Призыватель 5: попытка к бегству

   ...от Хурана, где Мийола задержали по навету Старшего Гворома, до его родного Жабьего Дола восемь дней пешего пути напрямки. Но дорога идёт не прямо, она огибает холмы, даёт крюка к селениям Вешки и Новые Говорки. Это удлиняет её дней на пять, а то и на все шесть. С другой стороны, возок с парой беговых ящеров движется много быстрее пешего. Даже если не гнать (а Тондрас, бородатый и молодой лидер квада охраны, гнать не приказывал), дорога до Вешек должна занять два дня, от Вешек до Новых Говорков полтора и ещё полтора - до конечной цели.
   Мийол знал: сейчас, будучи специалистом - магом третьего уровня - он не сможет уйти от конвоя четвёрки Воинов ни хитростью, ни тем более силой. Хотя бы потому, что условия сильно не равны. У квада Тондраса есть оружие и есть сила, применимая в любой миг. У него же - лишь маленький, почти бесполезный свежевальный нож. Атакующих чар он не знает (а если бы и знал, что в них толку? сразу четверых серьёзных бойцов магией всего лишь третьего уровня из строя не выведешь... да и убивать людей... нет, такого исхода он совсем не хотел!). Чтобы призвать кого-то серьёзного, нужен катализатор и время. Но катализаторы у него отняли, как и всё остальное, а что до времени - его просто не дадут.
   Конечно, всегда есть ещё Эшки, фамильяр, его упрятанная в тайник мошна. Но хоть она и самый настоящий Серокрылый Филин, магический зверь-атрибутник третьего уровня, помощи в драке от неё мало. Её роль в их тандеме - летающий ночной разведчик, она не живой таран вроде Костегрива и не убийца вроде Чёрной Гадюки. Быть может, если она сосредоточит силу своего Атрибута на одном из конвоиров послабее, то заставит того замереть от испуга... на несколько секунд. Потом-то даже Воин первого ранга сбросит воздействие, способное убить на месте разве что мышь. Ещё внезапно и бесшумно, как умеет, атаковав во мраке ночи, она могла бы ранить жертву... Мийол представил, как кривые птичьи когти вспарывают человеческое лицо, метя в глаза, чтобы ослепить, вывести из строя с гарантией... его тотчас замутило.
   Нет, нет-нет! Ни за что! Тондрас, Гелет и остальные двое просто выполняют приказ, они не виновны ни в чём и не заслуживают подобного кошмара!
   Да и Эшки после такой атаки не останется целой. Много ли надо хрупким и полым птичьим косточкам, чтобы сломаться? Она ведь только с виду здоровенная, но Мийол лично таскал её через ночной лес, когда напарница работала второй парой его глаз, и прекрасно знает: весу в ней - примерно как в крупной домашней мурлыке.
   Нет. Сейчас он бессилен. Но когда прорвётся на четвёртый уровень... в два с половиной раза больше резерв маны. Дополнительное место для размещения матриц заклинаний, что заодно откроет возможность использовать заклинания четвёртого уровня. И... нет, он не станет сильнее, чем весь квад разом. Хотя бы потому, что ни одного заклинания четвёртого уровня не знает, их ещё предстоит разработать, а испытать в деле не получится, придётся пускать в ход не проверенную, не отлаженную и не оптимизированную матрицу.
   Но всё-таки из бессильного арестанта он превратится в того, кто уже что-то может предпринять, всерьёз рассчитывая на успех планируемого побега.
   Тем самым задача ставится так: достичь четвёртого уровня (и наполнить резерв, и ещё успеть рассчитать какой-нибудь Групповой Неодолимый Сон, и гравировать его в ауре, и применить на четвёрке Воинов) до того, как перед ними покажется частокол Жабьего Дола.
   А если не достигнет? Не успеет?
   Ускорить прорыв - совершенно невозможно. Приложить ещё хоть малость больше личных усилий... они и так идут в ход все, без остатка. А порцию зелья Силы (жидкий концентрат праны, очень удобная для преодоления барьера уровней штука) ему никто не даст.
   Значит, надо задержать движение.
   Как угодно. Но втайне и так, чтобы это казалось случайным.
   Если выдать себя и обозлить Тондраса с его бойцами, дело запросто может закончиться тем, что они стукнут арестованного по башке - аккуратно, но сильно - и будут повторять это всякий раз, когда он очухается. Проигрыш в гонке со временем прилагается: лежащая без памяти тушка мага медитировать не может.
   ...ночёвка на полпути от Хурана до Вешек прошла неспокойно. Совсем. Правый из пары беговых ящеров начал странно себя вести ещё до прибытия на место ночлега, но тогда это никому не показалось важным. Да и странности выглядели не слишком явными. Привычно распределив обязанности, квад разбил лагерь на пустой площадке для стоянки караванов. Ящеров выпрягли из возка, накормили, привязали к одному из стояночных брёвен. Поели и сами, не забыв выделить порцию Мийолу (всё той же немудрёной каши с овощами, похожей на сваренную гарнизонным поваром, что Тондрас приносил ему в камеру; разве что в этот раз в котёл кинули несколько кусков солонины). Распределили дежурства, отправились спать.
   Не тут-то было.
   Правый ящер вёл себя чем дальше, тем беспокойнее. Словно чего-то боялся. Дёргался сам и дёргал привязь, крутил головой и глазами по сторонам, словно выискивая незримую угрозу. Потом начал шипеть - то ли угрожающе, то ли жалобно. Из-за всего этого привязанный рядом второй ящер тоже начал беспокоиться.
   - Какого демона, Гелет? - прошептал (а скорее тоже прошипел) Тондрас. Впрочем, мог бы и не стараться: сон покинул всех пятерых. Причём самым испуганным и непонимающим казался Мийол. - Что происходит?!
   - А я секу?
   - Может, он чует магического зверя? - спросил молодой маг несколько напряжённо. Ещё бы ему не напрягаться, самому слабому из пятёрки, безоружному и беспомощному!
   - Зверя чуяли бы оба ящера, - заметил Гелет. - Да и я бы не пропустил, в обнаружении я хорош. Если рядом кто-то бродит, то разве что слабый зверь-скрытник.
   "Не бродит, а летает... вернее, уже сидит", - подумал Мийол.
   - Может, эта чешуйчатая скотина подцепила какую-то заразу?
   - Может, и так, - сказал один из перворанговых Воинов. Как по заказу, обсуждаемый ящер снова зашипел, причём особенно громко и мерзко. - Да перепривяжите вы уже тварь где-нибудь подальше отсюда! Уснуть ведь не даст!
   Тондрас помог Гелету отвязать, отвести в сторону и снова привязать беспокойное существо. Мийол (правда, исключительно мысленно) усмехнулся. В результате ящер оказался ближе к стене леса и к скрытно сидящей Эшки, что только облегчило той задачу по проецированию испуга.
   К моменту отправления в дорогу худо-бедно выспаться удалось только магу. Нормально отдохнуть, когда в каких-то сорока шагах (ничтожное расстояние для обострённых тьмой чувств!) беснуется непонятно почему прирученный магический зверь... дежурных снедала тревога, да и спящие не могли отрешиться от неё полностью. К тому же во второй половине ночи ящер перешёл к попыткам вырваться, убежать - и к осветлению успел ссадить себе привязью шею до крови. Вместо шипения он уже попросту хрипел.
   А ещё - дрожал, когтил лапами землю и таращил налившиеся кровью глаза.
   Выглядело это жутко.
   - Твоя работа, маг? - угрюмо спросил Тондрас, вернувшись к костру после осмотра ящера и пристально вглядываясь Мийолу в лицо.
   - Смеёшься? - ответил тот вопросом, не отводя взгляда. - Хотя нет. Просто не понимаешь, какой уровень нужен, чтобы на приличном расстоянии и много часов подряд воздействовать на подавителя второго уровня. Для справки: мне бы всего резерва маны не хватило и на час буйства ящера. Я бы ещё мог добавить, что просто не знаю нужных заклинаний, - "чистая правда: Атрибут ведь не заклинание!", - да только доказать не смогу.
   - И всё-таки это ты устроил. Слишком у тебя рожа бодрая.
   - Она у меня бодрая, потому что я на себя Глубокий Сон накладывал. Несколько раз. Хотя думайте, что хотите...
   Сызнова запрячь сбесившееся создание в возок не представлялось возможным. Изрядно повозившись с упряжью, запрягли только одного, нормального ящера. Бешеного привязали к возку сзади... не тут-то было. Продолжающий рвать поводок так, что рама аж скрипела, и ранить себя сильнее прежнего, он попросту не дал нормально проехать и десятка шагов. Упёрся и встал просто намертво. Соскочив с возка, Тондрас встал рядом с хрипящим, трясущимся, роняющим на дорогу кровь из раны на шее существом...
   Мийол даже не успел отследить движение. Вот лидер квада стоит около ящера. А вот ящер валится наземь с размозжённой, наполовину оторванной головой. Вскакивает, словно споря с фактом собственной неизбежной смерти - и снова валится, так как на лапе, перебитой ударом боевого молота, не постоишь.
   - Вскрываем тушу, - глухо пробасил Тондрас. - Берём Ядро и выезжаем.
   - Не лучше ли полноценно освежевать? - спросил Гелет. - Нас и так-то за потерю ящера не похвалят, а уж если мы бросим его на съедение зверью, да прямо на караванной стоянке...
   - Ладно. Свежуйте! Но чтобы быстро. Не хватало ещё тут коптильню устроить!
   - Ничего, - повеселел Гелет. - Обойдёмся кислолистом с солью. Кислолиста вон там, около дороги, целое поле росло, на всё про всё хватит.
   - А ты, - Тондрас обернулся к Мийолу, - даже не думай к частям ящера тянуть свои ловкие пальчики, вор. Я слежу за тобой!
   Маг не счёл нужным отвечать. Вместо этого закрыл глаза и, даже не вылезая из возка, сосредоточился на медитации.
   Всё равно в качестве катализатора призыва мясо бегового ящера годилось плохо. Разве что если использовать призыв не для боя, а для бегства... правда, без упряжи на нём не очень-то усидишь. Но если попробовать специализировать заклинание - примерно так, как с Вызовом Хищника Холода, только не для атак магией стихий, а для передвижения...
   "Интересная идея. Стоит прикинуть нужные комбинации мистических знаков.
   И, конечно, дать Эшки задание: когда мы отправимся дальше и она сможет действовать свободно, добыть часть тела ящера. Если не кусок плоти, то хотя бы зуб, жилу или кость. В общем, что угодно из того, что останется после разделки.
   Даже если не получится, не страшно. Это только дополнительная возможность".
   Навыки Воинов, состоящих в Страже Стены Хурана, уступали навыкам Охотников. Иначе говоря, свежевание, разделка и прочие операции с тушей затянулись (чему Мийол, впрочем, лишь порадовался). Возобновить движение удалось только за час до наступления середины дня. И хотя Тондрас ради попытки нагнать потерянное время приказал своему кваду бежать рядом с возком, да и сам лидер подавал соратичам пример, с мрачной физиономией топая по дороге, - преодолеть за пол-дня расстояние полного дневного перехода не удалось.
   Гелет и двое остальных не сильно расстроились новой ночёвке под облаками вместо крыши. Даже то, что закончившийся день в неделе шёл третьим, а значит, ночью следовало ждать дождя, не стало поводом к унынию. Возможно, свою роль в этом сыграло обилие мяса - пусть чуть жестковатого, но всё-таки свежего. И более вкусного, чем солонина. Перебрасываясь шуточками, Воины соорудили немного скошенный навес от дождя, окопали его по периметру небольшим рвом, приступили к готовке ужина. Вскоре над лесной поляной, вплетаясь в уютный запах смолистого дымка, поплыли ароматы пряного бульона и жарящегося над углями мяса.
   Даже Тондрас, взваливший на себя присмотр за арестантом и сверливший Мийола полным недружелюбия взглядом, слегка отошёл от своей мрачной подозрительности. А как поужинал, так и вовсе почти подобрел.
   - Слушай, - внезапно обратился к магу Гелет. - Я вот смотрю, и прям дивлюсь. Ты вчера весь день просидел за медитацией, сегодня тоже... тебе не надоело?
   - Поначалу надоедало.
   - Это когда?
   - Лет примерно в семь, в восемь. Я тогда едва мог полчаса на месте усидеть, - Мийол помолчал. Но непрерывная медитация часами напролёт ему всё-таки давалась не так уж легко, и он заговорил немного сбивчиво, в не вполне осознанном стремлении отложить момент, когда придётся сесть и медитировать снова. - Мне было чуть больше трёх, когда от гнойной краснянки сгорела мать. Я её и не помню толком. А мой родной отец ещё раньше погиб. Он Охотником был, до третьего ранга на Пути Воина дошёл. Но однажды просто не вернулся из диколесья. И оба его напарника тоже. Не знаю, что бы со мной сталось, если бы не Ригар.
   - Это кто?
   - Отец мой, приёмный. И учитель. Мои родители дали мне жизнь, но не больше. Не успели просто. Всё остальное, что я умею, что знаю и могу... я обязан этим Ригару. Чтение, письмо, счёт, низкая речь и мистический язык, законы магические, человеческие, природные, правила развития тела и души, разные науки и ремёсла... и медитировать меня научил тоже он.
   - Так кто он такой-то? Книжник, небось?
   Мийол улыбнулся - очень тепло, но при этом не как недавний ребёнок. Отблески мудрости и понимания читались в его улыбке. А Тондрас, которого это зрелище застало врасплох, внезапно понял: это отражение, тень, копия улыбки иной.
   Той, которая появлялась, должно быть, на губах отца, гордого успехами сына.
   - Ремесленник, - ответил Мийол. - Мастер дерева, кожи и кости, рунный зачарователь. - И тут он помрачнел, улыбку словно задуло. Но всё-таки он закончил. - Тот боевой нож, который у меня спёр ил-Стахор - отцовская работа и его подарок мне на четырнадцатилетие.
   - Восьмой старшина не вор! - вскинулся Тондрас, да и остальные трое заворчали, словно псы, унюхавшие чужака. - В отличие от тебя!
   - Вы можете думать что угодно, - Мийол обвёл своих конвоиров взглядом. И это тоже не походило на движение, свойственное беспечному подростку. - Но я просиживал зад в медитациях, читал и запоминал десятки томов, рисковал в одиночных вылазках в диколесье. Я в десять лет встал на Путь Мага и полгода как достиг третьего уровня, на чистом упорстве, без зелий и прочего такого; теперь могу уже не просто выживать среди магических зверей, а охотиться на них. Я жизнь положил на осуществление мечты отца, которую у него унаследовал, которая стала и моей мечтой тоже. Так вот. Я это всё делал не для того, чтобы утопить свою мечту вместе с добрым именем в выгребной яме, пойдя на мелкое воровство!
   Прикрыв на секунду глаза, вдохнув и снова посмотрев на сидящую вокруг огня четвёрку, он добавил непринуждённо:
   - Спасибо за ужин. Было вкусно. Пойду просиживать свой зад дальше.
   Воины квада обменялись взглядами и тут же отвели их кто куда.
   Всем им уже исполнилось двадцать. Лидеру, Тондрасу, старшему также и годами, вскоре предстояло справить двадцать второй день рождения, Гелет отставал от него на три недели. Но оба они взяли свой второй ранг позже двадцати. И если не тешить себя ложными надеждами, имели не очень много шансов дойти хотя бы до четвёртого ранга. Вот третий - да, уж третий-то ранг годам к тридцати они покорить должны, все четверо. К сорока - с гарантией.
   А парнишка, сейчас севший под навесом к ним спиной, на более муторном и сложном Пути Мага дошёл до третьего уровня в четырнадцать.
   Конечно, такого результата маловато, чтобы трепетать и изумляться. Из уст в уста передают истории о небу подобных гениях магии, что достигали первого уровня в семь, третьего в девять, пятого в пятнадцать, а мастерства к двадцати годам. Вот только так сложилось, что почти все эти подобные небу либо принадлежали могучим кланам, либо вовремя - в те же лет семь - попадались на глаза наставникам гильдейских школ и приобретали их поддержку, либо имели статус личных учеников независимых мастеров магии. Сказать о себе: мол, "на чистом упорстве, без зелий и прочего такого" мог едва ли один гений из тысячи.
   А Мийол ещё и вырос в краю, где потоки Природной Силы довольно слабы. Как знать, чего он достиг бы, имея те же ум и волю, будучи уроженцем одного из Рубежных Городов? Может - попался на глаза наставникам гильдейских школ и сейчас уже осваивался на пятом уровне?
   ...квад Воинов и один маг на возке, влекомом беговым ящером, добрались до Вешек к исходу первой четверти дня. Причём без каких-либо происшествий. Но в селении, а вернее, на его рынке пришлось задержаться. Виной тому стала хозяйственность Гелета, который желал продать часть мяса забитого Тондрасом ящера (поскольку даже при самом удачном раскладе съесть всё заготовленное мясо, которого оставалось пуда три, пять человек с нормальным аппетитом успеть не могли), но не желал продавать эту часть за бесценок.
   В результате процесс торговли несколько затянулся, потому что владелец мясной лавки, которому Гелет хотел сдать излишки, как раз желал заплатить по возможности меньше. Кроме того, связываться с расписками Стражей Стены Хурана ушлый тип не хотел, а настаивал на сделке здесь-и-сейчас, исключительно наличными либо каким-нибудь товаром. Откуда взялись расписки? Так владелец лавки упорно пытался сделать мясо ящера частью более крупной сделки, а точнее и грубее выражаясь - жаждал впарить проезжим артефактный холодильный ящик для хранения продуктов, вроде того же мяса. А полноценный артефактный холодильник внутренним объёмом три кубических локтя - штука ого-го какая дорогая. Клатов двенадцать должна стоить, а если известным зачарователем сделана - пятнадцать и даже более.
   Но торговец мясом почему-то готов был отдать ценную штуку за десятку... и упорно отказывался пояснять кое-какие мелкие странности. Тут-то Гелет и вспомнил, что совсем рядом медитирует молодой маг. Более того: маг, чей приёмный отец - почти что специалист-артефактор.
   Для вынесения вердикта Мийолу, оторванному от дела и потому раздражённому, хватило беглого осмотра холодильника с лёгким касанием одной из рун кончиком пальца:
   - Фигулине, - запачканный в чём-то буром палец молодой маг вытер о стенку "фигулины", - цена пол-клата. Красная. Работа очень так себе, даже резьба кривовата.
   - Да что б ты понимал, мальчишка!
   - Я как раз прекрасно понимаю. А вот тебя, Гелет, угораздило нарваться на не местного, который собирался втихую смыться из селения самое большее дня через два. А может, уже прямо сегодня к потемнению. Десяток клатов за одну сделку - отличный навар!
   - Можешь пояснить? - попросил Воин, суровым взглядом затыкая побледневшего от грядущих перспектив лавочника.

   - Легко. Предметы, использующие магию, можно поделить на стабильные, обслуживаемые и временные. Боевой молот своего лидера видел? Это стабильный артефакт. Он сам по себе будет понемногу заряжаться от потоков Природной Силы, потому что руны, которые обеспечивают его работу, резал хороший зачарователь. Который затем не поленился залить в вырезанные каналы недешёвый состав, хорошо проводящий ману - и способный делать это годами и десятилетиями, если не веками. Там ещё есть кое-какие нюансы, всё на самом деле куда сложнее, но это опустим. Так вот, ещё можно сделать предмет временный. На это способен даже я и в кратчайшие сроки. Чтобы временная вещь заработала, также надо вырезать рунный узор. А затем поверх этой основы наложить заклинание. На стабильный арт, кстати, не надо, там узор сам заработает. А временный эрзац, конечно, сам заряжаться не может и действует, медленно расходуя вложенный заряд маны. Кроме того, мана основу понемногу разъедает. Можно наложить чары по новой или добавить наложенному заклинанию заряд несколько раз. Если руны резаны не шибко криво и материал сам по себе крепкий, такая поделка может даже десяток повторных зачарований выдержать. Или два десятка. Или больше, если это каменная сосна или просто что-то каменное. Но со временем основа всё равно либо рассыплется, либо просто не сможет держать заклинание.
   - Хочешь сказать, этот клоп собирался под видом полноценного постоянного артефакта всучить нам временное убожище?
   - Не совсем. Он совал тебе обслуживаемый артефакт под видом стабильного.
   - А с обслуживаемыми что не так?
   - Ну, в них нет заливки хорошим проводящим составом, покрываемым поверх прочным клеем либо лаком для сохранности, а есть заливка рунных контуров дешёвой бурдой. Один из самых популярных видов бурды - кровь домашнего скота с загустителем. Или сок не магических трав, или масло из не магических растений, или ещё что-то такое, подешевле. Для работы разных заклинаний лучше подходит разная бурда, и там всё тоже не просто, но детали опустим. Так вот. Если предмет обслуживаемого типа делается не совсем криворуким крысюком, а более-менее понимающим дятлом, то некоторое время он будет работать, как стабильный. Помалу тянуть Природную Силу, всё такое. Но есть нюанс: так как вместо проводящего состава - бурда, то спустя некоторое, причём не сильно долгое, время она выгорает. После чего заклинание тратит остатки маны, распадается и предмет перестаёт работать. Если не забывать регулярно обновлять рунный узор, раз в неделю-две нанося такую же бурду, какую использовал дятел-изготовитель, то чары на чём-то вроде этого ящика, работающие в равномерном режиме без особых перепадов и нагрузок, могут продержаться и сезон, и даже целый год. Но потом всё-таки придётся тащить ящик к магу. А маг нанесёт свежую бурду, переналожит заклинание, и ящик снова станет подобием стабильного артефакта. Правда, наносить бурду и накладывать заклинание задаром маг не станет, так как он - тоже человек. Ему, как всем людям, хочется вкусно кушать, сладко пить и мягко спать. Поэтому обслуживаемые магические предметы у рунных зачарователей популярны. Сделал таких штук двадцать, продал за пол-клата каждый - и потом раз в сезон или раз в год стриги по те же пол-клата за подновление чар. Удобно!
   - Яс-с-сно, - сказал Гелет, наблюдавший, как на протяжении этой длинной речи торговец, пойманный за руку, понемногу становится из бледного каким-то серо-синим. - Спасибо тебе за объяснения. Я и раньше видал, как резаные руны обмазывают всякими липкими составами. Но теперь буду знать, зачем это нужно.
   - Рад за тебя. Ещё вопросы насчёт магии есть?
   - Нет. Можешь вернуться в возок.
   И Мийол вернулся.
   Вешки они покинули примерно в середине дня. Причём оставшись при свежем мясе, что ранее предполагалось сбыть. Это мясо, все наличные три пуда полностью, отправились в тот самый обслуживаемый холодильный ящик. А настроение Гелета повысилось почти неприлично. Видать, помимо ящика ещё чего с жулика стряс.
   Насмотревшись за последнее время на Воинов, что в ровном привычном темпе бежали рядом с возком, негромко хлопая по дороге стопами обутых в сандалии ног, Мийол напомнил себе про создание какого-нибудь ездового призыва. Убежать на своих двоих вот от этих, способных без устали рысить рядом с беговым ящером час за часом? И это они ещё не спешат! Нет. Мало иметь способ уйти от наблюдения на те несколько секунд, что требуются для призыва; надо иметь сам призыв, способный, самое малое, двигаться в темпе Воинов второго ранга (лучше, конечно, - хоть немного, но быстрее). А ещё надо как-то запутать следы. И придумать что-то бодрящее для себя, на случай, если стряхнуть погоню со следа не удастся, а потому придётся мотыляться на спине у собственного призыва - быстро бегущего призыва! - в течение нескольких часов.
   Продумать вообще надо как можно больше. Со всех сторон.
   Надо заметить, чем дольше Мийол держал работающим Ускорение Магических Действий, тем легче ему давалось то, что Ригар называл разделением внимания. Если поначалу полный список задач отнимал всё его внимание без остатка, то теперь...
   Держать активным само Ускорение Магических Действий, задача номер раз? Легко, почти естественно, привычно. Хотя поначалу завершённое заклинание третьего уровня требовало своей доли внимания, но ведь оно, помимо прочего, увеличивало объём этого самого внимания, заодно облегчая манипуляции маной! Задача два: медитировать, впитывая Природную Силу и пропуская прану через основные узлы? Ну, это дело давно привычное; и хотя поначалу при параллельно включенном Ускорении, когда оно казалось особенно сложным, прану качали только два узла - теперь выходило качать через три. Причём Мийол уже знал, что сможет работать хоть через семь узлов и без полного сосредоточения, как совсем недавно. Пробовал, всё получилось. Просто для того, чтобы нормально объяснить Гелету про различные классы магических предметов, пришлось временно отказаться от задачи номер четыре: гравирования матриц заклинаний на внешней оболочке ауры. Но не от задачи номер три: работы Атрибутом, "растопырившимся" комбинированным свойством скрытное расширение для ускорения впитывания Природной Силы.
   Атрибут вообще требовал минимума внимания. Ну, как дыхание в определённом ритме: поначалу надо постоянно напоминать самому себе, как надо. Поправляться при сбоях. Но позже, подышав в нужном ритме несколько часов, привыкаешь. Это становится естественным - или, как выражался очередным умным словечком Ригар, reflektornym.
   В точности как моргать, как ходить, как держать прямо спину.
   Непринуждённо. Легко.
   Итого - четыре действия в одно и то же время. Даже больше, если вспомнить, что стало можно ответвлять струйку внимания от общего потока, чтобы оглядеться по сторонам. Или чтобы подумать, составляя планы на ближайшее будущее.
   Многозадачность, вот это что. Отец ещё вроде бы говорил про разницу мышления мужчин и женщин - мол, это один из ключевых моментов. Где мужчинам легче удерживать в фокусе что-то одно, думая "вглубь" и "вдаль", там женщины без напряжения отслеживают происходящее в сфере неподалёку от себя, думают "вширь". Поэтому женщины кажутся мужчинам рассеянными, невнимательными и поверхностными, а мужчины женщинам, соответственно, - излишне зацикленными на чём-то, не способными улавливать мелкие детали, моментально оценивать как обстановку в целом, так и изменения в ней. Но это всё лишь первые впечатления и типичные предрассудки, так-то и женщину можно научить сосредотачиваться хорошо и глубоко, и мужчину - правильно расфокусировать внимание почти без потери качества.
   "Значит, я стал чуть больше женщиной в смысле восприятия и мышления. Пусть и при помощи магии. Забавно. Но и очень, очень полезно. Ни за что не откажусь от этого в дальнейшем! Наоборот - постараюсь по мере возможности развить, расширить, углубить.
   И, кстати, надо будет потренировать такое распараллеливание без помощи заклинания. Ведь оно только помогает, умножая естественные возможности, а не берёт их из ниоткуда!"
   Обстановка на дороге не менялась. Всё так же топали Воины, покачивался на ухабах возок. Плыло мимо ароматно пахнущее разнотравье, что по обочинам, и две стены деревьев смешанного леса, отодвинутые регулярными вырубками от дороги на положенные по имперскому уложению сорок шагов. Если меньше, то явившийся из диколесья магический зверь мог бы напасть из засады на путешествующих людей и безнаказанно скрыться с жертвой.
   Если говорить без экивоков, то атрибутник, особенно имеющий среди свойств ускорение или рывок, уже уровня с третьего мог напасть, ударить и скрыться раньше, чем среагирует Воин-новичок. Живому тарану того же третьего уровня - Ужасному Льву, Костегриву или Каменному Двурогу - не требовалось и атаки из засады. Им довольно выбежать, налететь, стоптать-ударить-сцапать, а затем удалиться. Остановить их будет ох как нелегко, кваду Тондраса, например, такого зверя придётся долго изматывать, дорого расплачиваясь за малейшие ошибки. Потому что того же Каменного Двурога, подавителя третьего уровня весом от сорока пудов, пытаться остановить ударом лоб в лоб будет только идиот. И его стопчут. А если не идиот, для успеха такого дела потребуется Воин не ниже пятого ранга. Лучше шестого. Шансы выше нуля будут также у воина-четвёрки, но только с оружием, на которое наложено заклинание второго уровня как минимум (лучше третьего). И у мага с атакующим заклинанием четвёртого уровня наготове.
   В общем, сорок шагов от дороги до леса - не гарантия безопасности, а просто способ дать путникам немного времени, чтобы успели среагировать. Одновременно эти сорок шагов могут спасти жизнь при атаке младшего зверодемона... если атакованные моментально разбегутся и скроются среди деревьев. Без жертв не обойдётся, но всё же шанс получат даже обычные люди и маги, а уж Воины и подавно.
   Мийол обдумывал среди прочих идей такой способ задержать движение либо устроить побег, как атака магического зверя. Та же Эшки вполне могла найти, раздразнить и вывести к стоянке какого-нибудь крупного размерами третьеуровневого, достаточно мощного. Беда в том, что магические звери обычно атакуют тех, кто послабее - а слабость определяют через количество праны, что делает мишенью номер один самого Мийола. Кроме того, маг твёрдо решил, что даже намёка на вред конвойным во время побега не допустит. И дело даже не в жалости как таковой, а в том, что кара за воровство много мягче, чем наказание, грозящее за причинение вреда Стражам одного из городков. Если же возникнет малейшее подозрение, что он способствовал атаке дикого магического зверя на человека - дело запахнет даже не изгнанием, а казнью на месте.
   Причём медленной и показательно жестокой.
   "Нет уж. Такие возможности лучше приберегать до самых, вот просто самых отчаянных времён. Да даже думать о существовании таких возможностей лучше потише!
   Так, на всякий случай".

   ...долгожданное наступило во второй половине следующего дня. Как-то очень спокойно, почти без сопутствующих явлений, при гравировании очередной матрицы на внешнем слое ауры этот самый слой расширился. А потом сжался обратно, но не до конца. Средний слой, занятый Атрибутом, тоже начал расти, но медленнее. И сжиматься не спешил. Зато чуть подросло само клеймо Атрибута, словно разворачиваясь до нормальных размеров из немного ужатого состояния. Волна этих расширений дошла до внутреннего слоя. Не задержавшись, выплеснулась в глубину, в место, где раньше ничего не ощущалось. Плотность маны в резерве просела, но Мийол уже знал: это временно. Только до того момента, пока четвёртый слой не развернётся полностью, а резерв не заполнится до предела. Вот тогда плотность маны снова повысится, причём до новой отметки.
   Пока же остаётся тихо порадоваться.
   Успел. Прорвался. Взял четвёртый уровень. Причём вовремя взял, ещё до Новых Говорков.
   "Вот теперь начнётся настоящий разговор".
   К моменту ночёвки в селении, спасибо ускоренному впитыванию Природной Силы, Мийол довёл запасы маны до потолка своего нынешнего резерва (кстати, прибавка составила даже чуть больше, чем полтора прежних резерва сверху - из-за подросшей плотности маны). Поток энергии в качестве побочного эффекта сделал более плотной также и прану. Всё ещё далеко от нормы для Воина первого ранга, но уже больше, чем бывает у обычных людей... примерно на четверть или даже на треть. Количество, что больше подошло бы семнадцатилетнему парню более плотного сложения. Как общий итог, после прорыва в теле играли сила с бодростью, спать не хотелось совершенно... и, дабы не подавать виду, пришлось снова успокаивать непослушный организм, накладывая Глубокий Сон.
   Хороший отдых важен: запросто может оказаться, что поспать в следующий раз удастся только дня через два или вообще три... и вряд ли это будет сон в постели.
   Усыпить бдительность конвоиров тоже не помешает. Даже в селении квад исполнял долг Стражей в полном объёме и без послаблений. Покуда Мийол спал, около него неусыпно и бдительно дежурил один из них. Просто во время ночёвки под облаками они сменялись дважды, а в селении - трижды. Пусть они Воины, что много сильнее, быстрее, крепче, выносливее простых людей... но даже им приятна возможность продежурить поменьше и подольше отдохнуть.
   Ночное бдение не прошло бы мимо их внимания. И могло вызвать подозрения.

   ...выезд в конце осветления, полный день пути, остановка на ночлег при первых признаках затемнения. Обычные дела с обустройством лагеря, ужином и ночлегом. Первое дежурство за Тондрасом. Начинается оно нормально и первый час идёт как обычно... или нет? Внезапно, без каких-либо причин накатывает волнами дурманящий жар. Голова кружится, руки и ноги плохо слушаются. Скорей, не слушаются вовсе: заплетаются, подламываются при попытке подняться. Даже перекатившись на четвереньки, Воин качается, словно дерево в бурю.
   - Я ж н' пил, - бормочет неуклюжий язык. - Эт... шо так?
   Со своего ложа поднимается Мийол.
   - С-стой! Ты... это ты!
   - Да, это я, - маг странно спокоен.
   - Тре... ога!
   - Не поможет. Они не проснутся, пока действуют чары. Да и тебя я чуть попозже усыплю.
   - Зачем?
   - А разве не понятно, что я бежать собрался? - речь нарочито замедлена, словно он разговаривает с ребёнком или... ну да, с пьяным. Из-за медлительности слова выходят очень убедительными и запоминаются неплохо. - Я мог уйти и вообще без звука. Но хочу использовать возможность, которую поломал ил-Стахор.
   Тондрас старался. Так старался, как только мог. Но... заклинание, чары или чем там ещё воспользовался Мийол - это оказалось сильнее воли, подточенной лживым опьянением. Лживым? Ну да, но убедительным прям демонски! Утрачен контроль над узлами, прану не уплотнить, приём не использовать... а сейчас Усиление краткое ему бы пригодилось!
   - Я хотел отправить из Хурана весточку родным, помимо прочего. Надеюсь, ты с ними увидишься. Ригар и Васаре, рунные зачарователи. Расскажешь им всё.
   - Я... не...
   - Расскажешь, - уже не попросил, а приказал Мийол. - Если хоть капля чести осталась в тебе, ты не станешь молчать. Пусть знают, что сделал ил-Стахор. Пусть знают, что я освободился. И что прорвался на четвёртый уровень.
   - Ты!..
   - Да. Совсем недавно. Что, не так легко иметь дело с экспертом, как с оболганным и почти до исподнего обобранным мальчишкой? Так вот. Доберёшься до Жабьего Дола - скажи ещё пару ласковых Старшему Гворому. Хотя... нет. Просто скажи, что Мийол-сирота в свои неполные пятнадцать уже стал магом-экспертом, а самое позднее в двадцать станет подмастерьем. И что если мне не понравится происходящее с Ригаром и Васаре - я не постесняюсь сделать так, чтобы все виновные жалели. Долго. Убить не убью, но искалечу так, что никакой целитель не поможет. Даже за десять тысяч клатов. Ты всё понял? Всё запомнил?
   - Я... да.
   Для верности молодой маг повторил свою речь дословно и ещё медленнее, чем в первый раз. После чего добавил:
   - Хотя ил-Стахор меня и ограбил, уподобляться ему не стану. Я возьму из вещей только то, что нужно человеку в диколесье и не слишком дорого притом. И да. Если у ил-Стахора жадность ещё не совсем затмила честь и здравый смысл, он вернёт мой боевой нож тому, кто его сделал. На прочее плевать, но подарок отца пусть отдаст! А теперь - прощай. Искать меня... не советую.
   - По... го...
   - Глубокий Сон.
   Это стало последним, что Тондрас услышал в ту ночь.

Призыватель 6: начать сначала - замыкая круг

   - Теперь всё куда лучше, чем в первый раз. Правда, Эшки?
   - У-ху!
   - Эх, многовато всё же взял я барахла. Тут либо волочь дальше сразу всё, но медленно и тяжко, либо от чего-то избавиться. Идти быстро и легко. Но жалко ведь!
   Глядя на объёмный узел, Мийол огладил подбородок таким жестом, словно у него росла там окладистая, то и дело неудобно топорщащаяся борода.
   - Ладно. Одно не опробованное заклинание сработало, может, и другое не откажет?
   Присев для лучшей сосредоточенности спиной к одному из гигантских древесных стволов, молодой маг стёр с внутренней оболочки ауры Наведённое Волшебное Опьянение и начал как можно быстрее гравировать на освободившемся месте матрицу Призыва Вьючного Существа. Раз уж среди вещей, захваченных им в качестве трофея, имелось несколько ломтей мяса бегового ящера... не самый лучший катализатор, увы. Но лучшим могло стать лишь Ядро Сути, а Мийол обещал взять только необходимое.
   И слово, в общем-то, сдержал. В узле, что он унёс со стоянки своих усыплённых конвоиров, лежал свёрнутый кожаный котёл - хороший, тонкий, из тех, что можно вешать над огнём и не морочиться с раскалёнными камнями. А ещё - долблёнка с водой объёмом где-то в два кувшина; кусок тёмного мыла с мужской кулак; кисет с крупно молотой солью; небольшой набор костяных игл, тонких жил и кусочков дублёной кожи для ремонта одежды; локтей семнадцать или восемнадцать прочной бечевы - достаточно прочной, чтобы забраться с её помощью на дерево или связать некрупный плот. Из еды, помимо соли, - три мешочка с крупами общим весом в четверть пуда, два ломтя сыра да немного мяса: как солонины, так и сравнительно свежей, упоминавшейся уж ящерятины. Также Мийол взял с собой довольно крупный кусок грубой льняной ткани, где-то четыре локтя на пять. Сгодится, чтоб соорудить постель, притом вполне комфортную (собрать в кучу лапник или просто листьев накидать, накинуть сверху ткань, и вот она, постель под облаками). Но вообще-то квадом эта ткань использовалась как навес от дождя, он же - нехитрый инструмент для сбора чистой питьевой воды.
   Сейчас именно в неё, оформив узел при помощи бечевы, молодой маг собрал все свои трофеи. Вышло вроде не очень тяжело, даже не сверх меры габаритно, однако ж и тащить всё это через диколесье... можно. Просто неудобно.
   Да и новое заклинание опробовать хотелось, что уж там.
   Стоило гравированию матрицы завершиться, как Мийол тотчас же, без промедления и раздумий, пустил заклинание в ход. И...
   Нет. Чистым провалом называть результат он не мог. Более того: успешно сработала одна маленькая хитрость, насчёт которой у него витали самые серьёзные сомнения. Рассуждал маг так: что такое призыв существа? Это создание плотной иллюзии по образцу, предоставляемому материальным катализатором. В данном случае - мясом бегового ящера. Но если заклинание может призвать нечто живое, часть которого при этом нельзя назвать живым (например, ороговевшие части когтей, эмаль зубов и так далее), то почему не расширить список и не призвать на правах "частей" призываемого, например, сбрую с седлом, попоной, уздечкой и всем прочим? Формально - совершенно ничего, разве что нужно дополнительно сосредоточиться и как можно лучше вообразить все эти штуки.
   Удалось. Призыв Вьючного Существа породил именно то, что Мийол хотел: куда более крупного, чем прототип, уже осёдланного бегового ящера со сбруей, позволяющей магу усесться самому и надёжно закрепить всё своё имущество.
   Однако результат вполне мог считаться также и провалом. Почему? Во-первых, если взять за образец Призыв Волшебного Существа, задержка активации выросла до двух минут. Не в разы - в десятки раз больше! Во-вторых, десятикратно возрос и объём маны, что пошла на заклинание. До прорыва Мийолу на такое не хватило бы всего его резерва! В-третьих, что самое неприятное из списка недостатков, несуразно выросли затраты на поддержание чар в активном состоянии. По первым приблизительным прикидкам, тоже в десять раз. На этом фоне уже ничего особо нового в картину не вносил многочасовой откат (пока даже не известно точно, насколько длинный, но уже ясно: чем ждать его окончания, быстрее выйдет стереть матрицу и записать её снова).
   Убожество, а не заклинание. Кривое, прожорливое, не оптимизированное убожество. И вряд ли стоящее оптимизации; скорее, нужно забыть его к демонам и разработать аналог с нуля, потому как яснее капли росы: ошибка коренится где-то в основах, возможно - в самом подборе составляющих матрицу символов.
   В сравнении с предыдущими результатами по расчёту собственных матриц подобное смело следовало называть оглушительным провалом. Если бы не изумительный прогресс с Атрибутом, резко усилившим возможности по сбору Природной Силы, Мийол не стал бы пользоваться таким заклинанием вовсе. А сейчас, с сожалениями об улетающей в никуда мане и попытками понять, где именно он так накосорезил в матрице, молодой маг всё-таки навьючил пожитки на свой призыв, взгромоздился в седло и отправился покорять ночное диколесье.
   К сожалению, даже с помощью Эшки и на чужих двоих двигаться быстро не получалось. Ночь. Овраги и ямы. Кусты. Буреломы. Возможность встречи с хищниками - включая магических, крупных и стайных. Понятно, что на границе между ближним и средним диколесьем, куда его вернул конвой, возможность вляпаться по полной не особо велика. Самым страшным зверем или хотя бы одним из самых страшных он смело мог считать самого себя, а Наведённое Волшебное Опьянение - чем-то вроде маленького Молота Чудес, удара которого не выдержит даже крупный подавитель уровня три... наверно...
   В любом случае, разменивать свою безопасность на скорость бегства Мийол не собирался. Призванный ящер под ним ступал неторопливо (но всё равно быстрее, чем мог бы идти на своих ногах подросток). На быстрые шаги - не рысь! этот аллюр уж слишком тряский и неудобный... - переходил лишь при движении по руслам ручейков и речек, да ещё по немногочисленным открытым участкам земли. А его наездник делил основное внимание между восстановительной медитацией и анализом неудачной матрицы, позволяя Эшки выбирать маршрут почти что в одиночку, с редкими советами для уточнения.
   Что могло пойти не так?
   Ну, прежде всего - катализатор. Призыв выходит наиболее качественным, если для вызова подавителя используется его Ядро Сути, а для атрибутника - орган, связанный с Атрибутом. Если в ход идёт менее качественный фрагмент, результат предсказуемо ухудшается. Но не десятикратно же по всем параметрам! Это просто абсурд! В общем, замена нормального катализатора на кусок мяса, не слишком качественно законсервированного при помощи кислолиста и соли, могла сказаться на итогах - но лишь как дополнительное обременение, а не основная причина.
   Далее: несоответствие формы. Красношпорый беговой ящер, которому принадлежало мясо, дорос только до второго уровня. Призванный же соответствовал по размерам мощному третьему. Либо слабому четвёртому. Однако это тоже вряд ли могло считаться основной причиной плохих результатов. Мийолу уже приходилось играть с размерами призываемых созданий, и хотя при этом увеличивались начальная цена призыва и расход маны на его поддержание, - но опять-таки не настолько резко. Не говоря уже о том, что игра с размером влияла на время активации заклинания и его откат лишь в очень малой степени.
   Тогда, возможно, сбруя? Как ни крути, заклятье призыва существа не предназначено для призыва предметов. И уж тем более смешанного призыва. Кстати... это следует обдумать. В смысле, возможность специального заклятья для вызова плотных иллюзий неживого. Рассуждая логически, такие заклинания должны быть проще и дешевле, чем вызов существ. Сверх того, раз уж возможен вызов магических зверей, в полной мере имитирующий природную магию этих последних, то почему бы не удаться вызову предметов не простых, а с вложенной в них силой?
   Создание иллюзорных, нестойких, но всё-таки артефактов! Боги вдохновляющие, почему раньше ему не пришло в голову что-то столь простое и одновременно столь грозное?! И, кстати, эта самая нестойкость может оказаться свойством устранимым. Если призвать иллюзию с заранее вырезанным и верно заполненным рунным узором; и если этот узор, как у всякого нормального постоянного артефакта, окажется способен к пассивному сбору Природной Силы; и если часть собранного удастся перенаправить на поддержание стабильности иллюзии...
   Да, многовато условий в цепочке. Но ради создания магических предметов из чистой маны, что при этом не потребуют поддержки из личного резерва призывателя, постараться стоит!
   Итак, основой грядущего шедевра станут символы Призыв, Предмет и Магия-свойство. К паре последних не лишним будет добавить знак Подобие - поскольку как призываемая вещь, так и заключённая в ней магия описываются с его помощью наиболее точно. А для баланса вписать в матрицу Укрепление, опять-таки к паре Предмет и Магия-свойство. Небольшое изменение, даже не доходящее до полноценного диалектного расхождения, всего лишь стилистическая вариация - и вот уже прямая связь даёт дугу "предмет с укреплённой/стабильной магией", а связь обратная читается как "магия укрепляет предмет". Что примечательно, Укрепление несложно увязать как с Подобием - что сразу уменьшает дистанцию меж реальным предметом и плотной иллюзией, так и с Призывом... в последнем случае без всяких толкований ясно, что акт призыва продлевается, из временного претендуя стать постоянным. И...
   И всё?
   Пять символов, всего лишь третий уровень - но уже достаточно для имитации магических предметов? Неужели это до такой демонской степени просто?!
   Матрица чар, скомпонованная в порыве чистейшего вдохновения, висела перед мысленным взором, медленно вращаясь: простая, элегантная, блистательно симметричная в своей гармонии. Ни единой неверной черты, ни одной спорной связки смысла, ничего, что хотелось бы изменить.
   Совершенство, достойное места среди имперских шедевров.
   Не сдержавшись, Мийол остановил ящера (несмотря ни на какие взрывы эмоций внутри, он не забывал, что находится в диколесье и должен предпринимать меры элементарной безопасности во имя сохранения собственной жизни). Разгрузив припасы и отозвав призыв, он спешно стёр матрицу Призыва Вьючного Существа, машинально прикидывая, какие изменения внесёт в неё в следующий раз и досадуя на то, сколь грубой она кажется, изумительно кособокой и нестройной. А затем на освободившееся место вписал Призыв Подобия Артефакта.
   И тут же применил его.
   Само собой, в качестве пробного образца Мийол использовал тот, что знал лучше всего. До самого ничтожного изгиба знал, до последнего бугорка кожаной обмотки на рукояти, до каждой линии, оставленной годовыми кольцами, что структуре древесины каменной сосны обеспечила природа. Руны, залитые проводящим ману составом, а затем, поверх, прозрачной твёрдостью высококачественного лака. Простое и эффективное притом заклинание Лёгкого Рассечения. Чуть приглушённый серебристый блеск обработанного дерева... таков утраченный подарок Ригара, боевой нож.
   Прошло лишь две секунды - и копия его легла в ладонь. Ничем не отличаясь от оригинала. Ни по внешнему виду, ни по магическим свойствам (Мийол без лишних колебаний испытал их, отсекая кусок за куском от подобранной неподалёку ветки - идеально! Чистый срез, почти что никакого сопротивления при встречах лезвия с материалом).
   Причём, если даже копия ножа тянула магию из резерва призывателя, а не питалась токами Природной Силы, то Мийол этого не замечал. Зато не мог не заметить кое-что другое: откат. Ещё и полминуты не прошло, а матрица Призыва Подобия Артефакта уже готова к использованию снова! Для завершённого заклинания третьего уровня результат блестящий, чтобы не сказать больше. Ухмыляясь во всю ширь, молодой маг повторил активацию и получил вторую копию всё того же артефактного боевого ножа. Только в левой руке.
   После секундной паузы он слегка развернул её, располагая лезвием вверх. Копия боевого ножа в правой руке опустилась, рассекая по пути воздух с намёком на тихий свист.
   Тук!
   Плотная иллюзия встретилась с плотной иллюзией, магия столкнулась с магией. Как итог взаимного разрушения, на долю секунды Мийол оказался хозяином двух обрубков: один покороче, другой подлиннее. А потом и обрубки истаяли прямо в руках. Мана, что ненадолго обрела форму, вес и твёрдость, не выдержала частичного распада структуры и вернулась к своему естественному виду, моментально рассеиваясь без видимого следа.
   - Понятно... - пробормотал маг с воодушевлением, - Продолжим эксперименты!
   Следующий опыт не представлял сложности для того, чтобы начать его, однако не был так же прост и в плане завершения. Проще говоря, Мийол собирался проверить, насколько стойкой станет плотная иллюзия в отсутствие каких-либо вмешательств. С этой целью, дождавшись завершения отката, он создал третью по счёту копию боевого ножа и воткнул её в грунт, как в ножны. Далее оставалось лишь ждать и смотреть, сколько та продержится.
   Заодно при использовании матрицы удалось точнее оценить требовательность заклинания. Если чувства не обманули, то с нынешним объёмом резерва Мийол мог повторить призыв более полусотни раз подряд, прежде чем запасы маны покажут дно. Опять-таки, как для завершённого заклинания третьего уровня - вполне скромно. Впрочем... рановато судить. Сперва надо испробовать весь диапазон того, что могут воссоздать эти новые чары.
   И-и... сразу после окончания отката молодой маг создал шест. Простой, гладкий, без следа рунных узоров. Обычная деревяшка, разве что наколдованная. Выглядела она весьма достоверно, а обошлась при вызове всего в треть того, что ушло на вызов ножа-артефакта. Нахмурившись на миг, Мийол достал свежевальный нож... и нахмурился ещё сильнее. Замерев, сосредоточился, потратил менее минуты на запись первоуровневого Вызова Света, активировал заклинание в виде рассеянного, бледного гало выше-сзади-справа от своей головы. (Ночное зрение, конечно, собьёт даже такой свет, но в случае чего, покуда глаза не направлены прямо на его источник, возможно сравнительно быстро вернуть им прежнюю чувствительность).
   После этого Мийол всё-таки провёл по наколдованному шесту кончиком свежевального ножа. Результат вышел забавный. Царапины на дереве, конечно, появлялись - но норовили тут же затянуться, как будто шест вовсе и не шест, а существо живое, причём с отличной регенерацией. Похоже, мелкие повреждения плотная иллюзия устраняет, стараясь вернуться к исходному образцу. Но тратит при этом часть вложенной маны, и... да. Шест растаял в руках, подтверждая догадку о конечности сроков существования не-артефактов.
   Следующим созданным предметом стала заготовка под боевой нож. Тот же материал, та же кожаная обмотка рукояти, те же руны - в общем, полный повтор оригинала. Но без зачарования. Резные каналы пусты, магии в них нет... пока что. Мийол сосредоточился и наложил зачарование поверх предмета, как это делается при создании временных артефактов. И отложил в сторону. Новый призыв - и перед ним опять тот самый нож, только теперь с каналами, заполненными иллюзорной смесью крови с загустителем. Обслуживаемый артефакт.
   Рассуждая логически, если уж магическая копия стремится вернуться к исходному образцу, тратя при этом ману, а у обслуживаемых вещей основа заклинания помалу "выгорает", то эта вот последняя иллюзия должна стать просто чуть менее прочным, медленнее восстанавливающимся подобием иллюзии постоянного артефакта. Потому что "выгорание" будет скомпенсировано за счёт сбора Природной Силы... ну, в идеале. Вот только как это проверять? Ладно, что-нибудь да придумается... позже... а пока...
   Сосредоточение на результате с тщательным вниманием к деталям; мысленный приказ - и с небольшой задержкой перед Мийолом возник идеальный пояс призывателя. Кожаный, широкий, с костяной застёжкой на левом боку и регулируемыми креплениями под ячейки, которые позднее заполнят катализаторы разных призывов. Ещё и с чехлами-ножнами для оружия, аккурат под размеры свежевального ножа и (гулять, так гулять!) сразу пары боевых ножей - один слева, другой справа, под разные руки. Сверх того, изнанку данного шедевра скорняжного искусства украсил тщательно сработанный узор Сохраняющего Укрепления. Пояс тем самым становился не знающим сноса (хотя и не имеющим иных свойств) полноценным артефактом первого уровня. Вернее, иллюзией его... но плотной, предельно достоверной и для любых практических нужд заменяющей такой же, но реальный.
   - Ага, - сказал Мийол, вертя в руках наколдованное и ухмыляясь всё шире. - Значит, даже то, чего раньше и в руках не держал. Отлично, просто отлично!
   Однако вскоре реальность напомнила, что пределы гибкости у неё есть. Причём не такие уж широкие, как того хотелось бы магам. Пришло напоминание в виде исчезновения иллюзий... в буквальном смысле. А молодой маг скривился и хлопнул себя по лбу (очередной подхваченный у приёмного отца непроизвольный жест).
   Сами по себе потоки Природной Силы вечны и неиссякаемы. Но свои ограничения у них тоже есть, как вообще у всего сущего, великого и малого. Через определённую площадь протекает лишь ограниченное количество энергии - и если на этой площади оказывается слишком много тех и того, что энергию впитывает, то каждому потребителю в отдельности перепадает меньше. Мало того: потребители более высокого уровня перехватывают потоки Природной Силы успешнее, что может оставить низкоуровневых ни с чем.
   Обо всём этом совершенно прямо, без обычных для его стиля иносказаний и экивоков, писал грандмастер Келлтан во введении к "Принципам артефакторики". Также в "Пути могущества: начала" упоминался сей факт. И ещё в кое-каких базовых работах по магии.
   А Мийол об этом позабыл.
   Много ли могут выхватить из потока энергий реплики простеньких артефактов начальных уровней, когда рядом втягивает и преобразует Природную Силу маг четвёртого уровня? Да ещё и не обычный эксперт, а усиленный в разы Атрибутом?
   Вот именно.
   Сверх того, когда Мийол сосредоточился на собственных ощущениях и особенно на том, как работают свойства расширения и связанности, - он обнаружил, к своему окончательному разочарованию, что Атрибут охотнее соединяется с плотными иллюзиями, напрямую выкачивая ману из источников, где та существует в готовом виде. Это, с одной стороны, обещало развиться в дальнейшем в некоторые особые преимущества (вытягивание энергии из противника - двуострый приём, ослабляющий врага и усиливающий себя - недооценивать глупо), но вместе с тем сильно ограничивало возможность легко и быстро наделать имитации волшебной экипировки. Желая носить свой замечательный новый пояс призывателя, Мийол обязан ограничивать аппетиты своего же Атрибута. Разумеется, это возможно. Это даже сравнительно просто, за что спасибо Ускорению Магических Действий, - но уменьшает скорость восстановления резерва и постоянно отвлекает часть внимания.
   С другой стороны, создание подобий артефактов, что впоследствии могут использоваться для усиления атакующих и (что даже поважнее) оборонительных талантов призванных существ, действующих в отдалении от самого Мийола - всё ещё крайне перспективная тема. Возможность заменить одним заклинанием целый арсенал инструментов и магических приспособлений, включая дорогие комплекты постоянных артефактов... заманчиво. Очень.
   В тех же "Принципах артефакторики", к примеру, на последних страницах приводилась принципиальная схема переносного полевого укрепления. Шесть очень сложных в изготовлении, громоздких, но от этого лишь более надёжных опорных столбов. Пять рунных символов на каждом. Да, всего по пять, что служит эквивалентом заклинания третьего уровня - но после установки весь комплект накрывал приличную площадь артефактным барьером четвёртого уровня! Сидящие внутри Тайной Защиты Лобруга могут поплёвывать свысока на любые угрозы низких классов. Младший зверодемон, тварь пятого уровня - и тот потратит больше одного удара на преодоление такого барьера!
   Не удивительно, что только лишь стоимость работы артефактора, без учёта цены материалов, за изготовление такого комплекта пробивает планку в восемьсот клатов.
   Чудовищная сумма.
   Но для Мийола, теперь, установка аналогичного барьера потребует десятка минут и где-то одной седьмой всего его резерва - он проверил. И, кстати, ему не потребуется таскать на своём горбу связку опорных столбов, весящую, самое малое, два пуда.
   Не просто удобно - демонски удобно!
   - Как я рад, что не соблазнился и не свернул на Путь Воина... - пробормотал молодой маг перед тем, как заснуть. - Что может Воин? Дать по морде. И ещё может не давать по морде. А вот я... меня теперь любая команда Охотников будет на руках носить... уа-а-ау...
   На следующий день, оставив свои вещи под прикрытием барьера, Мийол отправился на охоту за магическими зверями. Идея его была проста: раз уж с Призывом Вьючного Существа он оказался по уши в болоте - почему не добыть нормальный катализатор призыва? Часть вещей вполне можно сгрузить и на что-нибудь не очень крупное, размером со сторожевого пса или волка. Но это временное решение. В более далёкой перспективе молодой маг планировал добиться того, что, по его мысли, отличало нормальных экспертов призыва.
   Использование уже не магических имитаций, нет - живых магических зверей!
   К несчастью, Мийол понятия не имел, как устроены имперские заклинания призыва средних уровней, те, что работали с пространством. И - учитывая весьма неоднозначный опыт с попытками изобретения личных заклинаний, когда успешный, а когда не очень - пытаться создать свои чары для такого призыва не спешил.
   С обретением фамильяра ему, говоря прямо, несказанно повезло. Но играть уже не с собственными телом и душой, а с фундаментальными силами мироздания? Без крайней, по-настоящему и безальтернативно крайней, нужды - нет, нет, семикратно нет!
   Ему требовались рабочие примеры заклинаний среднего класса. Ему требовались учебники магии с теорией уже не начального, а среднего уровня. Ему, если уж совсем откровенно, каким-то чудесным образом следовало отыскать учителя, чтобы не плутать во тьме самоучкой следующие годы, а двигаться более или менее прямо, по уже разведанным предшественниками тропам Пути Мага, устремляя корабль своей судьбы прямиком ко древним путеводным огням познания.
   Но это дело будущего. Пусть и не очень отдалённого, возможно.
   Что же до использования живых зверей вместо плотных иллюзий...
   Эшки не даст соврать: вполне возможно заключить обоюдовыгодный союз с реальным существом из плоти и крови, не убивая и даже не порабощая никого при помощи подчиняющих заклятий. Более того: в теле и душе Мийола уже поселился Атрибут со свойством связанности. И кто сказал, что эту связанность нельзя распространить чуть дальше, присоединяя к незримому содружеству новых членов? Желательно, конечно, тех, что покрупнее - годных и для боя, и для использования в качестве транспорта.

   ...и вот на третий день с момента бегства молодой маг с тайным восторгом смотрел на существо, отвечающее его чаяниям полностью. Одиноко пасущийся магический зверь - ещё не очень крупный для своего вида, но достаточно подросший, чтобы патриарх двурогов прогнал потенциального конкурента вон из своего стада-гарема. Молодой, но очень, очень перспективный Жестокий Двурог, подавитель первого уровня, что в скором времени должен превратиться в зверя второго уровня, сменив тем самым прозвание на Свирепого Двурога. Собственно, если задуманное Мийолу удастся, это как раз и подстегнёт эволюцию зверя.
   Подготовка не вызвала осложнений. Используя свойство скрытности, молодой маг успел сократить дистанцию достаточно, чтобы использовать Наведённое Волшебное Опьянение. А затем и Глубокий Сон. Несмотря на солидные размеры и массу, равную примерно двадцати пяти пудам, зверь-подавитель первого уровня оказался лишь глиной в воле эксперта магии. А вот затем Мийол задумался. Связь с Эшки он установил за счёт Единения Крови. И, рассуждая теоретически, опыт можно повторить. Более того: если после Единения Крови и контракта с атрибутником человек в качестве трофея обрёл свой Атрибут, то контракт с подавителем может способствовать обретению Ядра Сути! Очень, очень интересный опыт... если бы не сопряжённый с этим риск. Испытывать на собственной шкуре, что с ним станет после такого смелого эксперимента, Мийол не рвался. А слово "смелый" тут следовало, скорее, заменить на "глупый" или даже "идиотский". Если есть - отдельно - звери-подавители и есть звери-атрибутники, но нет ни одного случая, чтобы зверь с Ядром Сути обзавёлся также Атрибутом (и наоборот), этому должна быть причина. У Мийола уже гибридное существование как мага-атрибутника вызывало смешанные чувства.
   В общем - спасибо за предложение, как-нибудь в другой раз.
   К тому же установление постоянной связи меж ним и подавителем с помощью Атрибута само по себе являлось достаточно смелым ходом с сомнительным итогом. Кое-какие намётки и предположения имелись, шансы на успех тоже выглядели приличными, но...
   - Не попробуешь - не узнаешь, - подбодрил сам себя Мийол. Глубоко вздохнул, сократил дистанцию меж собой и Жестоким Двурогом с пяти шагов до половины шага.
   Присел.
   Коснулся обеими ладонями жёсткой шкуры.
   Замер.
   Основная идея того, что собирался сделать Мийол, звучала просто и сухо: "Накачать Ядро Сути магического зверя маной из резерва - таким образом, чтобы именно эта, принадлежащая конкретному человеку энергия послужила питательной средой и толчком для эволюции, установив родство не по крови, но по духу". Но при прямом воплощении этой идеи ничего простого, ничего формального и отстранённого не осталось.
   Работа в тандеме магии и Атрибута, направляющей и контролирующей воли человека, что взнуздал свойства связанности и расширения при помощи Ускорения Магических Действий... в понимании Мийола это вполне стоило назвать чудом. Трепещущие как бы на кончиках пальцев нити энергии; деликатный, но вместе с тем полный проницательной чуткости и настойчивости контакт совершенно разных существ, объединённых разве что тем, что оба они - чувствующие, дышащие, живые... если и это не чудо, то есть ли вообще под облаками место для чудес?!

   ...и казалось магу: это не мана - сила души, кровь волшебства - льётся по незримым, тонким каналам к чужому Ядру Сути. Наталкивается на оболочку и приостанавливается, но затем, словно став ещё тоньше и подвижнее, находит путь внутрь, втекает, питает, расширяет, усиливает. Нет! Ему казалось: он стоит на коленях около холодного костра и собственным дыханием, робким, почти нежным - раздувает малый, тусклый огонёк. От дыхания искорка становится ещё меньше, хоть разгораясь при этом ярче; но находит рядом пищу в виде сухого трута, порождает тонкую струйку дыма, затем - такую же, но более толстую; и ещё более толстую, и ещё! И дышит жаром, растёт, ширится всё сильнее, увереннее, ярче. До тех пор, пока жадные язычки огня не впиваются в быстро чернеющие тонкие прутья. Больше, прочнее, увереннее! До самого момента, когда лицо захочется убрать подальше от раздутого огня.
   Был уголёк - стал костерок.
   Когда Мийол открыл глаза и вновь осознал себя не возжигателем огня, а кем-то отдельным, разумным, самостоятельным - в его резерве осталась едва ли десятая часть от полного объёма.
   И ещё. Отдельным? Так, да всё же не так. Клеймо, отображающее состояние его Атрибута на второй "сверху" оболочке души, снова чуть подросло, меняясь. Теперь маг ощущал внутри привычной связанности новую, фиксированную ноту. Резонанс от неё вёл в сторону пасущегося рядом существа. Да! Опыт удался, эволюция совершилась и близость установилась. Отныне маг обрёл второго компаньона: Жесток... ах да, уже Свирепого Двурога.
   - Ну что ж, - откашлявшись, сказал Мийол. - Пора наречь ещё одно имя. Перебирать не стану. Быть тебе отныне Зунгом, что означает "верный". Что скажешь, Зунг?
   Новонаречённый магический зверь только ухом повёл. После эволюции ко второму уровню - причём сразу к среднему его этапу, ибо маны, коей поделился человек, хватило не только на прорыв, но и на развитие - бедолага хотел не просто есть, а жрать. Мийол хмыкнул: это состояние ему знакомо, причём по собственному опыту. Он в камере вот так же жадно поглощал простую кашу с овощами, требуя добавки, как Зунг сейчас уничтожает зелень.
   - Раз так, молчи себе и дальше. Тем более, гигантом мысли не назвать тебя, далеко тебе до Эшки. А меня и монолог вполне устроит. Итак... наглядное свидетельство того, что я состоялся как эксперт магии, - заполучил. Оно же средство транспорта, оно же - на крайний случай - живой таран. Осталось решить вопрос с учителем магии. Или с заработками, что одно и то же: учить задаром такого вот способного меня навряд ли кто-то станет. А если станет, к этому приложится кабала на долгие, долгие, слишком долгие годы. Нет уж! Лучше честь по чести расплачиваться за знания сразу, наличными деньгами, чем влезать в огромные долги либо навешивать себе на шею разные обязательства. Малоприятные обычно.
   Новый вздох. Слыхал, конечно же, Мийол помимо прочего истории про обучение без платы - об узах духа, о единстве воли и намеренья, объединявшем людей разного возраста, статуса и силы. О нерушимом братстве Учителя и Ученика, о приговоре судьбы и счастливых случаях. О легендарных магах и их не менее легендарных наследниках, о первооткрывателях магических школ, основателях могущественных гильдий, патриархах кланов и "просто" родов...
   Все слышали подобные истории.
   Только вот всерьёз надеяться на нечто этакое в реальной жизни... хех. Не с его опытом.
   - И вот ещё, - добавил Мийол тихо, следуя за вильнувшей мыслью. - Своим партнёрам я имена раздал, но не повредит обзавестись новым именем также мне самому. И именем, и образом. Не то, чтоб я стыдился предков или боялся правды, но... да. Так будет лучше. Заодно от проблем, вызванных возрастом, уклонюсь... Что же до имени - заимствую из словечек отца одно, вполне подходящее к случаю.
   Вздох.
   - Хантер. Да, вполне подходяще.