В небольшом минивэне пассажирами ехали четверо. Один болтал без умолку, чем дико бесил сидящего возле сдвижной двери. Однако тот не показывал своих эмоций, наоборот, его лицо всю дорогу оставалось бесстрастным, словно вытесанная из камня маска. Двое других изредка переговаривались и практически не обращали внимания на болтовню первого, который все пытался разговорить второго. Но все эти попытки оказывались тщетными.
   - Не понимаю, - вещал он, - почему тебе выдали такой позывной. Надо было назвать тебя Скала, Камень, Молчун наконец. - Болтун задумался. - Не, на Скалу ты не тянешь, слабоват. На Камень тоже - не маленький и не круглый. Молчун... был у нас один Молчун, да кончился, а позывные покойников счастья не приносят.
   - Уймись. - Посоветовал болтуну один из общавшейся двойки.
   - Не, ну а че? - вскинулся тот. - Неужели тебе самому не хочется узнать, каким образом всем тут позывные присваивают? От балды или же способности тоже учитывают? Мне вот сразу по специальности дали - Ястреб...
   - Трепло ты. - Разлепил вдруг губы второй, - а не Ястреб.
   Парочка бойцов, сидевшая рядом, засмеялась, а болтун вдруг на мгновение злобно зыркнул глазами в сторону второго и тут же улыбнулся, скрывая свою ненависть за очередной шуткой. Он продолжил болтать как ни в чем не бывало, словно его это не касалось, пока стекло между водителем и пассажирами не опустилось и тот кратко произнес.
   - Подъезжаем, приготовьтесь.
   Болтун сразу же замолчал и перехватил винтовку поудобнее. Его высадят первым, чтобы он смог занять подготовленную позицию и прикрыть штурмовую группу. Тройка диверсантов должна легко справиться с охраной в коттедже и устранить объект. Операцию разрабатывали профессионалы, роль каждого была четко оговорена, к тому же эти люди не один год проработали вместе и понимали друг друга без слов, общаясь жестами. И этим были опасны.
   Микроавтобус тормознул и снайпер быстро покинул машину. Он поправил винтовку на плече, прошел к забору, в котором едва виднелась калитка. Ночь стояла безлунная, звезды едва давали свет, а на этой улице элитного коттеджного поселка неожиданно вдруг перегорела лампочка на фонарном столба. Какая досада! Снайпер хмыкнул и прошел внутрь двора, прикрыв за собой дверцу. Мы знаем, что такое не везет и как с ним бороться, подумал он. Человек вошел в дом, поднялся на чердак трехэтажного дома, в котором властвовала мертвая тишина. Люди здесь не жили уже очень давно, хозяин все пытался его продать, но не мог. И дело было не в цене, за такую сумму у него коттедж бы с руками оторвали. Просто почему-то покупателей до сих пор не находилось. Снайпер знал, почему.
   Возле слухового окна уже было все приготовлено - расстелен матрасик, удобно установлена подпорка под винтовку. Болтун улегся, дослал патрон в патронник и притронулся к гарнитуре связи.
   - На месте.
   - Работай. - Тут же услышал в динамике голос.
   Снайпер приник к прицелу и внимательно осмотрел двор коттеджа объекта, который предстал перед ним в темно-зеленых тонах прицела ночного виденья. Расстояния для "ВСС" вполне хватит, чтобы вышибить охране мозги. Через двор соседнего участка и дорогу все прекрасно просматривалось. Если охранники сообразят прижаться к забору, то он уже никому не поможет, так что группе придется действовать самостоятельно. Ну, они опытные ребята, справятся. Болтун сделал пару вдохов и выдохов и погладил спусковой крючок винтовки указательным пальцем.
   Улица перед коттеджем была хорошо освещена, к тому же по углам и на воротах стояли видеокамеры, двор также хорошо просматривался. Те, кто разрабатывал операцию, знали и расположение камер и местонахождения пульта, комнаты охраны, постов и прочего. Главной задачей для группы было незаметное проникновение и последующий быстрый штурм, так что их не должны заметить на подходах. Этим займется другая группа специалистов, которая уже подготовилась. Снайпер потер переносицу. К чему такие сложности со штурмом? Можно было заложить фугас под машину объекта или же убрать его на выходе, но начальство решило иначе. Видимо, требовалось провести акцию устрашения. Мол, мы всемогущи и сможем добраться до любого, даже до того, кто поселился в личном бункере. Этот тип не исключение.
   Внезапно на улице погас свет и снайпер приник к прицелу. Охрана тут же насторожилась, поднося рации к губам и спрашивая, что случилось. Три тени перепрыгнули через забор. Гавкнула собака и тут же заткнулась, получив несколько выстрелов в голову. Снайпер повел стволом винтовки, следя за тем, как тройка в несколько секунд зачистила двор. Диверсанты - профессионалы высокого класса, какой смысл отказываться от их услуг? Ну да это не его ума дело. Болтун перевел ствол на окна коттеджа, рассматривая в них цели.
   Тройка быстро скрылась в доме, в подвале которого зашумел дизель-генератор. Он запускался в течение двадцати секунд, которых вполне хватило на проникновение. Даже если камеры работали от автономного источника питания и все успели записать, то охрана явно не успевала среагировать. Внутри коттеджа раздались пара выстрелов, чей-то силуэт промелькнул на фоне окна, но снайпер не стал стрелять - это могли быть и свои. Он перевел ствол винтовки на второй этаж, направив на темные окна спальни. Там вспыхнул ночник - хозяева проснулись. Сейчас их личная охрана должна была эвакуировать объект из комнаты отдыха и сопроводить его в подвал. Троица легко перехватит их по дороге.
   На втором этаже раздались выстрелы из автомата - охране наплевать на шум, наоборот, чем громче, тем лучше. Переполошатся соседи, позвонят в полицию, глядишь, убийцы и свалят, пока есть возможность, чтобы не засветиться. Охрана не знала, что за жизнью их хозяина пришли профессионалы и бежать, встретив слабый отпор, не намеренны.
   Кто-то из охранников выскочил на балкон, собираясь спуститься вниз по увитому плющом столбу, чтобы зайти нападающим в тыл. Снайпер плавно потянул спусковой крючок. Чпок, и в голове охранника появилась аккуратная дырочка. Тело рухнуло на клумбы с цветами, сломав стебли ни в чем не повинных растений. В спальне хозяина началось какое-то непонятное мельтешение, пока свет не оказался выключен выстрелом из пистолета. Снайпер пытался разглядеть происходящее в окне, но безуспешно. Внезапно на общем канале группы раздался спокойный уверенный голос:
   - Объект устранен. У нас трехсотый, требуется помощь.
   - Уходите согласно маршруту. - Произнес куратор. Командир группы отключился.
   Снайпер приготовился. Он видел, как черный микроавтобус уже подъехал к калитке ворот и ожидал группу на погрузку, прикрывая ее своим боком. Дверь дома отворилась и двое, придерживая за руки третьего, быстрым шагом двинулись на выход. Болтун выжал спусковой крючок. Голова левого, как ближайшей к нему цели, мотнулась и человек споткнулся, падая на землю. Второй тут же бросил раненого и прыгнул в сторону, перекатом стараясь спрятаться от огня снайпера за невысокой клумбой. Но ему не повезло - по цели работал еще кто-то и пули "ВСС" настигли шустрого диверсанта. Снайперы стреляли очередью по три патрона и неплохо нашпиговали тело командира группы, не попав, однако, в голову. Тот был еще жив и пытался ползти, стараясь выжить, но тщетно - калитка распахнулась и во двор зашла точно такая же тройка исполнителей, которые вылезли из минивэна. Они быстро проконтролировали каждого, подхватив тела двоих, оставив последнего лежать возле клумбы. Один присел и что-то сунул ему в карман. Оружие забирать не стали, наоборот, подкинули засвеченные стволы, чтобы следствие решило, что именно он устроил всю эту бойню. Снайпер поднялся с матраца и уже собрался уходить, как едва уловимо услышал шорох за спиной. Страшная мысль немедленно возникла в голове, он пытался развернуться, чтобы успеть отразить атаку, но пара выстрелов в голову решили его участь. Невидимый в темноте убийца, который все это время сидел на чердаке, произвел третий выстрел точно в висок молодого парня, после чего покинул коттедж. Он в точности выполнил задание, надеясь, что его такая участь обойдет стороной.
  
   Лошади затянули тяжело нагруженные повозки на перевал ближе ко второй середине дня. Подъем, начатый ранним утром, дался им нелегко, но иной дороги в Предел с территории провинции Альстам не было. Можно, конечно, двигаться на запад по широким мощенным дорогам Империи, чтобы сесть на корабль, совершить плавание вдоль берега и после выйти в порту Зааслава и уже от него ползти по раскисшим от таянья снегов дорогам к Скъягкуфу. А уже от него, через Аргенхоф и Гостлунд до Миргарда, столицы Предела и всего севера. Или же плыть дальше на север, пробиваясь через ледяные глыбы, что болтаются в море и мешают судоходству, чтобы выйти в порту Хьялнтофа, откуда в столицу тоже путь не близкий. И весьма затруднительный, потому что в это время года, когда природа только-только начинает просыпаться от зимней спячки, на краю севера продолжают дуть холодные ветра и на голову путешественникам вполне может выпасть снег.
   Можно было повернуть на восток, пройти через Протоки и Топи и попытаться пересечь Змеиные горы, договорившись о безопасном проходе с племенами хасов, но так поступают только совсем отчаянные одиночки. Все знают, что проникнуть с той стороны в Предел практически невозможно - хасы редко кого пускают в свои земли. Точно также как и их почти не встретишь среди кымов. Только в качестве рабов или же слуг. Купцы знают не понаслышке - хасы очень доверчивы и верны своим хозяевам. Это если завоюешь их расположение. Но никто в здравом уме и твердой памяти не станет этого делать - они остаются зверьми. Пускай и разумными, но зверьми. И место им не рядом с кымом, а у его ног. Точно также как и мавам. Ибо только они телом и ликом похожи на маров, высшую расу Империи.
   Поэтому купец Торганд на запад и восток не пошел. Существовал другой путь на север, через перевал Драконьего хребта, где властвовал господин Мороз и его брат Студеный Ветер. Если путешественник не брал с собой теплые вещи и дополнительный запас корма для лошадей, то вполне мог потерять все, идя через этот перевал. Но это была самая краткая и быстрая дорога в Предел, так что неудобства и холод можно было и потерпеть. Особенно после того, как Торганд совершит несколько остановок в мелких городках, том же Шустове, например. А добравшись до Переправы Двух Башен, наймет корабль, что ходит по реке до самого Миргарда. И все его мытарства закончатся в каменном доме, где сидя у очага, грея свои старые кости, купец станет подсчитывать прибыль. Мягкие шелка, южные фрукты, столовые приборы, великолепная одежда, поделки искусных ремесленников, а самое главное - специи, которые у него в столице Предела с руками оторвут. Всего этого на севере нет и никогда не было. Здесь жили грубоватые кымы, способные только вкалывать в шахтах, добывая металлы и золото, рубить лес, пить спиртное и громко орать похабные песни в кабаках и тавернах. Ну и после бить друг другу морды, иначе какое веселье без драки? Были они также неплохими кузнецами, но им все равно не сравниться с имперскими мастерами в качестве получаемой стали.
   Торганд дал лошадям и людям немного отдохнуть, буквально полоборота, и приказал начать спуск. Караван покидал негостеприимные горы, оставляя заснеженные склоны, из которых торчали скалы, позади себя. Впереди их ждало начало первого сезона, когда природа в долинах просыпается ото сна, освобождаясь от снежных наносов и сугробов. Пробиваются через наст первые цветы, едва почувствовав тепло светила, звери начинают искать пару, птицы вьют гнезда или же возвращаются на свои старые насиженные места. Это время возрождения, дающее толчок возникновения новой жизни. Торганд любил первый сезон, он всегда ждал его с нетерпением и хотел встретить в своем доме, наблюдая, как на растущих во дворе деревцах появляются первые зеленые листочки.
   К нему, проверив караван, неспешно подъехал на своем коне начальник стражи. Такой крупный обоз должен тщательно охраняться, иначе станет легкой добычей для всякого рода бандитов и разбойников. Торганд вопросительно посмотрел на Скрата, который внимательно следил за окрестностями. Лошади уже начали спускаться, дорога не была крутой, она шла между склонов гор, но изрядно петляла. Только с одной точки открывался замечательный вид на Предел и купец уже успел насладиться этим зрелищем, которое не пропускал никогда.
   - Что такое, Скрат? - спросил Торганд. - Ты встревожен?
   - Мы в Пределе. - Кратко ответил тот. - Значит, жди возможных незваных гостей.
   - Думаю, что разбойники не полезут в эти горы. - Уверенно произнес купец. - Тем более на такой хорошо охраняемый караван. Здесь только камень и снег, негде спрятаться и укрыться в случае чего.
   - У лихих кымов всегда много сюрпризов. - Покачал головой Скрат. - Я бы не был столь уверенным в нашей безопасности.
   - Я ведь тебе за это и плачу. - Веско заметил Торганд. - Чтобы никакая сволочь даже не думала покуситься на мой товар, а которая сумела, то уже висела бы на суку дерева.
   - Так-то оно так, - согласился командир охраны, - да только многое от воли Богов зависит. Вы же решили пропустить Святилище Живы, не принесли ей дары, а ведь сейчас наступает ее время.
   - И что? - со смехом спросил Торганд. - Я купец, а не землепашец, я молюсь Дельцу, чтобы он поскорее наполнял мой кошелек. - Похлопал себя по поясу купец. - Воздаю почести Воину за то, чтобы он подсобил тебе и твоим парням и изредка заношу дары Деве, чтобы... - он опустил глаза вниз, - сам понимаешь. - Торганд подмигнул. - Остальных Богов я не касаюсь, не творю в их Святилищах зла и не оскверняю их. За что же Живе на меня сердиться, если я не посягаю на ее царство?
   - Кто знает. - Пожал плечами Скрат и снова осмотрелся, после чего, прищурившись, посмотрел на светило. - Пока еще темнеет рано, нужно уже думать над тем, где заночевать.
   - Перевал нужно преодолеть за день. - Твердо сказал купец. - Сейчас уже его третья половина, а мы только начали спуск. Там, внизу, у подножия есть замечательная площадка и лес вокруг опять же вырублен, разбойники не подберутся незамеченными. Я всегда там останавливаюсь.
   - Боюсь, не успеем. - С сомнением в голосе покачал головой Скрат. - Лошади тянут медленно, полоборота для их отдыха оказалось мало. А по дороге будет несколько опасных мест с растущим прямо вплотную лесом и кустарниками. Здесь довольно холодно, но... только Жива знает, когда приходит их время обзавестись листвой. Да и деревья там сплошь хвойные и растут довольно плотно.
   - Пойдем до тех пор, пока не окажемся на площадке. - Упрямо сказал Торганд. - Я всегда успевал до темноты, успею и теперь. Эй, приказчик!! - крикнул он.
   - Да, господин! - немедленно откликнулся его помощник.
   - Скажи возницам, чтобы поторапливались! Нечего сидеть на козлах и байки травить!
   - Буетделано! - два слова слились в одно и приказчик умчался.
   - Вот видишь, - усмехнувшись, произнес купец, - поверь мне, мы успеем.
   - Дальше по дороге есть хорошее место для засады. - Не унимался Скрат. - Обоз растянулся очень уж широко, если бандитов будет больше сотни - нам не поздоровиться.
   - Ты взял слишком мало бойцов? - удивленно спросил Торганд.
   - Каждый мой воин стоит четверых. - Немного резковато и возмущенно ответил командир отряда охраны. - Они не чета местному отребью.
   - Тогда чем ты озабочен?
   Скрат не ответил. Он мог бы многое сказать нанимателю, но не стал, отлично понимая, что терять такой выгодный контракт в результате своего словесного поноса вряд ли стоит. Платил купец хорошо, его воинов кормят за счет торгаша, остается только не зевать и внимательно смотреть по сторонам. Что они и делают от границы Альстама. Всей Империи известно, что Предел - место для всяких отбросов. Была бы воля Императора, то со всей этой шелупонью справились бы за несколько лет. Вот только стоит ноге имперского легионера шагнуть на территорию Предела, как все население, забыв про прошлые обиды, тут же встанет плечом к плечу, чтобы дать отпор. Это у северян такой принцип - мы вас не трогаем, но и вы к нам не лезьте. Сами со своими проблемами разберемся. И ведь разбираются. С помощью меча, боевого топора или секиры, не принимая в расчет никакую магию. Но это не значит, что магов у них нет, есть, и много. Беглые колдуны прочно обосновались в местных пещерах или же древних руинах и творят там свою мерзкую волшбу. Есть они и при дворах Владетелей и самого имперского Сюзерена, род которого когда-то давно заключил союз. Который неукоснительно соблюдается обеими сторонами. Так что им нарушать его не с руки - все знают, что слишком много крови прольется. Местные кымы верят в иллюзию свободы, так что не надо ее разрушать. Скрат достаточно помотался по миру, чтобы многое теперь понимать. И вот на таких вот самоуверенных купцов как Торганд насмотрелся достаточно.
   - Разве твой отряд не справиться с плохо вооруженными бандитами? - продолжал подкалывать командира купец.
   - Справиться. - Нехотя ответил тот.
   - Ну и в чем дело? - удивленно спросил Торганд. - Я не понимаю.
   - Ни в чем. - Глухо ответил Скрат. Ну не мог же он сказать, что у него возникло нехорошее чувство, как только караван миновал перевал. Свои ощущения к делу не пришьешь, как говорил полковой писарь, а других доказательств у него не было.
   - Успокойся и выпей вина. - Купец пошарил рукой в повозке. - Держи. - Он протянул бутылку.
   - Благодарю, но нет. - Решительно отказался Скрат. - В бою мне нужны твердые руки и ясная голова.
   - Ну, как знаешь. - Торганд приложился к бутылке, сделав изрядный глоток.
   - С вашего позволения. - Откланялся Скрат и поскакал вперед - караван медленно втягивался в редкий лесок, деревья которого росли на склонах.
   Чуть ниже они обильно покрывали горы, цепляясь своими крепкими корнями за скудную почву. Не отставала от них и жесткая трава и низкорослые кустарники. Рельеф гор постепенно понижался, дорога выходила на небольшое плато, чтобы потом снова уткнуться в каменные стены, где, петляя между скал, выпустить путешественников в леса Предела. Здесь, на севере, так и непонятна была граница между скалами и лесом - одно плавно перетекало в другое и наоборот. Скрат бывал здесь неоднократно и знал, что за этими скалами вполне могут шуметь иглами высокие деревья, так что для него не было неожиданностью, когда за поворотом очередной скалы перед караваном открылся густой лес. Идеальное место для засады, тем более, когда светило уже закатилось за горизонт и ночные сумерки упали на горы. Скрат отпустил поводья и его лошадь пошла со скоростью обоза. Сам же командир вытащил со спины лук и наложил на него стрелу. Просто так, на всякий случай. Едущий рядом с ним воин сделал то же самое. Сигнала тревоги от посланных вперед дозорных не было, но это не значит, что нужно расслабляться. Их легко могли вырезать - такое уже тут случалось. Разбойники люди лихие, за спиной у каждого не одна смерть и им наплевать на чужую жизнь. Главное, чтобы своя шкура осталась целой и, желательно, при деньгах.
   Поэтому Скрат среагировал первым, когда только увидел впереди вышедшего на дорогу кыма, облаченного в кожаную кирасу, потертые штаны и вооруженного обоюдоострым мечом. На башке какое-то подобие шлема, видно, что выковано абы как и то по памяти. И этот путник явно на заблудившегося не тянет - если таковое бы случилось, то первым делом прискакал бы дозорный, который и доложил о встрече, а второй задержал бы путешественника до выяснения. А Скрат обоих не наблюдает. Значит, их уже нет в живых.
   - К бою!! - закричал он, пуская стрелу.
   Стоящий на дороге понял, что его намеренья раскусили и метнулся в сторону, но бронебойная стрела успела ударить в нагрудник, застревая в нем. Бандит махнул рукой, сбивая древко, как еще две стрелы попали в его тушку - обе в бок. Наконечник одной удачно глубоко воткнулся в тело и разбойник взвыл от боли, падая на дорогу. Временно он не боец.
   Тут же из кустов полетели стрелы. На дороге местами еще лежал снег, в лесу же немногочисленные сугробы имелись только в тени деревьев, но вот кусты обзавестись зелеными листочками еще не успели. Как бандитам удалось подползти так близко к дороге, Скрат не думал - он стрелял почти наугад, посылая стрелы в сторону нападавших. Позади послышались крики - на караван напали остальные члены банды.
   Возницы и путешествующие с обозом путники схватились за ножи - серьезным оружием практически никто из мастеровых не владел. Но каждый готов был защищать свою жизнь и жизни находящихся рядом. Трусов и паникеров в караване не было, такие не отправляются в далекий путь, прекрасно осознавая все возможные трудности. Так что стража вполне могла рассчитывать на поддержку обозников.
   Сразу пятеро выскочили из-за толстых стволов деревьев, атакуя защитников крайней повозки. Лучники поддержали нападавших стрельбой, мигом сразив возницу и его сменщика. Сидящие в телеге женщины выставили перед собой лезвия ножей, оставшиеся вдвоем путешественники приготовились встретить атакующих. Один из них был невысокого роста хасом, второй - сильным широкоплечим рудокопом, ростом еще ниже, чем ящер, с густой бородищей и одетый в подобие лат, тогда как на рептилии кроме просторной рубахи, коротких штанов с завязками под хвостом и пояса с ножнами для кинжала никакой защиты не было. Лучники сосредоточились на них, но оба подхватили щиты, лежащие до этого в повозках и прикрылись ими. Это дало время нападавшим приблизиться. Двое сразу же атаковали хаса, тогда как трое занялись более серьезным противником - рудокопом. Ящер взмахнул хвостом, больно щелкая бандита по роже, одновременно с этим движением тыкая кривым кинжалом в живот второму. Тот увернулся и резанул хаса саблей по морде сверху вниз, оставляя глубокую рану. Хас успел чуть повернуть голову так, чтобы не потерять глаз и, вместо того, чтобы отшатнуться от нанесенного удара, сам сблизился с противником, втыкая кинжал ему снизу с челюсть. Глаза кыма удивленно выпучились, когда он осознал, что сейчас умрет. Ящер рывком вынул оружие и сильно ударил левой ногой бандита в грудь, отбрасывая его от себя. После чего развернулся ко второму, который успел нанести ему удар ножом в бок. Лезвие проткнуло ткань и вошло в плотную кожу, разрезая мышцы и сосуды. Однако хас не обращал внимания на рану, он сблизился с противником, который отводил руку для нового замаха и кинжалом нанес удар в район горла. Не попал, лезвие просто прошло по кирасе, потому что бандит отшатнулся, но тут ящеру помогли женщины - одна из них ударила плашмя щитом по голове нападавшего и тут же сама завалилась в телегу со стрелой в горле. Лучники свое дело знали. Этого мгновения хасу хватило, чтобы снова атаковать разбойника, на этот раз более удачно. Бандит захрипел, а ящер получил еще две стрелы в бок. Он махнул рукой, сбрасывая их на землю - обычные заостренные с одного конца стрелы не смогли пробить его плотную кожу и просто застряли в одежде - и кинулся на подмогу к рудокопу, который тоже получил несколько ран, но сумел убрать одного противника и теперь сражался с двумя.
   - Лучники!! - крикнул он, ловко отражая атаки своим боевым топором и прикрываясь щитом. - Убери лучников, я справлюсь!! - Рудокоп получил удар по шлему, который успел напялить перед нападением и чуть пошатнулся.
   Ящер на миг замер, представляя собой отличную мишень, и получил еще две стрелы, на этот раз в спину. Стрелки учли, что простые стрелы не причиняют ему вреда и сменили их на бронебойные, со стальными наконечниками. Их было мало и лучники берегли снаряды для воинов-защитников, не ожидая такого отпора от простых путешественников. Одна стрела попала между чешуек, проникая внутрь и причиняя боль. Хас зашипел и кинулся в сторону лучников, уже не прятавшихся за деревьями, а стоящих прямо и расстреливающих обозников как мишени.
   Ящер, благодаря своим ногам, набрал приличную скорость. Он наклонил корпус чуть вперед, расставив руки в стороны и помогая себе лавировать хвостом, который вытянулся словно противовес, быстро сблизился с противником. Лучник впопыхах выстрелил по бегущему хасу, но тот ловко прыгнул в сторону и кинулся на стрелка. Кым на себе почувствовал удар когтистых лап - лицо смяло в лепешку, в груди возникла острая боль. Острые когти легко порвали мешковатую одежду, добираясь до розовой кожи тела, разрезая ее, словно остро заточенный клинок. Хас провел стопой по бандиту так, словно собрался вытереть об него ноги, раздирая тело, к тому же ткнув ему в шею свой клинок. Лучник захрипел и нелепо взмахнул руками, пытаясь освободиться, но проклятый зверь не дал ему этого сделать. Он еще раз резанул кинжалом по горлу, практически отрезая голову и соскочил с кыма, чтобы атаковать следующего противника, как впереди обоза вдруг раздался громкий грохот и полыхнуло пламя. Хас отшатнулся, удивленно уставившись на то, как горящий охранник валится с лошади на дорогу и катается, пытаясь затушить себя. Снова раздался грохот и уже двоих стражей охватила стихия.
   - Ну наконец-то! - радостно произнес бандит и рубанул по застывшему хасу мечом. Он уже видел, как разрезает пополам его тело, но верткий ящер отпрыгнул назад и тут же прыгнул вперед - полученные раны ему не мешали. Казалось, он их вообще не замечал. Бандит начал плести мечом кружева, стараясь не подпустить к себе эту зубастую бестию, но ящер резко крутанулся, приседая почти до земли и подсекая хвостом ноги лучника.
   - Аааа!! - заорал тот, падая на спину и выставляя лезвие меча вверх, ожидая, что хас напорется на него.
   Но нет, тот оказался не так прост. Проклятая рептилия развернулась и ткнула кинжалом в бок бандита, открывая довольно глубокую и скверную рану. Разбойник заорал от боли и попытался перекатиться, но ящер ударил его еще раз и еще в то же самое место, добивая врага. Он не обращал внимания на грохот и пламя - сейчас перед ним был противник, который желал его убить. Хас выпрямился и тут же получил три стрелы в спину. Импульсы выстрелов швырнули его тело на лесную подстилку из старой травы и редкого снега. Боль резко прокатилась по всему телу - он уже практически исчерпал все ресурсы, которые были ему доступны. Ящер вытянул руку вперед, подтащил свое тело и попытался встать, но еще две воткнувшиеся в его тушку стрелы - одна в правую ногу, вторая в основание хвоста - заставили хаса дернуться. Он не видел, что защитники каравана уже пали. Неизвестно откуда вынырнувший маг с помощью своего посоха мигом спалил одну половину стражи, а вторую уничтожил, просто развлекаясь. Немногочисленных оставшихся защитников добили лучники, что стреляли с противоположной стороны. Они же и видели, что четверых их товарищей прикончил какой-то зверь и желание захватить его живым, чтобы вдоволь повеселиться, как-то пропало. Лучники начали развлекаться, на спор стреляя в еле шевелящуюся ползущую неведомо куда, ящерицу. Один из них выдернул самого молодого из толпы и повел в сторону раненого.
   - Давай. - Махнул он рукой. - Перережь ему горло.
   Молодой, подросток, сглотнул. Его лицо побледнело, но он решительно сжал нож и нетвердой походкой пошел к едва ползущему ящеру. Со всех сторон неслись советы.
   - Голову ему вверх оттяни!
   - Режь быстро, чтобы лезвие не застряло!
   - Сначала в шею ткни, а потом уже режь! На всякий случай. - Кричал кто-то.
   - Не, пусть ему хвост отрежет! - веселясь, предложил кто-то из бандитов. - И рога тоже!
   - У этого нет рогов, глаза разуй!
   - Ого, правда! Может это и не хас совсем?
   - А кто? Моя бабка? - захохотал другой бандит. - От старости позеленела вся и чешуей покрылась! Ха-ха-ха!!
   - Давай, сопляк, прикончи его уже. - Спокойно сказал тот, кто привел парня к раненому. Бандиты позади улюлюкали и смеялись.
   Парень наступил ногой на спину ящерицы, из которой торчали три стрелы. Тот затих, понимая, что это не бандит склонился над ним, а госпожа смерть. Хас закрыл глаза, ожидая удара, но парень медлил. Одно дело размахивать мечом в толпе, не понимая, подрезал ты кого или просто так задел. И совсем другое хладнокровно прикончить раненого вот так. Старший над лучниками подбодрил его.
   - Давай, парень, не медли. А то он успеет отойти с мир иной и без твоей помощи. - Бандит хмыкнул. - Или ты хочешь присоединиться к нему?
   Подросток сжал зубы и решительно наклонился, приставляя лезвие ножа к горлу ящера. Не для того он сбежал из дома, чтобы быть еще и вышибленным из этой банды, в которую его пригласил приятель. Хочешь хорошей жизни, изволь делать так, как говорит старший. И сейчас, на этом самом месте, решается его судьба. Будет он принят или же останется лежать рядом с этим зверем. Он даже не кым, просто зверь, возникла вдруг в голове парня мысль, чего я вообще боюсь? Ведь не горюет же мать, когда рубит голову курице? Так чем я хуже? Парень надавил на нож и провел им по горлу раненого. Тот дернулся и затих, его голова коснулась сухой травы, а тело как-то вдруг обмякло. На лезвие ножа осталась темная, почти черная кровь. Парень встал и посмотрел на лучника.
   - Вытри лезвие ножа об его одежду. - Приказал бандит. - Держи оружие в чистоте и оно тебя не подведет.
   - Надо отрезать ему башку! - крикнул кто-то. - Повесим как трофей!
   - Нет! - громко отрезал подходящий к развлекающимся лучникам главарь. - Быстро уводим повозки с дороги, некогда трупами заниматься. Лесные звери приберут.
   - Такой трофей пропадет. - Сокрушенно покачал головой бандит.
   - Это не твой трофей, не тебе им и владеть. - Спокойно сказал главарь и тяжелым взглядом осмотрел свою шайку. - Не ты его убил. И не ты. - Ткнул он пальцем в группу ухмыляющихся лучников. - Все вместе. А вот он убил четверых из вас. - Бандит показал на лежащие рядом трупы. - Поэтому он заслужил такую легкую смерть. - Главарь замолчал, после чего рявкнул. - Чего встали?!! Живо за работу!!
   Парень, принятый недавно в банду и только что прошедший "посвящение", со всех ног припустил к повозкам, в которых уже шарились его дружки. Оставшихся в живых женщин связали и уже тащили в свое логово под охраной мага. Который гордо топал позади напуганных пленниц, размахивая своим посохом.
   Бандиты очень быстро и споро разграбили караван, подожгли те повозки, которые остались без лошадей и которые не могли утащить и быстро ушли. Ночь полностью вступила в свои права, скрывая все следы сумеречного налета. Поэтому слепошарые кымы не видели, как с высокого дерева по стволу спустилась чья-то фигура. Передвигаясь бесшумно, она первым делом подошла к лежащему ящеру и коснулась его тела своей мохнатой рукой. Некто издал удивленный возглас, больше напоминающий то ли взрык, то ли тихое мяуканье. После чего перевернул тело на бок, обломав торчавшие древка и попытался влить какое-то снадобье в рот ящеру. Посмотрев на бутылочку, в которой плескались остатки лекарства, спаситель решительно вылил все внутрь "убитого". Потом достал баночку с мазью и начал наносить ее на переставшие кровоточить раны.
  
   - Как же так, Первородный? - вопрошала душа погибшего хаса. - Я всегда приносил тебе дары, вел достойную жизнь, старался соблюдать твои заветы и так бездарно погиб, не достигнув того, чего хотел!
   Могучая сущность склонилась над маленьким энергетическим сгустком, которым и являлась душа. Она не испытывала трепет, только горечь от того, что не успела сделать задуманное. Первородный знал о ней все, видел прошлое и будущее, ведь он существовал одновременно везде и нигде. Душа бы не смогла осознать этого, потому что еще не понимала. В одном она была права - ее путь в материальном мире оборвался слишком уж быстро. Первородный дарил душам жизнь не для того, чтобы они моментально погибали, а для постепенного развития и совершенствования. Просто сейчас он отправит душу на следующий круг существования. Она снова родиться шакхасом и, возможно, сумеет пройти свой путь до конца. Это будет зависеть от нее самой, Первородный только дает жизнь, он не контролирует дела смертных.
   Но здесь... сущность посмотрела куда-то вдаль. Вмешалась чужая ВОЛЯ. Которая чрезвычайно раскаивалась в содеянном и просила прощенья. Первородный, по меркам материальных существ, был стар. И в то же время молод. Но мудр. И справедлив. Поэтому он обратил свой взор к душе.
   - Чего же ты хочешь? - пророкотал он. Первородный не говорил, его слова слово выжигались на "энергетическом теле" души и она внимала им.
   - Расплаты. - Твердо ответила душа. - Верни меня назад, я найду бандитов, прервавших мой путь и убью их!
   - Жизнь за жизнь? - спросил Первородный. - Хочешь отомстить? А справишься?
   - Справлюсь! - уверенно и дерзко ответила душа.
   - Ой ли? - вдруг со смехом спросил Бог и коснулся своей "дланью" души. Которая тут же осознала, что ее ждет в будущем, если проскользнуть по линии времени. - Так как, ты согласен? Но учти, еще не все предопределено, я просто показал тебе один из вариантов, но остальные еще хуже. Решай быстрее, тело умирает и я не властен более поддерживать его существование.
   - Я... - мысли души метались в поисках решения, - я... не уверен. - Внезапно к ней пришло озарение. Первородный подсказал, ибо все уже решил сам, за душу. - Но я могу вручить месть кому-то другому? Кто... более подходит для этой... работы?
   - Это твое право. - Согласился Бог. - Выбирай. И знай, что твой выбор должен быть не только верен, но и мудр.
   - А... кто из них? - перед взором души выстроились в ряд другие души. Они даже не знали, что происходит и понятия не имели, чем им это грозит.
   - Тебе решать. - Хмыкнула сущность. И ощутило недовольство еще одной чужой ВОЛИ. Более сильной ВОЛИ. - Так, этих в сторону. - Души исчезли в энергетическом вихре, словно не существовали. - Выбирай из этих.
   - Кымы?! - удивленно вопросила душа. - И один из них займет мое тело?
   - Время. - Поторопил Первородный, хотя для него никаких ограничений не существовало. Ограничения существовали там, в материальном мире. И тело, предназначенное для вселения, умирало. И даже помощь чужой ВОЛИ не могла отсрочить его конец.
   - Этот. - Решительно ткнула "пальцем" душа. Она быстро посмотрела на возможности кыма и ее они удовлетворили. - У него схожий мотив.
   - Предательство. - В слове Первородного слышалось удовлетворение. - Будь по-твоему.
   Вспышка, и выбранная душа отправилась в новое для себя тело. Умирающее, но пока еще живое. Хреновые стартовые условия, говорите? Так Первородный знал, что чужая ВОЛЯ ему обязана и сделала все, для того, чтобы тушка шакхаса оставалась жива почти на грани. А другая ВОЛЯ, обожающая розыгрыши и шутки и вообще все необычное, тоже изрядно постаралась. Именно она подсказала решение и Первородный был с ним согласен. Душа же смотрела на то, что происходит.
   - И что теперь? - спросила она.
   - Решай, останешься здесь и посмотришь или сразу уйдешь на перерождение. - Предложил Первородный.
   - Посмотрю. - Решила душа.
   Одна из частичек сущности, которая и вела разговор с душой, кивнула и ушла. У нее было много своих дел во множестве других миров. Просто в этом случилась нестандартная ситуация, которая потребовала "личного" присутствия. Душа устроилась поудобнее и начала наблюдать.
  
   В дверь постучали тяжелым предметом. Спящая на кровати женщина немедленно проснулась и насторожилась. Посетители к ней приходили редко, да и то в основном при свете дня, ночных гостей отродясь не заявлялось. Поэтому ее тревога была понятна. Толстая выделанная шкура, служившая одеялом, была откинута в сторону, а женщина, сунув ноги в меховые мокасины, не одевая теплую безрукавку, так и оставшись в холщовой ночной рубашке, подхватила стоящий возле кровати короткий кривой меч и, бесшумно ступая, двинулась к двери, возле которой стоял щит. Запор был прочным и выломать его с одного удара у нападавших не получилось бы, а вот пролезть в окна, которые размерами напоминали маленькие отдушины, они бы точно не смогли. Пропихнуть кусок горящей пакли вполне, но на этот случай у женщины дома были припасены полные ведра воды.
   В дверь снова затарабанили и послышался голос:
   - Анга, открой, это я! - произнес ночной гость.
   Женщина поставила щит обратно, прислонила к нему меч и подошла к столу, на котором стояла свеча. Сверкнула небольшая искра и веселый огонек заплясал на кончике огарка. Анга взяла светильничек и подошла к двери.
   - Вот скажи мне, Рурк, - потянув за засов, начала говорить она, - зачем ты приперся посреди ноч... ах!!
   На небольшом крыльце, скрывшись под коротким навесом, с чьим-то телом на плечах, стоял мав довольно крупных размеров. С его капюшона капала вода, с усов тоже, грязные мокрые лапы оставили два крупных следа на досках крыльца, полы плаща "прилипли" к коленкам. Сухой у ночного гостя была только верхняя половина тела - нижняя, облаченная в короткие штанишки, до сустава была вымочена. При такой погоде, да еще и в холодную ночь можно легко простудиться, но Анга знала, что маву болезнь не грозит. Конечно, он не очень любит, когда шерсть становится мокрой и старается как можно быстрее обсушиться, но если возможностей нет, то можно и потерпеть. Женщина решительно отошла в сторону.
   - Клади его на стол! - распорядилась она. - Да ноги вытри, балда! - возмутилась она, когда мав вперся внутрь домика с раненым ящером на плечах.
   Анга быстро захлопнула дверь и закрыла ее на засов. К тому времени Рурк аккуратно уложил свою ношу на длинный стол, оставшийся еще от прошлых хозяев, у которых была довольно многочисленная семья, и с наслаждением потянулся, разминая плечи. Женщина быстро прошла к лежащему хасу и начала его осматривать, ощупывая тело.
   - Рассказывай. - Велела она.
   - Бандиты напали на караван какого-то богатого купца... - Мав присел было на лавку, но Анга указала ему рукой на очаг.
   - Разведи огонь.
   - Сейчас. - Гость встал и направился к камину.
   - И сними свой плащ и вытри ноги насухо! Истоптал мне весь пол. - Проворчала знахарка.
   - Да вытру. - Мав пошуровал кочергой в золе, подкинул пару поленьев. Едва тлеющий огонь с радостью накинулся на свежую пищу. - Потом. - Рурк посмотрел на Ангу своими зелеными глазами с вертикальным зрачком. - Так рассказывать или нет?
   - Да и так все понятно. - Руки знахарки уже рвали на раненом потрепанную одежду - возиться и снимать ее не хотелось. Если что она потом выдаст ящеру новые шмотки, которые можно легко перешить из кымовских. - Бандиты напали на караван, этот защищался, но не совладал с толпой и его казнили. Неумело, поэтому и выжил. Значит, резал кто-то из молодых.
   - Ты-то откуда знаешь? - удивился мав.
   - Я очень наблюдательна. - Фыркнула Анга и посмотрела на Рурка. - Ты же все это время просидел в кустах или еще каком укрытии, а уже после пошел мародерствовать, поэтому легко подтвердишь мои слова.
   - Да чтобы я!... - возмутился гость.
   - Слушай, я вашего брата лучше вас самих знаю. - Со смешком произнесла знахарка. - Чтобы мавы, да не пошарили в чужом кармане... не припомню такого. Это же у вас в крови, вы и сами не понимаете, отчего так происходит. Бах, и подцепили когтем чужой кошель, а потом крик на весь рынок: "держи вора!" И потом, я не обвиняю тебя в трусости - помочь обозникам ты явно не смог бы. Много было бандитов?
   - Много. - Помрачнев, отозвался гость. - И среди них маг.
   - Маг? - удивилась Анга.
   Казалось, что ее руки жили своей жизнью, порхая над телом. Мав уже давно заметил, что живущая в одиночестве наособицу от поселка женщина не так проста, как хотела казаться. Для деревенских простаков она была обычной знахаркой, но Рурк-то видел, что кроме занятий алхимией, Анга еще немного баловалась магией, причем не демонстрируя всех своих способностей. Кроме этого она прекрасно разбиралась в устройстве организмов различных рас, вон как по ящеру руками шурует. И его самого тоже не раз лечила, особенно после того, как ловкого мава на охоте чуть не задрал Зверодав. Помнится, он еле приполз к домику Анги, попросив помощи. И женщина не отказала, выходив почти полумертвого мава. Глядишь и с этим совладает.
   - Ну да. - Кивнул Рурк. - Он огненные шары метал и стену огня делал. Посохом взмахнул и фуухх!! - мав описал полукруг рукой. - Охрану как копытень траву языком слизало.
   - Посохом говоришь. - Анга задумалась. - Я тебе так скажу - не тот маг, кто посохом владеет.
   - Это как?
   - Бандит мог просто узнать, как им пользоваться. - Пожала плечами знахарка. - Тем более, что со временем он разряжается. Находящаяся в нем энергия расходуется на создание волшбы. Да и потом, глупость это - огненные шары метать.
   - Почему?
   - Потому что от них можно увернуться. - Ответила Анга, снимая мокрые повязки, которыми Рурк забинтовал раны ящера. - А вот от воспламенившейся под доспехами или кольчугой одежды уже никуда не денешься - моментально сгоришь. Так что не маг он, так, нахватался верхушек или подсмотрел где. - Знахарка посмотрела искоса на мава. - Настоящий маг подобной ерундой бы не занимался.
   - А чем? - спросил любопытный мав.
   - Ему бы своей силы вполне хватило, чтобы горстку охранников в пепел превратить. Пух, - Анга пошевелила пальцами в воздухе, - и готово. Ну, или сердца у них бы остановил, паралич навел, еще что-нибудь этакое сделал. А шары пускать и стеной огня давить... - она сделала паузу, - однозначно не маг. Показушник и балбес деревенский, не больше.
   - Какая ты... умная. - Поежился мав.
   - Поживи с мое, таким же станешь. - Засмеялась женщина. Она говорила с Рурком честно и таких вещах, которые не каждый мог знать и была прекрасно осведомлена, что мав ее не предаст. Во-первых, он ей слишком сильно обязан и, во-вторых, в их народе самый страшный грех - навредить тому в любой форме, кто тебе жизнь спас. Обмануть, обокрасть, предать опять же. Тогда их верховный бог, как там его, Смотрящий или Глядящий, кажется, нарушившего закон не просто накажет, уничтожит его род и поглотит душу после смерти. Так что мав считал, что теперь обязан служить спасителю, в чем бы это не выражалось. Защита и охрана имущества, труд во благо спасителя, всевозможная помощь по хозяйству или же снабжение продуктами. Рурка Анга нашла на пороге своего дома, когда вернулась со сбора трав и цветов для лечебных настоев и микстур. Сумела выходить практически полумертвого мава и тот теперь не просто к ней привязался, стал ее второй тенью. Что, в общем-то неплохо. И вот сейчас перед ней на столе лежит второй представитель звериного народа, тот, в чьем облике очень сложно рассмотреть разум. Знахарка не так уж много знала о хасах, слишком закрытое и враждебное кымам общество, но их анатомию приходилось изучать. И видеть живых представителей тоже сподобилась однажды. И даже пообщаться с ними. Недолго правда, но этого хватило, чтобы понять какой они скрытный народ. Анга искоса посмотрела на мава, задумчиво смотрящего на стену. - А ты, значит, хотел бы этот посох себе прикарманить?
   - Я уже говорил, что избавился от этого... недуга. - Мрачно сказал Рурк.
   - И поэтому живешь один в лесу на дереве? - ехидно спросила Анга, закончив раздевать ящера и осматривая его раны. - Чтобы руки сами собой по чужим карманам не шарили? То-то торговки на рынке на тебя всегда косо поглядывают, стоит тебе там только появиться. - Рурк молчал. - Зачем ты намазал ему горло мазью для ран?
   - Так ведь... - не понял ее вопроса мав.
   - Хасам или, как они сами себя называют, шакхасам, - попыталась максимально близко к оригиналу выговорить слово Анга, - многие лекарства, предназначенные для кымов, маров или мавов противопоказаны. - Знахарка искоса посмотрела на гостя. - Потому что химия тела у них другая. Ты мог его убить.
   - Химия-алхимия. - Проворчал тот. - Я в этих ваших колдовских штучках не разбираюсь.
   - Это не колдовство - наука. - Наставительно произнесла Анга. - Колдовство - это к магам, а знахари и алхимики уже давно используют дары Живы в своих снадобьях. Свойства различных трав, кореньев и растений изучались столетиями и на протяжении стольких эпох уже давным-давно были составлены и записаны нужные рецепты. Тебе повезло, что он не загнулся от влитой тобой ему в горло микстуры регенерации. - Женщина задумалась. - Хм, это подстегнуло его собственную, и, что самое интересное, не подорвало организм. - Она оттянула веко, заглядывая ящеру в глаз. Потом подцепила ногтем чешуйку в районе раны, нанесенной стрелой и оторвала ее от засохшей крови, разглядывая при свете свечи. Рурк вынул все наконечники, чтобы раненого было удобно тащить и забинтовал тканью особенно глубокие разрезы. - Он был на волосок от смерти и все-таки выжил. Как ты там вообще оказался? - спросила знахарка, подойдя к столу, на котором в нужном порядке были расставлены стеклянные колбы и реторты. Она принялась что-то смешивать в ступке, готовя лекарство.
   - Охотился. - Односложно ответил Рурк, присев на лавку и вытянув уставшие ноги. - Услышал цокот копыт, фырканье лошадей и голоса кымов, пошел к дороге, хотел поторговать. Путешественникам за долгий путь надоедает солонина и хлеб, хочется свежего мяса, а у меня как раз с собой было. Почти под вечер подстрелил молодую самку остророга, у нее мясо вкусное и нежное. - Мав высунул розовый язык и лизнул им нос, а его усы на морде забавно растопырились. - Кымы бы с рогами оторвали. А когда к дороге подходил, то бандитов и заметил - они только-только засаду принялись устраивать. Думал по-быстрому сбежать от греха, да как назло по склону группа лучников поднималась, они бы меня точно заметили. Пришлось добычу наскоро спрятать и на дерево залезть. Я там в хвое схоронился.
   - Не нашли тебя, выходит? - спросила Анга, только чтобы поддержать разговор. Мыслями она уже была далеко и вспоминала куцые знания об анатомии хасов.
   - Да они и не искали - попробуй следы мава в лесной подстилке найти. - Похвастался умением маскировки Рурк.
   - Ты тяжелый и здоровый. Весишь много и оставляешь глубокие следы, особенно под дождем. - Знахарка пристально посмотрела на мава. - Бандитов к моему дому не приведешь?
   - Да ты что! - возмутился охотник. - С чего бы им сюда заявляться?! Я вообще через ноголомный проход шел, про ту щель кроме меня никто не знает, кымы ее десятой дорогой обходят, даже не подозревая что там можно пройти! И путь сократил и время выиграл, а то если бы по дороге добирался, то ящер точно сдох бы.
   - Почему кымы туда не суются? - поинтересовалась Анга. Жила тут уже много лет, а про горную лазейку даже не знала.
   - Там вход в Бездну. - Пожал плечами мав. - Они так считают. Тонкий мостик из деревца уже я перекинул, чтобы всякие дурни пройти побоялись, если уж сунутся. Которое от одного прикосновения сломается - высохло и состарилось давно, внутри одна труха. Ступят на него и... - Он пошевелил мохнатыми пальцами в воздухе.
   - Как же ты прошел?
   - Так ведь я мав. - Снова похвалился он. - Мы и не такие пропасти преодолевали. Там перепрыгнуть легко можно, но с этим на плечах... - Рурк покрутил головой, разминая шею. - Пришлось повозиться. Вроде мелкий, а тяжелый, зараза.
   - Это потому, что у него кости плотные и шкура дубовая. Настоящая природная броня. - Ответила автоматически Анга.
   - А чего его тогда стрелами истыкали как иглонога? - спросил Рурк.
   - Наверное, специальными били, с наконечником, который чешую раздвигает. Или бронебойными, тоже, говорят, их хорошо берут. - Она показала пальцами, сложив их лодочкой, а потом раздвинув в стороны. - Под шкурой-то хас такой же как и мы - мясо, мышцы, сосуды и кости.
   Рурк встал и подошел к лежащему на столе телу. Он ткнул когтем в район горла, указывая на рану.
   - Кожа на горле кажется тонкой. - Заметил он. - Одно из уязвимых мест?
   - Так и есть. - Анга закончила смешивать лекарства и налила полную чашку воды, куда и высыпала содержимое. Сейчас поставить на огонь, довести до кипения, а потом остудить и снадобье выздоровления будет готово. А пока можно и мазью заняться, благо, что хас пока не собирается в гости к своему Богу. Видимо, время еще не пришло. - Только резал неумеха - второпях и неглубоко. Видимо, как только кровь пошла, так сразу и успокоился.
   - Он ведь кровью мог истечь.
   - Мог, да только природа все за него сделала. Кровь имеет свойство быстро сворачиваться и засыхать, закупоривая рану. И потом, у них мощное сердце, которое то замедляет свой ритм, то ускоряется, когда это необходимо. Когда хас входит в боевой режим, то каждая его клеточка наполняется кровью, чтобы мышцы быстрее получали питательные вещества и освобождались от, - Анга подобрала понятное маву слово, - от отходов. Из-за быстрого тока крови они становятся более эластичными и сильными, к тому же повышается обмен энергиями в теле. - Рурк молчал, слушал не перебивая, все равно ничего не понимал. - Эта их способность известна, как Вихрь, кажется, так слово переводится с их языка. Ящер становится очень быстр и практически неуязвим, но на короткое время. Если не успеет перебить своих противников, то наступает сильный откат. Как в магии. - Привела пример Анга. - Когда колдун "разрядился", то не успевает заново накопить заряд силы, чтобы атаковать вновь. Поэтому все волшебники носят с собой эликсиры силы, восстанавливают затраченную энергию. А вот хасы пользуются возможностями своего организма. Этот, видимо, потратил все, что ему было доступно, потому его так легко и зарезали. Сердце начало биться медленнее, переходя в "экономный" режим, как и при подводном плавании, чтобы не перегореть.
   - То есть? Поясни! - потребовал мав.
   - У моего тела постоянная температура, у твоего тоже, плюс толстая шерсть, которая тебя греет в холода. Мне, чтобы согреться, нужна теплая одежда, тебе же можно и голяком ходить. - Анга засмеялась. - А вот им достаточно просто двигаться или же посидеть возле костра, чтобы как бы впитать тепло и сохранить его внутри тела. А чтобы не расходовать энергетические ресурсы попусту, их сердце переходит в медленный ритм. Все процессы в организме замедляются, кроме самых необходимых. Они так вроде как в спячку впадают, но при этом все хорошо слышат и видят. И могут в любой момент начать быстро двигаться, мышцы у них не затекают, такая вот особенность. Наверное, выработана поколениями охотников. - Знахарка пожала плечами. - Я слышала, что в их протоках есть племя, которое днями может сидеть неподвижно в засаде, а потом - цап! И добыча у них в лапах. И в воде они отлично себя чувствуют - мало того, что тепло тока крови греет изнутри, так еще и плавают ловко. А если начнут очень быстро двигаться, то температура их тела повыситься. Сердце гонит кровь по сосудам, она проникает в мышцы, ее ток создает тепловой эффект. И чтобы не расходовать его, то сердце начинает биться таким образом, чтобы сохранить баланс. Тем самым экономиться и воздух в легких и тепло тела. Чтобы не нагревать воду снаружи, их шкура обладает интересным эффектом - у нее как бы есть такая воздушная прослойка, вот подойди сюда, я покажу. - Мав встал и приблизился к телу. Анга аккуратно раздвинула рану и показала на срез кожи. Под ней была светлая пленка, которая чуть растянулась от прикосновений женщины. - Смотри, когда хас ныряет, эта кожная подкладка как бы раздувается и держит в себе воздух. Хм, может они и используется для дыхания? - спросила Анга сама себя и тут же отрицательно замотала головой. - Нет, ерунда. В общем, ящер как бы немного увеличивается в размерах, совсем чуть-чуть, даже незаметно. И это позволяет ему не мерзнуть даже в самой холодной воде. Давно Армары охотились на них из-за шкур, думали, что сошьют себе одежду потеплее, но не вышло. Рисунок выделанной кожи, правда, очень красив. Так что они и дармары до сих пор устраивают на них охоту ради кожаных сапог, курток или штанов. Исключение - дремары. Им как-то удалось мирно ужиться с хасами и даже подружится с некоторыми племенами. Не со всеми, правда. - Тут же оговорились Анга. - Есть много племен, которые живут только в теплых протоках или же на болотах и со шкурами у них плохо - такой прослойки нет, но тоже весьма крепкие. И нападают на всех, кого увидят, даже на своих. Но вот горцы, что обитают в Змеиных горах, вполне приспособились к холоду. Этот, похоже, из таких.
   - Этот? - удивился Рурк. - Может быть, сейчас перед тобой самка.
   - Это мужчина, молодой, судя по размеру чешуек. - Твердо ответила знахарка и посмотрела на сомневающуюся морду мава. - Если ты не видишь болтающийся у него между ног член, то это не значит, что его нет.
   - А где он? - усы у Рурка забавно топорщились. Он был крайне заинтересован и даже хвостом чуть-чуть подмел пол.
   - Спрятался. - Пожала плечами Анга. - Хасы много времени проводят в мутной и грязной воде, поэтому никакая зараза не должна попасть внутрь их организмов. Их глаза защищены вторым прозрачным веком, позволяющим им хорошо видеть под водой, половые органы спрятаны внутрь тела, ушные раковины, - она показала пальцем на маленькие отверстия на голове, - созданы природой таким образом, чтобы туда жидкость не попадала. Ноздри закрываются этими кожистыми клапанами, когда хас переходит на внутреннее дыхание, плывя под водой.
   - Это как?
   - Набирает полную грудь воздуха и ныряет. Может под водой без проблем просидеть в течение некоторого времени. Ну, или резвиться там, рыбу ловить. Возможно, у некоторых есть жабры, как у рыб, я точно не знаю. - Анга осторожно повернула тело, разглядывая шею и грудную клетку. Ящер уже давно лежал перед ней голым и представлял собой прекрасный образец для изучения. - Но у этого, похоже, нет. - С сомнением в голосе сказала она. - Значит, он точно из горцев.
   - Сухопутный хас?
   - Все их племена умеют плавать и задерживать дыхание. Это дано им природой и способность никуда не делась. В Змеиных горах есть холодные озера, опять же подземные реки и пещеры, в которых хасы и живут. Я не очень много знаю об их народе, только то, что прочла в записях из летописей путешественников и тех, кто сумел вернутся с Проток. Как там у них на самом деле, никто не знает - закрытый народ. Очнется - расскажет. - Анга посмотрела на лежащее перед ней тело. - Если захочет.
   - Как это - если захочет?
   - Зачем он шел в Предел? - спросила знахарка. - Для какой цели? Может быть, он изгой и собственное племя приговорило его к смерти. Может быть, решил податься в бандиты или воры. Или же наемный убийца, раз ты говоришь, что он прикончил бандитов. Вариантов много.
   - Тогда бы не стал защищать женщин, что сидели в повозке. - Резко ответил мав. - Я видел - он убил четверых, прежде чем ему перерезали горло. Он хороший воин, но с толпой не совладал.
   - Обычно хасы не путешествуют в одиночку. - Анга задумалась о своем. - Предпочитают перемещаться малыми группами.
   - Он ехал вместе с караваном, чем не группа? - Заметил мав. - Да и к чему гадать, если правду узнать мы можем только от него.
   - Посмотрим. - Женщина начала осторожно смазывать порезы ящера. - Давай-ка перенесем его на кровать, там будет гораздо удобнее, да и стол он уже занимать не будет. - Предложила она, отставив в сторону плошку. - Только клади на бок - хвост будет мешать ему лежать на спине.
   Вдвоем они осторожно перетащили тяжелого ящера на единственную койку в домике, Анга закончила обрабатывать раны и накрыла пострадавшего одеялом. Сейчас хасу нужно тепло, чтобы процесс выздоровления ускорился. Она видела, что в районе ран начали формироваться новые молодые клетки - регенерация у этих существ была потрясающая. Видимо только благодаря ей он и выжил. Рурк, сам того не зная, подстегнул процесс заживления и именно это спасло ящера. Анга осторожно влила раненому в раскрытую глотку немного остывшего сваренного только что отвара. Неожиданно его глаз открылся и уставился на женщину. В вертикальном зрачке просквозило удивление, он расширился. Ящер попытался чуть пошевелиться, но был очень слаб, так что даже это усилие заставило его снова провалиться в пучину беспамятства. Знахарка посмотрела на Рурка, который тоже заметил это движение.
   - Останься со мной. - Велела Анга. Взгляд ее напугал. В нем было столько боли и ненависти, направленной вовне, что знахарке стало немного не по себе. Она уже видела такой раньше и знала, что он не сулил ничего хорошего. - Мало ли что.
   - Естественно. - Мав выпустил и втянул обратно когти на правой руке. - Только такой сильный зверь как я может совладать с подобным мне.
  
   Сознание вернулось, словно его включили. В голове возникла такая вспышка боли, как будто произошел взрыв сверхновой звезды, но раненый не застонал. Он даже не открыл глаза, чтобы осмотреться и понять, где он. Первым желанием было, конечно, узнать, что случилось с остальными, но лазутчик помнил обстоятельства получения им ран, это четко впечаталось в память. Их группу решили зачистить и сделали это в открытую, совершенно не заботясь о последствиях. Его насторожило еще тогда, когда куратор сообщил о придании группе снайпера прикрытия. Лазутчик знал, что их всегда кто-то сопровождает, но никогда не видел их лиц, а тут... Болтун, что ехал с ними в машине, был стрелком и мимолетно замеченное выражение его взгляда очень не понравилось командиру группы. Он бы его там же и грохнул, прямо в салоне, но свои ощущения к рапорту не пришьешь. Как оказалось, зря.
   Вокруг было тихо. Не тиканья часов, ни скрипа кроватей, ни шарканья тапок по кафелю пола, если он попал в госпиталь. Хотя, не мог он туда попасть, им одна дорога - на тот свет. Если, конечно, его кто-то не вытащил после зачистки. Вряд ли убийцы сработали так грубо и оставили его в живых, пускай и раненого. Они должны были проконтролировать тело жертвы, но раз чувствуется нестерпимая боль, то почему-то они этого не сделали. Лазутчик открыл один глаз и внимательно осмотрел помещение.
   Он лежал на боку и что самое интересно, угол обзора зрения как будто изменился. Он стал гораздо шире, не 360 градусов, конечно, но около 280 или чуть меньше это точно. И это выглядело очень странно. Тем более, что деревянные балки потолка, старые некрашеные доски и такие же деревянные стены с прибитыми к ним полками, на которых стояли различные склянки то ли с вареньем, то ли с еще какой бурдой, говорили о том, что он явно не в палате госпиталя находится. Если она не под номером шесть, конечно, и все это не более чем глюк получившего сильный удар сознания. И башка болит еще потому, что ему наркоту лошадиными дозами вкалывают. Лазутчик попытался пошевелиться, но тело окатила такая волна боли, что сознание забаласировало на грани падения во тьму беспамятства и он оставил эти попытки. Хорошо, что хвост целым остался, подумал внезапно он, и эта мысль сильно ошарашила попавшую в это тело душу, бывшую человеком.
   Он вспомнил свою смерть. Образы возникали фрагментами, но основное он уловил - человеческое тело умерло, а он сам попал на своеобразную чашу весов. И некто, такой могущественный и сильный, что хотелось сжаться в комочек и забиться в самую узкую щель под плинтус и притвориться комочком пыли, решал сейчас его судьбу. Лазутчик знал, что он совершил много жестокого в своей жизни. Сначала убийства на войне, потом работа по заказу и как итог - приглашение в Контору. Где выходом в отставку является пуля в башке. Но он надеялся ее избежать, однако же не смог. Он ведь знал, что его ценили как специалиста, но тем не менее пожертвовали его группой. Видимо, правдивы были слухи о том, что сменилось руководство и старая гвардия уже не нужна. Методы работы стали другими и услуги профессиональных убийц теперь не востребованы на "рынке труда". Горько еще осознавать то, что ты считал, что делаешь это все для блага государства, ибо победить законными методами коррупцию в высших эшелонах власти невозможно и остается только одно средство. Весьма действенное. Какое же его настигло разочарование, когда он понял, что все, что он делал - бессмысленно, потому что верил в ложь. Одни коррупционеры устраняли конкурентов руками его группы, а он, как исполнительный болван, качественно выполнял свою работу. И могущественный Бог знал это. Ибо кто еще это мог быть?
   Могучая Сущность решила его судьбу - ему дали второй шанс. Возможно, не просто так, а для чего-то, но вот для чего лазутчик не помнил. Он и встречу с Сущностью практически уже забыл, образы постепенно угасали, стирались из памяти, оставляя после себя ощущение чего-то недоделанного. Которое ты пытаешься вспомнить и не можешь. И от того, как он выполнит поручение, зависит его дальнейшая жизнь. Продолжит ли он существование здесь, в этом месте или снова усядется на чашу весов и если она опустится под его тяжестью, то... лазутчик даже не хотел думать об этом.
   В помещение солнечный свет едва проникал через небольшие оконца, расположенные почти под потолком. Похоже, что он находится в землянке или еще каком деревенском сарае, раз тут расположены банки и прочие запасы. Сущность ничего не сказала о времени и мире, куда его закинула своей волей. Тем более, что и не обязана была делать это. Кто он перед ней? Мелкая букашка, которую вдруг заметили и, благодаря хорошему настроению, решили отпустить, а не растоптать. Так что нужно не разочаровать в первую очередь самого себя, чтобы хотя бы выжить. Что ж, придется отыгрывать потерявшего память, решил лазутчик. Но сперва хотелось бы познакомиться со своим новым телом. Он ощупал длинным языком небо и зубы. Так, впереди много острых клыков, а вот позади такой широкий и не слишком зубастый "частокол", чем-то напоминающий человеческий. Откуда тогда хвост? Диверсант чувствовал, что он составляет почти половину его тела и достает практически до земли. У основания толстый, в конце - тонкий с гребнем плавника. Так, раз есть плавники, то значит, он может находиться под водой или же жить там. Но нет, сейчас-то он лежит на кровати в доме. Человек-амфибия? Ха, Беляев это оценил бы. Возможно. И еще один вопрос - все ли здесь выглядят также как он? А то может его поймали в сети, пока предыдущий хозяин тела промышлял под водой, вытащили и сейчас просто заперли в сарае, чтобы потом выпотрошить и сделать чучело. Ездить по городам и показывать всем за деньги. Не фига себе у меня понедельник начинается, подумал лазутчик, пытаясь повернуться. Боль накатила волной, но он усилием воли не дал сознанию погаснуть. Только чуть зашипел сквозь зубы.
   Скрипнуло дерево и командир замер. Так, он в помещении не один или же это мыши шумят? Но тогда это должны быть весьма крупные особи, способные продавливать доски. Диверсант почувствовал, что к нему кто-то направляется, большой и массивный. Он закрыл глаз и притворился спящим, ведь кроме зрения у него есть еще и уши, обоняние и тактильные ощущения. Некто замер рядом и тихо произнес:
   - Ааньхьяя. - Как-то странно протянул незнакомец. - Мррмак мря маауююмар рмак.
   - Хгак! - отозвался женский голос и снова скрипнуло дерево. Раздались громкие шаги - она была обута в башмаки с каблуками и процокала на них куда-то к стене, потом направилась к лазутчику. Он ощутил, что его лба коснулся какой-то холодный камень и словно прилип к коже. - Вот так. - Неожиданно раздался рядом голос женщины и диверсант отлично понял, что она сказала. - Давай, открывай глаза, мы знаем, что ты очнулся.
   Пришлось подчиниться. Сразу его вроде резать не стали, раз принялись разговаривать, так что теплилась надежда, что все обойдется. То, что он увидел перед собой, заставило лазутчика снова закрыть глаз, досчитать до пяти, а потом открыть вновь. Но ничего не изменилось.
   Перед ним стоял высокий и широкий кошак. Именно так, здоровенный зверь, поднявшийся на задние лапы. Мордой он напоминал ягуара или леопарда, такая широкая харя, но вот расцветка больше походила на снежного барса, причем "размалеванного" под каменную раскраску. Известно, что кошки приспосабливаются к тому месту, где обитают и не все среди них имеют маскировку под снег. Видов очень много и это только один представитель из них. На кошаке была надета плотная льняная рубаха или из чего она там сделана, подпоясанная широким ремнем с ножнами для кинжала. Довольно длинное лезвие, подумал отстранено лазутчик, разглядывая кота пониже, где короткие штаны (или может назвать их бриджами?) были подвязаны веревочками, чтобы не болтались, а из них торчали голые лапы. Ступня не напоминала человеческую, скорее кошачью, но с очень широкой, устойчивой опорной поверхностью. Кот сложил руки на груди и вроде бы не представлял опасности, но лазутчик знал - стоит ему сделать опасное движение в сторону стоящей рядом женщины - он умрет. Кошки очень шустрые и быстрые существа, а их когти, особенно такие большие, режут как бритва.
   Женщина, что прилепила ему на лоб какую-то штуку, была похожа на обычного человека, но с более смуглой кожей, чем-то похожа на жительницу южной америки. Нос, рот, темные, почти черные зрачки глаз, маленькие ушки, за которые были убраны такие же черные волосы. Одета в платье до пола, рабочий фартук-передник, рукава закатаны до локтя и заметно, что руками ей трудиться не привыкать. Ее глаза внимательно смотрели на лазутчика, словно ждали от него ответов.
   - Говорить можешь? - не очень вежливо спросил кот.
   - Кхе, - кашлянул диверсант. - Могу. - Выдавил он из себя.
   Слова точно были другие, он это знал, но эти двое его поняли. И не по-русски он говорил, явно на местном наречии. Русский язык вообще остался только где-то в его памяти, а ему на смену пришла речь этого человека-амфибии. Наверное, благодаря камню на башке. Эта штука типа переводчика? Почитывали фантастику, знаем. Самое главное - наладить контакт, раз уж появилась такая возможность. Теперь нужно войти в доверие к ним и расспросить, что вообще случилось, как его тушка здесь оказалась и прочее. Нужна информация и чем больше, тем лучше, истерить и расстраиваться некогда, это только впечатлительные особы в книгах вопят от неожиданности или же ругаются матом. Он себе такого позволить не может. Сдержанность и контроль за речью, вот что ему пока доступно, раз уж язык шевелится. И нужно убедить их хотя бы в первые пять минут е вспарывать ему брюхо.
   - Рассказывай. - Кот подтащил лавку, загремев деревянным ножками по полу, поближе к кровати с раненым и уселся на нее.
   - Погоди. - Остановила его женщина и потопала куда-то в бок. Лазутчик скосил глаз - она направлялась к потухшему очагу. Огонь давно уже погас, но в доме было тепло. Зачерпнула какой-то бурды в кружку и вернулась к кровати. - Выпей-ка это. - Она сунула ему руку под голову и приподняла ее. - Укрепляющий настой. - Пояснила женщина, хотя диверсант и не спрашивал. - Придаст тебе сил.
   Ну, раз лечат, значит убивать пока не собираются, весело подумал лазутчик.
   Раненый спорить не стал и открыл свою зубастую пасть, показав длинный язык. В его вертикальных зрачках возникло удивление, словно он узнал что-то новое. Анга влила ему немного снадобья и ящер легко проглотил настой, чуть причмокнув. Он закрыл глаз, словно прислушивался к ощущениям, потом открыл снова и уставился на знахарку. В его взгляде легко читалась благодарность вместе с вопросом. Анга поставила кружку с настоем на стол и посмотрела на мава.
   - Рурк, разведи огонь.
   Тот нехотя поднялся и принялся шуровать в очаге. Лазутчик посмотрел на его хвост, который выражал озабоченность кота, частыми дерганьями из стороны в сторону. Недоволен, весело подумал диверсант, ишь как пол подметает. Женщина присела на лавку и сложила руки на коленях.
   - Во-первых, как тебя зовут? - спросил она. - Имя свое помнишь?
   - Кто ж его забудет. - Буркнул от камина кот.
   - Тот, кто прошел по грани и увернулся от смерти, часто не помнит прошлого. - Наставительно произнесла женщина и с любопытством посмотрела на лазутчика. - Так как? Помнишь, как тебя зовут?
   Назваться Степаном было бы глупо, подумал он. Тут еще не знаешь, как сам снаружи выглядишь, может быть еще хуже, чем этот кошак. Хотя нет, со зрением явный перебор, у этого глаза прямо смотрят, а мои чуть по бокам расположены. Да и про гребень не стоит забывать, для чего-то он нужен. Курица что ли какая хвостатая? Ладно, пришла моя очередь отвечать на вопросы.
   - Коготь. - Произнес диверсант, назвав свой позывной. Это вроде и имя и в то же время настоящее никто не узнает.
   - Хм, Коготь значит. - Женщина уперлась спиной в край столешницы. - А меня Анга. - Она приложила руку к груди. - Это Рурк. - Кот фыркнул. - И что тебя привело в Предел, Коготь?
   - Не помню. - Ответил лазутчик, почувствовав прилив сил. Бурда, которую он выпил из кружки, начала действовать. Головная боль немного отступила и уже не так сильно давила на мозги. - А где это, Предел? - задал он в свою очередь вопрос.
   - На север от Змеиных гор. - Ответила знахарка. - Почему же ты там не пошел?
   - Там нельзя пройти. - Вдруг неожиданно для себя ответил Коготь и удивился этому. Что это, остатки сознания бывшего хозяина или же таким образом сработала его внутренняя память, доставшаяся вместе с телом? Надо взять ее под контроль, подобные машинальные оговорки могут снова лишить его жизни.
   - Вот как? - удивилась женщина. - Не знала. Значит, ты решил пойти вместе с караваном?
   - Наверное. - Ящер чуть шевельнул хвостом. Анга заметила это движение и немедленно истолковала его. Это все равно, что кым пожмет плечами, жест неуверенности. Он не помнит обстоятельств, что вынудили его совершить путешествие, догадалась знахарка. Возможно, в будущем память вернется, но сейчас спрашивать его об этом бесполезно. - Меня что, хотели выпотрошить? - спросил он.
   - Тебя зарезали, как хрючило. - Ворчливо произнес от очага кот. - Истыкали стрелами и перерезали глотку.
   Значит стрелы, подумал Коготь и еще раз осмотрел помещение. Дремучее средневековье какое-то, тем более если тут есть говорящие коты, то он точно очутился в бредовом фэнтези. Вот спасибо тебе, неизвестный Бог, я оценил твою шутку, язвительно подумал лазутчик и тут же в груди поселился страх. А ну как могучий Бог решит изъять его даже из этой тушки? Что-то помирать совершенно не хочется, зная, что там, за гранью, только мрак и ничто. Ладно, будем вживаться в этот мир, средневековый он или техномагический. Чего там еще напридумывали фантасты? Паропанк какой-то, колдуны и маги, анимешные бояре? Надеюсь, всего этого бреда здесь нет, а твоя жизнь продолжает зависеть от верной доброй стали, крепких доспехов и искусства фехтования. Хотя с этими говорящими котами всего можно ожидать.
   - Почему же я тогда еще жив?
   - Ей спасибо скажи. - Кивнул кот. - И мне. - Добавил он после секундной паузы. - Что тащил тебя на себе почти двадцать линий.
   - Это далеко? - спросил Коготь, чтобы уточнить. Необязательно названое расстояние равно двадцати км, может он тут рядом чуть не подох, а этот за угол дома зашел и тело нашел. И двести метров всего лишь тащил.
   - Да уж не близко. - Отрезал кошак.
   - Рурк. - Строго сказала женщина, повернувшись к нему и снова посмотрев на ящера. - Ты помнишь меры? - Раненый отрицательно мотнул головой. Просто повозил ей по подушке, но Анга поняла. - В одной линии десять забегов, в одном забеге - сто шагов. - Объяснила она.
   Значит, почти двадцать км, подумал Коготь. Нехило здоровяк потрудился. Сколько в этой тушке килограмм? Пятьдесят, шестьдесят? Может еще больше. Тащить на себе полудохлого незнакомца то еще занятие. Если он недоволен, то зачем меня спасал? Какой тогда бы в этом смысл? Не понимаю.
   - Понятно. - Произнес лазутчик и чуть пошевелился.
   - Кушать хочешь? - спросила знахарка и встала. - Сейчас у тебя должен быть зверский аппетит, организму нужны силы, чтобы зажили раны, питья одних настоев недостаточно.
   - Попробую встать. - Коготь начал шевелиться и на тело накатила такая волна боли, что он, кряхтя, повалился обратно.
   - Слишком торопишься. - Покачала головой знахарка и направилась к очагу, в котором уже весело потрескивал огонь. - Но поесть все равно нужно. Рурк, ты сходишь за своей добычей?
   - Какой? - не понял тот.
   - Той, что спрятал возле дороги.
   - А?... - он кивком головы указал на раненого.
   - Не бойся, ничего не случится. Он еле шевелится. - Успокоила кота женщина. Зато хорошо слышу, подумал Коготь.
   - Может, он притворяется. - Кот явно опасался ящера и Анга прекрасно поняла это. Она только успокаивающе махнула рукой.
   - Знаешь, я за свою жизнь повидала столько раненых и знаю, когда они симулируют, а когда им действительно плохо. Так вот, это как раз второй случай. Иди и не беспокойся. - Знахарка чуть подтолкнула кота к двери. - Если поторопишься, то вернешься к вечеру, сейчас уже почти полдень.
   - Я вернусь гораздо раньше. - Заверил тот. - Пройду через проход.
   - И осмотри место нападения на караван, только осторожно. - Сказала Анга. - Меня интересуют следы, оставленные магом. И потом, разбойники могут оставить там наблюдателей.
   - Хорошо. - Мав кивнул и, быстро собравшись, взяв лук и накинув плащ, вышел из дома. Скрипнула дверь, знахарка закрылась на крепкий засов и принялась разогревать похлебку.
   - Это меня бандиты так покромсали? - спросил с кровати ящер. Коготь все прекрасно слышал и сумел сложить два плюс два.
   - Ну, четверых ты успел отправить на встречу с Богами, прежде чем тебя зарезали. - Ответила Анга. - Но в целом - да.
   - Большой был караван? - продолжил расспросы Коготь.
   - Не знаю, - пожала женщина плечами, - наверное. Рурк видел.
   - Кажется, он уже пожалел, что притащил меня сюда. - Длинная фраза далась ящеру нелегко.
   - Этот мав снаружи выглядит как висельник и убийца, но внутри - душка. - Анга засмеялась. - Не обращай на его ворчание внимания, он еще не привык к тебе. И потом, он считает это место своим, где он полновластный хозяин и в нем говорит простая конкуренция. Наследие звериного прошлого.
   - А я? - спросил вдруг ящер. - Я что за зверь?
   - Ты не знаешь?! - удивилась Анга и тут же ответила сама себе. - Ах да, раненые, что частично теряли память, иногда считали себя теми, кого видели впервые. Так кым легко ассоциировал себя с армаром и потом испытывал сильнейшее разочарование от того, кем являлся на самом деле. Я не слишком сложно объясняю?
   - Так кто я? - спросил Коготь.
   - Ты - хас. - Ответила знахарка. - Прямоходящая ящерица, способная долгое время находиться под водой. В общих чертах это все, что я знаю о вашем народе. Я предположила, что ты из горных племен, но я не такой большой знаток ваших разновидностей.
   - Значит, таких как я много. - Произнес задумчиво Коготь. - И где мы живем?
   - В Протоках. - Анга сняла котелок с огня и начала переливать содержимое в глиняную чашку. Варево было жидким, специально для желудка больного или же раненого. - Это на юг от Предела, если перемахнуть через Змеиные горы, то окажешься аккурат среди тамошних болот.
   - А мы сейчас на севере. - Припомнил Коготь. - Здесь холодно?
   - А как же! - со смехом ответила знахарка. - Только-только наступили первые теплые деньки первого сезона. В долинах снег уже растаял давно, но до сих пор еще лежит в горах и на перевалах. Тут линиях в пяти есть небольшое поселение, Шустов называется, так там уже вовсю пашут землю, чтобы засеять злаками. Рельеф там немного понижается, мой домик чуть выше их, можно сказать, что стоит в горах, поэтому здесь холоднее, а там уже теплее. Только далеко на севере, возле Миргарда еще лежит снег и полно сугробов.
   Мне эти названия ничего не говорят, подумал Коготь. Так, значит я ящерица, в смысле, ящер. Рептилоид, блин. С хвостом, острыми зубами и когтями. Мог бы и сам догадаться, и чего меня на птицах замкнуло? Ящерицы ведь тоже неплохо плавают, тритоны например. Как-то я упустил эту деталь. Поэтому мой позывной не вызвал у них удивления, как еще назваться ящеру? Теперь нужно выяснить завишу я от температуры окружающей среды или вполне автономен как человек. А то превращусь в сосульку, едва выйду из дома. Но, раз обладатель этого тела поперся на север, значит был уверен, что не даст там дуба. Возможно, природа придумала для меня какой-то согревающий механизм, чтобы я окончательно не окочурился. Опять же под водой я плаваю, а водичка не везде теплая, вон, в некоторых сибирских реках даже в июле купаться не решаются, холодно, блин. А тут явно не Сибирь, может за окном тундра какая. Нужно все тщательным образом выяснить и разобраться. Но сперва встать на ноги, окрепнуть и решить проблему с этими разбойниками. Для которых единственный выживший свидетель явно будет как кость в горле. Коготь ощутил как будто его коснулось чье-то одобрение и ему даже стало чуть лучше. Он попробовал приподнять руку и у него получилось. Некоторое время он разглядывал чешуйчатую змеиную кожу на предплечье, внимательно изучил тонкие пальцы с острыми когтями и полупрозрачными перепонками между ними, которые раскрывались, когда он их растопыривал. Ну точно водоплавающий. При этом пальцев было четыре, а не пять, один из них противостоял трем другим. Хваталка чуть покороче получилась, да и ручка выглядит тонкой, но, возможно, местные ящеры обладают некими неизвестными пока способностями, раз это тело убило четверых. Нужно просто к нему привыкнуть и узнать, что оно может. И вот тогда... Коготь мотнул головой. Сперва разберемся с насущными проблемами, а потом уже будем думать, что делать дальше. Он в который раз осмотрел помещение.
   - Еще кто-нибудь с вами живет? - спросил он.
   Рука Анги чуть дрогнула, когда она наливала похлебку. Зачем он спрашивает, неужели хочет напасть? Но он ведь еле движется, а прочитать мысль по его морде невозможно - застывшая безэмоциональная маска из чешуи. Знахарка помедлила с ответом, закончив наливать варево. Коготь истолковал ее молчание по-своему.
   - Я это к тому, что увидев незваного гостя... ваши соседи могут решить избавиться от него, а не лечить. Доделать работу за разбойников.
   - Вот ты о чем. - Анга подошла к кровати и поставила чашку на лавку. - Ну-ка, давай-ка я помогу тебе сесть. - Она начала поднимать тело ящера, тот старался как мог, но было заметно, что пострадавший сильно ослаб и его потуги почти не помогают. А он действительно тяжелый, подумала женщина, помогая Когтю сесть. Хвост поджался и обернулся кольцом вокруг тела. Гребень на его конце раскрылся и снова сложился. Диверсант посмотрел на пятую конечность, потрогал чешую рукой, потеребил гребень. На ощупь слегка шероховатая и очень плотная, чешуйки накладываются друг на друга, не допуская зазоров. Хм, природная броня? Анга взяла чашку в руку и уже приготовилась кормить ящера, как тот внимательно посмотрел на нее и сказал. Его вертикальный зрачок чуть расширился.
   - Не надо. Я сам. - Она не стала спорить и вложила чашку в протянутую руку. Длинные тонкие пальцы схватились за донышко и уцепились когтями за край. Коготь взял ложку и зачерпнул немного бульона, отправив в пасть. Острые передние зубы клацнули. Анга представила себе, как они перекусывают ее шею и дробят кости и слегка поежилась. Все-таки зря она так рано выпроводила Рурка, при нем как-то спокойнее. Хотя... она что, не справится с раненым?
   - Гостей у меня почти не бывает. - Ответила на ранее заданный Когтем вопрос знахарка. - Редкие посетители из Шустова, что приходят за снадобьями от всевозможных болезней, но в основном за лекарством от похмелья или для долгой любви. И детишки прибегают, когда у их матерей случаются тяжелые роды и местные повитухи не могут справиться - тогда зовут меня. Вот, в общем-то, и все.
   - Кто-нибудь сегодня должен придти?
   - Не знаю. - Анга пожала плечами и искоса посмотрела на ящера. - Думаешь, тебя будут искать?
   - Как только узнают, что кто-то из каравана выжил - обязательно. - Кивнул тот и попытался облизать ложку. Длинный язык скользнул о крашенному дереву и исчез в пасти. - Поэтому я тут лишний. - Коготь завозился. - Мне надо как можно скорее поправиться и уйти. Это возможно?
   - У тебя и так повышенная по сравнению с кымами и даже мавами регенерация. - Знахарка смотрела на Когтя с профессиональным интересом. - Думаю, пара дней и ты сможешь ходить, но вот бегать... восстанавливаться после таких ран нужно не меньше девяти, а для кымов и того дольше, как минимум пару третей.
   - Чем дольше я здесь нахожусь, тем вы в большей опасности. - Коготь посмотрел в пустую чашку. - Любой мальчишка, женщина, мужик, да кто угодно... если меня увидит, то немедленно расскажет остальным и этот... Шустов уже через, - лазутчик запнулся, осознав, что не знает, как сказать полчаса. Думать мог, а вот говорить - нет. Значит, нет у них в словаре такого слова, решил он и вывернулся по-другому, - через пять стуков сердца будет знать, кто живет в вашем домике. А с ним и бандиты. - Он посмотрел на Ангу. - Если они могли напасть на крупный караван и перебить всех, то должны затаиться на некоторое время и разослать слухачей в ближайшие поселки.
   - Я тоже думаю, что их главарь не дурак. Раз сумел провернуть такое. - Кивнула знахарка. Ей понравились рассуждения ящера, довольно стройные и логичные. Мозги он явно в этой драке не растерял или же они начали у него работать после употребления внутрь настоя. - Разошлет наблюдателей по окрестным деревням, их тут не так уж и много. Шустов, как самый крупный. Гьюдальф чуть дальше по дороге, Лесоречье, что возле подъема на перевал, там же и мостик через речку перекинут. И Выселки, шахтерский поселок чуть выше по реке. Много было в караване повозок? - спросила Анга, надеясь, что часть памяти к ящеру вернулась.
   - Я не помню. - Тот прямо смотрел ей в глаза. - Нужно спросить у Рурка, когда вернется. Он ведь там был, когда все случилось?
   - Как-то быстро ты догадался. - Проворчала знахарка и улыбнулась. - Не поделишься?
   - Эти раны, - Коготь провел себе пальцами по горлу, трогая "бинт", - должны были убить меня, но раз я жив, то помощь мне оказали вовремя. - Говорил он теперь без пауз, силы определенно к нему возвращались все быстрее и быстрее. Он даже умудрился руку поднять и башка при этом не закружилась. - Значит, Рурк был где-то поблизости и вытащил меня, как только бандиты ушли. Перевязал и притащил сюда. Он должен был видеть, как все произошло.
   - Мав говорил, что караван принадлежал какому-то крупному и богатому купцу. - Начала рассуждать Анга вслух. Так делал ее учитель и женщина переняла эту привычку. Да и потом так легче сосредоточиться и собеседники могут подсказать то, что ты не заметил или не учел. - В нем должны быть тяжело нагруженные телеги и много товара. Разбойники знали, что купец поедет именно в это время, значит, среди путешественников был их соглядатай. И ты можешь его опознать, если увидишь.
   - Не смогу - я вообще ничего не помню.
   - Но они-то этого не знают. - Анга довольно уперла руки в бока. - И ты прав - едва заметив тебя в Шустове или в другой деревеньке, они запаникуют. Сообщат главарю и уже тот будет решать, что с тобой делать. Уверена, что они подошлют убийц. Тут-то мы их и возьмем. - Глаза женщины загадочно сверкнули.
   - На живца, значит. - Коготь хорошо знал этот взгляд.
   Такой же был у его первого командира подразделения, когда он разработал в голове план и готов был поделится своим замыслом с подчиненными. И эта знахарка тоже непроста, раз так здраво рассуждает о поимке разбойников. Реакция нормальной женщины - сообщить о нападении ближайшему стражнику и пойти на рынок, чтобы, придумав на ходу кучу фантастических подробностей, рассказать своим товаркам то, что ей удалось узнать. А эта с точки зрения обычного обывателя ведет себя крайне неразумно. Зачем-то помогает раненому ящеру, ввязывается в опасное предприятие, да еще и планирует захват. Ой, неспроста ты забралась в такую глушь и кроме навыков знахарки наверняка обладаешь еще и боевыми. Возможно, Рурк твой телохранитель, хотя ты и сама можешь за себя постоять. Коготь неожиданно выбросил руку вперед, стараясь коснуться лица Анги. Та рефлекторно отклонилась и между пальцев у нее зажегся маленький огонек, но женщина не атаковала. Она сразу же поняла, зачем ящер это сделал.
   - Я так и думал. - Сказал он и посмотрел на знахарку, словно ожидая продолжения.
   - Держи свои мысли при себе. - Огонек в ее пальцах погас и женщина встала. Встала с лавки не так, как встает знахарка, а как готовый к битве воин. Просто продемонстрировала свои возможности. - И не слишком много болтай языком.
   - Я предпочитаю помалкивать. - Спокойно ответил Коготь. - Разбойники, конечно, крепкие ребята, но ты уверена, что справишься с ними?
   - С вашей помощью - да. - Анга подошла к алхимическому столу, взяла ступку и принялась смешивать травы. Это действие ее успокаивало. - Одна - вряд ли, если их будет больше пяти. Эта дорога - не единственный путь, который ведет в Предел, но он один из самых известных и распространенных. Здесь часто проходят караваны, да и простые путешественники постоянно им пользуются. Если бандиты начнут тут шалить, то, узнав о нападениях, владетель пришлет сюда отряд стражи и возьмет под охрану все окрестные поселки. - Знахарка сделала паузу. - А я не хочу, чтобы их рожи мелькали у меня перед глазами.
   Точнее, чтобы ты мелькала перед ними, ведь жить все время взаперти не будешь, нужно иногда и в город выходить, хотя бы за продуктами, подумал Коготь. А если посылать все время Рурка за этим, то у командира стражи возникнут интересные вопросы. А не скрывает ли живущая наособицу знахарка какие-нибудь тайны? Возможно, что она вредная ведьма, вон как ловко сумела между пальцев запалить огонек. Магия, чтоб ее налево. Это на Земле ничего такого нет, а здесь, похоже, обычное явление. Кроме варки трав она еще и магией занимается. Непростая тетка, ой непростая.
   - У меня есть вопросы.
   - Не спрашивай про мое прошлое, все равно не отвечу.
   - Нет, это другое. - Отмахнулся Коготь. - Как работает этот камень у меня на лбу? Я понял, что он переводит речь, но как?
   - Простой артефакт. - Пожала плечами Анга. - Любой мало-мальски грамотный маг сотворит такой. Много энергии он не требует, заряжается от тела самого владельца. Можешь на шею его себе повесить на веревочке, чтобы не мешал, если тебе на лбу неудобно, но контакт с кожей должен быть постоянным, иначе тебя не поймут. - Женщина помолчала секунду. - А работает он просто - считывает твои образы речи.
   - То есть читает мысли?
   - Нет, образы. - Мотнула отрицательно она головой. - Те, что мы облекаем в слова. Когда ты говоришь, у тебя в голове возникает поток образов, камень улавливает их и передает суть собеседнику. Говоришь-то ты на своем языке. Если снимешь камень, то я тебя пойму, а ты меня нет. - Она повернулась и продемонстрировала маленький белый кругляш, висящий на цепочке. - Кто-то предпочитает учить языки, развивает свой разум и тренирует речь, но большинство пользуется камнями. Правда, не у всех они есть и для деревенских твои слова будут слышны как шипение, так что при них больше помалкивай и не отсвечивай, хотя понимать их речь ты сможешь. - Анга снова замолчала, на этот раз почти на минуту. Коготь пока переваривал полученную информацию и не торопился с вопросами. - Я тебе амулет с большими возможностями дала, чтобы ты сильно не страдал. Даже если у собеседника амулета не будет, он сможет понять, что ты ему говоришь - достаточно наладить зрительный контакт. - Знахарка фыркнула. - Понимаю, не всем понравится смотреть в твои глаза, но другого способа нет. В Пределе зверорасы за разумных не считаются, могут и камнями закидать или на вилы поднять. Это к Рурку тут уже попривыкли, лучше него здесь охотников нет, а кымы предпочитают с ним не связываться, после того, как он троим на рожах отметины от когтей оставил. - Она опять помолчала. - Они и в Империи таковыми не считаются.
   - Причина?
   - Вы не похожи на кымов и маров. - Повернувшись, пришпилила она. - Вы звери, по воле случая вставшие на задние лапы и научившиеся говорить. Все. Точка. Странный выверт природы, которая решила, что среди животных должны быть свои разумные представители.
   - Тогда откуда мы взялись? Откуда столько рас на, - Коготь опять запнулся. Слова планета не было в языке хасов, а по-русски он произнести не мог, - на земле?
   - Если б я знала. - Вздохнула Анга. - Когда-то этот вопрос пытались изучать, но потом забросили. Сейчас этим занимаются только сумасшедшие одиночки или энтузиасты.
   - Понятно. Кроме мавов и хасов еще кто-нибудь из разумных зверей есть?
   - Давным-давно были драконы, раса разумных драконид. - Припомнила Анга. - Жили они чуть южнее Предела, иногда и сюда залетали, тут гор много. - Она фыркнула. - Да, они умели летать и весьма неплохо. Ростом были в два, два с половиной раза выше самого высокого армара, а те и сами не маленькие. Многие считают, что они были одной из первых рас, что появились на Хосте.
   - Хост?
   - Так называется наш мир. - Анга обвела рукой помещение. - Все материки и острова, что плавают в океане, все ледники и забытые земли. Даже Предел часть Хоста.
   - И что с ними стало? Их уничтожили?
   - Армары молчат. - Хмыкнула знахарка. - Им многое известно, ведь они пришли после драконов, но делиться тайнами они явно не желают, а кымы не слишком любопытны. Скажу только, что изредка находят их кости и скелеты и то в разных случайных местах. Ну или еще в руинах гробниц или же древних каменных постройках. Искатели приключений гибнут там пачками, но их не останавливает обилие ловушек или восставших умертвий.
   - Это еще что за пакость? Бродячие мертвецы?
   - Угадал. - Кивнула Анга. - Многие гробницы закрывали маги драконов и запечатывали мощными заклинаниями, которые не каждый современный волшебник сможет распознать и взломать, а если и сумеет, то встретиться с армией нежити. Иногда богатые маги снаряжают такие экспедиции и нанимают кучу народа, чтобы использовать в качестве мишеней для умертвий. Перебить их чрезвычайно сложно.
   - Если башку отрубить, то он не умрет? - спросил Коготь, припоминая, чего там писали фантасты про всяких зомбаков.
   - Он и так мертв! - Засмеялась женщина. - Без руки, без башки - ему без разницы, они не глазами видят и не ушами слышат, у них какое-то встроенное наведение на цель. Если кость ноги перерубить, то он ползать за тобой будет. А так только магией его и можно успокоить. Бойцы нужны, чтобы умертвий на время обездвижить, а маг потом колдовать над ним начинает. Освобождает их дух или что-то в этом роде. - Анга пошевелила пальцами в воздухе. - Это магия мертвых, я в ней не разбираюсь. В Академии есть специалисты, но довольно узкого профиля и не каждого по ней готовят. Потому что мало успокоить умертвия, их ведь можно поднять заново. Собрать по кусочкам. А вот это уже находится под запретом.
   - Восстание против правителя? - предположил Коготь, сразу поняв, куда знахарка клонит.
   - А ты не глуп. - Что это, похвала из ее уст? - Верно, каждый властитель в первую очередь заботится о своей безопасности. Прошлый боялся магов до такой степени, что приказал их всех перебить, а Академию разрушить. Солдаты подыхать не хотели, ведь они прекрасно знали, что из себя представляет боевой маг, а придворные маги тем более, поэтому Императора объявили невменяемым и быстро заменили на его малолетнего отпрыска, чтобы воспитать "нормального" правителя. - Анга замолчала.
   Все ясно, марионетка. Мелкому в уши можно что угодно дуть, он всему поверит. А папаша, значит, просек задумку магов по смене власти, да только не оказалось у него верных людей, чтобы с ними справится. Номинально сейчас правит малолетний дебил, а по факту - конклав магов или как он там у них называется, ковен? Или это у ведьм? Короче, неважно. Важно то, что сейчас государством рулят эти уроды с замашками джедаев.
   - А на Предел власть императора тоже распространяется?
   - По бумагам - да. На практике - нет. - Качнула отрицательно знахарка головой. - Империя сюда и не полезет - местные запасы продовольствия слишком скудны, чтобы прокормить армию, а постоянно курсирующие вдоль побережья корабли вполне могут пострадать от нападений пиратов. Да и народ здесь живет свободолюбивый и довольно грубый. Он не потерпит, чтобы на его земле хозяйничали чужаки - все как один встанут плечом к плечу. Жители Империи совсем не похожи на местных, все сплошь темные кожей, теплолюбивые и бреющиеся налысо. Они терпеть не могут растительность на лице - в Империи довольно жарко, кожа под волосами потеет и покрывается волдырями. А вот местные - заросшие бородами до бровей мужики, ну точь-в-точь как рудокопы и бабы такие же им под стать. В смысле, бород у них, конечно, нет, но они все крупные белокожие женщины со светлыми волосами, как и мужики. И здесь редко стригутся накоротко - четвертый сезон наступает очень рано, а вместе с ним приходят и холода. А правит ими всеми Наместник Империи, которого народ Предела по старинке называет Владыка. Это его род когда-то заключил соглашение с императором о ненападении. Он уже назначает владетелей - управляющих провинциями. Это если на имперском, а на местном - волостями. Мой домик находится на территории края Шустов, который входит в волость Торнбьефа и управляется владетелем. В Шустове сидит страшОй, голова или как его еще называют имперцы - старейшина. У него есть свой отряд стражи для охраны поселения и решения спорных вопросов, проведения расследования, если какой вор на рынке что-нибудь украл, а также взимания дани. - Анга помолчала. - Но я тебе так скажу, что кроме пьяных драк и семейных разборок в этой деревне отродясь ничего страшнее не случалось. Так что старейшина и его охрана даже не почешутся, если произойдет нечто действительно ужасное. Скорее он гонца в Торнбьеф пошлет, чтобы владетель управителя прислал, а тот уже разобрался что к чему.
   - Так владетель не управитель что ли? - не понял Коготь.
   - Управитель - это как бы главный над стражей, ее командир. Он следит за порядком в поселении, где назначен старшим, судит и ведет расследования. Един в трех лицах. У него есть свой отряд приближенных, которых называют правой или левой рукой в зависимости от функций которые они исполняют. Управитель подчиняется только владетелю своей волости и еще наместнику, больше никому. Так что если расследование приводит управителя в соседнюю волость, то он вынужден обратится за помощью к местному командиру. Иначе его действия сочтут как подрывающие устои государственной власти. В общем, тут с этой иерархией та еще морока. - Анга махнула рукой. - Народ хорошо если знает в лицо своего старейшину, дальше они не суются, но высшую власть уважают, едва стоит им взмахнуть знаком. И имперские законы им до одного места - тут свой свод правил есть. Собственно, всех все устраивает - Предел суровый край и теплолюбивым имперцам не очень хочется сюда лезть, тогда как живущие здесь кымы вполне довольны. Они торгуют с имперцами в основном металлами, деревом, изредка продуктами, вроде рыбы альгст или мясом бивунов, а взамен получают зерно, соль, специи, шерсть, ткани, редкие поделки кузнецов, если своим мозгов не хватает. В общем, всех такое положение дел устраивает.
   - Понятно. - Когтю требовалось время, чтобы переварить всю эту кашу. - А...
   Что он хотел еще спросить, Анга так и не узнала, потому что в дверь отчаянно затарабанили.
   - Анга, ты дома?!! - пронзительным воплем вопрошала какая-то визгливая баба. - Открывай, я тебе сейчас такое расскажу!!
   - Не могу, Сайла, - знахарка узнала по голосу свою "подружку". Сайла частенько захаживала к ней за лекарством для своего муженька, после которого обычно беременела. Анга продолжила кричать через дверь. - Я сейчас занята варкой лекарства от сезонной лихорадки, нужно заготовить заранее, вдруг кого прихватит!
   - Что, даже открыть дверь не можешь? - удивилась та. Не особо она и повышала голос, а ее даже здесь отлично слышно, подумал Коготь. Вот оручая баба. Он знаками показал, что готов спрятаться под кровать и уже начал сползать, как знахарка замахала рукой, мол, сейчас ее выпровожу и все будет в порядке. Но Коготь по своей прошлой жизни знал, что такие любопытные особы в любую щель свой нос засунут только чтобы все выяснить досконально.
   - Нужно следить за отваром, если передержу, то отрава получится.
   - Я подожду, когда ты закончишь! - ответила Сайла и загремела чем-то возле дома. - А чего у тебя сарай открыт? - вопила она, уже шныряя по двору. - И вилы посреди пола валяются?
   - Да некогда было! - крикнула Анга, сама помогая Когтю спуститься. - Лезь под кровать, она так просто не отстанет, пока домой ко мне не попадет.
   - Я же говорил. - Тихо произнес ящер и начал втискиваться в узкое и пыльное пространство.
   - Воздуху в грудь набери, чтобы не чихнуть. - Посоветовала знахарка. - Как будто под водой плывешь.
   Откуда я знаю, как это они делают, подумал Коготь, но послушался и втянул в себя воздух, стараясь не дышать. Двигаться медленнее он не перестал, но потребность в кислороде явно снизилась, он это почувствовал. Надо будет попробовать проплыть под водой, подумал диверсант, наверное у ящеров такой же механизм дыхания, как и у дельфинов с китами, хотя может и отличаться. Короче, пока стараюсь не дышать, чтобы пыль не глотать. Да и за ранами надо последить, чтобы заразу какую не занести. Анга удостоверилась, что ночной "гость" скрылся под кроватью и стянула до пола меховое одеяло, разгладив его складки. Она подошла к алхимическому столу, налила в керамическую емкость немного горючего жира, зажгла огонек, подвесила над ним колбу с водой, добавив в нее травяной краситель для цвета, все равно Сайла ничего не поймет. Потом осмотрела комнату, нашла окровавленную одежду раненого и спрятала ее кадушку, прикрыв грязным бельем. Поискала взглядом еще что-то, что могло выдать незваного гостя, вроде бы ничего не нашла. Приготовив таким образом отвлекающий маневр, Анга подошла к двери и открыла засов.
   - Анга!! - здоровенная бабища вихрем влетела в комнату, чуть не сбив знахарку с ног. Она как смерч прошлась по кругу и плюхнулась на лавку, так и стоявшую возле кровати. - Представляешь, на караван купца Торганда напали!! Больше легионерской сотни!! Все как есть подчистую разграбили, всю стражу убили, женщин изнасиловали, детей скормили оборотням!! Говорят, их там пятеро, - Сайла задумалась, - нет, восемь было!! Клыкастые пасти, слюна так и капает, вот такие когти, - ладони раздвигались все шире, показывая размер, - шерстью заросшие от пяток до кончиков ушей!! А глазищи!! Так и сверкали огнем Бездны!! Когда они всех убили, то сразу же обратно обернулись и начали насиловать всех подряд!! - Анга представила себе стражника с выпученными глазами, одетого в латы, к которому позади пристроился оборотень и ей стало смешно. Она еле сдержалась, чтобы не расхохотаться, пришлось отвернуться и имитировать смешивание трав, чтобы рассказчица не видела ее лица. - А стражу не просто убили, а заживо сожгли!! Всех!! Среди разбойников сильный боевой маг оказался, он каааак щелкнет пальцами и фух!! Все словно сухие поленья вспыхнули! А с ними и лошади и другие кымы!! Народу на дороге полегло уйма!!
   - Оборотней не существует. - Выдумщица насупилась. - А ты-то откуда все это знаешь? - спросила знахарка.
   - Так ведь купец-то живой оказался! - воскликнула Сайла, всплеснув руками. - Он до Шустова только к обеду добрался, говорит, в лесу хоронился, пока те караван грабили! Я так думаю, что бандиты его отпустили и выкуп потребовали - в плену у них женщины красоты неписаной, прямиком из южных волостей Империи. Купец их где-то в пустынях купил и в дар владыке вез. - Сплетница захихикала. - Там и наложницы были или просто слуги!! А уж товара сколько пропало!! Шелка, соль, специи, мечей из авлюрской стали только две телеги!! Вот бандиты Торганда и отпустили, чтобы он деньгами за товар расплатился! Я тебе точно говорю!!
   - И что, весь Шустов уже знает? - Анга вернулась к своему занятию растирания сухих трав в порошок.
   - А у тебя бодрящего настоя нет? - Сайла уже сунула свой нос в котелок, поморщилась и чихнула, при этом успев кивнуть. - Похлебка какая-то старая и больно жидкая, совсем мяса нет. Чем ты вообще тут питаешься?
   - Что принесут, тем и питаюсь. - Кратко ответила знахарка. - И что теперь стар... голова делать будет?
   - Он письмо с рукокрылом в Торнбьеф отправил, говорят, управителя вызвал, да только когда он сюда доберется - дороги-то все развезло. - Махнула рукой Сайла. - А Торганд, говорят, его отговаривать пытался, да бестолку. Наш-то Грундальф упрямый, уперся рогом и по-своему все сделал. Как бы чего не вышло.
   - Проблемы этот купец в Шустов за собой притащил, а Грундальф сглупил, ты права. - Спокойно сказала Анга. - Разбойникам такое самоуправство не понравится, смотри, как бы этот маг деревенские дома ночью не пожег, раз он так ловко со стражей расправился. Ему шустовские олухи-стражники на один щелчок. - Знахарка искоса посмотрела на моментально ставшую испуганной Сайлу.
   - Ой, побегу-ка я домой!! - неожиданно засобиралась та. - Копытни не доены, да за рогачами тоже пригляд нужен. Разбредутся вдоль берега, лови их потом.
   Бабища исчезла с такой скоростью, что только на пороге подол и мелькнул. Анга подошла к двери и посмотрела ей вслед.
   - И что из ее слов правда? - спросила она сама себя. - Надо бы Рурка в Шустов отправить, пусть поточнее разузнает, что там случилось.
   - Разбойники действительно могли купца и отпустить. - Подал голос из-под кровати ящер, откинув одеяло как занавеску. Он пытался выбраться, но получалось у него плохо и раненый еще больше извозился в пыли. - Кто же режет... ящерицу, несущую золотые яйца.
   - Крупные банды действительно часто балуются выкупом. - Кивнула Анга, помогая Когтю вылезти. - Но они хотя бы оставляют у себя то, что заставляет купца держать язык за зубами. Посиди пока, сейчас я проверю, что эта любопытная особа делала в сарае и не стащила ли чего. За этими деревенскими глаз да глаз нужен.
   - А если кроме нее еще кто придет? - спросил ящер. - А тут такой... подарок.
   - Я его во дворе встречу, не беспокойся. - Заверила его Анга и вышла.
   Она подобрала лежащие вилы и поставила их к стенке вместе с другим инструментом. Похоже ночью в сарае снова хозяйничали длиннохвосты - вредители, дальние и примитивные родственники рахтратов. Видимо, запах Рурка уже выветрился, раз они осмелились залезть в постройку, где еды-то особо и не было. Все запасы Анга хранила в подполье в доме, в котором каждые два дня обновляла заклинание сохранения и защиты от грызунов. Хвостатые твари туда и не пробовали соваться - знали, что стоит им переступить незримую границу - они непременно сдохнут. Может попросить мава переночевать в сарае? Хотя Рурк вряд ли обрадуется такому предложению - стать пугалом для длиннохвостов. Нет, пусть спит в доме, завтра утром я его отправлю в Шустов на разведку. Анга оглядела сарай быстрым взглядом, закрыла дверь на щеколду (усатый охотник перед уходом пошарил в кладовке и забыл закрыть, а любопытная Сайла обязательно сунет свой нос в любую широкую щель!) и вернулась в дом.
   Ящер, едва его голова коснулась мехового одеяла, моментально уснул. Анга прошептала заклинание, удостоверяясь, что раненый крепко спит, подошла к нему и накинула сверху на голое тело еще одно одеяло. Возможно, у Когтя еще и остались вопросы, но организм требовал выздоровления, чем содействовал крепкий здоровый сон. Выпитый им настой будет постепенно работать в течении нескольких оборотов, подстегивая иммунитет и заставляя тело усилить регенерацию. Когда ящер проснется в следующий раз, то одним бульоном тут не отделаешься - ему нужно будет мясо. Интересно, когда он сможет встать на ноги, подумала Анга, собираясь заняться готовкой. Уже по одному с ним разговору она поняла, что сейчас на ее кровати лежит очень опытная и умная особь, чего она, понятно, не ожидала. Тем более интересно узнать, зачем он шел в Предел. Частично лишиться памяти и так быстро восстановить произошедшие события только по косвенным кусочкам... это нужно обладать острым умом. Возможно, его послали зачем-то вожди племен, ведь какая-то цель его путешествия была. И, даже если он вспомнит, то вряд ли скажет. Анга подошла к полке и взяла несколько личных вещей ящера, которые нашлись у него в карманах. Резная деревянная фигурка женщины его племени, застывшей в танце. Дерево на ощупь прямо отполированное, очень часто его держали в руках. Кусочек ткани с вышитым на нем непонятным знаком, наверное, тотем. И веревочка со множеством узелков, которые были искусно переплетены. Какой-то отличительный символ, который нужно кому-то доставить? Анга сосредоточилась и посмотрела на него внутренним взором - предмет не нес в себе возможных магических отпечатков. Дура, обругала она себя, хасы не используют доступную кымам и армарам магию, у них шаманизм точно также как и мавов. Так что эта веревочка может быть пропитана духом шамана или же его посланием к незнакомцу. Знахарка подошла к спящему и сложила все предметы рядом с ним. Возможно во сне они помогут вспомнить ему о своей миссии.
   Рурк появился поздно вечером с добычей на плечах. Мясо самки остророга не успело испортиться и Анга указала маву на подполье - положи туда, что тот немедленно и проделал. Для похлебки она использовала свои запасы и ужин был уже готов. За весь оставшийся день никто знахарку более не побеспокоил - у шустовцев своих дел хватало. Видимо, Сайла разнесла ее мнение по всему поселку и сейчас мужики готовились отражать атаку армии магов и оборотней. Анга уверена, что их стало не один, а трое, нет пятеро. А оборотней так вообще двадцать штук. Короче, на караван напали маги и их ручные звери, а бандиты так, использовались только как тягловая сила для повозок. С фантазией у этой бабы всегда все было в порядке, в чем каждый раз знахарка убеждалась.
   Рурк прошел в сарай, попугал длиннохвостов, попутно казнив одного. Остальные с писком разбежались. С наступлением ночи зверьки осмелели и уже бегали по крыше дома, возясь на чердаке. Так что мав, наведя порядок, вернулся к теплому очагу и с блаженным выражением морды, вытянул ноги. Он бы еще в клубок свернулся, подумала со смехом Анга, наблюдая за мавом, хвост которого расслаблено касался пола.
   - Иди ешь. - Позвала она и Рурк с неохотой пересел от очага на лавку.
   На столе горела свеча, освещая задумчивые лица сотрапезников. Мав быстро расправился со своей порцией и теперь медленно цедил из кружки горячий отвар. Он предпочитал при Анге имитировать питье, сам же бесшумно лакал напиток. Ему так было удобнее, чем вливать напиток в горло. Рурк изредка поглядывал на спящего раненого.
   - Он точно спит? - спросил озабоченно мав.
   - Точнее не бывает. - Кивнула знахарка. - Настой предал ему сил и в разговоре с ним я узнала кое-что интересное, но полученные раны все равно заставили его уснуть.
   - И что же?
   - То, что он непростой ящер. - Анга посмотрела в вертикальные зрачки мава, которые в полутьме немного увеличились в размерах. - И рассуждает очень здраво для обычного землепашца или охотника. Я бы сказала, что он из следопытов или преследователей, но не уверена.
   - Думаю, что у них это слово значит что-то другое, чем у имперцев? - предположил Рурк.
   - Правильно думаешь. - Фыркнула знахарка. - Следопытами ящеры зовут Карающих, тех, кого в странствия заставила отправиться воля вождя племени. Скорее всего он шел разыскать кого-то в Пределе, но по дороге вляпался. - Анга развела руками. - Даже если он вспомнит, зачем шел сюда, то все равно не скажет.
   - Почему?
   - Потому что это только касается его и вождя. Мы с тобой для него чужаки.
   - Я же спас ему жизнь. - Заметил Рурк.
   - И надеешься приобрести слугу? - ехидно спросила знахарка, а мав насупился. Его усы забавно топорщились вперед. - Учти, он о твоих обычаях совершенно ничего не знает, точно также как и ты о его. И ничего тебе не должен, если сам так не решит. А требовать с него исполнения ты не можешь - только обретешь врага. - Анга посмотрела в чашку и хлебнула отвара. - У них есть схожий обычай, но что он из себя представляет - я не знаю. Что-то связанное с кровью и долгом. И спрашивать о нем его бесполезно, раз он ничего не помнит. Смотри, как бы он не откусил тебе голову за невпопад брошенное слово только на инстинктах.
   - Учту. - Хмуро отозвался мав и снова поглядел на раненого. - И что, теперь он не будет считать себя обязанным хотя бы тебе?
   - Он уже считает обязанным - собирался уйти, чтобы не подвергать нас с тобой опасности. - На этот раз фыркнул Рурк. - Мудрое решение для того, кто еле шевелится. Возможно, он попробует расплатиться, тем более что это и в его интересах. Главное, чтобы поскорее встал на ноги и набрался сил, а то толку... Что ты нашел на дороге?
   - Пепел от тел, кое-какое дрянное оружие, рванина, мятые доспехи, которые даже бандиты побрезговали брать. Трупы лошадей и следы колес от телег. Они идут дальше вниз по дороге, но потом обрываются. - Мав замолчал. - Там их и сожгли, после того как забрали товар. Следы такой толпы идут выше в горы, в сторону Драконьего Хребта. Там скальник, следы очень сложно разобрать, поэтому я дальше не пошел, просто запомнил направление. И двоих мародеров.
   - Ты убил их?
   - Нет, шуганул. - Покачал головой Рурк. - Обычное отребье, что трется возле рынка. Не стоит тратить на них силы.
   - Они следили за тобой?
   - Нет. Я бы почувствовал. - Он помолчал. - Я ушел с добычей тем же путем, что и пришел сюда, но при этом изрядно попетлял по лесу, чтобы сбить погоню.
   - Если это были наблюдатели, то они сообразят наведаться ко мне в гости. - Анга побарабанила пальцами по столу. - Потому что мой домик ближе всех находится к дороге, если идти прямиком через лес.
   - Им придется обойти горы севернее и заходить со стороны Шустова. - Рурк задумался. - Или же идти там, где я шел. Но ту лазейку еще найти надо. Так что остается единственный путь.
   - Думаю, что этой ночью они не полезут, выждут еще немного. Они ведь знают, кто ты.
   - Разве?
   - Ты единственный мав в округе! - Анга расхохоталась. Ящер даже не шевельнулся - его сознание плыло в тумане сна и тело тратило все силы на регенерацию. - И все прекрасно знают, где твое гнездо! - Морда Рурка вытянулась еще сильнее. - Во всяком случае шустовцы точно. Тебя видели одним из первых, шныряющим по дороге, значит, могут подумать, что ты возможный свидетель. Вряд ли к тебе придет этот недомаг, а вот крепкие сильные парни, решившие, что смогут разобраться с мавом - вполне. Так что останься лучше у меня.
   - Я и так собирался это сделать. - Мав кивком головы указал на спящего.
   - За него не беспокойся, - отмахнулась Анга, - главное, чтобы он поскорее встал на ноги и восстановил силы. Тогда можно будет дать отпор бандитам и захватить кого-нибудь их них для допроса. Завтра с утра ты пойдешь в деревню.
   - Зачем?
   - Сегодня после твоего ухода прибегала Сайла и врала в три короба о нападении на караван. - Анга стукнула ногтем по столешнице. - Я хочу знать, что в ее словах правда, а что ложь.
   - А распознать сама ты не смогла? - удивленно спросил Рурк.
   - Когда рассказчик сам верит в то, что говорит... это очень сложно. - Знахарка допила остывший отвар. После чего встала и подошла к очагу, чтобы плеснуть из котелка горячую порцию. - Мне нужны точные сведенья, а не выдумки горластой бабы. Добыча у тебя есть, потрешься на рынке, послушаешь, о чем говорит народ, сам вставишь пару слов. - Анга пристально посмотрела на мава. - Мол, был на месте нападения, там такое... придумаешь сам. Ну и посмотри, вдруг там мелькнут рожи тех самых мародеров, что были на дороге. Если что, проследишь за ними, хотя так глупо они себя вести вряд ли будут. Но все равно будь осторожен. - Знахарка замолчала. - А я постараюсь поставить его как можно скорее на ноги. - Она указала на ящера. - Есть пара способов.
   - Это возможно? - с сомнением в голосе спросил Рурк. - После таких-то ран?
   - Он выжил, что уже чудо. Остальное уже мое дело. - Отрезала Анга. - Я и не таких со встречи с Богами вытаскивала. Он молодой, организм крепкий, должен справиться.
   - И что потом?
   - А потом ты снова наведаешься в Шустов. И брякнешь в таверне, что случайно наткнулся в лесу на тело какого-то ящера. Который оказался весьма живучим. Сейчас его Анга выхаживает. - Знахарка уперла руки в бока, перед этим поставив кружку на стол. - Он-то точно может узнать нападавших.
   Рурк улыбнулся. По его венам все активнее побежала кровь - он уже чуял предстоящую схватку.