Часть 3 Глава 2

  23 ДБЯ, Корусант
  Как и следовало ожидать, первыми успели сенатские служащие, что и немудрено — встречающие от Сената были и на репульсорной платформе, и просто рядом, так что после взрыва яхты они оперативно подняли шум, а поскольку прилет Амидалы был на личном контроле у Палыча…
  В общем, мы не слишком удивились, увидев прущий напролом кортеж из пары вместительных спидеров, с двумя спидербайками по главе, под вспышки мигалок разгоняющих поток. Эти два спидера лихо подлетели к площадке, резко развернулись, и из них буквально выпорхнуло отделение Сенатского спецназа* в полном боевом. Бойцы быстро и четко оцепили периметр посадочной площадки, а их командир подошел к нам, поднимая затемненный визор шлема:
  — Сенатор Амидала, позвольте представиться — капитан спецназа Сената Фаро Эргюс**, вместе с отрядом прибыл для вашей охраны, согласно личному приказу канцлера, — при этом он вытянулся и козырнул с отточенной небрежностью. — Имею приказ как можно быстрее доставить вас в ваши апартаменты и усилить вашу охрану.
  Повисла небольшая пауза, пока все осмысливали сказанное, впрочем, Энакин такой ерундой не страдал: излив свои эмоции, он подобрался, явно переключившись в боевой режим, и теперь никому из незнакомых существ не стоило резко дергаться в зоне его видимости — порвет в клочья. Парень на взводе после покушение на «его ангела», и я не завидую заказчику, если он живым попадется Энакину в руки.
  — Здравствуйте, капитан, — приветственно наклонила голову Падме, «случайно» наступив Энакину на ногу. — Мне приятна забота канцлера, и я понимаю его волнение, но моя охрана со мной, кое-что умею и я сама, к тому же рыцарь Кеноби и его падаван не откажутся нас сопроводить, на правах старых знакомых. Я с трудом представляю себе кого-либо, кто сможет что-то противопоставить шести форсъюзерам, а в моем доме меня ждет остальная часть охраны, и этого вполне достаточно. Хотя за спидер спасибо.
  — И все же я вынужден настаивать, у меня приказ, — ответил Эргюс.
  — Рекомендую согласиться, — решил вмешаться я. — Сенатский спецназ может усилить внешнее кольцо охраны, думаю, на Корусанте вряд ли найдутся такие глупцы, чтобы переходить им дорогу.
  — Это точно, — с гордостью кивнул Эргюс. — У нас репутация крайне серьезных парней, и, завидев нас, многие наемники предпочтут отказаться от заказа.
  — Хорошо, — недовольно поджала губы Падме. — Тогда согласуйте взаимодействие с начальником моей охраны и его заместителем.
  Я повернул голову:
  — Мастер-сержант, дайте спецназу частоты связи и кодировки, конкретный вариант — на ваше усмотрение.
  — Сделаю, лейтенант, — кивнула Шми, принципиально не обращавшаяся ко мне «командир», хотя главенство она за мной признавала и приказы выполняла идеально, а вот командиром не называла — не дорос пока, по ее мнению, только на «лейтенанта» и тянул.
  А мне несложно закрывать глаза на такую мелочь, к тому же я лейтенантом был и остался: в набуанской гвардии некуда особо расти в званиях, а уж с учетом нашей специфики — вроде в гвардии, а вроде и в прямом подчинении Падме, через голову капитана, — ничего необычного, что и я, и Шми так и остались в старых званиях. В отличие, кстати, от Энакина — он на последних сборах честно заслужил звание флай-лейтенанта. В двадцать лет получить капитана на пехотные деньги — круто без дураков, а получить его заслуженно… Правда, его честно предупредили, что без опыта командования следующего звания ему не видать, поскольку дальше надо уметь не только водить эскадрилью в бой, но и руководить людьми вне боя. На это Энакин совершенно не обиделся, вкусив на сборах тяжкой доли командира.
  По знаку Эргюса спидеры развернулись, готовясь принять пассажиров, спидербайки заняли позиции на краю площадки. Капитан жестом пригласил Падме следовать за ним, она повернулась к Оби-Вану и спросила:
  — Рыцарь Кеноби, вы сопроводите нас?
  — Конечно, — кивнул Оби-Ван. — Заодно будет что доложить Совету и по этому происшествию.
  Спецназовцы собрались, выстраивая оцепление, и тут показался прущий напролом прямо к нам спидер.
  — Назад! — отдал команду Эргюс, спецназовцы начали нас отжимать в здание, но я уже и сам схватил Падме за ремень и потащил внутрь.
  Она вскинулась, собираясь протестовать, но я отрицательно качнул головой и показал взглядом на шлем, на что Падме кивнула. Заскочив внутрь помещения, мы надели шлемы, готовясь к возможным неприятностям, но бластеры пока не доставая — для этого есть спецназовцы, к тому же им потом в случае чего проще будет отгавкаться, это не Внешние регионы, тут сутяг хватает.
  Впрочем, как и ожидалось, приготовления оказались ненужными: из лихо припарковавшегося спидера выскочили три фигуры. Две в характерных плащах и масках храмовых стражей, с их традиционными двухклинковыми мечами в руках, а третьим оказался отличный боец и фехтовальщик, великолепный собутыльник, отъявленный матерщинник и просто хороший человек — мастер-джедай Рам Кота.
  — Эй, синежопые придурки, засуньте свои пукалки в свои же задницы и дайте мне поговорить с ухарями с того корабля, а то Совет чуть ли не матерился от их шума, когда меня за ними послали, — не обращая внимания на стволы бластеров, сказал Кота, шагая к входу.
  — Отбой, — кислым тоном скомандовал Эргюс. — Мастер Кота, у меня приказ канцлера: доставить этих людей в определенное место.
  — Да срать я хотел на ваш приказ, у меня он тоже есть, — прервал капитана Кота. — И скажи свои дебилам, чтобы не пытались зайти мне за спину. Чему этих дегенератов только учат?
  — Кота, ну что ты опять шумишь? — укоризненным тоном отозвался учитель, выходя на открытое пространство и снимая шлем. — Всегда ведь можно прийти к обоюдовыгодному решению.
  — Хиран, так это ты тут нахулиганил? — обрадовался Кота. — Отлично, когда отбрешешься от Совета, можно будет размяться в зале, а потом посидеть за бутылочкой. Я тут был в одной дыре, места дикие, но неплохая выпивка и там есть, я и прихватил немного.
  — Давай сначала уладим вопрос со спецназом и приказом канцлера, — с улыбкой ответил учитель.
  — Да чего улаживать, — отмахнулся Кота, — ты и кто еще с тобой, едете со мной, а синежопые могут выбирать аж из трех вариантов: могут попытаться качать права и оказаться с битыми мордами, могут заткнуться и свалить, оставшись с небитыми мордами, а еще могут заткнуться и вместе со всеми лететь в Храм, а потом сопроводить вас куда было приказано, что характерно — в этом случае тоже с небитыми мордами. Как видишь, у них море вариантов, и все зависит от них.
  — Боюсь, в таком случае они доложат канцлеру, а тот вынесет мозг Винду, — посмеиваясь, учитель указал Коте на несправедливость жизни.
  — Это да-а… — Кота задумчиво огладил бородку. — А кто там вообще с тобой? Наверное, малой и ваши цыпочки? Ведь недаром же мне приказали «доставить всех форсъюзеров», просто так такие формулировки не применяют.
  — Мастер Кота, я же просила вас так нас не называть, — с укоризной сказала Падме, подходя и снимая шлем.
  — Вот когда хотя бы три из пяти поединков со мной сведешь к ничьей или выиграешь, тогда я и подумаю, цыпочка, — ухмыльнулся Кота. На недовольное сопение появившегося следом Энакина он тут же отреагировал: — Кого я вижу, подрастающая надежда Ордена — падаван Скайуокер! Решили снова протереть стены тренировочного зала с моей скромной помощью? Вы же знаете — я всегда готов в этом помочь.
  — Спасибо, мастер Кота, — совладал со своим характером Энакин. — Мастер Драллиг очень рекомендовал мне проводить спарринги с вами, поэтому если вас не затруднит…
  — Ну, сегодня вряд ли… — взглянув на учителя и получив подтверждающий кивок, Кота задумался: — А завтра, если ничего для нас не придумают, подходи. Заодно проверим, как цыпочка с прошлого раза научилась держать клинок.
  — Ну, мастер Кота… — многообещающе прищурилась Падме.
  — Ага, уже боюсь, — заржал Кота.
  — Не хотел бы прерывать дружескую беседу, но капитан Эргюс скоро потеряет терпение, — сказал Оби-Ван. — И все бы ничего, но ведь и у канцлера, и у Совета оно не безгранично, что чревато головомойкой.
  — Ну тогда летим в Храм, вы все под юрисдикцией Ордена по закону, значит, и по поводу этого хулиганства надо сначала отчитываться Совету, — пожал плечами Кота.
  Эргюс только беспомощно оглянулся на нас — формально Кота был прав, однако приказ канцлера был однозначен, а со своим не самым мягким характером Палпатин давно уже познакомил всех причастных. Я оглянулся на учителя, но тот только улыбнулся краем губ, давая понять, что оставляет решение за мной.
  — Может быть, нам стоит разделиться? — высказал я предложение.
  — И как ты себе это представляешь? — скептическим тоном спросил Кота.
  — Ну, учитель и я ведь отвечаем за учениц, не так ли? — зашел я немного издалека.
  — И что из этого? — спросил еще не понявший Кота, в то время как Кеноби, судя по хитрой улыбке в усы, уже сообразил.
  — Ну так канцлер прислал спецуру за Падме, а мы так, довеском. Вот пусть она и едет с ними в апартаменты, а Шми, как мой заместитель, пусть едет с ней. А учитель и я послушаем, что хочет сказать Совет, к ученицам у них претензий быть не должно — они выполняли приказ наставников, — выдал я свой вариант.
  Кота задумчиво произнес:
  — В целом все нормально, но вы не боитесь за учениц? Они ведь… — он замялся, не желая говорить про слабосилков.
  — Да, они матукай, — кивнул учитель. — Но тебе ли не знать, на что они способны? А чтобы свести риски к минимуму… — учитель хитро ухмыльнулся: — Рыцарь Кеноби, я понимаю, что вас с докладом ожидает Совет, но, может, ваш падаван согласится сопроводить наших учениц?
  — Не имею ничего против, — понимающе усмехнулся Кеноби. — К тому же это долг Энакина, как офицера ВКС Набу.
  — Вот видишь, дружище, все решилось, причем без мордобоя, — учитель повернулся к Коте. — Может, не будем дольше задерживаться и испытывать терпение Совета и канцлера?
  — Согласен — раньше начнем, раньше и закончим эту тягомотину, — кивнул Кота. — Рассаживаемся?
  Рассевшись по спидерам, мы разлетелись в разных направлениях. Последним, что я видел, было мелькнувшее в окне над площадкой лицо хлыща, искаженное злорадной гримасой, обращенное в сторону спидера, на котором улетала Падме. Неужели кретин хочет сделать то, что я думаю? Ну-ну, удачи ему — ученице дополнительная популярность не помешает, равно как и Ордену матукай.
  Отвернувшись от окна и откинувшись на спинку сиденья, я окинул взглядом салон спидера. Учитель и Кота, устроившись впереди, о чем-то шептались, стражи разместились возле самой двери, талантливо изображая болванчиков, а со мной рядом сидел Кеноби. От нечего делать я решил завязать с ним разговор:
  — Кеноби, а когда вы действительно прилетели? А то как-то не верится, что ваш прилет так удачно совпал с нашим.
  — Ну, я же не предлагаю тебе рассказать, как получилось, что сенатора не оказалось на яхте, а твой корабль шел с полным экипажем и в боевой готовности сразу за яхтой? — насмешливо хмыкнул Кеноби. — Или, может, мне поинтересоваться, зачем ты корабль вмазал в небоскреб? Только не надо заливать про растерянность и непривычку к столичному движению.
  — Вот зачем задавать глупые вопросы, чтобы получать не менее глупые ответы? — я вернул не менее ядовитую улыбочку. — Потом у Энакина узнаешь, Падме ему все равно почти все расскажет.
  — Так интересно сейчас, а не потом, — улыбнулся Кеноби. — А на самом деле Энакин свой корабль облетывал после профилактики, а я это покрывал. Вот и примчались из ангаров.
  — Что, понравилось на нормальном корабле летать на миссии, а не на перекладных добираться? — подколол я Кеноби. — А кто от корабля всеми конечностями отбивался?
  — Ну, могу сказать только то, что правила не всегда применимы в реальной жизни, — развел руками Кеноби.
  — А осознание этого приходит лишь с опытом и набитыми синяками? — додавил я.
  В ответ он только склонил голову с покаянной улыбкой. Потом разговор как-то заглох, и остаток пути к Храму мы провели в молчании, а я вспоминал первый прилет Энакина на сборы и то, как у него оказался принадлежавший когда-то Орре Синг корабль.

  
  Тогда Совет приложил все усилия, чтобы загнать Энакина и Кеноби на другой конец Галактики. Вот только, имея в союзниках канцлера и ресурсы не самой отсталой планеты, доставить двух разумных не составляет такой уж большой проблемы. Я тогда как раз обкатывал свой новый корабль, привыкая к нему и пропитывая его своей Силой. А штурманом у меня была только начавшая делать первые серьезные шаги в обучении Падме — с учетом ее связи с Энакином, она могла вывести нас на него в любом месте Галактики. Конечно, для нее это было очень нелегко, но она справилась и стала сильнее, хотя я до глубины души благодарен учителю, что тот согласился отправиться вместе с нами, прихватив напросившуюся к нему в ученицы Шми.
  Сам полет, за исключением длительности, ничем особым не запомнился — так, пара нападений серьезных пиратских стай для моего волка в овечьей шкуре проблемой не являлась, да и оригинальная конфигурация вооружения, сразу выводящая его из гражданских судов, отлично себя зарекомендовала. Было еще несколько стычек со всякой швалью, но там были такие корыта, что было достаточно дать полную тягу и забыть про этих клоунов.
  Дальше было уже легко — Падме вывела нас на Энакина просто идеально. До сих пор со смехом вспоминаю смесь разочарования, досады и обреченного ожидания на физиономии Кеноби, когда из рухнувшего в посадке по-штурмовому корабля выскочили Падме со Шми и бросились к Энакину. Конечно, на претензии Падме, как главковерха, Оби-Ван отбрехивался, но так, для галочки, напирая в основном на то, что у Ордена джедаев нет достаточного флота для обеспечения всех отправленных на миссии, а отпустить Энакина на его истребителе противоречит всем традициям, правилам и здравому смыслу. На последнее Энакин недобро сверкнул глазами, явно поняв, кто мог ввернуть фразу насчет здравого смысла, и уж точно замыслив ответку. Судя по слегка нахмурившейся Падме, ей это тоже пришлось не вкусу, и сдается мне, что она устроит какую-то пакость, изящную и неотразимую, в лучших набуанских традициях. Я бы на месте одного смуглого товарища не то чтобы опасался этой спевшейся парочки, но нервы поберег бы.
  В общем, взяли мы их на борт и поперли напрямик, на одном предвидении — навигация с помощью Силы. Надо же было показать ученикам и такое применение Силы. Правда, для Падме и Шми этот раздел техник представлял скорее академический интерес, поскольку уровень Силы неслабо влияет и на выносливость, да и предрасположенность надо к этому иметь. А вот Энакин был в восторге, и учитель ловко перенаправил пацана на меня, взяв на себя занятия с Падме. Кеноби в присутствии учителя ощутимо робел и терялся, что и неудивительно — учитель полностью снял привычную, как дыхание, маскировку в Силе и теперь буквально подавлял непривычных. Так что во время полета Оби-Ван сидел смирно, лишь изредка задавая вопросы учителю и внимательно слушая его объяснения, чем заработал в его глазах немало очков.
  После прилета на Набу у Оби-Вана и вовсе не было времени на тщательный контроль своего падавана: как-то так совпало, совершенно случайно, конечно же, что на Набу, с переговорами по поставкам продовольствия и обучению своих спецов по сельскому хозяйству, оказалась герцогиня Сатин Крайз. И Кеноби попросили, на правах старого друга, сопровождать герцогиню, в том числе и на экскурсиях по планете. Ну, сами ведь понимаете — фауна здесь не слишком мирная, охрана у нас обученная, но ведь надо создать уединение гостье, а значит, могут не успеть среагировать в случае чего, не в пример вам, рыцарь Кеноби. И должен сказать, что эта блондинка, успешно прикидывающаяся слегка поехавшей на пацифизме дурой, заняла практически все время Оби-Вана.
  А Энакин в это время пыхтел на тренировочных площадках и в учебных залах. В отместку за сознательную и умышленную попытку сорвать явку сержанта Скайуокера на сборы штаб ВС Набу растянул эти сборы аж до трех месяцев и в упор не понимал все требования Совета срочно вернуть рыцаря Кеноби с падаваном домой. Сказали через три месяца — вот тогда и ждите, а если недовольны, то вам к канцлеру, он подробно разъяснит, как именно вам надлежит сложить ваши требования и жалобы, куда их засунуть и какими ритуалами сие действо сопроводить, потому как законы Республики на нашей стороне и нарушать их ради вас никто не будет.
  Думаю, тональность и громкость воплей Совета были бы куда выше, если бы они точно знали, чем занят Энакин. Собственно, с самими военными Энакин разошелся после первой недели, успешно сдав экзамены по выданным ему ранее материалам и подтвердив, что его талант к полетам никуда не делся. А вот все остальное время с ним возились учитель и я. Точнее, возился я, параллельно с Падме, отчего эффективность их совместных тренировок тут же подскочила до запредельных величин. Я сначала не хотел использовать такой прием, но учитель настоял, заодно сбросив на меня все непосредственные тренировки молодого поколения, наблюдая и давая мне советы. Причем советы давались в такой форме, что у меня самого мозги дымились, а головная боль от техники быстрого усвоения информации стала постоянной спутницей в тот период. Конечно, я не роптал — и я сам изрядно подтянулся и многое понял, и Энакину надо было успеть дать максимум, да и повышенное рвение Падме тоже нужно было использовать полностью.
  Учитель тем временем, не особо форсируя, гонял Шми, наблюдал за моими педагогическими потугами, ну и еще иногда ездил по ушам Оби-Вану, совмещая это с уроками фехтования, от которых Кеноби, не будучи идиотом, никогда не отказывался. Надо сказать, усилия учителя быстро принесли плоды — теперь при встрече Кеноби не шипел себе под нос всякое в мой адрес, став куда сдержаннее и немало времени проводя в созерцании вырвавшейся на природу Сатин, которая, после изуродованного орбитальными ударами республиканских карателей Мандалора и городов-куполов, искренне наслаждалась природой Набу. И если мне не изменяет зрение, то мысли в голове у Кеноби бродили крайне интересные.
  Но нет в мире совершенства: отвоеванные у Совета три месяца прошли, и я отвез Энакина и Кеноби на Корусант, где нас уже встречала делегация во главе с Винду, при виде которого Шми с Падме с удовольствием публично обняли на прощание Энакина — с поцелуйчиками. Из-за этого галактониггер чуть ли не дымился, кидая особенно недовольные взгляды на Падме, на что та отвечала взглядом Бэмби и наивным хлопаньем ресничками. В общем, наш отлет Винду воспринял с едва скрываемым облегчением.
  Это он зря так рано расслабился, я ведь уже говорил, что Падме — девочка злопамятная. Так что через несколько месяцев от нее пришла иезуитская ответочка. Началось все с того, что она подкатила ко мне: «Учитель, вы так здорово разработали проект модернизации своего корабля, а еще и требования к модернизации "Джампмастеров 5000" под нужды набуанских ВКС, может, вас не затруднит разработать модернизацию "как для себя" на корабль, подаренный Шми?» Ее дальний заход я понял сразу же — помимо его прозрачности, мне недавно за бокалом вина изливал душу Олие: его бессовестно ограбили, можно сказать, плюнули в душу. И кто? Родная королева, которой он верно служил. Если оставить только полезную инфу, то Падме своим личным приказом перевела Энакина из дворцовой гвардейской истребительной эскадрильи во вновь формируемую эскадру дальних разведчиков, которую она на первых порах планировала навесить на меня, с учетом моего опыта именно разведывательных патрулей.
  В общем, сделал я предварительный проект модернизации того ХТ-3100, да и забыл про него, поскольку эскадру разведчиков таки навесили на меня, разом увеличив мою загруженность. Правда, если Падме хотела таким образом уменьшить нагрузку от тренировок и больше времени уделять государственным делам, в которых без нее, по ее мнению, было не обойтись, то не тут-то было — учитель бдил и не позволил отлынивать от тренировок. Ну, а потом и я уже разгребся и снова вернулся к полноценному исполнению обязанностей наставника. Так вот, через несколько месяцев меня огорошили новостью, что надо срочно смотаться на Кореллию, забрать модернизированный кораблик и отогнать его на Корусант, где канцлер вручит его герою Набу — как закрепленный за ним корабль.
  В принципе я не возражал, поскольку мне все равно надо было протестировать корабль после очередного этапа модернизации, поэтому принял еще пару немаленьких баулов — тоже для Энакина — и отчалил. Кроме того, на борт мне загрузили пару контейнеров с каким-то оборудованием и команду спецов из Тидского кораблестроительного корпуса. Вместе с ними на борт поднялся и Олие, чтобы было кому гнать корабль Энакина на Корусант.
  По прибытии в цеха опытно-экспериментального подразделения КИК, также выпускавшего малосерийные и индивидуальные модернизации, нас ждало зрелище прекрасного корабля. Сопровождавший нас инженер понимающе усмехнулся в ответ на наше изумленное молчание и произнес:
  — Очень приятно выжимать из конструкции все, на что она способна, а если это наш корабль, который срезали на взлете…
  На причале стоял ХТ-3100, но что это был за корабль… Во-первых, серьезно увеличили сборку двигателей, которые теперь частично заходили на задние кромки крыльев, во-вторых, в глаза бросались две здоровенные прямоугольные антенны радарных комплексов сверху и снизу корабля, сейчас прижатые к корпусу. Установленные сверху и снизу крыльев, на оконцовках, смонтированные основания турелей не так бросались в глаза. Подойдя поближе, мы оценили толщину внешней обшивки и ее специфический оттенок. Заметив наши взгляды, сопровождающий пояснил:
  — Согласно заказу, внешняя обшивка заменена на легкую броню и при этом не покрашена. В принципе, покраску вам проведут в любом нашем филиале.
  — Спасибо, — я повернулся к сопровождающему: — Корабль облетан?
  — Да, все тесты прошел отлично, за исключением вооружения, правда, торпедные аппараты смонтированы и тоже опробованы.
  — Спасибо, — кивнул Олие. — Мы привезли вооружение и некоторое дополнительное оборудование, его установят наши техники, если вы не возражаете.
  — Если не будете лезть к реактору или двигателям — возитесь на здоровье, — пожал плечами сопровождающий. — Главное, оплатите стоянку и аренду инструмента.
  — У нас все свое, — заверил подошедший бригадир техников, после чего повернулся ко мне: — Подгоните свой корабль, мы в трюме организуем мастерскую.
  — Без проблем.
  Через трое суток на корабле были смонтированы вооружение и дополнительное оборудование, а затем мы взлетели парой и отчалили из системы Кореллия. По пути пару раз выходили из гипера для опробования оружия и того самого оборудования. После чего мне стало интересно, каким образом Падме вытрясла из Палпатина восемь пушек солнечной ионизации, подобных тем, что — в количестве шести штук — стояли на «Скимитаре» Мола, а самое главное — стигиумную систему маскировки. Я на свой корабль скрутил их со «Скимитара», а откуда взялся комплект на этот корабль — тайна сия велика есть.
  Впрочем, важно не это, а то, что последовало после нашего прилета на Корусант. Сенатор от сектора Чоммелл, Хорас Вэнсил, быстро нас принял и, уяснив, что нам от него надо, быстро организовал умеренно торжественную встречу с делегацией джедаев. «Совершенно случайно» про это мероприятие узнал Палпатин: «так оказалось», что в его графике было окно, идеально совпадающее с церемонией передачи корабля Энакину, вот канцлер и заглянул на огонек.
  Сначала Оле зачитал мелкому приказ о его переводе, потом я представился как его непосредственный командир, после мы передавали ему корабль, в процессе передачи Палпатин умудрился толкнуть кратенькую речь, в которой изящно оттоптал мозоли джедаям, сокрушаясь насчет ограниченности средств, из-за которой члены Ордена порой не в состоянии успеть вовремя в нужное место. От этого рожи Винду и других присутствующих магистров стали весьма кислыми. Еще больше поскучнел Винду, когда Энакин, согласно моему приказу, переоделся в парадку — в тех тюках, переданных Падме, был полный комплект обмундирования, положенный по уставу, и поверьте — на Набу на военных не очень экономят.
  Так что месть Падме удалась — нервы Винду и прочим магистрам она попортила от души, заодно на корню подрубила все отмазки об отсутствии корабля. А чтобы неожиданно и не вовремя не всплыла какая неисправность — корабль, как и истребитель, будет храниться в ангарах, закрепленных за посольством от сектора Чоммел, в дипломатическом секторе космопорта.
  Кстати, под конец отжег и Энакин: если истребитель он назвал «Проворная отта», украсив борта изображением зверька***, то тут, украдкой оглянувшись на Винду и пакостливо ухмыльнувшись, нарек корабль «Пламя Руусана». Прежде чем Винду или другие магистры успели вставить хоть слово, помощник Палпатина поторопился зарегистрировать это наименование в реестре, сделав все споры бессмысленными. Да-а, морды магистров в тот момент надо было видеть…
  
  Из воспоминаний меня вырвал толчок в бок:
  — Уже почти прилетели, — Кеноби кивком указал на ворота ангара Храма. — Готовься выслушать нудную проповедь о морали.
  
  *https://starwars.fandom.com/ru/wiki/%D0%A1%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D1%81
  **Не нашел другого имени в качестве первого командира, значит, командовал он.
  ***https://starwars.fandom.com/ru/wiki/%D0%9E%D1%82%D1%82%D0%B0