Глава 38: Виварий на борту


  
  
  
  Первые сутки перелета прошли на удивление тихо и спокойно. Экипаж занят делом, бойцы присматриваются к кораблю и изучают тот ворох документации, которые им передали после старта, "Нормандия" идет очень короткими переходами оживленной трассы: четыре-шесть часов перелета, не больше. И таких перегонов в направлении Земли у нас было восемь, а на Новерию мы летели именно через пространство Альянса, чтобы сократить время. Маршрут, правда, был рискованный. Джокер даже спросил моего решения после того, как фрегат вошел в перегон, а я зашла в рубку по его просьбе.
  - Как летим? - выдал Джефф, убедившийся, что кроме меня и Найлуса никто не пришел.
  В отсутствии любопытных чужих ушей и глаз, Джокер общался с нами как со своими друзьями, но субординацию соблюдал свято. Неформальность общения была мне на руку: Джефф свыкается с мыслью, что я не только его непосредственное начальство, но и друг, который не подставит, не бросит, на которого можно положиться и ДОВЕРИТЬСЯ, а с доверием у нашего пилота не все так хорошо. Потихоньку лед тронулся. Джокер меня и Найлуса еще проверяет, присматривается, прощупывает, совершая порой совершенно детские выходки, но мы все его загоны принимали терпеливо и с юмором. Гаррусу проще: он никогда не воспринимался как начальство, и после того знаменательного разговора и травмы, наше сокровище для ершистого пилота окончательно перешел в разряд "друг". И это - замечательно!
  Еще замечательнее, что нам удалось найти общий язык с Себастьяном, которому Джокер бесконечно доверяет. Окончательно успокоил повара короткий разговор с Кахоку, находившимся в тот момент на борту турианского фрегата "Аррон", идущего полным ходом к масс-ретранслятору. Всего десять минут разговора по защищенному каналу связи, суть которого осталась между военным аналитиком и контр-адмиралом, и Себастьяна словно подменили: он успокоился, рассосалась настороженность и постоянное напряжение, ожидание подвоха и подставы. Словно где-то в душе ослабла натянутая струна и этот человек ПОВЕРИЛ в выпавший ему счастливый билет. И это изменение Джокер заметил, правда, по привычке съязвил, что возня с детьми подействовала на старого друга крайне положительно.
  Сейчас Джефф лучился счастьем и полным довольством жизнью. Его даже не раздражала постоянная ноющая боль в ноге, на которой до сих пор красовался компрессионно-дистракционный аппарат.
  - Слушай, Джефф, я же не навигатор и не пилот. Откуда я знаю, как мы полетим?
  - Есть какие-то проблемы? - тихо спросил Найлус.
  Джокер кивнул и пояснил:
  - Новерия - нейтральная территория, располагается точно за границами территории Альянса Систем.
  - Это я знаю. - кивнула я, садясь в кресло второго пилота.
  На спинку моего кресла облокотился Найлус, скользя взглядом по приборной панели и голографическому интерфейсу.
  - Ожидаешь проблем на периферии? - спросил турианец, переведя взгляд на макушку Джокера.
  - Да. По слухам, последнее время оживились пираты на границе.
  - Пираты или Корсары? - вкрадчиво уточнил Найлус.
  Джокер отмахнулся.
  - Разницы никакой.
  Тихий скептический хмык четко дал понять, насколько Спектр с такой мыслью не согласен. Джефф это заметил: руки, скользящие по сенсорной панели, на мгновение замерли.
  - Я чего-то не знаю?
  - Не знаешь. - согласился Найлус. - Но я не думаю, что сейчас самое время узнавать подобные нелицеприятные подробности. - мягкий вибрирующий, явственно отдающий металлом голос прозвучал у Джокера прямо над ухом, отчего пилот вздрогнул. - Но если появится желание узнать об этом поподробнее - вечером, как сдашь вахту, приходи в каюту, расскажу.
  Джефф передернул плечами.
  - Устрою допрос Гаррусу. - буркнул он.
  Найлус хмыкнул.
  - Ну приходи. Устраивай.
  - Почему мне кажется, что я об этом пожалею?
  - Неведение - благо. - ответила я на его риторический вопрос. - Ты же это прекрасно знаешь, но это знание не помешает тебе пойти на поводу своего любопытства.
  Джефф только открыл рот, чтобы возразить, но вопрос Найлуса вернул его к первоначальной теме разговора:
  - Так что там с маршрутами?
  Передо мной развернулась голографическая карта галактики. Точь-в-точь такая, какая в каноне украшала БИЦ. Только поменьше. Поверх прорисовалась схема системы ретрансляторов и две разноцветные линии-маршрута.
  - Можно пролететь через системы Сорна и Тау, - на карте замигала зеленая линия, - он безопасен, займет десять суток. Но я предлагаю лететь через кластер Эксодус: чуть меньше восьми суток пути с риском нарваться на пиратов или корсаров.
  - Джефф. - от моего голоса пилот непроизвольно поправил всегда идеально сидящую кепку. - Мы же летим на военном фрегате. На самом быстром корабле Альянса Систем. - похвала его птички подействовала волшебно: плечи распрямились, полыхнула гордость и искренняя любовь к кораблю вкупе с обеспокоенностью и здравой настороженностью. - Безопасность маршрута - это не то, что должно становиться критерием выбора. Для нас сейчас важнее всего скорость.
  - А если нападут?
  - Если нападут, у тебя будет прекрасная возможность показать себя как высококлассного боевого пилота, а нашему артиллеристу - свой талант стрельбы.
  - У нас нет артиллеристов... - как-то неуверенно указал на столь существенный недочет Джефф: орудия есть, а артиллеристов среди экипажа - нет.
  - У нас есть Гаррус. - ответил пилоту Найлус.
  - Так он... - Джефф запнулся.
  - Действительно служил на нашем патрульном флоте артиллеристом. - подтвердил Найлус.
  - Тогда - полетим через Терра Нову. - оживился пилот. - Иден Прайм сейчас перекрыт после того, как на планете кое-кто погулял. - хитрый косой взгляд на невозмутимого турианца. - Я так думаю, вас в любом случае пропустят, но это лишняя волокита и нервотрепка: в системе стоит Второй Флот.
  Крайк поморщился.
  - Что не так с этим флотом? - не поняла я.
  - Флотом сейчас управляет адмирал Кастани Дрешер. - пояснил мне Джокер.
  - Дело не в адмирале. - перебил Найлус. - Он человек разумный. Дело в самом Флоте.
  - Да, Найлус прав: Второй Флот участвовал в Войне Первого Контакта и это его эскадра была уничтожена над Шанси. - подтвердил Джокер. - И именно этот Флот пытался отбить планету у турианцев. Вместе с другими. На Втором Флоте нелюбовь к Иерархии, скажем так, особо сильна. Уже как традиция. Особенно после того, как сместили прошлого командира по политическим причинам.
  - Могу понять. - зеленые глаза иронично сощурились, мандибулы чуть разошлись в ухмылке. - Не очень-то приятно осознавать, что вас чуть не уничтожила патрульная эскадра из восьми легких крейсеров, одного линейного крейсера среднего класса и пяти фрегатов. Тот факт, что вымпел флагмана эскадры в то время нес "Веррикан" лишь добавляет негатива.
  Да ладно? Легендарный "Веррикан" в то время был флагманом эскадры, взявшей Шанси? А об этом в истории ни слова!
  - А что забыл столь известный корабль в патрульной эскадре? - спросила я.
  - А почему патрульный фрегат "Веррикан" не должен быть частью патрульной эскадры? - зеленые глаза удивленно моргнули. - "Веррикан" - флагман восьмой патрульной эскадры. - неожиданно Найлус перешел на ментальную связь. - "Командует фрегатом и всей эскадрой в целом капитан Доран Полонис. Хороший командир, отличный тактик, но слишком скор в суждениях." - легкое неодобрение и досада плеснула и угасла. - "Совершенно не смыслит в политике, из-за чего иногда делает неверные выводы из вроде бы очевидной ситуации."
  - "У всех есть слабые стороны." - дипломатично ответила я.
  Тихий вздох.
  - "Что не мешает ему быть прекрасным командиром патрульной эскадры. На своем месте он очень хорош, но с ним порой много проблем у командующего Патрулем. Слишком уж Полонис вспыльчив, нетерпим и до сих пор страдает юношеским максимализмом, видя мир только в двух цветах. К сожалению, эти его качества не дают внести его в круг тех, кто знает об истинном положении дел в Иерархии."
  - "А почему его не поставят в известность и не переведут на службу вглубь вашей территории?"
  Мое удивление было понято вполне правильно:
  - "Потому что у него личный пунктик по отношению к местным пиратам в общем и к Корсарам конкретно: один из их кораблей два года назад уничтожил пассажирский лайнер, на котором летела его семья. Брат и его жена-азари погибли при абордаже, двое их детей бесследно исчезли. Поскольку сам Полонис холост, он очень сильно привязан к племянницам. Пока он не найдет девочек, Аттический Траверс он не покинет никогда."
  - "Он до сих пор их ищет?"
  - "Да." - Найлус смотрел невидящим взглядом на голографическую карту галактики. - "Это желание найти племянниц дошло до фанатизма и может его завести... не туда, куда стоит заходить."
  - "А вы разве своих не ищете?" - удивленно спросила я.
  - "Мы-то ищем. Но пока найти двух малолетних азари-близняшек не выходит. Девочки словно растворились во мраке. Кому продали детей Корсары - непонятно. И, что хуже, уже не узнать. Напавший крейсер буквально через месяц после того нападения был уничтожен вместе со всем экипажем: конкуренты из пиратских кланов подловили на разрядке и взорвали."
  Вот оно как... При таких раскладах я могу понять, почему у вспыльчивого и скорого на суждения капитана легендарного фрегата угасла вера в родное государство. Полагаю, девочек так и не нашли. Словно сама судьба обрубает все нити, ведущие к детям, вынуждая свою жертву вступить на скользкий путь, чтобы она сделала то, что требуется. Вопрос в другом. А что же предложил деятельный яг турианцу, раз капитан Полонис пошел на фактическое предательство и впустил на борт Заида Массани и его группу? Уж не сведения ли о местоположении детей? Вот кто мог такую информацию получить, так это Серый Посредник. Тем более, именно он получил от кого-то заказ на уничтожение "Веррикана". Вопрос в том, кто же так сильно желал дискредитировать Иерархию и подставить людей, уничтожив корабль-символ руками наемника-человека? И какая выгода от гибели "Веррикана" ягу? Или не ягу? Или там еще кто-то в тени стоит?
  Мысли сами собой свернули на анализ ситуации и просчеты будущих возможностей и вероятностей развития цепочек истории.
  Фрегат "Веррикан". Гордость флота. Своеобразная Легенда со сложным и кровавым прошлым. Невероятно везучий и удачливый корабль, который погиб из-за предательства его капитана. Притом, его гибель дала серьезный резонанс, но какой именно - я не помню. Что-то было. Что-то очень серьезное. Но что? Цитадель Памяти хранила стыдливое молчание: третью игру я проходила вскользь и толком ничего не запомнила, хотя кое-какие моменты всплывали. Но не те, которые мне так нужны! Я в упор не знаю, что именно за события спровоцировала гибель легендарного фрегата!
  - Джефф, тебе еще что-то от меня надо? - спросила я.
  Пилот покачал головой, занятый работой, и мы по-тихому свалили. Идя по кораблю, я обдумывала неожиданно всплывший в разговоре момент. Напрямую судьба "Веррикана" никак на мою миссию не влияет, но есть один нюанс. И зовется этот "нюанс" Заид Массани.
  Спустившись на жилую палубу, я прямой наводкой потопала в каюту, провожаемая подозрительными взглядами засевших в столовой бойцов Джона. Надо будет, кстати, ознакомиться с их досье, а то как-то уже даже неудобно.
  В каюте нас встретил сонный Аэтериос, приподнявший растрепанную голову на звук открываемой двери. Ну прямо как ленивый хищник, потревоженный вторжением на его территорию. Убедившись, что все свои, асур завалился обратно на койку. Дремать.
  Что занятно, почти все перегородки были сдвинуты к стенам, освобождая каюту, круглый стол поставлен на свое место, как и пять стульев на колесиках. Тех самых, которых никогда не было в зале брифингов, если верить Пакти. Единственная перегородка, которую не тронул Аэте, перекрывала вход в каюту со стороны двери.
  - О чем ты так задумалась? - тихо спросил Найлус, когда я села за стол.
  Аэте приоткрыл один глаз, заложил руки за голову, давая понять, что ему тоже интересно, и он нас прекрасно слышит.
  - О фрегате "Веррикан" и тех событиях, на которые повлияет его гибель. - честно ответила я.
  От такого ответа асур распахнул глаза и приподнялся на локтях, а Найлус удивленно моргнул.
  - Он погибнет?
  - Да. На него даст заказ Серый Посредник где-то через годик. Выполнит его некий наемник Заид Массани. Знаешь такого?
  Найлус кивнул.
  - Заид Массани. Один из основателей Синих Светил. Тогда еще частной охранной компании, со временем превратившейся в хорошо организованную полувоенную банду. Сейчас ею управляет Видо Сантьяго через бывшего работорговца батарианца Солема Дел"Сера. По какой-то причине произошел разлад между Заидом и Видо, после чего Массани словил выстрел в голову.
  Аэтериос зевнул, встал с койки, подошел к нам и уселся за стол, с интересом слушая разговор. Одеться он не потрудился: так и плюхнулся на стул в одних трусах, босиком и с неизменными наручами тактического комплекса, которые он снимал только в душе. Найлус окинул асура нечитаемым взглядом, вздохнул, мысленно махнув рукой на это воплощение непосредственности, начисто лишенное такого непонятного для него чувства как стыдливость, и продолжил:
  - Раненного Заида нашел Джейс Рейн. Бывший член Синих Светил, фанатично предан Массани, ушел вслед за ним. Нашел практически сразу, вылечил. С тех пор за ним присматривает, по факту - содержит. Пытается вытащить из бесконечного запоя, принося задания.
  - И как успехи?
  - Последние два года Массани практически прекратил пить: Рейн сумел вбить ему в голову мысль о реальности возможности отомстить Видо. - пожал плечами Найлус. - Сам по себе Заид Массани ничего особого из себя не представляет. Обычный наемник, никакими любопытными навыками не обладает, тренировка неплохая, но годы пьянства сказались не лучшим образом, и сейчас его уровень чуть выше среднего. Единственное достоинство - довольно удачлив. Но опять же, не настолько, чтобы привлечь внимание. - яркие зеленые глаза чуть сощурились. - С чего такой интерес? Полагаю, дело не только в "Веррикане"?
  - Нет. "Цербер" купит для меня его услуги на неопределенный срок и непонятно с какой целью. - ответила я, отслеживая перемещения Гарруса по кораблю: он как раз шел в каюту, заинтересовавшись нашим разговором, который для него транслировал Найлус.
  - "Цербер"? - осторожный вопрос асура.
  Оп-па, а наша милаха о конторе имени трехголовой псины прекрасно знает!
  - Ага. - флегматично ответила я, глядя в чуть суженные фиолетовые глаза.
  Двери разошлись, пропуская в каюту Гарруса. Я взглядом указала на свободный стул и начала рассказ, затрагивающий один из самых скользких и неприятных моментов в каноне:
  - Вы должны кое-что знать.
  Такое начало заставило обоих турианцев напрячься, Аэте, наоборот, расслабленно прикрыл глаза, положив обе руки на столешницу.
  - Есть узловая точка реальности, которую я никак не могу обойти. Вообще никак! Ни при каких обстоятельствах! И называется она "Проект "Лазарь". Я должна в нужный момент очнуться на лабораторном столе "Цербера" и получить от Призрака его задание и корабль - новую версию погибшей над Алкерой за два года до этого "Нормандии".
  - Подробнее об Алкере. - кратко попросил-приказал Найлус, не забывший мою оговорку о смерти.
  - Примерно через полгода после нападения Властелина на Цитадель и гибели Сарена от моей руки, я погибну при нападении крейсера Коллекционеров на "Нормандию" над орбитой Алкеры. - флегматично выдала я, отслеживая реакцию на столь сакраментальные слова.
  А реакция крайне занятная. Аэте в ступоре от услышанного: что удивительно, информация о том, что Сарен погибнет от моей руки, не вызвала у него ничего кроме непонимания и искреннего изумления. Особенно то, что я с такой уверенностью говорю о будущем. Так, словно знаю его. Найлус подобного заявления ожидал, в отличии от растерянного Гарруса.
  - Погибнешь? - тихо-тихо прошептал Ррус.
  - Технически - да. - тем же вялым тоном ответила я. - Задохнусь, когда меня взрывом выкинет за борт "Нормандии" в поврежденном этим же взрывом скафандре. В это время крейсер Коллекционеров будет распиливать на куски наш несчастный фрегат.
  - А реально? - жестко спросил Аэте.
  - А реально я могу обходиться без воздуха столько, сколько мне потребуется, перейдя в нужную мне форму или впав в стазис. - я пожала плечами. - Умирать я не собираюсь, как и позволять ученым "Цербера" копаться в моем теле. Облезут от такого счастья: потрошить истинного метаморфа.
  Гаррус ощутимо расслабился, зато количество вопросов, которые роились у него в голове, резко увеличилось. Он же их не забудет и потом задаст!
  Найлус кивнул своим мыслям, а Аэте занялся удовлетворением своего безмерного любопытства. Притом начал с наиболее важного для него вопроса:
  - Сарен действительно погибнет?
  - Если ничего не сделать - да.
  - Почему?
  Я накрыла сжавшуюся в кулак до хруста кисть ладонью.
  - Успокойся, Аэ. Я тебе обещала сделать все возможное для спасения его жизни и личности. И невозможное тоже.
  Подобный ответ асура немного успокоил: легкая тьма, начавшая заволакивать радужку, бесследно исчезла. Кулак разжался, сильная ладонь вновь расслабленно легла на стол.
  - Но это будет ОЧЕНЬ нелегко! На грани возможного. Или ЗА этой гранью. - всматриваясь в красивые глаза мягко произнесла я. - Мы летим на Новерию только ради того, чтобы я могла получить от леди Бенезии информацию о базе Сарена на Вермайре.
  - Какой тебе интерес? - тихо спросил асур-тар. - ЛИЧНО тебе.
  Какой интересный вопрос... Еще бы я сама знала на него четкий ответ. Хуже то, что Аэте сейчас очень тихий и покладистый. Как океан перед штормом.
  - Сложно сказать. - врать, недоговаривать или юлить нельзя: Аэте сейчас на взводе, а чуйка у таких существ на грани предвидения. - С одной стороны, его смерть будет болезненна для Найлуса, а его я расстраивать не хочу. С другой, я хочу понять, зачем Сарен так сильно нужен Властелину, что существо возрастом в миллиард лет настолько бережно относится к своему любимцу.
  Аэте удивленно моргнул.
  - Да-да, любимцу! Называй как хочешь, но Назара как-то слишком близко к манипуляторам примет его гибель. Настолько близко, что позволит разрушить себя после смерти Сарена!
  Гаррус закашлялся, подавившись воздухом на вдохе: слишком ярко представил себе эту картину.
  - И все? - тихий вопрос, сказанный низким бархатным голосом, в котором уже начал проявляться рокот разбуженной силы.
  Знать бы еще какой... И почему организм асура так ярко и резко отреагировал на мое присутствие и тот легкий отголосок мощи Всеизменяющего, который от меня иногда исходит при сильных нагрузках на энергосистему.
  - Нет, Аэте. Не все. Я слишком уважаю твою привязку, чтобы позволить ему просто так погибнуть. И тебе об этом уже говорилось, так что завязывай с подобными расспросами: за эти дни ничего не изменилось.
  - Я должен быть уверен. - глаза вновь начала затапливать тьма. - Я не могу рисковать. Я должен ЗНАТЬ!
  Упертый. Аэте не убедит НИЧТО! Только сам Сарен Артериус, живой и невредимый, стоящий перед ним. А мне НУЖНО, чтобы Аэтериос мне верил. Или хотя бы перестал сомневаться и психовать.
  - Не дергайся. - мягко сказала я, встречая взгляд темнеющих фиолетовых глаз. - "Аэте, хочешь узнать правду?"
  От такого поворота он дернулся, глаза удивленно расширились.
  - Что...
  - "Так хочешь или нет?"
  - Хочу. - жесткий ответ.
  - Тогда расслабься и не дергайся. Я тебе ПОКАЖУ то, что ты так хочешь узнать. Если ты готов это УВИДЕТЬ и ПОНЯТЬ.
  Найлус прикрыл глаза и глухо выматерился на двух лишенных тормозов авантюристов, Гаррус покачал головой, глянув на сородича. И больше никак своего мнения о моем решении не высказал.
  - Я готов.
  - Ну готов так готов.
  Рывком выдернув сознание Аэтериоса во внешние слои своего разума, я сформировала виртуальную среду, как и тогда, во время разговора с Виан Спаратус, взяв на этот раз образ портальной плиты в замке Перекрестка Миров: огромная круглая платформа с рунным чертежом, плывущая над бездной сжигаемого Пламенем Распада мира. Удивительное, жуткое зрелище. Как и пожираемая этим Пламенем галактика.
  Аэтериос появился в привычном ему облике: в массивной странной броне темно-серого, практически черного цвета с синими и фиолетовыми метками, белоснежные волосы убраны в какую-то замысловатую прическу, на набедренных захватах - тяжелый клинок и мощный пистолет незнакомой конструкции, но явно не имеющий ничего общего с оружием на основе эффекта массы. И в своем восприятии он намного старше и куда мощнее. Словно взрослая, уже заматеревшая версия: ЭТОГО Аэте никто и никогда наивным, милым и обаятельным пареньком не назовет даже с перепоя.
  Осмотрев довольно жутенькое окружение, асур перевел взгляд фиолетовых глаз на меня и вопросительно склонил голову.
  - Что это за место?
  - Иллюзорная реальность моего разума. Реплика реального места. Перекресток Миров. - ответила я. - Ты же хотел узнать правду?
  - И продолжаю хотеть. - мягкий ответ приятным низким басом.
  - Самый лучший способ - это показать мои воспоминания. С эмоциями. Мысли... Менталисты думают немного непривычно для других, хотя ты, в силу своей природы, понять можешь.
  Мое пояснение было принято благосклонно. Мощный беловолосый мужчина подошел к краю платформы, завороженно глядя на Апокалипсис галактического масштаба.
  - Что от меня требуется? - тихий вопрос.
  - Как и раньше: спокойствие.
  - Информация неприятная? - спросил Аэте, повернув голову.
  - Для тебя - болезненная.
  Фиолетовые глаза чуть прикрылись.
  - Передавай.
  Я передала. Канонный разговор на Вермайре. Цитадель. Подъем к пульту управления, расхаживающий в ожидании протагониста Сарен, короткий болезненный разговор, перевернувший мое восприятие этого персонажа, и вот они, те самые слова: "Прощай, Шепард. И спасибо.", поднимающийся пистолет и выстрел. Падающее с платформы тело в когда-то белой броне. Отдельным видеорядом - расстрел Властелина. Я не стала показывать то, что произошло между этими событиями. Не стоит. Не стоит Аэтериосу видеть ЭТО.
  Воспоминания разворачивались на небольшом экране, показывая игровой мир таким, каким его восприняло мое сознание: реальным. С поправками, внесенными разумом с учетом увиденного в жизни. И потому выглядело все это до боли по-настоящему. Это были уже не игровые образы. Это была реплика реальности. И это настоящий, живой Сарен пустил себе пулю в голову. На платформе настоящей Цитадели.
  Мощная волна яркого, жгучего отчаяния и боли взбаламутила спокойствие виртуальной реальности, но быстро погасла: увиденное не могло не найти отклика у асур-тар, на глазах которого погибала его привязка. Не единожды. Аэте проматывал запись вновь и вновь, вслушиваясь в слова, произнесенные полным отчаяния и безнадежности хриплым голосом, всматриваясь в изуродованное лицо. Вновь и вновь, пока по моему приказу не распался информационный блок, выдергивая Аэте из своеобразного мазохизма.
  - Так будет? - горький вопрос.
  - Так может быть, если не вмешаться. - поправила я.
  - Почему Шепард - мужчина? Джон?
  - Я показываю условность реальности. Ей все равно, кто пройдет канонную цепочку событий. Могу показать то же самое, с женщиной. Разницы никакой: события пройдут по тому же пути.
  Короткий кивок, желание убить Джона исчезло.
  - Чего я не знаю?
  - Найлус тебе объяснит.
  Короткая заминка.
  - Почему не ты?
  - Слишком нереально. Звучит как ненаучная фантастика. Можешь мне не поверить.
  Мужчина повернулся, иронично хмыкнул.
  - После увиденного? Я могу поверить во все.
  - Так уж и во все? - уточнила я.
  - Сомнительно, что ты будешь лгать. Раз уж пошла на такие откровения. - резонно заметил Аэтериос.
  - Я никогда тебе не лгала.
  - Я знаю. - легкая улыбка скользнула по губам.
  - Чувствуешь ложь?
  Улыбка стала хищной, фиолетовые глаза блеснули весельем.
  - Я готов воспринимать информацию. - фраза прозвучала мягким приказом, которого мне не слишком-то хотелось ослушаться.
  Пересказывать в очередной раз историю под названием "Что я за забавный зверек" мне уже порядком надоело, так что я просто скинула Аэте информационный пакет. Большой. Подробный. Охватывающий не только откровения о моей природе и сути существования, но и объясняющий, что я за монстрик, и что могу сделать с ближним и дальним своим.
  В этот раз Аэте "отсутствовал" гораздо дольше, тщательно перебирая скинутые ему данные, чуть ли не по молекулам разбирая каждый образ, каждое слово и изображение. Особого внимания удостоилась моя менталистика и дар метаморфа. Даже магия не вызвала такого восторга и яркого восхищения. Именно способность к метаморфозам. А я ему показала саму суть этого дара. Его основы. И стоящее на краю иллюзорного портального круга существо с обликом человека очень хорошо и правильно поняло, что я такое. Ведь мы столь близки по своей природе...
  - Восхитительно. - мурлыкающий низкий рокочущий бас всколыхнул тишину.
  Асур повернулся одним плавным движением, подошел ко мне, пытливо всматриваясь в глаза.
  - Теперь - верю. Верю, что сможешь. Верю, что сделаешь.
  - А до того? - осторожно уточнила я.
  - Были сомнения.
  Улыбка приподняла уголки красиво очерченных губ. Глаза потеплели.
  - И каков твой вердикт?
  Тихий смешок.
  - Пока рядом нет Сарена, я буду тебе подчиняться, как ему. Без сомнений, без колебаний, без подвоха. Беспрекословно.
  Я растерялась. Я ожидала чего угодно, но не этого! Не таких слов, не такого решения! Фактически, меня только что поставили на одну ступеньку с осью мира, с привязкой. С центром существования, вокруг которого когда-то давно собралась пошедшая вразнос личность молодого асура, впавшего в холодное, яростное безумие хараза.
  Сволочь седая...
  Знает же... Чувствует, куда и как надо ударить, чтобы получить нужный результат. Интуиция на грани предвидения или даже за этой гранью. Четко просчитал, чем можно взять меня за живое...
  Я стояла и молча смотрела в фиолетовые глаза, а это изумительное существо лишь мягко улыбалось.
  Знает. Понимает. И делает так, как надо ему. Бьет так, чтобы получить нужный результат. Прямо как я. Знает, что ТЕПЕРЬ я действительно сделаю ВСЕ, чтобы спасти Сарена и вытащить его из той бездны, в которую он падает. Просчитал меня и предложил то, от чего я не откажусь НИКОГДА. Доверие. Поддержка. Верность. Все что угодно, все, что мне потребуется, чтобы я смогла сделать невозможное, повязывая нас одной цепью. Раз и навсегда.
  - Сволочь. - безнадежно прошептала я.
  - Да. - покладисто согласился Аэтериос, довольно улыбаясь и молодея на глазах. - Сволочь.
  - А если я откажусь?
  - А ты откажешься? - в голосе плеснуло любопытство.
  - Сам-то как думаешь?
  Тихий ехидный смех был мне ответом.
  - Мы похожи. - тяжелые руки легли мне на плечи. Аэтериос всматривался мне в глаза, вынуждая чуть запрокидывать голову из-за значительной разницы в росте. - Больше, чем кто-либо еще.
  - Похожи. - не стала спорить с очевидным.
  - У тебя ведь тоже появилась своеобразная привязка.
  Я прикрыла глаза, проглатывая ругань. Обратил внимание. Сделал выводы...
  - Настолько..?
  - Если знать, на что обращать внимание - да. А я хорошо знаю свой народ. - ирония и лукавство в эмоциях и голосе. - Ты - не нашей крови. Но ты - такая же, как и мы. Вершина нашей эволюции.
  - Совершенный монстр. - хмыкнула я.
  - Монстр? Возможно. - Аэтериос не сдержал смешка и просто добил: - Но ты теперь НАШ монстр!
  - Наш? - я вопросительно приподняла брови.
  - Наш. Ты же не думаешь, что кто-то тебя уже отпустит? - ирония и ехидство в фиолетовых глазах. - Ни Найлус, Ни Гаррус. Ни я.
  - А тебе-то какой интерес? Лично тебе?
  Аэте усмехнулся и рассказал. Четко, подробно, не скрывая ничего. Что именно его интересует и почему он никогда меня не отпустит. И личные, и меркантильные интересы. И не забыл отдельно указать, почему его так устраивает, что на меня уже наложили лапу Найлус с Гаррусом. Особенно - Найлус. Фактически - младший брат его привязки. Часть его семьи. Родственные узы у асуров выстраивались немного иначе, и единокровная связь не отличалась от кровной и названной.
  В какой-то момент я не удержала контроль, и виртуальная среда распалась, и я отпустила разум Аэте, чтобы уже в реальности встретить тот же полный иронии и понимания взгляд, и услышать:
  - Я хочу это увидеть. Твою боевую форму.
  О чем он, я поняла прекрасно: боевую трансформу он видел только одну, но зато самую мощную из доступных мне. Чисто детское желание! Были бы мы сейчас в моем разуме, и вместо взрослого мужчины или молодого парня, на меня смотрел бы любопытный подросток.
  - Не сейчас, Аэте. Корабль - не лучшее место для подобных демонстраций.
  Асур подумал, печально вздохнул и кивнул. Напряжение и скованность испарились окончательно. Решение Аэтериос принял, огласил, узнал то, что хотел, и будет терпеливо дожидаться развития событий.
  Я глухо выругалась.
  - Аэте, ты как мина замедленного действия. Так же на нервы действуешь!
  Виноватый взгляд и искреннее раскаяние полились бальзамом на мои расшатанные нервы.
  - И не надо так смотреть! Сам же знаешь, о чем я говорю.
  Циничный смешок показал, что прекрасно знает.
  - Я буду покладистым. - пообещало это чудо.
  - Я знаю.
  - И буду слушаться.
  - Знаю. Будешь. А еще будешь внимательно присматривать, чтобы я не свильнула никуда. Внезапно.
  - Буду.
  Милая мордашка и робкий взгляд наивного и невинного создания, ничего серьезнее растоптанного цветочка в жизни не сотворившего, меня просто добил. Вот умеет же паршивец пользоваться своей внешностью! Сама невинность во плоти!
  - И не надо мне глазки строить! - буркнула я. - У тебя это прекрасно получается, не спорю, но я на твою мордашку не поведусь.
  Взгляд неуловимо изменился. Найлус хмыкнул, Гаррус подпер голову рукой, но снова никак не прокомментировал.
  - Ладно, надеюсь, пока мы с вопросами разобрались.
  Аэте закивал, полностью довольный тем, что только что с меня выдавил. И морда-то, морда... Я тяжко вздохнула, ругнулась. Найлус успокаивающе положил руку на плечо, чуть сжал пальцы.
  - Он же неисправим.
  - Да я знаю. - вяло ответила я.
  Найлус подкатил на стуле поближе, пересадил меня к себе на колени, обнял, позволяя с удобством растечься в его руках. Глянула на довольную рожу Аэте, и у меня появилось сильное желание его пнуть! Он это прекрасно понял: на красивой мордахе расплылась препохабная ухмылка.
  - Скотина ты, Аэ!
  - Ага. - закивал он. - Но...
  - Своя скотина. - уныло закончила я, окончательно капитулируя.
  - Именно!
  Вот почему у него нет и тени сомнения в том, что у меня все получится? Я сама сомневаюсь! Это же авантюра на грани фола, а этот сидит и довольно лыбится, словно Сарен уже стоит за его спиной.
  - А если...
  - Я в тебя верю. - перебил меня асур.
  Сволочь...
  - Тебе стоит ознакомиться с досье твоих бойцов. - мягко произнес Ррус, переключая меня на другую тему. - Найлус, верни Мрир на стул.
  - Надо. - я согласно кивнула, но шевелиться мне было откровенно лениво.
  Меня вернули обратно на стул и заботливо развернули к большому экрану.
  Гаррус улыбнулся и... вывел досье первой жертвы на огромный тактический экран, украшающий свободную стену. И начал он с Джейн Шепард.
  Аэте заинтересованно подался вперед, вчитываясь в слова чужого для него языка.
  - Понравилась? - неожиданно спросил Найлус.
  - Очень. - честно ответил асур, отрываясь от чтения.
  Гаррус с Найлусом переглянулись.
  - Она же человек.
  - Да. Нет. Не совсем. Она ОЩУЩАЕТСЯ немного иначе. - Аэте запнулся, подбирая слова. - Это как отголосок. Нет четкого ощущения, как от Дэрга или Дилана. Легкий...
  - Флёр. - подсказала я.
  - Да, так правильно. Легкий флёр. Как от других в ее отряде. От кого-то сильнее, от кого-то слабее. Но он есть почти у всех. В отряде Джона такой флер идет только от одного.
  Какие интересные наблюдения... А верить чутью такого существа можно: своих они вычисляют с точностью генетического анализа, реагируя на незаметные людям факторы: пластику движений, запах, феромоны, ауру, основываясь на чутье и интуиции. На моей памяти ни разу не ошибались. Сомнительно, что ошибется Аэтериос.
  - Я так полагаю, ты твердо решил наложить лапы на Джейн?
  Короткий твердый кивок поставил жирную точку и подвел черту под прошлой жизнью Карамельки. В том, что Аэтериос задерганную девчонку получит, я не сомневалась. Сможет. Найдет подход. Вопрос в другом. Устраивает ли подобный расклад МЕНЯ?
  А почему нет? Вполне даже устраивает.
  Джейн отпускать я не собиралась. Она мне понадобится в будущем. Она и ее отряд. Столь интересными личностями разбрасываться - грешно. Надо смотреть правде в глаза: в одиночку мне не выполнить свою миссию. Мне нужна поддержка, верные мне разумные, те, на кого я смогу опереться. Я не смогу порваться на части и быть везде, где это потребуется. Найлус и Гаррус тоже не решат все проблемы. Не смогут прикрыть ВЕЗДЕ.
  Вывод? Мне нужны свои люди. И не только люди. И много! Так что, будем подбирать ВСЕХ, на кого удастся наложить лапу. Особенно, если мне попадутся на пути такие же самородки, как Джейн и ее люди.
  - Аэте, пока не решится вопрос с Сареном, и я не услышу лично от него согласие, ты Джейн трогать не будешь, если не будет инициативы с ее стороны. Понял?
  Асур согласно кивнул. Против подобного ограничения он ничего не имел. Как и против уточнения.
  В конце концов, Джейн взрослая девочка и мозги у нее в голове имеются...
  - Но присмотреться к ней я не запрещаю. Ты прекрасно знаешь, из-за чего я ставлю такое ограничение. Я не хочу, чтобы ты разбил ей душу своей внезапной смертью. Этого она уже не переживет. Слишком много было в ее жизни потерь.
  Фиолетовые глаза чуть сузились.
  - Прочитаешь ее биографию - поймешь.
  - А если... - Аэтериос неопределенно взмахнул рукой.
  Я хмыкнула. Если-если... Да если сделать все правильно, Джейн привяжется мгновенно, сама того не поняв! С чуйкой Аэте и его искренностью, он может получить нужный результат, просто давая девушке то, чего она в глубине души хочет больше всего. А он даст, если Джейн проявит хоть тень заинтересованности! Но тут уже я вмешиваться не буду. Если Джейн вляпается самостоятельно, то... будем считать, она сама сделала выбор.
  - Знаешь, Аэ, есть у людей такое выражение: "Мы в ответе за тех, кого приручили".
  В ментале пронеслась мысль Гарруса: "Если бы люди ему следовали..."
  - Я осознаю ответственность. - спокойно ответил Аэте.
  - Прекрасно. А теперь давай ознакомимся с той задницей, в которой жила наша Карамелька.
  - Наша? - немного подозрительно уточнил асур.
  - Ну ты же не думал, что только ты один хочешь на нее наложить лапы? - ворчливо спросила я. - Разве что у нас интересы разные.
  Аэтериос тихо, но очень довольно рассмеялся, а мы вернулись к изучению досье бойцов двух десантных групп. И провели за этим крайне увлекательным занятием весь день, благо, было что почитать и обсудить.
  Закончили увлекательное чтиво и разбор каждого бойца уже глубокой ночью, отвлекаясь только на еду. И на то, чтобы понаблюдать за жертвами обстоятельств в естественной среде обитания.
  Глядя на уже моих людей, я четко поняла: ЭТОТ подарок реальности выпускать из лап грешно. Что Джейн, что Джон со своими людьми, это же настоящие самородки! Только гранить их надо по-разному! И начинать надо уже сейчас.
  Но какой же потенциал! Особенно, если эти два отряда сработаются! А они сработаются. Хотят они этого или нет! Не сразу, конечно. Джон и Джейн друг друга сейчас практически ненавидят. Они как две стороны военной машины Альянса. Их обоих ждут тяжелые потрясения и падения, взлеты и стрессы. Но оба должны измениться, раскрыть свой истинный потенциал, отбросить то, что их сдерживает. И я от них этого добьюсь!
  Хотят они этого или нет.
  
  Джокер сегодня так и не явился: его перехватил Татум, и пока они обсуждали корабль, подошла доктор Чаквас, после чего Джефф пойти мог только в лазарет. Где и остался на ночь.
  
  Уже засыпая под боком у Рруса, я ясно поняла, КАК я буду выбивать из Джона ту огромную кучу стереотипов, что обжилась в его несомненно светлой и ясной голове, отягчая ее ненужным грузом. Надо только проследить, чтобы парень не сломался от такого подарка небес и не озлобился, узнав то, что ему предстоит узнать. И я даже вспомнила, где все это добро надо искать!
  Сейчас самое главное дожить нормально до Новерии, получить то, что надо и вернуться на Цитадель. Потом... Потом - на Вермайр. Без "Нормандии" и всех, кто находится на ее борту. Там они мне не нужны. Но это - потом. После Новерии.
  А чтобы бойцы не страдали ерундой из-за чрезмерного количества свободного времени, их надо занять делом. Таким, которое ЗАСТАВИТ их работать ВМЕСТЕ!
  - Най...
  - Что? - сонно спросил Найлус, даже не открывая глаз.
  - Учебки когда начнешь?
  - Уже договорился с Джокером. Он как раз просил дать ему возможность самому придумать стартовые условия.
  О! Прекрасно.
  - И когда?
  - Скоро... Утром. Наверное, этим. Если Карин его выпустит из лазарета. Я не уточнял. Джокер сам скажет, когда все начнется. Спи, Мрир.
  Вообще прекрасно!
  
  
  Найлус угадал: доктор Чаквас выпустила нашего многострадального пилота из застенков, а тянуть резину Джефф не стал, и ранним утром по внутренней связи раздалось сакраментальное:
  - Внимание по кораблю! Учебная тревога!
  Радостный, полный предвкушения и азарта голос Джокера разнесся по "Нормандии", вызывая волну негодования, злости, раздражения и желания его прибить, вкупе с недоумением свежих жертв, только недавно поднявшихся на борт и еще не успевших познакомиться с этим нашим милым уже традиционным развлечением во время скучных перелетов.
  Открыв глаза, глянула на табло хронометра, висящего на стене на видном месте. По корабельному времени - раннее утро: у дневной смены подъем через два часа. Самое паршивое время - "собачья вахта". Самое то для внезапной побудки с объявлением тревоги.
  Тем временем, Недремлющее Око всея "Нормандии" начал излагать суть "произошедшего" и пояснять условия первой за этот перелет учебки:
  - На подходе к станции разрядки корабль попал в засаду: два фрегата пиратов, прятавшихся в тени спутника планеты, произвели залп в заднюю полусферу правого борта, пробив обшивку и разрушив жилые каюты номер один, три, семь и девять.
  Джокер сделал выразительную паузу, давая возможность только-только проснувшемуся народу оценить случившееся. Аэтериос вычленил главное:
  - Если нашу каюту уничтожили, я могу дальше спать? - раздался охрипший ото сна голос.
  - Можешь. - ответил Найлус, широко зевнув. - Если, конечно, не хочешь посмотреть на боевые учения.
  - А поучаствовать можно? - азарт и предвкушение затопили ментал, разом перебив набирающий силу негатив экипажа.
  - Нет! - резкий категоричный ответ с налетом сожаления.
  И правда - жаль. Участие Аэте в учебной боевой тревоге могло бы очень ее разнообразить и дать возможность протестировать отряды в условиях, приближенных к боевым. Но... Всегда есть это пресловутое "но". Светить Аэте в какой-то учебке СЕЙЧАС я не собиралась.
  Асур полыхнул огорчением, но оно быстро сменилось заинтересованностью: возможность понаблюдать за боем, пусть учебным и чужим, перевесила желание продолжить столь бесцеремонно прерванный сон. Аэтериос стек с койки и утопал в санузел нашей общей каюты, пользуясь тем, что он первый встал.
  Перегородки на ночь мы так и не раздвинули по причине бессмысленности этого действия, так что за всеми передвижениями Аэте и его крайне выразительной пластикой движения и мимикой я могла наблюдать своими глазами. В силу специфики воспитания и собственной природы, Аэтериос относился совершенно индифферентно к тому, что он мог увидеть или услышать с нашей стороны каюты, лишь бы ему спать не мешало. Да и сам не напрягался соблюдением даже видимых приличий. Ни нас, ни его сложившаяся ситуация не напрягала, правила общаги мы блюли свято и к всеобщему удовлетворению, а большего нам и не требовалось.
  Единственная перегородка, которая никогда не сдвигалась, эта та, которая перекрывала вид в каюту со стороны входной двери. Сам факт того, что наше жилье полностью просматривается из коридора при открытой двери, напрягал нас всех на уровне инстинктов и вызывал глухое раздражение. А потому перегородка стояла раздвинутой.
  Тем временем, Джефф продолжил вещать:
  - Второй залп перебил механизм поворота правого верхнего двигательного пилона, выведя из строя маршевые двигатели, пробил камеру ядра, убив дежурный инженерный расчет и вызвав цепную реакцию детонации в переполненных аккумуляторных блоках. -со смаком продолжил расписывать катастрофу по внутрикорабельной связи Джокер, решивший, что народ уже достаточно проникся и готов воспринимать подробности. - Автоматическая аварийная система произвела отстыковку и сброс всех аккумуляторов, но в результате первых взрывов оказался поврежден подъемный механизм створки и нарушена работа системы сброса спасательных капсул...
  Я себе представила повреждения, "полученные" несчастным прототипом благодаря произволу увлекшегося пилота: корма разворочена, правый борт по жилой палубе - месиво осколков, спаскапсулы фактически недоступны, хоть все еще работоспособны. Хорошо хоть закрытые двери разрушенных кают не дали воздуху мгновенно покинуть изувеченный корабль. Самое странное, что я о чем-то подобном уже слышала когда-то. Вернее, слышала мой реципиент.
  Короткий поиск в памяти нашел нужную информацию: Джефф в условия учебной тревоги положил трагедию патрульного легкого крейсера Альянса Систем "Нимин", попавшего в засаду пиратов в Скиллианском Крае три года назад. Условия, конечно, были адаптированы под наш фрегат, но суть осталась неизменна: повреждения маршевого двигателя, раздолбанная жилая палуба с погибшим командным составом и инженерным расчетом, нестабильное ядро, фатальные повреждения обшивки и части несущего каркаса. И как последний штрих на ритуальном чертеже: фактическая недоступность спасательных капсул. Хотя, какой в них смысл при нападении-то? Отловят, и не успеешь глазом моргнуть, как окажешься с ошейником на шее в трюме работорговца. Что и произошло с выжившими с "Нимина".
  - Если люди "погибнут", надо будет провести эту учебку повторно, с учетом абордажа поврежденного корабля. - неожиданно озвучил мои мысли Найлус. - Условия интересные.
  - Сперва на результаты этой посмотрим. - зевнув, уточнил Гаррус. - Мне интересна реакция новичков.
  Стартовые условия учебки и правда довольно интересные и сложные: не зря Найлус поддался на нытье и уговоры Джокера, позволив ему самостоятельно выбрать время проведения учебной тревоги и ее условия. Посмотрим, как себя поведет экипаж и группа бойцов в подобной ситуации. Пока учебка затрагивает только действия в условиях аварийной ситуации, но можно расширить ее, переведя в отработку абордажа потерявшего подвижность корабля, если, как правильно заметил Найлус, народ не передохнет в ближайшие десять минут.
  - Аэ, у тебя три минуты! - довольно громко крикнул Найлус, перекрывая шум воды.
  - Мне хватит. - донесся ответ.
  Джефф знакомил своих жертв со стартовыми данными учетной тревоги со смаком, чувством, толком и расстановкой, не забыв упомянуть, что корабль находится на довольно оживленном маршруте, и теперь с интересом наблюдал за действиями разбуженных ранним утром разумных, до которых медленно доходило, что это - не шутка юмора пилота, а РЕАЛЬНАЯ учебная тревога. Притом, время уже пошло!
  Зашипела открывающаяся дверь, в каюту вывалился мокрый и довольный жизнью Аэте: после установки душевой кабины свободного места в санузле просто не осталось, развернуться там негде, так что вытираться и одеваться приходилось в каюте.
  Освободившееся место занял Найлус.
  - Мрир? - Аэте протянул мне гребешок и вопросительно склонил голову набок.
  - Сейчас. Стой.
  Волна бытового заклинания высушила асура, вторая - расчесала всклокоченную ото сна мокрую гриву. Аэте быстро оделся, плюхнулся на стул, давая мне возможность заплести ему так понравившуюся косу. Пока я возилась с его головой, вышел Найлус, получил от меня то же заклинание сушки, быстро вделся в броню и свалил в зал брифингов, наблюдать за действиями разбуженного экипажа.
  - Все. - я закончила заплетать длинные волосы, заправила косу и хвост под основное тело косы так, чтобы ничего по шее не болталось, вернула гребешок и заколку хозяину.
  Аэте ощупал получившуюся прическу, благодарно кивнул.
  - Спасибо. Удобно.
  - Да, под шлемом мешать не будет. - я улыбнулась, вспоминая, как подобные прически делали разведчики древних катакомб: они действительно удобны и хорошо подходили под сложную систему артефактов, которую мы носили на голове.
  Как раз вышел Гаррус, и я ушла в душ.
  Стоя под тугими струями прохладной воды, я вслушивалась в ментальный фон корабля, отмечая реакцию народа на такую пробудку. Судя по всему, после учебки Найлус и Прессли из экипажа и бойцов вытрясут душу: люди только-только раскачались! Рекс уже давно на ногах и уже находится в зале брифингов.
  - Имрир, они наконец-то зашевелились, - донесся до меня сквозь шум воды голос Рруса.
  Найлус тем временем подтвердил начало учебной тревоги. Для особо одаренных, решивших, что Джокер окончательно потерял страх и теперь так прикалывается. После резонного вопроса Спектра, отчего это им требуется его личное подтверждение, народ и задергался.
  Пока они там развлекались, я успела ополоснуться и высушиться, неспешно облачилась в броню, и вместе с Аэте и Ррусом поднялись на командную палубу, где мы дружно следили за ходом учебной тревоги в зале брифингов на высокоточной голограмме, прекрасно нам показывающей кто где и чем занят. Первую панику нам услужливо продемонстрировали любовно сделанные записи под комментарии довольного сотворенным бардаком Джокера.
  К счастью, к отлету "Нормандии" техники Спецкорпуса успели смонтировать оборудование тактического комплекса, а вот подключали и настраивали его Татум и Адамс с его группой уже в полете, пока фрегат шел короткими перегонами по оживленному маршруту. Инженерам хватило суток закончить работы и поставить на место снятую обшивку, и теперь бесполезный ранее танцпол начал приносить пользу, пусть пока в качестве координационного центра учений.
  - Как думаешь, они тренировочные визоры взяли? - неожиданно спросил Гаррус.
  - Вот сейчас и узнаем. - резонно ответил Найлус, запуская программу виртуальной среды.
  Тренировочные визоры нам прислали вместе с тактическим комплексом по просьбе Рруса, вспомнившего про эти замечательные устройства в последний момент. Эти визоры накладывали изображение, создаваемое тактическим комплексом, на реальные объекты, давая возможность всем участникам тренировок видеть нанесенные во время учений повреждения, следы попаданий и прочее, прочее, прочее. Информация снималась с самих визоров и особых сенсорных модификаций на оружии, устанавливаемых на ствол и оптический прицел. Результаты "попаданий" обсчитывал компьютер тактического комплекса, выводя информацию на объемную голограмму, а после разрешения проводящего учения - на визоры.
  В зал брифингов зашли Дэрг с Диланом. В полной броне и с подготовленным к учениям оружием. На стволах поблескивала красная нашлепка сенсорной системы.
  - Аэте, с кораблем ознакомился? - задал вопрос Найлус, с интересом наблюдая, как Джон и его снайпер с матами пытаются развернуть эмиттеры силовых полей и перекрыть непострадавшую часть жилой палубы. Эмиттеры поворачиваться отказывались наотрез: бойцы не сняли стопоры.
  На голове у них тренировочных визоров не оказалось, и разворачивали они настоящие эмиттеры! Матюги и изображение прекрасно доносили микрофоны и камеры прослушки, взломанной инженером Спецкорпуса и подключенной к системе внутрикорабельного наблюдения.
  - Да, ознакомился. - кратко ответил асур, с не меньшим любопытством глядя на происходящее. - А Октавиус за это их не грохнет?
  - Если сломают хоть один эмиттер - грохнет. - флегматично отозвался Ррус. - Или под видом спарринга изобьет.
  Наконец к этим двоим подошел Клаус и собственноручно развернул несчастные эмиттеры, обматерив "косоруких идиотов", особенно язвительно пройдясь по Джону. На дикой смеси немецкого и испанского, так что инструментроны всю тираду хранили тактичное молчание. Силовое поле разрезало жилую палубу поперек, остановив условную утечку воздуха. Но поздно: Джокер радостно сообщил, что из-за их волокиты погибли трое членов экипажа в заблокированной взрывом каюте. Тактический комплекс тут же окрасил указанных пилотом людей как выбывших. А еще Джефф крайне язвительно напомнил про тактические визоры, необходимые для проведения полноценных учений, которые их дожидаются в столовой. Бойцы переглянулись и снова выматерились.
  Найлус оскалился, чуть суженными глазами наблюдая за этим счастьем.
  - Дэрг, Дилан, Рекс, Гаррус. Вы будете отыгрывать нападающих: группу пиратов, пытающихся взять на абордаж этот корабль. - спокойный вибрирующий, отдающий металлом голос перебил восторженные вопли Джеффа, радостно сообщившего про "мучительную смерть" застрявших в лифте бойцов Джона: штурмовиков Аарона и Кристиана. Снайпер группы - Вивьен, оставшийся с Клаусом и Джоном, тихо выругался на французском, доставая из боксов, лежащих на видном месте в столовой, тренировочные визоры.
  - Задача? - пробасил Рекс, с нескрываемым интересом наблюдающий за происходящим.
  - Выбить десантную группу и не дать им организовать сопротивление. По времени как раз ваши челноки подошли к "Нормандии" и стыкуются. Рекс, Гаррус, вы пришвартовались на командной палубе. Дэрг, Дилан. Вы заходите со стороны разрушенных кают. Вопросы?
  - А они подготовились? - спросил Дэрг, глядя, как Клаус настраивает визор Джону, который явно никогда с такими устройствами не сталкивался.
  Интересно, а где с турианскими игрушками сталкивался сержант Вилант Николаус Аккер, который, если судить по его досье, никогда не покидал Альянс Систем и служил под командованием Джона Шепарда все два года своей службы в ВКС?
  - А вас это волнует? - иронично спросил Найлус, наблюдая, как Вивьен пытается открыть шлюз аварийной лестницы.
  Нестандартные запоры усилия француза игнорировали. Клаус, бросив короткий взгляд на это дело, матюкнулся, отодвинул снайпера, резко развернул ручки в другую сторону, створки люка тут же послушно разошлись, но были блокированы на полпути по короткому касанию когтя бронированной перчатки к голографическому символу.
  Смачные маты, услужливо донесенные до нас, вызвали улыбки. Что-то Клаус как-то нервно на все реагирует. Экспрессивно так... А говорят, немцы - спокойные...
  - У вас меньше минуты занять свои позиции. Разошлись.
  Бойцы испарились, отслеживаемые системой датчиков, щедро растыканных по кораблю. Именно эти датчики и позволяли так точно воссоздавать виртуальную тренировочную среду, совмещая ее с реальным кораблем.
  
  Что мы имеем на данный момент?
  Все три пилота в рубке. Эти среагировали удивительно четко. Даже визоры прихватили. Притом, самый сильный из них, Кляйн, стоит с оружием в руках перед активным силовым полем, окрашенным в виртуальной среде, как боевое защитное. Светловолосый Даниэль в кресле второго пилота. Если судить по показаниям визора, занят маневрами уклонения, пока первый пилот вроде как занимается балансировкой поврежденных маршевых двигателей, выжимая все нужное из маневровых, чтобы скомпенсировать отказавший верхний правый двигатель. Ясное дело, все эти манипуляции производились в виртуальной среде: реальный пульт управления никто не трогал.
   У экипажа и десантных групп все не так радужно и весело. Из экипажа "выжило" шестеро. Сидят по каютам в легких скафандрах и на комплименты не напрашиваются. Оружия нет. Визоров тоже нет. Эшли жива, сидит в трюме, уже приладила на разряженное оружие сенсорную нашлепку. На голове - визор. Включен, настроен криво, из-за чего изображение немного двоится. У сержанта к концу учений будет мигрень. Аленко стоит возле столовой, вертя в руках визор. Из отряда Джона выжил он сам, Клаус и Вивьен. У Джейн ситуация получше: жива она, снайпер Рамиро, один из штурмовиков - Виктор и Дворф - их сапер Руне Северин Борге по прозвищу "Север". Второй штурмовик - красавчик Диего, пал смертью храбрых, проходя через силовое поле: сбой настройки из-за косоруких попыток Вивьена и Джона развернуть эмиттеры и варварского с ними обращения, на какое-то мгновение дал скачок напряжения, и поле "разрезало" Диего пополам. Когда Джокер это радостно объявил, позеленел не только сам Диего, но и остальные участники учебной тревоги, включая "выживший" экипаж. Даже дежурная смена, не участвующая в тревоге, слегонца напряглась.
  А ведь в технической документации подобный нюанс описан был. И подобная ситуация более чем реальна... Ну хоть в следующий раз будут думать, что делают. А то судя по высказываниям "погибшего" Татума, перекочевавшего к нам, кому-то точно руки поотрывают в случае повторения. И Адамс если не поучаствует, то с удовольствием понаблюдает.
  - Внимание по кораблю: изменение условий учебной тревоги! - громко и четко объявил Найлус.
  Люди замерли, ожидая продолжения.
  - Челноки условного противника пришвартовались к "Нормандии". - голос Найлуса разносился по замершему кораблю. - Начало абордажа. Задача атакующих - уничтожить десантную группу или захватить в плен. Задача обороняющихся - защитить корабль, его экипаж и захватить в плен нападающих.
  Люди слушали очень внимательно. Клаус чему-то кивнул, прикрыл глаза, вздохнул, бросил хмурый взгляд на командира и снайпера отряда.
  - Время до прибытия патрульной эскадры - час.
  На это уточнение Рамиро встрепенулся: время учений обозначено, но следующая фраза Найлуса убила весь настрой:
  - Пиратские корабли откроют огонь на поражение через пол часа, если не получат сигнал от абордажной группы.
  Это уточнение требовало от защищающихся захватить хоть одного "пирата" живым, чтобы вытребовать от него отмену атаки.
  - Использовать биотику - запрещено. - добавил Найлус, глянув на злую мордашку Карамельки и лазурные всплески, пробегающие по ее телу.
  Джейн и Джон совершенно синхронно скривились, хоть и находились на разных концах палубы. Запрет на использование биотики сильно подрезал боевые возможности коммандеров Шепард.
  - Выбывшие должны прибыть в зал брифингов. - короткая пауза и жесткое: - Начали!
  Блокировки с аварийных лестниц спали, створки резко разошлись.
  Со словом "Начали!" Дэрг распахнул двери каюты и без колебаний всадил пару "выстрелов" прямо в вытянувшуюся физиономию Руне, пытавшегося в этот момент открыть створки аварийной лестницы, ведущей в трюм, и среагировавшего на открытие дверей "разрушенной" каюты с краткосрочным запозданием. Огонь Дилана зацепил Клауса, который с первыми выстрелами чуть ли не силой скинул Джона вниз по лестнице.
  Дворф матюкнулся, встал, пнув для острастки лестницу, и потопал в зал брифингов. Состав отрядов Джона и Джейн сравнялись. Буквально через мгновение выбыл Аленко, "убитый" точным одиночным выстрелом Дэрга.
  Ответный огонь Рамиреса и Клауса вынудил Гризли метнуться в укрытие. Джейн попыталась было дернуться, но Виктор, зло рыкнув, затолкнул командира за коробку лифта, словив два попадания в корпус: Дилан, засевший в каюте на другом конце жилой палубы, чуть не пристрелил Карамельку, но быстро убрался с линии атаки. Клаус стрелял удивительно точно и реагировал очень быстро.
  - Вивьен! Вниз! - рыкнул он.
  Поредевший отряд Джейн отошел на лестницу к командной палубе. Попасть на лестницу можно было по левую сторону лифта: справа коробка лифтовой шахты упиралась в стены офицерских кают. Отряд Джона спустился в трюм. Клаус соскользнул по лестнице последним, едва не словив выстрел от высунувшегося Дилана.
  Мы переглянулись. Очень интересная реакция у этого Клауса!
  - "Видели?"
  Глаза Аэте чуть расширились, когда он услышал мой голос в своей голове, но асур больше ни единым жестом не выдал установившуюся общую ментальную связь.
  - "Видели." - тяжелая, окрашенная интересом и азартом мысль Найлуса перебила жгучее любопытство асура. - "Аэ, что скажешь?"
  Ответил асур-тар с небольшой заминкой:
  - "По уровню подготовки отряд Джейн превосходит отряд Джона. Единственное исключение - Клаус. Его уровень выше заявленного в личном деле. Насколько - точно не скажу."
  - "Что еще?"
  - "В прямом столкновении я бы проводил фокус атаки на командиров, выбив самых сильных бойцов: Клауса и Рамиро." - честно ответил Аэте и тут же пояснил свою точку зрения: - "Клаус подставился, спасая Джона. Если бы первая атака не была направлена на отряд Джейн, его бы убили, пока он прикрывал командира. Реакция автоматическая: учебная тревога не несет непосредственной угрозы, но бойцы среагировали так, словно они находятся в боевых условиях. Вывод? Подобные тренировочные бои для них не являются привычными, и они действуют с реалиями полноценного боя. Это - хорошо. Проявят все ошибки."
  - "Почему Рамиро?" - уточнил Найлус.
  - "Пластика." - коротко ответил асур. - "Непроизвольная реакция на звуки первых выстрелов. Он раскрылся буквально на мгновение, пока не смог подавить инстинктивный порыв защитить командира."
  В поверхностных мыслях Аэте ярко промелькнул нужный момент: стремительные, плавные движения Рамиреса, практически мгновенно вернувшиеся к нормальной пластике, которую он демонстрировал ранее, раздраженно дернувшийся уголок губ. Я с Найлусом могли бы добавить ощущения досады и раздражения.
  - "Та же реакция у Виктора: первым делом он убрал Джейн с линии атаки, получив опасное ранение. В отличие от Рамиреса, свой уровень не скрывает." - Аэте замялся и добавил: - "Я наблюдал за ними вчера, пока на кухне работал. Бойцы Джейн к своему командиру относятся покровительственно, но приказы выполняются без колебаний и сомнений. Если судить по личным делам и моим наблюдениям, боевого опыта у бойцов больше, чем у командира: разница в пластике, повадках и непроизвольных жестах. Но право отдавать приказы не оспаривается даже во внутреннем круге, авторитет Джейн - непререкаем. С ней не спорят. Значит, она хороший командир, чье право приказывать признается добровольно и осознанно, но как боец однозначно уступает своим подчиненным. И они все это знают: когда ее убрали с линии атаки, никаких возражений и недовольства не последовало."
  - "Что еще?"
  - "Без биотики Джейн не представляет особой опасности." - вынес вердикт Аэтериос. - "Стилистика боя подогнана под постоянное использование биотики. В условиях запрета на применение биотики Джейн теряет время на подавление инстинктивных действий. Это - недопустимо. Все то же самое относится к Джону."
  - "Согласна." - подтвердила я выводы асура.
  - "Посмотрим, как они раскроются дальше." - подвел черту Найлус, и мы вернулись к наблюдению за тренировочным боем.
  Вскрыв аварийную лестницу, Дэрг закинул вниз пару гранат, дождался условных взрывов и вместе с Диланом спустился сам. Найлус холодно констатировал "ранение" Клауса, а затем - "смерть" Вивьена, уже начавшего открывать арсенал. Чистая случайность: одна из сенсорных "гранат" отскочила от последней ступеньки лестницы, подлетела и "взорвалась" точно за спиной Вивьена, зацепив Клауса. Бойцы Джона к учебной тревоге не были готовы поскольку, следуя Уставу, хранили все свое вооружение в арсенале корабля. Оружие оказалось только у Клауса. И отряда Джейн в полном составе.
  Клаус и Джон укрылись за левым "Мако". Джейн, Рамиро и серьезно "раненный" Виктор засели за дверями, ведущими на командную палубу. У нападающего отряда - легкое "ранение" в предплечье у Дилана.
  "Нормандия" - корабль небольшой. Много по ней не побегаешь, но закутков и всяческих удобных ниш, которые можно крайне интересно использовать, очень и очень много. Я это с удовольствием оценила, наблюдая за передвижением Клауса и Джона, осторожно пытавшихся подобраться к арсеналу. Джейн и ее люди сидели за дверями и думали, как будут брать командную палубу. С этой позиции любой штурм грозит немалыми потерями: Гаррус прекрасно контролировал БИЦ, устроившись у самого шлюза, а Рекс ждал гостей, прохаживаясь у перегородки, закрывающей вход в зал брифингов. Как раз там, куда невозможно выглянуть из-за двери, чтобы не получить выстрел от снайпера или удар от крогана. Мертвая зона. Очень неудобное место для штурма. Даже толком гранату не закинешь. Даже рикошетом: перегородка дает хорошее прикрытие.
  За этими передвижениями мы наблюдали с огромным удовольствием. Особенно за тем, как Джон построил Эшли, быстро приспособив к делу и отобрав у нее штурмовую винтовку, оставив сержанту пистолет. Клаус делал вид, что он просто боец, никак особо не выделяясь. Пока шли маневры в трюме под прикрытием "Мако", Дилан и Дэрг окопались на жилой палубе, "пленив" остатки экипажа, и теперь подбирались к засевшим на лестнице Джейн и ее людям, вынуждая их шевелиться активнее.
  - Неплохое решение. - неожиданно выдал Аэте, слушая план, который Джейн, после короткого колебания, озвучила своим бойцам: микрофоны в прослушке просто прекрасные.
  - В этой ситуации - да. - согласно кивнул Найлус. - Но - бессмысленное.
  - Они же не знают. - пожал плечами асур.
  Наблюдающие за учениями бойцы удивленно посмотрели на беловолосого "техника", но промолчали. То, что Гаррус - снайпер, знали все. И крогана, расслабленно расхаживающего между дверями, они тоже видели.
  Дальнейшее полностью подтвердило выводы Аэте.
  Двери разошлись, пропуская на командную палубу "раненного" Виктора. Рекс оживился, рванул к появившемуся противнику. Вторая дверь открывается, выпуская на БИЦ Джейн и Рамиреса...
  Но...
  Двери на командную палубу открываются не мгновенно. Ровно две секунды, пока отходит центральная секция и распахиваются створки. Этого времени Рексу хватило, чтобы оценить изменения в ситуации, развернуться, вскинуть дробовик, и всадить "залп" прямо в лицо Джейн. Буквально через мгновение прилетел "выстрел" из тактической снайперской винтовки Гарруса: Рамиро "погиб" мгновенно, получив "пулю" точно между глаз. Виктора "добил" Рекс.
  По сути, защитники проиграли: "Нормандия" захвачена, последние трое выживших блокированы в трюме и существенно повлиять на ситуацию не могут. Арсенал проблему не решит: абордажная группа получила что хотела и теперь могла покинуть корабль. Но это были учения, смысл которых - оценить возможности новых бойцов, а потому Дэрг, Дилан, Рекс и Гаррус, зафиксировав техническое поражение противоположной команды, учения продолжили.
  Джон, Клаус и Эшли окопались очень грамотно, засев за "Мако", благо, там было где прятаться. Аварийные лестницы простреливались на ура, как и кабина лифта, открывающаяся непосредственно лицом в трюм. По условиям, сложившимся на этот момент, в трюме царил вакуум, а потому звуков направленных взрывов, "выбивших" дно коробки лифта, поднятого на жилую палубу, и створки аварийных лестниц слышно не было. Дэрг, Дилан и Рекс спустились в пустую лифтовую шахту, Гаррус "выбил" направленным взрывом заднюю стенку, пропуская их в трюм под прикрытием лифта. А дальше сыграли в своеобразный гамбит, сделав ставку на исключительную живучесть Рекса и скорость Дэрга с Диланом: первым рванул Мастер Войны, принимая на себя первый огонь, за ним - Дэрг и Дилан с разных сторон шахты лифта, укрываясь от атак за распорками ремонтных модулей, вынуждая троих людей обозначить свое присутствие. А за их спинами работал снайпер...
  Клауса Гаррус выбил первым, хоть это и стоило Дэргу "жизни", а Рексу серьезных "ранений". Но для крогана такие повреждения - не смертельны и даже не критичны, так что "убитый" снайпером Клаус мог только бессильно наблюдать, как вихрем промчавшийся через трюм кроган вломил его подопечного в стену. Эшли получила свой закономерный "выстрел" меж глаз.
  
  На этом учения завершились. Зато начался разбор полетов. Притом начал его недовольный Октавиус Татум, который, не стесняясь в выражениях, в доступной форме пояснил, чем могло закончиться рукоделие Джона и Вивьена с эмиттерами, а потом подробно рассказал, что с ними сделает, если они еще раз на учениях протянут лапы к оборудованию, которое только-только настроили. Уточнение про учения было понято правильно: Джон извинился, получил в руки датапад с описанием системы силовых завес, которые должны хоть немного повысить шанс на выживание у обитателей "Нормандии" и пожелание ознакомиться подробнее с оборудованием корабля.
  - Инженер Татум. - встрял Клаус, переключая на себя внимание турианца. - Насколько я знаю, эти силовые поля могут работать как система дезинфекции?
  Октавиус резко сменил гнев на милость и добродушно ответил:
  - Совершенно верно, сержант Аккер. При должной настройке силовое поле может уничтожить любую органику при контакте.
  - Каков будет цвет поля?
  - Золотистый.
  Клаус перевел тяжелый взгляд черных глаз на насупившегося Вивьена, скользнув по Джону.
  - Инженер Татум. Переключение режима работы производится удаленно? - задал вопрос Джон.
  Турианец любезно пояснил:
  - Может и удаленно, и непосредственно на самом эмиттере.
  Инженер поднял руку, активировал инструментрон и вывел объемное изображение одного из эмиттеров. Острый коготь указал на небольшой тумблер в основании устройства.
  - Вот переключатель. Хочу напомнить, что изменение структуры поля на одном эмиттере включает автоматическую подстройку на других, переключая разом все эмиттеры в пределах одной системы пересекающихся завес. Учитывайте это на будущее.
  - Благодарим за разъяснение, сэр. - четко ответил Джон.
  Татум на это "сэр" иронично шевельнул мандибулами, но никак не прокомментировал: в Иерархии подобной системы обязательного добавления вежливого обращения при разговоре со старшим по званию не существовало в принципе. Как и любых демонстративных проявлений субординации, включая погоны и знаки различия.
  В зал брифингов заглянул Себастьян, коротким кивком поприветствовал присутствующих, и поманил пальцем встрепенувшегося Аэте. Асур без единого звука покинул зал, провожаемый внимательными взглядами Рамиро и Клауса. Джейн насуплено сверлила взглядом довольного жизнью Рекса. Джон стоически молчал, стоя чуть ли не стойке смирно, заложив руки за спину. Бойцы обоих отрядов рассредоточились по помещению. Эшли фонтанировала недовольством, злясь на Гарруса за уже привычный выстрел промеж глаз. В общем, народ был настроен позитивно и радостно, ожидая разбора полетов.
  Найлус их ожидания жестоко обломал:
  - Эта учебная тревога была ознакомительной. - тяжелый взгляд ярких зеленых глаз оббежал бойцов. - У вас есть время сделать выводы, ознакомиться с кораблем и его оборудованием, разобраться с учебными визорами и настроить их под себя. - взгляд переместился на злую Эшли, недовольно сжавшую губы. - Сенсорная система для оружия также нуждается в настройке. Свободны.
  Бойцы зашевелились и потекли на выход. Клаус задержался.
  - Спектр Шепард, разрешите задать вопрос.
  Найлус хмыкнул, а я ответила:
  - Разрешаю.
  - Есть ли на корабле помещение, в котором мы могли бы заниматься тренировками в свободное время?
  О, да неужели? Клаус меня все больше и больше радует.
  - Трюм в вашем распоряжении, Клаус.
  От звуков своего имени сержант непроизвольно скривился, ярко полыхнув раздражением и злостью, но ничего не сказал. Я с Найлусом переглянулась. Гаррус недоуменно моргнул, показав глазами на уходящего бойца.
  - Сержант.
  Клаус остановился, обернувшись к Крайку.
  - Спектр?
  - Что-то не так?
  Мужчина на какое-то мгновение растерялся.
  - Ваша реакция на собственное имя была несколько нетипичной для человека. - пояснил суть вопроса Найлус. - Хотелось бы понять причину вашего недовольства.
  Клаус чуть заметно приподнял бровь, полыхнул удивлением и настороженностью. Подобный вопрос стал для него неожиданностью, как и непонятное внимание Спектра Совета к задетым чувствам рядового бойца. Осторожность сменилась любопытством, и сержант ответил:
  - Мое имя - Николаус, и я предпочитаю сокращение Николя или Ник. Но не Клаус.
  - Мы вас поняли, Ник. - тем же спокойным и доброжелательным тоном произнес Найлус. - Мой вам совет: последуйте примеру Джейн Шепард и ее отряда. Держите в каютах один комплект брони и личного оружия. Шкафчики в каютах смонтированы.
  В черных глазах промелькнуло удивление и заинтересованность.
  - Хранение вооружения в каюте нарушает Устав ВКС Альянса Систем. - ровно ответил Николаус.
  - Несомненно. - охотно согласился Гаррус. - Но в данный момент "Нормандия" является кораблем Спектра Совета и попадает под юрисдикцию Спецкорпуса, а не ВКС Альянса Систем. И вы подчиняетесь непосредственно нам.
  - Благодарю за пояснение.
  - Свободны, Ник.
  Николя молча развернулся и покинул зал для брифингов, полыхая тяжелой задумчивостью и настороженностью. Этот разговор дал ему пищу для размышлений. Пусть думает. Посмотрим, до чего этот неоднозначный человек додумается.
  
  
  * * *
  
  - Твое мнение? - тихо спросил мужчина, облокачиваясь о стену возле старого знакомого.
  - По поводу? - удивленно выгнул черную бровь боец.
  - Нашего нового начальства и этих учений.
  Брюнет поморщился и честно ответил:
  - Начальство - необычное. С ними не пройдет то, что проходило с командирами в Альянсе. Реакция на слова и действия совершенно другая. Обратил внимание?
  - Да, обратил. - короткая пауза. - От Мясника Торфана я ожидал иного.
  Мужчины помолчали.
  - Что по учениям?
  - Нас пощупали, мы пощупали. - пожал плечами боец, почесал подбородок. - Судя по реакции экипажа и сержанта Уильямс, подобные развлечения на корабле не редкость. Оборудование закупили, скажем так, неслабое.
  - И развлекаются здесь пилот и Спектры. - констатировал очевидное худощавый черноглазый брюнет.
  - Пилот. Да. - тихий хмык. - Он и правда настолько хорош, как говорят?
  Собеседник черноглазого делал вид, что чрезвычайно увлечен изучением тренировочного визора.
  - Еще лучше. Ты бы видел эти данные о его работе с двигателями во время учений. - черные глаза сузились. - Я понимаю, почему Спектры его держат на корабле, не смотря на травмы.
  - Как твои?
  Черноглазый поморщился.
  - Буря негодования. Еще не поняли, с кем связались и куда вляпались. Твои как?
  - Заинтересовались. Особенно тем турианцем с визором. Хорошо стреляет, стерва.
  - Это и не скрывалось, что он хороший снайпер. - флегматичный ответ. - А что командир?
  - Командир, конечно, бесится, ну это скорее правило, чем исключение. А твой?
  - Злится, но рожа каменная. Как обычно. На крогана бесится.
  - Мой тоже.
  Бойцы обменялись совершенно одинаковыми ухмылками.
  - Ну давай, я пошел к своим.
  - Ага. Скоро завтрак будет.
  - Да, повар тут хорош.
  - Просто отличный. Зато теперь понятно, куда он подевался.
  - Вопрос в другом.
  - "Как?"
  - Да. Как? - тихий вздох.
  Разговор резко оборвался, и два человека разошлись.
  
  
  
  
  

Глава 39: Первое правило общаги: соседей надо знать!


  
  
  - Я не понимаю, что тут творится! - растерянный и недовольный голос Джейн взболтнул тягостную тишину каюты. - Складывается ощущение, что командование этим переводом нас окончательно угробить решило!
  Четверо мужчин, сидящих на койках и наблюдающие за расхаживающим по свободному пятачку шестиместной каюты командиром, настороженно молчали.
  - Как ни крути, но мы так или иначе попадаем либо под взыскание, либо под нарушение Устава, либо, что хуже, под военный трибунал!
  - А ты не перегибаешь, Джейн? - осторожно спросил Руне. - Вроде как все нормально.
  Молодая женщина резко остановилась, повернулась на пятке, уперла руки в бока, хмуро глядя на подчиненного.
  - Север. На первый взгляд все нормально, не спорю. Но это только до тех пор, пока приказы Спектра не противоречат приказам командования ВКС Альянса Систем, к вооруженным силам которого мы имеем сомнительную честь принадлежать. - язвительно буркнула Джейн. - Не разочаровывай меня и не говори, что не веришь в возможность подобного варианта.
  Норвежец посмотрел на командира, огладил короткую бородку и согласно кивнул.
  - Резонно. - Рамиро тяжко вздохнул, теребя тонкую косичку, свисающую с виска. - Спектр что-то на эту тему говорила?
  - Да. Когда вас отправили расселяться, она меня прямо спросила: "Скажите мне. Каковы будут ваши действия, если вы получите прямой и недвусмысленный приказ от командования Альянса, выполнение которого... противоречит моим приказам, как вашего непосредственного командира?". Дословно.
  Бойцы переглянулись.
  - Иными словами, она ожидает проблем от командования. - покивал каким-то своим мыслям Рамиро. - И предполагает, что ей придется пойти против их приказов. Показательно.
  - Да. - Джейн поморщилась. - Верность первого Спектра-человека Альянсу Систем не так крепка и непоколебима, как об этом вещают с экранов. Но я точно знаю, что Хакет ее поддерживает.
  - Ставленник адмирала? - оживился мозговой центр отряда.
  Командир развела руками.
  - Не могу сказать. Но нас на этот корабль перевели приказом адмирала Стивена Хакета. Это факт. А уж чем он руководствовался и какие планы у него на Спектра, я понятия не имею. - Джейн фыркнула, передернув плечами. - Он же вывел нас из-под командования Джона, оформив в отдельное подразделение, подчиняющееся непосредственно Имрир Шепард. Вот и думайте. Лично у меня - непробиваемое ощущение какой-то крупной подставы. Очень крупной!
  На какое-то время в каюте воцарилась тяжелая тишина.
  - Мясник Торфана оказался совсем не такой, какой мы предполагали. - произнес Виктор, меняя тему. - Я бы не сказал, что разочарован. На редкость здравомыслящая и практичная женщина.
  Виктор "Молот", штурмовик отряда, перевел вопросительный взгляд на Рамиро, словно задавая безмолвный вопрос.
  - Согласен. И ее пресловутой ксенофобии я что-то в упор не вижу. - снайпер группы прикрыл карие глаза, откинулся на прислоненную к стене подушку. - У нее с инопланетянами удивительное взаимопонимание. Кварианку она вообще негласно опекает.
  - Заметили. - Руне хмыкнул. - Скафандрик хороший инженер. Слышал, ее этот турианец, Татум, хвалил.
  Джейн удивленно приподняла брови.
  - Значит и правда хороший инженер, раз генерал Октавиус Татум высказал вслух подобное мнение. И Север, завязывай ты со своими словечками в сторону чужаков. Я тебе уже говорила. Проблем не оберешься. Кварианка обидчивая. Услышит - надуется, и потом будешь сам перед Спектром объясняться, за что ты так девчонку обидел.
  Руне только фыркнул, но спорить с командиром не стал, оставшись при своем.
  - Нам придется делать выбор.
  Тихий голос Джейн разом сбил с мужчин расслабленность, вынуждая подобраться и выпрямиться. Когда командир говорила ТАК, дело касалось важных, судьбоносных решений. Особенно с решениями, связанными с подставами от командования.
  - Какой?
  Молодая женщина осторожно присела на край стола, намертво прикрученного к полу, поправила медовую прядку, выбившуюся из прически, и спокойно произнесла:
  - Выбор стороны. Кем мы будем для Спектра Совета Имрир Шепард.
  - Отчего именно такая постановка вопроса? - Рамиро сузил глаза, пристально следя за командиром, ловя каждое ее движение, каждый отголосок эмоций, мелькающий на выразительном лице. - Есть предпосылки?
  Джейн дернула щекой.
  - Слова самой Имрир Шепард: "Вы определитесь, кем меня считаете. Лейтенант-коммандером ВКС Альянса или Спектром Совета". И еще: "Меня только одно волнует: доставите вы проблемы, как доставляют некоторые, или у нас будет взаимопонимание и обоюдно приятное сосуществование на этом корабле. Я не собираюсь вас выгонять или отказываться от вашего перевода. Шанс я даю всем. Только от вас зависит, какое место займете вы и ваша группа на этом корабле и какую роль сыграете в надвигающейся буре. Если сыграете вообще". Это она мне сказала, когда вы нас покинули. Дистанцирование Спектра Шепард от Альянса Систем уже началось, и начато оно сознательно и с полным осознанием последствий, на что было мне указано. По словам штаб-лейтенанта Аленко, у Имрир уже были конфликты с послом Удиной и капитаном Андерсоном. Ну, это вы могли наблюдать и сами.
  Бойцы почти синхронно кивнули.
  - И что ты ей ответила? - спросил Рамиро, подобравшись.
  Его командир передернула плечами.
  - А что я еще могла ей ответить? - буркнула Джейн. - "Я вас поняла, Спектр" - злость полыхнула в голубых глазах. - Мне предложили выбор "или-или". Полагаю, не надо пояснять причину подобного решения?
  Рамиро покачал головой.
  - Удивлен, что она пошла на прямой разговор. - заметил Виктор. - Обычно такие разговоры хорошо завуалированы и если ведутся, то очень аккуратно. А она спросила в лоб. Почему? Случайность я бы исключил, как и излишнюю доверчивость. Что бы о ней не говорили, ни на сумасшедшую, ни на идиотку Спектр не похожа. Хорошо бы узнать, что еще из слухов и сплетен о Мяснике Торфана является ложью и досужими домыслами, до того, как нам это боком вылезет.
  - У меня такое чувство, что в этих слухах правды нет вообще. - буркнул итальянец. - Извини, командир, но "Мясник Торфана" - такой же ярлык, как и "Выжившая".
  - Хорошее уточнение. - Джейн поморщилась: воспоминания о погибших на Акузе бойцах до сих пор живо. - Я за ней наблюдала со дня отлета.
  - И каковы выводы? - спросил Диего.
  Джейн Шепард ответила не сразу. Какое-то время она просто сидела на столе, глядя куда-то вдаль чуть расфокусированными глазами. Бойцы ее не торопили, терпеливо ожидая, когда командир начнет говорить.
  - Выводы неоднозначные. - наконец ответила она. - Имрир Шепард совершенно не похожа на тот образ Мясника Торфана, который известен на флоте. Это вы уже сами поняли. - бойцы закивали. - Или она хорошо притворялась, или это была обычная пропаганда. Или и то, и другое. Не важно, так можно дойти до идеи, что Имрир Шепард - совсем другой человек.
  - Об этом я тоже думал. - спокойно сообщил Рамиро.
  - Угу, еще скажи - личность заменили. - буркнул Диего.
  - Сейчас - это вполне возможно.
  - Не в этом случае: после Торфана она всегда была на виду. - отмахнулась Джейн. - Сплетни о ее неадекватности... - женщина запнулась. - Ладно, скажу прямо - сумасшествии оказались ложью: у нее здравый рассудок, острый ум, сильная воля и тяжелый характер. Но в то же время она ведет себя не как офицер ВКС Альянса, как там Джон выразился об Андерсоне?
  - Строго соблюдающий Устав. - подсказал Диего.
  - Точно! Сами уже обратили внимание. Она вроде как не соблюдает некоторые незыблемые правила армии и флота: нас лишней и ненужной работой не напрягает, на БИЦе вообще не появляется, передав управление и командование кораблем старшему помощнику Чарльзу Прессли, назначив его на должность исполняющего обязанности капитана, в его работу не вмешивается, вообще не требуя отчетов о том, чем занимаются люди в свободное время.
  - Обратили. - буркнул Виктор. - И меня радует такое понимание: она же, как и ты, офицер десантных войск, выпускник N7, но никак не флотский офицер. И вообще, первый на моей памяти командир, который не сношает мозг из-за всякой ерунды, и не следует свято принципу: "Солдат, мне не надо как правильно, мне надо, чтобы ты заебался". - сержант фыркнул. - Кстати, Конфетка, тебя же так и не заставили отработать наряды, выданные Андерсоном?
  Диего укоризненно посмотрел на бритоголового бойца, но тот великодушно проигнорировал намек.
  - Нет. И это еще один нюанс. - Джейн недовольно поморщилась на "Конфетку", но ничего не сказала. - Андерсона она вообще не воспринимает. Видели, как они его размазали. На редкость слаженная работа. - тихий смешок. - А от слов "не положено по Уставу" у командира подергивается глаз и пальцы. Наблюдала, когда Уильямс говорила с Шепард по поводу инопланетян и перестройки корабля. Думала, та придушит идиотку.
  Мужики заржали.
  - Да, ксенофобия сержанта вызывает удивление.
  Итальянец приподнялся, взбил подушку и вновь устроился на койке, делясь информацией:
  - Это как раз не удивительно. - произнес Рамиро. - Я тут поговорил кое с кем. Эшли Уильямс, внучка того самого генерала Уильямса. Это у них... семейное.
  - Скорее - навязчивое. - буркнула женщина. - Я же с это дурой в одной каюте живу! Успела услышать обо всех "говорящих животных" на этой "гордости флота Альянса Систем".
  Отношение к инопланетянам было оценено по достоинству:
  - Интересно, слух у туриков получше нашего. Почему Эшли еще за борт не выкинули с таким ее отношением к чужакам? - со смешком спросил Диего.
  Джейн покачала головой.
  - И не выкинут. У Снайпера терпение колоссальное, Крайк относится с юмором и здоровым цинизмом, пряча их под маской высокомерия, к Татуму Эшли не лезет, крогану на все насрать, кроме жратвы и кофе, кварианка этого просто не слышит: в инженерном отсеке к Тали относятся как к своей, и обижать не позволяют. Лиара - вообще отдельная история. Она почти все время проводит с сержантами Савьером и Итором, а этих Эшли сторонится
  - Они за ней присматривают. - согласно кивнул Рамиро. - Удивительно другое: как Спектру Шепард удалось заполучить на один корабль кроганского Мастера Войны и турианского диверсанта такого уровня. - задумчиво произнес итальянец.
  Бойцы подобрались.
  - Какого диверсанта, Рамиро? - вкрадчиво спросил Диего.
  Рамиро ехидно ответил:
  - Доброго, тактичного, тихого и с колоссальным терпением, которое вообще присуще всем хорошим снайперам. - тихий жесткий смешок. - Наводил я справки по поводу этого парня с синими метками и снайперским визором уникальной модификации. - итальянец специально выделил интонацией слово "уникальной". - Довольно колоритная личность, этот генерал Гаррус Вакариан.
  - Этот парень действительно генерал? - удивленно заморгал Диего, наклоняясь вперед.
  - Уникальный? - уточнил Виктор, проигнорировав вопрос младшего итальянца.
  Джейн тяжко вздохнула.
  - Диего! Не покупайся на его покладистость и неконфликтность! - раздраженно рыкнул Рамиро. - Сколько раз говорил: смотри в глаза, на не на лицо и тело! Оценивай по действиям, а не по словам и, тем более, по тону! За этой кажущейся мягкотелостью и покладистостью скрывается стальной характер и безжалостность опытного убийцы, Диего! Посмотри как-то ему в глаза, когда этот турианец говорит о работе в СБЦ или о какой-то банде. По спине холодом тянет. А то, что он поблагодарил Джона за заявление: "Отлично стреляешь, парень.", еще не означает, что ему вообще интересна эта похвала!
  - Не надо меня воспитывать! Лучше скажи, что ты узнал? - сухо спросил Диего.
  Рамиро демонстративно, тяжко вздохнул, высказывая свое мнение о "не надо воспитывать", сложил руки на животе и удобнее закопался между двух подушек, одну из которых он сразу после заселения стащил с незанятой койки, здраво рассудив, что на такой произвол жаловаться некому.
  - Его звание звучит как "эраз" и в их системе военных рангов аналогично нашему "генерал". Так что да, парень генерал. В двадцать восемь лет. Ну или в тридцать три, если пересчитать на наши года. - легкая циничная улыбка. - Кое-кто из моих знакомых рассказал, что этот "парень" вполне осознанно перешел дорогу очень многим влиятельным разумным. Справедлив, подкупить или запугать его никому не удалось: нет рычагов воздействия на него лично, а при попытке надавить через семью... Скажем так. Парень свое взыскание и выволочку от главы СБЦ получил, но тем, кого он за эту попытку отработал, легче не стало.
  Виктор присвистнул. Руне качнул головой и тяжко уронил:
  - Опасная особенность.
  - О да. - Рамиро расслабленно растекся по своим подушкам и продолжил говорить: - Что касается визора. На первый взгляд может показаться, что он сделан на основе стандартного каркаса, производства "Кувашии", но если присмотреться внимательнее, то эта модель что угодно, но не "Куваш". Больше похоже на индивидуальную ручную сборку. Либо делалось кем-то для него, либо он ее сделал сам. - аналитик поморщился. - Вот и думайте.
  - Данных мало. - буркнул Диего.
  - Тебе всегда их мало. - флегматично отбрил Рамиро.
  - Другие наблюдения? - спросила Джейн.
  Ответ последовал незамедлительно:
  - Компания - неординарная. Начнем с турианца-Спектра. Найлус Крайк. Один из самых известных Спектров Совета. И особо известен он своей нелюбовью к азари, жестокостью и крайне сволочным характером. Работает в одиночку. Ученик живой легенды Спецкорпуса - Сарена Артериуса, того самого "беспринципного ублюдка", о котором так много и экспрессивно распинался капитан Андерсон и которого якобы должны поймать Спектры.
  - Якобы? - тут же уточнила Джейн.
  - Я смотрел записи Совета. - хмыкнул Рамиро. - Так вот, Спектр Имрир Шепард отправили НАЙТИ Спектра Сарена Артериуса. Ни больше, ни меньше. Только - найти. Ни слова о предательстве этого Спектра по отношению к Совету, ни слова о поимке или, тем боле, убийстве. Только - поиск. А уж то, как наше командование трактовало в прессе суть этого задания...
  Люди поморщились практически синхронно, Джейн фыркнула. Рамиро приподнял уголки губ в улыбке и продолжил говорить:
  - Звание Крайка мне неизвестно. Но мне известно, что выдвижение Имрир Шепард как кандидата-человека в Спецкорпус - это его работа.
  Джейн пакостно ухмыльнулась.
  - Из кого выбирали?
  - Из вас троих.
  Ухмылка сползла, зато ее отражение нарисовалось на довольной роже снайпера.
  - Дальше. Еще немного об этом "покладистом пареньке". Гаррус Вакариан. Турианский генерал, следователь СБЦ, прекрасный снайпер, подрывник, сапер и диверсант. По моим данным, до прихода в СБЦ, служил на патрульном крейсере. Артиллеристом и спецом по рукопашному бою.
  Бойцы задумчиво переваривали сказанное.
  - А почему он служил в СБЦ, раз такой спец?
  - Не знаю! Сам возьми и спроси у него! И не перебивай, Диего! - Рамиро укоризненно посмотрел на подопечного. - Урднот Рекс. Кроганский Мастер Войны, глава клана Урднот, один из самых высокооплачиваемых наемников, одиночка со специфическими понятиями о чести. Его услуги стоят не просто дорого, а ОЧЕНЬ дорого, но на этом корабле он работает за жратву и моральное удовлетворение. Как этого добилась командир - понятия не имею.
  Виктор открыл было рот, но, напоровшись на добрый взгляд Рамиро, запнулся и поднял руки, показывая, что больше перебивать не будет.
  - Тали"Зора вас Нормандия нар Райя, - как ни в чем не бывало, продолжал итальянец. - Дочь кварианского адмирала Раэля"Зора, прекрасный инженер, если верить словам Татума, при должном обучении может стать настоящим конструкторским гением. Лиара Т"Сони - археолог, дочь крайне могущественного матриарха Бенезии Т"Сони, по меркам азари очень сильный биотик даже в этом возрасте.
  - А какой у нее возраст? - поинтересовался неунывающий Диего, проигнорировав вспышку недовольства рассказчика.
  - Сто шесть азарийских или девяносто шесть наших лет. - любезный ответ, окрашенный рычанием.
  - Такая старая?
  - Такая ЮНАЯ! - рыкнул Рамиро. - Грубо говоря - подросток лет шестнадцати! Максимум!
  - О! - Диего подвис.
  Аналитик укоризненно покачал головой и вернулся к теме разговора:
  - Генерал Октавиус Татум. Ученый, инженер и конструктор с довольно громким на территории Иерархии именем. Разработчик-создатель ядра и двигателей "Нормандии". А также системы подавления теплового выброса, так называемой "стелс-системы". Практически не работает за пределами родного государства. Единственное известное мне исключение - работа над этим кораблем. Но тут он появился и по какой-то причине решил остаться на "Нормандии" как обычный инженер, хотя его время стоит очень дорого. По документам его вызвал Спецкорпус, но верится слабо.
  - Причина? - коротко поинтересовалась Джейн.
  - Не тот уровень. Мог послать и имел на это право.
  Коммандер кивнула.
  - А что с этим, белобрысым? Как там его? - Виктор почесал бритый наголо затылок.
  Отрядный аналитик оживился.
  - Аэте Дхар. Информации - ноль. В группе Джона тоже ничего о нем не знают. Только то, что нам сказали Спектры. - Рамиро поморщился. - В базах данных Альянса его нет. - посмотрел на опешившие лица сослуживцев и добил: - Вообще! Появился словно из ниоткуда, но удалось узнать, что у него подтвержденное, полноценное гражданство Иерархии.
  - Погоди, Рамиро, ты хочешь сказать, что пацан родился и вырос у туриков? - удивленно приподнял кустистые брови Руне.
  - На счет "родился" - сомнительно, по времени не сходится, но "вырос" - это точно. Татум обмолвился, что парень воспитывался на их флоте, и он его хорошо знает.
  - Тогда понятно, почему белобрысый так хорошо разбирается в турианском вооружении и обмундировании. - недовольно пробурчала Джейн, отлично понимая, что спрашивать у Рамиро, откуда он берет столь специфическую информацию даже в замкнутом пространстве космического корабля - бесполезно.
  Итальянец поморщился.
  - Странный он, этот Дхар. Даже если сделать скидку на воспитание и взросление в Иерархии.
  - А что не так, кроме имени и явной коррекции внешности? - спросил Диего.
  Аналитик скривился, словно у него разом заныли все зубы.
  - Имя у него действительно странное, тут я с тобой соглашусь, а вот что еще не так, этого я пока понять не могу. Надо будет с ним поговорить, он вроде как парень общительный: с поваром и турианцами болтает охотно. - Рамиро хмыкнул. - И Диего. Это не коррекция, внешность - его родная.
  - С чего бы? - небрежно спросила Джейн, чем вызвала легкую улыбку итальянца.
  - Внимательнее надо быть! По словам самого Аэте он впервые на Цитадели, значит, коррекцию сделать просто не мог: негде и некогда. Раз он воспитывался у турианцев, то, как и они, парень не лжет. - Рамиро легонько дернул себя за косичку, автоматически теребя короткий хвостик в ее основании. - В любом случае, седина у него своя, натуральная.
  Джейн изумленно приподняла брови, Виктор удивленно моргнул.
  - Он что, седой? - озвучил общий вопрос Диего.
  - Абсолютно седой. До чистой белизны. Это лучше всего видно на бровях: они черные, но немного тронуты сединой. Так что изначально он был брюнетом. - тихий смешок и дополнительное уточнение: - При генетической коррекции пигментация волос меняется везде. По всему телу.
  - Интересно, что могло случиться с ребенком, если он поседел и воспитывался в Иерархии, а не в родной расе. - спросила Джейн, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - Лучше спроси, какие тараканы у него теперь в голове бегают. - буркнул Виктор, иронично глядя на Джейн.
  - Какие-какие, турианские. - фыркнула она, сделав вид, что не поняла намека на явную заинтересованность седого парня в ней родимой.
  Заржали все, кроме хмурого Рамиро.
  - Вы меня не поняли!
  Смех как отрезало.
  - Странности этого милого паренька, - ироничный взгляд на насупившуюся Джейн, - относятся не к его приметной внешности. Я говорю о другом: о повадках, отношении к окружающим, манере разговора и кое-каких мелочах, на которые вы не обратили внимание. Или просто не увидели.
  - Например? - тут же насторожилась и подобралась командир.
  - Самое странное - это реакция на его слова и действия турианцев и самой Имрир Шепард. С парнем обращаются мягко, очень доброжелательно, терпеливо, подробно и развернуто отвечая на ВСЕ его вопросы. Даже самые детские и глупые.
  Бойцы оживились, вспоминая поведение беловолосого.
  - Замечали уже. Порой такое спрашивает, что оторопь берет, в какой дыре он вырос. - согласился Руне.
  - Если он никогда не видел других людей и не покидал турианское пространство, подобное незнание и непонимание понятно. - покачал головой Виктор. - Пацан очень любопытен и этого совершенно не скрывает.
  - Верно. Но при этом Спектр Крайк в категоричной форме отказал ему в праве участвовать в учебной тревоге.
  Диего удивленно склонил голову, нахмурив красивую мордашку.
  - Почему?
  Снайпер пожал плечами.
  - Он не пояснял, но Аэте прекрасно знает причину, не сказал ни слова против, хотя немного расстроился. Дальше. Вспомните реакцию интенданта в арсеналах СБЦ. Он смотрел на парня как на активную бомбу, которая непонятно когда и при каких обстоятельствах может рвануть, но при этом отнёсся очень добродушно и приветливо. Как к своему, хотя впервые его увидел. Притом - гарантированно своему. И с удовольствием общался. О чем они говорили - не знаю. Диалект мне не знаком, инструментрон его не перевел.
  - Если парень родом с Иерархии, нет ничего странного, что он понимает их язык.
  Рамиро скривился.
  - Руне, сложности в понимании турианцев не в их языке, а в том, что они могут воспроизводить и слышать звуки за пределами доступного нам диапазона! Парень же говорит легко и чисто, не ломая себе язык и не коверкая слова: инструментрон его речь тоже переводил, когда он обращался к Гаррусу на родном, турианском языке! Вы должны помнить, что малейшее искажение слов делает их непонятными для автоматического переводчика!
  - Могли сделать парню коррекцию. - пожал плечами Виктор. - Дреллам же глаза правят, чтобы они ханаров могли понимать.
  - Не могли! Подобное изменение голосовых связок - это очень сложный и крайне дорогостоящий процесс, без гарантии успеха! То же относится и к слуху. И проводится коррекция такого уровня еще в эмбриональном состоянии, но никак не на взрослой особи, иначе это гарантированное убийство. Организм отторгнет мутировавший орган. Если бы операция удалась, то говорил бы парень, как и турианцы: с этой их подгармоникой. А дреллам на глаза ставят имплантаты, после чего они теряют возможность различать некоторые цвета. - Рамиро сглотнул, кашлянул и попросил: - Джейн, кинь бутылку с водой, будь добра.
  Командир повернулась, подхватила со стола стоящую за ее спиной бутылку и перебросила подчиненному. Рамиро отхлебнул воды, закрутил крышку и зажал бутылку между коленей.
  - Дальше. Вспомните его выбор оружия.
  - Два пистолета производства "Армакс Арсенал". - коротко кивнула Джейн. - Очень мощные, крупнокалиберные, с огромной отдачей. Даже не так. Не просто мощные, а сверхмощные. Штурмовые модели для внутреннего пользования. По базам Альянса и Пространства Цитадели такое вооружение вообще не проходит.
  Рамиро кивнул.
  - Верно. Оружие нестандартное, ни человек, ни азари, ни батарианец отдачу не выдержит: или пальцы переломает, или кости ладони. Про саларианцев вообще молчу. Это - турианское оружие, созданное турианцами для турианцев. Но никто не сказал Аэте ни слова, когда он его принес. Восприняли как нечто вполне нормальное и естественное. Вывод?
  Виктор ругнулся, досадуя на свою невнимательность.
  - Пацан может пользоваться этими пистолетами, и турианцы это прекрасно знают. Даже интендант, который его впервые увидел.
  - Следствие?
  - Силен физически. - буркнул Молот. - И он такой у них не один.
  Рамиро согласно кивнул, подтверждая выводы сослуживца, и добавил:
  - Еще одно. Никто из группы Спектра не пристреливал при нас свое оружие и не подгонял броню. Вывод?
  - Еще один "нестандарт"? А помните, как этот Аэте себе броню подбирал, и сколько раз ему отвечали или "нет" или "не дам"?
  - Помним. И, кстати, если вы забыли, броню ему вынес лично интендант. - буркнула Джейн. - Откуда-то со склада. Я еще удивилась: это тоже "Армакс" для внутренних войск. Внутренних войск ИЕРАРХИИ! Броня на ЧЕЛОВЕКА!
  - А я вам о чем? - Рамиро развел руками. - Еще одно. Помните, когда Спектры пришли на корабль с детьми?
  Люди закивали.
  - Парень держал девочку на руках довольно долго.
  - И что? - удивленно спросил Руне.
  Виктор вздохнул, досадливо цыкнул и ответил:
  - Что-что... Север, дети - не пушинка и не котенок! Они - тяжелые, а когда вертятся - тяжелее вдвойне. У меня дочка и двое пацанов. Так вот, в этом возрасте малую вот так на руках долго не потаскаешь. Не ведись на ее внешность. В малой ее возраста кило восемнадцать-двадцать. - сержант поморщился. - Рамиро, я понял, о чем ты.
  - Именно! - Рамиро назидательно приподнял палец и пошевелил им в воздухе для пущего эффекта. - Я тоже не сразу обратил внимание, что он девочку как минимум полчаса таскал по кораблю, держа на сгибе локтя одной и той же руки, а она спокойно не сидела. Все извертелась, рассматривала корабль и что-то спрашивала у своей "няньки".
  Молот кивнул своим мыслям и дополнил:
  - Когда он ее на пол поставил, что-то я не заметил, что его это напрягло: он даже руку не размял. Я как-то таскался с детьми дома, так могу сказать по своему опыту: руки отваливаться начинают минут через десять. И это если обеими держать. А малая сидела у него на одной руке.
  - Вывод? - приподнял бровь аналитик.
  - Не просто силен. Очень силен. - поправил свой первый вердикт Виктор. - И вынослив.
  - Дальше. Парня оставили с мелкими. Вспомните, как с ним играла девочка.
  - Правильнее - играла в него. - буркнула Джейн, и ее слова вызвали непроизвольные улыбки у мужчин. - Я поняла, что ты хотел сказать: ни тени недовольства.
  - Верно. Что еще?
  Тишина была очень выразительной. Итальянец вздохнул.
  - Разговор с детьми. Вы его слышали?
  - Нет. А там что-то было интересное?
  - О да. - Рамиро на какое-то время замолчал, но вскоре продолжил: - Дети ему доверяют. Абсолютно. Без тени сомнения. Больше, чем своему опекуну. Это странно, но причины подобного поведения я не вижу. Девочка парня вообще обожает и тискает как большую живую игрушку. И заметьте, Аэте совершенно не волновало чужое мнение на такое к себе отношение. Немногие мужчины готовы позволить ребенку в себя играть, как в куклу. Но это может быть последствием воспитания в Иерархии.
  Аналитик вновь отхлебнул воды.
  - Что еще в этом белобрысом не так? - ворчливо спросила Джейн.
  - Пластика движений. - коротко ответил Рамиро.
  Бойцы озадаченно переглянулись. Ничего особого за беловолосым они не замечали. Да, ходит очень тихо, но ничего сверх нормы для обычного человека не видели.
  - Объясни. - практически приказала командир.
  - Все уже знаете, что Аэте помогает Себастьяну?
  Люди заулыбались и закивали.
  - Почему парень добровольно взял на себя бессменное дежурство на кухне, хоть и не должен этого делать - я не знаю, но его эта работа не напрягает и не вызывает ни малейшего негатива. Он даже посуду собирает со столов, хотя за собой убирать должны те, кто из этой посуды ест.
  - Но выборочно. - поправил друга Диего. - Иногда он вообще не появляется в столовой или сидит на кухне с поваром. Но факт есть факт.
  - А что не так? Ну захотел парень помочь на кухне, в чем проблема-то? - Виктор непонимающе развел руками.
  - Проблема не в его помощи. - пояснил Рамиро. - Это его личная инициатива: хочет - помогает, не хочет - не помогает. Но вы обратили внимание, КАК он носит эту посуду, когда собирает ее со столов?
  - Пирамидами. И не роняет же! - понятливо сказал Диего.
  - А как меняется походка при возможности столкновения? - тем же вкрадчивым тоном задал очередной вопрос снайпер.
  - А вот этого - не заметил.
  Рамиро перевел взгляд на сослуживцев, но получил в ответ отрицательное покачивание.
  - Словами это не описать. Это надо было видеть. - тихий вздох. - Да я бы и сам не заметил, если бы не случайность. Позавчера, когда вставал, я не заметил Аэте. Будь это кто другой, я бы в него бы врезался, мы бы упали, и вся посуда была бы на полу. Но этот "техник" меня обтек одним точным, плавным движением! Он среагировал и ушел от опасности столкновения раньше, чем я успел остановиться. Еще и меня поддержал, когда я пошатнулся! А потом как ни в чем не бывало потопал на кухню, закидывая посуду на свою, как вы выразились, пирамиду. И очень точно ею балансировал.
  Сказанное снайпером заставило бойцов задуматься, тихо высказывая свои мысли и предположения:
  - Он не техник! - буркнул Виктор.
  - Он техник. - возразила Джейн. - Татум этот статус подтвердил, а турианцы не лгут. Тем более, на прямой вопрос. По словам инженера, он хорошо знает Аэте, более того, он его учил, когда был на флоте.
  - Так парень проходил обучение и служил на флоте? - уточнил Диего.
  - На флоте Иерархии. - добавил Рамиро. - А если вы помните, у них все население...
  - "Понятие "турианец-гражданский" не существует", как говаривал мой инструктор-биотик. - со вздохом подтвердила Джейн. - Значит, точно военный. Военный техник?
  - Возможно.
  - Теперь понятно, почему его Спектры взяли в отряд и поселили вместе с собой. - Диего ухмыльнулся.
  Джейн фыркнула и, довольно точно передавая интонации сержанта Эшли Уильямс, выдала:
  - "Ты представляешь, они живут в каюте капитана! Это же прямое нарушение Устава! Это аморально и недопустимо!"
  Откуда выросли ноги у этой фразы, бойцы поняли сразу и дружно заржали.
  - Сочувствую, Конфетка. - произнес, проржавшись, Руне. - Хочешь - переселяйся к нам. Место есть. Не думаю, что командир будет против.
  - Командир - не будет. - покивала Джейн. - Ей совершенно безразлично, кто где живет, с кем и чем занимается в свободное время, если это не мешает работе и окружающим. Моральное состояние экипажа - забота капитана Прессли и старшего командного состава корабля, а не Спектра Совета.
  - Резонно. - тихий хмык Рамиро. - Чисто турианский подход.
  - Да, но "Нормандия" - это не корабль Иерархии и служат на нем люди, а не турианцы, так что дисциплинарные гайки Спектр и капитан затянули так, что экипаж дышит по команде. Уже слышала, как Эшли ее подруги их экипажа жаловались. Хотя на соблюдении уставного общения не настаивают, компенсируя другим: подготовкой и дисциплиной. - Шепард поморщилась. - Учения введены не просто так. За ошибки Крайк и Прессли народ дрючат так, что брызги летят. Это нас почему-то не тронули, а ребятам из экипажа вливание сделали по самые глаза. Зам капитана накачал.
  - Я что-то не заметил возмущений. - с сомнением в голосе пробормотал Диего.
  Виктор хмыкнул.
  - Так не дураки же собрались на этой посудине. Экипаж хоть из выпускников и флотского молодняка, но не совсем уж из идиотов. Понимают, что эти учения спасут жизнь в случае реального ЧП, которое с прототипом может произойти вообще без видимой причины. И так тут недавно единственный пилот навернулся с лестницы и переломал себе кости. Корабль Крайк вел к Цитадели. - видя заинтересованность во взглядах сослуживцев, Молот добавил: - Я с парнями из экипажа поговорил. Они и рассказали, как чуть по-настоящему не обделались, когда поняли, что остались без пилота под конец перегона. Никто не знал, что у Спектра есть военная летная лицензия, и он умеет пилотировать корабли среднего и легкого класса. Сюрприз оказался. С тех пор отношение к нему немного изменилось, хотя особой любовью турик у людей не пользуется: характер у него действительно сволочной. А когда фрегат перестраивать начали, самые твердолобые смирились с заскоками нового командира и ее наставника.
  - Кроме некоторых. - Рамиро хмыкнул. - Джейн, что делать будешь?
  - Что-что... Сперва думала к азари перебраться - она милая, только болтает много и все о протеанах. А потом злоба взяла, и я решила выселить эту дуру Уильямс. В бабской шестиместной каюте у экипажа как раз есть одно место: их там пятеро обитает. Вот пусть и валит, раз уж она так за Устав стоит: я - офицер, командир отряда группы высадки, и по ее любимому Уставу должна жить в офицерской каюте. Одна!
  - А жирно тебе не будет в четырехместной каюте?
  Джейн ехидно ухмыльнулась.
  - Ничего, я распространюсь! - улыбка резко погасла. - А за этим белобрысым надо будет понаблюдать. В принципе, скоро ужин. Я могу с ним поболтать. Не думаю, что он откажет мне в беседе.
  Рамиро тонко, как-то по-змеиному ухмыльнулся:
  - Предлагаю передать право поработать на наше благо подходящему энтузиасту. Тут как раз есть такой, и он имеет привычку общаться с экипажем.
  Джен циничненько улыбнулась, Виктор прикрыл лицо рукой, Диего гнусно заржал, Руне хлопнул себя по лбу, и они в один голос выдали:
  - Джон Шепард!
  - Именно. А о том, чтобы идея пообщаться с этим седым "техником" возникла у лейтенант-коммандера Джона Шепарда именно сегодня после ужина, я позабочусь. - Рамиро встал. - Он как раз сейчас в трюме. Кто со мной на тренировки? Спектры даже спарринги в полный контакт разрешили. Без членовредительства. - и тут же, без паузы: - Диего, вставай!
  - Вот почему сразу "Диего"? - буркнул второй итальянец.
  - Сам знаешь, почему. Так что отрывай свою ленивую задницу от койки и пошли, а то жиром заплывешь!
  - Так ты же после отбоя ходишь заниматься. - попытался съехать Диего.
  - Так то тренировки. А сейчас у меня будет разведка, разминка словесности и твоя дрессировка. - фыркнул снайпер.
  - Вот так всегда с тобой: не успел глазом моргнуть, а уже в цементе. - привычно заныл Диего, но послушно встал.
  Джейн хлопнула себя по бедрам, соскочила со стола.
  - Значит, на ближайшее время планы такие: узнать, что не так с этим белобрысым, мне - выселить Эшли, а вам - присмотреться к бойцам Имрир: к Дэргу и Дилану. Спектров особо не трогайте. Разбежались!
  На этом разговор завершился, и люди занялись делом: Рамиро и Диего ушли в трюм, Виктор потопал к инженерам, а Руне завалился спать, пользуясь возможностью подремать, пока никого нет.
  
  * * *
  
  Неожиданная учебная тревога пошла людям на пользу: экипаж взбодрился, бойцы задергались и резко вспомнили про ту кучу документации и инструкций, которые они получили на свои инструментроны по прибытию на корабль. И, наконец-то, занялись их изучением. И чем вдумчивее они эту радость изучали, тем яснее в ментальном плане разливалось недоумение, непонимание, опасение и какое-то тусклое отчаяние, щедро приправленное раздражением, злостью и опаской.
  Больше всего недоумевал Джон: реальность оказалась совсем не такой, какой ему расписали капитан Андерсон и посол Удина. И теперь этот действительно умный, проницательный мужчина сидел и мучительно пытался свести концы с концами, сложить эту рассыпающуюся в его сознании мозаику из правды, откровенной лжи, пропаганды и кучи недоговорок. Единственный человек в его отряде, который никогда не питал никаких иллюзий, это - Николаус. Крайне колоритная и занятная личность. И меня все больше и больше занимал вопрос, что делает высококлассный диверсант с такими навыками и данными в отряде Джона Шепарда на правах рядового бойца? И почему его командир даже не догадывается, какое сокровище ходит под его началом?
  Конечно, я могла получить нужную мне информацию напрямую из памяти Николя, но я уже давно взяла за правило без действительно серьезной необходимости не потрошить мозги всем встречным-поперечным. И дело не в столь эфемерной вещи, как уважение к чужим тайнам, нет. Все куда проще и банальнее: не во всех реальностях и не на все расы работает менталистика. Если слишком сильно полагаться на этот без сомнений крайне полезный дар, можно в один далеко не прекрасный момент крепко вляпаться из-за неумения оценивать разумных по-старинке, на глаз, делая выводы по множеству мелких и вроде бы малозначительных нюансов.
  Николаус не нес мне непосредственной угрозы, а потому не было никакой нужды напрямую вторгаться в его память и разум. Достаточно автоматического сканирования поверхностного слоя и ауры: при малейшей угрозе мне и моим близким, я об этом узнаю и приму меры. А пока его круг интересов сосредоточен не на мне и моем окружении, а на его командире, я Николауса трогать не буду.
  Ник Джона негласно опекал. Аккуратно, незаметно. Так, чтобы сам опекаемый до этой светлой мысли не дошел. Вот и пусть занимается своей работой. На Джона у меня неожиданно даже для меня самой появились немалые планы. Как и на Джейн.
  В отряде Карамельки сверкал такой же самородок, как и Николаус, только он не выделялся так явно, как Ник на фоне Джона и его бойцов. Рамиро в своей среде выглядел более естественно: у Джейн все бойцы с подвохом и сложной историей, что только добавляло ценности ее отряду.
  Кстати, о ее отряде.
  Руне Северин Борге по прозвищу "Север". Подрывник и сапер. Коренной норвежец, пошел в ВКС Альянса как потомственный военный. На флот его по какой-то причине не взяли, и Север оказался в десантных войсках. После серии конфликтов, оказался в отряде молодой выпускницы академии N7, биотика Джейн Шепард, только-только выпущенной из госпиталя после инцидента на Акузе. Трагедию нового командира Север принял близко к сердцу и стал негласно опекать молодую девчонку.
  Виктор Душев по прозвищу "Молот". Русский, бывший оперативник отдела расследований службы правопорядка России. Поскольку эта страна в состав Альянса Систем так и не вошла, предпочтя сохранить некий нейтралитет, долгое время служил на родине, пока не попал под служебное расследование в связи с гибелью нескольких высокопоставленных гражданских при невыясненных обстоятельствах. Выкопанные Найлусом личные дела погибших позволяли сделать предположения. Уроды были еще те: воротилы бизнеса, местный политик и пара сослуживцев Виктора. Суда не последовало: Молот сбежал из-под стражи, полагаю, не без помощи бывших коллег. Через два года всплыл на призывном пункте Альянса Систем, воспользовавшись законом о получении амнистии при поступлении на службу в боевые части, после трех лет службы и нескольких переводов попал в уже начавший пользоваться не самой лучшей славой отряд Джейн.
  Диего Силайо ди Маттео по прозвищу "Красавчик". Информации об этом пареньке оказалось немного. Скупые данные о родителях, место рождения - небольшой городок Таормина, Сицилия, Италия. А так - ничего особого. Учился и всю жизнь провел в родном городе, а потом внезапно оказался в армии, как только ему стукнуло восемнадцать. Биотик, как и Джейн, но гораздо слабее, так что свой талант использует для всякой мелочевки, в бою на него не полагается вообще. В армии оказался вместе со своим другом, Рамиро, который старше его на три года.
  Да. Рамиро. Любопытное создание. Полное имя - Рамиро Дитер Дуарте да Россет, прозвище "Танцор" за трепетную любовь к малораспространенному сейчас бразильскому национальному боевому искусству капоэйра, в которое этот неординарный боец красиво и естественно вписал элементы других боевых искусств. Итальянец с бразильскими корнями, родился в городке Чефалу в той же Сицилии, но потом оказался на службе у дона Маттео и переехал в Таормину. В качестве кого - непонятно, но, как сказал Гаррус: "Снайпером за день не становятся". Ушел в армию вслед за младшим сыном дона - Диего, с которым довольно дружен, хоть и относится покровительственно. В то, что это случайность - не верю. Рамиро официально - снайпер отряда и неофициально - его аналитический центр. По повадкам больше похож на высококлассного диверсанта или профессионального киллера, чем на обычного среднестатистического снайпера, как его характеризовало личное дело. Это ясно подтверждала плотная, покрытая мглой аура разумного, привыкшего убивать без колебаний и сомнений, не делая скидку ни на пол, ни на возраст цели. Абсолютно темная тварь, как выразился бы один хорошо известный мне инквизитор, чтоб его демоны всем Легионом вечность без передыху драли!
  Истинно-темное существо с таким опытом, настолько щедро обагрившее свои руки кровью, мне понадобится. А уж как его заполучить, я придумаю. Если не напрямую, что крайне маловероятно, поскольку понятие "верность" для Рамиро - не пустой звук, то опосредованно, через опекаемого им Диего. Маттео парень молодой, любопытный, азартный, темпераментный, вспыльчивый. Чем его заинтересовать, я придумаю. В конце концов, знаний у меня немало... А если не через Диего, так в отдаленном будущем через его отца: не зря малолетний итальянец из очень богатой и влиятельной сицилийской семьи оказался на общих правах в армии с одним, но крайне необычным сопровождающим. Видать, папаша решил вбить в младшего сына мозги посредством армейского ремня и пуль, свистящий над дурной башкой, а чтобы дитятко не откинулось раньше срока, был к нему приставлен личный защитник, друг и наставник в одном флаконе. Довольно распространенная практика в очень многих мирах, так что ничего странного и необычного я в этой ситуации не видела.
  Информация на экране сменилась, вновь выводя мне личные дела отряда Джона Шепарда. Отхлебнув ароматного, горячего эрга, развернула окошко с данными о самом интересном представителе сего сообщества: Николаусе. Крайне скупыми и совершенно невзрачными.
  Если верить прочитанному, некто Вилант Николаус Аккер оказался в армии по собственному почину года через три после завершения Скиллианского Блица. Вот просто взял и пришел в военкомат, возвестив о решении поступить в действующие войска. Верю-верю. Особенно если учитывать насыщенную клубящуюся ауру кровавого мрака, стелящуюся за ним. Рамиро номер два, только специфика немного другая. И так же Джона опекает, как Рамиро - Диего.
  Перекатывая в руках кружку, обдумывала эту мысль. Могли ли Ника отправить с Джоном Шепардом по тем же причинам, что и Рамиро с Диего? А почему нет? Мать героя Элизиума, Ханна Шепард, личность довольно неоднозначная, если судить даже по той скупой информации, которая мне доступна. Капитан дредноута, будущий адмирал. Или она уже адмирал? Глянула в личное дело Джона. Нет, пока еще капитан, служит на дредноуте "Килиманджаро". Потом вроде как переведут на другой корабль. На какой - не помню, но это и не столь важно. Иными словами, у дамочки власти немало, как и любопытных знакомых. Может ли Николаус быть ЕЕ знакомым? Судя по остальным членам отряда, я склоняюсь именно к этой мысли.
  Впрочем, строить догадки смысла нет: узнаю со временем. Пока факты таковы: Ник по уровню превосходит весь отряд Джона вместе с ним самим, по какой-то причине не продвигается по службе и опекает коммандера, - ненавязчиво, вмешиваясь только в тех случаях, когда жизни подопечного грозит прямая опасность. И Джон, в отличии от Диего, об опеке не знает.
  Вот и отлично. Раз Ник не просветил своего командира, это и используем в нужный момент. Не думаю, что Джон будет в восторге от мысли, что за ним присматривают, как за ребенком. Он же гордый. Может нагородить глупостей.
  Ну, это мы посмотрим.
  Остальной отряд не настолько интересный. Хотя по-своему любопытный. Джон людей подобрал под себя.
  Глянула на сенсорный экран. Из того что есть, для меня, как менталиста, очень любопытен тихоня-француз Вивьен Лаббе, снайпер отряда. Молодой худощавый парень с непослушными короткими прямыми русыми волосами и карими, вечно печальными глазами, успевший до армии получить два высших образования: медицинское и, к моему огромному удивлению, художественное, некоторое время проработал в государственном госпитале в небольшом городке Анси, но потом без какой-либо внятной причины ушел в армию. Спустя пару лет оказался в отряде Джона: Шепард выдернул его практически с порога учебки. Официально - снайпер, неофициально - отрядный медик. Почти постоянно молчит, распространяя легкий налет апатии и застарелой душевной боли, в дрязгах между командирами не участвует, все эти дни тихонько тренируется в одиночестве в трюме на небольшом пятачке за "Мако". На ауре до сих пор видны яркие отпечатки сильной душевной травмы, основательно надломившей парня. Какой - я пока не узнавала. Не до него было. Паренек-загадка. В отряде к нему относятся хорошо и стараются не слишком напрягать лишним вниманием, за что Вивьен искренне благодарен.
  Подобное состояние никогда и никого не доводило ни до чего, кроме могилы. С того момента, как я согласилась взять этих людей под свое командование, я автоматически взяла на себя за них ответственность. За их жизнь и здоровье. В том числе - психическое. А Вивьен и психическое здоровье пока несовместимы. С такими-то надрывами на ауре... Надо будет заняться парнем.
  Изображение на экране сменилось, выводя следующее досье.
  Аарон Раймонд Ривас де ла Фуэнте. Кареглазый брюнет, чистокровный испанец. Яркий, красивый, веселый и обаятельный парень, душа компании, обладатель искрометного юмора и удивительной чуйки: чужие болевые точки вычисляет слету, четко понимает, на что надо надавить или куда ударить, чтобы причинить наибольшую душевную боль. И наоборот, знает, какие темы в разговоре затрагивать не стоит, чтобы эту самую боль не вызвать. В его сиянии Вивьен просто теряется, словно блеклая тень, но в то же время именно яркая темпераментная натура Раймонда, а испанец предпочитает именно это свое имя как основное, не дает французу, оживающему только в боевой обстановке, окончательно скатиться в апатию и замкнуться в себе. Как боец Раймонд ничем выдающимся не отметился. Твердый середнячек, но если им заняться, с него можно выжать гораздо больше полезного. Впрочем, как и из любого другого человека.
  Последний в этой тесной компании - датчанин Кристиан Кьер. Уравновешенный мужчина тридцати шести лет, самый старший в группе, сапер-подрывник и техник. Ничем особым не отметился. Солдат как солдат. Впрочем, время покажет, какие монстры плавают в этом тихом омуте.
  Я не сдержала циничного смешка.
  Как там мне Эстус говорил? Используй все, что подворачивается под руку? Вот и будем использовать.
  Ко мне за стол подсел Найлус и вопросительно склонил голову набок.
  - "Какие-то проблемы?" - беззвучно спросил он, чтобы не будить асура.
  Я повернулась и глянула на Аэте. Спит в одних штанах поверх покрывала, обняв подушку одной рукой и свесив вторую с края койки. Волосы в беспорядке рассыпались по плечам, спине и подушке, лицо умиротворенное и спокойное, только пушистые черные ресницы чуть подрагивают: видит сон. Футболка и толстовка скомканы и задвинуты к стене, ботинки стоят у кровати.
  Пусть спит, пока есть такая возможность. Поговорим мысленно: сон у асура очень чуткий, и от звуков голосов Аэ мгновенно перейдет в состояние дремы, краем восприятия слушая разговор. Если прозвучит его имя или что-то интересное - проснется.
  - "Скорее, размышляю, что делать с неожиданно привалившим счастьем в лице двух отрядов." - ответила я, переводя взгляд на Найлуса. - "Раз уж мне их фактически подарило командование ВКС Альянса Систем, я не буду их разочаровывать и приму столь щедрый дар, как десять разумных, выпертых на нестабильный корабль под командование полусумасшедшего Мясника Торфана." - не сдержав язвительности, добавила: - "Так и быть, я приму эту жертву."
  Найлус улыбнулся, чуть разведя мандибулы, яркие зеленые глаза искрились весельем.
  - "Ждешь их реакции?"
  - "Пора бы уже им пошевелиться, а то затаились, как нечисть в темноте, и шушукаются в своих тесных компаниях." - я прислушалась к двум бурлящим в ментале очагам ярких эмоций. - "Повторные учения в ближайшее время проводить не планируешь?"
  Короткое покачивание тяжелой головы.
  - "Нет." - циничная ирония и яркое веселье. - "Я тоже хочу посмотреть, к каким выводам они придут."
  - "У них есть еще двое суток, пока мы не прибудем на Новерию. А там посмотрим. Если никаких изменений особо не будет, у нас будет возможность оценить их в боевых условиях."
  Найлус подобрался, глаза чуть сузили.
  - "Ожидаешь проблем?"
  - "Я всегда их ожидаю!" - ответила я любимой фразой самого Найлуса, на что он улыбнулся. - "Как показала практика, мое послезнание - поверхностное, и полностью на него опираться нельзя. Но если события хоть немного совпадают с законами эгрегора, нас будут ждать геты и рахни."
  Найлус оторопел.
  - "Рахни? Откуда?"
  - "Цербер" где-то раздобыл яйцо." - пожав плечами ответила я. - "Вырастил. Оказалось - королева. Вроде как позабирал у нее все кладки, еще и налепил клонов, с которыми мы имеем шанс встретиться в будущем."
  Задумчивость щедро плеснула в ментале.
  - "Королева, значит."
  - "Я хочу с ней договориться."
  Решение появилось само собой. Четкое, осмысленное, не подразумевающее каких-либо иных толкований. Как и непрошибаемое ощущение-желание, охарактеризовать которое можно словами: "Хочу!" и "Мое!". При одной мысли о королеве рахни, у моего собственнического инстинкта начинался припадок жадности и желания заполучить это нечастное насекомое в свое пользование. А идея королеву угробить, вызывала глухую злобу.
  Поведение для меня неестественное, имеющее вполне четкие, никак от меня независящие причины. Все же, не зря Эстус всю жизнь вбивал правила выживания перерожденца и делился своим богатейшим опытом: выводы сделать несложно.
  - "Поправлюсь. Я хочу не просто с ней договориться, я хочу ее заполучить."
  Найлус удивленно приподнял надбровные щитки и по-птичьи склонил голову набок.
  - "Причина?"
  - "Я этого ОЧЕНЬ хочу!"
  От такого ответа он моргнул, полыхая удивлением.
  - "Просто - хочешь, и все?"
  - "Не просто, а очень-очень-очень хочу." - короткий импульс передал Найлусу всю полному этого нестерпимого желания заполучить заветную разумную зверюшку.
  Зеленоглазый турианец крепко прижал мандибулы к щекам, когтистые пальцы судорожно дернулись, глаза сузились, опасно поблескивая. В этот момент он тоже очень-очень-очень захотел отыскать эту королеву и... притащить мне.
  - "Найдем мы с Ррусом тебе эту королеву." - успокаивающе произнес он, накрывая мою ладонь своей.
  - "Да что ее искать? Она на Новерии, на станции "Расселина". Найдем вместе с Бенезией."
  - "Тогда, почему ты так нервничаешь?"
  Я пояснила, перекрывая ощущение этой убийственной жажды:
  - "Для любого перерожденца такое спонтанное, иррационально-сильное желание равнозначно прямой воле реальности." - и добавила: - "Любая реальность ценит своих обитателей. Кого-то больше, кого-то меньше, но она их ценит. Любая раса что-то в нее привносит, оставляет свои следы, разнообразит ноосферу. Рахни в том числе. Если я не ошиблась в своих предположениях, этот вид - развитые естественные менталисты, и их гибель мне отольется ТАКИМ откатом, что..."
  Я развела руками, не находя слов.
  - "Если к нашему прибытию на "Расселину" королева будет жива, я ее заберу."
  - "Мы поможем." - мандибулы шевельнулись. - "Раз уж ты так хочешь спасти это насекомое, почему бы и не забрать."
  Я облегченно вздохнула.
  - "Лично мне рахни не нужна. Но, полагаю, твой народ найдет где-нибудь ненаселенную планету и приютит одинокое, но очень быстро размножающееся разумное существо. Если мне, конечно, удастся с ней договориться о мире, сотрудничестве и прочих социально-полезных вещах."
  - "Если тебе это удастся, я поговорю с Хэймоном."
  Решение принято. На душе ощутимо полегчало: болезненное, навязчивое желание заполучить то, что я еще в глаза не видела, чуть поутихло. Столь явное требование реальности, в которой живешь, нельзя игнорировать. Боком выйдет.
  
  * * *
  
  В трюме царила тишина, прерываемая шорохом и звяканьем металла о металл, едва слышно мерно рокотал двигатель, тускло светили узкие лампы на потолке, превращая тьму в легкий сумрак. В просторном помещении находились двое разумных: мощный кроган в привычной броне, с комфортом развалившийся на импровизированном троне из покрышек "Мако", лениво пожевывающий кофейные зерна и наблюдающий за работой второго разумного. Высокий худощавый турианец, активировав один из ремонтных модулей, занимался проверкой вездехода, устраняя мелкие недочеты и неисправности, отлаживая системы нового транспорта. Рядом светились широко развернутые голографические панели терминала, на которых были выведены схемы машины и калибровочные таблицы для ее орудий: двух пулеметов и мощной пушки.
  Низко загудел опускающийся лифт. Турианец на мгновение замер, во что-то вслушиваясь, но вскоре вернулся к работе. Кроган заинтересованности не проявил, все так же лениво жуя зерна и наблюдая за бывшим противником, не раз в прошлом портившим ему жизнь и однажды чуть ее не оборвавшим.
  Створки лифта разошлись, выпуская в трюм двух людей: лейтенант-коммандера Джона Шепарда и его бойца Николауса. Рекс медленно осмотрел заявившихся разумных, причмокнул и закинул в пасть горсть зёрен. Гаррус кивком приветствовал людей и вернулся к работе. Джон едва заметно нахмурился, губы дернулись в молчаливом раздражении, но отказываться от намеченных планов он не собирался, так что, чуть поведя плечами, пошел к вальяжно развалившемуся на массивных покрышках крогану.
  - Шепард. - первым произнес Рекс, растянув губы в полуулыбке-полуоскале. - Чего-то хотел?
  Вежливости в низком хрипловатом басе не было в принципе. Только легкое любопытство, огромная скука и лень. Джон нахмурился. Он, конечно, знал, что кроганы и вежливость - понятия очень слабо совместимые, но никогда раньше лейтенант-коммандеру не приходилось лично сталкиваться с кроганами и, тем более, с их Мастерами Войны.
  - Чего-то конкретного? Нет. - наконец ответил Джон. - Я никогда раньше не встречался с представителями вашей расы.
  - Тебе повезло. - хмыкнул кроган, обдав людей ароматами кофе. - Любопытствуешь?
  - Да. Расскажите свою историю.
  Гаррус широко ухмыльнулся, глядя на Рекса. Люди, стоящие спиной к молодому турианцу, этого не заметили, в отличии от нахмурившегося крогана.
  - Нет никакой истории. - рыкнул он и мстительно добавил: - Хотите истории - спросите турианца.
  Люди повернулись, глянули на невозмутимо работающего Гарруса, и вновь перевели внимание на крогана.
  - Вы, кроганы, живете сотни лет. - примирительно поднял руки Джон. - Неужели у вас не было интересных... приключений?
  Рекс на такое определение хмыкнул, закинул в пасть зерна, пожевал, ухмыльнулся и выдал:
  - Ну, однажды турианцы чуть не уничтожили нашу расу.
  Гаррус замер, удивленно моргнул, резко повернулся, хмуро глядя на развлекающегося Рекса.
  - Было весело. - добавил тот и оскалился.
  Джон от такого поворота опешил.
  - Они пытались сделать то же самое с нами. - осторожно произнес коммандер. - Но мы их отбили.
  Николаус устало прикрыл глаза и беззвучно выругался. Про себя. Краем глаза глядя на молчаливого турианца, продолжающего работать, словно он и не слышал этот занятный диалог.
  - Это не то же самое. - буркнул Рекс, больше заинтересованный реакцией Гарруса, чем обоими людьми.
  - Разве? - переспросил Джон.
  Багровые глаза перенесли тяжелый, прибивающий к полу взгляд на едва заметно вздрогнувшего человека. Низкий бас окрасился рычанием:
  - Значит, ваш народ тоже заразили генной мутацией? Инфекцией, от которой живым рождается один ребенок на тысячи? И она, наверное, уничтожает весь ваш вид?
  Джон от такой отповеди смутился.
  - Вы правы, это - другое. Простите.
  Рекс фыркнул.
  - Я не жду, что вы поймете, но не сравнивайте судьбу людей и кроганов.
  - Я не хотел вас... огорчить. - примирительно приподнял руки Джон.
  - Твое невежество меня не огорчает, Шепард. - небрежно отозвался кроган. - Я давно перестал думать о своем народе. Мы заражены генофагом, но губит нас не он.
  - Ваш народ действительно вымирает? - тихо спросил коммандер, глядя на мощного инопланетянина с сочувствием.
  - Сильней мы точно не становимся. - ворчливо отозвался он. - Мы слишком рассеялись. Никто не хочет оставаться в родной системе.
  - Многие виды покинули родную систему и процветают.
  - Но они колонизируют новые миры. - возразил кроган. - А мы - не поселенцы. Мы - воины! Мы хотим драться! И мы улетаем. Идем в наемники. Большинство не возвращается.
  - А что с генофагом? - негромко спросил до этого молчавший Николаус.
  Кроган остро глянул на невозмутимого бойца и тяжело ответил:
  - Нужны подробности - спроси саларианцев. Это они его придумали и сделали. Все, что я знаю: он делает размножение практически невозможным. Тысячи рождаются мертвыми, а большинство женщин даже не может зачать. Все кроганы заражены. Каждый. А лекарство никто не спешит искать.
  - Почему же вы сами не хотите искать лекарство? - тем же спокойным тоном спросил Ник.
  Рекс хмыкнул и вкрадчиво спросил:
  - Когда ты в последний раз видел крогана-ученого?
  Ник развел руками, давая понять, что вообще не слышал о таком изумительном явлении. Мастер Войны согласно кивнул и продолжил:
  - Спросите крогана, что лучше делать: искать лекарство от генофага или драться за кредиты? Он выберет - драться. Мы такие, какие есть, человек. И я не могу это изменить. Никто не может.
  - Не может или не хочет? - приподнял черную бровь Николаус.
  Взгляд черных глаз встретил тяжелый взгляд багровых. Несколько мгновений шла эта незримая борьба-испытание, пока кроган не расплылся в оскале:
  - Забавный ты, человек.
  - Меня зовут Ник.
  - Ник. - мощная когтистая лапа залезла в затрещавший пакетик и вытащила немного ароматных зерен. - Иди, приставай с расспросами к турианцу: он вежливый и терпеливый, прямо не пошлет. А я занят.
  Черная бровь вздернулась в немом вопросе.
  - Я ем! - вкрадчиво рыкнул Рекс, демонстративно закидывая в пасть кофе.
  Вопреки ожиданиям крогана, люди отвлекать Гарруса от работы и заводить с ним беседу не стали, а просто покинули трюм.
  
  
  - И что это было, Рекс? - спросил Гаррус, когда лифт унесся вверх, медленно поворачиваясь к откровенно веселящемуся крогану.
  - Они забавные. - фыркнул тот, потряс пакетик и вытряхнул остатки кофе на ладонь.
  - Ты им солгал.
  - Немного. И что? Мне можно: я не повернут на честности, как ты и твоя раса. - циничный смешок. - А им стоит лучше изучать историю. И поменьше вестись на ту ерунду, которую синие девки им за броню задвигают. А еще не помешало бы познакомиться с физиологией соседей по галактике, тогда бы знали, что мы - теплокровные яйцекладущие, а не живородящие млекопитающие, как вы.
  - Ситуация с генофагом не была ложью как таковой. - вздохнул Гаррус. - Но преподнес ты ее...
  Глядя на экраны, турианец задумался, что-то просчитывая в голове.
  - Так, как захотел! - рыкнул Рекс. - Вы нас хотели уничтожить.
  - И уничтожили бы, если б не вмешательство Совета. - пожал плечами турианец. - Сам знаешь: генофаг - не наша идея.
  - Знаю. Вы нас просто перерезать хотели.
  - Хотели. - не стал отрицать очевидного Гаррус. - Я и сам хочу кое-кого из твоего народа пристрелить.
  И тут же застрочил что-то на сенсорной клавиатуре.
  - Ты меня чуть не пристрелил! - недовольно заворчал Рекс. - Пуля у виска просвистела.
  - Ну не пристрелил же. - мягко, по-доброму мурлыкнул снайпер, глядя на напрягшегося крогана чуть сощуренными голубыми глазами. - Тебе тогда повезло: удачно споткнулся.
  - О да. Споткнулся.
  - И долго ты мне об этом вспоминать собираешься? - лениво полюбопытствовал турианец, вводя поправки из калибровочных таблиц в настройки пушки.
  - У меня хорошая память.
  - Я не спросил, когда ты это забудешь, я спросил, как долго ты мне об этом вспоминать собираешься. - тем же доброжелательным тоном уточнил Гаррус.
  - Сволочь ты, Вакариан. - хмыкнул кроган. - Жрать когда будет готово?
  - Откуда я знаю? Поднимись в столовую и спроси у Себастьяна.
  Рекс встал с трона и потопал к лифту.
  - Хорошего повара нашли. Вкусно готовит. И много.
  - Скажи прямо: он готовит много мяса и дает тебе добавку. - иронично произнес Гаррус в спину заворачивающему за короб лифта крогана.
  - И это тоже! - благосклонно согласился Мастер Войны.
  С тихим шипением сомкнулись створки, и лифт с гудением пошел вверх. Молодой турианец покачал головой, усмехнулся и вернулся к работе.
  
  
  
  
  

Глава 40: Ожидаемые сложности


  
  
  - Не возражаешь?
  Беловолосый асур поднял взгляд от датапада и удивленно посмотрел на стоящих перед ним людей: Джона и Николауса.
  - Не возражаешь, если мы присядем? - повторил Джон, с долей скепсиса рассматривая странного парня, вновь вышедшего из каюты с довольно... необычным украшением на голове.
  Мягкая улыбка осветила красивое лицо, парень приглашающе указал на стулья и доброжелательно произнес:
  - Не возражаю.
  Аэте выключил датапад и положил его на стол возле большой толстостенной кружки, источающей восхитительные фруктовые ароматы.
  - Это же турианский напиток? - спросил Ник, потянув носом.
  - Да, это эрг.
  - Так он же... - аналитик запнулся.
  - Да, декстро. - подтвердил Аэтериос.
  - Проблем потом не будет? - уточнил Джон.
  - Нет. - асур хмыкнул, с интересом разглядывая людей. - У меня никогда не было проблем из-за декстро-пищи.
  Джон досадливо поморщился.
  - Ну конечно, ты же вырос в Иерархии.
  Аэте кивнул, перекатывая между ладонями кружку.
  - И какого тебе было жить у турианцев? - неожиданно спросил черноволосый немец. Встретил недоумевающий взгляд и пояснил: - Уж извини за такие вопросы, но мы впервые встретили человека, выросшего среди другой расы. - Ник развел руками, доброжелательно улыбаясь и глядя в глаза собеседника. - Для нас это непривычно: мы не так давно в космосе.
  Фиолетовые глаза блеснули иронией, щедро приправленной лукавством. Продолжая мило улыбаться, асур по-птичьи наклонил голову набок с интересом разглядывая неожиданный собеседников.
  - "Мрир?" - мысленно позвал он, зная, что его услышат.
  Его действительно услышали:
  - "Что случилось, Аэ?" - пришел окрашенный любопытством и ленностью вопрос.
  - "Со мной, наконец-то, решили твои бойцы пообщаться." - ирония и ехидство щедро плеснули по установившейся ментальной связи.
  Где-то на границе восприятия раздались смешки Найлуса и заинтересованность Гарруса.
  - "Ну а в чем проблема?"
  - "Они хотят получить ответы." - кратко ответил асур, разглядывая напрягшегося Николауса. - "Джон пришел с аналитиком своего отряда. Рамиро и Джейн слушают, но пока не приближаются. Остальные делают вид, что их наш разговор не интересует."
  Ментальный смех метаморфа и веселье турианцев смыли напряжение и поднимающееся раздражение.
  - "Сам смотри. Ты прекрасно знаешь, что им можно говорить, а что - нельзя." - мягко произнесла Имрир.
  - "Они хотят познакомиться поближе." - уточнил он.
  - "А это уже сам решай, какой образ себя ты хочешь сейчас создать. Образ милого и обаятельного паренька ты уже получил."
  Аэте оживился, полыхнув предвкушением.
  - "На мое усмотрение?"
  Веселье менталиста искристой россыпью пронеслось по чувствам, вызывая непроизвольную улыбку.
  - "Аэтериос, я же тебе говорила: эти разумные тебя не знают. Пользуйся этим. Тем более, скоро мы выходим у Терра Новы."
  - "Я помню: возможность боевой высадки." - асур замялся. - "Я с вами пойду или останусь на корабле?"
  - "Пойдешь, если я не ошиблась и проблемы в системе будут. С отрядом Джейн отправлю. Так что учитывай в разговоре. Тебя и так считают..."
  - "Добрым, покладистым, скромным и безобидным." - закончил асур, очаровательно улыбаясь и с интересом рассматривая кислую рожу Джона, сидящего напротив.
  - "Угу, мухи не обидишь." - фыркнула Имрир.
  - "Зачем мне мух обижать?" - оторопело спросил Аэтериос, не понимающий, зачем вообще надо ОБИЖАТЬ этих насекомых. И, главное, КАК это можно сделать, если обидеться может только разумное или условно-разумное существо.
  - "Вот я и говорю. Мухи не обидишь". - благостно повторила менталист, искрясь весельем и ехидством.
  Истерический, заливистый смех Найлуса, знающего суть выражения от своих русских друзей, сопроводил небольшой информационный пакет, пояснивший седому отморозку игру слов. Аэте прикрыл глаза, пряча от внимательного взгляда Николауса досаду и веселье.
  - "Мрир! Я не всегда понимаю человеческие шутки." - укоризненно произнес он, с трудом давя смех, неуместный в подвисшем разговоре.
  - "Ничего." - благожелательный ответ. - "Пообщаешься с нами, привыкнешь, наберешься всяких гадостей и дурных повадок."
  - "Ты хочешь, чтобы нас на Флоте удавили за это?" - подозрительно поинтересовался Найлус, очень ярко представивший результат, который может получиться при нашем должном старании и больной фантазии не обделенного воображением Аэтериоса.
  - "Не рискнут." - еще благожелательнее добавила Имрир. - "Аэ, не отвлекайся. Нико - внимательный и умный. А убить его я не разрешу, даже если он ВСЮ правду узнает. И покалечить тоже не дам. Отличный аналитик без ненужной принципиальности в вопросах морали и с таким шлейфом убийств - это ценное приобретение. Особенно, если он "приобретется" добровольно и с полным пониманием, в какую компанию вляпался. Особенно, когда "приобретется" вместе со своим старым знакомым Рамиро."
  С этим высказыванием практичный асур не спорил. Наоборот, желание метаморфа наложить тяжелую когтистую лапу на оба отряда он поддержал и предложил свою помощь в будущем обучении тех, от кого идет ощущение своего. Даже смутное и мимолетное.
  - "Согласен."
  Связь свернулась, смягчая ощущение чужого присутствия и приглушая вкрадчивый вопрос Найлуса: "Когда?" и последовавшее за ним благостное умиротворение менталиста и азарт встрепенувшегося тактика, уже представляющего перспективы от такого "приобретения". Асур перенес внимание на людей, ждущих его реакцию на свои слова, вновь оббежал взглядом прислушивающихся к разговору бойцов обоих отрядов, а потом еще шире улыбнулся, наивно и по-детски ответив:
  - Я никогда раньше не разговаривал спокойно с людьми, выросшими в другом социуме, так что мне сложно сравнивать. Мне тоже интересно посмотреть, как живут другие. - короткая пауза и уточнение: - Но пока увиденное вызывает у меня... недоумение.
  Ник удивленно приподнял бровь, а Джон тут же задал очевидный вопрос:
  - И что тебе показалось столь... странным?
  Легкая улыбка истаяла на принявшей сосредоточенное выражение смазливой мордашке.
  - Многое. - он качнул головой, всем видом показывая недоумение. - К примеру, несколько дней назад я столкнулся с таким явлением как Канальные Крысы.
  Видя непонимание в глазах Шепарда, Аэте пояснил:
  - Дети, вынужденные жить в технических районах Цитадели. Человеческие дети. Беспризорники и сироты.
  Джон помрачнел, Николаус поморщился, а асур продолжил излагать свое видение ситуации, внимательно наблюдая за выразительным лицом коммандера и его аналитика:
  - Для меня это неестественно. Недопустимо. - седая голова качнулась, крупный фиолетовый камень в украшении на лбу блеснул искрами света, отвлекая внимание от враз заледеневших сузившихся глаз. - Любая разумная и здравомыслящая раса вопросы воспитания своего потомства считает одними из приоритетных. Базовыми, поскольку именно эти дети станут опорой вида в будущем. Такое... пренебрежение вызывает сомнения в разумности людей как вида. Даже животные к своему потомству относятся с большим... вниманием.
  Реакция Шепарда полностью оправдала ожидания:
  - А как же кроганы? - спросил Джон, которого сомнения в разумности людей несколько покоробили. - И азари с их молодежью?
  - У кроганов своя специфика: они очень долго живут и слишком быстро плодятся. - отмахнулся Аэте. - Но результат их недальновидности уже виден: вид кроганов вымирает, остановился в развитии и ушел в полную деградацию. Социальную, психологическую, техническую. Фактически, они скатились до уровня ворча. Генофаг всего лишь свел их плодовитость до нормального для большинства видов уровня: один-два ребенка в год, что с их продолжительностью жизни все равно достаточно для стабилизации популяции и выживания вида. Даже учитывая бесплодность многих их женщин, что не является редкостью и у других видов.
  Полюбовавшись на опешившую физиономию бравого коммандера, асур продолжал говорить:
  - У азари ситуация противоположная: они довольно трепетно относятся к своему потомству, пока дети не повзрослеют и не перейдут в статус "дева", после чего их отпускают в галактику набраться опыта. Если вы проанализируете законодательную базу Пространства Цитадели и Республики Азари, вы заметите, что девы защищены законом до перехода в статус "матрона" и фактически неподсудны. Но это приводит к другой проблеме: безнаказанности и попустительстве, результат которой - молодежные банды.
  Люди переглянулись: Джон - удивленно и растерянно, Нико - с досадой. Миловидный беловолосый паренек только что явил им другую грань себя и оказался далеко не так наивен, как поначалу показалось.
  - А как в Иерархии относятся к детям-беспризорникам и сиротам? - спросила Джейн, вставая и подходя к столику.
  Что такое быть сиротой и беспризорником единственная выжившая с колонии на Мендуаре знала не понаслышке, лишившись семьи в пятнадцать лет.
  Аэте выдвинул свободный стул, жестом предлагая ей присаживаться и присоединиться к их беседе. Джейн отказываться не стала, грациозно опустившись на стул и мило улыбнувшись парню.
  - Проблемы беспризорников в Иерархии нет в принципе: если родители ребенка погибают, его берет на воспитание другая семья или любой взрослый гражданин по собственному желанию. - ответил ей асур. - И желающие находятся всегда. - взгляд потяжелел. - Я сам сирота.
  Ник досадливо дернул уголком губ.
  - После гибели моих родителей, меня взял на воспитание при... ятель моего отца. - Аэте запнулся, едва успев поправиться. - И с двенадцати лет я рос в его семье. У нас это нормальная практика, и никогда дети, тем более, не достигшие возраста первого гражданского ранга, не оставались без надзора старших и опеки государства.
  Мужчины промолчали, обдумывая информацию.
  - Ты говоришь о детях Себастьяна? - произнесла Джейн, не скрывая своего интереса разглядывая собеседника.
  - Я говорю о Канальных Крысах. Я не могу понять подобного отношения. - на долю мгновения в едва заметно потемневших глазах асура промелькнули ярость и гнев. - Мне непонятно нежелание властей Альянса Систем решить эту проблему. Мне непонятны препятствия, чинимые тем, кто готов взять сирот под опеку. Я воспитывался в обществе, для которого нет чужих детей.
  Что на это ответить, люди не нашли.
  - Со стороны это действительно выглядит... мерзко. - со вздохом признала Джейн. - Но что сейчас с детьми? Ведь Себастьян на "Нормандии". Кто за ними присматривает?
  - Мы нашли для них опекуна на время отсутствия. - пожав плечами, пояснил Аэтериос. - Это логичное и оправданное решение: из-за специфики службы Себастьян не может находиться на Цитадели постоянно, а брать детей на мелкий боевой корабль - нецелесообразно.
  - А на крупный? - спросил подошедший Рамиро, усаживаясь верхом на предусмотрительно прихваченный с собой стул.
  Аэте доброжелательно склонил голову набок, давая понять, что не возражает против его вмешательства в разговор и ответил:
  - На крупном боевом корабле достаточно свободного места для размещения ребенка, если его опекун или родитель в состоянии им заниматься без ущерба для работы.
  - Брать детей на боевой корабль... - Джон нахмурился.
  - А в чем проблема?
  - Дети на военных кораблях - недопустимы! - в голосе коммандера прозвучало негодование.
  - Почему? - с еще большим непониманием в голосе спросил парень, недоуменно глядя на растерявшегося Джона.
  - Это - опасно!
  Тихий хмык. В глазах асур-тар промелькнула ирония. Джейн с непередаваемым выражением на лице уставилась на однофамильца. Диагноз "идиот" читался без труда. Даже самим Джоном. И это его невероятно злило!
  - Для кого?
  - Для детей!
  - Почему? - синхронно спросили Аэтериос и Джейн.
  Джон стиснул зубы, проглотил рвущуюся с языка нецензурщину, глубоко втянул воздух, выдохнул и попытался пояснить смазливому пареньку свое видение ситуации:
   - Потому что военный корабль - не место для детей. Он может участвовать в боевых операциях, дети будут мешать работать, они могут влезть куда не следует и... и...
  Тут полет мысли коммандера споткнулся, и он замолчал. Джейн нагло ухмылялась, получая массу удовольствия от этого специфического разговора, поглядывая на доброжелательную мордашку красивого беловолосого паренька и не испытывая ни малейшего желания помочь коллеге.
  - Ты хочешь сказать, что если кто-то из взрослых заметит, что ребенок лезет куда не следует или делает что-то не то, никто из старших не возьмет на себя ответственность и не остановит его? - вкрадчиво уточнил асур.
  - Нет. Я имел ввиду, что если корабль вступит в бой...
  Джейн фыркнула, Джон снова запнулся, недовольно зыркнув на однофамилицу. Нико со страдальческой рожей укоризненно посмотрел на не заметившего эту пантомиму командира. Аэтериос вздохнул, обхватил пальцами кружку и попытался пояснить человеку, никогда не участвовавшему в настоящей войне, очевидные для него самого вещи:
  - Ни один крупный военный корабль не летает в одиночку. Всегда есть сопровождение. И чем крупнее корабль, тем в более крупном соединении он ходит. - спокойный бархатный баритон звучал мягко и завораживающе. Вкрадчиво. - Если крупный военный корабль вступает в бой, в котором есть реальный шанс гибели, значит, цивилизация ведет полноценную войну с равным или превосходящим противником. Вариант попадания в ловушку или глупость командования я не рассматриваю. В обоих случаях стоит казнить. - в промороженном бархате хрустнул лед, а в фиолетовых глазах промелькнуло ТАКОЕ выражение... - В первом - разведку, допустившую попадание крупного соединения в организованную ловушку, во втором - отдавшего подобный приказ командира. - голос вновь стал спокойным и доброжелательным, взгляд смягчился. - Случайности я тоже не учитываю: они могут произойти всегда, и иногда даже полный флот может погибнуть из-за какой-то... мелочи. - фиолетовые глаза снова сузились, красивые губы сжались в полоску, но Аэте быстро совладал со всплеском эмоций и продолжил говорить: - При полноценной войне в относительной безопасности только центральные миры, расположенные на максимальном удалении от зоны боевых действий и тыла, куда тоже может ударить враг. Удаленные колонии уничтожаются в первую очередь: у них, как правило, нет защиты, способной обеспечить безопасность их обитателей.
  Люди слушали молча. Джон - удивленно, Джейн - заинтересованно, аналитики отрядов - подобравшись, сосредоточенно вслушиваясь в низкий баритон седого парня, с легкостью испытавшего все это на себе существа поясняющего простые и очевидные для него вещи.
  - Сейчас не ведется полномасштабных войн. Крупный боевой корабль достаточно безопасен. По крайней мере, гораздо безопаснее пассажирского корабля и маленьких колоний, учитывая активность пиратов, корсаров и разного рода работорговцев. - в мягком голосе явственно плеснула язвительность. - При должном воспитании потомства, даже маленькие дети не только не доставляют проблем на борту военного корабля, но могут существенно помочь. Даже во время боевых действий. По своему опыту могу сказать, что взросление на корабле ничем не хуже взросления на планете.
  Ник приподнял бровь.
  - По своему опыту?
  Аэтериос закивал.
  - Я сам вырос на боевом корабле, на нем же прошел обучение и первую стажировку. Не могу сказать, что со мной были лишние сложности. Или с другими детьми. Грамотное воспитание и система обучения решают все проблемы, а нагрузки во время учебы и доступные объяснения старших отбивают желание лезть куда не следует. Особенно, если знаешь, чем это чревато.
  - Многие посчитают, что вас лишили нормального детства. - осторожно заметил Николаус.
  Аэтериос странно улыбнулся.
  - У каждого свое понимание нормальности.
  - С этим сложно спорить. - развел руками Джон.
  
  Джейн откинулась на спинку стула, рассматривая сидящего перед ней молодого парня, весь разговор перекатывающего между ладонями большую полулитровую кружку. Прав Рамиро. Не складывается картинка.
  Быстрый взгляд на аналитика подтвердил сомнения: демонстративно-расслаблен, но глаза чуть сужены, руки лежат на коленях. Что-то в разговоре его напрягает, что-то еще он заметил, отчего на взводе. Едва заметное постукивание пальцев по ноге выдает крайнюю степень нервозности.
  Что она не заметила в этом седом парне? Действительно седом! Сейчас глаз сам собой цеплялся за те малозаметные признаки, на которые указал Рамиро: ресницы густые, длинные и черные, брови тоже черные, тронуты сединой, но волосы совершенно белые, словно свежевыпавший снег.
  Внешность у Аэте... экзотическая. Лицо очень красивое, утонченное, породистое, но подбородок жесткий и намекает на стальной характер. Длинные волосы сейчас убраны в замысловатую прическу и скреплены на голове необычным сложным украшением, охватывающим затылок от основания черепа и до лба, где и заканчивалось чем-то наподобие ажурной фероньерки с крупным фиолетовым камнем. Превосходно ограненный кристалл играл всеми оттенками своего богатого цвета, искрился преломленным светом, притягивал взгляд, отвлекая внимание от лица и, главное, глаз своего хозяина.
  Необычное украшение, броское, изящное. Для мужчины - странное украшение! Но парень его носит естественно, на голове жесткая конструкция из серебряного и черного металла сидит плотно, владельцу не мешает, волосы удерживает и не дает растрепаться, жестко фиксируя прическу, но при этом не стесняя движений головы. И выглядит... дико! Дико, но на голове Аэте - естественно, словно беловолосый парень носит такие побрякушки постоянно и привык к ним, как к чему-то неизменному.
  Словно почувствовав, Аэте чуть повернул голову, и Джейн встретила его взгляд. Ироничный, веселый, понимающий, с едва уловимым лукавством в глубине фиолетовых глаз.
  - Почему ты решил стать техником? - неожиданно произнесла она, с трудом отводя взгляд.
  Парень пожал плечами и ответил:
  - Я был на корабле, на который прибыл по делам Октавиус Татум. Меня впечатлил его инженерный и конструкторский гений, я попросил взять меня на обучение. Мне не отказали. Обучение я закончил и недавно отслужил положенный срок в инженерных войсках.
  - То есть, ты только-только обучение закончил? - уточнил Николаус.
  - Год назад. - гордо сообщил парень. - Отслужил в инженерных войсках и теперь могу перейти на другое место службы.
  Джон прикрыл глаза, проглотив "малолетка". Ник удивленно покачал головой и заметил:
  - Ты не выглядишь на свой возраст.
  Аэте хмыкнул, плутовато улыбнулся и совершенно честно сказал:
  - Да, я знаю. Мне никто не дает мой НАСТОЯЩИЙ возраст.
  А до Джейн как-то очень ясно дошло, что в этом разговоре НЕ ТАК: двусмысленность. Седой парень, отвечая на вопросы, так и оставался загадкой, позволяя им делать неверные выводы и неправильно оценивать сказанное. Даже ответ на ее вопрос был дан честно, но так, чтобы его трактовать можно было по-разному!
  - И ты никогда не покидал территорию Иерархии, и не встречался с людьми? - вновь спросила Джейн.
  - Ну почему же? - Аэте улыбнулся. - Встречался, конечно. Иерархия - это мультивидовое государство, да и по галактике я... полетал. Но вот так поговорить с теми, кто вырос в другом государстве, не было возможности. Наши встречи обычно были краткосрочными и... деловыми.
  Уточнять, что он назвал "деловой встречей" и как именно он "разговаривал" с попадавшимися ему во время боевых высадок разумными, асур посчитал лишним.
  - Неужели у тебя нет друзей среди сородичей? - удивленно спросил Джон.
  В фиолетовых глазах плеснула ирония.
  - Друзей среди сородичей у меня хватает.
  И опять это ощущение двусмысленности и подвисшей недоговоренности, хотя вроде как ответ исчерпывающий.
  - Ты не считаешь людей сородичами? - задал скользкий вопрос Ник, тоже обративший внимание на многозначительность ответа и перебивая Джона.
  Асур хмыкнул, но ответил:
  - Мне сложно считать людей сородичами, хотя мы одного вида. - подумав, он поправился: - По крайней мере, безоговорочно всех.
  - Почему так?
  - Потому что некоторые подходят под определение "генетический брак", а не "сородич". - спокойно, но жестко ответил асур, глядя в глаза.
  Джен рассмеялась.
  - Знаешь, Аэте, сложно с тобой не согласиться, глядя на некоторых представителей нашего вида. Генетический брак. - она покачала головой. - Исчерпывающее определение.
  Ник сощурился и задал вопрос, интересующий всех присутствующих:
  - А как ты встретился со Спектрами?
  Парень пожал плечами и совершенно честно ответил:
  - Случайно. Я вообще-то друга искал: у меня отпуск, и я решил к нему залететь.
  - Твой друг, он человек? -в разговор вступил Рамиро.
  - Турианец.
  - Ты его нашел?
  - Нет. - Аэте качнул головой. - Хотел навести справки, где Рена сейчас носит. Зашел к его командиру, а в итоге встретил Найлуса, Имрир и Гарруса. Я Крайка хорошо знаю: Мы с Реном и Найлусом когда-то вместе обучались. Поскольку учебу я закончил, стажировку и обязательную службу прошел, я подал запрос на перевод в его отряд: Спектрам все равно техник нужен. Запрос подтвердили, и я теперь на этом корабле.
  По ментальному каналу громко и заливисто заржал Найлус, получающий массу удовольствия от общения асура с людьми. Особенно его умилила формулировка "подал запрос" от заявившегося без предупреждения асур-тар, балансирующего на грани срыва и ищущего свою привязку. Имрир сетовала на слепоту своих подчиненных и тоже полыхала весельем. Гаррус их настрой не разделял, вполне здраво уточнив, что из-за подобных заблуждений могут быть проблемы.
  - "Ррус, не надо так нервничать! Я же никого из них не собираюсь необратимо калечить или убивать." - с долей недоумения отозвался на эти уточнения асур. - "Какие могут быть проблемы?"
  - "Аэте, люди мнительные." - попытался пояснить бывший следователь суть проблемы.
  - "Я знаю. Меня сейчас устраивает такое их отношение." - легкая улыбка приподняла уголки губ, придавая красивому лицу немного мечтательное выражение. - "Мне нравится. Они такие забавные."
  - "А когда перестанет устраивать?" - хмуро спросил Ррус.
  - "А когда перестанет, я вернусь к привычному поведению." - мягко ответил асур-тар. - "Но я все равно не собираюсь никого из них необратимо калечить или убивать без разрешения Имрир."
  - "И не надо. Они мне еще нужны." - отозвалась Имрир. - "Скоро выход из перегона, так что сворачивай треп."
  От асура пришло согласие, и он переключился на Николауса, облекшего в вопрос смущавший его момент:
  - Ты сказал, что учился вместе со Спектром Крайком.
  - Ага. - Аэте согласно закивал, не выходя из образа милого паренька. - Мы учились у одного инструктора. Три года. Он тогда уже был Спектром, а я только заканчивал базовый курс подготовки.
  - "Только-только обучение закончил?" - раздался полный скепсиса ментальный голос Найлуса. - "Ты к тому времени уже восемь лет служил в действующем боевом подразделении."
  - "Да, служил. С пятнадцати лет." - асур помолчал. - "Ты же знаешь, нас начинают учить с раннего детства." - произнес он, разглядывая задумчивую физиономию черноглазого аналитика. - "Психику проверяют, оценивают риск срывов. Учат адекватно реагировать на представителей других видов. Особенно таких как я, а"тарэ."
  - "Знаю. А"тарэ вообще дрессируют куда жестче: в вас вбить хоть какие-то моральные ценности вообще очень сложно."
  Аэтериос полыхнул согласием и едкой иронией.
   - "Я до двадцати вообще не рассматривался как потенциальный асур-тар. Не было ни единого повода: я был полностью стабилен. Зато на флоте знали, что я - а"тарэ, знали, КТО я, но ожидали пробуждения памяти, а не... этого."
  - "Это я тоже знаю. Потому и поднялась такая паника, когда ты сорвался в хараз."
  - "Верно. После первого срыва и выхода из него без получения привязки, я пошел на базовое обучение асур-тар. Я его только месяц как закончил, когда пришло известие о гибели Нидеро."
  Грусть и застарелая боль пронеслись по ментальному каналу, обжигая участников разговора. Мягкая волна поддержки и искренней заботы сбили накал никогда не угасающих чувств, возвращая молодому асуру спокойствие.
  - "И тогда же ты окончательно сорвался?" - спросила Имрир.
  - "Да. И получил привязку на Сарена. После стабилизации психики я и вспомнил, кто я такой." - смешок и легкое веселье. - "У Командующего радости было..."
  - "И выразил он ее такими словами..." - Найлус не выдержал и рассмеялся, против воли вытянув на поверхность яркое воспоминание: уже совершенно седой Аэтериос с легкой ироничной усмешкой наблюдающий за матерящим его на чем свет стоит могучим черноволосым мужчиной в массивной, богато украшенной древней броне. - "Особенно за то, что ты, подтвердив имя и статус, не стал заявлять на свои права."
  - "А зачем это мне?" - циничная ирония и веселье. - "Понадобится - заявлю. А сейчас в этом нет необходимости." - веселье разом угасло. - "В отличие от Идари у меня нет такой терпимости и понимания. Ты же знаешь, что будет, если я..."
  - "Знаю."
  Ментальный разговор угас. Невысказанные слова зависли, так и не будучи озвученными. В этом не было надобности: Найлус ЗНАЛ, а два других участника беседы увидели отголоски этого знания. Надо будет - спросят напрямую. Но сейчас это знание не являлось важным или необходимым, и потому вопросов не последовало.
  Аэтериос отпил все еще горячий эрг, прикрыв глаза и смакуя богатый вкус. Умеренно-сладкий, нежный фруктовый вкус с легкими пряными нотками и свежестью мяты.
  - "Ррус, научи меня готовить эрг."
  - "Научу." - с долей усталости отозвался Гаррус. - "Не сейчас. Когда вернемся."
  - "Я подожду."
  Голос Джейн вернул асура в реальность:
  - А что за инструктор? Чему учил?
  Аэте заморгал, как совенок, попавший на яркий свет, подумал и ответил:
  - Бою на мечах. - короткая пауза и уточнение: - Бою на двух мечах. Мне нужна была тренировка, Найлусу ставили технику и разрабатывали вторую руку, а Рен ходил на занятия для компании: как и я, он амбидекстр.
  Рамиро оживился.
  - Амбидекстр? - карие глаза заинтересованно блеснули. - Какое оружие предпочитаешь?
  - Меч и пистолет. Для замкнутых пространств - удачное сочетание. Но на тренировочных боях обычно беру два клинка. - охотно ответил асур.
  Люди переглянулись.
  - Ты тренируешься со Спектром Крайком? - спросил Джон.
  - Иногда - да. Но на этом корабле нет помещения для тренировок, а трюм не всегда доступен. - асур поморщился. - Я не понимаю, почему на военном корабле не предусмотрен тренировочный зал? Военные должны поддерживать себя в форме, что на "Нормандии" немного... проблематично.
  Голос Джокера, раздавшийся по внутрикорабельной связи, прервал Джона, только открывшего было рот для ответа:
  - Внимание по кораблю: выход из перегона. Три. Два. Один. Выход.
  Корабль чуть заметно тряхнуло, когда он вышел из туннеля в обычный космос. Аэте допил эрг, встал со словами: "Я сейчас вернусь" и ушел на кухню. Вернулся он через пару минут, но не успел асур сесть за стол, как по кораблю разнесся холодный голос Имрир Шепард:
  - Внимание по кораблю: боевая тревога. Группе высадки - прибыть в зал брифингов.
  
  
  Терра Нова полностью подтвердила мои ожидания: стоило "Нормандии" выйти в нормальный космос, ВИ фрегата подключиться к коммуникационному бую, а нашим операторам получить первые данные с сенсорного массива корабля, как наш связист, миловидная девушка Каролин Гренадо, тут же вскинула руку в универсальном по флоту знаке "Внимание!", и буквально через минуту произнесла:
  - Спектр, принят сигнал бедствия.
  Мы с Найлусом дружно повернулись.
  - Откуда? - спросила я, подходя к связисту.
  - Астероид Х57. - ответил оператор Реймонд Танака, не отрывая взгляда от экранов. - Был своим ходом перемещен с орбиты Борра на орбиту Терра-Новы для дальнейшей разработки. - короткая пауза, Танака вчитался в информации и с некоторым скепсисом добавил: - Предполагалось, что на нем со временем будет смонтирован новый орбитальный порт. Это вся доступная официальная информация, Спектр. - еще одна короткая пауза. - Сканеры подтверждают наличие активных двигателей. С данным ускорением, Х57 войдет в атмосферу планеты примерно через четыре с половиной часа.
  Это мы вовремя прибыли. Задержись мы у станции разрядки и все. По прилету увидели бы Апокалипсис планетарного масштаба. Мы бы, конечно, повздыхали и посочувствовали людям на поверхности, но полетели бы дальше: из "Нормандии" спасательный корабль... Особенно, при таких катастрофах.
  - Связь с персоналом отсутствует. - добавила Каролин. - На стандартные запросы Х57 не отвечает, но был принят сигнал бедствия на аварийных частотах, как только мы отправили запрос.
  - Проиграйте.
  Каролин тронула голографический интерфейс, и в тишине корабля раздался приглушенный, говорящий громким шепотом женский голос:
  - Алло? Прием... - свист и скрежет сбившейся настройки, помехи. - ...приняла ваш сигнал. Вы меня слышите? - короткая пауза, приглушенное вошканье. - Меня еще не обнаружили, но долго говорить я не могу.
  Подошел Найлус, встав мрачной громадой за моей спиной. Занятая работой Каролин на Спектра внимание не обратила, хотя обычно она очень нервно реагировала, когда мощный турианец, двигающийся в полной броне тише призрака, проходил мимо нее: инстинктивный, первобытный страх перед хищником всплыл в такой странной форме.
  - Прошу вас! Отключите двигатели, иначе мы все умрем! - голос незнакомки упал до сбивчивого шепота. - О, Бог ты мой... Надеюсь, вы меня услышали.
  - Это все, Спектр. - Каролина повернулась, моргнула, задрала голову, посмотрела на молчаливого Найлуса, непроизвольно поежилась.
  Началось...
  Наклонившись к терминалу связиста, я тронула значок внутрикорабельной связи и произнесла:
  - Внимание по кораблю: боевая тревога. Группе высадки - прибыть в зал брифингов.
  На какое-то мгновение ментальный план замер, а потом - забурлил, полыхнул сложным конгломератом противоречивых, ярких эмоций. Тревога, опасение, облегчение, гнев и ярость, ожидание, радость и легкие отголоски страха. Каждый реагировал на боевую тревогу по-своему, создавая неповторимый коктейль из чувств и эмоций столь разных разумных.
  - Полные данные о состоянии пространства на терминал тактического комплекса. - жестко приказал Найлус, обращаясь к операторам, занимающим небольшой коридор между шлюзом и БИЦ. - Джокер, сближайся с астероидом.
  - Маскировку включать? - голос пилота сосредоточенный, спокойный, размеренный. Джефф работает. - Мы достигнем астероида через два часа. Система подавления с нынешними модернизациями проработает три часа восемнадцать минут.
  - Включай. - приказала я. - И проследи, чтобы с этого булыжника никто не взлетел.
  - Понял.
   "Нормандия", при всех своих недостатках и недоработках, - боевой фрегат, чьи орудийные системы проектировали и создавали представители военного государства. Пусть и по безнадежно устаревшим технологиям, тем, которые можно ассимилировать с технологиями всего сорок лет как вышедшей в дальний космос расы. За штурвалом - гениальный пилот, у орудий - белобрысый Даниэль, который, к нашему огромному удивлению, оказался артиллеристом, по прихоти родителей пошедший в летную академию. После того, как всплыл этот занятный факт, а Гаррус подтвердил, что блондин действительно хороший, более того, по-настоящему талантливый артиллерист, Джокер мгновенно сменил гнев на милость и даже расщедрился на проявление искреннего сочувствия к парню, которому чуть не сломали карьеру. За эти три дня они даже смогли в какой-то мере подружиться: ершистый гениальный пилот простил Даниэлю косорукость в пилотировании его обожаемой "девочки".
  Никто не покинет этот астероид. Ни один корабль не взлетит. Разве что фигурально и на тот свет, что тоже допустимое развитие событий, хоть и не самое удачное.
  Спасение выживших и уничтожение напавших не входит в нашу задачу. Мы вообще можем пролететь мимо, даже не отозвавшись на сигнал бедствия и мольбу неизвестной женщины. У нас другая задача. И на кону стоит гораздо больше жизней. Не сотни тысяч, живущих на Терра-Нове. Цифры куда страшнее. Миллиарды и миллиарды разумных, которые попадут под каток Жатвы, если я ошибусь. Если МЫ ошибемся.
  Но...
  Но сделать небольшую остановку и задержаться на пару часиков мы вполне в состоянии, раз уж так сошлись звезды, и мы вышли из перегона именно в тот краткий промежуток времени, когда еще что-то можем сделать.
  
  
  Объемная модель астероида Х57 вращалась над проектором тактического комплекса, позволяя нам оценить всю глубину проблемы. Я изучала цель, и чем больше информации поступало, тем больше обесценивалось мое послезнание об этой миссии: реальный мир в который раз показал, насколько он отличается от прообраза.
  Астероид был гораздо крупнее, другой формы и технически совершенно иначе укомплектован. Настоящий Х57 в диаметре двенадцать километров и восемнадцать - в длину по условно-горизонтальной оси, имеет форму капли, на узкой части которой, условно - хвостовой, размещался главный комплекс с небольшими доками. Двигателей на астероиде было и правда три. Но! Располагались они равномерно по кольцу в самой широкой части этого булыжника, и представляли собой огромные комплексы из сдвоенного маршевого двигателя, двух тормозных, расположенных на небольшом удалении, и не менее огромной силовой установки, которая питала только и исключительно свой двигательный массив. Хотя, если верить проекту, соединенные в единую сеть, эти три силовые станции должны обеспечивать энергией будущие орбитальные доки.
  Самый мощный тормозной двигатель находился на "носу" астероида и был уже частично демонтирован: Х57 выведен на устойчивую геостационарную орбиту и его повторное перемещение не планировалось.
  Дальше - больше.
  Астероид практически закончили разрабатывать: основную, самую ценную породу выбрали еще до того, как его сдвинули с орбиты Борра. Это - правильно. Никто не будет жечь дорогое топливо на транспортировку лишней массы, которая над самой Терра-Новой не нужна. Гораздо проще разработать астероид на месте, и отвести пустую скорлупу, готовую к застройке. Что и сделали. Так что сейчас мы будем иметь дело с огромным, узорно выгрызенным изнутри булыжником, в котором уже начали монтаж внутренних модулей!
  Я стояла у здоровенной голограммы и рассматривала эти многокилометровые катакомбы с тем чувством, которое у меня было при взгляде на древний подземный комплекс, полный нежити и разного рода тварей. Здесь все попроще, но время поджимает. У нас будет всего два часа на все про все. Если не успеем, на Терра-Нове и всех ее обитателях можно будет поставить жирный крест. С большой долей вероятности - могильный.
  Падение небесного тела таких размеров и массы - это гарантированная природная катастрофа планетарного масштаба. Упадет Х57 в океан в тридцати километрах от побережья. Поднятая им волна цунами прокатится по всему миру, в месте удара испарятся тонны воды, разом нарушая климат планеты. Ну а дальше пойдет по накатанному, хоть и не самому страшному сценарию. Из-за выработки недр масса Х57 ощутимо упала, но даже того, что осталось, более чем достаточно для создания катаклизма. До Армагеддона, конечно, последствия не дотянут: размер и масса у астероида не те, но колония пострадает ОЧЕНЬ сильно, хотя жертв при нынешней траектории падения будет не так много, как может показаться. Основные города на другом полушарии, так что эвакуировать их население вполне реально. Другое дело три города, расположенные неподалеку от предполагаемого места падения...
  О последствиях падения мне рассказывал Аэтериос, рассматривающий небольшую голограмму планеты, на которой были показаны расчеты траектории входа астероида в атмосферу. Для асура подобные катаклизмы не были чем-то таким уж невероятным или страшным. Всего лишь одна из возможных причин гибели какой-то цивилизации, недостаточно развитой, чтобы защитить себя от опасности столкновения с небесными "гостями". Или достаточно глупой, чтобы подобные угрозы создавать себе самостоятельно. И уж тем более его нисколько не волновали жизни людей, находящихся на планете.
  Подумав, Аэ беззвучно добавил:
  - "Корабль-терраформер уберет все последствия падения астероида за дней двенадцать-пятнадцать, зависит от тяжести повреждений." - асур покачал головой и добавил: - "Если не пойдут серьезные тектонические сдвиги и не начнется массовая сейсмическая активность. В таком случае процесс стабилизации мантии планеты затянется на полгода и сохранить города не получится: кора изменится необратимо, придется заново формировать ландшафт. Но при массе этого астероида даже сейсмической активности не пойдет: слишком легкий и скорость падения не та. А если пострадает только атмосфера, это для нас работы на три дня. И еще четыре - перезапуск и балансировка климатической системы под прежние стандарты."
  - "Быстро." - оценила я
  Асур пожал плечами.
  - "У нас мощные корабли." - ментальный голос окрасился лукавством. - "И терраформацию делать мы умеем."
  О да... Умеют они. Сперва превратят населенную планету в огромный могильник, а потом все красиво подчистят. Притом так, что следов прежних обитателей даже археологи не найдут!
  - "Технология терраформации местным известна." - продолжил излагать свое мнение на счет возможной катастрофы асур-тар. - "Но они по какой-то причине не используют ее по назначению..."
  Этого практичное создание понять не могло. Как и многое другое. К примеру, асур не мог понять, почему движение астероида курсом на столкновение с планетой не вызвало адекватного ответа со стороны колонистов. Времени более чем достаточно, чтобы поднять по тревоге гарнизон или собрать боевую группу из дееспособного населения, раз уж у одной из старейших колоний данный гарнизон по какой-то причине не обнаружился, и закинуть эту группу на Х57 и вырезать на нем все, что не внесено в списки персонала. Даже если эта группа погибнет в полном составе, эти потери несоизмеримо ниже прогнозируемых жертв катастрофы.
  Когда задумавшийся Аэтериос озвучивал эту мысль вслух, в зал брифингов как раз зашел Джон с Николаусом. Выражение смазливой физиономии Героя Элизиума погрело мою темную душу и совершенно неожиданно родило безумную идею, которую я тут же сообщила по общей ментальной связи:
  - "Хочу батара."
  Найлус подавился воздухом и закашлялся, Гаррус замер столбом, а Аэтериос только удивленно заморгал.
  Я сама порой в шоке от того, какими путями мысли в моей голове формируются. Как перекошенная от изумления рожа Джона породила идею заиметь себе собственного батара, сама не понимаю не смотря на все знания в менталистике.
  - "Зачем тебе батарианец?" - задал полный недоумения вопрос асур, сходу въехавший в суть этого сомнительного заявления.
  - "Военный офицер Гегемонии и собственный работорговец мне пригодится."
  Спорить с подобным заявлением мужчины не стали, все же, логика в моих словах была. Извращенная, но была.
  - "Я так полагаю, ты говоришь о разных батарианцах." - отмерев, осторожно спросил Гаррус.
  - "Да. Как зовут работорговца, припершегося на этот булыжник, я не помню, а вот офицера зовут Ка"Хаирал Балак."
  Мысль о получении в личное пользование батарианского работорговца вместе с его кораблем и всем экипажем все быстрее и быстрее завладевала моим разумом, и я, что самое страшное, находила в этой идее все больше и больше плюсов. Практичных, объективных и логичных плюсов, и чем больше их появлялось при анализе, тем яснее я понимала, что тот разговорчивый батар астероид покинет только в виде моей собственности. Даже если мне придется умертвие из него сделать или мозги сломать. Ка"Хаирала я решила отпустить. Все равно никуда он не денется и в нужный момент всплывет.
  - "Хорошо, Мрир. Если мы с ним встретимся, я тебе его отдам. Постараюсь - целым." - со вздохом произнес Найлус. - "Работорговца, а не офицера Гегемонии. Его придется отпустить или отдать под трибунал за вторжение на чужую территорию и участие в, технически, теракте."
  - "Технически - можешь опустить."
  - "Тем более."
  Дурная мысль о собственном батарианском работорговце окончательно укоренилась и начала пускать всходы.
  - "Балака я отпущу."
  - "Судя по твоим эмоциям, не за просто так." - тяжко произнес Ррус.
  Отпустить просто так? Эту высокомерную четырехглазую задницу? Нееее... Просто так он не улетит... За все ведь надо платить, не так ли? В том числе за "не то время" и "не то место", в которое он сам же добровольно влез.
  - "Это - не обсуждается." - припечатала я.
  В зал брифингов подтянулись остальные бойцы. С небольшим запозданием подошел Татум, который, судя по надетой на него тяжелой, а не легкой броне, определенно настроился отправиться с нами.
  Прекрасно!
  Последним в зал брифингов вошел Рекс, не слишком вежливо подвинув с дороги Кайдена: кроган любящего поныть биотика не уважал и с удовольствием драконил, пока я не вижу, а до Аленко все никак не доходило, что прекратить эти издевательства можно дав Рексу в морду. Даже если это не увенчается успехом, а это успехом не увенчается, Рекс подобреет и гнев на милость сменит: наемник не любит тех, кто не в состоянии дать отпор. Тали на попытку ее достать и позубоскалить вспылила и бросила в нагло скалящегося крогана датапад, при этом неумело, но экспрессивно обматерив. Электронный блокнотик кварианке был возвращен, а Рекс получил моральное удовлетворение и к девчонке теперь относился с покровительственным умилением. Как и к Лиаре: азари, закопавшаяся в очередное исследование, вообще не воспринимала реальность. Кроган был проигнорирован и обойден как неотъемлемая, хоть и подвижная часть ландшафта. Увлечение любимым делом Рекс тоже уважал и к юному археологу больше с проверками не приставал, предпочитая развлекать себя разговорами с синекожей красоткой. Когда настроение появлялось.
   Бойцы рассредоточились вокруг проектора и замерли. Стоя. Кресел или каких-то иных посадочных мест не было в принципе: места в "танцзале" после установки тактического комплекса осталось на удивление мало.
  Брифинг начал Найлус, как старший. Без какого-либо вводного слова, Спектр перешел непосредственно к сути дела:
  - Астероид Х57 войдет в верхние слои атмосферы Терра-Новы через три часа сорок девять минут. "Нормандия" догонит и сравняет скорости через пятьдесят четыре минуты. Приоритетная задача - развернуть астероид и избежать его столкновения с планетой. По расчетам инженерной группы, для этого потребуется остановить два маршевых двигателя из трех и запустить на одном из них тормозные. Инженер Татум отправится с одной из групп и поможет с запуском двигателей.
  - Группа высадки пойдет тремя отрядами. - продолжила я. - Группа под командованием Джона Шепарда будет сброшена возле первого двигателя. - на изображении астероида один из комплексов замерцал алым. - Задача - отключить маршевый двигатель и удержать его в выключенном состоянии до конца маневра. Двигатель не разрушать! Зачистка территории и поиск выживших начнется после того, как будет выполнена приоритетная задача. С группой Джона отправятся Гаррус Вакариан и Эшли Уильямс.
  Подобное дополнение его отряда Джона не слишком порадовало, но на красивой морде лица, украшенной неизводимой короткой щетиной, не отразилось ни тени его эмоций. Николаус, наоборот, встрепенулся.
  - Вторая группа под командованием Найлуса Крайка высадится у двигателя номер два. - нужный двигатель окрасился синим. - Задача группы - отключить маршевый двигатель и запустить тормозные двигатели для ускорения поворота астероида. Состав группы: Найлус, Октавиус, Дэрг, Дилан, Рекс и Кайден. Третья группа под моим командованием высадится возле административного, главного комплекса. Задача третьей группы - захват кораблей предполагаемого противника и, по возможности, взятие под контроль командного центра. Состав: отряд Джейн Шепард, я и Аэте.
  На лице Джейн промелькнуло странное выражение. Карамелька глянула на расслабленно стоящего асура, прислонившегося спиной к стене и с выражением искреннего любопытства слушающего брифинг и чуть поджала губы. Эмоции были куда интереснее: подозрительность, недоумение и еще раз подозрительность. Недавний разговор не прошел бесследно, и образ обаятельного безобидного паренька немного треснул. Но вот что проглядывает в этих трещинах, наша конфетка еще не поняла.
  - Планов комплекса у нас нет. - обрадовал бойцов Найлус, продолжающий брифинг. - Компания, ответственная за Х57, на наши запросы не отвечает, реальных чертежей в доступе нет.
  То, что Найлус успел взломать базы данных компании и перетрясти их сверху до низу, он не упомянул. Притом, взламывал не слишком аккуратно, работая на скорость. Но... Все было подчищено гораздо раньше. Самое полезное, что там было обнаружено, это списки персонала и планы внутренних каверн.
  - На ваши инструментроны передана информация о людях, которые должны находиться на Х57. - произнесла я. Информация действительно была передана. Только что. - До высадки у вас есть время с ней ознакомиться. Информации о планировке комплексов двигательных массивов нет: разведывать придется самостоятельно. Если удастся найти планы, они будут переданы по группам. Никакой информации о том, кто запустил двигатели или что они хотят, у нас тоже нет, но по неподтвержденным данным на астероиде присутствуют батарианцы. По возможности, брать живыми и без фатальных травм.
  Последнее уточнение было сделано для Рекса и Аэте. Особенно для Аэте.
  - У вас полчаса на подготовку, пока "Нормандия" идет до Терра-Новы. Если появится еще информация, вы ее узнаете перед сбросом.
  - Идем пехом? - уточнила Джейн.
  - Да. Свободны.
  Бойцы разошлись. У них есть время облачиться в броню и подготовиться к высадке. Все равно раньше, чем наш прототип догонит Х57, мы ничего не сможем сделать. Остается только ждать. На таком расстоянии даже полноценно просканировать этот булыжник нет возможности!
  Окинув взглядом объемную модель, вздохнула и пошла в каюту. Полчаса - это не такой большой срок, как может показаться. А мне надо еще кое-что сделать...
  
  
  
  
  

Глава 41: Х57: высадка


  
  
  - Ну как? - спросила я, отходя на пару шагов.
  - Это... - асур запнулся, подбирая слова, способные охарактеризовать весь спектр ощущений. - Это... - фиолетовые глаза приоткрылись. - Необычно.
  Необычно. Неплохое описание для того массива информации, который передает в разум своего носителя полностью активная система артефактов, уже третий день украшающая седую голову. Вычурное украшение - это лишь основа. Так сказать, декоративный каркас с минимальным защитным функционалом, на котором собираются эти милые любому рейдеру драгоценные безделицы. Камешек там, заколочка сям, изящная висюлька определенной формы с нужным расположением особым образом ограненных драгоценных камней, поблескивающая меленькими угловатыми символами, побрякушка, чьи камешки как-то подозрительно-красиво искрятся и играют светом даже в полной темноте, и богатое украшение превращается в неотъемлемую часть экипировки любого воина, сделавшего разведку древних подземных городов-некрополей и поиск артефактов своей профессией. Особенно тех, кто хочет не только в эти катакомбы спуститься, но и выйти оттуда, не став немного мертвее или проклятее, чем был.
  Артефактный комплекс "Химера" вышел на проектную мощность за положенные трое суток, установив полный контакт с организмом и разумом носителя, легко и без каких-либо конфликтов войдя в сопряжение с аурой и энергосистемой асура. Прекрасно. Штатное срабатывание комплекса - последняя проверка. Аэтериос действительно оказался тем, на кого похож по данным диагностирующего плетения. Не удивительно, что у него запустилась "Химера". Небольшие нестыковки и конфликты исправила замена пары модулей на аналогичные, но использующие привязку к другой силе и другой Первооснове. Стандартная индивидуальная подгонка под носителя, которую проходит любая более-менее сложная система боевых и защитных артефактов.
  Прямо ностальгия взяла, когда снаряжение подгоняла под этого обаятельного отморозка.
  - Зрение не сбоит? - спросила я.
  Аэте покачал головой, разглядывая меня с нескрываемым интересом. Да-да, я знаю, что в глазах носителя активной "Химеры" я выгляжу очень... необычно. Мягко говоря. Но хоть как-то пояснять, что именно он видит, сейчас не буду.
  - Нет. Я вижу четко. Дополнительная информация не мешает. Когда она мне не нужна, она практически не видна.
  - Прекрасно.
  Это действительно прекрасно! Если нет визуальных наводок, значит, разум воспринимает поступающую с артефактов информацию как положено, без конфликтов.
  - Научился менять восприятие?
  Легкая улыбка приподняла уголки губ.
  - Это похоже на работу с нашим тактическим комплексом. Ощущения и принципы управления похожи. Но удобнее корректировать вывод информации и глаза не раздражает. - охотно и счастливо пояснил мне свое видение ситуации асур. - А данных гораздо больше: энергетические структуры, ауры и магические потоки наши "Грани" не воспринимают.
  О, так он и до интерфейса адаптации смог достучаться? Вообще замечательно!
  - С пониманием функционала сложностей не возникло?
  Аэте задумался, а потом несколько неуверенно покачал головой, отчего крупный кристалл-фокус защитной системы, располагающийся на лбу, заиграл всеми оттенками фиолетового.
  - Немного. Некоторые не имеют аналогов в моем родном языке. Некоторые аналоги имеют, но я не воспринимаю смысла или не знаю, что этот термин обозначает.
  Магическая безграмотность асур-тар понятна. А вот наличие в его родном языке нужных терминов - нет. Впрочем, сам факт наличия асуров в этой реальности для меня за гранью понимания. Но это не мешает им существовать.
  - "Ассоциации всплывают?" - беззвучно спросила я.
  Ментальная связь "Химерой" не блокировалась: разум носителя уже успел осознать и принять подобный образ общения, автоматически внеся его в исключения.
  - "Да, но в некоторых сложно разобраться: массив информации слишком большой." - ответил Аэ с долей обиды и досады.
  Удивительно гибкий разум и пластичная психика! На него непонятная ерунда вываливает тонны еще более непонятной информации, а он все пытается осознать ее и систематизировать. И ведь что-то же получается...
  - "Это нормально. А в общем твое мнение о комплексе?"
  Умильная и совершенно счастливая улыбка четко дала понять, что асур-тар в восторге от нового приобретения. Еще бы, он открывает так много полезной информации об окружающем мире...
  - "Нравится." - наконец, пришла осмысленная мысль. - "Мне потом его вернуть?"
  Найлус и Гаррус переглянулись, но никак сказанное не прокомментировали. Они наблюдали за финальным этапом тестирования "Химеры", стоя в полной броне у дверей, но ни единым словом, жестом или мыслью не мешая мне и асуру работать.
  Аэтериосу потребовалось всего минут десять на то, чтобы после окончательной активации разогнать артефактный комплекс до штатной мощности и раскрыть его потенциал. Пусть и на стандартных настройках.
  - "Нет. Это подарок." - и уже вслух добавила: - Если никаких накладок не возникнет, я тебе еще кое-что подарю. Для комплекта.
  Аэте ничего не сказал, но искренняя благодарность была красноречивее любых слов.
  Мда... как мало надо ему для счастья! Всего лишь пообещать еще одну смертоубийственную игрушку.
  А ведь я действительно ему подарю новое оружие: прямой фламберг асуру не совсем подходит. Если я не ошиблась, ему подойдет одна из оружейных пар, уже которую жизнь занимающих место в моем пространственном кармане. Надо проверять: артефактное оружие очень капризное.
  Но все это только после того, как он окончательно привыкнет к "Химере" и начнет ею пользоваться во всю силу.
  Артефактный комплекс может дать не просто многое, а ОЧЕНЬ многое. Жаль, что я его одеть не могу: не поймут. Это Аэтериос может себе позволить носить на голове боевую систему в облике вычурных драгоценностей, игнорируя мнение окружающих, а я... Мда. Боюсь, кадровые военные Альянса Систем мою привычную снарягу не оценят и подумают, что у Мясника Торфана окончательно сорвало резьбу с и так не слишком стабильной психики.
  К сожалению, у меня не сохранилось компактных моделей для скрытого ношения: последнюю я угробила в позапрошлой жизни. По глупости, от чего еще обиднее, ведь чтобы сделать другую "Тень", нужны довольно редкие и дорогие материалы: артефакторика весьма требовательна и чаще всего замены не предусматривает. Нет, к примеру, карбонадо - отказывайся от всех чар, которые ложатся только на невзрачный, но твердый, прочный, энергетически-ёмкий, сложный в обработке и весьма недешевый материал...
  - Джокер, сколько там до высадки? - спросила я, подхватывая со стола перчатки брони и шлем.
  - Двенадцать минут до выхода на траекторию сброса. - тут же отозвались скрытые под потолком динамики.
  Нашу договоренность Джефф соблюдал свято: пока не прозвучит его прозвище, все, что звучит в моей каюте должно остаться между нами. Что бы он тут не увидел или не услышал. И я дала понять, что могу дать ответы на его вопросы, если он готов принять всю глубину правды. Ему надо только задать вопрос. Но вопросов Джефф пока не задавал, предпочитая наблюдать и думать. Его мировоззрение и так ощутимо треснуло после того, как он своими глазами увидел, КАК его лечили и благодаря чему он получил свой шанс и дальше протирать задницей кресло первого пилота экспериментального фрегата.
  Пилот Джефф "Джокер" Моро пребывал в растерянности, не зная, что ему делать и как себя вести в сложившейся ситуации. А то, что он узнавал каждый день, лишь усугубляло ситуацию. Ничего, пусть поварится в собственном соку, подумает, примет решение, которое уже сформировалось и навязчиво вертелось на границе осознания, но еще не было воспринято как естественное и единственно верное. Зато, когда он его примет...
  Усмешка сама собой скользнула по губам. Джокер - ценное приобретение, хоть и хлопотное! И любопытное сверх всякой меры!
  - Аэ, у тебя семь минут. - произнесла я, подходя к двери.
  Асур коротко кивнул, рывком раскрывая бокс с броней.
  
  В трюме уже собрались бойцы группы высадки, разбившись по отрядам, состав которых был озвучен на брифинге. Тали и Лиара оставались на корабле. Брать с собой необученных военному делу девчонок - верх глупости, что бы там ни вещала история эгрегора! Что занятно, ни у кварианки, ни у азари не возникло и тени идеи напроситься с нами на боевую высадку: обе девушки вполне здраво оценивали свой уровень подготовки и геройствовать не рвались. Тали сейчас крутилась возле нас, полыхая любопытством и азартом. А еще она занималась работой, проверяя подключение блоков с двигателями к системам брони у каждого бойца.
  - Спектры. - к нам подошел Татум и выразительно качнул закованной в броню ладонью.
  - Появилась еще информация о Х57? - спросила я, поворачиваясь спиной и предоставляя доступ к небольшим двигателям.
  - К сожалению, нет. - за спиной дернули. - Все в порядке.
  - Благодарю.
  Татум чуть заметно улыбнулся и подошел к сородичам. Пока он осматривал и проверял оборудование у Найлуса и Гарруса, в трюм по аварийной лестнице соскользнул Аэтериос.
  Разговоры резко стихли.
  Как же сильно меняет восприятие разумного броня и оружие...
  Тяжелая армаксовская броня "Хищник" для внутреннего использования, разработанная специально для асуров, практически не отличалась от привычной мне тяжелой брони того же типа, класса и производителя, но разработанной для людей. Отличия были малозаметными: чуть иначе расположены более мощные броневые пластины, немного другая форма и серо-черный окрас, на пальцах перчаток - острые когти, чуть массивнее пояс, на бедрах - крепежи под мечи, на одном из которых, левом, висит подаренный Найлусом полуторный фламберг. Другое расположение оружейных захватов, на которых сейчас располагались два массивных пистолета и боеприпасы к ним. Изменения вроде бы небольшие, но какова же визуальная разница! Легкую сюрреалистичность облику асура добавляла "Химера", украшающая седую голову.
  Асур подошел к нам, окинул быстрым скользящим взглядом замерших бойцов, криво усмехнулся... и тут же расплылся в привычной уже умильной улыбке, смущенно потупив глазки. Пряча иронию и исследовательский интерес.
  Сволочь белобрысая. Социальный эксперимент он мне тут ставит! Притом эксперимент, увенчавшийся успехом: начавшие было подниматься сомнения поутихли, хотя в ментале ярко звенел противоречивый коктейль чувств от откровенного разочарования до откровенной подозрительности.
  - "Проверяешь на внимательность?" - спросила я, наблюдая за тем, как асур двигается: от былой неуклюжести не осталось и следа.
  Аэ повернулся спиной к невозмутимому Октавиусу, давая возможность проверить подключенный двигательный блок.
  - "Да." - честно ответил он, искрясь весельем и предвкушением грядущего боя. - "Я дал достаточно намеков, позволяющих сделать правильный вывод. Выводы сделаны не были. Для воинов подобные ошибки в оценке разумного недопустимы."
  Поспорить с этим утверждением сложно. Воин не имеет права ТАК ошибаться!
  - "Возможности скрывать будешь?"
  - "Посмотрю по ситуации." - короткая пауза и осторожное уточнение: - "А нужно?"
  - "На твое усмотрение, но не стоит демонстрировать ВСЁ: твой настоящий потенциал выходит далеко за грани возможностей даже очень хорошо тренированного человека."
  - "Я понял."
  Вот и замечательно. А там посмотрим, как повернется. Не думаю, что асуру придется действовать на пределе возможностей его организма. Ну а если и придется... Джейн и ее люди достаточно дружат с головой и здравым смыслом, чтобы не распространяться об увиденном.
  - Порядок. - коротко ответил инженер, хлопнув Аэте по плечу.
  Он кивнул и все так же молча надел шлем, который до того держал в руке.
  - "Далеко не отходи от своей девчонки."
  Аэ чуть заметно напрягся.
  - "Я не знаю, насколько правдива моя информация, но на астероиде могут быть боевые варрены." - пояснила я свое же предупреждение.
  - "Варрены..." - Найлус проглотил ругательство, хлопнул Татума по плечу. - Порядок. - сказал вслух и надел шлем практически синхронно с Гаррусом.
  Информация принята к сведению, осмысленна, выводы сделаны.
  - "Я буду рядом." - асур вновь расслабился.
  Аэте прикроет Джейн, если на этот булыжник батары действительно притащили своих зверьков.
  Я вполне здраво оцениваю уровень подготовки отряда Карамелек: они опытные горлорезы, но есть разница между тем, чтобы сражаться с разумным противником и стремительным трехсоткилограммовым зверем, натасканным на то, чтобы убивать вооруженных и, главное, одетых в броню противников. Особенно, если этот зверь был модифицирован генетически или боевыми имплантатами. Или все сразу.
  - Пять минут до контакта! - раздался напряженный голос Джокера. - Первая точка сброса - шесть минут.
  Идем с небольшим опережением. Джокер нервничает, что для него нехарактерно. Что-то случилось?
  Бойцы зашевелились, надели шлемы. Под потолком замигали тревожные алые лампы: отсек сброса блокирован и через минуту автоматика откачает воздух. Хорошо.
  Я надела шлем. Тихое шипение, системы активированы, перед глазами появилась привычная информация: состояние брони, системы регенерации воздуха и медицинской начинки, заряд аккумуляторов и прочее полезное. Информационные блоки располагались на периферии и не мешали. Всё как положено. Аппаратура работает, системы исправны, оружие - в порядке. К высадке готова.
  - Минута до выхода на точку сброса один. - вновь произнес Джефф.
  Люди Джона выстроились цепью перед своркой десантного шлюза. Гаррус и Эшли оказались в хвосте. Сейчас, в преддверии высадки, у сержанта Уильямс все ее ксенофобские замашки как-то резко испарились, явив мне человека, который умудрился выжить там, где погибли другие. Совсем другого человека...
  Эшли собрана, внимательна, немного нервничает, в ментальном плане гулкая пустота, чуть окрашенная подозрительностью и отголосками злости. На что? Присмотрелась. На тех, кто поставил под угрозу жизни людей на поверхности планеты. Стоящий за ее спиной Гаррус резко перешел в разряд "свои", уровнявшись в восприятии с Вивьеном в безликом статусе "снайпер группы". Даже если это распространяется только и исключительно на боевую высадку, уже хорошо.
  - Открытие аппарели. Десять секунд до точки сброса.
  Небольшая плита десантного шлюза в полу трюма ушла в паз, открывая стремительно проносящийся далеко под нами... или над нами каменистый ландшафт. Джокер отсчитывал время до сброса, и на счете "ноль" скорость сровнялась: для нашего взгляда поверхность астероида замерла, словно фрегат завис неподвижно.
  - Первая группа пошла. - напряженно выдохнул Джокер. - У вас девять... восемь... семь...
  Пилот вел отсчет, а люди под размеренный счет спешно покидали корабль. Фрегат тряхнуло. На счете "три" в зев десантного шлюза спрыгнула Эшли.
  - Есть! - кратко произнесла я.
  "Нормандия" тут же сорвалась с места. Джокер никак не прокомментировал потряхивание и спешку, но я и так знала, что корабль обстреливают: на этом булыжнике была активная система ПКО.
  Мелькнула мысль: а как батары-то в док зашли при активной системе защиты?
  К аппарели подошла вторая группа: Найлус, Дэрг, Дилан, Октавиус, Рекс и Кайден. Им придется тяжелее всего: тормозные двигатели должны заработать вовремя. И ровно настолько, насколько это необходимо, задавая разворот астероиду. Как только траектория Х57 будет изменена, начнется следующая фаза операции: зачистка территории и отключение третьего двигателя. Моя группа в это время будет чистить главный корпус. После того, как мы возьмем корабли, стоящие в доках.
  Сумасшедший план...
  - Заходим на точку сброса два. - голос пилота утратил эмоции и звучал столь же безлико, как и голос нашей корабельной ВИ: признак крайнего напряжения и сосредоточенности.
  Корабль вновь сравнял скорость. Под тот же размеренный счет Джеффа высадилась вторая группа. Теперь - наш черед.
  - Заходим на точку сброса три. Расчетное время - сорок три секунды.
  Группа Джейн выстроилась в давно выверенном порядке: Виктор, Диего, Рамиро, Джейн и Руне. Следом - я. Замыкал отряд Аэте.
  Корабль вновь тряхнуло, сильнее, чем раньше. С командной палубы щедро разливалось напряжение и сосредоточенность работающих разумных, Джефф кипятился и злился, сопровождая каждое скользящее попадание по его любимой "девочке" вспышками негодования, но никак это не озвучивал. Прямых попаданий он не допустил ни одного, умудряясь сбросить десантные группы и не подставить лишний раз уязвимый на такой высоте фрегат.
  - Точка сброса три. У вас мало времени! - голос едва заметно сорвался. - Шесть! Пять!
  Виктор и Диего уже сиганули в провал шлюза.
  - Четыре!
  Джейн и Рамиро скрылись из вида.
  - Три!
  Широкая бронированная спина Руне исчезла, когда мощный норвежец сделал шаг и ухнул вниз.
  - Два!
  Счет "Один!" я уже встретила в полете, корректируя свое падение краткими вспышками двигателей. Клубок эмоций удалился: "Нормандия", сбросив нас, умчалась из-под обстрела. Теперь задача Джокера и Даниэля сделать все, чтобы ни один корабль из стоящих в доках в космос не взлетел. Разве что по частям.
  До поверхности сто... шестьдесят... тридцать... десять... Двигатели на обратную тягу, погасить скорость, голая каменистая поверхность астероида ударила в ноги. Мгновением спустя рядом приземлился асур. Прибыли.
  
  
  * * *
  
  
  Громада спаренного маршевого двигателя возносилась над головой, ровно горя ярким синим пламенем, освещая небольшую впадину мертвенным светом. Сам комплекс располагался в глубине астероида, выходя на поверхность тремя надземными постройками: одна, самая крупная, в основании, между двумя маршевыми двигателями, остальные - по обе стороны от него, под колоссальными опорами. Тормозные двигатели возвышались в полукилометре правее и левее блока маршевого двигателя, глядя темными пустыми зевами в звездное небо.
  Семеро бойцов укрылись между выступами каменистой поверхности, внимательно изучая раскинувшийся в низине комплекс. Яркие габаритные огни прекрасно освещали территорию, но никаких повреждений на первый взгляд заметно не было, системы работали в штатном режиме.
  - Активирована автоматическая система защиты. - раздался по защищенной внутриотрядной связи вибрирующий характерной подгармоникой голос снайпера. - Вижу активных ракетных дронов в режиме поиска. Пять... Семь... Одиннадцать штук. Над основным входом в комплекс.
  - Снять можешь?
  Спокойный ответ:
  - Могу. Если дроны часть системы обороны, при атаке есть вероятность срабатывания основного эшелона защиты. - винтовка вновь повернулась. - Я насчитал четыре стационарные турели "Шторм" на нашей стороне: они скрыты в шахтах.
  - Турелей пять. - поправил тихий голос Вивьена. - Еще одна вдалеке, между двигателями. Треть щелчка от опоры. На земле направляющий монорельс мобильного лафета "Бури".
  - Вижу... - пробормотал Гаррус, всматриваясь в практически невидимую полоску монорельса, темнеющую на фоне камня. - Еще шесть с другой стороны маршевых двигателей, но с этой позиции они угрозы не представляют.
  Джон стиснул зубы, выдохнул, резко меняя планы и обдумывая совершенно сумасшедшую идею, пришедшую ему в голову. Задаваться вопросом, что вообще делают турели на этом астероиде, он не стал. Тем более, такого класса: это не система ПКО. Это система планетарной обороны, рассчитанная на подавление наземной бронетехники и небольших летательных аппаратов вроде шаттлов и истребителей. К сожалению, при отсутствии более приоритетных целей, пехоту эти турели могут обстреливать ничуть не хуже.
  - Гаррус, твоя вторая винтовка турель пробьет? - задал вопрос Шепард.
  Бойцы, прекрасно знающие своего командира, тут же подобрались: Джону явно пришла в голову очередная гениальная идея, имеющая шансы на претворение в реальность, но явственно отдающая суицидом. Как и всегда в подобных ситуациях.
  - Пробьет. - лаконично ответил турианец, отрывая взгляд от прицела и выжидающе глядя на командира отряда.
  Джон молчал, просчитывая варианты и прикидывая, можно ли уничтожить турели другим способом. Альтернативы, приходящие на ум, были еще безумнее первоначального плана.
  Времени у них немного: на все про все минут сорок, не больше. Через этот срок двигатель должен быть отключен, при этом, не получив при штурме повреждений. В отряде семеро бойцов, включая его самого. Перед ними - укрепленный комплекс с полностью активной системой обороны, частью которой являются стационарные турели, прямым попаданием подрывающие "Мако". Тяжелого оружия, способного продавить стационарный щит и взорвать турель, у отряда нет: стандартные гранатометы в этом случае не помогут. Доступа к системам обороны тоже нет: турели дистанционно не взломать. Но у турианского снайпера за спиной возвышалась чудовищно-мощная снайперская винтовка, рассчитанная на поражение тяжелобронированных целей...
  - Ты быстро двигаешься? - вновь задумчиво спросил Джон, глядя куда-то сквозь снайпера.
  Турианец на мгновение замер, а потом сложил "Гарпун" и убрал за спину.
  - Я довольно... подвижный. - осторожно ответил он. - А к чему вопрос?
  Джон криво усмехнулся и ответил:
  - У меня есть план...
  Пока коммандер излагал явившуюся ему в голову идею, бойцы молчали. Когда Джон закончил говорить, Вивьен судорожно сглотнул, по достоинству оценив доставшуюся ему роль, Гаррус промолчал, Нико прикрыл глаза, подавив матюг, Эшли помрачнела, но тоже ничего не сказала. Остальные только переглянулись: подобные авантюры на грани фола были отличительной чертой коммандера Шепарда, создавшей ему довольно специфическую славу в среде военных Альянса Систем.
  - Ты сможешь это сделать? - наконец, спросил Джон, не увидев привычной реакции от турианца на предложенный им сумасшедший план.
  Гаррус какое-то время размышлял, рассматривая голографическую карту и иногда поглядывая на настоящую местность, а потом ответил:
  - Смогу. - в голубых глазах блеснули искры азарта. - Моя точка стрельбы будет здесь. - снайпер ткнул когтем в голографическую карту, развернутую над рукой Николауса. - Вторую советую занять здесь.
  Бронированный коготь указал на высокий холм, с достаточно обрывистыми склонами, чтобы снайпер мог успеть убраться из зоны поражения ракеты.
  - Вивьен? - Нико вопросительно глянул на второго снайпера.
  Паренек повернулся, посмотрел на настоящий холм, что-то прикинул и согласно кивнул, подтверждая выбор турианца.
  - Сколько у тебя боеприпасов для "Ирруа"? - тихо спросил он.
  - Два бронебойных. - ответил Гаррус. - Один - кумулятивные, один - разрывные и один с электромагнитными пулями. По пятнадцать в каждом. - короткая пауза и уточнение: - Одна ЭМИ-пуля щит турели не снимет: здесь он стационарный и запитан от основной силовой станции.
  Вивьен снова кивнул: он пришел к тому же выводу.
  - У меня два магазина "перегрузок". - немного виновато произнес он. - По двадцать в каждом.
  Турианец сощурился и предложил:
  - Дуплет?
  - Заряд продержится секунды полторы. Успею дать второй. И третий, если понадобится. - пожав плечами ответил парень, вновь глянув на схему наземного комплекса и вынесенные на дополнительных экранчиках характеристики турелей. - Суммарный заряд должен перегрузить щит.
  Про то, что в случае повторной стрельбы он может не успеть убраться из зоны поражения ракеты, снайпер тактично умолчал.
  - Должен. - согласно кивнул Гаррус.
  - В окно перезапуска уложишься?
  Вакариан снова кивнул.
  - Пересобирать магазин будешь? - спросил Вивьен.
  - Нет. "Ирруа" поддерживает два. - качнул головой Гаррус.
  Люди в разговор снайперов не вмешивались: на них держится весь самоубийственный план. Задача остальных - прикрывать стрелков и не дать долететь до них дронам.
  - По позициям. - наконец, приказал Джон, когда стрелки закончили утрясать детали. - Клаус, останешься с Вивьеном, Эшли - с Гаррусом. Остальные - за мной.
  Голографическая карта погасла, погружая бойцов во мрак тени. Короткая рокировка, и группы разошлись, направляясь к своим позициям.
  Николаус, двигаясь за подопечным снайпером, переключился на приватную волну связи с Джоном.
  - Ты отправил Уильямс с турианцем. - в спокойном голосе то ли упрек, то ли сомнение в здравомыслии командира.
  Короткий всплеск работы двигателей перенес Нико через разлом породы.
  - Да. - кратко ответил Шепард, перебираясь под укрытием камней к облюбованному месту. - Уильямс будет подчиняться приказам и в бою не подставит.
  - Как скажешь. - флегматично произнес аналитик, быстро поднимаясь по каменному склону.
  Связь со щелчком пропала. Джон вздохнул. Николаус был его бессменной проблемой, загадкой и... главной ценностью отряда. Одновременно. Скрытный неразговорчивый боец пришел вместе с Вивьеном, познакомившись с тихоней-французом незадолго до того, как Джон забрал его в свой отряд. Характеристики у жилистого штурмовика с глазами наемного убийцы и повадками высококлассного диверсанта были превосходными, в части о нем отзывались очень положительно, а Вивьен за два месяца к напарнику привык и просил за него. После долгих колебаний и сомнений, Джон все же пригласил Николауса в отряд вместе со снайпером.
  За все годы совместной работы Клаус так и остался загадкой: на все личные вопросы он отшучивался, а о прошлой своей службе предпочитал не распространяться, ловко переводя разговоры на другие темы. И в то же время буквально за полгода умудрился незаметно, но прочно занять место замкома и аналитика отряда, став незаменимым.
  Аккер никогда не оспаривал приказы командира, не спорил, не пытался в чем-то убедить или что-то доказать. Он давал советы. Следовать им или нет - выбор только за Джоном. Как показала практика, лучше к словам Николауса прислушиваться: он никогда не советовал плохого, но в случае провала, последовавшего из-за игнорирования его слов, глаза у аналитика были очень выразительными.
  Джон присел, прислонившись спиной к облюбованному камню, достал бинокль, внимательно всматриваясь в поднимающуюся на позицию стрельбы группу: высокого проворного турианца и тонкую женскую фигуру, двигающуюся на небольшом отдалении.
  - Полагаешь, я ошибся? - негромко спросил Шепард, восстанавливая приватную связь.
  Нико ответил сразу, давая понять, что уже занял нужную позицию и может уделить своему командиру пару минут для разъяснения очевидных вещей:
  - Сержант - ксенофоб, у нее уже были недоразумения и конфликты с эразом Вакарианом на борту корабля.
  - Эраз? - растерялся Джон, для которого звание турианского снайпера оказалось неожиданностью.
  Нико выразительно промолчал, не считая нужным подтверждать уже сказанную информацию или что-то добавлять.
  - Снайпер. Следак. Техник. Сапер... В звании эраз... Диверсант? - коммандер едва слышно чертыхнулся. - Просил же, говори такие новости сразу!
  Крик души командира был проигнорирован.
  - Остается надеяться на профессионализм сержанта и ее здравый смысл. - флегматично произнес Нико. - И на личные навыки генерала Вакариана.
  - Иначе? - подозрительно переспросил Джон, правильно поняв подвисшую недоговоренность и яркий намек.
  - Командир, это не та информация, которой я готов с тобой поделиться прямо сейчас: она требует подтверждения. - со вздохом ответил Нико. - Мы на позиции. - и прервал связь.
  Джон прикрыл глаза, медленно вдохнул, выдохнул, гася всплеск злости и тихо прорычал:
  - Ненавижу, когда он так делает!
  Николаус, сидящий под прикрытием выступа породы, чуть заметно улыбнулся, услышав непредназначенные ему слова, донесенные предусмотрительно взломанной и доработанной одной тихой и спокойной ночью электроникой новой брони командира.
  Улыбка резко увяла. Николаус поднял бинокль, наблюдая, как высокий турианец снимает с захватов "Ирруа" и готовит огромное орудие к стрельбе.
  - Надеюсь, ты очень быстро двигаешься, Гаррус Вакариан... - пробормотал аналитик, опуская бинокль.
  Сомнения в том, что турианский снайпер сумеет в крайне узкое окно перезарядки щита всадить выстрел, пока турель будет открыта, он оставил при себе. Как и то, что найдет то единственное уязвимое место, попадание в которое гарантированно уничтожит орудие.
  Наконец, по связи раздался спокойный вибрирующий голос:
  - На позиции. Готов.
  И как эхо - голос Вивьена:
  - Готов.
  - Начинайте. - короткий приказ командира.
  Отряд расположился на склоне огромного кратера в девятистах метрах от здания комплекса и первых турелей, укрывшись за выступами плотной породы железистого астероида. Приближаться опасно: укрытий на расчищенной во время стойки площадке нет, система обороны не позволит потенциальному противнику подойти. Сбоку тоже не обойти: защита установлена по всему периметру комплекса. Сокращать расстояние бессмысленно: для снайперского оружия километр - нормальная дистанция стрельбы, при которой пуля не потеряет своей убойной силы, даже для тактической винтовки Вивьена. Для сверхдальнобойной "Ирруа", рассчитанной на поражение тяжелобронированных целей за горизонтом, какой-то километр безвоздушного пространства - это стрельба в упор.
  Бой начинал Вивьен: его задача спровоцировать систему защиты и вынудить стационарные турели покинуть подземные гнезда и подняться на поверхность. Задача Николауса - проследить, чтобы его подопечный вовремя ушел из-под атаки. Не смотря ни на что.
  - Четыре... три... два... - француз, обозначив такт и точку отсчета, прильнул к оптике.
  Палец лег на спусковую пластину, выбрал свободный ход. Мысленный счет "ноль" совпал с первым, беззвучным выстрелом. Парящий в трех метрах над крышей основного входа ракетный дрон дернулся от попадания ЭМИ-пули, заискрился и бесполезным ломом ссыпался на крышу. Вивьен не стал ждать реакции автоматики: повернув оружие, поймал второго дрона в прицел. Выстрел. Еще одна кучка смертоносного металла посыпалась на камни.
  Секунда перезарядки.
  Люки раскрылись без каких-либо спецэффектов или предупреждения, заработала скрытая в каменных недрах механика, поднимая на поверхность окутанные едва заметной голубой пленкой силового поля стационарного щита орудия защитной системы.
  Счет пошел на мгновения: ВИ безошибочно вычислил местоположение снайпера.
  Вивьен резко перевел прицел на турель, выдохнув:
  - Л-один! Два!
  В полукилометре от него Гаррус перевел прицел на крайнюю слева турель, выбрал свободный ход, мысленно продолжая счет: "Один. Ноль". "Ирруа" дернулась на сошках, выплевывая огромную, с ладонь длиной, ЭМИ-пулю практически одновременно с выстрелом "Дротика". Гаррус тут же переключил винтовку на работу с другого магазина.
  От двойного попадания силовой щит пошел волнами и пробоями, но, как и предполагали снайпера, устоял. Турель развернулась, мгновенно вычистив точку стрельбы более мощного оружия, Вивьен вжал спусковую пластину, винтовка ударила в плечо отдачей, и его тут же сдернул с узкой неровной площадки Нико. С запозданием в один удар сердца выстрелил турианец.
  Вторая ЭМИ-пуля "Дротика" вызвала дестабилизацию структуры силового щита, автоматика турели запустила цикл перезарядки, буквально на секунду выключив защитное поле пока перегружается система. Но развернуться повторно щит не успел: тяжелая бронебойная пуля, по своим размерам приближающаяся к мелкому снаряду, ударила в единственное место, повреждение которого гарантировало уничтожение орудия - в хрупкое подбрюшье под услужливо приподнятые ракетные направляющие, пробив броню, опорную конструкцию и спровоцировав детонацию поднимаемых автоматикой боеприпасов.
  Темнота осветилась вспышками беззвучных взрывов: на тех местах, где еще парой секунд назад находились снайпера и в стороне у комплекса маршевых двигателей.
  - Цел. - после небольшой задержки раздался по отрядному каналу подрагивающий голос Вивьена.
  - Цел. - как эхо - безэмоциональный голос Гарруса.
  Джон разжал судорожно стиснутые пальцы. Получилось. Одна турель уничтожена. Осталось еще четыре...
  Со стороны комплекса быстро приближалась стайка ракетных дронов.
  
  
  * * *
  
  - Ты сумасшедший! - громыхнул Рекс, осматривая раскинувшийся перед ними комплекс двигательного блока.
  Особого внимания наемника удостоились пять пока еще закрытых шахт стационарных турелей, располагающихся неподалеку от подзащитного комплекса, и стайка ракетных дронов, барражирующих над комплексом.
  Спектр мнение наемника проигнорировал.
  - Ты серьезно веришь, что тебя не заметят системы слежения? - еще скептичнее переспросил кроган, окидывая турианца задумчивым взглядом.
  - Рекс, твоя трепетная забота о моей жизни напрягает гораздо больше, чем все эти турели. - иронично ответил Найлус, закончив ввод нужных данных в тактический комплекс, украсивший массивной нашлепкой левое предплечье.
  - А меня напрягает перспектива превратиться в "черепаховый суп", если ты тут сдохнешь! - рыкнул Мастер Войны.
  Тихий вибрирующий смешок.
  - Такого тебе не говорили.
  - Глаза у нее выразительные! - Рекс хлопнул Найлуса по плечу. - Вали уже. И только посмей подставиться!
  - Сдохну - убьешь? - язвительно поинтересовался Найлус, болезненно-четко вспомнив другую высадку. На Иден Прайм.
  - Точно!
  Спектр выдал непереводимую идиому на родном языке, фыркнул в ответ на экспрессивную ругань наемника и побежал вдоль разлома к шахте турели, переходя в режим полного молчания. Заработала система маскировки, энергопотенциал брони резко упал. В какой-то момент на сканерах фигура турианца исчезла, растворяясь в естественном фоне и прячась в помехах и наводках от работы мощных двигателей.
  Пятеро бойцов напряженно следили за осторожными передвижениями Спектра, ловко лавирующего в острых нагромождениях породы, оставшихся после выработки недр астероида. Темная фигура то появлялась на свету, то растворялась в тенях, пока, неожиданно, не пропала окончательно.
  И потянулись долгие утомительные минуты ожидания...
  
  Найлус осторожно выглянул из-за выступа породы. Неподалеку от нужного ему входа в комплекс медленно передвигались три ракетных дрона, лениво паря в полуметре над крышей. До двери - двадцать три метра ровной площадки. Несколько секунд стремительного рывка. В фоне работы двигателей его не заметят, но у дронов есть датчики движения...
  
  Октавиус и Дилан заметили крохотную искорку света, посверкивающую в тени под массивными опорами, практически одновременно. Стандартная световая армейская система сигналов, принятая в Иерархии, передавала одно-единственное: "Отвлеките".
  - Рекс. Твой выход. - произнес инженер, распаковывая оборудование.
  Кроган поднял с камней мощную ракетную установку, повел плечами, размял руки, счастливо оскалился под шлемом и неспешно потопал под прикрытием камней. Что-что, а поднимать шум он умеет! И, что самое важное, он умеет поднимать шум так, чтобы суметь об этом рассказать. После того, как все закончится.
  
  Ослепительная вспышка взрыва маленьким солнцем засияла над каменистой поверхностью астероида, разбивая напряжение. Найлус оцепенело моргнул, выругался, непроизвольно приложив ладонь к шлему, едва слышно выдохнув:
  - Я просил отвлечь, а не разнести все вокруг!
  Распахнулись створки, механизмы подняли настороженно водящую ракетными направляющими турель. Турианец присел за камнем, недовольно ворча про себя на излишне активного, заскучавшего за время перелета Мастера Войны. Короткая пауза, и турель заработала, обстреливая что-то вдалеке от точки расположения отряда.
  - Рекс... Ты... - раздраженный рык.
  Найлус привстал, быстро осмотрелся. Дроны снялись с места и умчались к открывшему огонь противнику, оставляя вход в комплекс без прикрытия. На какое-то время. Пока второй эшелон дронов не подойдет.
  Одним стремительным рывком Спектр пересек открытое пространство и влетел под козырек входа. Турель на быстротечное движение не отреагировала: эта линия обороны не предназначена для работы по мелким целям в непосредственной близости. Приоритетом атаки являлся неизвестный враг, активно обстреливающий крайнюю турель из тяжелой ручной ракетницы и уже успевший продавить щит.
  - Древняя сволочь. - буркнул турианец, сколупывая бронированными когтями корпус замка и подключаясь напрямую.
  И больше на мысли о крогане, громящем все, до чего доставал, не отвлекался.
  Восемь секунд работы, индикаторы на возмущенно, но беззвучно пискнувшей двери сменили цвет, и Спектр проскользнул внутрь.
  
  
  * * *
  
  
  "Нормандия" сбросила нас за цепью высоких холмов в полутора километрах от цели из-за активной системы защиты, одним из эшелонов которой являлась система ПКО, доставившая Джокеру немало неприятностей. Чем руководствовались те, кто ставил на этом, в общем-то бесполезном булыжнике такую защиту, понять никто не мог. Это нерационально, нелогично, дорого и... в общем-то бессмысленно. Если наличие ПКО еще можно объяснить, то присутствие стационарных турелей планетарной обороны - нет. От кого они собирались обороняться на поверхности астероида, висящего на орбите их же планеты?
  Вопросы множились, накапливались и медленно приближались к критической массе, за которой произойдет переосмысление ситуации. Иногда вопросы, уложенные в общую картину, дают все нужные ответы... Надо только их правильно сформулировать.
  Со склона соскользнул Аэте и затормозил возле меня, отрицательно мотнув головой: удаленно подключиться к системе безопасности и взломать не получится. Не то, чтобы я на это рассчитывала, но попробовать-то стоило.
  Я достала бинокль и всмотрелась в главный, он же административный комплекс, хорошо просматривающийся со склона высокого холма, на котором мы окопались. Он выходил на поверхность широким трехэтажным зданием, кольцом охватывающим шлюзовые ворота небольшого дока, рассчитанного на четыре корабля среднего класса. Все четыре створки закрыты, габаритные огни горят красным, показывая, что причальные площадки заняты. В этом порту нас дожидаются три батарианских корабля: один - военный и два - работорговцев. Четвертый корабль скорее всего принадлежит компании, которая выиграла тендер на разработку астероида и постройку будущих орбитальных доков. И с каждым мгновением я все сильнее хотела поговорить с ее реальным руководством о делах наших скорбных.
  С компанией разберемся позже. Сейчас меня интересуют батарианские корабли, которые и являются приоритетной целью моего отряда: без них ни Балак, ни моя будущая собственность этот булыжник не покинут. Надеюсь, суицидальными наклонностями они не страдают, и на разговор пойдут. Балак в каноне вроде бы пытался договориться и выторговать жизнь своих бойцов. Как и работорговец. Посмотрим, что они сделают в реальности.
  Я вновь осмотрела комплекс. Тихо и спокойно. Странно, почему батарианцы не пытаются покинуть Х57 после того, как в систему заявилась "Нормандия"? Не верю, что они нас не обнаружили. Должны же понимать, что если явился один военный корабль, то может заявиться еще один. Тем более, после недавно поднятого Сареном шума на Иден Прайм военные получили хорошую накачку и теперь весьма агрессивно реагируют на любые поползновения на территорию Альянса.
  Но... Всегда есть это "но"! И это далеко не одинокое "но" делает ситуацию не просто странной, а совершенно сюрреалистической! Или отвратительной.
  Первое, самое любопытное "но": батары сидят сиднем на куске камня, который целеустремленно двигается к своей гибели, неся с собой на тот свет всех, кто на нем находится. Включая тех самых батарианцев! Я бы уже улетела. Балак - не идиот, работорговцы, полагаю, тоже с логикой и здравым смыслом дружат, законы небесной механики и физики знают, так что должны понимать, что со входящего в атмосферу астероида не спастись, каким бы мощным ни был корабль. И все равно не пытаются улететь.
  Не пытаются... или не могут?
  Второе "но": что они вообще забыли в Асгарде? Эта система расположена в паре перегонов от Солнечной и обычно через нее постоянно летают военные корабли. Это сейчас из-за происшествия на Иден Прайм флоты раздерганы по территории и тут тихо. На какое-то время. Балак, насколько я помню, заметил улетающих сородичей и решил посмотреть, куда это они такие красивые намылились, а вот почему сюда полетели работорговцы - вопрос открытый.
  Случайность не рассматривается. Работорговля - это бизнес, притом, хорошо отлаженный. Никогда корабли не полетят туда, где они смогут не товар набрать, а с большой долей вероятности поиметь массу проблем при встрече с патрульным или военным кораблем. Но они прилетели. Почему?
  Авантюра? Сомнительно. Точный расчет? Это более вероятно. Но тогда возникает вполне закономерный вопрос: "Откуда батарианские работорговцы узнали, что в Асгарде они не попадутся патрульному или военному кораблю, смогут беспрепятственно набрать рабов на ничем не примечательном булыжнике и потом - улететь без лишних приключений?".
  Встречу свою будущую собственность, обязательно поинтересуюсь.
  Третье "но" касается весьма странной системы обороны этого булыжника, которая доставляет проблемы и нам, и прилетевшим батарианцам. Кто ее включил? Батары? Сомнительно. Это надо ЗНАТЬ, что она есть! И знать, как она включается. Но ладно бы с информацией, ее можно у пленных получить. Включать защиту глупо просто потому, что активная система ПКО доставит больше всего проблем именно батарианцам! Вылетающий из доков беззащитный корабль, не имеющий для ВИ пометки "свой", будет закономерно сбит. А если защиту включили не батарианцы, а кто-то другой, то почему этот "кто-то" не подумал, что эта самая защита помешает тем, кто пришел помочь, это самое "помочь" сделать?
  Или "помочь" не предполагалось?
  Явление "Нормандии" предусмотреть не могли ни при каких раскладах. То, что мы здесь оказались именно в тот узкий промежуток времени, когда еще можно хоть как-то повлиять на ситуацию и предотвратить катастрофу - случайность на грани с четкой волей реальности. Опоздай мы хотя бы на полтора часа, и все... Смогли бы только понаблюдать за Апокалипсисом планетарного масштаба.
  Вопросов много. И та картинка, в которую они складываются, мне очень не нравится!
  Я задумчиво посмотрела на стоящего рядом Аэтериоса, терпеливо ожидающего моих действий. Напряжен, насторожен, держит себя в кулаке, но я чувствую, как он медленно переходит в состояние предбоевого транса: слишком долго он держал свою натуру в железных тисках воли. Сейчас асур может сорваться из-за пустяка, из-за любого неосторожного действия или неожиданно попавшегося под руку врага.
  Тоже проблема. Серьезная, смертельно-опасная проблема! По счастью, я сталкивалась с подобными существами и знаю, что нужно делать, чтобы такое создание было психически стабильно и не доставляло ненужных проблем. Надо всего лишь давать ему возможность своевременно удовлетворять инстинктивные потребности, а не тянуть до срыва, после которого всегда следует кровавая и чрезвычайно жестокая резня. Сегодня я дам ему возможность немного размяться и утолить накопившуюся жажду действий и, буду говорить откровенно, крови. Чужой, своей - не важно.
  Полностью это его не успокоит: уровень противника не тот, но хоть немного собьет напряжение и взвинченность. А если Аэте попадутся варрены - вообще прекрасно! Если они будут модифицированы и хорошо натасканы - еще лучше. Чем опаснее противник, чем тяжелее бой, тем в более благостном состоянии будет наш монстрик после убийства.
  Мелькнула мысль: надо найти какое-то удаленное и безлюдное место, лучше вообще высадиться на необитаемой планете, и как следует размяться с Аэте. Я в боевой трансформе могу сражаться с асуром на грани и за гранью его сил, а это как раз то, что ему нужно для душевного спокойствия и психической стабильности.
  Спустит пар, расслабится, мы проведем бои на пределах его немалых возможностей... ладно, чего уж, мы безобразно подеремся как два диких полуразумных хищника... возможно, еще и поохотимся друг на друга, если местность позволять будет, после - вернёмся на корабль и какое-то время асур снова будет милым и обаятельным пареньком. А если мне удастся в схватке довести до его полусмерти от ран или истощения - вообще прекрасно. Можно даже серьезно покалечить. Тоже подойдет. И он не обидится, даже если я ему когти в живот до позвоночника воткну и повырываю все, что смогу. Скорее, попытается сделать то же самое, пока от ран и потери крови не отрубится. Потом я его откачаю и вылечу, Аэте успокоится, займется тренировками и снова будет милым, добрым и покладистым.
  Раз уж меня свела воля реальности с этим кровавым монстром, значит, это для чего-то нужно. А раз мне это нужно, то зачем его мучать и заставлять себя насиловать?
  Аэте, конечно, сдержится, сожмет когти самоконтроля на своей сути до судорог, жестко удерживая себя в границах отведенных рамок, но зачем ТАК над ним издеваться? Он уже дважды разбивал в кровь руки о стены нашей каюты, сбивая острой болью накатывающую ярость и желание убивать от случайно услышанных неосторожных слов.
  Так же когда-то давно делал мой друг и бессменный напарник Ссира"Дисс, до кости закусывая свою же руку, захлебываясь собственной кровью, только чтобы не сорваться на запах крови раненного соратника и не убить его. Я помню, как его ломало, пока иллитири, в насмешку и ради унижения обращенный в вампира, сражался с самим собой, не давая себе превратиться в обезумевшего монстра, и сумел обуздать сжигающую его изнутри вампирскую Жажду.
  Увидеть это еще раз, но в другом исполнении, я не хочу.
  Если мне нужен Аэтериос... Нет, не так. Если мне удастся спасти Сарена, мне будет нужен и Аэте. А Сарен мне нужен. Очень-очень нужен. Живой, здоровый, психически стабильный и... лояльный. Хотя бы лояльный.
  И я точно знаю, что Сарен мне не простит, если что-то случится с его асур-тар.
  Я же не простила мучений Ссира... а ведь он был всего лишь напарником с крайне говнистым характером, из-за которого мне не раз хотелось его убить своими руками. Тогда как Аэтериос Сарену абсолютно, бесконечно предан.
  - "Аэ, я не запрещаю тебе убивать."
  Асур вскинул голову, подобрался, настороженно ожидая продолжения.
  - "Я разрешаю тебе убивать." - добавила я, осторожно, ласково касаясь взбудораженного разума и делясь своим отношением к сказанному. - "Так, как тебе... необходимо."
  Он понял, что я хочу ему сказать, и заполыхал яркой радостью и предвкушением. В этот момент асур выглядел как... Я толкнула ему образ его же самого с оттенком укора. Аэ тут же выпрямился, чуть ли не по стойке смирно встал, но хоть перестал напоминать повадками и манерой движения голодную высшую нежить, учуявшую живую кровь.
  Да уж... Хорошо хоть Рамиро занят разглядыванием низинки, а не наблюдает за подозрительным парнем. Ему бы хватило мозгов оценить увиденное и выводы сделать. И так Виктор в ступоре глазами хлопает, но полностью в увиденное не поверил. И хорошо, что не поверил, а то ассоциации у него возникли очень правильные!
  Правы мудрые разумные: против СУТИ не попрешь. И отказ от нее, подавление внутренних потребностей, никогда до добра не доводил.
  Все же турианцы сделали невозможное: они смогли социализировать таких существ, привить им хотя бы слабый налет моральных принципов и приучить жить в обществе обычных разумных.
  - "Единственная просьба: постарайся на глазах Джейн вести себя в бою... аккуратнее."
  Аэте склонил голову, соглашаясь с моим замечанием, что нельзя пугать малышку, и одновременно давая обещание стараться сдерживаться. Не то, чтобы это сильно удержало его в горячке боя, особенно поначалу, но я уже решила, на ком он оттянется. Жаль, конечно, но меня вполне устроит ОДИН корабль. Второй...
  Что ж поделать: психическая стабильность бо... асура для меня важнее, раз уж его привязки, способного одним своим присутствием гасить кровавые инстинкты, рядом нет.
  Чем-то приходится жертвовать. Или кем-то.
  Рамиро опустил бинокль и задумчиво на меня посмотрел, быстро обмозговывая то, что он только что увидел. Прекрасно. Рада, что я в нем не ошиблась, и он тоже заметил замаскированный шлюз.
  До нашей цели еще километр довольно ровного пространства, но мы его не пройдем, пока не отключим или не уничтожим эти проклятые турели. По крайней мере, не пройдем по поверхности, но в главный комплекс можно попасть другим путем. Менее хлопотным. Как раз тем, который с неподдельным интересом рассматривает Аэтериос через призму восприятия "Химеры". И тем, который только что заметил Рамиро.
  В этой части здоровенного космического булыжника ценная порода залегала недалеко от поверхности, и после ее добычи осталось немало шахт, которые во время монтажа модулей в основной каверне приспособили под технические и вспомогательные туннели, перекрыв мощным шлюзом. Добраться до цели через один из основных входов для нас - это задача на уровне чего-то нереального, то вот через такой туннель... Совсем другое дело!
  - "Вскрыть сможешь?" - спросила я асура, рассматривающего расположенный в небольшой низинке между холмами массивный шлюз, окрашенный под окружающие его камни.
  - "Надо смотреть." - отстраненно ответил он. - "Выбить точно смогу."
  Выбить и я смогу. Но лучше бы вскрыть его без вандализма: нарушение функциональности шлюза может привести к разгерметизации отсека и срабатыванию аварийных протоколов по всему комплексу.
  С дальнейшими нашими действиями я определилась: кроме проникновения в комплекс через технический туннель других приемлемых вариантов у нас нет, если не использовать мои возможности мага и весь потенциал асура. Ни первое, ни второе без действительно серьезной причины я светить не хочу.
  - Рамиро, подойди. - произнесла я, поворачиваясь спиной к нашей цели. Посмотрим, что мне интересного расскажет аналитик Карамелек.
  Бойцы Джейн тут же напряглись и как по команде повернулись. Ну надо же, какая синхронность и слаженность! Что в действиях, что в эмоциях: совершенно одинаковое непонимание, настороженность и подозрительность. А уж Рамиро-то как всполошился и занервничал при внешне каменной морде, хорошо видимой сквозь прозрачное забрало шлема!
  - Спектр?
  Боец подбежал и замер, всем видом изображая готовность внимать. Верю-верю. Если бы не чувствовала эмоций и не видела, как мечутся мысли в поверхностном слое, точно поверила бы. Наверное.
  - Идеи?
  От такого простого вопроса мужчина опешил и откровенно растерялся, но практически мгновенно подобрался.
  - Почему вы спрашиваете меня? - настороженно спросил он, судорожно обдумывая причины столь странного вопроса на боевом задании.
  Интересно, как ты отреагируешь...
  - А почему я не могу спросить аналитика отряда? - спокойно ответила я, с каким-то изуверским удовлетворением наблюдая за резко меняющимся эмоциональным откликом итальянца. - Только не говори мне, что у тебя нет идей, как нам с наименьшими потерями времени и сил попасть в комплекс.
  Рамиро хмыкнул, склонил голову набок, чуть сощурился и посмотрел на меня совсем другим взглядом.
  - Это проверка? - прямо спросил он.
  Зачем мне его проверять? Я и так знаю все, что меня интересует на данный момент. Понадобится узнать что-то еще - узнаю.
  - Нет. - спокойно ответила я. - Я хочу услышать твое решение проблемы.
  Не поверил. А зря.
  Надо бы приучить своих людей, что я им не лгу. Я вообще предпочитаю не лгать: жизнь в магических мирах и общение с разного рода... существами быстро приучает говорить правду, а теперь, когда я связала свою жизнь с представителями удивительно-честной расы, лгать я не могу по определению. Другое дело, что правду я могу подать очень интересным образом. Так, как это делает, к примеру, Аэтериос.
  Повторять вопрос мне не потребовалось: Рамиро качнул головой и лаконично ответил:
  - Технический туннель.
  Пошел на контакт. Молодец.
  - Шлюз открыть сможешь?
  - Не знаю. Надо смотреть. - практически теми же словами, что и асур, ответил мне аналитик.
  - Пошли посмотрим. - пожав плечами, произнесла я. - Аэ!
  Рамиро плеснул опасением и концентрированной подозрительностью, но ничего не сказал, глядя, как я спускаясь по склону вслед за асур-тар.
  Зря он нервничает. Я не собираюсь его разводить на откровенность. Мне это не нужно. Сам расскажет, когда придет время. Я не собираюсь его сдавать ни ВКС Альянса Систем, ни кому бы то ни было еще. Вдруг отберут или сам попытается сбежать, если угрозу почувствует. Зачем это мне? Светлые, они такие нервные... Даже если аура у них клубится такой мглой, что не всякий темный сравнится.
  Пока мы спускались, Аэтериос уже успел осмотреть шлюз, проверить возможность взлома, о чем и сообщил:
  - "Могу открыть."
  Вслух после установления ментальной связи Аэте говорил мало, предпочитая более ёмкое и быстрое мысленное общение, способное передавать не только слова, но и чувства, образы, целые воспоминания. Вот и сейчас вместе с двумя словами я получила полную и подробную информацию о том, как именно он может вскрыть шлюз и сколько это займет у него времени.
  - "Посмотрим, что Рамиро скажет."
  Рамиро решил не слишком светить своими возможностями: после осмотра шлюза, он дипломатично ответил, что открыть его без применения грубой силы можно, но это потребует времени.
  - Аэте, вскрывай. - приказала я, выслушав осторожный ответ аналитика, который, вроде как не техник и взламывать системы уметь не должен.
   И ведь понимает, паразит, что я знаю его возможности или как минимум о них догадываюсь. Проверяет. Пытается прощупать и заново оценить. Мой образ у него уже развалился на несостыковывающиеся друг с другом куски информации, и теперь аналитик пытается сложить из этой мозаики цельную картинку.
  Пусть пытается. За ним очень интересно наблюдать, как и за асуром, опустившимся на колено возле управляющей панели.
  Шесть секунд, и массивная плита ушла в паз, открывая нам доступ в небольшой шлюзовой тамбур.
  
  Шахта технического туннеля вывела нас в широкий коридор, ведущий к главному комплексу через технические модули. Плана застройки астероида у нас не было, так что пришлось разведывать самостоятельно. Но то ли из-за сложившейся ситуации, то ли еще из-за чего, никого живого нам не встретилось, пока мы быстро осматривали силовую подстанцию и небольшой то ли административный, то ли жилой модуль. Что именно тут планировалось разместить, мы с Аэтериосом так и не поняли, но это и не важно. Время начинало поджимать: блуждания по однотипным коридорам и проверки помещений сожрали минут двадцать, но в конце концов мы вышли к коридору, заканчивающемуся массивным шлюзовыми воротами. За ними - наша цель: проход к докам и главному комплексу.
  - Аэ!
  Асур вскрыл шлюз за пару секунд, уже не тратя время на подбор кодов и взлом системы безопасности: его тактический комплекс связи с внутренней сетью астероида не терял, и наше продвижение ощутимо ускорилось. Массивная створка закатилась в паз, Аэте тут же проскользнул внутрь, игнорируя недовольство бойцов, для которых он до сих пор оставался техником, малолеткой, ушедшим в одиночку вперед группы в неразведанную и потенциально опасную территорию. А я его не остановила и не потребовала вернуться, что не вызвало понимания у бойцов.
  Виктор полыхнул недовольством, осторожно, но быстро заходя в небольшое помещение тамбура с уже взломанной и открытой второй дверью, Рамиро и так на взводе, Джейн недовольна и встревожена, Диего и Северу на седого отморозка в общем-то плевать, хотя его гибель их не порадует. И то, только потому, что это расстроит их командира.
  Наивные...
  Неожиданно меня накрыл острый всплеск азарта, кровавого возбуждения и искренней радости, огненной волной пронесшийся по обостренному восприятию, который столь же быстро угас, принеся ленивое удовлетворение.
  Кого он там уже придавил втихаря?
  - "Здесь варрен. Был." - пришла через пару минут мысль-образ, показывая мне здоровенную зверюгу, безвольной тушей засунутую за ящики, куда ее закинул довольный первым убийством асур. - "Я проверю?"
  Я прикрыла глаза, унимая болезненно-остро вспыхнувшую резонансом собственную кровожадность. Вид изломанной туши мощного зверя, на свою беду столкнувшего с более сильным хищником, взбудоражил темные инстинкты, вкрадчиво напоминая, что не только Аэтериос нуждается в жестокой схватке... Я тоже хочу вновь ощутить, как трещат чужие кости под моими руками, как лопается прочная шкура и медленно утекает чужая жизнь...
  Тряхнув головой, я уняла расшалившиеся инстинкты. Люди такое не оценят.
  - "Нет." - коротко, жестко отрезала я.
  Искренняя, детская обида расстроившегося асура меня повеселила.
  - "Не спеши, Аэте." - мягко, вкрадчиво произнесла я, отправляя ему волну поддержки и понимания. - "Я тебя не обижу. Ты получишь свою жертву. Подожди."
  Как и Ссира в свое время, Аэтериос ответил согласием и подчинился, терпеливо ожидая моего разрешения убивать. Они удивительно похожи: иллитири, обращенный в вампира, и асур-тар. Красивые и восхитительно-жестокие белобрысые монстры, умело скрывающие свою темную, кровавую сторону за внешней очаровательностью и обаятельностью.
  Мы прошли тамбур и короткий коридор, заходя в большое квадратное помещение с четырьмя дверями, ведущими в заставленные ящиками и какими-то малопонятными мне устройствами служебные комнатушки. Аэтериос с видом искренней невинности копался в терминале у стены возле открытой и кем-то заклиненной двери, судорожно подергивающейся в попытке закрыться.
  Подняв голову, это чудо радостно выдал:
  - Я планы комплекса нашел! Этого.
  Счастливым, по-детски наивным голосом, подрагивающим от обуревающих его чувств. Только не от тех, о которых подумали люди...
  Виктор укоризненно покачал головой, так и не озвучив вертящееся в голове "Мальчишка!", Рамиро хмурился, Джейн была раздражена безответственностью Аэ, который мог нарваться на противника и погибнуть, Руне было безразлично, а Диего, наоборот, заинтересованно рассматривал асура, неосознанно проведя параллели с собой и своим положением негласно опекаемого пацана.
  Хорошо, что у шлема брони Аэтериоса забрало односторонней прозрачности, и никто не видит мечтательное выражение его лица и эту добрую-добрую улыбку. Жуткое выражение и жуткую улыбку. И полностью черные глаза, в которых ярко светится багровая радужка...
  Хорошо, что Аэ убил без свидетелей: варрен переломан в два удара. Ни одному человеку не хватит силы раздробить ударом руки позвоночник трехсоткилограммового мощного зверя, проломив при этом о пол грудную клетку, и раскрошить прочный череп, превращая голову в неопрятное месиво...
  Хорошо, что маленькое служебное помещение не слишком ярко освещено и сильно захламлено и трупа не видно, а бойцы, заметив пару размазанных кровавых пятен на полу, оставшихся после того, как асур отволок тушу, не связали их со счастливым Аэтериосом...
  И плохо, что в этом проклятом булыжнике работает система жизнеобеспечения, есть воздух, а батары притащили своих демоновых варренов!
  
  
  
  
  

Глава 42: Х57: приоритетная задача


  
  
  - И это ваши хваленые варрены? - громовой рык вошедшего в раж Рекса прокатился по просторному помещению под аккомпанемент жалобного скулежа здоровенного зверя, распростертого у него под ногами.
  Громыхнул дробовик, скулеж прервался, махина крогана скрылась за металлическими контейнерами.
  - Останавливать не будешь? - поинтересовался Октавиус, переводя взгляд на сородича.
  Найлус покачал головой.
  - Зачем? Пусть развлекается. Теперь у батарианцев есть большая агрессивная проблема, а у нас - свободный проход к машинному отсеку. Рекс на себя соберет все, что только сможет. Нам останется зачистить тех, кто будет у терминала.
  - Резонно. - согласно кивнул инженер.
  - Ему не требуется поддержка или прикрытие? - осторожно спросил Дэрг, прислушиваясь к грохоту взрывов и стрекоту выстрелов, раздающихся где-то в другом конце помещения.
  - Мастер Войны - опытный воин и чрезвычайно опасный противник. - дипломатично ответил Татум. - Полагаю, он прекрасно знает границы своих возможностей.
  Найлус хмыкнул и пояснил более понятным языком:
  - Рекс не оценит, если мы вмешаемся и испортим ему веселье. - в отдающем металлом голосе явственно прозвучала привычная ирония. - Батарианские работорговцы - не тот противник, который может доставить наемнику уровня Урднот Рекса хоть какие-то сложности. - ощутив непонимание и недоумение людей, Спектр добавил: - Вы слабо представляете себе истинный боевой потенциал кроганского Мастера Войны. Их не зря так мало. Не каждый доживает, не каждый достигает вершин мастерства и получает этот громкий титул. У Мастеров колоссальный опыт тысяч лет сражений, стычек, драк или банального мордобоя, и соответствующее мастерство. Кроганы намного превосходят людей по голой физической силе и выносливости, их броня намного прочнее и массивнее, она несет более мощные кинетические щиты. Его регенерацию можно не упоминать: Рекс не допустит повреждений новенькой брони, а ваше беспокойство может воспринять как сомнения в его силе. Это его, скажем так, оскорбит.
  - Тысяч лет? - уточнил Кайден. - Он же говорил, что ему около семи сотен лет.
  Найлус усмехнулся и вкрадчиво произнес:
  - Рекс говорил в привычных ему, родных тучанских годах, не делая скидку на разницу в восприятии: чужие ошибки в понимании - не его проблема. А год на Тучанке...
  - Шестнадцать земных лет! - полыхая досадой, произнес Дилан.
  Кайден навскидку пересчитал возраст с учетом поправки на продолжительность года, присвистнул, Дэрг, сделавший те же расчеты, ошарашенно выдохнул:
  - Да он древний, как дерьмо мамонта в вечной мерзлоте!
  - Буквально. - хмуро добавил аналитик, спешно меняя свое восприятие утопавшего развлекаться наемника.
   Найлус развел руками, ухмыляясь. Дэрг переглянулся с Диланом, пожал плечами и выкинул из головы крогана, разносящего комплекс где-то дальше по коридору.
  
  
  
  * * *
  
  
  - Джон, если Вакариан там погиб, мне страшно представить, что с нами сделают Спектры. - меланхолично произнес Николаус по приватному каналу, глядя, как оседает на вершине холма каменное крошево, поднятое взрывом ракеты.
  В который раз его посетило очень яркое понимание, что если этот турианец погибнет, жить не будет не только он, Вилант Николаус Аккер, но и все, кто участвуют в этой высадке. Потому как если он правильно интерпретировал случайно увиденный, непредназначенный ему жест и взгляд, им не простят его смерть.
  Понять-то поймут. Но не простят. Никогда.
  - Как думаешь, что они сделают? - тем же меланхоличным и подрагивающим тоном задал встречный вопрос Джон, тоже прекрасно осознающий, что ему не оставят просто так гибель отданного под его командование высококлассного диверсанта в очень высоком звании.
  - Крайк-то, может, просто пристрелит, а вот на что способна богатая фантазия Спектра Шепард, я сказать затрудняюсь.
  - А причем тут она? - буркнул Джон. - Мясник Торфана, насколько мне известно, - ксенофоб и... немного не в себе.
  Николаус промолчал, не желая хоть как-то комментировать это высказывание, гипнотизируя медленно оседающее крошево камня, взметнувшееся на месте снайперской позиции, откуда буквально за секунду до взрыва был сделан выстрел, подорвавший последнюю турель. Иногда избирательная слепота командира его убивала. Как и вера в лозунги, чужие слова и стереотипы.
  - Я чего-то не знаю? - осторожно спросил Джон, правильно интерпретировавший тяжелое молчание.
  - Это и есть та информация, которой я пока не готов с тобой поделиться, командир. - медленно проговорил Нико, про себя добавив: "По крайней мере, до конца этого задания. Нервничать меньше будешь".
  По общей отрядной связи раздался усталый голос сержанта Эшли:
  - Цель подавлена?
  - Подавлена. - автоматически ответил Вивьен, сидящий на камне и обнимающий свою винтовку.
  Джон встрепенулся.
  - Вы целы? - тут же спросил он.
  - Мы живы. - поправил спокойный голос с характерной вибрирующей подгармоникой.
  Нико прикрыл глаза, медленно вдохнул, выдохнул, унимая разошедшееся воображение и приглушая ненужные сейчас мысли. Потом он обдумает то, что сейчас осознал. Потом он поговорит с командиром и в очередной раз мягко намекнет, что не все так, как кажется. Безрезультатно, как всегда, но он хотя бы попробует. А вдруг что-то его проймет? Ну хотя бы в этот раз! И удастся вбить в непрошибаемую, пусть и светлую голову коммандера хоть немного житейской мудрости, развить внимательность и здравый скепсис в том, что не относится к бою.
  К позиции отряда вышли эраз Вакариан и сержант Уильямс, идущая возле своего неожиданного напарника.
  - Ранен? - тут же спросил Джон, сделавший из уточнения турианца закономерный вывод.
  - Плечо повредил. - тем же спокойным доброжелательным тоном ответил снайпер. - Травма не критичная.
  Внешне на черно-синей броне никаких следов видно не было, наплечник даже не поцарапало, но правой рукой турианец практически не двигал.
  - Стрелять можешь?
  Гаррус шевельнул травмированным плечом, едва заметно вздрогнул и ответил:
  - Да.
  Джон медленно кивнул, оставив сомнения при себе.
  - Двигаемся.
  Отряд потянулся со склона к лишившемуся защиты комплексу маршевого двигателя.
  
  Гаррус двигался в хвосте отряда, как единственный раненный, осторожно спускаясь по каменистому склону, стараясь держать спину прямо и лишний раз не шевелить рукой. Плечо остро дергало сильной, режущей болью, немного приглушенной медикаментами и легким обезболивающим, и практически полностью потеряло чувствительность, отдаваясь тяжелыми ноющими валами в одеревеневшей спине. Близкий взрыв, который в обычных условиях размазал бы его по окрестным камням, на лишенном атмосферы астероиде лишь отшвырнул, и он неудачно ударился о камни.
  Конечно, можно было отступить с позиции и отойти, но подвижная турель осталась бы неповрежденной, а запас ЭМИ-пуль подходил к концу. У обоих. Он решил рискнуть, сделав ставку на собственную скорость и разницу в поражающих свойствах взрыва ракеты в безвоздушном пространстве, успев за время постоянного обстрела рассчитать безопасную зону. Он не ошибся. Точно вычислил мощность взрыва. Вовремя среагировал. Не учел одно - случайность, принявшую вид запнувшейся о треснувший от частых взрывов камень сержанта Уильямс. Люди - слабее, медлительнее и не так проворны. И не настолько крепки и живучи. Он успел поддержать напарника, все это время прикрывавшего его и занимавшегося отстрелом ракетных дронов, выдернул из зоны поражения, но сам немного... не успел, из-за чего теперь едва способен вести бой и плетется в хвосте отряда под встревоженным взглядом Эшли.
  Настороженная, полная тревоги мысль ласково коснулась сознания, успокаивая нервы:
  - "Ррус, ты как?"
  Непроизвольная улыбка расцвела сама собой. Искренняя забота близкого... приятна. И знание, что кто-то его ждет, побуждает внимательнее относиться к своей жизни и просчитывать шансы на выживание несколько более тщательно, чем обычно.
  - "Взрывом зацепило." - признался он. - "Плечо повредил. Ничего страшного."
  Имрир с этим заверением согласна не была, но никак не прокомментировала, окутала ощущением заботы и ласковой поддержки с легким привкусом доносящейся по ментальной связи тревоги Найлуса, прекрасно знающего, что может означать в его понимании определение "ничего страшного".
  - "Будьте осторожны: батарианцы привезли варренов, и они бесконтрольно бегают по комплексу." - четкая, яркая мысль-предупреждение прозвучала в голове. - "Не знаю, есть ли они в вашей части астероида."
  - "Понял." - ответил он.
  Варрены... Плечо вновь дернуло острой болью, на мгновение сбив дыхание и принеся обеспокоенность близких. Это не вывих: боль слишком острая, сильная и исходит не от сустава. Сломал лопатку? Или ребра? Не важно.
  Плохо. На Новерии он будет... бесполезен.
  - "Не надо нервничать, Ррус. Вернемся на корабль - вылечу. Мне хватит двух суток перелета." - ласковый, окрашенный заботой и искренним переживанием ментальный голос Имрир смыл тяжелые мысли о последствиях допущенной ошибки. - "Я даже упрошу Карин не укладывать тебя в лазарет." - тут же добавила она с легким весельем.
  Невысказанная просьба: "Постарайся быть осторожнее" промелькнула как эхо, отголосок мысли.
  Ощущение присутствия угасло: ментальная связь вновь перешла в фоновый режим. Короткий разговор занял едва ли мгновения, но принес облегчение и вернул спокойствие. Гаррус ускорил шаг. Острая боль в плече уже не так сильно занимала его: это временно, и на его боеспособность на Новерии не повлияет. А сейчас... Придется быть чуть более внимательным и аккуратным.
  
  Километр до комплекса отряд прошел без проблем и непредвиденных приключений. Николаус, глянув на турианца, сам занялся взломом электронного замка, и дверь, возмущенно мигнув огоньками, ушла в паз, пропуская группу в шлюзовой тамбур.
  - Коммандер. - тихий вибрирующий голос раздался по общей связи. - Спектр Шепард предупреждает о присутствии на астероиде варренов.
  Джон, заходящий в тамбур, от такой новости едва не споткнулся и приглушенно выругался.
  Николаус остро глянул на Гарруса: его оборудование не заметило ни входящего, ни исходящего сигнала, хотя все переговоры по внутриотрядной связи фиксировалось. Можно было, конечно, сделать предположение, что у Спектров есть какая-то особая защищенная линия, но... личный опыт и интуиция нашептывали, что это не совсем так. Еще одна странность добавилась в копилку вопросов и была отложена до более спокойных времен.
  После короткой паузы, словно он к чему-то прислушивался, снайпер уточнил:
  - Модифицированных.
  - Понял. - коротко произнес коммандер и снял с захватов мощный дробовик, повесив обратно штурмовую винтовку. Переведя оружие в боевое положение, уточнил: - Имплантатами или генетически?
  - Генетически.
  Шепард вновь беззвучно выругался.
  ВИ комплекса провела привычную, хоть и бесполезную дезинфекцию, закачала воздух и услужливо открыла вторую створку.
  В предшлюзовом помещении царила тишина и пустота. Вдоль стен стояли боксы с легкими скафандрами, полупустой стеллаж, заставленный разнокалиберными ящиками с пометками на боках: оборудование и инструменты, постоянно требующиеся для работы в вакууме и мелком ремонте, дополнительные блоки системы жизнеобеспечения скафандра, капсулы с воздухом и прочее. Единственная дверь, ведущая во внутренние помещения, закрыта, но не заперта: индикатор на замке горит зеленым.
  Бойцы заняли позиции, и по короткому жесту командира, Раймонд стукнул кулаком по сенсорной панели, запуская протокол открытия двери. Створки дрогнули, с характерным шипением резко ушли в стены, открывая вид на большое квадратное помещение с высоким потолком. И группу существ, расположившихся практически напротив входа у противоположной от двери стены.
  Два варрена, только что рвавшие на части труп человека в спецовке техника, моментально вскинулись, низко, утробно зарычав, один батарианец резко развернулся, вскидывая оружие, второй резво спрятался за ящики.
  Бой начался мгновенно.
  - Харак! Чект! Чект! - выкрикнул сидящий на корточках работорговец, натравливая варренов, и метнулся под защиту огромного металлического контейнера.
  До ящика он долетел в виде трупа с развороченной грудиной: Николаус открыл огонь. Два зверя большими скачками рванули вперед, проворно меняя траекторию движения, заскакивая за укрытия и не давая людям хоть как-то прицелиться. Стремительные, мощные, проворные и очень сильные, четко знающие, как именно надо настигать вооруженную цель и как ее вскрывать острейшими когтями, покрытыми для крепости особым сплавом. Будто мало этого, батарианцы облачили свое зверье в броню с кинетическими щитами, достаточно мощными, чтобы выстрелы дробовиков Джона и Раймонда, штурмовых винтовок Кристиана, Николауса и Эшли не смогли сходу пробить эфемерную голубую пленку, защищающую тела проворных генетически модифицированных и натасканных на двуногую дичь хищников.
  Громыхнул "Дротик" Вивьена, один из варренов, почти добежавших до дверей, рухнул на пол: пуля снайперской винтовки, обладающая на таком расстоянии огромной пробивной силой и убойной мощью, продавила ослабленный попаданиями щит и разворотила череп. Второй хищник стремительной тенью метнулся в сторону и тут же словно споткнулся, кувыркнулся, проскользил по инерции и затих, пару раз в агонии дернув лапами под тихий, но гулкий выстрел "Гарпуна".
  Гаррус, стоящий в безопасности у стены, левой рукой вскинул тяжелую винтовку на нужную высоту и выстрелил в варрена, попавшего в поле его зрения. Безошибочно вычислив тот единственно-верный момент, когда оружие замирает в высшей точке траектории и на долю мгновения теряет свой вес. Развернувшийся Джон успел заметить, как опускается по нисходящей дуге замаха тактическая винтовка, упираясь дулом в пол, а ее хозяин замирает без движения, пережидая вспышку боли: поврежденное плечо остро и категорично высказало свое недовольство на отдачу, тряхнувшую по телу.
  - Добейте батаров. - коротко приказал Джон.
  Нико и Реймонд проскользнули в помещение, Вивьен перебрался под защиту высокого массивного ящика с синей пометкой строительных материалов, у которого очень удобный выступ. Кристиан зашел с другой стороны, Эшли заняла позицию под прикрытием опоры, просматривая вьющийся вдоль стены пандус, хорошо видимый с ее позиции.
  - Одного - живым. По возможности. - едва слышно поправил вибрирующий голос турианца.
  Шепард согласно кивнул.
  - Клаус.
  Присевший за ящиком Нико неопределенно качнул кистью и исчез из вида.
  
  Вернулись бойцы быстро: Раймонд, волочащий за шиворот слабо брыкающегося раненного батарианца без шлема, подошел и бросил скрипнувшую зубами жертву на пол, Кристиан до командира не дошел, остановившись у другой опоры, контролируя двери в служебные отсеки и коридор, ведущий вглубь комплекса. Нико отсутствовал.
  Джон подошел, пнул батара в простреленный бок, сухо задав вопрос:
  - Сколько вас в этом комплексе?
  Батарианец презрительно скривил разбитые губы, оскалился и буквально выплюнул:
  - Люди! Я ничего вам не скажу. Вы...
  - Скажешь.
  Тихий, спокойный голос с вибрирующей двойной подгармоникой прервал батарианца, словно удар под дых. Гаррус отлепился от стены, без усилий удерживая "Гарпун" левой рукой, подошел, остановился в паре метров.
  - Мне - скажешь.
  Джон приглашающе дернул головой и привычно скрестил руки на груди, всем видом показывая, что он не будет мешать снайперу и не вмешается в допрос, который тот намерен провести.
  Из-за ящиков вышел Николаус, окинул взглядом картину, подошел к своему командиру и точно так же демонстративно замер, заложив руки за спину, заинтересованно наблюдая за происходящим.
  - Турианец? Здесь? - неизвестный батарианец очнулся от ступора, приподнялся на локте, удивленно глядя на того, кого не должно быть в человеческом пространстве и в человеческом отряде.
  Снайпер стоял не шевелясь, лишь тяжелая, неуклюжая винтовка чуть заметно покачивалась в его руке, словно в предвкушении водя дулом.
  - Как видишь. - привычно-спокойным, даже в чем-то доброжелательным голосом произнес Гаррус. - Сколько вас в комплексе маршевого двигатели?
  Батарианец приподнял губу в оскале, демонстративно завалился на бок, подминая руку. Гаррус по-птичьи склонил голову набок, поигрывая винтовкой.
  - Я ничего тебе не...
  Гулкий выстрел прозвучал неожиданно. "Гарпун" вспорхнул. Ровно настолько, насколько требовалось, чтобы тяжелая пуля попала в руку батарианца, превращая запястье в кровавое месиво с торчащими из развороченной плоти белесыми костями. Работорговец заорал, схватился за руку, скрутился, прижимая к груди практически оторванную выстрелом кисть. Диск неактивной гранаты проскользил по полу, оставляя за собой прерывистую кровавую дорожку.
  Гаррус оцепенел, мелко, медленно дыша, пережидая острую вспышку боли в спине и плече, спровоцированную отдачей "Гарпуна". Зрение уже знакомо расслоилось, окутывая окружающий его мир цветастым заревом аурного восприятия, заваливая разум множеством новой информации: у стены черно-багровое пятно боли и страдания - съеденный заживо варренами человек; серые пятна свежего ремонта, на которые еще не успела осесть информация; стоящие вокруг люди, даже те, кого он не мог видеть глазами, полыхающие широким спектром эмоций от легкой заинтересованности Николауса до неприятия и отвращения у сержанта Уильямс; практически у ног - раненный батарианец, подвывающий на одной ноте. Его аура полыхала темно-багровыми цветами боли и страдания, ярко-алыми - гнева, фиолетовыми и черными - страха и безнадежности и тающими на глазах синими - решимости.
  - "Смотри на флёр". - разума коснулась мягкая мысль Имрир, отдающаяся прохладой и щекоткой заработавшего энергетического канала.
  Боль угасла, тупо дергая одеревеневшую спину, восприятие заострилось, разноцветные пятна распались более сложными оттенками.
  - "Страх. Он тебя боится." - мурлыкнул родной голос. - "Он знает, о чем ты спрашиваешь. Он почти готов сказать. Видишь, как угасает синий цвет решимости, подавляемый страхом?"
  - "Я вижу." - ответил Гаррус, выравнивая дыхания и вновь поигрывая винтовкой в расслабленной руке. - "Знаю. Он скажет. Мне - скажет."
  Тихий смешок и еще одно ощутимое почти физически прикосновение, словно по скуле скользнули тонкие прохладные пальчики.
  - "Он скажет, даже не говоря вслух. Смотри на реакцию ауры. Ты поймешь."
  И снова - волна поддержки и понимания с едва уловимым налетом одобрения и поддержки. Ни тени неприятия или неприязни: Имрир вид пыток полевого допроса нисколько не смущал и не был чем-то недопустимым или отвратительным, как для сержанта Эшли Уильямс, завороженно смотрящую на искалеченную руку батарианца.
  - Лучше тебе ответить. - неожиданно произнес Николаус добрым, покровительственным тоном, бросив внимательный и встревоженный взгляд на все еще стоящего неподвижно Гарруса. - Он же тебе ПООБЕЩАЛ...
  Аура работорговца полыхнула насыщенным фиолетовым маревом ужаса.
  - О, неужели вспомнил, что турианцы всегда выполняют свои обещания? - продолжал изгаляться Нико, заметив панику в глазах жертвы.
  - Я не... - подрагивающий голос утонул в гулком выстреле и сорвался на дикий вопль, заметавшийся под потолком огромного помещения.
  Мощные двери, способные удержать воздух при разблокировке, отлично глушат звук... Об этом прекрасно знали не только люди, но и на свою беду выживший в бою батарианец.
  - Ты да... - еще ехиднее поправил воющую от боли жертву Нико. - Лучше скажи. Хоть сдохнешь быстро и безболезненно. - с искренней, отеческой заботой в голосе добавил аналитик. - А мы все равно найдем твоих, сколько их там...
  - Одна... Три... нет... две группы. - неожиданно произнес чуть охрипший вибрирующий голос. - Да, две.
  Нико вздрогнул, батарианец оцепенел, поднимая помутненный болью взгляд всех четырех глаз на стрелка. Странный голос. Словно отстраненный... потусторонний. Турианец повернул голову, словно он с интересом разглядывал что-то, находящееся где-то под полом. Что-то, видимое ему одному.
  - Две группы в комплексе. - легкий вопрос Гарруса сменился уверенностью в сказанном. - По трое в каждой. И варрены...
  - Нет! Это не та...!
  - Ложь. - спокойный, безжалостный приговор прозвучал эхом выстрела и растворился в воплях.
  Локоть батарианца взорвался ослепительной болью, огненными волнами отдаваясь по телу, заволакивая кровавым маревом мир, в котором мягко и вкрадчиво, но ужасающе холодно звучал приказной голос с характерной двойной подгармоникой:
  - Говори.
  Батарианцы - сильные существа. Сильнее и выносливее людей. Работорговец сумел обуздать острую боль, возвращая разуму способность мыслить, когда турианец вновь заговорил, размеренно роняя слова:
  - Медицинская система брони не даст тебе умереть. - равнодушно произнес безэмоциональный голос. - Она же не даст тебе потерять сознание: вы, батарианцы, хорошие медики. И вы делаете хорошие медицинские системы для своей брони. - тихий хмык, от которого батарианец вздрогнул. - А если ресурсы подойдут к концу, здесь есть, у кого взять неистраченные медикаменты. - дуло винтовки чуть шевельнулось, словно собираясь вновь взвиться в воздух по короткой дуге, в верхней точке которой последует выстрел. - Говори. Времени у нас... достаточно.
  Батарианец дернулся всем телом и... заговорил, направляемый короткими скупыми фразами высокого турианца, лениво покачивающего снайперской винтовкой в расслабленной руке. Массивное, неуклюжее оружие, требующее фиксации и прицеливания перед стрельбой, но которое было использовано владельцем как обычный пистолет... для стрельбы навскидку.
  Допрос завершился закономерным финалом: Николаус поднял пистолет и всадил пулю в голову работорговца, всего на пару мгновений опередив Гарруса, собравшегося вновь вскинуть винтовку.
  Джон неприязненно покосился на труп упертого батарианца, передернул плечами. Он не любил полевые допросы, хоть и понимал их необходимость. Эшли сумрачно поджала губы: любые пытки вызывали у нее негодование, неприязнь, отвращение и неприятие. Остальные оставались безразличны.
  - Двигаем. Времени почти не осталось.
  Гаррус был прав: в комплексе обнаружились еще две группы по три батарианца и три варрена. Одна группа, как сказал так и оставшийся неизвестным работорговец, встретилась в узком коридоре и была без лишних экивоков подорвана из гранатомета. Грохот взрывов эхом прокатился по комплексу, встревожив варренов, но батарианцы его не услышали: низкий мощный гул работающих двигателей забивал почти все звуки, и стоящие у контрольного терминала бойцы не заметили приглушенное мощным шлюзом громыхание, пока не стало слишком поздно.
  
  Николаус оттащил массивную тушу варрена, загораживающую проход на площадку с терминалом.
  - Отключить сможешь? - спросил он, подходя к турианцу.
  - Смогу. - ответил тот, протягивая Нику "Гарпун".
  - Помощь нужна?
  Гаррус покачал головой, одной рукой активируя сенсорные панели.
  Николаус отступил на пару шагов и отошел вбок, чтобы не маячить за спиной разумного хищника и не раздражать его инстинкты. Перехватив тяжелую снайперскую винтовку удобнее, он наблюдал, как работает турианец и по вбитой долгими годами привычке анализировал каждое действие, делая выводы сразу или оставляя в памяти закладку обдумать заинтересовавший, но не нашедший здравого объяснения момент в спокойной обстановке.
  Пока увиденное его в равной степени озадачивало и не радовало, вызывая опасения вкупе с сумбурным, пока еще не прошедшим полное осознание чувством какой-то крупной тайны. Чего-то он не знал. И чего-то ОЧЕНЬ важного!
  То, что турианец ранен, он понял по его оговорке "мы живы". Насколько серьезно, смог оценить сейчас, наблюдая за тем, КАК Гаррус Вакариан работает: осторожно, медленно, только левой рукой и не двигая правой, стараясь избегать резких или быстрых движений. При непроизвольных рефлекторных рывках турианец ощутимо дергался и вздрагивал, после чего замирал на середине движения, словно пережидал сильную боль.
  Значит, ранение гораздо серьезнее, чем он сказал.
  "Травма некритичная" - обтекаемое выражение, не являющееся прямой ложью, но и не говорящая ничего конкретного. Вакариан не солгал ни единым словом. Зато очень красиво съехал с темы, отделавшись общими фразами.
  Ник хмурился, но ничего не говорил, коротким резким покачиванием головы пресекши попытку Джона подойти. Ради разнообразия коммандер проявил удивительное понимание и остался на месте.
  Больше всего вопросов у Николауса вызывали краткосрочные замирания, словно турианец во что-то напряженно вслушивался, и только потом продолжал работу. Пару раз Нико заметил непроизвольные медленные кивки, словно тот с чем-то соглашался или что-то подтверждал, по привычке ограничившись жестом. Но в эфире царила тишина.
  Наконец, Гаррус широким размашистым движением кисти повернул голографический рубильник на сенсорной панели, запуская процесс остановки маршевого двигателя.
  - Готово. - коротко произнес он, отступая от консоли.
  Низкий рокочущий гул начал медленно угасать по мере отключения систем огромного двигателя, пока, наконец, не опустилась тишина, разгоняемая тихими потрескиваниями и писками оборудования, шипением остывающего металла и мерным рокотом силовой станции.
  Гаррус подошел к Николаусу, ожидая возвращения оружия, но Аккер качнул головой.
  - До корабля как-нибудь донесу.
  Снайпер на мгновение растерялся.
  - Моя травма...
  - Некритичная. Я помню. - иронично отозвался Нико, совершенно не собираясь возвращать оружие владельцу. - В замкнутых помещениях нет необходимости в тактическом снайперском комплексе, а в случае какого-то нападения, полагаю, пистолет будет в ваших руках не менее эффективным, эраз Вакариан.
  Турианец явственно хмыкнул и приподнял руку в интернациональном жесте послушания. Хотел он что-то на это ответить или нет, осталось неясным, так как в тишине огромного помещения удивительно-громко прозвучал треск помех и приглушенный женский шепот, доносящийся из внезапно заработавшего связного узла машинного отсека:
  - Вы остановили двигатель!
  Николаус резко повернулся, Гаррус ограничился поворотом головы, Джон быстрым шагом подошел к терминалу, но благоразумно ничего трогать не стал.
  - Это вы? Вы меня слышите? - вновь прозвучал настороженный шепот.
  - Кто вы? - задал вопрос Джон, переглянувшись с Нико.
  Женщина, услышав английскую речь и явно человеческий голос ответила охотно и с облегчением:
  - Меня зовут Кейт Боумен. Я инженер. Работаю на этом астероиде. Вчера на нас напали батарианцы. Мне удалось спрятаться.
  Гаррус медленно повернулся.
  - Кейт, помещение, в котором вы находитесь, запирается? - спросил он.
  Женщина, услышав явно нечеловеческий голос, испуганно ойкнула.
  - Не бойтесь, Кейт. - тут же мягко сказал Джон. - Этот турианец со мной. Ответьте.
  - Здесь вообще нет дверей: отсек открыт. - несколько недоуменно ответила инженер.
  Турианец покачал головой, а потом четко, внятно и жестко спросил:
  - Возле вас есть батарианцы?
  - Да. Недавно проходила группа.
  - Слушайте меня внимательно: вы прямо сейчас выходите и сдаетесь. - еще жестче рыкнул Гаррус, приподнимая руку и требуя тишины. - Если вам не удастся сразу найти батарианцев, вы находите какое-то высокое и труднодоступное место, залезаете на него, ждете первого попавшегося батарианца и сдаетесь ему. Ни в коем случае не ходите по комплексу!
  От такого поворота женщина опешила, Джон вскинулся, повернулся к турианцу, но резко поднятая рука Николауса прервала возмущения коммандера: аналитик понял причину столь странного приказа.
  - Но... - растерянно промямлила инженер. - Но как же... Я же могу вам помочь!
  - Вы ничем нам не поможете. - сухо отрезал Гаррус. - Если вас будут о чем-то спрашивать, отвечайте честно, что вы не знаете, кто отключил двигатель. Вы этого действительно не знаете. Не молчите. Ваши слова никоим образом нам не повредят, но вот ваше молчание может стать причиной смерти. Вашей или кого-то другого. Героизм сейчас неуместен. Не надо провоцировать батарианцев неповиновением.
  - Но почему? - чуть ли не плача спросила женщина. - Зачем мне сдаваться им?
  - Потому что по астероиду бегают варрены, приученные к мясу разумных, а вы находитесь в открытом помещении! - коротко, жестко рыкнул турианец. - Попадетесь зверю, и он вас порвет на части или съест заживо.
  Кейт испуганно ахнула.
  - Вы меня поняли?
  - Я... Я поняла! - поспешно ответила она.
  Джон тяжело вздохнул и включился в разговор:
  - Действуйте осторожно и аккуратно. Ждите. Все будет хорошо, мы вас спасем.
  - Я... - женщина запнулась. - Сюда кто-то идет!
  Связь со щелчком пропала.
  - Надеюсь, она не натворит глупостей. - буркнул Николаус. - Вроде игры в молчанку или попытки геройствовать.
  - Закончим зачистку - узнаем. - флегматично отозвался Гаррус.
  Джон недовольно дернул щекой.
  - Вакариан, Аккер, мы могли бы узнать у нее нужную нам информацию!
  - Мы и так это узнаем. - тем же флегматичным тоном ответил Нико. - А если эта Кейт попадется варрену, будет еще один поеденный труп на полу. Ты ЭТОГО хочешь, Джон?
  - Я хочу знать, что происходит на этом астероиде! - недовольно ответил коммандер. - И заметьте, она вполне успешно пряталась эти сутки.
  - Это может означать лишь то, что кроме нее были и другие люди, первые попавшиеся варренам или батарианцам. - спокойно произнес Гаррус. - О состоянии дел на Х57 мы узнаем от группы Спектра Шепард.
  Джон недовольно дернул щекой, но спорить с турианцем не стал: логика в его словах была.
  - Есть информация о группе Спектра Крайка? - спросил коммандер.
  - Запускают тормозной. Потерь нет. - коротко ответил турианец после краткой паузы.
  Джон, поняв, что продолжения не будет, переключился на другую тему:
  - Планы комплекса есть?
  Гаррус подошел к терминалу и вывел план в виде объемной карты.
  - Заблокируй этот шлюз. - Джон ткнул пальцем в начало длинного коридора, соединяющего машинный отсек с основной частью внутренней территории астероида. - А мы проверим то, что осталось не перекрыто. Эшли, Кристиан, остаетесь с Гаррусом у терминала. Остальные - за мной.
  
  Батарианцев в комплексе маршевого двигателя не оказалось, но повторная проверка территории дала неожиданный результат: в помещении, где совсем недавно был уничтожен первый отряд, обнаружился... высокий темноволосый человек, сидящий за некрупным пластиковым ящиком и сжимающий в руках пистолет.
  Николаус и Джон, рассматривая не замечающего их сородича, одетого в легкую броню, переглянулись. На вопросительно склоненную голову командира, Нико недоуменно развел руками, показывая, что понятия не имеет, как этот человек тут оказался и откуда вообще взялся. Джон нахмурился, помрачнел, вышел из-за укрытия, включил встроенные динамики шлема и громко окрикнул подозрительного мужика:
  - Эй! Ты!
  Незнакомец на окрик резко развернулся, вскидывая пистолет, но выстрелить не успел: Николаус и Джон среагировали на резкий рывок вооруженного разумного и поднимающуюся руку с оружием мгновенно и совершенно одинаково. Человек заорал, обхватывая простреленную кисть, пистолет с гулким стуком упал на пол.
  Николаус выругался, опуская оружие, Джон поморщился. Хорошо еще что не из дробовика засадил, а то спрашивать было бы некого.
  - Вивьен, помоги ему. - буркнул коммандер, убирая пистолет на захват.
  Снайпер снял аптечку и занялся раненным. Пока его приводили в чувство и обрабатывали развороченную выстрелами кисть, Джон зло выговаривал накачанного успокоительным и обезболивающим мужчину по имени Саймон Этвелл, оказавшимся главным инженером:
  - Нельзя бездумно стрелять во все, что движется! Вам повезло, что живы остались!
  Саймон понуро ответил:
  - Простите. Я думал, вы из тех...
  - Вы или слепой, или идиот! Батарианец не стал бы вас окрикивать! - Джон ругнулся. - Нико, отведи его к терминалу.
  Инженер дернулся от прострела боли, когда Николаус рывком поставил его на ноги, вскрикнул, и быстро затараторил:
  - Послушайте, у нас не так много времени! Батарианцы включили двигатели. Нужно их отключить, пока мы не упали на Терра-Нову!
  Нико к крикам человека оставался глух, как и Джон, расщедрившись на ворчливое замечание по внутриотрядной общей связи, что если двигатели просто отключить, то астероид гарантированно упадет на планету. Сам по себе в космосе огромный булыжник, уже начавший падение в гравитационный колодец планеты, не остановится НИКОГДА! Саймон, не получив ожидаемой реакции, продолжил говорить:
  - Там проживает четыре миллиона человек! Я, моя семья... Они живут в Аронасе! Дети и внуки. Приятный городок, хорошая школа...
  Попытка надавить на жалость успехом не увенчалась. Джон перехватил дробовик, кивком головы призывая бойцов следовать за ним.
  - И что будет, если мы не остановим астероид? - с вялым любопытством спросил Вивьен, идя на небольшом расстоянии.
  Саймон оживился и начал рассказывать страшилки:
  - Х57 вдвое больше астероида, который стер с лица Земли динозавров. Это будет как одновременный взрыв миллионов атомных бомб. Миллионов! Жар будет такой, что за тысячу километров сгорит вся одежда! - разорялся инженер, не замечая, как скривился от такого способа подачи информации Николаус. - Возникнут пожары по всему свету. Ударная волна сплющит все на сотни километров от взрыва. Терра-Нова погибнет! Не только сама колония - вся планета! Климат радикально изменится. Массовые вымирания видов. Экосистема не оправится за тысячи лет! А может, и миллионы!
  Джон тяжко вздохнул, но не стал мешать человеку изливать душу.
  - Что за ерунду он несет? - недовольно буркнул по отрядной связи Вивьен. - Он же не дошкольникам объясняет!
  - А если он упадет в океан, есть какая-то надежда? - невинно спросил Николаус, нажав на кнопку открытия шлюзовых ворот.
  Саймона, накачанного химией по самые уши, немного развезло. То ли от действия препаратов, то ли от проявленной Нико заинтересованности, он заметно взбодрился и продолжил стращать:
  - Будет еще хуже! На сушу обрушится цунами, сметая все на своем пути со скоростью несколько сотен километров в час. В районе столкновения испарятся миллионы тонн воды. Вся планету покроет толстый слой облаков! Погибнут все растения, об экосистеме сразу можно забыть. Конкретных цифр назвать не могу, но поверьте: это будет настоящая катастрофа!
  Вивьен скривился, Раймонд фыркнул и тихо добавил по внутренней связи:
  - А белобрысый цифры назвать смог сходу. Очень даже конкретные. И объяснил то же самое нормальным языком, не пытаясь рассказывать детские истории о конце света. - испанец зло рыкнул. - Джон, он нас за идиотов держит?
  Коммандер Шепард ничего не сказал. Только поморщился, хмуро поглядывая на заливающегося инженера, охотно отвечающего на задаваемые Николаусом вопросы с подковыркой.
  Джон - авантюрный, склонный к рисковым операциям, любящий нестандартный подход человек, но не дурак, неспособный свести концы с концами в разговоре. Странности этой миссии и порождаемые ими вопросы множились, собираясь огромным вонючим комом, готовым погрести их всех под лавиной не самых приятных выводов. И ответов Джон пока не находил. А те мысли, которые непроизвольно возникали, ему не нравились. Слишком уж некрасиво все это выглядит.
  - Пусть говорит. - произнес коммандер. - Николаус, вытряхни из него все, что сможешь. Но мягко. Нам не нужны проблемы, если он действительно просто главный инженер.
  
  
  * * *
  
  
  Чем дольше мы находимся на этом астероиде, тем больше у меня возникает вопросов. И тем сильнее я хочу, нет, жажду пообщаться с батарианским работорговцем и узнать, какого они тут забыли. Как им вообще пришла в голову идея приземлиться на этом малопривлекательном булыжнике с целью набрать рабов?
  Набрать! Рабов! На! Астероиде! НА АСТЕРОИДЕ!!!
  Когда под нами практически беззащитная планета, на которой хватает удаленных городков и поселков, вообще лишенных защиты! Приземляйся и набирай рабов в свое удовольствие! Быстро, беспроблемно и, главное, рабы будут на любой вкус: мужчины и женщины, взрослые и дети, разные профессии и внешность. Прилетел, набрал, свалил. Но нет, они поперлись на астероид.
  Логика где?
  А она должна быть! Работорговля - это прежде всего бизнес. И как любой бизнес, подчиняется определенным правилам, в первую очередь преследуя выгоду. Выгоду! Не удовлетворение мести, не политические или религиозные убеждения, не авантюризм или тягу к риску. Выгоду! Только и исключительно ее! А в действиях батарианцев я не вижу выгоды. Одни проблемы с сомнительным результатом.
  Невыгодно приземляться на Х57: шансов набрать нужное количество рабов немного. Про шанс найти полезного или ценного раба я не говорю.
  Невыгодно сбрасывать на Терра-Нову астероид: ни один работорговец не будет уничтожать свои возможные угодья. Про то, какой политический резонанс пойдет в случае гибели колонии, я молчу. А если узнают, что в этом замешаны батарианцы... В Пространстве Цитадели такое начнется... И при любых раскладах пострадают прежде всего Гегемония и батарианцы, а выиграют...
  Мысль прошла осознание и предстала передо мной во всей своей неприглядной красе.
  Я сбилась с шага, обдумывая выкристаллизировавшийся вывод.
  Прав Эстус. Надо искать не причины, не мотивы, не возможность и повод. В политике, за крайне редким исключением, они вторичны. Надо искать только одно - кому выгодно и кому нужно. Кому выгоднее больше всего. Того, кто получит профит от гибели колонии на Терра-Нове. Особенно, если всплывет причастность батарианцев.
  При всей широте выбора вариантов не так много. А если точнее - только один.
  Да, можно попытаться притянуть за уши к этому делу азари и саларианский ГОР. Но...
  Азари? Они действуют более утонченно и мягко. Более... мирно, что ли. Им от людей надо кое-что иное. На другую расу они их натравливают. Сознательно. Неспешно. Аккуратно. Чутко и бережно пропихивая угодных разумных, создавая нужные послабления и проталкивая сомнительные законы и поправки. Это видно даже при поверхностном анализе истории, политических маневров и полученных результатов. Батарианцы уже давно непривлекательны: они сошли с галактической арены и более не представляют для азари интереса. Мелочная мстительность за отобранную силой, когда-то давно для других и совсем недавно для синеньких девочек, планету - удовлетворена. Батарианцы теперь никто и звать их никак. Они скатились на задворки политической жизни и уже ни на что толком не влияют.
  Саларианцам это невыгодно: лично им гибель Терра-Новы ни к чему, как и та волна дерьма, которая поднимется политиками Альянса Систем под это дело с громкими воплями о терроризме и нападениях на них, бедных и несчастных, никем не защищаемых.
  Как ни цинично, больше всего выгоды от гибели тысяч людей на Терра-Нове получит сам Альянс Систем. Он и только он.
  Я только навскидку могу перечислить три пункта: Скиллианский Край, огромные контрибуции и возможность законно начать интервенцию на территорию ослабленного соседа, оправдывая свою жадность чужими смертями. Как было сделано после Элизиума. Если подумать, можно найти и другие причины, но даже этого достаточно.
  Войны начинали и за меньшее.
  А что касается морали... Гибель мирных жителей? Досадно, конечно, но когда политиков останавливали чужие смерти? Мировые войны унесли вдесятеро больше народу, чем живет на всей Терра-Нове вместе взятой.
  Надо будет посоветоваться с Найлусом и Гаррусом. Посмотрим, что они скажут на эту тему. Сейчас их отвлекать не стоит: Ррус ранен и конкретно в этот момент занят отключением двигателей. Най скучает возле Октавиуса, с интересом наблюдая, как Рекс приручает варрена. Варрен приручаться отказывался категорически, но когда крогана смущали такие мелочи, как нежелание какой-то зверюги подчиняться? До паники генетически модифицированного хищника он уже довел, теперь пытался заставить зверя реагировать на его приказы не скулежом, а как-то иначе. Безрезультатно, но Рекс пылал энтузиазмом и сдаваться совершенно не собирался.
  Бедный варрен...
  Я перевела взгляд на Аэтериоса, взламывающего двери, ведущие на причальные площадки. Поскольку за его действиями с интересом наблюдал Рамиро, асур работал в среде инструментрона, что его несказанно раздражало и злило.
  Ничего. Еще немного, и наш монстрик получит возможность немного... успокоить инстинкты. Он не сорвется: обещал Сарену держать себя в руках, а обещание, данное привязке, асур-тар выполняет безукоризненно.
  Да, его привязка... Сарен. Мне очень хочется узнать ЕГО мнение о ситуации в этом кластере. Вот кто-кто, а он об Альянсе Систем и "Цербере" знает больше всех. Не зря же Удина как слюной брызгал от бешенства при виде Легенды Спецкорпуса и так яро настаивал на его ликвидации. Видать, последний Артериус порядочно им дерьма в вентилятор накидал.
  - Готово! - облегченно выдал Аэте, прерывая мои размышления.
  Синяя голограмма инструментрона погасла, асур аккуратно нажал на кнопку открытия дверей. Створки стремительно ушли в стену, являя нам... удивленно хлопающего всеми четырьмя глазами батара, держащего в руках штурмовую винтовку.
  Аэтериос среагировал моментально. Инстинктивно. Не задумываясь ни на мгновение. Он шагнул вперед и резко, с силой ударил противника в грудь, пробивая насквозь. Рука вошла в тело захрипевшего батарианца по локоть, проламывая ребра и разрывая сердце. Короткий обратный рывок, и мертвый боец в темно-коричневой броне кулем рухнул под ноги асуру, содрогаясь в агонии и заливая пол кровью.
  Две с половиной секунды.
  - Ой... - выдал Аэ, виновато потупившись, и... вытер руку о ближайшую стену, оставляя кровавые полосы и слегка процарапав металл когтями. - Не рассчитал. Они такие... э... мягкие.
  Я прикрыла глаза, булькнув ругательство. Мягкие они...
  - Я не специально... - еще виноватее добавил он.
  Выглядело это... феерично. Аэтериос - высокий, телосложение у него довольно мощное, хоть и лишено массивности, что прекрасно подчеркивает тяжелая броня, а сейчас, в боевой обстановке, он двигается так, как привык: мягко, плавно, с грацией хищника и экономной эффективности опытного убийцы. Но своим поведением, интонациями и позой ребенка, застуканного над ополовиненной банкой с вареньем, асур-тар на корню уничтожал саму возможность его верно оценить. И что самое страшное, бойцы на это... покупались.
  Прав Аэтериос: подобные ошибки в оценке других разумных для живущего войной недопустимы ни при каких раскладах.
  - А... может, дальше... это... пойдем? - робко предложил Аэ.
  Виктор отмер и расхохотался, чуть согнувшись и уперев руки в бока. Рамиро прикрыл забрало шлема рукой в крайне характерном жесте, Джейн ошарашенно молчала, растерянно переводя взгляд с кровавой размазни на стене, на труп, с мертвого батарианца на асура, спрятавшего окровавленную руку за спину и не знала, как на это реагировать.
  - Ну, дальше... - еще тише и осторожнее уточнил парень.
  Молот зашелся еще громче, взрывая чувствительный слух раскатистым хохотом с истерическими всхлипываниями, щедро доносимыми наушниками.
  - Аэ прав. Идем. - коротко сказала я.
  Бойцы потянулись на причальные площадки, поглядывая на испачканную стену и царапины на металле. И только Рамиро присел возле трупа, осмотрел его, полыхнул ярким изумлением и тяжелой задумчивостью, окрашенной беспокойством.
  Ну хоть кто-то заметил очевидное.
  - Аэте, держись рядом. - мягко сказала Джейн, скрывая легкое недовольство и опасение за жизнь сильного, тренированного, но ужасающе беспечного техника.
  Аэтериос расплылся лужицей умиления и счастливо выдал:
  - Хорошо!
  Вот же сволочь! Только что он на их глазах грохнул несчастного батарианца, но лишь укрепил бойцов во мнении, что он - малолетка, неспособный трезво оценивать ситуацию, в которой оказался. И ведь Аэ это вполне устраивало! Он получил нужный ему результат. И что с того, что пострадала его оценка в глазах бойцов? Укрепил репутацию взбалмошного малолетки? С его опытом и знаниями, подобное отношение умиляло и приводило в благостное расположение духа. И это в какой-то мере хорошо: если Аэтериос отбросит это ребячество и искреннюю непосредственную реакцию, став тем, кем он является на самом деле, всем вокруг станет ОЧЕНЬ... скажем так, неуютно.
  - "Начинаешь приручать?"
  Аэ ответил довольно быстро, самостоятельно синхноризировавшись с моим разумом:
  - "Я помню уговор."
  Легкая обида от самой мысли, что я могла усомниться в его верности данному слову, настороженность и собранность: идя чуть позади Джейн, асур внимательно отслеживал происходящее, совершенно не выпадая во время ментального общения из реальности.
  - "В отсутствии у тебя проблем с памятью я не сомневаюсь." - отправив ему волну точно такой же легкой обиды, я вошла в небольшое служебное помещение, ведущее к причальным площадкам, быстро сканируя огромное четырехсекционное помещение за массивными дверями. - "Я не об этом."
  Аэте меня понял сходу:
  - "Ей это нужно."
  Резонно. И правильно. Джейн действительно нужно то, что этот обаятельный седой отморозок собирается сделать. Довольно распространенное явление в среде таких как он: осторожное приручение. В принципе, нечто подобное сделала и я с учетом специфики приручаемых: неосознанно с Найлусом и сознательно с Гаррусом.
  - "И только?" - иронично поинтересовалась я. - "На ближайшей площадке батарианец и два варрена у опор корабля. На соседней - четыре батарианцы и два варрена. Третья пустая. На четвертой шесть батарианцев."
  Что-либо добавлять или отдавать приказы надобности не было: Аэтериос прекрасно знает, что от него требуется и какова у него задача в этой высадке.
  Асур пропал с поля зрения Джейн единым плавным движением, буквально растворившись в полумраке причальной площадки, избегая резких рывков и жестов, привлекающих внимание.
  - "Нет. Это нужно мне. Помогает держать себя под контролем." - бесшумно продвигаясь вдоль стены к дверям ответил Аэ, возвращаясь к нашему беззвучному разговору. - "Тебя чем-то пронять сложно, Найлус меня знает, Ррус представление об асурах имеет: это не стимулирует у меня желание сдерживаться. Я знаю, что вы воспринимаете меня без иллюзий. В отличии от Джейн. Я не хочу ее... напугать."
  Логично. Присутствие Карамельки вынуждает Аэ сдерживать инстинктивные порывы и вести себя помягче. Заодно дает повод ознакомиться с человеческим социумом, раз ему так приглянулась женщина, выросшая в этом социуме. Хороший стимул.
  Аэ обошел Виктора, не выходя из его слепой зоны, безошибочно, инстинктивно высчитав угол обзора человека, степень внимательности, манеру движения и даже ритм, в котором боец осматривался, в нужный момент отвлекши внимание щелчком когтей. Виктор резко развернулся на едва слышных звук, но асур уже был за его спиной и беспрепятственно ускользнул за огромный контейнер с пометкой "корабельное оборудование", так и не попав в поле зрение человека.
  Именно поэтому такие создания настолько смертоносны и опасны. Как вампиры, как любая нечисть, многократно превосходящая человека по силе, скорости, реакции и интуиции. Не зря их... нас называют тварями. И боятся. До дрожи, до жути, до животного ужаса, истребляя при любой возможности, не пытаясь наладить контакт и попытаться приручить.
  А зря. Если кто-то сможет получить доверие боев... такого создания, он получит самого верного и искреннего друга. Или не только друга. Все зависит от собственных желаний и потребностей. Такие создания могут дать очень и очень многое: они верные, они искренние, они никогда не предадут и не бросят, они ВСЕГДА будут рядом и отдадут своему избраннику все, что смогут. Надо всего лишь честно осознать их суть и принять такими, какими они являются. Без иллюзий и самообмана.
  - "Ты прав. Ее пугать не стоит. Она милая, но..." - я не стала договаривать, отслеживая по ауре перемещения Аэте, успевшего пересечь просторное служебное помещение, аккуратно взломать замок на двери и выйти на причальную площадку.
  В лишних словах не было нужды: асур мог смотреть в души столь же чутко, как и я.
  - "Да, я знаю." - мысли Аэте полыхнули азартом: заметил первого варрена, чуть отошедшего в сторону и напряженно принюхивающегося.
  - "В таком случае должен понимать, что если тебе удастся задуманное, Джейн сможет тебя понять и сумеет принять таким, какой ты на самом деле, не тот образ, который ты создал: предпосылки к этому у девочки есть. Но при этом она к тебе прикипит душой." - в моих мыслях было то же спокойствие и безмятежность. - "Если это произойдет, я не позволю тебе умереть, даже если Сарен пустит себе пулю в голову у тебя на глазах."
  Тихий ментальный смех и искристое... хм... предвкушение было весьма своеобразным ответом.
  - "Я уверен: ты не допустишь подобного."
  Даже так? Его уверенность в моих силах, несомненно, льстит и греет мое эго, но асур говорит то, что думает, не пытаясь сглаживать слова. И это тешит мое самолюбие еще больше, хоть и вызывает закономерные опасение: признание чужой полезности и ценности у темных существ, к которым в полной мере относится Аэтериос, обычно предшествуют накладыванию тяжелой собственнической лапы. Прямо или опосредованно.
  - "Отчего такая уверенность?"
  Стремительный рывок асура, один-единственный мощный удар, и парализованный варрен падает на пол с перебитым позвоночником. Рокот работающего оборудования немного сгладил шум удара. Второй встревожился, батарианец обернулся, но, заметив отсутствие второго зверя, немного успокоился: его вера в боевых зверей была непоколебима.
  - "Сарен тебе нужен." - отозвался Аэтериос, сворачивая шею животному и заталкивая труп под опору корабля.
  - "Нужен." - согласилась я.
  - "Ты сама говорила: живым, здоровым и психически стабильным..." - тихий ментальный смешок. - "Как и мне."
  С этим сложно поспорить. По этому вопросу у нас полное взаимопонимание. Да, я никогда не видела Сарена живьем, но то, что я узнала о нем от Найлуса и самого Аэтериоса создало вполне ясный образ легендарного Спектра. Очень интересный образ.
  - "Ты же понимаешь, мы можем и не найти общий язык."
  Асура мое высказывание... позабавило. Ирония и лукавство сгладили льдистое спокойствие накатывающего хараза.
  - "Вы? Не найдете общий язык?" - Аэте не сдержал яркий скепсис, приближаясь к стоящему у дальней опоры батарианцу и нервничающему варрену. - "Только в случае, если ты сама не захочешь достичь взаимопонимания. Но этого не будет."
  Удержаться от язвительности я не смогла:
  - "Уверен?"
  Тихий-тихий ментальный смех.
  - "Ты сама сказала: Сарен тебе нужен." - спокойная констатация осмысленного и принятого как данность факта, не вызывающего никакого негатива или неприятия. - "Ты такая же, как и я." - вкрадчиво продолжил асур. - "Не умеешь делиться тем, что считаешь своим. Ты не захочешь делиться. Ты не откажешься."
  Сволочь седая. Уже успел вычислить, что я такое и какова моя суть. Четко провел аналогии с собой и особенностью психики своего народа. Правильно понял. И теперь использует это знание, поворачивая в разговоре нужной ему стороной для получения желаемого результата: гарантии выживания своей привязки. И ради этого он сделает не просто многое... Аэтериос сделает ВСЁ, чтобы Сарен выжил и не тронулся рассудком.
  Конечно, я могу взбрыкнуть, показать норов, сделать в пику, наоборот, из уязвленной гордости и самолюбия. Но зачем? Это же глупо: делать хуже себе и окружающим только из детского мелочного желания продемонстрировать свой характер. Моя гордость, как и мое самолюбие нисколько не уязвились: Аэте прав. Если я не ошиблась в выводах и анализе ситуации, делиться я не захочу. Это противоречит моим инстинктам и мировоззрению.
  А демонстрировать свой норов, крав и характер через мелочное, глупое сопротивление и противопоставление... я уже давно не ребенок, и не нуждаюсь в подобных нелепых актах самоутверждения.
  Вопрос в другом:
  - "А ты готов поделиться?" - скептически спросила я.
  Ответ пришел мгновенно. Такой, какой я предполагала:
  - "А мне не придется." - искренне, с долей недоумения на саму идею делиться своей привязкой, ответил полностью довольный Аэтериос.
  Ментальное общение более быстрое, чем разговорная речь и не мешает в бою. Если привыкнуть. А у асура привычка была вбита изначально.
  - "Я могу пойти и другим путем." - моя мысль была окрашена иронией и заинтересованностью: я давала понять, что это лишь праздный интерес.
  Аэ меня понял вполне правильно: ментал осыпало искрами веселья.
  - "Можешь. Но не пойдешь. Ты слишком похожа на меня."
  Очень наблюдательная, умная, беспринципная сволочь с огромным жизненным опытом.
  Бойцы проверили прямоугольное, несколько захламленное помещение, подошли к массивным шлюзовым дверям, помаргивающим нам зеленым огоньком взломанной системы замка.
  - Где Аэте? - растерянно спросила Джейн, заметившая отсутствие асура.
  - Работает. - ответила я, нажимая светящуюся зеленым клавишу, краем сознания слушая разговор Гарруса с Кейт Боумен через призму его восприятия.
  Створки с тихим шипением ушли в пазы в стенах, пропуская нас на слабо освещенную причальную площадку. Бойцы тут же рассыпались, разошлись, проверяя территорию, осторожно приближаясь к стоящему на опорах небольшому батарианскому кораблю. Единственный, кто остался стоять рядом со мной - Рамиро. Чуть в стороне столбом замер Виктор: он, как и аналитик, заметил едва уловимое движение у дальней опоры работорговца. Чувствительное восприятие ошпарило изумлением и оторопью. Боец опознал в стремительной тени пропавшего из вида "техника" и теперь пытался понять, как асур попал на причальную площадку раньше них. И почему они этого не заметили.
  Пусть думает.
  - Удивительное зрелище, не правда ли? - сказала я по приватному каналу, настраиваясь на частоту итальянца.
  Рамиро согласно кивнул, не отрывая взгляда от Аэтериоса, снявшего с захвата меч. Только эмоции резко взбурлили: настороженность, подозрительность, недоверчивость, опаска. Понимает, что подобные слова не говорят просто так. Знает, что он меня заинтересовал. Знает, что у меня на него какие-то планы, но не может понять, что мне от него надо, и потому нервничает.
  Молниеносный удар клинка, и батарианец без единого звука падает на пол: клинок пробил основание шеи, убив мгновенно. Тут же - резкий разворот и сокрушительный удар по варрену.
  Виктор завернул за опору корабля, присвистнул, опустил дуло винтовки. Аэте даже не повернулся, стряхнул кровь с клинка и повесил оружие на захват, раз уж вытереть меч не обо что.
  - Техник? - тихо спросил Рамиро.
  - Аэте - хороший техник. - тем же тоном ответила я.
  Итальянец медленно повернул голову.
  - Но ведь он не только техник.
  Я улыбнулась. Меня так и подмывало ответить: "Так ведь и ты не только снайпер", но я подавила мелочный порыв подколоть взведенного человека, ограничившись нейтральным:
  - Он вырос в Иерархии.
  - Исчерпывающий, но многозначительный ответ. - итальянец хмыкнул. - Полагаю, вы знаете?
  Риторический вопрос не требовал ответа. Конечно, я знаю, что из себя представляет беловолосый асур, вытирающий сейчас меч небольшим кусочком ткани, молча переданным ему Виктором.
  - Вы чрезвычайно умный и наблюдательный человек, Рамиро. - доброжелательно произнесла я. - Если вам потребуется обсудить сделанные выводы или вы захотите услышать ответы на свои вопросы, приходите.
  - Благодарю, Спектр. Я запомню.
  Еще бы он не запомнил!
  Рамиро придет. Не сразу. Какое-то время он будет присматриваться, пытаться найти ответы самостоятельно, а когда это у него не получится, он придет ко мне с вопросами. Не потому, что его так уж сильно гложет любопытство. Не потому, что ему так уж нужны эти ответы. Нет. Рамиро прекрасно понимает, что есть информация, которая может разделить события на "до" и "после". Он придет потому, что несет ответственность за других: за своего подопечного, за Джейн, за Виктора и Севера, даже если они искренне считают обратное.
  Но важно не только это. Важно другое. Аналитик с повадками наемного убийцы прекрасно понимает, что деваться им с космического корабля некуда. Так получилось, что он и его подопечный Диего вляпался в сферу интересов Спектров Совета. Если у других еще есть какие-то иллюзии относительно возможностей оперативников Специального Корпуса Тактической Разведки, то Рамиро четко знал, какой властью мы обладаем и какими ресурсами можем оперировать. И прекрасно осознавал, что если нам действительно потребуется, мы их найдем где угодно.
  - Я так полагаю, на причальной площадке врагов уже не осталось? - в мягком голосе Рамиро проскользнула ирония.
  - Аэте хорошо выполняет свою работу. - нейтрально ответила я.
  Ворчливый голос Руне, раздавшийся по внутриотрядной связи, подвел черту под нашим разговором:
  - Чисто!
  - Джейн, бери своих людей и зачисти этот корабль. По возможности обойдитесь без убийств. Батарианцы мне еще нужны. - сказала я. - Проверьте отсеки с рабами и отметьте в списке персонала, кого вы там обнаружите.
  Рабы на корабле были, я это ощущала очень четко. Конечно, я могла бы сама пересчитать и назвать всех поименно, как и всех шестнадцатерых батарианцев из экипажа корабля "Ит"Атараль". Но зачем? Не надо все делать самой, если есть подчиненные: это вредно для подчиненных.
  - Вас поняла. - коммандер глянула на меня, на невозмутимого Аэте, уже успевшего вновь подключиться к системе безопасности комплекса, но вопрос сдержала.
  - Когда возьмете корабль под контроль - сообщите.
  - А вы?
  Все же, не удержалась, спросила. Хорошо. Начинает оттаивать.
  - А я буду выполнять свою работу Спектра.
  Спорить Джейн не стала, коротко кивнула, махнула своим людям и побежала к услужливо опущенному трапу корабля. Но легкая обида все же промелькнула, окрашенная раздражением и злостью.
  Я не сдержала улыбки, идя к двери. Аэте прав: она милая.
  Створки скользнули в пазы, пропуская нас в просторное помещение второй причальной площадки, о чем и сообщила огромная белая цифра, нанесенная на стену непосредственно у входа. Мы зашли, двери закрылись.
  - Аэ. Они твои.
  Асур вскинул голову. В эмоциях льдистое спокойствие и настороженное ожидание.
  - Пленников по возможности оставь в живых, но они не должны ничего увидеть. Когда закончишь - убери трупы на корабль так, чтобы их сразу не нашли. И постарайся не слишком... напачкать.
  Он резко, рвано кивнул.
  Я приоткрыла свой разум, позволяя асуру погрузиться в поверхностные мысли и эмоциональный план, но жестко перекрывая ментальный канал в сторону Найлуса и Гарруса. Не стоит им ЭТО ощущать. Не сейчас.
   Аэте замер, широко распахнул глаза, аура забурлила, рассвеченная всполохами эмоций, словно зеркало реагируя на мое состояние. Сейчас он... нестабилен, балансирует на грани самоконтроля и глубокого срыва, из которого сам уже не выйдет. Ментальная спарка создает слабую имитацию присутствия привязки и позволит асур-тар удержать разум, стабилизироваться и убережет от падения в хараз, а мне даст возможность остановить его в случае необходимости.
  - Спасибо... - едва слышно прошептал он, дублируя в мыслях.
  Положив ладонь на нагрудные пластины его брони, я позволила взбудораженному асуру ощутить прикосновение отсвета моей души. Темного, насыщенного, клокочущего от переизбытка энергии, разом сбивая напряжение и вынуждая расслабиться.
  - Это состояние ненадолго. - тихо сказала я, наблюдая, как немного успокаивается раздерганная жестким самоконтролем аура. - Иди.
  Аэтериос снял шлем, осторожно обхватил пальцами мою кисть, плавно опустился на одно колено, прижал тыльной стороной ладони ко лбу и на долгую минуту замер, словно оцепенел. А потом резко встал и ушел к кораблю, сняв с захвата пламевидный клинок, за сам факт обладания которым во времена Меча убивали на месте.
  Шлем так и остался лежать на полу, выскользнувший из разжавшихся пальцев.
  
  Когда я подошла к двери и нажала на клавишу, услужливо светящуюся мне зеленым светом, ментал прошила вспышка чужой боли и острой жажды крови, а наполненная рокотом работающего оборудования тишина огромного ангара разбилась криками, рычанием и визгом варренов, звуками стрельбы и невнятными возгласами растерявшихся батарианцев. Створки за моей спиной мягко сомкнулись, разом обрубая все звуки.
  За жизнь Аэтериоса я не переживала: слишком велика разница в уровне. Асур не терял головы даже в таком состоянии, оставаясь высококлассным воином, а мощный силовой щит, чей генератор занимал один из браслетов, позволял вести бой одним мечом даже против вооруженного стрелковым оружием противника.
  Всегда чем-то приходится жертвовать.
  Накатывающие эмоции асура сбивали восприятие и расшатывали самоконтроль: яркие, мощные, чистые и абсолютно искренние, без малейшего намека на попытку подавить столь недостойные разумного существа чувства. Асур убивал с наслаждением, всем естеством отдаваясь вакханалии контактного боя, когда под руками трещат кости врага, когти перчаток разрывают броню и вспарывают чужую плоть, а теплые брызги чужой крови щедро орошают лицо, стекая по губам...
  Тряхнув головой, отстранилась от восприятия Аэте. Мне нужна холодная голова. Нас двоих в таком состоянии этот булыжник не выдержит.
  Надеюсь, этот белобрысый монстрик догадается воспользоваться благами цивилизации на батарианском корабле и приведет себя в порядок...
  
  Причальная площадка с небольшим грузовым чартером с логотипом компании на борту встретила меня тишиной и пустотой. Просканировав огромное помещение, я пошла дальше. Никого и ничего.
  По телу пронеслась обжигающая волна незамутненного бешенства, сбивая с шага. Что могло случиться такого, чтобы Аэ пришел в такую ярость? Прикрыв глаза, настроилась на разум асура, с головой окунувшись в его эмоции, глядя на мир через призму его восприятия.
  Аэте поднялся на корабль и зашел в отсек рабов. Вдоль стен - боксы с накачанными наркотиками людьми, уложенными в индивидуальные капсулы. Логично. Зачем возиться с остающимися в сознании пленниками, если можно из сложить как бревна и довести до места назначения в виде молчаливых и несопротивляющихся тушек. Аэтериоса разозлили не упакованные багажом пленники, не избитый до беспамятства человек, не забившаяся в угол девчонка, с ужасом в глазах смотрящая на орошенного кровью седого убийцу. Нет. Асура взбесило иное.
  - "Аэ?" - мысль-вопрос, дополненная волной спокойствия и искреннего переживания за него сбила кровавую ярость, возвращая намеки самообладания.
  - "Они посссмели..." - прошипел асур, рывком поворачивая голову.
  Вот оно что... Еще один разодранный труп. Молодой парень, лет двадцати на вид, не больше, смотрящий в потолок уже остекленевшими глазами. Рядом - разорванный буквально на части варрен и переломанный батар. Такую искреннюю ярость и незамутненное бешенство вызвало не то, что батарианцы натаскивают своих зверей на людей, позволяя питаться пленниками, а то, что от умершего на глазах асура паренька шло четкое, чистое ощущение СВОЕГО! Для Аэтериоса варрен задрал не просто человека, зверь жрал заживо ЕГО СОРОДИЧА! Юного, необученного, неизвестного, но сородича!
  Такие как Аэте своих вычисляют безошибочно.
  - "Не теряй головы!" - льдистая аура моего гнева немного отрезвила асура. - "Всему свое время. У тебя сейчас другой приоритет!"
  Аэтериос прикрыл глаза, медленно вдохнул воздух, выдохнул.
  - "Я знаю. Я подожду."
  - "Умница." - я мысленно погладила его по голове, отчего Аэ улыбнулся и чуть расслабился. - "Заканчивай с зачистой."
  Ярость вновь забурлила, но холодно, расчетливо, без пламени накатывающего хараза. Аэтериос будет убивать осознанно. Немного не то, что надо, но лучше, чем сорвавшийся в кровавое безумие асур.
  - "Когда закончишь, сними с корабля что-то мелкое. Что-то такое, без чего он никуда не полетит, но что можно быстро поставить на место, если потребуется."
  - "Сделаю".
  Я снова послала Аэтериосу волну поддержки. С меня не убудет, а ему приятно.
  - "И еще, Аэ, прошу, оставь пилотов живыми. По возможности."
  - "Я постараюсь..." - затухающая мысль-ответ.
  Я отстранилась от его разума, с трудом восстанавливая собственное спокойствие. Вот же... заряд бодрости...
  Створки дверей, ведущих на последнюю, четвертую причальную площадку открылись, и я сразу ударила, гася сознание разумных, стоящих у входа. Два батарианских солдата без звука ссыпались на пол. Эти мне нужны целенькие, без травм и смертей. Мне с их командиром еще предстоит договориться. Полюбовно, а не так, как я буду договариваться с моей будущей собственностью.
  Мастеру-менталисту нет нужды устраивать зрелищный бой. Зачем? Я прекрасно ощущаю четверых батарианцев, стоящих попарно у небольшого скоростного фрегата ВКС Гегемонии. Я вижу их мысли, ощущаю эмоции, и мне ничего не стоит воздействовать на их разум и погрузить подчиненных Балака в сон, близкий к коме, из которого они без моего вмешательства не выйдут никогда.
  Корабельный шлюз закрыт. Параноики... Ну да не важно! Короткая ментальная команда "спать", подкрепленная широкополосным ударом погрузила двадцать семь разумных в крепкий беспробудный сон. Явится Балак - поговорим. А говорить ему придется: оба пилота спят в своих креслах. Вчиталась в спящее сознание... Да, пилотов на корабле всего двое. Никуда без них Ка"Хаирал не улетит...
  Можно оставлять как есть. Пусть Балак посмотрит, проникнется, осознает. Вот он, неподалеку: яркий, мощный разум в окружении соратников, которым доверяет, и сородичей, вызывающих раздражение и брезгливость. Я присмотрю за ним чтобы попавший в безвыходное положение военный офицер не натворил глупостей.
  Развернувшись, пошла обратно. Подожду, пока Аэте закончит резню и придет в себя. Ну и прослежу заодно, чтобы никто из людей не пришел в неподходящий момент.
  - "Мрир, тебе это может быть интересно." - неожиданно раздался ментальный голос Рруса с ощущением острой дергающей болью в спине.
  - "Что-то случилось?" - спросила я, настраиваясь на его сознание.
  - "Джон нашел... выжившего." - с некоторой иронией ответил он.
  В разговор включился скучающий Найлус, заостряя внимание на зафиксированной бинтами руке темноволосого чуть побледневшего мужчины:
  - "Больше похож на пленного."
  Ррус согласился.
  Я зашла на вторую причальную площадку и села на опору корабля, чутко вслушиваясь в творящееся на его борту, одновременно слушая через восприятие Рруса разговор с инженером, представившимся Саймоном Этвеллом. А разговор разворачивался чрезвычайно занятный, больше напоминающий завуалированный допрос...
  - Мне одно непонятно. - сказал Нико, подталкивая человека в спину. - Батарианцы особой щепетильностью не отличаются, но они во всем ищут выгоду. Зачем им уничтожать планету? Что это им даст?
  Хороший вопрос. Нам всем это интересно.
  Инженер охотно решил поделиться своими мыслями на этот счет:
  - Я слышал всякое. Как из людей делают рабов и обращаются с ними хуже, чем с животными. Как пираты сжигают дотла колонии. Но чтобы так... - человек всплеснул руками.
  До нас донеслась язвительная ирония Найлуса:
  - "Реалии рабовладельческого общества он знает из сплетен. Ни один работорговец не будет портить свою собственность." - ментальный аналог фырканья и яркий образ какой-то разгромленной базы в джунглях ненаселенной планеты. - "Пираты никогда не сжигают колоний, они их ГРАБЯТ! В отличии от Корсаров."
  - "Сталкивался?" - спросил Ррус.
  - "С Корсарами? Я - нет. Сарен - да." - кратко ответил Най, заинтересованно слушая продолжение беседы. - "С пиратами иметь дело приходилось."
  Николаус счастливо оскалился и взялся за жертву активнее:
  - Есть какие-то мысли насчет того, кто за всем этим стоит? Кто у них командир? Возможно, тогда станет яснее...
  Ответ оказался неожиданным. Для всех.
  - Я слышал, как двое из них упоминали какого-то "Балака". Похоже, он у них главный. Вроде бы, им не очень нравится происходящее, но они его боятся и выполняют все, что он скажет.
  Оп-па! И где это мы умудрились подслушать разговор двух батарианцев? Притом так, чтобы не попасться варрену, а чуйка у генномодифицированных хищников на высоте.
  - "Конечно, выполняют! Выбора-то у них нет!" - буркнула я. - "Балак - военный офицер в высоком звании. Мне одно интересно, откуда он вообще узнал это имя? Услышал? Из переговоров батаров? Он что, в главном комплексе был? Или взломал их частоту?"
  Ментальный ответ наставника подтвердил мои мысли:
  - "Я вообще не понимаю, что они забыли на этом куске камня." - недоумение и подозрительность Найлуса щедро сдобрила язвительность. - "Гораздо проще и прибыльнее приземлиться у небольшого городка на планете и набрать рабов там."
  Спектр с огромным опытом пришел к тем же выводам, что и я, озвучив их одним предложением. Ррус с нами согласен. Он тоже не понимает логику действий батарианцев. Никто не понимает. А она должна быть.
  - "Встречу Балака - обязательно спрошу." - хмыкнула я. - "Все равно он никуда без моего разрешения не полетит."
  Найлус оживился.
  - "Уже взяли корабли?"
  - "Да. Подчиненные Балака спят на своем фрегате. Один корабль работорговцев берет Джейн и ее люди." - я прислушалась к ментальному плану, переключив внимание на происходящее в соседнем ангаре. - "Скоро закончат. А второй..." - пожала плечами и ненадолго позволила турианцам ощутить то, что творилось над моей головой. - "Аэте нашел своего сородича. Среди пленников. Его очень расстроило, что паренька задрал варрен..."
  Пока мы общались, чудом спасшийся от внимания батарианцев и, главное, их зверья, инженер продолжал изливать свое видение ситуации:
  - Конвенции Цитадели запрещают направлять астероиды на планеты! Я думал, что батарианцы до этого не дойдут...
  - Я тоже думаю, что они до этого не дошли. - невозмутимо и как всегда добродушно согласился Гаррус. - Я прекрасно помню, как перед нашим приходом группа батарианцев безуспешно пыталась получить доступ к консоли управления двигателями.
  Выражение рожи Джона, прекрасно видимое через прозрачное забрало, погрело не только мою темную душу, но и несказанно порадовало Найлуса.
  Инженер от такой ремарки растерялся.
  - Может, они их включили из главного комплекса? - мягко произнес Нико, не прошедший мимо такой возможности. - Саймон, это же возможно?
  Подстреленный ответил:
  - Если знать коды и протоколы запуска - да, можно.
  Николаус расцвел, но его опередил вопрос Рруса:
  - Интересно, откуда у батарианцев могут быть коды и знание протоколов запуска? - не меняя интонации произнес он.
  Следователь за работой... С поддержкой такого же как и он высококлассного диверсанта и аналитика. Или еще кого-то - Нико полон талантов.
  - Я... не знаю. - растерялся Саймон.
  - Может быть - пытки? - выдвинул очередное предложение Николаус.
  С этим предположением инженер согласился:
  - Возможно. Эти батарианцы такие жестокие. Я видел, как они разбивают скафандры у тех, кто работал в вакууме. Да еще эти варрены... По-моему, они не всегда дожидаются, когда люди станут... трупами, прежде чем покормить варренов.
  Гаррус и Нико переглянулись и уставились на Саймона, до которого не дошло, что именно он ляпнул.
  - Скажите, Саймон, а где вы видели, как батарианцы разбивают скафандры работающим в вакууме людям? - вкрадчиво, четко копируя интонации Гарруса, спросил Николаус.
  - И где вы видели, как они скармливают варренам людей?
  
  Приближающаяся к дверям причальной площадки аура Рамиро вернула меня к реальности, заставляя отвлечься от крайне интересного и познавательного разговора. Вот чего ему не терпится? Он - не вовремя: Аэте еще не закончил на корабле.
  Или вовремя?
  Рамиро уже увидел достаточно странного, чтобы у него возникли подозрения и сомнения. Вопросы в светлой голове итальянца множились, накладывались друг на друга, порождали гипотезы, которые внимательно рассматривались и в большинстве своем отметались острым разумом прирожденного аналитика. Конечно, можно вмешаться и свести его любопытство к минимуму, но... зачем? Любопытство сгубило очень многих разумных, вынуждая их добровольно соваться туда, куда они бы никогда не полезли. Рамиро умен. Но он любопытен. И он сам, добровольно влезет в информационный капкан, из которого уже не выберется. А если влезет он, за ним потянутся остальные.
  Улыбка сама собой расплылась на губах. Любопытство - страшное свойство разумного существа. Опасное. Многогранное. И на него так легко ловятся умные, осторожные и даже недоверчивые люди.
  Яркая вспышка боли где-то над моей головой, оттененная холодным удовлетворением асура, добившего последнюю жертву, совпала с шипением открывающейся двери. На причальную площадку вошел Рамиро, принеся с собой флер настороженности.
  Посмотрим, насколько он оправдывает свое многозначительное имя...
  - Вы закончили? - спросила я, привлекая внимание аналитика.
  - Заканчиваем. Корабль захвачен, экипаж взят в плен. Потерь в отряде нет, у батарианцев трое погибших. - коротко отрапортовал подошедший итальянец, покосившись на шлем Аэтериоса в моих руках.
  - Прекрасно. - умиротворенно произнесла я. - Возвращайтесь к отряду. Убедитесь, что пленные не смогут освободиться.
  Рамиро глянул на открытый шлюз батарианского корабля.
  - А...
  - Мы уже закончили зачистку. - тем же мирным тоном ответила я на незаданный вопрос. - Идите, Рамиро. Мы скоро подойдем.
  
  
  
  
  

Глава 43: Х57: батарианцы


  
  
  - Это все, что я знаю. - Саймон развел руками.
  - Значит, ваш непосредственный начальник дал вам это поручение перед своей смертью от варрена? - въедливо уточнил Николаус.
  Инженер понуро кивнул.
  - Да.
  - И вы согласились на такой... бессмысленный план? - уточнил Гаррус.
  Саймон вздохнул и ответил:
  - Я был против. Я ему говорил, что батарианцы не глупы. Если они официально признают это нападение, Совет это не оставит без последствий. Я так думаю, они действуют не с ведома своего правительства. Наверное, они сами по себе.
  - И что ответил вам Сэм?
  - Он сказал, что если четырехглазые сами не могут усмирить своих фанатиков, придется это сделать нам.
  Джон нахмурился.
  - И вы?
  - С этим я согласен. - Саймон покачал головой и пояснил свою точку зрения: - Не хотелось, чтобы партия Терра Фирма использовала угрозу моему миру как повод вторгнуться на чью-то планету.
  - И это все? - уточнил Нико.
  - Все. Пока я надевал скафандр и спускался на нижний ярус, Сэм должен был обойти протокол безопасности и включить защиту астероида с системой зачистки комплексов маршевых двигателей. Защиту он включил, но запустить протокол карантина не успел: зверь выскочил внезапно. Сэм даже не успел среагировать, когда варрен на него прыгнул и выбил из рук пистолет. Он еще кричал мне: "Стреляй!", но я же не умею! Пока я понял, как его перевести в боевое состояние, Сэму уже горло порвали.
  Саймон не лгал: изрядно поеденный варенном труп Сэма Уиндерса был найден на сетчатом пандусе тремя ярусами ниже.
  - Как вы выжили? - задал вопрос Гаррус.
  - Я стоял на пандусе на уровень ниже, и пистолет ко мне просто упал: его выбило из рук Сэма. Когда варрен на меня побежал, я успел залезть на техническую лестницу, ведущую в одну из штолен. Их под технические выходы приспособили после окончания разработки породы. Так и сидел там, пока еще батарианцы не пришли, и мне пришлось выйти на поверхность, иначе меня бы заметили: варрен не уходил и сидел под лестницей.
  Николаус беззвучно присвистнул.
  - И сколько вы провели на поверхности?
  - Четыре часа. Уже кислород стал заканчиваться. Потом увидел, как поднялись турели. Вас заметил, когда вы внутрь заходили. Пока спустился, пока дошел... - Саймон запнулся и всплеснул здоровой рукой.
  - Извините за руку. - вступил в разговор Джон.
  Инженер тяжко вздохнул.
  - Я понимаю. Сам виноват. Не надо было размахивать оружием, которым не умеешь пользоваться. - понуро произнес он. - Но я тогда был напуган, вот и...
  Мужчина поморщился.
  - А почему вы с нами, как с идиотами говорили? - полюбопытствовал Раймонд.
  Саймон смущенно потупился.
  - Многие люди не смотря на то, что мы уже тридцать лет как вышли к звездам, слабо понимают небесную механику и даже базовые физические законы. Я сталкивался с подобным, когда общался с бойцами из службы охраны. Простите, сработал стереотип.
  Джон хмыкнул.
  - А мы уже начали думать всякое, когда вы нам говорили отключить двигатели.
  - Я рассчитывал, что пока вы будете отключать двигатели по одному, астероид успеет развернуться: расстояние между комплексами немалое.
  Бойцы переглянулись. Инженер так и не догадался, что группа на астероиде не одна.
  - И еще: перед атакой я выслал на участок группу инженеров. - неожиданно добавил Саймон, встрепенувшись. - Это плановая проверка состояния каменной оболочки астероида. Мы их проводим каждые три дня: проверяем на наличие или отсутствие трещин, прочность и внутренние напряжения. Боюсь, как бы с ними что не случилось. Они эти сутки не выходили на связь.
  - Где могут находиться инженеры? - тут же загорелся Джон.
  - Они отправились проверить оборудование на поверхности. Я отмечу расположение контрольных стан...
  Неожиданно пол дернулся, задрожал, покачнулся, словно астероид вздрогнул, споткнулся обо что-то. Саймон заполошно вскочил, попытался было подбежать к консоли, но его перехватил Николаус.
  - Успокойтесь. - аналитик практически насильно усадил инженера. - Это включили тормозной двигатель.
  - Тормозной? - растерянно пробормотал тот. - Простите, я думал...
  Джон покачал головой, но человеку ответил Гаррус:
  - Одна группа не успела бы ни остановить, ни развернуть астероид. Расстояние между маршевыми двигателями слишком велико, чтобы его пересечь за срок, оставшийся до входа Х57 в верхние слои атмосферы. Если бы миссия была лишена шансов на успех, группы не стали бы высаживаться.
  - Но тогда бы...
  Саймон прижал к груди травмированную руку, не находя слов, способных выразить его чувства.
  - Спасение Терра-Новы не является частью нашей задачи. - спокойно ответил турианец. - Мы могли и должны были отправить сообщение ближайшему военному кораблю Альянса Систем о происходящем в Асгарде, и продолжить нашу миссию. То, что мы здесь - это случайность и решение Спектра Совета.
  Глаза инженера были полны растерянности и искреннего недоумения.
  - Так вы не из Альянса?
  Саймон переводил взгляд с Гарруса на Джона. Вернее, на знак подразделения N7, прикрепленный на нагрудной пластине брони.
  - Я - нет. - усмехнулся турианец. - А коммандер и его люди - военные Альянса Систем, переданные в подчинение Спектру Совета.
  Пока инженер обдумывал сказанное, в разговор вновь включился Николаус:
  - Скажите, Саймон, вы знаете женщину по имени Кейт Боумен?
  Тот оживился.
  - Да, конечно. Это один из моих лучших инженеров. Она записалась сюда с братом. Кажется, его зовут Аарон. Я точно не могу сказать: не особо интересовался. Знаю только, что он из службы охраны.
  - Что вы можете сказать о Кейт?
  - Очень умная девушка. И смелая. - тут его посетила какая-то мысль, мужчина запнулся и осторожно спросил: - А почему вы спрашиваете?
  - Она с нами на связь выходила. Недавно. Мы перехватили ее сигнал при выходе из ретранслятора, так что именно ее можете потом поблагодарить за наше присутствие на Х57.
  Инженер облегченно вздохнул.
  - Надеюсь, она хорошо спряталась. Если ее найдут... Ах, Кэти. Лишь бы ты не сделала никакой глупости.
  - Если она последует совету офицера Вакариана, с ней все будет хорошо. - флегматично произнес Николаус, потерявший интерес к инженеру.
  Гаррус промолчал, покосившись на свой "Гарпун" в руках Нико, но требовать винтовку обратно и не стал: аналитик все равно ее не отдаст, в очередной раз проигнорирует мягкое замечание владельца оружия, а отдавать приказ, который будет выполнен, он не спешил.
  
  
  Окрашенный обеспокоенностью напряженный ментальный голос асура отвлек меня от наблюдения за разговором с Саймоном, передаваемым мне Гаррусом:
  - "Имрир, мне нужна помощь."
  - "Сейчас буду."
  Что там у Джейн и ее бойцов? А, как раз заканчивают разбираться с пленными на батарианском корабле, стоящим на соседней площадке. Еще какое-то время они провозятся. Хорошо.
  Встав, я поставила шлем Аэ на опору корабля - он сейчас не нужен и будет мешать, и поднялась по опущенному трапу в трюм через узкий шлюзовой тамбур, полностью отсутствующий на "Нормандии". Асур-тар находился в отсеке рабов, сияя ярким комком взвешенной ярости, злости, тревоги и вины. Рядом с ним ощущались ауры спящих людей, четкие эманации недавней мучительной смерти и ослепительный сгусток чужого страха с едва уловимыми взблесками доверия.
  Когда я зашла в просторное, провонявшее запахами крови, пота и нечистот помещение, Аэтериос резко развернулся, одним движением вставая с окровавленного пола. Чужой страх полыхнул ярче, окрашиваясь ужасом и отчаянием.
  - Что случилось, Аэ? - мягко спросила я, подходя к балансирующему на грани срыва асуру, вглядываясь в щедро орошенное чужой кровью красивое лицо и абсолютно черные глаза, в которых ярко сияла багровая огненная радужка.
  - Помоги, прошу. Я не умею... лечить. - едва слышный голос, низкий, тягучий, с тяжелым, очень характерным рокотом, который никогда не проявляется в спокойном состоянии.
  Он отступил на шаг, давая мне возможность увидеть того, вернее, ту, что жалась к стене за его спиной. Девушка, без двух месяцев двадцать лет, невысокая, тоненькая, еще сохранившая подростковую нескладность и худобу. Острое личико с высокими скулами и пухлыми, разбитыми в кровь губами, огромные, широко распахнутые серые глаза, затянутые знакомой черной дымкой, чуть заметно курящейся в уголках. И четко различимые искры безумия, колкими осколками проблескивающие в ментальном плане.
  Бедолага... Вот так попасть под каток событий, потерять родного человека, погибшего на ее глазах страшной смертью...
  - Я помогу. - тихо ответила я, сняв свой шлем и передав его в руки асура, подошла к испуганной девчонке и опустилась в кровавую лужу, растекающуюся из-под разодранного варрена. - Аэте, убери отсюда трупы. - глянула на окаменевшее лицо, уточнила: - Паренька оставь.
  Короткий рваный кивок был мне ответом. Асур поставил мой шлем на край неиспользуемой капсулы, подошел к варрену и с силой воткнул пальцы в спину переломанного зверя, пробивая металлическими когтями шкуру и плоть, подцепляя за позвоночник, второй рукой подхватил труп батарианца за ногу и вышел из отсека, унося тела. За тушей животного широкой масляно-блестящей лентой разматывалась кровавая полоса.
  Мда. Милаха белобрысая. Хорошо хоть Джейн его сейчас не видит... И Рамиро.
  - Как твое имя?
  Мой вопрос привлек внимание девушки, заставляя ее отвлечься от происходящего. Тьма в глазах сгустилась, настороженность усилилась, но не перешла в недоверие: поведение асура четко дало понять, что меня он знает и мне можно доверять.
  - Кира. - тихонько прошептала девчонка.
  - Имрир. - протянув руку, я осторожно тронула испуганно дернувшуюся девчонку за плечо.
  Аура юной девушки, попавшей на этот булыжник вместе со старшим братом, чье еще не успевшее остыть тело лежит рядом в крови, всколыхнулась, давая четкий, болезненно-яркий отклик на отданный мною сгусток энергии, приоткрылась и охотно отозвалась на мое присутствие, резонируя с аурой асура. Аэтериос не ошибся: Кира действительно его рода. Латентный асур, чей геном пробудился на волне стресса, очищаясь от генетического мусора по инстинктивному приказу агонизирующего разума, начавшего падение в безумие, когда на глазах девушки боевой зверь рвал пытавшегося ее защитить брата.
  - Прости, что задержались и не успели.
  Кира вздрогнула всем телом, из глаз покатились слезы.
  Было ли мне жаль ее? Нет. Жалость ей сейчас не нужна: жалость бессмысленна и бесполезна, она унижает того, кого жалеют, усугубляет душевный нарыв и боль, лишь ускоряя распад. Кире нужны лечение, помощь и поддержка. Обучение, приближенное к жесткой дрессуре. Но в первую очередь ей нужен новый Якорь. Тот разумный, который удержит ее в мире живых и не даст сойти с ума. И этот Якорь она должна выбрать сама. Я могу только поддержать ее и помочь дотянуть до этой встречи, если она произойдет. Если нет... Асуры своих сородичей, бесповоротно впавших в холодное, взвешенное безумие хараза и неспособных себя контролировать в этом состоянии, уничтожают без колебаний. Как уничтожили бы Аэтериоса, если бы он в нужный момент не встретил Сарена и не стабилизировал психику.
  - Не надо. - осторожно вытирая катящуюся по щеке слезу, сказала я. - Он будет жить в другом мире.
  - Я не верю в загробную жизнь. - буркнула девчонка, выныривая из захлестывающих эмоций.
  - Правильно не веришь. Ее не существует в том виде, в котором это преподносят современные человеческие религии.
  Кира резко, рывком вскинула голову, напряглась всем телом. О, пошел отклик! Даже повадки начали проявляться. Хорошо.
  - Я говорю о другом. - между моими пальцами промелькнули яркие огненные искры активирующего диагностического плетения. - Смерть тела - не конец всего. Душа цела и будет жить. Переродится в другом мире или другой реальности.
  Серые глаза пораженно распахнулись, когда плетение окончательно сформировалось, мучительно-медленно, вытягивая из меня лишние силы.
  - Поверь мне. Я знаю, о чем говорю. - сгусток структурированной энергии сорвался с пальцев, окутывая засиявшую угрожающим алым светом девушку. - Не оставляй на нем ДОЛГ: это не даст ему спокойно жить. Отпусти брата с миром и живи сама.
  Сомнительное утешение для не осознающей своей сути асуры, на глазах которой убили Якорь ее личности. То, что она себя считает человеком, ничего не меняет: мало ли в истории примеров, когда люди сходили с ума после гибели дорогих им разумных, сознательно уходя из жизни вслед за ними? Но если она примет мои слова и поверит в то, что любимый брат будет жить, пусть и где-то далеко, это удержит ее психику в относительной стабильности, пока не появится другой Якорь, вокруг которого пересоберется заново личность. А брат жить будет: механизм перерождения никто не отменял и для разумных, теряющих память о прошлой жизни.
  При одном условии: если я справлюсь, и эта реальность не схлопнется, уничтожая вместе с собой всех своих обитателей. И меня в том числе.
  Подошел Аэте, вопросительно склонил голову. Красавец. Вся броня в кровище, на когтях остались куски плоти, снежно-белые волосы приобрели бурый цвет и слиплись, глаза все так же затянуты Тьмой, но самоконтроль он удерживает.
  - "Ты как умудрился так изгваздаться?" - иронично спросила я, посылая Аэ вид его же самого.
  Асур моргнул, глянул на окровавленные перчатки, вновь чисто по-детски спрятал руки за спину, в эмоциях плеснуло досадой.
  - "Оторвал голову батарианцу, натравившему варрена на моего сородича." - честно ответил асур-тар. - "Я был зол и немного... не рассчитал." - вина полоснула по нервам. - "Мог бы успеть..."
  - "Мог. Но кто ж знал..."
  - "Как она?"
  Ответила я уже вслух:
  - Физические травмы невелики: сломана нога и рука, трещина в ребре, небольшие внутренние повреждения и легкое сотрясение мозга. Сейчас все поправлю. - ответила я на его незаданный вопрос. - С психикой хуже: гибель привязки не проходит без последствий, сам знаешь.
  Аэ кивнул. Кира слушала меня внимательно и настороженно. То, что у нее психика скоро пойдет вразнос, разума ее не лишило, как и способности здраво оценивать происходящее: мои слова она услышала и теперь судорожно пыталась понять, что же я имею ввиду.
  - Аэтериос, переложи ее на пол. Кира, придется немного потерпеть.
  Девушка коротко кивнула, шмыгнув носом. Асур легко поднял ее на руки, аккуратно, бережно положив на относительно чистый участок пола, помог лечь на спину. Кира тоненько вскрикнула, когда Аэте выровнял сломанную ногу и руку, закусила до крови и так разбитую губу.
  - Прибери пока на корабле: убери трупы так, чтобы их не увидели при беглом осмотре. - буркнула я. - И воспользуйся благами чужой цивилизации: кровь смой! Приведи себя в порядок, а то мои бойцы твой нынешний вид оценят... превратно.
  - Мрир, почисти ты, прошу. Не хочется мокнуть... - умильно заглядывая мне в глаза попросил Аэте, мгновенно превращаясь в нашкодившего, но обаятельного пацана.
  Вот же...
  - Ладно. - я пульнула в него светящийся сгусток очищающего плетения. - Постарайся не изгваздаться в крови еще раз, монстрик ты наш.
  Аэтериос виновато потупился, глядя, как проносится по броне мягкая волна тусклого света. На определение "монстрик" возражений у него не было, скорее, легкая ирония.
  - Иди уже. У тебя есть минут пять-семь, пока Рамиро снова не прискачет. А я пока подлечу девчонку.
  Кира, что занятно, никак не прокомментировала происходящее, но жгучее любопытство, свойственное асурам и подобным им созданиям, вымело страх и настороженность. Боль физическая отошла на задний план, боль от потери родного человека утратила остроту: открыто творимая магия вызвала ступор и конфликты в сознании, и так трещащим под активировавшимися инстинктами, чуждыми обычному человеку.
  Прикрыв глаза, я медленно выдохнула, сбрасывая напряжение. Проклятье, с этими неожиданными подгонами от реальности можно заикой стать... Постоянно держать себя в когтях жесткого самоконтроля напрягает. Я тоже хочу попсиховать и побеситься, но мне нельзя!
  Ладно, вернемся на корабль, можно будет немного расслабиться в окружении близких. А пока... Что там? Да, точно, лечение девчонки.
  Аэтериос очень нервно и близко к сердцу воспринял произошедшее с сородичами, и теперь мелкую не оставит без присмотра. И правильно. Ему по статусу положено за своими присматривать, даже если он пока не заявил на права, лишь имя подтвердил. Этого уже достаточно.
  Темная дымка окутала ногу девчонки, Кира тонко вскрикнула, когда кость встала на место, собираясь из обломков в единое целое. Еще один болезненный вскрик, и предплечье вновь цело. Кость еще какое-то время будет слабой, но за неделю прочность восстановится до нормального состояния. Последствия сильного удара головой убрала цепочка из трех угловатых рун, нанесенных мною на сгиб локтя. Символы свое отработали и затерялись в крови, щедро покрывающей худенькую фигурку. Остальное - не критично.
  Протянув руку, сказала:
  - Пробуй встать.
  Кира послушно обхватила мою ладонь и осторожно встала на подрагивающие ноги.
  - Ногу не напрягай: кость еще слабая.
  Короткие, простые приказы воспринимались разумом и исполнялись инстинктивно, без конфликта с сознанием. Хорошо. Теперь посмотрим, что в ее голове сейчас творится.
  - Кира.
  Девушка оторвала взгляд от тела брата и вопросительно глянула мне в глаза. Контакт возник моментально, стоило мне встретить ее взгляд и настроиться. Я глянула в ее разум, и... на какое-то время связные мысли меня покинули.
  Это...
  Эм... Да...
  Аккуратно отстранившись от того, что я увидела в черноволосой головке хрупкой девушки, я устало помассировала виски. Думала, у Рруса в голове кошмар творится? Какая я наивная, оказывается...
  - "Аэ, что с малой делать собираешься?" - осторожно спросила я.
  Ответ пришел мгновенно. Жесткий, бескомпромиссный, не подразумевающий отказа или иного развития событий:
  - "Заберу ее с собой."
  Сейчас со мной говорил не милый обаятельный паренек Аэтериос, а тот, чье отражение я видела при первом общении с асуром в моем разуме.
  - "Берешь под покровительство?"
  - "Пока - под защиту."
  Хорошее уточнение. Разумное. Но защита может перерасти в протекторат, если девочка оправдает надежды покровителя. Но сделает она это или нет, зависит не от нее. От меня и самого Аэтериоса. Самостоятельно Кира не справится, как бы ни старалась.
  - "У нее начались конфликты пробудившейся сущности, личности и воспитания. Психика может не выдержать. Возможно придется пойти на полноценную коррекцию."
  - "Не возражаю."
  И весь ответ. Он только что дал мне право делать с разумом девчонки все, что мне заблагорассудится, лишь бы на выходе получилось адекватное разумное существо, принявшее пробудившуюся сущность и осознающее себя. Без оглядки на желания самой юной асуры. И ведь Аэте в праве принимать подобные решения.
  - Что-то случилось? - настороженно спросила меня Кира.
  - Ничего сверх ожидаемого. - вздохнув, ответила я. - Идем отсюда.
  Подхватив шлем, я приглашающе махнула рукой. Кира глянула на меня, на тело брата.
  - Аэте сделает как должно.
  Девчонка сглотнула, мелко кивнула и пошла за мной, опустив голову и скрывая слезы.
  Выйдя из корабля, мы устроились ждать, сидя на краю трапа. Спешить сейчас смысла никакого: разворот астероида начат, риск непосредственного столкновения с планетой нивелирован. Скоро снова запустят маршевые двигатели, уводя опасный булыжник подальше от населенного мира. Батарианцев осталось немного, высококлассных бойцов в их среде - это только бойцы Балака, но он за работорговцев особо вступаться не собирается. Вот кто-кто, а Ка"Хаирал подоплеку произошедшего и возможные проблемы понимает не хуже меня. Вот он, комок злости, раздражения, бессилия и отчаяния, подходит к причальной площадке, полный решимости прорываться с астероида.
  К дверям вновь подошел Рамиро, переключая на себя мое внимание, но на этот раз в компании Джейн и Диего. Виктор и Руне остались у батарианского корабля, чей хозяин находился на два уровня ниже в окружении людей. Владелец вырезанного асуром судна со своей группой на третьем двигателе.
  Индикатор на двери мигнул, створки резко разошлись. Кира на шелест открывающихся дверей отреагировала всплеском страха, настороженности и злости, вскочила на ноги, сжала кулачки, готовясь защищаться от возможного противника. Я осталась сидеть, придерживая руками два шлема: свой и Аэте.
  - Это мои бойцы. Успокойся. - спокойно сказала я. - Садись и жди.
   Девчонка послушно села на пандус трапа, поджала травмированную ногу, обхватила руками коленку и замерла, недоверчиво наблюдая за приближающимися людьми.
  - Корабль захвачен. Батарианцы обездвижены. - кратко отчиталась Джейн, кося на насупленную, покрытую подсохшей кровью девушку, молчаливо сидящую подле меня.
  Прекрасно.
  - Что с людьми? - задала я необходимый, ожидаемый, но ненужный вопрос.
  - Остались в капсулах. Я посчитала нерациональным их сейчас приводить в сознание: могут быть лишние проблемы.
  Джейн меня радует здравомыслием. Пока люди в капсулах, они не доставляют лишних проблем. Мы спокойно выполним свою работу и покинем этот булыжник, а с пленниками батарианцев пусть разбираются другие. Желательно после того, как мы улетим.
  - Командир, каковы дальнейшие наши действия? - спросила Карамелька, проглотив мой статус "Спектр" и заменив более нейтральным обращением, хмуро погладывая на насупленную, сжавшуюся компактным комочком Киру.
  - Ждать.
  Люди от такого ответа растерялись.
  - Разворот астероида начат. - спокойным, размеренным тоном произнесла я. - Батарианцев не так много: экипаж военного фрегата остался на его борту, в комплексе только командир и четверо его бойцов. На "Ит"Атараль", который вы только что взяли, было тридцать семь батарианцев и двенадцать варренов. - проигнорировав полыхнувшее яркой вспышкой любопытство Рамиро и подозрительность Джейн, продолжила вещать. - Шестнадцать разумных - экипаж, они оставались на борту перед началом зачистки, один - у трапа с двумя варренами. На "Ки"Садаль", - я хлопнула ладонью по трапу, на котором сидела, - сорок два батарианца и шестнадцать варренов, из них восемнадцать - экипаж, который не покинул корабль, четверо стояли на страже с двумя варренами. Итого на астероид высадились двадцать один разумный с "Ит"Атараль" и двадцать четыре с "Ки"Садаль", плюс офицер ВКС Гегемонии Ка"Хаирал Балак и четверо его бойцов, которые не участвовали во всем этом, прибыв с опозданием в шестнадцать часов из-за задержки на станции разрядки. Варренов, соответственно, двадцать восемь: военные зверье на корабле не держат. Причальные площадки покинули по двадцать бойцов с каждого корабля-работорговца и всего двадцать один варрен.
  Люди слушали меня со смешанными чувствами. Рамиро, быстро прикинув по моим подсчетам что делается на астероиде, кивнул своим мыслям.
  - При зачистке комплекса первого маршевого двигателя группа Джона Шепарда уничтожила десять батарианцев и семь варренов. Группа Найлуса Крайка - двенадцать батарианцев и шесть варренов. - продолжила занудствовать я. - На этом булыжнике всего осталось восемнадцать батарианцев и восемь... семь варренов. Считая тех, кто находится у третьего маршевого двигателя: девять батарианцев и четыре варрена. Итого здесь остался Балак со своими бойцами и девять работорговцев с тремя варренами.
  - Почему семь? - уточнил Рамиро.
  - Одного убил Аэ на входе в административный комплекс. - любезно пояснила я.
  Виктор удивленно покосился на нахмурившегося Руне. Рамиро вновь полыхнул досадой на свою невнимательность, но спрашивать, откуда у меня точные данные, не стал, хотя вопрос очень настойчиво крутился в поверхностных мыслях.
  По трапу спустился Аэтериос с какой-то небольшой деталью в руке, разом притягивая к себе внимание. Из-за жесткого самоконтроля шаг немного деревянный и неестественный, глаза полуприкрыты, из-под густых ресниц едва заметно курится темная дымка, практически неразличимая в скудном освещении огромного помещения, смотрит асур в пол, не особо нуждаясь в зрении для ориентирования в пространстве.
  - Ты закончил?
  Он кивнул, поставил снятую с корабля деталь на пол и вновь ушел, не поднимая глаз и избегая смотреть на людей. Вернулся через пару минут, неся на руках тело паренька: оставлять мертвого сородича людям асур не собирался. Даже если его сородич среди людей вырос.
  Кира всхлипнула, с трудом сдерживая слезы, глядя на изуродованное тело брата, осторожно уложенное на металл пола. Аэте подошел, положил закованную в броню ладонь на макушку девушки, легонько поглаживая черноволосую голову. Он не сказал ни слова, но в словах не было необходимости. Кира уткнулась лбом в броню, вновь всхлипнула и затихла.
  - Аэ, сними со второго корабля такую же деталь.
  Он кивнул, взъерошил волосы на голове девчонки и ушел, не поднимая взгляда. Плохо. Аэте на взводе. Ожидаемой разрядки не произошло. Погибший сородич послужил катализатором и лишь усугубил ситуацию. Дело даже не в самом факте гибели, к ней Аэ и весь его народ относится равнодушно, дело в том, как именно погиб пацан. Необученный, неизвестный ранее сородич, малолетка по меркам Аэтериоса, вышедший из спящего состояния в момент смертельной опасности, и... задранный животным по приказу какого-то работорговца.
  А тут еще Кира. Девчонку людям асур не оставит. Да и нельзя ее оставлять в таком состоянии без присмотра: когда конфликт между личностным базисом, человеческим воспитанием, моралью и пробуждающимися инстинктами асура войдет в высшую стадию своего развития, малая рванет. И "тихим психом" она не будет...
  Совсем рядом ярко засияли чужие чувства: недоумение, непонимание, легкое опасение, перерастающее в страх за другого. О, Балак зашел на причальную площадку и обнаружил своих бойцов в коматозном состоянии. Хорошо. Пусть побегает, посмотрит корабль. Дозреет. А потом мы поговорим. Теперь его упускать из-под наблюдения нельзя, а то еще сделает какую-то феерическую глупость.
  Так, а это у нас кто?
  Я всмотрелась в метущийся разум, пришедший вместе с Балаком. О, это моя собственность. Имя будущей жертвы легко считалось с поверхностных мыслей: Ти"Рокаар Чарн. Потомственный работорговец, получивший семейный бизнес в наследство от отца. Каскадом пронеслись мелкие, но важные факты из жизни батарианца, выстраивая его личность и психопортрет. Отлично. Есть с чем работать.
  Двести сорок шесть метров пустого пространства для менталиста - не расстояние. На Эгросе нас учили работать с армиями, с целыми городами, накрывая своим воздействием населенные пункты, растянувшиеся на километры. На Х57 практически идеальные для работы условия: минимум разумных существ, полное отсутствие любой другой жизни, могущей дать наводки, и небольшое расстояние. При желании можно накрыть весь астероид и контролировать всех, кто на нем находится. Но в этом состоянии любой менталист предельно уязвим, а способы обойти нас в трансе есть. Простые, эффективные и редко дающие осечку: таких как я на войне старались выбить в первую очередь. Любыми путями и любой ценой.
  Прикрыв глаза, я погрузилась в ментальный план чуть глубже, чем до этого. Рядом - клубок раздерганных чувств, вспыхивающий и угасающих без всякой системы - Кира. Чуть в стороне холодный интерес и настороженная собранность Рамиро. Джейн мечется из крайности в крайность, не понимая мое поведение, столь сильно отличающееся от привычного ей поведения командиров-людей. Я действую... странно. Но пока эффективно. Впрочем, размышления о моих странностях все быстрее уступали любопытству и желанию пойти и посмотреть, что происходит на корабле, на трапе которого я сижу.
  Не самое удачное желание. Нечего ей там делать. И ЭТО видеть ей тоже не стоит!
  Надо мной черно-кровавый, напоенный застарелым страхом, ужасом, отчаянием и болью сгусток корабля, от которого уже начало тянуть холодком массовой жестокой гибели. Слева - еще один подобный сгусток, но лишенный набирающей силу некроэнергии. Второй работорговец. Справа - ярко-алый боевой фрегат. Фиолетовых пятен страха на нем очень мало, боли практически нет, но много гнева и застарелого отчаяния, окрашенного синими разводами решимости. Военный корабль как военный корабль, ничего особого. "Нормандия" не слишком отличается. Только у фрегата Балака жизненная аура полностью сформирована: судно давно на ходу и экипаж, подобранный лично Ка"Хаиралом, на нем не менялся годами. Военные - это тоже каста, попасть в которую чрезвычайно сложно.
  А вот и он сам со своими бойцами. Разрываются от противоречивых чувств: страх за пребывающих в странной коме сослуживцев, непонимание и одновременно облегчение от того, что все живы. Накатывающая злость и решимость спасти своих, раздражение и ярость на жадных идиотов, полетевших на чужую территорию и вляпавшихся во все это.
  Так-так... А вот это уже лишнее: взорвать комплекс я не позволю. Зачем же сразу такие крайние меры и суицидальные мысли? Закладка на разум легла без особого сопротивления: Балак жить хочет. И своих спасти из этой ловушки тоже хочет. Очень-очень хочет. Вот и молодец. Усилим это желание, дадим надежду и поддержим решение поговорить с тем, кто вырубил его подчиненных. Последний штрих - на грани осознаваемого разместить навязчивое желание проверить, что с двумя кораблями работорговцев.
  - "Ты же собиралась с ним договариваться мирно." - донеслась до меня исполненная иронии мысль Найлуса.
  - "Так я с ним и договорюсь. Мирно. А закладки лишь гарантируют эти мирные переговоры и отсутствие лишних проблем. Подчинять его или программировать разум я не буду. Так, легкое вмешательство."
  - "Да-да, я так и понял. Исключительно мирным путем."
  - "Именно!" - поддержала я заданный тон. - "Никакого физического насилия или угроз!"
  Ирония усилилась, дополнившись любопытством: Найлусу нравилось наблюдать, как я работаю с чужим разумом. Что забавно, никакого внутреннего противоречия от моих действий у него не было.
  Ментальный аналог смешка донесся от Гарруса вместе с мыслью: "Понятие "мирные переговоры" для меня приобрело новый смысл". Высказавшись, наше сокровище вновь затих, с интересом ожидая результаты моего воздействия. Они проявились довольно быстро.
  Закладка отработала первую фазу и вышла во вторую: Балак связался с владельцем "Ки"Садаль", Горзом, и в ультимативной форме потребовал возвращения всей его группы на корабль. Работорговец спорить с военным офицером не рискнул.
  Зачем нам рисковать понапрасну, топать пешком километры до третьего двигателя и выбивать отряд батарианцев, если они и так могут прийти туда, куда нам надо и где мы их будем ждать? А тот двигатель отключать не обязательно, можно вновь запустить два других.
  Дальнейшая судьба этого куска камня меня мало волновала: после нашего отлета люди могут вернуться к выполнению своих обязанностей и получат прекрасную возможность самостоятельно решить судьбу Х57. Далеко он при всем желании не улетит: мощность у двигателей не та.
  - "Я не сторонник лишних трудностей. Зачем напрягаться, если можно решить проблему проще и без лишних телодвижений?" - ответила я на невысказанный Найлусом вопрос. - "Горз пойдет по внутренним туннелям."
  - "Перехватить?" - молниеносная мысль-вопрос, тянущая за собой стремительные размышления о следующих действиях.
  Ауру Балака залило синим: решение принято, офицер с четверкой бойцов покинул борт корабля и направился к нам.
  - "Зачем? Никуда они не денутся, явятся к своему кораблю." - мой ответ прервал уже практически принятое решение и оборвал дальнейшую разработку плана перехвата. - "У меня есть вопросы к Горзу, и я очень хочу получить на них ответы."
  - "Собираешься отпустить все корабли?" - уточнил Гаррус.
  - "Балака и свою собственность - да. А Горз..." - я не сдержала циничную иронию. - "Кто-то же должен понести наказание? Если я не ошиблась в своих предположениях, мы услышим крайне любопытные откровения."
  - "А если ошиблась?"
  - "Он скажет то, что потребуется. Мне не нужна сейчас эскалация конфликта Альянса Систем с Гегемонией. И второй Скиллианский Блиц мне тоже не нужен."
  Усмешка явственно донеслась по связи, и ментальный канал перешел в фоновый режим. Вовремя. Аэтериос возвращается вместе с Виктором и Руне. Пора освободить территорию: Чарн пошел к своему кораблю в обход, не слишком горя желанием находиться рядом со взбешенным Балаком. Вот и чудесно. Пусть посмотрит, проникнется. Заглянет к соседу за запчастями. А я проконтролирую весь процесс: при работе с враждебными разумными я предпочитаю не полагаться на случайность.
  Я встала сразу, как только створки дверей пришли в движение, пропуская на причальную площадку двоих людей и асура. Деталь нес Виктор, Руне с готовым к бою оружием в руках шел чуть позади.
  - Пора.
  Бойцы подобрались, Кира напряглась, настороженно глядя на меня.
  - Командир? - осторожно и неопределенно переспросила Джейн.
  - Пора пообщаться с батарианцами. - с усмешкой ответила я. - Кира, держись возле Аэте. Диего, возьмешь одну деталь. Аэ... ты знаешь, что делать.
  Асур молча кивнул, одной рукой подхватывая тело парня и снятую с корабля небольшую, но массивную деталь. Виктор, глядя на это, покачал головой, хмыкнул и вручил точно такую же фигурную железяку охнувшему от ее веса молодому итальянцу. Джейн с недоумением смотрела, как Аэ бережно поправил тело, не понимая, зачем мы берем с собой труп и необученную девчонку. Почему не оставим. И тело, и гражданский - обуза. Если присутствие девчонки еще можно оправдать опасностью для нее, то вот тело... Трупу-то все равно. Может и полежать до конца миссии.
  Хорошо хоть Джейн оставила свои вопросы при себе. Рамиро же подобными вопросами не интересовался, понимая, что если это сделано, значит, на то есть какие-то причины. И эти причины его волновали куда больше кажущейся неоправданности моих действий.
  Балак как раз вошел в соседний отсек.
  В самый раз.
  
  Когда мы вошли на причальную площадку номер три, пятеро батарианцев в полной броне вышли из-за массивного толстоносого грузового корабля и увидели нас на расстоянии атаки. Почти канонная встреча... Только варренов нет: они остались с хозяевами. И канонное же начало:
  - Вы, люди!
  Балак канонно груб, хамит, в голосе - раздражение и отвращение, близкое к брезгливости. Хорошая маска, скрывающая то, что он не желает показывать даже своим подчиненным.
  - Вы доставляете слишком много проблем.
  Ментальный план показывает истинные эмоции без искажений и наводок, независимо от желания или нежелания разумного: он... боится. Не за себя. За своих подчиненных, за свой народ, за свое государство. Он в отчаянии, не знает, что делать и как вывернуться из того дерьма, в которое его втянули двое сородичей-работорговцев, но закладка работает, ненавязчиво отклоняя даже малейшие намеки на суицид и агрессию в любом его виде, усиливая желание жить.
  Прекрасно. Гордый офицер готов к употреблению.
  - Ка"Хаирал Балак. Какая встреча. - я растянула губы в подобии улыбки, больше смахивающей на оскал. Еще бы зубки заострить, вообще красота была бы.
  Балак дернулся всем телом, услышав свое имя из уст человека. Сюрприз... Притом, неприятный и грозящий массой проблем.
  - Не могу сказать, что неожиданная: я ждала, когда же вы соблаговолите явиться на причальные площадки. - тем же ровным тоном я продолжала загонять батарианца в ловушку, результат срабатывания которой я получу в будущем.
  Балак полыхнул яростью.
  - Я покидаю этот астероид, человек. Если попробуешь остановить меня, я...
  Мой тихий смешок оборвал его экспрессивную и угрожающую речь, вынуждая подобраться.
  - Ты - что? - я хмыкнула, с интересом разглядывая чужака. - Что ты сделаешь, Ка"Хаирал? Экипаж твоего корабля без сознания, пилотировать ни ты, ни кто-либо из бойцов, стоящих за твоей спиной, не умеете. Как ты собираешься покинуть этот булыжник? М? Хочу добавить, что два других корабля тоже захвачены. И они никуда не улетят без моего разрешения.
  Балак оцепенел, с трудом подавляет гнев, перемешанный с опасением и ненавистью: меня он узнал. Еще бы, Мясник Торфана - крайне одиозная фигура Альянса Систем. Да и внешность у меня приметная. А еще он понял, что за детальки держат в руках мои подчиненные. Вон как ярость заполыхала и глазки сузились: он как раз без шлема, так что выразительную рожу хорошо видно.
  Я хмыкнула, заложила руки за спину, с интересом разглядывая пятерых батарианцев.
  - Я не могу отпустить тебя просто так, Балак. Не после того, что произошло.
  Меня, как и предполагалось, офицер понял превратно:
  - Это ничто! Вы, люди, доставили батарианцам гораздо больше вреда!
  Туго закрученная пружина не выдержала. Балак вспылил, выплескивая копившиеся долгий-долгий срок, очень болезненные мысли и выводы:
  - Нас вынудили удалиться в изгнание! Довольствоваться крохами. И так целые десятилетия!
  Резонно. То, что было сделано на Элизиуме и последующий Блиц - знатная подстава, где больше всего потеряли батарианцы. У Ка"Хаирала есть все причины ненавидеть. Но не будем лишать его удовольствия выговориться. Тем более, мне.
  - А причем тут эти люди? - полюбопытствовала я, покачиваясь на пятках. - Они же ничего не сделали ни тебе, ни другим батарианцам.
  Есть накрытие и попадание! Ментал аж заштормило от бури эмоций!
  - Ничего не сделали? - буквально выплюнул Ка"Хаирал, нервно расхаживая взад-вперед. - Всего лишь колонизировали нашу планету? И только забрали наши ресурсы?
  Согласна, войны начинали и за меньшее. А понятие "невиновный" - крайне расплывчатое.
  - Нам ничего не оставалось, как защищаться! - продолжал говорить офицер. - Но люди сильнее нас, мы это знали. И Совет знал. Но это никого не волновало. Это все вы. Вы и ваши соплеменники - единственная причина, по которой мы оказались в таком положении.
  Это так мило: батарианский офицер жалуется на людей Мяснику Торфана. Прелестная ситуация! Специально не придумаешь такой поворот!
  Но не могу не согласиться с Ка"Хаиралом. Жадность и амбиции правящей верхушки Альянса - далеко не единственная причина начала войны между союзными на тот момент государствами. И да, Гегемония уступала Альянсу Систем как в военной силе, так и в навыках ведения войн: батарианцы прекрасные медики, но не военные. При всей своей кажущейся агрессивности, они не являются воинственным видом. В отличие от людей. Отсюда становится все любопытнее вопросы о Мендуаре...
  Как говорится, а был ли мальчик?
  - Разве убийство невинных решит эти проблемы? - мягко спросила я, формируя очередную закладку. Балак как раз дозрел до ее установки.
  Реакция была вполне ожидаемой: гнев, бессильная злость, ненависть, безнадежная, бессмысленная попытка высказаться в лицо врага.
  - Могу задать встречный вопрос. Сколько невинных батарианцев погибло на Торфане? Или вы уже забыли об этом?
  Я пожала плечами.
  - Политики назвали Торфан расплатой за атаку на Элизиум. Удобный повод для начала войны за территорию с соседом, которому эта территория принадлежит.
  Терпение Балака лопнуло:
  - Хватит! Наверное, вы так и не поймете... Вы и не хотите понимать. Мне уже жалко тратить на вас слова!
  - Ка"Хаирал, скажи мне, будь любезен, у тебя проблема с логическим мышлением или это эмоции застлали твой разум? - спокойно спросила я, разом ломая разговор. - Я ожидала от потомственного кадрового военного офицера Гегемонии большей... сдержанности, внимательности и умения здраво оценивать события.
  Балак резко остановился, словно врезался в незримую стену, медленно повернулся, впился в меня тяжелым взглядом. Мои слова ударили его в самое больное, разом сбивая с мысли и вынуждая и без того хлипкие ментальные щиты просесть под валом эмоций.
  Закладка легла на взбудораженный разум легко и естественно, растворяясь в инстинктивном и неосознаваемом.
  - Полагаю, холодной логики мышления я не увижу: эмоции застилают твой разум сильнее, чем это допустимо.
  Четверо бойцов за спиной Ка"Хаирала переглянулись. Меня они тоже узнали. Первоначальная ненависть сменилась недоумением: Мясник Торфана оказался не таким, каким они меня представляли. Прекрасно.
  Закладка начала работу, подавляя и приглушая ненужную сейчас эмоциональность. Включая и недоверчивость, и подозрительность, и упертость: это ведь тоже эмоции, не более того. Мне нужно поговорить с разумным, а не кидающимся из крайности в крайность отчаявшимся существом. Балак слишком эмоционален. Сейчас это... неуместно.
  - Итак. Поправь меня, если я в чем ошибусь. - я улыбнулась батарианцу плотоядной улыбкой, отчего он непроизвольно приподнял верхнюю губу, показывая частокол острых игольчатых зубов. - Патрулируя пограничные системы, ты заметил два корабля работорговцев, уходящих к территории людей. Решив узнать, куда это понесло твоих соплеменников в такие смутные дали, ты, задержавшись на станции разрядки в Скиллианском Крае из-за очередной атаки корабля Корсаров, вами же и уничтоженного, прибыл с большим запозданием, и на начало всего этого, - я широко обвела руками пустой ангар, - опоздал. Зато обнаружил, что твои драгоценные сородичи по каким-то непонятным резонам решили набрать рабов на ничем не привлекательном булыжнике, хотя под нами незащищенная толком планета. Я права?
  Балак поморщился, но согласно кивнул. Благодаря работе закладки здравая мысль об источнике столь занятной информации так и не проявилась. И не надо. У него еще будет время и возможность заняться анализом нашего разговора: перегоны, они такие длинные...
  - Прекрасно. Когда включилась система защиты?
  Закладка вновь сработала, вынуждая батарианца говорить:
  - Незадолго после нашего приземления.
  - Двигатели уже работали? - не меняя ни тона, ни интонации задала я самый важный вопрос.
  - Нет.
  Ожидаемо.
  - Кто их включил?
  - Не знаю. - ответил Ка"Хаирал, сузившимися глазами глядя на меня. - К чему эти вопросы, человек? Чего ты добиваешься?
  - Я? Добиваюсь? - я усмехнулась. - Ка"Хаирал Балак, я всего лишь выполняю свою работу Спектра Совета: храню мир в галактике.
  - Это ложь! - вскинулся батарианец. - Спектров-людей не бывает! Ты...
  Моя безмятежная, добрая улыбка вынудила его прерваться. Наконец-то у него появились здравые сомнения и опасения.
  - Надо чаще смотреть новости, офицер. Узнал бы много интересного. Оторванность от цивилизации и полеты по дальним маршрутам - не повод оставаться в информационном вакууме. Тем более, по таким вопросам.
  Я сделала паузу, давая возможность батарианцу прожевать и осмыслить сказанное, и только дождавшись осознания моих слов, продолжила:
  - Но, раз уж ты настолько недоверчив и у тебя такие пробелы в информации, ты можешь сообщить свою частоту, и мой куратор, Спектр Совета турианец Найлус Крайк выйдет на связь. Только не говори ему, что он мертв - он на это... нервно реагирует.
  Моя доброжелательность выбивала его из колеи: Балак ждал чего угодно, но не такого мирного разговора. Тем более от меня, проклятого Мясника. А я вот так... Да еще и с такими новостями.
  - Это он отключает двигатели? - хмуро спросил Балак.
  - Он присутствует в группе, которая отключила двигатель. - миролюбиво поправила я.
  Закладка окончательно интегрировалась в разум Ка"Хаирала. Она не даст никаких побочных эффектов, не затронет личность и убеждения, не потревожит мировоззрение. Она сделает лишь одно: если ему потребуется выйти на связь с каким-то Спектром, первым именем, которое всплывет в его памяти, будет мое. Оно же - последнее и единственное. Если у Балака возникнут вопросы или ему потребуется помощь, он обратится именно ко мне и только ко мне. А еще закладка гарантирует, что он таки выйдет на связь, а не начнет страдать ерундой, привлекая внимание своими действиями. Притом, не то внимание, которое нужно.
  Балак колебался недолго, но частоту все же назвал. Вслух мне ее повторять не пришлось: Найлус весь разговор слушал через мое восприятие и практически сразу связался с нервничающим батарианцем.
  - Ка"Хаирал Балак. - холодный, отдающий металлом голос с характерной для турианцев двойной подгармоникой разнесся по причальной площадке: Балак поставил вызов на громкую связь. - Спектр Совета Найлус Крайк на связи. Что вы хотели от меня услышать?
  О, Най в своей излюбленной ипостаси высокомерного сволочного говнюка, на которую в свое время купилась моя реципиент. В голосе так и сквозит это столь раздражающее разумных высокомерие и холодная отстраненность, чаще всего принимаемая за надменность и гонор. Еще и слова цедит для пущего эффекта.
  - Спектр Крайк, я бы хотел получить подтверждение статуса Мясника Торфана. - сухо, но вежливо произнес Балак.
  От окончательно утратившего эмоции голоса наставника потянуло космической стужей.
  - Я подтверждаю, что лейтенант-коммандер ВКС Альянса Систем Имрир Шепард, известная так же как Мясник Торфана, с недавнего времени является действующим оперативником Специального Корпуса Тактической Разведки. Этого достаточно?
  - Да, Спектр.
  Найлус отключился, не дожидаясь дальнейших слов Балака. Не слишком вежливо, но Ка"Хаирал воспринял нормально. Даже внимания не обратил: особенности жизни в кастовом обществе накладывают свой отпечаток.
  Собственно, я получила то, что хотела. Можно отпускать Балака на свободу. Но это же не помешает мне его дожать и выдушить последние соки? Я ведь имею право на оплату своего труда. Даже если эта оплата - моральное удовлетворение.
  - Спектр Совета. - Балак поджал губы, проглатывая горькие слова, рвущиеся с языка. - И что же желает получить Спектр-человек?
  Прелестно. Сказанное он усвоил и сообразил, что я не лгу. Закладка на это не влияла: мне нужно, чтобы Балак сам дошел до нужного мне вывода и решения.
  - Информацию.
  Батарианский офицер, наконец-то, обуздал эмоции и смог успокоиться. Относительно.
  - В обмен на что?
  Вот это уже деловой разговор. И мирный, что характерно. Никаких принуждений. Главное - правильно мотивировать.
  - На возможность улететь. - пожав плечами, безмятежно ответила я. - Беспрепятственно. Тебе, твоим подчиненным, и твоему кораблю.
  - А остальные?
  Моя улыбка была более чем ясным ответом, но я все же решила дополнить словами:
  - Кто-то же должен ответить за все это, не так ли? Глупость и излишняя доверчивость всегда были наказуемы.
  Добавлять, что выживание Горза не оценит Аэтериос, я не стала. Не знаю, как там выйдет с Сареном, но асур мое уважение заслужил и вошел во внутренний круг. Не семья, конечно, но недалеко. А своих я предпочитаю не расстраивать, независимо от цены, которую придется за это заплатить другим. Вот такая я эгоистичная, предвзятая сволочь.
  По ментальной связи пронеслась ирония и теплая поддержка Найлуса, успокаивающее касание разума Рруса, и угасающая обжигающая льдистая ярость Аэте, от которого я эту мысль не скрывала.
  Ка"Хаирал поморщился, сощурил верхнюю пару глаз и, наконец-то, произнес нужные мне слова:
  - Я отвечу на твои вопросы.
  - Прекрасно. Твои подчиненные выйдут из состояния коматозного сна через одиннадцать минут. Последствий не будет: это я гарантирую.
  Все четыре глаза подозрительно сузились, но высказывать досаду на свою поспешность батарианец не стал, а я не стала уточнять, что без моего разрешения эти одиннадцать минут тянулись бы очень и очень долго. Ка"Хаирал предполагал, что сон его людей - это воздействие какого-то вещества или оружия. Пусть. Правду он все равно не узнает.
  - Полагаю, нам хватит времени на разговор. - тем же миролюбивым и доброжелательным тоном добавила я.
  Балак раздраженно приподнял тонкую губу и буквально выплюнул:
  - Задавай вопросы... Спектр.
  Гегемония вышла из состава Пространства Цитадели, но статус Спектра Совета даже на ее территории не является пустым звуком, и с оперативниками этой конторы старались лишний раз не связываться. Во избежание.
  
  Разговор получился донельзя забавным и интересным, принес много крайне любопытной информации. Рамиро вообще в экстазе от словленного куша, чувствую, вернемся на корабль, и скрытный итальянец впадет в предкоматозное состояние, при котором будет каждое слово разговора чуть ли не по молекулам разбирать, анализировать все жесты, мимику лиц, обертоны голоса и оттенки интонации, вылавливая скрытые смыслы и подтексты. Джейн задумчива, перетряхивает свои старые воспоминания, касающиеся нападения на Мендуар, вытаскивает старые сомнения и не получившие ответа вопросы. А их у единственной выжившей в колонии предостаточно, все - не самые красивые. И ужасающе неудобные.
  Остальные бойцы прикидывались частью декора помещения и молча слушали, делая свои выводы. Кто-то верные, кто-то нет. Кира держалась за спиной Аэтериоса, а сам асур так и стоял молчаливой и неподвижной статуей, все так же глядя в пол... вернее, в тело погибшего сородича, которое он все так же держал на руках. И медленно зверел.
  Балак, выложив интересующие меня сведения, убыл на корабль. Взлетать прямо сейчас ему никто не даст: система безопасности еще активна, и батарианский фрегат будет закономерно сбит. О чем я его честно предупредила. Пусть посидит до конца маневра, потом Татум отрубит эту защиту и даст возможность Ка"Хаиралу нас покинуть, а "Нормандии" - приземлиться. Они как раз примерно одного размера. А если не вовремя заявятся военные Альянса Систем... Что ж. У меня есть для них пояснение присутствия военного корабля Гегемонии на этом куске камня, так что договор будет выполнен: Балак улетит без урона репутации и без грозящего немалыми неприятностями обвинения Гегемонии в теракте.
  - "Вот видите, переговоры прошли исключительно мирно." - отправила я мысль обоим турианцам в ответ на ироничное любопытство Найлуса.
  - "Заметил." - ирония плеснула явнее. - "И продуктивно."
  - "Естественно. А иначе смысл был их затевать?" - благостно ответила я, окончательно успокаиваясь и расслабляясь: очередной этап пройден, завершившись успехом. - "Что у вас?"
  - "Редко с кем из людей батарианцы говорят как с равными." - добавил Най и продолжил, скидывая мне имеющуюся у него информацию: - "У нас тихо. Ждем окончания маневра."
  Глянула полученный пакет данных. Тормозной двигатель проработает еще восемнадцать минут, после чего будет отключен за ненадобностью, а вот два маршевых вновь включат, и Х57 начнет свой путь прочь от Терра-Новы. При всей своей мощности, большого ускорения двигатели дать не могут, и огромный пустотелый кусок камня неспешно полетит в направлении неизвестных далей под углом к плоскости эклиптики системы. Нам осталось решить вопросы с работорговцами и можно улетать: дальнейшая судьба астероида меня не интересует. Это уже проблемы людей. Заходят - вернут, нет... Ну нет так нет.
  - "Горз доберется до причальных площадок через пол часа, не раньше: пешком быстро шестнадцать километров он не пройдет даже с учетом внутреннего монорельса в осевом туннеле."
  Мои слова о собственности Найлус не забыл и не отказал себе в удовольствии мелкой подколки:
  - "Как раз успеешь со вторым разобраться?"
  - "Надеюсь. С Чарном придется повозиться." - я не сдержала досаду. - "Программирование разума - это всегда утомительно, особенно, если оно проводится в процессе разговора и очень быстро. И на чужих глазах. Грубо ломать нельзя: мне Чарн нужен в здравом рассудке и без потери инициативы и самостоятельности."
  Ласковая волна поддержки, понимания и веры в меня щедро плеснула по ментальному каналу, умиротворяя и смывая тревоги. Приятно... Особенно приятно, что мне доверяют... И это учитывая, что именно я только что сделала и что собираюсь делать!
  - "Что с Аэте?" - задал волнующий его вопрос Найлус.
  Объяснять, что произошло, я не стала, ограничившись информационным пакетом. ЭТО объяснить словами вообще довольно проблематично: слишком многое завязано на эмоциональную и психологическую составляющую. Тем более, у нашего монстрика. С Аэтериосом вообще сложно иметь дело: он слишком резко переключается между своими, скажем так, ипостасями. А"тарэ... Нет, не так. Полностью осознавший себя а"тарэ асур-тар. Тем более, ЭТОТ. Мда.
  Закрадывается вопрос: это судьба у Сарена такая, вляпываться в существ подобного класса, или он просто по жизни невезучий?
  Ррус информацию охарактеризовал емким "О!", Найлус высказался куда как экспрессивнее и велеречивее, а я пополнила запас турианского фольклора.
  - "Придется девчонку забирать с собой." - выговорившись, буркнул Най.
  - "Вариантов не так много." - согласилась я. - "Или забрать и взять на обучение под постоянным присмотром, или убить."
  Что занятно, оба турианца больше склонялись именно ко второму варианту. И были совершенно правы. В обычных условиях у девчонки шансов на стабилизацию и выживание немного. Это если ей ОЧЕНЬ повезет вовремя встретить привязку. И если она сумеет принять пробуждающуюся сущность.
  - "В крайних мерах нет необходимости: я смогу сохранить ей рассудок."
  - "А личность?" - хмуро уточнил Ррус.
  Резонное уточнение.
  - "Личность неизбежно подвергнется изменениям."
  - "Но сохранится?" - Найлус заинтересовался.
  - "Естественно, сохранится. Не зря же меня столько лет учили. Распад сознания при потере главного императива - не такая уж редкость. Причины могут быть разные, но суть-то та же."
  Совсем неподалеку ослепительно полыхнули сочные, насыщенные эмоции, прерывая беззвучный разговор: Чарн добрался до второго корабля. Я тут же свернула беседу: пора работать. Батарианцу потребуется какое-то время, чтобы осмотреть судно и обнаружить отсутствие той же детали, что была снята с ядра его корабля. Минут десять ему на все про все хватит. Как раз дозреет до нужной кондиции и пойдет искать Балака. Как бы Чарн ни относился к офицеру, но военный - это военный, а произошедшее на "Ки"Садаль"... Аэтериос не сдерживался, когда убивал.
  Кстати о нем.
  - "Аэ, люди такой вес держать долго не могут." - мягко напомнила я. - "Хотя бы деталь положи на пол."
  Аэте молча выполнил требуемое, чуть ли не уронив сорокакилограммовую железяку, глухо грюкнувшую о металл пола. Люди вздрогнули, повернулись на звук, но асур вновь выпрямился и замер в той же позе, легко удерживая на руках тело сородича. С окаменевшим, безмятежным лицом и полуприкрытыми глазами. Шлем он так и не стал надевать, отдав девчонке: личный заскок, не более того.
  С ним надо что-то делать, и делать быстро.
  
  Пока Чарн обшаривал корабль и приходил в себя после обнаруженного небольшого могильника, не слишком аккуратно организованного асуром в каюте капитана, я готовилась к работе, изучая Ти"Рокаара. Расстояние в сорок метров - ничтожно, наводок немного, разум жертвы практически беззащитен и открыт, а мощные эмоции и внутренний раздрай от увиденного только облегчают мне задачу, открывая то, что обычно скрыто самоконтролем.
  Ничего особого или неожиданного я не обнаружила. Личность как личность. От людей не отличается ну ничем. Те же проблемы, те же желания и чаяния. История жизни, не особо выделяющаяся среди таких же историй людей, живущих в кастовом рабовладельческом обществе в любой другой реальности, с поправками на уровень технического развития.
  Ти"Рокаар Чарн родился в небольшом маленьком городке захолустной колонии на Килате. Отец - потомственный работорговец, мать - медик. Два старших брата смогли перейти в касту военных и теперь служат на флоте, старшая сестра пошла по стопам матери и практикует в госпитале родного города, а Ти"Рокаару после гибели отца в одном из рейсов достался семейный бизнес вместе с обязанностями старшего в клане, включающими в себя заботу о младших: двух сестрах и брате, еще не достигших совершеннолетия. Наследство небольшое: дом, куча долгов, которые с трудом сумели погасить, и как самая большая ценность - старенький корабль "Ит"Атараль", после капитального ремонта, сожравшего остатки налички, ставший единственным источником дохода семьи.
  История как история, сколько я их видела за свои жизни. Разве что те корабли ходили под парусами по морям, а не рассекали космические просторы. Но суть-то от этого не меняется. Работорговля - обыденное, распространенное явление в менее развитых мирах, не особо зависящая от вида и расы: в определенный период истории разумными приторговывают с разной степенью активности все расы без исключений. Разве что у некоторых эта торговля держалась под контролем государства и разумные, приговоренные к казни, продавались в лаборатории.
  На этот астероид Ти"Рокаар попал вместе с компаньоном, Горзом, который и был инициатором полета, где-то раздобыв информацию о самом Х57 и его обслуге. Поскольку последние годы дела у Чарна шли откровенно плохо, он решил рискнуть и согласился поучаствовать в этой сомнительной авантюре. Когда понял, во что вляпался, было уже поздно. Явление Ка"Хаирала окончательно его добило: властный, резкий, мстительный военный офицер, имеющий не то что зуб, а полноценную клыкастую челюсть на людей, построившего своих сородичей так, что они и пискнуть против боятся... скажем так, несколько усугубило и без того непростую ситуацию.
  Что ж поделать, иногда случаются и неудачные рейсы, из которых обычно не возвращаются. Вот этот как раз из их числа.
  Ти"Рокаар сам по себе неплохой разумный, но так уж сошлись пути судьбы, что он оказался по другую сторону и попал в сферу интересов более сильного существа. Меня. Ситуации присуща некоторая ирония: кому-то не везет, и он попадает в рабство батарианцам, а сейчас батарианскому работорговцу не повезло, и вскоре он попадет в рабство ко мне. То, что рабство не физическое, сути дела не меняет.
  Пространные размышления ничуть не мешали мне работать: крохотные, практически незаметные и по отдельности бесполезные закладки опутывали разум выбранной жертвы, создавая базис для более серьезного вмешательства. Своеобразный фундамент, опорные точки, на которые встанет основная конструкция. И встать она должна так, чтобы не вызвать конфликтов и отторжения: легко и естественно, вписавшись в личностный базис, желания, инстинкты и планы на будущее.
  В этом и есть высшая грань мастерства менталиста: подчинить разумного так, чтобы он этого не понял и никогда не смог осознать, но в нужный момент он сделает так, как мне надо, самостоятельно найдя оправдание своему выбору. Оставаясь полностью свободным, пока не догадается о своем рабстве или не возникнут серьезные конфликты с базисными установками разума, он будет действовать со всей самоотдачей. Искренне и честно. А я достаточно хороший менталист, чтобы не требовать того, что вызовет подобные конфликты.
  У Ти"Рокаара есть на чем сыграть. Есть, чем взять за живое, есть, на что надавить, чтобы получить его бесконечную и добровольную верность. Притом, этого можно добиться и без всякой менталистики, ведь он так сильно любит свою семью...
  Впрочем, я никогда не воздействовала на других через угрозу их близким. Единственное исключение - месть. Скорее, я действую наоборот... через помощь. Это куда эффективнее. И от подобных предложений гораздо сложнее отказаться.
  - "Жестоко." - констатировал Гаррус.
  От своих мужчин мысли я не скрывала, позволяя при желании наблюдать, о чем я размышляю. Найлус этим пользовался довольно часто, Ррус еще стеснялся без приглашения заглядывать в мой разум, но иногда любопытство перевешивало природную тактичность и стеснительность. Как сейчас.
  - "Бесспорно." - согласилась я, выплетая тончайшую систему понятийных и причинно-следственных связей, закрепляя на уже существующие в разуме жертвы приоритеты и знания. - "Но я своё не обижаю. Никогда. Раз уж Чарн будет действовать в моих интересах, я буду о нем заботиться. По-своему."
  Ментальный смех Найлуса искристой волной пронесся по восприятию, унимая взбудораженные темные инстинкты.
  - "Не знаю, стоит ли этот батарианец сочувствия, или ему повезло получить редкий шанс, но прежней его жизнь не будет."
  - "Однозначно." - согласился с сородичем наше светлое сокровище.
  Моя жертва, наконец-то, покинул корабль-могильник и теперь быстро приближался к нам. Скоро я выполню еще одну поставленную перед собой задачу, и останется совсем немного: Горз и завершение всей этой мутотени. И можно продолжить полет на Новерию.
  Чарна мы встретили, стоя под человеческим грузовозом: не самое удобное место, но боя сейчас не будет. Бойцы Джейн попытались было дернуться, но поднятая мною рука прекратила ненужные телодвижения. Батарианец явился в сопровождении четверых подчиненных и двух варренов: довольно существенная сила против семи бойцов, один из которых вроде как не готов к бою и держит на руках тело.
  - Стойте, где стоите! - громко выкрикнул Чарн, демонстративно опуская винтовку дулом в пол. - Не хочется лишний раз пачкаться в крови.
  Варрены за его спиной угрожающе зарычали. Аэтериос резко, рывком поднял голову, глядя сузившимися черными глазами на резко заткнувшихся хищников. У животных очень развиты инстинкты...
  Выйдя из-под громады корабля, я пошла к жертве. Когда расстояние между нами сократилось до трех метров, Чарн поднял руку и произнес:
  - Не подходи ближе.
  Я остановилась. Окинув меня внимательным взглядом, лишенным всякого узнавания, батарианец довольно спокойным тоном сказал:
  - Мы можем разобраться по-плохому или решить все мирным путем.
  Нравится мне его подход! С таким отношением, работать гораздо проще!
  Встретив настороженный взгляд четырехглазого чужака, я без малейшего сопротивления со стороны жертвы подключилась к его разуму, уже по-настоящему получив доступ не только к сознанию, но и ко всему остальному: подсознанию, памяти, неосознанному и даже к пласту инстинктов и рефлексов. При таком контакте я могу перепрошить его личность, а он этого даже не заметит...
  - Это угроза или приглашение к мирным переговорам? - мягко спросила я, начиная развертку конструкта.
  Чарн поморщился, но ответил честно:
  - Послушай, я просто выполняю свою работу. Лично я вовсе не собирался захватывать этот кусок камня. - Ти"Рокаар взмахнул досадливо рукой. - Я всего лишь хотел немного заработать. По-быстрому раздобыть рабов, и ничего более.
  Люди в нашу милую беседу не вмешивались, но очень внимательно слушали. Не буду их разочаровывать.
  - Это уже не набег за рабами. Под угрозу были поставлены миллионы жизней.
  Тонкая верхняя губа приподнялась в раздражении:
  - А то я не знаю! Я просто выполняю приказы! Будь моя воля, мы бы давно улетели!
  Предельно честный ответ. Ти"Рокаар не юлит и не лукавит: его эта ситуация очень... напрягает, если не сказать, что приводит в тихий ужас. Он не глуп, понимает, во что вляпался. И понимает, что всё повесят на него... если выживет.
  - Возможно, есть смысл забрать своих людей и улететь? - вкрадчиво спросила я.
  Конструкт развернулся и начал интеграцию в инстинкты и неосознанные рефлексы, закладывая нужную для будущих действий базу в подсознание жертвы. Моя доброжелательность являлась ключом, своеобразным катализатором, помогающим Чарну не воспринимать меня как врага, переводя в статус того, кто искренне хочет помочь.
  Ти"Рокаар покачал головой и с досадой произнес:
  - Балак с меня шкуру живьем сдерет. А потом продаст.
  Эмоции полыхнули яркой вспышкой, взбудоражив ауру и мгновенно скрыв поверхностные проявления моего творчества, полностью поглощая посторонние элементы и перенося их в разряд естественно-возникших. Прекрасно. Доверие ко мне начинает крепнуть, как и желание высказаться. Что не замедлило произойти:
  - Псих ненормальный! Все пошло наперекосяк, а отвечать мне!
  Очень удачно. Теперь - последние штрихи.
  - И почему ты его слушаешься?
  Резонный вопрос... для человека, незнакомого с социумом Гегемонии. В кастовом обществе представитель низшей касты не может ослушаться приказа представителя высшей. А каста военных куда выше касты обычных работорговцев... У Чарна пропала возможность выбора с того момента, как на Х57 прибыл Балак.
  - Хороший вопрос. - Ти"Рокаар проглотил замечание, что он, обычный торговец, мало что может противопоставить военному офицеру. Ответил он другое: - У меня были плохие предчувствия с момента посадки. А теперь Балак хочет вас прикончить. А он всегда добивается того, чего хочет. Я с этим ничего не могу поделать.
  Я хмыкнула.
  - Тебе не придется ничего делать: я уже решила вопросы с Ка"Хаиралом Балаком, и мы пришли к... взаимопониманию.
  От такого поворота несчастный батарианец растерялся. Еще бы, такие неожиданные новости: кто-то смог о чем-то договориться с Балаком... А я на волне этой растерянности прикрутила еще одну мелкую, практически ни на что не влияющую закладку, единственное назначение которой - не дать забыть этот момент.
  - Вам будет позволено покинуть этот астероид. Условия нашего договора с офицером Балаком тебя не касаются: они не входят в сферу твоих интересов. От тебя требуется выгрузить спящих людей так, чтобы им не было причинено вреда вашим стартом.
  - И это все? - недоверчиво спросил Чарн.
  - За право улететь? Да. - я усмехнулась и добавила: - А вот за то, чтобы мы отдали вам вот ту фигурную железяку, стоящую у ног моего бойца, я хочу получить честные ответы на свои вопросы.
  Ти"Рокаар бросил настороженный взгляд на Аэтериоса, встретил его взгляд, вздрогнул всем телом и согласно кивнул. Что самое забавное, на Диего, у ног которого стояла точно такая же деталь, батарианец даже не глянул.
  - Задавай вопросы, человек. Я на них отвечу. Но отдай нам деталь: чтобы ее установить, требуется время.
  Против подобного поворота я ничего не имела: Чарн не будет отматывать назад наше соглашение. Увиденное на "Ки"Садаль" подействовало очень... отрезвляюще. Да и закладки уже не позволят, не допуская самого формирования идеи меня обмануть или подставить.
  - Аэте, будь любезен, передай Ти"Рокаару Чарну его же собственность.
  На собственное имя бедолага отреагировал еще более нервно, чем до него - Балак. Но куда более сильное впечатление на него произвел Аэтериос, подхвативший тяжелую деталь одной рукой, и все так же удерживая тело паренька на руках, без единого звука подошедший и уронивший гулко загремевшую железяку на пол у ног работорговца. Особенно, острые когти, венчающие пальцы перчаток брони.
  Мгновение взгляда в глаза, асур развернулся спиной и вернулся на то же самое место.
  - "Не стоит."
  Асур прикрыл глаза, соглашаясь с моими словами. Знает, что не стоит, но это знание помогало мало. Злость закручивалась тугой пружиной, перерождаясь в льдистую ярость и взвешенный гнев. Представители этого народа убивали за гораздо меньшее. Да о чем я... Они цивилизации уничтожали за меньшее.
  - "Всему свое время." - мне пришлось надавить силой, вышибая его разум из кровавого марева.
  Аэтериос медленно втянул воздух и столь же медленно выдохнул. Кровавая ярость улеглась, свернулась жгучим комком, асур вновь спокоен и рассудителен. Вот только на милого паренька уже никак не похож: лицо окаменело, глаза закрыты, из уголков едва заметно курится Тьма. И движения деревянные, неестественные, ломанные...
  Особенность психики подобных созданий во всей красе: за своих убьют не задумываясь, но чужое горе их не трогает совершенно. С равнодушием уничтожат цивилизацию, но гибель неинициированного подростка своего народа - трагедия... которая может привести к уничтожению этой самой цивилизации. А ведь стоит Аэте сказать несколько слов в коммуникатор, и батарианцы очень быстро исчезнут как вид.
  Ладно, Аэтериос вроде как немного успокоился, можно возвращаться к настороженно ожидающему моих действий Ти"Рокаару. С асуром буду разбираться уже по возвращению на корабль.
  - Кто был инициатором этого рейда? - задала я вопрос встрепенувшемуся Чарну.
  - Горз. - ответил Чарн. - Судя по тому, что я обнаружил на его корабле, вы об этом знаете.
  Я улыбнулась холодной, неприятной улыбкой, от которого батарианца пробило холодом, Аэтериос чуть сильнее сжал губы, глянув на вздрогнувшего работорговца. Вот мне интересно, у этого народа интуиция настолько развита, или это конкретно Чарн сообразительный и сходу понял, кто именно вырезал все живое на корабле его коллеги, не тронув только дух пилотов?
  - Мне по статусу положено много знать. Иначе я не смогу эффективно выполнять свою работу. - спокойно ответила я. - А то, что вы могли наблюдать на "Ки"Садаль" - следствие необдуманных действий его владельца по отношению к... моим сородичам.
  Намек был понят правильно: Чарн бросил верхней парой глаз короткий взгляд на тело паренька на руках Аэтериоса, сжал губы, проглатывая рвущийся вопрос, и спросил совершенно иное. То, что следовало узнать в самом начале нашей беседы.
  - С кем я говорю?
  - Спектр Совета Имрир Шепард. - представилась я. - В следующий раз советую узнать личность собеседника не в конце разговора, а в его начале: это позволит избежать некоторых... недоразумений.
  Мое имя и указанный статус вызвали срабатывание последнего эшелона причинно-следственных связей и закладок, завершая формирование сложной системы ментального контроля, проникшей во все участки сознательного и подсознательного, укрепившись у последней вуали, защищающей ядро личности. Постепенно их воздействие скажется и на нем. Не сразу, внося изменения потихоньку, на ничтожные доли смысла, на нюансы, на которые так редко обращают внимание, и через какое-то время Ти"Рокаар Чарн сам того не понимая станет моим верным сподвижником.
  - Скажи, Ти"Рокаар, как вам вообще пришла в голову идея набирать рабов на этом куске камня? - задала я мучавший меня вопрос.
  На что получила занятный ответ:
  - Я сам был удивлен. Этот рейд планировал Горз. Он уверял, что получил точную информацию: налет будет быстрым, выгодным и без последствий. Деталей я не знаю, Спектр.
  - Благодарю за ответы, Чарн.
  Совершенно неожиданно в разговор вступила Джейн:
  - Скажи мне, Чарн, кто из ваших стоит за нападением на Мендуар.
  От такого поворота батарианец откровенно растерялся.
  - Человек, в то время Гегемония и Альянс Систем являлись союзниками, и работорговцам было запрещено проводить рейды на территории людей. Я не знаю, кто мог бы решиться ослушаться прямого запрета.
  Джейн задумалась.
  - Это все, Чарн. - сказала я. - Возвращайся на корабль. Когда будет безопасно взлетать - я сообщу. А пока займись выполнением условий сделки.
  Испытывать судьбу батарианец не стал. Махнув своим бойцам, он покинул причальную площадку. Деталь забрал один из его подчиненных.
  - Вы его отпустите, Спектр? - спросила Джейн, все еще погруженная в свои воспоминания о Мендуаре.
  - Да, отпущу. Наказание понесет тот, кто был инициатором этого рейда.
  - Хорошо бы еще узнать, откуда к нему попала информация об Х57. - тихо произнес Рамиро себе под нос, но в огромном пустом помещении с отличной акустикой, да еще при снятом шлеме, эти слова были услышаны.
  - Узнаем. Если ему самому это известно. А пока он штурмует километры коридоров, у вас есть время присмотреть за разгрузкой... выгрузкой... короче, переносом людей с работорговца.
  Виктор не сдержал смешок, Диего сделал вид, что он не здесь. Руне рассмеялся в открытую, а Джейн поморщилась: мысленно она была далеко, вспомнив то, на что раньше не особо обращала внимание. На Мендуаре не было варренов.
  
  Ожидание - утомительно, даже если точно знаешь, где находится тот, кого ждешь. Джейн со своими бойцами наблюдала за работой батарианцев, приставая к Чарну с вопросами, уточняя смущавшие ее нюансы того рокового нападения. Ти"Рокаар прямо послать приставучую девчонку не рискнул, терпеливо отвечая на вопросы и косясь верхними глазами на молчаливого Аэтериоса, стоящего у дверей и все так же державшего на руках тело погибшего паренька. Кира держалась рядом с ним, исподлобья следя за Чарном и его людьми. А я наблюдала за всем этим с соседней причальной площадки, сидя на трапе "Ки"Садаль". Через восприятие Аэте, благо, он не возражал.
  К кораблю неслышно подошел Рамиро, глянул на меня и, не дождавшись реакции, шагнул на трап.
  - Не стоит. - не поворачиваясь, произнесла я.
  Рамиро замер, повернул голову, ожидая продолжения.
  - Ты не найдешь на этом корабле того, что тебе хотелось бы видеть.
  Итальянец согласно прикрыл глаза, но сказал не то, что думал:
  - Я должен.
  - Твой выбор. Я тебя предупредила. - тем же ленивым тоном ответила я.
  Аналитик стиснул зубы, отчего по лицу заходил желваки, но ответ был дан тем же спокойным тоном:
  - Вы запрещаете?
  - Нет. Зачем? - я развела руками и приглашающе махнула в сторону трапа. - Полагаю, ты знаешь о способности информации... скажем так, проводить грань.
  - Знаю.
  - И понимаешь, каковы могут быть последствия? - тем же мирным голосом задала я очередной вопрос, от которого у аналитика встала дыбом шерсть на загривке.
  - Вполне.
  Ответ настороженный, но твердый.
  - Тогда - иди. Иди, если хочешь.
  Колебался он недолго, но, все же, поднялся по трапу и скрылся в недрах корабля. Пусть идет. Информационная ловушка прекрасна тем, что вступив в нее, очень сложно отказаться от соблазна пройти путь до конца ради обретения Знания. И я уверена, что скрытный сицилиец этот соблазн не переборет. Не потому что не сможет, а потому что не захочет. И долг перед доном здесь совершенно не при чем.
  Отсутствовал Рамиро недолго, минут шесть, не больше, но когда спустился, ограничился одним взглядом в мою сторону и тяжелым молчанием. Вопросов он не задавал. И даже не обдумывал то, что увидел. Он запрещал себе сейчас заниматься анализом, переключившись на действительность, которая уже приближалась к нам, полыхая всем многообразием злости, страха и некоей доли отчаяния.
  - Рамиро, позови Аэте. И проследи, чтобы на эту причальную площадку никто не зашел без моего разрешения.
  Короткий кивок, да Россет ушел. Минутой спустя подошел Аэтериос и Кира: девчонку от себя асур не отпускал, предпочитая лично за ней присматривать. Хорошо. Ей будет полезно понаблюдать.
  - Горза не убивать: у меня к нему вопросы. Остальные... - я улыбнулась. - Но так, чтобы на полу следов не осталось. И учти, Аэте. Убьешь всех сразу - людей выгружать с корабля будешь сам.
  Асура подобная перспектива нисколько не смутила: полтора десятка бессознательных тушек для него перенести проблемы не составляло вообще.
  - Вы его отпустите? - хмуро спросила Кира.
  - В какой-то мере. Жить он не будет: ему придется взять на себя вину за произошедшее. И заплатить за это. - пояснила я девушке. - Не то, чтобы я слишком близко к сердцу приняла произошедшее на этом булыжнике: Горз просто попал под раздачу. Его кто-то хорошо попользовать, и я хочу знать кто. Умрет он не за нападение на Х57, а за то, что кто-то из его людей поднял руку на твоего брата. Все остальные мне безразличны.
  Девчонка поняла меня правильно:
  - Чем мы отличается от других?
  - Вы - сородичи Аэтериоса, а он очень трепетно относится к своему народу.
  Батарианцы пересекли причальную площадку и подошли к двери.
  - Аэ...
  Повторять не пришлось: асур бережно положил тело на пол, встал, снял с захвата клинок, активировал щит, встроенный в наруч и пошел к дверям. Легкой, текучей, скользящей походкой, беззвучно, словно призрак, ступая по металлу пола.
  
  Когда двери разошлись, батарианцев встретил один-единственный молодой седоволосый парень с мечом в руке...
  
  
  
  
  

Глава 44: Объекты исследований


  
  
  - Вы не имели на это права! - громкий недовольный голос человека вызывал глухое раздражение. - Как вы могли отпустить батарианских террористов! Вы...
  Капитан патрульного фрегата Альянса Систем, вывалившийся из перегона как раз тогда, когда к ретранслятору подошли корабли Балака и Чарна, уже минут двадцать сношал мне больной мозг, изливая свое видение моего проступка. Особенно после того, как корабль Горза разлетелся красивым ионным облаком после детонации Ядра, оставив их без виноватого: военным Альянса Систем батарианские корабли после Скиллианского Блица не сдавались.
  То, что я лейтенант-коммандер, капитан патруля, оказывается, знает: реципиент имела неудовольствие как-то раз служить в десантной группе на корабле этой эскадры. А вот то, что я Спектр Совета, пропустил мимо ушей, продолжая разоряться о вмешательстве инопланетян во внутренние дела Человечества и сподвигая меня пересмотреть свой отказ на его требование "подняться на борт". Но то ли здравая мысль, что корабль-могильник - это совершенно ненужное мне достижение до злополучной Алкеры, то ли желание побыстрее все это закончить и уйти в лазарет, где меня ждет раненный Ррус, то ли его молчаливая поддержка вкупе с присутствием Найлуса рядом со мной, удерживали от необдуманных и непоправимых действий.
  А хотелось. Очень хотелось. Особенно после того, как этот идиот, который вместо того, чтобы находиться на подконтрольной территории, где-то шлялся, проморгав прибытие трех батарианских кораблей и все веселье с астероидом, зато сейчас, после того, мы всё сделали, резко вспомнил о своих обязанностях и прилетел как раз тогда, когда уже было бы поздно что-либо делать.
  За происшествие на Х57 прежде всего спросят именно с капитана патрульного корабля, который отвечает за Скопление Исхода. В скоплении всего две системы: Утопия и Асгард, между ними для корабля этого класса восемь часов полета по прямому короткому перегону. Но после происшествия на Иден Прайм в Утопии сейчас базируется Второй Флот, и система в патрулировании не нуждается из-за блокады военными кораблями. Оставался только Асгард. Но... Как показала практика, Асгард остался без охраны почти на двое суток. И это - внутренние территории Альянса Систем! Где все это время шлялся патрульный фрегат, история умалчивает, а его капитан не распространяется.
  - Лейтенант-коммандер, вы должны...
  Я крепко стиснула зубы, давя порыв подробно объяснить этому придурку, чуть не просравшему планету, свое видение ситуации. Злость и раздражение взбурлили, клубясь и наливаясь силой.
  Должна-должна-должна...
  Еще не успела в этом мире прожить и двух месяцев, а я уже, оказывается, кому-то из людей крупно задолжала в частности и Альянсу Систем в общем. Интересно, за что? Это какую ссуду я у них у всех брала? Да я даже своему реципиенту НИЧЕГО не должна: оплата прерванной жизни проходит автоматически! И очень, очень щедрая оплата, за которую обитатели реальностей-тюрем с замкнутым циклом перерождения, готовы заплатить ЛЮБУЮ цену! Все, что угодно за шанс вырваться и уйти на перерождение в Мультиверсум, даже если от их души останется только оголенное ядро. Про тех, кто живет в воплощенных реальностях - речи не идет. Они обречены с самого начала на развоплощение. Имрир же получила возможность вырваться из этой ловушки и уйти жить в другой мир с колоссальными отступными! Она даже память может сохранить, если захочет. И это за какой-то год жизни до Алкеры с сомнительными шансами на воскрешение на станции "Лазарь" и огромными проблемами в сумрачном будущем.
  И тем более я ничего не должна Альянсу Систем! Я и так сделала то, что они от меня хотели: дала им прецедент с первым Спектром. На каком основании они предъявляют мне непонятные долги? За что? Они и с моим-то реципиентом не рассчитались! Что уж обо мне говорить. Свой Долг я определяю САМА! И по отношению к тем, к кому САМА сочту нужным!
  В этот мир я прихожу "чистой": без клятв и обязательств. На меня не распространяются даже Родовые Долги и проклятия. Особенности любого перерожденца: непричастность к событиям прошлого и как результат - отсутствие любых привязок к миру в виде присяги, долга, обязательств, обещаний, клятв и прочих ограничивающих и сдерживающих факторов. Иначе я не смогу сделать то, что должна сделать. Все обязательства, которыми я обрастаю в миру, я беру на себя осознанно и самостоятельно. И к ним никак не относятся претензии этого человека, пытающегося надавить на меня каким-то Уставом и присягой, которую Я не приносила! Мой же реципиент, Имрир, эту присягу исполнила до конца: погибла, дав МНЕ возможность прийти в эту реальность. Технически, дав шанс своему миру на выживание. А вот выживет этот Цикл или нет - это уже зависит от меня, моего желания и моих действий.
  Я смотрела сузившимися глазами на молодцеватого офицера, прикидывая, а надо ли ему напомнить, что в их любимой присяге был пунктик о "защите Человечества"? Не Альянса Систем. Человечества! И я, что самое смешное, выполню этот пунктик. Если не допущу Жатву, которая унесет миллиарды людских жизней.
  - "Найлус, Мрир сейчас сорвется."
  Окрашенный болью тихий ментальный голос Гарруса, наблюдающего за происходящим через наше восприятие, немного отрезвил и ослабил закручивающуюся тяжкую пружину злости и поднимающейся ярости. Еще немного, и мои эмоции начнут проявляться вполне реально, отдаваясь на окружающих меня людях, а это... недопустимо.
  - "Уже не сорвусь. Спасибо, Ррус." - я окончательно подавила гнев, но раздражение все еще кипело в душе. - "Най, прошу, поговори с ним ты, а..." - я не удержала злости и уныния. - "Пожалуйста. А то я его прокляну... чем-то смертельным... с отсроченным исполнением... И у меня это получится, не смотря на отсутствие таланта малефика!"
  Ласковая волна поддержки приятной прохладой пронеслась по обостренному восприятию, сглаживая и утихомиривая не самые светлые эмоции, позволяя мне вернуть самообладание и спокойствие, сильно расшатанное общением с капитаном патрульного фрегата. Мы только-только вернулись с Х57, по корабельному времени середина ночи, люди устали и вымотались морально, а тут такой подарок заявился. И сходу начал сыпать обвинениями, даже не удосужившись поинтересоваться, а что именно здесь произошло. Хорошо хоть Балак и Чарн успели войти в перегон до того, как патруль сообразил, что происходит, а то с него бы сталось открыть огонь.
  - Капитан Веллер. - холодный вибрирующий голос прервал человека, уже набравшего воздух для очередного потока с его точки зрения оправданных обвинений. - С вами говорит Спектр Совета Найлус Крайк, куратор Спектра Совета Имрир Шепард. У вас есть к нам какие-то претензии?
  Патрульный подобного поворота не ожидал: все время разговора на маячившего за моей спиной мощного турианца внимания он не обращал, посчитав за обычного наемника. А зря. Сейчас Найлус пребывал в своем любимом амплуа высокомерной сволочи, на которое в свое время так легко повелась моя реципиент. Отдающий металлом холодный голос, окрашенных ядовитой язвительностью и иронией лишь усугублял общее впечатление. Капитан патруля, как и подавляющее большинство флотских ВКС Альянса Систем, с инопланетянами дел не имел и в турианской мимике не разбирался совершенно, чем Найлус беспардонно пользовался. Настроение у нас было примерно одинаковое и колебалось между усталым отупением и злобой. Куда оно качнется - вопрос открытый.
  - Спектр Совета? - подозрительно уточнил человек.
  Найлус риторический вопрос проигнорировал, а капитан патрульного корабля резко сбавил обороты.
  - У вас есть какие-то дела в Асгарде?
  Найлус посмотрел на человека нечитаемым взглядом и холодно ответил:
  - Никаких. Мы собирались пролететь эту систему транзитом, но откликнулись на сигнал бедствия. Вы полагаете, нам следовало продолжить путь и проигнорировать этот сигнал, избежав тем самым, как вы выразились, вмешательства во внутренние дела человечества?
  От такой постановки вопроса капитан Веллер растерялся, с немым возмущением глядя то на невозмутимого Найлуса, то на меня, то на весело скалящуюся Джейн, получающую от этого разговора массу удовольствия, то на хмурого Джона, которому происходящее совершенно не нравилось. Технически, прав капитан патрульного фрегата: мы приперлись неизвестно откуда, без разрешения и предупреждения провели боевую высадку, перебили кучу батарианцев и нескольких людей, отпустили батарианские корабли, а теперь собираемся спокойно улететь по своим делам, игнорируя требование развернуться и проследовать к базе. Но тут всплывает много любопытного.
  Во-первых, батарианский военный корабль прибыл с большим запозданием и в нападении не участвовал, что подтвердили выжившие и аппаратура причальных площадок. Благодаря предупреждению Гарруса, Кейт не попала Ка"Хаиралу под горячую руку, но ее брат все равно погиб: они не восприняли предупреждение турианца всерьез и решили погеройствовать. Как результат, Аарона задрал варрен, а сама Кейт оказалась в тяжелом состоянии в медицинском блоке с пулевыми ранениями. Так что приписать Балаку ничего сверх незаконного пребывания на территории другого государства патруль не мог. Но тут вступал в силу один из законов Пространства Цитадели: военный корабль, вправе проследовать за сородичем-нарушителем для перехвата, если в зоне пересечения границы отсутствует патруль государства, чья граница была нарушена. К моменту прибытия патруля Альянса Систем, корабль Чарна уже находился под конвоем военного фрегата.
  Во-вторых, даже обвинение в незаконном пролете на чужую территорию можно оспорить, поскольку сеть масс-ретрансляторов повсеместно считается нейтральной зоной и блокировать пролет кораблей запрещалось. Оба батарианских корабля на момент появления патрульного фрегата находились непосредственно в нейтральной зоне у реле и готовились уйти в прыжок, а корабль Горза, который болтался неподалеку от Х57, сейчас не соберут даже при очень большом желании.
  Вот такая незадача. И как сомнительный бонус, в системе болтаемся мы: экспериментальный фрегат ВКС Альянса Систем "Нормандия", находящийся под юрисдикцией Специального Корпуса Тактической Разведки. Задержать нас законным путем без прямого указа Совета невозможно, а добровольно выполнять требования патруля, мы отказались. Есть еще и в-третьих: именно наше вмешательство позволило избежать планетарной катастрофы на Терра-Нове. И в-четвертых: патруль отсутствовал в подопечной системе больше суток, что делало его косвенно виновным в возникновении угрозы населенной планете.
  - У вас есть ко мне еще какие-то вопросы, капитан?
  - Никак нет, Спектр. - сухо ответил мужчина.
  Найлус чуть развел мандибулы в усмешке.
  - Конец связи.
  Получив положенный ответ, оператор прервал вещание. Джокеру, с любопытством греющему уши, отдельного приглашения не требовалось: как только пропал сигнал связи, "Нормандия" продолжила путь к ретранслятору, готовясь уйти в предпоследний перегон. До Новерии чуть меньше двух суток пути. Буду надеяться, что больше никаких накладок по дороге не возникнет.
  Убедившись, что от меня больше ничего на БИЦе не требуется, я развернулась и покинула командную палубу.
  Прессли уже давно перестал дергаться от моего появления на его вотчине. Привык уже, что если я захожу, то только для того, чтобы сообщить ему какую-то очередную новость, обсудить дела на корабле, если это требуется, или просто прохожу БИЦ транзитом по направлению шлюз-лестница или лестница-рубка. Отдав Чарльзу права и обязанности капитана, в его работу я не вмешивалась, а он философски относился к тому, что моим произволом на корабле с завидной регулярностью появляются непонятные, но полезные разумные, и в итоге мы достигли полного взаимопонимания. Он спокойно выполняет свою работу, корабль своевременно получает полное обеспечение, обслуживание и ремонт, а у меня есть мобильная база, за которой мне не надо присматривать лично. Все довольны: Джокер пилотирует обожаемый корабль, экипаж спокойно работает, Прессли этим всем командует, а мои люди на здесь живут без лишнего мозгоклюйства. Экипаж Прессли называет капитаном за глаза, тогда как мои бойцы дополнение "исполняющий обязанности" благополучно опускают даже при прямом обращении, благо, звание Чарльза это позволяет.
  Если у меня все получится, и Чарльз Прессли переживет катастрофу над Алкерой, подарок "Цербера" пойдет под его руку. Надо будет, сделаю официальный запрос через Спецкорпус: хорошими капитанами не разбрасываются.
  Ладно, до Алкеры время у меня есть, а вот накопившиеся проблемы надо решать сейчас. Немедленно! Одна из них под именем Кира сейчас сидит в лазарете, накачанная медикаментами по самую макушку. Вторая проблема - Аэтериос, застывший в харазе - сидит статуей там же, рядом с подопечной, и вообще на окружающий мир слабо реагирует. Третья - отряд Джейн, состоящий из умных и наблюдательных людей. Четвертая - Ррус с переломом лопатки и ребер, тоже сейчас скучающий в лазарете: Карин нас встретила в трюме и сходу вычислила, кому требуется медицинская помощь. Глаз у нее наметанный... Пятая проблема - Дэрг, которого тоже понесло. Сейчас он тихо бесится в лазарете под присмотром встревоженного Дилана и невозмутимой Карин. Причина та же, что и у Аэтериоса, только результат другой: обида на весь мир, болезненный вывих плеча и испорченная броня.
  Зайдя в тамбур лазарета, я тяжко вздохнула, вспоминая, как это случилось.
  Когда "Нормандия" приземлилась на причальную площадку на Х57, освобожденную для нее кораблем Чарна, отряды уже успели подойти к главному комплексу. Снятые с батарианских судов люди должны спать еще часов семь как минимум, и на момент отлета Ка"Хаирала и Ти"Рокаара находились в медицинском отсеке главного комплекса, перенесенные туда батарианцами и моими бойцами, поскольку оставлять их на причальных площадках нельзя: погибнут, когда автоматика воздух откачает. Балак был столь любезен, что выделил десяток своих подчиненных нам в помощь, лишь бы свалить отсюда побыстрее.
  Как раз, когда они заканчивали переносить людей с корабля Чарна, прибыла группа Найлуса. Дэрг и Дилан тут же были направлены в помощь носильщикам, но так уж получилось, что первый разумный, кого они встретили, был не батарианец, не спящие люди, а плачущая Кира. Дэрг - добрый, и пройти мимо молоденькой девушки, молча льющей слезы над чьим-то телом, не смог, а Кира на вопросы бойца ответила честно...
  Взбешенный Дэрг полуобморочного от жесткого ментального подчинения Горза не убил только потому, что его вовремя перехватил Аэтериос, очень доходчиво пояснивший младшему и более слабому сородичу, что старшим надо подчиняться, а командира ненужными убийствами расстраивать нельзя, даже если убить очень-очень хочется. Мягкий, вкрадчивый рокочущий голос, абсолютно черные глаза с тускло светящейся багровой радужкой, железная хватка и острая боль в медленно выворачиваемом несмотря на тяжелую броню плече подействовали волшебно.
  Автоматика закончила дезинфекцию и пропустила нас с Найлусом в лазарет. Диспозиция особо не изменилась: злой и обиженный Дэрг с фиксирующей повязкой на плече, нахохлившись и поджав ноги сидел на койке, рядом с ним сидел Дилан. Через пустую койку практически в той же позе сидела настороженная Кира возле неестественно-безмятежного асура, а Карин осматривала сохраняющего внешнюю невозмутимость Гарруса. Идиллия, чтоб их...
  - Спектры. - Карин даже не повернулась.
  В спокойном голосе - мягкий укор и неодобрение, в эмоциях - оторопь, непонимание, настороженность и недоумение, клокочущие под внешним спокойствием.
  - Каково их состояние? - спросила я, подходя к доктору.
  Карин развернула большой голографический экран, показывающий результаты сканирования Рруса.
  - У Вакариана сложный перелом лопатки, а также трещины в трех ребрах, еще два сломаны. - она указала на места переломов. - Требуется операция и установка штифтов на лопатке. - доктор укоризненно посмотрела на Гарруса. - Вот как можно было так упасть?
  - Я старался. - ответил Ррус.
  Карин развернулась и в упор посмотрела на наше сокровище.
  - Сломать кости?
  - Покинуть зону поражения...
  - В следующий раз, офицер Вакариан, старайтесь лучше.
  - Хорошо. - честно пообещал он.
  Стараться-то он будет, но не факт, что сделает. Карин, которая познакомилась с менталитетом турианцев еще на Шанси, это прекрасно понимала, а потому просто махнула рукой.
  - Что с остальными? - спросила я, сбивая ее с мысли об операции: лечить я буду сама, тем более, ни для кого из присутствующих в лазарете подобное не будет новостью.
  - У Дэрга небольшие гематомы и остаточные последствия вывиха плеча. У Киры залеченные переломы и сотрясение мозга. - при этих словах доктор выразительно на меня посмотрела. - Остальные - здоровы.
  - Дэргу требуется находиться под вашим присмотром?
  - Нет. Он может быть свободен, но пока он в таком состоянии я не могу его выпустить из лазарета.
  Дэрг насупился, мрачно глянул на Аэте, и перевел на меня взгляд полностью черных глаз, потом вновь уставился на асура, который тут же открыл точно такие же черные глаза, в которых раскаленным металлом сияла багровая радужка, и улыбнулся. Дэрга от этого хищного оскала передернуло, он покосился на пребывающего в ступоре Дилана. Тот тоже смотрел на Аэтериоса. Подозрительно и непонимающе.
  Я вздохнула, показала кулак асуру, на что тот виновато потупился, пряча жуткий, пробирающий до глубины души взгляд. Драгоценности артефактного комплекса ярко переливались в свете белых ламп лазарета, рассыпая брызги преломленного света в седых волосах. "Химера" работала во всю мощь, вываливая на своего носителя огромный объем информации и вынуждая его разум и организм работать на запредельной нагрузке. Хорошо. Энергосистема начинает раскачиваться, подстраиваясь под возросшие требования и запросы организма.
  - Я так понимаю, самостоятельно Дэрг успокоиться не может? - иронично поинтересовался Найлус, с интересом разглядывая насупленного бойца.
  Карин отодвинула голографические экраны в сторону, глянула на молчаливого асура, на выразительное лицо Крайка и задала занятный вопрос:
  - Полагаю, вы знаете, что необходимо делать в подобных случаях?
  - Дрессировать их надо. - хмуро ответил Аэтериос.
  Я согласно кивнула практически синхронно с Найлусом. Аэ вроде как изъявил желание начать дрессуру нежданных сородичей? Вот может уже начинать. И он займется чем-то полезным, и у Дэрга времени ни на что больше не останется. Даже на психи.
  - Вот и займешься. Трюм по ночам в вашем распоряжении.
  Дэрг с Диланом переглянулись и уставились на по-доброму им улыбающегося Аэтериоса.
  - Аэ, я только закончил ремонт и настройку "Мако"... - обреченно произнес Ррус.
  - Понял. - покладисто закивал асур. - Мы аккуратно.
  - Вот это меня и беспокоит. - еще обреченнее буркнул снайпер.
  Найлус хмыкнул, Аэтериос чисто по-детски насупился и нахохлился, сидя на койке, Кира недоумевающе переводила взгляд с него на Рруса, на меня, на доктора, на Найлуса, на Дэрга с Диланом, и снова на асура. В эмоциях - недоумение. Почему? Ах, ну да. Она же еще не видела Аэте в амплуа милого, доброго и безобидного паренька...
  - Ррус, мы БУДЕМ аккуратными. - быстрый многообещающий взгляд на Дэрга. - Мы не испортим твою работу.
  - Вот теперь я начинаю беспокоиться за крогана.
  Аэте удивленно моргнул, а потом беззаботно отмахнулся:
  - Они живучие.
  - О чем я и говорю. - Гаррус тяжко вздохнул и вздрогнул от острой боли в спине.
  Карин нахмурилась.
  - Вакариан. В операционную! Возражений я слышать не желаю!
  Ррус в операционную не хотел, но спорить с доктором не рискнул.
  - Карин, если ВЫ не возражаете, давайте обойдемся без операции. - мягко сказала я. -Гаррус нужен мне в отряде на Новерии.
  Вот что мне нравится в Карин: ей не требуется пространно объяснять очевидные вещи. Укоризненно склонив голову, доктор произнесла:
  - До Новерии двое суток пути. Вы успеете? В прошлый раз подобное лечение очень сильно по вам ударило, Имрир.
  - Я в полной силе, и заниматься таким извращением, как лечение через канал энергетической подпитки не буду. Есть куда более простые и эффективные методы.
  - Я бы хотела это увидеть. - тоном, не допускающим возражений, припечатала Карин.
  Возражать я не стала. Хочет - пусть смотрит. Но понимания будет столько же, сколько у остальных, даже если я объясню, что будет сделано.
  - Объяснение требуется?
  Карин кивнула и уточнила:
  - Сканер не помешает?
  - Нет.
  Доктор приглашающе махнула рукой, быстро обклеив Гарруса дополнительными датчиками. Ррус смешно шевелил носом, но молчал, стоически принимая происходящее.
  После коротких колебаний, я остановила выбор на все той же магии крови. Мы находимся на космическом корабле, под завязку набитом чувствительной и хрупкой электроникой, а использование любой более-менее мощной магии может давать мелкие колебания констант и, соответственно, вызывать сбои в работе. Одно дело развлекаться на огромной станции, до краев заполненной инертной разнополюсной энергией, способной погасить фон даже от мощных ритуалов, а совсем другое дело - мелкий корабль. Впрочем, ничего особо мощного мне не требуется. Стандартный круг на сращивание костей. У Рруса организм крепкий, сильный, энергии полно, так что отработает быстро.
  Я села на койку за спиной Гарруса, положила пальцы правой руки ему на позвоночник чуть ниже последнего шейного позвонка, практически сходу подключаясь к его нервной системе. По телу тут же дерануло острой режущей болью в онемевшей спине, пульсирующей тяжелыми, тугими волнами ноющей боли в перенапряженных до судорог мышцах.
  - Выровняйся.
  Он послушно выпрямил спину, я второй рукой принудительно довернула пострадавшее плечо, блокируя все ненужные нашему светлому сокровищу ощущения от этого процесса.
  - Замри.
  Ррус замер, словно окаменел, крепко сжав пальцы на краю койки.
  - Не знаю, Карин, помогут ли вам мои объяснения... - я прокусила кожицу на кончике указательного пальца левой руки.
  - Я бы все равно хотела их получить. - доброжелательно отозвалась Чаквас, застраивая медицинское оборудование. - Считайте это профессиональным интересом.
  Хмыкнув, я быстро начертила нужный мне рисунок на плотной ороговевшей коже, прикрывающей естественной броней поврежденную лопатку: две дуги, соединенные в круг двумя символами: один сверху, второй - снизу. Короткое усилие, кровь мгновенно впитывается в кожу.
  - Это простейший концентратор, задающий область работы. - спокойно сказала я, активируя рисунок. - Процесс лечения не зависит от расы, вида или биохимии: ритуал обращается к генетическим маркерам организма, разгоняет на короткое время регенерацию в указанной области. Символы задают объект воздействия. В данном случае это восстановление костной ткани. Дальше уже срабатывают природные механизмы восстановления.
  На экране медицинского сканера было отчетливо видно, как зарастает сломанная кость: медленно, собираясь в единое целое из разрозненных осколков.
  - Есть небольшие нюансы. Перед работой желательно собрать обломки кости в кучу, хотя бы приблизительно выставив на места, иначе придется контролировать сращивание и самостоятельно сдвигать осколки. Если этого не сделать, кость может срастись неправильно, все же, ритуал простейший и не предполагает лишних изысков вроде самоориентирования кусочков кости. Моя кровь является высокоэнергетическим катализатором, через который я могу управлять процессом, если в этом есть необходимость.
  Про то, что кровь истинного метаморфа - это прежде всего полностью подконтрольный мне мощнейший мутаген, с помощью которого я могу воздействовать на чужой организм на генетическом уровне, я благоразумно умолчала.
  В лазарете царила гробовая тишина, едва разгоняемая фоновыми шумами корабля и звуками работы медицинского оборудования. Даже дыхания слышно не было. Все разумные завороженно смотрели на большой экран, глядя, как восстанавливается сломанная в двух местах лопатка. Аэте, Ррусу и Найлусу я передавала свое восприятие этого занимательного процесса, считывая информацию напрямую.
  - Сейчас я поддерживаю прямой контакт с организмом Гарруса, подавая дополнительно энергию для ускорения восстановления костной ткани и блокируя неприятные ощущения: скоростное лечение всегда очень болезненно, особенно, когда затрагивает нервы. Если используются более-менее серьезные медицинские техники, необходимости в блокаде нет: в них анестезия входит по умолчанию, иначе пациент умрет от болевого шока. Как видите, Карин, ничего особо волшебного. Все основано на обычной биологии.
  - Если не считать того факта, что вы, Имрир, можете заменить полноценный госпиталь. - спокойно произнесла доктор Чаквас.
  А вот этот вывод мне совершенно ни к чему!
  - Не могу! Карин, масштабы не те, чтобы одного мага с госпиталем сравнивать. Учитывая, что исцеление - это не моя специализация. Я больше как-то по убийству ближних и дальних.
  Моя попытка преуменьшить возможности магического лечения разбилась о практичность:
  - Результаты впечатляющие. Традиционными методами такая травма будет лечиться не меньше месяца. Вы же справитесь минут за... - Карин кинула взгляд на монитор, - минут десять.
  Пожав плечами, согласилась:
  - У каждого пути есть свои плюсы и минусы. Идеал только в их совмещении, но это уже вершина развития цивилизации, когда фундаментальная магия перерастает в технологию, или технологии переходят границы науки, охватывают магию и превращаются в маготехнологии.
  - Это возможно? - осторожно спросил Дилан.
  Какой интересный вопрос. Можно даже сказать, удачный. Все равно пора бы расставить знаки препинания над частью текста, раз уж у меня на корабле три необученных асура и асур-тар в состоянии контролируемого хараза.
  - Конечно. Вы сами можете посмотреть на результат.
  - "Мрир?" - осторожная мысль-вопрос обоих турианцев.
  - "Сейчас самое время разводить доктора на разговор. Скрывать асурские гены у Дэрга и Киры, сам понимаешь, бессмысленно. Сходство налицо. Вернее, на глаза." - ответила я, окутывая встревоженного напарника теплом. - "Вопрос асуров как расы Иерархии я затрагивать не буду - это ваши внутренние дела, но вот о том, что они такое, сказать стоит. Если в Альянсе Систем есть еще такие как Дэрг, нам надо об этом знать."
  - "И до того, как асуры решать самостоятельно разобраться с вопросом неучтенных сородичей!" - добавил Ррус, совершенно не смущаясь того факта, что Аэ его прекрасно слышит.
  Найлус резоны понимал не хуже.
  - "Согласен." - донеслась едва уловимая усталая мысль. - "Знает Аэте - знает Флот. Вопрос в сроках реакции."
  - "Я постараюсь убедить повременить." - я перевела взгляд на асура. - "Аэтера, ты ведь подождешь, если я попрошу?"
  Легкая улыбка приподняла уголки губ, взгляд пылающих глаз смягчился.
  - "Подожду." - ответил он.
  Мысленный разговор - скоротечен и прошел мимо внимания присутствующих в лазарете.
  Дилан растерянно моргнул, а Дэрг ошарашенно спросил:
  - Где?
  - В зеркале! Как раз все приметы на лице. Вернее, в глазах! - иронично сказала я. - Ну, можешь попялиться на Дилана, но он себя хорошо контролирует и его состояние не отражается так явно. Если хочется яркого примера, посмотри на Киру или, еще лучше, на Аэте.
  Асур молча поднял на меня удивленный взгляд, Дэрг опешил, Дилан нахмурился, Кира растерянно смотрела на меня.
  - Вам известно, кто они? - негромко спросила Карин, глядя не на меня, а на Найлуса.
  - Полагаю, вам тоже это известно. - тем же тоном задал встречный вопрос он, ставя на стол давно активную пирамидку.
  Магия была забыта: разговор свернул на очень скользкую для всех нас тему.
  - Мне известно, что Дилан и Дэрг, если говорить с точки зрения биологии, уже не относятся к виду homo sapience из-за пробуждения ранее нам неизвестного рецессивного генома. - произнесла Карин. - Как и Кира Волдар . Но кем они становятся, я не знаю. В отличие от вас. - развернув дополнительный экран, доктор вывела стандартную медицинскую карту. - Вы знаете, что я провожу полное обследование всех, кто находится длительный срок на борту.
  Найлус согласно кивнул, все так же сохраняя внешнюю невозмутимость и спокойствие. Карин, наоборот, начала расхаживать по лазарету, вертя в руках датапад.
  - Проверка Аэте Дхар выявила тот же геном, что и у Дэрга, но в чистом виде, без каких-либо исторических генетических наслоений. Он изначально доминантный. Я не знаю, кто такой Аэте, но он не был человеком с самого рождения.
  Аэтериос хмыкнул и довольно кивнул. На выразительной физиономии Дэрга проступило настолько чистое и незамутненное обалдение, что мы с Найлусом не смогли удержаться от смешков, а асур - от наглой лыбы, вызвавшей у бойца яркую вспышку злости и детской обиды на весь мир. Карин посмотрела на нас с укоризной, фоня весельем.
  - Полагаю, я могу смело говорить о представителе другого биологического вида. - женщина остановилась у стола. - И, полагаю, для вас это новостью не является.
  Найлус молчал, с вежливым вниманием глядя на нервничающего доктора. В ментале разливался сложный конгломерат эмоций. Яркий, насыщенный, активный, но на удивление монолитный: легкий страх, настороженность, собранность и... интерес. Куда ж без него. Дэрг откровенно растерялся, Дилан медленно впадал в безэмоциональность транса, превращаясь в живой ИИ.
  - Карин, скажите, много ли таких как Дэрг? - прервала я затягивающееся молчание.
  - Достаточно много. - уклончиво ответила доктор, а в ее поверхностных мыслях против воли замелькали крайне интересные воспоминания...
  - О них известно? - задал вопрос Найлус.
  Карин покачала головой.
  - Нет. Нам удалось избежать огласки.
  Значит, я оказалась права. Пробуждение генома произошло на небольшой территории в замкнутом сообществе. И этот факт удалось скрыть.
  - Что вы знаете?
  Вопрос был задан жестко, четко, прямо. От нашего ответа на него будет зависеть последующее развитие беседы.
  - Доктор Чаквас, я не могу дать вам исчерпывающий ответ: это внутренние дела Иерархи, и я не имею права сообщать вам эту информацию в полном объеме без разрешения Примарха. - спокойно ответил Найлус. - Для меня было неожиданностью встретить сородичей Аэте среди людей. Я не был уверен в своих выводах относительно видовой принадлежности Дэрга и Дилана, но сейчас скрывать очевидное бессмысленно.
  Карин тяжело вздохнула, но согласилась:
  - Бессмысленно. Я могу сделать сравнение генетических маркеров, но, полагаю, в этом нет надобности: налицо принадлежность к неизвестному мне биологическому виду, генетически совместимому с homo sapiens вплоть до сохранения полноценной репродуктивных свойств полукровок. - быстрый взгляд на меня. - Учитывая некоторые исключительные возможности Имрир, полагаю, разговор пройдет с некоторой...
  - Долей доверия. - со вздохом закончила я. - Дипломатические маневры в нашей ситуации неуместны. Нам всем придется поделиться информацией.
  - Согласен. - Найлус хмыкнул, шевельнул мандибулами. - Особенно учитывая, что в замкнутом пространстве корабля находятся четыре асура, трое из которых нуждаются в полноценном обучении и тренировках, а один - на грани срыва.
  - Я себя контролирую. - вяло отмахнулся Аэте.
  - Я не сказал, что ты себя не контролируешь! Я сказал, что ты на грани срыва! - язвительно сказал Найлус. - По глазам видно, что ты УЖЕ в состоянии хараза, и неизвестно, сможешь ли из него выйти самостоятельно.
  Аэтериос подумал, согласно кивнул и выдал, обаятельно при этом улыбнувшись:
  - Не смогу.
  Ррус вздрогнул всем телом, отчего мы синхронно охнули, Най экспрессивно выругался, используя такие обороты, что инструментрон тактично промолчал, а в ассоциативных цепочках промелькнули крайне любопытные образы...
  - "Не переживайте, я помогу ему вернуться в адекватное состояние." - мягко сообщила я по общей связи.
  Гаррус расслабился, Найлус еще раз выругался, но уже мысленно, Аэтериос полыхнул благодарностью и предвкушением, окрашенным смутным беспокойством.
  - Асуры? - задала резонный вопрос Карин, когда поток турианского фольклора иссяк.
  - Самоназвание. - со вздохом пояснил Най. - Карин, вас ничего не удивило в Дэрге и Дилане? Или в других известных вам рецессивных асурах?
  Доктор устало прикрыла глаза.
  - Удивило? Это не совсем верное определение. Мы до сих пор в шоке. - короткое покачивание пепельноволосой головы и усталость в ментале. - Полагаю, вам известно, что любое изменение генома взрослой особи в большинстве случаев ведет к ее гибели или к мутациям, несовместимым с нормальной жизнедеятельностью?
  Мы закивали, а Дэрг сделал вид, что тоже это всегда знал.
  - Пробуждение генома асуров - исключение из этого правила: очень быстрая, лавинообразная мутация, захватывающая все без исключения клетки организма, проявляющаяся в высокой температуре и лихорадке, длящейся от трех до семи дней в зависимости от возраста. Естественных механизмов подобной сверхскоростной доброкачественной мутации нам не известно, выделить их из генома асуров оказалось невозможно. При пробуждении генома, результатов два: или гибель при начале мутации, или полное изменение. Осечек не бывает. Все, что не подходит под эталон, выгорает и уничтожается. Промежуточных этапов еще ни разу не было, как и неполноценных мутаций.
  - У нас не бывает полукровок. - флегматично произнес Аэте. - Геном всегда передается в полной мере, но может спать. Если кровь слишком разбавлена, смесок не переживает ее пробуждение.
  Карин согласно кивнула.
  - Людей с рецессивными генами асуров мало: тех, у кого ген может пробудится, примерно один на пять-шесть тысяч, но их крайне сложно вычислить: если не знать, на что обращать внимание, геном обнаружить практически невозможно. Мы втайне проводим исследования уже шестнадцать лет, и появилась определенная закономерность: все, у кого есть такой геном, оказались совершенно неспособны к спокойной размеренной мирной жизни. - доктор вновь принялась расхаживать взад-вперед. - Подавляющее большинство людей с геномом асуров сосредоточены в боевых подразделениях, в преступности и в тех сферах жизни, которые подразумевают регулярный риск для жизни в любой его форме. Таких людей принято называть адреналиновыми наркоманами. По какой-то причине, они всегда инстинктивно держатся друг друга.
  - У нас есть чувство своего. - пожав широкими плечами, пояснил асур. - Я могу вычислить сородича безошибочно. На этом корабле еще семеро смесков. Двое не переживут пробуждение крови даже в нашем лазарете, троих можно инициировать только под присмотром, остальные сами справятся.
  - "Эти?" - я сбросила асуру два образа.
  От Аэте пришло согласие.
  Наш доктор, наконец, немного успокоилась и присела на стул. Раз первая информация переварена и принята к сведению, можно дальше развивать чрезвычайно актуальную для нас тему и переводить ее в практическое русло.
  - Карин, асуры отличаются от людей не только физически. Не менее серьезные отличия в их психике. - мягко сказала я. - Полагаю, вы уже заметили это, раз работаете с ними столько времени.
  Доктор кивнула.
  - Это сложно не заметить.
  Еще бы. Примеры гнездятся на койках и смотрят на нас черными глазками. Даже у Дилана тьма порой проглядывает.
  - Аэте прав: им нужна жесткая дрессура.
  Дэрг возмущенно выпрямился, но я подняла руку, вынуждая его заткнуться.
  - Причина? - краткий прямой вопрос.
  Ритуал отработал, и кровавые символы бесследно исчезли с серой ороговевшей кожи. Лопатка залечена, за двое суток окрепнет окончательно: для этого всего-то потребуется нужное питание и парочка знаков. Снова надкусив палец, я нанесла пять угловатых рун на спину Ррусу, активировала цепочку и кровь впиталась в кожу не слишком аккуратной татуировкой.
  - Повернись. Еще два ребра.
  Гаррус повернулся ко мне левым боком и откинулся немного назад, опираясь на руку.
  - Карин, вы назвали их самостоятельным биологическим видом. - произнесла я, возвращаясь к разговору и рисуя на коже Рруса несколько модернизированную версию того же простого чертежа лечения простых переломов. - Это не так.
  Доктор скрестила руки на груди.
  - Искусственность их происхождения очевидна.
  Еще бы она не была очевидной. Природа такое не делает никогда.
  - Верно. Существует даже универсальное название для созданий такого класса, независимо от того, как и где они созданы.
  - И как нас называют? - сумрачно спросил Дэрг, проигнорировав укоризненный взгляд напарника.
  - Боевые химеры.
  Дэрг подавился дальнейшими вопросами, Дилан удивленно моргнул и задумался, Кира переводила растерянный взгляд с меня на Аэте, Карин нахмурилась, оба турианца промолчали.
  - Асуры - это самая совершенная форма боевых химер, какая мне известна. - кровавый рисунок активировался, на мгновение блеснув багрянцем, и впитался в кожу. - По сути - живое оружие, созданное каким-то неизвестным мне Мастером-химерологом на основе человеческого генома. Хочу уточнить, Карин: химерологом, а не генетиком. Ни одна чистая генетика, как бы ни была развита наука, неспособна создать такое существо.
  - Откуда такие выводы?
  - Они энергетически активны. - не слишком понятно ответила я, и уже мысленно добавила для своих: - "Магического ядра у асуров нет, но есть все механизмы, необходимые для его самостоятельного формирования и полноценного развития, пребывающие в спящем состоянии, если энергетический потенциал окружающей среды не достигает нужного уровня. У Аэте ядро уже начало формирование, и где-то месяца за полтора разовьется окончательно. Может, быстрее. Создать такие механизмы может только грамотный маг-химеролог."
  Аэте встрепенулся, расплываясь в предвкушении и азарте. Магия его восхитила, задела за самые глубинные струны души, отзываясь в глубинах естества. Это нормально. Потому что есть еще две особенности асуров, буквально кричащие о том, что их создал не просто гениальный маг-химеролог, а существо, пожалуй, уже утратившее обозначение "смертный". То, что он сделал... это... Я даже не представляю, каким надо обладать могуществом и объемом знаний, чтобы такое провернуть! Одна из этих особенностей порождает в среде асуров феномен а"тарэ, примером которого является Аэтера. Вторая особенность... Это даже не особенность, это... Да это посвящение целого вида Первооснове! Той самой, чья Печать лежит и на моей душе. Может, именно потому я изначально воспринимаю Аэтериоса как своего? Но об этих нюансах я никогда не скажу постороннему. Слишком уж информация важная и опасная.
  - Аэ, прекрати ты так лыбиться! - буркнул Найлус. - Ощущение, словно я на цели орбитального удара сижу.
  Аэте мордашку опустил, но лыбиться не престал, фонтанируя довольным предвкушением. В лазарете вновь воцарилась тишина. Как в древнем некрополе: тяжелая, тревожная, полная ожидания, в которой мой голос звучал удивительно громко.
  - В создании химер на основе человеческого организма нет ничего удивительного: это распространенная практика в любом более-менее развитом магическом мире. - пожав плечами, добавила я. - Люди чрезвычайно распространены по Мультиверсуму именно потому, что геном чистой ветви homo sapiens очень пластичный, в меру нестабильный и легко изменяемый, что делает его привлекательной основой для создания более совершенных существ, но в то же время это его свойство становится причиной множества проблем у самих людей. Малейшие изменения условий жизни, состава пищи или радиационного фона приводят к мелким изменениям и, как результат, к развитию огромного количества недоброкачественных генетических мутаций и наследственных заболеваний.
  Карин согласно кивнула, подтверждая мои слова.
  - Люди - хрупки. - негромко произнесла она.
  - Безусловно. Из-за этого и возникает базовый инстинкт человеческой расы - фанатичное неприятие любого отклонения от нормы, вбитое на уровень безусловного рефлекса и инстинкта. У рас со стабильным геномом ксенофобии чаще всего нет как класса, если она, конечно, не появилась из-за культурных или религиозных особенностей общества. - продолжила я, по-прежнему держа руку на загривке Рруса, блокируя острую боль в ребрах и одновременно легонько поглаживая пальцами бархатистую кожу, не прикрытую естественной жесткой защитой.
  Все равно никто не видит, мне очень приятно, а турианцы краснеть не могут чисто физиологически. Ну подумаешь, сидит генерал Вакариан с безэмоциональным каменным лицом, прикрыв глаза и глядя куда-то в сторону нижней палубы... А то, что мандибулы крепко прижаты к щекам, челюсти сжаты и носовые пластинки судорожно подергиваются, ну так кто кроме Найлуса и откровенно веселящегося Аэтериоса разбирается в таких мелких нюансах турианской мимики?
  - "Мрир..." - полыхая смущением и неловкостью, едва слышно пронеслось по ментальной связи.
  Аэте нагло лыбится, Найлус держит невозмутимое лицо, но в глазах плещется веселье, приборы показывают легкую нервозность, но и только.
  - "Тебе неприятно?" - умиротворенно полюбопытствовала я, зная, что это не так.
  Смущение можно было уже сцеживать из ментала и закатывать по баночкам, настолько концентрированным оно было. Ну ничего не могу с собой поделать: Ррус невероятно мил в такие моменты, а у болевой блокировки есть занятное побочное действие: любые другие ощущения усиливаются на порядок, и легкое невинное поглаживание давало изумительный результат.
  - "Никто не видит, успокойся." - пришла полная иронии мысль Найлуса. - "Расслабься."
  - "Но..."
  Внятно сформулировать мысль Ррус не смог, а потому, смирившись, утих. Впрочем, смущение и легкая неловкость совершенно не мешали ему получать массу удовольствия, а мы этим нагло пользовались, млея в теплой и ласковой ауре нашего светлого сокровища. Наши эмоции эхом докатывались до Аэте, передавая отголосок этого живого тепла и создавая легкую иллюзию присутствия привязки, что сильно помогало ему удерживать самоконтроль и полностью погасило злость, гнев, и тяжелую ледяную ярость хараза.
  - Имрир, как пластичность генома влияет на распространение людей по Мультиверсуму?
  - Старшие расы с собой по мирам и реальностям развозят. - ответила я. - Люди хорошо приспосабливаются, магически нейтральны, быстро плодятся и легко воспитываются. Кто-то рассматривает людей как привычных напарников, кто-то, вроде вампиров и всякой нечисти, как жратву, кто-то чисто по привычке за собой в новый мир тащит. Кто-то увозит как слуг, кто-то как "нулевую расу" для создания нужных в будущем существ. Тут люди местные, но кто-то использовал их для создания оружия.
  Карин покачала головой, удивленно глядя на умиротворенного Аэтериоса.
  - Оружие?
  Асур пожал плечами и согласно кивнул. То, что они всего лишь совершенное оружие, асуры прекрасно знали и воспринимали как нечто естественное, вообще не напрягаясь искусственностью своего происхождения.
  - Живое разумное оружие со всеми его особенностями. - флегматично и умиротворенно поправила я. - Тот, кто их сделал, прекрасно знал, что именно и для каких целей он делает, и как с такими созданиями надо обращаться, чтобы избежать широко распространенных ошибок и их итога: бессмысленной, беспощадной жестокой кровавой резни. По какой причине этот Мастер бесследно исчез, оставив своих созданий в свободном плавании, мне непонятно. Но результат мы видим перед собой.
  - Оружие? - как-то странно булькнул Дэрг, с полном ступоре глядя на меня.
  Прямое, не предусматривающее двоякой трактовки определение его сути вошло в клинч с его человеческим мировоззрением. И это мировоззрение начало трещать.
  Дэрг - не дурак, как бы он ни пытался выглядеть как тупоголовый дуболом, разумом его природа и гений создателя не обидел, мозги работали очень хорошо, и сейчас он непроизвольно анализировал свои же повадки, безжалостно проявляя множество странностей, на которые раньше боец старался закрыть глаза...
  - А что тебя смущает? - иронично спросила я. - Когда войдешь в силу, ты станешь на порядок сильнее человека, быстрее, ловчее, проворнее, у тебя будет феноменальная память и скорость реакции. Боевые навыки у асуров на высоте. А если у тебя пробудится генетическая память, вообще свойственная боевым химерам, то узнаешь очень много интересного.
  - А в чем подвох? - хмуро спросил Дилан.
  - Психика.
  Бойцы переглянулись и уставились на Аэ. Тот вопросительно склонил голову набок в чисто турианском жесте.
  - Не надо так на него смотреть. В отличии от вас, Аэтериос четко знает, что он такое. Это у вас еще есть какие-то иллюзии. У него нет. Вы еще не приняли свою сущность, из-за чего в будущем будет множество проблем и конфликтов в психике: когда геном начинает пробуждаться, он автоматически привозит к изменению инстинктов, безусловных рефлексов и автоматических реакций. Дэрг, ты, конечно, хорошо научился мимикрировать под человека, но запомни: против сути не попрешь. Даже если ты ее не знаешь, она проявится и напомнит о себе.
  - В чем наша суть? - тихонько спросила Кира, подспудно опасаясь ответа.
  - Вы - оружие, прежде всего предназначенное для убийства. Асуров создал гений, спроектировавший не только тело, но и подходящий менталитет, вбив его в базовый инстинктивный пласт. Чем чище становится геном, тем полнее разворачивается ментальный пакет.
  Говорила я спокойно, но без ненужных экивоков. Они должны четко понять, чем являются. Некоторые иллюзии надо разрушать сразу, как бы болезненно это ни было.
  - Не надо бояться: ваша личность и память не пострадают, но пройдет переосмысление жизненных ценностей. Вас перестанут интересовать некоторые привычные людям грани жизни. Например, вы полностью утратите желание вести оседлую спокойную жизнь, зато в вас проснется авантюризм, вас перестанет интересовать тот же спорт: в нем нет риска и будоражащего кровь азарта, все жестко регулируется правилами. Это не значит, что вы не сможете спокойно проводить время или отдыхать, нет, но ваши повадки приобретут черты, присущие крупным хищникам. В том числе и леность, и нежелание подчиняться, и крайнюю нетерпимость к любым формам покушения на то, что вы считаете своим.
  - Собственнический инстинкт? - уточнил Дилан.
  - В обостренной форме. - согласно кивнула я. - Делиться своим вы не умеете совершенно. И не хотите, находя миллион причин, почему этого делать не стоит. К примеру, Дэрг сделает что угодно и придумает любое оправдание своим поступкам, но он тебя никогда не отпустит.
  Дэрг открыл было рот, чтобы привычно огрызнуться, но Дилан положил руку ему на плечо и чуть сжал пальцы, вынуждая замолчать. Самого Дилана несколько странные и неестественные повадки Дэрга в его отношении уже давно перестали напрягать, как и ненормальная заботливость напарника, ставшая в свое время причиной множества похабных шуточек, на которые сам Дэрг реагировал крайне агрессивно.
  - В чем причина? - спросил Савьер.
  Ответил ему Найлус:
  - У асуров крайне гибкая и пластичная психика. У некоторых - до нестабильности.
  Дилан покосился на хмурого напарника, Дэрг недовольно заворчал.
  - Нас называют асур-тар. - добавил Аэтериос. - Мы нуждаемся в стабилизаторе психики и личности - в привязке. Дэрг, Дилан частично взял на себя функции твоей привязки, но полноценно выполнять их не может - он нашей крови. Именно поэтому ты ему противоречишь и споришь, оспариваешь его решения и не можешь полностью себя контролировать даже в его присутствии. Вам нужен общий стабилизатор. Найдете себе третьего и стабилизируетесь оба: ты перестанешь беситься, а у Дилана пропадут проблемы с неестественной работой мозга, при которой он превращается в искусственный интеллект. Полноценная привязка всегда другого вида, и его приказы неоспоримы. Это заложено в наши инстинкты.
   - Почему? - тихонько спросила Кира.
  - Потому что иначе мы не остановимся. - мягко ответил ей Аэте. - У нас не будет причины.
  Кира вздрогнула, обхватила себя за плечи. Карин молчала, но в ментале разливался шок. Спокойный, мягкий, в чем-то даже добродушный тон лишь подчеркивали смысл сказанного, и от этого становилось еще более жутко.
  - Если асур-тар впадает в хараз и начинает убивать, он будет убивать, пока не погибнет или пока не останется единственным разумным на планете. - вздохнув, пояснил Найлус.
  - Это если у него нет корабля и на планете нет других асуров. - хмуро добавил Гаррус, хорошо знающий, как именно их раса столкнулась с асурами. - Если есть, он полетит дальше, пока не встретит того, кто его остановит: или не убьет, или не станет привязкой.
  Аэтериос согласно кивнул.
  - То есть, хочешь сказать, что ты можешь вырезать целую расу просто потому что... -чисто из чувства противоречия буркнул боец, запнувшись на окончании фразы.
  - Просто потому, что некому будет сказать мне "остановись"? - мягко переспросил Аэтера. - Могу. Но Рен просил меня этого не делать и слушаться командиров, а расстраивать свою привязку даже в мелочах я не хочу.
  - Только из-за этого? - неверяще переспросил Дэрг.
  Встретив пылающий взгляд, боец вздрогнул. Здесь и сейчас не было милого и обаятельного паренька Аэте, а был тот, чье отражение я видела в своем разуме - Аэтера.
  - Карин, вы понимаете, почему меня так волнует вопрос об асурах, выросших в вашем социуме? - устало спросил Найлус.
  Доктор кивнула.
  - Ваше счастье, что ни один из них не вошел в полную силу.
  - Вы в этом уверены?
  - Если бы это произошло, люди как вид были бы уничтожены. - спокойно пояснил Аэтера. - Мы не принимаем привязкой расу-основу - люди слишком непостоянны и ненадежны. Только тех, кто достаточно силен, чтобы нас контролировать, тех, кто нам подходит. У Дэрга пробудился геном, но без нужных тренировок он никогда не раскроет свой настоящий потенциал и не станет полноценным асуром.
  - Самовольное вхождение в силу...
  - Невозможно. - отрезал Аэте, прерывая Дилана. - Этот механизм контроля у нас срабатывает еще жестче инстинкта поиска привязки. Пробуждение генома - это лишь первый этап, который позволяет запустить весь цикл. Если не повезет, кто-то может пройти еще один-два этапа.
  Карин устало прикрыла глаза и потерла ноющие глаза.
  - Что происходит с теми, кто застрял на пол пути?
  - Безумие. - лаконичный ответ.
  - Причина?
  - Конфликты инстинктов и полученного воспитания.
  Кровавый ритуал отработал, и рисунок исчез с кожи Рруса, но руку я убирать не спешила, продолжая легонько поглаживать его по спине. Меня это успокаивало.
  Ментал звенел от мощных эмоций Карин, Дэрга и Киры. Дилан принял новости гораздо спокойнее и философски, не слишком забивая себе голову.
  - Карин. Психика и физиология - это не все проблемы. - вздохнув, сказал Найлус.
  Доктор непроизвольно передернула плечами.
  - Что еще мы не знаем?
  - Асуры - это боевые химеры. - мягко сказала я. - Живое разумное оружие.
  Карин вопросительно приподняла бровь, всем видом показывая, что ей не стоит повторять дважды.
  - А для того, чтобы эффективно выполнять свою работу, оружие не должно иметь собственных моральных ценностей и принципов. - вкрадчиво произнесла я.
  Доктор прикрыла глаза и вздрогнула всем телом.
  - Вы хотите сказать, что они...
  - Абсолютно аморальные урожденные убийцы, не имеющие никаких иных тормозов и ограничений, кроме тех, которые им задает раса-привязка. - закончила я.
  Карин сказанное оценила и... содрогнулась.
  - Расой-привязкой стали вы? - тихо спросила доктор, глядя в глаза Найлусу.
  - Мы.
  - Как вам это удалось?
  - Понятия не имею. - честно ответил Най и развел руками. - Никто не знает, асуры не говорят.
  - Мы сами выбрали. - как само собой разумеющееся выдал Аэте. - Они нам подходят. И понравились.
  Разговор сам собой увял. Карин была в полушоковом состоянии. Да, она работала с пробужденными полукровками, но одно дело работать с людьми, получившими некоторые способности, а совсем другое дело узнать правду. Неприглядную правду.
  - Аэтериос... Это твое имя? - негромко спросила доктор.
  - Да.
  Карин вздохнула.
  - У меня есть один вопрос. - доктор вновь скрестила руки на груди в непроизвольном жесте защиты.
  - Какой?
  - Упоминания у людях с нечеловеческой силой и возможностями встречаются на протяжении всей письменной истории. Мы предположили, что ваши сородичи на Земле существуют тысячелетиями.
  - А что не так?
  - Сколько тебе лет?
  Аэте бросил вопросительный взгляд на Найлуса, получил его кивок и ответил:
  - В земных годах - тридцать пять.
  Дэрг ошарашенно уставился на Аэтериоса.
  - Сколько? Да ты выглядишь лет на двадцать! Двадцать пять максимум!
  В ответ - нахальная лыба и уже однажды озвученный ответ:
  - Никто не дает мне мой истинный возраст.
  Дилан игру слов оценил, чуть заметно дернув уголками губ в легкой усмешке.
  - Ты родился на Земле? - вновь спросила Карин.
  Аэте покачал головой.
  - Нет. Я родился на борту военного корабля Иерархии.
  - Через год после того, как люди обнаружили на Марсе следы нуль-элемента... - тихо прошептал Дилан.
  Тихий смех асура разнесся в тишине лазарета.
  - Выводы сделать несложно, не так ли?
  Выводы сделать было действительно несложно. Не только из последних слов Аэтериоса, но и из особенностей его поведения. И выводы сделаны были. Правильные.
  У этого разговора было несколько целей. Как явных, там и неявных. Явные достигнуты: Карин ознакомилась с сутью своих подопечных, мы получили нужную нам информацию и фактическое признание доктора в том, что она работает с группой людей, у которых есть что скрывать. И я точно знаю, что одним из командиров этой группы является Стивен Хаккет. Это хорошо. Выходы на замкнутого адмирала мне нужны.
  А еще Карин окончательно увязла в наших делах. Информационная ловушка сработала безотказно, поймав очередную жертву. Карин не откажется от дальнейшего сотрудничества с нами: ей нужна информация об асурах. Особенно ей нужны методики пробуждения их генома и тренировок, которые гарантируют на выходе психически-стабильное существо.
  Неявных целей было гораздо больше, и отдача от их достижения появится не сразу. Но мне и не требовался немедленный результат. Я его получу тогда, когда он потребуется. Пусть дозреют...
  - "Жестоко." - донеслась мысль млеющего Рруса.
  - "Зато эффективно." - отозвалась я, убирая руку.
  Пальцы скользнули вдоль позвоночника до пояса по жесткой ороговевшей коже. Гаррус едва заметно вздрогнул.
  - Дэрг, Дилан. Аэтериос совершенно не шутил, когда говорил, что вас нужно дрессировать. - мягко сказала я, подводя черту под предыдущим разговором.
  Дэрг подозрительно покосился на обаятельно улыбающегося асура.
  - "Тебе нужна сейчас разрядка?" - отправила я мысль-вопрос Аэте.
  - "Не обязательно. Я спокоен и полностью себя контролирую, но из хараза выйти не могу." - легкая ирония. - "Не переживай, я их не убью."
  - "Даже если убьешь, у тебя будет пять минут, чтобы их ко мне принести."
  Аэтериос тихо рассмеялся.
  - Разрешаешь?
  - А почему я должна тебе запретить заниматься обучением сородичей? Ты, главное, им мозг не повреди и ко мне живыми донеси, а я их быстро вылечу. Как раз к следующему занятию будут готовы. - глянув на вытянувшиеся рожи, добавила: - Я про мозг, который в голове: память потом тяжело восстанавливать. А хребет можешь ломать, разрешаю.
  Аэте стек с койки, придирчиво осмотрел бойцов и направился к дверям со словами:
  - За мной. - жесткий, не подразумевающий отказа приказ.
  Дэрг растерянно смотрел то на меня, то на Карин, то на Найлуса с Гаррусом, в спину Дилана, уже направившегося к двери, но понимания не нашел.
  - Что? Сейчас?
  - А что тебе не нравится? - иронично спросила я. - Найлус, глушилку отключи.
  Пирамидка покорно погасла и была убрана.
  - Джокер.
  Любопытствующий пилот ответил практически мгновенно:
  - О, Спектр Имрир Шепард, вы вспомнили про несчастного меня? - проныл он.
  - Джефф, не переживай, про тебя мы никогда не забываем.
  Жизнерадостное ржание было мне ответом.
  - Что от меня требуется? - веселье исчезло, Джокер серьезен.
  - Проследишь, чтобы никто не спустил в трюм, пока в нем будут проходить тренировки? - попросила я. - Если кто-то будет приближаться, предупреди.
  - Лифт и лестницы заблокировать? - тут же подал он рациональную идею.
  - Не стоит.
  - Понял. - короткая пауза и ожидаемый вопрос: - А понаблюдать можно?
  - Можно. - милостиво разрешил Найлус.
  Микрофоны радостное улюлюканье донесли до нас со всеми подробностями.
  - Дэрг, не спи. Догоняй.
  Аэтериос зашел в тамбур и выразительно поманил сородичей. Зло рыкнув, Дэрг тряхнул голову и потопал к будущему наставнику, мгновение спустя присоединившись к Дилану, и двойная дверь закрылась.
  - Доктор, мы можем идти? - спросила я.
  - Вы - можете. Кира остается в лазарете: ее состояние неудовлетворительное.
  Мы встали и едва Ррус потянулся к снятому верху поддоспешника, как Карин произнесла:
  - Гаррус, еще пара тестов.
  Видя наши выразительные лица, доктор Чаквас улыбнулась и добавила:
  - Отпущу в течении получаса.
  Недосказанное ироничное "живым" повисло в воздухе.
  - Карин, у тебя скоро будет два, - я глянула на Киру, - три пациента, которым регулярно будет требоваться наблюдение врача.
  - Предлагаешь обмен? - приподняла брови Карин, не удержав улыбку. - Я согласна. Но с подробным объяснением и моем присутствии при лечении пострадавших.
  - Идет. - я замялась. - И Карин. Мне потребуется свободное место примерно два с половиной метра в диаметре.
  - В операционной как раз есть. Зачем?
  Пользуясь тем, что доктор согласилась его отпустить, Ррус облегченно отклеил от себя последний датчик и начал быстро облачаться в броню.
  - Лечить придется часто и сильные травмы. Нужно кое-что сделать, чтобы помехи на оборудование не шли.
  - Я освобожу подсобное помещение. Подойдет?
  - Вполне. А я подготовлю материалы.
  Гаррус не был бы Гаррусом, если бы тут же не предложил свою помощь, застегивая зажимы на кирасе:
  - Я помогу вам освободить помещение: насколько я помню, контейнеры тяжелые.
  - Аэте нам на что? У него хорошая грузоподъемность. - хмыкнул Найлус. - Молчи уже, объект исследований.
  Ррус растерянно заморгал, а Кира неожиданно тихо-тихо спросила:
  - Доктор, а почему мне кажется, что для вас все на этом корабле - это объекты исследования.
  Легкая улыбка Карин Чаквас была более чем ясным ответом.
  - Ой...
  Найлус рассмеялся.
  - Карин, мы свободны?
  - Идите уже. - милостиво отпустила нас на свободу доктор.
  Ррус тут же подорвался, подхватил бронированные перчатки, которые он еще не успел на себя натянуть и быстрым шагом направился к двери.
  
  
  * * *
  
  Беловолосый асур расхаживал вокруг замерших сородичей, словно крупный хищник вокруг агрессивных подростков. Плавные грациозные движения, исполненные смертоносной экономности и скупости, легкий, текучий, беззвучный шаг, при котором звенящую тишину трюма не нарушал ни шелест ткани, ни лязг металла о металл. Ни единого звука, словно седой парень был иллюзией, неспособной контактировать с материальным миром. Лишь голос звучал неестественно-вкрадчиво, наполненный тяжелым рокотом и едва уловимым рычанием:
  - Вы выросли и прошли становление личности в чужеродном для нас социуме. Как было допущено появление рецессии на вашей планете - сейчас не важно. - мягкий бархатный голос на долю мгновения перешел в тяжелый рокочущий рык, от которого Дэрг непроизвольно дернулся. - Факт есть: в нулевом виде существуют рецессии. Я это учту. - светящиеся глаза на мгновение остановились на Дилане. - Но сейчас это уже не важно.
  - Причина? - лаконичный вопрос.
  - Вы - есть. - столь же короткий ответ.
  - Это проблема?
  Асур на мгновение остановился, покосился на них, но продолжил расхаживать по трюму взад-вперед.
  - Если оставлять вам жизнь - да. Это проблема. - он по-туриански склонил голову набок. - Вы не осознаете, что вы такое.
  Дэрг поморщился.
  - Уже рассказали. Оружие. Живое.
  Тихий хмык четко дал понять, насколько ошибочно высказанное мнение.
  - Ты услышал, но не понял. Не осознал. - асур покачал головой. - Даже сейчас ты не оцениваешь меня здраво и не воспринимаешь серьезно, по-прежнему видя перед собой молодого и безобидного парня по имени Аэте. - тембр голоса изменился, став ниже. - Для воина подобные ошибки недопустимы.
  Аэтера исчез из поля зрения странным рваным движением, словно растворяясь в тенях, чтобы в следующее мгновение оказаться за спиной ошарашенного бойца, перехватить его под шею, одним рывком обездвиживая.
  - Считай, ты уже мертв или покалечен. - произнес асур. - Ты не смог отследить мое движение и не сумел среагировать на атаку. Для нашей расы это неприемлемо.
  Дэрг замер, не в состоянии пошевелиться от пробившей тело боли. Он только и мог что стоять и хватать ртом воздух, а из-за спины доносился спокойный голос:
  - Мрир мне вас отдала на срок, необходимый для полноценной инициации, тренировок и обучения.
  Сильные пальцы вновь коснулись шеи, и Дэрг с сипом рухнул на пол, судорожно хватая ртом воздух. Боль угасла так же стремительно, как и появилась.
  Аэте присел на корточки возле сородича.
  - Дэрг, Дилан, у вас достаточно чистый геном, чтобы он мог пробудиться в полной мере, а я не привык разбрасываться сородичами. Мне безразлично, кем вы были до того, как попали мне на глаза. Сейчас вы - необученные асуры на пути пробуждения крови, и раз уж я не могу провести вас через полноценную инициацию, придется идти к тому же результату этапами.
  Аэте легко поднялся на ноги, рывком вздернул Дэрга и утвердил на ногах. Дилан стоял и внимательно слушал, не вмешиваясь и не говоря ни слова.
  - А в чем проблема? - буркнул Итор, разминая шею.
  Тихий хмык.
  - Проблема в тебе. Ты - неконтролируемый и нестабильный асур-тар, с неполноценной привязкой.
  Дэрг едва слышно зарычал
  - Не злись, это факт. - беловолосый асур поморщился. - Дилан не может тебя контролировать, поскольку сам является рецессией и тоже нуждается в стабилизации. Но ты сделал выбор, привязка сформировалась и закрепилась. Ты уже не сможешь от него отказаться. Никогда.
  Боец насупился, но возражать не стал, а асур продолжил говорить:
  - Вам придется найти общую привязку. Кого-то третьего, другого вида. Того, кого вы примете оба.
  - Иначе? - хмуро спросил Дэрг.
  Асур пожал плечами и буднично ответил:
  - Иначе я вас обоих убью.
  Бойцы переглянулись.
  - Вы не сможете контролировать себя: сорвется один, сорвется другой. Ты, Дэрг, впадешь в холодную ярость, в которой будешь убивать всех, кто попадет тебе на глаза. Без исключения. - взгляд пылающих глаз перешел на Дилана. - У тебя окончательно отключатся эмоции, разум будет работать на износ, пока не начнут отмирать клетки мозга.
  - Почему это у Дилана начнет отмирать мозг? - тихо спросил Дэрг.
  Аэте пояснил:
  - Он - асур-исс. Мы, асур-тар, - Военная Ветвь, такие как Дилан - аналитики. Психика у него всегда стабильна, не смотря на то, что он смесок.
  - Но? - хмуро спросил Дилан.
  - Нынешние возможности твоего организма значительно ниже тех, которые должны быть.
  - Организм не выдерживает?
  - Мозг не выдерживает. - поправил его Аэте. - Когда пройдешь инициацию, проблемы с отмиранием клеток не будет, но...
  - Проблема с харазом останется. - закончил за него Дилан и вздохнул.
  Асур развел руками.
  - Ты смесок. Обычно мы стараемся не допускать смешение разных Ветвей - проблем много. У тебя доминирует геном асур-исс, но от Военной Ветви ты получил повышенные физические характеристики и склонность к харазу. Но проявляться он будет иначе. Как именно - неясно. У каждого своя вариация. - осмотрев бойцов, Аэте вздохнул и добавил: - Вы не уникальны: смески встречаются нечасто, но и редкостью не являются. Так же, как и триады асур-тар-привязка-асур-исс. Частично вы в состоянии друг друга удерживать в адекватном состоянии, но только частично. Ищите общую привязку.
  Бойцы переглянулись.
  - Как? - буркнул Дэрг.
  - Ты поймешь, когда встретишь подходящего разумного.
  Дилан задумался, а Дэрг вспылил:
  - А ты? Ты быстро нашел свою привязку?
  Аэтериос неожиданно весело улыбнулся и честно ответил:
  - Нет. Я встретил Рена, когда окончательно сорвался. Столкнулся в коридорах крейсера и чуть не убил. - тихий ироничный смешок. - Запомните, отклик можно блокировать, если тот, на кого он сработал, вам не понравился или не подходит.
  - Как?
  - Сами сообразите. Это невозможно объяснить... - видя откровенный скепсис, асур рассмеялся. - У нас очень хорошие инстинкты. Мрир права: нас создал гений.
  Дэрг от очередного напоминания собственной искусственности зарычал, Дилан сощурился и спросил:
  - Ты блокировал?
  - Трижды. - Аэте кивнул. - Я с выбором тянул очень долго.
  - Почему?
  - У меня были причины подходить к выбору привязки крайне придирчиво. - ответил асур, резко разворачиваясь. - Но хватит обо мне и о Рене. Вас должны интересовать поиски ВАШЕЙ привязки. Я-то свою уже нашел.
  - Да, но почему-то его рядом с тобой нет. - язвительно фыркнул Дэрг, и в следующее мгновение подавился словами.
  - Никогда не вмешивайся в отношения асур-тар и его привязки. - мягким, доброжелательным тоном произнес асур, глядя в расширившиеся от боли глаза сородича.
  Дэрг захрипел, пытаясь вдохнуть воздух, но сильные пальцы, пережавшие гортань, не давали сделать полноценный вдох.
  - Я терпелив, но лишен терпимости. - пальцы разжались, Дэрг судорожно, с сипом вдохнул воздух. - Не надо проверять меня на прочность. Вам не понравится результат.
  Дилан помог напарнику встать, но ничего не сказал. Лишь укоризненно посмотрел на беловолосого сородича. Дэрг открыл было рот, но не сказал ни слова: напарник с силой сжал пальцы на его плече.
  - Слушайся своего асур-исс. Он умный. - Аэтера усмехнулся.
  - Это ты так сказал, что я - дурак? - язвительно спросил Дэрг.
  Тихий смешок.
  - Нет. Это я так сказал, что ты слишком порывист и не всегда думаешь головой.
  Дилан непроизвольно кивнул, заработав обиженный взгляд напарника, и спросил:
  - Чему ты нас будешь учить?
  - Учить я вас буду потом. - Аэте покачал головой. - Сейчас я вас буду дрессировать.
  От такой формулировки бойцы вновь переглянулись, но Дэрг удержался от демонстрации скепсиса: горло до сих пор болело, отдаваясь тягучими ноющими толчками в гортани.
  - Вы должны перейти на грань инициации, как это сделала Кира. Когда это произойдет, у вас активируются скрытые инстинкты и начнутся изменения в психике.
  - Перейти грань? - подозрительно переспросил Дэрг, закономерно ожидая какой-то подставы.
  И Аэте ее озвучил:
  - Ты должен будешь сорваться в хараз. - глядя в черные глаза сородича, асур уточнил: - Полностью. До потери контроля над разумом.
  Напарники переглянулись.
  - Я?
  - Ты. У всех смесков асур-исс другие принципы обучения, и они не подразумевают срыва: до инициации хараз для них смертелен.
  Дэрг дернулся.
  - Но как же...
  - А для этого есть я. - мягко произнес Аэте. - Мне хватит силы удержать тебя от... непоправимых поступков.
  - И когда ты собираешься меня доводить до срыва? - скептически переспросил Дэрг.
  - Сегодня. - мягко произнес асур. Полюбовавшись на вытянувшиеся рожи, добавил: - У нас не так много времени, чтобы я мог позволить вам тратить его на бесполезную ерунду. - губы дрогнули в улыбке. - Дэрг, сорвешься в хараз сейчас, как раз до утра отлежишься и придешь в себя.
  Дилан подозрительно сощурился, глянул на напарника и спросил:
  - Как ты добьешься полного срыва?
  Пылающие пламенем глаза сузились.
  - Ударив по тебе.
  Дилан удивленно моргнул, а потом медленно кивнул, соглашаясь с решением сородича. А вот Дэрга эта идея не порадовала, как и спокойствие напарника.
  - Что? - неверяще выдохнул он.
  - Я его убью, если ты мне не помешаешь. - мягко произнес Аэтера. - И буду убивать, пока ты не сможешь меня остановить. Что скажешь, Дэрг Итор? Жизнь твоего друга и твоей привязки - Дилана - достаточно весомый стимул для обучения?
  Дэрг от такой постановки вопроса растерялся.
  - Убьешь? Ты...
  - Мы сильные и выносливые. Сразу не умираем. - со смешком произнес асур. - Начали, Дэрг. Попробуй защитить свою привязку от смерти.
  Впервые Дэрг воспринял сказанное беловолосым пареньком всерьез: он подошел к напарнику, настороженно следя за расслабленный асуром, лениво расхаживающим по трюму перед ними. В свете сказанного, слова Имрир приобрели совсем иное значение: мозг человека после клинической смерти еще какое-то время живет...
  Аэте ударил без предупреждения: короткий стремительный рывок, сильный, резкий удар, отчетливый хруст ломающейся кости, и не успевший среагировать Дэрг с криком падает на пол со сломанной ногой.
  - Отвратительно. - Аэ держал одну жертву в захвате, хмуро глядя на вторую - балансирующего на грани срыва сородича, пытающегося подняться на ноги.
  Дилан замер, встав практически на цыпочки: захват вывернул руки, вынуждая прогибаться в спине.
  - Вставай, Дэрг! - прорычал Аэтера.
  - У него сломана нога! - прохрипел Дилан.
  - Меня подобные мелочи никогда не останавливали! - рыкнул асур. - Перелом закрытый. Ходить и сражаться какое-то время можно! Вставай!
  Дэрг выматерился, попытался встать, но острая вспышка боли швырнула его на пол. Аэте сощурился.
  - Поставлю вопрос иначе...
  Асур оттолкнул от себя Дилана.
  - Что..? - Дэрг на мгновение замер, оцепенел, неверяще глядя на старшего сородича. - Ты же не... Нет! Не надо! Не смей!
  Короткий подшаг, резкий удар, и Дилан захлебнулся воздухом и кровью: сложенные щепотью пальцы пробили ему живот до позвоночника.
  - Заставь меня остановиться! - рыкнул асур, рывком выдергивая окровавленную руку.
  Дилан зажал обеими руками глубокую рваную рану, с оторопью и неверием глядя на седого отморозка, на напарника, на стекающую по пальцам черную в тусклом освещении кровь... Он попытался что-то сказать, но не смог вытолкнуть ни слова: второй хлесткий удар повредил гортань.
  - Дилан! Нет... Нет... Нет!
  Умирающий на глазах напарник вымел из головы Дэрга все лишние мысли: в этот момент он не вспомнил ни о словах асура, ни о Имрир, которая обещала вылечить и вытащить практически с того света, Дэргу не пришла в голову здравая мысль, что Аэте обещал учить их обоих, что гарантировало выживание Дилана. Он ни о чем не вспомнил. Вся его вселенная сузилась до истекающего кровью напарника, зажимающего обеими руками страшную рану в животе. И на того, кто эту рану нанес.
  Ноги Дилана подкосились, и с едва слышным хрипом он упал на металлический пол. Мир для Дэрга потемнел, окрасился кровью, и внезапно стал очень четким, ярким, выверенным, словно в голове что-то с едва слышным хрустом сместилось. Режущая, перехватывающая дыхание боль отошла куда-то на задний план, и вся вселенная сузилась до умирающего напарника и того, кто его убил. Все остальное - не важно и несущественно. В голове билась одна мысль: спасти того, кто дороже жизни. И уничтожить угрозу, стоящую на пути...
  
  * * *
  
  
  Ментальный план бурлил и клокотал, наполненный дикой, первобытной яростью и болью, жгучим гневом и бессилием, отчаянием, страхом и ненавистью: Аэте взялся за дрессуру сородичей. На какое-то мгновение мне даже стало их жаль... на какое-то очень-очень краткое мгновение.
  Если я правильно поняла Аэтериоса, мое присутствие вскоре потребуется: сейчас он должен довести Дэрга до срыва в хараз, чтобы запустить второй этап перестройки организма. Гризли при всей свой вспыльчивости и бешеном характере, в руках себя держит крепко и порывы души контролировать научился, значит, чтобы прошибить его и добиться взрыва, требуется ударить по больному. По тому, что, вернее, кого он будет защищать до последнего. В общем, как всегда, пострадает Дилан.
  - "Мрир, спустись в трюм." - раздался окрашенный тревогой и досадой ментальный голос Аэ, сбивая меня с мысли. - "Нужно лечение."
  Уже довел до состояния полутрупов? Быстро он.
  - "Иду." - ответила я, вставая из-за стола.
  Ррус, заваривающий в этот момент эрг, повернулся и вопросительно склонил голову набок. Я указала пальцем на пол, он понятливо кивнул и вернулся к прерванному занятию, а я подошла к аварийной лестнице, открыла люк и соскользнула в трюм.
  - Закончил? - спросила я, осматривая погруженное в полумрак помещение.
  - Пока да. - донесся ответ Аэте.
  Зрелище мне предстало фееричное: помирающий Дилан, валяющийся в луже крови, рядом с ним - вырубленный Дэрг с неестественно вывернутой ногой и рукой и стоящий возле них асур.
  - Сурово. - оценила я этот натюрморт.
  Асур недовольно поморщился и проворчал:
  - Он меня не воспринимал всерьез, пока я не пробил его привязке живот.
  - А потом сорвался? - спросила я, присаживаясь возле Дилана на корточки, пока он и правда не превратился в "мёртвую натуру".
  Аэтериос тяжело вздохнул, бережно приподнял Дэрга, укладывая его ровнее.
  - Сорвался... Мне пришлось медленно убивать на его глазах напарника, чтобы он шевелиться начал!
  Как я и предполагала: пока не пострадал напарник, Дэрг серьезно к предупреждению не отнесся. И как Дилан его до сих пор сам не грохнул?
  - Все думал, что ты шутишь?
  Аэте кивнул, выпрямляя ногу с открытым переломом.
  Для Дэрга настали... тяжелые времена. Но Аэ прав: его надо учить, а времени немного. Скоро мы улетаем на Вермайр, и непонятно, когда вернемся. И вернемся ли в том же составе. Нет, не так. Вернется ли с нами Аэте...
  - Джокер, вызови сюда Карин. - с вздохом сказала я, зная, что пилот нас видит и слышит: ментал звенел от оторопи и шока.
  - Я уже вызвал. - раздался приглушенный ответ. - Еще когда Дилану... ну... - приглушенный голос увял.
  Асур фыркнул. Да, методы обучения у него драконьи. И со стороны выглядит крайне неаппетитно...
  - Имрир, а они... - Джефф запнулся.
  - Нет, не помрут. - со смешком ответила я, быстро рисуя кровью Дилана контур Круга Подавления.
  Пилот что-то невнятно булькнул, но найдя слов, чтобы сформулировать мучающий его вопрос.
  Заработал лифт. Я замкнула внешнее кольцо и активировала Круг. Как раз, когда защитный контур завершил настройку, створки распахнулись, а Карин Чаквас вышла из-за короба лифта.
  Увиденная картина ее не порадовала: доктор поджала губы, встревоженно глядя на истекающего кровью Дилана.
  - Все с ним будет в порядке. - ответила я на незаданный вопрос.
  Карин нахмурилась, но вмешиваться не стала: трюм - не лазарет, оборудования здесь нет, а я как раз закончила довольно громоздкий чертеж. Проверив еще раз целостность Круга, я активировала темную лечилку. Магия крови при таких повреждениях будет лечить дольше, да и зрелище уж очень неприятное. Темная дымка окутала живот Дилана, запуская процесс лечения, а я подсела к Дэргу.
  Аэте уже успел выровнять ему ногу и свести кость, подготовив жертву к лечению. Я выпустила коготь и распорола штанину, быстро нарисовав на коже бойца незамкнутый круг с парой символов. Подумав, добавила еще два. Быстрее будет. Рунное кольцо активировалось, лечение началось, а Дэрг заворочался и открыл уже нормальные, не затянутые Тьмой глаза: ему я боль не блокировала, иначе весь педагогический эффект пропадет. И первое, что он сделал, как только мир перестал водить хороводы перед его глазами, это сел и нашел глазами Дилана.
  - Ди!
  Попытку рвануть к привязке прервал на корню Аэте, буквально насильно усадивший сородича обратно на пол.
  - Успокойся, он жив.
  Дэрг попытался взбрыкнуть, что у него закономерно не получилось. Он зарычал, наливаясь яростью и гневом, а асур тихо рассмеялся.
  - Не кипятись. Так было нужно. - очередную попытку встать пресекло нажатие на нервный узел и полный паралич. - Дилан живой, скоро будет полностью здоровым, ты сорвался в хараз, запустив процесс перестройки организма, я тебя из него вывел. Можно начинать твое обучение.
  Довольный тон асура плохо сочетался с напряжением и настороженностью, разливающимися в ментале: реакция Дэрга Аэ не порадовала. Не то, чтобы тот совсем уж выводов из произошедшего не сделал, но нужный результат достигнут не был. У Гризли еще остались какие-то иллюзии: он все никак не мог понять, что седой отморозок может на самом деле убить, если результат будет не тот, который нужен.
  - Только мое? - недовольно проворчал Дэрг, подтверждая опасения Аэ.
  - Дилана доводить до срыва надо иначе. Я этим займусь позже. - с тяжким вздохом отозвался Аэте, хмуро разглядывая затылок молодого сородича.
  - Сволочь. - буркнул боец.
  Асур, не слишком-то впечатленный его словами, пожал плечами, начал дважды на нужные точки вдоль шеи, снимая паралич, обошел жертву и ответил:
  - Сделаю вид, что этого не слышал.
  - Могу повторить. - зло рыкнул Дэрг.
  Тихий смешок был ему ответом.
  - Я тоже.
  Дэрг замер. Аэте улыбнулся доброй улыбкой раздраконенного хищника, от которой бойца передернуло, и пояснил очевидное:
  - Угроза Дилану стимулирует тебя сражаться с полной самоотдачей и на пределе возможного. Если потребуется, я буду убивать его у тебя на глазах по тех пор, пока ты не начнешь делать то, что требуется. Хочешь уберечь его от лишней боли? Работай лучше.
  Дэрг зарычал, подобрался, медленно, но уверенно сказываясь в очередной хараз, но тут темная лечилка отработала, и Дилан, судорожно закашлявшись, очнулся. Аэтериос был тут же забыт: боец подковылял к напарнику, осторожно его приподнял, помогая сесть, и тихо спросил:
  - Ты как?
  Дилан прижал руку к животу, мотнул головой, не сдержав приглушенный стон, содрогнулся в приступе судорожного кашля.
  - Живой... - сплюнув кровь, пробормотал он. - Вроде...
  Дэрг резко втянул воздух, резко выдохнул.
  - Аэтериос, ты...
  - Не рычи. Твоя привязка жив и здоров. - устало отмахнулся асур. - Сейчас вы пойдете и приведете себя в порядок. До утра осталось не так много времени. Вам нужно выспаться и отдохнуть. Идите.
  Дэрг окинул Аэте сумрачным взглядом, помог напарнику встать и, заметно припадая на еще неокрепшую ногу, практически силой уволок того к лифту, распространяя в равной степени злость и тревогу.
  Доктор проводила их задумчивым взглядом.
  - Карин, не думаю, что есть смысл бегать в трюм из-за каждого перелома. - тихо сказала я, вновь переходя на неофициальное общение. - Аэте постоянно будет их калечить.
  - В этом есть необходимость? - негромко спросила доктор, глядя на Аэтериоса.
  Асур поморщился и кивнул.
  - Они слишком привыкли к человеческим методам тренировки. Нам такая система обучения не подходит: слишком щадящая. Дэрг не привык в учебном бою бить в полную силу, насмерть, он не ждет, что ответный удар может покалечить или убить. Он не сражается так, как может. И как должен. Это - недопустимо. - Аэ зло рыкнул. - Я не собираюсь угробить сородичей из-за жалости к ним! Если для того, чтобы они развили свой потенциал мне требуется превращать их в кровавый фарш на каждой тренировке, я буду это делать!
  Карин недовольно поджала губы: Дэрг и Дилан - ее подопечные, она отвечает на их жизнь и здоровье, а сейчас некий белобрысый рукодельник сообщил, что собирается сознательно калечить этих самых подопечных, раз за разом ставя на грань гибели. Это ее не порадовало, но спорить с асуром доктор Чаквас не стала, осознавая его правоту.
  - Аэтериос, я была бы признательна, если бы Дэрг и Дилан пережили твои тренировки.
  Асур усмехнулся.
  - Они переживут. Я не заинтересован в их смерти.
  - Очень на это надеюсь. - Карин перевела взгляд на меня. - Имрир, я полагаю, вы знаете, что делаете.
  Я улыбнулась.
  - Карин, все будет в порядке. - глянув на насупившегося Аэте, добавила: - Я поддерживаю Аэ и не собираюсь из-за жалости гробить своих бойцов. Если Дэргу для лучшего усвоения материала требуется видеть потроха Дилана на полу, он их там увидит. Со своей стороны, я сделаю все, чтобы у Аэтериоса каждую тренировку была возможность эти потроха выпускать.
  Карин скрестила руки на груди, посмотрела на асура и негромко произнесла:
  - Не забывайте, кем они были.
  Слова о том, что Дэрг и Дилан выросли в другом социуме, и подобное жестокое обучение может негативно на них сказаться, сказаны не были, но очень явственно подразумевались. Но это неважно: психика будет меняться вместе с телом. Ментальные пакеты, вшитые в генетическую память - основа создания ЛЮБЫХ химер. Без соответствующих инстинктов и, главное, изменений психики любые физические изменения бессмысленны: на выходе все равно получится человек, притом, изуродованный морально с разной степенью безумия или психоза. Необученные молодые вампиры тому прекрасный пример. Сколько было проблем из-за того, что начинка не соответствует упаковке, когда телом хищника управляет разум обычного среднестатического человека, начисто отметающего мораль того социума, в который он автоматически вошел, и трепетно холящего и лелеющего свои предубеждения и общечеловеческие моральные принципы, пригодные разве что для рафинированного толерантного общества таких же общечеловеков. Подобных уродов обычно убивали сразу: они все равно нежизнеспособны, но могут легко стать причиной гибели сотен разумных.
  Ситуация с моими бойцами не настолько запущена: у них изначально крайне гибкая психика и довольно специфическая мораль. Но проблемы с ними будут, и немалые. Особенно, когда начнется развертка ментального пакета: асуров спроектировал настоящий гений, и нужные императивы прошил на уровне подсознательного и инстинктивного. Изменения будут проявляться постепенно, исподволь, мягко и ненавязчиво меняя казалось бы непоколебимые принципы, взгляды и мировоззрение, пока не перейдут черту невозврата и кардинальной смены психопрофиля. Кира уже начала меняться. Скоро начнутся первые изменения в логике и поведении Дэрга. Дилана это затронет в последнюю очередь.
  Проклятье, не корабль, а виварий какой-то...
  - Карин, я прослежу, чтобы у парней не было лишних проблем. - сказала я. - Но в их тренировки вмешиваться не буду: Аэте лучше нас знает, как правильно дрессировать сородичей. И он прав. Второго шанса не будет. Если их сейчас пожалеем, мы их изуродуем.
  Аэтериос сумрачно смотрел на громадную лужу крови, масляно блестящую черным пятном в полумраке трюма, и молчал.
  - В таком случае, я ограничусь обследованиями сержантов Итора и Савьера. Держите меня в курсе дела.
  Мы синхронно кивнули. Куда ж мы денемся...
  Карин неожиданно улыбнулась и добавила:
  - Надеюсь, вы сможете выбить из Дэрга тягу к сомнительным экспериментам. Или, хотя бы, привьете здравый смысл и осторожность.
  - Сомнительно, что это вообще возможно, - честно сказала я, - но мы попытаемся.
  Доктор милостиво нам кивнула, развернулась и пошла к лифту. Ничего для нее интересного здесь уже не осталось, а нам еще предстоит убрать следы произошедшего.
  Проводив женщину взглядом и дождавшись, когда лифт поедет до верхней точки и остановится, я тихо сказала:
  - Аэ, с тебя убрать кровь.
  Парень удивленно заморгал.
  - Нечего было жертв так быстро отпускать! - буркнула я. - В следующий раз заставь Дэрга вымыть пол. Ему полезен физический труд, а тебе будет меньше грязной работы.
  Белобрысый монстрик досадливо дернул уголком губ, но кивнул, принимая закономерное наказание за недогадливость и непредусмотрительность.
  - Понял.
  Я усмехнулась.
  - Инвентарь найдешь в кладовке возле кухни. Там же - звуковой очиститель. А Дэрга можешь заставить драить пол вручную. Тряпкой.
  Оставив мечтательно улыбающегося асура гипнотизировать взглядом лужу крови, я по той же аварийной лестнице покинула трюм.
  До подъема оставалось три часа...
  
  Аэте задержался.
  Уборка много времени у него не заняла, он справился минут за десять, но после того, как отнес звуковой очиститель обратно, он вернулся в трюм и провел там больше часа, сидя на "Мако" в темноте и тишине, в одиночестве, раздираемый на части сумбурными чувствами и тревогами. Дэрг с присущей ему бестактностью напомнил Аэ о его собственных проблемах, и асур болезненно-остро вспомнил, в каком состоянии сейчас ЕГО привязка: находящийся под постоянным жестким контролем со стороны могущественного существа калека, не способный прожить и десяти минут без имплантатов и нанитов Жнеца, с висящим над головой обвинением в предательстве и реальным шансом закончить жизнь так, как я показала.
  Кто знает, сколько он бы там сидел, если бы в трюм не вышел проснувшийся ранним утром Рекс. Общаться с жизнерадостным и отвратительно-бодрым кроганом асур не пожелал, и по-тихому покинул потерявшее уединение помещение.
  В нашу общую каюту Аэ пришел тихим и подавленным, молча подошел к свое койке и сел, сгорбившись, утопив лицо в ладонях. Отчаяние, боль и глухая обреченность разрывали ментал, вышибая дух и подавляя своей остротой.
  Найлус судорожно разжал стиснутые до судорог пальцы, медленно повернул голову, в упор глядя на друга. Ррус растерянно переводил взгляд с асура на меня, на Найлуса: чтобы понять его состояние, не требовалось никакой эмпатии.
  - "Дэрг напомнил ему про Сарена." - блокировав канал к асуру, ответила я на незаданный вслух вопрос.
  Найлус устало прикрыл глаза, беззвучно выругавшись, Ррус понимающе кивнул, а я встала и подошла к Аэте. Нельзя оставлять его в таком состоянии... Он поставил меня на один уровень с Сареном, на время дав власть над собой. Полную, абсолютную, безоговорочную... Такую, какую над ним имеет только одно живое существо. Его ось мира. Привязка.
  Аэ вздрогнул всем телом, когда моя ладонь легла ему на голову, эмоции как-то резко угасли. На мгновение он окаменел, а потом - качнулся вперед, уткнулся лбом мне в живот и замер, а я легонько, едва касаясь седых волос, гладила его по голове...
  - Скажи, что ты не допустишь его смерти...
  Тихий, практически беззвучный шепот, отчаяние и безнадежность: знает, что просит невозможного...
  - Все, что в моих силах, Аэ. - столь же тихо произнесла я, все так же легонько гладя доверчиво склоненную голову, пропуская под ладонью элементы боевой системы. - Я сделаю все, чтобы он жил... без пятна предательства, сохранив рассудок и личность.
  Проклятье, Сарен! Я еще не видела тебя вживую, я не знаю, предал ты свой народ или делаешь все возможное для его спасения, я не представляю, что из себя представляет настоящий Жнец и что он от тебя хочет, но я уже готова сделать все от меня зависящее, чтобы ты выжил! Вот как так вышло, а?
  - Аэте, тебе стоит отдохнуть. До подъема меньше двух часов осталось.
  От поднял голову, моргнул, виновато глядя на меня.
  - Я потерял счет времени, прости.
  Я улыбнулась, аккуратно разжала зажимы и сняла "Химеру" с головы асура: не стоит ему спать с активным боевым комплексом, все же, на мозги он давит, особенно, с непривычки. По себе помню, какие могут давать наводки такие артефактные комплексы, если носить их не снимая длительный срок.
  - Мы можем позволить себе поспать подольше: все же, миссия закончилась далеко за полночь. - я осторожно расплела плотную косу и взъерошила всклокоченные седые волосы, растрепывая пышную волнистую гриву. - Отдыхай. Послезавтра с утра мы прибываем на Новерию, учитывай это, если хочешь завтра ночью продолжить дрессуру.
  Уголки губ дрогнули в легкой улыбке.
  - Завтра я их трогать не буду: изменения еще не успеют пройти. На полную перестройку потребуется дня три.
  Неудачно... Я рассчитывала их взять на Новерию.
  - Они сохраняя дееспособность? - спросила я.
  Аэ кивнул.
  - Можешь спокойно брать их на боевое задание: самые серьезные изменения пройдут этой ночью и, частично - завтра. Послезавтра они будут в форме. Я предупрежу Себастьяна: Дэргу потребуется обильное питание и большое количество белка. Нужные витамины ему вколет доктор Чаквас.
  - Бедолага. - в моем голосе не было даже тени сочувствия. - Кстати, Дэрг на тебя обиделся.
  Химера фыркнул.
  - Скоро он меня возненавидит.
  Мы рассмеялись. Болезненная тема была временно задвинута подальше, и мы разошлись спать. Времени на отдых практически не осталось.
  Надеюсь, реальность позволит мне вытащить из собственноручно выкопанной могилы эту высокомерную властную сволочь по имени Сарен Артериус, иначе шансы на то, что мне удастся удачно завершить свою работу и спасти этот Цикл от Жатвы резко упадут.
  Как так вышло, что из совершенно безразличного мне чужака, он стал ключевой фигурой, своеобразной осью, вокруг которой закручивается будущее, утягивая за собой и нас? Да кто б знал! События словно сами собой выстраиваются и завязываются на одного-единственного разумного, и я не могу позволить ему сдохнуть! Слишком уж многое на него завязано! Слишком многие от него зависят, слишком он важен, чтобы я могла позволить ему помереть, даже если он сам этого будет желать всем сердцем! А он будет, если я в нем не ошиблась.
  Потребуется, и я выжму из Цитадели всю энергию, которая накапливалась на этой станции миллионами лет! Надо будет, и я искусственно создам Сарену стимул жить! Да я ему мозги наизнанку выверну, но сдохнуть не позволю!
  В конце концов, у него есть ради кого жить!
  С такой мыслью я и заснула, чтобы через какие-то три часа меня подкинуло на койке от ревуна боевой тревоги, а корабль содрогнулся всем корпусом от прямого попадания...
  
  Пока мы облачились в броню и поднялись на командную палубу, уже все почти закончилось: космические бои скоротечны, тем более, при такой разнице в огневой мощи. Тревогу отменили, а захлебывающийся негодованием Джокер рассказал нам, как их "чуть не поимели в дюзы на станции разрядки две пиратские развалюхи". Как на мой взгляд, наш ершистый пилот был глубоко возмущен первым и единственным попаданием по его трепетно любимой девочке, а не самим фактом попытки гоп-стопа на разрядке. В это время и на абордаж можно нарваться, дело насквозь житейское. Корабль-то ловить не надо, подойдет к нужной точке как миленький, никуда не денется. Но горе-пиратов подвело незнание последних новостей: "Нормандия" - прототип, уникальный боевой корабль, второго такого пока не существует, вот и ошиблись немного, недооценили потенциальную жертву, приняв за небольшой пассажирский корабль премиум класса. Ошибка вполне понятная: типовые фрегаты Альянса Систем крупнее, имеют совершенно другие обводы и по одиночке обычно не летают. Патрульных кораблей немного, и все они известны. "Нормандия" же на стандартный военный корабль не походила, пометки имела человеческие, оружие скрыто... Чего удивляться, что нас посчитали легкой целью?
  А потом эта "легкая цель" без особых хлопот распылила два вооруженных грузовых корыта, на которых обычно и промышляют нижние слои пиратского общества на границах человеческих территорий. Даниэль даже толком не успел развлечься, накрыв цели в два залпа. Не зря он с Гаррусом тратили столько времени на калибровку и отладку орудий корабля...
  - Нет, ну ты представляешь, Имрир, они моей девочке в корму залп влепили! - продолжал негодовать Джокер, кипя и булькая от злости.
  - Что, краску поцарапали? - раздался за спиной исполненный язвительности отдающий металлом вибрирующий голос.
  Пилот от возмущения такой несправедливостью аж булькнул от злости.
  - Спектр Крайк! Как вы могли подумать, что я...
  Ну все, понеслось! Найлус и Джефф опять зацепились и теперь будут капать друг на друга ядом, упражняясь в язвительной высокопарной словесности: это доставляет им обоим огромное удовольствие. Най подтрунивает над Джеффом, тот, горя праведным негодованием и гневом, будет долго и пространно возмущаться. И так весь полет до реле. И пилот делом занят, и обоим не скучно. Правда, сейчас Найлус устал и не выспался, так что вряд ли он будет все четыре с половиной часа развлекать Джеффа.
  Пользуясь моментом, я сбежала. Время раннее, делать мне особо нечего, я удачно вовремя сгрузила на Прессли все заботы по кораблю, так что можно продолжить столь бесцеремонно прерванный сон. Аэте вон уже вернулся в каюту, успел раздеться и снова вырубиться. Последую его примеру. А с патрульным кораблем, как раз нарисовавшимся в системе, Чарльз и Найлус прекрасно разберутся и без меня.
  По дороге к каюте встретила полуобморочную Карамельку, с закрытыми глазами топающую на полном автомате к каюте. Сонный Рамиро с опухшей физиономией направлял одной рукой командира, второй придерживал под локоть заспанного Диего. Невнятно булькнув что-то вроде приветствия, итальянцы, загрузив Джейн в ее каюту, ввалились в свою. Пока нас всех не подняла боевая тревога, поспать им удалось около четырех часов - как раз короткий перегон до станции разрядки перед последним суточным прыжком на Новерию. Мне, Аэте и обоим турианцам - и того меньше, всего каких-то неполных три часа...
  Да чтоб этим космическим гопникам на том свете икалось! И сами сдохли, и другим отдохнуть не дали... Содрав броню, я с невнятным стоном завалилась на койку, подгребла подушку и отрубилась раньше, чем додумала последнюю мысль.
  
  
  
  
  

Глава 45: Куда вы смотрели?


  
  
  В каюте царила звенящая тишина, нарушаемая едва слышным рокотом двигателей и недовольным сопением Диего, получающего от Рамиро очередную выволочку за невнимательность и неумение замечать очевидное. Руне развалился на койке, заложил руки за голову и делал вид что спит, Виктор с интересом разглядывал сослуживца, получая массу удовольствия от созерцания скорбной рожи сицилийца, с укором смотрящего на хмурого Диего, а Джейн по уже закрепившейся привычке сидела на краю намертво прикрученного к полу стола и терпеливо ожидала, когда аналитик закончит выедать мозг подопечному и перейдет к анализу последней миссии.
  - Диего, скажи, я что, непонятно объясняю или слишком многого от тебя требую? - печально поинтересовался Рамиро, дергая себя за украшенную деревянными бусинами косичку. - Почему ты делаешь все возможное для того, чтобы мне по возвращению домой было стыдно смотреть в глаза дону?
  - Да что такого я сделал? - взорвался вконец задолбанный парень.
  - Ничего. - еще печальнее произнес Рамиро. - И в этом проблема. Я чему тебя столько лет учу? - карие глаза опасно сузились. - Что мне нужно сделать, чтобы ты, наконец-то, стал внимательнее относиться к происходящему вокруг тебя? До анализа ситуации тебе еще далеко, к моему глубокому сожалению. Я тактично промолчу про способность делать выводы и учиться на допущенных ошибках. Хотя бы на своих. - выразительная пауза и трагичное выражение лица. - И это меня ужасно огорчает.
  Виктор не сдержал смешок.
  - Молот, ты бы вообще на комплимент не нарывался. - тут же буркнул аналитик, устало поведя плечами: ночь была утомительной, из-за боевой тревоги поспать толком не удалось, время сейчас позднее, что не добавляло бодрости.
  - А я-то уже что натворил? - с нескрываемым интересом поинтересовался мужчина, не припоминая за собой особых проступков.
  На что тут же получил ответ:
  - Например, ты не заметил, как мимо тебя прошел Аэте.
  Виктор поморщился, но справедливость замечания признал.
  - А ты почему не сказал, если видел, как этот пацан вперед всех двинул?
  - Потому что я, ты удивишься, тоже не заметил, как этот "техник" прошел мимо нас. - вкрадчиво ответил сицилиец. - Я! Не! Заметил! - печатая каждое слово, повторил он, резко выпрямляясь.
  Бойцы переглянулись. Способность Рамиро замечать мельчайшие нюансы, на которые большинство не обращает внимания, и его невероятное чутье было чем-то привычным, своеобразной аксиомой, не требующей подтверждения. И тут, внезапно, это безошибочное чутье... сбойнуло.
  - Он же стоял у меня за спиной. - прошептала Джейн. - Как он мог обойти нас всех и оказаться на той причальной площадке первым?
  Тот пожал плечами.
  - Как-как, пешком. - язвительно рыкнул итальянец. - Ты же не думаешь, что он телепортацией передвигается?
  - То есть, ты не знаешь. - подытожила коммандер, нахмурившись.
  Рамиро покачал головой, дернул за косичку.
  - У меня есть предположения, как он мог это сделать и почему мы его не заметили, даже есть причины к этой мысли склоняться, но они вам не понравятся. Они и мне не нравятся. Но это единственное, что может объяснить замеченные странности.
  Бойцы подобрались, Руне сел, перестав изображать спящего, Джейн приглашающе взмахнула рукой.
  - Что ты заметил? - коротко спросила она, предлагая аналитику поделиться своими выводами.
  - Заметил - не совсем верное слово. Я УВИДЕЛ немало вроде бы незначительных мелочей. По одиночке они хоть и вызывают вопросы, но укладываются в пределы допустимого. А вот вместе... - аналитик поджал губы, помрачнел. - Мне очень не нравится то, что я вижу: картинка вырисовывается неприглядная.
  Он замолчал, сумрачно глядя на командира.
  - Знаешь, Джейн, ты права. - после затяжной паузы пробормотал он. - Этим переводом командование решило нас угробить.
  Девушка пожала плечами.
  - Это было очевидно с самого начала.
  - Но меня больше интересует, почему командование так жаждет угробить своего первого и пока единственного Спектра? - словно не услышав слова командира, продолжил размышлять аналитик, глядя перед собой расфокусированными глазами. - И мне не нравится, что этого Спектра хотят убрать нашими руками, пусть и опосредованно.
  Бойцы переглянулись.
  - Откуда такие выводы? - тихо спросил Виктор.
  Рамиро моргнул, перевел на него взгляд.
  - Сам посуди. Что известно о лейтенант-коммандере Имрир Шепард? Нелюдимая ксенофобка с проблемами с психикой, Мясник Торфана, по какой-то непонятной мне причине выдвинутая как кандидат в Спецкорпус от Альянса Систем.
  - Насколько мне известно, ее выбрал Крайк. - пожав плечами, сказала Джейн.
  Сицилиец скривился, раздраженно передернув плечами, словно у него зачесалась спина.
  - Чем руководствовался Найлус Крайк, делая такой выбор, мы можем узнать только у него самого, поскольку на мой взгляд Имрир Шепард - самая неудачная кандидатура из вас троих. При условии, если выбор делать, опираясь ТОЛЬКО на официально известную информацию. - аналитик поморщился. - То, что эта информация совершенно не соответствует действительности, мы все уже поняли.
  Люди кивнули.
  - Смотрим дальше. По какой-то причине первому Спектру нашей расы выдали необкатанный корабль-прототип, построенный на совмещениях технологий двух видов, имеющих огромную разницу в уровне развития и опыте космических перелетов. Про проблемы "Нормандии" вы уже знаете: Спектр была столь любезна, что нам это пояснила лично.
  Бойцы снова кивнули.
  - Я пообщался с инженерами. - Рамиро покачал головой. - Мне на этом корабле летать было бы страшно, если бы на нем не присутствовал инженер Адамс и создатель двигателей и ядра "Нормандии" - Октавиус Татум.
  - Все настолько плохо? - удивленно спросил Виктор.
  - Сейчас, после двух волн ремонта и перестроек, не настолько: основные дефекты выявлены и убраны. У нас хотя бы лазарет полностью укомплектован и в наличии нужное количество индивидуальных средств защиты. - итальянец поморщился. - В первом рейсе у них даже дыхательных масок на всех не хватало! И камбуза не было: вместо него только те автоматы с питательной пастой.
  Джейн, которая попробовала интереса ради эту "еду", перекосило.
  - Добавлю, что командование оставило на корабле в виде десантной группы Эшли Уильямс и Кайдена Аленко. Солдата-ксенофобку, служившую только в планетарных гарнизонах и ни разу не участвовавшую в полноценных боевых действиях, и штабного лейтенанта-биотика с L2, страдающего мигренями. - дав сослуживцам оценить сказанное, Рамиро добавил: - Сержантов Итора и Савьера на корабль перевели только после прямого запроса Спектра Совета.
  - Иными словами, Имрир оставили без бойцов. - подбила итог Джейн, помрачнев еще сильнее.
  - Не только. - передернул плечами аналитик. - Если верить тому, что мне рассказали члены экипажа, ей даже документы на корабль не передали, и она не могла подтвердить вступление в должность. Спектр затребовала электронные копии, и получила их минут за пятнадцать до старта! И у меня есть серьезные причины предполагать, что про эти документы Имрир узнала и смогла их получить только благодаря своевременной помощи турианцев: вы должны помнить, что эраз Вакариан - законник, служивший в СБЦ следователем, а Спектр Крайк не только прекрасно знает права и возможности оперативников Спецкорпуса, но и умеет ими пользоваться.
  Виктор присвистнул, переглянулся с Руне.
  - Ей что, документы вообще не отправили?
  - Ну почему же? Отправили военной почтой Альянса... - Рамиро фыркнул. - По словам сержанта Савьера, задержись они хотя бы на шесть часов, и доктор Лиара Т"Сони погибла бы в силовой ловушке в протеанских руинах: девушка провела в пузыре четверо суток и находилась на грани смерти от истощения и обезвоживания.
  Виктор присвистнул.
  - Повезло малышке.
  Рамиро кивнул.
  - А теперь давайте посмотрим со стороны, что происходит на этом фрегате. На должность капитана прототипа, который вообще не должен был покидать тестовых полос, назначили человека, никогда не командовавшего кораблями. Неграмотный и неопытный командир на боевом корабле, как правило, приводит его к гибели. Но Спектр выкрутилась, передав командование старшему помощнику Чарльзу Прессли, официально и юридически грамотно обставив его назначение исполняющим обязанности капитана "Нормандии".
  - Снова помощь Снайпера? - хмыкнула Джейн, устраиваясь удобнее.
  - Очевидно... да. - аналитик прикрыл глаза. - Как на корабле оказался Мастер Войны Урднот Рекс для меня до сих пор не понятно, учитывая, что его наняли на бессрочную службу за еду и кофе еще до первого вылета с Цитадели. Хочу уточнить: наняли на корабль, где уже присутствуют два турианца, один из которых, Гаррус Вакариан, в прошлом едва не убил Рекса во время одной из операций СБЦ.
  - Откуда данные? - подобрался Молот.
  - Он сам рассказал. - пожал плечами Рамиро.
  - Турианец? - удивилась Джейн.
  Итальянец настолько укоризненно посмотрел на командира, что та потупила взгляд.
  - Кроган. - мягко уточнил да Россет. - Он охотно рассказывает интересные вещи, если к нему найти подход: очень умен, но крайне тщеславен и самолюбив. С ним чрезвычайно интересно общаться. Я узнал из этих бесед очень многое.
  - К примеру?
  - К примеру, что Тали"Зора - дочь кварианского адмирала. И у нее в имени приставка "вас Нормандия". - не найдя на лицах бойцов понимания, аналитик пояснил: - По законам Мигрирующего Флота для девчонки "Нормандия" стала ДОМОМ, а ее капитан - первым после Бога! В данном случае - вторым. Первой является Имрир Шепард, которая умудрилась заполучить девчонку, правильно ее оформить и возвысить в глазах сородичей, взяв в свой отряд. Напомню, что служить в Спецкорпусе - крайне престижно, и кварианцы на ИД-карте невзрачный серый значок не имели со времен закрытия посольства.
  - Девочка вошла в элиту. - кивнул Виктор.
  - Именно. Отношение к кварианцам ненамного отличается от отношения к цыганам на Земле в старые времена. Они занимают примерно ту же нишу.
  - А Спектр Шепард знает, что они тащат на свой Флот все, что могут стащить? - иронично поинтересовался Руне.
  - Знает. - Рамиро хмыкнул. - А еще она знает, что кварианцы не воруют со СВОЕГО корабля, а "Нормандия" для Тали - это ДОМ. При любых других раскладах с большой долей вероятности девчонка украла бы как минимум чертежи.
  - И тут подстраховались. - Джейн качнула головой, перебросила аналитику бутыль с водой. - Что еще?
  Рамиро благодарно склонил голову и продолжил говорить:
  - Мы. Два сработавшихся малых отряда со своими командирами. Ты с Джоном на ножах еще с учебки, командование не могло этого не знать, но все равно прислало именно вас двоих, тем самым... - итальянец выразительно замолк, предлагая им продолжить фразу.
  - Тем самым создав постоянную точку конфликта. - со вздохом закончила коммандер.
  - Именно! Вспомни про психическую нестабильность Имрир и ее вспыльчивость. Добавь сюда штабного лейтенанта, который должен раздражать Джона, и Эшли Уильямс, которая гарантировано достанет и тебя, и ее. Что мы получим в итоге?
  - Нестабильную обстановку и десантную группу, в которой постоянные конфликты и дрязги. - с тяжким вздохом ответила Джейн. - Ни о какой нормальной совместной работе и речи не будет.
  Рамиро согласно кивнул.
  - Дальше. Пилоты. Особенно Крук, который в свое время, скажем так, имел конфликт с Джеффом Моро. И конфликт на тему "Нормандия", которую Джокер обожает.
  - Более того, эраз Татум не в восторге от пилотских качеств Круга. - добавила Шепард. - Он вроде как обещал ему руки оторвать, если к штурвалу потянется.
  - Именно! Кто ж знал, что посредственный пилот окажется хорошим артиллеристом, и конфликт с первым пилотом сам собой рассосется, как только Даниэль перейдет под руку эраза Вакариана и встанет за орудия?
  - Конфликт в среде пилотов... - Диего рыкнул.
  Рамиро покосился на подопечного, но ничего не сказал.
  - Характер у Джокера отвратительный, он очень мнительный и обидчивый. Стычки были бы. Командование не могло не знать о конфликте между Джеффом Моро и Даниэлем Круком: об этом знали ВСЕ, кто был на Арктуре в то время. Добавь ко всему этому несовершенный остеогенез пилота.
  - Прекрасно. - Виктор потер затылок. - Как на ядрен батоне летаем...
  Итальянец согласно кивнул и прикрыл глаза, откидываясь за любовно взбитую подушку.
  - Возможно, это лишь случайности, и я - параноик с манией величия, но ситуация мне не нравится.
  - Судя по действиям Имрир, она тоже параноик с манией величия. - буркнула Джейн.
  - И достаточно умна, чтобы прислушиваться к советам куратора и специалистов, которыми она себя окружает. - добавил Рамиро. - Я, при всем желании придраться, не смог найти в ней психической нестабильности или предвзятости к чужакам. А вот Альянс Систем Спектр откровенно не любит, так что ее лояльность оказалась такой же сказкой, как и ее психическая неуравновешенность и вспыльчивость. И это уже нам грозит немалыми проблемами.
  - Конфликт между приказом командования и ее приказами. - со вздохом подтвердила выводы аналитика коммандер. - Она заранее потрудилась предупредить нас о подобной возможности.
  - Меня больше интересует, о каком шансе она говорила. - буркнул Виктор.
  - Это мы узнаем со временем. - Рамиро привычно перекатывал между пальцами бусины на косичке. - Нам даже выбора делать не пришлось: я связался с доном...
  Диего удивленно заморгал.
  - Что сказал отец?
  Аналитик прикрыл глаза, довольно улыбнулся.
  - Он согласился с моими выводами и одобрил наше решение.
  - Твое решение. - въедливо поправил парень.
  Бойцы переглянулись. Рамиро очень редко упоминал о доне, которому принадлежит его верность. Если дошло до прямого обращения...
  - Это настолько важно? - осторожно спросила Джейн, даже не пытаясь понять, как сицилиец умудряется связываться с Землей, находясь на борту "Нормандии".
  Тот согласно кивнул, улыбка стала шире и ехиднее.
  - Альянс Систем очень сильно хотел получить своего "карманного" Спектра. Они его получили, но так и не поняли, что именно они получили, и что такое "Спектр Совета". Я специально интересовался Спецкорпусом и полномочиями его оперативников.
  - Они действительно настолько... обширны, как говорят? - неопределенно взмахнув рукой, поинтересовался Руне.
  - Да.
  Короткий односложный ответ. И после короткой паузы, укоризненное добавление:
  - Информация о правах Спектров Совета и их полномочиях есть в экстранете в свободном доступе. ВСЕ жители Пространства Цитадели об этом знают.
  Осмотрев выразительные лица сослуживцев, аналитик продолжил:
  - С того момента, как лейтенант-коммандер Имрир Шепард получила подтверждение своего статуса Спектра Совета, она уже не является кадровым военным Альянса Систем и ей могут приказывать только и исключительно советники. Командование ВКС может ПРОСИТЬ решить какие-то проблемы, поскольку Альянс Систем не входит в Совет Цитадели, и ТОЛЬКО Имрир решает, откликнуться на просьбу или нет. - удостоверившись, что до них дошло сказанное, добавил: - Спектры стоят выше званий и должностей. Они выше закона. Деятельность Спектра не может быть противозаконной по определению. Все, что делает Имрир Шепард, если это одобрено Советом, - законно.
  Виктор присвистнул:
  - Лихо.
  Рамиро отмахнулся.
  - Это - обыденно. Лихо - это то, что я имел удовольствие увидеть на астероиде. - его взгляд резко похолодел и потяжелел. - И то, что некоторые проморгали!
  Диего тяжко вздохнул.
  - И почему сразу я?
  - А почему ты решил, что ТОЛЬКО ты? - язвительно отозвался Рамиро. - Виктор тоже очевидного не заметил...
  - Ты о чем? - спросила Джейн.
  - Скажите, какие вы сделали выводы из первой встречи с батарианцами? - вопросом на вопрос ответил аналитик.
  - Это ты про того неудачника, которому белобрысый пацан умудрился проломить грудину? - уточнил Виктор.
  Итальянец кивнул.
  - Да, про этого. Вы все это видели. И какие выводы сделали?
  Бойцы переглянулись. Сама постановка вопроса предполагала, что они что-то не заметили. Или заметили, но не поняли.
  - Встреча с батарианцем была для парня неожиданностью. - осторожно произнес Руне.
  - Верно.
  - Но ударил он без колебаний. Случайность?
  - При его словах "Не рассчитал?" - иронично приподнял бровь аналитик. - Случайностью была только сила удара. Силу он не рассчитал, согласен.
  - Хороша у него случайность... Я такого не сделаю. - буркнул Молот. - Батар же в броне был, ее так просто не проломить.
  Аналитик милостиво кивнул.
  - И они крепче людей. - добавил Руне.
  Еще один кивок подтвердил правильность уточнения.
  - А еще у них реакция быстрее, чем у людей. - тихо-тихо сказал Джейн. - Турианец может убить батарианца в рукопашную, но человек... Только спец по рукопашному бою.
  - Правильно. - вновь согласно кивнул Рамиро. - И каковы ваши выводы?
  Люди переглянулись.
  - Парень рос на флоте Иерархии... - начала размышлять вслух девушка. - Обучить рукопашному бою его могли. Броня у Аэте армаксовская, с когтями на перчатках, тяжелая, но усилителей в ней нет, как и экзоскелета. Это обычная броня, отличающаяся от моей только классом и большей массивностью. И, естественно, качеством. Но это все равно не объясняет, как человек мог проломить одним ударом нагрудные пластины батарианской брони и грудную клетку.
  - Верно, человек - не мог. - сицилиец хмыкнул. - Поверь моему опыту, проломить даже незащищенному человеку ребра - не так просто. Мы не настолько... как он там выразился про того батарианца? Мягкие?
  - Ага. Мягкие. - буркнул Виктор. - Особенно, в броне.
  - Но у него же когти на печатках были. - напомнил Диего.
  Рамиро поморщился и взглядом пообещал подопечному заставить его на практике проверять, какого это - проламывать рукой в перчатке что-то, по прочности и сопротивлению материала соизмеримое с броней, надетой на тело.
  - Но физиономия у него была как у нашкодившего щенка: растерянная и виноватая, словно он сам от себя этого не ожидал. - после короткой паузы добавила Джейн, словно продолжая какую-то свою мысль. - Или сделал что-то... не то.
  Она резко замолчала, нахмурилась.
  - Это все замечательно, но выводы какие? - вернул разговор в нужное русло аналитик. - Вы всё видели сами, вместе со мной. Я жду.
  Подопечный вновь его огорчил:
  - Да мы уже поняли, что белобрысый - отличный боец. Ты хоть раз видел хоть одного плохо дерущегося турианца?
  Рамиро устало прикрыл глаза.
  - Диего, Аэте - не турианец. Он человек, если ты этого не заметил.
  - Но его же турианцы воспитывали. - не сдавался парень, хоть и понимал, что сморозил ерунду, за которую его сейчас прилюдно морально поимеют.
  - И-ии-и? - насмешливо протянул аналитик.
  - И... ну... - Диего растерялся, покосился на хмурого Виктора, на Руне, на сумрачную злую Джейн, и выдал: - Ну и научили, как правильно...
  - Диего! - рыкнул Рамиро. - Ты меня расстраиваешь!
  Парень примирительно вскинул руки.
  - Ладно-ладно. Понял, глупости говорю. Я не знаю, как пацан смог это сделать. - сдался тот. - Но он смог завалить батара одним ударом, а потом сам растерялся от того, что сделал. Значит, не ожидал такого результата.
  - Ожидал он результата. - с тяжелым вздохом аналитик прикрыл глаза. - Именно такого. Он не задумывался, бил на рефлексе. Отработанном, автоматическом. А потом он вспомнил, что за всем этим наблюдаем МЫ. И вот ЭТО вызвало у него досаду, смущение и вину. - тихий хмык. - Это мне напоминает историю с Ссевола, одним из киллеров дона.
  - Это когда он грохнул цель прямо перед костёлом? - уточнил Диего.
  Рамиро кивнул.
  - Что он сделал, когда обнаружил увидевшего убийство падре?
  - Сказал, что хочет покаяться... - уныло ответил парень, понявший, куда клонит его напарник.
  - Да, в грехах. - добавил Рамиро. - Особенно в одном, только что совершенном.
  Бойцы заржали. Джейн прикусила губу, но уголки подрагивали.
  - И он точно так же виновато прятал пистолет за спину. - припечатал итальянец враз заледеневшим голосом.
  Смех резко стих.
  - Вспомните реакцию Спектра Шепард.
  - Это же Мясник Торфана. - буркнул Виктор. - У нее не было никакой реакции. Она даже внимания не заостряла. Убил и убил.
  Карие глаза прикрылись, смуглые пальцы стиснули бусину до белизны и вновь расслабились. Даже ЭТОГО не заметили...
  - Хочу вам напомнить, что за то время, пока мы впятером зачищали один корабль, Имрир Шепард и Аэте Дхар вдвоем взяли остальные. Включая ВОЕННЫЙ фрегат, на котором обошлось без смертей! И я предполагаю, что фрегат зачищала Имрир. - тихим безмятежным голосом произнес сицилиец, прикрыв глаза. - Хочу вам так же напомнить, как именно этот "белобрысый пацан" убрал батарианцев в ангаре: мечом, не поднимая лишнего шума. И вспомните варренов.
  Джейн вздрогнула.
  - Да, командир. - мягко, вкрадчиво произнес аналитик. - Тех самых, трехсоткилограммовых, генетически модифицированных зверей, которые в состоянии порвать вооруженного крогана в тяжелой броне! Тех самых, которых натаскивают на охоту на разумную дичь! На вооруженную разумную дичь! Тех самых варренов, одному из которых этот "паренек" сломал хребет и свернул шею, а второго перерубил почти пополам на моих глазах! - под конец голос Рамиро сорвался в рычание. - Без усилий!
  Бойцы молчали.
  - Что еще ты увидел? - тихо спросила Джейн.
  - Я поднимался на корабль. - спокойным, даже умиротворенным голосом ответил сицилиец, а его пальцы вновь потянулись к косичке.
  - Ты о... - девушка запнулась.
  Рамиро кивнул, прикрыл глаза, а в памяти ярко всплыли образы залитых кровью коридоров. Восстановить в воображении произошедшее труда не составило: кровавые следы были свежими и очень... наглядными. А то, что он нашел в каюте капитана...
  - Да, я о "Ки"Садаль", о том батарианском корабле, с которого Аэте вынес мертвого пацана, чье тело сейчас находится в криогенной капсуле в лазарете. - карие глаза чуть сузились, уголок губ дернулся.
  Диего, прекрасно знающий своего напарника и наставника, подобрался, Джейн нахмурилась, Руне и Виктор удивленно переглянулись. Еще на астероиде их удивило трепетное отношение Аэте к совершенно незнакомой девчонке и к ее мертвому брату. Еще удивительнее было решение Спектров: они выполнили просьбу паренька без вопросов. Словно так и должно быть, словно это нормально, потребовать забрать на корабль гражданского и тело, которое теперь занимает одну из пяти криогенных капсул.
  - Что было на том корабле? - мягко спросила девушка. - Что там было, Рамиро?
  Он криво усмехнулся, перекатывая кроваво-красную бусину между пальцами.
  - На том корабле живыми остались только пилоты. Всех остальных перебили. - тихий смешок сыпанул холодом. - Знаете, современное стрелковое оружие убивает аккуратно, практически не повреждая тела. О холодном оружии такого сказать нельзя. Особенно, говоря о мечах... - Рамиро улыбнулся мягкой, чуть рассеянной улыбкой, сощурил глаза. - Оружие Дьявола, так его называли в Средние Века. Пламевидный клинок. Фламберг.
  - Такой как у Крайка? - уточнил Виктор.
  - И у Аэте. - добавил Диего.
  Еще один кивок.
  - Да. Такой, как у Найлуса Крайка и Аэте Дхара. Полноценный полуторный фламберг с разведенной волной лезвия, созданный по новейшим технологиям на заказ. Именное оружие, гарантированно убивающее жертву даже с нашей медициной. Нераспространенное. Понятно почему.
  - Им надо уметь пользоваться. - буркнул младший итальянец.
  - Не в том дело. - Рамиро качнул головой. - Владеть мечом и использовать его в бою - не одно и то же. Надо уметь сражаться с вооруженным стрелковым оружием противником или с биотиком. Надо уметь сближаться. Это не так просто, поверьте мне.
  Оспаривать слова профессионального киллера мафиозной семьи никто не стал. Навыки улыбчивого веселого сицилийца в отнимании чужой жизни в отряде прекрасно знали и... ценили. Как и его аналитический ум, как и способность видеть то, на что все остальные не обращают внимания, как и умение вдолбить в головы сослуживцев важную информацию независимо от желания жертвы. Если его так впечатлило произошедшее, что он не раз тыкнул их носом в странности обаятельного беловолосого паренька, значит, они действительно стоят внимания.
  - Какие ты сделал выводы? - спросила Джейн.
  - Выводы можно сделать разные, сделать предположение об имплантатах, о генетической коррекции и прочем подобном, но я склоняюсь к мысли, что Аэте Дхар - не совсем человек. - спокойно ответил Рамиро, пристально глядя в глаза командиру отряда.
  Бойцы промолчали, удивленно переглянулись, не зная, как на это высказывание реагировать. Да Россет на их памяти не ошибался никогда, но...
  Джейн коротко спросила:
  - Причина?
  - Ни один человек не обладает такой физической силой.
  Видя непонимание и скепсис на лицах сослуживцев, аналитик сухо пояснил:
  - Он снял распределитель вращения ядра. Такая небольшая, как там выразилась Спектр? Фигурная железяка, за которую батарианский работорговец так круто прогнулся. Помните?
  Виктор кивнул.
  - Аэте снял ее с "Ки"Садаль" в одиночку. Потом сделал то же самое на втором корабле, на "Ит"Атараль". Тоже в одиночку. Сам распределитель весит сорок килограмм, вы сами его поднимали, вес оцениваете.
  - И?
  - Чтобы его вытащить, нужно сперва снять кожух, закрывающий механизм вращения, а потом АККУРАТНО снять с креплений балансиры, не повредив их и не расшатав, иначе корабль больше никуда не полетит. - проигнорировав Севера продолжил говорить Рамиро. - Я спрашивал у Адамса, может ли это сделать один человек без специальной техники.
  - Ответ был "нет"? - с тяжким вздохом предположила Джейн.
  - А какой еще должен быть ответ, если один балансир весит сто двадцать шесть килограмм?!! Кожух на кораблях такого класса - от трех до четырех центнер в зависимости от типа ядра! - прорычал аналитик, резко подаваясь вперед. - Может, я что-то не понимаю? Или я в чем-то ошибся? Тогда объясните мне, как он это сделал? Как человек может снять трехсоткилограммовую железяку, разобрать механизм вращения ядра и вытащить распределитель за восемь минут?!! Батарианцы с помощью подъемных механизмов собирали ядро почти сорок минут! На каждом корабле!
  Рамиро глубоко вдохнул, резко выдохнул, сел удобнее, поерзал, закапываясь в подушки, и продолжил говорить:
  - Это не единственные странности.
  - Что еще?
  - Гаррус Вакариан на миссии получил серьезную травму плеча, но уже утром от перелома лопатки не осталось и следа. Джефф Моро. Перелом руки и пальцев. За два дня смог вернуться за штурвал, хотя на ноге до сих пор компрессионно-дистракционный аппарат. Это самые явные и не поддающиеся логическому объяснению. Особенно, травма Джокера. У первого пилота несовершенный остеогенез. Такие переломы у него заживать должны месяцами с постоянными смещениями и трещинами. - Рамиро устало потер виски. - Я не могу понять, что здесь происходит, но Имрир Шепард была столь любезна, что предложила мне прийти за ответами.
  Джейн удивленно моргнула.
  - Что?
  - Дословно: "Если вам потребуется обсудить сделанные выводы или вы захотите услышать ответы на свои вопросы, приходите". - точно копируя вкрадчивую интонацию Спектра произнес аналитик.
  Диего нахмурился, Виктор покачал головой.
  - Звучит как ловушка. - буркнул Север.
  - Это и есть ловушка! - раздраженно рыкнул Рамиро. - Может, Спектр и агрессивный психопат, но не дура! Она знает, что я рано или поздно приду за ответами. Когда такие странности накопятся, а я не смогу найти им объяснение! - в голосе промелькнула ярость. - Мы не в том положении, чтобы позволять себе слепоту и иллюзии! Спектр это знает, она позволяет нам замечать то, что нам не предназначено, дает возможность самостоятельно разобраться и сделать к выводы.
  - Зачем это ей? - коммандер нахмурилась.
  - У нее на нас есть какие-то свои планы! Какие? Не знаю! Но они точно никак не связаны с Альянсом Систем.
  Виктор открыл было рот, но, встретив бешеный взгляд карих глаз, заткнулся.
  - Забудьте то, что вы там себе придумали! Нас всех просчитали еще до того, как мы на этот корабль попали! Вспомните начало знакомства, эти предупреждения и оговорки. Вспомните поход в СБЦ. Вспомните ее разговор с Андерсоном. И забудьте уже свои фантазии по поводу этих трех Спектров!
  - Трех? - осторожно уточнила Джейн.
  - А вы еще не поняли? Вакариан - тоже Спектр. Получил звание как раз незадолго до нашего отлета. - Рамиро помрачнел, с силой стиснул бусину. - Что же у них за задание, если на него отправили троих Спектров?
  - Сарен?
  Итальянец отмахнулся.
  - Это официальная причина. Больше - отмазка для Альянса Систем. Иначе приказ был бы не "найти" Спектра Сарена, а "уничтожить" в любой формулировке. Я не знаю, что накопал Крайк и во что они ввязались, но это как-то связано с тем нападением на Иден Прайм. Турианский советник их поддерживает, это очевидно. Но как это связано с Артериусом?
  Рамиро на какое-то время замолк, напряженно обдумывая пришедшую в голову мысль.
  - Вы знаете, я стараюсь быть в курсе всего, что вокруг нас происходит.
  Бойцы закивали.
  - Но в этот раз я впервые уперся в стену. Информации нет. Даже у Теневого Посредника не купить: нечего покупать. - он резко сел, наклонился вперед, опираясь локтями на колени. - Я НЕ ЗНАЮ, какое на самом деле задание у Спектров!
  - Но что-то же ты узнал? - задала риторический вопрос Джейн: поведение аналитика ясно говорило, что узнал.
  - Скорее, подтвердил свои выводы. - поморщился Рамиро. - Официальная информация о Имрир Шепард уже недостоверна. До Иден Прайм это один человек. После - совершенно другой. Возможно, так повлиял протеанский маяк, но это маловероятно: слишком велики изменения.
  - Так говоришь, будто это уже не Мясник Торфана. - буркнул Диего.
  - Именно это я и сказал. - согласно кивнул Рамиро, с удовольствием созерцая вытянувшиеся рожи. - Я смог получить записи с учебки N7. У нынешней Имрир другая моторика движений, другие повадки и жесты. Другая манера речи. Другие приоритеты и мировоззрение.
  - Подмена? - короткой вопрос от Виктора.
  - Сомнительно. Это произошло на борту "Нормандии" во время последнего перегона на пути к Иден Прайм. Я узнавал у ее бойцов: незадолго до выхода коммандера нашли в ее каюте без сознания. Через сутки глубокого сна проснулась уже нынешняя Имрир Шепард. Изменения в поведении начались сразу, но никто этому не придал значения: списали на последствия контакта с маяком. - сицилиец поморщился. - Это будет одним из вопросов, который я задам Спектру.
  - Полагаешь, ответит? - скептично поинтересовалась Джейн.
  Рамиро кивнул.
  - Учитывая формулировку предложения - ответит.
  - Но?
  - Но после этого разговора обратно я отыграть не смогу. - карие глаза сузились. - Выбор делать придется.
  Джейн тяжело вздохнула.
  - Да какой у нас выбор, Рамиро? Ты с Диего еще можешь вернуться на Землю: ваша семья не даст Альянсу Систем угробить вам жизнь, а нам возвращаться некуда. - короткий взгляд на Виктора. - Кому-то грозит пожизненное, если сорвется со службы. Для меня "Нормандия" - единственный шанс. Возвращаться на гарнизонную службу в какую-то дыру вроде Интай"сей, с которого нас сюда дернули, я не хочу. Я этого не выдержу. Это еще если позволят вернуться, а не под трибунал отдадут.
  - А мне на Земле делать нечего. - пробасил Север. - Дома нет, семьи нет, жилья и денег тоже нет. На планете жить могут или очень богатые, или совсем нищие. Не люблю я гетто, так что... - мужчина развел руками.
  - Посмотрим, что покажет Новерия. - подвела черту в разговоре Шепард, хлопнув ладонью по столу. - И будьте внимательны. После миссии еще раз переговорим и тогда уже будем решать, как быть.
  - Согласен. - Рамиро подпер подбородок кулаком и неожиданно признался: - Дон хочет наладить контакт со Спектром. Я передал ему все наблюдения, аналитики семьи проверили мои выкладки. Они считают, со Спектром Шепард нужно работать. Пока она дает такую возможность.
  Джейн вздохнула, поджала губы. Мнение отца Диего - существенный довод. Дон не делает поспешных выводов и не принимает необдуманных решений.
  - Вот на обратном пути и решим, как нам быть. А сейчас мы все дружно топаем в столовую, и не будем раздражать нашего повара. Он нас слишком вкусно кормит.
  Под тихие смешки принятие решения и поиск ответа на животрепещущий вопрос "Что делать?" были отложены на обратную дорогу.
  
  
  * * *
  
  
  - Джон, успокойся. Спектр Шепард имеет право на подобные действия. - меланхолично произнес Нико. - Я же тебе говорил: Спектры подчиняются ТОЛЬКО Совету Цитадели. Альянс Систем уже двадцать один год как входит в Пространство Цитадели и подчиняется общим законам. В том числе и закону о правах оперативников Специального Корпуса Тактической Разведки, к которому теперь принадлежит Имрир Шепард.
  Раздраженно расхаживающий по свободному пятачку каюты Джон резко развернулся, холодно глянул на подпирающего стену Николауса.
  - Ты одобряешь ее действия?
  - Как я могу одобрять или не одобрять действия нашего командира? - немец скрестил руки на груди. - Но с политической точки зрения, Спектр поступила верно: она убрала возможность раздуть скандал, результатом которого будет обострение ситуации в Скиллианском Крае и еще большее ухудшение отношений с Гегемонией.
  - Батарианцы должны были понести наказание за этот теракт! - буквально выплюнул коммандер.
  - А почему ты решил, что именно они в этом виновны? - не меняя интонации полюбопытствовал Нико, устало глядя на злющего командира.
  Джон замер, уставился на аналитика.
  - Что ты имеешь в виду?
  Николаус вздохнул.
  - Командир, работорговля - это бизнес. Любой бизнес должен быть прибыльным, а этот рейд неоправдан. Я бы на их месте приземлился возле какого-то поселения на планете, набрал рабов и улетел бы задолго до того, как прибыла бы "Нормандия" или любой другой корабль. Но они по какой-то причине высадились на астероиде. - не найдя понимания, уточнил: - На безлюдном каменном булыжнике, Джон! Каковы шансы набрать на нем рабов?
  - Мизерные. - вынужден признаться Шепард.
  Нико кивнул.
  - Работорговцы не занимаются терроризмом: это невыгодно, и грозит огромными проблемами дома.
  - А как же Балак? Он ненавидит людей.
  - Прежде всего он - военный офицер. Как думаешь, что бы с ним сделали на родине, если бы Альянс Систем раздул скандал галактических масштабов? И какие проблемы бы получила Гегемония за этот... акт агрессии?
  Джон открыл было рот, чтобы возразить, но, представив себе возможное будущее незадачливого офицера, закрыл. Нико кивнул, чуть заметно поморщился.
  - Не забывай, Балак прибыл с опозданием на шестнадцать часов. И летел он вслед за кораблями работорговцев. Его действия оправданы логически: он увидел сородичей, улетающих на чужую территорию, и проследовал за ними.
  - И? - недовольно протянул Джон.
  Коммандера несказанно раздражала эта манера Николауса цедить информацию, разжевывая, словно он с идиотом разговаривает, но он прекрасно знал: никакое его негодование не заставит скрытного немца говорить иначе.
  - И потом на астероиде каким-то образом включилась система защиты, гарантирующая, что ни один чужой корабль не взлетит. После этого заработали двигатели. - аналитик покачал головой. - Что-то не сходится, Джон, не находишь?
  Шепард сощурился.
  - На что ты намекаешь, Клаус?
  - Я? Ни на что.
  Нико едва сдержал смачный зевок: спать хотелось неимоверно, но пока Джон не угомонится, поспать вряд ли получится.
  - Джон, в этом и состоит работа Спектров Совета: хранить мир в галактике. Спектр Шепард это и сделала: в результате ее действий планета не пострадала, политическая ситуация не накалилась. Еще она получила в должники батарианского офицера и работорговца.
  - Как ты объяснишь взрыв третьего корабля?
  Нико пожал плечами.
  - Это очевидно, Джон: кто-то же должен был понести наказание? Инициатор этого нападения был уничтожен. Демонстративно. Это предупреждение для батарианцев, но сделано оно в такой форме, чтобы не вызвать ненужной агрессии и желания мстить.
  - Почему она не отдала его...
  - Патрулю Альянса Систем? - уточнил Нико. - Потому что это - гарантированный скандал на всю галактику. Ты не хуже меня знаешь, какую бурю подняли бы политики, чтобы получить контрибуции. А это уже дестабилизация политической ситуации, которая может привести к началу военных действий, что и должны предотвращать Спектры Совета.
  Николаус развел руками и вновь скрестил их на груди, терпеливо ожидая, пока его командир и подопечный осмыслит сказанное.
  - Допустим, ты прав. - с тяжким вздохом буркнул Джон.
  Аккер это высказывание пропустил мимо ушей.
  - И что ты предлагаешь?
  - Выполнять свою работу командира десантного отряда. - флегматично ответил он. - И не лезть в дела Спектров Совета.
  Видя, что Джон вновь начал заводиться, Николаус примирительно поднял руки.
  - Джон. Ты не знаешь, какое задание получили от Совета Спектры.
  - Что значит, не знаю? - вскинулся коммандер. - Его нам обрисовали ясно: арестовать Спектра-предателя Сарена Артериуса.
  Нико прикрыл глаза, потер тонкий нос, тяжело вздохнул.
  - Джон. Задание звучало как "найти".
  - И?
  - Что, "и"? - рыкнул, не сдержавшись, Нико. - Найти! А что дальше они будут делать - неизвестно. Они могут как убить его, так и помочь! Полагаю, решение будет принимать Спектр Крайк.
  От такого поворота Шепард нахмурился.
  - Я бы на твоем месте, командир, поменьше верил словам посла Удины и капитана Андерсона, у которого есть личные мотивы и старая неприязнь к Спектру Артериусу. - вновь возвращаясь к привычному флегматичному тону, произнес немец.
  Коммандер поморщился: в искренности капитана Андерсона он не сомневался.
  - И, Джон, прошу, будь внимательнее! И осторожнее в высказываниях.
  Не найдя на физиономии подопечного понимания, Николаус вздохнул. В некоторых моментах Джон Шепард удивительно твердолоб и страдает избирательной слепотой, не позволяющей ему рассмотреть очевидное и понятное любому здравомыслящему человеку.
  - Джон, нас ждут в столовой.
  Коммандер коротко кивнул, развернулся на месте и покинул каюту. Николаус покачал головой, вновь устало потер нос, повел плечами и потопал вслед за командиром.
  Очередной разговор прошел впустую.
  
  
  
  

Глава 46: Новерия: прибытие


  
  
  - Внимание по кораблю: выход из перегона. Три. Два. Один...
  Голос Джокера и мягкий толчок ознаменовали проход "Нормандии" через ретранслятор и прибытие в систему Пакс. Почти прилетели...
  - Джефф, сколько еще до Новерии? - глухо булькнула я, не открывая глаз и не шевеля даже пальцами.
  Пилот меня услышал и тут же бодро ответил:
  - Три часа сорок две минуты.
  Почти четыре часа... Хорошо. Хоть оклематься можно будет. Вчерашний день оказался на диво выматывающим и нервотрепным, хоть прошел в перегоне и в относительной тишине. Да... В очень относительной.
  Не проспавшиеся после ночной высадки бойцы за каким-то демоном встали рано с утра, еще до нападения пиратов, хотя ночь у нас была утомительная, а я на соблюдении режима для десантной группы в перелетах вообще не настаиваю. Но нет... Джон, как истинный сын Армии и ВКС не мог проспать подъем. Как и Эшли, разбудившая своим копошением Джейн. Карамелька какое-то время стойко сопротивлялась, но сержант Уильямс проявила редкую настойчивость, а потом прозвучала та злополучная боевая тревога, поднявшая на ноги весь корабль. Попытка повторно завалиться спать разбилась о всю ту же Эшли, и озверевшая от такого "доброго утра" и прослушанных нотаций на тему соблюдения режима Конфетка быстро дошла до кондиции, поругалась с Эшли и выползла из каюты злобная и агрессивная, как свежеобращенный упырь. После недолгих тыняний по столовой, пошла будить своих бойцов, ибо нечего спать, если командиру не дают. Хорошо хоть Рамиро, четко уяснивший правила, установленные на "Нормандии", и прекрасно знающий характер и повадки командира, быстро уложил ее спать на обычно пустующую койку. Джейн продрыхла до середины дня, выползла в столовую как раз к обеду, встретила там злого и не выспавшегося Джона, Шепарды по обыкновению поцапались, а потом понеслось...
  Я в эти свары не вмешивалась: внешне все было вполне пристойно, а у моих однофамильцев слишком много старых счетов, чтобы их можно было так просто сгладить. Да, я могла б воспользоваться своей властью и прекратить из грызню, но... Что значит внешнее благополучие, если реально ситуация только усугубится? Партизанские войны на уничтожение мне на корабле совершенно ни к чему, так что пусть решают свои разногласия самостоятельно и по мере появления, пока они не накопились критической массой.
  - Десантная группа уже встала? - потерев переносицу, спросила я.
  - Только Джон и его люди. - Джефф хохотнул. - Джейн спит и на внешние раздражители в лице сержанта Уильямс не реагирует, Дэрг... - пилот хмыкнул. - Дэрг жалуется, что не может пошевелиться.
  - Передай ему, что я скоро зайду и приведу его в порядок. - раздался сонный голос Аэте. - Пусть лежит и не психует. Его состояние нормально.
  Джокер, привычно проворчав, что он вроде как пилот, а не секретарь и не комендант летающей общаги, отключился с демонстративным щелчком. Это он так показал, что больше не слышит и не видит, что делается в нашей каюте? Угу, верю. Не видит он только тогда, когда глушилка работает.
  Впрочем, за все время Джефф ни разу не прокомментировал увиденное, даже если очень-очень хотелось. Договор соблюдался, а чрезмерное любопытство пилота и его моральные терзания нас волновали мало. Найлуса, наоборот, порой забавляло над ним подтрунивать: эмоции нашего Недремлющего Ока сдавали его с потрохами.
  - Как думаешь, его еще надолго хватит? - раздался негромкий голос Найлуса над головой, а его пальцы привычно закопались мне в волосы, легонько поглаживая по голове.
  - Посмотрим. Его любопытство начинает подходить к черте, за которой последуют вопросы. Много вопросов. - шевелиться мне было откровенно лениво.
  Зашелестела ткань, скрипнула койка и послышались практически бесшумные шаги босых ног: Аэте встал и поплелся в душ. Судя по неровному шагу и эмоциональному стазису, спит на ходу. Тихое шипение закрывающейся двери, приглушенный шум воды, ойканье и легкая обида, смешанная с досадой: спросонья асур забыл выставить температуру, и его окатило ледяной водой, льющейся при нулевых настройках. Зато проснулся и взбодрился.
  Иногда он такой забавный.
  - Какие планы? - тем же расслабленным и ленивым голосом спросила я, приоткрыв глаза. - Ррус, не дергайся. Время еще есть.
  Попытавшийся было встать Гаррус вновь расслабился. Вот и замечательно, а то начал нервничать непонятно из-за чего. У нас есть три часа на то, чтобы привести себя в порядок, проснуться и взбодриться. Ну, минут десять сожрет брифинг. Максимум.
  - По прибытию зайдем к администратору, узнаю, где сейчас Бенезия. - дождавшись, пока Гаррус затихнет, ответил на мой вопрос Найлус, сев удобнее и поджав одну ногу.
  - А скажет? - полюбопытствовала я, вспоминая, как в каноне Анолеис отбортнул протагониста.
  - А куда он денется? - тихий жесткий смешок.
  - Разве права Спектров позволяют требовать сотрудничества? - спросил Ррус.
  Когтистая рука взъерошила мне волосы, аккуратно убрала пряди с лица и вновь закопалась пальцами в шевелюру.
  - Договор между условно-нейтральными мирами вроде Новерии и Пространством Цитадели вынуждает их сотрудничать с оперативниками Спецкорпуса, но и мы должны быть... аккуратнее. И не наглеть.
  Какая-то недосказанность повисла в воздухе, и я задала резонный вопрос:
  - Но?
  - Но кто сказал, что я прибуду на Новерию только как Спектр Совета? - иронично произнес Найлус.
  О!
  - Най, так ты... - я запнулась, не зная, как бы правильно сформулировать крутящиеся в голове мысли.
  Он рассмеялся.
  - Мрир, Сарен, при всей своей гениальности и расчетливости, не мог быть в нескольких местах одновременно. Сама понимаешь, одному разумному уследить за большим количеством проектов физически невозможно.
  Логично. А если вспомнить, что Найлус - ученик и друг Сарена, то несложно догадаться, кто был его правой рукой. Тяжко вздохнув и посетовав на свою недогадливость, не давшую мне сделать логичный вывод из очевидного, я с некоторым трудом села. Потерев лицо, хмуро посмотрела на лукаво улыбающегося Найлуса.
  - И ты...
  - Для Анолеиса я буду не Спектром Совета Цитадели, а одним из инвесторов. Если меня-Спектра он еще может попытаться отправить дальним космосом, сославшись на установленные Советом Директоров законы и правила, то мне-инвестору он не имеет права отказать в требовании посетить станцию, которую арендует мой компаньон.
  Скребущаяся в голове мысль, наконец, оформилась, и получила свое воплощение в простом вопросе, до которого я раньше как-то не додумалась:
  - Сарен входит в Совет Директоров Новерии? - тихо спросила я.
  Найлус ухмыльнулся и кивнул.
  - Да, как один из крупнейших инвесторов. Я его официальный компаньон, обладаю практически теми же правами, что и он, и могу подменять Сарена на любых официальных мероприятиях. Это если не касаться лично моих проектов. Так что не переживай, администратор не рискнет отказать мне в праве посещения нужной нам лаборатории. Осталось только узнать, куда именно необходимо попасть.
  - "Расселина". - ответила я. - Но туда только...
  - Монорельсом с "Вершины-15". Знаю. - Найлус улыбнулся. - У меня там есть лаборатория.
  Мда. Как все просто оказалось. Никакой нервотрепки и мозговыносительства, обходных путей и плясок с бубном. Всего лишь законное требование от того, кто имеет на это право.
  - Что в ней разрабатывают? - тихо спросил Гаррус.
  - Генетические модификации и имплантаты. - охотно ответил Най. - Не то, чтобы они мне были особо нужны, но разработки этой лаборатории приносят стабильный доход. И позволяют найти очень много... любопытного.
  Интересно, сколько дерьма всплыло во время работы этой лаборатории? И сколько из того, что всплыло, послужило причиной вмешательства Найлуса как Спектра Совета? Вообще, идея интересная: самому вести незаконную деятельность для того, чтобы иметь выходы на других разумных, ведущих ту же деятельность. Вопрос в другом...
  - Найлус, ты же вроде как довольно известная личность.
  Он кивнул.
  - И что, никто не сопоставил твою деятельность Спектра Совета и те проблемы, которые возникали у других разумных из-за твоей работы?
  - Ну почему же? - зеленые глаза блестели иронией и лукавством. - Имрир, знать мое имя, это не то же самое, что узнать меня при встрече. Ты же знаешь, что представители других рас плохо нас различают. Особенно люди и девы-азари. - тихий смешок. - Даже Сарена, когда он был еще без имплантатов, умудрялись путать с другими турианцами. И это при его довольно приметной внешности.
  - Э...
  На большее меня не хватило. Как можно спутать Сарена с кем-то еще - понятия не имею. У него же вообще физиономия уникальная! По крайней мере, за все время я не увидела на Цитадели ни одного а"тура.
  - Имрир, Новерия - это легализированные полузаконные лаборатории, едва прикрытые видимостью допустимых исследований. Ликвидация исполнителей и зачистка следов вплоть до подрыва самой лаборатории - распространенная практика. - голос Найлуса потяжелел, срываясь на низкое рычание, металлический отзвук стал явнее. - Мои действия как инвестора не выходят за рамки принятых на этой планете норм, а те суммы, которые проходят через финансовые системы Новерии, позволяют мне очень многое. В таких мирах правят информация и деньги.
  Я улыбнулась, поцеловала его в нос, отчего он забавно пошевелил носовыми пластинками, и сказала:
  - Я не об этом. Я удивлена, что никого не смущает твой официальный род деятельности.
  Напряжение сменилось облегчением.
  - Большинство разумных удивительно эгоистичны, и их мало волнуют чужие неприятности. - Найлус хмыкнул. - Возможно, тебя это удивит, но мне иногда сливали компромат на конкурентов, прикрываясь заботой о благе Пространства Цитадели и гражданском долге, выражая надежду, что подобные личности, так явно нарушающие закон, будут соответствующим образом наказаны. Лживые продажные твари... - зеленые глаза сузились. - Подсиживание, подставы и предательство на Новерии и подобных ей мирах - распространенное явление и никого не удивляет, а убрать конкурента руками Спектра - идеальное решение, устраивающее все стороны, кроме той, которую сдают. Другое дело, что в итоге можно накопать гораздо больше, чем хочется всем сторонам инцидента...
  Найлус приподнял верхнюю губу, оскалив клыки, ярко полыхнув презрением и брезгливостью.
  - И часто такое происходит?
  - Как когда. Иногда информация передается в военное подразделение. Возможно, закон о военном вмешательстве еще не отметили, не смотря на все попытки азари это сделать, именно потому, что этот закон очень удобен для сведения счетов и подстав коллегам. - он тяжело вздохнул. - Мрир, знала бы ты, сколько всего я обнаружил, работая на Новерии, Хадоре и Саверьене...
  Зашипела дверь санузла, и в каюту вместе с клубом пара вывалился мокрый и довольный жизнью Аэте. Получив уже привычное плетение магической сушки прямо в лицо, замер и забавно заморгал, пока его не обсушило и не перестало искрить перед глазами. Вреда никакого, но мир на время работы плетения приобретает довольно необычный светящийся окрас из-за краткосрочной смены видимого диапазона и активации ослабленного аурного зрения.
  - А... - начал было Аэ, но, получив вдогонку небольшой информационный пакет с подробным описанием этого феномена, закрыл рот и начал одеваться.
  - Возможности магии воистину безграничны. - лениво ответила я. - У некоторых бытовых заклинаний есть забавные побочные эффекты, которые были обнаружены студентами, проводящими опыты над ближними и дальними своими. Вот это - один из них. Слизистую плетение сушки не затрагивает, зато воздействует напрямую на зрительные нервы. Результат ты только что наблюдал: на время работы плетения можно видеть ауры.
  Найлус, хмыкнув, ушел в душ: ему, как старшему в нашей компании и единственному, кто знаком с Новерией и ее особенностями, еще предстоит подготовить брифинг для бойцов, пока мы тут возимся. Не то, что людей ждет развернутый доклад на тему нейтральных миров, но кое-какие основные пункты им расскажут, чтобы те не попали в глупое положение. Ррус тоже встал и занялся нашей броней, раз уж у него есть свободное время. Вот не может он спокойно отдыхать! Зато Аэ протопал босыми ногами по довольно холодному металлическому полу, оставляя мокрые следы, взял со стола заранее приготовленный гребешок, подошел и уселся на край моей койки.
  Реалии плотно упакованной общаги во всей своей красе: очередность пользования благами цивилизации и попустительство по отношению к соседям по жилплощади. Наш быт уже установился и приобрел некоторые своеобразные привычки, повторяемые каждое утро: Аэ занимал душ первым, следом за ним шел Найлус, потом - Гаррус, а пока оба турианца ополаскивались, я успевала заплести асуру волосы и надеть артефактный комплекс. После мужчины одевались и расходились по делам, а я спокойно приводила себя в порядок и выползала из каюты с запозданием. Зато меня всегда ждал горячий эрг и какая-то вкусность. Подобный распорядок нас всех устраивал, ничьи моральные принципы не травмировались, а у кое-кого они вообще отсутствуют как класс, так что мы не видели причин нарушать или как-то менять этот самый распорядок. Вот и сейчас асур протянул мне костяной гребешок и повернулся спиной, нисколько не озадачиваясь тем фактом, что из одежды на нем только тоненькие контактные браслеты-имплантаты от лежащего на столе тактического комплекса.
  - Что с Дэргом случилось? - спросила я, аккуратно расчесывая седые волнистые волосы.
  Гребешок привычно покалывал пальцы остаточными эманациями некроэнергии и ужаса. Прелестная вещица. Он эту кость что, живьем из кого-то выдрал?
  Аэ поджал под себя одну ногу, устраиваясь удобнее, и ответил:
  - У него закончилась первая перестройка организма. Мышцы не в тонусе, потому и пошевелиться не может. Таких перестроек будет еще несколько: организм изменяется постепенно, чтобы выработать привыкание и убрать резкий скачок. Если делать перестройку сразу, ему придется заново учиться моторике тела.
  - Но это возможно?
  От разомлевшего Аэ пришло согласие.
  - Да. На Флоте так и делали, если полукровки не могли сразу выйти на нужный уровень. Но на наших кораблях есть возможность обучать не умеющего пользоваться собственной силой сородича. "Нормандия" такого не выдержит: слишком хрупкая. - он вздохнул и честно признал: - Было бы хорошо вообще убрать их с корабля, но...
  - Пока это нереально. - согласилась я. - А с Кирой что? Она развивается иначе.
  - У нее началась лавинообразная перестройка. Такое иногда случается, если инициация началась при сильном стрессе. - Аэте передернул плечами. - Ее нельзя оставлять без присмотра: процесс необратим, его невозможно ни замедлить, ни приостановить. В отличии от Дэрга, Кире нужно постоянное присутствие старшего: примерно через дней десять-пятнадцать у нее начнутся изменения психики.
  - А если на ваш Флот отправить?
  Досада, смешанная с тревогой пронеслась по менталу, но быстро утихла. Идея отправить девчонку на Флот асуру не понравилась.
  - Только если ты полетишь вместе с нами.
  Гаррус вздрогнул и резко повернул голову, пристально глядя на асура. Тот кивнул, подтверждая сделанные им выводы.
  - Причина? - коротко спросила я, отложила гребешок, привстала на колени и начала плести косу.
  - При подобной лавинообразной перестройке организма и психики проходит запечатление на наставника. - послушно ответил Аэ. - Этот эффект временный, но очень сильный: он вынуждает полукровку слушаться старшего даже в невменяемом состоянии. Иначе они были бы необучаемы и неконтролируемы.
  Логичное продолжение "и их бы всех уничтожали", он вслух не произнес, но это было очевидно.
   - У Киры прошло запечатление на меня, как старшего, и на тебя, как на того, кому я подчинялся в момент возникновения этого эффекта. Лечение и твои действия при первой встрече закрепили эффект. Ты теперь для нее будешь старшей и после завершения перестройки. Как и я.
  - Иными словами, чтобы у девочки не сорвало резьбу, мы должны находиться неподалеку? - уточнила я.
  - Да. Наставник у полукровки есть всегда. Иногда это совершенно случайное существо, оказавшееся рядом при начале изменений.
  Вот как... Своеобразный поводок для химеры на период, когда у нее идут изменения в психике, а критическое мышление и логика сбоят, принимая странные формы. Хороший защитный механизм.
  - В таком случае Флот отпадает. - сказала я, мысленно ставя жирный крест на идее отправить девчонку сородичам. - Раз уж Кира нам будет подчиняться, не вижу причин, почему она не может нас сопровождать. Заодно будет с кем размяться и потренироваться.
  Нервное напряжение, баламутящее ментал, резко утихло.
  - О, не стоит так нервничать, Аэ. - я подцепила когтем белую прядь, вплетая в косу. - Я взяла девчонку на свой корабль и автоматически взяла на себя ответственность за нее. Как и за тебя, между прочим, когда согласилась с щедрым предложением на время стать твоим Якорем. Ты же не думаешь, что я просто так отношусь к тебе как к одному из близких? Ты принял меня как Якорь и дал власть над собой, я впустила тебя во внутренний круг.
  Асур хмыкнул, но его эмоции говорили куда яснее слов: он доволен. Ему все нравилось, и то, что я фактически прямо сказала, что, пока не появится Сарен, он - моя личная собственность, нисколько седого отморозка не смутило. С его точки зрения, все правильно. Все так и должно быть. И я имею полное право им распоряжаться так, как мне того захочется. До того момента, как он встретится со своей настоящей привязкой.
  Логика и мотивация химер отличается от логики и мотиваций людей. Особенно в том, что касается столь скользкого понятия, как "свобода".
  Человек носится с этой своей свободой, как дурак с гранатой, путая это понятие со "вседозволенностью", не желая понимать, что его свобода заканчивается там, где начинается свобода другого. И этот человек делает все возможное, чтобы отобрать чужую свободу. Или сам порабощает себя, придумывая сотни глупых правил, законов и запретов, ограничивая мышление множеством "нельзя" и "невозможно", убивая малейшие намеки на свободомыслие всяческими "не положено" и "недопустимо". Из поколений в поколения, грезя о мифической свободе, закабаляет сам себя и окружающих все крепче и крепче. До тех пор, пока туго закрученная пружина не взрывается гнойным нарывом, выплескиваясь в уродливых формах общественного протеста. И так по кругу: как только подзабывается прошлый взрыв, а забывается он быстро - память у людей коротка, история повторяется.
  У химер подобных проблем нет в принципе: им не нужна личная свобода. Они свободны с рождения, лишенные стопоров и рамок человеческого воспитания. Развитая генетическая память убивает саму идею перевоспитать этих созданий и прогнуть под себя. Но они сами ищут того, кто станет смыслом существования и стимулом к развитию. Сами по себе химеры вполне самодостаточны и не нуждаются в бессмысленном накопительстве благ, чаще всего довольствуясь необходимым для выживания минимумом. И не важно, какие это химеры: подобные существа слабо различаются в психическом плане, если, конечно, их делал адекватный разумный, а не идиот, дорвавшийся до генетики. У таких рукодельников получаются только монстры или изуродованные разумные, щедро страдающие всеми гранями сумасшествия. Или безумия.
  Вопреки расхожему мнению, у грамотно созданных химер запечатление не бывает спонтанным и беспричинным. Быстрым? Несомненно, иначе химера, особенно боевая, убьет потенциальный Якорь. Случайным? Никогда. Химера в состоянии за доли секунды оценить разумного, на инстинктивном уровне считывая информацию из ноосферы, и принять решение: подходит или нет. Ошибки в оценке случаются, но крайне редко.
  Асуры - отличный пример. Можно даже сказать - классический. Будучи полностью самодостаточными созданиями с высоким уровнем развития технологии, они все равно искали себе расу-привязку, крайне придирчиво подходя к выбору. А когда нашли, быстро подмяли под себя и, проявив бездну понимания, терпения и терпимости, ассимилировали расу-избранника. Иерархия необратимо изменилась после встречи с асурами. А вот асуры - нет. Разве что чуток помягче стали, чтобы привязке было комфортнее. Их Создатель был воистину гениальным химерологом, раз предусмотрел даже возможность...
  Я замерла.
  Мысль, долгое время навязчиво витавшая на грани осознания, наконец, проявилась во всей своей красе, разом отметая многие мои теории и объясняя множество странных и смущавших меня моментов. Огромный паззл медленно складывался, переворачивая мое понимание асуров и причин, по которым они стали тем, кем являются. Но, если я не ошиблась, это же... Это же...
  - Мрир?
  Обеспокоенность Аэте полоснула по нервам.
  - Он знал! - выдохнула я, очнувшись от ступора. - Ваш создатель изначально знал, что вы будете развиваться самостоятельно, без его контроля! Он это знал!!! Знал о том, что происходит! ЗНАЛ, что не сможет воспользоваться собственноручно созданным оружием!!! И спроектировал вас так, чтобы вы могли со временем...
  Я запнулась, не в состоянии сейчас облечь в слова ту бездну информации, которую тянуло за собой понимание этого простого факта. Это же переворачивало все, что я знаю об этой реальности! Если я права, это не обычная воплощенная реальность! Это Отражение! Великий и Неделимый, ОТРАЖЕНИЕ!!!
  - "Что случилось?" - донеслась настороженная и напряженная мысль Найлуса, ощутившего всплеск моих эмоций.
  - "Я ошиблась!" - ответила я. - "Мы живем не в обычной воплощенной реальности! Да, правила те же: не изменю основной канон, и реальность погибнет, но есть несколько отличий! Важных отличий!"
  Я доплела косу и аккуратно закрепила кончик.
  Как я могла забыть об этой разновидности воплощенных миров? А ведь Эстус мне говорил, что такое бывает! Говорил! Предупреждал, что надо в первую очередь обращать внимание на малозаметные и вроде бы незначительные мелочи, потому как в общем совпадение есть всегда! Но именно мелочи могут быть ключом к пониманию! Потому что ошибиться нельзя! Отражения не прощают ошибок, но крайне щедро вознаграждают!
  - "У любого эгрегора есть занятная особенность: то, что не предусмотрено каноном, но и не запрещено прямо, то.."
  - "Возможно?" - закончил Ррус.
  - "Да!" - я едва удержала сильный всплеск эмоций, не давая ему пронестись по общей связи. - Подай, пожалуйста, "Химеру". Она на столе лежит.
  Гаррус передал мне бокс с артефактным комплексом.
  - "Чем это чревато?" - он задал вопрос, как только я забрала из его рук украшенную рунами металлическую коробку.
  - "Гибелью это чревато!" - рыкнула я. - "Любой эгрегор пластичен: ни одна канонная история не бывает прописана и проработана от и до, она всегда полна неточностей и условностей, иногда - ошибок и взаимоисключающих утверждений. Воплощенные реальности появляются постоянно, и так же быстро мрут, если не происходит чего-то, что кардинально изменяет течение истории. Но не всегда это изменение происходит из-за работы Перерожденного! Иногда случаются..." - я запнулась, пытаясь подобрать определение. - "Да случайности и случаются! Любые! Кто-то из Высших мимо проходил и одним своим присутствием повлиял на формирование очередного недолгоживущего клона, где-то прошел Шторм Вероятности или какой-нибудь другой катаклизм, внесший незапланированные изменения, и тогда появляется Отражение эгрегора, принявшее вид измененной воплощенной реальности. И уже это Отражение, после перехода в статус самодостаточной Грани, начинает плодить реальности с тем же самым отличием, становясь при этом Якорем целой Ветви! Прародителем и новым эгрегором!"
  В ментальном канале звенела оторопь и тишина.
  - "Я никогда раньше не сталкивалась с воплощенными Отражениями, но мой наставник, Эстус, рассказывал о таких мирах. Их стабилизировать очень сложно: они сопротивляются, пытаются вернуться к материнскому эгрегору, но если угадать тот единственно-верный вариант развития событий, который гарантирует спасение, то награда будет соответствующей! Для всех, кто в этом участвовал! И поверьте мне, награда действительно достойная!"
  Гаррус, как всегда, вычленил главное:
  - "Единственный вариант?"
  - "К сожалению - да. Если обычная воплощенная реальность подразумевает несколько путей схода с канонных рельс, то Отражения - только один."
  - "Почему?" - спросил Аэте.
  Сама бы хотела знать! Но Эстус тогда меня отбрил, как обычно сославшись на то, что мне рано забивать проблемами строения и развития Мультиверсума свою голову, и так пухнущую от обилия информации. Хорошо хоть Наставник был столь любезен, что вообще пояснил, что такое счастье случается, и что надо делать, если я вляпаюсь в Отражение.
  - "А я знаю? Я только сейчас поняла, что мы живем в Отражении. Намертво забыла о такой разновидности миров! А ведь асуров не было в изначальной истории. Как не было и субрас у туринцев."
  Я дала время осознать сказанное, и продолжила:
  - "Но! История канона содержит провалы и откровенные, мягко говоря, странности, на основе которых стало возможно появление этого Отражения. Достаточно самого факта существования Найлуса и Сарена для возникновения соответствующих субрас: это ДОПУСТИМО, поскольку прямо не противоречит прописанной истории, в которой облик описан довольно четко. Достаточно быть неточностям в хронологии, чтобы появилась возможность Иерархии стать такой, какой она есть сейчас: огромной мультивидовой империи, растянувшейся на два кластера. Одна оговорка, что у турианцев всего один-единственный протеанский артефакт, и тот был продан волусами, привела к тому, что ваша раса развивалась самостоятельно! Не опираясь на Архивы протеан, как все остальные! Просто потому, что у вас их быть не может. Артефакт-то один. И продан волусами. Понимаете? Предугадать, как именно проявилось Отражение и на чем оно основано, невозможно!"
  Я не стала добавлять, что практически невозможно угадать, что именно Отражение считает оптимальным для себя путем развития. Надо обращать внимание на намеки и мелкие признаки. И очень внимательно! У меня было много вариантов, я могла пойти разными путями, в том числе, и самым легким, но... Верный только один.
  По спине пронесся озноб. Что там Эстус говорил об Отражениях?
  Цитадель Памяти послушно явила короткий разговор с древним эльфом, на какое-то время вырывая меня из реального мира и погружая в старое воспоминание, уже смазанное прожитым и произошедшим, а разум выдергивал ключевые, важные фразы, раскрывающие передо мной всю сложность стоящей передо мной задачи.
  
  Отражение жаждет жить, дитя, но сурово наказывает за малейшее отступление от ключевой истории, отдаляющее ее от материнского эгрегора, поскольку каждое такое отступление лишает энергии, обрывая крохотную питающую нить. Запомни, Отражение хочет жить! И потому жестоко наказывает за потерю бесценной подпитки. Чем существеннее внесенное тобой изменение, тем сильнее получаемый откат, но, как только изменение будет вплетено в ткань истории, ты получишь награду. Если ты угадаешь, если верно поймешь подсказки и намеки, даже самый мощный откат пройдет без лишних потерь. Потому что Отражение желает жить, а ты - шанс на выживание. И тебя, как бесценный инструмент, будут беречь. Но сперва ты должна доказать, что ты полезна. Проведи первое Изменение правильно, и ты начнешь получать подсказки и намеки.
  У реальности нет личности и разума, не питай иллюзий. С ней нельзя договориться и что-то пояснить. Это дикий безмозглый зверь, загнанный в угол и обезумевший от страха, реагирующий на инстинктах, отвечающий ударом на любое неосторожное движение. Приручи этого зверя, дай то, что ему нужно, и он тебя возблагодарит.
  Но если ты ошиблась, если позволила произойти непоправимому, последствий не будет, и реальность перестанет реагировать на твои действия. И вот тогда уже поздно что-либо менять. Тогда надо бежать.
  
  Похоже? Похоже. Я вовремя подстраховалась, и выживание Найлуса не затронуло событийный ряд первой ключевой точки. Но как только информация стала известна Хэймону, понеслись откаты. Притом такие, что меня до сих пор в дрожь бросает, когда я вспоминаю, сколько раз Ррус оказывался обеими ногами в могиле! После возвращения с Терума я ничего криминального не сделала, история прошла по основным пунктам, и я полетела, как и полагается, на Новерию. И откатов не было. Не считая того, что Джефф чуть не свернул себе шею из-за этой проклятой протеанской башни. Но информация была своевременно придержана, в мир ушла ложь, и... И все.
  А потом пошли намеки. Жирные такие намеки, прямые, ясные. И самый ясный намек сейчас сидит передо мной и млеет от того, что я аккуратно массирую ему голову. Мне не сложно, а ему приятно, и не важно, как это со стороны выглядит! Раз уж я вляпалась в боевую химеру, раз уж мне было оказано ТАКОЕ доверие...
  Каковы шансы на то, что служащий на другом краю галактики асур-тар случайно услышит сплетни о своей привязке, притом, такие сплетни, что сорвется с боевого задания, стоило только упасть на почву последнему врагу? Каковы шансы на то, что Хэймон, поверив сомнительному обещанию "слушаться Найлуса", отпустит неконтролируемую химеру с двумя пьяными в хлам Спектрами, а не упакует в стазис-капсулу до лучших времен? Каковы шансы на то, что мы сможем найти с ним общий язык, а он - не сорвется от полученной информации и согласится помочь в поисках его же привязки? Каковы шансы на то, что эта самая химера нам поверит и добровольно отдаст мне такую власть над собой, фактически приравняв к Сарену, за которым меня послали?
  Какие шансы... Да нулевые! Однако, это произошло. Да, можно списать на серию случайностей и пойти наперекор, угробив легендарного Спектра, но... Что-то мне не хочется ставить подобный эксперимент, а потому Сарен будет жить. Хочет он того или нет! А чтобы эта гордая, властная и высокомерная сволочь остался жив, а не пустил при первой удобной возможности пулю в свою, несомненно, гениальную башку, мне нужно... Да много чего мне нужно сделать!
  Всплеск страха и нервозности утих, сменяясь азартом. Я никогда раньше не попадала в Отражение! Раньше всегда были обходные пути и варианты, как можно выкрутиться. Но сейчас... сейчас у меня только одна попытка. Зато награда... Приоткрыв глаза, бросила быстрый взгляд на встревоженного Рруса. Награда будет великой! Для всех нас! Я уже получила то, чего мне так хотелось.
  Что это? Стимул, награда или поводок?
  А, какая разница! За Рруса и Найлуса я что угодно сделаю. Все, что угодно, лишь бы получить шанс вытащить их из всего этого дерьма, и утянуть в другие жизни! Если Отражению нужен живой Сарен, он будет жить. Даже если мне придется собирать его чуть ли не вручную, воссоздавая организм из кровавого фарша, а разум и личность - из ошметков.
  Ладно, посмотрим, что нам Новерия принесет. Если я права, Бенезия будет на "Расселине" вместе с Королевой рахни, которую я очень-очень-очень хочу. Навязчивое желание, приравненное к прямому приказу, которого мне не хочется ослушаться. Хочет Отражение это разумное насекомое? Оно ее получит.
  - Откинься чуть назад. - попросила я, легонько наклоняя седую голову.
  Аэте послушно подчинился, а я продолжила прерванный моими метаниями разговор:
  - "Есть еще один нюанс: воплощенная реальность зарождается в момент старта канонной истории."
  Из рук Гарруса выпала перчатка и с приглушенным грюком шлепнулась на металлический пол, от Найлуса полыхнуло искренним, незамутненным изумлением. Аэте отреагировал довольно спокойно, разве что градус заинтересованности еще больше подскочил.
  - "Погоди, ты хочешь сказать, что..."
  - "Да, Най. Эта реальность существует всего сорок четыре дня." - с яркой иронией ответила я. - "Но есть один нюанс: она развивается не только в пространстве, но и во времени. И в этом ее парадокс. Фактически, в чистом виде воплощенная реальность - это крохотный и нестабильный огрызок пространства без прошлого и будущего. Иногда вся реальность - это один-единственный мир с иллюзией огромной вселенной, в котором существует одно государство и нестабильная территория вокруг его границ. Но если мир разовьется, иллюзия станет материальной, и эта огромная вселенная действительно появится."
  Ррус заморгал, прикрыл глаза, переваривая сказанное.
  - "Поэтому реальность не выживает?" - уточнил он, поднимая перчатку.
  - "Огрызок не может существовать. Это естественно."
  Аэте, по-птичьи склонив голову набок, выдал:
  - "Если идет развитие во времени, то, получается, нашего прошлого еще не существует? Оно только в нашей памяти?"
  - "Выровняйся." - буркнула я, и асур сел ровно. - "В некотором роде - да." - я защелкнула зажимы, и артефактная основа плотно обхватила его голову, фиксируя волосы. - "Прошлое развивается по мере того, как оживает реальность. Чем больше мы ее раскачиваем, чем больше вносим изменений, тем глубже, развитее и насыщеннее прошлое, притом, развивается реальность с учетом того, что уже произошло, вполне самостоятельно воссоздавая все нужные предпосылки и событийные цепочки, приводящие в итоге к нужному результату. Так что если ты о чем-то помнишь, это произойдет. К примеру: вы - существуете. Это - факт. Значит, по мере развития истории, произойдут ВСЕ события, приведшие к нынешней ситуации. И в нужное время неизвестный мне химеролог окажется в прошлом несуществующей реальности, создаст вас - автономный, способный к самостоятельному существованию социум боевых химер, вложит в вас нужные знания и создаст базис, благодаря которому вы смогли так быстро развиться и выйти в космос. И произойдет это независимо от желания или личной мощи самого химеролога! Вот такой парадокс."
  - "И он окажется в нашей реальности задолго ДО того, как она родится... появится... начнет существовать?" - уточнил Аэ, с трудом подбирая нужный термин.
  Дверь санузла открылась, пропуская в комнату Найлуса. Кинув в него уже привычное заклинание сушки, я ответила:
  - "Да."
  Вывод из всего сказанного асур сделал довольно занятный, хоть и правильный:
  - "Так наш создатель - пришлый?"
  Гаррус отложил броню и ушел приводить себя в порядок.
  - "Точно сказать не могу, сам понимаешь. На то похоже." - честно ответила я, аккуратно закрепляя сегменты ментального защитного комплекса, пересекающего голову от затылка до макушки ажурной, усыпанной мелкими искрящимися камушками цепи из крупных плоских звеньев. - "Меня все время смущал едва уловимый, слабый, но четкий отголосок Первоосновы, идущий от тебя." - последнее звено встало на свое место, замыкая рунную цепь и вплетаясь в общую систему. - "Не бывает в обычной воплощенной реальности отмеченных Печатью Первостихий или, тем более, Первооснов! Даже если предрасположенность прописана в эгрегоре, Печать не проявляется. А у тебя Печать на душе стоит, притом, Печать полноценная, установленная по всем правилам, хотя ты местный и даже успел переродиться."
  Не дождавшись реакции на эти слова, я уточнила:
  - "Не просто уйти после смерти на перерождение, как это происходит со всеми живыми и наделенными душами существами, а полноценно переродиться!"
  - "Феномен а"тарэ." - понимающе произнес он.
  Я улыбнулась, застегивая последний элемент и запуская "Химеру" на самобалансировку.
  - "Именно! Это нельзя объяснить срабатыванием генетической памяти. Это нечто иное, ведь память вида проявляется у всех асуров без исключений, а вот а"тарэ у вас немного."
  - "Двести сорок один на весь вид." - фиолетовые глаза сузились. - "Что ты знаешь?"
  - "Только предположения."
  Химера приглашающе взмахнул рукой, распространяя яркое любопытство.
  - "Ваш создатель превосходит меня по уровню личного развития и силы на порядки."
  Удивление щедро разлилось по менталу.
  - "Откуда такие выводы?" - спросил Найлус.
  - "Создать химер с подобным феноменом мог только тот, для кого механизм перерождения не является тайной." - пояснила я свое видение ситуации. - "А для меня этот механизм - тайна."
  Объяснение было понято верно: удивление сменилось тяжелой задумчивостью.
  - "Но если он пришлый, как и ты, то почему он не смог внести изменения?" - удивленно задал логичный вопрос асур.
  - "Потому что нельзя изменить то, чего еще не существует." - ответила я, не сдержав иронии. - "Изменения могут быть внесены только ПОСЛЕ рождения реальности, иными словами, после старта канонный событий. Но никак не ДО этого светлого момента. Что бы ваш создатель ни делал, реальность извернется, и к нужному времени все встанет на свои места. Неважно, какие сумасшедшие совпадения произойдут: старт канонный событий жестко прописан, и его не изменить. Никак."
  В ментале вновь воцарилось тяжелое молчание.
  - "Суть ситуации вы поняли правильно." - я легонько хлопнула вздрогнувшего асура по плечам, возвращая из виртуального пространства активировавшегося артефактного комплекса к бренному миру. - Готово.
  - Спасибо.
  Химера обаятельно улыбнулся, щедро делясь по-детски чистыми эмоциями: искренней благодарностью и незамутненным удовольствием от происходящего. А у меня вновь сама собой возникла мысль: "А так ли случайно было прибытие асура на Цитадель, как мы думали?" Впрочем, не важно. Решение уже принято, осталось только придумать, как бы его воплотить в реальность.
  - "У нас есть текущие дела, которые требуют внимания, так что, оставим пока прошлое и вернемся к настоящему!" - произнесла я, и уже вслух спросила, переводя разговор на другую тему: - Найлус, что собираешься давать на брифинге?
  Надевающий поддоспешник Найлус, не поворачиваясь, ответил:
  - Общую информацию о Новерии. Чтобы примерно представляли, куда мы направляемся и как на этой планете надо себя вести. У твоих людей много стереотипов и заблуждений.
  Сложно не согласиться.
  - Ты только слишком сильно их нежную психику не травмируй. - усмехнулась я. - У них впереди еще много-много потрясений будет.
  Аэте повернулся, удивленно посмотрел на меня и осторожно спросил:
  - Потрясения?
  - Аэ, реальность, порой, сильно отличается от того, как ее себе представляют обитатели. - цинично ответила я. - К примеру, у Джона еще есть иллюзии относительно меня. - я не сдержала смешок. - А еще его ждет много разочарований в людях и в его любимом Альянсе Систем. Очень много. И довольно жестоких. У Конфетки тоже полно иллюзий. В том числе, по поводу некоего милого и обаятельного белобрысого паренька. И развеивать их надо осторожно, чтобы не травмировать ранимую девичью психику.
  Асур фыркнул, но в душе со мной согласился. Джейн ему действительно понравилась. Насколько вообще посторонний разумный может понравится боевой химере, уже имеющей привязку. Мда...
  - Так что не надо раньше срока доводить их до нервного срыва. Еще успеем.
  На это высказывание Найлус усмехнулся, но ничего не ответил, быстро облачился в броню и покинул нашу каюту. Буквально через пару минут ушел Аэ, застегивая на ходу плотную толстовку: он до сих пор умудрялся сохранять впечатление милого безобидного паренька, не смотря на недавнюю миссию и откровенно шарахающегося Дэрга. Особенно, после того, как эта седая отморозь отловил его и в принудительном порядке запнул в столовую, вынудив съесть всю подготовленную порцию. Дэрг попытался было сопротивляться, но... В общем, со стороны это выглядело довольно забавно: Аэте тихонько уговаривал набыченного мощного бойца доесть свою порцию, а тот, надувшись и мрачно зыркая, запихивал в себя какую-то листву и слабо обжаренное мясо. Хорошо хоть Кира тоже сидела в этот момент в столовой и потребляла практически то же самое.
  Мда... Кира. А ведь ее еще даже не расселили. Вторую ночь в лазарете ночует. Не хорошо. Но куда ее девать? Ладно, потом решу.
  Выкинув из головы лишние мысли, я ушла в освободившуюся душевую, обсушив Рруса и чмокнув его в нос. Он такой милый, когда смущается... А еще он покладистый: даже наклонился послушно, стоило только потянуть его за шею. Да... в домашних условиях Гаррус покладистый и милый, а вот на службе, на работе или, что хуже, в боевой обстановке...
  Я прикоснулась к кнопке, запуская подачу воды, и блаженно сощурилась: казалось, теплые тугие струи вымывают душевное напряжение и затаенный страх, возвращая уверенность в себе и в успехе задуманной авантюры. Все будет хорошо. Надо только быть внимательнее.
  
  
  Три часа пронеслись как-то незаметно, сожранные бытовыми хлопотами, сборами и подготовкой к скорой высадке. Бойцы тоже особо не спешили, но за час до прибытия десантная группа в полном составе собралась в зале брифингов, рассредоточившись вдоль вогнутых стен.
  Найлус, как всегда, начал без предисловий и лишнего словоблудия:
  - Мы прибываем на Новерию ради встречи с матриархом азари. Миссия планируется как небоевая, но всегда возможны... случайности. Десантная группа должна быть в броне и при оружии.
  Окинув бойцов взглядом, он перешел к неприятной части брифинга:
  - Новерия относится к условно-нейтральным мирам. На планете власть принадлежит Совету директоров Новерианской Корпорации Развития, многие законы Пространства Цитадели недействительны, некоторые соблюдаются условно.
  Джейн удивленно приподняла бровь, но вопрос так и не задала, хотя очень хотелось. Впрочем, Найлус на ее выразительную мимику внимание обратил, как и на хмурую физиономию Джона.
  - Не буду углубляться в особенности законов, действующих на этой планете, но хочу обратить ваше внимание на несколько важных моментов. Первое, что вам необходимо запомнить: на Новерии правят информация, деньги, сила и НКР. Правила, установленные Советом директоров, приравнены к непреложному закону. Ни о каком равенстве, правах личности и прочем подобном речи не идет. Это - не Альянс Систем, и не Пространство Цитадели. Это территория Корпораций. Вы на планете никто и прав у вас ровно столько, сколько я готов подтвердить.
  Джон помрачнел. Рамиро сказанное принял как нечто естественное и нормальное, Ник тоже не удивился. Аэте было интересно. Рекс скучал. Остальные восприняли с разной степенью негодования или досады. Джейн приподняла руку, привлекая внимание, и, получив разрешающий кивок, спросила:
  - Каковы наши задачи?
  - На данном этапе - сопровождение.
  Карамелька удивленно моргнула.
  - Простите, Спектр, мы будем всего лишь статусным сопровождением?
  Найлус усмехнулся.
  - Новерия - необычное место, и законы тут... специфические. Большое внимание уделяется созданию имиджа и репутации. Вас не знают, соответственно, ни оружие, ни броню пронести вы не сможете. Имрир - Спектр Совета, но многие могут посчитать Спектра-человека не более чем сплетней. Это добавит проблем. По местным законам Спектр может пройти в сопровождении двух вооруженных разумных, не более того. Вы - военные Альянса Систем, и ваша ценность в глазах обитателей Новерии ничтожна. В таких мирах прежде всего важна личная репутация. У вас ее нет, и пока вы ее не заработаете, уважительного отношения не ждите. В лучшем случае - нейтральное: военных Альянса Систем не любят, но и не трогают. У наемников прав и привилегий больше, особенно, у настолько известных как Урднот Рекс.
  Кроган расплылся в наглом оскале.
  - Нам ждать проблем? - спросил Николаус.
  Найлус шевельнул мандибулами, сощурился.
  - Серьезно задевать вас не будут: для всех вы будете моими людьми, а я не приветствую наезды на своих подчиненных. У меня с некоторыми офицерами "Эланус Риск Контрол Сервис" не слишком х