Через свою заветную лазейку Рурк Когтя не повел. Кот что-то прикинул в своей мохнатой башке, пошевелил шерстяными пальцами в воздухе и направился приблизительно в ту сторону, откуда пришел разведчик бандитов. Ящер последовал за ним - глупо что-то спрашивать у проводника.

   Две стремительные тени мчались через лес, постепенно взбираясь на гору, чтобы перевалить ее и выйти к дороге. Коготь уже понял, что нападение произошло гораздо дальше от домика Анги где-то в районе перевала, оттого Рурку и пришлось пробираться пещерами, чтобы значительно сократить путь. Сама же дорога спускалась вниз с того самого места, идя по ложбине между двух лесистых гор, упираясь в перекресток. Налево - Шустов, направо - Торнбьеф и через пару сотен шагов тропа до Выселок. Прямо - Корснунг и где-то там лагерь бандитов. Все это на бегу Когтю рассказал Рурк, просто чтобы у ящера сложилась карта в голове. Сейчас особого смысла скрываться не было, поэтому звери и взяли высокий темп. Вот уже подходя к назначенному месту стоило поберечься, тем более, что мав знал, где оно. За много лет он излазил эти горы вдоль и поперек и уж точно знал, где находится основной лагерь бандитов - та самая заброшенная шахта про которую говорил пленный. Просто здесь Рурк предпочитал не охотится - далеко от собственного шалаша на дереве, много кымов бродит по лесу и по дороге, дичь осторожная и пугливая. Вот дальше на запад, за озером, там да, там конкурентов мало, потому что не каждый решится пройти вдоль скалистых гор и обрывистого берега, балансируя с добычей на плечах, шагая по тоненькому деревцу, перекинутому через пропасть в качестве мостика. И дорога на Аргенхоф проходит севернее, через Корснунг. Так что в юго-западных, если считать от озера, лесах охотники предпочитали не промышлять - туда пройти-то сложно, а уж с добычей на плечах.... Разве что со стороны Аргенхофа зайдут. А вот Рурк мог. Ну и хвастался перед ящером этим своим умением. Впрочем, Когтю было наплевать на его старания.
   - Сюда. - Тихо произнес мав, указывая рукой на поворот и звери шмыгнули в кусты, чтобы двигаться параллельно дороге.
   По небу позли тучи, в которых изредка проявлялся лунный свет. Самого спутника из-за ветвей видно не было, но даже того света, что он давал, ящеру вполне хватало, чтобы отчетливо видеть как днем. Поймав неожиданно возникшую в голове мысль, он спросил у Рурка на бегу.
   - В ночь нападения на караван было также светло? - и указал рукой вверх.

   - Нет. - Мотнул тот головой. - Оба глаза Ночного Охотника были закрыты. Это только сегодня он чуть-чуть приоткрыл Левый.
   - Приоткрыл, значит. - Хмыкнул Коготь, но продолжать не стал. Выходит в этом мире два спутника, раз два глаза. И "работают" они поочередно, иногда вместе, иногда света не дают совсем. Похоже, прошлые ночи были именно такими. Через какое-то время он все же спросил. - А сколько времени нужно, чтобы они прошли полный цикл? То есть закрылись, открылись...
   - Я понял. - Перебил его мав, ныряя в кусты. - У нас этот период называется Большой Охотой. Это когда Ночной Охотник изволил продрать сначала один свой глаз ото сна, потом второй, потом раскрыл оба, знатно поохотился и снова их закрыл. По летосчислению кымов это почти полный сезон без нескольких дней. Он составляет сто восемь дней, они его делят на три и одну часть называют "треть". - Рурк рассказывал все подробно, зная, что у ящера плохо с памятью и он этого мог просто не знать. - В каждой трети по тридцать шесть дней, они их делят еще на три - получается двенадцать. Эти двенадцать в Империи называют двунадесять или дюжина, а здесь - ладонь. - Мав пошевелил пальцами. - У кымов двенадцать фаланг на четырех пальцах - они большим все остальные считают. Получается, что в одном сезоне три трети, а в трети три дюжины, а в одной дюжине три четверти, то есть четыре дня. - Кот посмотрел на хаса. - Это они дюжину еще на три делят, чтобы короче было.

   - Понятно. - Кивнул Коготь. Ну что ж, вполне логично. - А год сколько длится?
   - Четыре сезона. - Тут же ответил Рурк. - Первый - он только начался - когда земля просыпается ото сна и можно сеять. Везде приходит тепло, которое превращается в жаркий зной во втором сезоне. В третьем начинается сбор урожая, а четвертый - время холода и снежных бурь. Правда в разных районах мира сезоны различаются по длительности. - Мав перешел на шаг и, высунув свой длинный язык, лизнул себе нос. - Но в Империи приняты такие стандарты - оттуда все и пошло. Ихние звездочеты как-то там подсчитали, что год длится четыреста тридцать два дня. - Выдохнул кот. - Анга рассказала бы тебе больше - я сам только от нее все это узнал. Мы такой ерундой не заморачивались - дни считать. Поймал добычу - живешь. Не поймал - ходи голодный.
   - Как-нибудь спрошу. - Коготь заметил, что Рурк совсем остановился. - Далеко еще?
   - Мы почти рядом - еще пять-шесть забегов и окажемся возле родника.
   - Не торопись. - Хас машинально присел. - Пойдем медленно по спирали - так мы сможем обнаружить возможную засаду. Этот Странник вряд ли придет на встречу один - его точно должны охранять.
   - От своего же шептуна? - с сомнением в голосе спросил мав.
   - Вдруг вместо него появится отряд стражи. - Подсказал Рурку Коготь. - Тогда Странник успеет сбежать, когда его засекут. Я бы взял с собой трех, но может быть и больше. Так что идем след в след, траву не тревожим, - нога ящера как-то странно проскользила почти над поверхностью земли, раздвигая травинки, - при обнаружении засады - стараемся тихо придушить.
   - Убивать? - шепотом спросил Рурк.
   - Ну а что с ними еще делать? - вопросом на вопрос ответил Коготь. - Охрана - мелкая сошка, нам нужна рыба покрупнее.
   - Понял. - Мав взял правее. - Иди за мной. - Махнул он лапой.
   - Погоди. - Остановил его ящер, тронув за плечо. - Давай договоримся об обозначении жестов. - Он указал себе на глаза. - Этот - вижу противника. - Показал один, потом два пальца. - Это - сколько штук. - Поднял кулак вверх. - Стоп, что-то обнаружил или унюхал. - Ударил ребром ладони в ладонь. - Атакуем. Ясно?
   - Я не запомнил. - Буркнул Рурк. Пришлось повторить еще раз. - Хорошо, идем. - Кот двинулся первым.
   Звери растворились в кустах. Двигались они медленно и старались оставаться незаметными, чтобы не вспугнуть дремавшую на гнезде птицу или же уснувшую в кустарнике дичь. Ну и бандитам на глаза не попасться. Рурк вообще думал, что все, что они сейчас делают - бесполезная трата времени. Ну разве у разбойников хватит мозгов вообще выставить охрану? Тем более раз они ждут своего подельника? Этому ящеру явно отшибли башку в драке. Пускай он ничего не помнит, но вести себя так, как будто ты ползешь в стан к врагу?... не, он, Рурк, уверен, что этот Странник придет один.

   Внезапно хас снова тронул его за плечо, и когда мав повернулся, приложил палец к губам, указав куда-то в сторону. Рурк посмотрел в том направлении и вздрогнул - буквально в десяти-двенадцати шагах от них возле поваленного дерева, прикрывшись кустарником сидел здоровенный мужик в поношенной кольчуге и кожаном шлеме. Он чуть-чуть шевельнулся, разминая мышцы и не сводя глаз с удобной тропинки, которая и вела к водопадику. Зверям повезло, что они шли через густой кустарник, да и ветер дул от мужика. С нюхом у Рурка всегда было плохо, он больше полагался на глаза и уши, а вот хренов ящер видимо сумел почуять этого соглядатая. Мав показал знаком, что нужно атаковать, но хас замотал башкой. Он растопырил свою руку, показав все четыре пальца. Рурк понял - могут быть и другие. Коготь прочертил указательным пальцем круг, мол, обойдем всю округу, выясним все лежки, потом нападем. Мав, обдумав предложение, согласился. Он отодвинулся чуть в сторону - веди мол и ящер, периодически высовывая язык, возглавил их охотничью двойку.
   Двигаясь, как предложил Коготь, они обнаружили еще двоих. Один сидел в середине кустарника и только стойкий запах пота и выпитого недавно алкоголя позволил его засечь. Второй поселился на дереве и изображал птицу. Устроился удобно на раздвоенной толстой ветке и даже умудрился чуток подремать, решив, что все эти предосторожности не более чем блажь Странника. Сам же искомый объект обнаружился лежащим на той самой каменной скамье. Сначала у Когтя возникла мысль его выкрасть по-тихому, но потом он ее отмел. Эти трое всполошатся и тут же донесут главарю шайки о пропаже его шпиона. Лагерь приготовится к осаде, возможным заложникам тут же перережут глотки, сдерживая обещание. Похоже, на помощь шустовцев можно не рассчитывать - они с места не двинутся, потому что на них будет давить купец. Так что этих троих обязательно в расход, решил ящер и подозвал к себе Рурка.
   - Свяжи этого, который на скамье спит и приготовь к транспортировке. - Прошептал он. - А я перебью всех остальных.
   - Справишься? - с сомнением в голосе спросил мав и хас кивнул. - А что если нет?
   - Справлюсь. - Проворчал Коготь. С каждым часом ему все больше и больше нравилось это тело. - Будь осторожен - у них тоже могут быть амулеты ночного видения.
   - Как ты сказал? - едва хрюкнул Рурк, развеселившись. - Надо запомнить и рассказать Анге.
   Коготь чуть толкнул мава в сторону спящего главаря, а сам направился к последнему обнаруженному часовому. Тот держал в поле зрения сидящего на ветке, тропинку и лужу с водопадом. Если и начинать, то только с него.
   Страж покусывал травинку и завидовал сидящему на дереве, который почти откровенно дрых. Проклятый Странник, чтобы демоны Хаоса его забрали, снова решил перестраховаться!! Как будто вместо Хиска сюда заявится Грундальф со своей командой! Да этот тупица, едва услышав по нападении, тут же приказал никого не впускать и не выпускать. Запрет, правда, продлился недолго, но оно и понятно - Шустов на одной рыбе без окрестных землепашцев не выживет. И вообще, зачем надо было посылать Хиска туда одного? Нагрянули бы всем отрядом, ящера этого окончательно прирезали, знахарку до кучи тоже, все равно она бы их заметила и сразу же донесла. Сперва ее оприходовали, конечно, мечтательно подумал страж. Жопа у нее ничего такая, круглая и кожа опять же мягкая и чистая. Одно слово - имперка! Прямо как те бабенки, что в лагере сидят. Часовой начал представлять знахарку в разных позах, как чья-то холодная рука зажала ему рот, а шеи коснулось что-то острое. Страж только и успел, что взмахнуть руками, как немедленно умер - кровь ручьем хлестала из глубокой раны на горле. Тело рефлекторно пыталось дергаться и произвести как можно больше шума, но Коготь знал, как обращаться с такими клиентами. Прошло несколько секунд и страж прилег отдохнуть в траву. Навсегда. Ящер вытер лезвие ножа о ткань его штанов и быстро переместился под дерево. Он сунул клинок в чехол, закрепленный на ключице, и полез наверх. Рурк нововведение не оценил по причине своей консервативности точно также как и Анга, но Когтю было пофиг на их мнение. Он точно знал, что оружие в бою должно быть под рукой.

   Стопы ног вывернулись так, что напоминали когти электрика. Обдирая кору, ящер свечой взмыл под крону и точно также как и первому, всадил нож в шею второму стражу. Тот забулькал кровью, замахал руками, словно собирался взлететь, но не вышло. Пристроив тело на ветвях так, чтобы не рухнуло вниз, Коготь посмотрел, как Рурк профессионально вяжет дергающегося Странника, которому мав засунул тряпку в рот, чтобы тот не орал, после чего спустился вниз и направился к кольчужнику.
   А вот с этим так просто не получилось. То ли он от природы обладал острым слухом, то ли что-то почуял (а бывало и такое, когда вот-вот хочешь прирезать противника и тот неожиданно поворачивается), но когда Коготь приблизился для атаки, как часовой повернулся в его сторону. Новичок бы растерялся и момент для атаки был бы упущен, но ящер очень быстро умел принимать решения в этих ситуациях. Он резко прыгнул, лишая подвижности противника, как это было недавно во время тренировки с Рурком. Разбойник зарычал и попробовал вынуть кинжал из ножен, чтобы пронзить неожиданно возникшую перед ним бестию, как та, раскрыв свою зубастую пасть, перекусила ему горло. Коготь ощутил вкус теплой человеческой крови, почувствовал, как она стекает по краям пасти и капает на траву. Часовой дернулся и ящер раскрыл пасть, выпуская жертву. Первоначально Коготь не хотел так поступать, но сработал инстинкт. Или же это подсказала память тела? Неважно, но в этот момент человеческое сознание, помещенное в тело зверя, не стало его останавливать. Тыкать ножом в горло было уже поздно, да и Коготь был неуверен, что лезвие пробьет кольчугу, уж больно мелкого плетения она была, если он попробует пырнуть часового в живот. Ящер выпустил жертву и бугай повалился на траву. Его башка едва держалась на лоскутах кожи - мощное давление челюстей легко перекусило шейные позвонки. Коготь отошел чуть назад и сплюнул оставшуюся во рту кровь на траву. После чего пошарил по поясу часового, нашел флягу с тухлой водой и тщательно прополоскал пасть. Умылся остатками и занялся мародерством.

   Обшарив всех троих, он стал счастливым обладателем трех чуть тронутых ржавчиной мечей, пары кинжалов, пятерки отличных ножей, большого кожаного мешка, кошеля, в котором звенело немного наличности, каких-то сухарей, вяленого куска мяса, хорошей бухты веревки и каких-то амулетов. Камней было пять и все Коготь ссыпал в кошель вместе с деньгами - небольшого размера они отлично поместились. Рурк к тому времени обшарил Странника, тоже разжился деньгами, ключами и едой, после чего перетащил его вниз. Тучи окончательно закрыли Левое Око и наступила такая темень, что зверям пришлось полагаться исключительно на свое зрение. Всех троих убитых стащили к скале, пристроив в каменной нише. Коготь собирался завалить их камнями, как Рурк тронул его за плечо.
   - Природа приберет.
   - Так животные потом на путников нападать будут, - заметил ящер, - когда расчухают вкус мяса. - Он кивнул в сторону мертвецов.
   - До этого чего-то не нападали. - Весело фыркнул мав. - На одиночку - попробуют, да только никто тут по дорогам по одному не ходит - двуногие звери гораздо опаснее. - Рурк тоже кивнул в сторону трупов.
   - А если сюда кто-то проверить придет? Из этих?
   - Дня два или три пройдет, прежде чем о пропаже узнают. - Оптимистично заявил мав. - Идем, - он поудобнее перехватил Странника, который пребывал в отключке. Перед тем, как его связать, Рурк влил пленнику в рот сонное зелье, - Анга там одна столько времени.
   - Идем. - Согласился Коготь, напяливая на себя тяжелый мешок с торчащими из него рукоятями клинков.

  
   В дверь домика постучали чуть позже полуночи, когда темень уже перевалила свою законную середину и теперь неохотно уступала предстоящему дню. Знахарка взяла в руку кинжал и откинула щеколду, отскакивая от двери назад. В ее левой руке загорелся огонек - ее сил хватит, чтобы удержать его несколько частей. Дверь отворилась и в помещение ввалился огромный Грундальф собственной персоной, чуть не задев башкой потолок. Выглядел он не выспавшимся и злым, но, увидев, что с Ангой все в порядке, вздохнул с облегчением.
   - Ну, чего звала? - грубовато спросил он, пройдя к столу и плюхаясь на лавку. Схватил своей лапищей кувшин с бодрящим настоем, понюхал и немедленно осушил его за один присест. Настоящий грубый мужлан-северянин, подумала Анга, знаком показывая страже остаться снаружи. Личный телохранитель Грундальфа и до кучи командир стражи и старый его приятель Олаф кивнул и притворил дверь. Такой же огромный и сильный как и его предводитель, он прекрасно понимал, что знахарка не просто так позвала его голову к себе. Значит есть повод.
   - У меня в сарае сидит шептун разбойников. - Анга подошла к Грундальфу и отобрала у него кувшин. - Для этого кружка есть. - Укоряющее сказала она.
   - Они у тебя все слишком маленькие. - Усмехнувшись, фыркнул деревенский вождь. - Не моего размера. - Он резко посуровел. - Значит, шептун. - Также резко встал. - Веди.
   - Погоди пока. - Положить руку на плечо высокому кыму было сложно, но Анга справилась. - Для начала сядь и расскажи мне все о купце, который сейчас у тебя прячется. Я знаю, что разбойники его отпустили и назначили выкуп, я не понимаю, почему ты вместо рукокрылов гонца в Торнбьеф не мог послать? Их ведь всех в лесу перебили, раз управителя с отрядом так в Шустове и не появился.
   - Купец прямо-таки умолял и ползал передо мной на коленях, чтобы я рукокрылов к владетелю не посылал. - Грундальф отвернулся и посмотрел в стену. - Пришлось пойти ему на уступки.
   - А как же разговоры про трех рукокрылов с письмом? - удивленно спросила Анга. - Все думают, что их разбойники переловили и они не долетели.
   - Брехня это. - Голова посмотрел на огонь, плясавший в очаге. - Я специально слух распустил, чтобы народ успокоить. А то сидели бы сейчас по домам с вилами наготове, а так пускай обычными своими делами занимаются.
   - То есть в Торнбьефе ничего о нападении на караван не знают? - уточнила знахарка и громила кивнул. - И что же такого предложил тебе купец, что ты решил пойти у него на поводу?
   - Сказал, что поможет с торговлей в городе. - Нехотя отозвался Грундальф. - Что построит новый причал, откроет свою лавку и будет рекомендовать своим приятелям-купцам, чтобы они не из Корснунга до Миргарда сплавлялись, а сразу из Шустова. По озеру, а потом по реке.

   - А о том, что корснунговцы могут ворота на реке поставить, ты не подумал? - спросила вождя поселка Анга.
   - Подумал. - Кивнул тот. - И о том же купца спросил. Но Торганд сказал, что все уладит, есть у него там связи. В крайнем случае поговорит с кем надо и владетель голову в Корснунге сменит. Он ведь к другой волости относится - Аргенхофу, а те тоже на реке сидят. Они и так неплохо за переправу получают, а плотогоны только налог за стоянку им платят. - Грундальф почесал затылок. - Ну подумаешь купцы будут им за проезд или как там это называется, проплыв, платить? Начинать-то свой путь они от нас будут. А это значит, что деньги в казну Шустова рекой потекут.
   - Ты губешки-то закатай. - Анга щелкнула голову по носу. - Все купцы - кымы хитрые, они только о своей прибыли пекутся, а не о чужой. Это сейчас торгашу выгодно, чтобы ты шум не поднимал, а ну как история эта с разбойниками повторится, то что ты будешь делать, а? - Знахарка уперла руки в бока. - Купец привезет им выкуп, заберет свой товар и дорогу сюда забудет. Станет плавать вдоль берега и товары через Зааслав или Хьялнтоф возить. И останешься ты со своим старым причалом и десятком рыбаков, которые новые сети себе купить не могут, у разбитого корыта. А купец этот еще и через своих слухи разнесет, что через Западный перевал лучше не ходить, там де опасно, лихие кымы шалят, а голова обеспечить порядок на дороге не может, так что идите через Восточный. Это который возле Торнбьефа выходит. А дальше также по реке до Шторы. И захиреет твой городишко - мало кто захочет свои товары разбойникам отдавать.
   - Так там же горные пороги? - усомнился Грундальф. - Как их на плотах-то проходить? Разнесет ведь в шепки!
   - А рудокопы на что? - хихикнула Анга. - Если все купцы решат, что здесь ходить караванами опасно, они вскладчину закажут коротышкам русло расширить и углубить. У тех уже опыт есть, они справятся.
   - Ты-то откуда знаешь?
   - Я много чего знаю. - Туманно намекнула голове знахарка. - И думать умею на несколько шагов вперед в отличие от тебя. - Она легонько стукнула здоровяка по макушке ложкой, которую взяла со стола. - Купец ведь не о товаре своем заботится, он бы легко расстался с ним, если бы не... что?
   - Сын там у него в заложниках. - Грундальф посмотрел на Ангу. - Поэтому и нападать на бандитов нельзя - те пригрозили, что если отряд стражи на дороге поблизости встретят, то головешку своего сына купец в мешке увидит.
   - Но ты ведь своих посмотреть высылал?
   - Высылал. - Кивнул Грундальф. - Сразу же как купец прибежал, тем же утром. Они твоего мохнатого друга не видели, но двух каких-то оборванцев взяли, когда те трупы обшаривали. - Громила замолчал. - Вся охрана там полегла и несколько простых мужиков, что в Предел ехали. Кто жизнь вымаливать не стал. - Голова посуровел. - Своих, видно, бандиты забрали, чтобы по харям мертвецов на остальных не вышли.
   - Следы работы мага нашли?
   - Да - места сожжения хорошо видны. - Кивнул Грундальф.

   - Он у него один? - спросила Анга после паузы, возвращаясь к разговору о купце. - Сын. - Пояснила для здоровяка.
   - Это старший, - ответил голова, - средний в Миргарде лавкой рулит, младший в Империи учится. Еще вроде дочка есть, но баба не наследница, ее замуж удачно пристроить - все ж дело.
   - А не средний ли собственного отца заказал? - спросила вдруг Анга.
   - Да ты что! - возмутился Грундальф так, что аж вскочил. - Не мог он! Родная же кровь!
   - Еще как мог. - Хмыкнула знахарка.
   - Ты нам свои имперские замашки не приплетай. - Мрачно произнес громила. - Не мог он и все тут!
   - Ладно, убедил, не мог. - Пошла на попятный Анга и искоса посмотрела на Грундальфа. - И что ты собираешься делать?
   - Ты меня позвала, чтобы посреди ночи потрепаться? - ворчливо спросил тот, плюхнувшись на лавку и снова получил ложкой по макушке.
   - Короткая же у тебя память. - Покачала головой знахарка. - Я же тебе сказала - у меня в сарае шептун бандитов сидит, которого мои... - она не знала сперва как сказать, потом вздохнула и продолжила так, чтобы громила понял, - звери поймали.
   - Звери? - удивился тот. - Ты себе еще кого-то завела кроме этого драного мава? - и ухмыльнулся. Так мерзко и понимающе, мол, я-то знаю, чем ты тут с ним на самом деле занимаешься. Анге немедленно захотелось треснуть со всей силы по этой ухмыляющейся физиономии, но она сумела сдержать себя. Тем более, что сама же эти слухи вчера же и распустила.
   - Тот хас, что ехал вместе с караваном купца - выжил. - Спокойно продолжила она, Грундальф перестал улыбаться и слушал внимательно. - Его Рурк притащил, а я выходила. Он был при смерти, частично потерял память и узнать нападавших не сможет, но они-то об этом не знают, поэтому усиленно его ищут. А он их. - Анга сделала паузу. - Выжил он только чудом и заступничеством Богов... я знаю, после таких ран обычно сразу помирают, а этот почти пять оборотов держался, пока Рурк его до меня тащил. - Она посмотрела на Грундальфа. - Месть его подпитывала - он этих бандитов сам теперь ищет и не успокоится, пока всех не вырежет. Как только он почувствовал себя лучше, я сразу же пустила слух в Шустове о том, что он находится у меня. Результат сидит у меня в сарае - можешь полюбоваться.
   - Купец утверждал, что змеюка связан с бандитами. - Припомнил голова. - Что он их на караван и навел.
   - Купец сейчас будет валить вину на всех подряд. - Отмахнулась Анга и посмотрела громиле в глаза. - А ты его не слушай - он скажет все так, как ему будет выгодно. Ящер не причем, я тебе уже сказала - у него веские мотивы разбойников искать. Все. Точка. - Знахарка замолчала. - Шептунам редко режут горло от уха до уха и уже тем более не приходят проверять, точно ли он умер. Сидящего в сарае Коготь с Рурком поймали и уже допросили. Можешь узнать много интересного, если послушаешь его болтовню.
   - Коготь значит. - Грундальф похлопал себя ладонями по коленям и повертел головой. - Имя помнит, а остальное нет. - Знахарка молчала. - Ну и где они прячутся? Ведь все равно нас заметили.
   - Ушли за главой шептунов, неким Странником. - Анга внимательно следила за реакцией громилы. - Знаешь такого?
   - Нет. - Чуть подумав, качнул тот головой. - Какое-то бандитское прозвище. - Он уставился на знахарку. - Я предпочитаю с ними не разговаривать, а головы им рубить.
   - Вот теперь я узнаю старину Грундальфа. - Анга прошла к котелку и налила в кувшин еще немного отвара, протянув его громиле. - Который всегда ратовал за справедливость и наказание для всех пойманных разбойников. А вот прежде чем рубить, подумать головой - нет. Как же ты сумел проморгать такое гнездо у себя под боком?
   - Не режь по больному. - Буркнул здоровяк, хлебнув бодрящего напитка. - И так не знаю, что делать. Как и купцу угодить и бандитов приструнить. - Он задумался. - И так и так ничего путного в голову не приходит. Собери я сейчас ополчение - его сыночка точно вздернут. Сиди тихо - они совсем обнаглеют и в Шустов полезут. Как бы городок не захватили - поживится там есть чем.
   - У них есть кулак орков. - Подлила масла в огонь Анга. - Десять харь.
   - Этого еще не хватало! - Грундальф снова вскочил и заходил по комнате, что для него было сложно - потолки низкие. - Пленный сказал? - Знахарка кивнула. - Вот же... проклятие хаоса! - Стукнул ладонью в ладонь громила. - И что мне теперь делать? - с надеждой в глазах посмотрел на Ангу вождь Шустова. В бывшем простой сотник, он привык выполнять четко поставленные приказы, редко когда думая головой. И старшим в городе его назначил бывший владетель Торнбьефа, знакомый с ним по ратному делу. Это сейчас там пузан какой-то сидит уже лет восемь или больше, приятель выше пошел, ко двору самого Владыки. Знахарка все это знала - выяснила в первые дни пребывания здесь, чтобы быть в курсе дела.
   - Для начала сядь и послушай. - Грундальф послушно опустился на лавку. - Коготь с Рурком ушли ловить Странника и я знаю, что у них получится. - Уверенно начала говорить Анга. - Хищники в этом деле мастера, не чета кымам и армарам. Его мы разговорим также как и этого шептуна - главный над ними явно знает гораздо больше, чем рядовые исполнители. Выясним все досконально об их лагере - сколько там бандитов, где содержатся пленники, какова защита, часто ли сменяются дозорные и прочее. Этот, который в сарае, утверждал, что вход только один - старая заброшенная шахта недалеко от Лесоречья, но я уверена, что это не так. Должен быть другой выход и его нужно только найти. - Знахарка замолчала. - Как только мы все узнаем о гнезде бандитов - то будем думать, как взять эту цитадель, чтобы пленники не пострадали. Думаю, что хас нам в этом поможет.
   - Как это? - не понял Грундальф.
   - Он необычный ящер. - Анга пощелкала пальцами в воздухе. - Я еще не разгадала его полностью, но котелок у него варит. - Она постучала себя пальцем по виску. - В определенном направлении. Это он придумал, как захватить и допросить шептуна, а его боевые навыки говорят о том, что в своем племени или откуда он там родом, он явно занимал не последнее место среди воинов. Другой вопрос - почему он его покинул? Мне он не сказал, да и вряд ли скажет.
   - Так может он прикидывается, что потерял память? - спросил с надеждой в голосе Грундальф. Здоровяк уже представлял как казнит хаса и сошьет себе отличные сапоги из его шкуры.
   - Скорее фрагментарно. - Ответила Анга и, заметив непонимание на лице громилы, пояснила. - Частями. То есть он помнит, как устраивать ловушки, но не помнит элементарных вещей, например, сколько дней в дюжине или сезоне и тому подобное. Так что здесь я склонна ему поверить. И потом, у него есть личные счеты к этим разбойникам, я же говорила. Иначе бы он просто молча ушел, прихватив еду и оружие.
   - Вот как? - удивился Грундальф. - И какие же?
   - Ты чем слушал, балда? - Знахарка снова легонько ударила ложкой Грундальфа по макушке. - Отомстить за себя любимого, конечно! И уничтожить исходящую от них угрозу. Он едва пришел в себя, сразу же хотел уйти, чтобы не подвергать меня и Рурка опасности, но мне удалось его отговорить. А мав рассказывал, что дерется он гораздо лучше него, а ты на себе знаешь с какой быстротой они наносят удары когтями.
   - Да уж. - Здоровяк машинально потер старый шрам на шее, доставшийся вот от такого прямоходящего зверя. - Значит, ты надеешься на их помощь?
   - Они по своей природе разведчики и лазутчики. Могут проникнуть куда угодно. Думаю, что нам нужно готовиться к штурму лагеря бандитов и тут твоя помощь как раз кстати. Как только пленники окажутся в безопасности, то разбойников можно будет атаковать. Собери верных тебе людей и будьте готовы.
   - Среди них маг. - Мрачно напомнил ей Грундальф.
   - Это не маг, а так, отрыжка академии. - Махнула рукой Анга. - Лиши его посоха и ничего-то он не сможет сделать. Если оба... зверя проберутся внутрь шахты и прибьют его - нам это будет только на руку. Ну и пленников спрячут, чтобы их не убили.
   - Вдвоем? - развеселился громила. - Против банды? Да их там на куски пошинкуют в пять мигов!
   - Уверена, что нет. - Отрицательно мотнула головой Анга.
   - Ох уж эта ваша имперская уверенность, - Грундальф снисходительно посмотрел на знахарку. - В Предел-то вы также уверенно полезли и по соплям получили.
   - Ты не сравнивай неподготовленную кампанию и разработанную операцию по ликвидации банды. - Немного резко, чем нужно, высказалась Анга в защиту Империи. - Это другое.
   - Ну-ну. - Покивал головой громила. - А чего тогда ты здесь в домике на краю жопы мира живешь, а не в имперских казармах?
   - Это тоже к делу не относится. - Голос Анги звенел сталью и здоровяк ее прекрасно понял. Мол, не переходи за грань и все будет хорошо. Он даже почувствовал отголоски их первой встречи, да и волосы по всему телу зашевелились точно также как и тогда.
   - Как скажешь. - Нейтральным тоном отозвался Грундальф. Маги всегда пугали его, пускай и такие слабые, как Анга. - Значит, от меня нужны только воины?
   - И чтобы не трепали попусту языком. - Кивнула знахарка. - Ты пришел только с Олафом или еще кого привел?
   - Пятерку стражников. - Ответил громила. - Подумал, вдруг у тебя что-то серьезное случилось - амулет засверкал так, что даже жена проснулась.
   - Утром весь Шустов будет знать о том, что ты ко мне зачем-то ходил. - Помрачнела Анга.
   - Она у меня не из болтливых. - Обиделся за супругу Грундальф. - Я ей сказал молчать, значит будет молчать. Уроженки Гостлунда всегда и во всем слушаются своего мужа.
   - Зато шустовцы собирают сплетни за пятерых. - Вздохнула знахарка. - Ладно, зови своих, накормлю их остатками ужина, да отвар вам бодрящий сварю. А ты пока можешь с пленным поговорить, но учти, он будет отвечать именно то, что рассказал нам. Это с новичком можно творить что хочешь - повторно использовать зелье правды получится только через несколько дней, да я и не вижу смысла тратить его на эту мелкоту. Подождем, когда Коготь с Рурком вернутся с более крупной добычей. Хочу провести допрос при тебе.
   - Первый раз увижу, как действует зелье правды. - Признался громила, направляясь к двери.
   - А чем вы Рурка в городе поили? - спросила Анга.
   - А шут его знает, Афруд чего-то там намешал. - Пожал плечами громила. - Но точно не зелье правды - тогда мав раскололся бы как миленький.
   - Есть такой эффект. - Кивнула знахарка, выливая из котелка остатки холодного отвара и наполняя его водой по новой. - Ну, чего стоишь, зови их, пусть отдохнут перед "тяжелой" работой. - Она хихикнула.
   Грундальф неопределенно качнул головой и отворил дверь, чтобы выкрикнуть приказ. Стражники с удовольствием вошли в дом, где было тепло и уютно, ибо снаружи уже наступал предутренний холод и воины изрядно подмерзли. Что может быть лучше согревающего напитка и тепла от очага?

  
   Дорога назад вместе с пленником на плечах заняла чуть больше времени. Оба хищника распределили нагрузку - Коготь тащил мешок с оружием и барахлом бандитов, Рурк - самого Странника. Ведь кроме него там никого и не могло быть. Старались двигаться через лес быстро, особенно осторожно когда перебегали дорогу. Однако в это время суток можно было двигаться безопасно - кымы спали в своих постелях и даже бандиты предпочитали валяться на тюках набитых соломой. В лесу опасность представляли только звери, но прямоходящие родственники вполне могли с ними договориться. Ночные хищники, заметив идущих через лес "конкурентов" предпочли с ними не связываться, ибо запах смерти, витавший рядом с одним из них, явственно говорил об этом.

   Когда подходили к домику Анги, чуткий слух Рурка уловил разговор кымов. Мав сделал знак хасу, снял свою ношу с плеча, которая к тому времени очухалась и теперь зло вращала глазами, прекрасно понимая, к кому угодила. Коготь также бесшумно снял мешок, вытащил пару метательных ножей и двинулся вслед за Рурком к сараю.

   Возле постройки стояли два стражника и едва слышно переговаривались. Ветер помог маву и донес до него обрывки разговора. Рурк по знакам отличия признал городскую стражу Шустова и выпрямился, но ящер дернул его вниз. Стража шевеление в кустах не заметила.
   - Это шустовцы. - Пояснил свои действия кот. Коготь быстро прикинул в голове варианты.
   - Меня они не должны видеть - вдруг захотят вздернуть.
   - Анга им наверняка объяснила, что ты не причем.
   - А что если нет? - с сомнением в голосе произнес ящер. - Сделаем так - оружие я припрячу, а то эти уроды живо на него свои загребущие лапы наложат, а ты выйдешь к ним с пленником за плечами - тебя-то они знают. И иди по дороге, а то еще с перепугу застрелят. - Указал когтем хас на тропинку. - А я тут побуду, неподалеку.
   - Вдруг твоя помощь понадобится.
   - Вот когда понадобится, тогда и позовете. - Глаза Когтя сверкнули. - Далеко от дома уходить не нужно - буду рядом, услышу.
   Оба вернулись за мешком и за пленником, который попытался до него доползти и разрезать веревки о чуть торчащее лезвие меча. Коготь обругал себя последними словами, увидев эту картину. Кто же противника рядом с оружием оставляет? Только тот, кто хочет, чтобы он сбежал, какой-нибудь идиот вроде тебя. Значит он, Коготь, идиот и есть. Просто не подумал про это, а сразу же двинулся за котом. В следующий раз нужно прежде думать, чем лезть спасать очередную попавшую в беду прЫнцессу, решил ящер, сильно пнув пленника, отчего тот охнул. Обоим разведчикам повезло, что Рурк спеленал его так, что тот только и мог, что перекатываться из стороны в сторону и извиваться как червяк. Мав попытался водрузить его себе на плечи, но Странник задергался, мешая. Пришлось приложить его еще раз так, чтобы он отключился. Кот благодарно кивнул и потопал к тропинке, чтобы показаться перед стражей. Коготь же спрятал мешок недалеко от сарая, сунув в особо густые кусты, а сам взобрался по деревянной стене на крышу постройки и затаился там. Охрана ничего не заметила - она отвлеклась на идущую со стороны Шустова фигуру.
   Это тело все больше нравилось Когтю, оно слово было предназначено для специальных операций. Крепкие когти находили малейшие щели, а сильные мышцы позволяли удерживать тело на весу. Даже сюда, на крышу, он взобрался так, как будто прогулялся вдоль набережной - спокойно и неторопливо, не производя ни малейшего шума. Сверху в предутренних сумерках было хорошо видно, как стража подходит к Рурку, о чем-то с ним беседует, а потом все трое идут к сараю. В крыше были щели и Коготь распластался по ней, заглядывая внутрь.
   Там широкоплечий высокий мужик что-то спрашивал у шептуна, который выглядел натуральным болваном после зелья. Рядом с мужиком стояла Анга и иногда давала комментарии. Их речь была невнятная и Коготь не мог понять о чем ведется разговор. Видимо, радиус действия амулета-переводчика был небольшим, да и со слухом у хаса было туговато - в основном он надеялся на нюх и зрение.
   Дверь сарая отворилась и внутрь зашел Рурк, бросив свою ношу на пол. Один из стражи направился к домику Анги, чтобы позвать остальных. Когтя на крыше он не заметил, а тот все время смещался относительно наблюдателя. Внутри постройки шептуна отвязали от столба и привязали на его место добытого бандита, который уже понял, что сейчас его будут допрашивать. Он до крови закусил губу, попытался вырваться и напасть на ближайшего стража, однако побег ему не удался - проклятые звери нашли в потайном кармашке заточку и изъяли ее, к тому же этот рывок был жестом отчаянья - Странник надеялся, что стража зарубит его и Грундальф с проклятой имперской подстилкой, выдающей себя за знахарку ничего не узнают. Но не вышло. Голова еще был не стар и вполне в силе, так что один единственный удар в живот заставил Странника передумать. Пока он с всхлипами втягивал в себя воздух, его крепко примотали к столбу, а Анга пошла за зельем, спросив Рурка, где Коготь. Тот помахал рукой в воздухе - где-то, мол, прячется. Грундальф нахмурился и резко каркнул, пусть вылезает, его, мол, не тронут. Это Коготь прекрасно услышал и понял. Он уже хотел было спуститься вниз, как заметил, что один из охранников, что вышли из домика (там, оказывается сидели еще двое!) вместо того чтобы пойти к сараю, завернул за угол. Поссать что ли пошел, подумал Коготь, но ведь туалет в другой стороне. Чуйка как всегда заставила насторожиться. Его окликнул товарищ, страж махнул рукой, мол, сейчас подойду. Анга исчезла в домике, второй воин направился к постройке, а вот первый что-то так и не появился. Это уверило Когтя в своих мыслях. Он тихо спрыгнул с крыши в кусты - приглушенный шлепок никто не услышал - и пробрался в сторону домика, чтобы проконтролировать стража. Которого на месте не оказалось. Ящер снова высунул язык и понял, что тот совсем не к сараю направился, а в противоположную сторону - в лес. Коготь усмехнулся - он редко когда ошибался.
   Фравн бежал быстро, так быстро насколько мог. Он старался как можно скорее покинуть лес и уже по дороге добраться до сидевшего в кустах шептуна, вместе с которым и уйти в лагерь. Похоже, что его служба у Грундальфа уже закончилась, чему прячущийся под личиной стража разбойник был только рад. Все эти утренние и вечерние разводы на посты, проверки и осмотры так его достали за эти годы, что он готов был зверем взвыть, но главарь запрещал ему покидать службу. Ведь он один из немногих, кто смог завоевать доверие Грундальфа, а это много стоило. Банда ведь не вчера образовалась, она существовала в этих лесах уже почти пять лет, только разбитая на мелкие группки. И нападали они именно на тех, на кого указывали шептуны. И он, Фравн, был одним из этих шептунов. Его задачей было контролировать передвижение отрядов стражи и вовремя сообщать о них. Поэтому банду так долго не могли обнаружить, тупоголовый Грундальф даже не мог связать воедино все эти нападения! И его можно было долго водить за нос, если бы не эта чертова змеиная тварь! Которая, оказывается, не сдохла на дороге, а была спасена другой такой же тварью, только мохнатой! Ух эти зверолюбы!! Будь воля Фравна, он бы всех этих тварей уже давно испепелил, их деревни сравнял с землей, а на их местах обитания уже давно жили бы кымы! Все зло от них!! Но сейчас он должен как можно скорее добраться до лагеря и рассказать, что Грундальфу все известно!
   Когда Фравна подняли среди ночи, он, похлопав спросонья глазами, быстро оделся и выбежал за командиром Олафом, который не объяснял причин побудки. Потом был быстрый бег вверх по тропинке к домику знахарки во главе отряда, который вел сам Грундальф. Старый хрыч оказался довольно силен и даже не запыхался, когда прибежал к жилищу ведьмы. Конечно, на нем же не было тяжелых кожаных лат и кольчуги, а также шлема. Фравн тяжело дышал, когда вся эта гонка неожиданно закончилась. Вспотевшие стражи немного отдохнули, после чего их позвали в дом. Фравн поначалу недоумевал, зачем вообще понадобилась эта гонка, но увидев запертый на замок сарай, воротина которого всегда была приоткрыта, когда он приходил за микстурами, смекнул, что проклятая ведьма кого-то умудрилась поймать. И сейчас этот кто-то сидит в сарае под замком. И это может быть любой шептун из Шустова, который по заданию Странника, главного над шептунами, отправился сюда. Фравн в общих чертах знал организованную главарем иерархию в банде, но вот чем занимались отдельные ее члены, был не в курсе. У него своих забот хватает. И сейчас самая главная - добраться до лагеря.
   Внутри домика, куда их позвали погреться, все и выяснилось. Как и предполагал Фравн одного из шептунов захватили проклятые твари, а ведьма сварила зелье правды и тот запел как птах в поле, рассказав все, что знал. И где находится лагерь и где будет его встреча со Странником. Фравн поперхнулся отваром, когда услышал, что звери отправились за ним. Попроситься в кусты именно сейчас выглядело бы подозрительным и он решил дождаться, когда они притащат пойманного и займутся им вплотную. Все будут заняты и его исчезновения никто не заметит. Благо, ждать пришлось недолго - Грундальф поперся разговаривать с шептуном, с ним Олаф и ведьма. Фравн собрался было свалить, но командир оставил его внутри, решив, что тот заболел, раз так сильно кашлял, когда из кружки пил. Ведьма ему еще отвара от простуды предложила, сучка этакая! Пришлось выпить и сделать вид, что полегчало. Так что свалить не получилось. Тем более, что Хагрид все время рядом крутился. А потом приперлись звери и Фравн решился. Сказал, что ему срочно нужно в кусты, мол, сейчас подойдет, а сам, постояв для вида и усыпив бдительность, удостоверившись, что все скрылись в сарае или доме - рванул в лес. И вот сейчас бежит так быстро, как только позволяют тяжелые доспехи.
   Коготь заметил стража довольно быстро - тот несся через кусты не разбирая дороги, продираясь напрямик и при этом пыхтел как паровоз. Легкие быстрые ноги ящера явно превосходили в скорости человеческие и хас сразу же взял высокий темп. Корпус тела он наклонил вперед, хвост вытянулся в струнку, играя роль противовеса и "руля". Он буквально за несколько минут нагнал беглеца и, еще быстрее разогнавшись, ударил его ногами в прыжке в спину. Фравну показалось, что в него врезался пушечный снаряд. Он пропахал носом землю, шлем слетел с головы и упрыгал в кусты. Страж больно ударился мордой лица. Он попытался встать, но это ему не удалось - кто-то устроился на спине и ударил аккурат по темечку. Фравн потерял сознание.
   Коготь посмотрел на тушку стража - этого он вряд ли донесет, но вот дотащить... можно попробовать, но сначала изъять все оружие и связать. Больше он таких глупых ошибок не допустит. Ящер прикинул расстояние - пробежали они не так уж много, не более километра, ну, может чуть больше. Связав ноги пленнику его же ремнем, а для рук использовав подвязку собственных штанов (эх, веревку из мешка не прихватил!), Коготь взял стража подмышки и потащил назад по своим собственным следам. В лесу уже слышались крики и звон оружия - похоже, что искали его. Ящер посмотрел на стража. Ну и как объяснить им, что их товарищ тоже состоит в банде? Ведь не поверят и решать, что Коготь озверел и просто решил всех перебить по одиночке. Что же делать? Ладно, дотащу его до домика, там пусть разбираются, но я молчать не буду, решил хас и продолжил свой путь.
   На него наткнулся один из стражников и немедленно выставил вперед копье. Он громко заорал:
   - Ящер здесь!! И с ним Фравн!! - воин оскалился. - Отвечай, гад, зачем его похитил? Хотел сожрать?
   - Я его поймал. - Ответил Коготь, бросив тело начавшего приходить в себя бандита и подняв руки вверх, демонстрируя что в них нет оружия. - Он сбежать хотел. Он один из них.
   - Врешь ты все! - выкрикнул страж и ткнул копьем в сторону Когтя. Тот отступил на шаг. - Вздернуть бы тебя на суку! - воин оскалился еще сильнее.
   Кусты зашуршали и из них выскочил Грундальф вместе с Рурком и еще одним стражем.
   - Что здесь происходит? - крикнул голова. - Зачем ты его связал?
   - Говорит, Фравн хотел сбежать! - пожаловался воин. - Я так думаю, что он сожрать его хотел.
   Рурк тихонько замяукал - это он так смеялся. Грундальф сверкнул злыми глазами на кота и на стража.
   - И тебя с ним заодно. - Буркнул он и уставился на стоящего спокойно ящера. Видеть их племя бывшему сотнику приходилось в паре случаев, когда он служил на границе Змеиных гор, где и заработал свою отметину. Сейчас перед ним стоял представитель горного племени, что проживали по ту сторону хребта в пещерах. Грундальф опознал принадлежность хаса по гребню на голове и перепонкам между пальцев, а также темно-зеленой коже. У других горных хасов, с которыми кым сталкивался, была более светлая кожа, пучок перьев на голове вместо волос, более массивное сильное тело, не такое гибкое и тонкое. Те жили в основном в предгорьях и делили границу с северянами Предела, выступая своего рода форпостом расы. Изредка к ним спускались горные жители, вели меновую торговлю или делились новостями. Но самих горцев их более крупные сородичи недолюбливали и частенько резались с ними. Так что понятно желание хаса пройти через перевал, а не через территорию чужого племени. Там он и голову мог сложить. Впрочем, как и здесь. И вообще здесь, в Пределе, хасов проживало очень мало и то ближе к большим водоемам. Говорят, в Миргарде есть малая община этих зеленокожих тварей, но сам Грундальф там никогда не был да и вряд ли когда уже будет, да и желания особого нет. - Рассказывай. - Голова ждал объяснений от ящера.
   - Я с крыши видел, как все стражи в сарай пошли, а этот в кусты. Но вместо того, чтобы сделать свои дела и вернуться - он побежал. - Спокойно ответил тот. - Я его только там догнал - бегает больно резво. - Коготь указал рукой. - Там где-то его шлем в кустах валяется, можете проверить.
   - Дик, проверь. - Приказал Грундальф стражнику.
   - А как же этот? - копьем указал на ящера тот.
   - Здесь с нами постоит. Давай, топай.
   Фравн очнулся и понял, что его поймали. Он услышал обрывки разговора и заголосил:
   - Ааааа!! Меня сожрать хотят!! - и засучил связанными ногами.
   - Заткнись! - Грундальф подошел ближе и пнул его в бок. - Говори правду, болван!
   - Я поссать пошел, а этот меня поймал, связал и в лес потащил! - вопил Фравн. - Он точно сожрать хотел, я вам говорю!!
   - Тогда веревку бы с собой прихватил, а не пояском от собственных штанов тебе руки связывал, а ноги твоим же ремнем. - Заметил Рурк. - Это какой же охотник без веревки на промысел ходит?
   Грундальф зло зыркнул в сторону мава, посмотрел на поддерживающего одной рукой штаны хаса. Они не спадали только потому, что частично держались на хвосте, для которого в портках существовал специальный клапан, застегиваемый на пуговицу. Проклятый зверь прав - хотел бы сожрать, то добычу бы не к домику тащил, а от него.
   - Анга разберется - зелья на всех хватит. - Решил Грундальф и посмотрел в сторону ушедшего стража, который возился в темноте. - Ну чего там?
   - Драка была. - Ответил эхом тот. - Тут кусты обломаны и трава примята.
   - Шлем нашел?
   - Нет пока.
   - Как найдешь - иди к сараю. - Повелел Грундальф. - А вы хватаете этого и за мной. - Он указал на Фравна. Второй страж двинулся к пленнику. - Да не ты, а хас и мав. - Голова посмотрел на зверей. - Чего уставились? Взяли и понесли!
   - Вот ведь... - проворчал было Рурк, но подчинился. Посмотрел на худого ящера. - Бери за ноги, я за голову возьму.
   - Нашел!! - заорал из темноты страж.
   - Ну так иди сюда! - окончательно обозлился Грундальф. Мало того, что в его городе бандиты раскинули широкую сеть шептунов, так они еще и в стражу проникли. Кому теперь доверять? Повертев доставленный шлем Фравна в руках, голова досадливо сплюнул себе под ноги и зашагал к сараю, где Олаф и Анга уже готовили к допросу Странника.
   Когда Фравна притащили туда же, глава шептунов все сразу понял. Можно было покорчить из себя храброго разбойника, терпеть пытки, вот только Странник знал, что их не будет. Его напоят чуть горьковатым зельем и начнут задавать вопросы. На которые он не сможет соврать, потому что единственным его желанием будет давать правильные ответы. А перекрестный допрос пойманного Фравна все только подтвердит. Странник посмотрел на прислонившегося к столбу ящера, которого Грундальф отстранил от допроса, но из сарая не выгнал. Выжил, змеюка, зло подумал разбойник, жаль, что все ваше племя Империя так и не выжгла. Он перевел взгляд на Ангу, на Олафа, на старейшину деревни, сглотнул накопившуюся слюну.
   - Не надо тратить на меня драгоценное зелье. - Попросил Странник. - Я все расскажу в обмен на свободу.
   - Вот как? - удивился Грундальф и чуть приблизил свое лицо к роже главы шептунов. - Почему ты так уверен в том, что я не вздерну тебя на городской площади?
   - Зелья у вас мало, - кивнул в сторону флакона, что держала в руке знахарка, пленный. - Надолго его эффекта не хватит и вам придется выбирать, что спрашивать. - Он осклабился. - Либо узнать имена всех шептунов в Шустове, либо все про лагерь. Выбирайте. - Сидеть возле столба было неудобно, но Странник постарался устроится с комфортом.
   - Ты можешь приготовить еще? - спросил Грундальф, повернувшись к Анге.
   - Если ты достанешь мне пару корзин грибов-светлячков из нор рахтратов, цветок морского царя и снежный мох, то я с радостью сварю тебе еще. - Улыбнулась знахарка. - Это что касается наиболее редких ингредиентов. - Она помолчала и указала пальцем на пленного. - Этот разбойник довольно умен и советую тебе пойти с ним на сделку.
   - Я не заключаю сделки с бандитами! - голова выпрямился и чуть не задел башкой балку. Бывший владелец делал сарай под себя и высокому широкому Грундальфу было некомфортно в нем находится.
   - А придется. - Ухмыльнулся Странник и тут же получил сильный хлесткий удар по морде. Голова пленного мотнулась, ему показалось, что в шее даже что-то хрустнуло.
   - Заткнись! - Голова был натурально зол.
   - Давайте его на куски порежем. - Предложил из угла ящер.
   - Ты тоже помалкивай! - палец Грундальфа уперся в морду хаса. - С тобой будет отдельный разговор. Потом.
   - Чего ты на него взъелся? - удивилась Анга и Рурк тут же зашептал ей на ухо. - Ага, понятно. - Кивнула знахарка, стрельнув в сторону связанного Фравна. Увидев того в путах, она сразу же все поняла, но не знала, что именно хас поймал беглеца. - Переживаешь, что не сам обнаружил предателя?
   - О Боги! - взмолился Грундальф. - За что мне такое наказание? Каждый, каждый вокруг меня считает себя умнее меня!
   - В чем-то ты прав. - Задумчиво произнесла Анга и словила злой взгляд головы. - Хорошо, молчу. Предоставляю тебе право вести допрос как пожелаешь.
   - Короче, уроды. - Кулак Грундальфа ударил в столб чуть повыше головы Странника. Дерево чуть хрустнуло. - Ты рассказываешь мне все и проводишь остаток своей жизни в городской тюрьме. Обещаю, что раз в день ты будешь получать хороший обед.
   - Уважаемый голова, меня такие условия не устраивают. - Ухмыльнулся пленник и снова получил в рыло. Сплюнул выбитый зуб и кровь на пол. - А каждый ваш удар - это минус один вопрос. - На этот раз прилетело справа. - Уже два.
   - Лей этому поганцу зелье в глотку. - Распорядился Грундальф.
   - Подумай хорошенько о том, что хочешь у него спросить. - Предупредила Анга, подходя с флакончиком к Страннику. - Или лагерь или город.
   - Я глава Шустова. - Грундальф мрачно смотрел на знахарку. - Я выбираю город.
   - Задай ему один вопрос. - Снова открыл свой поганый рот ящер. - Есть ли в лагерь другой путь, кроме основного входа. Больше ничего не надо.
   Грундальф посопел, посмотрел на Олафа, на остальных стражей. В его большой башке ворочались важные мысли, борясь за главенство. Здравый смысл победил в этой неравной схватке.
   - Хорошо, - кивнул здоровяк, - один вопрос от тебя - остальные мои. Лей. - Это уже Анге.
   Страннику зажали нос, он задергался. Не в силах сдерживаться, открыл рот, чтобы вдохнуть - внутрь потекла горькая жидкость. Все повторилось в точности как и с предыдущим пленником. Грундальф тут же решил покончить с вопросом хаса и задал его первым.
   - Нет. - Мотнул головой Странник. - Других ходов нет - шахта уходит вниз и упирается в подземную реку.
   - По ней можно пробраться в пещеры? - спросил хас.
   - Это уже второй вопрос! - взревел Грундальф.
   - Время. - Спокойно произнес Коготь и голова скрипнул зубами. Он скороговоркой выпалил вопрос.
   - Нет, - пленный задергался, - я не знаю, может и можно, мы не проверяли! - он засучил ногами.
   - Скорее другой вопрос! - выкрикнула Анга.
   - Кто еще... - начал Грундальф, но ящер его опередил.
   - Воздуховоды есть? - он подошел ближе и пленник посмотрел на него. - Шахта должна снабжаться воздухом, иначе вы там все попередохнете.
   Грундальфу очень сильно хотелось придушить резвого ящера, но он сдержался.

   - Да. Естественные щели в горе, чуть расширенные рудокопами. Выходят в главную залу и в оружейную.
   - Это все, что я хотел знать. Он ваш. - Махнул рукой Коготь и Грундальф принялся трясти пленного на предмет разветвленной сети шептунов. Олаф только и успевал, что записывать. Про всех они не узнали, но основной список предателей все же получили и теперь главный стражник скреб ногтями лоб, соображая, как их всех вместе изловить.
   - У тебя точно больше нет зелья? - спросил с надеждой Грундальф у Анги.
   - На этого все извела. - Махнула та рукой в сторону отключившегося Странника.
   - Я же видел, ты полный котел варила. - С сомнением в голосе произнес Олаф.
   - Ты что-нибудь понимаешь в алхимии? - едко спросила его знахарка и стражник отрицательно мотнул головой. - Если бы понимал, то не задавал бы такие глупые вопросы. Выхода готового продукта с полного котла получается совсем чуть-чуть, едва хватает на треть этого флакона. - Анга взболтнула жидкость на донышке. - Я дала ему не полную дозу, оставила на этого. - Фравн вздрогнул и захлопал глазенками. - Можете спросить его, но не думаю, что он знает больше, чем этот. А к нему остатки можно будет применить дня через три-четыре, когда одыбает.
   - А почему не все влила? - спросил с подозрением Грундальф.
   - Откуда я знаю, кого вы мне еще на допрос притащите! - огрызнулась Анга. - Мои запасы закончились и если снежный мох я могу попробовать отыскать в этих горах, а цветок - в озере, - она показала пальцем на Когтя, - то вот гриб разводят только рахтраты! И живут они в подземельях имперских городов, вряд ли во всем Пределе найдется хоть одна их нора!
   - Может и найдется. - Проворчал Грундальф, вспомнив кое-что и покосился на Олафа. - Как-то один купец из Аргенхофа жаловался, что у него из подвала стали пропадать запасы продуктов и тканей. Когда он спустился туда, то нашел огромную дыру в полу, уходящую хаос знает куда. Послал за гончими, но они отказались совать туда свой нос.
   - Нужно было меня позвать. - Подал голос Рурк. - Я бы сразу определил рахтраты там побывали или простые землеройки. А может и кымы прокопали проход в подвал купца из соседнего дома.
   - Купец не глупее тебя, Рурк! - завелся в один миг Грундальф. - Думаешь, он лично не проверил все дома окрестных соседей? Нет, ход вел откуда-то из-под земли и в сторону огородов! И проделали его точно проклятые хвостатые твари!
   - И ты предлагаешь мне идти к этому купцу и лезть в непонятную нору в поисках гриба? - ехидно спросила Анга.
   - Я не предлагаю, просто вспомнил. - Буркнул здоровяк.
   - Сейчас перед нами стоит другая задача, и ползанье по подвалам всяких купцов в нее не входит. - Анга убрала флакончик в карман и сложила руки на груди. - Что будем делать с разбойничьим лагерем?
   - А чего с ним делать? - не понял Грундальф. - Вызвать отряд из Торнбьефа, пускай разбираются.
   - К тому времени голова купеческого сына будет лежать в мешке у тебя перед воротами. - Напомнила здоровяку знахарка. - А затем опечаленный смертью наследника отец смешает тебя с дерьмом и сделает все, чтобы твой городишка зачах окончательно. - При этих словах Грундальф помрачнел.
   - И что ты предлагаешь? - спросил он после долгой паузы.
   - Пойдем в дом. - Позвала Анга. - Оставь здесь кого-нибудь караулить этих... - она указала на пленников.
   - Звери - останьтесь. - Отдал приказ Грундальф.
   - Нет. - Резко возразила знахарка. - Ты что, забыл, что я тебе рассказывала? Их мнение я буду учитывать в первую очередь.
   - Чего это ты тут распоряжаешься? - включил начальника Грундальф.
   - Потому что ты сумел просрать все, что имеешь! - немного резковато ответила Анга. - И я сейчас пытаюсь вытащить тебя и весь город из той выгребной ямы, в которую он угодил благодаря твоему попустительству. Чего молчишь, язык проглотил? - возразить на это голове было нечего и он молчал. - Поэтому ТЫ будешь делать то, что Я скажу. Уяснил?
   - Вполне. - Буркнул Грундальф.
   - Вот и славненько. - Хлопнула в ладоши знахарка. - Все в дом, вы двое не исключение. Олаф, привяжи-ка этих субчиков друг к другу, да покрепче, чтобы не смогли разорвать веревки и сбежать. И вообще, верните уже Когтю его пояс, а то он попросить его назад стесняется.
   Стража спорить с Ангой не стала и сделала все в лучшем виде - пленных спеленали так, что не пошевелиться и если Странник пребывал в блаженной отключке, то вот Фравн вполне так себе мог натворить дел. Чтобы этого не случилось его накрепко примотали к столбу и связали вместе с главарем шептунов. А пойманного накануне Хиска сунули в бочку и прикрыли крышкой. Рурк даже предлагал его там заколотить, но Анга махнула рукой, мол, и так сойдет. Двери сарая заперли покрепче и оставили сторожить их Асгальда, верного друга и товарища Олафа, которому тот доверял как самому себе. Остальные же расселись за столом знахарки, но места все равно не хватило, так что кто-то устроился на кровати или просто на перевернутых ведрах. Солнце уже давно встало, наступило утро и все присутствующие отчаянно хотели спать и жрать, но ничего кроме бодрящего отвара знахарка им предложить не могла, ибо просто не успела ничего приготовить. Тогда Коготь взялся за дело, пока стража цедила из кружек напиток, просто потому, что некому больше было. В прошлой жизни ему было не привыкать готовить на такую "ораву", а слух у него был отменный, так что изредка ящер вставлял в разговор свое мнение.
   Грундальф устроился во главе стола, чтобы хотя бы так его авторитет не упалв в глазах своих товарищей, хотя и Олафа и остальных слова Анги не слишком затронули. Как решит вождь, так и будет, а всякие имперские бабы пускай там себе думают, что они здесь главные.

   - Ну и какой у тебя план? - спросил здоровяк, отхлебнув уже остывшего напитка.
   - Действовать нужно быстро и одновременно в лагере и в городе. - Знахарка сунула в рот сухарик и пододвинула чашку к стражникам. Те дружно захрустели - кто же отказывается от предложенной еды? - Пленить всех, чьи имена тебе известны. Даже если те, о ком мы не знаем, сбегут, сильно это нам не повредит - их можно будет перехватить в лагере.

   - Ты предлагаешь мне разделить силы? - зубы Грундальфа раскрошили сухарь в мелкую крошку. - У меня и так стражи немного, где я возьму столько воинов?
   - Собери ополчение из верных тебе кымов. - Пожала плечами Анга. - Возглавь их и прошерстите город. Олаф и его воины будут нужны мне возле лагеря.
   - Ты хочешь его штурмовать? - басовито прогудел глава стражи.
   - Только после того, как пленники окажутся в безопасности. - Кивнула знахарка.
   - Главный шептун сказал же, что другого входа туда нет. - Вспомнил Грундальф. - По реке не пройти - она горная и холодная. Мы не выдержим холода и силы потока. И потом, там может быть настолько узко, что не проползешь, быстрее захлебнешься.
   - Никто вас в реку и не гонит. - Произнес Коготь. - Я спущусь по веревке через воздуховод и найду пленников. Если получится - то мы их вытащим через эту щель, главное, чтобы там не оказалось слишком толстых баб.
   - Ты же шел с ними в караване? - не понял Грундальф. - Неужели не помнишь?
   - Память отшибло. - Ответил ящер, помешивая кашу. Крупа, соль, немного сливочного масла и вода, вот и весь рецепт. - Меня кто-то может узнать, я их - нет. Поэтому я пойду туда один. Найду за... пленников, прикончу мага, чтобы не мешал. И атакую с тыла, пока разбойники будут заняты обороной лагеря.
   - Не понял. - Замотал головой Грундальф. - В одиночку?
   - Рурк - отличный лучник. - Заметил Коготь. - Глупо его тащить с собой в подземелья в качестве прикрытия. Он будет полезен снаружи. Займет высокую позицию, например, на дереве, чтобы лагерь был виден как на ладони...
   - Лучше стрелять им в спину с горы. - Сказал мав. - Они, конечно, сообразят и попробуют отступить в укрытие, но и меня не достанут. Будут вынуждены развернуться и подставить спины. В это время стража может часть их них перестрелять.
   - Не всех. - Качнул головой Грундальф. - Кто-то и выживет. Главное - выбить мага.
   - Я вам помогу. - Тряхнула Анга копной волос. - Как маг я слабовата, но как зельевар - мало кто может потягаться со мной в этом искусстве. Я сварю вам микстуру берсерка. - И посмотрела на здоровяка.
   - Я слышал о ней, но не пользовался. - Кивнул тот. - Говорят, убойная штука, стрелы сами отскакивают, а противники даже не успевают меч поднять, как тут же валятся убитыми.
   - Не совсем так. - Носа Анги коснулся аромат каши и она непроизвольно затянулась. Остальные тоже все время поглядывали на зеленого хвостатого повара, что ворочал ложкой в котле. - Но в общих чертах верно. Микстура значительно ускоряет рефлексы воина и увеличивает сопротивление кожного покрова ударам. От меча, конечно, не спасет, но тот хотя бы не перерубит конечность, а застрянет в ней. Действует не очень долго, буквально восемь-десять частей, но она того стоит. За это время вы должны уничтожить большую часть разбойников. - Знахарка сделала паузу. - И всем ее пить не нужно - кому-то надо будет остаться на ногах.
   - Такой сильный откат? - уточнил Грундальф. Как бывший сотник он знал негативные последствия для организма в результате использования некоторых боевых зелий.
   - В лежку будут дня два-три лежать, прежде чем встанут. - Анга посмотрела на стражников. - Поэтому сразу выбирайте, кто будет его применять. Скажу так, десятерых вполне хватит, чтобы вырезать сотню.
   - Вот как? - удивился голова, а Олаф присвистнул. - Сама видела?
   - Приходилось. - Кивнула та, не став вдаваться в подробности. - Главное, не допустить ошибки императора Магуты второго.
   - А чего он сделал не так? - спросил от котла Коготь.
   - Приказал напоить микстурой всех своих воинов. - Анга посмотрела на кашевара. - Итогом его решения стал полный проигрыш в битве при Икацотле. Резервный полк Короля-Солнце просто прошелся по полю с лежащими и стонущими после отката воинами и перерезал глотки всем. Магута тогда бежал, воины короля его не догнали. Это потом они устроили поход на Империю и Король-Солнце посадил на трон своего старшего сына Апапакотля, назначив того Владыкой Ночных Светил. Тому этого показалось мало и, когда отец стал стар, Апапакотль решил занять его место и пошел войной на родителя и своего брата, которому тот собирался передать власть.

   - И кто кого? - спросил Грундальф.
   - Ты не знаешь? - удивилась Анга.
   - Да как-то не интересовался имперскими летописями. - Пожал плечами тот.
   - Король-Солнце был разбит, его младший сын убит, а Апапакотль женился на своей сестре, присоединив Солнечный Край к Империи. Теперь эта территория называется просто Окраина. Может слышал?

   - Да. - Кивнул здоровяк.
   - И теперь в Империи правят потомки кровосмесительной связи? - спросил, уточняя, Коготь.
   - После смерти Апапакотля между его наследниками разгорелась нешуточная борьба за трон. - Анга посмотрела на ящера. - Хорош уже мешать, готово там?
   - Еще немного. - Заверил тот. - И кто победил?
   - Второй сын от наложницы императора, которого тот признал и назначил наместником в какой-то дальней провинции на юге, что находится на самом краю перед Великой Пустыней. Тот набрал в свою армию кочевников песков и сумел просочиться по территории Империи незамеченным, чтобы внезапно атаковать двух вцепившихся друг другу в глотки братьев. Оба погибли там же, их тела были выставлены на главной площади, а ублюдок занял трон. Опирался он в своем походе на магов Пустыни и боевую алхимию, при нем это искусство заняло почетное второе место среди самых изучаемых предметов в Академии.
   - А саму Академию чего не разрушили? - спросил Коготь.
   - Маги не позволили. - Анга отпила холодного отвара. - Еще со времен архимага Устина Великолепного решением коллегии Академия не вмешивается в дела правителей, маги приходят на помощь только когда государству или всему миру угрожает серьезная опасность. Например прокол Хаоса, становление всяких демонических культов, появление безбашенных некромантов, поднимающих толпы умертвий и нежити, и прочее в том же духе. А когда правители дерут друг у друга волосы на голове и заднице - это их не касается. Подрались и разошлись. Ну, сменилась власть в очередной раз, Академии это неинтересно. Она занимается более глобальными вопросами.
   - Это как сейчас воспитывает мелкого императора? - невинно спросил Коготь, вспомнив рассказ Анги.
   - Там случилась другая история. - Мрачно ответила знахарка.
   - Расскажи. - Потребовал Грундальф.
   - Нет. - Резко ответила та. - Не сейчас. - Добавила она уже мягче. - Что там с завтраком?
   - Готово! - объявил Коготь. - Садитесь жрать, пожалуйста! - Он снял котел с огня.
   Стражники протянули пустые чашки и в каждую ящер плюхнул полный черпак каши. Хм, подумал он, еще недавно зарубить меня хотели, а сейчас сидят и мной сваренную кашу трескают. А Грундальф больше всех старается - оголодал сильно, видимо. Даже не подумали, что я туда мог яда сыпануть. Неужели и правда Анге так сильно доверяют? Не простая знахарка, ой не простая. Ничего, скоро наши дороги разойдутся. Вот избавлю городок от банды разбойников, можно и на покой. Коготь сам удивился пришедшей в голову такой мысли. Словно это не он сам так решил, а кто-то другой, чью волю он сейчас выполняет. Как марионетка, которую за нитки дергают. Может быть он попал под влияние Анги? Та ведь его поила снадобьями, что ей мешало подсыпать туда какую-нибудь контролирующую разум фигню? Но внутренний голос был против таких обвинений разума. Она помогла этому телу, поставила его на ноги, как и обещала и он собирается отплатить ей черной неблагодарностью, убив только по подозрению? Нет, Коготь на такое не пойдет. Да, там, на Земле он много чего творил нехорошего, убивал за деньги. Но убивал всегда тех, кто сам оказывался еще хуже, чем он. Чистил таким образом общество. А потом общество решило избавиться от тебя, прорезался вдруг из ниоткуда ехидный тоненький голосок совести. Ведь чем ты отличался от тех же наемных убийц? Только наличием хозяина, стоящего у государственной власти. А так работа ничем не отличалась от той же киллерской - выдали заказ, устранил объект. И здесь ты идешь по той же стезе. Я для народа стараюсь, попытался оправдаться сам перед собой Коготь. Да, удивился голос, уж не того ли самого, что не от хорошей жизни разбоем занялся? Они сами выбрали свою судьбу, никто их в бандиты не звал, мрачно подумал ящер. Могли бы выращивать хлеб, ловить рыбу, охотится или торговать в лавке. Вон, Рурк почему-то к ним не пошел, зарабатывает себе на жизнь охотой. И Анга, вполне могла бы сколотить банду, ее способностей для этого хватит и разбойничать на дороге. И бегали бы не к ней, а от нее. Звали бы ее Кровавой Королевой, Повелительницей Магии или еще как-нибудь в подобном роде. Наводила бы шорох на поселения, а смотри же, не занялась разбоем. Наоборот, сотрудничает с властями, помогает им. И мой долг сделать то же самое. Освободить заложников и перерезать как можно больше разбойников. Разговоры с ними разговаривать бестолку. Ну-ну, дерзай, ехидно поддержал решение Когтя голос и пропал. Но неприятный осадок остался. Ящер чуть мотнул головой, выбрасывая навязчивые мысли, чтобы не мешали думать.
   Некоторое время все молча стучали ложками, потом Грундальф, закончив завтрак, отодвинул от себя грязную чашку.
   - Хороша кашка. - Похвалил он повара. - Где научился так готовить, зеленый?
   В армии, хотел было брякнуть Коготь, но вовремя сообразил, что не поймут.
   - Жрать захочешь - научишься. - Ответил он и здоровяк грянул хохотом. Ему понравилось сказанное ящером. Он очень быстро забывал плохое, в том числе и все свои подозрения в отношении того, кто ему приходился по нраву. От этого часто страдал и потом сильно переживал предательство. Как с Фравном.
   - Верно. - Веселье Грундальфа быстро улетучилось, как только он вспомнил, зачем они здесь. Голова посмотрел на Ангу. - И когда ты хочешь напасть на лагерь?
   - Как можно скорее. - Ответила та. - Пока бандиты не спохватились. Этой ночью.
   - Темно будет совсем. - Пожаловался Олаф. - Марк только-только показал свой лик, Ларка еще прячется в сотканной госпожой Мглой вуали, а по небу бегут тучи. Ничего не видно.
   - У этих были амулеты, немного правда, всего пять. - Коготь вывалил на стол из кошеля камешки. - Они позволяли им видеть ночью.
   - Ты что, балда, их в кошеле вместе с железом таскал?! - возмутилась Анга, загребая амулеты.

   - Ну да. А чего такого? - не понял ящер.
   - Амулет при соприкосновении с железом силу теряет. - Ответил Грундальф и покачал головой. - Стыдно этого не знать. - Он еще больше уверился, что ящер - сын своего народа. Те вообще не использовали камни.
   - Ему-то что, он и так ночью получше нашего видит. - Буркнула знахарка, пробуя камешки едва ли не на зуб.
   - Если они силу теряют, то почему их под кольчугой таскают? - задал резонный вопрос Коготь. - Этот я с одоспешенного бандита снял.
   - Под рубахой их носят, чтобы с телом контакт был. - Ответила Анга. - Я же тебе говорила. Только тогда они работать будут. Одень он его поверх кольчуги - ничего бы не увидел, тыкался бы как слепец. Кожа им не вредит, ткань опять же, а вот все железное нужно исключить. Например, не пользоваться перчатками, когда амулет в руку берешь и на себя одеваешь - эффект заметно снизится и его заряжать опять же дольше надо будет. - Знахарка помолчала. - Сколько у тебя там монет было? - поинтересовалась она.
   - Да немного. - Коготь высыпал содержимое кошеля. У стражников загорелись глаза, когда они увидели два желтых кругляша и три серебряных. - Бедноваты нынче разбойники пошли.
   - Это откуда? - спросил Грундальф, взяв золотую монету и рассматривая отчеканенный профиль. Империалы в Пределе были редкостью - в обороте в основном ходили собственные деньги, железные, серебренные и золотые монеты. Так и назвались - монеты.
   - Из карманов охранников Странника. - Пожал плечами Коготь.
   - А оружие их?
   - Мешок в лесу лежит.
   - Тащи его сюда. - И, заметив колебания ящера, голова добавил. - Да никто на твою добычу не позарится, трофеи это святое. Неси, посмотрим, чем разбойники вооружены.
   Пришлось встать из-за стола и вернуться уже с мешком, полным оружия и снятых доспехов. Все содержимое Коготь вывалил перед стражниками. Ту самую кольчугу, про которую рассказывал и кожаные кирасы с наручами и щитками, прикрывающими голень. Грундальф со знанием дела осмотрел лезвия мечей, перебрал пальцами кольчугу.
   - Канета работа, - произнес голова, опознав мастера.
   - Думаешь, он тоже с ними заодно? - спросил Олаф.
   - Не, - мотнул головой здоровяк, - бандит ее купить мог или же снять с кого-нибудь. - Грундальф "ссыпал" кольчугу в мешок. - А вот мечи явно Ларс ковал.
   - Это наш Ларс или который в Гьюдальфе? - опять спросил начальник стражи.
   - Его клеймо. - Кивнул голова и задумался. - Вот про него ничего не знаю, поэтому врать не буду.
   - Гьюдальф недалеко от Лесоречья находится. - Заметила Анга. - От бандитского лагеря там совсем близко. Думаю, в поселке их скупщик сидит, который товар дальше переправляет, чтобы не примелькался. Ну и разбойников опять же сведеньями снабжает. Кто куда откуда поехал и чего везет.
   - Согласен. - Грундальф опять помрачнел. - И как они так сумели крепко окопаться? Прямо в Шустове и вокруг него такую мощную сеть сплели - мелкая рыбешка запутается.
   - Не один год они этим тут занимались. - Анга ткнула себе большим пальцем за спину. - И не без помощи этого, который в сарае сидит. Ты его пока не убивай, вдруг созреет для сотрудничества. Потом, глядишь, я компоненты для зелья раздобуду, еще раз попробуешь с ним поговорить.
   - Лады. - Грундальф кивнул. - Сейчас-то что будем делать?
   - Возвращайся в Шустов, занимайся своими повседневными делами. - Решила знахарка. - Отправь кого-нибудь посмышленее, чтобы верных тебе воинов собрал и вечером встретимся на перекрестке. - Она повернулась к зверям. - Вы сейчас отдохните - всю ночь на ногах. А потом выдвигайтесь к бандитам, посмотрите что там и как, опять же найти еще эти выходы для воздуха нужно. Ты правда думаешь, что там пролезешь? - с сомнением в голосе спросила Анга.
   - На месте разберемся. - Ответил хас. - Если что - нырну в реку и пройду по потоку. Где-то же она из скалы выходит.
   - Скорее всего это приток Каменушки. - Произнес Рурк. - По входу в шахту определимся.
   - Возьмете с собой все самое нужное и выходите после обеда - три-четыре оборота вам на сон хватит. - Распорядилась женщина. - А ты тоже не зевай - ополчение собирай да на помощь выдвигайся. Я твоих на перекрестке ждать буду.
   - А если нападет кто? - спросил здоровяк.
   - Это вряд ли. - Глаза Анги неприятно сверкнули и Грундальф поежился. - Я микстуру к тому времени приготовлю, решайте между собой, кто ее пить будет. Как только встретимся - Рурк проведет к лагерю и объяснит, с какой стороны атаковать удобнее.
   - Хорошо. - Бывший сотник кивнул. - Я иду с вами.
   - Нет. - Резко сказала знахарка. - Ты в поселении должен быть.
   - А вот здесь ты мне запрещать ничего не можешь - не имеешь права. - Ухмыльнулся Грундальф. - Я сам так решил. Точка. Засиделся я в головах, надо размяться. - Он пошевелил плечами и хрустнул шеей. - И не смотри, что я седой, силушка никуда не делась. За Шустовом и Олаф присмотрит.
   - Э? - возмутился глава стражи.
   - Я так сказал! - повысил голос Грундальф. - Список у тебя? У тебя. Поэтому найди мне всех, кто в нем указан - и на допрос. Потом будем решать, что с ними делать. Народу-то много получается, всех в городской тюрьме не прокормишь и бездельников, сидящих на городской шее, я держать не собираюсь.
   - Пусть дороги мостят. - Подсказала Анга. - Каменоломня рядом, вон, возле тех же Выселок.
   - Идея. - Одобрил здоровяк. - Ладно их еще поймать надо и наказание определить. Пошли. - Махнул он рукой.
   - Любопытным горожанам скажешь, что лично ко мне за лекарством ездил, здоровье, мол, стало пошаливать, поэтому среди ночи и соскочил. - Подсказала Анга. - Тебя и твой отряд все равно кто-нибудь да видел. Главное, чтобы этими кто-то шептуны не оказались.
   - Разберемся. - Оптимистично заявил Грундальф и, оставив на страже сарая сменщиком еще одного своего верного воина, покинул "гостеприимный" домик Анги.

  
   Уже ближе вечеру Коготь и Рурк добрались до лагеря разбойников. Устроились те неплохо - территория вокруг входа в шахту была обнесена высоким частоколом, на двух вышках стояли часовые-наблюдатели, к тому же прямо над входом, на каменном козырьке был оборудован пост, в котором тоже сидел караульный. Сверху к нему было не подобраться - пришлось бы прыгать и ломать себе ноги, тем более оставался шанс промахнуться. Все это Коготь разглядел с верхушки высокого хвойного дерева. Есть ли перед частоколом ров он не видел - мешали растущие впереди деревья. Близко подойти к лагерю тоже было проблематично - бандиты вырубили все вблизи, чтобы было удобно наблюдать. Ящер посмотрел на возвышающуюся перед ним гору, потом спустился вниз.
   - Ну? - спросил присевший под деревом Рурк.
   - В лоб их точно не взять - еще при приближении стрелки с вышек половину перебьют. - Коготь покусал травинку, потом выбросил ее в сторону. - Придется обходить, взбираться по горе, потом спускаться вниз и резать наблюдателя в гнезде, а уже потом убирать часовых на вышках.

   - А выстрелами из леса?
   - Ты попадешь ему в шею с расстояния в двести шагов? - с усмешкой спросил Коготь. Рурк задумался, потом сказал.
   - Если ветра сильного не будет и он не станет шевелиться, то, пожалуй, попробую.
   - Тут не пробовать надо, а делать. - Ящер почесал нос. - Вдвоем не справимся, даже если незаметно внутрь проникнем. Либо пленников сразу прирежут, как только крики штурмующих услышат, либо нас. - Коготь посмотрел на скалу. - Ты по веревке спуститься сможешь, но только тихо? - Рурк пожал плечами. - Если хоть камушек стронешь - тебе конец.
   - Это я и сам понимаю. - Вздохнул кот. - А Анга их испепелить не сможет?
   - А какой у нее радиус действия магии? - спросил ящер. - Огненные шары метать умеет?
   - Какие еще шары? - удивился мав. - Зачем их метать? Одежду на враге подожжет, он сам сгорит.
   - И с какого расстояния она это сделать сможет?
   - Откуда я знаю?! Я не спрашивал!
   - Тихо, не ори. - Коготь прислонил палец к пасти, потом снова посмотрел на гору. - Тут еще хрен знает где эти входы воздушные находятся, пойди их тут найди.
   - Река еще дальше вытекает. - Рурк указал рукой. - Где-то там.
   - Жаль, связи нет. - Покачал головой Коготь. - Сейчас бы сказал по р..р.., короче, в коробочку такую и Грундальф с отрядом в Шустове бы остались. А то припрутся сюда, а у нас еще ничего не готово.
   - Я успею добежать до перекрестка и вернуться назад. - Заверил хаса мав. - А что это за коробочка такая?
   - Говоришь в нее и тебя в соседнем городе из такой же коробочки слышат. - Объяснил Коготь.
   - Это изделие рудокопов?
   - А они здесь причем? - не понял ящер.
   - Ну, они же всякие машины делают, чтобы себе труд облегчить. - Мав дернул ухом. - Могли и коробочки такие придумать, чтобы в трубы не орать.
   - А ты, значит, видел, что они в трубы орут? - с любопытством спросил Коготь.
   - Старший семьи рассказывал. - Рурк отвел глаза. - Когда я маленьким был. Наверное, орут.

   - Понятно. - Ящер задумался. - Тогда сделаем так, я сейчас полезу на гору вход искать, а ты аккуратно посмотришь из кустов есть ли перед частоколом ров, запомнишь, где стоят вышки и побежишь к Анге. Она баба умная, может быть что-нибудь придумает. Когда Грундальф со своей бригадой подойдет...
   - С кем? - засмеялся Рурк, - с бригадой? - он едва сдерживался, чтобы не развеселиться окончательно.
   - А чего такого я сказал?
   - Бригада - это рабы-работяги. - Объяснил мав. - Которые вместо оплаты кнут получают. Не вздумай отряд стражи бригадой назвать - сразу же головы лишат, даже на прошлые заслуги не посмотрят. Им такие сравнения совсем не нравятся.
   - Учту. - Кивнул Коготь. Вот же... слово одно, а значения разные. - В общем, пусть ждут до утра. В предрассветный ч..ч..., короче, за оборот до рассвета часовой спит как младенец, тут-то его и можно незаметно пристукнуть. Твоя задача - за это время забраться наверх и спуститься аккурат над гнездом наблюдателя. Зарежешь его и расстреляешь часовых на вышках в спину. Если еще кто во дворе будет ползать, то и его пристрелишь. Главное сам под лучников не подставься. Я думаю, они длинную лестницу ставят, чтобы часовых в гнезде менять - нету там входа в пещеры, я посмотрел.

   - А ты где будешь?
   - Я - внутри. Попробую заложников найти и освободить, спрятать их и вам уже оттуда помочь.
   - А вытащить их через воздуховод?
   - А если он узкий до такой степени, что даже я там не пролезу? - вопросом на вопрос сказал Коготь. - Толстухи там точно не поместятся, да и мне придется возвращаться.
   - Если ты не пролезешь, тогда как действовать будешь?
   - Спущусь к тебе и вместе будем вход штурмовать.
   - А как ты узнаешь, что это именно воздух из шахты выходит, а не просто щель в скале? - неуемный Рурк продолжал задавать вопросы.
   Коготь показал ему язык.
   - Я кымскую вонь даже отсюда чую. - Ответил он. - А там концентрация в разы превосходить будет. Сразу же пойму, что запахом из шахты тянет - сотня рыл в тесном помещений это духан от немытых тел, пердеж и вонь от нестиранной одежды. - Коготь задумался. - Интересно, они в пещере готовят или снаружи?
   - Думаешь, через дымоход проникнуть? - тут же сообразил Рурк.
   - Днем дым будет виден издалека, но если кашеварить ночью... опять же свет огня от костра... ладно, разберусь по ходу дела. - Коготь взял бухту веревки и перекинул ее через голову на левое плечо. Похлопал по карману, проверяя наличие скалолазных крючьев, которые на скорую руку сделал в сарае Анги. Оба пленника злобно зыркали на него глазами, наблюдая за работой ящера, но помешать не могли. Даже оскорблением, ибо во ртах торчали кляпы. А товарищ, сидевший в бочке, слышал стук и думал себе всякое. - Я пошел.
   - Пусть Скрадывающий сделает легким твой шаг, а Оберегающий направит твой клинок в сердце врагов. - Сказал напутственное слово Рурк. Коготь кивнул в знак уважения и пошел к горе по дуге, чтобы часовые не засекли. Пока в лагере бандитов было тихо и этим нужно было воспользоваться.
   Он несколько раз высовывал язык, чтобы определиться с направлением и ветром. Тот дул с гор и относил все запахи в сторону дороги. Коготь прикинул, что иметь дымоход из пещеры на этой стороне скалы невыгодно для разбойников, скорее всего они расположены с другой, чтобы ветром запах уносился подальше к реке. Да и потом вряд ли человек унюхает с такого расстояния, что где-то готовят пищу. Коготь не заметил, как склон стал все более крутым, хвойные деревья уступили место кустарникам, которые цеплялись своими крепкими корнями за редкие наносы земли между камней. Хас опустился на четвереньки и начал взбираться по скале выбирая безопасные участки для восхождения. Полученная в прошлой жизни альпинистская подготовка позволяла это сделать без проблем и для нового тела карабкаться по скалам тоже было не в новинку.
   Для ловкого и шустрого ящера, который всю свою жизнь провел в таких же вот горах, путь наверх не занял бы много времени. Коготь же делал все обстоятельно и осторожно, проверяя камень и уже потом ставя ногу. Вбивать крючья он не хотел - звук в горах разносился очень далеко и его могли услышать. А это демаскировка в самом начале операции. Поэтому пришлось ползти по скале без страховки, имея вероятность в любой момент сорваться вниз. Так что когти на пальцах рук и ног очень даже пригодились, словно были созданы для этой работы. Так оно и есть, подумал Коготь, это ведь зверь, ящер. Ему такие инструменты жизненно и эволюционно необходимы. Взбираясь по склону, он обратил внимание, что гора становится все положе и кое-где появляются мелкие кустики. Со спрятанного в камнях гнезда вспорхнула птица и полетела прочь, оглашая горы визгливыми криками. Коготь ругнулся - ее точно услышали и наверняка насторожились. Хотя он больше всего надеялся на безалаберность разбойников. Ну заорала птаха где-то высоко в скалах, ну и пусть себе орет, главное, что никого рядом с лагерем нет и не видно.
   Коготь по пути несколько раз проверял воздух языком, но запах нагретого за день камня и редких трав перебивал все. Ящер начал забирать немного влево, чтобы выйти ближе к лагерю и к гнезду. Если он не найдет входа, то придется спускаться на голову наблюдателю. Идти по склону было страшно, но Коготь уже попривык, однако осторожности не растерял. Внезапно ветер подул на него и принес долгожданный запах затхлости, дыма от очага и потную вонь - кто-то немытый готовил похлебку. Коготь начал высовывать язык, определяя точно направление и забирать чуть вверх.
   Несколько раз он промахнулся мимо дыры в скале, ведомый запахом пищи, но затхлый запах пещеры смешанный с вонью человеческих тел устраивал его еще больше. Щель в скале позволяла протиснуться Когтю, но вот дальше... проход скрывался за каменным поворотом и разведать можно было только оказавшись внутри. Ящер посмотрел по сторонам и принял решение спускаться здесь. Снял веревку, привязал ее к металлической трубке, которую нашел в сарае, решив, что она может неплохо послужить якорем. Чтобы трубка не сместилась и не упала, он вбил несколько крючьев-гвоздей по бокам. Металл входил в камень неохотно, Коготь боялся его расколоть, поэтому отступил от края достаточно далеко. Можно было привязать веревку к крюку и спускаться вниз, но он посчитал, что так надежнее. Работая уже почти в сумерках, Коготь подумал, как же ему повезло, что шахта оказалась глубокой и рабочие устроили здесь воздуховоды. Скорее, использовали естественные трещины пещер для снабжения нижних уровней свежим воздухом. Из щели сильно тянуло рудничной вонью, значит приток воздуха осуществлялся через главный вход, а выходил уже где-то здесь. Да и дымоход могли легко пробить в скале, просто используя такую же трещину.
   Коготь проверил крепко ли привязана веревка, подергал ее и начал спуск, постепенно разматывая канат. Сначала он полз легко, потом щель сузилась, а ток воздуха усилился. Ящер повертелся на месте, пытаясь проникнуть вниз, сместился чуть левее и кое-как протиснулся. Дальше стало еще хуже и Коготь уже проклял свое решение лезть внутрь через пещерные щели. Он тут легко может застрять и сдохнуть. Пока его выручала гибкость тела и небольшие размеры. Рурк тут точно не прошел бы, не говоря уже о Грундальфе и остальных. А вот юркая ящерица, мышцы и кости которой были мягче и гибче, чем у человека, вполне справлялись. Пришлось изрядно повозиться, но Коготь сумел-таки спуститься еще ниже, где проход значительно расширялся. Через несколько метров стали заметны следы работы киркой - кто-то его специально расширял, чтобы увеличить тягу. Хас начал спуск гораздо медленнее. Здесь, в пещере, светильники на стенах не горели и стояла кромешная тьма. Для человеческого глаза, конечно, но не для того, кто привык к ней. Черный зрачок расширился до таких размеров, что заполнил весь глаз. Слабые отблески света позволяли получить мозгу нужную картинку.
   Лишнюю веревку Коготь отрезал и, смотав в бухту, также одел на себя. Он стоял в темном коридоре и выбирал, в какую сторону двигаться. Налево вели запахи как немытых тел так и пищи, направо - вода и сталь. Ящер решил двигаться направо, наверняка там оружейка и протекает подземная река. Возможно заложники тоже где-то там, вряд ли их станут держать рядом с главной залой. Хотя бандиты могут воспользоваться своим правом и пользовать пойманных женщин, но Коготь надеялся, что не всех сразу. Вот сынка купца точно нет, хотя... кто их знает, местные нравы? Может тут есть выходцы из Империи, которая является калькой с Римской. Чего там римляне с мальчиками творили каждый знает. И не только с мальчиками. Когтя передернуло от отвращения и тихо двинулся вперед.
   Слабый свет из примыкающего коридора позволил ему рассмотреть большую клетку с сидящими в ней людьми. Рядом с заложниками маялся от безделья один сторож, во всяком случае Коготь видел только одного. Лазутчик решил сперва изучить планы коридоров рядом с заложниками, а уже потом заниматься их освобождением. Поэтому он двинулся дальше и вышел к бурлящему потоку воды. Река пробила в горе себе широкую дорогу, но столкнулась с камнем и, упираясь в крепкую скалу, создавая водоворот, уходила куда-то под каменную стену. Заметно, что раньше воды было больше, раз она смогла промыть в камне такое русло, но со временем река усохла. На краю скалы в сторону реки смотрел шест, этакий "журавль", с закрепленной на конце веревкой с ведром. Видимо, механизм остался от шахтеров - бандиты обошлись бы простой бадьей с канатом, которую кидали в воду. Но с шестом набирать было удобнее, тем более, что он вращался на уключине. Коготь оценил механизм, прошел чуть дальше и заглянул в другой вход, ведущий в сторону главной залы.
   Этот коридор, в отличие от предыдущего был отлично освещен и вероятность попасться на глаза возрастала. Коготь начал осторожно пробираться вперед, идя вдоль стены и прячась в полутьме. Потолок коридора подпирали деревянные крепи, кое-где усиленные железными балками. Время дерево не щадило точно также как и металл - на балках уже появились пятна ржавчины. Но бандитов все устраивало, почему у Когтя должна о них болеть голова? Ящер выглянул из-за поворота и заметил стоящий рядом с железной дверью стол, за которым сидели двое - усатый крупный мужик в шлеме и кольчуге и его приятель, но облаченный в доспех попроще. Один вырезал какую-то фигурку из дерева, второй в это время тщательно записывал что-то на листке бумаги. Оба были заняты своим делом и не обращали внимания на коридор. Тем более, что врагов здесь быть не могло и они находились в полной безопасности. Поэтому когда писарь с удивлением увидел на листке бумаги капли красной крови и поднял взгляд на товарища, чтобы узнать, что случилось, то даже крикнуть не успел, как острый клинок вошел ему в глаз и достиг мозга. "Скульптор" упал головой на стол - из его горла торчало лезвие ножа. Коготь убил обоих быстро - прикрывшись от взора писаря он незаметно приблизился со спины второго и атаковал его. Если бы противник был один, то хас просто придушил бы его без кровопролития, но тут уже приходилось выбирать. Коготь посмотрел вдаль коридора - никто ничего не услышал. Быстро пошарил по карманам - деньги отправились с кошель, безделушки и личные вещи остались у бандитов - ящер приготовил обоих к транспортировке. Оружие также перекочевало в мешок хаса. Скоро буду похож на сталкера, подумал весело Коготь, таща тело к реке и аккуратно спуская в воду, чтобы вошло без всплеска. Нужно будет найти амулет для снижения веса и мешок с карманным измерением для переноски множества вещей, хихикал про себя ящер, спуская туда же и второго. Ключей у них не оказалось, а висящий амбарный замок на двери он бы точно не открыл. Ради интереса можно было бы его поковырять, но Коготь никогда взломом не занимался - у него в группе для этого был отдельный специалист.
   Он собрал заляпанные кровью бумаги (все равно письменности он не знает), вытер ими стол, размазав кровь. Пусть думают, что это стражи вино пролили, а сами пьяные подались гулять по коридорам. Посмотрел на дверь. Эх тут бы мину какую заложить, хоть магическую, хоть какую. Сунулись бы в коридор, а она - шарах! И половины бандитов как не бывало. Долго, долго им еще топать до такого технологического прогресса. Коготь прислушался - в коридоре послышались голоса. Кто-то шел по проходу и весело болтал. Пришлось вернуться к реке и скрыться в той пещере, откуда пришел. Голоса подивились, почему возле двери никого нет, но возмущаться не стали и двинулись дальше. Коготь видел, как два мальчишки-подростка, гремя ведрами, вышли к "журавлю". Чуть высунул язык и знакомый запах ударил по мозгам - тот который слева пытался его зарезать и оставил на горле глубокий шрам. Внутри глухо заворочалась ярость, но хас силой воли ее подавил, хотя та намеревалась дать волю эмоциям и с криком кинуться на убийцу. Мальчишки принялись закидывать ведро в воду и удивленно вскрикнули, когда ведро ударило по чему-то тяжелому. Один из бандитов не уплыл, а "прибился к берегу". Оба смотрели вниз и не видели, как тень ящера приблизилась к правому и ударом под колено, а потом и в спину, столкнула его в воду. Тот камнем рухнул в стремнину и исчез под стеной. Второй повернулся и с ужасом увидел перед собой раскрытую пасть, полную острых зубов. Мальчишка сразу же опознал "убитого" им ящера, который, оказывается, выжил. И пришел за ним. Паренек упал на колени.
   - Дяденька, не убивайте!! - запричитал он. - Я все для вас сделаю, только не надо меня убивать!! Меня заставили, я не хотел!! - пацаненок заплакал.
   - Не хотел он. - Проворчал Коготь, прекрасно понимая, что в живых он его точно не оставит. - Вот что, родной. Ответишь мне на пару вопросов, поможешь в одном деле и свободен. Усек?
   - Да, да! - закивал тот головой, размазывая слезы.
   - Еще кто-нибудь следом за вами идет?
   - Нет, нас Эрлик за водой отправил, сказал, чтобы поторапливались, а то у мужиков брага закончилась, а новая еще не скоро настоится. Вот он и решил горькую водой разбавить. - Тут же замел языком пацан.
   - Где купеческий сын сидит знаешь?
   - Да. - Закивал башкой подросток. - В главной зале клетку поставили, он в ней у всех на виду. А остальные там. - Он махнул рукой в сторону второго прохода. - Бабы все здесь, а пара мужиков что побогаче рядом с купцом. Атаман решил за них тоже выкуп попросить.
   - Атаман значит. - Хмыкнул Коготь. - Оттуда проход в главную залу есть?
   - Да, прямо к столу выходит. Это шахтеры тут коридор пробили, чтобы за водой далеко не ходить. Там дальше тупиков много, есть проходы заваленные и обрушенные - мы туда не лазим, там ногу сломать можно. Все в главной зале сидят и еще рядом в пещере широкой, там тюфяков накидали, чтобы мягко спать.
   - А атаман где сидит?
   - Так в главной зале же. - Не понял паренек. - Вместе со всеми.
   - Эта что за дверь? - спросил Коготь, указывая направление.
   - Там кладовая, еще от шахтеров осталась. Продукты там лежат, оружие, доспехи. Мелочь всякую... награбленную тоже там хранят.
   - А золотишко где?
   - Про это атаман знает. - Потупил глаза мальчишка.
   - Не ври мне. - Коготь взял его за горло и чуть приподнял, заглядывая в глаза. Он чуял страх жертвы, который обуял пацана и тот будоражил ящера. - Я ложь распознаю сразу.
   - У него сундук есть!! - заблажил подросток. - Где спрятан - никто не знает! Ну, кроме верных соратников!
   - Соратники, как же. - Хмыкнул хас, выпуская парня. - Вот что, сейчас поможешь мне выманить стражника, что баб охраняет, сюда. Скажешь, что веревка оборвалась и ведро в реку упало, но не уплыло. Вы его достать хотите, а для этого надо, чтобы один за шест взялся, а второй им рулил, но у вас силенок не хватает. Понял? - Мальчишка кивнул. - Иди. - Ящер приготовил кинжал.
   Паренек пошел как на казнь. Коготь ему не доверял, поэтому неслышно двигался в тени, чтобы тот решил, что злобная тварь осталась у реки. Пацан пару раз оборачивался и ящер замирал, чтобы движением не выдать себя. Видел пацаненок в темноте плохо, поэтому его и не заметил. Едва показался огонек свечи, как он, обернувшись еще раз, припустил бегом.
   - Харольд, по...! - выкрикнул он, как вылетевший из темноты нож прервал его вопль и мальчишка рухнул на пол, скребя камень пальцами и хрипя от боли.
   Стражник встрепенулся и кинулся в темноту, не забыв прихватить факел.
   - Что за...? - не успел договорить он, наткнувшись на тело мальчишки с торчавшим в спине ножом, как точно такой же острый клинок ударил его в ключицу, прямо в яремную вену. Кровь брызнула из раны, стражник услышал дробный топот и, уже теряя сознание, увидел перед собой когтистую лапу, сминающую его лицо.
   Бабы, сидевшие в клетке, испугано тянули шеи и всматривались в темноту. Они слышали крик, видели, как упал факел и какой-то силуэт уронил охранника и утащил во тьму. А потом погас и факел, оставив освещать коридор одну единственную свечу, стоящую на бочке. Женское воображение нарисовало жуткие картины, некоторые предпочли забиться в дальний угол клетки, чтобы страшное нечто не добралось до них, но самые отважные и храбрые (а может просто дуры?) продолжали вглядываться в темень. Одной из них была купленная Торгандом наложница, а второй - взрослая опытная тетка, повариха купца, которую тот всегда брал с собой в путешествия.
   Наложница первой заметила движущуюся во тьме приземистую фигуру и вскрикнула от неожиданности.
   - Тихо. - Произнесла тьма и у кого-то из баб не выдержали нервы и она громко завизжала от страха.
   Кто-то более поумнее или же похрабрее заткнул ей рот. Фигура во тьме медлила, потом словно растворилась, когда пленницы услышали топот сапог. В помещение с клеткой вбежали трое, факелами осветив пещеру.
   - Чего орете? - грубо спросил один из них. - А где Харольд?
   - К реке пошел. - Нашлась повариха. - Пить, наверное, захотел.
   - Вот бестолочь! - возмутился главный в тройке часовых.
   - Так чего орали? - спросил второй, подходя к клетке. Он скабрезно улыбнулся. - Хотите еще поорать? Так я могу помочь! - он похлопал себя по промежности.
   - Твой стручок я даже не почувствую. - Смерив его взглядом, произнесла повариха. - Настолько он мал и короток.
   - Ты!... - задохнулся от злобы бандит и ткнул в бок женщины тупым концом копья. Его товарищи засмеялись над шуткой, но главный все же придержал обидевшегося товарища.
   - Не вздумай насиловать или бить - атаман запретил.
   - Да он и не узнает!
   - Узнает. - Спокойно произнес первый и посмотрел на второго. - Я ему скажу.
   - Вот ты... - помотал головой разбойник, - стукач.
   - Иди за угол, подергай, может отпустит. - Посоветовал первый, никак не отреагировав на оскорбление. Потом посмотрел обоим в глаза. - Атаман четко сказал - никаких изнасилований. Купец обещал доставить товар неиспорченным, он его доставит. Только заплатит теперь в пять раз дороже. А если ему в Миргарде откажут в покупке, то нам всем не жить.
   - Как это? - не понял третий.
   - Купец наймет отряды воинов и они все окрестные горы по камешку разберут, но нас найдут. - Ответил главный. - Даже орки нам не помогут, куда им вдесятером против сотни держаться. Какие бы они хорошие рубаки не были, а все одно перебьют их. И нас вместе с ними. Атаман с купцом сделку заключил, что, не слышал что ли? Он его отпускает, а взамен тот приносит выкуп и получает свой товар и сынка назад. И чтобы власти ничего про это не узнали, так что купец будет держать язык за зубами - это в его интересах.
   - А Грундальф? - не понял второй.
   - Что Грундальф? Ну поездит день-два с отрядом по дороге, погрозит булавой, да и опять в Шустов вернется. Старый он уже для ратного дела, ему бы кости свои возле очага греть, а не по лесам за разбойниками гоняться. - Первый засмеялся. - За нами то есть.
   - Чего-то Харольда давно нет. - Сказал третий. - Пойду посмотрю где он запропастился.
   - Вместе пойдем. - Решил первый.
   - Я тут останусь. - Заявил второй и посмотрел на повариху.
   - Только без шуток тут. - Грозно заявил главарь. - Пошли.
   Вдвоем они направились по коридору, освещая себе факелом путь. Оставшийся бандит сунул светоч в специальный крепеж на стене, подошел к клетке и начал расстегивать штаны.
   - Чего ты там говорила про мой стручок? - спросил он, болтая членом из стороны в сторону, удерживая его правой рукой. - Во, посмотри-ка какое полено!!
   - Ладно, убедил. - Хмыкнула повариха. - Не стручок - огурчик. Маленький и незрелый.
   В клетке захихикали. Бандит окончательно обозлился. Он спрятал член в штаны, подвязался и, резко выбросив руку, просунул ее через прутья клетки, схватив стоящую рядом с дверью повариху за плечо. Женщина начала упираться, в ее глазах мелькнул страх, но она нашла силы справиться с ним. Разбойник же приблизил свое лицо к ее лицу и прошептал.
   - Раз дело только в деньгах, то я выкуплю тебя у атамана. - Он сделал паузу. - Ты станешь моей рабыней и делать я с тобой буду все, что захочу.
   - Да я скорее умру, чем позволю тебе хоть пальцем ко мне прикоснуться! - прошипела в ответ повариха.
   - Уже позволила. - Нагло ухмыльнулся бандит.
   Он зарычал и дернул руку посильнее, ударяя женщину о железные полосы клетки. Он не обращал внимания на то, что происходит вокруг, поэтому для него стало удивлением, как чья-то холодная рука коснулась горла и сдавила его до такой степени, что бандит перестал дышать. Он выпустил повариху и вцепился в эту руку, стараясь освободиться. Пленница отскочила внутрь клетки, наблюдая за тем, как ненавистный страж корчится в муках. Боящаяся всего и вся наложница снова собралась было пискнуть от страха, ибо никто из пленников не заметил, как таинственный убийца подобрался к бандиту - все смотрели только на него. Но крикунье вовремя заткнули рот - одна из рабынь заметила краешек метнувшегося из-за дергающегося тела хвоста и сообразила, кому он мог принадлежать. Наконец бандит обмяк и чешуйчатая рука выпустила его тело. Голова ударилась о каменный пол и глаза невидящим взором уставились на повариху. Та вздрогнула от этого взгляда, потом посмотрела на спасителя.
   Перед ней стоял тот самый хас, который ехал в замыкающей повозке. Только сейчас на нем были темные штаны и такого же черного цвета рубаха. Темный пояс с ножнами, пара заполненных чем-то мешочков, бухта веревки, перекинутая наискосок через тело, за спиной - вещевой мешок. Ящер посмотрел на замерших женщин и тихо произнес:
   - Не орите громко, а то все бандиты сюда сбегутся. - Он посмотрел на трусиху. - А этой кляп в рот вставьте для надежности.
   У поварихи было много вопросов, но как умудренная жизнью женщина она оставила их в сторону и спросила главное:
   - Ты нас освободишь?
   - За этим я здесь. - Коготь осмотрел замок, потом поднял тяжелый двуручный меч, который таскал с собой бандит, сунул его в проушину и надавил. Запор не поддался. Пришлось просунуть чуть дальше в ухо и нажать еще сильнее. Повариха видела как на тонких ручках ящера вдруг вздулись бугры мышц. Коготь давил изо всех сил, пока меч не стал гнуться. Наконец механизм, удерживающий скобу внутри замка, сломался и двуручник чуть не загремел по камню, ящер еле успел его поймать. Он вынул замок из ушей двери и распахнул клетку. - Выходите. Поможете скинуть тела в реку.
   - А как мы выберемся отсюда? - спросила самая храбрая из наложниц. - Где остальные воины?
   - Я один. - Кто-то из женщин ойкнул. - Сейчас ломанем кладовую и будет пробивать себе путь наружу. - На него посмотрели как на умалишенного. - Шутка. - Коготь показал зубы. Кто-то из баб ойкнул. - Да не тряситесь вы так, никого я не съем. Хотел бы сожрать, давно бы сожрал.
   - Девок мне не пугай. - Строго сказала повариха, подобрав нож у убитого бандита. Ящер на это ничего не сказал и препятствовать вооружению пленницы не стал. - У тебя ведь есть план как отсюда выбраться?
   - В общих чертах. - Коготь прихватил тело и потащил его к реке, где уже покоились семеро бандитов. - Из лука кто-нибудь умеет хорошо стрелять?
   - Я. - Отозвалась храбрая наложница.
   - И я. - Потупившись, заявила трусиха. Коготь промолчал, только покачал головой. - Я больше не буду, честное слово. - Заверила девушка. - Просто... когда из темноты кто-то... убивает... то... становится страшно.
   - Ну еще бы. - Буркнул Коготь. - Змеи - исчадия тьмы, не так ли?
   На эти слова промолчали все. Избавившись от тела, ящер подвел пленниц к двери кладовой, сказав одной наблюдать за коридором, чтобы предупредить, не идет ли кто, а сам принялся ломать замок точно также, как это сделал у клетки. Сделан тот был крепко и поддался только с третьего раза. Когда дверь отворили, то бабы первым делом кинулись к еде - бандиты не жаловали пленников обильной кормежкой и держали впроголодь. Коготь же выставил часового (часовую?) и начал осматривать доспехи и оружие. Он подобрал себе кожаную кирасу, наручи и наголенники, напялил сверху кольчугу, попробовал подвигаться - стало тяжело, так что пришлось снять дополнительную защиту, но кожаную оставить. Ящер не танк, ему нужна скорость и быстрота в атаке. Да и вряд ли он выстоит в ближнем бою на мечах против опытного воина. Скорее уж его зарубят быстрее. Этих двоих удалось прикончить только потому, что они этого не ожидали. Будь настороже, то второй бы уже вертел тушку Когтя над огнем, а первый шил из его кожи сапоги. Так что элемент удачи (или же помощь Богов?) явно присутствовал с начала всей диверсионной операции. Проникнуть незамеченным внутрь, да еще и избавиться от нескольких бандитов это явно надо быть любимчиком Богов.
   - Много не жрите! - остановила повариха оголодавших пленниц. - А то животом маяться будете.
   Храбрая наложница, грызя сухарь, подошла к стойке и выбрала себе лук. Взвесила в руке, натянула тетиву, кивнула своим мыслям. Потом одела колчан со стрелами и кожаные сапоги с высокой голяшкой, оставшись в той же одежде, в которой сидела в клетке - короткая юбка и типа "блузка", только без рукавов. Коготь не знал, как она называется, да ему было по большому счету пофиг на предметы женской одежды. Трусиха тоже что-то там выбирала, пока отважная, сунув в рот еще один сухарь, не подошла к ящеру.
   - Какой план? - спросила она.
   - Ждем атаки снаружи. - Ответил тот. - И надо постараться вытащить купеческого сына из клетки желательно живым. А то отец не поймет.
   - Так тебя не он нанял? - удивилась девушка.
   - Как ты вообще выжил? - спросила повариха. Она видела, что хас устремился в лес и слышала, как улюлюкали разбойники, решив, что ящера прибили с шутками и прибаутками.
   - Недорезали чуток. - Коготь поднял голову, показывая шрам на горле. Многие пленницы ахнули. - Вот я и вернулся. За долгами.
   - Значит, купец не в курсе? - уточнила наложница.
   - Ему просто никто не говорил. - Ответил хас. - А то бы он сделал все, чтобы штурм лагеря не состоялся.
   - Атаковать будут воины управителя? - спросила, уточняя, повариха. Она знала в какой волости они находятся и кто здесь главный.
   - Шустовцы с Грундальфом во главе.
   - Вот ведь... - женщина помотала головой. - Перебьют их там, как пить дать. Я слышала, что утром орки в лагерь вернулись с богатой добычей. Где-то пару торговцев на дороге Торнбьефа ограбили. Если бы их не было, то получилось бы.
   - Все будет хорошо. - Успокоил женщину Коготь, потом посмотрел на Смелую и Трусиху. - Мы атакуем с тыла - они с фронта.
   - Твои бы слова да Воину в уши. - Выдохнула повариха и хлопнула в ладоши. - Ну что, девоньки, придется взять оружие в руки и освобождать себя самим.
   - Нет. - Остановил ее взмахом руки Коготь. - Вы сидите здесь. Запритесь и носа не высовываете. Когда все закончится, я постучу в дверь вот так. - Два коротких три длинных удара. - Запомнили?
   - Чего это ты тут распоряжаешься, а? - уперла руки в боки повариха. Натура все равно взяла свое и она принялась рулить.
   - Потому что я не люблю, когда у меня путаются под ногами. - Приблизив свою морду к лицу женщины, произнес Коготь. Его немигающий взгляд посмотрел на остальных. - Вы уже и так своими воплями чуть меня не с..с...с, не раскрыли, - наконец подобрал он слово. - Будете толпиться и орать - ничего у нас не получится. Будете сидеть тихо - выживете. Усекли?
   - Ладно, как скажешь. - Не стала спорить со зверем повариха. - А как мы дверь запрем, засова-то с этой стороны нет?
   - дверь вовнутрь открывается, подоприте чем-нибудь. - Посоветовал ящер и посмотрел на Трусиху. - Может тебе лучше здесь остаться? - та замотала головой. - Тогда не ори по пустякам. - И добавил после паузы. - Кровь увидишь - тоже не ори. - Трусиха кивнула.
   Коготь вышел в коридор вместе с девчонками и закрыл за собой дверь. В нее тут же застучали - это повариха и остальные принялись строить баррикаду. Ящер показал, что надо держать между ним и лучниками дистанцию и осторожно, совершенно бесшумно, двинулся вперед. Позади заскрипели сапоги Смелой и та, ругнувшись сквозь зубы, сняла их, оставшись босой на холодном камне. Вторая тоже последовала ее примеру. Едва они разулись, как впереди затопали сапоги.
   - Да где их хаос носит! - возмущался кто-то. - Найду - выпорю!
   Смелая натянула тетиву и прицелилась так, чтобы вышедший из-за угла бандит оказался на линии стрельбы. Коготь присел и замер возле поворота. Едва только показался сапог и крупная туша появилась в проходе, как тут же тренькнул лук. Стрела оцарапала щеку бандиту, он отшатнулся от неожиданности, но воткнувшийся ему в подбородок кинжал не дал разбойнику заорать. Коготь вынул оружие и подхватил обмякшее тело. Трусиха при виде убиенного затряслась и выронила лук. Смелая мельком посмотрела на нее. В ее взгляде читался смех и презрение.
   - Иди-ка ты лучше к остальным. - Произнесла она, помогая Когтю тащить тело. - Больше толку будет.
   Трусиха согласно закивала. Она подобрала лук и поплелась назад.
   - Только они тебя туда не пустят. - Сказал Коготь. - Заперлись так, что не откроешь. Ты лучше возле реки спрячься и оружие свое не забудь.
   - Хорошо. - Девушка последовала совету ящера.
   Повар - а это был он - оказался богачом. Десять полновесных золотых монет, пятнадцать серебром и столько же железом. Коготь ссыпал половину в свой кошель, остальное отдал лучнице. Та недоуменно посмотрела на хаса, не понимая такой щедрости.
   - За что? - спросила она.
   - Добычу делим пополам. - Ответил Коготь.
   - Не я ведь его убила.
   - Но зато отвлекла, а это тоже чего-то стоит.
   - Я ведь рабыня. - Вспомнила наложница. - Мне деньги не положены.
   - Выкупишься. - Просто ответил тот.
   - Да я лучше сбегу. - Ответила она. Потом, после паузы, спросила. - Ловить будешь?
   - Тебя что ли? - фыркнул Коготь. - Нужна ты мне. Проще выкупиться, чтобы проблем с законом потом не было. - Смелая молчала, обдумывая слова ящера. - Скажешь потом купцу, что ты его сына освободила, он на радостях тебя бесплатно отпустит.
   - Ты добровольно отказываешься от оплаты? - удивилась лучница.
   - У меня тут свое дело, с купцом никак не связанное. - Ответил Коготь. - Просто совпало. Так что я тебе эту честь уступаю.
   - Тебя же все равно сынок увидит. - С сомнением в голосе произнесла девушка.
   - Ну, это мы еще посмотрим, кто кого увидит. - Оскалился хас и Смелая чуть отшатнулась. Все же ее народ чаще других имел дело с хасами и она знала, что злобные твари могут быть невероятно жестокими. Во всяком случае она точно знала, что пленных они используют в качестве пищи. Одно слово - звери. - Пошли.
   Они приблизились к главной зале, где кутили разбойники. Им было наплевать, что повар ушел и не вернулся, что еще трое, пятеро, семеро пропали где-то в пещерах. Ибо рядом есть веселая компания и море выпивки, а еще больше закуски, которую с собой притащили орки! Их десятник сидел рядом с атаманом и что-то орал на своем дикарском языке, расплескивая спиртное, а его товарищи вопили в ответ и опрокидывали в свои клыкастые пасти полные кружки браги. Коготь наблюдал за всей этой вакханалией из прохода, где своевременно потушил факелы. Лучница дышала ему в затылок и непроизвольно хас распустил гребень. Девушка отодвинулась.
   - Их много. - Прошептала она через некоторое время после наблюдения. - Двоих-троих еще я могу подстрелить, но вот остальные... да еще и орки... с ними ты точно не справишься.
   - Здоровые твари. - Согласился Коготь. - Ждем, когда снаружи начнется заваруха. Они все побегут на выход и вот тут-то мы парня и вытащим. - Ящер указал головой в сторону сидящего в клетке заложника. - И вон тех мужиков заодно.
   Лучница проследила взглядом за хасом и согласно кивнула. Если никто еще не отправится за водой в коридор, то их позиция останется незамеченной. А заметить тех, кто решил навестить пленниц они могут и отсюда - вход в штрек расположен рядом с выходом из залы и отлично просматривается. Лучница была уверена, что ящер успеет добежать до бандитов вокруг и атаковать их. А она его не подведет иначе зачем тогда вообще вызывалась? Девушка посмотрела на пирующих орков и оскалилась. Коготь заметил, что ее нижняя челюсть имеет чуть более крупные резцы, не такие, как у человека, но очень похожие на таковые у орка. Полукровка? Возможно, но она больше похожа на человека. Квартерон? Тоже может быть, но к чему гадать?
   - Мага видишь? - спросил ящер, внимательно осматривая толпу.
   - Нет. - Девушка сощурилась, разглядывая пьяные рожи. - Наверное, дрыхнет. - Она указала рукой. - Там еще одна зала есть, большая пещера. Я заметила там койки, тюфяки и шкафы, когда нас мимо вели. Видимо, там разбойники спят.
   - Пробраться туда можно только через главную залу? - спросил Коготь.
   - Были еще какие-то выходы, но куда они ведут я не знаю. - Огрызнулась наложница. - Не сказали.
   Это потом она сообразила, что так лучше не делать, но было уже поздно. Коготь посмотрел на потолок, на стены пещеры. Зала была не везде освещена - центр со столом во главе, очаг, главный выход. Рядом с проходом к клеткам и в оружейную факелы не горели, поэтому они могли безнаказанно наблюдать за бандитами. Но если любой из них пойдет сюда, то сразу же обнаружит чужих. Коготь обратил внимание на уступ, расположенный рядом с выходом. Если туда взобраться, то можно спрятаться в тени и безопасно расстреливать разбойников - они будут думать, что стреляют из прохода и ломанутся туда. Замереть, пропустить, а уже потом освобождать заложников. Вон их клетки стоят. Тоже хорошо освещены. Ящер посмотрел на главный выход - там в проходе горели факелы. Можно попробовать пробраться через полузаваленные коридоры шахты. Он обнаружил их, когда прятался от стражников, но не разведал, куда они ведут. Но сначала...
   - Сможешь забраться сюда. - Хас показал куда именно. Наложница повернула голову.
   - Высоко. - Пожаловалась она.
   - Я тебя подсажу. - Заверил ящер. Та недоверчиво посмотрела на него.
   - Ну залезу я туда, меня же будет со всех сторон видно. - Скептически произнесла она.
   - Там тень от скалы, а если спрятаться за уступ и не шевелиться то не обнаружат. - Объяснил ящер. - Сиди там тихо и наблюдай. Когда услышишь шум и эти побегут на выход - стреляй. Они подумают, что стреляют из прохода и по нему к реке побегут, на тебя никто внимания не обратит, если затаишься. А я попробую через другие штреки в следующую залу пробраться и мага прирезать.
   - Вот оно что... - оценила план хаса наложница. - Тогда помоги залезть, только не шуми. Лук потом подашь.
   Разбойники так орали и кутили, что даже не обратили внимание на неясную тень, которая возникла возле прохода к реке и пропала. Девушка вцепилась пальцами в скалу, встала на пятачке, приняла лук из рук ящера и попыталась пройти дальше по наклонной скале, где шахтеры вырубили породу и образовали выступ. Давным-давно тут стояли леса, но со временем они разрушились или же бандиты превратили их в дрова, а вот выработка осталась. Пещера была значительно расширена шахтерами, в том числе и под складские нужды. Это когда горы затряслись от гнева богини Живы и похоронили часть рабочих под камнями, а часть сделав инвалидами, шахту забросили. А бандиты не собирались продолжать здесь добычу руды - им необходимо место под пьянки и гулянки. Они не заинтересованы в возрождении шахты.
   Коготь же скрылся в коридоре, прошел мимо клеток и свернул влево, понимая, что правый коридор ведет в залу. Здесь через двадцать-тридцать шагов горели факелы, просто чтобы освещать проходы. Пьяные вопли были слышны и здесь, сосредоточиться не удавалось, так что ящер приспособился определять впереди живых своим языком. Периодически "нюхая" воздух, он безошибочно вышел к главному коридору, который, если повернуть направо вел вниз, а налево - вверх, к выходу. Оттуда тянуло свежим воздухом. Можно попробовать перебить защитников во дворе, подумал Коготь, проследив взглядом натянутую веревку, пропущенную через систему блоков, про которую говорил шептун. Но как синхронизировать время атаки? Он не знал, подошел ли Грундальф с отрядом к воротам лагеря или же таится в лесу. Веревку можно перерезать, подумал ящер, вынимая кинжал. Он уже хотел приступить к исполнению задуманного, как почуял запах, а потом и услышал шаги - кто-то топал сверху по коридору.
   Коготь отступил в проход и пропустил мимо себя троих. Наверное смена, подумал он, следя за ними взглядом. Один из троицы направился в главную залу, а двое свернули к "жилому блоку". Нужно дождаться, когда трое пьяниц поднимутся наверх, решил лазутчик, а уже потом атаковать. Он напряг слух, чтобы не пропустить момент, однако никто снизу не появлялся. Но и тревогу пока не поднимали. Коготь решал про себя, стоит ли пойти посмотреть или же не нужно, ведь неизвестность давила и заставляла делать ошибки. Но лазутчик умел ждать. Жаль карманных часов тут не изобрели, а если они и существовали, то явно не в этой глуши. Так бы посмотрел на них и точно знал, сколько осталось до атаки. По внутренним ощущениям, сейчас уже за полночь. Бандиты могут и до утра гулять, в пещере солнечного света не видно, а вот те, кто снаружи... эти вот в шахту зашли по времени, значит кто-то контролирует их смену. Коготь чуть не пропустил поднимающуюся троицу, в которой был знакомый стражник и идущие с ним два орка. Разводящий что ли, подумал хас, отступая еще дальше в проход. Кто знает этих орков, может у них нюх такой же как и у него. Но обошлось - зеленые и человек прошли мимо. Потом разводящий довольно быстро вернулся - ему хотелось спать. Позевывая, он направлялся к своей койке, как кто-то ударил его под коленку, одновременно производя захват за шею. Стражник задергался, но сильные руки перекрыли доступ кислороду и разводящий потерял сознание.
   Очухался он сидящим возле груды камней в каком-то полузаваленном проходе. Попытался пошевелиться - руки были связаны за спиной, ноги тоже. В рот вставлен кляп - мерзкая на вкус тряпка. Прямо напротив бандита на корточках сидел ящер и не мигая смотрел на кыма. Тот начал нервничать, на лбу выступил пот. Он моментально понял, кто перед ним, а хорошо заметный шрам на горле не оставлял разбойнику сомнений в том, что это может быть кто-нибудь другой.
   - Сейчас я вытащу тряпку из твоего рта и задам тебе несколько вопросов. - Тихо произнес хас. - Твоя жизнь зависит от твоих ответов. Правда - живешь дальше, ложь - нет. - Коготь показал кинжал. - Попробуешь заорать или позвать на помощь - умрешь. Усек? - Бандит усиленно закивал головой - жить очень хотелось. - Вот и молодец. - Ящер вытащил у пленного кляп. - Сколько воинов наверху возле входа?
   - Тринадцать. - Облизав губы, тут же ответил пленный. - Это вместе с тем, что в засаде над входом сидит. - Он уже понял, что попасть в пещеры хас мог только по воде. Но как он взобрался наверх? Неужели у него есть сообщник? Тогда все пропали!
   - Все часовые не спят? - пленный кивнул. - А у этих по какому поводу праздник?
   - Аграш вернулся с добычей. - Пленник снова облизал губы. - Много золота взял и мясо. Пируют.
   - Те два орка, которых ты вывел наружу. Они сменили часовых на вышках? - Снова кивок. - И когда следующая смена?
   - Утром. - Ответил пленный.
   - Орки хорошо видят в темноте? - снова кивок. - И не спят всю ночь? - опять подтверждение. - А остальные из их отряда когда успокоятся? - пленный пожал плечами. - Понятно. - Коготь сделал паузу. - Маг спит или вместе со всеми гуляет?
   - Спит. Ему много не надо - выпил чуть-чуть и его развезло сразу. - Пленник чуть улыбнулся.
   - Пьяницы будут все это время в зале сидеть или по пещерам шарахаться?
   - Откуда ж я знаю? - вопросом на вопрос ответил пленный.
   - Действительно. - Хас встал. - На жизнь ты себе заработал. - Пленный вздохнул с облегчением. - До казни в Шустове. - Он побледнел, но заорать не успел, как Коготь его вырубил одним ударом.
   Больше ждать нельзя, подумал он. Нужно вырезать тех, кто сидит за частоколом, а уже потом всей командой идти вниз. Часть можно провести этими проходами, часть пусть атакует в лоб. Но сначала... Ящер выбрался в основной коридор и подрезал веревку, но не до конца, оставив пару ниток. Едва часовой ее сильно дернет, объявляя тревогу, как она тут же порвется. Да и для мимо проходящих заметно не будет, что ее повредили. Коготь подготовил метательные ножи и поднялся к выходу из шахты. Прохладный воздух принес свежий запах трав и чьей-то смерти. Скоро богиня Жива в полной мере насладиться местью тем, кто пришел в ее горы, не оставив подношения. Почему именно эта мысль возникла в голове у Когтя, тот старался не думать, полностью сосредоточившись на предстоящей работе.