Сказка вторая 'Орден Сталина'
  
  
  
  
  Пролог
  
  
  Двадцать пятого ноября 1953 года, полковник Василий Иосифович Сталин был назначен командиром отряда подготовки космонавтов. В отряд было отобрано двадцать человек, все двадцать были Героями Советского Союза, и все они подали рапорта о разжаловании в звании на три ступени. Так полковники снова стали капитанами, а майоры лейтенантами, поддержав почин своего командира. Рапорта подавались по команде, на имя Главкома ВВС, заместителя Военного министра, маршала авиации, Павла Фёдоровича Жигарева, но рассматривать их пришлось на Президиуме ЦК. Слишком уж резонансной получилась акция.
  Секрета из подготовки к пилотируемому космическому полёту не делали, и о формировании отряда будущих космонавтов сообщила Правда, а после неё и все Советские газеты, поэтому утаить это уже не удастся. Не утаить, не запретить. Пришлось возглавить. Так постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР, от первого декабря 1953 года, в Советском Союзе появился новый род войск - Военно-Космические Силы, а первым Главкомом ВКС стал четырежды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант, Иван Никитович Кожедуб. В званиях будущих космонавтов понизили, но служебные оклады им оставили прежними.
  
  Шестого декабря 1953 года звания маршалов Советского Союза были присвоены Николаю Николаевичу Олешеву (Главному Военному Коменданту Канады, полуострова Аляска и Алеутских островов), Василию Ивановичу Чуйкову (Главному Военному Коменданту Германии, Франции и Италии), Филиппу Ивановичу Голикову (Главному Военному Коменданту Голландии, Бельгии, Люксембурга, Шотландии, Дании, Норвегии, Исландии и Фарерских островов); Николаю Ивановичу Крылову (Командующему Дальневосточным военным округом (включающем Маньчжурию, Синьцзян и Внутреннюю Монголию); Ивану Христофоровичу Баграмяну (Главному Военному Коменданту Испании и Португалии); Андрею Ивановичу Ерёменко (Главному Военному Коменданту Турции и Греции); Андрею Антоновичу Гречко (Главному Военному Коменданту Югославии), Сергею Семёновичу Бирюзову (Главкому ПВО СССР), Кириллу Семёновичу Москаленко (Командующему Московским военным округом); Матвею Васильевичу Захарову (Главному Инспектору Вооружённых Сил Советского Союза).
  Маршалы Климент Ефремович Ворошилов, Семён Михайлович Будённый, Семён Константинович Тимошенко и Леонид Александрович Говоров вошли в Коллегию Героев Военного министерства и министерства ВМФ, советский аналог Кавалерственной Георгиевской Думы, только действующий на постоянной основе и имеющей полномочия Высшего Суда Офицерской Чести. Приговорить к сроку заключения этот орган власти не мог, только лишить награды, или понизить в звании, зато, без его санкции, ни одного Героя, или Кавалера Ордена Славы трёх степеней, не имели права отдать под военный трибунал, или гражданский суд. Кроме того, Коллегия Героев в полном составе вошла в Президиум Верховного Совета СССР и получила возможность выдвигать законодательные инициативы.
  Маршалы Победы в Великой Отечественной Войне тоже получили военно-административные должности на оккупированных территориях: Иван Степанович Конев стал Главным Военным Комендантом Японии, Родион Яковлевич Малиновский в Южно-Африканском Союзе, Василий Данилович Соколовский в Австралии, а Кирилл Афанасьевич Мерецков в Новой Зеландии.
  
  Итого, в Непобедимой и Легендарной, к концу 1953 года служило двадцать маршалов и один адмирал Флота Советского Союза: - кроме семнадцати вышеперечисленных, ещё маршал авиации Павел Фёдорович Жигарев, министр Военно-морского флота Николай Герасимович Кузнецов, министр Обороны Александр Михайлович Василевский и сам Верховный Главнокомандующий Константин Константинович Рокоссовский, поэтому сам собой встал вопрос о присвоении Рокоссовскому звания Генералиссимуса, ведь товарищ Сталин-старший сложил с себя полномочия и вышел в запас, а Верховный Главнокомандующий должен быть старше званием, чем его подчинённые. Маршал - это звание командующего фронтом, группой армий, или военным округом, но никак не Главкома Вооружённых Сил единственной Сверхдержавы мира.
  Семнадцатого декабря, по представлению Коллегии Героев, Верховный Совет СССР присвоил Председателю ГКТО звание Генералиссимуса. Придумали новое звание и для Военного министра Василевского - Верховный маршал ВС СССР, маршальская звезда на его погоне теперь была обвита лавровым венком. Заслужил Александр Михайлович, с этим никто не спорил. И звание заслужил, и три Звезды Героя Советского Союза, и три Ордена Победы, и непререкаемый авторитет в Вооружённых Силах.
  Восемнадцатого декабря, в Правде, Иосиф Виссарионович Сталин опубликовал в своей колонке поздравление. Без текста, только фотографию - генералиссимус Сталин, в парадном мундире, смотрящий в фотокамеру, со вскинутой к обрезу фуражки правой рукой.
  
  
  Двадцать первого декабря закончился Монреальский трибунал над британскими военными преступниками. СССР добровольно уступил место главных обвинителей представителям Китая, Кореи, Германии, США (точнее, Северо-восточных штатов), Аляски и Ирландии. Более шестидесяти военных и гражданских чинов были осуждены к высшей мере, за преступления против человечества, а на следующий день, без лишней помпы, повешены за шею.
  Самым сложным вопросом для трибунала, был вопрос участи Елизаветы Второй, или попросту Елизаветы-Александры-Марии Виндзор, бывшей королевы Великобритании и Северной Ирландии, и иных своих царств и территорий Королевства. Осудить на казнь молодую женщину, вдову (её муж, возглавляющий последнюю линию обороны Империи, над которой никогда не заходило и вдруг зашло солнце, погиб при взятии Монреаля Четырнадцатой Ударной армией), с двумя малолетними детьми (пятилетним Чарльзом и трёхлетней Анной), не смогли даже китайские и корейские судьи, для которых любой гуманизм был совершенно чуждым понятием. В итоге бывшую королеву приговорили к вечной ссылке и передали Советской стороне.
  
  Двадцать первого декабря 1953 года, в годовщину образования СССР, в стране провели референдум, естественно, с заранее обозначенными целями. Братские республики Советского Союза, разделившись на три этнокультурных части, оставаясь единым внешнеполитическим союзом, во внутренней политике получали почти полный суверенитет. Со своими Верховными Советами, Государственными Банками, Монетными дворами, Министерствами Внутренних Дел, Судебной системой, гербами, гимнами и прочими атрибутами независимых государств. Общими оставались только Армия, МГБ, Таможня и... Федерация футбола, возглавляемая товарищем Сталиным-старшим.
  Теперь СССР стал союзом трёх независимых государств-республик: Российской, Кавказской и Среднеазиатской, все прочие республики были упразднены - и союзные, и автономные. Российская Советская Социалистическая Республика принимала на себя все внешнеполитические обязательства СССР и охрану границ обновлённого Союза. В армию из союзных республик теперь призывали только добровольцев, обязательный призыв там отменили. Как и предрекал товарищ Сталин, в республиках это стало настоящим праздником, а Рокоссовский с Судоплатовым национальными героями.
  К тому-же РССР принимало на себя долги по облигациям внутреннего займа, так что Кавказцы и Среднеазиаты начинали, что называется, играть с чистого листа. И те, и другие, с неплохими шансами. Среднеазиатская Республика, включившая в себя Афганистан, становилась транзитной в торговле с Индией*, а Кавказская (с Курдистаном), получала те же козыри, только в торговле с Ближним Востоком. Конечно, есть возможность торговать через море, но и сухопутное сообщение свою долю прибыли обязательно получит, особенно если построить железные дороги. То, что строить их теперь придётся самим, во внимание пока не принималось. Просто не думали они об этом. Привыкли уже, что железные дороги как-то строятся сами собой. Вот и эти как-нибудь сами собой построятся, а потом с них можно будет получать доход.
  
  *Пакистана уже нет, теперь это Индия
  
  
  Двадцать пятого декабря 1953 года началось вторжение Народно-Освободительной Армии Китая на Филиппины. В отличии от Японии, с Филиппин американские войска не ушли, у Конфедерации Западных Штатов Америки не было потребности отзывать войска домой, в отличии от Республики Калифорния, которую с юга подпирали, настроенные на реванш, мексиканцы. Поэтому КЗША, приняв присягу у гарнизонов авиабазы Кларк, около города Анхелес, и военно-морской базы в Субик-Бей, на острове Лусон, стали правопреемниками договора 'О взаимной обороне' от 1951 года и, разумеется, оказались втянутыми в войну.
  По иронии судьбы, из семидесяти транспортно-десантных 'Д-7'*, заказанных китайцами в Дуглас Эйркрафт, более пятидесяти изготовили на, простаивающем в то время, производстве Боинга в Сиэтле, то есть в самих КЗША. Впрочем, помогло это китайцам мало. Американцев было всего двенадцать тысяч, зато филиппинцев миллионы, а они прекрасно понимали, что китайцы будут вести себя ничуть не лучше, чем японцы. Восток есть восток. В Филиппинском десанте НОАК потеряла больше десяти тысяч ветеранов, прошедших Гонконг, Сингапур и Тайвань, в бою за авиабазу Кларк, но так и не смогла её захватить, а везущий основную армию вторжения флот Китайской Народной Республики, был накрыт в Южно-Китайском море ядерной бомбой в пятьдесят килотонн.
  
  *транспортно-десантная модификация вмещала до 150 человек
  
  Мао Цзэдун потребовал (!) у Советского Союза ещё один спецбоеприпас, но был послан в достаточно жёсткой форме. Союз у нас оборонительный, а Филиппины на вас не нападали. Азия для азиатов? Так филиппинцы тоже азиаты. Суверенная страна вправе заключать военные союзы с кем захочет. Бомбу впервые применили так, что осудить это невозможно. Страна, уже подвергшаяся агрессии, против армии вторжения, на входе в свои территориальные воды. Мирное население впервые не пострадало.
  
  Ким Ир Сена предупредили заранее, что поддержка Китая ему обойдётся очень дорого, как минимум в Цусиму и Окинаву. Разжечь в японцах реваншистские настроения, если что, труда не составит - сам понимаешь. Так что сиди тихо, радуйся полученному и жди команды.
  Примерно такое-же предупреждение получил Хо Ши Мин. СССР не приветствует экспансионистские планы Китая, считая это новым империализмом и колониализмом, только под красными флагами и с коммунистическими лозунгами. Сегодня Филиппины, завтра Вьетнам, послезавтра Корея. Имперский путь именно такой и не важно, что он снаружи красный. Империализм - есть империализм.
  Республика Калифорния в предостережениях не нуждалась, она готовилась к летней войне в Мексикой, союз у неё был заключен только с Техасом (и тайный с РССР), а с КЗША только договор о добрососедстве. Но её отношения с Китаем перешли в категорию недружественного нейтралитета. Боинг теперь принадлежит калифорнийской корпорации Филадельфия Инвест-Финанс Холдинг, со штаб-квартирой в Лос-Анжелесе, и заказов от недружественной страны он больше принимать не будет. Как и Дуглас-Локхид Эйркрафт.
  
  
  Седьмого января 1954 года в Российской Советской Социалистической Республике был принят новый уголовный кодекс, значительно ужесточивший наказание рецидивистам. Для них уже строились специальные исправительные учреждения, в которые будут собирать только блатных, а отказ от работы теперь будет рассматриваться не как административное нарушение режима, а как новое преступление. По совокупности это могло потянуть и на высшую меру социальной защиты.
  Одновременно с принятием нового уголовного кодекса, была объявлена амнистия осуждённых по политическим статьям, кроме настоящих шпионов и тех, кого осудили за попытку организации государственного переворота в мае 1953 года.
  
  Восемнадцатого января 1954 года, в КЮША*, Президент Джордж Линкольн Рокуэлл объявил военное положение, распустил Сенат с Конгрессом, ограничил права евреев, обвинив их в пособничестве (почему-то) Британской империи, которой уже не существовало, и приказал собирать безработных (в основном негров) в трудовые армии, которым предстояло заниматься ликвидацией последствий ядерной бомбардировки Джексонвилла и Норфолка. Разумеется, и евреи, и негры побежали из КЮША во все стороны.
  Коммандер** Рокуэлл совсем не случайно стал вторым Президентом КЮША в новейшей истории, этому в немалой степени поспособствовало МГБ СССР. Нацистские идеи в бывших США, а особенно на историческом Юге, были весьма популярны, поэтому Рокуэлла использовали как центр кристаллизации, чтобы собрать всю эту сволочь в одну кучу и добить всех разом. Получилось несколько негуманно, по отношению к евреям и неграм, но зато очень эффективно. Нужно только дать нацистам время, чтобы они все успели собраться на Юге. Приблизительно полгода, может, чуть больше.
  
  *Конфедерация Южных Штатов Америки
  **капитан второго ранга
  
  Двадцатого января 1954 года, СССР и Республика Аляска разорвали дипломатические отношения с КЮША, двадцать первого это сделали Техас, Калифорния и КЗША, а двадцать второго возобновились бои на фронте между историческими Севером и Югом в штате Кентукки. Бедный Кентукки..., сначала, после установления диктатуры Макартура у северян, штат вошёл в Южную Конфедерацию, а теперь и там установилась диктатура, да ещё и нацистского толка, и воевать эти две диктатуры теперь будут свирепо, до последнего кентуккийца. Форт Нокс* и его золото оказались настоящим проклятьем для местных жителей.
  
  *хранилище золотого запаса США
  
  
  Третьего февраля 1954 года, в РССР вступил в силу закон о всеобщей паспортизации населения и снятии всех ограничений на перемещение граждан. Закон этот ожидали, потому особого ажиотажа он не вызвал, народ не бросился массово переселяться из деревень в города. Крестьяне ожидали роста цен на принадлежащие им колхозные паи, а цены эти вырастут обязательно, ведь до первого апреля 1956 года цена на продукты питания снижаться не будет, в то время как на технику, топливо и удобрения ежегодное снижение цен продолжится.
  Рабочие, хоть и получили право увольняться по собственному желанию, делать этого тоже не спешили. ожидая нового закона 'О правах трудовых коллективов', который сделает их полноправными совладельцами предприятий. В общем, свободу дали всем, но оказалось, что и у неё имеется цена. Уходя на свободу, придётся не только заплатить за билет на поезд, но и оставить всё заработанное, но пока не полученное. По прогнозу аналитиков-экономистов, публикуемых в Правде, цена колхозного пая за два года должна вырасти в два-три раза, а по 'Закону о трудовых коллективах', который предусматривал долю каждого рабочего в прибыли предприятия, предусматривались надбавки не только за квалификацию, но и за стаж. Рвани сейчас фрезеровщик шестого разряда за 'большой деньгой' из Тамбова куда-нибудь в Хабаровск, зарплату он там получит больше, а вот свою долю прибыли за выслугу лет в Тамбове просто потеряет. Будет ли это выгоднее? А кто ж его знает. Кому-то будет, кому-то нет. Словом, движение хоть и началось, но не массовое, в основном молодых и неженатых, которым пока нечего терять.
  
  Министерство Госконтроля больше полугода готовилось к зачистке торговой мафии. Министр, генерал-полковник Абакумов, когда-то создавший и руководивший самой эффективной контрразведкой в истории - 'СМЕРШ', не оставил торгашам ни единого шанса. Все крысы были вычислены, размер наворованного подсчитан, активы описаны. Одна беда, почти половина крыс была членами партии, поэтому первым зачистку системы начал Председатель Высшего Партийного Контроля. За три месяца, Судоплатов вычистил из партии почти две трети, оказавшихся карьеристами и приспособленцами, а потом сыграл свою игру Абакумов.
  Сыграл, удивив даже товарища Сталина-старшего, после получения послания от медиума, уже считавшего себя законченным циником, которого больше никакой мерзостью удивить невозможно. Подлежащее конфискации имущество оценивалось в четвёртую часть бюджета РССР. Уму непостижимо. Какие-то торгаши украли у Страны средства, на которые три года можно содержать все Вооружённые силы. А ведь, чтобы украсть рубль себе, ещё рублём нужно пожертвовать (сгноить и списать), а то и двумя, вот и считайте.
  Нет, не зря сохранили министерство Госконтроля, ой не зря, то ли ещё будет. Товарищ Сталин-старший лично попросил Рокоссовского представить Абакумова к награждению Звездой Героя Социалистического труда и к Сталинской* премии первой степени.
  
  *позднее - Государственная премия
  
  Что делать с торговлей - пока было непонятно. То есть понятно, что если ничего не менять, то крысы заведутся снова, только уже гораздо хитрее, эволюционируют они очень быстро. Этот вопрос снова был вынесен на публичную дискуссию на первой полосе в Правде.
  На тридцать седьмом году Советской власти, после Победы в двух мировых войнах, вдруг встал вопрос - кому отдать розничную торговлю, то есть право получать добавочную стоимость, продавая результаты чужого труда. Понятно, земля - крестьянам, фабрики/заводы - рабочим, к этому готовились и уже почти готовы, но вот кому отдать торговлю? Хороший вопрос. Уже понятно, что без частника, принимающего на себя все риски, никак не обойтись, но у нас ведь нет частника с капиталом. Да и вообще это противоречит всей доктрине. Однако, что-то надо делать, Госконтролем эту ситуацию не разрулишь - ведь сколько не карай, а любители лёгкой наживы не переведутся никогда.
  
  
  Восьмого марта 1954 года, с космодрома Байконур была запущена ракета, выводящая на орбиту изделие 'РДС-6с', с управляющими блоками. РССР, не планировал проводить милитаризацию космоса. Запуск был пропагандистским, с целью убедить человечество отказаться от разработки и производства ядерного оружия, для чего и начали готовить демонстрацию возможностей. Первая бомба из космоса поразит один из необитаемых островов в Тихом океане, в присутствии наблюдателей от всех заинтересованных сторон. Атомными бомбами и средством их доставки, обладали все шесть государств, созданных на территории бывших США, даже Техас, который, перед передачей Невады Конфедерации Западных Штатов, успел вывезти все заряды с испытательных полигонов. У Техаса их всего четыре, но зато новейших и самых мощных - заявленная мощность каждого сто килотонн. Может быть и не сто, а поменьше, испытать изделие так и не успели. Может быть, конечно, и меньше, но ведь может быть и больше...
  
  В любом случае, летающая над головой бомба в пятьсот килотонн, которую невозможно сбить, должна настроить все стороны на конструктивные переговоры. Тем более, что даже после развала, США не превратились в шесть банановых республик, и свою науку сохранить сумели.
  А учёные - люди очень странные. Люди науки сродни религиозным фанатикам. Хиросима, Нагасаки, Пусан, Шанхай, Лондон, Норфолк, Вашингтон, Джексонвилл и Нью-Йорк, их ни в чём не убедили. Может быть, повлияет реально висящая над головой смерть? А может быть и нет. Религиозные фанатики ведь, кто их поймёт. Они до сих пор продолжают между собой переписку, будто и не случилось никакого развала США и прочих внешних факторов воздействия. Запрещать всё это придётся административно, на государственном уровне. Или придётся запрещать само государство, в любом случае, эта угроза будет устранена.
  
  Между тем, товарищ Сталин думал ещё и о футболе. Обещал ведь...
  
  
  
  
  Часть первая. 'Большой Шоу-Бизнес'
  
  
  
  Седьмого апреля 1954 года, товарищ Сталин посетил Цюрих, чтобы поприсутствовать на процедуре жеребьёвки финальной стадии Чемпионата Мира и обсудить с Президентом ФИФА актуальные вопросы.
  Военнопленные Третьей мировой войны первым делом направлялись на перешивку европейской железнодорожной колеи под советский стандарт, поэтому 'Красный Коммунар' доехал от Москвы до Цюриха всего за двое с половиной суток. Власик, правда, по дороге совсем извёлся от своей паранойи, но это нормально, значит, ещё годен.
  
  Товарищ Сталин вёз в Швейцарию предложения нашей федерации по регламенту проведения чемпионата мира 1954 года, но и это было не главной причиной поездки в Цюрих. Главным был выбор страны организатора следующего Чемпионата мира в 1958 году. На него уже претендовали Швеция и Аргентина, но СССР подготовил заявку, перебить которую конкурентам будет очень трудно. Вернее даже невозможно. если эту заявку представит сам Сталин, ведь тогда она обретёт дополнительный вес.
  
  Ну а чего тянуть то? Стадионы для команд Профессиональной Футбольной Лиги, строиться уже начали, или скоро начнут, за четыре года их точно достроят. Транспортная сеть и так развивается, а теперь ещё и получит дополнительный стимул. Гостиницы для болельщиков и журналистов? И они пригодятся, если и не как гостиницы, то как общежития. Развитие линий связи и энергоснабжения? В любом случае их нужно развивать, для себя ведь, не для чужого дяди. Словом, товарищ Сталин твёрдо для себя решил, что тянуть не стоит. Футбол, так футбол, раз уж угораздило вляпаться, то пусть и он послужит развитию страны как можно скорее.
  
  Средств хватало. После Победы в Третьей мировой скромничать, играть в интернационалистов-бессребреников не стали. Вся Западная Европа и Япония платили весьма солидные контрибуцию и репарации. Не только Советскому Союзу, конечно, но именно ему львиную долю. На наследство Британский империи: Канаду, Австралию, Новую Зеландию и Южно-Африканский Союз контрибуцию и репарации накладывать не стали, независимыми странами они никогда не были, и уходить оттуда СССР не собирался, поэтому там просто ввели сорокапроцентный налог на добавочную стоимость (НДС)* и больше пока ни во что не вмешивались. Со временем, дойдут руки и до них, а пока всё внимание было направлено на ускоренное развитие РССР. Кавказ и Средняя Азия теперь сами с усами, долю свою они получали, а уж что развивать - пусть сами решают.
  
  *как самый легко собираемый
  
  Седьмого апреля 1954 года, Президент ФИФА, мсье Жюль Риме прибыл на завтрак в салон-вагон поезда 'Красный коммунар', стоящий на первом пути вокзала в Цюрихе. Это, конечно, добавляло неудобств пассажирам и вокзальным носильщикам, но отнеслись все к этому с пониманием. Сам Сталин приехал! Понимать надо. Хорошо, что вообще весь вокзал не закрыли и движение поездов не отменили.
  
  Мсье Жюлю Риме шел восемьдесят первый год, он прекрасно понимал, что бразды правления футболом пора передавать в надёжные руки, а рук, надёжнее чем у Сталина, в мире не было.
  
  - Господин Президент. - Сталин вышел поприветствовать главу ФИФА на перрон. Тоже старик, хоть и на пять лет младше. Невысокого роста, рябое лицо и совсем седые волосы на голове. Странно, но в усах седина только начинала пробиваться, - Прошу в салон.
  
  Пожав руки Сталину, Вышинскому и Гранаткину, мсье Риме прошёл в вагон. Завтрак был накрыт французский - круассаны, масло, чёрная икра, различные джемы, кофе и чай. Икра! Говорят, что осетровые рыбы водились раньше во всех реках Европы, но теперь они остались только у русских, на Волге.
  
  - Вы не завтракаете, мсье Сталин? - поинтересовался Жюль Риме, доев второй круассан с икрой и сделав глоток великолепного арабского кофе, которого в Цюрихе было не купить ни за какие деньги.
  
  - Завтракаю, но пока для меня рановато. - отозвался Иосиф Виссарионович, - Чая вполне достаточно. Если вы не против, я закурю.
  
  - Прошу вас. Жалко, что у меня нет с собой фотокамеры. Эти кадры украсили бы мои мемуары.
  
  - Они испортили бы вашу репутацию, мсье. - усмехнулся Сталин, - Я не уверен, что войду в историю в качестве положительного героя, в отличии от вас. Впрочем, снимки мы организуем, фотокамера найдётся. Ради этого, я ещё раз покурю. А пока давайте обсудим футбол.
  
  Идею о проведении Чемпионата Мира 1958 года в России, действующий Президент ФИФА приветствовал, пообещав поддержать от всей души и изо всех сил. После посещения Москвы он и сам об этом мечтал, только не знал, как предложить. У русских всё сложно, во-первых, пятилетнее планирование экономики, во-вторых, спорт, хоть и массовый, но любительский. Одни и те же люди играли и в футбол, и в хоккей, и в бенди*, или занимались летом лёгкой атлетикой, а зимой бегали на коньках, или лыжах. В общем, хоть Жюля Риме тогда и принял сам Рокоссовский, предлагать этот вариант он не стал. Почему-то испугался быть непонятым. Русские казались ему людьми не от мира сего. У них свои цели - космос, Луна, Марс и так далее, а футбол - это что-то такое суетное, земное, отвлекающее от Великого. Тогда, на ужине после жеребьёвки отборочных матчей, мсье Риме поделился этими впечатлениями с Валентином Гранаткиным, и вот чудо. Футбол в России возглавил лично Сталин. Сначала Младший, а потом и Сам. Сталин-старший. Самый влиятельный человек планеты Земля.
  
  *тогда русский хоккей
  
  Оказывается, в их пятилетки легко вставляются такие грандиозные мероприятия, как Чемпионат Мира, было бы на это желание. Причём, если уж русские за что-то и брались, то планировалось всё с прицелом лет на пятьдесят вперёд. Конечно, любой стадион за столько лет безнадёжно устареет, но место-то будет уже 'намоленное', да дороги и линии метро прокладываются раз и навсегда. Русские планировали развитие своих городов сразу на десятилетия вперёд. Развитие городов, развитие футбола, развитие страны, развитие людей.
  На футбол приходилось чуть-чуть, но это чуть-чуть было с русским размахом. Москва, Ленинград, Киев, Минск, Казань, Краснодар, Сталинград и Челябинск готовы были принять уже тридцать две сборные команды. Восемь групп и стыковые матчи будут начинаться не с одной четвёртой, а с одной восьмой финала. Добавляется всего один этап, на стадии одной восьмой, зато количество участников вырастает вдвое, а количество матчей даже больше, с тридцати двух, до шестидесяти шести.
  К тому-же русские гарантируют качественную цветную телевизионную картинку от компании 'Эй Эн Би Си'. Что-то такое они планируют запустить в Космос, чтобы обеспечить прямую трансляцию для всего мира. Они умудрились объединить космос и футбол... А продавать эти телевизионные трансляции будет ФИФА. Одна проблема - кто после русских сможет потянуть такой формат чемпионата мира? Впрочем, это проблема уже для преемника мсье Жюля Риме, Валентин Гранаткин что-нибудь придумает
  
  Кандидатуру Гранаткина, в качестве своего преемника, мсье Риме одобрил, как лучшую из возможных, и обещал поддержать всем своим авторитетом и убедить сделать то же Вице-президента и своего друга, бельгийца, Рудольфа Селдрейерса. На том завтрак и закончился, Жюль Риме отправился в штаб-квартиру ФИФА, готовиться к торжественной вечерней церемонии - процедуре жеребьёвки финальной части Чемпионата мира, а товарищ Сталин спать. Из-за ранней встречи, он ещё так и не ложился, но дело того стоило. Все основные темы были затронуты и нашли поддержку на самом верху футбольной пирамиды, теперь можно было часика три-четыре отдохнуть. На вечерней церемонии нужно выглядеть бодро и уверенно, ведь её будут смотреть миллионы людей по всему миру.
  
  
  Сборная СССР, вместе со Швейцарией (Хозяевами турнира), Уругваем (Чемпионом мира) и Бразилией (Вице-чемпионом), входила в число сеянных команд и попала в группу В. Вместе со сборными Аляски, Мексики и Арабской Народной Республики. Не самый простой жребий. Аляска натурализовала большое количество футболистов высокого класса из Англии, и продемонстрировала свою силу в отборочных матчах, дважды победив крепкую Шотландию (5:0 в Манчестере и 2:1 в Глазго), Мексика одолела Ямайку (16:0 и 11:1), а АНР Иран (3:2 и 2:1). Впрочем, откровенно слабых групп не было, а если бы и были, то групповыми турнирами чемпионат только начинался, дальше всё равно придётся встречаться с сильнейшими и обыгрывать их. А если намерен стать чемпионом, то вообще всех и неважно на какой стадии. Лёгких жребиев ждут слабаки.
  
  
  Узнав о визите в Швейцарию самого Сталина, в Цюрих из Женевы приехал мистер Эйвери Брэндедж, Президент Международного Олимпийского Комитета. Война 1953 года закончилась оккупацией Советским Союзом Канады и Италии, а ведь Игры 1956 года планировалось проводить в Мельбурне и Кортина-д'Ампеццо. Возможно ли это теперь? Вот в чём вопрос.
  
  У ФИФА и МОК теперь был один генеральный спонсор - телекомпания 'Аляска Ньюс Бродкастинг Корпорейшн', поэтому отношения между влиятельнейшими спортивными организациями установились партнёрские, если не сказать дружеские. Именно владелец 'Эй Эн Би Си', мистер Майкл О Лири и посоветовал Эйвери Брэндеджу встретиться со Сталиным в Цюрихе. Не важно, что тот не имеет отношения к Олимпийскому движению, у русских он Главный во всём, так что договариваться лучше сразу с ним.
  
  Президента МОК, товарищ Сталин пригласил на поздний ужин. Поздний для обычных людей, для Иосифа Виссарионовича это был скорее обед. Компанию им составили Андрей Януарьевич Вышинский и Майкл О Лири, который уже немного говорил по-русски. Эйвери Брэндедж, американец из Детройта, так и не получил гражданства ни одного из новых государств США, в его Мичигане сейчас правила Диктатура Макартура, а с ней мистер Брэндедж не хотел иметь ничего общего, к тому-же в ней не было Национального Олимпийского Комитета. Таковым, из всех новообразованных Американский государств, обзавелась только Республика Аляска. Единственное Северо-Американское государство, которое свою войну уже победно закончило, обзаведясь Гавайями, Панамским Каналом, Англией, Уэльсом и Юго-Восточной Канадой (которую выменяла у русских на свой никчёмный северный полуостров).
  
  Аляска не вела собственной внешней политики, за неё это успешно делали русские, впрочем, и во внутренней, судя по всему, тоже. Во всяком случае, министерство Государственной Безопасности у них было общее. Так вот, Аляска свою войну уже выиграла и теперь у неё есть и НОК, и Федерация футбола, и сейчас она готовится к Чемпионату мира, пока остальные американцы готовятся к войне, или уже воюют. Но своё гражданство Аляска просто так не предоставляла. Обычным путём для соискателей, была служба в трудовой армии. Трёхлетняя и беспорочная. Бывали исключения, например компании 'Ай Би Эм' и 'Bell Laboratories' были приняты в полном составе с немедленным предоставлением гражданства, но они русским были нужны. Нужны в Космосе. Это уже не секрет, об этом писала Правда. А нужен ли им Президент МОК, с уже заканчивающимся сроком полномочий?
  
  У Президента МОК имелись кой-какие сбережения (к счастью, хранил он их в Швейцарии), поэтому он уже начал подумывать о выходе в отставку, когда к нему с коммерческим предложением явился мистер О Лири. Председатель правления 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга', владелец телевизионной компании 'Эй Эн Би Си', с желанием выкупить права на телевизионные трансляции сразу четырёх Олимпиад - летних и зимних 1956 и 1960 годов.
  То, что 'Счастливчик О Лири' служил русским, в определённых кругах тайной не было, знал об этом и Эйвери Брэндедж. До конца лета 1960 года было без малого семь лет. Безо всякой надежды договориться, Президент МОК запросил семь годовых бюджетов ФИФА*, и получил немедленное согласие. Майкл О Лири даже любезно перевёл эту сумму в русские рубли и округлил в большую сторону, а на следующий день оплатил. А позавчера прислал приглашение на торжественную церемонию процедуры жеребьёвки финальной части Чемпионата мира по футболу 1954 года, в качестве почётного гостя. В газетах же анонсировали присутствие там Самого Сталина, поэтому и думать было не о чем, ехать обязательно нужно. И вот он в салоне 'Красного коммунара'. Вопрос задал. Две Олимпиады 1956 года?
  
  *в те годы это были взносы Национальных Олимпийских Комитетов
  
  - Пройдут ваши Игры, как и запланировано, даже лучше. Теперь строительные подрядчики ни копейки не своруют, у нас за хищения в особо крупных размерах предусмотрена смертная казнь, а и Австралия, и Италия сейчас под нашей юрисдикцией.
  
  - Да, но найдутся ли у них деньги?
  
  - Советский Союз, оккупируя эти страны, принял на себя все их международные обязательства, а обязательства провести Олимпийские Игры, мы считаем именно такими. Всё, что необходимо, будет построено и организованно. В этом не сомневайтесь, и моей помощи для этого не требуется, это - само собой разумеется. Это компетенция даже не Советского правительства, а Главных Военных Комендантов - маршалов Соколовского и Чуйкова, общайтесь непосредственно с ними. И не пугайтесь слово Военных. - усмехнулся Сталин, - Значение Олимпийского Движения они понимают не хуже гражданских, а возможностей у них гораздо больше. Мне было бы интересно обсудить с вами саму суть Олимпийского Движения. Его философию. Должны ли Олимпийские игры стать Играми высших спортивных достижений, или они довольствуются теми, кого не взяли в профессиональный спорт? В этом году мы приняли закон о спорте. В нём нет ничего нового, только легализация существующего порядка. Спорт высших достижений профессиональный. У нас такие спортсмены числились офицерами, высокооплачиваемыми работниками производств, или Государственными стипендиатами, но ничем, кроме спорта, они всё равно не занимались, то есть, по факту являлись профессионалами. Профессиональный спорт востребован обществом, а любительский - нет. Это суровая правда жизни. Кстати, изначально Олимпийские Игры были организованы не для любителей, Кубертен ошибался, в Олимпиадах участвовали профессиональные военные, притом, чистокровные цивилизованные эллины. Того же Александра Македонского не хотели допускать на Игры, по причине его варварского происхождения. Так какими вы видите Олимпийские Игры, мистер Брэндедж?
  
  - Пожалуй, что соревнованием для высших достижений, мистер Сталин.
  
  - Если так, то многое стоит переосмыслить. Предлагаю вам организовать выездную сессию Исполкома МОК. В Москве мы обеспечим вам все условия для плодотворной работы и подключим своих специалистов.
  
  - Я бы с удовольствием, мистер Сталин, только в Швейцарии я сейчас на положении беженца, у меня нет паспорта для путешествий.
  
  - Вы Президент Международного Олимпийского Комитета. Выпишите себе паспорт МОК. Этого пока будет достаточно, а после мы что-нибудь для вас придумаем. Мичиган ведь наверняка хочет присоединиться к Аляске, а даже если и нет... Думаю, Аляске будет приятно, если Президентом МОК станет их гражданин. А вы как думаете, мистер О Лири?
  
  Кто такой Майкл О Лири, товарищ Сталин, разумеется, отлично знал. Он знал Майкла О Лири даже лучше, чем Майкл знал сам себя.
  
  - Почтут за Честь, мистер Сталин. Это несомненно.
  
  - Тогда всё, жду вас в Москве. Что-то не так, мистер О Лири? У вас-то с паспортами всё в порядке?
  
  - Так точно, товарищ Сталин! - уже по-русски (не напрягая переводом Вышинского и выводя из разговора Эйвери Брэндеджа) отозвался Майкл О Лири, - Я хотеть вам предлагать смотреть новый фильм Уолт Дисней. Это есть первый вариант фильма. Если он вам быть нравиться, то мы хотеть вас просить лично озвучивать главный роль.
  
  
  
  
  Двадцать восьмого апреля 1954 года, состоялось плановое заседание ГКТО.
  
  Присутствовали: Председатель ГКТО, Первый секретарь Президиума ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета РССР, Верховный Главнокомандующий вооружённых сил Социалистического Содружества, Генералиссимус - Рокоссовский Константин Константинович; Председатель Совета Министров - Косыгин Алексей Николаевич; заместитель Председателя ГКТО, Секретарь Президиума ЦК, министр Государственной Безопасности, Председатель Комиссии Высшего Партийного Контроля, маршал ГБ - Судоплатов Павел Анатольевич; первый заместитель Председателя Совета Министров, Председатель ГКК - Маленков Георгий Максимилианович; министр Иностранных Дел - Громыко Андрей Андреевич, министр Внутренних дел, генерал-полковник - Меркулов Всеволод Николаевич; Военный министр, заместитель Командующего ВС Социалистического Содружества, Верховный маршал - Василевский Александр Михайлович; министр Государственного Контроля, генерал-полковник - Абакумов Виктор Семёнович; заместитель Председателя Совета Министров, Председатель Спецкомитета при Совмине - Игнатьев Семён Денисович; Первый секретарь Московского ГК КПСС - Брежнев Леонид Ильич; заместитель Председателя ГКК, министр Электронной промышленности - Лебедев Сергей Алексеевич; заместитель Председателя ГКК, Генеральный конструктор ОКБ-1,- Королёв Сергей Павлович; министр по Делам Молодежи и Спорта - Шелепин Александр Николаевич; министр ВМФ СССР, Адмирал флота - Кузнецов Николай Герасимович; заместитель Председателя Спецкомитета, Президент Академии Наук - Курчатов Игорь Васильевич; Председатель Госплана - Сабуров Максим Захарович.
  
  Референдум, прошедший двадцать первого декабря 1953 года, и утвердивший новое административно-территориальное деление СССР на три Союзные Республики, поставил перед руководством страны вопрос о необходимости принятия новой Конституции. Вернее, трёх Конституций, но Кавказ и Средняя Азия пусть разбираются со своими проблемами сами. У собравшихся на заседание ГКТО, голова теперь болела только за РССР. Вернее, за РССР и её заморские территории: Канаду, Австралию, Новую Зеландию и Южно-Африканский Союз. Предоставлять независимость бывшим Британским доминионам никто не планировал, как и возвращать им права доминионов, все они должны быть со временем полностью интегрированы в состав РССР в качестве областей, а значит Конституция должна учитывать их этнокультурные особенности.
  
  Вопрос о построении Коммунизма больше не ставился. Как сказал товарищ Сталин-старший, коммунизм - это не социальный строй, коммунизм - это общество людей нового типа, которые появятся в процессе эволюции. Может быть, через три-четыре поколения, а может - и через тридцать-сорок. А пока имеем то, что имеем, а жить и развиваться как-то нужно, так что на повестке дня в полный рост стоял вопрос нового НЭПа. На этот раз не для спасения экономики, экономика развивалась невиданными темпами, по прогнозам, пятилетний план развития будет перевыполнен втрое, а для сохранения единства советского общества.
  
  Третья мировая война ещё продолжалась, как и вторая Гражданская в США, но, сказать по правде, продолжались они, в основном, благодаря усилиям МГБ СССР. Павел Анатольевич Судоплатов, влиявший на внешнюю политику гораздо сильнее, чем Громыко, по официальным каналам МИДа, творчески переосмыслил тезисы Лорда Палмерстона* в пользу Советского Союза: 'Хорошо, когда воюют все, кроме нас'. Цинично, эгоистично, но предельно рационально. Пусть все воюют, пусть ослабнут до предела, тем больше будут потом ценить принесённый им мир.
  
  *'Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет' и 'У Англии нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов. У Англии есть только постоянные интересы'
  
  А пока СССР неплохо зарабатывал на поставке военной техники и боеприпасов, всем сторонам, всех конфликтов. Техника, разумеется, продавалась не новейшая, а та, что снималась с вооружения в Советской армии, но и она, для остального мира, была настоящим технологическим чудом. Заказы на русские истребители МиГ-15, системы залпового огня на колёсном шасси*, танки и бронетранспортёры, массово закупались даже государствами бывших США, чего уж там говорить про остальных. Юго-Восточная Азия, Африка и Латинская Америка наперегонки скупали всё, что предлагалось, даже стрелковое оружие времён Второй мировой, несмотря на то что в космосе уже летала термоядерная бомба. Пусть себе летает - на СССР нападать никто из них не планирует, так что пролетит мимо.
  Да, технологическое развитие государств бывших США позволяло производить аналоги, но они почему-то получались значительно дороже оригинала. А если в ту же цену, то гораздо хуже качеством. А для остальных, даже такой уровень производства был пока недоступен, поэтому брали всё, что предлагалось.
  
  *в ВС СССР уже принимались на вооружение гусеничные установки
  
  МГБ, между тем, через подставных лиц, скупало по всему миру компании, представляющие интерес для промышленного комплекса РССР. Компания 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинг' владеющая контрольным пакетом в 'Дуглас-Локхид Эйркрафт', выкупила контроль над 'Боинг Компани' и сейчас готовила объединение активов. 'Макдоннелл Эйркрафт Корпорейшн' пока оставался независимым, но уже было понятно, что это ненадолго.
  Их перспективные разработки - Ф-101 и Ф-4 Фантом были слишком дороги для КЮША, чтобы пойти в серию, гораздо дешевле было купить сотню уже проверенных войной Миг-15, чем создать и облетать всего пять опытных образцов Ф-4, а ведь наверняка в конструкцию придётся вносить изменения по итогам испытаний.
  Поэтому КЮША покупала МиГи, а Макдоннелл набирал всё больше кредитов (понятно у кого) и готовился к неминуемому банкротству. Судоплатова такой вариант устраивал, перспективные разработки и технологии (а они точно есть) он получит в любом случае, да и оставлять такое высокотехнологичное производство в КЮША было опасно. Самые ценные специалисты корпорации уже переведены работать в Боинг и Дуглас-Локхид, а после банкротства планируется вывезти ценное оборудование и остальной персонал, распродав недвижимые активы местным буржуям. Производственных площадок нам хватает, а южане пусть производят там сельхозтехнику, или сантехнику, лишь бы не истребители. И не потому, что они угрожают СССР, ещё бы они угрожали, а потому, что самый лучший бизнес при капитализме - это монополия. Если у Боинга получится добром поглотить Макдоннелл, то так тому и быть, а на нет - и суда нет. Пусть производят у себя унитазы и хлопкоуборочные комбайны. Кто-то же должен и этим заниматься, дело-то нужное.
  
  В союзных Кавказской* и Среднеазиатской** Республиках, НЭП ввели сразу, не дожидаясь принятия новых Конституций. Приватизация предприятий Союзного значения, таких, как Ташкентский авиазавод имени Чкалова, или нефтедобывающих мощностей в Баку, ещё не проводилась, но и до этого было уже недалеко. Колхозы там уже принадлежали председателям, как личные поместья, мелкие заводики тоже разобрали в собственность, остались только производства, где без русских никак не обойтись. Как без русских заказов и руководства, так и без инженерно-технического персонала и высококвалифицированных рабочих. Хоть в чём-то ущемить их интересы не представлялось возможным. С введением многопартийной системы, русские в республиках, сразу организовали очень влиятельные партии (спасибо МГБ) и сдавать своих ведущих позиций никому не собирались.
  
  *Азербайджан, Грузия, Армения, Дагестан, Курдистан (часть Ирана, Ирака и Сирии)
  **Туркмения (без прикаспийских территорий), Казахстан (без северных и прикаспийских территорий), Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Афганистан
  
  Пришла пора и в РССР отдать частникам часть экономики. То, что государство не справляется с плановым регулированием сферы обслуживания, всем присутствующим было уже понятно. Эту сферу выгоднее было передать частникам, вопрос только - в каком объёме? Особенно, после зачистки системы торговли министерством Госконтроля.
  
  На чудодейственную Коммунистическую Идею и, несущую её партию, надежд больше не возлагали. Высший Партийный Контроль уже вычистил из рядов две трети членов КПСС, оказавшихся карьеристами и приспособленцами, но и это в щадящем режиме. Как сказал сам Судоплатов, вычищать нужно было девять десятых, именно столько у нас членов, а не коммунистов, но с кем мы тогда останемся? И кем после этого будем?
  
  - Ну что, товарищи. - после присвоения ему звания Генералиссимуса, Константин Константинович Рокоссовский носил только гражданские костюмы, - Человеческую природу мы с вами победить пока не способны. До коммунизма ещё сотни, если не тысячи лет, а живём и работаем мы с вами сегодня. Мы уже сейчас способны силой сломить противостояние всех государств на планете, но людей это не изменит, стало быть, к коммунизму нас не приблизит, а значит и вера наша тщетна. Я вчера вечером на этот счёт пообщался с товарищем Сталиным-старшим, Он новый НЭП поддержал, мало того, он считает его неизбежным. Нас пока слишком мало, чтобы контролировать каждого парикмахера, таксиста, или официанта. Но если пойдём этим путём, то даже когда нас будет достаточно, мы сможем построить только военный коммунизм новой формации. Полицейский коммунизм. Коммунизм под страхом наказания. При этом он добавил, что идею это только дискредитирует. Настоящего коммунизма мы с вами точно при жизни не увидим. Просто не доживём, да и внуки наши вряд ли. С этим нужно смириться и делать то, что возможно для его приближения. Кстати, к нам едет Президент Международного Олимпийского Комитета. Планирует посмотреть Парад девятого мая*. Александр Николаевич. - обратился Рокоссовский к Шелепину, - Обеспечьте ему приём Первой категории. Оркестр пусть сыграет гимн Международного Олимпийского Комитета. Андрей Андреевич, вам, как министру Иностранных Дел, поручается контролировать это дело, совместно с товарищем Шелепиным. Во всяком случае, протокольную его часть. Встречать можете не ездить.
  
  *С 1953 года введён День Победы, праздник и выходной день. День Победы над Германией и её европейскими пособниками, день Парада военной техники
  
  - Понял, Константин Константинович. - кивнул Громыко, - Сам съезжу, не барин. Раз этот Президент товарищу Сталину чем-то приглянулся, то и мне очень любопытно будет на него глянуть - век живи, век учись.
  
  - А что мы можем сделать для приближения коммунизма, Константин Константинович? Товарищ Сталин об этом что-нибудь сказал? - поинтересовался Маленков.
  
  - Сказал. Нам нужно делать шаги ему навстречу. Посильные шаги, посильные для нашего поколения. Готовить себе смену, которая продолжит наш путь, а не свернёт с него. Товарищ Сталин сказал, что в истории человечества коммунизм уже был, на этапе первобытных родоплеменных отношений. Тогда всё племя было единой семьёй. Коммунизм вернётся, когда единой семьёй станет всё человечество.
  
  - Это невозможно! - категорично заявил Председатель ГКК.
  
  - Как знать... - задумчиво произнёс Рокоссовский, - Наука на месте не стоит. Придумает какие-нибудь таблетки. Впрочем, это мы обсудим позже. Сегодня на повестке дня вопрос - к чему мы можем подпустить частника, чтобы нашему делу это пошло на пользу.
  
  - Да как же может пойти на пользу делу возврат капитализма? - изумился Маленков.
  
  - Товарищ Сталин уверен, что может. Лучше иметь честных капиталистов, чем ворьё, прикрывающееся нашими лозунгами. Вреда от них гораздо меньше, а это уже польза. Аппарат Госконтроля мы создали довольно эффективный, такого безобразия, как при НЭПе, уже не допустим. Максим Захарович. - обратился Рокоссовский к Председателю Госплана, - Какие отрасли у нас наименее эффективны? С чего начнём пробовать?
  
  - Вся сфера обслуживания, Константин Константинович. - ответил Сабуров, - В том числе и розничная торговля, конечно. Либо мы передаём её частникам и собираем с них налоги, либо продолжаем торговать себе в убыток.
  
  - Товарищи, но ведь мы каждый год снижаем цены, а капиталисты этого делать не будут. - снова встрял Маленков.
  
  - Будут, никуда они не денутся. - возразил Абакумов, - Цены мы снижаем на социально значимые товары, товары первой необходимости. Список таких товаров нужно утвердить законодательно, он не так уж велик. А на французские вина, американские сигареты, или немецкое пиво пусть будет рыночная цена.
  
  - Вы считаете, что новых капиталистов можно допустить к внешней торговле, Виктор Семёнович? - удивился Косыгин.
  
  - Смотря к какой - усмехнулся министр Госконтроля, - Импортом ширпотреба пусть себе занимаются. Экспортом оружия, разумеется, нет.
  
  - Согласен. - поддержал Абакумова Председатель Госплана, - С принятием рубля, как основной расчётной единицы во всём мире, государственная монополия на внешнюю торговлю утратила всякий смысл. Конечно, придётся контролировать ввозимые товары, чтобы всякую отраву к нам не тащили, но это решаемо принятием закона о сертификации импортной продукции и контролем таможни. С предприятиями общепита тоже вопрос решаемый, установить стандарты, и пусть себе конкурируют в рамках закона.
  
  - А рабочие столовые на предприятиях, столовые в школах и ВУЗах?
  
  - Про школы и ВУЗы я пока не думал, а рабочие столовые будет контролировать профсоюз. Пусть рабочие сами выбирают, кухня какого капиталиста им больше нравится, нам то зачем в это дело влезать? Ещё предлагаю передать частникам в аренду несколько санаториев и домов отдыха, для пробы. Пару гостиниц - в Москве и Ленинграде. Парочку швейных фабрик, парочку обувных. А потом будем смотреть и считать, в какую сторону развиваться. До конца пятилетки год и восемь месяцев, этого времени нам хватит, чтобы всё оценить и выбрать лучший вариант. А с Конституцией предлагаю не торопиться. Эксперимент мы можем организовать и совместным решением ГКТО и Совмина.
  
  - Толково. - оценил план Судоплатов, - Впервые нам не угрожают внешние враги, а значит, эксперименты мы себе позволить можем. Главное, чтобы новые буржуи исполняли законы, в том числе и трудовой кодекс.
  
  - А куда они денутся? - хищно усмехнулся Абакумов, - Им то будет, что терять, кроме своих цепей.
  
  - Желает ещё кто-нибудь высказаться? Нет желающих. Кто за? Пятнадцать. Кто против? Никого. Георгий Максимилианович, как я понимаю, воздержался. Готовим совместное постановление ГКТО и Сомина, о начале эксперимента с первого июля сего года. Ответственные: товарищи Косыгин, Сабуров и Абакумов. Павел Анатольевич. - обратился Рокоссовский к Судоплатову, - Вы хотели поднять какой-то вопрос сверх повестки. Он ещё актуален?
  
  - Более чем, Константин Константинович. Товарищи, я предлагаю вернуть Венгрии, Словакии и Польше отторгнутые после прошлой войны территории, так называемую Западную Украину. Не знаю, насколько они нам нужны в экономике, но для моего министерства - это настоящая головная боль. К тому-же, это негативно влияет на наши отношения с союзниками. Конечно, они молчат, но молча думают всякое нехорошее.
  
  - Нужны они нам, Максим Захарович? - спросил Рокоссовский у Председателя Госплана.
  
  - В экономике точно нет, Константин Константинович. - ответил Сабуров, - Если они не нужны военным, то я только за. У нас есть более перспективные территории развития.
  
  - Не нужны. - Василевский был по-военному предельно краток.
  
  - Согласен. - кивнул Рокоссовский, - К тому-же этот шаг поможет нам убедить Европу отказаться от национальных армий. Ставлю на голосование. Кто за? Единогласно. На сегодня можно заканчивать. Есть ещё у кого-нибудь вопросы, товарищи?
  
  - У меня вопрос, Константин Константинович. - заместитель Председателя ГКК, министр Электронной Промышленности, Лебедев, как школьник поднял руку.
  
  - Слушаем вас, Сергей Александрович.
  
  - Когда планируется демонстрация изделия 'РДС-6с' с околоземной орбиты? Управляющий блок прослужит ещё максимум месяц. Космическая радиация вносит свои коррективы. Через месяц придётся взрывать на орбите. Оставлять такое бесконтрольным и непрогнозируемым мы не можем. Она ведь и на нас упасть может.
  
  - Конечно, Сергей Александрович, мы это отлично понимаем, ваш доклад все прочитали. Николай Герасимович?
  
  - У нас всё по плану, товарищ Верховный Главнокомандующий. - доложил министр ВМФ, - В ночь с восьмого на девятое мая, в 01.00 по московскому времени, заработает маяк на Атолле Бикини, в Тихом океане. Флоты наблюдателей подтягиваются. На Параде можно будет об этом объявить. Только...
  
  - Что только, Николай Герасимович?
  
  - К Атоллу лезут гражданские, а у нас не хватает возможности оцепить район. Там ведь только числится целый флот. На самом деле, всё это старое списанное железо, пригнанное для демонстрации эксперимента, то есть потопления.
  
  - И что, многие лезут? И как они лезут?
  
  - На рыбацких судах и китобоях. В основном чилийских, но хватает и китайских, венесуэльских, вьетнамских и так далее. Патрули у Атолла, отлавливают по десятку этих корыт каждый день. - доложил адмирал Кузнецов.
  
  - Будьте уверены - это не гражданские, Николай Герасимович. Ну, что-ж, пусть лезут, знать судьба у них такая. Патрули снимайте заблаговременно, как и планировали. А безумству храбрых, вместо песни - будет бесплатная кремация. На нас вины нет, мы всех заранее предупредили. На этом всё, товарищи. Продолжаем работать, чтобы сказку сделать былью.
  
  
  Седьмого мая 1954 года, РССР перешёл на пятидневную, сорокачасовую рабочую неделю. Кроме того, обязательными теперь являлись ежегодные оплачиваемые отпуска, в двадцать рабочих дней. Колхозникам тридцать, но только зимой. Были опасения, что отпускники потратят свой отпуск на борьбу с зелёным змием, но это было признано злом неизбежным. Таким, какую путёвку не предоставь, хоть в Ялту в июле, всё равно они будут только пить. Не лишать же из-за этого отпуска нормальных людей, которых в РССР было, к счастью, подавляющее большинство.
  Ещё седьмого мая было объявлено о проведении всесоюзной лотереи по розыгрышу путёвок на Чемпионат мира 1954 года. Десяти тысячам болельщиков, предоставлялась возможность поддержать сборную СССР в Швейцарии. Лотерейные билеты стоили очень дорого - по пятьдесят рублей, но и за такие деньги продавались они не всем желающим, а только членам клубов болельщиков Профессиональной Футбольной Лиги, которых официально зарегистрировали уже больше двух миллионов.
  
  
  Девятого мая 1954 года, когда стрелки часов в Москве показывали 02.47, а в районе Маршалловых островов 12.47, водородная бомба с околоземной орбиты точно поразила полигон, на котором ещё в 1946 году США проводили испытания ядерного оружия. Прилёт из космоса и взрыв 'Миротворца', с безопасного расстояния снимали четырнадцать советских Ту-4Р, а результат применения четырёхсот килотонной бомбы фиксировали уже американские лётчики с авианосцев 'Вэлли Фордж' (Республика Аляска, Гавайи) и 'Филиппин Си' (КЗША, Филиппины). Наблюдатели на авианосцах были от всех шести государств бывших США, поэтому переговоры о всеобщем ядерном разоружении и постановки исследований в этой области под международный контроль, теперь должны пройти быстро и конструктивно. После того, как смонтируют и по всему миру покажут фильм, люди просто начнут бить учёных на улицах. Американский учёных, конечно.
  
  На параде девятого мая, помимо новейшей техники, по Красной площади провезли массогабаритный макет термоядерной бомбы, мощностью в одну мегатонну, и в этот момент диктор объявил об успешном испытании космического оружия в южной части Тихого океана. Вечером, выступая по радио, Рокоссовский впервые публично озвучил инициативу поставить исследования в области расщепления атомного ядра под международный контроль, утилизировать всё произведённое ранее оружие и ввести мораторий на производство нового. Он рассказал, что советские учёные, изучая последствия испытаний в Семипалатинске, третьего апреля прошлого года, сделали прогноз, что применение трёх тысяч таких боеприпасов убьёт на земле не только всех людей, но и вообще всё живое, включая даже водоросли в океанах. В этой речи впервые прозвучал и термин 'ядерная зима'.
  
  На следующий день, десятого мая, состоялся саммит европейских стран социалистического содружества, которые собрались в Москве для празднования Дня Победы. На этом саммите, генералиссимус Рокоссовский объявил, что войн в Европе, СССР* больше не допустит, а стало быть, дорогим гостям стоит задуматься, нужно ли дальше тратиться на содержание собственных Вооружённых сил. В сочетании с возвратом Венгрии, Чехословакии и Польше областей Западной Украины, наших трофеев 1945 года, нужный эффект был достигнут, о демилитаризации задумались все. И в самом деле, зачем нужна армия, которую гарантированно уничтожат в течении часа ударами из Космоса? Конечно, ещё не все территориальные споры в Европе были решены к взаимному удовольствию сторон. Например: Венгрия претендовала на отошедшую, по итогам Второй мировой войны, к Румынии Трансильванию; а объединённая Германская Демократическая Республика на Эльзас и Лотарингию, отторгнутые Францией после Первой мировой, но все признавали, что военным путём эти вопросы всё равно не решаются. Лучше потратить средства на развитие экономики и повышение уровня жизни граждан, а потом инициировать проведение референдумов на спорных территориях.
  
  *РССР, Кавказская и Среднеазиатские республики во внешней политике выступали единым субъектом
  
  
  Одиннадцатого мая 1954 года, Председатель ГКТО, Константин Константинович Рокоссовский, министр по Делам Молодёжи и Спорта, Шелепин Александр Николаевич, и Председатель НОК СССР, Константин Александрович Андрианов, встретились с Президентом МОК, мистером Эйвери Брэндеджом, и представителем генерального спонсора МОК и ФИФА, телекомпании 'Эй Эн Би Си', председателем правления 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинг' мистером Майклом О Лири.
  
  Ирландец гостем в Москве не был. 'Эй Эн Би Си' вела круглосуточную трансляцию на втором общесоюзном телевизионном канале, а компании 'Ай Би Эм' и 'Белл Лабораториэс' были задействованы в космической программе; их производственные площади и офисы, жильё для сотрудников и гостиницы для командировочных, строились микрорайонами на окраинах Москвы, Ленинграда и Куйбышева, поэтому в России мистер О Лири теперь проводил большую половину своего времени, и уже достаточно понятно изъяснялся по-русски.
  Помимо большей половины своего времени, Майкл О Лири тратил в РССР и большую половину капитала. По трём причинам: - во-первых, у него возникла душевная потребность вернуть русским долги, долги не оформленные на бумаге, но обременяющие совесть; во-вторых, в России сейчас осуществляются масштабные прорывные проекты, которые не может потянуть ни одна другая страна в мире, а когда они смогут - будет уже поздно, русские установят монополию на космос и никому её не уступят; а в-третьих, в РССР самый быстрорастущий рынок, не только товаров, но и зрелищ - того бизнеса, который ирландец считал своим по праву.
  
  Долги он возвращал организацией производства в стране электроники. Самого современного массового производства, с привлечением профильных специалистов из стран бывших США. В Олешев-Сити у 'Ай Би Эм' и 'Белл Лабораториэс' остались только штаб-квартиры, научно-исследовательские центры и небольшие экспериментальные фабрики, изготавливающие штучные экземпляры приборов и различных узлов для космической программы русских. Впрочем, Республика Аляска тоже де-факто являлась частью большой России, интегрировалась она уже не меньше, чем Среднеазиатская, или Кавказская Республики.
  Допущенный к космосу, Майкл О Лири заказал запуск трёх спутников для своего бизнеса. Первые запуски на геостационарную орбиту, с оборудованием, специально разработанным лично Томасом Джоном Уотсоном-старшим, для ретрансляции аудио-видео сигнала в системе NTSC*.
  За запуск спутников, русские не запросили ничего. Им так понравились идея и конструкция, что они и сами захотели посмотреть, как это всё будет работать в комплексе. Спутник на геостационарной орбите ведь мог работать телевизионным ретранслятором, а мог обеспечивать устойчивую связь военным. Запуски всё равно производились регулярно, по два-три в месяц, русские готовились к пилотируемому полёту, нарабатывали статистику, опыт действий во внештатных ситуациях и использованию различных приборов на околоземной орбите, поэтому аппараты 'Космос Ти-Ви', разработанные и произведённые 'Дуглас-Локхид Эйркрафт' и 'Ай Би Эм', они взялись запустить бесплатно.
  Освоение космоса получило наконец-то первую мирную практическую цель - обеспечить планету телевизионной картинкой высокого качества.
  Бесплатно 'Эй Эн Би Си' выделили и участки в Московской и Ленинградской областях (в Ирландии и Аляске их пришлось покупать, причём очень недёшево), для строительства приёмно-передающих станций.
  Спутники и станции должны обеспечить прямую трансляцию матчей Швейцарского чемпионата мира по футболу в обеих русских столицах (бесплатно), в Ирландии и Республике Аляска (платно, по подписке), а потом переключиться на чемпионаты НХЛ и НБА, русской Профессиональной Футбольной Лиги и пока любительской хоккейной. По расчётам создателей, спутники должны были проработать три года, потом придётся запускать новые, зато приёмно-передающие наземные станции строились сразу на десятки лет.
  Личный бизнес Майкла О Лири развивался очень успешно. Кроме прав на трансляции Олимпийских игр 1956 и 1960 года, Чемпионатов мира по футболу 1954, 1958 и 1962 годов, и двадцати сезонов в НХЛ и НБА, телекомпания 'Эй Эн Би Си' уже выкупила права на показ за границей российских ПФЛ, уже создающейся ПХЛ, официальных и товарищеских матчей сборных по футболу и хоккею, а также Парадов Победы 9 мая и 7 ноября. И не спортом единым... В планах амбициозного ирландца находилось всё - от кулинарных программ для домохозяек, до политических ток-шоу с участием сильных мира сего. Раз уж досталось ему эта доля, по какой-то причине не заинтересовавшая тогда русских, то такой подарок Судьбы стоит того, чтобы посвятить ему жизнь. Стать Императором Телевидения. Почему нет? Телевидение - это целый мир, скоро оно придёт в каждый дом и принесёт с собой с рекламу. Перспектива необозримая, аж голова кругом.
  
  * система аналогового цветного телевидения, разработанная в США. В реальной истории, 18 декабря 1953 года было начато цветное телевизионное вещание с применением этой системы
  
  Президент МОК, мистер Эйвери Брэндедж успел посмотреть не только Парад Победы. Восьмого он посетил Большой театр (подумать только, его начинали строить ещё когда США были английской колонией, а открылся он в год завоевания американцами Независимости* от Британской империи). Девятого, вечером, посмотрел на стадионе 'Динамо' футбол. Играли две московские команды ФК 'Динамо' и ЦСК 'ВВС-ВДВ'. Огромный стадион** был заполнен до отказа, хотя цена самых дешёвых билетов, на трибуны за воротами, составляла 12 рублей. На эти деньги можно было неплохо поужинать в ресторане. Без изысков, дежурным блюдом, но тем не менее... Президенту МОК, это говорило о многом.
  
  *1776 год
  **75000 зрителей
  
  Русский лидер Рокоссовский, находился в отличной физической форме и выглядел намного моложе своих пятидесяти семи лет. Говорил он кратко, как и все профессиональные военные, но все его слова были исключительно по делу, и изрядно повышали настроение у главного олимпийского чиновника.
  
  - Сегодня мне прислали сводки из Австралии и Италии. Олимпийские объекты в Мельбурне и Кортина-д'Ампеццо строятся по графику и даже с опережением. Главные Военные Коменданты оккупированных территорий, заверили меня, что все принятые перед МОК обязательства выполнят, в этом отношении вам не о чем волноваться. Если пожелаете, можете отправить комиссию, или посетить стройки лично.
  
  - Благодарю вас, Сэр. Вы буквально спасаете Олимпийское движение. Это не пафос, а констатация факта.
  
  - Спасаем. - кивнул Рокоссовский, - Мы заинтересованы в развитии Олимпийского движения. Олимпийского движения, но не Швейцарской Конфедерации. Швейцария выбрала для себя путь несговорчивого нейтрала, а настоящий нейтрал это тот - кто никому не нужен. С подготовкой к проведению Чемпионата мира по футболу мы им помогли, но должной благодарности в ответ так не получили. После турнира, мы планируем максимально ограничить их контакты с внешним миром, во всяком случае, до тех пор, пока не поймём, куда делось золото НСДАП, множество украденных у нас предметов искусства и прочих ценностей во время Второй мировой войны. Список претензий у нас большой, но весь его вам знать ни к чему.
  
  - Это очень затруднит нашу работу, Сэр.
  
  - Если вы останетесь в Швейцарии, то несомненно. Поэтому я вас и предупреждаю заранее. В этом случае Международному Олимпийскому Комитету РССР помогать больше не будет. Впрочем, как и всем остальным международным организациям, оставшимся в этой стране.
  
  - Вы предлагаете нам переехать в Москву?
  
  - Нет. - улыбнулся Рокоссовский, - С Москвой вы уже опоздали, здесь разместится новая организация, которая заменит распущенную ООН. Но в Ленинграде вы ФИФА ещё можете успеть опередить - футболисты слишком долго думают. Но если и там не успеете, то нашими предложениями будут Севастополь, или Киев.
  
  - А Олешев-Сити в Республике Аляска?
  
  - Если договоритесь с Аляской, то мы не против.
  
  - Не договорюсь?
  
  - Не знаю. - снова улыбнулся Рокоссовский, - В этом мире есть место чудесам. Я лично тому свидетель.
  
  - Это так неожиданно, Сэр. Я думал, вы попросите меня лоббировать место проведения Олимпиад 1960 года. - растерянно произнёс Президент МОК.
  
  - Вы ошиблись, мистер Брэндедж. Место проведения Игр нас не сильно интересует. Мы вполне могли добиться и переноса Игр 1956 года в Советский Союз с оккупированных территорий. На Играх шестидесятого года, свет клином для нас не сошёлся. Будут ведь Игры 1964, 1968 годов, и так далее. Мы рассчитывали, что вы нас сами об этом попросите.
  
  - Вы правы, Сэр. Я ждал просьбы, но готов попросить и сам. Для штаб-квартиры МОК мы выбираем Ленинград, пусть в Киев, или Севастополь едет ФИФА. Также я приложу все усилия, чтобы игры шестидесятого года прошли в вашей Великой стране. Только нужна заявка вашего Национального Олимпийского Комитета. Я понимаю, что у вас пятилетнее планирование экономики, но ведь план шестой Пятилетки вами ещё не принят, значит, можно вставить в него наши Игры.
  
  - А вы уже неплохо разбираетесь в наших реалиях. Видимо, благодаря мистеру О Лири. Нашу заявку вы увезёте с собой. - заверил Рокоссовский, - Мы предлагаем Сталинград, для проведения летних Олимпийских Игр 1960 года, а Челябинск - для зимних.
  
  - Я думал, что вы предложите не Сталинград, а Москву.
  
  - И тем не менее, мы предлагаем вам именно Город-Герой Сталинград. Москва уже и так избалована спортивными зрелищами.
  
  - Я понимаю, Сэр. Приложу все усилия, чтобы ваши заявки победили.
  
  - Благодарю, мистер Брэндедж. Заверяю вас, что Игры 1960 года будут организованы на таком уровне, что стандарт они зададут на много лет вперёд. Оставляю вас с коллегами, обсуждать детали вашего переезда, и наши предложения по развитию Олимпийского движения. Честь имею.
  
  После ухода Рокоссовского, оживились Шелепин с Андриановым. Закон о профессиональном спорте в СССР был принят, футбол уже стал профессиональным, следующие на очереди хоккей и баскетбол, а после них и индивидуальные виды спорта. Разумеется, в профессиональный спорт перейдут лучшие атлеты, если не допустить их на Игры, то кто там будет соревноваться, и кому это будет интересно?
  Большой спорт должен работать на популяризацию спорта массового, физической культуры и здорового образа жизни вообще, а для этого нужно зажигать звёзды, которым будут подражать дети. Если МОК не примет под своё начало профессиональный спорт, проиграет только сам МОК. Проиграет в прямой конкуренции со спортивными федерациями. Профессионалы всё равно организуются и будут проводить свои Чемпионаты мира по всем популярным видам спорта, как это уже произошло с футболистами. Пока по этому-же пути не пошли все остальные, нужно успеть открыть Олимпийские игры для лучших, для профессионалов.
  
  Президент МОК, мистер Эйвери Брэндедж об этом непрерывно думал после той самой встречи со Сталиным в Цюрихе и, в принципе, к преобразованиям был уже готов. Сталин уже дал ему неубиенный аргумент. Изначально Олимпийские игры были соревнованием профессионалов - профессиональных военных, граждан Эллады. Так что никаких исторических традиций не существует, и убедить в этом остальных членов МОК особого труда не составит. А вот как перевести средства Комитета в русские банки и русские рубли - это вопрос действительно актуальный. А ведь есть ещё и личные сбережения...
  
  - Господа, а с кем мне можно обсудить финансовые вопросы?
  
  
  
  Семнадцатого мая 1954 года, базу подготовки сборных СССР по футболу и хоккею, впервые посетил товарищ Сталин-старший. В субботу, пятнадцатого мая, на стадионе Динамо состоялся товарищеский матч СССР - Венгрия, снова закончившийся со счётом 4:1. На дубли Ди Стефано и Стрельцова, снова ответил Пушкаш, снова под конец матча, когда уже всё было решено. А ведь третьего мая Венгрия победила в Будапеште чемпионов мира, сборную Уругвая, со счётом 4:2. Правда, уругвайцы играли, что называется, с колёс, в Будапешт их сборная прибыла только накануне, но всё равно. В СССР теперь все ждали только победы на Чемпионате мира, любой другой результат будет воспринят как неудовлетворительный.
  
  Товарищ Сталин обошёл базу, всё внимательно осмотрел, потратив на это больше двух часов, пообедал вместе с командой, которой через два дня предстояло отправляться в Швейцарию, пожал каждому руку, пожелал удачи, пообещал приехать на финальный матч в Берн и уехал...
  
  - Что это было Всеволод Михайлович? - шёпотом спросил у Боброва Стрельцов.
  
  - Не знаю, Эдик. - вздрогнул главный тренер сборной, будто ему в ухо неожиданно заорали, - Но проняло меня раз в десять сильнее, чем самая пламенная речь Младшего. У меня было ощущение, что он мои мысли читает.
  
  - Может и читает. - пожал плечами Стрельцов, - Мне бабка рассказывала, что видела такого колдуна. Правда в детстве, ещё при проклятом царизме, но бабка мне врать бы не стала.
  
  - Тьфу на тебя, Стрельцов. Что ты несёшь? Ты же комсомолец! Ну какие ещё колдуны?
  
  - Я комсомолец, Всеволод Михайлович, поэтому не отмахиваюсь от фактов, даже если они непонятные. Физику ведь не в один день познавали, объяснят когда-нибудь и колдунство, с научной точки зрения. Оно ведь было, все это почувствовали. Точно, Че*?
  
  *слово паразит в Аргентинском диалекте испанского. Обращение к равному собеседнику мужского пола (аналог: приятель, дружище, товарищ). Не удивительно, что Ди Стефано в клубе и сборной тоже получил прозвище Че, хотя комментаторы называли его Танго (Эль Танго)
  
  - Я понимать, что мы будем обязательно выигрывать. Делать Мундиаль и везти кубок в Москва. Эль Вьехо ушёл довольным, а он видит будущее.
  
  *Старик. Здесь, по смыслу, Самый Старший
  
  - Ещё один. - поморщился Бобров, - Запрещаю всякие разговоры об этой физике, пока её не исследуют. Вечернюю тренировку проведёт Че, мне нужно отлучиться.
  
  - Мне тоже нужно отлучаться, Че. Вечерний тренировка нужно просто отменять. Про футбол сейчас никто не думать.
  
  - Куда тебе нужно 'отлучаться'?
  
  - Я поехать с тобой.
  
  - Куда?
  
  - С тобой. Хочу посмотреть, что ты делать. Мы все хотеть ехать с тобой.
  
  - Всех точно не возьму. Вечерняя тренировка отменяется, поиграйте в волейбол, или теннис. Со мной едут Ди Стефано и Стрельцов.
  
  Вечером, Всеволод Михайлович Бобров оформил шефство над детским домом номер семьсот тридцать шесть*, ближайшем к Баковке, и лично (главный тренер сборной!) провёл тренировку для всех желающих воспитанников. А помогали ему уже ставшие легендарными 'Танго' и 'Стрелец'. Телевизор, хоть и старый, чёрно-белый, в детдоме был, кто к ним приехал, пацаны понимали и очень ценили. А потом Бобров обменял свой новенький цветной 'Рубин'**, на старый детдомовский телевизор, который сразу отправился на свалку. Пацанам был не интересен взнос Боброва на строительство футбольного поля и хоккейной 'коробки', на их содержание и закупку экипировки и инвентаря. Вот телевизор - это круто. А если телевизор привёз сам Бобров, лучший в мире хоккеист и главный футбольный тренер, то это круто в квадрате
  
  *номер взят с потолка
  **цветные телевизоры 'Рубин', 'Сапфир' и 'Изумруд' в это время ещё дефицит
  
  
  
  Двадцать шестого мая 1954 года, в Далласе, столице Республики Техас*, состоялась вторая встреча тайных союзников в предстоящей войне с Мексикой.
  
  *штаты Техас и Нью-Мексико
  
  События 1953 года, а также, продолжающаяся в бывших США, Вторая Гражданская война, не могли не сказаться на государствах Латинской Америки. Экономики их находились, мягко говоря, в состоянии стагнации, и каких-нибудь изменений к лучшему, в ближайшее время не предвиделось. Столетние торговые связи прервались, а созданию новых мешала идеология. Слишком усердно боролись с коммунизмом латиноамериканцы, даже усерднее, чем их Большой Северный небрат, никто ведь не ожидал, что комми почти не напрягаясь раздавят Британскую империю и её союзников, а потом примутся и за Америки. Сначала Аляска, потом Куба, Ямайка, Колумбия, Венесуэла...
  Возрождённый Коминтерн, хоть и назывался теперь Социнтерном, сути своей не поменял, только тактику. Коминтерн много говорил и мало делал, а эти за год молча 'сделали' Карибские острова, Колумбию и Венесуэлу, а теперь активно и очень эффективно работают в Эквадоре, Боливии, Перу и Чили, где активных антикоммунистов с каждым днём становится всё меньше.
  
  За прошедшие после прошлой встречи семь месяцев, Республики Калифорния*, Техас и Карибская Конфедерация**, обзавелись армиями нового типа. С появлением вертолётов, обесценились окопы, хоть их в девять линий отрой, это не гарантирует, что в тылу у тебя не появятся вражеские подразделения. Танкам и БТРам ещё можно преградить путь, но как быть с вертолётами? Низколетящими, высокоманевренными целями, бронированными от стрелкового оружия? Насытить средствами ПВО длинную линию фронта просто невозможно. Такое даже Советский Союз бы не осилил, не то, что КЮША, Мексика и Бразилия. Да и это теперь не панацея - радары будут уничтожены самыми первыми, в первой волне - ракетами. Эти новые русские ракеты воздух-земля, чертовски эффективная штука. Особенно, если применять их тоже с вертолётов, но уже ударных. Которые внезапно поднимаются из-за холма - удар и противник ослеп. А за ночь к нему в тыл - за шиворот, в самые уязвимые точки, перевозится два-три батальона десанта с миномётами. Позиционная тактика приказала долго жить, война снова стала манёвренной. Снова стала войной спецназа, уделом профессионалов высокого класса, как в Средневековье. Вернее, скоро станет. А ещё вернее - скоро все об этом узнают, мы то Четырнадцатую Ударную Десантную Армию Вторжения к этому с 1947 года готовим. Им только вертолётов не хватало. Неуязвимым рыцарям не хватало только коней.
  
  *Калифорния, Невада и Аризона
  **Колумбия, Венесуэла, Панама (кроме зоны Канала, принадлежащего Аляске), Коста-Рика, Никарагуа, Гондурас, Сальвадор, Гватемала, Белиз, Гайана, Суринам и Французская Гвиана, острова в Карибском море (кроме Кубы)
  
  - Господа! - заместитель министра Государственной Безопасности СССР, Герой Советского Союза, генерал-полковник, Наум Исаакович Эйтингон, директор Американского Бюро МГБ, - У меня для вас две новости. Обе они плохие и, в то же время, обе хорошие, тут зависит с какой стороны на это дело смотреть. Как мы и прогнозировали, агрессия Мексики против Техаса начнётся через два месяца, плюс-минус три дня - тут точнее сказать невозможно, они и сами этого пока не знают. Как все дойдут и приготовятся, так и начнут. Словом, бандитский сброд, а не армия, как мы и ожидали. Диктатура Рокуэлла тоже особой неожиданностью для нас не стала, но новость о вполне вероятном заключении мира между США и КЮША уже в июне, можно считать неожиданной и неприятной. Макартур уже политически проигрался до исподнего, армия ему подчиняется только номинально, то есть в тех моментах, где это не противоречит интересам этой самой армии. Над объявленной им доктриной - 'восстановление единства США', все уже откровенно смеются. В общем, Джон Даллес уже начал переговоры о мире, США готовы уступить Южанам Кентукки, за половину золота из форта Нокс. На то, что они договорятся, наши аналитики дают восемьдесят процентов.
  
  - Те двадцать процентов, что они договориться не смогут, они в чём заключаются? - поинтересовался Президент Республики Техас.
  
  - В евреях. В США они очень влиятельная диаспора.
  
  - Не называйте Диктатуру Макартура - США, мистер Эйтингон. Лично меня вы этим больно раните. - попросил Аллан Шиверс, - Техас за эту бешеную скотину не голосовал. Это ведь именно его дурацкими усилиями родилась нацистская диктатура Рокуэлла, а теперь он пытается отойти в сторону, присвоив часть нашего общего золотого запаса. Любой независимый и беспристрастный суд в США когда-нибудь приговорит обоих ублюдков - и бешеного Дуга, и его кукловода Даллеса к смертной казни, это несомненно. Что же касается евреев. Да, у них действительно очень влиятельная диаспора, но, насколько мне известно, в Израиле её совсем не поддерживают. Люди и капиталы им нужны дома, они даже рады, что Рокуэлл всех так перепугал. Я бы на них не ставил. Они больше всех заинтересованы в перемирии.
  
  - Именно так. - подтвердил Наум Исаакович, - Израиль заинтересован в людях и капиталах, но далеко не все американские евреи мечтают об Израиле. Они граждане США и несколько их поколений строили эту страну, здесь их дом, здесь из Земля Обетованная и, конечно, они заинтересованы в перемирии. Сорвать переговоры о мире с КЮША они вполне способны, но сомневаются в возможности военной победы.
  Для них будет гораздо хуже, если Рокуэлл завоюет Север. А ведь это реально. Что не говори, но у Южан есть, хоть и людоедская, но для многих весьма привлекательная идеология, пусть и привлекательная для всяких мерзавцев, но у Северян-то вообще никакой нет, они теперь вообще никого не привлекают, даже мерзавцев, люди от них бегут во все стороны, даже в нашу Канаду, в Трудовые лагеря для нелегальных поселенцев. Но евреи есть евреи, они всегда ставят и на красное, и на чёрное, так что процентов тридцать шансов на них списать можно. Тридцать, не сто, словом, предлагаю исходить из худшего, из того, что мир будет заключен, и Южане поддержат нападение Мексики на Техас. Теперь вторая новость. Бразилия готова поддержать Мексику и уже готовится к вторжению в Карибскую Федеративную Республику.
  
  - Да, уж... И с какой же стороны нужно рассматривать эти новости, чтобы разглядеть в них что-то хорошее? - язвительным тоном поинтересовался Президент Калифорнии, Эрл Уорнер.
  
  - Сверху. - улыбнулся заместитель министра Государственной Безопасности СССР, - Из космоса. Агрессия Бразилии и КЮША развяжет нам руки.
  
  - СССР объявит им войну?
  
  - Нет. Но поможет организоваться интернационалистам-добровольцам 14-ой ударной армии в Канаде. Этого хватит. Готовьтесь принимать подкрепления, господин Президент. Сорок батальонных групп специального назначения прикроют Техас с севера, а ещё двадцать усилят наступление Карибской Федеративной Республики на Мексику с юга. Поэтому планов не меняем, на Мексиканский фронт ваших сил хватит.
  
  - На Мексику хватит. - подтвердил Президент Техаса, - Но КЮША ядерная держава.
  
  - Техас и Калифорния тоже ядерные державы. Поэтому, будем надеяться, что до этого не дойдёт.
  
  - А если дойдёт?
  
  - Значит, судьба такая... - театрально воздев ладони, пожал плечами Эйтингон, - Ядерное оружие изобрели вы, американцы, что вы хотите от Советского Союза, кроме предостережений по дипломатическим каналам? Чтобы мы бомбили КЮША? Этого точно не будет. Рокуэллы приходят и уходят, а народы остаются. Мы оказываем вам вполне достаточною помощь, чтобы отстоять свою независимость и наказать агрессоров. Воевать вместо вас мы не будем. Если боитесь воевать сами - просто капитулируйте.
  
  - Мы не трусы, мистер Эйтингон, но получить ядерные удары по Далласу, Хьюстону и Сан-Антонио действительно боимся.
  
  - Южане тоже боятся ударов по своим городам, господин Президент. Кроме того, в отличие от вас, у них нет союзников. Мир с Севером, для них прочным не будет. Наши аналитики прогнозируют свержение диктатуры Макартура, максимум через месяц, после отмены военного положения. Будьте уверены, что и его аналитики прогнозируют то же самое. Макартур просто пытается получить золото форт Нокса. Оно ему сейчас очень нужно. Диктатор задолжал своим легионам.
  
  - Рокуэлл точно не дурнее Макартура, и аналитики у него тоже есть.
  
  - Согласен. Передачу золота Рокуэлл затянет, но тем самым он даст Макартуру возможность сплотить силы в борьбе против политического мошенника. Он обязательно ударит в спину, когда КЮША ввяжутся в войну с Техасом. Восемьдесят пять процентов.
  
  - А Аляска ударит в спину Макартуру. - усмехнулся Эрл Уорнер, - Красиво. Так красиво в Большую Игру не играли даже её создатели - ныне покойные британцы.
  
  - И мы не собираемся в это играть. Не так уж это и красиво. - усмехнулся в ответ Наум Исаакович, - Аляска не вступит в эту войну. Она будет мирно собирать Штаты Северо-Востока США. Сэр Гриннинг убеждённый пацифист.
  
  - Отдавший приказ армии Риджуэя оккупировать Англию и Уэльс, а Тихоокеанскому флоту Гавайи и Панамский канал.
  
  - Перед пацифистами тоже иногда встают обстоятельства непреодолимой силы, - невозмутимо парировал Эйтингон, - Англия породила самых жутких чудовищ этого мира и все земные кары заслужила сполна. Тихоокеанский флот спас Гавайи от вторжения китайцев, а зону Канала от мексиканцев.
  
  - И Карибскую флотилию от кубинцев, - улыбнулся Аллан Шиверс.
  
  - Напрасно иронизируете, господин Президент. Если не от кубинцев, то от КЮША точно.
  
  - Лучше бы не спасали... - задумчиво произнёс Эрл Уорнер, - Тогда бы Куба воевала с нами против Южан.
  
  - Куба с нами. - заверил Президент Карибской Федеративной Республики, Герой Советского Союза, Рамон Меркадер, - И Карибская флотилия с нами. Дураки сами лезут в расставленные для них капканы, нам остаётся только снять с них шкуры. Такой вот у меня взгляд сверху, коллеги. Техас, конечно, подвергается максимальному воздействию, но он ведь и трофеев получит больше всех. Восточную Мексику, до широты Леона и все южные штаты, которые не успеют присягнуть Аляске. А ядерные бомбы... До сих пор они никому не помогли победить. Даже США против Японии. Япония сдалась только после капитуляции Маньчжурской армии маршалу Василевскому, у которого таких бомб тогда не было. Но мистера президента Шиверса я понимаю, Рокуэлл маньяк и истерик, отдать такой приказ он способен. Но ведь СССР уже показал, что даже такие удары можно отражать. Битва за Рюген - всем нам пример. Мы должны сосредоточить все силы союзных ПВО в прикрытии Далласа.
  
  - Столько, сколько русские, мы всё равно не соберём. - возразил Президент Калифорнии.
  
  - Не соберём. - согласился Меркадер, - Но столько нам и не нужно. Очень сильно сомневаюсь, что Рокуэлл бросит все свои ВВС в одну самоубийственную атаку, как Черчилль. А ещё у нас есть козырь, которого не было у Советского Союза. Лучшее ПВО - это твои войска на аэродромах противника. Если вам придадут двадцать батальонных групп армии маршала Олешева, останется только оказать им транспортные услуги. Рокуэлл не ударит Бомбой в первый же день. Он, конечно, сумасшедший, но точно не настолько. Ему нужен Техас, а не его радиоактивные руины. У нас будет от трёх дней, до недели, чтобы уничтожить радарные установки, самолёты и разрушить всю их аэродромную инфраструктуру. Это вполне реально. Предлагаю организовать единое командование союзных войск. Штаб пусть будет здесь, в Далласе. Главнокомандующим - знакомый вам, Команданте Камилло Сьенфуэгос.
  
  - Интересное предложение. - удивился Аллан Шиверс, - Я думал, вы будете использовать Социнтерн против Бразилии.
  
  - Именно так и будет. - подтвердил Эйтингон, - Команданте Сьенфуэгос прибудет со своим штабом и одним батальоном связи.
  
  - Сорок первый батальон... Что ж, раз вы готовы отдать под его команду своих добровольцев, наши военные тоже примут это назначение. Только желательно начать организовывать общий штаб как можно скорее, и при этом не спугнуть мексиканцев.
  
  - Не спугнём. - заверил генерал-полковник Эйтингон, - Командующий Объединёнными Силами и его штаб прилетят в Даллас завтра из Гаваны. План этой войны они готовят уже полгода, вам нужно только обеспечить скрытый приём и размещение добровольцев.
  
  - Обеспечим. - заверил Президент Техаса, - Но вы ещё не сказали нам, на что претендует Советский Союз, мистер Эйтингон.
  
  - На дружеские отношения, господа. Территории нам не нужны, но на вашу поддержку в поднятом вопросе о всеобщем ядерном разоружении, мы рассчитываем твёрдо. А дальше - жизнь покажет. Не предавайте, учитывайте наше мнение, будете для нас как Республика Аляска. Добровольцев 17-й Ударной наградите сами, по итогам. На этом всё, господа. До войны осталось два месяца, нам всем следует поторопиться.
  
  
  
  Двадцать девятое мая 1954 года. Стад Олимпик де ля Понтез, Лозанна, Швейцария.
  
  
  Президент Профессиональной Футбольной Лиги Советского Союза, маршал Государственной Безопасности, Лаврентий Павлович Берия, наслаждался футболом и жизнью в целом. Товарищеский матч сборных СССР и Швеции подходил к концу, до финального свистка оставались считанные секунды, а на электрическом табло стадиона в Лозанне горели цифры 6 и 2. Конечно, Швеция не считалась фаворитом Чемпионата мира, но не была она и аутсайдером, крепкий середняк, но и игра, особенно в первом тайме, пока Бобров не заменил Стрельца и Танго, шла практически в одни ворота. Словом, футбол вызывал у товарища Берия эстетическое наслаждение, а жизнь... Жизнь тем более.
  
  После Победы над Британской империей и Антантой, с Лаврентия Павловича сняли партийное взыскание, а за работу в Спецкомитете* представили к Золотой Звезде Героя Социалистического труда и даже предложили вернуться в 'Большую политику', но Берия отказался. Однажды эта 'Большая политика' его уже чуть не угробила. После исключения из Президиума ЦК, ему казалось, что жизнь кончена и осталось только нажать на курок, но сначала он терпел ради жены и сына, а потом втянулся в работу, всё-таки Челябинск-40** был городом, который основал и построил он. Город, который останется после него, постепенно затянул опального маршала своими проблемами. Мелкими, городскими, но близкими, будто семейными. А потом в отставку подал Сталин, и пошли новости о Победах: Суэцкий канал, Западная Германия, Спутник в космосе, Италия, Франция, Британский остров, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз, не считая всякой мелочи. Эта война была разыграна как по нотам, тем оркестром, который в Президиуме ЦК собрал Сталин. Молодыми и сильными. Молодыми не в смысле возраста, Лаврентию Павловичу и самому только исполнилось пятьдесят пять, они были молодыми в политике, их не ограничивали личные связи и идеологические догмы, они ничем не брезговали ради Победы, даже союзом с сионистами. Впрочем, сионистов они тоже походя победили, правящая в Израиле партия теперь коммунистическая, и пришла она к власти легальным путём. Невероятно, но факт. И всё это было проделано очень красиво. Безупречно красиво. В таком Президиуме он чувствовал бы себя ретроградом и объектом для шуток. Политическая эпоха сменилась, теперь его максимум - это Челябинск и область. И футбол. На удивление интересная оказывается игра. А вот и финальный свисток.
  
  *за водородную бомбу
  **современный Озёрск
  
  - Ну что, Василий Иванович. - обратился Берия к сидящему рядом Чуйкову, - Игра вполне чемпионская. Пойдём поздравим?
  
  Трижды Герой Советского Союза, Кавалер Ордена Победы, Главный Военный Комендант Германии, Франции, Австрии и Италии, маршал Василий Иванович Чуйков, по-прежнему управлявший ещё и Швейцарскими железными дорогами, отрицательно качнул головой.
  
  - Это всего лишь Швеция. Да и игра тренировочная. Ты сходи, Лаврентий Павлович, ты им сейчас вместо мамки, а я делами займусь. Не ради футбола ведь приехал. Футбол скоро закончится, а эта нелепая горная страна останется.
  
  - Да и пусть остаётся. Ленинские места. Часть нашей истории, как не крути.
  
  - В этом ты прав, места Ленинские. Только в этих Ленинских местах, спрятали своё золото нацисты. И очень вероятно, что они до сих им пользуются. А это уже пособничество, сам понимаешь.
  
  - Ничего не понимаю. Ты ничего не говорил, а я ничего не слышал. Я здесь нахожусь в качестве Президента Профессиональной Футбольной Лиги и ответственного за группу наших болельщиков. Группу, хмм... Десять тысяч человек. Целая дивизия. Если они решат разобраться с судьёй, или вовсе, разобрать стадион от обиды, я буду виноватым. Одна у меня надежда, что выиграем мы этот чёртов Чемпионат и всё обойдётся.
  
  - Штаб тебе нужен, Лаврентий Павлович. Дивизией без штаба командовать невозможно. Затребуй себе в начальники штаба полковника Сталина. Они там в ВКС хоть и особенные, но Советские же люди, отпуска и им полагаются.
  
  - Бешеный он. Не только стадион, целый город разрушит, если обидится.
  
  - Давно ты его не видел. Он у меня командующим ПВО был и ответственным за подготовку 'Удара Возмездия' на Рюгене. Что всё было исполнено идеально, ты и сам знаешь. Нет больше бешеного генерала Васи, есть трижды Герой Советского Союза, полковник ВКС, Василий Иосифович Сталин, очень ответственный командир. Я рекомендую - решать тебе. Давай, Лаврентий Павлович, бывай здоров, пора мне.
  
  - Удачи тебе, Василий Иванович. За совет я тебе должен. Пойду, ребят поздравлю.
  
  
  
  Просьба Лаврентия Павловича, которую он отправил телеграммой лично Рокоссовскому, Командующему ВКС СССР, генерал-лейтенанту, Ивану Никитовичу Кожедубу, поступила уже в виде приказа - командировать полковника Сталина в Швейцарию, в распоряжение маршала Берия с восьмого июня по пятое июля 1954 года. Приказ Кожедуб выполнил, только вместо одного Василия Иосифовича, командировал весь отряд подготовки космонавтов, рассудив, что здоровый климат в таком коллективе намного ценнее месяца подготовки.
  
  Штаб Командующего ВКС, единственного из всех родов войск Советского Союза, размещался не в Москве, а в Севастополе. Город-Герой после войны утратил свой военный флот. Нет, флот не погиб в битвах и не был затоплен, как после Крымской войны, он даже усилился за счёт трофеев, но в Чёрном море ему больше было делать нечего. Черноморско-Средиземноморский флот Советского Союза теперь базировался на Мальте, а в Севастополе осталось только училище, несколько учебных кораблей и футбольная команда ЦСК 'ВМФ'.
  
  Разумеется, плановая Советская экономика не позволила простаивать такой ценной инфраструктуре, как Севастопольский военный порт, оставив для нужд ВМФ только Северную бухту, все остальные причалы перепрофилировали на нужды флота торгового. Правда, специфического. Севастополь торговал оружием, спрос на которое постоянно рос. Рубль стал средством международных расчётов, за рубли торговали между собой Техас и Калифорния, Израиль и АНР, Корея и Китай, и большую часть прибыли они тратили на вооружение. Надёжное, дешёвое и уже проверенное войной. Что уж говорить про остальных, если даже микроскопический Уругвай купил себе только истребителей МиГ-15 сто машин. А что делать? Больше никто в мире реактивных истребителей не производит. 'Дуглас-Локхид Эйркрафт' и 'Боинг Компани' перешли на производство гражданских и транспортных реактивных самолётов, 'Макдонелл Эйркрафт Корпорейшн' разрабатывала Ф-4 Фантом, но интереса к нему не проявляли даже ВВС КЮША - ненадёжно, ничего выдающегося и слишком дорого. Про Англию и Францию всё и так понятно, теперь они де-факто колонии Аляски и СССР. Производство там, конечно, не сгинуло, на что-то его перепрофилируют, но уже точно, что не на производство военной техники. Теперь это монополия Российской Советской Социалистической Республики.
  
  Однако Севастополь был не только Городом Героем, но и Городом Военно-Морской Славы России, СССР и РССР, поэтому Качинское училище теперь готовило лётчиков морской авиации, для боевых групп первых советских авианосцев-атомоходов, а при нём разместили и отряд подготовки космонавтов. Неподалёку от Севастополя строили Центр Управления Космическими Полётами (ЦУКП), и штаб Командования ВКС. Штаб, пока, был в десять раз многочисленнее вверенного ему войска, это вызывало много улыбок в адрес генерал-лейтенанта Кожедуба, но тому было на это наплевать. Один разговор с полковником Сталиным, переменил всю его жизнь. Добровольно разжалованный из генерал-полковников в полковники, только для того чтобы попасть в отряд подготовки космонавтов, кумир молодёжи, причём, не только Советской, рассказал ему свою мечту - посмотреть на Землю с Луны. Причём рассказал с таким чувством, с такой Верой, что заразил ей и самого Ивана Никитовича. Луна не только прекратит все войны на Земле, ибо обеспечит 'господство в воздухе' раз и навсегда, с Луны контролируется каждая точка на планете, а запуски с неё в десятки раз дешевле. При том, она сама летает, топлива не требует, места под космодромы и базы там много. Хватит и для верфи, которая будет собирать космолёт для Марсианской экспедиции... Но сначала нужно застолбить за собой орбиту, собрать там постоянно обитаемую космическую станцию, на которой уже, в свою очередь, уже будут собирать Лунолёт. А до этого нужно дрючить, дрючить и ещё раз дрючить личный состав, чтобы даже в космосе гаечные ключи никто не путал и в то же время был в любой момент готов отразить вторжение каких-нибудь инопланетян.
  
  Ладно, враждебных инопланетян пока не видать, и командующий ВКС решил откомандировать весь личный состав в распоряжение маршала Берия. Направь он Василия одного, наверняка возникли бы проблемы. Вася сейчас реальный камикадзе. За своих он пойдёт на таран без раздумий. Лучше уж самому отправить их всех. В командировку. На месяц психологической разгрузки.
  
  
  
  Седьмого июня 1954 года, первый поезд с Советскими болельщиками прибыл на вокзал в Лозанне. Русские в Швейцарии диковиной уже не были, Швейцарские Железные Дороги до сих пор управлялись Главной Военной Комендатурой маршала Чуйкова, через Швейцарию шла ротация личного состава Советских Оккупационных Войск в Италии и южной Франции, русское посольство было самым многочисленным, а, включённые в русскую плановую экономику, предприятия - самыми процветающими и стабильными. Таких было немного, в основном, в отрасли точного машиностроения, но они были.
  
  Русские были странными. Тот же маршал Чуйков, контролирующий сейчас больше территорий в Европе, чем Карл Великий, жил в маленьком двухэтажном доме в пригороде Страсбурга и собственноручно стриг на участке траву, убирал листья, или расчищал дорожки от снега и совершенно не интересовался деньгами. Русские жили так, будто эта жизнь у них не единственная, но при этом не верили ни в ад, ни в рай. Они верили в коммунизм, но что это такое - никто из них объяснить не мог. Даже Сам Сталин-старший не мог. Более того, он неоднократно подчёркивал, что сейчас, или в обозримом будущем, коммунизм построить невозможно. Коммунизм - это не экономические отношения и не социальный уклад, это образ жизни людей будущего. Следующий этап эволюции человечества, но когда он начнётся - пока никому не известно. Никому не известно - когда начнётся, никому не известно - что это будет, но русские это упорно строят, даже в Швейцарии.
  
  Если сборная СССР выиграет группу (а в этом никто не сомневался), то все свои матчи до финала, они проведут именно в Лозанне. Об этом стало известно в начале апреля, тогда же было принято решение об отправке десяти тысяч болельщиков. Владельцы отелей в Лозанне уже потирали руки в предвкушении небывалых прибылей, но радовались они напрасно. Калифорнийская компания 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинг' выкупила неподалёку от города, в местечке Моржес, четыре прилегающие друг к другу фермы, где и устроила лагерь-коммуну для русских болельщиков. Земли сельскохозяйственного назначения застраивать было запрещено законодательством, но русским этого и не требовалось, их вполне устраивали палатки и армейские полевые кухни. В домах бауэров разместились узлы связи, в подсобных помещениях то, что они называли банями и бытовками. Вместо ватерклозетов откопали выгребные ямы, сверху тоже поставили палатки, а рядом рукомойники. Ямы копать законом не запрещалось.
  
  Также решили и проблему транспорта, наняв на месяц четыреста школьных автобусов (очень недорого, каникулы ведь), которые каждые пять минут отправлялись из коммуны в Лозанну и Женеву. Для суровых русских мужчин, ведь почти все они прошли войну, а многие целых две, это был сервис уровня пяти звёзд, тем более что от коммуны до пляжа на Женевском озере было всего двадцать минут ходьбы. Слишком холодная вода в начале июня? Слишком холодная вода застывает льдом, а раз жидкая - значит тёплая.
  
  Вот в этот лагерь и прибыли первые коммунары-болельщики, в числе которых был и Василий Сталин, со своим отрядом, а их прибытие - первым репортажем 'Эй Эн Би Си' с Чемпионата мира по футболу 1954 года. До матча открытия: Швейцария - Япония, оставалось ещё два дня.
  
  К Лаврентию Павловичу, после прочитанного послания от медиума, Василий Иосифович испытывал вполне естественное чувство неприязни, но это было его личное отношение, а в Швейцарию он прибыл в командировку по службе - как раз в распоряжение маршала ГБ Берия.
  
  - Здравия желаю, товарищ маршал Государственной безопасности.
  
  - Здравия желаю, товарищ полковник Военно-Космических Сил. Уже разместились?
  
  - Так точно, товарищ маршал, разместились с максимальным комфортом. Организация быта выше всяких похвал. Настоящий курорт, даже освещение в палатках электрическое.
  
  - В этом моих заслуг нет, сам прибыл на всё готовое. Назначаю вас комендантом лагеря и командиром группы поддержки сборной СССР, товарищ полковник. Космонавты будут вашим штабом.
  
  - Зачем здесь нужен командир? - удивился Сталин-младший, - Люди отдыхать приехали, футболом наслаждаться. Да и по какому уставу мне ими командовать? В группе ведь половина - гражданские.
  
  - В том-то и дело, Василий Иосифович. - тяжело вздохнул Берия, - Командовать вам придётся не по уставу, а по праву самого авторитетного болельщика. Неспокойно мне. Десять тысяч здоровых мужиков, если обидятся, могут разнести не только стадион, но и целый город.
  
  - Да с чего вдруг-то, Лаврентий Павлович? Советские же люди. На Динамо по семьдесят пять тысяч собирается и ничего.
  
  - Потому и ничего, что собираются только Советские и на Советском стадионе. А здесь раздражителей хватает. Все знают, что эта поганая Швейцария с Гитлером торговала, пока мы кровью умывались. И все это помнят. Представьте, что нашу сборную засудят, и мы им проиграем - в полуфинале, или финале. Предвзятое судейство, несколько провокаций, и Советские люди обязательно решат восстановить справедливость. Скажете, что это невозможно?
  
  - Возможно, всё возможно, но это очень маловероятно.
  
  - Как бы мало это вероятно не было, не предусмотреть такой вариант развития событий мы с вами не имеем права. Вот у меня какая идея возникла: нам нужно учредить клуб болельщиков сборной СССР. До вечера десятого, в лагере соберутся все, а одиннадцатого, с утра, собрание и проведём. Примем устав, выберем руководство, словом, упорядочим всё, что возможно в наших условиях.
  
  - А мы в праве учреждать такой клуб? Всё-таки это сборная СССР, а не 'Урал', или 'ВВС-ВДВ'. Достояние всей страны...
  
  - Законом такое не запрещено, а значит мы в праве. На всякий случай, запросим благословение Федерации футбола, три дня у нас на это в запасе есть. Я займусь подготовкой учредительных документов и согласованиями, а вы начинайте работать с личным составом, товарищ Сталин.
  
  
  Учредительное собрание клуба болельщиков сборной СССР транслировалось 'Эй Эн Би Си' в прямом эфире и смотрело его больше телезрителей, чем первые две игры Чемпионата*. Несмотря на то, что Советской сборной вечером предстояло сыграть первый матч против Арабской Народной Республики, собрание посетили главный тренер - Всеволод Михайлович Бобров и капитан команды - Альфредо Ди Стефано, а репортаж вёл любимый всей страной комментатор Вадим Синявский.
  
  *группа А: 9.06.54 Швейцария - Япония 8:1 и 10.06.54 Израиль - Польша 4:3
  
  Разумеется, никакого принуждения к вступлению в клуб не было. 'Коммуна' (а именно так в обиходе называли эту организацию) - дело добровольное. Не хочешь вступать, не вступай. Езжай в Лозанну, селись там в гостиницу и ходи на матчи в качестве обычного туриста. А можешь не в Лозанну, а в Берн, или Цюрих, чтобы болеть за Бразилию, или Уругвай - не неволили никого. В средствах Советские болельщики тоже стеснены не были. Хоть государство ещё не погасило все облигации займов, их охотно скупали банки - от Советского Сберегательного, до швейцарского 'Кредит Суис'. Так случилось, что эти бумаги вдруг стали для банков самыми привлекательными инвестициями, а облигаций, за годы лихолетья, на руках у советских граждан накопилось довольно много. Не на миллионы у каждого, конечно, но вполне достаточно, чтобы ни от кого в этой Швейцарии не зависеть финансово. Однако 'Коммуну' не покинул никто. Как сказал в своём репортаже Вадим Синявский - дезертиров среди наших не нашлось.
  
  Василия Сталина избрали председателем правления 'Коммуны' единогласно, другого варианта и представить было невозможно.
  После рапорта о добровольном разжаловании, ради получения места в отряде подготовки космонавтов, фотокопию которого опубликовали в Правде, популярность Сталина-младшего взлетела в космос, раньше него самого. Поступок оценили все и понеслось. Вторым рапорт на разжалование в майоры, пришёл от генерал-майора, Героя Советского Союза, начальника штаба ВВС ГСОВГИФ*, Александра Александровича Щетинина. Он, конечно, Василию давний друг, ещё сокурсник по учёбе по Каче, но добровольно уйти с генерал-полковничьей должности, оккупационного генеральского оклада и карьерных перспектив, простираемых аж до Командующего ВВС... И куда уйти, майором в казарму? Добровольно? Ненормальный. Ещё один ненормальный. Бывает такое. Майора Щетинина в отряд тоже зачислили. А дальше... Дальше ненормальных нашлось ещё больше двух тысяч. После отсева самой строгой медкомиссией, осталось четыреста. Отсеяли всех, кроме Героев Советского Союза, осталось тридцать четыре. От полковника до майора, все с рапортами на разжалование. Лучше ничего не смогли придумать, кроме как тянуть жребий.
  
  *Группа Советских Оккупационных Войск в Германии, Италии и Франции
  
  Естественно, что тот самый Сталин, с тем самым отрядом сразу стали непререкаемыми авторитетами в 'Коммуне'. А вечером, после победы сборной СССР над Арабской Народной Республикой, со счётом девять - ноль, 'Коммуну' Сталина начали называть двенадцатым игроком сборной. Иногда ещё 'Коммуну' называли 'Орденом Сталина'. Только под Орденом подразумевалась не награда, а принятие на себя обязательств. Как в любом из классических Средневековых орденов. Ну а где Орден, там и Магистр - в обиход это вошло сразу. Немного мракобесно, но главное суть - Магистру Сталину и его Рыцарям Штаба беспрекословно подчинялись все без исключения, чего и требовалось добиться.
  
  
  
  Тем временем, Великая Страна жила не только футболом. Институт 'Марксизма-Ленинизма' упразднили после того, как Высший Партийный Контроль, под руководством Павла Анатольевича Судоплатова, вычистил из него восемьдесят два процента сотрудников. 'Члены партии', карьеристы и приспособленцы лезли в святая-святых - в Теорию коммунизма. Потом по ним катком проехался Госконтроль Абакумова, и выяснилось, что расформировывать-то уже практически некого. Сажать никого не стали, все проходимцы попали под амнистию по случаю Победы над Британией и Антантой, но цензура Советской прессы почему-то закончилась. Закончилась вместе с этим лживым Институтом, выходцами из которого комплектовался Отдел цензуры ЦК КПСС. Естественно, он тоже оказался полон 'Членами' - приспособленцами-карьеристами, ни к чему непригодными потребителями льгот. Вместе с Институтом Марксизма-Ленинизма и Отделом цензуры, упразднили и всю систему спецраспределения. Чтоб два раза не вставать, как говорится.
  
  Свобода слова в СССР ничего особенного не принесла. Бывших классовых врагов (а в захваченной нами Европе их проживало немало) амнистировали и даже разрешили им высказываться в прессе. В своей прессе, малотиражной, маргинальной, бело-иммигрантской, но разрешили. Разумеется, в рамках закона - призывать к противоправным действиям запрещается, а исторические оценки можете делать.
  Что нового могла сказать советским людям эта группа неудачников из прошлой эпохи, проигравшая с позором две войны? Сказать тем, кто, в свою очередь, в двух своих мировых войнах блистательно победил? Нечего им было сказать, только оправдываться и оставалось. Оправдывать себя, перекладывая вину на вышестоящих. Пусть говорят.
  
  Ошибки Советская Власть, конечно, допускала, этого никто отрицать не собирался. Имелись и невинно пострадавшие, несправедливо осуждённые, которых нужно не амнистировать, а реабилитировать с выплатой компенсаций, но это будет уже второй шаг. Суды готовы к приёму кассаций, уголовных дел становится всё меньше, а времени у судей всё больше, постепенно разберутся и со всеми политическими делами. И компенсации будут выплачены, средства на эти выплаты уже предусмотрены.
  Ошибки были, а злого умысла нет, так что скрывать нам нечего.
  
  
  
  Шестнадцатого июня 1954 года, на даче Сталина-старшего в Кунцево, посмотреть матч Чемпионата мира по футболу, СССР - Республика Аляска, собрались посвящённые: сам хозяин и Андрей Януарьевич Вышинский, пенсионеры Союзного значения; Председатель ГКТО, Константин Константинович Рокоссовский и заместитель Председателя ГКТО, министр Государственной Безопасности, Павел Анатольевич Судоплатов. Жрецы и фараоны, если уж совсем утрировать.
  
  Организованная 'Эй Эн Би Си' трансляция была настоящим шоу. Мало того, что картинка была чёткая и цветная, на стадионе в Лозанне работало шестнадцать камер, включавшихся в эфир по воле режиссёра. Общие планы чередовались с крупными, передавая зрителям эмоции, царящие на поле. Камеры были установлены в раздевалках команд и включались в перерыве, правда без звука, одна из камер была установлена даже в секторе болельщиков сборной СССР.
  
  Равной игры не получилось. Хоть Аляска и натурализовала большое количество англичан, на фоне сборной СССР они смотрелись как дилетанты-любители. Проскочить по флангу и сделать навес в штрафную, авось там кто-нибудь замкнёт - вот и вся тактика. Итог (5:1) был закономерен, Советские футболисты давили весь матч, могли забить и больше, но и такой результат нас более чем устраивал, чтобы занять первое место в группе, осталось только не проиграть Мексике с крупным счётом. На экране появились сначала обнимающиеся тренеры - Бобров и Бесков, а потом празднующий победу сектор наших болельщиков, развернувших транспаранты 'За Родину, за Сталина!'
  
  - Мексику с арабами смотреть будем? - спросил Вышинский, подойдя к телевизору.
  
  - Посмотрим. - кивнул Иосиф Виссарионович, - Только звук немного приглуши. Умеют всё-таки капиталисты делать зрелища, поучимся.
  
  В этот момент 'Эй Эн Би Си' включила рекламу: Сталин-старший, в студии звукозаписи, в наушниках и перед микрофоном, смеётся аж до слёз, а на экране, перед ним, развиваются действия какого-то мультфильма про котов. 'С пятого июля в кинотеатрах СССР, полнометражный мультипликационный фильм студии 'Уолт Дисней' - 'Война и мир. Битва за Космос'
  
  - Что это, Иосиф Виссарионович? - заинтересовался Рокоссовский.
  
  - Реклама, Константин Константинович. Реклама мультфильма.
  
  - Это я понял. А что вы там делаете?
  
  - Озвучиваю одного из персонажей. Старого кота Джо.
  
  - А зачем?
  
  - За тем-же, зачем стал Председателем Федерации Футбола СССР. Вношу свой посильный вклад.
  
  - Ну, не знаю. - пожал плечами Председатель ГКТО, - Вам, конечно, виднее. Только не уронит ли это ваш авторитет?
  
  - Дождёмся выхода фильма в прокат - увидим. Если и уронит, то мне такого авторитета не жалко, пусть падает. Говорите уже, зачем пришли. Что не футбол посмотреть, это очевидно.
  
  - И футбол тоже, но вы правы. Давай, Паша, начинай.
  
  Судоплатов о новом фильме Диснея знал, как и то, что одного из персонажей там озвучил товарищ Сталин, поэтому реклама его не удивила. Он и фильм уже успел посмотреть. По долгу службы. Авторитет Иосифа Виссарионовича, он, несомненно, не уронит. Сталин-старший там озвучил самого себя, хоть и в сказочном, мультипликационном образе.
  
  - Из шести миллионов коммунистов, больше пяти оказались нам попутчиками.
  
  - Газеты я читаю, Павел Анатольевич. Трагедии в этом не вижу. Чистку одобряю, в том числе и Института Марксизма-Ленинизма. Это как раз тот случай, про который сам Ленин сказал - лучше меньше, да лучше. В феврале семнадцатого, нас было всего двадцать четыре тысячи, а у вас сейчас почти миллион. При том, что все враги уже повержены, ну, или почти все. Зачем вам больше то? Партия - это инструмент борьбы, если проводить параллели с армией, то отряд Осназа. Разросся он за эти годы, ситуация была тяжёлая, мог пригодится каждый, умеющий стрелять, но война закончилась, война выиграна, началась демобилизация. Вполне естественный процесс.
  
  - Война закончилась. - согласился Рокоссовский, - А мы так и не предложили миру никакой идеологии.
  
  - Это архичепуха, товарищи. - спародировал Сталин грассирование Ленина, - Вы путаете идеологию с религией. Это религию предлагают и даже навязывают, а идеологию лишь демонстрируют. Если идеология привлекательная, она сама найдёт последователей. В феврале семнадцатого, такой возможности у нас не было. Тогда, ради Победы, мы объединялись со всякой межрайонной шушерой, вроде Троцкого. Вы что, правда думаете, что Ленин не видел - кто такой Троцкий? Всё он отлично видел и понимал. Просто выхода у нас тогда другого не было. Мы просто вынуждены были пойти путём замещения религии Христа, религией Маркса и Энгельса. Тогда, между прочим, в стране было восемьдесят процентов неграмотных и искренне верующих. Сейчас у нас все грамотные, а кроме того, уже есть новые инструменты воздействия. - товарищ Сталин кивнул на телевизор, - Религия нам больше не нужна. О, смотри-ка арабы забили.
  
  Из динамиков телевизора, тем временем, вылетали восторженные эпитеты Николая Озерова, комментатора этого матча.
  
  - Вера в построение коммунизма - это религия? - Рокоссовский на экран даже не посмотрел.
  
  - Конечно, Константин. Любая Вера, если она обзавелась священными реликвиями (мощами), текстами и жрецами - это уже религия. У нас всё это было. Это было нужно, а теперь - не нужно. Вы всё делаете правильно. Жрецов вы уже начали разгонять и изводить, священные тексты проверку практикой не прошли, так что осталась у нас теперь только реликвия. Осталось похоронить тело Ленина. Как он и завещал - рядом с матерью.
  
  - Если я правильно помню историю Партии, именно вы настаивали на строительстве Мавзолея, Иосиф Виссарионович.
  
  - Вы правильно помните, Павел Анатольевич. Настаивал именно я. И правильно настаивал, если учитывать обстоятельства. Во-первых, тогда меня обвиняли в отравлении Ленина, во-вторых, время было смутное и появление самозванцев не исключалось, а в-третьих, тогда нам была очень нужна эта религия. Сейчас ситуация иная. Народ у нас теперь грамотный и на слово жрецам не верит. Все уже увидели, что священные тексты 'Пророков коммунизма' реальности не соответствуют. Возьмите ту же Среднюю Азию. Сколько там эксплуататоров не выбивай, постоянно появляются новые, причём уже из рабочих и крестьян. Если классовую борьбу продолжать, то она там закончится только вместе с людьми. Классы, как показала практика - это не замкнутые сообщества. Природа человека такова, что рабочий не прочь занять место капиталиста, а крестьянин - феодала, как только появляется такая возможность.
  
  - То есть, классовая борьба - это бесконечный процесс... - задумчиво произнёс Судоплатов.
  
  - Именно так. И если её не прекратить, то достанется и нам с вами. Ведь именно мы теперь правящий класс. Партия стала коллективным капиталистом и феодалом, мы ведь, если честно - ни фабрики рабочим, ни землю крестьянам так и не передали. Мы заставили их верить в это, а на самом деле сделали Государство монополистом на эксплуатацию. Когда-то это было необходимо для выживания и Страны, и Народа, но этот этап мы уже прошли. Угроза погибели государства миновала, а значит нам пора начинать исполнять обещания. Пока не поздно. Пока наш Народ ещё считает нашу Партию своей лучшей частью, передовым отрядом, который ведёт от Победы к Победе, а значит менять её у Власти нет никакой необходимости. Следующее поколение уже будет в этом сомневаться. Поэтому новую Конституцию нужно принимать как можно скорее.
  
  - Захоронение Ленина вызовет много критики.
  
  - Смотря как это преподнести. Русский цивилизационный код православный. Именно благодаря Православию русские пережили Орду, других скреп тогда просто не было. Потом православные казаки расширили пределы Державы до Тихого океана. И всё это досталось нам в наследство. Не думаю, что победи мы в каком-нибудь Вашингтоне, взяв там телеграф, телефон, банки и мосты, смогли бы добиться таких-же успехов. Мы выжили, благодаря русским, благодаря русскому коду, которому уже тысяча лет. Да, Ленин велик, масштаб его личности переоценить трудно - он основатель СССР, мы его за это безмерно уважаем, поэтому не считаем возможным и дальше делать из его останков музейный экспонат, как из чучела ископаемого мамонта. Обвиним в этом кощунстве Троцкого, возразить он уже всё равно ничего не сможет. А Троцкистов, я надеюсь, здесь сегодня нет.
  
  - Допустим, похороним мы Ленина, а Мавзолей?
  
  - А Мавзолей теперь сам по себе часть нашей истории. Возле него сжигались знамёна побеждённых Германии и Британии. Пусть он станет символическим склепом старого мира. Мира насилия, который мы разрушили до основания. О! Арабы второй забили, молодцы то какие...
  
  - Не получится отдать заводы и землю рабочим и крестьянам. Вернее, отдать то получится, но владеть они ими будут недолго. - задумчиво произнёс Судоплатов, - Всё в итоге достанется самым ушлым.
  
  - Это несомненно. - кивнул в ответ Сталин, - К руководству придут самые ушлые, или самые умные, но эксплуататорами они уже не будут. Руководителями (администраторами) предприятий будут, а эксплуататорами - нет. Это теперь регулируется законами, которые принимаем мы. И контролируем их исполнение тоже мы. В следующей Конституции необходимо закрепить право Партии на высшую Власть - политическую, законодательную и судебную, а кто конкретно управляет колхозом, или фабрикой - уже не важно, лишь бы законы ими не нарушались. Уж это то мы обеспечить сможем. У нас в руках инструмент, который позволяет разорить любого капиталиста - Госплан. Не включит он предприятие в пятилетний план, перестанет поставлять ему сырьё, и всё.
  
  - Сырьё теперь можно и за границей закупать.
  
  - Можно. - кивнул Сталин, - Можно покупать за границей сырьё, если тебе того сырья нужно два вагона в месяц. Только это такая мелочь, которой можно пренебречь. Главное, чтобы они исполняли законы и платили налоги. Пусть их вразумляет рынок.
  
  - Какие законы, Иосиф Виссарионович?
  
  - А какие придумаете, те и будут исполнять. Кодекс законов о труде. Закон об охране природы. Закон о распределении прибыли. Мало ли законов можно придумать, чтобы дикий капитализм стал невыгодным? Сабурова* спросите, он их вам на вскидку десяток перечислит. Не переживайте, товарищи, такой капитализм нам ничем не повредит, наоборот. Решит проблемы в сфере обслуживания, а в производстве он всё равно впишется в Госплан.
  
  *Председатель Госплана
  
  - Или переберётся куда-нибудь на Кавказ.
  
  - Да хоть в Африку. В итоге он всё равно будет торговать за рубли, а значит работать на нашу экономику. Только не будет такого. Массово не будет, разве что единичные случаи. В этом не сомневайтесь. Дураки капиталистами не становятся.
  
  - Это понятно, но какая у нас теперь будет идеология Иосиф Виссарионович?
  
  - Идеология справедливости, Константин Константинович. Справедливости наград и наказаний. Это единственная идеология, которую поддержит абсолютное большинство во всём мире. На этом этапе социального развития, мы, всё равно, большего дать не сможем. А потом будем поддерживать полезные инициативы снизу. Коммуна болельщиков сборной СССР в Швейцарии, мне представляется именно такой. Коммунизм нужно строить снизу вверх. Даже не с нулевой отметки, а с котлована под фундамент. А мы сразу с крыши начали...
  
  - Коммуну в Швейцарии организовали маршал Берия и полковник Сталин.
  
  - Я это знаю. К чему это ваше возражение, Павел Анатольевич?
  
  - Не снизу она организовалась, Иосиф Виссарионович.
  
  - А снизу, это, по-твоему, откуда, Паша? От застольных компаний алкоголиков? - усмехнулся Сталин, - Избави нас святые Маркс и Ленин от таких коммун. Снизу - значит не инициирована высшей властью. Взял на себя Лаврентий ответственность - молодец. Такую инициативу стоит поддержать. Понятно, что коммуна специфическая, но лучше уж такая, чем та, которая будет призывать к немедленному разрушению семейного уклада, или отмене всякой власти. Если вы помните, то ни семьи, ни власти, в классическом коммунизме не будет. Может и не будет, но лично я рад, что до такого коммунизма не доживу. О, Мексика размочила, сейчас игра повеселее пойдёт, так что хватит отвлекаться.
  
  
  Двадцать первого июня 1954 года, сборная СССР более чем уверенно обыграла Мексику (5:0), а Аляска Арабскую Народную Республику (4:2). Таким образом, в четвертьфинале Аляске достался в соперники Уругвай, досрочно победивший в группе D, а пара для Советской сборной должна была определиться в матче Ирландия - Швеция, которые проиграли Уругваю, но выиграли у Кубы, причём Ирландию устраивала ничья. Группу А, днём ранее, ожидаемо выиграла хозяйка Чемпионата - Швейцария, а вот вторым четвертьфиналистом очень неожиданно стал Израиль, опередивший крепкую команду Польши по дополнительным показателям.
  
  
  
  Тем временем, двадцать первого июня 1954 года, США и КЮША объявили о перемирии на фронте и начале мирных переговоров. Двадцать второго, в США произошёл очередной государственный переворот. Верховного правителя, генерала Макартура, и весь его кабинет арестовали военные, объявившие о создании переходного правительства, во главе с генералом Кларком.
  Отправленный в отставку ещё Никсоном, сразу после убийства Президента Эйзенхауэра, Марк Уэйн Кларк, был в нынешних США единственной, хоть сколько-то значимой, не испачкавшейся политической фигурой, поэтому его пришествию во Власть, в мире никто сильно не удивился. Не удивились и его первому обращению к Нации: перемирие с КЮША будет исполняться, но начало мирных переговоров откладывается на неопределённый срок - до вступления в должность законно выбранного президента и его администрации. Сам Кларк баллотироваться не собирался, только обеспечить проведение выборов.
  
  После бомбардировок Вашингтона и Нью-Йорка пятидесятикилотонными ядерными боеприпасами, столицей США временно стала Филадельфия, штат Пенсильвания, родной город Майкла О Лири. И хотя ирландец вывел из США почти все активы ещё до войны, 'Филадельфия Траст Банк', с которого начинался стремительный взлёт его карьеры, остался в городе и неплохо развился, теперь он входил в тройку крупнейших банков Северо-Восточных штатов Америки, и имел свои отделения в шестидесяти городах, всех, без исключения, новых Американских государств, в том числе и КЮША.
  Двадцать третьего июня 1954 года, Майкл О Лири, впервые после своей отставки с поста министра Торговли в правительстве Дугласа Макартура, прилетел в Филадельфию. За прошедший год, несмотря на обретение столичного статуса, город изрядно обнищал и обветшал. Такого упадка, пожалуй, не было даже во времена Великой Депрессии. Толпы безработных весь день проводили в очередях к пунктам раздачи еды, в то время как городская инфраструктура стремительно разрушалась. Вот она - цена свободы. Русские бы, на оккупированной территории, такого безобразия точно не допустили.
  
  Прямо из аэропорта, Председатель правления 'Филадельфия Инвест-Финанс Холдинга' отправился в бар 'Ирландия', чтобы посмотреть футбол в кругу своих. Эх, знал бы заранее, построил бы один из ретрансляторов в Филадельфии. Принимаемое по телефонному кабелю из Олешев-Сити, изображение было не лучшего качества, к тому-же периодически сбоило помехами. Не удивительно. Хоть 'Эй Эн Би Си' и зарезервировала несколько каналов, проходили они через коммутаторы, которые ветшали вместе со всей остальной инфраструктурой США.
  Европейский футбол Майклу не нравился. Впрочем, ему вообще не нравились игровые виды спорта, однако он уже понимал, что будущее за ними, а фаворитом является именно эта нелепая английская игра, в которой запрещены все силовые приёмы, будто придумана она для женщин. Баскетбол тоже? Но там хоть счёт меняется гораздо быстрее, а в футболе всё вполне могло закончится и 0:0. К счастью, сегодня этого не произошло. Ирландия уверенно обыграла Швецию 5:3 и вышла в четвертьфинал на сборную СССР. Понятно, что полуфинал уже не светит, но победу всё равно отметили весело, а к концу праздника в бар прибыл федеральный курьер. Президент Кларк приглашал мистера О Лири на ужин, двадцать четвёртого июня, то есть завтра вечером.
  
  Марк Уэйн Кларк, четырёхзвёздный генерал* армии США, выглядел утомлённым, даже измождённым, как будто он только что вышел из боя. Впрочем, почему как будто? Последние три дня он вёл непрерывный бой. Пусть не военный, а бюрократический, но для Кларка это было ещё труднее. Всем нужны были деньги, которых не было и взяться им было неоткуда. Доллар США** обесценивался даже по отношению к доллару КЮША, производство в основном стояло, а инфляция приближалась к ста процентам в год, поэтому провести эмиссию не представлялось возможным. Эти возможности Макартур исчерпал до самого дна, и даже дно углубил. Невозможно было и получить кредит. Русские денег больше не давали, вполне обоснованно опасаясь за платёжеспособность заёмщика. Аляска, вернее, теперь уже Республика Аляска, чтоб ей провалиться, плясала под дудку русских, а остальные и сами были не прочь перекредитоваться. У всех, кроме Аляски, росла инфляция, но у всех, благодаря этому начинала расти экономика. У всех, кроме США. Почему? Потому что только с США русские отказались торговать, из-за этого дурака Макартура. Он единственный, кто наотрез отказался от ядерного разоружения и единственный, кто не принял существующего положения. Доктрина Макартура предусматривала только один путь - объединение страны под его властью. Объединение любым способом, любой ценой, любым методом. В том числе и ядерными бомбардировками несогласных. Буйный шизофреник...
  
  *по-нашему генерал-полковник
  **в настоящий момент один из шести долларов, каждая Республика теперь имела своё казначейство и монетный двор
  
  В общем, не удивительно, что Президент Кларк был измотан, и тем более не удивительно, что, едва узнав о прибытии в Филадельфию 'Счастливчика О Лири', он пожелал с ним встретиться.
  
  - Здравствуйте, Сэр. Неважно выглядите. - никакого пиетета перед властью (кроме Сталина-старшего), ирландец уже давно не испытывал, к тому же у него начиналось похмелье.
  
  - Приветствую вас на Родине, мистер О Лири.
  
  - Спасибо, Сэр. Прямо скажем, Родина тоже выглядит неважно. Ямы на улицах, будто в Филадельфии прошли городские танковые бои.
  
  - Полно вам. Это вы входили в администрацию Макартура, а не я.
  
  - Я вышел в отставку ещё в Вашингтоне, Сэр. И к этому безумию не имею никакого отношения.
  
  - Я тем более. Скажите, мистер О Лири, почему вы вывели все активы из США?
  
  - Не все, Сэр. Вывел часть. Этот идиот Гувер считал меня русским шпионом, и я вполне обоснованно опасался конфискации, учитывая, что Макартур ещё больший идиот.
  
  - А вы разве не русский шпион? - усмехнулся Кларк.
  
  Майкл О Лири был одной из самых обсуждаемых публичных персон, при этом ни он сам, ни русские никогда не отрицали сотрудничества.
  
  - Не смешно, Сэр. Вы ведь не обыватель и отлично всё понимаете. Иногда я провожу сделки в интересах русских, это общеизвестная информация, так что меня можно называть их брокером. Идиот-параноик Гувер не видел разницы, и я очень рад, что вы посадили его в клетку. Очень надеюсь, что суд пересадит этого опасного психа оттуда сразу на электрический стул.
  
  - Что ж, мистер русский брокер, прошу вас составить мне компанию за ужином.
  
  С трудом проглотив паршивый президентский гамбургер, Майкл О Лири попросил пива.
  
  - Благодарю вас, Сэр. Роскошный ужин. Итак, вам нужны деньги?
  
  - Вы поняли это по вкусу гамбургера?
  
  - Нет, Сэр. Даже если бы вы угостили меня армейским сухим пайком, понял я это всё равно раньше, у вас в глазах всё написано.
  
  - Вы правы, мысль про сухой паёк меня посещала. Итак, что вы можете сделать для своей Родины, мистер О Лири.
  
  - У меня хорошие скидки на русское оружие. Могу организовать кредит и инструкторов.
  
  - Русским выгодно, чтобы мы воевали?
  
  - Не знаю, к таким тайнам я не допущен. Такие тайны у них не продаются, ни за какие деньги. Это мои собственные умозаключения.
  
  - Вот как. - искренне заинтересовался Кларк, - И на чём же они основаны?
  
  - Мои скидки не действуют в КЮША и Латинской Америке.
  
  - Включая Мексику?
  
  - Её в первую очередь.
  
  - Интересно... Но у нас есть сведения о закупке КЮША двухсот истребителей МиГ-15.
  
  - Я не монополист, Сэр. В русском Севастополе каждый может купить всё, что понравится. Но у меня получится почти на треть дешевле.
  
  - Кредит только на вооружение? Нам этого мало. Армии нужно платить, Флоту нужно платить, даже в трудовых армиях нужно будет что-то платить. Нам нужны кредиты под промышленные заказы.
  
  - Это невозможно, Сэр. Госплан Советов ещё не на сто процентов задействовал Европейский промышленный потенциал, хотя это уже их собственное имущество. Сырьевые ресурсы им тоже не интересны, мы ничего не сможем предложить дешевле, чем они имеют сейчас. А я, хоть и не бедный человек, кредитовать целую страну не смогу. Даже пытаться не буду. Прошу простить.
  
  - У нас лучшие судостроительные технологии. Советам сейчас нужен большой флот.
  
  - Увы, Сэр. Но военные корабли они теперь строят только сами, а в цене торговых судов мы не сможем конкурировать с верфями бывшей Британии. Там сейчас работают за обед и десять рублей в смену. Вся Западная Европа теперь одна большая трудовая армия, причём, уже организованная и включённая в Госплан, у них не бывает простоев из-за проблем логистики, или сбыта. Конкурировать с этим - безумие. Можете попробовать, но без меня.
  
  - Дайте же мне совет, чёрт вас побери!
  
  - Взаимно, Сэр! Я советую вам первым делом отказаться от доктрины Макартура. Запад, Калифорнию и Техас вам уже не вернуть, признайте же это наконец, как Макартур признал Аляску. Ведь именно из-за доктрины Макартура вы оказались в торговой блокаде. А ведь у соседей самые выгодные рынки сбыта для ваших товаров. Под заключенные контракты, с кредитами я вам помогу.
  
  - Конец мечте о единой Америке?
  
  - Мечте не конец, Сэр, конец дебильной доктрине Макартура. Вы ведь хотите передать Власть гражданским, законно избранному Президенту, а кого вы планируете на этот пост?
  
  - Никого не планирую. Выбор сделает народ.
  
  - Народ..., - скривился О Лири, - народ скорее всего выберет самого наглого лгуна-популиста, а то и нациста, вроде Рокуэла. Если вы желаете своей стране добра, то народу должны предложить выбор из двух порядочных кандидатов.
  
  - Интересно вы рассуждаете.
  
  - Я рассуждаю трезво, Сэр. Политическая система уничтожена Макартуром, Гувером и братцвми Даллесами; Вашингтон и Нью-Йорк - радиоактивные руины; Штатов в стране осталось меньше, чем в ту Гражданскую, да и те мечтают разбежаться; приличные люди от бремени власти уклоняются. Кого выберут ваши озлобленные граждане?
  
  - Да уж... Приличным человеком вы меня обозвали?
  
  - И себя тоже. Я совсем нескромный, а к тому-же трезвый и поэтому злой. Ваш чёртов гамбургер просто необходимо притопить в хорошем глотке виски. Не верю, что у вас нет заначки, Сэр.
  
  Марк Уэйн Кларк достал из ящика стола бутылку.
  
  - Кукурузный.
  
  - Очень патриотично, Сэр. То, что надо! У русских принято произносить тосты.
  
  - Вы можете организовать мне встречу с руководством СССР?
  
  - Это не тост, а вопрос.
  
  - А я и не русский. И каков ответ?
  
  - Если вы имеете в виду Рокоссовского, то точно нет. То есть, передать-то я могу, а вот гарантировать согласие на встречу - нет. Русским очень не понравилась доктрина Макартура, хоть они об этом и промолчали. Мой уровень общения - это председатели Госплана и Госбанка. Зато я смогу устроить вам встречу с Самим Сталиным-старшим. Я точно знаю, где он будет четвёртого июля. Я приглашён к нему обсудить одну тему, и могу взять вас с собой на эту встречу. В качестве частного лица. Надеюсь, вы не считаете, что дядя Джо вышел в тираж?
  
  - Нет, конечно. Джо и с того света влиять будет сильнее всех живых. Я об этом даже в мемуарах написал...
  
  - Как назвали?
  
  - Кого назвали?
  
  - Мемуары.
  
  - Никак пока не назвал, они же ещё не закончены. Временное название - 'Солдат'*.
  
  *в реальной истории, мемуары с таким названием опубликовал Мэтью Риджуэй, но сейчас он уже Генерал-Губернатор Англии и Уэльса с перспективой...
  
  - Скромно, но со вкусом, Сэр. - оценил Майкл О Лири, - Если хотите литературного успеха - пишите так, чтобы не насмешить русских. У них многие прошли карьеру от солдата, до самого верха. Сам Рокоссовский начинал рядовым ещё в Первую Мировую.
  
  - Я знаю их биографии, мистер О Лири. И я очень хочу четвёртого июля встретиться со Сталиным. По видимости, это произойдёт в Швейцарии.
  
  - В Берне, Сэр.
  
  - Отлично. Не желаете занять место в правительстве, мистер О Лири?
  
  - Я легко мог занять пост Президента Ирландии. Также, мне уже предлагались посты Вице-президента Техаса, Госсекретаря Калифорнии, министра Финансов КЗША. Но я всему этому предпочитаю быть брокером у русских. Это отличный бизнес, Сэр.
  
  - Понятно. Тогда я предлагаю вам пойти ко мне в администрацию моим личным советником, с окладом один доллар в год.
  
  - Зачем?
  
  - Чтобы разделить со мной ответственность за принятые решения. Раз уж мы оба порядочные люди.
  
  - Интересно. Значит, вы уже приняли решение отказаться от доктрины Макартура?
  
  - Разумеется. Ещё до нашей встречи. Доктрину исполнить невозможно, это даже генералы понимают. Собрать Америку воедино теперь можно только в виде радиоактивных территорий. Ваш ответ, мистер О Лири?
  
  - Для меня большая честь, получить такое предложение, Сэр!
  
  - Не обижаетесь за гамбургер?
  
  - Не такой уж он был плохой, Сэр. В детстве показался бы деликатесом.
  
  
  
  Двадцать пятого июня 1954 года, на Чемпионате мира по футболу были сыграны первые четвертьфиналы. В Берне, действующий чемпион мира Уругвай, не без труда обыграл Аляску 4:3, а в Базеле Германия одолела Израиль только в серии послематчевых пенальти 8:7, после ничьей 3:3 в игровое время. Состоявшаяся после матча драка, впоследствии вошла в историю футбола как 'Базельское побоище'*. Началось всё ещё на поле, продолжилось в подтрибунном переходе, а закончилось в раздевалке сборной Германии, куда израильтяне ворвались, вместе с отступающими немцами. В ход пошли сифоны для воды, мебель, снятые бутсы, разнимать пришлось швейцарской полиции, которой тоже досталось, причём с обеих сторон.
  
  *в реальной истории такая драка произошла после четвертьфинала Венгрия - Бразилия, и называется 'Бернское побоище'
  
  И всё это в прямом эфире 'Эй Эн Би Си', акции которой, на фондовой бирже в Олешев-Сити, подскочили к концу торгов на сорок процентов. А капитализация, рекламируемых компаний 'Уолт Дисней' и 'Ирландия Интерконтинентал Эйрлайнс'*, выросла на двадцать три и двадцать один. Все три компании входили в 'Филадельфия Инвест-Финанс Холдинг', акции которого хоть и не торговались на бирже, но стоимость активов, экспертами оценивалась очень внимательно.
  Плюс-минус лапоть, конечно, но к утру американские финансовые аналитики сообщили в газетах, что на драке немцев с евреями, 'Счастливчик О Лири' разбогател на двадцать пять миллионов рублей, и это только начало. Расти теперь будут все активы холдинга.
  В чём секрет О Лири? Он скопировал в своём холдинге Советскую плановую экономику в миниатюре и целиком вписал его в большую плановую систему. И никакой монополии, всего понемногу - от мультфильмов до космоса.
  Да, холдинг О Лири уже в космосе, господа. Фавориты ближайших торгов - 'Дуглас-Локхид Эйркрафт', 'Боинг Компани', 'Уолт Дисней Компани', 'Национальная Баскетбольная Ассоциация' и 'Национальная Хоккейная Лига'. А раз уж 'Счастливчик' теперь советник Переходного президента Кларка, то есть определённая надежда и на всю экономику США.
  
  *Ирландская межконтинентальная авиакомпания
  
  Двадцать шестого, с утра, в бар Ирландия, где в своём бывшем штабе расположился Председатель правления 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга', повалили репортёры и бизнесмены. Майкл О Лири проснулся в десять, с сильно похмельной головой. Вчера он праздновал итоги биржевых торгов, праздновал по-ирландски, без тормозов. Ещё бы! И 'Эй Эн Би Си', и 'Ирландия Интерконтинентал Эйрлайнс', и 'Уолт Дисней Компани' были его личными активами, либо созданными с нуля, либо которыми русские в своё время побрезговали. На самом деле, в компании Майкл О Лири был управляющим директором с пятидесятипроцентной долей, но всё равно младшим партнёром, хоть об этом никто не знал. Холдинг был закрытым акционерным обществом, акции его не торговались на бирже, и далеко не все сделки были публичными. Законодательство Республики Калифорния, а штаб-квартира холдинга располагалась именно там, в Лос-Анжелесе, такое допускало.
  В Калифорнийском отделе 'Филадельфия Траст Банка', на обезличенных счетах хранились миллионы, и число этих миллионов постоянно росло. Банк предлагал всего четверть процента годовых в год, но тем не менее. Русский 'Sberbank California' давал три четверти процента, но не открывал номерных счетов. Деньги вкладчиков распределилось примерно пополам, а учитывая, что 'Филадельфия Траст Банк' принадлежал русским на пятьдесят процентов с решающим голосом, то эти комми контролировали теперь семьдесят пять процентов рынка финансовых услуг во всей Калифорнии. Кроме того, по такой-же схеме, шестьдесят процентов в Западных Штатах, пятьдесят семь в Техасе, пятьдесят три в КЮША и тридцать девять в США (не смотря на все эмбарго).
  
  В Республике Аляска, 'Сбербанк' контролировал девяносто процентов и коммунизм там уже реально наступал. В Аляске уже были приняты законы: о бесплатном образовании, вплоть до магистратуры, и даже предусматривались государственные стипендии студентам и аспирантам, закон о ветеранах Войны с империализмом и о бесплатной медицинской помощи для всех, даже временно безработных. С толстым намёком на постепенное расширение действия закона вообще на всех, даже на не граждан в Трудовой армии.
  И ведь получится у них. Тех граждан Аляски сейчас всего чуть больше двух миллионов, которым только Панамский канал мог обеспечить все блага с бесплатной медициной, а ведь были ещё и Гавайи, да и Англия с Уэльсом, хоть там все самые вкусные куски и забрали себе русские. Англичан сейчас эксплуатировали так, как сами они когда-то негров. Так что что-нибудь наверняка и оттуда поступало. А ведь имелась у них и собственная экономика, те же 'Ай Би Эм', 'Белл Лабораториес' и 'Эй Эн Би Си', принадлежащие 'Филадельфия Инвест-Финанс Холдингу', были далеко не единственными компаниями Аляски, включёнными в русский Госплан. Четверть бюджета Республики поступала из засекреченных источников, помеченных как 'Правительственный доход'. Все догадывались, что это бывший швейцарский точмаш извлекает космические доходы. Буквально космические, на поставках в космос. И ведь со всех правительственных производств кормились подрядчики - сотни мелких предприятий, обеспечивающих работой уже десятки тысяч человек.
  
  Впрочем, эти люди собрались в баре не для разговоров про Аляску, про неё они и так всё знали. Майкл О Лири вышел к публике за пятнадцать минут до начала матча СССР - Ирландия, когда трансляция из Швейцарии уже шла. Студия в Олешев-Сити, где собрались футбольные эксперты, находилась на связи с комментатором на стадионе в Лозанне, обсуждая предстоящий четвертьфинал и, конечно, 'Базельское побоище'. Израильтяне покидали Чемпионат мира громко хлопнув дверью, выбив у немцев двух ключевых игроков - капитана команды Фрица Вальтера, получившего сотрясение мозга, и одного из лучших нападающих, Гельмута Рана, которому сломали ключицу.
  
  - Приветствую вас, джентльмены. Рад видеть, что соккер* быстро набирает популярность в США, а бар 'Ирландия' в Филадельфии. Мистер О Салливан - пива всем гостям за мой счёт.
  
  *европейский футбол
  
  Разумеется, гости собрались не на просмотр матча под пиво, поэтому такое приветствие вызвало улыбки. Намекнул 'Счастливчик' О Лири очень изящно - соккер придётся смотреть. За свой столик, ирландец пригласил Комиссара MLB* и Президента NFL**.
  
  *Major League Baseball (Главная Лига Бейсбола)
  **National Football League (Национальная Футбольная Лига), американский футбол
  
  Первый тайм ирландцы проиграли 0:2, но Майкл О Лири нисколько не расстроился. Во-первых, именно этого он и ожидал, а во-вторых, удалось достичь предварительной договорённости на покупку прав трансляций ещё с двумя очень популярными в Америке спортивными лигами, причём, совсем не дорого. 'Эй Эн Би Си' уже продемонстрировала свой класс - ещё вчера никому неинтересный соккер, сегодня уже обсуждает вся Америка, к тому-же, у компании не было конкурентов.
  Все патенты на NTSC принадлежали 'Филадельфия Инвест-Финанс Холдингу', как и единственный производитель оборудования - 'Олешев-Сити Электроникс', работающий на русский Госплан (космос), так что в свободной продаже оборудование появится ещё нескоро, не раньше чем О Лири сожрёт весь рынок. Контракты можно было заключить и дешевле - 'Эй Эн Би Си' монополист, а у Лиг конкуренты были, но Майкл решил не жадничать, МБЛ и НФЛ он предложил столько-же, сколько и НБА*, на тех-же условиях (в том числе - киностудия 'Уолт Дисней' получала эксклюзивные права на использовании символики лиг и клубов в своих фильмах).
  
  *Национальная Баскетбольная Ассоциация
  
  Матч Ирландией был безнадёжно проигран 1:5, причём единственный гол был забит, когда русские уже поздравляли друг друга и ждали финального свистка. Во втором тайме, Майкл О Лири пригласил за свой столик регионального директора 'Кока-Кола Компани'* и разговор шёл уже об обратном потоке средств - продаже рекламного времени. 'Кока-Кола', как и все остальные американские компании, переживала не лучшие времена, и свободных средств, которыми можно оплатить рекламу, у неё не было, зато было желание 'породниться' со 'Счастливчиком' О Лири, через дополнительную эмиссию акций (25%+1, то есть отдать блокирующий пакет). Сладкие газированные напитки в СССР любили, почему бы и нет? Кроме того, 'Кока-Кола Компани Продукт' повторит аббревиатуру 'Си Си Си Пи' и тоже белыми буквами на красном фоне. Да и было в ней что-то, в Кока-Коле этой, не зря её фармацевт изобрёл. Нет лучше средства с похмелья, чем холодная Кока-Кола. К тому-же у компании были производства, или дистрибьютерские центры в двадцати семи странах, включая всю Латинскую Америку. Потенциал огромный, причём не только торговый, но об этом уже пусть русские думают. Бизнес же очень прост. По телевидению рекламировать Кока-Колу, а на этикетках писать 'Официальный спонсор 'Эй Эн Би Си'.
  Да, наверняка кто-нибудь бы подумал, что можно разорить Кока-Колу, и выкупить за чисто символическую сумму всё её имущество, включая и товарный знак, но не мистер О Лири. Нет, всё это, конечно, можно провернуть, средства для этого есть, только ведь и трофей, за время войны, потеряет весь рынок. Рынок и вдобавок репутацию, которая является одним из самых ценных активов любой публичной компании. Гораздо выгоднее было принять предложение и постепенно, не поднимая ценового ажиотажа, выкупать акции до контрольного пакета. А раскрутить её помогут сами русские, когда запустят космонавта, с надписью 'Си Си Си Пи' на красном шлеме. Произойдёт это очень скоро. Предварительное согласие, Майкл О Лири Кока-Коле дал, дальше уже пусть работают юристы. Да, соккер для Ирландии, на этот раз, закончился печально, но это всего лишь игра. Одна из многих игр. В какой-нибудь обязательно повезёт. Когда-нибудь.
  
  *правление компании находилось в Джорджии, КЮША
  
  Матч СССР - Ирландия закончился, когда в Филадельфии было час пятьдесят пополудни. Последний четвертьфинал, должен был начаться через час десять.
  
  - Мне было очень приятно провести время в вашей компании, джентльмены. Прошу простить, но игру Швейцария - Бразилия, смотрите без меня.
  
  - Вы заключили контракты с МЛБ, НФЛ и Кока-Колой, Сэр?
  
  - Джентльмены! Вы меня знаете, а я вас - нет. Во-первых - это нечестно. Во-вторых, вы пришли в бар, который является собственностью мистера О Салливана, чтобы посмотреть соккер, а пытаетесь устроить здесь брифинг. Если мистер О Салливан сейчас вызовет полицию, всем вам грозит крупный штраф. Да и вопрос дурацкий. Контракты такого уровня не заключаются в барах, под соккер и пиво. Мы договорились начать переговоры. Тонкостей много. Футбол* и бейсбол пока не интересны русским, а значит потребуются дополнительные усилия и затраты, на их продвижение. Я сделал своё предложение, но согласовать его обязательно должны все клубы обеих Лиг. Шансы на благоприятный исход оцените сами. 'Кока-Кола' - это сладкая газированная вода. Сладкую газированную воду теперь умеют производить даже в Африке. Обсуждать я не против, но с определённых позиций. 'Кока-Кола' стоит столько, сколько стоит и ни цента больше.
  
  *здесь: американский футбол
  
  - Извините, Сэр. - чуть склонил голову мужчина лет сорока - сорока пяти, выкрикнувший первый вопрос, - Стив Дастин, редактор спортивного отдела 'Нью-Йорк Таймс'. Мне нет никакого дела до сладкой газированной воды, но судьбы бейсбола и футбола очень интересуют.
  
  - Сделаю вам рекламу, мистер Дастин - лично я, в последнее время покупаю 'Нью-Йорк Таймс', только если там есть ваши репортажи о боксёрских поединках. Я бы на вашем месте, когда-нибудь издал их книгой. Блистательно, но, к сожалению, оценить это могут очень немногие. Если решите сменить работу, то приглашаю вас редактором отдела бокса в 'Эй Эн Би Си'.
  
  - У вас нет прав на трансляции боёв.
  
  - Только потому, что у меня до сих пор нет приличного редактора, мистер Дастин. Бои мы организуем сами. Организуем новую ассоциацию* и повергнем конкурентов в честной борьбе, так получится выгоднее и интереснее для болельщиков. Это в моих планах, но пока не из первой очереди, однако, с вашей помощью, очереди могут поменяться. Бокс я очень люблю, в детстве сам мечтал стать профессиональным бойцом, но помешала Великая Депрессия. Теперь уже не узнать - были ли у меня шансы на какой-нибудь пояс... Прав у меня пока нет, но есть желание. Моя мотивация показалась вам убедительной?
  
  *имеются в виду наградные боксёрские чемпионские пояса
  
  - Более чем, Сэр.
  
  
  - Позвольте не спортивный вопрос, Сэр. Ник Райс, Вашингтон Пост.
  
  - Я женат, у меня трое детей, ожидаю рождения четвёртого. Ирландец, католик. Американец в третьем поколении, мой прадед прибыл в Филадельфию из Дублина. Образование - считать, читать и писать умею. Ваш вопрос всё ещё актуален?
  
  - Актуален, Сэр. Вы активно поддерживали Макартура в борьбе с Никсоном, а после вошли в его кабинет министром Торговли. Не считаете, что часть вины за произошедшее лежит и на вас в том числе?
  
  - Не считаю, мистер Райс. Соучастие Никсона в убийстве Президента Эйзенхауэра сейчас уже доказано, но мне и тогда это было очевидно. Никсон стал бы пуделем Черчилля, и обязательно втянул бы нас в войну с Советами. Макартур в итоге тоже оказался идиотом, но в тот момент он был прав. Выбирать тогда нужно было из них двоих, как говорят русские - меньшее из двух зол. Я изначально не строил планов войти в кабинет Макартура, и вышел из него сразу после оглашения его идиотской доктрины. Когда я его поддерживал, ни о чём подобном речи не шло. Но всё равно я убеждён, что Никсон был бы ещё большим злом.
  
  - Теперь вы вошли в администрацию переходного президента Кларка?
  
  - Об администрации речи не идёт. Я согласился быть его личным советником, и платит он мне из своего кармана.
  
  - Много платит?
  
  - Достаточно, чтобы я согласился работать советником.
  
  - Какие советы вы намерены давать Президенту?
  
  - Полезные. Филадельфия - это моя Родина, в этот бар ходил ещё мой дед, и я не хочу, чтобы его разрушило ядерным взрывом. Русские предлагают начать переговоры о запрете этого варварского оружия, но Макартур отказывался в них участвовать. Очень надеюсь, что Президент Кларк согласится.
  
  - Чарльз Паркер, 'Бостон Глоб'. Вы будете жить в Филадельфии, мистер О Лири?
  
  - Нет, мистер Паркер. Во всяком случае - не сейчас. Сейчас я живу в основном в самолёте, и редко где останавливаюсь больше, чем на три дня. Кстати, самолёт меня уже ждёт. Вы выбили меня из графика на четверть часа, джентльмены. Прошу извинить, до встречи!
  
  
  Двадцать девятого июня 1954 года, в главном офисе телекомпании 'Эй Эн Би Си' в Олешев-Сити, состоялась тайная встреча Президентов Аляски, Техаса и США. Сэры Эрнст Гриннинг, Алан Шиверс и Марк Кларк, вместе посмотрели первый полуфинал Чемпионата мира в Швейцарии, где уругвайцы уверенно переиграли, 'обескровленных' израильтянами, немцев, со счётом 4:2, и одновременно прослушали лекцию 'О международном положении' от заместителя министра Государственной Безопасности СССР, генерал-полковника, Наума Эйтингона: (привожу тезисно)
  'Мексика обязательно атакует Техас в период с двадцать восьмого, по тридцать первое июля. Точнее сказать невозможно, точнее и сами мексиканцы пока не знают. На следующий день, по договору 'Рокуэлла-Кортинеса', в войну на стороне Мексики вступят КЮША. Техас окажется атакован двумя, или более державами, в силу вступит 'Договор о совместной обороне', то есть, ещё через день, в войну вступят Карибская Конфедерация и Республика Калифорния. Что в свою очередь активирует договор между Мексикой и Бразилией. Вступление в войну Бразилии, втянет в войну на нашей стороне Кубу, Эквадор, Перу и Чили, по их договору перестраховки с Карибами.
  Аргентина склоняется к союзу с Бразилией, не определились пока только Уругвай и Парагвай, они ищут возможность отсидеться и, в последний момент, примкнуть к победителям. Это первая Панамериканская, господа. Она обязательно втянет в себя всех без исключения, все страны региона'.
  
  
  Раздумывал Президент Кларк недолго Мир с КЮША ещё не заключен, а прервать перемирие можно будет под любым предлогом, не нужно даже заключать союзнический договор с Техасом. Во всяком случае, официально не нужно, достаточно слова, а русские уже проследят, чтобы за слова отвечали все стороны. В такой конфигурации - и КЮША, и Мексику, и Бразилию ожидает скорый и печальный конец. Техас претендует только на Оклахому, не хотят ковбои терять свою идентичность, и на часть Мексики, Калифорния только на часть Мексики, значит, почти все штаты Южной Конфедерации достанутся северянам. Со всеми их проблемами, но это всё равно намного лучше, чем находиться в состоянии войны с ядерной державой. В принципе, всё решилось, и в Берн можно было уже не лететь, но Кларку очень хотелось познакомиться со Сталиным, поэтому свой частный визит в Швейцарию он отменять не стал.
  
  На следующий день, после окончания второго полуфинального матча Чемпионата мира, убедившись, что сборная СССР обыграла Бразилию и вышла в финал, а значит Сталин прибудет в Берн, Президент США, Марк Уэйн Кларк, вылетел в Европу на частном самолёте Майкла О Лири. Симпатичная бортпроводница предложила напитки. Ирландец заказал 'Талламор Дью'* без льда и содовой, Кларк последовал его примеру.
  
  *сорт ирландского виски
  
  - До Дублина двенадцать часов, успеем и напиться, и протрезветь. - чокаясь, сообщил 'Счастливчик', - Потом ещё шесть до Берна. Давай, босс, 'Мейк Америка грейт эгейн'*.
  
  *сделаем Америку снова великой
  
  - Русские нам помогут?
  
  - Это от нас зависит. Они помогали даже Макартуру, пока этот идиот не загнал своей политикой страну в изоляцию. Русские помогают КЗША*, хотя те воюют с Коммунистическим Китаем, помогают Техасу и Калифорнии, хотя они находятся на пороге войны с Мексикой и Южанами. Про Аляску я не говорю, её создали русские, чтобы показать всем нам новую ступень общественного развития. Витрину будущего, для всего человечества. Я уверен, что русские будут не против взять в это будущее и нас, если увидят в нас ответственных и надёжных партнёров.
  
  *Конфедерация Западных Штатов Америки
  
  - Младших партнёров.
  
  - Теперь младших. - кивнул Майкл О Лири, и глотком допил свой виски, - Мы для этого очень постарались, после смерти Эйзенхауэра. Но если предприятие успешное, то и младшие партнёры живут очень неплохо. Возьми, например, меня. Долю мне дали, да такую, что хватает даже на собственный самолёт, как видишь. Самолёт не военный и ядерной бомбы у меня на борту нет, но мне она и не нужна. Так теперь обстоят дела и с Америкой. Свой шанс стать равными мы потеряли вместе с Эйзенхауэром. Это не в упрёк тебе, босс*. Ты делал, что мог, он сам во всём виноват. Нужно было сразу объявлять войну этим британским свиньям. Тогда и Канада была бы наша, и не только. А теперь все будут младшими партнёрами. Главное для нас - стать старшими, среди младших. Если объединимся с Аляской, мы именно такими и будем.
  
  *в этой истории Марк Уэйн Кларк возглавлял службу охраны Президента Эйзенхауэра
  
  - Гриннинг на эту идею смотрит без энтузиазма. - допил свой бокал Президент Кларк, - Ему и так неплохо живётся.
  
  - Кто бы сомневался... - усмехнулся ирландец и знаком попросил стюардессу повторить, - Ему очень уютно, в историю он уже вошёл, причём наравне с отцами-основателями, осталось только мемуары написать, а тут опять война. Но ты ведь именно за тем и летишь к дядюшке Джо, - Майкл О Лири глотком допил свой виски, - Давай поспим, босс. Завтра у меня будет тяжёлый трудовой день.
  
  
  После победы над Бразилией в полуфинале, сборная СССР сутки гостила в коммуне своих болельщиков. К полуфиналу коммуна пополнилась. Двадцать девятого, утром, в Базель прибыл поезд с членами Президиума ЦК - Брежневым, Шелепиным и адмиралом Кузнецовым, а также председателями правлений и главными тренерами клубов Профессиональной Футбольной Лиги, чиновниками МИДа, министерства Молодёжи и Спорта и Федерации Футбола СССР. В Берне они посмотрели первый полуфинал и в ночь с двадцать девятого на тридцатое прибыли в лагерь Коммуны 'Орден Сталина'.
  
  Клуб болельщиков сборной, репортажи из лагеря которого в эфире 'Эй Эн Би Си' появлялись ежедневно, к полуфиналу переоделся в форму сборной. Красные футболки с надписью СССР и гербом на груди и двенадцатым номером на спине, отличались от официальных только надписями на плечах. На левом 'ANBC - Второй канал', а на правом - 'The Walt Disney Company'. Коммунарам они достались бесплатно, а в продажу поступили по сорок рублей.
  И не потому, что Майклу О Лири нужны были эти копейки, просто заказать сто тысяч единиц товара стоило всего вдвое дороже, чем десять. Дальше менеджеры сами додумались заказали сувениры - мячи, шляпы, барабаны, дудки и прочие никчёмности, продающиеся только в моменте массового психоза. И ведь пошло! Реально дурниной попёрло. Деньги, потраченные на организацию Коммуны, Майкл О Лири уже дважды отбил, а Чемпионат ведь ещё не закончился. Самый жир только начинается.
  
  Трибуны стадиона в Лозанне, в полуфинале, были окрашены в красный цвет. Ярко-красный сектор коммунаров и преобладающе-красный на остальных трибунах, это было хорошо видно с двух камер, установленных на верхнем ярусе трибун. Болельщики - это важная часть зрелища, вниманием их не обходили. В этом матче все увидели, что большинство швейцарцев готовы потратить по сорок рублей, чтобы поддержать русских и выразить им свою благодарность. И футболистам, и болельщиком. Футболистам за зрелище, а болельщикам за щедрость. Именно торговцы в Лозанне сняли сливки с продажи сувенирной продукции, а кроме того, в Коммуне был введён сухой закон, так что гуляли русские именно в Лозаннских ресторанах и барах. В день полуфинала, поддержать русских призвал Президент Кантона Во, которого, вездесущие репортёры 'Эй Эн Би Си' застали за покупкой футболки сборной СССР с двенадцатым номером.
  
  Бразилия билась достойно, разыгрывая красивейшие комбинации и постоянно угрожая воротам Советской сборной, но именно в этом матче, Яшин стал тем самым Яшиным, которого знает весь мир. Легендой футбола, которую будут помнить после смерти и ставить ей памятники. Единственный гол он пропустил с пенальти от Диди, когда 'Красная машина' уже вела 3:0, после голов Симоняна, Ди Стефано и Стрельцова, хотя моментов бразильцы имели едва ли не больше, чем русские. Сборная Бразилии проиграла, но свою долю аплодисментов от 'красного' стадиона заработала честно. Красивый у бразильцев футбол, изящный, как танец, но сегодня им не повезло, именно сегодня, по воле Судьбы, взошла футбольная звезда русского вратаря - Льва Яшина.
  
  И выиграли, и сыграли красиво, и подружится сумели. Бразильцы тоже (как до них мексиканцы, арабы, ирландцы и аляскинцы) приняли приглашение посетить уже легендарную Коммуну 'Орден Сталина', где попали не только к радушным хозяевам болельщикам, но и в цепкие лапы российских футбольных функционеров. Контрактов прямо там, конечно, не заключали, до них дойдёт после окончания Чемпионата мира, но предложения (и очень заманчивые) получили все основные игроки сборной Бразилии.
  
  Василий Сталин, который, несмотря на прибытие высоких гостей (членов Президиума ЦК), остался в Швейцарии главным - и комендантом лагеря, и Магистром Коммуны, от всеобщего веселья после матча устранился. С футболистами он и так мог пообщаться в любой момент, так что пусть сегодня их внимание достанется простым болельщикам. Да и в камеры, вездесущей 'Эй Эн Би Си', лишний раз лезть не хотелось.
  
  - Вот ты где. Чего к народу не идёшь? - Командующий ВДВ, генерал-полковник Василий Филиппович Маргелов, в красной коммунарской футболке, выглядел лет на десять моложе, чем в форме, - Там Берия подмётки рвёт. Троих бразильцев планирует 'подписать'.
  
  - Кого?
  
  - Диди и братьев Сантосов.
  
  - Молодец, Лаврентий Павлович. Вкус у него есть, красивая команда получится. Но нам бразильцы по стилю не подходят. - оторвался наконец от чтения Сталин-младший, - Красиво играют, но темп совсем другой. Присаживайся, Василий Филиппович.
  
  - Бобров сказал?
  
  - Он тоже, но я и сам вижу. Вся эта их красота в ущерб скорости, а в скорости наш главный козырь. А вот Яшина я прошляпил, был момент, пока он под Хомичем сидел, можно было забрать, теперь всё, поезд уже ушёл. Не разглядел, недооценил, а сегодня увидел, что такой вратарь - это действительно половина команды. Вот сижу и плачу.
  
  - Не плачь. не в каждом матче он будет так играть, такое просто невозможно. Так что не переживай, пробьём и Яшина.
  
  - Тоже верно. Чаю хочешь? Только что заварил.
  
  - Давай. А чего ты здесь один сидишь? Что-то важное? - кивнул Маргелов на пачку бланков 'ЧК' белого цвета, то есть общего доступа.
  
  - В основном поздравления. - ответил Василий Сталин, наливая чай в сувенирные кружки с логотипом Чемпионата мира по футболу 1954 года, 'Эй Эн Би Си' и 'Уолт Дисней Компани', - отец на финал приедет...
  
  В этот момент в трансляции пошла реклама - Сталин-младший, в форме полковника ВКС, в какой-то студии, в наушниках и перед микрофоном, до слёз ржёт, глядя на экран, на котором развивались действия какого-то мультфильма: - 'Во всех кинотеатрах, с пятого июля. Новый фильм Уолта Диснея - 'Война и мир. Битва за Космос'
  
  - Что это, Вась?
  
  - Новый мультфильм.
  
  - Это я уже понял. А что ты там делаешь?
  
  - Озвучиваю роль кота Джуниора. Сына старого кота Джо.
  
  - А зачем?
  
  - Старого Джо озвучил отец.
  
  - Ту рекламу я тоже видел, но зачем?
  
  - Ты не поверишь, но в этом котике я себя узнал. И думаю, что и отец, в старом Джо, тоже. У меня там роль не очень большая, за день всё озвучил, а вот ему наверняка дня три работать пришлось.
  
  - А над чем ты там так ржёшь?
  
  - Так не расскажешь, это смотреть надо. Этот Уолт Дисней настоящий гений.
  
  
  
  Тридцатого июня 1954 года, перед отправлением 'Красного Коммунара' в Берн, в салон-вагоне состоялось традиционное чаепитие Посвящённых.
  
  - Не понимаю я ваших доводов, товарищи коммунисты. - Сталин раскурил трубку и пустил дым под потолок вагона, новейшая система вентиляции исправно втянула сизые клубы табачного дыма, - Такие доводы могут приводить барышни из института благородных девиц, а не коммунисты. Объявите этого китайского фюрера оппортунистом, новым империалистом, националистом, или вообще, выжившим из ума идиотом. Теперь, вы, де-факто, владыки этого мира, так правьте им. Да, Мао прав, после Ленина, мы пошли другим путём. Вынужденно пошли - ведь классовая солидарность в мире так и не возникла, зато возник национализм. В заслугах Ленину мы не отказываем, нашу Партию создал он, как и нашу Страну, за это мы ему благодарны. Захоронение его тела - это всего лишь исполнение его же завещания и только наше внутреннее дело. Не хватало ещё всяких китайцев на этот счёт слушать. Вы сами то себя хоть чуть-чуть уважаете?
  
  Рокоссовский чуть заметно поморщился. Обсуждаемый вопрос, о захоронении тела Ленина, вызвал бурную общественную реакцию. Три миллиона 'попутчиков', вычищенных из рядов КПСС, и так баламутили народ, а теперь к ним подключились 'попутчики' заграничные. 'Красные демагоги', по определению товарища Сталина.
  
  Сразу после отказа предоставить Китаю атомную бомбу, для нанесения удара возмездия по Маниле, Председатель Мао обвинил руководство СССР в предательстве идеалов и союзников, но его тогда просто послали подальше, но вот с темой Ленина, он обрёл второе дыхание. А Правда так и продолжала печатать его опусы, хоть и перевела их на четвёртую полосу.
  
  - Зачем мы предоставляем ему трибуну, Иосиф Виссарионович?
  
  - Чтобы весь мир видел, какой он дурак, Константин Константинович. Видел, боялся, и был нам благодарен за то, что мы спасли его от Троцкизма, Маоизма и Мирового пожара. Все его призывы обращены к экстремистам от коммунизма, нормальным людям они лишь демонстрируют нашу правоту. Какая у него поддержка в СССР, Павел Анатольевич?
  
  - В СССР его поддерживают около миллиона бывших*, среди населения же почти нулевая, Иосиф Виссарионович.
  
  *здесь бывшие члены КПСС
  
  - Миллион бывших... - задумчиво повторил Сталин и принялся вычищать трубку, - Ультралевые... Это про них Светлов написал: - 'Он хату покинул, пошёл воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать'. Те же Троцкисты, по своей сути. Пожалуй, не стоит лишать их цели в жизни. Нужно организовать их в добровольческое движение, и пусть едут строить прогрессивный 'Маоизм' в Китае.
  
  - Дрожжи удалить? - повеселевшим голосом спросил Судоплатов. Идея сплавить буйных, ему понравилась. Зачищать своих, хоть и бывших, очень не хотелось.
  
  - Лишние дрожжи - кивнул Иосиф Виссарионович, - Посмотрим, долго-ли эти ультралевые будут едиными Маоистами. В Китае ведь можно найти кого-нибудь и левее Мао, значительно левее - Китай, он большой... Что опять не так, Константин Константинович?
  
  - Как-то не так я себе всё это представлял. Как-то слишком цинично мы действуем и... - Рокоссовский замялся.
  
  - Грешно. - подсказал ему Сталин.
  
  - Именно так, Иосиф Виссарионович.
  
  - Так и должно быть, Константин. Власть - греховна по сути своей. Любая власть. Править без греха невозможно. Важно лишь, ради чего ты берёшь грех на душу. Если 'За Родину, за други своя', то он не тяжкий. Настоящему коммунисту по плечу. Мао объявил вам войну. Пусть диверсия и идеологическая, но для вас это уже казус белли. Стерпеть выходки этой хитрой крысы мы не можем, но и объявлять войну братскому народу, из-за одного дурака, тоже неправильно. Просто ликвидировать его сейчас - значит признать своё идеологическое поражение. Я предложил выход - собрать всех ультралевых под одним знаменем и посмотреть, что у них получится быстрее - раздуть мировой пожар, или разжечь новую Гражданскую войну в Китае. Я предложил - решение принимать вам.
  
  - Миллион наших...
  
  - Станут добровольцами-интернационалистами. По закону, наши добровольцы вправе умирать хоть за Маоизм в Китае, хоть за землю для негров в Африке. Мао мечтает о мировом пожаре? Вот и подожгите ему Китай, посмотрим, раздует ли он этот пожар на весь мир, и не сгорит ли при этом сам. Миллион - это не много, если учесть, что вычистили вы целых три. Кстати, а что остальные два, Павел Анатольевич?
  
  - Живут, Иосиф Виссарионович. Как только поняли, что репрессий не будет, успокоились и сидят тихо. В большинстве своём подались в частные предприниматели. Вы были правы - все они обычные карьеристы
  
  - В партии они нам были попутчиками, - кивнул Сталин, - но все они Советские люди, наши соратники - мы с ними в одном строю воевали и вместе победили. Карьеризм - это не преступление. Неприятно, конечно, что они использовали нашу партию, но в этом мы сами виноваты. В любом случае, люди они энергичные и предприимчивые, в экономике нам такие не помешают. А частным предпринимательством могут и коммунисты заниматься - это всего лишь средство достижения цели. Не везде можно проехать на поезде, иногда нужно использовать велосипед. Я и сам планирую попробовать.
  
  - Что за велосипед, если не секрет?
  
  - Не секрет. Газета.
  
  - А как-же Правда?
  
  - А что с ней сделается?
  
  Издательство Правда, содержание которого ещё совсем недавно было самой затратной статьёй партийной кассы, усилиями товарища Сталина, за год превратилось в курицу, несущую золотые яйца, с трёхсотмиллионными тиражами, корреспондентскими пунктами и типографиями по всему миру. Прибыль издательства за 1954 год прогнозировалась в районе четырёхсот миллионов рублей.
  
  - Без вас это будет совсем не то.
  
  - Когда-нибудь всё равно так будет, вечно жить я не планирую. Но Правду я не брошу, не волнуйтесь, свою колонку вести продолжу. Моя частная газета будет не информационной и не политической, конкуренцию Правде она не составит.
  
  - А какой она будет?
  
  - Коммерческая тайна. Ну что, всё порешали? Тогда прошу на выход, гости дорогие, если вы не решили прокатиться вместе с нами.
  
  - Есть ещё один вопрос, Иосиф Виссарионович - кадровый. Маленков у нас теперь в глубокой оппозиции...
  
  - И почему этот вопрос ко мне?
  
  - Он последний в Президиуме ЦК, кто входил ещё в ваш ГКО.
  
  - Булганин и Микоян отбывают срок заключения, Молотов и Каганович строят коммунизм в Израиле, а Берия в Челябинске. Не можете сами подобрать Маленкову подходящее место?
  
  - И Игнатьеву. - кивнул Судоплатов, - Сами не можем, они ваши кадры.
  
  - Поддерживают Мао?
  
  - И это в том числе. Коммунистические экстремисты, ультралевые, как вы их называете.
  
  - Ну и отправьте их в Китай, во главе добровольцев. По поручению партии.
  
  - Председателей ГКК и Спецкомитета? Отправить секретоносителей такого уровня...
  
  - Все их секреты пригодятся Мао не больше, чем медведю в тайге. Они же не учёные, а чиновники, что рассказать-то могут? Да и не будут они подписку нарушать, можете быть уверены. Мао для них никто, расходный материал, торпеда. Он недостаточно левый, вернее, он совсем не левый, он националист похлеще Гитлера и проявит себя в этом качестве очень быстро. Как только мы отправим ему 'лишние дрожжи'. И Маленков, и Игнатьев это отлично понимают. Они в Ленины метят, - усмехнулся Сталин, - хлебнёт с ними горя Китай полной ложкой. Давайте на выход, молодёжь, не срывайте МПС график движения.
  
  - Не держитесь за него как за мамкину сиську, - добавил напоследок Вышинский, - Слушать вас стыдно.
  
  
  Второго июля 1954 года, в Цюрихе, состоялся Конгресс ФИФА, который единогласно проголосовал за переезд своей штаб-квартиры в Киев, единогласно избрал новым Президентом организации Валентина Александровича Гранаткина и единогласно выбрал СССР организатором Чемпионата мира 1958 года. Новый регламент соревнования был принят ещё в ноябре 1953 года, количество участников финальной стадии увеличилось до тридцати двух команд в восьми группах, по две лучшие сборные из каждой группы выходят в одну восьмую финала. Такой масштаб, очевидно, было не потянуть никому, кроме Советского Союза, поэтому шведы заявку заблаговременно отозвали, а Аргентина не получила ни одного голоса в свою поддержку. Выбор организатора Чемпионата 1962 года отложили на два года, заявку на его проведения Республика Аляска так и не подала, а Арабская Народная Республика не подтвердила свою правительственными гарантиями.
  
  После Конгресса, товарищ Сталин принял в салон-вагоне своего 'Красного Коммунара' Президента США, Марка Уэйна Кларка, и его личного помощника. Вернее, принял Майкла О Лири и сопровождающее его частное лицо.
  Товарищ Сталин не умел работать плохо и мыслил всегда масштабно, так что футболу нашему очень повезло, когда Василий Иосифович передал его отцу. С Майклом О Лири обсуждалась концепция клубного Чемпионата мира по футболу. Раз футбол становится явлением глобальным, то его должны контролировать мы, во всех проявлениях. А ирландцу отводилась роль финансового организатора, у него это отлично получалось, да и рейтинг полезности (который рассчитывал Поскрёбышев), у ирландца был даже выше, чем у Че Гевары, или Хемингуэя. Рейтинг именно полезности. Степень коммунизации убеждений в нём учитывалась далеко не решающим коэффициентом, так, чуть-чуть влияла. Основными параметрами были: - гнилой/не гнилой, толковый/бестолковый и благодарный/не благодарный. В 'толковости' 'Счастливчик' достойных конкурентов не имел, а в двух остальных главных параметрах вполне соответствовал.
  
  Майкл О Лири не только отлично справлялся с порученными ему делами, он проявлял разумную инициативу, успевая создавать своё, воплощать свои идеи, да как воплощать... 'Эй Эн Би Си - Второй канал' как минимум втрое популярнее государственного 'Первого канала' в СССР, то есть среди русскоязычной аудитории, а за границей он вообще фактический монополист.
  А ведь с приходом телевидения сменилась эпоха - товарищ Сталин это отлично понимал. Хоть оно и делало только первые шаги, будущее просматривалось вполне отчётливо - телевизор довольно скоро появится в каждом доме. Лет через десять, максимум, именно такие как 'Счастливчик' О Лири будут определять - что такое хорошо и что такое плохо. Вот кого нужно ставить под контроль в первую очередь...
  А Кларк? Генерал и генерал, ничего выдающегося, у нас бы в лучшем случае округом командовал. Зачем он вообще прилетел, интересно, уж футбол то ему точно абсолютно безразличен.
  Что теперь планирует строить РССР? Хороший вопрос...
  
  - Всемирный Советский Союз мы строить не собираемся, мистер Кларк, в этом будьте уверены. Навязывать свою идеологию тоже никому не будем. Мы понимаем, что на нынешнем этапе развития человека, коммунизм построить невозможно, но ведь всё меняется со временем, в том числе и люди. Сейчас наша задача - построить самое справедливое общество, из возможных на сегодняшний день. У себя построить, не в США.
  
  - А в США, мистер Сталин? Нам бы хотелось иметь во взаимоотношениях с вами такие же партнёрские условия, как и у Республики Аляска.
  
  - Это вам нужно обсуждать не со мной, мистер Кларк, а с Советским правительством.
  
  - Я это понимаю и хотел бы начать обсуждение как можно скорее, чтобы первые результаты появились ещё до выборов.
  
  - Не вижу препятствий. С чего начинать - вы знаете. С отмены доктрины Макартура и поддержки нашей инициативы по ядерному разоружению. Других принципиальных разногласий между нашими странами не имеется.
  
  
  
  Четвёртого июля 1954 года, за два часа до начала финального матча Чемпионата мира по футболу, трибуны Бернского стадиона 'Ванкдорф' начали раскрашиваться в красный цвет. Не удивительно, судя по репортажам 'Эй Эн Би Си' с улиц города, сегодня половина Берна была одета в футболки Коммуны 'Орден Сталина', а уж на стадионе таких будет почти сто процентов.
  Первый тайм, финального матча Чемпионата мира 1954 года, закончился с очень неожиданным результатом, уругвайцы вели три - один, ответив тремя точными ударами на гол Стрельцова.
  
  - Товарищ Гранаткин, я как Президент Федерации Футбола СССР могу прямо сейчас сменить главного тренера сборной?
  
  - Это - ваше право, товарищ Сталин. Такого ещё не бывало, чтобы тренера меняли в перерыве матча, но запретов на это нет.
  
  - Хорошо. Тогда я смещаю Боброва и назначаю себя. Пусть меня кто-нибудь проводит в раздевалку.
  
  
  Иосиф Виссарионович Сталин ещё не успел дойти от ложи ФИФА до раздевалки сборной СССР, а эту новость уже обсуждали в прямом эфире, в студии 'Эй Эн Би Си' в Олешев-Сити. Когда Сталин вошёл, её обсуждали уже и игроки Советской команды.
  
  - Сколько у нас времени, товарищ Бобров? - спросил новый главный тренер сборной СССР по футболу, первым делом выключая телевизор.
  
  - Около пяти минут, товарищ Сталин.
  
  - Этого хватит, не Берлинскую операцию планируем. Нам просто нужно забить на три гола больше, чем забьют уругвайцы. У вас уже возникли идеи, как это можно сделать?
  
  - Возникли, товарищ Сталин, но ведь...
  
  - Я подставил вам плечо, товарищ Бобров, но замещать вас я не собираюсь. Посижу на скамейке, вдруг уругвайцев напугаю. Делайте, что задумали.
  
  
  Появление Сталина-старшего, на скамейке запасных сборной СССР во втором тайме, буквально взорвало стадион в Берне. Приунывшие было, болельщики Коммуны взревели в предвкушении чуда и развернули транспарант - 'За Родину, за Сталина!', а следом взревел и весь стадион. Результат последовал незамедлительно. На сорок восьмой минуте, Ди Стефано реализовал пенальти. Бесспорный пенальти, защитник уругвайцев рукой отбил летящий в ворота мяч. На пятьдесят второй минуте, Стрельцов сравнял счёт, забив самый красивый гол Чемпионата - прорвался по правому флангу атаки и перебросил вратаря с почти нулевого угла. На шестьдесят первой, Симонян уже вывел Советскую сборную вперёд, замкнув головой передачу Ди Стефано, и уругвайцы откровенно поплыли.
  Всё это время, Иосиф Виссарионович даже не смотрел на поле, он что-то увлечённо писал в своём блокноте и, по этой причине, постоянно попадал в камеры 'Эй Эн Би Си' крупными планами. На семьдесят третьей минуте Стрельцов забил свой третий мяч, став лучшим бомбардиром турнира в общем зачёте, а на восемьдесят второй, Валентин Иванов оформил разгром - 6:3.
  'Это был футбольный Сталинград, товарищи' - произнёс сразу после финального свистка комментатор Вадим Синявский, - 'Потрясающий матч, блистательная победа. Ура!'
  
  Сбежать с церемонии награждения, товарищу Сталину не позволили футболисты, сразу после свистка бросившиеся его качать, а потом на руках отнесли к приготовившимся членам ФИФА. Не принять награду без скандала, было уже невозможно, чёртовы телекамеры делали этот мир насквозь прозрачным, именно заметки о телевидении и его роли в мире писал Иосиф Виссарионович во время второго тайма. 'Увлёкся, раньше надо было уходить'. - подумал Сталин, когда мсье Жюль Риме надевал ему золотую медаль чемпиона мира по футболу 1954 года.
  
  
  Пятого июля 1954 года, в СССР стартовал прокат картины 'Уолт Дисней Компани' - 'Война и мир. Битва за космос.', а шестого, к вечеру, по инициативе Маленкова и Игнатьева собралось внеочередное заседание Президиума ЦК КПСС.
  Кто такие Джо и Джуниор, гадать было не нужно, для советского проката их озвучивали Иосиф и Василий Сталины, а вот старый и хитрый попугай Чилли, советник Джо в начале фильма, выглядел очень провокационным персонажем. В Чилли легко угадывался Ильич. Владимир Ильич. Сам Ленин! Он характерно грассировал, сыпал узнаваемыми фразами и был в целом положительным персонажем. В целом положительным, но при этом комичным. Над ним смеялись.
  
  Собрались в неполном составе. Кузнецов, Брежнев и Шелепин находились в Швейцарии, Королёв на Байконуре, Курчатов в Олешев-Сити, а Лебедев в Лос-Анжелесе. Присутствовали: Председатель ГКТО, Первый секретарь Президиума ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, Верховный Главнокомандующий вооружённых сил Социалистического Содружества, Генералиссимус - Рокоссовский Константин Константинович; Председатель Совета Министров - Косыгин Алексей Николаевич; заместитель Председателя ГКТО, Секретарь Президиума ЦК, министр Государственной Безопасности, Председатель Комиссии Высшего Партийного Контроля, маршал ГБ - Судоплатов Павел Анатольевич; первый заместитель Председателя Совета Министров, Председатель ГКК - Маленков Георгий Максимилианович; министр Иностранных Дел - Громыко Андрей Андреевич; министр Внутренних дел, генерал-полковник - Меркулов Всеволод Николаевич; Военный министр, заместитель Командующего ВС Социалистического Содружества, Верховный маршал - Василевский Александр Михайлович; министр Государственного Контроля, генерал-полковник - Абакумов Виктор Семёнович; заместитель Председателя Совета Министров, Председатель Спецкомитета при Совмине - Игнатьев Семён Денисович; Председатель Госплана - Сабуров Максим Захарович.
  
  - Ну и смеялись. - пожал плечами Абакумов, - Над Джо тоже смеялись и даже больше. Вы к чему ведёте-то Георгий Максимилианович? Нашу страну этот фильм прославляет, и всем даёт понять, что на реванш у крыс шансов нет. Космос наш. Вы уж постарайтесь, чтобы Джуниор из него живым вернулся. Очень хочется продолжение посмотреть.
  
  Все присутствующие, кроме Маленкова и Игнатьева дружно улыбнулись. Полуторачасовой фильм 'Война и мир. Битва за Космос', заканчивался запуском пилотируемого Джуниором космолёта. И посмотреть продолжение действительно хотелось.
  
  - Вы что, правда не понимаете, что это глумление над Святынями? - угрюмо буркнул Маленков.
  
  - Правда не понимаем. - кивнул Павел Анатольевич Судоплатов, который обсуждал этот вопрос со Сталиным-старшим, ещё во время работы того над озвучиванием роли Джо, - Это мультфильм. Сказка. В рамках жанра всё очень даже корректно. Никакой враждебной пропаганды экспертиза в этом фильме не обнаружила. Да, попугай узнаваем, но он ведь хороший. Положительный персонаж, который только повысит в мире интерес к реальной исторической личности Владимира Ильича. Великого человека - это бесспорно, но отнюдь не Святого. Мы никого на канонизировали и не планируем. 'Коммунизм - это цель, а не религия'.
  
  Цитата Сталина из его статьи с инициативой о захоронении тела Ленина, немного сбила пафос с вопроса Маленкова. Иосиф Виссарионович призвал прекратить издеваться над останками основателя первого в мире Социалистического государства, и предать их земле, как завещал покойный, и в соответствии с традиционными общественными нормами. Сталин тоже говорил о глумлении, но не над святынями, а над останками, и попытками сделать из них религиозную святыню.
  
  - Не религия, но образ попугая всё равно оскорбителен для Великого Человека. Основателя нашей Партии, основателя нашей Страны.
  
  - Чем же он оскорбительнее образа кота? - изобразил искреннее удивление Рокоссовский, - Последний житель сказочной планеты, который умел летать сам, без помощи самолёта. Выдающийся и уникальный. Аналогия вполне уместная.
  
  - Но попугай!
  
  - У вас что-то личное против попугаев, Георгий Максимилианович. - вздохнул Рокоссовский, - Но как видите, никто вашего негодования здесь не разделяет.
  
  - Я разделяю. - голос Игнатьева был негромким, но уверенным, - Образ Ленина специально порочится, чтобы оправдать отход от ленинских принципов.
  
  - Каких ещё принципов, Семён Денисович? Какие у Ленина были принципы, например, по Африке? А Африка - это ведь сейчас самая злободневная проблема для нас. Какой там может быть коммунизм, если они друг друга даже за людей не считают? Ленин говорил, что классовая солидарность всех сплотит, но в Африке один классовый дикарь с удовольствием убивает другого, точно такого-же классового дикаря, только из другой деревни. Не ради свободы, и даже не ради наживы, ради благосклонности Духов Предков. Там сейчас в каждом захваченном поселении устраивают самый настоящий геноцид. Ленин такого даже не предвидел, а Маркс с Энгельсом и подавно.
  
  - Товарищ Мао предложил ввести в Африку войска. Организовать просветительские фактории...
  
  - Вы в самом деле думаете, что это возможно, Георгий Максимилианович? - спросил Рокоссовский, - У христианских миссионеров и колонизаторов ничего не получилось. А товарищ Мао пока только говорит много, у себя в Китае он до сих пор ничего хорошего пока не построил. Если бы не захваты Тайваня, Гонконга, Макао и Сингапура, страна бы уже голодала.
  
  - Для настоящего коммуниста нет слова невозможно, Константин Константинович.
  
  - Поосторожнее с определениями, Георгий Максимилианович. Вашу инициативу поддержал пока только товарищ Игнатьев. Вы вдвоём здесь настоящие коммунисты?
  
  - Нет, конечно. Я же про Африку говорил. Как можно сравнивать коммунистов с колонизаторами и христианскими миссионерами?
  
  - Отчего бы и не сравнить, если Мао пытается пойти тем-же путём, и начать новую колонизацию Африки, только под коммунистическими лозунгами? При этом ему ещё хватает наглости заявлять, что он единственный, кто идёт верной дорогой.
  
  - Это не колониализм, а просвещение! Это наш долг. Как коммунистов.
  
  - У коммунистов нет никаких долгов перед Африкой. И у СССР их нет. Но они появятся, если мы влезем в эту авантюру. Я категорически против. - закончил прения Рокоссовский.
  
  - Я за эксперимент. - с каменным лицом, как школьник, поднял руку Судоплатов, - И за поддержку инициатив товарища Мао Цзэдуна в Африке. Только не на государственном уровне, а по обкатанной схеме - нашими добровольцами. Новыми просветителями-народовольцами. - усмехнулся министр Государственной Безопасности, - Если получится - то мы были вместе, а если нет, то командовал и всё испортил демагог Мао. Товарища Маленкова я рекомендую на должность командующего нашей добровольческой армией в Китае, а товарища Игнатьева его заместителем и начальником штаба. С присвоением соответствующих званий, конечно - генерала-армии и генерал-полковника.
  
  - Армией? - изумился Военный министр Василевский.
  
  - Так точно, Александр Михайлович. МГБ оценивает вероятную численность добровольцев около миллиона человек. Тысяч семьсот наших бывших товарищей по партии и триста, увольняемых в запас, военнослужащих. Многие из них не хотят возвращаться к мирной жизни, вы и сами это знаете. Так что по численности даже не армия, а группа армий, или целый фронт.
  
  - Разве что по численности, Павел Анатольевич. Наши бывшие товарищи по партии только с винтовками Мосина обращаться умеют, да и то не все.
  
  - Научатся. Им ведь не Берлин брать, Александр Михайлович. В худшем случае - Пекин. Мало ли, вдруг сам товарищ Мао выйдет из доверия... Но будем надеяться, что до этого не дойдёт, он всё же не африканский дикарь, а видный деятель и теоретик коммунизма. Даже в нашем Президиуме умудрился свою фракцию создать. Но вы всё равно за ним там присматривайте, Георгий Максимилианович. Вчера он был Сталинистом, сегодня Ленинист, а завтра и вовсе до какого-нибудь Чингисханизма откатится.
  
  - Товарища Мао и его теории, мы обсудим позже. - прервал не начавшуюся дискуссию Рокоссовский, - Чем мы сможем вооружить армию добровольцев? Чтобы со складов, и в боеприпасах недостатка не было, Александр Михайлович?
  
  - Для успешной войны в Африке, или Китае - всё что угодно, Константин Константинович. С консервации, в солидоле. Нашлись бы только у этих 'народовольцев' специалисты...
  
  - Итак, средства имеются, добровольцы тоже. Цель сомнительная, но других никто не предлагает. Ставлю на голосование предложение товарища Судоплатова. Кто за? Восемь. Кто против? Нет таких. Воздержались товарищи Маленков и Игнатьев. Поздравляю вас с новыми званиями, товарищи генералы. Вам обоим предоставляется отпуск на две недели. Алексей Николаевич*, представьте товарищей к наградам, они же вашими заместителями работали. Успешно работали - и ГКК, и Спецкомитет, под их руководством, свои задачи выполняли, так что Звёзды Героев Социалистического Труда, Георгий Максимилианович и Семён Денисович заслужили честно. - Рокоссовский встал и, облокотившись на руки, навис над столом заседаний, - Спасибо вам, что взяли на себя ответственность в поиске истинно Ленинских путей к коммунизму. А про Мао, Павел Анатольевич не так уж неправ, так что будьте там начеку. Детали оговорим после вашего отпуска. До свидания, товарищи.
  
  *Косыгин - Председатель Совмина (альтернативная история)
  
  
  Вернувшись в Москву, товарищ Сталин первым делом сложил с себя полномочия Президента Федерации Футбола СССР. Данное Василию обещание выполнено - сборная Советского Союза на Чемпионате мира в Швейцарии выступила достойно, а кроме того - президентом ФИФА избрали Гранаткина, сам ФИФА переезжает из Цюриха в Киев, следующий чемпионат сборных команд пройдёт в РССР, как и первый Чемпионат мира среди клубов. Дальше пусть сами футболисты стараются, тратить остатки своего драгоценного времени на игру, пусть и очень популярную, Иосиф Виссарионович не собирался.
  К тому-же, с разгромом Британии и второй Антанты, Третья Мировая война не закончилась. Пылает Африка, вот-вот полыхнёт Америка, тлеет Ближний Восток, да и Юго-Восточная Азия к войне готовится, там конфликтных очагов тоже хватает. То есть, мировой пожар уже раздут и из этого нужно извлечь максимальную пользу.
  Нет, в руководство страной и армией Иосиф Виссарионович возвращаться не планировал. Рокоссовский, Судоплатов, Василевский, Меркулов, Абакумов и Кузнецов сформировали крепкое ядро в Президиуме ЦК. Ядро, опирающееся не только на коммунистов и даже не столько на них, сколько на силовые структуры - вооружённую часть Советского народа. Очень устойчивая получилась конструкция, никаких угроз этой власти не видно до самого горизонта.
  Теперь нужно попытаться заглянуть за горизонт. Коммунизм невозможно построить сейчас, а может быть и вообще никогда, но как общая далёкая цель для человечества он отлично подходит. Хотя, никогда не говори никогда. Техническое и научное развитие приобретает взрывной характер, так что не исключено, что в обозримом будущем медицина изобретёт вакцины от лени, жадности, подлости и бессовестности.
  В любом случае, на пути к светлой (пусть и недостижимой) цели человечество будет становиться лучше, качественнее. Вот и нужно его увлечь. Не штыками и прикладами гнать, а именно увлечь образами будущего, в котором всем захочется пожить. Телевидение - очень хороший инструмент, вот его и нужно использовать. Нужны передачи о будущем и нужны люди, которые их будут делать. Вот с поиска подходящих людей и нужно начинать.
  Шестнадцатого июля 1954 года, товарищ Сталин-старший через Правду объявил о начале литературного конкурса на лучший научно-фантастический роман о далёком будущем с главным призом - экранизацией произведения на студии 'Уорнер Бразерс', или 'Уолт Дисней'.
  
  
  Третья Мировая война возобновилась в горячей фазе на Ближнем Востоке, 23 июля 1954 года.
  Слишком желанной добычей для соседей стало Королевство Саудовская Аравия, чтобы проводить независимую политику. Добычей относительно лёгкой и очень богатой. Спрос на нефть постоянно повышался, цена росла, достигнув уже шестисот рублей за тонну, а почти половина объёма, поступающей на мировой рынок нефти, добывалась слабой, не способной себя защитить, страной. Причём себестоимость добычи в этом средневековом королевстве составляла всего то шестьдесят рублей, то есть одну десятую от цены продажи, в три-четыре раза ниже, чем у основных конкурентов в регионе - Арабской Народной Республики (объединившей Египет, Сирию, Иорданию, Ливан, и часть Ирака) и Ираном (с большей половиной Ирака и Кувейтом).
  Не только нефть служила яблоком раздора. Королевский Саудовский дом финансово поддерживал радикальных исламистов во всех странах, которые уже становились большой проблемой и для шиитского Ирана, и для суннитской АНР. Словом, причина для войны имелась очень основательная, однако и шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, и президент Арабской Народной Республики Гамаль Абдель Насер проявили политическую мудрость и согласовали свои действия с руководством Советского Союза.
  Почему это важно - понятно. Нефть у Саудовских арабов покупали не только Восточная Азия, Западная Америка и вся Африка, но и русские для своих оккупационных зон в Европе, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и Южно-Африканском Союзе, так им было выгоднее, чем доставлять по всему миру свою из Сибири.
  
  Новую Организацию Объединённых Наций собирать не торопились. Куда торопиться, если Третья Мировая ещё не закончилась и до сих пор непонятно - сколько государств её переживёт и в каких границах, поэтому ни с кем больше, кроме русских, согласовывать такие вопросы было не нужно, а русские не возражали.
  Не смотря на выгодную торговлю с СССР (а на неё приходилось больше половины внешнеторгового оборота КСА), Саудовское королевство на сближение не шло. Оно не только не допустило на свою территорию ни одной Советской военной, или военно-морской базы, но и не разрешило участие Коммунистической партии в легальной политической жизни страны. Кроме того, первые эмиссары радикальных исламистов начали просачиваться в Среднеазиатскую Советскую Социалистическую Республику и на оккупированную территорию Турции. В общем - чирей созрел, но сам лопаться не торопился, так что хирургическую операцию признали нужной и своевременной.
  
  Саудиты купили очень много вооружений, но боеспособную армию создать так и не смогли. Что толку в танке, пусть и самом лучшем, если его экипаж делает в штаны даже при собственном выстреле? Что толку в самолёте, если механик Абдул никогда не выполняет регламент обслуживания и постоянно забывает свои гаечные ключи и отвёртки в воздухозаборнике?
  Своих Абдулов, конечно, хватало и в АНР, и в Иране, но там их, к счастью, к самолётам, да и вообще к технике, близко не подпускали. Их вооружали АК-47, надёжным как наковальня, и определяли в пехоту, где взводными командирами служили в основном советские добровольцы-наёмники курды* и афганцы**, а у них особо не забалуешь - звери, как есть дикие и лютые звери, только в человеческом обличии. Они не были такими образованными, как выпускники Советских военных училищ, но поддерживать идеальный порядок в своих подразделениях могли даже лучше. Русские всегда придерживались устава, поэтому Абдулы их боялись не сильно, а вот курды и афганцы дополняли устав личной инициативой, прекрасно понимая, что одним уставом эту сволочь в атаку не поднимешь. Это вам не русские...
  
  *Курдистан - часть Кавказской Советской Социалистической Республики
  **Афганистан - часть Среднеазиатской Советской Социалистической Республики
  
  Техники для армии, АНР и Иран вместе закупили вдвое меньше, чем одна Саудовская Аравия, зато она обслуживалась аккуратными и педантичными немцами, вся была на ходу и в достаточной степени освоена экипажами. В достаточной для этой войны, разумеется. Авиация худо-бедно летала, артиллерия стреляла, а танки больше не таранили друг друга при маневрах. В общем, меньше, да лучше.
  
  
  Товарищ Мао Цзэдун, присылку ему в помощь целого миллиона коммунистов-ленинцев из СССР, расценил как опасность. Не прямую опасность для себя лично, опаснее и так некуда - ситуацию Мао оценивал трезво, и прекрасно понимал, что жить он будет ровно столько, сколько ему позволят русские. Любой в его окружении мог оказаться псом Судоплатова, с ледорубом за пазухой. Далеко не все в ЦК КПК поддержали его идеологический демарш против Советского Союза, а решительных людей в ЦК хватало.
  Далеко не все - это ещё мягко сказано, на самом деле затеянные в СССР преобразования очень нравились подавляющему большинству в руководстве Коммунистической Партии Китая, то есть тем, кто знал реальную суть реформ, начатых великим северным соседом.
  Рядовые коммунисты Председателя Мао пока в большинстве поддерживали, но толку от этого было чуть. Рядовые китайские коммунисты точно также будут поддерживать любого Председателя КПК, который придёт на его место.
  
  Словом, убрать его русские могли в любой момент, но вместо этого затеяли непонятную игру, в которой его, Председателя Китайской Народной Республики, играли в тёмную. Его не лишили слова в Правде, хоть и перестали публиковать на первой полосе и даже затеяли полемику, в результате которой появилась миллионная добровольческая армия коммунистов-ленинистов, которую и отправили в помощь Китаю - вот вам товарищи возможность доказать свою правоту делом и вождь, товарищ Мао Цзэдун, который объявил себя единственным верным апостолом Ленина.
  Объявил-то объявил, но ведь не для того, чтобы воплощать ленинские идеи в Китае, а для того, чтобы их воплощали в Советском Союзе, однако его на этом этапе с лёгкостью переиграли.
  
  Русские всё сделали правильно, и именно это вызывало раздражение Председателя Мао. Ведь ленинский путь - это прежде всего право наций на самоопределение. Оно понятно, великорусский шовинизм был для космополита Ленина большим врагом, чем все эксплуататоры всего мира вместе взятые.
  А право наций на самоопределение - это мина замедленного действия, заложенная под любое многонациональное государственное образование, которая обязательно сработает, когда нации повзрослеют для самостоятельной жизни. К сожалению, эту мину разглядел не один Мао Цзэдун.
  
  Русские не стали дожидаться взрыва своей страны, а сами её разделили. Все взрослеющие нации, которые имели основания считать русских колонизаторами, были выделены в две республики - Кавказскую и Средне-Азиатскую. Во внешней политике они продолжали оставаться единой страной, а во внутренней получили полное самоуправление. Только какое может быть самоуправление, при такой экономической зависимости? Фикция. В общем, обезвредили мину. Теперь если и бабахнет, то только у многонациональных соседей. Тоже неприятно, но уже не смертельно. Для пущего эффекта, русские присоединили к КССР Курдистан, а к САССР - Афганистан.
  Ни курды, ни пуштуны (афганское большинство) русских колониалистами не считали, наоборот - считали освободителями и благодетелями. Они-то и стали самой надёжной опорой центральной власти на южных границах. И совсем не удивительно, что главами КССР и САССР были избраны именно этнические русские - друг к другу, населяющие их народы относились с гораздо большим недоверием, чем к бывшим колонизаторам. Да и не было ни у одного народа опыта собственной государственности, всегда их кто-то колонизировал.
  
  Потом русские затеяли чистку в Партии. Вернее, затеял это грузин Сталин, кроме него на такое никто решиться не мог, но он ведь сам про себя говорил - 'Я русский человек грузинской национальности'. И доверил русский Сталин чистку партии человеку, которого к большой политике нельзя было подпускать даже в наморднике - Павлу Судоплатову, главному диверсанту НКВД/МГБ. Итог ожидаемый. Из Коммунистической Партии РССР было вычищено три четверти 'попутчиков', среди которых оказались и все верные ленинцы, не принявшие новаторских идей Сталинизма.
  Теперь этих дураков-ортодоксов верных ленинцев отправили добровольцами в Китай. Ловко избавились под благовидным предлогом: - 'Считаете, что правильный коммунизм строят в Китае? Ну так и поезжайте в Китай, помогите товарищам, а мы посмотрим, что у вас получится. Если что-то хорошее, то и у себя введём, а на нет - и суда нет'.
  И ладно бы отправили только партийных еретиков низшего уровня, их удалось бы переварить, но нет. Возглавлять эту орду фанатиков-ортодоксов назначили Маленкова и Игнатьева, членов Президиума ещё Сталинского ЦК и секретоносителей высшего уровня допуска. Доверие проявили...
  
  И не принять их уже невозможно, очень ловко товарищ Сталин поймал товарища Мао за язык. Теперь отказать коммунистам-ленинцам без потери лица не получится, а значит, нужно решать, что с ними делать, пока они, как монголы, или маньчжуры не взяли в Китае власть. Вся история России состоит из отправок таких вот 'казаков' осваивать дикие земли - Урал, Сибирь, Дальний Восток. Похоже, дошла очередь и до Китая. Эти 'казаки-ленинцы' не долго будут беспрекословно подчиняться Председателю КПК. Не зря их русские отправили куда подальше. У каждого из этих 'казаков' свой Ленин в голове, и Мао для них в этом вопросе не большой авторитет.
  Тот-же Маленков Ленина лично знал. Если уж он пошёл против Сталинского большинства в своём Президиуме, не имея под командой миллионную армию, то с армией, да против какого-то туземного теоретика... При первом же конфликте, Маленков подберёт для КПК другого Председателя и присягнёт Москве на верность. Все русские казаки всегда так делали и будут так делать, хоть христианско-православные, хоть ленинско-коммунистические.
  
  Хотя, об этом пока не догадывается и сам Маленков, человек он не слишком умный. Его, очевидно, тоже играют в тёмную. Но играют наверняка, все ходы просчитаны. Мину ленинизма с Союза сняли и отправили дрейфовать по течению, и вот её принесло в Китай. Ещё более многонациональный и неоднородный, чем Советский Союз. Не случайно принесло, с определённой заданной целью. И отправить её дальше некуда и с боевого взвода снять невозможно. Дотянулся чёртов Ленин из могилы...
  
  - Товарищ Маленков, прямо скажу, задача перед нами стоит непростая. Это СССР обложился со всех сторон союзниками, поэтому у них есть время на сомнительные эксперименты, а мы сейчас самый настоящий фронт - Китай и Ленинская Коммунистическая Партия Китая с трёх сторон окружены врагами. На западе и юге копят силы самые настоящие средневековые монархии, на юго-востоке, американцы из КЗША продолжают угнетать Филиппины, на северо-востоке предатель Ким Ир Сен, оказавшийся очередным Наполеоном, так что скучать не придётся - это я вам обещаю. Ни вам с товарищем Игнатьевым, ни вашим людям. Каждый коммунист сейчас на счету. Кстати, товарищей, исключённых из КПСС за Ленинский уклон, необходимо немедленно принять в КПК с учётом их партийного стажа, то есть с того дня, когда они вступали в партию. Мы не делим коммунистов на своих и чужих.
  
  Намёк был более чем понятен. В Китае до сих пор действовала карточная система распределения, в которой коммунистам было положено больше. Чем больше стаж, тем больше благ. Такая социальная справедливость с Ленинскими принципами не расходилась. Пайки по карточкам, пусть и повышенные - это нормально, это не Капитал, это заслужили честно.
  
  - Спасибо, товарищ Мао. Я собирался об этом просить.
  
  - Это излишне, товарищ Маленков. Для КПК такое подкрепление - большое счастье. Не скрою, правый уклон и у нас поддерживают многие, так что не все вам будут здесь рады. Если столкнётесь со скрытым саботажем - немедленно извещайте меня. А пока давайте обсудим десант на Филиппины. Теперь у нас есть для этого силы.
  
  
  Пятого августа 1954 года, состоялось внеочередное заседание Президиума ЦК. Присутствовали: Председатель ГКТО, Первый секретарь Президиума ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета РССР, Верховный Главнокомандующий вооружённых сил Социалистического Содружества, Генералиссимус - Рокоссовский Константин Константинович; Председатель Совета Министров РССР - Косыгин Алексей Николаевич; заместитель Председателя ГКТО, Секретарь Президиума ЦК, министр Государственной Безопасности, Председатель Комиссии Высшего Партийного Контроля, маршал ГБ - Судоплатов Павел Анатольевич; министр Иностранных Дел - Громыко Андрей Андреевич; министр Внутренних дел, генерал-полковник - Меркулов Всеволод Николаевич; Военный министр, заместитель Командующего ВС Социалистического Содружества, Верховный маршал - Василевский Александр Михайлович; министр Государственного Контроля, генерал-полковник - Абакумов Виктор Семёнович; Первый Секретарь Московского ГК КПСС - Брежнев Леонид Ильич; заместитель Председателя Совета Министров, заместитель Председателя ГКК, министр Электронной промышленности - Лебедев Сергей Алексеевич; Председатель ГКК, Генеральный конструктор ОКБ-1,- Королёв Сергей Павлович; министр по Делам Молодежи и Спорта - Шелепин Александр Николаевич; министр ВМФ СССР, Адмирал флота Советского Союза - Кузнецов Николай Герасимович; Председатель Спецкомитета, Президент Академии Наук - Курчатов Игорь Васильевич; Председатель Госплана - Сабуров Максим Захарович.
  
  - Итак, товарищи, на повестке дня у нас возобновившаяся Третья Мировая война. Возобновившаяся в новом формате. Впервые Мировая война обходится без нашего участия, как одной из сторон конфликта, впервые мы с вами зрители, с чем всех и поздравляю! - открыл заседание Рокоссовский.
  
  - Не такие уж мы и зрители, Константин Константинович. - Судоплатов выглядел чрезвычайно довольным, и было отчего, - Если проводить аналогию с футболом - мы, скорее, арбитры. Поздравляю, товарищи!
  
  - Цинично это как-то, поздравлять с началом войны. - заметил Косыгин, - Тоже ведь люди. А ну как начнут ядерными бомбами кидаться?
  
  Такая вероятность не исключалась. Из девяти* ядерных держав, шесть вступили, или вот-вот вступят в войну, уклонились только СССР, Аляска и Израиль, а война - это дело такое... В ней все средства для победы хороши.
  
  *СССР, Аляска, США, КЗША, КЮША, Техас, Калифорния, Израиль и АНР (последние две страны имеют по одному трофейному британскому спецбоеприпасу).
  
  - Полно вам, Алексей Николаевич, в Ивана Карамазова то играть. Мы политики, представляющие свою страну, а политика - дело всегда циничное. Мы три войны на своём хребте вынесли, а американцы на этом богатели. Впервые мы с ними местами поменялись, отчего бы нам не порадоваться, за свой народ? Будем военной техникой и боеприпасами торговать. Не хватало у нас средств сделать бесплатным общественный транспорт, теперь точно хватит. Хватит ведь, Максим Захарович?
  
  - Хватит, Константин Константинович. - кивнул Сабуров, - Хватит и на общественный транспорт, и на реформу системы образования, и на освоение целинных и залежных земель. Чужая война - это очень выгодное дело, тем более что альтернативы нашим вооружением на рынке нет и не предвидится. Мы монополисты. Поздравляю, товарищи!
  
  - Спасибо, Максим Захарович. А от применения ядерного оружия, мы попросим все стороны воздержаться. Объявим, что будем рассматривать такие случаи, как преступления против человечества, а виновников ловить и судить в Монреале. Это, конечно, не стопроцентная гарантия, но это пока всё, что мы можем. Мы не можем угрожать ответным ударом из космоса - это только усугубит положение, ведь большинством погибших будут ни в чём неповинные гражданские. Рокуэлла таким не напугаешь, он на высшую меру себе давно насобирал, а вот его исполнителей можно. В том числе и лётчиков. Подумайте над текстом заявления, Андрей Андреевич. Оно должно внушать страх.
  
  - Будет внушать, Константин Константинович. - заверил Громыко, - Предлагаю как можно быстрее собрать в Москве саммит по ядерному разоружению и запрету на производство новых боеприпасов. Не дожидаясь учреждения новой ООН. Объявить об этом немедленно. В сочетании с предостережением от применения, эффект получим двойной. В любом случае - применят бомбу, или нет. А на основе этого саммита уже и формировать ООН. Или, Лигу Наций. Или как там это теперь будет называться...
  
  - А эти ООН, или Лига Наций нам точно нужны, Андрей Андреевич? - поинтересовался Василевский, - Мы и без них диктуем всем свою волю.
  
  - Диктуем, Александр Михайлович. - подтвердил министр Иностранных Дел, - Время сейчас военное и методы соответствующие, поэтому они встречают понимание. Но в мирной жизни лучше обходиться без откровенного диктата. Достаточно того, что новая организация расположится в Москве, а мы в ней будем единственными с правом 'вето'.
  
  - Товарищи! ООН мы уже обсудили и решение приняли, в сегодняшней повестке его нет. - остановил начинающуюся полемику Рокоссовский, - Сегодня мы собрались по поводу возобновившейся Третьей мировой. Нам нужно определиться - кому и в каком объёме помогать, чтобы добиться наилучшей для нас конфигурации мира.
  
  
  Пан-Американская Война началась седьмого августа 1954 года, с нападения Мексики на Техас. План у мексиканцев был очень незамысловатым - отвлекающий удар в Эль Пасо и основной по Сан-Антонио через Ларедо. Мексиканских генералов не смутило, что в Эль Пасо они столкнулись с ожесточённым сопротивлением, случайно оказавшейся там, бригады рейнджеров*, не смутило и то, что накануне Ларедо организованно покинули все англоговорящие жители. Мало ли что в этой жизни происходит, всяким случайностям в ней места хватает. Сомневающихся обозвали трусами и паникёрами, город разграбили, причём не только имущество сбежавших гринго, но и своих мексиканских соотечественников, и неспеша начали наступать на север, не встречая организованного сопротивления.
  
  *пограничники
  
  Восьмого августа, Конфедерация Южных Штатов Америки, без объявления войны атаковала Тексаркану и Бомонт*, но наткнулась на минные поля и очень умело подготовленную маневренную оборону. Как техасцам тайно удалось установить мины было решительно непонятно, равно как и откуда взялись эти отлично подготовленные мобильные батальонные группы. В отличие от Мексики, в КЮША имелись генералы и офицеры с реальным боевым опытом большой войны, которые отлично понимали - раз всё началось именно так, то Техас к отражению агрессии готовился давно и вдумчиво, а значит - сюрприз это хоть и первый, но далеко не последний. Наступление остановили, чтобы переоценить обстановку, дождаться подкреплений с бывшего Северного фронта, и, чем чёрт не шутит, успеха мексиканцев, который заставит Техас отвести часть своих сил на юг.
  
  *города на границе Техаса с Арканзасом и Луизианой
  
  На следующий день, девятого августа, Карибская Федерация и Республика Калифорния объявили войну Мексике и КЮША, и надежда на то, что мексиканцы могут поднажать, у генералов южан начала истончаться. С утра, десятого августа, в войну против Карибской Федерации вступила Бразилия, а одиннадцатого уже Куба объявила войну Бразилии, исполняя союзнический договор. Впрочем, Кубу никто всерьёз не воспринимал, а зря.
  
  Утром, одиннадцатого августа, США вышли из режима перемирия, прорвали изрядно прореженную линию фронта в Кентукки и захватили Форт Нокс, а двенадцатого, СССР предостерёг все стороны конфликта от применения ядерного оружия. Причём не дипломатическим путём и не дипломатическим языком. Правда опубликовала заявление Рокоссовского, что СССР будет считать такие случаи преступлением против человечества, а все преступники, отдавшие преступные приказы, или исполнившие их, будут обязательно пойманы, доставлены в Монреаль, там судимы, а потом повешены. Включая бортстрелков с бомбардировщиков и аэродромных техников, готовивших самолёты к вылету.
  'Ядерная бомба не эффективна против войск, прикрытых авиацией и ПВО. Ядерная бомба - это средство геноцида, средство уничтожения и устрашения мирного населения. Мы не будем угрожать ударами возмездия из космоса, такое возмездие только увеличит количество невинных жертв, но будьте уверены - все виновные обязательно окажутся на скамье подсудимых. Это я вам обещаю от имени всего Советского Союза'.
  
  Джордж Линкольн Рокуэлл* приказал изъять тираж Правды, но это только увеличило количество осведомлённых о предостережении русского вождя. Каждая местечковая газетёнка свою первую полосу верстала по материалам Правды, поэтому шестнадцатого августа об этом знали уже все заинтересованные.
  Семнадцатого, мексиканский корпус вторжения был разгромлен в бою под Коталлой. Остановленную минным полем, мексиканскую орду сначала накрыли огнём артиллерии и реактивных установок залпового огня, после чего поле боя около часа утюжили штурмовики Ил-40**. Воевать мексиканцы не умели, а мексиканские генералы не умели командовать. То есть умели конечно, но по-другому, там своя специфика - главной задачей для них было удержать в узде свою орду, чтобы она не разбежалась грабить окрестности, вокруг ведь столько всякого соблазнительного, поэтому передвигались мексиканцы плотной маршевой колонной. Как и полвека века назад, когда никакой авиации ещё не существовало.
  
  *Президент КЮША
  **в нашей истории не пошли в производство, из-за отказа Советской армии от авиации поля боя
  
  Это сражение вошло в историю как 'Техасская мясорубка'. В течение часа было убито, или искалечено более шестидесяти тысяч военнослужащих мексиканской армии. То есть по тысяче в минуту, или по семнадцать в секунду.
  'Шесть гектаров, покрытые человеческим фаршем, в некоторых местах ещё шевелящимся' - описал поле боя военный корреспондент 'The Dallas Morning News' в выпуске от восемнадцатого августа - 'Армия Мексики закончилась за один час, джентльмены. Я очень рад победе, но сейчас сильно жалею, что вызвался корреспондентом на эту войну. То, что я увидел - уже никогда не смогу забыть. Мы сделали более трёх тысяч снимков, но единогласно решили их не публиковать. Война - это не просто страшно, война - это настоящий ужас. Даже для победителей'.
  
  Армия Карибской Федерации наступала с самого начала войны, почти не встречая сопротивления. Основные силы Мексики воевали на севере, на юге сопротивлялись только бандиты, не желающие без боя отдавать свои кормушки. Но что может сделать банда настоящей армии? Только намотаться на траки бронетехники и послужить им смазкой. Карибская армия наступала неспеша, но очень основательно, тщательно вычищая на захваченной территории криминальный элемент. Иногда, до трети мужского населения какого-нибудь захваченного городишки. Да, до трети, но это не зверства, это ещё гуманно, на самом деле бандитов было не треть, а большая половина. Потом самим же придётся их судить, тратить на это деньги и время, так что лучше уж сразу передавить всю эту сволочь пока в плен сдаться не успели
  
  Карибская армия была самой боеспособной, из вступивших в эту войну. Что не удивительно, ведь её готовил Социнтерн, а ядро Социнтерна, готовили лучшие специалисты Советского союза. Самые лучшие. Профессиональная элита. К тому-же, некоторые из них влились в ряды интернационалистов. В рядах Социнтерна сейчас состояло девять Героев Советского Союза. Правда, считая и Камилло Сьенфуэгоса с Эрнестом Хемингуэем, получивших свои Звёзды в пятьдесят третьем. Зато остальные семеро были Героями ещё с той войны. Великой войны.
  
  Карибская армия перемещалась неторопливо, но неотвратимо, как асфальтовый каток, и восемнадцатого вечером заняла Теуакан. Город сдался тихо - и полиция, и бандиты сбежали на север, скорее всего в Мехико-Сити. Причём, по свидетельству местных жителей, бежали они чуть ли не в обнимку, но это неудивительно, полицейские в Мексике тоже бандиты, только на содержании у правительства.
  
  Вторжения бразильцев с юга, Рамон Меркадер* нисколько не опасался, через джунгли можно было пройти всего двумя путями, а их сейчас контролировали двадцать батальонов советских бойцов спецназа, добровольцев из Четырнадцатой ударной армии, 'Десантной армии вторжения', или, как её ещё называли - 'Армии Судного дня'. Именно эта армия легендарного маршала Олешева должна была отомстить американцам за ядерный удар по территории Советского Союза. Она готовилась именно мстить, поэтому все бойцы проходили подготовку в том числе и в качестве диверсантов-одиночек. Это люди, которые годами выживали в палатках на суровых скалах Чукотки, готовящиеся устлать трупами и украсить руинами путь от Берингова пролива до Вашингтона и Нью-Йорка, что им какие-то там бразильцы? Забавная экзотика, не более того.
  
  *Президент Карибской Федерации
  
  Герой Советского Союза, уже почти что дважды лауреат Нобелевской премии по литературе* Эрнест Миллер Хемингуэй, для Социнтерновской молодёжи был пятидесятипятилетним старцем. Самым старым в отряде - Эль Вьехо. Для него эта война была уже четвёртой**. Четвёртой Мировой. Хемингуэй был самым влиятельным журналистом в мире, самым богатым писателем, с самыми большими в истории тиражами (за исключением авторов Ветхого и Нового Заветов, издававшихся сборником, под названием 'Библия'), самым востребованным сценаристом, которому, кроме возможных проблем, уже вряд ли что-то добавит участие в четвёртой военной кампании, но соскочить с этой адреналиновой иглы он уже не мог. Для него было очень важно находиться в гуще эпохальных событий, видеть всё своими глазами, общаться с участниками, казалось, вот-вот ему откроется какая-то великая тайна, ради познания которой он и живёт.
  
  *в 1953 за 'Старик и море' (вместо мемуаров Черчилля), а в 1954 премию получит роман 'Коммунист и романтик' про Че Гевару
  **восемнадцатилетний Хемингуэй был тяжело ранен ещё в Первой Мировой, в Италии 8 июля 1918 года
  
  Тревожные симптомы для пожилого и очень богатого человека, громко кричащие о психическом нездоровье, и Хемингуэй их отлично слышал. Он сознавал, что уже ненормальный, но при этом понимал, что обратной дороги уже нет. Как только закончится война, закончится и его жизнь, поэтому он и сидел сейчас в грязном баре без названия, провинциального мексиканского городишки Теуакана, левой рукой отгоняя мух от бокала с мерзкой текилой, а правой записывая свои мысли в блокнот. Разные мысли. Например: 'Почему мухи атакуют бокал? Потому что эта текила - выдающееся дерьмо, даже в этом дерьмовом городишке. Если бы не мы, то тут так и жили бы до Конца Света. Бармен помесь свиньи и осла. Он и гадит, скорее всего не отходя, прямо под свою барную стойку'.
  
  - Гринго. - так Хемингуэя теперь называли только ветераны изначального батальона Социнтерна, а такой сейчас в их отряде был только один - подполковник МГБ СССР, Игнасио Луис Родригес Моралес. Первая нянька, первый учитель. Друг и брат, - Я надеюсь, ты это не пил? - подполковник Родригес запустил бокалом с дерьмовой текилой в свино-ослиного бармена, но тот чудом успел пригнуть голову.
  
  'Начо ненавидит свино-ослов и целил прямо в голову, но у бармена оказалась отличная реакция. Видимо, часто в него бокалами кидают...' - записал в блокнот Хемингуэй и поднял голову.
  
  - Конечно не пил, текила наверняка разбавлена мочой. А ты промахнулся, Начо. Стареешь.
  
  - Было бы очень странно, если бы я молодел. Не нужно с умным видом декларировать очевидное, а то в памятник превратишься. Пойдём, Гринго.
  
  - Не пойду. Я не твой подчинённый, а корреспондент Правды, пишу отчёт, пока время есть. Вот только что про тебя написал.
  
  - Не ври. Про меня тебе писать запрещено.
  
  - В Правду запрещено, а в блокнот - нет. Когда тебе разрешат написать мемуары, ты наверняка напишешь, что попал в этого ишака, а я опровергну, если доживу. Ты с меня немало крови попил, хоть в старости отыграюсь. Я участвую в операции, запретить ты это не можешь, никаких новых доводов у тебя нет, а старые меня не убедили.
  
  - Не очень-то и хотелось. Пойдём, тебе будет интересно. Там, от твоего приятеля О Лири, очень занимательный негр прибыл. Полковник ВВС США в отставке, Бенджамен Дэвис. Директор первой частной военной компании в новейшей истории, будет участвовать в нашей операции. Хочет оценить возможности геликоптеров в реальных боевых условиях. Первая современная частная военная компания, да ещё и с директором негром. Не знаю, разрешат ли тебе такое написать в Правде, но пообщаться с этим чудом тебе наверняка будет интересно. Скажи спасибо заботливому Начо, расплатись с этой свиньёй и пойдём.
  
  - Расплатиться должен ты, Начо. Ты не попал, а за неумелые броски я не плачу. А как этого негра к нам допустили?
  
  - У него допуск Гамма-2. А у меня приказ зачислить его в отряд рядовым, добровольцем из США. Пойдём, Гринго, тут такая вонища, неужели тебе самому не противно?
  
  
  Десантную операцию по захвату Леона готовили долго и тщательно. Этот город, в самом центре Мексики, с военной точки зрения был даже важнее, чем столица - Сьюдад де Мехико. В окрестностях Леона разместились три огромных тренировочных лагеря мексиканской армии, в которых одновременно проходили подготовку больше ста тысяч новобранцев. Больше ста тысяч нормальных людей, бандиты в армию не шли, им и так жилось относительно неплохо.
  Мексика готовилась к оккупации обширных территорий, поэтому лагеря располагались не только возле Леона, около Эрмосильо готовили ещё сто пятьдесят тысяч, а возле Монтеррея восемьдесят, но это были уже цели для Калифорнийцев и Техасцев. Им проще, доедут прямо на танках и всё передавят, а вот для армии Карибской Федерации, путь к Леону преграждал Мехико. Огромный город с сорокатысячным армейским гарнизоном, семьюдесятью тысячами полицейских и, как минимум, миллионом бандитов, которых в тылу было никак нельзя оставлять.
  
  Карибская армия была отлично оснащена, но крайне немногочисленна для контроля таких территорий, всего шестьдесят тысяч бойцов, включая службы тыла. Благодаря отличной подготовке и организации, эта армия способна была разгромить противостоящие ей силы мексиканцев и даже втрое больше, но не в городе, где не применишь тяжелое вооружение и авиацию. Если завязнуть в уличных боях, то сто семь тысяч подкреплений из Леона наскоро вооружат и отправят в столичную мясорубку, а допустить такого было нельзя, в этом случае город точно будет полностью разрушен. Нельзя было и обойти его, если вся эта сволочь разбежится из столицы, гражданской войны точно избежать не удастся. Словом, выбора не было - только десант в Леон с захватом военных складов и одновременным блокированием Мехико, хотя бы самых основных дорог, по которым можно уйти на автотранспорте, пешком побегут немногие. И так небольшие силы пришлось делить.
  
  Пятьдесят вертолётов СД-54* могли за один раз доставить тысячу двести человек десанта, но им не хватало топлива чтобы вернуться, поэтому первой целью был военный аэродром Леона, где это топливо имелось в наличии. Десять машин СУ-54 должны были поддержать десант огнём, а после ждать на месте пополнения боезапаса. Который планировалось доставить на захваченный аэродром вторым рейсом, вместе с техниками, запчастями, средствами усиления десанта и пополнением. К утру, когда окрестности аэродрома будут уже зачищены, прилетят десантно-транспортные Дугласы с пехотой и начнётся операция по захвату самого Леона. Военный корреспондент газеты Правда, Эрнест Хемингуэй и 'доброволец из США', 'рядовой' Бенджамен Дэвис, естественно, шли в первой волне.
  
  *взял среднее значение между реальными S-55 и S-65
  
  Полковник ВВС в отставке Дэвис оказался очень интересным собеседником. Директор первой в современном мире частной военной компании, созданной Майклом О Лири для выполнения контрактов в Африке, оказывается командовал целым авиаполком лётчиков-негров во Второй Мировой войне, пройдя славный путь от Алжира до Италии. Надо же, а ведь об этом ничего не писали, или писали так, что не заметишь, в какой-нибудь местной газетёнке на четвёртой полосе.
  Сейчас полковник работал на 'Счастливчика' О Лири, а через него на МГБ СССР. Хемингуэй в этом не сомневался, а Дэвис догадывался, но ничего не имел против. Комми оказались самыми эффективными не на словах, а на деле. Работать на их Госплан было счастьем для белых американских джентльменов-капиталистов, а работать на сам МГБ, несомненно, куда круче. Ведь МГБ командует целый русский Вице-Президент, а Госпланом какой-то обычный министр, которого и по имени-то почти никто не знает. Вот Судоплатова знают все. И Майкла О Лири тоже.
  'Бизнес для чёрных джентльменов' представлялся Дэвису занятием очень благородным. Действительно ведь, сами белые в Африке рабов не ловили, они придумали деньги и покупали людей у туземных вождей. Конечно, к купленным рабам они относились как к скотине, но туземные-то царьки-вожди и вовсе сородичей в рабство продавали. Кто больше виноват? Кому первому мстить? Бенджамен Дэвис для себя на эти вопросы уже ответил. В рабство их продали в Африке, Африке за это и отвечать. А для этого нужны геликоптеры, но слишком уж они дорогие, а бюджет ЧВК не резиновый, так что нужно их своим глазом в настоящем деле оценить. Новый русский штурмовик ИЛ-40 вдвое дешевле этой повозки, и лётчиков на них переучить не проблема. Директор ЧВК - это не командир полка, которому технику оплачивают налогоплательщики, а пополнение поступает по призыву, всё нужно считать самому.
  
  На подходе к Леону вертолёт начал производить противозенитные манёвры и разговор прекратился. Дэвис считал попавшие в бронированное брюхо машины пули, оценивал их калибр, и довольно щурился. Этот летающий танк можно сбить как минимум из Бофорса*, но откуда им взяться в дикой Африке? Хорошая машина! Очень хорошая! Отличная! 'Жди нас, родная Африка, мы скоро придём' - мысленно усмехнулся полковник Дэвис и погладил свой АК-47.
  'Русский - это тот, кто по-русски думает', вспомнил он, непонятую прежде фразу Сталина. Понял только сейчас, когда вот-вот начнётся бой тысячи против... Против? Против многих тысяч, но это совсем не пугало. Как конкистадоров Писарро не пугали миллионы дикарей. Со своим образованием и военным опытом, он оценивал этот батальон в степени, против мексиканской армии. Учитывая поддержку с воздуха, понадобится минимум дивизия, в этом месте и в этот момент, чтобы трупами завалить. Через пять часов будет уже поздно. 'Ну и затейники эти русские. А у нас геликоптеры только для флота закупали' - подумал Дэвис, когда вертолёт приземлился. В салоне вспыхнула зелёная лампочка, он вскочил и выпрыгнул вслед за Хемингуэем.
  
  *37 мм
  
  По воле языческой богини Фортуны, единственная очередь из курсового пулемёта, единственного поднятого в воздух истребителя, достигла своей цели одним единственным патроном. Пуля калибра полдюйма попала Хемингуэю в голову и..., натурально, разбрызгала её в стороны. В том числе и в Бенджамена Дэвиса, полковника ВВС США в отставке, к тому-же, упавшему на уже обезглавленный труп. Труп трижды великого, но не поверившего чуйке своей няньки Начо. Труп слишком гордого человека, чтобы жить среди нас, простых смертных, простым смертным. Равным себе он не считал никого, даже Сталина, и получил за это приз - вторую Звезду Героя. Посмертно, с установкой памятного бюста на Родине Героя.
  А его смерть ещё сто лет после будет рождать конспирологические версии, порой, диаметрально противоположные. Но стоит признать, что посмертно Хемингуэй получил не только ордена на крышку гроба, он ушёл в вечность в момент своей высшей земной Славы, да и как ушёл! Атакуя в первой волне легендарного десанта, про который позже напишут десятки книг.
  
  
  
  Мексика капитулировала самой первой. После взятия Леона десантом Карибской армии, а если точнее, то спецназом Социнтерна (армия блокировала Сьюдад де Мехико), мексиканцы держались ещё восемь дней, и за это время успели устроить два государственных переворота, второй уже в окружённом городе. Мехико не обстреливали артиллерией и не бомбили, но над городом постоянно висела эскадрилья ИЛ-40, пресекающая перемещение групп вооружённых людей и техники; в ключевые точки высаживались десанты, район за районом постепенно и почти без боя, переходили под контроль армии Карибской Конфедерации; а сумасшедшие мексиканцы, тем временем, с упоением и остервенением, делили власть. В итоге, они перебили всех офицеров и правительственных чиновников, так что некому было даже подписать капитуляцию. Государство Мексиканские Соединённые Штаты прекратило своё существование двадцать девятого августа 1954 года - в это день к Леону подошли авангарды калифорнийцев и техасцев.
  
  Конфедерация Южных Штатов продержалась почти на месяц дольше. Только потому, что наступающая армия США территорию не захватывала, а освобождала, действуя предельно деликатно. А куда торопиться? Армия КЮША попала в 'котёл' на границе с Техасом, хранилища ядерных боеприпасов и аэродромы захвачены десантами 'добровольцев' 'Четырнадцатой ударной' армии русских, население, в целом, радуется избавлению от нацистской диктатуры Рокуэла, так что лишние жертвы и разрушения - это удар по самим себе, по своим интересам. Конечно, после начнутся следствия, и ещё многие угодят под суд, но этим будет заниматься уже не армия.
  
  Шестнадцатого сентября 1954 года, войну Конфедерации Южных Штатов объявила Конфедерация Западных*, а двадцать третьего КЗША аннексировала Канзас.
  Двадцать первого капитулировала армия Южан в Техасе. Стодвадцатитысячная группировка сдалась семидесятитысячной. Слишком много внимания, после Второй мировой, американцы уделяли флоту, стратегической авиации и ядерному оружию, развивая вооружения для сухопутных войск по остаточному принципу. Не планировали они воевать на суше с равным противником, вот и поплатились. Русское оружие было эффективнее и надёжнее, а кроме того, армию Техаса (как и армии Карибской Конфедерации и Кубы) готовили советские инструкторы, по советским уставам, с учётом опыта войны против Британии и Второй Антанты. Да и не чувствовали южане своей правоты, далеко не все они были убеждёнными нацистами. Две трети личного состава не понимали смысла войны против Техаса. Взять реванш у Северян за поражение в Гражданской - да; отомстить им же за ядерные удары по Джексонвиллу и Норфолку - тоже да; но Техас-то здесь причём? Они ведь свои...
  Двадцать третьего сентября 1954 года, когда войска Северян уже взяли Атланту в полукольцо, застрелился Верховный Правитель КЮША Джордж Линкольн Рокуэл, а с ним ещё восемь высших должностных лиц, у которых не имелось ни единого шанса избежать смертного приговора Международного Трибунала в Монреале. Капитуляцию, двадцать пятого сентября, подписал Государственный Секретарь Лесли Трой Симпсон, доставленный для этого из Олешев-Сити, с конференции по обсуждению вопроса всеобщего ядерного разоружения. Война в Северной Америке закончилась.
  
  *Вашингтон, Орегон, Юта, Монтана, Вайоминг и Колорадо.
  
  
  Бразилия продержалась ещё три недели после этого. Вовсе не потому, что надеялась на победу, отнюдь. Просто им некому было сдаться, бои шли далеко на севере, в Амазонских джунглях, да и боями это назвать могли только никогда не воевавшие по-настоящему бразильцы. Так, локальные стычки - инструкторы учили Социнтерновскую молодёжь воевать в тропиках. Этот опыт ещё пригодится им и в Африке, и в Юго-Восточной Азии.
  
  Двадцать второго сентября 1954 года, войну Бразилии объявили Уругвай и Республика Аляска, а двадцать седьмого, кубинский десантный корпус, при поддержке Атлантической эскадры Аляски (с двумя авианосцами), захватил город Порту-Алегри (столицу штата Рио-Гранде-ду-Сул, не так давно отторгнутого Бразилией у Уругвая).
  Президент Бразилии Жетулиу Дорнелис Варгас стреляться не стал и четырнадцатого октября лично подписал капитуляцию. Первая Пан-Американская война закончилась.
  
  Конференция победителей проходила в Далласе. Техас стал первой жертвой вероломного (хоть и ожидаемого) нападения и принял на себя главный удар, так что выбор места проведения спора не вызвал.
  Майкл О Лири присутствовал на конференции в качестве личного советника Президента США Марка Уэйна Кларка, но эта скромная должность ирландца совсем не соответствовала его реальному политическому весу. 'Счастливчик' внештатно советовал всем, без исключения, президентам бывших США, но и это ерунда, 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинг' владела активами, которые, через цепочки подрядчиков, обеспечивали работой до восьми миллионов американцев. Бизнес, которым управлял 'Счастливчик', рос как на дрожжах.
  
  Осторожно скупать акции компаний в США, Майкл О Лири начал, как только Марк Уэйн Кларк угостил его гамбургером. Кларк выглядел вменяемым парнем, хоть и был генералом, на такого можно было немножко поставить. Когда Президент США дал добро на тайную встречу в Олешев-Сити, на него было поставлено ещё немножко, а после встречи со Сталиным в Берне, Майкл велел вкладывать в акции компаний США все свободные средства, до последнего цента.
  Будучи министром Торговли в правительстве Макартура, ирландец контролировал патентное бюро, а также владел полной информацией по реальной стоимости активов, вот все эти знания он и унёс собой, уволившись очень вовремя.
  И вот, бешеный псих Макартур и вся его сумасшедшая администрация уже сидят в клетках и ждут суда, а мистер О Лири, имеющий практически неограниченный кредит Госбанка РССР, выкупает компании, владеющие наибольшим потенциалом, или нужными ему и партнёрам патентами.
  
  Русских интересовали 'Дженерал Электрик', 'Дженерал Динамик' и 'Эй Ти энд Ти'*, акции которых скупались на самом дне, в среднем, за восемь процентов от котировок декабря 1952 года. К этому моменту контрольные пакеты трёх крупнейших компаний США были скуплены за цену одной подводной лодки, принадлежащей 'Дженерал Динамик', первой в мире атомарины 'Наутилус'**. Блистательная финансовая операция, а ведь она ещё не закончилась, теперь предстоит не торопясь распродать активы, скупленные со спекулятивным интересом.
  
  *Американский Телеграф и Телефон
  **первая в мире подводная лодка с ядерным реактором. Очень удачная конструкция
  
  Для себя Майкл О Лири приобрёл 'Макдоннелл Эйркрафт', который совсем не заинтересовал русских. Ведущих специалистов они из компании уже переманили в 'Боинг' и 'Дуглас-Локхид', а прочую добычу оставили свободному рынку, чем ирландец и воспользовался. Ему понравилась команда вчерашних студентов, которые не смирились с поражением. Да и наработки у них имелись неплохие.
  'Дуглас-Локхид' и 'Боинг' сожрут рынок авиаперевозок? Да пусть жрут, не чужие, тоже ведь собственность 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга'. А 'Макдоннелл' будет заниматься малой авиацией, в том числе и реактивной. Города с населением в тридцать-пятьдесят и даже сто тысяч жителей просто не обеспечат пассажирский и грузовой поток для больших самолётов, а ведь таких городов гораздо больше, чем миллионников. Так что если заняться малой авиацией не по остаточному принципу, а как основной деятельностью, то перспективы вырисовываются очень неплохие.
  А, кроме того, космические спутники - это ведь тоже летательные аппараты. Конечно, все прорывные космические разработки русские будут забирать, но, во-первых, забирать не бесплатно, а с соответствующим перераспределением долей в Холдинге, и, во-вторых, успешные космические проекты послужат 'Макдоннеллу' отличной рекламой. Всё равно он достался почти бесплатно, так почему бы не поэкспериментировать?
  
  Перед вылетом в Даллас, Майкл О Лири дал команду начинать фиксировать прибыль - потихоньку (чтобы не сломать растущий тренд) распродавать спекулятивные активы. Пока потихоньку, но если на конференции кто-то сильно заупрямится (прежде всего президент КЗША Иден Дьюри), то его можно будет мотивировать перспективой обвала фондового рынка. Деньги на этом, конечно, потеряет и сам 'Счастливчик', но что такое деньги?
  Самый богатый человек в мире давно перестал считать деньги ценностью самой по себе. Он теперь был в курсе, как делается Большая политика, и отлично понимал, что ценностями этого мира владеет только с позволения русских комми. А они парни резкие, вон как быстро старую элиту Америки отправили на кладбище. В общем, Майкл О Лири прекрасно понимал своё место в мире, он владел только тем, что ему разрешали русские, и до тех пор, пока это не понадобится самим русским. Деньги для него теперь были некими абстрактными цифрами, своеобразным счётом на табло в игре для очень немногих.
  Но выигрывать с крупным счётом ведь приятно всем игрокам, всем хочется делать счёт всё разгромнее и разгромнее. Чтобы тобой восхищались, чтобы тебе рукоплескали, чтобы о тебе написали в учебниках истории. Поэтому до конфликтов лучше не доводить.
  
  Договориться удалось. В составе США остались тридцать пять штатов - самые экономически развитые; в КЗША, к Вашингтону, Орегону, Юте, Монтане, Вайомингу и Колорадо отошёл Канзас; в Республику Техас (с Нью-Мексико) - Оклахома; а Калифорния осталась при своих (с Невадой и Аризоной). Золото из Форт Нокс и хранилища Федерального Резервного Банка договорились разделить по количеству штатов, а не населения - это была единственная уступка, сделанная малонаселённому Западу.
  Зато теперь снимались все ограничения на движение товаров, капиталов и рабочей силы, что вскоре неминуемо превратит этот самый запад в экономическую колонию мощных соседей, так что золото им дали подержать на время, подержать и порадоваться.
  Аляска в Северной Америке ни на что не претендовала, да и Штатов в её составе не было, только территории юго-востока Канады, Англия с Уэльсом, Гавайские острова и Зона Панамского канала. Ни на что не претендовала, но и от общего рынка уклонилась. Не нужен ей был этот рынок, Аляске хватало Советского (со всей Западной Европой, Турцией, Южной Африкой, Австралией и Новой Зеландией). Плюс контрибуция с Бразилии, плюс обширные пастбища в (теперь уже Уругвайском) Рио-Гранде-ду-Сул.
  В Филадельфию, президент США Марк Уэйн Кларк и его личный советник Майкл О Лири, вылетели вечером, двадцать шестого октября 1954 года.
  
  - Хочу тебя поблагодарить, но сам не пойму за что. - задумчиво произнёс Кларк, сидевший в кресле напротив, поднимая бокал, с уже традиционным 'Талламор Дью' - Всё, что ты сделал, сделал это для себя, себе на пользу, но именно благодаря этому мы и договорились.
  
  - Что хорошо для Майкла О Лири, то хорошо и для Америки. - согласился ирландец, отпивая свой виски, - Поблагодари меня за то, что я теперь всё-таки больше американец, чем ирландец.
  
  - Благодарю. - Марк Кларк отсалютовал своим бокалом и сделал глоток, - Кстати, ты в курсе, что Мэн и Вермонт готовят референдум о присоединении к Аляске?
  
  - В курсе, конечно. Я на этом даже немного зарабатываю, но будь уверен, что Аляска к себе никого не примет. Во всяком случае, в ближайшие лет двадцать. Гриннинг даже не прислал на конференцию уполномоченного официального представителя, только наблюдателей, он не претендовал ни на вхождение в наш общий рынок, ни на часть золота Форт-Нокс, или хранилища Федерального Резервного Банка. Русским всё это неинтересно, а Аляска, считай, четвёртая Советская республика, хоть об этом пока и не объявлено. Русским хватает своих забот. Их слишком мало для освоения такой территории в приемлемые сроки. Двадцать лет - это минимум. Этого времени хватит, чтобы все успели выучить русский язык.
  
  - Двадцать лет... Это очень хорошо. Надеюсь, что не доживу. Трудный у русских язык, как и у всех азиатов. С двойным, а то и тройным дном. Да и вместо букв - какие-то иероглифы. А за добрую новость спасибо, Майкл. Я себе уже всю голову сломал, в раздумьях - как пресечь свой сепаратизм, но при этом не пресечь его у наших западных соседей.
  
  - Так раньше бы спросил. - пожал плечами О Лири и сделал ещё глоток, - Запад тебе присягнёт, как только ты выиграешь официальные выборы в США. Русским больше не нужна война в Америке, они уже поимели с неё всё, что планировали. Теперь им нужен мир, чтобы спокойно работал их Госплан и получал необходимое. Если ты не собираешься конфисковывать имущество русских, запад тебе отдадут, не сомневайся. Так что готовься воевать с китайцами за Филиппины, Сэр Президент. Давай подремлем, Марк. У меня в Филадельфии много дел, хотелось бы хоть чуть-чуть отдохнуть.
  
  
  Конференция государств-победителей Бразилии прошла в Монтевидео с шестнадцатого по девятнадцатое ноября 1954 года. По итогам войны Уругвай вернул себе штат Рио-Гранде-ду-Сул; Карибская Конфедерация, Республика Аляска и Социалистическая Республика Куба разделили четыре миллиарда рублей контрибуции в пропорции два-один-один, а кроме того, получили от Уругвая земли под пастбища, в тридцатикилометровой полосе вдоль новой границы с Бразилией. Не в суверенное владение, юрисдикция осталось уругвайской, но в собственность компаний, принадлежащих правительствам трёх государств-союзников.
  Такой 'коммунизацией' региона остались недовольны и осудили Аргентина, Чили, Перу и Парагвай; а поддержали Боливия и Эквадор. Континент затих, но затих ненадолго, разделившись на два примерно равных (по численности населения и экономическому потенциалу) лагеря, с враждебными идеологиями.
  
  Пан-Американская война закончилась, но спрос на различные вооружения советского производства только увеличился. И если у Аляски, Карибов и Кубы имелись собственные каналы со схемами оплаты взаимозачётом; то для остальных, 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинг' в этом вопросе был незаменим. То есть, заменим, конечно, но намного дороже. Русские больше не нуждались в импортных поставках чего бы то ни было, а где тому-же Уругваю взять рубли?
  Андрес Мартинес Труэба, председатель Национального Совета Правительства Уругвая, пожилой джентльмен семидесяти лет, неплохо говорил по-английски.
  
  - ... нам нужны эти геликоптеры, мистер О Лири.
  
  - Геликоптеры нужны всем, Сэр, но за них нужно платить рублями.
  
  - Я уверен, что вы сможете что-нибудь придумать. У вас отличная репутация.
  
  - У меня отличная репутация, но у вас ужасные законы, Сэр. Извините, но это мнение моего юриста. С вашим законодательством невозможно работать в кредит под залог - как бы грамотно не был составлен контракт, залог придётся выигрывать в суде, а на это уйдут годы, деньги и нервы. Римское право и Наполеоновский кодекс - это полнейший анахронизм, навязанный вам извне, чтобы удержать в статусе недоразвитого государства, а вы этим гордитесь.
  
  - В Аргентине такие-же законы, однако с Пероном вы договорились.
  
  - Вас неверно информируют, Сэр. Мы договорились продолжать договариваться, всё остальное - выдумки аргентинских газет. Залог меня и в Аргентине не интересует. Только передача актива в собственность 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга'.
  
  - Какого актива, если не секрет?
  
  - Конечно, это секрет, Сэр. - с трудом подавил усмешку ирландец, этот дед во фраке и накрахмаленной сорочке был ему симпатичен. Благообразный такой абориген. Прототип для персонажа романа про индейцев новейшей истории, Чингачгука, или как его там... - Мне интересен участок земли под аэропорт около Порто-Аллегре. Тысяч десять-двенадцать акров. В частную собственность, без какого-либо обременения. Можно обсудить базу вашего Военно-морского флота в порту Монтевидео, или военного аэродрома в районе Карраско, в Канелонесе. Но всё это должно продаваться сразу с разрешениями на строительство новой инфраструктуры и коммерческой эксплуатации. В качестве бонуса, я готов выкупить 'Сентенарио'* со всем парком и построить там современный стадион, пятизвёздочный отель и парк развлечений общего пользования.
  
  *стадион первого Чемпионата мира по футболу 1930 года
  
  - У вас есть подрядчики в Уругвае, мистер О Лири?
  
  - Пока нет, Сэр. Не было нужды.
  
  - Я мог бы порекомендовать.
  
  - Это обсуждается.
  
  
  С семнадцатого по девятнадцатое ноября 1954 года, в Пекине проходил Пленум ЦК КПК, участие в котором приняли, кооптированные в состав ЦК Китайской компартии, товарищи Маленков и Игнатьев.
  Они оба уже не раз пожалели о выборе ленинского пути, хитрая сволочь Мао плевать хотел на Ленина, когда ленинские нормы не совпадали с его планами. Причём обосновывал это тем, что будь сейчас Ленин на его месте, он именно так и поступил бы. Ведь Ленин был Гением и моментально вник бы в китайскую специфику, а вам нужно время чтобы освоиться, товарищи.
  
  Армию у Маленкова и Игнатьева забрали играючи, включив по роте наших добровольцев в каждый китайский батальон для сплачивания и поднятия боевого духа в НОАК. Ленин поступил бы именно так! Ведь китайская армия самая многочисленная на планете, но пока ей не хватает выучки и опыта. (ещё еды, вооружений, боеприпасов, обмундирования и желания воевать, но это товарищ Мао оставил читать между строк).
  По сути, этот поганец нагло присвоил себе право говорить от имени Ленина, а вялые Маленков с Игнатьевым своим присутствием это право легитимизировали. Разумеется, они не были людьми глупыми, в чём-то даже очень умными, но... Будённый сказал-бы: 'Тилигены хреновы'. Отличные исполнители, но в политике полные импотенты. Мао же реально был Вождём. Калибром, конечно, поменьше Сталина, но, чтобы подавить волю интеллигентов, этого хватало вполне.
  
  'Революция только начинается!' - под этим лозунгом проходил Пленум ЦК КПК. Продолжением революции должна была стать оккупация Филиппин. Вернее, конечно, освобождение от колониального гнёта американских империалистов, как бы они сами себя не называли. Но империалисты занесли заразу, и её придётся лечить. Долго и упорно. До последнего лавочника, до последнего деревенского кулака.
  Но сначала - 'Азия для азиатов'. Американцев нужно вышвырнуть, и теперь это вполне реальная задача. Применить ядерное оружие они больше не посмеют, тем более что в десанте участвуют и русские коммунисты-ленинцы.
  
  Кроме того, Пленум ЦК КПК осудил правый уклон в СССР, впервые официально признав Советский Союз возможным вероятным противником. Решения Пленума были опубликованы в том числе и в Правде, иллюстрированные фотографией улыбающихся Маленкова и Игнатьева.
  Просто удачно пойманный кадр, дежурные улыбки, в ответ на очередную глупую азиатскую шутку, но кому теперь это объяснишь? Назад пути уже точно нет. Даже на область, как Берию, не посадят. Да и позор-то какой. Целый миллион за собой увлекли и бросили, а ведь Мао их спалит в своём Филиппинском десанте, как хворост. Операция там была спланирована по принципу 'Завалим мясом'.
  
  В СССР на решения Пленума ЦК КПК не отреагировали никак. Вернее, официально никак. Только товарищ Сталин в своей колонке назвал Мао Цзэдуна красным Бонапартом и выдающимся демагогом, превзошедшем в болтовне самого Троцкого. И ярким примером того, что Императора способна породить даже коммунистическая идеология.
  
  Несмотря на откровенно недружественную риторику, Советское руководство не стало ограничивать Китай в закупках вооружений. Даже флот им продали. Трофейный. Бывший английский. Всё, что уцелело после ядерного удара по Скапа-Флоу и было захвачено на Мальте: один авианосец, два линкора, шесть крейсеров и почти полсотни эсминцев - участники ещё Второй мировой войны. Осваивать, содержать и модернизировать это старьё, ВМФ СССР не собирался, эскадренных артиллерийских сражений больше не предвиделось, поэтому все трофеи дожидались очереди на разделку в металлолом, и продажа их Мао Цзэдуну, пока у того имелись средства от ограбления Тайваня, Гонконга, Макао и Сингапура, была очень выгодной сделкой. Втрое дороже цены металлолома плюс экономия на разделочных работах. Второй плюс - это должно стимулировать к покупкам КЗША. Так и получилось.
  
  Конфедерация Западных Штатов Америки теперь тоже активно вооружалась. Собственная армия у неё была небольшая, зато не было недостатка в филиппинских добровольцах. Филиппинцы отлично знали, что творилось на уже оккупированных Китаем территориях - на Окинаве, в Сингапуре и континентальной части Малаккской Федерации, а потому готовились стоять насмерть.
  Азия - для азиатов? А причём тут китайцы, они одни азиаты что ли? Японские азиаты Филиппины уже однажды освобождали, так что спасибо, больше не нужно, сами как-нибудь. Десятимиллионной армии филиппинцам, конечно, не собрать, но нужды в этом и не было.
  Все свои силы Китай на острова не высадит, как минимум половину придётся оставить для контроля оккупированных и освобождённых территорий, а также для охраны мирного труда китайских рабочих и крестьян. Без охраны они мирно трудиться не будут, сразу же начнут бунтовать. Это воевать китайцы не любят и не умеют, а бунтовать очень даже. В этом они пока бесспорные чемпионы мира.
  
  Но и пять миллионов за один раз высадить на Филиппинах невозможно, самое большее миллион, да и то для этого придётся мобилизовать все торговые и даже рыбацкие посудины. Вот и готовились западные американцы с филиппинцами к перемалыванию пяти волн десанта, по миллиону в каждой. Готовились серьёзно, с привлечением военных специалистов, в том числе и из Японии.
  Свою армию японцам иметь не разрешили, но толковых военных командиров, с большим опытом боёв на Дальневосточном театре военных действий, призвали в Советскую Армию инструкторами и советниками, вот их и отправили. Они эти Филиппины и сами завоёвывали, и потом отбивали там вторжение американцев, так что местные условия, как и филиппинцев с китайцами, они знали лучше всех. При этом, китайцев люто ненавидели за захват островов юго-западной Окинавы.
  
  В общем, лёгкой прогулки у НОАК не получится, несмотря на десятикратное превосходство в живой силе. В лучшем случае, Мао получит нескончаемую партизанскую войну, а в худшем просто угробит половину армии, ничего не добившись. Хотя, о лучше и хуже, тут можно поспорить, как с выбором между ужасным концом и бесконечным ужасом.
  
  Товарищи Маленков и Игнатьев осознали это слишком поздно, и назад пути уже не было. Игнатьев застрелился через сутки после окончания Пленума ЦК КПК, на столе перед ним лежала Правда, развёрнутая третьей полосой, с фотографией улыбающихся его и Маленкова.
  Тело Ленина, без лишней помпы, захоронили рядом с матерью в Ульяновске, как он и завещал, а генерал-полковника Семёна Денисовича Игнатьева, с воинскими почестями, похоронили в Жукове (бывшем Харбине).
  
  Георгий Максимилианович Маленков оказался сильнее, он лично возглавил первую волну десанта на Филиппины и без вести там пропал. Сгинул. Очень жаль. Он не был дураком, слабаком, или трусом, просто плохим политиком. Не повезло ему. Впрочем, как и Игнатьеву, и ещё почти сотне тысяч (как их назвал товарищ Сталин) 'Слишком ярко красных'.
  С двадцать шестого ноября по девятнадцатое декабря 1954 года китайцы доставили на Лусон две волны десанта, в общей сложности около миллиона человек. Вернее, отправили они около миллиона, а сколько их добралось до острова - можно только гадать. Флот КЗША вступил в сражение на границы территориальных вод и кроме авианосца, линкора, двух крейсеров и одиннадцати эсминцев, ему удалось повредить часть десантных судов, во всяком случае, во второй волне их участвовало почти на три сотни меньше. Но китайцев было много, очень много, больше полутора тысяч посудин, да и погода им помогла - они сумели высадиться и захватить плацдарм в Дагулане, сумели даже завезти на него вторую волну, но на третью запала уже не хватило.
  Распогодилось и на охоту вышла авиация американцев, как на учениях отстреливая древние (постройки начала века) сухогрузы, с паровыми машинами на угле; такие-же древние грузопассажирские пароходы и даже рыболовецкие траулеры, мобилизованные для этой кампании.
  Да ещё и помощь подоспела - США отправили добровольцев-лётчиков вместе с самолётами ещё до начала конфликта, сразу после капитуляции КЮША. В основном южан и отправили - искупать грехи кровью. А что такое работа фронтовых штурмовиков ИЛ-40 по плотным массам, не прикрытым ПВО, весь мир узнал ещё семнадцатого августа, после полного разгрома мексиканского корпуса вторжения в Техасе. Правда, тогда об этом только писали, а в этот раз опубликовали фотографии и даже киносъёмку.
  Тело генерала-армии Маленкова так и не нашли. Когда в фарш перемалывается почти полмиллиона человек, такое не удивительно. И ладно бы погиб только Маленков, но вместе с ним сгинули шестьдесят восемь расовых китайских генералов - Народно-Освободительная Армия Китая оказалась на грани мятежа, о продолжении Филиппинской кампании можно было забыть. Забурлил и ЦК КПК, перед Мао встала нелёгкая задача удержания власти.
  
  
  Двадцать третьего декабря 1954 года, вернувшегося из поездки по Латинской Америки Майкла О Лири, пригласил на ланч президент США Марк Уэйн Кларк.
  В декабре министры Финансов и Торговли США Джеймс Галлахер и Роджер Фицпатрик (оба ирландцы) подписали в Москве ряд соглашений, самые значимые из которых: кредитное - шестьдесят миллиардов рублей под один процент годовых на двадцать лет, торговое - снижающее таможенные пошлины на товары из США до уровня стран Соцлагеря и соглашение о безвизовом туризме и упрощении процедуры оформления права на проживания и работу.
  
  На новостях из Москвы, курс доллара США укрепился к рублю и доллару Республики Аляска на пять процентов, а к валютам западных и южных соседей (бывших соотечественников) почти на десять. Фондовая биржа выросла больше чем на тридцать процентов за неделю, в основном за счёт притока средств из КЗША, Калифорнии и Техаса. Финансовые аналитики начали выдавать прогнозы по инфляции на 1955 год в рамках от двух с половиной до трёх процентов, а по росту экономики от шести до восьми. К американцам вернулась уверенность в завтрашнем дне.
  Рейтинг президента Кларка на новостях из Москвы взлетел как русская космическая ракета. На выборах четвёртого марта, за него собирались проголосовать около девяноста процентов американцев, из имеющих такое право*, но и это ещё не всё.
  
  *лишены права избирательного голоса все получатели социальной помощи
  
  Популярность Марка Уэйна Кларка зашкаливала и в Конфедерации Запада. А всё из-за его высказывания, что война на Филиппинах ничем хорошим для КЗША закончится не может: 'Даже если им удастся отстоять свои базы, пользу из этого извлекут только филиппинцы. Как только исчезнет угроза со стороны Китая, они скажут - Окей! Спасибо вам за помощь, американские парни, а теперь езжайте домой, дальше мы сами справимся. И уехать придётся...'
  Филиппины отстоять удалось, в том числе и благодаря своевременной помощи восточных соседей, но потери понесли довольно существенные, особенно во флоте. И главное - никакой выгоды от этой победы не получили. Филиппинцы пока не прогоняли, опасность для них ещё не миновала, но в ближайшем будущем такая перспектива вырисовывалась очень реально. Никакого влияния на выборы руководства страны у американцев не было, как не было и каких-либо значимых привилегий в торговле. На бумаге-то они были, а на деле - равными условиями наделялся РССР, конкурировать с которым КЗША был не в состоянии. Ну и для чего охранять эти чёртовы Филиппины, делать больше нечего?
  Политический парадокс - президент КЗША Иден Дьюри, сразу после блистательной военной победы начал стремительно терять популярность как политик. Конечно, на это наложились и другие события, но всё равно случай небывалый.
  
  Недавно открывшийся 'Эйзенхауэр лаун-теннис энд гольф клаб', в который Марк Уэйн Кларк пригласил Майкла О Лири, принадлежал группе ирландских джентльменов, бывших убийц, рэкетиров, сутенёров, нелегальных ростовщиков и подпольных брокеров из банды 'K&A', банды, которую сколотил ещё отец Майкла для занятия бутлегерством. Все ирландцы родственники, но эти джентльмены были 'Счастливчику' родственниками очень близкими (по ирландским меркам), так что ничего удивительного, что самый богатый человек мира вложился в покупку и реконструкцию старого 'Филадельфия Кантри Клаб' и передал его своим близким.
  Шикарный получился клуб, с лучшими в Филадельфии отелем и рестораном. Зима, в теннис и гольф никто не играет, а посетителей всё равно полно.
  
  Перекусили, Майкл О Лири рассказал о конференции в Монтевидео, Марк Уэйн Кларк о встрече с губернаторами штатов Монтана, Вайоминг, Колорадо и Канзас. Сепаратизм в КЗША набирал обороты. Хотя... Как можно называть сепаратизмом естественное желание вернуться домой? Тем более, что дома опять и спокойнее, и перспективнее, и налоги меньше. Победоносная война с Китаем приносила Конфедерации Запада славу, но уносила при этом кучу денег. Славу она приносила президенту Идену Дьюри, а платили за это все, без исключения, так что ничего удивительного.
  
  Обсудили отказ России (а именно так в мире называли РССР) в предоставлении Китаю кредита и снижением уровня дипломатических отношений между ними с чрезвычайных и полномочных послов до обычных посланников.
  
  - Мао конец. Русские низвели его на уровень африканского царька.
  
  - Похоже на то, - усмехнулся Марк Кларк, - кстати, про Африку. Как там полковник Дэвис? Оправдал мою рекомендацию?
  
  Частную военную компанию ирландец создал по поручению МГБ и на долю русских в 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинге'. То есть, в случае провала этой затеи убытки покрывались за счёт их доли, а в случае успеха прибыль получали все, так почему бы и нет. Усложнялась задача вводной - наёмникам предстояла 'работа' в Африке, поэтому они должны быть расовыми неграми. С простыми бойцами проблем не было, а вот кого назначить директором и командиром? Майкл О Лири обратился за советом к Кларку и тот не подвёл.
  Полковник ВВС США в отставке Бенджамин О. Дэвис-младший* выглядел слишком белым для негра и это был единственный его недостаток в должности директора и командира этой специфической ЧВК. Молодой (сорок два года), хорошо образованный, эрудированный и энергичный. К тому-же, как это не удивительно, родился он во вполне респектабельной семье. Оказывается, его отец, Дэвис-старший был первым негром-генералом в армии США. 'Чего только в этой вашей армии не бывает' - искренне удивился тогда ирландец, читая досье, любезно предоставленное ему министром обороны, - 'Негр и генерал! А им всё мало, неграм этим... Так чего они хотят - президентами быть что ли?'. Дэвис-младший получил полковника ещё во Вторую Мировую, и обязательно перегнал бы папашу в чинах, если бы не фиаско в Корее. Всех, прошедших через русский плен, включая нынешнего президента Кларка, из армии на всякий случай уволили при агрессивном олигофрене Макартуре. Впрочем, за полковника Дэвиса ему как раз спасибо. Так бы мог сгинуть во Вторую Гражданскую.
  
  *реальный исторический персонаж Бенджамин О. Дэвис-младший в 1954 году был полковником
  
  - Более чем, так что я тебе должен. Этот полковник ещё войдёт в историю, талантов у него хватает.
  
  - Если должен, то принимай должность вице-президента.
  
  - За одного, пусть даже перспективного негра? Это слишком, Марк. Я заплачу за ланч и в расчёте.
  
  - И где твой патриотизм, гражданин?
  
  - Потерялся где-то в Ирландии. Или в Калифорнии, сейчас сложно сказать. Хватит о делах, как сам-то? Как твои мемуары?
  
  - Забросил я эту писанину, не до неё мне сейчас. Да и жизнь повернула совсем не в ту сторону, что я ожидал. Мемуаров теперь ещё долго не будет, я сейчас нахожусь в процессе переосмысления бытия и своего места в истории. Звучит немного пафосно, но кандидату в новые отцы-основатели это простительно.
  
  - Зря забросил. Пусть будут не мемуары. Пусть это будет автобиографический роман, как пролог к мемуаром отца-основателя. Пусть он закончится на твоей отставке из армии США. Я готов выкупить права на издание и экранизацию.
  
  - Да говорю же тебе - бросил я писать. Не до того сейчас.
  
  - Допишем, - нисколько не смутился Майкл О Лири, - хронология событий известна поминутно, нужно только вписать в неё тебя. Вернее, подать её от твоего лица. Специалистов я найду, они с твоих слов напишут и роман, и сценарий для фильма, а ты только одобришь понравившийся вариант. Сто тысяч рублей и десять процентов прибыли с тиражей и кинопроката. По рукам?
  
  - Я бы тебе и бесплатно отдал.
  
  - Я знаю. Считай это благодарностью за полковника Дэвиса. Ты же мне как частное лицо советовал, я так же и отвечаю. Я даже подскажу тебе, куда эти деньги вложить.
  
  - Это будет выглядеть, как взятка.
  
  - Да брось. Взятка за что? Разве я прошу каких-то преференций? Если хоть кто-нибудь об этом заикнётся - засудим и разорим, чтобы больше никому неповадно было. Поэтому и нужно сегодня же объявить о сделке. Ты меня приглашал, чтобы обсудить этот вопрос. Это ведь чистая правда, других вопросов мы не обсуждали, прочая беседа шла фоном, как музыка за кадром.
  
  - А сколько обычно платят за романы и сценарии?
  
  - Рекорд пока у покойного Хемингуэя, с его 'Коммунист и Романтик', Правда заплатила ему пятьдесят тысяч, плюс, покрыла расходы. Его доля с тиражей и кинопроката была пять процентов.
  
  - И ты предлагаешь мне вдвое больше, чем Нобелевскому лауреату, при этом ничего не требуя взамен? Кто в это поверит?
  
  - А кто виноват в том, что люди не верят в правду? Ведь на самом деле, всё так и есть. Впрочем, сомневаться они будут недолго. Я заработаю на твоих воспоминаниях миллионы. Ты ведь не какой-то там гражданский алкаш Хемингуэй, Царство ему Небесное, а боевой генерал, начальник Службы Охраны Президента, сам уже президент и без пяти минут новый отец-основатель. Уже через год, меня обвинят, что я тебя обворовал. Ну так что, договорились, Сэр?
  
  - Договорились, Сэр. Пусть мне на эту сумму откроет счёт ваш брокер и управляет им.
  
  - Как изволите, Сэр. Могу предложить аванс за вторую часть.
  
  - Это лишнее, Сэр. До этого сначала нужно интересно дожить, чтобы об этом было интересно читать.
  
  - Я уверен, что так и будет, но решать тебе. Жди моих специалистов. И запланируй на общение с ними минимум час каждый день. Покажем этому миру настоящего американского солдата, у которого есть ценности кроме долларов.
  
  
  Новый 1955 год, полковник ВКС СССР, трижды Герой Советского Союза, Василий Иосифович Сталин встретил в Москве. По запросу министерства По делам Молодёжи и Спорта его командировали на первый розыгрыш 'Кубка Сталина'. Хоккейного кубка, который разыгрывали в серии до двух побед чемпион СССР и обладатель 'Кубка Стенли', в этот раз ЦСК 'ВВС-ВДВ' и 'Олешев-Сити Рейнджерс'*.
  Новенький, только что открывшийся Ледовый дворец 'Космос', деньги на строительство которого собрали по подписке среди членов клуба 'ВВС-ВДВ', возвели всего за год и три месяца. Немцы. Нет, не пленные, всех пленных отправили строить БАМ с веткой до Берингова пролива через Якутск. Капиталисты строили, которые в этом пятилетнем плане не участвуют, но очень хотят попасть в следующий, вот и стараются.
  Шикарная получилась ледовая арена, ничуть не хуже, чем 'Ирландия Интерконтиненталь Эйрлайнс' в Олешев-Сити, домашняя для 'Рейнджерс'. Семнадцать тысяч зрителей вместимость, пресс-центр, вентиляция, акустика, висящий над площадкой куб четырёх электронных табло, собранных из телевизионных экранов, на которых демонстрировались повторы опасных моментов. И реклама, конечно: - 'Walt Disney Pictures', 'Coca-Cola-Company Products', 'Dublin TaxFree', новых фильмов, израильских морских курортов на Кипре, чемпионата мира по боксу 1955 года в Дублине и так далее.
  
  *после ядерной атаки Нью-Йорка, клуб сменил прописку
  
  С тридцать первого декабря по шестое января в РССР теперь нерабочая, праздничная новогодняя неделя, поэтому не удивительно, что в Москву съехалось под полмиллиона болельщиков, мечтающих купить лишний билетик прямо перед матчем, или взять автограф у хоккеистов. Не только у наших, матчи НХЛ на 'Эй Эн Би Си - Второй канал' показывали часто, так что звёзд 'Рейнджерс'- Гампа Уорсли, Энди Батгейта, Гарри Хоуэлла, Билла Гэтсби и Дина Прентиса, наши болельщики знали отлично.
  Полковнику Василию Сталину внимания доставалось даже больше, чем хоккеистам, после первого матча ему пришлось три часа подписывать буклеты и открытки, на второй и третий он уже шёл загримированным - с бородой, усами и в очках. А что делать? Обижать людей отказами не хотелось, но и тратить столько времени на ерунду - тоже.
  
  С Майклом О Лири у Василия дружеские отношения завязались ещё с Коммуны в Лозанне, а укрепились в работе над 'Битвой за Космос'. Отличный парень, хоть и буржуй, на ледовый дворец больше всех пожертвовал - сто тысяч. За прошедшие полгода, ирландец заметно подтянул русский язык, и переводчик ему больше не требовался. Третий матч смотрели вместе, из ложи 'Эй Эн Би Си'. Уютненький такой застеклённый балкончик, где работал режиссёр трансляции. Места немного, ну так и не танцевать ведь пришли, для пары стульев хватает и ладно.
  Первую игру ЦСК 'ВВС-ВДВ' крупно выиграл семь - два, а вторую проиграл в дополнительном периоде пять - шесть, в третьей, после двух периодов, пока ничья: четыре - четыре. Ещё непонятно - чем всё закончится, но первый розыгрыш 'Кубка Сталина' уже получился настоящим праздником хоккея.
  
  - Йес! - эмоционально отреагировал ирландец на гол Боброва, ударив кулаком о ладонь.
  
  - Не пойму, за кого ты болеешь.
  
  - За бизнес, Базиль. Для моего бизнеса будет гораздо лучше, если довольным этой игрой останешься ты, а не ушлый итальяшка Лючо Черчини.
  
  То, что 'Олешев-Сити Рейнджерс' принадлежали Майклу О Лири, а Лючиано Черчини его наёмный работник - было общеизвестным фактом.
  
  - Твоему бизнесу будет лучше, если проиграет твоя же команда?
  
  - Ну, да. Бизнес, Базиль - это война, а сегодняшний хоккей - даже не отвлекающий удар в одном из сражений, а так... Фронтовая агитбригада. Не получат премию - в играх НХЛ злее будут. Йес, опять Бобров!
  
  - Молодец, Сева, в ударе сегодня. Я так понял, ты хочешь меня о чём-то попросить?
  
  - Ты прав. Я тут посмотрел записи боксёрских боёв вашего отбора на чемпионат мира, теперь спать не могу. Вячеслав Егоров - будущая суперзвезда. Он вынесет Марчиано нокаутом к шестому-седьмому раунду. А ведь я как раз собираюсь свой пояс учредить...
  
  - Ну так подпиши с ним контракт, в чём проблема-то? Уверен, что Маргелов его отпустит.
  
  - Он сам не хочет, Базиль. Помоги мне его уговорить - должен буду. Какого хочешь футболиста тебе за него привезу. Или хоккеиста. Помоги, а? Будь другом.
  
  - Попробую. Про футболиста я запомнил. Давай спускаться, сегодня дополнительный период не понадобится, две минуты осталось.
  
  
  Егорова уговорить удалось, Василию Сталину труда это не составило. Контракт Вячеслав подписать согласился, но с отсрочкой выхода на профессиональный ринг до сентября 1956 года. Слава Егоров мечтал выиграть Олимпиаду, а деньги его почти не интересовали. Ничего страшного, ирландец готов был подождать и дольше. Этому уникуму всего двадцать три года, у него впереди десять-двенадцать лет карьеры, так что пусть выиграет свою Олимпиаду - вреда от этого точно не будет, только дополнительная реклама. Зато личный тренер с ним начнёт работать прямо сейчас, этот вопрос согласовать удалось.
  В качестве ответной любезности, Сталин-Джуниор попросил помощи в подписании уругвайца Хосе Скьяффино. Чемпиона мира 1950 года и автора дубля в финале 1954. Будет ему этот Хосе! Даже если для этого придётся купить весь ФК 'Пеньяроль'. Егоров этого точно стоит.
  
  Из Москвы Майкл О Лири отправился в Дамаск, столицу Арабской Народной Республики. Воюющей Республики, она свою Третью мировую ещё не закончила. Иран и АНР сломили сопротивление королевства Саудовская Аравия довольно быстро, за три месяца, но сразу же после этого возник конфликт между победителями. Иран претендовал на весь восточный берег Аравийского полуострова, где шииты составляли большинство, но там же добывалась и почти вся нефть, а воевали ведь именно за неё.
  Теперь линия фронта протянулась на тысячу двести километров - от границы СССР (Кавказской ССР, Курдистан) на севере, через Ирак и Аравию до Омана на юге. Кроме того, 'снизу' на арабов давили Йемен и Судан. Вот именно в Судане и предстояло дебютировать ЧВК 'Black Power'. Если, конечно, удастся договориться с президентом Гамалем Абдель Насером.
  
  Управляющий директор ЧВК, полковник ВВС США в отставке Бенджамин О. Дэвис-младший уже ждал ирландца в Дамаске. По-хорошему, переговоры с арабами должен был вести именно он, но где сейчас можно договориться по-хорошему? Денег не хватает всем и всегда, а воюющим странам их не хватает катастрофически.
  
  - Здравия желаю, Сэр!
  
  - И вам того же, полковник. Чем порадуете?
  
  Дэвис действительно порадовал. Боевое слаживание прошла десантная бригада двух полкового состава. Почти весь штат сотрудников компании (без малого четыре тысячи бойцов) имеет боевой опыт (не удивительно, после двух-то Мировых войн). Подготовлены уже шестьдесят четыре экипажа для вертолётов и необходимый штат аэродромных техников. Тренировочные машины, правда, долетали до капремонта, но оно того стоило. Боеспособность подразделения сопоставима с дивизией армии АНР.
  На оккупацию всего Судана, конечно, сил не хватит, а вот взять под контроль Порт-Судан и западный берег Красного моря вполне реально. А большего в дебюте и не требовалось. Игра была запланирована долгая, глобальная, с призом размером в две трети континента, поэтому на первом этапе русские готовы были нести финансовые убытки, ради репутационных приобретений. Но то русские. Майкл О Лири проигрывать не любил даже в начале большой игры.
  
  С Насером договориться не удалось. Он был не против нанять десантную бригаду (и даже деньги сулил неплохие), но только на Иранский фронт, а это категорически не устраивало уже русских, которым нужен был инструмент для работы в Африке. Африке, которая за первый же год свободы от колонизаторов превратилась в Ад на Земле.
  В итоге, ЧВК 'Black Power' заключил контракт со старейшиной сомалийского клана Варсангали, султаном Мохамудом Али Широм, благообразным стариком семидесяти двух лет. Сомали, так Сомали. Кредит дедушке дали, охрану МГБ тоже, значит можно с ним работать.
  
  
  Шестого февраля 1955 года, столицу Российской Советской Социалистической Республики перенесли в Сталинград. Точнее, начали переносить. Начали с секретариатов Президиума ЦК РКП(б), Верховного Совета РССР и Совета Министров РССР, а также Министерства Иностранных Дел, Спецкомитета при Совете Министров и редакции издательства Правда.
  Москва, после размещения в городе Организации Объединённых Наций, задыхалась в автомобильных пробках. К концу 1954 года, на дороги каждый день выезжали по три миллиона автомобилей, из которых больше миллиона принадлежали частникам.
  Частникам, которые продолжали покупать машины со скоростью пятьдесят тысяч штук в месяц. Если ничего не предпринимать, то город полностью парализует через пять лет. Начали предпринимать. Выделили полосы для общественного транспорта - остальные полосы забились наглухо и заблокировали светофоры, перед которыми остановился и общественный транспорт, а также пожарные, скорые и милиция. В пробках стояли по шесть-восемь часов, травились выхлопами до потери сознания, но спрос на автомобили не снижался. Запретили рекламу автомобилей на 'Эй Эн Би Си - Второй канал', не помогло. Ввели в Москве городской налог, не помогло. Сделали бесплатным общественный транспорт - тоже не помогло. Мещанское мурло пёрло из людей на улицы города в собственных автомобилях. Запрещать продажи и въезд в город из области? Думали и об этом. Если бы это касалось только Москвы, то так бы и сделали, но Москва была лишь флагманом общей тенденции.
  В общем, пришли к выводу, что в изменившемся мире такая централизация управления излишня и даже вредна. Положительный опыт уже имелся (в 1954 году в Севастополь перенесли Министерство Военно-Морского Флота, а в Ленинград - министерства Путей Сообщения и Внешней Торговли и никаких проблем в их работе не возникло), вот его и решили развивать, причём по-большевистски, без половинчатых решений.
  На Шестую пятилетку запланировали перенос из Москвы всех органов государственного управления, кроме министерств Государственной Безопасности и Государственного Контроля, и далеко не всё переносилось в новую столицу, отраслевые министерства разъезжались по всей стране - от Калининграда до Владивостока.
  Сталинград, который готовился принять игры Чемпионата мира по футболу 1958 года и Летнюю Олимпиаду 1960 года, планировалось развить до двух миллионов, а также обсадить лесами ценных пород деревьев. Сельскохозяйственное производство всё больше переезжало в Канаду, так что у себя дома можно начинать делать красиво.
  
  Да, Канада, Австралия, Южная Африка и Новая Зеландия, доминионы Британской Империи, независимость которым никто предоставлять не собирался, развивались как сырьевые и продовольственные поставщики, поэтому колхозы и совхозы в РССР всё больше переходили на производство тепличной продукции - овощей, ягод и даже цветов. Почему бы и нет, в стране с самой дешёвой энергией в мире. В Шестой пятилетке упор будет сделан на газификацию, тогда дойдёт очередь и до экзотических фруктов.
  
  Такая же эволюция ожидала промышленность. К производству в Российской Советской Социалистической Республике планировались товары с самой большой добавочной стоимостью - гражданские самолёты, станки, электронные приборы (в том числе компьютеры) и так далее, а горнодобывающая отрасль должна была даже немного сократиться (исчерпаемые запасы природных ресурсов на своей исконной территории решили поберечь), да и не выгодно теперь самим добывать и обогащать сырьё. Даже низкий передел уже невыгоден, но это уже вопрос стратегической безопасности, определённый уровень производства придётся поддерживать.
  
  
  Двенадцатого февраля 1955 года 'ожила' линия фронта на Малаккском полуострове. После оглушительного фиаско на Филиппинах, позиции Мао Цзэдуна в ЦК КПК сильно просели, всё больший вес набирала группа сторонников сближения с РССР, лидером которой являлся Лю Шаоци, которого поддерживали военные. Ещё бы. При поддержке русских были одержаны славные победы в Гонконге и Макао, на Окинаве и Тайване, Сингапуре и континентальной Малакке, а после ссоры Мао с Рокоссовским дважды умылись кровью на Сайпане. Хо-Ши-Мин и Ким Ир Сен проявляют вызывающее неуважение, очень резко высказываясь о Председателе Мао в прессе и на телевидении. Синьцзян-Уйгурский автономный район на грани восстания, граница с Пакистаном больше не охранялась и из него пёрли группы исламских радикалов, караваны с оружием, боеприпасами и взрывчаткой.
  Война с Таиландом, хоть и полгода как впала в спячку, до сих пор не закончена, подписывать мир на условиях статус-кво тайцы отказываются, а снимать войска с фронта незаконченной войны очень опасно. И не снимать не получится, давить Синьцзян больше нечем - обстановка на границах с Индией, Бирмой, Лаосом и Вьетнамом тоже напряжённая, там каждая дивизия на счету. Вот и решил Великий Кормчий как можно скорее принудить к миру Таиланд.
  
  Таиланд этого ждал и готовился. Почти миллионную Тайскую армию готовили инструкторы из Советского Союза, победители в двух Мировых войнах, вооружения для неё закупались самые современные из доступных, да ещё и подкрепление от союзной Индии готовы были прийти на помощь в любой момент. А ещё 'в рукаве' у короля Рамы Девятого (Пхумипона Адульядета) были спрятаны две дивизии Социнтерна. Точнее - одна Социнтерновская, а вторая - кубинских 'добровольцев'. Две дивизии Спецназа, под командованием Команданте Камилло Сьенфуэгоса и генерал-майора Рауля Кастро.
  А как же социалистическая солидарность? Теперь вот так. Бывший товарищ Мао теперь китайский Бонапарт, только без военного таланта, а Рама Девятый отличный парень - хоть и король, а социалист, реформы проводит правильные и вообще, дело его правое, не он к китайцам полез.
  
  
  Четырнадцатого февраля 1955 года, в первый раз в Сталинграде, новой столице РССР, собрался Государственный Комитет Труда и Обороны.
  Присутствовали: Председатель ГКТО, Первый секретарь Президиума ЦК РКП(б), Председатель Президиума Верховного Совета РССР, Верховный Главнокомандующий вооружённых сил Социалистического Содружества, Генералиссимус - Рокоссовский Константин Константинович; заместитель Председателя ГКТО, Секретарь Президиума ЦК, министр Государственной Безопасности, Председатель Комиссии Высшего Партийного Контроля, маршал ГБ - Судоплатов Павел Анатольевич; Председатель Совета Министров - Косыгин Алексей Николаевич; первый заместитель Председателя Совета Министров, Председатель Государственного Космического Комитета, Генеральный конструктор ОКБ-1,- Королёв Сергей Павлович; министр Иностранных Дел - Громыко Андрей Андреевич, министр Внутренних дел, генерал-полковник - Меркулов Всеволод Николаевич; Военный министр, заместитель Командующего ВС Социалистического Содружества, Верховный маршал - Василевский Александр Михайлович; министр Государственного Контроля, генерал-полковник - Абакумов Виктор Семёнович; заместитель Председателя Совета Министров, Председатель Спецкомитета при Совете Министров, Президент Академии Наук РССР - Курчатов Игорь Васильевич; Первый секретарь Московского ГК КПСС - Брежнев Леонид Ильич; заместитель Председателя ГКК, министр Электронной промышленности - Лебедев Сергей Алексеевич; министр по Делам Молодежи и Спорта - Шелепин Александр Николаевич; министр ВМФ СССР, Адмирал флота - Кузнецов Николай Герасимович; Председатель Госплана - Сабуров Максим Захарович.
  
  Главным вопросом повестки дня был космос, точнее, первый запуск пилотируемого орбитолёта, с Василием Сталиным. Беспилотный корабль с 'пассажирами' - мартышкой Клеопатрой, игуаной Изабеллой и безымянной рабой-карп, в сферической капсуле-аквариуме, полёт свой провёл штатно на всех этапах - взлетел, сделал два оборота и отделил спускаемый модуль, который успешно приземлился в ста шестидесяти километрах от Байконура. Сдохла только безымянная рыба-карп. Значит, человеку летать можно, что и требовалось доказать. Полёт Сталина-Джуниора назначили на апрель.
  Королёв рекомендовал Вернера фон Брауна к помилованию. Помиловали. Самого Сергея Павловича и его заместителя - Сергея Александровича Лебедева наградили Сталинскими премиями, орденами теперь награждали редко, а их награждать придётся уже в апреле, да не просто орденами, а званиями Героев Социалистического Труда. Если, конечно... Тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо.
  
  Вторым вопросом стоял план Шестой пятилетки. Представленный Сабуровым проект одобрили. Очень амбициозный проект, с ростом экономики в среднем по двенадцать процентов в год. Был соблазн занизить план, чтобы потом перевыполнить, но устыдились так малодушничать. Коммунисты, всё-таки, сталинисты, вожди Российской Коммунистической Партии Большевиков, на съезде придётся товарищу Сталину в глаза смотреть, а будет при этом очень неловко. Да и пошутит Иосиф Виссарионович обязательно. Очень обидно пошутит, юмор у него на редкость 'ядовитый'.
  
  Третьим вопросом обсудили инициативу правительства Республики Аляска присоединиться к Союзу Советских Социалистических Республик. Хотя, каких там уже социалистических, социализм отступает и в Кавказской, и в Средне-Азиатской республиках под напором феодального капитализма, сдобренного национализмом в автономиях. Центральная власть обеих республик держится исключительно на русских, том самом компромиссном меньшинстве. С союзными республиками больше не говорили про коммунистические идеалы и заветы Святого Ленина, теперь обсуждали только суровый реализм.
  Расклады, дорогие союзники, такие - без русских вы сразу начнёте друг друга резать. Да, компромисс - это соглашение, в равной степени не устраивающая обе стороны, но это всё же лучше, чем резня. Так что давайте искать равность степени, а не каких-то химер.
  Так что Республика Аляска критерию соответствовала нисколько не меньше братьев кавказцев и среднеазиатов, социализма в ней уже сейчас гораздо больше, а, главное, он, социализм, наступает. Но...
  У МГБ были на Аляску другие планы. Аналитики госбезопасности рекомендовали оставить буфер между нами и США. Оставить главную валютную пару рубль - доллар РА, оставить возможность сепаратистской игры со штатами. Сейчас там хороший президент, а завтра опять выберут какого-нибудь Трумэна, или Макартура. Радикальных реваншистов у американцев хватает. Передавим, конечно, но зачем до такого доводить, зачем провоцировать-то? Америке нужно дать лет двадцать стабильности, и она целиком в наш союз войдёт. Прикипит, приварится, не отодрать будет. Сейчас не время.
  
  Мнение Судоплатова в вопросах внешней политики было очень весомым. В узких кругах всем было известно о роли МГБ в Победе над Британией и Антантой, поэтому в его поддержку сразу категорически высказались Василевский, Громыко и Кузнецов, дальнейшая дискуссия потеряла смысл, Рокоссовский поставил вопрос на голосование.
  
  - Единогласно. Ладно, Гриннингу я сам всё объясню, слетаю в Олешев-Сити, старика стоит уважить за одну инициативу. Китай обсуждать будем, товарищи?
  
  - Будем, - кивнул Судоплатов, - в последний раз. Предлагаю вернуть Китай в период Троецарствия.
  
  - А не слишком ли круто из-за одного дурака Мао? - усомнился в адекватности наказания Громыко, - злобствовать то зачем?
  
  - Предлагаю вернуть Китай в период Троецарствия, - повторил Павел Анатольевич, - Синьцзян-Уйгурской автономии предоставить независимость, Внутреннюю Монголию присоединить к Внешней, а Южную Маньчжурию забрать себе. Населения там мало, и оно к нам очень лояльно. Что смогут - пусть отщипнут Корейцы и Вьетнамцы. Будет им развлечение на десятилетия. И это не из-за одного дурака-националиста, Андрей Андреевич. Неонацистов среди ханцев большинство. Прошу поставить на голосование, Константин Константинович.
  
  - Кто за предложение товарища Судоплатова? Единогласно. Работайте, Павел Анатольевич. Есть ещё вопросы, товарищи?
  
  - Есть! - Шелепин поднял руку как школьник-отличник, - Товарищи, в министерство, с просьбой о содействии, обратилась инициативная группа товарищей, выборных от Коммуны болельщиков, образованной в Лозанне, ну, вы помните...
  
  - 'Коммуна Сталина', помним, - улыбкой подбодрил 'молодого' Рокоссовский, - и в чём им требуется ваше содействие, Александр Николаевич?
  
  - Они хотят зарегистрировать общественную организацию, Константин Константинович.
  
  - Ну и пусть им, стоит ли это здесь обсуждать?
  
  - Вам решать. Только название для организации они заявили - 'Орден Сталина', а численность восемь миллионов человек. В восемь с половиной раз больше, чем членов РКП(б). Я могу им в поддержке отказать, но что это изменит, товарищи? 'Орден Сталина' уже есть и это настоящая коммуна. Скажите ведь, Павел Анатольевич.
  
  - Именно так, товарищи. Чёртов ваш футбол - это какое-то колдовство. Это действительно коммуна, Орден, настоящее братство. Партия, если угодно. Партия Сталина, Орден Сталина. Это уже есть, это реальность. Регистрация - всего лишь формальность. Предлагаю поддержать и возглавить, с Василием Иосифовичем я сам поговорю, постараюсь убедить.
  
  - А с Иосифом Виссарионовичем?
  
  - Тоже поговорим, - вздохнул Рокоссовский, - он коммунист... да и не единственный Сталин теперь... 'Орден Сталина', значит... Витало что-то такое, вот и материализовалось. Видимо, нет у России другого пути, кроме Имперского. Ещё вопросы? Заседание закрыто, спасибо, товарищи. Павел Анатольевич прошу ко мне.
  
  
  В марте 1955 года подвели итоги литературного конкурса фантастических романов.
  Когда в июле прошлого года товарищ Сталин объявлял в своей колонке в Правде о конкурсном задании, правилах и призах, он упустил из виду, что Правду теперь читают во всём мире. Вернее то, что во всём мире тоже захотят принять участие. Все планы о еженедельной газете на шестнадцать страниц полетели к чертям. Иосиф Виссарионович имел опыт работы главным редактором, и навскидку оценил объём в толстый еженедельный журнал, да и то после предварительного отсева.
  Сели думать. Раз уж заявились частными предпринимателями, теперь стыдно давать заднюю и использовать государственные ресурсы. Деньги есть, опыт управления у всех огромный - мы вам покажем высокий класс старой школы. Привлекли на совет шустрого ирландца Майкла О Лири, управляющего активами 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга', в котором контрольный пакет принадлежал 'дочкам' Первого Главного Управления МГБ. Раз уж Судоплатов ему доверяет ТАКИЕ деньги, то жалкие крохи у четверых пенсионеров он точно воровать не станет.
  Ирландца взяли в долю и не пожалели. Идею он сразу подал отличную - привлечь в качестве редактора англоязычного отдела ссыльную английскую королеву Елизавету. Раз уж её не повесили (хотя и следовало), то с этого излишнего гуманизма нужно хотя-бы заработать. Будем её по телевизору показывать и с латентных роялистов деньги собирать. Все недобитые британцы подписку на канал купят и стоя передачи смотреть будут. Так победим! И пошло-поехало.
  
  Елизавета, разумеется, согласилась. Редактором русскоязычного отдела стал сам товарищ Сталин. Директором 'артели' был назначен юрист Вышинский, бухгалтером Поскрёбышев, заместителем по снабжению, связи и безопасности Власик, а по коммерции и телевидению Майкл О Лири.
  Вот вам конкурсное жюри на старте - шесть человек, но у Иосифа Виссарионовича Сталина, как у автора идеи, двойной голос.
  
  Елизавета Георгиевна Виндзор жизнью была в целом довольна. В Сибирь, на льдины, её не сослали, дали две комнаты в коммуналке и работу - диктором радиостанции 'Маяк' для англоязычной публики. Жизнь в коммунальной квартире с тремя соседями заставила очень быстро овладеть языком и обрусеть в обиходе. Две комнаты в той-же квартире занимала семья гласного наблюдателя, майора МГБ Демидова с двумя детьми - Андреем, одногодком Чарльза, и Настей, очаровательной девочкой, на год старше Анны.
  Две пожилые семейные пары, занимавшие две оставшиеся комнаты, тоже были из МГБ, но уже пенсионерами. Впрочем, настроены все соседи были скорее дружелюбно, а, главное, дамы говорили по-английски, что очень помогло в адаптации на первых порах - закрыть самые деликатные женские вопросы.
  
  Дети на русском заговорили через три месяца, сама Елизавета через шесть. Зарплату ей платили приличную, в июле 1954 года хватило на покупку телевизора 'Сапфир'. Чарльз Виндзор и Андрей Демидов уехали учиться в Чкаловское училище в Севастополе, поэтому одну из своих комнат Елизавета выделила под гостиную всей коммуне. К тому времени, они с соседями правда уже сдружились, почти сроднились.
  Интересные люди. Совсем другие, но очень интересные. Совсем не расчётливые, оказывается, никто из них не вёл тетради учёта расходов, бюджеты они строили 'на глазок, плюс-минус лапоть', как будто не знали азов математики, но при этом все были прекрасно образованы.
  Они не считали это важным и даже нужным. Ремонтировали всё в квартире сами мужчины - и плиту на кухне, и кран в ванной комнате, и даже электрическую проводку в её комнатах, но никогда не просили об оплате за работу - не принято у них. Мебель привезли? Ну, так на то и мужчины в доме, это, само собой, разумеется, причём тут какие-то деньги? Так на телевизор и накопилось. В общую гостиную.
  Вот тут уже удивились русские. Не ожидали. Не умеют они копить, так что и Елизавете удалось опытом поделиться. Вы всё время готовите лишнюю еду, всё время тратитесь на всякую ерунду. Зачем смотреть тупое американское кино? Оно настолько тупое, что в оригинале смотреть невозможно. В переводе русские хоть что-то интересное добавляют - юмор у них очень адаптивный и актёры на озвучке отличные - разок такой фильм ради интереса посмотреть можно, но по два-три в месяц?
  Притом, что и библиотеки у них бесплатные и куча всяких дорогущих развлечений за сущие гроши. Например, взнос за занятия в прекрасном конноспортивном комплексе общества 'Динамо' (тут, буквально по соседству, пешком десять минут в прогулочном темпе) за месяц стоит как один билет в кино на фильм для американских идиотов.
  
  Попробовала этот момент уточнить. Сложно, всё очень сложно. Всё они отлично понимают: - 'Но это же не для пользы, а для души'. Зачем там вообще какой-то смысл искать? Снято красиво и музыка хорошая, её уже по радио крутят.
  Складывалось впечатление, что русские стараются как можно скорее избавиться от денег. У них даже идиома специальная есть - 'деньги ляжку жгут'. В смысле - от денег в кармане им становится там очень горячо.
  А зачем вообще носить деньги в кармане, если отлично работают банки, исправно начисляя проценты? 'Филадельфия' даёт целый процент годовых по вкладам на три месяца и никогда не мошенничает. А почему не подождать с покупкой, если заранее известно, что первого апреля цена снизится?
  И что в ответ? 'Нет, толково всё это, конечно, но так напрягаться из-за этих копеек точно не стоит - один раз живём'. Русский феномен.
  
  Чарльза приняли в Чкаловское (кадетское) училище военных лётчиков. На полное государственное обеспечение, включая обмундирование и даже со стипендией. У русских это доступно всем, подходящим по здоровью и осилившим курс алгебры и азы тригонометрии. Чарли сдал вступительный экзамен на отлично, получил повышенную на семьдесят рублей стипендию и лычку 'капрала'.
  Кроме 'кадетского' (Чкаловского) училища, а том же аэродроме под Севастополем базировалось Качинское высшее училище лётчиков морской авиации, и с него же совершали тренировочные полёты будущие космонавты. С Василием Сталиным Чарльз уже познакомился, кстати. Автограф получил, да не просто подпись, а напутствие - стать хорошим космонавтом, чтобы защищать Землю и Человечество.
  
  После отъезда Чарли и Андрея, появилась возможность выделить одну из комнат Демидовых для девочек. Анна практически перешла в другую семью, теперь её воспитывает Ольга. Хорошо воспитывает, строго. Умеет, профессиональный педагог, как-никак.
  Словом, появилось свободное время. Елизавета только было задумалась - чем его занять - репетиторством, или переводами, но тут позвонил 'Старый Джо'. Лично позвонил, сам Сталин-старший. С предложением, о котором можно было только мечтать. Заколдованная в Золушку королева нашла свой хрустальный башмачок.
  В кают-компании 'Красного Коммунара', уважение Елизавета Георгиевна завоевала быстро. Именно её проект отсева графоманов приняли за рабочий. Аннотацию, пролог и три главы публиковали у всех заявившихся, а дальше читатель голосовал рублём, оформляя подписку на будущее издание романа. Поставившим на неудачников, предлагали переоформиться на фаворита, или отозвать свой заказ и голос.
  
  Начались публикации, определились лидеры. В том числе Светлана Рокоссовская-Сталина (Первая Леди), в соавторстве с учёным-востоковедом Львом Гумилёвым, сыном известной у русских поэтессы Анны Ахматовой.
  Их роман 'Замысел Создателя' первым набрал десять тысяч подписок. Их первых и пригласили в телевизионную студию. С Анной Андреевной за компанию, она писала для романа короткие поэтические формы, как куплеты из песен будущего, выведенные в эпиграфы. Передача собрала у экранов девяносто процентов телевизионной аудитории, несмотря на футбол 'Спартак' - 'Динамо' Киев по Первому каналу.
  
  Через сутки, запись в переводе смотрели уже во всём мире. Ирландец, конечно, та ещё ирландская свинья, и своего ирландского свинства он даже скрывать не старается, он им свински гордится, но толковый поросёнок, этого не отнять.
  Первый же эфир 'Миров будущего' на 'ANBC' принёс этой ушлой и наглой ирландской морде миллионы, которыми он, впрочем, честно поделился.
  Передача стала еженедельной во всём мире, в прайм-тайм по субботам, а записывали её накануне.
  Это было круто! В это время не проводили матчей по футболу и хоккею, переносили спектакли, концерты и даже киносеансы, чтобы не терять аудиторию, конкуренты прокатывали всякое ещё чёрно-белое старьё, чем ещё сильнее ухудшали своё бедственное положение. Весь мир ждал от Сталина пророчеств, не зря же он так передачу назвал. И королеву не зря привлёк. Весь мир жаждал заглянуть в будущее.
  
  Обсуждали не только идеи и тексты романов, но и текущую обстановку, хоть и вкратце, и самое значимое. Или незначимое, но интересное. Впрочем, со Сталиным всё было интересно обсуждать, даже обложку 'Тайм', снова признавшего его человеком года. Фотографию с золотой медалью чемпиона мира по футболу и Кубком Жюля Риме в руках.
  'Я, когда эту дурацкую статуэтку в руки взял, задумался о непознанной пока нами природе золотых идолов, вот этой мысли и улыбнулся. Подловили фотографы с идиотской улыбкой. А 'Тайм' этот дурацкий всё не тонет, и течением его не уносит... Футбол у них событие года... Идиоты'.
  'Тайм' на это ответил, что футбол здесь вообще на причём, просто это наиболее выразительная фотография года. Наши читатели голосовали долларом - тираж с этой обложкой был продан рекордный. В общем - не учи нас делать бизнес.
  
  А сколько интересных идей подали писатели-фантасты! Англоязычные чаще видели развитие человечества через покорение планет и галактик силой оружия, а коммунизм в том, что у каждого имеется свой собственный космический корабль и сотни роботов. У русских же шёл поиск контакта с Вселенским разумом и тенденция научно обосновать существование Бога и места Человечества при Нём. Встречались, конечно и там, и там исключения, но в целом так. Сталин первым отметил это. Начали обсуждать причины, искать цивилизационные различия, тектонические разломы. Приглашали лидирующих авторов, устраивали телемосты с Олешев-Сити, в споры о будущем втянулись политики, пришлось давать второй в неделю эфир - по средам. Эфиры пошли прямые, без казусов не обходилось, интерес рос, и вот результат - аудитория финала 'Миров Будущего' девяносто пять процентов телезрителей. Если бы акции 'Красного Коммунара' торговались на бирже... Хватило бы выкупить Букингемский дворец...
  И переселить в него московскую коммуналку, ха-ха. А как иначе, ведь это теперь самые родные люди. И ещё Старый Джо. Удивительно глубокий человек. Без него будет не интересно жить.
  
  Четыре эфира назад обсуждали инициативу учреждения общественной организации 'Коммуна Орден Сталина'. Вопрос поднял один из лидеров конкурса, русский писатель Иван Ефремов.
  
  - Вы в этой общественной организации состоите, товарищ Ефремов?
  
  - Нет, товарищ Сталин. Я не спортивный болельщик, но такая массовая инициатива низов... Мне это очень интересно, считайте меня сочувствующим.
  
  - Сочувствующим чему? Я внимательно прочитал их программу, она ни о чём. За всё абстрактно хорошее, против всего абстрактно плохого. Полная бессмыслица. Никому ненужная лишняя бюрократия. Никакого 'Ордена Сталина' не будет.
  
  - А Василий Иосифович...
  
  Старый Джо договорить Ефремову не дал, оборвав довольно резко:
  
  - А Василий Иосифович не Сталин. Сталин - это не фамилия, а звание, которое присваиваю только я. Имеет право..., нет, раз против отца пошёл... - имеет право называться Аллилуевым по матери и учреждать ордена Аллилуева. Или, пусть сам себе звание придумает. Против этого ничего не имею.
  
  Жестоко! Но справедливо, этого не отнять. И главное - очень действенно. Блудный сын Василий примчался извиняться на следующий день. Следующую передачу посвятили этому Ордену - этого запросили сами писатели, начавшие задавать вопросы.
  
  - Нет ничего постыднее, чем девяти миллионам обеспеченных людей претендовать на звание коммунаров, пока в стране есть сироты в детских домах и брошенные на попечение государства инвалиды войны. Это не коммунары, это обыватели. Спортивные болельщики мещане.
  
  - А если...
  
  - А если, то тогда и будет, что обсуждать. Надеюсь на это. В чудеса я верю. Лично видел.
  
  Старый Джо велик. Старый Джо Пророк. Совершенный. Будда. Он точно мысли читает, как открытую книгу. И не гонит ведь, наоборот, каждый день он становится хоть чуть-чуть теплее. Джо не приемлет глупость и неблагодарность, а обратные качества очень даже ценит. Значит, пока всё идёт правильно. А 'Аллилуев' этот очень даже ничего. Блудливая тварь, конечно, трижды уже развёлся, но умелых руках....
  
  В финал конкурса вышли 'Рейнджеры галактик Магеллановы Облака' американца Роберта Хайнлайна и 'Бесконечность' русского Ивана Ефремова. Совершенно разные произведения. Даже не из-за событий и целей, люди в них были описаны совсем разные. Ближе нынешнему поколению оказались идеи американца. Всё тот же старый-добрый Кольт, хоть и исполненный в космических технологиях будущего.
  
  Впрочем, роман Ефремова тоже купили на экранизацию. И не только его, всего Голливудские студии подписали шесть контрактов, в том числе с соавторами - Светланой Рокоссовской-Сталиной и Львом Гумилёвым. Их роман, для развития своей франшизы 'Война и Мир', выкупила компания 'Уолт Дисней'.
  А ещё сорок шесть фантастических романов будут изданы тиражами от ста тысяч экземпляров. Издательством 'Красный Коммунар', конечно. Только на издании, уже заказанных и предоплаченных книг, прибыль составит больше двадцати миллионов рублей за год. А ведь будут дополнительные тиражи, будет второй конкурс, будет многомиллионная подписка на журнал. И это ещё не считая доходов от кинопроката и телевидения.
  Да, телевидение - это что-то с чем-то. Уже нет никаких сомнений, что оно охватит сто процентов населения планеты, войдёт в каждый дом. Телевидение будет задавать модные тренды, формировать общественное мнение и зарабатывать на этом. Майкл О Лири действительно гений бизнеса, хоть и невоспитанный поросёнок. Ничего, и его воспитаем...
  
  
  
  Марк Уэйн Кларк, 35-й законно избранный президент США, свой первый официальный визит в этом статусе совершил в Россию. Конфедерация Западных Штатов Америки оказалась нежизнеспособной - Юта, Монтана, Вайоминг, Колорадо и Канзас уже готовят референдумы о возвращении в США, и то, что решение такое будет принято, сомнений уже не вызывает. Под вопросом теперь только судьба Вашингтона и Орегона, большинство избирателей в которых склоняются на сторону Калифорнии.
  Не беда, как промежуточный итог, это можно расценить как большой успех. Да, Калифорния сейчас купается в военных трофеях, но очень скоро встанет вопрос о гражданстве для мексиканцев, а их ведь там теперь больше половины населения. Раз больше половины, то это будет уже не Америка, а самая натуральная Мексика, с бандитами на всех уровнях власти. В общем, если в обозримой перспективе никаких потрясений больше не случится, то и Вашингтон с Орегоном никуда 'от мамки' не денутся.
  
  А вот об обозримой перспективе необходимо говорить с Москвой. Вернее, теперь уже со Сталинградом. Хитрые русские взяли и перенесли свою столицу. Москва тоже осталась столицей, но уже не России, а всего мира, ООН теперь настоящее мировое правительство, русские даже отдали под его размещение Дворец Советов, самое высокое и самое красивое здание в мире. В новом ООН больше ни у кого нет права вето, все вопросы решаются на еженедельных ассамблеях простым большинством голосов, так что штат послов при ООН пришлось держать такой-же, как и при МИДе.
  А в Сталинграде строить всё с нуля - посольство, консульство, резиденцию посла и все необходимые удобства, вроде школ и дач. Участки, правда, предоставили бесплатно, но с обременением в виде архитектурного стиля застроек. Сталинград скоро станет городом теремов. Теремов и лесов - всю округу на тридцать миль русские засаживают лесами.
  
  Впрочем, леса высаживаются не только вокруг Сталинграда, лесом обрастают все города, а лесополосами Великая Степь от Днепра до Тихого океана. Русские хотят жить в тайге. Красиво, наверное, будет, когда всё это у них вырастет.
  
  Русским так можно. Хлеб и корма для животных им теперь выращивают в Канаде и Австралии, шерсть в Шотландии и Новой Зеландии, хлопок в Индии и Юго-Восточной Азии, всё это объединено Госпланом, им же связано в логистические цепочки, которые позволяют каждый год снижать цену. У русских нет затрат на страхование грузов, а ведь это от четверти до трети стоимости фрахта. От несчастных случаев русских страхует спецназ МГБ, а от стихийных - Госбанк. То есть, Госстрах, но это одно и то же.
  Госплан, Госбанк, Госстрах - русские отлично устроились. В эту систему 'Тройной Джи' теперь мечтают встроиться все капиталисты всего мира. А те, кто уже встроился, хотят расшириться и не допустить к кормушке конкурентов.
  
  
  - Нет, Марк, вечно снижать цены комми не будут. И деньги не отменят. Во всяком случае, не при нашей жизни. Я даже допускаю, что это снижение цен будет последним, дальше социальные блага у них будут распределяться по другой схеме.
  
  Майкл О Лири строил Сталинград. Не весь Сталинград, конечно, и, разумеется, не лично, но подряды на строительство зданий для дипломатических миссий он получил от шести стран - США, Калифорнии, Техаса, Ирландии, Уругвая и Сомали. А кроме этого - телевизионный центр, ледовую арену и парк развлечений для семейного отдыха 'Диснейленд'.
  
  - По какой другой?
  
  - Не знаю, мне об этом не докладывают. Но они обязательно что-нибудь придумают. Сделают бесплатным проезд по железной дороге, например. Сначала один раз в год, потом два, а потом и совсем. Но они точно не будут снижать цены на автомобили и бензин - Москву этой напастью уже чуть не парализовало, так что бизнес русским ещё долго будет нужен. До тех пор, пока роботы не заменят людей на производстве. Вот тогда это можно будет доверить чиновникам, но не раньше.
  
  - Думаешь, такое возможно?
  
  - Конечно. Когда-нибудь роботы будут делать всё, в том числе и роботов себе на замену.
  
  - А люди тогда чем будут заниматься?
  
  - На этот вопрос тебе сейчас не ответит даже старый Джо, хотя он думает об этом уже давно.
  
  - Ну и Бог с ним. Раз мы до этого не доживём, то и знать нам не нужно. Аляска правда собирается вступать в Союз, или это пропагандистская болтовня?
  
  - Правда. Аляска уже более советская республика, чем Кавказская, или Среднеазиатская. Вся государственная структура полностью копирует русскую, новая Конституция тоже.
  
  - И зачем им это? Лучше всех ведь живут.
  
  - Поэтому так и живут. У Аляски сейчас граждан меньше четырёх миллионов, а армия почти миллион, если с флотом считать. Это бывшие наши армия и флот, которые присягнули Аляске и стали её гражданами. Если они перестанут быть нужны русским, то всё процветание сразу закончится. Останутся четыре миллиона граждан без армии и сорок миллионов населения на захваченных Аляской территориях - В Англии, Уэльсе, Панаме и на Гавайских островах. Переварить такую добычу можно только в составе мощного Союза - это очевидно и других вариантов просто нет. Но нам это только на пользу.
  
  - Объясни.
  
  - Наш доллар составит с рублём главную пару. Русские крайне осторожно проводят эмиссию и рублей в мире давно не хватает - мы восполним этот дефицит своими долларами.
  
  - А какая нам с этого выгода? Главные-то всё равно русские.
  
  - Конечно. Но и младшим партнёром в процветающей корпорации можно жить неплохо. Даже очень неплохо. Вот об этом и нужно договариваться. Такой мой тебе совет, Босс.
  
  
  Действительно, Республика Аляска к весне 1955 года стала более советской и социалистической, чем КССР и САССР. И кавказцы, и среднеазиаты от социализма отходили всё дальше. И там, и там сокращали расходы на образование, теперь бесплатно учили только читать-писать и считать до таблицы умножения, а учиться за деньги было по карману далеко не всем.
  Зато резко выросли зарплаты чиновников, особенно у сотрудников правоохранительных органов, прокуроров и судей. Всё меньше предприятий в союзных республиках оставалось в собственности государства, формально они передавались коллективам трудящихся, но на самом деле переходили в руки кланов. Падало качество управления, срывались планы, для покрытия долгов распродавались станки и оборудование, а в цехах устраивались склады и барахолки.
  Восток есть Восток.
  
  В Советскую Армию союзников больше не призывали, желающих послужить ради получения гражданства РССР хватало в Германии и Японии, а качество призывников и их мотивация там были гораздо выше. Кавказ и Средняя Азия теперь только платили за охрану, да и то - взятыми у России же кредитами, которые, похоже, отдавать и не планировали. Ну а чем им отдавать, если производство сокращается по десять процентов в год?
  Россия вывозила оставшихся без работы специалистов (только желающих, конечно), частники (не только российские) выкупали интересующее их оборудование, и за счёт этой распродажи южные республики в моменте зажили как никогда богато, но долго этот праздник жизни у них не продлится. А вместе с праздником закончится и мирная жизнь. А что делать? Национализм искоренить невозможно, а встревать в их разборки - значит остаться во всём виноватым империалистом, хоть и советским.
  В общем, ситуация неторопливо, но неуклонно развивалась к гражданской войне, больше не ставилась цель её предотвратить, только минимизировать ущерб. Словом, готовились как к стихийному бедствию. К неизбежному несчастью.
  
  Республика Аляска наоборот - всё больше социализировалась, всё больше соответствовала статусу, хотя никто ей этот путь не навязывал. Мало того, пытались даже притормозить этот процесс, но тщетно. Запрос шёл с самого низа, от простых граждан, а они хотели жить как в РССР - с бесплатным медицинским обслуживанием, образованием и городским транспортом. Граждане требовали от Верховного Совета Республики изменения всех законов, которые противоречат русским требованиям. Просто отказать теперь было невозможно. Возражения Судоплатова обсудили ещё раз и признали слишком циничными. Нельзя так с людьми. Процесс объединения стартовал.
  
  
  Кроме Аляски, твёрдо на курс построения социализма встали Германия и Ирландия - две самые динамично развивающиеся страны Европы, и Израиль в Азии.
  
  Германия, избавленная от репараций и контрибуции в пользу Британии и Франции, объединившаяся, передавшая контрольные пакеты акций своих крупнейших предприятий русскому министерству Управления Государственным Имуществом и получившая заказы Госплана по дополнительно взятым обязательствам Пятой пятилетки (трубы, турбины и прочее оборудование для газопроводов), развивалась сумасшедшими темпами. В 1954 году, рост экономики составил тридцать шесть процентов, а реальные доходы населения выросли на двенадцать.
  И это при том, что вся Западная Европа выбыла из производственной конкурентной гонки надолго, то есть, такое счастье закончится ещё не скоро, если вообще когда-нибудь закончится. Аккуратные, пунктуальные, трудолюбивые и очень расчётливые немцы завоёванные позиции без боя никому не сдадут. И пусть контрольными пакетами владеют русские - они и право имеют, и управляют отлично. Главное - что всякая европейская шушера теперь завидует порядочным бюргерам и копит на мерседесы, опели и фольксвагены. А ведь всё это дал немцам Госплан, так кто теперь в здравом уме будет возражать против социализма русского образца? Только враги Германии!
  А ещё немецкая молодёжь охотно учила русский язык и шла служить в Советскую Армию. Кто-то ради получения гражданства РССР и открывающихся, в связи с этим, перспектив, а кто-то и ради военной карьеры. Кому-то же нужно поддерживать в этом мире Орднунг, а раз русских на весь мир пока не хватает, то это отличный шанс для немцев.
  
  Ирландия получила поддержку американской диаспоры, волею Судьбы и Министерства Государственной Безопасности СССР, ставшей самой богатой и влиятельной в США, Техасе и Калифорнии. Восемь министров и почти две сотни рублёвых миллионеров ирландцев...
  А ведь крохотная Ирландия для них любимая Родина! Страна, которую хочется сделать сказкой. Вот и делали. Выделили площади под офшорные зоны, а на остальной территории строили социализм. Умно строили, расчётливо. 'Made in Ireland' теперь - это модная одежда и обувь, лучшая спортивная экипировка и инвентарь, лучшие пиво и виски, лучшие мясные и рыбные копчёности, самый большой в мире аэропорт с отелями, казино и магазинами беспошлинной торговли.
  Ирландия - второй в мире сделала бесплатным проезд в городском общественном транспорте. И первой в мире сделает бесплатным транспорт междугородний. Что там той Ирландии? Область Московская, но прозвучит это громко на весь мир и в историю войдёт.
  
  Израиль после Третьей Мировой, благодаря Советскому Союзу, получил трофеем остров Кипр. Благодаря Советскому Союзу удалось мирно провести обмен населением с суннитами-арабами и шиитами-иранцами, то есть собрать народ Израиля из рассеяния. Не весь, конечно, но большую часть.
  Естественно, что на этих результатах Коммунистическая партия получила на выборах в Кнессет восемьдесят один процент голосов и сформировала правительство без оглядки на отсталых жидов. Да, жидами теперь евреи звали своих оппозиционеров (в основном англоязычных, понаехавших после известных событий в Америке и желающих узаконить эксплуатацию евреев евреями) - вот и пригодилось польское словечко.
  Израиль естественным образом стал мировым лидером на рынке медицинских услуг, в этом направлении и шло развитие страны. Производства строились в основном профильные - фармакологические, медицинского оборудования, инструментов, протезов и так далее, а кроме этого, в больших количествах строились курорты и санатории - на Средиземном, Красном и Мёртвом морях.
  
  
  Построение социализма декларировали своей целью: Карибская Конфедерация, Куба и Уругвай в Америке; Корея, Вьетнам и Таиланд в Азии; Швеция, Финляндия и Австрия в Европе.
  Канада, Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз лишились субъектности и у них пожеланий никто не спрашивал, как, впрочем, и у Англии, Уэльса, Гавайев и Панамской Зоны Канала - эти будут строить то, что решат в Сталинграде и Олешев-Сити.
  В общем, несмотря на сошедшие с курса Китай, КССР и САССР, а также заметный правый крен в Польше, Румынии, Венгрии и Чехословакии, идея построения общества без эксплуатации и со справедливым распределением благ становилась всё популярнее во всём мире. Кроме Африки, там только начался переход от родоплеменного строя к первобытно-общинному.
  
  Кстати, об Африке. Султан Мохамуд Али Шир оказался решительным стариком и власть в Сомали взял очень быстро. Не сказать, что совсем без пролития крови, но и не лютуя. Пролил ровно столько, сколько требовалось. Совсем без этого никак нельзя, без этого уважать не будут, Африка-с...
  Али Шир, мудрый и справедливый, глава крупнейшего сомалийского клана, имеющий под командой аэромобильную бригаду с десантными и ударными вертолётами ЧВК 'Black Power' и охрану батальонной группы специального назначения МГБ СССР, объявил себя правителем всего независимого и суверенного Сомали, объединив бывшую британскую колонию на севере с бывшей итальянской на юге.
  Обе бывшие колонии контролировались Советским Союзом, поэтому признание последовало незамедлительно - и независимости, и султана Али Шира в качестве правителя. К марту 1955 года, с Султанатом Сомали заключили дипломатические отношения: Республика Аляска, США, Калифорния, Техас, Карибская Конфедерация, Куба, Уругвай, Ирландия, ГДР, Израиль и Северный Йемен.
  Бенджамин О. Дэвис-младший начал набор и подготовку новых бойцов. Штат ЧВК 'Black Power' планировалось увеличить до тридцати-сорока тысяч. Непростая задача, но выполнимая. Опытный костяк уже есть, а мясо постепенно нарастёт.
  
  
  Первого апреля 1955 года в РССР произошло очередное снижение цен. На этот раз только на импортные товары - чай, кофе, какао, шоколад, пряности, сухофрукты, мясные и рыбные деликатесы, вина, табачные изделия, шёлковые и хлопчатобумажные ткани, одежду и обувь. Цены на продукцию отечественных производителей не снизились - по этому поводу вышла разъяснительная статья на первой полосе Правды, за авторством Председателя Совета Министров РССР Алексея Николаевича Косыгина.
  Предсовмина писал, что возможности народного хозяйства в снижении цен исчерпаны, если не снижать оплату труда. А поскольку коммунизм, как теперь известно - это не экономический уклад, а новый этап развития человека и человечества в целом, который наступит неизвестно когда, до тех пор придётся жить с деньгами, себестоимостью и нормой прибыли, иначе мы разрушим свою экономику. Если у кого-то есть идеи - как жить и развиваться без денег - пишите их в редакцию журнала 'Вопросы экономики', дискуссия будет вестись там, широким массам она неинтересна. Следующее снижение цен будет возможно после автоматизации производств уже в Седьмой пятилетке.
  
  Народ воспринял это известие с пониманием - с деньгами жить как-то привычнее. Оно, конечно, интересно - как там при коммунизме будет, но об этом лучше в книжках почитать, чем на себе эксперименты ставить. В книжках не бывает пьяниц дворников и грузчиков, там всё роботы делают, а у нас сейчас только сделай водку бесплатной...
  
  
  Восьмого апреля 1955 года капитулировала почти миллионная китайская армейская группа в Сингапуре.
  После вступления Индии в войну на стороне Таиланда и установления морской блокады, китайцы продержались всего две недели. Операция 'Эпоха Троецарствия' вступила в завершающую стадию. Разрыв отношений с РССР привёл к тому, что Китай лишился поставок вооружений и боеприпасов, нефти и нефтепродуктов, а после возобновления войны с Таиландом вообще попал под полное эмбарго мирового сообщества.
  Мао объявил в стране осадное положение и, под это дело, арестовал всю оппозицию своему курсу в ЦК КПК, во главе с Лю Шаоци, но это была уже агония. Мятежный Синьцзян стал примером для всех недовольных центральной властью, а главное - он показал всем слабость этой власти. Беспорядки теперь возникали по всей стране, из армии дезертировали целыми подразделениями, которые брали под контроль города, вырезали местных коммунистов и, разумеется, грабили.
  Воспряли недорезанные гоминдановцы, начали проявляться революционные лидеры, обещающие закончить войну и раздать землю крестьянам. Не ново, конечно, но ничего нового изобретать и не нужно, если старое отлично работает. Китай и так трещал по швам.
  
  Двенадцатого апреля 1955 года, в Центре Управления Запусками космодрома Байконур собрались главы восемнадцати государств: РССР, КССР, САССР, Республики Аляска, США, Калифорнии, Техаса, Карибской Конфедерации, Кубы, Уругвая, ГДР, Израиля, Вьетнама, Кореи, Таиланда и Сомали; а кроме них редакционный совет 'Миров будущего', во главе с товарищем Сталиным-старшим; Государственный Комитет Труда и Обороны РССР (Президиум ЦК ВКП(б) в полном составе; Генеральный секретарь ООН Эрнесто Че Гевара; Команданте Социнтерна Камилло Сьенфуэгос; двенадцать выборных от общественной организации, зарегистрированной с временным названием 'Коммуна Лозанна' (в их числе Лаврентий Берия, Всеволод Бобров, Альфредо ли Стефано и Эдуард Стрельцов); Главком ВКС генерал-полковник Кожедуб, с отрядом подготовки космонавтов и курсантом Качинского училища лётчиков морской авиации Юрием Гагариным; съёмочные группы 'Первого канала' и 'Эй Эн Би Си'; корреспонденты ведущих мировых изданий и больше двухсот представителей трудовых коллективов, создавших космическую отрасль Российской Советской Социалистической Республики.
  Полный народа, большой конференц-зал Байконурского ЦУЗ затих и замер, когда начался обратный отсчёт: 'Десять, девять...'
  В этот момент режиссёр трансляции на 'Эй Эн Би Си' переключил картинку со стартового 'стола' на Иосифа Виссарионовича Сталина. Вождь космонавтов, коммунистов, футболистов и прочего прогрессивного человечества что-то записывал в свой блокнот, не обращая внимания на происходящее.
  
  - Вы что, совсем не волнуетесь? - спросила сидящая рядом Елизавета Георгиевна Виндзор.
  
  - Не мешай. Толку мне волноваться?
  
  'Три, два, один, пуск!'
  
  Ракета 'Мир-1' начала подниматься на струях огня, а в кадре появился первый космонавт человечества, он махнул рукой и сказал:
  
  - Поехали!
  
  
  
  
  Часть Вторая. 'Космонавт Сталин'
  
  
  
  Программой полёта в штатном режиме было запланировано шесть витков, а полёт шёл штатно, поэтому возвращение Василия Сталина на Землю ожидалось к вечеру, в районе девятнадцати тридцати по сталинградскому времени, плюс часа два-три на доставку с места посадки к Байконуру, медосмотр и всё такое, так что время было, народ начал разбиваться на группы по интересам.
  Конференц-зал на Байконуре построили очень просторный, а огромное телевизионное табло, куда выводилась телеметрия и трансляция с 'Мира-1', когда тот входил в зону приёма одной из станций слежения, было отлично видно из любой его точки, в общем, места для множества компаний хватало, тем более что Сталин-старший, Генеральный секретарь ООН, главы государств, Президиум ЦК ВКП(б) и некоторые гости переместились в другие помещения.
  
  Майкл О Лири походил по залу, поздоровался со знакомыми, договорился с Берией встретиться завтра, для обсуждения подготовки Челябинска к зимней Олимпиаде 1960 года, обсудил с Бобровым шансы 'Олешев-Сити Рейнджерс' на второй Кубок Стэнли подряд, выслушал благодарность Ди Стефано за популяризацию в России мате, сообщил Светлане Рокоссовской-Сталиной и Льву Гумилёву новости о съёмках 'Войны и мира. Битвы за Космос-2', поблагодарил Маргелова за создание условий для тренировок Вячеславу Егорову, поздравил будущих космонавтов (которых помнил плохо, но зато они его хорошо), убедился, что все с удовольствием пьют Кока-Колу и вернулся на своё место - в кресло по левую руку от бывшей английской королевы.
  Елизавета сидела как памятник - с прямой спиной и не отводила глаз от информации на табло. Более полугода совместного бизнеса (хоть и не основного для ирландца, но очень важного из-за Старого Джо) примирили Майкла О Лири с этой недобитой королевой британских мерзавцев. Как говорил царь Соломон - 'всё проходит', прошла и ненависть. Тем более, что бизнес-партнёром Лиззи оказалась очень полезным.
  
  - Принести тебе колу? Или чай? - говорили, естественно, по-русски.
  
  - Колой твоей сантехнику мыть хорошо, а чай пьют в пять часов вечера, деревенщина.
  
  - Тебе видней, - ухмыльнулся ирландец, усаживаясь, - сантехнику мне мыть не доводилось. Что писал Джо во время старта?
  
  - Считаешь меня способной подглядывать в личные записи без разрешения?
  
  - С чего бы ему в такой момент делать личные записи? У тебя явно с головой не всё в порядке, Лиззи. А все его рабочие записи и нас с тобой касаются.
  
  - Майкл, я знаю, что ты невоспитанный поросёнок, не стоит об этом постоянно хрюкать. Что означает рост температуры на борту? Это опасно?
  
  - Пока в зелёной зоне - нет. Сходи прогуляйся, а то спина затечёт. Светлана про тебя спрашивала - здорова ли.
  
  - Чуть позже. Отстань, Майкл, пожалуйста.
  
  
  В это же время, в одной из переговорных комнат по соседству, заседал ЧКО (Чрезвычайный комитет обороны, или Комитет посвящённых). В комнате тоже установили телевизор, так что телеметрию полёта все краем глаза наблюдали. Всё шло просто замечательно, появилась возможность обсудить другие темы.
  Про внешнюю (Китай, арабо-персидскую войну) и внутреннюю (Аляску, КССР и САССР) политику Иосиф Виссарионович разговаривать отказался категорически - 'сами, всё сами, это теперь ваш 'крест', а вот вопросом Русской Православной Церкви очень заинтересовался.
  Доклады МГБ и министерства Госконтроля он уже читал, в докладе Абакумова были названы цифры - после разрешения в РССР частной предпринимательской деятельности, РПЦ открыла, или взяла под контроль две тысячи семьсот предприятий (в основном ритуальных услуг - организации похорон, но не только), на которых работают больше сорока тысяч человек. Число учащийся в духовных училищах планируется увеличить втрое, а ведь эти люди освобождаются от призыва в армию, да и вообще церковь не платит налогов.
  МГБ бил в набат - такими темпами, лет через десять-пятнадцать, РПЦ станет настолько влиятельной, какой и при царях никогда не была. Она обязательно полезет в политику и попытается сменить власть. И совсем не мирным путём. Риск новой гражданской (на этот раз религиозной) войны растёт с каждым годом.
  Нужно что-то делать. Либо запрещать всю эту деятельность, либо возглавлять и брать под контроль, через новый Святейший Синод, или нечто подобное. Судоплатов настаивал на запрете, Рокоссовский склонялся к взятию под контроль
  
  - Две крайности, - товарищ Сталин раскурил трубку и продолжил, - два самых простых решения и оба неправильные. Ищите среднее. Раз попы полезли в коммерцию - через коммерцию они наиболее уязвимы. Все возможности у вас есть. Отмените освобождение от военной службы, отмените налоговые льготы. Да ещё и сбор дополнительный введите - за недобросовестную конкуренцию. За использование Бога в коммерческих целях. Если Бог есть - то пусть подтвердит их полномочия, а если нет, или Он не подтвердит - то это обычное мошенничество.
  
  - А Бог есть? Вы сами-то как думаете, Иосиф Виссарионович?
  
  - Думаю, есть, Константин. Кто-то же наш мир создал. Только Создатель - это точно не иудейский Иегова. Он не может быть таким мелким и жалким, как описано в Ветхом завете. И думаю, что эти мошенники, торговцы опиумом для народа, ему совсем не нравятся. Так что смело собирайте с них 'божий' налог.
  
  - А с мусульман? - поинтересовался довольный Судоплатов.
  
  - И с них, если Аллах им полномочий не подтвердит. Нет Власти не от Бога! - усмехнулся товарищ Сталин, - так что вы в полном праве. И дело ваше не только правое, но и праведное. Собирать земные сокровища - грех. На этом и стойте.
  
  
  Генеральный секретарь ООН Эрнесто 'Че' Гевара, президент Карибской Конфедерации Рамон Меркадер, Председатель Государственного Совета и Премьер-министр Кубы Фидель Кастро (все трое граждане РССР и офицеры МГБ), в компании с Председателем Национального Совета Правительства Уругвая Андресом Мартинесом Труэба, обсуждали дела Латиноамериканские.
  
  Двадцатисемилетний Эрнесто Гевара по прозвищу 'Че', Герой Советского Союза, урождённый аргентинец, врач по образованию, после ранения в Боготе выжил чудом. Как врач, он это отлично понимал. Виртуозные русские хирурги провели восемь операций, спасли ему жизнь, но не здоровье. Левая рука в плечевом суставе потеряла подвижность, а куда однорукому податься? Ни в бойцы, ни в хирурги не годен, а больше 'Че' ничего не умел.
  То есть, это он так думал, но не товарищ Сталин, у которого тоже с детства имелась проблема с рукой - и ничего. После госпиталя, Эрнесто Гевара два месяца покатался в 'Красном Коммунаре' - общался, учился у старших, выступал на митингах, а потом в свет вышла книга Хемингуэя 'Коммунист и романтик', которую в мире раскупили двадцатимиллионным тиражом в шести изданиях. Всего через полгода, в июне 1954 года, на экраны вышел одноимённый фильм студии 'Уорнер Бразерс' (снимать его начали ещё до публикации книги), который посмотрели уже как минимум двести миллионов. Эрнесто 'Че' Гевара стал настоящей звездой. Легендой. Символом.
  В новом ООН не было Совета Безопасности и права вето у избранных, организация принимала решения на еженедельных сессиях простым большинством равных голосов, поэтому и пост Генерального секретаря мог занимать гражданин любой страны. Кандидатуру Эрнесто Гевары выдвинула РССР, а против него проголосовала только родная Аргентина. Такая вот случилась коллизия, которую до сих пор бурно обсуждают, особенно бурно в Аргентине.
  
  Сорокадвухлетний Рамон Меркадер, коммунист, Герой Советского Союза, ликвидатор Бронштейна-Троцкого, отсидевший тринадцать лет в мексиканской тюрьме, основатель и первый президент Карибской Конфедерации (включающей в себя Колумбию, Венесуэлу, юг Мексики, всю Центральную Америку, Суринам, Гайану, Французскую Гвиану и почти все Карибские острова, кроме Кубы), тоже был героем книги и фильма 'Коммунист и романтик', хоть и не главным. Не главным, но узнаваемым во всём мире. Уроженец Барселоны (столицы теперь независимой Каталонии), гражданин РССР и полковник МГБ, он теперь возглавлял одно из крупнейших государств мира - и по площади, и по экономике, и по военной силе.
  
  Двадцативосьмилетний Фидель Кастро Рус, ещё один персонаж бестселлера Хемингуэя, Герой Советского Союза, майор МГБ, адвокат по образованию и революционер по призванию, Верховный Главнокомандующий относительно небольшой, но очень боеспособной и опытной армии (уже бравшей Майами и Порто-Аллегре, Пуэрто-Рико и Багамские острова), Фидель оказался довольно толковым главой государства. Армия у него ни дня не простаивала, она постоянно зарабатывала рубли. Сначала в Майами и на Багамах (Майами и Багамы США пришлось выкупать за сумму почти в шесть годовых бюджетов Кубы), потом в Бразилии (там, помимо доли в контрибуции, правительству Кубы достались почти четыре тысячи квадратных километров пастбищ и пахотных земель).
  Только что закончилась кампания в Таиланде (там ещё не всё посчитано, но уже точно, что получится не меньше, чем в Бразилии). Бешеные для крохотной Кубы деньги, на них запросто можно было построить социализм по ирландскому образцу, если бы не кубинцы. Нельзя им ничего бесплатно давать - не оценят. Раз бесплатно дают - делать ничего не нужно.
  Фидель Кастро вкладывался в образование, отправляя самых способных кубинцев учиться в университеты и военные училища, в строительство инфраструктуры и объектов государственной собственности (тех же университетов и военных училищ) и, конечно, в армию, которая у Кубы была оснащена и вооружена лучше всех в мире - даже лучше советской (теперь русской), если считать вложения на одного военнослужащего. Естественно, такой армии бездельничать было категорически противопоказано.
  
  Семидесятидвухлетний Председатель Национального Правительственного Совета Уругвая, Андрес Мартинес Труэба, уже провозглашённый в Республике Национальным Героем, победитель Бразилии, вернувший Уругваю северные территории (Рио-Гранде-ду-Сул), личный друг самого богатого человека на планете Майкла О Лири и сам теперь самый богатый в Латинской Америке, отлично понимал - благодаря кому он стал тем, кем стал.
  
  - Сеньоры! Я не силён в риторике и не буду вам рассказывать про агрессивные устремления фашиствующей военной хунты генерала Перона, мы здесь не на митинг собрались. Вы и сами всё отлично знаете. Что будем делать?
  
  - Знаем, сеньор Труэба, - кивнул 'Че' Гевара, - и про фашистов знаем, в том числе и немецких, которые там прячутся. Бить их будем, пусть только повод дадут. Рамон?
  
  - Побьём, Че, не сомневайся. Нужна база напротив Буэнос-Айреса, где-то в районе Колонии дель Сакраменто. А кто потом будет Аргентиной управлять, чтобы её на путь истинный наставить?
  
  - Начо.*
  
  *Полковник МГБ Игнасио Луис Родригес Моралес (нянька Хемингуэя и инструктор Гевары и братьев Кастро, ещё один персонаж романа 'Коммунист и романтик')
  
  - Он же галисиец.
  
  - А ты каталонец, Рамон, - встрял Фидель и вздохнул, - Аргентину нам грабить не с руки, свои ведь люди, а война стоит дорого. Подумай, 'Че', как нам в эту войну остальных фашистов втянуть. Чили, Перу и Парагвай, там тоже беглых нацистов навалом, всё равно когда-нибудь освобождать придётся, так уж лучше сразу это сделать. Помнишь, как Эйтингон говорил?
  
  - И, заодно, за баб, чтоб два раза не вставать? - улыбнулся Генеральный секретарь ООН.
  
  - Заодно и за баб, - кивнул Фидель, - Ты не против, Рамон?
  
  - Я - нет, но это нужно согласовать.
  
  - Разумеется, - кивнул Че Гевара, - но я уверен, что согласую. Фидель, свяжись с Раулем и отзови Начо. Ему командовать - пусть сам всё считает. Начнётся уже скоро.
  
  - Есть, Команданте!
  
  
  
  Султан Мохамуд Али Шир свой визит в Российскую Советскую Социалистическую Республику начал в Москве, с посещения ассамблеи Организации Объединённых Наций. Огромный современный город, со средневековой крепостью в самом центре, миллионы людей и автомобилей, настоящие дворцы станций метро, самое высокое в мире здание ООН и стройки, стройки, стройки... Али Шир однажды посещал Бомбей, тоже огромный город, может быть даже больше, чем Москва, но никаких положительных впечатлений у него тогда не возникло, а сейчас... Такое не выразить словами. Он испытывал какой-то детский восторг, несмотря на холодную пасмурную погоду.
  Ленинград, ещё одна бывшая столица России, восхитительная архитектура и промышленная мощь, снова метро со станциями-дворцами и снова погода-дрянь, с затянутым тучами небом, совсем без солнца.
  Новая столица - Сталинград. Знакомство с Рокоссовским и высшим руководством этой великой страны. Совсем молодые люди, радушные и приветливые - никакого чванства, никакого снобизма - очень сильно русские отличаются от британцев, хотя с виду одинаковые.
  Поговорили откровенно. Сомали им нужен в качестве ворот в Африку. Кроме удачного расположения, других козырей у страны нет. Бесплатно вам помогать никто не собирается, каждый вложенный рубль придётся отрабатывать. В общем, русским нужен партнёр, но партнёр вменяемый - понимающий, что он младший и не незаменимый. Цинично, но зато честно. И выгодно, стоит признать, очень даже выгодно, это вам не коз пасти. Русским нужна армия. Их, русская, армия в Африке, в которой служат африканцы. Сомалийцы для этого отлично подходят. Естественно, султан Али Шир согласился этим младшим партнёром стать. Сам он уже пожилой, но русские не возражают, если ему наследует один из сыновей - самый толковый. Сыновей восемь, так что один из них русских наверняка устроит.
  
  Куратором проекта Сомали стал первый заместитель министра Государственной Безопасности, начальник ПГУ МГБ, генерал-полковник, Сергей Романович Савченко, а не какой-то чиновник-заместитель из МИДа, что уже говорило Али Ширу о многом. Нет, совсем никчёмных людей у русских на таком уровне нет, но МГБ есть МГБ, об этом даже в Африке знают.
  
  - С чего начнём, господин генерал?*
  
  - С формирования правительства национального единства, ваше величество. Все шесть племён должны получить представительство во власти.
  
  - Вряд-ли это возможно. Они терпеть друг друга не могут.
  
  - И, тем не менее, начнём мы именно с этого - терпеть мы их научим и заставим. А ещё начнём с поддержки Северного Йемена, воюющего сейчас на два фронта.
  
  *Али Шир свободно говорил по-английски
  
  
  Договорились обо всём, план у русских имелся и неплохой план, к тому-же, его можно было корректировать, при поступлении новых вводных. На этом программа визита исчерпалась, но Али Шир решил задержаться и принять участие в историческом событии. Как писали о нём русские - 'первом шаге человечества из колыбели'. Все главы значимых государств собираются, значит, и ему это нужно. Пусть все видят новое место Сомали в этом мире, видят и завидуют.
  После запуска космолёта, генерал Савченко познакомил Али Шира с команданте Социнтерна. Молодой совсем, а взгляд уже как у матёрого волка. Пожали друг другу руки - у русских принято знакомиться именно так.
  
  - Команданте Сьенфуэгос поможет вам в войне с Аденом*. Можете это сейчас обсудить, время есть.
  
  *столица Южного Йемена
  
  
  Председатель Президиума Верховного Совета Республики Аляска, сэр Эрнст Генри Грининг, предоставленное время использовал для общения с автором очень понравившегося ему романа 'Бесконечность', русским писателем Иваном Ефремовым; премьер-министр Израиля (Моше Даян) с председателем Совета Министров РССР Алексеем Николаевичем Косыгиным; президенты Ирландии (Эндрю Конвей) и ГДР (Вильгельм Пик) с председателем Госплана Максимом Захаровичем Сабуровым; председатель Кабинета министров Кореи (Ким Ир Сен), президент Вьетнама (Хо Ши Мин) и король Таиланда (Рама Девятый - Пхумипон Адульядет) с Военным министром, Верховным маршалом - Александром Михайловичем Василевским; главы КССР и САССР (Игорь Васильевич Сиденко и Илья Леонидович Воскобойников) с министрами Внутренних дел и Госконтроля, генерал-полковниками Всеволодом Николаевичем Меркуловым и Виктором Семёновичем Абакумовым; североамериканские президенты (Марк Уэйн Кларк, Алан Шиверс и Эрл Уоррен) устроили междусобойчик по вопросу миграции мексиканцев (границ-то нет, только линии на карте) - в общем, никто не терял времени зря. В этот день мировая политика вершилась на Байконуре, в перерыве между запуском космического корабля и приземлением спускаемого модуля.
  
  
  В семнадцать ноль шесть корабль 'Мир-1' пошёл на последний, шестой орбитальный виток и высокие гости начали возвращаться на свои места. Как бы ни были важны обсуждаемые ими темы, пропускать историческое событие не хотелось никому. Вернулся и Старый Джо. Елизавета Георгиевна пила чай. Предложила шефу.
  
  - Не нужно, не хлопочи. Так и сидишь?
  
  - Нет. Прогулялась. Со Светланой поговорила. Она меня с Артёмом познакомила. Я и не знала, что у вас ещё один сын есть.
  
  - Есть. И внуков одиннадцать, старшему уже девятнадцать лет исполнилось, тоже на космонавта учится.
  
  - Нужно вам мемуары написать, Иосиф Виссарионович.
  
  - Делать мне больше нечего, кроме как себя расхваливать. - усмехнулся товарищ Сталин и неожиданно сменил тему, - За Ваську замуж пойдёшь?
  
  - Он меня не звал. - покраснела Елизавета. 'А этот поросёнок ирландский так ушами и водит...'
  
  - Это потому, что он не намного умнее той ящерицы, что перед ним в космос летала. Я - глава семьи. Я решаю. Просто, не до того мне раньше было. Тебя ведь тоже замуж отец выдавал.
  
  - У вас всё по-другому.
  
  - По-другому, - согласился Старый Джо, - но мы и поступим по-другому. Держи. Подаришь космонавту, и он будет твой на веки.
  
  Перед Елизаветой Георгиевной Виндзор лежала золотая медаль Чемпиона мира по футболу 1954 года. 'Ну, теперь держись, Принц Аллилуев!'
  
  
  Спускаемый модуль корабля 'Мир-1' приземлился в девятнадцать двадцать четыре по сталинградскому времени, в расчётном районе, в восьмидесяти километрах севернее Байконура.
  Майкл О Лири направил в район сразу шесть съёмочных бригад 'Эй Эн Би Си', поэтому неудивительно, что одной из них удалось запечатлеть исторический момент возвращения на Землю первого космонавта человечества, его счастливую улыбку и первые слова - 'Привет, земляне! Я по вам уже соскучился'.
  
  В двадцать ноль восемь, полковник Сталин рапортовал Главкому ВКС генерал-полковнику Кожедубу об успешном завершении полёта и полностью выполненной программе, а в двадцать два двенадцать, в конференц-зале космодрома Байконур, Сталин и Кожедуб рапортовали уже Верховному Главнокомандующему, Председателю Президиума Верховного Совета РССР, генералиссимусу, Константину Константиновичу Рокоссовскому. В прямом эфире на весь мир, разумеется.
  Сразу после доклада состоялось награждение. Полковнику ВКС Василию Иосифовичу Сталину вручили четвёртую звезду Героя Советского Союза, орден Ленина и нагрудный знак 'Космонавт' за номером один; председателю Государственного Космического Комитета, Генеральному конструктор ОКБ-1, Королёву Сергею Павловичу и заместителю председателя ГКК, министру Электронной промышленности, Лебедеву Сергею Алексеевичу по звезде Героев Социалистического Труда и ордену Ленина; Главкому Военно-космических Сил, генерал-полковнику Ивану Никитовичу Кожедубу орден Ленина; дублёру первого космонавта, майору ВКС, Александру Ивановичу Щетинину и заместителю Генерального Конструктора Вернеру фон Брауну ордена Красного знамени.
  Кроме того было объявлено о награждении ещё более двухсот человек и шестнадцати предприятий Космической отрасли, а двенадцатое апреля отныне и впредь стал нерабочим, праздничным днём - Днём Космонавтики. А потом начался праздничный банкет.
  
  Банкет затянулся до трёх часов ночи, а всего прямая трансляция на 'Эй Эн Би Си' продолжалась восемнадцать с половиной часов, установив вечный рекорд телевидения - её смотрели (полностью, или частично) сто процентов телезрителей планеты Земля.
  Василий Сталин занял место за столом отца, в компании с коллективом 'Миров будущего' - самим Иосифом Виссарионовичем, Андреем Януарьевичем Вышинским, Александром Николаевичем Поскрёбышевым, Николаем Сидоровичем Власиком, Майклом О Лири и Елизаветой Георгиевной Виндзор. Естественно, что именно эта компания оказалась в центре всеобщего внимания.
  
  - Давай, дари, пора, - подмигнул Елизавете Сталин-старший.
  
  - Я ещё не придумала - что сказать.
  
  - Скажи: 'ВВС-ВДВ' - чемпион. Ему это точно понравится.
  
  - Как-то это...
  
  - Немного не в тему момента, - согласился Иосиф Виссарионович, - зато соответствует подарку.
  
  - Эй, вы о чём? - удивился виновник торжества.
  
  - Сейчас узнаешь. Встань, Василий.
  
  Василий Иосифович Сталин послушно встал.
  
  - 'ВВС-ВДВ' - чемпион, - надела ему на шею медаль бывшая королева Елизавета Вторая.
  
  - Шикарный подарок, большое спасибо. Вы любите футбол?
  
  - Любить - не люблю, но футбол мне нравится.
  
  - Тогда позвольте пригласить вас на один из матчей?
  
  - Предпочту театр. Мне очень нравится 'Аида' Верди в 'Большом'. Вы любите театр, Василий Иосифович?
  
  - Любить - не люблю, - улыбнулся первый космонавт человечества, - но надеюсь, что он мне понравится. Не может же вам нравиться всякая скучная ерунда.
  
  - Позже договоритесь, - Сталин-старший встал и поднял бокал, - Люди Земли, поздравляю вас! Мы на правильном пути. В Космосе больше планет, чем нас всех вместе взятых, так что нам есть к чему стремиться, есть ради чего объединять усилия. Мы сможем стать единым человечеством, целеустремлённым и счастливым - теперь я в этом уверен. За светлое будущее, люди!
  
  
  После тоста, 'деды' посидели недолго, минут через двадцать их за столом сменили Константин Константинович Рокоссовский, Светлана Иосифовна Рокоссовская-Сталина, Артём Фёдорович Сергеев и Эрнесто 'Че' Гевара.
  
  - Твоя очередь говорить тост, Василий Иосифович.
  
  - А что ещё можно добавить, Константин Константинович? Отец уже всё сказал. Умеет...
  
  - Умеет, - кивнул Рокоссовский, - но всё равно скажи что-нибудь. Этого весь мир ждёт.
  
  Василий Сталин встал.
  
  - Люди мира, земляне! Космос бесконечен и в нём у нас наверняка найдётся немало врагов, пора нам перестать ссориться друг с другом. У нас очень красивая планета и прекрасные женщины, нам есть что защищать. Вместе мы победим!
  
  
  День Космонавтики стал днём триумфа Майкла О Лири, как бизнесмена.
  Во-первых, именно он сидел за столом со Старым Джо, Джуниором и главой РССР Рокоссовским (это ещё не считая Генерального секретаря ООН и бывшую английскую королеву).
  Во-вторых, именно кока-колу пил на банкете первый космонавт человечества, а в рекламе 'Coca-Cola-Company Products' моментально появились кадры только что приземлившегося, улыбающегося Василия Сталина, с буквами СССР на шлеме. Разумеется, это не Си-Си-Си-Пи, у русских даже алфавит совсем другой, но креатив сработал отлично. Мошенничество, кто бы спорил, но ведь убытков то никто не понёс. Базиль своё согласие дал, когда заполучил уругвайца Скьяффино в ЦСК 'ВВС-ВДВ', а больше кому протестовать? Кадры приземления снимал сам 'Эй Эн Би Си', а других прав в русском законодательстве не прописано. Да и не чужой им был Майкл О Лири, чтобы тиранить его из-за такой ерунды. Ерунды, ага. На повышении акций 'Кока-Колы' ирландец заработал в сорок раз больше, чем стоил весь уругвайский 'Пеньяроль', вместе со Скьяффино. Но ведь дорожали не только личные активы 'Счастливчика', дорожал весь пакет 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга', а в нём контрольный пакет принадлежал русским, так что плевать им на 'Кока-Колу'.
  В-третьих, в списке награждённых за вклад в космическую программу значилось имя ирландца. Его, вернее, вклад его 'Олешев-Сити Электроникс' и 'Макдоннел Эйркрафт', русские оценили в орден Красного Знамени, как, например, заместителя Генерального конструктора всего проекта. И это была действительно заслуженная награда. Майкл О Лири первым смекнул, что в совсем новой отрасли не может не появляться новых талантов, на фоне которых, нынешние авторитеты, в будущем, будут смотреться заурядными ремесленниками. 'Счастливчик' выделил бюджет (для него совсем не обременительный) и доверил его одному чокнутому на всей этой электронике, недобитому нацистами Рокуэлла, еврею - и не прогадал. Самуэль Беркович, до того, как его забрали русские, за шесть тысяч рублей (зарплаты) в месяц создал систему, которая отлавливала авторов всего интересного в этом направлении. Не сеть, нет - систему приманок. Таланты пёрли в неё сами. Разработки скупались сотнями, девяносто процентов из них ложились в закрома надолго, но и десяти вполне хватало. Вернее, для выхода бизнеса в прибыль, хватало всего трёх, а ещё семь становились сверхприбылью. Беркович основал 'Олешев-Сити Электроникс' и успел наладить производство OCE-high-tech, без которой такой космический триумф не состоялся бы. Всё получилось бы намного скромнее.
  В-четвёртых - телевидение. Акции 'Эй Эн Би Си' не торговались на бирже, но этот актив всё равно оценивался различными финансовыми аналитиками. Так вот, частная компания Майкла О Лири, задумай он её продавать, сейчас стоила около миллиарда рублей. 'Миры будущего' разорили всех конкурентов, имущество которых скупалось теперь за гроши, а ведь у 'Эй Эн Би Си' есть ещё двадцатилетние контракты с МОК, ФИФА, НФЛ*, НБА**, НХЛ***, МЛБ****, с русскими лигами соккера***** и хоккея, а кроме того основных событий, вроде недавнего полёта в космос Василия Сталина, парадов Победы и так далее. Только на рекламе ирландец уже зарабатывает больше ста миллионов в год, а ведь число подписок на канал растёт сумасшедшими темпами. Люди покупают телевизоры специально для того, чтобы смотреть 'Эй Эн Би Си', ничто другое их не интересует.
  
  *Национальная Футбольная Лига (американский футбол)
  **Национальная Баскетбольная Ассоциация
  *** Национальная Хоккейная Лига
  ****Мейджор (Главная) Лига Бейсбола
  *****европейский футбол
  
  
  Марк Уэйн Кларк, тридцать пятый президент США, полгода назад получивший за свой роман 'Солдат' пять процентов акций 'Coca-Cola-Company Products', в одночасье стал настоящим богачом.
  
  - Поверить не могу. Я теперь самый богатый президент в истории США.
  
  - Повезло, - кивнул Майкл О Лири, - я и сам такого не ожидал, честное слово. Чёртову Кока-Колу теперь пьют, как не в себя, заказы уже на шестьдесят процентов превышают возможности производства. Перекусим?
  
  После игры (играть в гольф ирландец теперь старался регулярно, не любил он бросать незаконченных дел, а та партия с президентом Калифорнии Эрлом Уорреном всё ещё не доиграна) разыгрался аппетит.
  
  - Давай.
  
  'Эйзенхауэр лаун-теннис энд гольф клаб' постоянно расширялся, скупая всё новые участки земли по соседству. На хорошо охраняемой территории строились шикарные отели, коттеджи и, конечно, рестораны. Рестораны всех кухонь мира. Малыш О Брайен поставил цель - создать в Филадельфии Мекку для гурманов.
  
  - Приглашаю в 'Samovar'. Блины с икрой сейчас зайдут отлично. К тому-же, у меня там назначена встреча.
  
  - С кем встреча?
  
  - С моим редактором. Может помнишь его, Стив Дастин, раньше вёл колонку бокса в 'Нью-Йорк Таймс'.
  
  - Помню. Годится. Бокс - это интересно.
  
  
  Стив Дастин не слишком удивился, увидев своего шефа в компании президента США. Перекусили блинами с икрой и чаем из самовара. Русский ресторан - самый дорогой в 'Эйзенхауэр лаун-теннис энд гольф клаб', поэтому посетителей здесь всегда немного, беседе они не мешали. Как не мешала и музыка - что-то русское-народное, мелодичное и ненавязчивое.
  
  - Так ты что, собираешься учредить новый боксёрский пояс? - разобрался в сути отчёта Дастина Марк Кларк.
  
  - Не просто новый, - прищурился ирландец, будто прицеливаясь, - я хочу, чтобы он стал единственным. И он обязательно таким станет. А мистер Дастин станет самым влиятельным человеком в мире бокса.
  
  - Самым влиятельным после вас, Сэр.
  
  - О, нет. В эту кухню я не полезу. В боксе я хочу наслаждаться зрелищем, а не заниматься бизнесом. Мне и без этого хлопот хватает. Все планы одобряю - действуйте.
  
  
  Хлопот Майклу О Лири действительно хватало. ЧВК 'Black Power' готовилась к захвату, принадлежащего Южному Йемену, архипелага Сокотра с последующим объявлением независимости, то есть образованием нового государства - и организацию всего этого русские поручили именно ему. Они, разумеется, туда тоже придут с военно-морской базой, но позже, в белых перчатках.
  С завоеванием-то проблем не встанет, полковник Дэвис-младший обещает решить вопрос за две недели и с минимальными потерями, а дальше? Население там - сущие дикари. Их немного, чуть больше двадцати тысяч и переселить их на континент не сложно, но где брать население взамен? А без населения разве бывают независимые государства? Но если и найдутся переселенцы, то чем они будут там заниматься? На эти вопросы Судоплатов только усмехнулся и предложил не создавать проблем начальству, а решать их, у начальства и без подчинённых проблем хватает.
  В принципе, география острова многообещающая для транзитного аэропорта, накапливать пассажиров местными рейсами и отправлять дальними - в Европу, Юго-Восточную и Восточную Азию, Австралию и даже Америку, только вот беда - пассажиров в Аравии и Восточной Африке пока нет и появятся они ещё не скоро.
  Курорты? Та же проблема. Нищие на курортах не отдыхают, а у зажиточных есть и поближе варианты, за каким бесом им на край земли переться?
  Перевезти одно из производств вместе с персоналом? Так персонал просто уволится, они же не рабы. В общем - вопросы, вопросы, вопросы. И отказаться нельзя. Какой уж тут бокс? Смотреть бы его успевать. Хотя бы самые интересные бои.
  
  Когда Стив Дастин попрощался и ушёл, Майкл О Лири заказал две порции 'Tullamore Dew' без льда и содовой.
  
  - Мне снова нужен твой совет, Марк.
  
  - Мне это льстит. Излагай.
  
  Всё-таки не зря русские говорят, что одна голова хорошо, а две лучше. Для генерала Марка Уэйна Кларка эта задача оказалась очень лёгкой.
  
  - Попроси военнопленных. У русских их миллионы, десяток-другой тысяч они тебе уступят без проблем. Вот и будет население, обязанное всем лично тебе. Проси всех понемногу - германцев, французов, британцев, югославов и так далее, чтобы сразу новая страна заговорила по-русски. Чем их занять - ты наверняка придумаешь. Начнёшь со строительства, а там видно будет.
  
  - Ты гений, Марк. Я снова твой должник.
  
  - Расплатишься билетами на бокс, - усмехнулся президент США.
  
  
  Двадцать седьмого апреля 1955 года, в Азиатскую войну вступили Монголия и Вьетнам - на стороне Филиппин, Таиланда и Индии, против Китая. Собственно говоря, войной это действо зазвать уже было сложно, ему больше подходит определение интервенция - Китай уже централизованно не сопротивлялся, в стране шла гражданская война, а Мао Цзэдуну подчинялся только столичный военный округ, да и то условно (пока его в бой не посылают).
  Синьцзян уже провозгласил независимость, пока никем не признанную, но тем не менее; индийская армия неторопливо наступает на Лхасу; даже Филиппины осмелели и готовят десант на Парасельские острова. Из ключевых 'игроков' региона, в стороне пока осталась только Республика Корея, да и то не по собственному желанию, Ким Ир Сену вмешиваться запретил Рокоссовский. Категорически запретил. Свинство это - грабить своего недавнего благодетеля, пусть и сошедшего с ума.
  
  
  Первого мая 1955 года, председатель Совета Министров РССР, Алексей Николаевич Косыгин поздравил советский народ с досрочным (на восемь месяцев) выполнением уже повышенного плана Пятой пятилетки на сто шесть процентов. И в Правде поздравил, на первой полосе, и по телевидению. Впрочем, по телевидению зря, почти никто его выступление не смотрел - выполнили и выполнили, так и должно быть.
  Первого мая все смотрели 'Миры будущего', где приглашёнными гостями были: - первый космонавт человечества Василий Иосифович Сталин, председатель и заместитель председателя Государственного Космического Комитета - Сергей Павлович Королёв и Сергей Алексеевич Лебедев.
  Говорили о программе следующего полёта, создании постоянно действующей орбитальной станции с экспериментальными производствами чистых материалов в условиях невесомости и вакуума, планах работы в открытом космосе, о подготовке экспедиций на Луну и Марс, о работе над ядерными двигательными установками и о том - сколько это будет стоить и что человечество может получить в итоге. И, конечно, о возможности встречи с неземным разумом. В том, что он существует - никто из гостей в студии не сомневался.
  Очень интересно, но ещё интереснее большинству советских людей был развивающийся роман Василия Сталина с Елизаветой Виндзор. Вся страна его обсуждала и болела за его успех. Не было у наших граждан неприязни к бывшей английской королеве, только симпатии - умница, красавица, сильная духом (не сломалась после таких-то несчастий), да и сам товарищ Сталин не зря ведь её выделяет, значит, видит в ней что-то.
  
  
  Девятого мая 1955 года, после первого Парада Победы в Сталинграде, Майкл О Лири обсудил с министром Государственной Безопасности Павлом Анатольевичем Судоплатовым возможность выделения военнопленных, для заселения Сокотры.
  
  - Интересная идея... Очень интересная. Но двадцать тысяч? Зачем столько? Там-же сейчас всего двадцать живут, вместе с бабами и детьми.
  
  - В том и дело, что они просто живут, как животные, а вы ведь хотите, чтобы там государство образовалось. Придётся много строить. Электростанция ведь нужна? Нужна. Водохранилище точно нужно. Аэродром?
  
  - Аэродром точно не помешает, - кивнул Судоплатов, - ладно, решим вопрос. Но независимость должны объявить нынешние аборигены.
  
  - Объявят, куда они денутся. Президент то у вас уже готов?
  
  - Готов. Только не президент, а король. Или султан. Монарх, в общем. Это ты, Майкл. И признать тебя сначала должны все американцы, ты уж постарайся.
  
  
  'Да, уж... Надо было становиться президентом Ирландии... А, впрочем... В Ирландии президент - наёмный работник, с кучей ограничений, а на Сокотре сам себе голова - владелец. Ну, или совладелец, как в 'Пенсильвания Холдинге'. В общем, ничего особенно сложного в этом нет - обычный бизнес. В одной только 'Кока-Коле' больше людей работает и ничего, нужен только толковый управляющий. Лючо Черчини? Этот точно справится и отказаться не посмеет. Ну, с Богом, наше Величество Майкл Первый!'
  
  Весь остаток мая и начало июня 1955 года, Майкл О Лири ночевал только в самолёте, вымотался жутко, но результата добился.
  Двенадцатого июня 1955 года, в присутствии наблюдателей ООН, Сомали и Северного Йемена, на Сокотре прошёл общенациональный референдум, по итогам которого была провозглашена независимость королевства Далкиленд (названного в честь одного из Дублинских районов, малой родины рода О Лири). Референдум стал настоящим праздником для местных, ещё бы, все голосовавшие получали подарки - продуктовые наборы стоимостью сто рублей (по три фунтовые банки мясных консервов, десять фунтов риса, пять сахара, два кофе и четыре бутылки 'Кока-Колы'). Народ танцевал возле пунктов для голосования и всё это тщательно фиксировалось операторами 'Эй Эн Би Си'. Не для оправданий перед мировым сообществом, с ним уже всё согласовано - для истории. Шутка ли - основание новой королевской династии...
  
  - Лючо, первым делом построй здесь взлётную полосу для 'Дугласа'. Вертолёты слишком медленны и некомфортны.
  
  - Так и планировал, ваше величество, - нагло ухмыльнулся макаронник, - завтра-же начнём, ваше величество!
  
  - А в рыло?
  
  - Да брось, Майкл, я ведь радуюсь. Отличное получится королевство. Где строить твой дворец?
  
  - Пока нигде. Занимайся переселением арабов на континент и готовься принимать военнопленных. Полковник Дэвис оставит здесь батальон, этого хватит.
  
  - Хватит, - согласился первый глава правительства королевства Далкиленд, - но с местом для дворца ты всё-таки определись, чтобы там ничего другого не построить.
  
  - Некогда мне, сам выбери. Эх, водички маловато, опреснять придётся. В общем, планируй, считай. Связь держим через штаб Дэвиса. Не подведи, Лючо. На этот чёртов остров теперь весь наш бизнес завязан.
  
  - Не волнуйся, Майкл. Слушай, а где мы потом для военнопленных баб возьмём? Они ведь без баб разбегутся.
  
  - Нам отбирают женатых и с детьми. Баб мы им своих привезём. Вот, кстати, по их приезду и будем освобождать - так что пусть зазывают активнее, организуй. Всё, ваше превосходительство, мне пора делать большую политику.
  
  - Удачи, ваше величество!
  
  
  В течении июня 1955 года, королевство Далкиленд признали Сомали, Северный Йемен, Израиль, Ирландия, Техас, Калифорния и США. Именно в таком порядке их посетил его величество, король Майкл Первый.
  Всё! Бешеная гонка закончилась, теперь можно перевести дух. Впервые, более чем за полтора месяца, Майкл О Лири дважды ночевал на одном месте - в президентском люксе отеля K&A 'Эйзенхауэр лаун-теннис энд гольф клаб', в родной Филадельфии. Роскошный номер, может быть даже самый роскошный в мире, но на роскошь 'Счастливчик' внимание не обращал, он отсыпался - и за прошлые недосыпы и впрок.
  
  - Ваше Величество, - голос Малыша О Брайена звучал очень почтительно, без малейшей нотки иронии.
  
  - Что стряслось, Малыш?
  
  - Вас ожидает мистер Родригес, Ваше Величество.
  
  Мистер Родригес... Мигель Родригес (хотя, наверняка это не настоящее его имя), вице-президент 'Пенсильвания Инвест-Финанс Холдинга' и личный ангел-хранитель Майкла О Лири. Именно он сделал тот самый выбор, определивший дальнейшую судьбу одного ирландского бандита.
  
  - Через пятнадцать минут буду. Извинись, скажи, что только что разбудил меня.
  
  
  Мигель ждал в лобби-баре, просматривая Правду на русском.
  
  - Ну ты и исхудал, дружище. Я даже представить себе не мог, что работать королём настолько тяжело.
  
  - И не говори. Семью уже два месяца не видел. Как там Аляска?
  
  - Расскажу, но сначала тебя нужно накормить. Куда тебя пригласить?
  
  - Пойдём в 'Samovar'. Там тихо и вкусно.
  
  
  Мистер Родригес заказал себе чашечку кофе.
  
  - Давай Майкл. Я не голоден, а ты не смущайся, время есть.
  
  Смущаться король Далкиленда и не думал.
  
  - Эх, Мигель, а ведь жить - хорошо, - выдохнул ирландец, поглотив двенадцать блинов.
  
  - С этим не спорю. Теперь пойдём, я тебя прогуляю.
  
  Вышли на 'Ти' первого 'Граунда'.
  
  - Будем играть?
  
  - Нет, - улыбнулся мистер Родригес, - в гольф с тобой играть не интересно, Майкл. Просто погуляем, подышим, поговорим. Что ты знаешь о деньгах?
  
  - Всё!
  
  - То есть - ничего, - снова улыбнулся Мигель, - давай я тебе вкратце о них расскажу.
  
  ***
  
  Краткий рассказ о деньгах, занял у Мигеля Родригеса почти час. Многое Майкл знал, но слушать было всё равно очень интересно. Впрочем, по общеизвестным фактам ангел-хранитель прошёлся широкими мазками - деньги ценность условная, а стоимость их определяется доверием, то есть общественным согласием, на их использование. Экономика постоянно растёт и, чтобы её обслуживать, каждый год происходит эмиссия. Экономика существует в двух контурах - легальном (этим денег постоянно не хватает, они пускают в оборот всё и берут кредиты) и нелегальном (эти, в основном, копят, просто потому что выйти из нелегалов в легалы не так уж и просто). Деньги имеют свойство перетекания из легального контура в нелегальный, и дело тут не в природе денег, а в природе человеков - в нелегальном контуре, деньги перестают играть роль кровеносной системы экономики и образуют тромбы. В общем - это болезнь, болезнь очень опасная, вот с ней-то Майклу и предстоит бороться. Собрать все тромбы и контролировать их, иногда удаляя хирургическими методами.
  
  - Погоди, погоди, то есть никакой базы русского флота на Сокотре не будет?
  
  - Нет, конечно, Майкл. Если бы флоту нужна была база, он бы послал туда крейсер с морскими пехотинцами и стройбатом. Готовая база есть в Адене. На Сокотре будет уютное гнездо для нелегального контура экономики. Ты же понимаешь, что раньше ваши западные пороки были для нас козырями, а сейчас, когда рубль стал валютой международных расчётов - это уже наши проблемы. И очень опасные, признаюсь тебе, проблемы.
  
  - Так вы меня с самого начала к этому подводили?
  
  - Что за обиженный тон, амиго? Разумеется, с самого начала. Но сначала вас были тысячи. Тысячи ирландских бандитов и убийц. Ты выиграл, Майкл, ты теперь король. Честно выиграл - гордись, ты лучший ирландец.
  
  - Горжусь, но всё равно хочется дать тебе в рыло.
  
  - Даже не пытайся, а то я сломаю тебе руку, машинально. Ты о другом задумайся, дружище. Король - это маска, мишура, чушь. Ты вышел в высшую лигу. Твой допуск к 'ЧК' теперь альфа-четыре, у Косыгина и Сабурова, например, такой-же.
  
  - А у тебя?
  
  - А у меня нет. Я просто запоминаю, что нужно сказать, и тебе передаю, - улыбнулся Мигель, - просыпайтесь уже, Ваше Величество, вас ждут великие дела.
  
  - Да, уж. Был я на той Сокотре, дыра-дырой, даже не знаю - с чего начать.
  
  - Ты уже начал. Отлично начал. Самый богатый человек в мире купил себе королевство. Правильно, не ранчо же в Небраске ему покупать. Ты выбрал отличного первого министра, мистер Черчини всё построит и обустроит - и арабов сплавит и военнопленных примет. Кстати - шикарная идея, у нас никто до такого красивого хода не додумался.
  
  - Мне Кларк подсказал.
  
  - Уважаю. Поставишь ему за это памятник - заслужил генерал. Так вот, самый богатый человек мира купил себе королевство, так что никого не удивит, когда ты начнёшь строить там себе личный Рай. Не волнуйся, Майкл, все расходы за счёт Холдинга, не те это деньги, чтобы не потратить их на безопасность мировой финансовой системы. Помни - в какой лиге ты теперь играешь. Рай мы там построим, с блэк-джеком, шлюхами и надёжными банками, а потом закроем возможность прятать деньги по всему миру.
  
  - Как это можно закрыть? В системе тысячи банков.
  
  - Очень легко, уверяю тебя. Но ты не специалист, а читать ещё одну лекцию мне сейчас не хочется. Будь другом, просто поверь на слово. Все банки, обслуживающие нелегальный контур, мы загоним на Сокотру, как только ты будешь готов. Так что плюнь на 'Кока-Колу', Ваше Величество и занимайся серьёзным делом.
  
  - Как только мы проведём первую конфискацию, они сбегут.
  
  - Зачем нам проводить конфискации, если мы будем знать каждый шаг всяких негодяев? Ты себе даже не представляешь, как много могут рассказать о человеке деньги. Когда знаешь - что и где искать - поставить под контроль очень просто. Любого, уверяю тебя. Сами всё отдадут. Да, кстати, Майкл, объяви завтра войну Китаю, пусть Дэвис пошлёт туда хотя бы один полк. Доля в контрибуции нам не помешает, не отдавать же всю её азиатам.
  
  
  Олешев-Сити, Республика Аляска. Красная ковровая дорожка, почётный караул и оркестр. Гимны ООН и Аляски, у Далкиленда своего гимна пока нет. Кстати, никто не мешал озаботиться, но кто же знал? Грининг наслаждается, старый хрен, а ведь другом считался.
  Ладно, нужно привыкать, такая она - высшая лига.
  
  - Благодарю вас, Сэр. Мне несколько неловко, но это с непривычки. Нужно сделать что-то ещё? Признаться, я этих ритуалов ещё не изучил и протокольный отдел себе не завёл.
  
  - Помашите рукой, Майкл, этого будет достаточно. Я не хотел ставить вас в неловкое положение, но меня попросили. Вы понимаете...
  
  - Для меня это великая честь, Сэр. Едем вместе?
  
  - Нет. Ваш кортеж пойдёт первым. Всего протокола на пару часов, вы уж потерпите.
  
  - Я обожаю всякие протоколы, Сэр, а в Аляске обожаю их вдвойне, не сомневайтесь во мне. Василий Сталин сегодня прилетает?
  
  - Завтра утром, предварительно в одиннадцать часов.
  
  - Позвольте составить вам компанию завтра на встрече?
  
  - Конечно, Майкл, мне будет очень приятно.
  
  
  Республика Аляска уже почти СССР. Референдум о присоединении прошёл, процесс идёт, меняется законодательство и государственные символы, армия и флот переходят на русские уставы, доллары в обращении заменяются рублями.
  Церемония подписания договора о дружбе и сотрудничестве уложилась в час, ещё в сорок минут праздничный банкет - поздравления, поздравления, поздравления. Чёрт, теперь ведь это навсегда, нужно учиться получать удовольствие, а иначе психоз гарантирован.
  
  В Олешев-Сити у Майкла О Лири жила семья, учились старшие дети, так что Аляску он считал своим домом и желал ей только лучшего. По этой причине не стал переносить штаб-квартиру 'Эй Эн Би Си' в Калифорнию, или Техас, хотя, с точки зрения налогообложения, это было очень выгодно. Налоги в Аляске больше, зато видно, что расходуются они очень эффективно - людям здесь жить очень нравилось, в том числе и его семье.
  Именно поэтому первый чемпионат мира по любительскому боксу проходит в Олешев-Сити, на 'Ирландия Интерконтиненталь Эйрлайнс Арена' и именно к этому событию подгадали свои визиты Майкл О Лири и, по его просьбе, Василий Сталин. Василию всё равно Аляску посетить нужно, в рамках мирового турне, так почему бы не совместить обязательную программу с приятным. А ему будет приятно, в финалах трёх категорий будут биться боксёры ЦСК 'ВВС-ВДВ', в том числе гениальный Вячеслав Егоров.
  
  Первого космонавта человечества встречал весь город. В аэропорт, конечно, всех не пустили, но улицы, по маршруту движения его кортежа, были забиты битком. Люди в праздничных нарядах, с нарядными детьми, транспарантами, флагами и портретами - восторженная, обожающая толпа.
  'А ведь у Базиля это теперь тоже на всю жизнь... Пожалуй, мне ещё повезло - официальные протоколы терпеть гораздо легче'.
  
  Финалы чемпионата мира по боксу 1955 года проходили двадцать пятого и двадцать шестого июня, при полностью заполненных трибунах восемнадцатитысячной арены.
  
  - Любят здесь бокс, - оценил Василий Сталин.
  
  - Больше половины пришли посмотреть на тебя, в этом не сомневайся. Для американцев это - детский бокс.
  
  - Зачем же ты так старался с организацией этого чемпионата?
  
  - Не так уж я и старался... Разве только когда тебя заманивал. Теперь этот турнир смотрят по 'Эй Эн Би Си' во всём мире, и во всём мире узнают об учреждении новой ассоциации профессионального бокса, об этом я объявлю завтра, после боя Егорова. Так делается бизнес, Базиль.
  
  - Ты опять меня использовал?
  
  - Я в долгу не останусь, будь уверен. Как только тебе что-то понадобится - ты знаешь к кому обратиться. Кстати, как у тебя дела на личном фронте?
  
  - Встречаемся. В театр ходили, на оперу, потом на футбол, потом опять в театр, на балет...
  
  - Да, уж. Нелегко тебе приходится. Слушай, а ведь когда-нибудь женщины в космосе понадобятся. Луна, Марс и всякое такое, как там без женщин-то жить?
  
  - Это ещё нескоро будет.
  
  - Да какая разница, скоро-нескоро, раз будет, значит нужно начинать в этому готовиться. Для начала, научи её летать на самолёте. А в театр больше не ходи, мужчинам там нечего смотреть, их туда водят с целью дрессировки.
  
  - Думаешь?
  
  - Уверен! Тебе опера понравилась?
  
  - Жуткая скукотища.
  
  - Будь уверен - она это точно заметила. И тем не менее повела тебя на балет, что ещё хуже. Зачем?
  
  - Ну..., чтоб привить мне хороший вкус?
  
  - Чушь! Вкус у тебя и так хороший, Базиль. Это дрессировка. Если хочешь счастливой семьи - именно твой вкус должен считаться хорошим. Ты единственный видел космос, и там тебе открылось... В общем, открылось. То, что другим неведомо, и не им тебя учить, тем более бабе. Ух, какая шикарная двойка. Видел? Нокаут! Вот она, красотища! Я этого кубинца тоже подписал, кстати. Ну, всё, пойдём награждать, жаль, что твой сегодня проиграл. Завтра Егоров точно порадует.
  
  
  Вячеслав Егоров порадовал, отправив соперника в нокаут в начале второго раунда. Кроме него, золото взял Ильяз Рахимов из ЦСК 'ВВС-ВДВ' и два динамовца Андрей Черникин и Михаил Лозовский, но общий зачёт выиграли кубинцы, с пятью золотыми. Василий Сталин наградил победителей, а Майкл О Лири объявил о создании новой организации в профессиональном боксе - 'Высшей лиге боксёров-профессионалов'.
  Объявил не на арене, а в трансляции по 'Эй Эн Би Си' прокрутили запись.
  Профессиональный бокс, вернее его организаторы-бизнесмены забились в истерике. Реакция понятная - чтобы противостоять ирландцу, нужно создать сопоставимую с 'Эй Эн Би Си' телевизионную компанию. В общем, пообвиняли во всех смертных грехах, поугрожали судебными исками и пошли сдаваться-договариваться.
  
  - Восемь титульных боёв мы организуем уже в этом году, Сэр, с сентября по декабрь. В Филадельфии, Сан-Франциско, Хьюстоне, Лос-Анжелесе, Чикаго, Атланте, Далласе и Олешев-Сити.
  
  Стив Дастин, теперь исполнительный директор 'Высшей лиги боксёров-профессионалов', проделал огромную работу. Без его глубоких знаний и личных связей, всё затянулось бы на вдвое больший срок и стоило бы вдвое дороже.
  
  - К чёрту Чикаго, Стив. И Даллас к чёрту. Планируйте Москву и Дублин. Рынок должен расти. Думайте о будущем, о перспективе.
  
  - В Москву есть смысл, Сэр. Но Дублин?
  
  - Тоже есть, Стив. Дублин - это сейчас вся Европа. К тому-же, нам пригодится этот опыт. Когда-нибудь, все титульные бои 'Высшей лиги' мы будем проводить в Далкиленде. И это когда-нибудь наступит довольно скоро, лет через десять точно.
  
  
  Семнадцатого июля 1955 года, в результате мятежа военных в Пекине, погибли Мао Цзэдун и все действующие на этот момент члены ЦК КПК. В Китае не осталось даже недееспособной, но хотя-бы признанной международным сообществом, центральной власти.
  По этому поводу собрали внеплановое совещание ГКТО/Президиума ЦК ВКП(б).
  Присутствовали: Рокоссовский Константин Константинович; Судоплатов Павел Анатольевич; Косыгин Алексей Николаевич; Громыко Андрей Андреевич, Меркулов Всеволод Николаевич; Абакумов Виктор Семёнович; Сабуров Максим Захарович и Шелепин Александр Николаевич.
  Пятеро отсутствовали: - Сергей Павлович Королёв и Сергей Алексеевич Лебедев готовили очередной пилотируемый запуск на Байконуре, Игорь Васильевич Курчатов и Николай Герасимович Кузнецов находились в Гуантанамо, где планировали запустить реактор 'трофейного' Наутилуса, а Александр Михайлович Василевский инспектировал новые подразделения Советской Армии в бывшей Англии.
  
  Леонид Ильич Брежнев из состава Президиума ЦК ВКП(б) выпал, после автомобильного скандала. В общем-то, Лёня ни в чём виноват не был. Свои шесть автомобилей он купил ещё до транспортного коллапса и ограничения продаж в Москве, купил честно, уплатив все налоги и пошлины, он даже в город на этих машинах не выезжал - вокруг своей (довольно скромной) дачи катался, но москвичи - это москвичи. Особенно, москвичи журналисты-репортёры. Развели Лёню похвастаться своей коллекцией в журнале 'За рулём' и организовали скандал.
  Дураки. Был в Президиуме ЦК представитель Москвы и не стало его. Такая себе победа демократии - никто больше лоббировать московские интересы в верхах не будет, даже наоборот, теперь у москвичей там доброжелателей нет. Не видать им теперь республиканских программ развития, и так слишком жирно живут. А Лёня не пропадёт, его, вместе с 'железом', отправили руководить освоением Южной Сибири - одним из ключевых проектов Шестой пятилетки.
  
  Впрочем, собрались не из-за Лёни, а из-за Китая. Только от РССР зависело, в какой конфигурации выйдет Китай из гражданской войны, сколько будет Китаев, и кто будет этими Китаями руководить.
  
  - Итак, товарищи, ситуация всем известна - в Китае безвластие и гражданская война всех со всеми. Индия проводит интервенцию в Тибете, Вьетнам и Таиланд на островах Гонконг и Хайнань, Филиппины на Парасельских островах, Монголия во Внутренней Монголии. Независимость от Китая объявили Синьцзян и Тайвань. В нашей Маньчжурии уже два миллиона беженцев и по десятку тысяч прибывает каждый день. Хорошо, что лето, иначе поморозили бы - люди ночуют под открытым небом. В общем, пора что-то делать, высказывайтесь по очереди, товарищи. Прошу вас, Павел Анатольевич, - передал Судоплатову слово Рокоссовский.