Попаданец поневоле:

Аннотация:

   Добро пожаловать в мой новый текст. Решил писать про попаданца. Писать я его буду не о восторженном юноше, жаждущем эльфийских принцесс, а о взрослом человеке, которому даром все это попаданство не было нужно. Однако же, несмотря на это, его ради эксперимента утащил в свой мир пожилой маг, которому он в итоге оказался не нужен. Оказалось, что стандартные рояли не очень-то действуют. Места принца или хотя бы барона никто не приготовил. Язык приходится учить. На кусок хлеба надо зарабатывать не легким трудом. И шансы вернуться домой стремятся к нулю.
  

1 глава:

   Помню, плохо мне стало. Неожиданно и резко. Дальше было больно, но почему не знаю. Может оттого что упал, а может от чего ещё. Потом потерял сознание и пришёл в себя не в летнем парке, где был, а в каком-то холодном и мрачном помещении. Больницей это место точно не было и даже близко на нее не походило. Скорей уж настоящие почти средневековые инквизиторские застенки. Особенно если учесть, что я был полностью гол и привязан за руки и за ноги к чему-то сильно холодящему спину. Вот только источники света на средневековые не очень походили. Не лучина, не свеча и даже не масляная лампа. Под потолком, так что бы не оставлять тени, висело четыре непонятных светящихся шара. Их можно было принять за привычные электрические лампы, но только можно было принять и ими они не являлись. По крайней мере, именно так мне показалось с самой первой минуты.
   Эти странные БДСМ игры мне не понравились. Я попробовал освободиться, но широкие кожаные ремни с двойной пряжкой как на армейской портупее держали меня прочно. Я мог извиваться и брыкаться телом, но конечности при этом оставались на месте, точно приклеенные. Освободиться при всем желании не получилось бы. Я не Гарри Гудини и даже не Амаяк Акопян, что бы проделать нечто подобное.
   За большой железной с заклепками дверью послышалась какая-то возня, которая заставила меня замереть. Похоже, пришедший возился с запорным устройством вроде какой-то задвижки. Уж больно звук на движения железа по железу был похожий. Возился пришедший не долго, но нервов добавить мне успел, а после вошел и ввел меня в короткий ступор.
   В комнату вошел сутулый пожилой мужчина с большим количеством седины в тощей бороденке. Он был одет в яркий желтый с зеленым халат до пят. Волосы у мужика убраны под округлую полосатую шапочку, похожую на детский чепчик с завязками под подбородком. Все пальцы бородатого унизаны перстнями и кольцами. На некоторых пальцах так по два, а то и три кольца. Только крупные перстни с камнями по одному.
   - Мужик, ты чего? Украл меня что ли? - спросил я, пытаясь понять, что происходит вообще и со мной в частности.
   - ... ... ..., - заговорил о чем-то на неизвестном мне языке сутулый.
   - А по-русски можешь? - спросил практически без надежды.
   - ... ... ..., - снова непонятный язык надежду не подтвердивший.
   - Может, ду ю спик инглишь? - спросил на сосем корявом английском и на этом исчерпал большую часть своих знаний в языке туманного Альбиона.
   - ... ... ..., - похоже, человек и по-английски не говорил.
   Продолжая что-то бормотать, мужик запер за собой дверь и подошел к помеси каменного стола и ложа, на которой я был закреплен. Сначала он оттянул мою кожу, больно ущипнув меня за левый бок. Следом заглянул в глаза. Еще пришедший чудак залез мне в рот, где его явно заинтересовали пломбы, имевшиеся в паре зубов. Этот чудак в халате на этом осмотр не закончил, но дальнейшие его действия мне были не очень понятны. Что-то щупал, где-то тыкал пальцами, пару раз кольнул иглой, щипался. Ректального зондирование не проводил, вивисекцией не занимался и на том я был готов сказать ему спасибо.
   Когда мужик в чепчике и халате, наконец, оставил меня в покое и ушел куда-то по своим делам, я на какое-то время остался один и попытался сообразить, что это было, но предпочел преждевременных выводов не делать. Уж больно не стандартным было происходящее. На нормальное похищение как-то не очень походило, хотя вот он я привязанный к камню и осмотренный каким-то чудиком, говорящим на тарабарском языке. Кому нужен обычный, даже банальный, 35 летний работяга с ипотекой, ворчливой женой и 17 летним лбом ребенком? А никому. Таких никто не похищает. Ну, разве что какой-нибудь сумасшедший.
   Мои размышления о возможности оказаться пленником безумного маньяка прервала открывшаяся дверь. В этот раз ее не отпирали, поскольку мужик в полосатом чепчике уйдя не запер ее. В комнату вошли четверо крепких и хмурых мужчин в серых ливреях без каких либо украшений, но зато с жёлтый воротниками. Помимо этого на мужиках были штаны почти привычного вида в цвет верхней части одежды и черные лакированные туфли с округлыми носами.
   - Привет мужики, - сказал я, что бы просто что-то сказать.
   Мужики даже не обратили на мои слова внимания. Они обступили мое каменное ложе и взяли меня за руки и за ноги. Ремни отстегнули, но меня не выпустили. Мужики крепко держали мою тушку, не на секунду не ослабляя хватки, а хватка у них была медвежья. Казалось, что меня держат не люди, а живые машины. Да и выражение на лицах у них было как у ничего не чувствующих и не испытывающих эмоции биороботов.
   Подняв меня за руки и за ноги эти биороботы не проронив ни слова, вынесли мою тушку из комнаты и потащили сначала по коридору, а потом по винтовой каменной лестнице. По пути попадались железные и деревянные двери и осветительные приборы отчасти напоминающие электрические. Окон по пути не попалось, хотя на лестнице ожидал их увидеть. По пути попробовал протестовать против такого со мной обращения и заизвивался всем телом, за что получил пару крепких, но особо мне не навредивших пинков по ребрам. При этом один из моих переносчиков прикрикнул на бившего меня и все кончилось. То есть тот, кто бил бросил бить, а я решил больше не брыкаться и посмотреть, куда меня принесут.
   К моему несказанному облегчению принесли меня не на жертвенный алтарь. Подняли этажей на пять - шесть и по коридору принесли к двери, которую я успел рассмотреть, пока меня ставили на ноги и толчком в спину отправляли в новую обитель. Дверь запиралась снаружи, но не на врезанный и даже не на навесной замок. Это была железная задвижка со стопорным штырем на цепочке. Похоже, такие запорные устройства были тут в чести, и таким же запиралась комната с каменным столом. Сама дверь была не железной как там, а деревянной, но обитой железными полосами так, что казалось, будто железа в ней больше, нежели дерева.
   Как только я оказался в комнате, дверь с грохотом захлопнулась, лязгнула задвижка, и щелкнул опустившийся штырь-стопор. Я встал посреди комнаты, не понимая, что делать и решил, что в первую очередь стоит осмотреться на новом месте. Это и сделал. Незамедлительно.
   В отличие от комнаты с каменным ложем-столом здешние стены были оштукатурены, и из-под штукатурки не было видно блоков похожих на дикий камень. В той же комнате блоки были выставлены на обозрение, и пол вроде каменным был, хотя в последнем не уверен. В этой комнате на полу был паркет в центре застеленный ковром. У стены имелась простенькая деревянная постель, застеленная серой простыней с подушкой в серой же наволочке и с аккуратно сложенным черным шерстяным одеялом. Еще из мебели в комнате имелись стол и стул. Они деревянные, даже на вид прочные и тяжёлые. На столе лежал сверток с одеждой. Обуви не было. Разглядел следы от когда-то наличествовавшего окна. Сейчас оно было заложено и заштукатурено, но очертания места, где когда-то находился оконный проем, все равно можно было легко заметить. Отметил стоящий в углу унитаз. Он был почти привычного вида и подключен к системе водоснабжения и канализации из зеленых труб напоминающих не прозрачное стекло. Сам унитаз был выполнен из того же стекла. Рябом на стене был небольшой умывальник с раковиной из того же материала, но со свинцовым краником. Все это можно было прикрыть от посторонних глаз небольшой шторкой.
   Прошел к столу и взял одежду. Лежит явно для меня, поскольку больше не для кого. Одежды той было немного. Рубаха без пуговиц и воротника, похожая на нательную. Примерно такая же у меня была в армии. Вот только на армейской все же одна или две пуговицы были. Штаны тоже походили на элемент нательного белья. Резинки в них не было, как и петель для ремня, зато был шнурок-завязка, на котором все и должно было держаться. Надел все это дело, дабы не ходить в чем мама родила и немного согреться. Если признаться, то в той комнате на каменном ложе-столе прилично озяб.
   Натянув одежду и размышляя над происходящим, уселся на кровать и укутался в одеяло. Согрелся и незаметно для самого себя провалился в сон. Разбудил меня лязг дверного засова. Вспоминать где я и что происходит, не пришлось. В голове все всплыло сразу же. От этого буквально подскочил в постели и тут же принял вертикальное положение.
   Дверь открылась, и в нее вошел сначала мужик в серой ливрее, а потом женщина в сером платье и сером платке. Женщина несла поднос с чашками и замерла у двери. Мужчина не остановился вместе с женщиной, а прошел на пару шагов ближе ко мне и встал, выпятив грудь.
   - ... ..., - он что-то сказал и указал пальцем в дальней угол комнаты.
   - Мне отойти? - спросил я, уже пятясь.
   Из чашек на подносе явно пахло съестным. В моем желудке тут же забурчало, что не мудрено, поскольку по ощущениям я не ел довольно долго. Лишить себя пищи какой-то глупостью вовсе не хотелось, так что стоило подчиниться. А потом на сытый желудок, возможно, что-нибудь придумаю. С полным пузом размышлять легче.
   Увидев, как я отошел в дальний угол, женщина не слишком смело прошла к столу и, поставив поднос на стол, пулей выскочила из комнаты. Мужчина сказал короткое слово, которое, наверное, означало призыв к еде и, выйдя, лязгнул засовом. Я подскочил к столу и поднял крышку с глубокой керамической чашки. В ней оказался суп насыщенного красного цвета, но это был не свекольник, не борщ, а какое-то другое, не знакомое, первое блюдо.
   Быстро подвинул стул и, усевшись на него, схватился за ложку. Увидел что она свинцовая и на секунду замер, но потом решил, что с одного обеда доза тяжёлых металлов в моем организме не превысит норму и вряд ли меня кто-то хочет отравить. Но все же зачем им ложка из свинца, если свинец вреден? Неужели кто-то этого до сих пор не знает? Или это какая-то религия? Одеваются со странностями, живут не пойми где, и едят не пойми чем.
   А суп вкусный. Очень вкусный. Жаль быстро кончился. Прикончив кусок мяса на косточке, я переключился на вторую глубокую тарелку с крышкой. В этой тарелки оказались тушеные овощи, что были не менее вкусны. Специально оставил чуток хлеба, что бы собрать им остатки с тарелки из-под овощей, а собрав моментально слопал. Сожрав овощи, я сыто отдулся. Еды было немного лишнего, но с голодухи недоесть я не мог.
   На сытый желудок действительно думалось лучше. Решил, что в любом случае нужно бежать и неважно сумасшедшие меня похитили или нет. Посидев пару минут с мыслями о побеге, решил осмотреть дверь и направился к ней. Не знаю, может какой-нибудь Джеймс, который Бонд, и смог бы открыть ее изнутри, но мне это точно было не по силам. Были мысли как-нибудь вытолкать штифт, а потом подвинуть задвижку, но щели что бы добраться не только до штыря, но и до задвижки не было. От двери я поспешил к замурованному окну и стал всматриваться в отличавшуюся от основной стены штукатурку так, словно что-то в этом понимал. Пощупал, потолкал. Кладка не шевелилась, что не мудрено, если тут все сложено из таких больших блоков что я видел в подвале. Я бы такой блок и без кладки, просто лежащий на земле, не столкнул бы и уж точно не поднял.
   За дверью послышался разговор женщины и мужчины. Я понял, что это пришли за посудой и решился на отчаянный шаг. Схватив тяжеленный стул, я скользнул к двери и встал, так что бы меня ни было видно при входе в комнату. Стул поднял над головой, собираясь использовать его как ударный инструмент. Лязгнула задвижка. В комнату первым шагнул мужик, он что-то сказал и стал осматриваться в поисках меня. Я безжалостно опустил свое оружие ему на голову. Мужик повалился на пол. Женщина завизжала не хуже сирены ГО, но не побежала прочь, а замерла на месте. Видимо от страха. Я, выскочив в коридор, схватил ее за плечи и зашвырнул в комнату. Она споткнулась через мужика и пролетела до середины комнаты. Я, стараясь не думать о том, что мужика мог и убить, захлопнул дверь, задвинул задвижку и застопорил ее штырем.
   Женщина в комнате продолжала визжать, а я бросился по коридору к лестнице. Сбежал по лестнице на пару этажей ниже и понял, что навстречу мне кто-то поднимается, хотя, скорее всего, о моем побеге было еще не известно. По крайней мере, визга там не было слышно. Не оставалось ничего, как возвращаться выше или попытаться спрятаться на ближайшем этаже. Опасаясь, что меня увидят, я выбрал ближний этаж и скользнул в коридор. Там было тихо и пусто, но нужно было спрятаться, поскольку если тот, кто поднимался, шел сюда, он бы меня увидел.
   Бросился к ближайшей двери, но она оказалась заперта и отнюдь не на наружный засов-задвижку. Тут оказался врезной дверной замок с большой замочной скважиной. Бросился к следующей двери. Тоже заперто и на такой же замок. Третья дверь. Заперто. Четвертая. Снова. Пятая. Наконец попалась не запертая дверь. Не думая влетел в эту комнату и только потом сообразил, что там мог кто-то быть. На мое счастье комната оказалась пуста и, окинув ее взглядом, я замер за дверью, прильнув глазом к замочной скважине.
   Предосторожность с укрытием в комнате оказалась не лишней. По лестнице, судя по голосам и увиденным в замочную скважину силуэтам, поднималось двое мужчин, и они пришли именно на занятый мной этаж. Сердце сжалось, но на мое счастье они прошли мимо и вошли в какую-то комнату, что была дальше по коридору и оказалась вне обзора через замочную скважину. Можно было выскакивать, но в этой комнате было окно и я, прежде всего, решил в него выглянуть, что бы понять, где нахожусь.
   Окно было примерно полтора на полтора метра с двустворчатой рамой с небольшими квадратными стеклами. За окном открывался вид на вечерний город, но то был не обычный город. Как я и опасался, на мою родину это походило совсем мало. Скорее прилизанный европейский городок со старой и архитектурой для туристов. На мой не искушённый взгляд век 18 может 19. Легко можно было рассмотреть двух и трехэтажные здания с возвышающимися над ними пятиэтажками и силуэтами каких-то башен. Здания венчали четырехскатные крыши. Во многих окнах горел свет.
   Подошел к окну, что бы осмотреться подробнее. Оказалось, что я нахожусь на втором этаже квадратной башни и получалось, что подняли меня из подвального помещения. Прикинул высоту и разглядел в низу, в свете уличных фонарей, брусчатку. Этажи высокие и получалось, что я оказался едва ли не на уровне третьего стандартного этажа. Прыгать на мостовую с такой высоты опасно и, наверное, стоило попробовать выйти из башни другим способом, но поднялась тревога. Зашумело множество людей. То тут, то там слышались крики и приказы. Кто-то, скорее всего те двое, выскочил в коридор на моем этаже и перекрыл мне. Это могло значить только то, что мое отсутствие и запертых мной слуг обнаружили.
   Собравшись с духом, я открыл окно, запертое на крючки, и раздался тревожный вой. На окне оказалась сигнализация, которой я так и не увидел. Теперь торопиться нужно было вдвойне, и я забрался на подоконник. Хотел повиснуть на руках что бы высота оказалась поменьше, но не смог. Влип точно муха в паутину, хотя никакой паутины не было. Я просто висел в воздухе сразу за окном, и меня держало что-то необъяснимое и не видимое. Пробовал вырываться, но как отчаянно не бился в попытках, ничего не получилось. Оставалось только тихо ругаться.
   Освободили меня быстро. Появился седой сутулый мужик в полосатом чепчике и цветном халате в сопровождении слуг в серых ливреях. Он хмуро посмотрел на меня. Что-то сказал своим слугам, а возможно и мне. После невидимая сила повлекла меня обратно в комнату и поставила на пол. Мужики в ливреях тут же сбили меня с ног и отвесили несколько болезненных пинков, однако обошлись без излишнего фанатизма и увечий. Остановил их окрик мужика в чепце.
   Меня подхватили под руки и потащили сначала по коридору, а потом вниз по лестнице. Главный похититель шел сзади. Спустившись ровно на два этажа, меня подволокли к железной двухстворчатой двери с закрытым смотровым окошком. Похититель что-то велел слугам и те, остановившись, развернулись, так что бы я оказался лицом к лицу с мужиком в полосатом чепце. Тот хлопнул в ладоши, и они засветились ровным жёлтым светом, что после всего увиденного все же произвело на меня впечатление, но уже не такое сильное, как могло бы.
   Маг, после фокуса с ладонями я уверился в том, что он был магом, поводил светящимися ладонями у меня над головой, после на уровне груди и живота, потом тряхнул ладонями и свет исчез, точно его и не было никогда. Он снова что-то велел мужикам, и те подтащили меня к двери. Открыв дверь, они, в буквальном смысле, пинком под зад вышвырнули меня на улицу. Пролетев с небольшого, в пару - тройку ступеней, каменного крылечка несколько метров пригладил своей физиономией брусчатку.
   Немного полежав на медленно остывающих камнях мостовой, сел и потер пострадавшее, но вроде целое лицо. Теперь настал момент думать, что делать с этой случившейся в незнакомом городе свободой. Куда мне, без денег, знания языка и вообще в одной пижаме, теперь податься. Приставать к прохожим в надежде, что кто-то поможет?
   Поднялся на ноги, посмотрел в одну стороны улицы, потом в другую и побрел, куда глаза глядят. Босые ступни холодил не переставший остывать камень. Было боязно и вообще неуютно. Хотелось домой к жене и сыну. Хорошо хоть поел недавно, и жрать не хотелось.
   - Здравствуйте, - сказал я, поравнявшись с одним из прохожих, а тот отскочил от меня и поспешил убраться подальше.
   Я направился к следующему прохожему, но увидел идущий по улице патруль. На встречу шествовала тройка мужиков в унифицированной одежде, то есть одинаковых синих штанах и красных мундирах с кирасами, прикрывающими грудь и спину и в шлемах формой и гребнем напоминающих старинные шлемы пожарных. Вооружены эти господа были саблями на поясах и какими-то метровыми полками. Скорее всего, эти палки заменяли полицейские дубинки. Ни привычной полицейской формы, ни оружия и это явно не Ватикан с его гвардейцами.
   Прохожий, с которым я попытался заговорить, бросился к блюстителям порядка. С его приближением сверху спикировал и приземлился на мостовую четвертый патрульный. Им оказался невысокий, метр двадцать или метр тридцать мужчина без шлема и кирасы, но в мундире и при маленьком луке. Летал человечек не благодаря магии. За спиной у него были большие похожие на стрекозиные крылья. Они сложились за спиной, когда человек оказался на мостовой.
   Глядя на появления большой феи в мужском обличье, я, несмотря на уже виденную магию и все прочее, мягко говоря, удивился. Так и стоял с раскрытым ртом пока местные стражники разговаривали с испугавшимся меня прохожим и шли ко мне. Только и смог что поднять взгляд вслед за взлетевшим феем и так и смотрел, как он подлетает и зависает надо мной. Его крылышки сливались в невообразимо быстром движении, и я слышал их стрекотание. Казалось что рядом действительно огромная стрекоза.
   Я смотрел и думал не о том, о чем нужно, а размышлял над вопросом, как это существо тоже держится в воздухе. Крылья большие, но, по-моему, все же маловаты что бы держать человека, пусть и маленького, в воздухе. Сам он хрупкий и от этого крыльям вроде должно быть легче, но это значит, что у него и могучих мышц, способных без устали махать крыльями, нет, а он машет. Или я чего-то не понимаю или тут замешана магия.
   Стражники заговорили со мной и этим вернули от пространных размышлений к фантастической реальности. Разумеется, я не понял стражу.
   - Товарищи полицейские, я вас не понимаю, - развёл я, руками смотря на каждого по очереди.
   - ..., - со мной попробовал заговорить один страж.
   - Не понимаю, - пожал плечами я.
   -..., - моё внимание привлёк второй.
   - Нет, - покачал я головой.
   -..., - третьего я тоже не понял, а фей не снизошел до разговора.
   - Я оттуда, - догадался показать стражникам на башню мага.
   Воины посовещались между собой и, поманив меня за собой, пошли к квадратной башне. За нами увязался позвавший стражу прохожий. Видимо любопытно стало, чем дело кончится. Когда подошли к башне один из стражников взошёл на крыльцо и, взявшись за бронзовый молоток, прикреплённый к двери, постучал по бронзовой пластине, предназначенной для этого. Через несколько минут на крыльцо вышел слуга. Они обменялись несколькими фразами, и стража перекинувшись несколькими фразами между собой, отправилась прочь. За ними ушёл и прохожий.
   - А мне что делать? - спросил я у слуги все ещё стоявшего в дверях, хотя был уверен, что и этот меня не поймёт.
   Тот слов не понял, но прикрикнул на меня и замахал руками, указывая, чтобы я убирался прочь от башни.
  

2 глава:


  
   Первые дни было тяжелее всего. Я голодал и ночевал на улице. Едва не плакал по ночам от желания вернуться домой. Возвращался к башне мага. Стучал в двери и требовал, что бы меня вернули туда, откуда взяли. В первый раз мне дали хлеба и несколько каких-то сырых овощей. Второй раз дали только хлеба, а в третий слуги погнали меня пинками, не дав вообще ничего. Самого мага я так и не увидел. Видимо, я был ему не интересен. Решил, что можно попробовать вернуться, когда выучу язык и раздобуду денег. Может быть, если я смогу объяснить чего хочу и смогу заплатить, меня всё-таки вернут в родной мир.
   Пока бедовал, пробовал попрошайничать, но меня избили и погнали прочь от прикормленных мест местные попрошайки. Эти калеки и оборванцы едва не превратили в калеку меня самого. Уже где-то через неделю, когда я превратившийся в скелет обтянутый костями и выучил с пяток ходовых слов на местном языке, то смог найти свою первую работу. Была эта работа отнюдь не престижной. Мне пришлось убирать навоз за ездовыми животными в конюшне небольшого постоялого двора.
   Как-то за этим делом, уборкой навоза, вспомнил про одну из когда-то прочитанных книг о человеке, который так же как я оказался в другом мире. Он в той книге быстро добился положения в обществе благодаря своим знаниям. Тот попаданец мутил какие-то схемы, что-то изобретал и постоянно кого-то спасал, а у меня с этим было туго. Я перебирал в голове все, что теоретически могу предложить этому миру и пока ничего не получалось. Вроде можно воспроизвести порох, но я ведь даже формулы его не помню. Сера вроде нужна. Ещё, вроде, но не точно, древесный уголь. А что ещё? Вспомнил про паровой котёл, но сразу понял, что сам его не соберу, да и не уверен, что он тут кому-то нужен. Есть тут самобеглые повозки, и даже железные кони, приводимые в действие какой-то магией. Сам видел.
   У них тут вообще все на магии. И лампочки светят на магии. Причём такие лампочки может позволить себе большинство горожан. Ими улицы освещают. Даже в конюшне, где я живу и работаю, есть несколько таких. Про самобеглые повозки и железных коней упоминал, но еще как выяснилось и водопровод отчасти магический. Воду качали не механические и электрические насосы, а магические. Но это не мешало использовать законы физики и водонапорные башни. Видимо магов было хоть и много, но все же не настолько что бы они сидели за каждым кустом и делали все. Так что надежда на применение моих знаний в этом мире оставалась. Оставалось только в достаточном объеме вспомнить что-то из них.
   В общем, надумал оставить мысли о переносе в этот мир технологий родины до лучших времен. Решил прежде изучить язык, а то с запасом из нескольких самых ходовых слов можно лучших времен и не дождаться. Так и буду весь остаток жизни навоз за лошадьми и прочими ездовыми животными убирать. Я и до этого хотя бы пару новых слов узнавал ежедневно, а теперь стремился узнать и запомнить как можно больше, но не меньше 10 новых слов, каждый день. Для этого пытался общаться со слугами, но мало кто стремился к общению со странным вечно воняющим навозом мужиком. А вонял я всегда, даже сразу после того как помылся и постирал свой невеликий гардероб из серого нательного белья, штопанной перештопанной чёрной рубахи и великих мне на два размера стоптанных сапог. Рубаха кстати тоже была велика. В неё можно было засунуть троих, таких как я. Она вместе с сапогами досталась мне от хозяина постоялого двора. Он не был человеком, а принадлежал к народу горных людей. Они в принципе схожи с людьми, но при полутораметровом росте имеют такую же ширины в плечах. Я для себя окрестил их гномами, но так их тут не называли и, по-моему, для гномов они были великоваты. Хотя в остальном вроде походили. Высекали на родине жилища в скалах, были славными металлургами и торговцами.
   Получалось перекинуться парой слов с приносившей еду работницей двора. Иногда слышал несколько слов от постояльцев передававших мне своих животных. Кое-что узнавал от дворовых мальчишек прибегавших посмотреть на необычных животных, коих хватало. При наличии в местном обществе самоходных повозок и железных коней на них ездили единицы. Коней использовали примерно в половине случаев. В основном на этих животных ездили люди. Вторая половина селившихся к нам постояльцев: некто вроде худосочных людей с висящими как у спаниелей ушами, гномы переростки, зеленые недомерки напоминающие не то мелких орков, не то крупных гоблинов, ездили на шестиногом подобие коней, горных лохматых быках и больших собаках соответственно. Но это в общей массе. Встречались, как и люди на быках, так и вислоухие на лошадях. Правда, собаки недоорков для всех остальных виденных мной разумных были мелковаты. На них можно было, если только фею посадить, но те обходились своими крыльями.
   Те, кто были побогаче, или состоял на воинской службе у города или дворян ездили на иных существах. Самыми дорогими и редкими считались некоторое подобие грифона. В отличие от геральдического местный имел две лапы, а не четыре. Крылья у него тоже отличались. Они были не символические, а большие и сильные - способные поднять тушу весом с лошадь в небо. В остальном было, вполне, похоже, то есть спереди перья и клюв с птичьей головой, а на заднице шерсть и хвост с кисточкой как у льва. Самыми частыми из редких ездовых животных были кабаны у недорков-перегоблинов и однороги похожие на единорогов с поправкой на 6 конечностей как у эльфийских лошадей.
   Пока худо-бедно выучил язык, научился прекрасно обращаться со всеми этими и некоторыми другими ездовыми существами. Ездить не мог даже на лошади, но вот как кого накормить, вычистить и обиходить знал прекрасно. Мог войти в стойло даже к грифону, хотя звался он крылев, и выйти из него целым и невредимым. А ведь их считают довольно вредными и своенравными зверями преданными только тому, кого первым увидели, вылупившись из яйца. Правда грифонов в моей практике было всего ничего и возможно мне попадались самые смирные.
   Подучив язык, прикинул, сколько у меня накопилось денег. За работу мне платили 3 медяхи в день, и иногда мне перепадало по нескольку медях в качестве чаевых от постояльцев. Медяхи с чеканным профилем правителя носили название дисоль и были самой мелкой местной монетой, но на 1 дисоль можно было не изысканно, но сытно поесть в нашем постоялом дворе, так что стоило порадоваться, что кормили меня бесплатно. Иначе приходилось бы самому покупать продукты и кормиться. Дисоля бы как раз хватило, что бы купить продуктов и поесть два-три раза. Насчитал 132 дисоля, что набралось за месяц работы и равнялось 13 солям с мелочью. Соли уже были серебряной монетой среднего достоинства, но я такие видел только в чужих руках.
   Помывшись, постиравшись и подрезав бороду и волосы ножиком, поскольку бритвенных принадлежностей у меня не было, а плохонький нож был, вооружился финансами и направился к башне мага. Я уже знал, что его зовут Галех Арбург, а наличие башни означало, что он далеко не последний маг в городе. У рядовых магов башен не бывает, что бы ее построить, нужны финансы и авторитет. Тут стоит отметить, что в городе постоянно проживает более 300 магов, а башен не наберется и 3 десятков.
   Добравшись до башни, постучал в дверь и как только она начала открываться, склонился в нижайшем поклоне.
   - Чего тебе оборванец? - спросил слуга уже знакомого вида.
   - Я хочу говорить уважаемым с Галехом Арбургом, - ответил я, неуверенно подбирая слова.
   - Господин-хозяин не будет говорить с оборванцем. Убирайся, - ответил слуга, и хотел было закрыть дверь, но я схватился за нее пытаясь удержать.
   - Скажите ему, что пришел тот, кого он притащил в этот мир, - протараторил я и, получив пинок в грудь, отлетел в сторону.
   Дверь не закрылась. На крыльце стоял тот самый слуга, которого я приголубил стулом по голове. Я теперь узнал его, а он узнал меня. Я испугался грядущих проблем, а его лицо исказила злая гримаса.
   - Сейчас, ты у меня получишь, - прорычал он, направляясь ко мне и прикрывая дверь.
   - Прости, что ударил тебя, но тогда я иначе не мог, - я говорил, отползая подальше от грозящих мне тумаков.
   - Тебя, неблагодарная ты сволочь накормили, обогрели. Хозяин не хотел выкидывать тебя на улицу, а ты что сделал? - он подошёл и беспощадно засадил мне в бок ногой. - Ты укусил за руку кормящую тебя. Никчемное ты существо, - новый пинок причинил мне новую боль и вдобавок что-то, похоже ребро, хрустнуло.
   - Что там происходит?! - мое избиение остановила голова в знакомом полосатом чепце, высунувшаяся из открытого окна.
   - Господин-хозяин, - слуга склонился в поклоне, повернувшись к башне, - тут этот никчемный бродяга, что появился после вашего эксперимента, хочет видеть вас и не хочет уходить.
   - И ты решил посчитаться с ним за обиду, - сказал с понимающей усмешкой маг и его голова скрылась.
   - Господин Арбург я заплачу! - завопил я, спеша пока окно не закрылось.
   - Ты и заплатишь? - высунулась снова голова Галеха.
   - Отдам все, что у меня есть, - я достал тряпочку с завернутыми в нее чеканными монетами.
   - Не думаю, что у тебя хватит денег оплатить мои услуги, но все же спрошу чего тебе надо? - скривил губы в полуулыбке сутулый старик.
   - Я понимаю, что тут мало денег, но верните меня домой. Я заработаю деньги или отработаю их, - из положения лежа на спине я переместился в положение на коленях и замер умоляюще сложив руки.
   - Я не смогу вернуть тебя домой ни за какие деньги. Я выдернул тебя из случайного мира в одностороннем порядке, а миров так много, что угадать какой из них твой не возможно. Если ты вдруг заработаешь денег и захочешь испытать судьбу, то можешь возвращаться, и я перекину тебя в любой другой случайный мир. Шанс попасть в твой мир стремиться к нулю, - ответил он.
   - Зачем ты притащил меня сода, господин? - спросил я, чувствуя, как защемило сердце и, пытаясь осознать, что придется остаток жизни жить тут.
   - Хотел достать какое-нибудь интересное существо, а достал тебя. Обычный человек с крохами магии. Таких вокруг больше полвины мира. Я не знал, что с тобой делать, но ты мне сам подсказал своим побегом, радуйся, что слугу моего не убил, а то этого я бы тебе не простил, - он усмехнулся и обратился к слуге. - Забери, что он там предложил, - Это плата за консультацию, - последнее, скорее всего, было сказано мне.
   Я поник головой, мои руки опустились. Слуга мага забрал тряпочку с деньгами и скрылся в башне. Просидел несколько минут, а потом у меня вроде как родился новый план. Пусть маг перебросит меня в один мир, потом из того мира меня перебросят в другой и так далее пока я не попаду в свой. Родив этот план, я поднялся, придерживая больной бок, на ноги и пошел к двери, что бы постучаться, но не успел. В двери открылась смотровое окошко, и выглянул слуга видимо ждавший, когда я уберусь.
   - Чего еще? - спросил мужик в сером.
   - Я хочу говорить с господином магом, - сказал я, набираясь решимости.
   - Жди, - скривился слуга и закрыл окошечко.
   Через несколько минут дверь открылась, и предо мной предстал маг не желавший пускать оборванца в дом.
   - Набрал денег на вторую консультацию? - с усмешкой спросил он.
   - Нет, господин, - признался я.
   - Тогда чего надо? - он сделался серьезным.
   - Я могу отработать вашу помощь, господин, - предложил я.
   - Работников у меня хватает, - отмахнулся он.
   - Я могу рассказать вам все, что вспомню о своем мире, - обрадовался идее я.
   - А что хочешь в замен? - маг спросил без особого энтузиазма.
   - Хочу, что бы вы господин отправили меня в случайный мир.
   - Миры бывают разные. Во многих живут такие твари, что ты там не проживешь и пяти минут, - он использовал местное название отрезка времени, но, по сути, он был равен минуте.
   - Вы перенесете меня в один мир, оттуда я попытаюсь попасть в другой. Только будет нужно найти другого мага, - рассказал я ему свой план.
   - Живи, как живешь. Ты погибнешь во втором, если не в первом же мире. Мы вытаскиваем из миров очень страшных тварей. Я ведь тоже хотел вытянуть страшную тварь, а не тебя. К тому же в большинстве миров не знают, как перебрасывать в другие миры или вытягивать оттуда. Есть миры с дикарями, не знающими не только магии, но и боящимися огня. Есть миры, где магия вообще не работает или ушла. Пойми, что не дойдешь, прими это и успокойся. К тому же отправка будет стоить дорого. На эти деньги ты сможешь прожить у нас в городе несколько лет или купить себе домик на окраине. Ты понимаешь? - на его лице появилась тень жалости.
   - Кажется, понимаю, господин, - я понурился и собрался уйти.
   - Куда собрался? - он едва не рассмеялся.
   - Что господин? - я снова повернулся к нему.
   - Теперь пойдем, расскажешь мне о своем мире. Должна же быть от тебя хоть какая-то польза. Хотя сомневаюсь, что польза будет, - маг повернулся и, показав мне сутулую спину в халате, направился к лестнице наверх.
   - Пойдем, - сказал мне, кривясь один из серых слуг, и повел следом за своим хозяином.
   Меня привели в ту же комнату с заложенным окном, где я когда-то ел и откуда бежал. Маг устроился за столом на стуле, а мне оставалось только мяться стоя. Галех Арбург подошел к делу серьезно. Слуги принесли записывающий артефакт, который установили на стол. Мне указали место, где я должен был стоять, что бы артефакт меня видел, сутулый маг включил свой артефакт, и над ним появилась моя точная трехмерная копия, точно над устройством из фильма "Звездные войны".
   Галех стал задавать мне вопросы. Я честно рассказал ему, что магии в нашем мире, скорее всего, нет, хотя 100% гарантии дать не могу. Поведал ему об огнестрельном оружии и оказалось, что он о подобном знал и в их мире даже порох известен, но таковое оружие не прижилось. Местные предпочитали воевать по старинке. Воины попроще рубились мечами, стреляли из луков и арбалетов. Кто посерьезнее в дополнение к этому использовали зачарованные магами предметы. Были магические щиты способные остановить шквал огня из пулемета и наличествовали атакующие заклинания, работавшие не хуже лазера из фантастических фильмов. Были тут даже некие магические аналоги ядерной бомбы.
   Рассказал я и о двигателях и о нашем социуме и многом другом, но все это интересовало мага только в целях расширения кругозора. Демократия, социализм и все что мы придумали в этом плане, не удивило его. В их, а теперь и моем, мире, собранном из сборной солянки разных рас, встречались подобные общины, как и города-государства и различного рода королевства, баронства и прочее, прочее, прочее. Паровым двигателем он вроде немного заинтересовался, но как узнал о маленьком КПД, махнул рукой. Для двигателей внутреннего сгорания у них не было ничего похожего на нефть. Да и в итоге он решил, что их магические методы гораздо лучше. Зачем ему мучится с такими идеями, если он может с легкостью создать голема что будет его возить? Голем проверен, безотказен и многофункционален.
   Я рассказывал и рассказывал. Из-за плохого знания языка слов сильно не хватало. Приходилось пускаться в путаные объяснения, что отняло немало времени и у меня и у мага. В итоге он пожалел о потерянном времени и велел мне больше не возвращаться к его башне. Своим слугам он велел не пускать меня на порог, а в случае если я появлюсь нещадно бить ногами, а если не пойму и тогда, то убить. Сделал он это при мне специально, что бы я испугался, и я испугался. По местным законам я считался простолюдином имеющим минимум прав. Убей я мага или кого-то из его слуг и меня в лучшем случае казнят топором, а могут и запытать. Если же он убьет меня, или если меня убьет кто-то из его слуг по его приказу, то с большой долей вероятности все обойдется выплатой штрафа в городскую казну. Правда, будь у меня родственники, еще бы виру возможно выплатил.

3 глава:


   В итоге я вернулся в свою конюшню без денег и надежды на возвращение в родной мир. Оставалось только смириться и как-то жить тут. Я остался работать конюхом, но выторговал у хозяина постоялого двора зарплату в 5 медях. Эту зарплата была уже немного выше среднего по городу. Обычный люд считал за счастье получать столько. Правда жилья я так и не добился, этот горняк не захотел селить меня в своем заведении. Зато я оборудовал себе довольно уютный закуток в конюшне. Решил что поживу пока так, а после по возможности подыщу себе заработок подостойнее.
   Прошла пара месяцев. Ребра худо-бедно зажили, а тоска по дому притупилась, хотя не было дня, что бы я ни вспоминал друзей или семью. Освоил местный язык на приличном уровне, но узнал, что это только один из языков - один из самых распространенных. Скопил денег себе на не богатую, но приличную одежду и бритву. Научился самостоятельно брить голову, поскольку оказалось, что стричься самостоятельно для меня сложнее, а ходить к парикмахеру я себе позволить не мог. Не так много я смог заработать даже с учетом того что не платил за еду и жилье. Если бы пришлось платить за это, то шиш бы я купил одежду. Она здесь была дорогой и носилась до последнего. Часто менять одежду могли себе позволить даже не зажиточные, а по настоящему богатые люди.
   Я даже стал получать удовольствие от своей часто грязной и временами опасной работы. В родном мире никогда не замечал за собой особой любви к животным. Хотел в детстве завести собаку, но родители не позволили, а после это как-то забылось. Правда кошки, что жили у нас в семье, больше всех любили не сына или жену, а именно меня.
   В общем, стал подумывать, что можно связать свою жизнь с животными и стал интересоваться возможностями. Лечили животных тут маги, так что в ветеринары с отсутствием магического таланта мне было не пробиться. Хотя несколько полезных для зверей травок я уже знал. Причем знал их от самих хозяев зверей, поручавших давать животным эту траву по тем или иным причинам. Например, собаки зеленых недоорков (узнал, что сами себя и многие другие, зовут их уриками) очень уважали, когда им к мясу дают волчью мяту. Она, собственно, поэтому волчьей и называлась. Помимо этого люди и многие другие добавляли мяту в чай, и найти ее проблемой не было ни в городе, ни в лесу.
   Устроившись на очередную ночь в своем закутке, размышлял на тему разведения того или иного вида зверей. Видел я тут местный аналог кроликов. Они и выглядели как наши кролики, только ушки у них были совсем коротенькими. Подумывал я договориться с хозяином постоялого двора и начать разводить их. Ему же можно было бы и мясо продавать. Нужно только купить несколько самок и хорошего самца производителя. Еще можно было завести собаку матку. Не ту собаку что недоорочья-урикская, а нормальную человеческую. Спросом пользовались охотничьи, сторожевые и боевые псы. Начинать проще было с кроликами, а вот по итогу, по моим прикидкам выгоднее было держать боевых псов. Армия покупала щенков и зарекомендовавшим себя заводчикам платила не скупясь.
   Мои размышления прервал шум, доносившийся с улицы, через открытое оконце. Громыхали железом закованные в латы люди, слышались команды.
   - Туда побежала! - крикнул какой-то мужик буквально за воротами.
   - Не упустите! - крикнул второй.
   Раздался шум и цокот характерный для как-то виденного мной военного голема паука. Потом в стену окружавшую двор постоялого двора что-то врезалось. Точнее не врезалось и не что-то. Голем просто зацепил ее из-за неосторожности своего водителя. Врежься он в нее по настоящему, то снес бы. Паук быстрый и даже в чем-то изящный, но это напитанный магией механизм, которому еще и дурной силы не занимать.
   Поднялся с постели, запрыгнул в огромные старые сапоги, поскольку новые сапожки берег, и полуголый прошел к уличным воротам конюшни. Там была щель, через которую можно было выглянуть. Прильнул к щели, но увидел только несколько раз мелькнувшие силуэты не городских стражников, но пеших рыцарей закованных в броню с головы до ног. Голем паук успел к этому времени убежать дальше по улице за тем, кого преследовали. Отправился обратно к постели, размышляя над тем, что раз задействовали паука и рыцарей, то загоняли какого-то опасного преступника. За обычными ворами гоняется обычная стража и этого вполне хватает. Слышал, они со своими следовыми собаками прекрасно справляются. Правда, в этот раз собак почему-то не слышно, что странно.
   Зашел в свой закуток, и замер, боясь пошевелиться. К моему горлу оказался приставлен нож бритвенной остроты. Нож был в руках спрятавшегося сбоку от дверного проема и находившегося в тени человека. Сейчас он был сбоку и чуть сзади от меня, так что рассмотреть я его не мог.
   - Не шевелись, - говорившая девчонка постаралась вложить побольше угрозы в слова, но своего юного возраста скрыть не смогла.
   - Не шевелюсь, - тихо ответил я, чуть успокаиваясь, но понимая, что одно неосторожное движение и я буду зарезан как свинья, - Ты с ножичком-то поаккуратнее, а то шея у меня одна, - скосил глаза и увидел что силуэт девчонки головы на две ниже меня.
   - Ты не шути со мной, - что-то острое уперлась в мою спину между лопаток, но говорившая девчонка по-прежнему стояла сбоку и если бы потянулась второй рукой, то я бы увидел.
   - Я вполне серьезен. Жить хочу, - отозвался я. Повисла не ловкая пауза и я добавил. - Давай я лягу спать и сделаю вид, что это мне все приснилось, а ты побежишь дальше. Обещаю даже утром тревогу не поднимать.
   - Знаю я ваши обещания. Я за порог, а ты в крик. Лучше тебя попросту прирезать, - зашипела она.
   - Да не надо меня резать. Есть веревка. Свяжи меня и засунь в рот кляп... - меня оборвал грохот в ворота постоялого двора.
   - Ей хозяин!!! Быстрее!!! - орали вместе с грохотом в ворота.
   Девчонка дернулась и по моей шее из неглубокого пореза побежала кровь.
   - Иду, господа! Иду! - из двери в здание трактира выскочил не сам хозяин, а вислоухий худосочный фючи.
   Вислоух был старшим среди слуг постоялого двора. Именно он встречал гостей и посетителей когда хозяин был занят или изволил почивать. Разумеется, сейчас хозяин спал, но спать ему наверняка оставалось не долго.
   - Я думаю это за тобой, - тихо сказал я.
   - Конечно, за мной. Только тебя это не спасёт, - девочка злилась, но с моим убийством по-прежнему медлила.
   Похоже, для нее это было тяжеловато. Будь она настоящим хладнокровным убийцей, то мы бы вообще не говорили. Я бы даже не увидел ее. Или увидел, когда у меня бы кровь из горла хлестала.
   - Давай я тебя спрячу, - предложил я, вроде найдя выход для сохранения собственной жизни и осторожно поднимая свою руку к её руке с ножом.
   Она задумалась, но долго думать времени у неё не было. Вислоухий фючи не медлил и уже отпирал широкую калитку в воротах. Делом это было не долгим, а за воротами, судя по всему было немало вооружённых и злых охотников за этой самой девчонкой.
   - Если что я тебя убью магией. Я волшебница. Не вздумай меня выдать, - приняла девчушка решение и отпустила меня.
   - Молодец, девочка, - я повернулся к ней и убедился что передо мной и в самом деле девчонка.
   На вид ей было лет 12 не больше. Она походила на человека, но её отличали шишечки едва наметившихся рогов на лбу и спрятавшийся под плащом хвост, который я не успел рассмотреть. Такого существа я еще не видел. Девушка смотрела на меня большими заплаканными глазищами, и я понял, что не смогу её обмануть, как хотел. Не сдам её служивым людям, как изначально намечалось в только что рожденном мной плане. Ну не смогу и все, хотя возможно она это заслужила и не раз. Ведь маги, даже столь юные, могут быть крайне опасны. Так что она, если не врет, что маг, могла наворотить страшных дел. И скорее всего она не врет, это объяснило бы отсутствие собак. Собаки, даже самые подготовленные, побаиваются магов и очень неохотно идут по их следу. По крайней мере, я такое слышал.
   - Быстро, - приняв решение, я не медля ни секунды, схватил её за руку и выволок в конюшню. - Туда, - указал на угол, где был свален накопившийся за сутки навоз. - Быстрее, - по пути подхватил старую расползающуюся в руках мешковину. - Ложись, - указал ей на место у стены рядом с этой попахивающей кучей. - К стене лицом. Подожми ноги. Закрой руками голову. Накройся плащом, - как только она сделала, что я сказал, накрыл её еще мешковиной. - Постарайся не задохнутся, - подхватил вилы и стал быстро перекидывать кучу навоза на девчонку.
   - Что ты делаешь? - пискнула девчонка.
   - Тихо лежи, - шикнул я, ускоряя работу, поскольку во дворе уже шёл обыск, рыцари и стража уже вошли в жилую часть постоялого двора и вот-вот должны были начать ломиться в конюшню.
   Едва успел закончить и воткнуть вилы в край небольшой маскировочной кучи, как в воротину забарабанили не жалея рук и дерева.
   - Иду! - откликнулся я и не слишком спеша направился открывать.
   - Быстрей давай, - поторопил меня незнакомый мужской голос в довольно грубых и нетерпеливых интонациях.
   - Бегу! - крикнул в ответ и прибавил шагу.
   Я отодвинул засов и меня снёс с ног рыцарь в латных доспехах и глухом шлеме. Поверх доспеха на нем была накидка с гербом правителя нашего города прижатая поясом. Такие накидки, как и доспехи, носили рыцари, подчиняющиеся только правителю Хатиола. Они были его армией из мелких безземельных дворян, живущих его милостью. На поясе висел большой кинжал, а в руках у рыцаря был двуручный меч, коим он наверняка владел виртуозно, ведь учился этому с раннего детства.
   Рыцарь был не один. С ним вбежало ещё двое похожих на него как братья близнецы и двое городских стражников в привычных глазу кирасах и похожих на пожарные шлемах. Последний рыцарь остановился и, нависнув надо мной, навёл на моё лицо узкие прорези своего шлема. Остальные приступили к стремительному обыску. Двое стражников полезли на сеновал, один рыцарь пошел в мой закуток, а оставшийся направился проверять пустые и не занятые стойла.
   - Видел что-нибудь? - спросил он.
   - Суету на улице видел. Кого-то ловите? - не стал открыто врать из боязни того что у кого-то из них может быть амулет детектор лжи.
   - Ловим, - коротко ответил он.
   - А кого? - выказал я интерес.
   - Не твоего ума дело, простолюдин, - в голосе рыцаря появилось не скрываемое пренебрежение.
   - Здесь нет, - из моего угла выскочил городской стражник, успевший за эти мгновенья там перевернуть все.
   - Да что же вы делаете? - почти неподдельно возмутился я.
   - Сиди и не тявкай, псина шелудивая, - осадил меня благородный рыцарь, перейдя на выражения покрепче.
   - Осторожнее, - я увидел, как другой рыцарь лезет в стойло к горному быку и постарался упредить, несмотря на приказ не тявкать, но моё восклицание запоздало, поскольку бык боднул неумного дворянина и тот вылетел обратно из стойла точно пробка из бутылки.
   На счастье он поднялся, и даже доспех его не помяло, а то по слухам у некоторых дворян можно и в таком виновным оказаться. Скажут, что я нарочно быка на доброго сера науськал, что бы добрый сер выглядел идиотом совершающим достойные этого звания поступки.
   - Вы бы еще к крыльву залезли, - покачал я головой.
   - Не умничай, пока язык не укоротили, - рыкнул на меня нависавший рыцарь и тут же спросил, - Тут есть крылев?
   - Сейчас нет, но парочка постояльцев с ними останавливалась. Очень строгие животные, - не обращая внимания на грубость, вполне охотно ответил я.
   - Крылев, это да, - замечтался рыцарь.
   - На сеновале нет, - слезающие по лестнице городские стражники оборвали мечту рыцаря.
   - Нигде нет, - увидев их, к нам направился пострадавший от быка латник.
   - Точно? - спросил отбросивший мечты дворянчик.
   - Все обшарили. Наверняка дальше ушла бестия, - ответил за всех один из городских стражников.
   - Посмотрим, что у остальных, - рыцарь вышел во двор и за ним потянулись его соратники по службе и охоте на девчонку.
   Я, тихо облегченно выдохнув, поднялся и прикрыл воротину, но оставил ее приоткрытой, что бы понаблюдать. Обшарив все и перебудив всех постояльцев, ловчая команда стала собираться во дворе без результата. Судя по услышанному с улицы, такая команда была не одна. Рыцари феодалы и городские стражники переворачивали с ног на голову всю улицу в надежде выловить беглянку.
   Наконец вислоухий фючи закрыл за последними ловчими калитку. Хозяин постоялого двора плюнул куда-то в угол и ушел в здание успокаивать постояльцев. Фючи пошел ко мне. У этого мужика были длинные, примерно до плеч, волосы и если бы не слишком тонкое для человека телосложение его бы можно было принять за представителя моего вида. Округлых, похожих на вытянутые и повисшие точно у спаниеля, но в целом человеческих, ушей из-под волос видно не было.
   - Как на конюшне? - спросил он.
   - Нормально, - махнул я рукой и добавил. - Перевернули только все. Да быка напугали, но он уже успокоился.
   - Они и у постояльцев все перевернули. Переполошили всех. Ищут кого-то. Раз так взялись, то долго не успокоятся, - покачал он головой.
   - Да пес с ними лишь бы к нам больше не возвращались, - не весело усмехнулся. - Ладно, я пойду, приберусь и досыпать лягу.
   - Иди, - кивнул старший среди прислуги постоялого двора и я, захлопнув воротину, запер ворота конюшни.
   Тихо подошел к воротам на улицу, и какое-то время понаблюдал у щели. Видно ничего не было, но судя по шуму обыска, продолжались где-то дальше по улице. Направился к маскировочной куче навоза. На мое счастье, я оказался прав и эти сыскари побрезговали возиться в дерме животных перемешанном с остатками просыпанного корма и подстилкой. Хотя бы потыкай они в нее вилами и всему бы пришел конец. С одной стороны повезло, а с другой закономерно, что дворянину не пришло в голову, что можно спрятаться в навозе. Подавляющее большинство из них так воспитаны и выращены, что не полезет в говно даже под угрозой смерти. Я думаю, и эта маленькая бесовка сама бы не додумалась до такого трюка. А вот стражники могли бы, и подумать о таком. Они ловят преступников проникающих в город и пытающихся выйти из него. Они борются с контрабандой. Ну да ладно, они возможно тоже подумали, что девчонка не полезет в навоз, и решили не утруждать себя лишней работой. Тем более что явно нужно было успеть быстро, обыскать всю округу. Или может, привыкли работать с собаками, а тут живой детектор было не применить. Думаю, что собака человека по запаху и в навозе бы нашла, но точно сказать не могу, поскольку кинологом никогда не был.
   - Ты там живая? - спросил я, склонившись над местом, где находилась едва присыпанная голова девчушки.
   - Можно выходить? - спросили из-под кучи вместо ответа.
   - Выходи, - разрешил я, и девочка стала выбираться. - Почему тебя ищут?
   - Интриги. Они схватили моего деда и обвинили в ..., - малышка использовала незнакомое мне слово.
   - В чем обвинили? - переспросил я.
   - В ..., - когда она повторяла, уже выбралась и стряхивала остатки навоза, попавшие на ее плащ через мешковину.
   - Не знаю такого слова, - пожал плечами. - Что она значит?
   - Моего деда обвинили в том, что он занимался плохой магией. Делал то, что запрещено. Это называется чернокнижие, - пояснила она мне как ребенку. - Ты видимо не местный?
   - Не местный, - согласился я. - Чернокнижие, - повторил я для себя слово, перевод которого на русский язык был примерно таким. - Он действительно занимался этим? - спросил не из праздного интереса.
   - Все маги в той или иной мере балуются чернокнижием, - ответила она мне явно не своими словами.
   - Его казнят? - спросил, уже зная ответ.
   - На рассвете. Его заковали в ... и сейчас, скорее всего, пытают, - рассказывая о незавидной судьбе своего деда, она использовала еще одно непонятное мне слово, но я не стал спрашивать, что оно значит.
   - Тебе нужно бежать из города, - сказал очевидное.
   - Нужно, да вот как? Через ворота меня не выпустят. Может, ты знаешь кого-то из контрабандистов? - повздыхала она.
   - Нет, - развел руками я.
   - А я думала, что раз ты меня так ловко спрятал, то может быть..., - она не договорила и покраснела из-за урчания, раздавшегося у нее в животе.
   - Давно не ела, - покивал с пониманием.
   - У тебя случайно нет поесть? - спросила она.
   - Пошли, - я повел ее к своему углу и указал деревянную бадейку с водой для умывания. - Можешь умыться.
   Девушка задержалась, а я стал разбираться в бардаке, наведенном ретивыми загонщиками. Нашел сверток с нехитрой едой, оставшейся с ужина. В свёртке лежала половина головки лука, немного сыра и хлеба. Не деликатесы, но уж что осталось. Перевернул опрокинутый стул и пододвинул его к столу. Тут как раз вошла помывшая руки и умывшая лицо девушка.
   - Мне надо сменить одежду и помыться, - скривила носик она.
   - Садись, ешь, - кивнул на еду, лежащую на холстине на столе.
   - Больше ничего нет? - спросила девочка.
   - Нет. Ешь, что есть, - пошел возвращать в естественное положение перевернутую постель.
   - Хорошо, - девочка уселась на стул и стала быстро поглощать пищу.
   - Как тебя зовут, - спросил в процессе уборки.
   - Валистея Кохобор, - ответила она, проглотив не дожёванный кусок.
   - Валя, в общем, - почесал я в задумчивости лысую голову.
   - Если коротко, то Валиси, - поправила она меня.
   - Валиси. Я помог тебе. Спрятал. Накормил. Надеюсь, теперь ты уйдешь? - задал, похоже, неожиданный для нее вопрос.
   Она замерла, потом смерила меня непонимающим взглядом с ног до головы и, оставив остатки еды поднялась. Снова смерила меня взглядом, но в этот раз взгляд был злым и полным обиды, отряхнула плащ, из-под которого выглянул хвост.
   - Я уйду, - прошипела она и направилась к открытому окну, сквозь которое наверняка и вошла.
   - Погоди, пока на улице все успокоится, - сказал я, чувствуя себя последней сволочью, и сел на постель.
   - Не стоит, - она полезла в окно.
  

4 глава:


   Несмотря на воцарившуюся вскоре после ухода Валиси тишину, почти не сомкнул глаз. Я корил себя, что практически прогнал девчонку и не мог убедить себя, что так правильно. Я понимал, что помощью ей уже поставил себя под удар, ведь узнай господа рыцари об этом и я, скорее всего, даже до суда бы не дожил. А если бы и дожил, то в лучшем случае топор, а в худшем костёр. Я понимал, что я ей ничего не должен и она мне никто, но в моих глазах это был попавший в беду ребёнок. Пусть с хвостом и проклевывающимися рогами, пусть маг, но все же ребёнок.
   В общем, совесть промучила меня всю ночь, а с утра я разбитый взялся за работу. Чистка, уборка, между делами вывел горного быка съезжающемуся представителю местного варианта гномов, и сталось на моем попечении 5 лошадок да собака переросток недоорков. Для этих собак у нас было несколько специальных вольеров из железного прута толщиной в палец, но их тоже звали стойлами, а не вольерами. Проверил все пустые стойла и в итоге задремал стоя в одной из двух больших деревянных клеток для местного грифона-крыльва. Едва не упал. Так и промучился до самого вечера, и едва дождавшись его, брякнулся спать. Совесть видимо тоже устала и взяла паузу, так что вырубился ещё пока ложился.
   - Скотник. Скотник, - донесся до меня сквозь никак не желавший отступать сон смутно знакомый голос. - Проснись, - кто-то, не обладавший большой силой, стал меня расталкивать.
   - Умамум, - выдал я нечто не членораздельное и перевернулся на другой бок, так и не осознав, что меня будят.
   - Значит так, - сказал голос разозлившейся девочки.
   - Ай, - я подпрыгнул из положения лёжа и, пока летел, добавил пару непечатных слов на родном великом и могучем.
   - Проснулся? - спросила Валиси с по-детски нахмуренным лицом.
   - Я думал ты уже далеко, - сказал вместо очевидного ответа, садясь на кровати и прикрываясь одеялом, поскольку был наг. - Чем это ты меня так? - спросил, сев и так и не поняв, что случилось.
   Казалось, будто на меня одновременно ведро ледяной воды вылили и одновременно с этим на миг в пекло сунули.
   - Магия, - пожала девочка плечиками.
   - Ну, ну, - посмотрел на руки, ожидая, что волосы будут опалены, но они оказались на месте и даже дыбом не встали. - Я чуть со страха не умер.
   - Меня так деда будил, когда я не хотела вставать, - она с печалью вздохнула, вспомнив о казнённом сегодня на рассвете на главной площади маге, обвинённом в чернокнижие.
   Казнь точно состоялась. На нее попала пара постояльцев и один слуга, так что я даже кое-какие подробности слышал об этом. Сказали, что ему сначала отрубили голову, потом уже мёртвого порубили на куски, поспали солью и сожгли. После пепел и кости смешали с солью и развеяли над ближайшей рекой. Как я сегодня узнал, так здесь казнили всех чернокнижников. Якобы, это делалось, что бы никто из них не сумел восстать из мёртвых в качестве лича или упыря.
   - Так ты чего из города не сбежала? - спросил я.
   - Не вышло, - скривила губки девочка. - Хочу, что бы ты мне помог.
   - Как? - я был крайне удивлён.
   - Придумай что-нибудь. Ты хитрый, - ответила Валиси с детской непосредственностью.
   - Нашла хитреца, - покачал я головой, не считая, что отличаюсь какой-то особой хитростью.
   - Ну, спрятать меня сумел. Может, и из города выведешь. Я тебе заплачу, - в её руке, в свете горящей с вечера магической лампочки блеснуло золото.
   - Совсем не к кому обратиться? - спросил, искренне сожалея ей.
   - Не к кому, - она отвернула лицо в сторону. - У деда вдруг не стало друзей. Ещё вчера были, а сегодня нет. Никто не захотел помогать.
   - Но и стражу не позвали, - указал ей на этот момент я.
   - Один позвал, и я едва смогла убежать. Один хотел на меня рабский ошейник одеть, пришлось драться, - внесла ясность она.
   - Да уж, - тема с ошейником мне особенно не понравилось.
   Ошейник подчинения или рабский ошейник делал из живого существа послушного раба, и одевать его на свободного человека было противозаконно. Во многих случаях такое нарушение каралось смертью. Если носитель ошейника не слушал своего хозяина, тот доставлял ему муки. Также ошейник не давал возможности рабу навредить хозяину и делал другие полезные для рабовладельца вещи. Но на рабах их не использовали повсеместно по причине дороговизны этого магического артефакта. Обычно десяток здоровых рабов мужчин стоил 1 такого ошейника.
   - Ну, так что поможешь? Мне больше некуда идти. А так я заплачу золотом, - снова блеснула монетка в её руке.
   - Золото это хорошо, - покивал я. - Но прежде я должен знать, за что совершил твой дед и почему все ищут тебя. Ответом "Чернокнижие" ты не обойдешься, и придется рассказать нормально иначе я не стану тебе помогать, как бы мне жалко тебя не было, - по прошествии дня желание помочь девчушке не пропало, но голова посвежела и теперь я хотел знать, кому помогаю и за что ее ищут.
   - Тебе меня жалко? - похоже ее на самом деле удивила моя жалость, раз она ответила это в моих словах.
   - С этим что-то не так? - немного смутился я.
   - Не знаю. Просто меня обычно не жалеют. Даже дедушка не жалел, - глаза маленькой Кохобор опасно заблестели и я стал опасаться, что она может расплакаться.
   - Вот только слез не надо. У нас серьезный взрослый разговор, - постарался вспомнить, как правильно общаться с детьми, но вышло плохо. С маленькими мальчиками я общался давно, ибо сын уже практически взрослый мужик, а с девочками не сложилось, так как своих не на плодил, а к чужим детям с воспитанием не лез.
   - Не дождешься, - фыркнула она, моментально сменив настроение.
   - Ну, тогда повествуй, - подбодрил ее жестом.
   - Обычные интриги, - вздохнула она. - Мой дед еще до моего рождения перешел дорогу башенному мага Статиру Латаму, - еще один вздох, что бы собраться с мыслями. - Мой дед башни не имел, но кое-какой вес в сообществе магов имел и просто так Латам ему ничего сделать не мог, да и дед Латаму тоже. Они гадили друг другу в основном по мелкому: перекупали контракты, перебивали заказы, хаяли работу друг друга, пытались узнать друг о друге что-то непотребное. Разумеется, нехороших дел за магами всегда хватает: то духа приходится вызвать, то жертву принести, а это уже чернокнижие, даже если в жертву петуха принесли, а не раба и уж тем-более свободного. Оживлять мертвых тоже не поощряется, ни свежих, ни старых, но иногда случается, - Валя бросила на меня оценивающий взгляд, но дал ей знак продолжать. - Мой дед когда-то давно оживил скелет. Не знаю, для чего он это сделал изначально, но творение редкое и сложное. В общем, ему стало жаль уничтожать свою работу, и он решил использовать скелет как помощника в подвале во второй лаборатории. Вполне разумное решение, ведь такой помощник послушен, аккуратен, не знает усталости и страха перед опасными экспериментами, - слово "эксперимент" я не знал, но догадался по смыслу ее речи. - В ту лабораторию он даже меня не пускал, так что о скелете я знала, но видела его всего пару раз. Помимо меня о нем не знал ни кто, даже домашние слуги не знали. Им запрещено было подходить к той лаборатории. Они и не лезли, и все было нормально, но... - девочке стало сложно говорить, и она взяла паузу.
   - Не спеши. Успокойся, - сказал ей, поправляя сползающее с меня одеяло.
   Сам задумался, как к этому относиться. Я не спорю, что в поднятии мертвых нет ничего хорошего, но, если не затрагивать этическую сторону вопроса, и совсем ужасного я в этом ничего не вижу. Местный живой мертвец, это не зомби жаждущий плоти это скорее послушный механизм. Например, солдат. Уже в этом мире слышал историю об армии мертвых, которые хоть и не так прочны, как металлические големы, но, в отличие от них, не столь громоздки, не нуждаются в погонщиках, дешевле в создании и при этом по факту лучше простых солдат и понимаю, как опасны для местных правителей владельцы таких армий. Мне понятен, откуда такой запрет и приравнивание таких фактов к черной магии. Но если маг создал из костяка себе единственного помощника для опасных дел, то в моих глазах это можно оправдать. Другое дело, если он этот костяк позаимствовал у живого человека. Впрочем, тут тоже не все однозначно. Это для меня убийство предосудительно в большинстве случаев, но тут убить раба по прихоти хозяина, например в наказание, нормальное явление. В общем, ничего чудовищного в поступке деда мага я не увидел, и уж тем более это не отняло у меня желания помогать его внучке. Она-то в этом вообще не участвовала. Ее вина вообще в чем? В недоносительстве на родного деда?
   - Все было хорошо, пока у нас не пропало несколько слуг, - Валистея собралась с силами и продолжила. - Я не уверена, но скорее всего их пропажа это дело рук Латама. Думаю, что он решил избавиться от моего деда окончательно и один из новых слуг оказался его соглядатаем. Он выведал тайну про скелет и сообщил об этом Латаму, а тот все преподнес правителю в нужном ему свете. Вышло, что мой дед много лед практикующий чернокнижник и за нами пришли. Латам и его соглядатай были с рыцарями правителя. Соглядатай показал все, о чем узнал. Деда схватили. Меня тоже хотели схватить как пособницу, ведь я все знала и не донесла, но ко мне не отнеслись серьезно и я чудом сбежала. Ударила стражника выводившего меня из дома острием на хвосте, он закричал и выпустил меня. Я бросилась бежать и меня не догнали, хотя гоняли долго, - девчушка закончил рассказ и спросила. - Так что ты поможешь сбежать внучке чернокнижника? - спросила с несколько не детской иронией.
   - Помогу, - озвучил я уже назревшее решение. - Есть у меня мысль как тебя вывезти, и я тебя вывезу. Два золотых, - мне хотелось ей помочь бесплатно, чисто по человечески, но мне так что-то здесь никто не помогал и в дальнейшем я ничего бесплатного не получу, а она сама совала деньги, так что грех было не взять.
   Даже не представлял, сколько стоит такая работа, но прикинул, что просить меньше чем я заработаю на конюшне за пару месяцев, не стоит. Я с ней все же шкурой рискую, хоть риска не так много, если все хорошо сделать по народившемуся у меня плану. За два месяца я должен получить 30 серебряных солей без чаевых. С чаевыми пусть будет примерно сорок. Вот и набралось две золотых монетки достоинством в один утусоль.
   - И как же ты меня выведешь из города? - кажется, у неё возникло нехорошее, но правильное подозрение относительно моей идеи.
   Ей во время побега по моему плану будет не очень комфортно.
   - Я раз в два - три дня вывожу навоз на помойку за город, - я подтвердил её опасения. - Чистоплотность правителя нам очень кстати. Я на воротах примелькался. Меня досматривают редко. Да и то если вилами пару раз в навоз для порядка ткнут и все. Мы возьмем вон ту деревянную лохань, - я указал на деревянный таз. - Ты ляжешь на дно телеги, а я накрою тебя лоханью. Сверху накидаю навоз и так повезу, - кивнул девочке призывая оценить мою хитрую придумку.
   - Сейчас так не получится. Я смотрела на ворота. Там все переворачивают. Бочки вскрывают, мешки высыпают. Через ворота из города ты так меня не вывезешь, - разрушила мой план девчонка.
   - Тогда что остаётся? - спросил сам у себя вслух я, понимая, что простой план накрылся тяжёлым медным тазом, но по-прежнему собираясь как-то помочь хвостатой девочке.
   - Ну, уж не знаю, - поджала губки она.
   - Тут надо все решить по быстрому. Какое-то время ты сможешь просидеть у меня на конюшне. Тут сейчас безопасно, но тебя может кто-то увидеть. Не думаю, что слуги или хозяин двора будет молчать о тебе. Так что день или два это предел. Да и за это время могут заметить, - продолжил я потихоньку размышлять вслух. - Я слышал, под городом есть катакомбы и что они древнее самого Хатиола. Поговаривают, что там опасно, но отчаянные люди туда спускаются. Вроде как через них контрабанду таскают. Можно попробовать выйти на кого-нибудь кто может показать дорогу. Только времени маловато, - я вздохнул и тут вспомнил, что сижу голый, только одеялом прикрывшись. - Отвернись. Я оденусь.
   - У нас нет двух дней и даже дня. Я не могу быть на месте дольше нескольких часов, - сказала девочка отворачиваясь.
   - Это почему еще? - спросил, протянув руку за одеждой и замерев, не взяв ее.
   - Меня найдут. Маги Хатиола пока я в городе смогут определить, где я нахожусь, если я проведу на одном месте несколько часов, - она замялась и подняла взгляд на потолок. - Ну, то есть я не уверена в этом полностью, но они должны суметь это сделать. В доме деда они просто обязаны были найти мои волосы, там и кровь моя была. Значит, они смогут сделать следящей амулет, а я не умею скрываться от такой магии. В общем, пока я в городе мне нужно постоянно передвигаться.
   - Да что же за едрена вошь, - сказал я по-русски сам для себя, и решительно поднявшись с постели, завернулся в одеяло и направился к углу, где хранилась моя приличная одежда. - До утра долго? - спросил у девочки на местном.
   - Уже почти рассвет, - ответила та, искоса поглядывая на меня в одеяле.
   - Не подглядывай, - буркнул думая, что еще за сложности с ее побегом сейчас могут вылезти и как сложно в итоге это станет.
   - Вот еще, - фыркнула она.
   - Ты разве не можешь принять другой облик и пройти через ворота? - вот понимал, что раз так не сделала, то не сможет и все равно спросил.
   - Я могу сделать иллюзию, вот только обмануть ей можно не всех. Леони, - она использовала правильное название местных фей, - такой иллюзией не обмануть, мага не обмануть и у стражников на воротах есть амулеты развеивающие иллюзию, - просветила меня девочка.
   - Ясно, - я натянул на себя чистое белое нательное белье, это было тонким и для носки без верхней одежды, в отличие от моего старого, совсем не подходило. В таком же белье, в каком меня выкинули из башни мага Арбурга, местные крестьяне из сел жмущихся к Хатиолу, прекрасно работали на своих полях. - Что ты вообще можешь? Нам что-то из этого сможет помочь? - спросил, надевая брюки из плотной прочной ткани с кожаными накладками на коленях и ширинкой на костяных пуговицах.
   - Не так много, - понурилась она.
   - Обмануть простых людей иллюзией на какое-то время можешь? - уточнил вопрос на который не получил прямого ответа.
   - Могу, - кивнула она.
   - Перенестись волшебством за стену не можешь? - спросил, наматывая портянки, что бы обуть еще не совсем разношенные сапоги, видом напоминающие слегка укороченные армейские из моего мира, но сделанные из натуральной кожи.
   Стоили мне эти сапоги немало и хорошо, что размер ноги у меня ходовой, а то бы пришлось заказывать сапожнику, а не покупать в лавке готовые, что выходит еще дороже. Это от того, что сапоги ходовых размеров делают на мануфактуре прямо в городе.
   - Не могу. Я не владею такой магией, да и если бы владела не получилось бы. Стены города от такого защищены, - разъяснила Валистея, почему не может телепортироваться за стену.
   - Думаю, если бы ты такое могла, то тебя бы уже давно не было здесь. Получается, перелететь стену ты тоже не в состоянии? - натянул сапог на одну ногу и взялся мотать портянку на вторую.
   - Я думала сделать летающий артефакт, но ничего не выйдет. Часовые на стенах и следящие амулеты. Вдобавок я не уверена, что у меня получится. Дед говорил, что я сильна в артефакторике, но получается у меня далеко не все, а тут задача очень сложная. Будь у меня несколько дней и хорошая лаборатория со всем необходимым, то тогда да, а на бегу и из подручных средств ничего не выйдет, - призналась Валистея.
   - Значит, остается пробовать только через катакомбы, - констатировал я и спросил. - Что из твоих умений может пригодиться под городом? - натянул на себя верхнюю синюю из плотной ткани рубаху с коротким воротником и шнуровкой от середины груди.
   Рубахи на пуговицах стоили на порядок дороже, даже если были с мануфактуры, как впрочем, и моя. К тому же эта мне понравилась и кроем и тканью и внешним видом.
   - Я могу делать магический свет, - она раскрыла ладонь и на ней появилась светящаяся точка, которая быстро разгорелась в светящийся шар, освещавший пространство не хуже местных лампочек.
   - Фонарик у нас есть, - сказал по-русски и спросил на местном. - Еще что?
   - Могу разжечь огонь магией, - пожала она плечами.
   - И все? - одевать у меня было больше нечего, и я взялся собирать свое не богатое имущество: небольшая матерчатая сумка с застежкой ремешком с карманами по бокам и впереди, бритвенные принадлежности, сильно источенный кухонный нож и медная мелочь, что успел заработать, и что осталась после последних трат.
   - Я почти не владею боевой магией. Дед этому меня не учил. Мне всего 11 лет, - призналась она.
   - Чему же дед тебя учил? - решил поставить вопрос по-другому.
   - Артефакторике. Я с раннего детства легко могу запомнить и повторить зачарование. В последнее время я делала домашние амулеты от крыс и насекомых и еще иногда делала маленькие переносные светильники. Мы ими торговали. Еще могу амулет перышка делать, с ним можно спрыгнуть с высоты и не разбиться, но ими не торговали, - понурилась девочка.
   - Боевые жезлы? - вроде нашел выход я.
   - Ни разу не делала, но если мне в руки попадет боевой жезл, то смогу попробовать. Думаю получиться, - теперь она вроде обрадовалась.
   - Ладно. Все более-менее ясно. Придется тебе вложиться в свое спасение. Денег много? - в моей голове стало что-то складываться в более-менее приличный план.
   - Полторы сотни утосоль.
   - Хорошо, - прикинул, что можно купить на полторы сотни золотых. - Ты превратишься в человека, что бы тебя ни узнали, и подождешь меня где-нибудь поблизости. Я скажу хозяину двора, что уйду на несколько дней, что бы меня ни теряли. Потом вместе пойдем за покупками. Только нам нужно не умудриться попасться леони или не угодить под амулет. Лучше всего было бы где-нибудь тебя оставить, но раз это опасно, то будешь ходить со мной, а лучше за мной, на расстоянии. Дашь мне денег. Будешь ждать меня где-нибудь в тихом месте пока я все куплю. Два золотых я заберу себе, это будет оплатой вперед. Купим два боевых жезла, что бы быть готовыми к сюрпризам в катакомбах, а то слухи про них разные ходят, - тут решил сразу пояснить, почему жезл. - Мечем, луком и другим обычным оружием я не владею, а пистолетов с ружьями, - использовал русские слова для обозначения стрелкового оружия, - у вас тут нет. Если тебе нужен меч, то возьму. Нужен? - вопросительно глянул на Валистею.
   - Нет, меч не нужен. Я как-то разок стреляла из арбалета, так что, пожалуй, маленький арбалет можно. Еще у меня кинжал есть и хвост, - Кохобор достала из-под плаща небольшой кинжал которым прошлым ночью "пощекотала" мне шею и оттуда же высунулся хвост с человеческой кожей и в редких волосках, увенчанный костяным жалом.
   - Ну ладно, арбалет так арбалет, деньги твои, - покивал я. - Еще надо купить сумки для похода, еду, и все остальное, что может понадобиться. Нужно быть готовым, что мы там проходи несколько дней и как-то не заблудиться. Компас нужно взять, - имел я ввиду не привычный компас, а его местный аналог, работавший на магических принципах. - Карт насколько я знаю, не продают, так что в лавке не купим. Проводника тоже не найдем. Скорей уж попадемся или наткнемся на тех, кто нас ограбит и убьет. Значит нужно как-то самим проникнуть в катакомбы. Тут нужно будет что-то придумать. Насколько я знаю, все известные входы и выходы охраняют городские стражники, - я выглянул в окошко.
   - Светает, - прокомментировала девочка, то, что я и так увидел.
   - Скоро откроются лавки, - добавил я, зная, что в этих местах ночь занимает примерно половину суток в любое время года и все места, не работающие круглосуточно, после рассвета с открытием не тянут. - Как ты будешь выглядеть? Покажи мне, что бы я тебя узнал.
   - Хорошо, - согласилась Валиси и, прикрыв глаза, сосредоточилась на чем-то внутри себя, видимо представляла себе свой новый облик.
   Ее силуэт подернулся, и тут же на ее месте появилось другое существо. Выглядело это, будто переключили канал или показали склеенное видео, где момент со сменой участников постановки убрали. Я даже осмотрелся в поисках девчонки, но передо мной стоял только грязноватый мальчишка в штопанных штанах и коротковатой рубахе. Выглядел он на тот же возраст что и Валя. Мальчишка принадлежал к расе вислоухих фючи и соответственно не имел хвоста и рожек на лбу, но имел уши, выглядывающие из-под коротких неровно обрезанных волос.
   - Отлично. Потрогать можно? - я потянулся раньше, чем получил ответ.
   - Не надо, - мальчишка пискнул знакомым девчачьим голосом и собирался отодвинуться, но не успел и от моего прикосновения иллюзия разрушилась.
   - Не очень твоя маскировка, - вздохнул я.
  

5 глава:


  
   Боевой жезл интересное и легкое в использовании, но довольно таки дорогое оружие. Плохонький боевой жезл стоит как хороший меч, а по огневой мощи сравним с огнестрельным оружием. Правда зарядов в нем будет не больше 10, а скорее вообще пять или три. С серьёзным жезлом в цене может сравниться только меч от кузнеца известного на весь мир, но меч остается острой железкой, если над ним не поработал маг, а такой жезл это уже средство поражение групповых целей. Если же он предназначен для убийства существ по одному, то зарядов в нем будет не 5 и даже не 10, а скорее 50 или в некоторых случаях 100. Серьезное оружие, почти автомат, если тот, что для убийства отдельных существ, и нечто похлеще РПГ или РПО, если для групповых целей. Вот только в таком автомате или РПГ магазин не сменить и новую гранату не вставить. После полного его разряжение нужно идти к магу и заряжать. По этой причине местные воители носят с собой один - два жезла и не забывают об оружие ближнего боя. Истратил заряды и пошёл рубиться топором или мечом. Маги ими тоже не брезгуют, ведь стреляя из жезла не нужно напрягать свои собственные магические резервы и можно использовать заклинания, которые данному конкретному магу не подвластны.
   Впервые увидев боевой жезл, используемый городской стражей я думал, что это просто дубинка. Оказалось что не совсем так. В принципе это деревянная палка, но внутри нее тонкая проволочка из золота. Золота в нее не больше чем в монете в 1 утосоль достоинством. В этой проволочке содержится магическая энергия, облекаемая в заклинания, и палка эта при контакте парализует. Годится она и для дальнего боя. Выдает три заряда парализующей магии на дистанции до 4 метров. По сути, дорогой артефакт с двумя заложенными в него способами использования, а выглядит дешево. Впрочем, для стражи так удобнее. Такая палка меньше к себе взгляды привлекает у желающих поживиться, да и в производстве значительно дешевле. В мечах рыцарей правителя тоже была проволочка и они, по сути, тоже были боевыми жезлами. Довольная успешная попытка союза местных оружейников и магов совместить оружие ближнего и дальнего боя.
   Все это я узнал из долгого разговора с лавочником помогавшим выбрать мне боевые жезлы для нашего похода. У него оказался не плохой выбор этих самых жезлов, и стоили они от 10 до полутора сотен золотых. Разумеется, самые дорогие посохи я брать не стал бы, ибо они слишком мощны. Стрелять таким в подземелье это способ самоубиться. К тому же я уже знал, что примерно мне нужно. В итоге мой выбор пал на 10 зарядный посох с огненным лучом и 5 зарядный посох с воздушным кулаком. Подходящего лучше ничего не нашлось. За оба этих предмета пришлось отдать 17 золотых. Заодно в этой же лавке прикупил и небольшой арбалет. Выбрал такой, что бы Кохобор могла натянуть без подручных средств, но это значило, что и доспех он даже самый паршивый не пробьет. С таким если только на кроликов охотится, да и то если они близко подпустят. Еще и кинжал себе на всякий случай купил, хотя не владею таким оружием совсем никак. Пусть будет на крайний случай или хотя бы для солидности на поясе висит.
   Все остальное, ну, по крайней мере, все, о чем я сообразил, у нас было уже куплено и приготовлено, и место для входа мы присмотрели. Совсем не охраняемого входа мы не нашли, да и, похоже, не было такого. Обычно у выбранного нами места дежурил всего один городской стражник, поскольку это был не приспособленный для комфортного спуска и запертый на серьезную решётку и навесной замок колодец. Наверняка его иногда использовали контрабандисты, поскольку договориться с одиноким стражником не было проблемой. Навесной замок для специалиста особого рода вскрыть и закрыть отмычкой вообще плевое дело, так что отсутствие ключа у стражника тоже проблемой не было. А ключа у него, скорее всего, действительно не было, поскольку он ему не нужен. По моим мыслям, дальше контрабандисты спускали товарищей и груз или наоборот поднимали их на веревках и уходили. Стражник же нес службу дальше, как ни в чем не бывало. Особенно этому способствовало, что колодец находился в глухом месте, где ходили довольно редко. Такой неприметный тупичок между домами на не слишком людной улице.
   Увы, один стражник, тут был обычно, но не сегодня. Сейчас тут по понятным причинам, стражей было пятеро, и один из них был феей-леони. Что бы отвлечь эту не дружественную нам компанию, мною был разработан не очень хитрый и довольно рисковый, но вполне работоспособный план, который мы и стали осуществлять. Валистея, выбранная как достаточно опытный пользователь посохов и амулетов, спряталась, а я, с одним кинжалом и рюкзаком, тоже купленным сегодня, за плечами, пробежав немного бегом, что бы запыхаться, выскочил в неприметный тупичок.
   - Господа стражники!!! Господа стражники!!! - кричал я все горло и, при этом пытаясь имитировать одышку, поскольку задохнулся недостаточно сильно. - Там эта, которую ищут!!! - замахал рукой в сторону противоположную той, где спряталась Валиси. - Быстрее, она уйдет!!! - снова замахал в выбранную сторону и моля бога, что бы у стражников не оказалось амулета распознающего ложь. В этом было, пожалуй, самое тонкое место придуманного мной плана.
   Командир поверил, но было не понятно из-за отсутствия амулета это или из-за расстояния. Большинство амулетов работали на близком расстоянии, то есть метр или два, а нас разделяло не менее четырех.
   - Ты на месте! - старший наряда стражи ткнул пальцем в одного из подчиненных. - Остальные за мной! - он бодренько, но не слишком быстро порысил ко мне. - Показывай! - велел командир мне, подбегая.
   - Минуту, - я сбросил с плечь свой большой рюкзак, пристроил его к стене дома в тупичке и побежал сначала довольно бодренько, потом помедленнее и через несколько минут уже едва переставляя ноги.
   - Где она?! - прорычал стражник, поняв, что я их задерживаю.
   - Прямо до перекрестка, а потом налево и прямо до лавки сапожника. Я ее в лавке сапожника видел. Она там прячется, - соврал снова и убедился, что амулета точно нет, поскольку командир поверил, а сейчас даже на разделявшее нас расстояние не сослаться, так как мы стояли вплотную.
   - Давай напрямик! Один не начинай! Следи за лавкой! - командир махнул их фею и побежал, не ориентируясь на мою скорость, а крылатый воин взлетел повыше и полетел напрямик над крышами двух и трех этажных домов.
   - Я сразу за вами, - крикнул я, замедляясь и мысленно сожалея владельцу сапожной лавки, что действительно была на том месте, где я сказал. Ведь наверняка не успокоятся, пока все не перевернут и не заглянут в каждый угол. Ну, зато у нас теперь есть немного времени.
   Как только все скрылись за поворотом, я, сильно отставший от них, развернулся и в полную силу побежал обратно к неприметному тупичку. В тупичке уже не было моего рюкзака, и решётка колодца оказалась вскрыта. Девчоночка не подвела. Стражник, оставленный на охране, лежал в углу забитый до полусмерти воздушными кулаками из жезла и неумело, но старательно связанный. Подбежав к нему, положил пальцы на шею и убедился что он живой. Потом подбежал к колодцу и глянул на расплавленную огненным лучом из второго жезла и успевшую остыть душку замка. После нацепил на палец купленное утром и зачарованное Валей тоненькое золотое колечко, а там смело шагнул в зев колодца.
   Свободного падения не было. Кольцо было зачаровано тем, что Валистея называла перышком, и замедлило мое падение в разы. Без этого нас бы ждал спуск на веревке и не факт что мы успели бы спуститься, а так я спустился быстро и безопасно. В низу же меня ждал лысый мужик с моим лицом. Это и была Валя под иллюзией. Мы предусмотрели вариант, что стражи мне поверят, но кого-то оставят, и если оставшихся не будет больше двух, Валиси на них нападет под моей личиной. Если же их осталось бы больше, то она не должна была нападать. Убивать она тоже была не должна и не только из гуманизма, а еще что бы оставить свидетеля и не озлобить стражу излишне. Пусть думают, что я действовал один и ушел в катакомбы один. Разумеется, меня будут искать, но далеко не так тщательно как ее. Возможно, вообще наплюют на меня в связи с поисками внучки чернокнижника. А вот если бы убили стражника, то поиски девочки для стражи могли бы отойти на второй план. Хвостатая при побеге стражника ранила, но не убила и поэтому рвение в ее поисках было серьезным, но не таким, каким могло бы быть в случае убийства. Стражники готовы бросить все, что бы найти и покарать убийцу одного из них. Они не разбирались в методах, используемых для поимки такого убийцы, и частенько сами преступали закон. Бывали случаи, что за убийство стражника убивали не только преступника, но и всех его близких. Могли серьезно пострадать семья и друзья. Это даже выработало неписаный закон у преступного мира Хатиола. Он гласил: на городского стражника можно напасть, его даже можно ранить, не никак нельзя убить.
   - Как ты? - спросил я девочку, оказавшись на твердой поверхности.
   - Страшно было ужасно. Наверное, если бы их осталось двое, то я не решилась бы, - призналась она, сбросив иллюзию.
   - Он тебя не ранил? - уточнил я.
   - Нет. Он принял меня за тебя. Спросил, чего ты вернулся, и я его сразу воздушными кулаками из жезла. Он к стене отлетел и там остался. Я его связала, потом замок посохом прожгла, рюкзак притащила и с ним сюда спрыгнула, - с некоторым излишним в такой ситуации детским восторгом протараторила девчонка.
   - Ты молодец, - похвалил ее и стал осматриваться.
   Ожидал, что здесь все будет каменным, но таким был только колодец, однозначно, построенный много позже самих катакомб. Стены были выполнены из больших чёрных блоков напоминавших нечто среднее между стеклом и бетоном, пол и едва не скребущий по макушке потолок был из таких же плит. Поверхности не гладкие, но и без видимых рытвин и бугров. Всё совершенно целое. Ни трещин, ни сколов я нигде не увидел и если бы ни пыль, лежащая толстым слоем, то тоннели можно было принять за новую постройку. Туннелей было три, точнее к тянущемуся с запада на восток тоннелю под колодцем примыкал тоннель, уводивший на северо-запад. В восточном тоннеле пыль на полу была совершенно не тронутой, туда явно очень давно никто не ходил, а вот в западную и северо-западную сторону в пыли были натоптаны целые дороги.
   - Куда пойдем? - спросила Кохобор видя, что я выбираю путь.
   - Туда, - я подхватил лежавший поблизости рюкзак и указал на западный тоннель. - Пойдем. У нас есть время, пока они не обыщут лавку сапожника, но не больше. Нужно уйти подальше, - зашагал в выбранном направлении, размышляя над только что совершенным преступлением.
   Простейший обман стражи и нападение на одного из них это было однозначно дерзко и даже возможно глупо. Слишком многое зависло от действий стражников. Мы рисковали, но без риска было никак. В других местах риск был ещё больше, и там двум не подготовленным существам никак не удалось бы проскочить. Хотя будь у нас больше времени и опыта в таких вопросах, то возможно мы смогли бы придумать что-то иное. Теперь же придётся думать о погоне, которая может нас если не схватить, то загнать не пойми куда, но уж таковы последствия нашего выбора.
   Еще эти стражники видели мое лицо, и попадись я им, то меня ждет каторга. В город мне теперь, пожалуй, лучше не возвращаться, а если возвращаться, то прежде сменить одежду, отрастить бороду и волосы. Хотя зачем мне возвращаться? Что у меня было в вольном Хатиоле чего я не найду в другом месте? Да в городе относительная цивилизация и безопасность, но таких мест полно. Тут есть другие города государства и небольшие страны, а возможно где-то есть и страны большие. Можно и в деревне какой-нибудь приткнуться. Их тут вокруг города много. Вот только что я в деревне той делать буду? Да тоже что в городе, но хочу ли я этого?
   Пока я думал над прошлым и предстоящим, мы отошли от колодца, и света стало мало. Валистея зажгла на ладони магический огонёк, поравнялась со мной и подстроилась под мой шаг. Так мы и пошли, поглядывая то на пол, то на стены, то на потолок.
   - Стоп, - я замер на месте и прикинул, что мы отошли совсем недалеко.
   - Что? - остановилась Валиси.
   - Следы в пыли, - я кивнул под ноги.
   - Следы, - согласилась она, разглядывая натоптанную дорогу.
   - Можно попробовать затруднить погоню, - констатировал я.
   - Как? - заинтересовалась девчонка.
   - Воздушные кулаки в жезле остались? - спросил я.
   - Два, - отозвалась Кохобор.
   - Ударь одним назад. Подними пыль, - велел я и приготовился, что пыли сейчас будет море.
   Девочка послушно сделала, что я велел. Она достала и подняла жезл одной рукой, направила рабочий конец в нужную сторону и высвободила магию. Направленный поток воздуха ударил в сторону колодца и унёс часть пыли с собой, но больше он закрутил и поднял в воздух, создав непроницаемое облако от которого даже света на ладошке хвостатой почти не было видно.
   - Бежим, - сказал я сквозь кашель и, схватив Валистею за руку поволок в сторону от колодца.
   Пришлось пробежать несколько десятков метров с Валиси на прицепе, прежде чем стало можно более-менее нормально дышать. За нашими спинами оседала пыль, должная скрыть все следы. Теперь, если все сложится удачно, то страже придется выбирать из трех направлений, а не из двух. Пусть это не недолгая, но все же дополнительная задержка. Хотя если они найдут людей знающих катакомбы, то, скорее всего, никакая их задержка нас не спасет. В этом случае нас могут быстренько изловить, так что будем надеяться, что у них с этим ничего не выйдет.
   - Ты говорила, что можешь зарядить жезлы, так что заряди, - распорядился, когда мы удалились уже довольно далеко от колодца.
   - Хорошо, - согласилась девочка и взялась за жезл с воздушными кулаками. - А ты уверен, что мы найдем выход в этой стороне? - спросила она, берясь за нужный конец жезла и пуская через руку в него свою магическую энергию.
   - Не полностью. Но тут ходят, и эта дорога нас куда-то приведет, - сказал, кивая под ноги.
   - А куда? - продолжила спрашивать малышка.
   - Если бы я знал, - сказал по-русски и ответил ей на местном. - Скорее всего, к выходу из города, но может быть к другому выходу в город.
   - Вот бы хорошо, если за город, - вздохнула Валя.
   - Это да, - согласился я.
   Разговор стих, но буквально на несколько секунд.
   - А как тебя зовут? - спросила девочка, и я едва сдержал смех, ведь она до сих пор не знала моего имени.
   - Станислав Семенов, - с улыбкой представился я.
   - И как мне тебя называть? - хвостатая озадачилась.
   - Зови Стас, - махнул я рукой на условности и разницу в возрасте.
   - Стас, - попробовала она произнести имя и вроде бы получилось. - Ты же не местный? - тут же спросила она.
   - Нет, - ответил я и приложил указательный палец к своим губам. - Тихо.
   - Что такое? - шепотом спросила Кохобор.
   - Какой-то шум. А может, показалось, - так же шепотом ответил я, прислушиваясь к части тоннеля оставленной позади. - Тихо вроде, но все равно давай прибавим шагу, - сказал, ничего не услышав, как ни прислушивался и сам зашагал быстрее.
   Забрал у Кохобор жезл огненного луча с 9 зарядами, действие, которого пока не видел, но представлял. Это оружие посылало во врага огненный луч. Нечто вроде магического лазера, от которого за простым щитом не спрячешься. По крайней мере, душку замка прожгло легко, и жечь металл доспехов должно было не хуже. Думаю, убить простого стражника в обычной кирасе таким жезлом не проблема, а вот с рыцарем в зачарованном доспехе или с магом способным выставить магический щит будут проблемы.
   Через несколько минут коридор кончился и мы оказались в довольно большом зале с таким же низким, как и раньше потолком поддерживаемым колонами. В зал мы вошли через распахнутую железную дверь с не значительными следами ржавчины. В самом же зале обнаружили десятки деревянных нар. Напрашивался вывод, что некогда это место использовали как убежище. Скорее всего, в последний раз, когда город брали в осаду, тут размещали жителей окрестных поселений. Городская округа заселена густо и если согнать всех внутрь городских стен, то места для всех не найти. Вот и решили использовать катакомбы. Пробили колодец, что бы был вход поближе к залу, на всякий случай поставили железные двери, да понатыкали нар. Для простых крестьян не участвующих в обороне города самое оно.
   Миновали зал. Прошли ещё через одну железную дверь и почти сразу почувствовали вонь нечистот. Пройдя ещё немного набрели на заполнявшую коридор от стены до стены лужу из дерьма, воды, грязи и всего остального смываемого в местные унитазы. Пришлось идти прямо через это и Валистею на руки брать. Иначе своими ботиночками она бы начерпала этого добра.
   Как оказалось катакомбы тоже не вечны. Прорыв расположенных поверх канализационных труб выпустил наружу нечистоты и те, найдя слабину меж потолочных плит, просочились в низ, в результате чего мы и пострадали.
   Лужа растянулась метров на 30 по коридору и добралась до перекрёстка, растекаясь дальше по новым коридорам. Мы остановились, не зная, какой из путей выбрать, поскольку в жидком дерьме по понятным причинам следов видно не было. Пришлось проверять все ходы по очереди. Во втором по счету коридоре тропа, натоптанная в пыли нашлась, и мы пошли по ней не став проверять последний ход.

6 глава:


  
   Мы шли по катакомбам уже больше двух часов. Переходы сменялись залами, а залы переходами. Бывало, что залы шли подряд без переходов. Оборудованных для беженцев нам больше не попадались, но во многих залах были развороченные могильные саркофаги из красной керамики с белым рисунком и кости. Еще были урны с прахом, где разбитые с рассыпанным содержимым, а где целые. Основную массу хоронили в качестве праха в урнах и лишь немногие удостаивались быть погребенными целиком. В каждом зале было всего по одному, ну или два саркофага.
   Было жутко, и мы следовали путеводной дорожке натоптанной в пыли боясь сойти с нее. Нам часто мерещилось какое-то шевеление в темноте и шум впереди или позади. Мы, то ускоряли шаг, то замирали, прислушиваясь к тишине. А проклятая дорога к свободе все никак не кончалась и не кончалась, и не было видно ни каких признаков ее конца.
   - Валиси, из какого ты народа? - шепотом спросил я жмущуюся к моему боку и зыркающую по сторонам девочку.
   - А? - девочка подняла на меня взгляд.
   - Я не встречал таких как ты. Из какого ты народа? - повторился я.
   - Нет такого народа, - вздохнула она.
   - Это как? - заинтересовался я.
   - Моя мама человек, а отец существо из иного мира. Дед призвал его с помощью магии. Я его не помню, поскольку он был стар, и умер, пока я была маленькой, но дед говорил, что у него были рога и хвост как у меня и он был очень силен физически, несмотря на старость. Дед не мог призвать новое такое же существо и решил получить от этого существа потомство и отдал ему мою маму и еще нескольких рабынь. Просто так ничего не получалось, поскольку существо сильно отличались от людей, но дед знал как делают гибридов. Он использовал нужную магию и моя мама и еще две рабыни понесли, но родиться получилось только у меня, но при этом моя мама умерла - рассказ девочки меня поразил, но я постарался не подать вида.
   - Твой дед отдал свою дочь демону? - уточнил я, видя, что юную Кохобор сия история ни сколько не смущает.
   - Нет, моя мама была рабыней и дед мне не родной. Он удочерил меня, - внесла ясность хвостатая.
   - Понятно, - покивал я и смолк.
   Получалось, её дед экспериментировал так же как притащивший меня сюда маг Арбург. Вот только у её деда получилось призвать человекоподобное существо с рогами и хвостом, а не нормального человека. Это существо ему чем-то понравилось, и он не только заставил его себе служить, но и решил заполучить себе от него потомство. После такого мне жалко умерших рабынь, то существо что он сюда вытащил из родного мира, жалко саму Вальку, но вот деда ее жаль все меньше. Пусть эти его поступки законны, но вот за них, по моему мнению, старика Кохобор стоило казнить. Но это только по моему мнению, а не по здешнему закону. С рабами здесь можно делать почти все. Думаю погубить несколько рабынь в результате эксперимента тоже вполне в рамках местных законов.
   - Тихо, - сказал я девочке, поскольку мне показалось, что я что-то услышал из оставленного позади зала-склепа.
   - Ты тоже слышал? - спросила она вместо молчания и прикусила язычок, поскольку вроде как послышался чей-то голос.
   - Быстро, - я поспешил вперёд и поволок девочку за собой, забыв об иных страхах кроме возможной погони.
   Мы вроде оторвались от преследователей, шедших по нашему следу, но вскоре увидели отблески света в тоннеле впереди.
   - Туши свет, - шикнул я Вале.
   - Ага, - она замешкалась, но убрала магический свет.
   Оказалось что поздно. Те, кто были впереди нас, загомонили, увидев наш огонь. Я потащил Валистею назад. Мы бежали без света, благо полы были ровными. Я вытянул руку и касался стены, но мы все равно едва не пропустили коридор уводивший влево. Я вовремя сообразил, что стена пропала, и остановил Кохобор.
   - Прыгай туда. Прыгай как можно дальше, что бы следов ни было видно. Попробуй с кольцом, - скороговоркой в ухо велел я, поворачивая девочку в нужную сторону и отпуская.
   Как только девочка прыгнула, я сделал то же самое и активировал колечко "Перышко". Пролетел довольно далеко, точно гораздо дальше, чем пролетел бы без кольца, и наткнулся на стоявшую Валистею. Сбил ее с ног и вместе с ней упал на пол. Она оказалась придавлена мной.
   - Давай быстрее, - я ее торопил в надежде убраться подальше, прежде чем появятся стражники или контрабандисты, кто бы там ни был.
   Мы успели отойти подальше, хотя не стали убегать без оглядки, прежде чем те, кто шли навстречу нам, прошли мимо. Стояли, молча посреди своего коридорчика в темноте, и наблюдали, как мимо нас проходит пятерка стражников с магическими фонариками у каждого и какой-то мужик не в форме и кирасе и без фонаря, но на мага не похожий.
   - Попробуем проскочить, - прошептал, решившись, и побежал с девочкой обратно к оставленной путеводной тропе.
   У места, где коридор, в котором мы прятались, не под прямым углом смыкался с коридором с тропой, остановились и выглянули. Света нигде видно не было, и я быстро повёл Валистею в нужном направлении. Сначала шли в темноте, а потом юная Кохобор зажгла магический свет. После этого идти стало удобнее, и мы пошли еще быстрее. Почти бежали, дабы успеть убраться подальше, прежде чем наши загонщики встретятся, поймут, что мы их обманули, а потом нагонят.
   Однако достаточно далеко, прежде чем нас стали нагонять, не ушли. Нам пришлось повторить прежний трюк в ближайшем попавшемся коридоре. Отошли подальше и стали ждать в надежде вернуться, но преследовали, остановились у коридора. Двое стражников отделились от общей толпы, и направились по коридору, освещая пол в поисках наших следов. Они действовали быстро, торопились. Видимо после нашего трюка проделывали так с каждым боковым коридором.
   - Бежим, - зашипел я и поволок девчонку за собой.
   - Они здесь! - прокричал стражник увидевший следы.
   Нас самих он не видел, поскольку мы успели нырнуть в ещё один отнорок, этот вёл параллельно пыльной тропе, и тяжело дыша с выпрыгивающими из груди сердцами замерли, распластавшись вдоль стены.
   - Жезл, - велел я протягивая руку к девчушке вместо того что бы взять тот что висел у меня на поясе.
   Стражники уже устремились по обнаруженным следам, но Валя успела передать мне полностью заряженный жезл с воздушными кулаками, и я встретил их заклинанием из боевого, но в принципе не летального артефакта. Преследователей отбросило назад и многих приложило о стену тоннеля, один умудрился сломать неудачно подставленную руку, а второй ударился головой и, несмотря на шлем, потерял сознание. Продолжения моей атаки никто ждать не стал. Стражники попрятались за углами. Раненого и бесчувственного тоже спрятали.
   - Уходим, - я потянул Валистею Кохобор дальше, понимая, что долго мы стражников не удержим, что возможно уже сейчас нас пытаются обойти и зажать, так что бы некуда было бежать.
   Уже не думая о спасительной тропе поволок девочку прочь, туда, где нога разумного не ступала многие лета. Я не знал, что нас там ждет и понимал, что это может быть опасно, но так у нас оставался шанс спастись от поимки и казни. Возможно там, вдали от хорошо изученных коридоров, мы будем со стражниками и их провожатыми на равных.
   Через несколько минут бега в кромешной тьме, снова зажгли свет на ладони девочки, но удирать подальше от стражи не перестали. Ничего, главное уйти, а дорогу как-нибудь найдем. У нас еды на несколько дней на двоих человек. Планировалось, что ее возьмет Валиси в дальнюю дорогу, так что брали то, что можно не готовить. Теперь даже если заблудимся не так страшно - будет несколько дней что бы найти выход.
   Мое внимание привлекла запыленная, как и все здесь надпись на стене тоннеля. Судя по потекам, ее чем-то выжгли в блоке, а потом нанесли краску. Краска потускнела, но по-прежнему привлекала внимание даже сквозь пыль.
   - Что написано? - спросил я у Вали, поскольку сам читать на местном языке пока не научился.
   - Опасно. Дальше не ходить, - прочитала хвостатая.
   Я кивнул и на секунду замел в раздумьях. Пойдут ли дальше этой надписи стражи и если пойдут, то, как далеко? Сможем ли мы укрыться от них в этой опасной зоне за предупреждением, оставленным кем-то много лет назад?
   - Пошли, - принял я решение и, поджав губы, двинулся дальше.
   Медлить мы не могли, но и спешить было опасно, так что продвигались мы с приличной осмотрительностью. Из-за этого свет в следующем зале заметили из прямого коридора на большом расстоянии, но это был не огонек факела или магического фонаря. Весь дверной проем без двери был заполнен светом, словно комната была полностью освещена. На стражей это было не очень похоже, да и не могли они нас тут ждать, но мы на всякий случай свернули в примыкавший под прямым углом коридор. Пройдя по нему, мы увидели впереди еще один освещенный зал, и в этот раз сворачивать было некуда. До другого поворота было возвращаться далековато, и мы решились все же проверить, что ждет впереди.
   Оказалось, что там уже привычный зал. В таком мы видели нары и в таких же урны с саркофагами. В этом были никем не тронутые урны с прахом и два саркофага, точнее оказалось, что это не совсем саркофаги, поскольку крышек у них не было. Прочие были разгромлены, поэтому я сразу и не понял что они такие. В бортах каждого ложа для умершего, буду называть их так, находились инкрустированные в них магические светильники, которые горели и давали более чем достаточно света. Помимо этого сразу бросилось в глаза полное отсутствие пыли. Складывалось впечатление, что в этом зале сегодня провели тщательную влажную уборку.
   - Вечные светильники, - с восхищенным придыханием сказала Кохобор.
   - Вечные? - машинально уточнил я, разглядывая все подряд и силясь понять, что мне так сильно не нравится в этом зале.
   - Ну, почти вечные. Они работают очень долго, вот только их мало кто умеет делать. Сейчас большинство таких это сделанные когда-то, - пояснила она.
   - Значит дорогие, - сообразил я.
   - Ну, в несколько раз дороже простых, но я бы не сказала, что очень дорогие.
   - Почему их тогда отсюда никто не выдрал и не продал?
   - Потому что тут есть сторожа, - объявила она.
   - Какие сторожа? - я завертел головой в поисках угрозы.
   - Они на ложах лежат, - девчушка указала на саркофаги без крышек.
   - Ты уверена? - встав и вытянув на цыпочки шею до предела, я увидел иссушенную мумию человека облаченного в нетронутые временем доспехи и шлем открывающий обтянутый сухой кожей череп мумии.
   - Уверена, - покивала она.
   - Мы сможем пройти мимо них? - еще до того как спросил, почувствовал как у меня забухало сердце и поджилки затряслись еще сильнее чем когда убегли от стражников, или когда нападали на них.
   - Идем насквозь, и ничего не трогай в зале, - уверенно заявила она.
   - Они не нападут? - уточнил на всякий случай.
   - Я уверена почти полностью. Стражи гробницы не будут нападать на все что в нее заходит. Наверняка они встанут, когда кто-нибудь что-нибудь повредит в гробнице, - с полной серьезностью сказала девочка.
   - Ну ладно, попробуем, - выдохнул я. - В крайнем случае, жезлами их успокоим, - покивал в подтверждение собственных слов.
   - Вот в этом не уверена, - Кохобор, головой покачала.
   - Думаешь, не помогут жезлы?
   - Вполне возможно, что они зачарованы и магия на них не подействует, но точно не в этом не уверена. Тут все пропитано магией. В разрушенных склепах магии почти не было, а тут ее столько что волосы дыбом встают, - Валистея передернула плечиками.
   - Ладно, - я постарался задавить малодушие и осторожно шагнул в зал.
   Девчушка вошла за мной гораздо смелее, но все же тоже не без осторожности. Вместе мы почти на цыпочках прошли сквозь зал. Я старался даже не смотреть на мумии в своих ложах, а вот Валистея с интересом заглянула, когда проходила мимо.
   - Точно зачарованные и сами трупы и броня на них, - сказала она тихонечко, после проявления любопытства.
   - Пошли отсюда, - зашипел я, оборачиваясь к ней и увидел, что позади в коридоре появился источник света, которого не было. - Быстрее, - это я прошипел по-русски, но, несмотря на языковой барьер Валиси поняла, что я имел в виду и ускорилась. Увидев нас в освещённом зале, наши преследователи тоже ускорились.
   - Сейчас я им, - неожиданно притормозив у самого выхода, Валя метнулась к ряду урн с прахом и схватила одну.
   - Что ты делаешь? - вскрикнул я, ничего не понимая.
   - Так надо! - крикнула она и что было сил, запустила урной в сторону коридора с преследователями. - Бежим!!! Они нападут на тех, кто будет ближе!!! - она уже завопила и бросилась из зала вперед меня.
   Я бросился следом за улепетывающей во все лопатки Валькой, но повернул голову, что бы наблюдать, что сзади, что едва не вывернул шею. А сзади было на что посмотреть. Видел, как урна ударилась о стену рядом с выходом в коридор и разлетелась осколками и прахом. Со своих мест стали подниматься два оживленных запретной ныне магией мертвеца. Сначала они поднимались медленно, но их движения все ускорялись. Вот иссохшие руки уверенно легли на бортики и тела стали подниматься в полный рост. В это время в зал выскочил и замер, увидев мертвецов первый из стражников. Я видел у него в руках парализующий жезл и, наверное, он собирался применить его по мне с дистанции, сразу как нагонит, но в место этого парализующий заряд полетел в одну из мумий. Стражник выстрелил в нее попросту с охватившего его страха перед живым мертвецом, и я его понимал.
   Больше я ничего не видел, поскольку повернул голову в направлении движения, но сзади доносились звуки разгорающейся битвы. Неизвестно кто в ней победит, но если победят стражники, то им наверняка придется позаботиться о раненых и это подарит нам фору. За это время нам нужно будет убраться подальше. Ну а что будет, если победят андеды, я мог только предполагать. В лучшем случае они успокоятся и лягут в свои гробы, а в худшем будут преследовать нас до победного конца или смерти.

7 глава:


  
   Не знаю, продолжали погоню стражники или нет, но мы их больше не видели, как не видели и оставленной пыльной тропы. Убегая через целые залы с урнами и спокойными стражами андедами, мы просто-напросто заблудились. Сначала как это водится, не поняли этого и стали возвращаться, но не по следам, а выдерживая направление по местному компасу, но к тропе так и не вышли. Зато попали к разрушенной части катакомб, в проходы которой идти не рискнули, хотя понимали, что эта часть подземелья, скорее всего, за городом. Можно было попробовать вернуться по собственным следам, но опасность, что по ним идут стражи была слишком велика и мы не рискнули. Выбрали новое направление, и пошли, придерживаясь его в надежде рано или поздно найти выход или за город или хотя бы в город.
   Шли вдоль частично разрушенной части катакомб. И это стоило нам нападения какой-то странной огромной, размером с собаку, бесхвостой крысы с обезьяньими лапали вместо передних конечностей. Крыса с обезьяньими лапами метнула в Кохобор камень, видимо выбрав ее в качестве жертвы за меньшие размеры. Хорошо попала не в голову, а в плечо угодила. Девчонка вскрикнула и упала. Я испугался и стал палить из жезла с огненными лучами. Оружие по своему действию немного напоминавшее мне бластер или лазер било мощно и красочно, жаль, что бил я только мимо и истратил три заряда зря. Разумеется, крыса сообразила, что силы явно не равны и решила ретироваться.
   Убедившись, что стрелять больше не в кого я бросился к девочке. Она уже села и испуганным взглядом искала врагов, а поняв, что бояться поздно, разревелась от боли и обиды на то, что ничего не сумела и не успела сделать. Стал ее успокаивать и посмотрел оставленную камнем травму. На наше счастье обошлось без переломов, но рука у Валистеи распухла, и по плечу расплылся большой синяк. Не пожалел ради такого случая лечебного настоя из какого-то магического гриба. Помазал им синяк и дал девочке напиться. Настой притупил боль и значительно ускорил регенерацию, но не вылечил рану мгновенно. На такое он был не способен.
   Как только Валиси успокоилась и смогла подняться на ноги, двинулись дальше. Рука у нее болела, и пользоваться ей она боялась, несмотря на выпитый настой, но все равно упорно шла за мной. Бродили долго. В подземелье нельзя было увидеть смену дня с ночью, и часов у нас не было, но по внутренним ощущениям прошло не меньше пары суток. Упирались в тупики и возвращались. Ходили кругами. Вымотавшись, отдыхали. Нашли закрытую железную дверь с замком с противоположной стороны и, послушав, что за ней твориться, поняли, что она под серьезной охраной и находится в городе. От двери путеводная дорожка в пыли вела в двух направлениях и, пройдя по ним обеим, мы нашли два колодца с оборудованными поблизости для размещения беженцев залами и явно не маленькой охраной наверху. Понимая, что в любой момент сможем вернуться по своим следам к одному из колодцев или двери, от второго колодца отправились искать выход сами.
   Прошарахавшись еще немало и уже теряя надежду, снова наткнулись на разрушенный участок катакомб. В нем мы увидели источник дневного света проникающего откуда-то сверху. Решили проверить и наткнулись на обвал. Потолочные перекрытия катакомб по какой-то причине не выдержали и обвалились, вниз увлекая за собой землю и камни. В итоге осталась лишь небольшая щель, пускающая в этот подземный лабиринт свет царящего на поверхности солнечного дня.
   Послушав и убедившись, что сверху не доносится человеческой речи, и нет других звуков производимых человеческой деятельностью, я стал растаскивать завал, пытаясь проделать лаз. Кохобор помогала мне по мере сил, но дело двигалось плохо из-за крупных неестественной формы камней. Похоже, это были не просто камни, а камни, вывалившиеся из кладки. Я видел тут стены из дикого камня, который был немного обработан. Строители что возвели их, не делали из камня полноценных блоков, но отсекали лишнее, что бы сделать их не слишком ровное подобие. Не являюсь великим знатоком строительства и не знаю, для чего они делали так, но раз делали, значит, от этого была какая-то польза.
   На расширение щели до такой степени, что в нее смог пролезть я, далеко не толстый человек, ушло несколько часов, а потом мы выбрались и оказались загородом посреди каких-то заросших бурьяном почти сровнявшихся с землей руин. Тут же с облегчением упали на зеленую подстриженную каким-то травоядным животным траву, росшую неподалеку аккуратным пятаком, и я задумался о будущем. Пока плутали по катакомбам, я окончательно решил, что лучше уйду с девочкой, чем вернусь с город.
   Девочка мутная и знает о поведении оживленных магией мертвецов, куда больше чем ничего, хотя по ее словам с чернокнижием, никак не связана. С некоторой долей уверенности можно предположить, что ее вместе с дедом хотели казнить не без оснований, хотя возможно и без навета не обошлось. В принципе, понятно, почему она сказала неправду или не сказала всю правду. Наверняка боялась, что не буду ей помогать и возможно, что я не стал бы, но теперь все несколько иначе и я даже назревший вопрос с обманом до сих пор поднимать не стал.
   Я разглядел в ней свой шанс на нечто большее, чем жизнь скотника на конюшне. Мечты коим я предавался в последнюю ночь на конюшне постоялого двора это только мечты: не заработаю я много на кроликах или собаках. Перестану быть скотником-конюхом и все. Кохобор же мой маленький шанс прибиться к беглому и совсем не умелому, но магу и чернокнижнику. Можно сказать, что жизнь здесь подкинула мне первый рояль. Пусть он маленький и корявенький, но не стоит его за это выкидывать, ведь он может сыграть неплохую музыку.
   И да меня, ее познания о поведении живых мертвецов смущали не сольно. Если бы не они, то нас бы уже, наверное, сожгли на костре. Посему, решил относиться к ним как к нестандартному рабочему инструменту, чем в принципе они и являлись. Вон древние создатели катакомб не постеснялись использовать зачарованные мумии как стражу для своих склепов. Кто-то создал целую армию из-за чего некромантию и объявили запретным чернокнижием наравне с некоторыми другими магическими практиками неудобным сильным мира сего.
   - Хватит валяться, - вздохнул я, заставляя себя подняться и глядя на чумазую девочку. - Нужно найти укрытие и привести себя в порядок, - я осознавал, что сам выгляжу не лучше - щетина и грязь сделали свое дело.
   - Может, еще полежим? - заканючила девушка, почувствовавшая себя в относительной безопасности.
   - Тут до городской стены рукой подать, - я указал на видневшуюся чуть больше чем в полукилометре невысокую, всего 4 метра, стену Хатиола. - Не будь мы в развалинах и кустах нас бы с нее даже разглядели. Нужно уходить отсюда, - стал выглядывать подходящее направление.
   - Может, темноты дождемся? - спросила она.
   - И далеко ты в темноте уйдешь? - ответил вопросом на вопрос со скепсисом.
   - Не знаю, - Кохобор нехотя поднялась на ноги.
   - В села не пойдем, - объявил я глядя на один из поселков в десяток другой дворов с примыкающими к нему полями.
   Таких поселков тут хватало. Строиться прямо под стеной власти города запрещали, там находилось оборонительное предполье, на котором даже траве выше, чем положено вырасти не разрешали. Но Хатиол нуждался в продовольствии, которое могли поставить только крестьяне. Тем в свою очередь от города нужна была защита и слишком далеко строится, они не могли. Иначе бы не успели закрыться в годину опасности за стенами. Посему нашелся выход из положения. Поселки с общинными полями и хутора с частными хозяйствами охватили предполья вольного города вторым кольцом, которое постепенно все расширялось.
   Прикинул дорогу через поля. Получалось, что нам легче всего уйти на север. Там на горизонте, за полями и поселками и хуторами, лес ближе всего подступал к Хатиолу. Я точно знал, что из города на север уводит несколько дорог и знал, что там, севернее, живут карлы. Эти карлы в принципе, самые обычные люди, но все они карлики с непропорционально коротенькими, но очень сильными руками и ногами. В моем представлении эти человечки куда больше походили на гномов из земных сказок внешне, нежели горные люди, но к горам карлы отношения не имели ни какого. Они предпочитали селиться на равнинах и в лесах.
   - Пойдем, - позвал я Кохобор, выбрав маршрут и мы, минуя места, где нас могли заметить направились в дорогу.
   Не приближаясь к густо насажанным поселкам, добрались до леса. Дорогой пришлось несколько раз прятаться и далеко обходить работающих в полях людей и фючи. Мы опасались, что стража города могла дать ориентировку на девочку с хвостом и ее могут узнать селяне. Я видел такие ориентировки в городе, они были чем-то вроде объявлений о награде из фильмов о диком западе. Сверху написана сумма вознаграждения за информацию о человеке, там же награда за него живого приведенного и сданного страже и награда за доказательства убийства. Посередине портрет, если он имеется. Снизу раздел для грамотных. Там имя и по возможности подробное описание со всеми имеющимися приметами. Такие наградные листы на преступников стража вольного города развешивала на площадях и наверняка поставляла в поселки. И система работала, хоть и далеко не идеально, находились даже те, кто называли себя охотниками за головами и отлавливали или убивали преступников. Правда, как говорят, долго такие охотники не жили.
   Добравшись до окраины леса, вроде бы никем не замеченными. Я впервые был под сенью местных деревьев и оказался несколько поражён. Лес был смешанный. Я легко узнавал дубы и берёзы, приметил пару ёлок, но многие породы деревьев мне были незнакомы. Особенно удивительны были возвышающиеся над лесом не то что бы редкие, но и не частые лиственные гиганты. Я и раньше издали видел, что некоторые деревья едва не вдвое возвышаются над общей массой, но только теперь понял, насколько они грандиозны. С их высотой под 100 метров и толщиной ствола с небольшой домик я бы мог принять их за секвойи, но те вроде хвойные, а тут крупные зелёные листья, которые нельзя не заметить.
   Отошли подальше в лес, набрали воды в подвернувшемся, облагороженном разумными из ближайших сел роднике и спрятались в небольшом овражке с плоским дном. Там же развели небольшой костерок, что бы согреть воды для помывки и устроились на отдых. Старались не шуметь и вообще не сильно привлекать внимание, поскольку пора была грибная, и вполне реально было наткнуться на какого-нибудь грибника из ближайшего поселка.
   - Ну и что будешь дальше делать, когда я уйду? - спросил я, решив расставить все точки и запятые в наших с Кохобор пока коротких отношениях нанимателя и наемного работника.
   - Ты уйдешь? - Валистея, завернувшаяся в одеяло и чистившая свою одежонку, бросила свое дело и уставилась на меня.
   - Я сделал то, за что ты мне заплатила и, наверное, ты больше не нуждаешься в моих услугах, - пожал плечами.
   - Нуждаюсь, - она поспешно закивала и едва успела поймать, начавшее сваливаться одеяло.
   - То есть ты хочешь меня нанять? - уточнил я, глядя поверх нее на деревья.
   - Да, - снова поспешный кивок
   - Тогда, пожалуй, 1 соль в день, - назначил я уже сгенерированную цену своего найма.
   - Полтора золотых в месяц, - посчитала девочка и, успокоившись, спросила. - И что же ты за эти деньги будешь делать?
   - Буду исполнять роль слуги, компаньона и охранника, - пожал я плечами, но тут же добавил. - Только не думай, что я буду стирать твою одежду или делать что-то подобное. Вот развести костер в дороге, собрать хворост и приготовить еду это с удовольствием, - такие обязанности были выбраны не просто так, а потому что девочка совсем не умела готовить и за городом бывала еще меньше меня, городского жителя своего мира. - Возьму на себя покупки в деревнях и других местах, что бы тебя ни узнали, буду помогать во многом другом, - снова пожал плечами, не зная, что еще добавить.
   - Хорошо, но прежде расскажи мне кто ты такой и откуда? Я слышала от тебя странные словечки, говор у тебя как у человека из дальних земель, да и ведёшь ты себя иногда довольно необычно, - сказала она, с интересом рассматривая меня.
   - Хорошо, но тогда ты мне расскажешь, за что твоего деда казнили на самом деле и почему хотели казнить тебя, - ответил в тон ей я.
   - Про деда я сказала правду, его казнили по навету, - вскинулась она.
   - Но ты далеко не так не сведуща в чернокнижии. Ты неплохо представляла, как поведут себя те мумии, - развел я раскрытыми ладонями.
   - Да, - опустила она глаза. - У деда были книги по работе с мертвыми, и я их читала. Я сама могу создать живого мертвеца или ходячий скелет, даже мертвое чудовище могу собрать, но никогда этого не делала. Хранение этих книг запрещено и в этом деда обвинили тоже. Но я думаю, что у каждого мага есть запрещённые вещи. Мы все тянемся к знаниям и магической силе.
   - Пусть так, - удовлетворился я ответом и подкинул веток в костерок.
   - А ты? - напомнила Валя, что я еще ничего не рассказал.
   - А я из другого мира. Меня как твоего отца вызвал маг. Только я в отличие от твоего отца оказался никому не нужен и меня выкинули на улицу, - говорить о том, что меня не просто выкинули, не стал. - Я смотрю у вас это тут вообще довольно распространено. Маги дергают из других миров, кого попало, - тяжело вздохнул, вспоминая жену и сына которые как теперь казалось, были частью долгого сна.
   - Это не редкость, хотя ритуал не простой и часто проходит без толку. Правда, в книгах пишут, что древние маги фючи умели строить целые мосты между мирами и именно поэтому население нашего мира так разнообразно. А раньше тут кроме фючи вообще никого не было, а теперь люди, горные люди, карлы, урики, леони, и многие другие - просветила меня Кохобор.
   - Не знал о таком, - почесался раздумывая. - Теперь, стало быть, такого не умеют? - по определенным причинам вопрос путешествий между мирами меня очень и очень интересовал.
   - Может кто-то что-то и знает, но знаниями не делится. Тут надо искать ответы у магов фючи и в их древних книгах, но с тех пор прошли целые поколения, и отгремело множество войн, в которых многое потерялось, так что возможно знание утеряно совсем, - она вернулась к чистке своей одежды.
   - Ну, раз мы компаньоны, нужно прикинуть, что мы будем делать дальше. Куда ты намеревалась идти? - направил я разговор к более насущному в текущий момент.
   - Не знаю, - очередной печальный вздох. - Я думала уйти куда-нибудь подальше и устроиться в каком-нибудь городе. Буду там делать светильники и домашние амулеты от паразитов. Как-нибудь проживу, - план у нее был не хитрый, но в целом осуществимый.
   - С городом не определилась? - уточнил я.
   - Нет. Не думала над этим.
   - Северное направление подойдет?
   - А почему именно северное? - она отвлеклась от одежды.
   - А почему нет? - хмыкнул я.
   - Не знаю. Просто спросила. Там есть княжество Гарас - до него три дня пути, есть баронство Кусам - туда 4 дня пути и есть диктатура Сабас - 6 дней пути, - поведала мне девочка.
   Я прикинул расстояние. Его здесь мерили в днях, а не километрах или, скажем, полетах стрелы. По моим прикидкам, порожденным рассказам одного местного знакомого, день пути равнялся примерно 30 километрам. Расстояние это было равным тому, что может проходить без вреда для себя ежедневно на протяжении недели пеший человек в хорошей обуви, по хорошей дороге и под слабыми магическими эликсирами. Получалось, что до Гарас примерно 90, до Кусам около 120 и до Сабас где-то 180 километров. По меркам Земли смешные расстояния, а тут крестьяне, живущие под Хатиолом, частенько за всю жизнь ни разу не бывал в ближайшем соседнем княжестве, а те крестьяне что бывали, будут рассказывать об этом внукам, как о великом путешествии за тридевять земель.
   - Подальше что-то есть? - спросил я.
   - Конечно, есть, но я не знаю что там, - посмотрела она чуть виновато.
   - Значит, пойдём до княжества. Там короткий отдых, день может два, и пойдём дальше. В Кусам задерживаться не будем. Доберёмся до Сабас, там тоже отдохнём день другой и прикинем что там дальше. В Сабас останавливаться надолго нельзя. Слишком близко. Крылев или похожий зверь такое расстояние при попутном ветре за день пролетит, - я хорошо помнил, что местный грифон без надрыва может пролететь такое или чуть меньшее расстояние, так что говорил не просто так.

8 глава:


  
   Ночевать в овражке не остались. Решили что он слишком близко к Хатиолу. Ушли вдоль дороги подальше от города и уже там, в лесу устроились на ночлег, а утром выйдя к дороге, но не на неё саму, двинулись в путь под прикрытием деревьев. Лес тянулся на север на несколько дней, что нам было удобно. Дорога тянулась по нему, петляя меж лиственных гигантов до самых границ земель вольного города Хатиол. Пару дней мы шли по лесу вдоль северной транспортной артерии без боязни заблудиться или быть замеченными редкими, но все же иногда встречающими путниками. После первого дня дороги снова остановились на ночь прямо в лесу. Ночевали под деревом гигантом, расположившись с определённым удобством.
   По дороге без особой боязни вели тихие и неспешные разговоры на общие темы. Валя рассказывала мне об этом мире, а я ей о своём. Правда эти темы постепенно истекали, и как-то получилось, что к вечеру второго дня вернулись к разговору о намеченном будущем.
   - Значит, планируешь осесть и заняться производством светильников и амулетов от вредителей? - вспомнил её вчерашние слова.
   - Первое время да, но потом можно будет производить ещё что-то. Я хороша в артефакторике, так что главное выучить новые зачарования, а уж в тонкостях наложения разберусь, - ответила Кохобор.
   - Зачарованные вещи всегда в цене, - согласился я. - Можно попробовать делать жезлы. Ты сможешь разобраться с ними?
   - Жезлы сделать не так сложно, - она на ходу подобрала палку и стала вертеть её в руках. - Тут другие сложности. Без разрешающей бумаги от правителя жезлы не возьмёт ни одна лавка, а стоит эта бумага серьёзно. Нужно либо сдать сколько-то готовых жезлов определённого качества либо заплатить деньгами, которые еще нужно заработать.
   - Ну, платить за все придётся, - напомнил о масштабах проблемы я. - К тому же понадобятся заготовки и даже если делать их самим, то нужны материалы и если дерева полно, то золото под ногами не валяется. Золото это золото, - в конце я развёл руками, не зная, что добавить и спросил. - Может помимо золота ещё что-то подойдёт?
   - Подойдёт, но золото это самый доступный и дешёвый вариант, - подрезала крылья моим мечтам Валя.
   - Туговато будет начинать, - поджал я губы. - Хорошо хоть золотишко пока есть, - я помнил, что у девочки в кармане больше 100 золотых кругляшей и понимал, что их часть можно будет пустить на первые изделия девочки на новом месте.
   - Думаю, на первое время хватит, - согласилась она и добавила. - Недаром я все же помощи у друзей деда искала.
   - Тебе же вроде никто не помог, - изумился я.
   - Не помог, но денежки его очень кстати, а то бы я тебя не наняла и сама пропала, - вздохнула Кохобор.
   - Ты кого-то обокрала, - сделал вывод я.
   - Можно и так сказать, но скорее это компенсация за все добро сделанное ему дедом, - девчушка отвела взгляд.
   - Получается, есть ещё один маг, имеющий к тебе счёт, - покачал головой, не совсем понимая как это воспринимать. - Как его зовут хоть?
   - Колас Драм, - отозвалась хвостатая, но я почти пропустил имя ещё одного недоброжелателя мимо ушей, поскольку нечто, что было поважнее на текущий момент отвлекло меня.
   - Стой, - я замер на месте сам и поймал за рукав девочку при этом, пытаясь разглядеть, что происходит за деревьями на дороге.
   - Что такое? - настороженно зашептала Валистея.
   - Присядь за деревом и молчи, а я посмотрю что там, - прошипел я.
   - На вот возьми, - Валиси протянула мне жезл с воздушными кулаками, который и теперь был у неё вместе с маленьким слабосильным арбалетом.
   - А ты? - удивился я.
   - Я теперь могу без жезла воздушные кулаки делать. Научилась, - с гордостью ответила хвостатая.
   - И долго ты его будешь делать? - скепсиса в моих словах было не мало, поскольку я знал, что заклинания неё выходят не быстро.
   - Двадцать - тридцать ударов сердца, - гордости поубавилось, поскольку это 30 ударов сердца это долго. Это можно перевести в 30 секунд или около того. За это время можно дважды, а то и трижды выстрелить из жезла. Правда это если он находится в руке, а не заткнут за ремень как я ношу свой.
   - Оставь себе, лучше арбалет дай, - взял в дополнение к жезлу огненного луча, оружие в работе которого вполне разобрался, но которым ещё не пользовался ни разу, взял болты к нему в специальной сумке и, пригнувшись направился к дороге.
   На ходу взвел арбалет, мне это было вполне по силам, и вложил короткую стрелу на отведённое ей место. Выбрал место, откуда было видно дорогу и, пристроившись за толстой березой, стал наблюдать за тем, что происходит. А происходил на дороге кровавый разбой. Мужики фючи и люди под предводительством горняка-гнома раздевалки и разували уже убитых ими карлов. Имущество бедолаг скидывали на большой воз с мешками, который вероятнее всего принадлежал карлам. Обобранные трупы оттаскивали к лесу, к противоположной от меня стороне дороги. Была и парочка связанных пленников лежащих на животах на земле под охраной одного из бандитов.
   Банда была серьёзной. Я насчитал 12 голов занимающихся жутким трудом и не факт что увидел всех. Вооружены они были в основном топорами и копьями, но у пары лопоухих били луки, а у горного здоровяка был магический жезл размерами дольше похожий на дубину и маленький полностью железный кулачный щит в нашем мире вроде бы именовавшийся баклером. На его здоровенной ручище этот маленький выглядел совсем миниатюрным, точно детская игрушка в руках взрослого.
   - Стас! - донесся до меня и тут же оборвался крик Кохобор.
   Я одернулся и увидел разбойника крадущегося ко мне с топором в руках. Второй разбойник схватил Валистею и пытался её удержать, но борьба шла с переменным успехом, несмотря на кажущуюся хрупкость девчонки. Был и третий разбойник. Он стоял, удерживая за шиворот карлика со связанными за спиной руками.
   У меня уже и так тряслись поджилки, а тут нервы совсем сдали и я почти невольно выстрелил из арбалета, в направлении бандита собиравшегося напасть на меня с топором. Несмотря на моё неумение и поспешность стрела попала в цель. Разбойника она не убила, но глубоко вошла ему в прикрытое только рукавом рубахи плечо. Ещё чуть-чуть и наконечник высунулся бы с другой стороны плеча, но арбалет оказался не достаточно мощным. Разбойник вскрикнул и попытался схватиться за больное место, при этом не выпустив из руки топора. Я бросился мимо него на выручку Валистее, но девочка освободилась сама. Из-под её плаща выскользнул хвост с костяным шипом на конце. Им она ударила в бедро державшего её разбойника. Её бандит тоже закричал, но держал девушку по-прежнему крепко. Тогда она ударила ещё и ещё. Разбойник отпустил Валиси и схватился за оружие, но она не стала ждать, когда ей прилетит топором, а побежала прочь. Я поменял направление своего бега и устремился следом за ней, пытаясь на бегу зарядить арбалет, но не получилось. Только болт потерял. В след нам доносились крики разбойников бегущих от дороги. Обернувшись, увидел преследователей и вырвавшегося и бегущего следом за нами карла.
   - Валька, притормози! - крикнул я, боясь, что она убежит и потеряется, а сам, взяв себя в руки, остановился и выстрелил из жезла огненный лучом. Сам не видел, но какой-то бандит отчаянно и с надрывом закричал. Похоже, я его ранил тяжело или вообще смертельно.
   - Спасибо, что подождали, - просипел задыхающийся карл.
   - Быстрее, - я сунул жезл за пояс, схватил карлика под плечо и побежал волоча его одной рукой и размахивая арбалетом в другой.
   Мы нагнали Валистею, и я снова притормозив, выстрелил из своего жезла. Валиси поддержала меня воздушным кулаком из своего оружия. В этот раз крики были другими. Кричали матом и грозили убить, но никто не стонал и не кричал как получивший тяжкие раны. Не обращая на крики особого внимания, но поторапливаясь, вручил арбалет Вале и, вытащив кинжал, почти перепилил им путы на руках карла.
   - Благодарю, - ответил он.
   - Пока не за что. Поблагодаришь, когда убежим, - отвечая, я забрал арбалет у Кохобор и вручил его карлику вместе с сумкой с болтами. - Бежим, - я снова поспешил вглубь леса и вовремя, поскольку в дерево, рядом с которым я стоял, воткнулась стрела. Помедли я ещё хоть пару мгновений, и она с большой долей вероятности могла воткнуться в меня.
   Карл тут же стал отставать. Ему не просто было поспеть за нами с коротенькими ножками. К тому же он сразу же зарадил арбалет и выстрелил, что тоже отняло время хотя без видимого или слышимого результата. Я притормозил и прикрыл его огнём из жезла. Огненные лучи прожгли пару дыр в деревьях и остудили пыл погони. Карлик успел за это время поравняться со мной и я схватив его за руку поспешил нагонять успевшую убежать довольно и скрыться за деревьями. По счастью она сообразила что оторвалась от нас слишком сильно и рискует остаться одна.
   Вскоре мы сообразили, что никакой погони за нами уже нет, и притормозили. Я встал оперевшись на ствол дерева и пытался отдышаться. Кохобор стояла без опоры, но скривив лицо, тяжело отдувалась и держалась за бок, в котором закололо. Коротышка без церемоний уселся под березу и, прислонившись к нему спиной, положил на колени арбалет. Этот молодой мужичек вообще едва дышал.
   - Мы, похоже, заблудились снова, - едва смогла выговорить Валя.
   - Возможно, - почти так же ответил я.
   - Ээээ... - махнул рукой Карл не в силах чего-нибудь выговорить.
   - Знаешь дорогу? - спросил я.
   - Угу, - мотнул головой он.
   - Тогда вставай. Хоть потихонечку, но надо идти, - я боялся, что разбойники все же не бросили преследование.
   - Дай руку, - попросил карл, и я помог ему подняться. Он вздохнул глубоко несколько раз и заговорил. - Разбойники уже наверняка ушли с нашим добром. Нужно вернуться к дороге и похоронить моих товарищей. Вы поможете? - он смотрел на меня с вопросом.
   Я прикинул, что он, скорее всего, прав и разбойники за нами гонятся не стали из-за награбленного добра. Им нужно было скорее собирать добычу, заметать следы и убираться пока кто-нибудь не застал их за грязным делом. А то ведь так можно и на сильный вооружённый отряд нарваться, а не на парочку бродяг вроде нас. Однако принимать решение сам не стал, а вопросительно глядя на Кохобор, кивнул ей. Она хоть и девчонка малолетняя, но все же наниматель, так что стоит хотя бы вид сделать, что советуюсь с ней. Правда эта пигалица только молча пожала плечами.
   - Как тебя зовут? - спросил я карла, присматриваясь к нему.
   Роста в этом человеке было не много, макушкой он мне доставал до пупка. Подбородок его покрывала клочковатая бороденка, а на голове расположилось рыжее воронье гнездо вместо нормальной шевелюры.
   - Зарнай Кав, - представился он.
   - Меня зови Стас, а ее Валя, - нарочно не стал говорить полного и даже уменьшительно-ласкательного имени своей спутницы, а обозвал ее земным именем. Ей вообще лучше не упоминать свое прежнее имя и уж тем более фамилию. Да и внешность не стоило бы показывать, но карлику мы ее уже показали, так что об этом беспокоиться было поздно.
   - Так, вы мне поможете? - спросил Зарнай, переводя взгляд то на меня, то на хвостатую девочку.
   - Поможем, - согласился я и махнул рукой. - Веди.
   Кав повел нас обратно почти той же дорогой, так что я имел возможность остановиться и посмотреть какие дыры в деревьях оставляет жезл огненного луча. Получались почти ровные отверстия размером с детский кулачок с обожжёнными краями. Железо режет не хуже газового резака, дерево прожигает. Можно сказать, что бластер есть. Осталось раздобыть световой меч и почувствовать себя джедаем из одной широко известной космической саги моего родного мира.
   - Ты чего лыбишься? - спросила Валистея стоявшая рядом, пока я любовался дырами в деревьях и предавался мыслям.
   - Так вспомнилось не к месту, - вспомнив, что сейчас не место и нет повода для улыбок, а вроде все наоборот, отмахнулся я от ее вопроса и пошел следом за успевшим уйти вперед Зарнаем. Видимо обвыкся я в этом мире и, похоже, к творящемуся вокруг трешу попривык, раз пусть неосознанно, но улыбаюсь, умудряясь забыть, что пришел хоронить трупы недавно убитых разумных. Пусть и не знакомых.
   И вот что называется до улыбался. Из-за дерева шагнул разбойник уже с натянутым луком и выстрелил в меня, видимо решив, что я тут самый опасный. Стрела не пропала даром, а угодила мне справа в живот. Я почувствовал удар и боль, но думал, что она должна быть сильнее. Если сильно ударить кулаком в живот и то, наверное, больнее будет.
   - Стас! - вскрикнула Валистея, но не бездумно бросилась ко мне, а послала в лучника заряд из жезла воздушных кулаков.
   Я оторвал взгляд от древка стрелы, торчащего из меня, и увидел помимо лучника фючи еще трех разбойников с топорами. Не чувствуя страха и не понимая куда делись эмоции вытащил жезл и по очереди убил их точно тараканов тапком на кухне. Первому прожег грудь, пока тот лыбился не поняв, что происходит. Второму проделал дыру в животе, когда тот, увидев убийство своего соратника, решил что успеет подбежать ко мне и покончить со мной топором. Третий бросился бежать прочь, но я безжалостно выстрелил ему из жезла в спину.
   Тем временем мои товарищи не стояли столбом, а тоже приняли посильное участие в бою. Кав подскочил к сбитому наземь воздушным кулаком лучнику и из арбалета, который успел зарядить, застрелил его. Валиси подбежала ко мне и, видя, что дело обернулось в нашу пользу, стала стаскивать рюкзак с моей спины.
   - Сейчас я тебя целебным зельем напою, - суетливо сказала девочка, а я тупо стоял и смотрел, как Зарнай идет к еще шевелящемуся разбойнику с дырой в животе, на ходу заряжая арбалет.
   - Эту ерунду вынуть, наверное, надо вынуть, - явно, будучи в шоковом состоянии я схватился за древко и почувствовал, как мой живот от раны и до самого позвоночника прострелила боль.
   - Не тронь пока, - пискнула Кохобор.
   - Скверная рана, - сказал стоявший подошедший Ван.
   - Я, пожалуй, сяду, - чувствую, как заходили ходуном ноги в коленях, наконец, помог снять Валистее с себя рюкзак, а потом сел на задницу прямо там, где стоял.
   - Помоги вынуть стрелу, - велела Валиси карлику, доставая сразу два лечебных настоя трясущимися руками.
   - Есть лечебное зелье. Это хорошо, - констатировал Зарнай, откладывая арбалет и подходя ближе.
   - Пей, - велела мне Валя, суя в лицо пузырек с настоем лечебного гриба.
   - Дай сам, - я забрал у нее из трясущихся рук пузырек и выпил его. Оказалось что лечебный отвар на вкус точно древо. Я словно опилок пожевал.
   - Не все так плохо. Хорошо, что наконечник стрелы вышел наружу. Нужно обрезать стрелу и выдернуть, - просветил нас Кав.
   Я где-то видел или слышал что-то такое и не стал с этим спорить. С меня сняли рубаху, залили рану спереди и сзади прямо со стрелой лечебным настоем и приступили к извлечению инородного предмета. Пока карл перерезал древко стрелы, было адски больно. Не уверен, что смог бы справиться с таким без посторонней помощи. Потом он взялся за наконечник и резко без предупреждения выдернул стрелу. В глазах потемнело, но сознания я не потерял. В кровоточащую рану залили лекарство, а я глядя на это думал, что если стрела порвала какую-нибудь кишку, то слабенький настой меня может и не спасти. Внутреннее кровотечение и содержимое кишечника легко могут убить меня. Тут бы, пожалуй, помогло заклинание лечение, но Кохобор им не владела и амулета с лечебными заклинаниями я в городе не приобрел.
   - Его нужно в Хатиол тащить, там лекаря найдем, - сказал Зарнай, помогая Валистее бинтовать рану.
   - Нет, нам в обратную сторону, - ответил я, увидев вопросительный взгляд моей малолетней спутницы.
   - Но в Хатиол ближе, - изумился Кав.
   - В другую сторону, - сказал я с нажимом, не собираясь объяснять случайному попутчику, почему нам нельзя в вольный город.
   - Дело ваше, - развел он руками и, наверняка, догадываясь, что с нами далеко не все чисто и понятно.
   - Далеко до ближайшего села? - спросил я.
   - Чуть дальше, чем до Хатиола, - ответил карлик.
   - Тогда немедленно беги туда. Позовешь кого-нибудь на помощь, - я вздохнул. - Оказали последние почести, - закачал головой.
   - Просто так не помогут, - у карлика поникла голова.
   - Сейчас, - я достал из кармана золотой. - Вот это аванс. Если приедут на телеге и помогут, то дам еще золотой.
   - Понял, - заулыбался Зарнай и показал большую прореху между верхними передними зубами.
   - Тогда торопись, а мы пойдем следом, - махнул рукой я.
   - Бегом побегу, - сказал Ван и, развернувшись, побежал по дороге на север.
   - Помоги встать. Нужно обраться отсюда, а то, как бы разбойники свою засаду не пришли проверять, - сказал я Кохобор.
   - Думаешь, это была засада, и они ждали, что мы вернемся? - спросила Валистея, помогая мне встать и подлезая под мое левое плечо.
   - Да кто же их знает. Может, они тут следы оставались заметать, а тут мы, но будем надеяться на лучшее, а рассчитывать на худшее. Да и даже пусть они тут следы оставались заметать разбойники их могут хватиться, - разъяснил я.
   - Тогда может лесом? - предложила она.
   - Вдоль края, - поддержал я.
   - Ты думаешь, он вернется? - спросила девочка, имея в виду карлика, когда мы уже зашагали.
   - Будем надеяться, что вернется и не с целью нас ограбить. Мы вручили ему утосоль и сказали, что у нас есть еще, а это соблазн. Может привести кого-нибудь не чистого на руку и жадного до золота, - повздыхал я, шагая и придерживая левой рукой рану на животе. - Кстати, если останусь живой, то лечение за твой счет и золотой мне вернешь, - невесело усмехнулся.
   - Даже сейчас о деньгах, - вздохнула девочка.
   - Я узнал как тяжело без них и теперь знаю цену, - ответил ей, вспомнив свои первые дни в этом мире с ночёвками на улице с попрошайничеством, за которое себя в тот момент ненавидел, с дракой, в которой меня отделали бездомные калеки инвалиды и самого чуть не сделали таковым же, как они.
  

9 глава:


   Мне буквально с каждым часом становилось все хуже и хуже. В ране, как я ее не берег, начала пульсировать и пульсировала все сильнее боль. Нутро горело. Переставлять ноги становилось все тяжелее. К вечеру раны воспалились, что это было видно невооруженным взглядом, и поднялся сильный жар. Утром я не смог подняться и мы не могли продолжать движение, несмотря на то, что я выпил уже три лечебных настоя, не считая тех, что на меня истратили сразу после ранения. Меня бросало то в жар, то в холод и легче не становилось.
   Юной Кохобор ничего не оставалось, как развести костер и ухаживать за мной в меру ее сил и возможностей. Я слышал, как она кляла себя, что не изучила такого нужного заклинание как исцеление. Кляла она себя и за то, что мы не купили амулета или жезла с заклинанием такого рода, но тут вина была полностью моя. Пожадничал. Думал, если сразу не убьют или не поймают, то обойдемся целительными настоями.
   К вечеру второго дня я стал проваливаться в кратковременное бесчувствие и по-настоящему испугался того что смерть близка. В ране был гной. Он тек из нее, не переставая. Однако, не смотря на все это, старался вести себя оптимистично и не показывать подтачивающего меня ужаса перед близким окончательным исходом. Бодрился для Валистеи и пытался убедить ее, что все будет хорошо. Просил не плакать, но она не могла. За эти дни я стал для нее самым близким на этом свете существом, и она не хотела потерять меня, как потеряла своего деда.
   Поддавшись порыву, Валя рассказала, что ходила на казнь старого мага и все видела. Она заставила себя на это смотреть и умудрилась не попасться в таком людном месте, несмотря на почти детский возраст и по-своему наивную натуру. Глядя на рыдающего перед казнью деда ей хотелось убить всех и хорошо, что она не владела заклинаниями, а то сотворила бы беду и сама бы на той центральной площади осталось. Только отсутствие доступа к убойной магии и остатки благоразумия сохранили девчонке жизнь.
   Наплакавшись хвостатая уснула, а я не мог. Лежал и скрипел зубами от жжения, жара и бессилия. Получалось только в пасть в состояние часто прерываемой легкой дремы. Не то уснул, не то лишился чувств глубоко ночью. Проснулся, в этот раз действительно проснулся, а не очнулся, не понимая, сколько времени прошло. Самочувствие оказалось не в пример лучше того каким было раньше. Сразу ощутил, что меня везут на телеге с деревянными колесами и без рессор. В нашем мире я такие раритеты видел в живую пару раз, зато тут вдоволь насмотрелся и сам на такой навоз вывозил на прежнем месте работы.
   С трудом раскрыв глаза, увидел поросшее клочковатой бородой лицо Зарина и понял, что безмерно рад видеть этого коротышку и вообще жить на белом свете, как бы больно он меня не прикладывал лицом обо что попало.
   - Очнулся, - констатировал карлик, явив миру свою щербатую улыбку.
   Во рту было так сухо, что я не мог набрать слюны, что бы сглотнуть, а при глотательном движении по горлу от сухости, словно наждаком прошлись.
   - Пить, - одними губами, совсем без звука, попросил я.
   - Что? - не понял Кав и склонился ко мне поближе.
   - Воды, - просипел я, кривясь от боли вызванной потугами.
   - Сейчас. Сейчас, - сообразил Зарин и поднес к моему лицу кожаный бурдюк с зачем-то оставленным снаружи черным мехом.
   Из горловины мохнатого бурдюка полилась вода и я, глотая ее, едва не захлебнулся, но жажду все же немного утолил. Откашлявшись от воды пошедшей не в то горло и полежав пару секунд, почувствовал, что мне вроде бы и в самом деле гораздо лучше. Тело сковывала слабость свойственная людям, перенесшим тяжёлую болезнь, но озноба или жара я не чувствовал. Боль, пронзавшая кишки раскаленной кочергой прошла.
   - Где Валя? - просипел я, все еще не овладев голосом.
   - Кто тебе эта девчонка волшебница, что ты так печешься о ней человек? - спросил рыжий вместо ответа.
   - Где она? - мой голос стал тверже, несмотря на общую телесную слабость.
   - Спит она Стас. Вон она, рядом. Поверни голову, - он кивнул на место слева от меня, и я, с трудом повернув голову, увидел свернувшуюся калачиком и мирно спящую Кохобор.
   - Что со мной? Жить буду? - вернул голову в прежнее положение.
   - Теперь будешь. Повезло, что в деревне оказался исцеляющий амулет, а они бывают не в каждой деревне. И еще повезло, что староста согласился на два твоих золотых и послал со мной мужиков и своего сына с этим амулетом. Амулет не очень оказался, Гакан, это сын старосты, его весь в тебя разрядил. Валя твоя его снова зарядила и вот уже тогда дело пошло. Гноя из тебя вытекло, аж жуть берет. Бурдюк бы, наверное, наполнить хватило. Потом когда поняли, что жизнь твоя укрепилась в теле, похоронили моих товарищей и теперь едем в деревню. Валя твоя измучилась вся пока нас ждала и уснула, как тронулись в дорогу, да и ты хорошо проспал, видимо сил совсем не оставалось, - довольный происходящим рассказал гном.
   - Как рана-то моя сейчас? - спросил не в силах посмотреть сам.
   - Ну, совсем не зажила, но зарубцевалась прилично. В тебя восемь зарядов малого исцеления загнали. Оно хоть и малое, но зарядов то восемь. Думаю, через пару дней на ноги встанешь. От такого, наверное, и рука отрастет отрубленная напрочь, - беспочвенно предположил он и добавил. - Ты поспал бы еще. Нам ехать до самого вечера и завтра еще ехать будем.
   - А разбойники? - вспомнил я.
   - Не видели мы их больше, но точно кто-то возвращался на то злополучное место. С тех, кого мы убили, все ценное сняли, а тела утащили к остальным. Даже своих хоронить не стали. Бросили в овраге, как и моих товарищей. Страшные твари. Особенно этот горняк с жезлом и магическим щитом. Если бы не он, то мы с парнями может, и отбились бы. У нас было чем их угостить. Три самострела и топорики... - он говорил, а мои глаза закрывались против моей воли и того что он сказал после я уже не смог вспомнить.
   Когда я проснулся в следующий раз, надомной вилась Кохобор. Она притащила кружку, из которой пахло одуряюще вкусно, и разбудила меня.
   - Привет, - улыбнулась она, когда я открыл глаза.
   - Привет, - я постарался улыбнуться в ответ.
   - Как ты? - спросила девочка.
   - Жить буду, - отозвался я.
   - Ты меня напугал, - призналась она.
   - Я и сам напугался, - не стал скрывать и решил сменить тему. - У тебя там чем-то вкусно пахнет. Это не для меня?
   - О. Извини. Забыла, - Валистея напоила меня мясным бульоном.
   Пока выпил кружку, успел отметить, что потихоньку темнеет, и мы никуда не едем, хотя я все еще лежу в телеге. Где-то совсем рядом потрескивает костерок, от которого тянет дымком и слышны мужские голоса. Стало понятно, что мы остановились на ночную стоянку и будем здесь ночевать.
   - Где мы? - спросил я.
   - Недалеко от деревни людей, что нам помогли. Мне сказали, что сегодня засветло доехать не успеем, так что доберемся уже завтра, - ответила девочка и добавила. - Я сейчас. Пойду, свой ужин возьму.
   Пока Кохобор ходила за своей порцией походного варева, я оказался предоставлен сам себе и, уставившись в темнеющее небо задумался. Думать о преследователях и проблемах в тот момент не хотелось, и я решил немного поразмышлять о том будущем, когда наше бегство закончится, мы сможем где-нибудь осесть, и моя спутница займется работой по своему профилю. Я надеялся тут как-то применить обрывки знаний из своего мира и постараться обеспечить ей, а соответственно заодно и мне, если не богатство, то достаток и отсутствие банальной нужды.
   Например, в магическом оружейном магазине я встретил нечто вроде гарпуна или пневматического оружия, но с поправками на технологии этого мира. Оно представляло собой трубку с золотой нитью напитанной магией и руной служащей кнопкой активации или аналогом спускового крючка. В трубку помещалась стрелка наподобие арбалетного болта, и при нажатии руны происходил выстрел стрелкой. В принципе все как в жезле, но магию трубка использовала только для выстрела, а не в качестве снаряда. Вспомнив это, я решил поднять вопрос производства боевых артефактов руками хвостатой девочки еще раз.
   - Валя, ты знаешь, что такое магические трубки стреляющие стрелами? - спросил я ее, открыв глаза и убедившись, что она сидит, рядом свесив ноги с края телеги.
   - Слышала и видела, - покивала она, обернувшись на меня.
   - На них действуют те же правила с лицензиями, что и на жезлы? - сразу перешёл я к делу.
   - Вроде бы нет, - ответила она неуверенно.
   - Тогда почему бы не делать их? - посмотрел на нее с прищуром.
   - Лучше фонари и бытовые амулеты, - отмахнулась она.
   - Это что же так? - не понял в чем проблема я.
   - Непопулярный товар, - отмахнулась она.
   - Почему? - спросил, хотя сам помнил причины, по которым предпочел слабенький арбалет и жезлы, а не трубки.
   - Не знаю. Я не интересовалась причинами, - поджала губки девочка.
   - Так тут все ясно как белый день, - на телегу влез Ван. - Я тоже видел такую. Из жезла можно палить пока не кончится магия, а тут трубку нужно заряжать каждый раз как самострел и стреляют они обычной стрелой как самострел. Или нужно покупать для них магические стрелы. А еще если перевернуть трубку, то стрелка выпадает и получается, что зарядить ее можно только перед выстрелом, как самострел. Единственная выгода, что зарядится трубка быстрее, чем самострел с поясным крюком и даже вот этот самострелишка, - он продемонстрировал арбалет, что я ему вручил при первой нашей встрече и добавил. - А вот как бьет, не знаю.
   - Бьет она не хуже обычных жезлов. Про те, что видел я, так сказали, и что могут выстрелить полсотни раз, прежде чем разрядятся, - ответил я ему, а после спросил у всех. - Многозарядных трубок не бывает? - перевел взгляд с карлика на девочку и обратно.
   - Многозарядных? - не понял меня Зарнай.
   - Никогда не слышала, - покачала головой Кохобор и пояснила карлу. - Это когда один раз заряжаешь, а стреляешь много раз как из жезла.
   - Этим нужно поинтересоваться, - сказал я задумчиво и, вспоминая, что в магической оружейной лавке видел только пару однозарядных трубок, а ничего похожего на многозарядные не видел.
   - Что ты придумал? - заинтересовалась Валистея.
   - Об этом пока рано. Как в город попадем, походим по лавкам и посмотрим, что там есть. У меня есть мысли по поводу этих трубок. Может, получится что-то заработать, - не стал вдаваться в подробности я.
   - Я вот все никак не пойму кто вы, а сейчас поговорили, и еще непонятнее стало. Валя вроде маг, но почему путешествует только с тобой одним? У мага должна быть целая свита и большая карета, - сказал, подняв глаза к темнеющему небу Зарнай.
   - Не забивай голову, друг, - сказал я, не понимая, что и как врать этому рыжему маленькому человечку.
   - Много ты понимаешь про магов, - фыркнула Кохобор.
   - Ну, нескольких видел, - ответил карлик, продолжая смотреть в небо.
   - Как вы тут? - раздался голос незнакомого мне мужика подходившего к телеге костра.
   - Все хорошо Гакан. Стас проснулся и идет на поправку, только слаб еще, - ответил за всех Кав.
   - Это хорошо, - по-прежнему не видимый мне селянин выдержал паузу и добавил. - Завтра еще до обеда мы приедем в Перехолмское, - после этого сын сельского старосты ушел обратно к костру, откуда доносились голоса тихо беседующих людей.
   Возникла пауза, во время которой каждый думал о своем. Я, например, прикидывал можно ли приспособить к жезлу нечто вроде пистолетной рукоятки и нужно ли это. От попытки положить жезл на арбалетный приклад отказался сразу, поскольку посчитал его лишним. Жезл не дает отдачи, а для меня это было главным фактором необходимости его наличия. Еще можно было изобразить какой-нибудь простейший прицел в виде квадратной рамки, который на арбалетах был, а на жезлы по чему-то не ставился. Хотя есть предположение, основанное на принципах прицеливания из жезла. Подняв жезл на вытянутой руке, и закрыв один глаз нужно закрыть рабочим концом фигуру или часть фигуры противника и тогда с большой долей вероятности попадешь. На расстояниях действия большинства жезлов этого вполне хватало. Если переводить эти расстояния не учитывая дальность боя отдельных, почти уникальных, экземпляров, то получится от 200 до 250 метров. На большей дистанции заклинание стремительно рассеивалось и становилось не эффективным. Ну а будь иначе, то думаю, жезлы захватили бы всю нишу стрелкового оружия не оставив места множеству других смертоносных игрушек войны. Однако же и это не столь маленькое расстояние как может показаться. Особенно если учитывать местные возможности. Например, со слов карла выходило, что один боец с жезлом и магическим щитом решил исход схватки и не оставил ему с товарищами даже шанса на сопротивление.
   В общем, пришёл к выводу, что пистолетную рукоять для удобства использования на жезл поставить можно. Прицел тоже можно, но не простейший арбалетный, а современный для моего мира состоящий из мушки и целика. Можно даже придумать магический аналог лазерного прицела. Однако сам я этого не сделаю как надо. Тут нужно изготавливать посох новой конструкции на заказ у мастера за большие деньги, а значит, придётся все отложить до лучших времен.
   - Валя, а для себя мы можем делать жезлы без лицензии? - уточнил я возникший вопрос.
   - Без лицензии нам заготовок никто не продаст. Сможешь сделать заготовку, и я сделаю тебе посох, - охотно ответила она.
   Я снова задумался. Можно вырезать деревянный пистолет и вставить в ствол золотую проволоку? Думаю прямой ствол выточить смогу. Могут возникнуть проблемы с прицелом. Его придётся пристрелить, с чем я совершенно не в ладах. В крайнем случае, можно обойтись без прицела и стрелять как из обычного жезла. Вот только даст ли мне это какие-то преимущества?
   - Скажи мне Стас, как ты поправишься, вы отправитесь дальше по этой дороге на север? - спросил Зарнай, выведя меня этим из размышлений.
   - Отправимся, - не стал отрицать очевидного я.
   - Тогда может, возьмёте меня с собой, до моей деревни? Я часть дорожных тягот возьму на себя. Буду готовить, собирать хворост. Я знаю хорошие места для стоянок, - постарался расписать выгоды похода с ним Ван.
   - Я не против, - не вовремя вставила свое слово Кохобор.
   Я же задумался вновь. Останавливаться в деревне своих спасителей я не собирался. Ждать полного восстановления это значило ждать проблем и следовало уходить как можно дальше и быстрее. Мне хотелось купить повозку или хотя бы телегу с лошадью и уезжать немедленно в тот же день как приедем. Придётся двигаться по дороге, но иного выхода я не видел. При таком раскладе карлик был выгоден и не только по тем причинам, что назвал сам. С ним нас станет трое, а ищут двоих. Мы отвлечём от себя часть внимания, особенно если ещё переоденем Валистею в крестьянское платье и повяжем ей на голову платок. Конечно, крестьяне из деревни могут легко вскрыть наш обман, рассказав преследователям, если они вообще будут, что мы прошли через их селение и как мы теперь выглядит, но нужно же что-то делать, что бы затруднить им наши поиски.
   - Хорошо, - дал свое согласие я.
   - Только у меня еды своей нет, - печально сказал он.
   - Найдём мы для тебя кусок хлеба, - успокоил его я.

10 глава:


  
   До деревни наших спасителей добрались спокойно и были в ней еще задолго до обеденного времени. Там, не особо торгуясь, купили телегу с понурой крестьянской лошадкой, пополнили припасы, переодели Кохобор, что ей не очень понравилось и снова отправились в дорогу. За околицей села и поворотом дороги, скрывшим нас за примыкающим к деревенским полям перелеском, Валистея применила на лошади заклинание малого исцеления. Это заклинание она каким-то образом успела изучить, пока дважды заряжала амулет малого исцеления. Второй раз она его зарядила по просьбе деревенского старосты в счет части оплаты за лошаденку и телегу.
   Заодно, в надежде на ускорение поправки, попросил, что бы она и на меня малое исцеление кинула. Помогло, но не сильно. Ей обязательно нужно было где-то изучить заклинание исцеление большей силы, например, заклинание среднего исцеления, исцеления тяжких ран, а лучше великого или идеального исцеления. Последнее вообще может восстановить существо, условно провернутое на фарш, главное, что бы в нем теплилась хоть капелька жизни. Но такое заклинание обходилось магу большими затратами магической энергии и требовало серьезных затрат золота на создание амулета, в который кстати тоже маны требовалось влить очень много на единственное применение. Количество золота тут было сообразно велико количеству требуемой на применение маны.
   Подумав решил, что в текущей ситуации мне гораздо полезнее будет малое исцеление, нежели перышко и попросил Валиси снять с тоненького золотого колечка, что было у меня на пальце, одно зачарование и наложить другое. Валя подумала, сняла свое колечко и перезачаровала его. Она-то владела обоими заклинаниями, и ей без амулетов было легче, чем мне, с чем я поспорить сильно не смог. Единственным моим аргументом было время наложения заклинания, но этот аргумент был ничтожен по сравнению с моей не возможностью колдовать совсем. В общем, у меня стало два золотых колечка с зачарованиями: одно на мизинце, а второе на веревочке, на шее, поскольку колечко с Кохобор мне не на один палец не налезло.
   Лошади после применения заклинания стало заметно лучше, и дальше она двигалась заметно веселее, хотя по-прежнему оставалась понурой измученной жизнью пожилой крестьянской лошадкой. Похоже, ей бы тоже не помешало идеальное или великое исцеление. После него бы она не превратилась в породистое гужевое животное, но приобрела бы здоровье молодой трехлетней кобылки и смогла бы прослужить еще много лет.
   По началу я весь издергался, ожидая что сейчас нас настигнут и поволокут обратно в Хатиол. Едва сдержался, что бы ни начать пальбу по пролетавшему над дорогой всаднику на крыльве, но местный грифон улетел, земли вольного города остались далеко позади и я стал понемногу успокаиваться. Даже взялся вырезать пистолет с намерением сделать из него жезл для самого себя. Валиси смогла разобраться с зачарование жезла огненных лучей, так что могла его вложить в мою заготовку. Обещала, что если все сделать как надо, то пистолет сможет делать выстрелов 15, а то и 20, после чего потребуется перезарядка.
   Миновали ничейные земли, где была велика опасность наткнуться на разбойников, но никого не встретили. По всей видимости, свой лимит встреч с разбойниками мы пока что исчерпали. После ничейных земель началась территория, принадлежащая княжеству Гарас. Практически на его границе находилась родная деревня Зарная, куда мы прибыли с печальными вестями.
   Сама деревня меня впечатлила и оставила неизгладимые впечатления низкими потолками домов местных жителей. Ночуя в одном из них, я почувствовал себя Гендальфом из фильма Властелин колец в гостях у хоббита. Вот только ударился головой я не один раз как он, а раз 15, не меньше. Хвостатой с ее маленьким, в силу возраста, росточком было значительно легче. Она даже посмеивалась втихаря от огорченных смертью близких местных надо мной.
   Переночевали в деревне ночь и, сменив разваливающуюся и пару раз чиненую дорогой телегу на новую повозку, отправились дальше. Повозка мне понравилась. Нечто похожее, я видел на экране компьютера у сына, когда он смотрел очередное аниме. Любит он эти японские мультики с яркими картинками, толпой девушек вьющихся вокруг героя и магией. Еще, пожалуй, повозка была похожа на фургоны переселенцев дикого запада, но без каркаса для тента. По крайней мере, у меня по виденным фильмам сложилось о фургонах именно такое впечатление.
   В общем, эта новая повозка выглядела так. У нее были стандартные для этого мира деревянные колеса с железными ободами и втулками, в которых не было даже намека на подшипники. Этими втулками колеса надевались прямо на железную ось и что бы хоть как-то сократить трение и, соответственно, износ к повозке прилагалось деревянное ведро с каким-то жиром для смазки втулок. Повозка имела плоское дощатое дно и вертикальные высокие борта. Вдоль боковых бортов располагались лавки-рундуки, крышки, которых служили жесткими сиденьями. Впереди повозки были устроены козлы, с которых обзор открывался не в пример лучше, чем с телеги. С последней, если сидеть не с краю на косом борту свесив ноги, то обзору сильно мешает лошадиный круп.
   Сперва думал, что повозка слишком приметна, но все же решил, что стоит взять. Такие повозки тут все же не особая редкость. Они хоть и не так часты как крестьянские телеги, но и не столь редки как экипажи на рессорах или кареты местной знати. Да и от Хатиола мы уже были по местным меркам прилично. Всё-таки уже пересекли границу соседнего государства, правда никаких пограничных кордонов или хотя бы столбов не увидели. Насколько я понял, на этой границе их никогда и не было. По крайней мере, явных.
   Собирались уехать из деревни карликов вдвоем, но к нам неожиданно присоединился Зарнай Ван. Он нагнал нас, когда мы уже выезжали за околицу с большой дорожной сумкой и, забросив её в повозку, он под нашими удивленными взглядами без спроса влез сам.
   - Ты чего это друг? - спросил я его сидя на козлах рядом с управлявшей лошадью Валистеей Кохобор.
   - Ааа, - он раздражённо махнул рукой, но все же заговорил. - Не будет мне теперь здесь жизни. Соседи волком на меня смотрят. Словно это я ребят погубил, а не разбойники. И в том, что тела друзей в родную деревню не привез, тоже обвинили. А как их привезешь-то по летней жаре? Мы когда их хоронили уже смердело, так что рожи рубахами завязывали. Каюса, так вообще прокляла меня, - он опустил голову и смолк.
   Кое-что из рассказанного им я краем уха слышал, хотя при нас на парня с кулаками не кидались. Но шепотки хозяев дома, где мы ночевали, могли помочь создать правильное впечатление о ситуации, хотя у самих хозяев дома в той поездке в вольный город вроде бы никто не погиб.
   - А что вези то хоть? - спросила Валистея, не оборачиваясь.
   - Зерно в основном, - вздохнул он. - Осталось кое-что с прошлогоднего урожая и прослышали мы, что в Хатиоле лучше за него цену дают. Вот и поручил нам войт свезти зерно, а ведь знал собака, что разбойники бывает, нападают на тех, кто везет что-то от нас в Хатиол. На тех, кто оттуда везет, не нападают, а вот кто туда бывает. Люди говорят, что это с потворства князя нашего, вроде отваживает он так тех, кто не хочет в нашей столице торговать, а предпочитает ехать в соседнее государство.
   - Похоже на правду, - сделал вывод по последним словам Зарная я.
   Ну а что? Пограничников нет. Торговых пошлин нет. Цены в Хатиоле на зерно, в самом деле, могут быть прилично выше. Нанять разбойников или послать своих людей в их качестве вполне реальный выход для не гнушающегося грязных методов правителя. Нескольких нападений после которых слухи разойдутся по приграничным деревням вполне хватит. Главное совсем не прекращать эту практику, а то люди быстро забудут и снова начнут возить нужное князю зерно не к нему в столицу, а его соседу.
   - Я тоже думаю что, похоже. Магический щит для разбойников это слишком. В свободной продаже их вообще нет, - подтвердила мои выводы Валя.
   - Могли с кого-то снять, - пожал плечами я.
   - С мага или не бедного дворянина? - со скепсисом спросила девочка.
   - Ну, теоретически все же могли или могли украсть, - не стал я прямо признавать, что вероятность такого исхода крайне мала.
   Кохобор хмыкнула, и на этом тот разговор закончился, а Зарнай Вал поехал с нами до местной столицы, носившей тоже название, что и все княжество.
   Проплюхавшись в дороге ещё какое-то время и попав под проливной дождь, вымочивший нас до нитки, мы добрались до столицы, где остановились в типичном постоялом дворе, похожем на тот в котором я служил конюхом-скотником, если ни как брат близнец, то, как брат погодка. Место для повозки на нем нашлось, и мы ее оставили, а вот лошадь, несмотря на наличие конюшни, я свел на местное торжище, как только оставил вещи в номере. Боялся, что эта кляча вскорости издохнет от старости, несмотря на то, что Валя каждый день в пути баловала ее малым исцелением. Много денег за нее не дали, но свое я все же вернул и остался вполне доволен таким исходом. Там же, на рынке распрощался с Ваном. Карлик проводил меня до него и отправился искать свое место в этом городе. Мне было немного жаль с ним расставаться, но уговаривать остаться в нашей компании я его не стал. Пусть живет спокойно.
   Прикупив на рынке кое-каких мелочей, не хватавших нам в дороге, вернулся на постоялый двор. Уже вечерело, так что все остальное пришлось отложить, но сразу поутру отправился исследовать местный магический рынок в лице целых двух магических лавок. Заодно проверил оружейную лавчонку, но в ней магических предметов не оказалось. Зато в здешних магических лавках торговали и бытовыми амулетами и боевыми жезлами с одинаковой охотой. Вот, правда, ассортимент был не богат, но помимо прочего в каждой нашлось по магической трубке и, поинтересовавшись у одного из продавцов, я смог узнать, что эти трубки совершенно точно производятся и продаются без какой-либо лицензии.
   Обе магические трубки были стандартной для жезлов длинны, то есть около нашего полуметра, но одна из них ни в чем не уступала арбалету и даже превосходила его по пробивной силе, а вторая оказалась значительно слабее. Как выяснилось, мощность трубок зависла от длины золотой нити в них и числа витков в спирали, в которую нить скручивалась. Чем больше золота, тем сильнее действует простенькое разгонное заклинание. После объяснений в моей голове сложилось впечатление, что это оружие действует наподобие придуманного в моем мире фантастами рельсотрона. Только вместо электромагнитной силы тут сила магическая. В остальном вполне похоже и получается что от силы и продолжительности воздействия магии заключённой в спирали трубки на снаряд зависит сила с которой он будет направлен в цель. Значит, путем помещения большего числа витков золотой нити в трубку и удлинения трубки можно сделать серьезное, но дорогое оружие не для массового потребителя.
   Помимо этого в одной из лавок нашёл зачарованные наконечники для стрел для лука, а во второй зачарованные арбалетные болты, были и зачарованные снаряды для трубок, но всех даже вместе взятых их было очень мало, и ассортимент зачарованный был не велик, поскольку спросом они пользовались слабым. Однако сложив 2 и 2, я решил, что так и недоделанный пистолет-жезл можно выкинуть и следует взяться за трубку-пистолет или скорее трубку-ружье с зачарованными патронами. Трубка получится даже дороже посоха, и зачарованные снаряды будут не дешёвыми, но все же может получиться. Просто нужно подобрать правильные зачарования к будущим пулям. Тогда получится, что трубка-ружье заменит несколько мощных жезлов. Вдобавок при использовании не зачарованных снарядов она заменит банальный арбалет. Причем если мои выводы правильны, то арбалет будет не просто заменен, а превзойден.
   Аж в руках засвербело от желания все сделать немедленно и в зубах заныло от невозможности все осуществить по мановению руки. Не знаю, как сдержался, но все же заставил себя не действовать с горяча. Отправился к ремесленникам обеспечивающих местных магов и закупил заготовок для амулетов и светильников. На это пришлось потратиться, но затраты обещали принести не малую прибыль в казну Кохобор, которой я в тот момент распоряжался. Валистея наделает светильников и ходовых амулетов, а я отнесу их в лавку, вот и вся не хитрая схема.
   Нагрузив девочку работой, я взялся творить на куске ткани угольком рисунки, на чертежи это не тянуло, хотя я к этому стремился, первого магического ружья. Решил, что здесь без приклада не обойтись. От ружья, по моим прикидкам, должна была быть какая-никакая отдача. Ведь магическая спираль будет толкать снаряд вперед, а ружье соответственно будет отталкиваться от снаряда назад. Поразмыслив сделал приклад не такой как тут у арбалетов, похожий на лопасть весла, а с изгибающейся шейкой приклада, как в нашем мире. Не забыл разместить на прикладе простейшую антабку для крепления ремня.
   С этой деталью, а это была отдельная крепящаяся винтовым соединением деталь, оказалось все достаточно просто. Вырежут из крепкого дерева, и все будет отлично. Вот с механизмом заряжания были возможны проблемы. Да в принципе они начались на этапе проектирования, поскольку я достаточно смутно помнил что-то об этой детали. В конечном итоге вспомнил, как видел на старом советском ИЖаке рассоединяющиеся в месте "перелома" механизм заряжания. Там приклад вроде шел с задней частью механизма заряжания одной деталью, но тоже отсоединялся при необходимости, так что, можно утверждать, что все шло по технологии. Помучавшись, все же нарисовал заднюю часть механизма заряжания с приливом под один ствол и простой защелкой для запирания ствола в боевом положении. На этой же детали разместилось место для руны активации, заменяющей спусковой крючок, от которой пришлось придумывать паз и отверстие для золотой нити, тянущейся к стволу. Пришлось держать совет с Кохобор и устраивать круговой контакт на приливе, там, где закрытый ствол контактирует с ним. Механизм заряжания и прилив решил исполнять из бронзы, поскольку взрывных нагрузок не было, и прочность стали была не нужна.
   Потом взялся за ствол с цевьем. В толще ствола золотая нить накрученная спиралью. Я пока не знал, как это сделать, но думал, что местные мастера подскажут и помогут. Насколько я знал с литьем из бронзы они были на ты и использовали ее во множестве изделий. Длинна ствола та же что и в виденных трубках, но калибр меньше, поскольку я не собираюсь использовать стрелки, а витки спирали очень часты. На месте контакта с приливом золотое кольцо, прилегающее к такому же на приливе для лучшего контакта. Там же предусмотрено место для выступающего фланца на гильзе. Калибр где-то около нашего сантиметра. В передней трети ствола, как и положено снизу, антабка. Нарисовал и целик с мушкой, как на общем стволе, так и отдельно, поскольку хотел, что бы их до определенной степени можно примитивно регулировать. Производство далеко не заводское и с этим изначально правильной установкой прицельного приспособления ожидались проблемы. Под стволом крепление для цевья и самое обычное деревянное цевье с насечкой для удобства хвата.
   В качестве снарядов короткие остроконечные пули с толикой золота внутри и такие же пули без золота. Материал для пуль на этом этапе свинец и бронза. К пулям короткие многоразовые гильзы - медные. Пока они будут служить только для фиксации пули в канале ствола до выстрела, но впоследствии я рассчитывал найти зачарование дополнительно увеличивающее начальную скорость пули. При наличии необходимого зачарования для гильзы вообще можно было создать магический аналог патронов из моего мира.
   Хотел сделать двуствольный агрегат, но решил, что для опытного образца хватит и одного ствола. Слишком много золота уйдет ради испытанная и выяснения полезности моей конструкции. Испытаю все, а там уж буду усложнять конструкцию вторым стволом, барабаном или вообще магазином. Если все получится, как я себе представляю, то получится очень дорогое, даже по сравнению с жезлами, но стоящее своих денег оружие.
   Уже под вечер второго дня в Гарас, вооружившись чертежами и деньгами Кохобор, отправился искать мастера способного воплотить мои чертежи в заготовку. Пара ремесленников покрутила пальцами у виска и отказалась иметь со мной дело. Третий мастер запросил такую цену, что пальцем у виска закрутил уже я. Договорился с четвертым, и он за относительно приемлемые деньги обещал, что со своими подмастерьями управиться за три дня. Я не поверил и присовокупил к рисункам и короткому объяснению развернутый монолог с подробными пояснениями по конструкции. Мастер даже записи какие-то делал, пока я говорил и задавал вопросы, но остался непреклонен в сроках. Ему нужно было три дня и не больше, может даже чуть меньше. Конечно, дивная скорость, но в целом процесс был отработан. Выточить деревянные детали было не так сложно даже для меня в ручную, а тут были деревообрабатывающие станки и мастера, съевшие не одну собаку на этом деле. С изготовлением форм для бронзы и литьем они тоже сталкивались почти ежедневно и пообещали, что поместят золотую спираль в бронзовую трубку без проблем. В общем, все хорошо, однако получалось, что отдых наш затягивался дольше, чем планировалось, но у нас было, как использовать это время с максимальной пользой для себя.
   После договора с мастеровым мне оставалось только купить трубку, что бы Валя изучила зачарование для последующего наложения на мое оружие и вернуться на постоялый двор. Валистея к этому времени подготовила первые партии светильников, амулетов от грызунов, амулетов от насекомых и амулетов с малым исцелением. Поэтому уже утром я понес дело ее труда в лавки. Половину сдал в одну, а вторую половину во вторую. Цены были одинаковыми в обоих местах, разницы, куда сдавать не было, но я решил не заваливать одну из лавок товаром.
   Распродавшись, прикинул выручку и понял, что на бытовых амулетах зарабатывать можно не хуже чем на оружии, но отказываться от идеи создать свою машину смерти не стал. Зато решил, что Валиси стоит расширить производственный ассортимент и прикупил несколько образцов для изучения. Например, взял амулет среднего исцеления. Сделаем партию таких, а заодно и себе по одному - два на всякий случай оставим. К тому же валя крайне полезное заклинание изучит.
   Разобравшись со всеми делами еще до обеда отнес не нужные сейчас деньги и покупки на постоялый двор к безвылазно сидящей в номере Кохобор. После отправился побродить по рынку и лавкам. Нужно было присмотреть кое-что для себя и девушки что бы сделать существование в дороге еще немного комфортнее. Например, нужна была кое-какая одежда, и нужно было прикупить материал на тент для повозки, что бы в следующий раз мы не прятались от дождя под ней, и что бы солнце в обеденное время донимало не так сильно.
   На рынке встретил Зарная Кава. Он не нашел ничего лучше чем тут же временно перебиваться грузчиком. Платили за это столько, что ему едва хватало на еду и жилье, а вкалывать приходилось на пределе сил и, подумав, что нам не помешает третья пара рук, я решил все же предложить ему поработать слугой у госпожи волшебницы и моим помощником. Подумав, коротышка тут же отказался от новой разгрузки и направился за своими вещами, что бы перебраться к нам на постоялый двор.
   Когда вернулся на место нашего временного жительство сам, удивил Валистею сладостями и обновками, чему она обрадовалась, как и возвращению карлика. А следующим утром сбывать продукцию нашей маленькой волшебницы отправились вдвоем с коротышкой. Зашли в одну лавку, потом во вторую и на выходе обнаружили пяток крепких мужчин с суровыми лицами и в не богатой городской одежде. Возглавлял их шестой мужчина. Он был одет значительно богаче и на пальцах у него красовались золотые кольца и печатки, явно заряженные магией. В руках у него был привычного вида жезл. Остальные были вооружены крепкими с виду палками, и сомневаюсь, что это были замаскированные жезлы. Помимо палок у парочки на поясах висели ножи, но их в ход пускать, по крайней мере, сразу, никто не собирался.
   - Стойте, - властно и самоуверенно велел нам тот, что был с жезлом, а остальные обступили, так что бы мы ни имели возможности убежать.
   - Стоим, - ответил я и положил руку на жезл, что был при мне все время.
   Испуг закрался, но после бегства из Хатиола, стычек со стражей вольного города и разбойниками я чувствовал себя в таких моментах гораздо увереннее. Нет, я и на Земле не был трусом, но по счастью не довелось попадать в ситуации, где на меня нападали вооруженные люди. Теперь же вроде немного пообвыкся к этому и мог сохранять холодную голову и, по крайней мере, внешнее спокойствие.
   - Не стоит хвататься за оружие. Оно не поможет, - предупредил богато одетый, хотя властности и уверенности в его голосе как-то сразу поубавилось.
   - Это мы посмотрим, - ответил я, бросая взгляд на вытащившего нож из-за голенища сапога и приготовившегося к драке Зарная. - Чего хотели? - снова уставился на богатого с жезлом.
   - Поговорить хотели, - ответил он.
   - Так говори, - нервно усмехнулся я, понимая, что изначально нас хотели минимум хорошенько отделать палками.
   - Ну, тогда слушай, - он засунул жезл за пояс и встал, картинно отставив ножку, что бы я проникся важностью момента. - Я маг Герзус Доль, пришел к тебе по поручению сообщества магов Граса. Мне поручено сообщить тебе, что бы ты передал приезжему магу, которому служишь, что не следует торговать своими изделиями в нашем городе, если не платишь взносов в кассу взаимопомощи сообщества магов. Тем, кто этого не делает, не будут помогать, когда случится несчастный случай, а несчастный случай обязательно случится, - на последние четыре слова маг сделал особый акцент, дав этим самым понять, что несчастный случай будет далеко не несчастным случаем, а наказанием за отказ тащить денежку в клювике в местный общаг.
   - Господин маг, я вас понял и обязательно передам ваши слова своей госпоже, - в моем обращении прибавилось уважения.
   Я приложил все усилия, что бы ни показать страх невольно сильно усилившийся, когда я понял, кто передо мной и понял, что меня могут безнаказанно прибить в любой момент и скорее всего не прибили только из опасения что маг, на которого я работаю, может отомстить. Хорошо, что они не знают возможностей Валистеи, а то так легко мы могли и не отделаться.
   - Раз ты все понял, то мы уходим, - Герзус подал знак своим подручным, или слугам, и, развернувшись, с достоинством зашагал прочь.
   Мы стояли с оружием, пока все не отошли подальше. Тогда я сунул за пояс жезл, и по моему примеру Ван спрятал нож обратно за голенище сапога.
   - Думал, что сейчас проклятье Каюсы сбудется, - утер холодный пот со лба мой низкорослый спутник.
   - Могло и сбыться, - я согласился, хотя не знал, в чем оно заключалось, и прикинул, как отсюда будет короче до мастерового, у которого можно было купить заготовки. - Пойдем, купим побольше заготовок для ходового товара.
   - Ты что не понял, что говорил тот маг? - изумленно спросил Зарная нагоняя меня и пристраиваясь рядом.
   - Я его хорошо понял, и продавать в городе мы ничего не будем. Продадим все в деревнях. Окажем услугу селянам. Зачем им тащиться в город в магическую лавку, если она сама может приехать к ним, и товары будут стоить немного дешевле? Как думаешь, растрясут ли крестьяне свою мошну ради такого случая? - заулыбался я довольный придуманным решением.
   - Ну, может, и растрясут, - ответил на это карл.

11 глава:


   Вернувшись на постоялый двор, рассказал Кохобор о сложившейся ситуации, и та поддержала решение не лезть на рожон. Все равно мы тут не собирались задерживаться ни единого лишнего дня. Нас ждала дорога на север, о котором я уже имел кое-какую информацию. Местные отзывались о севере как о захолустье, где нет ничего кроме охотников лесовиков зимующих с медведицами в одной берлоге, но это были досужие сплетни и предрассудки. На самом деле жили там примерно, как и здесь.
   После того как решили, что нам стоит убраться из города, как только будет готово все для моей игрушки, прикинули что нам еще нужно было докупить. Составив примерный список и оставив карла на хозяйстве, с Валистеей отправились в город. Она снова повязала платок, завязав его впереди точно Солоха из Ночи перед рождеством, чем скрыла зачатки рожек и надела длинное платье скрывшее хвост.
   Вместе с ней мы нашли местный букинистический магазин. Здесь в таких магазинчиках продавали не только книги коих благодаря малому количеству типографий производилось довольно мало, но и многое другое. В них можно было купить писчие принадлежности, наборы для черчения, бумагу и холсты для рисования, и многое-многое другое. Но книги оставались центральным и самым дорогим товаром. Они лежали на витринах под стеклом, и каждая стоила как чугунный мост.
   Пока Валиси полностью заняла хозяина магазина демонстрацией ей нескольких книг, я у его помощника и, судя по похожему лицу и молодости сына, прикупил пару томов с кожаными переплетами и чистыми листами. К ним приобрел зачарованные стила с успехом заменявшие авторучки, циркуль, линейку, разумеется, с местными мерами длинны, писчую бумагу сразу две карты местности и кожаный тубус с отделением для письменных принадлежностей. Все кроме чистых томов пошло в тубус, благодаря чему мои руки оказались почти свободны для покупок сделанных Валей. Девочка разошлась так, что перед запланированной покупкой лошади пришлось возвращаться на постоялый двор, что бы оставить ее покупки. В книжном-то она купила всего пару книг по основам магии, но на этом дело не кончилось. Потом мы прошлись по другим магазинам, где купили три парадно выходных платья, модные сейчас туфли, шляпки подходящие к туфлям и платьям, какие-то косметические наборы и несколько видов духов. Правда, помимо чисто женских и пока вообще никак не нужных финтифлюшек девочка приобрела какие-то ингредиенты и инструменты, нужные ей для работы. Насчет последнего я не возражал, да и сам приобрёл набор рабочего инструмента, а с платьями пришлось смириться как с неизбежным злом. Хочет девочка красивых тряпочек и имеет на это деньги, значит, если это не обанкротит ее, то покупает.
   Однако в возвращении на постоялый двор был свой плюс. Я оставил Валю примерять обновки, а с собой за лошадью на рынок взял Зарная. Карлик точно понимал в лошадях гораздо больше девчонки. С ним вдвоем мы обошли все места, где торговали лошадьми и подобными животными. Повезло приобрести даже не лошадь, а эльфийского однорога тягловой породы по кличке Харсан. Таких животных только не тягловых, а верховых я видел не раз, пока работал на конюшне и умел с ними обращаться, так что решили брать. Нам достался кастрированный молодой жеребец, то бишь мерин, по вполне приемлемой для такого животного цене.
   В целом он напоминал мощную тягловую лошадь, но имел ряд явных отличий. В первую очередь бросались шесть ног вместо четырех: одна пара задних ног на своем месте и две пары передних в передней половины тела. Во вторых у однорога, наличествовал единственный прямой рог, во лбу придававший ему сходства с единорогом из мифологии моего мира. Правда, в нашем случае рог был спилен почти у основания. Как узнал тягловым животным в отличие от верховых, то есть боевых или условно боевых их спиливали почти всегда, за ненадобностью. В третьих хвост у него больше походил на коровий с кистью длинных волос на нижней половине, нежели на привычного вида лошадиный.
   Из-за толстой шеи животного сразу стало понятно, что наш хомут на нее не налезет, и пришлось покупать этот элемент упряжи подходящего размера. Потом вернулись на постоялый двор и занялись доработкой повозки, до настоящего фургона. Хотелось сделать полукруглый тент с дугами, прямо как в фильмах про покорение дикого запада, но я не знал, как это сделать быстро. Мне на ум приходили упругие и достаточно прочные железные дуги, на которые можно натянуть тент, но такие нужно было заказывать у кузнеца и из-за их длинны и количества ждать несколько дней. Ван подсказал, как можно распарить и согнуть деревянные дуги, но это заняло бы по времени не меньше, как при самостоятельном изготовлении, так и при заказе исполнения работы у местных ремесленников.
   Что бы ни добавлять времени к вынужденному простою в этом городе и не заказывать еще чего-нибудь у местных мастеров я нашел не такое удобное и прочное, но дешевое и осуществимое самостоятельно за короткое время решение. Для этого пришлось купить несколько деревянных брусков определенного размера. Из них мы собрали каркас больше всего напоминающий домик с двускатной крышей. Скрепили его железными полосами и болтами. На этот каркас мы натянули серо-белый тент, который можно было поднять и закрепить наверху сзади, спереди и с одного бока. Один бок мы закрепили намертво. Получилось достаточно прочная конструкция, которой должно было нам хватить до конечной точки уже намеченного пути, а дальше при необходимости придумаем что делать. Например, при наличии времени закажем изготовление фургона с нуля. Можно вообще небольшой домик на колесах заказать.
   Вроде сделали не так много, но эта возня заняла весь остаток дня. Зато теперь у нас был небольшой до определенной степени защищенный от непогоды домик на колесах, который наш Харсан сможет тащить за собой точно игрушку, даже если мы его загрузим камнем до предела. В принципе он и побольше фургон утащит, так что и с достаточно вместительным для трех человек домом на колесах должен справится.
   До срока взятого мастеровым на изготовление моего ружья остался еще день, и мы его промаялись бездельем. Валистея утром немного поработала с заготовками, но тоже оставила это дело еще до обеда и предалась безделью вместе с нами. Немного погуляли по городу, пообедали в кабаке, где неплохо готовили, а послеобеденное время убили за болтовнёй и настольной игрой наподобие шахмат. Большую часть этого времени заняло мое обучение, уж слишком много правил было в этой игре. Шахматы на мой неискушенный взгляд были гораздо проще.
   К вечеру решили сходить к мастеру, творившему для меня ружье, и оказалось, что не зря, поскольку мастер с подмастерьями уже закончил, и новенькое оружие дожидалось меня. Правда пришлось немного доплатить, поскольку мастеру не хватило предоставленного мной золота и его пришлось добавлять. Хорошо хоть для создания амулетов, жезлов и прочих магических изделий обычно использовали не чистое золото, а его рабочий сплав, в котором непосредственно золота было две трети от общего состава и золота с колец почти хватило.
   Не уверен, но на Земле в ювелирных изделиях золота вроде даже меньше чем в местном рабочем сплаве, а тут если ювелирное изделие не содержит 9/10 золота и это не оговорено и не подтверждено клеймом, то ювелиру могут и руку отрубить. По этой причине я передал два ювелирных кольца, что когда-то были зачарованы Валей мастеру для работы, а сам с тех пор носил амулеты, сделанные ей из стандартных заготовок из рабочего золота в безликой медной плашке с клеймом мастера. Правда после работы Кохобор на них появились знак исцеления и знак перышка, но в целом они оставались по-прежнему безликие. Никаких даже маленьких украшательств.
   Тогда, когда мы бежали из Хатиола, тоже можно было приобрести такие же заготовки, и Валя сделала бы амулеты, позволившие нам спрыгнуть в колодец из них, но времени искать ремесленника не было и можно было привлечь к себе лишнее внимание. Люди, закупающие заготовки для магов, практически одни и те же и каждое новое лицо вызывает повышенный интерес. Поэтому и были куплены ювелирные колечки из тех, что подешевле.
   В мастерской меня подвели к холстине, на которой лежало ружье в разобранном виде и гильзы с пулами отдельно друг от друга. Гильзы пока все полсотни были простыми без толики золота для зачарования, но в них можно было просверлить отверстие и капнуть эту самую толику. Пятьдесят простых свинцовых пуль, пятьдесят простых медных и десять медных с каплей золота внутри. Зачаровывай хоть сейчас, вот только Валистея пока по этому поводу предложить ничего не может. С купленными зачарованными болтами и наконечниками она ещё не работала.
   Осмотрел выборочно несколько пуль и гильзы. Проверил, как вставляются пули в гильзы. Входило впритирку с приложением усилия и выходило так же. Значит, пуля, закрепленная в гильзе, через ствол не выпадет. Впоследствии, когда гильзы износятся, их можно будет поджать и использовать ещё какое-то время. Также впоследствии надеюсь вообще сам освоить их литье из меди или бронзы. Думаю, что раз люди бронзового века моего мира сумели это сделать, то и я разберусь. Про местных мастеров речь не веду. У них производство даже не средневековое, а скорее современное для Земли. Не заводское конечно, а скорее гаражное. Ребята используют большое количество инструментов и станков. Основное отличие от мастерской каких-нибудь продвинутых мастеров кустарей с моей родины в использовании магии и мускульной силы вместо электричества в станках.
   Особенно придирчиво осмотрел детали ружья и меня все удовлетворило. Всё было хорошо выточено и отлито, а после доведено до идеала в ручную. Собрал ружье. Убедился, что приклад держится как надо и при нужде им смело можно вмазать. Не то что бы я им прямо собирался каждый день кого-то бить, но радовало то, что будет возможность сделать это без страха. Убедился, что механизм заряжания работает как надо, проверил, что бы золотые кольца контактов на приливе и стволе совпадали при запирании канала ствола. Зарядил по очереди несколько пустых гильз и убедился, что с ними внутри все запирается и работает, как должно работать. Напоследок осмотрел мушку и целик. На первый взгляд и тут все идеально, но нужно проверять на практике и с большой долей вероятности придётся пристреливать и регулировать. В целом, если честно, был приятно удивлён. Не ожидал такого качества исполнения своего заказа.
   Мастер и Ван все время стоявшие рядом смотрели молча. Ван знал от меня самого, что у меня в руках оружие, но больше не знал ничего и стеснялся спросить при мастере. Мастер знал и понимал гораздо больше и, судя по понимающие у взгляду примерно представлял, как это должно работать. Не удивлюсь, если копия моих рисунков с его пояснениями и предположениями вскоре окажется, если уже не лежит, у какого-нибудь местного мага на столе. Ну и пусть оказывается. Тут патентного бюро нет, так что заимствование не запретить. Может, позаимствует идею другую для себя. Может даже несколько ружей сделает. А может, и не сделает, ведь выгоды от производства ружья в таком виде далеко не очевидны, а если не врать самому, то не просто не очевидны, а откровенно сомнительны.
   - Еще господин у меня для вас есть подарок в знак признательности за поданную идею, - нисколько не смущаясь, заявил в конце осмотра мастер и махнул рукой одному из подмастерьев. - Мой брат заходил ко мне и увидел готовый приклад. Он ему очень понравился, а брат мой делает арбалеты. Так вот в знак признательности он сделал для вас арбалет с прикладом вашей конструкции, - ну вот одну идею уже ассимилировали.
   Мне вручили арбалет с узнаваемым ружейным прикладом. В остальном это было вполне обычное для местных оружие. Не мощный взводимый воротом монстр, но и не игрушка, взводимая без особого напряжения на ходу. Тут уже нужно было упирать специальное стремя в землю, упираться в приклад животом или грудью, а после натягивать тетиву двумя руками и желательно что бы руки были в прочных перчатках. К арбалету прилагалась сумка с десятком охотничьих болтов.
   - Благодарю, - не стал я отказываться от подарка и спросил. - Много ваш брат таких уже наделал?
   - Да нет, что вы, - он усмехнулся. - Брат работает вдвоем с сыном, а вдвоем за три дня много не успеть. Хотя вроде бы парочку они сделали и отнесли в оружейную лавку на пробу. Ждут, будет ли спрос.
   - Молодцы, - покивал я, передавая осмотренный арбалет Зарнае.
   Мы распрощались и направились на выход. Карлик тащил арбалет, а я сверток из холстины в котором было разобранном ружье и все остальное.
   - Что это за штуковина? - спросил Зарнай, как только дверь мастерской за нами закрылась.
   - Сейчас это просто потраченные деньги, - вздохнул я, признаваясь в сказанном себе и ему. - Придётся потратить ещё немало сил, нервов, денег и времени, прежде чем это превратится в грозное оружие.
   - Я думал это что-то вроде стреляющей трубки, - сказал карл.
   - Можно сказать, что она и есть, только это очень сложная трубка, - подтвердил я.
   - Зачем усложнять? Купи арбалет. Или купи жезл. Или ту же трубку. Можно сделать трубку с прикладом. Возьми зачарованные болты к арбалету или трубке. Всё же есть? - он действительно не понимал.
   - Арбалет и трубку тоже кто-то когда-то придумал, а мы придумываем свое, что будет еще лучше, - говоря, почти не покривил душой, ведь не просто копировал оружие из своего мира, а приспосабливал его к местным условиям. - Сегодня Валя наложит нужные чары, а завтра посмотришь, что может это стрелало, - в их языке по понятным причинам не было слова ружье, но было слово, коим можно было назвать любой стреляющей предмет от рогатки, до станкового осадного жезла, которое можно было перевести как то, что стреляет, или стреляло.
   Именно станкового осадного жезла. В местном обиходе не было отдельного слова для магического орудия, используемого при осаде наподобие пушки. Такое орудие именовали тем же, словом что и ручные орудия убийства магией и которое я для себя перевёл как магический жезл.
   - Стреляло? А как оно называется? - продолжил интересоваться любознательный коротышка.
   - Да просто стреляло, - пожал я плечами и не стал пытаться ввести в обиход слово "ружье" из моего мира.
   Вернувшись в номер, я похвалился своей гордостью перед Кохобор, уже уверенно представив оружие как стреляло. Девочка приняла сей агрегат со скепсисом, однако взялась его зачаровывать не медля. Сначала ей пришлось какое-то время поколдовать над трубкой, а после, уже усвоив спрятанное в ней заклинание в должной мере, она взялась за зачарование ствола ружья и прилагавшуюся руну активации. Сделала все успешно, но истратила много манны и устала. На работу с зачарованием пуль сил у неё уже не осталось. Она пообещала, что завтра попробует разобраться с наконечником, для стрелы превращающимся после попадания в цель в огненный шар.
   Пока Валя занималась чарами, я успел собрать все пули, и делать мне было больше нечего. Меня так и подмывало опробовать свою убер шнягу в деле, так что, помучавшись вечер и начало ночи, утром я вскочил как только начало светать сам и поднял своих друзей. Валистея немного поворчала, но встала, а Ван воспринял все стоически и молча стал со мной грузить вещи в фургон. Я знал, что их у нас накопилось прилично, но не думал что так много. И ведь в основном все было нужным.
   Выехали через только открытые ворота с ещё не сменившейся позевывающей ночной сменой стражи. Взяли курс на север-восток по убегавшей в том направлении пыльной дороге. Я тут же достал и зарядил ружье. Устроился на козлах рядом с Зарнаем, и пристроим оружие на коленях. Про ремень для него я как-то позабыл, так что повесить на плечо не получилось бы, даже если бы захотел. Зарная тоже был вооружен, но условно. Рядом с ним лежал арбалет, что подарили нам ремесленники, но не был заряжен. Но оно и понятно, рядом со столицей безопасно, а тетива, если держать арбалет постоянно заряженным, быстро придет в негодность.
   - Тут разбойников не бывает, - сказал мне Ван глядя, как я внимательно рассматриваю округу.
   - Я ищу, где стреляло можно попробовать, - ответил ему я и коротышка тоже стал периодически обшаривать взглядом пространство, хотя не особо представлял, какое именно место мне нужно.
   Отъехали от города так, что и окружавших его хуторов было не видать. Вот уже тогда я приметил одинокое корявое дерево, стоявшее посреди дикого поросшего разнотравьем поля. Судя по состоянию этого поля, жители ближайшей деревни косили на ней сено. В этом году ещё не начали, но скоро время подойдет, и появятся крестьяне с косами.
   - Сворачивай туда, - я указал Зарнае на дорогу пересекавшее поле и соединявшее главную транспортную артерию с чем-то скрытым от нас за горизонтом.
   - Хорошо, - Ван направил смирного Харсана в нужное место.
   С дороги съезжать в поле не стали. Карлик только развернул однорога мордой к центральной дороге. Во время этого процесса из-под тента высунулась дремавшая там Кохобор.
   - Что происходит? - сонно спросила она.
   - Будем пробовать стреляло, - ответил я, спрыгивая на землю.
   - Я, пожалуй, посмотрю, - она встрепенулась и последовала за мной.
   Коротышка тоже хотел посмотреть, но ему осталось только печально вздохнуть и остаться следить за нашим добром и смотреть за всем с козёл нашего фургончика. Мы же прошли прямо к дереву. После я отсчитал от него 20 обычных шагов и прикинул, что должно получиться где-то около десяти земных метров. Стоя изготовился к стрельбе, тщательно прицелился и коснулся пальцем руны. Ничего не произошло.
   - Что-то не так, - покачал я головой с непониманием глядя на оружие.
   - Ну-ка дай гляну, - Валистея тут же уверенно забрала у меня ружье и, держа его одной рукой за ствол, прикрыла глаза. Её губы беззвучно шевелились, а свободной рукой она делала пальцами какие-то жесты направляя их на предмет работы.
   Что-то свистнуло, и Валиси открыла глаза. Я стоял бледнея от понимания на что более всего походил этот свист. Он походил на то как в фильмах озвучивают пулю, просвистевшую рядом с его героем. Ружье, которое я не разрядил, выстрелило и хорошо, что ствол был направлен в небо, а не куда-то ещё. Так ведь можно и пулю схлопотать. Правила безопасности при обращении с оружием не просто так придумали и их нужно соблюдать, а то разбросанные по траве мозги ни одна магия не соберет, так что бы человек нормально ожил. Даже в виде зомби человека без головы поднять не ток-то просто. В общем, не стоит так больше делать.
   - Теперь будет работать, - как ни в чем не бывало, протянула мне ружье нисколько не испугавшаяся девочка.
   - Хорошо, - стараясь дышать поглубже и успокоиться побыстрее, я переломил ружье, достал пустую гильзу, осмотрел ее сунул в карман и зарядил оружие новым патроном.
  

12 глава:


  
   Как оказалось, пуль я заказал маловато. Прежде чем привел оружие к нормальному бою и выяснил дистанцию, с которой можно достаточно эффективно стрелять истратил больше половины. Выяснилось, что мушка была слишком утоплена, а целик чуть смещен в сторону и ружье било выше и правее цели, но с этим я справился и в итоге смог достаточно эффективно стрелять по такой цели как ствол дерева в два человеческих обхвата шириной с расстояния около 350 метров. На таком расстоянии пуля в ствол входила достаточно глубоко, что бы посчитать, что она сможет пробить не самый прочный доспех и ранить или убить облаченное в него существо.
   Если честно я рассчитывал, что увеличение числа витков золотой спирали в стволе вдвое, так же вдвое увеличит дистанцию эффективной стрельбы, но на практике выходило не так. Нормальная трубка эффективно, то есть с возможностью ранить или убить через доспех, стреляет на 250 метров и получается, что увеличением числа витков в три с лишним раза я выиграл всего около сотни метров. Можно попробовать при текущем числе витков увеличить длину трубки. Валя не знает, что получится, но я думаю, что смогу выиграть так еще немного в расстоянии.
   Закончив портить дерево, мы вернулись на главную дорогу и отправились дальше на северо-восток. В скором времени добрались до первой на нашем пути деревни, где нам с Ваном пришлось осваивать профессию бродячих торговцев. На наши призывы приходить и покупать магические товары собралось довольно много народа, люди посмотрели, кто-то даже что-то пощупал, но мы не продали и десятка амулетов. Еще немного получилось заработать на зарядке амулетов принесенных крестьянами и все. Сказывалась близость столицы. Тут при большом желании можно было выехать утром верхом, доскакать до города и вернуться обратно еще до заката. Правда при этом времени на дела в городе почти не останется.
   Времени до заката оставалось еще прилично, но мы решили дальше не ехать. В селе имелась помесь постоялого двора и трактира. Обычно в постоялых дворах кормили и поили только постояльцев, а в трактирах не было предусмотрено комнат для постояльцев, но поили и кормили всех, кто может заплатить. Здесь же можно было и просто пообедать и снять комнату на ночь. Мы сняли номера на ночь, не особо рассчитывая на комфорт в дальнейшем пути, поскольку постоялые дворы и таверны есть далеко не во всех деревнях. По крайней мере, в следующих трех точно не было. Правда, мы их рассчитывали миновать все за один день. И это никуда не торопясь да с учетом остановок на торговлю.
   В столовой части заведения был большой общий зал, и не было предусмотрено отдельных кабинетов, поэтому пришлось устраиваться в нем, хотя я бы предпочел переплатить за уединенность. Сидели и ужинали втроем за одним рассчитанным человек на шесть - восемь грубовато сколоченным столом, когда Зарнай Ван вдруг напрягся, и легонько толкнув меня в бок, стрельнул глазами в сторону входа. Я оторвался от созерцания многочисленных зарубок на ничем не накрытой столешнице, а ложка с наваристой мясной кашей замерла на середине дороги от тарелки к моему рту, взгляд скользнул по вошедшим разумным. Стандартно широкий и довольно высокий для горного человека мужчина и с ним два лопоухих мужика фючи. Одеты просто, на поясах длинные тесаки, уверены в себе. Лицо горняка вроде смутно знакомо, но никак не могу припомнить откуда.
   - Это те разбойники, - прошептал карлик глядя в тарелку, и я сразу вспомнил, где видел морду этого горняка.
   То был тот самый главарь убивших спутников Вана бандитов.
   - Не оборачивайся, - вовремя я остановил Кохобор сидевшую к нам лицом и к двери спиной, - а потом обратился к карлику. - Надеюсь, ты не наделаешь глупостей? - спросил я его и, вспомнив про ложку, отправил кашу в рот.
   - Я жить хочу, - коротко и по существу ответил он.
   - Это радует, - сказал с набитым ртом и кивнул, что бы меня точно поняли.
   - Но за парней бы отомстить не плохо, да и тебе шкуру продырявили его люди. Такое нельзя прощать. Ты вон с магом и его шайкой закуситься в городе не побоялся, и из Хатиола бежите не просто так, так неужели такое спустишь? Я вот не спущу, - чуть не заставил меня схватиться за голову карл, который во многом был прав.
   - Сейчас не подаем вида, что мы их узнали и надеемся, что никто из них не знает наших лиц, - процедил сквозь зубы я.
   Горняк и лопоухие, не обратив на нас внимания, сели за один из столов и махнули рукой трактирщику. Мы же стараясь даже не смотреть в их сторону быстренько доели, и скрылись в номере, рассчитанном на 5 человек. Большинство комнат тут были такими, лишь несколько дорогих апартаментов предназначались для одного готового платить назначенную не малую цену гостя. Разумеется, мы такую цену платить не собирались, и ютились в обычном номере, причинив этим самым Валистее определенные неудобства. Ну да она с подобными неудобствами с самого Хатиола живет.
   - Вы как хотите, но я на них нападу пока их трое. Оставьте мне только самострел, а там я уж сам, - заявил Зарнай, как только я, входивший последним, закрыл за собой дверь.
   - Ты давай полегче, - притормозил разгоряченного карлика.
   - А я его поддерживаю, - выступила на его стороне Валиси.
   - И ты давай полегче, - я строго уставился на девочку и указал на нее указательным пальцем. - Еще нос не дорос в такие дела лезть. Пришибут тебя как комаренка.
   - Я маг и могу с ними справиться одна, - девчонка задрала нос повыше.
   - Справлялка, говорю, не выросла, - нахмурился я.
   - Я уже большая, - притопнула та ножкой.
   - Тебя, похоже, дед мало порол, раз со старшими споришь, так я могу исправить, - покачал я головой.
   - Ты не посмеешь. Я твой наниматель, - выпучила она глаза.
   - А я помимо прочего твой воспитатель, - парировал я.
   - С каких это пор, - она была удивлена.
   - С тех самых как стало нужно. Выучила пару новых заклинаний и думаешь, можешь горы свернуть, так знай что это даже близко не так. Помолчи уже и послушай воительница малолетняя. Ты в любом случае ни в чем не участвуешь без моего особого на то разрешения. Если что-то и будем делать, то мы вдвоем с Зарнаем, - вздохнул, давая себе время подобрать слова. - Давайте не будем пороть горячку. Они умелые убийцы. У этого горняка при себе наверняка жезл и магический щит. Все может обернуться очень скверно.
   - Если мы нападем из засады, и сразу же положим всех троих, - карлик глянул на Валю и понял, что с тремя погорячился, - или двоих, но что бы один из них горняк, то все получится.
   - Для засады нужно знать, куда они пойдут или поедут, а мы этого не знаем. К тому же он может ехать с включенным щитом, - парировал я.
   - Так я потрусь внизу, послушаю, о чем болтать будут, и все узнаю, а щит он не может держать работающим всегда. Так никакой манны не напасешься. Нужно или самому магом быть или мага с собой возить, - высказался Ван.
   - Верно. Щит хоть и потребляет немного энергии в пассивном режиме, но все же потребляет. Он наверняка ее экономит, - поддержала коротышку Валя.
   - А если внизу тебя узнают? - не обратив на девочку внимания, продолжил быть голосом разума я.
   - Да не узнают, - отмахнулся коротышка.
   - Я могу на него иллюзию наложить, - предложила Валя.
   - Которая развеется, если его кто-нибудь коснется. Это будет вообще нисколько не подозрительно, - сказал, не скрывая сарказма я.
   - И так не узнают, - Зарная в отличие от меня был полон уверенности.
   - Точно? Минимум четверо разбойников успели хорошо тебя рассмотреть. Нет ли одного из них сейчас в низу? - спрашивал, хотя был почти полностью уверен, что нет, поскольку лица тех бандитов запомнил хорошо.
   - Вроде нет, - сказал Ван, но как-то не уверенно.
   - У тебя больно приметная шевелюра, - кивнул на его рыжее воронье гнездо, на голове. - Думаю, стоит пойти мне, - сказал, прекрасно понимая, что лысая как женская коленка и круглая куриное яйцо голова тоже не плохая примета, но понимая, что шансов на то, что кто-то из разбойников вспомнит меня гораздо меньше. - Вы оба посидите в комнате, - я указал на карлика. - Ты просто посидишь, - перевел палец на Кохобор, - а ты займись зачарованиями для пуль. То, про которое мы говорили. Постарайся наложить. Без меня ничего не делайте, - я прошел к столу, взял с собой еще совершенно чистую книгу для записей, развернулся и направился обратно в общий зал.
   В общем зале плюхнулся за соседний от разбойников столик, благо он пустовал и, раскрыв книгу на первой странице, положил перед собой стило. Махнул рукой трактирщику собираясь сделать заказ. Сам пытался при этом превратиться в одно большое ухо и не смотреть на бандитов. Разбойники в это время молча поглощали мясо, и слушать кроме чавканья было нечего. Я написал в качестве заглавия вверху первой страницы по-русски "Стреляло" и стал неспешно зарисовывать схему своего уже сделанного ружья.
   - Чего будете? - подошел трактирщик.
   - Большую кружку хорошего пива и пивных орешков, - сказал, делая вид, что полностью сосредоточен на процессе зарисовыванися.
   - Две дисоль, - озвучил цену мужик, и я выложил на стол медную монету озвученного достоинства.
   - Подождите пару минут, - мужик сгреб монету со стола и ушёл, а вскоре появилась подавальщица с кружкой пенного и чашкой с местными лесными орехами, обжаренными с солью и перцем.
   - Ещё чего-нибудь? - спросила она, ставя на стол принесенное.
   - Может позже, - отмахнулся я, едва не носом залезая в книгу, но продолжая внимательно слушать.
   Народу в заведении было не слишком много. Однако же никто не стремился вести себя потише и шума они создавали изрядно. Кто-то вовсю гоготал над незатейливой шуткой собеседника, а кто-то что-то обсуждал на повышенных тонах. Это не представляло проблемы пока работники ножа и топора просто ужинали, но стало ею, когда к ним подошёл улыбчивый мужик с крючковатым носом и в шляпе как у Боярского. Вислоухие сопровождающие бандитского главаря поздоровались с крючконосым Боярским и тут же отсели за соседний стол. Крючконосый махнул рукой подзывая к себе о слугу заведения.
   - Как дела? - спросил Боярского горняк.
   - Да в ногу опять постреливает. Измаялся весь, - повздыхал нос-крючок, но улыбаться не бросил.
   - К дождю, - с пониманием кивнул горняк.
   - Наверняка, - подтвердил Боярский.
   - Главное до стоянки добраться, что бы дождь ни застал в дороге, - здоровяка взялся за кружку и отхлебнул.
   Я тоже хлебнул из своей кружки и закинул в рот несколько орешков, по-прежнему стараясь, что бы со стороны казалось, будто я полностью поглощен рисованием.
   - Не успеешь, - уверенно предупредил Боярский и посоветовал. - Лучше здесь под крышей пересиди с пивком и сисястой бабой.
   - Я на день-то этих идиотов оставить боюсь. Сам же знаешь, как в прошлый раз оставил четверых прибрать на дороге, и что из этого вышло, - горняк отвернул скривленное лицо и махнул рукой.
   - Оно понятно. Отрепье есть отрепье, - согласился носатый.
   - Что с товаром-то? - перешел к делу главарь бандитов.
   - А что с ним может быть? - Боярский улыбнулся. - Ты же знаешь, что у меня все схвачено. Зерно сдал как обычно. Вот твоя доля, - он достал из-под стола и передал мешочек с деньгами собеседнику прямо на глазах у освободившегося и подошедшего трактирщика. - Малую кружку лучшего пива мне, - последнее носатый сказал уже местному кассиру.
   - Половина серебряка, - назвал цену трактирщик.
   - Неси, - согласился Боярский, выкладывая на стол медь в нужном количестве.
   - Сейчас пришлю девочку, - мужик, приняв заказ, забрал деньги и ушел.
   - А что со скотом? - спросил горняк, проводив хмурым взглядом в спину трактирщика.
   - Подержи пока у себя. Покупатель увез прошлую партию и еще не вернулся, а нового искать это риск. Его у тебя, кстати, не прибавилось? - крючконос, следил взглядом за подавальщицей, которая еще выполняла другой заказ.
   - Две телки и одна корова прибавились, - внимательно посмотрел на собеседника горняк.
   - Корова? - не сразу понял Боярский, а потом сообразил. - Баба что ли? - он сделал голос тише, и я скорее догадался, чем расслышал.
   - Да, - кивнул горняк.
   - Значит, три низких, кролик, две телки и корова, - он усмехнулся, говоря последнее слово, а потом подвел итог. - Семь голов.
   Я сумел сообразить, что раз корова это баба, то телки это молодые девушки. Значит низкие это, скорее всего карлики, а кролик это фючи или кто-то другой имеющий нестандартные уши. Нехитрая кодировка, но проходя мимо и услышав обрывок фразы, не догадаешься, а большего эти деятели неправедного труда явно не опасались. Похоже, чувствовали себя тут почти хозяевами. Хотя, если горняк в самом деле, а не только в наших фантазиях, имеет отношение к армии Гараса, то в этом нет ничего удивительно. В таком случае ему тут слова поперек не скажет, даже если он будет обсуждать свои дела открытым текстом.
   - Считать ты не разучился, - хмыкнул здоровяк.
   - Это часть моей работы, - поддержал шутливый тон Боярский и отвесил шлепок по пышной заднице подавальщицы, что поставила на стол его пива.
   Женщине было не привыкать к такому отношению и, похоже, оно ей даже нравилось. Она взвизгнула, но не от боли или неожиданности, а как-то озорно и подарила крючконосому улыбку с игривым подмигиванием. Тот сально оскалился, но все же перевел взгляд с женских прелестей на морду главаря бандитов.
   - Давай закончим с делами, а потом дери ее хоть прямо на столе при всем народе, - нахмурился горняк.
   - Давай закончим, - согласился носатый и положил на стол еще один мешочек с деньгами. - Твое жалование.
   - За оба прошлых месяца? - уточнил здоровяк.
   - Разумеется. Можешь пересчитать, - крючконос поднялся из-за стола и уже стоя залпом допил свое пиво. - Хорошее тут пивко, - он поставил пустую кружку на стол и направился к выходу.
   - Опять поедешь на ночь? - спросил в след громила.
   - Поеду. В городе меня ждет баба посочнее, - ответил он, полуобернувшись и пошел дальше к выходу.
   За стол к горняку тут же вернулись его вислоухие спутники. Они смотрели на своего вожака умоляющим взглядом, на который тот свел брови галкой и недовольно скривился. При этом его рука под столом залезла в карман и, достав, положила на стол несколько серебряных монет.
   - Не засиживайтесь. Выезжаем с рассветом, - бандитский вожак поднялся из-за стола, но направился не к выходу, а к трактирщику, наверняка, что бы снять комнату себе и своим людям.
   Я немного расслабился, но слушать бандитов и делать вид, что смотрю в книгу, не бросил. Перевернул страницу, написал новое заглавие и потихоньку набрасывал эскиз дома на колёсах, который, скорее всего так и не будет построен. Ведь доехав, до относительно удаленного места мы с Валькой там и осядем, и такая штука как дом на колесах станет не нужна. Хотя чем черт не шутит. Может и пригодится.
   Разбойнички же, тем временем, заказали пару кувшинов пива и стали активно его употреблять. Я тоже время от времени откладывал стило и делал несколько глотков из своей кружки под орешки. Ждать пришлось долго. Бандиты никак не хотели в разговоре между собой говорить, куда они едут. Они знали, где находится это место, и у них не было нужды обсуждать его местоположение. Бандиты, если как-то его упоминали, то, как лагерь, или как развалины, но не хотели упоминать даже направление, в котором к нему нужно двигаться. Я отчаялся узнать информацию от них и решил спросить про развалины кого-нибудь другого. Может быть, их тут не так много или они вообще одни.
   Решил начать с Зарнаи. Он жил относительно поблизости и мог что-то слышать про развалины. Поднялся в комнату и встретил двух ждущих меня при приглушенном свете разумных.
   - Ну что? - спросила одна.
   - Ну как? - спросил почти хором с ней второй.
   - Вы тут не передумали? - я прошел и сел на кровать.
   - Я на них засаду устрою в любом случае, - тут же набычился карлик.
   - Я с ним, - заявила Кохобор.
   - С тобой вопрос решеный. Ты никуда с ним не пойдешь, - отрезал я, и жестом прервал родившееся, было, возражение. - Значит так, - потер подбородок с пробивающейся щетиной и пересел, согнувшись в спине и облокотивши локтями на ноги. - Это действительно не обычные разбойники. Они наглые и состоят у кого-то на службе, за что их вожак получает жалование. Возможно на всю банду.
   - Понятно откуда жалование, - фыркнул рассерженным котом Ван.
   - Раз понятно, то хорошо, но для нас это не так важно. Мы встретились с ними случайно и с нападением нас связать не должны, так что преследовать конкретно нас не будут, а значит, нам все равно кто за ними стоит, - поднял глаза на потолок. - Беда в том, что мы так и не знаем, куда они поедут. Я все уши отслушал, но ничего кроме того что они называют лагерем какие-то развалины не услышал, - уставился на карлика. - Знаешь какие-нибудь развалины поблизости? - спросил его.
   - Единственное что приходит на ум это развалины замка Гуспа и Пустые копи, - сказал, раздумывая коротышка.
   - Где это? - напрягся я.
   - Ну как тебе сказать? - карлик задумался.

13 глава:


  
   Оказалось что развалины замка и Пустые копи это практически одно, и тоже место. Находились они даже по местным меркам недалеко от места, где мы были, а уж если мерить мерами современной земли, то и вовсе под боком. Других развалин в допустимой дальности не было. У местных было не в традиции строиться, где попало, а потом бросать собственные постройки. Даже когда исчезали ранее жившие народы, частенько на месте их селений образовывались новые, свидетельством чему является Хатиол, построенный над катакомбами уже почти забытого народа.
   Пустые копи и Замок Гусп, тоже появились не по прихоти какого-то правителя. Их существование было вполне обосновано логически. Когда-то недалеко отсюда нашли богатые залежи золота, чему я был удивлен. Вроде бы золото должны добывать в горах или реках что текут с гор, а тут его добывали на равнине и карьерным способом, а не мыли. Может такое бывает и в моем мире, но я точно не слышал о подобных фактах.
   После начала разработки карьер дал много благородного металла у самой поверхности, и обогатил государственное образование, существовавшее тут лет 400 назад, еще до княжества. Хатиолу, уже тогда стоявшему на своем месте и имевшему немалую силу, не понравилось, что его сосед быстро обогащается, а с ним не делится, и началась быстрая и победоносная, но тяжёлая война вольного города с ныне сгинувшей карликовой страной. Хатиол захватил карьер и нанес удар по столице государства сравнимый по урону с массированной бомбардировкой. Государство сгинуло как таковое, а вольный город надолго стал номинальным хозяином этих земель.
   Разумеется, власти Хатиола стали добывать золото сами, но увозить его сразу к себе по причине удалённость и отсутствия воздушного грузового транспорта не смогли. Местные грифоны и полумифические, но реально существующие драконы могли нести на себе всадника в снаряжении и совсем небольшое количество груза, но больше. Создание летающих големов было дорого и по мнению господ того времени не оправдывало себя. Некоторые маги создавали для себя местный вариант летающей ступы или ковра самолета, но этим дело и ограничивалось.
   Приходилось вывозить золото по старинке по земле. Отсутствие реальной власти и силы на этой земле породило множество разбойного люда, что делало перевозки по земле делом проблемным. Требовалось посылать караваны с серьезной охраной, и гонять их с малым количеством золота не было смысла. Решено было золото накапливать, переплавлять в слитки и вывозить большими партиями.
   Для временного складирования и переработки добытого золота, а так же охраны карьера и был возведён Гусп. Практически не преступную твердыню возвели в кратчайшие сроки, и она выполняла свои задачи около полусотни лет подряд. А потом золото стало иссякать и в итоге закончилось совсем. Охранять стало нечего. Хатиолу Гусп теперь был не выгоден и не нужен, ведь замок стоял вдалеке от торговых маршрутов, возделываемых угодий и вообще чего бы то ни было. Получалось, что ничего кроме пустого карьера он не контролировал. Держать подобную гирю на балансе правящие силы в Хатиоле посчитали лишним, а как перевести замок на самообеспечение не придумали. По этой причине гарнизон сначала сократили до минимума, а через несколько лет сняли совсем.
   К тому времени только народилось княжество Гарас, но и ему замок посреди поросшей лесом пустой равнины оказался не нужен. Какое-то время в твердыне обитали вольные копатели пытавшийся найти хоть немного жёлтого металла и не находившие после копателей вольного города даже его крупиц. Поняв, что это дело бесполезно ушли и они. Около 300 лет замок в основном пустовал и разрушался от отсутствия ухода и течения времени, лишь изредка давая приют редким случайным разумным в тех местах.
   Теперь же Гусп, скорее всего, стал пристанищем для работающих на князя разбойников и работорговцев. Хотя работорговля по моему личному мнению к князю отношения не имела. Одно дело пойти на преступление ради серьезных экономических выгод, а другое пойти на него же ради нескольких рабов. Если нужны рабы, то имея власть правителя, проще заменить часть смертных приговоров рабством и получить вполне законных подневольных, а не выдумывать каких-то незаконных схем. Посему выходило, это был приработок главаря банды и мужика с крючковатым носом.
   Ну да возможно, что вскоре замок снова опустеет. По крайней мере, я надеюсь, что у нас получится обезглавить банду, а в ней, судя по высказанному главарем отношению к личному составу, уголовники и бандиты. Такие люди без жёсткой руки если не разбегутся, то наверняка встанут на путь обычного разбоя и их если не уничтожат полностью, то из насиженного места выкурят в ничейные земли, где подобным самое место.
   Разобравшись, что за развалины могли иметь ввиду разбойники и, сообразив по какой дороге к ним нужно ехать, мы устроились на отдых. Что бы ни проспать стали по очереди дежурить. Вначале дали немного подежурить Кохобор. Все равно я знал, что точно не усну после столь бурного вечера и был уверен, что проконтролирую ребенка. Так и вышло, что все её дежурство не мог уснуть и пролежал, раздумывая над предстоящим нам делом. Всё думал о том готов ли я хладнокровно убить разумного из засады, как собирался, а, не обороняясь, как уже было, и внушал себя, что раз они разбойники, то тысячу раз заслужили смерть. Уснул уже, когда девочка подняла спокойно уснувшего, несмотря на все возбуждение Зарная.
   Дежуря последним, я спустился в обеденный зал, где убедился, что бандиты никуда не делись. Двое лопоухих ещё сидели в зале в компании подавальщицы. На столе было пиво и вино. Подавальщица клевала носом, но не смела уйти и уверен полностью, что эти ухари уже минимум по разу уединились с ней не постеснявшись того что она принадлежит не к их виду, или расе, если так правильнее. Такой вывод я сделал, поскольку подвыпившие мужчины на девушку внимания обращали не много, но позволяли уйти только ради обслуживания клиентов совсем не многочисленных в этот поздний, или уже скорее ранний час.
   Перекинувшись парой слов с трактирщиком и предупредив его, что мы скоро выезжаем, ушёл обратно в комнату, где при приглушенном свете попытался отвлечься составлением схемы адаптированного к местным условиям револьвера. По понятным причинам барабанные оружие было реализовать проще магазинного, и я решил опробовать эту схему. Рассчитывал получить на выходе относительно негабаритное оружие, бьющее метров на 100. Ствол должен был стать почти вдвое короче, и немного должно было сократиться число витков золотой спирали. Отсюда и потеря в дальности боя. Калибр решил оставить тем же, то есть около сантиметра и патрон решено было использовать такой же что в ружье. Но в этом не было ничего удивительного при длине пули в пару сантиметров, длине всего патрона в 2,5 сантиметра и малом калибре. Это уж скорее для нового варианта стреляла с длинным стволом, придется менять калибр, но и то вряд ли. Скорее всего, и в нем буду использовать свой стандартный патрон калибра 1 см.
   Возникли проблемы с работой барабана. В теории я знал, что он должен поворачиваться после выстрела, что бы к стволу подавался новый патрон. Мне мнилось, что это делается как-то при нажатии спускового крючка или взведении курка, но уверенности не было, как и точных знаний. Вот ведь вроде все кажется простым до безобразия, а возьмись и выходит, что ты далеко не такой умный каким себя считал.
   Можно было решить эту проблему какой-нибудь магией, но ничего подобного в моем распоряжении пока подобных магических штук не было, Валистея самостоятельно разрабатывать зачарованний не умела, да и не хотелось мне перегружать оружие магией. Там где можно обходиться без магии, нужно обходиться, без нее, что бы оружие привязывало своего владельца к магу как можно меньше. Зарядил золотую спираль в стволе и все, а еще лучше придумать какую-нибудь сменную стандартную батарею, подсоединяемую к этой спирали.
   В итоге я пришел к механизму, крутящему барабан с помощью мускульной силы прикладываемой к спусковому крючку, точнее в моей схеме это уже был не спусковой крючок, а привод зарядного устройства, на который была вынесена руна активации. Касаешься, руны на крючке, происходит выстрел, после выжимаешь крючок до конца и этим через простейший механизм прокручиваешь барабан до следующей каморы. На бумаге все было красиво, и я надеялся, что в реальности тоже будет работать.
   Пока занимался черчением да расчётами, подошло время будить ребят. Я поднял их, и мы отправились на выход. В зале разбойников уже не было. Видимо угомонились, решив все же немного вздремнуть перед выездом. Ночью прошёл сильный ливень и теперь накрапывал дождь. Не соберись мы устраивать засаду, то я бы с большой долей вероятности предпочёл задержаться под нормальной крышей, несмотря на наличие у нашей повозки надежно защищающего от дождя тента.
   Что бы запутать следы и не вызвать каких-то подозрений при возможном расследовании еще не состоявшегося убийства, выехали в сторону от столицы, тесть в том направлении в котором намеревались изначально. Это направление не подходило нашим намеченным жертвам и, отъехав несколько километров от селения, спрятали возок в лесу, оставили в нем Валистею, а сами, вооружившись ружьём, арбалетом, ножами и жезлом огненных лучей отправились пешком в обратный путь. Оставлять подопечную одну не хотелось, но не хотелось, и оставлять без присмотра наш фургончика, а его, минуя придорожное село, в нужном направлении было не протащить.
   Миновали село на хмуром, от облаков, что заволокли небо, рассвете и под усилившийся дождь значительно прибавили ходу. Разбойничий главарь обещал, что они тронутся на рассвете, а нам нужно было успеть отойти подальше от села, что бы из него никто не заметил происходящего на главной дороге. Трудно будет объяснить свидетелям, что мы совершаем праведное возмездие, а не банальное убийство.
   Уже когда рассвело полностью, мы сидели под кустом промокшие до нитки и одновременно радовались непогоде и проклинали её. Дорога была пуста из-за дождя, но из-за него же у меня уже зуб на зуб не попадал, да и карлика потряхивало изрядно. Хотелось под крышу и в тепло, но даже костра мы по понятной причине развести не могли.
   Прождав не слишком долго, но измаявшись от этого ожидания, мы, наконец, заметили сквозь пелену дождя три движущихся к нам от села верховых фигуры. Мы тут же ползком выдвинулись на заранее выбранные удобные для стрельбы и скрывающие со стороны дороги, но не защищающие от дождя позиции. Мне было проще, доползу до места и все, а Вану нужно было еще арбалет в боеготовность привести. Держать заражённым и подставлять его влаге он не мог, так что придется ему извернуться и зарядить свое оружие лежа, что возможно, но не просто.
   Заняв выбранное место, я отрешился от сомнений и впал в состояние наподобие того, что охватило меня, когда я поубивал разбойников в лесу. Заряженное ружье было готово к бою, а лежал в мокрой траве и был уверен, что рука не дрогнет. Главное только чтобы оружие и глаз не подвели. Зная, что у меня будет только один выстрел, ждал, когда враги подъедут поближе что бы уж точно не промазать. Была и другая причина, по которой я медлил. Из-за плохой видимости мы не видели их лиц, и не мешало убедиться, что это точно нужные нам существа. Ситуация в которой нам могла попасться похожая силуэтами тройка была мала, но не была нулевой.
   Пока ждал, успел глянуть на Зарная и убедиться, что карл тоже вполне готов к бою и ждёт, когда я своим первым выстрелом его начну. И вот сквозь пелену дождя, наконец, стало различимо лицо главаря разбойников. Голова была под капюшоном, но лицо все равно было видно. Главарь ехал с гримасой выдающей недовольство непогодой и нерадивыми подчинёнными. Он бы сейчас также как и мы предпочёл бы быть в тепле, но был вынужден ехать под дождём с идиотами, что едва держались в седле. На его руке висел щит, но он не был активирован, а его здоровенный, похожий на дубину, жезл торчал за поясом. Сейчас у нас были все шансы на успех, и что бы их не упустить, более медлить не стоило.
   Я выдохнул и тщательно прицелился. Палец лёг на руну активации, а я всей силой желал смерти этому горному человеку. Стреляло не сильно толкнуло прикладом в плечо, и отправило обычную пулю в цель. Увы, Валиси пока не смогла разобраться с зачарованием пуль к моему магическому ружью, и кроме обычного их варианта у меня в арсенале ничего не было. Однако хватило и простой пули. Не знаю, какая у нее была начальная скорость и пробивная способность, но их хватило с избытком. На таком расстоянии пуля легко продырявила бы и не слишком прочный доспех, а не просто прикрытую одной одеждой грудь вожака разбойников. Он только вскрикнул, и безвольно раскинув руки, откинулся в седле назад, где и затих.
   Я перезарядил ружье и тут же прицелился вновь. Тем временем Зарная выстрелил во второго бандита, но промазал и попал не во фючи, а в лошадь. Та взбрыкнула, получив болт в шею, и встала на дыбы. Вислоухий наездник не удержался и, закричав, упал на дорогу в грязь. Раненая и оставшаяся без седока лошадь помчалась, не разбирая дороги.
   Второй вислоухий понял, что что-то не так и, за отсутствием шпор, ударил свою лошадь каблуками сапог в бока. В этот момент я выстрелил второй раз и попал фючи куда-то под левую мышку. Тот вывалился из седла и свалился, зацепившись ногой за стремя. Лошадь помчалась, волоча разбойника лицом по грязи, но это продолжалось не долго. Сапог быстро слез с ноги, и бандит остался лежать неподвижно на дороге, а лошадь помчалась дальше с сапогом, застрявшим в стремени.
   Я вскочил, и уже стоя перезарядив свое основное оружие, быстро направился к дороге. Ружье у плеча не держал, но был готов его незамедлительно вскинуть и выстрелить на любое движение валяющихся на земле лопоухих и, особенно на движение, лежащего на крупе своей смирно стоящей лошади, горного человека. Никто из них не подавал признаков жизни и это радовало. Рядом появился коротышка с заражённым арбалетом. Мы пошли вместе. Зашевелился тот, которого скинула раненая и сбежавшая лошадь. Я вскинул ружье, что бы добить подранка.
   - Нет, - остановил меня карлик, смело схватившись за ствол.
   - Что? Нам не нужны свидетели, - не захотел я понимать его.
   - Я хочу знать, что стало с парнями, которых они захватили, - заставил моё сердце сжаться голос коротышки.
   Мне не хотелось рисковать, пытаясь освободить пленников из лагеря бандитов в развалинах, и я малодушно умолчал о том, что у меня есть информация об их судьбе. Нет, я не стал бессердечной сволочью, просто пытался смотреть на все сквозь призму разума и он, разум, мне говорил, что выгода от подобной акции непонятна, а риски чрезмерные. Это тут я знал, что получу интересные мне вещи с деньгами в комплекте и рисковать буду относительно не сильно. Однако, похоже, теперь увильнуть от спасения пленников не получится. Если не пойдём спасать коротышек, когда о том, где они, будут знать Ван и Валя, то они меня, мягко говоря, не поймут. Будет настоящий бунт после, которого я имею серьезные шансы остаться один.
   - Хорошо, вяжи его. Я проверю остальных, - постарался не показать своих эмоций и решил, что разберусь с проблемой как узнаю о ней побольше.
   Проверил горняка и стащил его мёртвое тело со спины лошади. Оставив лошадь и покойника, отправился к раненому в бок бандиту. Я думал, что он жив и оказался прав, вот только жить ему без помощи квалифицированного доктора или магии оставалось совсем недолго. Посмотрел в уже затуманившиеся и ничего не видящие даже прямо перед собой глаза и добил бандита выстрелом в грудь. Тот при попадании пули в тело дернулся. Его левая нога силилась согнуться в колене и распрямлялась вновь и вновь сама по себе. Я отвернулся, что бы ни смотреть на это неприятное зрелище.
   - Стас, он, похоже, того, - сказал стоя над связанным телом Зарная.
   - Сдох что ли? - спросил, не показав зародившейся на такой исход надежды.
   - Ещё нет, но, похоже, скоро. Ты подлечи его что ли, а то и в самом деле загнет ходули, - ответил он.
   Секунду помедлив, я понял, что объективной причины не лечить преступника у меня нет. Достал из-за пазухи верёвку с моими висевшими на ней амулетами. Из двух амулетов лечения я выбрал тот, что был с малым и применил его на бандита. Видимых изменений не появилось, и тогда я использовал амулет среднего лечения. Разбойник остался лежать так же как лежал, но в нем с хорошо слышимым хрустом что-то встало на место.
   - Ты его вылечил? - неуверенно спросил Ван.
   - А-а-а-а!!! - заорал протяжно и совершенно не жалея сил пленник не дав мне ответить на вопрос товарища.
   Я поднял ружье и ударил его затыльником приклада по голове. Ударил не слишком сильно, чтобы не убить, но прилично, чтобы он почувствовал, что я не настроен шутить. Помогло, и пленник быстро заткнулся.
   - Помалкивай, пока твоё время не пришло, - погрознее велел я пленнику и сказал карлу. - Этого обыщи, потом утащим его в лес, и ты будешь следить за ним. Еще нужно увести лошадь и я утащу тела, - направился к лошади.
   - Чего ты меня щупаешь? - зло спросил бандит.
   -Молчи подонок, - Ван ударил разбойника и продолжил обыск.
   Уже взявшись за повод, решил совместить два дела и облегчить нам жизнь. Подведя лошадь, помог Зарнае перекинуть вращающего глазами, но разумно помалкивающего бандита поперёк седла. После карлик увёл лошадь под деревья и увез на ней разбойника, а я стал обыскивать тела. В первую очередь снял железный баклер с зачарованием магического щита и забрал жезл с пока неизвестным мне боевым заклятьем. После стал прибирать все остальные ценности, начиная с денег.
   Обыскав тела, утащил их в лес, где бросил и пошёл по дороге в поисках лошадей. Раненую лошадь не нашёл. Её следы уводили в лес, где растворялись для меня. Опытный следопыт ее, может быть, и нашёл бы, но я таковым точно не был. Вторая лошадь далеко не убежала и обнаружилась дальше по дороге на окраине леса. Я спокойно забрал её и увёл к пленному с карликом.
   - Говори! - Ван уже вовсю допрашивал бандита и отвешивал ему удары кулаками по лицу.
   - Развяжи меня, и я тебе все скажу, - зло сплюнул кровь после нескольких ударов вислоухий.
   - Зар, привяжи лошадь, - попросил спокойно я.
   - А, - тот поднял на меня не понимающие глаза.
   - Лошадь, говорю, привяжи и седельные сумки заодно посмотри. Этим я сам займусь, - сказал я, с нажимом на слово говорю.
   Карлик отошёл, а я подошёл к пленному прислоненному спиной к большому и разлапистому дереву. Под ним тоже было мокро, но с неба почти не лило. Ветви дерева прикрывали от дождя прямо как нормальная крыша. Жаль, только согревающего костерка не было.
   Я поежился от холода и пинком перевернув пленника на живот стал обыскивать того сам. Вдруг мой напарник что-то упустил. Обшарил все карманы, складки и швы. Нашёл несколько мелочей. Стянул ремень с потайным кармашком, где обнаружился золотой. Стал бесцеремонно стягивать с бандита сапоги.
   - Что ты делаешь? - спросил до этого скрежетавший зубами, но помалкивавший фючи.
   - Знаешь, я никогда не пытал пленных, да и пленных раньше не брал, - заговорил я вместо ответа и перевернул бандита на спину. - У меня нет практики, так что я попрактикуюсь на тебе, - начинать карьеру пыточных дел мастера не хотелось, но я был обязан узнать все подробности, прежде чем думать, что делать. - Нужен кляп, - это я крикнул Вану.
   - Сейчас, - с энтузиазмом отозвался тот.
   Не прошло и минуты, как коротышка подошёл ко мне с какой-то тряпкой и интересным явно не кухонным ножом. Это был тычковый нож с двумя кольцами, в середине рукоятки одеваемыми на средний и безымянный палец и длинным обоюдоострым лезвием в ножнах. Оружие исключительно бля убийства бездоспешного противника. Для пробития брони лезвие было слишком тонким, а для того что бы просовывать в щели слишком широким.
   - Зачем тебе эта безделушка? - спросил я, забирая тряпку.
   - Интересный нож, - пожал плечами Зарная.
   - Оставь себе, если хочешь, - сказал Вану и уставился на бандита. - А ну-ка скажи а-а-а, - в моих руках уже была туго скрученная тряпка.
   - Может не надо, - разбойник как-то сдулся и явно не был готов терпеть серьёзные пытки, а вот я был готов их причинять.
   - Ну, тогда давай начнём с простых вопросов. Как тебя зовут? - несмотря на готовность пытать я был рад тому, что делать этого, скорее всего, не придётся.

14 глава:


  
   Я не знал о чем и как нужно спрашивать пленников на допросе, поэтому спрашивал бессистемно и обо всем, что пришло в голову. Например, выяснил не только количество бандитов, но и имена каждого из них. Узнал, в какое время они обычно едят. Разумеется, узнал, как несут караульную службу и выяснил, что ночью дежурят двое во дворе посреди развалин, а днем охраной вообще никто не занимается. Они считают, что раз все бодрствуют, то вполне могут сами себя охранять. Заодно расспросил об уже мёртвом главаре банды. Оказалось, он и в самом деле был человеком местных властей, но далеко не самого князя. Его, обеспечивал работой кто-то из тайной стражи, а князь именно об их отряде ничего не знал, хотя наверняка что-то знал о деятельности своих подчинённых.
   Выяснилось, что пленных разбойники держали в штатной замковой тюрьме. Был в замке такой подвальчик с до сих прочными пусть и деревянными решётками эксплуатировавшийся по прямому назначению. Их там даже никто не охраняли. Спускались только что бы покормить раз в сутки. Ещё сейчас, наверняка воспользовавшись отсутствием вожака, разбойники вытащили из тюрьмы с понятной целью бабу и девчонку и не вернут их на место до самого приезда главаря. Таковое уже случалось, когда в плен попадали женщины или девушки.
   Расспросил и о состоянии замка и узнал, что Гусп ещё далеко не рассыпался полностью. В хорошем состоянии находилась не только тюрьма, но и многие другие подвалы. Сохранились и нижние этажи донжона. Верхние этажи этого здания разрушились и осыпались на казармы, окончательно уничтожив остатки крыши и завалив одну из стен. Крепостные стены пока стояли, но во многих местах выкрошились и выпали камни. В одном месте небольшой кусок стены обвалился и открыл незапланированный вход во двор замка. В одном месте во дворе замка обвалились подвальные перекрытия, и появился дополнительный, но не удобный ход в подвал. Спуститься можно было и просто спрыгнув вниз, а вылезти только с веревкой или колдовством.
   Узнав все это и ещё много чего сверху, я прикинул, что не все так плохо и помочь пленникам разбойников можно попробовать. Если помогать не на белом коне и с шашкой да посреди белого дня, а ближайшей ночью и по-тихому, то все вполне может получиться. Пришел, если придется, убил стражу, по-тихому вывел пленников и все дела.
   Закончив с допросом, хотелось смалодушничать и оставить его связанным под деревом или поручить его убить коротышке, а не делать этого собственными руками, но я заставил себя. Можно было взять ружье и застрелить пленного, но я пересилил это желание и взялся за нож. Люди в этом мире убивают друг друга жестоко и часто, так что я должен научиться при необходимости делать это, что бы соответствовать местным реалиям.
   Оказалось это не просто. Застрелить оказывается вовсе плевое дело, а вот воткнуть в разумного нож в первый раз в жизни, да не в горячке, а в относительно спокойном состоянии и под мольбы все понимающего и желающего жить пленного это тяжело. Я неумело сунул ему лезвие ножа между рёбер с желанием достать до сердца, но скорее всего не попал.
   - Убивают!!! Пусти!!! Помогите!!! Не надо!!! - что было сил заголосил бандит, коему так и не вставили в рот кляп.
   - Помогай! Зажми ему рот! - крикнул я стоявшему рядом Зарнае.
   Ван кинулся помогать, но разбойник вцепился ему зубами в руку. Он не просто прокусил ладонь до крови, а впившись зубами в ее плоть, достал до самых костей. Коротышка закричал не хуже убиваемого. При этом он, схватив нож свободной рукой стал бить связанного, куда придется. Я тоже нанес пару ударов и жестоко зарезанный пленник наконец-то затих. Зарная освободил покусанную руку, и мы оба в чужой крови уставились друг на друга. Ван показал мне ладонь с истерзанным ребром.
   - Ты только посмотри, что эта падаль наделала, - сказал коротышка.
   - Иди сюда, - я достал из-за пазухи свою связку с амулетами. - Убийцы из нас с тобой не очень, - вполне спокойно констатировал я, выуживая из связки немного трясущимися руками амулет среднего лечения.
   - Ну, мы же с тобой не эти душегубцы, - коротышка кивнул на истерзанный нашими ножами труп фючи.
   - Пожалуй ему от того что мы не душегубы только хуже, - вздохнул я активируя лечение на своего товарища.
   Можно сказать, что сейчас вот так вот воочию впервые наблюдал результат применения этого амулета. Казалось, что кто-то записал на камеру, как рана заживает на протяжении нескольких дней, или даже недель, а после, многократно ускорив запись, воспроизвел ее передо мной. Видел нечто подобное в интернете с демонстрацией роста растения, только тут было не растение. Рана зарубцевалась и превратилась в бледный некрасивый шрам. Чудо, конечно, но большего среднее исцеление не могло. После него оставались шрамы и сросшиеся переломы. Для того что бы убрать рану вместе со шрамами и прочими последствиями нужно было исцеление тяжких ран, оно же могло вернуть только что потерянную конечность или орган, но если орган или конечность были потерян какое-то время назад, то нужно было уже великое, или идеальное исцеление.
   Будучи в городе я узнал, что такие амулеты штучный товар и абы для кого не делаются. Как оказалось это все же разные заклинания со схожими свойствами. В Гарасе амулет великого исцеления мог создать всего один специалист, а вот идеального не делал никто. Соответственно заклинанием идеального исцеления не владел никто, а заклинанием великого исцеления только тот же специалист. Да чего там говорить о таком, если даже амулетов исцеления тяжких ран не было в свободной продаже. По крайней мере, в Гарасе не нашлось ни в одной из двух лавок и когда будут, сказать не смогли. Посоветовали, попробовать обратится к одному из магов напрямую, но я решил этого не делать. Может в следующем городе.
   - Хорошо, что у нас есть эти амулеты, - сказал Зарная, несколько раз сжав исцеленную руку в кулак.
   - Хорошо, - согласился я, убирая амулеты обратно за пазуху и думая как нам быть в сложившейся ситуации дальше. - Наверное, давай сгоняй на лошади в окружную к Вале, успокой ее. Вместе спрячьте фургон получше. Валя пусть остается там, а ты потом двигай ко мне. Встретимся где-нибудь поблизости от этого места. Я пока спрячу трупы получше, а потом возьму вторую лошадь и съезжу к развалинам. Посмотрю, что там да как, - решил не устраивать формальность с возвращением к Валистее для принятия решения, все равно оно будет примерно таким.
   - Хорошо, - согласился коротышка и добавил. - Только ты там аккуратнее.
   - Не переживай, нападать на них один точно не буду. Просто гляну на эти развалины своими глазами, а после здесь вместе решим что делать, - я старался говорить и выглядеть спокойно, но в тот момент никто из нас успокоиться не мог. От содеянного и непогоды потряхивало все сильнее.
   - Ну, я тогда поеду. Быстрее уеду, быстрее вернусь, - сказал Зарная.
   - Езжай, - я проводил его взглядом до лошади, где тот взялся перевязывать стремена под свои короткие ноги, не снимая седла с животного.
   Я, чувствуя, что сейчас мне останавливаться нельзя, поскольку могу в пасть в состояние временной апатии, тоже не стал стоять столбом, а взялся за дело. Схватив труп неумело, но жестоко зарезанного фючи за ноги, я поволок его к месту, где сложил другие тела. Тут было не слишком далеко от дороги, но расстояния что бы ни почуяли трупный запах, должно было хватить. Можно было заморочится, и закопать трупы, но звери все равно разроют. Есть тут такие, что любят падаль и чуют ее издали, даже сквозь двухметровый слой земли. Собственно, отчасти, поэтому тут не принято закапывать своих покойников в землю. Под похоронами, когда говорят о них, местные имеют в виду нечто другое. Вместо могил те, кто могут себе позволить используют склепы, в которые не так просто проникнуть, а бедняки просто сжигают покойников и если могут, хранят урны с прахом дома. А раз раскопают, то нечего делать бесполезную и лишнюю работу. Главное что бы несколько дней тела никто не нашел, а там и их уже никто опознать не сможет, да и мы будем далеко. Ну, по крайней мере, именно так я размышлял и на это рассчитывал, действуя как действовал.
   Вернувшись к месту, где мы убили последнего бандита, обнаружил коротышку уже закончившего с перевязкой стремян и размышляющего над седельными сумками.
   - Что такое? - спросил я его.
   - Думаю оставлять или брать с собой, - пожал плечами коротышка, и мне по его виду стало понятно, что тупит он из-за нервов.
   Этот низкорослый индивид, о котором мы знали так же мало, как он о нас, не был тем, кто в нужный момент не может принять решения, особенно в таком простом вопросе. Это вообще был удобный компаньон держащий свое мнение при себе, если его не спрашивают, и не задающий не нужных вопросов. Вообще сообразительный и приспособленный к происходящему вокруг куда лучше меня парень.
   - Возьми седельные сумки с собой и давай в них сложим все лишнее, - принял я разумное решение и пошел ко второй лошади, которую намеревался оставить при себе, что бы проделать неблизкий путь верхом, а не пешком.
   Оставил себе плащ главаря разбойников, хотя поверх мокрой одежды одевать его смысла не было никакого, и на всякий случай оставил себе магический щит, о работе которого имел чисто теоретическое представление. Остальные трофейные вещи, включая жезл-дубину и деньги, переложили на лошадь карлика. Была вероятность, что он сбежит с деньгами и прочим представляющим какую-то ценность предметами, но, по моему мнению, она была слишком мала. Будь у него желание, он уже обворовал бы нас и был далеко-далеко. Преследовать его мы при всем желании не стали бы. Беглецы не в том положении, что бы кого-то долго преследовать.
   Подсадил коротышку, что бы он забрался в седло и махнул ему рукой, что бы ехал. Лошадь с нахохлившимся как птица Ваном скрылась за деревьями, и я направился под дерево, где лило меньше, что бы проверить работу щита и сравнить ее со своими теоретическими знаниями. Судя по маркировке из местных значков, это была разновидность щита не защищающая от магии. Тут его называли щитом от стрел, но он мог защитить от любого летящего или движущегося физического объекта. Даже если разогнаться и врезаться в стену щит послужит препятствием. В общем и целом он защищал от того же что и обычный щит, только занимал мало места и защищал большую площадь. За одним щитом вполне могут спрятаться несколько человек.
   Конечно, жаль что это не универсальный щит, защищающий еще и от направленных не площадных ударов магией, но уж что есть, то есть. Да и глупо было бы ожидать, что он окажется именно таким. По моим сведениям разбойники должны были нападать исключительно на простых крестьян, которые обычно одним амулетом слабого исцеления всей деревней пользуются, а уж магических жезлов у них вообще отродясь ни в одной деревне не водилось. Посему универсальный щит, который не только защищает от большего диапазона угроз, но и жрет значительно больше энергии и поэтому нуждается в зарядке чаще, был попросту лишним.
   Для проверки работоспособности надел баклер на кулак, точно кастет и активировал его. По маленькому железному щиту тут же расползлась полупрозрачная магическая пленка. В считанные доли секунды она распространилась за пределы круглой железки и превратилась в прямоугольный экран с нижней и верхней сторонами длиной около двух метров, а боковыми около полутора. При этом веса кроме собственного веса баклера никакого. Отличная фронтальная защита. А если наклонить на себя верх или вообще поднять экран над головой, то защита от града стрел падающих сверху. Подтверждая последнее, поднял баклер над головой и, выйдя из-под кроны дерева под небольшой просвет, увидел, как капли дождя разбиваются о пленку магического щита. Щит работал идеально, вот только неизвестно было, сколько в нем оставалось маны.
   Убедившись в работоспособности щита, я отключил его и повесил на предплечье на специальной ременной петле. После взобравшись на лошадь, поехал вдоль дороги, петляя меж деревьев и выезжая на нее, только если по лесу было далеко объезжать какой-нибудь завал. Делал так я не только из-за маскировки, но и потому что под деревьями меньше мочил дождь.
   Ехать пришлось не мало, а дождь все не стихал и, размышляя о необходимости создания какого-нибудь простого зонтика, тут я таких пока не видел, едва не пропустил за дождевыми струями нужный мне ориентир. Сваленные на обочине дороги крест-накрест на большой, метра два в диаметре, валун деревья, проморгать было не сложно, особенно если ехать не по самой дороге. Но по счастью заметил ориентир раньше, чем проехал мимо. У ориентира стал искать тропу, что вела в нужном направлении. Она была не слишком явной. Повозка по ней бы точно не прошла. Видимо награбленное в развалины и из развалин возили другой дорогой, о чем я спросить не догадался. Однако верховые лошади успели оставить немало следов, по которым можно сориентироваться. Да и лошадь неплохо знала дорогу домой, так что шла по тропе, куда следовало, не вынуждая меня вносить поправки в курс.
   Я знал, что замок вплотную окружен лесом, но не беспокоился, что подъеду к его воротам, даже не заметив этого. Тропа выходила к замку со стороны карьера и огибала его, а уж после бежала к воротам Гуспа, так что карьер мне послужил сигналом того, что я рядом с нужным местом. Его, карьера, склоны в большой мере поросли относительно молодыми деревьями и сам он не достигал гигантских размеров, но перепутать с оврагом или пропустить карьер было невозможно.
   Отойдя от тропы вдоль карьера, нашел поваленное дерево и привязал за удобно расположившуюся ветку повод. Уводить лошадь еще дальше смысла большого не было. Здесь, за карьером, на нее могли набрести только случайно. Оставив животное прикинул как мне лучше пробираться к замку. Решил, что осторожно пойду вокруг карьера в стороне от тропы и пошел таким путем. Гусп не стоял непосредственно у карьера. Его построили где-то в полукилометре от месторождения золота, что бы в итоге он не сполз вниз по склону, так что, обойдя карьер, я еще шагал по лесу вдоль тропы. По дороге никого не встретил, и прятаться не пришлось.
   Замковую стену с обветшавшей, но еще крепкой надвратной башней увидел из-за деревьев чуть ли ни когда подошел вплотную, но и меня из-за стены деревьев и отсутствия караулов никто увидеть не мог. Разглядел дорогу, о которой пленного спросить забыл, и по которой сюда можно было подвозить грузы. Она выходила из пустого проема врат и убегала куда-то на запад вдоль замковой стены. Пристроившись в кустах какое-то время, понаблюдал за проемом врат. Приметил остатки сгнившей воротины, но не увидел ни одного разумного. Разбойники не желали лишний раз высовывать носа из своего теплого и сухого обиталища в такую погоду.
   Убедившись, что ничего кроме расползающихся на дороге все шире и шире луж не увижу и кроме шелестящего по кронам деревьев дождя не услышу, решил, что нужно обойти замок по кругу и посмотреть на место где обвалилась стена. При такой качественной охране можно было попробовать и через ворота пройти, но я все же предпочитал так не наглеть. Лучше рассмотрю возможность войти с черного хода.
   Пошел вокруг замка, так что бы ни пересекать тропу и не выходить на дорогу. Приметил дорогой пару деревьев угнездившихся и успешно росших прямо в крепостной стене на высоте не меньше моего роста. Пройдет несколько лет и возможно на этом месте появится новый незапланированный архитекторами цитадели проход. У искомого мной провала был большой малинник, через который к осыпи стены пробиралась тропа шириной не меньше чем в половину метра. При желании тут даже лошадь было провести можно, главное, что бы она ногу не сломала и не подвернула на осыпи. Убитый пленник говорил, что через этот проход иногда ходят, но оказалось, что это иногда получается совсем не редким.
   Идти дальше торопиться не стал и, пристроившись за деревом, под которым лило поменьше, стал приглядывать за "черным ходом" замка Гусп. Только пристроился поудобнее, как послышался какой-то шорох сзади. Раздавался он совсем рядом. Буквально за спиной. Сердце ушло в пятки. Забыв про магический щит, к коему еще не привык, схватился за оружие и обернулся, что бы посмотреть, что там может шуршать у меня за спиной. Увидел разумного в дождевом плаще и дубину, летящую мне в лицо. После этого свет погас. Даже вскинуть ружье не успел. Слишком поздно я заметил этого чертовски ловкого малого.

15 глава:


   Приходить в себя после нокаутирующего удара в морду это нелегко. Голова трещит, лицо болит, в ушах шумит, в глазах муть, да ещё и подташнивает. Вдобавок обстоятельства, при которых я пришёл в себя, не располагали к оптимизму. Меня привело в себя ведро холодной воды, выплеснутое на полностью обнажённое тело. Вода попала в рот и ноздри, и я закашлялся, хапнув её на вдохе. Ещё я висел примотанный за руки к горизонтально подвешенной жерди, и мои ноги висели в воздухе. Запястья, причиняя боль, перетягивали веревочные петли.
   - Не захлебнулся он у тебя там? - спросил незнакомый голос не у меня, но явно слыша мой кашель.
   - Да, что с ним будет? Прокашлялся уже. Все нормально, - ответил ему второй незнакомец, что держал в руках ведро.
   Я с трудом сосредоточил взгляд на том существе, что стояло с ведром, и понял что передо мной мужчина человек в потасканной одежде городского работяги. На поясе у него висел большой кинжал или короткий меч в ножнах. Видя его и невольно представляя, что им со мной могут сделать, я почувствовал, как где-то внутри зашевелился своими мерзкими щупальцами страх. А ведь ещё даже ничего не началось. Можно сказать, что меня еще и пальцем никто не тронул.
   Рядом с ведерником появился фючи с ножом на поясе и большим куском жареного мяса в руках. Я глядел на них двоих, а они, молча и с интересом глядели на меня. В их глазах не было страха или беспокойства по поводу меня. Похоже, в их головах не родилось мыслей о том, что лазутчик может быть признаком опасности. Власти их покрывали, дворянам на хвост они не наступали, а крестьян не боялись, так что это было объяснимо.
   - Ты кто? - спросил фючи, налюбовавшись на меня.
   - Как видишь человек, - ответил лихорадочно думая, что и как врать.
   - Сейчас мы тебя ножичком пощекочем. Стружку с ног снимем, и тут же все расскажешь, - зло оскалился человек, показав изрядно побитые кариесом и другими болезнями ротовой полости зубы.
   Длинный кинжал и гнилые зубы. Тёмные волосы. Куцая кудрявая бороденка. Судя по описанию покойного пленника, этого разбойника звали Фульц. Откровенно ненужная сейчас информация. Какая мне разница как будут звать того кто меня зарежет? Хотя может сказать, что я его знаю, а он меня забыл. Поможет ли мне это? Сомневаюсь. Сказать, что меня кто-то к нему послал? Поверят они в то, что меня послал к ним главарь? Зачем он меня мог послать? Не поверят. Нужно было другое, и я придумал подходящую ложь, на которой меня было не так просто поймать.
   - Не надо Стружку снимать. Я все так расскажу, - я был достаточно напуган, что бы ни имитировать страх, но панике не поддавался, а начал плести свою паутину лжи.
   - Ну, так рассказывай, - сказал фючи, вгрызаясь в жареное мясо.
   Этого пока не узнал. Фючи тут меньше людей, всего трое, но они по описаниям похожи. Все трое безбородые, худее, среднего роста, темноволосые и лопоухие. Вот в принципе и все полученное мной описание.
   - Зовут меня Ханс. Шёл лесом. Хотел срезать дорогу, да заблудился. Несколько дней по лесу бродил. Тут вижу замок с виду ничей, думал дождь пересидеть где-нибудь под крышей. А тут меня бац по башке и вот на вас смотрю, - начал беззастенчиво лгать, рассчитывая, что у разбойного Люда неоткуда взяться амулету распознающему ложь.
   - Какой же ты это путь срезал через лес? - не думаю, что человек пытался меня подловить. Скорей уж ему просто было любопытно.
   - От деревни коротышек, что рядом с ничейными землями и на дорогу к Кусам, - без промедления нашёлся с ответом я и тут же спросил. - Мужики это же замок Гусп?
   - А тебе зачем? - прочавкал мясом фючи.
   - Ну, если Гусп, то значит, я не сильно заплутал. Скоро на нужную дорогу выйду, - робко улыбнулся я.
   - Вот это вряд ли, - снова показал в оскале гнилые зубы Фульц.
   - Вы что меня убьете? - выучил глаза посильнее я.
   - Может да, а может, нет, но отсюда ты точно не уйдёшь, - сказал лопоухий по-прежнему, жуя свое мясо.
   - Ребята, не надо меня убивать, - заблеял я.
   - Это почему же? - заинтересовался гнилозубый.
   - За меня могут дать выкуп, - сплел новый кусок паутины я.
   - Выкуп? - фючи даже жевать перестал.
   - Конечно, я служу магу из Кусам. Вы же видели все мои штучки: амулеты, жезлы и щит. Их дал мне маг. Я ему нужен. Он заплатит за меня выкуп, - я даже замотал головой, придавая своим словам больше веса.
   Упоминал щит без особых сомнений. Они его точно видели и не опознали. Да такой был у их вожака, но такая форма щитов была типовой, включая ременную петлю позволявшую повесить железную игрушку на руку. Могли оказаться какие-нибудь особые приметы, коих я не увидел, но крайне сомнительно, что ныне покойный вожак стал бы о них всем рассказывать. Так что трофейный щит ничего им сказать не мог. Как впрочем, и плащ. Точно таких же и сильно похожих плащей шили множество как в Хатиоле, так и в Гарасе. Не знаю как в Гарасе, но в вольном городе даже мануфактуры были производящие вещи не отличимые друг от друга без подробного сравнения мелких деталей.
   - Как зовут того мага? - мясоед заинтересовался настолько что даже руку с куском мяса опустил вдоль тела.
   - Мне бы не хотелось называть его имя, но думаю, все равно не получится сохранить его в тайне. Ведь вам будет нужно с кем-то договариваться. Он, конечно, не будет сам с вами говорить, но вам, что бы получить за меня выкуп, придется выйти на кого-то из слуг Сигизмунда Полякова, - разумеется, я опять уверенно врал.
   Придумывая имя несуществующего мага, я был уверен, что они и в столице своего государства не всех магов знают по именам, а уж из соседнего баронства если кого-то и знают, то одного - двух самых великих. Да и это было сомнительно. Обычно такие люди не очень интересуются важными людьми соседних государств, если эти люди на них никак не влияют.
   - И сколько даст за тебя этот Сигизманд? - спросил фючи, даже зажмурившись в попытке правильно выговорить имя.
   - Ну, тут надо торговаться с ним или тем, кто будет за него. Думаю, что вы, парни сможете неплохо на этом заработать, - на меня снизошло вдохновение.
   - Неплохо это сколько? - снова подключился гнилозубый с ведром.
   - Думаю сотню золотых просить можно смело, а то и две, - не промедлил с ответом я.
   - Хм, - фючи поджал губы.
   - И за что же такие деньги? - спросил человек.
   - Ну, я его доверенный человек, - стал юлить я.
   - Я бы таких денег даже за родственника не дал, - ответил человек на это.
   - Видимо, твои родственники не столь полезны, - сделал невинное лицо я.
   - Мои родственники ни по отдельности, ни все вместе не потянут и на десяток золотых, - он в голос хохотнул.
   - Ну, а я очень полезный, вот только в каких делах спрашивать не надо. Даже под пытками ничего не скажу, а если захочу говорить, то умру. У меня в голове зачарованная магией игла. Она взорвется так, что и меня не станет и всем кто окажется рядом мало не покажется, - нашел я интересное спасение от возможных пыток.
   - Взорвется? - человек не смог скрыть испуга и замер глядя на меня.
   Видимо, что такое магический взрыв этому индивиду объяснять нужды не было. Успел где-то глянуть и узнать, что это такое.
   - Фульц, - позвав человека фючи подтвердил, что я правильно того опознал.
   Разбойники отошли чуть в сторону и стали говорить тихим шёпотом. Я напрягал слух, что бы их услышать, но ничего не вышло. Для этого нужно было иметь слух как у вислоухого, а еще лучше как у мелкого орка урики или вообще его ездовой собаки.
   - Ты только давай не шали, а-то пытать не будем и спрашивать тоже, а просто зарежем, - сказал фючи, когда они наговорились.
   - Подождем нашего главного, уж потом решим, что с тобой делать, - добавил гнилозубый.
   - Хорошо подождем, вот только резать меня тоже не советую. Игла взорвется и тогда. Лучше вина предложите, и разойдемся миром, - стал наглеть я.
   - Сейчас по башке тебе дам и все нормально будет, - зло усмехнулся фючи. - От этого у тебя точно ничего не взорвется. Уже проверено.
   - Я все понял. Глупостей делать не буду. Будем ждать вашего старшего, - тут же заулыбался я.
   Человек подтащил от стены довольно большую деревянную лавку, поставил ее рядом со мной и залез наверх. В пару движений он развязал хитрые узлы, и я упал на пол, при этом больно стукнувшись рукой о лавку. Оба моих пленителя животно загоготали, увидев такую картину.
   - Вставай, - сказал фючи отсмеявшись.
   Я поднялся на ноги, перебарывая желание прикрыть руками мужское естество. Нужно было выглядеть более-менее уверенным в себе даже в такой ситуации. За мной сила. Я посланец великого мага, а не дырка от бублика.
   - Может, одежду вернете? - спросил, разминая уже успевшие затечь от веревочных петель кисти рук.
   - Фульц, дай ему, что штаны срам прикрыть, - велел фючи и разбойник человек, пройдя в темный угол, вернулся с моими же штанами.
   - А остальное? - вложил в голос немного возмущения я.
   - Обойдёшься, - отмахнулся от меня фючи. - Пошли за мной, - велел он и направился вперед.
   - Иди, - кивнул ему в спину человек, и я пошел между конвоиром впереди и конвоиром сзади.
   Мы были на первом этаже донжона служившего разбойникам основным местом для жилья, а заодно и развлечений. Они сделали кое-какую крышу над третьим этажом, которым не пользовались, жили в основном на втором этаже, а первый в основном использовали под хозяйственные нужды. Меня вывели из полупустого заднего помещения и провели через местную столовую с кухней, где за большим столом сидели три человека и играли в какую-то карточную игру. Четвертый возился с поддымвливающей печкой, что-то готовя в большой кастрюле. Еще один разбойник спустился по лестнице со второго этажа, на ходу разбираясь с завязками на штанах.
   - Раздайте и на меня, - попросил он четверку, играющую в карты.
   - Погоди, партию доиграем, - ответил ему один из мужиков.
   - Чья там очередь? - спросил ни к кому конкретно не обращаясь все еще шагавший позади меня Фульц.
   - Гузуль и Трубон развлекаются. После на девчонку я, а на бабу никого, - ответил один из играющих в карты насильников.
   - Тогда на бабу я. Она шевелится еще? - обрадовался и обеспокоился мой гнилозубый конвоир.
   - Скулит и губы себе все сгрызла, - ответил спустившийся с лестницы и пристроившийся за столом разбойник и добавил. - Но по мне так лучше девки. Та уже даже не мычит. Только слюни пускает.
   Дальше я старался не слушать этих уродов. Я, конечно, все понимаю. Этот мир жесток и к женщинам и к мужчинам всех рас, но не до такой же степени. Я стараюсь подстроиться под свое новое окружение, но под такое подстроится не смогу, и не хочу. В голове сама собой встала картина как я в одного из них разряжаю свое ружье, а после, бросив его, расстреливаю оставшихся разбойников из жезла огненных лучей. После перезарядив ружье, поднимаюсь на второй этаж и добиваю остальных. План так себе. Зарядов в жезле не хватит, разбойников должно быть 14 голов, а стреляло, могут перезарядить не дать и с одним - двумя уродами мне, возможно, придется схватиться врукопашную.
   План так себе, но сейчас я бы пошел на такое. Вот только ружье и жезл пес знает где, и у меня кроме рук и зубов ничего. Чувство сохранения я не потерял, хотя желание убить их всех вымыло остатки страха, но все равно в без выигрышный бой не брошусь. Лучше подумать головой и придумать что-нибудь толковое. Я сумел облапошить этих дебилов и выиграл время, но это не победа, а лишь отсрочка больших неприятностей. Можно надеется, что меня выручат Ван и Кохобор, но как бы они не попались, так же как и я.
   - Слушай, а как вы меня схватили? - спросил я впереди идущего фючи, когда мы вышли во двор замка под моросящий дождь.
   - Так не поверишь. Случайно. Ходил я силки проверять. Обратно иду, смотрю, кто-то крадется к замку к нашему. Ну, то есть ты крадешься. Я ветку потолще и покрепче подобрал и за тобой, а потом по башке тебя этой веткой и огрел, - весело ответил из-под капюшона разбойник, накинувший перед выходом на улицу плащ.
   - Ловкий ты малый, - похвалил я, пытаясь успеть увидеть во дворе побольше своими глазами.
   Относительно целые крепостные стены по кругу. Позади донжон, от которого осталось три этажа. Рядом с ним разрушенная казарма. Передо мной административно-складское здание с провалившейся крышей, но еще крепкими стенами. Неподалеку провал под землю. Там одна из плит коими был выстлан двор, не выдержала времени и нагрузок и переломилась. Одна ее половина отвалилась и упала куда-то в нутро подвалов, а вторая крепко висела, накренившись одной стороной вниз. В принципе все, если не заострять внимание на кустах нагло проросших меж мостовых плит и из завалов камня и кирпича.
   Мы прошли к административно-складскому зданию внутри которого, помимо прочего, располагался даже не вход, а натуральный въезд в подвалы Гуспа. К сохранившимся воротам въезда вел достаточно пологий спуск, на котором вполне могли разахаться две повозки. Ворота сохранились до сих пор, но теперь они не открывались: петли проржавели, древесину повело и случилось невесть что еще. Разбойники сумели заставить работать только большую калитку в воротах. Эта калитка занимала почти половину одной воротины и рассчитывалась, так что в случае необходимости она могла пропустить пару крупных тяжело груженых разумных встретившихся в ней на встречном курсе.
   Калитка была подперта снаружи толстой жердью и на этом вся блокировка входа заканчивалась. Отодвинув жердь и прислонив ее к стене, мои конвоиры достали магические светильники и активировали свет. В темноту подвала вошли тем же порядком. Прошли по помещению к лестнице на второй, нижний, уровень подвала, где и располагалась тюрьма. На мой взгляд, не слишком логичное расположение, но тот, кто возводил эти подземелья, меня не спрашивал.
   Вход в тюрьму когда-то перекрывался дверью, возможно даже железной, возможно даже с глазком или окошком, но теперь ее не было. Сразу за дверным проемом располагался закуток, по всей видимости, предназначавшийся для суточной смены тюремного караула. Дольше шел коридор, по которому мы далеко не пошли. С обоих сторон, вдоль коридора, шли камеры. От коридора они были отделены прутьями решетки, вставленными в отверстия в плитах пола и потолка. Прутья были деревянными, толщиной в человеческую руку, но дерево было какое-то не простое, а прочное само по себе и как-то специально обработанное, поэтому оно стояло до сих пор, несмотря на заметную сырость в тюрьме. Простое железо за это время, наверное, бы загнулось, а это дерево как новое. Однако, несмотря на чудесные свойства дерева, межкамерные стены были сделаны не из него, а из блоков, по виду напоминавших какой-то темный бетон.
   Мы прошли мимо первой пары камер, и свет фонарей выхватил в одной из них прижавшегося к прутьям решётки и щурящегося от света бородатого карлика. В камере напротив соплеменника Зарная Вана не видно никого, но она была заперта, так что в ней кого-то точно содержали. Просто он сидел у дальней стены и свет его не выхватил.
   Один из бандитов подошел к пустой камере во второй от входа паре и открыл не запертую дверь.
   - Входи. Тут пока посидишь. Подождешь, когда старший вернется, - велел мне, и я молча зашел.
   Под моим взглядом, на дверной прут, и прут решётки накинули железную немного поржавевшую цепь. Один обмотал эту пару прутьев парой витков, а второй вставил душку навесного замка в кольца на концах цепи и защелкнул его. Лишив меня свободы, разбойники потеряли ко мне интерес и, не сговариваясь, направились к камере, что была напротив моей.
   - Где ты там выродина? - спросил Фульц, поднимая источник света повыше и освещая камеру поглубже.
   В камере сидела девушка. Вроде бы человек, но уверенности не было. Я тут таких не видел. Глаза раскосые и по анимешному большие с янтарно-золотыми зрачками и полные животного страха. Носик маленький и аккуратненький. Волосы цвета переспелой вишни, длинные, сейчас спутанные, но все равно красивые. Маленький ротик, но губки пухленькие. Кругленькое личико, по которому так сразу не скажешь 16 или 20 лет этой девушке, ничуть не украшало пятно застарелого синяка переливавшегося разными цветами под глазом и на скуле. Кожа бледная, словно пленница долго не видела дневного света и тоже раскрашена несколькими старыми синяками. Одета она была в изодранное крестьянское платье и сидя у дальней стены на брошенной на пол отсыревшей соломе бережно прижимала поврежденную правую руку левой рукой к груди.
   - Тварь, - фючи сплюнул вглубь камеру.
   - Может, попробуем ее еще разок? - спросил у лопоухого человек.
   - Вы уже попробовали, Хапан в бинтах лежит, - скривился фючи.
   - Так кто же знал, что она оборотень, - повинился человек.
   - Ну да ладно, магу какому-нибудь продадим, - лопоухий повернулся ко мне и спросил. - Этот твой, как его там?
   - Сигизмунд Поляков, - напомнил я имя, которое не только придумал, но и на всякий случай запомнил.
   - Ну, вот он возьмет оборотниху? Интересна ему такая падаль? - спросил он меня, а я сделал вид что задумался.
   Об оборотнях этого мира я кое-что слышал. На наших оборотней они походили, только тем, что имели две личины. В своих превращениях они не зависели от фаз луны или чего подобного и по слухам могли превращаться когда угодно. Через укус или слюну способности оборотней не передавались, и стать оборотнем было нельзя - им можно было родиться. Законом они в большинстве мест не преследовались, но народ их издревле не любил практически везде. Превращались они в нечто с большими ушами, длинными когтями и острыми клыками, но на привычных зверей походили не очень сильно. У меня складывалось впечатление, что должно быть нечто обезьяноподобное, но я их никогда не видел, так что впечатление вполне могло быть ложным. Какими-то особыми силами, кроме сильной регенерации они не обладали, и их вполне мог убить простой воин с самым обычным оружием. Арбалетного болта в голову для этого хватило бы.
   - Даже не знаю, - покачал головой после раздумий. - Тут надо с ним самим говорить, но думаю что, скорее всего, интересна.
   - Сколько даст? - тут же влез человек.
   - Да пес ее знает. Может десяток золотом, а может больше или вообще не нужна она ему, - развел руками в стороны.
   - Ладно, потом разберемся, - отмахнулся от этого дела фючи и, направившись к выходу, посветил поглубже в камеру напротив коротышек, где у дальней стены на соломе сидел его соплеменник.
  

16 глава:


  
   Разбойники ушли, и в подвале стало по-настоящему темно. Я думал, что глаза привыкнут к темноте и что-то станет видно, да не тут-то было. Света не было даже самой малой капли, так что даже кошка, наверное, ничего не увидела бы. Оставалось надеяться только на слух и голос. Я прислушался к тихому перешёптыванию карликов за стеной, но разобрать ничего не смог.
   Встав у решётки и оперевшись на неё, решил подумать, как быть дальше. Зарная на лошади уже должен был доехать до Валистеи и уже должен был возвращаться назад или уже даже вернуться и ждать моего возвращения. Скоро он поймёт, что со мной что-то случилось и начнёт действовать самостоятельно. Как бы глупостей не натворил. Запросто погибнет зря или попадет в плен как я. Нужно попробовать сбежать до его прихода, а уж если не выйдет, то тогда надеяться, что у него получится проникнуть в подвал и освободить меня вместе с пленниками.
   Видел в каком-то фильме интересный способ побега, и решил проверить, сколь он применим в моем случае. Снял с себя промоченные дождем насквозь штаны и обвязал их вокруг двух деревянных прутьев. Если скрутить штаны, они стянутся и потянут за собой прутья, может получиться их согнуть. Вот только я довольно быстро понял, что силы рук для осуществления моего плана не достаточно. Нужна ещё прочная палка, что бы скручивать штаны. Если палку вставить в петлю получившуюся при обвязке прутьев и начать крутить, то при достаточной гибкости может получиться прижать два прута друг к другу и сделать приличный зазор что бы суметь пролезть. Может даже деревянная жердь выскочит из отверстия. В теории хороший план, вот только палки у меня нет, а без неё я могу только несколько чудаковатым способом штаны отжать.
   Понимая что ничего не найду на ощупь все равно обшарил пол своей камеры. Разумеется, кроме пыли, мелкого мусора и грязной прелой соломы ничего не нашел. Тогда снял мокрые штаны с прутьев, но на себя одевать не стал. В подвале прохладно, но мокрая одежда не даст тепла. Пусть немного просохнут, а я в темноте и голый посижу. Все равно никто не увидит.
   Стал расхаживать по камере, пытаясь придумать или вспомнить хоть что-нибудь, что поможет мне сбежать. Будь у меня пилка, можно было бы попробовать перепилить дерево. Будь у меня какая-нибудь шпилька или хотя бы гвоздь, можно было бы попробовать открыть замок. Замок простой с большой замочной скважиной под грубый ключ. Пусть я не медвежатник и подобной практики у меня почти нет, но все равно открыть, наверное, смогу. Как-то открывал на даче подобный старый, почти старинный, замок, от которого потеряли ключ. Повозился, но открыл, не сломав замка. Так и выкинул его в металлолом целым.
   Ну, вот почему я не подумал, что со мной может случиться нечто подобное? Если выберусь отсюда, обязательно придумаю какой-нибудь набор для побега. Распихаю все по одежде и буду надеяться, что не разденут догола. Та же шпилька в шве брюк мне сейчас бы очень пригодилась.
   - Эй, мужик, - позвали тихо, но совершенно не подходящим для тихого общения зычным голосом, из камеры с коротышками.
   - Меня зовешь? - спросил я остановившись.
   - Тебя, - подтвердил зычноголосый.
   - Чего хотел? - направился поближе к собеседнику.
   - Познакомится, хотел. Поговорить, - ответил невидимый коротышка.
   - Зови меня Ханс, - без сомнений сказал выдуманное для бандитов имя.
   - Я Кунет, нас тут трое в камере. Со мной еще Каган и Криворучка. Криворучка это прозвище, а не имя, но можешь звать его Криворучкой. Он давно не обижается, - многословно представил себя и спутников карлик.
   - Ну, вот познакомились, говори теперь, - сказал я, снова начав расхаживать по камере.
   - Ты как сюда попал? На дороге поймали? - стал расспрашивать он.
   - По лесу шёл. Увидел развалины. Хотел дождь пересидеть, а тут эти. И вот я с вами, - говорить, что хотел их спасти не стал, поскольку было стыдно, и побаивался, что информация может утечь.
   - А нас на дороге схватили. Товар на продажу везло. Ушастого с бабами тоже так же. И оборотниху с ними. Теперь сидим и ждём незнамо чего. Баб увели вон ещё вчера и так и не приводили. Издудырили всех, поди, до полусмерти. Оборотниху только не взяли. Она превратилась, когда тати её из клетки поволок ли. Они испугались сначала, а она вырвалась, и бежать, только сбили её с ног и отметелили, а после обратно в клеть швырнули. Правда она одного подрала, но не на смерть, - рассказал коротышка.
   - Меня зовут Стахан, - влез в разговор, как только выпала пауза, ещё один мужской голос.
   - Это наш ушастый. Если не видел, то он сидит в клетке, которая через коридор от нашей, - пояснил, кто это говорит карлик.
   - Я думаю, нас всех продадут в рабство. Больше нас просто не зачем держать. Будь иначе, оставили бы на дороге или убили, - высказал вполне правильные и логичные мысли фючи.
   - Не всех, - сказал карлик, и было понятно, что он имеет в виду меня.
   - Ты прав. Я надеюсь, что меня выкупит мой наниматель, - не стал его разочаровывать и соврал я.
   - О как здорово. Да ты считай уже одной нагой на свободе. Может, как освободишься и нам чем-нибудь сможешь помочь? - голос карлика задрожал от возбуждения.
   - Для начала самому отсюда выбраться надо, - я искренне печально вздохнул и продолжил. - Какой вы помощи хотите? Тот, кто может выкупить меня, может вас не выкупить. Он и меня может не выкупить, - решил придерживаться озвученной версии до конца.
   - Да уж, - озадаченно буркнул коротышка и ушёл о чем-то шептаться со своими сокамерниками.
   Ко мне больше не обращались, и я был предоставлен собственным размышлениям. Не знаю, сколько так прошло времени, но точно несколько часов. Потом явилось четверо бандитов. Один нёс фонарь, освещая всем путь, второй нёс баланду, ещё один шёл с фонарём позади всех, а четвёртый помогал бабе кое-как прикрывшейся изодранной одеждой тащить бесчувственную девчонку.
   - Что же вы уроды творите!? - возмущённо воскликнул из своей камеры карлик Кунет.
   - Не пищи там мелочь бородатая, а то нам скучно, так что можем и с тобой какое-нибудь развлечение придумать, - сказал на это шедший позади бандит и коротышка счёл, что лучше помалкивать.
   Разбойники открыли камеру с избитой женщиной оборотнем и запихнули тогда жертв своей безудержное похоти. После этого нам раздали по деревянной посудине с чем-то не понятным, но хотя бы не холодным и я принялся наворачивать пищу выданной деревянной ложкой и радуясь приятному теплу в желудке. Не ел с самого рассвета, а точнее ел до него, а потом в течение дня лишь перехватил кусок - другой, так что ничего удивительного в таком аппетите не было. Тем более я осознавал, что силы мне понадобятся и заставил бы себя поесть, даже если бы не хотел. Изнасилованные женщины не ели. Девушка лежала на соломе, хотя в себя вроде пришла, а баба только поковырялась в тарелке ложкой и все. Остальные, включая девушку оборотня с поломанной рукой, опустошили свои тарелки, не обращая внимания на скабрезные шутки разбойников. Поторапливать их было не нужно, все понимали, что если бандитам надоест ждать, то мы не доедим.
   После разбойники забрали посуду и ушли, только один задержался, что бы справить малую нужду. И сделал он это в клетку с коротышками, отчего те забились к дальней стене, что бы на них не попало. Самый говорливый карлик ругался последними словами, но кроме этого сделать ничего не посмел. Ссун же только смеялся над матом карла.
   Он ушёл, а Кунет все ещё ругался. Я же потрогал свои ещё не высохшие штаны и все же решился вовлечь в свой план посторонних.
   - У кого-нибудь есть палка?! - спросил я тихо и соответственно через ругань коротышки меня не поняли, но он услышали и заинтересовался.
   - Что ты там сказал? - голосом Кунета спросила темнота.
   - Есть палка? - спросил я короче.
   - Зачем тебе? Хочешь напасть на них? Не поможет, - карлик зло плюнул. - У них настоящее оружие и по одному они не приходят.
   - Палка есть? - ещё раз переспросил я.
   - Да кабы была, - коротышка снова зло сплюнул.
   - У меня есть, - раздался робкий девичий голос из камеры напротив.
   - Хорошо, - обрадовался так, что сердце замерло. - Брось её мне. Сможешь?
   - Я попробую, - ответила девушка оборотень, поскольку это могла быть только она.
   - И откуда только она у тебя взялась? - с какой-то завистью спросил злобствующий коротышка.
   - В соломе лежала, - ответила девушка, и в следующее мгновенье я услышал, как что-то ударилось о прутья решётки моей камеры и отлетело на пол.
   - Сейчас, - я плюхнулся на колени возле решётки и, высунув руку наружу стал шарить по полу в поисках нужного предмета.
   - Ну что там? - спросил кто-то из карликов, но не Кунет.
   - Ищу, - вытягиваясь до потери дыхания, ответил я и нашёл.
   Палка была не толстая. Всего в пару сантиметров толщиной. Длинна тоже подкачала сантиметров 30. Рычаг получался коротковат. Увы, выбора нет или эта палка или никакой. Зато вроде прочная. По крайней мере, у меня руками сломать не вышло.
   - Что ты делаешь? - судя по источнику голоса, спросил вроде вислоухий.
   - Тихо все, - прошипел я и стал вязать подсохшие, но далеко не сухие штаны вокруг прутьев.
   Связал как надо, сунул один конец палки в получившуюся петлю и стал крутить. Поддалось, но всего на несколько миллиметров, ну может сантиметр - другой. Дальше не шло, каких сил я не прикладывал и как не изгалялся. Мне бы сил побольше, или рычаг подлиннее, или сокамерников. Точно сокамерники. Карлик если и уступает в силе человеку, то совсем немного, а трое карликов гарантированно превосходят в силе меня в два с лишним, а может и три с лишним раза.
   - Эй, соседи, - позвал я карлов.
   - Что? - спросил с напряжением и ожиданием Кунет.
   - У меня не хватает сил, но я один, а вас трое. Я передам вам свои мокрые штаны и палку. Вы обвяжете вместе два прута решётки, сунете в петлю палку и станете крутить. Штаны стянут прутья вместе и щель меж прутьев расширится. Вы выберетесь из клетки и после освободите меня. Тут я вам буду помогать, и получится еще быстрее, - объяснил я им свой план.
   - Давай штаны и палку, - это снова был другой карлик, и он уже совал руки ко мне, что бы взять предлагаемое.
   Стена между камерами не мешала просунуть руки между прутьев и передать что-то соседям. Наверное, за этим, за тем, что бы ни передавали, раньше следили караульные, а может, заключенным и нечего было передавать, но теперь-то было что передать и помешать было некому. Через несколько мгновений уже замер в напряжении и ожидании результата. Послышался шепот и звуки какой-то возни.
   - Давай, - тужась от тяжёлой работы, подбодрил своих Кунет.
   Почти сразу же раздался треск дерева. Кто-то грузно плюхнулся на пол. Раздался сдавленный стон кого-то прибавленного. В душе была надежда, что это сломалась решетина, но разум отлично понимал, что переломилась палка служившая рычагом, и я встал, обхватив прутья решётки своей камеры.
   - Что у вас там? - спросил лопоухий у замолчавших карликов.
   - Не получилось ничего. Палка переломилась, - пробурчал кто-то из друзей Кнута и протянул в мою камеру многострадальные штаны. - Человек, забыл как тебя там по имени, на, забери свои штаны.
   Я забрал и стал думать дальше, но ничего толкового не придумал, а потом за мной пришли четверо озлобленных разбойников, среди которых были гнилозубый человек Фульц и поймавший меня фючи. Сразу стало понятно, что что-то не в порядке, но я заранее решил придерживаться выбранной линии поведения до конца и не собирался ничего менять. Единственное, что предпринял по этому поводу это надел штаны сразу как понял, что к нам идут посетители.
   - Что с Ганом и парнями! Мы нашли лошадь Гана! Что с ним, падаль! Мы тебя сейчас разделаем как барана! - гнилозубый подскочил к решетке и заорал, брызжа на меня слюной.
   Постарался сделать лицо человека, не понимающего о чем речь. Говорить при этом ничего не стал, да и не дали мне такой возможности. Фульц не затыкался и криком сыпал проклятиями и угрозами пыток. Под его крики фючи дал знак третьему разбойнику открыть дверь камеры и тот, сделав это, сдернул цепь, не дав ей съехать по прутьям и упасть на пол. Первым в камеру влетел гнилозубый человек, и я понял, что меня сейчас будут бить. Закрываться и уж тем более отбиваться от него не стал, только инстинктивно сделал пару шагов назад. Агрессор со всей силы влепил мне кулаком в левую скулу, и меня отбросило вглубь камеру на стену, но сознания я не потерял и на ногах устоял. Было больно, но вполне терпимо. По всей видимости, закалил меня этот мир и приучил к жизненным неприятностям.
   - Обожди, - остановил человека фючи.
   - Сейчас мы за тебя возьмемся ублюдок. Повесим на перекладину и пройдемся каленым железом, - зло выдохнул мой обидчик и добавил мне удар кулаком в живот, от которого меня согнуло пополам.
   Разбойники подхватили меня под руки и задыхающегося поволокли наверх, где нас встретил в панике бегущий от ворот бандит.
   - Там Ган и парни! Они зомби! Они убили Стрюна! - вопил разбойник, размахивая руками на бегу.
   - Что? - фючи поймал паникера за плечи.
   - Там зомби! - завопил человек вислоухому в лицо и замахал рукой, указывая на надвратную башню.
   От башни к нам шагали три человекоподобных существа. Уже темнело, и было трудно разобрать кто это именно, но я почему-то узнал их сразу. Убитые Ваном и мной горняк и вислоухие почему-то ожили и пришли сюда. Они шли странной походкой, из-за которой их можно было принять издали за пьяных и сжимали в руках оружие. У одного был нож, у второго топор, а у третьего, похоже, суковатая палка.
   - Сейчас посмотрим, - фючи, не до конца веря в происходящее, направился навстречу нежити.
   - Что такое! - из донжона вышел еще один разбойник.
   - На нас напали зомби! Они убили Стрюна! - снова огласил криком на весь лес испуганный бандит.
   Тут крикун схватился за грудь, и меж его пальцев торчало древко арбалетного болта. У зомби арбалета не было, и смотрел крикун не в их сторону, значит, и болт в грудь получил не со стороны надвратной башни. У зомби был союзник. Об этом догадался не один я, а большинство. Разбойники бросились по укрытиям, бросив меня предоставленного самому себе. Не стал упускать возможность и нырнул обратно в административно складское здание. Убедившись, что за мной никто не последовал, хотел было рвануть освобождать пленников, но сообразил, что у меня нет ключей или подручного инструмента, с которым можно обойтись без них. Нужно действовать иначе. Нужно было оружие.
   Выглянув на улицу, увидел, как с другой стороны двора от арбалетчика со стены кто-то послал заклинание огненного луча. Ну, понятно кто. Кохобор явилась меня спасать вместе с Ваном. Жезла огненных лучей у нее нет, так что девчонка колдует сама. Арбалетчик точно Зарнай. Зомби это почти наверняка работа моей малолетней чернокнижницы. Книжки она читала. Нахваталась от деда всякого. Может даже ручками попробовала практики, раз сумела поднять эту нежить. Просто не созналась мне раньше. Ну не с первого же раза у нее все получилось?
   - В башню! - закричал кто-то из разбойников и несколько разумных последовали за ним в донжон.
   Фючи и гнилозубый были убиты зомби, как и еще несколько существ из бандитской братии. Еще несколько отчаянно сопротивлялись. Живых мертвецов пронзали кинжалами и ножами, но то, что уже мертво убить нельзя. Слышал, что самый верный способ избавиться от зомби это изрубить его на как можно меньшие куски и сжечь эти куски, поскольку и изрубленный зомби еще будет жив. Кто-то пытался найти спасение в бегстве. Один из бандитов попытался убежать в лес, но его швырнуло воздушным кулаком на стену и, вскочив, он рванул в обратную сторону ко мне в здание.
   Я спрятался за стеной у проема наружных ворот здания и банально подставил ножку разбойнику, тот растянулся на полу. Нож, что до этого был в его руке, отлетел далеко в сторону. Злобно рыча, точно зверь какой, прыгнул бандиту коленями на спину и с удовлетворением расслышал хруст ребер. Весу во мне всегда было не слишком много, а после всех приключений в новом мире стало и того меньше, но его хватило что бы сокрушить кости. Моя жертва не закричала, а застонала, и оказала только вялое сопротивление, но я даже не думал ее щадить. Разбил мужику голову об пол. Бил пока не почувствовал что раздробил ему череп и не понял, что он не подает даже малейшего признака жизни.
   Метнувшись к ножу, подобрал его и выглянул на улицу. Трупов разбойников прибавилось. Остатки выживших стягивались к донжону. Из его окна-бойницы на втором этаже кто-то стрелял из лука. В дверях встал разбойник с конфискованным у меня магическим щитом их главаря. Он бы мог стать проблемой, но Валистея метко послав огненный луч, расправилась с ним. На это другой разбойник ответил ей той же магией, но из жезла. Валиси успела спрятаться, и луч ее не достал, а только располосовал камни стены. Тогда разбойник выстрелил в одного из зомби. Он прожог в зомби дыру с кулак взрослого мужчины, но тот продолжил преследование бандита отступавшего к башне.
   Хорошо, что тот фючи уже погиб. Он, наверное, мог организовать сопротивление и уничтожение не столь опасных как кажутся нападающих. Хотя может и не вышло бы у него ничего. Мои спасители хорошо подумали, прежде чем начали действовать и заняли, на мой взгляд, лучшие из возможных позиции. Они простреливали весь двор и вход в донжон, что поставило серьезно деморализованных преступников в тупик. Их уже и осталось не так много. Судя по валяющимся трупам, осталось шестеро, ну может семеро, если обсчитался. Числом мы сейчас им почти не уступаем и на нашей стороне не убиваемые зомби, но вот на их стороне выгодная позиция, которую нам так просто не взять. Если у них там еще и какой-нибудь запасной выход есть, о котором не знал допрошенный мной пленник, но знает кто-то из уцелевших, то они еще и вылазку против нас организовать могут. Или просто сбежать, чего бы тоже не хотелось.
   Думал все это, не стоя на месте, а перебежками передвигаясь к месту которое заняла Кохобор. По пути остановился у одного из трупов разбойников и стащил с него пояс с большим кинжалом и подобрал топорик. Нож оставил на месте, поскольку сунуть его было не куда, и побежал дальше. Пробегая метрах в пяти от зомби, столпившихся в непростреливаемом из бойниц месте у забаррикадированной изнутри двери башни, почуял откровенно мерзкий запах гнилостного разложения. Воняли они так, будто разлагались уже несколько суток, или даже неделю, а не один день.
   Наконец добрался до Валистеи сидевшей за посеченным из жезла куском стены, вывалившимся со своего места на плиты двора. После, как на стене стало опасно из-за стрелка с жезлом и слабенького укрытия, она спрыгнула, сюда использовав заклинание, позволившее ей не разбиться. Благо остатка зарядов в жезле у разбойника не хватило, что бы уничтожить это ее новое более прочное укрытие.
   - Ты живой! - обрадовалась она мне.
   - Живой, и у меня много вопросов, но сейчас для них не время, - плюхнулся рядом с ней спиной к обломку стены и протянул руку. - Жезлы, - потребовал и получил в свое распоряжение воздушные кулаки и жезл, доставшийся от главаря разбойников, - Что в нем? - кивнул на предмет похожий на дубину.
   - Ледяные иглы, - тут же поняла о чем я девочка.
   - Зомби твоих рук дел? - спросил, хотя и так знал ответ.
   - Моих, - расплывшись в улыбке, закивала она и затараторила, забыв о бое. - Гнилостные зомби это единственное что я смогла вспомнить и создать в нашей обстановке. Они существуют на энергии разложения и срок существования у них не больше двух суток, но нам хватит. Я впервые их делала, и получилось не сразу, но получилось. Если бы не было нужно спасать тебя я, наверное, не отважилась их делать сама, но Зарнай сказал, что вдвоем мы не справимся. Как я рада, что ты жив. Мы думали начать, как стемнеет. Зомби бы заставили их спрятаться в башне, а мы бы прошли в подвал и освободили тебя и всех остальных. А тут один из них привел лошадь, на которой ты уехал и из криков мы поняли, что тебе сейчас будет худо... - я понял, что она не остановится сама.
   - Все после расскажешь, нужно дела делать, - кивнул ей. - Давай в подвал и освободи там всех из камер. Думаю, заклинания огненных лучей хватит, что бы сжечь замки. Надеюсь, они не разбегутся, а помогут нам. Ну, хотя бы кто-то поможет. Карлики точно должны, - разъяснил я Вале и потянул за собой.
   Довел ее до административно складского здания и показал на подвал. Сам вниз не пошел. Нужно было оставаться наверху и присматривать за обстановкой, жалея, что у меня нет ночного зрения. Темнело все сильнее, и видимость становилась все хуже. Хорошо хоть проклятый дождь прекратился, и небо прояснилось, а то бы из-за туч вообще было темно хоть глаз коли.
  

17 глава:


  
   Кохобор вернулась из подвала довольно быстро. Обстановка измениться не успела. Только коротышка переполз на другое место и пытался из арбалета попасть в бойницу. Ему отвечал взаимностью лучник разбойников. Пока оба стреляли безуспешно, и у меня было время подумать над сложившейся обстановкой. Чем я и занимался, не забывая следить за башней.
   Первыми из подвала выбрались карлики. Первым из них шел Кунет, который заявил, что они с нами даже раньше, чем я успел об этом спросить. Тогда я велел ему стаскивать в административно-складское здание трупы разбойников и заодно собрать их оружие.
   - Зачем тебе трупы? - спросил один из спутников Кунета.
   - Мы сделаем из них зомби, - ответил честно, понимая, что уже сделанных зомби скрыть не получатся, как не получится скрыть и их происхождение.
   - Зомби! - отшатнулся от меня говоривший карлик.
   - Чернокнижие! - воскликнул Кунет.
   Остальные, пришедшие следом, обошлись без восклицаний, но в магическом свете, зажжённом Валиси, был виден испуг на их лицах. Я посчитал нужным попробовать убедить их в необходимости нам помочь. Конечно, я не ждал чего-то полезного от изнасилованных женщин и женщины оборотня, но 4 мужика могли оказать хоть какое-то содействие.
   - Мы сюда пришли не случайно, а ради вас. Ван Зарная, ваш земляк, - я кивнул на карлов, - не захотел вас бросать на произвол разбойников. Как видите, его не смутило чернокнижие, без которого вы бы и сейчас сидели в камерах. Вас бы продали как скот и остаток жизни вы бы прожили в рабских ошейниках, - про рабские ошейники преувеличил, дороговаты они для простых рабов, но в принципе такое было возможно.
   - Я ухожу. Я не хочу, что бы моя душа была проклята, а тело растерзанно, - сказал лопоухий, но идти ему пока было некуда.
   - Под разбойничьи стрелы? - напомнил я ему об этом.
   - Я не буду участвовать в этом, - заявил он категорично.
   - Хорошо, - я покивал. - Забирай женщин и иди в подвал. Отсидишься там с ними. Когда все закончится, пойдешь куда хочешь, - подсказал я ему выход из сложившейся ситуации.
   - Я не пойду в подвал. Я чем смогу буду вам помогать, - громко, но не без робости заявила девушка оборотень.
   - А вы? - обвел взглядом коротышек.
   - Зарнай, правда, с тобой, - спросил тот из карликов, что до этого молчал.
   Прежде чем отвечать выглянул на улицу, но ничего рассмотреть толком в уже сгустившейся темноте не смог. Зомби никуда не делись и сторожат под дверью, но нужно подсветить, что бы враги точно не выбрались.
   - Зарная с ними, - ответил я.
   - Тогда я помогу вам, - сказал коротышка.
   - Я тоже, - поддержал его второй.
   - О том, что тут были зомби никому нельзя рассказывать, - почесал в раздумьях в затылке Кунет.
   - Правильно, иначе нас всех порубят и на костер отправят, - поддержал его второй. - И тебя ушастый тоже! Никто не посмотрит, что ты в подвале сидел и вроде как не при делах! - это он крикнул в след уходившему в подвал с женщиной и девушкой фючи, но тот не ответил.
   - Валя, подойди, - позвал я и указал ей на дверь башни. - Можешь подсветить, что бы мы видели, когда они полезут?
   - Могу, - подтвердила она.
   - Только лишнего не подсвети. Нам не нужно, что бы они видели, что происходит во дворе.
   - Ладно, - девушка собралась приступать к колдовству.
   - Сколько ты еще сможешь поднять зомби и как ими управляешь, - притормозил я ее порыв к труду.
   - Думаю, еще трех - четырех подниму, а управляю вот этим, - она показала зажатую в руке золотую монету.
   - Дай мне, - потребовал я и забрал монету. - Как командовать?
   - Простыми словами говори монете, чего хочешь, и зомби это сделают, - пояснила она.
   - Хорошо. Подсвечивай, - сжал монету в ладони и переключился на карлов. - Один из вас пусть проберется к Зарнае. Он там, - указал направление. - По дороге пусть подберет оружие с трупа.
   - Я пойду, - отозвался Кунет.
   - Если что поможешь Зарнае отбиться и передай ему, что башню сейчас осветим. Сидите с ним с арбалетом там и если что стреляйте в разбойников, - добавил я.
   - Хорошо, - Кунет растворился в темноте.
   - Еще один пусть спрячется где-нибудь, так что ему было видно заднюю сторону башни. Если они каким-то образом выберутся с той стороны, то нужно немедленно оповестить об этом нас, - придумал я дело для еще одного коротышки.
   - Я пойду, только оружие найду, - сказал второй карлик.
   - Все верно, - отпустил я его и спросил у третьего. - Как зовут?
   - Криворучкой зови, - ответил он.
   - Будешь со мной трупы таскать. Нам нужно трое, - собрался уйти в темноту, но меня остановил голос девушки оборотня.
   - А я? - спросила она.
   - Будешь охранять Валю, - я тут же нашел ей работу, где она не сможет помешать со своей сломанной рукой и робостью и на ходу велел Кохобор, - Подлечи ее амулетом и можешь начать с того разбойника, - я указал на того бандита которому разбил голову об пол, а перед этим сломал ребра.
   - У него с головой беда. Такого лучше не использовать, - предупредила волшебница, на секунду отвлекшись от колдовства.
   - Тогда другого принесем, - поджал губы я и пошел с Криворучкой шарить в темноте в поисках мертвецов.
   Пока пробирались к месту где зомби убили ближайшего разбойника Валиси зажгла несколько небольших источников магического света. Один был прямо над входом в башню, два освящали бойницы и четвертый горел где-то позади донжона. Со светом она угадала. За пределами ближайших подступов к укреплению банды было темно. Помня, что со света в темноту не разглядеть ничего, я был убежден, что разбойникам нас не достать. Их лучник и стрелять-то бросил, как, впрочем, и наш арбалетчик Ван.
   Найдя первый труп, и сидя у него, велел зомби с топором через монету как через рацию ломать дверь и тот взялся монотонно наносить удары. Подумав, что этого мало позвал к себе зомби с палкой и передал ему свой топор. Пока передавал мы с Криворучкой едва не задохнулись от исходившей от него вони разложения. От зомби не только пахло, он, в самом деле, неестественно быстро разлагался со всем из этого вытекающим. Тек густой гной, трупные пятна покрывали тело. Плоть пока не отваливалась, и не было видно опарышей с червями, но мне казалось, что за этим дело не встанет.
   Отволокли первый труп на обработку Валистее. Девчонка волшебница уже успела подлечить девушку оборотня и та неуверенно шевелила сросшейся рукой. С регенерацией оборотня, но без магии моей воспитанницы ее перелом зажил бы за несколько дней, а тут мгновенное исцеление, к которому она не привыкла. Положив перед Кохобор труп, вручил оборотнице свой кинжал вместе с поясом и ножнами. Труп уже обобрали до нас, наверное, кто-то из отправленных мной карлов, и принести что-то с него не вышло. Сам я остался без оружия ближнего боя, и еще нужно было чем-то Криворучку вооружить, но я был уверен, но я думал что это не станет хоть какой-то проблемой. Хотя бы по ножу уж точно найдем. Они были, вроде, у каждого разбойника в развалинах.
   Задержался, что бы посмотреть одним глазком на работу своей подопечной, а та тянуть не стала. Как только принесли труп, тут же принялась что-то бормотать над ним, касаясь руками, то его лба, то груди, то монеты в моих руках. Через несколько минут до нас донеслась вонь еще одного стремительно разлагающегося трупа. Мертвец зашевелился, и я приказал ему найти и приволочь сюда для работы следующий труп разбойника. Зомби поднялся и пошел, но и я не остался на месте, а отправился с карликом собирать оружие и искать третий труп.
   Зомби вовсю рубили дверь, но пока не достигли большого успеха. Дверь тут была не фанерная, а из толстых дубовых досок сантиметров в пять, а то и шесть толщиной. Такую прорубить можно, но провозишься не мало времени. При наличии народа проще вышибить тараном из древесного ствола. Можно в принципе попробовать и так сделать. Шесть зомби толстый ствол не осилят, но относительно тоненьким орудовать смогут. Привлекать к этому делу живых я не собирался, боялся, что осажденные что-нибудь придумают и живые погибнут, а их в отличие от нежити жалко. Седьмого зомби решил не делать. Шести на такое же количество разбойников вполне достаточно, так что не стоит нашей маленькой волшебнице выкладываться до конца. Пусть у нее на всякий случай останется немного сил. Вообще можно было отправить ее прожечь дверь огненным лучом, но в этот момент она станет прекрасной мишенью для их лучника. По цели с такой подсветкой он точно не промажет. Из-за укрытия же она наколдовать заклинание не сможет. Луч может двигаться только по прямой. Хотя можно подумать над щитом с бойницей. Зомби его ей подержат.
   Вернувшись с трупами в административно-складское здание, я отправил зомби наружу, а сам отправился посмотреть на большую калитку в воротах в подвал. Повозившись, вчетвером, вместе с оборотницей, которую звали Шаясой, и одним зомби, мы все же сняли дверь с петель. Петли там оказались простой конструкции, но снять дверь можно было только в определенном положении, и была она далеко не легкой. Как сняли дверь, отправил Шаю, следить за башней, а зомби наружу, что бы воняло поменьше. Там уже стояли два только созданных живых мертвеца. После Кохобор прожгла в двери дыру, через которую смогла бы смотреть и целиться.
   Отправил Криворучку за Ваном с напарником. Решил, что коротышки будут нужнее на подстраховке во время штурма. Будут вместе с Валиси стоять с наружи охранять выход и саму Валиси. Однако Криворучка не добрался. Упал с лестницы когда поднимался на стену и сломал себе ногу. Образовалась лишняя суета и вышла задержка по времени, но в итоге все наладилось. Все кому надо собрались, где надо, Криворучку подлечили, и мы приготовились к штурму бандитского укрепления.
   Двое зомби и двое коротышек держали дверь с пожженной дырой в качестве щита, пока Валя из темноты стреляла своими заклинаниями. Колдовала она ни единожды, так что лучник успел сориентироваться и выстрелить. Я в этот момент угостил его ледяными иглами. Острые ледяные сосульки способные немало навредить бездоспешному разлетались на осколки, разбиваясь о стену около бойницы, и из башни послышался крик боли. Пусть не сосулькой, но осколками я зацепил вражеского стрелка.
   Обессилившая Валистея отступила под прикрытие стен административного здания с Шаей, трое коротышек остались под прикрытием щита из двери сторожить вход в донжон, четвертый так и остался следить за тылами башни, а я возглавил шестерку зомби при штурме. Нельзя сказать, что бы мне хотелось героизма, и я бы с удовольствием отсиделся в укрытии, но зомби тупы и их надо контролировать. Иначе разбойники могут что-нибудь придумать, заманить живых мертвецов в ловушку и уничтожить или попросту блокировать, после чего с ними, разбойниками, придется иметь дело нам. В том, как справятся с этим делом карлики, боящиеся зомби гораздо сильнее меня, а я их тоже боялся и не слабо, уверенности не было, так что пришлось все делать самому, не доверяя никому.
   Даже прожжённая в нескольких местах дверь с уничтоженными петлями, какое-то время держалась на внутреннем засове, а потом зомби пришлось разбирать баррикаду из мебели и протискиваться внутрь помещения под ударами топоров и дубин. На этом этапе мы потеряли одного живого мертвеца. Он сунулся в слишком узкий проход, до того как растащили завал из мебели и застрял. Ему расшибли голову до такой степени, что он стал бесполезен, хотя еще вполне действовал. Второму мертвецу начисто отрубили ударами топора левую руку, но зато он смог расширить проход настолько, что остальные зомби и он сам смогли пролезть внутрь.
   Убив одного из бандитов, оттеснили их к лестнице на второй этаж и там они встали. Их лучник с поврежденным ледяной шрапнелью глазом умудрился прицелиться и прострелить мне плечо. Было больно, текла кровь, но я решил не отступать, а подлечиться после боя, тем более что успел засадить сосульку из посоха своему обидчику точно в глаз и оставил разбойников без лучника. Зомби примерно в это же время убили второго преступника и сумели оттеснить их с лестницы на второй этаж, где узость прохода бандитам уже не могла помочь. Там их и убили. Кто-то сопротивлялся до конца, кто-то бесполезно просил пощады, один хотел взобраться по приставной лестнице на третий этаж, но был застигнут в момент подъема и зарублен зомби.
   Я насчитал шестерых убитых и посчитал, что разбойников больше нет. Велел зомби спускаться разбирать остатки баррикады и выносить трупы на улицу. Сам первым отправился спускаться вниз. Тут с улицы донеслись крики коротышек. Я не разобрал, чего они кричат, но сразу стало понятно, что дело не в порядке. Бросился вниз и увидел, как Ван разряжает в спину убегающему бандиту свой арбалет. Он попал, но бандита это не остановило. Карлики вместе с Зарнаем бросились преследовать беглеца. Ван включил светильник и возглавил погоню.
   - Стойте! - крикнул я им, боясь что погоня в темноте может закончиться плохо, но никого мой крик не остановил.
   Хотел броситься следом за ними, но сообразил, что лучше остаться здесь. Сам я ранен, хотя и не тяжело. У меня тут обессиленный маг под охраной робкой девушки, пусть и оборотня, зомби которых нельзя оставлять без контроля, бабы с лопоухим в подвале и где-то в засаде сидит четвёртый карл. Однако коротышка в засаде долго не просидел. Он прибежал на те же крики что и я, бросив свой пост.
   - Что случилось? - спросил бешено вращая глазами он.
   - Разбойник один сбежал. Твои в погоню бросились, - сообщил ему я.
   - Куда побежали? Им надо помочь, - засуетился коротышка.
   - Поможешь ты им по такой темноте. Как бы они тебя самого не прибили, - постарался я остудить его порыв.
   - Они? Меня? Они так не поступят, - сказал карлик, не поняв о чем я.
   - Не узнают они тебя в темноте. Стой тут у башни и карауль когда вернуться. Только со света отойди, - оставил карла одного и отправился проверить девушек, а заодно подлечиться у Вали амулетом.
   С Кохобор и Шаей все было в порядке. Подлечился и отправил их к башне под охрану к коротышке. Спустился проверить укрывшихся в подвале. У них тоже все было в порядке, но вислоухий наотрез отказался выходить пока на верху зомби и баб не пустил. Он закрылся с ними в камере и завязал цепь. Был бы у него замок с ключом, заперся бы, наверное. Оставил их в покое. Пусть сидят до утра.
   Вернувшись наверх, увидел, что зомби вынесли все трупы и застал возвращение наших загонщиков. Они настигли беглеца, точнее он сам упал без сил и наверняка умер бы без их помощи, но в итоге они его добили, хотя и без усилий. Но один карлик все же получил ранения. Во время погони он споткнулся и, упав, рассек обо что-то лицо. Пришлось лечить бедолагу.
   Убедившись, что все закончилось хорошо, я разместил Валистею на втором этаже в комнате главаря разбойников горняка Гана. Она была сильно измотана и нуждалась в отдыхе, да и у меня сейчас дел было на всю ночь. Так что разговор с воспитанницей, можно сказать приёмной дочерью (примерно так я к ней относился), пришлось отложить до лучших времен.
   Поставил Шаю к плите приготовить ночной ужин, но карлики наотрез отказались есть пищу, приготовленную оборотницей. Не стал бороться с предрассудками, а велел готовить им самим. Девушку же отправил отдыхать. Карлики вместе с Ваном принялись меня уговаривать убить или хотя бы убрать подальше зомби, раз уж разбойники перебиты, но я настоял на своём, поскольку не слишком доверял коротышкам. Ну, разве что, только самому Зарнаю Вану. Правда, в помещении разлагающиеся трупы держать не стал, а велел им охранять на улице. В башне и так воняло кровью разумных, их выпотрошенными внутренностями и остаточным, после зомби, запахом разложения. Я бы предпочёл ночевать в лесу и ушёл бы прочь немедля, но бросить награбленное разбойниками не мог. Обязательно нужно было вернуть своё и получить что-то сверху.
   Первым нашёлся трофейный магический щит. Он был повреждён ударом магии Кохобор, но я смел надеяться, что девочка сможет повторить зачарование после починки основы. Его нашёл на первом этаже. На втором этаже отыскал разряженный жезл огненных лучей. Собрал и остальное свое имущество, часть из которого оказалась в подвале под донжоном. Тут был свой небольшой отдельный подвал, и бандиты использовали его как кладовую. Думаю появившийся из ниоткуда бандит прятался именно в нем.
   Отыскал и свое ружье вместе с книгой со схемами. Им был особенно рад. С ружьём чувствовал себя гораздо спокойнее. Вроде жезлы для местных погрознее, чем нечто непонятное, но такой уверенности как оружие, разработанное мной лично они мне не придавали. Книгу же потерять было бы просто обидно, хотя в ней не было ничего чего бы я ни смог повторить. Примитивные рисунки и простые схемы, даже расчётов никаких особых не было. Можно сказать, что все на глазок.

18 глава:


  
   Тянуть с отправлением в дорогу не стали. Выехали из развалин сразу после рассвета. Я собрал своих и, оседлав 2 лошадей и однорога, мы распрощались с карликами. Седельные сумки на каждой лошади были полны, но большая часть добра банды осталась коротышкам и остальным. Может добро им осталось не самое ценное, но его было много так что карлики остались не в обиде, а мнения прочих никто не спрашивал. Ван не пожелал оставаться со своими и отправился с нами, хотя карлы его уговаривали и пеняли ему на то, что он связался с теми, кто не гнушается дел с зомби. С нами же отправилась и Шаяся. Оставаться с карликами она посчитала более опасным делом, чем уехать с чернокнижницей и её спутниками. Об этом она мне призналась в разговоре с глазу на глаз, когда просилась в попутчики на какое-то время.
   И впрямь, судя по отношению и взглядам, это было не безопасно. Мне подумалось, что и изнасилованным женщинам с фючи оставаться там тоже опасно, но даже предлагать им уехать с нами не стал. С нами бы и они все равно ни за что не отправились. За их безопасность волновался не по причине расовой неприязни, а потому что они знали о взаимодействии карликов с нами, а сами не взаимодействовали. Они были ненужными свидетелями их преступления и именно поэтому могли не выбраться из леса. Убьют их карлики или загоняет в камеру, и оставят подыхать от голода и жажды, а сами будут про нас помалкивать, когда вернутся домой с прибытком. Придумают какую-нибудь историю о том, как освободились сами и храбро победили разбойников. Баб и фючи конечно жалко, но если думать головой, а не сердцем, то такой расклад нам выгоднее. Мы и так привлекаем к себе слишком много опасного интереса, странные предметы у мастеров заказываем, производством амулетов и торговлей ими занимаемся, так пусть хоть об одном деле к коему мы причастны, никто не узнает.
   Ван отнёсся к моему решению взять Шаю настороженно, но возражать не стал. Ему ли возражать против какого-то оборотня после того как он отчасти стал виновником создания Валистеей Кохобор ее первых в жизни зомби. Валистея вроде даже обрадовалась прибавлению в отряде, но огорчилась когда я пересадили её к себе на однорога. Огорчилась она не потому, что её лошадь досталась оборотнице, а потому что я взялся за настоящий допрос с намерением выяснить, что она может на самом деле и что еще за секреты у нее от меня, ее фактического опекуна, есть.
   Оказалась, что девочка не просто почитывала книжки и знает что-то о некромантии. Юная леди была хорошо знакома с основами этого дела и, хотя практики не имела, могла создать не только не долговечного живущего за счёт энергии разложения гниющего зомби. Девчонка была уверена, что при должном старании сможет сделать пожирателя плоти и оживленного. Читала и знала Валя ещё о куче всяких тварей вроде живого скелета, заразных зомби, мумии и многих других, но создавать их не могла.
   С гниющими зомби я уже был знаком, всю ночь они были рядом, и избавились от этого эскорта мы только удалившись от развалин замка Гусп. Не хотел их отпускать пока рядом были соплеменники Вана. Были мысли, что без зомби коротышки могут рискнуть на нас напасть. Конечно, вероятность этого была мала, ведь при нас была пусть и не восстановившаяся после ночного боя за развалины, но волшебница, однако с зомби она вообще стремилась к полному нулю.
   С мумиями я тоже был немного знаком. Они, как и скелеты создавались по каким-то сложным принципам и существовали за счёт каких-то магических полей. Этого девочка освоить через теорию из книг не смогла, а дед её этому не учил. В общем, объяснить мне как это работает, она не смогла, поскольку сама не понимала. Про заразных зомби она знала побольше, но не знала, как заставить их передавать заражение, что бы существа убитые заразными зомби сами превращались в таких же тварей. Тех, кого такие зомби ранили, но не убивали или те, кто не умирал от ран в течение нескольких дней, становились нормальными покойниками. Жили эти зомби как пожиратели плоти за счёт пожирания мяса. Они и отличались друг от друга наличием способности передавать заразу и полным отсутствием ума у заразных и наличием его зачатков у пожирателей. У пожирателей тоже сначала практически не было ума, но они могли учиться, а некоторые, созданные мастерами некромантами, ещё и изменяться.
   Однако основным продуктом некромантов были оживленные. Их было достаточно просто создать, но гораздо сложнее, чем гниющих зомби. Они не разлагались как гниющие, но тоже пожирали сами себя в результате своей некрожизни. Оживленного хватало на пару месяцев активной деятельности, от которой он постепенно усыхал и умирал. При этом оживленные обладали остатками человеческого разума и могли впадать в спячку сохранявшую их сколь угодно долго. Некромант мог держать в своих подвалах целую армию, которую мог поднять и направить в бой в любой момент одним словом.
   Уяснив все, что только смог о некромантии и возможностях своей подопечной я убедительно попросил её не пользоваться этими тёмными знаниями без особой на то необходимости и моего разрешения. Так же убедительно попросил наших спутников забыть о том, что Валя некромант и никогда даже в разговоре без посторонних не упоминать об этом. Одно лишнее слово на эту тему могло стоить всем нам жизни в большинстве мест этого мира. Всё покивал и заверили, что будут немы как мёртвые рыбы, во что мне очень хотелось верить.
   Тут мы как раз расправились с нашими неживыми спутниками. Кохобор запустила через монету процесс ускорения распада плоти, и она в считанные минуты превратилась в тлен. На лесной ковёр из смеси листьев и хвои упали чистые скелеты в истрепанной одежде, у которых мы собрали оружие. Такое я уже наблюдал, когда Валя избавлялась от слишком сильно изуродованных после драки зомби. От костей избавляться не стали - зверушки растащат.
   Миновав село знакомым обходным путем, добрались до нашего затащенного в лес, замаскированного и безалаберно брошенного без охраны фургона с добром. Впрягли в него тяглового однорога Харсана и выбрались на дорогу. Особы женского пола и Ван устроились фургоне, а я осваивал практику верховой езду на одной из лошадей. Вторую лошадь привязали позади возка, и она мирно за ним плелась. Судьбу лишних животных не решали, но скорее всего лошадей продадим по приезду в ближайший город.
   Почти сразу нам попались идущие на встречу беженцы, от которых мы узнали, что диктатура Сабас пошла войной на баронство Кусам. Их пожизненный диктатор решил расширить свои владения за счёт соседа, как уже делал это за счёт других соседей. В том, что баронство падет, беженцы не сомневались. Армия диктатуры превосходила армию Кусам на голову. В ней было больше големов, больше магов, больше рыцарей и больше простых солдат. Ещё беженцы говорили, что у Сабас помимо обычных големов есть огромные, высотой в шесть человеческих ростов, двуногие железные гиганты несущих на себе большие осадные жезлы. Таких больших големов никто из моих спутников никогда не видел и даже не слышал о таких, но в принципе крестьяне могли даже не преувеличивать. Построить нечто подобное при наличии ресурсов в этом мире не было большой проблемой. Там где не справится механика, легко поможет магия. Она же может помочь обойти большинство законов физики.
   Посовещавшись, мы решили не поворачивать назад, а свернуть на запад и двигаться в королевство Фортан, а уж добравшись до него определиться с дальнейшим маршрутом. Немногим позже мы ещё сильнее утвердились в этом решении. Нас обогнала колона солдат Гараса которые явно не пожалели допинга для лошадей отчего они двигались не отставая от големов, возглавлявших колонну. Такая поспешность значила, что дела Кусам совсем плохи. Гарас спешит на помощь союзнику в надежде остановить врага до того как он окажется на собственных границах. Ведь он может стать следующим блюдом на обеденном столе диктатуры.
   Стоит отметить, что големы тут были далеко не такие как в сказках Земли. Никакой разумности и подобия жизни, а сложные маго-механические боевые машины. Они были сделаны из металлов. Каркасы из лучшей стали, надёжные сочленения и шарниры, приводы, золотая батарея с зарядом магии, золотые мановоды, большие жезлы вместо орудий и конечности с клинками или другими орудиями для ближнего боя. Основная масса големов имеет четыре конечности для движения и две для боя, за что их зовут пауками. Не совсем логично, ведь ног у основной массы получается не восемь, но так уж повелось с самого начала. Размеры у этих мехов бывают разными от относительно небольших и до довольно внушительных и даже исполинских. Своеобразные танки-шагоходы от мира волшебства. Наверное, лучшие этом мире боевые приспособления. Недостаток у них только один - очень большая цена. И особенно этот недостаток велик у самых больших големов.
   Управляю ими погонщики, считай те же пилоты или водители, но делают они это не с помощью рычагов и даже не штурвалом. Тут фантастическая система управления, в нашем мире встречающаяся только в произведениях и фильмах определенного жанра. Погонщику големов на спину, под лопатками, ставят наполненный магией имплантат, напоминающий увеличенный разъём гребёнку для электроники земли. Имплантат напрямую соединен с позвоночным столбом и служит переходником для подключения человека к голему через такую же гребёнку на узле управления. Благодаря этому погонщик управляет големом почти как частью собственного тела. В големах покрупнее для пилота есть специальное место, в котором он прикрыт корпусом и снаружи остаётся только голова в шлеме или под полусферой куполом из прочного, но прозрачного материала. В мелких боевых машинах места для пилота внутри нет, и он вынужден, находится снаружи на сидении с подлокотниками и пристяжными ремнями или в подобии кавалеристской седла. Такой пилот закован в броню не хуже, а то и лучше тяжёлого кавалериста и имеет при себе оружие для нападения и обороны. Обычно не скупятся и выдают им дорогие многозарядные жезлы.
   Гарас направил на помощь соседу сразу пять больших големов пауков с торчащими из спин шлемами погонщиков и два маленьких паука с погонщиками в седлах. Это много. Сила для этого мира серьёзная. Особенно для небольшого и не самого богатого государства. Я не думал, что в этом княжестве вообще столько есть. Но судя по рассказам беженцев об армии диктатуры, даже если в них многое преувеличено, и двум таким армиям с ней справиться будет не просто. Тем более в Кусам с големами дело наверняка похуже. Слышал, что баронство вообще едва концы с концами сводит.
   Големы редко действуют в отрыве других родов войск, и в этот раз было так же. При этих мехах была легковооружённая конница похожая на наших гусар. У них были простые почти не прикрытые броней кони. Из брони там был только какой-то хитро закрепленный на груди лошади нагрудник и шлем на лошадиной башке. Большая часть тела была прикрыта стеганой попоной способной остановить разве что стрелу на излете или выстрел из жезла на дальности рассеивания. Всадники тоже не носили полных лат. На них были только нагрудники и округлые шлемы с козырьками. Еще из защитного снаряжения были щиты. С виду вроде обычные, но полной уверенности в этом не было. Вооружены они были легкими кавалеристскими пиками, палашами и жезлами.
   Колонна двигалась быстро. Лошади шли на рысях. Вроде вот только прижали нас к обочине и уже скрылись за не близким на равнине горизонтом. По моим прикидкам быстрая лёгкая конница при големах исполняла роль разведки и охранения, но так ли это на самом деле стопроцентно утверждать не могу, поскольку не являюсь знатоком местной военной тактики, и среди моих в большинстве своем необразованных спутников похожего эксперта не наблюдается.
   Перед поворотом на Фортан нам попалась ещё одна колонна беженцев. Нового они нам ничего не поведали, но подтвердили, что судьба Кусам незавидна и армия диктатуры завоюет его в течение пары - тройки дней. Распрощавшись с этими вынужденными переселенцами, мы решили не делать привалов до позднего вечера и ограничиться короткой ночёвкой, что и сделали. Ели и пили на ходу. Однако однорога и лошадей излишне не гнали. Их нужно было беречь. Опасность была не настолько велика, что бы рисковать нашими животными.
   На следующий день миновали деревню с напряжённым, но никуда не срывающимся народом. Это была крайняя на нашем пути в королевство деревня. Она находилась в княжестве Гарас, но стояла всего в нескольких часах пути от границы с баронством Кусам и примерно на таком же расстоянии от границы с Фортан.
   На границе с королевством нам преградила путь настоящая пограничная застава со стоящей у дороги приземистой сторожевой башней. Дорога была перегорожена шлагбаумом из не слишком толстого тесаного бревна с грузом из камня на толстом конце. Пограничники выглядели примерно как городские стражи Хатиола или Гараса. Только кирасы у них были черненые, а жезлы имели не вполне традиционную форму. Они были стилизованы под шею и голову дракона, что не удивительно ведь над башней развивался чёрный флаг с красной головой дракона - символ королевства.
   Нам задали пару стандартных вопросов и досмотрели возок на предмет контрабанды. Досмотр проводил мужик фея-леони, от которого что-то спрятать магией было гораздо сложнее, чем от человека или горняка. Крылатый человечек отнёсся к своему делу крайне ответственно и готов был заглянуть в каждую щель. Кохобор даже позволила себе недовольное ворчание по данному поводу.
   Однако недовольство пришлось засунуть поглубже, когда леони нашёл в вещах Вана трофейный тычковый нож, снятый с разбойника. Оказывается такое оружие носили члены какого-то сообщества убийц, и, разумеется, это сообщество было запрещено в королевстве. Пришлось юлить, изворачиваться и в итоге подарить этот нож командиру пограничной стражи. Такой подарок я даже потерей не посчитал. Хуже было бы, если бы не смогли исхитриться объяснить, откуда это оружие, или рассказали бы об истребленной банде. Трепать бы начали точно и почти наверняка узнали бы правду, в которой были зомби хладнокровные убийства вместо положенного доноса куда следует и возможно другие, не учтенные мной, проступки.
   Наконец нас пропустили на территорию Фортана, и мы выдохнул и с некоторым облегчением. Королевство было далеко не карликовым и имело довольно внушительную и боеспособную армию. Если диктатор все же поведёт свои войска сюда, то ещё неизвестно чья возьмёт. Да и не должен был он их сюда вести. Диктатору нужна не кровопролития и долгая война, а быстрое и относительно бескровное завоевание. Скорее всего, он завоюет Кусам, потом вторгнется в Гарас и либо завоюет и его, либо заключить мир на своих условиях. После чего займется освоением новых земель, то есть построит дороги, присутственные места, наладит продуктивную добычу полезных ископаемых, если таковые есть и сделает многое другое. Среди прочего будет, и строительство школ в коих должен проучиться три обязательных года любой гражданин Сабас. Есть еще не обязательное дополнительное двухлетнее обучение, но его проходят немногие.
   Мне вообще нравился этот их диктатор и чем больше я о нем узнавал, тем больше он нравился. На мой взгляд, он проводил вполне разумную и дальновидную политику, которая даст Сабас огромное преимущество в будущем и уже дает его сейчас. Активное развитие науки и магии, привлечение талантов от соседей, щадящая налоговая политика, сильная армия и жесткие, обязательные для исполнения всеми законы. Однако при всем при этом диктатор не казался и не пытался казаться светлым паладином по натуре. Он пришел к власти через большую кровь и что бы ее удержать пролил крови еще больше. Он завоевывал соседей одного за другим, пользуясь их разобщенностью, и поступал со всеми сопротивляющимися завоеванию предельно жестко.
   Я планировал задержаться в диктатуре и посмотреть на чудеса их столицы, но пока этим планам не суждено было сбыться. Придется воспользоваться гостеприимством Фортана. До столицы королевства Фары нам нужно было добираться дна три, но на нашем пути стоял небольшой, но крепкий торговый городок Юн. Город был с высокой крепостной стеной, внутренней крепостью и серьёзным гарнизоном. Стоял он не далеко от границы, но мы считали, что уже в безопасности и решили в нем не только переночевать, но и отдохнуть пару дней. Валиси до сих пор не пришла в себя до конца после событий с разбойниками, да и мы с Ваном были потрепаны. Хотя мы скорее морально, а вот девочка после магического истощения даже осунулась как после серьёзной болезни.
   Одна Шаяся чувствовала себя все лучше и лучше как морально, так и физически. При нас она уже почти не робела и начала улыбаться. Ещё она отмылась, причесалась, заштопала изодранную одежду и стала выглядеть ещё привлекательнее, чем была. Эдакий сказочный эльф, только с нормальными ушами. Я уже несколько раз ловил себя на том, что вожделею девушку оборотня и гнал эти мысли прочь. Думал в этом городишке Шая от нас уйдет, и я выброшу её из головы, но Валистея решила, что ей нужна девушка служанка и предложила ей остаться. Та согласилась. Зарная тоже не возражал ни словом, ни делом, хотя еще держался с оборотницей немного настороженно. Я не мог, не согласится с тем, что Вале нужна прислуга одного с ней пола ведь не все можно поручить Вану, поскольку он мужик. Аргументированно возразить против кандидатуры Шаясы не мог, да, наверное, и не хотел по настоящему, раз ничего не придумал. В итоге с моего молчаливого согласия девушка осталась.
   В этот раз поселились не на постоялом дворе или в гостинице, а сняли относительно небольшой дом с первым этажом из камня и вторым из дерева. При доме была конюшня, где спокойно разместились наши животные, и двор где мы поместили наш фургон. В доме оказалось достаточно уютно, хоть он и был немного подзапущен, так что нам там было хорошо в нем.
   Первые дни с некоторым напряжением следили за слухами о войне, а потом когда она закончилась завоеванием Кусам и заключением мира с Гарас на его границе мы успокоились и решили задержаться подольше. Кохобор возобновила работу над амулетами, мы с Ваном занялись их сбытом, стараясь при этом не слишком сильно наступать на ноги местным магам. Я посетил местного мастера оружейника и заказал заготовку для будущего револьвера и большой запас пуль. Заказали на каретном дворе постройку даже не фургона, а настоящего дома на колесах. Обошлись без моих предварительных чертежей, так что многое осталось на усмотрение мастеров, но что должно было получиться в целом, я представлял. Мастера взяли себе на работу четыре дня и содрали с нас за срочность заказа. Иначе бы постройка фургона задержала нас в городе на втрое больший срок, а так они отложили все заказы и взялись за работу для нас.
   Между делами с Ваном разок посетили местный бордель. Сделали это скорее для здоровья, нежели для развлечения. Женщины у меня не было со времени пребывания в родном мире, а это довольно долго. Дольший период воздержания имел только во время армейской службы в далекой молодости. В общем, мне начали сниться женщины, точнее одна женщина и была это совсем не оставшаяся на земле ворчливая располневшая и далеко не молодая жена. Как не сложно догадаться снилась мне Шаяса. Я бы может и смирился с этим, но это были не просто эротические сны. Они заканчивались кошмаром. Шая превращалась в свою вторую ипостась и пугала меня этим так, что я просыпался в холодном поту и долго не мог уснуть. Соответственно не высыпался и был вялым и хмурым.

19 глава:


  
   Мастер оружейник порадовал. Револьвер вышел на загляденье. Материалы были стандартные бронза, медь, золото и немного железа. На накладки на рукоять он использовал кость вместо дерева, но я легко простил ему такую вольность, поскольку рукоятка получилась крайне удобной. Оружие вышло большим. Я ожидал, что револьвер получится не маленьким, но в моей голове он был как-то меньше, а тут вышло чудовище, которое без боязни можно использовать как дубину. Вес около полутора килограмм, длина ствола около 25 сантиметров, общая длинна сантиметров 35. Это было расплатой за дальность боя. Сделал бы ствол короче, получил бы меньшие габариты, но потерял в дальности полета пули. Механизм работал как надо - я нажимал на спусковой крючок до конца и семизарядный барабан прокручивался, ставя следующую камору барабана напротив ствола. Кобура, похожая на ковбойскую из фильмов, тоже вышла такой как надо вместе со специальным широким ремнем с тяжёлой пряжкой и нашитыми на него застегивающимися пулевыми подсумками. И сделанные пули были одна к одной. В общем, мастер порадовал, но следующую модель револьвера можно будет попробовать сделать покомпактнее, а то такой носить только по ковбойски на бедре. Под одеждой скрыть довольно сложно.
   Не удержавшись, примерил на себя ремень с кобурой, вложил в нее оружие, а в подсумки до полного насыпал только собранных патронов. Получилось вполне удобно, хотя пистолет оттягивал ремень на боку, к чему следовало привыкать. Ну, еще бы он не оттягивал, если весу под полтора кило. Сколько там весят стандартные пистолеты моего мира? Полкило? Кило? Есть экземпляры, которые весят побольше, вроде какого-нибудь Пустынного орла, но это скорее статусное, нежели боевое оружие. Хотя, может тот же Пустынный орел состоит на вооружении спецподразделений каких-то стран и просто я, как не интересовавшийся этим обыватель, ничего об этом не знаю.
   Так и вышел из мастерской с большим недоделанным револьвером на поясе. Вот наложит на него Валистея чары и тогда он превратится в полноценное и довольно страшное оружие. Сейчас же если что буду отбиваться жезлом огненных лучей и ножом, но вряд ли это придется делать. В Юне довольно строго с законностью и часто ходят патрули, так что на улицах, на прохожих обычно не нападают. Можно идти и даже позволить себе немного подумать, но только задумываться надо не слишком, а то ловкие карманники могут тихо подрезать кошелек. Правда мой кошелек спрятан глубоко, и я позволил себе немного замечтаться о дальнейшем развитии своего длинноствольного оружия. Револьвер, по моим прикидкам, даже теперь сможет занять свою нишу и конкурировать с местным оружием. Особенно если к нему предоставить широкую номенклатуру патронов и разобраться с зачарованием гильз. С длинностволом не все так просто, хотя бьет он далеко и тем, кто понимает понравиться.
   Раздумывая над тем, как улучшить свое стреляло, я все же решил пока не увеличивать количество стволов до двух, посчитав, что это не ускорит перезарядку. Тут нужно использовать другой принцип. Вместо переломного механизма продольно скользящий затвор как на винтовке Мосина. Над ним мне придется поломать голову, но думаю, справлюсь. Тяжело вспомнить то чего не знал, так что буду придумывать собственный затвор. Делать ствол нарезным смысла нет, поскольку сила, заключенная в золотой спирали, успешно справляется с задачами нарезов. Решил увеличить длину ствола с условного полметра до условного метра. Это повысит дальность. Калибр пока оставлю тот же. Число витков золотой нити увеличу немного немало в два раза. Довольно расточительно, но решил не мелочиться, а сделать действительно эксклюзивное дальнобойное оружие. Вот только наверняка придется придумывать оптический прицел. В принципе сделать это будет не так сложно. Оптических приборов разной степени сложности тут полно. В одной из лавок я видел устройство вроде микроскопа, еще в лавках встречал простые и телескопические подзорные трубы, у мастеровых есть лупы для работы с мелкими деталями, не бедные люди с плохим зрением могут позволить себе пенсне или полноценные очки. Все это не заводского и даже не мануфактурного производства, а штучный товар, но он есть.
   Добравшись до съемного дома, встретил у ворот Зарная Вана. Он увидел, как я подхожу по улице, и дождался меня, что бы вместе войти во двор нашего временного жилища.
   - Ну как? - спросил я его.
   - Всё нормально. Амулеты сбыл как обычно. Все без проблем, - ответил мне маленький человек.
   - Это хорошо, - кивнул я, и мы вошли во двор, где на крыльце дома сидела Кохобор.
   - Вернулись, - констатировала она, оторвавшись от чтения книги с наставлениями по магическому искусству.
   - Да, - я достал револьвер из кобуры и разрядил барабан. - Вот. Все готово к зачарования. Посмотри.
   Девочка отложила книгу и забрала заготовку для оружия. Повертела предмет в руках.
   - Делаем все как с ружьём? - уточнила она.
   - А есть варианты? - заинтересовался я.
   - Да кто тебя выдумщика знает? Может, нашёл что-то ещё и принёс мне новое зачарование, - улыбнулась она.
   - Нет. Ничего нового, - покачал я головой.
   В этом городе мы нашли пару новых зачарованний для пуль, но не более того. А хотелось большего.
   - Я переоденусь и в конюшню, - сообщил, воспользовавшись паузой Ван, и протянул мне мешочек с вырученными за амулеты монетами.
   - Иди, - отпустил карлика я и спросил у девушки. - Ну что?
   - Не так быстро, - она сделала бровки домиком и поджала губки, руки порхали над положенной на колени заготовкой.
   Мне ничего не оставалось, как ждать и я пристроился на крылечке рядом с подопечной. Она закончила через несколько минут и отдала мне готовое оружие.
   - Ну и что может твоё чудовище? - спросила Валя заинтересовавшись.
   Ружьё её не очень впечатлило, но я так ждал револьвер и так нахваливал его ещё не опробованные возможности, что и у неё появился интерес.
   - Семь выстрелов без перезарядки. Можно зачарованными пулями, а можно и простыми. Заряжается довольно просто, - я достал патроны и на её глазах по очереди зарядил каморы не откидного барабана.
   - Испытывать будешь? - спросила она.
   - Хотелось бы, но на ночь глядя за город не поедем, - ответил, любуясь оружием и не в силах отложить в сторону это устройство.
   - И правда, - согласилась Валиси. - Пойдем, умоешься. Шая скоро ужин подавать будет, - девочка вошла в дом и я, сунув оружие в кобуру и подобрав сумку с патронами, что далеко не все поместились в подсумках на ремне, последовал за ней.
   - Что с зачарованием для гильз? - спросил её о том, что уже не раз обсуждали между собой.
   - Пока ничего определённого, - она пожала плечами, не оборачиваясь и спросила. - А что оно так нужно?
   - Мы же с тобой говорили об этом, - вздохнул я. - Оружие будет стрелять дальше и сможет пробивать прочную броню.
   - Нет, пока ничего не попадалось и сама я ничего не придумаю. Вот если бы ты мог читать, то помог бы мне, - она остановилась перед дверьми из большой прихожей в следующую комнату.
   - Ты же знаешь, что я не умею читать на вашем языке, - развёл я руками и поднял глаза к потолку.
   - Выбери время и научись. Это нужное дело, - сказала совсем не детским поучительным тоном.
   - Тут ты права, - с этим я не мог не согласиться. - Ты меня и научишь, а заодно и Зарная с Шаясой. Им тоже не помешает уметь читать.
   - Я? - девочка немного удивилась, но тут же заулыбалась. - И научу, - она подбоченилась. - Я буду строгой учительницей.
   - Будешь, - я улыбнулся глядя на неё. - Пойду, умоюсь. Ужин вроде скоро, - отправился в почти полноценную по меркам моего мира ванную комнату.
   - Скоро, скоро, - покивала девочка, но о чем-то замечтавшись, не забыла посторониться и уступить мне дорогу.
   Где-то минут через 40 мы собрались за общим столом. Ели мы все вместе и одно и то же не чинясь и не делясь на господ и слуг. Шая готовила и накрывала на стол, за ужином присоединилась к нам, а после убирала со стола и мыла посуду. Обычно за едой обсуждали то, что можно было обсудить. В этот раз тоже не молчали.
   - Мне нравится этот городок и этот домик, - сказала Кохобор, благодарно кивая Шае поставившей перед ней тарелку с ужином.
   - Мне тоже. Местные маги к нам не лезут, и вообще к нам никто не лезет. Живём как нормальные люди, - я положил руки на пока пустой передо мной стол.
   - Так может, останемся здесь? - Валя смотрела на меня как маленький ребенок, просящий мать что-то купить в магазине.
   - Выправим документы, выкупим этот домик, а потом нас тут прихлопнут, - вздохнул, не веря, что история с бегством уже кончились.
   - Да с чего ты взял? - нахмурилась Кохобор. - Были какие-то признаки? Мы как выбрались из Хатиола, больше ни разу никого оттуда не видели. Я думаю, про нас забыли или на нас попросту наплевали. Много времени прошло, и уехали мы далеко, - она попыталась меня убедить в своей правоте, но не вышло.
   - Ты думаешь, мы далеко уехали? - я сощурился.
   - Да, - она кивнула.
   - Нет, - отрезал я и добавил. - Мы просто ехали медленно и много времени провели в дороге. Нужно ехать дальше... - меня оборвал странный шум со двора. - Мы вроде никого не ждём? - глянул на Вана.
   - Не ждём. Мне взять арбалет? - он был готов выскочить из-за стола.
   - Жезлы возьми и щит, - я поднялся и вытащил из кобуры ещё ни разу не испытанный в деле револьвер.
   В столовую вошла Шаяса и, увидев меня с обнажённым оружием и убегающего в соседнюю комнату Зарная замерла. Она уже знала, что револьвер это оружие, хоть и не видела его в действие, да и карлик просто так из-за стола выскочить не мог, поэтому сразу поняла, что что-то в нашем доме не в порядке.
   - С ужином подо... - договорить оборотнице не дали.
   Большое окно, выходившее в крошечный садик с пятью деревьями и тремя кустами, разлетелось вдребезги. Осколками полетело местное голубоватое полупрозрачное стекло с кусками рамы, и мы увидели за окном человеческий силуэт, видимый по пояс и стоявший явно не на земле. Окно было слишком высоко и стой он на земле мы бы увидели только его голову. Выбил окно он чем-то непонятным, но вроде металлическим.
   - На пол! - закричал я и тут же выстрелил из револьвера.
   Не попал. Прицел был не отрегулирован, и пуля попала даже не в оконный проем, а в стену радом ним. Валистея не нуждалась в моём крике. Она уже была на полу и с завидной скоростью на карачках устремились к двери на кухню. Шая выронила из рук поднос и замерла с округлившимися от ужаса глазами. Я увидел, что она начинает изменяться, но времени наблюдать за её превращением не было. Враг, напомнивший мне Доктора Осьминога из фильма о Человек-пауке, уже входил в дом через окно, используя вместо ног поблескивающие сталью гофрированные щупальца с подобием человеческой руки на концах. Таких щупалец у него было четыре. Они торчали из-за спины из-под плаща одетого не по нынешней солнечной погоде.
   Одно из щупалец метнулось ко мне и схватило железной пятерней за запястье правой руки. Кости не выдержали напора металла мгновенно и безжалостно сминаемые захрустели. Я завопил так, что уши заложило от собственного крика. Другая конечность Осьминога метнулось, вперёд опрокинув по пути тяжёлый стол. Она уцепила за лодыжку не успевшую скрыться за дверью Валю и вытащила её, визжащую от страха и боли обратно в столовую. Водимо нас собирались брать живьем, раз не убили первыми же ударами, а ведь могли.
   В другом дверном проёме возник Зарная. Щита с ним не было. Он выстрелил из жезла огненных лучей, что я оставил в соседней комнате вместе с большей частью остального снаряжения. Щупальца, на которых стоял человек в плаще, отбросили его в сторону и луч из жезла только прожег штукатурку на каменной стене. Но зато нападавших выпустил меня и Валиси. Больше выстрелить Ван не успел. В руках напавшего тоже был жезл. Он выстрелил из него каменным шипом. Каменная сосулька ударила карлика в живот и, насадив его на себя, унесла обратно в соседнюю комнату точно какая-то ракета.
   - Беги!!! - закричал я сквозь боль и слезы, ища на полу уцелевшей рукой револьвер.
   Валя поползла обратно к двери, но щупальце вновь метнулось к ней и в этот раз не схватило пятерней, а пробило спину под правой лопаткой и вышло из груди. Шаяса уже обернувшаяся в нечто хищное одновременно напоминавшее обезьяну с кошкой и не похожее ни на что проявила не ожиданию от неё смелость. Оборотница бросилась на врага, но достигнуть его не успела. Каменная игла, угодившая в грудь, отшвырнула её к стене, где и оставила жалобно скулящей с чудовищной раной. Похоже нас передумали брать живыми и теперь убивали, а не калечили.
   Я выстрелил и в этот раз попал. Пуля угодила в живот врага, но на этом я не успокоился. Я нажимал на крючок, пока не опустел барабан. Ко мне метнулось металлическая конечность и, ударив в грудь, отшвырнула к стене. Ребра были сломаны, я не мог дышать, но это был последний удар противника. Он бил из остатков сил на последнем издыхании и только поэтому не насадил меня на конечность точно жука на булавку.
   - Кто-нибудь живой? - простонал я, нашаривая на груди амулет среднего лечения и применяя на его на себя, но глядя на врага.
   Враг не шевелился, но эти его железные конечности подергивались точно в предсмертных конвульсиях.
   - Я жив, - на пороге появился Ван с жезлом в руках и в окровавленной одежде с прорехой на животе, но без раны.
   Успел использовать на себе амулет. Амулеты лечения сейчас были у нас у всех. После разборок с разбойниками я решил, что это не помешает в случае ранения и оказался прав.
   - Помоги девчонкам, - с трудом поднявшись на ноги, я использовал на себя амулет исцеления ещё раз и принялся перезаряжать револьвер.
   Хотелось лично проверить как там Валиси и Шаяса, но сейчас нужно было приготовиться к продолжению боя, даже если его не будет.
   - Он был один? - спросил карлик, бросаясь к Кохобор.
   - Да я откуда знаю, - фыркнул я, едва справляюсь вылеченной, но ещё плохо слушающейся рукой. - Они живы?
   - Живы, - отозвался он. - Госпожа Валя очень плоха, но это ничего, - карлик взялся за амулет лечения.
   - Ну и, слава богу, - я решительно подошёл к окончательно замершему телу и убедился что человек, скрывавшийся под плащом мёртв.
   Оттуда перебежал к окну, но никого не увидел ни в садике не во дворе, от которого сад был отделен декоративной изгородью. Выпрыгнул в окно, перескочив через изгородь, оказался во дворе. Обошёл дом и так никого и не найдя снова оказался у окна.
   - Как вы там? - спросил, заглянув в дом.
   - Я думала мне конец, - отозвалась сидевшая на полу Валиси.
   - Ещё хочешь остаться в этом городе? - спросил со злостью, но это была злость на себя за то, что позволил нам задержаться в городе и обрасти всякими делами.
   - Я хочу убраться отсюда подальше, - ответила она и по её щекам потекли слезы.
   Хотел залезть и успокоить девочку, но меня остановил настойчивый стук в ворота.
   - Есть кто живой?! Открывайте или мы сами войдем!!! Мы городская стража!!! - донеслось с улицы.
   - Ван, - я стрельнул глазами на труп.
   - Спрятать? - уточнил тот.
   Я кивнул и ответил страже.
   - Иду! Не надо ничего ломать! У нас тут и так все поломано! - направился к воротам на ходу придумывая как извернуться, что бы не вызвать чрезмерных подозрений и какую дать для этого взятку.
   - Что у вас случилось?! - стражник начал задавать вопросы еще до того как я подошел и открыл калитку.
   - Да какой-то наглый малый ворвался и наделал дел, - не забывая про портативные детекторы лжи, решил не врать в открытую.
   - Кто-нибудь пострадал, что-то похищено?! - он забеспокоился еще сильнее, видимо за такое ему могло влететь.
   - Конечно, пострадали. Этот ухарь чуть не убил нас всех, - как раз открыл калитку и, встав в воротах, уставился на патрульную пятерку из двух горняков, фючи и человека, - но госпожа моя, волшебница, ее амулетами мы исцелили раненых, - сознательно упомянул этот момент, помня о пиетете с которым относятся к волшебникам.
   - Мы войдем? - оказалось, что со мной говорил один из горных людей.
   - Я бы хотел обойтись без этого. Мою госпожу сильно расстроило случившееся. Она крайне недовольна происшествием и тем, что городской стражи не оказалось рядом. Нам пришлось самим совсем разбираться, - вот нисколько же не врал, ведь почти так и есть.
   - Но мы же вот. Спешили со всех ног, - возмутился горняк.
   - Я прекрасно это понимаю, но она женщина, к тому же маг, - развел руками и сделал лицо ясно всем говорившее "ну вы же мужики понимаете".
   - Ну да, - старший наряда кивнул, но остался мяться на месте в нерешительности.
   - Парни, а вы вообще часто тут ходите? - я сделал неопределенный жест рукой, но стражи поняли, что я имел в виду улицу, на которой стоял наш дом.
   - А тебе зачем? - стражник стал хмуриться.
   - Да вы не подумайте чего, - я заулыбался, стараясь выглядеть открыто. - Просто мне бы хотелось, что бы вы ходили тут почаще и в конце смены заглядывали вот так же в ворота, - достал из кармана золотую монету, - а то мало ли. Каждый раз я буду давать такую же монету, - был уверен, что этой своей просьбой окончательно сниму все подозрения и расположу к себе местную стражу.
   - Мы тут не каждый день, - сказал страж, но монету взял.
   - Так вы передайте по смене, что в этом доме приплачивают, если почаще проходить мимо него и заглядывать в конце смены, - я расплылся в улыбке еще сильнее и только теперь сунул револьвер в кобуру.

20 глава:


  
   Убедившись, что на нас напал одиночка, и опасность нам в настоящее время не грозит, я объявил всем что, несмотря на возможность повторного нападения, мы немедленно город не покинем. Нужно закончить подготовку. К тому же нападение за городом вероятнее, чем в городе и бездумное бегство легко может привести в ловушку. Не важно, что нападавший был один, могут появиться и другие и за городом их может быть больше. Сейчас же главное что городская стража пока не в курсе и на нашей стороне, а раз так, то нужно закончить все в городе пользуясь защитой его властей и как можно быстрее и убраться отсюда прочь. Слишком долго этой защитой злоупотреблять тоже опасно. Кто-то может взять и открыть глаза заинтересованным людям.
   Выяснил, что Ван все же пытался использовать восстановленный магический щит, но для дома он оказался слишком велик. Та комнатка была небольшой ширины и заставлена мебель и утварью ток что, активировав щит, карлик буквально застрял и в итоге бросил защиту. А не возись он со щитом, то подоспел бы на помощь быстрее. Между делом узнал, как Шаяса попала в плен к разбойникам. Оказывается, её оглушили в самом начале нападения и невольное превращение из-за страха не успело произойти, а добровольного превращения она тогда боялась ещё больше чем разбойников. Выросшая среди людей девочка оборотень с детства боялась показывать свою вторую натуру. Она и теперь этого боялась как огня. Такие вещи быстро не проходят, хотя иногда бывают только вредны.
   Побеседовав с компаньонами и одновременно с этим успокоив Валистею решил, что нам любыми путями нужно раздобыть или хотя бы самим изготовить небольшие мобильные магические щиты каждому. Такие, что бы прикрывали целиком и при этом не мешали ходить в ограниченном пространстве. То есть нужна высота метра в полтора и ширина в полметра - метр. Будь у нас такие щиты, или будь хотя бы один такой щит у меня или Зарная, то дело могло повернуться стороной полегче. Не пробил бы он брюхо карлику каменной сосулькой, если бы тот прикрылся, да и я бы мог попробовать стрелять наподобие бойца спецназа из-за щита. С этим нужно было разбираться как можно скорее. Что бы к готовности нашего фургона мы уже имели индивидуальные щиты для каждого. Еще бы и фургон защитить щитами, но на такое количество золотой проволоки мы еще не накопили денег, а без нее щиты не сделать. Хотя в будущем может быть, и сделаем себе боевой, прикрытый кинетическими щитами, пепелац.
   Пока распорядился, что бы все наши ходили с оружием и запретил ходить по городу по одному. Ван предложил нанять наёмников для охраны дома. Были тут такие услуги и всякие купцы и многие другие богатые люди, не имеющие собственных бойцов, охотно ими пользовались. Я решил немного обдумать эту мысль, но в принципе был согласен, что периметр дома не плохо бы было доверить профессионалам, а не лупить глаза в темноту самим.
   Про тело местного Доктора Осьминога тоже никто не забыл. Немного разобравшись с бардаком в доме, отправились в подвал куда Ван и девочки уволокли убитого врага. Оказалось что это готовый погонщик големов. По крайней мере, на спине в положенном месте у него стоял соответствующий имплантат. Сам имплантат не представлял такого интереса как металлический короб со щупальцами, заменявший этому погонщику голема. Короб имел железные захваты, обхватывающие человека поперёк и нечто вроде кожного подгузника. За счёт этих крепежей устройство надёжно держалось на человеке.
   Сейчас в спокойном состоянии, после смерти погонщика, щупальца с механическими ладонями на концах стали короче и достигали в длину всего около полуметра. Видимо в тянулись в ящик, хотя он, вроде, был маловат для таких длинных штуковин, ведь оружие действовала на расстоянии не менее 4 метров, когда практически достало Валиси из соседней комнаты. Отметил, что из-под плаща манипуляторов видно не было и человека со стороны можно было принять за горбуна в плаще, а горбы, кособокость и прочие дефекты осанки и внешности тут не редкость. Магия, особенно способная исправить внешность раз и навсегда, стоит дорого, а людей с дефектами тут отчего-то рождается много больше, чем на земле и далеко не все они богаты. Тому же крестьянину придется половину жизни копить, живя впроголодь. Получалось, он скрывал или, по крайней мере, не афишировал наличие такого устройства, что подтверждало мои мысли о неофициальном визите Осьминога. Даже если он имел прямое отношение к Хатиолу, то все равно прибыл сюда сам по себе и не объявил местным властям на кого нападает. Ну, это вполне логично. Не уверен, что местные власти так легко позволят подобные разборки на своей земле. Договориться то можно будет наверняка, но это вопрос цены.
   - Что это за товарищ? Может, кто знает?- устав гадать спросил я у своих товарищей кивая на убитого врага.
   - Не знаю, - первой ответила Валиси.
   - Я таких не видел, - сказал Ван.
   Шая просто молча пожала плечами.
   - Думаю, никто не сомневается, откуда прилетел этот привет, - обвел всех взглядом, а они все были или отчасти или полностью в курсе наших дел.
   - Из Хатиола это наверняка, - вздохнула Кохобор.
   - Может наемник какой? За вас награду объявили? - спросил Зарная.
   - Возможно, объявили, - покивал я и задал риторический вопрос. - Зачем гонять своих людей, если можно объявить награду и сидя на месте все получить? - тут же продолжил размышления. - Если так, то это объясняет, почему он действовал один и почему не поставил в известность местных. Пожадничал и не захотел делиться. Думал, сам все сделает. Да, наверно, изначально еще и живьем взять хотел.
   - У него при себе наручники. Я тут посмотрела, так они из двема, - девушка показала мне браслеты не совсем привычного вида.
   Они скорее напоминали колодки с небольшими навесными замками. А двем был местным минералом способным ослабить возможности мага практически до нуля. В отличие от рабского ошейника это был вполне законный способ обезопасить себя от Кохобор при транспортировке. Вполне логичный ход для наемника не желавшего нарушать закон там, где его можно не нарушать. Правда, ход не дешёвый.
   - Не бедный охотник за головами. Двем, отличный меч, - озвучивая свои мысли, я указал на обоюдоострую короткую, с рукояткой под одну руку железяку для убийства в ближнем бою, которую уже решил оставить себе, - кинжал, посох с каменными пиками и рюкзак со щупальцами. Этот рюкзак вообще дорогой или не очень? - уставился на Валистею как на самую подкованную в подобного рода вопросах.
   - Да уж не дешёвый, - фыркнула Валя.
   - Доберёмся до большого города и попробуем продать этот рюкзак. Остальное оставим. Теперь у нас есть посохи у каждого, а эти наручники еще могут пригодиться когда-нибудь, - подвёл итог я и решил оттащить снятое устройство в угол подвала.
   - Гребёнку нужно вынуть. Она тоже не дешёвая. Не так много мастеров, которые могут сделать ее как надо и еще меньше магов которые знают, как ее зачаровать, - указала на имплантат Кохобор.
   Спорить с этим я не стал, и мы извлекли гребёнку из позвоночника Осьминога, на что ушло немало сил и времени. Работали над этим мы с ней вдвоём, а Ван и Шая сторожили дом. За работой Кохобор предложила поставить имплантат одному из нас, но не была уверена, что сможет сделать это сама. Я задумался над этим, но в итоге решил пока отложить решение, до лучших времен. Сейчас все равно за его установкой нам обратится не к кому.
   Труп предполагаемого охотника за головами закопали в саду и как могли, замаскировали это место. Разумеется, поступили банально, но что нам еще было делать? Не рубить же труп на куски и не растаскивать по разным концам города. Ну, или не растворят же его в ванной кислотой? Тем более что кислоты под рукой у нас не было.
   Часть ночи посвятил решению вопроса с магическими щитами. Подошел к этому вопросу с некоторым креативом и не стал повторять стандартное изделие. В итоге, в результате моего творчества вышла длинная, по локоть, перчатка с овальным щитом на тыльной стороне. Щиток должен был быть склеен из дерева и кожи, но в устройстве будут и железные элементы. Из железа будет ручка, проходящая по внутренней стороне ладони перчатки, нечто вроде браслета и полоска что их соединит. К этой полоске прикрепится щиток. В середине щитка пройдёт золотая спираль. От неё же пройдёт золотая нить к ручке, что будет ложиться в ладонь. Это нужно что бы активировать щит можно было сжатием ладони в кулак.
   По моим прикидкам, такая конструкция, в отличие от стандартной, позволит носить щит с минимумом неудобств почти постоянно и не даст профанам опознать щит сходу, что тоже плюс. Еще решил делать заказы деталей у разных мастеров и проводить сборку самостоятельно. У одного закажу железную основу, у второго перчатку, у третьего золотую нить и так далее. Так сэкономлю, и никто не будет знать, что я делаю щиты. На их производство не надо лицензии, но их продажа сильно ограничена и к тем, кто их делает очень серьёзный интерес, какого мне пока не охота.
   Разумеется, утром встал не выспавшись, поскольку спал крайне мало, но вставать пришлось рано. Устроил за домом мишенное поле и привёл револьвер к нормальному бою. Пришлось ставить мишень к стене дома и быть крайне осторожным, но выбраться за город и пострелять спокойно я сейчас не мог. Потом, оставив Кохобор на попечении вооружённого до зубов карлика, снял у всех с рук мерки и с Шаей, что бы ни идти одному в нарушение собственного распоряжения, отправился искать наемников для охраны дома. Нанять их можно было в нескольких местах, но для начала нужно было выправить документ удостоверяющий личность, коим я до сих пор не обзавёлся, а для этого нужно было топать в крепость местного феодала, где располагалось Градоуправление со всеми нужными нам чиновниками.
   В крепость мы попали далеко не сразу и только после взятки, хотя вроде бы проход в Градоуправление был свободен. Нужно было только пройти через нескольких упертых баранов из гвардии феодала охранявшей дворец. Те, стоя на воротах, требовали предъявить бумагу удостоверяющую личность, а я только шел ее получать. В общем старая как мир история с замкнутым кругом, разорвать который смогла только взятка.
   Процедура была простой. У бюрократа с амулетом, распознающим ложь, нужно было назвать свое имя, имя матери и отца, фамилию, дату и место рождения. Я назвал и вскоре получил бумагу с несколькими серьезного вида печатями, которую можно было назвать местным аналогом паспорта или скорее свидетельства о рождении. Заодно, раз уж она была тут, выправили паспорт и Шаясе. У нее фамилии не было, такое тут не было редкостью. Она и имени отца своего не знала, но так бывает и в нашем мире.
   После формальностей мы ушли с документами, устраивающими власти и почти не отличающимися во всех окрестных странах, но нужных в довольно редких случаях. Без них можно было пересечь границу, жениться, построить или купить дом вне города и многое другое, но вот что бы купить дом в черте города, заключить торговый контракт, поступить на военную службу и еще кое для чего они уже были нужны.
   Нашли наемников в специальной канторе занимающейся охраной жилых домов и прочих объектов по этому городу. Разумеется, в местном ЧОПе говорить правду о наших проблемах не стали, но рассказали, что нужно охранять молодую девушку мага, ее опекуна и слуг в снятом доме в течение нескольких дней. Также нужно было сопровождение по городу. Говорить о том, что девочка маг принадлежит к необычной расе, или скорее виду, тоже не стали. Валя не должна была показываться при охране в своем истинном облике. Уж больно приметна и запоминающаяся ее истинная внешность. Поэтому она должна была поддерживать иллюзию постоянно и держать от дистанцию, что бы ее случайно не сбили. В идеале чернокнижница охранникам вообще на глаза показываться не будет.
   Мне посоветовали четырех охранников ночью и двух днем. Работать они будут по 12 часов. Будут дежурить во дворе дома в хорошую погоду и в доме в плохую. Если понадобится, они первыми встретят нападение, и сделают все что будет в их силах, что бы охраняемые разумные спаслись. Стандартные действия, когда контракт не предусматривает охраны недвижимого имущества. В качестве эскорта мне посоветовали взять еще двух наемников. Их следовало заказывать накануне, если понадобятся и соответственно, можно было не заказывать, если никакого выхода в город не планировалось.
   Не мудрствуя лукаво, я согласился на предложение и Шаяса отправилась домой в сопровождении дневной двойки домашних охранников, а я, подождав полчаса, получил эскорт из двух охранников головорезов. Одни ничем не отличались от других и, наверняка, были взаимозаменяемы. В качестве защитного снаряжения у них имелись щиты похожие на те, которые использовали римские легионеры, и название которых я не вспомнил. Еще у них были кирасы своей формой повторяющие анатомию человека, некоторое подобие кольчужных юбок, прикрывающих ноги выше коленей, и шлемы, напомнившие мне детские ночные горшки советского периода, но без ручки и с вырезом для лица. В качестве оружия у каждого был одноручный меч, но этот меч был длиннее того трофейного, что я снял с Осьминога. Мой имел длину клинка сантиметров 45 - 50, а их мечи получили клинки сантиметров под 60 - 65. Помимо мечей у них были еще и кинжалы, что были покороче моего меча, но не очень на много и короткие копья вроде пилумов тех же древнеримских легионеров.
   С такой внушительной парочкой я прошелся по лавкам и мастерским, где купил и заказал с доставкой на дом много нужного. В первую очередь заказывал детали для перчатки - магического щита. Кое-где задавали наводящие вопросы, пытаясь узнать для чего мне железки интересной формы и разного размера, а для чего недоделанная перчатка без пальцев. На такие вопросы я отделывался общими фразами и не говорил ничего конкретного.
   Обедал в городе, да и на улицах прислушивался. Телевидения и радио тут не было, так что слухи и новости распространялись устно, но с завидной скоростью. Мне крайне хотелось узнать хоть что-нибудь об этом Осьминоге, и я надеялся, что получу информацию таким способом. В итоге собрав гору слухов не по теме, и не услышав ничего нужного сейчас, плюнул на это дело и отправился домой, где меня встретили скучающие Ван, Кохобор и Шая. Кохобор, как мы с ней и договорились, не снимала иллюзии, хотя охраны была во дворе дома, а не в нем самом и выглядела сейчас как обычная человеческая девочка. Остальные ее сторонились, что бы случайно не задеть и не разрушить иллюзии.
   Окно к этому моменту уже заколотили досками, а у мастера в городе еще днем была заказано новое по мерке. Он обещал, что будет готово через день - два. Ван рассказал, что наемники из местного ЧОПа отмечали, что по улице часто ходит стража. Меня это порадовало. Значит не зря уже начал отдавать деньги. Две смены городских стражников, это вместе с той с которой я договаривался, уже получили от меня по золотой монете, и было бы обидно, если бы они не выполняли договоренности.
   Этим вечером дневная смена стражи тоже не забыла заглянуть за положенной наградой, и я лично пошел ее выдать. Заодно проверил, как устроилась ночная четверка охранников. Двое из них просто сидели на крыльце, а двое обходили дом и наблюдали за округой. После отдыхающие с патрулем менялись. Но меня заинтересовал не режим и способ службы наемников. Меня заинтересовал разговор отдыхающих на крылечке.
   - Слышал? - один кивнув мне в знак приветствия, как делали каждый ра при моем появлении, толкнул в бок второго сидевшего рядом с ним.
   - Что? - спросил второй, тоже кивая мне.
   - Да говорят, в городе на днях Канара Погонщика видели, - это снова первый.
   Я заинтересовался, ведь прозвище упомянутого лица вполне подходило убитому нами головорезу, но не стал бросать дело на половине пути и прошел к воротам, возле которых стоял охранник из патрульной двойки и городской стражник из только собиравшейся меняться дневной смены.
   - Добрый вечер, возле вашего дома все спокойно, - заулыбался мне человек, старший дневного наряда.
   - Очень благодарен вам, - улыбнулся я ему в ответ, пожал руку и, не таясь, вложил в нее золотую монету.
   - Мы ночную смену предупредим, о вашей просьбе, - стражник сунул приработок в кармашек.
   - Хорошо, я буду очень рад и не забуду отблагодарить их поутру, - покивал стражнику и попрощался. - До следующей встречи.
   - Доброй вам ночи, - стражник пошел к своим сослуживцам, а охранник запер за ним калитку.
   Я направился к крыльцу, прикидывая как начать разговор про заинтересовавшего меня наемника, но не понадобилось.
   - Господин, а вы случайно в Хатиоле дел не имели? - спросил один из отдыхающей смены охраны.
   - Ну, когда-то я там бывал, но это было давненько. А к чему этот вопрос парни? - немного внутренне напрягся, но не подал вида.
   - Да вы не подумайте чего, - продолжил разговор тот же охранник. - Просто в городе объявился известный охотник за головами, а он какое-то время обитал в Хатиоле и работал на них. Вот мы прикидываем, зачем он мог появиться, а то ведь случаи всякие бывают. В прошлом году на одного купчину нашего вышли такие головорезы из Сабас. У нас купчина чистый перед законом, а в диктатуре успел чего-то наследить и дали за него награду неплохую. Купчина тот нанял нашу контору для охраны, и парни отбились от головорезов, когда те пришли, но несколько наших на кладбище после того случая унесли, - рассказал он.
   - И вы подумали, что этот головорез из Хатиола за мной пришел? - заулыбался, создавая вид, что мне смешно от одного этого предположения.
   - Ну, мало ли, - развел руками охранник.
   - О нем точно можете не беспокоиться, - махнул рукой и спросил вроде как из праздного интереса. - А что прямо такой лютый этот головорез?
   - Один из самых лютых, - охранники закивали синхронно, но говорил по-прежнему один. - Говорят, он когда-то и в самом деле погонщиком големов был, да вот только погнали его за что-то, а это дело не мыслимое. Погонщиков берегут пуще жены от соседа. Ну, в общем, разное говорят, но как на самом деле дело было, не знаю. Так вот когда этот без дела остался, он где-то раздобыл себе приспособу с четырьмя длинными железными ручищами и подался в охотники за головами. На месте нигде долго не сидел. Во всех соседних странах поработать успел. Заказы, говорят, грамотно выбирает. Никогда не берет заказы, где могут отомстить и никогда не берет дешёвых заказов, но и на самые опасные заказы не соглашается. Многих живьем для суда и казни привел. Очень силен в своем деле. Если бы в прошлом году за тем купчиной, о котором я говорил, пришел он, а не та ватага, то еще неизвестно отмахались бы наши парни или всех бы на кладбище отнесли, - закончив, он рубанул рукой воздух, а я поджал губы и с пониманием закивал головой.
   - За него точно не переживайте, лучше беспокойтесь о местном отрепье, а то один вон у нас уже шороху навел. Госпожу перепугал, - махнул рукой им и, не прощаясь, отправился в дом.
   Оказывается, днем я собирал слухи не там где надо. Охранникам такие дела знать положено по должности и интересоваться такими вещами следовало у них. Вот только интерес бы этот мог вызвать лишние вопросы. Ну да ладно, я теперь узнал все, что мне было интересно и сейчас следовало заняться другими делами. Мне еще нужно было поработать над чертежами и сделать кое-какие записи по соображениям на будущее. Их я, кстати, делал на русском языке. Тут он был не хуже любого шифра, да и не умел я писать на местных языках.

21 глава:

  
   Следующее утро мы начали с общего занятия по письменности и чтению на языке валука - так назывался самый распространенный язык этого мира. Я решил отдавать этому занятию по часу ежедневно и вместе со мной этот же час должны были тратить Ван и Шаяса. Карлик изумился, что ему придется убивать на это не столь нужное, по его мнению, дело час каждый день, но не возражал, а девушка оборотень не проявила каких либо эмоций и как она относится к занятиям, понять было нельзя.
   Потом пришло время завтрака, а после него я с подошедшими телохранителями из эскорта отправился с инспекцией на каретный двор, где делали наш дом на колесах. Несмотря на вооруженную охрану все же побаивался проблем и отправился в город с коротким мечом и кинжалом на поясе и револьвером в кобуре. Однако, несмотря на все опасения, добрались до нужного места без происшествий. Там меня встретили как дорогого гостя, и повели к еще не доделанному гужевому транспортному средству.
   Как и рассчитывалось, приводить в движение его должна была тройка. Зарная говорил, что справится с таким количеством животных и помимо однорога у нас была пара так и не проданных лошадей, так что с этим проблем не предвиделось. Сам дом на колесах, без учета оглобель и прочего, достигал пяти метров в длину и трех в ширину. По площади получался небольшой крестьянский домик, но мы рассчитывали, что нам хватит этой площади для удобного проживания во время путешествия.
   Большая часть работ к текущему моменту была закончена. На железную раму поставили мощные рессоры с железными же колесами на примитивных, но надежных подшипниках. От деревянных колес отказались, поскольку боялись, что долго они запланированной нагрузки не выдержат. Хотелось сделать покрышки и камеры, но ничего подобного мне предложить на каретном дворе не смогли. Сказали, что за подобными штучками лучше топать к магам, а тут никаких мягких колес с воздухом внутри не знают. Ну, это ничего. Устройство колеса я знаю, и маг у меня тоже есть, так что со временем что-нибудь придумаю. Даже может заработать на этом смогу. Думаю, местные богачи будут не против переставить свои кареты на мягкий резиновый ход. Он прекрасно дополнит рессоры.
   На ту же общую раму дома на колесах установлена небольшая железная печка. Не думаю, что мы ее будем часто топить или станем на ней готовить, но пусть будет на всякий случай. В передней части крыши домика расположили козла с навесом от солнца и не погоды, на которые можно взобраться по лесенке на боковой стене. Сама крыша плоская и с ограждением. На ней можно поместить груз или в хорошую погоду разместиться самим. Стены полы и потолок дома из прочного дерева. Доски и брусья с пазами и шипами делающими конструкцию чуть ли не монолитной. В крыше люк, он же окно для освещения и вентиляция. Внутреннее пространство никак не разделено. Разве что шторку при необходимости можно повесить, но так задумано.
   По плану внутри дома предусмотрено две двухъярусных кровати. Они еще не готовы, как и часть стен, и большой сундук, он же стол, и шкаф и еще кое-что. Все это будет сделано стационарно и само по себе ни куда не сдвинется и не упадет. Все надежно или, по крайней мере, так должно быть. Я снова остался доволен работой местных мастеров. Вот что-что, а местные мастеровые, в отличие от многого другого, меня приятно удивляют каждый раз. Я бы не смог сделать их работу даже вполовину так хорошо как они. Это будь у меня весь необходимый инструмент из моего мира, а не то чем пользуются местные ребята. Их инструмент, правда, тоже не плох, но сильно уступает технологически. По моему не профессиональному мнению, он сравним с инструментом начало двадцатого века моего мира.
   С каретного двора отправился по мастерским, откуда нужно было забрать некоторые готовые детали для моих ручных магических щитов. Должны были быть готовы деревянные и кожаные заготовки и золотая проволока. Не готова была только железная основа. На изготовление этих деталей мастер взял 2 дня, в виду большой занятости. Другого кузнеца искать было бесполезно. Я обошел троих. Они были, но были так же заняты, исполняя какие-то заказы, связанные с повышением боевой готовности пограничья. Ну да ничего. Соберу сегодня то, что смогу, а потом доделаю. Тем более нам все равно ждать, когда будет готов наш дом на колесах, а там мастера собирались возиться еще целых три дня. Вроде осталось работы не так много: собрать кровати, сундуки и доделать стены, но они сказали, что с этим провозятся именно такое время и не днем меньше.
   Дорогой от одной лавки к другой мое внимание привлек интересный диалог невиданного мной ранее разумного с человеком слугой. Слуга служил магу, что было не сложно понять, поскольку он стоял в дверях довольно высокой квадратной башни одного из местных магических авторитетов, и выпроваживал необычного разумного прочь. Сам по себе меня этот человек ничем не заинтересовал, но вот тот с кем он говорил, и тема громкого разговора были интересны.
   - Сетал иди отсюда! Вот отрастишь руку тогда, и поговорим! Мой господин не подает и не лечит в долг! - махал руками, точно отгоняя от себя тучу налетевших мух, слуга мага.
   - Но я же отслужу я сетал. Я воин чести и кодекса. Я могу быть отличным охранником и стражем, - пытался убедить слугу сейчас не выглядевший особенно воинственно проситель.
   Необычный разумный был худ. Мяса на его костях было еще меньше чем на моих, а уж я-то после всех приключений в этом мире превратился в ту еще оглоблю. В целом он походил на человека. Рост человеку бы подошёл, ширина плечь не удивляла, но были в его внешности отличия, из-за которых с нормальным человеком его можно было бы перепутать только в ночной темноте. Например, его волосы были гораздо толще человеческих. Волоски толщиной миллиметра в три, никак не меньше. Еще кожа необычного синюшного цвета и полный рот клыков вместо привычных зубов. Одет он был, мягко говоря, не богато. Нормальных штанов или куртки не было. Крестьянские штаны и рубаха, что зимой одеваются под теплую одежду, а летом в поле могут заменить верхнюю. Обуви нет никакой, так и стоит босой на брусчатке. Головной убор или сумка тоже отсутствуют, но зато наличествует меч и меч этот не обычен. Я даже не уверен, что это творение неизвестного мне оружейника вообще можно классифицировать как меч.
   Двухметровая холудина. В целом похожа на двуручный меч ландскнехтов, но отличия были столь же разительны как между обычным человеком и владельцем оружия. Заточенная часть оружия имела длину около метра, что, по моим прикидкам несколько коротковато для меча ландскнехта. Далее следовала полуметровая не заточенная часть, отделенная от заточенной ярко выраженными похожими на два клыка выступами. Не заточенная часть была обмотана узкими полосками кожи, и было понятно, что она служит скорее как рукоять, а не как боевая часть. Но рукоятью она не являлась. Рукоять отделялась от не заточенной части клинка ярко выраженной, но небольшой крестовидной гардой. Она, рукоять, была такой же длинны, то есть около полуметра. Венчало ее крупное навершие, отчего она походила на привычные тут магические жезлы. В целом заточенный клинок по длине примерно равен его не законченной части и рукояти.
   Даже мне, человеку до определенной степени далекому от боевых искусств и уж тем более фехтования понятно, что подобный монстр, длинной как рост владельца, а то и больше, предназначен для фехтования двумя руками и одной рукой им что-то сделать довольно сложно. Если вообще возможно. Однако же у владельца сего предмета всего одна рука. Вторая его верхняя конечность отрублена почти по локоть.
   - Сетал с одной рукой! - слуга едва не рассмеялся. - Иди, сказал, отсюда, а то позову пару парней и мы тебя побьем палками!
   - Даже с одной рукой я покрошу тебя на фарш вместе с твоими парнями, - огрызнулся, не выдержав этого воин, и пошел прочь.
   - Иди! Иди! - заорал в след слуга.
   - Не повезло бедняге, - покачал головой один из наемников эскорта.
   - Кто он такой? - спросил ради праздного интереса.
   - Сетал, - пожал плечами наемник.
   - Это имя или так называют их всех? - я понял, что так просто развернутого ответа от этого парня не добьюсь, а интерес разгорелся.
   - И всех и по одному, но это не имя. Их имен обычно и не спрашивают. Трудно встретить двух сеталов в одном месте, - это заговорил второй охранник, что был немного помногословнее первого.
   - И кто они такие эти сеталы? - продолжил я вытягивать.
   - Наемники. Воины хорошие, но мало их и не воюют они вместе. Кодекс у них какой-то. Вместе сеталов можно встретить, только если они мужик и баба или учитель и ученик, - снова второй охранник.
   - И прямо такие хорошие воины? - усомнился я.
   - Ну, этот бы своей железкой и с одной рукой он тех слуг покрошил, как обещал. А я бы на сетала в рукопашную меньше чем с десятком парней не пошел. Но это на здорового. С этим бы может и втроем справились, если он мечом пулять не будет.
   - Пулять мечом? - мне на ум сразу же пришли мечи-жезлы рыцарей Хатиола.
   - У них в рукоятке меча жезл магический. Хатиольские зазнайки от них идею для своих мечей и взяли, - охранник подумал о том же, о чем и я.
   - Чего-то не понимаю, - почесал я щеку. - Раз он так хорош, то почему как оборванец одет и явно голодал последние дни. Неужто никому не нужен?
   - Да приткнется где-нибудь. Такому и руку в долг отрастят. Не повезло ему просто. Наткнулся он на второго сетала в нашем городе. А у них водится так, что в таких случаях они немедля поединок затевают, на этих своих железках. Сталь, скажу, свистит так, как не каждый мальчонка сумеет. Так этот сетал тому проиграл и тот этому руку левую отсек и волосу, что в косу заплетены были. У них тоже так заведено. Второй сетал тоже был с косой и отрезанную косу себе забрал, - охранник аж сделал странное лицо. - Потом победивший сетал забрал у проигравшего все кроме меча. Это, наверное, тоже так заведено, - эскортник закончил, и я почесал в затылке, коротко раздумывая над сложившейся ситуацией уже со стороны далеко не праздного интереса.
   - Давайте нагоним его, - кивнул своему решению и, прибавив шагу тут же закричал. - Эй, сетал, погоди!
   - Вы меня? - спросил воин, останавливаясь и ловко скидывая положенное на плечо оружие, так что оно повернулось на 180 градусов и встало вертикально рукоятью вверх и кончиком острия у пальцев босых ног.
   Это их движение, меча и человека, произошло с обыденной легкостью и даже мне выдало не малое мастерство воина в обращении со своим оружием. Он делал это движение сотни или скорее тысячи раз и не боялся, что клинок зацепит обнажённые пальцы ног. Он даже не задумывался на сей счет.
   - Тебя. Тебя, - видя, что спешить некуда я сбавил шаг до нормального, - Что ты делал у башни? Хотел наняться? - после этих слов сделал еще несколько шагов и остановился, не подходя вплотную.
   - Да, - он со вздохом покивал. - Мне сказали, что это единственный маг в городе, что может отрастить мне руку, но он меня не стал даже слушать, - воин опустил глаза.
   - Пойдем со мной вон туда, - я указал на небольшой трактирчик зазывавшей своей вывеской на обед.
   Однорукий воин согласился и за обедом я выяснил у Глотца, так его звали, все что хотел. Сеталы жили по довольно странному кодексу, который он мне как возможному нанимателю поведал. Именно этот кодекс сталкивал встретившихся воинов сеталов в поединке, дабы выявить кто из воинов лучше. Проигравший, если выживал, лишался левой руки, волос, из которых победитель плел что-то, но что именно я тогда не понял, и всего имущества кроме меча. После этого у него было только два варианта: заняться мирной жизнью и передать меч сыну или излечиться и улучшить свое воинское мастерство. В принципе излечиться и при выборе мирной жизни не помешает, но во втором случае это просто необходимо.
   Еще кодекс обязывал этих воинов заключать письменные контракты на месяц, полгода, год или пять лет. Освободить сетала от контракта мог только сам наниматель. У сетала права расторгнуть контракт в одностороннем порядке не было. Даже если наниматель окажется последним мерзавцем сетал будет служить ему пока не выслужит контракт. Даже если у нанимателя нечем платить сеталу, он все равно будет служить, пока не выслужит контракт. Единственное что может сделать сетал с неплательщиком или мерзавцем это убить его по окончании контракта. Освободить такого наемника от контракта до его окончания могла только воля нанимателя или собственная смерть. Даже в случае смерти нанимателя сетал не мог взять и уйти. Он должен был отправиться к наследникам нанимателя и предложить доработать контракт на них.
   Все воины кодекса, так они себя называли, сеталы соблюдали этот самый кодекс и если нарушали его, то заканчивали жизнь самоубийством пострашнее японского вспарывания живота. Альтернативой был приход других воинов сеталов, коим разрешено было объединиться ради наказания отступника. Суд у сеталов был своеобразный и если не оправдывал, а тех, кто отступал от кодекса, он не оправдывал, ждала смерть под ритуальными пытками и убийство всех его детей. Стать воином кодекса мог любой мужчина сетал и даже не сетал, но не все сеталы были воинами кодекса. Кто-то жил в каких-то далеких горных селениях, разводил скот, пахал и сеял. Их мало кто видел, и поэтому у других разумных складывалось впечатление, что все сеталы воины наемники со странным мечом.
   Меня вполне устраивал такой наемник, деньги на отращивание руки у нас тоже имелись и я бы с удовольствием нанял его на все пять лет, но мне было непонятно чем это закончиться. Кодекс не даст ему навредить нам в течение всего времени исполнения контракта, даже если он узнает что Валька чернокнижница и некромантка, но своим недоносительством он нарушит закон большей части обитаемых земель и это даст ему моральное и прописанное в кодексе право убить нас всех после окончания контракта. Вот как он поведет себя? И ведь не спросишь у него в открытую про отношение кодекса и его личное отношение к некромантам в частности и чернокнижникам вообще. Нужно присмотреться к сеталу.
   Все же решился нанять его на месяц. Постараемся, что бы за это время нам не пришлось даже задумываться о подъеме нежити, ведь планировал ее вообще ни в коем случае не поднимать, и присмотримся к нему получше. ЗВ дороге заведу пару разговоров на подходящую тему и посмотрю на его реакцию. Если реакция мне понравиться и за это время я не передумаю продлевать контракт, то приложу усилия к заключению контракта на самый длительный срок предусмотренный их кодексом.
   Приняв решение, озвучил его воину и тот задумался, но думал совсем не долго. Сетал согласился на месячный контракт по сопровождению нас в неизвестном направлении, и стоимость за лечение руки должна была быть удержана из его зарплаты. Также в счет зарплаты я был обязан экипировать наемника, и зарядить 50 зарядный жезл с каменной шрапнелью в рукояти его меча. В течение времени контракта я должен был заряжать меч-жезл уже за свой счет. Так же за свой счет во время контракта я должен был кормить и лечить наемника и ремонтировать его снаряжение. Кормёжка и ремонт снаряжения за счет нанимателя предусматривалась далеко не всегда, но мне пришлось пойти на это, поскольку наемник и так у меня почти ничего не получал на руки. Он бы есть смог не каждый день. Так что пусть будет так. В дороге все всё равно лопаем с одного котла. Ну а снаряжение, будем надеяться, он не каждый день в хлам превращать будет.
   Достигнув устной договоренности, отправились в Градоуправление и в этот раз попали на территорию цитадели без взяток. Заключив контракт на бумаге отправились к оружейникам и лавочникам, где прикупили моему наймиту одежонку, сапоги, длинный кинжал, поножы, наручи, округлый шлем и кирасу с кольчужной юбкой как у моих наемников. Он хотел какую-то другую кирасу, но в наличии такой не было, а исполнения заказа мы ждать не могли. Слишком много времени на него хотел кузнец.
   Купив все нужное и прикинув, сколько содрать с него за зарядку амулета, да сколько отдам за отращивание руки, я вычел эту сумму из оплаты за месячный найм Глотца и получил отрицательное значение. Объявил об этом наемнику и тот сокрушенно признал мою правоту. Этот умник предложил вернуть снаряжение после окончания контракта, на что я махнул рукой и пообещал, что если нареканий по контракту не будет, то сетал получит снаряжение в качестве премии вместе с предложением его продления.
   Закончив с покупками, вернулись к башне с магом, который один в этом городе мог отращивать потерянные конечности. В этот раз группа пришла посолиднее, и слуга разговаривал вежливо, но мага он так и не позвал. Оказывается, беспокоить его ради такого не было нужды, а я думаю, что он попросту и не мог сотворить такое заклинание сам. Кохобор говорила, что его можно знать, но при этом манны на него может не хватить, поскольку надо ее чудовищное количество. Например, сама Валистея сотворить заклинание Великого или Идеального исцеления не сможет. Зато почти наверняка сумеет выучить его и создать амулет, а после за несколько раз накачает его нужным количеством маны. Вот, думаю, и этот маг так же.
   Слуга проводил нас в комнату вроде операционной, но до стерильности операционной моего мира этой комнатке было очень далеко. Больше она походила на вивисекторскую в которой не боятся занести инфекцию в организм пациента, поскольку он все равно не выживет. Но это верно для моего мира, а тут магия упрощала работу врачевателей. Достаточно вспомнить как слабеньким амулетом, но применив его много раз, благополучно вытравили заразу из меня самого. Так что при наличии амулета исцеления можно проводить операции прямо в грязи. Хотя его наличие вообще отменяет необходимость операции как таковой. Операция может понадобиться, только если слабеньким амулетом приращивать отрубленную руку. По моим прикидкам если руку пришить сразу или почти сразу, а после применить на нее исцеляющий амулет, то справиться даже среднее или вообще малое исцеление. Кохобор этого не опровергла, но и сказать, что это точно так не смогла. Возможно, но не более того.
   Увы, с Глотцем такой способ не пройдет. Его руку отсекли полторы недели назад и, разумеется, о ее сохранности никто не позаботился. Так что об экспериментах со слабыми амулетами и речи быть не могло. Из-за давности немого быть речи и об амулете исцеления тяжких ран. Примени его кто-нибудь в первый день, может полтора - два, и рука бы отросла сама. В нашем случае требовался амулет великого исцеления или амулет идеального исцеления, а они все наперечет. В общем, без похода в эту башню и этой далеко не стерильной операционной нам было не обойтись.
   Слуги мага уложили пациента на большой деревянный стол, дали ему какого-то наркотического настоя, после которого он провалился в спокойный сон. Этим слуги не удовлетворились и крепко накрепко привязали сетала к столешнице. Как только слуги зафиксировали Глотца, один из них ушел и вернулся с крупным и богато украшенным амулетом штучного производства. Оболочка соответствовала хранимому в нем заклинанию, что не удивительно. Вещь не только очень статусная.
   Закончив приготовления, слуги, наконец, провели невеликое таинство. Они разбинтовали явно залеченную легкой магией культю и применили на нее амулет с высшей магией исцеления. Несколько секунд ничего не происходило, а после я воочию наблюдал, как у разумного за несколько минут отрастает конечность. Зрелище не забываемое, как видом, так и, наверняка, ощущениями. Лицо сетала искажали гримасы боли, он стонал, рвался, а ведь его перед этим крепко опоили чем-то довольно серьезным. По крайней мере, его точно вырубило. Что же с ним было бы без этого наркотика? При восстановлении руки на живую? Выдержал бы человек, ну или другой разумный, такую пытку или умер от болевого шока?