Когтя вместе с бандитами завели в небольшой двор Сторожевой Башни и передали из рук в руки местной страже. Ящер, минуя ворота, покосился на мирно спавший домик владетеля. Это что же, выходит, ему снова повезло, подумал он. Словно какой-то местный божок оберегает сон и покой щедрого на дары поклоняющегося ему адепта? А может он ни в чем и не виноват? Сегодня бы и узнали, да видно не судьба. Уроды эти откуда-то вылезли... хотя, Рурку тоже досталось - шерсть выдрали и морду расцарапали. Не терпят тут конкурентов и разбираться предпочитают по старинке - нож в бок или брюхо. Правильно ли я поступил, что не убил этих двоих? Коготь поднял взгляд на идущего впереди метателя ножей. Тот двигался словно оживший каменный истукан - до сих пор был под контролем. Но на удивление шустро и даже раны его не беспокоили. Наверное, маг его полностью подчинил себе и заставил забыть о боли. Ящер был уверен, что нажил себе еще одного врага - этот не успокоится, пока не прирежет его. Так что нужно действовать быстро и желательно под утро, когда охрана уснет. Попробовать выбраться из клетки и свершить правосудие. Хотя, кто его знает, что тут за замки и вдруг стоит магическая сигнализация? Только вылезешь наружу, как к тебе тут же прибежит стража. Ладно, осмотримся пока, да и Фрайя точно его не бросит - один Рурк в дом не полезет. Придумает что-нибудь, она же магичка как-никак. А эти глядишь посадят его под замок и успокоятся. Нужно только запомнить в какую камеру определят этих двоих гавриков, чтобы потом их навестить.
   Удивительно, но раны до сих пор продолжали болеть, а кровь медленно сочилась из них, напитывая ткань рубашки. Похоже на ящера магу было наплевать. Коготь сначала недоумевал, ведь обычно регенерация срабатывала моментально, но потом сообразил, что на лезвие мог быть нанесен какой-нибудь яд и помощь знахаря вкупе с целителем точно не помешала. Однако, глядя на почесывающихся и зевающих стражей, Коготь понял, что вряд ли что-нибудь получит, кроме оскорблений и тумаков. Глава патруля подвел арестантов к писарю-смотрителю, что расположился в небольшой пристройке к башне. Пока тот готовил свои писчие принадлежности и расспрашивал бандитов, ящер успел рассмотреть черный камень кладки и стены строения. В глаза сразу же бросалось, что пристройку вместе с парой казарм делали отдельно и другие люди - башня стояла тут до них и похоже построена была очень давно. Камни были подогнаны друг к другу настолько плотно, что не имели стыков и при этом даже не было заметно выдавленного раствора. По такой стене практически невозможно забраться без специального снаряжения, подумал Коготь, прикидывая, как к ней подступиться. Камни отшлифованы до идеально ровной поверхности и щелей нет совсем. Если бы не рисунок кладки, то можно было решить, что башню просто выточили из единого куска скалы и поставили здесь. Без веревки, сброшенной сверху в здание не проникнуть, это точно.

   - Чего пялишься? - грубо спросил главный стражник патруля, толкая ящера к писарю, пока второго бандита уводили внутрь башни. - Думаешь, как сбежать? Не выйдет, ящерка! - он засмеялся. - Это тебе не в твоих любимых горах ползать - древние умели строить так, что хрен по стене залезешь!
   - Имя? - спокойно спросил смотритель, не обращая внимания на болтовню стражника. Он макнул грифель писала в чернильницу и приготовился заполнять чистый лист.
   - Коготь.
   - Родовое имя? - Писарь аккуратными значками пачкал бумагу.
   - Нет.
   - Изгой?
   - Нет.
   - Как это нет? - удивленный писарь поднял взгляд. - Ваших или выгоняют или убивают. - Поделился он собственными знаниями о народе хасов.
   - Память отшибло. - Ответил ящер и постучал себя по гребню. - По башке так сильно дали - тут помню, тут не помню.
   - Но принадлежишь ты госпоже Вернон, я правильно понял? - смотритель покосился на стражника и тот кивнул. Мол, сам своими ушами слышал и тебе рассказал. - Это-то ты помнишь? - Коготь кивнул. - Она же тебя купила?
   - Она меня наняла в придорожной таверне и привела сюда. - Выдал полуправду хас, тщательно обдумывая слова. А то стоящий рядом патрульный маг как-то хитро и подозрительно смотрел на ящера. А ну как тоже умеет правду от лжи отличать, не зря же он тут трется. - Дала работу. Все.
   Писарь посмотрел на мага и тот кивнул.
   - Ладно, запишем - наемный работник. - Вздохнул смотритель и продолжил опрос. - Род деятельности?
   - Рыбалка.
   - Понятно, на что еще водяная змея годится. - Фыркнул стражник. - Не тесто же месить и не дрова рубить. С такими-то когтями и зубами.
   - Время пребывания в Торнбьефе?
   - Со вчера.
   - И уже зарезать собрались. - Хохотнул второй стражник. - Быстро! Не тот городок для работы ты выбрал, змееныш!
   - Потише. - Строго сказал писарь, добавляя на бумагу что-то от себя. Он посмотрел на главу патруля, потом на ящера. - Рассказывай, как дело было.
   - Э, а его-то зачем спрашивать? - удивился главный. - С ним все и так ясно!
   - Потому что порядок таков. - Смотритель чуть качнул головой. - Не я его установил, не мне его и нарушать. Тем более, когда управитель с поездки вернется, то самолично будет со всем разбираться, что произошло во время ее отсутствия. И ей нужны показания всех свидетелей и опросы подозреваемых, а не честное слово кого-то из них.

   - Так у нас маги есть. - На этот раз удивился второй. - Заглянули в башку и готово.
   - Мыслеобразы к делу не пришьешь. - Писарь уставился на Когтя. - Говори. А с вас я потом показания сниму, пока можете быть свободны.
   - Как скажешь. - Пожал плечами главный и, развернувшись, потопал на выход.
   Без охраны Когтя никто не оставил, едва патруль собрался на выход, как его место заняли два хмурых парня, габаритами напоминающих Грундальфа и Олафа. Ящер быстро прошелся по ним взглядом, при этом один из них, заметив как хас покосился в его сторону, положил ладонь на рукоять меча. Мол, не балуй и останешься в живых. Судя по тому, как громила обозначил жест, Коготь не сомневался, что он одним движением снесет ему башку, только вынув оружие из ножен. Оба новых охранника были похожи друг на друга как братья-близнецы, что и подтвердил писарь, обратившись к ним.
   - Диг, Криг, присмотрите за ним. - Чиновник встал и долил себе чернил в чернильницу, после чего устроился поудобнее и зачем-то провел ладонью по бумаге, словно хотел расправить ее.
   - Рассказывай. - Снова приказал он.
   Коготь спокойно пересказал случившиеся события, упомянув и появление Фрайи, не забыв добавить про медицинскую помощь. Мол, хозяйка очень просила и все такое да и сейчас ему что-то нехорошо. Стоявший справа Диг (или Криг?), покосился на рану, потом на писаря, кивнув головой. Мол, что-то с ней и правда не чисто. Обычно ящер уже бегать вприпрыжку должен, а тут до сих пор кровоточит. Может до утра и не дожить. Смотритель поморщился, мысленно вздохнул. Как бы он не хотел, но подставляться скорой на расправу управительнице он не хотел - та живо дознается до правды. Стоит ей попросить об этом любого мага-менталиста и новый узник живо отправится в клетку. Орки они такие, помешанные на чести и справедливости. Правда, достигают они ее разными способами, да и представления у каждого из них о ней тоже весьма... специфические. И проверять их на себе писарь не хотел. Да и потом, он тут все-таки представитель закона, который суров и справедлив ко ВСЕМ, будь то кым, армар, мав или даже хас. Писарь повернулся к одному из стражников.
   - Криг, приведи Сигмунда, пусть осмотрит рану.
   Стоявший справа молча кивнул и вышел, а Диг пододвинулся к Когтю еще ближе. Пока ждали знахаря, писарь задавал уточняющие вопросы и ящер честно отвечал. Мага рядом нет, но кто знает, может они по запаху записей умудряются распознавать ложь?
   Знахарь не слишком торопился - он наскоро подлечил обоих бандитов, собрал свои склянки и только тогда отправился следом за Кригом. Войдя в приемную, он удивленно посмотрел на стоящего перед столом ящера.
   - Вулфруд, это еще что за чудо?
   - Хас, не видишь что ли? - мрачно отозвался писарь. - Посмотри, что с ним - рана в боку до сих пор не закрылась и кровоточит. Он тут мне весь пол уже своей кровищей заляпал.
   Подумаешь, упало-то всего пара капель, а уже вой поднял, подумал Коготь, прижимая ладонь к раненому боку. Знахарь поставил себе стульчик, чтобы оказаться примерно одинакового роста с ящером. Был он размеров тоже не маленьких. Вообще, здешние люди явно превосходили габаритами хасов и весьма значительно. Интересно, какой у них рост? Такой же как на Земле или чуть выше? Система измерения тут своя и сравнить опять же не с чем. Пока Коготь самый мелкий среди людей, хотя коротышки вроде Сторма еще ниже. Это местные гномы, как понял ящер. С квадратной фигурой и роскошной бородой. И заниматься они должны шахтерством, непомерно бухая при этом, а не возле прилавка стоять, хотя кто его знает, как там у них все устроено - про здешних жителей ему немного и рассказали. Есть люди - эти рожи ни с кем не перепутаешь. Есть эльфы - проклятые ушастые чародеи, плюющие на всех остальных через губу, хотя... Фрайя отыгрывает доброго следователя и Коготь еще не понял в самом деле она такая или же прикидывается. Играет уж больно натурально, как будто ей действительно есть дело до какого-то ящера. Есть разумные рептилии и стоящие на двух лапах коты, чего на Земле не было никогда. Наверняка есть еще кто-то, судя по тому, что он сам сейчас говорящее животное. Коготь отвлекся от раздумий, когда Сигмунд раскрыл свой походный чемоданчик и достал оттуда пару склянок, скомандовав.

   - Задери рубаху вверх. - И когда хас исполнил требуемое, высыпал на ладонь порошок, поднес к ране и дунул. Облако окутало тело ящера, чуть-чуть защипало, но и только. Знахарь же внимательно рассматривал рану. Наконец, он вынес вердикт. - Яда нет, но рана не закрывается. - И посмотрел на писаря.
   - А чего он тогда кровит? - спросил тот.
   - Не знаю. - Пожал плечами Сигмунд. - Сейчас приготовлю заживляющую мазь и посмотрим еще раз, может внутрь попало что-то мелкое.
   - Оружие. - Прогудел кто-то из близнецов. - Где оружие, которым раны нанесли? - он обращался к ящеру.
   - У стражи наверное.
- Пожал плечами Коготь. - Маг нас всех заморозил, а те ножи отобрали.
   - Как ты сказал? Заморозил? - знахарь захихикал. - Что-то я не вижу, чтобы передо мной ледышка оттаивала!
   - Оцепенение применил. - Подсказал Вулфруд и покосился на Дига. - Думаешь, нож зачарованный был?
   - Уверен. - Кивнул тот. - И чары явно на откачку жизненных сил направлены. Потому и кровь бежит, рана на хвосте-то затянулась первой, вон, уже и шрам образовался. - Ткнул пальцем в пятую конечность ящера страж.
   Знахарь с интересом осмотрел глубокий порез, найдя при этом еще несколько старых. Чешуйки на коже неправильно срослись и их было хорошо заметно. С интересом он осматривал широкий рубец а горле, но никак его не прокомментировал.
   - Так почему он до сих пор не свалился без памяти?
   - Хас потому что. - Прогудел Криг. - Они живучие. Сейчас его организм борется с проклятием оружия и поддерживает здоровье того, кто его пырнул.
   Вот ведь... урод, подумал Коготь, разозлившись. Еще и ножик читерский применил! Клинок у него зачарованный, оказывается, который здоровье владельца сохраняет! То-то я смотрю он так бодро шагал, хотя я точно знаю, что его неплохо подрезал. Дайте только до этого урода добраться, точно шею сверну.
   - И что делать? - спросил Вулфруд. - К утру или к обеду здесь будет труп и много вони, что от Вернон, что от управительницы, если он кровью изойдет и издохнет.
   - Раз рана магическая, то эликсирами тут не поможешь. - Изрек Сигмунд. - Только хуже сделаешь - последние силы отнимешь.
   - Оружие надо найти и разрядить. Тогда точно поможет. - Произнес Диг.
   - Зачарованные клинки так просто не разрядишь - тут маг нужен. - Возразил ему брат.
   - А если владелец погибнет? - задал вопрос Коготь и все замерли.
   - Ну-ну, не балуй. - Один из близнецов коснулся рукояти меча. - Твоя жизнь не стоит жизни кыма, хоть он и бандит.
   - Использование зачарованного оружия противоречит законам Империи и Предела. - Наставительно произнес Вулфруд. - Иначе тут все "пьющими жизнь" мечами размахивали бы и живых кымов совсем не осталось. А тот маг, что их делает, должен быть предан суду и лишен способностей. Но кто его искать будет... - Смотритель достал платок и промокнул лоб. - Вот же... задачка. И управителя в городе нет...

   - Скажи Балдуру, пусть он разбирается. - Посоветовал Сигмунд. - Раз рана нанесена магическим оружием, то я пойду. Знахарь тут не поможет, толку-то с меня.
   - Кто может помочь? - напрямую близнецов спросил Вулфруд. - Ну, говорите!
   - Бабка Хольда, но... - Диг покачал головой. - У нее оба сына в Змеиных Горах погибли, так что вряд ли она хаса лечить станет. Быстрее к Богам его отправит.
   - Все же попробуйте с ней поговорить, спросить о помощи. - Повелел Вулфруд, откидываясь на спинку стула. - Так мы хотя бы что-то сделаем и наказание будет не таким суровым. Арким!! - крикнул он.
   - Чего? - сонно отозвались из каморки, что располагалась за спиной писаря.
   - Вылезай, хаос тебя за ногу! - воззвал писарь. - Смена еще не закончилась, а он уже дрыхнет!
   - Сейчас, сейчас. - Отворилась дверь, ведущая в комнатку за стеной и на пороге показался подросток. Щуплый, низкорослый, чуть кривоватый, он разительно контрастировал с могучими сильными жителями Предела. И работенку ему подкинули соответствующую - подай, принеси, отнеси, доложи. Бегунок, короче, решил про себя Коготь.
   - Чего? - Арким нагло уставился на Вулфруда, потом увидел ящера. - Ого, змеюка!! Настоящая?!! - в глазах парня зажегся неподдельный интерес. - И даже в таверну к Сторму ходить не пришлось - сама пришла.
   Эге, да парень у них кто-то вроде соглядатая и шептуна, тут же сообразил Коготь. Такой в толпе затеряется и среди преступников сойдет за своего - те любят привечать всяких "нестандартных" товарищей и прочих сироток. Возможно, он и так работает на две стороны, средневековый шпион, блин.
   - Настоящая. - Буркнул смотритель. - Быстро скажи навскидку, кто в городе может исцелить от раны зачарованным оружием?
   - Хольда. - Тут же загнул большой палец Арким. - Симур, Тонг. Это из тех, что целителями работают, у них лавки на Большой улице. А из подпольщиков... Вайрана, но... - он покачал головой. - Если я его к ней приведу, меня там же и зарежут. Она под Большим Отцом ходит, а тот не любит чтобы в его владениях чужаки появлялись.
   - И все?
   - Есть еще Безумец. - Припомнил мальчишка.

   - Что за Безумец? - спросил Вулфруд. - Не припомню такого.
   - Это наш старый сиделец. - Пояснил мальчишка. - В отдельной камере. Я ему жратву всегда ношу, когда на смену заступаю.
   - Вот как? - удивился не меньше Аркима смотритель и тут же стал перебирать в своей памяти всех узников Башни. - Так-так, это Гувар что ли? Всклокоченный такой старик, вонючий, в шестнадцатой обитает?
   - Ну да. - Мальчишка кивнул. - Настоящего его имени я не знаю, его все Безумцем кличут.

   - Почему же я не знаю, что он лечить может? - спросил сам себя писарь, но Арким принял вопрос на свой счет.
   - Так никто его и не спрашивал, что он умеет. Говорит странно, иногда хохочет как сумасшедший, но иногда и нормальным делается. Он уже давно сидит, считай при поза-, поза-, поза-, поза,-... - начал загибать пальцы подросток.
   - Достаточно, понятно. - Прервал его Вулфруд. - А за что его посадили, не знаешь? Раз уж ты про такие подробности осведомлен, что Гувар - целитель, может он тебе рассказывал в редкое время просветления?
   - Он на площади что-то там про возвращение Хаоса кричал, проповедовал, что всем скоро конец придет, о кымской жадности и алчности орал, - припомнил Арким, - что он есть его посланник и чтобы готовились к приходу кого-то там. - Мальчишка пошевелил пальцами в воздухе. - Какого-то бога, я в подробностях не знаю, я еще не родился, а те, кто слышал - уже все давно подзабыли, да от себя придумали. А мне это Безумец сам рассказал, но и верить ему... Короче, тогдашнему владетелю не понравилось, что он на площади орет и он его навечно в Башню засадил. Иногда выпускал, говорят, во внутренний двор, правда, чтобы повеселиться, даже сам несколько раз приходил. И постановил его за счет города кормить, как шута держать. Это мне так Безумец рассказал. Что в его словах правда, а что ложь - не поймешь. Но то что он лечить может - это точно.
   - Как узнал?
   - Я коленку сильно расцарапал, да и потом Левша меня ножиком в жо... э-э, в задницу пырнул, - Арким замолчал, кончики его ушей покраснели, это было даже заметно при свете свечи, - а тут моя смена в Башне. Я к знахарю, а тот посмеялся и сказал, мол, само заживет, порез не глубокий. А жоп... э-э, задница-то болит, - Близнецы ухмыльнулись, - тут еще арестантов кормить - сам-то кое-как хожу. Ну я пока до Безумца доковылял, то всю себе ж... задницу и разбередил. Еле-еле ноги переставлял. А тот как глянул, так сразу с угла руками взмахнул вот так, - Арким замахал, как будто белье полоскал, - и у меня сразу же все прошло. Я на ж... задницу свою посмотрел - кожа розовая и шрама нет. Он мне даже коленку починил. А Безумец палец к губам приложил, мол, не говори никому, это наша с тобой тайна, подмигнул так хитро, ну я и... - парень потупился.
   - Понятно, молчал. - Кивнул Вулфруд. - И пользовался. Если он одним махом рук раны заживлять может с такого-то расстояния, то умертвить кого ему достаточно щелчков пальцев. - Писарь задумался. - Хм, странно, чего же он у нас тогда сидит? Давно бы уже вышел и след из трупов за собой оставил. Странно все это. Надо бы к нему присмотреться, но это потом. Он что-нибудь говорил по этому поводу?
   - Не. - Мотнул головой паренек. - Да я и не спрашивал. Он редко говорит, молчит больше. Но когда рот раскроет, то хоть стой, хоть падай - такую чушь несет! Хаос близко, враги повсюду, свет скоро погаснет и прочая лабуда. Такую каждый день на ярмарке от всяких пророков слышишь.
   - Ладно, тащите ящера к этому Безумцу, хуже не будет. - Принял решение Вулфруд. - Там же его и запереть можете. Если этот старый хрен его исцелит - хорошо, нам меньше проблем. Если не сможет и натворит с ним что-нибудь - мы здесь не причем. Так сложились звезды. Вернон, конечно, погорюет о потерянных деньгах, но, может, поумнеет. И не станет лезть туда, куда ее не просят. - Смотритель встал и повернулся к Аркиму. - А ты сейчас же беги и найди патруль стражников, что его сюда привел. Оружие они должны были подобрать и с собой таскают, раз до сих пор не сдали. Почему? - спросил сам себя Вулфруд. Он на мгновение задумался. - Ладно, потом разберемся. Если скажут, что темно было и не подобрали - пошаришь в Речном переулке, драка там случилась. Знаешь где это?
   - Ага. - Кивнул подросток. - Между Сточной улицей и Причальной, что к пристани выходит. Самая первая от реки.
   - Правильно. Все, беги. - Писарь похлопал парня по плечу. - И смотри там, без самодеятельности. Не станут отдавать - с ними потом позже поговорят. Не нравится мне все это. - Проворчал Вулфруд, садясь за стол, когда Когтя уже выводили из пристройки. - Разборки ночные, ножи зачарованные, хасы-слуги раненые. Куда катится этот мир? Не иначе как и правда к Хаосу?
   На этот вопрос у ящера не было ответа. Да и если бы был, то вряд ли его кто-то стал бы слушать. Его подтолкнули в спину и Коготь прошел в дверь, откуда вышел Арким, который уже испарился из Башни. Стражи провели его по ярко освещенному коридору до лестницы, ведущей вниз. Чад от факелов уходил в специальные вентиляционные отверстия, спроектированные строителями. Внутри была такая же бесшовная кладка как и снаружи, а стены очень ровными. Коготь даже сделал движение рукой, чтобы провести ладонью по камню, как страж немедленно схватил его за запястье.
   - Топай и руками не размахивай. - Мрачно прогудел один из близнецов.
   Глупо было бы сопротивляться. Конвоиры спустились на два этажа вниз и провели его вдоль дверей камер, остановившись возле одной, расположенной недалеко от лестницы. Над дверью был выбит значок, наверное цифры. Они не были похожи на уже виденные Когтем, к тому же едва заметно светились. Ящер посмотрел на соседнюю дверь, пока один из стражей отпирал замок - там тоже цифра светилась.

   - Это как? - спросил Коготь, не очень надеясь на ответ, но стоящий за спиной соизволил открыть рот.
   - Древняя магия.
   - Тут даже на стенах ничего рисовать нельзя - сразу все стирается само. - Добавил второй, открывая дверь. - Заходи.
   - А пожрать дадут? - спросил ящер, делая шаг вперед. - А то я только в обед рыбкой перекусил, даже еще не ужинал.
   - Перебьешься. - Ответил второй страж, захлопывая дверь. - Завтра утром получишь. - Прогудел он из-за преграды.
   Ящер остался в темном помещении - для узников факелы не были предусмотрены. Однако стены чуть светились тем же светом, что и цифры над дверьми и ему этого хватало. Или это светился сам воздух? Коготь быстро адаптировался к полутьме и тут же заметил лежавшую на тюфяке в углу фигуру, которая зашевелилась при звуках голоса и скрипе дверных петель. Хорошо что амулет перевода не отобрали, подумал Коготь подходя к старику, который распахнул глаза во всю ширь, пытаясь рассмотреть нового соседа. Что-то в его облике ящеру не понравилось, какая-то неприятная темная сыпь, которая исчезала под лохматинами одежды. Дед, повозившись, сел, прислонившись к стене.
   - Стена холодная, застудишься. - Произнес Коготь, чуть отступая.
   Старик отпрянул, услышав хорошо знакомые нотки шипения в голосе нового узника, хотя амулет перевел слова точно.
   - Изыди!! - возопил он, взмахнув рукой. - Исчадие Древних!! Пожиратель плоти и разгрызатель костей!!
   - Да не блажи ты так, никто тебя не услышит. - Ящер все же отошел назад, опершись о стену, чтобы Безумец успокоился. - Давно тут сидишь?
   - Да услышит меня Повелитель, - забормотал старик, - да оградит он меня от древней скверны, что в земле таится, от посланников ее, от их происков злонамеренных, от их желаний алчных, от болезней ими насылаемых, от чар их зловредных, от сглаза их змеиного и от когтя острого. - Начал он молитву. - Призовет на помощь мне детей своих, тех, что за Гранью существуют, что многие лета ждут шанса своего, дабы вернуть себе этот мир! - Безумец начал раскачиваться из стороны в сторону, его речь постепенно превратилась в бессвязное бормотание.
   - Все это хорошо и прекрасно. - Коготь прислонился к стене, сползая по ней вниз, сел на задницу и устроил хвост так, чтобы не мешал, продолжая следить за стариком. Не нравилось ему его поведение. С виду оно и вправду отдавало безумием, но было что-то еще, что-то, отчего его звериное тело будоражило и инстинкты требовали немедленно свернуть старику башку. Но Коготь их подавлял и с каждой секундой делать это становилось все труднее и труднее. - Однако эта твоя речь ни хрена не значит, потому что я тебя трогать точно не собираюсь. Скорее наоборот. - Ящер внимательно следил за стариком, который продолжал бормотать что-то скорее по привычке. - Один хорошо знакомый тебе парнишка сболтнул, что ты лечить руками умеешь, а меня - вот незадача - как раз подрезали слегка. - Безумец продолжал выть, не обращая внимания. - Зачарованным клинком. И если ты меня не вылечишь, то к утру здесь будет вонять мой труп и твои пожелания сбудутся. Предпочитаешь провести остаток времени с мертвецом, твое право, но я бы хотел выжить. И готов отплатить тебе тем, что вытащу тебя отсюда.
   Старик вдруг прекратил раскачиваться и посмотрел на Когтя, который также внимательно следил за ним, ясными глазами. В них читалось дикая боль и страдание.

   - Хас. - Вдруг четко произнес он. - Молю тебя - убей меня поскорее. Не медли. - После чего снова вернулся к своему занятию.
   Это что сейчас было, удивленно подумал Коготь, но сказал он следующее.
   - Похоже, ты действительно повредился умом, друг. - Коготь вытянул ноги, что с его суставами было сделать трудновато. - За убийство другого узника меня на утро точно казнят, а еще пожить хочу.
   - Ты не понимаешь. - Выдавил из себя старик так, словно ему что-то мешало. - Ошибка одного приведет к гибели многих. Только эти стены сдерживают меня, но ты... - Он вдруг задрожал, тело наклонилось вперед, ладонями Безумец оперся о каменный пол. - Тебя можно использовать. - Старик откинулся назад и его глаза как-то неестественно сверкнули. Он вдруг резко встал с места, словно внезапно стал молодым. Коготь тоже подскочил - происходящее ему очень не понравилось, а инстинкты все сильнее требовали атаковать. Безумец направился к ящеру, протянув правую руку и указывая на хаса. - Твое тело молодое и сильное, не то что эта старая дряхлая развалина. - Глаза Безумца начали наливаться кровью, а зрачки уменьшились до состояния точек. - С твоей помощью я, наконец, выйду отсюда и эти стены уже не смогут меня сдержать и помешать!
   Старик вдруг резко рванул к ящеру, стараясь вцепиться зверю в горло. Боль в боку усилилась, появилось ощущение, как будто Когтю пробили в печень, он даже раскрыл рот, хватая им воздух. Неожиданно мощные большие пальцы старика надавили на горло ящера, а остальные пальцы уместились на черепе, поворачивая его голову так, чтобы глаза Безумца оказались прямо напротив глаз Когтя. Однако тот совершенно не собирался сдаваться без боя, сообразив, что перед ним не простой сумасшедший, а одержимый чем-то. Или кем-то. Ящер затрепыхался, боль в боку усилилась, ударив в голову, почти лишая сознания и именно это привело его в чувство. Включились звериные инстинкты и тело стало бороться за выживание. Зубами он работать не мог, но вцепился руками в руки старика, впиваясь когтями в плоть. Хвост привычно для тела оперся о пол, поддерживая его и давая тому возможность ударить ногами с неизбежным рывком вниз. Острые когти прорвали лохмотья, впились в живот, проникая в плоть и Коготь сделал движение, словно встает на ноги. Шесть глубоких ран немедленно образовались от грудины до паха, заставляя старика дернуться от боли и ослабить хватку. Этого хватило ящеру, чтобы снова вдохнуть воздуху, рвануть руки Безумца вниз, освобождаясь и самому ударить ему в горло, прямо в кадык, сложенными лодочкой пальцами. О последствиях он не задумывался - очень хотелось выжить. Старик заперхал, отшатнулся назад, кровь, текущая из его живота, заляпала весь пол. Из горла хлестало еще больше - когти легко пробили плоть. Безумец посмотрел на свои раны, потом перевел взгляд на ящера, приготовившегося встретить противника.
   - Ах ты змеиная дрянь! - Прошипел старик не хуже самого Когтя, хрипя и булькая при этом. - Сейчас ты умрешь!!
   И он двинулся к хасу, совершенно не обращая внимания на нанесенные раны, на торчавшие из тела кишки и разорванную глотку. Коготь стоять на месте не стал - тело мобилизовало все резервы и разум заглушил боль. Рана в боку закровила еще сильнее - проклятие продолжало работать, однако хас применил приемы рукопашного боя и уложил неожиданно сильного Безумца мордой в пол, сломав тому руку. Старик дергался и порывался встать, тогда пришлось сильным ударом по голени сломать ему обе ноги - Коготь отчетливо слышал хруст. Одержимая тварь извивалась на полу, шипела и сыпала проклятиями, стараясь доползти до врага и вцепиться в него своими крючковатыми пальцами. С телом старика словно произошла метаморфоза, как будто нечто давно сидевшее в нем наконец-то вырвалось наружу. Коготь не стал дожидаться, когда оно появится на свет и сильным ударом ноги пробил старику черепушку. Кровь вперемешку с мозгами брызнула в стороны и тело наконец-то затихло. Просидевший много лет в камере Безумец обрел душевный покой. Ящер пошатнулся - мобилизация резервов организма подорвала его немногочисленные силы. Он мутным взглядом обвел камеру, выискивая остатки пищи - старикан явно не мог есть много. Засохшую краюху хлеба и комок давно застывшей каши Коготь проглотил не жуя, после чего подхватил тело и затащил его на тюфяк, повернув мордой к стене. Силы уже почти оставили ящера, но он все же сумел подойти к двери и едва слышно постучать в створку. Однако никто ему не открыл и Коготь, сползая вниз, меркнущим сознанием подумал, что похоже, в третий раз смерть обмануть не удастся.

  
   Фрайя была очень зла. На Рурка, на трусиху Бьярну, на проклятого ящера. И в первую очередь на саму себя. Как же она не сообразила, что здесь, в городе, сферы производства и торговли уже давно поделены между старыми кланами! Одни занимаются рыбной ловлей и охотой, другие производят кожи и доспехи, третьи куют мечи, а четвертые - кормят всех остальных. И если с Семьей все было понятно - трактиры и таверны это их вотчина, то вот от Торака она не ожидала, что тот сумеет пойти против ее протеже, госпожи Вернон. Ведь когда ее наблюдательница создавала дело в городе, то смогла договориться со всеми уважаемыми кымами. И тут вдруг такой резкий и решительный отпор. Или же кто-то решил разыграть свою карту и просто собрался стравить две богатые семьи? Фрайя с удовольствием взялась бы за расследование и узнала бы всю подноготную местных разборок, но сейчас перед ней стояла другая задача, более сложная и важная. Так что местные бандиты и связанные с ними торговцы подождут. Владетель, вот ее цель.
   Бьярну Фрайя отпустила сразу же, как только они добрались до таверны, сама же поднялась в комнату зверей и уселась на стул. Идущий за ней по пятам Рурк хранил молчание - он просто ждал, что скажет хозяйка. Вряд ли она станет ругать его за случай на охоте - этот молодой мав еще не вошел в пору взросления и кинулся на него как дикарь. По его морде и цвету шерсти сразу видно, что подросток, не умеющий контролировать свои эмоции. И морду ему расцарапал оттого, что Рурк просто не ожидал нападения с его стороны. Он ведь первым заметил мавчонка, окликнул его и предложил помощь. А тот кинулся на него как бешеный. Мав провел пальцем по царапине, мысленно усмехнувшись. Вот Когтю действительно не повезло - Рурк видел, что в драке его серьезно подрезали и ящеру больно.
   Фрайя пробарабанила пальцами по столу, раздумывая. Рурк молчал.
   - Ладно. - Решила она, хлопнув по столешнице ладонью. - Ложись спать - утром отправимся выкупать хаса.
   - А что если не доживет он до утра? - спросил Рурк, намекая на рану. Прочитать его мысль было легко.
   - Доживет. - Уверенно ответила армарка. - Хасы и не с такими ранами выживали. Ослабнет, это да, но доживет. - Она посмотрела прямо в глаза мава. - Почему я вас послушалась и не приказала лезть в дом прошлой ночью? - спросила сама себя Фрайя и тут же ответила. - Сама виновата, пошла на поводу. И этот тоже хорош - не смог двух грабителей в переулке одолеть.
   - Он не хотел их убивать. - Вставил Рурк, попытавшись защитить хаса.
   - Похвально, конечно, но к нашему делу это не относится. И ведь такое простое задание дала - поймай рыбы и принеси улов в корзине. Так нет и тут какие-то препятствия вылезают, словно... - Она поймала неожиданную мысль за ускользающий хвостик. После чего удивленно посмотрела на мава, продолжив, - словно кто-то не хочет, чтобы мы лезли к нему в дом, пока он не закончит свои дела. - Армарка встала и начал ходить по комнатке. - Но одного я тебя туда не пошлю - сразу же поймают. Скажи, у хаса уже был составлен план?
   - Какие-то наметки. - Признался Рурк. - Мне он о них не говорил, но сказал, что обошел весь дом по крышам и смотрел, где можно безопасно залезть. Он только опасался магической тревоги.
   - Амулеты такие там стоят, это правда. - Кивнула Фрайя. - Но их действие можно обойти - нужные медальоны у меня имеются. Но без хаса все это бесполезно. Нужно вытащить его из Башни и как можно скорее. Утром отправимся решать этот вопрос, а сейчас отдыхать - время уже позднее.
   - Вы не уйдете? - удивленно спросил мав.
   - Здесь лягу. - Отозвалась Фрайя, проводя рукой по постели. Из ладони шло едва заметное синее сияние. - Только избавлюсь от паразитов в постели. Хотя таверна Сторма славится как самая чистая и безопасная в этом городе, но все же перестраховаться не помешает.
   Рурк плюхнулся на свою койку и обрадовался, что сегодня никуда лезть не нужно и можно просто отдохнуть.
   Утром его разбудил стук в дверь - Бьярна принесла завтрак. Хозяин, чтобы загладить вину своей служанки, расстарался и поварихи приготовили вкусную и сытную еду. Сама же Бьярна старалась не смотреть в глаза Фрайи, которая проснулась гораздо раньше, чем слуги растопили печи на кухне. Армарам не требовался долгий сон, хватало буквально пяти-шести оборотов, чтобы восстановить силы. Ну и магия опять же помогала, куда без нее.
   Бьярна быстро составила на стол тарелки с кашей, сырниками, вкусно пахнущими оладьями, лежащими горкой, выпечкой, только что с пылу с жару и все это великолепие еды завершали две полные кружки отвара, прекрасно бодрящего с утра. Фрайя посмотрела на все это обилие, ожидая, когда Бьярна закончит.
   - Для мава еды в самый раз, но мне нужно следить за фигурой, так что я просто обойдусь оладьями. - Ела армарка, понятно, тоже мало. - То, что останется можете съесть сами, я не против.
   - Госпожа, там вас внизу ожидают трое мавов. - Служанка застыла в ожидании, покосившись, однако, на Рурка. - Прикажите позвать их сюда или сами спуститесь к ним?
   - Пусть поднимутся, позже мне будет не до них. - Распорядилась Фрайя и посмотрела на Рурка, невозмутимо поглощавшего пищу. - Выслушаем их версию.
   Мав просто пожал плечами - вчера он рассказал все без утайки. Ну, треснул пару раз сопляку по морде, ну лук сломал, чтобы не застрелил его в спину и кинжал отобрал. Который сейчас лежал в его наплечном мешке и который Рурк готов был отдать владельцу под Слово. То самое, верность которому так прилежно хранил он сам.
   Мавы специально поскрипели половицами по коридору, чтобы их было слышно и застыли у двери. Потом тихонько в нее постучали, ожидая разрешения.
   - Входите! - громко сказала Фрайя и добавила. - Только не всей толпой - комнатка небольшая.
   Дверь отворилась и первым в нее прошел крупный мав, чуть выше Рурка ростом. Оба кошака привычно сощурились, читая знаки на одежде и шевельнули усами, вбирая запахи шерсти. Эти сигналы давали им больше сведений, чем слова. Рурк в ответ встал, повернувшись расцарапанной мордой к вошедшему. Тот нервно дернул хвостом и подвинулся чуть вправо, давая возможность войти следом за ним еще кому-то. Фрайя узнала женщину мавов по заостреной морде, не такой лобастой и крупной голове, как у мужчин и более изящной фигурке. Никаких сисек у женщин-кошек не было, молочные железы набухали только в период кормления и также быстро возвращались к своим прежним формам. Так что для кымов мавы не сильно друг от друга и отличались, но армарка легко могла распознать, кто перед ней. Кошка-мать вошла и склонила голову в почтительном жесте, обращаясь к госпоже Вернон. О том, что она мать и имеет несколько детей говорили вплетенные в шерсть полоски ткани. Мужчины же хранили молчание.
   - Госпожа, я прошу прощения за действия своего младшего сына по отношению к вашему слуге-работнику. - Говорила женщина по-кымски на удивление хорошо, лишь небольшой мяукающий акцент выдавал ее. Она долго жила среди них и прекрасно сумела изучить язык народа. - Они были импульсивны и необдуманны. Он осознал свое неправильное поведение и больше подобного не повторится. Он готов принести извинения вам и вашему работнику. - Женщина отступила влево, давая дорогу отпрыску.
   Тот, опустив глаза в пол, скороговоркой попытался выплюнуть извинения, но отец (или же старший мав в роду, как у них принято) легонько шлепнул юнца по загривку и тот, потупившись еще сильнее, произнес:
   - Прошу меня простить, госпожа, что расцарапал вашему слуге лицо. - Говорил мальчишка гораздо лучше матери, но акцент прослеживался и здесь - голосовые связки у мавов близки к кымским, но все же слегка отличаются. Да и многим проще пользоваться амулетами-переводчиками, а не напрягать горло, изрекая чужую речь. Фрайя знала, что только мавы из всей звериной братии способны более-менее нормально общаться с кымами, ящеры и рахтраты могут выговорить несколько слов только и всего. Оттого все их и считают тупыми дикарями. - Подобное больше не повторится, извините меня еще раз. - Сынок склонил голову еще ниже и ретировался. При этом от Фрайи не укрылось, что обращаются мавы исключительно к ней, словно Рурка тут не существовало вовсе. Особенности культуры или же простая конкурентная ненависть?
   - Ты можешь ответить, за что? - спросила подростка армарка. - За что ты расцарапал ему морду? Он зашел на твою территорию?
   - Говори. - Произнес мав-отец или кто он там.
   - Я, - парень мысленно вдохнул, - я решил, что чужак забрел в наши охотничьи угодья и подумал его проучить.
   Мав немедленно треснул парня еще раз по загривку, да так, что тот аж присел и покачнулся.
   - Кто разрешал тебе думать?! - грозно спросил глава семьи на мавском, чтобы хозяйка чужака не поняла. - Увидел чужака - первым делом сообщи о нем, старшие за тебя будут думать!! - Он мельком зыркнул в сторону Рурка. - Понятно?!
   - Да, отец. - Тихо ответил подросток.
   - Не слышу?! - Мав повернулся к сыну.
   - Да, отец! - ответил тот уже громче.
   - И впредь запомни - будь тише воды, ниже травы. Ты охотник, а не кымская сопливая баба, которая визжит от страха при одном виде мава и ревет белугой, если получит по шее от него же!
   - Кмар, ты мог бы говорить на кымском. - Тихо попросила жена. - Сейчас ты не лучше Смарра и проявляешь неуважение к госпоже и ее слуге.
   - Я обращаюсь к сыну, не к ней. - Заметил отец, после чего добавил. - В его воспитании есть и твоя вина.
   - Это правда. - Жена склонила голову. - Но давай не будем выносить семейные дела на всеобщее обозрение.
   - Меня не интересует мнение слуги госпожи. - Фыркнул Кмар. - А ее - и подавно. Я сделал так, как ты просила. Хотя до сих пор считаю, что мавы не достойны унижаться перед кымами и всякими, - он впрямую посмотрел на Рурка, - изгоями.
   - Понятно, в кого пошел сынок. - Не выдержал Рурк. - Такой же несдержанный на язык как и папаша.
   - Что ты сказал, лишенный рода?! - Кмар уже было придвинулся к охотнику, но тут Фрайя подала голос.
   - Я все слышала и все поняла. - Спокойно произнесла она и мав-отец удивленно на нее уставился. Его вертикальные зрачки расширились до такой степени, что глаза стали полностью черными. Хвост начал нервно дергаться, подметая пол. Рурк направил усы вперед, а его глаза чуть прищурились - ему было приятно видеть недоумение и испуг собеседника. - Ваши извинения приняты, этого достаточно. И давайте не станем усугублять взаимные претензии. Теперь идите отсюда и не мешайте мне завтракать.
   Возникло неловкое молчание, результатом которого стал поспешный выход обоих мужчин-мавов из комнаты. Рурк сел на свое место, следя за задержавшейся женщиной. Ей явно было что сказать.
   - Еще раз простите, госпожа. - Поклонилась она. - Моего мужа и сына. Такова уж наша природа. - Она развела руками. - Мужчины мавов всегда хотят быть первыми на охоте, в семье и в роду. И когда они встречают кого-то чужого, то им очень тяжело признать, что этот кто-то может быть сильнее их. Пусть он и изгнанник. - Кошка поклонилась. - Не принимайте мои слова как оскорбление. - Она посмотрела на Рурка и тот кивнул. Глупо отрицать очевидное. - Еще раз извините.
   - Погоди. - Фрайя утерла губы платочком. - Раз ты наиболее здравомыслящая из всей вашей семьи, то подскажи мне, где мой слуга может охотится так, чтобы не пересекаться с твоими... мужчинами?
   - Угодья семьи включают в себя весь Торнбьеф с посадами и окрестностями до этой стороны реки. Такова договоренность с владетелем. Он может легко добывать мясо, просто переправившись на тот берег. Это будет самым лучшим решением для всех. - Женщина снова поклонилась и собралась уже уходить, но Фрайя снова ее остановила.
   - Не спеши так, у меня есть к тебе разговор и касаться он будет моего второго слуги. - Кошка внимательно слушала, не спеша уходить. - Дело в том, что ночью некие бандиты напали на хаса, который рыбачил на реке по моему приказу. Завязалась драка, которую разняли стражи. Они же увели всех в Башню. Так вот, если у тебя будет возможность узнать, кто устроил нападение, то я щедро оплачу твои труды.
   Женщина размышляла недолго и тут же дала ответ.
   - Вам не стоит заниматься рыбным промыслом, госпожа. Это может кончиться для вас плачевно. Также как и для вашего слуги.
   - Это еще почему?
   - Реку и все пути, что с ней связаны контролирует Хъялгар, а он под Большим Отцом ходит. - Тихо произнесла кошка.
   - Понятно. - Кивнула Фрайя, сделав вид, что поняла, о ком толкует ей женщина. - Что ж, спасибо и на этом. Вот, возьми. - Она протянула серебряную монетку. - Это за причиненное вашей семье беспокойство. Нанимая его я не подумала, что ваши родичи отреагируют на его появление... так бурно.
   - Я не стану брать ваши деньги, госпожа. - Отказалась кошка. - Примите это как полезный совет. Вы одна из немногих в городе, кто делает хоть что-то для его процветания, а не окончательного превращения в бандитскую дыру. - Женщина еще раз поклонилась и вышла, прикрыв за собой дверь.
   - Она не врет. - Тут же сказал Рурк. - В Торнбьефе действительно творятся черные дела и даже присутствие ящера тут не причем.
   - Поэтому Владыка и прислал сюда нас. - Фрайя посмотрела на мава, - чтобы разобрались с делами, которые наворотил владетель за столько лет. Бандиты почувствовали себя силой и это плохо для власти. И для закона. Ты наелся?
   - Да.
   - Тогда собирайся - пора выкупать хаса. - Она мысленно обратилась к кольцу и неожиданно для себя ощутила, что токи тела ящера слабеют. - Скорее, пока он еще жив!!
   Фрайя чуть было не открыла портал прямо в Башню, но вовремя сдержалась. Солнце уже встало, рыбаки вышли на реку проверять поставленные на ночь сети, ремесленники распахивали окна своих лавок, готовясь к рабочему дню, ночные грабители и воры отправились отсыпаться после тяжелой трудовой ночи. Редкие прохожие с удивлением провожали взглядами чуть ли не бегущую госпожу Вернон и следовавшего за ней мава. Многие любопытные зеваки, отложив свои дела (похмелиться с утра или же понежится под теплыми лучами солнышка), последовали за ней и с разочарованием выдохнули, когда та исчезла за воротами Башни. Снедаемое их любопытство наоборот, разгорелось с еще большей силой, едва только госпожа миновала порог и самых упертых пришлось разгонять страже. Понятно, что происшествие тут же обросло всякими слухами и домыслами, серьезно отличающимися от реальности происходящего.
   Фрайя же немедленно направилась в каморку смотрителя, где позевывающий после ночной смены Вулфруд пытался навести порядок в собственных записях. Кроме устроивших драку налетчиков и хаса к нему приволокли двух дебоширов-пьянчуг и одного пойманного с поличным вора, которого немедленно определили в камеру. Пьянчуги же отдыхали в яме и после полудня их выпустят, как только те проспятся. Ну, присудят им исправительные работы, пускай повкалывают на благо города, он, Вулфруд, будет не против. Поэтому когда перед ним появилась госпожа Вернон, он не особо и удивился - устал уже за ночь удивляться.
   - Чем могу служить? - вежливо спросил смотритель.
   - Этой ночью стража доставила к вам хаса и двух бандитов. - Начала Фрайя. - Хас - мой слуга. Какова сумма залога за него?
   - Э-э, - замемекал Вулфруд, соображая. Незаметно пришлось слегка влить ему в башку немного энергии для стимуляции мозга, а то пока смотритель разродится, то ящер подохнет. Хотя кольцо сообщало ей о его стабилизировавшемся состоянии, но Фрайя все же переживала за наемника, без которого все ее потуги шли прахом. - Он сейчас в шестнадцатой камере. - Вулфруд перебирал листки. - Сумма залога не указана. - Говорил он все живее и живее.
   - Моему слуге была оказана помощь знахаря как я и просила стражу? - осведомилась Фрайя жестким, не терпящим пререкания тоном. - Это ведь входит в его обязанности?
   - Несомненно. - Вулфруд вспомнил ночное происшествие и связанные с ним события. - Вот только...
   - Что?
   - В деле возникли некоторые нестыковки, о которых нужно доложить управителю. А без ее решения я не имею права отпустить ящера под залог.
   - Так помощь ему оказали или нет? - строго спросила Фрайя, краем сознания наблюдая за хасом и считывая с кольца его жизненные показатели. - Или вы ждете, когда он сдохнет, чтобы потом развести руками и отчитаться перед управителем, которой нет в городе, о том, что пострадавший умер от ран?
   - Госпожа Вернон. - Также строго ответил Вулфруд. - Попрошу вас не возводить напраслину на городскую стражу. Мы верно блюдем закон и охраняем покой наших горожан, вне зависимости от их расы и вероисповедания. И тут еще нужно разобраться, кто пострадавший - не успей стража вовремя, то сейчас у нас ну руках были бы трупы двух благочестивых кымов.
   - Которые ходят по ночам и нападают на честных тружеников? - не удержалась от подколки Фрайя.
   - Послушайте, госпожа. - Смотритель начал заводиться. - Как я уже сказал задача стражи - соблюдать закон. Приедет управитель и сама разберется, кто виноват и что с ними делать.
   - А хас входит в их число? - лукаво спросила армарка. - Тех, чей покой нужно оберегать?
   Смотритель пожевал губами, тяжело вздохнул.
   - Поймите, я не имею права выпустить его.
   - Но я могу хотя бы удостовериться, что он живой и не помер в вашей камере? - вложив в слова долю елея, спросила Фрайя, слегка подправив решительность смотрителя в нужном ей направлении. Простой кым легко поддавался контролю со стороны, хотя сама бы армарка расщедрилась бы на установку ментальной защиты для важных служащих. Вулфруд немедленно кивнул.
   - Конечно можете. Я сейчас провожу вас. - Он посмотрел на мава. - А вашему второму слуге все же лучше остаться здесь. Пусть посидит на лавке. Уверяю вас, что здесь, в Башне, ему ничего не угрожает.
   - Рурк, останься. - Распорядилась Фрайя. - И не вздумай ввязываться в драку и задирать стражу. Просто помалкивай и все.
   - Да, госпожа. - Кивнул мав, присаживаясь на лавку.
   - Следуйте за мной. - Вулфруд махнул рукой.
   Фрайя могла бы и сама спуститься в подвал и пройти к камере - читать на мертвом языке драконид она умела гораздо лучше чем местные болваны, но не стала разрушать образ богатой и влиятельной госпожи Вернон. В определенной сфере торговли влиятельной - как оказалось в городе существовали силы более могущественные и важные, чем какая-то процветающая лавочница.
   Вулфруд кивнул стражнику и тот, загремев ключами, пошел отпирать дверь камеры. Фрайя уже давно обратила внимание, что замки были навесными - магическими запорами здешние маги пользоваться не умели или же не хотели научиться. Если бы замки всех камер не были открыты, то и посадить в них никого было бы нельзя. А так мастеровые прикрутили уши к дверями и косякам и теперь узников запирали на огромные висячие замки. Стражник убрал запор в сторону и распахнул дверь.
   - Мать-заступница, с Дельцом и Воином в придачу! - выдохнул он, заглянув внутрь камеры. - Это еще что такое?!
   - В сторону! - Фрайя отпихнула стражника и быстро зашла внутрь, осматривая помещение.
   Возле порога, свернувшись в клубочек и поджав хвост спал хас. Его одежда была разодрана, на коже виднелись несколько свежих царапин, правый бок (лежал он на левом) обмотан какой-то грязной окровавленной тряпкой. Но не это взбудоражило армарку, а то, что от левой стены камеры до правого дальнего угла тянулся кровавый след с кусками засохшей уже плоти, а в углу мешком лежало мертвое тело здешнего постояльца. И еще в воздухе определенно чувствовался запах. Нет, не трупный, хотя воняло грязным телом и экскрементами тоже изрядно. Запах магии Хаоса. Фрайя присела рядом с хасом и повернула его на спину, разглядывая раны.
   - Вот тебе и подлечили. - Пробурчал Вулфруд, оглядывая место побоища. - Плохая была идея.
   - Просыпайся. - Потрясла ящера за плечо армарка. - Вставай, говорю!
   Тот еле-еле разлепил глаза и уставился мутным взглядом на хозяйку.
   - А-а, - протянул Коготь, - это ты... поздновато.
   - Что здесь случилось? - Фрайя скользнула рукой под окровавленные повязки, щупая нанесенную ножом глубокую рану. Ее пальцы наткнулись на свежий рубец - кожа только что затянулась, буквально к утру. Но хас был очень слаб и едва мог двигаться. Похоже, все свои силы организм потратил на восстановление.
   - Китон, позови Дига с братом, они сейчас дежурят. - Распорядился Вулфруд и стражник только повернулся, чтобы выйти, как Фрайя резко оторвала руку от хаса и встала, принимая свой естественный облик.
   - Никого не надо звать. - Строго сказала она и оба кыма удивленно уставились на нее. На лицах обоих промелькнул испуг - смотритель и стражник немедленно признали того, кто стоит перед ними.
   Вулфруд тут же бухнулся на колени, Китон с заметным промедлением последовал за ним.
   - Госпожа Ар Глеф!! - заголосил смотритель. - Прошу, не казните!! Я ведать не ведовал, что это ваш слуга!! Клянусь Девой, Матерью и всеми Богами, я не знал!!
   - Не блажи и встань. - Приказала Фрайя так, что Вулфруд подскочил как пружинка. - Никто не должен знать, что я была здесь. Ты. - Ее палец ткнулся в Китона, который задрожал еще сильнее. - Встань на входе и заворачивай всех любопытных, которые захотят спуститься в камеры. Понял?
   - Скоро завтрак, госпожа. - Пролепетал он. - Разносчик придет.
   - Значит подождет. Или у тебя нет над ним власти? - хмуро спросила Фрайя и Китон опустил глаза. - Иди и выполняй свою работу. Живо!
   Стражник немедленно выметнулся из камеры, радуясь, что еще легко отделался. Спорить с правой рукой самого Владыки и его личной помощницей он совершенно не хотел и не горел желанием. В ее праве посадить его в камеру до конца дней или же отправить на виселицу. Вулфруд же замер по стойке смирно.
   - Пойдем. - Поманила армарка смотрителя и направилась к телу. - Переверни его. - Приказала она.
   Тот исполнил требуемое со всевозможным усердием и удивленно уставился на обезображенное лицо старика, на котором ярко выделялись кровеносные сосуды фиолетового цвета. Череп был проломлен сильным ударом, рука и ноги сломаны, но не это интересовало Фрайю - она смотрела на шесть глубоких борозд, идущих по всему телу от грудины до паха. Выпавшие кишки ее шокировали, насмотрелась на всякое за свою жизнь. Высматривала же армарка другое, а именно кожу, на которой расцвели такие же фиолетовые пятна в форме многолучевой звезды, такие же что и на лице.
   - Знаешь что это? - спросила она Вулфруда.
   - Нет, госпожа. - Замотал он головой.
   - Метка Хаоса. - Просто сказала она и посмотрела на ящера. - И хасы прекрасно умеют распознавать одержимых, даря им смерть. Это у них в крови. - Поделилась она знанием. - Почему мне сразу не сказали, что в темнице содержится такая мерзкая тварь?
   - Госпожа! - взвыл Вулфруд, снова бухаясь на колени. - Клянусь Воином, не знал!! Старик уже давно здесь обитает, его при давнишнем владетеле еще посадили, запамятовал его имя!! Госпожа, не губи!! - смотритель пополз к Фрайе.
   - Встань, не люблю, когда лебезят. - С ноткой неудовольствия произнесла она. Армарка осмотрела стены камеры, размышляя вслух. - Драконы знали толк в содержании узников, строили на многие циклы, напитывали их магией, да так, чтобы одержимые хаосом даже ползать не могли. - Фрайя вздохнула. - Выдыхаются камни, раз эти твари уже умудряются захватывать тела внутри этих стен. - Она сделала паузу и посмотрела на смотрителя. - Чья это была идея посадить в камеру к старику хаса?
   - Мальчишка один, Арким, - немедленно ответил Вулфруд. - Он у нас соглядатаем служит и еду узникам разносит, когда не занят. Он говорил, что старик лечить может - коленку расцарапанную ему вмиг починил и так по мелочи. - Смотритель помялся. - А знахарь наш, Сигмунд, сказал, что бессилен против зачарованного оружия. - Фрайя нахмурилась, но не перебивала. - Что лечить змее... хаса можно только волшбой, вот мы и подумали, а не посадить ли нам его к старику. Поможет - хорошо, а не поможет... - Вулфруд стыдливо замолчал.
   - Понятно. - Кивнула Фрайя. - Никто про тварь чешуйчатую даже не вспомнит. А владелица слуги попечалится о потере вложенных в него средств, да и забудет. И претензию предъявлять не станет. Так было? - Смотритель склонил голову еще ниже. - Выпороть бы тебя, да времени жалко. Где зачарованный клинок? - вернулась Фрайя к более важному вопросу.
   - Я Аркима послал его искать, но тот его не нашел. И у стражников его нет - я спрашивал. - Вулфруд снова бухнулся на колени. - Не казни госпожа, я все исправлю!! Я найду оружие и того, кто его сделал!!
   - Не голоси ты так. - Поморщилась Фрайя. - Прозевал клинок, так и скажи, нечего выть попусту. И не давай невыполнимых обещаний. - Она повернулась к хасу. - Есть способ узнать, кто его сделал и выйти на нарушителя. - Ящер продолжал валяться на полу и Фрайе снова пришлось присесть. Она размотала тряпки, приложила ладони к ране и настроилась, пытаясь отследить магический отпечаток проклятия. Однако ее ждал сюрприз - никаких темных энергий от пореза не шло, наоборот, на грани сознания магичка ощутила, что некто легко и непринужденно исцелил ящера от проклятия. И воздействие это было сильным и незаметным, чего вообще-то не может быть. Как будто щелкнул пальцами мимо проходящий Бог. Странно, подумала армарка, отнимая руки и вставая с пола. Она повернулась к ожидающему ее приказов Вулфруду.
   - Уберите отсюда тело одержимого и сожгите. Как можно скорее и незаметнее и чтобы остальные не знали, что он такое. Мне еще слухов и паники в городе не хватало и так все на ушах из-за хаса стоят. - Распорядилась Фрайя. Вулфруд предпочел не заметить в ее голосе нотки досады. - Дальше. Меня тут не было - я сопровождаю управителя в ее поездке. Если вы двое начнете болтать лишнее, то ваши язычки я укорочу по самую шею, ясно? - Смотритель согласно закивал. - Сейчас я поставлю тебе блок, чтобы ни один маг не смог прочитать твой разум. - Армарка подошла к нему и уместила свои пальцы на висках и лбу. - Такая процедура стоит дорого, так что считай что тебе повезло. - Она сосредоточилась, выжигая в сознании Вулфруда необходимые установки. - Снять его могу только я и никто иной. То же самое я проделаю и со стражником, когда позовешь его сюда. Теперь что касается хаса. - Она посмотрела на лежащего Когтя, который очень сильно ослаб от полученных ран и проклятий. - Пусть посидит в камере до темноты. Потом ты его выпустишь и впустишь обратно, когда вернется. До этого усиленное питание и лечение. Скажи знахарю, что если он не поставит его на ноги до вечера, то отправиться в шахты лечить тамошних узников от рудничной лихорадки. Будет ломаться - скажешь что получил послание от управителя, я сейчас подготовлю бумагу. Если и после этого не захочет выполнять свою работу, то я с ним поговорю, когда вернусь. - Фрайя сделала паузу. - Назначаю тебя моими глазами и ушами в Башне, отныне ты служишь мне. Выполняй все свои обязанности как обычно, но спрашивать кроме управителя с тебя буду еще и я. И наведите здесь порядок. - Она снова поморщилась. - Сейчас переведите хаса в другую камеру почище - я хочу поговорить с ним.
   - Что если помощник Балдур захочет казни хаса? - задал вопрос Вулфруд. - И станет на ней настаивать? Ведь он же убил старика.
   - Если ты не будешь болтать об этом, он и не узнает. - Жестко ответила Фрайя, - Тем более, что управитель здесь решает, не он! И ты напомни ему об этом, ишь ты, вообразил себя главным! Если же не послушается, то он - первый кандидат на встречу с Богами.
   - Госпожа, я не властен над ним. - Решился высказаться Вулфруд.

   - Верно. - Армарка подумала одно мгновение. - Хорошо, будет тебе бумага и для него, заверенная подписью управителя. Все важные дела должны дожидаться ее решения. А дело хаса именно таково - покушение на жизнь кыма. Так и запиши в его деле, не упоминая об этом инциденте. А сейчас проводите меня в место, где я смогу с ним поговорить.
   - Каморка стражника подойдет? - спросил смотритель и Фрайя ласково взглянула на него.
   - Ты обалдел? Может еще и стол для узника накроешь? Я сказала - в камеру. Чистую, опрятную и со столом и табуретами. Я знаю, здесь есть несколько общих, вот одну из них и выдели персонально для хаса. Но он должен быть заперт, таково мое желание.

   - А если Балдур начнет задавать вопросы?
   - Скажешь, госпожа Вернон заплатила за комфортные условия содержания. - Фрайя передала один золотой смотрителю в вовремя подставленную им ладонь. - А также за усиленное питание и услуги знахаря. Это если местный лекаришка все-таки начнет воротить нос - монеты хорошо стимулируют работника. Вставай. - Эта фраза относилась уже к Когтю, который очнулся от сна и теперь просто валялся на полу.

   Ему и тут было неплохо - бок уже не болел, да и остальные раны как-то подзатянулись и перестали беспокоить. Сейчас же пришлось подниматься и ящер какое-то время возился на полу, ворочаясь словно перевернутый на спину жук. Наконец ему удалось встать и он поплелся за магичкой куда-то дальше по коридору, еле переставляя ноги - тело словно было ватным и чужим. Если посмотреть с этой стороны, то он действительно чужак в чужом теле, так что все правильно. Вулфруд позвал Китона и тот немедленно открыл требуемую камеру, подвергнувшись зомбированию со стороны Фрайи. Это мне еще повезло, подумал Коготь, наблюдая как армарка ловко превращает человека в своего пожизненного слугу. Мне только колечко на пальчик надели, а могли бы и вот так в игрушку превратить, совершенно не спрашивая разрешения. Как тот долбанный маг в переулке. Козел драный! Ух, как я зол!! Дайте только добраться до горла любого из них, перережу с наслаждением или же перегрызу зубами! Зубки-то у меня теперь о-го-го, острее не бывает, акула отдыхает!! Фрайя мельком взглянула на ящера, который из состояния сонливости перешел в состояние боевого настроя. Конечно, сейчас он ни на кого нападать не станет - слаб еще и силенок не хватит. И он это прекрасно понимает. Но вот эти его чувства очень не понравились магичке - направлены они были на представителей ее ремесла. И успокоить его нельзя - волшба будет прекрасно заметна и для него в том числе. А брать под контроль... такое себе занятие. Похоже, именно на это ящер и злится - патрульный маг сделал все так, как того велели правила. И сопроводил подозреваемых в темницу, совершенно наплевав на их мнение. И чего тут злиться? Нет, ей хаса решительно не понять точно также как и весь их народ. Вспылить могут по любому мелкому поводу, а вот на серьезное оскорбление совершенно не обратить внимания. Точно про них говорят - дикие твари.
   Другая камера была явно больше, светлее и шире. Здесь даже воздух был чище и дышалось легко. Коготь, не спрашивая разрешения Фрайи, плюхнулся на лавку и положил голову на столешницу, уставившись на нее грустными глазами. Армарка немедленно распорядилась.

   - Двойную порцию тюремной баланды сюда. И закрой дверь.
   Оба тут же откланялись и побежали исполнять приказания. Фрайя же села напротив ящера, заметив, что в камере стало как будто ярче. И воздух вдруг стал более влажным. Армарка сконцентрировалась, вызывая магическое зрение и с удивлением распознала на стенах начертанные древние руны заклинаний. Некоторые из них были активны и среагировали на присутствие хаса, создавая для узника необходимую окружающую среду. Фрайя обратила внимание, что ящеру стало даже как-то лучше - кожа из бледно-зеленой постепенно наливалось привычной чернотой, гребни на голове и кончике хвоста раскрылись, он даже сменил позу, сев прямо и начав копаться в тряпках, пытаясь их размотать и очистить от крови.
   - Рассказывай. - Потребовала она.

   - Про драку в переулке или про старика? - уточнил тот.
   - Про все.
   Коготь напряг память, припоминая. Разум словно отошел от влияния твари, что сидела в старике и в голове ящера прояснилось. Говорил он медленно и обстоятельно, тщательно обдумывая, что можно сказать, а что нет. Однако от Фрайи утаить ничего не получилось и та стала задавать наводящие вопросы.
   - Он сам на меня кинулся. - Говорил Коготь. - Вцепился когтями в башку и начал давить. Магией или чем там не знаю, но резко вдруг хреново стало. Тут еще и рана открытая - стражники трепались о зачарованном оружии, которым меня пырнули. Бандит больно шустрый оказался - не ожидал я. А что касается старика, то мне подыхать не хотелось, вот я его и полоснул ногами. А потом добил.

   - Дальше что случилось?
   - Он сдох, а я спать сразу же завалился. Устал очень.
   - И все? - удивилась Фрайя.
   - Все.
- Пожал плечами Коготь. - А чего еще рассказывать?
   - Например, как ты от проклятия ножа излечился.
   - Не знаю. - Он приложил ладонь к груди. - Честно. Я вырубился, а потом вы меня за плечо потрясли.
   - А между этими действиями ничего подозрительного не произошло? - продолжала допытываться Фрайя.
   - Ничего. - Снова пожал плечами ящер. - Сон только снился и все.
   - Какой сон? Мне нужны подробности, вспоминай. - Армарка словно сделала стойку, даже придвинулась чуть ближе к ящеру. Ее лицо оказалось почти что рядом и Коготь отстранился.
   - Мама приснилась. - Коготь только сейчас догадался, что перед ним во сне предстала не здешняя чешуйчатая мать, которую он не знал, да и видеть не видел, а та, из прошлой жизни, та, кто родила его прошлое тело. - Она мне говорила что-то, а потом подула, вот так. - Он как будто что-то сдул с ладони. - И мне стало тепло, хорошо и мягко. И на этот раз я точно уснул. Ну, ничего больше не помню. - Развел он руками.
   Слукавил Коготь - все он помнил. В мельчайших подробностях. Мама была именно такой, какой он ее и помнил - в домашнем платье, пахнувшей выпечкой и плитой. Она смотрела на непутевого сына, качая головой. "Бестолковый ты у меня все-таки", - сказала она и подула с ладони, - "сколько раз говорила - учись на чужих ошибках, а не на своих. Ничего, будет тебе впредь урок". Мама погладила его по голове и здесь Коготь точно знал, что он не в человеческом обличье перед ней предстал - тело принадлежало ящеру. "С выбором только не ошибись", - добавила она напоследок и вздохнула, - "не увидимся более мы, будь осторожен", - мягкая теплая ладонь снова погладила голову Когтя, - "этот подарок тебе за то что ты делаешь. Прощай". И как-то хитро так подмигнула, словно знала, что будет дальше. Вот только рассказывать не захотела. Впрочем, ящер ее понимал - не должен он это знать.
   - Понятно. - Фрайя кивнула сама себе, откинувшись на лавке. Настаивать она не стала - разговоры с Богами это личное дело каждого и посторонним о них знать совсем необязательно. Личное должно остаться личным. - Теперь слушай - тебе придется посидеть в Башне. Отсюда удобнее всего добраться до дома владетеля - он рядом. Поднимешься на самый верх и спустишься вниз по канату - стражу я предупрежу, чтобы провели тебя незаметно. Этой ночью войдете в дом, пошарите у него в сундуках...
   - Оружие. - Сказал вдруг Коготь и внимательно посмотрел на Фрайю. - У многих есть такое зачарованное оружие?
   - Нет. - Отрицательно мотнула она головой. - Владение им запрещено. Только императорская стража имеет право использовать его. Или же охрана архивов Академии или других важных учреждений Империи.
   - Маги могут его сделать?
   - Могут. - Не стала увиливать от разговора армарка. После всего произошедшего она взглянула на хаса не как на инструмент, а на личность. И потом, Императорская семья уже несколько поколений воспитывает верных помощников из этого народа, которые честно отрабатывают свою пищу. Про мотивацию это уже другой вопрос да и не слишком Фрайе интересный. И если Барга рассматривала странную парочку зверей просто как наемников на один раз, то вот для армарки заиметь таких постоянных помощников было архиважно. За столько лет она привыкла действовать одна, но в последнее время начала меня свое мнение, сталкиваясь с довольно сложными и трудными делами. И потом, кто-то ведь должен был расчищать путь, так почему бы не им? - Есть ряд рун, который накладывается на клинок и тот приобретает определенные свойства. С каждым ударом он разряжается и его надо постоянно напитывать энергией. - Магичка посмотрела на ящера. - Похоже, твой организм высосал тот нож досуха. Даже если его и найдут, то увидеть нанесенные руны сможет только маг, простые кымы сочтут его обычным клинком.
   - А тот, кто делает посохи... он может сляпать такое вот оружие? - задал вопрос Коготь и Фрайя сразу же сделалась серьезной. С такой стороны она проблему не рассматривала и если клинок и посохи изготовлены одним умельцем, то...
   - Если ты окажешься прав... - она на миг замолчала, раздумывая, - но такого уникума нужно долго готовить и очень серьезно заниматься его обучением. А это уровень Академии или же СпецУчилища. - Фрайя склонила голову на правое плечо, глядя прямо на хаса. - Да, маг, умеющий создать посох сделает и зачарованное оружие.
   - Или группа магов. - Ящер размышлял о своем. - Один маг может управлять сразу всеми стихиями?
   - Может, но таких уникумов по пальцам пересчитать можно. И они все находятся под контролем ибо опасны в первую очередь для самих себя.
   - Каким образом?
   - Ты этой ночью встречался с одним из них. - Невесело усмехнулась Фрайя. - Маги - желанная добыча для демонов Хаоса. В них им проникнуть проще ибо те каждый раз заглядывают за грань реальности. - Армарка помолчала. - А начинается все с малого - сначала шепот, словно дуновение ветра. Потом в голове возникают вроде бы логичные, но явно не твои мысли. И если ты поддашься им, то уже не выкарабкаешься обратно. Некоторые умудряются сопротивляться всю жизнь и попадают на опыты к магам, которые изучают Хаос как врага. Некоторые живут с раздвоением личности, здесь был именно такой случай, - магичка ткнула пальцем в сторону двери, - а некоторые полностью отдаются демонам, что приводит к очень страшным последствиям.
   - Каким?
   - Междоусобицы, голод, чума, война. - Пожала плечами Фрайя. - У Хаоса много способов воздействовать на нашу реальность.
   - Но зачем? - Коготь покачал головой. - Я не понимаю, чего они сюда лезут?
   - А зачем кымы лезут в ваши болота и горы? - вопросом на вопрос ответила Фрайя. Хас пожал плечами. - Неужели не знаешь?
   - Я потерял память, но не разум. - Ответил тот. - Просто я не знаю, что там такого есть, что их привлекает.
   - Знахарей - редкие животные и травы, кузнецов и мастеровых - богатые залежи руд, земледельцев - непаханые поля, плотников - невырубленые леса. - Фрайя сделала паузу, провоцируя ящера, следя за его эмоциональным состоянием. - Охотников - шикарные трофеи. Очень почетно повесить над очагом голову какого-нибудь вашего вождя, а из его шкуры сделать сапоги и куртку.
   - Наверное у нас есть такой же похожий обычай. - Снова пожал тот плечами. - Но я уже говорил - был при смерти и мне память отшибло. Откуда я пришел, зачем именно сюда и почему - не знаю да никогда и не узнаю. И честно скажу - желания нет. Если тут в городе за пойманную в реке без разрешения местного бандюги рыбу зарезать могут, нужно думать как здесь выжить, а не размышлять о том, что уже давно случилось.
   - Иногда наши поступки, совершенные в прошлом, догоняют нас в будущем. - Заметила Фрайя.
   - Главное, чтобы у этих преследователей не оказалось зачарованного оружия. - Проворчал ящер. - Есть от него какая-нибудь защита?
   - Щит и меч. И твоя ловкость. Вот вся защита. - Армарке понравилось, что хас оказался эмоционально стабилен. Наверное неведомый Бог немного вправил ему мозги. - Просто не дай себя ударить и все.
   - Значит, стоит подтянуть боевую подготовку. - Ящер не мигая смотрел на магичку. - Что будет с нами, когда мы выполним работу?
   Тяжелый вопрос, но он решил сразу же расставить все точки над Ё. Если эльфийка сейчас начнет юлить и играть словами, то с этого самого момента Коготь ей больше не верит. Ее стремление вытащить ящера из темницы похвально, опять же лечит забесплатно, кормит и поит, но это пока он ей нужен. А потом выбросит на помойку как отработанный материал. Если вообще оставит в живых. Ну, чего молчишь? Я жду ответа.
   Вопрос хаса поставил Фрайю в тупик. Это все равно, что табуретка заявит хозяину, что больше не станет удерживать его жирную задницу. Можно было заставить ящера кататься по полу от боли, можно было воздействовать на разум, но армарка не хотела этого делать. Впервые не хотела. Наверное, она вошла в период зрелости, когда руководствуются больше разумом, чем эмоциями. Живой и здоровый, а самое имеющий свой творческий подход к делу и соображающий в этом гораздо лучше нее, хас ей полезен гораздо больше, чем как простая марионетка. Сейчас два болвана как раз устраняют последствия от "работы" ее "помощника". И потом, самой Фрайе уже давно нужны были толковые бойцы. Луркса и Воорха Барга забрала себе в единоличное пользование, хотя именно армарка их нашла и предложила долгосрочный найм. Она ведь надеялась перевестись на полевую работу, а то сидеть подле Владыки уже изрядно надоело. А тут такой случай, в который Фрайя и напросилась. Монарх размышлял недолго - ему эти неизвестные маги, делающие посохи как кухарка пирожки совсем не нужны. Вот и отправил ее проветриться. Заодно и Барге помочь. А тут такой вариант рядом сидит. Эх, в команду бы взять еще их знахарку, которая владеет магией жизни гораздо лучше Фрайи, раз сумела за пару дней поставить хаса на ноги. Определенно ее подготовка наводит на серьезные мысли - кто она, откуда и, главное, где училась, раз овладела своим ремеслом в совершенстве. А про знахарку эти двое могут многое рассказать, например, где ее искать. Ведь она их сюда послала с каким-то заданием, оба ведь зачем-то в Торнбьеф направлялись. И выяснить это можно только расположив их к себе. Да и потом, признайся честно, мысленно сказала сама себе Фрайя, ты просто хочешь с помощью хаса разгадать одну из древних загадок его предков. Посмотри вокруг, даже эти стены мгновенно среагировали на присутствие потомка драконид, которых не было здесь очень давно. Значит, в его жилах течет их кровь. Ну, или же хотя бы какие-то остатки. Но опять же, он не маг и совершенно понятия не имеет как творить волшбу, а руны все равно реагируют. Загадка? Фрайя вздохнула - она поняла, что нужно честно отвечать на вопрос. Хас, конечно, возражать не станет, но начнет думать, как соскочить с ее крючка. И, возможно, убить ее.
   - Если поможете найти и убить этого мага - я сниму с вас магические кольца. - Эльфийка улыбнулась. - Взамен выдам золотые, знак свободного гражданина Империи и Предела. Можете ходить, где хотите, никто вам не посмеет даже слова вякнуть. Ибо на вашей стороне будет закон. - Она сделала паузу. - Но я бы хотела продолжить наши деловые отношения.
   - То есть продолжить работать на вас?
   - Именно так. Тогда перед вами двоими откроются поистине шикарные перспективы. - Фрайя продолжала улыбаться.
   Уж не об этом ли выборе говорила мать, подумал Коготь. Ну и что теперь делать? Продолжить убивать на государственной службе или же заняться наемничеством? Но кто даст гарантии что там и там его снова не убьют, когда решат, что он не нужен? Эльфийка, которую он знает всего пару дней? Потребовать с нее магическую клятву? Так Коготь в этом ничего не соображает и ей обмануть такого лоха как он пара пустяков. Заключить краткосрочный контракт? Пожалуй, пока можно остановиться и на этом, тем более, что выбора особого у него нет. А он чувствует, что Фрайя говорит с ним честно. Она действительно готова принять его и Рурка в свою команду и орчанка тут совершенно ни при чем.
   - Давайте пока остановимся на этом деле. - Выдал наконец он. - Получится найти и прибить мага, не умерев в процессе - можно будет поговорить о дальнейшей нашей судьбе. А то даже в этом городишке у каждого занюханного головореза имеется зачарованное оружие, которым он жаждет ткнуть в мою тушку. Кстати, вы бы поговорили с одним из них, оба сидят где-то тут, в соседней камере. Может быть и лезть в дом к владетелю не пришлось бы.
   - Хорошая идея. - Кивнула Фрайя. - Но без визита к главе города мы обойтись не можем. Без его ведома здесь мало что делается.
   - Тогда мы впустим вас внутрь. - Твердо сказал Коготь. - Я читать не умею, мне эти каляки на бумаге до одного места, все равно не разберу, что там написано. Рурк... тоже тот еще болван. Короче, я открою ворота - вы зайдете. Стражу внутри двора мы убивать не будем - свяжем и запрем где-нибудь. В доме тоже порядок наведем, хозяину глаза завяжем - вас никто и не узнает. Нужно только знать есть там магическая тревога или нет.
   - Ты. Отныне говори мне ты, раз уж мы работаем вместе. - Сказала Фрайя, доставая из сумки сложенный план дома и кладя его на стол. - Это схема комнат, как ты и просил. И магическая защита там есть, я узнала. Поэтому я вам выдам два специальных амулета. - Она сунула руку в карман и вынула небольшой камешек на цепочке. - Он позволит бесшумно миновать стену и проникнуть в дом. Ни шагов ваших, ни вашего запаха никто учуять не сможет, а вот если увидит... то сам понимаешь. Так что действуйте с оглядкой.
   - Рурк говорил, что владетель посылал куда-то рукокрыла? - осведомился Коготь и Фрайя отрицательно мотнула головой. - Как раз в то время, когда я приглядывался как залезть внутрь, он выпорхнул из окна. Полетел куда-то на север или чуть западнее, точно не знаю - в темноте сложно определить направление.
   - С этого и надо было начинать! - воскликнула Фрайя и тут же задумалась. - Надо связаться с Дожжеем, - пробормотала она, не обращая внимания на ящера, - он как раз там... ладно, раз владетель посылает рукокрылов по ночам, то значит точно в чем-то замешан. И наверное ты прав - мое присутствие там необходимо. Что же касается случившегося этой ночью... стража будет молчать. - Фрайя встала из-за стола. - А я навещу этих бандитов и все выясню про зачарованное оружие. Сейчас тебе принесут еду и осмотрит знахарь. - Она снова приняла облик госпожи Вернон. - Набирайся сил, этой ночью они тебе пригодятся.
   - А оружие? - спросил Коготь. - Мне выдадут мое оружие? И хотелось бы одеть свой доспех, а то неприлично разгуливать по ночам голым.
   - Ты же не собираешься устроить в доме владетеля резню?
   - Это как получится. - Проворчал хас. - Я не хочу идти туда безоружным.
   - Будет тебе оружие. - Подумав немного, ответила Фрайя. - И доспехи тоже.
   - Сюда принесут или снаружи придется переодеваться?
   - Конечно сюда! - всплеснула руками магичка. - Здесь разгуливающий в броне вооруженный преступник обычное дело! Сам-то думай, что говоришь! Получишь внизу, там же и переоденешься.
   - Это я с голодухи плохо соображаю - вчера вечером не кормили еще. - Наябедничал на стражу Коготь. Он задрал испачканную кровью рубаху и посмотрел на шрамы. - И эта, мне бы еще переодеться во что-нибудь чистое и помыться бы.
   - А может тебе еще и бабу притащить вместе с выпивкой? - подковырнула ящера армарка.
   - Было бы неплохо. - Ухмыльнулся Коготь. То есть хвостом взмахнул, морда как была так и осталась каменной. - Но, боюсь, силенок на вечер уже не хватит.
   - А ты дерзкий. - Фрайя поняла, что хас таким образом издевается. Хотя в его словах тоже был смысл - ящеры довольно чистоплотные существа, как и мавы и гораздо чаще кымов сигают в теплые источники и подолгу сидят в водоемах. Она вспомнила, как видела картину, нарисованную каким-то древним полковым художником. Так не более чем зарисовка. Командир послал разведчиков в горы, где тот и зарисовал увиденное. Несколько каменных чаш, по краям которых лежит снег. От воды курится еле заметный дымок, а в самой воде как рыбы в бочке сидят хасы - одни головы торчат. Все племя залезло греться в горячие источники. О последствиях такого времяпровождения лучше не упоминать - полк вырезал всех. Мужчин, женщин, детей. Собрали яйца и приготовили огромный омлет для командиров. Фрайя все это прочитала в книге воспоминаний художника, который хвастался увиденным и прилагал еще и рисунки. Этот был самым безобидным. Стоит ли говорить, что ящеры из других племен вырезали полк почти под корень - художник одним из первых сделал ноги и остался жив. Отсюда и сведения. Армарка посмотрела на ждущего ее вердикта ящера, принимая облик Вернон. - Ладно, будет тебе помывка, я распоряжусь. Только держи свой рот на замке, уяснил?
   - Так точно! - весело отрапортовал Коготь.
   - Это что такое сейчас было? - Вздрогнула армарка.
   - Это выражение такое, - объяснил хас, - означает - будет сделано.
   - Так и говори - будет сделано. А этих слов... чтобы я их больше не слышала, ясно?
   - Хорошо. - Коготь пожал плечами.
   Дверь открылась - на пороге стоял мальчишка с тележкой, на которой стоял большой котел. Внизу, на второй полке уютно устроились сложенные друг в друга глиняные глубокие тарелки. "Разносчик пиццы" удивленно раскрыл рот, уставившись на Фрайю и сидевшего за столом хаса.
   - А вот, наконец, и еда. - Улыбнулась та. - Двойную порцию моему слуге, как я и просила. И еще, а не тот ли ты мальчик, что бегал ночью искать зачарованный нож? - Арким сглотнул, понимая, что смотритель сдал его с потрохами. - Тогда к тебе у меня будет разговор. Как закончишь, я жду тебя в комнате смотрителя. Ты меня слышишь, мальчик?
   - Да, госпожа. - Выдавил тот.
   - Заканчивай поскорее свои дела и бегом наверх. - Обворожительно улыбнулась Фрайя и паренек сглотнул еще раз. Она прошла мимо него, обдав Аркима едва ощутимым ароматом невероятно прекрасных духов. Потянув носом, мальчишка немедленно оказался в стране своих грез. И пребывал бы там еще долго, если бы хас не постучал когтем по столу и не спросил:
   - И где моя большая ложка?
   Арким сглотнул в третий раз - остаться один на один со связанным по рукам и ногам чудовищем это одно, а вот видеть его же свободно сидящего за столом - совсем другое. Мальчишка быстро налил в миску бурды до краев, сунул в варево ложку и ретировался, плотно захлопнув за собой дверь. Коготь кряхтя встал и поднял с пола чашку, стараясь не расплескать содержимое.
   - Обслуживание у них тут так себе. - Сказал он вслух, зачерпывая баланду и отправляя в рот. - Еда тоже на уровне, но это гораздо лучше, чем валяться с пробитой башкой где-нибудь в сточной канаве.
   Фрайя плотно пообщалась с напавшими на Когтя бандитами и выяснила много интересного. Владелец зачарованного ножа купил его за огромные деньги у торгаша, промышлявшего на черном рынке. Этот самый черный рынок располагался не где-нибудь в сточных трубах канализации, как в столице, а прямо в таверне "Хромой охотник". Именно там собиралась заинтересованные кымы и заключали выгодные сделки. Причем название таверны все время менялось, чтобы стража или соглядатаи из свиты управителя не мешали продавцам. Всего списка таверн бандит не знал, а те, что назвал находились ближе к реке и таверна Сторма там слава Богам не фигурировала. Хотя, кто знает, ведь бандиты подловили их в переулке, по которому хаса повела Бьярна. Но Фрайя уже говорила с девочкой о случившемся и та сама была напугана нападением. Но эта проблема второстепенного плана, главное - изготовитель посохов. А с бандитами пусть Барга разбирается, это как раз ее уровень и стиль. Вломиться на хату с обнаженным оружием и просто зарубить всех. Орки любят открытую схватку и редко избегают ее, если есть возможность подраться.
   Днем она занималась делами поместья, отыгрывая госпожу Вернон. Слуги бегали туда-сюда, выполняя нужную работу, зазывалы орали громче других, приглашая покупателей в лавки госпожи, обещая низкие цены и шикарные скидки. Где-то в середине рабочего дня в поместье пришел кым с посланием от "очень уважаемого горожанина", как он выразился. Фрайя приняла конверт и внимательно прочитала написанное четким ровным почерком:
   "Уважаемая Фелона Вернон! Я прекрасно понимаю ваши чувства об утраченных возможностях, ибо вложенные в дело средства должны приносить прибыль. Но вы должны понимать, что покупая продукты у поставщиков, вы обеспечиваете семьи их работников достатком и позволяете им покупать у вас же необходимые им изделия. Как богатая и уверенная в себе женщина с деловой хваткой вы не можете этого не понимать и впредь я прошу вас не совершать необдуманных поступков и принимать правильные решения. Согласен, что произошедшее вчера с вашим слугой выглядело чересчур жестоко, поэтому я посылаю денежную компенсацию за ваши расходы. Надеюсь на понимание с вашей стороны. Х."
   Фрайя вытряхнула из конверта две серебряные монетки. Да, невысоко ты оценил хаса, господин помощник главного бандита, на такую сумму даже полудохлого раба не купишь. Нанять работника, конечно, можно, но он тоже обойдется в монету немалую. Она сложила письмо и посмотрела на бандитского посла.
   - Мой ответ ждут или же нет? - осведомилась Фрайя.
   - Если пожелаете. - Вежливо ответил дипломат-разбойник.
   - Хорошо, подождите пока тут. Возьмите с полки пирожок. - Разрешила она.
   Быстро написав ответ, она протянула послание вместе с двумя присланными ей монетами.
   - А на словах передайте, - вежливо произнесла Фрайя, - раз меня считают уверенной женщиной с деловой хваткой, то не откажутся от МОЕГО предложения, ведущего к обоюдной выгоде. И от моего совета. - Она обворожительно улыбнулась.
   Бандит пообещал передать и раскланялся перед уходом. Стоит ли говорить, что письмо немедленно было доставлено адресату, но не Хъялгару, а непосредственно Большому Отцу, который с удивлением выслушав устный ответ, вскрыл письменный и, прочитав, озадаченно хмыкнул.
   - Дерзкая стерва. - Произнес он, сложив бумагу вчетверо и поднося уголок к горящей свече, чтобы сжечь улику. - Но умная, этого у нее не отнять. - Казалось, он был даже доволен.
   - Загасить? - спросил, наклонившись к нему, его правая рука, верный друг и советник.
   - Ты умом повредился что ли? - ласково спросил второй, тайный, владетель города, чья власть наступает только ночью. - Из-за дырявой корзины рыбы начинать полномасштабную войну с привлечением магов? Я еще не настолько выжил из ума. К тому же госпожа Вернон была столь любезна, что поделилась довольно важными сведениями. - Отец повернулся к советнику. - Достань из башни обоих исполнителей и доставь сюда - хочу задать им один вопрос. - Потом глава посмотрел куда вдаль, мимо всех приближенных. - И от их ответа будет зависеть чья-то жизнь. А также найди мне торгаша Скага, к нему у меня есть интересный разговор.
   - Так что делать с госпожой? Шептуны сообщают, что ее слуга выжил и сейчас сидит в общей камере. Один. И кормят его двойной порцией.
   - Вернон завела себе ручную змейку, пускай сама с ней забавляется. - Отец размышлял. - Хотя его способности мне бы пригодились. Возможно в будущем... - он посмотрел на советника, - Вернон не трогать, но пусть ее ныряльщик займется чем-то другим или мутит воду ниже по течению. Или загоняет рыбу в наши сети, раз уж она хочет сотрудничества. Торака примерно наказать - он решил, что способен самостоятельно вести дела без моего на то согласия. С Хъялгара взять виру серебром - пусть лучше следит за своими исполнителями.
   - Наказать сильно или слабо? - уточнил помощник.
   - Отрежьте ему мизинец чтобы поумнел и впредь советовался со старшими.
   - Он прибежал напрямую к тебе с жалобой и ты разрешил. - Напомнил правая рука.
   - Напугать, а не убивать! - резко высказался Отец, подавшись на "троне" чуть вперед. - И уж тем более не зачарованным оружием! - Советник удивленно уставился на главу, а тот внимательно осмотрел присутствующую свиту, которых было не так уж и много. Посланник, пара бойцов охраны, личный маг и целитель, знахарь, очередная пассия Отца и два шептуна. - Думаю, что предупреждать не стоит, что все сказанное в этой комнате в ней и останется? - все дружно закивали - дураков здесь уже давно не было и умные предпочитали вообще затыкать уши, если разговор их не касался. Меньше знаешь - крепче спишь. - Выполняй. - Обратился Отец к советнику. - Я должен знать все о том, кто ведет дела в обход установленных мной правил.
   - Отец, мне готовится? - спросил маг, чуть приблизившись.
   - Да. - Кивнул тот. - Привлеки нюхачей, но пока не спускай с поводка - сначала выясним, что известно торгашу и покупателям. Все свободны.
   Свита и советник покинули комнату.
  
   Когтя разбудил скрип отпираемой двери камеры. Ящер быстро открыл глаза и в полутьме немедленно узнал тушу Вулфруда, который подсвечивал себе путь ручным светильничком. Это выглядело как небольшой фонарик, вот только вместо лампочки горел маленький камушек. С амулетами Коготь здесь сталкивался, но вот магических артефактов еще не видел, не считая посоха. Но там скорее оружие, а тут вполне себе бытовой предмет. Вулфруд вошел в камеру, за его спиной маячил стражник, держа в руках какой-то сверток.
   - Переодевайся. - Коротко приказал смотритель. - Смени свои тряпки на чистую одежду. Да побыстрее - госпожа не любит долго ждать.
   Коготь не стал себя уговаривать, он одним движением подскочил с койки - оба кыма вздрогнули от неожиданности - подходя к стражнику и принимая от него одежду. Фрайя распорядилась отнести ему сменку. Лучше бы доспехи притащила, подумал ящер, натягивая на ноги специально вышитые ткачихой носки, которые заказал еще в Шустове, чтобы не стучать когтями по полу. Амулеты амулетами, но забывать о таких простых деталях тоже не стоит. Не хватало поясной сумки с эликсирами, которыми Анга снабдила зверей в дорогу, но он это как-нибудь переживет. Опять же веревки нет и альпинистских костылей, но ящер надеялся, что Фрайя уже все подготовила. Повернувшись к Вулфруду, он спросил.
   - Стражи в башне много?
   - Ну-ну, не балуй. - Погрозил пальцем смотритель, думая, что хас хочет вырезать всех. Ящер и без оружия чрезвычайно опасен, кым прекрасно знал это. Он даже отступил на шаг. - Я тебя проведу наверх, спустишься вниз по канату и свободен до утра. Но перед рассветом ты должен сидеть в камере, ясно? Госпожа сказала, что даст знак когда тебя затаскивать обратно.
   - Понятно. - Проворчал Коготь. - Веди.
   Вулфруд хорошо подготовился - на лестнице до самого выхода на смотровую площадку башни не оказалось ни одного стражника. Пришлось всех поставить в караулы на внешнюю стену, а частью усилить патрули. Мол, он, Вулфруд написал управительнице и та прислала распоряжение с рукокрылом. Фрайя легко изготовила послание, которое прочитал Балдур. Помощник и второе лицо в городской страже поморщился, но распорядился выполнить приказ, посчитав, что из башни преступники и так не сбегут. Да и из преступников там серьезными считались два убийцы и хас, остальные обычные пьянчуги, которых даже в камеры не садили, а просто покидали в ямы во дворе. Таким образом расчистив себе путь, Вулфруд выполнил приказ Фрайи, доставив ее слугу по назначению.
   Коготь, с наслаждением вдыхая ночную прохладу, подошел к зубцу башни и посмотрел вниз. Строение не было полностью обнесено стеной - одна сторона выходила в город. И именно здесь он мог беспрепятственно спуститься вниз, тем более, что веревка уже была припасена и привязана к вбитому в стену крюку. Похоже на верхушку драконья магия не распространялась, подумал Коготь, цепляясь за толстый канат и привычно перекидывая тело через край. Он был удивлен тому, как быстро во-первых восстановился от полученных ран, которые сейчас представляли собой затянувшиеся рубцы и во-вторых - влиянием Фрайи на местную стражу. Глаза и уши Когтя всегда были открыты и сложить два и два он мог легко. Похоже Барга если и являлась управителем города, то была всего лишь прикрытием для эльфийки, главной задачей которой было найти этих изготовителей посохов, вряд ли подобное потянул бы один человек. Точнее кым. К тому же он мог оказаться и эльфом и любым другим разумным существом, размышлял ящер, осторожно спускаясь вниз и следя, чтобы его не заметили. На счастье луны скрылись в облаках, к тому же начал накрапывать мелкий дождичек, а кое-где и пробрасывать снег. Зима неохотно уступала свои права и ночью все еще забирала свое. Коготь уже давно понял, что первый сезон это название весны и именно она уже давно должна была наступить. Но здесь, на севере материка, климатическая зона была схожа с сибирской - днем жарко, а по ночам холод и частенько дождь превращался в снег.
   Едва Коготь коснулся ногами уличных каменных плит и выпустил веревку из рук, как та немедленно унеслась вверх. Ящер приник к стене, чтобы стража не заметила его силуэт и огляделся в поисках "подельников". Фрайя точно знала, где он будет слезать и вряд ли сидит сейчас в таверне, дожидаясь своего слугу. Хас угадал - через мгновение морок рассеялся и перед ним возник Рурк, облаченный в доспех и эльфийка, одетая в черные одежды. Широкие штаны, куртка, опоясанная широким же ремнем, волосы собраны в пучок и хвостик забавно торчит вверх. На лице темная маска с прорезями для глаз, даже нос закрыт. У армаров слишком белая кожа, хорошо заметная в темноте, особенно при свете спутников. И Фрайя учла этот эффект. Она подошла к ящеру, который вжался в стену, готовый к бою.
   - Как ты? - спросила она, намекая на его физическое состояние. - Восстановился?
   - Вполне. - Кивнул тот и указал пальцем на стену забора владетеля. - Перебираться будем там - с башни не видно. Как только стража встретиться и разойдется - забираемся. Где мои доспехи и оружие?
   - Вот. - Рурк протянул требуемое.
   Коготь развернул сверток, пока магичка устанавливала полог невидимости. Он быстро облачился в броню - наголенники, нагрудник, наручи и юбка с вшитыми стальными пластинами. Спрятал метательные ножи в специальные чехлы в наручах, повесил кинжал на пояс, нож закрепил возле ключицы, там где и привык. Фрайя посмотрела на это но ничего не сказала - ящерам виднее где носить холодное оружие. Коготь попрыгал на месте, проверяя как все закреплено, чтобы невзначай ничего не загремело.
   - Следи за стеной. - Ящер снова указал на забор.
   - Амулеты. - Напомнила Фрайя, протягивая медальоны. - А то здесь начнется светопреставление, едва вы минуете забор.
   - Забыл. - Повинился Коготь, одевая камень на шею и пряча его под доспех. Стало неудобно, но ящер решил потерпеть для дела.
   Стража на стене повстречалась, обменялась ничего не значащими фразами и снова разошлась. Коготь тронул Рурка - пора. Оба зверя, быстро осмотревшись по сторонам, рванули к забору, на бегу раскручивая крюки. Две железяки почти синхронно перелетели через забор и лазутчики, прижавшись к стене, подтянули их, проверяя на прочность зацепа. После чего путь наверх занял не более пары мгновений. Коготь сразу же отцепил крюк, перекидывая его и веревку вниз во внутренний двор, чтобы случайный глаз стражи не зацепился за висящую веревку. Тот свалился вниз, исчезая среди травы и ровно подстриженных кустарников. Ящер запомнил место, указал Рурку на идущего по мосткам часового, кот кивнул и мягко двинулся к нему. Убивать они никого не станут, просто придушат и лишат сознания, а потом свяжут. Своим же Коготь занялся в первую очередь.
   Кым был высоким и здоровым, так что не с ростом ящера пытаться добраться до его горла. Но ведь можно сделать наоборот. Коготь сильно ударил стража под коленку, заставляя того упасть и как только голова поравнялась с ним, ребром ладони ударил в висок, попав и по уху. Охранник на мгновение дезориентировался, чего вполне хватило Когтю сорвать с него шлем и стукнуть рукоятью кинжала по затылку. Как раз в ту самую точку, попадание в которую гарантирует человеку кратковременную потерю сознания. Страж обмяк и ящер аккуратно придержал его, чтобы тот не загремел доспехами. Он и так немного нашумел, но стража, сидящая в будке даже носа оттуда не высунула, а те, кто были в угловых башенках также почему-то не подняли крик. Ящер не знал, что медальон распространял вокруг себя магическое поле, из которого не доносилось ни звука, ни крика. Коготь посмотрел как идут дела у Рурка - тот справился более-менее, уложив "своего" стража и сейчас пеленал его припасенной веревкой. Долго возится, подумал Коготь, быстро подбегая к башенке и врываясь внутрь. Но там никого не оказалось, только столик с горящей на нем свечкой, тарелка с едой, прислоненный к стене щит, табурет, задвинутый под стол. Голые стены и больше ничего. Коготь быстро пробежал по мосткам - сидевшая внизу стража не уловила едва слышного дробного топота - и ввалился в другую башенку. Там тоже оказалось пусто, но здесь обстановка была побогаче. К столу с едой и табурету добавился сундук, а также пара стальных наручников, напоминающих кандалы. Их-то, а также веревку Коготь и прихватил, чтобы как следует спеленать стража. Рурк уже тащил своего по мосткам в башенку, тогда как ящер только приступил к связыванию. Наручниками сковал руки, а ноги хорошенько связал веревкой, после чего воткнул в рот найденную в кармане у стража ветошь для смазки меча. Ну и что, что воняет, зато отлично послужит кляпом. Куском веревки привязал к голове, чтобы не смог вытолкнуть из своей пасти и потащил в башенку. Стража возле ворот так и не показалась, а дом спал. Окна были плотно закрыты шторами и никто из-за них не подглядывал. Очень удачная ночь, с тревогой подумал Коготь, обычно такое начало хреново заканчивается, но не будем привлекать негативные мысли, которые, как известно, сбываются гораздо быстрее, чем позитивные. Ящер подозвал Рурка, указав на сторожку. Тот кивнул - привратников тоже следовало обезвредить.
   Оба зверя одновременно спрыгнули вниз и вломились в сторожку. Сначала Коготь хотел аккуратно приоткрыть дверцу, чтобы оценить обстановку, но окон в будке не было, а вероятность того, что кто-то из стражей вдруг станет пялиться на дверь была весьма высока. Это ящер знал по своему опыту прошлой жизни. Ибо именно так все и случается. Так что стоит совершить резкий врыв и последующее за ним избиение. Так и сделали.
   Стража бессовестно дрыхла, когда налетчики попали внутрь. Один из них услышал скрип двери и заворочался, приоткрывая глаза, как немедленно получил удар по кадыку. Страж заперхал, пытаясь вдохнуть, но Коготь уже добавил ему в лоб. Глаза кыма закатились и он отрубился. Только по хриплому клекоту дыхания было понятно, что он еще жив. На всякий случай Коготь добавил еще раз по темечку и принялся связывать стража. Рурк второго просто придушил слегка во сне. Тот замахал руками, распахнув глазенки, но ускользающее из реальности сознание не зафиксировало образ душителя, запомнив только его сильную хватку. Мав поступил точно также как и Коготь, обмотав веревкой стража словно паук паутиной.
   - Открой калитку - я поищу крюк, который вниз скинул. - Произнес Коготь, исчезая в темноте двора - горящих светильников здесь было немного и они освещали в основном садовые дорожки, а не кустарники.
   - А вдруг там магическая тревога? - спросил Рурк.
   - Тогда придется нашей нанимательнице лезть через стену. - Отозвался из темноты ящер.
   - Я все слышу. - Неожиданно раздался голос рядом со сторожкой и Фрайя сняла морок.
   Рурк вздрогнул, а Коготь шепотом выругался.
   - Если вы сразу могли ТАК проникнуть в дом, то зачем вам мы? - спросил он.
   - Как боевики. - Просто ответила эльфийка. Она выдержала паузу и продолжила. - Я могу накинуть на себя морок, миновать стражу, частично контролировать их разумы, но я не могу одновременно вести беседу с подозреваемым и защищать себе спину. Вы просто расчистите мне путь, раз уже мне все равно пришлось залезть к владетелю. Хотя я этого и не хотела.
   - Ладно, сейчас я найду веревку и пойдем в дом. - Коготь двинулся к кустам, не став спрашивать, как магичка оказалась внутри. Крюка у нее с собой не было, может быть она вообще перелетела через стену? Кто их, этих волшебников, разберет.
   - Не надо, я ее уже подобрала. - Фрайя протянула крюк ящеру и тот, замерев на мгновение, принял "кошку". - Внутрь дома попадем через подвал - у слуг есть отдельный выход. Главные двери заперты на обычный и магический замки точно также как и эти ворота. И открыть их может только владетель. А вот слугам часто приходится ползать по его надобностям по ночам, так что там двери просто запирают на засов.
   - И как мы его откроем снаружи? - спросил Коготь, который хотел вломиться в дом через крышу. Залезть через слуховое окно на чердак, а там уже спуститься вниз.
   - Я открою. - Просто сказала Фрайя. - Вы пойдете вперед и уберете охрану точно также как сделали это здесь. Их там всего четверо плюс слуги. Но тех можно запереть в спальне и они нам не помешают.
   - Откуда такие подробные сведения? - с подозрением в голосе спросил Коготь.
   - Просто сегодня днем подвернулся один очень интересный кым, который был не прочь ими поделиться.
   Фрайя не стала раскрывать, что слегка покопалась в голове у бандита, заодно выяснив, кто же заинтересовался госпожой Вернон. Раз уже тот кым был в курсе количества охраны в доме владетеля, то отсюда следует вывод о том, что бандиты сами были готовы нанести ночной визит хозяину. Или же готовились на случай разрыва с ним деловых отношений. Ведь пока в городе поддерживается своего рода баланс сил, то убийства и грабежи не выходят за рамки установленных границ. И эти границы были установлены кем-то очень и очень давно ибо умный градоправитель понимает, что полностью искоренить преступность невозможно. Асоциальные элементы будут присутствовать всегда. Но с ними можно договориться и выделить им свою нишу, с которой они будут кормиться. Ведь по сути своей владетель такой же бандит как и ночные грабители. Только на его стороне закон, а на их - нет. Все это было известно давно и длились эта игра тысячелетиями и если кто-то нарушал правила, то немедленно возникали народные бунты, мятежи, наступала анархия, потом приходилось вводить войска и многострадальная, напитавшаяся кровью земля долго не могла родить. Ни хлеба, ни одежды, ни слуг и рабов. Простаивали шахты, кузнецы не ковали бытовую утварь, а делали только мечи, доспехи и щиты, причем из захваченного металла, земледельцы не садили зерно, потому что посевы легко можно было сжечь. Деревни пустели и дома разваливались прямо на глазах. Ремесленники в срочном порядке закрывали свои лавки и поспешно уезжали. Торгаши из соседних провинций взвинчивали цены на продовольствие и снабжение армии, при этом умудряясь вести сделки с обеими сторонами. Все это народы Хоста проходили уже не раз, пока не возникла Империя. Как всегда новое государство восстало из пепла на останках старого мира и, через некоторое время должно было также обратиться в прах, но этого не случилось. Просто один из правителей придумал отличную систему сдержек и противовесов, включив в нее и бандитские элементы. Однако случались моменты, когда те слегка забывались и именно для этого существовали управители или же такие советники как она, Фрайя. Которые занимались очень серьезными и опасными для государства делами, при этом верша скорый и справедливый суд. И эта система действовала уже не одно тысячелетие. Нет, войны внутри Империи и на ее границах конечно случались, но таких масштабных конфликтов как во время ее становления - никогда. Если не считать операции по принуждению хасов к миру.
   Коготь же просто кивнул - зачем спрашивать, если ему и так ответили даже больше, чем могли бы. Фрайя подошла к двери, замерла, прислушиваясь к чему-то. Потом приложила руки к двери и потянула засов в сторону. С той стороны крупный стальной пруток пополз вправо, выходя из скобы. Эльфийка отняла ладони только тогда, когда почувствовала, что он уперся ручкой в ограничитель. Фрайя отошла в сторону и Коготь медленно потянул дверцу на себя, проникая в щель. За ним "просочился" Рурк и армарка, подождав немного, наложив на себя морок, последовала за зверями.
   Внутри было тихо. Она прошла через кухню, где на плите стояла приготовленная для утреннего завтрака кастрюля с водой и на столе лежали мытые овощи для салата, а в морозильнике дожидалось мясо. Обратила внимание, что дверь в комнату слуг была заперта и подперта ухватом - лазутчики озаботились о том, чтобы никто посторонний неожиданно не покинул ее. Подход хаса Фрайе нравился - тот действовал как опытный специалист. Если бы она не отдала приказ не убивать, уверенна, что после себя тот оставил бы след из трупов, ибо мертвые не умеют развязываться и неожиданно не возникают в тылу в оружием в руках. Это если их не подняли заклятиями. Но здесь Фрайя должна заботится о подданных Владыки, все же эти слуги и стража не были виновны в действиях владетеля, они вообще могли ничего о них не знать. Однако догадываться. А это уже расценивается как потворство и наказывается не хуже, чем само преступление. Ведь если ты знал и ничего не сделал, не предупредил, испугался, то виноват точно также как и преступник. Правда здесь вступал в силу еще один закон, закон предательства. И многие до сих пор не различали потворство и предательство. Сейчас Фрайя шла на преступление ради высшей цели, о которой знать остальным не положено. И это другими советниками могло быть расценено как предательство. Нападение на представителя власти в его собственном доме. И кем?! Двумя зверями, представителями низшей ветви разума!! Долг Фрайи - защищать, а не грабить и нападать. Поэтому здесь она нарушает закон и должна сделать все так, чтобы никто ничего не узнал. Память вырубленным стражам она уже почистила и те, обнаружив себя связанными, решат, что это напал кто-то из бандитов Большого Отца. В рядах тех начнутся поиски предателя, стража станет проводить чистки и скоро местному преступному сообществу станет не до разборок с госпожой Вернон. Тем более, что хас и мав, нарушители спокойствия, покинут этот город. Ибо Барга прислала письмо, где указывала, что эта Анга очень занятная и интересная особа. Орчанка уже успела пообщаться с Грундальфом и старый воин нехотя рассказал ей все что знал. Так что с этой искусницей неплохо бы тесно пообщаться и вот тут помощь двух зверей неоценима. Потому что кроме них она никого к себе не подпустит. Фрайя из подвала поднялась на первый этаж, где коридоры были освещены слабыми магическими светильниками. Похоже их заряжают каждый день, подумала она, медленно ступая по мягким коврам. Звери уже хозяйничали где-то наверху - оба стража первого этажа мирно посапывали запертыми в какой-то каморке. Армарка поднялась по лестнице и увидела ноги стража, которого тащили по коридору. Шорох постепенно удалялся, пока не скрылся в какой-то комнате. Оттуда вышел Рурк и запер дверь на замок, скрежетнув ключом. Связку он снял у охранника и теперь таскал на поясе. Усы мава шевельнулись и он потянул носом, безошибочно поворачивая голову в сторону Фрайи, пытаясь ее разглядеть под мороком. Коты прекрасно улавливали колебания воздуха, ведь морок только создает иллюзию невидимости, на физический мир он влиять не в состоянии. А усы у мавов невероятно чувствительны. Также как и Коготь вполне может ее найти по запаху, однако на этот случай Фрайя приняла дополнительные меры. Чтобы мав ее заметил, она чуть приоткрыла свой лик и тот показал на дверь напротив, мол, сюда. Когда армарка вошла, то застала Когтя, рывшегося в бумагах на столе. Он перекладывал листки без какой-то цели.
   - Я же говорил, что не умею читать. - Сказал он, не оборачиваясь, прекрасно зная, кто вошел. - Сами попробуйте.
   Фрайя бегло осмотрела записи - прошения о снижении налога, долговые записки, отчеты о доходах, расходы казны и прочая владетельская писанина. Армарка посмотрела на закрытый сундук и поняла, что там будет все то же самое, только собранное за годы правления. Прав хас, сто раз прав - нужно допрашивать владетеля, а не рыться у него в бумагах, в которых ничего нет. Барга тоже хороша, не могла сообразить сразу. Хотя для орка это нормально - те свои письмена не выбрасывали, а тщательно хранили. Потому что у них память короткая, эту-то в постоянных драках отшибало, чего уж говорить о долговременной.
   - Идем. - Коротко приказала она и безошибочно подвела зверей к двери спальни владетеля.
   Коготь подробно успел ознакомиться с планом дома сидя в камере и сам бы легко нашел ее. Владетель спал не один - рядом на кровати разлеглась большая бочка, его жирная жена. Да и сам хозяин не был худеньким. Двое его детей, сын и дочь, спали в разных комнатах дальше по коридору и их просто замкнули, чтобы случайно не вылезли в неподходящий момент.
   Дверь в комнату была заперта на ключ, который торчал с той стороны в замке. Вытолкнешь его и владетель проснется. Однако для Фрайи это облегчало работу по открыванию замка, достаточно просто провернуть его с помощью магических сил. Что она и сделала. Коготь первым проник внутрь, услышав храп жены и посвистывание владетеля. Никаких стражников больше в комнате не было, так что ящер первым делом двинулся к жене, чтобы вырубить ее, а то баба своим визгом могла поднять на ноги весь дом. Однако Фрайя его остановила. Она подошла к кровати и провела рукой над лицом толстухи, погружая ее в более глубокий сон. Делай с ней что хочешь, она не проснется. С владетелем она собиралась поступить по-другому - проникнуть в его сознание пока его барьеры ослаблены сном. Армарка уже хотела приступить как почувствовала, что перед ней возникает магическая преграда. Фрайя немедленно превратила свой магический поток в тоненький щуп и аккуратно уколола им владетеля, проводя совершенно незаметное для него воздействие. Тот неожиданно резко всхрапнул и проснулся, распахивая свои широкие глазищи. Фрайя от этого действия вздрогнула и растерялась, не зная что предпринять, а владетель уставился на нее. Он уже открывал рот, чтобы заорать от страха, как чья-то рука закрыла ему пасть, а вторая сильно ударила в лоб. Подушка смягчила удар и жирная туша задергалась на кровати, пытаясь сбросить с себя премерзкую тварь, которая заскочила на него и вдруг спеленала ногами и хвостом все тело. Одеяло было сброшено в сторону и владетель на себе ощутил, что такое змеиная хватка. Его тело начали давить с такой силой, что ему стало трудно дышать. Он усилил попытки освободиться, но чем сильнее он дергался, тем сильнее становился нажим. Наконец Фрайя очнулась от ступора и сама треснула толстяка по затылку, применив "силовой" удар. Тот затих и Коготь медленно сполз с него.
   - Сильный урод. - Произнес он. - Не смотря на то, что жирный.
   - Сала много. - Со знанием дела кивнул Рурк и посмотрел на Фрайю, которая подозрительно покосилась в его сторону. - Я не в том смысле, чтобы его съесть, просто мышцы почти не видно, вот и... - Мав замолчал, поняв всю бесперспективность своих оправданий. Потом все же добавил. - И вообще мавы кымов не едят.
   - Ну вперед. - Махнул рукой Коготь, указывая на владетеля. - Лезьте ему в голову, пока он не очухался.
   - Не получится. - Тихо вздохнула Фрайя. - У него стоит ментальный блок. Едва я начну брать его под контроль, как сработает защита и по мне шарахнет заклинанием, а ему сожжет все мозги. И здесь останутся лежать два трупа.
   - И чего делать? - спросил недоуменно Рурк. - Все зря?
   - Похоже на то. - Согласилась Фрайя. - С самого начала это была плохая идея. К тому же он меня и тебя видел. - Она указала на Когтя. - И не оставит это просто так - станет искать.
А ты единственный хас в городе.
   - Что-то вы рано сдались, госпожа маг. - Ящер подошел к владетелю и приоткрыл его веко, смотря на закатившийся зрачок. Потом посмотрел на Фрайю. - Вы забыли одну простую вещь - старый добрый допрос. - Коготь помахал ножом.
   - Не сработает. - Скептически покачала головой эльфийка. - Причинение ему сильной боли вкупе с вопросами вызовет активацию еще ряда заклинаний. Тот кто ставил ему эту защиту был очень сильным магом. - Она задумалась. - Я бы даже сказала это уровень Академии, не меньше. И у него было очень много практики.
   - То есть его нам не разговорить? - уточнил Коготь. Фрайя кивнула. - А его родственников? Эту жирнуху например? Может быть она что-то слышала?
   - Можно попробовать. - Кивнула Фрайя и сосредоточилась на лежащей бревном и храпящей толстухе. В ее голове бродили простые мысли. - Нет, ничего особенного.

   Обычная жизнь обычной жены владетеля - сладко и вкусно покушать, заказать и примерить кучу нарядов, нацепить на себя такое же количество украшений и еще желание посетить дворец Императора и блеснуть ими на балу. Только и всего. Ну и еще наказать до кучи ряд слуг и проучить ряд местных красавиц, к которым захаживал ее муженек. Не то что она была против, пускай развлекается, ведь она сама не прочь покувыркаться с парой стражников за золотишко, но есть же границы дозволенного. И их лучше не переступать, тем более раз их назначил муж. В глубине души жена осознавала, что полностью зависит от него и должна быть благодарна за свое нынешнее положение, но бабская сучность брала свое.
   - А он сам может добровольно рассказать нам, вел он дела с бандитами или нет? - продолжал допытываться Коготь. Ему было жаль потерянного времени и затраченных усилий, тем более, что он привык доводить дело до конца. - На это защита распространяется?
   - Кто же его заставит подписать самому себе смертный приговор? - с усмешкой спросила Фрайя. - Наверняка он знает об установленной защите и может сколько угодно молчать - мы ничего ему не сможем сделать. А добровольно говорить он не станет. Тем более, что он нас уже видел и просто так это нападение не оставит, а убить его... пойти против закона. - Армарка нахмурилась. - Я и так его уже нарушила тем, что пришла сюда не как представитель закона, а как налетчик.
   - Я могу решить этот вопрос. - Спокойно сказал Коготь и Фрайя удивленно посмотрела на ящера. Свою мысль тот не высказывал, но она легко ощущала, что задуманное им действительно может дать результат. - Если вы согласны, конечно. Допрос буду вести я, если вы не против. Рурк, тебе тоже лучше не высовываться - тебя не видели и искать тебя не будут. Насчет вас... если будет спрашивать, то получит прямым в лоб. Удары-то на него действуют, как я погляжу.
   - Телу не был причинен сильный вред, оно просто уснуло. - Армарка посмотрела на жирную тушу. - На время.
   - Тогда хватаем его и тащим в кабинет. - Распорядился Коготь. - Привяжем к стулу, а потом я займусь хозяином плотнее.
   - Что ты хочешь сделать? - Фрайя перегородила ящеру дорогу.

   - Вам нужны сведения или же вам захотелось поиграть в добродетель? - просто спросил Коготь. - Хотите узнать что-то важное - придется испачкать руки. Тем более не вам - постоите под мороком, послушаете его ответы, большего от вас и не требуется.

   - Хорошо. - Сдалась армарка, понимая, что ящер кругом прав. - Делай, что задумал. Но никаких убийств, как я и предупреждала.
   - Никаких убийств. - Кивнул, соглашаясь, Коготь. - Просто прострелю ему колено. - Он развеселился, вспомнив кино. Однако эльфийка не разделяла его веселья.
   Владетель очнулся оттого, что кто-то вылил на него ведро холодной воды, да еще и пнул слегка в живот. Кым открыл глаза, пошевелился, понимая, что очень крепко привязан к стулу и освободиться будет сложно. Глава города осмотрел место, где находится и сразу же узнал свой кабинет. Шкаф, стол, стулья, сундуки с документами, несколько картин известных художников, богатые занавески. Знакомая обстановка придала ему сил и храбрости и он уставился на прислонившегося к стене возле двери ящера, который не мигая смотрел на кыма. Мерзкая тварь сложила руки на груди, а ее длинный хвост замер возле пола, застыв в положении для атаки. Владетель поерзал на стуле, проверяя узлы. После чего облизал губы и сказал.
   - Немедленно развяжи меня, проклятая Хаосом тварь!
   И голос у него под стать внешности, подумал весело Коготь. Визжит как свинья недорезанная. Ничего, благодаря амулетам из этой комнаты не выйдет ни единого звука, может орать сколько захочет. А орать ему придется и желательно правду. В своей прошлой жизни Коготь умел развязывать языки, контора научила. И благодарного ученика с почестями отправила в отставку. Пуля в лоб, вот его награда и главное здесь не получить такую же. Магическую стрелу какую-нибудь или удушение во сне.
   Владетель ворочался на стуле как жирный боров и хрипел точно также. Его лицо стало красным от потуг, но освободиться он не мог. Поэтому принялся орать и оскорблять ящера, требуя немедленно его освободить. Коготь как бы с ленцой подошел к владетелю и с размаху тыльной стороной ладони шлепнул того по мордасам. Удар вышел сильным, таким, что боров даже хрюкнул от неожиданности. Его глазенки со страхом уставились на хаса, который вдруг подался к нему и щелкнул острыми зубами прямо перед носом.
   - Не люблю жирное мясо, - покачал головой он, - придется начать с голени. - Коготь достал кинжал и примерился отрезать владетелю ногу.
   - Тронешь меня - пожалеешь! - Прошипел тот.

   - Ну, это вряд ли. - Пожал плечами Коготь и коснулся сталью кожи, даже не делая разрез.
   Владетель взвыл от страха, но потом вдруг засмеялся. Сначала ящер подумал, что тот уже помутился рассудком, но нет, казалось, что тот издевается над мучителем.
   - Ну давай, режь! - подзуживал боров. - Посмотри, что с тобой случится!
   - Защиту поставил? - спросил хас, не убирая, однако, кинжал в ножны.
   - Да такую, что от тебя останется только горстка пепла! - довольно выкрикнул владетель. - Так что развяжи меня и я клянусь, что вздерну тебя на виселице быстро и безболезненно!
   Фрайя вздохнула. Она же говорила тупоголовому ящеру, что тот угрозами ничего от владетеля не добьется. А попробует ему причинить вред как сам же тут и загнется - заклятие шарахнет по мучителю сильнее, чем по обладателю. Но Когтя слова борова не смутили, наоборот, казалось, он доволен. И это удивляло армарку. Время уходило, а они продолжали топтаться на месте, так и не узнав, замешан владетель в делах изготовителя посохов и зачарованного оружия или же просто на свои деньги установил такую мощную защиту.
   - Посиди пока тут, никуда не уходи, я сейчас. - Ящер вышел из комнаты и владетель немедленно начал раскачиваться на стуле, пытаясь освободиться. Ему удалось упасть на пол боком, больно ударится головой о пол, но только и всего. Он еще возился на полу, как дверь отворилась и в проеме показался ящер. Сердце борова застучало еще быстрее - в руке проклятая тварь удерживала его испуганную семилетнюю дочь. Она хлопала глазенками, не понимая что здесь делает это страшное чудовище. Девочка дрожала от страха, от холода и, самое главное, от непонимания происходящего. Она заметила единственное знакомое лицо в кабинете и завопила:
   - Папа! - девочка рванула было к отцу, но тварь, издав недовольное шипение, крепко сжала пальцы и дочка осталась на месте.
   - Отпусти ее. - Севшим голосом попросил владетель, понимая, что теперь хас может вить из него веревки. Дороже детей для него никого не было на свете. Жена уже давно опротивела, превратившись из стройной красавицы в жирную тушу. И ведь попроси она он не пожалел бы денег целителям, способным вернуть ей прежнюю стройность!! Но нет, эта дура решила, что она сама себе нравится такой!
   - Когда ответишь на мои вопросы, почему нет? - вопросом на вопрос ответила тварь и подвела дочку ближе к отцу. - Честно и добровольно. Ты ведь догадываешься почему. Ну как, устраивает мое предложение?
   Фрайя пришла в ужас от идеи хаса, но старалась не выдавать себя. Она понимала, что ящер играет грязно, однако другого воздействия на владетеля просто не видела. На жену ему наплевать, на сына... ну, может быть он и пожалел бы наследника, но малолетнюю дочку он пожалеет быстрее. На то и был расчет. Поистине в звере сидел расчетливый и холодный разум. Ящер даже напомнил ей кое-кого. Того, про которого Фрайя не хотела вспоминать. Коготь же положил девочке обе ладони на плечи и чуть придавил вниз.
   - Итак, начнем? - спросил он вмиг посеревшего отца, осознавшего возникшую ситуацию.
   - Да, да, - закивал тот, лежа на полу боком, - спрашивай, я все расскажу!
   - Куда ты отправлял рукокрыла позапрошлой ночью с посланием и кому его писал? - строго спросил ящер.
   - Я не знаю, - боров замотал головой, - он сам прилетает ко мне и остается до тех пор, пока я не отправлю письмо. Рукокрыла заколдовали, чтобы он навещал меня, куда он на самом деле носит сообщения я не знаю! - владетель сорвался на визг.

   - О чем ты писал?
   - О торговом караване. - Облизнув губы, тут же ответил тот. - Что выходит через три дня. То есть уже завтра. Или сегодня? Не важно, но подвод будет много и купцы повезут товар в Севпорт через Вурдторн и Тунг. Там они выгодно продадут шелка, меха, изделия из Империи и фрукты, а оттуда поедут в Миргард - повезут мясо морского зверя, пушнину и кожи. - Владетель снова облизал губы, у него пересохло во рту. - Купец первой статьи посещал меня четверть дней назад и просил выделить стражу для повозок. Сказал, что это будет выгодно и для Торнбьефа. Я дал только до Тунга, дальше пусть обходятся своими силами. Они должны были выехать завтра, но могут и отложить, если вы их предупредите!! - Видно было, что боров боится, его глазки так и бегали из стороны в сторону.
   - Значит ты сдаешь торговцев бандитам, а потом их караваны грабят на дорогах. - Подытожил Коготь. - Сам додумался или подсказал кто?
   - Сам, я сам! - закивал головой владетель. Вот только даже Фрайя, не обладай она магическими способностями, поняла бы, что он врет. Врет, чтобы выгородить кого-то более могущественного, кого-то, кого он боится до такой степени, что готов принять вину на себя. - Я решил, что семье нужен сторонний доход! Пожалуйста, отпустите мою дочь! - Жиробас заплакал. - Она не причем, дети совсем не причем!! Это целиком моя вина!
   - Врешь. - Спокойно сказал ящер и провел когтем по нежной коже шеи дочери. На которой появилась чуть заметная царапина и появилась кровавая дорожка из капелек. - Расскажи правду, облегчи свою участь.
   - Я скажу, скажу, только не делай ничего с моей дочерью! - владетель зарыдал.
   - Папа! - снова запищала пигалица. Коготь немного грубовато заткнул ей рот, просто прижав ладонь к губам.
   - Говори. - Приказал он и по интонациям боров понял, что если хасу не понравится ответ, то он легко порежет его дочку своими когтями.
   - Хорошо, хорошо! - запричитал владетель. - Я не сам это придумал, ко мне пришли и предложили сделку!
   - Кто пришел? Когда? - глаза ящера смотрели в глаза борова и тот старался избегать этого взгляда.
   - Две, может быть три трети назад, в конце третьего сезона. - Выдохнул владетель. - Маг-целитель. Очень сильный. Он сказал, что может помочь мне получить еще большей власти и денег, если я соглашусь иногда сообщать ему о крупных караванах, идущих местными дорогами или через перевал с Руума. Он обещал, что грабить возле Торнбьефа и в его окрестностях они не будут, наоборот, сделают так, чтобы все старались остаться в моем городе и открыть здесь свои лавки. Это больше налогов в казну, больший почет и уважение владетеля среди горожан. - Боров в который раз облизал губы. Ему бы гигиенической помадой воспользоваться, что ли, весело подумал ящер, наблюдая за трясущимся кымом. - А потом, когда город разрастется и станет крупным торговым узлом, то я смогу посоперничать с Владыкой Предела за звание столицы севера. А маг окажет мне всемерную поддержку. Взамен я должен буду назначить его своей правой рукой и пожизненным советником. - Владетель замолчал, переводя дух.
   - Как банально - борьба за власть. - Вздохнул ящер. - Я думал, ты решил сотворить что-то другое, захотел независимости, но нет, буду карабкаться на трон. Используя для этого любые методы. И чихать ты хотел на своих собственных горожан. Я, впрочем, тоже. - Добавил хас. - Имя мага, быстро!!
   - Я... я не помню... - в ужасе забормотал владетель.
   - Не ври мне, - глаза змеиной твари превратились в узкие щелочки, а ладонь снова легла на шею дочери. - Имя!
   - Аргх!... - выдохнул владетель, стараясь выдавить из себя требуемое.
   Фрайя ощутила, что его волю подавляет сила заклинания и, сосредоточившись, влила немного энергии в слабый разум владетеля, ибо свою он уже исчерпал страхом за свою жизнь и за жизнь дочери. Его нужно было только немного подтолкнуть, что она и сделала.
   - Имя!! - кричал Коготь, чувствуя, что клиента надо дожимать. Скажет имя, найдем. Фрайя найдет, он не сомневался.
   - Папа!! - вопила от страха дочь, наблюдая за тем как корчится отец.
   - Агх... га... ге... - силился произнести боров, - гек... кто... - Фрайя увеличила закачку энергии, мозг испытал пиковую нагрузку и в этот момент сработало заклятие. - Гектор!! - выдохнул, затрясшись, владетель и тут же его голова со стуком опустилась на пол. Из носа потекла струйка крови, уголок рта стал красным. Владетель умер, его сознание убило тело, то любовь к дочери позволила совершить невозможное - он назвал имя настоящего убийцы. Вот только девочка считала не так.
   Дочка уставилась на мертвое тело отца и завизжала, но Коготь живо перекрыл ей кислород, просто передавив артерию. Девчонка потеряла сознание и повисла на руках у ящера. Фрайя успела за мгновение до смерти владетеля разорвать контакт, но заклятие немного ударило и по ней. Оно сорвало полог морока и армарка с усталостью опустилась на второй стул, что стоял возле шкафа в кабинете. Коготь к этому времени проверил борова, положив дочку на пол.
   - Мертв. - Сообщил он, присаживаясь перед ним на корточки. После чего посмотрел на побледневшую Фрайю, которая сняла маску, чтобы вдохнуть полной грудью. - Как ты?
   - Справлюсь. - Отмахнулась та и посмотрела на тело владетеля. - Как-то все неважно получилось.
   - Наоборот, все прекрасно. - Успокоил ее ящер, вставая. - Сейчас почистишь девочке мозги, она даже не вспомнит, кого видела этой ночью. А тело мы положим обратно в кровать и наведем в кабинете порядок - никто даже не догадается, что тут кто-то был. Стража нас не видела, улик против нас никаких - Рурк провел все это время в своей комнате в таверне, я - сидел в камере. А вы вообще находитесь за много дней пути отсюда. Так что алиби у всех достойное. Осталось только предупредить купца и найти этого самого Гектора. - Вот тут Коготь помрачнел. Даже армарка с ослабленными на время способностями легко уловила его мысль.
   - Хочешь мне что-то рассказать? - спросила она.
   Фрайя понимала, что сейчас не время посыпать голову пеплом и искать виноватых - виноваты все. Начиная от владетеля, который пошел на сделку с неизвестным магом и заканчивая ей, той, которая и спровоцировала его смерть. Но сделанного не воротишь, как говорил ее отец, шлепая провинившуюся дочь по заду, за него можно только адекватно наказать. А тут и наказывать будет некого, тем более, что ящер действительно предлагает выход. Опять же надо будет думать, что делать с Вулфрудом и тем стражником, которые сразу же сообразят, куда ходил хвостатый убийца. Хотя они довольно благоразумны и станут молчать - разборки между власть имущими всегда выходят боком для простых исполнителей. Но это все потом, сейчас ее интересует главное - хас знает о ком идет речь. Точнее, он подозревает, что владетель имел в виду именно его.
   - Нужно обстоятельно поговорить. - Кивнул тот. - Но не здесь. И Рурка это также касается.
   - Хорошо, приберитесь. - Фрайя с усилием встала. - Развяжите стражу - я подправлю всем воспоминания. Пусть считают, что владетель умер в своей кровати от остановки сердца. Эта причина удовлетворит всех и не нужно будет проводить расследование.

   Коготь кивнул. Он был рад тому, что еще жив, потому что сильная магичка не превратила его в овощ прямо здесь и сейчас. И не сдала его правосудию, хотя могла бы. А это значит, что он ей еще нужен. И потом, он владеет определенного рода знаниями, которые может применить. И без его помощи поймать этого неизвестного изготовителя посохов будет проблемой. И если все происходит именно так, как и прикидывает Коготь, то впереди его ждет много работы. В том числе и по убийству магов. Чему он несказанно рад ибо эти читеры реально достали. Хорошо, что одна из них на его стороне. Точнее, он выступает за правильную команду. Ну, это он так считает. Коготь поднял дочку мертвого владетеля на руки и отнес в ее комнату, положив в кроватку. Детеныш мирно спал и ящер задержался, изучая ее лицо. Я создал еще одного мстителя, подумал он, который даже не вспомнит, кто же убил ее отца. Я поступил правильно с моей точки зрения. Владетель поступил правильно с его точки зрения. И она поступит правильно. Когда-нибудь. Хм, что ж, если к тому времени я не загнусь от магического заклинания или зачарованного оружия, то буду ждать. С этой мыслью Коготь покинул комнату, плотно закрыв дверь.