В небольшом минивэне пассажирами ехали четверо. Один болтал без умолку, чем дико бесил сидящего возле сдвижной двери. Однако тот не показывал своих эмоций, наоборот, его лицо всю дорогу оставалось бесстрастным, словно вытесанная из камня маска. Двое других изредка переговаривались и практически не обращали внимания на болтовню первого, который все пытался разговорить второго. Но все эти попытки оказывались тщетными.
   - Не понимаю, - вещал он, - почему тебе выдали такой позывной. Надо было назвать тебя Скала, Камень, Молчун наконец. - Болтун задумался. - Не, на Скалу ты не тянешь, слабоват. На Камень тоже - не маленький и не круглый. Молчун... был у нас один Молчун, да кончился, а позывные покойников счастья не приносят.
   - Уймись. - Посоветовал болтуну один из общавшейся двойки.
   - Не, ну а че? - вскинулся тот. - Неужели тебе самому не хочется узнать, каким образом всем тут позывные присваивают? От балды или же способности тоже учитывают? Мне вот сразу по специальности дали - Ястреб...
   - Трепло ты. - Разлепил вдруг губы второй, - а не Ястреб.
   Парочка бойцов, сидевшая рядом, засмеялась, а болтун вдруг на мгновение злобно зыркнул глазами в сторону второго и тут же улыбнулся, скрывая свою ненависть за очередной шуткой. Он продолжил болтать как ни в чем не бывало, словно его это не касалось, пока стекло между водителем и пассажирами не опустилось и тот кратко произнес.
   - Подъезжаем, приготовьтесь.
   Болтун сразу же замолчал и перехватил винтовку поудобнее. Его высадят первым, чтобы он смог занять подготовленную позицию и прикрыть штурмовую группу. Тройка диверсантов должна легко справиться с охраной в коттедже и устранить объект. Операцию разрабатывали профессионалы, роль каждого была четко оговорена, к тому же эти люди не один год проработали вместе и понимали друг друга без слов, общаясь жестами. И этим были опасны.
   Микроавтобус тормознул и снайпер быстро покинул машину. Он поправил винтовку на плече, прошел к забору, в котором едва виднелась калитка. Ночь стояла безлунная, звезды едва давали свет, а на этой улице элитного коттеджного поселка неожиданно вдруг перегорела лампочка на фонарном столба. Какая досада! Снайпер хмыкнул и прошел внутрь двора, прикрыв за собой дверцу. Мы знаем, что такое не везет и как с ним бороться, подумал он. Человек вошел в дом, поднялся на чердак трехэтажного дома, в котором властвовала мертвая тишина. Люди здесь не жили уже очень давно, хозяин все пытался его продать, но не мог. И дело было не в цене, за такую сумму у него коттедж бы с руками оторвали. Просто почему-то покупателей до сих пор не находилось. Снайпер знал, почему.
   Возле слухового окна уже было все приготовлено - расстелен матрасик, удобно установлена подпорка под винтовку. Болтун улегся, дослал патрон в патронник и притронулся к гарнитуре связи.
   - На месте.
   - Работай. - Тут же услышал в динамике голос.
   Снайпер приник к прицелу и внимательно осмотрел двор коттеджа объекта, который предстал перед ним в темно-зеленых тонах прицела ночного виденья. Расстояния для "ВСС" вполне хватит, чтобы вышибить охране мозги. Через двор соседнего участка и дорогу все прекрасно просматривалось. Если охранники сообразят прижаться к забору, то он уже никому не поможет, так что группе придется действовать самостоятельно. Ну, они опытные ребята, справятся. Болтун сделал пару вдохов и выдохов и погладил спусковой крючок винтовки указательным пальцем.
   Улица перед коттеджем была хорошо освещена, к тому же по углам и на воротах стояли видеокамеры, двор также хорошо просматривался. Те, кто разрабатывал операцию, знали и расположение камер и местонахождения пульта, комнаты охраны, постов и прочего. Главной задачей для группы было незаметное проникновение и последующий быстрый штурм, так что их не должны заметить на подходах. Этим займется другая группа специалистов, которая уже подготовилась. Снайпер потер переносицу. К чему такие сложности со штурмом? Можно было заложить фугас под машину объекта или же убрать его на выходе, но начальство решило иначе. Видимо, требовалось провести акцию устрашения. Мол, мы всемогущи и сможем добраться до любого, даже до того, кто поселился в личном бункере. Этот тип не исключение.
   Внезапно на улице погас свет и снайпер приник к прицелу. Охрана тут же насторожилась, поднося рации к губам и спрашивая, что случилось. Три тени перепрыгнули через забор. Гавкнула собака и тут же заткнулась, получив несколько выстрелов в голову. Снайпер повел стволом винтовки, следя за тем, как тройка в несколько секунд зачистила двор. Диверсанты - профессионалы высокого класса, какой смысл отказываться от их услуг? Ну да это не его ума дело. Болтун перевел ствол на окна коттеджа, рассматривая в них цели.
   Тройка быстро скрылась в доме, в подвале которого зашумел дизель-генератор. Он запускался в течение двадцати секунд, которых вполне хватило на проникновение. Даже если камеры работали от автономного источника питания и все успели записать, то охрана явно не успевала среагировать. Внутри коттеджа раздались пара выстрелов, чей-то силуэт промелькнул на фоне окна, но снайпер не стал стрелять - это могли быть и свои. Он перевел ствол винтовки на второй этаж, направив на темные окна спальни. Там вспыхнул ночник - хозяева проснулись. Сейчас их личная охрана должна была эвакуировать объект из комнаты отдыха и сопроводить его в подвал. Троица легко перехватит их по дороге.
   На втором этаже раздались выстрелы из автомата - охране наплевать на шум, наоборот, чем громче, тем лучше. Переполошатся соседи, позвонят в полицию, глядишь, убийцы и свалят, пока есть возможность, чтобы не засветиться. Охрана не знала, что за жизнью их хозяина пришли профессионалы и бежать, встретив слабый отпор, не намеренны.
   Кто-то из охранников выскочил на балкон, собираясь спуститься вниз по увитому плющом столбу, чтобы зайти нападающим в тыл. Снайпер плавно потянул спусковой крючок. Чпок, и в голове охранника появилась аккуратная дырочка. Тело рухнуло на клумбы с цветами, сломав стебли ни в чем не повинных растений. В спальне хозяина началось какое-то непонятное мельтешение, пока свет не оказался выключен выстрелом из пистолета. Снайпер пытался разглядеть происходящее в окне, но безуспешно. Внезапно на общем канале группы раздался спокойный уверенный голос:
   - Объект устранен. У нас трехсотый, требуется помощь.
   - Уходите согласно маршруту. - Произнес куратор. Командир группы отключился.
   Снайпер приготовился. Он видел, как черный микроавтобус уже подъехал к калитке ворот и ожидал группу на погрузку, прикрывая ее своим боком. Дверь дома отворилась и двое, придерживая за руки третьего, быстрым шагом двинулись на выход. Болтун выжал спусковой крючок. Голова левого, как ближайшей к нему цели, мотнулась и человек споткнулся, падая на землю. Второй тут же бросил раненого и прыгнул в сторону, перекатом стараясь спрятаться от огня снайпера за невысокой клумбой. Но ему не повезло - по цели работал еще кто-то и пули "ВСС" настигли шустрого диверсанта. Снайперы стреляли очередью по три патрона и неплохо нашпиговали тело командира группы, не попав, однако, в голову. Тот был еще жив и пытался ползти, стараясь выжить, но тщетно - калитка распахнулась и во двор зашла точно такая же тройка исполнителей, которые вылезли из минивэна. Они быстро проконтролировали каждого, подхватив тела двоих, оставив последнего лежать возле клумбы. Один присел и что-то сунул ему в карман. Оружие забирать не стали, наоборот, подкинули засвеченные стволы, чтобы следствие решило, что именно он устроил всю эту бойню. Снайпер поднялся с матраца и уже собрался уходить, как едва уловимо услышал шорох за спиной. Страшная мысль немедленно возникла в голове, он пытался развернуться, чтобы успеть отразить атаку, но пара выстрелов в грудь и бок решили его участь. Невидимый в темноте убийца, который все это время сидел на чердаке, произвел третий выстрел точно в висок молодого парня, после чего покинул коттедж. Он в точности выполнил задание, надеясь, что его такая участь обойдет стороной.
  
   Лошади затянули тяжело нагруженные повозки на перевал ближе ко второй середине дня. Подъем, начатый ранним утром, дался им нелегко, но иной дороги в Предел с территории провинции Альстам не было. Можно, конечно, двигаться на запад по широким мощенным дорогам Империи, чтобы сесть на корабль, совершить плавание вдоль берега и после выйти в порту Зааслава и уже от него ползти по раскисшим от таянья снегов дорогам к Скъягкуфу. А уже от него, через Аргенхоф и Гостлунд до Миргарда, столицы Предела и всего севера. Или же плыть дальше на север, пробиваясь через ледяные глыбы, что болтаются в море и мешают судоходству, чтобы выйти в порту Хьялнтофа, откуда в столицу тоже путь не близкий. И весьма затруднительный, потому что в это время года, когда природа только-только начинает просыпаться от зимней спячки, на краю севера продолжают дуть холодные ветра и на голову путешественникам вполне может выпасть снег.
   Можно было повернуть на восток, пройти через Протоки и Топи и попытаться пересечь Змеиные горы, договорившись о безопасном проходе с племенами хасов, но так поступают только совсем отчаянные одиночки. Все знают, что проникнуть с той стороны в Предел практически невозможно - хасы редко кого пускают в свои земли. Точно также как и их почти не встретишь среди кымов. Только в качестве рабов или же слуг. Купцы знают не понаслышке - хасы очень доверчивы и верны своим хозяевам. Это если завоюешь их расположение. Но никто в здравом уме и твердой памяти не станет этого делать - они остаются зверьми. Пускай и разумными, но зверьми. И место им не рядом с кымом, а у его ног. Точно также как и мавам. Ибо только они телом и ликом похожи на маров, высшую расу Империи.
   Поэтому купец Торганд на запад и восток не пошел. Существовал другой путь на север, через перевал Драконьего хребта, где властвовал господин Мороз и его брат Студеный Ветер. Если путешественник не брал с собой теплые вещи и дополнительный запас корма для лошадей, то вполне мог потерять все, идя через этот перевал. Но это была самая краткая и быстрая дорога в Предел, так что неудобства и холод можно было и потерпеть. Особенно после того, как Торганд совершит несколько остановок в мелких городках, том же Шустове, например. А добравшись до Переправы Двух Башен, наймет корабль, что ходит по реке до самого Миргарда. И все его мытарства закончатся в каменном доме, где сидя у очага, грея свои старые кости, купец станет подсчитывать прибыль. Мягкие шелка, южные фрукты, столовые приборы, великолепная одежда, поделки искусных ремесленников, а самое главное - специи, которые у него в столице Предела с руками оторвут. Всего этого на севере нет и никогда не было. Здесь жили грубоватые кымы, способные только вкалывать в шахтах, добывая металлы и золото, рубить лес, пить спиртное и громко орать похабные песни в кабаках и тавернах. Ну и после бить друг другу морды, иначе какое веселье без драки? Были они также неплохими кузнецами, но им все равно не сравниться с имперскими мастерами в качестве получаемой стали.
   Торганд дал лошадям и людям немного отдохнуть, буквально полоборота, и приказал начать спуск. Караван покидал негостеприимные горы, оставляя заснеженные склоны, из которых торчали скалы, позади себя. Впереди их ждало начало первого сезона, когда природа в долинах просыпается ото сна, освобождаясь от снежных наносов и сугробов. Пробиваются через наст первые цветы, едва почувствовав тепло светила, звери начинают искать пару, птицы вьют гнезда или же возвращаются на свои старые насиженные места. Это время возрождения, дающее толчок возникновения новой жизни. Торганд любил первый сезон, он всегда ждал его с нетерпением и хотел встретить в своем доме, наблюдая, как на растущих во дворе деревцах появляются первые зеленые листочки.
   К нему, проверив караван, неспешно подъехал на своем коне начальник стражи. Такой крупный обоз должен тщательно охраняться, иначе станет легкой добычей для всякого рода бандитов и разбойников. Торганд вопросительно посмотрел на Скрата, который внимательно следил за окрестностями. Лошади уже начали спускаться, дорога не была крутой, она шла между склонов гор, но изрядно петляла. Только с одной точки открывался замечательный вид на Предел и купец уже успел насладиться этим зрелищем, которое не пропускал никогда.
   - Что такое, Скрат? - спросил Торганд. - Ты встревожен?
   - Мы в Пределе. - Кратко ответил тот. - Значит, жди возможных незваных гостей.
   - Думаю, что разбойники не полезут в эти горы. - Уверенно произнес купец. - Тем более на такой хорошо охраняемый караван. Здесь только камень и снег, негде спрятаться и укрыться в случае чего.
   - У лихих кымов всегда много сюрпризов. - Покачал головой Скрат. - Я бы не был столь уверенным в нашей безопасности.
   - Я ведь тебе за это и плачу. - Веско заметил Торганд. - Чтобы никакая сволочь даже не думала покуситься на мой товар, а которая сумела, то уже висела бы на суку дерева.
   - Так-то оно так, - согласился командир охраны, - да только многое от воли Богов зависит. Вы же решили пропустить Святилище Живы, не принесли ей дары, а ведь сейчас наступает ее время.
   - И что? - со смехом спросил Торганд. - Я купец, а не землепашец, я молюсь Дельцу, чтобы он поскорее наполнял мой кошелек. - Похлопал себя по поясу купец. - Воздаю почести Воину за то, чтобы он подсобил тебе и твоим парням и изредка заношу дары Деве, чтобы... - он опустил глаза вниз, - сам понимаешь. - Торганд подмигнул. - Остальных Богов я не касаюсь, не творю в их Святилищах зла и не оскверняю их. За что же Живе на меня сердиться, если я не посягаю на ее царство?
   - Кто знает. - Пожал плечами Скрат и снова осмотрелся, после чего, прищурившись, посмотрел на светило. - Пока еще темнеет рано, нужно уже думать над тем, где заночевать.
   - Перевал нужно преодолеть за день. - Твердо сказал купец. - Сейчас уже его третья половина, а мы только начали спуск. Там, внизу, у подножия есть замечательная площадка и лес вокруг опять же вырублен, разбойники не подберутся незамеченными. Я всегда там останавливаюсь.
   - Боюсь, не успеем. - С сомнением в голосе покачал головой Скрат. - Лошади тянут медленно, полоборота для их отдыха оказалось мало. А по дороге будет несколько опасных мест с растущим прямо вплотную лесом и кустарниками. Здесь довольно холодно, но... только Жива знает, когда приходит их время обзавестись листвой. Да и деревья там сплошь хвойные и растут довольно плотно.
   - Пойдем до тех пор, пока не окажемся на площадке. - Упрямо сказал Торганд. - Я всегда успевал до темноты, успею и теперь. Эй, приказчик!! - крикнул он.
   - Да, господин! - немедленно откликнулся его помощник.
   - Скажи возницам, чтобы поторапливались! Нечего сидеть на козлах и байки травить!
   - Буетделано! - два слова слились в одно и приказчик умчался.
   - Вот видишь, - усмехнувшись, произнес купец, - поверь мне, мы успеем.
   - Дальше по дороге есть хорошее место для засады. - Не унимался Скрат. - Обоз растянулся очень уж широко, если бандитов будет больше сотни - нам не поздоровиться.
   - Ты взял слишком мало бойцов? - удивленно спросил Торганд.
   - Каждый мой воин стоит четверых. - Немного резковато и возмущенно ответил командир отряда охраны. - Они не чета местному отребью.
   - Тогда чем ты озабочен?
   Скрат не ответил. Он мог бы многое сказать нанимателю, но не стал, отлично понимая, что терять такой выгодный контракт в результате своего словесного поноса вряд ли стоит. Платил купец хорошо, его воинов кормят за счет торгаша, остается только не зевать и внимательно смотреть по сторонам. Что они и делают от границы Альстама. Всей Империи известно, что Предел - место для всяких отбросов. Была бы воля Императора, то со всей этой шелупонью справились бы за несколько лет. Вот только стоит ноге имперского легионера шагнуть на территорию Предела, как все население, забыв про прошлые обиды, тут же встанет плечом к плечу, чтобы дать отпор. Это у северян такой принцип - мы вас не трогаем, но и вы к нам не лезьте. Сами со своими проблемами разберемся. И ведь разбираются. С помощью меча, боевого топора или секиры, не принимая в расчет никакую магию. Но это не значит, что магов у них нет, есть, и много. Беглые колдуны прочно обосновались в местных пещерах или же древних руинах и творят там свою мерзкую волшбу. Есть они и при дворах Владетелей и самого имперского Сюзерена, род которого когда-то давно заключил союз. Который неукоснительно соблюдается обеими сторонами. Так что им нарушать его не с руки - все знают, что слишком много крови прольется. Местные кымы верят в иллюзию свободы, так что не надо ее разрушать. Скрат достаточно помотался по миру, чтобы многое теперь понимать. И вот на таких вот самоуверенных купцов как Торганд насмотрелся достаточно.
   - Разве твой отряд не справиться с плохо вооруженными бандитами? - продолжал подкалывать командира купец.
   - Справиться. - Нехотя ответил тот.
   - Ну и в чем дело? - удивленно спросил Торганд. - Я не понимаю.
   - Ни в чем. - Глухо ответил Скрат. Ну не мог же он сказать, что у него возникло нехорошее чувство, как только караван миновал перевал. Свои ощущения к делу не пришьешь, как говорил полковой писарь, а других доказательств у него не было.
   - Успокойся и выпей вина. - Купец пошарил рукой в повозке. - Держи. - Он протянул бутылку.
   - Благодарю, но нет. - Решительно отказался Скрат. - В бою мне нужны твердые руки и ясная голова.
   - Ну, как знаешь. - Торганд приложился к бутылке, сделав изрядный глоток.
   - С вашего позволения. - Откланялся Скрат и поскакал вперед - караван медленно втягивался в редкий лесок, деревья которого росли на склонах.
   Чуть ниже они обильно покрывали горы, цепляясь своими крепкими корнями за скудную почву. Не отставала от них и жесткая трава и низкорослые кустарники. Рельеф гор постепенно понижался, дорога выходила на небольшое плато, чтобы потом снова уткнуться в каменные стены, где, петляя между скал, выпустить путешественников в леса Предела. Здесь, на севере, так и непонятна была граница между скалами и лесом - одно плавно перетекало в другое и наоборот. Скрат бывал здесь неоднократно и знал, что за этими скалами вполне могут шуметь иглами высокие деревья, так что для него не было неожиданностью, когда за поворотом очередной скалы перед караваном открылся густой лес. Идеальное место для засады, тем более, когда светило уже закатилось за горизонт и ночные сумерки упали на горы. Скрат отпустил поводья и его лошадь пошла со скоростью обоза. Сам же командир вытащил со спины лук и наложил на него стрелу. Просто так, на всякий случай. Едущий рядом с ним воин сделал то же самое. Сигнала тревоги от посланных вперед дозорных не было, но это не значит, что нужно расслабляться. Их легко могли вырезать - такое уже тут случалось. Разбойники люди лихие, за спиной у каждого не одна смерть и им наплевать на чужую жизнь. Главное, чтобы своя шкура осталась целой и, желательно, при деньгах.
   Поэтому Скрат среагировал первым, когда только увидел впереди вышедшего на дорогу кыма, облаченного в кожаную кирасу, потертые штаны и вооруженного обоюдоострым мечом. На башке какое-то подобие шлема, видно, что выковано абы как и то по памяти. И этот путник явно на заблудившегося не тянет - если таковое бы случилось, то первым делом прискакал бы дозорный, который и доложил о встрече, а второй задержал бы путешественника до выяснения. А Скрат обоих не наблюдает. Значит, их уже нет в живых.
   - К бою!! - закричал он, пуская стрелу.
   Стоящий на дороге понял, что его намеренья раскусили и метнулся в сторону, но бронебойная стрела успела ударить в нагрудник, застревая в нем. Бандит махнул рукой, сбивая древко, как еще две стрелы попали в его тушку - обе в бок. Наконечник одной удачно глубоко воткнулся в тело и разбойник взвыл от боли, падая на дорогу. Временно он не боец.
   Тут же из кустов полетели стрелы. На дороге местами еще лежал снег, в лесу же немногочисленные сугробы имелись только в тени деревьев, но вот кусты обзавестись зелеными листочками еще не успели. Как бандитам удалось подползти так близко к дороге, Скрат не думал - он стрелял почти наугад, посылая стрелы в сторону нападавших. Позади послышались крики - на караван напали остальные члены банды.
   Возницы и путешествующие с обозом путники схватились за ножи - серьезным оружием практически никто из мастеровых не владел. Но каждый готов был защищать свою жизнь и жизни находящихся рядом. Трусов и паникеров в караване не было, такие не отправляются в далекий путь, прекрасно осознавая все возможные трудности. Так что стража вполне могла рассчитывать на поддержку обозников.
   Сразу пятеро выскочили из-за толстых стволов деревьев, атакуя защитников крайней повозки. Лучники поддержали нападавших стрельбой, мигом сразив возницу и его сменщика. Сидящие в телеге женщины выставили перед собой лезвия ножей, оставшиеся вдвоем путешественники приготовились встретить атакующих. Один из них был невысокого роста хасом, второй - сильным широкоплечим рудокопом, ростом еще ниже, чем ящер, с густой бородищей и одетый в подобие лат, тогда как на рептилии кроме просторной рубахи, коротких штанов с завязками под хвостом и пояса с ножнами для кинжала никакой защиты не было. Лучники сосредоточились на них, но оба подхватили щиты, лежащие до этого в повозках и прикрылись ими. Это дало время нападавшим приблизиться. Двое сразу же атаковали хаса, тогда как трое занялись более серьезным противником - рудокопом. Ящер взмахнул хвостом, больно щелкая бандита по роже, одновременно с этим движением тыкая кривым кинжалом в живот второму. Тот увернулся и резанул хаса саблей по морде сверху вниз, оставляя глубокую рану. Хас успел чуть повернуть голову так, чтобы не потерять глаз и, вместо того, чтобы отшатнуться от нанесенного удара, сам сблизился с противником, втыкая кинжал ему снизу с челюсть. Глаза кыма удивленно выпучились, когда он осознал, что сейчас умрет. Ящер рывком вынул оружие и сильно ударил левой ногой бандита в грудь, отбрасывая его от себя. После чего развернулся ко второму, который успел нанести ему удар ножом в бок. Лезвие проткнуло ткань и вошло в плотную кожу, разрезая мышцы и сосуды. Однако хас не обращал внимания на рану, он сблизился с противником, который отводил руку для нового замаха и кинжалом нанес удар в район горла. Не попал, лезвие просто прошло по кирасе, потому что бандит отшатнулся, но тут ящеру помогли женщины - одна из них ударила плашмя щитом по голове нападавшего и тут же сама завалилась в телегу со стрелой в горле. Лучники свое дело знали. Этого мгновения хасу хватило, чтобы снова атаковать разбойника, на этот раз более удачно. Бандит захрипел, а ящер получил еще две стрелы в бок. Он махнул рукой, сбрасывая их на землю - обычные заостренные с одного конца стрелы не смогли пробить его плотную кожу и просто застряли в одежде - и кинулся на подмогу к рудокопу, который тоже получил несколько ран, но сумел убрать одного противника и теперь сражался с двумя.
   - Лучники!! - крикнул он, ловко отражая атаки своим боевым топором и прикрываясь щитом. - Убери лучников, я справлюсь!! - Рудокоп получил удар по шлему, который успел напялить перед нападением и чуть пошатнулся.
   Ящер на миг замер, представляя собой отличную мишень, и получил еще две стрелы, на этот раз в спину. Стрелки учли, что простые стрелы не причиняют ему вреда и сменили их на бронебойные, со стальными наконечниками. Их было мало и лучники берегли снаряды для воинов-защитников, не ожидая такого отпора от простых путешественников. Одна стрела попала между чешуек, проникая внутрь и причиняя боль. Хас зашипел и кинулся в сторону лучников, уже не прятавшихся за деревьями, а стоящих прямо и расстреливающих обозников как мишени.
   Ящер, благодаря своим ногам, набрал приличную скорость. Он наклонил корпус чуть вперед, расставив руки в стороны и помогая себе лавировать хвостом, который вытянулся словно противовес, быстро сблизился с противником. Лучник впопыхах выстрелил по бегущему хасу, но тот ловко прыгнул в сторону и кинулся на стрелка. Кым на себе почувствовал удар когтистых лап - лицо смяло в лепешку, в груди возникла острая боль. Острые когти легко порвали мешковатую одежду, добираясь до розовой кожи тела, разрезая ее, словно остро заточенный клинок. Хас провел стопой по бандиту так, словно собрался вытереть об него ноги, раздирая тело, к тому же ткнув ему в шею свой клинок. Лучник захрипел и нелепо взмахнул руками, пытаясь освободиться, но проклятый зверь не дал ему этого сделать. Он еще раз резанул кинжалом по горлу, практически отрезая голову и соскочил с кыма, чтобы атаковать следующего противника, как впереди обоза вдруг раздался громкий грохот и полыхнуло пламя. Хас отшатнулся, удивленно уставившись на то, как горящий охранник валится с лошади на дорогу и катается, пытаясь затушить себя. Снова раздался грохот и уже двоих стражей охватила стихия.
   - Ну наконец-то! - радостно произнес бандит и рубанул по застывшему хасу мечом. Он уже видел, как разрезает пополам его тело, но верткий ящер отпрыгнул назад и тут же прыгнул вперед - полученные раны ему не мешали. Казалось, он их вообще не замечал. Бандит начал плести мечом кружева, стараясь не подпустить к себе эту зубастую бестию, но ящер резко крутанулся, приседая почти до земли и подсекая хвостом ноги лучника.
   - Аааа!! - заорал тот, падая на спину и выставляя лезвие меча вверх, ожидая, что хас напорется на него.
   Но нет, тот оказался не так прост. Проклятая рептилия развернулась и ткнула кинжалом в бок бандита, открывая довольно глубокую и скверную рану. Разбойник заорал от боли и попытался перекатиться, но ящер ударил его еще раз и еще в то же самое место, добивая врага. Он не обращал внимания на грохот и пламя - сейчас перед ним был противник, который желал его убить. Хас выпрямился и тут же получил три стрелы в спину. Импульсы выстрелов швырнули его тело на лесную подстилку из старой травы и редкого снега. Боль резко прокатилась по всему телу - он уже практически исчерпал все ресурсы, которые были ему доступны. Ящер вытянул руку вперед, подтащил свое тело и попытался встать, но еще две воткнувшиеся в его тушку стрелы - одна в правую ногу, вторая в основание хвоста - заставили хаса дернуться. Он не видел, что защитники каравана уже пали. Неизвестно откуда вынырнувший маг с помощью своего посоха мигом спалил одну половину стражи, а вторую уничтожил, просто развлекаясь. Немногочисленных оставшихся защитников добили лучники, что стреляли с противоположной стороны. Они же и видели, что четверых их товарищей прикончил какой-то зверь и желание захватить его живым, чтобы вдоволь повеселиться, как-то пропало. Лучники начали развлекаться, на спор стреляя в еле шевелящуюся ползущую неведомо куда, ящерицу. Один из них выдернул самого молодого из толпы и повел в сторону раненого.
   - Давай. - Махнул он рукой. - Перережь ему горло.
   Молодой, подросток, сглотнул. Его лицо побледнело, но он решительно сжал нож и нетвердой походкой пошел к едва ползущему ящеру. Со всех сторон неслись советы.
   - Голову ему вверх оттяни!
   - Режь быстро, чтобы лезвие не застряло!
   - Сначала в шею ткни, а потом уже режь! На всякий случай. - Кричал кто-то.
   - Не, пусть ему хвост отрежет! - веселясь, предложил кто-то из бандитов. - И рога тоже!
   - У этого нет рогов, глаза разуй!
   - Ого, правда! Может это и не хас совсем?
   - А кто? Моя бабка? - захохотал другой бандит. - От старости позеленела вся и чешуей покрылась! Ха-ха-ха!!
   - Давай, сопляк, прикончи его уже. - Спокойно сказал тот, кто привел парня к раненому. Бандиты позади улюлюкали и смеялись.
   Парень наступил ногой на спину ящерицы, из которой торчали три стрелы. Тот затих, понимая, что это не бандит склонился над ним, а госпожа смерть. Хас закрыл глаза, ожидая удара, но парень медлил. Одно дело размахивать мечом в толпе, не понимая, подрезал ты кого или просто так задел. И совсем другое хладнокровно прикончить раненого вот так. Старший над лучниками подбодрил его.
   - Давай, парень, не медли. А то он успеет отойти с мир иной и без твоей помощи. - Бандит хмыкнул. - Или ты хочешь присоединиться к нему?
   Подросток сжал зубы и решительно наклонился, приставляя лезвие ножа к горлу ящера. Не для того он сбежал из дома, чтобы быть еще и вышибленным из этой банды, в которую его пригласил приятель. Хочешь хорошей жизни, изволь делать так, как говорит старший. И сейчас, на этом самом месте, решается его судьба. Будет он принят или же останется лежать рядом с этим зверем. Он даже не кым, просто зверь, возникла вдруг в голове парня мысль, чего я вообще боюсь? Ведь не горюет же мать, когда рубит голову курице? Так чем я хуже? Парень надавил на нож и провел им по горлу раненого. Тот дернулся и затих, его голова коснулась сухой травы, а тело как-то вдруг обмякло. На лезвие ножа осталась темная, почти черная кровь. Парень встал и посмотрел на лучника.
   - Вытри лезвие ножа об его одежду. - Приказал бандит. - Держи оружие в чистоте и оно тебя не подведет.
   - Надо отрезать ему башку! - крикнул кто-то. - Повесим как трофей!
   - Нет! - громко отрезал подходящий к развлекающимся лучникам главарь. - Быстро уводим повозки с дороги, некогда трупами заниматься. Лесные звери приберут.
   - Такой трофей пропадет. - Сокрушенно покачал головой бандит.
   - Это не твой трофей, не тебе им и владеть. - Спокойно сказал главарь и тяжелым взглядом осмотрел свою шайку. - Не ты его убил. И не ты. - Ткнул он пальцем в группу ухмыляющихся лучников. - Все вместе. А вот он убил четверых из вас. - Бандит показал на лежащие рядом трупы. - Поэтому он заслужил такую легкую смерть. - Главарь замолчал, после чего рявкнул. - Чего встали?!! Живо за работу!!
   Парень, принятый недавно в банду и только что прошедший "посвящение", со всех ног припустил к повозкам, в которых уже шарились его дружки. Оставшихся в живых женщин связали и уже тащили в свое логово под охраной мага. Который гордо топал позади напуганных пленниц, размахивая своим посохом.
   Бандиты очень быстро и споро разграбили караван, подожгли те повозки, которые остались без лошадей и которые не могли утащить и быстро ушли. Ночь полностью вступила в свои права, скрывая все следы сумеречного налета. Поэтому слепошарые кымы не видели, как с высокого дерева по стволу спустилась чья-то фигура. Передвигаясь бесшумно, она первым делом подошла к лежащему ящеру и коснулась его тела своей мохнатой рукой. Некто издал удивленный возглас, больше напоминающий то ли взрык, то ли тихое мяуканье. После чего перевернул тело на бок, обломав торчавшие древка и попытался влить какое-то снадобье в рот ящеру. Посмотрев на бутылочку, в которой плескались остатки лекарства, спаситель решительно вылил все внутрь "убитого". Потом достал баночку с мазью и начал наносить ее на переставшие кровоточить раны.
  
   - Как же так, Первородный? - вопрошала душа погибшего хаса. - Я всегда приносил тебе дары, вел достойную жизнь, старался соблюдать твои заветы и так бездарно погиб, не достигнув того, чего хотел!
   Могучая сущность склонилась над маленьким энергетическим сгустком, которым и являлась душа. Она не испытывала трепет, только горечь от того, что не успела сделать задуманное. Первородный знал о ней все, видел прошлое и будущее, ведь он существовал одновременно везде и нигде. Душа бы не смогла осознать этого, потому что еще не понимала. В одном она была права - ее путь в материальном мире оборвался слишком уж быстро. Первородный дарил душам жизнь не для того, чтобы они моментально погибали, а для постепенного развития и совершенствования. Просто сейчас он отправит душу на следующий круг существования. Она снова родиться шакхасом и, возможно, сумеет пройти свой путь до конца. Это будет зависеть от нее самой, Первородный только дает жизнь, он не контролирует дела смертных.
   Но здесь... сущность посмотрела куда-то вдаль. Вмешалась чужая ВОЛЯ. Которая чрезвычайно раскаивалась в содеянном и просила прощенья. Первородный, по меркам материальных существ, был стар. И в то же время молод. Но мудр. И справедлив. Поэтому он обратил свой взор к душе.
   - Чего же ты хочешь? - пророкотал он. Первородный не говорил, его слова слово выжигались на "энергетическом теле" души и она внимала им.
   - Расплаты. - Твердо ответила душа. - Верни меня назад, я найду бандитов, прервавших мой путь и убью их!
   - Жизнь за жизнь? - спросил Первородный. - Хочешь отомстить? А справишься?
   - Справлюсь! - уверенно и дерзко ответила душа.
   - Ой ли? - вдруг со смехом спросил Бог и коснулся своей "дланью" души. Которая тут же осознала, что ее ждет в будущем, если проскользнуть по линии времени. - Так как, ты согласен? Но учти, еще не все предопределено, я просто показал тебе один из вариантов, но остальные еще хуже. Решай быстрее, тело умирает и я не властен более поддерживать его существование.
   - Я... - мысли души метались в поисках решения, - я... не уверен. - Внезапно к ней пришло озарение. Первородный подсказал, ибо все уже решил сам, за душу. - Но я могу вручить месть кому-то другому? Кто... более подходит для этой... работы?
   - Это твое право. - Согласился Бог. - Выбирай. И знай, что твой выбор должен быть не только верен, но и мудр.
   - А... кто из них? - перед взором души выстроились в ряд другие души. Они даже не знали, что происходит и понятия не имели, чем им это грозит.
   - Тебе решать. - Хмыкнула сущность. И ощутило недовольство еще одной чужой ВОЛИ. Более сильной ВОЛИ. - Так, этих в сторону. - Души исчезли в энергетическом вихре, словно не существовали. - Выбирай из этих.
   - Кымы?! - удивленно вопросила душа. - И один из них займет мое тело?
   - Время. - Поторопил Первородный, хотя для него никаких ограничений не существовало. Ограничения существовали там, в материальном мире. И тело, предназначенное для вселения, умирало. И даже помощь чужой ВОЛИ не могла отсрочить его конец.
   - Этот. - Решительно ткнула "пальцем" душа. Она быстро посмотрела на возможности кыма и ее они удовлетворили. - У него схожий мотив.
   - Предательство. - В слове Первородного слышалось удовлетворение. - Будь по-твоему.
   Вспышка, и выбранная душа отправилась в новое для себя тело. Умирающее, но пока еще живое. Хреновые стартовые условия, говорите? Так Первородный знал, что чужая ВОЛЯ ему обязана и сделала все, для того, чтобы тушка шакхаса оставалась жива почти на грани. А другая ВОЛЯ, обожающая розыгрыши и шутки и вообще все необычное, тоже изрядно постаралась. Именно она подсказала решение и Первородный был с ним согласен. Душа же смотрела на то, что происходит.
   - И что теперь? - спросила она.
   - Решай, останешься здесь и посмотришь или сразу уйдешь на перерождение. - Предложил Первородный.
   - Посмотрю. - Решила душа.
   Одна из частичек сущности, которая и вела разговор с душой, кивнула и ушла. У нее было много своих дел во множестве других миров. Просто в этом случилась нестандартная ситуация, которая потребовала "личного" присутствия. Душа устроилась поудобнее и начала наблюдать.
  
   В дверь постучали тяжелым предметом. Спящая на кровати женщина немедленно проснулась и насторожилась. Посетители к ней приходили редко, да и то в основном при свете дня, ночных гостей отродясь не заявлялось. Поэтому ее тревога была понятна. Толстая выделанная шкура, служившая одеялом, была откинута в сторону, а женщина, сунув ноги в меховые мокасины, не одевая теплую безрукавку, так и оставшись в холщовой ночной рубашке, подхватила стоящий возле кровати короткий кривой меч и, бесшумно ступая, двинулась к двери, возле которой стоял щит. Запор был прочным и выломать его с одного удара у нападавших не получилось бы, а вот пролезть в окна, которые размерами напоминали маленькие отдушины, они бы точно не смогли. Пропихнуть кусок горящей пакли вполне, но на этот случай у женщины дома были припасены полные ведра воды.
   В дверь снова затарабанили и послышался голос:
   - Анга, открой, это я! - произнес ночной гость.
   Женщина поставила щит обратно, прислонила к нему меч и подошла к столу, на котором стояла свеча. Сверкнула небольшая искра и веселый огонек заплясал на кончике огарка. Анга взяла светильничек и подошла к двери.
   - Вот скажи мне, Рурк, - потянув за засов, начала говорить она, - зачем ты приперся посреди ноч... ах!!
   На небольшом крыльце, скрывшись под коротким навесом, с чьим-то телом на плечах, стоял мав довольно крупных размеров. С его капюшона капала вода, с усов тоже, грязные мокрые лапы оставили два крупных следа на досках крыльца, полы плаща "прилипли" к коленкам. Сухой у ночного гостя была только верхняя половина тела - нижняя, облаченная в короткие штанишки, до сустава была вымочена. При такой погоде, да еще и в холодную ночь можно легко простудиться, но Анга знала, что маву болезнь не грозит. Конечно, он не очень любит, когда шерсть становится мокрой и старается как можно быстрее обсушиться, но если возможностей нет, то можно и потерпеть. Женщина решительно отошла в сторону.
   - Клади его на стол! - распорядилась она. - Да ноги вытри, балда! - возмутилась она, когда мав вперся внутрь домика с раненым ящером на плечах.
   Анга быстро захлопнула дверь и закрыла ее на засов. К тому времени Рурк аккуратно уложил свою ношу на длинный стол, оставшийся еще от прошлых хозяев, у которых была довольно многочисленная семья, и с наслаждением потянулся, разминая плечи. Женщина быстро прошла к лежащему хасу и начала его осматривать, ощупывая тело.
   - Рассказывай. - Велела она.
   - Бандиты напали на караван какого-то богатого купца... - Мав присел было на лавку, но Анга указала ему рукой на очаг.
   - Разведи огонь.
   - Сейчас. - Гость встал и направился к камину.
   - И сними свой плащ и вытри ноги насухо! Истоптал мне весь пол. - Проворчала знахарка.
   - Да вытру. - Мав пошуровал кочергой в золе, подкинул пару поленьев. Едва тлеющий огонь с радостью накинулся на свежую пищу. - Потом. - Рурк посмотрел на Ангу своими зелеными глазами с вертикальным зрачком. - Так рассказывать или нет?
   - Да и так все понятно. - Руки знахарки уже рвали на раненом потрепанную одежду - возиться и снимать ее не хотелось. Если что она потом выдаст ящеру новые шмотки, которые можно легко перешить из кымовских. - Бандиты напали на караван, этот защищался, но не совладал с толпой и его казнили. Неумело, поэтому и выжил. Значит, резал кто-то из молодых.
   - Ты-то откуда знаешь? - удивился мав.
   - Я очень наблюдательна. - Фыркнула Анга и посмотрела на Рурка. - Ты же все это время просидел в кустах или еще каком укрытии, а уже после пошел мародерствовать, поэтому легко подтвердишь мои слова.
   - Да чтобы я!... - возмутился гость.
   - Слушай, я вашего брата лучше вас самих знаю. - Со смешком произнесла знахарка. - Чтобы мавы, да не пошарили в чужом кармане... не припомню такого. Это же у вас в крови, вы и сами не понимаете, отчего так происходит. Бах, и подцепили когтем чужой кошель, а потом крик на весь рынок: "держи вора!" И потом, я не обвиняю тебя в трусости - помочь обозникам ты явно не смог бы. Много было бандитов?
   - Много. - Помрачнев, отозвался гость. - И среди них маг.
   - Маг? - удивилась Анга.
   Казалось, что ее руки жили своей жизнью, порхая над телом. Мав уже давно заметил, что живущая в одиночестве наособицу от поселка женщина не так проста, как хотела казаться. Для деревенских простаков она была обычной знахаркой, но Рурк-то видел, что кроме занятий алхимией, Анга еще немного баловалась магией, причем не демонстрируя всех своих способностей. Кроме этого она прекрасно разбиралась в устройстве организмов различных рас, вон как по ящеру руками шурует. И его самого тоже не раз лечила, особенно после того, как ловкого мава на охоте чуть не задрал Зверодав. Помнится, он еле приполз к домику Анги, попросив помощи. И женщина не отказала, выходив почти полумертвого мава. Глядишь и с этим совладает.
   - Ну да. - Кивнул Рурк. - Он огненные шары метал и стену огня делал. Посохом взмахнул и фуухх!! - мав описал полукруг рукой. - Охрану как копытень траву языком слизало.
   - Посохом говоришь. - Анга задумалась. - Я тебе так скажу - не тот маг, кто посохом владеет.
   - Это как?
   - Бандит мог просто узнать, как им пользоваться. - Пожала плечами знахарка. - Тем более, что со временем он разряжается. Находящаяся в нем энергия расходуется на создание волшбы. Да и потом, глупость это - огненные шары метать.
   - Почему?
   - Потому что от них можно увернуться. - Ответила Анга, снимая мокрые повязки, которыми Рурк забинтовал раны ящера. - А вот от воспламенившейся под доспехами или кольчугой одежды уже никуда не денешься - моментально сгоришь. Так что не маг он, так, нахватался верхушек или подсмотрел где. - Знахарка посмотрела искоса на мава. - Настоящий маг подобной ерундой бы не занимался.
   - А чем? - спросил любопытный мав.
   - Ему бы своей силы вполне хватило, чтобы горстку охранников в пепел превратить. Пух, - Анга пошевелила пальцами в воздухе, - и готово. Ну, или сердца у них бы остановил, паралич навел, еще что-нибудь этакое сделал. А шары пускать и стеной огня давить... - она сделала паузу, - однозначно не маг. Показушник и балбес деревенский, не больше.
   - Какая ты... умная. - Поежился мав.
   - Поживи с мое, таким же станешь. - Засмеялась женщина. Она говорила с Рурком честно и таких вещах, которые не каждый мог знать и была прекрасно осведомлена, что мав ее не предаст. Во-первых, он ей слишком сильно обязан и, во-вторых, в их народе самый страшный грех - навредить тому в любой форме, кто тебе жизнь спас. Обмануть, обокрасть, предать опять же. Тогда их верховный бог, как там его, Смотрящий или Глядящий, кажется, нарушившего закон не просто накажет, уничтожит его род и поглотит душу после смерти. Так что мав считал, что теперь обязан служить спасителю, в чем бы это не выражалось. Защита и охрана имущества, труд во благо спасителя, всевозможная помощь по хозяйству или же снабжение продуктами. Рурка Анга нашла на пороге своего дома, когда вернулась со сбора трав и цветов для лечебных настоев и микстур. Сумела выходить практически полумертвого мава и тот теперь не просто к ней привязался, стал ее второй тенью. Что, в общем-то неплохо. И вот сейчас перед ней на столе лежит второй представитель звериного народа, тот, в чьем облике очень сложно рассмотреть разум. Знахарка не так уж много знала о хасах, слишком закрытое и враждебное кымам общество, но их анатомию приходилось изучать. И видеть живых представителей тоже сподобилась однажды. И даже пообщаться с ними. Недолго правда, но этого хватило, чтобы понять какой они скрытный народ. Анга искоса посмотрела на мава, задумчиво смотрящего на стену. - А ты, значит, хотел бы этот посох себе прикарманить?
   - Я уже говорил, что избавился от этого... недуга. - Мрачно сказал Рурк.
   - И поэтому живешь один в лесу на дереве? - ехидно спросила Анга, закончив раздевать ящера и осматривая его раны. - Чтобы руки сами собой по чужим карманам не шарили? То-то торговки на рынке на тебя всегда косо поглядывают, стоит тебе там только появиться. - Рурк молчал. - Зачем ты намазал ему горло мазью для ран?
   - Так ведь... - не понял ее вопроса мав.
   - Хасам или, как они сами себя называют, шакхасам, - попыталась максимально близко к оригиналу выговорить слово Анга, - многие лекарства, предназначенные для кымов, маров или мавов противопоказаны. - Знахарка искоса посмотрела на гостя. - Потому что химия тела у них другая. Ты мог его убить.
   - Химия-алхимия. - Проворчал тот. - Я в этих ваших колдовских штучках не разбираюсь.
   - Это не колдовство - наука. - Наставительно произнесла Анга. - Колдовство - это к магам, а знахари и алхимики уже давно используют дары Живы в своих снадобьях. Свойства различных трав, кореньев и растений изучались столетиями и на протяжении стольких эпох уже давным-давно были составлены и записаны нужные рецепты. Тебе повезло, что он не загнулся от влитой тобой ему в горло микстуры регенерации. - Женщина задумалась. - Хм, это подстегнуло его собственную, и, что самое интересное, не подорвало организм. - Она оттянула веко, заглядывая ящеру в глаз. Потом подцепила ногтем чешуйку в районе раны, нанесенной стрелой и оторвала ее от засохшей крови, разглядывая при свете свечи. Рурк вынул все наконечники, чтобы раненого было удобно тащить и забинтовал тканью особенно глубокие разрезы. - Он был на волосок от смерти и все-таки выжил. Как ты там вообще оказался? - спросила знахарка, подойдя к столу, на котором в нужном порядке были расставлены стеклянные колбы и реторты. Она принялась что-то смешивать в ступке, готовя лекарство.
   - Охотился. - Односложно ответил Рурк, присев на лавку и вытянув уставшие ноги. - Услышал цокот копыт, фырканье лошадей и голоса кымов, пошел к дороге, хотел поторговать. Путешественникам за долгий путь надоедает солонина и хлеб, хочется свежего мяса, а у меня как раз с собой было. Почти под вечер подстрелил молодую самку остророга, у нее мясо вкусное и нежное. - Мав высунул розовый язык и лизнул им нос, а его усы на морде забавно растопырились. - Кымы бы с рогами оторвали. А когда к дороге подходил, то бандитов и заметил - они только-только засаду принялись устраивать. Думал по-быстрому сбежать от греха, да как назло по склону группа лучников поднималась, они бы меня точно заметили. Пришлось добычу наскоро спрятать и на дерево залезть. Я там в хвое схоронился.
   - Не нашли тебя, выходит? - спросила Анга, только чтобы поддержать разговор. Мыслями она уже была далеко и вспоминала куцые знания об анатомии хасов.
   - Да они и не искали - попробуй следы мава в лесной подстилке найти. - Похвастался умением маскировки Рурк.
   - Ты тяжелый и здоровый. Весишь много и оставляешь глубокие следы, особенно под дождем. - Знахарка пристально посмотрела на мава. - Бандитов к моему дому не приведешь?
   - Да ты что! - возмутился охотник. - С чего бы им сюда заявляться?! Я вообще через ноголомный проход шел, про ту щель кроме меня никто не знает, кымы ее десятой дорогой обходят, даже не подозревая что там можно пройти! И путь сократил и время выиграл, а то если бы по дороге добирался, то ящер точно сдох бы.
   - Почему кымы туда не суются? - поинтересовалась Анга. Жила тут уже много лет, а про горную лазейку даже не знала.
   - Там вход в Бездну. - Пожал плечами мав. - Они так считают. Тонкий мостик из деревца уже я перекинул, чтобы всякие дурни пройти побоялись, если уж сунутся. Которое от одного прикосновения сломается - высохло и состарилось давно, внутри одна труха. Ступят на него и... - Он пошевелил мохнатыми пальцами в воздухе.
   - Как же ты прошел?
   - Так ведь я мав. - Снова похвалился он. - Мы и не такие пропасти преодолевали. Там перепрыгнуть легко можно, но с этим на плечах... - Рурк покрутил головой, разминая шею. - Пришлось повозиться. Вроде мелкий, а тяжелый, зараза.
   - Это потому, что у него кости плотные и шкура дубовая. Настоящая природная броня. - Ответила автоматически Анга.
   - А чего его тогда стрелами истыкали как иглонога? - спросил Рурк.
   - Наверное, специальными били, с наконечником, который чешую раздвигает. Или бронебойными, тоже, говорят, их хорошо берут. - Она показала пальцами, сложив их лодочкой, а потом раздвинув в стороны. - Под шкурой-то хас такой же как и мы - мясо, мышцы, сосуды и кости.
   Рурк встал и подошел к лежащему на столе телу. Он ткнул когтем в район горла, указывая на рану.
   - Кожа на горле кажется тонкой. - Заметил он. - Одно из уязвимых мест?
   - Так и есть. - Анга закончила смешивать лекарства и налила полную чашку воды, куда и высыпала содержимое. Сейчас поставить на огонь, довести до кипения, а потом остудить и снадобье выздоровления будет готово. А пока можно и мазью заняться, благо, что хас пока не собирается в гости к своему Богу. Видимо, время еще не пришло. - Только резал неумеха - второпях и неглубоко. Видимо, как только кровь пошла, так сразу и успокоился.
   - Он ведь кровью мог истечь.
   - Мог, да только природа все за него сделала. Кровь имеет свойство быстро сворачиваться и засыхать, закупоривая рану. И потом, у них мощное сердце, которое то замедляет свой ритм, то ускоряется, когда это необходимо. Когда хас входит в боевой режим, то каждая его клеточка наполняется кровью, чтобы мышцы быстрее получали питательные вещества и освобождались от, - Анга подобрала понятное маву слово, - от отходов. Из-за быстрого тока крови они становятся более эластичными и сильными, к тому же повышается обмен энергиями в теле. - Рурк молчал, слушал не перебивая, все равно ничего не понимал. - Эта их способность известна, как Вихрь, кажется, так слово переводится с их языка. Ящер становится очень быстр и практически неуязвим, но на короткое время. Если не успеет перебить своих противников, то наступает сильный откат. Как в магии. - Привела пример Анга. - Когда колдун "разрядился", то не успевает заново накопить заряд силы, чтобы атаковать вновь. Поэтому все волшебники носят с собой эликсиры силы, восстанавливают затраченную энергию. А вот хасы пользуются возможностями своего организма. Этот, видимо, потратил все, что ему было доступно, потому его так легко и зарезали. Сердце начало биться медленнее, переходя в "экономный" режим, как и при подводном плавании, чтобы не перегореть.
   - То есть? Поясни! - потребовал мав.
   - У моего тела постоянная температура, у твоего тоже, плюс толстая шерсть, которая тебя греет в холода. Мне, чтобы согреться, нужна теплая одежда, тебе же можно и голяком ходить. - Анга засмеялась. - А вот им достаточно просто двигаться или же посидеть возле костра, чтобы как бы впитать тепло и сохранить его внутри тела. А чтобы не расходовать энергетические ресурсы попусту, их сердце переходит в медленный ритм. Все процессы в организме замедляются, кроме самых необходимых. Они так вроде как в спячку впадают, но при этом все хорошо слышат и видят. И могут в любой момент начать быстро двигаться, мышцы у них не затекают, такая вот особенность. Наверное, выработана поколениями охотников. - Знахарка пожала плечами. - Я слышала, что в их протоках есть племя, которое днями может сидеть неподвижно в засаде, а потом - цап! И добыча у них в лапах. И в воде они отлично себя чувствуют - мало того, что тепло тока крови греет изнутри, так еще и плавают ловко. А если начнут очень быстро двигаться, то температура их тела повыситься. Сердце гонит кровь по сосудам, она проникает в мышцы, ее ток создает тепловой эффект. И чтобы не расходовать его, то сердце начинает биться таким образом, чтобы сохранить баланс. Тем самым экономиться и воздух в легких и тепло тела. Чтобы не нагревать воду снаружи, их шкура обладает интересным эффектом - у нее как бы есть такая воздушная прослойка, вот подойди сюда, я покажу. - Мав встал и приблизился к телу. Анга аккуратно раздвинула рану и показала на срез кожи. Под ней была светлая пленка, которая чуть растянулась от прикосновений женщины. - Смотри, когда хас ныряет, эта кожная подкладка как бы раздувается и держит в себе воздух. Хм, может они и используется для дыхания? - спросила Анга сама себя и тут же отрицательно замотала головой. - Нет, ерунда. В общем, ящер как бы немного увеличивается в размерах, совсем чуть-чуть, даже незаметно. И это позволяет ему не мерзнуть даже в самой холодной воде. Давно Армары охотились на них из-за шкур, думали, что сошьют себе одежду потеплее, но не вышло. Рисунок выделанной кожи, правда, очень красив. Так что они и дармары до сих пор устраивают на них охоту ради кожаных сапог, курток или штанов. Исключение - дремары. Им как-то удалось мирно ужиться с хасами и даже подружится с некоторыми племенами. Не со всеми, правда. - Тут же оговорились Анга. - Есть много племен, которые живут только в теплых протоках или же на болотах и со шкурами у них плохо - такой прослойки нет, но тоже весьма крепкие. И нападают на всех, кого увидят, даже на своих. Но вот горцы, что обитают в Змеиных горах, вполне приспособились к холоду. Этот, похоже, из таких.
   - Этот? - удивился Рурк. - Может быть, сейчас перед тобой самка.
   - Это мужчина, молодой, судя по размеру чешуек. - Твердо ответила знахарка и посмотрела на сомневающуюся морду мава. - Если ты не видишь болтающийся у него между ног член, то это не значит, что его нет.
   - А где он? - усы у Рурка забавно топорщились. Он был крайне заинтересован и даже хвостом чуть-чуть подмел пол.
   - Спрятался. - Пожала плечами Анга. - Хасы много времени проводят в мутной и грязной воде, поэтому никакая зараза не должна попасть внутрь их организмов. Их глаза защищены вторым прозрачным веком, позволяющим им хорошо видеть под водой, половые органы спрятаны внутрь тела, ушные раковины, - она показала пальцем на маленькие отверстия на голове, - созданы природой таким образом, чтобы туда жидкость не попадала. Ноздри закрываются этими кожистыми клапанами, когда хас переходит на внутреннее дыхание, плывя под водой.
   - Это как?
   - Набирает полную грудь воздуха и ныряет. Может под водой без проблем просидеть в течение некоторого времени. Ну, или резвиться там, рыбу ловить. Возможно, у некоторых есть жабры, как у рыб, я точно не знаю. - Анга осторожно повернула тело, разглядывая шею и грудную клетку. Ящер уже давно лежал перед ней голым и представлял собой прекрасный образец для изучения. - Но у этого, похоже, нет. - С сомнением в голосе сказала она. - Значит, он точно из горцев.
   - Сухопутный хас?
   - Все их племена умеют плавать и задерживать дыхание. Это дано им природой и способность никуда не делась. В Змеиных горах есть холодные озера, опять же подземные реки и пещеры, в которых хасы и живут. Я не очень много знаю об их народе, только то, что прочла в записях из летописей путешественников и тех, кто сумел вернутся с Проток. Как там у них на самом деле, никто не знает - закрытый народ. Очнется - расскажет. - Анга посмотрела на лежащее перед ней тело. - Если захочет.
   - Как это - если захочет?
   - Зачем он шел в Предел? - спросила знахарка. - Для какой цели? Может быть, он изгой и собственное племя приговорило его к смерти. Может быть, решил податься в бандиты или воры. Или же наемный убийца, раз ты говоришь, что он прикончил бандитов. Вариантов много.
   - Тогда бы не стал защищать женщин, что сидели в повозке. - Резко ответил мав. - Я видел - он убил четверых, прежде чем ему перерезали горло. Он хороший воин, но с толпой не совладал.
   - Обычно хасы не путешествуют в одиночку. - Анга задумалась о своем. - Предпочитают перемещаться малыми группами.
   - Он ехал вместе с караваном, чем не группа? - Заметил мав. - Да и к чему гадать, если правду узнать мы можем только от него.
   - Посмотрим. - Женщина начала осторожно смазывать порезы ящера. - Давай-ка перенесем его на кровать, там будет гораздо удобнее, да и стол он уже занимать не будет. - Предложила она, отставив в сторону плошку. - Только клади на бок - хвост будет мешать ему лежать на спине.
   Вдвоем они осторожно перетащили тяжелого ящера на единственную койку в домике, Анга закончила обрабатывать раны и накрыла пострадавшего одеялом. Сейчас хасу нужно тепло, чтобы процесс выздоровления ускорился. Она видела, что в районе ран начали формироваться новые молодые клетки - регенерация у этих существ была потрясающая. Видимо только благодаря ей он и выжил. Рурк, сам того не зная, подстегнул процесс заживления и именно это спасло ящера. Анга осторожно влила раненому в раскрытую глотку немного остывшего сваренного только что отвара. Неожиданно его глаз открылся и уставился на женщину. В вертикальном зрачке просквозило удивление, он расширился. Ящер попытался чуть пошевелиться, но был очень слаб, так что даже это усилие заставило его снова провалиться в пучину беспамятства. Знахарка посмотрела на Рурка, который тоже заметил это движение.
   - Останься со мной. - Велела Анга. Взгляд ее напугал. В нем было столько боли и ненависти, направленной вовне, что знахарке стало немного не по себе. Она уже видела такой раньше и знала, что он не сулил ничего хорошего. - Мало ли что.
   - Естественно. - Мав выпустил и втянул обратно когти на правой руке. - Только такой сильный зверь как я может совладать с подобным мне.
  
   Сознание вернулось, словно его включили. В голове возникла такая вспышка боли, как будто произошел взрыв сверхновой звезды, но раненый не застонал. Он даже не открыл глаза, чтобы осмотреться и понять, где он. Первым желанием было, конечно, узнать, что случилось с остальными, но лазутчик помнил обстоятельства получения им ран, это четко впечаталось в память. Их группу решили зачистить и сделали это в открытую, совершенно не заботясь о последствиях. Его насторожило еще тогда, когда куратор сообщил о придании группе снайпера прикрытия. Лазутчик знал, что их всегда кто-то сопровождает, но никогда не видел их лиц, а тут... Болтун, что ехал с ними в машине, был стрелком и мимолетно замеченное выражение его взгляда очень не понравилось командиру группы. Он бы его там же и грохнул, прямо в салоне, но свои ощущения к рапорту не пришьешь. Как оказалось, зря.
   Вокруг было тихо. Не тиканья часов, ни скрипа кроватей, ни шарканья тапок по кафелю пола, если он попал в госпиталь. Хотя, не мог он туда попасть, им одна дорога - на тот свет. Если, конечно, его кто-то не вытащил после зачистки. Вряд ли убийцы сработали так грубо и оставили его в живых, пускай и раненого. Они должны были проконтролировать тело жертвы, но раз чувствуется нестерпимая боль, то почему-то они этого не сделали. Лазутчик открыл один глаз и внимательно осмотрел помещение.
   Он лежал на боку и что самое интересно, угол обзора зрения как будто изменился. Он стал гораздо шире, не 360 градусов, конечно, но около 280 или чуть меньше это точно. И это выглядело очень странно. Тем более, что деревянные балки потолка, старые некрашеные доски и такие же деревянные стены с прибитыми к ним полками, на которых стояли различные склянки то ли с вареньем, то ли с еще какой бурдой, говорили о том, что он явно не в палате госпиталя находится. Если она не под номером шесть, конечно, и все это не более чем глюк получившего сильный удар сознания. И башка болит еще потому, что ему наркоту лошадиными дозами вкалывают. Лазутчик попытался пошевелиться, но тело окатила такая волна боли, что сознание забаласировало на грани падения во тьму беспамятства и он оставил эти попытки. Хорошо, что хвост целым остался, подумал внезапно он, и эта мысль сильно ошарашила попавшую в это тело душу, бывшую человеком.
   Он вспомнил свою смерть. Образы возникали фрагментами, но основное он уловил - человеческое тело умерло, а он сам попал на своеобразную чашу весов. И некто, такой могущественный и сильный, что хотелось сжаться в комочек и забиться в самую узкую щель под плинтус и притвориться комочком пыли, решал сейчас его судьбу. Лазутчик знал, что он совершил много жестокого в своей жизни. Сначала убийства на войне, потом работа по заказу и как итог - приглашение в Контору. Где выходом в отставку является пуля в башке. Но он надеялся ее избежать, однако же не смог. Он ведь знал, что его ценили как специалиста, но тем не менее пожертвовали его группой. Видимо, правдивы были слухи о том, что сменилось руководство и старая гвардия уже не нужна. Методы работы стали другими и услуги профессиональных убийц теперь не востребованы на "рынке труда". Горько еще осознавать то, что ты считал, что делаешь это все для блага государства, ибо победить законными методами коррупцию в высших эшелонах власти невозможно и остается только одно средство. Весьма действенное. Какое же его настигло разочарование, когда он понял, что все, что он делал - бессмысленно, потому что верил в ложь. Одни коррупционеры устраняли конкурентов руками его группы, а он, как исполнительный болван, качественно выполнял свою работу. И могущественный Бог знал это. Ибо кто еще это мог быть?
   Могучая Сущность решила его судьбу - ему дали второй шанс. Возможно, не просто так, а для чего-то, но вот для чего лазутчик не помнил. Он и встречу с Сущностью практически уже забыл, образы постепенно угасали, стирались из памяти, оставляя после себя ощущение чего-то недоделанного. Которое ты пытаешься вспомнить и не можешь. И от того, как он выполнит поручение, зависит его дальнейшая жизнь. Продолжит ли он существование здесь, в этом месте или снова усядется на чашу весов и если она опустится под его тяжестью, то... лазутчик даже не хотел думать об этом.
   В помещение солнечный свет едва проникал через небольшие оконца, расположенные почти под потолком. Похоже, что он находится в землянке или еще каком деревенском сарае, раз тут расположены банки и прочие запасы. Сущность ничего не сказала о времени и мире, куда его закинула своей волей. Тем более, что и не обязана была делать это. Кто он перед ней? Мелкая букашка, которую вдруг заметили и, благодаря хорошему настроению, решили отпустить, а не растоптать. Так что нужно не разочаровать в первую очередь самого себя, чтобы хотя бы выжить. Что ж, придется отыгрывать потерявшего память, решил лазутчик. Но сперва хотелось бы познакомиться со своим новым телом. Он ощупал длинным языком небо и зубы. Так, впереди много острых клыков, а вот позади такой широкий и не слишком зубастый "частокол", чем-то напоминающий человеческий. Откуда тогда хвост? Диверсант чувствовал, что он составляет почти половину его тела и достает практически до земли. У основания толстый, в конце - тонкий с гребнем плавника. Так, раз есть плавники, то значит, он может находиться под водой или же жить там. Но нет, сейчас-то он лежит на кровати в доме. Человек-амфибия? Ха, Беляев это оценил бы. Возможно. И еще один вопрос - все ли здесь выглядят также как он? А то может его поймали в сети, пока предыдущий хозяин тела промышлял под водой, вытащили и сейчас просто заперли в сарае, чтобы потом выпотрошить и сделать чучело. Ездить по городам и показывать всем за деньги. Не фига себе у меня понедельник начинается, подумал лазутчик, пытаясь повернуться. Боль накатила волной, но он усилием воли не дал сознанию погаснуть. Только чуть зашипел сквозь зубы.
   Скрипнуло дерево и командир замер. Так, он в помещении не один или же это мыши шумят? Но тогда это должны быть весьма крупные особи, способные продавливать доски. Диверсант почувствовал, что к нему кто-то направляется, большой и массивный. Он закрыл глаз и притворился спящим, ведь кроме зрения у него есть еще и уши, обоняние и тактильные ощущения. Некто замер рядом и тихо произнес:
   - Ааньхьяя. - Как-то странно протянул незнакомец. - Мррмак мря маауююмар рмак.
   - Хгак! - отозвался женский голос и снова скрипнуло дерево. Раздались громкие шаги - она была обута в башмаки с каблуками и процокала на них куда-то к стене, потом направилась к лазутчику. Он ощутил, что его лба коснулся какой-то холодный камень и словно прилип к коже. - Вот так. - Неожиданно раздался рядом голос женщины и диверсант отлично понял, что она сказала. - Давай, открывай глаза, мы знаем, что ты очнулся.
   Пришлось подчиниться. Сразу его вроде резать не стали, раз принялись разговаривать, так что теплилась надежда, что все обойдется. То, что он увидел перед собой, заставило лазутчика снова закрыть глаз, досчитать до пяти, а потом открыть вновь. Но ничего не изменилось.
   Перед ним стоял высокий и широкий кошак. Именно так, здоровенный зверь, поднявшийся на задние лапы. Мордой он напоминал ягуара или леопарда, такая широкая харя, но вот расцветка больше походила на снежного барса, причем "размалеванного" под каменную раскраску. Известно, что кошки приспосабливаются к тому месту, где обитают и не все среди них имеют маскировку под снег. Видов очень много и это только один представитель из них. На кошаке была надета плотная льняная рубаха или из чего она там сделана, подпоясанная широким ремнем с ножнами для кинжала. Довольно длинное лезвие, подумал отстранено лазутчик, разглядывая кота пониже, где короткие штаны (или может назвать их бриджами?) были подвязаны веревочками, чтобы не болтались, а из них торчали голые лапы. Ступня не напоминала человеческую, скорее кошачью, но с очень широкой, устойчивой опорной поверхностью. Кот сложил руки на груди и вроде бы не представлял опасности, но лазутчик знал - стоит ему сделать опасное движение в сторону стоящей рядом женщины - он умрет. Кошки очень шустрые и быстрые существа, а их когти, особенно такие большие, режут как бритва.
   Женщина, что прилепила ему на лоб какую-то штуку, была похожа на обычного человека, но с более смуглой кожей, чем-то похожа на жительницу южной америки. Нос, рот, темные, почти черные зрачки глаз, маленькие ушки, за которые были убраны такие же черные волосы. Одета в платье до пола, рабочий фартук-передник, рукава закатаны до локтя и заметно, что руками ей трудиться не привыкать. Ее глаза внимательно смотрели на лазутчика, словно ждали от него ответов.
   - Говорить можешь? - не очень вежливо спросил кот.
   - Кхе, - кашлянул диверсант. - Могу. - Выдавил он из себя.
   Слова точно были другие, он это знал, но эти двое его поняли. И не по-русски он говорил, явно на местном наречии. Русский язык вообще остался только где-то в его памяти, а ему на смену пришла речь этого человека-амфибии. Наверное, благодаря камню на башке. Эта штука типа переводчика? Почитывали фантастику, знаем. Самое главное - наладить контакт, раз уж появилась такая возможность. Теперь нужно войти в доверие к ним и расспросить, что вообще случилось, как его тушка здесь оказалась и прочее. Нужна информация и чем больше, тем лучше, истерить и расстраиваться некогда, это только впечатлительные особы в книгах вопят от неожиданности или же ругаются матом. Он себе такого позволить не может. Сдержанность и контроль за речью, вот что ему пока доступно, раз уж язык шевелится. И нужно убедить их хотя бы в первые пять минут е вспарывать ему брюхо.
   - Рассказывай. - Кот подтащил лавку, загремев деревянным ножками по полу, поближе к кровати с раненым и уселся на нее.
   - Погоди. - Остановила его женщина и потопала куда-то в бок. Лазутчик скосил глаз - она направлялась к потухшему очагу. Огонь давно уже погас, но в доме было тепло. Зачерпнула какой-то бурды в кружку и вернулась к кровати. - Выпей-ка это. - Она сунула ему руку под голову и приподняла ее. - Укрепляющий настой. - Пояснила женщина, хотя диверсант и не спрашивал. - Придаст тебе сил.
   Ну, раз лечат, значит убивать пока не собираются, весело подумал лазутчик.
   Раненый спорить не стал и открыл свою зубастую пасть, показав длинный язык. В его вертикальных зрачках возникло удивление, словно он узнал что-то новое. Анга влила ему немного снадобья и ящер легко проглотил настой, чуть причмокнув. Он закрыл глаз, словно прислушивался к ощущениям, потом открыл снова и уставился на знахарку. В его взгляде легко читалась благодарность вместе с вопросом. Анга поставила кружку с настоем на стол и посмотрела на мава.
   - Рурк, разведи огонь.
   Тот нехотя поднялся и принялся шуровать в очаге. Лазутчик посмотрел на его хвост, который выражал озабоченность кота, частыми дерганьями из стороны в сторону. Недоволен, весело подумал диверсант, ишь как пол подметает. Женщина присела на лавку и сложила руки на коленях.
   - Во-первых, как тебя зовут? - спросил она. - Имя свое помнишь?
   - Кто ж его забудет. - Буркнул от камина кот.
   - Тот, кто прошел по грани и увернулся от смерти, часто не помнит прошлого. - Наставительно произнесла женщина и с любопытством посмотрела на лазутчика. - Так как? Помнишь, как тебя зовут?
   Назваться Степаном было бы глупо, подумал он. Тут еще не знаешь, как сам снаружи выглядишь, может быть еще хуже, чем этот кошак. Хотя нет, со зрением явный перебор, у этого глаза прямо смотрят, а мои чуть по бокам расположены. Да и про гребень не стоит забывать, для чего-то он нужен. Курица что ли какая хвостатая? Ладно, пришла моя очередь отвечать на вопросы.
   - Коготь. - Произнес диверсант, назвав свой позывной. Это вроде и имя и в то же время настоящее никто не узнает.
   - Хм, Коготь значит. - Женщина уперлась спиной в край столешницы. - А меня Анга. - Она приложила руку к груди. - Это Рурк. - Кот фыркнул. - И что тебя привело в Предел, Коготь?
   - Не помню. - Ответил лазутчик, почувствовав прилив сил. Бурда, которую он выпил из кружки, начала действовать. Головная боль немного отступила и уже не так сильно давила на мозги. - А где это, Предел? - задал он в свою очередь вопрос.
   - На север от Змеиных гор. - Ответила знахарка. - Почему же ты там не пошел?
   - Там нельзя пройти. - Вдруг неожиданно для себя ответил Коготь и удивился этому. Что это, остатки сознания бывшего хозяина или же таким образом сработала его внутренняя память, доставшаяся вместе с телом? Надо взять ее под контроль, подобные машинальные оговорки могут снова лишить его жизни.
   - Вот как? - удивилась женщина. - Не знала. Значит, ты решил пойти вместе с караваном?
   - Наверное. - Ящер чуть шевельнул хвостом. Анга заметила это движение и немедленно истолковала его. Это все равно, что кым пожмет плечами, жест неуверенности. Он не помнит обстоятельств, что вынудили его совершить путешествие, догадалась знахарка. Возможно, в будущем память вернется, но сейчас спрашивать его об этом бесполезно. - Меня что, хотели выпотрошить? - спросил он.
   - Тебя зарезали, как хрючило. - Ворчливо произнес от очага кот. - Истыкали стрелами и перерезали глотку.
   Значит стрелы, подумал Коготь и еще раз осмотрел помещение. Дремучее средневековье какое-то, тем более если тут есть говорящие коты, то он точно очутился в бредовом фэнтези. Вот спасибо тебе, неизвестный Бог, я оценил твою шутку, язвительно подумал лазутчик и тут же в груди поселился страх. А ну как могучий Бог решит изъять его даже из этой тушки? Что-то помирать совершенно не хочется, зная, что там, за гранью, только мрак и ничто. Ладно, будем вживаться в этот мир, средневековый он или техномагический. Чего там еще напридумывали фантасты? Паропанк какой-то, колдуны и маги, анимешные бояре? Надеюсь, всего этого бреда здесь нет, а твоя жизнь продолжает зависеть от верной доброй стали, крепких доспехов и искусства фехтования. Хотя с этими говорящими котами всего можно ожидать.
   - Почему же я тогда еще жив?
   - Ей спасибо скажи. - Кивнул кот. - И мне. - Добавил он после секундной паузы. - Что тащил тебя на себе почти двадцать линий.
   - Это далеко? - спросил Коготь, чтобы уточнить. Необязательно названое расстояние равно двадцати км, может он тут рядом чуть не подох, а этот за угол дома зашел и тело нашел. И двести метров всего лишь тащил.
   - Да уж не близко. - Отрезал кошак.
   - Рурк. - Строго сказала женщина, повернувшись к нему и снова посмотрев на ящера. - Ты помнишь меры? - Раненый отрицательно мотнул головой. Просто повозил ей по подушке, но Анга поняла. - В одной линии десять забегов, в одном забеге - сто шагов. - Объяснила она.
   Значит, почти двадцать км, подумал Коготь. Нехило здоровяк потрудился. Сколько в этой тушке килограмм? Пятьдесят, шестьдесят? Может еще больше. Тащить на себе полудохлого незнакомца то еще занятие. Если он недоволен, то зачем меня спасал? Какой тогда бы в этом смысл? Не понимаю.
   - Понятно. - Произнес лазутчик и чуть пошевелился.
   - Кушать хочешь? - спросила знахарка и встала. - Сейчас у тебя должен быть зверский аппетит, организму нужны силы, чтобы зажили раны, питья одних настоев недостаточно.
   - Попробую встать. - Коготь начал шевелиться и на тело накатила такая волна боли, что он, кряхтя, повалился обратно.
   - Слишком торопишься. - Покачала головой знахарка и направилась к очагу, в котором уже весело потрескивал огонь. - Но поесть все равно нужно. Рурк, ты сходишь за своей добычей?
   - Какой? - не понял тот.
   - Той, что спрятал возле дороги.
   - А?... - он кивком головы указал на раненого.
   - Не бойся, ничего не случится. Он еле шевелится. - Успокоила кота женщина. Зато хорошо слышу, подумал Коготь.
   - Может, он притворяется. - Кот явно опасался ящера и Анга прекрасно поняла это. Она только успокаивающе махнула рукой.
   - Знаешь, я за свою жизнь повидала столько раненых и знаю, когда они симулируют, а когда им действительно плохо. Так вот, это как раз второй случай. Иди и не беспокойся. - Знахарка чуть подтолкнула кота к двери. - Если поторопишься, то вернешься к вечеру, сейчас уже почти полдень.
   - Я вернусь гораздо раньше. - Заверил тот. - Пройду через проход.
   - И осмотри место нападения на караван, только осторожно. - Сказала Анга. - Меня интересуют следы, оставленные магом. И потом, разбойники могут оставить там наблюдателей.
   - Хорошо. - Мав кивнул и, быстро собравшись, взяв лук и накинув плащ, вышел из дома. Скрипнула дверь, знахарка закрылась на крепкий засов и принялась разогревать похлебку.
   - Это меня бандиты так покромсали? - спросил с кровати ящер. Коготь все прекрасно слышал и сумел сложить два плюс два.
   - Ну, четверых ты успел отправить на встречу с Богами, прежде чем тебя зарезали. - Ответила Анга. - Но в целом - да.
   - Большой был караван? - продолжил расспросы Коготь.
   - Не знаю, - пожала женщина плечами, - наверное. Рурк видел.
   - Кажется, он уже пожалел, что притащил меня сюда. - Длинная фраза далась ящеру нелегко.
   - Этот мав снаружи выглядит как висельник и убийца, но внутри - душка. - Анга засмеялась. - Не обращай на его ворчание внимания, он еще не привык к тебе. И потом, он считает это место своим, где он полновластный хозяин и в нем говорит простая конкуренция. Наследие звериного прошлого.
   - А я? - спросил вдруг ящер. - Я что за зверь?
   - Ты не знаешь?! - удивилась Анга и тут же ответила сама себе. - Ах да, раненые, что частично теряли память, иногда считали себя теми, кого видели впервые. Так кым легко ассоциировал себя с армаром и потом испытывал сильнейшее разочарование от того, кем являлся на самом деле. Я не слишком сложно объясняю?
   - Так кто я? - спросил Коготь.
   - Ты - хас. - Ответила знахарка. - Прямоходящая ящерица, способная долгое время находиться под водой. В общих чертах это все, что я знаю о вашем народе. Я предположила, что ты из горных племен, но я не такой большой знаток ваших разновидностей.
   - Значит, таких как я много. - Произнес задумчиво Коготь. - И где мы живем?
   - В Протоках. - Анга сняла котелок с огня и начала переливать содержимое в глиняную чашку. Варево было жидким, специально для желудка больного или же раненого. - Это на юг от Предела, если перемахнуть через Змеиные горы, то окажешься аккурат среди тамошних болот.
   - А мы сейчас на севере. - Припомнил Коготь. - Здесь холодно?
   - А как же! - со смехом ответила знахарка. - Только-только наступили первые теплые деньки первого сезона. В долинах снег уже растаял давно, но до сих пор еще лежит в горах и на перевалах. Тут линиях в пяти есть небольшое поселение, Шустов называется, так там уже вовсю пашут землю, чтобы засеять злаками. Рельеф там немного понижается, мой домик чуть выше их, можно сказать, что стоит в горах, поэтому здесь холоднее, а там уже теплее. Только далеко на севере, возле Миргарда еще лежит снег и полно сугробов.
   Мне эти названия ничего не говорят, подумал Коготь. Так, значит я ящерица, в смысле, ящер. Рептилоид, блин. С хвостом, острыми зубами и когтями. Мог бы и сам догадаться, и чего меня на птицах замкнуло? Ящерицы ведь тоже неплохо плавают, тритоны например. Как-то я упустил эту деталь. Поэтому мой позывной не вызвал у них удивления, как еще назваться ящеру? Теперь нужно выяснить завишу я от температуры окружающей среды или вполне автономен как человек. А то превращусь в сосульку, едва выйду из дома. Но, раз обладатель этого тела поперся на север, значит был уверен, что не даст там дуба. Возможно, природа придумала для меня какой-то согревающий механизм, чтобы я окончательно не окочурился. Опять же под водой я плаваю, а водичка не везде теплая, вон, в некоторых сибирских реках даже в июле купаться не решаются, холодно, блин. А тут явно не Сибирь, может за окном тундра какая. Нужно все тщательным образом выяснить и разобраться. Но сперва встать на ноги, окрепнуть и решить проблему с этими разбойниками. Для которых единственный выживший свидетель явно будет как кость в горле. Коготь ощутил как будто его коснулось чье-то одобрение и ему даже стало чуть лучше. Он попробовал приподнять руку и у него получилось. Некоторое время он разглядывал чешуйчатую змеиную кожу на предплечье, внимательно изучил тонкие пальцы с острыми когтями и полупрозрачными перепонками между ними, которые раскрывались, когда он их растопыривал. Ну точно водоплавающий. При этом пальцев было четыре, а не пять, один из них противостоял трем другим. Хваталка чуть покороче получилась, да и ручка выглядит тонкой, но, возможно, местные ящеры обладают некими неизвестными пока способностями, раз это тело убило четверых. Нужно просто к нему привыкнуть и узнать, что оно может. И вот тогда... Коготь мотнул головой. Сперва разберемся с насущными проблемами, а потом уже будем думать, что делать дальше. Он в который раз осмотрел помещение.
   - Еще кто-нибудь с вами живет? - спросил он.
   Рука Анги чуть дрогнула, когда она наливала похлебку. Зачем он спрашивает, неужели хочет напасть? Но он ведь еле движется, а прочитать мысль по его морде невозможно - застывшая безэмоциональная маска из чешуи. Знахарка помедлила с ответом, закончив наливать варево. Коготь истолковал ее молчание по-своему.
   - Я это к тому, что увидев незваного гостя... ваши соседи могут решить избавиться от него, а не лечить. Доделать работу за разбойников.
   - Вот ты о чем. - Анга подошла к кровати и поставила чашку на лавку. - Ну-ка, давай-ка я помогу тебе сесть. - Она начала поднимать тело ящера, тот старался как мог, но было заметно, что пострадавший сильно ослаб и его потуги почти не помогают. А он действительно тяжелый, подумала женщина, помогая Когтю сесть. Хвост поджался и обернулся кольцом вокруг тела. Гребень на его конце раскрылся и снова сложился. Диверсант посмотрел на пятую конечность, потрогал чешую рукой, потеребил гребень. На ощупь слегка шероховатая и очень плотная, чешуйки накладываются друг на друга, не допуская зазоров. Хм, природная броня? Анга взяла чашку в руку и уже приготовилась кормить ящера, как тот внимательно посмотрел на нее и сказал. Его вертикальный зрачок чуть расширился.
   - Не надо. Я сам. - Она не стала спорить и вложила чашку в протянутую руку. Длинные тонкие пальцы схватились за донышко и уцепились когтями за край. Коготь взял ложку и зачерпнул немного бульона, отправив в пасть. Острые передние зубы клацнули. Анга представила себе, как они перекусывают ее шею и дробят кости и слегка поежилась. Все-таки зря она так рано выпроводила Рурка, при нем как-то спокойнее. Хотя... она что, не справится с раненым?
   - Гостей у меня почти не бывает. - Ответила на ранее заданный Когтем вопрос знахарка. - Редкие посетители из Шустова, что приходят за снадобьями от всевозможных болезней, но в основном за лекарством от похмелья или для долгой любви. И детишки прибегают, когда у их матерей случаются тяжелые роды и местные повитухи не могут справиться - тогда зовут меня. Вот, в общем-то, и все.
   - Кто-нибудь сегодня должен придти?
   - Не знаю. - Анга пожала плечами и искоса посмотрела на ящера. - Думаешь, тебя будут искать?
   - Как только узнают, что кто-то из каравана выжил - обязательно. - Кивнул тот и попытался облизать ложку. Длинный язык скользнул о крашенному дереву и исчез в пасти. - Поэтому я тут лишний. - Коготь завозился. - Мне надо как можно скорее поправиться и уйти. Это возможно?
   - У тебя и так повышенная по сравнению с кымами и даже мавами регенерация. - Знахарка смотрела на Когтя с профессиональным интересом. - Думаю, пара дней и ты сможешь ходить, но вот бегать... восстанавливаться после таких ран нужно не меньше девяти, а для кымов и того дольше, как минимум пару третей.
   - Чем дольше я здесь нахожусь, тем вы в большей опасности. - Коготь посмотрел в пустую чашку. - Любой мальчишка, женщина, мужик, да кто угодно... если меня увидит, то немедленно расскажет остальным и этот... Шустов уже через, - лазутчик запнулся, осознав, что не знает, как сказать полчаса. Думать мог, а вот говорить - нет. Значит, нет у них в словаре такого слова, решил он и вывернулся по-другому, - через пять стуков сердца будет знать, кто живет в вашем домике. А с ним и бандиты. - Он посмотрел на Ангу. - Если они могли напасть на крупный караван и перебить всех, то должны затаиться на некоторое время и разослать слухачей в ближайшие поселки.
   - Я тоже думаю, что их главарь не дурак. Раз сумел провернуть такое. - Кивнула знахарка. Ей понравились рассуждения ящера, довольно стройные и логичные. Мозги он явно в этой драке не растерял или же они начали у него работать после употребления внутрь настоя. - Разошлет наблюдателей по окрестным деревням, их тут не так уж и много. Шустов, как самый крупный. Гьюдальф чуть дальше по дороге, Лесоречье, что возле подъема на перевал, там же и мостик через речку перекинут. И Выселки, шахтерский поселок чуть выше по реке. Много было в караване повозок? - спросила Анга, надеясь, что часть памяти к ящеру вернулась.
   - Я не помню. - Тот прямо смотрел ей в глаза. - Нужно спросить у Рурка, когда вернется. Он ведь там был, когда все случилось?
   - Как-то быстро ты догадался. - Проворчала знахарка и улыбнулась. - Не поделишься?
   - Эти раны, - Коготь провел себе пальцами по горлу, трогая "бинт", - должны были убить меня, но раз я жив, то помощь мне оказали вовремя. - Говорил он теперь без пауз, силы определенно к нему возвращались все быстрее и быстрее. Он даже умудрился руку поднять и башка при этом не закружилась. - Значит, Рурк был где-то поблизости и вытащил меня, как только бандиты ушли. Перевязал и притащил сюда. Он должен был видеть, как все произошло.
   - Мав говорил, что караван принадлежал какому-то крупному и богатому купцу. - Начала рассуждать Анга вслух. Так делал ее учитель и женщина переняла эту привычку. Да и потом так легче сосредоточиться и собеседники могут подсказать то, что ты не заметил или не учел. - В нем должны быть тяжело нагруженные телеги и много товара. Разбойники знали, что купец поедет именно в это время, значит, среди путешественников был их соглядатай. И ты можешь его опознать, если увидишь.
   - Не смогу - я вообще ничего не помню.
   - Но они-то этого не знают. - Анга довольно уперла руки в бока. - И ты прав - едва заметив тебя в Шустове или в другой деревеньке, они запаникуют. Сообщат главарю и уже тот будет решать, что с тобой делать. Уверена, что они подошлют убийц. Тут-то мы их и возьмем. - Глаза женщины загадочно сверкнули.
   - На живца, значит. - Коготь хорошо знал этот взгляд.
   Такой же был у его первого командира подразделения, когда он разработал в голове план и готов был поделится своим замыслом с подчиненными. И эта знахарка тоже непроста, раз так здраво рассуждает о поимке разбойников. Реакция нормальной женщины - сообщить о нападении ближайшему стражнику и пойти на рынок, чтобы, придумав на ходу кучу фантастических подробностей, рассказать своим товаркам то, что ей удалось узнать. А эта с точки зрения обычного обывателя ведет себя крайне неразумно. Зачем-то помогает раненому ящеру, ввязывается в опасное предприятие, да еще и планирует захват. Ой, неспроста ты забралась в такую глушь и кроме навыков знахарки наверняка обладаешь еще и боевыми. Возможно, Рурк твой телохранитель, хотя ты и сама можешь за себя постоять. Коготь неожиданно выбросил руку вперед, стараясь коснуться лица Анги. Та рефлекторно отклонилась и между пальцев у нее зажегся маленький огонек, но женщина не атаковала. Она сразу же поняла, зачем ящер это сделал.
   - Я так и думал. - Сказал он и посмотрел на знахарку, словно ожидая продолжения.
   - Держи свои мысли при себе. - Огонек в ее пальцах погас и женщина встала. Встала с лавки не так, как встает знахарка, а как готовый к битве воин. Просто продемонстрировала свои возможности. - И не слишком много болтай языком.
   - Я предпочитаю помалкивать. - Спокойно ответил Коготь. - Разбойники, конечно, крепкие ребята, но ты уверена, что справишься с ними?
   - С вашей помощью - да. - Анга подошла к алхимическому столу, взяла ступку и принялась смешивать травы. Это действие ее успокаивало. - Одна - вряд ли, если их будет больше пяти. Эта дорога - не единственный путь, который ведет в Предел, но он один из самых известных и распространенных. Здесь часто проходят караваны, да и простые путешественники постоянно им пользуются. Если бандиты начнут тут шалить, то, узнав о нападениях, владетель пришлет сюда отряд стражи и возьмет под охрану все окрестные поселки. - Знахарка сделала паузу. - А я не хочу, чтобы их рожи мелькали у меня перед глазами.
   Точнее, чтобы ты мелькала перед ними, ведь жить все время взаперти не будешь, нужно иногда и в город выходить, хотя бы за продуктами, подумал Коготь. А если посылать все время Рурка за этим, то у командира стражи возникнут интересные вопросы. А не скрывает ли живущая наособицу знахарка какие-нибудь тайны? Возможно, что она вредная ведьма, вон как ловко сумела между пальцев запалить огонек. Магия, чтоб ее налево. Это на Земле ничего такого нет, а здесь, похоже, обычное явление. Кроме варки трав она еще и магией занимается. Непростая тетка, ой непростая.
   - У меня есть вопросы.
   - Не спрашивай про мое прошлое, все равно не отвечу.
   - Нет, это другое. - Отмахнулся Коготь. - Как работает этот камень у меня на лбу? Я понял, что он переводит речь, но как?
   - Простой артефакт. - Пожала плечами Анга. - Любой мало-мальски грамотный маг сотворит такой. Много энергии он не требует, заряжается от тела самого владельца. Можешь на шею его себе повесить на веревочке, чтобы не мешал, если тебе на лбу неудобно, но контакт с кожей должен быть постоянным, иначе тебя не поймут. - Женщина помолчала секунду. - А работает он просто - считывает твои образы речи.
   - То есть читает мысли?
   - Нет, образы. - Мотнула отрицательно она головой. - Те, что мы облекаем в слова. Когда ты говоришь, у тебя в голове возникает поток образов, камень улавливает их и передает суть собеседнику. Говоришь-то ты на своем языке. Если снимешь камень, то я тебя пойму, а ты меня нет. - Она повернулась и продемонстрировала маленький белый кругляш, висящий на цепочке. - Кто-то предпочитает учить языки, развивает свой разум и тренирует речь, но большинство пользуется камнями. Правда, не у всех они есть и для деревенских твои слова будут слышны как шипение, так что при них больше помалкивай и не отсвечивай, хотя понимать их речь ты сможешь. - Анга снова замолчала, на этот раз почти на минуту. Коготь пока переваривал полученную информацию и не торопился с вопросами. - Я тебе амулет с большими возможностями дала, чтобы ты сильно не страдал. Даже если у собеседника амулета не будет, он сможет понять, что ты ему говоришь - достаточно наладить зрительный контакт. - Знахарка фыркнула. - Понимаю, не всем понравится смотреть в твои глаза, но другого способа нет. В Пределе зверорасы за разумных не считаются, могут и камнями закидать или на вилы поднять. Это к Рурку тут уже попривыкли, лучше него здесь охотников нет, а кымы предпочитают с ним не связываться, после того, как он троим на рожах отметины от когтей оставил. - Она опять помолчала. - Они и в Империи таковыми не считаются.
   - Причина?
   - Вы не похожи на кымов и маров. - Повернувшись, пришпилила она. - Вы звери, по воле случая вставшие на задние лапы и научившиеся говорить. Все. Точка. Странный выверт природы, которая решила, что среди животных должны быть свои разумные представители.
   - Тогда откуда мы взялись? Откуда столько рас на, - Коготь опять запнулся. Слова планета не было в языке хасов, а по-русски он произнести не мог, - на земле?
   - Если б я знала. - Вздохнула Анга. - Когда-то этот вопрос пытались изучать, но потом забросили. Сейчас этим занимаются только сумасшедшие одиночки или энтузиасты.
   - Понятно. Кроме мавов и хасов еще кто-нибудь из разумных зверей есть?
   - Давным-давно были драконы, раса разумных драконид. - Припомнила Анга. - Жили они чуть южнее Предела, иногда и сюда залетали, тут гор много. - Она фыркнула. - Да, они умели летать и весьма неплохо. Ростом были в два, два с половиной раза выше самого высокого армара, а те и сами не маленькие. Многие считают, что они были одной из первых рас, что появились на Хосте.
   - Хост?
   - Так называется наш мир. - Анга обвела рукой помещение. - Все материки и острова, что плавают в океане, все ледники и забытые земли. Даже Предел часть Хоста.
   - И что с ними стало? Их уничтожили?
   - Армары молчат. - Хмыкнула знахарка. - Им многое известно, ведь они пришли после драконов, но делиться тайнами они явно не желают, а кымы не слишком любопытны. Скажу только, что изредка находят их кости и скелеты и то в разных случайных местах. Ну или еще в руинах гробниц или же древних каменных постройках. Искатели приключений гибнут там пачками, но их не останавливает обилие ловушек или восставших умертвий.
   - Это еще что за пакость? Бродячие мертвецы?
   - Угадал. - Кивнула Анга. - Многие гробницы закрывали маги драконов и запечатывали мощными заклинаниями, которые не каждый современный волшебник сможет распознать и взломать, а если и сумеет, то встретиться с армией нежити. Иногда богатые маги снаряжают такие экспедиции и нанимают кучу народа, чтобы использовать в качестве мишеней для умертвий. Перебить их чрезвычайно сложно.
   - Если башку отрубить, то он не умрет? - спросил Коготь, припоминая, чего там писали фантасты про всяких зомбаков.
   - Он и так мертв! - Засмеялась женщина. - Без руки, без башки - ему без разницы, они не глазами видят и не ушами слышат, у них какое-то встроенное наведение на цель. Если кость ноги перерубить, то он ползать за тобой будет. А так только магией его и можно успокоить. Бойцы нужны, чтобы умертвий на время обездвижить, а маг потом колдовать над ним начинает. Освобождает их дух или что-то в этом роде. - Анга пошевелила пальцами в воздухе. - Это магия мертвых, я в ней не разбираюсь. В Академии есть специалисты, но довольно узкого профиля и не каждого по ней готовят. Потому что мало успокоить умертвия, их ведь можно поднять заново. Собрать по кусочкам. А вот это уже находится под запретом.
   - Восстание против правителя? - предположил Коготь, сразу поняв, куда знахарка клонит.
   - А ты не глуп. - Что это, похвала из ее уст? - Верно, каждый властитель в первую очередь заботится о своей безопасности. Прошлый боялся магов до такой степени, что приказал их всех перебить, а Академию разрушить. Солдаты подыхать не хотели, ведь они прекрасно знали, что из себя представляет боевой маг, а придворные маги тем более, поэтому Императора объявили невменяемым и быстро заменили на его малолетнего отпрыска, чтобы воспитать "нормального" правителя. - Анга замолчала.
   Все ясно, марионетка. Мелкому в уши можно что угодно дуть, он всему поверит. А папаша, значит, просек задумку магов по смене власти, да только не оказалось у него верных людей, чтобы с ними справится. Номинально сейчас правит малолетний дебил, а по факту - конклав магов или как он там у них называется, ковен? Или это у ведьм? Короче, неважно. Важно то, что сейчас государством рулят эти уроды с замашками джедаев.
   - А на Предел власть императора тоже распространяется?
   - По бумагам - да. На практике - нет. - Качнула отрицательно знахарка головой. - Империя сюда и не полезет - местные запасы продовольствия слишком скудны, чтобы прокормить армию, а постоянно курсирующие вдоль побережья корабли вполне могут пострадать от нападений пиратов. Да и народ здесь живет свободолюбивый и довольно грубый. Он не потерпит, чтобы на его земле хозяйничали чужаки - все как один встанут плечом к плечу. Жители Империи совсем не похожи на местных, все сплошь темные кожей, теплолюбивые и бреющиеся налысо. Они терпеть не могут растительность на лице - в Империи довольно жарко, кожа под волосами потеет и покрывается волдырями. А вот местные - заросшие бородами до бровей мужики, ну точь-в-точь как рудокопы и бабы такие же им под стать. В смысле, бород у них, конечно, нет, но они все крупные белокожие женщины со светлыми волосами, как и мужики. И здесь редко стригутся накоротко - четвертый сезон наступает очень рано, а вместе с ним приходят и холода. А правит ими всеми Наместник Империи, которого народ Предела по старинке называет Владыка. Это его род когда-то заключил соглашение с императором о ненападении. Он уже назначает владетелей - управляющих провинциями. Это если на имперском, а на местном - волостями. Мой домик находится на территории края Шустов, который входит в волость Торнбьефа и управляется владетелем. В Шустове сидит страшОй, голова или как его еще называют имперцы - старейшина. У него есть свой отряд стражи для охраны поселения и решения спорных вопросов, проведения расследования, если какой вор на рынке что-нибудь украл, а также взимания дани. - Анга помолчала. - Но я тебе так скажу, что кроме пьяных драк и семейных разборок в этой деревне отродясь ничего страшнее не случалось. Так что старейшина и его охрана даже не почешутся, если произойдет нечто действительно ужасное. Скорее он гонца в Торнбьеф пошлет, чтобы владетель управителя прислал, а тот уже разобрался что к чему.
   - Так владетель не управитель что ли? - не понял Коготь.
   - Управитель - это как бы главный над стражей, ее командир. Он следит за порядком в поселении, где назначен старшим, судит и ведет расследования. Един в трех лицах. У него есть свой отряд приближенных, которых называют правой или левой рукой в зависимости от функций которые они исполняют. Управитель подчиняется только владетелю своей волости и еще наместнику, больше никому. Так что если расследование приводит управителя в соседнюю волость, то он вынужден обратится за помощью к местному командиру. Иначе его действия сочтут как подрывающие устои государственной власти. В общем, тут с этой иерархией та еще морока. - Анга махнула рукой. - Народ хорошо если знает в лицо своего старейшину, дальше они не суются, но высшую власть уважают, едва стоит им взмахнуть знаком. И имперские законы им до одного места - тут свой свод правил есть. Собственно, всех все устраивает - Предел суровый край и теплолюбивым имперцам не очень хочется сюда лезть, тогда как живущие здесь кымы вполне довольны. Они торгуют с имперцами в основном металлами, деревом, изредка продуктами, вроде рыбы альгст или мясом бивунов, а взамен получают зерно, соль, специи, шерсть, ткани, редкие поделки кузнецов, если своим мозгов не хватает. В общем, всех такое положение дел устраивает.
   - Понятно. - Когтю требовалось время, чтобы переварить всю эту кашу. - А...
   Что он хотел еще спросить, Анга так и не узнала, потому что в дверь отчаянно затарабанили.
   - Анга, ты дома?!! - пронзительным воплем вопрошала какая-то визгливая баба. - Открывай, я тебе сейчас такое расскажу!!
   - Не могу, Сайла, - знахарка узнала по голосу свою "подружку". Сайла частенько захаживала к ней за лекарством для своего муженька, после которого обычно беременела. Анга продолжила кричать через дверь. - Я сейчас занята варкой лекарства от сезонной лихорадки, нужно заготовить заранее, вдруг кого прихватит!
   - Что, даже открыть дверь не можешь? - удивилась та. Не особо она и повышала голос, а ее даже здесь отлично слышно, подумал Коготь. Вот оручая баба. Он знаками показал, что готов спрятаться под кровать и уже начал сползать, как знахарка замахала рукой, мол, сейчас ее выпровожу и все будет в порядке. Но Коготь по своей прошлой жизни знал, что такие любопытные особы в любую щель свой нос засунут только чтобы все выяснить досконально.
   - Нужно следить за отваром, если передержу, то отрава получится.
   - Я подожду, когда ты закончишь! - ответила Сайла и загремела чем-то возле дома. - А чего у тебя сарай открыт? - вопила она, уже шныряя по двору. - И вилы посреди пола валяются?
   - Да некогда было! - крикнула Анга, сама помогая Когтю спуститься. - Лезь под кровать, она так просто не отстанет, пока домой ко мне не попадет.
   - Я же говорил. - Тихо произнес ящер и начал втискиваться в узкое и пыльное пространство.
   - Воздуху в грудь набери, чтобы не чихнуть. - Посоветовала знахарка. - Как будто под водой плывешь.
   Откуда я знаю, как это они делают, подумал Коготь, но послушался и втянул в себя воздух, стараясь не дышать. Двигаться медленнее он не перестал, но потребность в кислороде явно снизилась, он это почувствовал. Надо будет попробовать проплыть под водой, подумал диверсант, наверное у ящеров такой же механизм дыхания, как и у дельфинов с китами, хотя может и отличаться. Короче, пока стараюсь не дышать, чтобы пыль не глотать. Да и за ранами надо последить, чтобы заразу какую не занести. Анга удостоверилась, что ночной "гость" скрылся под кроватью и стянула до пола меховое одеяло, разгладив его складки. Она подошла к алхимическому столу, налила в керамическую емкость немного горючего жира, зажгла огонек, подвесила над ним колбу с водой, добавив в нее травяной краситель для цвета, все равно Сайла ничего не поймет. Потом осмотрела комнату, нашла окровавленную одежду раненого и спрятала ее кадушку, прикрыв грязным бельем. Поискала взглядом еще что-то, что могло выдать незваного гостя, вроде бы ничего не нашла. Приготовив таким образом отвлекающий маневр, Анга подошла к двери и открыла засов.
   - Анга!! - здоровенная бабища вихрем влетела в комнату, чуть не сбив знахарку с ног. Она как смерч прошлась по кругу и плюхнулась на лавку, так и стоявшую возле кровати. - Представляешь, на караван купца Торганда напали!! Больше легионерской сотни!! Все как есть подчистую разграбили, всю стражу убили, женщин изнасиловали, детей скормили оборотням!! Говорят, их там пятеро, - Сайла задумалась, - нет, восемь было!! Клыкастые пасти, слюна так и капает, вот такие когти, - ладони раздвигались все шире, показывая размер, - шерстью заросшие от пяток до кончиков ушей!! А глазищи!! Так и сверкали огнем Бездны!! Когда они всех убили, то сразу же обратно обернулись и начали насиловать всех подряд!! - Анга представила себе стражника с выпученными глазами, одетого в латы, к которому позади пристроился оборотень и ей стало смешно. Она еле сдержалась, чтобы не расхохотаться, пришлось отвернуться и имитировать смешивание трав, чтобы рассказчица не видела ее лица. - А стражу не просто убили, а заживо сожгли!! Всех!! Среди разбойников сильный боевой маг оказался, он каааак щелкнет пальцами и фух!! Все словно сухие поленья вспыхнули! А с ними и лошади и другие кымы!! Народу на дороге полегло уйма!!
   - Оборотней не существует. - Выдумщица насупилась. - А ты-то откуда все это знаешь? - спросила знахарка.
   - Так ведь купец-то живой оказался! - воскликнула Сайла, всплеснув руками. - Он до Шустова только к обеду добрался, говорит, в лесу хоронился, пока те караван грабили! Я так думаю, что бандиты его отпустили и выкуп потребовали - в плену у них женщины красоты неписаной, прямиком из южных волостей Империи. Купец их где-то в пустынях купил и в дар владыке вез. - Сплетница захихикала. - Там и наложницы были или просто слуги!! А уж товара сколько пропало!! Шелка, соль, специи, мечей из авлюрской стали только две телеги!! Вот бандиты Торганда и отпустили, чтобы он деньгами за товар расплатился! Я тебе точно говорю!!
   - И что, весь Шустов уже знает? - Анга вернулась к своему занятию растирания сухих трав в порошок.
   - А у тебя бодрящего настоя нет? - Сайла уже сунула свой нос в котелок, поморщилась и чихнула, при этом успев кивнуть. - Похлебка какая-то старая и больно жидкая, совсем мяса нет. Чем ты вообще тут питаешься?
   - Что принесут, тем и питаюсь. - Кратко ответила знахарка. - И что теперь стар... голова делать будет?
   - Он письмо с рукокрылом в Торнбьеф отправил, говорят, управителя вызвал, да только когда он сюда доберется - дороги-то все развезло. - Махнула рукой Сайла. - А Торганд, говорят, его отговаривать пытался, да бестолку. Наш-то Грундальф упрямый, уперся рогом и по-своему все сделал. Как бы чего не вышло.
   - Проблемы этот купец в Шустов за собой притащил, а Грундальф сглупил, ты права. - Спокойно сказала Анга. - Разбойникам такое самоуправство не понравится, смотри, как бы этот маг деревенские дома ночью не пожег, раз он так ловко со стражей расправился. Ему шустовские олухи-стражники на один щелчок. - Знахарка искоса посмотрела на моментально ставшую испуганной Сайлу.
   - Ой, побегу-ка я домой!! - неожиданно засобиралась та. - Копытни не доены, да за рогачами тоже пригляд нужен. Разбредутся вдоль берега, лови их потом.
   Бабища исчезла с такой скоростью, что только на пороге подол и мелькнул. Анга подошла к двери и посмотрела ей вслед.
   - И что из ее слов правда? - спросила она сама себя. - Надо бы Рурка в Шустов отправить, пусть поточнее разузнает, что там случилось.
   - Разбойники действительно могли купца и отпустить. - Подал голос из-под кровати ящер, откинув одеяло как занавеску. Он пытался выбраться, но получалось у него плохо и раненый еще больше извозился в пыли. - Кто же режет... ящерицу, несущую золотые яйца.
   - Крупные банды действительно часто балуются выкупом. - Кивнула Анга, помогая Когтю вылезти. - Но они хотя бы оставляют у себя то, что заставляет купца держать язык за зубами. Посиди пока, сейчас я проверю, что эта любопытная особа делала в сарае и не стащила ли чего. За этими деревенскими глаз да глаз нужен.
   - А если кроме нее еще кто придет? - спросил ящер. - А тут такой... подарок.
   - Я его во дворе встречу, не беспокойся. - Заверила его Анга и вышла.
   Она подобрала лежащие вилы и поставила их к стенке вместе с другим инструментом. Похоже ночью в сарае снова хозяйничали длиннохвосты - вредители, дальние и примитивные родственники рахтратов. Видимо, запах Рурка уже выветрился, раз они осмелились залезть в постройку, где еды-то особо и не было. Все запасы Анга хранила в подполье в доме, в котором каждые два дня обновляла заклинание сохранения и защиты от грызунов. Хвостатые твари туда и не пробовали соваться - знали, что стоит им переступить незримую границу - они непременно сдохнут. Может попросить мава переночевать в сарае? Хотя Рурк вряд ли обрадуется такому предложению - стать пугалом для длиннохвостов. Нет, пусть спит в доме, завтра утром я его отправлю в Шустов на разведку. Анга оглядела сарай быстрым взглядом, закрыла дверь на щеколду (усатый охотник перед уходом пошарил в кладовке и забыл закрыть, а любопытная Сайла обязательно сунет свой нос в любую широкую щель!) и вернулась в дом.
   Ящер, едва его голова коснулась мехового одеяла, моментально уснул. Анга прошептала заклинание, удостоверяясь, что раненый крепко спит, подошла к нему и накинула сверху на голое тело еще одно одеяло. Возможно, у Когтя еще и остались вопросы, но организм требовал выздоровления, чем содействовал крепкий здоровый сон. Выпитый им настой будет постепенно работать в течении нескольких оборотов, подстегивая иммунитет и заставляя тело усилить регенерацию. Когда ящер проснется в следующий раз, то одним бульоном тут не отделаешься - ему нужно будет мясо. Интересно, когда он сможет встать на ноги, подумала Анга, собираясь заняться готовкой. Уже по одному с ним разговору она поняла, что сейчас на ее кровати лежит очень опытная и умная особь, чего она, понятно, не ожидала. Тем более интересно узнать, зачем он шел в Предел. Частично лишиться памяти и так быстро восстановить произошедшие события только по косвенным кусочкам... это нужно обладать острым умом. Возможно, его послали зачем-то вожди племен, ведь какая-то цель его путешествия была. И, даже если он вспомнит, то вряд ли скажет. Анга подошла к полке и взяла несколько личных вещей ящера, которые нашлись у него в карманах. Резная деревянная фигурка женщины его племени, застывшей в танце. Дерево на ощупь прямо отполированное, очень часто его держали в руках. Кусочек ткани с вышитым на нем непонятным знаком, наверное, тотем. И веревочка со множеством узелков, которые были искусно переплетены. Какой-то отличительный символ, который нужно кому-то доставить? Анга сосредоточилась и посмотрела на него внутренним взором - предмет не нес в себе возможных магических отпечатков. Дура, обругала она себя, хасы не используют доступную кымам и армарам магию, у них шаманизм точно также как и мавов. Так что эта веревочка может быть пропитана духом шамана или же его посланием к незнакомцу. Знахарка подошла к спящему и сложила все предметы рядом с ним. Возможно во сне они помогут вспомнить ему о своей миссии.
   Рурк появился поздно вечером с добычей на плечах. Мясо самки остророга не успело испортиться и Анга указала маву на подполье - положи туда, что тот немедленно и проделал. Для похлебки она использовала свои запасы и ужин был уже готов. За весь оставшийся день никто знахарку более не побеспокоил - у шустовцев своих дел хватало. Видимо, Сайла разнесла ее мнение по всему поселку и сейчас мужики готовились отражать атаку армии магов и оборотней. Анга уверена, что их стало не один, а трое, нет пятеро. А оборотней так вообще двадцать штук. Короче, на караван напали маги и их ручные звери, а бандиты так, использовались только как тягловая сила для повозок. С фантазией у этой бабы всегда все было в порядке, в чем каждый раз знахарка убеждалась.
   Рурк прошел в сарай, попугал длиннохвостов, попутно казнив одного. Остальные с писком разбежались. С наступлением ночи зверьки осмелели и уже бегали по крыше дома, возясь на чердаке. Так что мав, наведя порядок, вернулся к теплому очагу и с блаженным выражением морды, вытянул ноги. Он бы еще в клубок свернулся, подумала со смехом Анга, наблюдая за мавом, хвост которого расслаблено касался пола.
   - Иди ешь. - Позвала она и Рурк с неохотой пересел от очага на лавку.
   На столе горела свеча, освещая задумчивые лица сотрапезников. Мав быстро расправился со своей порцией и теперь медленно цедил из кружки горячий отвар. Он предпочитал при Анге имитировать питье, сам же бесшумно лакал напиток. Ему так было удобнее, чем вливать напиток в горло. Рурк изредка поглядывал на спящего раненого.
   - Он точно спит? - спросил озабоченно мав.
   - Точнее не бывает. - Кивнула знахарка. - Настой предал ему сил и в разговоре с ним я узнала кое-что интересное, но полученные раны все равно заставили его уснуть.
   - И что же?
   - То, что он непростой ящер. - Анга посмотрела в вертикальные зрачки мава, которые в полутьме немного увеличились в размерах. - И рассуждает очень здраво для обычного землепашца или охотника. Я бы сказала, что он из следопытов или преследователей, но не уверена.
   - Думаю, что у них это слово значит что-то другое, чем у имперцев? - предположил Рурк.
   - Правильно думаешь. - Фыркнула знахарка. - Следопытами ящеры зовут Карающих, тех, кого в странствия заставила отправиться воля вождя племени. Скорее всего он шел разыскать кого-то в Пределе, но по дороге вляпался. - Анга развела руками. - Даже если он вспомнит, зачем шел сюда, то все равно не скажет.
   - Почему?
   - Потому что это только касается его и вождя. Мы с тобой для него чужаки.
   - Я же спас ему жизнь. - Заметил Рурк.
   - И надеешься приобрести слугу? - ехидно спросила знахарка, а мав насупился. Его усы забавно топорщились вперед. - Учти, он о твоих обычаях совершенно ничего не знает, точно также как и ты о его. И ничего тебе не должен, если сам так не решит. А требовать с него исполнения ты не можешь - только обретешь врага. - Анга посмотрела в чашку и хлебнула отвара. - У них есть схожий обычай, но что он из себя представляет - я не знаю. Что-то связанное с кровью и долгом. И спрашивать о нем его бесполезно, раз он ничего не помнит. Смотри, как бы он не откусил тебе голову за невпопад брошенное слово только на инстинктах.
   - Учту. - Хмуро отозвался мав и снова поглядел на раненого. - И что, теперь он не будет считать себя обязанным хотя бы тебе?
   - Он уже считает обязанным - собирался уйти, чтобы не подвергать нас с тобой опасности. - На этот раз фыркнул Рурк. - Мудрое решение для того, кто еле шевелится. Возможно, он попробует расплатиться, тем более что это и в его интересах. Главное, чтобы поскорее встал на ноги и набрался сил, а то толку... Что ты нашел на дороге?
   - Пепел от тел, кое-какое дрянное оружие, рванина, мятые доспехи, которые даже бандиты побрезговали брать. Трупы лошадей и следы колес от телег. Они идут дальше вниз по дороге, но потом обрываются. - Мав замолчал. - Там их и сожгли, после того как забрали товар. Следы такой толпы идут выше в горы, в сторону Драконьего Хребта. Там скальник, следы очень сложно разобрать, поэтому я дальше не пошел, просто запомнил направление. И двоих мародеров.
   - Ты убил их?
   - Нет, шуганул. - Покачал головой Рурк. - Обычное отребье, что трется возле рынка. Не стоит тратить на них силы.
   - Они следили за тобой?
   - Нет. Я бы почувствовал. - Он помолчал. - Я ушел с добычей тем же путем, что и пришел сюда, но при этом изрядно попетлял по лесу, чтобы сбить погоню.
   - Если это были наблюдатели, то они сообразят наведаться ко мне в гости. - Анга побарабанила пальцами по столу. - Потому что мой домик ближе всех находится к дороге, если идти прямиком через лес.
   - Им придется обойти горы севернее и заходить со стороны Шустова. - Рурк задумался. - Или же идти там, где я шел. Но ту лазейку еще найти надо. Так что остается единственный путь.
   - Думаю, что этой ночью они не полезут, выждут еще немного. Они ведь знают, кто ты.
   - Разве?
   - Ты единственный мав в округе! - Анга расхохоталась. Ящер даже не шевельнулся - его сознание плыло в тумане сна и тело тратило все силы на регенерацию. - И все прекрасно знают, где твое гнездо! - Морда Рурка вытянулась еще сильнее. - Во всяком случае шустовцы точно. Тебя видели одним из первых, шныряющим по дороге, значит, могут подумать, что ты возможный свидетель. Вряд ли к тебе придет этот недомаг, а вот крепкие сильные парни, решившие, что смогут разобраться с мавом - вполне. Так что останься лучше у меня.
   - Я и так собирался это сделать. - Мав кивком головы указал на спящего.
   - За него не беспокойся, - отмахнулась Анга, - главное, чтобы он поскорее встал на ноги и восстановил силы. Тогда можно будет дать отпор бандитам и захватить кого-нибудь их них для допроса. Завтра с утра ты пойдешь в деревню.
   - Зачем?
   - Сегодня после твоего ухода прибегала Сайла и врала в три короба о нападении на караван. - Анга стукнула ногтем по столешнице. - Я хочу знать, что в ее словах правда, а что ложь.
   - А распознать сама ты не смогла? - удивленно спросил Рурк.
   - Когда рассказчик сам верит в то, что говорит... это очень сложно. - Знахарка допила остывший отвар. После чего встала и подошла к очагу, чтобы плеснуть из котелка горячую порцию. - Мне нужны точные сведенья, а не выдумки горластой бабы. Добыча у тебя есть, потрешься на рынке, послушаешь, о чем говорит народ, сам вставишь пару слов. - Анга пристально посмотрела на мава. - Мол, был на месте нападения, там такое... придумаешь сам. Ну и посмотри, вдруг там мелькнут рожи тех самых мародеров, что были на дороге. Если что, проследишь за ними, хотя так глупо они себя вести вряд ли будут. Но все равно будь осторожен. - Знахарка замолчала. - А я постараюсь поставить его как можно скорее на ноги. - Она указала на ящера. - Есть пара способов.
   - Это возможно? - с сомнением в голосе спросил Рурк. - После таких-то ран?
   - Он выжил, что уже чудо. Остальное уже мое дело. - Отрезала Анга. - Я и не таких со встречи с Богами вытаскивала. Он молодой, организм крепкий, должен справиться.
   - И что потом?
   - А потом ты снова наведаешься в Шустов. И брякнешь в таверне, что случайно наткнулся в лесу на тело какого-то ящера. Который оказался весьма живучим. Сейчас его Анга выхаживает. - Знахарка уперла руки в бока, перед этим поставив кружку на стол. - Он-то точно может узнать нападавших.
   Рурк улыбнулся. По его венам все активнее побежала кровь - он уже чуял предстоящую схватку.
  
   Глава 2.
  
   Коготь не знал, что с ним сотворила Анга, но, проснувшись, ощутил себя гораздо лучше. Нет, тело продолжало болеть и раны зудели, но каждое неосторожное движение уже не грозило отключением сознания. Ящер приоткрыл один глаз и осмотрел комнату. Все по-прежнему. Также потрескивает в очаге огонь, через небольшие окошки, расположенные почти под потолком проникает солнечный свет, стоит та же тишина. Коготь прислушался, пытаясь определить есть ли тут еще кто-нибудь, но шороха одежды или одеял не уловил. Тогда он высунул язык и "понюхал".
   Когда он сделал это в первый раз, еще при разговоре с Ангой, то был ошарашен обрушившимся на него букетом запахов и ощущений. По-видимому, обонятельные рецепторы были расположены у него на языке также как и у земных ящериц. В домике пахло сушеными травами, ощущался дым от очага, едва уловимый запах самой Анги, скрываемый ею за острым ароматом "духов". Буквально на грани чувствовался запашок мокрой кошачьей шерсти, который раньше был сильнее. Похоже, Рурк попал недавно под дождь да так и не просох до конца. Но его запах теперь едва ощущался и Коготь воспринимал его скорее по памяти, просто знал, что кот здесь был. Потом тот ушел и запах пропал, а вместо него появились новые ароматы, которые в основном принесла эта деревенская хабалка. Вот уж от кого натурально воняло немытым телом, дымом из очага, жиром, проквашенной капустой, тестом из кадушки и все это "великолепие" запахов было щедро сдобрено какими-то дешевыми благовониями, словно тетка вылила на себя флакон духов и вполне удовлетворилась этим. Похоже в этом средневековье отлично знали химию и была она достаточно дешева, раз даже такие персонажи как эта тетка не экономили на ароматизаторах.
   Сейчас в доме ощущался остаточный запах кота и Анги. Коготь завозился под одеялом, пытаясь сесть и у него удалось. Организм был еще слаб, но быстро восстанавливался и неимоверно хотел жрать! Я бы не отказался от куска мяса, подумал ящер, откидывая одеяло и опуская ноги на пол. Он пошевелил тремя пальцами, заканчивающимися острыми когтями. Нагнулся и поскреб средний - довольно крепкий коготь, судя по ощущениям. Сами ноги имели почти полное сходство с таковыми у динозавров - два коленных сустава. Один смотрит вперед, второй назад, при этом тот, что расположен ниже не мешает сидеть. Коготь пошевелил стопой, посмотрел на "пятку". Очень твердая практически ороговевшая поверхность, обувь не нужна. Да и какая обувь залезет на эту ногу? Чуть приподнял стопу и плавно опустил ее на пол, перенося вес. Ощущений от прикосновения к полу никаких. Посмотрел на свою зеленую руку - здесь четыре пальца, а вот на ноге три. Так не бывает, должна быть симметрия. Так, где еще один палец? Ага, вот он, небольшой отросток слева. Наверное, им удобно цепляться за кору деревьев или камень скал, судя по расположению, когда карабкаешься наверх. Да и ступня вполне так гибко движется туда-сюда. Плюс к этому хвост, не просто так ведь он нужен, скорее как балансир. Он шевельнул пятой конечностью и кончик с распушившимся гребнем уверенно лег к руку. Коготь потеребил хвост, немного "поиграл" с ним, вздохнул и попробовал встать. Тело чуть качнулось, он растопырил руки в стороны, пытаясь сохранить баланс. Хвост вытянулся в струнку и чуть слышно стукнул по стене дома, у которой стояла кровать. Некоторое время ящер привыкал к вертикальному положению, после чего сделал первый шаг. Когти едва слышно клацнули по полу, второй сустав сработал как амортизатор, гася удар. Не поцарапать бы, подумал Коготь, цепляясь рукой за край стола и облегченно садясь на лавку. Он не пытался думать, как поступить с хвостом, полностью доверившись телу. Сейчас оно ведет его, потому что мышечная память должна сохраниться в полном объеме. Человек знал, что едва он начнет задумываться о том, с какой ноги ему нужно пойти, как тут же немедленно упадет. Телу нужно доверять, его следует сначала изучить, а потом подчинить себе. Иначе превратишься в жирную тушку, только и способную что лежать на диване, страдать от недостатка внимания и ныть о слабости силы воли. Хм, неудачники.
   Коготь пошарил руками по столу, заглядывая в чашки - пара овощей, напоминающих помидоры, какой-то синий огурец, наверное, в нем содержится много меди, оттого и соответствующий цвет. Ящер вспомнил о своем природном инструменте и начал высовывать язык, определяя, что съедобно, а что нет. Жрать можно было все, даже превратившийся в камень хлеб, который Анга порезала на сухари. Коготь посмотрел на дверь - хозяйка покинула дом и пока не возвращалась. То ли возилась во дворе, то ли ушла раздобывать коренья или травы для своих зелий, но дверь точно заперла снаружи. Он бы запер. Так или иначе, но он голодным не останется, если что, Коготь найдет способ с ней расплатиться. Тем более что обязан ей жизнью. Коготь проглотил огурец и задумался. Он точно помнил свою смерть и почти забывшийся разговор... с Богом? Ящер точно знал, что его не просто так сюда закинули, дав второй шанс, потребовав исполнения обещанного. И даже не забрали память, а он чувствовал, что могли. Точнее, способны были, но тогда терялся весь смысл такого воплощения. Что-то он должен был сделать, но вот что? Грызя "яблоко", Коготь начал вспоминать недавний сон, где его вроде как учили или подсказывали? Короче, единственное, что он вынес оттуда, это то, что нужно разобраться с бандитами, напавшими на караван. Словно Бог, что дал ему второй шанс, хотел их покарать его руками. Почему не сам? Потому что даже высшее существо не будет решать проблемы смертных за них самих, пришел ответ, иначе они превратятся в просящих о помощи паразитов. Они должны сделать это сами. Если не справились, значит, для них нет места под солнцем. Народ хасов это точно знал, знает теперь и Коготь. Откуда? Да все оттуда же, из сна. Где он встречался с бывшим хозяином, который ему и объяснил задачу. Он знал, что не справится, поэтому и попросил о помощи у своего Бога. И тот милостиво разрешил воспользоваться единственным шансом. Против которого он, Коготь, уж точно не возражает. Ну и что, что закинули его в тушку ящера, могли бы и в слизняка какого-нибудь превратить и что бы он тогда делал? Намазал дорогу своей слизью, чтобы проходящий мимо бандит поскользнулся и расшиб себе башку? Сомнительная месть. А так у него все для этого есть - руки, ноги, голова. Это прошлый жилец не имел необходимых навыков, свой опыт Коготь притащил с собой, он это четко знал. Вот значит как, кивнул он сам себе, наши цели совпадают. Я бы тоже, попади в такую ситуацию и выживи, принял бы решение о ликвидации банды. По одной простой причине - рано или поздно они меня найдут и прикончат. Просто потому, что я возможный свидетель. Анга права, сейчас они затаятся на время и это нужно использовать для полноценного восстановления сил. Жрать травы горстями и пить настои кружками, чтобы тело вернулось к прежнему состоянию. Хорошо бы попробовать как оно ведет себя в рукопашном бою и обращается с оружием. За думами Коготь сам не заметил, как опустошил тарелку с овощами и принялся грызть сухари. Острые передние зубы легко крошили их, а плоские задние растирали в порошок. Запить бы чем. Он поискал глазами кувшин с водой и в это время дверь отворилась.
   Коготь сам не понял, как свалился с лавки и залез под стол. Единственная мысль была спрятаться от неожиданного визитера. Он даже на мгновение забыл о боли в теле.
   - Хвост торчит. - Сказала от двери Анга, заметив, как ящер со страху сиганул под стол. - Быстро же ты одыбал.
   Тот завозился на полу и снова уселся на лавку, посмотрев на хозяйку. В его холодных зрачках явственно читалось извинение и просьба. Знахарка заметила пустую чашку, недогрызенный сухарь и все сразу же поняла. Раны за ночь затянулись, теперь мышцы и тело требовали восполнения энергии. Проще - ему нужно было отъедаться, что ящер и пытался проделать.
   - Доброе утро. - Сказал он и заерзал. - Я тут... эта...
   - Жрать хочешь. - Кивнула Анга, поставив возле очага ведро воды и, взяв ковшик, начав наливать ее в котелок. - Похлебку я еще не варила - просто не успела с утра. Грызи пока сухари, через оборот будет готово.
   - Мне бы запить. - Попросил Коготь.
   Знахарка поставила полный кувшин воды на стол перед ящером. Она чуть подтолкнула к нему кружку и уставилась на гостя. Тот заглянул внутрь кувшина, в котором увидел свое отражение. Натуральный динозавр, подумал Коготь, поворачивая голову вправо и влево. Вытянутая морда, давно заросший шрам возле левого глаза, видно, что нанесли удар или ножом или когтем. Глаза смотрят не прямо, а чуть под углом, но это не мешает обзору, который явно превосходит человеческий. На макушке точно также сложен гребень. Коготь распушил его - "плавник" забавно растопорщился, потом сложился назад. Ящер оттянул губу, посмотрел на острый клык, постучал по нему когтем. Схватил кувшин и налил полную кружку воды, которую с наслаждением осушил.
   - Нагота тебя не смущает? - спросила Анга.
   - Так ведь... - Тот быстро опустил голову вниз, потом недоуменно посмотрел на знахарку. На чешуйчатой морде не отразилось ни одной эмоции, зато глаза легко выдавали состояние ящера. Обычный кым ничего бы и не заметил, по Анга, пообщавшись длительное время с Рурком, научилась читать эмоции мава по глазам и движению хвоста. Если хас хоть немного повадками походит на него, то проблем с ним не будет. Хотя, совсем ведь другая раса. - Одежды нет. - Выкрутился Коготь.
   - Да она тебе, по большому счету и не нужна, но я что-нибудь подберу, чтобы ты не разгуливал перед местными голышом. - Анга посмотрела на стол. - Все овощи приготовленные для похлебки сожрал.
   - Я...
   - Да ладно, принесу еще. - Отмахнулась знахарка. - У меня запасов много - деревенские тащат все, чем могут расплатиться, в том числе и продукты.
   - А мясо есть? - тихо спросил Коготь.
   - Куда же без него. - Хмыкнула Анга. - Тебе вяленый кусок принести или сырое?
   - А сырое зачем? - не понял ящер.
   - Откуда ж я знаю, как вы мясо есть предпочитаете. - Пожала плечами знахарка. Коготь прислушался к себе. - Говорят, прямо живой добычу схарчить можете.
   - Сырое - это когда совсем туго. - Выдал он. Информация из чужой памяти всплывала неохотно и то только тогда, когда приходил понятный образ. - Жареное вкуснее.
   - Тут не поспоришь. - Кивнула женщина, направляясь к двери, но потом останавливаясь. - Ходить-то можешь?
   - Надо попробовать. - Коготь принялся вставать.
   - Сиди, рано еще. - Жестким словом пригвоздила Анга раненого обратно к лавке. Перед сном она ему смешала поистине боевой состав из разных отваров и помолилась Живе, чтобы та помогла своему чаду. Богиня услышала ее молитву и сейчас ящер сидит за столом как нормальный кым. Так, глядишь, он и завтра сможет ходить без посторонней помощи. - Я сама все принесу.
   Коготь благодарно кивнул и принялся грызть сухари. Он плотнее пододвинул к себе кувшин с водой, налил еще порцию в кружку и с наслаждением выпил. Жидкость полилась в пищевод и забулькала где-то внизу. Странно, подумал ящер, вчера я кое-как пил бульон, а сегодня жру овощи как ни в чем не бывало и заворот кишок мне не грозит, я это точно знаю. Крепкое же мне тело досталось, у него прочности явно поболее чем у человека будет.
   Анга вернулась с корзинкой, в которой лежали "помидоры" с "огурцами", "луком" и "морковкой", а также неплохой такой срезанный кусок мяса. Знахарка выложила его перед ящером, но тот не коснулся куска. Он посмотрел на женщину и сказал.
   - Наверное, его лучше сварить. - Он сделал паузу, высунув язык. - Не таким жестким будет, да и похлебка наваристее станет.
   - Как хочешь. - Пожала плечами Анга и начала резать овощи. Ее не раздражало, что гость все время показывает язык. Она знала, что таким образом хасы "нюхают" пищу, предметы и прочие вещи и определяют их состояние. Они даже могут узнать, был ли кто-нибудь в доме, например, дня три назад или нет. А потом узнать гостя в толпе. Об этой их особенность были прекрасно осведомлены в Империи и раньше держали хасов как следопытов. Обращались, правда, с ними как с животными, оттого племена ящеров и ненавидят всех остальных жителей Хоста. Ну, может кроме мавов и дремаров.
   - Позволь помочь. - Ящер протянул руку за ножом.
   Знахарка молча подвинула ему дощечку с ножом и дала пару овощей для нарезки. Коготь взял клинок в руку, повертел в пальцах, привыкая к тяжести и вспоминая былые навыки, приобретенные в человеческом теле. Он не заметил, что Анга искоса, как это умеют женщины, наблюдала за его действиями. Нож порхал между пальцев как бабочка, потом ящер взял овощ второй рукой и сначала медленно, но потом все быстрее и увереннне принялся нарезать дольки. Нож был острым и хорошо заточенным, поэтому входил в кожуру как в масло. Быстро расправившись с одним овощем, он взял другой и проделал с ним все то же самое, только еще быстрее. Анга подвинула ему парочку более мягких "помидоров", с которыми Коготь провозился чуть дольше, но тоже справился.
   - Нарежь мясо кусочками. - Анга кинула овощи в котелок и вернулась к столу.
   - А пережарку делать не будешь? - спросил вдруг Коготь. Видимо, это слово было в языке знахарки, потому что камень явно считал образ и воспроизвел его достаточно точно.
   - Я плохо умею готовить. - Призналась она. - Но пока никто еще не отравился от моей стряпни.
   - Сковорода есть? - спросил ящер.
   - Конечно, есть. - Анга показала на посуду.
   - Надо над очагом плоский камень поставить, а уже на него сковороду. Масло в нее налить, овощи порезать, потом все это в похлебку - будет вкусно. - Посоветовал Коготь.
   - Ты что, поваром в своих горах был? - спросила с усмешкой знахарка. - Про готовку знаешь, нож в руках как фокусник крутишь, в посуде разбираешься.
   - Наверное. - Хвост Когтя подмел пол. - Ну так как? Есть такой камешек?
   - Есть специальная решетчатая подставка. - Анга указала на стоящий рядом с очагом предмет. - И камень не нужен. Сейчас вставлю ее в очаг и можно будет на сковороде жарить, вот только придется котелок убрать.
   Коготь обругал себя за невнимательность. Зачем камень, когда можно сделать нечто вроде гриля? Было заметно, что решетка черная, закопченная, но пользовались ей нечасто, потому что стояла она с краю очага, забытая хозяйкой. Ящер сдвинулся к краю лавки, встал, держась за стол, обошел его и сделал несколько нетвердых шагов по направлению к очагу. Анга внимательно наблюдала за ним, но ничего не говорила. Коготь высунул язык, "нюхая" похлебку и сковороду. Решетка, на которую ставилась посуда, находилась на уровне котелка и его нужно было снять, чтобы на ней приготовить пищу, Анга сказала правду. Вода уже вовсю кипела и ящер просто сдвинул в сторону котелок, прикидывая как бы просунуть мимо него решетку. Не получилось. Коготь посмотрел на хозяйку.
   - Надо бы отверстие проделать. - Сказал он, указывая, где именно. - Тогда можно одновременно готовить, а не по раздельности. Инструмент есть?
   - В сарае надо посмотреть. - Знахарка пожала плечами. - Ты скажи, что нужно - я принесу.
   - Пилу по металлу, - начал перечислять Коготь, - клещи, - слова "пассатижи" в местном языке не было, - молоток на всякий случай.
   - Про молоток я знаю. - Кивнула Анга. - а вот остальное... пойдем со мной, сам посмотришь.
   - Похлебка быстрее сварится, прежде чем я дойду.
   - А мы ее с огня снимем. - Хитрой подмигнула знахарка. Коготь неуверенно шевельнул хвостом - улыбаться он не умел.
   Придерживаясь за женское плечо, он доковылял до двери и вышел из домика. В глаза ударил яркий солнечный свет и пришлось сощурить зрачок. Свежий чуть морозный горный воздух наполнил легкие и дышать сразу же стало легко и приятно - в домике все же было больше спертого воздуха от очага, наверное дымоход забился сажей. Коготь осмотрел местность. Воздух был прозрачным, без привычного городского марева и лес хорошо просматривался. Домик находился недалеко от края обрыва, внизу которого плескалось крупное озеро. По бокам и за спиной Когтя шумел обычный земной хвойный лес, изредка разбавленный лиственными деревьями, цепляющимися своими крепкими корнями за гранитные скалы. Озеро обступили лесистые горы, с редкими вкраплениями скальных выходов. Вдоль обрывистого берега направо шла тропинка, скрываясь в лесу, а слева за деревьями где-то шумел водопад и высилась высокая скала. Ящер снова посмотрел на озеро, на единственный остров посередине, на котором расположились руины замковой крепости.
   - А это что там? - спросил он, указывая направление.
   - Не знаю. - Анга пожала плечами. - Развалины какие-то. Местные боятся их как огня, говорят, на них пало проклятие Хаоса.
   - Хаоса?
   - Темной стороны волшбы. - Знахарка потянула Когтя к сараю, изредка бросая взгляды на остров. - И я тебе так скажу, без применения мощной боевой магии здесь точно не обошлось. Так разрушить стены может только сильное колдовство, а его фон будет держаться еще очень много сотен если не тысяч лет, отпугивая животных и разумных. Так что я местных очень даже понимаю.
   - И никто за это время туда не полез? - удивился Коготь. С каждым шагом он двигался все увереннее и увереннее. - Ведь искатели сокровищ никуда не делись.
   - Твоя правда. - Анга улыбнулся. - Дураков на свете много, кто-то наверняка пытался проникнуть внутрь. Потом их лодки находили разбитыми о берег или же болтающимися на волнах озера, а вот самих искателей больше так никто и не видел. Рыбаки стараются промышлять ближе к берегу или же в истоке Шторы. - Знахарка указала куда-то за деревья. - Она вытекает из озера и впадает в море Ледяной Стужи. Одна из самых больших и крупных рек Предела, на ней и стоит Миргард.
   - А почему не Штормград? - пошутил Коготь, припомнив название города из одной игры. Анга внимательно посмотрела на него.
   - Ты что-то вспомнил? - в ее голосе слышалась настороженность.
   - Нет. - Мотнул головой ящер. - Это я предположил просто. Раз река называется Штора, то и город должен иметь имя, происходящее от нее.
   - Твое предположение не лишено смысла. - Проворчала знахарка и посмотрела в сторону острова. - Только не Штормград, а Шторгард. Всем известно, что город подвергся атаке сил Хаоса, когда они прорвались в наш мир благодаря усилиям круга темных магов и был полностью ими же разрушен. Тогда очень много городов пало, армии одержимых, демонов и нежити не считались с потерями, взамен сожженных вставали новые умертвия, но кымы выстояли при поддержке армаров и всех остальных рас, выбора-то особого не было. - Анга посмотрела на Когтя. - Насчет вас не знаю - в архивах очень мало источников, чтобы верно судить о произошедшем, но думаю, что племена хасов не остались в стороне - вы тоже попали под удар. Говорят, в Протоках до сих пор есть места, где случаются проколы Хаоса. - Она снова посмотрела на разрушенную крепость, потом на Когтя, ожидая от него пояснений, но тот молчал. - Может быть это он и есть. Шторгард. Тогда понятно, почему местные туда не суются.
   Коготь ничего не стал говорить. Не было никакого желания лезть в средневековую историю и разбираться кто прав, кто виноват. Скорее всего произошли местечковые разборки императора и владетелей, к которым привлекли кучу магов, а Хаос приплели потом, как страшную пугалку и чтобы замести следы применения какой-нибудь магобомбы. Крепость выглядит так, как будто ее подвергли артиллеристскому удару и воздушной бомбардировке. Он туда точно лезть не собирается, ведь Коготь не отмороженный на всю голову авантюрист, тут сперва на ноги нужно встать и с бандитами, которые в затылок дышат, разобраться, а уже потом думать, что делать дальше.
   Анга отворила дверь сарая и поманила Когтя за собой. Ящер вошел, зрение очень быстро адаптировалось в полутьме, что сильно понравилось лазутчику.
   - Вот. - Женщина указала рукой на пару деревянных ящиков. - Здесь все, что осталось от бывших хозяев.
   - И где они? - спросил ящер, приседая возле инструмента и разглядывая грубоватые поделки кузнецов.
   - Понятия не имею. - Пожала плечами Анга. - Когда я здесь поселилась, тут уже давно никого не было.
   - А что местные говорят?
   - Что здесь до меня жил какой-то мастер с семьей, но потом его настигло несчастье. Короче, все умерли.
   - Какая-то короткая и мрачная сказка. - Пробурчал Коготь. - А трупы были?
   - Тут все сказки такие, а тел я не нашла. - Анга усмехнулась. - Домик стоит вдалеке от деревни, в сарае имеется горн и кузница. - Она указала пальцем на наковальню и порванные мехи, которые ящер заметил сразу же как вошел. - А неподалеку, совсем рядом, в горе пробита неглубокая шахта. Скорее всего кузнец был из рудокопов и ушел отсюда как только жила истощилась, а местные за него додумали, что случилось. Вчера сам слышал, как рождаются сплетни и слухи.
   - Зачем тогда надо было ставить здесь дом, раз проработал он недолго? - Коготь добыл из ящика добротные клещи. - Да и инструмент опять же оставил. Домашнюю утварь, те же чашки и ложки. Странно, обычно все ценное забирают с собой.
   - Ты прав, но я не слишком сильно хотела узнать, что тут случилось. Главное, что место тихое и неприметное, да и полезных трав кругом полно. - Анга следила за тем, как Коготь роется в ящиках. - Темной магии здесь нет, это я проверила в первую очередь. А часть посуды я купила сама, часть - ты прав - нашла здесь. - Кивнула знахарка. - А насчет шахты - рудокопы по мельчайшим приметам могут распознать жилу в горной породе. Это у них в крови. Значит, здесь он добывал что-то ценное, возможно, там были вкрапления самоцветов, я точно не знаю, но плавильни рядом с шахтой нет. Десятка крупных камушков вполне хватило бы, чтобы перебраться в Миргард и открыть там кузнечную мастерскую. Многие так делают.
   - Возможно. - Коготь подкинул на ладони клещи, зубило и молоток. Ножовки по металлу не нашлось, но решетка не выглядела прочно. - Ты можешь принести сюда решетку? Здесь работать будет удобнее.
   Анга кивнула и вскоре вернулась с требуемым предметом. Коготь положил ее на наковальню, примерился и ударил со всей силы молотком. Тело было слабым, но мощь к мускулам постепенно возвращалась. Он не ожидал, что с виду тоненькие ручки окажутся такими сильными - удары по зубилу оставляли на металле глубокие зарубки. Знахарка смотрела, как методично работает ящер. Внутри растеклась гордость за саму себя. Вчера он был почти при смерти, а сегодня уже стучит молотком по наковальне. Чудодейственная смесь из регенерирующих настоев и заживляющих отваров, разработанная великим Архазом Исцелителем для применения в боевых условиях, когда надо быстро поставить воина на ноги, сотворила чудеса. Кудесник четко упоминал, что состав универсален и подходит всем расам, в чем Анга смогла убедиться. При этом ящер восстанавливался намного быстрее кымов и все благодаря своей природной способности. Он еще был слаб, это хорошо заметно, но упорен в своем желании выздороветь. И это тоже один из ключевых факторов восстановления. Знахарка заметила, что его чешуя стала поблескивать.
   - Хватит! - сказала он, подходя к Когтю и хватая его за руку. - Ты едва встал с кровати и уже машешь молотом! Подорвешь едва восстановленное здоровье!
   Ящер тяжело опустил руку, посмотрел на знахарку.
   - Тут осталось немного - перерубить здесь и здесь.
   - Дай-ка я. - Анга сосредоточилась и металл начал плавиться. Яркие капли падали на земляной пол, пока следом за ними не шлепнулся кусок решетки. - Готово.
   - А сразу ты так сделать не могла? - В голосе Когтя послышалось осуждение. Потом он посмотрел на тяжело дышащую Ангу, на выступивший на ее лбу пот, слипшиеся волосы и заткнулся. Похоже, это магическое напряжение далось ей нелегко, что она и подтвердила.
   - Я слабый маг. - Женщина присела на колоду для рубки дров, чтобы передохнуть. Дышала она часто, вентилируя легкие и наполняя их свежим воздухом. Это простое упражнение рекомендовал архимаг Ласарт Звездознатец, а он был самым искусным в этих делах. - Бог-Покровитель недодал способностей и я взяла другим. - Она посмотрела на ящера, ожидая вопроса, но тот хранил молчание и Анга продолжила. - Умом и знаниями.
   - Понятно. - Коготь подхватил решетку. - Пошли в дом - похлебка сама себя не сварит.
   Они вернулись к очагу и Анга с наслаждением выпила кружку воды - тело требовало жидкости. Ящер же установил модифицированную решетку на место, подвесив котелок над огнем. Варево успело остыть и снова нехотя начало закипать. Коготь установил сковороду.
   - Масло надо.
   - Держи. - Анга протянула бутылку, пошарив на полке. Ящер посмотрел на просвет.
   - Это из чего?
   - Из семечек подсолнечника. - Ответила знахарка и Коготь кивнул. - Много не лей, оно дорогое и его мало! - предупредила знахарка.
   Да, это тебе не земля, где масла в каждом магазине на полках полно, подумал Коготь. Он плеснул масла, которое чуть зашкворчало на сковороде, потом сыпанул туда "морковку" и "лук". Немного подождал, когда все это поджарится до золотистой корочки, после чего просто слил вместе с маслом в похлебку.
   - Это вообще можно будет кушать? - с сомнением в голосе спросила Анга.
   - Можно. - Уверенно ответил Коготь. - Передай мне мяса, пожалуйста. - Несколько капель из бутылки упали на сковороду. - Я его сейчас немного поджарю. Соль есть?
   - Куда же без нее. - Буркнула женщина, доставая с полки большую банку с белым порошком. Коготь сунул туда язык, удостоверившись, что это именно то, что ему нужно.
   Посолил мясо, посолил похлебку. Пока все это варилось и булькало, он пошел по полкам, "нюхая" все травы языком и выбрал что-то похожее на сушеный укроп, тимьян и базилик. Анга не препятствовала, наблюдая за ящером. Готовить она не любила, только порой нужда заставляла, да еще с недавних пор присутствие Рурка, который просто завалил Ангу мясом, так что следить за поваром было одно удовольствие. А ящер явно знал в этом толк, раз так рьяно взялся за дело. Еще и овощи пожарил, словно готовил обед для императора. Или у них так принято? Кымы совершенно ничего не знают о своих соседях, что живут в Протоках. Да те, собственно, их не слишком и привечают. Сложно дружить с тем, кто из твоей шкуры шьет себе сапоги и куртки.
   Коготь изредка пробовал похлебку, проверяя. Привычные действия при готовке позволили отрешиться от текущих проблем и успокоить душу. Силы постепенно возвращались к телу, он это хорошо чувствовал. Еще день-два и можно будет начать тренировки. Узнать на что оно способно. А пока стоит подкрепиться, как говорил один плюшевый медведь.
   - Готово! - объявил Коготь и хлопнул в ладоши. Получилось не очень. - Садитесь жрать пожалуйста!
   - Ну-ка, проверим, что ты там наварил. - Анга осторожно попробовала похлебку. Травы придали бульону пикантный вкус, а пережарка добавила жирности и насыщенности. Знахарка не заметила, как влила в себя все содержимое тарелки. - А ты молодец. - Похвалила она. - Приготовил обед прямо как для императора.
   - А ты пробовала? - спросил Коготь, также опустошая свою чашку. - Обед императора?
   - Не приходилось. - Резко свернула разговор знахарка и встала, чтобы помыть посуду. - Что будешь делать дальше? - спросила она.
   - Вы же с этим... мавом уже без меня все решили. - Спокойно произнес ящер, накладывая себе вторую порцию. - Не поделитесь соображениями?
   - Хорошо. - Анга подвесила над очагом другой котелок, в котором вскоре закипел отвар. Она разлила горячее содержимое по кружкам и присела за стол. - Бандиты на дороге - это плохо. Тем более если среди них есть маг. Пускай и неуч, но владеющий посохом, а это довольно страшное оружие. - Она помолчала. - Разбойники здесь были всегда, но по большей части мелкие банды на десять кымов и на такие крупные караваны они старались не нападать, избегали связываться с охраной. А здесь вдруг решились. - Женщина снова сделала паузу. - Или их стало внезапно очень много или понадеялись на помощь мага? Вряд ли только на него, их главарь точно знал, что никаких последствий для разбойников не будет.
   - Почему? - спросил Коготь. - Их же станут искать, чтобы обезопасить дорогу. Местным не захочется терять деньги, если купцы здесь не станут ездить.
   - Ты прав. - Кивнула Анга. - Тогда тем более непонятно, отчего они решились. И я хочу это выяснить. - Она встала и подошла к алхимическому столу. Приготовление зелий позволяло сосредоточиться на возникшей проблеме. - Я отправила Рурка в Шустов, чтобы послушал о чем там говорят. Особенно внимательно о нападении на караван. Ты слышал вчера болтовню Сайлы? - Ящер кивнул. - И что думаешь?
   - В ее словах больше вранья, чем правды. - Твердо сказал он и чуть наклонил голову к левому плечу, глядя на знахарку. Той стало не по себе - так смотрит зверь на подходящую жертву. - Оборотни действительно существуют?
   - Только в воображении кымов. - Хмыкнула Анга. - Также как и кровососы. Доказательств до сих пор нет и вряд ли они найдутся. Так что забудь, что она там болтала про отряд магов и шайку оборотней. Рурк сказал, что метатель огня был один и развлекался где-то в голове каравана - остальных перебили лучники и мечники. Причем не всех - купца точно отпустили, иначе откуда Сайла все это взяла? Она, конечно, выдумщица, но всегда основывается на фактах.
   - Разбойники надеются получить выкуп вместо ножа в брюхо? - удивленно спросил Коготь. - А они не думали, что купец может собрать отряд, превосходящий их числом и просто забрать назад свое?
   - Значит, разбойники на что-то надеялись, отпуская купца, и я хочу знать на что. Может быть главарь договорился с купцом о выкупе им же его имущества, который будет явно меньше по деньгам, чем о потеряет, если наймет отряд для нападения на бандитов. Или у главаря нет возможности реализовать награбленное - просто отсутствует крупный скупщик, а на рынке его подельников легко поймает стража за реализацией награбленного. Вот он и занялся сбором дани. И в будущем караваны просто будут платить главарю за проход.
   - Личный таможенный пост. - Сказал Коготь. - Почему бы и нет? А так купцы не платят за пользование дорогами?
   - В Пределе свободный проход между городами также как и в Империи, платишь только за вход, но и там сумма небольшая - пара железных монет. - Ответила Анга. - За безопасность на дорогах отвечает управитель того владетеля, который руководит волостью. С него и спрос. Поэтому подобные налеты очень быстро и жестко пресекаются. К тому же в Империи есть конные разъезды, следящие за порядком, а вот в Пределе... Не припомню, чтобы по дорогами ходила стража или скакали отряды. Если бандиты засели на дороге, то до того момента, пока туда не доберется управитель со своим отрядом. Так что мне непонятно бездействие властей. В Шустов с Торнбьефа уже вчера должен был прискакать конный отряд хотя бы для разведки, а еще через два дня подойти пешее войско, набранное из городских ополченцев. Голова, как только узнал о нападении, сразу же послал сообщение с рукокрылом, а они летают очень быстро, особенно в лесу. И перехватить его сложно, если ты не держишь специально выдрессированного пикировщика. - Анга задумалась. - Хм, если главарь банды так умен, то он мог и перехватить послание. Что ж, дождемся Рурка, он сможет прояснить ситуацию.
   - Далеко этот Торн... берф... бьяф, как там его, от Шустова? - спросил Коготь. Вот же названия, язык сломаешь.
   - Торнбьеф. - Машинально поправила Анга. - Нет, не очень. Каравану - три дня пути. Одиночки умудрялись преодолевать за полтора-два с ночевкой в таверне. По дороге есть несколько трактиров, где сдают комнаты. Там можно переждать ночь, чтобы не мерзнуть под открытым небом или не мокнуть под дождем.
   - А на трактиры тоже нападают?
   - Публика там, конечно, собирается еще та. - Знахарка фыркнула. - Но подобное случается редко - все кабаки по дороге от Шустова к Торнбьефу принадлежат одной семье, с которой связываться не каждый решится.
   - Так сильны?
   - У них в роду всегда рождается колдун. - Ответила Анга. - Мальчик или девочка с магическими способностями. И находится он на домашнем обучении, а не в Академии магов. Что там за знания ему передают предки - неизвестно, но вряд ли любовь к бандитам и разбойникам туда входит. Кроме того в каждой таверне есть вышибалы и охрана. Даже если они не справятся, то управляющие трактирами знают, что семья сможет за них отомстить и их родственники ни будут ни в чем нуждаться, потому что он защищал чужое имущество до самой смерти. А бандиты точно знают, что будут кормить червей под землей или рыб в озере, если совершат нападение. Или болтаться на веревке в назидание остальным. Как-то так.
   - Откуда ты это знаешь?
   - Я умею держать глаза и уши открытыми. - Анга пожала плечами. - А кымы всегда много болтают. Выяснить подробности было очень просто, тем более, если подлить в кружку собеседнику зелье правды. - Она подмигнула ящеру.
   - Ты так просто мне все это рассказываешь. - Коготь заглянул в кружку. - Я ведь чужак.
   - И кто тебе поверит, чужак? - усмехнулась Анга. - Ты один в чужой стране, - она обвела комнату рукой, - в которой к зверорасам ОСОБОЕ отношение. Вас если не ненавидят, то легко могут зарубить просто потому, что им что-то показалось или ты стоишь рядом слишком близко и не нравишься полупьяному стражнику. И закон будет на их стороне - здесь мавы и хасы никто. Они во всем мире никто, я же тебе уже говорила. Прими это и живи дальше с оглядкой. - Знахарка налила себе отвара. - И потом, ты мне должен. Мне и Рурку.
   - Я знаю. - Коготь внимательно посмотрел на женщину. - И я всегда отдаю долги. Значит, сейчас ты хочешь наказать разбойников?
   - Это ты хочешь, - поправила его знахарка, - я же хочу просто выяснить, какого хаоса они так осмелели и наши желания просто совпадают. Потому что внимание ко мне с их стороны и со стороны властей для меня нежелательно.
   - Тогда зачем ты меня спасала? - прямо спросил Коготь. - Могли бы прибить и закопать в лесу.
   Анга вздохнула. Ну как объяснить ящеру свои мотивы? Она прекрасно понимала, во что это выльется, но все же сделала свой выбор. Жива не простит своего служителя только за то, что он мог помочь и прошел мимо. Анга знала, на что способен гнев Богов.
   - Единожды дав клятву - лучше не стоит ее нарушать. Чревато последствиями. - Сказала она и посмотрела на ящера. - Я не могла поступить иначе. "Можешь излечить - помоги", таков девиз всех знахарей, ведь силу знаний о травах и растениях нам дает Богиня. Она же может ее легко отобрать.
   - То есть накопленные опытным путем знания тут не причем? - уточнил Коготь.
   - Надеяться только на благословение Богини тоже не стоит. - Анга улыбнулась. - Многие ученики жгут лампадки и приносят ей дары, обращаясь с просьбами, но Матерь-Жива помогает только тем, кто упорно учится, экспериментирует и совершает ошибки. Ленивые балбесы так и останутся на своем уровне тупоголовых учеников. Или превратятся в жрецов, - с гримасой отвращения сказала Анга, - так и не понявших учения Богини.
   - Вот как. - Важно кивнул Коготь. - Понятно.
   Верит она в мать-природу, так пускай, тем более, что эта вера явно на чем-то основана, вон как быстро поставила его на ноги. И полностью надеяться на силы своего организма тоже не стоит, Анга права. Он сам во сне разговаривал с местными Богами (местными ли?) и ему дали добро на вторую жизнь. Так что все ее слова не лишены смысла. Похоже, что здесь имеется какой-то странный сплав науки и религии. Нет, не так, науки и веры, религия совершенно не причем. Что у нас попы с амвона пастве елей льют, что здесь жрецы с алтаря, в разных мирах ничего не меняется, люди-то оказывается везде одинаковы. А вот такие самородки как Анга, вероятно, следуют какому-то своему пути, который в самом деле помогает. И ему чертовски повезло, что Рурк притащил это тело сюда, а не к шустовскому костоправу. Нет, это Боги там между собой договорились, чтобы ему повезло. Назначили ему так сказать оптимальные стартовые условия. И он должен выполнить то, зачем он здесь. Коготь точно был уверен, что обязан разобраться с этой бандой, а вот что будет дальше, то ему неведомо. Погибнет ли они или же выживет - неясно. Но жить вдруг захотелось с огромной силой и ящер решил приложить к этому все свои умения из прошлой жизни, чтобы не помереть в этой.
   - Отдыхай. - Анга растирала травы в порошок. - Тебе нужно восстановить силы.
   - А если опять зайдет кто? - Коготь перелез на кровать.
   - Я закрыла дверь на засов. - Ответила знахарка. - Спи. - Она посмотрела на ящера и удивилась тому, как тот быстро отключился.
   Рурк появился в доме ближе к вечеру. Он сперва прошел в сарай, чтобы попугать длиннохвостов и сразу же заметил разворошенный ящик с инструментом и кусок выломанной решетки, после чего, вынув кинжал из ножен, тихо двинулся к дому. Нажал на дверь - она была заперта изнутри. Подумав, что случилось страшное, мав прикинул, что залезть в маленькое окошко вряд ли сумеет, а прохода в дом через чердак не было. Тогда он заколотил рукоятью в дверь.
   - Открывай, убью!! - заорал Рурк.
   Щелкнул засов и дверь чуть приоткрылась. В щели мелькнуло настороженное лицо Анги.
   - Что шумишь?
   - Он с тобой ничего не сделал? - мав натурально ворвался в комнату, оттолкнув женщину и отыскивая глазами ящера, который как ни в чем не бывало сидел за столом. В его руке был нож.
   - Что с тобой? - удивленно спросила знахарка, закрывая дверь. - Гон раньше времени начался? Ты какой-то нервный.
   - Кто-то был в сарае, пока вы здесь сидели. - Поделился наблюдением Рурк.
   - Это мы и были, решетку переделывали. - Анга указала на очаг. - Убери оружие. - Она ткнула пальцем в острый кинжал, до сих пор удерживаемый мавом в руке.
   Тот не стал спорить и вложил его в ножны. Хмуро посмотрел на хаса, наблюдающего за ним с любопытством, прошел к котелку, в котором кипело варево, а на сковороде жарился крупный кусок мяса. От аромата пищи у Рурка выделилась слюна и защипало в носу. Мав чихнул.
   - Отойди от котелка, а то шерсти в похлебку насыплешь. - Посоветовал ящер.
   - Поговори мне еще. - Рурк одним прыжком оказался рядом со столом и плюхнулся на лавку напротив спокойно смотрящего на него хаса. - Ты мне должен за спасение твоей жизни. - Напомнил он.
   - То, что притащил меня сюда - молодец. - Похвалил Коготь, спокойно отпив отвара из кружки. - Скажу тебе спасибо за это. Но остальное - не твоя заслуга. И ведешь ты себя как молодой юнец, которому в башку гормоны ударили, а не взрослый к-к... мав.
   Эти слова взбесили Рурка и он попытался схватить ящера за горло, на котором красовались шрамы от лезвия ножа, но его рука вдруг была перехвачена в воздухе, а к горлу приставлен тот самый нож, который хас никуда не убрал. На удивление ящер был довольно силен и легко удерживал охотника. Мав понял, что одно лишнее движение и в его теле появится крупная дырка. Ящер не мигая смотрел в глаза Рурку. Он медленно убрал нож и отпустил руку мава.
   - Зачем ты меня спасал, если хочешь убить? - спросил он и снова хлебнул отвар. Анга не вмешивалась в разговор зверей. Она по опыту знала, что мужчины должны сами решить спор между собой. Меня что ли делят, весело подумала она, кто достоин стать моим слугой? Точнее, это Рурк решил, что он принадлежит мне больше, чем ящер. Видимо, здесь и кроется корень возникших проблем.
   - Я за нее переживал. - Буркнул тот, отвернув голову.
   - Так, что готов был прибить любого, даже ни в чем не повинного гостя? - продолжал давить Коготь. Уши мава чуть прижались, он понял, что сотворил глупость и теперь не знал, как вывернуться из возникшей ситуации. - Ладно, забыли. - Махнул хас рукой, легко прощая кота. - Рассказывай, отчего ты такой взбудораженный и что произошло в деревне.
   - Анга? - спросил разрешения Рурк. Этот ящер ему пока никто, пускай он довольно шустрый малый, а в доме главная эта женщина. И ее слово - закон.
   - Говори. - Знахарка присела рядом с хасом. Это слегка покоробило мава, но он сумел усмирить в себе гнев.
   - Шустов закрыт. - Рурк тоже плеснул себе полкружки отвара, сделав морду тяпкой. - На воротах стража, кымы готовятся отражать нападение разбойников, как будто тех целая армия. Меня еле запустили внутрь - думали, что бандиты неподалеку и подговорили меня, чтобы я подговорил стражу пропустить меня. - Мав запутался и замолчал. - В общем, я прошел внутрь с остророжихой на плечах и тут меня взяли в оборот стражники Грундальфа и потащили к нему. Кто-то из этих оборванцев уже разболтал, что видел меня на дороге после ограбления. Мясо мое отобрали, оружие тоже и начали допрашивать в присутствии купца. - Рурк отхлебнул из кружки. - Я, естественно, говорил, что просто охотился рядом и решил вернуться по дороге в Шустов, чтобы мясо продать ну и наткнулся на место. И про оборванцев этих рассказал. Купец мне сразу поверил, он ведь знал, что среди бандитов этих мавов не было - он ни одного не видел. Говорит, всю банду разглядел - их довольно много, близко к сотне или даже больше. А из зверей только он. - Кот мотнул головой в сторону Когтя. - Это купец Грундальфу при мне сказал, мол, увязался за ними из Альстама какой-то молодой хас, он, мол, его брать с собой не хотел, как чувствовал, что выйдет боком, но тот щедро заплатил. И сидел в крайней повозке, чтобы сильно не отсвечивать. Может, мол, он бандитов и навел на караван.
   Коготь скрипнул зубами. Ну молодец купец, всю вину на незнакомого зверя свалил! И как теперь в городке появляться? С веревкой для виселицы и мылом? А он ведь хотел сходить к кузнецу и заказать у того метательные ножи, с саблей или мечом он не справится, потому что просто не умеет ими пользоваться. А эта гнида жирная ему такую свинью подложила. А вот нож, кинжал или те же сюрикены вполне подойдут. Придется использовать Рурка, как снабженца.
   - Бред. - Покачала головой Анга и посмотрела на мава. - Как бы он сигнал бандитам передал, если все время на виду был и в повозке ехал? Я бы поверила, если ночью сбежал, предупредил, а на утро успел вместе с бандой вернуться и напал. И то... преодолеть перевал за темное время не каждый сможет. Да и с бандитами бы ушел, никто бы его резать не стал. Какие-то тупые нынче купцы пошли.
   - Его тела на дороге не нашли. - Рурк показал головой в сторону ящера. - Грундальф отряд послал сразу же, как только купец в городке объявился. Я до него успел там побывать, поэтому меня и не заметили, а оборванцев тех схватили и в Шустов притащили. Они меня и заложили, мол, я там рыскал и вынюхивал что-то. Сказали, что это я бандитов и навел.
   - И купец не поверил? - удивленно спросил Коготь. - Ты ведь идеальный разведчик, живешь один, в лесу, с местными мало общаешься, промышляешь охотой. Выглядишь как настоящий бандит.
   Рурк насупился. Его усы забавно торчали вперед, а шерсть на загривке чуть-чуть поднялась и хвост так и мел пол, не останавливаясь ни на миг.
   - Там в страже двое меня давно знают. - Ответил, наконец, он. - Да и Грундальф, хоть и тугодумный голова, но тоже сомневался, что я причастен. Банда эта первый раз в этих краях на караван напала, до этого больше трех-четырех разбойников на дороге не видели, да и те больше предпочитали одиноких путников грабить. А я тут уже давно живу, меня и торговки на рынке знают, да и кымы попривыкли уже.
   - Понятно. - Кивнул Коготь. - Значит, тела моего они не нашли? - уточнил он.
   - Надеюсь, ты не говорил, что он у меня? - быстро спросила Анга.
   - Нет, - снова замотал башкой мав, - ты же просила послушать и присмотреться, что я и сделал.
   - Хорошо. - Кивнула знахарка. - Значит, Сайла не соврала, когда сказала, что купца бандиты отпустили. А тебя как освободили?
   - Позвали знахаря местного, он заставил меня зелье правды выпить. - Рурк отвел взгляд в сторону. - Я на вопросы честно и ответил.
   - Про меня, значит, не спрашивали. - Удовлетворенно произнес Коготь.
   - Нет. - Отрицательно мотнул головой Рурк. - А то бы я... того... не смог бы соврать. Точнее, смог бы, да только видно сразу бы стало.
   - Не видно. - Анга ухмыльнулась. - Этот знахарь, Афруд, тот еще болван. Иначе, почему ты думаешь деревенские ко мне бегают, а не к нему? - Она протянула руку и схватила Рурка за подбородок, внимательно разглядывая. - И зельем правды ли он тебя поил... - она выпустила морду мава. - Надо бы проверить, не отравил ли. Но думаю, что нет, иначе ты бы тут не сидел.
   - То есть меня обманули? - спросил тот.
   - Легко. - Кивнула Анга. - Афруд мог принести обычную микстуру от поноса, например, или от простуды, на то, чтобы сварить зелье правды, у него ни знаний, ни силенок не хватит. Там нужны два очень редких ингредиента. У меня-то они есть, а вот у него... не уверена. - Знахарка пожала плечами. - И действует оно не так - ты сам все захочешь рассказать, только вопросы задавай. Все свои тайны выложишь как на духу. Так что вместе с тобой к домику уже стража пришла бы и его вязали тепленьким. - Анга указала на хаса.
   - Я убью их! - завопил взбешенный Рурк, чувствуя себя обманутым деревенским дурачком.
   - Потише. - Знахарка подняла ладонь вверх. - Никого ты не убьешь, ты это прекрасно знаешь. Отпустили и ладно. Что еще тебе удалось узнать?
   - В Шустове о чем только не болтают. - Хвост Рурка подмел пол, он очень долго успокаивался. - Начиная от проникновения в наш мир орд демонов Хаоса и заканчивая подлым нападением Империи под видом разбойников. Грундальф со слухами не борется - у него со стражей проблем хватает.
   - Которая эти же слухи и распускает. - Хмыкнула Анга. - Значит, городок готовится к осаде и чужаков в него не пускают. Или ворота все же открывают?
   - Открывают. - Согласился Рурк. - Кымы поутру зерно поехали на рынок продавать, а тут такой фокус - заперто. Я издалека видел, как подводы в ворота проходили, хотел успеть вместе с ними проехать, а у меня перед носом их захлопнули. А когда днем выходил, то они уже нараспашку были и народ туда-сюда шастал и всем было наплевать. Охрана, правда, бдила, а не так как всегда в превратной будке дрыхла, но все же обычная деревенская беспечность сыграла свою роль.
   - Понятно. - Анга постучала пальцами по столу. - Значит, наблюдатели от разбойников в городке все же есть.
   - Конечно есть. - Рурк кивнул. - Грундальф трех рукокрылов в Торнбьеф отправил и ни один из них не вернулся, а летают они быстро. Значит, их либо поймали, либо среди стражи есть шептун бандитов, который их зарезал.
   - Верно и первое и второе. - Знахарка задумалась и хлопнула ладонью по столу. - Ладно, что зря гадать, сделаем следующее. Ты отправишься в лес за добычей дня через два, а потом на рынок, продавать как обычно. Задержись в кабаке, выпей, поговори с местными, вот тебе деньги. - Анга сунула руку в карман и протянула Рурку пару золотых. Тот состроил такую морду, как будто лимон целиком съел.
   - Не надо.
   - Бери! - строго приказала женщина и мав послушался. В голосе Анги почувствовалась сталь. - Это для общего дела. В кабаке брякнешь невзначай, что заметил ползущего по лесу ящера и притащил его ко мне в дом. Только Грундальфу и остальным не говори, а то эти живо сюда прибегут и всю ловушку на бандитов мне испортят.
   - Любой из завсегдатаев кабака может это сделать. - Заметил Коготь. - Тогда западня теряет всякий смысл.
   - Проклятье, верно! - хлопнула ладонью по столу Анга и задумалась. - И как же нам выманить шептунов сюда?
   - Все ли шустовцы доверяют Груна... этому голове? - спросил хас мава.
   - Недоброжелателей у него хватает. - Ответил кот. - Но таких, чтобы откровенно шли против - нет.
   - Ты когда на ветках сидел, знакомых охотников не видел? - спросил с надеждой Коготь.
   - Думаешь, кто-то из них был среди лучников?
   - Уверен. - Кивнул ящер. - Днем он охотник, ночью - разбойник. Почти сотня харь, что промышляют на дороге - вряд ли они все издалека сюда пришли. Нужны местные, чтобы нашли идеальную позицию для засады, провели незамеченной такую ораву, да еще и умудрились все награбленное где-то спрятать. Караван ведь не маленьким был, там телег с десяток штук. - Мав кивнул на эти слова. Коготь продолжил. - Значит, для них и стоянка большая нужна. Опять же не всех лошадей там перебили, да и рабами не побрезговали. А их тоже нужно содержать и кормить. Неужели Гурнальф или как там его этого не понимает?
   - Может и понимает, да только не с его силами лес прочесывать, тут помощь управителя нужна. - Анга налила себе отвара и хлебнула из кружки. - А раз уж слухи по Шустову ходят один страшнее другого, то стража из поселка даже носа не высунет, так и будут за воротами сидеть. И все посадские рядом тоже от страха трястись станут. А если новости доберутся до Выселок, Лесоречья и Гьюдальфа то... бандитам это только на руку - под носом у головы можно целое войско незамеченным провести, не то что десять подвод.
   - Согласен. - Хас посмотрел на мава. - Поэтому надо вопрос с разбойниками решать как можно скорее и на помощь поселковых не надеяться.
   - Как ты это сделаешь? - со смехом спросил Рурк. - Перебьешь их в одиночку? Если бы ты был маг, я бы еще поверил, но ты сам еле на ногах стоишь. К тому же у них маг есть, сожжет тебя и все сразу закончится.
   - Есть много способов. - Туманно произнес Коготь. Про диверсионные операции вы тут не слышали, и это станет для бандитов сюрпризом. В открытой схватке они меня, конечно, сразу порешат, но вот если их ликвидировать по одному... Внезапно ящер почувствовал одобрение, как будто ему дали карт-бланш на все подобные действия. Что ж, с моими умениями и помощью Богов, а также Рурка и Анги, глядишь и справимся, решил он. - Но мне понадобится помощь. - Коготь смотрел на мава. - Ты хорошо стреляешь?
   - Прыгунку в глаз попадаю. - Похвастался он.
   - С какого расстояния?
   - Шагов с пятидесяти могу.
   - А со ста?
   - Можно попробовать, но мишень больно маленькая.
   - Бандиту в шею он точно попадет. - Анга поняла, куда хас клонит.
   - Ну и славно. - Кивнул сам себе мысленно Коготь. - План у меня пока не созрел, так, только наметки. Все будет зависеть от поимки шептуна. Ты ведь местным охотниками серьезный конкурент, они тебя все недолюбливают, значит и относятся к тебе враждебно. Могут и шепнуть кому-нибудь из бандитов, чтобы с тобой разобрались или сами полезут. Но самое главное - заинтересовать шептуна. Возьми вот это. - Он достал из кармана перешитых Ангой штанов деревянную фигурку танцующей девушки-ящерицы и протянул Рурку. - Пока будешь торговать мясом, попробуй кому-нибудь продать. Главное, свети ее побольше, чтобы до соглядатае дошло. А когда они клюнут, сделай так, чтобы кто-нибудь за тобой увязался и прошел до домика Анги. - Коготь посмотрел на знахарку. - А мы его тут ждать будем.
   - Хорошая идея, мне нравится. - Анга посмотрела на мава и одобрительно кивнула. - Они знают, что твое тело на дороге не нашли, значит, тебе кто-то помог. Допрос Рурка ничего не дал и даже если среди стражи и был их шептун, то он точно понял, что микстура - фуфло, а мав ничего не видел и не знает. - Камень-переводчик интерпретировал слово Анги именно так, что позабавило Когтя. - И если кто-то из его подельников заметит такую фигурку, а обычному кыму вряд ли нужно изображение зверобабы, то они легко смогут сложить два плюс два. И начнут за тобой следить, а ты сделай вид, что не заметил их. Приведешь шептунов сюда. Я к тому времени подготовлю настоящее зелье правды.
   - Лучше в сарай, я там лежать буду. - Заметил хас. - Нечего зверей в доме держать.
   - Мысль. - Согласилась знахарка. - Ты все понял? - обратилась она к Рурку. - Твоя задача - засветить фигурку, заинтересовать шептунов и все.
   Коготь смотрел, как мав разглядывает резную фигурку. Ничего в его душе не дрогнуло, хотя для предыдущего владельца тела она что-то да значила. Кот внимательно осмотрел вещицу, его усы забавно торчали вперед, словно он ее изучал и запоминал, потом сунул вещицу в карман.
   - Через два дня. - Напомнила Анга, вставая и направляясь к очагу. - Нужно время все подготовить.
   - Ты так быстро встал на ноги. - Подивился мав, обращаясь к хасу. От былого недоверия не осталось и следа. Он уже понял, что ящер чрезвычайно умен и хитер, раз сумел выдумать такой план. Собственно, как и все его племя.
   - У меня крепкий организм. - Заметил Коготь, допивая остатки отвара. - Сейчас мне нужна только еда и здоровый сон, чтобы восстановится. И тренировки. Попробую начать завтра.
   - А ты справишься с бандитами? - с сомнением в голосе спросил мав. - Я знаю, что на дороге ты укокошил четверых, но там ты был полон сил. Что если не успеешь восстановиться от ран?
   - Поэтому и попросил подождать два дня. Анга сказала, что этого достаточно.
   Мав промолчал. Знахарке виднее, она же целитель.
   - И еще одно. - Продолжил Коготь. - Сходи к кузнецу и купи у него метательные ножи. Проверь, чтобы были хорошо сбалансированы.
   - Это вызовет лишние вопросы. - Сказала от очага Анга.
   - Скажешь, что просто решил потренироваться. - Пожал плечами Коготь. - Захотел. Ты ведь платишь ему деньги за готовое изделие, а что ты будешь делать с ножами, то касаться кузнеца не должно.
   - Попробую. - Проворчал мав. - Правда, я к нему никогда не ходил и это будет выглядеть довольно странно.
   - Тогда гвоздей купи. - Подумав, сказал ящер. - Толстых и длинных. Это-то никого не насторожит.
   - Будешь метать гвозди? - спросила с любопытством Анга. - Это ведь не нож, ими еще попасть в цель надо, не говоря о том, чтобы нанести рану.
   - Убить можно даже этим простым ножом. - Коготь подхватил тот за рукоять и метнул в дверной косяк. Лезвие со стуком вошло в дерево и крепко засело в нем. Рурк посмотрел на нож, на хаса, который пусть с трудом, но встал, подошел и выдернул "оружие" из косяка. - Главное знать, как метать. - Он положил нож на стол и высунул язык. - Похлебка уже сварилась, мы ужинать будем или нет?
   - Будем. - Засмеялась Анга, снимая котелок с огня и подвешивая его на специальную подставку. - Наливайте себе сами, не маленькие уже.
   Звери последовали ее совету и скоро по домику разнеслось довольное урчание и чавканье.
  
   Утром Рурк обошел территорию вокруг домика, проверил возможные следы, не приходил ли кто ночью. На первый взгляд все было как всегда, однако мав все же расставил несколько меток, чтобы потом проверить их вновь. На всякий случай.
   Все трое позавтракали и Анга занялась своими делами, тогда как быстро окрепший Коготь свалил из дома вместе с мавом. Куда отправились звери, знахарка не знала, они ей просто не сказали, но вряд ли выяснять между собой отношения. Скорее, готовить ловушки для бандитов. Сама же Анга заперлась в доме, чтобы случайные посетители не вломились в неподходящий момент и занялась приготовлением зелий. За этим занятием ее и застал требовательный стук в дверь.
   - Кто там? - спросила женщина, одной рукой взявшись за засов, а второй за рукоять ножа.
   - Это Шаркус. - Басовито прогудели из-за двери. - Анга, открой, я пришел проверить, все ли у тебя в порядке.
   Знахарка колебалась какое-то мгновение, размышляя, стоит ли, но потом все же решила открыть. На свои боевые навыки против здорового мужика она не сильно рассчитывала, но хотя бы попытаться его выпереть могла. Дверь отворилась и на пороге показался глава стражи Шустова, могучий Шаркус, чем-то похожий на зверодава. Во всяком случае в домик он вперся без приглашения.
   - С чего вдруг такая забота обо мне? - немного язвительно спросила Анга, давая стражнику пройти. От Шаркуса пахнуло потом, смешанным с кислым пивом и давно не стираной одеждой. Похоже, жена совершенно не заботится о своем муже, подумала знахарка. Стражник загремел латами, обошел стол по кругу, заглянул под кровать, потом уставился на Ангу. - Что-то ищешь? - спросила она весело.
   - Никого в последнее время возле домика не видела? - мрачно прогудел Шаркус.
   - Кроме Рурка и твоих приятелей, бегающих ко мне лечиться от половых болезней, мало кто заходит. - Ответила знахарка. - Ну еще Сайла была пару дней назад, кричала о нападении на какого-то купца и конце света. Что из ее слов правда, я так и не поняла.
   - На купца действительно напали. - Буркнул Шаркус, направляясь к выходу. - Какая-то крупная банда разбойников, так что Грундальф запретил все дальние поездки. - Он посмотрел на женщину. - Тебя это тоже касается.
   - Я вроде бы никуда не собиралась. - Пожала плечами та.
   - До Шустова больше оборота пути. - Ответил тот. - И тропка идет через лес. А ну как лиходеи организуют засаду?
   - И что они смогут взять с бедной знахарки? - притворно удивилась Анга, однако Шаркус ничего не заметил. - Только недоваренные зелья, от которых у них скорее живот заболит или же сами отправятся на встречу с Богами.
   - Например, твою честь. - Стражник скабрезно ухмыльнулся и попытался хлопнуть женщину по заду.
   Анга среагировала немедленно - чуть отступила в сторону, а в ее руке блеснуло лезвие ножа.
   - Не забывайся, Шаркус. - Прошипела она.
   - Ладно, ладно, успокойся. - Примирительно поднял ладони вверх стражник. - Я пошутил.
   - Шутки свои оставь для своей жены. - Анга спрятала нож. - А то воняет от тебя сильно. Когда ты последний раз мылся?
   - Я все время на работе. - Шаркус снова сделался мрачным. - Некогда.
   - Так зачем ты пришел? Просто поболтать? - Знахарка намекнула, что пора бы и уматывать, однако стражник все топтался на пороге. - Или у тебя дел других нет?
   - Я же сказал Грундальф попросил проведать. - Наконец, прогудел он. - Сказал, что не простит себе, если с тобой что случится. И потом, кто нас лечить-то будет.
   - У вас же Афруд есть.
   - После его зелий весь покрываешься прыщами и бородавками. - Шаркус передернул плечами с заметным омерзением. - Лучше уж к тебе сходить, время потрать, чем у этого дурака втридорога покупать.
   - А чего тогда не выгоните его из городка?
   - Так ведь он родня Грундальфу. - Кисло улыбнулся здоровяк. - Неудобно.
   - Неудобно штаны через голову одевать. - Отрезала Анга. - Кыма надо судить не по родственникам, а по делам его!
   - Так-то оно так, да что толку. - Вздохнул Шаркус. - Ладно, пойду я. - Он посмотрел на двоих мающихся бездельем стражников. - Может тебе ребят для охраны оставить?
   - Э, нет! - Замахала руками Анга. - Мне одного шерстяного стражника хватает. Он у меня вторую ночь уже ночует, как с охоты вернулся.
   - Выходит, мав у тебя живет? - удивленно спросил стражник. - А мы возле его гнезда пост выставили, чтобы проследить, вдруг он с бандитами связался. Грундальф сказал, что все же надо проверить.
   - Он? С бандитами? - Анга захохотала. - Не смеши меня! Этот оболтус с торговкой на рынке договориться не может, не то что с бандитами! Ему деньги нужны только чтобы наконечники для стрел покупать, да новые штаны, когда на очередной охоте эти порвет. - Знахарка сделала паузу. - Мне, конечно, он тоже помогает. В Шустов за продуктами сходить, травы горные набрать там, куда я не влезу. - Она посмотрела на Шаркуса. - Хороший он парень, добрый, зря вы так.
   - Парень! Ха! - Засмеялся тот. - Он же зверь! А может он тебя того? - его улыбка превратилась в скабрезную, а приятели-стражники понимающе заулыбались. - Ты уже долго одна и так никого в городе и не присмотрела!
   - Даже если и того, то тебе-то что? - Анга не стала разубеждать Шаркуса. Этот то еще трепло, по городку слухи разнесет, да еще и от себя добавит. Так что пристальное внимание Рурку обеспечено и когда он засветит фигурку... те, кто в курсе - поймут, остальные же будут смеяться и показывать пальцами. - Ты свечку у меня над кроватью не держал, так что вали отсюда! - Стражник, похехекивая, спустился с крылечка. Ему вторили его товарищи, впрочем, женщине на их мнение было наплевать. - Приди еще ко мне за лекарством! - продолжала бушевать Анга.
   - Ладно, ладно. - Снова примирительно замахал рукой Шаркус. - Это действительно только твое дело. - Он посмотрел на шумящий от ветра лес. - Одичала тут уже в одиночестве, вот на любого мужика и прыгаешь, даже будь он зверем. - И, заметив недовольный взгляд Анги, продолжил. - Все, молчу, молчу. Скажу Грундальфу, что у тебя все в порядке.
   - Лучше всех! - крикнула ему вслед знахарка и захлопнула дверь, задвинув засов. Потом улыбнулась. - А неплохо вышло. - Сказала она сама себе вслух.
   Ходившие про нее в городке слухи Ангу мало трогали - деревенские на то и деревенские, чтобы собирать сплетни и всякую ерунду, а потом ею же и хвастаться друг перед другом. Новостей здесь мало. У кого животинка крупным дитем разродилась, сколько рыбы утром выловили, мельник, чтобы ему пусто было, снова цены на муку поднял, а земледельцы все меньше нынче зерна сеют. Соседская девчонка бегала встречаться с сыном головы, а тот про это прознал и выпорол наследника, чтобы, значит, не совал свой... хм... куда не следует. К вдовушке твой муж снова захаживал, я лично видела, Богами клянусь! И все прочее в таком же духе. Так что Шустов несколько дней будет гудеть как растревоженный улей и про бандитов вскоре позабудут. И им хорошо и нам лишнее внимание необходимо. Особенно после того, как Рурк фигурку покажет. Это наведет шептунов на определенные мысли, к тому же они будут знать, что кроме мава никого рядом со мной нет - Шаркус разболтает. Справятся ли эти двое с дюжими мужиками? Хас уверял, что да. Анга ящеров в бою не видела, она вообще их мало видела, но много про них знала из книг. Но знать одно, а удостовериться - это совсем другое. И как же вовремя эти двое из домика ушли, прямо как чувствовали, что кто-то заявится. Анга сама не заметила, как погруженная в мысли занялась привычным делом - приготовлением отвара.
   Проснувшись утром, Коготь почувствовал себя как заново родившимся. Хотя, так оно и было, с какой стороны ни посмотри. Боль в теле почти прошла, а ту, что еще оставалась и ныла на задворках сознания можно было задавить волевым усилием. Что он и сделал. А потом упросил Рурка отвести его в лес, в неприметное место, где можно спрятаться от чужих глаз и потренироваться. Проверить себя после ранения. Права была Анга - у ящеров потрясающие способности к регенерации. Наверное, при желании и хвост отрастить могут.
   За неполных два дня Коготь еще не привык к амортизирующей походке, которую диктовало тело. Если наклонить корпус чуть вперед, а хвост вынести назад, то хас внешне напоминал небольшого динозавра, одетого в штаны и безрукавку, подпоясанного ремнем. Пошуровав в сарае, Рурк вручил Когтю небольшой обоюдоострый кинжал, который еще требовалось как следует заточить, что хас и проделал. Вообще Анга сараем почти не пользовалась - инструменты пылились, точильный круг был поставлен в угол, как только знахарке начал помогать Рурк, ибо раньше его место было если не в центре, то ближе к нему. Ткань мехов горна уже начала потихоньку трескаться и расползаться. Небольшое усилие - и все разойдется по швам. Так что Коготь воспользовался кругом, ручку которого крутил мав, придав лезвию кинжала остроту. Решив, что этого хватит, звери покинули сарай, в котором Рурк в основном подвешивал добычу и выделывал шкуры. Скорняки, правда, не любили брать у него готовую продукцию, предпочитая реализовывать свой товар, так что мав сдавал тушки по дешевке. Да и права была Анга - деньги ему особо были не нужны, только купить самое необходимое и нужное.
   Мав провел его по лесу едва заметными звериными тропками. Коготь запоминал дорогу назад, чтобы в случае чего можно было вернуться самому. Пришлось знатно попрыгать по каменным кручам, после чего кот юркнул в какую-то неприметную пещерку. Хас последовал за ним.
   Внутри было уютненько и сухо, было заметно, что ей пользовался сам Рурк до своего знакомства с Ангой. Здесь он выделывал шкуры и вялил мясо. В одном месте был брошен тюфяк, набитый сеном, место для костра уже давно не использовалось, но Коготь и не переживал по этому поводу. Он сюда не пожрать пришел.
   - Располагайся. - Мав махнул рукой. - Снаружи пещерку не видно, если точно не знать, куда смотреть. - Он помолчал. - Я ее случайно нашел.
   - Хорошо. - Коготь скинул безрукавку, оставшись в одних штанах. Где-то капала вода и на грани слуха шумела подземная река. - А вода откуда?
   - За стеной речка бежит. - Ответил Рурк, подходя к левой стороне пещеры от входа и хлопая ее по камню ладонью (лапой?). - Она здесь скалу проточила и капает понемногу, но на пол пещеры не попадает, дальше уходит. Так что можно плошку подставить и за полоборота полная наберется. - Мав огляделся в поисках чашки. - Я же вроде здесь специально кружку оставлял.
   - Значит, про пещеру еще кто-то знает. - Сделал вывод Коготь. - Или ты забыл, что забрал ее с собой.
   - У меня хорошая память. - Огрызнулся кот, переворачивая тюфяк. - Я ее точно здесь спрятал.
   - Кирку тоже? - спросил хас, показав инструмент, прислоненный к стене и не сразу заметный от входа. Ящер пошел вдоль скалы. - А вот и следы работ. Кто-то начал долбить камень в разных местах и тут же бросил. Зачем?
   - Может, искал драгоценности? - глаза у мава алчно блеснули. Права Анга, воровские привычки кота невозможно исправить.
   - Что-то неудачно. - Покачал головой ящер. - Но ты можешь попробовать. - Рурк взял кирку и примерился ударить по стене. - Только не долби камень, за которым река течет. А то нас тут сразу затопит. - Предупредил его Коготь.
   Рурк промолчал. Он заметил, что ящер прав и скалу ковыряли по всей пещере, откалывая по кусочку. А раз оставили здесь инструмент, то за ним должны были вернуться. Интересно, кто это мог быть? Ладно, оставим пока, решил мав и поставил кирку на прежнее место. Пусть думают, что тут никого не было, а тюфяк потрепали горные остророги, пытаясь добраться до сена. Мав плюхнулся на мешок и начал наблюдать за разминкой ящера.
   Тот сначала присел, потом в полуприсяде перетек с одной ноги на другую, потом резко встал и крутанулся вокруг свой оси. Пошипел чуть-чуть, шевельнул хвостом и резко выбросил вперед правую ногу. Когти схватили воздух, после чего ударили по камню. Ящер быстро заработал руками, производя серию ударов по невидимому противнику, потом присел, совершая подсечку, да еще и долбанул по полу хвостом сверху. Снова хмыкнул, поймал кончик и начал его рассматривать, что-то прикидывая в уме.
   Тело Когтю нравилось все больше и больше. Оно было достаточно гибким и сильным, в чем он сейчас и убедился, к тому же обладало когтями и хвостом, с помощью которых можно было наносить серьезные раны и дополнительные удары противнику. Пятая "рука" так вообще казалась незаменимой, к тому же если на нее одеть железный шипастый набалдашник и превратить в подобие утренней звезды, то станет еще лучше. Главное, самого себя не пришибить. Или же использовать острое лезвие? Нет, шипастый шар явно лучше. Коготь был уверен, что ящеры так и делали, не дураки же они, чтобы не использовать такое преимущество в бою? Возможно, у этого был такой, да во время нападения бандитов он его просто не успел надеть? Все возможно. Когти на ногах опять же хорошее подспорье в бою - можно разодрать одежду и добраться до кожи. Противнику мало не покажется, Коготь это прекрасно осознавал. Он провел серию ударов, проверяя тело на выносливость. Голова не кружилась, кожа на ранах затянулась еще вчера и пока не спешила расходиться. Шрамы, правда, остались, но на ящере смотрелись органично. Да и Коготь не слишком переживал по этому поводу. Он вытащил кинжал из ножен и принялся работать с ним, проверяя различные хваты и меняя позиции. Ящер видел, что Рурк внимательно за ним наблюдает, но не скрывал своих умений от кошака. Им еще работать вместе. Почему-то Коготь был в этом стопроцентно уверен.
   - Зачем нам нападать на бандитов? - спросил вдруг Рурк. - Это дело владетеля, не наше.
   - Потому что иначе они придут резать нас. - Спокойно ответил хас.
   - Зачем им это делать? - не понимал мав. - Ну выжил ты во время нападения, ну и пускай. Купца вон, вообще отпустили.
   - С купца можно выкуп взять, а я лишний свидетель. Они же не знают, что я их лиц не помню. - Коготь продолжал лупить воздух. - Всех остальных убили, значит, не собирались вообще их в плен брать. Что можно взять с простого охранника или землепашца, кроме его рваной рубахи и пары монеток? Все водившиеся у него деньги он и так таскает в карманах. Это первое. - Ящер сделал паузу. - И второе - разбойники должны быть наказаны.
   - Ладно ты, - вздохнул Рурк. - У тебя есть причины так поступать. Но я не понимаю, почему Анга так возбудилась. Начала строить планы по поимке шептуна, ловушки какие-то придумывать, засады. Ей-то это зачем? Проще было сдать тебя старосте.
   - Чтобы он с меня шкуру содрал на сапоги? - иронично спросил ящер и мав прижал уши, поняв, что сболтнул лишнее. - Ты сам сказал, что они и меня подозревают. А чего тогда ты меня, раненого, в Шустов не потащил.
   - Далеко. - Буркнул кот. - Да и не доверяю я кымам. - Добавил он после паузы. - Все они одинаковы.
   - А Анга?
   - Она другая! - Резко ответил Рурк и пояснил. - Откуда-то с юго-восточных окраин Империи, я точно не знаю. Ее страна граничит с Протоками... граничила, пока имперцы туда не пришли. Это было давно, сейчас это просто одна из провинций.
   Коготь промолчал. Отвечать было нечего - он в местной географии не силен. Он ведь понял сразу, что знахарка не так проста, как кажется, особенно с ее магическими навыками. Но знает ли об этом Рурк? Вряд ли. Мав действительно хороший охотник и друг, он честно доверяет женщине.
   - Как долго ты ее знаешь? - спросил Коготь.
   - Почти год. - Ответил тот.
   - И она все время здесь жила?
   - Ну, пришла она чуть раньше, чем я с ней познакомился. - Припомнил мав. - Я тогда в лесу жил... да и сейчас живу. С кымами как-то не слишком плотно общался. Да и вообще... почему ты спрашиваешь? - Мав нахмурился. Его усы снова топорщились вперед, а хвост стал сильнее дергаться.
   - Не нервничай. - Успокоил его Коготь. - Я просто интересуюсь. Ее знания слишком обширны для обычной деревенской знахарки и явно выходят за рамки простых рецептов. Меня она смогла поднять на ноги за два дня. - Он замолчал. - Правда, тут еще и тело помогло, но все равно. Справился бы со мной обычный исцелитель?
   - Вряд ли. - Фыркнул мав. - Скорее уже пошил бы себе куртку. - Он засмеялся.
   - А из твоей шкуры теплый плащ и шапку. - Не остался в долгу Коготь.
   - Ты! - Рурк вскочил и быстро приблизился к ящеру.
   - Я. - Не стал спорить хас. Подраться с котом он не боялся, главное, не дать себя повалить в партер. Еще будучи в человеческом теле Коготь помнил, как дрались уличные коты. Обхватив друг друга лапами и вцепившись клыками в шерсть, они драли шкуры когтями задних лап. Этот вряд ли отличается от них.
   - Мавы, в отличие от вас, никогда не были добычей для кымов!! - важно воскликнул Рурк.
   - А чего тогда они тебе не нравятся? - спросил с любопытством ящер и постучал себя по лбу. - Может быть память твоего народа еще помнит те времена, когда на твоих предков охотились не ради пропитания, а красивого рису...
   Закончить речь Когтю мав не дал, заревев, он выпустил когти и попытался расцарапать ящеру морду. Но тот был готов к такому повороту событий, поэтому отпрянул, ушел в сторону и сам атаковал. Ногами и хвостом. Просто потому, что они были длиннее. Ручки все же у хаса были коротенькими по сравнению с тем же мавом. Нет, брать ложку и донести ее к пасти они могли, на это длины хватало, но вот ударить кулаком... надо было стоять к противнику вплотную, а вот этого Коготь старался избежать.
   Рурк не ожидал, что ящер сам пойдет в атаку, да еще и довольно бодро. Сильный удар в грудь заставил мава немного пошатнуться, а подсечка хвостом едва не опрокинула его на спину. Но тот извернулся со звериной гибкостью и быстротой и сам прыгнул на ящера, пытаясь схватить его и порвать кожу когтями ног. Перед мордой мелькнула зубастая пасть, Рурк прямо слышал, как щелкнули клыки, не доходя до его уха буквально доли фаланги. Кот развернулся, пытаясь обнаружить противника, но тут его самого вдруг спеленали по руками и ногам - хвост ящера обвился вокруг ног, одна нога также прижимала конечности к полу, вторая оказалась закинута куда-то наверх и здорово давила коленом в грудь, а руки вдруг удерживали сильные лапы хаса. Перед мордой Рурка снова возникла зубастая пасть, из которой послышалось шипение. Мав видел, как будучи вертикальным, темный зрачок заполнил весь глаз и ему стало страшно. Он от отчаянья мявкнул, понимая, что сейчас ему придет конец, ибо на него смотрел не разумное существо, а настоящий зверь, уже почуявший добычу. И этот мяв привел в чувство самого Когтя. Усилием воли и разума он взял верх над инстинктами и посмотрел на испуганную морду Рурка, успевшего распрощаться с жизнью. Потом понял, что сам спеленал кота не хуже самбиста и выпустил мава, откатившись назад и встав на ноги. Кот тяжело дышал, насторожено следя за ящером.
   - Не буди во мне зверя. - Коготь шлепнул себя по морде. - А то что-то меня заклинило. - Он тоже тяжело дышал - ослабленному ранами организму вспышка силы далась нелегко и сейчас он медленно приходил в норму. Ящер присел на камень и посмотрел на Рурка. - Я не враг тебе, пойми, просто хочу знать, в какое дерьмо я вляпался.
   Мав медленно встал и подошел к хасу. Усевшись напротив, он разгладил свои усы и начал рассказывать, словно ничего не случилось.
   - Мавы - гордый народ. Настолько, что способны забыть и растоптать свое прошлое, только чтобы не вспоминать о нем. Ты прав, когда-то давно на нас охотились ради красивых шкур. Никто не считал прямоходящих зверей за разумных, подумаешь, какой-то выверт матери-Живы, решили кымы. - Рурк помолчал. - В этом мире может быть только два разумных вида - мары и кымы. Причем последние всегда будут на втором месте. - Кот усмехнулся. - А всякие звери вроде нас с тобой нужны, чтобы радовать высших существ охотой или теплой одеждой. И мы были вынуждены бежать. - Мав опустил голову. - Гордый народ прятался по пещерам, в жарких пустынях, осваивал ледяные земли только затем, чтобы преследователи не настигли их. Много сотен лет продолжалась эта гонка, пока одному из правителей западной страны не пришла в голову идея поставить себе на службу мавов. Он первым заключил договор о ненападении и разрешил жить на его территориях. А чтобы закрепить договор, с тех пор личными телохранителями этого правителя являются мавы. - Рурк вздохнул. - Страны той давно нет, имперцы о договоре не знают или забыли, но кымы как-то более-менее попривыкли к нам и теперь не устраивают диких охот. Хотя, где-то, возможно, наемники и промышляют этим. - Мав посмотрел на Когтя. - Поэтому я в Шустове и не живу, а мою лежку в лесу найти не так просто, если про нее не знать. Одна из мер предосторожности.
   - А Анга?
   - Что Анга? - сначала не понял кот, а потом сообразил. - А, она меня выходила, когда зверодав чуть не прибил. Прямо как тебя. Единственная из кымов, кто относится ко мне не как к ходячему зверю. - Рурк замолчал.
   - Боишься за нее? - Коготь все понял правильно.
   - Да. - Просто ответил кот. - Боюсь, что не смогут отдать ей долг. Жизнь за жизнь.
   - Ну что ж, теперь у нее два должника. - Ящер встал и хлопнул чисто кымским жестом мава по плечу. - Так что давай не разочаруем спасительницу.
   - Что это с тобой было? - напомнил Рурк.
   - Помутнение рассудка. - Коготь пожал плечами. - Я когда тебя схватил, то почувствовал жажду крови. Прямо захотелось тебе горло перегрызть. - Мав шевелил ушами. - Еле-еле остановился. Выходит, я больше зверь, чем ты. - Он снова похлопал Рурка по плечу. - Видимо, в моих жилах еще остались примитивные инстинкты.
   - Не выпускай их наружу. - Мав поднял глаза. - Прошу тебя. - Он сделал паузу. - Если что-то случится с Ангой по твоей вине, то я тебя убью.
   - Как только разберемся с бандитами, то я сразу уйду. - Пообещал Коготь. - Я бы ушел сейчас, но они же все равно придут к домику, для того, чтобы спросить. Сможешь ли ты защитить слабую женщину в одиночку?
   - Да! - мав вскочил и сжал кулаки.
   - А если их будет с десяток например? - хвост Когтя шевельнулся, словно он воздел бровь. - Справишься?
   - Ценой своей жизни убью всех! - Рурк стукнул себя в грудь кулаком.
   - Ценой не нужно. - Засмеялся ящер. По его шипению непонятно, какие эмоции он хочет выразить. - Надо всегда думать головой. - Постучал себя пальцем по лбу Коготь. - И перехитрить противника. Вот избавимся от шайки разбойников, тогда ты с Ангой заживешь по-прежнему. И забудешь обо мне.
   - Куда ты пойдешь? - спросил вдруг Рурк.
   - Подамся куда-нибудь. - Коготь закрутил хвостом петлю. - Где-то же здесь есть место для меня.
   - Почему не вернешься назад?
   - Если я ушел оттуда, значит, так было нужно. - Твердо сказал ящер. - Надо идти вперед и не оглядываться назад.
   - Понятно. - Мав вздохнул. - Будешь еще тренироваться? А то я хотел поохотиться - не с пустыми же руками в Шустов идти.
   - Иди, я буду здесь. - Коготь кивнул головой. - Вечером проводишь меня назад.
   - А если этот копатель тут появится?
   - Ну, тогда у меня будет ужин. - Пошутил хас и, поняв, что Рурк не разделяет его веселья, пояснил. - Это шутка.
   - Какая-то она... жуткая.
   - Черный юмор.
   - Почему черный? - с любопытством спросил мав.
   - А почему нет? - в том же ключе ответил ему Коготь. - Ладно, иди, мне еще нужно проверить все возможности своего тела. Как идет восстановление после ранения и все такое прочее.
   - Хорошо. - Рурк снял со спины лук. - Я буду рядом, если что.
   - Учту. - Ящер отвернулся и уселся в странную позу, попробовав скрестить ноги. У него не получилось и он начал возиться на месте, устраиваясь так, чтобы было удобно. Мав тихонько вышел из пещеры, дабы не мешать.
   Звери вернулись в домик ближе к вечеру. Анга как всегда занималась приготовлением снадобий и легкий стук в дверь вывел ее из сосредоточения. Открыв дверь, она увидела две вполне довольные звериные морды. Один отлично поохотился и тащил с собой три тушки прыгунков, пару мелких верхолазов и крупную птицу. Мав показал собранные в гнезде яйца.
   - Утром можно будет сделать омлет. - Довольно произнес он. Анга кивнула в сторону хаса, вон, мол, повар, пусть он решает, что варить.
   Коготь же поставил в пещере мишень и всю ее истыкал ножом, а также гвоздями, проверяя, как они будут вести себя в полете. Острия нужно было заточить, а так вышло неплохо. Но с метательными ножами было бы лучше, думал ящер, проходя внутрь домика. Анга заперла дверь, подождала, когда звери усядутся, потом обратилась к Когтю.
   - Сегодня стражники приходили. Переживают за меня, предлагали поставить охрану. - Она замолчала, изучая реакцию зверей. - Вы случаем себя не выдали, когда к дому подходили, вдруг они рядом?
   - Мы территорию сперва обошли. - Отозвался Рурк, зачерпывая из котелка ложкой кашу. - Не было никого. Я же говорил, что шустовцы ночью запираются. Они сами нападения боятся, будут еще здесь стражу оставлять. Чего это они вообще озаботились?
   - Грундальф обо мне вспоминает согласно договору. - Фыркнула знахарка. - А вчера он тебя увидел, так сразу же и вспомнил. Только вчера они почему-то не пошли, сегодня приперлись.
   - Наверное, дел в городке было много. - Решил мав. Хас больше помалкивал как всегда.
   - А у вас что?
   - Кто-то в моей пещерке стены ковырял. - Поделился наблюдением Рурк. - Оставил инструмент и на тюфяке явно спал.
   - Это кто же такой ползучий, что смог ее разыскать, да еще и внутрь залезть? - спросила Анга, размышляя о своем.
   - Не знаю. - Пожал плечами мав. - И даже не уверен, что местный. Им вообще эти горы до одного места.
   - А ты что думаешь?
   - Охотник за сокровищами? - вопросом на вопрос ответил Коготь. - В пещере он явно не задерживался, постучал в разных местах киркой и ушел.
   - А камни с собой забрал? - спросила Анга. Мысль так и крутилась где-то поблизости, ее только надо было ухватить.
   - Вроде бы. - Произнес Коготь, припоминая, что каменной крошки рядом с местами выработки не было.
   - Значит, рудокоп пробу брал. - Решила знахарка. - Неужели хозяин решил сюда вернуться?
   - Он бы тогда в свой дом сразу же пришел, а не торчал под открытым небом. - Заметил Рурк. - И тебя бы выселил.
   - Верно. - Кивнула женщина. - Значит, какой-то пришлый, что домик десятой дорогой обходит.
   - Может быть он этого рудокопа где-нибудь прибил, камушки, им добытые, украл и сбыл, приблизительное место добычи у него выяснил и сейчас ходит с киркой по всем пещерам, стены ковыряет. - Высказал предположение Коготь.
   - Все может быть. - Согласилась Анга. - Проклятье, еще и этого шахтера тут не хватало. Вдруг он не один?
   - Мы там ловушку оставили. - Заметил Рурк. - Если попадется, потом посмотрим, кто в ней.
   - Сначала с бандитами надо разобраться. - Глаза знахарки странно сверкнули. - Ты как себя чувствуешь?
   - В норме. - Коготь кивнул. - Если что, глотку перегрызть могу.
   При этих словах мав поежился. Анга заметила выражение его глаз и ей сделалось весело. Похоже, что у Рурка богатая фантазия, решила она.
   - Тогда ты завтра отправляешься в Шустов. - Решила планировщица, указав на мава. - Покажешь фигурку, сболтнешь, что продать попросили, чтобы еды купить. Ну и к кузнецу зайдешь, гвоздей купишь или что там тебе надо. - Анга кивнула в сторону хаса. - Внимания сильно на бабские сплетни не обращай, мало ли что кымы выдумают.
   - Хорошо. - Мав закончил ужин и встал. - Пойду в сарай, длиннохвостов погоняю, да тушки сушиться подвешу.
   - Дверь как следует закрой, чтобы звери ночью не залезли! - крикнула Анга в спину уходящему Рурку. Тот дернул хвостом, мол, слышал, сам знаю.
   - По какому поводу сплетни? - Спросил Коготь, когда мав ушел. Во фразе знахарки он услышал предупреждение.
   - Да так. - Нейтрально ответила та. - Болтают всякое.
   - Стражники что-то увидели? - продолжал напирать ящер.
   - Вот ты въедливый какой! - возмутилась Анга и встала, собираясь помыть котелок. - То, что я стражникам сказала, для дела нужно!
   - А что ты сказала? Про меня вряд ли, они бы тогда уже здесь сидели, - начал рассуждать вслух Коготь, - значит, про Рурка?
   - Пришлось намекнуть им, что я сплю с ним. - Вздохнув, ответила знахарка. - Понятно, что они ушли весьма веселые и в отличном расположении духа.
   - Значит, завтра лишнее внимание нашему шерстяному другу обеспечено. - Ящер встал из-за стола и забрал из рук Анги котелок. - Умно.
   - Теперь я жалею о том, что сказала. - Женщина посмотрела на хаса. - Репутацию себе подмочила.
   - Наплюй. - Посоветовал Коготь. - Когда хреново станет, они к тебе самыми первыми прибегут. Поболтают день-два, да и забудут. Тем более, что если Гуднальф вызвал отряд стражи владетеля им не до тебя будет.
   - Грундальф. - Машинально поправила ящера Анга. - И я не уверена, что отряд прибудет - наверняка бандиты дорогу перекрыли, раз голова запретил по ней ездить. Он по-настоящему испугался. Интересно, что ему купец наплел?
   - Анга, зачем тебе все это? - спросил вдруг Коготь и пояснил. - Ну, связываться с бандитами, засаду на них устраивать? Мне опять же помогать. Разборка с бандитами - это только мое дело, оно... как бы... - ящер замолчал и женщина ждала его пояснения, - обязывает меня так поступить. - Закончил он.
   - Тебя обязали Боги, верно? - спросила проницательная знахарка. Коготь отвел взгляд в сторону. - Я сама догадалась - после таких ран обычные разумные не выживают, - она ткнула пальцем в горло ящера, - если бы не заступничество Богов.
   - Тогда тем более зачем это тебе?
   - Я давала клятву. - Тихо произнесла женщина. - Перед Богами. Нарушение которой, как я уже говорила, вредит тебе едва ли не больше, чем ты кому либо. Боги дали тебе жизнь, но отняли память. Такое тоже случалось. Я же выбрала верно служить народу и исцелять его от болезней. Бандиты - болезнь. - Она посмотрела на ящера. - А ты, я, Рурк и стража - микстура. Потому что не всегда организм можно вылечить одними травами, иногда опухоль приходится вырезать. В данном случае разговоры не помогут - эти кымы сами выбрали свой путь. - Анга прошла к столу и села на лавку. Плеснула себе в кружку отвара. - Я могла бы тебе не помогать, умертвить и приказать Рурку закопать твое тело, продолжая жить дальше. Вот только это была бы уже не я. - Знахарка посмотрела ящеру в глаза. - Не проходи мимо чужой беды, если можешь помочь. Такова одна из заповедей Богини. Я не могу по-другому. Тем более, что эти бандиты - серьезная угроза. - Анга решительно встала. - Для всех. Мы узнаем, где их логово, я лично переговорю с Грундальфом, чтобы он собрал ополчение. Тут каждый умеет держать меч в руке и если все жители встанут плечом к плечу как один, то бандитам несдобровать. И помощь владетеля не потребуется. Таков мой план.
   - Он немного отличается от моего, но помощь не помешает, ты права. - Согласился Коготь. - Значит, ответственность не дает тебе покоя?
   - Да.
   - Кем ты была раньше? - без особой надежды на ответ спросил ящер.
   - Ты, кажется, хотел помыть посуду? - спросила Анга, подняв бровь.
   - Уже иду. - Ящер вышел из домика, аккуратно притворив дверь.
   Он посмотрел на вечерний закат, на ало-малиновые лучи заходящего солнца, на отражение небес в зеркальной глади озера. Рядом шумели кроны деревьев, стрекотали насекомые и изредка перекрикивались ночные звери. Втянул в себя воздух, высунув язык, чтобы ощутить запах трав и леса. После чего решительно зашагал к сараю.
  
   К Шустову Рурк подошел ближе к обеду. Он сделал это специально, чтобы было больше времени потолкаться на рынке, продать добычу - шкурки отдельно, мясо отдельно - и сделать то, зачем пришел. Заодно перекусить в харчевне, послушать о чем там говорят, самому сказать пару слов. Амулет позволял это сделать, уловить, так сказать, общий фон голосов или же сосредоточившись на одном собеседнике, подслушать его. Местные о таких возможностях не знали, поэтому пристальный взгляд мава, если он был незамечен, их не раздражал, зато в Империи сразу бы сообразили, что такой посетитель не просто так зенки пучит. И загорал бы Рурк в тамошней тюрьме до самой виселицы.
   Ворота были открыты нараспашку - похоже, стража уже забыла об угрозе разбойников и как обычно резалась в кости, раскидывая кубики на бочке. Рурк повернул к знакомому стражу, который изображал охрану, повиснув на копье и с тоской глядя на дорогу. Он сразу же оживился при виде мава.
   - Здорово! - страж был рад поболтать даже с мавом, который уже давно не платил за вход в город.
   Это крупные торговые города взимали плату за вход, да и та была чисто номинальной - пара железных не более. Такие мелкие деревеньки как Шустов не могли себе позволить отпугивать случайных посетителей, поэтому плата здесь была еще меньше, а торгующие на рынке полностью освобождались от нее. Кто подсказал такую мысль Грундальфу - непонятно, но все окрестные земледельцы, охотники и рыбаки теперь стремились в Шустов, чтобы славно поторговать и заработать немного деньжат. Корснунг, что стоит на Шторе и так неплохо имеет с переправы и отправке плотов в Миргард, а Шустов живет только вырубкой леса, рыбой и торговлей шкурами. Даже Выселки, где находится пара шахт, и те предпочитают продавать руду в Торнбьеф, поэтому изделия местных кузнецов довольно дорого стоят. Рурк все это узнал из разговоров жителей городка, так что был в курсе.
   - И тебе здравствуй. - Мав приложил руку к груди, повторяя жест кымов. Приветствие с помощью хвоста все равно бы не поняли. - А чего ворота нараспашку?
   - А чего их запирать, да открывать туда-сюда. - Стражник смахнул пот - было жарко. Такая вот особенность Предела - по ночам дикий холод, днем, когда солнце в зените - жара. Или холодный дождь, если погода вдруг испортится. Рурк уже привык и не обращал внимания. - Ты как всегда на рынок? - охранник кивнул на добычу.
   - Да. Потом загляну в мастерскую, нужно кое-что заказать кузнецу. - Мав кивнул.
   - Наконечники закончились. - Понимающе произнес страж и Рурк кивнул.
   Они еще немного поболтали о какой-то ерунде и мав наконец-то прошел в город. Он не слишком любил разговаривать, поэтому старался избегать общения. Но сегодня был не тот день.
   На базаре как всегда уже орали торговки или ругались друг с другом. Пара рядов из деревянных навесов и прилавков - вот и весь рынок. Здесь у Рурка не было своего места, он сдавал мясо по весу одному и тому же кыму - Тарку. Сам бывший охотник, торговец знал толк в оценке как шкурок так и мяса. Впрочем, мех Рурк старался продавать скорняку Михею, так выходило дороже, чем все за бесценок отдавать Тарку. Хотя тот никогда не обманывал, но почему-то подспудно вызывал недоверие у мава.
   - Здравствуй. - Поприветствовал торговец охотника. - Сегодня что-то ты поздно.
   - Одну тушку решил завялить, что-то долго с ней провозился. - Отбрехался мав. - За сколько этих возьмешь?
   - Со шкурками? - спросил Тарк.
   - Только мясо.
   - Ну что ж, клади на весы. - Добыча по одной стала занимать чаши. - Так, за все двадцать железных.
   - Чего-то мало. - Показатель настроения Рурка - усы - забавно растопорщились. - Накинь еще пятерку.
   - Только из уважения к тебе добавлю три. - Улыбнулся во все свои гнилые зубы торгаш. Вот урод, подумал мав, кивая головой. Он понимал, что больше с Тарка все равно не вытрясет.
   - Согласен.
   - Отлично! - Добыча перекочевала под заговоренный прилавок, чтобы сохранить свою свежесть, а деньги ссыпались в кошель Рурка. - Хорошего дня!
   - И тебе не хворать. - Буркнул мав, чем вызвал у торговца приступ веселья.
   Шкурки охотник предполагал продать в лавке, сейчас же направил свои стопы (лапы?) к скупщику всякой всячины, торгующему такими же безделушками. Мав не обращал внимания на косые взгляды теток-торговок, переговаривающихся у него за спиной и тыкающих ему в спину пальцами и при этом хихикающих как умалишенные. Некоторые, правда, поглядывали с интересом, словно что-то прикидывали в своих глупых головешках. Могут придумывать все что угодно, усмехнулся Рурк, меня это не касается. Торговец с удивлением уставился на тормознувшего возле его прилавка крупного мава.
   - Охотник желает что-то продать? - вежливо спросил торговец. Он знал, к кому и зачем ходит Рурк, до этого дня не проявляющий интереса к его продукции.
   - Вот. - Мав вытащил из кармана резную деревянную фигурку танцующей девушки-ящерицы (хаски или хастянки?), отполированную руками почти до блеска. - Сколько дашь за это?
   - Хм... - Торговец взял ее в руки, повертел, тщательно осматривая со всех сторон. - Откуда эта вещица? - невинно спросил он.
   - Нашел. - Мрачно ответил Рурк.
   - Большая редкость в здешних лесах. - Со значением в голосе произнес торговец, после чего добавил. - И оттого бесценная.
   - Такая дорогая? - удивился мав.
   - Наоборот, никому не нужная. - Торгаш давил лыбу, возвращая фигурку маву. - Я могу дать тебе за нее пару железных, чтобы было чем оплатить вход в город, но не более. У меня ее просто никто не купит. Может быть в Миргарде и найдутся ценители искусства резьбы по дереву, но точно не здесь. Тем более раз это хас. Будь то армарка или еще кто-то из их роду-племени, то я бы купил, а так... нет. - Мотнул головой купец.
   - Что ж, и на том спасибо. - Рурк сунул фигурку обратно в карман и потопал к скорняку.
   Сделав вид, что поправляет сумку, он краем глаза заметил, как торговец подозвал к себе мальчишку и что-то говорит ему. Босоногий посол кивнул немытыми вихрами и тут же исчез в торговых рядах. Анга оказалась права, подумал мав. Зачем разбойникам нападать на городок, если они и так ведут себя здесь как хозяева. Им на руку, чтобы жители ни о чем не догадывались и пребывали в своем обычном состоянии.
   Скорняк жил ближе к причалу и запах свежепойманной рыбы раззадорил аппетит мава. Желудок заурчал и Рурк сделал вид, что это он мурчит от удовольствия. Сам же поспешил к торговцу, который был не так радушен как торговец безделушками. Хмуро посмотрев на зверя, он молча указал рукой на весы, второй доставая счеты. Пощелкав ими, скорняк выдал:
   - Тридцать пять.
   - За три шкурки прыгунка и две верхолаза? - удивился мав. - Не маловато ли?
   - Тебе в самый раз. - Мрачно отрезал Михей. - Бери деньги и проваливай, у меня работы полно.
   Рурк фыркнул, но спорить не стал - знал, что бесполезно. Забрал расчет и ушел. Характер у скорняка был скверный, он так не только с мавом общался, но и с остальными, однако дело свое знал хорошо. И покупателей у него, несмотря на этот недостаток, не уменьшалось.
   По пути в кабак мав заглянул к кузнецу, прикупил себе наконечников и посмотрел на два метательных ножа. Размерами они были с хороший кинжал и, представив такие в тонкой ручке Когтя, Рурк развеселился. Он купил один, благо стоил он не дорого, всего-то двенадцать железных, что для такого изделия было очень дешево. И еще мешочек гвоздей. На вопрос кузнеца зачем они ему, ответил, что в домике Анги надо кое-что починить. Кузнец ухмыльнулся, но развивать тему не стал. Когда Рурк ушел, кузнец развернулся к своей жене, которая вышла на звуки голосов и сказал:
   - Прав Шаркус, он ее е..т.
   - Совсем озверела в лесу. - Покачала головой баба. - Того и гляди под зверодава ляжет.
   - А тот ей после этого закусит, как следует. - Засмеялся кузнец.
   - Вряд ли. - Жена покосилась на мужа. - Все знают, что она ведьма. Даже Афруд не смог поставить на ноги Дугана, а эта за два дня справилась. И никого в его дом не пускала, пока ворожбу свою творила!
   - Пускай даже и ведьма и что с того? - спросил кузнец. - Зла она не делает, наоборот всем помогает. Себя вспомни.
   - Ага, а по ночам по небу на метле летает. - Не унималась жена.
   - Дура ты. - Беззлобно ответил ей муж. - Сами себе небылицы придумываете, а потом в них же и верите.
   - Ничего это не небылицы. - Обиделась жена. - Все как есть правда!
   - Ну-ну. - Покивал головой кузнец и начал перебирать изделия, показывая, что разговор закончен. Жена надулась на недоверие мужа. Вот попробуй ко мне грабли свои сегодня вечером протянуть, злобно подумала она, ничего не получишь! Не дам! Подержу тебя на голодном пайке, тогда сразу сговорчивым станешь! Муж даже не догадывался, что из-за какой-то ерунды баба решила его проучить. Сама придумала - сама обиделась.
   Рурк завернул в кабак. Здесь было как всегда накурено, стоял кислый запах пенного пива и вяленой рыбы. Местные пьянчуги уже сидели за столом и что-то бурно обсуждали. Они даже не заметили, что в помещение вошел посетитель, которого здесь практически никогда не видели. Кроме них присутствовали еще два посетителя подозрительной наружности. Рурк прошел к хозяину кабака, который протирал кружки, стоя за прилавком. Это было любимое занятие всех хозяев. Голоса смолкли, как только пьянчуги заметили фигуру мава.
   - О, трахарь пришел! - возвестил кто-то из них, указывая пальцем. Его более трезвые товарищи зашикали на языкастого, но тот все никак не унимался. - Ну-ка, покажи свою шишку, а мы заценим, чего в ней такого необычного, чего нет у нас!
   Рурк подошел к горлопану, его товарищи напряглись, сжав кулаки. Некоторые из них помнили, что тут устроил мав в один из своих первых заходов, сразу же поставив обидчиков на место, сломав одному руку, а второму челюсть, отчего тот до сих пор нормально разговаривать не может. Стража тогда быстро разобралась, кто прав, кто виноват, Рурку впаяли огромный штраф, выплатить который он не смог и пришлось маву отрабатывать. Никто казнить его за драку не стали, тем более, что те два урода сами его спровоцировали, но в правах зверь не был приравнен к кыму, так что ущерб должен был возместить. С тех самых пор Рурк тут старался не появляться. Нужда заставила.
   - Хочешь, я тебе вместо шишки когти покажу? - спросил мав и перед носом у пьянчуги возник острый когтище. - Ну как? Заценил?
   Мозги у пьянчуги совсем отказали.
   - Ты на драку нарываешься, шерстяной тюфяк? - заревев, спросил мужик, вставая с лавки.
   Мав несильно толкнул его и тот упал, перекувырнувшись через сиденье. Остальные его пятеро приятелей резко вскочили.
   - Платить за ущерб будете вы, не он. - Спокойно сказал хозяин, продолжая протирать кружку. Его слова немедленно отрезвили буянов, только первый еще возился на полу, пытаясь встать и орал что-то нечленораздельное. - Я сказал.
   Пьяницы успокоились, уселись на место и начали переговариваться, бросая на Рурка злобные взгляды - платить за разбитые кружки не хотелось. Носы свои, боль можно и потерпеть, а вот удара по карману никто из них не выдержит. Хозяину кабака было наплевать, кто ему заплатит, он уже предупредил. А стоит Рурку выйти за пределы города и он вправе накостылять всем шестерым. Мав вернулся к хозяину.
   - Каждое твое посещение обходится мне слишком дорого. - Посетовал кым, отставив кружку в сторону и облокотившись на стойку. - Что хотел?
   - Слабенькой бражки. Жарко. - Рурк повел усами и шевельнул левым ухом. - И рыбки вяленой. Давно эти пьяницы тут сидят?
   Пьяницы его слышали, но понять не могли - разговор шел между мавом и хозяином кабака. Для остальных звучала непонятная речь и догадаться можно было только по ответам собеседника.
   - С утра. - Хозяин налил полкружки, помня норму мава. Тот никогда полную не брал, предпочитая сунуть морду в кружку и лакать содержимое. Вынул крупную рыбешку и положил на стол. Охотник сгреб еду и сунул ее в карман. - С тебя пять железом.
   Рурк выложил требуемое. Потом достал деревянную статуэтку и показал хозяину.
   - Возьмешь?
   - Что это? - тот повертел в руках. - Ловко вырезано, как живая. - Он вернул фигурку маву.
   - В лесу нашел. Случайно. - Ответил тот, хотя хозяин его и не спрашивал. - Думал, может чего за нее выручу.
   - Обратись к Заракию, он на рынке всякой всячиной торгует. - Посоветовал хозяин.
   - Это у которого прилавок справа в последнем ряду?
   - Он.
   - Я уже там был. Не оценил.
   - Тогда ничем не могу помочь. - Развел руками хозяин. - Мне она точно не нужна.
   Рурк допил остатки холодной браги.
   - Пойду. - Сообщил он и покинул кабак.
   Хозяин взял кружку из-под мава и поставил ее в окно мойки.
   - Тщательнее мойте, настоя не жалейте. - Сказал он и, повернувшись, узрел перед собой еще одного посетителя. Тот все это время сидел за столиком в углу и цедил пиво сквозь зубы, изредка закусывая рыбой. Он сюда как на работу ходил, терся почти весь день, особенно вечером. Деньги у него были и хозяин посетителя не гнал, совершенно не интересуясь, зачем он так праздно проводит время. Пьяницы вон тоже весь день сидят, главное, чтобы платили за выпитое. - Повторить? - спросил хозяин.
   - Да. - Кивнул тот, после чего задал вопрос. - Этот мав... он недавно в городе?
   - Это вы недавно в городе. - Ответил ему владелец кабака, передавая полную кружку и получая деньги. - Он здесь уже давно. Промышляет охотой, живет где-то в лесу. Сюда заходит редко.
   - Вы очень развернуто ответили на мой вопрос. - Улыбнулся незнакомец.
   - Просто предугадал другие. - Пожал плечами хозяин. - Все всегда спрашивают об одном и том же, когда его увидят в первый раз.
   - А сюда он заходит, чтобы подраться? - незнакомец кивнул в сторону поднявшихся из-за стола пьянчуг.
   - Он тут изрядно пошумел года два или три назад, с тех пор старается избегать конфликтов. - Ответил хозяин. - Но не всегда удается. Эти ребята получат свое, они еще просто не знают. - Он указал подбородком в сторону выходящих посетителей.
   - А как же власти?
   - А что власти? - не понял владелец. - Ну подрались, с кем не бывает. Вот если он опять кому-нибудь руку сломает или челюсть, тогда да, посадят его на пару сезонов, будет опять дороги в городе мести да дерьмо из ям выгребать. - Хозяин поморщился. - Воняло от него тогда знатно, мылся-то раз в пять дней. Так что Грундальф ему срок быстро скостил, чтобы вонь не нюхать. Теперь Рурк часть дохода жене того пьяницы отдает, аккурат раз в треть сезона. А это немалые деньги. А пьяница у нее их отбирает и здесь гуляет.
   - Если все всё знают, то почему не повлияют на него? - удивился незнакомец.
   - Это их дело, пускай сами разбираются. - Отмахнулся словоохотливый владелец.
   - А что за фигурку он вам показывал?
   - Купить хочешь? - спросил хозяин. - Тогда поспеши, мавы ходят быстро.
   - Я собираю всякие редкости. - Поделился незнакомец своим промыслом. - Покупаю, продаю, меняю, на это и живу. Просто в полутьме я не разглядел как следует, а подойти к нему не решился - мне показалось, что охотник был не в духе. Вот когда он успокоится... вероятно, после драки, то где я могу его найти, чтобы переговорить насчет этой фигурки? Осмотреть и оценить, так сказать.
   - Я же говорил, что он живет в лесу. - Повторился владелец. - Никто не знает, где его лежка или где там мавы живут. Может в дупле на дереве, откуда я знаю? Единственная, кто может вам помочь - это знахарка. Анга. Она живет возле отвесной скалы рядом с каскадом водопадов, это по тропинке вправо от города и все время вверх. Идете все время прямо, не промахнетесь. Можете сходить к ней - Рурк часто туда захаживает. Возьмите с собой деньги - если хотите купить, то они вам понадобятся. Если просто посмотреть - лучше подождать его здесь. Дня через два-три он опять появится. Притащит добычу на продажу.
   - К сожалению, я вынужден буду покинуть ваш гостеприимный городок. - На лице торгаша нарисовалась грустная улыбка. - Поэтому лучше прогуляюсь до домика. У вас здесь безопасно или мне стоит взять охрану?
   - Наймите дюжих молодцов с причала - они своим видом отпугнут лихих людей. - Дал совет владелец. - У нас тут недавно купца ограбили, говорят, крупный караван был, так что голова решил усилить охрану и запретил дальние поездки. Но кымов ничего не останавливает, все равно один за одним прутся.
   - Думаю, первое время после ограбления дороги станут безопасными. - Улыбнулся торговец. - Ибо бандиты затаятся, чтобы стража немного расслабилась. А потом через треть или чуть позже снова выйдут на дорогу.
   - Вы-то откуда знаете?
   - Я очень много путешествую. Объехал всю Империю начиная от жарких пустынь юга и заканчивая западными ноголомными скалами. Не был только в Протоках и здесь, в Пределе. В Протоки, сами понимаете, из Империи соваться никакого желания нет, так что пришлось повернуть сюда.
   - А едете вы с какой стороны? - спросил хозяин, чтобы определиться с маршрутом гостя.
   - Через Скьягкхуф и Аргенхоф. - Правильно выговорил названия незнакомец. - С запада на восток. Попробую проникнуть в страну хасов через Змеиные горы.
   - Не ездили бы вы туда. - Мрачно сказал владелец кабака. - Хасы - они настоящие звери. Порвут вашу тушку на части и тут же забудут, что вы тут были. Туда имперцы не суются, не то что простые путешественники.
   - Вот как? А вам что-нибудь известно об их племенах? - в глазах у незнакомца появился нездоровый блеск одержимости.
   - Мне нет. - Отрезал хозяин и тут же перевел разговор на прежнюю тему. - Спросите лучше у Рурка как к нему попала их фигурка.
   - Эта фигурка - изображение хаса? - на лице у посетителя появилось неподдельное удивление.
   - Ну да. - Согласился хозяин. - Какая-то танцовщица, хотя, может быть это и мужик. По ним не поймешь - сисек-то у них нет.
   - Это верно. - Согласился незнакомец. - Благодарю вас за беседу, поспешу, возможно, что успеют нагнать этого мава.
   - Счастливой дороги. - Пожелал хозяин.
   Если бы он вышел из кабака и посмотрел бы вслед незнакомцу, то удивился, почему тот пошел не к городским воротам, а свернул направо к торговым рядам. Остановился возле торговца безделушками, перекинулся с ним парой слов, потом к ним прибежал мальчик, что-то сказал. Мужчины кивнули, один из них кинул мальчику монетку и тот, довольный, убежал. А незнакомец пошел на причал. Вероятно, чтобы нанять дюжих молодцов для охраны. А возможно что и нет.
  
   Хиск осторожно пробирался через лес к домику Анги. Можно было пройти по тропке эти несколько линий, но шептун решил не рисковать. Он получил задание от Странника разузнать, откуда у этого мава такая необычная фигурка. Которая могла быть только у одного существа - того самого хаса, который порешил четверых лесных братьев. Главарь зачем-то оставил его на съедение зверям, хотя из шкуры можно было сшить себе отличные сапоги. Но Странник идею Хиска не поддержал, когда тот возмущался при своих такой расточительностью. Слишком заметно, сказал он. Тебя по ним тут же и вычислят. А вместе с тобой и всех нас. Шептун попытался было возразить, что он не предатель, как поток его словесных оправданий перебил тяжелый взгляд главаря. Делай, как говорит Странник, велел он и пришлось послушаться. А потом тела возле дороги не нашли. Тряхнули мальчонку, который резал хасу горло, тот клялся, что на лезвии была кровь, а под телом сразу же натекла большая лужа. Странник стал чрезвычайно задумчив и переговорил с главарем, после чего отправился в Шустов. А через два дня от него пришла весточка, чтобы Хиск прогулялся до хаты этой знахарки, которая жила в уединении. Местные постоянно к ней бегали за микстурами и настоями, так почему бы и нам не обратиться за помощью? Так думал Хиск и многие другие, пока главарь не разъяснил, что ведьму лучше не трогать. Проще добыть ее снадобья через кого-то, чем напрямую, хотя Хиск не понимал, почему бы бабу просто не припугнуть. Живет она здесь чуть больше года, шептун видел, как она появилась в Шустове с большой сумой за плечами, переговорила с Грундальфом и ее проводили к домику. Да чего там говорить, он и сам к ней бегал за микстурами от мужского бессилия. Цены знахарка конечно ломила, но ее снадобья работали гораздо дольше, эффективнее и лучше чем у того же Афруда. Наверное, главарь прав, не стоит попадаться ей на глаза, тем более раз она знает Грундальфа. А тот известен как скорый на расправу дядька и помощники у него все такие же. Главарь этого купца ограбить решился только потому, что заказ на него пришел, а так бы ребята промышляли небольшими грабежами по всем дорогами, что вдоль озера и от Корснунга и до самого Торнбьефа проложены. С Семьей у них обоюдовыгодный договор - они не грабят таверны, те разрешают шептунам в них подслушивать и выбирать жертв. За малую долю конечно. И все довольны.
   Лес уже давно погрузился во мрак, когда Хиск достиг домика знахарки. Свет в маленьких окошках не горел - женщина уже давно спала, запершись на засов. Но шептун туда лезть и не собирался, достаточно просто заглянуть. Выдал ему Странник один амулет, с которым ночью видишь как днем. Мавский глаз назывался. Хиск повесил его себе на шею еще пару оборотов назад и путешествие по лесу превратилось в дневную прогулку, правда с каким-то синим оттенком.
   Первым делом Хиск решил проверить сарай. Доски были плотно подогнаны друг к другу, ведь строил еще Хабр, а он ко всякому делу подходил очень скрупулезно и тщательно. Шептун покрутился возле сарая, прокрался к двери, приподнял щеколду и шмыгнул внутрь. Лежанку он увидел сразу - куча сена с накрытой простыней, на которой едва виднелись кровавые пятна, одеяло из шкур, под которым кто-то лежал. Рурк? Вряд ли, судя по слухам, тот скорее будет ночевать в доме. Хиск начал красться к спящему, чтобы удостовериться, что это он. Делал он это очень осторожно, прекрасно зная, какой у мавов исключительный слух. Когда до одеяла осталось пара шагов, что-то зашуршало наверху и шептун поднял голову. Сверху на кыма свалился ящер, ударом ноги вырубая Хиска.
   Очнулся шептун от выплеснутой из ведра холодной воды. Он захлопал глазенками, замотал головой, стараясь как можно быстрее прийти в себя. Ощутил, что крепко привязан к столбу, амулет с него точно сняли, но хозяева запалили лучину. Чтоб и самим видеть и пленнику было все ясно и понятно в какую жопу он залез. Прямо напротив Хиска стояла Анга и хмуро смотрела на рыбака, который изредка прибегал к ней за микстурой. Справа от нее расположился тот самый разыскиваемый Странником ящер, слева - Рурк. Мав брезгливо наблюдал за шептуном.
   - Он пришел один? - спросила знахарка. Она проснулась буквально несколько частей назад и пришлось быстро привести себя в порядок, чтобы разговаривать с пленником. Коготь поймал его меньше оборота назад и привязал в сарае.
   - Я проверил. - Ответил Рурк. - Никого. Если его и ждут, то ниже по тропе и очень далеко.
   - Меня ждут. - Облизнув губы, сказал Хиск. - Отпустите меня и вас не тронут. Им нужен только он. - Он кивнул головой в сторону хаса.
   - Зачем? - спросил тот.
   - Куртку из твоей кожи сшить и сапоги. - Шептун засмеялся. Хлесткий удар тыльной стороной ладони разбил ему губы. Хиск выплюнул кровь на пол. - Бей сколько угодно, я все равно ничего не скажу.
   - Я тебя бить не собираюсь. - Ящер приблизил к нему свою морду, шептун храбро смотрел в немигающие вертикальные зрачки. - Я тебе в голову залезу и сам все узнаю. - Он положил руки на макушку Хиска. Тот ощутил холод и прикосновение чешуйчатой кожи и ему стало страшно. - Ты мне выложишь все, что скрываешь.
   - Ничего у тебя не выйдет. - Трясущимися губами ответил шептун. Неужели у хасов есть ментальные маги? Тогда он погиб! Этот вывернет ему все мозги наизнанку и заставит делать все, что ему вздумается. Но Хиск еще похорохориться, он сможет сопротивляться проклятым способностям змеи, которая якшалась с Хаосом!
   - Лей. - Сказал ящер и зажал пленнику нос. Хиск терпел до последнего, пока не стал задыхаться и только когда стало невмоготу, распахнул рот. Туда немедленно потекла какая-то горькая и вязкая жидкость, шептун закашлялся, часть вдохнул, часть проглотил. Изверги продолжали лить, пока Анга не сказала:
   - Довольно! Теперь немного подождем. - Она посмотрела на пленника, который от такой ударной дозы уже поплыл. - У вас будет не больше пяти частей на вопросы, потом он отключится.
   - Приведем его в чувство и зальем снова. - Пожал плечами Коготь.
   - Это сразу же убьет его. - Покачала головой Анга.
   - Тогда не станем тратить ценное зелье на это дерьмо. - Хас посмотрел на знахарку, после чего повернулся к шептуну. - Слышишь меня?
   - Да. - Ответил тот как сомнамбула.
   - Зачем ты пришел сюда?
   - Чтобы выяснить жив ли хас, которого прирезали на дороге. Его тела не нашли и главарь встревожен, что змеюка может кого-нибудь опознать из шептунов, что стреляли из луков и рассказать Грундальфу. Тогда всех повяжут. - Пленный давал развернутые ответы, зелье провоцировало его на это.
   - Много шептунов в Шустове?
   - Много. - Кивнул болван. - Я, Актар, Сомул, Финг...
   - Достаточно. - Махнул рукой Коготь - эти имена ему ничего не говорили и он не собирался вскрывать шпионскую сеть в Шустове. Перед ним стоит немного другая задача. - Когда ты должен вернутся к своим с докладом?
   - Завтра утром меня будет ждать Странник в лесной роще, что возле родника. Это восемь линий от Шустова по дороге на Торнбьеф, потом свернуть на Выселки и пройти еще две линии, дойти до поваленного дерева, повернуть налево, вниз по склону еще линия и несколько забегов. Появится пруд с водопадиком, заросший кустами, его обойти справа, подняться наверх - там будет родник и каменная скамья. Странник будет ждать известий там.
   - Что он будет делать, если ты не придешь?
   - Сначала проверит все тайные логова в Шустове, потом пошлет пятерку проверить домик знахарки. Если они меня не найдут, тогда будут спрашивать Ангу, потому что она здесь живет и все в банде это знают.
   - Ну еще бы, - фыркнула та, - вы под видом рыбаков ко мне чуть ли не каждый день бегали в первое время.
   Коготь поднял руку, призывая к тишине.
   - Где находится основной лагерь?
   - От главной дороги на Корснунг недоезжая Лесоречья есть отворот направо. - Начал рассказывать шептун. - Он скрыт за кустами, которые выкапывают из земли и сажают обратно, когда нужно проехать на телеге. Дорогой пользуются нечасто, потому там трава почти не примята. Она выходит прямо к лагерю - обнесенной высоким частоколом ровной площадке возле старой выработки. В шахте находится главная зала, хранилище добычи, оружейная, тренировочная комната, спальные места. Через шахту протекает подземная река, проблем с водой нет.
   - Наблюдательные вышки есть?
   - Да, две штуки, стоят возле ворот.
   - Что за частоколом?
   - Кухня, пара палаток для дежурных, небольшая кузница под навесом, стоянка для телег. - Тут же отрапортовал пленный.
   - Много телег входит?
   - Пять штук.
   - Понятно, почему они остальные не взяли. - Произнес Рурк. - Просто не поместились бы.
   - Что делает охрана в случае штурма?
   - В пещеру уходит веревка, к которой подвязан колокол через систему блоков. Часовой звонит - все выбегают.
   - Другой вход в пещеру есть?
   - Нет. - Замотал головой пленный. - Я о нем не знаю. - Его лоб покрылся испариной, хотя в сарае не было жарко и Анга куталась в теплую шкуру.
   - Он уже на грани. - Предупредила она. - Скоро вырубится.
   - Немного осталось. - Кивнул Коготь. - Сколько в банде че... че... кымов?
   - От семидесяти или чуть больше. - Тут же ответил Хиск. - Есть десяток орков.
   - Орки? - удивился Коготь. Это слово звучало точно также как и в земном языке. - Как они выглядят?
   - Могучие сильные воины с клыками наружу и чуть зеленоватой кожей. Женщины волосы на голове заплетают в косы, мужчины бреются налысо, редко кого увидишь с волосами. Предпочитают одевать тяжелые доспехи и шлемы.
   - Понятно. - Описание совпадало с таковой расой в земных компьютерных играх. Чудеса. Но об этом поразмыслим потом. - Орки - основная ударная сила?
   - Да, сражаются очень хорошо. - Подтвердил пленник. - Главарь с их командиром ведет себя на равных, редко приказывает, больше просит. Они в основном занимаются грабежом на восточной дороге, режут путников редко, только если те вызывают их на честный бой, но одним своим видом... - Хиск закатил глаза, с его губ закапала слюна.
   - Все, хватит! - крикнула Анга. - Он сейчас отрубится!
   Мышцы шеи шептуна расслабились и подбородок коснулся груди. Через несколько секунд он захрапел. Коготь посмотрел на пленника, потом на Ангу.
   - Что будем делать? С толпой мы вдвоем явно не справимся.
   - Можно притащить этого к Грундальфу, пусть повторит все, что говорил. - Предложила знахарка.
   - Ты же сказала, что его больше нельзя поить. - Заметил хас.
   - Остаточный эффект зелья держится два дня. Просто прикажи ему повторить и он расскажет все свои ответы в том порядке, в котором ты задавал вопросы.
   - Понятно. - Коготь посмотрел на пленника, потом на Рурка. - Далеко отсюда эта роща?
   - Если по прямой и идти через ту щель, то не очень. - Мав изобразил рукой гору. - Дорога с перевала идет вдоль скал и спускается как раз возле речки, что через Выселки течет, а там и до Лесоречья недалеко. Можно быстро сбежать по дороге вниз и устроить засаду.
   - Он сказал - ждать будут утром. - Ящер посмотрел на Рурка. - Мы не успеем доставить Грундальфу этого и навестить Странника. Хотелось бы взять того живьем, он явно не последняя фигура в банде.
   - Идите прямо сейчас. - Анга посмотрела на зверей. - Я пошлю весточку в Шустов и голова сам прибежит ко мне.
   - Пусть лучше пришлет кого-нибудь. - Проворчал Рурк. - В городе шептуны на каждом углу. Нужно было заставить его выдать все имена.
   - Список бы затянулся, поверь мне. - Коготь приложил свою руку к груди, жестом показывая, что уверен в этом. Он подошел к пленному и проверил веревки. - Тогда этого оставим здесь, а сами пробежимся до места. Ты не против поохотиться на двуногую дичь?
   - Я только за. - Мав замотал хвостом из стороны в сторону, после чего посмотрел на Ангу. - Но как ты пошлешь весточку Грундальфу, у тебя же нет рукокрыла!
   - Ну, мои способности, конечно, слабоваты, - женщина улыбнулась, - но не бесполезны. Он услышит, обещаю.
   - Снова какая-нибудь проклятая магия. - Проворчал хас, проверяя кинжал в ножнах. - Возьми лук - пригодится. - Это уже Рурку.
   - Идите уже, без вас разберусь. - Анга выгнала зверей из сарая, прихватив молоток, заперла временную тюрьму и вошла в дом. Она достала из сундучка небольшой камешек и, примерившись, разбила его. Ярко-красный свет полоснул по потолку и тут же исчез. Ну все, остается только ждать, подумала знахарка и принялась готовить себе бодрящий отвар. Стражники дикие засони и не сразу доберутся до ее дома. Возможно, будут только к утру, но кто знает, стоит ли сейчас ложиться спать. Или же немного подремать? Анга сама не заметила, как, присев на лавку, уснула. Все эти тайные убийцы и шептуны очень сильно выматывают. Очень.
  
   Глава 3.
  
   Через свою заветную лазейку Рурк Когтя не повел. Кот что-то прикинул в своей мохнатой башке, пошевелил шерстяными пальцами в воздухе и направился приблизительно в ту сторону, откуда пришел разведчик бандитов. Ящер последовал за ним - глупо что-то спрашивать у проводника.
   Две стремительные тени мчались через лес, постепенно взбираясь на гору, чтобы перевалить ее и выйти к дороге. Коготь уже понял, что нападение произошло гораздо дальше от домика Анги где-то в районе перевала, оттого Рурку и пришлось пробираться пещерами, чтобы значительно сократить путь. Сама же дорога спускалась вниз с того самого места, идя по ложбине между двух лесистых гор, упираясь в перекресток. Налево - Шустов, направо - Торнбьеф и через пару сотен шагов тропа до Выселок. Прямо - Корснунг и где-то там лагерь бандитов. Все это на бегу Когтю рассказал Рурк, просто чтобы у ящера сложилась карта в голове. Сейчас особого смысла скрываться не было, поэтому звери и взяли высокий темп. Вот уже подходя к назначенному месту стоило поберечься, тем более, что мав знал, где оно. За много лет он излазил эти горы вдоль и поперек и уж точно знал, где находится основной лагерь бандитов - та самая заброшенная шахта про которую говорил пленный. Просто здесь Рурк предпочитал не охотится - далеко от собственного шалаша на дереве, много кымов бродит по лесу и по дороге, дичь осторожная и пугливая. Вот дальше на запад, за озером, там да, там конкурентов мало, потому что не каждый решится пройти вдоль скалистых гор и обрывистого берега, балансируя с добычей на плечах, шагая по тоненькому деревцу, перекинутому через пропасть в качестве мостика. И дорога на Аргенхоф проходит севернее, через Корснунг. Так что в юго-западных, если считать от озера, лесах охотники предпочитали не промышлять - туда пройти-то сложно, а уж с добычей на плечах.... Разве что со стороны Аргенхофа зайдут. А вот Рурк мог. Ну и хвастался перед ящером этим своим умением. Впрочем, Когтю было наплевать на его старания.
   - Сюда. - Тихо произнес мав, указывая рукой на поворот и звери шмыгнули в кусты, чтобы двигаться параллельно дороге.
   По небу позли тучи, в которых изредка проявлялся лунный свет. Самого спутника из-за ветвей видно не было, но даже того света, что он давал, ящеру вполне хватало, чтобы отчетливо видеть как днем. Поймав неожиданно возникшую в голове мысль, он спросил у Рурка на бегу.
   - В ночь нападения на караван было также светло? - и указал рукой вверх.
   - Нет. - Мотнул тот головой. - Оба глаза Ночного Охотника были закрыты. Это только сегодня он чуть-чуть приоткрыл Левый.
   - Приоткрыл, значит. - Хмыкнул Коготь, но продолжать не стал. Выходит в этом мире два спутника, раз два глаза. И "работают" они поочередно, иногда вместе, иногда света не дают совсем. Похоже, прошлые ночи были именно такими. Через какое-то время он все же спросил. - А сколько времени нужно, чтобы они прошли полный цикл? То есть закрылись, открылись...
   - Я понял. - Перебил его мав, ныряя в кусты. - У нас этот период называется Большой Охотой. Это когда Ночной Охотник изволил продрать сначала один свой глаз ото сна, потом второй, потом раскрыл оба, знатно поохотился и снова их закрыл. По летосчислению кымов это почти полный сезон без нескольких дней. Он составляет сто восемь дней, они его делят на три и одну часть называют "треть". - Рурк рассказывал все подробно, зная, что у ящера плохо с памятью и он этого мог просто не знать. - В каждой трети по тридцать шесть дней, они их делят еще на три - получается двенадцать. Эти двенадцать в Империи называют двунадесять или дюжина, а здесь - ладонь. - Мав пошевелил пальцами. - У кымов двенадцать фаланг на четырех пальцах - они большим все остальные считают. Получается, что в одном сезоне три трети, а в трети три дюжины, а в одной дюжине три четверти, то есть четыре дня. - Кот посмотрел на хаса. - Это они дюжину еще на три делят, чтобы короче было.
   - Понятно. - Кивнул Коготь. Ну что ж, вполне логично. - А год сколько длится?
   - Четыре сезона. - Тут же ответил Рурк. - Первый - он только начался - когда земля просыпается ото сна и можно сеять. Везде приходит тепло, которое превращается в жаркий зной во втором сезоне. В третьем начинается сбор урожая, а четвертый - время холода и снежных бурь. Правда в разных районах мира сезоны различаются по длительности. - Мав перешел на шаг и, высунув свой длинный язык, лизнул себе нос. - Но в Империи приняты такие стандарты - оттуда все и пошло. Ихние звездочеты как-то там подсчитали, что год длится четыреста тридцать два дня. - Выдохнул кот. - Анга рассказала бы тебе больше - я сам только от нее все это узнал. Мы такой ерундой не заморачивались - дни считать. Поймал добычу - живешь. Не поймал - ходи голодный.
   - Как-нибудь спрошу. - Коготь заметил, что Рурк совсем остановился. - Далеко еще?
   - Мы почти рядом - еще пять-шесть забегов и окажемся возле родника.
   - Не торопись. - Хас машинально присел. - Пойдем медленно по спирали - так мы сможем обнаружить возможную засаду. Этот Странник вряд ли придет на встречу один - его точно должны охранять.
   - От своего же шептуна? - с сомнением в голосе спросил мав.
   - Вдруг вместо него появится отряд стражи. - Подсказал Рурку Коготь. - Тогда Странник успеет сбежать, когда его засекут. Я бы взял с собой трех, но может быть и больше. Так что идем след в след, траву не тревожим, - нога ящера как-то странно проскользила почти над поверхностью земли, раздвигая травинки, - при обнаружении засады - стараемся тихо придушить.
   - Убивать? - шепотом спросил Рурк.
   - Ну а что с ними еще делать? - вопросом на вопрос ответил Коготь. - Охрана - мелкая сошка, нам нужна рыба покрупнее.
   - Понял. - Мав взял правее. - Иди за мной. - Махнул он лапой.
   - Погоди. - Остановил его ящер, тронув за плечо. - Давай договоримся об обозначении жестов. - Он указал себе на глаза. - Этот - вижу противника. - Показал один, потом два пальца. - Это - сколько штук. - Поднял кулак вверх. - Стоп, что-то обнаружил или унюхал. - Ударил ребром ладони в ладонь. - Атакуем. Ясно?
   - Я не запомнил. - Буркнул Рурк. Пришлось повторить еще раз. - Хорошо, идем. - Кот двинулся первым.
   Звери растворились в кустах. Двигались они медленно и старались оставаться незаметными, чтобы не вспугнуть дремавшую на гнезде птицу или же уснувшую в кустарнике дичь. Ну и бандитам на глаза не попасться. Рурк вообще думал, что все, что они сейчас делают - бесполезная трата времени. Ну разве у разбойников хватит мозгов вообще выставить охрану? Тем более раз они ждут своего подельника? Этому ящеру явно отшибли башку в драке. Пускай он ничего не помнит, но вести себя так, как будто ты ползешь в стан к врагу?... не, он, Рурк, уверен, что этот Странник придет один.
   Внезапно хас снова тронул его за плечо, и когда мав повернулся, приложил палец к губам, указав куда-то в сторону. Рурк посмотрел в том направлении и вздрогнул - буквально в десяти-двенадцати шагах от них возле поваленного дерева, прикрывшись кустарником сидел здоровенный мужик в поношенной кольчуге и кожаном шлеме. Он чуть-чуть шевельнулся, разминая мышцы и не сводя глаз с удобной тропинки, которая и вела к водопадику. Зверям повезло, что они шли через густой кустарник, да и ветер дул от мужика. С нюхом у Рурка всегда было плохо, он больше полагался на глаза и уши, а вот хренов ящер видимо сумел почуять этого соглядатая. Мав показал знаком, что нужно атаковать, но хас замотал башкой. Он растопырил свою руку, показав все четыре пальца. Рурк понял - могут быть и другие. Коготь прочертил указательным пальцем круг, мол, обойдем всю округу, выясним все лежки, потом нападем. Мав, обдумав предложение, согласился. Он отодвинулся чуть в сторону - веди мол и ящер, периодически высовывая язык, возглавил их охотничью двойку.
   Двигаясь, как предложил Коготь, они обнаружили еще двоих. Один сидел в середине кустарника и только стойкий запах пота и выпитого недавно алкоголя позволил его засечь. Второй поселился на дереве и изображал птицу. Устроился удобно на раздвоенной толстой ветке и даже умудрился чуток подремать, решив, что все эти предосторожности не более чем блажь Странника. Сам же искомый объект обнаружился лежащим на той самой каменной скамье. Сначала у Когтя возникла мысль его выкрасть по-тихому, но потом он ее отмел. Эти трое всполошатся и тут же донесут главарю шайки о пропаже его шпиона. Лагерь приготовится к осаде, возможным заложникам тут же перережут глотки, сдерживая обещание. Похоже, на помощь шустовцев можно не рассчитывать - они с места не двинутся, потому что на них будет давить купец. Так что этих троих обязательно в расход, решил ящер и подозвал к себе Рурка.
   - Свяжи этого, который на скамье спит и приготовь к транспортировке. - Прошептал он. - А я перебью всех остальных.
   - Справишься? - с сомнением в голосе спросил мав и хас кивнул. - А что если нет?
   - Справлюсь. - Проворчал Коготь. С каждым часом ему все больше и больше нравилось это тело. - Будь осторожен - у них тоже могут быть амулеты ночного видения.
   - Как ты сказал? - едва хрюкнул Рурк, развеселившись. - Надо запомнить и рассказать Анге.
   Коготь чуть толкнул мава в сторону спящего главаря, а сам направился к последнему обнаруженному часовому. Тот держал в поле зрения сидящего на ветке, тропинку и лужу с водопадом. Если и начинать, то только с него.
   Страж покусывал травинку и завидовал сидящему на дереве, который почти откровенно дрых. Проклятый Странник, чтобы демоны Хаоса его забрали, снова решил перестраховаться!! Как будто вместо Хиска сюда заявится Грундальф со своей командой! Да этот тупица, едва услышав по нападении, тут же приказал никого не впускать и не выпускать. Запрет, правда, продлился недолго, но оно и понятно - Шустов на одной рыбе без окрестных землепашцев не выживет. И вообще, зачем надо было посылать Хиска туда одного? Нагрянули бы всем отрядом, ящера этого окончательно прирезали, знахарку до кучи тоже, все равно она бы их заметила и сразу же донесла. Сперва ее оприходовали, конечно, мечтательно подумал страж. Жопа у нее ничего такая, круглая и кожа опять же мягкая и чистая. Одно слово - имперка! Прямо как те бабенки, что в лагере сидят. Часовой начал представлять знахарку в разных позах, как чья-то холодная рука зажала ему рот, а шеи коснулось что-то острое. Страж только и успел, что взмахнуть руками, как немедленно умер - кровь ручьем хлестала из глубокой раны на горле. Тело рефлекторно пыталось дергаться и произвести как можно больше шума, но Коготь знал, как обращаться с такими клиентами. Прошло несколько секунд и страж прилег отдохнуть в траву. Навсегда. Ящер вытер лезвие ножа о ткань его штанов и быстро переместился под дерево. Он сунул клинок в чехол, закрепленный на ключице, и полез наверх. Рурк нововведение не оценил по причине своей консервативности точно также как и Анга, но Когтю было пофиг на их мнение. Он точно знал, что оружие в бою должно быть под рукой.
   Стопы ног вывернулись так, что напоминали когти электрика. Обдирая кору, ящер свечой взмыл под крону и точно также как и первому, всадил нож в шею второму стражу. Тот забулькал кровью, замахал руками, словно собирался взлететь, но не вышло. Пристроив тело на ветвях так, чтобы не рухнуло вниз, Коготь посмотрел, как Рурк профессионально вяжет дергающегося Странника, которому мав засунул тряпку в рот, чтобы тот не орал, после чего спустился вниз и направился к кольчужнику.
   А вот с этим так просто не получилось. То ли он от природы обладал острым слухом, то ли что-то почуял (а бывало и такое, когда вот-вот хочешь прирезать противника и тот неожиданно поворачивается), но когда Коготь приблизился для атаки, как часовой повернулся в его сторону. Новичок бы растерялся и момент для атаки был бы упущен, но ящер очень быстро умел принимать решения в этих ситуациях. Он резко прыгнул, лишая подвижности противника, как это было недавно во время тренировки с Рурком. Разбойник зарычал и попробовал вынуть кинжал из ножен, чтобы пронзить неожиданно возникшую перед ним бестию, как та, раскрыв свою зубастую пасть, перекусила ему горло. Коготь ощутил вкус теплой человеческой крови, почувствовал, как она стекает по краям пасти и капает на траву. Часовой дернулся и ящер раскрыл пасть, выпуская жертву. Первоначально Коготь не хотел так поступать, но сработал инстинкт. Или же это подсказала память тела? Неважно, но в этот момент человеческое сознание, помещенное в тело зверя, не стало его останавливать. Тыкать ножом в горло было уже поздно, да и Коготь был неуверен, что лезвие пробьет кольчугу, уж больно мелкого плетения она была, если он попробует пырнуть часового в живот. Ящер выпустил жертву и бугай повалился на траву. Его башка едва держалась на лоскутах кожи - мощное давление челюстей легко перекусило шейные позвонки. Коготь отошел чуть назад и сплюнул оставшуюся во рту кровь на траву. После чего пошарил по поясу часового, нашел флягу с тухлой водой и тщательно прополоскал пасть. Умылся остатками и занялся мародерством.
   Обшарив всех троих, он стал счастливым обладателем трех чуть тронутых ржавчиной мечей, пары кинжалов, пятерки отличных ножей, большого кожаного мешка, кошеля, в котором звенело немного наличности, каких-то сухарей, вяленого куска мяса, хорошей бухты веревки и каких-то амулетов. Камней было пять и все Коготь ссыпал в кошель вместе с деньгами - небольшого размера они отлично поместились. Рурк к тому времени обшарил Странника, тоже разжился деньгами, ключами и едой, после чего перетащил его вниз. Тучи окончательно закрыли Левое Око и наступила такая темень, что зверям пришлось полагаться исключительно на свое зрение. Всех троих убитых стащили к скале, пристроив в каменной нише. Коготь собирался завалить их камнями, как Рурк тронул его за плечо.
   - Природа приберет.
   - Так животные потом на путников нападать будут, - заметил ящер, - когда расчухают вкус мяса. - Он кивнул в сторону мертвецов.
   - До этого чего-то не нападали. - Весело фыркнул мав. - На одиночку - попробуют, да только никто тут по дорогам по одному не ходит - двуногие звери гораздо опаснее. - Рурк тоже кивнул в сторону трупов.
   - А если сюда кто-то проверить придет? Из этих?
   - Дня два или три пройдет, прежде чем о пропаже узнают. - Оптимистично заявил мав. - Идем, - он поудобнее перехватил Странника, который пребывал в отключке. Перед тем, как его связать, Рурк влил пленнику в рот сонное зелье, - Анга там одна столько времени.
   - Идем. - Согласился Коготь, напяливая на себя тяжелый мешок с торчащими из него рукоятями клинков.
  
   В дверь домика постучали чуть позже полуночи, когда темень уже перевалила свою законную середину и теперь неохотно уступала предстоящему дню. Знахарка взяла в руку кинжал и откинула щеколду, отскакивая от двери назад. В ее левой руке загорелся огонек - ее сил хватит, чтобы удержать его несколько частей. Дверь отворилась и в помещение ввалился огромный Грундальф собственной персоной, чуть не задев башкой потолок. Выглядел он не выспавшимся и злым, но, увидев, что с Ангой все в порядке, вздохнул с облегчением.
   - Ну, чего звала? - грубовато спросил он, пройдя к столу и плюхаясь на лавку. Схватил своей лапищей кувшин с бодрящим настоем, понюхал и немедленно осушил его за один присест. Настоящий грубый мужлан-северянин, подумала Анга, знаком показывая страже остаться снаружи. Личный телохранитель Грундальфа и до кучи командир стражи и старый его приятель Олаф кивнул и притворил дверь. Такой же огромный и сильный как и его предводитель, он прекрасно понимал, что знахарка не просто так позвала его голову к себе. Значит есть повод.
   - У меня в сарае сидит шептун разбойников. - Анга подошла к Грундальфу и отобрала у него кувшин. - Для этого кружка есть. - Укоряющее сказала она.
   - Они у тебя все слишком маленькие. - Усмехнувшись, фыркнул деревенский вождь. - Не моего размера. - Он резко посуровел. - Значит, шептун. - Также резко встал. - Веди.
   - Погоди пока. - Положить руку на плечо высокому кыму было сложно, но Анга справилась. - Для начала сядь и расскажи мне все о купце, который сейчас у тебя прячется. Я знаю, что разбойники его отпустили и назначили выкуп, я не понимаю, почему ты вместо рукокрылов гонца в Торнбьеф не мог послать? Их ведь всех в лесу перебили, раз управителя с отрядом так в Шустове и не появился.
   - Купец прямо-таки умолял и ползал передо мной на коленях, чтобы я рукокрылов к владетелю не посылал. - Грундальф отвернулся и посмотрел в стену. - Пришлось пойти ему на уступки.
   - А как же разговоры про трех рукокрылов с письмом? - удивленно спросила Анга. - Все думают, что их разбойники переловили и они не долетели.
   - Брехня это. - Голова посмотрел на огонь, плясавший в очаге. - Я специально слух распустил, чтобы народ успокоить. А то сидели бы сейчас по домам с вилами наготове, а так пускай обычными своими делами занимаются.
   - То есть в Торнбьефе ничего о нападении на караван не знают? - уточнила знахарка и громила кивнул. - И что же такого предложил тебе купец, что ты решил пойти у него на поводу?
   - Сказал, что поможет с торговлей в городе. - Нехотя отозвался Грундальф. - Что построит новый причал, откроет свою лавку и будет рекомендовать своим приятелям-купцам, чтобы они не из Корснунга до Миргарда сплавлялись, а сразу из Шустова. По озеру, а потом по реке.
   - А о том, что корснунговцы могут ворота на реке поставить, ты не подумал? - спросила вождя поселка Анга.
   - Подумал. - Кивнул тот. - И о том же купца спросил. Но Торганд сказал, что все уладит, есть у него там связи. В крайнем случае поговорит с кем надо и владетель голову в Корснунге сменит. Он ведь к другой волости относится - Аргенхофу, а те тоже на реке сидят. Они и так неплохо за переправу получают, а плотогоны только налог за стоянку им платят. - Грундальф почесал затылок. - Ну подумаешь купцы будут им за проезд или как там это называется, проплыв, платить? Начинать-то свой путь они от нас будут. А это значит, что деньги в казну Шустова рекой потекут.
   - Ты губешки-то закатай. - Анга щелкнула голову по носу. - Все купцы - кымы хитрые, они только о своей прибыли пекутся, а не о чужой. Это сейчас торгашу выгодно, чтобы ты шум не поднимал, а ну как история эта с разбойниками повторится, то что ты будешь делать, а? - Знахарка уперла руки в бока. - Купец привезет им выкуп, заберет свой товар и дорогу сюда забудет. Станет плавать вдоль берега и товары через Зааслав или Хьялнтоф возить. И останешься ты со своим старым причалом и десятком рыбаков, которые новые сети себе купить не могут, у разбитого корыта. А купец этот еще и через своих слухи разнесет, что через Западный перевал лучше не ходить, там де опасно, лихие кымы шалят, а голова обеспечить порядок на дороге не может, так что идите через Восточный. Это который возле Торнбьефа выходит. А дальше также по реке до Шторы. И захиреет твой городишко - мало кто захочет свои товары разбойникам отдавать.
   - Так там же горные пороги? - усомнился Грундальф. - Как их на плотах-то проходить? Разнесет ведь в шепки!
   - А рудокопы на что? - хихикнула Анга. - Если все купцы решат, что здесь ходить караванами опасно, они вскладчину закажут коротышкам русло расширить и углубить. У тех уже опыт есть, они справятся.
   - Ты-то откуда знаешь?
   - Я много чего знаю. - Туманно намекнула голове знахарка. - И думать умею на несколько шагов вперед в отличие от тебя. - Она легонько стукнула здоровяка по макушке ложкой, которую взяла со стола. - Купец ведь не о товаре своем заботится, он бы легко расстался с ним, если бы не... что?
   - Сын там у него в заложниках. - Грундальф посмотрел на Ангу. - Поэтому и нападать на бандитов нельзя - те пригрозили, что если отряд стражи на дороге поблизости встретят, то головешку своего сына купец в мешке увидит.
   - Но ты ведь своих посмотреть высылал?
   - Высылал. - Кивнул Грундальф. - Сразу же как купец прибежал, тем же утром. Они твоего мохнатого друга не видели, но двух каких-то оборванцев взяли, когда те трупы обшаривали. - Громила замолчал. - Вся охрана там полегла и несколько простых мужиков, что в Предел ехали. Кто жизнь вымаливать не стал. - Голова посуровел. - Своих, видно, бандиты забрали, чтобы по харям мертвецов на остальных не вышли.
   - Следы работы мага нашли?
   - Да - места сожжения хорошо видны. - Кивнул Грундальф.
   - Он у него один? - спросила Анга после паузы, возвращаясь к разговору о купце. - Сын. - Пояснила для здоровяка.
   - Это старший, - ответил голова, - средний в Миргарде лавкой рулит, младший в Империи учится. Еще вроде дочка есть, но баба не наследница, ее замуж удачно пристроить - все ж дело.
   - А не средний ли собственного отца заказал? - спросила вдруг Анга.
   - Да ты что! - возмутился Грундальф так, что аж вскочил. - Не мог он! Родная же кровь!
   - Еще как мог. - Хмыкнула знахарка.
   - Ты нам свои имперские замашки не приплетай. - Мрачно произнес громила. - Не мог он и все тут!
   - Ладно, убедил, не мог. - Пошла на попятный Анга и искоса посмотрела на Грундальфа. - И что ты собираешься делать?
   - Ты меня позвала, чтобы посреди ночи потрепаться? - ворчливо спросил тот, плюхнувшись на лавку и снова получил ложкой по макушке.
   - Короткая же у тебя память. - Покачала головой знахарка. - Я же тебе сказала - у меня в сарае шептун бандитов сидит, которого мои... - она не знала сперва как сказать, потом вздохнула и продолжила так, чтобы громила понял, - звери поймали.
   - Звери? - удивился тот. - Ты себе еще кого-то завела кроме этого драного мава? - и ухмыльнулся. Так мерзко и понимающе, мол, я-то знаю, чем ты тут с ним на самом деле занимаешься. Анге немедленно захотелось треснуть со всей силы по этой ухмыляющейся физиономии, но она сумела сдержать себя. Тем более, что сама же эти слухи вчера же и распустила.
   - Тот хас, что ехал вместе с караваном купца - выжил. - Спокойно продолжила она, Грундальф перестал улыбаться и слушал внимательно. - Его Рурк притащил, а я выходила. Он был при смерти, частично потерял память и узнать нападавших не сможет, но они-то об этом не знают, поэтому усиленно его ищут. А он их. - Анга сделала паузу. - Выжил он только чудом и заступничеством Богов... я знаю, после таких ран обычно сразу помирают, а этот почти пять оборотов держался, пока Рурк его до меня тащил. - Она посмотрела на Грундальфа. - Месть его подпитывала - он этих бандитов сам теперь ищет и не успокоится, пока всех не вырежет. Как только он почувствовал себя лучше, я сразу же пустила слух в Шустове о том, что он находится у меня. Результат сидит у меня в сарае - можешь полюбоваться.
   - Купец утверждал, что змеюка связан с бандитами. - Припомнил голова. - Что он их на караван и навел.
   - Купец сейчас будет валить вину на всех подряд. - Отмахнулась Анга и посмотрела громиле в глаза. - А ты его не слушай - он скажет все так, как ему будет выгодно. Ящер не причем, я тебе уже сказала - у него веские мотивы разбойников искать. Все. Точка. - Знахарка замолчала. - Шептунам редко режут горло от уха до уха и уже тем более не приходят проверять, точно ли он умер. Сидящего в сарае Коготь с Рурком поймали и уже допросили. Можешь узнать много интересного, если послушаешь его болтовню.
   - Коготь значит. - Грундальф похлопал себя ладонями по коленям и повертел головой. - Имя помнит, а остальное нет. - Знахарка молчала. - Ну и где они прячутся? Ведь все равно нас заметили.
   - Ушли за главой шептунов, неким Странником. - Анга внимательно следила за реакцией громилы. - Знаешь такого?
   - Нет. - Чуть подумав, качнул тот головой. - Какое-то бандитское прозвище. - Он уставился на знахарку. - Я предпочитаю с ними не разговаривать, а головы им рубить.
   - Вот теперь я узнаю старину Грундальфа. - Анга прошла к котелку и налила в кувшин еще немного отвара, протянув его громиле. - Который всегда ратовал за справедливость и наказание для всех пойманных разбойников. А вот прежде чем рубить, подумать головой - нет. Как же ты сумел проморгать такое гнездо у себя под боком?
   - Не режь по больному. - Буркнул здоровяк, хлебнув бодрящего напитка. - И так не знаю, что делать. Как и купцу угодить и бандитов приструнить. - Он задумался. - И так и так ничего путного в голову не приходит. Собери я сейчас ополчение - его сыночка точно вздернут. Сиди тихо - они совсем обнаглеют и в Шустов полезут. Как бы городок не захватили - поживится там есть чем.
   - У них есть кулак орков. - Подлила масла в огонь Анга. - Десять харь.
   - Этого еще не хватало! - Грундальф снова вскочил и заходил по комнате, что для него было сложно - потолки низкие. - Пленный сказал? - Знахарка кивнула. - Вот же... проклятие хаоса! - Стукнул ладонью в ладонь громила. - И что мне теперь делать? - с надеждой в глазах посмотрел на Ангу вождь Шустова. В бывшем простой сотник, он привык выполнять четко поставленные приказы, редко когда думая головой. И старшим в городе его назначил бывший владетель Торнбьефа, знакомый с ним по ратному делу. Это сейчас там пузан какой-то сидит уже лет восемь или больше, приятель выше пошел, ко двору самого Владыки. Знахарка все это знала - выяснила в первые дни пребывания здесь, чтобы быть в курсе дела.
   - Для начала сядь и послушай. - Грундальф послушно опустился на лавку. - Коготь с Рурком ушли ловить Странника и я знаю, что у них получится. - Уверенно начала говорить Анга. - Хищники в этом деле мастера, не чета кымам и армарам. Его мы разговорим также как и этого шептуна - главный над ними явно знает гораздо больше, чем рядовые исполнители. Выясним все досконально об их лагере - сколько там бандитов, где содержатся пленники, какова защита, часто ли сменяются дозорные и прочее. Этот, который в сарае, утверждал, что вход только один - старая заброшенная шахта недалеко от Лесоречья, но я уверена, что это не так. Должен быть другой выход и его нужно только найти. - Знахарка замолчала. - Как только мы все узнаем о гнезде бандитов - то будем думать, как взять эту цитадель, чтобы пленники не пострадали. Думаю, что хас нам в этом поможет.
   - Как это? - не понял Грундальф.
   - Он необычный ящер. - Анга пощелкала пальцами в воздухе. - Я еще не разгадала его полностью, но котелок у него варит. - Она постучала себя пальцем по виску. - В определенном направлении. Это он придумал, как захватить и допросить шептуна, а его боевые навыки говорят о том, что в своем племени или откуда он там родом, он явно занимал не последнее место среди воинов. Другой вопрос - почему он его покинул? Мне он не сказал, да и вряд ли скажет.
   - Так может он прикидывается, что потерял память? - спросил с надеждой в голосе Грундальф. Здоровяк уже представлял как казнит хаса и сошьет себе отличные сапоги из его шкуры.
   - Скорее фрагментарно. - Ответила Анга и, заметив непонимание на лице громилы, пояснила. - Частями. То есть он помнит, как устраивать ловушки, но не помнит элементарных вещей, например, сколько дней в дюжине или сезоне и тому подобное. Так что здесь я склонна ему поверить. И потом, у него есть личные счеты к этим разбойникам, я же говорила. Иначе бы он просто молча ушел, прихватив еду и оружие.
   - Вот как? - удивился Грундальф. - И какие же?
   - Ты чем слушал, балда? - Знахарка снова легонько ударила ложкой Грундальфа по макушке. - Отомстить за себя любимого, конечно! И уничтожить исходящую от них угрозу. Он едва пришел в себя, сразу же хотел уйти, чтобы не подвергать меня и Рурка опасности, но мне удалось его отговорить. А мав рассказывал, что дерется он гораздо лучше него, а ты на себе знаешь с какой быстротой они наносят удары когтями.
   - Да уж. - Здоровяк машинально потер старый шрам на шее, доставшийся вот от такого прямоходящего зверя. - Значит, ты надеешься на их помощь?
   - Они по своей природе разведчики и лазутчики. Могут проникнуть куда угодно. Думаю, что нам нужно готовиться к штурму лагеря бандитов и тут твоя помощь как раз кстати. Как только пленники окажутся в безопасности, то разбойников можно будет атаковать. Собери верных тебе людей и будьте готовы.
   - Среди них маг. - Мрачно напомнил ей Грундальф.
   - Это не маг, а так, отрыжка академии. - Махнула рукой Анга. - Лиши его посоха и ничего-то он не сможет сделать. Если оба... зверя проберутся внутрь шахты и прибьют его - нам это будет только на руку. Ну и пленников спрячут, чтобы их не убили.
   - Вдвоем? - развеселился громила. - Против банды? Да их там на куски пошинкуют в пять мигов!
   - Уверена, что нет. - Отрицательно мотнула головой Анга.
   - Ох уж эта ваша имперская уверенность, - Грундальф снисходительно посмотрел на знахарку. - В Предел-то вы также уверенно полезли и по соплям получили.
   - Ты не сравнивай неподготовленную кампанию и разработанную операцию по ликвидации банды. - Немного резко, чем нужно, высказалась Анга в защиту Империи. - Это другое.
   - Ну-ну. - Покивал головой громила. - А чего тогда ты здесь в домике на краю жопы мира живешь, а не в имперских казармах?
   - Это тоже к делу не относится. - Голос Анги звенел сталью и здоровяк ее прекрасно понял. Мол, не переходи за грань и все будет хорошо. Он даже почувствовал отголоски их первой встречи, да и волосы по всему телу зашевелились точно также как и тогда.
   - Как скажешь. - Нейтральным тоном отозвался Грундальф. Маги всегда пугали его, пускай и такие слабые, как Анга. - Значит, от меня нужны только воины?
   - И чтобы не трепали попусту языком. - Кивнула знахарка. - Ты пришел только с Олафом или еще кого привел?
   - Пятерку стражников. - Ответил громила. - Подумал, вдруг у тебя что-то серьезное случилось - амулет засверкал так, что даже жена проснулась.
   - Утром весь Шустов будет знать о том, что ты ко мне зачем-то ходил. - Помрачнела Анга.
   - Она у меня не из болтливых. - Обиделся за супругу Грундальф. - Я ей сказал молчать, значит будет молчать. Уроженки Гостлунда всегда и во всем слушаются своего мужа.
   - Зато шустовцы собирают сплетни за пятерых. - Вздохнула знахарка. - Ладно, зови своих, накормлю их остатками ужина, да отвар вам бодрящий сварю. А ты пока можешь с пленным поговорить, но учти, он будет отвечать именно то, что рассказал нам. Это с новичком можно творить что хочешь - повторно использовать зелье правды получится только через несколько дней, да я и не вижу смысла тратить его на эту мелкоту. Подождем, когда Коготь с Рурком вернутся с более крупной добычей. Хочу провести допрос при тебе.
   - Первый раз увижу, как действует зелье правды. - Признался громила, направляясь к двери.
   - А чем вы Рурка в городе поили? - спросила Анга.
   - А шут его знает, Афруд чего-то там намешал. - Пожал плечами громила. - Но точно не зелье правды - тогда мав раскололся бы как миленький.
   - Есть такой эффект. - Кивнула знахарка, выливая из котелка остатки холодного отвара и наполняя его водой по новой. - Ну, чего стоишь, зови их, пусть отдохнут перед "тяжелой" работой. - Она хихикнула.
   Грундальф неопределенно качнул головой и отворил дверь, чтобы выкрикнуть приказ. Стражники с удовольствием вошли в дом, где было тепло и уютно, ибо снаружи уже наступал предутренний холод и воины изрядно подмерзли. Что может быть лучше согревающего напитка и тепла от очага?
  
   Дорога назад вместе с пленником на плечах заняла чуть больше времени. Оба хищника распределили нагрузку - Коготь тащил мешок с оружием и барахлом бандитов, Рурк - самого Странника. Ведь кроме него там никого и не могло быть. Старались двигаться через лес быстро, особенно осторожно когда перебегали дорогу. Однако в это время суток можно было двигаться безопасно - кымы спали в своих постелях и даже бандиты предпочитали валяться на тюках набитых соломой. В лесу опасность представляли только звери, но прямоходящие родственники вполне могли с ними договориться. Ночные хищники, заметив идущих через лес "конкурентов" предпочли с ними не связываться, ибо запах смерти, витавший рядом с одним из них, явственно говорил об этом.
   Когда подходили к домику Анги, чуткий слух Рурка уловил разговор кымов. Мав сделал знак хасу, снял свою ношу с плеча, которая к тому времени очухалась и теперь зло вращала глазами, прекрасно понимая, к кому угодила. Коготь также бесшумно снял мешок, вытащил пару метательных ножей и двинулся вслед за Рурком к сараю.
   Возле постройки стояли два стражника и едва слышно переговаривались. Ветер помог маву и донес до него обрывки разговора. Рурк по знакам отличия признал городскую стражу Шустова и выпрямился, но ящер дернул его вниз. Стража шевеление в кустах не заметила.
   - Это шустовцы. - Пояснил свои действия кот. Коготь быстро прикинул в голове варианты.
   - Меня они не должны видеть - вдруг захотят вздернуть.
   - Анга им наверняка объяснила, что ты не причем.
   - А что если нет? - с сомнением в голосе произнес ящер. - Сделаем так - оружие я припрячу, а то эти уроды живо на него свои загребущие лапы наложат, а ты выйдешь к ним с пленником за плечами - тебя-то они знают. И иди по дороге, а то еще с перепугу застрелят. - Указал когтем хас на тропинку. - А я тут побуду, неподалеку.
   - Вдруг твоя помощь понадобится.
   - Вот когда понадобится, тогда и позовете. - Глаза Когтя сверкнули. - Далеко от дома уходить не нужно - буду рядом, услышу.
   Оба вернулись за мешком и за пленником, который попытался до него доползти и разрезать веревки о чуть торчащее лезвие меча. Коготь обругал себя последними словами, увидев эту картину. Кто же противника рядом с оружием оставляет? Только тот, кто хочет, чтобы он сбежал, какой-нибудь идиот вроде тебя. Значит он, Коготь, идиот и есть. Просто не подумал про это, а сразу же двинулся за котом. В следующий раз нужно прежде думать, чем лезть спасать очередную попавшую в беду прЫнцессу, решил ящер, сильно пнув пленника, отчего тот охнул. Обоим разведчикам повезло, что Рурк спеленал его так, что тот только и мог, что перекатываться из стороны в сторону и извиваться как червяк. Мав попытался водрузить его себе на плечи, но Странник задергался, мешая. Пришлось приложить его еще раз так, чтобы он отключился. Кот благодарно кивнул и потопал к тропинке, чтобы показаться перед стражей. Коготь же спрятал мешок недалеко от сарая, сунув в особо густые кусты, а сам взобрался по деревянной стене на крышу постройки и затаился там. Охрана ничего не заметила - она отвлеклась на идущую со стороны Шустова фигуру.
   Это тело все больше нравилось Когтю, оно слово было предназначено для специальных операций. Крепкие когти находили малейшие щели, а сильные мышцы позволяли удерживать тело на весу. Даже сюда, на крышу, он взобрался так, как будто прогулялся вдоль набережной - спокойно и неторопливо, не производя ни малейшего шума. Сверху в предутренних сумерках было хорошо видно, как стража подходит к Рурку, о чем-то с ним беседует, а потом все трое идут к сараю. В крыше были щели и Коготь распластался по ней, заглядывая внутрь.
   Там широкоплечий высокий мужик что-то спрашивал у шептуна, который выглядел натуральным болваном после зелья. Рядом с мужиком стояла Анга и иногда давала комментарии. Их речь была невнятная и Коготь не мог понять о чем ведется разговор. Видимо, радиус действия амулета-переводчика был небольшим, да и со слухом у хаса было туговато - в основном он надеялся на нюх и зрение.
   Дверь сарая отворилась и внутрь зашел Рурк, бросив свою ношу на пол. Один из стражи направился к домику Анги, чтобы позвать остальных. Когтя на крыше он не заметил, а тот все время смещался относительно наблюдателя. Внутри постройки шептуна отвязали от столба и привязали на его место добытого бандита, который уже понял, что сейчас его будут допрашивать. Он до крови закусил губу, попытался вырваться и напасть на ближайшего стража, однако побег ему не удался - проклятые звери нашли в потайном кармашке заточку и изъяли ее, к тому же этот рывок был жестом отчаянья - Странник надеялся, что стража зарубит его и Грундальф с проклятой имперской подстилкой, выдающей себя за знахарку ничего не узнают. Но не вышло. Голова еще был не стар и вполне в силе, так что один единственный удар в живот заставил Странника передумать. Пока он с всхлипами втягивал в себя воздух, его крепко примотали к столбу, а Анга пошла за зельем, спросив Рурка, где Коготь. Тот помахал рукой в воздухе - где-то, мол, прячется. Грундальф нахмурился и резко каркнул, пусть вылезает, его, мол, не тронут. Это Коготь прекрасно услышал и понял. Он уже хотел было спуститься вниз, как заметил, что один из охранников, что вышли из домика (там, оказывается сидели еще двое!) вместо того чтобы пойти к сараю, завернул за угол. Поссать что ли пошел, подумал Коготь, но ведь туалет в другой стороне. Чуйка как всегда заставила насторожиться. Его окликнул товарищ, страж махнул рукой, мол, сейчас подойду. Анга исчезла в домике, второй воин направился к постройке, а вот первый что-то так и не появился. Это уверило Когтя в своих мыслях. Он тихо спрыгнул с крыши в кусты - приглушенный шлепок никто не услышал - и пробрался в сторону домика, чтобы проконтролировать стража. Которого на месте не оказалось. Ящер снова высунул язык и понял, что тот совсем не к сараю направился, а в противоположную сторону - в лес. Коготь усмехнулся - он редко когда ошибался.
   Фравн бежал быстро, так быстро насколько мог. Он старался как можно скорее покинуть лес и уже по дороге добраться до сидевшего в кустах шептуна, вместе с которым и уйти в лагерь. Похоже, что его служба у Грундальфа уже закончилась, чему прячущийся под личиной стража разбойник был только рад. Все эти утренние и вечерние разводы на посты, проверки и осмотры так его достали за эти годы, что он готов был зверем взвыть, но главарь запрещал ему покидать службу. Ведь он один из немногих, кто смог завоевать доверие Грундальфа, а это много стоило. Банда ведь не вчера образовалась, она существовала в этих лесах уже почти пять лет, только разбитая на мелкие группки. И нападали они именно на тех, на кого указывали шептуны. И он, Фравн, был одним из этих шептунов. Его задачей было контролировать передвижение отрядов стражи и вовремя сообщать о них. Поэтому банду так долго не могли обнаружить, тупоголовый Грундальф даже не мог связать воедино все эти нападения! И его можно было долго водить за нос, если бы не эта чертова змеиная тварь! Которая, оказывается, не сдохла на дороге, а была спасена другой такой же тварью, только мохнатой! Ух эти зверолюбы!! Будь воля Фравна, он бы всех этих тварей уже давно испепелил, их деревни сравнял с землей, а на их местах обитания уже давно жили бы кымы! Все зло от них!! Но сейчас он должен как можно скорее добраться до лагеря и рассказать, что Грундальфу все известно!
   Когда Фравна подняли среди ночи, он, похлопав спросонья глазами, быстро оделся и выбежал за командиром Олафом, который не объяснял причин побудки. Потом был быстрый бег вверх по тропинке к домику знахарки во главе отряда, который вел сам Грундальф. Старый хрыч оказался довольно силен и даже не запыхался, когда прибежал к жилищу ведьмы. Конечно, на нем же не было тяжелых кожаных лат и кольчуги, а также шлема. Фравн тяжело дышал, когда вся эта гонка неожиданно закончилась. Вспотевшие стражи немного отдохнули, после чего их позвали в дом. Фравн поначалу недоумевал, зачем вообще понадобилась эта гонка, но увидев запертый на замок сарай, воротина которого всегда была приоткрыта, когда он приходил за микстурами, смекнул, что проклятая ведьма кого-то умудрилась поймать. И сейчас этот кто-то сидит в сарае под замком. И это может быть любой шептун из Шустова, который по заданию Странника, главного над шептунами, отправился сюда. Фравн в общих чертах знал организованную главарем иерархию в банде, но вот чем занимались отдельные ее члены, был не в курсе. У него своих забот хватает. И сейчас самая главная - добраться до лагеря.
   Внутри домика, куда их позвали погреться, все и выяснилось. Как и предполагал Фравн одного из шептунов захватили проклятые твари, а ведьма сварила зелье правды и тот запел как птах в поле, рассказав все, что знал. И где находится лагерь и где будет его встреча со Странником. Фравн поперхнулся отваром, когда услышал, что звери отправились за ним. Попроситься в кусты именно сейчас выглядело бы подозрительным и он решил дождаться, когда они притащат пойманного и займутся им вплотную. Все будут заняты и его исчезновения никто не заметит. Благо, ждать пришлось недолго - Грундальф поперся разговаривать с шептуном, с ним Олаф и ведьма. Фравн собрался было свалить, но командир оставил его внутри, решив, что тот заболел, раз так сильно кашлял, когда из кружки пил. Ведьма ему еще отвара от простуды предложила, сучка этакая! Пришлось выпить и сделать вид, что полегчало. Так что свалить не получилось. Тем более, что Хагрид все время рядом крутился. А потом приперлись звери и Фравн решился. Сказал, что ему срочно нужно в кусты, мол, сейчас подойдет, а сам, постояв для вида и усыпив бдительность, удостоверившись, что все скрылись в сарае или доме - рванул в лес. И вот сейчас бежит так быстро, как только позволяют тяжелые доспехи.
   Коготь заметил стража довольно быстро - тот несся через кусты не разбирая дороги, продираясь напрямик и при этом пыхтел как паровоз. Легкие быстрые ноги ящера явно превосходили в скорости человеческие и хас сразу же взял высокий темп. Корпус тела он наклонил вперед, хвост вытянулся в струнку, играя роль противовеса и "руля". Он буквально за несколько минут нагнал беглеца и, еще быстрее разогнавшись, ударил его ногами в прыжке в спину. Фравну показалось, что в него врезался пушечный снаряд. Он пропахал носом землю, шлем слетел с головы и упрыгал в кусты. Страж больно ударился мордой лица. Он попытался встать, но это ему не удалось - кто-то устроился на спине и ударил аккурат по темечку. Фравн потерял сознание.
   Коготь посмотрел на тушку стража - этого он вряд ли донесет, но вот дотащить... можно попробовать, но сначала изъять все оружие и связать. Больше он таких глупых ошибок не допустит. Ящер прикинул расстояние - пробежали они не так уж много, не более километра, ну, может чуть больше. Связав ноги пленнику его же ремнем, а для рук использовав подвязку собственных штанов (эх, веревку из мешка не прихватил!), Коготь взял стража подмышки и потащил назад по своим собственным следам. В лесу уже слышались крики и звон оружия - похоже, что искали его. Ящер посмотрел на стража. Ну и как объяснить им, что их товарищ тоже состоит в банде? Ведь не поверят и решать, что Коготь озверел и просто решил всех перебить по одиночке. Что же делать? Ладно, дотащу его до домика, там пусть разбираются, но я молчать не буду, решил хас и продолжил свой путь.
   На него наткнулся один из стражников и немедленно выставил вперед копье. Он громко заорал:
   - Ящер здесь!! И с ним Фравн!! - воин оскалился. - Отвечай, гад, зачем его похитил? Хотел сожрать?
   - Я его поймал. - Ответил Коготь, бросив тело начавшего приходить в себя бандита и подняв руки вверх, демонстрируя что в них нет оружия. - Он сбежать хотел. Он один из них.
   - Врешь ты все! - выкрикнул страж и ткнул копьем в сторону Когтя. Тот отступил на шаг. - Вздернуть бы тебя на суку! - воин оскалился еще сильнее.
   Кусты зашуршали и из них выскочил Грундальф вместе с Рурком и еще одним стражем.
   - Что здесь происходит? - крикнул голова. - Зачем ты его связал?
   - Говорит, Фравн хотел сбежать! - пожаловался воин. - Я так думаю, что он сожрать его хотел.
   Рурк тихонько замяукал - это он так смеялся. Грундальф сверкнул злыми глазами на кота и на стража.
   - И тебя с ним заодно. - Буркнул он и уставился на стоящего спокойно ящера. Видеть их племя бывшему сотнику приходилось в паре случаев, когда он служил на границе Змеиных гор, где и заработал свою отметину. Сейчас перед ним стоял представитель горного племени, что проживали по ту сторону хребта в пещерах. Грундальф опознал принадлежность хаса по гребню на голове и перепонкам между пальцев, а также темно-зеленой коже. У других горных хасов, с которыми кым сталкивался, была более светлая кожа, пучок перьев на голове вместо волос, более массивное сильное тело, не такое гибкое и тонкое. Те жили в основном в предгорьях и делили границу с северянами Предела, выступая своего рода форпостом расы. Изредка к ним спускались горные жители, вели меновую торговлю или делились новостями. Но самих горцев их более крупные сородичи недолюбливали и частенько резались с ними. Так что понятно желание хаса пройти через перевал, а не через территорию чужого племени. Там он и голову мог сложить. Впрочем, как и здесь. И вообще здесь, в Пределе, хасов проживало очень мало и то ближе к большим водоемам. Говорят, в Миргарде есть малая община этих зеленокожих тварей, но сам Грундальф там никогда не был да и вряд ли когда уже будет, да и желания особого нет. - Рассказывай. - Голова ждал объяснений от ящера.
   - Я с крыши видел, как все стражи в сарай пошли, а этот в кусты. Но вместо того, чтобы сделать свои дела и вернуться - он побежал. - Спокойно ответил тот. - Я его только там догнал - бегает больно резво. - Коготь указал рукой. - Там где-то его шлем в кустах валяется, можете проверить.
   - Дик, проверь. - Приказал Грундальф стражнику.
   - А как же этот? - копьем указал на ящера тот.
   - Здесь с нами постоит. Давай, топай.
   Фравн очнулся и понял, что его поймали. Он услышал обрывки разговора и заголосил:
   - Ааааа!! Меня сожрать хотят!! - и засучил связанными ногами.
   - Заткнись! - Грундальф подошел ближе и пнул его в бок. - Говори правду, болван!
   - Я поссать пошел, а этот меня поймал, связал и в лес потащил! - вопил Фравн. - Он точно сожрать хотел, я вам говорю!!
   - Тогда веревку бы с собой прихватил, а не пояском от собственных штанов тебе руки связывал, а ноги твоим же ремнем. - Заметил Рурк. - Это какой же охотник без веревки на промысел ходит?
   Грундальф зло зыркнул в сторону мава, посмотрел на поддерживающего одной рукой штаны хаса. Они не спадали только потому, что частично держались на хвосте, для которого в портках существовал специальный клапан, застегиваемый на пуговицу. Проклятый зверь прав - хотел бы сожрать, то добычу бы не к домику тащил, а от него.
   - Анга разберется - зелья на всех хватит. - Решил Грундальф и посмотрел в сторону ушедшего стража, который возился в темноте. - Ну чего там?
   - Драка была. - Ответил эхом тот. - Тут кусты обломаны и трава примята.
   - Шлем нашел?
   - Нет пока.
   - Как найдешь - иди к сараю. - Повелел Грундальф. - А вы хватаете этого и за мной. - Он указал на Фравна. Второй страж двинулся к пленнику. - Да не ты, а хас и мав. - Голова посмотрел на зверей. - Чего уставились? Взяли и понесли!
   - Вот ведь... - проворчал было Рурк, но подчинился. Посмотрел на худого ящера. - Бери за ноги, я за голову возьму.
   - Нашел!! - заорал из темноты страж.
   - Ну так иди сюда! - окончательно обозлился Грундальф. Мало того, что в его городе бандиты раскинули широкую сеть шептунов, так они еще и в стражу проникли. Кому теперь доверять? Повертев доставленный шлем Фравна в руках, голова досадливо сплюнул себе под ноги и зашагал к сараю, где Олаф и Анга уже готовили к допросу Странника.
   Когда Фравна притащили туда же, глава шептунов все сразу понял. Можно было покорчить из себя храброго разбойника, терпеть пытки, вот только Странник знал, что их не будет. Его напоят чуть горьковатым зельем и начнут задавать вопросы. На которые он не сможет соврать, потому что единственным его желанием будет давать правильные ответы. А перекрестный допрос пойманного Фравна все только подтвердит. Странник посмотрел на прислонившегося к столбу ящера, которого Грундальф отстранил от допроса, но из сарая не выгнал. Выжил, змеюка, зло подумал разбойник, жаль, что все ваше племя Империя так и не выжгла. Он перевел взгляд на Ангу, на Олафа, на старейшину деревни, сглотнул накопившуюся слюну.
   - Не надо тратить на меня драгоценное зелье. - Попросил Странник. - Я все расскажу в обмен на свободу.
   - Вот как? - удивился Грундальф и чуть приблизил свое лицо к роже главы шептунов. - Почему ты так уверен в том, что я не вздерну тебя на городской площади?
   - Зелья у вас мало, - кивнул в сторону флакона, что держала в руке знахарка, пленный. - Надолго его эффекта не хватит и вам придется выбирать, что спрашивать. - Он осклабился. - Либо узнать имена всех шептунов в Шустове, либо все про лагерь. Выбирайте. - Сидеть возле столба было неудобно, но Странник постарался устроится с комфортом.
   - Ты можешь приготовить еще? - спросил Грундальф, повернувшись к Анге.
   - Если ты достанешь мне пару корзин грибов-светлячков из нор рахтратов, цветок морского царя и снежный мох, то я с радостью сварю тебе еще. - Улыбнулась знахарка. - Это что касается наиболее редких ингредиентов. - Она помолчала и указала пальцем на пленного. - Этот разбойник довольно умен и советую тебе пойти с ним на сделку.
   - Я не заключаю сделки с бандитами! - голова выпрямился и чуть не задел башкой балку. Бывший владелец делал сарай под себя и высокому широкому Грундальфу было некомфортно в нем находится.
   - А придется. - Ухмыльнулся Странник и тут же получил сильный хлесткий удар по морде. Голова пленного мотнулась, ему показалось, что в шее даже что-то хрустнуло.
   - Заткнись! - Голова был натурально зол.
   - Давайте его на куски порежем. - Предложил из угла ящер.
   - Ты тоже помалкивай! - палец Грундальфа уперся в морду хаса. - С тобой будет отдельный разговор. Потом.
   - Чего ты на него взъелся? - удивилась Анга и Рурк тут же зашептал ей на ухо. - Ага, понятно. - Кивнула знахарка, стрельнув в сторону связанного Фравна. Увидев того в путах, она сразу же все поняла, но не знала, что именно хас поймал беглеца. - Переживаешь, что не сам обнаружил предателя?
   - О Боги! - взмолился Грундальф. - За что мне такое наказание? Каждый, каждый вокруг меня считает себя умнее меня!
   - В чем-то ты прав. - Задумчиво произнесла Анга и словила злой взгляд головы. - Хорошо, молчу. Предоставляю тебе право вести допрос как пожелаешь.
   - Короче, уроды. - Кулак Грундальфа ударил в столб чуть повыше головы Странника. Дерево чуть хрустнуло. - Ты рассказываешь мне все и проводишь остаток своей жизни в городской тюрьме. Обещаю, что раз в день ты будешь получать хороший обед.
   - Уважаемый голова, меня такие условия не устраивают. - Ухмыльнулся пленник и снова получил в рыло. Сплюнул выбитый зуб и кровь на пол. - А каждый ваш удар - это минус один вопрос. - На этот раз прилетело справа. - Уже два.
   - Лей этому поганцу зелье в глотку. - Распорядился Грундальф.
   - Подумай хорошенько о том, что хочешь у него спросить. - Предупредила Анга, подходя с флакончиком к Страннику. - Или лагерь или город.
   - Я глава Шустова. - Грундальф мрачно смотрел на знахарку. - Я выбираю город.
   - Задай ему один вопрос. - Снова открыл свой поганый рот ящер. - Есть ли в лагерь другой путь, кроме основного входа. Больше ничего не надо.
   Грундальф посопел, посмотрел на Олафа, на остальных стражей. В его большой башке ворочались важные мысли, борясь за главенство. Здравый смысл победил в этой неравной схватке.
   - Хорошо, - кивнул здоровяк, - один вопрос от тебя - остальные мои. Лей. - Это уже Анге.
   Страннику зажали нос, он задергался. Не в силах сдерживаться, открыл рот, чтобы вдохнуть - внутрь потекла горькая жидкость. Все повторилось в точности как и с предыдущим пленником. Грундальф тут же решил покончить с вопросом хаса и задал его первым.
   - Нет. - Мотнул головой Странник. - Других ходов нет - шахта уходит вниз и упирается в подземную реку.
   - По ней можно пробраться в пещеры? - спросил хас.
   - Это уже второй вопрос! - взревел Грундальф.
   - Время. - Спокойно произнес Коготь и голова скрипнул зубами. Он скороговоркой выпалил вопрос.
   - Нет, - пленный задергался, - я не знаю, может и можно, мы не проверяли! - он засучил ногами.
   - Скорее другой вопрос! - выкрикнула Анга.
   - Кто еще... - начал Грундальф, но ящер его опередил.
   - Воздуховоды есть? - он подошел ближе и пленник посмотрел на него. - Шахта должна снабжаться воздухом, иначе вы там все попередохнете.
   Грундальфу очень сильно хотелось придушить резвого ящера, но он сдержался.
   - Да. Естественные щели в горе, чуть расширенные рудокопами. Выходят в главную залу и в оружейную.
   - Это все, что я хотел знать. Он ваш. - Махнул рукой Коготь и Грундальф принялся трясти пленного на предмет разветвленной сети шептунов. Олаф только и успевал, что записывать. Про всех они не узнали, но основной список предателей все же получили и теперь главный стражник скреб ногтями лоб, соображая, как их всех вместе изловить.
   - У тебя точно больше нет зелья? - спросил с надеждой Грундальф у Анги.
   - На этого все извела. - Махнула та рукой в сторону отключившегося Странника.
   - Я же видел, ты полный котел варила. - С сомнением в голосе произнес Олаф.
   - Ты что-нибудь понимаешь в алхимии? - едко спросила его знахарка и стражник отрицательно мотнул головой. - Если бы понимал, то не задавал бы такие глупые вопросы. Выхода готового продукта с полного котла получается совсем чуть-чуть, едва хватает на треть этого флакона. - Анга взболтнула жидкость на донышке. - Я дала ему не полную дозу, оставила на этого. - Фравн вздрогнул и захлопал глазенками. - Можете спросить его, но не думаю, что он знает больше, чем этот. А к нему остатки можно будет применить дня через три-четыре, когда одыбает.
   - А почему не все влила? - спросил с подозрением Грундальф.
   - Откуда я знаю, кого вы мне еще на допрос притащите! - огрызнулась Анга. - Мои запасы закончились и если снежный мох я могу попробовать отыскать в этих горах, а цветок - в озере, - она показала пальцем на Когтя, - то вот гриб разводят только рахтраты! И живут они в подземельях имперских городов, вряд ли во всем Пределе найдется хоть одна их нора!
   - Может и найдется. - Проворчал Грундальф, вспомнив кое-что и покосился на Олафа. - Как-то один купец из Аргенхофа жаловался, что у него из подвала стали пропадать запасы продуктов и тканей. Когда он спустился туда, то нашел огромную дыру в полу, уходящую хаос знает куда. Послал за гончими, но они отказались совать туда свой нос.
   - Нужно было меня позвать. - Подал голос Рурк. - Я бы сразу определил рахтраты там побывали или простые землеройки. А может и кымы прокопали проход в подвал купца из соседнего дома.
   - Купец не глупее тебя, Рурк! - завелся в один миг Грундальф. - Думаешь, он лично не проверил все дома окрестных соседей? Нет, ход вел откуда-то из-под земли и в сторону огородов! И проделали его точно проклятые хвостатые твари!
   - И ты предлагаешь мне идти к этому купцу и лезть в непонятную нору в поисках гриба? - ехидно спросила Анга.
   - Я не предлагаю, просто вспомнил. - Буркнул здоровяк.
   - Сейчас перед нами стоит другая задача, и ползанье по подвалам всяких купцов в нее не входит. - Анга убрала флакончик в карман и сложила руки на груди. - Что будем делать с разбойничьим лагерем?
   - А чего с ним делать? - не понял Грундальф. - Вызвать отряд из Торнбьефа, пускай разбираются.
   - К тому времени голова купеческого сына будет лежать в мешке у тебя перед воротами. - Напомнила здоровяку знахарка. - А затем опечаленный смертью наследника отец смешает тебя с дерьмом и сделает все, чтобы твой городишка зачах окончательно. - При этих словах Грундальф помрачнел.
   - И что ты предлагаешь? - спросил он после долгой паузы.
   - Пойдем в дом. - Позвала Анга. - Оставь здесь кого-нибудь караулить этих... - она указала на пленников.
   - Звери - останьтесь. - Отдал приказ Грундальф.
   - Нет. - Резко возразила знахарка. - Ты что, забыл, что я тебе рассказывала? Их мнение я буду учитывать в первую очередь.
   - Чего это ты тут распоряжаешься? - включил начальника Грундальф.
   - Потому что ты сумел просрать все, что имеешь! - немного резковато ответила Анга. - И я сейчас пытаюсь вытащить тебя и весь город из той выгребной ямы, в которую он угодил благодаря твоему попустительству. Чего молчишь, язык проглотил? - возразить на это голове было нечего и он молчал. - Поэтому ТЫ будешь делать то, что Я скажу. Уяснил?
   - Вполне. - Буркнул Грундальф.
   - Вот и славненько. - Хлопнула в ладоши знахарка. - Все в дом, вы двое не исключение. Олаф, привяжи-ка этих субчиков друг к другу, да покрепче, чтобы не смогли разорвать веревки и сбежать. И вообще, верните уже Когтю его пояс, а то он попросить его назад стесняется.
   Стража спорить с Ангой не стала и сделала все в лучшем виде - пленных спеленали так, что не пошевелиться и если Странник пребывал в блаженной отключке, то вот Фравн вполне так себе мог натворить дел. Чтобы этого не случилось его накрепко примотали к столбу и связали вместе с главарем шептунов. А пойманного накануне Хиска сунули в бочку и прикрыли крышкой. Рурк даже предлагал его там заколотить, но Анга махнула рукой, мол, и так сойдет. Двери сарая заперли покрепче и оставили сторожить их Асгальда, верного друга и товарища Олафа, которому тот доверял как самому себе. Остальные же расселись за столом знахарки, но места все равно не хватило, так что кто-то устроился на кровати или просто на перевернутых ведрах. Солнце уже давно встало, наступило утро и все присутствующие отчаянно хотели спать и жрать, но ничего кроме бодрящего отвара знахарка им предложить не могла, ибо просто не успела ничего приготовить. Тогда Коготь взялся за дело, пока стража цедила из кружек напиток, просто потому, что некому больше было. В прошлой жизни ему было не привыкать готовить на такую "ораву", а слух в помещении и вообще в закрытом пространстве у него был неплохой, так что изредка ящер вставлял в разговор свое мнение.
   Грундальф устроился во главе стола, чтобы хотя бы так его авторитет не упалв в глазах своих товарищей, хотя и Олафа и остальных слова Анги не слишком затронули. Как решит вождь, так и будет, а всякие имперские бабы пускай там себе думают, что они здесь главные.
   - Ну и какой у тебя план? - спросил здоровяк, отхлебнув уже остывшего напитка.
   - Действовать нужно быстро и одновременно в лагере и в городе. - Знахарка сунула в рот сухарик и пододвинула чашку к стражникам. Те дружно захрустели - кто же отказывается от предложенной еды? - Пленить всех, чьи имена тебе известны. Даже если те, о ком мы не знаем, сбегут, сильно это нам не повредит - их можно будет перехватить в лагере.
   - Ты предлагаешь мне разделить силы? - зубы Грундальфа раскрошили сухарь в мелкую крошку. - У меня и так стражи немного, где я возьму столько воинов?
   - Собери ополчение из верных тебе кымов. - Пожала плечами Анга. - Возглавь их и прошерстите город. Олаф и его воины будут нужны мне возле лагеря.
   - Ты хочешь его штурмовать? - басовито прогудел глава стражи.
   - Только после того, как пленники окажутся в безопасности. - Кивнула знахарка.
   - Главный шептун сказал же, что другого входа туда нет. - Вспомнил Грундальф. - По реке не пройти - она горная и холодная. Мы не выдержим холода и силы потока. И потом, там может быть настолько узко, что не проползешь, быстрее захлебнешься.
   - Никто вас в реку и не гонит. - Произнес Коготь. - Я спущусь по веревке через воздуховод и найду пленников. Если получится - то мы их вытащим через эту щель, главное, чтобы там не оказалось слишком толстых баб.
   - Ты же шел с ними в караване? - не понял Грундальф. - Неужели не помнишь?
   - Память отшибло. - Ответил ящер, помешивая кашу. Крупа, соль, немного сливочного масла и вода, вот и весь рецепт. - Меня кто-то может узнать, я их - нет. Поэтому я пойду туда один. Найду за... пленников, прикончу мага, чтобы не мешал. И атакую с тыла, пока разбойники будут заняты обороной лагеря.
   - Не понял. - Замотал головой Грундальф. - В одиночку?
   - Рурк - отличный лучник. - Заметил Коготь. - Глупо его тащить с собой в подземелья в качестве прикрытия. Он будет полезен снаружи. Займет высокую позицию, например, на дереве, чтобы лагерь был виден как на ладони...
   - Лучше стрелять им в спину с горы. - Сказал мав. - Они, конечно, сообразят и попробуют отступить в укрытие, но и меня не достанут. Будут вынуждены развернуться и подставить спины. В это время стража может часть их них перестрелять.
   - Не всех. - Качнул головой Грундальф. - Кто-то и выживет. Главное - выбить мага.
   - Я вам помогу. - Тряхнула Анга копной волос. - Как маг я слабовата, но как зельевар - мало кто может потягаться со мной в этом искусстве. Я сварю вам микстуру берсерка. - И посмотрела на здоровяка.
   - Я слышал о ней, но не пользовался. - Кивнул тот. - Говорят, убойная штука, стрелы сами отскакивают, а противники даже не успевают меч поднять, как тут же валятся убитыми.
   - Не совсем так. - Носа Анги коснулся аромат каши и она непроизвольно затянулась. Остальные тоже все время поглядывали на зеленого хвостатого повара, что ворочал ложкой в котле. - Но в общих чертах верно. Микстура значительно ускоряет рефлексы воина и увеличивает сопротивление кожного покрова ударам. От меча, конечно, не спасет, но тот хотя бы не перерубит конечность, а застрянет в ней. Действует не очень долго, буквально восемь-десять частей, но она того стоит. За это время вы должны уничтожить большую часть разбойников. - Знахарка сделала паузу. - И всем ее пить не нужно - кому-то надо будет остаться на ногах.
   - Такой сильный откат? - уточнил Грундальф. Как бывший сотник он знал негативные последствия для организма в результате использования некоторых боевых зелий.
   - В лежку будут дня два-три лежать, прежде чем встанут. - Анга посмотрела на стражников. - Поэтому сразу выбирайте, кто будет его применять. Скажу так, десятерых вполне хватит, чтобы вырезать сотню.
   - Вот как? - удивился голова, а Олаф присвистнул. - Сама видела?
   - Приходилось. - Кивнула та, не став вдаваться в подробности. - Главное, не допустить ошибки императора Магуты второго.
   - А чего он сделал не так? - спросил от котла Коготь.
   - Приказал напоить микстурой всех своих воинов. - Анга посмотрела на кашевара. - Итогом его решения стал полный проигрыш в битве при Икацотле. Резервный полк Короля-Солнце просто прошелся по полю с лежащими и стонущими после отката воинами и перерезал глотки всем. Магута тогда бежал, воины короля его не догнали. Это потом они устроили поход на Империю и Король-Солнце посадил на трон своего старшего сына Апапакотля, назначив того Владыкой Ночных Светил. Тому этого показалось мало и, когда отец стал стар, Апапакотль решил занять его место и пошел войной на родителя и своего брата, которому тот собирался передать власть.
   - И кто кого? - спросил Грундальф.
   - Ты не знаешь? - удивилась Анга.
   - Да как-то не интересовался имперскими летописями. - Пожал плечами тот.
   - Король-Солнце был разбит, его младший сын убит, а Апапакотль женился на своей сестре, присоединив Солнечный Край к Империи. Теперь эта территория называется просто Окраина. Может слышал?
   - Да. - Кивнул здоровяк.
   - И теперь в Империи правят потомки кровосмесительной связи? - спросил, уточняя, Коготь.
   - После смерти Апапакотля между его наследниками разгорелась нешуточная борьба за трон. - Анга посмотрела на ящера. - Хорош уже мешать, готово там?
   - Еще немного. - Заверил тот. - И кто победил?
   - Второй сын от наложницы императора, которого тот признал и назначил наместником в какой-то дальней провинции на юге, что находится на самом краю перед Великой Пустыней. Тот набрал в свою армию кочевников песков и сумел просочиться по территории Империи незамеченным, чтобы внезапно атаковать двух вцепившихся друг другу в глотки братьев. Оба погибли там же, их тела были выставлены на главной площади, а ублюдок занял трон. Опирался он в своем походе на магов Пустыни и боевую алхимию, при нем это искусство заняло почетное второе место среди самых изучаемых предметов в Академии.
   - А саму Академию чего не разрушили? - спросил Коготь.
   - Маги не позволили. - Анга отпила холодного отвара. - Еще со времен архимага Устина Великолепного решением коллегии Академия не вмешивается в дела правителей, маги приходят на помощь только когда государству или всему миру угрожает серьезная опасность. Например прокол Хаоса, становление всяких демонических культов, появление безбашенных некромантов, поднимающих толпы умертвий и нежити, и прочее в том же духе. А когда правители дерут друг у друга волосы на голове и заднице - это их не касается. Подрались и разошлись. Ну, сменилась власть в очередной раз, Академии это неинтересно. Она занимается более глобальными вопросами.
   - Это как сейчас воспитывает мелкого императора? - невинно спросил Коготь, вспомнив рассказ Анги.
   - Там случилась другая история. - Мрачно ответила знахарка.
   - Расскажи. - Потребовал Грундальф.
   - Нет. - Резко ответила та. - Не сейчас. - Добавила она уже мягче. - Что там с завтраком?
   - Готово! - объявил Коготь. - Садитесь жрать, пожалуйста! - Он снял котел с огня.
   Стражники протянули пустые чашки и в каждую ящер плюхнул полный черпак каши. Хм, подумал он, еще недавно зарубить меня хотели, а сейчас сидят и мной сваренную кашу трескают. А Грундальф больше всех старается - оголодал сильно, видимо. Даже не подумали, что я туда мог яда сыпануть. Неужели и правда Анге так сильно доверяют? Не простая знахарка, ой не простая. Ничего, скоро наши дороги разойдутся. Вот избавлю городок от банды разбойников, можно и на покой. Коготь сам удивился пришедшей в голову такой мысли. Словно это не он сам так решил, а кто-то другой, чью волю он сейчас выполняет. Как марионетка, которую за нитки дергают. Может быть он попал под влияние Анги? Та ведь его поила снадобьями, что ей мешало подсыпать туда какую-нибудь контролирующую разум фигню? Но внутренний голос был против таких обвинений разума. Она помогла этому телу, поставила его на ноги, как и обещала и он собирается отплатить ей черной неблагодарностью, убив только по подозрению? Нет, Коготь на такое не пойдет. Да, там, на Земле он много чего творил нехорошего, убивал за деньги. Но убивал всегда тех, кто сам оказывался еще хуже, чем он. Чистил таким образом общество. А потом общество решило избавиться от тебя, прорезался вдруг из ниоткуда ехидный тоненький голосок совести. Ведь чем ты отличался от тех же наемных убийц? Только наличием хозяина, стоящего у государственной власти. А так работа ничем не отличалась от той же киллерской - выдали заказ, устранил объект. И здесь ты идешь по той же стезе. Я для народа стараюсь, попытался оправдаться сам перед собой Коготь. Да, удивился голос, уж не того ли самого, что не от хорошей жизни разбоем занялся? Они сами выбрали свою судьбу, никто их в бандиты не звал, мрачно подумал ящер. Могли бы выращивать хлеб, ловить рыбу, охотится или торговать в лавке. Вон, Рурк почему-то к ним не пошел, зарабатывает себе на жизнь охотой. И Анга, вполне могла бы сколотить банду, ее способностей для этого хватит и разбойничать на дороге. И бегали бы не к ней, а от нее. Звали бы ее Кровавой Королевой, Повелительницей Магии или еще как-нибудь в подобном роде. Наводила бы шорох на поселения, а смотри же, не занялась разбоем. Наоборот, сотрудничает с властями, помогает им. И мой долг сделать то же самое. Освободить заложников и перерезать как можно больше разбойников. Разговоры с ними разговаривать бестолку. Ну-ну, дерзай, ехидно поддержал решение Когтя голос и пропал. Но неприятный осадок остался. Ящер чуть мотнул головой, выбрасывая навязчивые мысли, чтобы не мешали думать.
   Некоторое время все молча стучали ложками, потом Грундальф, закончив завтрак, отодвинул от себя грязную чашку.
   - Хороша кашка. - Похвалил он повара. - Где научился так готовить, зеленый?
   В армии, хотел было брякнуть Коготь, но вовремя сообразил, что не поймут.
   - Жрать захочешь - научишься. - Ответил он и здоровяк грянул хохотом. Ему понравилось сказанное ящером. Он очень быстро забывал плохое, в том числе и все свои подозрения в отношении того, кто ему приходился по нраву. От этого часто страдал и потом сильно переживал предательство. Как с Фравном.
   - Верно. - Веселье Грундальфа быстро улетучилось, как только он вспомнил, зачем они здесь. Голова посмотрел на Ангу. - И когда ты хочешь напасть на лагерь?
   - Как можно скорее. - Ответила та. - Пока бандиты не спохватились. Этой ночью.
   - Темно будет совсем. - Пожаловался Олаф. - Марк только-только показал свой лик, Ларка еще прячется в сотканной госпожой Мглой вуали, а по небу бегут тучи. Ничего не видно.
   - У этих были амулеты, немного правда, всего пять. - Коготь вывалил на стол из кошеля камешки. - Они позволяли им видеть ночью.
   - Ты что, балда, их в кошеле вместе с железом таскал?! - возмутилась Анга, загребая амулеты.
   - Ну да. А чего такого? - не понял ящер.
   - Амулет при соприкосновении с железом силу теряет. - Ответил Грундальф и покачал головой. - Стыдно этого не знать. - Он еще больше уверился, что ящер - сын своего народа. Те вообще не использовали камни.
   - Ему-то что, он и так ночью получше нашего видит. - Буркнула знахарка, пробуя камешки едва ли не на зуб.
   - Если они силу теряют, то почему их под кольчугой таскают? - задал резонный вопрос Коготь. - Этот я с одоспешенного бандита снял.
   - Под рубахой их носят, чтобы с телом контакт был. - Ответила Анга. - Я же тебе говорила. Только тогда они работать будут. Одень он его поверх кольчуги - ничего бы не увидел, тыкался бы как слепец. Кожа им не вредит, ткань опять же, а вот все железное нужно исключить. Например, не пользоваться перчатками, когда амулет в руку берешь и на себя одеваешь - эффект заметно снизится и его заряжать опять же дольше надо будет. - Знахарка помолчала. - Сколько у тебя там монет было? - поинтересовалась она.
   - Да немного. - Коготь высыпал содержимое кошеля. У стражников загорелись глаза, когда они увидели два желтых кругляша и три серебряных. - Бедноваты нынче разбойники пошли.
   - Это откуда? - спросил Грундальф, взяв золотую монету и рассматривая отчеканенный профиль. Империалы в Пределе были редкостью - в обороте в основном ходили собственные деньги, железные, серебренные и золотые монеты. Так и назвались - монеты.
   - Из карманов охранников Странника. - Пожал плечами Коготь.
   - А оружие их?
   - Мешок в лесу лежит.
   - Тащи его сюда. - И, заметив колебания ящера, голова добавил. - Да никто на твою добычу не позарится, трофеи это святое. Неси, посмотрим, чем разбойники вооружены.
   Пришлось встать из-за стола и вернуться уже с мешком, полным оружия и снятых доспехов. Все содержимое Коготь вывалил перед стражниками. Ту самую кольчугу, про которую рассказывал и кожаные кирасы с наручами и щитками, прикрывающими голень. Грундальф со знанием дела осмотрел лезвия мечей, перебрал пальцами кольчугу.
   - Канета работа, - произнес голова, опознав мастера.
   - Думаешь, он тоже с ними заодно? - спросил Олаф.
   - Не, - мотнул головой здоровяк, - бандит ее купить мог или же снять с кого-нибудь. - Грундальф "ссыпал" кольчугу в мешок. - А вот мечи явно Ларс ковал.
   - Это наш Ларс или который в Гьюдальфе? - опять спросил начальник стражи.
   - Его клеймо. - Кивнул голова и задумался. - Вот про него ничего не знаю, поэтому врать не буду.
   - Гьюдальф недалеко от Лесоречья находится. - Заметила Анга. - От бандитского лагеря там совсем близко. Думаю, в поселке их скупщик сидит, который товар дальше переправляет, чтобы не примелькался. Ну и разбойников опять же сведеньями снабжает. Кто куда откуда поехал и чего везет.
   - Согласен. - Грундальф опять помрачнел. - И как они так сумели крепко окопаться? Прямо в Шустове и вокруг него такую мощную сеть сплели - мелкая рыбешка запутается.
   - Не один год они этим тут занимались. - Анга ткнула себе большим пальцем за спину. - И не без помощи этого, который в сарае сидит. Ты его пока не убивай, вдруг созреет для сотрудничества. Потом, глядишь, я компоненты для зелья раздобуду, еще раз попробуешь с ним поговорить.
   - Лады. - Грундальф кивнул. - Сейчас-то что будем делать?
   - Возвращайся в Шустов, занимайся своими повседневными делами. - Решила знахарка. - Отправь кого-нибудь посмышленее, чтобы верных тебе воинов собрал и вечером встретимся на перекрестке. - Она повернулась к зверям. - Вы сейчас отдохните - всю ночь на ногах. А потом выдвигайтесь к бандитам, посмотрите что там и как, опять же найти еще эти выходы для воздуха нужно. Ты правда думаешь, что там пролезешь? - с сомнением в голосе спросила Анга.
   - На месте разберемся. - Ответил хас. - Если что - нырну в реку и пройду по потоку. Где-то же она из скалы выходит.
   - Скорее всего это приток Каменушки. - Произнес Рурк. - По входу в шахту определимся.
   - Возьмете с собой все самое нужное и выходите после обеда - три-четыре оборота вам на сон хватит. - Распорядилась женщина. - А ты тоже не зевай - ополчение собирай да на помощь выдвигайся. Я твоих на перекрестке ждать буду.
   - А если нападет кто? - спросил здоровяк.
   - Это вряд ли. - Глаза Анги неприятно сверкнули и Грундальф поежился. - Я микстуру к тому времени приготовлю, решайте между собой, кто ее пить будет. Как только встретимся - Рурк проведет к лагерю и объяснит, с какой стороны атаковать удобнее.
   - Хорошо. - Бывший сотник кивнул. - Я иду с вами.
   - Нет. - Резко сказала знахарка. - Ты в поселении должен быть.
   - А вот здесь ты мне запрещать ничего не можешь - не имеешь права. - Ухмыльнулся Грундальф. - Я сам так решил. Точка. Засиделся я в головах, надо размяться. - Он пошевелил плечами и хрустнул шеей. - И не смотри, что я седой, силушка никуда не делась. За Шустовом и Олаф присмотрит.
   - Э? - возмутился глава стражи.
   - Я так сказал! - повысил голос Грундальф. - Список у тебя? У тебя. Поэтому найди мне всех, кто в нем указан - и на допрос. Потом будем решать, что с ними делать. Народу-то много получается, всех в городской тюрьме не прокормишь и бездельников, сидящих на городской шее, я держать не собираюсь.
   - Пусть дороги мостят. - Подсказала Анга. - Каменоломня рядом, вон, возле тех же Выселок.
   - Идея. - Одобрил здоровяк. - Ладно их еще поймать надо и наказание определить. Пошли. - Махнул он рукой.
   - Любопытным горожанам скажешь, что лично ко мне за лекарством ездил, здоровье, мол, стало пошаливать, поэтому среди ночи и соскочил. - Подсказала Анга. - Тебя и твой отряд все равно кто-нибудь да видел. Главное, чтобы этими кто-то шептуны не оказались.
   - Разберемся. - Оптимистично заявил Грундальф и, оставив на страже сарая сменщиком еще одного своего верного воина, покинул "гостеприимный" домик Анги.
  
   Уже ближе вечеру Коготь и Рурк добрались до лагеря разбойников. Устроились те неплохо - территория вокруг входа в шахту была обнесена высоким частоколом, на двух вышках стояли часовые-наблюдатели, к тому же прямо над входом, на каменном козырьке был оборудован пост, в котором тоже сидел караульный. Сверху к нему было не подобраться - пришлось бы прыгать и ломать себе ноги, тем более оставался шанс промахнуться. Все это Коготь разглядел с верхушки высокого хвойного дерева. Есть ли перед частоколом ров он не видел - мешали растущие впереди деревья. Близко подойти к лагерю тоже было проблематично - бандиты вырубили все вблизи, чтобы было удобно наблюдать. Ящер посмотрел на возвышающуюся перед ним гору, потом спустился вниз.
   - Ну? - спросил присевший под деревом Рурк.
   - В лоб их точно не взять - еще при приближении стрелки с вышек половину перебьют. - Коготь покусал травинку, потом выбросил ее в сторону. - Придется обходить, взбираться по горе, потом спускаться вниз и резать наблюдателя в гнезде, а уже потом убирать часовых на вышках.
   - А выстрелами из леса?
   - Ты попадешь ему в шею с расстояния в двести шагов? - с усмешкой спросил Коготь. Рурк задумался, потом сказал.
   - Если ветра сильного не будет и он не станет шевелиться, то, пожалуй, попробую.
   - Тут не пробовать надо, а делать. - Ящер почесал нос. - Вдвоем не справимся, даже если незаметно внутрь проникнем. Либо пленников сразу прирежут, как только крики штурмующих услышат, либо нас. - Коготь посмотрел на скалу. - Ты по веревке спуститься сможешь, но только тихо? - Рурк пожал плечами. - Если хоть камушек стронешь - тебе конец.
   - Это я и сам понимаю. - Вздохнул кот. - А Анга их испепелить не сможет?
   - А какой у нее радиус действия магии? - спросил ящер. - Огненные шары метать умеет?
   - Какие еще шары? - удивился мав. - Зачем их метать? Одежду на враге подожжет, он сам сгорит.
   - И с какого расстояния она это сделать сможет?
   - Откуда я знаю?! Я не спрашивал!
   - Тихо, не ори. - Коготь прислонил палец к пасти, потом снова посмотрел на гору. - Тут еще хрен знает где эти входы воздушные находятся, пойди их тут найди.
   - Река еще дальше вытекает. - Рурк указал рукой. - Где-то там.
   - Жаль, связи нет. - Покачал головой Коготь. - Сейчас бы сказал по р..р.., короче, в коробочку такую и Грундальф с отрядом в Шустове бы остались. А то припрутся сюда, а у нас еще ничего не готово.
   - Я успею добежать до перекрестка и вернуться назад. - Заверил хаса мав. - А что это за коробочка такая?
   - Говоришь в нее и тебя в соседнем городе из такой же коробочки слышат. - Объяснил Коготь.
   - Это изделие рудокопов?
   - А они здесь причем? - не понял ящер.
   - Ну, они же всякие машины делают, чтобы себе труд облегчить. - Мав дернул ухом. - Могли и коробочки такие придумать, чтобы в трубы не орать.
   - А ты, значит, видел, что они в трубы орут? - с любопытством спросил Коготь.
   - Старший семьи рассказывал. - Рурк отвел глаза. - Когда я маленьким был. Наверное, орут.
   - Понятно. - Ящер задумался. - Тогда сделаем так, я сейчас полезу на гору вход искать, а ты аккуратно посмотришь из кустов есть ли перед частоколом ров, запомнишь, где стоят вышки и побежишь к Анге. Она баба умная, может быть что-нибудь придумает. Когда Грундальф со своей бригадой подойдет...
   - С кем? - засмеялся Рурк, - с бригадой? - он едва сдерживался, чтобы не развеселиться окончательно.
   - А чего такого я сказал?
   - Бригада - это рабы-работяги. - Объяснил мав. - Которые вместо оплаты кнут получают. Не вздумай отряд стражи бригадой назвать - сразу же головы лишат, даже на прошлые заслуги не посмотрят. Им такие сравнения совсем не нравятся.
   - Учту. - Кивнул Коготь. Вот же... слово одно, а значения разные. - В общем, пусть ждут до утра. В предрассветный ч..ч..., короче, за оборот до рассвета часовой спит как младенец, тут-то его и можно незаметно пристукнуть. Твоя задача - за это время забраться наверх и спуститься аккурат над гнездом наблюдателя. Зарежешь его и расстреляешь часовых на вышках в спину. Если еще кто во дворе будет ползать, то и его пристрелишь. Главное сам под лучников не подставься. Я думаю, они длинную лестницу ставят, чтобы часовых в гнезде менять - нету там входа в пещеры, я посмотрел.
   - А ты где будешь?
   - Я - внутри. Попробую пленников найти и освободить, спрятать их и вам уже оттуда помочь.
   - А вытащить их через воздуховод?
   - А если он узкий до такой степени, что даже я там не пролезу? - вопросом на вопрос сказал Коготь. - Толстухи там точно не поместятся, да и мне придется возвращаться.
   - Если ты не пролезешь, тогда как действовать будешь?
   - Спущусь к тебе и вместе будем вход штурмовать.
   - А как ты узнаешь, что это именно воздух из шахты выходит, а не просто щель в скале? - неуемный Рурк продолжал задавать вопросы.
   Коготь показал ему язык.
   - Я кымскую вонь даже отсюда чую. - Ответил он. - А там концентрация в разы превосходить будет. Сразу же пойму, что запахом из шахты тянет - сотня рыл в тесном помещений это духан от немытых тел, пердеж и вонь от нестиранной одежды. - Коготь задумался. - Интересно, они в пещере готовят или снаружи?
   - Думаешь, через дымоход проникнуть? - тут же сообразил Рурк.
   - Днем дым будет виден издалека, но если кашеварить ночью... опять же свет огня от костра... ладно, разберусь по ходу дела. - Коготь взял бухту веревки и перекинул ее через голову на левое плечо. Похлопал по карману, проверяя наличие скалолазных крючьев, которые на скорую руку сделал в сарае Анги. Оба пленника злобно зыркали на него глазами, наблюдая за работой ящера, но помешать не могли. Даже оскорблением, ибо во ртах торчали кляпы. А товарищ, сидевший в бочке, слышал стук и думал себе всякое. - Я пошел.
   - Пусть Скрадывающий сделает легким твой шаг, а Оберегающий направит твой клинок в сердце врагов. - Сказал напутственное слово Рурк. Коготь кивнул в знак уважения и пошел к горе по дуге, чтобы часовые не засекли. Пока в лагере бандитов было тихо и этим нужно было воспользоваться.
   Он несколько раз высовывал язык, чтобы определиться с направлением и ветром. Тот дул с гор и относил все запахи в сторону дороги. Коготь прикинул, что иметь дымоход из пещеры на этой стороне скалы невыгодно для разбойников, скорее всего они расположены с другой, чтобы ветром запах уносился подальше к реке. Да и потом вряд ли человек унюхает с такого расстояния, что где-то готовят пищу. Коготь не заметил, как склон стал все более крутым, хвойные деревья уступили место кустарникам, которые цеплялись своими крепкими корнями за редкие наносы земли между камней. Хас опустился на четвереньки и начал взбираться по скале выбирая безопасные участки для восхождения. Полученная в прошлой жизни альпинистская подготовка позволяла это сделать без проблем и для нового тела карабкаться по скалам тоже было не в новинку.
   Для ловкого и шустрого ящера, который всю свою жизнь провел в таких же вот горах, путь наверх не занял бы много времени. Коготь же делал все обстоятельно и осторожно, проверяя камень и уже потом ставя ногу. Вбивать крючья он не хотел - звук в горах разносился очень далеко и его могли услышать. А это демаскировка в самом начале операции. Поэтому пришлось ползти по скале без страховки, имея вероятность в любой момент сорваться вниз. Так что когти на пальцах рук и ног очень даже пригодились, словно были созданы для этой работы. Так оно и есть, подумал Коготь, это ведь зверь, ящер. Ему такие инструменты жизненно и эволюционно необходимы. Взбираясь по склону, он обратил внимание, что гора становится все положе и кое-где появляются мелкие кустики. Со спрятанного в камнях гнезда вспорхнула птица и полетела прочь, оглашая горы визгливыми криками. Коготь ругнулся - ее точно услышали и наверняка насторожились. Хотя он больше всего надеялся на безалаберность разбойников. Ну заорала птаха где-то высоко в скалах, ну и пусть себе орет, главное, что никого рядом с лагерем нет и не видно.
   Коготь по пути несколько раз проверял воздух языком, но запах нагретого за день камня и редких трав перебивал все. Ящер начал забирать немного влево, чтобы выйти ближе к лагерю и к гнезду. Если он не найдет входа, то придется спускаться на голову наблюдателю. Идти по склону было страшно, но Коготь уже попривык, однако осторожности не растерял. Внезапно ветер подул на него и принес долгожданный запах затхлости, дыма от очага и потную вонь - кто-то немытый готовил похлебку. Коготь начал высовывать язык, определяя точно направление и забирать чуть вверх.
   Несколько раз он промахнулся мимо дыры в скале, ведомый запахом пищи, но затхлый запах пещеры смешанный с вонью человеческих тел устраивал его еще больше. Щель в скале позволяла протиснуться Когтю, но вот дальше... проход скрывался за каменным поворотом и разведать можно было только оказавшись внутри. Ящер посмотрел по сторонам и принял решение спускаться здесь. Снял веревку, привязал ее к металлической трубке, которую нашел в сарае, решив, что она может неплохо послужить якорем. Чтобы трубка не сместилась и не упала, он вбил несколько крючьев-гвоздей по бокам. Металл входил в камень неохотно, Коготь боялся его расколоть, поэтому отступил от края достаточно далеко. Можно было привязать веревку к крюку и спускаться вниз, но он посчитал, что так надежнее. Работая уже почти в сумерках, Коготь подумал, как же ему повезло, что шахта оказалась глубокой и рабочие устроили здесь воздуховоды. Скорее, использовали естественные трещины пещер для снабжения нижних уровней свежим воздухом. Из щели сильно тянуло рудничной вонью, значит приток воздуха осуществлялся через главный вход, а выходил уже где-то здесь. Да и дымоход могли легко пробить в скале, просто используя такую же трещину.
   Коготь проверил крепко ли привязана веревка, подергал ее и начал спуск, постепенно разматывая канат. Сначала он полз легко, потом щель сузилась, а ток воздуха усилился. Ящер повертелся на месте, пытаясь проникнуть вниз, сместился чуть левее и кое-как протиснулся. Дальше стало еще хуже и Коготь уже проклял свое решение лезть внутрь через пещерные щели. Он тут легко может застрять и сдохнуть. Пока его выручала гибкость тела и небольшие размеры. Рурк тут точно не прошел бы, не говоря уже о Грундальфе и остальных. А вот юркая ящерица, мышцы и кости которой были мягче и гибче, чем у человека, вполне справлялись. Пришлось изрядно повозиться, но Коготь сумел-таки спуститься еще ниже, где проход значительно расширялся. Через несколько метров стали заметны следы работы киркой - кто-то его специально расширял, чтобы увеличить тягу. Хас начал спуск гораздо медленнее. Здесь, в пещере, светильники на стенах не горели и стояла кромешная тьма. Для человеческого глаза, конечно, но не для того, кто привык к ней. Черный зрачок расширился до таких размеров, что заполнил весь глаз. Слабые отблески света позволяли получить мозгу нужную картинку.
   Лишнюю веревку Коготь отрезал и, смотав в бухту, также одел на себя. Он стоял в темном коридоре и выбирал, в какую сторону двигаться. Налево вели запахи как немытых тел так и пищи, направо - вода и сталь. Ящер решил двигаться направо, наверняка там оружейка и протекает подземная река. Возможно заложники тоже где-то там, вряд ли их станут держать рядом с главной залой. Хотя бандиты могут воспользоваться своим правом и пользовать пойманных женщин, но Коготь надеялся, что не всех сразу. Вот сынка купца точно нет, хотя... кто их знает, местные нравы? Может тут есть выходцы из Империи, которая является калькой с Римской. Чего там римляне с мальчиками творили каждый знает. И не только с мальчиками. Когтя передернуло от отвращения и тихо двинулся вперед.
   Слабый свет из примыкающего коридора позволил ему рассмотреть большую клетку с сидящими в ней людьми. Рядом с заложниками маялся от безделья один сторож, во всяком случае Коготь видел только одного. Лазутчик решил сперва изучить планы коридоров рядом с заложниками, а уже потом заниматься их освобождением. Поэтому он двинулся дальше и вышел к бурлящему потоку воды. Река пробила в горе себе широкую дорогу, но столкнулась с камнем и, упираясь в крепкую скалу, создавая водоворот, уходила куда-то под каменную стену. Заметно, что раньше воды было больше, раз она смогла промыть в камне такое русло, но со временем река усохла. На краю скалы в сторону реки смотрел шест, этакий "журавль", с закрепленной на конце веревкой с ведром. Видимо, механизм остался от шахтеров - бандиты обошлись бы простой бадьей с канатом, которую кидали в воду. Но с шестом набирать было удобнее, тем более, что он вращался на уключине. Коготь оценил механизм, прошел чуть дальше и заглянул в другой вход, ведущий в сторону главной залы.
   Этот коридор, в отличие от предыдущего был отлично освещен и вероятность попасться на глаза возрастала. Коготь начал осторожно пробираться вперед, идя вдоль стены и прячась в полутьме. Потолок коридора подпирали деревянные крепи, кое-где усиленные железными балками. Время дерево не щадило точно также как и металл - на балках уже появились пятна ржавчины. Но бандитов все устраивало, почему у Когтя должна о них болеть голова? Ящер выглянул из-за поворота и заметил стоящий рядом с железной дверью стол, за которым сидели двое - усатый крупный мужик в шлеме и кольчуге и его приятель, но облаченный в доспех попроще. Один вырезал какую-то фигурку из дерева, второй в это время тщательно записывал что-то на листке бумаги. Оба были заняты своим делом и не обращали внимания на коридор. Тем более, что врагов здесь быть не могло и они находились в полной безопасности. Поэтому когда писарь с удивлением увидел на листке бумаги капли красной крови и поднял взгляд на товарища, чтобы узнать, что случилось, то даже крикнуть не успел, как острый клинок вошел ему в глаз и достиг мозга. "Скульптор" упал головой на стол - из его горла торчало лезвие ножа. Коготь убил обоих быстро - прикрывшись от взора писаря он незаметно приблизился со спины второго и атаковал его. Если бы противник был один, то хас просто придушил бы его без кровопролития, но тут уже приходилось выбирать. Коготь посмотрел вдаль коридора - никто ничего не услышал. Быстро пошарил по карманам - деньги отправились с кошель, безделушки и личные вещи остались у бандитов - ящер приготовил обоих к транспортировке. Оружие также перекочевало в мешок хаса. Скоро буду похож на сталкера, подумал весело Коготь, таща тело к реке и аккуратно спуская в воду, чтобы вошло без всплеска. Нужно будет найти амулет для снижения веса и мешок с карманным измерением для переноски множества вещей, хихикал про себя ящер, спуская туда же и второго. Ключей у них не оказалось, а висящий амбарный замок на двери он бы точно не открыл. Ради интереса можно было бы его поковырять, но Коготь никогда взломом не занимался - у него в группе для этого был отдельный специалист.
   Он собрал заляпанные кровью бумаги (все равно письменности он не знает), вытер ими стол, размазав кровь. Пусть думают, что это стражи вино пролили, а сами пьяные подались гулять по коридорам. Посмотрел на дверь. Эх тут бы мину какую заложить, хоть магическую, хоть какую. Сунулись бы в коридор, а она - шарах! И половины бандитов как не бывало. Долго, долго им еще топать до такого технологического прогресса. Коготь прислушался - в коридоре послышались голоса. Кто-то шел по проходу и весело болтал. Пришлось вернуться к реке и скрыться в той пещере, откуда пришел. Голоса подивились, почему возле двери никого нет, но возмущаться не стали и двинулись дальше. Коготь видел, как два мальчишки-подростка, гремя ведрами, вышли к "журавлю". Чуть высунул язык и знакомый запах ударил по мозгам - тот который слева пытался его зарезать и оставил на горле глубокий шрам. Внутри глухо заворочалась ярость, но хас силой воли ее подавил, хотя та намеревалась дать волю эмоциям и с криком кинуться на убийцу. Мальчишки принялись закидывать ведро в воду и удивленно вскрикнули, когда ведро ударило по чему-то тяжелому. Один из бандитов не уплыл, а "прибился к берегу". Оба смотрели вниз и не видели, как тень ящера приблизилась к правому и ударом под колено, а потом и в спину, столкнула его в воду. Тот камнем рухнул в стремнину и исчез под стеной. Второй повернулся и с ужасом увидел перед собой раскрытую пасть, полную острых зубов. Мальчишка сразу же опознал "убитого" им ящера, который, оказывается, выжил. И пришел за ним. Паренек упал на колени.
   - Дяденька, не убивайте!! - запричитал он. - Я все для вас сделаю, только не надо меня убивать!! Меня заставили, я не хотел!! - пацаненок заплакал.
   - Не хотел он. - Проворчал Коготь, прекрасно понимая, что в живых он его точно не оставит. - Вот что, родной. Ответишь мне на пару вопросов, поможешь в одном деле и свободен. Усек?
   - Да, да! - закивал тот головой, размазывая слезы.
   - Еще кто-нибудь следом за вами идет?
   - Нет, нас Эрлик за водой отправил, сказал, чтобы поторапливались, а то у мужиков брага закончилась, а новая еще не скоро настоится. Вот он и решил горькую водой разбавить. - Тут же замел языком пацан.
   - Где купеческий сын сидит знаешь?
   - Да. - Закивал башкой подросток. - В главной зале клетку поставили, он в ней у всех на виду. А остальные там. - Он махнул рукой в сторону второго прохода. - Бабы все здесь, а пара мужиков что побогаче рядом с купцом. Атаман решил за них тоже выкуп попросить.
   - Атаман значит. - Хмыкнул Коготь. - Оттуда проход в главную залу есть?
   - Да, прямо к столу выходит. Это шахтеры тут коридор пробили, чтобы за водой далеко не ходить. Там дальше тупиков много, есть проходы заваленные и обрушенные - мы туда не лазим, там ногу сломать можно. Все в главной зале сидят и еще рядом в пещере широкой, там тюфяков накидали, чтобы мягко спать.
   - А атаман где сидит?
   - Так в главной зале же. - Не понял паренек. - Вместе со всеми.
   - Эта что за дверь? - спросил Коготь, указывая направление.
   - Там кладовая, еще от шахтеров осталась. Продукты там лежат, оружие, доспехи. Мелочь всякую... награбленную тоже там хранят.
   - А золотишко где?
   - Про это атаман знает. - Потупил глаза мальчишка.
   - Не ври мне. - Коготь взял его за горло и чуть приподнял, заглядывая в глаза. Он чуял страх жертвы, который обуял пацана и тот будоражил ящера. - Я ложь распознаю сразу.
   - У него сундук есть!! - заблажил подросток. - Где спрятан - никто не знает! Ну, кроме верных соратников!
   - Соратники, как же. - Хмыкнул хас, выпуская парня. - Вот что, сейчас поможешь мне выманить стражника, что баб охраняет, сюда. Скажешь, что веревка оборвалась и ведро в реку упало, но не уплыло. Вы его достать хотите, а для этого надо, чтобы один за шест взялся, а второй им рулил, но у вас силенок не хватает. Понял? - Мальчишка кивнул. - Иди. - Ящер приготовил кинжал.
   Паренек пошел как на казнь. Коготь ему не доверял, поэтому неслышно двигался в тени, чтобы тот решил, что злобная тварь осталась у реки. Пацан пару раз оборачивался и ящер замирал, чтобы движением не выдать себя. Видел пацаненок в темноте плохо, поэтому его и не заметил. Едва показался огонек свечи, как он, обернувшись еще раз, припустил бегом.
   - Харольд, по...! - выкрикнул он, как вылетевший из темноты нож прервал его вопль и мальчишка рухнул на пол, скребя камень пальцами и хрипя от боли.
   Стражник встрепенулся и кинулся в темноту, не забыв прихватить факел.
   - Что за...? - не успел договорить он, наткнувшись на тело мальчишки с торчавшим в спине ножом, как точно такой же острый клинок ударил его в ключицу, прямо в яремную вену. Кровь брызнула из раны, стражник услышал дробный топот и, уже теряя сознание, увидел перед собой когтистую лапу, сминающую его лицо.
   Бабы, сидевшие в клетке, испугано тянули шеи и всматривались в темноту. Они слышали крик, видели, как упал факел и какой-то силуэт уронил охранника и утащил во тьму. А потом погас и факел, оставив освещать коридор одну единственную свечу, стоящую на бочке. Женское воображение нарисовало жуткие картины, некоторые предпочли забиться в дальний угол клетки, чтобы страшное нечто не добралось до них, но самые отважные и храбрые (а может просто дуры?) продолжали вглядываться в темень. Одной из них была купленная Торгандом наложница, а второй - взрослая опытная тетка, повариха купца, которую тот всегда брал с собой в путешествия.
   Наложница первой заметила движущуюся во тьме приземистую фигуру и вскрикнула от неожиданности.
   - Тихо. - Произнесла тьма и у кого-то из баб не выдержали нервы и она громко завизжала от страха.
   Кто-то более поумнее или же похрабрее заткнул ей рот. Фигура во тьме медлила, потом словно растворилась, когда пленницы услышали топот сапог. В помещение с клеткой вбежали трое, факелами осветив пещеру.
   - Чего орете? - грубо спросил один из них. - А где Харольд?
   - К реке пошел. - Нашлась повариха. - Пить, наверное, захотел.
   - Вот бестолочь! - возмутился главный в тройке часовых.
   - Так чего орали? - спросил второй, подходя к клетке. Он скабрезно улыбнулся. - Хотите еще поорать? Так я могу помочь! - он похлопал себя по промежности.
   - Твой стручок я даже не почувствую. - Смерив его взглядом, произнесла повариха. - Настолько он мал и короток.
   - Ты!... - задохнулся от злобы бандит и ткнул в бок женщины тупым концом копья. Его товарищи засмеялись над шуткой, но главный все же придержал обидевшегося товарища.
   - Не вздумай насиловать или бить - атаман запретил.
   - Да он и не узнает!
   - Узнает. - Спокойно произнес первый и посмотрел на второго. - Я ему скажу.
   - Вот ты... - помотал головой разбойник, - стукач.
   - Иди за угол, подергай, может отпустит. - Посоветовал первый, никак не отреагировав на оскорбление. Потом посмотрел обоим в глаза. - Атаман четко сказал - никаких изнасилований. Купец обещал доставить товар неиспорченным, он его доставит. Только заплатит теперь в пять раз дороже. А если ему в Миргарде откажут в покупке, то нам всем не жить.
   - Как это? - не понял третий.
   - Купец наймет отряды воинов и они все окрестные горы по камешку разберут, но нас найдут. - Ответил главный. - Даже орки нам не помогут, куда им вдесятером против сотни держаться. Какие бы они хорошие рубаки не были, а все одно перебьют их. И нас вместе с ними. Атаман с купцом сделку заключил, что, не слышал что ли? Он его отпускает, а взамен тот приносит выкуп и получает свой товар и сынка назад. И чтобы власти ничего про это не узнали, так что купец будет держать язык за зубами - это в его интересах.
   - А Грундальф? - не понял второй.
   - Что Грундальф? Ну поездит день-два с отрядом по дороге, погрозит булавой, да и опять в Шустов вернется. Старый он уже для ратного дела, ему бы кости свои возле очага греть, а не по лесам за разбойниками гоняться. - Первый засмеялся. - За нами то есть.
   - Чего-то Харольда давно нет. - Сказал третий. - Пойду посмотрю где он запропастился.
   - Вместе пойдем. - Решил первый.
   - Я тут останусь. - Заявил второй и посмотрел на повариху.
   - Только без шуток тут. - Грозно заявил главарь. - Пошли.
   Вдвоем они направились по коридору, освещая себе факелом путь. Оставшийся бандит сунул светоч в специальный крепеж на стене, подошел к клетке и начал расстегивать штаны.
   - Чего ты там говорила про мой стручок? - спросил он, болтая членом из стороны в сторону, удерживая его правой рукой. - Во, посмотри-ка какое полено!!
   - Ладно, убедил. - Хмыкнула повариха. - Не стручок - огурчик. Маленький и незрелый.
   В клетке захихикали. Бандит окончательно обозлился. Он спрятал член в штаны, подвязался и, резко выбросив руку, просунул ее через прутья клетки, схватив стоящую рядом с дверью повариху за плечо. Женщина начала упираться, в ее глазах мелькнул страх, но она нашла силы справиться с ним. Разбойник же приблизил свое лицо к ее лицу и прошептал.
   - Раз дело только в деньгах, то я выкуплю тебя у атамана. - Он сделал паузу. - Ты станешь моей рабыней и делать я с тобой буду все, что захочу.
   - Да я скорее умру, чем позволю тебе хоть пальцем ко мне прикоснуться! - прошипела в ответ повариха.
   - Уже позволила. - Нагло ухмыльнулся бандит.
   Он зарычал и дернул руку посильнее, ударяя женщину о железные полосы клетки. Он не обращал внимания на то, что происходит вокруг, поэтому для него стало удивлением, как чья-то холодная рука коснулась горла и сдавила его до такой степени, что бандит перестал дышать. Он выпустил повариху и вцепился в эту руку, стараясь освободиться. Пленница отскочила внутрь клетки, наблюдая за тем, как ненавистный страж корчится в муках. Боящаяся всего и вся наложница снова собралась было пискнуть от страха, ибо никто из пленников не заметил, как таинственный убийца подобрался к бандиту - все смотрели только на него. Но крикунье вовремя заткнули рот - одна из рабынь заметила краешек метнувшегося из-за дергающегося тела хвоста и сообразила, кому он мог принадлежать. Наконец бандит обмяк и чешуйчатая рука выпустила его тело. Голова ударилась о каменный пол и глаза невидящим взором уставились на повариху. Та вздрогнула от этого взгляда, потом посмотрела на спасителя.
   Перед ней стоял тот самый хас, который ехал в замыкающей повозке. Только сейчас на нем были темные штаны и такого же черного цвета рубаха. Темный пояс с ножнами, пара заполненных чем-то мешочков, бухта веревки, перекинутая наискосок через тело, за спиной - вещевой мешок. Ящер посмотрел на замерших женщин и тихо произнес:
   - Не орите громко, а то все бандиты сюда сбегутся. - Он посмотрел на трусиху. - А этой кляп в рот вставьте для надежности.
   У поварихи было много вопросов, но как умудренная жизнью женщина она оставила их в сторону и спросила главное:
   - Ты нас освободишь?
   - За этим я здесь. - Коготь осмотрел замок, потом поднял тяжелый двуручный меч, который таскал с собой бандит, сунул его в проушину и надавил. Запор не поддался. Пришлось просунуть чуть дальше в ухо и нажать еще сильнее. Повариха видела как на тонких ручках ящера вдруг вздулись бугры мышц. Коготь давил изо всех сил, пока меч не стал гнуться. Наконец механизм, удерживающий скобу внутри замка, сломался и двуручник чуть не загремел по камню, ящер еле успел его поймать. Он вынул замок из ушей двери и распахнул клетку. - Выходите. Поможете скинуть тела в реку.
   - А как мы выберемся отсюда? - спросила самая храбрая из наложниц. - Где остальные воины?
   - Я один. - Кто-то из женщин ойкнул. - Сейчас ломанем кладовую и будет пробивать себе путь наружу. - На него посмотрели как на умалишенного. - Шутка. - Коготь показал зубы. Кто-то из баб ойкнул. - Да не тряситесь вы так, никого я не съем. Хотел бы сожрать, давно бы сожрал.
   - Девок мне не пугай. - Строго сказала повариха, подобрав нож у убитого бандита. Ящер на это ничего не сказал и препятствовать вооружению пленницы не стал. - У тебя ведь есть план как отсюда выбраться?
   - В общих чертах. - Коготь прихватил тело и потащил его к реке, где уже покоились семеро бандитов. - Из лука кто-нибудь умеет хорошо стрелять?
   - Я. - Отозвалась храбрая наложница.
   - И я. - Потупившись, заявила трусиха. Коготь промолчал, только покачал головой. - Я больше не буду, честное слово. - Заверила девушка. - Просто... когда из темноты кто-то... убивает... то... становится страшно.
   - Ну еще бы. - Буркнул Коготь. - Змеи - исчадия тьмы, не так ли?
   На эти слова промолчали все. Избавившись от тела, ящер подвел пленниц к двери кладовой, сказав одной наблюдать за коридором, чтобы предупредить, не идет ли кто, а сам принялся ломать замок точно также, как это сделал у клетки. Сделан тот был крепко и поддался только с третьего раза. Когда дверь отворили, то бабы первым делом кинулись к еде - бандиты не жаловали пленников обильной кормежкой и держали впроголодь. Коготь же выставил часового (часовую?) и начал осматривать доспехи и оружие. Он подобрал себе кожаную кирасу, наручи и наголенники, напялил сверху кольчугу, попробовал подвигаться - стало тяжело, так что пришлось снять дополнительную защиту, но кожаную оставить. Ящер не танк, ему нужна скорость и быстрота в атаке. Да и вряд ли он выстоит в ближнем бою на мечах против опытного воина. Скорее уж его зарубят быстрее. Этих двоих удалось прикончить только потому, что они этого не ожидали. Будь настороже, то второй бы уже вертел тушку Когтя над огнем, а первый шил из его кожи сапоги. Так что элемент удачи (или же помощь Богов?) явно присутствовал с начала всей диверсионной операции. Проникнуть незамеченным внутрь, да еще и избавиться от нескольких бандитов это явно надо быть любимчиком Богов.
   - Много не жрите! - остановила повариха оголодавших пленниц. - А то животом маяться будете.
   Храбрая наложница, грызя сухарь, подошла к стойке и выбрала себе лук. Взвесила в руке, натянула тетиву, кивнула своим мыслям. Потом одела колчан со стрелами и кожаные сапоги с высокой голяшкой, оставшись в той же одежде, в которой сидела в клетке - короткая юбка и типа "блузка", только без рукавов. Коготь не знал, как она называется, да ему было по большому счету пофиг на предметы женской одежды. Трусиха тоже что-то там выбирала, пока отважная, сунув в рот еще один сухарь, не подошла к ящеру.
   - Какой план? - спросила она.
   - Ждем атаки снаружи. - Ответил тот. - И надо постараться вытащить купеческого сына из клетки желательно живым. А то отец не поймет.
   - Так тебя не он нанял? - удивилась девушка.
   - Как ты вообще выжил? - спросила повариха. Она видела, что хас устремился в лес и слышала, как улюлюкали разбойники, решив, что ящера прибили с шутками и прибаутками.
   - Недорезали чуток. - Коготь поднял голову, показывая шрам на горле. Многие пленницы ахнули. - Вот я и вернулся. За долгами.
   - Значит, купец не в курсе? - уточнила наложница.
   - Ему просто никто не говорил. - Ответил хас. - А то бы он сделал все, чтобы штурм лагеря не состоялся.
   - Атаковать будут воины управителя? - спросила, уточняя, повариха. Она знала в какой волости они находятся и кто здесь главный.
   - Шустовцы с Грундальфом во главе.
   - Вот ведь... - женщина помотала головой. - Перебьют их там, как пить дать. Я слышала, что утром орки в лагерь вернулись с богатой добычей. Где-то пару торговцев на дороге Торнбьефа ограбили. Если бы их не было, то получилось бы.
   - Все будет хорошо. - Успокоил женщину Коготь, потом посмотрел на Смелую и Трусиху. - Мы атакуем с тыла - они с фронта.
   - Твои бы слова да Воину в уши. - Выдохнула повариха и хлопнула в ладоши. - Ну что, девоньки, придется взять оружие в руки и освобождать себя самим.
   - Нет. - Остановил ее взмахом руки Коготь. - Вы сидите здесь. Запритесь и носа не высовываете. Когда все закончится, я постучу в дверь вот так. - Два коротких три длинных удара. - Запомнили?
   - Чего это ты тут распоряжаешься, а? - уперла руки в боки повариха. Натура все равно взяла свое и она принялась рулить.
   - Потому что я не люблю, когда у меня путаются под ногами. - Приблизив свою морду к лицу женщины, произнес Коготь. Его немигающий взгляд посмотрел на остальных. - Вы уже и так своими воплями чуть меня не с..с...с, не раскрыли, - наконец подобрал он слово. - Будете толпиться и орать - ничего у нас не получится. Будете сидеть тихо - выживете. Усекли?
   - Ладно, как скажешь. - Не стала спорить со зверем повариха. - А как мы дверь запрем, засова-то с этой стороны нет?
   - дверь вовнутрь открывается, подоприте чем-нибудь. - Посоветовал ящер и посмотрел на Трусиху. - Может тебе лучше здесь остаться? - та замотала головой. - Тогда не ори по пустякам. - И добавил после паузы. - Кровь увидишь - тоже не ори. - Трусиха кивнула.
   Коготь вышел в коридор вместе с девчонками и закрыл за собой дверь. В нее тут же застучали - это повариха и остальные принялись строить баррикаду. Ящер показал, что надо держать между ним и лучниками дистанцию и осторожно, совершенно бесшумно, двинулся вперед. Позади заскрипели сапоги Смелой и та, ругнувшись сквозь зубы, сняла их, оставшись босой на холодном камне. Вторая тоже последовала ее примеру. Едва они разулись, как впереди затопали сапоги.
   - Да где их хаос носит! - возмущался кто-то. - Найду - выпорю!
   Смелая натянула тетиву и прицелилась так, чтобы вышедший из-за угла бандит оказался на линии стрельбы. Коготь присел и замер возле поворота. Едва только показался сапог и крупная туша появилась в проходе, как тут же тренькнул лук. Стрела оцарапала щеку бандиту, он отшатнулся от неожиданности, но воткнувшийся ему в подбородок кинжал не дал разбойнику заорать. Коготь вынул оружие и подхватил обмякшее тело. Трусиха при виде убиенного затряслась и выронила лук. Смелая мельком посмотрела на нее. В ее взгляде читался смех и презрение.
   - Иди-ка ты лучше к остальным. - Произнесла она, помогая Когтю тащить тело. - Больше толку будет.
   Трусиха согласно закивала. Она подобрала лук и поплелась назад.
   - Только они тебя туда не пустят. - Сказал Коготь. - Заперлись так, что не откроешь. Ты лучше возле реки спрячься и оружие свое не забудь.
   - Хорошо. - Девушка последовала совету ящера.
   Повар - а это был он - оказался богачом. Десять полновесных золотых монет, пятнадцать серебром и столько же железом. Коготь ссыпал половину в свой кошель, остальное отдал лучнице. Та недоуменно посмотрела на хаса, не понимая такой щедрости.
   - За что? - спросила она.
   - Добычу делим пополам. - Ответил Коготь.
   - Не я ведь его убила.
   - Но зато отвлекла, а это тоже чего-то стоит.
   - Я ведь рабыня. - Вспомнила наложница. - Мне деньги не положены.
   - Выкупишься. - Просто ответил тот.
   - Да я лучше сбегу. - Ответила она. Потом, после паузы, спросила. - Ловить будешь?
   - Тебя что ли? - фыркнул Коготь. - Нужна ты мне. Проще выкупиться, чтобы проблем с законом потом не было. - Смелая молчала, обдумывая слова ящера. - Скажешь потом купцу, что ты его сына освободила, он на радостях тебя бесплатно отпустит.
   - Ты добровольно отказываешься от оплаты? - удивилась лучница.
   - У меня тут свое дело, с купцом никак не связанное. - Ответил Коготь. - Просто совпало. Так что я тебе эту честь уступаю.
   - Тебя же все равно сынок увидит. - С сомнением в голосе произнесла девушка.
   - Ну, это мы еще посмотрим, кто кого увидит. - Оскалился хас и Смелая чуть отшатнулась. Все же ее народ чаще других имел дело с хасами и она знала, что злобные твари могут быть невероятно жестокими. Во всяком случае она точно знала, что пленных они используют в качестве пищи. Одно слово - звери. - Пошли.
   Они приблизились к главной зале, где кутили разбойники. Им было наплевать, что повар ушел и не вернулся, что еще трое, пятеро, семеро пропали где-то в пещерах. Ибо рядом есть веселая компания и море выпивки, а еще больше закуски, которую с собой притащили орки! Их десятник сидел рядом с атаманом и что-то орал на своем дикарском языке, расплескивая спиртное, а его товарищи вопили в ответ и опрокидывали в свои клыкастые пасти полные кружки браги. Коготь наблюдал за всей этой вакханалией из прохода, где своевременно потушил факелы. Лучница дышала ему в затылок и непроизвольно хас распустил гребень. Девушка отодвинулась.
   - Их много. - Прошептала она через некоторое время после наблюдения. - Двоих-троих еще я могу подстрелить, но вот остальные... да еще и орки... с ними ты точно не справишься.
   - Здоровые твари. - Согласился Коготь. - Ждем, когда снаружи начнется заваруха. Они все побегут на выход и вот тут-то мы парня и вытащим. - Ящер указал головой в сторону сидящего в клетке заложника. - И вон тех мужиков заодно.
   Лучница проследила взглядом за хасом и согласно кивнула. Если никто еще не отправится за водой в коридор, то их позиция останется незамеченной. А заметить тех, кто решил навестить пленниц они могут и отсюда - вход в штрек расположен рядом с выходом из залы и отлично просматривается. Лучница была уверена, что ящер успеет добежать до бандитов вокруг и атаковать их. А она его не подведет иначе зачем тогда вообще вызывалась? Девушка посмотрела на пирующих орков и оскалилась. Коготь заметил, что ее нижняя челюсть имеет чуть более крупные резцы, не такие, как у человека, но очень похожие на таковые у орка. Полукровка? Возможно, но она больше похожа на человека. Квартерон? Тоже может быть, но к чему гадать?
   - Мага видишь? - спросил ящер, внимательно осматривая толпу.
   - Нет. - Девушка сощурилась, разглядывая пьяные рожи. - Наверное, дрыхнет. - Она указала рукой. - Там еще одна зала есть, большая пещера. Я заметила там койки, тюфяки и шкафы, когда нас мимо вели. Видимо, там разбойники спят.
   - Пробраться туда можно только через главную залу? - спросил Коготь.
   - Были еще какие-то выходы, но куда они ведут я не знаю. - Огрызнулась наложница. - Не сказали.
   Это потом она сообразила, что так лучше не делать, но было уже поздно. Коготь посмотрел на потолок, на стены пещеры. Зала была не везде освещена - центр со столом во главе, очаг, главный выход. Рядом с проходом к клеткам и в оружейную факелы не горели, поэтому они могли безнаказанно наблюдать за бандитами. Но если любой из них пойдет сюда, то сразу же обнаружит чужих. Коготь обратил внимание на уступ, расположенный рядом с выходом. Если туда взобраться, то можно спрятаться в тени и безопасно расстреливать разбойников - они будут думать, что стреляют из прохода и ломанутся туда. Замереть, пропустить, а уже потом освобождать заложников. Вон их клетки стоят. Тоже хорошо освещены. Ящер посмотрел на главный выход - там в проходе горели факелы. Можно попробовать пробраться через полузаваленные коридоры шахты. Он обнаружил их, когда прятался от стражников, но не разведал, куда они ведут. Но сначала...
   - Сможешь забраться сюда. - Хас показал куда именно. Наложница повернула голову.
   - Высоко. - Пожаловалась она.
   - Я тебя подсажу. - Заверил ящер. Та недоверчиво посмотрела на него.
   - Ну залезу я туда, меня же будет со всех сторон видно. - Скептически произнесла она.
   - Там тень от скалы, а если спрятаться за уступ и не шевелиться то не обнаружат. - Объяснил ящер. - Сиди там тихо и наблюдай. Когда услышишь шум и эти побегут на выход - стреляй. Они подумают, что стреляют из прохода и по нему к реке побегут, на тебя никто внимания не обратит, если затаишься. А я попробую через другие штреки в следующую залу пробраться и мага прирезать.
   - Вот оно что... - оценила план хаса наложница. - Тогда помоги залезть, только не шуми. Лук потом подашь.
   Разбойники так орали и кутили, что даже не обратили внимание на неясную тень, которая возникла возле прохода к реке и пропала. Девушка вцепилась пальцами в скалу, встала на пятачке, приняла лук из рук ящера и попыталась пройти дальше по наклонной скале, где шахтеры вырубили породу и образовали выступ. Давным-давно тут стояли леса, но со временем они разрушились или же бандиты превратили их в дрова, а вот выработка осталась. Пещера была значительно расширена шахтерами, в том числе и под складские нужды. Это когда горы затряслись от гнева богини Живы и похоронили часть рабочих под камнями, а часть сделав инвалидами, шахту забросили. А бандиты не собирались продолжать здесь добычу руды - им необходимо место под пьянки и гулянки. Они не заинтересованы в возрождении шахты.
   Коготь же скрылся в коридоре, прошел мимо клеток и свернул влево, понимая, что правый коридор ведет в залу. Здесь через двадцать-тридцать шагов горели факелы, просто чтобы освещать проходы. Пьяные вопли были слышны и здесь, сосредоточиться не удавалось, так что ящер приспособился определять впереди живых своим языком. Периодически "нюхая" воздух, он безошибочно вышел к главному коридору, который, если повернуть направо вел вниз, а налево - вверх, к выходу. Оттуда тянуло свежим воздухом. Можно попробовать перебить защитников во дворе, подумал Коготь, проследив взглядом натянутую веревку, пропущенную через систему блоков, про которую говорил шептун. Но как синхронизировать время атаки? Он не знал, подошел ли Грундальф с отрядом к воротам лагеря или же таится в лесу. Веревку можно перерезать, подумал ящер, вынимая кинжал. Он уже хотел приступить к исполнению задуманного, как почуял запах, а потом и услышал шаги - кто-то топал сверху по коридору.
   Коготь отступил в проход и пропустил мимо себя троих. Наверное смена, подумал он, следя за ними взглядом. Один из троицы направился в главную залу, а двое свернули к "жилому блоку". Нужно дождаться, когда трое пьяниц поднимутся наверх, решил лазутчик, а уже потом атаковать. Он напряг слух, чтобы не пропустить момент, однако никто снизу не появлялся. Но и тревогу пока не поднимали. Коготь решал про себя, стоит ли пойти посмотреть или же не нужно, ведь неизвестность давила и заставляла делать ошибки. Но лазутчик умел ждать. Жаль карманных часов тут не изобрели, а если они и существовали, то явно не в этой глуши. Так бы посмотрел на них и точно знал, сколько осталось до атаки. По внутренним ощущениям, сейчас уже за полночь. Бандиты могут и до утра гулять, в пещере солнечного света не видно, а вот те, кто снаружи... эти вот в шахту зашли по времени, значит кто-то контролирует их смену. Коготь чуть не пропустил поднимающуюся троицу, в которой был знакомый стражник и идущие с ним два орка. Разводящий что ли, подумал хас, отступая еще дальше в проход. Кто знает этих орков, может у них нюх такой же как и у него. Но обошлось - зеленые и человек прошли мимо. Потом разводящий довольно быстро вернулся - ему хотелось спать. Позевывая, он направлялся к своей койке, как кто-то ударил его под коленку, одновременно производя захват за шею. Стражник задергался, но сильные руки перекрыли доступ кислороду и разводящий потерял сознание.
   Очухался он сидящим возле груды камней в каком-то полузаваленном проходе. Попытался пошевелиться - руки были связаны за спиной, ноги тоже. В рот вставлен кляп - мерзкая на вкус тряпка. Прямо напротив бандита на корточках сидел ящер и не мигая смотрел на кыма. Тот начал нервничать, на лбу выступил пот. Он моментально понял, кто перед ним, а хорошо заметный шрам на горле не оставлял разбойнику сомнений в том, что это может быть кто-нибудь другой.
   - Сейчас я вытащу тряпку из твоего рта и задам тебе несколько вопросов. - Тихо произнес хас. - Твоя жизнь зависит от твоих ответов. Правда - живешь дальше, ложь - нет. - Коготь показал кинжал. - Попробуешь заорать или позвать на помощь - умрешь. Усек? - Бандит усиленно закивал головой - жить очень хотелось. - Вот и молодец. - Ящер вытащил у пленного кляп. - Сколько воинов наверху возле входа?
   - Тринадцать. - Облизав губы, тут же ответил пленный. - Это вместе с тем, что в засаде над входом сидит. - Он уже понял, что попасть в пещеры хас мог только по воде. Но как он взобрался наверх? Неужели у него есть сообщник? Тогда все пропали!
   - Все часовые не спят? - пленный кивнул. - А у этих по какому поводу праздник?
   - Аграш вернулся с добычей. - Пленник снова облизал губы. - Много золота взял и мясо. Пируют.
   - Те два орка, которых ты вывел наружу. Они сменили часовых на вышках? - Снова кивок. - И когда следующая смена?
   - Утром. - Ответил пленный.
   - Орки хорошо видят в темноте? - снова кивок. - И не спят всю ночь? - опять подтверждение. - А остальные из их отряда когда успокоятся? - пленный пожал плечами. - Понятно. - Коготь сделал паузу. - Маг спит или вместе со всеми гуляет?
   - Спит. Ему много не надо - выпил чуть-чуть и его развезло сразу. - Пленник чуть улыбнулся.
   - Пьяницы будут все это время в зале сидеть или по пещерам шарахаться?
   - Откуда ж я знаю? - вопросом на вопрос ответил пленный.
   - Действительно. - Хас встал. - На жизнь ты себе заработал. - Пленный вздохнул с облегчением. - До казни в Шустове. - Он побледнел, но заорать не успел, как Коготь его вырубил одним ударом.
   Больше ждать нельзя, подумал он. Нужно вырезать тех, кто сидит за частоколом, а уже потом всей командой идти вниз. Часть можно провести этими проходами, часть пусть атакует в лоб. Но сначала... Ящер выбрался в основной коридор и подрезал веревку, но не до конца, оставив пару ниток. Едва часовой ее сильно дернет, объявляя тревогу, как она тут же порвется. Да и для мимо проходящих заметно не будет, что ее повредили. Коготь подготовил метательные ножи и поднялся к выходу из шахты. Прохладный воздух принес свежий запах трав и чьей-то смерти. Скоро богиня Жива в полной мере насладиться местью тем, кто пришел в ее горы, не оставив подношения. Почему именно эта мысль возникла в голове у Когтя, тот старался не думать, полностью сосредоточившись на предстоящей работе.
  
   Глава 4.
  
   Рурк не стал выбегать на перекресток сломя голову, спеша на встречу, он сперва посмотрел из кустов, присутствует ли там кто-нибудь. Вдруг бандиты устроили засаду, кто знает, сколько их шляется в округе по лесам. И они не обязательно должны принадлежать к той банде, которая ограбила караван, хотя все указывало на то, что именно эта группа промышляла разбоем от Торнбьефа до Аргенхофа. Ночь уже вступала в свои права, солнце закатилось за горизонт и в лесу сгустились сумерки. Но даже темень не помешала маву заметить присевшую на большой камень Ангу, что лежал рядом с дорожным указателем. Посмотрев по сторонам, Рурк зашумел, чтобы женщина первая заметила его, и вылез из кустов.
   - Давно пришел? - спросила знахарка, вставая с камня в знак приветствия.
   - Только что. - Рурк посмотрел на дорогу. - Когда Грундальф с отрядом обещал подойти?
   - Рано еще. - Анга сделала паузу. - Хас уже внутри?
   - Когда мы разошлись, он собирался лезть на гору, искать отдушины. - Ответил мав. - Мне придется идти по его следам, чтобы сверху напасть на часовых - по другому не получится.
   - Рассказывай. - Знахарка посмотрела на начертанный на земле план лагеря, который быстро набросал Рурк. - Значит, трое наблюдателей и скорее всего бандитов двадцать поддержки внутри во дворе, вряд ли больше. - Рассудила она и посмотрела в сторону Шустова. На дороге показались редкие огоньки. - Уже идут. Рановато.
   - А что если это не они?
   - Они. - Кивнула женщина. - Караваны в такую темень с места не двинутся - только глупый и жадный купец станет плутать по ночам. Марк снова скрылся за тучами. - Анга потянула носом. - Надеюсь, дождя не будет.
   - Нет. - Отрицательно качнул головой Рурк. - Пройдет стороной.
   - Это хорошо. - Кивнула ему знахарка. - Подождем.
   Она снова устроилась на камне, Рурк плечом подпер столб с указателями. Шустов, Торнбьеф, Корснунг и Руум, городок на границе провинции Альстам, откуда купцы начинали свой путь в Предел. Жители также кормились с проходящих мимо караванов, оказывая им услуги на постоялых дворах, снабжая провизией, проводниками и лошадьми. И им будет крайне огорчительно узнать, если торговцы перестанут ездить этой дорогой. Понятно, что обвинят во всем жителей Предела, может быть даже пожалуются своему владетелю или как там его называют, наместник? Чтобы он навел порядок на дорогах и снова разрешил возить грузы. Да вот только тому в чужую вотчину вообще никакого желания лезть нету, тем более если это север с его дикими зверями и такими же дикими жителями. Которые, едва завидев имперский отряд, могут решить, что снова началась война и ничем это хорошим для воинов, а также землепашцев и прочего простого люда не кончится. Так что пускай жители Руума пребывают в блаженном неведении, пока мы тут за них решаем их же проблемы. Рурк не знал, что Восточная дорога, которая также шла через перевал, но гораздо дальше, выходила к Торнбьефу и начиналась она в том же Рууме. Так что пострадали бы по большей части жители Шустова, чем имперцы.
   Грундальф собрал немало воинов. Во-первых, почти всех своих, кто был свободен и не стерег пойманных в городе шептунов. И, во-вторых - всех кому он доверял. А это пара кузнецов, несколько крепких рыбаков, кожевенных дел мастера, охотники, те, кто не прельстился легким заработком у разбойников, ополченцев получилось всего с полтора десятка. И воинов двадцать три. Не густо. Все в различной броне, больше напоминающей таковую у разбойников. А именно преобладали кожаные кирасы, наголенники и наручи. Головы даже не у всех прикрыты шлемами, охотники так вообще пришли в накидках с капюшонами так как привыкли. Анга встала при виде "войска", когда его предводитель, седой Грундальф, направился к ней. Дядька был облачен в доспех, на голове шлем, на поясе верный двуручник в ножнах. Щитов здоровяк не признавал, прекрасно умея обращаться с этим тяжелым оружием. Грундальф предпочитал рубить сразу же и насмерть, а не оставлять колото-резаные раны, от которых враг мог оправиться, хлебнув микстуры регенерации или еще какой алхимической дряни. А с отрезанной башкой, рукой или ногой не слишком-то и повоюешь. Здоровяк посмотрел сверху вниз на невысокую женщину.
   - Принесла?
   - Как и обещала. - Анга сняла с плеча мешок. - Здесь десять пузырьков, больше у меня просто нет. - Она посмотрела в сторону воинов. - Ты выбрал, кто примет зелье?
   - Они вызвались сами. - Кивнул Грундальф. - Давай.
   - Не сейчас, получите на месте. - Знахарка просто продемонстрировала, что микстура у нее с собой. - Выпить ее можно одним глотком и действовать она начинает сразу, а я не хочу расходовать попусту такое драгоценное зелье. Попробуем сперва перебить всех во дворе своими силами, а уже внутри применить алхимию.
   - Как скажешь. - Грундальф пожевал губами - ответ ему не понравился, но бывший сотник понимал, что тратить силу берсерка на пятерку стражников это глупо. - Ящер уже внутри? Я его не вижу. - Он подслеповато сощурился.
   - Нужно дать ему время. - Ответил вместо Анги Рурк. - А нам - занять позиции. - Мав посмотрел на знакомых охотников, которые не жаловали его как прямого конкурента, но здесь приветственно кивнули. - Я поднимусь по скале и спущусь вниз прямо в гнездо наблюдателя, чтобы расстрелять часовых на вышках. Все деревья возле лагеря разбойники вырубили, но чуть дальше есть несколько высоких и среди них одно, с которого можно разглядеть стражей. Как только тела упадут - быстро бегите к забору и перебирайтесь через него. Он высокий, так что придется встать одному на плечи к другому. Как только лазутчик окажется с той стороны - пусть отпирает ворота, я подстрахую, если кто зашевелится. - Рурк тронул рукой лук.
   - А кто полезет? - спросил Грундальф и посмотрел на своих.
   - Давайте мы. - Поднял руку один из охотников, еще не старый Олле. - Я крепкий, вес сына всяко выдержу.
   - Э, нет, так не пойдет. - Покачал головой здоровяк. - Снуки, Харм, - позвал он самых здоровых и высоких воинов. - Поможете им перебраться через стену. И не возражай, Олле, - Грундальф взмахом руки заставил охотника замолчать. - Пока Тулле будет открывать ворота, ты его прикроешь с забора, а Рурк с гнезда присмотрит. Два лучника лучше, чем один.
   - Так-то да. - Согласился седоусый охотник и погладил растительность у себя под носом. Любил он свои усы.
   - Зачищаем двор от всех, кто схватится за оружие. - Жестко сказал здоровяк. - Женщины, подростки, дети - всех под нож без разбора.
   - А если это пленники? - спросил кто-то из воинов.
   - У них руки и ноги связаны будут. - Мрачно отозвался Грундальф. - И помните, там засели бандиты. Они вам в ножки кланяться не будут - сразу стрелять начнут или рубить мечами. Даже подростки. Которые уже могут держать в руке нож или кинжал. - Предводитель ватаги замолчал, вспоминая несколько похожих случаев, когда по глупости потерял хороших бойцов. Остальные тоже хранили молчание, истолковав паузу, сделанную вождем, по-своему.
   - Купцу не говорили? - спросила Анга. Ее голос в тишине прозвучал как-то немного отстранено, не с привычными интонациями, как будто сказал другой человек. Рурк присмотрелся повнимательнее и заметил небольшие изменения, которые произошли с женщиной. Во-первых, она стала как будто чуть выше, во-вторых, он явно чувствовал исходящий от нее запах силы. Возможно, Анга уже применила на себе какое-то из своих зелий, повышающее способности к магии, но зачем так рано? Или же потом будет поздно? Надо бы спросить, когда все закончится.
   - Я стражника рядом с его дверью поставил, чтобы не сбежал. - Ответил Грундальф. - А так он ничего не знает.
   - Хорошо. - Кивнула Анга. - Тогда пошли.
   Никто из воинов и тем паче ополченцев даже не возразил - знахарка отдала приказ, который просто никто не сумел бы нарушить. Анга знала, что после четвертинки (сутки по-нашему, прим. автора) у нее наступит сильнейший откат, но надеялась, что справится с ним при помощи Когтя и Рурка. Обоим зверям про то, что примет микстуру она не сказала, да и всем остальным тоже. Приготовив зелья на такую ораву воинов, она припасла кое-что и для себя. Снадобье, временно повышающее магические способности. Пользовались ей нечасто и то только тогда, когда выбора другого не оставалось. В результате приема зелья по итогу Анга могла лишится и так куцых способностей, но все равно пошла на это. Потому что с орками может справиться опытный воин, сражавшийся с ними хотя бы пару лет. А еще берсерк. И маг. Что бы там про себя не думала стража и ополченцы, а против орков они все равно что дети против взрослого. Получат по щелбану и расплачутся. Пожалуй, с зелеными сможет справиться только Грундальф, Олаф и еще парочка стражников - Дулкан с испещренным шрамами лицом, бывалый воин и хороший рубака, и Корти, лет восемь назад пришедший из Империи. Остальных зеленые великаны раскидают играючи. Так что Анга самостоятельно подготовилась к битве.
   Рурк вывел отряд так близко к лагерю, насколько смог. Он показал на дерево, с которого очень удобно было наблюдать и третий охотник, Жихорь, резво полез по стволу. С выданным ему амулетом ночного зрения ему было все отчетливо видно в лагере. Сам же Рурк взял бухту веревки с привязанным к ней крюком и быстро побежал в горы. Нюх у мава был не такой чуткий как у хаса, но зато опыт следопыта легко подсказал ему дорогу, по которой прошел Коготь. Рурк мощными скачками взлетел по горе, полез на скалы, ловко перепрыгивая с камня на камень и цепляясь когтями. На весь путь он потратил меньше времени, чем ящер, карабкавшийся медленно и осторожно. Кое-где мав встречал стронутые со своего законного места камни - Коготь прошел здесь не так давно. Примерно прикинув направление, Рурк забрал влево и начал идти "вдоль" скалы, словно горный остророг. Те умудрялись гулять по почти отвесной каменной стене как по широкой дороге, совершенно не опасаясь упасть вниз. Мав себе такого позволить не мог. Наконец, он достиг примерной точки, под которой был расположен вход в шахту. Подползя к краю, Рурк посмотрел вниз и увидел частокол и две вышки с часовыми, остальное скрывала скала. Заякоревшись, он проверил веревку на прочность и полез вниз, стараясь не потревожить камешки. А то наблюдатели живо сообразят, что это не простой горный обвал и весь план пойдет насмарку.
   Почти оборот спуска дал свои плоды - Рурк добрался до цели, не потревожив скалу. Сперва он промахнулся, потом пришлось подниматься вверх и идти вправо, но до гнезда с сидящим в нем лучником он все же добрался. Того прикрывал естественный карниз, так что напасть сверху на него не получилось бы. Однако это не расстроило мава. Больше всего его беспокоили два часовых на вышка, ибо Ночной Охотник решил посмотреть на деяния своего родича и приоткрыл Левый глаз. Рурк мысленно выругался - лучше бы ты спал дальше. Конечно, заметить прижавшегося к скале мава было затруднительно - окрас шкуры частично помогал, да и одежду он старался подобрать похожих цветов, охотиться голым ему не прельщало, а горные остророги внимательные и чуткие животные, легко могли распознать в ползущем по скале непонятном пятне охотника. Но шанс быть обнаруженным все же оставался.
   Он уже собрался атаковать сидящего в гнезде, как услышал голоса идущих из шахты. Мав напряг слух и отлично разобрал слова даже без амулета - кымский он знал превосходно.
   - Я же говорил, что дождя не будет. - Похвалился невидимый бандит. - Эй, Нурк, слезай! - позвал он.
   - Сейчас. - Зашебуршился наблюдатель в гнезде. По камню стукнуло дерево - приставили лестницу. - Что-то поздно ты.
   - Гаскулл вернулся, ты же видел. Гуляем. - Ответил бандит. - Пойдешь?
   - Не, я спать хочу. - Ответил часовой. - И не в душной пещере, а здесь, под навесом лягу. - Он показал на тюфяки с сеном. - Люблю свежий воздух и чтобы не пердели под ухом. Разбуди Гнорда, пускай он подежурит до утра.
   - Как хочешь. - Пожал плечами разбойник.
   Рурк увидел, как два крупных силуэта направились к вышкам, о чем-то переговорили с часовыми и заняли их места. Нетрудно было догадаться, что это орки. Вот ведь незадача, досадовал мав, у них шеи воротниками прикрыты, а попасть стрелой в стык брони, да еще ночью... это надо быть превосходным лучником, достойным занять почетное первое место на турнире Императора. Рурк себя к таковым не причислял, хотя отменно умел пользоваться луком. Что же делать, думал он, впадая в отчаянье. Отменять нападение? Тогда сыну купца точно не жить - бандиты узнают, что Грундальф захватил их главного шептуна и пришлют отцу голову в мешке. Придется резать их по одному, решил Рурк, что сделать незаметно довольно сложно. Нет, подобраться к часовому он сможет и так, но вот успеет ли добежать до второго и не поднять тревоги? Пока он так рассуждал, сидевший в гнезде завалился храпеть под навес, а его сменщик, сонно зевая, устроился поудобнее. Часовой забил на службу и решил досмотреть сон, который так грубо прервали. Что было на руку Рурку. Орки смотрели в лес, Ночной Охотник прикрыл свой глаз набежавшими тучами и мав решился. Он оттолкнулся от скалы, одновременно ослабляя захват веревки, скользя по ней. В воздухе мелькнул только хвост, когда на спящего часового обрушилась массивная туша Рурка. Мав придавил его, не дав тому даже пискнуть и сунул кинжал под ребра. Лезвие достигло сердца и тот затих, перестав трепыхаться. Сидящего в гнезде скрывала тень, а Рурк действовал быстро и почти бесшумно, так что никто ничего не заметил. Ночной Охотник снова выглянул, благодарно подмигнул родичу и опять скрылся в тучах. Рурк хотел было спуститься, чтобы атаковать двоих часовых, как услышал, что дверь в шахту чуть слышно скрипнула - кто-то выходил наружу. Мав превратился в статую, обратившись в слух. Однако ни позевывания, ни кашля, почесывания и прочих кымских потребностей не услышал. Он немного придвинулся к краю и посмотрел на того, кто стоял в тени возле выхода.
   На Рурка уставились два немигающих глаза - оказалось, что это хас как-то умудрился бесшумно подняться по лестнице в гнездо. Коготь едва сдержал руку, приготовленную для удара, когда увидел в тайнике кошачью физиономию. Нервно высунув язык, обнюхав товарища, он поманил Рурка за собой вниз и тот подчинился.
   Охотник, что сидел на дереве, видел, как в гнездо метнулась тень со скалы и снова наступила тишина. Он подал знак отряду внизу, чтобы готовились к забегу. Ха, подумал Жихорь, это кто-то из воинов обозвал расстояние в сто шагов забегом, потому что в тяжелых доспехах далеко не побегаешь. А название прижилось. И тут забега два до ворот или чуть больше, но стражники справятся. Да и сам Грундальф далеко не развалина, еще фору молодым даст. Охотник принялся ждать, когда упадут оба стража на вышках, чтобы дать отмашку. Но то, что он увидел потом, его заинтересовало.
   В гнездо по лестнице поднимался кто-то хвостатый, а Рурк ничего не предпринимал. Жихорь не смог бы прицельно выстрелить, да что там говорить, его стрела вряд ли долетела бы даже до ворот, так что оставалось только наблюдать. Неужели мава кто-то заметил, мрачно подумал он, вот тебе и хваленный охотник. Однако то, что произошло потом, поставило Жихоря в тупик. Нечто, просто темное пятно, в котором едва заметно выделялся хвост, махнуло рукой и Рурк выбрался вслед за ним, исчезая из поля зрения. А потом, через несколько частей оба стражника-орка завалились на пол наблюдательных вышек с перерезанными глотками. Охотник настолько растерялся, что промедлил и лишь потом дал отмашку. Отряд выскочил из леса и стремглав помчался к воротам. Харм и Снуки уже готовились зашвырнуть охотников по ту сторону забора, как створка приоткрылась и из щели показалась хитрая морда Рурка. Он прижал палец к губам, мол, тихо, и махнул рукой - заходите. Грундальф шумно выдохнул, посмотрел на бежавшую рядом с ним Ангу и первым проскользнул внутрь. Воины последовали за ним.
   Ночной Охотник старался не подглядывать за деяниями родича, за что Рурк был ему благодарен. Он указал рукой под навес, где спали бандиты. Костер никто не разводил, чтобы не давать света, лошади переминались с ноги на ногу и фыркали - они почувствовали смерть, а также чужой запах. Запах двуногих зверей, один из которых им совсем не нравился. Поэтому Коготь туда и не пошел, а вернулся ко входу в шахту. Анга высматривала его во дворе, но так и не заметила. Она тревожно посмотрела на Рурка, знаком вопрошая, где хас и тот указал на скалу, мол, ищи там. В это время воины Грундальфа, раз уж так получилось, обезвреживали бандитов и вязали им руки с ногами. Два подростка испугано хлопали глазенками, не понимая, что произошло. Обоим дали в морду и они, размазывая сопли и всхлипывая, безропотно дали себя спеленать. Те, которые постарше, попытались сопротивляться, но, когда двоих из них прирезали без разговоров, то немедленно растеряли свой боевой дух. Всех связанных затащили под навес, поставили на страже Олле и его сына, кого-то из рыбаков отправили на вышки, а сами собрались возле входа в шахту. Старый охотник с досадой смотрел на двух знакомых промысловиков, которых считал своими приятелями. Оба сидели с опущенными головами и шмыгали носами. Он плюнул в их сторону и отвернулся. Мудрый Грундальф приказал сунуть всем разбойникам в рот кляпы, чтобы своими речами не подточили решимость стражи предать их карающему суду. Все прекрасно знали, что пойманных бандитов вздернут на городской площади. Если только пострадавший купец не продаст их в имперские рудники.
   Хас ждал, когда рядом с ним соберутся все воины, что пойдут внутрь шахты. Здоровяк Грундальф тихонько рыкнул:
   - Рассказывай.
   - Пленниц я освободил. - Прошелестел Коготь. - Они сейчас в оружейной сидят, за... закрылись и двери завалили, чтобы бандиты не пролезли. Но сынок купца находится отдельно под присмотром всех в главной зале. У них там сейчас пир, орут и горланят так, что друг друга не слышат.
   - По какому поводу? - спросила Анга.
   - Орки с набега вернулись с хорошей добычей. Там рядом с сыном купца еще два мужика томятся, не знаю из каравана ли или орки кого-то с собой притащили. - Коготь сделал паузу. - Маг спит в жилой пещере, это первая комната слева от главного прохода. Там есть еще кто-то, но сколько - не знаю, не рискнул лезть.
   - Почему? - на этот раз задал вопрос Грундальф.
   - Слишком много света в проходе. - Пояснил хас и переступил с ноги на ногу. - Пленниц можно вывести обходными коридорами - я покажу. Но только тихо. И атаковать главную залу с двух сторон - из главного прохода и от подземной реки. Но надо спешить - я л..л.. убрал охрану, но кому-нибудь из пьяниц вдруг приспичит выпить воды и тогда... все сразу переполошатся.
   - Идем. - Решительно сказал Грундальф.
   - Там на уступе в тени в главной зале девочка-лучница сидит. - Предупредил Коготь. - Она поможет, когда заваруха начнется.
   - Из пленниц?
   - Да. - Кивнул ящер.
   - Храбрая. - Заочно похвалил ее Грундальф. - Зелье не потеряли? - спросил он своих.
   - Как можно! - возмутился кто-то из воинов, а один из них похлопал себя по карману, мол, держу наготове.
   - Тогда вперед.
   Едва отряд спустился чуть ниже, то все услышали гневные вопли и выкрики - похоже самые худшие ожидания Когтя оправдались. Кто-то пошел за водой к реке или же его послали и он обнаружил, что стражи возле оружейки нет, замок сломан и поднял шум. Или же случилось страшное и храбрая наложница, заметив, что кто-то идет к реке, сама напала на него, тем самым выдав себя. Понятно, что разбойники переполошились и начали галдеть, но главарь живо прервал этот бардак и принялся раздавать приказы. Так что отряд Грундальфа вовремя начал спускаться в шахту. Главный коридор бы довольно широким, но больше трех кымов в ряд вместить не мог, остальные напирали сзади. Коготь поманил часть отряда за собой, мол, обойдем здесь и здоровяк отдал приказ - следуйте за хасом. С ящером ушли два воина-лучника, кожевник и кузнец с молотом наготове. Сойдут как группа поддержки и ударный отряд с тыла.
   Грундальф шел первым и на него напоролся отряд бандитов, бегущий на выход. Были они наполовину пьяными и от бурлящего в крови спиртного весьма разъяренными. Вот только реакция и координация от этого очень сильно пострадали, точно также как и осознание происходящего. Самого первого Грундальф разрубил своим остро наточенным мечом чуть ли не до задницы. Не зря точил полдня, пока шли аресты. Кровь брызнула в стороны, разбойники заорали, загремели клинками. Здоровяк шел первым и занимал весь коридор, потому что для замаха ему требовалось большое пространство. Дулкан и Корти это прекрасно понимали и держались позади. Оба прикрывали лучников, которые меткими выстрелами между замахами вождя выбивали разбойников одного за другим, благо что в такую толпу несложно попасть. Грундальф отрубил голову одному, но сам получил две стрелы - одну в плечо, в стык брони, вторую в ногу. Здоровяк чуть отступил, вращая двуручником, давая возможность и остальным отличиться.
   - Разойдитесь!! - завопил кто-то позади. - Сейчас я их зажарю!!
   Бандиты спешно расступились, образуя коридор. Недомаг торжествующе оскалился и направил посох в сторону отряда воинов, как на нем самом вспыхнула одежда. Огонь начал очень быстро распространяться, словно "маг" был обильно полит земляным маслом. Он заорал, бросил посох и принялся кататься из стороны в сторону, пытаясь сбить пламя. Бандиты оторопело смотрели на этой действо, некоторые шустовцы тоже были поражены увиденным, но не Дулкан и Корти. Оба тут же оттеснили Грундальфа назад, где тот уже обломал стрелы и пытался вытащить наконечники, и кинулись вперед. Анга воспламенила еще парочку бандитов, посеяв среди них панику. Оба воина принялись рубить противников, не обращая внимания на огонь и метущихся кымов. Они пробивали себе тропу вперед, стараясь как можно скорее выбраться из тесного пещерного коридора, чтобы вырваться на оперативный простор. Остальных прикончат те, кто идет позади - авангарду некогда возиться с ранеными. Полупьяные бандиты оказались не слишком сильными противниками, чего не стоило говорить про орков. Двое затесавшихся среди них воинов растолкали собутыльников и перегородили проход.
   - Честный бой. - Прорычал один из них на имперском и Корти его понял. - Маг не вмешивается.
   - Награда? - спросил воин, облизнув губы. Несколько частей вращения мечом заставили его изрядно вспотеть, да и в пещере было душно и жарко.
   - Победитель получает верного раба. - Глаза орка сверкнули.
   Свистнула стрела и зеленый бандит завалился на пол. Из его глазницы торчало древко. Второй получил аж две стрелы сразу и немедленно присоединился к мертвому товарищу.
   - Не хер с ними разговаривать. - Проворчал Грундальф, проходя мимо Корти и добивая кого-то стонущего мечом. - Вперед!
   Остальных перебили быстро. Если кто-то и оставался живой, то его прибрали позади идущие, пока Корти и Дулкан расчищали путь. Первым в жилую пещеру ворвался старший Дулкан и получил стрелу из баллисты прямо в живот. Воина ударило о стену и он кашлянул кровью, умирая. Анга не настолько владела магией, чтобы суметь остановить время, вытащить стрелу из тела и залечить рану. Она грустно смотрела на то, как опытный воин, за время своей легкой службы в Шустове успел расслабиться и как итог теперь умирал у нее на глазах. Дулкан дернулся и затих. Засевшие в комнате уже успели перезарядить баллисту и следующего ждал бы такой же выстрел, но Анга не зря столько лет провела в походах. Она сунула руку в поясную сумку и, вынув стеклянный пузырек с жидкостью, метнула его в помещение. Бандиты впопыхах выстрелили, посчитав, что это к ним лезут враги. Стрела ударила в стену, высекая сноп искр из камня и отскочила в сторону, чуть не сбив Ангу с ног. Знахарка сосредоточилась и подожгла расползшийся по пещере туман. В пузырьке были две жидкости, разделенные стеклянной перегородкой. При взаимодействии друг с другом они превращались в газ и очень быстро заполняли все уголки помещения. А потом поджигалась. Температура пламени там была невероятно высокая, отчего живые существа практически моментально обращались в головешки. А вместе с ними и вся мебель, утварь, тряпки и одежда, от тюфяков и перин оставались только воспоминания. Засевшие в пещере даже не успели заорать, как тут же подохли в пламени. По пещере поплыл запах сгоревшей плоти и едкой алхимии. Анга сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, восстанавливая сосредоточение и отдыхая. Мерзкий запах она старалась игнорировать - в пещере полно относительно чистого воздуха, нужного легким. Она уже потратила часть доступных ей сил, но и осталось еще немало. Если все так пойдет и дальше, то она даже умудрится сохранить часть способностей. К женщине подошел Грундальф и протянул ей посох.
   - Возьми. Ты одна умеешь правильно с ним обращаться.
   Анга кивнула и взвесила оружие в руке. Он был еще полон энергии, в нем едва исчерпана десятая часть ресурса. Сосредоточение позволило знахарке уловить едва знакомые отголоски энергии, как чувство узнавания тут же пропало. Но сомнение осталось. Однако сейчас не время было над ними размышлять, впереди их ждало самое важное - освобождение пленника.
   Ватага Грундальфа выскочила из прохода, чтобы наткнуться на ощерившихся оружием бандитов. Анга сразу же увидела открытую клетку и вытащенного из нее сынка, к горлу которого был приставлен нож. С другой стороны прохода, который вел к реке, стоял Коготь вместе с двумя лучниками, которые держали на прицеле парочку разбойников. За его спиной возвышался кузнец. Бандиты поняли, что окружены, но пьяный угар не позволял им сдаться. Они решили, что легко справятся со стражей, однако главарь считал иначе. Да, его подчиненных больше в два раза, чем у Грундальфа, к тому же вождь орков тоже на его стороне, однако стража сумела справиться с шестью его воинами, раз уж теперь стоит здесь, в главной зале. И у них магичка, хаос бы ее побрал! У которой в руках тот самый посох, приобретенный по случаю вместе с "магом". Кто же знал, что этот придурок недоучка? Только и сумевший, что научиться управляться с посохом и бить из него по площадям? А в умелых руках это очень сильное оружие. Сейчас как подожжет всех, кто есть в пещере, никто даже пикнуть не успеет. Правда, пленникам тогда тоже не жить. Главарь скрипнул зубами, едва заметил стоящего на двух ногах хаса. Проклятье, нужно было самому прикончить его труп и содрать с него шкуру, а не играть в благородного разбойника, подумал он. Но сейчас уже поздно корить себя за содеянное, в прошлое не вернешься. Но из сложившейся ситуации еще можно вывернуться с пользой для себя. Хотя бы попытаться сохранить жизнь. Грундальф постарается сынка купца спасти, все же не пустоголовый чурбан, за этим он сюда и пришел и на этом можно сыграть.
   Коготь смотрел на возникшую проблему примерно также. До пленниц бандиты добраться не сумели, но вот трусиху нашли точно также как и храбрую лучницу. Теперь обе стояли на коленях в углу залы и если одна рыдала без остановки, то вторая крепко сжала зубы и зло смотрела на разбойников глазами, под которыми расплывались фингалы. Руки у обеих были связаны, но вот ноги-то свободны! И она собиралась воспользоваться этим шансом, когда бандиты будут отвлечены схваткой. Сейчас у главаря единственная надежда - выкупить себе свободу, удерживая сына купца на кончике ножа. Позволят ли ему выйти из пещеры, это другой вопрос, но нападать явно не будут, прекрасно осознавая последствия. Наложница скрипнула зубами, а как все хорошо начиналось!! Понятно, что ящер не просто так покинул ее - нужно было открыть ворота для воинов, однако как всегда в этот самый момент кому-то из пьяниц захотелось выпить холодной водицы. И он в компании приятелей направился к реке. Где и застукал трусиху, прячущуюся за камнем - на сломанный замок и отсутствие стражи разбойники обратили внимание уже потом. Вот что стоило этой дуре уйти в проход с клетками и переждать там?!! Какого хаоса она пыталась прятаться на каменном пятачке, где все просматривается?!! Как есть дура! Понятно, что бандиты, не найдя стражников, подняли тревогу. Одного из них лучница сумела застрелить, второго ранить и троим наставить синяков, прежде чем ее стянули с уступа. Дали по лицу, в живот и в ухо, но самое главное - она задержала бандитов на время и позволила отряду воинов подойти к главной зале. И окружить бандитов. И помирать пока она тоже не собиралась - погибнуть в бою, разве может быть более лучшей награды для орка? К слову, полноценным орком она не являлась, так четвертинка на половинку. Кожа светлая как у кымов, волосы, цвет глаз, форма носа - все от них. И только выдающаяся вперед челюсть, маленькие клыки и понятие чести - от орка. От деда, который когда-то пришел и поселился в их краях. По соседству с протоками, где обитали хасы. И заделал кому-то из деревенских ребеночка - ее отца. Девушка посмотрела в сторону ящера - тот внимательно следил за разворачивающимся действием, но пока ничего не предпринимал. Интересно, что он придумал? Хасы, конечно, варвары и дикие твари, но таланта к поистине змеиной хитрости у них не отнять.
   - Ни шагу, иначе я перережу ему горло! - крикнул главарь. - Грундальф, я это сделаю!!
   - Не торопись. - Отозвался подраненный здоровяк. Кровь течь перестала, но любое движение открывало рану. Некогда было перевязаться. Будь он моложе, то даже не заметил бы этих царапин, но возраст брал свое. Стоящая рядом с ним магичка крепко сжимала посох, направив его на главаря. - Хочешь договориться?
   - А ты наблюдателен. - Хмыкнул бандит.
   - Атаман, их мало, давай нападем!! - закричал кто-то из ближайших подручных. В его крови бродило спиртное и парня тянуло на подвиги.
   - Тихо!! - перекрыл гвалт главарь. - Там же и поляжете - не видите что ли, у них маг!
   - Я первым вспорю этой сучке глотку! - разошелся один из них. - А потом отымею во все щели!
   - Ты хотел сказать наоборот. - Фыркнула Анга. - Или любишь трахать трупы, жалкое подобие некроманта?
   Бандит задумался, пара стражников ухмыльнулась, но остальные хранили сосредоточение - схватка могла начаться в любой момент. Разбойники возмущенно заорали, негодуя по поводу ответа знахарки.
   - Молчать! - взревел главарь. - Так что, Грундальф, выпустишь нас? Клянусь, что больше ты нас в своей волости не увидишь!
   - В другую подашься грабить, значит. - Горько произнес здоровяк. - Нету у меня к тебе веры, паря.
   - А ко мне? - спросил стоящий рядом могучий орк. - Слово орка - слово чести. Выходи со мной биться. Я выиграю поединок - ты нас отпускаешь. - Он обвел рукой пещеру. - Ты выиграешь - мы все сдаемся.
   - Говори за себя, орк! - возопил стоящий неподалеку от зеленого громилы бандит. - Я лучше умру, чем сдамся!
   Гаскулл резко шагнул и ударил храбреца в челюсть. Тот как подкошенный рухнул на пол. Орк посмотрел на притихших бандитов - что из себя представляет разъяренный орк они знали. Это Грундальфа никто в поединке не видел и уже тем более не участвовал в схватках с ним. А вот кулаки зеленокожего вождя на себе попробовал каждый, у кого ума не хватило перестать пререкаться с ним.
   - Ну так как? - повернувшись к Грундальфу, спросил орк.
   - Он ранен. - Ответил вместо здоровяка Корти. - Неравный бой получится.
   - Знахарка полечит. - Указал когтем на Ангу Гаскулл и посмотрел, прищурившись. - Ведь вылечишь?
   - В пять мигов. - Кивнула та, но посох из рук не выпускала. - Что скажешь, Грундальф? Отпустишь ты этих бандитов или предпочтешь битву?
   Здоровяк колебался. С одной стороны на чаше весов была жизнь сына купца, с другой - его собственные принципы. Которые говорили, что отпускать этих уродов нельзя ни в коем случае. Бывший сотник даже не был уверен в том, что сможет победить орка - так тот был силен. Анга могла дать ему только регенерирующее зелье и помазать раны заживляющей мазью, но не более. Использовать микстуру берсерка он не мог - эффект будет сразу заметен. Грундальф вздохнул, понимая, что выбор на самом деле невелик.
   - Хаос с тобой, согласен. - Махнул он рукой. - Анга, давай свое зелье.
   Магичка прислонила посох к стене и принялась копаться в сумке, выискивая нужное снадобье. Наложница видела, как подобрался орк и его приятели. Он явно что-то задумал и это что-то не сулило ничего хорошего. Разве можно верить бандиту и его слову, подумала девушка и увидела, что стоящий правым орк незаметно для остальных достал метательный нож. И едва Анга повернулась к бандитам спиной, чтобы передать Грундальфу зелье, как зеленый метнул его в спину женщине. Знахарка вскрикнула, падая на здоровяка, и тут все закрутилось.
   Лучники, что стояли рядом с Когтем, немедленно спустили тетивы. Стрелы ударили в орков, убивая одного наповал, попав тому в ухо, второго только ранив. Гаскулл заревел и кинулся на Грундальфа, вращая таким же двуручником, что и здоровяк. Для могучего сильного и выского орка это был все равно что простой меч. Двигался Гаскулл быстро и резко, обрушившись всей своей мощью на кымского вождя. Грундальф даже не стал парировать удар, он просто ушел с линии атаки и ткнул кинжалом, что держал в левой руке в бок орку. Противник сумел извернуться и пнул Грундальфа в живот, заставляя отскочить. Удар пришелся вскользь, но все равно был силен. Кым поморщился и едва успел убрать голову с траектории орочьего двуручника. Кончик меча резанул по лицу Грундальфа, оставив кровавый след на щеке, верхней губе и подбородке. Орк, используя инерцию двуручника, развернулся вокруг своей оси, чтобы атаковать снова, но тут кто-то подрезал ему ногу. Гаскулл охнул, направление удара изменилось и Грундальф воспользовался этим. Он ткнул мечом прямо в широкую орочью грудь. Длинное лезвие вошло под ребра, разрезая плоть и органы, доходя чуть ли не до позвоночника. Гаскулл снова охнул, посмотрел на Грундальфа, который резко выдернул меч и готовился нанести следующий удар. Орк еще мог поднять меч, силы в руках оставались, но вождь бандитского отряда решил иначе. Он зарычал, его глаза внезапно сделались красными, белки наполнились кровью. Орк на несколько частей сам превратился в берсерка. Он вложил в это состояние всю оставшуюся у его теле мощь, понимая, что и так вскоре умрет. Но перед этим заберет как можно больше народа. Грундальф только и успел, что парировать удар орка, который едва не выбил оружие у него из рук. Гаскулл наступал, легко удерживая длинный меч в правой руке, подобрав короткий с пола и зажав в левой. Пока от точных ударов Грундальфа частично спасала броня, на которой появились глубокие вмятины, а на коже расцветали синяки. Гаскулл нанес несколько быстрых ударов подряд, от которых Грундальфу стало плохо - ногу орк ему точно подрезал, еще оставил рану на левой руке и чуть не отсек правую, но вовремя подставленная гарда предотвратила потерю конечности. Здоровяк понимал, что долго не продержится против берсерка, а ждать, когда орк выдохнется он тоже не мог - время жизни для Грундальфа неумолимо истекало. Он уже распрощался с нею, как две стрелы, выпущенные точной рукой, попали орку в лицо. Одна в правый глаз, вторая в щеку. Однако громилу это не остановило, скорее разозлило еще сильнее. Он усилил натиск и Грундальф понял, что единственный его шанс выжить - атаковать справа, с той стороны, которую орк не видит. Лучники, стоя на безопасном расстоянии, засыпали Гаскулла стрелами так, что тот начал напоминать колючку. Грундальф сжал рукоять меча, которая стала липкой от его крови и шагнул вперед, прямо под удар орка. Вождь орков уже предчувствовал, что сейчас голова кыма упадет к его ногам, но хитрый Грундальф как-то извернулся и ударил снизу вверх, отсекая правую руку орка. Тот заорал от боли, пошатнулся. Силы здоровяка хватило, чтобы перерезать кость, но не дорезать плоть и сейчас конечность болталась на лоскутке кожи. Грундальф выдернул двуручник и снова атаковал орка, на этот раз в ногу. Зеленый упал на залитый кровью пол как подкошенный и завершающий третий удар лишил его жизни и головы. Грундальф тяжело вздохнул, пошатнулся, благодарно кивнул тому, кто успел поддержать его. Раны нужно было немедленно обработать и зашить, но сейчас гораздо важнее обстановка вокруг.
   Главарю тоже досталось - кто-то стрелял ему в плечо, в правую руку, в которой той держал нож. Та дернулась и по шее купеческого сынка побежала кровавая дорожка. Слабенькая, но тому хватило, чтобы дернуться от боли и заорать больше от страха, чем от боли. Полупьяные бандиты ломанулись в атаку на воинов Грундальфа, которые живо опустошили какие-то пузырьки с зельями и сами прыгнули им навстречу. Наложница не стала ждать, когда ее зарубят в схватке или же прикончат случайным ударом. Она встала и с места взяла разбег, направляясь к главарю, все еще удерживающему сынка. Тот не видел бегущую к нему девушку, потому что был занят тем, что пытался спасти ценный товар в начавшейся свалке. Атаман прекрасно видел, что воины Грундальфа выпили зелье берсерка и сейчас перемалывали разбойников в фарш. Неважно какой они были расы, орки ли, мары или кымы, сравниться с ними в быстроте реакции и силе удара мог только такой же берсерк. Поэтому для главаря оказался неожиданностью нанесенный ему удар в спину. Девушка, разогнавшись, прыгнула вперед ногами и сильно толкнула атамана. Тот полетел на каменный пол, выпустив пленника, который вел себя как жертвенное животное, даже не пытаясь сопротивляться и только громко вопил. Наложница быстро встала, чтобы успеть ударить бандита еще раз, но тот тоже моментально оклемался и сразу же заметил слабого противника. Ухмылка скользнула по лицу главаря, как чья-то когтистая нога смяла ее полностью. Хас ударил также в прыжке, к тому же он еще и воспользовался когтями, раздирая кожу, губы, нос и глаза. Главарь заорал от нахлынувшей на него боли, он почти сразу ослеп, один глаз вытек, второй лопнул как мыльный пузырь, вместо носа остались две кровоточащие дырки. Коготь ловко восстановил равновесие после удара, перетекая из одного положения в другое, и атаковал снова. Ссслаашшшш - взметнулся в воздухе хвост, совершая подсечку кому-то из бандитов, метнувшихся на помощь к вожаку. Тот упал и острый кинжал вошел разбойнику в сердце. Попутно хас умудрился подрезать еще двоих и те теперь выли от боли. Очистив таким образом возле себя пространство, он сильно ударил главаря ногой в грудь, вышибая из того дух. Череп бандита гулко треснул по камню и тот потерял сознание. Хас быстро проверил состояние сынка и подскочил к пленнице. Девушка сначала отшатнулась от окровавленной морды ящера - видимо, он попутно успел кому-то прокусить шею, но потом ощутила, как лезвие ножа разрезает веревки.
   - Присмотри за ним. - Приказал Коготь, указывая на купеческого сына. - Зажми ему рану, чтобы кровью не истек.
   И побежал на выручку к Анге, которая лежала на коленях у кого-то из лучников. Рядом с ней примостился Грундальф, выглядевший так, что краше только в гроб кладут. С него уже сняли броню и щедро заливали раны регенерирующим зельем. Сам же здоровяк пил что-то пахучее, вливая себе в глотку. На царапину на лице он не обращал никакого внимания - одним шрамом больше, одним меньше.
   Берсерки перебили все присутствующих в пещере очень быстро и вскоре сами попадали на пол, валясь от усталости. На ногах остались только лучники, четверка стражей, кузнец, кожевник, Рурк и Коготь. Мав прибрал посох, чтобы Анга его не забыла, сунул за спину в перевязь и помог вытащить раненую знахарку на воздух. Грундальф ковылял позади - громилу поддерживали с двух сторон два его воина. Остальным он сказал вытаскивать всех живых на воздух и тащить под навес. Ибо в пещере уже нечем было дышать - пахло паленой плотью, дерьмом, кровью и смертью. Едва вышли из шахты, как начал накрапывать слабенький дождик, словно Боги оплакивали погибших.
   - Туда! - скомандовал Грундальф, указывая на сеновал. Стоящие под навесом часовые подбежали ближе, чтобы помочь. - Кладите ее сюда! И меня тоже рядом посадите.
   - Она живая? - спросил Тулле, глядя на прижатую к спине знахарки тряпку.
   - Живая, не беспокойся. - Глухо ответила Анга. Она была в сознании и чуть кашлянула. - Режь ткань, времени мало. - Сказала она в пространство.
   - Что делать? - спросил Грундальф. Сам он помочь ей не мог, но от руководящей должности сам себя не освободил, используя статус и власть по назначению. Его руками стали руки тех, кто был рядом. По бывшей службе ему приходилось сталкиваться с разными ранами, в том числе и такими. Нож вошел глубоко, прошел между ребер и попал в легкое. Оттого Анга дышала с хрипами - воздух попадал между плотью и органом, да еще и кровопотеря давала о себе знать - прижатая к ее ране тряпка вся напиталась кровью.
   - В сумке... кровоостанавливающее зелье. Маленький желтый пузырек. Лей. - Приказала женщина.
   - Этот? - сощурившись в темноте, спросил Олле, пытаясь разглядеть цвет сосуда.
   - Дай сюда! - отобрал у него пузырек Коготь. С его монохромным ночным зрением тоже не очень-то хорошо можно было различишь цвета, поэтому он приказал. - Нальешь еще что-нибудь не то! Разожгите костер, дайте свет!
   У одного из охотников было с собой огниво и вскоре дрова весело запылали под навесом. К этому времени хас полностью выпотрошил сумку, разложив бутылочки и пузырьки с микстурами, снадобьями и зельями по ранжиру - от больших к маленьким.
   - Тряпку плотно прижми. - Начал распоряжаться он и достал заточку. - Сейчас мы ее вылечим. - Он уже собрался пробить бок, но Рурк его остановил.
   - Ваши варварские методы тут не работают - кровоостанавливающее лей.
   - Желтый пузырек. - Уже теряя сознание, произнесла женщина. - Не много, несколько капель..., а то сожжете мне кожу.
   Коготь сделал, как велели, Анга зашипела, выгнулась и затихла, отключившись. Грундальф беспомощно посмотрел на зверей - ему самому бинтовали раны чистыми тряпками и помочь он явно не мог. Органы задеты не были, броня защитила корпус, а к ранам на ногах и руках он относился философски, мол, заживет. Чуть не лишившись правой кисти, он все же потерял фалангу мизинца и сейчас на месте ногтя красовался неприятный обрубок. Который уже забинтовали.
   - А чего делать дальше - не сказала. - В голосе здоровяка слышалась досада.
   - Сейчас сделаем по-моему. - Заявил Коготь. - Поворачиваем на бок ее. - Он снова примерился и ударил заточкой в бок, пробивая плоть. Воздух успел скопиться внутри и начал потихоньку выходить. Рурк не мешал, спасибо ему хотя бы за это. Кот понимал, что одним зельем тут не обойдешься. Ящер смазал нанесенную рану кровоостанавливающим раствором, заставив ту свернуться, потом спросил у мава.
   - Где тут регенератор?
   - Вот. - Протянул тот пузырек - мав хорошо запомнил цвет зелья. Коготь влил микстуру в рану. Видимо, содержимое бутылочки обладало дезинфицирующим свойством, раз жидкость начала моментально пузыриться как перекись. Ящер видел, как ткани из воспаленных темно-красных становятся розовыми и на вид здоровыми. Он сжал плотнее края раны и снова накапал из бутылочки - плоть прямо на глазах начала срастаться. Не моментально, но довольно быстро. Ловко, подумал Коготь, нам бы такие средства. В моей прошлой жизни точно пригодились бы.
   - Давай чистые тряпки - нужно плотно забинтовать. - Распорядился он.
   - Она не умрет? - спросил вдруг Грундальф. Ящер прикоснулся подушечкой пальца к жилке на шее.
   - Сердцебиение есть, дыхание есть, значит, живая. - Он посмотрел на здоровяка. - Там в пещере еще осталась куча раненых - им тоже нужна помощь. Я и Рурк вытащим их сюда.
   Грундальф посмотрел в сторону шахты, откуда воины начали выносить пострадавших в рубке.
   - Давай. - Кивнул здоровяк. - Арнгер, Тулле, помогите им, я тут присмотрю. На большее меня пока не хватит. - Он закашлялся. - Как очнется, я вас позову. - Пообещал он зверям.
   - Купеческого сынка в свалке порезали чуток, надо посмотреть что с ним. - Вспомнил Коготь. - Если он загнется, то торгаш нас с дерьмом смешает.
   В это время от ворот послышался какой-то шум. Наблюдатель на вышке повернулся во двор и закричал.
   - Вижу огни на тропе, кто-то идет!
   - Закрыть ворота! - зычно крикнул Грундальф - на то, чтобы орать у него сил хватало. - Рурк, давай на вышку! Олле, где ты?
   - Здесь, голова! - лучник с каким-то рыбаком как раз вытаскивали из шахты одного из раненых стражников. Они и без подсказок сообразили, что тем требуется помощь. Стражу просто подрезали мышцу на ноге, ходить он не мог, но был в сознании и ковылял также как ранее Грундальф при поддержке товарищей.
   - Тащите его под навес и тоже на стену - у нас гости. - Сам Грундальф хотел было встать и схватиться за меч, но организм подвел и он со стоном рухнул на задницу.
   - Да это купец! - сидевший на вышке наблюдатель узнал ночного гостя и его сопровождающих. - И с ним Олаф и Болли!
   - Открывай! - отдал приказ Грундальф и двое рыбаков, только что задвинувших тяжелый брус, выдохнув, начали снимать его обратно.
   Во двор вихрем ворвался Торганд в сопровождении двух стражников. Купец немедленно накинулся на Грундальфа, завидев того сидящим под навесом.
   - Где он?!! Где мой сын!! Если с ним что-то случилось, то я... - он задохнулся от переживания, потом увидел идущего ко входу в шахту хаса, который совершенно не имел желания светиться перед купцом. - Ты!! - вытянул Торганд палец. - Ты во всем виноват, змеиное отродье!! Не стоило тебя в Румме брать!!
   - Брось, не причем он. - Пробасил Грундальф. - Это все твои выдумки.
   - А кто разбойников на караван навел?! - Взъярился купец. - Он, больше некому!! Ишь, живой тут разгуливает!! Убейте его, чего вы ждете?!!!
   - Остынь. - Грундальф поморщился и сделал знак Олафу, чтобы тот подвел Торганда поближе. - Сядь и посиди, успокойся, сейчас тебе сына твоего приведут.
   - Если с ним что-нибудь случилось... - затрясся купец.
   - Случилось! - резко выкрикнул Грундальф. - И что? - Он мрачно посмотрел на торгаша. - На бой меня вызовешь? Владыке жаловаться побежишь? Наемных убийц на меня натравишь? Сам-то тоже хорош, с бандитами сделки заключаешь! Ему спасибо скажи, - махнул рукой в сторону ушедшего хаса здоровяк, который не желал выслушивать обвинения, - он в одиночку в пещеры пролез и изнутри нам ворота открыл. А так бы все тут полегли и сынка твоего не спасли. Подумаешь, царапинку он получил, эка невидаль. У меня пятеро воинов погибли, еще с десяток без сознания и раненых столько же, я в том числе. - Здоровяк показал на свои раны. - А он тут причитает. - Грундальф чуть подался вперед, к купцу. - Лучше заткнись подобру, пока я тебя сам тут вместе с твоим сыном не удавил. - Здоровяк откинулся назад. - А ты чего приперся? - спросил он товарища.
   - Вон, за ним. - Кивнул Олаф. - Он разговор стражи под дверью подслушал и через окно вылез, прямиком сюда рванув. Дорогу-то он, оказывается, хорошо знает, не под повязкой его отсюда выводили, а так прямо с лагеря и отпустили. На доверии, хаос его задери, как главарь разбойников сказал. - Помощник придвинулся к купцу. - Чего это ты им наобещал, что тебе и лагерь показали и место, где он находится, а? - Торганд молчал. Олаф усмехнулся. - Снюхался ты с ними и все эти вопли про сынка не более чем спектакль? Молчишь? Ну, продолжай молчать, целее будешь. - И добавил. - Будь моя воля, я б тебя вместе с ними вздернул. За компанию.
   - Никто больше через ваш городишко не поедет. - Едва слышно буркнул купец.
   - Че сказал? - Грундальф мрачно смотрел на Торганда. Олаф сложил руки на груди и навис над торговцем как скала. Старейшина Шустова подался вперед и медленно и четко произнес. - Ты меня своими связями не пугай, пуганый уже. Наплевать мне на тебя, и на приятелей-торгашей твоих тоже наплевать. Не станут они по дороге ездить - ну и слава Богам, мне же проблем меньше. А Шустов как-нибудь и без вас проживет. Стоял сотни лет, простоит столько же. У нас свой рынок со своими купцами есть. Пускай и не такая крупная рыба, как ты, сюда заезжает, но тоже доход в казну приносит. Так что мой тебе совет - забирай своего сынка и катитесь отсюда, пока я добрый.
   - А товар? - напомнил купец. Как только ситуация разрешилась в его пользу, мозг Торганда сразу же подумал о выгоде. Защелкали счеты в голове, прикидывая возможности получения прибыли. Точно также, когда главарь разбойников оставил его в живых и купец начал торговаться. И даже сейчас он не собирался отступать от своих принципов. - Бандиты забрали мой товар, перебили часть лошадей и сожгли повозки. Они тоже денег стоят, это все убытки, которые я хотел бы возместить.
   - Во наглец! - восхитился Олаф, а стоящий рядом Болли только фыркнул.
   - Я понимаю, что между нами возникло некоторое напряжение, которое я хотел бы сгладить. - Торганд улыбнулся. - Во всем виновато мое нервное состояние последних дней, прошу прощения за мои резкие высказывания.
   - Заберешь то, что осталось твоего. - Буркнул Грундальф и еще больше наклонился в сторону купца. - Не ты здесь кровь проливал, не тебе эти трофеи и делить.
   - Так ведь награбленное все это. - Хитро ухмыльнулся купец. - Чем тогда вы от бандитов отличаетесь?
   - Я эти деньги в дело пущу, все на благо города. - Ответил здоровяк. - Или ты хочешь на них свою лапу наложить, чтобы еще больше выгоды получить?
   - Я бы хотел оценить доставшиеся вам трофеи и вычесть из них сумму нанесенного мне ущерба. - Торганд радушно улыбался. - Чтобы между Шустовом и Торнбьефом не возникло недопонимания.
   - А Торнбьеф тут причем? - не понял здоровяк.
   - Я думаю, тамошнему владетелю совершенно не обязательно знать, что тут произошло. - Улыбка так и не сходила с лица купца.
   - Это ты меня сейчас пугаешь что ли? - спросил Грундальф.
   - Ну зачем вы так грубо, я просто объясняю возникшую ситуацию.
   - Я тебе сейчас все объясню. - Здоровяку снова пришлось напрягаться, чтобы держать спину прямо. - Ты получишь ровно то, что сохранилось твоего у бандитов в загашнике. Это лошади, - Грундальф ткнул пальцем в строну загона, - пара повозок и пленники. И немного золота тебе из бандитского хранилища отсыплем, чтобы ты не плакал. На этом все. Я сказал.
   - Я буду жаловаться владетелю. - Пригрозил Торганд.
   - Жалуйся. - Пожал плечами Грундальф. - Только кто согласится занять мое место, раз Шустов по-твоему дыра дырой? Ни один здравомыслящий власть имущий ни за что не поедет в такую глухомань ради получения места старейшины. Любой чиновник легко заработает те же самые деньги в том же Торнбьефе и будет держаться за свое нагретое кресло зубами, руками, ногами и хвостом, если он у него есть. - Здоровяк захохотал.
   На это купцу нечего было возразить. Он заозирался, но его окружали мрачные лица воинов и простых рабочих кымов. Тех, кто не занимается купи-продай, а добывает себе денежку тяжелой работой. И все они были на стороне Грундальфа, Торганд это хорошо понимал. Этим-то и отличается глушь от столицы, в том же Миргарде на его предложение посмотрели бы по-другому и сейчас купец заключал бы долгосрочный контракт на работу с этими кымами. Но здесь... тупые деревенщины вечно все портят, со вздохом подумал он. Вместо того, чтобы договориться - развязывают войны. Ну отошел бы Предел к Империи, хотя формально это и так, ну, ввели бы здесь их законы, всем бы стало хорошо. Но нет, мы жили сотни лет по заветам предков, молились своим Богами и проживем еще сотни. Так и сдохните в своих дырявых халупах, замерзая от холода или простывая от дождя, злорадно подумал купец.
   - Отец! - услышал он от двери шахты знакомый голос.
   Торганд поднялся и кинулся навстречу живому сыну, у которого на горле красовалась повязка. Он крепко обнял наследника, внимательно осмотрел его, выискивая другие раны.
   - Живой, живой! - приплясывал купец. - А это что? Дай посмотрю! - он попытался оттянуть бинт.
   - Нельзя. - Раздался рядом чей-то тихий голос и на Торганда уставились два немигающих глаза. - Ранку обработали и забинтовали, но она пока не зажила - зелья на всех не хватило.
   - Скажи сразу - пожалели для моего сына! - прошипел купец не хуже змеи. Коготь пожал плечами - ему было все равно. Сказал он другое.
   - Освободи эту рабыню - если бы не она, то лежать бы твоему сыну с перерезанной глоткой. - Ящер указал на стоящую неподалеку девушку.
   Купец смерил ее взглядом, прекрасно понимая, кто она и зная про ее навыки. Иначе не купил бы на торгу.
   - Твоему слову я не верю, также как и ее. - Веско произнес купец. - Это так сын? - спросил он у отпрыска. - Она тебя освободила?
   - Не знаю. - Проблеял тот. - Не помню, все вокруг закрутилось, завертелось, мечами замахали, заорали, кого-то убили, стало страшно. - Он замолчал. Олаф, Болли, Грундальф и остальные воины и даже ополченцы ухмыльнулись. Случившаяся внизу свалка показалась купеческому сыну жестокой битвой. Отчасти, это так и было, но простые кымы воспринимали все немного иначе. С другого ракурса, так сказать.
   - Кто-нибудь видел, как она освободила моего сына? - обратился купец к воинам.
   - Я видел. - Грундальф поднял руку, хотя это была ложь. - Девчонка молодец, не осталась в стороне. Ты должен дать ей свободу.
   - Клянешься перед Богами? - спросил Торганд. Он понимал, что здоровяк может сказать ему это в пику, да и терять такую рабыню не хотелось. Он собирался ее продать в крепость Владыки - несколько лет обучения и вправленные в нужном направлении мозги сделали бы ее хорошей телохранительницей. В крайнем случае лучницей на стене. Купец во всем видел выгоду и выпускать попавшую к себе добычу не хотел.
   Грундальф не колебался ни на миг.
   - Клянусь Воином, девчонка оказалась храброй воительницей и помогла освободить твоего сына.
   Где-то далеко громыхну гром и дождь немного усилился. С небес стало капать интенсивнее, но кымы не полезли под навес. Они все остались на своих местах и каждый в это время шевелил губами, творя про себя короткую молитву. Олаф посмотрел на купца.
   - Вот и ответ. - Воин смотрел почти что доброжелательно.
   Торганд колебался - он тоже слышал гром, но не придавал ему такого значения. Он в первую очередь торговец и молится Дельцу, а тот приветствует обман и выгодные хитрые сделки. И очень огорчается, когда не получает прибыли. Но ведь можно обмануть даже Богов.
   - Я согласен, - медленно произнес Торганд, - дать ей свободу всего лишь за пятьдесят золотых.
   - Ого! - присвистнул Болли.
   - Губа не дура. - Покачал головой Олле, прикинув, что это почти весь его двухгодовой заработок, если не больше.
   Наложница ахнула и зло посмотрела на купца. Ее кулачки сжались, девушке хотелось кинуться к этому жирному уроду и поколотить его и сынка заодно, ибо плод от дерева недалеко падает, но она сдержалась. Внутри, в душе, еще теплилась надежда, что купец окажется справедливым и на радостях от освобождения отпрыска даст ей свободу, но тот только подтвердил ее уверенность в том, что все торгаши - продажные твари, только и способные, что наживаться на горе других. И этот не исключение. Девушка вздохнула и села на землю, наплевав на расходящийся дождь. Мало того, что ее побили, так теперь еще и промокнет и может заболеть. Боги, взмолилась она, почему вы не поразите молнией этого жадного урода?!! Но небо не отвечало на ее вопросы, только все сильнее расходящийся холодный дождь пытался смыть с нее наступающую хандру и тоску.
   Коготь полез рукой в кошель и выгреб все, что нашел в карманах разбойников и переложил к себе. Он подошел к девушке и протянул ей.
   - Возьми. - Просто сказал ящер. Наложница удивленно уставилась на мокрого хаса, по кирасе которого стекала вода. Чешуйчатая рука тоже была мокрой, также как и лежащие в ней монеты. - Здесь немного, всего восемь золотых, но пусть хотя бы так. - Коготь посмотрел на жадного Торганда. - Тонуть тебе в грязном вонючем болоте, торгаш. - Неожиданно подсознательно выдал он ритуальную фразу.
   - Но-но, пошипи мне тут еще, зеленая тварь! - осклабился тот, но угрозы говорить не стал. Ничего, с этим зверем он еще разберется, дайте время только добраться до дома в Миргарде.
   - Я ее выкуплю. - Подал голос Грундальф из-под навеса. - Прямо сейчас, прямо здесь. - Он посмотрел на девушку и стоящего рядом с ней ящера. - Забери свои деньги, они тебе еще пригодятся.
   - Пятьдесят золотых. - Напомнил Торганд.
   - Как только вернемся в Шустов, обещаю, ты их получишь.
   - Я хочу здесь и сейчас. - Настаивал упрямый купец, решив ковать железо пока горячо. Тупоголовые воины со своей честью легко могут расстаться и с большей суммой.
   - Ты заключаешь сделки ночью, избегая присмотра Богов? - удивился Грундальф и кивнул. - Теперь мне все ясно. Олаф, отсчитай ему пятьдесят золотых.
   - Так у меня нет с собой столько. - Возразил тот. - Да и ключ от казны я не захватил.
   - Отсчитай из тех, что награбили разбойники. - Устало произнес старейшина.
   - Вы хотите расплатиться со мной моими же деньгами? - усмехнулся Торганд. - Нет, так не пойдет.
   Он ощутил, как его шеи коснулись холодные мокрые пальцы, а в спину, чуть ниже лопатки, уткнулся кончик лезвия кинжала.
   - Соглашайся. - Произнес в ухо тихий шипящий голос хаса. - Пока еще у тебя есть шанс. А то старшему придется писать в Торнбьеф владетелю, что бандиты совсем распоясались, зарезали такого важного купца и его сына и бросили прямо на дороге. И к утру обоих обглодали дикие звери. - В голосе ящера не было насмешки, просто констатация факта. - Соглашайся, пока у тебя есть шанс.
   - И вы... - купец сглотнул, понимая, что сейчас все, кто есть во дворе, на стороне ящера. - Хорошо, я согласен.
   - Вот и умничка. - Острие кинжала прекратило колоть купцу спину и холодная рука убралась. - Иди и сядь возле костра, а то простудишься. - Сейчас хас явно насмехался. - Да и ты тоже не сиди на холодной земле. - Обратился он к девушке, которая все видела. - Рурк, идем, раненые сами себя не вынесут.
   - Не тащите их под дождь, оставьте ближе к входу. - Посоветовал Олаф. - Арнгер, Тулле, Исгмар, тащите сено в пещеру, не на камнях же им лежать! И разведите возле входа костер, чтобы не давал холодному воздуху проникать внутрь. Давайте, шевелитесь!
   Купец смотрел в спину идущего в шахту хаса и клялся, что отомстит ему за нанесенное оскорбление. Жестко и сурово отомстит.
  
   Раненых лечили и располагали до самого утра. Когда солнце встало, то дождик перешел в свою моросящую стадию и просто напитывал влагой одежду, сапоги, проникал под доспехи. Воины ругались, но терпели, потому что для перевозки раненых и очнувшихся после использования зелья беспомощных воинов требовались повозки с лошадьми, а взять их можно было только в Шустове. Куда Олаф с парой рыбаков и охотников и отправился. Купцу отдали его лошадей и все повозки, куда складировали его товар - несколько рулонов с тканями, кое-какое оружие, изделия имперских кузнецов и невольников. И золото, конечно. Торгашу предстояло шлепать по грязи до Корснунга. Ничего, к вечеру дошлепают, дорогу еще не сильно развезло. Сожранные бандитами деликатесы никто Торганду вернуть не смог и он получил еще сотню золотых в качестве оплаты ущерба. Грундальф хотел поскорее избавиться от него, поэтому так расщедрился.
   Торганд не стал ничего говорить на прощание, щелкнул кнутом лошадь, причмокнул губами и выехал со двора. Сейчас его судьба в его руках, никакого сопровождения Грундальф ему не выделил, сказав, что банда в окрестностях Шустова была одна и до Корснунга он доберется без происшествий. А там пусть нанимает кого угодно, деньги у него теперь есть и немалые. Повариха с досадой смотрела на купца и с благодарностью на Когтя, но понимала, что против воли хозяина она не пойдет. Ее дети работали в его доме, хорошо пристроились в лавках и глупо было бы отрубать руку, которая тебя кормит, пускай так и будет правильнее.
   Девушка, которую звали Вирста, по мере своих сил помогала с ранеными и завалилась спать уже когда солнце встало достаточно высокого. Света через плотные тучи хватало и небо наблюдало, как возле входа в шахту копошатся кымы. Трупы не стали предавать реке, как поступил Коготь - всех стащили в остывшую от огня жилую комнату, где от жара раскалился даже камень и теперь медленно остывал. Анга к тому времени пришла в сознание, но еще была слаба. Она попросила перенести себя к месту "погребения" и, используя посох, просто направив через него свою мысль, сожгла всех до состояния пепла. После чего снова отключилась - организм требовал восстановления, да и небольшое сосредоточение потратило едва восстановивщиеся силы.
   Грундальф к утру почувствовал себя лучше и смог встать. Рурк нашел в сумке Анги укрепляющее зелье и предложил его здоровяку, которое тот выпил с удовольствием. Коготь к тому времени вместе с воинами закончил потрошить оружейку и вынес последнюю добычу, награбленную бандитами. Главарь шайки выжил, его морду смазали заживляющей мазью, чтобы не истек кровью раньше времени и сейчас он с оставшимися в живых подельниками сидел прямо под морошью, дожидаясь, когда его транспортируют в город. На вопросы про тайник он только скалился и молчал. Коготь оставил его в покое - все равно не скажет, а остальные не знают. Может быть посмотреть в зале или возле трона, подумал ящер и так и сделал.
   Тайник он не нашел, но нашел кое-что интересное - пару записей в небольшом сундучке. Замок вскрыть не смог, зато смог сломать. Читать он не умел и решил было отнести их Грундальфу, но потом передумал. Импульсивный здоровяк мог узнать из них нечто важное и не сказать потом Когтю, так что пускай лучше Анга прочтет их, когда поправится. И решит, что с этим делать. А Коготь был уверен, что она поправится - снадобья творили чудеса. Мало того, что влитый внутрь тела раствор срастил мышцы и пострадавший орган, так еще и оставил после себя неглубокий шрамик, полностью закрыв рану. Ящер ближе к полудню, когда закончил таскать трофеи, решил проверить, как там знахарка и удивился тому, что увидел. Теперь ей нужен покой и сон, чтобы набраться сил. Ну и осмотр лекаря также не повредит - пострадавший целитель вряд ли сможет излечить себя самостоятельно, если двигаться не может. Тут нужен сторонний специалист. Которого Олаф и привез.
   Афруд развил невероятную бурную деятельность, напоив всех укрепляющими микстурами и чуть ли не облив с ног до головы заживляющими растворами и измазав мазями. На большее его знаний не хватило, но спасибо хотя бы и на этом. Едва завидев ящера, он напугался, но остальные воины и простые работяги уже попривыкли к внешнему виду хаса и не так сильно дергались, когда он проходил мимо. Представители его расы редко появлялись в Шустове, а если и появлялись, то только в качестве кожаных курток и сапог. Коготь помогал, чем мог. Он загрузил первую партию раненых и пострадавших в повозки, туда же уселся Грундальф, оставив в лагере за главного Олафа. Рурк попытался было пристроить Ангу среди них, но старейшина запретил, сказав, что пришлет отдельную телегу. Нечего, мол, сильной магичке и знахарке в тесноте ехать, придавят еще. Коготь был с ним полностью согласен. Перед отъездом Грундальф подозвал ящера к себе.
   - Что думаешь сейчас делать? - спросил он. Коготь прислушался к внутреннему голосу. Едва солнце встало, а последний бандит был сожжен (пленные не в счет, их ждала участь повешенных), он ощутил в теле какую-то легкость. Как будто тяжелый камень с души свалился. Похоже, он выполнил свои обязательства перед Богами и теперь свободен. Взамен ему оставили жизнь и это тело. И Коготь вполне был этим доволен - оно ему нравилось. А то что он теперь ящерица, то к этому можно привыкнуть, не кролик же какой-нибудь. Вот была бы хохма, вселись он в такую животину. Только и делал бы, что бегал от волков по лесу и трахал крольчих в перерывах между погонями. От таких мыслей Когтю стало весело, но на морде как всегда не отразилась ни одна эмоция, лишь хвост чуть шевельнулся. На вопрос же Грундальфа он просто пожал плечами - не знаю. - Оставайся. - Разрешил здоровяк. Он немного помолчал. - Я раньше сталкивался с вашим братом и не скажу, что эти встречи счастливо заканчивались. - Грундальф снова сделал паузу. - Я считал, что все вы - дикие твари. Похоже, что я ошибался. У вас все также как и у нас - есть злодеи и бандиты, а есть кымы, нет, хасы чести. - Он усмехнулся. - Оставайся. - Повторил здоровяк. - Здесь тебе ничего не грозит, чего не скажешь об остальном Пределе. Да и купец... затаил на тебя злобу. - Грундальф помрачнел. - Уверен, он захочет тебя убить.
   - Я тоже так считаю. - Кивнул Коготь. Похоже, что плодить врагов - это его ноша на всю оставшуюся жизнь. - Я буду осторожен. - Он посмотрел на плачущее небо. - Тогда тем более я должен уйти.
   - Понимаю. - Грундальф тоже прикинул в голове, что к чему. - Но знай - тебе здесь всегда рады. - И поправился. - Пока я за главного в Шустове. - Он улыбнулся. - Все же подумай, стоит ли бегать от какого-то купца? Поверь, те, кто так вольно обходится с Богами, плохо заканчивают. То, что он сделал сегодня... оно ему еще откликнется. - Здоровяк засмеялся. - Воин не прощает такого к себе отношения и даже заступничество Дельца ему не поможет.
   - Дельца?
   - Покровителя торгашей. - Грундальф сплюнул. - Хитрого жадного Бога обмана и наживы. Те, кто служит Воину, они не слишком хорошо относятся к последователям Дельца. И те им платят той же монетой, хотя обойтись без охраны не могут.
   - Поехали уже, хорош болтать. - Болли тронул поводья и лошадь медленно пошла вперед.
   - Заходи ко мне в дом, поговорим! - выкрикнул Грундальф. - Я тебя с женой познакомлю!
   - Ага, чтобы она в обморок упала. - Фыркнул возница и мельком глянул на физиономию здоровяка. - Попадет тебе от нее... - покачал головой Болли.
   - Я глава Шустова и глава в своем доме! - важно сказал Грундальф.
   - Ну-ну. - Отозвался Снуки. - То-то я каждую ночь слышу гневные визгливые вопли и крики, что доносятся из твоей спальни.
   - Я еще силен! - Грундальф напряг бицепс.
   - Да только орут не в порыве страсти, а от злости и негодования. - Рассмеялся воин и здоровяк показал ему кулак. - Все, молчу, молчу.
   Коготь смотрел повозкам вслед. Обычные нормальные люди со своими тараканами в голове. И почему они ему так понравились? Может быть тем, что не пытаются ловчить и умеют отличать правду от лжи? Четко следуют своему внутреннему кодексу и уставу воина? Прирежь он этого купца и его сынка прямо здесь, во дворе, никто бы его не осудил, Коготь был уверен. Наоборот, постарались бы все скрыть. Возможно, потом это все вышло бы им боком и самих Шустовцев осудили бы за самоуправство - наследники купца постарались. А так... случилось как случилось. Хотя, может Грундальф и прав, и купца настигнет карма, но вот что-то в это Коготь не верил, основываясь на опыте своей прошлой жизни. Там наоборот, такие товарищи были на коне. Или же просто Боги покинули землю, когда поняли, что человека уже не исправить? Коготь замотал головой, просто выброси эти мысли из головы, сейчас перед ним стоят более приземленные задачи.
   Олаф честно распорядился трофеями - за семерых убитых Когтем в пещерных проходах бандитов, за орка и за помощь в схватке отвалил четыре комплекта отличных доспехов, шесть мечей, семь кинжалов и пару мешков, набитых позолоченной посудой, а также три полных кошеля денег. Правда не золота туда насыпал, а серебряных и железных монет, да и честно сказать у бандитов золотых было не так много. Ящер тут же договорился с кузнецом, что тот заберет себе доспехи, а взамен сделает ему кожаную защиту, точно подогнанную по телу с возможностью скрытого ношения под плащом. Ларс, оценив просьбу и предлагаемую ему броню, согласился обменять два комплекта на один кожаный с наклепанными на него пластинами, заверив, что мешать движению и бренчать они не будут, а защита явно стане лучше. Олаф, присутствующий при торгах, одобрительно кивнул, соглашайся, мол. А потом сам предложил выкупить у Когтя оставшиеся два комплекта, которые тот с облегчением сбагрил, потому что сам не понимал, что с ними делать. Он бы и от мечей избавился, ибо таскать всю эту тяжесть желания не было, но воины его бы не поняли. Ничего, полежат до следующей сделки.
   Про Рурка тоже никто не забыл - за убитого орка и за часового ему полагались трофеи с обоих, ну и за помощь в схватке тоже. Один хороший комплект железных доспехов, пара щитов и пара мечей, а также кошель, полный серебряных монет. Мав был доволен и этим. Он уже прикидывал, на что сможет обменять не нужные ему комплекты и где пристроить мечи. Тем более, что он нашел в сокровищнице бандитов хороший крепкий лук работы дремаров, истинных мастеров и лучников и большего ему и не надо было. Завидев, как Коготь торгуется с кузнецом, Рурк подошел в Олафу и попросил поменять награду. Тот оценил лук в комплект доспехов, щит и те самые пару мечей, так что мав остался при деньгах, со щитом и луком, что его вполне устроило.
   Про девушку тоже не забыли - презентовали ей тот самый лук, что она выбрала в оружейке, легкие кожаные доспехи, кое-какую одежду, что нашлась в загашниках бандитов, чтобы не сверкала голым задом перед мужиками, ну и деньги опять же. Пусть немного, всего пару золотых и двадцать серебром, но для Вирсты это были огромные средства. За всю свою короткую жизнь она максимум один золотой подержала в руках, не более, а тут сразу два. Богатая банда за несколько лет скопила состояние, равное бюджету небольшого города такого как Шустов.
   Болли с телегами вернулся быстро - вывозить добро и оставшихся раненых. К тому времени Коготь сколотил носилки, потому что проезда к домику Анги не было - бывший хозяин строился сразу на месте и вырубил часть леса. Про носилки здесь знали и не удивились, когда увидели, что именно городит хас. Тот взял два ровных шеста, намотал на один сложенную в несколько слоев плотную ткань, потом закрутил в нее второй и все это прибил найденными гвоздями, чтобы по пути знахарка не шлепнулась на землю, если ткань вдруг развернется. Посадил в носилки Вирсту и они с Рурком прошлись по двору. Девушка сначала пугалась носилок, но потом, поняв, что они получились прочными, лениво развалилась. Тут-то ее и вернули с небес на землю - Коготь резко опустил свой край и испытательница шлепнулась.
   - Достаточно. - Сказал он.
   Вирста отшибла пятки, но ничего не сказала. Она вообще старалась держаться поближе к зверям, чем к остальным воинам. Которые без ошибок распознали в ней при свете дня орочью квартеронку. Коготь с девушкой не разговаривал - не до того было, да и она сама не лезла к нему с разговорами. Анга до сих пор находилась без сознания, но живая. Афруд сказал, что ее жизни ничего не грозит, но чем дольше она не приходила в сознание, тем больше беспокоился ящер. А ну как занес в рану какую-нибудь заразу и знахарка начнет гнить изнутри? Начнется воспаление, потом гангрена, инфекция попадет в кровь и она умрет. Неудачно получится. Коготь был ей благодарен за спасение своей жизни и теперь старался отплатить тем же.
   Анга пришла в себя, когда ее грузили в повозку. Знахарка открыла глаза, осмотрела присутствующих мутным взором.
   - Пить. - Попросила она.
   Рурк дал ей немного воды и отобрал, когда Анга жадными глотками принялась глотать.
   - Еще.
   - Нет. - Резко возразил Коготь. - Вдруг желудок тоже поврежден - нож проник глубоко.
   - Попал в легкое, я это поняла сразу. - Женщина помолчала. - Ты сделал все правильно, но переборщил с зельями - я проспала дольше, чем нужно. - Она задумалась. - Это может вызвать осложнения - нужно показаться целителю.
   - Ближайший только в Корснунге. - Отозвался Болли, который правил повозкой. - И берет дорого.
   - Ну, деньги у тебя есть. - Коготь похлопал себя по кошелю. - Вот встанешь на ноги - съездишь.
   - Ты не поедешь со мной? - удивленно спросила Анга. Рурк тоже уставился на ящера и даже Вирста, которая шла рядом - повозка ехала не очень быстро - покосилась на хаса.
   - Я исполнил обет, теперь я свободен. - Глухо сказал он. - И отплатил тебе долг - спас твою жизнь.
   Анга некоторое время молчала, размышляя. Рурк насупился - он обиделся на ящера, уже считая того приятелем. Потом вспомнил о своем кодексе.
   - Ты еще должен мне. - Важно произнес мав. - Я притащил твою тушку к Анге домой, а уже она поставила тебя на ноги.
   - Я могу расплатиться с тобой, назови только цену. - Коготь вытащил кошель.
   - Змеиный выблядок! - прошипел Рурк, уязвленный в самое сердце. Он сделал это не ради денег! - А я еще доверился тебе! Проваливай, сам Ангу до дома дотащу!! И не надо мне твоих денег!!
   - Оставь. - Тихо произнесла знахарка. - И ты останься, не уходи. - Сказала она Когтю, который уже спрыгнул с повозки. - Ты мне еще понадобишься.
   - Анга! - возмущенно воскликнул кот. - Как ты можешь просить его, особенно после всего, что он сделал!
   - Да. - Усмехнулась женщина. - Сделал он немало. - Она помолчала, собираясь с силами. - Поймал шептуна, выследил их главаря, узнал, где находится лагерь бандитов, проник внутрь незамеченным и, будь такая возможность, вывел бы пленников наружу. И нам не пришлось бы лезть внутрь и терять воинов в схватке. Это то малое, что он сделал.
   Рурк заткнулся, обдумывая ее слова. Проклятая импульсивность, подумал он, но поделать ничего не мог. Мав не привык извиняться, если только перед ним не Анга. Коготь же посмотрел на женщину, потом на кота.
   - Я уже как-то сказал тебе - я не хочу подвергать вас опасности. - Произнес ящер. - Лучше будет для всех, чтобы я ушел. К вам у купца претензий нет.
   - А что случилось? - спросила Анга. Она бессовестно проспала этот момент и не знала подробностей.
   - Это из-за меня. - Влезла Вирста. - Хас посоветовал Торганду дать мне свободу за то, что я спасла его сына, а он...
   - А ты спасла? - с недоверием в голосе спросила Анга и девушка смутилась.
   - Она вовремя ударила главаря ногами в спину. - Сказал Коготь. - Промедли немного - и сынок валялся бы с перерезанным горлом, я едва успел, чтобы помешать ему.
   - То есть ты пробивался через толпу бандитов к пленнику через весь зал? - уточнила знахарка. - Я ведь помню, где ты стоял - у второго выхода. А оттуда до главаря чуть меньше забега, ну, может шагов восемьдесят. И бежать пришлось не по пустой пещере, а заполненной сражающимися воинами. Как же ты успел? - Анга хитро смотрела на ящера.
   - Главное - успел. - Не стал уточнять тот. Едущий на козлах Болли превратился в слух - ему было все интересно. Он жалел, что не участвовал в схватке, но потом, увидев, какие раны получили товарищи и в каком состоянии оказались побывшими берсерками, порадовался, что его там не было. Нет, он не был трусом, а реально оценивал свои шансы и если Грундальф получил глубокие раны в битве с орком и то ему помогали лучники и соседи по схватке, то он, Болли, точно остался бы где-нибудь там, в пещере с пробитой башкой. Не тот уровень владения мечом и щитом.
   - Ну а все же? - настаивала Анга. - Молчишь? Сколько Грундальф ему отвалил за помощь? - спросила она у Рурка.
   - Немало. - Односложно ответил тот.
   - Вы что, оба решили меня выбесить?! - спросила громко знахарка. - Учтите, во мне еще бродит запас магического зелья и я сейчас вас обоих в прыгунков превращу и съем на завтрак, обед и ужин. - Ее палец указал на Когтя. - Тебя - на завтрак, а тебя, - переместился на Рурка, - на обед.
   Мав напрягся - превратиться в добычу ему совсем не хотелось, однако ящер совершенно не испугался. Он посмотрела на чуть отставшую Вирсту и произнес.
   - А ее на ужин? - Анга посмотрела на сжавшуюся девушку, потом перевела взгляд на хаса.
   - Раскусил. - Проворчала она. - Трансформация тела требует затрат колоссального количества энергии, это доступно только архимагам. Ну или оборотням, но там идет совершенно другой процесс.
   - Ты же говорила, что оборотней не бывает. - Припомнил Коготь.
   - Слухи не на пустом месте рождаются. - Туманно ответила Анга и посмотрела на зверей. - Ну-ка, быстро помирились и пожали друг другу предплечья. - И, когда два представителя звериного народа, приблизились друг к другу, добавила. - И никто никому ничего не должен, уяснили?
   Рурк растопорщил усы, его морда приобрела забавное выражение. Он явно был не согласен, но противиться приказу Анги не смог. Хорошо, что на моей отсутствуют мимические мышцы, подумал Коготь, когда пожал руку маву. Тот постарался сдавить ее как можно сильнее, но, почувствовав чешуйчатую кожу, передумал. Хас тоже мог давануть так, что сломал бы коту косточки. Анги их перегляды были до одного места, она знала, что звери часто идут на поводу своей натуры. И если ящер на первый взгляд бы спокоен и уравновешен, то вот мав нередко впадал в бешенство и выходил из себя. Неосторожно брошенное слово, взгляд или же жест вполне могли вызвать с его стороны спонтанную атаку. Оба не так уже далеко ушли от своих диких предков, но ящер хотя бы умудрялся сдерживаться, тогда как мав почти не контролировал свою натуру.
   - Вот и хорошо. - Анга положила голову на сено. - Так сколько ты получил за помощь?
   - Четыре полных комплекта пластинчатых доспехов, кучу мечей и денег. - Тут же наябедничал Рурк.
   - Вот как? - знахарка оперлась на локоть. - По местным меркам целое состояние. И где же они?
   - Обменял у кузнеца на легкий доспех. - Ответил Коготь, пожав плечами. - Обещал подогнать по фигуре. Мне таскать такую тяжесть без надобности.
   - Умно. - Кивнула знахарка. - Но, сдается мне, ты сильно продешевил.
   - Я не торгаш, чтобы думать о выгоде. - Ответил ящер, на котором до сих пор была надета найденная в оружейке кираса. - Мне нужна была защита - я ее получил. Остальное меня не интересует.
   - Я не понимаю, что он говорит. - Пожаловалась Вирста.
   - А ты слушай ответы Анги, по ним догадаешься. - Посоветовал Болли. - Он ведь не напрямую к тебе обращается, поэтому амулет и не переводит.
   - Есть амулеты-переводчики с хасского? - удивилась девушка.
   - А как ты до этого с ним общалась? - спросила, усмехнувшись, знахарка.
   - Я думала, он знает имперский, так чисто на нем говорил. - Пробормотала Вирста.
   - Это амулет в твоей голове говорил, а не он. - Поделился с ней знанием Рурк. - Он в это время шипел, как змей. - И покосился на Когтя, но того такими подколами уже давно было не пронять.
   - Странно. - Девушка задумалась.
   - А ты что будешь теперь делать, юное создание? - спросила Анга. - Ты ведь квартерон, верно?
   - Откуда... - вспыхнула было Вирста, но тут же сообразила. - Ах, ну да. Да, я квартерон! - с вызовом сказала она. - Мой дед был орком, а бабушка - уроженкой Озерного Края!
   - Окраины? - припомнил небольшую лекцию Анги Коготь. На его вопрос бывшая наложница презрительно фыркнула.
   - Нас все время с ними путают. - Сказала она. - Озерный Край находится на юго-востоке провинции Альстам и граничит с Протоками хасов на севере и востоке. Это далеко на юге Окраина, через пару провинций. Мы к ней не относимся.
   - Прости, что спрашиваю, но твой дедушка-орк пошел в набег на вашу деревню и поимел твою бабушку? - задала закономерный вопрос Анга.
   - Все было не так! - гневно воскликнула девчонка.
   - Я же заранее попросила прощения, ты могла бы догадаться, что вопрос будет неприятным. - Мягко произнесла знахарка. - Прости, но я не поверю, что это было по обоюдному согласию. Орки, они... частенько так делают во время набега.
   - Деда изгнал собственный клан. - Помрачнев, ответила Вирста. - За что - не знаю, отец не рассказывал. Да и сам он тоже молчал. Он поселился ближе к Протокам, возле Извилистой, что из Донного озера вытекает. Хасы на реке несколько плотин сделали, чтобы запруды получились. Местность начала заболачиваться, вот наместник и принял решение выгнать их оттуда. - Девушка покосилась на ящера, но тот молчал. - Война недолго продлилась, мы эту землю у них отвоевали, вот дед ближе к границам и поселился. Чтобы набеги отражать. - Она зыркнула в сторону Когтя, но тот хранил молчание. Шел себе и шел.
   - Ты рассказывай, не обращай на него внимания. - Попросила Анга. - Он из горцев, ему эти проточные войны до одного места.
   - Правда? - девчонка удивленно посмотрела на хаса. - Не с болот?
   - Правда. - Ответил тот. - Меня не касается кто там на кого напал - пусть сами между собой разбираются. Я никого не трогаю, пока меня не трогают. А вот если тронут, то тогда... - он сделал паузу, - результат ты видела. - Ткнул себе за спину большим пальцем Коготь.
   - И ты бы один с ними справился? - ехидно спросила Вирста. Вот уже чего у баб не отнять, так это словесного яда. Задышат насмерть.
   - При наличии определенных штук - вполне. - Ящер вспомнил о верном автомате с глушителем, термобарических и светошумовых с газовыми гранатах, минах направленного действия и прочих средств умерщвления. Он бы в этих проходах настоящую войну устроил с заманиванием противника в ловушки. - Но в данном случае это был единственный вариант вытащить вас оттуда живыми и невредимыми.
   - И он сработал. - Анга хлопнула в ладоши. - Но сейчас меня интересует другой вопрос - как ты оказалась в рабстве?
   - Меня... - Вирста задохнулась, вспоминая. Говорить или не говорить? По сути это ей чужие кымы, зачем им знать правду? Но с другой стороны хас спас ей жизнь, да и в повозке лежит магичка, пусть и слабая. Вдруг она распознает ложь и что тогда? Она здесь никого не знает, первый раз в Пределе, назад уже не вернуться, надо как-то приспосабливаться жить здесь. Лучше сказать правду. - Меня продал отец на торгу. - Вирста опустила голову.
   - Я так и думала. - Кивнула сама себе Анга. - Что бы он там тебе не говорил, но ты явно не была у него любимой дочерью. Ведь остальные дети получились нормальными? - девушка кивнула. - Желание твоего родителя понятно, избавиться как можно скорее от квартеронки, на которую пальцами соседи показывают. - Знахарка на миг замолчала, потом продолжила. - И которая каждый раз является напоминанием родителю какого он рода. Хочу тебя поздравить - ты в Пределе. Здесь о тебе судят по делам, а не по внешности. - Рурк фыркнул, вспомнив себя. - Ну, если ты не так сильно отличаешься от кымов, как эти двое. - Хмыкнула Анга. - Но у них звериная натура, такими уж они родились, а ты больше похожа на нас. Поэтому и устроится тебе здесь будет легче. Чем займешься?
   - Не знаю. - Пожала плечами Вирста и тут же поправилась. - Я умею шить, готовить, ловить рыбу, охотится. Стрелять из лука. - Она дотронулась до колчана. - И очень хорошо. - Похвасталась девчонка.
   - Неплохо. - Осадил ее Коготь. Девушка на это замечание хотела было возразить, но потом передумала.
   - Могу подучить. - Произнес Рурк.
   - Чему меня может научить мав? - ядовито спросила Вирста.
   - Хотя бы как правильно держать лук и натягивать тетиву. - Спокойно ответил тот. Он уже сбросил накопившийся негатив на ящера и начал накапливать новый. - Покажи мне, как ты это делаешь.
   Девчонка уже собралась продемонстрировать, но Болли натянул поводья.
   - Тпру!! Приехали. - Сказал он. - Выгружайтесь, отсюда до домика будет ближе. - Он указал в сторону леса.
   - Идти через кусты? - удивленно спросила Анга, пытаясь привстать.
   - Болли прав, тут звериная тропка есть, что к озеру выходит. Сократим путь. - Рурк принял свою сторону носилок, встав впереди. - Анга, попробуй перевернуться, мы тебя поймаем.
   - Хорошо. - Знахарка завозилась и плюхнулась на носилки. Вирста положила ей в ноги мешок с посудой. - Выдержат? - с недоверием спросила женщина.
   - Проверяли. - Глухо сказал Коготь. - Пошли.
   - А я? - обиженно спросила девчонка. В опустевшую повозку моментально набились идущие пешими воины и ей места точно не хватило бы.
   - Иди вместе с остальными в Шустов, там снимешь комнату. - Пожал плечами хас.
   - Ты... - девушка чуть было не задохнулась от негодования. - Ну и пойду! - она решительно зашагала дальше по дороге.
   - Зачем ты так? - спросила Анга.
   - Баба с возу - кобыле легче. - Ответил Коготь.
   - Вот ведь... - знахарка помотала головой, разминая шею. - Эй, девочка, как там тебя. - Добавила она уже тише, дождавшись, когда Вирста обернется. - Иди сюда, к нам! У меня в доме места много, переночуешь и платить не придется.
   - Только не с ним под одной крышей! - девчонка уперла руки в бока.
   - Я уйду. - Коготь посмотрел на Ангу. Он держали носилки сзади и не пришлось выворачивать голову. - Не стану мешать.
   Знахарка посмотрела в эти немигающие глаза и кивнула.
   - Хорошо, но прошу тебя, будь поблизости. Мне... может понадобиться твоя помощь.
   Коготь кивнул. В самом деле ему некуда было идти, да и у кузнеца забрать свой комплект не помешает, не дарить же ему за просто так такие трофеи. Мечи эти особо ему не нужны, он ими пользоваться не умеет, а как показала схватка скорость и быстрота хаса гораздо эффективнее, чем умение махать железом. Нет, несомненно, этот навык тоже пригодится, но этому нужно долго учиться, а у него времени на освоение нет. Тем более лучше делать то, в чем ты мастер, да и сложно в его-то годы переучиваться. Метательный нож, кинжал, руки, когти и теперь хвост - вот его оружие. И зубы. Коготь даже не заметил, как инстинктивно прокусил кому-то шею, когда добирался до пленника, все произошло само собой. Тот парень умер сразу и ящер не жалел о его смерти. А также скрытность, бесшумность и быстрота. И эти навыки нужно развивать и закреплять.
   Лучница подошла ближе и уставилась на хаса. Тот посмотрел на нее.
   - Присмотришь за Ангой, пока она валяется на койке. Вдруг какой неприятель в дом залезет,
   - Ладно. - Сухо ответила девчонка.
   - Мы идем? - нетерпеливо спросил Рурк, которому уже надоело стоять.
   - Вперед. - Анга засмеялась. - Если бы кто-то сказал мне, что меня, раненую, будут таскать мав и хас, то ни за что бы не поверила!
   Ее смех услышали на дороге и воины начали оборачиваться, пытаясь понять, что же так развеселило знахарку. По дороге она расспрашивала Вирсту о ее прошлом, но девчонка давала односложные ответы, стараясь, чтобы хас их не слышал. Она думала, что он не понимает, но амулет улавливал все ее мыслеобразы и исправно переводил ящеру. Хотя Когтю было неинтересно слушать о том, как девчонка стирала, убирала и готовила в доме. Она повеселела лишь тогда, когда рассказывала про деда-орка. Который и научил ее стрелять из лука, а также прожужжал все уши своим кодексом чести. Похоже, правильный был дед, решил Коготь. Во всяком случае разительно отличался от тех орочьих бандитов, что засели в пещере.
   Дождь закончился, но вот с веток деревьев продолжало капать. Звери бесшумно шагали по прошлогодней упавшей хвое, прикрывающей тропку. В лесу стоял замечательный запах свежего воздуха, смешанного с духом листвы и мокрой коры, поэтому Анга с наслаждением дышала, стараясь насытить им каждую клеточку своего тела. Вирста изредка отвлекала ее вопросами, но умная женщина сама легко узнавала тайны девчонки, ловко переводя разговор с одной темы на другую.
   До заката оставалось еще оборота два или три, когда Анга добралась наконец до койки и с облегчением переползла на нее. Сварить себе укрепляющее зелье она не могла, но выпила немного бодрящего настоя, сохранившегося с ночи. Рурк принялся разводить огонь в очаге, Вирста оглядывалась по сторонам, прислонив оружие к стене, а вот Коготь, поставив мешок с мечами и кинув все три кошеля на стол, собрался уходить.
   - Ты куда? - спросила Анга.
   - Туда. - Указал ящер на дверь.
   - Погоди. - Она завозилась и села, прислонившись спиной к стене. - Останься.
   - Мы об этом уже говорили. - Покачал головой Коготь.
   - А кто приготовит мне ужин? - хитро прищурившись, спросила знахарка.
   - Она. - Хас шевельнул хвостом в сторону Вирсты. - Всю дорогу хвасталась, какая у нее вкусная получается похлебка.
   Анга немного огорчилась, она поняла, что ящер твердо намерен уйти. Жить под ее крышей он не собирается, да это было понятно с самого начала. Удержать его она тоже не может, не имеет над ним такой власти. А вот помощь водоплавающего ей бы пригодилась.
   - У меня есть к тебе просьба. - Анга подалась чуть вперед. - Разыщи, пожалуйста, для меня несколько важных ингредиентов. Цветок Морского Царя, листья водяной капусты, донные клубни. Они должны быть в озере, а ты умеешь хорошо плавать и задерживать дыхание. Тем более, что холодная вода для тебя дом родной.
   Вирста удивленно уставилась на хаса, ожидая его ответа. Она всегда думала, что змеи сидят в теплых протоках и носа оттуда не высовывают, а этот, оказывается, может жить в ледяной воде. Коготь же просто кивнул, соглашаясь на "сторонний квест". Так кажется это называется в компьютерных играх?
   - Как я их узнаю? - спросил он.
   - Дай мне бумагу. - Попросила знахарка и начала рисовать. - Вот это цветок. - Похож на лист клевера, только с пятью лепестками. - Это - водяная капуста. - Точно, капуста, натуральный кочан, только растущий под водой и с длинными листьями, колышущимися от водных течений. - А это - клубни. - Овощ в виде морковки. - Его раскапывать надо, он на мелководьях растет. - Начала пояснять Анга. - Днем выпускает тонкий стебелек с темно-синей коробочкой наверху, чтобы на воде не слишком заметно было, а на ночь втягивает его назад, на дно. Поищи возле берега, он там должен быть. - Знахарка закончила рисовать и протянул лист бумаги Когтю. - Принесешь? - тот кивнул.
   - Где ты будешь жить? - спросил Рурк.
   - Найду местечко. - Ответил Коготь, прикидывая, что неплохо бы поселиться в той пещере, куда мав водил его тренироваться. До домика Анги не так уж и далеко, идти придется по шаткому мостику из тонкого ствола деревца, а если пройти еще дальше, то найдется спуск к воде. Хотя, там ведь был уже кто-то - кирка и тюфяк не сами появились, так что может быть поискать другое? Но скоро наступит ночь, так что пока это самое надежное убежище на время. - Я пошел. - Коготь открыл дверь.
   - Трофеи забыл. - Напомнила ему Анга, кивнув в сторону кошеля и мешка.
   - Пусть тут полежат.
   Таскать на себе всю эту денежную тяжесть совершенно не хотелось, да и часть золотых Коготь уже давно переложил в свою мошну - такая огромная сумма ему не была нужна. С кузнецом он договорился об обмене, мечи эти опять же сможет выменять на что угодно, а вот девочкам деньги понадобятся. Он и в прошлой своей жизни не испытывал к ним жадности и алчного влечения, бренчат в кармане - хорошо, нет - иди, заработай. Или возьми из запасов на черный день, которые вряд ли дотягивали до запасов одного полковника. Ящер вышел, тихонько притворив дверь. Вирста посмотрела ему вслед.
   - Змеиное отродье. - Произнесла она, покачав головой. - К нему с душой, а он в нее плюет.
   - Ты ничего не знаешь о нем, девочка. - Ответила ей Анга, после чего добавила. - Также как и мы. Я думаю, что он изгой. Его же племя его изгнало за что-то.
   - За преступление? - глаза Вирсты загорелись азартом. - Так и знала, что он бандит!
   - Мы не знаем. - Мягко произнесла знахарка. - И не будем судить о нем плохо, пока не узнаем обратного. Сейчас его деяния явно перевешивают то, что он совершил в прошлом, пускай он и не помнит об этом. Наверное, он неосознанно действует так во имя искупления. Даже если и вспомнит, то все равно не скажет. - Она посмотрела на девушку. - Ты готовить будешь? Я весь день ничего не ела, кроме жидких микстур.
   - Сейчас! - Вирста заозиралась. - Где тут у вас крупа?
   И девушка загремела деревянными жбанами, заглядывая под крышки.
  
   Коготь хорошо запомнил дорогу и быстро дошел до той самой тренировочной пещеры. Насчет еды он не переживал - прихватил из сарая уже подвяленное мясо, определив языком, что оно вполне готово. Не хватало соли и специй, но подобное ящер мог бы и пережить. Коготь вполне мог прожить охотой и рыболовством, торгуя дарами озера на рынке и составив громадную конкуренцию рыбакам. Ведь он также мог собирать недоступные остальным алхимические ингредиенты, ныряя за ними. Раздумывая над тем, как жить дальше, Коготь сам не заметил, как быстро добрался до щели в скале.
   Он бесшумно протиснулся внутрь и сразу же понял, что здесь кто-то был. Во-первых - тюфяк запинали в угол, во-вторых - исчезла кирка, которую звери оставили там же, где и нашли. И в-третьих - дырок в стене прибавилось. Некто вернулся, обстучал тщательно всю пещеру, понял, что не найдет тут то, что ищет и ушел. Коготь высунул язык и принялся изучать следы, но запах едва был заметен. Некто явно человек, большой, высокий, сильный. Ушел отсюда скорее всего вчера вечером, вряд ли этим утром, тогда следы были бы устойчивее. Коготь внимательно осмотрел выход при свете заходящего солнца и обнаружил на "пороге" пещеры засохшую грязь. Здесь дождя не было - до гор он не дошел, свернув на северо-восток, поэтому следы и сохранились. Выглянул наружу и посмотрел влево, на запад. Старатель пришел оттуда, поднявшись в горы. По тонкому деревцу он переходить не рискнул - оно под ним легко обломится, так что если он сейчас и долбит киркой в пещерах, то где-то там. Коготь вернулся обратно, перетащил тюфяк так, чтобы его не сразу заметили от входа, плюхнулся на него и начал жевать вяленое мясо. Требовалось поразмыслить кто это шарится в окрестных горах и зачем.
   Этой ночью он почти не спал, так, пару часов покемарил, пока ждали повозки, поэтому сразу же отключился, как только голова коснулась ткани тюфяка. А потом проснулся среди ночи, захотев в туалет. Гадить в пещере было нехорошо, поэтому Коготь, позевывая, полез наружу. К тому же требовалось размяться - температура тела остыла, сердцебиение замедлилось и ему нужно было тепло, он это чувствовал. Можно развести костер здесь, в пещере, свет от него не должен быть виден в такую щель, а дым возможен только при наличии сырых дров. Огниво у Когтя с собой, сено для растопки можно взять из тюфяка, а дрова - обломать сухие сучья у деревца. Но сперва - отлить.
   Коготь вышел из пещеры, отошел чуть подальше, прямо к краю и с наслаждением помочился. Пришлось присесть как баба, чтобы не облить свои ноги, но это скорее вопрос физиологии, не более. Пока он так сидел, смотря на звезды и наслаждаясь свежим ночным воздухом, слушая, как в близком лесу ночные хищники ловят добычу, которая изредка взвизгивала, то заметил, как в районе острова что-то мелькнуло, какой-то огонек. Ящер насторожился. Он внимательнее присмотрелся к руинам на острове, но там было темно. Не показалось же мне, подумал Коготь и вернулся в пещеру, чтобы понаблюдать уже оттуда - щель была чуть выше, да и расположена так, что смотрела как раз на остров. И был вознагражден - слабенький огонек факела снова мелькнул в руинах и пропал. Со стороны Шустова он был незаметен, да и вряд ли кто-то из горожан будет смотреть ночью на проклятый остров. Коготь задумался. Значит, кто-то там все же есть и пропавшие рыбаки точно уже давно кормят рыб на дне, а на острове могут сидеть те же бандиты. Или маги, черт бы их побрал. Но, по сути, это не его дело. Конечно, он предупредит Ангу и Грундальфа, а уж те пускай сами думают, что с этим делать. Лезть ли в цитадель к волшебникам или оставить все как есть. Коготь видел, что устроила Анга в пещере, а ведь она по ее словам слабенький маг. Тогда что может сильный? Расплавить стены движением брови? Проклятые читеры, подумал Коготь, им просто повезло родиться с этими способностями. От неподвижности ящера стало клонить в сон и он решил взбодриться и разжечь костер. Заставив себя шевелиться, Коготь быстро насобирал охапку хвороста, что с его ночным зрением было просто, сложил все это в углу за камнем, чиркнул по огниву и костер весело запылал. Ящер поближе придвинулся к нему, протянув руки - долгожданное тепло сладострастно разливалось по телу. Он перетащил тюфяк поближе к костру, решив, что незнакомый шахтер вряд ли вернется сюда, тем более раз забрал инструмент. Может быть это как раз он ам бродит в руинах и теперь ковыряет вековые камни. Коготь не заметил, как провалился в сон.
   Он проснулся утром бодрым и полным сил. Костер уже давно прогорел и даже угли погасли. Позавтракав оставшимся куском мяса, размявшись и проведя разминочный комплекс и тренировку с ножами, Коготь собрал свои немногочисленные пожитки и направился к озеру. К утру след неизвестного копателя совсем исчез, хотя ящер уже забыл он нем. Небо было чистым, лишь вдали, на севере угадывались очертания темных облаков. Шустов с этого места был хорошо виден - темная точка с причалами чуть больше фаланги пальца. Тот самый Корснунг практически не различался, скрываясь за туманной дымкой, стелющейся над озером. Страшный остров также был плохо виден, но самые высокие точки руин торчали из мутной пелены тумана. Коготь определился с направлением и начал спускаться.
   Троп в горах не было, но здесь было больше пологих склонов и не так много торчащих скал. Горы поросли лесом и густыми кустарниками, где птицы свили свои гнезда и теперь чирикали, выводя птенцов. Где-то там после ночной охоты отдыхали хищники, однако даже они просыпались, если чувствовали, что рядом с ними появился кто-то, кто гораздо опаснее их. Ящер шагал быстро, внимательно наблюдая по сторонам и выискивая следы незнакомца. Однако если он тут и прошел, то давно и трава уже успела выпрямиться. К тому де Коготь не обладал опытом следопыта как Рурк и не мог подметить очевидного, так что, возможно, пропустил улики, указывающие на следы копателя. Единственной возможностью появиться здесь для него было приплыть по озеру. Вряд ли он пришел с того берега - там росли густые, почти непроходимые леса, заваленные буреломами, к тому же ряд отвесных скал перегораживал дорогу. Идти куда-то в горы не имея цели - это надо быть сумасшедшим, а незнакомец явно им не был, раз полез именно сюда.
   Наконец Коготь нашел спуск к воде и начал осторожно продвигаться между двух скал, войдя в подобие ущелья. Когда-то речка пробила здесь себе русло, но потом со временем она исчезла. Почему, ящер не знал, да и не хотел этого знать. Он прошел по каменному "дну" и оказался на галечном берегу. Волны медленно лизали камни, отшлифовывая их с каждым годом до состояния ювелирного блеска - такой ровной была полировка. Коготь нашел плоский блин и пустил тот скакать по воде. Сделав три прыжка, камешек забурился в воду. Ящер сунул руку в озеро и удивился - он не ощутил холода. Вода как вода, просто жидкость, наполнившая каменную чашу в горах. Коготь поискал, где можно пристроить одежду и вещи, чтобы никто не украл. Этот спуск к воде был удобным, к тому же ущелье защищало от сторонних глаз. Идеальное место для бандитов и разбойников. Коготь пошел вправо вдоль берега, пока не уперся в скалу. Пришлось пошлепать по воде, благо здесь было не очень глубоко, почти по колено. Наконец он нашел небольшой пляжик между двух выступающих в озеро скал, спокойно там разделся, взял с собой нож и нырнул в озеро.
   В прошлой жизни Коготь купался неохотно, хотя плавать умел. Здесь же новое тело ощутило себя в своей стихии. Гребень на голове распушился, точно также ящер рефлекторно выпустил плавник на спине и на конце хвоста. Плывущая под водой рептилия напоминала доисторическое животное, которое обитало в океанах Земли в меловой период или когда там жили динозавры. Коготь задержал дыхание, как это делал сидя под кроватью, но тело знало лучше и он просто доверился ему. Нырнув поглубже, ящер начал разыскивать нужные Анге ингредиенты.
   Рыба шарахалась от него, едва Коготь приближался к ней. Потом он попробовал поймать одну и предпринял рывок под водой. Перепонки между пальцев здорово помогали, также как и хвост. Форель, хариус или кто он там, лещ, не ушел от резвого ящера - Коготь схватил рыбу левой рукой и убил ножом, зажатым в правой. Надо бы заказать кузнецу оружие для подводной охоты, подумал он, всплывая на поверхность, чтобы глотнуть воздуха. Да и сетку сплести не помешает, куда он будет складывать рыбу. А пока ту же капусту, которая оказалась довольно крупной, пришлось помещать в простой мешок. Так что пришлось возвращаться с пойманной рыбой обратно к берегу и снова нырять.
   К вечеру Коготь насобирал штук сорок цветков, три кочана морской капусты и мешок клубней. Прикинув, как он все это потащит, ящер решил заночевать в пещере, чтобы рано утром вернуться к домику той же дорогой. Клубни так и остались в мешке, капусту и пойманную рыбу ящер напихал в сумку, чуть подвязав горловину, чтобы добро не вывалилось. Ее он закинул себе за спину, взял в руку мешок, а во вторую руку сплетенную из прочных нитей водорослей сетку, где также лежала рыба. Нагрузившись как вол, он пошлепал по воде обратно к пересохшему руслу.
   Местное солнце, название которого Коготь так и не выяснил и продолжал именовать звезду по-прежнему, уже готовилось закатиться за горизонт и уступить свое место на небосводе двум лунам. Хотя Анга рассказывала о Короле-Солнце, выходит, что название звезды совпадает с таковым на Земле? Или же это амулет так переводит? Тогда почему планету называют не Земля, а Хост? Или камень как-то это отличает? Хрен его знает на самом деле. А эти две луны? Как их там? Левый и Правый глаз Ночного Охотника? А Грундальф и его воины называли их другими именами, которые ящер не запомнил. Наверное, у всех народов названия разные, решил он, а в переводчик "записаны" общие термины, так что пусть для меня будет Большая и Малая луна. Все равно никто не знает хасских названий, так что я будут прогрессором в этом деле, весело подумал Коготь, поднимаясь вверх по скале. Он на удивление быстро дошагал до пещеры, но вошел внутрь готовым ко всему, ожидая, что его там ждет тот самый копатель.
   На первый взгляд все осталось по прежнему - тюфяк, лежавший возле прогоревшего костра, запасец сучьев, чтобы опять ночью не шарахаться по скалам. Пусть ящер и обладает ночным зрением, но так ведь можно и ногу сломать, которая неожиданно провалится в незамеченную им в темноте щель. Так что ну его на фиг эти ночные походы. Коготь сгрузил добычу возле капающего источника, живучая рыба почуяла воду и зашевелилась в мешке. Та, которая в сетке, уже давно сдохла. Сырой ее жрать Коготь не собирался, сейчас немного поджарит и будет замечательный ужин. Или лучше подкоптить? Он пока сложил добычу возле костра и отправился за хворостом.
   Солнце уже почти село, его алые лучи окрасили малиновым цветом плывущие по небу облака, которые отражались в озере. Коготь задержался на мгновение, любуясь картиной. Когда я последний раз любовался природой, подумал он, все время служба, ликвидации, операции. К черту все, здесь я буду отдыхать, решил он, начну наконец спокойную жизнь без всех этих тайных убийств и проникновений. Разве я этого не заслужил, спросил он сам себя и вдруг услышал тихий смешок. Коготь резко обернулся, посмотрел по сторонам, но никого рядом не было. Он высунул язык, однако нюх показал, что кроме него, сырой рыбы и хвороста, а также нагретого за день камня никого рядом нет. Нервы что ли шалят, подумал ящер, исчезая в пещере. Он развел костер и принялся готовить себе ужин.
   Солнце окончательно закатилось за горизонт, когда Коготь выполз из временного пристанища и плюхнулся "на пороге" пещеры, осторожно, чтобы не обжечься, маленькими кусочками поглощая рыбу. Он чувствовал, что его тело легко переварило бы и сырую, но вот экспериментировать не хотел. У него есть средства производства и труда, так зачем изображать из себя зверя? Было отчетливо слышно как кронами шумит лес от налетающего ветра. Его дуновение чувствовалось только языком - плотная прочная чешуйчатая шкура не была такой уж чувствительной, как у человека. Нет, сунув руку в огонь, ящер конечно почувствовал бы жар и отдернул ее, но вот такие слабые порывы ветерка практически не ощущались. Точно также как и холод воды - в ней находиться было приятно и комфортно. Покончив с поздним ужином, Коготь вздохнул и уставился в темное небо. Сытость потянула на размышления.
   Чем по жизни заняться дальше? Можно ловить рыбу и торговать ею на рынке Шустова. Можно пойти в подмастерья к кузнецу, научиться ремеслу и также ковать мечи и кинжалы. Метательные ножи Коготь, будучи человеком, пробовал делать сам и у него неплохо получалось. Правда, там и сталь была рессорная и горн с вентилятором и электромолот, но все же, общие принципы работы схожи. Здесь кузнец делает заказ несколько недель, там - дней и все благодаря механизации. Вот только прогрессором Коготь себя не считал - видел, как это делается, но в суть не вникал и не мог подсказать как именно нужно правильно обрабатывать и выдерживать металл. Не потому что неинтересно было, а потому что отнимало много времени между "командировками". Которые тоже требовали определенных занятий, например, поддержание собственного тела в форме. Да и был он, по сути, обычным киллером, который интересовался всяким, также как и обычный человек. И не мог быть профессором во всех сферах. Энциклопедии по металловеденью и термообработке у него под рукой нет, чтобы туда ежеминутно заглядывать. Коготь посмотрел на развалины - там было темно и пусто. На этот раз никто не бродил по ним с огоньком. Где-то в лесу завыл местный волк, на его вопль отозвался еще один - звери вышли на охоту. Пора на боковую подумал Коготь, возвращаясь в пещеру. Он подбросил остатки хвороста в огонь и завалился спать.
   Ящер проснулся рано утром, сделал все гигиенические дела, съел остатки мяса, прибрал за собой, чтобы не плодить мух, да и вообще, гадить в доме нехорошо, тем более, что пещера обогрела его и дала кров и, возможно, он сюда еще вернется. Можно было остаться жить у Анги, но Коготь понимал, что сейчас у знахарки на шее будет сидеть девчонка, которая вряд ли найдет работу в Шустове, да еще и Рурк постоянно будет забегать. Кот, наверное, уже дорогу забыл к своему дому на дереве, раз постоянно столуется у Анги. А тут еще один хвостатый нахлебник. Не, так дело не пойдет. Помочь он женщине поможет, но сидеть на шее не станет. Добытых у разбойников денег ей хватит надолго. Взвалив на себя мешки с рыбой, клубнями и капустой, ящер потопал к домику знахарки.
   Рурк привычно проснулся раньше всех. Он тихо встал, раздул угли в очаге, подбросил дров и налил чуть-чуть воды в котел - разбавить и подогреть вечернюю кашу. Вчера ящер так и не пришел и Анга почему-то забеспокоилась, но не показала вида, он это хорошо ощутил. Она попросила Рурка попробовать разыскать Когтя, на что он ей сказал, что видел того, ныряющего возле южного берега озера. И добавил, что переночевать у него есть где - небольшая уютная пещерка. Знахарка вроде бы успокоилась. Она пошла на поправку и пробовала вставать, но была еще слаба - принятая ей накануне магическая микстура и ранение сделали свое черное дело. Организм плохо восстанавливался и подстегивать его зельями Анга не имела никакого желания, прекрасно понимая, что таким образом быстрее всего отправит себя на встречу с Богами. А она еще хотела задержаться на этом свете. Повелительница зверей, как ее в шутку назвал Грундальф, который приперся вчера навестить знахарку. Здоровяк, несмотря на свой возраст, уже одыбал и спокойно ходил пешком, правда, не показывая, как ему тяжело. Не мальчик все же. Но вот нашел время навестить и даже рассказал, как все прошло - вешать пойманных разбойников будут на городской площади, которая являлась и рынком уже послезавтра. И Анга может подойти, полюбоваться на это зрелище. Женщина отказалась.
   - Тебе стоит завести еще рахтрата, тогда будет полный комплект. - Развеселился Грундальф.
   Анга на это замечание только слабо улыбнулась - ее клонило в сон.
   Рурк позавтракал, не слишком громко стуча ложкой - остальные в доме спали. Анга на своей кровати, Вирста на плотно набитом сеном тюфяке. На таком же ночевал и Рурк. От нечего делать мав взял посох и стал рассматривать его навершие, на котором был закреплен обработанный белый камень. Он был мутного белесого цвета и напоминал разбавленное водой молоко, потому что изредка в нем проявлялась синева. Или это белый туман там был внутри? Рурк принялся его внимательно разглядывать, пытаясь определить, какого же он на самом деле цвета. Если повернуть посох чуть вправо и посмотреть под углом, то камень становился желтым, чуть бледноватым. Смотришь прямо - чистый белый цвет. Влево - проступают синие прожилки. Чудеса! Магия, чтобы ее! Рурк поставил посох в угол, чтобы невзначай не сотворить какую-нибудь глупость и не зажарить всех в доме.
   В это время в дверь постучали. Мав чуть не подпрыгнул на месте, потом проверили кинжал в ножнах и подошел к двери, спросив.
   - Кто там?
   - Открывай, мав. - глухо прозвучал голос, - хас пришел. - И снова постучал.
   - Ты же вроде навсегда ушел. - Недоверчиво произнес Рурк.
   - Я был в отпуске! - ответили из-за двери, - а сейчас вернулся. Открывай давай, а то рыба протухнет.
   - Рыба - это хорошо. - Облизнулся Рурк. Стукнул засов и дверь отворилась. - Давай. - Сразу же с порога кот протянул руку.
   Когтю захотелось в нее плюнуть, чтобы пошутить, но он сдержался. Хрен его знает, как шерстяной недоумок отреагирует, так что ящер просто всучил ему сетку с рыбой, а сам перешагнул через порог.
   - Явился. - Подала голос с кровати проснувшаяся от разговора Анга. Она услышала мявканье Рурка и тут же пробудилась. Вирста тоже села на тюфяке и потянулась, позевывая. - Рассказывай, где был, что видел и почему вчера не объявился. Вижу, что рыбы наловил, а мой заказ где?
   - Вот. - Поставил сумку на стол Коготь и начал выгружать. - Вот капуста, вот клубни, а вот цветки. - Все это заняло немало места.
   - Из клубней похлебка вкусная получится. - Анга потихоньку сползла с кровати и пересела на лавку, за стол. - Из листьев капусты - хороший наваристый суп. А цветки мне в зелье пойдут.
   - То есть я мог принести цветки и не корячиться тащить такую тяжесть? - уточнил Коготь.
   - Ну, должна же я иногда разнообразить свой рацион. - Хитро улыбнулась женщина. - А то постоянная похлебка из стеблей салата и земляного яблока что-то надоедает.
   - Понятно. - Коготь хмыкнул и посмотрел на почти пустой котелок - доскребли почти до донышка. - Я так понимаю, что в этом доме никто так и не научился готовить?
   - Так тебя все ждали! - воскликнула Анга, всплеснув руками. - Кто же о нас позаботиться кроме тебя! Больше некому.
   - Вот ведь... - наглые людишки, хотел сказать Коготь, но понял, что не выговорит эту фразу - слова такого в языке нет, поэтому оборвал на середине. - Ладно, я-то уже поел, теперь мне, значит, вас кормить.
   - Там каша еще осталась. - Напомнил Рурк.
   - Это остатки, да и протухли уже. - Сунул свой язык в котел ящер.
   - Ничего не протухла, я же ел.
   - Ну, ты бы и кишки с дерьмом съел - тоже мясом пахнут. - Ответил маву Коготь и тут же пояснил. - Я вот сырую рыбу могу легко жрать, ты - сырое мясо и всякую подгнившую хрень. А вот им вареное и жареное подавай, а то мигом... копыта откинут. - Ящер хмыкнул.
   - Пойду наколю дров. - Заявил Рурк и вышел, чтобы не наговорить грубостей.
   Пока Коготь кашеварил, Анга пересказала ему последние новости из Шустова. Мол, Грундальф все же отправил рукокрыла в Торнбьеф с сообщением о разгроме банды. Ящер, помешивая кашу - сыпанул туда той же крупы, что и была в котле раньше - лениво спросил:
   - Про меня написал что-нибудь?
   - Не знаю. - Пожала плечами Анга. - Наверное.
   - Зря. - Покачал головой Коготь. - Приедут, разбираться будут. Он теперь этого, как его... - защелкал пальцами ящер
   - Управителя. - Подсказала Анга.
   - Во-во, его ждать будет, чтобы разбойников повесить?
   - Нет, - отмахнулась знахарка, - на это у Грундальфа все полномочия есть. Да и вряд ли управитель сюда поедет - с бандой старейшина собственными силами разобрался, так что смысла нет расследование проводить. А вот поделиться трофеями, - Анга задумалась, - на это у него мозгов хватит. Но сначала переписка будет и вот уж потом... - женщина стала чрезвычайно задумчивой. - Не хотелось бы мне афишировать свое участие в этой операции.
   - Мне тоже. - Кивнул Коготь. - А Грундальф на радостях и разболтать может. - Он подумал говорить или нет, потом все же сказал. - Я огни в развалинах, что на острове, видел. Ночью.
   - Много? - тут же спросила Анга, подавшись вперед. Сидевшая рядом Вирста не понимала, что в этом такого. Ну огни, ну ночью, значит, ночевал кто-то из рыбаков на острове, не захотев в порт возвращаться.
   - Один всего и тот больше на факел стража похож - мелькнул и пропал. Позапрошлой ночью, когда я ушел. Больше не было. Пока. - Каша почти сварилась. - И еще - в пещере, где я ночевал, кто-то был. Ковырял киркой стены, словно искал что-то, потом тоже ушел и инструмент забрал. Куда-то туда. - Махнул рукой в сторону запада ящер. - Я думаю, с острова он приплывал.
   - Почему ты так в этом уверен?
   - А больше неоткуда. Там горы высокие, с той стороны не спустишься и их не перепрыгнешь. С запада - отвесные стены скал. С нашей - тонкое деревце через глубокую трещину прокинуто, только по нему и перейдешь. А вот со стороны озера можно по высохшему руслу реки подняться. Так что с воды он пришел.
   - Так. - Задумалась Анга. - Стены, значит, ковырял?
   - Ну да. - Кивнул Коготь.
   В это время в дом ввалился Рурк, неся кучу поленьев. Все он свалил рядом с очагом.
   - Готово. - Объявил ящер, снимая котелок. - На обед можно похлебку зае... э-э, сварить. - Он посмотрел на Вирсту. - Но это уже не ко мне, вон у вас, эксперт на тюфяке сидит.
   - Я морские водоросли не варила. - Ответила та и покосилась на мятые склизкие листья капусты. - Сам их жри.
   - Их только промыть надо в воде, потом отварить хорошенько и вот когда разварятся и станут такими мясистыми, крупными и разбухшими, требуху напоминающими, воду слить, листья размолоть в кашицу, добавить соль и специи по вкусу. - Начала объяснять Анга. - И вот потом из них комочки лепить. И заморозить. Полежат день-два под заклинанием, можно и в суп потом кидать. Наваристый получается. - Она облизнулась. - А клубни просто так порезать и варить вместе с остальными овощами - тоже вкусно.
   - Вечером попробуем. - Согласился Коготь и присел вместе со всеми за стол, плеснув себе в кружку немного горячего отвара, котелок с которым подвесил на огонь, после того как снял кашу. Ящер отхлебнул. - Дальше чего делать думаете? - он посмотрел на Вирсту, потом на Рурка и остановил свой немигающий взор на Анге. - Говорю сразу - на остров не полезу.
   - А чего тебе там делать? - спросил, не понимая, мав.
   - Коготь в руинах огни видел. - Пояснила Анга. - Ночью.
   - Бандиты? - тут же предположил Рурк.
   - Если бы это были они, то не в заброшенной шахте сидели бы, а там - гораздо удобнее и не найдет никто. - Ответила знахарка. И, посмотрев на непонимающую Вирсту, объяснила. - Руины эти, что на острове посреди озера находятся, проклятыми считаются. Хаосом оттуда за линию несет, возле причалов Шустова даже пованивает. Рыбаки рядом стараются не находится, а все те, что за сокровищами туда отправляются - назад уже не возвращаются. - Девушка ойкнула, зажав ладошкой рот. Она ужасно боялась всякой нечисти, мертвяков и магии. - Так что появление там огней выглядит подозрительно. - Анга посмотрела на Когтя и Рурка. - Я бы поставила на магов.
   - А почему обычные разбойники туда залезть не могут? - спросил Коготь, отпив отвара. - Они кымы лихие, может быть им на эти выдумки плевать с высокой колокольни.
   - Тогда среди них должен быть как минимум один могучий маг. - Ответил знахарка. - Ну или два рангом пониже. Чтобы неупокоенные души, хаосом поднятые, приструнить.
   Все на минуту замолчали.
   - Расскажешь Грундальфу? - спросил Коготь.
   - Не знаю, - Анга размышляла. - Боязно. Вдруг он туда, не подумав, полезет. Банду сумел разгромить, разбойников поймал, ему сейчас море по колено. Вот он от своей дурости и подумает, что совладать с засевшими в руинах сможет. - Знахарка замолчала. - Да и кымский ли стражник там был.
   - А кто же еще? - удивился Коготь.
   - Помнишь, я тебе про драконид рассказывала. - Ящер кивнул. - Именно они принесли в этот мир магию. Первым маарам свои знания передали, кымов научили ей пользоваться, кто им поклонялся как Богам. - Анга постучала ногтями по столешнице, вспоминая прочитанное. - Многих своих жрецов они "возвышали" до своего уровня - так это называлось. То есть проводили над ними какие-то ритуалы, в результате которых те становились сильнее и могущественнее. И жили очень долго. Не были бессмертными, конечно, но близко к этому. И оставляли их стражами над своими богатствами или же знаниями. Ну, так кымы считали. Что там на самом деле хранили драконы и зачем им нужны были стражи - никто не знает. Многие в гробницы и подвалы развалин пытались пролезть, да мало кто оттуда возвращался. - Знахарка помолчала. - Возвращались только те, кто дальше порога и не пошел, а сразу же назад повернул. Рассказывали, как видели собственными глазами, как их товарищи попадали в магические ловушки. Некоторых прямо в воздухе разрывало на части, кого-то перемалывало в кашицу и от кыма оставалось мокрое красное пятно. В общем, дракониды вместе со жрецами хорошо позаботились о сокрытии своих секретов. - Анга усмехнулась. - Один из первых императоров даже как-то экспедицию в такую вот гробницу отправил. С кучей воинов и магов во главе. Говорят их крики и вопли боли были слышны даже в столице. После этого уже ни у кого желания не возникло по развалинам лазить. - Женщина сделала паузу. - Руины эти на острове очень древние - камень явно магией обработан, так отшлифовать его могут только рудокопы, но фонить он уже не будет. Так что не кым это мог быть, а один из духов, что гробницу охраняет.
   - Но ведь огонек как от факела. - Возразил ей Коготь. - Зачем призраку свет?
   - Духу тоже помощники нужны. - Ответила ему Анга. - А кымов там много пропало. Вот они и могли там по лестницам ходить - долг отрабатывать.
   - Живые? - спросил Рурк и знахарка пожала плечами, но потом все же ответила.
   - Попав в такое рабство живые завидуют мертвым.
   Вирста поежилась - ей стало страшно. Она посмотрела на бесстрашную Ангу, живущую почти рядом с таким жутким местом, на Когтя, который, возможно, видел призрака, на Рурка, совершенно не боящегося охотится в этих местах. Неужели она, дочь полуорка, воспитанная дедом, испугается каких-то привидений, если сидящие рядом так спокойно о них рассуждают? Девушка мысленно дала себе пощечину и даже чуть выпрямилась, словно став храбрее. Но это на словах, а на деле... где-то в потаенных уголках ее души еще скрывался страх. И он выскочил наружу, как только в доме раздался громкий хлопок. Вирста от неожиданности вскрикнула и подпрыгнула на лавке. Первым ее желание было спрятаться под стол.
   Звери прятали кинжалы - они первым делом пытались обнаружить пробравшегося в дом противника и сразу же достали оружие. И лишь Анга поняла, что случилось. Она медленно встала и подошла к полке, опираясь на подставленную Рурком руку - мав был всегда рядом. Пошарила между склянок и вытащила наружу небольшую шкатулочку. Открыв крышку, она уставилась на осколки красного граненого камня.
   - Очень интересно. - Анга захлопнула крышку и посмотрела на зверей. - Совпадение? Не думаю. - После чего, помолчав, добавила. - Мне нужна ваша помощь.
   Сказано это было так, что Коготь понял - та разборка с бандитами была только разминкой, настоящая работа только начинается.
  
   Глава 5.
  
   За столом в небольшом домике, что притулился возле обрыва скалы, сидели четверо. Две особи женского пола, относящихся к преобладающей на планете человеческой расе и две мужского - разные представители звериных рас. И состоявшийся разговор у них был не простым.
   Вирсту никто не гнал, но девушка заметила, что ящер как-то странно посмотрел на Ангу и чуть шевельнул хвостом, указывая на нее. Однако знахарка отрицательно качнула головой, мол, пускай остается. Раз уж все так сложилось, то ее помощь также не помешает. Но прежде... Анга повернулась к Вирсте.
   - Я хочу задать тебе вопрос, девочка. - Строго произнесла женщина. - И касается он твоей дальнейшей судьбы...
   - Вы хотите меня убить? - перебила ее та, предположив очевидное.
   - Что? - удивилась Анга. - Нет, конечно! Зачем мне это делать? Я предлагаю тебе выбор. - Она сделала паузу. - Сейчас ты встаешь, собираешь свои вещи и уходишь. В Шустов, в Гьюдальф, в Корснунг, да куда угодно. И продолжаешь жить своей жизнью. Находишь хорошего мужа, рожаешь от него детей, занимаешься хозяйством и охотой. - Вирста при этих словах сжала зубы. - В общем, живешь так, как живут и жили твои родители и все прочие кымы. Или же ты остаешься здесь, внимательно выслушиваешь то, что я скажу и после этого обратной дороги в счастливую жизнь для тебя уже не будет.
   - Я остаюсь! - воскликнула девчонка.
   - Подумай хорошенько. - Посмотрел на ее хас. - Потом будешь жалеть о своем выборе.
   - А тебя вообще не спрашивают! - огрызнулась Вирста.
   - Коготь дело говорит. - Прогудел Рурк, опершись на стол. Его вертикальные зрачки прямо смотрели не девушку. - Мы с ним Анге обязаны, ты - нет. Можешь уйти, когда захочешь. Так что сделай правильный выбор, пока еще не поздно.
   - Тебя никто не выгоняет. - Заметила знахарка. - Но так будет для тебя лучше.
   - Что лучше?! - с надрывом в голосе спросила Вирста. - Ходить с опущенной головой?! Шарахаться от каждого стражника, который может схватить тебя за воротник и бросить в клетку только потому, что ты - уродка?! Выблядок орочьего народа?! Дитя некогда изнасилованной матери?! Я не хочу такой жизни! И мужа никакого у меня не будет, потому что я такая никому не нужна! - девушка заплакала.
   Она не стеснялась своих слез - уже успела привыкнуть к Анге и к зверям. Не просто привыкнуть, довериться им, решив, что наконец-то нашла свою семью. Тех, кому она не безразлична. И теперь такой серьезный удар по ее чувствам! К хаосу все, она уходит!! И больше в своей жизни никому не доверится!! Вирста вскочила со скамьи и начала собирать вещи. Никто ее не останавливал, звери молча смотрели за ее рваными действиями, Анга не издавала не звука. Запихнув в мешок пару сменных комплектов одежды, подхватив лук и нацепив колчан со стрелами, Вирста, зло сверкнув глазами на сидящих за столом, громко хлопнула дверью. Рурк шумно выдохнул.
   - Нехорошо получилось. - Покачал он головой.
   - Позже она поймет. - Ящер повернул голову к Анге. - И возможно оценит. Рассказывай.
   Знахарка посмотрела на шкатулку, на осколки камня. Повертела один в руках и положила назад.
   - Амулет был настроен на смерть одного моего очень хорошего знакомого. - Анга сделала паузу. - Его звали Гектор, он был магом, способностями гораздо сильнее меня. Познакомились мы с ним во время службы в четырнадцатом имперском полку. Я, тогда еще молодая знахарь и зельевар, недавняя выпускница Академии, определенная на службу. Он - заместитель командира магов полка, отличный специалист и мастер своего дела. И по долгу службы - исцелитель, главный над нами. Так что я попала к нему в подчиненные - не всегда воина можно поставить в строй только магическими заклинаниями. Нужно еще и поить его микстурами и ухаживать за раненым. Этим занималась я и другие девочки, что служили в полку. - Анга снова помолчала. - Прослужили мы долгих двадцать лет, прежде чем...
   - Сколько?! - перебил ее удивленный Рурк. - Двадцать?! Прости, Анга, но я так и не знаю, сколько тебе на самом деле лет.
   - Мне пятьдесят восемь, - улыбнулась женщина. - Поддерживать свой возраст на уровне тридцатилетней девы с помощью малых заклинаний обновления кожи, органов и микстур не так уж и сложно. Правда наступает момент когда они уже перестают работать - природа берет свое, но до сотни я точно как-нибудь доживу. Я пришла служить в полк когда мне было двадцать пять.
   - А в Академию во сколько попала? - спросил Коготь.
   - В двенадцать. - Безмятежно отозвалась Анга. - Некоторых, в ком маги могут распознать дар, забирают даже раньше. В мою деревню их поисковики прибыли поздно, могли бы вообще обойти стороной, но Боги распорядились иначе. И они забрали с пяти подворий трех босоногих девчонок и двух мальчишек. Одной из них была я.
   - Ты хотела вернуться назад? - ящеру было интересно.
   - Сначала да. - Кивнула Анга, - но потом... нет. - Отрицательно мотнула она головой и пояснила. - Редко кто возвращается после обучения и после службы. А если они и приходят в родные места, то часто находят там живущих в их домах повзрослевших братьев и сестер с семьями, если таковые были у уже умерших родителей. Хорошо, если они покажут, где именно стоят их плиты с именами, не все простые люди удостаиваются такой чести оставить после себя памятный знак. И никто больше не остается жить в своей родной деревне, потому что его никто не помнит и он для всех чужой. Ибо проходит слишком много лет, прежде чем ушедший давно маг возвращается. Иногда он встречает глубоких стариков, которыми стали его родственники. А некоторые так вообще находят в их жилых домах чужих кымов. Так что я не вернулась назад, да и по службе это заняло бы весь отпуск. - Знахарка посмотрела в стену, по ее щеке пробежала слеза, которую она незаметно попыталась смахнуть. - Иногда жалею об этом. Но сделанного не воротишь. - Она хлопнула ладонью по столу. - Я прожила хорошую жизнь, совершила много благих поступков во имя Богов и по совести и намерена совершить еще больше. И чтобы это случилось, то мне необходима ваша помощь.
   - Этот погибший, Гектор, - вспомнил Коготь, - он знал, где ты живешь?
   - Нет, но я знала. - Анга посмотрела на ящера, который сразу же понял главное. - Он держал лавку в Торнбьефе. Торговал амулетами, изредка оказывал услуги лекаря, старался вести тихую и незаметную жизнь. Которая вдруг резко оборвалась.
   - По каким причинам вы бежали из Империи? - задал тяжелый для Анги вопрос Коготь. - Прости, но тринадцать лет явно выпадают из твоей жизни. Где-то ведь ты их провела.
   - Я скиталась по Империи, жила там и тут. - Ответила знахарка. - Запутывала следы как могла, водила за нос преследователей, пока Гектор не скрылся в Пределе. - Она замолчала. - Не думала, что они смогут добраться до него.
   - Кто они?
   - Маги Академии, конечно. - Ответила Анга. - Им позарез нужны были эти дети.
   - Какие дети? - не понял Рурк, хотя Коготь уже догадался. Анга только подтвердила его выводы.
   - Нам поступил приказ выжечь одну горную деревеньку, что расположилась на Южном Хребте. Провинция Скальд, пограничная территория с рудокопами и империей. В этой провинции местный глава волости, чтобы вам было понятно, поднял мятеж. Понятно, что спрашивать надо было с наместника, который вдруг решил, что слишком мало налогов поступает в казну и задрал подати еще выше. Вот кымы и взбунтовались. Глава этот был кем-то вроде Грундальфа - такой же упрямый и упертый в своей правоте вояка, у которого за время службы сложилось свое виденье мира. И подобное обращение наместника ему не понравилось. В общем, он выставил сборщиков налогов и запретил тем появляться на его территории и пригрозил, что живо переведет конфликт в острую фазу. Наместник этот, у которого тоже было рыло в пуху, перепугался возможного расследования имперских дознавателей и принялся кричать о мятеже. Формально, так оно и было, управитель - их в империи называют сыскарями - должен был разобраться в причинах бунта. Иногда наместники начинали ощущать себя чуть ли не императорами, ну и вели себя соответствующе. Для этого и существуют сыскари и дознаватели, а также имперские полки. Чтобы вразумлять таких вот полудурков. Однако отправленному туда управителю не захотелось возиться с расследованием, да и наместник подмазал ему лапу как следует, так что решение было простым - уничтожить бунтовщиков. Вот наш четырнадцатый полк туда и отправили. - Анга замолчала, отпила горячего отвара, который по ее указке приготовил Коготь. Потом продолжила. - Собственно, это не было для нас чем-то необычным - бунты случались всегда, а мы занимались их подавлением. Сражались с собственным народом, с теми же бандитами опять же, разбойниками всякими, что шалили на дорогах. Так что солдаты занялись привычной работой - вразумлением населения. - Она посмотрела на зверей. - Не думайте, что мы всех уничтожали - для этого должны быть веские основания, к тому же наш полковой сыскарь имел полномочия не меньше, чем императорский и также вел допросы. И если находил расхождения в фактах, то его слово было весомее, чем местного увальня, назначенного наместником. Однако нашему сыскарю некогда было этим заниматься - полк в первые дни понес серьезные потери. Глава этот был тертым рубакой и великолепным стратегом. Он использовал лазутчиков, лучников и тактику ударил-отступил, что с его малыми силами, да в горной местности было идеальным решением. Кто же знал, что он всю службу провел на границе с Протоками и воевал с хасами? - Анга мельком взглянула на ящера, но тот молчал. - В общем, наш командир решил прибегнуть к тактике выжженной земли. То есть полк приходил в деревню и сжигал там все дома, а кымы выселялись на равнины. Множество беженцев тогда заполонили дороги. Не всем это нравилось, но приказ есть приказ. - Знахарка замолчала, вспоминая, потом продолжила. - В один прекрасный день мы получили с рукокрылом послание - в одной деревне мятежники встали на постой. Естественно полк подняли по тревоге и все кинулись туда. Никто даже внимания не обратил на то, что среди солдат появились маги-поисковики из Академии. Кроме Гектора и нескольких его подчиненых, конечно. Он уже тогда задумался, почему эта кампания проходит так бездарно и задавал те же вопросы своему командиру, но тот хранил молчание, только пожимая плечами. Также как и наш полковник. - Анга снова сделала паузу. - В той деревне было полно смесков - рудокопы постоянно женились на кымских девах, а те рожали от них. Коротышки не были предрасположены к магии, поэтому никто и не ожидал, что среди малых детей окажется несколько одаренных с очень высоким потенциалом. Им было-то года по три, может быть четыре. Кто-то так вообще был младенцем. Это уже позже Гектор предположил, что рудокопы тут совершенно не причем - кто-то в тайне проводил эксперименты по выведению сильных магов. И скрещивались кымские женщины не с рудокопами, а, возможно, с марами или же с сильными магами. Что запрещено законом, изданным императором Харсом вторым. Скрещивались по своей ли воле или нет, я не знаю. Но это к делу не относится. В общем, когда полковник отдал приказ жечь дома вместе с находящимися там женщинами и детьми, многие возмутились. Те, кто еще сохранил остатки совести и разума - остальным же было наплевать. Гектор выступил от лица всех нас, он предлагал не бездумно выполнять приказ, а сперва проверить деревню, в которой не было ни следа мятежников - обычные земледельцы с вилами в руках не в счет. Его не послушали, а глава магов так вообще предложил тому заткнуться. Все тогда были злы друг на друга, в полку много раненых, убитых так вообще чуть ли не половина, вот многие и психовали. Конфликт в подразделении пока еще не начался, но все были на взводе. Подобное иногда случалось, такое во время службы неизбежно, но чтобы вот так... - Анга покачала головой. - И командиры всегда старались оградить солдат, убедить, что они все делают правильно. А тут полковник словно резко болваном стал и дальше своего носа не видел. Я думаю, что те маги-поисковики не зря рядом крутились и ментально воздействовали на командиров. Потому что солдаты вели себя как обычно, также спорили и ругались, обсуждали приказ, но все же запалили факелы.
   - А вас почему не взяли под контроль? - спросил Коготь.
   - Наверное, силы не хотели распылять. - Пожала плечами знахарка. - Контролировать такую толпу, да еще и состоящую из высокоранговых магов - это надо как минимум превосходить их в мощи. В общем, Гектор воспротивился происходящему и начал вытаскивать кымов из домов, сгоняя на площадь. - Анга замолчала. - Многие солдаты ему помогали, другие просто смотрели на происходящее, никак не реагируя. Полковник орал на них как бешеный, брызгая слюной, казалось, он сейчас сам схватится за посох и всех сожжет - и своих и чужих. И в этот момент ударили мятежники. Всем сразу же стало не до поджигания домов - тут в заварухе бы выжить. Гектор, я и еще несколько лекарей тут же принялись оказывать помощь, как к нему подошла одна из женщин коротышек. Она привела с собой четверых детей, сказав, что только ему может доверить их жизни. Гектор спросил почему, на что она сказала - пришедший за кровью не захотел обрекать их на смерть. - Анга произнесла это так мрачно, что Рурк даже поежился. - И добавила, что счастья им не принесут ни те ни другие. И попросила их спрятать, потому что понимала - отсюда вряд ли кто выйдет живым. - Знахарка сделала долгую паузу, во время которой совершила несколько глотков отвара. - Гектор не стал принимать решения за всех - она сначала спросил нас. Сильва, одна из таких же зельеваров как и я, но обладающая даром предвиденья и немного владеющая ментальной магией, сказала, что нам стоит помочь и лучше успеть скрыться с детьми, пока идет бой. Многие принялись кричать, что это измена, но та была непреклонна. Она подошла к женщине и взяла у нее младенца из рук, сказав, что она уходит. Как сейчас помню ее слова: если вы хотите продолжать жить не по совести, это ваше право, но я не хочу идти против воли Богов. Кто-то из лучников натянул тетиву и пустил ей стрелу в спину, но Сильва увернулась - она все же слабый, но маг и легко предугадала этот момент. - Анга опять замолчала. - В общем, мы бежали во время сражения. Я, Гектор, Сильва, Альха и Жарох. Каждый взял себе по ребенку, ну, кроме меня. Сильва сказала, чтобы я оставила как можно больше следов, это отвлечет поисковиков от детей. - Знахарка помолчала. - И после стольких лет скитаний и переездов я оказалась в Пределе. Вот так.
   - Я так понимаю, что эта Сильва знала все заранее? - уточнил Коготь.
   - Да. - Кивнула Анга. - Еще когда мы получили приказ выдвигаться в Скальд, она сказала, что эта кампания станет для нас последней на службе у императора. Многие тогда подумали, что мы все передохнем в этих горах и начали дезертировать при первом же поражении. Но кто-то сбежал раньше. Пока прибыли в предгорья, полк лишился одной двадцатой своих солдат - Сильве верили больше, чем полковнику. Среди солдат очень много суеверных кымов, да и командир резко начал вести себя странно, это все заметили. Ну а после того как поднялись в горы... остальное вы знаете.
   - Гектор с ребенком осел здесь. - Подытожил ящер. - Про остальных что-нибудь известно?
   - Я знаю только, что Гектор и Жарох скрылись в Пределе. Сильва села на корабль и уплыла к островитянам, понятия не имею как там сложилась ее судьба. Альха подалась на юг, к кочевникам. Возможно, сейчас живет среди палаток где-нибудь в пустыне и является первой женой главы кочевников, я не знаю. - Пожала плечами Анга.
   - А камень этот у тебя откуда?
   - Гектор прислал с рукокрылом когда я была в Рууме, направляясь сюда.
   - Как же он тебя нашел, да еще и отправил точно по месту назначения? - любопытству, да и подозрению Когтя не было конца.
   - Мы с ним... были близки. - Медленно проговорила знахарка. - Такая связь между магами никогда не теряется - слабая нить все равно остается. Нарушение еще одного запрета. Я бы и так узнала, что он мертв и без этого камня, но Гектор всегда был перестраховщиком. Видимо, уже тогда он что-то заподозрил и принял меры. Поэтому мне и нужна ваша помощь.
   - Расследовать его смерть? - скорее не спросил, а резюмировал ящер, но прозвучало это как вопрос.
   - Узнать все подробности и обстоятельства гибели, собрать улики, если таковые найдутся. - Кивнула Анга. - И попробовать выйти на след убийц. Если это будут тайные последователи Шута, то вам это вряд ли удастся - они не оставляют следов. Для кымов, конечно, но вы-то не они. Надеюсь на твои уши и зрение, Рурк и на твой нюх и ум, Коготь. - Добавила женщина.
   - Раз он мертв, то и ты тоже в опасности. - Ящер поднялся из-за стола. - Тебе нужно немедленно уходить и так, чтобы никто не знал, куда ты идешь. Даже мы.
   - Анга в опасности, ее надо сопровождать! - заявил Рурк. - Иди в Торнбьеф один.
   - Нет, только вы вдвоем. - Отрезала знахарка. - Я могу о себе позаботиться. Заботилась же как-то тринадцать лет, позабочусь и еще. Девочку только зря прогнали, она могла бы помочь мне первое время. Но так для нее будет только лучше. - Уверенно сказала Анга.
   - Далеко она уйти не могла. - Произнес Коготь. - Наверняка вертится где-то поблизости. Ты еще с ней встретишься, я уверен. Таких прилипал даже палкой не отгонишь. - Он засмеялся. Свист ящера слегка напряг Рурка, но после мав расслабился, вспомнив, что он означает. - Так где, говоришь, находится лавка Гектора?
   - Название улицы не знаю, но вывеску помню отчетливо. - Улыбнулась Анга. - Амулет и мензурка, намалеванные на щите и название: "Добрый знахарь. Исцеляющие мази, защитные амулеты, лечебные микстуры".
   - Читать по-кымски умеешь? - спросил Коготь Рурка и тот кивнул. - Хорошо.
   - А ты не умеешь? - любопытно спросила знахарка.
   - Откуда? Я же только недавно из пещеры вылез и с гор спустился. - Пошутил ящер, потом посерьезнел. - Хорошо, мы выполним твою просьбу. Постараемся найти убийц и узнать, кто за всем этим стоит. Как тебя потом отыскать?
   - Лучше не говори, а то вдруг нас тоже... того, поймают. - Скороговоркой выпалил Рурк. Он очень сильно переживал за Ангу.
   - Я буду перемещаться между городами Предела, останавливаясь на два-три дня в центральных тавернах. - Знахарка посмотрела на Когтя, прекрасно понимая, кто будет главным в тандеме. - Начну с Аргенхофа и так по оборотному кругу.
   - Оборотному кругу? - удивился ящер.
   - Слева направо. - Объяснила Анга. - Достанете карту Предела - поймете, больших городов на ней не так много. - Она посмотрела на зверей. - Давать вам следящие амулеты я не хочу, вдруг что с вами случится. - Она вздохнула. - Хотела бы я тоже пойти, но нельзя - на месте убийства меня могут ждать и устроить ловушку. Я точно знаю, что Гектор не рассказал им, где меня искать. Он не выдал бы это даже под сильными пытками и его просто убили, надеясь на то, что я немедленно прибегу - про связь между магами я уже говорила. Но вместо меня придете вы, так что будьте осторожны - убийцы могу быть рядом. Хотя они не ожидают появления зверей. - Анга улыбнулась.
   - Учтем. - Кивнул Коготь и посмотрел на Рурка. - Успеем мы засветло добраться до Торнбьефа?
   - Даже если побежим, то будем только к утру. - Почесал тот затылок. - Да и вряд ли нас туда пропустят - стража терпеть не может прямоходящих зверей. Я, правда, слышал, что в городе проживает одна из семей мавов, можно будет прикинуться их родственником, а тебя представить как друга, может быть тогда пропустят, но иметь в приятелях хаса... - Кот покачал головой, - вряд ли кто поверит.
   - Придется взять с собой побольше денег. - Проворчал Коготь. - Стражник не откажется от прибавки к оплате. Или он честный?
   - Проверим. - Проворчал Рурк и посмотрел на Ангу. - Тебе помочь собраться?
   - Да, пожалуй. - Женщина с трудом встала, опершись на столешницу.
   - Ну и как ты пойдешь? - возопил мав. - Нет, тот определенно нужен помощник!
   - Выйдем через день рано утром. - Объявил вдруг хас, поразмыслив. - Мне еще доспех надо забрать и мечи кому-то пристроить - таскаться с ними желания нет. В Шустове наймем телегу, которая отвезет тебя в этот, как его, названия хрен запомнишь и язык сломаешь, - пожаловался Коготь.
   - Начну с Аргенхофа. - Произнесла Анга. - Вознице скажу, что получила послание и нужно срочно ехать к тамошнему владетелю. Мол, слухи о моих способностях расползлись уже по всему Пределу и появились заказчики издалека. Возможно, Грундальф выделит сопровождающих, тоже будет неплохо. - Знахарка задумалась, посмотрела на полку с сушеными травами и ингредиентами. - Нужно приготовить себе ударное зелье, которое живо поставит меня на ноги. Правда придется пожертвовать будущими годами жизни.
   - Может тогда не стоит? - спросил озабоченно Рурк.
   - Я еще две четверти буду представлять из себя развалину, - усмехнулась Анга, - прежде чем окончательно оправлюсь от ранения. Нет, я не хочу умереть старой сморщенной старухой в собственной постели где-нибудь в таком же домике, стоящем на отшибе деревни. Лучше уж погибнуть в бою с разбойниками или тайными убийцами.
   - Когда тебе будет семьдесят или восемьдесят ты выйдешь на дорогу с мечом в руке? - спокойно спросил Коготь.
   - Зачем? - не поняла Анга.
   - Ну, ты же хочешь умереть в бою, а не в кровати. Правда я не понимаю в чем разница. И там и там та же самая смерть. - Ящер приблизился. - Но одна из них глупа, а вот вторая - заслужена. Делами во благо народа заслужена. Хотя, тебе выбирать. - Пожал хас плечами.
   Анга поняла, что сморозила глупость. Действительно, такая смерть достойна воина, а не знахаря. Она и должна уйти на покой также тихо и мирно, как и прошла ее жизнь здесь, в Пределе. И пускай это время заняло чуть больше года, но только здесь женщина ощутила всю полноту своего призвания. Не нужно быть все время в походе и думать о завтрашнем дне. Наверное, старею, невесело мысленно усмехнулась она, раз начала задумываться о смерти и об оседлом образе жизни. Но грехи прошлого не дают этого сделать. Что ж, судьба в который раз ставит перед выбором и предлагает несколько путей. Тут главное не ошибиться.
   - Пожалуй, ты прав. - Согласилась Анга. - Когда все закончится, я бы хотела снова поселиться здесь. - Она осмотрела комнату. - Я привыкла к этому дому и он привык ко мне. - Женщина подошла к стене и коснулась теплого дерева. - Ты будешь меня ждать?
   Скрипнула половица, сверху с потолка вдруг посыпалась пыль - дом ответил так как мог. Рурк удивленно замотал головой, Коготь же смотрел на все философски - магия, мать ее! Анга мысленно кивнула, хлопнула в ладоши и повернулась к зверям.
   - Что ж, друзья, нас ждет непростой путь! Так давайте же пройдем его с честью!
  
   Аскёльд грустно покосился в окно - там уже который оборот шел дождь. Изредка находили особенно грозные мощные черные тучи и вот тогда дорогу и притулившуюся возле склона горы таверну поливало как из ведра. Скотина стояла в загонах и меланхолично жевала сено, глядя своими грустными глазами на эту стену воды. Работники старались выходить из помещения только по особой надобности и важным поручениям, чтобы зря не мокнуть. Ну еще бы, он, Аскёльд даже брехливого сторожа, что в будке сидит, в такую погоду во двор не выгонит. Трактирщик посмотрел на гуляющую компанию шахтеров, что вовремя добралась до его заведения, не попав под ливень, вздохнул и посмотрел в сторону кухни, откуда доносились раздражающие аппетит запахи.
   Сейчас в его таверне остановились несколько путешественников. Шахтеры, везущие уже переплавленную в слитки руду в Торнбьеф на продажу, пара коробейников, которые попали под дождь, сильно вымокли и сейчас с удовольствием сушились возле очага, который Аскёльд приказал растопить для них пожарче. Подошедшая после них орчанка в боевых доспехах, также вымокшая с ног до головы. На вид девушке было лет двадцать пять, может чуть больше, самый возраст иметь не по одному ребенку, но эта клыкастая дура решила последовать чьему-то примеру и теперь таскалась по дорогам, занимаясь наемничеством. У трактирщика глаз был наметан - таких опасных посетителей он распознавал сразу же. Кроме орчанки в таверне присутствовала армарка, высокая и белокожая как и весь ее народ. И такая же величественная, презрительно смотревшая на всех сверху вниз. Эта особа сняла комнату наверху и не показывала оттуда носа, предпочитая общество пары крепких кымов, вероятно, нанятых ею телохранителей. Аскёльд было подумал, что они сидят внутри, но нет, один их них дежурил возле двери, когда Исма понесла армарке обед, а второй то и дело прохаживался по коридору и иногда спускался вниз. Все путники ждали, когда же дождь закончится, но день неумолимо приближался к вечеру, а тучи так и шли по небу, изливая из себя потоки воды, так что всей этой братии придется заночевать у Аскёльда, чему тот был искренне рад. В последнее время в его трактире останавливались нечасто, лишая Семью дохода. И все из-за обнаглевших бандитов, которые засели где-то в горах. Где именно хозяин не знал, да и не стремился знать - меньше знаешь, крепче спишь.
   Шахтеры, которых оказалось восемь харь, постепенно накачивались выпивкой и в скором времени точно перестали бы себя контролировать. Аскёльд надеялся, что столы они ломать не станут, когда будут бить друг другу морды. Отогревшиеся коробейники уже с опаской поглядывали на крепких мужиков, но деваться им было некуда - дождь и не думал прекращаться. Сидевшая молча орчанка заняла столик в углу, чтобы прикрыть себе спину и держать все помещение под наблюдением. Хорошая позиция, одобрил Аскёльд, да и ремешок возле гарды на ее мече снят, деваха всегда готова к бою. Вот только кровопролития мне тут не надо - пары выбитых зубов вполне будет достаточно. Кликнуть что ли Эсгмара? Он парень здоровый, вполне может справиться с этими двумя шахтерами-громилами, которые внешне напоминают зверодава. Их предводитель еще может держать их в узде, но похоже уже начинает задумываться, что пора прекращать веселье. Хорошо, когда в партии командует такой здравомыслящий кым.
   Один из громил, обозрев комнату и остановив свой взгляд на орчанке, пьяно ухмыльнулся, поднялся со стула и направился к ней. Глава шахтеров окликнул его.
   - Сигмунд, ты куда? - сказано это было так, как будто шахтер отдал приказ вернуться обратно на место.
   - Я вкусно поел, сладко выпил и хочу провести вечер в компании женщины, - громила скабрезно улыбнулся орчанке, - а не с вашими надоевшими мне за эту треть рожами.
   - Сигмунд, вернись и сядь на свое место. - Твердо произнес глава. Аскёльд вздохнул - придется все же звать Эсгмара.
   - Сделай, пожалуйста, как твой товарищ просит. - Улыбнулась во все свои клыки орчанка, положив на стол руки в стальных перчатках. - Я не нуждаюсь ни в чьей компании.
   Громила проигнорировал приказ начальства и просьбу орчанки и плюхнулся на стул, что стоял рядом с ее столиком.
   - Зато я нуждаюсь. - Пьяная ухмылка так и не сходила с его лица. Он протянул руку, пытаясь схватить девушку за перчатку, но та сама вдруг схватила шахтера за отворот безрукавки и притянула к себе. Пьяница ощутил, как острое лезвие кинжала ткнулось ему в горло.
   - Я, вроде бы, четко и ясно сказала на твоем языке - отстань. - Вертикальные зрачки орчанки внимательно смотрели на чуть протрезвевшего громилу. - Если ты не понимаешь, то я вырежу это слово у тебя на лбу. - Она резко отпустила безрукавку шахтера.
   - Ух ты, какая бесстрашная женщина! - восхитился он, поправив одежду. - Ты мне стала еще больше нравится. Люблю таких... строптивых. - Он встал и упер свои огромные кулаки в столешницу. - Не корчи из себя недотрогу, тебе это не идет.
   - Вали к своим дружкам и не лезь ко мне. - Прошипела та, посмотрев на затихшую компанию. - А то я вам всем ребра пересчитаю.
   - Ух ты, какая грозная. - Шахтер протянул руку, чтобы схватить орчанку за длинный хвост сплетенных волос, как услышал окрик.
   - Сигмунд, хватит!! - Глава партии резко встал, заскрипев стулом. - Пошумел и будет. Иди лучше спать.
   - Еще не вечер. - Громила повернулся к начальнику.
   - Для тебя он уже наступил. - Хмуря брови, произнес тот и повернулся к Аскёльду. - Хозяин, у тебя есть комнаты на восьмерых?
   - Только на четверых. - Ответил тот и улыбнулся, изображая радушие. - И обе как раз свободны.
   - Сколько стоит одна на ночь?
   - Десять железом.
   - Годится. - Глава прикинул наличность в общем кошеле, который таскал с собой, не доверяя остальным. Нет, он не был жадным, просто после долгого сидения в шахте рабочие могли слишком сильно расслабиться и потратить все деньги партии. А им еще нужно выгодно продать руду, купить продовольствия и новый инструмент, рабочую одежду, обувь и много еще чего. И вряд ли заработанных денег хватит на покупку всего необходимого, так что нужно экономить уже сейчас. - Рокан, проводи Сигмунда наверх.
   - Торгвальд, я не хочу спать. - Громила оперся рукой на спинку стула. - Снаружи еще светло.
   - Там темень от туч. - Сказал кто-то из шахтеров. - Это огонь лучины в стекле отражается.
   - Все равно я не хочу спать. - Уперся рогом шахтер. - Можно я еще немного посижу?
   - Полоборота и идешь наверх. - Разрешил глава, садясь на свое место. - К тому времени служанки подготовят комнату. - Он посмотрел на хозяина.
   - Я распоряжусь. - Кивнул Аскёльд и крикнул на кухню. - Исма!! Постели свежее белье в пятую!
   - Хорошо. - Молоденькая служаночка, его младшая дочь, проскользнула мимо отца и быстро взбежала по крутой лестнице наверх, чтобы сильно не маячить своим округлым задом перед полупьяными мужиками. Ибо всякое может прийти им в дурную голову. Сигмунд проводил ее таким взглядом, что Аскёльд невольно коснулся рукояти кинжала, который всегда держал под стойкой. Определенно, этот громила нарывается, Боги просто так этого не оставят. Худые мысли всегда приводят к нехорошим последствиям, разгребать которые иногда приходится управителю. А тому, кого они посетили, частенько болтаться на веревке.
   Сигмунд вернулся за стол, где ему налили полкружки пива, которое он выхлебал за один присест. Глава партии взглядом указал сидящему справа от дебошира молодому, чтобы присматривал за шахтером. Сам же наполнил себе и остальным кружки по новой и принялся не спеша цедить выпивку, разговаривая ни о чем.
   Коробейники тоже вроде успокоились и начали шептаться, строя планы на завтра. Если дождь не прекратится, то им придется идти мокрыми по жидкой грязи, в которую превратится дорога, раз они хотят добраться хотя бы до Гьюдальфа, не говоря уж о Шустове. Так что нужно было выбирать - топать в дождь по грязи, но добраться без происшествий или же дождаться, когда станет посуше и путешествовать под угрозой разбойного нападения. Старший из коробейников уже поглядывал в сторону орчанки, размышляя, не нанять ли ее. Конечно, ее силенок может не хватить справится с десятком, но все же это лучше, чем отдать весь свой товар и топать без штанов до Шустова. Или же лежать на краю дороги с перерезанным горлом. Действительно, очень трудный выбор.
   Орчанка прекрасно понимала сомнения коробейников и все чаще поглядывала на них как на потенциальных нанимателей. Она цедила из своей кружки ароматный отвар, который для нее специально сварила повариха, жена Аскёльда, просто желая угодить гостье. С орками у нее были связанные детские приятные воспоминания - их летучий отряд, нанятый владетелем для охраны окрестных поселков, вовремя пришел на выручку деревне, на которую решила напасть какая-то банда. Так что трактирщик прекрасно понимал желание жены. Он переступил с ноги на ногу, в животе забурчало - уже хотелось ужинать. Шахтеры легко заменят пищу выпивкой, но вот орчанка и коробейники явно не откажутся от жареного мяса, приправленного гарниром. Аскёльд уже повернулся, чтобы пройти на кухню и разузнать, как там идут дела, как в дверь постучали, а потом она отворилась.
   Никого больше в такую погоду трактирщик не ждал - купцы, которых дождь застал в пути, предпочитали отсиживаться либо под пологами в телегах, либо добраться до ближайшей таверны. А раз за три оборота так никто и не появился, то и ждать больше некого - все уже и так тут. Поэтому тем большим было его удивление, когда дверь отворилась и в сухое помещение проник холодный воздух снаружи. А также двое зверей, которых легко можно было опознать под плащами.
   Хас и мав. Оба застыли на пороге, ожидая, когда с их одежды стечет вода. В таверне наступила мертвая тишина - все уставились на вошедших. Коробейники с ужасом, орчанка с интересом, шахтеры хрен пойми как. Кто-то с любопытством, кто-то с презрением или даже злобой. Спускающаяся сверху Исма не видела скрытых капюшонами морд и полами плащей ног вошедших, приняв их за обычных кымов, поэтому сказала:
   - Все гото... - она прервала фразу на полуслове, заметив зеленую чешуйчатую лапу с мощными когтями, которая высунулась из-под плаща, чуть скребнув по полу. А потом и острую зубастую морду - хас сделал первый шаг и откинул капюшон, чтобы его было хорошо видно. Немигающие глаза уставились на хозяина.
   Ящера все присутствующие внимательно проводили глазами. Аскёльд мысленно выдохнул и улыбнулся. Он должен быть рад любому гостю, особенно если у того есть деньги. Быстрый взгляд под чуть распахнутый плащ заставил трактирщика непроизвольно застонать - на госте была кираса с наклепанными на нее стальными пластинами, а на поясе покачивался в ножнах острый кинжал. Судя по тому, как посетитель плавно двигался и пластины не бренчали при этом, то это была штучная работа. Да и заплечный мешок под плащом ему совсем не мешал. Кузнец явно делал на заказ и вряд ли он был из его роду-племени - ящеры редко носили броню, предпочитая набедренные повязки, как слышал Аскёльд. А раз так, то перед ним такой же наемник, как и орчанка. Точнее, два наемника - мав явно тоже не так прост и не погулять вышел. Имперские поисковики? Все может быть.
   - Хозяин, нам бы обогреться и обсушиться. - Произнес хас и Аскёльд понял, что тот пользуется амулетом - не было характерных шипящих и щелкающих звуков, которые издавало горло ящера. На стойку перед трактирщиком упала серебряная монета. - Этого хватит? - проклятая тварь не мигая смотрела в глаза Аскёльду и это уже начинало раздражать, но трактирщик сдерживался.
   Исма, икнув, проскочила мимо на кухню и немедленно начала шептаться с маманей. Стукнула сковорода, раздался невнятный возглас - жена удивилась посетителям. Аскёльд же собрался с мыслями и ответил.
   - Вполне. - Он сделал широкий жест рукой. - Проходите ближе к огню, сегодня льет как из ведра. Видимо, Жива снова прогневалась на что-то, раз решила всех нас затопить.
   Хас повернулся к своему спутнику и сказал ему фразу на своем языке. Мав мяукнул в ответ - между собой звери общались также с помощью амулетов. Аскёльд поморщился - он совершенно не понимал звериную речь, а универсального переводчика у него с собой не было.
   В это время по полу зашумел отодвигаемый от стола стул. Это вставал тот самый громила, что не смог добиться расположения орчанки. Сейчас он перед собой увидел новую цель и прекрасно знал, что за драку и случайное в ней убийство зверя ему точно ничего не будет - такое в Пределе управители частенько спускали преступникам с рук. Ну, подумаешь заплатит штраф, зато как следует выпустит пар и развлечется. Сигмунд подошел к стоящему возле стойки хасу - мав так и остался возле порога.
   - Слышь, хвостатый, ты бы прекращал тут шипеть, чай, не у себя в Протоках, а в чужой стране все-таки. Говори по-нашему.
   Ящер повернул к нему свою голову и посмотрел прямо в глаза, чем еще больше разозлил громилу. По своему жизненному опыту Коготь знал, что такие мужики просто так не подходят и приготовился к драке. И ответил так, чтобы сразу покончить со всем этим.
   - Сядь обратно, - произнес он, - ты пьян. - Он не надеялся на благоразумность громилы, но все же шанс мирно разойтись оставался, если вмешается кто-то из его компашки, не желающий драки. Но те, похоже, были на стороне громилы.
   - Какая-то змея будет мне указывать, что делать!! - взревел тот, накидываясь на хаса с кулаками.
   В воздухе мелькнул плащ и драчун сам не понял, как оказался на полу. Чем больше шкаф, тем громче падает. Он похлопал глазенками и ощутил, как на его горло наступила холодная чешуйчатая лапа, когти которой чуть впились в кожу. Правую руку удерживали за вывернутую кисть такие же холодные пальцы и стоило приложить немного усилий, как она была бы сломана. Но смотрел ящер не на поверженного противника, а на вскочивших из-за стола шахтеров, схватившихся за ножи, ожидая их действий. Сейчас глава партии был на стороне своего работника, ибо сам недолюбливал прямоходящих и разговаривающих животных. Но и сложившаяся ситуация, в которой проклятая тварь показала свои боевые навыки ему очень не нравилась. И как из нее выпутаться, не потеряв авторитет, глава еще не придумал.
   - Давайте все успокоимся и мирно разойдемся. - Предложил хас, обращаясь сразу ко всем. Универсальный амулет, подумал Аскёльд, прекрасно поняв, о чем говорит ящер. Просто до этого он обращался напрямую к нему и остальные просто не поняли его речи, а теперь он явно адресует послание для всех.
   - Ну уж нет! - выкрикнул глава партии и выпрыгнул из-за стола. Он принял решение, пускай и излишне эмоциональное. - Отпусти его, змеиный выблядок и убирайся отсюда!!
   Орчанка с профессиональным интересом наблюдала за тем, как глава шахтеров и еще двое парней кинулись к ящеру, намереваясь намять ему бока. Лежавший на полу громила тоже начал дергаться, пытаясь сбросить с себя ногу хаса и Когтю ничего другого не оставалось, как слегка поранить его, царапнув когтями и сломать ему кисть, чтобы кулаками не махал. Он отшагнул в сторону - лежащий на полу схватился за горло, по которому потекла струйка теплой крови и попытался завопить от боли в руке - принял удар главаря на блок, произвел захват. Силы рук хватило, чтобы пустить бежать такую крупную тушу по кругу и отправить под ноги двоим другим противникам, которые повалились на пол. После чего сунул руки в рукава плаща и метнул сразу два ножа в стоящих возле стола, которые вытащили свои кинжалы из ножен и тоже намеревались вступить в драку, но на этот раз с намереньем убить. Одному нож попал в ключицу, второму в горло - Коготь сам не понял, что привычно шагнул за грань обычной драки. Сработали профессиональные навыки, итогом которых могли стать три трупа или даже больше. Один сейчас корчился на полу, пытаясь зажать льющуюся из раны кровь, двое других осели обратно за стол - из вен толчками, пока работало сердце, лилась темная жидкость. Двое так и остались за столом, не вмешиваясь. Глава и двое других еще не очухались от падения и возились на полу, пытаясь встать - проклятый ящер больно вывернул ему руку - как в комнате раздался чей-то властный голос.
   - Хватит!
   Орчанка встала из-за стола и продемонстрировала всем знак управителя - меч на щите, заключенный в круг, представляющий собой солнце. Она трижды постучала каблуком в пол и на лестнице тут же показался охранник армарки.
   - Лойс, позови Фрайю. Быстро. - Приказала орчанка и посмотрела на присутствующих. - Никому не двигаться, тебе в особенности. - Ее палец уткнулся в хаса, который чуть выпрямился. Она по его позе распознала, что ящер был готов к резкому забегу. К тому же он зверь и намного опаснее других и у него мав в поддержке. Который до сих пор даже не шелохнулся, а просто наблюдал за развитием событий.
   По лестнице застучали каблучки - армарка спустилась быстро. Коготь покосился на нее, ба, да это же вылитая эльфийка, каковыми их рисуют на картинках! Белая кожа, такие же белые длинные волосы, длинные кончики ушей, чуть светящиеся глаза, фиолетовые зрачки. И она была высокой, такой, что встань он на цыпочки вряд ли смог бы дотянуться до ее плеча. "Нимфа", облаченная в шелковые белые одежды, присела рядом с ворочающимся Сигмундом, ее ладонь зависла над поврежденным участком кожи. Небольшое сосредоточение, исходящее от ладони ярко-алое сияние и громила прекратил ворочаться, после чего затих, захрапев. Коготь сразу же понял, что это воздействие той самой магии. Он с интересом продолжал наблюдать за действиями эльфийки, не обращая внимания на вставшего у него за спиной кыма, который держал оружие наготове. Если что, то он успеет вскрыть ему горло, но вот уйти от удара мага... вряд ли. Проклятые читеры, подумал Коготь и эльфийка бросила на него косой взгляд, словно услышав его мысли, занявшись тем, кому нож попал в горло. Тот, с порезанной ключицей мог и подождать - он был в сознании и кряхтел, зажимая рану рукой. Метательный нож хаса лежал на полу и Коготь поставил себе зарубку в память не забыть подобрать его, потому что второй из раны на горле вынула орчанка и сунула к себе за пояс, предварительно изучив лезвие и вытерев с него кровь. Эта точно не вернет.
   Армарка живо закончила латать пострадавшего и занялась третьим. Про сломанную кисть и вывихнутую руку она как будто подзабыла. Ну да, с этим шахтеры справятся и сами. После чего отошла на середину залы, встав за правым плечом орчанки. Аскёльд все моментально понял, когда увидел знак и схватился за голову - сейчас эта особа, которую он принял за наемницу, начнет карать и вешать. Понятно, что хас уже не жилец - нападение зверорас на кымов строго каралось законами Империи. Хотя здесь Предел и они соблюдались только формально, но официальные лица всегда были на стороне кымов. Мав только отделается штрафом за бездействие, а вот из ящера сделают отличный коврик. Или же орчанка сошьет себе куртку, хотя может уступить армарке, и та с удовольствием будет ее носить. Ну почему они не забрели в другую таверну, а предпочли шлепать под дождем прямо до его заведения, с досадой подумал Аскёльд, косясь на зверей.
   Управитель подошла к главе партии шахтеров, который растирал руку, сидя на полу. Он тоже все понял и теперь ожидал вынесенного орчанкой вердикта, не пытаясь спорить. Ибо все оправдания были бесполезными. Та посмотрела на шахтера сверху вниз.
   - Хозяин, выдели им две комнаты. - Приказала она. - А ты отведи туда своих работников и не вздумайте показывать оттуда носа в течение дня. - Орчанка немного наклонилась к шахтеру. - Тебе все ясно?
   - Да-да!! - закивал тот.
   - Твоим задирам повезло, что здесь оказалась лекарь из моей свиты. - Орчанка посмотрела на эльфийку. - Обычно она не работает в долг, но сегодня решила заняться благотворительностью. Так что цени. - Управитель повернулась к главе. - И следи за своими работниками получше, не давая им напиваться. - Быстрый взгляд на храпящего Сигмунда, - а то это может стать их последним утешением в этой жизни.
   - Мы бы его убили. - Тихо произнес глава. Орчанка услышала и наклонилась еще ниже, посмотрев прямо в глаза кыма.
   - Я так не думаю. - Она выпрямилась и громко объявила. - Сейчас я буду решать кому здесь жить, а кому умереть. Брысь отсюда!
   Шахтеры, подхватив своих исцеленных товарищей, бегом кинулись наверх, чтобы не мозолить глаза управителю. Коробейники, подхватив свои манатки и сумки, тоже направились туда. Они уже приняли решение и собирались драпать из таверны едва рассветет, неважно дождь ли идет снаружи или ярко светит солнце. Они бы и в ночь ушли, но страх быть съеденными дикими зверями пересиливал страх перед управителем. Орчанка уставилась на ожидающих ее вердикта хаса и мава.
   - Теперь что касается вас. Обоих. - Она посмотрела на Аскёльда. - Хозяин, у тебя есть отдельная большая комната со столом для важных гостей?
   - Да, госпожа. - Поклонился тот. - В конце коридора на втором этаже.
   - Прикажи подать туда ужин - я побеседую с ними. - Указала орчанка на стоящих зверей. - И чтобы нас никто не беспокоил, понял?
   - Да, да, конечно! - лепетал Аскёльд. - Все будет сделано в лучшем виде!
   - Тогда веди. - Орчанка первой начала подниматься наверх, демонстрируя открытую спину хасу.
   Но тот не стал нападать - он просто переглянулся с мавом и двинулся следом за ней. Все равно выбора особого не было, раз уж так сложились звезды. Или решили Боги. Которые постоянно вмешивались в дела живых просто потому, что там, в их эмпириях, чрезвычайно скучно. Вот где настоящая движуха, подумал Коготь, топая следом за госпожой управителем и бегущим впереди нее хозяином, все режут друг друга, да на кол хотят посадить. Он уже понял, что не просто так их позвали, хотели бы казнить, то уже сделали бы это. Стоит магичке щелкнуть пальцами и оба зверя превратятся в прах. Это не Анга с ее куцыми способностями, усиленными зельями, тут явно уровень повыше будет, раз за несколько минут она смогла реанимировать трех человек, просто излучая свет из ладоней. Что это у нее за кварцевое облучение такое, думал ящер, следя за идущим чуть позади него сопровождающим, которое сосуды мигом сращивает и ткани восстанавливает. Вот ведь... читеры.
   Аскёльд открыл дверь в большую комнату, предназначенную специально для больших застолий. Огромный стол посередине, стулья, лавки вдоль стен и никаких кроватей. Чисто утилитарное помещение. Управитель обошла стол и уселась во главе. Посмотрела на застывших возле входа зверей, приглашающее махнула рукой. Коготь ощутил легонький тычок в спину, мол, не заставляй себя ждать. Что ж, намек понят. Он отодвинул стул и сел справа от орчанки. Рурк устроился дальше.
   Напротив Когтя, по левую руку села эльфийка. Стол был ей до пупка, тогда как у ящера выглядывала одна голова и немного шеи - ему досталось низкорослое тело. Или же в племени все были такие, кто теперь узнает? Да и сидеть на стуле в плаще было неудобно и мешок мешал, поэтому Коготь его снял и повесил одежду на крючок возле двери, а рюкзак плюхнул рядом. Его никто не задержал, не окликнул, только страж внимательно следил движениями ящера. Орчанка с интересом изучала броню ящера - кираса сделана на заказ, точно также как и юбка доспеха, наручи, наголенники и набедренная защита. И все это стоит немалых денег, значит, наемник живет хорошо и получает за свои услуги неплохо. И редко встречается с со стражей, раз спокойно, без шума, убивает простых кымов, пусть и слегка перепивших. И легко может заниматься настолько темными делами, получая оплату как от власть имущих, так и от главарей банд, что позволяет себе подобные выходки. Хм, интересно, но что-то не вяжется со случившимся событиями. А то, что он в них поучаствовал, она уверена, ибо больше нет поблизости других хасов. Коготь сел на свое место, поправив ножны с кинжалом. Орчанка не стала отбирать оружие - если что, наемник даже не успеет им воспользоваться - Фрайя внимательно следила за ним. Рурк тоже скинул плащ, поставил свой мешок рядом и оказался облачен в доспех попроще. Свой лук он прислонил к стене комнаты, а колчан со стрелами повесил на крючок. "Компанию" дополнил один из боевиков управителя, второй остался снаружи. Следовавший за орчанкой хозяин вопросительно взглянул на управителя. Та поняла его взгляд правильно.
   - Ужин на шестерых. - Распорядилась она. - Мясо, гарнир, питье. Спиртного не нужно, хватит с нас пьяных разборок. - Орчанка посмотрела на Аскёльда. - Еще гости ожидаются?
   - Вряд ли, госпожа, - моментально ответил тот и покосился на зверей, - эти-то неизвестно откуда появились.
   - Понятно. - Управитель посмотрела на трактирщика. - Я жду ужин и чем скорее, тем лучше.
   - Сей миг. - Тот умчался на кухню.
   Орчанка внимательно изучала обоих. По мордам зверей не понять их замыслов и если мав обладал хоть какой-нибудь мимикой, то вот хас больше напоминал высеченную из камня статую. Оба молчали, первыми не начиная разговор. Не пытались оправдываться за содеянное, не лебезили и не кричали, не рыдали, а просто ждали. И управитель понимала, что ящер может начать действовать в любой момент и ей стоит поберечься. Конечно, Фрайя прикроет как и всегда и даже вылечит - несколько больших шрамов на теле говорили об этом - но не хотелось бы получить еще один, украшающий ее горло от уха до уха. Которым, кстати, обладал ящер. Тех нескольких моментов орчанке хватило, чтобы понять, что именно представляет из себя хас в бою. Он легко бы расправился со всеми шахтерами, что сидели за столом. Против опытных воинов вряд ли бы потянул, но двоих-троих точно отправил к Богам, прежде чем умер от полученных ран. Да и потом, эта порода ящериц отличалась от остальных повышенной живучестью, орчанка мгновенно узнала горца. Обычно они сидели в своих пещерах безвылазно, редко спускаясь на равнины, а уж в одиночку вообще не ходили, если не считать изгоев. Оттого было удивительно встретить его здесь.
   Аскёльду сервировать стол помогали две его дочери. Исма изредка бросала взгляд на сидящих зверей чисто из любопытства. И если мавов ей приходилось видеть, то вот хасов - никогда. И только сейчас до девушки дошло, как же смертоносен тот, кто сидит по правую руку от управителя. Она постаралась как можно скорее расставить тарелки, принести горячее и сбежать на кухню, поближе к маме.
   Орчанка наложила себе в тарелку гарнир - желтую размолотую массу овощей, напоминающую картофельное пюре, пододвинула к себе тарелку с лежащими на ней жареными ножками и принялась есть. Эльфийка тоже не стала ждать и решила поужинать, но ее порции не были такими большими, как у ее начальницы. Сидевший за столом "оперативник" тоже ел мало, но быстро - он был готов в любой момент атаковать. Лишь Коготь и Рурк не притронулись к еде.
   - Чего же вы не едите? - с любопытством в голосе спросила орчанка.
   - Аппетита нет. - Ответил ей хас и посмотрел прямо в глаза. - Скажите сразу, что вам от нас нужно и мы разойдемся каждый по своим делам.
   Эльфийка хмыкнула и посмотрела на орчанку, которая удовлетворенно откинулась на спинку стула. Она перевела взгляд на магичку и кивнула ей. Та пошарила рукой в поясной сумке и поставила на стол небольшую трехгранную пирамидку, которая чуть зависла в воздухе и начала неспешно крутиться. Коготь посмотрел на этот магический артефакт, потом на орчанку.
   - Это чтобы нас не подслушали. - Пояснила та. - К тому же он позволяет всем в этой комнате понимать друг друга и не пользоваться амулетами.
   - А держится он в воздухе как? - спросил Коготь, опустившись глазами на уровень стола и смотря на парящий предмет.
   - Используя его плотность. - Ответила эльфийка. Ее голос был невероятно мелодичен, как будто колокольчики зазвенели. - Если так тебе будет понятнее.
   Коготь кивнул. Наверное маги могут создавать какие-нибудь силовые поля или что-то вроде того. Он почитывал фантастику и был примерно в курсе, найдя себе подходящее объяснение. Все в этом мире можно изучить с помощью научного подхода, в том числе и магию. Которая может оказаться какими-нибудь там физическими вибрациями мозга, например. Коготь не стал вдаваться в дебри, ему хватит и того, что эта проклятая хрень работает.
   - Итак. - Орчанка сложила пальцы в замок. - Могу я узнать ваши имена?
   - Коготь. - Настоящее ей знать не положено, к тому же сейчас это его имя в этом мире.
   - Рурк. - Подал наконец голос мав.
   - Меня зовут Барга, - орчанка приложила правую руку к груди, - я - управитель в Торнбьефе, направляюсь в Шустов для расследования деятельности одной крупной банды разбойников. И для казни пойманных. - Она прямо смотрела на ящера. - А вы куда путь держите?
   - В Торнбьеф. - Не стал скрывать правды ящер. В присутствии магички вряд ли получится соврать - может она уже незаметно пошарила в их головах. - У нас там дела.
   - Вот как? Дела значит. - Орчанка кивнула. - Плохи сейчас ваши дела.
   Товарищ призывник, захотелось добавить Когтю, но он сдержался. Просто ответил.
   - А у кого они сейчас хорошие?
   - У меня например. - Жаль, жаль, что эта симпатичная во всех отношения девушка, лицо которой даже не портили торчавшие изо рта клыки, не приобщилась к российскому кинематографу. Да она и не знала, что это такое. - А вот у вас сейчас хуже всех.
   - Кошмар. - Съерничал Коготь. Ну не мог он по-другому.
   - Да он издевается. - Прокомментировала эльфийка.
   - Я это вижу. - Барга сузила глаза. Ее вертикальные зрачки превратились в щелочки. - Только не пойму какой ему смысл злить меня? Мечтает быть повешенным на суку?
   - Какое наказание нас ждет? - вопросом на вопрос ответил Коготь и посмотрел на орчанку. - Я же как бы убил троих и если бы не ваша магиня, то сейчас внизу лежали бы три трупа. Или больше.
   - Магиней меня еще не называли. - Пробормотала Фрайя и покосилась на ящера. - Любопытно. Он не испытывает страха ни передо мной ни перед тобой. - Поделилась наблюдением она. - Ни перед предстоящим наказанием.
   - Или глупец или храбрец. - Пожала та плечами. - В любом случае отсюда у вас есть два пути. - Она наклонилась вперед. - На своих двоих или на костер. Выбирать вам.
   - Значит, наказание - смерть? - уточнил Коготь. Он уже понял, что сейчас их будут вербовать. И не отвертишься - жить-то охота. Да и поручение Анги нужно выполнить, он ведь обещал. А слово свое Коготь старался сдержать.
   - А ты как думал, метая ножи в кымов? - удивилась Барга. - Что тебя погладят по головке и отпустят?
   - А то, что они первые начали, это не считается?
   - Переломал бы ты им ребра - я бы тебе даже слова не сказала. - Ответила та и ящер немного нервно щелкнул хвостом. - Но ты принялся ножами размахивать, а это уже другая статья свода законов и правил Империи. И Предела. - Барга посмотрела на зверей. - Что, думали, что сбежали сюда и обрели свободу? Как бы не так, власть императора простирается на все земли этого материка и дальше, неважно что там себе думает каждый Владыка, объявивший себя чуть ли не наместником Богов!
   - Потише. - Положила ей на руку ладонь эльфийка, успокаивая разошедшуюся управительницу. - Не стоит упоминать их всуе. - Она посмотрела на зверей. - Между Пределом и Империей существует соглашение, которое старается не нарушать ни та ни другая сторона. Хрупкий мир все же лучше большой войны. Конечно, владетели иногда закрывают глаза на некоторые преступления своих подданных, поэтому для четкого соблюдения буквы закона есть управители. Которых назначает лично Владыка. - Фрайя посмотрела на Баргу. - Чтобы владетели не успевали обрасти связями и прикормить подчиненных. И их самих тоже частенько заменяют, чтобы долго не засиживались.
   - К чему вы это нам рассказываете? - не понял такого откровения Коготь.
   - Я в этой волости новичок. - Поделилась Барга. - Назначена из Миргарда не больше первой трети назад на должность управителя в Торнбьефе. - Сделав паузу, она продолжила. - И мне нужны толковые помощники.
   - Вы делаете нам предложение о работе на вас? - уточнил Коготь, мысленно кивнув самому себе - вербовка была грубоватой, но орчанку можно понять. Она здесь человек новый, в городе ей не доверяют, информаторов нет, а та сеть, что ей досталась от прошлого управителя, вполне может гнать дезу. Поэтому она и не вмешалась в разборки - ждала, когда прольется кровь. И вовремя остановила драку, чтобы подцепить их на крючок. Что ж, умная стерва. И явно умеет находить себе верных подчиненных, причем принимая решение сразу же. Вот, двоих уже нашла - выхода у Когтя особого нет, тут нужно соглашаться, если хочешь остаться в живых. Он уже бывал в таких ситуациях и ничего позорного в заключении договора с противником не видел. Потому что глупо и гордо потерять жизнь ты всегда успеешь, а вот выполнить порученное дело - тут нужен иной подход. Например, отомстить за павших товарищей. Или внедриться в банду под видом своего. Тогда нужно играть по их правилам, если хочешь добиться результата. Некоторые считали подобное предательством, но Коготь думал иначе. Все ради выполнения поставленной задачи. Итоги которой приносили пользу государству. Его государству, не чьему-то еще. А сейчас он заключил устный договор с Ангой, который обязался выполнить. И в вербовка в данному случае совершенно не мешала его исполнению - ведь ящер останется жив и на свободе. Решая одни дела, можно параллельно делать другие.
   - Я не сомневалась, что ты догадаешься первым. - Барга откинулась на спинку стула. - Не то что твой тугодумный приятель.
   Рурк захотел обидеться, но на управителя это было сложно сделать, поэтому он просто промолчал. Он и так все время молчал, предоставив Когтю расхлебывать за них двоих ту кашу, которую тот же и заварил. А ведь он просил его не заходить в таверну, а переночевать где-то на дороге, укрывшись в землянке или под деревьями. Но тот, поглядев на до нитки вымокшего мава, которому вода явно не нравилась, решил иначе. И вот результат - сейчас они сидят за одним столом с управителем, которая имеет право распорядиться их жизнями как захочет. Как же теперь выполнить поручение Анги, если их самих поймали за шкирку и вот-вот казнят? Мав недоумевал по этому поводу и оттого его настроение еще больше ухудшалось.
   - Согласия вашего мне и не нужно - сами должны понимать во что вы вляпались. - Проворчала Барга, продолжая, и полезла в подсумок. Пошуршала там бумагой и вытащила на свет письмо. Развернула его и вчиталась в строчки. После чего посмотрела на Когтя. - Откуда вы идете?
   - Там ведь все написано. - Кивнул тот на письмо, догадавшись, что это от Грундальфа депеша. Орчанка хмыкнула и сложила его пополам, сунув обратно в подсумок. Фрайя удивленно смотрела на ящера. Она даже протянула в его сторону руку и тот ощутил, как в голове кто-то скребет по внутренней стороне черепа.
   - Ментальной магией он не владеет, хасы просто не знают, что это. - Пробормотала эльфийка и посмотрела на Баргу. - И защиты нет. Но как он догадался?
   - Просто это чрезвычайно умный сын змеиного народа. - Ответила та. - За что же тебя изгнали?
   - Не помню. - Пожал Коготь плечами.
   - Не хочешь говорить?
   - Честно - не помню. - Тот прижал руку к груди.
   - Он говорит правду. - Вдруг заступилась за него эльфийка. - Частичная потеря памяти, свежий шрам на горле, на теле заметны следы от перевязок и регенерационных процедур. Он попал явно в хорошие руки, к отличному специалисту, который смог его выходить. - Фрайя посмотрела на Когтя. - Я бы с ним познакомилась.
   Ящер насторожился - Гектор умер два дня назад, они день в пути, эти тоже вышли где-то в это же время. Не они ли его грохнули по какому-нибудь подозрению? Все может быть, но в такие совпадения и случайности Коготь не верил. Этого просто не может быть и все тут, чтобы нужные ему убийцы так быстро встретились. Хорошо бы защиту от ментального воздействия эльфийки где-нибудь найти, а то вскроет его черепушку и узнает то, что ей не следует знать.
   - Он проживает в Шустове? - спросила Барга.
   - Нет. - Мотнул головой Коготь. Рурк напрягся - неужели он сейчас выдаст Ангу? Мав толкнул ящера ногой, но тот никак не отреагировал на этот знак. Орчанка едва заметно усмехнулась - от ее внимательного взгляда не ускользнул тычок. - Мне помог добрый кым - поделился заживляющим зельем и перевязал раны. Остальное зависело только от меня - хочу я выжить или же отдать Богам душу. Я - захотел.
   Вроде ничего такого лишнего и не сказал, но и Ангу не выдал. Рурк вздохнул с облегчением.
   - Расскажи мне о банде. - Снова сцепила пальцы в замок Барга, пока не начиная давить. - Сколько их было, где их лагерь, как вы их взяли?
   - Разве Грундальф подробно не расписал? - вопросом на вопрос ответил Коготь. Несложно сложить два и два, когда видишь перед собой хаса, которых не так уж много в Пределе.
   - Я хочу услышать это от тебя. - Орчанка смотрела непреклонно.
   - Мы перелезли через частокол, вырубили стражу и открыли ворота. - Пожал плечами ящер. - Остальное доделали Грундальф и его воины.
   - Вот так просто? Чего-то ты не договариваешь. - Барга снова сузила глаза. - Расскажи насчет мага.
   - Старикан и про это написал? Ладно, он даже посохом взмахнуть не успел, как сразу помер. - Ответил Коготь. - Сам я не видел, мне так его воины рассказали.
   - Мне что, клещами из тебя подробности тянуть? - спросила, вздохнув, орчанка. - Я думала, мы договорились по-хорошему, но на самом деле... Фрайя, окольцуй их.
   - Хорошо. - Кивнула та и достала два небольших колечка. - Оденьте на мизинцы.
   - Зачем? - спросил Коготь.
   - Не спрашивай - делай. - Прогудел охранник, недобро уставившись на ящера.
   Пришлось подчиниться. Сначала кольцо как-то жало, но потом неприятные ощущения прошли и теперь Коготь воспринимал его как часть себя. Что это, магический артефакт? Эльфийка, словно угадав его мысли (возможно, просто прочитав их), объяснила.
   - Теперь эти кольца невозможно снять. Я всегда буду знать, где вы находитесь. - Ее светящиеся зрачки вдруг ярче засияли. - Кроме этого...
   Внезапно Коготь почувствовал нестерпимую боль во всем теле. Казалось, каждая клеточка его организма восстала против хозяина и сейчас бунтует. В голове поселились молоточники и стучали по мозгам не переставая, сердце бухало как сумасшедшее, ноги отказали, хвост безвольно повис чешуйчатой веревкой. Ящер сам того не осознавая зашипел от боли, рядом выл Рурк, скатившись со стула под стол. Коготь еще пытался держаться на одной силе воли, но даже он сполз вниз. Он приоткрыл глаза и уставился на эльфийку, прекрасно понимая, кто причиняет ему боль. В зрачках ящера плескался океан боли, из которого в сторону Фрайи выплескивалась ненависть. Армарка не любила понапрасну причинять боль, это не было в ее природе магии, поэтому отпустила зверей. Она просто показала не все возможности колец, да и напомнить, кто тут главный тоже не помешает. Магичка не была согласна с желанием управителя нанять для этого дела зверей, но лучше их исполнителей все равно не найти, она это понимала. Сейчас подчиненных требовалось обломать, принудить к сотрудничеству, пускай скрепляющим цементом будет злоба. Главное, чтобы выполнили работу ровно и качественно.
   Оба медленно приходили в себя. Коготь кое-как заполз на стул, вцепился пальцами в край стола, подтянул свою голову и положил на него. Он скосил взгляд на Баргу, на лице которой не дрогнул ни один мускул. Все ясно, исполнитель навеки. Это кольцо - кнут и пряник в одном флаконе. Снять его нельзя, проклятая магичка сразу предупредила. Теперь этот джипиэс-трекер будет с ним всю оставшуюся жизнь. Неплохое средство для воздействия на сотрудников. Интересно, у стража тоже такое есть? Коготь высунул язык, ощутив гамму ароматов. Он протянул руку и закинул себе в рот "яблоко", захрустев мякотью. Барга не торопила зверей - она знала, что пережить воздействие тяжело, но еще тяжелее восстановиться после него. Некоторые кымы, что послабее здоровьем, даже умирали. Но Фрайя знала, как правильно применить дозировку - армары в магических пытках мастера.
   Рурк тоже пыхтел рядом и шипел не хуже ящера. Он с трудом угнездился на стуле, пошарил по столу, словно слепой, наткнулся на кость с мясом и немедленно засунул себе в пасть, грызя прямо так. Организм требовал восстановить силы и еда для этого подходила лучше всего. Барга внимательно смотрела на того и другого.
   - Я повторяю свой вопрос - как вы проникли внутрь лагеря?
   - Это он. - Кивнул Рурк, которому не хотелось больше испытывать боль и он, наконец, заговорил. - Он все придумал. Как залезть в пещеры и атаковать их одновременно с двух сторон.
   - Я тебя слушаю. - Обратилась к Когтю орчанка. Тот понял, что особого смысла скрывать нет - наверняка Грундальф обстоятельно расписал в письме его подвиги. Или же назначил на это место кого-то другого, неважно. Управительница один хрен догадалась, едва только его увидела.
   - Я проник в пещеры через воздушную шахту. - Ответил ящер, схрумкав еще одно яблоко. - Бандиты гуляли в главной зале, в коридорах их было немного. Это позволило мне освободить пленников и спрятать их в оружейной. Потом я тихо прошел наверх и вместе с Рурком атаковал часовых на вышках. Затем открыли ворота. - Коготь посмотрел на Баргу. - Дальше вы знаете. - Кивнул он на письмо.
   - Кто выступал в качестве магической поддержки? - ящер молчал, только покосился на мава, который опустил голову. - Мне не хочется это делать, но раз вам понравилось... Фрайя.
   Новая вспышка боли были гораздо сильнее старой. Коготь свалился под стол и прижал ноги к груди, застонав. Он попытался свернуться в клубочек, чтобы заглушить боль, но та все нарастала. Тогда он попытался сунуть себе палец в рот и откусить его вместе с кольцом - раз его невозможно снять, то ведь можно избавиться и таким способом. Коготь раскрыл пасть и начал тянуть в него руку, которая неожиданно стала плохо слушаться, словно это тело принадлежало не ему. Но боль вдруг ушла и наступила блаженная нега. Такая, что Коготь тут же безвольно разбросал руки и высунул язык - так ему было хорошо, как не было никогда. Боль не просто ушла, она моментально испарилась и теперь тело полностью расслабилось, наслаждаясь. Кто-то дернул его за хвост и протащил по полу, вытаскивая из-под стола. Это был Рурк, который хмуро смотрел на хаса.
   - Я сказал им. - Мав отвернул голову в сторону. - Ты... очень громко кричал.
   - Зато сейчас мне хорошо. - Прошипел Коготь, валяясь на полу и даже не пытаясь встать. Соображал он туго, как будто мозги кто-то отключил. - Помоги встать.
   Ящера снова усадили на стул. Фрайя с интересом смотрела на него, словно изучая как бактерию под микроскопом. Она повернулась к Барге.
   - Сильная воля. - То ли похвалила она, то ли подосадовала. - Он готов был откусить себе палец, чтобы прервать мучения.
   - Он может это сделать в будущем? - спросила орчанка.
   - Вполне. - Кивнула эльфийка. - Хасы, они вообще довольно волевые существа. Все-таки выродившиеся потомки драконид.
   - Вот как? - удивилась орчанка и по-другому посмотрела на ящера. - И ты знаешь причину, по которой это произошло?
   - Древняя история запутана и непонятна. - Ответила Фрайя. - Мы многого не знаем, а что-то не хотим знать, отбрасывая это в сторону. Но есть те, кто еще помнит. - Магичка снова взглянула на хаса. - Даже среди них мало тех, кто знает о своих корнях, чего уж говорить о нас?
   - Армары - одни из первых, кто появился на Хосте. - Произнесла Барга. - Даже орки пришли позже кымов, а вы уже были здесь, когда появились они. И вы застали драконид, о которых мы знаем только из легенд. Поэтому вы охотились на хасов?
   - И поэтому тоже. - Кивнула Фрайя. - Но этот вопрос к нашему делу не относится, оставим дела давно минувших дней исследователям древности.
   - Люблю слушать страшные и интересные истории под шум дождя. - Орчанка зажмурилась и тряхнула головой. - Итак, та самая знахарь, что исцелила тебя, оказалась магом?
   - Что ты им наболтал? - спросил Коготь. Ему было одновременно дурно и хорошо, такое состояние практически невозможно описать. К тому же желудок мутило и съеденные только что "яблоки" запросились наружу. - Сейчас блевану. - Он отвернулся в сторону и непрожеванные куски (ящер просто глотал пищу) вышли из пасти наружу вместе с желчью, образовав на полу мерзкое пятно.
   - Кажется, ты перестаралась. - Покачала головой Барга, глядя на Фрейю. Та встала из-за стола и подошла к хасу.
   - Сейчас посмотрю. - Она сосредоточилась, положив ладонь тому на затылок. - От пытки открылись внутренние раны. Попробую исправить. - То же самое сияние возникло в ее ладони, но было оно темно-зеленого, почти черного цвета. - Нет, не выходит. - Фрайя опустила руку и посмотрела на орчанку. - Образы крови другие, не чистые, смешанные - я не могу распознать их. Нужны лекарства.
   - Лойс! - обратилась к стражнику Барга и тот немедленно расстегнул клапан мешка, доставая знакомые Когтю склянки с зельями и микстурами. Фрайя выбрала пару из них и подошла к ящеру.
   - Хреновые из вас наниматели. - Прохрипел он, выплюнув кровь на пол. - Лучше бы сразу убили.
   - Для моих целей и мав сгодится. - Барга выпрямилась на стуле. - Не трать на него зелья - все равно сдохнет.
   - Нет! - Неожиданно встала на защиту ящера эльфийка, чуть гневно посмотрев на управительницу. - Я совершила ошибку, мне ее и исправлять!
   - Как хочешь. - Пожала Барга плечами.
   - Выпей это. - Фрайя развела в кружке концентрат микстуры. - Зелье разнесется по телу вместе с кровью и запечатает разрывы сосудов. А это для желудка. - Она влила Когтю в горло почти весь флакон. Тот проглотил, эльфийка наблюдала за тем, как дергается его порез на шее. - Теперь пей это - разбавленная микстура полилась следом.
   - А они там... - Коготь заперхал, - вместе не смешаются?
   - В этом весь смысл восстанавливающих зелий. - Ответила эльфийка, убирая склянки обратно в рюкзак. - При смешении составов их свойства изменяются в лучшую или худшую сторону. И именно это изучают зельевары. Я еще ни разу не видела, чтобы исцеляющее снадобье было в одной бутылочке.
   - Но Анга поила его микстурой из одной бутылочки и он выжил! - подал голос удивленный Рурк.
   - Значит, она очень хорошо знала природные свойства растений, только и всего. - Пожала Фрейя плечами. - Или же использовала магию, позволяющую ей видеть жизненные токи тела и воздействовать на них. В зельевары редко попадают те, кто отлично владеет стихиями огня или же воздуха. Обычно с ними связаны земля и вода.
   - Анга умела зажигать огонь. - Выдохнул Коготь. Раз уже Рурк назвал имя и рассказал, что она маг, то теперь уже нет смысла скрывать. - Слабый, правда, но металл плавила.
   - Исключения только подтверждают правила. - Ответила на это Фрейя, снова положив руку на голову ящера и мысленно кивнув сама себе. - Слабый маг огня, но сильный маг жизни вполне может стать отличным зельеваром. Точнее, это его призвание, потому что он видит растения не так как мы - его окружает мир, полный жизненных красок. В растениях, в животных, в нас, в кымах и в аргхах. - Она покосилась на хаса. - Так армары называют всех разумных зверей. Поэтому таким магам довольно просто излечить любое живое существо, не зная его внутреннего строения, считывая по образам крови. Любое. - Подчеркнула эльфийка. - Богиня Алайя дарит им свой дар и такие маги всегда поклоняются ей.
   - Я не заметил у нее алтаря. - Произнес Коготь, которому полегчало. Кровь уже не шла, да и желудок вроде бы успокоился.
   - Потому что он и не нужен - достаточно вернуть природе то, что взяла на время. Жизнь. - Фрайя посмотрела на ящера. - Если больной излечился от болезни, то это уже дар для Алайи.
   - А болезни насылает другой бог? - спросил в шутку Коготь.
   - Конечно. - Серьезно кивнула эльфийка. - Бог разложения и гниения, чумы и заразы, сам напоминающий ходячий рассадник болезней, Яргол. Он - враг Алайи и вечный ее противник. Брат Хайолы, богини смерти и разрушения.
   - Понятно. - Кивнул ящер, просто чтобы согласиться. Надо же, бог гнили и заразы, может быть у них тут есть и бог обжорства и бог лени, кто знает. Или у каждого народа свои Боги, которые за ним присматривают? А какие Боги у ящеров? Уж не тот ли, кто с ним разговаривал в самом начале? Или это был бред? Поди теперь разбери.
   - Ну, как он? - спросила Барга, но без интереса.
   - Жить будет. - Коротко ответила Фрайя, усевшись на свое место. - Теперь спрашивай. А ты, - обратилась она к ящеру, - не упрямься. Ты же умный, все прекрасно понимаешь. Сделаешь себе только хуже.
   - Значит, при поддержке мага вы перебили всех разбойников в лагере?
   - Не всех - кто-то сам сдался. - Ответил Коготь, чуть выпрямившись. Он поискал глазами по столу чего бы выпить. Эльфийка первой поняла, что ему нужно и повернулась к Лойсу.
   - Попроси хозяина, чтобы принес кувшин с водой. И прислал кого-нибудь прибрать здесь.
   Стражник посмотрел на орчанку и та кивнула, разрешив. Кым немедленно вышел, а его место занял второй, что дежурил снаружи.
   - Дальше. - Подтолкнула Когтя к рассказу Барга. - Я хочу знать о банде все - ее расовый состав, численность, сколько вывезли награбленного и остались ли еще не пойманные разбойники.
   - Орков перебили всех. - Произнес ящер, орчанка молчала, внимательно слушая. - Пьяных бандитов-кымов - тоже. Главаря взяли и вместе с ним еще кымов десять, может чуть больше, я не считал. Сколько золота и вещей на телегах вывезли в Шустов тоже - это у Грундальфа спрашивайте, его воины описью занимались. Сам старикан тоже пострадал - рубился с главным орком. Еще несколько воинов от зелья чуть не окочурились - им Анга какую-то боевую микстуру сварила, они в пещере резво так скакали, ничуть не хуже орков, а может даже и лучше. Недолго правда, но этого хватило, чтобы почти всех перебить. А те, кто не пил и на ногах остался, уже остальных в город вывозили и награбленное. - Коготь посмотрел на Баргу. - Мы взяли трофеи только с тех разбойников, которых убили сами - ворованное золото не трогали.
   - И скольких ты убил? - в голосе прорезалось любопытство.
   - Семерых точно, сколько в схватке - не помню. Но Олаф выдал неплохую награду, хватило, чтобы расплатиться на доспех.
   - Это тебе Шустовский кузнец сделал? - уточнила орчанка.
   - У него уже был почти готовый, только под размер подогнать. За два дня справился. - Ответил Коготь.
   - Значит, все свои трофеи ты продал?
   - Нет смысла таскать с собой кучу мечей и шлемов - деньги легче. - Ящер похлопал себя по кошелю. - И как средство обмена проще.
   - Трудно поспорить. - Кивнула Барга. - Как вышли на след банды? И вообще узнали о ее существовании?
   - Они напали на караван, с которым я путешествовал. - Ящер показал шрам на горле. - Так что у меня были свои причины с ними разобраться.
   - А купец, которого вы освободили? Он заплатил за помощь?
   - Торгаш вонючим остророгом оказался - с разбойниками о выкупе договорился и Грундальфу деньги совал, чтобы тот бездействовал. - Ответил вместо ящера Рурк. - Но мы решили иначе и победили. А купец этот уже наверное на плоту в Миргард плывет.
   - Имя купца?
   - Торгнад или Торгонд, что-то вроде этого. - Припомнил Коготь.
   - Может быть Торганд? - уточнила Барга, переглянувшись с Фрайей.
   - Наверное. - Пожал плечами ящер. - Надо у Грундальфа спросить, он с ним дела вел. Он больше знает - мы так, как боевая поддержка больше выступали.
   - Но план атаки придумал ты. - Указательный палец Барги ткнулся в ящера. Тот просто кивнул. - Ладно, уточним этот вопрос. - Согласилась орчанка. - Теперь что можете рассказать о бандитском маге?
   - Ничего - я его не видел. - Коготь посмотрел на Рурка. - Знаю только, что Анга говорила, что он недоучка и посох ему случайно достался.
   - Посох. - Не спросила, а, словно кивнув своим мыслям, уточнила Барга. И переглянулась с Фрайей. - И где этот посох?
   - У Грундальфа - Анга ему отдала, чтобы тот в хранилище спрятал. Он ей не нужен. - Ответил Коготь.
   - Естественно. - Подала голос эльфийка. - Магу жизни он совсем не пригодится, пусть даже она и владеет стихией огня.
   - Его будет очень любопытно изучить. - Барга посмотрела на магичку. - Но после. - И повернулась к зверям. - Я услышала ваш рассказ, послушаю, что мне расскажет голова Шустова и сравню показания. Но не думаю, чтобы и он врали. Приукрасить, да, это каждый любит и может. - Орчанка подалась вперед. - А сейчас я вам расскажу, зачем вы мне нужны. Вы же понимаете, что выбора по большому счету у вас теперь нет.
   Скрипнула дверь и на пороге показался Аскёльд с полным кувшином воды, а за ним маячила с ведром и тряпкой Исма. Гости подождали, когда девушка вытрет пол и хозяева уйдут. Коготь с наслаждением выпил две кружки воды и почувствовал себя еще лучше. Аскёльд так расстарался, что пока дочка убирала следы на полу, разжег очаг в комнате - здесь все же было немного прохладно, хотя гости этого и не заметили. Им не до того было. Барга поблагодарила хозяина и Лойс кинул ему золотую монетку, вроде как за беспокойство. Аскёльд обрадовался - это был весь его заработок за руку трети. Правда щедрыми посетителями оказались управитель и его свита, но трактирщик не переживал по этому поводу. Главное, что столы целы, он сам жив здоров, а его дочки не лишились невинности. Можно благодарить законников хотя бы просто за присутствие здесь.
   Когда хозяин и его дочка ушли, Барга продолжила.
   - Управитель из Торнбьефа пошел на повышение в Миргард просто потому, чтобы у владетеля не возникло подозрений на свой счет. Меня вызвал к себе лично Владыка Предела и попросил разобраться с участившимися нападениями на местных дорогах. По большому счету его беспокоили не сами бандиты, с которыми легко могла бы справиться стража, а привлеченные к разбою маги. Владеющие посохами с очень большой емкостью. Очень. - Подчеркнула Барга. - Вы в курсе, что все такие изделия невозможно купить в простой лавке?
   - Штучное изделие? - спросил Коготь.
   - Не просто штучное - долгая ручная работа. - Ответила за орчанку эльфийка. - Сначала необходимо найти нужное дерево, из которого будет делаться древко посоха. Потом камень. Хорошо фокусирующий магию камень. Затем стержень, который служит проводником и накопитель заряда. В дереве просверливается отверстие, в него вставляется специально обработанный кристалл, который и служит хранителем энергии, затем стержень, который с помощью магии спаивается с кристаллом. После чего в навершие вставляется фокусирующий камень и посох заряжается. Все, оружие готово.
   - А стержень из чего делают? Из металла?
   - Смотря для какой стихии используется посох. - Фрайя глотнула отвара. В ее рассказе не было тайны - это знали все ученики Академии, обучаясь еще на первом курсе. - Для огня - металл. Для земли - дерево, отверстие просто забивают чопиком другой, нужной породы. Для воды - речной или озерный камень, но не любой, нужно знать какие именно. Иногда даже воду заливают и плотно закрывают отверстие, чтобы не вытекла. Но такие посохи делают поистине сильные маги, там даже вода меняет свою структуру, превращаясь в желе, чтобы не напитывать дерево. Для воздуха используют птичьи кости. Они трубчатые внутри и позволяют как бы проводить стихию внутри себя. Это только основы, искусству же создания посохов нужно долго учиться. - Эльфийка замолчала и переглянулась с Баргой. - Или иметь к этому талант.
   - То есть знать, что нужно делать? - удивился ящер.
   - Да. - Кивнула Фрайя. - Раз в тысячелетие или даже больше иногда рождаются такие уникумы, которых направляют сами Боги. Злыми или добрыми они себя делают сами, мы потом узнаем про это после опустошительных войн или эпидемий. Поэтому архимаги Академии проводят поиски таких вот одаренных, чтобы обучать, направлять и контролировать их. И в будущем избежать негативных последствий, которые те по незнанию или же наоборот, по желанию, захотят нанести.
   - Ясно. - Ящер размышлял недолго. - И вы хотите по этому посоху найти производителя? - задал он вопрос.
   - Невероятно!! - воскликнула Барга. - За неполный оборот он догадался об этом, тогда как нам понадобилось гораздо больше времени!!
   - Сделать выводы из рассказанного проще простого. - Произнесла Фрайя. - Нам же пришлось сопоставлять факты по косвенным уликам, прежде чем прийти к той же мысли.
   - Значит таких посохов больше, чем один? - спросил Коготь.
   - В прошлом году караваны, идущие через перевал рудокопов, подвергались нападениям бандитов среди которых был маг земли. - Ответила вместо Барги эльфийка. - Он использовал мощный посох своей стихии, создавал завалы из камней, прямо под ногами открывал щели и трещины, метал булыжники и вообще вел себя омерзительно. С ним удалось справиться силами двух магов и трех крупных отрядов воинов. Только после этого грабежи в районе Скалистых Гор прекратились. - Фрайя сделала паузу - звери внимательно слушали. - После этого, во время холодов, начались грабежи на дороге между Тунгом и Вурдторном. Разбойников было мало и с ними легко бы справились, но вот поддержку им оказывал маг воды с посохом своей стихии. Несколько караванов оказались полностью высушенными - он забирал из тел воду. Кымы от мала до велика, женщины, мужчины, лошади, продовольствие. - Эльфийка помолчала. - Грабителей интересовали только деньги, остальное им оказалось не нужно. И со свидетелями поступили жутко - их просто превратили в мумии. Для его ликвидации послали отряд побольше, но банду так и не нашли - они словно растворились в здешних лесах. Их до сих пор ловит посланный за ними управитель. После поимки банды в Скалистых Горах, образование новой с магом во главе заставило Владыку насторожиться. И распорядится провести расследование. И для этого мы здесь.
   - Где объявился маг огня. - Подытожил Коготь и посмотрел на эльфийку. - Следующим будет маг воздуха?
   - Возможно. - Кивнула та. - А может быть и нет, просто тот, кто делает посохи, выявляет самую разрушительную силу одного из них. Отсюда я делаю вывод, что это талант, понятия не имеющий о балансе между стихиями и изучавший магию по книгам. Сухие строчки из древних фолиантов не смогут научить так, как это сделает мудрый преподаватель. Именно этого самоучку мы и ищем. Он более опасен для себя, чем для других.
   - А мы здесь причем? - не понял Коготь. - Хотите, чтобы мы влезли к нему в обитель и зарезали его во время сна?
   - Почти угадал. - Улыбнулась Барга. - Мы хотим, чтобы вы влезли в дом к владетелю Торнбьефа и пошарили у него в ящиках стола и в сундуках. Ибо все нападения и грабежи произошли на дорогах центром которых выступает город, но в окрестностях по-прежнему тихо.
   - Вот это-то и настораживает. - Серьезно произнесла эльфийка.
   - Вы считаете, что этот самоучка мог укрыться внутри его стен? - уточнил Коготь.
   - Этот маг может быть где угодно и кем угодно. - Покачала головой Фрайя. - Но я уверена, что владетель знает о действующих бандах, потому что ему это на руку.
   - Отвадить торговцев от города? - недоуменно спросил ящер.
   - Лойс, карту. - Приказала Барга и стражник немедленно вытащил из мешка требуемое.
   Коготь впервые увидел карту Предела. С обозначением лесов, болот, рек, гор, малых и больших городов, основных дорог. В своей прошлой жизни он любил разглядывать и изучать карты и делал это с удовольствием. Однако незнакомые закорючки под схематичными изображениями городов ничего ему не говорили. Барга расстелила склеенную бумагу на второй, незанятой едой и напитками половине стола и начала показывать, водя аккуратно подстриженным когтем по дорогам.
   - Здесь были первые нападения мага земли. - Палец переместился восточнее. - Здесь отметился маг воды. А здесь, - орчанка снова вернулась по карте назад, но гораздо южнее, - ваш маг огня. - Барга посмотрела на ящера, - ну, что думаешь?
   Коготь внимательно изучил карту.
   - А где здесь Шустов и Торнбьеф? - спросил он.
   - Ты не умеешь читать?! - удивилась орчанка, переглянувшись с эльфийкой, - хотя... не удивительно.
   - Не было времени изучить чужую письменность. - Просто ответил ящер.
   - Никто здесь не считает тебя тупым. - Фрайя поняла по-своему. - Многие кымы проживают свою жизнь, так и не выучив ни одной буквы. Именно для них лавочники и торговцы рисуют картинки на вывесках, чтобы было понятно. - Тонкий пальчик эльфийки указал на карту. - Торнбьеф здесь, Шустов здесь.
   - Так... - протянул Коготь, определившись и прикинув направление в голове. - Значит мы где-то здесь? - он ткнул в бумагу.
   - Примерно. - Кивнула Барга, наблюдая за ящером.
   - А нападения случились здесь... - Коготь запомнил указанные места. Он посмотрел на Фрайю - странно, но эльфийке он начал доверять больше. Может быть потому, что она отыгрывала доброго следователя? - Получается круг с центром в Торнбьефе. - Значит, следующих нападений нужно будет ждать на этой дороге. - Ящер постучал пальцем по восточному тракту.
   - Нет. - Барга свернула карту и сунула ее в руки Лойсу.
   - Почему?
   - Ты плохо разбираешься в картах, поэтому не понял. - Ответила орчанка.
   - Он просто не умеет читать. - Мягко вступилась за Когтя Фрайя, после чего посмотрела на хаса. - Эта дорога идет к Змеиным горам. Туда, где живет твой народ.
   - Понятно. - Кивнул ящер. Оттуда просто никто живым не возвращался - всех съели. Потому и торговцы в тех краях редки. - Но какие-то поселки там есть?
   - Форпост Дозорных и пара деревень, не больше. - Пожала плечами орчанка. - Хасов там уже давно не видели и это к лучшему. - Она вернулась на свое место.
   - Коготь сказал, что там произошел обвал и дороги теперь нет. - Выдал вдруг Рурк.
   - Когда это я такое говорил? - удивился ящер.
   - Когда раненый на койке валялся.
   - Да? Не помню. - Он посмотрел на Баргу. - Но раз сказал, значит правда. - Ящер устроился на стуле. - Значит, вы думаете, что владетель как-то замешан в этих нападениях? А что если его кто-то хочет оговорить и занять его место? - Нету слова подставить. Здесь оно имеет совершенно другое значение - подставить табуретку, например.
   - Вот мы и хотим разобраться. - Кивнула орчанка.
   - И для этого нужно вломиться к нему в дом, тем самым нарушив закон? - логика ящера была неумолима. - А что если просто спросить или покопаться у него в голове, как это ты со мной сделала?
   - Владетель неприкосновенен. - Мрачно произнесла Барга. - Я подчиняюсь ему, а не он мне. И я могу предъявить ему обвинения, имя на руках веские доказательства, а у меня их нет. Все что есть - это домыслы и они не являются фактами. Придти в его дом и перевернуть там все вверх дном мне не позволит сам владетель и его охрана - просто выставят за дверь и напишут Владыке, что управитель превышает свои полномочия. Поэтому мне ничего не остается как действовать тайно.
   - А настроится на градоначальника издалека? - спросил пытливый Коготь, глядя на эльфийку. - Ну, там, с помощью всевидящего шара? Или какие там у вас артефакты еще есть?
   - Какая богатая фантазия. - Рассмеялась Фрайя. - Надо же такое выдумать - всевидящий шар!! - Она резко оборвала смех и наклонилась к ящеру, благо рост позволял. - Чтобы проникнуть в мысли собеседника, нужно обладать очень развитыми ментальными способностями, потому что у каждого в голове есть природная защита. Их помыслы и вера. То есть убеждения. Они защищают гораздо сильнее, чем заклинания. К тому же нужно находиться к объекту достаточно близко, примерно также как сейчас я сижу от тебя. Возможно, очень могущественные и сильные маги, используя посох как фокусирующий элемент, могли бы дотянуться до владетеля даже из-за городской стены, но на этот случай в башнях всегда есть ограждающие амулеты, который постоянное проверяет и заряжает городской маг. Установлены они еще со времен войны с драконидами, да и мои предки тут тоже отметились. - Эльфийка откинулась на спинку стула. - Расы всегда воевали друг с другом и старые разногласия порой становятся вспышкой, из пламени которой разгорается новая война. Но благоразумные правители прекрасно понимают, что иногда исходящая для их государств угроза настолько велика, что прошлыми распрями необходимо пренебречь. Чтобы хотя бы выжить.
   - И эти посохи - большая угроза? - удивился Коготь.
   - Не они, а тот, кто их делает. - Ответила Фрайя. - И который, возможно, связан с владетелем, покрывающим бандитов.
   - Я так и не понял, зачем это ему?
   - Чтобы привлечь в свой город больше торговцев, конечно. - Барга покачала головой. - Я считала тебя умнее.
   - Частые нападения на дорогах заставляют их искать обходные пути? - проигнорировал подколку орчанки ящер, размышляя вслух. Эльфийка кивнула. - И все пути ведут через Торнбьеф?
   - Из Руума будет проще добраться по Восточной дороге, которая выходит аккурат к городу. - Ответила вместо Фрайи Барга. - А рудокопы уже начали чистить русло Вослы, которая течет через Торнбьеф и впадает в Штору. Владетель заключил с ними контракт на расчистку порогов. Те прокопают в ней желоб, по которому плоты с товарами могут легко попасть в Штору. Это выгодно для торговцев - меньше времени им нужно потратить на дорогу по суше и выгодно для Торнбьефа - там построят большой причал вместо маленькой стоянки для лодок. И построят сами торговцы, когда поймут выгоду - город не потратит на это ни одной железной монеты. Но вот по Западной дороге уже мало кто поедет, только старые и упертые купцы, которые там привыкли водить караваны. Но и они со временем или почуют выгоду или же погибнут от рук разбойников. Так что центральная юго-западная часть предела, включая Аргенхоф, просто вымрет. Такие городки как Шустов, Гьюдальф, Корснунг, Тунг, Вурдторн и еще куча других станут предоставлены самим себе. Кымы, конечно, оттуда никуда не денутся, но вот давать налогов они будут все меньше и меньше, потому что окрестные торговцы прекратят путешествовать по дорогам, полным бандитов. Останавливаться в трактирах и тавернах, наподобие этого, нанимать отряды стражи для сопровождения. И перестанут торговать с местными жителями. - Барга отпила из кружки и громко стукнула днищем, поставив ее на стол. - А тем ничего не останется, как уйти в леса и образовать новые банды. Потому что жен и детей нужно чем-то кормить.
   - И чтобы этого не произошло, нужно предотвратить проблему заранее. - Подытожила Фрайя. - Мы уверены, что владетель в этом замешан - выгода для него очевидна. Или же кто-то просто предложил ему такой план. Именно это вам и предстоит выяснить. Тихо и незаметно проникнуть в его дом и пошарить в ящиках его рабочего стола. Или в сундуке. В общем, найти доказательства.
   - А если их нет? - спросил Коготь, вцепившись пальцами в край стола и чуть вытянув шею вверх, чтобы казаться повыше. - Пускай владетель связан с разбойниками, но кто мешает ему уничтожать улики? Немедленно сжигать послания?
   - Тогда придется действовать по-другому. - Пожала плечами Барга. - Искать кудесника и допрашивать уже его.
   - Его нужно будет убить. - Мрачно произнесла Фрайя. - Созданные им изделия несут только разрушение и смерть, для созидания его таланты уже не годятся. И его вряд ли можно исправить. Тем более захватить его живым будет нелегко - такой маг может использовать посохи всех стихий, которые ему доступны.
   Коготь размышлял недолго. Он встал и прошел к своему мешку, принявшись в нем рыться. Барга не стала окликать ящера, она просто ждала, что тот выставит на свет. Хас вернулся с двумя скрученными в трубочку письмами.
   - Это я нашел у главаря в пещере. - Он протянул послания орчанке.
   Фрайя встала и подошла к ней, читая буквы из-за спины. Барга быстро пробежала глазами сначала одно письмо, отложила его в сторону и внимательно начала изучать второе. Коготь же протянул руку и наложил себе тушеных овощей с кусками мяса. В желудке было пусто, съеденное он выблевал и жрать хотелось неимоверно. Рурк, глядя на ящера, последовал его примеру. Хоть перед смертью набить себе брюхо, подумал он. Барга передала письмо, которое эльфийка взяла в руки и чуть ли не обнюхала. Орчанка посмотрела на зверей.
   - Надо было сразу же мне его показать, как только я начала спрашивать тебя о бандитах.
   - Забыл. - Пожал плечами Коготь, наворачивая еду ложкой. - Чего там написано?
   - Первое письмо - заказ на торговца. - Отмахнулась Фрайя, отвечая вместо управительницы. - А вот второе... явно инструкции для банды как, где, кого и что грабить. И отправка к ним в помощь орочьего отряда. - Она посмотрела на Баргу. - Думаешь, здесь действует кто-то из кланов?
   - Не исключено. - Мотнула та головой. - Или же это изгои и летучие отряды. Мы не знаем, откуда пришли эти орки, а свои имена они могли изменить, чтобы через них не вышли на поселение клана. Скорее всего изменили. - Кивнула Барга сама себе. - В Пределе восемь крупных поселков орков - два недалеко от Широкого Моря, один в Скалистых Горах, один в волости Аргенхоф, второй возле Фостана и три в глухих лесах. Даже я приблизительно знаю где. Есть еще несколько малых, но те так хорошо спрятаны, что не сразу и найдешь. И посетить их все мы не можем - не имеем такого права.
   - А сколько поселков находится на вашей территории? - спросил Коготь.
   - Два. - Машинально ответила орчанка, размышляя о своем. - Один в предгорьях Скалистых Гор, второй недалеко от Вослы, между Змеиными Скалами и Восточной дорогой. Их можно будет посетить на обратном пути, но это займет очень много времени.
   - Владетель будет рад твоему долгому отсутствию. - Произнесла Фрайя. - Он с неимоверным удовольствием разрешил тебе отправиться в этот путь.
   - Ага, даже денег на дорогу выдал. - Усмехнулась орчанка и снова уставилась в письмо. - Но писал его явно не он.
   - Я никого не знаю среди его свиты с такими инициалами. - Подтвердила эльфийка.
   - Можно узнать какими? - спросил Коготь.
   - К. Ц. - Фрайя посмотрела на ящера. - Я нарисую тебе, чтобы ты запомнил.
   Надо же, весело подумал хас, а почему не П. Ж.? Так было бы еще интереснее. Магичка ощутила удовольствие ящера и немного удивленно посмотрела на него.
   - Ты знаешь кто это? - спросила она.
   - Понятия не имею. - Мотнул тот головой. - А почему ты спрашиваешь?
   - Вид у тебя очень довольный. - Проворчала Фрайя.
   - Меня до сих пор не отпустило. - Ответил Коготь. Эльфийка вроде как удовлетворилась объяснением.
   - Зачем ему знать, как они пишутся? - немного неприязненно спросила Барга, возвращаясь к письму.
   - Вдруг в доме попадется что-то подобное. - Просто ответил ящер вместо Фрайи. - Письмо какое-нибудь, вещь, подписанная также, амулет. Раз уж мы туда все равно полезем. - Он помолчал. - Охрану можно убивать?
   - Лучше не стоит. - Заметила Фрайя. - И попадаться им на глаза тоже - все-таки ты будешь единственным хасом в городе. Да и честную семью мавов тоже подводить не хочется.
   - А у вас нет каких-нибудь амулетов невидимости? - уточнил ящер.
   Фрайя и Барга переглянулись и засмеялись.
   - Если бы были, то мы бы вас не просили. - Ответила орчанка. - Сами бы зашли и нашли, то что нам нужно.
   - Разве для вас это так сложно - проникнуть незамеченными внутрь? - спросила эльфийка.
   - Да как-то не приходилось по чужим домам лазить. - Соврал Коготь. Еще как приходилось, особенно в прошлой жизни. Да и в этой проникновение в обитаемую пещеру можно считать как взлом с грабежом и убийствами.
   - Никогда не поздно научиться. - Фыркнула Барга. Она хлопнула ладонью по столу. - Письма - это хорошо, но доказательств против владетеля никаких. И к поиску мага они тоже нас никак не приблизили - этот К. Ц. может быть кем угодно, не обязательно кудесником. Пока же остановимся на версии, что он связан с магом и владетелем, возможно, посредник. Тогда найти его и захватить будет архиважно. - Орчанка посмотрела на Фрайю. - Отправишься вместе с ними обратно в город, заодно и присмотришь. Со стариной Грундальфом я и одна разберусь.
   Эльфийка сначала нахмурилась, но потом кивнула.
   - Попробую вызвать тебе в помощь Луркса и Воорха. - Произнесла Фрайя. - Правда оба глухие как пробка, но я им дала амулет для связи.
   Коготь тут же подумал про магическую рацию и посмотрел на эльфийку.
   - А нам такие амулеты нельзя выдать? - спросил он.
   - Зачем? - не поняла та.
   - Чтобы переговариваться на расстоянии. - Пояснил Коготь. - Тогда можно будет разделиться, когда мы в дом полезем.
   - Любопытно. - Фрайя склонила голову к левому плечу. - Про такие амулеты я не слышала, но мысль определенно интересная и вполне реализуемая. Нужно просто правильно рассчитать переменные, оснастить камни резонаторами, зарядить...
   - Кхм, кхм. - Кашлянула Барга. Армарка немедленно замолчала.
   - Да, это я отвлеклась. - Произнесла она с легкой досадой в голосе, словно ее оторвали от расчетов прямо в этот самый момент. Фрайя посмотрела на ящера и пояснила. - Я же воспользуюсь сигнальной системой - оба увидят сияние и придут в указанную амулетом точку.
   - Ты сможешь направить их в Шустов? - удивленно спросила Барга.
   - Достаточно просто указать направление - сориентируются по карте. - Ответила эльфийка. - Луркс достаточно опытный поисковик, да и с мозгами у него все в порядке.
   - А это кто, если не секрет? - спросил Коготь.
   - Члены моей свиты. - Спокойно ответила орчанка. - Были привлечены мной для одного дела также как и вы. Временно, но решили продолжить службу.
   - Наемники. - Подытожил ящер.
   - Главное, что они ВЕРНЫЕ наемники. - Подчеркнула Барга. - И их не пришлось окольцовывать.
   - Понял. - Кивнул Коготь. - Они тоже кымы? - ему было просто интересно.
   - Какой любопытный. - Проворчала Барга.
   - Думаю, что ему можно сказать, другой такой парочки в Пределе вряд ли сыщешь. - Усмехнулась Фрайя. - Луркс - рудокоп, а Воорх - дремар.
   - Мне эти названия ни о чем не говорят. - Покачал головой хас.
   - Ну, это уже твои проблемы. - Пожала плечами Барга. - Умел бы читать, то сам бы выяснил.
   - Учту. - Кивнул головой Коготь и вернулся к заданию. - Ее же знают в городе. - Коготь пальцем указал на волшебницу. - Она нас с..с.. э-э, раскроет.
   - Кто сказал, что я буду рядом с вами и именно в таком облике? - лукаво спросила Фрайя, доставая и одевая на себя какой-то темно-фиолетовый амулет на золотой цепочке. Краткая вспышка, резанувшая по глазам - и вот перед ними стоит обычная среднего роста кымская женщина, одетая в простое платье. На голове волосы собраны в пучок и прикрыты платком. И если Рурк разглядывал произошедшую метаморфозу с благоговением перед недоступной ему магией, то Коготь прямо таки с академическим интересом.
   - А для нас таких амулетов не найдется?
   - Нет. - У Фрайи даже голос изменился. - Он предназначен только для нашего народа. Есть ли подобные вещицы у кымов - я не знаю. Создать его очень сложно, почти невозможно, секрет давно утерян. Поисковые партии изредка находят их в гробницах Предела и Империи. Древнее наследие драконид, когда они ходили среди армаров и кымов под такими личинами и крали тех и других для своих нужд. Или же совокуплялись с ними для удовольствия.
   - Бррр!! - Барга поморщилась. - Ужас.
   - Да. Последствия таких связей как правило были ужасны. - Кивнула Фрайя, снимая амулет и превращаясь обратно в эльфийку. - Нежизнеспособные гибриды и мутанты. Такие страшные, что даже измененная демонами плоть выглядит краше.
   - Ладно. - Ящер закончил с ужином. - Когда отправляемся? Завтра утром?
   - Если закончится дождь. - Проворчала Барга. - А то можем тут несколько дней просидеть.
   - Дождь нам не помеха. Далеко отсюда до Торнбьефа? - уточнил Коготь.
   - Чуть меньше полдня пути, дойдете быстро. - Ответила Фрайя. - Я с вами не пойду - в город будете проходить без моей помощи. Встретимся в таверне "Жук", что на Рыбной улице, выходящей к лодочным причалам. На вывеске нарисовано такое больше насекомое с длинными усами. - Развела эльфийка руками, изобразив, какими именно. - Трудно ошибиться.
   - Там тоже придется драться? - спросил хас.
   - Постарайся этого избежать. - Строго произнесла Барга. - Если тебя поймает стража, то посадит в яму до моего возращения. А потом будет суд и вынесение приговора и я уже не смогу тебя спасти. И этим шахтерам на глаза тоже не попадайтесь - такие, как правило, обид не прощают.
   - Кымы в Торнбьефе не такие дикие, как в том же Шустове. - Сказала Фрайя. - К хасам у них, конечно, негативное отношение, но они, хотя бы не затевают с ними драк по пустяковому поводу. Пока трезвые. Просто старайтесь их избегать. Да и в компании мава к тебе будет немного другое отношение - семья Мримур достаточно известна и почитаема. Они зарабатывали эту репутацию много лет и не хотелось бы им ее подпортить.
   - Учтем. - Кивнул Коготь. - Это все?
   - Вам нужна другая одежда. - Фрайя критически осмотрела ящера. - Вооруженного наемника-хаса даже к воротам не подпустят - сразу пристрелят. А под видом простого рыбака и охотника вы имеете шанс проскочить.
   - Не хотелось бы расставаться с броней. - Проворчал Коготь.
   - Я возьму ее с собой и выдам, когда полезете в дом. - Заверила эльфийка.
   - Она тяжелая. - Предупредил хас. - И оружие тоже.
   - Ты не смотри, что она такая хрупкая. - Засмеялась Барга. - Армары сильные, вполне способны потягаться даже с тобой!
   - Вот как? - удивился Коготь и поставил локоть на стол, задрав руку. - Проверим?
   - Что ты хочешь делать? - спросила с любопытством Фрайя.
   - Состязание. Чьи мускулы сильнее. - Хас смотрел на девушку. - Раз ты говоришь, что сильная, то продемонстрируй.
   - Моя сила в магии. - Спокойно отозвалась эльфийка. Ее глаза начали светиться чуть сильнее и Коготь почувствовал, что его рука тянет его вниз. Он начал сопротивляться, пытаться ее поднять, выскользнуть из невидимых захватов, но все бестолку - проклятая магичка легко справлялась с его потугами.
   - А если без нее? - прохрипел почти выдохшийся ящер.
   - А без нее я не слабее Барги. - Указала подбородком Фрайя на орчанку.
   - Признай, что ты проиграл. - Подал вдруг голос Лойс. - Грубая сила редко одолевает магию.
   - Ну уж нет. - Коготь еще пыжился просто из упрямства.
   Он снова вызвал в себе чувство злобы и ненависти, постепенно переходящей в ярость, пытаясь хотя бы просто поднять руку. Фрайя усилила нажим - воля хаса окрепла, пускай и подпитываемая негативными эмоциями. Он пытался бороться физически, не понимая, что здесь главную роль играл его разум. Армарка не подчиняла тело своей воле, она создавала иллюзию этого подчинения и по сути хас сражался сам с собой. Но ему это знать совершенно не обязательно. Фрайя резко сняла воздействие и Коготь чуть не получил своей собственной рукой по лбу. Он едва успел ее остановить, но когтями все же немного мазнул по морде. Да и локтем больно ударился, но сделал вид, что не почувствовал.
   - Хватит. - Строго сказала Барга. - Повеселились и будет. У вас есть во что переодеться?
   - Сменное нижнее белье в мешках. - Ответил за Когтя Рурк, пока тот растирал и массировал кисть.
   - Не пойдет. - Отрицательно мотнула головой Фрайя. - Вы, конечно, звери, но не должны разгуливать по городу голышом или в набедренных повязках. Можно купить у хозяина таверны одежду и перешить ее. Думаю, что от лишних денег он не откажется.
   - Вот они пускай и заплатят. - Орчанка указала на зверей. - Раз деньги у них есть. Эта одежда им самим пригодится в будущем.
   - Хозяин может кому-нибудь рассказать о том, что здесь случилось и кто у него побывал просто из хвастовства. - Мрачно произнес Коготь. - И сболтнуть о том, что перешил одежду для двух зверей.
   - Разумное замечание. - Барга посмотрела на Фрайю.
   - Уверяю вас, он даже не вспомнит, что тут кто-то был. - Она достала еще один амулет. - Чистка памяти творит чудеса.
   - А шахтеры?
   - Придется еще и с ними повозиться. - Проворчала Барга. - Слишком много свидетелей.
   - Шахтеров трогать не будем - они в Торнбьеф не поедут. - Фрайя посмотрела на орчанку. - Я вложу их главарю мысль в голову, что проще и выгоднее будет продать руду в Корснунге.
   - Отправишь их назад, когда до города осталось полдня пути?
   - Хас прав - они могут нам помешать своими языками. А тратить заряд амулета на всех мне не хочется - его очень сложно зарядить. - Проворчала эльфийка.
   - Так может и на хозяина чары не накладывать? - спросил Рурк. - Объяснить по-хорошему, чтобы держал язык за зубами.
   - Нет, - отрицательно мотнула головой орчанка, - хас прав - никто не должен знать, что вы ушли отсюда на своих двоих. Да и хозяин уже сообразил, что я вас беру к себе на службу.
   - Что если он работает на Семью? - спросил Коготь. - И уже настрочил им послание? Вдруг этот кудесник спрятался среди них?
   - Работать, он, конечно, работает. - Кивнула орчанка. - Но и Семье незачем устраивать грабежи на дорогах - они с путников неплохие деньги зарабатывают. Если в их трактирах перестанут останавливаться, то их дело станет невыгодным и таверны закроются. Нет, скорее всего они станут нам помогать. - Барга задумалась. - Хм, интересная мысль. Можно ведь использовать их разведывательную сеть и подключить к нашему расследованию.
   - Нужно подумать над тем, что мы можем им рассказать. - Заметила Фрайя.
   - Я потолкую с хозяином. - Кивнула ей Барга и посмотрела на зверей. - На этом все, можете отдыхать.
   - Когда мы сделаем работу, то мы свободны? - задал уточняющий вопрос Коготь. - Или повесите на нас амулеты призыва, как на тех двоих?
   - Какой проницательный. - Проворчала эльфийка.
   - Решил соскочить? - усмехнулась орчанка, но резко посерьезнела. - Если сделаете ее хорошо, то я, возможно, прощу тебе твою оплошность. Или же приглашу в свою свиту, что даст тебе определенный иммунитет к страже и простым кымам. Если же попадетесь, что ж, мне придется выполнить свой долг и казнить воров и грабителей. - Она снова улыбнулась, продемонстрировав клыки. - Так что все в ваших руках.
   - Невеселая перспектива. - Коготь помял рукой шею. - Да и выбор невелик. - Он протянул орчанке ладонь. - По рукам?
   - Видимо, ты уже долго живешь среди кымов, раз протягиваешь мне руку, но... - улыбка стала добрее, - по рукам.
   Орчанка и хас скрепили временный союз рукопожатием, внешне удовлетворившись его заключением, но внутри испытывая друг к другу недоверие. Однако Фрайя знала, как его преодолеть - ящер верит только самому себе и тем, кого он может назвать другом. А таковых у него немного и даже мав, судя по слабым ощущениям эмоций хаса не относится к таковым. Просто временный спутник и союзник. А управитель и ее свита так вообще легко могут перейти в разряд врагов. И армарка хотела растопить это лед в наметившихся отношениях. Причина же была проста - она испытывала стыд за деяния своих предков. Когда те вырезали целые деревни и поселения хасов просто потому, что какому-то вельможе понадобилась куртка из лоскутков их кожи. Потому что у разных видов разный окрас. Да еще использовалась шкура не простого хаса-земледельца, а их старейшины или вождя. Пробиться к которому без боя редко когда удавалось. Так и резвились армары, пока не загнали этот народ в высокие холодные горы. Где те сумели закрепиться и дать отпор, словно рахтраты, которых загнали в угол. Мелкие грызуны, бывало, налетали скопом и легко загрызали бывалых охотников, а ведь хасы использовали не только свои зубы и когти, они еще и умели плавить металл и вполне на уровне освоили кузнечное дело. Правда металла в их горах было мало - изредка в пустой породе попадалась бедная жила, которую пропустили слуги драконид. Вот ее хасы с радостным шипением и разрабатывали. Фрайя знала чуть больше про этот народ просто потому, что относилась к расе, дольше всех имеющей с ними "дела". Если охоту и убийства можно назвать таковыми.
   - Где мы можем расположиться? - спросил Коготь свою новую начальницу.
   - Снимите у хозяина комнату как и собирались. - Ответила та, пожав плечами.
   - Хорошо. - Ящер встал и начал собираться.
   - И не вздумайте бежать ночью - все равно узнаю. - Предупредила Барга.
   - Мне казалось, что мы договорились. - Коготь посмотрел на орчанку.
   - Вот и соблюдай все условия контракта. - Кивнула та.
   Ящер молча вышел, за ним последовал мав, подхватив свой плащ и мешок. Фрайя посмотрела на Баргу.
   - Зря ты так, он почти начал тебе доверять.
   - Меня не интересует, что он там обо мне думает, - отмахнулась та, - главное, чтобы качественно выполнил свою работу.
   - Мы могли бы нанять вора и в Торнбьефе, не пришлось бы тащиться сюда. - Заметила армарка. - Звери слишком приметны.
   - Поэтому я и использую их. - Улыбнулась Барга. - Они прекрасно смогут оттянуть на себя внимание владетеля и его стражи. - Ее палец указал на Фрайю. - А ты в это время сделаешь все остальное.
   - Хорошо. - Кивнула та и резко встала, чуть не стукнувшись макушкой о потолок. - Но зверей я убивать не буду.
   - Просто сотри им память. - Пожала плечами орчанка. - Их смерть не принесет мне выгоды. Если только мне не захочется кожаную куртку, сапоги и мягкий шерстяной коврик возле кровати. - Она засмеялась, вот только Фрайя не разделяла ее веселья.