девушек. У Кин волосы были короткими, а остатки маски приняли вид двух кошачьих ушек, создавая образ натуральной неки. Рост девушки был небольшим, пожалуй, только сантиметров на десять превосходил рост Рукии, дыры пустого нигде не было видно. У Сёри, напротив, были очень длинные волосы, также она была заметно выше. От маски осталось подобие диадемы вокруг головы, которое почти полностью скрывалось волосами, а дыра пустого располагалась в центре живота, хоть и была довольно небольшой. Обойдя всё ещё пребывающих без сознания девушек, я встал на месте Айзена и осмотрел их спереди. У Кин была небольшая красивая грудь, чуть больше второго размера, а у Сёри грудь была минимум третьего, фигуры девушек были идеальными и, чего уж греха таить, весьма сексуальными. Перед Кин лежала короткая катана, а перед Сёри – ножны с двумя парными клинками.
  Первой очнулась Кин. Я сделал пару шагов в сторону, чтобы сразу не попасть в её поле зрения. Пошевелившись и наморщив носик, она открыла глаза и осмотрелась немного затуманенным взглядом. Сев поудобней и осмотрев себя, после чего ощупав лицо и декоративные ушки, она, похоже, осталась довольна. Потом она обвела взглядом комнату, несколько секунд удивлённо разглядывала Сёри и, наконец, заметила меня.
  -Господин, – на её лице появилась радостная улыбка, но уже спустя секунду её глаза расширились, и она, резко покраснев, закрылась руками и немного отвернулась, потупив взор. У меня на лице расцвела улыбка. Немного подумав и судорожно обшарив опущенными глазами комнату, она, незаметно вздохнув и зажмурившись, встала и, опустив руки по швам, словно бросаясь с места в карьер, подняла глаза на меня, при этом оставаясь красной как помидор. Это маленькое представление заставило мою улыбку стать ещё шире. Чего-чего, а подобной стеснительности я не ожидал.
  -Поздравляю со вторым рождением, Кин. Или уже с третьим, если учитывать человеческую жизнь.
  -С.. спасибо, господин, – девушка ещё сильнее покраснела и опять опустила взгляд. - А.. а есть какая-нибудь одежда? – робко спросила она почти шёпотом.
  -Зачем? – изобразил искреннее удивление я. - Ты и так прекрасно выглядишь, – после этих слов я понял, что до этого она не краснела. - Ладно, не переживай ты так, сейчас Сёри очнётся, и подберёте себе одежду в соседней комнате, – словно услышав мои слова, вторая девушка очнулась.
  Сёри повела себя почти так же, вплоть до ощупывания головы, но вот удовлетворения, как и других эмоций, на её лице не отразилось. Потом она заметила нас и без малейшей стеснительности поднялась на ноги, при этом плавным движением подняв ножны с клинками. Встав, она низко поклонилась, отчего её длинные волосы накрыли весьма соблазнительную грудь, и подняла на меня рубиновые глаза. И только небольшой румянец на лице показал, что девушка тоже стесняется. Кстати, глаза у обеих девушек тоже были одинаковыми – красными и даже слегка светящимися в полумраке комнаты. Уже второе любопытное совпадение, особенно если вспомнить, что их внешний облик до превращения был совершенно различным.
  -Прекрасно выглядишь, Сёри. Как самочувствие? – с всё никак не желающей проходить улыбкой спросил я пустую.
  -Спасибо, господин, я хорошо себя чувствую, – последовал внешне спокойный ответ, только румянец стал чуть насыщенней.
  -Хорошо. Кин, бери свой занпакто, и пойдём выбирать вам одежду, – кошка, а теперь уже нека, быстро подхватила с пола катану и замерла, не поднимая глаз от пола и ожидая моих дальнейших действий. Я хмыкнул и направился к двери.
  Стоило мне открыть дверь, как я тут же наткнулся на радостный взгляд Неллиель. Судя по излишне любопытной улыбке и возбуждению, читаемому в глазах, девушка уже давно изнывала от любопытства, но то ли скромность, то ли тактичность не позволяли ей войти внутрь после ухода Айзена. И сейчас она с нескрываемым восторгом осматривала меня. Уж не знаю, какое у меня лицо и можно ли его назвать красивым (хотя судя по взглядам моих фракционов – очень даже можно), но вот одежду я отбирал, старательно копируя стиль Айзена времён вторжения в Каракуру (разве что я отдавал большее предпочтение чёрному цвету), и посмотреть было на что. Сейчас, кстати, стиль Айзена несколько отличался от того, так как под полностью белым плащом он носил всё ту же форму синигами, разве что чуть иначе одетую.
  -Привет, Неллиель-сан. Извини, что заставили ждать, – изобразил я виноватую улыбку.
  -Нет-нет, что ты. Я рада, что всё прошло успешно. Добро пожаловать в наши ряды, – счастливо зажмурилась она, очаровательно улыбнувшись. - Ээм... – она чуть замялась, явно смущаясь. - А какой тебе присвоили номер?
  -Первый, – улыбнувшись, ответил я, с удовольствием наблюдая за её реакцией. - А разве тебе Айзен не сказал?
  -Н..нет, – Нел была ошарашена. - Но как же так? Я совсем не чувствую твоей реацу, – я в точности повторил фирменную улыбку Айзена и самую малость выпустил свою реацу. Нел проняло, как и моих фракционов. Продержав давление пару секунд, я скрыл реацу. Неллиель уже успела заметно побледнеть, причём это было не следствие страха, она просто не успела испугаться, а исключительно последствия духовного пресса. Пожалуй, я всё-таки немного переборщил.
  -Извини, немного не рассчитал. Обычно я всегда скрываю свою реацу. Кстати, а у тебя какой номер?
  -Третий, правда, теперь, наверное, уже четвёртый, раз ты стал первым. И ещё раз поздравляю! – вновь жизнерадостно и мило улыбнулась она.
  -Спасибо. Айзен сказал, что в этой комнате можно найти женскую одежду. Ты не могла бы с этим помочь? - Нел кивнула.
  -Да, конечно, – её глаза нашли девочек за моей спиной. - Идите сюда, я вам помогу, – и опять очаровательная улыбка, её внешность даже не портит эта маска, больше похожая на бараний череп на голове. Очень жаль будет терять такую прелесть.
  Девушки неуверенно приблизились к Нел, а та уже шаманила что-то со стенкой, пара секунд – и из стены выезжают несколько прямоугольников, при ближайшем рассмотрении оказавшихся ящиками с одеждой. Дальше было получасовое представление по выбору одежды. Неллиель оказалась скромницей и старательно пыталась одеть моих фракционов во что-то максимально закрытое и скромное, как у неё самой, правда, получалось у неё это, мягко говоря, плохо. Мои девочки хоть и были изначально сильно смущены своей наготой, но при этом старательно отбирали откровенные наряды, ежеминутно интересуясь моим мнением. Вернее, интересовалась одна Кин, Сёри же, как обычно, молчаливо её поддерживала. Наблюдая это действо, я молчал, старательно копируя добрую и загадочную улыбку Айзена, что избавляло меня от необходимости отвечать и участвовать в этом шабаше. Подумать только, ещё пару часов назад одна из этих девушек была трёхметровой кошкой, а вторая – пятиметровым пустым, в котором с трудом можно определить пол, а теперь они как заправские модницы азартно роются в шмотках, решая, что же им надеть.
  Наконец, с этим действом было покончено, и довольные девушки повернулись ко мне.
  -Не прошло и года, – не смог удержаться я, весело улыбаясь. Девушки смущённо и синхронно отвели глаза, причём Нел тоже, чем значительно подняла мне настроение. - Благодарю за помощь, Нел. Айзен, когда уходил, сказал, что ты покажешь нам Лас Ночес, это так?
  -Да, конечно, пойдём.
  Экскурсия по Лас Ночес заняла не так много времени, как я ожидал. Дело было в том, что большая часть помещений пустовала, да и многое мы осмотрели, когда только направлялись к Айзену. Прежде всего, Нел показала три разных зала для встреч Эспады. Главный, с круглым, вернее, овальным, столом, для заседаний. Ещё один – огромный, с возвышающимися вдоль стен ступенчато расположенными прямоугольниками, на которых следует сидеть членам Эспады вместе со своими фракционами, и троном Айзена на высоком, монументальном кубическом постаменте во главе этого зала. Третий был уменьшенной копией второго и без трона. Далее были основные тренировочные полигоны, исследовательская лаборатория, входы-выходы из Лас Ночес и так далее, вплоть до доставшегося мне в качестве жилья коттеджика вне главной башни. Отдельно уточнив у Нел, где живёт она сама, я тепло с ней попрощался, и она ушла, явно очень довольная знакомством.
  Глядя ей вслед и не обращая внимания на ревнивый взгляд Кин, я с удовольствием мысленно подводил итоги. Проникновение в Лас Ночес и Эспаду увенчалось успехом, причём таким, на который я даже не рассчитывал. С Неллиель тоже налажен контакт, ей, очевидно, было приятно моё общество, и прогулку не испортил даже почти непрерывный ревнивый взгляд Кин, сверлящий спину зеленовласки. С Айзеном сложно сказать что-то определённое, но в плюсы можно записать то, что он меня не убил и даже был довольно откровенен. Ну что ж, предварительные итоги весьма неплохи. Неллиель уже скрылась из виду, и я, довольно хмыкнув, повернулся к своему новому дому.
  
  
***

  
  В тёмной комнате с одной стеной, увешанной мониторами, показывающими различные виды Лас Ночес и его окрестностей, находились двое. Айзен сидел в удобном белом кресле и смотрел на экран, показывающий вид с потолка Лас Ночес. На экране Алукард вместе со своими фракционами, попрощавшись с Неллиель, только что скрылся в своих апартаментах.
  -Что ты о нём думаешь, Гин?
  -Ну, похоже, он очень необычный арранкар, и, видимо, он вас заинтересовал.
  -Да, ты прав, – на лице Айзена появилась лёгкая улыбка.
  -Но капитан Айзен, вы уверены с его номером? Он не провёл ни одного испытательного боя, остальные могут этого не понять, особенно Барраган-кун, – на лице Ичимару Гина появилось немного обеспокоенное выражение, хотя его змеиная улыбка никуда не делась.
  -Ставить против него Тию или Неллиель бесполезно – даже если он не станет высвобождать меч, они ничего не смогут ему сделать. А если использовать Баррагана, то он умрёт, – спокойно ответил Айзен, взял со стоящего рядом столика чашку с кофе и отхлебнул, всё ещё глядя на монитор.
  -Да, сила бывшего короля Хоэко Мундо довольно опасна.
  -Ты не понял, Гин. Если Барраган и Алукард будут драться, то умрёт именно Барраган, – Соске Айзен скосил взгляд на своего заместителя и удовлетворённо улыбнулся, увидев такое редкое зрелище как удивление и широко открытые глаза Гина.
  -Вот как? Неужели он так силён?
  -Хм... - Айзен ещё раз глотнул горячий напиток.
  -И что вы собираетесь делать? - Гин уже справился с удивлением и вернул на лицо свою обычную улыбающуюся маску. Но Айзен не спешил отвечать, разглядывая экраны мониторов. - Может быть, тогда с ним сразиться мне или Канамэ?
  -Не стоит, Гин. Я сам хочу проверить, на что он способен, – улыбка на лице Айзена стала шире, ведь Гин уже второй раз поражённо открыл глаза.
  -Умм... Это наверняка будет интересно, – синигами с самым быстрым в мире занпакто перевёл взгляд на мониторы.
  
  Внутри домик оказался не хуже чем снаружи – просторный, чистый, с минимумом мебели и множеством комнат. Обживаться здесь придётся долго, ещё вопрос – как и где достать мебель? Но это всё потом, как я понял, спать я теперь хоть и могу, но особой необходимости в этом как не было, так и нет. Девочки вели себя тихо, ещё не успев привыкнуть к новому состоянию. Там, после превращения и при Нел, скорее всего, сработали инстинкты и глубинные слои памяти о прошлой жизни, да и эмоциональная встряска присутствовала, а может, и Хоугиоку поспособствовало. Но сейчас они, наконец, смогли расслабиться и погрузились в осознание новой для себя реальности. А осознать, осмыслить, да и просто привыкнуть надо было ко многому – это я такой уникум, а абсолютное большинство пустых о своей человеческой жизни не помнят ничего. И, соответственно, обычные и элементарные для людей вещи абсолютно не понимают. На этом фоне смущение, испытанное Кин при демонстрации мне своего обнажённого тела, выглядит минимум странным. Так что тут наверняка имеет место воздействие Хоугиоку, а вот что оно сделало – пробудило рефлекторную память или наделило нужными чертами – не столь уж и важно.
  Выбрав себе комнату на втором этаже с выходом на широкий балкон, я устроился на скромненькой кровати и попытался заснуть. Соскучился я по снам за эти годы, да и делать было больше нечего. Заснуть получилось далеко не сразу, но получилось, а на следующий день ко мне в гости зашёл Ичимару Гин. Проснулся я от быстрого приближения сильной реацу. По объёму куда меньше, чем моя, но десяток средних адьюкасов её носитель завалил бы, не заметив. Когда она была уже совсем рядом, я открыл правый глаз и почти без всякого удивления обнаружил улыбающуюся физиономию Гина.
  -Чё те надо, чудо природы? – выдал я самым пофигистичным тоном, добавив в голос металлических ноток, которые раньше были моим естественным голосом. Правда, после арранкаризации голос стал гораздо более человеческим, а жаль. Гин так удивился, что я даже получил возможность лицезреть его странные голубые глаза. Целых две секунды! Потом они опять превратились в две улыбающиеся щёлочки, и бывший капитан Третьего Отряда начал заготовленную речь.
  -Ты, должно быть, Алукард-кун? – убью! Ненавижу эти суффиксы! Но сказал я другое:
  -А вы таки почему интересуетесь? – Гин опять выпал в осадок, да, не часто, видать, арранкары себя так ведут.
  -Эээ... – что, плакал твой план разговора? Так тебе и надо, рожа шпионская. – Я – Ичимару Гин, Айзен-сама просил тебя подойти к главному выходу из Лас Ночес.
  -Когда?
  -Сейчас.
  -Ясно, – и я закрыл глаз.
  -Алукард-кун.
  -Да иду я, иду, – я не торопясь поднялся с кровати и начал надевать снятый накануне плащ. - Идти одному или с фракционами?
  -Лучше одному, – да, не знал бы, что эта змеиная улыбочка только маска, призванная скрыть от Айзена настоящие эмоции, мог бы и занервничать, а так ничего, даже глаз не режет.
  Кин спала беспробудным сном, даже появление Гина пропустила, я на это только мысленно головой покачал, а вот Сёри стояла за дверью почти с самого начала разговора и ждала только моей команды. Наказав ей ждать и не будить Кин, я отправился вместе с Гином к воротам. Кстати сказать, моё сонидо оказалось куда лучше его сюмпо, хоть я и не старался его опередить, но чувствовалось, что сюмпо само по себе в скорости значительно уступает сонидо. У ворот нас встретил Айзен.
  -Доброе утро, Алукард, рад, что ты пришёл так быстро. Не желаешь немного прогуляться? – сказано это было вполне дружелюбно и естественно, так, как будто мы постоянно совершаем совместные прогулки по Хоэко Мундо.
  -Просто прогуляться?
  -Я хочу проверить твои боевые возможности, но делать это внутри Лас Ночес чревато излишними разрушениями, – ответил он с лёгкой улыбкой.
  -Понятно, – однако... Драться с самим Айзеном я совершенно не планировал, думал, что если и будет проверка, то против меня выпустят кого-то из Эспады. Неужто я его настолько заинтересовал?
  -Гин, останься здесь.
  -Как скажете, капитан Айзен, – забавно, ведь Гин, помнится, Айзена до самого последнего момента называл капитаном… Что это? Привычка? Или тонкая издёвка?
  Мы молча прошли через залы и коридоры внешней стены и вышли в пустыню. Сторожившие вход двое арранкаров, по реацу соответствующие адьюкасу, уровня этак чуть выше среднего, чуть под стену не просочились – настолько струхнули от близости высокого начальства. Но мы не обратили на них внимания и отправились дальше в пустыню. Отойдя на расстояние, с которого громада айзеновской цитадели уже не была видна, мы, наконец, остановились.
  -Начнём? – с лёгкой полуулыбкой спросил Айзен, не спеша доставая из ножен свой занпакто.
  -Пожалуй, – я вернул ему улыбку и достал Мурамасу.
  Он атаковал первым, я блокировал удар. Было очевидно, что он меня щадит, позволяя самому строить рисунок боя, также он пока не использовал силу Къёко Суйгецу, а благодаря силе Мурамасы я узнал кое-что интересное. Оказывается, Айзен тоже обладает вечным шикаем. Впрочем, я это и раньше подозревал. А следовательно, все эти песни про то, что, мол, Ичиго – единственный, кто не видел шикая Айзена, – полная чушь, достаточно было всего лишь единожды взглянуть на клинок, чтобы попасть под действие гипноза. И честно говоря, ожидать иного от носителя такого колоссального количества реацу было бы по меньшей мере странно. Хотя, есть, конечно, Ямамото, но с ним тоже не всё ясно. Во-первых, его шикай даже просто в активном виде опасен для окружающих, да и в ножны не уберёшь, а во-вторых, он-то свой занпакто постоянно в палочке держит, а когда достаёт – сразу высвобождает, и это показательно.
  Постепенно скорость боя возрастала, уже через пару минут даже адьюкасы вряд ли бы различили что-то большее, чем сверкающий и звенящий вихрь. Айзен был мастером – ни одного лишнего движения, а те, что он совершал, отдавали ленцой и небрежностью. И вот он, наконец, использовал силу своего занпакто, я тут же ответил Серо, ударив по его иллюзии, при этом видя оригинал. Чёрно-красный луч прошёл сквозь тело поддельного Айзена и, врезавшись в скалу, поднял стометровый купол взрыва, испарив препятствие. В этот же момент клинок Айзена пропорол глубокую борозду у меня на спине. Сонидо на сотню метров – и в него летит ещё одно Серо, рана на спине уже заросла. Взрыв. За оседающей пылью видно слегка потрескавшийся зеленоватый щит, закрывший моего противника.
  -Впечатляет, – улыбнулся Айзен. - Твоё Серо без сомнения сильнейшее в Эспаде.
  -Приятно слышать, но твой щит оно всё равно не пробило. И кстати, что это была за иллюзия? – я кивнул в место, где "убил" копию Айзена.
  -Это – сила моего занпакто. Контроль всех шести чувств. Абсолютный гипноз.
  -Любопытно. И как с тобой драться после этого? – я скептически поднял правую бровь.
  -А кто говорил, что будет легко? – улыбка Айзена стала шире. Я тоже улыбнулся. Сонидо на сотню метров над головой Айзена – и ещё одно Серо, на этот раз в два раза сильнее.
  Купол взрыва поглотил меня вместе с ним, но только слегка опалил иерро, одежда же пострадала куда сильнее. Обжигающая красная реацу ещё не опала, а мне уже пришлось парировать удар Къёко Суйгецу, а со второй руки Айзен, в лучших традициях Бъякуи, запустил в меня Бъякураем, пробив навылет плечо, и это с моим-то иерро. Рана с шипением мгновенно закрылась, вызвав удивлённый взгляд Айзена, и бой закипел с новой силой. Теперь мы оба уже не ограничивались одними клинками. Айзен виртуозно использовал различные кидо, правда, особо мощных хадо, вроде Курохицуги, всё же не применял, но зато в бакудо не сдерживался, и я успел возненавидеть всевозможные связывающие техники. Я их, конечно, рвал, но на это уходило от одной до пяти секунд, в зависимости от уровня бакудо, а за это время он успевал сделать какую-нибудь гадость, а когда, вдобавок, оценил возможности моей регенерации – вообще озверел, полностью перестав сдерживать удары. Я же, увы, был ограничен Серо и собственноручно изобретёнными щитами, которые далеко не всегда помогали, для использования клинков из реацу возможности не было вообще, спасало только сонидо, которое оказалось всё же быстрее, чем сюмпо синигами. Светить возможности Мурамасы я пока не хотел и, скрипя зубами, принимал очередные раны.
  Айзен внезапно остановился. На его лице последние полчаса непрерывно играла улыбка, кажется, этот бой доставлял ему огромное удовольствие. С одеждой у него тоже уже было не всё в порядке, я всё-таки умудрился несколько раз пробить его щит своим Серо, но на моём фоне он выглядел безукоризненно.
  -Алукард, используй свой ресуррексион, иначе ты не сможешь угнаться за мной.
  -Как скажешь, – я уже давно сам об этом думал, но гордость не позволяла, да и Айзен повода не давал. Вытянув перед собой руку с чёрным клинком, я произнёс: – Шепчи, Мурамаса, – и толкнул в него всю доступную реацу пустого.
  В следующий момент из моего тела вырвался океан реацу. В небо ударил огромный чёрный столб, лишь самую малость обрамлённый красным сиянием, те немногие скальные выступы, что сохранились поблизости, были сметены и размолоты в песок исходящим от меня ураганом духовных частиц, и моё зрение на мгновение померкло. Открыв глаза, я увидел, что стою в центре огромной плоской воронки, в двух десятках метров передо мной стоял Айзен с нечитаемым выражением лица, перед ним сиял зеленоватый щит. Тело переполняла сила, так хорошо я себя чувствовал разве что когда стал адьюкасом, и то ощущения можно сравнить с большой натяжкой. Опустив взгляд, я обнаружил, что одежда восстановилась и изменилась, теперь на мне была странного вида пластинчатая кираса, чёрные штаны, сапоги и кожаное пальто со стоячим воротником, меч же почти не претерпел изменений. Коснувшись левой рукой головы, я уже не удивился, найдя там небольшие, загнутые назад рога.
  -Да, Алукад, ты не перестаёшь меня удивлять, – задумчиво произнёс Айзен. Подняв взгляд на него, я, вдобавок ко всему, понял, что отчётливо чувствую его настоящий уровень реацу, а ведь во время боя мог почувствовать лишь отголоски. Но даже несмотря на это, он всё равно был сильнее меня. - Продолжим? – на лице Айзена вновь появилась привычная полуулыбка.
  -С удовольствием, – мой голос опять изменился, вернувшись к привычной хичиговской тональности.
  СЕРО! Угольно-чёрный поток реацу, лишь немного обрамлённый красным сиянием, стремительно сорвался с моей левой руки и устремился к Айзену. Вот это полыхнуло! Улькиорра со своим Серо Оскурос нервно курит в сторонке… Сбоку из сюмпо вышел Айзен, его зелёный щит осыпался осколками, а вся верхняя часть одежды была сильно опалена.
  -Хирьюгекизоку Шинтен Райхо, – вытянутый в мою сторону Къёко Суйгецу осветился голубым светом, и в меня ударил чудовищный поток из света и молний. Я успел только закрыться Мурамасой, весь верхний слой иерро с обжигающей болью испарился, и меня протащило по земле метров двести. Поток света и молний ещё не прекратился, а я уже почувствовал, как Айзен вышел из сюмпо метрах в двадцати над моей головой. – Райхоку, – жёлтая молния, лишь немного уступающая в силе предыдущему кидо, впечатала меня в запёкшийся песок, образовав при этом десятиметровый кратер. Регенерация уже во всю работала, но Айзен не собирался так быстро останавливаться. - Бакудо номер девяносто восемь: Асшуку, – вокруг меня возник прозрачный куб, который сразу начал стремительно сжиматься.
  Ну уж нет. Удар Мурамасы со звоном пробил прозрачную стенку. Сонидо. Айзен парирует рубящий удар, одаряя меня довольной улыбкой, и уходит в сюмпо. Уже в следующий миг мне самому пришлось парировать его удар, нанесённый мне в спину. Не знаю, как долго продолжался бой, я полностью отрешился от мыслей, отдавшись инстинктам: удар, Серо в упор, сонидо, выходя из-под ответного удара, блок, уклониться или блокировать хадо, порвать бакудо, опять ударить Серо – и так до бесконечности. Бурю реацу, что поднялась от нашей битвы, наверняка чувствовали даже в Лас Ночес и в глубине Леса Меносов. Хорошо хоть мы сражались на скальном основании, и потому не рисковали сами провалиться в этот лес.
  -Хирьюгекизоку... - Айзен вышел из сюмпо в десятке метров передо мной и вытянул в мою сторону занпакто. – Шинтен... – я повторил его действие, указав остриём Мурамасы в его сторону и начав концентрировать на нём Серо. – Райхо.
  Ударили мы одновременно, бело-голубой поток света и молний столкнулся с чёрно-красным лучом концентрированных духовных частиц. Взрыв. Когда пыль улеглась, я обнаружил себя лежащим в яме, которую, судя по всему, сам же и пропахал в запёкшемся песке. Айзен находился в похожей ситуации, но уже поднимался.
  -Да, Алукард, давно я так не дрался, – произнёс Айзен, с ухмылкой осматривая обгорелые остатки своей одежды.
  -Тебе хорошо, у тебя хоть опыт есть, а для меня такой бой вообще первый, – ответил я, поднимаясь и отмечая, что повреждения на моей одежде восстанавливаются по мере того, как я поглощаю реацу из окружающего мира. Её там было так много, что даже не возникало визуальных эффектов с распадом песка и впитыванием духовных частиц рогами.
  -Ну, опыт – это дело наживное, – загадочно улыбнулся Айзен, сделав что-то со своей реацу и почти мгновенно восстановив одежду. – Думаю, на сегодня можно заканчивать, – Къёко Суйгецу отправился в ножны. - Или ты не согласен?
  -С тобой не согласишься... – буркнул я. - Избил, поджарил, а теперь ещё и спрашивает, согласен ли я закончить. Синигами все такие?
  Айзен хохотнул. – Нет, Алукард, большинство из них гораздо хуже, – а у него есть чувство юмора.
  Отменив ресуррексион, я с удивлением воззрился на целую и даже не помятую одежду. Потом обвёл взглядом то, что осталось после нашего боя, и покачал головой, говорить было нечего. Айзен тоже оглядел панораму и удовлетворённо хмыкнул. Постояв так пару минут, я убрал Мурамасу в ножны и привычно скрыл реацу.
  Возвращение в Лас Ночес прошло без происшествий, только на воротах отсутствовала охрана, но мы не обратили на это внимания. Миновав внешнее кольцо стен, никого по пути не встретив, мы вышли на свет искусственного солнца.
  -Через полчаса подходи в главный Зал собраний Эспады вместе со своими фракционами, представлю тебя остальным, – произнёс Айзен, скосив глаза в мою сторону.
  -Как скажешь, – он едва заметно улыбнулся и ушёл в сюмпо. Я хмыкнул и сам ушёл в сонидо, направляясь к своему дому. Айзен мне определённо начинает нравиться.
  -Господин! – только я шагнул с балкона в свою комнату, как на мне едва не повисла Кин, только в последний момент успев опомниться. - Что случилось, господин?! С кем вы сражались?! – и большие-большие глаза, полные радости, страха и предвкушения.
  -С возвращением, господин, – в дверях стояла Сёри, склонив голову в приветствии. - Я рада, что с вами всё в порядке.
  -Так, а теперь по порядку. Что случилось? И почему вы решили, что я с кем-то дрался? – хотя, думаю, я и так знаю ответ, но нужно убедиться.
  -Через некоторое время после вашего ухода на Лас Ночес обрушилась волна очень сильной реацу из пустыни, – начала спокойно отвечать Сёри.
  -Да, только потом оказалось, что на самом деле она была слабой! – поддакнула возбуждённая Кин.
  -Напор реацу не прекращался, а только увеличивался, мы видели, как другие арранкары начинают паниковать...
  -И нам тоже было страшно! Такого количества я ещё никогда не чувствовала, а ведь это были только отголоски! – опять перебила отвечающую Сёри Кин.
  -А потом случился резкий скачок, стало тяжело дышать, а слабых пустых наверняка просто вдавило в пол. И тогда мы узнали в этой реацу вашу, но она была гораздо сильнее, чем когда бы то ни было, а с вами дрался ещё кто-то, даже более сильный. А потом, после очередного очень сильного всплеска, всё резко закончилось. Поэтому мы действительно очень рады вас видеть, господин, - Сёри виновато опустила глаза.
  -Я так испугалась... – всхлипнула Кин, тоже опуская глаза, влажные от слёз.
  -Понятно, – протянул я, рефлекторно кладя руку на голову Кин и начиная почёсывать её волосы. – Ну, в общем, вы правы. Я сражался с Айзеном, это был тренировочный бой, и я подтвердил своё право быть первым в Эспаде. А через полчаса меня представят остальным её членам. Да и вас тоже, так что приготовьтесь, – поражённо расширенные глаза обоих девушек заставили меня улыбнуться. Взъерошив волосы Кин, я направился на первый этаж.
  Через двадцать минут мы поднимались по лестнице в центральной башне. Девочки, в отличие от меня, не скрывали свою реацу и, кстати сказать, выглядели весьма солидно. До Нел ещё не дотягивали, но противостоять ей какое-то время смогли бы, особенно Сёри. Поднявшись на этаж, где располагался главный зал, я заметил в другом конце коридора мелькнувшие жёлтые волосы. А если добавить сюда ещё и ощущение довольно сильной реацу, превосходящей реацу Нел, то личность встреченного арранкара становится очевидной. Жестом показав девушкам, чтобы подождали, я переместился с помощью сонидо вперёд по коридору. И действительно – впереди шли Тия Халлибел и трое её фракционов, змейка и львица были не в моём вкусе, а вот третья очень даже ничего, как её? Апачи, кажется. Помнится, они обожают ругаться… Хм, можно, пожалуй, немного пошутить, а то потом, когда меня представят, уже не получится. Тия как раз шла последней, и я, подавив гаденькую улыбку, переместился прямо к ней.
  -Прошу меня простить, красавица, ви не подскажете, где здесь актовый зал? – старательно гнусавя, спросил я. Тия остановилась и удивлённо воззрилась на меня. А глаза у неё и впрямь зелёные. Зеленоглазая загорелая блондинка, ммм...
  -Да как ты смеешь так разговаривать с госпожой Халлибел?! – кажется, это была приглянувшаяся мне Апачи, хотя и двое других поддержали её злобными взглядами. Теперь пришла пора мне самому разыгрывать удивление.
  -Ой, красавицы, вы чего? – я даже сделал шаг назад. - Я же не хотел никого обидеть, просто спросил, я тут новенький, ничего ещё не знаю.
  -Такой слабый арранкар как ты недостоин даже близко подходить к госпоже Халлибел! – и три презрительных, уничижающих взгляда. Да, для них я чувствовался как очень слабый арранкар. Как же сложно удержать улыбку.
  -Ну чего вы сразу ругаетесь? Красивые девушки не должны ругаться, это портит их красоту!
  -Ах ты, жалкий!..
  -Да как ты!.. – на два голоса зашипели львица и Апачи.
  -Хватит, – спокойно оборвала их Халлибел. - В какой зал тебе надо?
  -Для общих собраний.
  -Это в ту сторону, – Тия вытянула руку. - Пройдёшь коридор, потом свернёшь направо и третья дверь слева.
  -Примите мою благодарность, леди Халлибел, – я галантно поклонился. Мой голос во время этого короткого разговора уже незаметно вернулся в нормальное состояние. - Прошу меня извинить за отсутствие манер, моё имя Алукард. Я искренне рад познакомиться с вами, такая красота – огромная редкость для Хоэко Мундо, очень надеюсь, что мы сможем продолжить знакомство в более приватной обстановке, – в глазах Тии опять появилось удивление, но она быстро взяла себя в руки и, кивнув, повернулась в другую сторону, чтобы продолжить свой путь.
  -Сун-Сун, Апачи, Мила Роза, мы опаздываем, – трио злобно сверлило меня глазами и шипело что-то нелицеприятное в мой адрес, но когда Тия отдалилась уже метров на десять, они всё-таки начали её догонять. Перед этим, правда, бросив на меня последний, наиболее обжигающий взгляд. В ответ я только тепло улыбнулся, отвесил ещё один галантный поклон и послал губами воздушный поцелуй Апачи. Яростный скрип зубов покрасневшей от злости арранкарки пролился бальзамом на моё сердце. Ох, что будет, когда они узнают, с кем сейчас говорили... О да, я Зло. Ухмылка всё-таки вылезла на лицо.
  
  
  Чуть позже...
  -Вот урод! Да как он посмел?! – неистовствовала Апачи.
  -Действительно, урод, и предпочтения у него уродские, – сложив руки на груди, согласно кивнула Мила Роза.
  -Это ты на что намекаешь? – взорвалась арранкарка с разноцветными глазами.
  -Я не намекаю, а прямо говорю.
  -Что?!
  -Что слышала, плоскогрудая.
  -На себя посмотри, корова!
  -Из нас троих к парнокопытным относишься только ты, – парировала львица.
  -Да обе вы коровы, – ехидно вставила Сун-Сун. - А паренёк симпатичный, хоть и слабак.
  -Какого чёрта, Сун-Сун?! – синхронно взревели арранкарки...
  
  
***

  
  Вернувшись к ожидающим меня фракционам, я только слегка улыбнулся на их вопросительные взгляды. Зверинец Халлибел так кричал, что не услышать наш разговор, находясь в соседнем коридоре, было невозможно. Жестом позвав их за собой, я направился в зал встреч.
  Зал уже был полон, насколько это возможно в условиях гигантомании Лас Ночес. Толпа арранкаров хаотично сидела вдоль стен, образовывая точки концентрации вокруг членов Эспады. Первым, естественно, бросился в глаза Барраган, важно восседающий в окружении трёх десятков пустых. Второй я нашёл Халлибел и её прекрасное трио, дамы тоже меня заметили и демонстративно скривились, бросая подозрительные взгляды на Сёри, видимо, решив, что она в нашей компании главная. Ноиторра тоже был здесь, не узнать его было бы крайне сложно – гигантский половник с непонятным оружием прямо бросался в глаза. Рядом с ним стоял невозмутимый светловолосый парень. С правой стороны, в глубокой тени, сидела фигура с высокой цилиндрической головой, видимо, Аронильё. Ещё отдельной группкой сидели мужик с испанской бородкой, негр с афропричёской и девушка с фиолетовыми волосами. В конце зала также стояли двое бывших капитанов Готэй 13 – уже знакомый мне Ичимару Гин и, видимо, Канамэ Тоусен. Даже их реацу сильно отличалась от реацу остальных собравшихся. Неллиель с фракционами нигде не было видно.
  Айзен восседал на своём монументальном троне, облокотившись головой на одну руку, и созерцал с высоты своего постамента зал с собравшимися в нём арранкарами. Когда я вошёл, его губы тронула ехидная улыбка.
  -Сегодня я рад приветствовать нового члена Эспады в наших рядах, – привлёк он общее внимание. - Знакомьтесь, это Алукард, с этого момента он – Первый из вас, – и жест рукой в мою сторону.
  В зале и так было тихо, но после слов Айзена установилась гробовая тишина. Все арранкары, до этого рассматривавшие Сёри, теперь синхронно уставились на меня. Похоже, очень многие решили, будто именно она – новый член Эспады, и у них были на то основания, так как реацу у Сёри было даже чуть больше, чем у номеров восемь, девять и десять. Хотя и Кин недалеко от неё ушла. Лица фракционов Халлибел надо было видеть, Сун-Сун хоть рот прикрывала рукавом, а вот Апачи и Мила Роза совершенно по-простецки уронили нижние челюсти. Тия тоже смотрела с изумлением, плескавшимся в широко открытых глазах. А вот реакция в самом многочисленном стане проявлялась совсем другая, если фракция Баррагана и удивилась, то это было не заметно, так как удивление полностью затмевалось возмущением. Ропот недовольных арранкаров, чьего хозяина вдруг сместили с почётного первого места, неудержимо нарастал, но был мгновенно прерван прозвучавшим голосом бывшего хозяина Лас Ночес.
  -По какому праву он назначен первым из нас? Не чувствую я, чтобы он был достоин этой чести. Где доказательства его силы? Подобное пренебрежение непростительно. Я требую проверки, чтобы я сам смог убедиться в его силе! – улыбка Айзена стала шире.
  -Проверка уже была проведена. Алукард заслужил нынешний статус в бою. В бою со мной. И вы все недавно чувствовали его отголоски.
  Какая короткая фраза – и какой огромный эффект. В одно-единственное мгновение практически всех аранкаров в зале выморозило и превратило в ледяных статуй самих себя. Чертовски шокированных, удивлённых и испуганных статуй. А зверинец Халлибел смотрел на меня уже с откровенным ужасом, да и в глазах самой большегрудой блондинки плескался страх.
  -Кхем... Я всё равно не готов согласиться, я до сих пор не почувствовал его реацу, а значит, не могу быть уверен, что это её мы все чувствовали меньше часа назад, – упёрся коронованный старик.
  -Алукард, покажи им, пожалуйста, – попросил Айзен, сверкая смеющимися глазами.
  Я внутренне усмехнулся и медленно закрыл глаза, позволяя своей реацу свободно вырваться в окружающее пространство. Моё духовное давление накрыло весь зал, а раздавшиеся хриплые, судорожные вздохи и звуки падения показали, что демонстрация удалась на славу. Открыв глаза, я увидел, что всё моё тело покрыло чёрно-красной плёнкой исходящей из него духовной энергии, это выглядело почти как защитный покров, который я ни разу не использовал с момента получения иерро. Большинство арранкаров либо стояли на четвереньках и хватали ртом воздух, либо тяжело опирались на что-нибудь, опять же с трудом дыша, среди них были и будущие «бывшие члены Эспады». Кин и Сёри держались молодцами, уже привыкнув к моей реацу, да и давление в их сторону я постарался смягчить. Также неплохо держался Ноиторра, ну и, естественно, лучше всех выдержали пресс Тия и Барраган. Бывшие капитаны тоже перенесли его без видимых последствий, разве что всегдашняя улыбка Гина изрядно потускнела.
  -Достаточно, - произнёс Соске, мне не нужно было повторять дважды, секунда – и о наличии у меня реацу опять ничего не говорит. Всё действо заняло ровно девять секунд.
  -Уууф, так и прибить можно, - театрально вытер несуществующий пот со лба Ичимару Гин, наградив зал своей змеиной улыбкой. – Полагаю, теперь нужно всех перенумеровать, как вы считаете, капитан Айзен? – повернулся он к трону.
  -Само собой, Гин. Но чуть позже. Алукард, позволь представить тебе Эспаду. Это Барраган Луизенбарн, – Айзен указал на сидящего угрюмого старика. - Тия Халлибел, – ещё один жест. И тут за моей спиной хлопнула дверь, и виноватый, тонкий и очень знакомый голосок поинтересовался:
  -Айзен-сама, можно? - я повернулся и увидел заглядывающую в дверь с очень виноватым выражением лица Неллиель.
  -Да, Неллиель, заходи, ты как раз вовремя, – на лице Айзена отразилась лёгкая улыбка. – Впрочем, Алукард, ты уже знаком с Неллиель Ту Одершванк, – в этот момент следом за Нел в зал вошли двое. Честно говоря, узнать в этих двоих показанных в аниме клоунов можно было разве что заранее будучи в курсе. Один был блондином с длинными, ухоженными волосами, не красавец, но и не урод, с аккуратными остатками маски. Второй был более колоритен – огромная голова, упитанное тело, но и мускулатура присутствовала, лицо грубое, но называть его идиотом я бы не стал. В общем, вполне обычные арранкары, судя по реацу, соответствующие весьма сильным адьюкасам.
  Троица быстро заняла ближайшие к входу места на выходящих из пола кубах, Нел немного смущённо и в то же время тепло мне улыбнулась, а Айзен продолжил представление. Так я познакомился с Ноиторрой, Аронильё, Дордони, Чируччи и Гантенбейном Москедой. Гримджоу, которого я также ожидал увидеть в Лас Ночес, если и был тут, то, видимо, ещё не вошёл в Эспаду. Потом Баррагану, Тие и Неллиель изменили татуировки, а я получил свой первый номер на предплечье.
  -На этом собрание закончено, можете идти, – объявил Айзен и, прихватив прислонённые к трону ножны с мечом, встал и, повернувшись ко всем спиной, направился к другому выходу. Арранкары начали подниматься, Гин и Тоусен направились за Айзеном.
  -Поздравляю, – ко мне подошла Нел и тепло улыбнулась.
  -Спасибо, Нел. Ты же не против, если я буду так к тебе обращаться? – я скопировал загадочную полуулыбку Айзена.
  -Нет, я не против, – ещё одна улыбка. Мимо нас начали проходить арранкары, у большинства чувствовалось желание быстрее оказаться подальше от меня. Даже Барраган и Ноиторра поспешили скрыться, хоть, в отличие от остальных, и не бросали при этом на меня взгляды, полные ужаса.
  -Кстати, а почему ты опоздала? – честно говоря, когда я её не обнаружил в зале, то забеспокоился, что Ноиторра уже сломал ей маску. Ситуация осложнялась ещё и тем, что зал был изолирован, и реацу что отсюда, что сюда не проникала.
  -А... Я... Ммм... - Неллиель замялась. - Я ходила посмотреть на место, откуда недавно пришёл шторм реацу, а когда вернулась, собрание уже началось.
  -Понятно, – Нел, в моих глазах поднялась на пару пунктов. Про то, что мы с Азеном идём драться, знал только Гин, и сообщил он, скорее всего, только Тоусену. Паника и изумление среди арранкаров это подтверждают, а значит, Нел шла в неизвестность. Храбрая девушка. - А это, как я понимаю, твои фракционы? – кивнул я на арранкаров, стоящих в паре метров у неё за спиной.
  -Да, – Нел в полоборота повернулась к ним. – Их зовут Пеше и Дондочака, – те поочерёдно поклонились при звуках своего имени. И где дурачество? Ведут себя как вышколенные лакеи, даже поклоны какие-то аристократические. И на моих девочек совсем не смотрят, а, помнится, Пеше очень бурно реагировал на Чируччи, когда та дралась с Исидой.
  -Хорошо, теперь буду знать, кому оставить сообщение для тебя, если ты сама будешь вне Лас Ночес, – Неллиель повернулась ко мне и ещё раз улыбнулась. И в этот момент к нам подошла Тия, большая часть арранкаров уже покинула зал, и сейчас тут оставались только я, Нел и наши фракционы, фракция Халлибел только что вышла, со страхом косясь на меня.
  -Алукард, я могу с тобой поговорить? – спросила зеленоглазая блондинка.
  -Конечно, – и ещё одна Айзеновская улыбка.
  -Неллиель, я не хотела мешать вашему разговору, извини, – Нел удивлённо посмотрела на Тию, а потом на меня, но быстро справилась с удивлением и, улыбнувшись, произнесла:
  -Ничего, Тия-сан, мы уже заканчивали. Не буду вам мешать, – и зеленовласка вместе со своими фракционами покинула зал.
  -Ещё раз прошу прощения, что прервала ваш разговор, – перевела взгляд на меня Третья Эспада, как только за Нел закрылась дверь.
  -Прощаю, – улыбнулся я. - Так о чём ты хотела поговорить?
  -Я приношу извинения за поведение и слова моих фракционов и прошу тебя их не убивать, – серьёзно произнесла Халлибел. - Если ты этого хочешь, я сама их накажу, – я удивлённо изогнул правую бровь.
  -А если я скажу нет?
  -Тогда я буду их защищать, – прямо взглянула мне в глаза девушка.
  -Думаешь, сможешь?
  -Думаю – нет, но я не отступлю, – я усмехнулся.
  -А ты мне нравишься, – глаза Тии удивлённо расширились. - Не волнуйся, я не собираюсь ни наказывать, ни убивать твоих фракционов. Честно говоря, они мне даже понравились, особенно Апачи. Но за свою доброту я хочу получить от тебя одну услугу, – всё ещё улыбаясь, закончил я.
  -Какую? – взгляд Халлибел стал настороженным.
  -Ничего страшного, просто расскажи мне, как ты попала в Эспаду, – степень удивления Халлибел достигла нового уровня.
  -Зачем тебе это?
  -Просто хочу лучше тебя узнать. Как я уже сказал, ты мне нравишься, и этого вполне достаточно для причины, – Тия долго смотрела мне в глаза, к сожалению, из-за маски, понять, о чём она думает, ориентируясь на мимику, было нельзя. Наконец она приняла решение:
  -Хорошо, я расскажу. Приходи ко мне через два часа, я живу около второго полигона.
  -Я знаю, мне выделили постройку неподалёку, – Тия кивнула и, ещё раз окинув меня и моих молчаливых девушек задумчивым и несколько удивлённым взглядом, направилась к выходу.
  Дверь за первой красавицей Хоэко Мундо тихо закрылась, и мы остались одни в огромном зале. Повернувшись к своим девочкам, я встретился взглядом с двумя парами любопытных и настороженных рубиновых глаз. Усмехнувшись и спрятав руки в карманы, я пошёл в сторону, где скрылся Айзен, жестом указав Кин и Сёри следовать за мной. В другом конце зала обнаружилась дверь, ведущая в тёмный коридор, удаляющийся в две противоположные стороны. Сосредоточившись, я ощутил только источники реацу Гина и Тоусена, и оба они были в разных концах коридора, Тоусен к тому же сейчас спускался куда-то вниз. Хм... Конечно, Айзен, скорее всего, рядом с Гином, вернее, Гин рядом с Айзеном, но это далеко не факт, а бегать по этому лабиринту у меня желания нет. Расслабившись, я сосредоточился на собственной реацу, её было просто море, но тем не менее почувствовать Айзена я не мог.
  -Мурамаса, поделись со мной своей силой,- мысленно обратился я к занпакто. Словесного ответа я не услышал, но в тело сразу начала поступать дополнительная реацу. Пара секунд – и в моём внутреннем взоре резко вспыхивает титанический столб духовной энергии повелителя Лас Ночес. Как я и ожидал, Айзен был рядом с Гином. - Спасибо,- поблагодарил я Мурамасу и направился в нужную сторону.
  Дверь в комнату была открыта, но я всё равно пару раз стукнул по косяку, прежде чем войти. Тут, как и в большинстве помещений Лас Ночес, царил полумрак, разгоняемый лишь сиянием мониторов, заполнявших всю противоположную от входа стену. Мониторы отображали различные виды внутри Лас Ночес, преимущественно с потолка, сейчас на многих из них были видны члены Эспады, расходящиеся по своим покоям.
  -Ты чего-то хотел, Алукард? – сидя ко мне спиной на белом кресле, немного напоминающем трон, спросил Айзен, опередив мою реплику на долю секунды. Гин, чуть сгорбившись, стоял рядом и одарил меня своей фирменной улыбкой, но ничего не сказал.
  -Да. Меня очень заинтересовали те приёмы, что ты использовал против меня, если я не ошибаюсь, они называются Кидо. Ты мог бы меня ему научить?
  -Хочешь освоить Кидо? – в голосе Айзена появилось лёгкое удивление, он встал и повернулся ко мне, начав с интересом разглядывать. - Признаться, ты не устаёшь меня удивлять. Что ж, думаю, это может быть интересно. Приходи завтра на четвёртый полигон в девять утра.
  -А как я узнаю время?
  -Тебе домой принесут часы, арранкар, который их доставит, расскажет что к чему, – ничуть не смутившись вопроса, ответил Айзен, уже развернувшись, чтобы вновь занять кресло. - У тебя есть ещё какие-то вопросы?
  -Парочка есть, но они пока не слишком важны.
  -Да? – я буквально физически ощутил улыбку Айзена. - У меня сейчас есть время, так что задавай, попробую ответить.
  -Где вы берёте одежду, мебель и технику?
  -В мире живых, – последовал лаконичный ответ. Я скептически поднял бровь и перевёл ожидающий взгляд со спинки кресла на Гина. Тот ещё сильнее улыбнулся и пояснил:
  -Достать деньги в мире живых не проблема, конечно, кое-что приходится делать на заказ, но большую часть вещей можно купить в обычных магазинах, – Гин замялся и почесал указательным пальцем нос. - Ээм... Ну, надеюсь, ты понимаешь, о чём я говорю, – и ещё одна улыбка.
  -Не то чтобы я часто бывал в мире живых, но я понимаю, о чём ты. Меня больше интересует, как именно вы покупаете, ведь обычные люди не видят ни синигами, ни пустых.
  -А, вот ты о чём, – Гин явно обрадовался, хоть и до этого угрюмым его назвать было сложно. - Мы просто используем гигаи, эм.. вернее, как правило, я использую. Это что-то вроде искусственного тела, в которое можно вселиться. Эх.. - Гин тяжело вздохнул и, насупившись, скорчил грустную физиономию. - Знаешь, работать курьером очень сложно, иногда такое приходится тащить через гарганту... А главное – никому другому не поручить, арранкары в большинстве своём не имеют ни малейшего понятия о том, как надо вести себя в мире живых... В смысле, они способны разносить всё вокруг, но больше ничего, и даже что такое деньги им не особо-то объяснишь. Вот и приходится всё самому... – грустный и жалующийся Гин – это восхитительное зрелище, я даже почти поверил, но вовремя вспомнил, кто передо мной стоит.
  -Ясно, – на моём лице не дрогнул ни один мускул.
  -Ты сказал, что у тебя было два вопроса, – раздалось из глубины кресла.
  -Да. Как я понял, наш противник – это Общество Душ, а конкретно – Готэй 13, – я замолчал, но возражений не последовало. - Мне бы хотелось узнать перечень способностей капитанов и лейтенантов, а также их внешность и характеры. Чтобы знать, к чему быть готовым при встрече, – в комнате на несколько секунд повисла тишина, Гин, ещё когда я только начал говорить, отвернулся к экранам и, заложив руки за спину, делал вид, что его тут нет.
  -Хорошо, Алукард. Завтра после тренировки ты всё увидишь, – последовал спокойный голос из кресла. Айзен так и не встал второй раз.
  В этот момент на одном из мониторов, отображающем полигон, появились две фигуры, в одной я узнал Москеду, а вторым был арранкар с синими волосами. Гин и Айзен тоже это заметили, и, нажав пару кнопок на панели управления, Гин перевёл изображение на главный экран. Синеволосым арранкаром оказался Гримджоу, в точности такой же, как и в моей памяти. Не прошло и десятка секунд, как начался бой. Оба противника были рукопашниками, и довольно хорошими, но практически сразу стало заметно превосходство Гримджоу в скорости.
  -Хо-хо! А он неплох! – прокомментировал происходящее Гин. Айзен промолчал.
  -Кто это? – с лёгким интересом в голосе поинтересовался я.
  -Нумерос, Гримджоу Джагерджак, кажется, у него номер двенадцать, – слегка повернув голову, с прищуром ответил Ичимару.
  -Нумерос – это обычный арранкар? - Гин кивнул, возвращаясь к наблюдению за боем. - И это нормально, что он дерётся лучше Эспады?
  -Ну, Алукард-кун, Эспада не так давно существует, а Гантенбейн Москеда в ней был с самого начала. К тому же, помнится, до превращения Гримджоу был адьюкасом, а им требуется куда больше времени на адаптацию, чем вастер лордам. Так что состав Эспады ещё не раз будет меняться. К сожалению, только с вастер лордами можно сразу определить уровень, остальным приходится долго привыкать к своим силам и учиться ими пользоваться, –после слов Гина я повернулся к своим фракционам, которые всё это время тихо стояли у входа. Выходит, их нынешний уровень – это только начало, и им ещё только предстоит его раскрыть? Озвучивать этот вопрос я не стал, вновь переведя взгляд на экран. Через две минуты оба противника высвободили ресуррексион, отголосок выброса реацу весьма ощутимо прошёлся по комнате, а уже спустя минуту после этого Москеда был побеждён, был бы побеждён и раньше, но Гримджоу явно затягивал бой, наслаждаясь поединком. Гин уже собирался что-то сказать, но его опередил Айзен:
  -Что скажешь, Алукард?
  -Его место в Эспаде, а не в Нумеросах, – спокойно ответил я.
  -А какой номер? – опять это ощущение улыбки, надо было сразу подойти ближе, чтобы видеть его лицо.
  -Я не видел остальных, так что не мне судить.
  -Хм. Хорошо, если тебе не сложно, сходи туда и сообщи Гримджоу, что он теперь десятый номер, пусть зайдёт ко мне изменить татуировку.
  -Как скажешь, – я повернулся и зашагал к двери.
  
  То же место...
  -Капитан Айзен?
  -Что, Гин?
  -А Вам не кажется, что Алукард ведёт себя довольно странно для пустого?
  -Он не обычный пустой, Гин. Его занпакто разумен, а душа вообще ни на что не похожа, я впервые встречаю подобное.
  -Разумный занпакто у арранкара? Разве такое возможно?
  -Хоугиоку не могло ошибиться. И теоретически это вполне возможно, другое дело, что пустота в душе у обычных арранкаров сильно препятствует процессу внедрения сущности синигами. Но у Алукарда такой проблемы не было, поэтому он и получил так много сил, хотя до превращения был слабее того же Баррагана.
  -Понятно. Но всё-таки, он подозрительно хорошо ориентируется в бытовых вопросах, как думаете, может, он помнит свою прежнюю жизнь?
  -Возможно...
  
  
***

  
  До полигона я добрался через пять минут, в конструкции башни как-то не предусмотрели возможности срочно её покинуть, а дырявить стены я посчитал неэстетичным. Хотя, возможно, зря. Перед тем как выйти из башни, я велел девочкам скрыть свою реацу – мне было интересно, как Гримджоу на меня отреагирует, да и не стоит им больше разгуливать, фоня на весь Лас Ночес. Москеда валялся без сознания, и даже почти здоровый, по крайней мере, все конечности были на месте. Гримджоу сидел в десятке метров от его тела, на крыше небольшого то ли сарайчика, то ли ещё чего, в общем, каменной коробки с дверью, и что называется, плевал в потолок. Но потолок был далеко, и у Гримджоу ничего не получалось, и его лицо выражало вселенскую скуку. Ресуррексион как у него, так и у Москеды уже деактивировался. Реацу у Гримджоу была весьма хорошей, хотя, конечно, до уровня той же Неллиель не дотягивала, да и Ноиторре уступала.
  -Гримджоу Джагерджак, – синий глаз лениво повернулся в мою сторону. - Ты назначен десятым номером, зайди к Айзену, чтобы сменить татуировку, – холодно проинформировал я, с безразличием глядя на него.
  -Пф... – фыркнул представитель семейства кошачьих и оскалился. - А ты кто такой?
  -Какая разница?
  -Действительно, – усмехнулся Гримджоу и мгновенно ушёл в сонидо.
  Удар кулака, направленный мне в лицо, встретил на своём пути мою ладонь и, естественно, остановился, не сумев сдвинуть её ни на миллиметр. Синие глаза изумлённо расширились, а в следующий момент на его лице появилась сдерживаемая гримаса боли. Что не удивительно, при нашей разнице в реацу, для него этот удар – всё равно, что для обычного человека – попытка кулаком пробить бетонную стену.
  -Неплохо, – прокомментировал я удар, слегка усмехнувшись. - Но драться со мной тебе ещё рано, – сонидо, всего на метр, ему за спину, – окружающий мир привычно замер, и извлечённый из ножен Мурамаса упирается в шею Гримджоу. Его глаза всё ещё смотрят на то место, где я только что стоял, и будь моя воля – арранкар был бы уже мёртв.
  -Да.. кто ты такой? – запнувшись и чуть хрипло, спросил Гримджоу, как только до него дошла ситуация.
  -Я Алукард, Примера Эспада, – Гримджоу сглотнул. - И как я сказал, тебя ждёт Айзен, – и, убрав меч в ножны, добавил: - Добро пожаловать в Эспаду, – после чего, не глядя на шокированного пустого, направился к своим фракционам, преданно пожирающим меня восхищёнными и обожающими взглядами. Сблизившись, я едва заметно кивнул им в сторону нашего дома и ушёл в сонидо.
  Переместился я сразу к себе на балкон и пока ждал девушек, отметил, что отсутствие тут какого-нибудь кресла или диванчика – не есть хорошо. Надо будет в ближайшее время под каким-нибудь благовидным предлогом отправиться в мир живых, чтобы иметь легальную возможность демонстрировать свои познания по части человеческой жизни. Да и приобрести кое-чего не мешало бы. Ждать девочек пришлось почти десять секунд, всё-таки у нас слишком разная скорость и дальность сонидо. Когда девушки появились с двумя характерными хлопками, я как раз решал, чем себя занять на более чем час ожидания до момента, когда надо будет идти в гости к Тие. Вид двух идеальных фигурок, одетых без лишней скромности, направил мои мысли в новом направлении. Ведь, по большому счёту, именно для этого я их с собой в своё время и взял, вернее, это была одна из основных причин.
  Так уж случилось, что для арранкара число возможных партнёров не то что для создания семьи, а даже для банального секса крайне ограничено, и, опять же, большая часть этих возможных партнёров арранкара сперва попытаются убить. Я не раз думал об этом ещё в бытность обычным пустым, да и позже много раз возвращался к этим мыслям – хоть никаких потребностей в половом общении я тогда не испытывал, но простая логика подсказывала, что когда я стану арранкаром, это может превратиться в большую проблему. Ну честное слово, не воровать же мне девушек из Общества душ? Нет, можно, конечно, но как я уже сказал, большая часть из них попытается меня сразу убить, если речь идёт о синигами. А если говорить об обычных жителях Руконгая, то есть очень большая вероятность, что попав в Хоэко Мундо, они банально превратятся в пустых, как самые обычные души, каковыми и являются. Про риск встречи с Командующим и капитанами я вообще молчу. Можно, конечно, найти кого-то и в мире живых, особенно при наличии гигая, но тут другая проблема – обычные люди слишком хрупки, да и живут недолго. В общем, Кин и Сёри изначально рассматривались мной не только как полезные бойцы, но и как девушки, чья первоначальная задача – скрашивать мою весьма долгую, возможно даже – бесконечную жизнь, ибо умирать в предстоящих событиях я точно не собираюсь. И, по-видимому, я был прав, когда оставил им жизнь и взял с собой – девочки, став арранкарами, превратились в настоящих красавиц, и что куда важнее – я понимал это не только умом, но и телом. А ведь, честно говоря, до последнего боялся, что при превращении в арранкаров у пустого меняются только сила и внешность, а в остальном он остаётся таким же бесполым и никаких потребностей в межполовом общении не испытывает. В условиях практически бесконечной жизни – страшная перспектива, не фатальная, конечно, но очень неприятная. К счастью, обошлось, хотя возможность репродукции ещё следует уточнить, но одно то, что у меня возникло влечение, уже о многом говорит.
  Однако, пару минут пристально разглядывая смутившихся от этого девушек, я пришёл к выводу, что тащить их сейчас в постель будет преждевременно. Психологически они ещё не готовы – слишком мало времени прошло, по сути, меньше суток назад они были монстрами с телами, всё предназначение которых – убивать, а такие кардинальные перемены требуют времени для осознания и принятия. Да и реакция организма на особь противоположного пола – тот ещё стресс, особенно когда не понимаешь, что происходит, а они вряд ли понимают. А то, что реакция есть, я почти не сомневаюсь – раз уж мой организм реагирует, то и их наверняка тоже, да и взгляды с мелкой моторикой о многом говорят. В общем, сейчас их лучше не трогать. Кстати, вот и ещё одна причина поскорее наведаться в мир живых и тем самым залегендировать мои знания о половой жизни, иначе им и объяснять что-то опасно – сомневаюсь, что камеры у Айзена только на потолке Лас Ночес имеются.
  Хотя всё же интересно, их поведение сразу после превращения – это пробудившиеся инстинкты из прошлой жизни или результат вложенной Хоугиоку модели поведения? По идее, такая модель должна быть, иначе бы адаптация арранкаров к общественному существованию была бы крайне долгим и сложным процессом. С другой стороны, может быть, Хоугиоку пробуждает эти самые инстинкты из прошлой жизни? Надо будет при случае спросить у Айзена – может, и ответит.
  Оторвавшись от размышлений, я заметил, что уже несколько минут разглядываю потолок Лас Ночес – по внутренним ощущениям, до встречи с Тией осталось минут пятьдесят. Кин и Сёри всё это время терпеливо мялись в сторонке, сверля мою спину взглядами. Ещё разок осмотрев девушек и особо задержав взгляд на рукоятках их клинков, я, наконец, придумал, чем себя занять.
  – Пойдём, покажете мне силу своих мечей, – спокойно произнёс я, уходя в сонидо. Ближайший полигон находился как раз перед моим домом, переместившись сразу в центр, я подождал ровно три секунды, прежде чем из сонидо вышли мои фракционы. – Начинайте, – девушки переглянулись, и вперёд вышла Сёри, доставая из ножен парные клинки.
  – Пой, Асероскуро, – клинки окутались насыщенно-красной реацу, а в следующий миг Сёри поглотило плотное красное облако. Ещё секунда – и облако принимает вид закручивающейся полусферы, одновременно поднимая сильный ветер во все стороны. Когда облако опало, передо мной предстала Сёри в экзотически выглядящей чёрно-белой костяной броне, чем-то даже напоминающей мой собственный нагрудник в ресуррексионе, только покрывающей почти всё её тело. В её руках по-прежнему были две катаны, немного изменившие форму и ставшие угольно-чёрными, а реацу девушки подскочила в два с половиной раза. Диадема на голове стала шире и теперь не пряталась под волосами, а, наоборот, покрывала их. По поверхности диадемы шёл затейливый витой рисунок.
  – Прекрасно выглядишь, – улыбнулся я, ничуть не соврав. Доспехи действительно шли Сёри, в них не было никакой громоздкости и вычурности, но зато явственно исходило ощущение изящества и в то же время – опасности. Сёри, с огромным интересом рассматривающая себя, после моих слов замерла и немного покраснела, при этом не поднимая на меня взгляд. Хмыкнув, я повернулся к Кин. – Теперь ты.
  Девушка, во все глаза рассматривающая свою подругу, встрепенулась и, бросив на меня быстрый взгляд, немного нервно достала свой занпакто. Повернув его горизонтально земле, лезвием вниз, она взялась второй рукой за кончик.
  – Шипи, Гатоскуро, – на этот раз клинок катаны, засияв красным светом, рассыпался на множество красных песчинок, и в следующий момент Кин поглотила в точности такая же полусфера реацу, как и у Сёри, только немного меньшего диаметра. Когда ветер прекратился, а пыль улеглась, я разглядел облик своей первой слуги. Ушки стали больше и теперь выглядели вполне живыми, появился белый хвост, покрытый мехом, а не костью, как это было раньше, коготки на руках заметно отросли, хотя кисти по-прежнему выглядели изящно и красиво. Одежда тоже изменилась, но не так кардинально, как у Сёри, теперь на Кин было платье со множеством разрезов, местами прикрытое белой костяной бронёй. Никакого оружия, кроме, разве что, коготков на руках, я не заметил, реацу у неё, естественно, тоже подскочила, но по-прежнему до уровня Сёри не дотягивала, разрыв даже немного увеличился.
  Подождав, пока обе девушки в достаточной мере собой налюбуются, я прервал это, безусловно, могущее продолжаться очень долго занятие:
  – Ну что ж, Кин, ты тоже выглядишь прекрасно, пока что я вашими ресуррексионами очень доволен, – девушки опять порозовели. – Но, думаю, теперь следует проверить, что вы можете. И начнём мы с Серо.
  К моменту, когда надо было идти к Тие, проверка была завершена. За сорок минут тренировочного боя они не смогли мне сделать ничего – ни Серо, ни простые удары не оставляли на мне ни малейших повреждений, хотя, должен признать, были несоизмеримо сильнее того, чем они владели раньше. Мне почему-то вспомнился эпизод, когда Ичиго впервые атаковал Улькиорру – активировал банкай, надел маску, вбухал море реацу, а у Улькиорры повреждений – всего-то только сгоревшие рукава. Вот и тут ситуация была почти та же, хотя одежду мне всё же повредили меньше. Но тем не менее, то, что мои фракционы стали значительно сильнее, было очевидно. Пожалуй, Сёри даже смогла бы меня победить в бытность мою вастер лордом и до того, как я начал поглощать первых, неудачных арранкаров. Её ресуррексион по свойствам был очень похож на банкай Ичиго, давая ей огромную скорость – как в простых движениях так и в сонидо. До меня ей, конечно, было далеко, но вот Гриммджоу без ресуррексиона она обгоняла здорово, да, пожалуй, и в ресуррексионе бы обошла. Со способностями, даруемыми занпакто Кин, было сложнее – одной из них также являлась скорость, хоть и не такая большая, как у Сёри, но вот остальные оставались не ясны, видимо, требовалось время, чтобы их раскрыть. То, что другие способности у Кин были, сомнений у меня не вызывало – благодаря Мурамасе я отчётливо чувствовал, что скорость – не единственная способность Кин, и даже не основная. Но вот понять, что именно она ещё может, я сходу не смог. В Сёри также чувствовался нераскрытый потенциал, и это радовало – вполне возможно, мне удастся дотянуть их до уровня второй половины Эспады, по крайней мере, попытаться стоит.
  Когда мы закончили, я оставил уставших девушек в своём особнячке, а сам не спеша отправился к Халлибел. Тия жила почти в таком же домике, по крайней мере, внешние отличия были минимальны. По пути я издалека видел парочку спешащих куда-то арранкаров, а в остальном местность под куполом Лас Ночес была пустынна. Подойдя к двери, я услышал доносящийся изнутри шум женских разборок. Из возгласов докопаться до причин было невозможно, ибо девушки из свиты Халлибел, судя по всему, уже давно перешли на личности. Стучать пришлось три раза прежде чем мне, наконец, открыли, но я особо не расстроился задержке – уж очень забавно было слушать, как Мила Роза лается с Апачи, а потом они вместе вопят на ехидно что-то вставляющую Сун-Сун.
  – Кто там ещё?! – дверь мне открыла раздражённая Апачи, но увидев моё улыбающееся лицо, она резко побледнела и отступила на шаг. Мне сразу захотелось немного пошалить.
  – Привет, красавица, – я, довольно улыбаясь, сделал шаг вперёд и прежде, чем Апачи успела отреагировать, положил руку ей на голову, одновременно чуть наклоняясь к её лицу. – Проводишь меня к своей госпоже? – спросил я, заговорщицки понизив голос, не переставая улыбаться.
  – Д… д… да... – бедную арранкарку едва заметно трясло, кажется, она даже забыла дышать.
  – Хорошая девочка, – её разноцветные глаза поражённо расширились, а зрачки сузились, но отреагировать она опять не успела. Второй рукой я ухватил её за талию и притянул к себе, одновременно наклоняясь ещё больше и нежно целуя в губы, сопровождая поцелуй небольшой передачей реацу. У Апачи были аккуратные тонкие губы с лёгким солоноватым привкусом, девушка была полностью пассивна и, похоже, находилась в глубоком шоке, но мне было всё равно, ведь это был мой первый поцелуй в этой жизни. Я даже не ожидал, что получу так много удовольствия.
  – Что тут происходит? – я отпустил дрожащую и выпавшую из реальности Апачи и повернулся к Тие. Златовласка непонимающе переводила взгляд с меня на девушку и обратно, а чуть в стороне стояли Сун-Сун и Мила Роза с глазами размером с блюдца и открытыми ртами. – Алукард, что ты сделал с Апачи?
  – Поцеловал. Люди так часто делают с теми, кто им нравится. Должен заметить, крайне приятный процесс, – Тия перевела взгляд с меня на Апачи, та стояла с чуть открытым ртом и расфокусированным взглядом, явно пребывая глубоко в себе. Однако, полагаю, Халлибел смотрела не только на внешность, но и проверила состояние реацу своего фракциона, так как тревога из её глаз очень быстро исчезла, оставив только толику удивления.
  – Её реацу поднялась, – констатировала Трес Эспада и вопросительно посмотрела на меня.
  – Я немного поделился.
  – Ты можешь делиться своей реацу? – степень удивления Тии опять прыгнула вверх.
  – Да.
  – Но почему?
  – Почему я поделился? – Халлибел едва заметно кивнула. – Просто захотелось. Для меня этот объём всё равно ничего не значит.
  – Хорошо, – Тия медленно кивнула. – Пойдём наверх. Сун-Сун, Мила Роза, останетесь с Апачи, – и, развернувшись, зашагала к лестнице.
  Пока мы шли, я размышлял на тему: почему, собственно, я поцеловал Апачи? Да, она симпатична и даже по-своему красива. Хотя одежду бы ей всё-таки стоило немного сменить, а то красивая, в общем-то, грудь визуально становится меньше чуть ли не в три раза, хотя нет, всё-таки в два с половиной. Но это всё мелочи, Кин и Сёри куда как сексуальней, да и значительно доступней, однако их я не целовал. Нет, тут дело не во внешности и не в проснувшемся влечении, своих-то фракционов я и голышом видел, причём во всех подробностях. Дело в чём-то другом. И я, пожалуй, знаю ответ. Страх. Та эмоция, которая больше всего привлекает пустых. Страх для пустых – как изысканная приправа к еде, аромат, заставляющий потерять голову и со всех ног рвануться к его источнику, чтобы разорвать и съесть того, кто его испытывает. Обычные пустые практически не способны сопротивляться этому аромату, да и для всех остальных чужой страх – едва ли не самое приятное ощущение. Даже я, охотясь и пожирая других пустых, наслаждался эманациями их ужаса, а ведь я себя очень даже контролировал и всегда старался убивать максимально быстро. А тут у Апачи случился такой резкий переход от раздражения, ярости и негодования к паническому, лишающему возможности двигаться и даже дышать ужасу. Причём, если подумать, я этого совершенно не ожидал. Неужели Тия не сказала им, что у меня нет претензий? Если так, то девушки вполне могли себя накрутить, а тут ещё и моё появление, очень неожиданное, судя по реакции арранкарки. Вопрос в том, почему так поступила Тия? Хотела сперва поговорить и убедиться, что я действительно не собираюсь мстить? Хм, вполне возможно. Плюс ещё наверняка рассчитывала на воспитательный эффект. Но я ушёл от темы, хотя всё и так уже понятно. Когда волна ужаса от Апачи накрыла меня, меня в прямом смысле накрыло, такая уж тавтология. Ну не ожидал я такого удара, всё-таки это не бой, где ужас жертвы ожидаем и привычен, да и расслабился я в Лас Ночес. И если подумать, клыки у меня в тот момент зачесались изрядно, будь на месте девушки какой-нибудь адьюкас – разорвал бы мгновенно, на одних рефлексах. А так спустил пар в поцелуе, опять же на одних инстинктах, даже задуматься о том, что делаю, не успел. К счастью для Апачи, конечно. Впрочем, всё не так плохо – хоть я и действовал импульсивно, но голову не потерял, и на будущее следует быть готовым к таким ситуациям, так как, похоже, чувствительность у меня с превращением в арранкара тоже увеличилась.
  Размышления заняли всего десяток секунд, при этом я не забывал осматривать обстановку. Планировка дома Халлибел практически ничем не отличалась от моего, разве что он был более обжитым, но ненамного – так, несколько низких диванчиков и маленьких столиков, да и то только на первом этаже. Комната Тии вызвала у меня ощущение дежавю, ибо точь-в-точь повторяла мою собственную, даже кровать была такая же, видимо, Халлибел на жилищный комфорт внимания не обращала. Когда дверь закрылась, Тия встала напротив меня и некоторое время внимательно меня рассматривала, сложив руки на груди, или, что будет более верно, под грудью. Я, в свою очередь, рассматривал её. Что ни говори, а зелёные глаза, золотые волосы и почти шоколадный цвет кожи – это нечто. Впечатление не портило даже знание о форме её маски и тяжёлый, безэмоциональный взгляд, которым она на меня смотрела. Первой заговорила Тия:
  – Твои условия не изменились? Если я расскажу тебе, как вступила в Эспаду, ты не станешь причинять вред моим фракционам? – моя догадка о молчании третьей подтвердилась, Тия действительно хотела сперва убедиться в моих словах.
  – Я не стану причинять им вред в любом случае, даже если ты сейчас выставишь меня за дверь, – зелёные глаза удивлённо расширились. – И если ты так сделаешь, то также можешь не волноваться, я не стану к тебе хуже относиться или пытаться причинить вред. Как я уже говорил, ты мне нравишься, и моя просьба о рассказе – не что иное, как попытка узнать тебя получше. Ты можешь ничего мне не говорить, если не хочешь.
  – Ты странный арранкар, – после недолгой паузы произнесла Халлибел.
  – Это хорошо или плохо? – с лёгкой улыбкой поинтересовался я.
  – Не знаю, – последовал лаконичный ответ, но Тия, кажется, смутилась.
  Я хмыкнул. Смущённая, она выглядела невероятно мило, хоть и выражалось это только чуть сжатыми пальцами и отведённым от меня взглядом.
  – Мне лучше уйти? – Тия подняла на меня глаза из дальнего угла комнаты, куда они только что были направлены, и спустя пару секунд ответила:
  – Нет. Останься. Я расскажу.
  Дальше я выслушал уже, в целом, известную мне историю о том, как Тия спасла Апачи, о встрече с Барраганом и шраме, оставленном на одном из наиболее ретивых его слуг, к слову, являвшемся довольно сильным адьюкасом, о жизни вчетвером, и наконец – о появлении того самого адьюкаса, уже прошедшего трансформу. Дальше был долгий, но в конечном итоге проигранный бой и героическое появление Айзена, аки рыцаря в сияющих доспехах, спасающего прекрасную даму. Наверняка он там не случайно оказался – уж больно вовремя появился, да и, подчинив Баррагана, не узнать о Тие он просто не мог. Высказывать свою догадку вслух я, однако, не стал, просто сделал в уме заметку на будущее. Тия ничего не скрывала и рассказывала очень подробно. В частности, я узнал, что она никогда особо не стремилась к силе и охотилась исключительно с целью не допустить регресса, так что, полагаю, она была не особо сильным вастер лордом, если уж даже хоть и сильный, но адьюкас решился на неё напасть и вообще учить жизни. Также стало ясно, как недоарранкар смог одолеть вастер лорда, по той же причине – до превращения он был сильным адьюкасом, после – достиг уровня вастер лорда, но с учётом иеро был сильнее и просто измотал Тию, позволяя себе не обращать внимания на её удары. А вот как Тия умудрилась стать настолько сильной, превратившись в арранкара, было не очень понятно, ведь разница между объёмом её реацу и реацу Баррагана была совсем не велика, а уж Барраган в бытность вастер лордом слабаком точно не являлся. Кстати, при внимательном осмотре дыры я у Тии не обнаружил, и это наводило на мысли о взаимосвязи между размером пустоты и увеличением силы при арранкаризации, или, правильнее сказать, синигамики. Косвенно эту теорию подтверждали сама Тия, я, Нел и мои фракционы. У Нел, как я помнил из аниме, дыры тоже нет, а я вряд ли дотягивал до уровня Баррагана, даже несмотря на мои способности к поглощению, всё-таки старику сотни лет, может даже тысячи. Тем не менее, я его не только превзошёл, но и почти достиг уровня Айзена, а уж это ни в какие ворота не лезет.
  Рассказ завершился, и в комнате установилась тишина. Тия внимательно изучала моё лицо, видимо, ожидала реакции на то, что проиграла бывшему адьюкасу. Хоть она этого старалась не показывать, но в её голосе я всё равно уловил досаду и стыд за тот бой. Однако сказал я совсем не то, что она ожидала.
  – Значит, твоя мечта – построить мир, где не придётся жертвовать другими, чтобы добиться своих целей? – глаза Тии изумлённо расширились. Да, прямо она этого не говорила, но в принципе, из рассказа можно было сделать такой вывод – конечно, при достаточной наблюдательности и если знать, на что обращать внимание – интонации, акценты, постановка фраз, поступки. Хотя, я-то и так знал её цель, так что изначально рассматривал рассказ через призму этого знания. – Что ж, достойная цель, и мне она, пожалуй, даже нравится. Хотя вряд ли многие пустые меня поддержат. Ладно. Не буду больше отнимать твоё время – нас обоих ждут наши фракционы, тебя, пожалуй, даже больше, так что спасибо за интересный рассказ. Если понадобится моя помощь – скажи, всегда буду рад тебе помочь, – я уже развернулся к двери, когда меня остановил вопрос Халлибел:
  – Почему?
  – М? – я развернулся вполоборота к девушке.
  – Почему ты будешь рад мне помочь? – хм, похоже, мне удалось её немного расшатать, в обычно безразличном и спокойном голосе явственно слышатся напряжение, удивление и непонимание.
  – Я же уже говорил – ты мне нравишься, и этого более чем достаточно. Согласись, не так часто в этой бесконечной пустыне можно найти что-то, что тебе понравится. Ну и, полагаю, будучи первым в Эспаде, я, в какой-то мере, должен защищать тех, кто стоит ниже. По крайней мере, на мой взгляд, это логично, – Тия медленно кивнула, не отрывая от меня своих изумрудных глаз.
  – Я запомню твои слова, – и, выдержав небольшую паузу, не очень уверенно добавила: – Спасибо, – в ответ я тепло улыбнулся и развернулся к двери.
  Фракции Халлибел в прихожей уже не было, судя по реацу, они сидели в гостиной, причём сидели весьма тихо, что уже само по себе для этой компании было нехарактерно. Так что ушёл я не попрощавшись, что меня, в общем-то, не огорчило. Покинув дом, я сразу использовал сонидо, выйдя из него почти под самым куполом Лас Ночес. Одна мысль никак не давала мне покоя – дыры, олицетворяющей пустоту в душе, у Тии не было, но вот маска сохранилась куда лучше, чем можно было бы ожидать, фактически, в процессе арранкаризации маска Халлибел и не изменилась совсем, и это наводило на размышления. Ведь арранкар – это именно «снявший маску», кажется, Старк был естественным арранкаром ещё до встречи с Айзеном, да и у самой Тии в бытность вастер лордом глаза и верхняя часть лица были открыты.
  Вспомнить бы, что олицетворяет маска у пустых, ведь именно она – наиболее уязвимая часть у любого пустого, и в то же время – наиболее важная. Хм... Кажется, маска олицетворяет желание скрыться и спрятаться от мира, не важно, по какой причине, по крайней мере, вроде бы именно такое объяснение давалось в аниме. Да, пожалуй, это очень подходит Тие. Её поведение, холодная броня спокойствия и безразличия – не что иное, как защитная реакция, следствие её комплекса «жертвы», и тут маска очень к месту. Тия до сих пор подсознательно боится открыться миру, хотя с того момента, как она стала пустым, прошло уже очень много времени. И как следствие – её маска сохранилась. Ну что ж, ещё одно направление деятельности определено, надеюсь, я не ошибся в своих выводах. Теперь осталось только дождаться Старка с Улькиоррой и посмотреть уже на них. Есть ещё Гриммджоу, но предпринимать в отношении него какие-то шаги будет ошибкой, ведь даже малейшее изменение в его характере может повлечь за собой изменение и всех последующих событий, как следствие – всё моё послезнание обесценится, или, по крайней мере, большая его часть, а этого бы не хотелось. Значит, пока только Тия, ещё не появившийся Старк и Айзен. Вот уж с последним действительно дилемма, может, и правда помочь ему победить? Н-да, вопрос. Так сходу и не решишь.
  
  Тия Халлибел стояла на балконе и смотрела на место, где только что был Алукард. Как и ожидалось, он с лёгкостью ушёл из её поля зрения, продемонстрировав невероятное по скорости сонидо. Но сильнейшую девушку Хоэко Мундо волновало не это – сложно было ожидать от Примеры чего-то другого, тем более если вспомнить тот неистовый ветер реацу, что ещё совсем недавно обрушивался на Лас Ночес. Хотя сила Алукарда её тоже волновала. Подумать только, его испытывал сам Айзен! Да и то духовное давление, что он продемонстрировал в зале собраний… Себе Тия полностью отдавала отчёт, что шансов в бою с Алукардом у неё нет никаких, ведь даже когда она высвобождала свой ресуррексион, её духовное давление было слабее, чем у Примеры с запечатанным мечом. Страшно представить, что творилось в эпицентре битвы между Айзеном и Алукардом. Но сейчас большая часть мыслей Халлибел была не о силе её недавнего собеседника, а о его словах. Без всякого сомнения, он её прочитал.
  Или, может быть, это Айзен рассказал ему о её мечте? Нет, это невозможно, Айзен не стал бы. Значит, всё-таки прочитал. Кто же такой этот Алукард? Она ведь даже не слышала, что где-то есть вастер лорд, настолько превосходящий по силе Баррагана, а появись такой, это бы обязательно рано или поздно стало известно. Король Хоэко Мундо очень уж ревниво относился к своему статусу сильнейшего, чтобы пропустить такую информацию, а слухи разлетаются быстро, даже в песках Хоэко Мундо. Хотя... Когда она увидела его в первый раз, то посчитала обычным слабым нумеросом, даже очень слабым нумеросом.
  Воспоминание об этом моменте заставило Халлибел раздражённо передёрнуть плечами и, нахмурившись, закрыть глаза. Будь на месте Алукарда Ноиторра, Барраган или этот мерзкий гиллиан – Аронильё, да вообще почти любой арранкар, то её фракция уже была бы мертва, а возможно, и она сама в придачу. Иллюзий Тия не питала – в Лас Ночес убивали и за меньшие оскорбления. Но Примера повёл себя странно, даже очень странно. И эти его слова про симпатию... В принципе, Тия была с ними согласна, но всё же... Может, в том, что его привела именно Неллиель, есть какой-то смысл? Они, если подумать, довольно сильно похожи, Неллиель бы на его месте тоже не стала убивать. По крайней мере, Ноиторру она регулярно оставляет в живых, хотя по мнению самой Тии, его-то как раз следовало бы убить. Слишком подлый, наглый и тупой, но Неллиель проявляла ничем не обоснованную мягкость, вот и Алукард пропустил оскорбления мимо ушей, не потребовал за это ничего взамен и даже пообещал защищать. Рассматривать рассказ как плату за жизни своих фракционов Халлибел не могла. И как на всё это реагировать, Тия тоже не знала, слишком много странностей и нелогичности было в действиях Первого.
  Нелогичности с точки зрения пустых, а может, с точки зрения людей всё иначе? Ведь он что-то говорил об их привычках, может, стоит заглянуть в мир живых и самой посмотреть? Возможно. Но, в любом случае, сейчас нужно поговорить с Апачи и понять, наконец, что же он всё-таки с ней сделал.
  Тия Халлибел открыла глаза и, развернувшись, направилась внутрь дома.
  
  Как и обещал Айзен, в этот же день ко мне в дверь робко поскрёбся арранкар – типичной гномьей наружности, только без бороды и с маской на пол-лица – тащивший коробку с настенными часами. Арранкар был слабенький, даже до уровня адьюкаса не дотягивал, но гиллиана бы всё-таки сделал. Рассыпавшись в извинениях, он мне доложился и поинтересовался, куда установить объект. Потом я с умным видом десять минут выслушивал подробную инструкцию обращения с часами и вообще старательно изображал чайника. Объяснял коротышка доходчиво, даже Ямми бы понял, в общем, я с Кин и Сёри выслушали, как определять время, как заводить механизм, об общей хрупкости конструкции (на этот пункт часовщик особенно напирал – сразу виден опыт общения с Эспадой), ну и ещё по мелочи. После того, как он убедился, что я всё понял, часы были оперативно установлены в указанное мной место, и масколицый гном удалился, предварительно ещё раз рассыпавшись в извинениях за то, что занял моё время.
  Заняться было нечем, а спать мне абсолютно не хотелось, в результате, я, усевшись на кровати и положив на колени обнажённый занпакто, погрузился в свой внутренний мир.
  Мурамаса сидел на широкой колонне и глядел на океан.
  – Зачем ты пришёл? – спросил он, не поворачивая головы, стоило мне появиться за его спиной.
  – Задать пару вопросов и потренироваться.
  – Что ты хочешь знать? – всё так же спокойно произнёс он, не меняя позы.
  – Прежде всего, можешь ли ты научить меня Кидо? – Мурамаса встал и повернулся ко мне.
  – Да, могу. Но Айзен сделает это гораздо лучше. Всё-таки Кидо – это оружие синигами, а не их занпакто.
  – Главное, что ты сможешь помочь в освоении, и это уже хорошо, – я ненадолго задумался, устремив взгляд на море. – Теперь следующий вопрос. Ты можешь материализовывать занпакто и сам с лёгкостью появляешься в материальном мире, а можешь ты из материального мира переносить что-то в духовный? Скажем, если я захочу перенести сюда пустого, это возможно? – этот вопрос меня волновал давно. Согласно аниме, Мурамаса поглотил и держал в себе огромное число пустых, используя их как батарейки, но когда начал терять контроль, они стали вырываться наружу, причём в неповреждённом виде. В той истории одних гиллианов он поглотил несколько десятков, а ведь были ещё и адьюкасы, и даже один вастер лорд, про всякую мелочь я вообще молчу. И если эта способность у него сохранилась, то она открывает просто огромные перспективы.
  Мурамаса долго молчал, мой вопрос его явно шокировал, о чём красноречиво свидетельствовали расширенные в изумлении глаза и слегка подрагивающие пальцы. Но всё же через пару минут он ответил:
  – Да, я могу это сделать, но зачем? Твоё собственное Полное поглощение даст куда больший эффект, мой же способ только обеспечит тебя лишней реацу, которую не очень-то просто использовать, да и сам ты от её наличия сильнее не станешь.
  – Ну, насколько я понял, в собственном внутреннем мире я почти что бог, а значит, смогу спокойно провести над ними некоторые эксперименты. Да и таким образом у меня всегда будет запас свободной сущности пустых, которой я смогу поделиться в случае нужды, а значит, и подлатать кого-то из своих подчинённых.
  – Понимаю, – Мурамаса медленно кивнул. – Но удерживать их здесь будет сложно, к тому же, хоть ты, конечно, и не синигами, но их присутствие всё равно будет разрушать этот мир. Впрочем... – взгляд Мурамасы соскользнул с меня и обратился в ту сторону, где располагалась пустыня. – Возможно, в той части твоего духовного мира, что отражает силу пустого, их негативное влияние сойдёт на нет.
  – Ясно, – я тоже обратился в ту сторону. – Кстати, то, что мой внутренний мир делится на две части – это нормально?
  – Нет. Но ты поглотил меня и, стремясь обрести мои силы, соединил свой внутренний мир с моим. Правда, я понятия не имею, как тебе это удалось, – я вопросительно уставился на свой занпакто, он это заметил и, поудобнее заложив руки в карманы, пояснил: – После смерти от руки Коги я осознал себя, уже находясь под воздействием Хоугиоку, и тут всё уже было таким, – любопытно...
  – А если я поглощу ещё один занпакто, он тоже появится здесь или мой внутренний мир в очередной раз расширится?
  – Скорее всего, не будет ни того, ни другого. Разве что ты сам захочешь сохранить личность поглощённого занпакто. В остальных случаях, вероятно, произойдёт то же самое, что и тогда, когда ты поглощаешь другого пустого, но уже для меня. То есть сила другого занпакто сольётся с моей, вернее, я её поглощу. Так как, став твоим занпакто, я приобрёл часть твоих способностей, а главная из твоих способностей – это Полное поглощение. Но всё это только мои предположения, которые вполне могут оказаться ошибочными.
  – Понятно. Ну что ж, что-то подобное я и предполагал. Кстати, а Къёко Суйгецу ты материализовать и натравить на Айзена сможешь? – не то чтобы я собирался это сделать, но знать о подобных возможностях необходимо.
  – Нет. Я управляю чувствами занпакто, когда обращаю его против хозяина, как правило, усиливаю его собственные желания, но Къёко Суйгецу очень силён, к тому же сам управляет чувствами, хоть и отвечающими за восприятие, а не эмоции. Я просто не смогу удержать его под контролем хоть сколько-нибудь длительное время, – хм, жаль, но, в принципе, ожидаемо.
  – Ладно, – я вздохнул и повернулся к Мурамасе. – Ты не против провести небольшую тренировку? Мне бы не помешало улучшить владение мечом, а то тех навыков, что у меня проявились после арранкаризации, явно недостаточно, что мне весьма наглядно продемонстрировал Айзен во время нашего боя.
  Мурамаса сдержанно кивнул и обнажил меч, я последовал его примеру. Наши катаны были полностью идентичны. Две секунды полного покоя, и чёрные клинки рванули навстречу друг другу.
  
  Моя тренировка с Мурамасой продолжалась до самого утра. За счёт разницы в реацу я превосходил его в силе и скорости, но мастерство было на его стороне, так что бой был очень познавателен. В собственном духовном мире, как оказалось, невозможно устать, даже потраченная там реацу никуда не уходит, что в общем-то логично. Да ещё и время там течёт неравномерно. По словам Мурамасы, чем больший стресс и нервное напряжение во время боя испытывает синигами, тем быстрее мчится время в его духовном мире. И наоборот, если синигами не угрожает опасность и он не занимается тренировками, время будет течь медленнее. Хотя тут уже всё зависит от занпакто – при желании он может и не допустить замедления, да и ускорить на некоторое время в случае чего способен.
  На следующее утро я решил немного прогуляться перед назначенным Айзеном временем. Ноги сами собой привели меня к обиталищу Неллиель, я уже собирался идти дальше, когда из двери вышла Нел. Меня она заметила сразу же и, радостно улыбнувшись, зашагала ко мне.
  – С добрым утром, Алукард-сан.
  – С добрым утром, Нел, и не стоит быть такой официальной, – я ответил ей почти такой же улыбкой.
  – Что делаешь? – Нел улыбнулась ещё сильнее и сцепила руки за спиной.
  – Да так, гуляю, вот и забрёл к тебе. Надеюсь, ты не против?
  – Конечно нет, я даже рада.
  – Составишь мне компанию, или у тебя дела?
  – С удовольствием.
  Прогулка, увы, вышла недолгой, но познавательной. Нел с удовольствием рассказывала о жизни Лас Ночес, а я внимательно слушал, всем своим видом излучая удовольствие. Неллиель в реальности оказалась совершено не такой оторвой, как её показывали в аниме – да, очень улыбчивая и приятная в общении, но при этом собранная, дисциплинированная и держащая себя в руках девушка. Возможно, там сыграли роль повреждение маски и годы, проведённые в детском состоянии, даже скорее всего. Наверняка с Пеше и Дондочакой та же ситуация. Но тем не менее, нынешняя Нел мне нравилась, не хотелось бы её потерять. Расстались мы уже у полигона, где была назначена моя встреча с Айзеном, напоследок договорившись, что Нел как-нибудь зайдёт ко мне в гости и поможет устроиться. Впрочем, ни на каких определённых сроках я не настаивал, так как выяснил, что Нел уже сегодня собирается уйти в очередной поисковый рейд, а там уже как пойдёт – не любила она возвращаться, не приведя хоть кого-нибудь.
  
  Встреча с Айзеном прошла почти буднично. В первый день он прочёл мне лекцию о природе и свойствах Кидо, а также приёмах управления и преобразования реацу, после чего просто выдал тексты заклинаний и продемонстрировал два простейших Кидо: Сай и Щё.
  Сай – простейшее бакудо первого уровня, фактически, являющееся волевым усилием с небольшой примесью реацу. Правда, в исполнении Айзена даже мне руки за спиной скрутило, хоть и всего на секунду, но всё равно впечатляет. Щё – тоже простейшее, только хадо, направленный толчок реацу, совершенно безвредный в оригинале и совсем чуть-чуть уступающий по убойности Серо гиллиана в моём исполнении. Нет, конечно, на самом деле до Серо ему было далеко, но всё равно, такой удар реацу мог с лёгкостью перемолоть в кашу человеческий скелет или оставить в земле почти полуметровую воронку, как и случилось в моём случае при первом исполнении заклинания. Проблема оказалось в моей уже рефлекторной привычке вкладывать в свои манипуляции с реацу как можно больше силы – действие это происходило автоматически, без участия разума. Нет, я, конечно, мог ослабить своё Серо, но не так чтобы слишком, навыки уже, можно сказать, вбились в подкорку, и в результате, чтобы действительно понизить силу собственного Серо на существенную величину, до уровня ну хоть тех же адьюкасов, мне требовалось приложить серьёзные усилия, и ощущения при этом были приблизительно такие, как есть, удерживая вилку мизинцем и безымянным пальцем левой руки. Да что говорить, если даже банальную расфокусировку луча для накрытия большей площади приходилось проделывать, изрядно напрягая внимание. Так что даже самое слабое моё Серо, если, конечно, я не стану изгаляться над собой, было в разы сильнее аналогичных атак остальной Эспады. Фактически, я просто не мог пользоваться чем-то слабее Гранрей Серо, на которое была способна далеко не вся Эспада, в то время как у меня оно получалось автоматически, в основном же я вообще пользовался Серо Оскурос. Кстати, эти определения вошли в ход с лёгкой руки Айзена, как и длинные, пышные имена, сочиняемые большинством арранкаров.
  Дело в том, что почти все арранкары, вплоть до шестидесятого номера, прошли через процесс синигамики практически одновременно, именно по этой причине Гриммджоу был двенадцатым, в то время как, скажем, Сун-Сун из фракции Халлибел имела номер пятьдесят шесть. К тому моменту, как Айзену наконец удалось наладить процесс, от армии Баррагана уже мало что осталось, да и Тия не горела желанием отдавать своих фракционов на эксперименты. Она и Барраган к тому моменту уже были арранкарами, но из-за не отработанной технологии Барраган почти не прибавил в силе, а Тия так и не избавилась от маски. Как результат, даже когда у Айзена всё срослось, вперёд пропихнули Гриммджоу сотоварищи, так, на всякий случай, и только уже после него процедуру начали проходить давние обитатели Лас Ночес. Ну, а после начался прямо-таки взрыв патриотизма, инициированный Айзеном, ну или национализма, хотя, скорее, просто стремления как-то самореализоваться. Уж не знаю, кто был инициатором использования испанского языка (хотя подозреваю, что Гин), но волна всколыхнулась, вот и появились такие конструкции как: «Дордони Алессандро дель Сокаччио”, в свою бытность пустым, кстати, носивший простое и не замысловатое имя Дор. С Серо та же история – напридумывали кучу названий, а по сути, разницы почти и нет.
  Так уж сложилось, что я не был таким уж уникальным – остальных членов Эспады тоже обучали основам Кидо, пусть этим занимался и не лично Айзен, а Гин с Тоусеном, но факт наличествовал. Арранкаров не учили самому по себе Кидо, но зато обучали методам управления и преобразования реацу, таким, собственно, образом и появились Серо Оскурос и Гранрей Серо – пустым просто показали, как эффективней использовать духовные частицы, и они применили эти знания в, по сути, единственной своей энергетической атаке. Но даже так особого внимания этим техникам никто не уделял, и как результат, для использования Гранрей Серо остальной Эспаде требовалось изрядно напрячься, и то не все могли, да и стоила эта атака куда как больше, про Серо Оскурос вообще молчу – без ресуррексиона использовать его не мог никто, кроме меня. Всё это изложил мне Айзен, заметив, что хоть я и дошёл до всего сам, но техники всё же можно изрядно улучшить, и я был с ним согласен.
  Дальнейшее обучение проходило по простому сценарию: Айзен подробно рассказывал про конкретное Кидо, после чего демонстрировал его применение и ждал, пока у меня не получится его в точности повторить. Самые большие проблемы возникли с медицинскими техниками. Там следовало преобразовывать собственную реацу особым образом, и в этом, собственно, и была проблема – реацу пустого категорически не желала преобразовываться и менять свою разрушительную природу. Дело сдвинулось с мёртвой точки только тогда, когда я начал использовать реацу синигами, но всё равно, медицинское Кидо на порядок превосходило по сложности всё остальное. Не удивительно, что Унохана пользовалась таким большим уважением среди капитанов, не удивлюсь, если она и с Командующим потягаться может.
  Вообще, Айзен оказался интересной личностью и собеседником, хотя общение с Гином для него явно не прошло даром, а может, и для Гина с ним, сейчас уже не понять. Айзен просто обожал тонкую иронию и едва различимые ехидные насмешки. Отпускал он их настолько виртуозно, что истинный смысл сказанного иной раз доходил только минуты через две. Хотя я всё же допускаю, что во всём виноват мой извращённый разум, во всём ищущий двойное и тройное дно, и в этом смысле Айзен был просто кладезем двойных и тройных смыслов, всё время сохраняя на лице загадочную полуулыбку, превращающую даже самые простые фразы в нечто многозначительное. К тому же, судя по всему, ему просто нравилось со мной общаться – я не лебезил, не выказывал ему лишние знаки уважения, выражающиеся во всевозможных уважительных суффиксах и полупоклонах, которые так любили отвешивать Гин с Тоусеном, да и вообще вёл себя с ним как с равным, хотя, в отличие от остальных, на собственной шкуре испытал его реальную мощь. Правда, в Эспаде появился Гриммджоу, тоже не очень-то жалующий авторитеты, но он пока старался не показывать свой характер.
  
  Гарганта за моей спиной закрылась, и я ступил на белые плиты пола одного из залов Лас Ночес. Поход в мир живых не принёс особых впечатлений, тот самый городок, где некогда начался мой путь, ничуть не изменился. Когда я только вышел из гарганты в городском парке, моё горло на несколько секунд сдавило удушье – после перенасыщенного реацу воздуха Хоэко Мундо в человеческом городке дышать было ощутимо сложно. Не удивительно, что пустые если и появляются здесь, то только самые слабые, недалеко ушедшие своим разумом от животных. Однако когда я перестал сдерживать свою реацу, ситуация разительно изменилась – разошедшийся от моей фигуры штормовой ветер, состоящий из духовных частиц, повлиял даже на материальный мир, изрядно потрепав городской парк и даже ближайшие к нему улицы. От обрушившегося на город духовного давления почти мгновенно погибли все местные пустые, которых и было-то всего трое на весь город, а в самом парке немногие отдыхающие потеряли сознание. Людей спасла слабая чувствительность к духовной энергии, а ещё то, что я высвободил всё же далеко не весь свой объём. Через десяток секунд, когда окружающий мир в достаточной мере насытился реацу, я вновь её скрыл, дышать к тому моменту стало ощутимо легче и приятнее. Не то чтобы мне вообще было необходимо дышать, но я планировал позже приводить сюда других арранкаров, прежде всего – своих фракционов и Тию с Нел, а практически полное отсутствие в окружающем мире реацу весьма неприятно. Появления синигами, которого я, если честно, ожидал, после такого-то громкого заявления о себе, так и не последовало. То ли местный надзиратель испугался, то ли его вообще тут не было, но никто мешать мне так и не стал. Скорее всего, в городе действительно не было своего синигами, так как моя чувствительность распространялась на весь город, и сомневаюсь, что тут был бы кто-то способный от меня спрятаться, по крайней мере, тех трёх пустых я ощущал весьма отчётливо, а ведь в Хоэко Мундо даже не обратил бы на них внимания. В общем, погуляв несколько часов по городу, заглянув в кинотеатр и в несколько известных мне квартир, в которых я когда-то в каком-то смысле жил, я вернулся в Лас Ночес.
  Пока я неторопливо шёл к выходу из главной башни, мне наперерез спешил Гин. Хоть реацу у меня и скрыто, но не заметить открытия гарганты было проблематично, а в Лас Ночес сейчас, кроме меня, отсутствовала только Неллиель, ушедшая искать вастер лордов ещё два дня назад. Это я знал доподлинно, да и просто ощущал всех остальных членов Эспады и мятежных капитанов, в том числе и Айзена. А вот Гин меня почувствовать не мог, но так как он, очевидно, спешил меня встретить, я решил подыграть. Вот очередной поворот коридора, и впереди появляется его улыбчивая физиономия – назвать это лицом можно крайне редко, и сейчас явно не тот случай.
  – Оооо, Алукард-кун, хорошо, что я тебя нашёл.
  – Привет, Ичимару, что-то случилось?
  – Ой, да что ты, не стоит так официально, ко мне вполне можно обращаться по имени, – картинно замотал руками бывший капитан третьего отряда.
  – Хорошо. Ты что-то хотел, Гин? – старательно копируя голос и интонацию Айзена, спросил я.
  – Эээм... Так тоже не надо, – как-то резко сжался и скорчил страдальческую мину пепельноволосый синигами, впрочем, всё ещё держа на лице хоть и поблекшую, но улыбку. – А то когда ты начинаешь говорить как капитан Айзен, ты меня пугаешь.
  – Так я тебе и поверил, несчастный ты наш, испуганный и никем не понятый, – Гин довольно улыбнулся, прекратив кривляться. – Ну так что?
  – Ничего особенного, просто хотел сказать, что если ты хочешь получить гигай, то это можно сделать у Заэля.
  Заэля я уже видел, ещё во время экскурсии, устроенной мне Нел. Он уже обитал в подземной части комплекса, но впечатления, что он хоть чем-то руководит, в тот момент у меня не возникло. Правда, сам Заэль вызвал резкую антипатию – привкус его реацу был ещё хуже, чем у Аронильё, да и внешность очков не прибавляла.
  – Этого розового ахтунга? Он что, действительно заведует научной частью в Лас Ночес? – состроив удивлённое лицо и добавив в голос побольше скепсиса и сарказма, спросил я.
  – Ну, руководит – это сильно сказано, – улыбка Гина стала просто неприлично широкой. – Но кое-что он может, вот и производство гигаев организовал. Ну ладно, всё, что хотел, я уже сказал. Хорошего дня, пока-пока! – помахал он мне ручкой, проигнорировав мой недовольно-скептический взгляд, и с довольной улыбкой зашагал обратно по коридору.
  Очень захотелось вдарить ему в спину Серо, видимо, догадавшись о моих намерениях, Гин резко ушёл в сюмпо, избавив меня от соблазна. Впрочем, в одном он прав – гигай мне действительно пригодится, а значит, в любом случае нужно идти к Заэлю.
  Найти Заэля в подземельях было несложно, несмотря на устроенный тут лабиринт. В конце концов, если моя чувствительность кому-то и уступала, то только Айзену, а эту отдающую гнилью реацу сложно с чем-то спутать. С Заэлем мы встретились, когда он выходил из какого-то помещения в главный коридор.
  – Заэль-Аппоро Гранц? – холодно окликнул его я, когда он, не заметив меня, начал удаляться по коридору. Арранкар остановился и с удивлением, в котором просматривалась и толика раздражения, на лице, повернулся ко мне. Когда же он меня увидел, удивления стало ещё больше, его глаза расширились, а зрачки, наоборот, сузились.
  – Эм... Вы, если не ошибаюсь, Алукард, новый Примера Эспада?
  – Да. Гин сказал, что у тебя найдётся парочка гигаев для арранкаров. Я бы хотел их получить.
  – Да, найдётся. А можно узнать, зачем вам? – манерно поправив очки, с толикой высокомерия спросил он. Однако какой наглец, ну ладно, это даже интересно.
  – Естественно, для походов в мир живых, – и выражение лица, мол, что за глупый вопрос? – Как будто их можно использовать как-то иначе.
  – Кхм. Да, конечно, – арранкар, судя по всему, всё-таки вспомнил, кто перед ним, и резко стушевался. – Пойдёмте, я вам выдам мою новейшую модель, – он развернулся и поспешил по этому лабиринту к одному ему известной цели. Войдя в неприметную дверь, мы оказались в тёмной комнате с большим количеством выдвижных из стен ящиков, точь-в-точь американский морг, даже два операционных стола присутствуют. Заэль прошёл к дальней стене и, сверившись с табличками, вытащил один из контейнеров. Внутри лежало тело, бесполое, с отсутствием лица, но всё же мужской комплекции.
  – Что с лицом? – безразличным тоном спросил я, внимательно рассматривая гигай.
  – Он сам примет очертания вашего лица и фигуры, автоматически. Правда, удобно?
  – Очень, – я всё ещё неотрывно смотрел на гигай.
  – Может, сейчас наденете? Если что, я смогу провести настройки.
  – Конечно, – я развернулся к улыбающемуся арранкару. Он ничего не успел понять, не говоря уже о том, чтобы отреагировать, но уже через секунду Заэль с завыванием рухнул на пол, судорожно зажимая окровавленный обрубок левой руки, под самым плечом. Я подождал, пока вой утихнет, разглядывая оторванную руку, а потом бросил её к нему.
  – Ты понял, почему я это сделал? – по-прежнему безразличным и холодным тоном осведомился я.
  – Д…д... Да, – с натугой выдавил он.
  – Это хорошо, что ты понимаешь. А теперь будь любезен, выдай мне три нормальных гигая, один на меня и два – на моих фракционов.
  – К…как скажете. Н…но у меня сейчас нет...
  – Вот как? Жаль, очень жаль, – в меня упёрся полный ужаса взгляд первого учёного арранкара. – Впрочем, ты же сможешь их сделать уже к завтрашнему утру, – не спрашивал, а утверждал я. – И раз уж так получилось, то мне нужен гигай, хорошо проводящий реацу, тот, в котором я смогу в полной мере пользоваться своей силой.
  – Но это невозможно! Я не успею закончить к утру, мало того, что гигай должен выдержать ваш объём реацу, который ещё надо замерить, так ещё и проводящий, это же совсем другой уровень! – от отчаяния Заэль даже забыл про рану, его глаза горели безумным огнём, а единственная рука экспрессивно жестикулировала во время этого короткого спича, перестав зажимать рану, из которой толчками выливалась кровь.
  – Значит, закончишь к послезавтрашнему утру, – небрежно бросил я. – Надеюсь, не стоит говорить, что с тобой будет, если в этих гигаях я обнаружу духовных паразитов? А я обнаружу, можешь не сомневаться, – арранкар побледнел, и явно не от кровопотери.
  – Я… Я всё понял. Такого больше не повторится.
  – Надеюсь, – я развернулся и зашагал к выходу из помещения.
  – Постойте! Мне нужно замерить ваш объём реацу, без этого не получится создать надёжный гигай.
  – Возьми суммарный объём всей остальной Эспады и увеличь вдвое, не ошибёшься, – сзади раздался звук падения чего-то на пол. Скосив взгляд на упавшего на колени в лужу крови арранкара с потерянным взглядом, я беззвучно хмыкнул и продолжил движение. Всё прошло как нельзя лучше.
  Поднявшись на поверхность, я отправился к своему полигону, оттуда как раз доносились всплески реацу Сёри и Кин. Последнее время они постоянно тренировались. Я уже подумывал о материализации Мурамасы, чтобы он занялся их профессиональным обучением, но пока это было преждевременно. У меня не было ни малейших сомнений в том, что Айзен знает о разумности моего занпакто, да и способности Мурамасы для него наверняка не секрет. Так что с этой стороны осложнений я не опасался, а остальные арранкары и так смотрят на меня как на монстра, за исключением, конечно, моих собственных фракционов, Неллиель и, может быть, Тии.
  Кстати о Тие...
  Я только сейчас обратил внимание, что рядом с полигоном, где тренировались мои девочки, находится ещё один источник реацу. Он был слабее, чем у моих фракционов, поэтому я и не обратил внимания, но вот аромат у него был знакомый, даже очень.
  – Привет, Апачи, решила заглянуть ко мне в гости? – немного ехидно, но в то же время тепло улыбнулся я, выйдя из сонидо рядом с девушкой.
  Отреагировала она в точности как я и ожидал. Подскочив от неожиданности, она рефлекторно попыталась отпрыгнуть, боком, подальше от меня, и в результате приземлилась мягким местом на песок. Ошарашенные и испуганные глаза упёрлись в меня, а правая рука, явно без участия сознания, взметнулась в защитном жесте, как будто я на неё нападаю. Эта комичная картина заставила меня улыбнуться ещё шире.
  – Ну и что ты прыгаешь? Впрочем, не отвечай, я сам виноват. Но ты такая милая, когда боишься, я просто таю. Не хочешь пойти ко мне во фракцию? Я буду хорошим господином, вот увидишь, – не переставая улыбаться, хитро подмигнул я девушке.
  – Нет, я не могу, Халлибел-сама... – похоже, она испугалась ещё сильнее. Беда с этими арранкарами, шуток совсем не понимают.
  – Да ладно, ладно, я пошутил. Тия меня убьёт, если я начну воровать у неё фракционов, и на разницу в силе не посмотрит. Повезло вашей троице с госпожой. Ну так зачем пришла? Или ты просто рядом гуляла и решила посмотреть на тренировку моих девочек?
  – Ааа... Я... – Апачи замерла, глядя на мою руку, которую я протянул, чтобы помочь ей встать. Идея дотронуться до меня, похоже, не внушала ей оптимизма.
  – Да не бойся ты, целовать не буду, если, конечно, сама не попросишь, – ещё раз хитро подмигнул я. У меня было просто восхитительное настроение, что отчётливо отражалось на моём лице. Апачи вспыхнула и как-то неуверенно сжала зубы, в чём-то среднем между оскалом и улыбкой, но всё же подала мне руку, хоть и заметно подрагивала. Я, беззвучно хмыкнув, легко поставил её на ноги и стал ждать, разглядывая девушку.
  – Госпожа Халлибел велела мне поблагодарить вас за подарок, – отворачиваясь в сторону и как-то нехотя произнесла Апачи, при этом чуть покраснев.
  – Какой подарок? – я ничего Тие не дарил, даже не виделся с ней особо после того визита.
  Апачи с удивлением посмотрела на меня и осторожно ответила:
  – Ну, ту штуку из мира живых, где экран и можно фильмы смотреть.
  – Телевизор? – вскинул бровь я.
  – Ну да. И за фильмы тоже спасибо, – так. Что тут произошло, и почему я не в курсе? Какой телевизор? Я даже себе его ещё не достал. Моё удивление, смешанное с негодованием оттого, что я ничего не понимаю, видимо, отразилось на лице, и Апачи его поняла по-своему, отчего быстро и испуганно зачастила: – Госпожа Халлибел хотела сама поблагодарить, но она не знала, когда Вы вернётесь, вот и велела мне проследить. Я не шпионила! Я просто должна была вернуться, как только Вас увижу. И мне тоже фильмы очень понравились!
  – Ясно, – я наконец справился с эмоциями и вернул лицу спокойное и дружелюбное выражение. – Какой понравился больше всех? – внутренне готовясь к самому худшему, спросил я.
  – Эм.. Ну, кажется, он называется Эмануэль... – ТВОЮ МАТЬ! ГИН! УБЬЮ СВОЛОЧЬ! Кастрирую! Разорву на мелкие кусочки! Глаза на пятки натяну и моргать заставлю! Ну подставил, гад! Всё, белочка, молись.
  Ни один мускул не дрогнул на моём лице, и даже реацу не вырвалось ни капли, но чего мне это стоило... Красная же, как рак, Апачи стояла, не зная, куда деть глаза. А вот мне как-то вдруг поплохело. Чувствую, благодарить меня Тия будет с особо жестокостью, и мне её благодарность очень не понравится.
  – А скажи, Апачи, Тия тоже смотрела этот фильм? – внутренне холодея, спросил я.
  – Ну, когда посыльный нумерос принёс телевизор и фильмы, госпожа Халлибел тренировалась вне Лас Ночес и смотреть мы начали без неё. Ну а когда она вернулась, то да, она посмотрела, – пи...ц! Я труп. Ну ничего, Гин, я заберу тебя с собой.
  – Хорошо, Апачи. Не буду тебя больше задерживать, – смущённая арранкарка боязливо кивнула и поспешно ушла в сонидо.
  Так, у меня есть минуты две, хотя нет, минута, и то если повезёт. Бежать или убить Гина? УБИТЬ ГИНА! Это не обсуждается! Сонидо!
  Белочка, судя по реацу, находился в главной башне, он как раз ошивался рядом с Айзеном, но это его не спасёт. Выйдя из сонидо напротив балкона, я мгновенно нашёл взглядом пепельноволосого синигами, он меня тоже.
  – Гиииин! – медленно, растягивая имя, с интонацией маньяка, догнавшего жертву, произнёс я. – Вот ты где, Гиииин, – я медленно начал приближаться к резко вспотевшему синигами. Айзен, сидя на своём троне, наблюдал за этой картиной с явным недоумением. – Как я рад, что нашёл тебя, Гииин. Я должен тебя поблагодарить. О дааа. Поблагодарить.
  – За… за что?
  – За то, мой дорогой Гиииин, что ты от моего имени сделал Тие такой интересный, а главное – познавательный подарок, – синигами начал медленно пятиться, с надеждой поглядывая на Айзена, во взгляде которого появился неподдельный интерес.
  – А… а почему ты думаешь, что это сделал я?
  – А КТО ЕЩЁ?!! Может быть, Барраган? Или Ноиторра? Нет, это точно был Тоусен! Я тебя УБЬЮ, ГИН! – моя реацу начала вырываться в окружающий мир, образовав вокруг меня закручивающийся вихрь. Но беззвучные молитвы белочки были услышаны.
  – Может быть, вы мне всё-таки объясните, что здесь происходит? – ехидно осведомился Айзен, довольно разглядывая нас.
  Бросив на него злобный взгляд – если бы не его присутствие, Гин был бы уже покалечен, я запрятал обратно реацу и начал объяснять.
  Впервые я увидел ржущего Айзена. Он откинулся на спинку трона и с надрывом хохотал почти минуту, после чего опёрся головой на левую руку и посмотрел на Гина.
  – Гин, я даже не подозревал, что ты в курсе такого экзотического направления киноиндустрии.
  – А я и не был в курсе, – пришибленно начал оправдываться виновник произошедшего. – Я просто попросил продавца дать самые лучшие фильмы о любви, и он сказал, что это классика, которую должен знать каждый, – врёт! Нагло врёт. По глазам вижу! Но доказать не получится.
  – А сам предварительно посмотреть ты не догадался, – констатировал я, уже почти примирившись с тем, что крови Гина мне не видать.
  – Ну, там же упаковка, я решил, что дарить распакованные вещи будет некрасиво.
  – Кстати, Алукард. А как получилось, что ты знаком с содержанием этого фильма? – с лукавой улыбкой поинтересовался Айзен. Вот же ехидна, сидит и лыбится.
  – Посмотрел в мире живых, когда гулял по квартирам людей и изучал их быт, – между прочим, чистая правда. Только сделал я это ещё до того, как встретил своего первого пустого.
  – Ясно. Ну что ж. Тогда я, пожалуй, пойду поговорю с Халлибел. И, Гин, думаю тебе ближайшее время не стоит попадаться ей на глаза.
  – М? Капитан Айзен, Вы действительно сами пойдёте объяснять всё госпоже Халлибел? – Гин был так удивлён, что даже разлепил глаза.
  – Конечно. Не часто мне удаётся так повеселиться. Тем более сейчас всё равно нечего делать, – он встал с трона и подхватил стоящие рядом ножны с Къёко Суйгецу, после чего повернулся ко мне. – Алукард?
  – Иду, – он чуть усмехнулся и ушёл в сюмпо, я последовал за ним.
  
  Тия Халлибел опять пребывала в растерянности, и опять из-за Алукарда. Всё началось с возвращения Апачи. Посланная узнать, когда вернётся Алукард, она ворвалась в дом, словно за ней гналась сотня вастер лордов. Или разъярённый Примера, что было и куда вероятней, и куда опасней. Проигнорировав вопросы Сун-Сун и Милы Розы, Апачи вихрем влетела в ванную комнату и заперлась там. Удостоверившись, что за её фракционом никто не гонится, Тия в растерянности подошла к ванной комнате, из которой доносился звук льющейся под сильным напором воды. Сун-Сун и Мила Роза с ничего не понимающим видом пытались через дверь узнать у Апачи причины её поведения, но успеха не имели. Тия уже сама собралась вмешаться, и выяснить, наконец, что же случилось, когда в главной башне произошёл всплеск реацу Алукарда. Он был не очень силён, но спутать эту реацу с чьей-то другой было просто невозможно. Слишком сильны были ещё впечатления от демонстрации на собрании Эспады. Но Тия опять не успела в должной мере обдумать произошедшее, так как в дверь вежливо, но настойчиво постучали, и что более важно, почувствовать реацу стучавшего она не могла. Дальше изумление Халлибел только подскочило, когда за дверью, которую она пошла открывать лично, её взору предстали Айзен с Алукардом. Зачем эти двое пришли к ней одновременно, да ещё, судя по всему, шли они изначально вместе, она боялась даже представить. Алукард к ней уже заходил, и к его визиту она в целом была готова, но Айзен ещё ни разу не посетил жилище ни одного из членов Эспады, всегда вызывая кого-то понадобившегося через Гина или Тоусена, в крайнем случае, те могли перепоручить это посыльным нумеросам. И вот теперь они пришли вдвоём – самые могущественные из известных Тие существ. Примера был непривычно хмур, Тия ещё ни разу не видела его в плохом настроении, с момента его появления прошло не так много времени, но в её присутствии на его губах всегда играла как минимум тень улыбки. А сейчас его лицо хоть и не выражало никаких эмоций, но Тия каким-то образом отчётливо поняла, что Алукард на что-то очень зол, и хоть эта злость не переходила в ярость, но по спине девушки всё равно пробежали мурашки. Айзен же, напротив, был чем-то весьма доволен, на его лице блуждала загадочная улыбка, и вообще весь вид хозяина Лас Ночес выражал полное довольство жизнью. И это тоже было не совсем обычно.
  – Добрый день Тия, – поздоровался Айзен, пока Халлибел отходила от шока. – Мы с Алукардом хотели задать тебе пару вопросов, если ты, конечно, не возражаешь.
  – Айзен-сама? Да, конечно я на них отвечу, – кое-как справившись с удивлением, ответила девушка. – Проходите, – Тия посторонилась, освобождая проход.
  – Благодарю. Итак, Тия, ты же не собираешься убивать Алукарда? – с какой-то странной интонацией задал первый вопрос Айзен, чем ввёл Трес Эспаду в секундный ступор. Халлибел перевела ничего не понимающий взгляд с Айзена на Примеру.
  – За что? – единственное, что она смогла выдавить из себя. Ситуация становилась всё не понятней и всё меньше нравилась Халлибел. А главное, как она вообще может убить Алукарда?
  – Вот как, – Айзен с многозначительной улыбкой бросил на Примеру довольный взгляд. – А что ты скажешь о фильмах, которые тебе принёс посыльный нумерос?
  – Ну, они очень информативные и многое объясняют, хотя мне ещё не всё понятно, – Алукард издал какой-то странный хмыкающий звук и отвернулся чуть в сторону. «В чём дело? Я что-то не то сказала? Но ведь он сам прислал их мне.Что вообще происходит?»
  – Видишь ли, Тия, произошла небольшая ошибка. Эти фильмы на самом деле прислал Гин, собственно, это всё, что мы хотели сказать, – «Это всё? И ради этого они пришли вдвоём?» Тия переводила взгляд с Айзена на Алукарда и ничего не понимала. «Может, эти фильмы имеют какое-то особое значение, а я просто не знаю?»
  – Хорошо, я поблагодарю его при встрече, – спустя несколько секунд молчания, наконец, ответила она.
  – Не стоит, я сам передам ему твою благодарность, – улыбка не сходила с лица Айзена, и судя по ней, ему всё происходящее очень нравилось. Халлибел решила на этот раз просто кивнуть, ситуация требовала прояснения, но расспрашивать своих гостей Тия не решилась.
  – Тогда мы, пожалуй, пойдём, – первый раз с момента начала разговора заговорил Алукард. Его лицо опять выражало уже ставшую привычной тёплую улыбку, Тия сама удивилась, насколько легче ей стало от этой, казалось бы, незначительной перемены. – Рад был тебя видеть, Тия.
  Нежданные гости вышли за дверь, а Тия, всё ещё пребывая в растерянности, поднялась на второй этаж и села на диван, прямо перед новым телевизором. Запоздало пришла мысль, что нужно было спросить Алукарда о том, что такого случилось с Апачи, но уже было поздно. Ничего, с этим она и сама разберётся. Мысли тем временем никак не хотели успокаиваться, постоянно выдавая всё новые вопросы. «Почему они решили, что я хочу убить Алукарда? Судя по всему, дело в этих фильмах, но что в них такого? Скорее всего, я чего-то просто не понимаю?» Взгляд Халлибел упал на приоткрытую коробку, оставленную кем-то из её фракционов на тумбочке рядом с диваном. "Надо разобраться."
  
  Оказалось, что паниковал я зря. Тия очень удивилась нашему визиту, из последовавшего разговора выяснилось, что она действительно была благодарна, без всякого сарказма и задних мыслей. Это просто я такой испорченный, а девушка восприняла фильмы как источник важной информации, вновь ставшей актуальной для пустых, превратившихся в арранкаров.
  – Ты знал? – задал я вопрос Айзену, когда мы вышли из особняка Халлибел.
  – Это была типичная реакция для арранкара. А вот твоя реакция скорее соответствует человеку, а не пустому, посмотревшему несколько фильмов.
  – Согласен. И что ты будешь делать?
  – Ну, твоя душа очень сильно отличается от всего, что я до сих пор видел. Ты не синигами, не человек и не пустой. У меня есть несколько теорий твоего происхождения, но ни одну из них я не могу назвать приоритетной. Ты загадка, Алукард, на которую у меня нет ответа.
  – И что же за теории?
  – Первоначально я подумал, что ты – каким-то образом ставший пустым синигами, это вполне возможно, и я знаю, как осуществить такую трансформацию. В пользу этой теории говорит твой занпакто и его реацу, которое соответствует именно реацу занпакто синигами, а не арранкаров. Потом, увидев в действии твою способность восстанавливать повреждения за счёт поглощаемых из окружающего мира духовных частиц, я предположил, что ты можешь быть либо квинси, либо баунто, опять же каким-то образом ставшим пустым. Но сейчас я склоняюсь к мысли, что ты можешь также являться и грешником из Ада, вырвавшимся оттуда неизвестным образом. Честно говоря, поработать с ними у меня никогда не было возможности, и я просто не знаю, как меняются их души под воздействием энергетики Ада, так что этот вариант – чистая гипотеза, без теоретической основы. И какой из этих вариантов тебе нравится больше?
  Хороший вопрос. До сих пор я думал, что являюсь выходцем из другого мира, этаким классическим попаданцем, но ведь вариант с грешником очень даже возможен. Хотя бы потому, что совершенно ничего не знаю об их природе, да и если вспомнить, основа этого мира – круговорот душ, на нём очень много повязано, даже квинси из-за него истребили. Следовательно, и в Аду души не могут оставаться навсегда, ибо тогда полностью выпадают из круговорота, и как следствие – нарушают пресловутое равновесие. Могу ли я быть грешником, так сказать, отбывшим срок? В принципе, да, никто же не сказал, что силы, которыми владеет душа в Аду и вообще пробуждённые под воздействием тамошней энергии, остаются при ней после освобождения. По крайней мере, отсутствие цепи, когда я гулял духом, это бы объяснило, ну, по крайней мере, могло объяснить, ибо информации-то совсем нет. Но с другой стороны, это не объясняет моих воспоминаний об аниме. Ну не крутят же в Аду мультик Блич? Хотя возможно, что Ад пересекается с моим родным миром, и я попал в него оттуда. Хм... А почему меня не смущает мысль о том, что я мог по завершении прошлой жизни попасть в Ад? Вообще, это предположение довольно неприятно. Я, конечно, не ангел, но и не психованный безнравственный маньяк вроде Заэля или Аронильё, вроде бы они после смерти именно туда и угодили. Хм... Ладно, об этом ещё будет время подумать, а сейчас надо что-то ответить Айзену.
  – Честно говоря, мне всё равно. Сейчас я тот, кто я есть, и этого достаточно, – Айзен удовлетворённо хмыкнул. – Но ты не ответил на вопрос, что будешь со мной делать?
  – Ничего, – последовал бесстрастный ответ. – Ты сам сказал, это не имеет значения. Кстати, если я не ошибаюсь, основная твоя способность – это поглощение? – скосил он хитрый взгляд на меня. Я промолчал, но Айзена это удовлетворило. – Наверное, это очень удобно – поглотить жертву и помимо силы получить её знания, – он ещё раз многозначительно посмотрел на меня. Я вопросительно вскинул брови. – Не удивляйся, у Аронильё сила очень похожа, но в отличие от тебя, он её не скрывает.
  – А тебе известны способности всех арранкаров?
  – Конечно. Было бы странно, если бы я их не знал, лично проводя процесс синигамики, – ещё одна многозначительная улыбка, с лёгким оттенком превосходства и показного удивления.
  – Ясно, – как я, собственно, и ожидал.
  – Ну что ж, Алукард, это было довольно глупо, но забавно. Я, по крайней мере, получил массу удовольствия, – за разговором мы уже дошли до главной башни. – Завтра как обычно, у главных ворот, – и, отвернувшись, Айзен ушёл в сюмпо.
  Я постоял некоторое время, глядя на потолок Лас Ночес. Похоже, Айзен решил, что моё Полное Поглощение работает так же, как и Глотэнерия Аронильё, присваивая помимо сил ещё и память, а в мир живых я ходил, чтобы банально скушать пару человек и, как следствие, обрести необходимые знания. Всё логично, я бы на его месте решил точно так же, особенно уже имея перед глазами живой пример схожей способности. Однако это же говорит и том, что Айзен не знает всех особенностей сил своих арранкаров, а только общие черты, что, безусловно, хорошо, так как память я присваивать не могу, по крайней мере, до сих пор такого не случалось. Ну, если не брать в расчёт Мурамасу, конечно, хотя там постаралось Хоугиоку, даруя ему вторую жизнь, уже в качестве моего занпакто.
  Н-да... Весёлый сегодня выдался денёк. Ладно, мне ещё надо потренировать Кин и Сёри, а потом составить страшный план мести белочке. Может, украсть Мацумото и притащить в Лас Ночес? Так сказать, в качестве личной рабыни? Вот у Гина морда вытянется. Хмм... Заманчиво... Очень заманчиво... Представив эту сцену, я невольно хохотнул. Однако, пару минут посмаковав нарисованную воображением картину, я печально вздохнул. Увы, нельзя. Ещё раз вздохнув и бросив последний взгляд на главную башню, я ушёл в сонидо.
  
  Серо адьюкаса бессильно стекло по моей одежде. Физически я атаку вообще не заметил, и только зрение совместно с чувством восприятия духовной энергии говорили о том, что меня на самом деле атаковали. Признаться, я был несколько удивлён. Адьюкас передо мной был не сказать чтобы очень слабым, но всё же... Да, я прекрасно ощущал разницу между нами, но вот чтобы так – Серо в упор – и никакого эффекта... Даже одежда не закоптилась... Прав был Айзен, когда советовал прогуляться в пустыню и опробовать свои силы на обычных пустых. Наглядный пример куда лучше абстрактного знания.
  Связанный Хайнавой адьюкас яростно зарычал и, раскрыв пасть, вновь начал формировать Серо. Он что, идиот? Рядом из сонидо вышла Неллиель, её лицо выражало глубокую задумчивость и сомнение. В этот же момент пустой выстрелил новым Серо, с тем же результатом, я даже шевелиться не стал, зачем? Задумчивое выражение на лице Нел сменилось удивлённым, а тупой адьюкас опять начал заряжать Серо.
  Около восьми часов назад (хотя за временем тут следить сложно) мы с Нел вышли из Лас Ночес. Я решил составить ей компанию в поисках новых кандидатов в нашу арранкарскую «коммуну» – всё равно гигай ещё не был готов, да и мне была нужна практика в применении Кидо, а Айзен и мои собственные фракционы – не слишком хорошие кандидаты для их отработки. Двигались мы преимущественно в сонидо, так что сейчас находились весьма далеко от Лас Ночес, даже не берусь утверждать, в скольких сотнях километров. Как, сразу по выходу, сообщила мне Нел, искать кого-то сильного ближе смысла не имело, и я успел убедиться, что она была права. Валяющийся передо мной адьюкас, по сути, был первым, кого мы встретили за эти восемь часов, да и то последние часа три мы двигались в отдалении друг от друга, чтобы покрыть большую площадь.
  – Нел, мне кажется, или этот адьюкас – идиот? – подозрительно глядя на связанное Кидо чёрное волко-, или, скорее, собакоподобное тело с костяной маской, покрывающей всю голову, спросил я. Неллиель внимательно осмотрела пустого (за это время он успел ещё раз разрядить в меня Серо и начать формировать новое), после чего неуверенно ответила:
  – Не знаю, но это странно, я только что имела дело с точно таким же пустым, и даже реацу у них одинаковая, – ещё одна красная вспышка резанула по глазам. – Эй! Зачем ты это делаешь? Разве не видишь, что это бесполезно? – с какой-то детской обидой в голосе обратилась Нел к адьюкасу. Тот её полностью проигнорировал.
  – Он вёл себя так же? – с любопытством смотрю на девушку, одновременно разряжая в пасть адьюкаса невербальное Щё, по сути, только так я пока и мог уменьшить его мощность до необходимого уровня. Ещё одно не сформированное до конца Серо распалось, слегка опалив пустому пасть – для нормального взрыва там просто не хватило энергии.
  – Да. Как я ни пыталась заговорить, он только нападал. Как будто совсем низший и ничего не понимает, но ведь это адьюкас, такое разве возможно? – зеленоволосая красавица обратила на меня вопросительный и немного беспомощный взгляд, явно ища поддержки.
  – Ну, в Хоэко Мундо всё возможно. Хотя ты права, безмозглых адьюкасов я ещё ни разу не встречал. Говоришь, ты встретила такого же? И что с ним сделала?
  – Ничего. Он совершенно не реагировал на мои слова, и я решила его оставить, – Нел в своём репертуаре, я даже улыбнулся.
  – Где это было?
  – Там, – Нел указала рукой в сторону, откуда только что пришла. – Километров пятнадцать, примерно, – её лицо всё ещё выражало озадаченность из-за случившегося.
  – Присмотришь за этим? Я пока схожу посмотрю, – улыбнувшись, попросил я девушку, разряжая ещё одно Щё в пасть неугомонного пустого.
  – Конечно, не беспокойся, – и ответная открытая улыбка. В очередной раз подивившись её умению мгновенно переходить из состояния полной серьёзности к детской радости и обратно, я, хмыкнув, ушёл в сонидо.
  Второго адьюкаса я почувствовал практически сразу, его реацу действительно полностью соответствовала реацу моего «клиента». Выйдя из сонидо в десятке метров перед ним, я полностью убедился в словах Нел – даже внешне оба пустых были идентичны. Ситуация повторилась. Разве что сейчас я не стал сразу пеленать его Хайнавой, а дал возможность двигаться. Впрочем, как я и сказал, это ничего, по сути, не изменило – жилистая собака с черепом на месте головы начала формировать Серо в тот же момент, как увидела меня. Я театрально вздохнул и, медленно вытянув руку в сторону адьюкаса, произнёс:
  – Бакудо номер четыре: Хайнава, – энергетическая верёвка жёлтого цвета мгновенно оплела тело пустого, не забыв, по моей воле, обмотать пасть и тем самым схлопнуть формирующийся шар. Шутка с видимым, но абсолютно не ощущающимся физически Серо мне надоела.
  Ухватив пустого за сияющую петлю Хайнавы, я шагнул в сонидо, возвращаясь к Нел. Девушка сидела на корточках рядом с собакоподобным и внимательно рассматривала Хайнаву. Пустой, в свою очередь, глухо рыча, пытался извернуться мордой к моей спутнице, но Бакудо держало крепко, и у него ничего не получалось. Несомую тушу я свалил рядом, но так, чтобы друг в друга они палить не могли. Хотя посмотреть на это было бы любопытно.
  – А… Алукард-сан? – подскочившая при моём появлении Нел была немного смущена. – А что это за верёвки такие? Это твоя способность?
  –Нет, Неллиель, это Кидо – искусство синигами, позволяющее управлять духовными частицами на очень высоком уровне, ему меня учит Айзен. И с чего это вдруг ты меня саном называешь?
  – Ой, прости, я забыла, – Нел виновато и очень смущённо улыбнулась.
  – Да-да, конечно, – я изобразил понимающую улыбку и сменил тему. – Что будем с ними делать? Тащить их в Лас Ночес явно бессмысленно, – Нел растерянно пожала плечами. Я ещё раз оглядел пленных, внимательно сравнивая их реацу. Нет, она всё-таки была не идентична, похожа, очень, но разная. – Нел, постой ещё немного здесь, я хочу кое-что проверить.
  – Хорошо, – девушка была удивлена, я же опять подхватил принесённого пустого и ушёл в сонидо.
  Через сорок километров я остановился. До этого момента пустой яростно вырывался, а тут вдруг резко затих, его реацу начала медленно слабеть. Понаблюдав за этим процессом минут пять, я сделал скачок назад, адьюкас оживился, вновь начав вырываться. Любопытно. После ещё нескольких перемещений я окончательно убедился, что между «собаками» есть связь и они не способны уходить друг от друга на большое расстояние. У меня начала зарождаться гипотеза, но требовался ещё один тест. Вернувшись к Нел, я встал точно перед мордой первого «пса», он ожидаемо начал формировать Серо, в этот момент я подвесил между собой и адьюкасом его близнеца, и Серо тут же схлопнулось.
  – Нел, происходило что-нибудь необычное? – серьёзно разглядывающая меня девушка кивнула и в точности описала поведение моего собственного «пса» в момент превышения дистанции. К слову, адьюкас так и не решился атаковать меня, пока между нами был его двойник, но как только я отвёл руку с ним в сторону, Серо вновь начало заряжаться. – Ну что ж, у меня есть теория, хочешь послушать?
  – Да, конечно, – Нел с интересом разглядывала удерживаемого мной в положении «за шкирку» пустого.
  – Видимо, имел место какой-то сбой при эволюции из гиллиана, личность стёрлась, но зато получилось два тела. Интеллект нулевой, управляются одними инстинктами, да и те какие-то ущербные. Кстати, Нел, ты же сейчас скрываешь свою реацу? – я обратил на это внимание только сейчас.
  – Да, я фоню как обычный средний адьюкас, ты разве не чувствуешь?
  – Чувствую, – признал я, уже почти полностью уверившись в своих предположениях. – Но дело в том, что я постоянно ощущаю всю твою реацу и просто не обращаю на маскировку внимания, – и, повернувшись к адьюкасу, откинул его двойника в сторону, одновременно чуть приспуская собственную маскировку. Пустой сперва открыл пасть, но уже через миг заскулил и попытался от меня отползти. – Нел, встань, пожалуйста, на моё место и тоже убери маскировку, но только сперва встань, – девушка, похоже, поняла ход моих мыслей, а поведение адьюкаса их окончательно подтвердило.
  – Всё, оказывается, просто, – произнесла девушка, смотря на скулящего пустого.
  – Угу. Загадку их выживания при таком скудном интеллекте мы решили, вот только это не отменяет вопроса, что с ними делать? Хотя... – действительно, а почему бы и не сейчас проверить силы Мурамасы? – Думаю, оставлять их в живых точно не имеет смысла, ты не возражаешь?
  – Нет, Алукард. Подобное существование хуже смерти, почти как регресс, – Неллиель чуть повернулась и отвела взгляд, похоже, тема регресса была для неё болезненной.
  – Хорошо. В таком случае... – я плавно извлёк из ножен занпакто. – Явись, Мурамаса, – изумлённый взгляд Нел, полный страха, смешанного с удивлением. Испугалась, что я активирую ресуррексион. Рукоять чуть потеплела, а в метре от меня появилась фигура Мурамасы. Занпакто, как обычно, держал руки в карманах. Равнодушно оглядев связанных пустых, он перевёл взгляд на Нел и обозначил лёгкий поклон.
  – Господин, вы желаете, чтобы я их поглотил?
  – Да, – теперь Нел переводила изумлённый взгляд с меня на Мурамасу.
  – Между ними существует странная связь, она может помешать. Мне придётся поглощать их одновременно, для этого вам придётся проткнуть мной второго, когда скажу, – я кивнул, отметив ещё больше округлившиеся глаза зеленовласки. Мурамаса не стал доставать свой собственный клинок, а, подойдя к первому пустому, присел и положил руку ему на голову, игнорируя сопротивление. – Я готов, можете протыкать.
  Чёрная сталь Мурамасы легко вошла в грудную клетку второго «пса», тот дёрнулся, но больше ничего не успел. А дальше в клинок хлынул поток реацу, ощущение было схожим с использованием моего Полного Поглощения, но и сильно отличалось. По лезвию от тела проходили видимые волны реацу, но само оно истончаться не собиралось, у Мурамасы всё выглядело так же, только реацу вливалась в руку, а не в меч. Действие заняло от силы секунды три, после чего Мурамаса встал, а тела начали быстро развеиваться.
  – Я закончил, – констатировал мой занпакто и, перейдя на мысленную речь, продолжил: – Теперь мне нужно позаботиться о них во Внутреннем Мире.
  – Хорошо. Благодарю, Мурамаса, можешь идти, – занпакто ещё раз обозначил поклон Нел и исчез точно так же, как появился, просто растворившись в воздухе. Любопытство, источаемое четвёртой Эспадой, можно было ощутить физически.
  Я немного загадочно и довольно улыбнулся, разглядывая умирающую от любопытства, но не решающуюся задать вопрос Нел. Ровно через семнадцать секунд девушка не выдержала и, состроив жалобную рожицу, произнесла:
  – Ну Алукард, мне же любопытно! – я выразительно хмыкнул и отвернулся, с загадочной улыбкой разглядывая горизонт. – Ну Алу-чан! – ик!.. Накрытие и попадание. Если бы я двигался, то точно бы споткнулся и упал. Как я сейчас не грохнулся на пятую точку, ума не приложу.
  – Нел. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Не называй меня «Алу-чан», – медленно и выразительно роняя каждое слово, произнёс я. От шока даже забыв на время о контроле реацу, что, впрочем, добавило моим словам дополнительный вес.
  – Х…хорошо, извини, – чуть запнувшись, выдавила Нел. Вновь взглянув на девушку, я отметил побледневшую кожу и расширенные в страхе глаза. Н-да, что называется, хотел пошутить. Но «Алу-чан» – это слишком, даже для моего самообладания. Однако вид испуганной Нел меня немного отрезвил, и я поспешно убрал духовное давление.
  – Ладно, извини, просто это было неожиданно. Очень не люблю, когда сокращают моё имя. Ты хотела узнать, что сейчас произошло? – Неллиель несмело улыбнулась и кивнула. – Тот, кого ты видела, был моим занпакто. Его имя Мурамаса, и он, как ты уже поняла, разумен. Ну а поглощение, как, собственно, и передача реацу – это одна из моих способностей, – незачем Нел пока знать, что я могу поглощать не только реацу, но и сущнось, а также пустого целиком. А то ещё станет бояться моих прикосновений и вообще присутствия.
  – Но разве занпакто могут вот так... – Нел замолчала, пытаясь подобрать подходящие слова.
  – Воплощаться в реальном мире? – подсказал я, и девушка поспешно кивнула. – Мой может.
  – А как получилось, что у тебя разумный занпакто?
  – У Айзена на этот счёт есть несколько гипотез, но точно даже он не может сказать, – и ведь ни слова не соврал, а в заблуждение ввёл.
  – Поняаатно, – протянула Нел, со странным выражением лица разглядывая меня. – А хочешь увидеть мой ресуррексион? – внезапно, как умеет только она, перейдя в радостное и улыбчивое состояние, спросила она.
  – А ты покажешь? – возвращаю улыбку.
  – Конечно! – Нел достала свой занпакто и встала в стойку. – Воспой, Гомуза!
  Шарообразный, закручивающийся вовнутрь вихрь фиолетовой реацу – и передо мной предстаёт кентавр с двухсторонним металлическим рыцарским копьём в руках. Выглядела Нел интересно – форма Эспады сохранилась только на груди, оголив стройный животик, на плечах – визуально тяжёлые металлические наплечники, руки покрыты облегающей чёрной тканью, и только на сгибе локтей наличествуют металлические щитки, ну а кисти рук закованы в такие же, как и наплечники, тяжёлые металлические перчатки. Маска Нел несколько изменилась, став больше и массивней, а конский торс был покрыт зелёной шерстью, того же оттенка, что и её волосы. Реацу тоже скакнуло вверх, увеличившись раза в два с половиной. Хотя до Тии она даже в таком состоянии немного не дотягивала, но вот Ноиторру и впрямь могла размазать тонким слоем по песку.
  – Интересно выглядишь, я бы даже сказал – мило, – тепло улыбаюсь, глядя на девушку. – Но с двумя ногами ты мне всё-таки нравишься гораздо больше. Впрочем, голый животик тебе очень идёт, – Нел отчаянно покраснела, пряча глаза. Ну, ну, скромница. Однако моя похвала ей очевидно приятна.
  – А… Алукард, а ты можешь показать мне свой ресуррексион? – невинно хлопая ресницами и состроив милую рожицу, попросила она.
  – Я-то могу, вот только тебе будет плохо. Ты даже сейчас всю мою реацу, одной этой формы, вряд ли выдержишь. А в ресуррескионе она возрастёт в несколько раз, и сдерживать её в нём я ещё не умею, – хотя, также возможно, что ты перестанешь её чувствовать, ведь в ресуррексионе я перехожу на следующий уровень силы, но рисковать не хочется. Да и сообщать о таких вещах неразумно.
  – Да? – на лице девушки отразилось изумление и разочарование. – А можешь тогда показать свою настоящую реацу, без маскировки?
  – Ты точно этого хочешь? – Неллиель уверенно кивнула. – Мы же тогда точно уже никого сегодня не найдём, все пустые разбегутся.
  – Они и так уже разбежались, от моего ресуррексиона. Ну пожалуйста, Алукард! – вот интересно, кто научил Нел строить такие рожицы? Или это природный талант?
  – Ладно, ладно. Но предупреждаю, я делаю это, подчиняясь грубой силе!
  – Какой? – изумлённо округляет глаза Нел.
  – Силе красоты, естественно, – удивление на лице девушки сменяется смущением. Полюбовавшись на этот процесс, я с неохотой вздохнул и, убрав с лица улыбку, стал серьёзен. – Ладно, Нел, но это действительно будет неприятно. Ты готова? – кивок. – Хорошо.
  Поток реацу разошёлся во все стороны, поднимая сильный ветер, Нел побледнела и отступила на шаг, слегка покачнувшись. Когда вся маскировка была снята, девушка тяжело дышала и опиралась на своё копьё. Нет, она вполне выдержала и даже, пожалуй, смогла бы драться, но... Словом, ей было тяжело. А ведь я своей реацу даже ускорения не придавал, не говоря уже о концентрированном ударе.
  – Ну всё, – я поспешно убрал давление, подойдя ближе, взял Нел под локоток и начал тихонько вливать свою реацу. – Ты как?
  – Уф... – ресуррексион Нел развеялся, и девушка повисла у меня в руках, чем я незамедлительно воспользовался и прижал её к груди, обнимая обеими руками. – А я ещё Тие-сан не верила.
  – Тие?
  – Ну, ты же помнишь, я опоздала на то собрание, когда тебя представляли Эспаде, а Тия-сан потом рассказала о твоей реацу, – помню, помню, зал собраний полностью изолирован, и Нел как раз пропустила моё представление.
  – Понятно, – я запустил пальцы в волосы девушки, оказавшиеся необычайно шелковистыми на ощупь. Жаль, что макушку у неё прикрывает Маска и нормально по голове не погладить, впрочем, это такой маленький недостаток в сравнении с остальными достоинствами... – Возвращаемся в Лас Ночес? – Нел вздохнула.
  – Наверное, да, только я немного отдохну.
  – Как хочешь, – я плавным, но быстрым движением подхватил девушку на руки.
  – Ой! – пискнула арранкарка. – Алукард-кун, что ты делаешь? – я внутренне горестно вздохнул – опять она забыла, что я не люблю приставки к имени.
  – Ты же хотела отдохнуть, вот и отдыхай у меня на руках, а я пока тебя понесу.
  – Но… но я ведь тяжёлая... – лицо Неллиель начала заливать краска. Я, не сдержавшись, хохотнул. – Чего ты смеёшься? – обиженно надула губки Куатро Эспада.
  – Нел, а ты, случайно, не ходила смотреть фильмы к Тие? – подозрительно осведомился я.
  – Нуууу... – вот теперь она действительно смутилась, покраснев и отведя взгляд.
  – Всё с тобой ясно. На комплимент напрашиваешься.
  – Ничего я не напрашиваюсь!
  – Да, да, да. Я тебе, конечно, верю, разве могут быть сомненья...
  – Ну Алукааард-кун, я правда не напрашивалась!
  – Да, говорю же, верю, – хохотнул я. – Ты лучше держись крепче, а то моё сонидо несколько быстрее того, к которому ты привыкла.
  – А? – но ждать дальше я не стал и ушёл в обещанное сонидо, на привычной для меня скорости.
  
  – Что ты думаешь по этому поводу? – прервал тишину кабинета голос Айзена.
  Я только что закончил просмотр записей видеонаблюдения за Ичиго, начинающиеся незадолго до встречи Ичиго с братом Иноуэ, превратившимся в пустого, и заканчивая финалом истории в Обществе Душ. Оказывается, Айзен следил за ним очень плотно, тут было практически всё – пара десятков мелких пустых, Удильщик, Менос Гранде, появление Рейнджи с Бъякуей, потом весь поход по Обществу Душ, Иккаку, опять Рейнджи, Кенпачи и, в конце концов, финальная битва с Бъякуей, с появлением на сцене Хичиго. Честно говоря, ощущения были – как будто пересматриваешь аниме, только картинка под другим углом и без нравственных и интеллектуальных терзаний персонажей. Да и бои проходят в реальном времени, без драматических пауз и безграмотности в вопросах реального фехтования у художников. И как только эти записи удалось вынести? Или они поступали уже сюда? Ведь, по идее, к моменту, когда Айзен получил Хоугиоку Урахары, Лас Ночес уже был почти достроен. А значит, вполне вероятно, что наблюдение ведётся и сейчас. Что ж, скоро я это узнаю.
  – Интересная личность... У него определённо есть потенциал, я бы даже сказал – очень хороший потенциал. Однако… – я сделал небольшую паузу. – Он идиот. И никогда не сможет его реализовать.
  – Вот как? – в показном удивлении вскинул бровь Соске. – Хм... Да, пожалуй, ты прав, самому ему ни за что не реализоваться.
  – Кстати. Меня смущает один момент, – задумчиво протянул я, откидываясь в кресле.
  – И какой же? – Айзен пригубил чашку с кофе.
  – Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что этот Ичиго с течением времени глупеет.
  – Хм...
  – Что-то не так?
  – Нет, ты прав. Всё именно так.
  – ?.. – теперь уже пришла пора мне удивлённо вскидывать бровь.
  – Куросаки Ичиго – временный синигами, другими словами, силу синигами он получил посредством передачи, – Айзен ещё раз пригубил чашку с кофе.
  – Ну, это я понял, её ему, вроде, передала эта Рукия Кучики.
  – Да. Это действие считается смертным грехом в Обществе Душ, знаешь почему? – он скосил взгляд на меня. – Дело в том, что при передаче силы душа очень сильно повреждается. Занпакто, который в обычных условиях формируется довольно долго и, фактически, рождается в душе синигами, как её естественное продолжение, в случае принудительной передачи силы формируется из оторванного от этой души куска. Душа, которой передают силы синигами, просто разрывается, и из оторванной части формируется его занпакто, причём эта часть далеко не бесполезна, ведь занпакто – это отражение синигами, воплощение его сущности, квинтэссенция его «Я», а следовательно, и в отрываемом куске должно присутствовать всё, от жизненных принципов до основ личности. Другими словами, отрывается самая важная часть, то, что делает человека тем, кто он есть. И получается, что новоявленный синигами становится духовным инвалидом с повреждённой личностью, искалеченным разумом и перевёрнутыми жизненными принципами, ведь всё самое важное, что составляло сущность человека, ушло в занпакто, – Айзен замолчал, задумчиво разглядывая рукоять Къёко Суйгецу. – Когда-то Общество Душ сильно обожглось на этом, на первый взгляд, таком удобном и простом способе пополнять свои ряды, – голос Соске стал слегка презрительным и насмешливым. – Ведь это так просто, когда один сильный и опытный синигами передаёт частичку своей силы новичку, гораздо быстрее и надёжней, чем длительное время обучать этого же новичка и, медленно меняя его реацу посредством тренировок, добиваться возникновения занпакто.
  – И что же тогда случилось? – интересный поворот. Хотя очень даже логично объясняющий прогрессирующую глупость Ичиго, а ведь у него ещё и пустой есть, опять же созданный принудительно, да и процесс этот наверняка был сопряжён с чем-то вроде отрывания части души.
  – Ничего особенного, – Айзен поднялся из своего кресла. – Всего лишь гражданская война, сложно ожидать иного, когда большая часть синигами – умственные инвалиды. Правда, официально она началась по другой причине, но в Обществе Душ никогда нельзя доверять официальной версии.
  – И это всем известно? – я не стал уточнять – что, но Айзен и так понял.
  – Нет, что ты, – не оборачиваясь, ответил Соске, что-то просматривая на панели управления. Я так и не понял, что за модель компьютера установлена в Лас Ночес, но сдаётся мне, это какая-то разработка Бюро Технологических Разработок. – Эта информация хоть и не числится особо секретной, но, как и о многом другом, что связано с неприятными страницами истории Общества Душ, о ней не принято распространяться. Так что, кроме капитанов, об истинных причинах столь жестоких мер к передавшим свою силу синигами мало кто знает. Эта Рукия Кучики, например, наверняка даже не догадывалась о том, какую «услугу» оказывает Ичиго. Ну а в свете последних событий вряд ли кто-то станет их просвещать, – Айзен оторвался от панели управления и, повернувшись, одарил меня многозначительной улыбкой.
  – Ладно, с этим всё ясно. Но, помнится, ты обещал продемонстрировать возможности Капитанов Готэя, а до сих пор я видел только двоих.
  – Конечно. Начнём, пожалуй, с малого, – последние манипуляции с панелью управления, и на экране появляется картинка с молодым беловолосым и низкорослым парнем в капитанском хаори. – Сейчас ты видишь Капитана десятого отряда Хицугаю Тоуширо, он владеет сильнейшим занпакто ледяного типа...
  Видео с участием капитанов было значительно меньше, чем с Ичиго, но зато Айзен сопровождал появление каждой новой фигуры комментариями, подробно рассказывая о сильных и слабых сторонах, пристрастиях и характерах всех своих бывших коллег. Предпоследней в его списке была Унохана, её он отрекомендовал как мастера Кидо высочайшего уровня, с которым лучше без острой необходимости не связываться. А вот последним был Командующий, Ямамото Генрюсай Шигэкуни. В качестве видеоряда была его битва с Укитаке и Къёораку.
  И вот на экране Генрюсай достал свой занпакто:
  – Обрати всё сущее в пепел, Рюджинджакка! – однако, впечатляет.
  – Это у него такой шикай? – с некоторым изумлением в голосе осведомился я.
  – Впечатляет, правда? – с улыбкой ответил Айзен, вновь расположившийся в кресле. Картинка на экране начала покрываться помехами, видимо, вследствие накала реацу на поле боя.
  – А разве при таком уровне силы занпакто не должен находиться в вечном шикае? Да и команда высвобождения какая-то длинная.
  – Так ты заметил? Да, ты прав, это не совсем шикай, вернее, не обычный шикай.
  – М? – любит же Айзен делать паузы, однако, должен признать, интонацией он выражать свои мысли умеет великолепно.
  – Проблема шикая Рюджинджакки в том, что он слишком опасен. Согласись, довольно неудобно жить, когда всё вокруг горит и плавится, в том числе и твои подчинённые, – ещё одна улыбка. – В результате, Командующему пришлось пойти на некоторую хитрость. Его трость – это особый барьер, потребляющий огромное количество реацу и сдерживающий разрушительную силу Рюджинджакки.
  – Как глазная повязка у Зараки Кенпачи?
  – Почти, – по загадочной улыбке и тону Айзена было ясно, что дальше он ничего объяснять не намерен. Может, и сам не знает – как я понимаю, Командующий вообще редко обнажает свой занпакто, а уж банкай и вовсе, скорее всего, за последние двести лет ни разу не использовал. Правда, как он при этом поддерживает форму? Или у него есть закрытый тренировочный полигон, вдобавок к тому – экранированный? Вполне возможно...
  – С ним будет сложно драться, – задумчиво заметил я, когда запись прервалась. – Разве что Баррагана пустить, против его силы огонь малоэффективен.
  – На этот счёт не волнуйся, у меня уже есть план по нейтрализации Командующего, – Соске наполнил свою чашку свежей порцией кофе из кофейника, так же как и чашка, стоящего на столике возле кресла.
  – Могу я его узнать?
  – Не сейчас, – глоток кофе.
  – Ясно, – я положил руки на подлокотники кресла, готовясь встать. – На сегодня, как я понимаю, всё?
  – Да. И если тебя не затруднит, когда будешь уходить, передай Тоусену, что я хочу его видеть. Он сейчас в малом зале.
  – Как скажешь, – я встал и, не оборачиваясь, вышел из комнаты. Айзен мог бы и не говорить, где находится Тоусен, я и так охватывал своим радиусом чувствительности весь Лас Ночес. Но сейчас меня волновало другое.
  – Мурамаса?
  – Да, господин? – мгновенно пришёл мысленный отклик от меча.
  – Ты всё узнал?
  – Да.
  – Рассказывай.
  – Сейчас наблюдения за Куросаки Ичиго практически нет, Гарганта работает на совершенно других принципах, нежели Разделитель Миров, и через неё крайне сложно осуществить передачу данных из мира живых в Хоэко Мундо. К тому же раньше Айзен пользовался оборудованием двенадцатого отряда, а сейчас, несмотря на сделанные запасы, с техникой куда сложнее.
  – А про мой контакт с Ичиго Айзену известно?
  – Нет, но он подумывает сам спровоцировать этот контакт.
  – Ясно... Что-то ещё узнать удалось?
  – Нет. Я и так потратил почти всю доступную реацу, вдобавок теперь несколько месяцев буду неспособен воздействовать на другие занпакто. Къёко Суйгецу очень силён. Остаться незамеченным было крайне трудно, – голос меча был уставшим и даже измождённым, и я почти не ощущал в себе реацу синигами.
  – Но ты справился. Спасибо, Мурамаса, – в ответ пришёл мысленный усталый кивок. Интересное ощущение.
  Итак, Мурамасе удалось. Хоть риск и был очень велик, но он справился, хоть и не без последствий.
  Занпакто синигами знает всё о своём синигами, а Мурамаса, в свою очередь, способен управлять другими занпакто, либо подчиняя их грубой силой, либо играя с их чувствами и стремлениями в тех случаях, когда одной грубой силы мало. Къёко Суйгецу, конечно, не из тех, кого можно обмануть или, тем более, подчинить на хоть сколько-нибудь долгий срок. Но ведь проникая в души других занпакто, Мурамаса узнаёт их чувства и стремления, а также получает доступ к памяти, и вот это-то мне и было сейчас нужно. Ведь как я уже сказал, занпакто знает всё о своём синигами. А узнать, насколько плотно опекается сейчас Ичиго, мне было необходимо. Просто если вспомнить возможности наблюдения у Айзена в каноне, то в дрожь бросает. Он ведь даже запечатлел и показал Эспаде, как Ичиго, Исида и Садо бегут к Лас Ночес, ещё до того, как к ним присоединились Рукия и Рейнджи. То есть практически сразу после открытия Гарганты Ичиго уже находился под колпаком. А если он может с такой лёгкостью наблюдать за Куросаки, то, значит, более чем способен отслеживать действия любого из членов Эспады, и конкретно – мои. Вот поэтому я и дал Мурамасе это рискованное задание – узнать разведывательный потенциал бывшего капитана пятого отряда. А так как Ичиго занимает в планах Айзена особое место, то и наблюдение за ним должно быть самым плотным. К сожалению, прочесть всю память у настолько сильного занпакто даже теоретически невозможно, так что приходится Мурамасе сосредотачиваться на какой-то конкретной цели. Остаётся надеяться, что я не ошибся в расчётах и для Айзена я не стал более интересной целью, нежели Ичиго. А ещё – что проблемы с оборудованием относятся также и к Хоэко Мундо.
  За размышлениями я дошёл до малого тренировочного зала, Тоусен был здесь и сейчас как раз тренировался, отрабатывая удары катаной.
  – Эй, Тоусен! – окликнул я бывшего капитана, не особо заботясь о вежливости. Тоусен не то чтобы мне не нравился – я относился к нему никак, он не представлял для меня ни интереса, ни опасности, а следовательно, и отношения у меня с ним были соответствующими.
  – Чем обязан, Алукард-сан? – не прерывая тренировку, отозвался смуглокожий слепец.
  – Тебя хотел видеть Айзен...
  – Айзен-сама, – тут же поправил меня Канамэ.
  – Как тебе угодно, – я развернулся, спорить с Тоусеном о субординации не было никакого желания.
  
  Кабинет Айзена, парой минут ранее:
  – В чём дело, Къёко Суйгецу? – клинок с зелёной рукоятью плавно покинул ножны.
  – ...
  – Вот как? Интересно…
  – …
  – Хм... Всё-таки Мурамаса силён, как и его хозяин. Но не думаю, что стоит об этом беспокоиться.
  – ...
  – Согласен, – шелест входящего в ножны клинка и тихий щелчок. На лице говорившего появилась лёгкая улыбка. – Кто же ты такой, Алукард?
  
  Прошло уже больше двух недель с того момента, как я заказал у Заэля персональный гигай. Гигаи для моих фракционов он уже давно подготовил, и они дожидались своего часа в моём особняке. И вот сейчас я в очередной раз пришёл в вотчину учёного поинтересоваться ходом работ. Заэль-Аппоро Гранц обнаружился в главной лаборатории, вид у него был... своеобразный. Чистая лаборатория, везде точные приборы, стерильность, лаборатория изолирована от окружающего мира так, чтобы даже реацу сюда не проникала. И посреди всего этого – лохматый, нечёсаный розоволосый мужик в заляпанном кровью и чёрт знает чем ещё фартуке, с горящими безумным огоньком глазами и сумасшедшей улыбкой. При моём появлении он как раз, с этой самой улыбкой, перебирал помещённые в пробирки образцы.
  Подойдя ближе, старательно топая и дождавшись, когда увлёкшийся учёный меня заметит, я обозначил вопрос приподниманием левой брови. Заэль резко спал с лица.
  – В… всё готово, господин Алукард. Я как раз закончил. Прошу за мной, – и он, поспешно положив пробирку на место, заспешил в сторону хранилища. Я молча последовал за ним.
  – Вот! Это моё лучшее произведение! Идеально проводящий гигай, не заглушает чувствительность, способен регенерировать за счёт реацу носителя, также есть функция изменения внешности, на случай если Вам будет нужно замаскироваться от взгляда случайных знакомых, по умолчанию подстраивается под Вашу внешность. Из минусов: не маскирует реацу, но это Вам, как я понимаю, и так не нужно, а также в нём невозможно использование ресуррексиона, просто не выдержит. Надеюсь, Вы довольны? – Заэль, очевидно, нервничал, непроизвольно спрятав за спину руку, которую я ему уже однажды оторвал.
  – Вполне, – я внимательно изучил гигай на наличие дополнительных сюрпризов. – Хорошая работа, Заэль. Кстати, – я перевёл задумчивый взгляд на учёного. – Почему, кроме тебя, в лабораториях никто не работает?
  – Понимаете, господин Алукард... – Заэль собрался, подыскивая слова. – Это довольно большая проблема, среди арранкаров очень мало тех, кто вообще способен заниматься наукой. Я имею в виду минимально необходимую сдержанность и усидчивость. И все они либо в Эспаде, либо во фракциях. Но даже среди них нет тех, кого бы интересовала наука. Я в этом отношении, можно сказать, уникален, так как любил эксперименты ещё в бытность обычным пустым.
  – Ясно. Однако в таких условиях нам никогда не создать хоть что-то равнозначное Сэйрэйтэйскому Бюро Технологических Разработок. А отставание в науке – это отставание во всём.
  – О! Вы очень правы! – глаза арранкара загорелись, на это я и рассчитывал. – Нам просто необходимо создать собственную организацию, занимающуюся развитием науки! И дело даже не в новых исследованиях и разработках. Существует много рутинных операций, которые требуют предельного внимания и точности исполнения, то есть однотонная, не слишком интеллектуальная работа, тем не менее, нуждающаяся в аккуратности! А мне сейчас просто некого на неё поставить! Всё приходится делать самому! А это потеря времени – и в результате опять отставание! А опасные эксперименты? У меня же нет ни одного лаборанта, которого можно без опаски в этом использовать. Всё же приходится делать с риском для себя!
  – А ты не думал заняться поиском подходящих пустых, которые после превращения смогли бы быть полезны именно в качестве помощников и ассистентов?
  – Но ведь пустых и так ищут, а если этим стану заниматься ещё и я, то времени на работу совсем не останется, – Заэль с тоской развёл руками.
  – Однако сейчас пустых ищут по принципу силы, многих, чей уровень реацу недостаточен, просто игнорируют. Но ведь умный пустой – не обязательно сильный, ведь чтобы увеличить силу, нужно заниматься целенаправленной и постоянной охотой на других. А, насколько я понимаю, учёным такое поведение не слишком соответствует, – глаза Заэля изумлённо расширились, похоже, такая мысль ему в голову не приходила.
  – Господин Алукард, вы правы, – медленно произнёс арранкар. – Вы, безусловно, правы! Ведь чтобы иметь нужный склад ума, не обязательно быть адьюкасом! Ведь... Ведь получается... Можно искать даже среди низших пустых! Тех, которые ещё помнят свою человеческую жизнь! Это же так просто! – учёный тряхнул головой. – Благодарю вас, господин Алукард, сейчас Вы мне очень помогли. А теперь прошу меня простить, если я Вам больше не нужен, мне нужно срочно бежать.
  – Конечно. Удачи в поисках.
  – Да-да, благодарю... – Заэль уже уносился куда-то по коридору, от переизбытка чувств даже забыв закрыть дверь в хранилище.
  Проводив его лёгкой улыбкой, я подхватил гигай и направился к себе в особняк. Можно не сомневаться, скоро в Лас Ночес появится собственное Бюро Технологических Разработок. Заэль – энтузиаст своего дела, так что справится.
  
  – Кин, Сёри, берите свои гигаи, мы уходим.
  – Да, господин, – Сёри, умница, без всяких вопросов склонила голову в поклоне и тут же пошла к себе за искусственным телом.
  – Простите, господин... А куда мы идём? – не удержалась от вопроса Кин, впрочем, тоже встав с диванчика и начав неуверенное движение в свою комнату.
  – В мир живых, нужно сделать кое-какие покупки, – глаза девушки загорелись, и она, робко улыбнувшись, упорхнула к себе.
  С Айзеном я этот вопрос уже решил. У него была в собственности какая-то фирма, через которую он закупал в мире живых оборудование и вообще всё необходимое, что нельзя было достать в Обществе Душ. Где он брал деньги и сколько времени существует фирма, я не узнал, но то, что лет двадцать точно – это факт. Хотя всё это для меня было не особо и важно.
  
  Из Гарганты мы вышли в небе над заранее примеченным мной строящимся зданием, стройка по какой-то причине застопорилась, и работы не велись, а на верхних этажах я ещё в прошлый визит подготовил необходимые для хождения по миру живых мелочи, вроде одежды и обуви. С момента моего прошлого визита уровень реацу в окружающем мире заметно упал, но в целом оставался достаточно комфортным.
  Взглянув на своих фракционов, что увлечённо разглядывали всё, до чего доставал взгляд, разве что с разной степенью энтузиазма, я слегка улыбнулся. В очередной раз поражаюсь возможностям Хоугиоку и Айзена – передо мной сейчас были не закалённые в боях с себе подобными пустые, а две самые обычные девчонки, которых отец или любимый дедушка повёл в парк развлечений. И как Айзен только такого добился?
  – Гигаи не уроните, – хмыкнул я, заставив Кин вздрогнуть и покрепче сжать едва не выпущенный из рук гигай. – Пойдём, у нас не так много времени, тем более оно здесь течёт медленнее, чем в Хоэко Мундо, – девушки с готовностью кивнули, слегка покрывшись румянцем, на что я в очередной раз улыбнулся и ушёл в нарочито медленное сонидо.
  После того, как мы влезли в гигаи и оделись так, чтобы не привлекать лишнего внимания, пришла пора прогулок. Девочки были счастливы, а уж когда получили по мороженому – вообще впали в нирвану, всё-таки в Лас Ночес с разнообразием кухни пока туго. Я же внимательно сканировал город, периодически отвечая на сыплющиеся на меня со стороны Кин вопросы. Сёри, как обычно, всё больше молчала и слушала.
  Заэль хорошо сработал, своих фракционов я едва ощущал, и это при том, что дальше одного метра они от меня не отходили. Они, конечно, и раньше неплохо скрывали реацу, особенно на общем уровне арранкаров, но теперь, в таких экранирующих гигаях, их даже капитаны не почувствуют, что меня изрядно радовало. Мой гигай тоже, в целом, был неплох, хотя некоторый дискомфорт всё же доставлял, но это мелочи. В городе, по моим ощущениям, обнаружилось несколько мелких пустых и десятка два призраков, парочка из которых имела весьма неплохую реацу, для обычных духов, естественно, синигами же, как и в прошлый раз, я не почувствовал.
  Потом были магазины, благо недостатка в деньгах я не испытывал, спасибо Айзену. Ничего существенного и крупногабаритного я не покупал, в конце концов, я теперь сюда хоть каждый день могу наведываться. Так, несколько книг, пару мелких и полезных в хозяйстве вещей, вроде часов и фотоаппарата, ну и продукты. Последних оказалось по объёму больше всего, и тут даже на Сёри с Кин особо не свалишь, ибо они-то как раз ничего выбрать не могли, так как банально не знали, что есть что и зачем оно нужно, а я всё-таки изрядно соскучился по возможности чувствовать вкус. И это ещё очень мягко сказано.
  Как бы то ни было, компанией мы всё же были приметной. Как несложно догадаться – благодаря моим фракционам. К счастью, я это заранее учёл при выборе одежды, когда воровал её в прошлый визит. Так что выглядели мы как компания туристов, и должен признать, заподозрить в нас кого-то другого было практически невозможно – уж очень эмоционально девочки разглядывали город, что меня вполне устраивало.
  В этот день я впервые с того момента, как очнулся в этом мире, почувствовал себя обычным человеком. Очень странное ощущение. И, к удивлению, приятное. Я даже не ожидал, что происходящее на меня так подействует. Впрочем... Всё закономерно. Ведь даже бессмертным время от времени нужен психологический отдых. Но даже в самый разгар окутавшей меня нирваны у меня не возникло мыслей об уходе из Лас Ночес.
  Город мы покидали вечером, под яркий свет заката.
  
  – Хирьюгекизоку Шинтен Райхо, – поток голубого света и яростно сверкающих молний устремился ко мне. Я поднял правую руку. Вспышка. Обжигающий, яростный поток врезался в мою ладонь, какую-то секунду мне удавалось сдерживать его, но потом он перехлестнул через пальцы и, словно упругая струя воды, окатил моё тело. Было больно, иеро с шипением поддавалось, одежда начала тлеть, а на коже вспыхивали ожоги, я чувствовал, как мои ноги медленно скользят по песку, оставляя глубокие рытвины. Наконец, через несколько очень долгих секунд, Кидо прервалось. Правая рука представляла собой страшное зрелище – кожа полностью выгорела, оголив мышцы, ладонь сгорела до костей, про одежду и говорить нечего.
  – Весьма впечатляет, – произнёс Айзен, разглядывая мою руку. – В моём исполнении это Хадо убило бы большинство капитанов, даже если бы они попробовали его как-то заблокировать, а ты отделался всего лишь ожогом, при том, что полностью принял весь удар на себя.
  – Это, безусловно, радует, – грустно хмыкнул я, наблюдая, как рука стремительно регенерирует. Уже через минуту от ожогов не останется и следа.
  – Откуда такой пессимизм, Алукард? – со своей загадочной полуулыбкой вскинул бровь Айзен. – Арранкары во всём превосходят синигами, у капитанов не будет никаких шансов.
  – Сказал синигами и капитан, способный в одиночку вырезать всех существующих арранкаров, – полным ехидства голосом ответил я.
  – Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха. Ну, я особый случай, – уже совсем иначе улыбнулся Айзен. – Да и нет в Обществе Душ больше таких, как я.
  – Угу, и Ямамото Генрюсай – просто трёхлетняя девочка с косичками, собирающая цветочки в окрестностях Руконгая, а нулевой отряд – вообще бригада сантехников.
  – На тебя плохо влияют посещения мира живых.
  – Да я был-то там всего пару раз, – хотя, на самом деле, уже раз десять. После того, как Заэль доделал мой гигай, я почти неделю не вылезал из мира живых, таская с собой и Кин с Сёри. Зато теперь мой особняк в Лас Ночес был наиболее обжитым и комфортным.
  – Этого, как видно, хватило.
  Мы находились примерно за сотню километров от Лас Ночес – Айзен решил, что дальнейшее обучение лучше проводить вдали от посторонних глаз, к тому же помимо занятий Кидо мы начали проводить тренировочные поединки, а уж их видеть остальным обитателям Лас Ночес точно не стоило. Хоть я всё ещё не мог составить ему достойную конкуренцию в бою, но благодаря регенерации был практически идеальным спарринг-партнёром, против которого можно работать серьёзно, без опаски случайно убить. Впрочем, эпических битв, как в первый раз, мы не устраивали, и остальные арранкары могли спать спокойно.
  – И всё же. Несмотря на большую силу, подавляющее число арранкаров значительно уступают капитанам в опыте. И это проблема.
  – Хм... Да, тут ты прав. Но время у нас ещё есть. Продолжим? – Айзен улыбнулся и поднял Къёко Суйгецу на уровень груди.
  – Естественно, – я вернул улыбку и мгновенно ушёл в сонидо, атакуя Айзена со спины.
  Мурамасу со звоном встретил жёсткий блок, и Соске без всякого видимого усилия, лёгким доворотом кисти, отбросил меня на пару метров.
  – Бьякурай, – молнию я принял на клинок, одновременно запуская в Айзена Серо с левой руки. И тут же сонидо, выходя из-под удара занпакто. Чёрно-красный луч реацу достигает места, где только что стоял Айзен. Взрыв...
  
  – Ты делаешь успехи, – задумчиво произнёс Айзен, рассматривая лёгкую рану на своём плече, кровь из которой уже успела прилично пропитать рукав.
  – Учитывая твою манеру обучения, это не удивительно, – ответил я, поглощая окружающие духовные частицы и заращивая дыру в боку. Всё-таки вчистую я его достать ещё не мог.
  – Я бы не стал называть это манерой обучения. Ты просто никак не умрёшь.
  – А ты пытаешься меня убить?
  – Конечно, – Айзен изобразил одну из своих любимых загадочно-многозначительных улыбок. – Ведь это даёт наибольший эффект.
  – Ты просто милейшей души человек, – хмыкнул я, поправив восстановившийся плащ.
  – Хм... – поднесённая к ране правая рука Соске осветилась зеленоватой реацу, а через миг на месте раны вновь красовалась чистая белая ткань рукава.
  – Кстати. Я всё хотел узнать, насколько широки мои полномочия в отношении остальных членов Эспады?
  – У тебя есть какие-то планы?
  – Хочу проверить их возможности. И подтянуть, естественно.
  – И кого же?
  – Тия, Нел, может быть, Гриммджоу, он, по-моему, вообще единственный, кроме меня, кто серьёзно занят тренировками. Про остальных мне сложно судить.
  – Ну, насколько я знаю, твои отношения с Нел и Тией и так достаточно хороши, вряд ли они откажутся составить тебе компанию, а Гриммджоу так и вообще будет только рад с тобой подраться.
  – Это так, но всё же, как широко я могу приказывать другим членам Эспады? – Айзен убрал в ножны Къёко Суйгецу и перевёл взгляд на далёкие барханы.
  – Ты Примера... – заговорил он спустя секунд тридцать. – Так что в любых разумных пределах.
  – Ясно, благодарю.
  – Не за что, – поведя плечами и переведя бесстрастный взгляд на меня, Айзен объявил: – На сегодня, пожалуй, закончим. Ты идёшь?
  – Прогуляюсь.
  – Понятно, – Соске улыбнулся своей фирменной улыбкой. – Удачных поисков, – и ушёл в сюмпо.
  – Спасибо, – ответил я вслед стремительно удаляющейся реацу. Постояв пару минут, я вздохнул и направился в сторону от места тренировки.
  – Мурамаса, ты разобрался в способностях наших «гончих»?
  – Да. Они очень тонко чувствуют реацу, способны улавливать её на огромных расстояниях и определять по ней силы и способности противников, – пришёл спокойный ответ занпакто.
  – Но ведь Нел реацу не очень-то и скрывала, причём же здесь тонкость?
  – Слишком разный уровень и качество силы. Они всего лишь адьюкасы, причём далеко не самые сильные, а Неллиель Ту Одершванк – одна из сильнейших арранкаров. Про уровень интеллекта конкретно этих пустых я вообще молчу.
  – Ясно, – я задумался. – Ты сможешь их мне подчинить?
  – Да. Но для этого ты должен использовать ресуррексион, мне нужно получить контроль над твоей реацу пустого, а это возможно только в нём.
  – Как много времени займёт процесс?
  – Секунд десять, и то только потому, что они не занпакто.
  – Хорошо. Только отойду подальше, – занпакто во внутреннем мире согласно кивнул.
  Сонидо...
  – Приступай, – мысленно произнёс я примерно через час непрерывного движения в сонидо, обнажив клинок и влив в него свою реацу пустого. – Шепчи, Мурамаса!
  Вокруг тела поднялся вихрь реацу, почти сразу принявший вид огромного закручивающегося чёрного столба, упирающегося в небо. Вокруг бушевала настоящая песчаная буря, расходясь от меня во все стороны. Редкие верхушки белых деревьев, выходящие на поверхность из Леса Меносов, смело почти мгновенно. Где-то внизу, под слоем песка, начали массово погибать пустые, не выдерживая духовного давления. Когда своеобразный кокон из плотной чёрной реацу, обрамлённой красным светом, спал, я стоял в воздухе, а внизу была глубокая и широкая воронка, упирающаяся дном в ветви подземных деревьев-колонн. Восхитительное ощущение силы переполняло каждую клеточку тела. Даже страшно представить, во что я превращусь, когда достигну Сегунда Этапа или Банкая.
  Не без труда подавив нахлынувшее чувство эйфории, я приступил к сокрытию реацу, а было это непросто. Слишком уж много её вырывалось, да и скорость её циркуляции возросла чуть ли не на порядок. Ветер, бьющий от меня во все стороны, постепенно утих. Красноватая плёнка вырывающейся из тела реацу начала меркнуть, и наконец – полностью исчезла. Маскировка вновь полностью скрыла мою духовную энергию от мира, и я облегчённо вздохнул.
  – Мурамаса?
  – Я закончил, – меч слегка потеплел, и спустя секунду под небом Хоэко Мундо материализовался мой занпакто. – Теперь они – продолжение твоей силы пустого, материализовать их можно так же, как и меня, – он достал правую руку из кармана и выставил её перед собой, плавно раскрыв ладонь. Фиолетовая вспышка – и в воздухе начинают проявляться две чёрные фигуры.
  Собакоподобные пустые полностью материализовались и преданно уставились на меня. Разума в них я по-прежнему не чувствовал, одни инстинкты, или даже программы поведения, но вот контроль ощущался прекрасно. А через миг ощущаемая картина мира резко увеличилась на порядок. Я, будучи сильнейшим в Эспаде, и так обладал огромным радиусом чувствительности, но то, что я получил сейчас, превосходило его, как восприятие старого и сильного адьюкаса превосходит восприятие скороспелого гиллиана. Я ощущал всех пустых на сотни километров вокруг, чувствовал их реацу, различал её вкус и аромат, и благодаря этому точно мог сказать, кто из них на что способен. Это было восхитительно. Невероятное чувство осведомлённости и контроля за окружающим пространством. Из глубины памяти всплыла ассоциация с отключением «тумана войны» в стратегической игре и одновременным открытием всей карты. Если бы только...
  – Мурамаса, скажи, а как далеко они могут от меня отходить? И обязателен ли ресуррексион для их материализации?
  – Всё так же, как и со мной, – бесстрастно ответил занпакто. – Пока у них будет реацу, они способны неограниченное время существовать на любом расстоянии от тебя, и ресуррексион не обязателен, просто, являясь продолжением твоей силы, они сами будут сильнее, когда ты в ресуррексионе. Потратив всю реацу или будучи убиты, они вернутся в твой внутренний мир, на сторону силы пустого. Ну и пока они достаточно близко, они способны черпать реацу из тебя.
  – Ясно. А что с радиусом чувствительности? Неужели они и раньше видели всё так?
  – Разумеется, нет, просто их способности наложились на твой уровень силы и пришли в соответствие. Это касается и боевых качеств – пусть они и выглядят сейчас как обычные адьюкасы, но по силам не уступают арранкарам уровня Эспады.
  – Любопытно, – я с новым интересом осмотрел «гончих». А что? Неплохое название, как-никак своих имён у них нет, как и личностей. – Они могут вместе с собой затащить в мой внутренний мир кого-то другого?
  – Если его сила не будет превышать их собственную на момент процесса.
  – Прекрасно, – моё лицо непроизвольно расплылось в улыбке. – А пожирать других пустых они способны?
  – Да. Но так они будут только восполнять свои потери в реацу, ты от этого получишь не больше трети от вытянутой из жертвы реацу и сущности, причём использовать Полное Поглощение они неспособны.
  – Почему?
  – Если бы я попытался им его дать, то это значительно урезало бы их собственные способности к сенсорике, а тебе, как я понимаю, это не нужно.
  – Понятно, – действительно, гораздо полезней иметь таких разведчиков, чем получить двух полуслепых охотников. Свою силу я смогу увеличить и сам, а вот иметь реальный шанс найти в бесконечности Хоэко Мундо кое-кого мне будет очень полезно. Тем более затащить в мой внутренний мир они всё же способны, а уже там я вполне могу полностью поглотить особо ценную жертву. – Что ж, всё правильно. Ты прекрасно справился, Мурамаса, спасибо, – занпакто коротко и с достоинством кивнул. – Ну, а теперь можно немного и поохотиться, ты не возражаешь?
  – Хочешь поглотить тех трёх адьюкасов, что находятся в радиусе нашего восприятия, или поведёшь их в Лас Ночес?
  – Поглощу, слишком грубая и хаотичная у них реацу, из таких получатся только идиоты вроде Ноиторры, – ответил я, с новым удовольствием отмечая появившиеся возможности. Раньше я и мечтать не мог, чтобы так точно судить о характере пустого по одному привкусу реацу. Интересно, чтобы я сейчас смог сказать про Заэля? Надо будет обязательно выяснить. Да и других «коллег» арранкаров «обнюхать», хе-хе...
  – Я лучше вернусь во внутренний мир, там мне будет проще переносить применение Полного Поглощения. Да и местный пейзаж мне не нравится.
  – Полное Поглощение для тебя болезненно? – изумлённо вскинул брови я.
  – Нет. Не само по себе. Просто резкое изменение отношения пропорций силы синигами и пустого в сторону увеличения последнего вызывает у меня нечто вроде апатии.
  – Ясно. Но ты не против, чтобы я его применял?
  – Конечно нет, я твой занпакто, и чем ты сильнее – тем лучше для меня. Просто мне действительно не нравится эта пустыня.
  – Хорошо, тогда отдыхай, ещё раз благодарю за помощь, – Мурамаса молча поклонился, и его фигура истаяла в воздухе. – Ну а вы – за мной. Давно я что-то не ел адьюкасов...
  Гончие с готовностью защёлкали челюстями масок-черепов и стали с нетерпением переминаться. Кровожадно оскалившись, улыбкой настоящего Алукарда, я, не отменяя ресуррексион, шагнул к ближайшему намеченному в качестве жертвы адьюкасу, переходя в сонидо. Он был в двухстах с лишним километрах от меня...
  
  Истошный вой адьюкаса захлебнулся, процесс поглощения был завершён, и внутри появилось приятное чувство напряжения, чем-то отдалённо напоминающее сытость. Чувство увеличения собственного могущества. Это уже был десятый адьюкас, съеденный мной за время «прогулки». Впервые на моей памяти мне удавалось охотиться с такой скоростью и эффективностью, а ведь я до сих пор не встретил ни одной группы.
  Вообще, у моих гончих обнаружилась парочка недостатков. Так, например, я сам не обладал их чувствительностью, или нюхом, если это можно так назвать, так что как только гончие уходили от меня на определённое расстояние, «радиус обзора», который я получил с их появлением, исчезал, или, что вернее, возвращался к границам и качеству моего собственного. То же самое происходило, если я отправлял их в свой внутренний мир. Однако я вполне успешно мог ими управлять, мысленно отдавая приказы, даже если они были очень далеко от меня, и получать своеобразные ответы в виде мыслеобразов.
  Впрочем, прогулка уже несколько затянулась. Всё необходимое я уже узнал, а дальнейшее увеличение силы за счёт пустых пока может и подождать.
  Отправив гончих в свободный поиск необычной по каким бы то ни было параметрам реацу, я открыл гарганту в мир живых, а уже оттуда – прямо к Лас Ночес. Впереди была очередная тренировка фракционов, а там можно будет и к Тие заглянуть, а может, и Нел уже вернётся...
  
  Кин беспокойно вздохнула во сне и плотнее прижалась к моему боку, Сёри почти синхронно повторила её движение с другой стороны, только без вздоха, а я поспешно устранил случайно возникшую утечку реацу в окружающий мир. Прошло около двух месяцев по времени Хоэко Мундо с момента, как я получил своих гончих. Всё это время они носились по пескам, изредка посылая мне мыслеобразы через внутренний мир и уже найдя несколько необычных пустых, но, увы, ничего действительно ценного. Также я всё-таки вытащил Тию и Неллиель в мир живых. Пришлось отдельно для них заказать дополнительные гигаи у Заэля, с функцией сокрытия реацу. Не знаю, как это описать – в целом, девушки, в том числе и фракция Халлибел, которая, естественно, тоже присутствовала, отреагировали в точности как и мои собственные фракционы, разве что Тия вела себя довольно сдержанно, но бурное поведение Нел это полностью компенсировало. В гигаях наша прекрасная половина Лас Ночес смотрелась весьма привлекательно, особенно это касалось Тии, избавившейся на время пребывания в искусственном теле от маски на лице. Ну и, конечно, Нел без маски на макушке изрядно похорошела. Единственным моментом, несколько омрачавшим лично мне прогулку, была необходимость регулярно одёргивать Милу Розу и Апачи. Слишком уж они были скандальной парочкой, Сун-Сун же только масла в огонь подливала, а мир живых – это не Хоэко Мундо, да и люди – существа хрупкие, женского арранкарского скандала могут и не выдержать.
  Я аккуратно встал с кровати, чтобы не побеспокоить мох фракционов, которые всё-таки стали моими любовницами, взял одежду и, не оборачиваясь, вышел за дверь. Минуту назад я почувствовал, как реацу фракционов Неллиель начала уменьшаться, а приглядевшись, обнаружил рядом с ними реацу Заэля. За Нел и её фракцией я следил постоянно, всегда на границе сознания отслеживая их местоположение и состояние внутри Лас Ночес. С самими Пеше и Дондочакой я общался мало. Они были из той малой части арранкаров, кого можно назвать полностью адекватными и даже человечными, дураками они, кстати, тоже не являлись, даже близко не стояли с этим определением. А самое главное – были полностью и абсолютно преданны Нел. Наверное, так же французские солдаты могли любить Жанну Д'Арк. Кстати, очень интересное сравнение, если подумать... Правда, Нел французского не знает, я проверял, но мало ли...
  Быстро одевшись, я вышел из своего особняка и мгновенно ушёл в сонидо к жилищу Нел. Ноиторра тоже уже был здесь. Встав на крыше одного из строений, я начал наблюдать за происходящим. Заэль был внутри покоев Нел, а Ноиторра меня видеть с такого ракурса не мог. Реацу Пеше и Дондочаки перестало уменьшаться и стабилизировалось на уровне слабого адьюкаса. Хм... А вот и Нел, странно, что она ещё не почувствовала... Вот она приближается к двери. Навстречу к ней от стены отлипает Ноитрорра. Я уже начал подавать реацу для сонидо, но тут из-за спины неожиданно прозвучал спокойный голос Айзена:
  – Не стоит туда идти Алукард, – он стоял в нескольких метрах за моей спиной и бесстрастно смотрел на меня, заложив руки в разрезы карманов. Медленно поворачиваюсь вполоборота к нему. Если он здесь, то...
  – Это часть твоего плана? – спокойно спрашиваю я, едва сдерживая бушующую внутри реацу. Если всё так, то я ничего не смогу сделать...
  – Да, – следует лаконичный ответ-приговор.
  – А Нел?
  – Не волнуйся за неё, на ней и её фракционах лежит моё кидо, они не умрут, – всё понятно, когда-то я уже рассматривал такой вариант. Уж слишком просто Ноиторра всё провернул, да и его фобия на Нел выглядит уж слишком странно на фоне полного безразличия к Тие.
  – Почему Нел?
  – Кроме неё некого, – Айзен слегка повёл плечами, одновременно прикрыв глаза, как бы извиняясь. – Хотя ты бы тоже справился с отведённой для неё ролью, но для тебя и так хватит работы.
  – И я должен спокойно на это смотреть? – внизу Заэль уже швырнул тела Пеше и Дондочаки под ноги к Нел, и она уже вызвала на бой Ноиторру.
  – Да. Но ты можешь убить Ноиторру и Заэля, когда они закончат. И потом я хотел попросить тебя присматривать за Нел, пока она будет небоеспособна.
  – Что это значит?
  – Скоро увидишь, осталось совсем немного.
  Айзен был прав, уже через несколько минут боя Неллиель угодила в заранее подготовленную ловушку, миг, и уродливая секира Ноиторры врезается ей в голову. Я сдержанно прикрываю глаза. Она жива, и добивающего удара не следует.
  – Почему ты не отослал меня из Лас Ночес? – я вновь поворачиваюсь к Айзену, так и не изменившему своего положения.
  – Это был бы глупый поступок. Ты бы всё равно обо всём догадался, но мне бы уже не доверял.
  – А сейчас я тебе доверяю?
  – Сейчас у тебя нет причин мне мстить.
  – Вот как?
  – Я знаю, что вы с Неллиель были довольно близки, но она жива и её жизни ничего не угрожает. А в будущем полученную сегодня рану можно будет и залечить.
  – Медицинские техники мне до сих пор даются хуже всего, – уже успокаиваясь, произнёс я, наблюдая, как Заэль с Ноиторрой тащат тела к ближайшему проходу на крышу Лас Ночес.
  – Время у нас ещё есть, так что нужным техникам я тебя научу. Я и сам не рад такому ходу, но, к сожалению, никто, кроме неё, действительно не справится с поставленной задачей.
  – И что же это за задача?
  – Куросаки Ичиго. Неллиель сможет обеспечить его проход в Лас Ночес, когда придёт время. Но, естественно, об этом не стоит распространяться. Кроме тебя, об этом знает только Гин.
  – Ясно. Я пойду. Прослежу.
  
  – Хорошо, – произносит Айзен одновременно с хлопком сонидо.
  – Как всё прошло? – спросил улыбающийся голос из-за спины хозяина Лас Ночес.
  – Не так плохо, как я опасался.
  – Но всё же плохо? – лицо Гина отразило лёгкое беспокойство.
  – Отнюдь, – Айзен улыбнулся и вполоборота повернулся к Гину. – Алукард в очередной раз доказал, что по праву является Примерой. Полагаю, он полностью понял весь расклад, или почти весь.
  – А не слишком ли это опасно, капитан Айзен?
  – Хм... Возможно, Гин... Возможно... Но в этом и весь интерес, – взгляд Айзена обратился к далёкому потолку, на его губах играла предвкушающая улыбка.
  
  Вот так и рушатся планы при столкновении с реальностью, обращая в пыль всю кропотливую подготовку и многомесячное ожидание. Действительно, с чего я решил, будто такая вещь, как выкидывание из Эспады третьего номера, может произойти без Его ведома и непосредственного желания? Потому, что это не было чётко освещено в аниме? А с чего я решил, что мои воспоминания полные? Или, куда правильнее будет спросить, почему я, собственно, решил, что всё сказанное в аниме соответствует истине? Конечно, в отличие от канонной истории, Нел сейчас четвёртая, но сути это не меняет, она всё равно остаётся одной из сильнейших арранкаров, причём, что ещё важнее, искренне преданных арранкаров. Ну не могут какая-то восьмёрка и вообще не входящий в Эспаду пустой так спокойно и нагло совершить нечто подобное. С другой стороны, без Неллиель Ичиго ни в жизнь бы не добрался до Лас Ночес, хоть бы лет двести по барханам бегал. Тут и пустые-то не все ориентируются, что уж говорить об этих доморощенных спасителях-малолетках? Нет, определённо, встреча Ичиго с Нел не была случайной, как и все последовавшие за ней события. Итак, Айзену нужен Ичиго, и нужен добравшимся до Лас Ночес, а не потерявшимся где-то в пустыне, более того, в состоянии достаточно целостном, чтобы суметь продолжить прокачку уже здесь. Но Ичиго – дурак. Однако даже если бы он был гением, найти что-то конкретное в Хоэко Мундо – задача далеко не тривиальная и с наскока не решаемая. Вот Айзен и создаёт для Ичиго и компании проводника – такого, которого они точно не убьют, не воспримут для себя угрозой и от компании которого не откажутся. Ведь если подумать, то превратиться в ребёнка при повреждении маски – это что, естественная реакция для всех арранкаров? Что-то сомневаюсь. А значит, тут Айзен тоже поработал. Вполне возможно, что ещё в момент процесса синигамики, уж я-то, по крайней мере, этому не удивлюсь. Ну что ж, красивая комбинация, ничего не скажешь. А уж если вспомнить, сколько раз Нел и её фракционы спасали Ичиго с дружками жизнь уже внутри Лас Ночес... Да... Снимаю несуществующую шляпу. Вот только что мне теперь делать? На Нел у меня были вполне определённые планы, и не только личного характера, от большинства которых теперь придётся отказаться. Ну, Соске, ну удружил...
  Впрочем, есть и положительные моменты. Меня, похоже, в очередной раз повысили, по крайней мере, раньше никто, кроме Гина, не знал об особом статусе Ичиго в планах Айзена, да и то сомневаюсь, что Соске доверял Ичимару полный расклад. А вот теперь посвятили и меня. Понять бы только, действительно это положительный момент или мне в срочном порядке нужно валить отсюда в Восточную Европу?
  Пока я размышлял, Ноиторра сбросил тела Нел, Пеше и Дондочаки со стены, потом они с Заэлем несколько минут разговаривали и вот сейчас начали уходить. Я с трудом подавил желание прикончить Ноиторру прямо сейчас, хотя очень хотелось шагнуть в сонидо и, выйдя, пробить рукой ему грудную клетку, а после разорвать. Но нельзя. И не из-за Айзена, а потому, что месть – это блюдо, которое следует подавать холодным. Так что с Ноиторрой я разберусь чуть позже, как и с Заэлем, а сейчас есть куда более важное дело.
  Реацу Ноиторры скрылось в глубинах Лас Ночес, и я шагнул в сонидо. Песок мягко хрустнул у меня под ногами, и я склонился над завёрнутым в мешковину телом. Нел уже преобразилась – отодвинув край ткани, я смог полюбоваться на залитое кровью лицо маленькой девочки, которой на вид я и трёх лет бы не дал. Роскошные зелёные волосы Нел стали короче, но так и не обратились в те коротенькие кудряшки, что я помнил. По маске шла широкая трещина, через которую выходила реацу, на лице был глубокий шрам, представляющий собой продолжение трещины. Я присел рядом и взял крохотное тело на руки. Реацу в Нел было на удивление мало, и утечка через маску просто не могла дать такой результат за столь короткий промежуток времени, но приглядевшись, я нашёл причину. Айзен, оказывается, озаботился не только внешностью Неллиель, но ещё и запечатал большую часть её реацу, а через маску вытекала как раз таки та, что постоянно вырабатывалась душой девушки. Удивительно. Интересно, смогла бы сотворить нечто подобное Унохана? А ведь кто-то слабее меня и не так хорошо умеющий манипулировать духовной энергией ничего не заметит, сколько бы он не приглядывался и какие бы усилия не предпринимал. Н-дааа...
  Моя правая рука осветилась зеленоватой реацу, лечащая техника в этот раз далась на удивление легко, я даже почти не заметил, как её применил. Кровь остановилась, а рана под моими пальцами начала заживать. В этот момент начали шевелиться Пеше с Дондочакой.
  – Г… Господин Алукард?.. – запнулся здоровяк, когда его взгляд сосредоточился на мне. Лица обоих представляли собой весьма неприглядное зрелище – открытые раны с целыми пластами вырванной кожи, и только те участки, что и так были свободны от масок, остались более-менее целыми. Но тут он заметил Нел у меня на руках: – ПЕ-ПЕ-ПЕШЕ!.. – взревел Дондочака, поворачиваясь к своему другу.
  – Успокойся!!! – остановил тот начавшуюся истерику. – Господин Алукард, она... она жива?
  – Да, – спокойно ответил я, мазнув по ним взглядом и переведя его обратно на лицо Нел. Девочка у меня на руках поморщилась и начала приходить в сознание, к счастью, рана уже закрылась.
  – Агх... – издала невнятный звук Нел, открыв глаза и поднимая голову. – Где... Где я?.. – она мутным взглядом обвела окрестности. – Кто... Вы такие?.. – лица Пеше и Дондочаки, даже под слоем крови, отразили полный шок и потрясение.
  – Она... – медленно выдохнул блондин. – Потеряла свою память?!.. – Нел обхватила ручками голову и зажмурилась.
  – Моя голова болит... – едва слышным шёпотом произнесла она и уронила голову мне на руку. В тот же момент моя правая рука легла ей на лоб и опять осветилась зеленоватой реацу. – Хорошо... – прошептала Нел и уснула под действием моей техники.
  – Пееешеее!.. – вновь завыл здоровяк.
  – Молчи! В такой ситуации... Нам остаётся только... Господин Алукард!..
  – Я ничего не могу сделать. Такие повреждения маски – это совсем не мой уровень. Если вы хотите жить, то уходите подальше от Лас Ночес, – я аккуратно уложил Нел на песок и медленно встал. – Мне понадобится несколько лет, чтобы освоить медицинское кидо на таком уровне, чтобы суметь излечить Нел, но... – я поднял правую руку к лицу и стал концентрировать реацу. Я уже не раз пробовал воссоздать свою прежнюю маску. По многим причинам. И мне это, в конце концов, удалось. Всё оказалось очень просто, всего-то и нужно было, что сконцентрировать и уплотнить поверх лица достаточное количество реацу, сопровождая это определённым эмоциональным настроем. Чем-то вроде слегка безумной весёлости, смешанной с жаждой убийства – так сказать, для придачи реацу нужного спектра и тональности. В результате я получал что-то вроде одной десятой ресуррексиона и примитивненькую, но вполне надёжную маскировку, особенно если удастся в будущем разжиться специальным балахоном для безобидного и слегка странного арранкара Тоби. Ведь давно известно, что чтобы тебя не узнали, достаточно сменить причёску и переодеться. Маска прохладной костью легла на лицо, при этом не вызвав никаких вихрей и вспышек реацу, что мне особенно в ней нравилось. Пеше и Дондочака стали первыми, кто увидел на моём лице эту маску, и, очевидно, перепугались. – Не стоит меня бояться. Запомните эту маску, в ней я буду периодически навещать Нел. Никто не должен знать, что Примера Эспада имеет к вам хоть какое-то отношение. Пока я ношу эту маску, меня зовут Тоби, и между нумеросом Тоби и Примерой Алукардом нет ни малейшего сходства. Запомнили? – я упёр хлодный взгляд в две сидящие на песке фигуры.
  – Д…Да! Спасибо Вам, Алукард-сама! – Пеше, а затем и Дондочака низко поклонились, уперев лбы в песок.
  – Хорошо, а теперь пойдём, кто-нибудь может выйти на стену, – я скинул плащ, завернув в него спящую Нел, снова взял её на руки и зашагал в сторону от Лас Ночес. Сонидо. Потребовался всего один шаг на полной скорости, в маске, чтобы от громады дворца Айзена остались только верхушки главных башен на горизонте. Сложив Нел на песок, я переместился назад – ни Пеше, ни Дондочака ещё долго не будут способны к использованию сонидо – и прихватил их за шкирки, перетащил к Нел. – Здесь мы попрощаемся. Берегите её.
  – Да, Алукард-сама! – чуть ли не плача гаркнул Дондочака, Пеше только кивнул. Я ушёл в сонидо.
  Остановившись за дальним барханом, я небрежным жестом развеял маску, после чего прикрыл глаза. Сегодня не самый лучший день в моей жизни, что ни говори. Взглянув в сторону, где оставил беженцев, я напитал глаза реацу и в деталях разглядел картинку. Пожалуй, при желании я даже мог бы услышать их разговор, но не стал этого делать. Вздохнув, я вытащил из ножен клинок и сосредоточился. Около двадцати секунд мне потребовалось, чтобы мысленно связаться с одной из гончих, затащить её во внутренний мир и материализовать уже здесь. Сияющие реацу провалы глаз на костяной морде ожидающе уставились на меня.
  – Будешь охранять тех троих, – непонятно зачем произнёс я вслух, дублируя то же самое мысленно, с куда большими подробностями и деталями, вплоть до того, что Ичиго и компанию трогать нельзя. Гончая понятливо кивнула и ушла в сонидо – осматривать территорию.
  – Мурамаса, ты присмотришь? – медленно вкладываю занпакто в ножны.
  – Конечно.
  – А ты мог бы сорвать ту печать с её реацу?
  – Да. Но сейчас это делать опасно, она может умереть.
  – Понятно, – я бросил ещё один взгляд на лежащее вдали маленькое тело Нел.
  – Не стоит так переживать, ты же знаешь, что её ждёт... – спустя минуту вновь прозвучал голос занпакто из внутреннего мира.
  – О чём ты, Мурамаса? – максимально небрежно ответил я, тряхнув плечами.
  – Море начало штормить...
  – Ясно. Прости... И ты прав. Мне действительно не стоит из-за этого переживать. Во всём нужно искать положительные стороны, и раз уж я не смог спасти Нел, то... Думаю, уже пришло время навестить одного интересного человека в мире живых.
  
  Перешагнув порог своего особняка, я мрачно оглядел прихожую. Спустя несколько секунд из гостиной появилась встревоженная Кин, а за ней и Сёри. Девочки уже достаточно хорошо меня изучили, чтобы заметить моё состояние, даже при абсолютно равнодушном выражении лица.
  – Господин Алукард, что-то случилось? – взволнованно спросила Кин, подходя ближе. Она в этой парочке всегда являлась этаким выразителем общих эмоций и вопросов.
  – Хм, – хмыкаю, слегка улыбаясь. – Всё в порядке, котёнок, сейчас уже всё в порядке, – сделав шаг, я взъерошил волосы Кин, а потом, прижав девушку к себе, поцеловал в макушку. – Мне просто нужно немного отдохнуть. Я буду у себя, – и, отстранившись от девушки, я зашагал к лестнице, краем глаза уловив, как Кин с Сёри непонимающе переглядываются.
  Поднявшись к себе в спальню и мазнув взглядом по плотно занавешенным окнам и закрытой двери на балкон, я, не разуваясь, лёг на кровать, заложив руки за голову. Пристёгнутый к поясу занпакто нисколько не мешал. Полумрак помещения настраивал на нужный лад, и я вновь и вновь прокручивал в памяти события сегодняшнего утра.
  Что бы я ни говорил Мурамасе и девочкам, а на душе было паршиво. Отвратительно чувствовать себя абсолютно беспомощным. Что я мог сделать в тот момент? Плюнуть на слова Айзена и разворотить Ноиторре грудную клетку? Бред. Если бы этот вариант был действительно возможен, то Соске бы там не появился и наблюдал бы всю сцену со своего балкона, попивая кофеёк. Уж я-то успел его изучить, фразу: «Не стоит туда идти, Алукард» дословно можно перевести с айзеновского-многозначительного на обычный человеческий как: «Попробуй только шевельнись – голову оторву», и это ещё будет изрядным преуменьшением прозвучавшей угрозы.
  Что? Настоящий мужчина должен защищать своих женщин, и плевать на всё вокруг? ХА! Может, какой-нибудь больной на голову идиот вроде Ичиго так бы и поступил, бросившись спасать Нел от впадения в детство, вот только я не идиот. Достаточно было взглянуть на его лицо, мимику тела и напряжённо бурлящую реацу, чтобы понять, что мне даже шагу ступить не дадут. Может, моё сонидо и быстрее сюмпо Айзена, вот только никаких сомнений в том, что он сумел бы меня остановить, у меня нет. И что, прорываться к Нел силой? С боем и руганью? Да если мы с Соске просто мечи скрестим, не сдерживаясь, половина Лас Ночес вымрет, а уж раненые Пеше с Дондочакой вообще шансов не имеют. Никаких. Им и с Ноиторрой-то сейчас рядом находится опасно. А устрой мы настоящую битву, в полную силу, то тут не только Нел, тут вся Эспада в полном составе по ветру развеется свеженькой золой. Вместе со всем городом. Разве что Барраган выживет, да и то не факт. И то, что я это всё прекрасно осознаю, Айзен тоже понимал, на чём, собственно, и сыграл. Ну и, наконец, главное. Да, на некоторое время я потерял Нел, но она жива и, откровенно говоря, сейчас находится в большей безопасности, нежели в банке с пауками, именуемой Лас Ночес. А когда придёт время, я её верну.
  И всё-таки, какая же Айзен сволочь! Но, нужно признать, сволочь гениальная. Как он меня просчитал... И ведь никаких претензий к нему не предъявишь. За что? За то, что Нел получила по голове? Так он, наоборот, своим кидо ей жизнь подстраховал. Или за то, что у Ноиторры к ней уж больно подозрительная «любовь»? Так я и сам до конца не уверен, что это работа Айзена, а не самопальный бзик Ноиторры. Н-да... Как это ни прискорбно, но мне до такого уровня комбинаций ещё далеко, я ведь даже не представляю и половины действий, необходимых для её реализации. А ведь у него всегда так – до последнего момента подготовку заметить невозможно, да и после операций… Вот знаешь, что была она – подготовка, и колоссальная! Но где, когда и что? Никаких улик. Причём целей, судя по всему, было несколько. Первая и очевидная – подготовка к будущему визиту Куросаки, тут всё понятно. Да и моя реакция на эту новость, видимо, тоже представляла интерес, как-никак, Айзен уже не первый раз ненавязчиво указывает мне на этого недосинигами. Вторая – это уже моя проверка, так сказать, на вшивость. И тут Айзен умудряется оценить всё скопом – мою готовность подчиняться, поступаться собственными желаниями, реальное отношение к Нел и, по аналогии, к остальным близким мне арранкарам, проницательность и способность быстро оценить и просчитать ситуацию, а ещё очень скоро он оценит и уровень моей мстительности, на примере Ноиторры и Заэля. В общем, полный расклад. Да-а... По сравнению с таким гроссмейстером чувствуешь себя маленьким ребёнком. А ведь наверняка у этой комбинации было ещё и третье дно, просто я пока не способен его разглядеть...
  От мрачных мыслей меня отвлёк едва слышный шелест открывающейся двери. Шесть секунд, кровать чуть скрипит – и мне в правый бок упирается носик Кин, ещё секунда – и то же самое проделывает Сёри, только уже с левым боком. Девушки молчат и не поднимают на меня взгляд, только Кин едва заметно дрожит, и обе норовят прижаться поплотнее. Какие же они в такие моменты милые. И не скажешь, что обе вполне способны претендовать на места в Эспаде с десятого по седьмое. Ни глупых вопросов, ни попыток задушевных бесед. Просто моральная поддержка в самой искренней и незамутнённой форме. Всё-таки мне с ними очень повезло...
  
  
***

  
  Стук в дверь застал Тию Халлибел на первом этаже дома, Сун-Сун, Мила Роза и Апачи сидели наверху и листали журналы с одеждой из мира живых, уже который час о чём-то споря. За дверью чувствовались реацу фракционов Алукарда, Сёри и Кин. Слегка удивившись, Тия прошла в прихожую и открыла дверь. Вид тепло улыбающегося Примеры заставил её одновременно обрадоваться, расслабиться и вздрогнуть от напряжения. Последнее время Халлибел начала замечать, что испытывает какое-то странное удовольствие, находясь в обществе Алукарда, но и страх перед Примерой тоже никуда не делся. Эти противоречивые чувства изрядно нервировали Трес Эспаду, но как с ними бороться, она просто не представляла.
  – Привет, Тия. Надеюсь, я не помешал? – во взгляде Алукарда промелькнуло что-то похожее на грусть, но тут же пропало.
  – Нет, я рада тебя видеть, – честно ответила Халлибел. – Проходи.
  – Спасибо, – улыбка Алукарда стала шире. – Я хотел бы попросить тебя о небольшом одолжении. У тебя есть время?
  – Да. Что тебе нужно?
  – Можешь вместе со своей фракцией прогуляться со мной за пределы Лас Ночес?
  – В мир живых?
  – Нет, в пустыню. Не волнуйся, ничего опасного для вас не будет. Обещаю.
  – ... – Тия опять удивилась. Она знала, что Алукард часто покидает Лас Ночес, но в пустыню он обычно уходит с Неллиель или своими фракционами, её же он ещё ни разу не приглашал. – Хорошо, – наконец, ответила девушка, гадая, чем же вызвано это приглашение. Но с вопросами решила подождать, всё равно скоро всё станет ясно.
  Много времени сборы не заняли. Фактически, Сун-Сун, Апачи и Миле Розе было достаточно услышать приказ Тии, как они тут же всё бросили, а присутствие Алукарда обеспечило отсутствие обычных склок. И в результате уже через десять минут группа стояла на расстоянии примерно двадцати километров от Лас Ночес, на вершине ничем не примечательного бархана, каковых во все стороны были многие тысячи.
  – Думаю, это место подойдёт, – произнёс Алукард, оглядывая окрестности.
  – И что здесь? – внутренне холодея от внезапно появившейся догадки, спросила Халлибел.
  – Ничего, просто хорошее место для боя, – пожал плечами Примера, заставив сердце Тии зайтись в бешеном темпе. – М? – Алукард обернулся и взглянул ей в глаза. – Тия, ну что ты, в самом деле? Я вроде бы не давал причин для подобных мыслей, – с укором в голосе произнёс мужчина. А Халлибел накрыла волна совершенно противоречивых эмоций, даже идентифицировать которые она была не в состоянии. – Я просто хочу, чтобы вы вшестером атаковали меня в полную силу, поэтому и вывел из Лас Ночес, чтобы ты могла использовать ресуррексион. Сам я бить в ответ не буду.
  – Но зачем? – вопрос вырвался помимо воли, но Тия всё же начала успокаиваться, хотя сердце всё ещё сжимало непонятным чувством.
  – Воспринимай это как тренировку, – улыбнулся Алукард. – Тебе ведь тоже редко удаётся побить кого-то в полную силу, – Примера исчез со звонким хлопком сонидо и появился в трёх десятках метров впереди. – Кин, Сёри, начинайте.
  – Да, Алукард-сама, – два голоса слились в один, а в следующий момент обе девушки достали клинки.
  – Пой, Асероскуро.
  – Шипи, Гатоскуро.
  «Сразу ресуррексион?» – в очередной раз за день удивилась Тия, наблюдая за двумя слившимися вихрями реацу. «А они сильны, точно не слабее Гриммджоу» – отстранённо отметила девушка, наблюдая за поднявшимся ураганом. Красная реацу опала, и спустя миг в Алукарда ударило два удивительно мощных луча Серо, совсем немного уступающих по силе её собственному. Потоки разрушительной реацу мгновенно преодолели расстояние до Примеры, который никак на это не отреагировал, и безвредно стекли по его фигуре, даже не подпалив одежду. «Пожалуй, действительно стоит использовать ресуррексион…» – пришла очередная мысль. «Только зачем ему всё это?..»
  
  
***

  
  А всё-таки красивый у Тии ресуррексион. Я, конечно, уже видел её без маски в гигае, но всё равно выглядит она восхитительно, да и грешно мне не любоваться её лицом, если уж есть такая возможность. Всё-таки остатки маски её изрядно портят. Да и сила у неё удивительная, и как только такая могла возникнуть в этой бесконечной пустыне? Хотя... Да... Точно. Такая сила могла появиться только как реакция на нестерпимое желание души Тии изменить этот пустынный мир. Но всё равно удивительно. Честно говоря, я до последнего момента не до конца верил, что Тия способна по собственному желанию создать любое количество воды и столь виртуозно ей управлять. Но она могла, её Ла Гота и Каскада были воистину сильными атаками, а ведь она, совершенно очевидно, крайне мало занималась развитием своих сил. А если бы только занялась... Мммм... Признаться, раньше, опираясь на свои воспоминания, я несколько недоумевал, почему в оригинальной истории Улькиорра считался слабее Тии. Но теперь я понял причину. Возможно, Улькиорра и мог бы её победить, даже скорее всего, но вот само качество его способностей и потенциал были неизмеримо ниже, нежели талант Тии. Силы Улькиорры, большей частью, были вполне стандартными для пустого, и он освоил их в совершенстве, а талант Тии был уникален и, что печально, практически не раскрыт. Однако даже то, что она умела сейчас, всё равно впечатляло. Особенно мне понравился один её приём с Серо – Тия формировала Серо в верхней оконечности своего тараноподобного меча, в который превращался её клинок в ресуррексионе, а когда шар уже был полностью заряжен – поглощала его занпакто и выплёскивала всю энергию Серо в одном взмахе, создавая таким образом атаку, схожую с Гецугой Теншоу Куросаки Ичиго. Только жёлтую и менее упорядоченную, то есть у Ичиго Гецуга имела форму выгнутого правильного полумесяца, а у Тии это был скорее расходящийся в одной плоскости луч. Приём для меня практически бесполезный, но интересный. Фишка этого удара была в том, что такое плоское Серо перемещалось в пространстве значительно быстрее обычного Серо Тии, а следовательно, и противника достигало раньше. Но, увы, за скорость атаки приходилось платить уменьшением мощности в отдельно взятой точке. Бесполезным же для меня он был потому, что моё Серо и так двигалось с предельной для духовных частиц скоростью, и увеличить её ещё больше столь простым методом было нельзя. Хотя, безусловно, приём интересный и освоить его более чем имеет смысл. Кстати, Серо Тии формировалось довольно необычно, по крайней мере, я такого ещё не видел. Обычно Серо формируется из нескольких потоков реацу, выходящих не только непосредственно из руки или иного места, где происходит формирование, но и из потоков, стягивающихся со всего тела. Да и просто разлитая в окружающем мире реацу также участвует, хоть и весьма незначительно. Так вот, обычно эти потоки имеют вид либо прямых линий, втягивающихся в ядро шара, как у простых гилианов, которые довольно существенно зависят от окружающей реацу, либо кривых, втягивающихся в Серо как спираль. А вот у Тии эти потоки имели вид текущих извивающихся ручейков, совсем как обычная вода. И выглядело это довольно красиво, да и мощность радовала.
  А вот зверинец у Халлибел разочаровал. Хм, н-да... Зверинец. Простите, девочки, но в ресуррексионе вас по-другому назвать нельзя. Разве что Милу Розу, но она не в моём вкусе... Серо они создавали медленно, очень медленно. Почти как обычные адьюкасы. Мощность их Серо тоже была так себе, хотя цвет реацу у девушек радовал глаз. Но это, пожалуй, было единственной хорошей новостью. Да и не очень-то они старались, особенно Апачи, до сих пор испытывающая по отношению ко мне изрядную робость. А вот кто действительно выкладывался на полную, так это Сёри и Кин, всё-таки их я тренирую регулярно...
  – Ла Гота, – спокойно произнесла Тия, отправив в меня очередной уплотнённый сгусток воды, до предела насыщенный разрушительной реацу.
  – Бакудо номер тридцать девять, Энкосен, – перед моей вытянутой рукой сформировался круглый желтоватый щит, слегка отдающий краснотой вследствие особенностей моей реацу. Удар... Шит, до предела напитанный равномерно смешанной реацу синигами и пустого, выдержал атаку, способную при прямом попадании даже очень сильного адьюкаса расплескать кровавыми брызгами по барханам. Под моими ногами остались две неглубокие борозды, примерно в шаг длиной. Губы сами собой послали Тие лёгкую улыбку.
  Последние несколько минут я практиковался в Бакудо, парируя атаки девушек Энкосеном и собственным щитом реацу, тренировки по созданию которого я не забросил, даже став арранкаром и начав изучать Кидо. Хотя эффективность его оставляла желать лучшего, особенно в сравнении с Данку или особенно любимым Айзеном Шестигранным Барьером, которые, к слову, у меня пока не получались даже с произнесением полного заклинания. Впрочем, фракция Халлибел уже начинала уставать, хотя сама Тия делала успехи, уже несколько раз умудрившись знатно вкопать меня в песок своей Каскадой и соответственно искупать в грязи. Я не поддавался. Честно. Ну почти...
  Я опустил руку, и щит Энкосена рассыпался мелкими гаснущими искрами. Лёгкий выброс реацу всем телом, и немногие ещё оставшиеся на мне пятна мокрого песка послушно осыпались с одежды. Сонидо. Тия ещё не успела опустить свой занпакто после атаки, когда я появился перед ней, аккуратно, даже, можно сказать, нежно, зафиксировал её правую руку, обнял девушку за талию и притянул к себе.
  – На сегодня хватит, – улыбнулся я, глядя в расширившиеся от неожиданности глаза. А кожа у неё бархатная, просто невероятно приятная на ощупь, даже с учётом иеро. – Ты была великолепна. Спасибо.
  – Халлибел-сама!!! – ну вот... Кто бы сомневался, что эти трое стерпят такое непотребное поведение. Ещё бы, какой-то мужик посмел обнимать их обожаемую госпожу. Ох, не бойся они меня так сильно, я бы сейчас узнал много новых, совершенно неожиданных деталей своей биографии и анатомии. По крайней мере, их глаза говорят именно об этом, а также о нестерпимом желании меня разорвать. Ещё два тихих хлопка сонидо, и рядом оказываются Кин и Сёри, обе слегка неодобрительно смотрят на девочек Тии.
  – Вам тоже спасибо, красавицы, вот только над скоростью формирования Серо поработать стоит, – одарил я троицу фракционов Халлибел почти такой же улыбкой, что и саму Тию, разве что чуть менее тёплой. И, повернувшись обратно к удерживаемой за талию девушке: – Ты не против сделать такие тренировки регулярными?
  – Я не возражаю, но зачем тебе это? – Халлибел смотрела на меня со спокойным интересом, не делая ни малейшей попытки вырваться из объятий или хотя бы показать, что поза для неё неудобна.
  – Ну, я мог бы сказать, что это для вашего роста, и это было бы правдой, ведь всегда полезно иметь опыт боёв с противником гораздо сильнее тебя. Но на самом деле главная причина в том, что я просто хочу почаще видеть твоё лицо, – попал! Наконец-то! Броня спокойствия Тии треснула, и на щеках девушки появился лёгкий румянец. Умилительная картина.
  То, что маска – её слабость, я уже давно заметил. И такой высокий воротник у её курточки появился далеко не случайно. Как бы странно это ни выглядело, но арранкары тоже могут стесняться. Даже сами зачастую не понимая причин стеснения, да и само это чувство определить далеко не всегда способны. Но остатки человеческой личности всё же время от времени прорываются и принимают форму вот таких невинных маленьких комплексов.
  Полюбовавшись лицом девушки ещё несколько секунд, я всё-таки отстранился и выпустил Тию из объятий.
  – Возвращаемся в Лас Ночес, – вздохнул я, пряча руки в карманы. – И не надо на меня так смотреть, особенно это касается тебя, Апачи. Если так хочешь, я и тебя с удовольствием обниму и даже поцелую, – девушка с разноцветными глазами издала невнятный панический писк и спряталась за спину Милы Розы. – Ну как хочешь, – улыбнулся я. – Как надумаешь, приходи.
  – Алукард, – я повернулся на голос Тии, с её лица уже пропал румянец, и выражение лица стало обычным. – Ты сегодня ни разу не атаковал, но я хочу увидеть хотя бы одну твою атаку. Это важно.
  – Вот как?.. – я пару секунд внимательно вглядывался в глаза Тии, пытаясь понять причины подобной просьбы. Не скажу, что у меня это полностью получилось, но... – Хорошо, смотри, – я вынул правую руку из карамана и вытянул её в сторону, противоположную Лас Ночес. Коснувшись мыслью своей гончей, что приглядывала за Нел, я убедился в её местоположении и отсутствии непосредственной опасности. Сёри и Кин, уже понявшие, что я собрался делать, быстро переместились ко мне за спину. – Старайтесь не моргать, до сих пор, кроме меня, это видел только Айзен... – как-то отстранённо произнёс я, выделяя голосом каждое слово. Раз уж Тия попросила, то, пожалуй, нет смысла сдерживаться...
  Перед моей ладонью начал формироваться чёрный шар, стремительно увеличиваясь в размерах. Атака должна быть зрелищной и хорошо отложиться в памяти зрителей. Спасибо тебе, Тия, что сама позволила мне провести эту демонстрацию, надеюсь, ты хорошо всё запомнишь, и мне не придётся напоминать... Одна секунда. Шар уже размером с баскетбольный мяч. Две секунды. Теперь он достигает полуметра в диаметре. Я всё ещё скрываю реацу, но того давления, что возникает от готовящейся атаки, уже достаточно, чтобы у Сун-Сун, Апачи и Милы Розы начали дрожать колени. Три секунды. Шар полтора метра. СЕРО! Специально максимально расфокусированный луч под углом в почти сто двадцать градусов в горизонтальной плоскости с характерным звуком накрыл пустыню до самого горизонта. Грохота и взрывов не было. Урагана в месте, где мы стояли, тоже не поднялось. Только в первый миг – удар воздуха в лицо и гул. Непрерывный гул Серо... Через долгие девять секунд реацу, сконцентрированная мной для этой демонстративной атаки, иссякла, и нашему взору предстала панорама Леса Меносов, внезапно лишившегося крыши и тянущегося почти до самого горизонта. На сотни метров в глубину песок, вершины скал и белых деревьев, что ещё оставались целы после нашей тренировки, перестали существовать. Края гигантской впадины были оплавлены и спеклись в стеклоподобную массу. Живых пустых внизу не осталось, да и не было их там почти никого, все разбежались, ещё когда Тия активировала свой ресуррексион. На этот удар я потратил почти сорок процентов своей реацу, хватило бы, чтобы убить Айзена, если бы, конечно, он позволил мне её завершить и любезно постоял на линии огня, что крайне маловероятно.
  Песок под ногами начал светиться, переходя в состояние свободных духовных частиц. Пришлось усилием воли подавить самостоятельно активировавшуюся способность. Но, к счастью, никто этого не заметил. Тия, Апачи, Сун-Сун, Мила Роза и даже мои Кин с Сёри, не замечая ничего вокруг, стояли, завороженно глядя на результат моего позёрства. Абсолютно бесполезная в реальной схватке атака как нельзя лучше подошла для демонстрации силы. И не стоит вспоминать, что даже шкура самого обычного адьюкаса испаряется с куда большим трудом, нежели песок пустыни. А в настоящем бою уровня Эспады даже одна секунда – это бездна времени.
  – Хм... – прервал затянувшееся молчание я. – Похоже, я несколько перестарался с расфокусировкой луча, да и с вложенной реацу, пожалуй, тоже... – девушки вздрогнули и синхронно повернулись в мою сторону. На лицах зверинца читался откровенный суеверный ужас. В глазах Кин и Сёри, наоборот, сияли благоговейный трепет и обожание. А Тия... На лице Тии застыло выражение безмерного изумления, перемешанного с непониманием. – Ну что вы так на меня смотрите? – грустно усмехнулся я. – Не просто же так мы с Соске уходим тренироваться подальше от Лас Ночес, – имя Айзена я произнёс намеренно, хоть и без малейшего намёка на непочтение или неприязнь в голосе. Пусть привыкают, что для них я – первый после Бога, хе-хе... – Ладно, пойдём. И не забудьте деактивировать свои ресуррексионы, когда подойдём к Лас Ночес...
  
  
***

  
  Тия Халлибел шагала рядом с Алукардом, медленно отходя от пережитого шока. По какой-то причине Примера не пожелал использовать для перемещения сонидо, чем вынудил и остальных от него воздержаться, но сейчас это было только к лучшему. Мерный шаг и лёгкий ветерок настраивали на нужный лад и помогали разобраться с бушующими внутри вихрями мыслей и эмоций. Пожалуй, впервые на своей памяти Тия радовалась вечному сумраку Хоэко Мундо, который, наряду с ветром и размеренным движением, успокаивал и помогал собраться с мыслями.
  К тому, что она окажется неспособна победить Алукарда, Тия уже давно была готова и другого даже не предполагала. Но реальность оказалась гораздо страшнее. Ведь она не смогла сделать НИЧЕГО! Вообще. Даже используя ресуррексион, даже с помощью фракции! Алукард просто стоял на одном месте и с доброй улыбкой, обращённой к ней, спокойно принимал на себя все удары, не испытывая никаких видимых неудобств. Но самое страшное случилось потом, когда она попросила его показать свою атаку. И он показал... Море ужасающей чёрной реацу, заполнившее собой пустыню до горизонта... И он, так спокойно говорящий, что слегка перестарался... Это было не страшно. Это было даже не жутко. Ощущение непреодолимой бездны... Всё равно, что она, вновь новорождённый адьюкас, повстречала вдруг Вастер Лорда. Пытаться убежать бессмысленно, пробовать сражаться... Невозможно. И паническая мысль: «Неужели тогда, на собрании Эспады, он показал только малую часть своих сил?..» А он... Он, что неизмеримо сильнее... Он... Перед мысленным взором Тии вспыхнуло воспоминание: такие близкие красные глаза и рука, нежно обхватившая её за талию... Его пальцы, едва заметно поглаживающие её кожу... Его слова...
  Халлибел зажмурилась, отгоняя наваждение. Но мысли продолжали путаться, и перед внутренним взором раз за разом вставала картина близких красных глаз, перебиваемая панически вспыхнувшим осознанием, что она даже не увидела его ресуррексиона... Сейчас Тия как никогда понимала чувства Апачи и поведение, что та демонстрировала, стоило только Алукарду появиться поблизости, а ведь ей ещё сложнее... Но как же?.. Как же фракция самого Алукарда? Неужели они не испытывают этого пробирающего до дрожи в животе ужаса?! Тия скосила взгляд на шагающих сбоку девушек. Нет, в их глазах не было страха, там стояло то самое, уже давно знакомое ей выражение обожания, что она так часто видела на лицах своих фракционов, и... ещё что-то, чему она не могла подобрать определения. Похожее выражение иногда появлялось у героинь человеческих фильмов, что так пристрастились смотреть её фракционы. Кажется, тот жанр назывался романтика?.. Но ведь они слабее её! Как же они могут, зная об этой бездне, смотреть на него такими глазами? Почему?..
  – В чём дело, Тия? – подойдя ближе, задал вопрос Алукард, со своей обычной улыбкой и взглядом, от которых у Тии внутри всё почему-то начало дрожать и отчаянно захотелось спрятаться... Халлибел ещё одним усилием воли подавила вспыхнувшие чувства и ответила в обычной для себя спокойной манере:
  – Я задумалась.
  – О чём? – очередной вопрос Примеры поставил Халлибел в тупик. Но к счастью, она быстро нашла, что имеет смысл ответить:
  – Насколько силён Айзен...
  – Ну, если тебе интересно... – Алкард задумался и перевёл взгляд на виднеющиеся вдали вершины башен Лас Ночес, его лицо стало серьёзным. – Если судить по объёму реацу, то он примерно в десять раз сильнее меня... Тия? – Халлибел остановилась, устремив невидящий взгляд в пространство, отказываясь верить в услышанное.
  –Но… – медленно произнесла она. – Зачем ему тогда нужны мы?
  – Хм... Интересный вопрос, – в красных глазах Примеры вспыхнули странные огоньки неизвестных Тие эмоций, а на губух появилась загадочная улыбка. – Но вот что ты мне ответишь, если я спрошу, зачем тебе нужны твои фракционы?..
  
  
***

  
  Гарганта послушно открылась, и я шагнул в пустоту. Под ногами появилась уже привычная красная дорожка, а спустя несколько шагов прорыв в Хоэко Мундо за моей спиной закрылся. Пару секунд я потратил, чтобы не торопясь материализовать на лице маску, как только это произошло, дорожка под ногами расширилась примерно на метр, хотя реацу я держал под полным контролем. Ещё пара секунд, чтобы осмотреть одежду на предмет упущений, всё-таки под ней было моё обычное одеяние Эспады, а светить им было бы неразумно, и я вновь зашагал вперёд. Я решил не выпадать из образа и около недели назад по времени Хоэко Мундо достал-таки себе балахон, похожий на одежду оригинального Тоби из «Наруто», даже облака скопировал, только вот мой балахон был белым с чёрными облаками. Получилось неплохо, если, правда, не обращать внимания на маску – увы, челюсть на ней мало соответствовала образу безобидного существа, но что-то с этим сделать я не мог. Маска не поддавалась волевому изменению формы, а брать искусственную поделку я не хотел, слишком легко разбить и потерять, не говоря уже о надёжности и удобстве ношения. Кстати, моя маска была очень похожа на маску Ичиго, только, в отличие от его маски, являлась полностью чёрной. Исключением были небольшие узоры вокруг глаз, цвета реацу Мурамасы, то есть светло фиолетовые, и по какой-то иронии судьбы вид этих узоров крайне подозрительно повторял тени на лице Орочимару из того же аниме «Наруто». Впрочем, выглядело это неплохо и мне нравилось, возможно, именно из-за моего вкуса раскраска и стала такой, хотя цвета, очевидно, отражали соотношение сил пустого и синигами.
  Пространство передо мной медленно раскрылось с характерным звуком разрываемой ткани, и моему взору предстал залитый солнцем город. Каракура. Если судить по солнцу, то сейчас раннее утро. Давно же я тут не был... Произошедший несколько дней назад разговор с Айзеном никак не выходил из головы. Ему в очередной раз удалось меня удивить и поставить в тупик. Иногда создаётся впечатление, что это у него такое хобби – запутать и поставить в тупик всех окружающих, а может, и просто привычка. Впрочем, как бы то ни было, его просьба, которую следует воспринимать как приказ, вполне совпадала с моими собственными планами. Как он там выразился? «Ты единственный, кто сможет, оставаясь на виду, остаться незамеченным, особенно если не станешь снимать свою маску». То, что он знает про маску, меня уже не удивило. И как только Гин может рассчитывать его переиграть? Или надеется, что сто десять лет верной службы усыпят Айзену бдительность? Н-да... Блажен, кто верует...
  Последний раз проверив маскировку реацу, я шагнул в проход и, не дожидаясь завершения процесса закрытия гарганты, ушёл в сонидо.
  Прежде чем отправляться к дому Ичиго и, соответственно, нарываться на возможную встречу с его папочкой, я решил пройтись по городу, присматриваясь к реацу. Увиденное заставило задуматься. Прежде всего, я обнаружил реацу как самого Ичиго, так и Рукии, а также ещё целую кучу других, мне неизвестных, но явно более высоких, нежели среднестатистический человеческий уровень. Вероятно, две из них принадлежали Садо и Иноуэ, но их реацу я никогда не видел и, следовательно, узнать не мог. Исида, по идее, сейчас почти не излучает, ибо потерял свою силу квинси ещё в обществе душ. Реацу Урахары и Йоруичи я тоже не чувствую. Хоть Урахару я один раз и видел, но в тот момент почувствовать его реацу я не смог, а значит, и сейчас узнать не смогу. Но тут другое – среди всех ощущаемых мной источников духовной энергии нет ни одного, что соответствовал бы капитанам такого уровня, Ичиго не в счёт, а значит, весьма вероятно, что они, как и я, свою реацу успешно скрывают. Думаю, то же касается и Куросаки Иссена. Также в городе присутствует ещё один источник реацу, довольно близкий по уровню к капитану, если судить по объёму Ичиго, но этот неизвестный будет даже слабее рыжего. Ну и остаются ещё несколько относительно слабых источников, три из которых, с довольно странным привкусом, не похожим ни на синигами, ни на пустого, находятся примерно в районе дома Ичиго. Н-да... Информации мало. А для эффектного внедрения она необходима. Впрочем... Я остановился и уставился на игровую площадку, рядом с которой в этот момент проходил. Да, один вариант есть...
  
  Найти Карин по знакомому запаху реацу оказалось несложно. Она как раз сидела на уроках в младшей школе, там же я впервые увидел Юзу. У второй сестрёнки Ичиго и впрямь был довольно низкий уровень духовной энергии, лишь самую малость выше, чем у обычных людей, но для общения с миром духов этого было всё же недостаточно. Хотя потенциал у девочки наверняка был. Подумав пару минут, я решил приколоться, всё равно пора входить в роль. Ох... Только бы этого не увидели в Лас Ночес...
  Сбегав до ближайшего магазина, я честно стащил с прилавка понравившийся пакетик чипсов и бутылку минералки, после чего, переместившись обратно, демонстративно встал перед классным окном и начал оные чипсы употреблять, всем видом показывая, что крайне заинтересован лекцией учителя. Кстати говоря, уже давно обнаружил, что если взять небольшой материальный предмет в мире живых и пропитать его своей реацу, то он становится невидимым для обычных людей, хотя действует это только на действительно небольшие предметы и только пока держишь их в руках, такие, как, например, камень или вот пакетик чипсов. Не прошло и минуты, как я боковым зрением заметил ошарашенный взгляд Карин, уткнувшийся в мою фигуру. Выглядел я, наверное, колоритно – высокий мужик в белом балахоне с нарисованными чёрными облаками, страшной маске и непринуждённо висящий в воздухе, при этом челюсти маски спокойно открываются, и туда отправляется очередная порция чипсов... Бедная девочка... Спектакль продолжался минут пять, у меня уже начали заканчиваться чипсы, но я стоически «не замечал» обращённого ко мне ошарашенного взгляда, сама Карин, судя по всему, тоже ничего вокруг уже не замечала. В конце концов, это кончилось тем, что её окликнул учитель, и в момент, когда она отвернулась к нему, я ушёл в сонидо. Первый этап знакомства прошёл нормально, теперь ещё пару раз показаться – и можно будет вступать в контакт и вербовать, а уже потом с её пассивной помощью троллить Ичиго. Какая же я сволочь... Аж самому приятно!
  Во время обеденного перерыва, когда все школьники разбрелись кто куда для приёма пищи и компанейских посиделок, я опять показался Карин. Она вместе с сестрой выбралась на крышу и в компании одноклассников, за разговором, начала есть свой обед. Крыша школы по периметру имела довольно высокое ограждение, видимо, для безопасности забирающихся сюда детей. Естественно, на ограждение время от времени садились птицы... Даа... Ну, в общем, сидит себе Карин с друзьями, неторопливо жуёт какой-то пирожок, запивая его чем-то из пластиковой бутылки, и тут, выйдя из за угла, в поле её зрения появляюсь я... Заложив руки за спину, прогулочным шагом иду по крыше, всем видом излучая самозабвенное любование небесами... И тут. Внезапно! Я замечаю птиц. А именно – тройку голубей, что сидели на ограждении и чистили перья. Дальше было страшное... Под внимательным взглядом расширенных в удивлении глаз я мееедленно «подкрался» к ограждению и, задействовав сонидо, чтобы подняться на три метра вверх, со всей заготовленной дури закричал «КАААР!!!» Бутылка в руках Карин с глухим стуком упала на крышу, а я, театрально хихикнув, глядя на разлетающихся голубей, исчез в сонидо.
  Следующая и завершающая встреча состоялась уже после школы, когда девочки, отделившись от подруг, пошли домой. Карин буквально тащила Юзу на себе, подозрительно зыркая по сторонам, и что-то вполголоса отвечала в ответ на непонимающие реплики сестры. Всё-таки она умная девочка, подозреваю, что все мозги, отведённые вселенной семейству Куросаки, достались именно ей. В этот раз для своего появления я выбрал пустующую светлую улочку, рядом с магазином, где стояла парочка автоматов с напитками и сладостями. И когда сестры уже должны были на неё свернуть, встал на корточки и полез рукой в отверстие для выдачи купленного товара... Быстрые шаги двух человек... Вот они сворачивают на мою улицу... И резко останавливаются. Тишина...
  – Карин-чан, почему мы остановились? – тоненький детский голос Юзу.
  – Юзу... Ты его видишь? – пришёл приглушённый и напряжённый шёпот второй девочки.
  – Кого?
  – Того мужика, что ковыряется в автомате со сладостями, – несколько секунд тишины, я самозабвенно продолжаю делать вид, что что-то пытаюсь достать.
  – Нет... Ой, а там и правда крышка шевелится!
  – Так, понятно, – напряжённый вдох и несколько быстрых шагов. – ЭЙ! Ты чего творишь?! – интересный подход... Всё-таки нечто общее в семействе Куросаки определённо присутствует. Однако я сделал вид, что не слышу выкрика Карин, и продолжил ковыряться. – Эй! Я к тебе обращаюсь! – а голос-то слегка дрожит, боится девочка, хоть и не видит во мне особой опасности. Ну что ж, можно и ответить. Я поднял голову и прямо посмотрел на Карин.
  – Ты видишь Тоби?
  – Да, вижу... – Карин чуть отступила, вздрогнув от звука голоса, но тут же взяла себя в руки и продолжила возмущённым тоном: – Ты чего делаешь с автоматом?!
  – Автоматом? А! Ты про этот ящик? Тоби хочет сладкого, Тоби любит сладкое! А в таких ящиках оно просто лежит, вот Тоби его и достаёт, – подробно разъяснил я свою позицию провинциального мальчика, с трудом сдерживаясь, чтобы не заржать.
  – Ээ... Разве призраки едят сладкое? Ты же призрак, да?
  – Я? – я вытащил руку из автомата и задумчиво почесал макушку. – Нет, Тоби не призрак. Тоби этот... Ну, который... Ну как же это?.. Сейчас-сейчас! Тоби помнил...
  – Карин-чан, а с кем ты разговариваешь? – подошла к нам Юзу.
  – Эм, сама не знаю, он говорит, что он не призрак, но...
  – А, вспомнил! – подпрыгнул я, прерывая девочку. – Я всё вспомнил! Я – Тоби! – немая сцена. Судя по лицу девочки, она уже начала жалеть, что со мной связалась. Ладно, поможем преодолеть ступор... – Кстати, а почему ты видишь Тоби? Тоби никто никогда не видит!.. И не слышит...
  – Эм... Ну, я давно могу чувствовать и видеть призраков... Так ты призрак или нет? Твоя маска похожа на маски монстров...
  – Монстров? – «удивлённо» переспросил я. – А! Ты, наверное, имеешь в виду Пустых? Нет, Тоби не Пустой, Тоби полный! И Тоби не призрак... Наверное... – приняв задумчивую позу, я выразительно поскрёб ногтями маску в районе лба. – Тоби может кушать, а призраки кушать не могут! – спустя пару секунд мудро изрёк я. – И у Тоби нет цепи, даа...
  – Но твоя маска... – осторожно произнесла девочка.
  – О! Тебе нравится маска Тоби? Тоби рад! У Тоби самая красивая маска в Хоэко Мундо! У брата Тоби, правда, тоже красивая маска, но у Тоби красивее!
  – У тебя есть брат?
  – Да, только он страшный, постоянно смеётся и лезет драться, Тоби его иногда боится, – доверительно поделился я с девочкой.
  – Карин-чан, а о чём вы разговариваете? – вновь подала голос скромно стоящая рядом светловолосая девочка.
  – Кхм... Знаешь, Юзу, это сложно пересказать, – замялась Карин, подозрительно сощурившись на меня.
  – Ну расскажи-расскажи, – тут же повисла на ней Юзу. Я молча переводил взгляд с одной девочки на другую.
  – Хорошо-хорошо, его зовут Тоби, и он... эм... в общем, необычный призрак, со странной маской на лице и… эээ... необычной манерой разговаривать... – Карин, ты прелесть!
  – А где он стоит? – детская непосредственность...
  – М… Вот, прямо перед тобой, – Карин указала рукой на меня.
  – Здравствуйте, Тоби-сан, – традиционно поклонилась Юзу, улыбаясь доброй детской улыбкой. – Вы так сильно любите сладкое? Я не знала, что призраки любят сладкое. Вы хотите?.. Вот у меня тут осталось немного печенья... – девочка с уморительно серьёзным видом залезла в школьный портфель и достала оттуда пакетик с парочкой печенюшек. – Вот! Будете? – ещё одна добрая детская улыбка, и рука с пакетиком протягивается в мою сторону.
  Я чуть не прослезился... Такая умилительная картина... А главное, МНЕ предлагают печеньки, как низко я пал! Всё должно быть наоборот! Но какая же она сейчас милая... Теперь я полностью понимаю чувства Ичиго, за такую сестрёнку можно кого угодно порвать. Да блин, я сам кого угодно порву, если этот кто-то попытается обидеть эту чистую девочку! Так, умиляться сейчас нельзя, надо что-то ответить.
  – Тоби… так тронут... – аккуратно беру пакет, наблюдая, как улыбка Юзу становится шире. – Тоби любит печеньки. Маленькая добрая девочка спасла Тоби, Тоби счастлив! – я развязал пакетик и, демонстративно зажмурившись, благо мои глаза были вполне видны через отверстия в маске, начал, явно смакуя, специально для Карин, отправлять в рот кусочки печенья.
  – Ну как, ему нравится? Он что-нибудь говорит? – тут же пристала к сестре за разъяснениями Юзу.
  – А?.. Да, похоже, ему нравится. Он очень тебя благодарит и говорит, что ты его спасла, – провожая печенье до моего рта странным взглядом, ответила Карин.
  – Правда?! Я очень рада, Тоби-сан! – ещё раз чуть поклонилась в мою сторону девочка, сияя радостной улыбкой.
  – Угум-угум... – промычал я, вытряхивая крошки из пакетика в открытый рот и пережёвывая. – Тоби тоже очень рад. Ой! – с показным ужасом воскликнул я. – Тоби совсем забыл!.. Тоби очень стыыыдно!
  – Ээ?.. Ты чего? – отшатнулась Карин.
  – Тоби такой невоспитанный, такой грубый! Плохой Тоби! Плохой!
  – Эй, ты чего?! Не надо себя бить! Что случилось-то?
  – Карин-чан?.. – удивлённо перевела взгляд на сестру Юзу.
  – Тоби забыл спросить, как зовут добрых девочек, что так хорошо обошлись с Тоби! – рыдающим голосом, давя внутреннюю истерику, продолжил виниться я. – Тоби плохой! Плохой мальчик! Тоби должен себя наказать! – у Карин дёрнулся глаз. Она глубоко вздохнула, зажмурилась, постояла так несколько секунд и открыла глаза.
  – Меня зовут Куросаки Карин, а это моя сестра Куросаки Юзу. И не надо так переживать.
  – Ты такая хорошая... Такая добрая... Тоби плакать...
  – Ты... Странный... – вполголоса произнесла Карин, с опаской глядя на меня.
  – М? – «удивился» я, воззрившись на девочку.
  – Ничего.
  – Карин-чан, ну о чём вы разговариваете? Мне же тоже интересно!
  – Э… Блин, – брюнетка озадаченно почесала затылок. – Это сложно рассказать.
  – Да? – Юзу погрустнела. – Жалко, я сама не вижу призраков... – фраза ещё не успела отзвучать, а у меня в голове уже появилась интересная идея. Конечно, это может несколько повлиять на дальнейшие события, но... Но чтобы втереться кому-то в доверие, он должен тебя как минимум видеть или слышать, а тут с этим как раз проблемы... Да и уж больно грустное у неё лицо, проигнорировать просто невозможно, тем более она ещё ребёнок. Так что...
  – Ой! А Тоби может помочь! Тоби не уверен, что получится, но Тоби попробует! – с энтузиазмом провозгласил я. И пока Карин не успела ничего сказать, касаюсь пальцем лба Юзу, а в следующий миг передаю девочке самую толику своей реацу синигами, минимально возможное количество, которое способен. Тут действовать пришлось очень аккуратно, так как своей духовной энергии у девочки было совсем мало, а уж в сравнении со мной – так и вообще не было. Так что дай я чуть больше – и мог бы вызвать в лучшем случае перенасыщение с травмированием духовного тела, а вполне возможно, что и смерть.
  – Ой, – Юзу схватилась руками за лоб.
  – ЭЙ! – тут же встрепенулась Карин, сверкая на меня яростным взглядом. – Ты чего делаешь?!
  – Тоби... плохо... – качнувшись на ногах и изобразив потерю ориентации, я свалился на асфальт.
  – Карин-чан... А я что-то вижу... – неуверенно произнесла Юзу, растерянно потирая лоб и глядя на меня.
  – Видишь?..
  – Да, только плохо, какое-то белое пятно...
  – Ура, у Тоби получилось! – возликовал я, садясь на асфальте. – Тоби герой! Тоби... – я замолчал и медленно обхватил руками живот. – Опять хочет кушать...
  – Ой! Я, кажется, слышу. Слышу! Карин-чан, я его слышу! – радостно заулыбалась девочка и вдруг резко состроила серьёзную мордашку и поднесла указательный палец к губам. – Значит, Тоби-сан сделал что-то, чтобы я смогла его видеть, и поэтому проголодался... – забавно хмуря лобик, поделилась своими выводами девочка и тут же опять улыбнулась: – Но это не страшно! Тоби-сан, пойдёмте к нам в гости, я приготовлю что-нибудь вкусное, и сладкое у нас дома есть.
  – Э… Юзу... А ты уверена? – слегка неуверенно почёсывая голову, обратилась к сестре Карин.
  – Конечно! – чистая улыбка счастливого ребёнка. И, повернувшись ко мне: – Тоби-сан, вы же не против?
  – Тоби… сегодня такой счастливый...
  – Ох... Ладно, только бы Ичи ругаться не стал... – обречённо вздохнула черноволосая девочка.
  – А ты думаешь, он может? – тут же встревожилась светленькая.
  – Не знаю, но ты же знаешь Ичи...
  – Даа... Надо что-то придумать... – и девочки перешли на обсуждение способов нейтрализации возможной агрессии своего брата, по ходу дела возобновив движение к дому. Ну а я шёл рядом, молча слушая детские переживания Юзу, которые та изливала на сестру.
  
  К дому мы подошли минут через десять, и минут пять из этого времени Юзу читала мне лекцию, что же такое ягодный пирог, как его готовить и чем он отличается от тортиков в магазинах, ибо «Тоби» этого «не знал». Началось всё, естественно, с вопроса, люблю ли я этот самый пирог, и моего невинного ответа: «А что это такое?» Карин же всё это время молчала и задумчиво изучала меня взглядом, особенно уделяя внимание маске, но тут уж ничего не поделаешь.
  Всю дорогу я внимательно отслеживал источники реацу в городе. Встречаться сейчас с Ичиго было ещё рано, а потому я был готов в любой момент исчезнуть, сославшись на срочные дела, про которые неожиданно забыл, или вспомнил – не суть важно. Пожалуй, даже возможная встреча с Иссеном меня напрягала меньше, в конце концов, он на меня точно не станет нападать при дочках, а вне их поля зрения я легко избегу драки, просто сбежав. Моё сонидо по скорости даже сюмпо Айзена превосходит, так что тут опасности нет, а вот с Ичиго мне ещё не раз придётся контактировать, так что сейчас лучше подготовиться и не торопиться. К счастью, Ичиго вместе с Рукией сейчас чувствовался где-то за городом, в окружении нескольких неизвестных мне источников реацу. Мне, конечно, было жуть как интересно, что там происходит, но срывать операцию «Друг семьи Куросаки» ради удовлетворения сиюминутного любопытства было бы с моей стороны крайне глупо.
  Зайдя в дом, Юзу почти сразу упорхнула на кухню – похоже, девочке действительно нравилось готовить. Впрочем, я что-то такое про неё помнил, вроде как она тут главная по хозяйству и ухаживает за всей остальной семьёй. А вот Карин...
  – Эм... – черноволосая девочка неуверенно почесала затылок, явно пытаясь придумать, что же со мной делать. – Ты, это... Хочешь посмотреть телевизор?
  – А что такое диливисор? – уже который раз за сегодня включил я дурачка, в смысле, «Тоби».
  – Не диливисор, а те-ле-ви-зор, – раздельно произнесла девочка, всем видом выражая страдание. – Ладно, пошли покажу, – вздохнула девочка и зашагала вглубь дома, я молча последовал за ней, всем видом выражая любопытство, насколько это, конечно, возможно в маске. – И что ты за призрак такой, если не знаешь, что такое телевизор?
  – Тоби не призрак. Тоби это Тоби. Правда, Тоби тоже был призраком, но очень давно, а о том, каким он был человеком, Тоби совсем не помнит.
  – То есть ты когда-то был человеком? – взгляд Карин стал заинтересованным, и она даже остановилась, повернувшись ко мне, уже взяв в руки пульт.
  – Наверно. Тоби этого точно не знает, потому как не помнит, но теоретически – да, Тоби должен был быть человеком.
  – А... А где ты всё это время жил? Ведь если бы ты просто ходил призраком по городам, то не забыл бы, что такое телевизор, – умная девочка. Эх, Карин, ну почему тебе всего десять лет, было бы хотя бы пятнадцать – обязательно бы завербовал, и с силой бы что-нибудь решили. Ну ведь талант девочка, Талант!
  – Тоби жил в Хоэко Мундо. Но там скучно и грустно. Везде только серый песок, редкие скалы и маленькие белые кусты, есть ещё Лес Меносов, но там совсем плохо и шумно. Тупые гиллианы постоянно орут и никогда не замолкают, а телевизоров там нет и вкусной еды тоже, только Пустые, а они невкусные и злобные, Тоби их не любит.
  – Ааа... – вот я девочку загрузил, но вроде особо шокированной не выглядит, и переизбытка информации нет. Угу, вот уже оправилась: – А где это Хоэко Мундо находится?
  – Тоби точно не знает, Тоби думает, что оно как бы другое измерение, но Тоби не силён в теории, это надо у Заэля спрашивать, а он противный.
  – Что ещё за Заэль?
  – Противный, очень противный и нехороший, Тоби он очень не нравится, поэтому Тоби с ним не разговаривает.
  – Эм… Понятно, – было видно, что ничего ей непонятно и что она хочет ещё много о чём спросить, но девочка сдержалась и перешла на другую тему. – А чего ты вообще тут делал, я имею в виду, в городе?
  – О! У Тоби страшно секретное задание, но Тоби не может его рассказать, потому что оно секретное! – принял гордую и пафосную позу я, а потом уже тише добавил: – А ещё потому, что Тоби его забыл... У вас тут так красиво, так интересно и весело! А ещё такие вкусные сладости!.. Только вот Тоби никто не видел, и это было грустно, но теперь Тоби совсем счастлив! – с лица Карин можно было рисовать картину «За что мне всё это?!», но взросление с таким отцом, как Иссен, сделало девочку весьма психологически устойчивой, и такой спич явно не мог пробить броню, выстроенную многолетней практикой существования в семействе Куросаки. Она только закатила глаза, вздохнула и ткнула пультом в телевизор.
  А по телевизору в этот момент шло аниме «Наруто», где настоящий Тоби как раз стебался над Дейдаррой. Штирлиц как никогда был близок к провалу... Шутка. Хотя проверить наличие этой манги и аниме в данной реальности всё же стоит. На самом же деле, первое, что нам выпало – это какой-то музыкальный клип с несколькими девушками-солистками, поющими нечто лёгкое и зажигательное. Тоби «впечатлился» и задал вопрос в духе Карлсона: «А как все эти люди попали в эту маленькую плоскую коробочку?» Карин, стиснув зубы и повторно закатив глаза, сделала упражнение «рука-лицо»... Я, наверно, всё же слишком жесток к бедному ребёнку...
  Через двадцать минут, которые я, старательно изображая искренний энтузиазм и возбуждение, пялился в телевизор, в комнату вбежала радостная Юзу и позвала нас кушать.
  – Хм. А ты хоть знаешь, как обращаться с вилкой и ложкой, ну, или палочками? – поинтересовалась Карин, когда мы садились за обеденный стол.
  – Конечно! Не надо думать, что Тоби глупый, Тоби очень умный и много знает! Просто Тоби немного рассеянный... – изобразив голосом нечто, что можно было бы характеризовать как оскорблённо-радостный энтузиазм, провозгласил я.
  – Ааа... Ну хорошо...
  – А вот и я! – Юзу с двумя тарелками в руках подошла к столу. – Горячее, ешь осторожно, – и поставила передо мной тарелку с пышущим жаром рисом, облитым какой-то непонятной подливкой, вроде бы мясной. Вторая тарелка была передана Карин.
  – Как вкусно пахнет! Маленькая добрая девочка уже второй раз спасает Тоби!
  – Вы так смешно разговариваете... – опять улыбнулась Юзу, хотя улыбка у неё с лица почти и не исчезала, и пошла к плите, видимо, за порцией для себя...
  – Мммм... Вкусно... – промурлыкал я, что с моим голосом в маске звучало очень своеобразно.
  – Правда? Я старалась! Карин-чан, а тебе нравится?
  – Угу, очень вкусно.
  ...
  – Эм... Тоби, – неуверенно заговорила Карин после того, как тарелки были опустошены, а Юзу упорхнула, иначе и не скажешь, заваривать чай. – Сейчас ни папаши, ни братика Ичиго нет дома. Но когда они придут, тебя надо будет куда-нибудь спрятать. А то Ичиго наверняка тебя увидит. Ну.. это... если ты, конечно, собираешься остаться, – хм... Интересно. И вроде бы прогонять меня она не хочет, по крайней мере, ни в голосе, ни в позе этого не чувствуется, но и брату показывать не хочет. Уже знает, что он синигами? Возможно. Она вроде бы это знала, на момент появления в Каракуре Улькиорры и Ямми так точно, а вот когда именно она это узнала, я не помню.
  – А почему Тоби надо прятать? Разве брат Юзу и Карин плохой, и ему не понравится Тоби?
  – Аа... – девочка опять почесала затылок. – Ну, понимаешь... Мм... Ты действительно можешь ему не понравиться, это всё из-за маски, очень уж она похожа на маски монстров, ну, в смысле Пустых... – и настороженный взгляд на меня.
  – Тоби лучше уйти?
  – Эм. Я совсем не это имела в виду! – вот, теперь она испугалась, что меня обидела.
  – Но это правда? Брату Карин и Юзу не понравится маска Тоби, и он может разозлиться на Карин и Юзу?
  – Аа...
  – Тогда Тоби пойдёт. Тоби не хочет, чтобы из-за него кто-то ругал Карин и Юзу, – я начал вставать из за стола.
  – Эй! Погоди! Я совсем не это хотела сказать! Я...
  – А вот и чай! – опять появилась улыбающаяся Юзу. Впрочем, разговор она слышала и сейчас, похоже, просто пыталась сгладить ситуацию, потому и подгадала так. Всё-таки ранняя потеря матери сильно повлияла на обеих девочек, и хоть Юзу и выглядела полной противоположностью сестры-хулиганки, но тоже была умной девочкой, только свои силы тратила на создание идеальной домашней атмосферы...
  – Спасибо большое, ты очень добрая, – я взял предложенную мне чашку и залпом выпил горячую жидкость, благо моему горлу никакой кипяток не повредит. – Очень вкусно! Но Тоби правда не хочет доставлять неприятности хорошим девочкам, которые теперь друзья Тоби, поэтому Тоби пойдёт. Но если Юзу и Карин не против, то Тоби навестит их завтра в том большом доме, где смешной человек рисовал смешные рисунки на стене.
  – Конечно, Тоби-сан, мы будем рады! Правда, Карин-чан?
  – Угу.
  – Тогда Тоби побежит, а завтра принесёт подарки для Юзу и Карин!
  – Погоди! Нам ничего не нужно... – но я уже скрылся в коридоре, изображая бурный энтузиазм...
  Переступив порог, я мгновенно ушёл в сонидо, а выйдя из него в паре километров от дома, тяжело выдохнул. Всё-таки это тяжело. Нет, прикалываться – ещё не очень, но вот играть Тоби, когда нужно только изображать дурачка, но нельзя издеваться над собеседником, это каторга... Ведь под конец почти спалился. Ладно, пусть Тоби будет хоть и странным, но всё же временами вполне адекватным существом. Хм... А вовремя я ушёл, за городом, похоже, всё закончилось. Сходить посмотреть, что ли?
  
  
***

  
  Как интересно... Вот вы какие, Баунто. И в самом деле, очень занимательно. Передо мной, примерно на расстоянии в три сотни метров, пылал крупный особняк, а перед ним стояла группа людей с очень примечательной реацу. Прежде всего, примечательным было сокрытие этой самой реацу – до последнего момента, а именно – до визуального контакта, я эту группу вообще не чувствовал, исключением был один синигами уровня слабенького капитана, если судить опять же по Ичиго. Но даже теперь, глядя на них практически в упор, я не мог с точностью сказать, каков реальный уровень силы этих людей, и это было странно. Нет, то, что для меня среди них противников нет, я мог сказать вполне определённо и без тени сомнения. Даже Кария, которого сложно было не узнать, и царапины бы на моём иеро не оставил, случись нам сражаться. Но вот назвать точный уровень реацу ни у одного из этой группы я почему-то не мог. Чувства как будто расфокусировались и никак не могли сфокусироваться обратно, и это было очень странно. Впрочем, что-то подобное я про них помню, вроде как без специального оборудования найти баунто, скрывающего свою реацу, вообще нельзя. Занятная способность, или лучше сказать опыт? Хотя, не важно.
  Куда больше меня занимает другой вопрос. В прошлое моё посещение Каракуры я был всё ещё Вастер Лордом, и, помнится, Ичиго с Рукией тогда искали пропавшего Исиду, а с баунто уже всё завертелось. Но для меня в Хоэко Мундо уже чуть ли не год прошёл, а тут они даже не дошли до момента отбытия баунто в Общество Душ. Как это понимать? В мире Пустых время, конечно, течёт быстрее, но не до такой же степени? Или я что-то упускаю? И реально события занимали несколько больший промежуток времени, нежели я предполагал согласно моим воспоминаниям про аниме? Или я ошибся с подсчётом времени в Хоэко Мундо? Непонятно. Впрочем, наличие тут баунто даёт мне относительно точную информацию о нынешнем временном отрезке и дальнейших событиях. А также пищу для размышлений...
  Ладно, пока не буду вмешиваться, хотя, безусловно, поглотить силу стольких баунто было бы весьма соблазнительно. Может, и поглощу... Но потом. После консультации с Айзеном – помнится, баунто тоже играли какую-то роль в его планах, да и ломать историю пока нежелательно. Кстати об Айзене... Пора бы уже заняться непосредственным выполнением задания. Так что живите пока, господа баунто, а там посмотрим...
  
  Из сонидо я вышел метрах в ста в воздухе над местом, откуда в окружающее пространство истекала реацу Ичиго. Привкус у неё сейчас был... депрессивный... Осмотрев лежащие подо мной здания и улочки, я непроизвольно расплылся в довольной улыбке, благо маска это прекрасно скрывала. Вот ты какой, магазин Урахары. А внутри, помимо Ичиго и Рукии, ещё одиннадцать ранее ощущаемых, но не опознанных мной источников реацу, в том числе и синигами уровня слабого капитана. Готов поспорить, это не кто иной, как Рейнджи, помнится, именно он дежурил в Каракуре во время всего этого спектакля с баунто. А вот остальные десять... Хм... Сомневаюсь, что среди них есть Йоруичи или Урахара, вернее, они наверняка в здании, но реацу скрывают. Одна реацу принадлежит баунто, это точно. Уровень... средний адьюкас, тут я почему-то определить это могу. Ещё одна имеет едва заметный привкус реацу пустого. Чад? Он же Садо Ясутора? Хмм... Гиллиан. Уже немного отъевшийся, но ещё не адьюкас. А это, скорее всего, Иноуэ – духовная энергия тёплая и мягкая, напоминает по ощущениям Нел и, совсем немного, Тию, но объём маленький, даже меньше, чем у Садо. Ещё одна довольно странная, не знаю, как сказать, но ощущается в ней какая-то неправильность, хотя на первый взгляд вполне обычная, человеческая, разве что раза в три больше, чем у той же Карин, хотя это всё равно мизер. Ещё две хоть и выше нормы, но вполне человеческие, а вот оставшиеся четыре, хотя нет, всё же три из этих четырёх, я чувствовал в районе дома Ичиго, и людям они точно не принадлежат. Неужто души-плюс? Ну, эти, во главе с озабоченным плюшевым львом. Нет, быть такого не может. Это была выдумка сценаристов для глупого юмора, не могут же они реально существовать?! Так что пока – просто неизвестные реацу, до особого распоряжения!
  Ёп!.. Это что за хрень?!
  К магазину на крейсерской скорости скакал кабан... А на кабане сидел другой кабан, только уже прямоходящий и фонящий реацу. С дурным воплем ЭТО... ну пусть будет... Нечто… врезалось во входную дверь магазина, снесло оную и затихло где-то в глубине... Спустя секунд десять из магазина донеслись неразборчивые вопли, потом лёгкие всплески реацу, и всё стихло. Спустя минут пять, на протяжении которых я старательно пытался понять, не являлось ли всё произошедшее зрительными галлюцинациями и не затихарился ли где-то в окрестностях Айзен, таким образом решивший поиздеваться надо мной с помощью Къёко Суйгецу, ибо в реальности быть такого не может, потому что не может быть НИКОГДА! Так вот, спустя оные пять минут орангутангоподобное Нечто, верхом на том же кабане, выскочило из разбитых дверей магазина и умчалось в ту же сторону, откуда появилось.
  В таких случаях обычно возникает пауза с многоточием. Нет, я, конечно, разглядел визитёра и даже готов с высокой степенью уверенности предположить, что это был Гандзё Сиба, младший брат Сибы Кайена, бывшего лейтенанта тринадцатого отряда, но вот в то, что всё произошедшее произошло в реальности, я не верил. Однако факты были налицо – разбитая стена магазина, хряк, ну и наконец, как бы мне от этого сейчас ни было грустно, но иллюзии Къёко Суйгецу на меня не действуют. А значит... Прости, Ичиго, я заблуждался, ты нормальный и адекватный парень, даже временами умный. Нет, ну это надо, а? Где он хряка-то в городе достал?..
  Хм. Я не о том думаю. А ведь источник реацу Ичиго исчез. Остаточный фон остался, но это именно остатки, а вот изливающегося в окружающий мир источника уже нет. Да и второго, который предположительно принадлежит Рейнджи, тоже. Занятно... Было бы весьма любопытно взглянуть на защиту подвала Урахары, впрочем... В Лас Ночес тоже есть подобные помещения, но всё же любопытно. Ладно, заседать они тут могут ещё неделю, а у меня дел невпроворот.
  
  Уйдя в сонидо, я всю оставшуюся ночь искал точки наблюдения, созданные в своё время Айзеном. Вернее, кем-то из его подручных, он не уточнял, но у меня сложилось впечатление, что помимо Гина и Тоусена на него работали и другие синигами. Косвенно это подтверждается событиями стадесятилетней давности, каковые я непонятным образом помню, но вот реальных доказательств у меня пока нет. Хотя, сам факт того, что на Айзена вполне может и сейчас работать некоторая часть синигами из Готэй 13, учитывать стоит. По крайней мере, я бы этому не удивился.
  Точки наблюдения представляли собой участки свёрнутого пространства, в которых находилось записывающее оборудование из Общества Душ, видеокамеры, одним словом, только работающие на реацу. Сами по себе участки были созданы по тому же принципу, что и личное псевдопространство, создаваемое для себя пустыми в мире живых, этакие недогарганты, не ведущие никуда, но позволяющие пустому, в случае необходимости, спрятаться и отдохнуть. Работают они только в мире живых, имеют чёткую привязку к местности, и выйти из них можно только там же, где и зашёл, ну, может быть, с самой малостью манёвра. В общем, абсолютно для меня бесполезная вещь, до недавнего времени. Особенно если учесть, что размер этого пространства, а следовательно, и покрываемой им местности в реальном мире, не может превышать определённого значения, к слову, довольно незначительного, даже если создателем будет Примера Эспада.
  Задача в их отношении у меня была довольно простая и банальная – забрать записи и принести их в Лас Ночес. Но всё равно, даже при наличии специального поискового устройства, аля наладонник, и зная примерное местоположение закладок, не говоря уже о сонидо, замотался я знатно. А вот невдалеке от последней точки меня ждал сюрприз.
  Должен заметить, что обычных духов и даже пустых за весь этот день я не видел и не чувствовал ни разу. Хотя граница между миром живых и Хоэко Мундо была в этом городе довольно тонка, что позволяло прорваться сюда даже самым жалким из обитателей Хоэко Мундо. В принципе, это легко объяснялось наличием просто-таки бессовестного количества пользователей реацу, одних только синигами в Каракуре присутствовало аж восемь штук. Но всё же это было несколько странно, хоть и не бросалось в глаза, а только маячило на задворках сознания. До нынешнего момента.
  На перекрёстке двух улиц, возле фонарного столба, стояла девочка, примерно одного возраста с Карин и Юзу. У девочки были коричневые волосы, собранные в два хвоста почти на макушке, короткие джинсовые шортики и маечка в розовую полоску. И девочка была призраком. Цепь, выходящая из центра груди, имела всего четыре звена.
  Не знаю, почему она привлекла моё внимание, наверное, дело было в том, что за свою не такую уж и длинную жизнь в этом мире я впервые встретил «живого» призрака. Конечно, это звучит глупо, но я слишком хорошо запомнил пустые глаза духов в том самом городе, где я появился. Глаза, в которых нет ничего, даже страха перед пустыми. Глаза окончательно умерших и потерявших себя людей. И сейчас от зрелища того, как девочка, присев на корточки, жизнерадостно о чём-то болтает с замершей перед ней полосатой кошкой, что-то во мне шевельнулось...
  
  – С возвращением, Алукард. Как всё прошло? – со своей всегдашней загадочной улыбкой поинтересовался Айзен, отвернувшись от сияющих мониторов и глядя на меня.
  – Нормально, вот записи, – на столик возле кресла бывшего капитана легла белая коробочка.
  – Прекрасно. Что можешь рассказать о событиях в Каракуре?
  – Многое, но прежде всего я хочу задать вопрос.
  – Я тебя слушаю.
  – В окрестностях города я видел группу людей с довольно странной реацу, она похожа на реацу синигами, но в то же время сильно отличается. Возглавлял их некто Кария. А ещё с ними был некий синигами-отступник.
  – И что? – Айзен взял со стола кружку с кофе, с лёгким интересом, а также тенью усмешки в глазах глядя на меня.
  – Судя по всему, у Куросаки Ичиго, каковой тебя столь интересует, вышла серьёзная размолвка с этими людьми, и насколько я могу судить, он чудом избежал смерти буквально за несколько минут до моего прихода к месту событий.
  – И каков же вопрос? – усмешка на лице Айзена стала очевидней.
  – Могу ли я их съесть?
  – Вот как?.. – Айзен, улыбаясь, перевёл взгляд на мониторы и отпил кофе. – Ты думаешь, я как-то связан с баунто? И их смерть может помешать моим планам?
  – Я не упоминал их названия...
  – Я заметил, – ещё одна улыбка, теперь глядя мне в глаза. – Да, ты прав, Алукард. Баунто и их лидер, Джин Кария, сейчас действуют согласно моим планам.
  – Синигами-отступник?
  – Верно. Маки Ичиносэ, бывший лейтенант одиннадцатого отряда, был фанатично предан своему капитану и не смог смириться с гибелью того от руки Зараки Кенпачи. Но поскольку не имел никаких шансов убить последнего, предпочёл сбежать из Общества Душ. Ну а после судьба свела его с Джином Карией, лидером баунто, который быстро стал для Ичиносэ новым маяком, указывающим путь в жизни.
  – Эту судьбу, случайно, зовут не Соске Айзен? – заложив руки в карманы, поинтересовался я с тенью издёвки в голосе.
  – Видишь, ты и сам всё понял, – довольная и слегка лукавая улыбка. – Правда, тогда большей частью сработал Канамэ, но всё же ты прав.
  – Ясно. Значит, трогать их нельзя. Буду знать. Но ты не боишься, что Кария прикончит Ичиго?
  – Нет. Джин Кария застрял в своём бесконечно повторяющемся времени, и он сам использует Ичиго, чтобы разорвать этот круг повторений. Поэтому если Куросаки Ичиго и умрёт, то только по своей вине. К тому же там теперь есть ты.
  – Знаешь, Соске... Временами твои планы со стороны выглядят бредом умалишённого...
  – Я рад, что ты так считаешь. Значит, и остальные недалеко ушли от этого мнения.
  – А ты сам не боишься, что игра в какой-то момент станет реальностью?
  – В жизни всегда есть место риску. Тем более что лучший актёр – это тот, что проживает свою роль...
  
  После разговора с Айзеном я отправился к себе. Благодаря разнице в скорости течения времени между миром живых и Хоэко Мундо, оного времени у меня было в достатке...
  – Алукард-сама! – радостно подпрыгнула с дивана Кин, когда я вошёл в комнату, и подскочила ко мне.
  – Привет, Кин, – я легко привлёк к себе девушку и поцеловал, приправив поцелуй толикой своей реацу. – Долго меня не было? – этот вопрос мы с Айзеном как-то не обсуждали, да и не отлучался я до сих пор в мир живых больше чем на несколько часов, даже когда с Тией и Нел гулял, в сумме вышло около восьми, а сейчас для меня прошло больше суток.
  Впрочем, вопрос я задал зря – после поцелуя Кин была потеряна для общества, покраснев до кончиков ушей и зажмурившись, она впала в то самое состояние, в котором у кошек дыхание превращается в раскатистое мурлыканье. А, исходя из моего опыта, выдернуть её из этого состояния было довольно сложно – либо резкой грубостью, либо большей лаской, переходящей в горизонтальную плоскость. Обижать своих фракционов я никогда не любил, а для секса сейчас было не совсем подходящее время, да и пара минут ожидания – это совсем не страшно. Так что, не долго думая, я потрепал Кин по голове, а потом, подхватив на руки, сам сел на диван, а девушку устроил у себя на коленях.
  Также вставшая при моём появлении Сёри смотрела на всю эту сцену со сдержанным смущением. Она всегда хорошо умела контролировать эмоции и весьма старательно это делала, хоть в реальности была не менее эмоциональной, чем Кин. Вот и сейчас предательский румянец полностью выдал истинные чувства девушки, несмотря на бесстрастное выражение лица.
  – Сёри, иди сюда, – девушка сделала пару шагов и остановилась рядом со мной. – Садись, – с улыбкой указал я на место рядом. Сёри села, краски на её лице заметно прибавилось. – Тот же вопрос, сколько меня не было?
  – Пять дней, господин Алукард.
  – Молодец, – я притянул бывшую пустую свободной рукой и повторил поцелуй, которым встретил Кин. – А теперь расскажи мне, что здесь происходило, пока меня не было.
  К счастью, хоть Сёри, как и Кин, тоже ощутимо разомлела от вливания моей, куда более совершенной, реацу, но из мира не выпала и начала старательно и подробно рассказывать. Обняв девушку и уложив её голову к себе на свободное плечо, я начал слушать.
  В Лас Ночес всё было как обычно, если не считать того, что фракция Тии начала проводить совместные тренировки с моими фракционами. Причём, по словам Сёри, было видно, что зверинец златовласки не очень-то этим обстоятельством доволен, из чего можно было сделать вывод, что на тренировки они ходили в принудительно-приказном порядке. Но всё же старались, этот факт моя двурукая фехтовальщица отметила особо. Сама Тия тоже появлялась, но узнав, что я ушёл выполнять некое задание Айзена (а этот факт совершенно не скрывался), быстро ушла, правда, несколько раз мои девочки видели её наблюдающей за совместными тренировками фракционов. Также девочками был замечен Гриммджоу, крутившийся поблизости вместе со своими парнями, но близко он не подходил и с предложениями подраться не лез, видимо, девушки-фракционы его как спарринг-партнёры не устраивали, хотя та же Сёри вполне могла составить конкуренцию. Последней новостью стало трёхдневное отсутствие в Лас Ночес Гина. Единственное, что знали мои фракционы – это то, что, вернувшись, он привёл двоих адьюкасов, но новых арранкаров они ещё не встречали, да и сама информация была от девочек Халлибел, то есть сплетни.
  – Спасибо, Сёри, – произнёс я, когда она закончила доклад. – А теперь улыбнись и расслабься, у меня не так много времени, и я хочу отдохнуть, а ты слишком напряжена, и я это чувствую.
  – Господин, я...
  – Тихо, – мягко произнёс я, останавливая реплику арранкарки. – Просто расслабься. И тебя, котёнок, это тоже касается, или думаешь, я не заметил, как ты уже десять минут нас подслушиваешь? – взъерошил я волосы на голове у Кин, которая после моих слов зарделась и открыла глаза.
  – Я не подслушивала, я просто не хотела мешать...
  – Ну-ну, верю. А теперь всё, спать, – и я, поплотнее прижав к себе девушек, с улыбкой закрыл глаза. Кин и Сёри ещё секунд двадцать неуверенно и едва заметно ёрзали, излучая явное напряжение, но потом затихли и успокоились.
  Не то чтобы я устал, хотя и до своего отбытия в мир живых не спал около четырёх суток, но расслабиться мне хотелось. Особенно учитывая, что мне предстояло возвращаться обратно в Каракуру и продолжать присматривать за Ичиго, и уже без чётко регламентированного времени возвращения. Конечно, вернуться я могу практически в любой момент, но вряд ли это получится делать часто, особенно когда всё завертится. Да и вообще, грех отказывать себе в таком удовольствии, как немного потискать своих собственных фракционов. Особенно если вспомнить, как я умаялся, пока приучил их вот так со мной сидеть, а главное – расслабляться при этом, а не быть оголённым комком нервов с бушующей в панике реацу. Была, правда, и помимо удовольствия одна причина таких вот посиделок. Просто, несмотря на мои навыки сокрытия реацу, при тактильном контакте она всё же чувствуется. Не всегда, конечно, и не всеми, да и далеко не в полном объёме, а, скорее, как некая тень или отголосок, но всё же. В общем, прижимаясь ко мне, девочки, сами того не осознавая, привыкали к моей реацу, а значит, и повышали свои шансы на выживание в случае, если мне придётся в их присутствии сражаться в полную силу. И процесс этот был далеко не так медлителен, как могло бы показаться, а всё дело в, так сказать, эмоциональной синхронизации, наступающей в такие моменты, всё-таки мои фракционы были ко мне далеко не равнодушны и отвращения от моих объятий точно не испытывали. Ну и как результат, под воздействием схожих эмоций наша реацу начинала резонировать.
  Но всё же всё хорошее имеет обыкновение быстро заканчиваться, вот и мне пришлось выдернуть сознание из нирваны и начать думать. А подумать было о чём, прежде всего – об обещанных подарках для Юзу и Карин, мыслей насчёт которых у меня пока не было. Вторым, или даже первым, шёл вопрос с Нел – навестить её необходимо, но вот не рано ли? Впрочем, о чём это я? Наоборот, чем раньше я познакомлю её с «Тоби», тем лучше, хотя сомнения в необходимости этого знакомства у меня всё же есть... Н-да... В этот момент слегка заёрзала Кин, устраиваясь поудобней, и уткнулась носиком мне в ключицу.
  Да какого чёрта?! Главный вопрос должен стоять так: хочу ли я навестить Нел? Ответ – хочу. Всё, вопрос закрыт! Подняв руку, которой прижимал Кин, с плеча девушки, я аккуратно зарылся ей в волосы и начал слегка поглаживать. Кин засопела чуть сильнее.
  Итак, с этим вопросом всё, хотя, пожалуй, стоит прихватить для Нел конфет, у меня вроде бы была пара коробок, со сливочным суфле в качестве начинки, как раз как любит Нел. Если, конечно, Сёри с Кин всё не съели – они у меня тоже ещё те сладкоежки.
  Теперь сестрёнки Ичиго. Что же им подарить? Первая мысль – слегка ограбить моих девочек и преподнести потомственным синигами (как-никак, отец бывший капитан) что-то из фасона арранкаров, вышел бы забавный прикол. Но тут проблема – обычные люди оную одежду видеть не будут, и получится некрасиво... Второй вариант – прогуляться в Лес Меносов и содрать пару масок с особо экзотического вида пустых, но... Не поймут. Хотя вариант запомним, любопытно будет взглянуть на физиономию Ичиго, если понавешать таких масок по всему его дому, как охотничьи трофеи, особенно если подгадать момент, когда к нему наведаются гости из Сэйрэйтэя. С отловом мелких пустых, вроде собачки Ямми, тоже не пройдёт. Сдохнут они в мире живых. Что же ещё? Ну, не мороженое же им дарить, честно украденное из ближайшего магазина?.. Хотя... Хм... Странно, что я сразу об этом не подумал... Да. Точно. Хум-хм-хм-хм-хм-хм-хм... Это будет весело.
  От моего глухого смеха с закрытым ртом девочки всё же встрепенулись и возрились на меня, собственно, иного и ожидать не следовало.
  – Всё хорошо, – с улыбкой ответил я на вопросительные взгляды. – Просто пришла в голову забавная мысль. Хм. Ладно, как это ни печально, но мне надо идти.
  – А можно с Вами, Алукард-сама? – Кин прижалась плотнее и посмотрела на меня широко распахнутыми умоляющими глазами.
  – Прости, котёнок, но нет. Вы нужны мне здесь. А там, куда я отправляюсь, действовать смогу только я.
  – Понятно, – девушка опустила взгляд, хотя слезать с колен по-прежнему не пыталась. Хмыкнув, я легко ссадил девушку на диван и встал.
  – Продолжайте тренировки, с девочками Тии не ругайтесь и с ней самой – тоже, в случае, если произойдёт что-то серьёзное, а меня ещё не будет, сразу идите к ней и старайтесь держаться поближе, – Сёри с Кин понятливо кивнули. Ещё раз им улыбнувшись, я пошёл на кухню.
  Конфеты, к счастью, в моём доме ещё остались, так что с подарком для Нел проблем не возникло. Прихватив одну коробку и спрятав её под плащ, к балахону «Тоби», я покинул свой особняк. Нужно было ещё заглянуть к Тие, раз она меня искала, и отправляться.
  Халлибел я увидел на балконе её особняка, задумчиво глядящую на раскинувшийся вплоть до внешней стены Лас Ночес полигон. Тот самый, где в будущем должны были сражаться Ичиго и Гриммджоу. Выйдя из сонидо рядом с девушкой, я тихим и мягким голосом обратился к ней:
  – Привет, Тия. Прости, но я буквально на пару секунд и должен бежать, – тёплая улыбка. – Мои фракционы сказали, что ты меня искала, что-то случилось?
  – Нет... – моё появление стало для Халлибел неожиданностью, отчего её глаза на миг приняли удивлённое выражение, но она быстро с собой справилась и, чуть задумавшись, продолжила: – Просто я хотела узнать, когда мы сможем провести ещё одну тренировку.
  – Ясно. Думаю, это можно будет сделать, когда я вернусь, правда, я не могу точно сказать, как скоро это случится. Но если хочешь, я могу дать совет относительно развития твоей силы.
  – Совет? – вот, опять изумрудные глаза Тии удивлённо расширились.
  – Да, совет. Но только если тебе интересно.
  – Хорошо, я слушаю.
  – В прошлый раз я заметил, что большая часть твоих атак хоть и очень сильны, но реально не стремятся убить, – брови Тии опять поползли вверх. – Не удивляйся так. Вот вспомни, что является главными характеристиками Серо. Прежде всего, это, конечно, количество вложенной реацу, но сейчас речь не о нём. Ведь убойная сила Серо очень разнится от того, насколько расфокусирован луч, и при одном и том же количестве потраченной энергии результат может быть очень разным в зависимости от ширины луча. Понимаешь?
  – Да, я это знаю, но какое это имеет отношение к моим атакам?
  – Самое прямое, ведь воду тоже можно заставить резать, а у тебя она только бьёт. Если сравнивать с оружием, то твои атаки – это удары молота, вот я и предлагаю дополнить их танцем катаны.
  – Я, кажется, поняла... – взгляд Тии стал задумчивым и сосредоточенным. – Благодарю, Алукард.
  – Не за что, я всегда рад тебе помочь. А теперь извини, мне всё же нужно отправляться. Был рад тебя видеть, – я слегка поклонился и прежде, чем Халлибел успела что-то сказать, ушёл в сонидо.
  
  Покинув Лас Ночес, я уже через несколько минут нашёл Неллиель и её фракционов по маячку от моей гончей. Пеше и Дондочака уже достали себе маски обычных пустых, и если с Пеше я ещё мог это принять, то вот где достал свою Дондочака, я понимать отказывался. К сожалению, моя гончая не давала возможности увидеть этот процесс, так как, во-первых, находилась за пределами видимости объектов, а во-вторых, разбиралась только с теми пустыми, что могли представлять угрозу, простых же был приказ не трогать. Был, правда, и третий момент – охраняла моя гончая в первую очередь Нел, и если её фракционы куда-то отлучались, за ними не следила. Вздохнув, я достал балахон и накинул его поверх собственного плаща, благо его размеры и фасон это позволяли, после чего создал на лице маску и, ещё раз вздохнув, шагнул в сонидо.
  – ААААААА!!!
  – ОООООО!!!
  – ЭЭЭЭЭЭЭ!!!
  Взвыли три дурных голоса при моём появлении. Великий Мрак! Они уже одичали! Я чуть Серо не саданул в открытую пасть Дондочаки, на одних только рефлексах и стремясь прекратить этот ор. Так, спокойно-спокойно. Главное – роль! Да, роль!
  – НЕЛ-ЧАН! Тоби так переживал! Тоби так скучал! Тоби соскучилсяяяя!!! – и я схватил в охапку девочку и прижал к себе, одновременно сверкнув глазами на Пеше с Дондочакой и показав им кулак. Бывшие фракционы понятливо и испуганно закивали.
  – Ты хто? – вопросило маленькое чудо у меня на руках.
  – Я? Я Тоби! Нел забыла Тоби?! А Тоби принёс Нел её любимых конфет, теперь Тоби в печали.
  – Конфет? – выловила главное для себя слово девочка.
  – Да, конфет! Вот! – я достал из-под балахона коробку и протянул отпущенной девочке. – Такие, как Нел любит, Тоби стащил их у самого большого белого Айзена! Тоби велик!..
  Через несколько секунд я сидел на песке с Нел на руках, а сама Нел с аппетитом опустошала коробку, предварительно постановив, что Тоби хороший. Пеше и Дондочака, быстро прочуяв ситуацию, начали активно подыгрывать, «вспомнив» брата Тоби и разливаясь соловьями на совершенно, на мой взгляд, не связанные темы, чем отвлекли внимание девочки от меня. Кстати, клоунов они изображали уже вполне профессионально и детское внимание держали крепко. Я же изучал реацу Неллиель. Моё медицинское вмешательство почти полностью избавило девочку от шрама на лице, но вот маска... Реацу через неё продолжала выходить, и довольно заметно, как-никак, Нел – арранкар и вырабатывает её весьма много, что в очередной раз доказывает, что и в известном мне каноне за Нел кто-то приглядывал и оберегал от пустых. И её собственные фракционы охраной быть не могли по очень простой причине – драка – это демонстрация силы, которую сложно не заметить, а маленькая Нел в каноне даже не догадывалась о том, что Пеше и Дондочака умеют драться. И насколько я успел узнать Айзена, доверяться случаю он бы точно не стал, а значит, приглядывал.
  После еды девочка неожиданно уснула, прямо у меня на руках, уронив последнюю конфету в коробку. Пеше и Дондочака мгновенно замерли.
  – Господин Алукард... – первым прервал молчание Пеше, когда убедился, что Нел спит.
  – Меня зовут Тоби, – резко прервал его я, впрочем, не повышая голос.
  – Простите...
  – Она часто так отключается?
  – Да, нам сложно следить за временем, но примерно раз в сутки точно.
  – Понятно. Видимо, организм никак не привыкнет к травме и постоянно истекающей реацу...
  – Это опасно? – встревоженный глубокий голос Дондочаки.
  – Нет. Скорее полезно... Где вы взяли маски?
  – Забрали у обычных пустых. Пришлось постараться, но без них нам было очень тяжело.
  – Ясно, – я приподнял Нел и сложил её на песок, положив рядом коробку из-под конфет. – Где мой плащ?
  – Мы его спрятали.
  – А почему не использовали? – удивился я.
  – Мы пробовали, но ткань не рвётся, слишком прочная. А носить плащ как у Айзена-самы и Примеры Эспады... – Пеше замолчал и вжал голову в плечи.
  – Понятно, – да, с плащом моя недоработка, видимо, использование в нём ресуррексиона не прошло даром. – Происшествий не было?
  – Нет, всё спокойно. Мы стараемся не отдаляться очень далеко от Лас Ночес – тут сильных пустых почти не осталось, и поисковые группы минуют эту территорию, не останавливаясь. Нам ещё Неллиель-сама рассказывала... – Пеше повесил голову, а Дондочака всхлипнул.
  – Всё верно, – я встал. – Сейчас я уйду, когда Нел очнётся, скажите ей, что Тоби ушёл, но обязательно вернётся. Про мою истинную личность ни слова! Про Алукарда, Примеру Эспаду, вы говорить с ней можете, но Тоби и Алукард – это две разные личности.
  – Мы помним, госп... – я поднял руку, прерывая блондина.
  – Всё. Заботьтесь о ней и верьте – я верну Неллиель Ту Одершванг, – фракционы сдержанно кивнули, но волнение и надежда отчётливо чувствовались в их дрожащей реацу. Не став больше медлить, я бросил последний взгляд на сопящую маленькую девочку и ушёл в сонидо.
  
  Идея, которая пришла мне в голову относительно подарков для Карин и Юзу, была до удивления проста и элегантна, даже стыдно, что я сразу не сообразил. Ведь действительно, подарок от «Тоби» не должен быть полезным, умным или что-то значащим, он должен либо шокировать своей несуразностью, либо умилять своей наивностью. Шокировать девочек я не хочу, для этого есть их брат, а вот умилить было бы очень полезно. А что я могу прямо сейчас подарить такого, что бы одновременно умиляло, то бишь радовало сердца девочек, и в то же время было абсолютно бесполезным и тем самым подчёркивало образ «Тоби»? И ответ совершенно очевиден, просто я сходу его отмёл, не подумав о том, что именно «Тоби», такой, каким я хочу его представить, ни за что бы не догадался о том, что сразу стало очевидно для Алукарда. А избежать неприятных для девочек инцидентов можно элементарно, тут даже напрягаться не потребуется.
  В общем, ещё до выхода из Лас Ночес я заглянул в главный гардероб, что находился рядом с залом для прохождения синигамики. Размеры и фасоны там были практически на любой вкус, особенно в отношении женских вещей, хотя единый арранкарский стиль всё же был определяющим, но подобрать что-то элегантное, стильное и удобное для десятилетних девочек было вполне возможно. Вещи, взятые в гардеробе, я оставил недалеко от Лас Ночес, в одном из внешних строений. В своё время эти прямоугольные выпирающие из песка коробки служили местом трансформации для излишне крупных пустых, вроде гиллианов, тогда Лас Ночес только строился, но первые эксперименты по созданию арранкаров Айзен начал проводить, используя ещё только своё собственное Хоугиоку. А поскольку оно было несовершенным, да и первые подопытные особыми силами не обладали, процесс проходил долго, так что закрытые помещения были нужны. Насколько я знал, в некоторых коробках до сих пор кто-то сидел и медленно созревал, но были они, уже практически наверняка, браком, который в Лас Ночес не примут. Вот в одной из пустующих коробок я и оставил вещи, подобранные для подарка.
  Выйдя из гарганты невдалеке от Каракуры, я несколько секунд изучал источники реацу в городе. Ичиго с компанией всё ещё находился в магазине Урахары. «Всё ещё», ибо ночью из магазина никто по домам так и не разошёлся, хотя, разбираясь с точками наблюдения Айзена, я этого постоянно ждал, а потому отслеживать реацу не прекращал. Баунто, которых я теперь хоть и плохонько, но всё же чувствовал, также оставались на развалинах своего особняка, по крайней мере, большинство и синигами-отступник, точнее, из-за размытости ощущений, сказать нельзя. А вот Юзу и Карин сейчас были в школе, или, по крайней мере, где-то в её окрестностях.
  Хм... А это что? Та баунто, что находилась в магазине Урахары, сейчас в городе и, судя по направлению движения, идёт в сторону сгоревшего особняка. Что-то я такое помню... Точно! Если я не ошибаюсь, то это та девчонка, из которой Кария потом создаст своих комаров-собирателей. По крайней мере, иных баунто, посещавших магазин Урахары, я не припоминаю, да и вроде особняк сгорел незадолго до создания тех самых комароподобных кукол. Хм, значит, это произойдёт уже сейчас... Сонидо. Через несколько секунд я оказался над головой бредущей по улице женщины, меня она, естественно, не заметила, да и сама реацу почти не скрывала, если, конечно, сравнивать с остальными баунто. И впрямь лицо знакомое, и на пальце странное металлическое украшение, именно украшение, так как до оружия этому напёрстку довольно далеко. Но вот реацу у этой вещицы интересное, чем-то напоминает реацу занпакто, вроде бы очень похоже на реацу носителя, но немного отличается и «рисунок» другой. Значит, точно она, и ошибки нет. Плохо, что я почти не помню этот момент, а то сообразил бы ещё вчера при виде горящего особняка и стоящих рядом баунто. Итак, сейчас глупую девочку будут убивать... Вопрос... Что делать мне? Спасать? А зачем? Даже отбрасывая приказ Айзена. Сила у неё никакая и по критериям Лас Ночес вообще не смотрится, вот будь она адьюкасом... Но она не адьюкас, и в арранкара её не превратишь. А поскольку она не синигами, то и маску вайзарда не оденешь. Конечно, Айзен вполне способен что-нибудь придумать, но для этого нужны эксперименты, а для экспериментов – подопытный материал, и совсем не факт, что притащи я ему хоть всех баунто, оного материала хватит. Значит, в плане силы она бесполезна. Внешность? Да, она красива, но явно не в моём вкусе. Совсем. Вот будь иначе, на силу бы я спокойно наплевал, а так... Характер? Тут сложнее, но насколько я помню, у девочки были серьёзные проблемы, а именно – усталость от жизни и суицидальные наклонности. Точно! Ведь и сейчас она идёт к Карии, не желая его остановить, а с целью умереть. Вот и на кой мне этакое чудо? Полная бесполезность вкупе с кучей проблем. Ну и наконец, если я её спасу, то вся история с баунто пойдёт иначе, а вмешиваться в этот спектакль мне нельзя. Так что... Да и, в конце концов, я не рыцарь в сияющих доспехах и спасать всех подряд не обязан. Хм... Я усмехнулся под маской. Как будто сам себя убедить хочу. Ладно, таким темпом у меня ещё минут двадцать в запасе есть, пока она ещё до особняка дойдёт, а может, и все сорок. Успею заглянуть в школу, вручить подарки и вернуться, чтобы увидеть финал.
  В школе шли уроки. Дааа... И девочки, естественно, сидели на них. Вооот... А я, значит, был Тоби... Н-да... И окно в класс было открыто... Угу...
  Короче говоря... Если пытаться описать скромно и сдержанно... Дело было так: прогулочным шагом я прошёлся в воздухе до классного окна, пряча руку с вещами за спиной, при этом оные вещи было вполне видно, а второй активно махая Карин и Юзу. Карин меня заметила, и её глаз дёрнулся, но свою позу и даже выражение лица девочка сохранила. Потом я подошёл к открытому окну и через него влез в класс. Именно влез. Процесс сей был... Долгим. Тут меня заметила и Юзу, удивлённо распахнув глаза и забыв про учителя, уставившись на меня. Ещё раз размашисто помахав девочкам, я с интересом уставился на учителя, который что-то втолковывал вызванному к доске пареньку.
  – Ниипоняяятноо... – выдал я гнусавым голосом через двадцать секунд, задумчиво почёсывая затылок. – Тоби ничего не понял, – обернувшись к девочкам, быстро подскочил к их партам, благо они стояли рядом, и, согнувшись, шёпотом обратился к ним: – Тоби нашёл добрых девочек! Тоби было тяжело, но Тоби справился! И принёс им подарки! Да-да! Подарки! Вот, Тоби старался! – и я начал раскладывать на партах арранкарские комплекты одежды, вплоть до мягких чёрно-белых сапожек, что были нашим ответом на сандалии синигами.
  – Тоби, не сейчас, у нас урок! – зашипела на меня сквозь зубы Карин, Юзу же просто и откровенно глазела на вещи.
  – Почему не сейчас? Тоби всё равно никто не видит.
  – Но нас видят!
  – Ааааа... – я выпрямился и опять почесал затылок. – Значит, вы не можете говорить с Тоби? Тоби всё понял! Тоби умный! Люди не любят тех, кто от них отличается, Тоби знает, дааа... Тоби спрашивал о людях у самого Алукарда-сама, Алукард-сама умный! – ну да, сам себя не похвалишь – никто не похвалит. – Он Тоби всё объяснил, и Тоби всё понял. Поэтому Тоби не будет мешать, Тоби оставит подарки и пойдёт, а потом ещё раз найдёт добрых девочек, чтобы подарить им ещё что-нибудь! Да! Тоби подарит что-то вкусное! Тоби пошёл искать!
  – Э! Постой!.. – но было уже поздно, «вдохновившись», я успел подскочить к окну и неуклюже из него вывалиться, якобы споткнувшись. Потом, подтянувшись на карнизе, так, чтобы была видна одна голова, я ещё раз помахал изумлённой Юзу и нервно сжавшей зубы Карин, после чего исчез из их поля зрения.
  В целом, всё прошло хорошо. В таких условиях будет крайне сложно не понять, что одежда так же невидима для окружающих, как и сам даритель, а главное, что общение сокращено до минимума. Ну, нет у меня никакого желания нервировать Карин и Юзу, жестоко это. Впрочем, Юзу-то, похоже, как раз и не нервничала, успев только удивиться ситуации, а вот Карин досталось. Пожалуй, на уроках к ним больше лучше не подходить.
  
  Переместившись подальше от школы, я направился к особняку баунто. После нескольких секунд размышлений я решил не приближаться к самому зданию, во избежание случайного обнаружения – в конце концов, невидимым я становиться не умею, а сколько там сейчас дозорных, сказать точно не могу. Так что, затаившись на значительном, по меркам людей, и, соответственно, совершенно ничтожном по меркам моего сонидо отдалении, я стал ждать. Минут через пять баунто начали потихоньку расползаться, а непосредственно в особняке остался один Кария. В то же время девчонка-самоубийца из магазина Урахары уже подошла довольно близко и вот-вот должна была выйти к особняку. Я не вмешивался и не выглядывал, начало боя я всё равно почувствую. Вместо этого я внимательно следил за бегущими сюда двумя слабыми источниками реацу, один из которых человеку точно не принадлежал. В скорости к ним прибавились и ещё несколько источников, выбегающих из магазина Урахары. А всё же любопытно... Согласно моим воспоминаниям, Урахара и Йоруичи на равных сражались с арранкарами, и даже Улькиорра предпочёл с ними не связываться, не говоря уже про ту эпичную битву, что они устроили Айзену. А тут они как будто и ни при чём, хотя я почти уверен, что желай они того – раскатали бы баунто тонким слоем по стеклу и не поморщились. Так что же? Спектакль с баунто разыгрывает не только Айзен, но и его официальные злейшие враги? Занятно...
  Мощный всплеск реацу в районе особняка, что так радостно пылал под луной вчера ночью, оторвал меня от раздумий. Сонидо, и вот я уже вижу, как самый настоящий огненный элементаль (или ифрит) разносит то немногое, что уцелело от здания, швыряя во все стороны свои огненные шарики. От шариков ифрита чуть ли не прогулочным шагом бегает Кария, явно не испытывая ни малейшего беспокойства и даже сверкая улыбкой. И элементаль бесится. Вот, простенькая уловка – Кария скрылся за противоположной от противника стеной, и тот сразу туда ломанулся, не слушая предостерегающие крики своей хозяйки. Зовут огненного духа, оказывается, Гейтэй... Ну действительно, уловка сработала. С рёвом пробив собой стену и пронесясь несколько метров, Гейтэй позволил Карии беспрепятственно добраться до своей хозяйки, а потом ещё, не иначе как сдуру, обернувшись, швырнул в того ещё одним огненным снарядом. Взрыв. Каменная крошка и довольно крупные осколки дождём пролились на девушку, а в следующий миг она уже была в захвате старшего баунто. Шах и мат.
  О! А вот и новые действующие лица. Добежали-таки... Ну здравствуй, Исида Урю, будем знакомы. Выглядишь неважно, а это значит... Блин. Ну какого лешего, а?! Действительно, синяя плюшевая курица, фонящая странной реацу. Модифицированная душа-плюс с функцией поиска баунто и, кажется, иллюзий... Как же её звали то?.. Вроде имя очень простое… Блин, не помню. Нет, ну это же надо, а?! Они, выходит, реально существуют... Сумасшедший мир... Кстати, интересная мысль, а моё Полное Поглощение на способности души-плюс подействует?..
  Так. Вторая часть марлезонского балета. Кария сломал то украшение на пальце у девушки и отпустил её. Драматурги, блин, доморощенные. Интересно, Исида понимает, что вся эта постановка – только для него? Сомнительно. Тем временем Гейтэя начало в прямом смысле ломать. Его внешне твёрдое тело сперва прибило к земле, а потом внутри него начали происходить взрывы, срывая покрывающую броню. Каждый взрыв сопровождался рёвом боли, но дух не умер, даже когда в мощной огненной вспышке взорвалась голова. Однако внешние спецэффекты меня мало волновали, я во все глаза глядел на реацу. А посмотреть было на что, так как творилось с ней, как у самой женщины баунто, так и у её куклы, нечто невообразимое. Похожее я видел только один раз – когда Кога на моих глазах убил Мурамасу. Правда, тогда всё было иначе, более губительно, что ли, а здесь... Да я вообще почти ничего не понимаю из того, что с этими двумя сейчас происходит! Неожиданно для меня, Гейтэй вдруг сумел подняться, что с его повреждениями казалось невозможным, и на солидной скорости атаковал Карию. Тот, впрочем, не стал уклоняться и принял удар, что называется, грудью. Естественно, почти не пострадал – слишком велика была разница в реацу. А вот дальше опять начался бред. Что они там друг другу кричали, я не слышал, но Кария опять позволил женщине подозвать то, что осталось от её куклы, и даже слиться с этим чем-то. Выглядело это... восхитительно! Всё равно, что моё Полное Поглощение с мгновенным результатом, то есть единомоментным получением всех сил и способностей, а также навыков поглощённого. И то это только описание видимого результата, а описывать процесс данного действия я вообще не берусь.
  А дальше почти рядом из сюмпо вышли два брата-акробата в чёрных, висящих мешками одёжках синигами, с торчащими во все стороны цветными волосами и с ужасом любого истинного оружейника в руках каждый. И если меч Ичиго ещё напоминал вполне себе классический кухонный нож, то та жуть, что была в руках у мгновенно узнанного мной Рейнджи, могла заставить плакать даже мужчину, весьма далёкого от производства колюще-режущего инвентаря. Вживую Забимару выглядел даже более несуразно, нежели в аниме.
  На пути у двоих из ларца, одинаковых с лица, встали синигами-отступник, он же Маки Ичиносэ, и здоровенный смуглый мужик-баунто. Дальше за ними я уже не следил, ибо началось самое интересное. Девчонка, слившись со своей куклой, сама стала выглядеть как некое огненное существо и сразу ломанулась атаковать Карию, каковой этого, кажется, только и ждал. Скорость у обоих была так себе. Техника боя ещё хуже. Я, конечно, не великий рукопашник, но как дерётся Гриммджоу, видел уже не раз и могу с полной ответственностью сказать, что в сравнении с ним то, что я наблюдаю сейчас – это бессмысленное рукомашество и ногодрыжество. Какую-то зрелищность бою придавало то, что сражались они, летая в воздухе, именно летая, а не стоя на уплотнённых духовных частицах, как я сейчас. Но всё равно выглядело это жалко. Впрочем, длилось это недолго. Кария уже где-то через семь секунд пробил рукой грудную клетку оппонентки, и весь огонь с её тела почти мгновенно осыпался, а сама девушка рухнула на землю. К ней бросился Исида, что-то невнятно крича, но звуки боя, исходившие от Ичиго и Рейнджи, всё напрочь перебивали.
  И вот, в очередной раз за этот короткий день, мои глаза под маской изумлённо и восхищённо расширились. Тело женщины-баунто рассыпалось множеством зелёных искр реацу, и Кария начал ритуал. Стоя в воздухе, он создал под ногами огромную сияющую красную печать – вроде бы так это называлось? И к этой печати полетели искры, оставшиеся от женщины, начав впитываться в рисунок. А потом... О! За это зрелище Заэль не раздумывая отдал бы правую руку, с левой ногой впридачу. Из нижней стороны сияющего узора начали стремительно выходить маленькие коконы, которые тут же рассыпались, являя миру существ, крайне смахивающих на комаров примерно с ладонь величиной. Больше всего это напоминало дождь, капли которого не падают на землю, а формируют тучу. Процесс длился меньше минуты, но количество «комаров» уже наверняка перевалило за несколько тысяч. А потом вся эта туча разом рассыпалась, частично обрушившись на синигами, но не атакуя, а только отвлекая внимание, и пока ни Ичиго, ни Рейнджи ничего вокруг не видели, баунто вместе с Ичиносэ шустренько скрылись. Недолго думая, я поймал несколько «комаров» на краю тучи и быстро переместил их в свой внутренний мир, попросив Мурамасу проконтролировать. Позже либо отдам Заэлю на исследования, либо попробую подчинить, авось пригодятся. Когда все куклы улетели, узор в воздухе погас, а я, не теряя времени, отправился следом. Узнать, где находится главная база баунто, уж точно лишним не будет, а Ичиго и так не пропадёт.
  
  Базу баунто я обнаружил и был неприятно удивлён тем, что оная база оказалась полностью экранирована от реацу из окружающего мира. Что-то слишком много я встречаю последнее время мест, где моя далеко не рядовая чувствительность к реацу оказывается бесполезной. Впрочем, любоваться горным пейзажем, как и лезть внутрь, я желания особо не испытывал. А потому, убедившись в отсутствии других выходов в обозримом пространстве, отправился назад.
  Ичиго с Рейнджи, как и Исида, всё ещё были на руинах. Также к ним присоединились Иноуэ, Садо и Рукия в компании ещё двух мягких игрушек, источающих реацу. А вот Урахары почему-то не наблюдалось. Пойти, что ли, представиться?.. Хотя нет, рано, да и момент неудачный.
  Наблюдая за компанией с безопасной дистанции, я проводил их до магазина Урахары и стал ждать. Вышли они оттуда примерно через полтора часа, уже без Исиды и Рейнджи. За это время я успел, от нечего делать, сбегать до ближайшего продуктового магазина и слегка отовариться. После короткой сцены прощания Иноуэ и Садо пошли в одну сторону, а Ичиго и Рукия – в другую, вместе с четырьмя мягкими игрушками, в одной из которых недвусмысленно угадывался лев.
  В принципе, момент почти идеальный, вот только эти игрушки... Хотя ладно, всё равно с таким, как Ичиго, ждать удобного случая можно почти бесконечно. Скользнув в сонидо, я вышел из него на следующей улице по пути движения парочки. Людей, к счастью, тут не было. Глубоко вздохнув и морально приготовившись к худшему, я достал честно украденный пакетик конфет, напоминающих M&M’s, и направился прогулочным шагом навстречу парочке, небрежно забрасывая в рот по паре конфет, всем видом изображая туриста на новом месте.
  Вот они подходят к повороту, поворачивают… Я в десятке метров впереди, смотрю в сторону... Шаги... И...
  – АААААА!!! – резко поворачиваю голову и вижу, как от меня, вопя, пытается задом отползти мягкий игрушечный лев, а сама парочка ещё не показалась. – Ичиго!!! Сестрёнка! Тут пустой! – всё, начали...
  – ААААААААА!!! Монстр!!! – завопил я, роняя пакетик и шарахаясь в сторону от льва, как только из за угла выскочили встревоженные Ичиго и Рукия.
  – Кон, что слу... – и тут Ичиго увидел меня. Немая сцена.
  – О! Привет, рыжий! – радостно возопил я, размахивая руками и бросаясь к Ичиго.
  – Ты кто такой?! – Ичиго шарахнулся в сторону, нащупывая на поясе удостоверение временного синигами.
  – Я? Я Тоби! Ты забыл Тоби?! Тоби в печали, рыжий злобный синигами обидел Тоби, рыжий синигами – бяка!
  – ЧТО?! Это ты?! Ты же выглядел по-другому!
  – Да! – я гордо выпятил грудь. – Тоби изменился, Тоби теперь арранкар! Тоби теперь сильный! Не то что крашеный дикий синигами.
  – Я НЕ КРАШЕНЫЙ!
  – Отрицание есть доказательство, – глубокомысленно изрёк я, наставительно подняв вверх указательный палец.
  – Ах ты!.. – Ичиго задрожал от сдерживаемого гнева, но был прерван серьёзным голосом Рукии:
  – Хватит, Ичиго! – и уже мне: – Ты действительно Тоби?
  – О, маленькая красивая синигами помнит Тоби! Тоби очень рад! Тоби до сих пор хранит рисунок маленькой синигами! Кучики Рукия нарисует Тоби что-нибудь ещё? Тоби очень просит.
  – Ээээ... – мне однозначно удалось сбить её с мысли, правда, длилось это недолго. – Да, конечно. Но сперва ответь на несколько вопросов.
  – Конечно! Тоби с радостью ответит на вопросы красивой маленькой синигами.
  – Эээ... Называй меня Рукия, хорошо?
  – Хорошо, Рукия-чан!
  – Рукия-чан... – гаденько заквохтал Ичиго. Кучики смутилась, злобно сверкнула глазами в сторону рыжего, но расспросы продолжила…
  – Ты знаешь Айзена? – настороженно спросила она, вся подобравшись.
  – О да, конечно! Тоби знает большого белого Айзена. Большой белый Айзен сделал Тоби арранкаром! Но он странный, – заговорщицким шёпотом сообщил я. – Всегда улыбается, когда видит Тоби, а ещё просит Тоби, чтобы он не разговаривал с другими арранкарами, говорит, что это вредно для здоровья. Странно, правда? Тоби много говорит, но Тоби здоров!
  – Эм... – девушка слегка загрузилась, собрав глаза в кучку. В этот момент игнорируемый лев, а вернее, душа-плюс по имени Кон, не выдержал неизвестности:
  – Эй! Ты кто такой?! Что здесь вообще происходит?! Ичиго, ты его знаешь?
  – Э… Ну, вроде да... – почесал затылок рыжий, сжимая во второй руке удостоверение и подозрительно глядя на меня.
  – А!.. Пфуо... – что хотел сказать Кон – осталось неизвестно, так как его придавила ногой Рукия.
  – Так, Тоби, – предостерегающий зырк в сторону всё это время молчавшей троицы модифицированных душ-плюс, что выглядывали из-за угла, и на Ичиго. – Что значит, ты стал арранкаром? Ты работаешь на Айзена?
  – Да! Тоби работает на большого белого Айзена, у Тоби есть жутко секретное и важное задание! Большой белый Айзен послал Тоби выедать мозг рыжему синигами! У Тоби великая миссия! Тоби велик! Тоби герой! Тоби хороший мальчик! А рыжий синигами плохой. Он обижает брата Тоби, большого чёрного друга брата Тоби, и не слушается Рукию-чан! И первое, что Тоби должен сделать по заданию большого белого Айзена – это перекрасить рыжего синигами в правильный белый цвет, чтобы он был больше похож на Хичиго, брата Тоби. Тоби очень рад, что так быстро нашёл рыжего синигами! Рыжий синигами должен сегодня лечь спать пораньше, чтобы Тоби всё успел. Тоби уже достал краску, да, Тоби хороший мальчик, Тоби предусмотрительный!
  – А я чё-то ничего не понял... – гнусавым голосом прервал тишину из-за угла плюшевый заяц, выполненный в виде сумочки. После этого стоящая рядом с ним синяя курица рухнула на асфальт и забилась в истерике, безумно хохоча, ей вторил придавленный ногой Рукии лев. Правда, лёжа мордой в асфальте, получалось у него плохо.
  
  Во внутреннем мире Ичиго стояла гнетущая и многозначительная тишина, где-то вдалеке, на самом пределе слышимости, звучали сиплые нечленораздельные вздохи и скрежет металла по камню, перемежающийся с глухими ударами. Наконец возвышающийся на своём шесте и запрокинувший голову к небу Зангецу медленно произнёс:
  – Ичиго, он... – продолжительная пауза. – Издевается…
  
  – ... Убью, – веско произнёс Куросаки, касаясь груди удостоверением и вышибая себя из тела.
  – Пф... Пх... Пха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!!! – согнулась пополам Рукия, обхватив живот руками. – Белый... Уй-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Предусмотрительный… Ууууу... – из глаз девушки текли слёзы, она судорожно делала вдохи и каждый раз, когда разлепляла зажмуренные глаза и бросала взгляд на Ичиго, тут же взрывалась новым приступом смеха. Каким чудом малышка Кучики оставалась стоять на ногах, для науки оставалось загадкой.
  – Дура! Это не смешно!!! – взревел взбешённый Куросаки, уже выхватив занпакто и небрежно им размахивая, дополняя свою экспрессивную жестикуляцию, нисколько не заботясь, что может что-то задеть.
  – Аха-ха-ха-ха-ха-ха!!! – было ему ответом. Видя с каждым мгновением наливающуюся краской физиономию рыжего, я поспешил развить успех:
  – Тоби правда не знает, что такое мозг и как он связан с покраской… – задумчиво протянул я. – Но Тоби будет стараться!
  – БУЫЫЫЫЫЫ!!! – у Рукии уже не хватало воздуха. Удары, доносящиеся из внутреннего мира Куросаки, стали звучать громче и ритмичней.
  – А ведь действительно... – я задумчиво почесал затылок. – Тоби не знает, где у рыжего синигами находится мозг, и как он тогда будет его выедать?.. Рыжий, ты просто обязан помочь Тоби! Иначе Тоби не справится! – Рукия что-то сипло простонала и отвернулась в другую сторону, одной рукой сжимая лицо, а второй – живот.
  – ЧЕГО?! Да ты совсем охренел?! И вообще, у меня имя есть! Меня зовут Ичиго! А не рыжий синигами!
  – Тоби всё понял, – с готовностью закивал я. – Тебя зовут рыжий Ичиго, так ты расскажешь Тоби, где у тебя мозг?
  – АРРРР!!! – Зангецу прошёл в паре сантиметров от меня и врезался в асфальт, уклониться было совсем не сложно – скорость временного синигами с момента нашей прошлой встречи так и не изменилась.
  – Ой, а зачем рыжий Ичиго сломал красивую дорожку? Тоби она нравилась...
  – Я тебя убью! – занпакто с тихим звуком вышел из асфальта и начал подниматься для нового удара.
  – Ты что? Тоби нельзя убивать! Тоби нужен! Большой белый Айзен так и сказал, что Тоби – это секретное и особое оружие! А Алукард-сама ещё добавил, что Тоби – это … … и … … вообще … в … …, а не якобы секретное оружие, и что какого … … … ему … … первому по силе ... ... … и запретили ... ... убивать ... это, так сказать, ... оружие, чтоб его … … и … в … на …, а потом … и … на …, да ещё и помогать обязали, – лицо Куросаки надо было видеть, у него явно случился культурный шок, наверное, сильнейший в жизни, даже занпакто из руки выпал. – Тоби правда не знает, что значат все эти слова, но звучит внушительно, Тоби понравилось, и он запомнил, Тоби важный! У Тоби длинное и внушительное название! И великая миссия! Да!
  – Т... Тебе это всё... Про миссию… мозг и покраску... Айзен рассказал? – через силу простонала Кучики.
  – Нет, большой белый Айзен сказал только не мучить его и идти есть мозг синигами, но белочка Тоби всё объяснил и рассказал, что надо делать! А Алукард-сама даже помог Тоби добраться! Алукард-сама вообще очень добрый и всегда помогает Тоби найти нужную дорогу, но он почему-то считает, что Тоби медленный, и всегда ускоряет Тоби ногой, это странно, потому что Тоби быстрый. Ии… немного больно... У Тоби всегда после ускорения Алукарда-самы немного болит нижняя часть спины, – я выразительно потёр зад, с огромным трудом подавляя бушующий в груди гогот. – Но Алукард-сама хороший, он всегда помогает и заботится о Тоби, и потому Тоби ему ничего не говорит, а то он расстроится! А Тоби не хочет, чтобы Алукард-сама расстраивался, он же придумал такое внушительное имя для Тоби! Тоби после того, как его услышал, ходить очень гордый! Потому что ни у кого из арранкаров такого больше нет, только у Тоби, и остальные арранкары всегда соглашаются, что это самое подходящее имя для Тоби, только оно очень длинное, и потому Тоби сохраняет и имя Тоби.
  Вот же я их загрузил... Всё-таки, какая же я сволочь! Аж самому приятно!
  – Хмм... – я сделал глубокий вдох, всем корпусом подавшись вперёд. Ибо немая сцена слишком затянулась. – А чем так вкусно пахнет? – ещё несколько демонстративных вдохов с поворотом головы туда-сюда. – Какой приятый запах... – я подался ещё чуть вперёд, начав обнюхивать Рукию. Та так удивилась, что даже отвисла, да и Ичиго, моргнув, вылупил глаза на меня. – Нет. Запах Рукии-чан тоже очень приятный, но Тоби его знает... – я замер как бы в растерянности и почесал голову. – Этот запах другой, и Тоби его ещё не чувствовал... – увлечённо принюхиваясь, я начал приближаться к углу поворота, за которым прятались души-плюс. – Точно! Тоби нашёл! Вот кто пахнет почти так же вкусно и приятно, как Рукия-чан! – выкрикнув это, я схватил не успевшую отреагировать плюшевую игрушку в форме синей птицы и гордо протянул её в сторону Ичиго. Челюсть последнего с громким стуком упала на тротуар, а лицо приняло донельзя дебильное выражение.
  – ААААА!!! Отпусти меня!!! Спасите!!! Ичиго, сделай что-нибудь! – заверещала игрушка.
  – Игрушка разговаривает, совсем как тот монстр, которого задавила Рукия-чан?!.. – пауза, долженствующая изображать изумление. Все, а именно игрушка, тоже замолчали. – Тоби... Так нравится!!! Такая милая птичка! КАВАЙ!!! – я, изображая детский восторг, стиснул игрушку в объятиях и начал крутиться вокруг своей оси. – Это игрушка Ичиго? Почему плохому рыжему синигами так везёт?! Тоби тоже хочет иметь такую игрушку! Тоби будет её любить! Ну почему рыжий синигами такой везучий?! – я резко замер лицом к Рукии. – Его надо перекрасить! Да! Срочно! Ради Хоэко Мундо! Нет, ради всеобщего блага! – я быстро вручил ошалевшую душу-плюс в руки не менее ошарашенной Кучики и с вдохновением поделился: – Тоби побежит готовить краску! Тоби хороший мальчик! Тоби спасёт бедную Рукию-чан от рыжего чудовища! Тоби велик! Тоби станет героем! И имя Тоби станет ещё длиннее и внушительней!
  На этой оптимистической ноте я ушёл в сонидо. Очень быстрое и дальнобойное сонидо. Выйдя из него за городом, я снёс лбом несколько деревьев и пропахал глубокую борозду в земле, но мне было пофиг, я ржал. Ржал так, как никогда в жизни. Закопавшись с головой в землю, я бился в истерике, бросив все остатки сознания и силы воли на поддержание маскировки. Как мне было плохо... И как мне было хорошо оттого, что меня сейчас не видят мои девочки...
  
  Поворот улицы, спустя десять секунд после исчезновения «Тоби»:
  – Что… это… сейчас… было? – слегка дёргая глазом, спросил Куросаки Ичиго.
  – Не знаю, – медленно ответила Рукия. – Но мне почему-то стало жалко Айзена... И страшно...
  Ичиго сглотнул.
  – Ты думаешь... Айзен так хотел от него избавиться?
  – Да... Я почти уверена.
  – Рукия... Может, поменяемся сегодня?
  – Ты о чём?
  – Ну... Можно я посплю в шкафу?..
  
  
***

  
  (Примечание: Данный кусочек написан по множественным просьбам читателей, но на остальной текст влияния не имеет, ибо Айзен – человек сдержанный.)
  
  Некоторое время спустя. Хоэко Мундо, Лас Ночес, полутёмная комната, конец записи.
  Тишина...
  Шелест плаща от встающей с кресла фигуры. Лёгкий звук прицепляемых к поясу ножен. Тихие шаги к выходу.
  В коридоре навстречу тихо идущей фигуре выходит другой обитатель города, с извечной змеиной улыбкой на лице.
  Первая фигура поравнялась со второй и остановилась.
  – Гин.
  – Да, капитан Айзен?
  – Меня несколько дней не будет в Лас Ночес.
  – Что-то случилось?
  – Нет... Просто мне нужно побыть одному.
  
  
***

  
  В этот день, несмотря на все составленные планы, я решил вернуться в Лас Ночес. Мне срочно требовалось расслабиться и успокоиться, настолько, что даже бесконечная серая пустыня Хоэко Мундо начала казаться очень уютным местом.
  Но перед тем, как возвращаться, я всё же решил привести в реальность один эксперимент, идея которого уже давно витала у меня в голове, но я о ней всё время забывал. Суть в том, что меня давно интересовала возможность существования в Хоэко Мундо растений и вообще живых существ, не являющихся пустыми. Ведь те же Иноуэ, Исида и Садо там себя вполне комфортно чувствовали, хоть и являлись в первую очередь живыми людьми, а уже потом – пользователями реацу, и уж точно совсем не духами, как синигами и пустые. Поэтому, отойдя подальше от Каракуры вдоль берега реки, дабы открытие гарганты не было замечено синигами даже случайно, я, не мудрствуя лукаво, выкопал из земли первый попавшийся кусок дёрна. А заодно и воды в речке набрал, достав из третьей по счёту урны пластиковую полуторалитровую бутылку. Если трава не завянет сразу при переходе и проживёт несколько дней, буду думать о том, как быть дальше с её поливкой, всё-таки в Лас Ночес вода хоть и есть, но, по большому счёту, всё ещё является дефицитом, ну а если травка помрёт, то и заморачиваться нет смысла.
  Звук вспарываемого пространства разнёсся по всему полигону, а через секунду я ступил на жёлтый песок. Благодаря ли искусственно созданному солнечному свету, или это личная причуда Айзена, такая же, как голубое небо на потолке, но песок внутри Лас Ночес был именно жёлтым, даже, можно сказать, золотым, какой редко встречается даже на лучших пляжах мира живых. Впрочем, данный момент меня волновал мало. Балахон «Тоби» был спрятан, маска развеяна, и образ грозного Примеры ничего не портило. Ну, разве что ком покрытой травой земли в одной руке и пластиковая бутылка с мутной водой – в другой. Но ведь это такие мелочи, а уж когда они в руках у Примеры, ни один арранкар даже не подумает усомниться, что так всё и должно быть.
  Через пару минут я уже стоял рядом с крыльцом своего особняка и выливал содержимое бутылки на только что посаженный кусочек дёрна. Трава, вроде как, сохнуть и вянуть не собиралась, что радовало, хотя ни о чём существенном ещё не говорило. В крайнем случае, повторю эксперимент с растениями из Общества Душ, они-то уж точно прижиться должны, хотя ещё неизвестно, когда я туда попаду, но это уже частности.
  Чем бы заняться?.. Мои девочки сейчас в доме и, судя по привкусу реацу, чему-то радуются, наверняка смотрят очередной фильм. Тия со своим «зверинцем» у себя, но мне что-то сейчас не сильно хочется общаться. Может, морду кому набить? Ноиторре, например? Тц... Нет, Ноиторре нельзя, банально не сдержусь, убью. Заэль и Аронильё сразу отменяются, убил бы я их с удовольствием, а вот так вдыхать миазмы их реацу, нет уж, увольте. С Барраганом драться просто нельзя, ибо взбеленится, и придётся убивать. Дордони? Хм... Я даже его ударов не почувствую, пусть он хоть ресуррексион активирует. Чируччи? Ещё хуже, тем более бить девушку... Москеда неинтересен, остаётся Гриммджоу. Ну что ж, можно и глянуть на его ресуррексион, авось не зашибу. Так, где он сейчас? Угу, нашёл. Сонидо...
  Шаолонг Куфонг нервно отшатнулся, когда я вышел из сонидо перед дверным проёмом апартаментов Гриммджоу, видимо, он как раз хотел туда зайти. Меньше секунды ушло у арранкара на осознания того, кто перед ним стоит, и Шаолонг склонился в низком поклоне, прислонив правую руку к груди. Я небрежно кивнул и шагнул в проём. Мом глазам открылось просторное тёмное помещение с минимумом мебели. Недалеко от входа прямо на полу сидели двое арранкаров из фракции Гриммджоу и играли в нечто напоминающее карты, звали их, кажется, Ди Рой и Наким, фамилий я не помнил. Чуть далее сидел братишка нашего безумного учёного Иилфордт Гранц, хотя я лично не очень представлял, как у пустых могут наличествовать подобные родственные связи. Ну а в самом конце помещения на единственном диване возлежал Гриммджоу, всем видом выражая вселенскую скуку, и, что называется, плевал в потолок. Скользнув взглядом по Гранцу и отметив, что духовных паразитов в подарок от братишки в нём ещё не появилось, я неспеша направился к синеволосому кошаку. Всё внимание в помещении мгновенно переключилось на меня, даже Гриммджоу оторвал взгляд от потолка и скосил его в мою сторону.
  – Привет, Джагерджак, размяться не хочешь? – лицо Гриммджоу озарил безумный оскал, а в глазах отразилось столько радости, что я почувствовал себя чем-то очень благостным и добрым. Брррр! Жуткое ощущение...
  – Давай! – он ещё на ноги вскочить не успел, а уже выхватил занпакто и ускорил циркуляцию реацу в организме, отчего в помещении существенно возросло духовное давление. Мне-то, конечно, безразлично, но вот его фракция слегка побледнела, особенно тощий Ди Рой.
  – Пф... Пошли на полигон...
  До места мы добрались быстро, благо большая часть территории Лас Ночес и есть полигоны. Фракционы Гриммджоу в полном составе хвостиком отправились следом.
  – Давай по нарастающей, – спокойно предложил я, заняв своё место напротив противника. Джагерджак только этого и ждал, в следующий же миг попытавшись пробить мне прямой в челюсть, выходя из сонидо. Его кулак я с лёгкостью блокировал, хотя смысла в этом не было, но ведь я пришёл сюда не унижать кису, а развеяться. Гриммджоу лихо извернулся в воздухе и, используя энергию вращения, попытался пробить мне в голову уже ногой, этот удар я тоже блокировал, правда, уже другой рукой.
  Следующие пару минут синеволосый арранкар с бешеным азартом всячески пытался меня достать, вкладывая в удары столько реацу, сколько не у каждого адьюкаса наберётся. Я же без особого труда отбивался, преимущественно блокируя удары руками. У Гриммджоу был своеобразный стиль, смесь бокса с чем-то, что я бы назвал улично-азиатским. То есть некая школа бокса была видна, а всё остальное производило впечатление бессистемно надёрганного из других направлений, но в то же время откровенно подлых приёмов, каких можно было бы ожидать от чисто «уличного обучения», особо не наблюдалось. В целом, за эти пару минут я пришёл к выводу, что даже будь мы на одном уровне реацу, Гриммджоу я бы сделал – хотя по-прежнему не чувствовал себя великим мастером рукопашных схваток, но вот его ошибки я видел сходу.
  В какой-то момент Гриммджоу отпрыгнул, доставая клинок, улыбка с его лица пропадать даже не думала. Я скептически осмотрел его занпакто и недовольно покачал головой.
  – Давай лучше сразу ресуррексион.
  – А что так?
  – Твой занпакто просто не выдержит столкновения с моим, а значит, и смысла пытаться фехтовать нет, – чистая правда, это силу ударов руками я мог сдержать, а уменьшить остроту меча почти нереально, ведь занпакто – это квинтэссенция моей силы в самой разрушительной и крепкой её форме. Я даже при самом лёгком столкновении просто разрежу его меч, а могу и вообще распылить, если не сдерживаясь. Кстати, то же самое касается и его тела – получи он хоть малейший порез от Мурамасы, тот ни в жизнь сам не заживёт, слишком разный уровень силы. Дааа... Чем дальше, тем больше я убеждаюсь, что Соске очень постарался, чтобы не убить Хинамори...
  Отвлёкшись на внезапно всплывшие мысли о лейтенанте пятого отряда, я едва не пропустил неожиданно серьёзный кивок Гриммджоу и его слова:
  – Растерзай его, Пантера!!!
  Ну, что могу сказать? Неплохо, очень неплохо. Реацу хорошая, скорость даже выше, чем у Тии, удары, правда, не особо сильные, но это поправимо. Контроль реацу, конечно, не очень, слишком много её уходит в пространство, но и эта проблема решаема обычным набором опыта. Так что в целом – даже хорошо, а если подтянуть технику – будет вообще отлично.
  Дрались мы около получаса, за которые количество зрителей существенно увеличилось. Меня-то они не чувствовали, а вот разбушевавшегося Гриммджоу не почувствовать было крайне сложно. Очень забавно было наблюдать, как храбрецы, решившиеся полюбопытствовать, с кем же это дерётся десятый Эспада, уматывали, стоило им только увидеть ответ на этот вопрос. Тех, кто решался остаться, было куда как меньше – Тия со своими фракционами, мои девочки, что тоже не удержались от любопытства, изначально присутствовавшая фракция Гриммджоу, парочка фракционов Баррагана, Чируччи и, к моему удивлению, Лоли Аивирне и Меноли Малия.
  О том, что эта парочка уже присутствует в Лас Ночес, я знал, но вот видел их впервые. Ну да тут ничего удивительно, я процентов семьдесят обитателей Лас Ночес в глаза не видел, а из тех, кого видел, едва ли у половины знал имена. А эти двое ещё и умудрялись удивительным образом заранее исчезать из тех мест, куда я иду, что, в свою очередь, привело к тому, что я о них просто забыл. Ну а вот сейчас наконец-то встретились. Симпатичные девочки, хотя, конечно, с масками им не очень повезло, впрочем, могло быть и хуже.
  Пока разглядывал арранкарок, умудрился пропустить пару ударов Гриммджоу, так что пришлось прекратить отвлекаться, в конце концов, у меня свои девочки есть, да и фигурки у них получше. Через означенные полчаса я остановил бой, большая часть зевак почти сразу вспомнила о срочных делах и поспешила убраться подальше. Поблагодарив Гриммджоу, я заложил руки в карманы и неспешно направился к своим фракционам, а заодно и к стоящей невдалеке от них Тие. Относительно благодарности... Мне это совершенно ничего не стоит, а ему приятно, да и заслужил, чего уж там. Расстались мы полностью довольные друг другом, Гриммджоу получил возможность подраться в полную силу, абсолютно не сдерживаясь, а я морально отдохнул и развеялся. Конечно, в идеале хотелось бы кого-нибудь убить, но это уже перебор.
  
  Сёри расслаблено лежала в куче подушек на полу и, слегка улыбаясь, смотрела телевизор. На диване, обхватив подушку руками, сидела Кин, тихонько хихикая и периодически меняя положение. Сёри мало что понимала из происходящего на экране, но поведение главных героев ей очень нравилось, оно было забавным, особенно реакция героини на некоторые действия главного героя. Смотрели они многосерийный фильм с немного странной картинкой, которую господин называл «аниме». Назывался же он «Kaichou wa Maid-sama!», по мнению Сёри – совершенно бессмысленный набор непонятных слов, впрочем, к непонятным словам и необъяснимым, с первого взгляда, действиям людей в их фильмах она уже давно привыкла, а потому просто пыталась понять и выучить, ведь в фильмах бывало и много полезного. Особенно учитывая, что она совершенно ничего не помнила не только о своей человеческой жизни, но и о существовании до встречи с хозяином...
  Хозяин... Тот, кто её спас… Тот, кто дал ей имя... Тот, с кого началась её жизнь... Первым, что она увидела, очнувшись в серой пустыне, было тёмное небо и его маска, в которой алым светом горели внимательные глаза... Маски уже нет, но его глаза остались прежними. Глаза того, кто стал смыслом её жизни...
  Сёри перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку.
  Столько всего произошло с момента их встречи... Хозяин... Ему почему-то не нравится, когда его так называют, но Сёри чувствовала, что правильно именно так, хотя и не понимала почему. Алукард никогда их не ругал, но девушка видела, как он едва заметно морщится от такого обращения, поэтому она, как и Кин, старалась ограничиваться обращением «господин», которое, впрочем, тоже ему не очень нравилось. Но называть ЕГО просто по имени Сёри не могла!
  – Эй, ты чего? – Кин разумеется, сразу заметила перемены в настроении подруги. Или сестры? Сёри только недавно начала задумываться над значением этих слов, после того, как Хозяин с улыбкой назвал их «сестрёнками». Он тогда, скорее всего, пошутил, но ведь, если подумать, то они действительно сёстры, по крайней мере, другого подходящего определения их отношениям Сёри не знала. К тому же они очень похожи внешне, хотя раньше имели совершенно различную форму. Ведь не происходят же такие вещи случайно? Посмотреть хотя бы на фракционов Тии Халлибел, которые совершенно не похожи ни друг на друга, ни на свою госпожу.
  – Всё в порядке, просто задумалась, – Сёри не стала поворачиваться, продолжая обнимать подушку и отстранёно глядеть на экран. Прошла секунда. Другая. Третья. И прямо перед лицом Сёри сверху опустилась голова Кин, упёршись макушкой в пол. Сёри скосила глаза вбок. Кин, помимо макушки, опиралась на согнутые руки, а ногами, похоже, продолжала держаться за диван, таким образом нависая над девушкой. Несколько секунд они играли в гляделки, при этом Кин рассматривала подругу со всё более сужающимся прищуром и, наконец, медленно протянула:
  – Поняяяяяятно... – от реплики «сестры» Сёри неожиданно для себя смутилась и, довернув голову, зарылась носом в подушку. Рядом раздалось хихиканье. – А с... – вновь начала та, с чего-то – очень довольным тоном, но договорить не успела. По Лас Ночес прошла волна довольно сильной реацу, Кин от неожиданности потеряла равновесие и в результате свалилась прямо на Сёри. – Ой!.. – арранкарка приподнялась на руках и недовольно потёрла нос, которым проехалась по полу. – Что это?
  – Похоже на реацу Гриммджоу... – ответила ей Сёри, оторвав лицо от подушки и сосредоточившись. Развалившаяся на ней и не очень спешащая вставать подруга её сейчас мало волновала, куда важнее было то, что она никак не могла почувствовать ещё хоть какую-то реацу рядом с Гриммджоу, а он, судя по всему, сражался... – Похоже, он с кем-то дерётся, но я не могу почувствовать реацу его противника...
  – Я тоже не могу... – растерянно поддакнула Кин. Одно долгое мгновение ушло у Сёри на осмысление ситуации, а в следующий миг в голове вспыхнуло одно слово:
  – Хозяин! – хором выдохнули девушки и переглянулись друг с другом.
  После того, как они все стали арранкарами, он постоянно куда-то уходил, иногда пропадая неделями, вот и сейчас он ушёл больше суток назад, и когда вернётся – было неизвестно. А ведь до того, как прийти в Лас Ночес, он редко когда оставлял их больше, чем на несколько минут, и всё равно всегда был рядом... Кин было легче, ведь она раньше путешествовала одна, а вот Сёри отсутствие рядом Алукарда переносила тяжело. Ведь он всегда был рядом, каждую минуту, сколько она себя помнила... Но она не могла позволить себе показать свои реальные эмоции господину, ведь раз он уходит, значит, для него это важно, а раз это для него важно, то она не смеет ему мешать. Так что Сёри для себя решила, что лучше она будет показывать свою радость от его возвращений, чем хоть раз посмеет усомниться в его решениях. Зато этим возвращениям она действительно была рада, и очень мало вещей могли затмить это чувство. И все эти вещи были связаны с Хозяином...
  Кин тут же вскочила на ноги и бросилась обуваться, Сёри медленно повторила её действия, стараясь унять внутреннюю дрожь.
  За дверью их встретил маленький кусочек травы, какую они видели только в мире живых. Обе девушки удивлённо замерли, в прямом смысле пялась на это чудо. И только всё возрастающие всполохи реацу с полигона возле апартаментов Гриммджоу заставили фракцию Примеры выйти из ступора.
  Прибыв на место, Сёри незаметно выдохнула, расслабляясь, лицо Кин тоже расплылось в радостной улыбке. Он действительно был тут и действительно дрался с Гриммджоу. Хотя понятие «дрался» к тому, что происходило на полигоне, подходило слабо. Через некоторое время рядом появилась Тия Халлибел со своими фракционами, а чуть позже начали подходить и другие арранкары, большинство из которых сразу же исчезали, едва разглядев, КТО находится на полигоне. Но Сёри, как и Кин, этого почти не замечала, завороженно глядя на Примеру, что, не двигаясь с места, небрежно отбивал удары вошедшего в ресуррексион Гриммджоу. В такие моменты Сёри могла смотреть на него бесконечно, хотя сама не могла объяснить почему. Внезапно он пропустил несколько ударов, которые, впрочем, всё равно никак не повредили его иеро. Но Сёри успела заметить направление его взгляда, он смотрел на двух арранкарок со странно похожими и симметрично расположенными остатками масок, что недавно также пришли посмотреть на поединок. Заминка длилась всего мгновение, и уже в следующую секунду ни один удар Гриммджоу уже не мог пробить защиту Примеры, но Сёри почувствовала, что этих двоих нужно запомнить, хоть и не поняла, почему у неё возникло такое желание – просто почувствовала, что это нужно.
  Девушка с двойным занпакто не заметила, сколько времени длился поединок, просто в какой-то момент он прервался, а оба члена Эспады стали о чём-то тихо говорить. Потом Гриммджоу отменил ресуррексион, а затем, не убирая с лица довольного оскала, крутанулся на пятках и зашагал прочь. А Хозяин... Он тоже повернулся, нашёл их взглядом и, слегка улыбнувшись, медленно зашагал навстречу. Сёри следила за каждым его шагом, не в состоянии оторвать взгляд, внутри всё напряглось, и с каждым его шагом это напряжение росло, а перед глазами стояла его улыбка и едва заметно сияющие красным светом глаза...
  – Ну что, сестрёнки, соскучились?..
  
  – Ну что, сестрёнки, соскучились? – с улыбкой спросил я, подойдя вплотную к своим фракционам.
  Горящие глаза девочек ответили лучше всяких слов. Кин, совершенно не скрывая своей радости, тут же подскочила ко мне и привычно подставила голову для почёсывания (была у неё такая слабость), слегка её опустив и наклонив в сторону, чем я, собственно, тут же воспользовался, зарывшись пальцами в её серебристые волосы. Сёри повела себя более сдержанно, просто наклонив голову, хотя запах реацу у неё был не менее насыщен положительными эмоциями, чем у Кин. Причём сжатые пальцы и слегка подрагивающие руки от моего внимания не ускользнули. А ведь меня здесь не было всего ничего... Скользнув взглядом по оголённому животу девушки, я удовлетворённо отметил, что дыра стала ещё чуть меньше, хотя визуально это осталось почти незаметно. Ещё один шаг, я зарываюсь второй рукой в волосы Сёри и чуть привлекаю её к себе – то, что она этого не просит, не значит, что ей не нравится, просто Сёри вообще редко говорит и ещё реже о чём-то просит.
  – Ну всё, остальное дома, – тихо буркнул я через десяток секунд, убирая руки.
  – Да, господин Алукард! – просияла Кин и тут же юркнула мне за спину, порозовевшая Сёри молча последовала её примеру. Я перевёл внимание на стоящую в нескольких метрах Тию и шагнул к ней.
  – Не знал, что здесь соберётся так много зрителей, неужели и правда было так интересно? – Халлибел, как всегда, выглядела невозмутимо, подпирая свою грудь сложенными под ней руками, и в момент вопроса со странным выражением в глазах разглядывала меня и мою фракцию. А вот её фракция (тоже, в общем, как всегда) повела себя по-разному. Сун-Сун и Мила Роза остались стоять на прежних местах, а Апачи, ещё когда я только приближался к своим девочкам, спряталась за спину Тии и уже оттуда следила за нашим общением, высунув голову. Сейчас же она опять спряталась целиком и старалась не выглядывать, хотя получалось плохо.
  – Нет, – Тия оторвала взгляд от моих фракционов и сфокусировала его на мне. – Хотя, думаю, многим действительно было интересно, но я пришла сюда, так как не сумела почувствовать противника Гриммджоу, и мне стало любопытно.
  – Понятно, – хмыкнул я, старательно копируя многозначительную улыбку Айзена. – Ну, извини, что разочаровал, – глаза Тии изумлённо расширились, хотя, возможно, это был и испуг.
  – Я совсем не...
  – Знаю, я пошутил, – рука буквально сама собой потянулась и поправила сбившуюся Тие на глаза косичку золотистых волос, чем только вызвала ещё больший прилив изумления во взгляде девушки. Ничего не могу с собой поделать, но я просто обожаю видеть это выражение безмерного удивления у неё на лице. Может быть, дело в том, что эта эмоция у неё получается наиболее выразительно. – Не возражаешь против небольшой совместной прогулки?
  Тия молчала несколько долгих секунд, видимо, пытаясь осмыслить ситуацию, выражение глаз у неё при этом не менялось. Аккуратно выглянувшая у неё из-за спины Апачи встретилась с моим весёлым взглядом и, панически пискнув, спряталась обратно. Только после этого Тия, наконец, очнулась от раздумий и, предварительно скосив заинтересованный взгляд назад, моргнула и, повернувшись ко мне, спокойно ответила:
  – Нет, я не против.
  – Прекрасно. Тогда позволь мне проводить тебя до дома, – на это предложение Трес Эспада только кивнула.
  Пару минут мы шли молча, благо при размерах Лас Ночес не было нужды спешить с разговором, более того, без использования сонидо тут можно было блуждать не один месяц, и всё равно весь комплекс обойти бы не удалось. Тия шла рядом со мной, а наши фракционы следовали чуть сзади, иногда о чём-то перешёптываясь, но редко. Наконец я решил нарушить молчание и, чуть повернув голову назад, обратился к одной пугливой девушке:
  – Апачи, вот скажи мне, неужели я настолько страшный? – Эмилоу от неожиданности отпрянула, издав нечто среднее между вдохом сквозь сжатые зубы, писком и иком, но на ногах устояла. Я же, встав вполоборота к ней, с лёгкой полуулыбкой на лице терпеливо ждал ответа.
  – Н... Нет... – наконец выдавила девушка, хотя весь её вид выражал обратное.
  – Тогда что же ты всё время трясёшься в моём присутствии?
  – Ну... Я... – арранкарка замялась, отведя взгляд разноцветных глаз в сторону и сжав губы в выражении, напоминающем досаду, при этом немного ссутулившись.
  – Апачи. Ты, конечно, очень мила, когда пугаешься, но, может быть, стоит уже перестать? Я тебе не враг и есть тебя не собираюсь, – на нас скрестились сразу пять взглядов. У моих девочек в глазах виднелся лишь лёгкий интерес к ситуации, не более, а вот Мила Роза и Сун-Сун смотрели весьма занятно, видимо, обсуждение данного вопроса уже не раз поднималось в их компании, но сейчас моё присутствие не позволяло им хихикать над подругой – всё-таки меня побаивались все трое, просто у Апачи это выражалось более резко. По глазам же Тии можно было определённо сказать только то, что она встревожена, хотя вроде и не против этого разговора, по крайней мере, вклиниться в него она не попыталась, только переводила напряжённый взгляд с меня на Эмилоу.
  Апачи совсем стушевалась и явно не знала не только что мне ответить, но и куда деть руки и глаза. Так что, подождав ещё несколько секунд, я сжалился над девушкой и, шагнув к ней, положил руку на покрытую костяным гребнем макушку.
  – Глупышка... – совсем тихо произнёс я и, слегка взъерошив ей волосы, убрал руку в карман. Всё произошло так быстро, что Апачи успела только замереть и выпучить на меня глаза, к тому моменту, когда она должна была испугаться, моей руки у неё на голове уже не было. Полюбовавшись её полным растерянности лицом несколько секунд, я беззвучно хмыкнул и, развернувшись, зашагал дальше. Через несколько секунд сзади послышались и другие шаги.
  Дальнейший путь проходил в молчании, которое никто не стремился прерывать. Мне, по большому счёту, даже этот разговор с Апачи был не нужен, достаточно было и того, что Тия и её девочки просто находятся в моём обществе. Почему? Всё дело в привычке. Ведь привычка – это великая сила, а если они привыкнут, что в обществе Примеры чувствуют себя спокойно и даже в безопасности, то дальше уже сами, пусть и подсознательно, будут к нему стремиться. Ведь не так уж важно, что именно сейчас они теряются в догадках, зачем мне сдалась эта пешая прогулка, и вообще находятся в полном недоумении от происходящего (даже Апачи перестала фонить опаской, углубившись в осмысление произошедших событий). Куда важнее закрепить у них в сознании ассоциативную связь между мной и безопасностью. А чтобы такая связь возникла, нужно не так уж и много, один из вариантов – вот такие неторопливые пешие прогулки, так хорошо располагающие к спокойным и размеренным размышлениям. Пусть мои действия для них загадка, но когда ты удивлён и растерян, ты забываешь о страхе. Более того, пытаясь понять моё поведение, они станут думать обо мне, даже когда сам я буду далеко, и не в плане «Какой же он страшный! Только бы он больше не подходил!», а в плане «Что же он этим хотел сказать?», и второй случай уже подразумевает интерес к дальнейшему общению, что мне и нужно.
  Дойдя до особняка Тии, мы остановились. Обозрев тяжёлым, с толикой улыбки, взглядом замершую группу красавиц, я показательно вздохнул и покачал головой. После чего взял правую руку Тии и под удивлёнными взглядами четырёх девушек с поклоном её поцеловал.
  – Был рад провести время в твоём обществе. Вам, красавицы, тоже спасибо. Очень жаль, что в Хоэко Мундо так мало приятных глазу вещей, но от этого ваше общество становится только ценнее. Спасибо вам за него, – ох, как они покраснели… Даже Тия смутилась и залилась краской, отведя взгляд. Ну да, разве от наших арранкарских мужиков дождёшься комплиментов? Угу, как же, я прям вижу эту картину: Ноиторра с букетом цветов и Гриммджоу, поющий серенады под окнами... Да скорее Генрюсай от обжорства помрёт, чем это случится. Один я тут. Единственный… И это прекрасно! – Ну а теперь, увы, мне пора, – и, изобразив ещё один символический поклон, я ушёл в сонидо.
  Вышел из него я уже около своего особняка. Через полторы секунды рядом раздались ещё два синхронных хлопка сонидо, оповещающих о прибытии моих девочек.
  Пройдя в дом, я, не оборачиваясь на Кин и Сёри, поднялся к себе в комнату, знаком показав девушкам, чтобы не шли за мной. Хотелось сделать очень многое. Прежде всего – схватить в охапку своих фракционов и банально затащить их в постель, ну или, как минимум, затискать, без перехода процесса в горизонтальную плоскость. Но пока что мне удавалось гасить в себе это навязчивое желание, во многом спровоцированное общением с Тией. Нет, девочки бы мне, конечно, не отказали, даже наоборот, но... не до того сейчас.
  Скинув плащ на спинку стула, я рухнул на кровать, заложил руки за голову и уставился в потолок. Вторым желанием, что называется – из той же оперы, являлось скорейшее сведение знакомства с Лоли и Меноли, в идеале завершающееся взятием их обеих к себе во фракцию. Как-никак девочки очень симпатичны, и упускать их было бы глупостью. Правда, тут меня смущал один момент – помнится, в аниме они настойчиво крутились возле Айзена, что для обычных нумеросов крайне странно. Конечно, можно предположить, что девочки просто выполняли роль его любовниц, и данный вариант очень даже реален, всё-таки Айзен – тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Хмм... Главное – при нём этого не брякнуть... Так вот, это вполне возможно, но даже если истинная причина находится в другом, Айзен может и не захотеть отдавать своих служанок кому-то другому, я бы на его месте точно не захотел. Хотя пока что я их рядом с Соске не видел, а значит, есть некоторый шанс. Но всё равно, идея прямо сейчас срываться и нестись их отлавливать моим разумом воспринималась как однозначно безумная, а потому старательно глушилась. Я ими, конечно, займусь, благо теперь, когда параметры их реацу мне известны, найти их будет несложно, но позже. Терплю же я с той же Чируччи, хотя внешние данные у неё даже получше будут, вот и тут спешить не стоит, хоть и хочется...
  Однако всё это лирика, о девушках думать можно бесконечно, особенно когда ты их хочешь, но сейчас важно другое. А именно – ближайшее будущее. Если разложить по полочкам, то в своих планах я упустил один довольно важный момент, что мне весьма наглядно продемонстрировал Кария в мире живых. Наука! Да, я способствовал зарождению нашего аналога БТР, сиречь Бюро Технологических Разработок, но сделал я это крайне неверным образом. Я дал идею к эффективному расширению и самоустранился, потому что сам в научной работе мало что понимаю, но это в корне неправильно! Ведь здесь, в духовном мире, одно-единственное открытие может стать оружием куда более опасным, чем ядерная бомба в мире живых. Хотя бы потому, что тут сделавший открытие учёный вполне способен самолично создать рабочий образец и применять его по своему усмотрению. Далеко ходить не надо, я сам тому прямое доказательство. Создали два пытливых ума Хоугиоку, и в результате возникла новая раса духов, что уже подчинила себе Хоэко Мундо и планирует покорение Общества Душ. А что дальше? Или вот готов ли я отдать в чужие руки, пусть и не обязательно Заэля, такие вещи, как информацию о создании баунто, модифицированных душ-плюс или, скажем, рейгаев? Ведь те же битто, что сейчас находятся в моём внутреннем мире и ждут, когда я, наконец, займусь их изучением, при некоторой доработке в перспективе вполне способны охотиться и на пустых. Вот, допустим, отдам я этих комаров на изучение Заэлю, а тот через пару месяцев создаст таких несколько десятков тысяч и отправит в пустыню собирать экстракт сущности и реацу пустых. А ещё через пару месяцев на этом экстракте качнётся так, что нам с Айзеном останется только нервно курить в сторонке и ожидать своей очереди на операционный стол. Я, конечно, утрирую, но ведь похожая ситуация возможна. А значит, если я не хочу получить её в той или иной вариации, контролировать все научные изыскания в Лас Ночес мне придётся лично. Или найти абсолютно и беззаветно преданного лично мне учёного, который всё и возглавит. А это уже из области ненаучной фантастики. И из всего этого проистекает вывод, что мне, как минимум, следует раскрутить на дополнительное обучение Айзена, а по-хорошему – ещё и своё собственное Бюро создать, параллельное научному отделу Заэля. Хотя можно сделать проще и просто убить учёного, взяв его отдел себе, хотя смысла сейчас в этом никакого нет, там пока только один лаборант появился, и тот – выходец из простейших пустых. Ну, или пойти ещё дальше и вообще отказаться от научного отдела, но тогда я сразу окажусь в ситуации, когда все потенциальные противники наголову меня превосходят. Ведь у Общества Душ куча выдающихся учёных, почти каждый из которых способен придумать какую-нибудь гадость, с которой одной грубой силой не справишься, особенно в этом смысле примечателен Урахара, да и любителя ядов – Маюри – забывать не стоит. В общем, тупиковый путь. Эх... Раньше всё казалось как-то проще...
  – Мурамаса, – мысленно обратился я к клинку и почти сразу почувствовал его внимание. – Ты слышал мои размышления?
  – Да, ты же сам хотел, чтобы я их услышал.
  – Угу... – подтвердил я, сверля взглядом потолок. – Можешь что-то посоветовать?
  – Немногое. Только то, что этой проблемой действительно надо заняться, если, конечно, ты всё ещё хочешь править в Лас Ночес после ухода Айзена.
  – Это понятно... А среди твоей памяти о жизни Коги не сохранилось, случайно, информации о каких-нибудь учёных в Обществе Душ, что могли дожить до сего времени?
  – Хм... – Мурамаса задумался, хотя ощущение его присутствия не уходило, пауза сильно затянулась. – Мне сложно сказать, я всё-таки многое потерял, но не думаю, что кто-то выжил. Разве что та женщина, Ран’Тао, о которой ты и сам знаешь. Но я попробую вспомнить.
  – Спасибо. Как там, кстати, комарики?
  – Я поместил их в состояние стазиса, так что можешь не спешить с изучением.
  – Понятно. Ещё раз спасибо, Мурамаса.
  Я ощутил нечто вроде мысленного кивка, и присутствие разума занпакто исчезло. Ну что ж... Ран’Тао, значит. Ну, не такой уж и плохой вариант для начала. Ладно, попробуем взять в разработку, а там как пойдёт...
  Глубоко вздохнув, я скосил взгляд на дверь и устало буркнул:
  – Заходите уже... – спустя пару секунд дверь приоткрылась, и в комнату шмыгнула Кин, старательно изображая на лице виноватое и смущённое выражение. За ней вошла Сёри, столь же старательно глядящая в сторону. Я усмехнулся, слегка вздёрнув бровь. – Иии?..
  – Эм... Мы... Это... Ну... Простите, Алукард-сама, но... но... – Кин совсем смутилась и замолчала, причём смутилась совершенно искренне.
  – Что «но»? – подбодрил я девушку, еле сдерживая всё расползающуюся улыбку.
  – Вы сказали, что «остальное дома», – выпалила на одном дыхании арранкарка и залилась краской, потупив взор.
  – А вы, значит, запомнили и пришли требовать обещаное? Ай-я-яй! Какие коварные девушки. Фракционы не должны использовать своего господина в личных целях, как вам не стыдно? – я уже практически не сдерживал рвущийся наружу смех. Вот так оно и происходит. Что называется: «за что боролись, на то и напоролись».
  – Нет! Это не так! Мы совсем не!.. – испуганно залепетала Кин, но мой указательный палец лёг ей на губы, прерывая поток слов. Сонидо, в котором я двигался, даже не издало привычного хлопка. На меня же уставились изумлённо распахнутые рубиновые глаза.
  – Ну-ну, – я второй рукой зарылся в волосы девушки. – Разве тут кто-то говорил, что я против? – убрав палец от губ Кин, я обхватил её за талию и притянул к себе, нежно целуя в губы. Девушка резко втянула воздух через нос и почти сразу обмякла, а её взгляд затуманился. Прервав через несколько секунд поцелуй, я повернулся к Сёри и, сделав шаг, привлёк к себе вторую девушку...
  
  Проснулся я рано, хотя понятие времени для Хоэко Мундо весьма условно, но висящие на стене часы авторитетно заявляли, что сейчас ровно четыре часа сорок пять минут утра. По крайней мере, понизившаяся интенсивность искусственного света за окном это подтверждала. Нет, совсем «солнце» в Лас Ночес Айзен не отключал, но последнее время начал играться с интенсивностью, что отражало смену дня и ночи. Правда, «ночь» пока была похожа скорее на пасмурный день, но особо это никого не трогало. Разве что Аронильё, но тому вообще любой свет противен, так что его мнение никого не интересовало.
  С боков тихо посапывали мои обнажённые фракционы, примостив свои головки у меня на плечах и доверчиво вцепившись в меня руками. Одеяло нескромно сползло в ноги, полностью открывая глазу все прелести моих фракционов. Весьма пикантные прелести, надо признать, а балконная дверь-то открыта... Впрочем, это неважно. Соваться без приглашения ко мне в комнату – в Лас Ночес дураков нет. Ну, разве что Гин, но там особый случай. Этот если и припрётся, то всё равно отбрехается.
  Потратив несколько минут на разглядывание девушек, стойко прикидывая, как бы половчее вывернуться из захвата и никого при этом не разбудить, я отчётливо понял, что стойкость моя имеет пределы, а Каракура может и подождать... Не успел я ещё смириться с этим выводом, а руки уже начали тихонько ласкать девушек. Мысленно тяжело и обречённо вздохнув, я улыбнулся и, наклонив голову, поцеловал в макушку Сёри, одновременно чуть привлекая её к себе и усиливая интенсивность ласок. Девушка почти сразу проснулась, в первый миг её реацу отдавала удивлением и растерянностью, но уже через пару секунд пришло понимание, и меня накрыло волной смущения, едва заметного страха и желания, дальше я уже особо не вслушивался...
  
  Через три часа я сидел на кухне и пил кофе. В душ я уже сходил, и сейчас там плескались девушки. Совместно его я принимать не захотел, иначе бы всё опять повторилась. Увы, но в организме арранкара имелись и свои минусы, так, например, силы в нём восстанавливались очень быстро, и применительно к данной ситуации это действительно было минусом. Хотя потом... Впрочем, неважно. Кстати, забавно, что когда я приносил траву из мира живых, я напрочь забыл о том, что у меня в особняке есть водопровод, и у Тии я его, кстати, тоже видел. Вот интересно, откуда они берут воду? Тия в ресуррексионе периодически наполняет некий подземный резервуар? Или Айзен сварганил агрегат, перерабатывающий в воду песок пустыни? Оба варианта мне что-то особого доверия не внушают, хотя и реальны. Ладно...
  Я поставил пустую кружку на столик и встал.
  Пора уже возвращаться в Каракуру. Но перед этим надо наведаться к Соске и уточнить пару деталей. Есть у меня интересные мысли насчёт парочки баунто, стоит посоветоваться...
  
  Айзена, как и Гина, в Лас Ночес не оказалось. Странно... Тоусен обнаружился под городом, в глубинных галереях, практически переходящих в Лес Меносов. На его поиски ушло почти полтора часа, и всё из-за коридоров, представлявших собой настоящие лабиринты. Хоть сам проходы пробивай. Айзен – чёртов параноик, он строил так, чтобы враги умерли от голода прежде, чем что-то здесь нашли!
  Прийдя к этой очевидной истине и подавив очередной порыв снести стену своим Серо, я, наконец, вышел к Тоусену. Тот стоял на подвесном мосту, соединяющем скалу с проходом, откуда вышел я, с одним из гигантских деревьев Леса Меносов, и наблюдал за бессмысленно толпящимися внизу гиллианами. Однако любопытное местечко... Встав рядом с безглазым капитаном, я сам принялся созерцать эту картину. Странно, прежде чем выйти на мост, я этих гиллианов не чувствовал, только Тоусена. Опять изолированные помещения...
  Хм, а это что? По качеству реацу – гиллиан. Вот только по объёму этой же реацу он почти как Вастер Лорд. Как такое возможно?
  Ощущаемый мной аномальный гиллиан находился довольно далеко и за деревьями был совершенно не виден. По началу я даже принял его за нескольких стоящих рядом меносов, но быстро понял свою ошибку. Н-да, сколько же у Лас Ночес ещё тайн?
  – Чем я могу помочь, Алукард-сан? – нарушил молчание темнокожий капитан, я чуть поморщился.
  – Я искал Айзена. Ты не знаешь, где он сейчас?
  – Тут его нет, – сообщил очевидное капитан. Я посмотрел на него с некоторым подозрением и осторожно произнёс:
  – Я это вижу...
  – Если Айзен-сама отбыл из Лас Ночес, значит, у него есть какие-то дела, – мой взгляд стал ещё более подозрительным, а внутри возникла некоторая тревога.
  – Это понятно... А скажите... Капитан. Вы не знаете, когда он вернётся?
  – Мне это неизвестно. Вероятно, когда закончит дела, – что-то мне вдруг так сильно в Каракуру захотелось...
  – Хорошо. Благодарю... Капитан... – Тоусен молча кивнул. Я же, развернувшись, пошёл к коридору. Очень сильно хотелось обернуться и посмотреть на... капитана, но я себя сдерживал. Оказавшись в коридоре и пройдя десяток метров, я открыл гарганту и покинул Хоэко Мундо.
  
  
***

  
  – Иииичиигооо!!! – замогильным голосом завывал я, сидя на подоконнике.
  – ЧЁ?! Где?! Какого?! – Рыжего из состояния лёжа подбросило на кровати на пару метров вверх. Это привело к срабатыванию основного механизма действа. Любовно заготовленное мной ведёрко с белой краской было герметично перетянуто столь же любовно приклеенным к бортику листом бумаги и с помощью псевдоматериальных конечностей, доставшихся мне от Мурамасы, подвешено вверх дном в воздухе точненько в том месте, где и оказалось голова рыжего в момент прыжка. Бумага, естественно, порвалась, тем более она уже была влажной от краски, и Рыжий стал Белым. «Задание Большого Белого Айзена» было выполнено в лучшем виде. – ТОБИ! Ты чё творишь, идиот?!!
  – Иичиигоо! Ты доооолжен убииить шляпникааа! Он Злооооо! Боольшоой Белый Айзеен заплатит за голову шляпника мнооого деенег! Подууумай, Ииичигооо! – титаническим усилием воли продолжил завывать я, хотя сам был готов сдохнуть прямо на месте.
  – ЗАТКНИСЬ, СКОТИНА! Три часа ночи! Пшёл вон отсюда!
  – Убееей шляпникааа!
  – АААРРР!!! МОИ ВОЛОСЫ!!! УБЬЮ ТВАРЬ!!!
  О! Он заметил, пора линять.
  На этой оптимистической ноте я ушёл в сонидо. Жизнь была прекрасна!
  
  Там же, тогда же:
  
  Дверца шкафа с резким стуком отъехала в сторону, и оттуда выглянула растрёпанная Рукия.
  – Ичиго, что случилось?! Что это за шум? – с тревогой и изумлением глядя на временного синигами, спросила девушка.
  – Ты чего орёшь идиот?! – вторил голосу Рукии плюшевый лев, он же душа-плюс по имени Кон и гиконган Куросаки Ичиго, всего минуту назад мирно спавший на столе.
  – Сам ты идиот! – Кон пинком был сброшен на пол, а синяя плюшевая курица, она же Ририн, модифицированная душа-плюс, с гордым видом скрестила на груди то, что изображало у неё крылья. – Ты что, не слышал того завывания?! Тут был тот позавчерашний безумный пустой!
  – Дура, что ты творишь?! Я спал! – возмутился с пола Кон.
  – Эй, Ичиго...
  Встревоженный и растерянный голос Рукии прервал очередной бурный скандал душ-плюс, что вот-вот должен был перерасти в драку, и взгляды всех присутствующих скрестились на временном синигами. Ичиго стоял у окна, его била крупная дрожь, зубы были плотно сжаты в оскале, безумный, полный ненависти взгляд был устремлён на улицу, руками же он сжимал небольшое пластмассовое ведёрко, которое натужно скрипело и грозилось вот-вот треснуть. Но самое главное – Ичиго был весь облит белой краской, которая сейчас медленно капала с его чёлки на подоконник.
  – Аэ... Кхм... – Рукия проглотила смешок и на секунду отвела взгляд. – Ичиго?..
  – Здесь был Тоби, – мрачно произнёс парень. – Он пришёл сегодня... Не вчера, а сегодня... И он покрасил меня! Ублюдок!!!
  Рукия хрюкнула и зажала рот руками. Души-плюс проделали сходные манипуляции. В этот момент Ичиго повернулся на звук, и крупная капля краски оторвалась от его носа и упала вниз. Выдержать этого Кучики уже не могла:
  – БВА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!! – слёзы брызнули из глаз маленькой синигами, и она, зажмурившись, чуть не выпала из шкафа.
  – ДУРА!!!
  – Белый... Хи-хи... Ичиго... Я не могу... Уи-хи-хи-хи-хи!.. – смеху Рукии дружно вторили катающиеся по полу Кон и Ририн, а также неумело прячущие смех за кашлем Клод и Нова, также присутствующие в форме плюшевых игрушек и только-только вылезшие из-под кровати.
  – Заткнитесь! Это не смешно!!!
  – Ха-ха-ха-ха!..
  
  
***

  
  Лёжа на противоположной от дома Куросаки крыше, я наслаждался чудесным спектаклем. Интересно, до Ичиго скоро дойдёт, что он своими воплями всех домашних перебудит? Да и не только их, вон в соседних домах уже кое-где свет зажёгся. Это я себе могу позволить хоть матерные частушки во всё горло в центре города распевать, без малейших последствий для окружающих людей, а вот Ичиго обычные люди очень даже слышат – голос у него молодой, сильный...
  Ага, вон Карин встала и идёт проверять, да ещё и Юзу с ней. Прелестно! Ох, сейчас кому-то будет весело... Нет, мне срочно нужна видеокамера, это нужно запечатлеть для потомков! Точно! Ведь здесь одна из точек наблюдения! Ну-ка, ну-ка...
  Я шагнул в тень мира и быстро нашёл нужный аппарат, пара секунд, чтобы взять камеру – и я вновь лежу на крыше. Хорошо, что Куросаки-старшего опять нет дома – он бы почувствовал возмущение пространства. А так все заинтересованные личности слишком заняты, чтобы обращать внимание на такую мелочь.
  В комнате, тем временем, разразилась настоящая битва между душами-плюс и Ичиго. Смотреть, как здоровый детина пинает и трясёт несчастные игрушки, пытаясь прекратить гомерический хохот последних, и при этом сам орёт как умалишённый – это нечто. Рукия в полном восторге давится смехом, сидя в шкафу и судорожно цепляясь руками за дверцу. Что происходит во внутреннем мире Ичиго – даже представлять не хочется, не то что заглядывать. Чувствую, у меня теперь будет страшный компромат. Вот Карин и Юзу уже подходят к двери... Я не удержался и скользнул в сонидо прямо к окну. Ручка щёлкнула, и в комнате всё замерло, Рукия оперативно захлопнула шкаф, а души-плюс обвисли, притворившись обычными игрушками. Один Ичиго продолжать орать, потрясая зажатыми в руках плюшевыми львом и курицей:
  – ЭЙ! Вы меня вообще слышите?! Эй, отвечайте!!!
  – Братик... – тихо пискнула от дверей Юзу и замерла. Я чуть не взвыл, какой кадр! – Братик... – изумлённо повторила девочка, глядя на парня с таким непередаваемым растерянным выражением на лице, что я чуть не прослезился.
  – Ичи... – медленно проговаривая звуки, выдохнула Карин.
  – Ай! – Ичиго подбросило на метр вверх, и он попытался спрятать сжимаемые в руках игрушки за спину. – Это... Понимаешь... Сегодняшнее развлечение... Ну... Ночь... И...
  – Всё в порядке! Не беспокойся, – замотала головой Юзу и, застенчиво улыбнувшись, неуверенно заговорила: – Если тебя что-то беспокоит, поговори со мной или с отцом, хорошо? Мы же всё-таки семья, – совсем открытая и добрая улыбка. – Ну, мы пойдём! Карин-чан! – и, схватив за руку Карин, чей правый глаз немножко подрагивал, потащила её из комнаты.
  – А? Да... – та невпопад кивнула, а уже у самой двери обернулась и произнесла:
  – Ичи... Тебе бы в душ сходить... Да... В душ... – и скрылась за дверью.
  Я медленно сполз по стене. Юзу – кавай! Такая прелесть! Я буквально уничтожен. Сверху послышались какие-то звуки, вроде Ичиго начал кричать что-то о том, что его неправильно поняли, потом послышались ехидные комментарии Рукии, а дальше пошли комментарии уже от душ-плюс, но я уже не вслушивался. Бедные девочки, нужно им что-то подарить для успокоения нервов. Уфф... Какое же я чудовище...
  
  Когда я немного пришёл в себя, то первым делом сменил флешку в камере и вернул её на законное место в тени мира. Хорошо хоть запас этих флешек у меня остался приличный. Когда с данным действием было покончено, я вернулся к наблюдению за квартирой Ичиго. Куросаки уже скрылся в ванной комнате, а вот четыре искусственно созданные души продолжали перемывать ему косточки. Рукия закрылась в шкафу и, похоже, пыталась уснуть, хотя далеко не факт. Что касается Карин и Юзу, то обе девочки пошли спать, но, судя по реацу, от состояния блаженного сна были весьма далеки. Идиллия сия длилась ровно до того момента, как Ичиго покинул душ и ввалился в свою комнату. Злой, мокрый, растрёпанный и наполовину белый, ибо краску из волос, как и следовало ожидать, полностью смыть не удалось. Увидев это зрелище, Кон (кажется, так всё-таки зовут плюшевого льва) сразу заржал и тут же получил смачный пинок от Куросаки, вместе с пожеланием заткнуться. На шум из шкафа с любопытством выглянула Рукия.
  Дальше я ждать не стал и ушёл в сонидо, переместившись на пустынную площадку примерно в километре от дома Куросаки. Там я в очередной раз внимательно просканировал окружающее пространство. Не обнаружив нежелательных лиц, скользнул в тень мира и щёлкнул пальцами, разрывая грань реальности. Таким простеньким способом Гарганта оказалась замаскирована под обычный стихийный прорыв в мир пустых, который хоть и будет сразу засечён, но не вызовет такой паники у синигами, как полноценный проход. Гарганта вела в один из уголков Леса Меносов, где гнездилось довольно много обычных пустых, то есть в место неподалёку от одного из проходов в пустыню. Слабенькая волна реацу, сдобренная волевым посылом – и уже через пару минут из разрыва показались первые пустые. Это был мой первый опыт в подчинении безмозглых пустых, но, видимо, способность эта инстинктивная, так что прошло всё отлично. Сам я вернулся в материальный мир и, отойдя в сторонку, стал наблюдать за развитием сюжета. Сильных пустых я не призывал, только мелочь, ведущую животный образ жизни. Такие не то что Ичиго, даже обычному синигами проблем доставить не должны, но всё же их должно хватить, чтобы Куросаки немного сбросил стресс. Я, конечно, сволочь, но одно дело – невинная шутка, и совсем другое – доведение до нервного срыва, так что пусть выпустит пар, ему полезно.
  Как я и ожидал, Ичиго примчался буквально галопом, не успело ещё и десятка секунд пройти после появления первого пустого. С безумным оскалом, больше подобающем его внутреннему пустому, рыжий набросился на бедных зверушек, на какой-то миг превратившись в живое воплощение бешеного миксера. Спустя минуту к месту действия примчалась слегка запыхавшаяся Рукия в одной клетчатой пижаме и босиком. Зачем она сюда бежала, я, собственно, так и не понял, но посчитал за лучшее прекратить удерживать Гарганту.
  Ещё несколько секунд Куросаки понадобилось для добивания той мелочи, что успела пройти, после чего значительно повеселевший парень обернулся к Рукии. Подслушивать их разговор я не стал, вместо этого предпочтя убраться подальше, так как к месту действия уже приближалась реацу Рейнджи.
  Расположившись на крыше домика примерно в пяти километрах от честной компании, я минут десять наблюдал за их неподвижной реацу. Наконец, они закончили болтать и разошлись в разные стороны. Проследив маршруты обоих дуболомов и одной милой девушки до их логического завершения в доме Куросаки и магазине Урахары, я пришёл к выводу, что теперь можно слегка расслабиться.
  Но, увы, сделать это мне было не суждено. Не прошло и часа после окончания моей выходки с покраской, как я ощутил появление в городе отряда из почти полутора десятков реацу синигами. Все они были довольно слабыми, разве что только вместе дотягивая до уровня Рейнджи, но вот скорость их сюмпо, используя которое, они практически сразу рассредоточились по городу, внушала определённое уважение. А также наводила на мысли об их принадлежности ко вполне определённому отряду.
  Предположение я подтвердил уже через минуту, разглядывая тройку синигами, обряженную в прикид классических ниндзя. Даже занпакто у большинства напоминали скорее короткие вакадзиси, чем полноценные катаны. Итого, в Каракуру прибыли представители Второго отряда Готэй-13, подчинённые малышки Сой Фонг. Хмм... Ситуация становится всё более интересной...
  Однако интересные события на этом не закончились. Прошло не более получаса с появления Второго отряда, как в город наведались новые гости. А именно – несколько мелких стай бито. «Комарики», надо заметить, подросли, если раньше они вполне умещались в ладонь, то теперь размером превосходили взрослую кошку. И, к своему стыду, должен признать, что заметил я их непозволительно поздно. Бито практически не фонили реацу, скрывая её не хуже своих хозяев, а так как её вообще было немного, то даже я внимания не обратил. Ровно до того момента, как те совершили первое нападение...
  Впрочем, всплеск реацу насильственным образом умирающего человека не заметить сложно, особенно когда таких внезапно становится много. Почувствовали эти смерти и бойцы второго отряда, за которыми я до того момента наблюдал. А дальше мне предоставилась прекрасная возможность собственными глазами оценить боевые качества сотрудников внутренней безопасности Готэя. Что могу сказать? Так себе у них боевые качества. Бито они достать не смогли, хотя тех на месте, куда мы прибыли, было всего пятеро, зато двое из этой тройки «ниндзь» отхватили парочку глубоких ран, чуть ли не самолично насадившись на жала «комариков», и скорчились на земле, судя по всему, переживая воздействие некоего яда. Так что либо я сейчас наблюдаю каких-нибудь стажёров, только-только принятых в отряд, либо одно из двух...
  На счастье синигами, бито по какой-то причине решили ими побрезговать, скорее всего, просто были запрограммированы нападать только на людей, и после того, как те перестали активно нападать, «комарики» сами отступили, продолжая охоту. Через некоторое время схожую картину я наблюдал ещё три раза. Хотя бойцам второго отряда всё же удалось прикончить штуки три бито, но на общем фоне это выглядело совсем печально. Опять же, на счастье синигами, бито было довольно мало – десятка три, не больше, капля в море, если сравнивать с теми сотнями, что вылупились на моих глазах. Видимо, сейчас это были первые, что созрели, или подросли, для активной работы.
  Активно вмешиваться в эту пародию на боевые действия я не стал. Только поймал ещё парочку «комаров» и перенёс их в свой внутренний мир, энергии они уже напились, и я хотел на досуге посмотреть, что же из себя представляет тот состав, что собирается у них в брюшке, а также узнать, как он подействует на меня. Впрочем, активно вмешиваться и не требовалось, нападение закончилось весьма быстро, и все бито организованно удалились из города. Что примечательно, всего за несколько минут до того, как в Каракуру начали прибывать подкрепления из Сэйрэйтэя. И что также примечательно, за всё время эпопеи в ней не принял участие никто из известных мне пользователей реацу. Вот такая вырисовывается занимательная картина...
  Не желая быть случайно замеченным кем-то из прибывающих бойцов Сэйрэйтэя, я переместился ближе к центру города, где улицы проходили между многоэтажными домами. На одной из высоток я и расположился, просто улёгшись на крышу и устремив взгляд к покрытому тучами небу. Похоже, скоро должен был начаться дождь, но тем лучше, а то высокая фигура в белом балахоне достаточно приметна, чтобы какой-нибудь не в меру глазастый синигами случайно заметил её стоящей в воздухе. А мне такой радости сейчас точно не нужно.
  Заложив руки за голову, я принялся размышлять над сложившейся ситуацией. Судя по всему, баунто уже на днях начнут активные действия, и если мои догадки верны, то это случится ровно в тот момент, когда основная масса бито достигнет кондиционных размеров. После чего они должны были как-то попасть в Общество Душ. Хм... А ведь вроде Исида после какой-то хитрой интриги в исполнении Ичиносэ должен был получить браслетик древнего квинси, каковой и даст ему возможность использовать свои силы. Вроде бы именно это обретение сил и позволило ему содействовать переходу баунто в Общество Душ. Если я, конечно, ничего не напутал.
  Некоторое время я провёл, тщательно роясь в своих воспоминаниях.
  Да, браслетик точно был, он ещё рассыпался от перегрузки почти перед самой смертью Карии. Хорошая вещица. Жаль будет, если пропадёт. Да и мне бы способности квинси не помешали. Конечно, я вряд ли смогу его использовать без должного обучения, но всё равно это не повод разбрасываться древними артефактами. Так что вещицу будет не лишним забрать себе, осталось только придумать, как это сделать...
  Неторопливый ход моих мыслей прервал голос Мурамасы, прозвучавший одновременно с падением первых капель дождя:
  – Алукард, спустись, пожалуйста, во внутренний мир.
  – Что-то случилось?
  – Твоя гончая только что притащила пустого.
  – Хорошо, иду.
  Нырнув во внутренний мир, я оказался на каменистом берегу, Мурамаса стоял чуть впереди и бесстрастно смотрел на тело пустого у своих ног, рядом с ним неподвижно застыла моя гончая. Подойдя ближе, я начал разглядывать гостя. Внешне он напоминал помесь человека со скорпионом, этакого членистоногого кентавра со скорпионьим хвостом и клешнями вместо рук, хотя ног, в отличие от реальных скорпионов, было только четыре. Позвоночник, или, точнее, то, что его заменяло, видимо, был весьма гибким, так как верхняя «гуманоидная» часть тела свободно вытянулась в той же плоскости, что и брюшко. Тело состояло из чёрной плоти, характерной для низших пустых, ни следа костяной брони или хитина, даже клешни не выглядели особо твёрдыми, только на голове, что сейчас была обращена лицом к земле, виднелась белая кость маски. Объём реацу пустого также более чем отчётливо указывал на то, что он является низшим. Сейчас, в присутствии своей гончей, я мог даже сказать, что превращение в пустого произошло совсем недавно, не более недели назад, а то и вообще пары дней. Совершеннейший младенец по меркам Хоэко Мундо. Однако реацу у пустого была необычной.
  Одну из его способностей я разглядел сразу. В конце концов, создание ядов и, особенно, кислот не являлось чем-то необычным для пустых, особенно тех, что ещё не добрались до уровня меносов. Это дальше подобные способности становятся почти бесполезными, как из-за их медлительности, так и вследствие слишком высокой для эффективного воздействия кислот прочности тел у меносов. В результате эти способности либо переходят на новый уровень, либо, что происходит значительно чаще, атрофируются при эволюции. Однако среди обычных пустых подобным владеет чуть ли не каждый третий. Но это лирика. Куда интересней было то, что вторую способность лежащего у моих ног пустого я никак определить не мог, хотя и отчётливо чувствовал её наличие. Точно можно было сказать только то, что она как-то связана с первой, но и всё.
  Углубившись в изучение реацу своего невольного гостя, я с запозданием в пару секунд заметил, что тело пустого покрывают довольно глубокие раны, парочка из которых была довольно опасна. Переведя взгляд на гончую, я потянулся к её воспоминаниям. Секунда изучения мыслеобразов, и я прервал контакт. Ничего экстраординарного, просто обычная свара пустых, когда моя гончая прибыла на место, этот пустой уже был в таком состоянии, хоть и продолжал отбиваться, сознание же он потерял от духовного давления, вызванного Серо, которым моя гончая испарила остальных участников кровавой свалки.
  Что ж, вот и повод попрактиковаться в лечебном Кидо. Жаль, конечно, что он не адьюкас, но больно уж у него интересная реацу, первый раз встречаю такой привкус у пустого.
  Спустя полчаса по меркам моего внутреннего мира я сидел подле полностью физически здорового, хоть и всё ещё бессознательного пустого и очень задумчиво глядел на едва заметную выпуклость в передней части торса, а также на белую маску, имеющую явные женские черты.
  – Мурамаса, – обратился я к терпеливо стоявшему всё это время рядом занпакто. – Какова вероятность, что из всех обитателей Хоэко Мундо первым пустым с редкой реацу, которого встретит моя гончая, окажется пустой женского пола?
  – Насколько я могу судить, процентов девяносто.
  – А если серьёзно?
  – Я серьёзно. Мужчины в своём большинстве одинаковы, сильнее ударить – быстрее убить, вот общий постулат, которого они придерживаются. Так что встретить пустого мужского пола с действительно необычными способностями крайне сложно, ты сам тому прямое доказательство.
  – А моё Полное Поглощение?
  – Эта способность возникла от твоей жажды силы, а также потому, что ещё до своей первой эволюции ты точно знал, что такая способность возможна в принципе. Однако остальные твои силы являются обычными и ничем не примечательными. Необычен только объём твоей реацу и её контроль, но и то, и другое ты наработал сам.
  Я кивнул, подтверждая правоту Мурамасы, он же продолжил:
  – С женщинами же всё иначе, мериться грубой силой для них несвойственно, и как результат – они ищут обходные пути решения проблем. Конечно, это всё условно, но, тем не менее, среди них носители необычных способностей встречаются чаще.
  – Полагаю, ты сделал все эти выводы, основываясь на своих воспоминаниях по Обществу Душ. Неужели действительно среди девушек-синигами так много необычных занпакто?
  – Да. По крайней мере, я не могу вспомнить ни одного силового занпакто, которым владела бы женщина, – Мурамаса на миг замолчал, что-то обдумывая, и добавил: – Если, конечно, не брать в расчёт Лас Ночес, хотя и там среди арранкаров женского пола необычные клинки не редкость.
  Даа... Должен признать, Мурамаса прав. И я тоже хорош, раньше совершенно не обращал внимания на эту закономерность, хотя факты были перед глазами. Ладно, проехали. Но вот третий фракцион-женщина, да ещё и низший пустой... Эх... Придётся прокачивать. Но всё же, что у неё за способность?.. И что более важно, когда она, наконец, очнётся?!
  – Возможно, лучше будет перенести её в Хоэко Мундо? – предложил Мурамаса, как будто прочитав мои мысли, впрочем, почему как будто?
  Я кивнул и, поднявшись с земли, молча вернулся в материальный мир.
  Небо всё ещё затягивали плотные тучи, а тугие струи дождя омывали спящий город. В зоне моей чувствительности копошилось множество источников реацу синигами, своим мельтешением вызывая у меня невольные ассоциации с муравейником. Окинув город напоследок внимательным взглядом, я ушёл в сонидо – следовало удалиться подальше для открытия гарганты.
  
  При соприкосновении с поверхностью земли из-под ног поднялось облачко сухой пыли и песка. Гарганта за моей спиной медленно закрылась, оставляя меня наедине с серой безмолвной пустыней. Развеяв маску и скинув балахон, я с наслаждением втянул носом насыщенный реацу воздух. Кажется, я понемногу начинаю любить возвращения в Хоэко Мундо... Свернув и спрятав балахон «Тоби», я огляделся и, приметив в паре километров скальный выступ, переместился к нему. Присев на скалу, я более внимательно изучил окрестности, но, не обнаружив достойных внимания источников реацу, сосредоточился на своём внутреннем мире. Через несколько секунд у моих ног начало проявляться чёрное тело пустого, а рядом, с куда большей скоростью, материализовалась моя гончая. Радиус восприятия резко возрос, высветив на мысленной карте несколько десятков гиллианов и парочку скоплений мелких пустых в Лесу Меносов под землёй.
  Мысленно отослав гончую в сторонку я, повинуясь возникшему импульсу, достал из ножен меч и воткнул его в песок.
  – Мурамаса, пожалуйста, если сможешь, сделай так, чтобы она была вменяемой, лучше всего – подави инстинкты и максимально пробуди ту часть, что осталась от человека, – из внутреннего мира пришёл согласный кивок, и я ощутил, как сила занпакто потекла от клинка к телу пустой.
  Гончая, выйдя из сонидо, замерла в десятке километров, а я стал наблюдать за пробуждением пустой. Оно происходило довольно быстро – всё-таки бессознательное состояние несвойственно для большей части пустых, особенно в условиях Хоэко Мундо, когда нет недостатка в реацу и, соответственно, её нет нужды экономить. Спокойное течение духовной энергии в насекомоподобном теле резко дрогнуло, и пустая вскинулась всем телом, не предприняв ни единой попытки скрыть своё пробуждение. Буря из настороженности, паники и удивления прекрасно отразилась на «привкусе» её реацу, а также наглядно сопровождалась метающимся в поисках опасности взглядом. Так как я сидел сбоку и реацу не излучал, сразу меня пустая не заметила, да и комплекция её тела тоже ощутимо мешала процессу вращения на месте.
  – Успокойся и не мельтеши, – не стал я затягивать со знакомством, а также ждать, пока она меня обнаружит. В ответ «скорпиончик» резко дёрнулся и с впечатляющим проворством отпрыгнул в сторону, одновременно поворачиваясь ко мне.
  – Ты кто? – проскрежетал встревоженный голос из-за маски, а чёрное тело заметно подобралось.
  – Моё имя Алукард, я арранкар – пустой, снявший маску и перешедший на следующую ступень эволюции. Предупреждая следующий вопрос – в тебе меня заинтересовала необычная реацу, она ощутимо выделяется на фоне основного спектра реацу пустых, – я замолчал и стал выжидательно смотреть на собеседницу. Если я не ошибся в её возрасте, то сейчас последуют вопросы по самым общим и элементарным для меня вещам, впрочем, есть некоторая надежда что хоть о пустых она уже успела что-то узнать.
  – ... А... что такое пустой и реацу? – оправдала мои ожидания «скорпиончик», не оправдав надежды.
  – Как давно ты появилась в этом мире? И что ты помнишь о своей прежней жизни?
  – Эээ... Меня... Я... Я не помню, кажется, меня звали Мидори, а тут... я давно, но не очень, то есть недавно, хотя не уверена... Все воспоминания как будто из сна... расплываются...
  – Ты помнишь, кем была при жизни?
  – При жизни? – это прозвучало как-то испуганно и обречённо, не искажай маска её голос, наверняка он сейчас был бы очень тонким и надтреснутым. – Я... я что, правда мертва?
  – Да. Ну так ты что-нибудь помнишь?
  – Я... кажется, училась... Помню, кажется, лабораторию по химии и ещё профессора...
  – Ясно. Что ж, пустой – это ты. Видишь дыру у себя на теле? Это внешнее отражение «внутренней пустоты», а вернее – дефекта в душе, вызванного превращением из души человека в то, чем ты являешься сейчас. Пустоту можно заполнить, но это довольно сложно – даже среди арранкаров очень мало тех, кто может похвастаться отсутствием данного сквозного отверстия. Ну а реацу – это духовная энергия, она имеет много форм, но всё, что ты видишь, состоит из неё, как и твоё собственное тело. Также реацу – это главная ценность в духовном мире, от объёма собственной реацу напрямую зависит личное могущество духа.
  Повисла пауза. Мидори переваривала полученную информацию, а я просто ждал, краем глаза наблюдая за работой Мурамасы.
  – А что такого в моей реацу и зачем я вам всё-таки нужна? – наконец подала голос моя собеседница, правда, учитывая поспешность произнесения фразы, сочиняла Мидори её долго.
  – Объяснять про реацу сложно, это надо чувствовать. Просто поверь, что она у тебя отличается, скажем так, в тебе меньше тупой агрессии и жажды крови, в сравнении с остальными пустыми твоего уровня, естественно. А насчёт нужности... Я хочу сделать из тебя арранкара.
  – А?.. То есть я могу вновь стать человеком?
  – Не человеком, а арранкаром.
  – Но зачем это вам?
  – Помнишь тех, кто напал на тебя перед тем, как ты оказалась здесь? – растерянный кивок, вместе со вспышкой страха, злости и неприязни в реацу. – Так вот, они мне не нужны, но большая часть пустых – именно такие. Ты от них отличаешься, хоть и не сильно. Но если ты заметила, то сейчас ты говоришь и рассуждаешь скорее как человек, а не как пустой, что для твоего возраста и уровня силы крайне редкое явление, а реакции так и вообще почти уникальны. Не буду скрывать, большая часть твоей нынешней рассудительности – результат моего воздействия, но потенциал «вменяемости» у тебя высок. Я ответил на твой вопрос?
  – Э… Да... Значит, в арранкары берут только тех, кто может... ээм... подавить животные инстинкты?
  – А ты сообразительная, – я слегка улыбнулся. – Однако нет, обычно кандидатов в арранкары отбирают по принципу личной силы. Но у меня свои критерии. Правда, немного прокачать тебя всё равно придётся... Если ты, конечно, хочешь пойти со мной, – и я изобразил на лице одно из многочисленных многозначительных выражений, которые позаимствовал у Айзена.
  – Хочу! – чуть ли не подпрыгнула пустая и тут же сжалась, испугавшись своего крика и моей возможной реакции.
  – Хорошо. Но прежде, чем мы пойдём, я должен тебе кое-что показать, – я медленно встал и отряхнул полы плаща. – Сейчас ты находишься под воздействием одной из моих способностей, подавляющей твои инстинкты пустого, а также стимулирующей мыслительную деятельность, но постоянно поддерживать тебя в таком состоянии у меня нет ни малейшего желания, да и непросто это. Поэтому сейчас ты увидишь кое-что, что поможет тебе сдерживать себя, когда я уберу воздействие, и не совершать глупых поступков вроде нападения на меня. Возражения есть?
  – А?.. Нет.
  Я усмехнулся и медленно поднял правую руку...
  
  Мидори мелко дрожала, следуя за мужчиной в странной чёрно-белой одежде, неторопливо шедшим прямо по воздуху в десятке сантиметров над поверхностью земли. И хоть шёл он явно никуда не спеша, но Мидори едва за ним поспевала, усиленно перебирая всеми нижними конечностями.
  То, что он показал буквально несколько минут назад, было по-настоящему жутко. Чёрный луч чего-то невероятного, плотного и страшного, совершенно не похожего на свет, сорвавшийся с руки... Чудовищный взрыв, испаривший несколько барханов и оставивший на их месте оплавленный косой кратер... И ударная волна, что протащила её несколько метров и едва не унесла, несмотря на судорожные попытки вцепиться в песок...
  Да... После этой демонстрации всё её существо трясло даже от одной мысли о том, чтобы на него напасть. И... это было хорошо. Потому что с каждой прошедшей минутой мысли путались всё сильнее и постоянно норовили уйти в сторону. Уже трижды Мидори ловила себя на том, что с наслаждением представляет, как разрывает на куски тех монстр... пустых, что чуть её не убили. И эти мысли доставляли ей огромное удовольствие, хотя, в то же время, по обрывкам памяти о своей прошлой жизни она помнила, что раньше от них скорее бы пришла в ужас. Но сейчас этого не было, и только одетая в белый плащ фигура перед глазами позволяла удерживать себя в мысли, что такое отношение к убийству – это ненормально и неправильно, хотя всё существо кричало обратное. Но ведь не может настолько могущественный чело... арранкар ошибаться, ведь он сильный. Как ни странно, но именно этот аргумент заставлял инстинкты притихнуть и хоть частично согласиться с доводами разума.
  Как долго они шли, погрузившаяся в самокопание Мидори не знала, но в какой-то момент на её плечи обрушилась неподъёмная тяжесть, стало сложно дышать, и тело обессиленно рухнула на землю. Алукард остановился и повернулся к ней с лёгким удивлением на лице, но уже в следующий миг удивление прошло, и он просто исчез. Пустая попыталась что-то крикнуть, даже сама не осознавая что, но из-под маски вырвался только сдавленный сип. Прошла минута, Мидори, кажется, потеряла сознание, как вдруг давление начало спадать. Очень медленно, но дышать стало легче. Ещё через пять минут чёрное тело смогло с трудом встать на ноги. И тут давление совсем исчезло, настолько резко, что у пустой закружилась голова.
  Сбоку раздался звонкий хлопок, и дёрнувшаяся от неожиданности девушка увидела фигуру задумчивого Алукарда.
  – Гос... подин? – с трудом выдавила пустая.
  – Это был Вастер Лорд... – как бы самому себе сказал мужчина. – Забавно, но я впервые встретил такого до арранкаризации... Он пришёл сзади, видимо, почувствовал возмущение реацу от моего Серо и решил проверить... А у тебя неплохая чувствительность, хотя, скорее – опасная восприимчивость, так как реацу он скрывал, его духовное давление было на уровне слабого адьюкаса. Хм... – мужчина опять задумался, глядя куда-то в пространство.
  У Мидори в голове вспыхнуло море вопросов. Вастер Лорд? Серо? Духовное давление? Адьюкас? Что значат все эти термины? И почему на лице Алукарда такое озабоченное выражение?
  
  Я медленно шёл по пустыне, на полном автомате отвечая на робкие вопросы Мидори. Пустая интересовалась обычными вещами, известными практически любому жителю Хоэко Мундо, так что напрягаться не требовалось, что было очень кстати, ведь мысли мои были очень далеко от этого разговора.
  Вастер Лорд с занпакто и силой синигами... Вастер Лорд, владеющий силой, очень схожей с моим «Полным Поглощением»... А также силой управления тенями, похожей на способности Къёораку... Вастер Лорд, чей аромат реацу даже более мерзок, нежели «запахи» Аронильё, Заэля и Ноиторры вместе взятых... Конченый маньяк без тормозов. Совершенно изуродованная, практически уничтоженная личность, зацикленная на узкой связке инстинктов и неспособная воспринять ничего иного, причём как у самого Вастер Лорда, так и у его занпакто... Как такое вообще смогло выжить в Хоэко Мундо? Нет, как он мог выживать, будучи Вастер Лордом или адьюкасом, я понимаю, но ведь сознание пустого стабилизируется с ходом эволюции, это закон природы данного мира. Но даже если его личность пребывала в таком состоянии изначально и в ходе эволюции никак не развивалась, он просто не мог выжить на низших ступенях развития, это даже теоретически невозможно! Ну как, спрашивается, можно выжить, если с пеной у рта бросаться на гиллианов и адьюкасов, будучи обычным пустым? А ведь он бы бросился, пусть и не с пеной у рта, но бросился бы обязательно. Я этого просто не понимаю...
  Вастер Лорд прибыл со спины, относительно нашего движения, причём совпало так, что, повинуясь приказу, моя гончая была далеко впереди, отслеживая возможные встречи с той стороны. И как результат, радиус восприятия сзади у меня ограничивался моим собственным, а, отвлёкшись на свою спутницу, я просто не обратил внимания на очень слабого адьюкаса, появившегося там, где недавно состоялся наш разговор. А ведь следовало, странной была эта реацу. Объём ничтожный, даже у гиллианов бывает больше, но вот качество никак не соответствовало количеству, и обратил я на это внимание только тогда, когда Мидори свалилась от духовного давления. Кстати, очень неприятно, что её так накрывает, хотя ожидать иного от двухнедельного духа было бы глупо, даже я в её «возрасте» ещё не помышлял о наборе силы и лишь пытался понять окружающие реалии.
  Однако же, в тот момент, когда пустая свалилась, я почти мгновенно понял, что за странное ощущение несуразицы засело у меня на периферии мыслей. Всё-таки сказался опыт контроля реацу и навыки работы с ней. Иначе говоря, в момент использования сонидо я уже знал, что ощущаемый «адьюкас» совсем не тот, кем кажется, а дальше ситуацию уж если и не спас, то явно значительно облегчил и прояснил Мурамаса, просто выдернув меня во внутренний мир, как только я вышел из сонидо перед этим Вастер Лордом. Ну и попутно ускорив течение времени внутри него настолько, насколько вообще мог. Всё-таки Мурамаса – величайший занпакто из всех, и пусть Рюджинджакка с Зангецу вешаются в бессильной зависти. Наличие другого духовного меча он почувствовал мгновенно и за время, пока нежданный гость изучал место разговора и перемещался вслед за нами от него, а я разбирался в своих ощущениях и анализировал ситуацию, Мурамаса успел понять основные способности чужого занпакто и что более важно – состояние души, в которой тот существовал. Всё же разница в объёме реацу очень значительно облегчает этот процесс, а реацу у меня больше, чем у сотни Вастер Лордов. Ну а дальше... Мурамаса был достаточно лаконичен и в то же время красноречив, чтобы у меня не возникло даже тени желания беседовать с этим... выродком.
  Однако, вернувшись в реальный мир, я не стал ничего делать, а решил подождать реакции ущербного Вастер Лорда, попутно его разглядывая. И реакция не заставила себя ждать. Не прошло и секунды, как мне в спину, из моей же тени, ударило чёрное лезвие клинка, иначе говоря, даже попытайся я заговорить и имей самые дружеские намерения, из этого ничего бы не вышло, ведь оппонент мой оказался полным отморозком и кретином. Кстати, именно это я и имел в виду, когда говорил о невозможности его выживания. Тактика «убивай без разбору всех встречных» работает только пока твои противники слабее тебя, стоит встретить кого-то сильнее – и ты труп, а жизнь такая штука, что любит подстраивать гадости. Бесконечно везти не может, вот и ему не повезло встретить меня, хотя должен признать, что сам факт того, что он дорос до Вастер Лорда, пусть и с аналогом Полного Поглощения и наличием занпакто, уже невероятная, невозможная удача. Но... Она закончилась.
  Теневой клинок не смог даже поцарапать моё иеро, что и не удивительно, ведь даже в Эспаде на это мало кто способен, что уж говорить про скороспелого, ущербного Вастер Лорда? Но увидев такой результат, он не только не остановился, он стал заряжать в меня Серо. Должен признать, делал он это довольно неплохо, вот только оно всё равно бессильно стекло по моей одежде, не оставив даже намёка на своё попадание. Дальше я ждать не стал, всё равно говорить с ним у меня желания не было изначально, а давать ему возможность обдумать ситуацию или тем более обеспечивать ему даже тень шанса на побег было бы с моей стороны полной глупостью. Да и просто ощущать миазмы его реацу, вызванные ущербностью личности, являлось далеко не тем удовольствием, которое хотелось бы затягивать. Так что я на привычной по спаррингам с Айзеном скорости переместился в сонидо за спину противнику, где и перерубил его от макушки до пяток, практически не встретив клинком сопротивления. Пустой даже не дёрнулся для защиты, настолько велика была разница в скорости между нами. Однако рефлексы, вбитые спаррингами с Соске, работали чётко, поэтому следующим движением я отрубил ему руки с занпакто, после чего снёс ещё стоящую целой голову и добавил косым по диагонали через весь торс. Воскрешение Ичиго в бою с Кенпачи было уж очень наглядным примером, да и мало ли какие ещё могут быть способности у этого ничтожества, ведь как-то же он выживал и побеждал. И вот только после этого части мяса, только что бывшие весьма сильным пустым, начали распадаться.
  Поглощение его останков заняло около пяти минут, и прежде всего – из-за особенностей силы. Даже в мёртвом теле его реацу сопротивлялась, пытаясь то отравить меня чем-то вроде яда, то заразить эмманациями безумия, но всё это меркло в сравнении с ощущением, как будто поедаешь какую-то гниль. И это при том, что поглощал я его рукой, а уж чтобы я ощущал, случись мне его есть до становления арранкаром – и представить страшно. Впрочем, в то время у меня и чувствительность была значительно хуже, но всё равно представлять противно. Однако, как бы банально это не звучало – всему приходит конец, пришёл он и этой «трапезе». Но вот вопросов возникло много...
  Вынырнув из воспоминаний, я сосредоточил взгляд на чёрном провале пещеры, видневшемся у основания показавшейся на горизонте скалы. Вот и проход в Лес Меносов...
  – Вот что, Мидори, времени у нас не так много, а сделать нужно многое. В твоём нынешнем качестве тебе даже близко к Лас Ночес приближаться нельзя, но в то же время и ждать, пока ты эволюционируешь обычным образом, у меня нет никакого желания. Остаётся вариант, что я сам поделюсь с тобой добытой сущностью и реацу пустых. Однако сразу предупреждаю, процесс этот вряд ли можно будет назвать приятным, так как та реацу, что я тебе передам, будет минимум на два порядка совершеннее твоей собственной, и как она будет тобой усваиваться – я не представляю. Ты готова пойти на такой эксперимент или предпочтёшь стандартный путь? Правда, во втором случае повторно встретимся мы с тобой нескоро.
  – Нет! То есть я согласна на эксперимент! Я... Я не хочу.... опять оставаться одна... тут... – последнее предложение пустая произнесла уже совсем тихо и опустив голову.
  – Хорошо, тогда пойдём. Думаю, пара суток у нас есть...
  
  
***

  
  – Собираешься взять её в свою фракцию? – прервал тишину зала голос Соске, сам же Айзен только-только отвернулся от куба, в котором проходило преобразование Мидори, и сейчас укладывал Хоугиоку в открывшийся «лесенкой» постамент.
  – Ещё не знаю... – эхом откликнулся я, сидя на одном из кубов, расставленных вдоль стен, и сверля взглядом бурлящую субстанцию, недавно бывшую телом Мидори. – Слабовата она для моей фракции, хотя реацу у неё интересная.
  – Да, тут ты прав, – «лесенка» сложилась в цилиндрический постамент, который начал скрываться в полу, а Соске обернулся ко мне. – Способность исцелять своей кровью практически любые повреждения и ускорять выработку реацу... Очень любопытная сила.
  Я перевёл взгляд на его лицо, где застыла чуть лукавая и насмешливая улыбка, выражаемая буквально краешком губ и прищуром глаз. Несколько секунд я честно пытался удивиться, но так и не получилось.
  – Н-да... Я уже не удивляюсь. Может, заодно скажешь, какая способность у Кин? А то я никак не могу разобраться.
  – Никакой, – Айзен спрятал руки в карманы плаща и перевёл взгляд на куб трансформации, а его улыбка неуловимо изменилась, теперь отражая что-то вроде грустного удовольствия от выполненной работы. – На момент прохождения синигамики её душа ещё не определилась, а потому имела только потенциал, который может стать чем угодно.
  – Это возможно? – приподнял брови я.
  – Конечно. Для всех синигами это вообще совершенно естественное состояние... до определённого момента, разумеется, – Соске улыбнулся чуть шире. – Исключения составляют только некоторые семьи, где способности, в некоторой степени, наследственные, но таких очень мало.
  – А при чём тут Кин?
  – Ты ведь уже и сам это понял...
  – Ну... Я действительно начал догадываться, но лучше скажи ты, – и я вернул ему лукавую улыбку из начала разговора.
  – Она, как и ты, не обладает пустотой в душе, что сделало её силу значительно ближе к силе синигами, отсюда и такой результат. Хотя, конечно, стандартный набор способностей пустых это у неё не отнимает.
  – Хм... Это... занятно, – я задумался, сложив руки домиком перед лицом. Выходит, занпакто Кин очень даже способен обрести разум, и возникновение её личной силы должно совпасть с этим событием. Перефразируя Соске – «в момент, когда душа определится». Что ж, надо будет пронаблюдать за этим процессом... – Кстати, – я вынырнул из размышлений и перевёл взгляд на терпеливо ожидающего моей реакции Айзена, – я недавно был в галереях под Лас Ночес и нашёл там нечто интересное... Гиллиана...
  – Я понял, о чём ты, – произнёс Айзен. – Тебе повезло наблюдать редкое зрелище, практически невероятное для жестокой реальности Хоэко Мундо... Это был Фулер, он результат регресса некоего Вастер Лорда. Судя по всему, бывшего весьма могущественным, ведь даже несмотря на деградацию, он до сих пор является аномально сильным пустым.
  – Ясно... – так вот, значит, как звали того пустого, что сверкал глазом из-за спин гиллианов в момент ухода Айзена из Общества Душ... Его, вроде как, походя прикончили в битве за Каракуру, кто-то из вайзардов, кажется, зеленоволосая девчонка. Хм... Любопытно, результат регресса, значит... Очень интересно. – А что будет, если его превратить в арранкара?
  Соске хмыкнул и одарил меня очередным чуть насмешливым взглядом, со своей любимой загадочной полуулыбкой.
  – Ничего. Результат почти никакой, он просто ужался на несколько метров в диаметре, вот и весь эффект.
  – Так ты пробовал... – невесело усмехнулся я.
  – Естественно... Ход эволюции пустого почти полностью зависит от его сознания, а какое может быть сознание в неразумном гиллиане?
  – Занимательное и своеобразное, Аронильё – наглядный пример.
  Соске на это скромно хохотнул и повернулся к двери.
  – Поверь, Алукард, в Обществе Душ встречаются куда более «занимательные» экземпляры... сознаний, – сделал он выразительную паузу перед последним словом. – Я пойду к себе. И насчёт занятий. Я пришлю тебе пару книг, для начала этого хватит, а там посмотрим. Хотя сразу предупреждаю, вряд ли у тебя будет время на науку, – и, так и не соизволив обернуться, он вышел за дверь.
  Несколько секунд я смотрел ему вслед, одновременно отслеживая перемещение его реацу, но вот он вышел в коридор и, сделав пару шагов, исчез в сюмпо, уже через секунду оказавшись на своём любимом балконе. Забавно, я уже ощущаю его реацу, даже не напрягаясь… Приятно, чёрт возьми. Тут моё внимание привлекли две знакомые реацу, что крутились рядом с момента, как я нашёл Айзена после возвращения в Лас Ночес. Хм... А почему бы и нет? Время есть... Я бросил взгляд на Мидори.
  Скорость трансформации зависит от многих факторов, и один из них – это личная сила пустого. Мидори удалось подтянуть до уровня гиллиана, а значит, преображение вполне способно затянуться на несколько лишних часов, да и форма её тела тоже не очень удобна для изменения...
  Приняв решение, я встал и, привычно поправив плащ, пошёл к двери. Лоли и Меноли обнаружились прямо в коридоре, уже вовсю семенящие вслед за Соске и тихо переругивающиеся:
  – ...ерена, что это вышел именно он? – осторожно спросила светленькая, не заметив, как я открыл дверь позади них и бесшумно вышел в коридор.
  – Конечно! Ты же сама слышала, как открылась дверь! – понизив голос, напористо втолковывала подруге тёмненькая девушка с двумя косичками и в довольно откровенном наряде.
  – Но ведь Алукард-сама тоже не ощущается, откуда ты знаешь, что это вышел не он?
  – А зачем ему выходить?! Он же сам привёл того пустого!
  – Ну да, а что если он привёл, а когда Айзен-сама начал превращать того пустого в арранкара – вышел? Зачем ему там быть-то?
  – Так ведь он сам привёл пустого!
  – Ааа...
  – Всё! Я сказала, это вышел Айзен-сама! Пойдём быстрее! – и Лоли, не оборачиваясь, уверенно пошла вперёд.
  – Хорошо... – покорно сдалась Меноли. А я убедился, что чернявая действительно является лидером в этой парочке.
  – Стоять! – скомандовал я, выпуская немного реацу в окружающий мир, совсем толику, но арранкаркам хватило, чтобы в ужасе замереть и, побледнев, обернуться ко мне.
  – Имена, фракции? – Меноли судорожно вдохнула и попятилась, похоже, даже такое незначительное духовное давление было для них слишком велико. – Я жду, – подбодрил я девушек, немного снизив давление. Кстати, забавно у них чёлки зачёсаны, у каждой волосы лежат так, чтобы прикрыть остаток маски, а ведь сразу и не сообразишь. Первое впечатление – что всё получилось случайно, но уж больно тщательно и аккуратно чёлка убрана на второй половине лица. Неужто стесняются, как и Тия? Мило...
  – М-Меноли Маллия...
  – Лоли А-Аиверне...
  – В чьей вы фракции?
  – Ни... ни в чьей... – заикаясь, отозвалась Аиверне.
  – А что тут делаете? – полностью убрал духовное давление я, однако по-прежнему держа нейтральное выражение лица.
  – М-мы... – начала Меноли, но тут же была прервана:
  – Работаем в башне!
  – Ясно, значит, вы тут прислуга? – Меноли чуть дёрганно кивнула, а Лоли недовольно нахмурилась, хоть и постаралась это скрыть. – Хорошо, тогда у меня есть к вам просьба, – я слегка улыбнулся. – Через некоторое время там, – кивок в сторону двери, – должна очнуться новая арранкарка, зовут её Мидори. Помогите ей с одеждой и устройте экскурсию по Лас Ночес, после чего приведите в мои покои. Справитесь?
  – Конечно, Алукард-сама, – Меноли склонилась в традиционном поклоне, а вслед за ней поклон повторила и Лоли, хоть и явно не получая от этого удовольствия.
  Я хмыкнул, прикрыв глаза, а в следующий момент уже положил правую руку на голову девушки. Сонидо прошло совершенно беззвучно. Единственный глаз Лоли в ужасе расширился, да и на лице Меноли появилось такое выражение, как будто её подругу сейчас будут четвертовать.
  – Тебе сейчас страшно? – Лоли нервно сглотнула и через несколько напряжённых для себя секунд сдавленно выдавила:
  – Да...
  – Но ведь я ничего плохого не делаю, мне всего лишь захотелось погладить тебя по голове, так чего ты боишься?
  – В... Вы очень сильны...
  – Однако Айзен куда сильнее меня, но ведь ты не боишься его прикосновений. Так в чём дело?
  – Я...
  – Это потому, что я арранкар? – девушка ещё раз сглотнула. Проклятье, как же приятно их пугать, они такие милые, когда боятся, так и хочется затискать! А уж какой будоражащий запах у их реацу, ммм... Невольно я даже наклонился ближе к Лоли, вдыхая запах её волос. – Хм... Это на самом деле так забавно. Мы перестали быть тупыми животными, но старые инстинкты по-прежнему руководят нашей жизнью... Ироничная ситуация, – я отстранился от Аивирне, напоследок слегка взъерошив ей волосы. – Не нужно меня бояться, по крайней мере, в Лас Ночес я – последний, кто захочет причинить вам вред. Удачного дня, девочки, и спасибо за помощь, – последнее предложение я сказал, уже отвернувшись и подняв руку в прощальном жесте.
  
  
***

  
  Примера опустил поднятую руку и убрал её в карман плаща, после чего просто исчез, без какого-либо звука, только воздух чуть дрогнул, но этого стоящие в коридоре арранкарки уже не заметили.
  Лоли выдохнула носом и, плотно стиснув зубы, обхватила руками себя за плечи, мелко дрожа.
  – Жуть...
  – Т-ты как? – взволнованно тронула подругу Меноли.
  – Не знаю... – потерянно прошептала трясущаяся девушка, сильнее сжав пальцы. – Я... Я такого никогда не испытывала... Но... Но, кажется... – Лоли сглотнула. – Я хочу ещё... – и с силой прикусила губу.
  Меноли потрясённо вылупилась на подругу, в шоке даже чуть отстранившись, но та сама пребывала в полном ужасе от сорвавшихся слов.
  – Но... Но ведь... Он же не такой страшный, правда? Я... Я имею в виду... Ну, по сравнению с другими арранкарами, которые могли бы быть на его месте... Ну, в смысле... – светловолосая арранкарка замолчала, запутавшись в мыслях и не зная, что сказать дальше.
  Тишина длилась пару минут, за это время девушки практически не шевелились, наконец, Меноли