Глава 1 Не получилось
  
   Около Тугарино, конец шестидесятых годов прошлого века
  
   Площадка перед телескопом издали напоминала песочницу в которой наигравшись малыши бросили до утра свои игрушечные машинки. В полном беспорядке, вплотную к воротам и дальше по обочине подъездной дороги смешались грузовики, автобусы, легковые автомобили. Там же закатное солнце играло на хромированных рулях велосипедов. Некоторые из них стояли прислонившись к бортам своих бензиновых братьев, а часть - просто валялась на земле. Попользовались ими и бросили, словно больше уже никогда не предполагали крутить их педали.
   За забором, окружающим комплекс зданий телескопа, на фоне женских криков и ругани мужчин время от времени стреляли.
   На кабине грузовика, стоявшего у ворот огороженной территории, спиной к радиатору примостился здоровяк с винтовкой. Перед тем, как занять свой пост, он скорее всего прогулялся по ручью - с сапог его на крышу автомобиля капала вода. Время от времени часовой поднимался на ноги и внимательно оглядывал окрестности. Постояв немного, он снова садился.
   Охраняющий въезд к телескопу был не одинок. Снаружи от бетонных плит ограждения данного научного объекта через произвольные расстояния расхаживали ему подобные. Вооружены они были аналогично сидящему на грузовике.
   Если бы кто-то подошёл поближе к охраняемой территории, то он уже мог бы расслышать отдельные фразы - кто-то удивлялся и пытался выяснить как он сюда попал, другой вопрошал - по какому такому праву он здесь находится. Чаще же всего повторялась команда находиться лицом вниз и держать руки за голову. Ну и ещё приказ лежать.
   Вероятно, что часть находящихся за забором данные команды игнорировала, так как довольно часто можно было слышать ещё и звуки ударов.
   Рядом с телескопом на площадке на несколько мгновений появилось нечто, похожее на корабль пришельцев. Затем оно было поглощено серо-зелёной пеленой и пропало из виду. Одновременно исчезли часть дорожки, несколько клумб и окружающие кусты. Вот они были и нет их. Часть пространства словно свернулась, как будто кто-то кисетный шов затянул.
   На газоне рядом со зданием телескопа плотно лежали люди. Детей среди них не наблюдалось, преобладали лица среднего возраста, хотя можно было рассмотреть и несколько только разменявших третий десяток, и вполне себе пенсионеров. Все они находились в положении лицом вниз. Руки, плотно лежащих были сцеплены на затылке. Окружала находящихся на земле редкая цепочка охраняющих опять же с винтовками, но у некоторых в руках были и пистолеты. Если кто-то из лежащих пытался поднять голову или пробовал заговорить, ближайший из вооруженных подскакивал и прикладом или ногами прекращал эти действия.
   То и дело к лежащим полубегом подводили новых. Руки их были завернуты за спину и сопровождающие с ними немало не церемонились - швыряли на газон к остальным. Причем, старались уложить вновь прибывших плотнее к уже имеющимся. Процесс этот осуществлялся в быстром темпе - минута-другая и уткнувшихся лицом в траву становилось на десяток больше.
   Слева от комплекса зданий наблюдались три цепочки людей, стоящих в затылок друг к другу. Ни дать, ни взять - как будто очереди за чем-то выстроились. Стоящие в первой по одному подходили к зелёному столбу, за который почему-то вытянутыми руками держался седой мужчина. Каждый из подошедших вынимал что-то изо рта, затем ноги его подгибались, и он сваливался на руки находящемуся за его спиной. Тот его придерживал и тут же передавал в руки подошедшему сбоку очередному крепкому мужчине. Он и уводил дошедшего до столба к лежащим. По дороге ещё и руки ему за спину выкручивал.
   Две остальные цепочки двигались к стоящим мужчинам с опять же зелёными коробочками в руках. Эти очереди продвигались гораздо медленнее, но также спокойно и неумолимо. Приблизившиеся к зелёным ящичкам также теряли сознание и присоединялись к лежащим. Мест на газоне уже не было и часть людей размещали прямо на клумбах.
   Рыжеволосый мужчина то и дело производил замену зелёных ящичков. Видимо, чем от они заполнялись от стоящих в очередях и поэтому требовалось их обновление.
   Вдруг к одной из очередей подбежала крупная собака и пристроилась в её конец. Долго постоять ей не дали, а отправили наводить порядок среди лежащих. Их к тому моменту набралось уже не менее трёх сотен. Кто-то из них пробовал садиться, кто-то пытался даже встать, многие что-то кричали, плакали. Охранники с винтовками не успевали наводить порядок и возвращать каждого на землю лицом вниз. Собака же стала носиться между рядами лежащих и ударами корпуса сбивать тех, кто пытался вставать. Порядок был наведён в кратчайший срок и охраняющим уже не надо было стрелять над головами валяющихся на газоне и клумбах, а также успокаивать их срывая голос.
   Какое-то время спустя между ногами стоящих в очереди замелькал заяц. Он подскочил к зелёному столбу, был пойман за уши стоящим первым в колонне, который ещё и подержал зайца перед собой, а затем отбросил его в сторону. Бедное животное стало носиться между людьми, а затем пропало из виду. Заяц был откровенно толст, но это не влияло на скорость его перемещения.
   Когда очереди иссякли, к столбу начали подбегать охранники. После нахождения у столба их не сопровождали к остальным лежащим, а просто откидывали в сторону. Наконец перед кораблем у зелёного столба осталось только два человека. Они и втолкнули его в открывшийся в стене корабля люк. Туда же был брошен какой-то мешок. Один из оставшихся заглянул в люк и медленно опустился на землю. Собака в это время продолжала наводить порядок среди лежавших. Наконец и она подбежала к кораблю, поднялась на задние лапы, приложила нос к люку, а после чего свалилась навзничь почти как человек.
   Последний оставшийся оттащил в сторону лежавшего у люка, а затем и собаку. Затем он забросил в люк что-то продолговатое и повис на одной руке держась за край отверстия. Вот и он опустился на землю.
   Звонко хлопнуло и корабль исчез в закатном небе.
   Как после долгого сна вставали люди. Они хватались друг за друга, кто-то помогал находившимся рядом.
   Большая собака сидела рядом с пожилым мужчиной в чёрной шелковой шапочке и пыталась лизнуть его в щёку. Он устало старался оттолкнуть её и смотрел в небо.
   "Прыжок" не получился, соответственно - начинается "Вирус".
  
   Глава 2 Утро
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   После сна глаза не желали открываться. Не хотели, наверное, на такой мир смотреть. Ноги сами нашли обношенные до анатомического соответствия тапочки, рука включила телевизор. Побулькался у раковины в ванной. Без аппетита выпил кофе и съел половину булочки. На второй половине выпечного изделия аппетит вернулся. Кофе пришлось повторить.
   Телевизор продолжал рассказывать о пожарах, авариях, взрывах, падениях... Не стало догляда со стороны человека - вот всё и разладилось. Выключилось сознание у домохозяйки, убежал у неё из кастрюли компот, залил огонёк на газовой плите - тут и до взрыва не далеко. Упала сигарета на ковёр у заснувшего поствакцинальным сном - вот вам пожар, получите и распишитесь... Коровы мычат не доенные, куры не кормлены, заводы начали останавливаться.
   А это что-то новенькое. Прибавим звук. Молодцы французы. Вон что придумали. Центры сна. Название такое нейтральное. В общественных зданиях, так диктор сказал, кровати рядами располагают и на них потерявших сознание размещают. Наблюдают за ними, уход осуществляют. Ну, это пока бодрствующих много, а когда все вакцинированные отключатся - кто там их курировать будет? Сколько это продлится? Когда люди очнутся? А кроватей столько где брать?
   Оказывается, вопрос с кроватями тоже был продуман. Дальше об этом в сюжете показали. Магазины, которые мебелью торгуют, на данное благое дело весь свой товар пожертвовали. Отдельные сознательные французские граждане свои кровати из домов и квартир в спортивные залы и прочие помещения центров сна привозят. Понимают, что сегодня ты кому-то свою коечку отдашь, а завтра или через три-четыре дня - тебя самого на чью-то добрые руки разместят.
   Ещё один сюжет внимание Володи привлёк, да и попаданец его Сергей, тоже увиденное как важное отметил. Оказывается, через день-два большинство развитых и ещё развивающихся стран мира без армий останутся. Военных то повсеместно одними из первых прививали. Причем, организованно добивались стопроцентного вакцинирования. Показывали в том сюжете армию Люксембурга. Вся она, а это почти девятьсот военнослужащих, на своих коечках в казармах как по команде замерла. Приказали видимо им, как их время подошло, на свои койкоместа выдвинуться и занять их в плановом порядке. Народ там дисциплинированный, вот и лежат они сейчас все как один полёживают. Да. А кто же нас сейчас от внешней угрозы то защищать будет? За пультами баллистических ракет сидеть? На границах любимой Родины шпионов и диверсантов останавливать? Хотя, какие сейчас шпионы. Их то самых первых прививали. Лежат они сейчас на тайных тропах или в подземных ходах каких-нибудь и едят их мыши. Пауки своей паутиной их тела затягивают.
   Зато всяким там повстанцам и национально-освободительным движениям сейчас раздолье начинается. Их в джунглях то никто не вакцинировал. Показали даже одного такого африканского лидера. Стоит он весь грозный в камуфляже и пулемётными лентами перепоясанный перед камерой и рассказывает, как они головы своим противникам из правительства отрубать будут. Потом в пирамидки их складывать. Даже мачете устрашающего вида демонстрирует, коим он расчленение осуществлять будет. А за его спиной сподвижники сгрудились и также стальными клинками сверкают. Ждут не дождутся, когда последний солдат правительственной армии сознание потеряет. Тут они и порезвятся - власть в стране захватят, угнетателей народа обезглавят и всеобщее счастье для оставшихся организуют. Перспектива вырисовывается пугающая. Такое не в одном месте будет.
   Храмы и мечети ещё телевизор Владимиру демонстрировал. Там молились за ниспослание победы над поствакцинальными последствиями.
   Были и сюжеты негативные. В ряде мест народ пустился во все тяжкие. Разгромленные магазины, подожжённые здания, обезумевшие толпы на улицах...
   В конце выпуска новостей зачитали информацию о смене состава правительств в ряде стран, о новых временно исполняющих обязанности президентов и иных национальных лидеров. Прежние уже находились в бессознательном состоянии и были помещены в места сохранения под надёжной охраной. О заменах в руководстве СССР не сообщалось.
   Занимательным стал телевизор. Не то что Володя, Сергей таких теленовостей в своё время не видывал. Пришла беда откуда не ждали. Сначала в мире Владимира всё даже лучше шло, чем у Сергея было, а потом и покатило одно за другим. Да так, что мама не горюй. Одно на другое - как снежный ком какой-то неприятности росли...
   - Володя, а в институт тебе уже не пора? - Сергей из задумчивости Вову попытался вывести. Так он может целый день перед телевизором просидеть, а декан встречу сегодня всем выпускникам назначил. Сходить надо обязательно, прояснить ситуацию.
   - Подожди немного, сейчас собираться буду. - ответил Володя, а сам от экрана отлипнуть не может.
   Попробовал домой родителям позвонить, узнать про их дела. Телефон не желал ему помочь. Попытался второй раз, третий. Результат тот же - его отсутствие. Прекратил безуспешные попытки. Решил после возвращения из института ещё раз попробовать. Надо же домашним сообщить, что он не привит, что не потеряет он сознание в ближайшие дни, не упадёт посреди улицы как пластиковая куколка...
  
   Глава 3 Валерий Петрович
  
   Владимир, конец июня 1987 года
  
   Валерию Петровичу нравилось всё бесплатное. Посетил он, допустим, сегодня в училище после окончания занятий туалет, помыл там руки с мылом для общего пользования, бумажки из рулона отмотал - и для сиюминутного применения и домашний запас пополнить, а уже сердце радуется и на душе веселее. В голове костяшки счёт так и щёлкают, сколько благ он потребил и всё совершенно задаром. А если бы он где-то в Лондоне свои надобности справил - там за посещение туалета он бы несколькими пенсами не отделался, а если эту сумму ещё и в рубли перевести... Мылом опять же казенным руки помыл - тоже свои расходы сократил, да и бумагу для туалета он последний раз ещё, наверное, во времена незабвенного Леонида Ильича покупал. А и не для чего её покупать. То на работе, то ещё где разжиться ею можно, а то и просто газетку ровненько порезать и в дело пустить... Кстати, мыло дома заканчивается, надо будет на следующей неделе на работе в ватерклозете кусочек прибрать.
   Общественный транспорт - тоже пустая трата денег. Домой можно и пешком дойти, проветрить голову после сеяния разумного и вечного в училище. А если бы на такси добираться... Ездил он как-то лет восемь назад с работы до дома на такси. Приболел тогда что-то, температура поднялась, зазнобило, кашлять начать. Вот и решил на такси проехаться. Когда с водителем рассчитывался, аж пот прошиб - сколько всего полезного на те деньги купить можно было! Много лет с тех пор прошло, а расчёт тот как перед глазами стоит и денежек до сих пор жалко.
   Ладно бы только на такси та болезнь деньги потратить заставила. В поликлинике на следующий день ещё и лекарства врач выписал. Взял бы так что выдал. Попринимал и здоров. Нет, с рецептами в аптеку пришлось идти. Там цену на каждый медикамент спросил и что подешевле было выкупил. Потом дома каждую таблетку пополам порезал и принимал за тридцать минут до еды. Таблеток тех тогда на весь курс лечения хватило и сегодня дома ещё остаток лежит. При необходимости будет чем здоровье поправить.
   Но бывает и от посещения медицинских учреждений прибыток. Каждый год родное училище направляет на медицинский осмотр. Некоторые коллеги отлынивают, а Валерий Петрович всегда в первых рядах. Читал он как-то в газете в красном уголке про американское здравоохранение. Сколько надо в США трудящемуся человеку за посещение врача заплатить, сколько флюорографическое обследование стоит и другие разные прививки, и процедуры. В долларах там цены обозначены были - пришлось по курсу пересчитать. Глаза на лоб полезли. Кстати, за последний год четыре раза пересчитывал - правительство курс доллара в последнее время что-то менять начало. Всё в большую сторону. Всем плохо, а Валерию Петровичу хорошо. Сел он вечером и перекалькулировал свою выгоду от бесплатных медицинских осмотров за последние пятнадцать лет. Немалая прибыль получилась.
   Так и в этом году два месяца назад тоже медицинское освидетельствование здоровья коллектив училища проходил. Валерий Петрович тогда совершенно бесплатно кал и мочу на анализ сдал, кровь потом ещё из пальца у него тоже без всякой оплаты извлекли. Терапевта, хирурга, окулиста, стоматолога, дерматолога, психиатра, нарколога, оториноларинголога без копеечки посетил. А если бы это в платном центре делать пришлось! Несколько лет назад разрешили в СССР открытие таких центров, стали врачи на народном горе наживаться. Заболел, вылечиться желаешь - неси нам свои денежки. После открытия этих лечебниц врачам интересно стало чтобы люди больше болели. Болеют - есть у врача прибыток, все здоровы - никто денег ему своих не отдает. Сразу раскусил Валерий Петрович эту систему, не наша, не советская она какая-то. Превращает она нашего прогрессивного медицинского специалиста в зарабатывателя себе рубликов. Вредительство это в отношении передовых строителей социализма. Иначе и не назовёшь.
   Ещё на медицинском осмотре всем флюорографию сделали, ЭКГ сняли и американскую вакцину предложили в руку кольнуть. Вакцину, да из США. Сразу та статья в газете Валерию Петровичу вспомнилась. Опять прибыток помимо зарплаты от работы в училище. В двух кабинетах в поликлинике вакцинацию проводили, он в оба и сходил. В первом правую руку под иглу подставил, во втором - левую. Всех по одному разу кольнули, а его - два и оба раза без денег. До сих пор удовольствие от этого Валерий Петрович помнит.
   А вот и до дома своего дошел. Когда хорошее вспоминаешь - дорога быстрее заканчивается. Промок только под дождиком немного, но не зонтик же покупать. Не сахарный он, не растает.
   На кухне ужинать сел. Стакан достал. Вчера в нём молоко пил, на стенках ещё немного его осталось. Водичкой из крана только залить и пить можно. Диетический продукт получится. Читал в стенгазете в поликлинике Валерий Петрович о вредности жиров. С тех пор он молоко водой и разводит, а когда пакет весь допивается, потом ещё три дня со стенок стакана остатки сего продукта и смываются. Физику то и биологию он в школе изучал. Молекулы то молока на глаз не видно, а они существуют и со стен стакана в организм попадают. Тут главное - стакан после ужина не мыть.
   Хлебушек тоже где-то должен быть. Вот он и нашелся. Сейчас посолим его немного и намнём с молочком. Вкусно получится. Только много солить не надо - соль и сахар белые враги человека. Затем телевизор послушаем. Соседи его включат, а Валерий Петрович поближе и стеночке сядет и послушает. Новости сначала, а там и фильм можно будет воспринять. Соседи за прослушивание билет как в кинотеатре покупать не требуют. В этом году уже скоро полторы сотни фильмов так экономно в культурную копилку легли, духовное развитие повысили.
   Подвинул Валерий Петрович старую табуреточку к стене, поудобнее умостился и сознание потерял. Минута в минуту почти вакцина сработала.
  
   Глава 4 Григорий
  
   Сыктывкар, конец июня 1987 года
  
   Выцветшие и ободранные местами обои за ночь не восстановили свою целостность и не насытились яркими красками, мебель из шестидесятых не превратилась в новенький финский гарнитур, съемная малосемейка не стала собственной кооперативной четырёхкомнатной квартирой... Голова, как и в прошлое утро болела... Не просто болела, а буквально раскалывалась на части. Ещё и подташнивало при перемене положения тела на кровати с пожелтевшей простыней, местами чем-то напоминавшей рыболовную сеть. Емкость из-под национального российского напитка, лежавшая на боку около колченогой табуретки, добрые феи не удосужились наполнить хотя бы на половину. Даже сто грамм, дочери злой собаки, не налили... А, так не плохо бы с утреца было и накатить для поправки здоровья... Причем в последний то день...
   Ноги, одна босая, а вторая в зелёном синтетическом приспущенном носке ощутили корку грязи на полу, немного поерзали и направились в сторону кухни. Один стакан воды из-под крана, второй, на третьем полегчало. Стеклянная ёмкость из руки Григория, носившая следы многократного заваривания чая из пакетика, полетела в сторону стены, соприкоснулась с ней и завертелась на затёртом линолеуме.
   Во, ослаб как. Грёбаная жизнь все соки высосала... Менять что-то надо. Кардинально...
   Вернулся в комнату. Хлопнула открываемая настежь многократно крашеная форточка. Закурил. Снова закружилась голова. Присел у стола с липкой клеёнкой. Посидел покачиваясь... Вроде и отпустило... Что ж, пора в большой мир, взлохматить немного бабушку...
   Дверцу платяного шкафа опять заклинило. Дёрнул так, что она отделилась от места своего предназначения и наказала давно не мытую голень. Поматерившись пару минут начал одеваться. Нейлоновая рубаха и поблёскивающий местами кримпленовый костюм заняли свои места. Некомплект пуговиц в глаза сразу не бросался и его решено было не восполнять. Ботинки тоже так сойдут, дождиком их обмоет и ладно. Вон какие тучки за окном собираются, скоро, наверное, и брызнет.
   В завершение одевания пробил обутой ногой как одиннадцатиметровый по экрану телевизора. Не своё - не жалко. Пусть хозяйка квартиры порадуется, это будет ей прибавка к трёхмесячной неуплате за жильё.
   Входную дверь закрывать не будем - пусть хоть немного хата проветрится, а то козлиной какой-то уже несёт, а вот соседу на его филёночку надо немного напустить - пусть порадуется. Вжикнул замок на брюках. Зажурчало. Хорошо то как - словно с родными повстречался.
   На площадке первого этажа закурил, а горящую спичку в почтовый ящик Петровичу бросил. А не надо было деньги на пузырь зажимать, говорил же ему, что в следующем месяце после зарплаты отдам...
   В дребезжащем автобусе за проезд платить не стал - сами за такой сервис доплачивать пассажирам должны. Кондуктор начала было возмущаться, даже в сторону Григория двигаться, но от него так пахнуло... Рукой перед собой замахала, затем ею же нос зажала и отстала. Люки в потолке салона принялась открывать для проветривания. Тут и окружающие недовольство проявили и пришлось остаток пути шлёпать по грязи. Оно и полезно, физкультура - залог здоровья, а движение - жизнь.
   Планы посетить ресторан и культурно посидеть обломились. Дальше фойе ходу не было, даже в зал не пустили за стол с белой скатёрочкой поблаженствовать. Пришлось опустить планку, зайти в магазин и на последние приобрести флакон одеколона. Половину ёмкости употребил наружно, а оставшееся - внутрь. Пусть теперь скажут, что он цветочками не благоухает...
   В кафе удалось проскользнуть, буквально по кромочке прошёл. Юркнул за столик, нижнюю половину тела под стол умостил, руки с траурными ногтями туда же спрятал. Официантка пребывала в раздерганных чувствах, обусловленных поствакцинальной ситуацией, близко даже к посетителю не подошла, швырнула меню на стол и удалилась.
   - Выбрали? - казенным голосом обратилась она к Григорию, а сама про что-то своё думала, окружающее её уже мало интересовало.
   - Сёмушки печорской две порции, салат мясной, бифштекс с яйцом и литру самой дорогой водки. - на большее фантазии Григория не хватило, и так всё в мечтах желаемое озвучил.
   - Всё? - черкая в блокнотике уточнила официантка.
   - Хлеба ещё пять кусков и литр клюквенного морса. - расширил свой заказ Григорий.
   Официантка и это приписала, а затем скороговоркой вслух повторила заказ. Григорий важно головой кивнул, и она удалилась.
   После пары рюмок жизнь просветлела, сёмга придала ей гламурности, а мясной салат перебил чувство голода. Обшарпанная кафешка начала походить на увиденный давным-давно в кино зал дорогого ресторана в котором коротал время с красавицей Джеймс Бонд. Григорий ковырял вилкой из нержавейки свой бифштекс, капал на застиранную скатерть яйцом, отправлял в ротовую полость рюмку за рюмкой, цепко держа её хватом с оттопыренным в сторону мизинцем. Каждая порция усиливала желание спеть что-то лирическое, про первую любовь, берёзки и уходящие вдаль дороги. Только он приступил к этому, как сознание отключилось.
   Вакцина, она и в Сыктывкаре - вакцина.
  
   Глава 5 Мария Васильевна
  
   Киев, конец июня 1987 года
  
   Мария Васильевна сегодня не кухарничала - не пекла свои любимые пирожки с капустой, не варила борщ, котлеты не жарила. Она доедала вчерашнее.
   Тарелка с рассольником опустела и заняла своё место в мойке. Рядом с ней примостилась и ложка. Бабушкина ещё ложечка, серебряная, с вензелёчками. Хотела Мария Васильевна давно её внучке подарить, да всё руки не доходили. Ничего страшного - после на очередной день рождения преподнесёт. Из крана полилась вода, чисто вымытые тарелка и ложка заняли свои привычные места. Не осталась грязной и кастрюлька. Хозяйку её Марией Васильевной звали, а не Федорой Егоровной.
   Заварила чай из жестяной коробочки со слоном. Вспомнилась почему-то пословица про то, что не надо жалеть заварки. Мария Васильевна её никогда не жалела и сегодня не будет. Её Максим Петрович, пока жив был, всегда хвалил за чай. Одной чашкой никогда не ограничивался. По две, а то и по три за вечер выпивал. Хорошие были времена с Максимом Петровичем - на море ездили, в кинотеатр ходили... Да много чего ещё...
   Не торопясь попила чай с печеньем. Раньше оно лучше было, а сейчас его разучились на фабрике печь. Ушли старые мастера, а с новых что спрашивать. Молодежь - один ветер в голове.
   Чашка была аккуратно вымыта и водворена в посудный шкаф к своим товаркам. Раньше их шесть было, а к сегодняшнему дню только три и осталось. От профкома на заводе ей те чашки подарены были как передовику производства. Вспомнила Мария Васильевна как радовалась, когда домой их несла. Чайная ложечка тоже побывала под струйкой воды, была насухо вытерта и в ящик стола положена.
   Заварной чайничек также был обихожен, кухонный стол чисто-начисто вытерт.
   Вот старая, чуть газ не забыла перекрыть. Ох, годы-годочки, совсем памяти не стало. Раньше стих любой из школьной программы прочитать могла, а сейчас - что час назад было - уже и с трудом вспоминается.
   Пакет из мусорного ведра переместился поближе к дверям - опять же, чтобы его не забыть вынести. На улице тепло, день-два и запахнуть его содержимое может. Надо это нам - совершенно не надо.
   Петровне ещё надо позвонить. Вчера она со своим давлением маялась, таблетки опять горстями ела. Говорила ведь ей - не ходи по такой жаре на рынок. Нет, опять её понесло, ягодок ей захотелось...
   - Петровна, здравствуй. Сколько сегодня намеряла? А, ну ничего. Ещё поживёшь. - как можно бодрее произнесла в трубку Мария Васильевна.
   - Что, Мария, подсобирываешься? Сегодня у тебя? Или опять я чего напутала. - дребезжащий голос подруги со вчерашнего дня не изменился. Подковыристость в нём та же присутствовала. Вроде и не вредная старуха, но всё вот у неё как-то так получается.
   - Сегодня, Петровна, сегодня. Тебе завтра. Не забывай. - усмехнулась Мария Васильевна.
   - Склероза то у меня не больше твоего будет. Не переживай, подруга сердечная. Скоро тебя догоню, снова спокоя от меня не будет. - вновь продребезжал голосок.
   Потом разговор перешёл на старое. Вспомнили как вместе работали, как на демонстрации ходили, новогодние праздники отмечали. Почти полчаса и прошло. Попрощались. Трубки на телефонах синхронно места свои заняли.
   Сходила Мария Васильевна до мусорных баков, голубей во дворе покормила, с соседкой парой слов перемолвилась.
   К себе на второй этаж поднялась, в ванной ещё все проверила. Тут был порядок - грязного белья не накоплено, чистое давно высушено, побывало под утюгом и в платяной шкаф уложено на соответствующей полке. Умылась, полотенце на крючочек повесила.
   Горячую и холодную воду долго перекрывала. Руки ослабли, пальцы плохо слушаются, а вентили тугие. Раньше всё на раз-два получалось, а сейчас даже от малого дела морока. Чуть поделаешь что - уже устала. Сил ни на что не хватает. Наконец справилась. Ежели чего - не зальёт соседей снизу.
   Прошла по комнатам. Все приборы обесточила. Холодильник ещё вчера разморозила, промыла, высушила. Сегодня он спать не мешал. Бывало, как загремит - мертвого разбудит.
   Села на диван. Повспоминала. Пенсия получена. Коммунальные и за квартиру уплачено. Дочери, зятю и внучке ещё вчера всё сказано. В чистое утром оделась. Документы в платочек завязаны и в кармане булавкой приколоты. Дверь ещё сходить открыть, не настежь, стулом припереть.
   Вот сейчас и на диван можно прилечь. Подушку под голову, плед на ноги.
   Примерно через полчаса Мария Васильевна вдруг глубоко вздохнула и забылась. Шестьдесят дней назад её тоже в поликлинике вакцинировали.
  
   Глава 6 Встреча с деканом
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   Уже второй день Володя руководил ЦМН-678. Данная аббревиатура расшифровывалась весьма просто - центр медицинского наблюдения. Ну, а циферки обозначали его номер. О подобном зигзаге своей профессиональной карьеры он никогда и не предполагал. Да и не только у него, у всего населения планеты жизнь в одночасье изменилась, такую букву зю нарисовала что только держись.
   А всё началось с разбитой ампулы в Узбекской ССР. Почти как в том известном стихе получилось. Ампула разбилась - Володя не привился. Володя не привился - в начальники попал. Вроде бы даже какая-то рифма наклюнулась, с местным уклоном.
   На встречу у морфологического корпуса он немного опоздал. Общественный транспорт сурово игнорировал своё расписание - в течение получаса не появился ни один автобус, следующий в нужном Вове направлении. Пытался ловить такси. Данные средства передвижения проносились мимо не интересуясь махающим рукой молодым человеком. Пришлось выдвигаться на своих двоих.
   На Компросе пешеходов встречалось не особо много. У пермяков вероятно образовались одновременно какие-то более важные дела чем хождение по улицам.
   Стрелки часов торопили. Володя прибавил шагу. Вот и корпус, но что-то маловато собравшихся, многие проигнорировали вчерашние слова декана. А может они уже безмолвными буратинами в разных местах города навзничь лежат? Подошло их время и потеряли они сознание после полученной вакцинации? Или домой к семьям направились? Своя рубашка всегда ближе к телу, тем более в такой мало определённой ситуации.
   Сам Владимир потерявших сознание по пути к морфологическому корпусу не видел, но включившись в разговор со знакомыми услышал и о тёте одного из своих бывших сокурсников уже недвижимо лежащей дома на кровати, и о двоюродном брате ещё одного своего прошлого соученика, которого постигла та же участь. На кафедре инфекционных болезней, по словам старосты из ещё вчера параллельной группы, уже двое третий день не вышли на работу. Когда домой им позвонили, то ответ получили соответствующий. Два месяца назад они привились и вот...
   Наконец появился декан. Вид он имел уставший, но рубашка его выглядела свежей, галстук затянут под горлышко. Пришедшие подтянулись поближе. Разговоры замолкли. Все приготовились внимательно слушать.
   - Доброе утро, коллеги, если оно, конечно доброе. - начал он хорошо поставленным на тысячах лекций голосом.
   В ответ прозвучали нестройные приветствия. Декан подождал с пол минуты, голоса смолкли, и он продолжил.
   - Не скажу за другие города и прочие населённые пункты, но в Перми прививочная компания длилась чуть больше месяца. Вакцинировали в день в среднем по тридцать тысяч человек. В настоящее время в поликлиниках города составляются списки - кто и когда получил вакцину. Работа громадная, сами понимаете - надо перелопатить массу первичной медицинской документации. Имеются уже первые потерявшие сознание. Это в основном представители силовых ведомств, где данная работа осуществлялась в первую очередь. Но и среди гражданского населения тоже уже имеются пострадавшие. В целях снижения возможного ущерба и спасения населения на государственном уровне принято решение о создании центров медицинского наблюдения. В последних будут концентрироваться потерявшие сознание. Развернуты данные центры будут на базе учебных заведений всех уровней, медицинских организаций, детских садов, предприятий общественного питания, учреждений культуры, на производствах и в иных местах, где позволяют условия. На площадях данных центров будет размещено максимальное количество коек и прикреплённый персонал осуществит динамическое наблюдение за пострадавшими. Как долго это продлится, мы не знаем. Поиск лекарства для ликвидации последствий вакцинирования ведётся, но вы понимаете, что такие дела быстро не делаются. Развертывание центров армией и силовыми ведомствами, а также службой гражданской обороны начато уже сегодня ночью, но пока основная масса пострадавших от вакцинации находятся и на дому, и где только угодно. Через средства массовой информации проводится оповещение населения и даются разработанные рекомендации. - чётко и ясно оповещал собравшихся декан.
   Вчерашние студенты внимательно слушали.
   - Мне поручено выявить среди вас тех, кто по какой-то причине не прошёл вакцинирование. Они будут назначены руководителями данных центров медицинского наблюдения. Такая же работа сейчас проводится во всех лечебно-профилактических учреждениях. Поднимите, пожалуйста, руки все не прошедшие вакцинацию. - декан замолк и обвёл глазами собравшихся.
   Через краткий промежуток времени руку вверх подняли три человека. Не много. Остальные пришедшие оказались дисциплинированными и привились согласно составленного и утверждённого графика. Скоро они превратятся в пациентов данных центров медицинского наблюдения, кто раньше, а кто чуть позднее. Соотношение между потенциально наблюдаемыми и будущими работниками центров было катастрофически недостаточным. Кто же думал, что так может случиться? Хотели сделать как лучше, а получилось не совсем хорошо. Вернее, очень даже плохо. Предумышленно это было или нет - никто сегодня сказать не мог.
   - Поднявших руки я попрошу остаться. Остальные свободны. Расходитесь по домам, внимательно слушайте передаваемую по телевидению и радио информацию. Там всё объяснят - кто и что должен делать. Надеюсь, что мы с вами ещё встретимся, когда всё это закончится. - завершил декан своё выступление.
   Собравшие стали расходиться. Володя и ещё двое подошли к декану.
   - Пойдёмте со мной, ребята. Сейчас поедем на инструктаж.
   Ну что - инструктаж, так инструктаж. Правила новой игры перед её началом узнать всегда полезно.
  
   Глава 7 Вызов в поссовет
  
   Дубровка, конец июня 1987 года
  
   - Ну что, мать, картошки у нас в этом году посажено много. Как чувствовали. Если жук не съест, то и нам и поросятам до нового урожая хватит. Ещё и останется. - основательно так, со знанием дела подвёл итог Илья Ильич, затянулся и оглядел огород.
   Мария Петровна полола - ей разглядывать картофельные ряды было некогда.
   - Моркови и свёклы тоже достаточно, капустка опять же своя будет. Насолим, наквасим. Зима долгая - всё приберёт. - ещё одна затяжка сопроводила монолог и снова осмотр своих сельскохозяйственных угодий.
   Мария Петровна разогнулась, вытерла пот, кивнули и продолжила прополку.
   - Топинамбур есть, хрена надёргаем, горох и бобы тоже вроде в этом ходу хороши. Подсолнухи ещё созреют. - посмотрел на место произрастания последних Илья Ильич и пересчитал их даже взглядом. Как будто не помнил - сколько их на огороде. За ночь их количество не изменилось - не прибыло и не убыло.
   Мария Петровна заполнила сорняками ведро.
   - Илья, сходи из ведра выброси. - попросила она руководителя работ. У Ильи Ильича был непоколебимый принцип - главное работу организовать, всех по своим местам расставить и цели им наметить. Не важно сколько будет работников - один или несколько. Сделают одно, а у него и новое задание готово.
   Илья Ильич высыпал содержимое ведра на компостную кучу. Постучал по дну чтобы ничего в ведре не осталось и вернулся на своё место. Ведро же заняло своё законное место рядом с работницей.
   - Кролы, вроде, тоже пока ничего. Зелень хорошо едят. Осенью консервов можно будет наделать. - продолжал озвучивать народнохозяйственные планы Илья Ильич. Сигарета почти догорела, он притушил её, окурок сложил в пустой коробок из-под спичек. Нечего мусор вокруг дома разбрасывать, да и лес рядом. Западёт куда искорка, раздует её ветерок и пыхнет лес...
   Тут подоспело ведро и у дочери. Илья Ильич вновь транспортировал сорняки и занял своё место на скамеечке. Дружно если работать - быстро дело спорится. Разделение труда ещё важно. Когда одним и тем же длительное время занимаешься - мастером становишься. Ну, если сам не дурак конченный.
   - Илья Ильич, Мария Петровна. - из-за забора от калитки голос раздался.
   Окликнутые подошли. Вызывальщицу из поселкового Совета какой-то чёрт принёс. Сама не работает и другим не даёт.
   - Здравствуйте. Председатель вызывает сегодня в девятнадцать ноль ноль всех, кому вакцины не досталось. - скороговоркой протараторила женщина.
   - Что, и нас травить собираются? Наделали делов со своей вакциной - вон что по телевизору показывают. Народ на ходу с ног валится. - авторитетно охарактеризовал текущую ситуацию Илья Ильич.
   - Не знаю я. Мне велено всех оббежать и сообщить. Будьте здоровы. - опять протараторила уже на ходу вызывальщица.
   До назначенного времени оставалось ещё почти два часа. Не торопясь закончили намеченную на сегодня работу. Поужинали. Переоделись и к поссовету направились.
   Там уже толпа собралась. Жители последних домов с каждой улицы. Все те счастливчики на кого вакцины не хватило. Сначала они даже обиделись, что их медицинской помощью обделили, а спустя полтора месяца дело совсем иначе повернулось. Никогда не знаешь - где найдёшь, а где потеряешь. Хорошее может со временем обернуться плохим, неприятности обусловят успех... Жизнь она такая, переменчивая.
   На старенькое деревянное крыльцо поссовета вышли председатель и главный врач участковой больницы. Последний имел виноватый вид - не по его воле, но руками его врачей и фельдшеров по поселку беду разнесли. Через пару недель и здесь, как в больших городах сейчас, люди сознание терять начнут, с ног валиться.
   Председатель поссовета и главный врач поздоровались с пришедшими. Оказывается, по их словам, что на не привитых возлагается весьма важная миссия - ухаживать за потерявшими сознание. В одно место их поместить некуда, поэтому придётся оставлять на дому. На своих кроватях они будут лежать, а кого не успели привить - им придётся контролировать их состояние. Каждый за своей улицей будет закреплён. Нагрузка примерно одинаковая у всех получится. Так медстатистик в больнице посчитал, а в поссовете ещё и проверили. Подтвердились больничные данные. Какое время придётся соседям помогать - пока ещё не известно. Поссовет на всех надеется и приглашает завтра с утра на общее собрание жителей посёлка. Там главный врач больницы всё всем ещё раз расскажет про сложившуюся ситуацию.
   Собравшиеся ещё какое-то время не расходились. Мужики курили, женщины обсуждали услышанное. Потом и по домам все направились. Шли домой через магазин - он до восьми часов вечера работал и там ещё можно было купить что-то нужное для предстоящей не простой жизни. С прилавков в сумки покупателей перекочёвывали соль, спички, табачные изделия и всё нужное, что самим изготовить не получится. Пусть и председатель поссовета говорила, что всем остающимся ухаживать за пострадавшими от вакцины будет выдан определённый объем продуктов и промтоваров, но запас то, он карман не тянет. В посёлке жили люди, которые всегда больше на себя надеялись, чем на государство. Жизнь их этому научила.
  
   Глава 8 Паша
  
   Белая Холуница, конец июня 1987 года
  
   Паша ещё не решил, как он будет называться - Князь Мёртвых, Чёрный Властелин, Повелитель Тьмы... Вариантов было много и все нравились. Листай себе книги издательства ДАГ и выбирай. Не в учебниках же себе правильное имя искать. Нет, может и там что хорошее можно было нарыть, но кто их, учебники то, читает. Паша, по крайней мере, в них давно не заглядывал. Года два точно в руки не брал. Восемь классов отмучился и больше учебниками себе мозги не квасил. Да и когда в школе учился - они для него не самым популярным чтением были. Дураки их какие-то писали - читаешь и ничего не понятно.
   Поджиги они уже сделали. Паша пять штук. Корефаны его - Коля и Саша - по три. Процесс изготовления оружия получился длительным. Сначала трубки нужные искали. Трубки - это же не грибы, они в лесу не растут. Потом их гнули, плющили, свинцом заливали, затравочные отверстия просверливали. Основания из доски выпиливали тоже не пол часа. Надо было так сделать, чтобы и ручка ухватистая была и после первого выстрела оно не раскололось. Долго спорили о том, как крепить ствол к основанию. Паше казалось, что для этого дела лучше всего подойдёт синяя изолента. Именно синяя, а не чёрная. В фильмах ею даже магазины для автоматов скрепляли и всё нормально было - попадали из этих автоматов прямо в цель. Коля предлагал скрепить ствол и основание проволокой. Примотать только потуже чтобы ничего не болталось. Даже проволоку из дома принёс и погнул её туда-сюда для наглядности. Саша лёгких путей не искал и выступал за крепление скобами. Спорили долго, чуть не подрались. К единому мнению так и не пришли и каждый сделал по-своему.
   Порох у отца Коли украли, гвоздей мелко нарубили - можно начинать меткость стрельбы тренировать. Сначала в лесу по стволам деревьев практиковались. Через некоторое время вроде начало немного получаться. Затем решено было потренироваться на кошках. Кошки оказались слишком вёрткими и избежали ущерба для здоровья со стороны троицы состоящей на учёте в психиатрическом диспансере. Приказ то Министерства здравоохранения СССР от 11 февраля 1964 года N 60 "Об обязательном учёте больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического заболевания" ещё никто не отменил.
   Чем разили врагов и покоряли народы великие воины прошлого? Огнём и мечом. Решено было сделать и мечи. Первоначально изготовили деревянные - надо же сначала такими тренироваться. Так все герои в книжках ДАГ поступали. Стальным то клинком не умеючи можно и самому себе ногу отрубить.
   В городской общественной бане по субботам троица привлекала к себе внимание. Худосочные тела и руки, будущих покорителей мира покрывали синяки разной степени зрелости. Некоторые пытливые граждане даже вопросы задавали, но внятного ответа не получали. Постепенно к данной картине привыкли и перестали обращать внимание.
   Параллельно с тренировками шёл процесс изготовления и настоящего холодного оружия. Изделия получались грубоватыми и неказистыми на вид, но тонкие чурки в поленья уже превращали.
   Для ближнего боя и метания были изготовлены ножи. Их вид не приносил эстетического наслаждения, но функция данных предметов от этого не страдала. Как ни странно, но попадать в цель бросая клинок лучше всех получалось не у Паши, а у Коли. Дурак дураком, двух слов связать не может, и морда дебильная, а ножик у него как сам в нужное место втыкается. Паше было обидно. Даже побил Колю он как-то из-за этого. В профилактических целях. Ишь, лучше своего командира захотел быть.
   Саша выдал мысль ещё и луки со стрелами изготовить. Павел первоначально её отверг - не от него данная идея исходила, а через месяц сам такое же предложение выдвинул. После чего занялись изготовлением для своей армии и этого вооружения. Родители не нарадовались - мальчики их по улицам не шатаются, пьяными их давно уж не видели, а всё в сарае что-то строгают и пилят. Подросли, за ум взялись, настоящими мужиками растут. Хорошо знают с какой стороны за пилу и молоток браться.
   Дурное дело не хитрое. Постепенно арсенал троицы обогатился дубинами и булавами утыканными заострёнными гвоздями, на длинные рукоятки были посажены плотницкие топоры, изготовлены пики, боевой молот. Опять же Саша где-то спёр вилы и наточил их до остроты неимоверной.
   В городе стали чаще и чаще пропадать кошки с собаками. Мастерство отряда Паши росло.
   - Дождались. Наше время приходит. - огорошил однажды утром Князь Мёртвых своих последователей. Выбрал Павел себе всё-таки достойное его имя. Долго сомневался, но всё же решил и данный вопрос.
   - Чё, Паш, приходит то? - недоумок Коля удивленно глаза выпучил и носом шмыгнул.
   - Наше время, говорю. Про эпидемию не слышал, дебил? - словесно показал Коле его место в стае Князь Мёртвых. Любил он умные слова. В больнице много их говорили и всё они Паше сильно нравились - дебил, трудотерапия, реабилитация...
   - Лишние скоро перемрут, ещё часть упадёт где стояли. Что-то типа как-бы уснут что ли. Те, кому прививки делали. Батя так вчера говорил. - довёл свет истины до окружающих Князь Мёртвых.
   Коля и Саша молча внимали лидеру. Слова им пока не давали. Когда умные говорят - глупым надо слушать.
   - Вот тут то мы власть и захватим. - наконец то Саша и Коля от Князя Мёртвых узнали цель изготовления оружия и изнуряющих тренировок.
   - В нашем городе? - без разрешения осмелился задать вопрос Саша.
   Князь Мёртвых снисходительно посмотрел на него. Разве чего умного скудный умом спросить может?
   - Лысым слова не давали. На это силёнок пока у нас маловато. Посёлок сначала какой-нибудь захватим. Свою власть установим. Армию увеличим. Тогда и походом на город пойдём, а там и дальше... - озвучил свой гениальный план Князь Мёртвых.
  
   Глава 9 ЦМН - 678
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   Инструктаж ясности не принёс. Если бывший Вовин декан говорил понятно, информативно и по делу, то повторное слушание того же самого в областном отделе здравоохранения затянулось почти на час. Умеют же люди словеса лить - как бусинка к бусинке на ниточку речь нанизывают, от первого ко второму и третьему переходят, слова по отдельности все правильные, а информации с полезным содержанием с гулькин нос. Да и гулька та микроскопическая и соответственно - носик её тоже не велик.
   Володя приготовился по старой студенческой привычке что-то записать, благо бумага и карандаши перед каждым приглашенным под своды данного учреждения присутствовали. Грифель вывел несколько фраз нулевой полезности, потом листок начали украшать разные завитушечки - фиксировать особо было нечего. Завитушки сменили кубики, после кубиков Вова нарисовал ещё и чёртика, а затем сложил в несколько раз лист и спрятал его в карман. Ни к чему после себя следы оставлять. Уходя в урну свои художества бросил. Там им самое место.
   Было понятно, что ничего не понятно. Сколько будем наблюдать? Никто не знает. В чём будет заключаться медицинское наблюдение в создаваемых центрах? Тоже никакой ясности. Каково штатное расписание создаваемых учреждений? Кого-то пришлют. Кого? Там будет видно. Когда и кому видно, кто и на что смотреть то будет? Как будут доставлены пациенты в центр? Сами с раскладушками заранее придут? Организованно будут направляться или самому Вове по ближним домам бегать и на своем горбу их в центр приносить? Последнего вопроса он по понятным причинам не задал, а очень хотелось. Где кровати брать? Если до зимы всё это затянется - обогреваться как прикажете? Костры в здании жечь? Вопросов было много - ответы отсутствовали.
   Сказали - всё завтра. В десять ноль ноль здесь же пакет с методическими рекомендациями и инструкциями выдадут. Пока же отправляйтесь Владимир Ильич в среднюю школу, под центр выделенную. Сегодняшняя задача - помещения от парт и учительских столов освободить, а то завтра вдруг выделят Вам кровати, а куда Вы их размещать будете? Меньше думайте - больше и быстрее делайте. Ваше дело телячье. Работников пришлют. Парты можете прямо из окон выбросить - иначе не успеете. Да, жалко народное достояние, но люди дороже.
   И ещё, что кто-то для организации центра прибудет - в школе предупреждены. Ключи от всех помещений выдадут, препятствий чинить не будут.
   Подбросили Вову на санитарном УАЗике до школы, с рук на руки школьному сторожу передали. Михаилу Моисеевичу. Удивился Володя даже - сторож и Михаил Моисеевич. Не вяжется как-то.
   Не успел Михаил Моисеевич Володю по зданию с экскурсией провести, как в школьном дворе автобус просигналил. Работников Вове прислали. Сотрудники областного отдела здравоохранения были не только люди слова, но и дела. Сказано ими было - пришлём рабочую силу, вот и прислали. Володя то молод ещё был, хоть и под пулями побывал, но социального опыта ему ещё набираться и набираться. Да и оценочное мышление тоже надо бы искоренить. Кто-то ему что-то сразу не дал, не помог в чём-то или сказал поперёк - вот и попадал в его глазах этот человек в нехорошие. Ярлычок на него негативный приклеился. А может, не было у того человека, Вовой просимого, не в силах он был Владимиру помочь или просто высказал мнение со своей колокольни... Учиться и учиться ещё надо было Володе разбираться в людях, учитывать их ситуацию, помнить, что одной общей правды не бывает. Причинно-следственные цепочки сразу с рождения не все выстраивать умеют. Ничего, опыт работы с людьми - дело наживное, лишь бы голова на плечах была.
   Помощники прибыли из ЛТП. Володя не так давно социальную гигиену сдавал и хорошо помнил, что лечебно-трудовой профилакторий - это лечебно-исправительное учреждение, предназначенное для тех, кто по решению суда направлялся на принудительное лечение. Кого там лечили? Признанных наркоманами и алкоголиками. По факту, ЛТП был местом ограничения свободы, где основным методом лечения являлась трудотерапия. Принудительно работать там заставляли. Вместе с тем, нахождение в ЛТП по закону не являлось тюремным сроком. Появились ЛТП ещё при Леониде Ильиче. В апреле шестьдесят седьмого вышел указ о принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц. Срок пребывания в ЛТП устанавливался от шести месяцев до двух лет, некоторые зону меньше топтали. Решение о направлении в лечебно-трудовой профилакторий принимал судья. За побег из профилактория была установлена уголовная ответственность.
   Иной бы и опечалился, но Вова с данным контингентом уже дело имел. В бытность ещё студентом, ему не раз приходилось видеть, как проходящие лечение в ЛТП что-то грузили в институте, собирали столы и стулья в учебных комнатах, монтировали оборудование. Работа выполнялась без больших огрехов, а иногда и просто хорошо.
   - Кто старший? - не зная кому передать привезённых обратился к Володе и Михаилу Моисеевичу водитель автобуса. Сопровождающего проходящим лечение не выделили, и он временно нёс за них ответственность.
   - Позвольте представиться, Владимир Ильич, начальник ЦМН - 678. - как мог официальнее обозначил своё положение Володя.
   - Десять человек Вам выделено. Вот список. Вечером еду им привезу. - буркнул водитель автобуса и сунул Владимиру бумажку.
   Чудо отечественного автопрома покинуло школьный двор. Перед Володей остались стоять десяток взрослых потёртых жизнью мужиков.
   - Добрый день. Много говорить не буду, ситуацию нашу сегодняшнюю вы сами знаете. Сюда будут свозить потерявших сознание после вакцинации жителей нашего с вами города. Наша задача на сегодня - освободить классы от парт. На их места, возможно уже и завтра, будем устанавливать кровати. Позднее сюда прибудет медицинский персонал. - дал вводную Володя.
   - Не прибудет, начальник. Мы и присланы тебе в помощь. До самого конца Беды. - неторопливо проговорил один из привезённых. Последнее слово так выговорил, что оно с большой буквы прозвучало.
  
   Глава 10 Ваня Афанасьевич
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   Ваня родился в самой лучшей стране на свете.
   Граждане этой страны варили сталь, летали в космос, искали нефть, добывали алмазы, на многие тысячи километров прокладывали железные дороги...
   Ваня об этом не сразу узнал. В яслях об этом не рассказывали.
   Следующей ступенькой в его жизни был детский сад. Здесь кроме полезного и вкусного питания, дневного сна и прогулок на свежем воздухе воспитатель вслух читала книжки. Дедка, бабка, внучка, Жучка, кошка и мышка тянули репку. Совместно выполняли производственный план по сбору урожая. Помогая друг-другу они сделали то, чего не могли сделать по одиночке. Отложилось и запомнилось. Без осознания - мал ещё.
   Дальше - в школу пошёл. Папа на смене - не подмениться, поэтому с букетом и мамой в правой и левой руке, с ранцем за плечами перешагнул дверь класса. С первого дня здесь стали к дисциплине приучать - по звонку отдыхать и работать. Не когда сам захотел, а как большие люди решили.
   Октябрёнком стал, красная звёздочка на курточке появилась. Не всем такие получить удалось - Шура Торопков много двоек имел и во внучата Ильича не попал. Ваня же - на четвёрки и пятёрки учится, а ещё он и санпост. Звёздочку с маленьким Володей Ульяновым получил одним из первых в классе.
   Галстук повязали. Пионер - значит первый. Во всём. Но это - в идеале. Лучше всех во всём все не могут быть. Кто-то всё равно должен быть хуже. В любой иерархии точка отсчёта должна иметься, кто-то обязан как самый маленький в конце шеренги последним стоять. Ваня средним пионером оказался - не в передовиках, но и в хвосте не плёлся.
   Время подошло - в комсомол заявление подал. Всем классом в один день писали. В двух вариантах. Бойкая девица из райкома мелом на одной половине доски первый вариант набросала, на оставшейся - второй. Наманикюренным пальчиком указала кому какой на розданных листочках изобразить. Через неделю на вопросы по уставу всесоюзной организации ответили и в ряды влились. Выполнял разовые поручения, спортом занимался. Боксом. КМСа даже сделал.
   Всё шло своим чередом, но на танцах подрался. Не тому морду начистил. Сам он виноват был, но родители обиженного вмешались, на рычаги нужные нажали, куда надо и сколько надо занесли. Родители дачу и машину продали, не посадили, но из секции попёрли, и характеристика по окончании школы была соответствующая. Дорога к высшему образованию была закрыта.
   Знакомые устроили в пункт приема стеклотары. Пусть и в синем халате, но деньги получалось поднимать нормальные. Стал попивать, но втянуться не успел - Родина в ряды непобедимой и легендарной позвала. Два года катал квадратное и возводил нужное. Автомат на присяге подержал.
   После армии опять бутылки и банки принимать от населения пошёл. За нарушение общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения по решению суда на полгода в лечебно-трудовой профилакторий загремел. На биографии то пятнышки уже имелись.
   Вот и лечился сейчас трудом Афанасьевич. Ваней его, как в пункте приема стеклотары работать начал, уже не звали. Местная синь его так уважительно величала, а потом оно и прилипло. Афанасьевич да Афанасьевич, хотя и молод он ещё для Афанасьевича был. Тридцатник Ивану ещё не стукнул.
   Хрень потом эта в мире началась. Прививать всех стали. Когда ЛТП вакцинировали, они бригадой на выезде были. Потом всё хуже завертелось-закрутилось, не до алкашей большим начальникам стало. Так и остался Афанасьевич с соратниками без профилактической медицинской процедуры. Жизнь показала, что повезло им.
   После завтрака в автобус загрузили, в ЦМН какой-то повезли. Там, дескать работать сегодня и в последующем будете. До самой победы. Лтпэшника ведь не спрашивают, где он трудотерапию проходить желает, дают задание и вперёд с песней к трудовым победам и свершениям.
   Во дворе школы, куда их привезли, к автобусу подошли старичок интеллигентного вида и амбал культурист.
   - Кто старший? - Федя-водитель к ним обратился. Сегодня он назначен ответственным за проходящих лечение и усваивающих правила социалистического общежития в условиях принудительной изоляции.
   Как ни странно, парнишка молодой тут начальником оказался. Ему нас с рук на руки по бумажке и сдали. Пайку вечером Федя обещал привести, значит опять без обеда работать придётся. Ну, не в первый раз.
   Работа предстояла сегодня не сложная - парты из классов убрать. Парень-начальник сказал, что разрешено их даже просто из окон выбросить. Чудило. Когда это всё кончится, ребятишкам сидя на полу надо будет учиться? Никто никуда ничего в окно кидать не будет. Составим парты и столы аккуратно в коридоре вдоль стеночки и никому они не помешают. Потом и на место вернём. Парнишка то думал, что мы тут на день-два. Нет, мы тут до победного. До самого конца Беды.
  
   Глава 11 Разговор в пути
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   - Ну как тебе, Володя, жертвы советской карательной психиатрии?
   Вот сформулирует иногда Сергей вопрос как-то не по-нашему, не знаешь, что и правильно ответить. На текущую сегодняшнюю обыденность у него взгляд издалёка, со стороны. Что нам кажется нормальным так повернёт и вывернет...
   - Хорошие вроде мужики. Не только сегодняшним днём живут, кое-кто уже и о будущем думает. Верят, что победим Беду. - на ходу ему отвечаю.
   С транспортом сегодня проблемы. Хуже даже, чем вчера наблюдались. Не горят зелёненькие огоньки такси, трамваи посреди лета, наверное, к рельсам где-то пристыли, автобусы и троллейбусы в спячку не в сезон впали. Транспортный коллапс, как Сергей выражается.
   Хорошо ещё холодная вода подаётся. Вспомнил Вова общежитские времена - как водой из горной речки умылся и прочие гигиенические процедуры совершил.
   Памятуя о том, как вчера до морфологического корпуса добирался, утром заранее в облздравотдел отправился. Идёт сейчас, на городские красоты любуется, с попаданцем своим беседует.
   - Одно меня, Сергей, беспокоит - как я с этими жертвами нашей карательной психиатрии, по твоему выражению, за пациентами центра ухаживать буду? Как поддержку их жизнедеятельности обеспечу? Кому медицинскую процедуру какую может надо будет, массаж для предупреждения пролежней опять же нужен, парентеральное питание всем ещё необходимо... - опасениями с Сергеем делюсь.
   - Если я правильно лекции тобой слушанные помню, парентеральное питание - это способ введения питательных веществ в организм путём внутривенной инфузии в обход желудочно-кишечного такта? - многомудрый мой попаданец уточняет. Как по писанному чешет. Всё что мне в институте говорили, он тоже всей поверхностью своего попаданческого сознания впитывал.
   - Как всегда, Вы профессор, правы. - немного подкалываю его. Могу же я уж со своим то попаданцем и немного пошутить.
   - Наркоманы в процессе лечения сейчас в твоём подчинении имеются? - задает риторический вопрос Сергей. Вот такой он мастер слова. Вопрос-утверждение родил, лицо с гуманитарным образованием.
   - Есть парочка. - остаётся подтвердить, другого выхода у меня нет.
   - Любой среднестатистический наркоман со стажем в швейную нитку, не то что в вену вколется. Испереживался он, кто ему капельницы ставить будет. - даёт непоколебимо верную подсказку попаданец.
   - Принимается. - берёт на память сказанное Сергеем Володя. Больше пол дороги уже прошли. Ещё немного осталось.
   - Насчёт массажа. Кто массажем в большинстве своём во всем мире занимается? Врачи? Фельдшеры? Нет. Чаше лица без медицинского образования. И ты своих основным приемам научишь. Будут как миленькие поглаживать, растирать, разминать и ударные и вибрационные техники применять сначала под твоим руководством, а потом и сами. Тут главное - практики побольше после правильной теории. - снова обоснованно успокаивает Вову Сергей.
   - Спасибо. Не дал в уныние впасть. Будешь моим незримым заместителем по медицинской части. - начинаю раздавать я должности. Руководитель я или нет. Хороший начальник окружает себя первоклассными исполнителями, делегирует им задания и контролирует процесс и результат исполнения. Сам хоть лопни - всё не сделаешь.
   - Спасибо за доверие. - подозрительно серьёзно Сергей отвечает.
   Попаданец мой мужик хороший. В беде не бросит. Вот и сейчас плечо готов подставить.
   Так, а вот и к областному отделу здравоохранения подошли. За разговорами оно быстро и получилось. Время ещё есть. Сейчас перекурим и вперёд за инструкциями и методичками, что сегодня обещали выдать. Узнать ещё надо - когда кровати и медицинское оборудование ко мне в центр завозить будут.
  
   Глава 12 Новости
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   Дверь. Холл. Лестница. Коридор. Конференц-зал. Место встречи со вчерашнего дня не изменилось, а вот присутствующих стало меньше. Процентов на пятнадцать. Будем надеяться, что причины отсутствия у них уважительные. Так представитель от областного отдела здравоохранения сказал. Вова к высказанному в мыслях присоединился - всегда надо надеяться на лучшее, не надо о людях плохо думать без повода.
   Поздоровался со знакомыми и просто с теми, кто руку навстречу протянул. На столе в углу зала стопки методичек и инструкций что-то не лежали. Его полированная поверхность оставалась девственно чиста.
   Опять что ли ничего руководящего нам не приготовили? Как нам быть и что делать в разных ситуациях? А вот представим - рожать начала у меня какая-то дама в центре, что я должен делать? Пока совещание председательствующий не начал, решил задать данный вопрос рядом сидящему соседу. Если память не изменяет - он акушер-гинеколог. А может его присутствие на соседнем кресле и способствовало возникновению данного вопроса? Навело, так сказать, на подобную мысль?
   Оказалось, что не глупые люди здравоохранением области руководили. Всё уже решено у них было организационно и в собственно медицинском отношении. Всех беременных, независимо от срока, будут концентрировать в отдельные центры медицинского наблюдения. На базе лечебно-профилактических учреждений они развернуты, так что не волнуйся Вова - с такими проблемами тебе сталкиваться не придётся. В твою переоборудованную школу пузатенькие тётеньки косяком не пойдут. Маршрутизация наблюдаемых данного профиля уже разработана.
   Володя немного успокоился и больше глупых вопросов окружающим не задавал. Начинающим организатором здравоохранения он являлся, поэтому всякое разное в голове его и возникало. Новая ситуация всегда массу вопросов генерирует - как, когда, зачем... Перечень этот можно ещё долго продолжать. А вот лет десять бы он где-то чем-то поруководил - большинство проблем бы просто на автомате решал, так, походя их как орешки щёлкал... И ничего лишнего себе бы не напридумывал.
   Всё не важное пока в сторону откладываем - в президиум кому положено поднялись. Послушаем, чем нас обрадуют.
   Информация была - не знаю, как и правильно сформулировать. Сегодня ночью американцы сведениями поделились. Они то произведённую на территории их страны вакцину первыми применять начали, народ у них соответственно в коматозное состояние раньше, чем у нас впадать стал. Вот поэтому они и большей информацией о данном процессе располагали.
   Оказывается, в течение трёх суток после потери сознания у человека в организме все процессы как бы замедлялись. Проявлялось это всё более редким дыханием и сердцебиением, бессознательное тело переставало из себя что-то выделять, не реагировало на раздражители. К шестому дню человек как бы консервировался, превращался в подобие чего-то типа резиновой куклы. Слово резина, пояснил выступающий, весьма условно. Применено просто для сравнения. Какое-то количество людей, на которых проводили испытание вакцины, такими манекенами лежат уже довольно долго, но каких-то явлений разложения у них не выявлено. Что с ними происходит - современная наука понять не может. Творятся просто чудеса - вакцина, опять же условно, будто ремонтирует тела. Исчезают доброкачественные и злокачественные опухоли, восстанавливаются пораженные кариесом зубы, вместо артритов и артрозов на рентгенограммах начинают наблюдаться здоровые суставы. Идёт омоложение организма. У детей эти явления выражены меньше. Они почти не меняются, но также представляют из себя своеобразные консервы.
   Сидящие в зале переглядывались, хмыкали, пожимали плечами, кто-то даже пару матерков на волю отпустил... Услышанное удивляло, приводило в недоумение. Фантастика какая-то. Просто война и немцы...
   Разработчики вакцины клянутся, что подобного воздействия на человеческий организм они не закладывали. Хотели сделать как лучше. У первых опытных партий препарата ничего подобного не наблюдалось. Начали массовое производство, продавали вакцину во все страны мира, те начали прививать население... Тут вышеописанный эффект и проявился. Поиски путей его устранения результата не имели.
   - Что ж они раньше то об этом никому не сказали? - раздался голос из зала.
   - Капиталисты, бля... Коммерция всё, деньги заработать хотели. За медный грош удавятся. - сорвался председательствующий.
   Зал загудел. Все стали бурно обсуждать услышанное. Присутствующих вроде это напрямую и не касалось - собраны здесь были по разным причинам не привитые, но что с миром то сотворили... У каждого из сидящих здесь вакцину получили члены семей, родственники, знакомые, коллеги...
   - Товарищи, успокаиваемся. Продолжаем работу. - навёл порядок председательствующий.
   Постепенно в зале наступила тишина, но мозги то у каждого кипели...
   - Сказанное здесь на настоящий момент является государственной тайной. Распространяться об этом строго запрещается. При выходе из зала с вас возьмут соответствующим образом оформленную подписку. - перемежая просторечия и канцелярит продолжил председатель сегодняшней встречи.
   У выхода из конференц-зала появились подтянутые граждане в строгих костюмах.
   - Работа по организации центров медицинского наблюдения должна быть продолжена прежним порядком. Дальнейшие распоряжения до вас будут вскоре доведены. - закончил своё выступление представитель облздрава.
  
   Глава 13 Мобилизация
  
   Белая Холуница, конец июня 1987 года
  
   Армия Князя Мёртвых росла. За один день чуть не в два раза увеличилась - его верные последователи двух новобранцев привели. Встретили на улице пару деревенских парнишек-близнецов. В город они из колхоза пришли, что был в трёх километрах расположен. Родители их сознание потеряли и сейчас дома недвижно лежат, фельдшер ФАП в отпуске, председателя давно уж не видели - вот и направились они в город за помощью. Саша и Коля их у больницы перехватили, буром на не местных наехали и в ряды сподвижников Князя Мёртвых мобилизовали.
   Когда у них прививки делали, они на реке были. Родителям и односельчанам вакцина медицинским работником фельдшерско-акушерского пункта введена была согласно списку, а близнецов эта участь миновала. Нет, в отчёте фельдшера по прививкам они фигурировали и даже пара ампул им предназначенных в сейфе на ФАПе хранилась, но медработник сначала на учёбу в город на курсы повышения квалификации была направлена, а потом на море в отпуск укатила. Так и остались парни без прививок.
   Князь Мёртвых разместил пополнение в лесном шалаше - такая база по летнему времени в его армии имелась. Саша и Коля несколько дней её строили из ворованных стройматериалов. Получилось не плохо - до самого снега можно в ней квартировать, а если ещё и печь в ней соорудить - хоть Новый Год празднуй.
   Коле приказ вышел муштровать новобранцев и повышать их боевые характеристики. На вечер он запланировал стрельбы, но осуществить их не получилось. Дождь помешал. Не желали поджиги под обильными осадками выполнять свою функцию. На этом фоне братья вспомнили, что и у их отца, да и у многих в деревне в домах ружья имелись. У некоторых даже и не по одному. Хранились они под замком, а не просто так на виду валялись. Поэтому, для того чтобы их добыть инструмент нужен.
   Коля зайцем к Князю Мёртвых метнулся, обрисовал ситуацию, был похвален и сигареткой вознаграждён. Инструмент для добычи охотничьего гладкоствола у запасливого во всех отношениях Князя Мёртвых имелся. Солнышко ещё высоко на небе встать не успело, а пятеро воинов уже в сторону деревни двигались. Перемещались в том же направлении пила по железу, лом и прочий необходимый взломщику инструментарий. В колхозе это тоже можно найти, но надежнее своё иметь. Запас карман не тянет, тем более, что тяжести новобранцы тащили. Так им по статусу положено.
   По дороге под влиянием идеологической накачки и после посвящения в грандиозные планы Князя Мёртвых братья вспомнили, что на реке в тот день вакцинации они ещё и других ребят видели. Может и они этого медицинского мероприятия избежали?
   Вождь формирующейся орды принял решение обойти ближайшие сельские поселения и поставить под её знамёна всех найденных. Если взглянуть со стороны - мысль у него сформировалась дельная. Это в месте своего проживания он и Саша с Колей числились в дебилах и ушлёпках, в сельской местности они же являли собой крутых городских парней. Ещё и огнестрелом они сейчас разживутся в домах соседей близнецов. Проблема с провиантом в пути не стояла - огороды по летнему времени прокормят. Спички у курящих подростков имелись.
   Вскоре и деревня братьев показалась. Результатом её обхода и криминального промысла явились пять ружей разных калибров, большое количество патронов из загашников запасливых сельских охотников и три новых малолетних бойца. Деревенские семьи в СССР часто многодетные и некоторые личности из подрастающего поколения по разнообразным причинам избежали введения в определённые части тела американского препарата. Они и пополнили армию Князя Мёртвых. А куда им деваться? Привычный мир рухнул, родители недвижимые лежат, помощи в обозримом пространстве не видно...
   Переменившие хозяев ружья были безжалостно превращены в обрезы. Так круче будет - принял единолично решение Князь Мёртвых. Почему? А кто его знает. Тараканы в княжеской голове, наверное, такое нашептали.
   Ночью за деревней жгли костёр, пили водку из подломленного сельповского магазина, ели конфеты из тех что подороже. Шоколадки тоже вниманием не обходили. Консервы разные ещё из банок лениво выковыривали. Всё по-взрослому. Теперь они хозяева мира и его окрестностей.
   По столбу, что провода к деревне нёс, из обрезов постреляли. Гораздо лучше, чем из поджиг получилось. Последними вооружили пополнение, а сама троица основателей военизированного формирования испорченными ружьями экипировалась. Князь Мёртвых аж три себе выделил. Своя рука - владыка. Ему всё самое хорошее и побольше теперь причитается. На самом верху иерархической пирамиды его место.
   Утро выдалось хмурое. Болели головы. Прохладный ветерок неприятно студил тела, но вскоре пригрело солнышко, опохмел разлился по жилушкам, жизнь просветлела и покатила по своей колее. Без особого аппетита позавтракали, и армия Князя Мёртвых продолжила свой путь за живой силой и вооружением. Надо было обойти ещё три населённых пункта расположенных в пределах пешеходной доступности.
   Через полчаса пути Князь Мёртвых остановился. Округа в полном смирении выслушала матерную тираду. Саша и Коля - генералы организующейся армии получили по подзатыльнику. Не напомнили, козлы, что велосипеды надо было в деревне взять. Сейчас бы катили по родным просторам, не приходилось бы как последним лохам ноги пешком ломать. Генералы хлопали глазами - про велотранспорт они сейчас в первый раз только услышали. О том, что надо было что-то напомнить Князю Мёртвых они даже и не подозревали. Спорить не стали. Может под водку вчера ценные указания им были даны? А они, пустоголовые и забыли. Решили не возвращаться - велосипедов на пути ещё хватит.
  
   Глава 14 Лтпэшники
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   До обеда из классов парты и стулья выносили. В коридорах у стен из них уже целые пирамиды возвышались, и они стали напоминать склад мебельной фабрики. ЛТП в отношении своих пациентов пайкой не озаботился. Хорошо, что парнишка, здесь за старшего назначенный, карманы вывернул и кое-какую наличку нам выделил на пропитание. Отдал сколько у него с собой было. Самых молодых с этими деньгами в магазин отрядили, на словах обозначили что купить. Червячка заморили всухомятку, но так можно и ноги протянуть, если и дальше подобная организация питания будет.
   Отдохнули чуток и снова за освобождение учебных комнат принялись. Энтузиазм падал на глазах, перекуры всё длиннее становились. Так до вечера и доработали.
   Ближе к закату, народ уже материться начал, лтпэшный автобус прибыл. Водила кое-что похавать подогнал, но маловато как-то. На утро не хватит. Спросили его, что хоть в родном медико-исправительном учреждении делается. Ответил - бардак полный. Администрация в неизвестном направлении испарилась, медсостава хорошо половина на своих рабочих местах находится, прочий персонал - практически отсутствует. Сам водитель автобуса тоже подумывает завтра на работу не выходить - несколько дней у него до потери сознания осталось. Гори оно всё синим пламенем. Не известно, будешь ли жив ещё после этой комы.
   Начальник и сторож местный вечером до дома отправились, а мы съели привезённое, перекурили и о дальнейшей жизни задумались. Сидим кумекаем.
   - Афанасьевич, как дальше быть думаешь? - Петро меня спрашивает. Мужик авторитетный среди нашего контингента. В годах. Пара ходок за плечами, но ровно себя всегда ведёт. Слова бранного от него не услышишь и руки не распускает.
   - Не знаю, Петро. В голову ничего умного пока не идёт. Вон как всё перевернулось, на бок скособенилось. - подумав ему отвечаю. Оглядеться немного надо, а там и решение принимать.
   Петро головой покачал, беломориной затянулся. Он тоже не тороплив в поступках, сперва три раза всё продумает.
   - Когти рвать надо. Присмотра пока нет - уйдём на волю. - Васька прорезался. Его никто и не спрашивал, сам поперёд батьки вылез.
   Петро на него даже не глянул. Головы не повернул. Папироской попыхивает, трудную думу думает.
   - Чифаном бы, Афанасьевич, надо озаботиться. Медицина, так я думаю, кормить нас больше не планирует. На подножный корм нас бросили. Слышал, что водила говорил? Свалили начальники, только шуба взвеяла. Тут в школе, я посмотрел уже, кухонька имеется. Небольшой остаток крупы-соли в наличии, томатная паста в трёхлитровых жестяных банках. Детки на каникулы отправлены, а в кладовочке у них чуть-чуть запас не съеденный остался. Ребятишек наших сегодня ночью на промысел отправить надо. Гастроном тут недалеко имеется, перед обедом там продукты парни покупали. Всё равно скоро туда никто ходить не будет, попортится только там товар, а нам он очень даже нужен. - изложил свою диспозицию Петро.
   Оглядел находящийся на излечении народ Петро, беломорину аккуратно загасил. Афанасьевич ему кивком головы своё согласие выразил.
   - Кто за сказанное - поднимаем руки. - организовал демократию в отдельно взятом коллективе Петро.
   Сам первый руку поднял, а затем уже и все правильно проголосовали. Противники озвученного решения отсутствовали. Воздержавшихся так же не было.
   Замок на заднем дворе гастронома был от честных людей. Сигнализацию по старой памяти один из пациентов ЛТП без проблем нейтрализовал. Подивился ещё увиденному примитиву. Почти до рассвета подсобка гастронома выступала в роли донора, а кладовая школы пополнялась различными продуктами питания с длительными сроками хранения. Не очень долго хранящееся, но вкусное тоже не было забыто. Лишнего не брали. Одного ящика с баночками горчицы за глаза на всех хватит, с перцем и лавровым листом тоже не жадничали.
   Жаль, хлеб быстро черствеет. Да его и немного было. Свежий то ближе к утру по магазинам развозят, вот и взяли только сколько было. Зато уж с печеньем, пряниками и мукой не церемонились. Находящиеся на исцелении алкоголики и наркоманы работали без длительных перекуров. Так, немного пыхнут на ходу. На себя ведь трудились, а не по наряду из ЛТП.
   Только заря заниматься стала, замок на дверях обратно свою функцию выполнять повесили. В подсобке всё чистенько после себя оставили - ничего не разбили и не рассыпали. С понятием взрослые люди себя пропитанием обеспечивали, а не пустоголовая салажня тут ночью резвилась. Школьную кладовую несколькими рядами парт заставили - попробуй обнаружь посторонний человек запасённое. Петро и замок на неё родной приспособил. Ежели что - так оно до нас тут и было.
   Отдохнуть на сдвинутых столах уже светло было легли. Скоро и парнишка-начальник появится. Будем ему пока помогать центр организовывать. А дальше? Там уж как карта ляжет...
  
   Глава 15 Саша Маленький
  
   Дубровка, конец июня 1987 года
  
   Живешь себе живёшь, планы какие-то строишь, о будущем думаешь, а тут раз - и всё поменялось.
   Ну что-то из намеченного на этот год уже и сделано. Забор поправил - так это мелочь, хотя у некоторых хозяев штакетины вокруг дома уже в такое состояние пришли, что курица уронит.
   Поросят обоих опять же надо срочно убирать - впадём после прививки с Машей в кому, а чем они в хлеву питаться будут? Друг друга глодать? Картошки им на год вперёд не наваришь, в лес не выпустишь... Сколько это всё протянется - никто не знает. Да, проблема.
   Не время колоть поросят, но придётся. Много мяса с них сейчас не возьмёшь, но сколько-то банок консервов навертеть можно... До холодов бы их по уму докормить надо было, но кто ж знал про такое дело...
   На работу сегодня идти не надо, сейчас ухорез подправим и будем хрюшек жизни лишать. Паяльная лампа вроде исправна была, в прошлом месяце смотрел, крышки для банок у Марии в запасе имеются, сами банки сейчас из гаража достанем... Так, с машиной надо ещё что-то делать... Ну, об этом позже подумаем...
   - Маш, банки нести? - жену зачем-то второй раз спросил, хотя она уже и говорила, что их нести в дом из гаража пора. Мыть и стерилизовать она их будет.
   - Саша, что ты с утра то всё маешься. Режь уж поросят коль сегодня это делать решил. - Мария попыталась успокоить мужа, сам не свой всё утро ходит, то за одно возьмётся и бросит, потом за другое. Места себе мужик не находит.
   - Счас, несу. Место на столе готовь. - сказал и в гараж пошёл.
   Гараж к соседскому забору почти впритык стоит. Вот повезло соседям. На нас вакцинация закончилась, на них лекарства не хватило. Надо будет сходить договориться чтобы за машиной и хозяйством присмотрели. Собаку ещё им передать. Заскучает пёс, завоет... В прошлом году, когда к сестре в город в гости ездили - все три говорят не ел, у крыльца лежал и подвывал временами. Думал, наверное, что бросили его хозяева...
   Открыл гараж. Стоит сивка-бурка. Не один год на него деньги копили, во всем себе отказывали, носки штопали, лишний раз в кино не ходили... А рады как с Машей были, когда я его пригнал. Не новая машина, кое-что подшаманить пришлось, но сейчас красота - хоть за грибами или за ягодами. Свои колёса в хозяйстве - это большое дело.
   - Маш, болтушку поросятам сделай. Сейчас их по одному из хлева выманим. - Марию озадачил, брусок точильный взял и нож по нему ширкать стал. Да и не надо его острить, так острый. Руки просто занял.
   Глупое животное морду над тазиком с едой наклонило, почесал Саша его за ушком и одним ударом остановил биение поросячьего сердца. Даже визга его напарник не услышал, но что-то видно почуял. Плохо поэтому второй поросёнок из хлева выходил, Маша даже предложила за хвостик его на белый свет вытащить. По той же методике лишили и второго жизни. Малы, конечно, хрюшки, не нарастили мяса, не нагуляли сальца. Да что теперь говорить.
   Принёс Саша полотно из досок сбитое. Всегда он на нём поросят палил. Зашумела паяльная лампа, запахло горелым поросячьим волосом... Прибрал что на выброс идёт чтобы собака не растащила, разделал туши. Маше на кухню в чистом эмалированном тазике куски мяса начал носить. Она же мясо тушить принялась...
   Параллельно с приготовлением тушенки свежатинку пожарили, поели. Саша сто грамм принял, помянул добрым словом животинку. К калитке покурить вышел.
   - Привет, Васильевич. Скотину ликвидируешь? Нам завтра не поможешь? - сосед, но уже с другой стороны улицы как ниоткуда появился и вопрос задал.
   Во как в мысли свои невесёлые погрузился, не заметил даже как человек подошёл. Точно Мария говорит - весь день как сам не свой, потерянный какой-то.
   - Помогу, почему не помочь. По-соседски поможем ликвидировать твоё хозяйство. Во сколько подходить? Так-то я завтра весь день дома. - выходя со двора на улицу Саша продолжил разговор, поздоровался за руку с Тимофеем Никандровичем. Не молод ветеран, самому ему не справиться. Не первый год уже Саша ему помогает с живностью.
   - С утра и начнём. Потом старуха нам баньку приготовит. Ты этим летом веники уже заготовил? - со скотины на веники переменил тему сосед.
   Только про них сейчас и вспоминать. Важнее дел нет. Хотя, как отец говаривал - умирать собрался, а хлебушко то сей...
   - Заготовлены у меня веники, Никандрович. Завтра моими и попаримся. Ну, тогда до завтра. Пойду Марии помогать. - попрощался с соседом и в дом пошёл.
   Телевизор включил. Так, по привычке. Смотреть там особо и не чего - объявления от властей, новости в стране и за рубежом... Одно и то же который день. Показывают, как плохо у капиталистов, а наше руководство всё в плановом порядке осуществляет. Несмотря на трудности центры медицинского наблюдения один за другим в городах открываются, а вот нам в сельской местности придётся по своим домам лежать, соседи за нами ухаживать будут. Поссовет не обманул - вчера вечером на нашей улице тем, кто о нас заботиться будет много всего из машины выгружали. Маше кто-то сказал, что и продукты, и промтовары там были. Медикаменты из поселковой аптеки им же на днях доставлены были. Ещё Маша говорила, что их со всего посёлка в участковой больнице собирали и инструктировали в медицинском отношении. Что и как там делать надо - медицинских то работников среди остающихся на нашей страже нет. Кто в больнице работает, они то первые привились и теперь тоже в кому впадут, сознание потеряют.
   - Саш, что ты перед телевизором то опять уселся. Иди банки закручивать. У тебя хорошо это получается. - супруга с кухни зовёт.
   Пойду помогать. Наделаем консервов, простоят они в подполье - ничего с ними долго не сделается. Проснёмся - а у нас уже и перекусить есть чем. Как отец говорил - без запаса не живи.
  
   Глава 16 Васька
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   Васька - наркоман со стажем. Лечился неоднократно и всё под принуждением. Сначала родители наседали, потом - жена. Пока была. Быстро она от него ушла - никакого толка от Васьки не было. Крайний раз из-за милиции в руки докторов попал. Семьи то и родителей уже не было, вот и сменился у него источник наставления на путь истинный.
   Наркомания - заболевание хроническое. Подцепил один раз и считай на всю жизнь. Могут быть светлые периоды, даже длительные, но если себя в руках не держать - быстро покатишься по наклонной плоскости.
   Так и сейчас происходило. Вроде и лечили, но вмазать хотелось. Тут и обстоятельства в разнос пошли - эпидемия, вакцинация, а там и устои зашатались... Прививки этой вредительской Васька по счастливой случайности избежал, в кому ему впасть вроде пока не светило. Бог то видит - менты, что его брали, небось уже куколками под забором валяются, а Васька - как огурец, но не зелёный и без пупырышек.
   - Что, парнишки, так и здесь парится собираетесь? - гримасничая лицом обратился Васька на перекуре к парочке своих корешков. Собратьями по несчастью они были. Элитой себя считали. Не алконавты они какие-то, по вене ширялись для кайфа.
   - Не знаю, Вася. Подуспокоится немного атмосфера, расклад чуток понятнее будет. Там и порешать что-то можно. - Никита ему свои сомнения озвучил. Такой он всегда. Нерешительный. Телёнок на верёвочке. Кто за неё потянет - туда и идёт.
   - Твоё, Никитка, слово никто не спрашивает. - прервал неавторитетного индивида Васька и на Аркашу посмотрел.
   Аркаше тоже хотелось. По бумагам и отчётам в ЛТП было всё здорово и прекрасно - исцелялись и перевоспитывались, но выйдя за ворота, обретшие свободу часто в тот же день напивались в драбодан или получали очередную дырку на вене. Не все, кто-то и завязывал, даже на довольно длительное время, но часть дни и часы до выписки считали.
   - Предложения? - не отличавшийся многословием Аркадий даже не взглянул на Ваську. Вопрос в окружающую среду бросил.
   - В Мотовилихе хатка одна есть на примете. Там дурью банчат. Хозяин, наверное, по нынешним временам уже в безсознанке. Тут мы появляемся и всё наше. - при выговаривании последних двух слов Васька как-то даже росточка прибавил, глаза его героически заблестели и во рту пересохло. Такую вот мелодию его организм выдал. Облизнуться даже Ваське как-то захотелось, но в последний момент он пересилил себя - не кот же он перед плошкой со сметаной...
   - А если нет? - Аркадий снова окружающий воздух слегка поколебал.
   - Чего нет? Дури? - Васька аж взвился от недоверия к собственной персоне.
   - Безсознанки у хозяина хаты. - изволил выдать уже фразу подлиннее Аркадий. На Ваську взгляд бросил. Короткий. Как будто жучка на штанине увидел. Глаза его тут же вернулись обратно.
   - Ну, на месте порешаем. По обстоятельствам. - тут же нашёлся Васька. Чуток мозгов у него ещё осталось. Не все пока наркотой выжег.
   Троица всё же решила сегодняшний день доработать. Ночью до хаты той метнуться, а там - как сложится. Если Васькина наводка пустой окажется, они до света уже обратно в центр к мужикам вернутся. В компании сейчас надежнее будет. Если же найдут Васькой обрисованное - на той хате тормознутся на некоторое время. От добра добра не ищут.
   Транспорт по ночной поре и экстремальным обстоятельствам отсутствовал в спящем городе напрочь. Двинули пешком - охота пуще неволи. У самого финиша Васька немного поплутал вследствие тьмы непроглядной - фонари на улице не включали уже довольно длительный период. Нынешняя ночь исключение не составила.
   Наконец нужный дом отыскался. Окна в заветной квартире не освещены. Впрочем, соседние тоже огоньками не светились. Поднялись на третий этаж. Там нужная троице квартира была расположена. С дверью в нормальные времена пришлось бы повозиться, но сейчас согласно предписанию властей она была только прикрыта. Дорогие и надёжные замки сегодня не выполняли свою функцию. Как только эта беда с комами началась, населению велено было квартиры не запирать. Потеряет в своём доме-крепости кто сознание, а как его в центр медицинского наблюдения доставлять прикажете? Через стены свободно проходить люди ещё не научились. Двери ломать - сплошной ущерб жилому сектору и потеря времени. Вот и предписано было с открытыми дверями жить. Кто против - того за замкнутой дверью на съедение мышам и оставят. Ну, или крыс с тараканами - кто чем богат в своём жилище.
   Хозяин хаты в коме на кровати своей обретался, а троица квартиру его шерстила. Через некоторое время и обрела им нужное.
   Иглы почти синхронно вспороли кожу, продрались сквозь рубцы на стенке сосудов. Желанная влага добавилась к циркулирующей крови. Кайф перерос в бесповоротное прощание с жизнью - в темноте то попробуй правильно буковки и циферки на ампулах прочитать. Передоз - он и в Африке передоз. Пермь тоже не составляет исключения.
  
   Глава 17 С утра и до обеда
  
   Пермь, конец июня 1987 года
  
   Утро началось с неприятностей. Когда в отведённый для проживания моего вспомогательного персонала класс зашёл, то полного комплекта своих ЛТПэшников не обнаружил. Три коечки из десяти сиротливо незанятые стояли. Как будто испарились их хозяева. Вечером их последний раз видели. Поужинали вместе со всеми, на перекур сходили, даже спать улеглись не отрываясь от коллектива, а утром - хвать-похвать - нет их. Может выделенные матрасы-подушки их не устроили? Но, вроде, первую ночь на сдвинутых столах, покрытых матами из спортзала переспали и ничего. В ЛТП тоже не пуховые перины у них были. Так уж это я про спальные условия рассуждаю. Гораздо важнее причина какая-то имеется в их в их пропаже.
   Афанасьевич вспомнил, что днём они всё что-то шушукались. Васька всё больше активность проявлял. Словно уговаривал и склонял к чему-то мужиков. Вот и добеседовались гаврики. Может подались куда в поисках лучшей доли?
   Ладно бы сбежали. Это пол беды. На последнем инструктаже в облздравотделе говорили, что появились банды, которые не привитых выявляют и воруют. Без разницы - дети, взрослые, мужчины или женщины, глубокие старики - всех гребут. Цель краж доподлинно не установлена, но явно не для чего-то хорошего им такие люди нужны. Обратно из украденных ещё никто не возвратился, так что информацию из первых рук получить не у кого.
   Были уже ещё случаи нападения на центры медицинского наблюдения. Персонал - кто сопротивление оказывал - убивали, остальных бодрствующих уводили в неизвестном направлении. Призреваемых выносили во двор и складывали из них непонятные фигуры. Ритуалы что ли какие осуществляли? Сейчас много всякой мути и дряни выплывет, которая в нормальные времена таилась и из своих норок боялась нос высунуть. Хорошо хоть из коматозников у нас костры как в Анголе не соорудили. Не догадались о возможности такой жути. А так то уже чего только в мире не творят. В облздраве делились информацией, правда - не в нашей стране такое произошло, о расчленениях, потерявших сознание, об уносе их в джунгли на съедение диким зверям, об изуверских игрищах с находящимися в коме... Особую жестокость проявляют детские банды - мозгов то ещё нет, а у фантазий разумные границы напрочь отсутствуют.
   Поделился Володя дозволенной информацией со своими помощниками. Повысили они свою бдительность и боеготовность. В школьной мастерской Петро производство заточек организовал и провёл курсы повышения квалификации по их использованию. Свободное время у сотрудников центра сегодня внезапно образовалось - имеющиеся в их распоряжении кровати они уже вчера все установили. Привезли их не мало, но место для размещения ещё имелось. Будет ли ещё завоз - не известно. Раскладушки, приходящих пока решено было на оставшихся площадях размещать. Органы власти в своих сообщениях по радио и телевидению для населения рекомендовали, что если у кого дома подобные спальные места имеются, то с собой их в центры медицинского наблюдения приносить. Лишними, дескать, там они не будут. Пусть лучше свободными в резерве останутся, лишь бы не пришлось кого на пол класть.
   Второй день в учреждение Володи добрые люди уже из своих домов кровати разного рода несут. Особенно те, чьи квартиры недалеко от школы расположены. Понимают, что через день-два сами могут на них оказаться. Центр то у Владимира не специализированный. Здесь семьями люди размещаться будут - мужчины, женщины, дети... Это беременных или больных в специализированные центры направляют. У Вовы же контингент сформируется по территориальному признаку. Полученные в облздраве плакаты с адресом центра они уже на подъездах прикреплённых к ним домов развесили, на множество вопросов ответили. Народ спрашивает - что с собой брать, как одеваться, будут ли семьи рядышком на коечках размещать... Некоторые уже и гладкоствол предлагали для организации охраны их тел. Вова не отказывался, устроил хранение полученного от населения оружия в квартире школьного сторожа. Тот совсем рядом жил, прямо через дорогу от здания центра. ЛТПэшникам про ружья не сказал, так они пока с заточками от Петро и прочими самоделками свои тела от возможных посягательств тёмных сил хранили.
   В районе обеда первые клиенты центра подходить начали. Афанасьевич Володей на распределение и регулирование потока пациентов был определён, ещё один из грамотеев занимался вписыванием в специальный бланк поступающих. Фамилию, имя, отчество, год рождения и место жительства в первичной медицинской документации фиксировал. Знать Володе и вышестоящим нужно, кто в каком центре на хранении находится. Для этого данная новая учётная форма и была разработана. Петро охраной центра озадачен был, пара ЛТПэшников на кухне шуршала. Всем Володя работу дал по силам и склонности. Жаль, что трое сотрудников пропали в неизвестном направлении, они тоже были бы здесь не лишними. Но что делать - играл свою оперу Володя на тех инструментах, которые имел. Других у него не предвиделось.
  
   Глава 18 Камал, Мустафа и Тарик
  
   Около Танжера и Тариф, конец июня 1987 года
  
   Все люди разные. Везде есть хорошие и плохие, добрые и злые... От национальности, веры и места жительства это не зависит.
   Камал завидовал туристам. Мустафа очень сильно завидовал туристам. Тарик завидовал туристам сильнее чем вместе Камал и Мустафа.
   Камал не любил туристов. Мустафа очень сильно не любил туристов. Тарик не любил туристов сильнее чем вместе Камал и Мустафа.
   Жили они в маленькой деревне около Танжера, а на работу приходилось ездить в сам город. Именно туда эти самые ненавистные туристы отдыхать приезжали.
   Загорали, развлекались, вкусно ели, мягко спали... Камал, Мустафа и Тарик мусор за ними убирали, территорию отеля в чистоте содержали. Только всё в порядок приведёшь, а тут опять кто-то из рук что-то выронит, не в положенное место бумажку бросит. Опять надо уборкой заниматься. Хозяину не объяснишь, что минуту назад всё здесь сверкало, он только непорядок видит и работать заставляет. Скоро уже такой же как сами туристы будет...
   И ещё этим туристам улыбаться всё время надо, доброе отношение к ним демонстрировать...
   Хозяину Камал, Мустафа и Тарик тоже завидовали и не любили его. Не так как туристов, но близко к этому.
   Камал, Мустафа и Тарик к суннитам себя причисляли, хозяин же отеля - иудей. Это тоже отпечаток на их отношения накладывало.
   В один из многих дней постигла заслуженная кара не посещающих мечеть. За свои богатства и обилие земных благ они пострадали. Хозяин отеля и туристы для сохранения своего здоровья прививки в назначенное время сделали, а после этого и наземь падать начали. Камал, Мустафа и Тарик к данному медицинскому благу не приобщены были и сознание своё неизменным сохранили.
   Сразу не надо стало туристов любить, за каждым мусор убирать. Иудей тоже уже работать не заставляет. Делай что хочешь, бери что нравится. Что туристы с собой привезли и иудеем за долгие годы накоплено - всё к Камалу, Мустафе и Тарику перешло. Наби, Шариф и Аббад их действия не одобряли, укорять даже принялись, но кто их, овец, слушать будет. Не первый раз они уже к Камалу, Мустафе и Тарику вяжутся. Не нравится им, что те на улице курят во время Рамадана, допивают алкоголь за гостями отеля, чаевые у них выпрашивают...
   На кухню отеля Камал, Мустафа и Тарик пошли. Количество ножей сразу на ней уменьшилось. Причем, пропали самые большие, на вид пострашней и покрепче. Точить их не требовалось - повара в порядке свои орудия труда содержали.
   В порту лодку с мотором выбрали без хозяйского пригляда оставшуюся и в сторону Тарифа направились. Не всё же испанцам в Марокко отдыхать, надо и Камалу, Мустафе и Такику на себя роль туристов примерить. Посетить заморские бары и магазины, приодеться и сувениров подороже набрать. Ну и ещё чем разжиться, что в общем доступе теперь оказалось.
   Тарик немного сомневался в успешности данного мероприятия, но Камал и Мустафа надавили, на слабо взяли. Да и помладше он ещё своих односельчан, к старшим приучен прислушиваться.
   Погода благоволила новоявленным путешественникам, море было спокойно. Параллельно лодке Камала, Мустафы и Тарика в сторону испанского берега двигалось ещё несколько плавсредств. Не одиноки они оказались в своих устремлениях. Такие же как они не привитые любители приключений двинулись за материальными благами лежащих в коме европейцев. А чего - многого им, находящимся в бессознательном состоянии, теперь и не надо. Камалу же, Мустафе и Тарику всё пригодится. Вернутся они в свою деревню вполне обеспеченными людьми, а если несколько рейсов в Испанию сделать, то тогда, пожалуй, им и дома новые нужны будут. В нынешние их лачужки всего сразу и не вместишь.
   В приятных предчувствиях сошли на испанский берег. Прошлись по магазинам. Местные не мешались под ногами. Завидев издали Камала и его сподвижников стремились сразу увеличить расстояние от приплывших. Не первая партия перераспределять материальные блага сюда уже прибыла, горький опыт у местного населения имелся.
   Обратно двинулись чуть не черпая воду бортами. Много хорошего и нужного хозяев поменяло. Результат поездки ошеломил - за всю жизнь столько бы не заработали.
   Тарик предложил вообще место жительства поменять. Зачем что-то откуда то возить, если можно самому к богатствам тем переместиться. Мысль, конечно, хорошая... А вдруг очнутся завтра испанцы и права на у них забранное друзьями предъявят? Да и ещё накажут новоявленных богатеев. Вполне такое может произойти. Поэтому решено было от добра добра не искать, предложение Тарика считать его очередной глупостью.
   Дома в деревне кто-то Камала, Мустафу и Тарика осудил, кое-кто позавидовал, но равнодушных к их действиям не было. Имам конечно ими свершенным был крайне недоволен и опечален, а кое-кто из молодёжи решил присоединиться к их следующему походу.
   Оказалось, что зря. Недисциплинированный испанский полицейский, из-за своей безалаберности пропустивший прививку, весьма серьёзно проредил банду мародёров при их следующем посещении богатого берега. Камал и Мустафа никогда больше дома уже не побывают. Тарик после этого в набеги тоже уже не ходил.
  
   Глава 19 Заполнение центра
  
   Пермь, начало июля 1987 года
  
   Вчера решил из съемной квартиры в свой центр для проживания перебираться. Так удобнее будет. Общественный транспорт в городе практически отсутствует, казенный редко выделяют, пеший порядок передвижения от места жительства до службы слишком много времени занимает.
   В рюкзак с полочки из ванной комнаты переместились принадлежности личной гигиены, бельишко из шкафа, кое-что из верхней одежды, несколько медицинских справочников. Для более-менее комфортного быта много чего требуется, но за один раз всё в новое место пребывания с собой не взять. Буду отдельными партиями переезжать - перевозить вещи по мере необходимости. Ну и нужность перемещаемого учитывать - не потащу же я с квартиры в центр китайскую вазу. Пусть на съемной квартире ваза живёт - в медицинском центре я как-нибудь без её красоты обойдусь.
   Если в предыдущие дни в центр поступали отдельные пациенты, то сегодня к нам настоящее паломничество образовалось. С самого утра у дверей школы очередь выстроилась. Пришлось на запись и распределение по классам ещё людей выделять. Афанасьевич и наш штатный регистратор с потоком обращающихся уже не справлялись. Даже с кухни всех мобилизовал - чует моё сердце, что сегодня обед у нас сухим пайком ограничится.
   Показали мои архаровцы мне свои продуктовые запасы. Повинились в свершениях противоправных. Учитывая сложившиеся обстоятельства пришлось мне признать их действия вынужденными и объяснимыми с точки зрения целесообразности. Если бы не инициатива Петро, весьма скудным бы было наше питание - облздрав продуктами нас не сильно баловал. Касалось это как количества, так и ассортимента, выделяемого нам продовольствия. Единственное - сахара привезли без меры. Подсластили нашу участь.
   Если такими темпами как сегодня народ будет у нас прибывать, то завтра уже под наблюдение некуда пациентов размещать. Всё забьем по самую завязку. Хоть в коридоре на полу поступающих штабелями раскладывай. Надо в облздрав сообщать, чтобы они людские потоки срочно перенаправляли. Телефон ещё функционировал, но с первого раза дозвониться не получилось. Попробовал второй раз, третий... Нужные номера были заняты - не у одного меня проблемы сегодня возникли, из других центров медицинского наблюдения тоже консультации получить хотели или какие-то вопросы порешать пытались. Наконец связь удалось осуществить, и информация дошла до нужных ушей.
   Распределить приписное население по другим центрам не было никакой возможности. Раздраженно ответили, что крутитесь как можете, а всех приходящих к себе берите. Отправляйте домой за хоть за матрасами и в проходах между кроватями поступающих размещайте. Мысль про матрасы была дельная, а вот про порядок размещения - можно что-то и более рациональное придумать. Перекроют доступ к уже находящимся на кроватях таким образом новые распределённые на площадях центра.
   Пришлось всё же коридоры закладывать. Мозаику из пациентов создавать. Лабиринты устраивать. Ученические столы имеющимися в нашем распоряжении матрасами накрывать, раскладушки на свободные места втискивать. Тут немного и облздрав помог - привезли выделенные из неприкосновенного запаса раскладные кровати. На всех поступающих их не хватило, но мы и такому подарку были рады - худо-бедно несколько десятков ещё в относительно нормальных условиях под наблюдение уложили.
   Персонал у меня уже с ног валился. Пришлось объявить перерыв в приеме поступающих. Объяснил, что это в их же интересах. Сытые и немного отдохнувшие сотрудники центра их более качественно устроят.
   Пришедшие занимали свои места и через какое-то время переходили под наше наблюдение. Кто-то уже через час-другой не реагировал на присутствие окружающих, а некоторые и ещё до пол суток в сознании оставались. Последние создавали проблемы - пробирались между лежащими на улицу покурить, то в туалет по три раза за короткое время бегали, некоторые начинали вести себя агрессивно и их приходилось успокаивать. Кое-какие медикаменты на этот случай мне были выделены и недельную норму по инъекциям я сегодня выполнил. Может даже больше. Накололся до дрожи в руках и помутнения в глазах.
   ЛТПэшники мои сегодня тоже хорошо поработали - хоть значки ударников коммунистического труда им на грудь вешай. В конце рабочего дня хотел им даже по рюмочке предложить, но вовремя вспомнил - нельзя. Много ли надо не до конца пролеченным алкоголикам - сто грамм не стоп-кран - дёрнешь, а потом уж и не остановишься...
   Заполнили мы сегодня свой центр на все сто двадцать процентов, а то и больше. Что делать с завтрашним пополнением - совершенно никакого представления пока не имелось.
   Уже, когда Володя спать укладывался попаданец его предложил использовать площади чердака и подвала. Мысль, конечно, не самая лучшая, но может и этой задумкой придётся воспользоваться. Делать то всё равно с приходящими что-то надо. Тем более, что через неделю нахождения в коме воздействия внешней среды им будут практически безразличны. Введенная вакцина так изменит их организмы, что всё им будет как об стенку горох...
  
   Глава 20 Боевая колесница
  
   Белохолуницкий район, начало июля 1987 года
  
   Старая, много повидавшая на этом свете ворона как упаковка гречневой крупы плюхнулась на ветку. Опять эти люди расшумелись. Как хорошо без них было. Тихо и спокойно. Думала, что это навсегда, но нет...
   Воинство Князя Мёртвых уже почти неделю совершало переходы от одного сельского населённого пункта до следующего. Населёнными их сейчас можно было назвать только условно - жители были эвакуированы в районный город, где им на общих основаниях предоставили места в центрах медицинского наблюдения. Не стеснили они горожан - деревеньки в районе были маленькие, редко где проживало больше двух десятков человек. В иных и того не было - последние две-три старушки свой век доживали. Летом население деревень немного увеличивалось - внуков и внучек городские детки своим сельским мамам на каникулы привозили, но в этом году такого переселения не случилось по понятным причинам. Сельское население района точно такие же паспорта с серпом и молотом как горожане имели, вот и с размещением в центрах медицинского наблюдения их по признаку места жительства не дискриминировали.
   Роста численности в последние дни в армии Князя Мёртвых не наблюдалось, что печалило его до невозможности. Дома в деревнях стояли пустыми - людей как корова языком слизнула. Коров, впрочем, тоже не наблюдалось. Хозяйственные селяне не выгнали своих Зорек и Дашек в лес на растерзание диким зверям перед отправкой в центры медицинского наблюдения, а пустили под нож.
   Однако, некоторые положительные моменты в армии Князя Мёртвых имелись. Причиной их стали опять же братья близнецы. Случайно выяснилось, что оные жители сельской местности хоть и малы, но технически подкованы. Что колесный трактор белорусского производства, что появившийся на российских просторах грузовой автомобиль их слушаются с первого слова - едут куда братья прикажут и с нужной скоростью. То же можно было сказать и о мототехнике. Сам Князь и его два генерала дальше велосипедов не продвинулись, но и то были их не совсем уверенными пользователями. По улицам родного города они всё больше на своих двоих передвигались, родители их двухколесными подарками с педалями не радовали. Так, иногда знакомые парнишки давали им на велосипедах немного совсем покататься. Недолго и под присмотром, а то и поломать выделенную во временное пользование технику они могли. Подобные прецеденты в истории уже были зафиксированы.
   Узнав, что близнецы могут быть использованы как водители транспортных средств, Князь Мёртвых сразу же озаботился реквизицией последних. С этим проблем не наблюдалось. Тракторы и автомобили в центры медицинского наблюдения из деревень не эвакуировали. Они продолжали гордо выситься на родных просторах как памятники отечественного автопрома.
   Просто посадить своё воинство в бортовой ЗИЛок было как-то не правильно. В книжках издательства ДАГ просторы пустошей и прочих территорий бороздили увешанные непробиваемыми железяками автомобили. Что-что, а железо различного происхождения в деревне имелось. Не наступила ещё эра его тотальной сдачи в металлолом.
   Войско Князя Мёртвых, за исключением даже не надо гадать кого, временно превратилось в сборщиков листового металла. Курочили даже совершенно пригодную сельскохозяйственную технику. Требовались широкие и длинные железные полосы, желательно потолще. Сварными работами близнецы не владели, так что ограничивались воины Князя скручиванием. По началу пробовали даже вырубать металл, но вскоре это безнадежное мероприятие бросили ввиду больших трудозатрат и малой эффективности. Саша и Коля сами себя в переносчики добытого металла записали - там работать надо гораздо меньше. Пока близнецы что-то там открутят-отвертят - отдыхать можно с полным основанием.
   Куча псевдоброни рядом с бывшим колхозным четырёх колёсным имуществом всё росла. Наконец Князь Мёртвых посчитал её достаточной. Приступили к оборудованию защиты боевой ударной колесницы.
   Шуму и грому было много. Они и вводили в расстройство чувств многомудрую ворону. Результат же прирастал медленно - что-то приходилось гнуть, где-то проделывать необходимые отверстия для крепления. В некоторые места надо было подложить плашечки и шайбочки... Не всё Князю Мёртвых нравилось - переделывали иногда даже по три раза.
   Кузов ЗИЛка изнутри обложили ещё мешками с песком. При пробном заезде они благополучно разлетелись по всей ёмкости для перевозки грузов. Умостили их обратно и долго крепили - всё же данной работой не взрослые мужики занимались. Сил и умения у подростков пока не доставало. Гонору и дурной фантазии - вот этого было много.
   Когда бронирование боевой колесницы уже почти закончили, Князь Мёртвых приказал ещё острые штыри к ней приделать. Так, чтобы они в разные стороны торчали. Про такое усиление мощи средства передвижения тоже в книге он читал. Там ещё на эти приспособы головы поверженных врагов для устрашения всех окружающих цепляли. Ну, пока врагов ещё не побеждали, но штыри пусть будут. В запас.
   Коля, дурак-дураком, а тоже предложение выдвинул. Раскрасить пострашнее придумал боевую колесницу. Князь Мёртвых милостиво согласился. Одобрительно на Колю посмотрел - растёт парнишка, на глазах в почти умного превращается.
   Краска - она как гриб в лесу не растёт. В деревне нашлась только коричневая половая и белая - для рам оконных. Похабить коричневым машину не стали, а белой черепа с костями на колеснице нарисовали, чудищ разных намалевали - как кто их себе представлял. Коля ещё поганое слово написать умудрился. За сие деяние подзатыльник от Князя Мёртвых получил и слово это трёхбуквенное пришлось ему закрасить. Инициатива - она наказуема.
   Подождали высыхания краски, найденные канистры в запас бензином наполнили. Огороды в деревне прорядили и дальше двинулись.
   Боевая колесница на ходу звенела и грохотала, но это только прибавляло боевого духа в ней передвигающихся.
  
   Глава 21 Посёлок коматозников
  
   Дубровка, начало июля 1987 года
  
   Жизнь убывала из посёлка как будто глотками. Как окна в доме один за другим закрывались. Сначала замерли в делянках валочные машины и их помощники. Затем перестали распугивать зверьё и птиц своими гудками мотовозы. Не гремели с утра и до позднего вечера на узкоколейке буферами вагоны и платформы для перевозки леса...
   Деревообрабатывающие цеха прекратили производить доски и прочие нужные в народном хозяйстве изделия. В гаражах ровными рядами встали на прикол лесовозы. В конторах лесопункта, леспромхоза и лесхоза не хлопали двери и не звенели телефоны...
   Чуть позднее пришла очередь магазинов. Первым повесил замок на двери промтоварный. Не до новых пальто и сапог в преддверии комы. Не перед кем в модной рубашке скоро будет красоваться. В тот же день закрылись для покупателей хозтовары и магазин игрушек. Замерли ряды кукол и мишек вместе с пирамидками на неопределённый период. Неизвестно, когда будут они теперь востребованы своими будущими маленькими хозяевами. Ставни на окнах в торговом зале прекратили игру солнечных лучиков на хромированных частях трёхколёсных велосипедов и их старших товарищей. Бамбуковые удилища и прочие рыболовные принадлежности ещё долго не будет обдувать речной ветерок.
   До последнего держались пекарня, гастроном и аптека. Лучше уж сытым сознание потерять, чем с голоду помереть. Ну и таблетки от головной боли, бинт и йод тоже пока ноги носят надобны. Старушки, как узнали, что аптека закрывается, как в крестный ход на реку Великую в данное заведение рядами и колоннами направились и все витрины под чистую раскупили. Когда ещё следующий завоз медикаментов будет, а тут спину прихватит или голову закружит, а нужного лекарства под рукой и нет. От давления и запора медикаменты в последний день работы аптеки тоже популярностью пользовались. Рецепты, что год назад и больше в больнице выписаны, тоже провизору были предъявлены для отоваривания.
   Гастроном годовой план за три дня выполнил. Машины с орсовской базы не успевали товар подвозить. Мудрые поселковые жители в сберкассе свои вклады изъяли и бумагу, раскрашенную в реальные ценности поспешили превратить. Разобрали всё. Унесли по домам что годами на стеллажах в складах хранилось, что раньше никто не покупал даже после двух кратной уценки. Та же морская капуста в жестяных банках и то была раскуплена. Ну а соль и спички ещё в первый день великого покупательского бума с прилавков исчезли.
   Не обошли своим вниманием жители лесного посёлка и винный магазин. Сначала ими была разобрана водка, затем стерильной чистотой продавщицу порадовали места размещения вин. Последними покинули своё пристанище коньяки. Курильщики запаслись папиросами и сигаретами. С незапамятных времён красовавшиеся на витрине кубинские сигары тоже нашли своего ценителя. Заведующая винным магазином сидела в совершенно очищенном от товара помещении рядом с коробкой изделий Гознака и ожидала инкассации. Символам обмена предстояло вернуться в сейф местной сберкассы. Не долго они на руках населения пребывали. Из отделения сбербанка вышли - сюда же и вернулись. Совершили свой кругооборот.
   Замкнулись двери поссовета. Библиотека и другие центы культуры посёлка тоже не функционировали.
   Главный врач участковой больницы сделал свой завершающий обход. Больные в стационаре все выписаны, амбулатория не ведёт свой приём. Санитарные автомобили заняли свои места в гаражных боксах. Персонал распущен по домам, да и главному врачу пора возвращаться в свою квартиру - скоро у него наступает срок впадения в кому. Зашёл главврач и в операционную, постоял напоследок у стола, бросил взгляд на шкаф с инструментарием. Всё в порядке, находится на своих местах, чистота наведена, ни пылинки, ни соринки ни где не наблюдается. Двери в приемное отделение стационара и в амбулаторию закрывать на замок не стал - колышками только старательно и надежно закрепил - вдруг кому войти по медицинской необходимости понадобится. Постоял. Перекурил и домой отправился.
   Жизнь на улицах посёлка согласно больничного графика прививок замирала. Там, где начинали населению вакцинацию делать - в первую очередь пешеходы исчезли. Собаки только домашние вдоль заборов бродили. Без хозяев они враз остались. Плохо это и не правильно.
   Постепенно и все другие улицы опустели. Жизнь теплилась только в последних домах улиц - там, где на жителей вакцины не хватило.
   Родители Володи в число не привитых входили и сейчас на вечерний обход их зоны ответственности собирались. Надо было посмотреть - всё ли везде ладно. Не свалился ли кто со своей кровати, не пробралась ли к кому в жилище случайная живность. Первые дни надо быть особенно внимательным. Это потом, через неделю потерявшего сознание уже ничем не повредишь.
   - Мать, Володя не звонил?
   - Нет. Какой уж день связь не работает. Я и по коду набирала, и на переговорный позавчера ходила пока он открыт был. Нет связи даже с районом.
   - Плохо. Знать бы хоть, как он там в Перми...
   - И не говори.
   Отец Вовы поправил патронташ, повесил на плечо двустволку. Взяли на обход ещё и длинные крепкие палки - не у всех хозяев на их улице собаки дружелюбие к пришедшим проявляли. Ничего, скоро привыкнут - по три раза в день родители Владимира все дома обходят, выработается на них у хвостатых охранников положительная реакция - каждый раз они собак вкусненьким угощают...
  
   Глава 22 В одиночном плавании
  
   Пермь, начало июля 1987 года
  
   Как образно высказался насчёт нас Афанасьевич - вот и ушли мы в одиночное плавание. А что - во многом верно. Положенного нам по производственному нормативу деятельности центра груза - получили даже больше чем на сто процентов. Это в порядке вещей - взяли на себя повышенные социалистические обязательства. Команды наблюдается некомплект - довольно частая ситуация. Где вы видели в нашей стране, что бы с полностью укомплектованным штатом предприятия работали? Все газеты в СССР постоянно пестрят объявлениями - требуется, требуется, требуется... Рабочих рук везде не хватает - на заводах, в полях, на фермах... Научно-исследовательские институты ищут себе персонал, в больницах нехватка кадров. Те же советские врачи постоянно на полторы и более ставки работают. Про санитарок и дворников уж и говорить нечего.
   Горючим нас для автономки заправили. Пару бензовозов во двор соседнего со школой дома загнали. Придурки водители хотели их прямо у дверей школы оставить, но Петро вышел и разъяснил им политику партии. А случись возгорание - весь народ, что у нас на хранении находится, пожжём как пить дать. Петро хоть и в академиях не обучался, однако не хуже иного профессора соображает. Жизнь его многому научила.
   Транспорт для разъездов - а вдруг надо будет, мы от облздравотдела тоже получили. В распоряжение центра выделили УАЗ-буханку и бортовой ЗИЛ. Последний как пришёл с продуктами, так у нас и остался. Такое предписание его водителю было дано. Сдал нам шофер груз вместе с машиной и домой в кому впадать отправился. Своевольно мы ничего не захватывали. Машин сейчас свободных - хоть по три себе бери, можешь даже троллейбус в личное пользование прибрать, но кому это надо...
   Пока хоть какое-то областное начальство ещё в сознании и при соображении было, пытался Володя для своего центра медицинского наблюдения оружие выбить, несколько автоматов получить. Много хотел - в его центре простые советские граждане размещались, а не партийно-правительственная номенклатура. Исходя из вышесказанного, в подобных центрах для персонала оружия не было предусмотрено. Не совсем этими словами ему данная истина была доведена, немного другими, но смысл был подобным. Никто на ваших подопечных, Владимир, не позарится. Наблюдайте за ними без организации вооруженных постов охраны.
   Получив по поводу автоматического оружия окончательный от ворот поворот, Вова извлёк на свет Божий припрятанный в квартире сторожа школы гладкоствол. Спасибо добрым людям - проявляя о своих бессознательных организмах заботу, они Вове без лишних глаз немножко охотничьих ружей передали, снаряженных картечью и пулями патронов отсыпали. На всех сотрудников центра хватило. У Володи в нычке ещё одно ружьишко с некоторым запасом патронов лежать осталось. Пусть будет. Случаи, они разные бывают.
   Ну и о собственно автономности. Областная власть в кому впала. В полном смысле этого слова. Она же на сто процентов вакцину получила. Причем, в первых рядах стояла при её введении. Ей первой где положено ваткой со спиртом помазали, блестящими иголками кожу прокололи, импортную отраву впрыснули. Остался Вова без вышестоящего руководства - сам себе голова. Рули себе в правильном направлении по своему разумению.
   Так и плыли. Три раза в сутки обход помещений центра производили за недвижными пациентами присматривая, пищу себе на школьной кухне готовили, за окрестностями наблюдали. Мало ли что. Слухи разные ходили. Не всегда хорошие.
   На крыше ближней многоэтажки даже наблюдательный пункт организовали и за подходами к школе бдели.
   Дальней разведкой прилегающей территории Афанасьевич попеременно с Петро занимались. Помнил Володя ещё в облздраве сказанное - про непонятные банды, что не впавших в кому в неизвестном направлении уводили, в том числе и персоналом центров медицинского наблюдения они не брезговали.
   После одного из таких рейдов Петро весьма встревоженный вернулся. В соседний центр он Володей сегодня был направлен. Для связи и поддержания отношений. Сам Вова по округе не ходил - его дело в штабе сидеть, а не впереди отряда на белом коне скакать.
   - Беда, Ильич. - немного отдышавшись выдал Петро.
   - Что случилось? - отреагировал встревоженно Володя.
   - Чужие на трёх машинах мимо меня пролетели, когда уже к соседям подходил. Меня не срисовали. Я за ними к центру, затихарился и смотрю. Они в здание. Внутри несколько раз стрельнули, а потом тихо стало. Минут через несколько их персонал на улицу приехавшие вывели. Те, что на центр напали - все с автоматами. По повадкам - сидельцы. Да и партаки на руках я ещё заметил, глаз у меня намётанный. - уже спокойно и обстоятельно ввёл в курс дела Петро не только Вову, но и подошедшего Афанасьевича.
   - Что дальше то было? - заторопил Петро Афанасьевич.
   - Да всё так и закончилось. Погрузили выведенных в машины и уехали. Больше ничего из здания центра не забрали, пустые ушли. Я сразу сюда. - утолил его любопытство Петро.
   - Помнишь, Ильич, информацию о воровстве не вакцинированных? - это Афанасьевич уже к Володе вопрос адресовал.
   Володя всё прекрасно помнил. Похоже, кончилась их спокойная жизнь.
   - Пойдёмте ко мне, подумаем, что делать будем. - пригласил он Петро и Афанасьевича к себе в кабинет.
  
   Глава 23 Разведчики
  
   Белохолуницкий район, начало июля 1987 года
  
   Любое управленческое решение всегда имеет свои плюсы и минусы, положительные и отрицательные стороны. Например - надо добраться из пункта А в пункт Б. Можно это сделать быстро - на самолёте, но это обойдётся дорого. На поезде данная поездка окажется более длительной по времени, но финансовых ресурсов будет потрачено меньше. Вот и выбирайте - что вам больше подходит. Хорошие менеджеры всегда стараются выбрать такой путь достижения цели, найти решение задачи, где плюс будет не один, а два, три и даже больше, положительные стороны низведут нежелательные эффекты практически до ноля.
   Князь Мёртвых о таких премудростях даже и не подозревал, но зачастую действовал весьма эффективно. Так уж звезды сходились или карта козырная внезапно выпадала... Знаете ведь, кому везёт.
   Дети - они всегда детьми остаются. Пусть сейчас и в генералах армии Князя Мёртвых ходят и за поясом обрез из изуродованного охотничьего ружья носят.
   Саше и Коле сильно домой захотелось. Родителей увидеть, домашнего супчика похлебать. Консервы из взломанных магазинов и зелень с огородов деревенских жителей уже поперёк горла стояли. Сон у костра - тоже мероприятие на любителя. Дома у них мягкие кроватки остались с тёплыми одеялками...
   Так просто подойти и сказать Князю Мёртвых, что домой они хотят - стрёмно и не по-пацански. Надо обосновать как-то посещение родных стен. Вескую причину иметь. Долго думали Саша и Коля и наконец явилось к ним озарение - в разведку в родной город предложить Князю Мёртвых сходить. Сам он уже сколько раз говорил, что не плохо бы чем-нибудь более серьезным разжиться, чем ружейные обрезы. Аппетит то во время еды приходит - то поджиги круче крутого были, а сейчас его уже и гладкоствол не устраивает. В книгах ДАГ в таких ситуациях, рассказывал своим сподвижникам Князь Мёртвых, райотделы милиции подламывали и автоматы с пистолетами там добывали. А чем они хуже? Тем более в Белой Холунице райотдел тоже имеется. Ломы и пилки по железу в кузове боевой колесницы без дела громыхают. Соедини первое со вторым правильным образом и получишь нарезное оружие.
   После завтрака Князь Мёртвых в добрых чувствах обычно пребывает. Заметили это его генералы уже давно. В вышеназванное время они к нему и подкатили с предложением о разведке. Дескать, мышками проскользнём в родной город, всё разведаем, о состоянии дел в райотделе милиции разузнаем. Как там - двери настежь и оружие по всем кабинетам без присмотра валяется или труд тяжкий по взлому дверей предстоит без очевидного положительного результата.
   Инициатива Саши и Коли была воспринята положительно. Кроме того, получили они ещё задание карту перерисовать.
   География родного района Князю Мёртвых была мало известна. Названия населённых пунктов он ещё знал, но как туда добраться и каковы до них расстояния - это для него являлось тайной. Однако, в памяти его отложилось, что на стене автовокзала имеется живописное изображение окрестностей Белой Холуницы с отметками населённых пунктов, полосками обозначены дороги к ним и даже указан километраж. Эту карту и велено было Саше и Коле максимально подробно скопировать, расстояние в километрах отметить и Князю Мёртвых представить пред его светлые очи. За невыполнение сего задания ждали их кары небесные и отрывание ног. Далее эти ноги Князь Мёртвых вставит в одну имеющуюся у них дырку.
   Сей момент Саша и Коля хотели в сторону дома на разведку кинуться, но рекомендовано им было вечером идти. Темнота - друг молодёжи. Данную истину ещё никто не отменял.
   Всё сделали как Князь повелел. Почти под покровом ночи в родной город пробрались, до райотдела милиции на цыпочках прокрались. Окна пристанища стражей социалистической законности не светились, здание не продуцировало ни единого звука, дверь была замкнута для надежности на огромный навесной замок. Раньше такого украшения она не несла, это уже была по всей видимости добавка поствакцинального времени. Перед входом в райотдел автоматы и пистолеты забывчивые милиционеры не оставили, патроны под луной тоже не поблескивали.
   - Обломились. - прошептал Саша.
   - Похоже на то. - с теми же характеристиками устной речи ответил Коля.
   - Вскрывать придётся. - сделал умозаключение Саша.
   - Как два пальца об асфальт. - поддержал его глубокомысленно Коля.
   Генералы войска Князя Мёртвых переглянулись. Почти синхронно кивнули друг-другу и двинулись в сторону автовокзала. Сначала поручения Князя надо выполнить, с ним не забалуешь. Возьмёт и правда ноги для смеха оторвёт. У него ведь сбудется. Он и жаб уже заставлял есть Сашу и Колю, за провинности. Другие всякие испытания им придумывал для выковывания крепкого характера. Как-то даже приказал вбежать в женское отделение общественной городской бани... Ох и вломили им папани тогда, кожа с мягкого места просто лоскутами в стороны летела.
   Дверь автовокзала поскрипывала на ветру. Схема района со стены никуда не исчезла. Луна давала достаточное освещение. Но проблема всё же возникла. На чём и чем рисовать? Разведчики об этом как-то не подумали. Не зря же они в психодиспансере на учёте состояли.
   Пареньки выход из положения всё же нашли - карандашик раздобыли в кассе автовокзала. Там же и бумага нашлась. К сожалению, художественные способности там никто из проезжающих не забыл. Эпическое панно на стене весьма кривоватенько было перенесено без соблюдения масштаба на бумагу. Расстояния в километрах также были старательно указаны. Кружками нанесены населённые пункты. Приказа обозначить их названия не было, поэтому Саша и Коля с этим делом решили не заморачиваться. Стрелочку с обозначением сторон света они намалевали - вдруг понадобится.
   Почему Саша и Коля так старательно приказ Князя Мёртвых выполняли? Всё просто - он с их интересами совпадал. Высший пилотаж управления - уметь выстроить совпадение интересов работника с интересами организации. Тогда твои сотрудники будут работать сами, без принуждения и даже с песней. В Белую Холуницу им хотелось? До невозможности. Дом родной и родителей просто мечтали навестить. О нарезном оружии им тоже в снах грезилось. Вот вам и второе совпадение. Порезвиться в селах и посёлках района опять же в их планы входило. А без карты как их найдёшь? Просто три в одном. А ведь опять у Князя Мёртвых это просто так получилось, без всякого умысла. Может талант у него управленческий в экстремальных условиях проснулся? Или кто-то ему ворожит?
   Казённые дела Саша и Коля порешали, пора и свои задумки осуществить. Тут им не повезло. Двери в квартиры того и другого стояли настежь, родные отсутствовали, но имелись записки, как под копирку писаные - милые сыночки, нас не теряйте, мы в центре медицинского наблюдения при центральной районной больнице. Подписано - мама и папа.
   Покручинились горемыки и обратно в стан армии Князя Мёртвых направились. Схему в кармане принесли, а на словах поведали о райотделе милиции.
   Наказания им не выпало, поощрения - тоже. Поздний завтрак слопали и отдыхать принялись. Князь же их рисунок вертел в полном недоумении. Линии, кружочки, километры... Названия населённых пунктов отсутствовали. Вот и поручай что-то дебилам. Хочешь, чтобы хорошо было - делай всё сам...
  
   Глава 24 Боцман
  
   Пермь, начало июля 1987 года
  
   - Сколько сегодня привезли? - Боцман пребывал с утра в раздёрганных чувствах, поэтому говорил кратко. Окружение знало данное проявление его плохого настроения, поэтому под руку не лезло и пределах видимости лишний раз не мелькало. Да и причина горевать имелась веская. Понять Боцмана можно.
   - Восемь. - строго только по делу выдал информацию Антон. Сегодня сколько не привези - всё плохо будет. И три - плохо, и тридцать три - та же опера. Шеф не в духе.
   - Плохо. - констатировал Боцман.
   Другого ответа от него и не ждали.
   Понимал Боцман, что не прав, но ничего с собой не мог поделать. Не правильно это. Нельзя руководителю волю чувствам давать. Дело от этого страдает. Авторитет не укрепляется. Изживать надо эту слабость... Может годы дают знать? Натикало то уже не мало...
   - Признаю, не прав. Нормально, ты, Антон съездил. Восемь пар рук на поле нам не помешают. Не самим же нам лучок с репой выращивать, картошку и морковку на зиму заготавливать. - поправил базар Боцман. Мало ли что - хандра накатила, с людьми надо нормально разговаривать.
   - Да я не в обиде, Боцман. Всё нормально. - позволил себе улыбку при разговоре Антон. Суров Боцман, но справедлив. Повиниться и поправиться ему не западло. Если по делу.
   - Где были? - продолжил Боцман.
   Как будто не знает. Или проверяет? Пара мыслей в голове Антона буквально наперегонки пробежали.
   - Так куда посланы были, туда и ездили. В медицинский центр этот самый. Где ещё не спящих искать. - озвучил свои действия Антон.
   - Спецы есть или только для поля народец? - уточнил Боцман. Про то что восьмерых привезенных сразу на лук и репу направят, это он так, для присловья сказал. Туда разные там бухгалтеры и продавцы шли, а если слесарь или автомеханик попадался - их по профессии использовали.
   До вакцинации этой грёбаной всё как просто было - надо что-то - магазины имелись или службы специальные. Сейчас - совсем другой коленкор. Как в какой-то до рождества Христова мир попали - в своём замке надо иметь и швею, и повара, и врача, и прочих специалистов. У Боцмана под крылом почти два десятка человек. Всем надо приемлемый уровень жизни обеспечить - накормить, одеть, обуть, медицинской помощью обеспечить... Из-за отсутствия последней сегодня и так туча Боцман. У друга закадычного сердце прихватило, а доктора то и нет - закрыты поликлиники и больницы на замке. Не увидел рассвета друган, вот и мается Боцман. Поэтому и направил он Антона с ребятишками в центр медицинского наблюдения. Доктора им надо.
   - Врача в центре не было. Фельдшер только сразу после медицинского училища, совсем молоденькая, без опыта. Остальные - только в поле. - дал характеристику захваченным людям Антон.
   - Каждый день эти центры трясти будешь, пока доктора хорошего себе не найдём. - уже ровно и не показывая переполняющих его эмоций распорядился Боцман.
   - Понято. - опять же коротко отозвался Антон. Врач им по нынешним временам не помешает. Для прокорма они колхоз-миллионер по настоянию Боцмана захватили. Правильно Боцман придумал - консервы хорошо, но парное молочко и огурец с грядки Антону на зоне ночами иногда снились. Народу по округе набрали и к сохе-бороне приставили, пущай трудятся. Пашенку пашут. Боцман ещё и список составил - люди каких специальностей кроме полевых работников им нужны. Вот и выискивает их Антон с братией. Пол списка уже вычеркнуто, но врача как не было, так и нет. А тут ещё и с Кречетом такая непруха вышла...
   - Ты сегодняшних поспрашивай - в какой центр доктора определили, может они в курсе. Что вату то катать. Целенаправленно работать надо. - получил указание Антон.
   - Сделаю. - опять коротко прозвучал ответ.
   - Оружейника бы ещё найти. Ты его в списочек то добавь. И парикмахер нам не помешает. - уже вдогонку дал указание Боцман.
   Во дела. В завхоза скоро так превратишься... Что делать - какие времена, такие и песни. Кто ж думал, что всё так повернётся. И стал законник Боцман людоловом и рабовладельцем. Как во времена былинные. Как князь теперь какой-то с дружиной. Которую обиходить надобно. Как коня кормишь, так тот конь и работать будет. Вот и ловит Антон людишек по списку. Хороший, кстати, парнишка. Присмотреться к нему надо. Кречета то теперь уже нет...
   - Боцман, знают они где доктора искать. Адресок дали. Мы сегодня от того места в нескольких кварталах и были. - как чёрт из табакерки Антон думку Боцмана своими словами сбил. Ладно по делу.
   - Вот завтра туда и двинешь. Лепилу этого сюда доставишь. Чтоб волосок с его головы не упал. - напутствовал Боцман Антона.
   - Всё в лучшем виде обеспечим. - пообещал будущий помощник Боцмана. О своём предполагаемом карьерном росте он даже и не догадывался. Многие ли из нас знают, что с ними в дальнейшем будет?
  
   Глава 25 РОВД
  
   Белая Холуница, начало июля 1987 года
  
   Около девяти часов утра со стороны деревни Гуренки в город Белая Холуница на полном ходу въехала боевая колесница армии Князя Мёртвых. Вой двигателя и громыхание железных листов первыми пересекли границу данного поселения, а затем уже на его территорию вкатились и колеса самодельного броневика.
   Пассажиры вышеназванного транспортного средства не соблюдали правила и скоростной режим движения - колесница мчалась то по середине дорожного полотна, то её бросало к правому, то к левому краю дороги. Намалёванные на бортах кузова черепа и чудища таращились сначала на лес по обеим сторонам трассы, а затем переключились на городские кварталы. Здесь они ещё никогда не были - дальше деревни с момента извлечения из банки с краской выехали в первый раз. Вот она какая жизнь то оказывается бывает. Цивилизация, однако.
   Жаль, что некому было на боевую колесницу полюбоваться. Улицы города пустовали - ни школьников, идущих на уроки, ни старушек, направляющихся в районную поликлинику...
   Зрелище было почти эпическое. Заострённые штыри, торчащие в разные стороны из кузова и кабины броневика украшали насаженные на них вороны, передний бампер венчал пучок лосиных рогов, примотанный намертво проволокой. Про нарисованные черепа с костями, и фантастические чудовища уже упоминалось. Вся эта красота находилась на фоне разномастных полос металла привинченных и прибитых к много помотавшемуся по сельским дорогам бортовому ЗИЛку.
   За рулём находился один их близнецов. Князь Мёртвых играл сегодня роль не только великого воителя и покорителя народов, но и выступал в качестве штурмана. Говорил, когда и куда поворачивать или пока ехать прямо. Один управлял, другой - руководил. Такое у них было разделение труда.
   Мчали на полной скорости, почти как болид летели. Быстро едешь - раньше будешь в том месте, куда едешь. Автоматы и пистолеты в райотделе внутренних дел манили...
   Вот и конец пути. Приступили к делу опять же как в книжках ДАГ Князь Мёртвых вычитал. Тросом зачекарили замок на дверях казённого заведения, ЗИЛ дёрнул - дверца и открылась. Заходи народ, бери что душеньке угодно - власть сменилась.
   Деревянные двери кабинетов РОВД - в лесном краю чай живём, встречи с ломами даже в детских руках воинов орды Князя Мёртвых не выдержали. Посопротивлялись для виду и виновато сдали свои позиции. Сила солому ломит. Против лома нет приема.
   Новоявленные вандалы кабинеты дяденек милиционеров в щепочки разнесли, но на покинутых рабочих местах в РОВД ничего стреляющего не обнаружили. Плакат, где ПМ в разрезе представлен был, в список ценных трофеев не включили. А зря. Это потом поняли, но уже поздно было.
   Может плохо искали? Спешили и торопились воины Князя Мёртвых очень сильно. А вдруг шум и тарарам кто услышит и прибудет на место преступления? Надаёт по мягкому месту новоявленным покорителям и нагибателям племен и народностей.
   Или в сейфах, что в кабинетах стояли, находилось желаемое? По понятным причинам сих монстров боевики Князя Мёртвых вскрыть не смогли, а ключи от них под ковриком сотрудники РОВД им не оставили.
   Имелась в райотделе ещё одна дверь. Вся из себя очень серьёзная и стальная. Её и били молотом, и ломами по разным местам стучали - всё толку нет. Стоит неприступная и строгая как часовой у мавзолея вождя мирового пролетариата.
   Князь Мёртвых уж на часы стал всё чаще поглядывать. Не думал он здесь так долго задержаться. В книжках ДАГ всё как-то по-другому описывалось - пришли, увидели, набрали всего сколько смогли унести... Оставшееся спрятали. А тут кроме кровяных мозолей ничего не приобрели.
   Коля-придурок ещё всё что-то гримасничает. Как будто сказать что-то желает, но опасается справедливого наказания.
   - Иди сюда. Что сказать хочешь? - явил миру свою проницательность Князь Мёртвых.
   Коля боязливо бочком-бочком подтянулся. Не раз ему уже за разные инициативы попадало. Имелся негативный опыт.
   - Машиной можно. - промямлил он.
   - Что машиной? В коридор въехать и дверь вышибить? - якобы удивился великой мудрости своего генерала Князь Мёртвых.
   - Как замок. Решетку на окне подцепить и дёрнуть. - разъяснил технологию проникновения за стальную дверь Коля.
   Вот оно горе от ума. Князь Мёртвых все книжки нужные прочёл, мудростью их переполнился, а тут Коля-придурок. Букварь и тот в первом классе скурил, а вон что выдумал. Решетку машиной выдернуть. Как такое ему в голову пришло?
   - Молодец, Николай. Так и сделаем. - проявил справедливость Князь Мёртвых.
   У Коли аж дух захватило. На небеса душа воспарила. Его похвалили. Сам Князь Мёртвых!
   - Все на улицу! Быстро! - распорядился Князь Мёртвых.
   Высыпали как на пожаре. Учить их ещё и учить воинскому искусству.
   - Ты - за руль. Ты и ты - тросом зацепите решетку на окне. - раздал роли Князь Мёртвых.
   Зацепили. Дёрнули. Решетка выпала. Из кабинета, уже просмотренного. Нужный, оказывается, соседним был.
   Снова зацепили. Ещё раз дёрнули. Опять решетка выпала. Та, что надо.
  
   Глава 26 Антон
  
   Пермь, начало июля 1987 года
  
   В школе Антон особыми успехами не выделялся, разве что сочинения хорошо писал. Трудов больших это ему не стоило - как-то всё само собой получалось. Вот чистый лист - надо его на заданную тему заполнить. Тут главное, первое слово написать, а за ним уже и остальные потянутся. Не успеешь оглянуться - до заключения дошёл, последнюю точку шариковая ручка уже ставит.
   Перед армией на шофёра выучился - друзья пошли, и Антон с ними за компанию. В СА баранку вертел, знак отличника военного строительства получил. После демобилизации шоферить продолжил. Женился. Всё хорошо шло. До аварии. Вроде и не особо виноват был, но дело так повернулось, что зону топтать пришлось.
   Пока сидел, жена другого нашла. Да его особо и искать не пришлось - за одноклассника бывшего выскочила. Антону написала, что у них - всё, у нее новая жизнь, его дома не ждут.
   На зоне в мужиках ходил, после отбытия срока мечтал вернуться к нормальной привычной жизни. Работал, когда работа была, никому не прислуживал, с администрацией не сотрудничал, ни на какую власть на зоне не претендовал. Вместе с тем - авторитетом пользовался, даже братва к его словам прислушивалась, не говоря уж о мужиках. Там и с Боцманом Антон познакомился.
   Боцман жулик авторитетный. По вольной жизни чист. При Боцмане зона хорошо грелась, споры между заключенными решались относительно справедливо, обиженных и обделенных по беспределу не наблюдалось. Однако, сильно идейным Боцман не был, но границ, определённых не переступал, с администрацией на компромиссы не шёл. Людей Боцман ценил по делам их. Выделял и приближал к себе результативных и соображающих.
   - Главная цель твоя, Антон - доктор. - напутствовал с утра Боцман руководителя своей мобильной группы.
   - Сделаем в лучшем виде. - пообещал Антон.
   - Не зарекайся. Повернуться оно по-всякому может. - продолжил Боцман. Молод ещё Антон, опыта маловато. Пообещать может, что от него на все сто процентов не зависит. Косяк это. Сам Боцман так бы никогда не сказал.
   - Сделаем всё от нас зависящее. - поправился Антон.
   - Ну, это другое дело. - завершил разговор Боцман.
   Машины за два квартала от указанного вчера центра медицинского наблюдения оставили. Подходили по-тихому, но всё равно где-то засветились. Встретили не ласково, картечью угостить обещали.
   Пришлось на ходу тактику менять. Во дворе соседнего дома парочка бензовозов обнаружилась. Пообещали их к зданию школы переместить и костерок пионерский устроить. Так, чтобы огонь до небес. Сжечь всех вместе с в коме находящимися. Десять минут на раздумья Антон персоналу центра выделил, не секундой больше.
   Сдались как миленькие. По одному из дверей школы вышли и ружья на землю побросали. Знакомец даже один среди работников центра оказался. Петро. Как уж его судьба сюда забросила - Боцману пусть докладывается.
   Самое главное - доктор в центре имелся. Правда - парнишка молодой и на врача не сильно похожий. Больше на спортсмена видом был или на военного. Глазами зло зыркал, но глупостей не творил. Сказал, что хирург, но на безрыбье и рак пока сгодится. Нам бы, конечно, постарше доктора, в очках и с бородкой, седенького и пухленького, а не такого как этот. Да ладно, Боцман велел доктора к нему доставить - вот ему и доктор.
   Молод врач, а с соображением. Предусмотрительный. Когда из центра их забирали, попросил медикаменты и причиндалы разные медицинские с собой прихватить. Он де заговорами лечить не умеет, к ранам повязку с куриным помётом если что, привязывать не будет. Сказал, что книги и справочники врачебные ему надо из центра взять, инструментарий и лекарства в коробки упаковать и в машину с ним погрузить. Командир нашёлся, но всё по делу говорит. Петро ещё сказал, что мальчишечка дельный. Собрали и погрузили. Лишним не будет.
   Конечно, никто бы центр этот жечь не стал. Так уж, Антон это сказал. Не фашисты же они на самом деле. Это те деревни с людьми сжигали, деток малых не жалели. На испуг Антон персонал центра взял, а они и повелись. Развёл их Антон, как коников педальных.
   А на обратном пути вляпались по самое не могу. Из-за дома справа под горку фура с заглушенным двигателем выкатилась, проспали мы её на радостях. Сзади цементовозом дорогу перегородили, а из многоэтажек с обеих сторон без всякого предупреждения и малейшего повода из многих стволов вдарили. Кто? Почему? Зачем? Ни слова, ни пол слова - сразу по зубам. В мыслях ещё мелькнуть успело - как партизаны, а потом уже ничего не было.
   Пуля в правый висок Антону вошла и точку в его жизни поставила. А ещё пару минут назад ничего не предвещало беды...
  
   Глава 27 Добыча
  
   Белая Холуница, начало июля 1987 года
  
   Решетка соприкоснулась с асфальтовым покрытием, несколько раз попыталась победить земное притяжение, погремела и успокоилась... Близнецы отцепили от её трос, откинули изделие неведомого сварщика в сторону, а затем один из них, Князь Мёртвых не особо братьев и различал, подогнал боевую колесницу кузовом к оконному проёму. Вплотную не получилось - штыри с насаженными на них тушками ворон помешали.
   Князь Мёртвых первым проник в помещение за железной дверью и осмотрелся. Ящиков с боеприпасами и рядов автоматического оружия не наблюдалось. Изготовленные из толстого листового железа шкафы тоже не порадовали. Стопки подшивок журнала "Советская милиция" незваного гостя не заинтересовали. То же можно было сказать и об архиве милицейских документов.
   А это что за сумочки зелёные? Противогазы. Ну, хоть их возьмём - не зря же столько с дверью проваландались и решетку машиной вырывали.
   Как ни странно, отсутствие оружия в РОВД Князя Мёртвых сильно не опечалило. Нет - и ладно. В другом месте раздобудем. Он по жизни никогда сильно не расстраивался - плохо сейчас, значит скоро будет лучше. Батя его тоже всегда при неудачах зебру вспоминал. Что полосатая она. Плохо - хорошо, удалось - не получилось...
   - Едем в рыболовный магазин. Там что-то для охотников раньше продавалось. - блеснул эрудицией предводитель армии малолетних завоевателей мира.
   Авторитарное решение было воспринято бойцами без обсуждений. Князь - он умный, плохого не скажет. Тем более, что в РОВД больше ловить нечего, значит необходим другой источник пополнения материальных ресурсов их воинского подразделения. Ещё один плюс - не пешком идти, на колёсах перемещаться. Кататься на машине им нравилось, раньше такое удовольствие им редко перепадало.
   Улицы города были пусты. Хоть и нашумели юные воители порядочно, но никто их к порядку призывать не явился. Руководители здравоохранения данного района всегда отличались дисциплинированностью и точностью выполнения в отношении спускаемых сверху распоряжений. Планы местного облздрава реализовали на сто процентов. Поэтому не привитых в райцентре было весьма немного, сидели они по своим норкам как мышки и на каждый шум не кидались. Себе дороже будет.
   К охотничьему и рыболовному магазину докатили быстро - городок то не велик. Технология проникновения в запертые помещения воинами Князя Мёртвых была уже отработана - использовали не свои, а лошадиные силы ЗИЛа. Трос на решетку - добро пожаловать за товаром. Один на стрёме, остальные - в набег.
   Да что за день то сегодня такой? И тут голяк полный. Витрины, где раньше ружья на продажу были выставлены, на своих местах пребывают, а содержимое их в непонятном направлении перекочевало. Порох, дробь, пули и пыжи разнообразные имеются, а из чего ими в белый свет палить - отсутствует. Чёрная полоса у зебры какая-то длинная получается.
   Решили не привередничать. В подсобке торговой точки коробки имелись. Их и наполнили охотничьим боезапасом. Всё под чистую выгребли. В книгах ДАГ как написано - патронов много не бывает. Хоть и оказалось, что насчёт РОВД привирают данные издания, но тут то всё интуитивно понятно. Когда обрезы уже имеются, к ним боеприпасы никогда лишними не будут.
   Если планочку немного снизить, то жизнь то сразу налаживаться начнёт. Не даром ведь про синичку папа Князя Мёртвых всегда говорил, что она журавля лучше.
   Кроме пороха, дроби, капсюлей и прочих гильз для охотничьих ружей, уже по собственной инициативе набрали на разграбляемых торговых площадях сельские детишки рыболовных снастей. Когда ещё бесплатно лески и крючков с поплавками набрать полные руки придётся. Бамбуковые удилища тоже в кузов боевой колесницы перекочевали.
   Коль пошла такая пьянка - режь последний огурец. Фонариками бойцы разжились. Разными - и на батарейках, и жучками с ручным приводом... Ассортимент ножей расширили - к самоделкам фабричные присоединили. Палаток взяли, резиновых сапог, плащей-дождевиков, тёплой одежды прихватили.
   Князь Мёртвых своих сподвижников не ограничивал - отдал им магазин на полное разграбление. Пусть берут - ему не жалко. Всё пригодится. Коля вон, дурак-дураком, а спичек охотничьих набрал, сухого горючего, газовую плитку портативную на баллонах в кузов отнёс. Умнеет пацан на глазах. Что откуда и берётся. Не одна у него манная каша в голове, кое-что и ещё имеется. Вон, глазами всех пересчитал и спальных мешков набрал. Даже стоящего на стрёме деревенского не забыл. Как, кстати, его зовут-то. Опять из памяти выпало...
   - Топорики туристические ещё возьми. Две лодки надувные. Батареек в запас. - отдал распоряжение Коле Князь Мёртвых. Не подскажешь ведь - сам не догадается. Везде глаза да глазки нужны...
   Ну, вроде всё взяли. Больше уже в кузов не входит. Хорошо в набег сходили, хоть и с РОВД обломились. Сейчас ещё на автовокзал заскочить, карту названиями населённых пунктов дополнить, но это уже самому придётся. Не придуркам же поручать. Опять всё напутают, уедешь в какие-нибудь болота с ними непроходимые...
   Груженый ЗИЛ немного поровнее даже пошёл, греметь поменьше стал - тоже, наверное, доволен трофеями. На пару минут тормознулись у автовокзала воины орды Князя Мёртвых и в сторону севера двинулись. Навстречу новым победам и свершениям.
  
   Глава 28 Пожар
  
   Дубровка, начало июля 1987 года
  
   Утром печку немного подтопили - только кашу сварить и воду для чая вскипятить. Газ был, но его экономить надо, баллоны то как раньше, когда ещё привезут, а дрова - вот он лес, рядом.
   Не торопясь позавтракали - спешить то сейчас некуда, на работу идти не надо. Обход на своей улице сделали. На огороде немного привычными делами позанимались. Так день и шёл. Скоро и обед, а после него снова обойти дома с лежащими в коме. Опять огородными делами позаниматься, вечерний обход провести, поужинать и на боковую. Такой вот распорядок жизни сейчас, поствакцинальный.
   Когда прополкой занимались, дым на противоположном краю посёлка заметили. Дымило сильно. Не пожар ли? В лесном посёлке пожар - беда. Дома деревянные, в большинстве своём уже старенькие, да вокруг каждого сараев и дровяников понаделано, гаражи и прочие постройки также имеются. Загорит в одном месте, а если не тушить - огонь и на другие дома перекинется. Особенно по сухой погоде - постройки горят как спички. Недаром на весь летний период и даже осенью ночной караул в посёлке вводят. На каждой улице по очереди дежурят с вечера до утра. Сегодня жители одного дома, завтра соседям палку с дощечкой переставят. На ней так и обозначено - "ночной караул". Вышли утром жильцы и уже знают - им сегодня ночью не спать, по дороге рядом с домами ходить и смотреть не загорело ли где, не попахивает ли откуда дымком. Если что - одни тушить начинают, а другие бегут в пожарку за соответствующей красной машиной. Воет сирена, народ на пожар спешит - кто тушить, кто поглазеть на такое выдающееся событие...
   - Мать, где-то в конце Полевой горит. Во дымина какая. Спасать народ надо. - отец Володи озабоченно проговорил, плоскорез аккуратно к забору прислонил, рукавицы между штакетин умостил. Не дело инструмент где попало раскидывать, порядок во всём должен соблюдаться.
   - Точно где-то там. Идти надо. - мама Вовы тоже все свои дела сразу бросила и с Ильей согласие выразила.
   - Я в автогараж за пожарной машиной, а ты меня на перекрёстке подожди. Там тебя подхвачу и вместе доедем. - распорядился глава семейства и быстрым шагом двинулся в нужную сторону. Бегом то уже не получается - годы не те, да и здоровье пошаливает. Отбегал уже своё, а раньше то как скор был на ноги и дыхания на всё хватало. А сейчас - чуть быстрее попойдёшь и уже постоять для отдыха надо. Да, укатали горки, как есть укатали...
   Ворота автогаража были распахнуты настежь - не закрыли их перед переходом посёлка в режим новой жизни. Посвёркивающий красными боками автомобиль тоже находился на своём законном месте. Баки его были заправлены под пробку - что горючим, что водой. Приготовлено всё было добровольной пожарной дружиной как надо перед погружением в кому. Не для дяди, для себя старались - чтобы не сгореть бессознательными. В кабине на сиденье робы пожарные пачкой были сложены, ожидали своего часа на всякий случай. Топоры, багры и ломы на своих местах находились. Садись в спецтранспорт, заводи и двигайся пожар тушить. Главное - было бы кому это делать. С последним сегодня проблемы, но папа Вовы в своё время в добровольной пожарной дружине состоял, свои законные отгулы за это получал, тренировался в пожарном деле, да и на практике применять полученные навыки не раз приходилось. Лишь бы воды хватило, а пожарный рукав подержать помощника он себе найдёт, есть ещё немного мужиков на посёлке.
   Подавая соответствующие сигналы пожарный автомобиль домчался до нужного перекрёстка, мама Володи заняла в кабине место. Двинулись на Полевую. А там в конце улицы дымило всё сильнее, гарью даже за две улицы стало немного попахивать - ветер как раз навстречу пожарной машине дул, а окна в ней были открыты.
   Въехали на улицу со стороны центра посёлка.
   - Твою мать! Это ещё что за дела? - не сдержал удивления отец Володи.
   - Господи! Что это? - практически синхронно проговорила его мама.
   У калитки близлежащего дома рядком выстроились его жители. У соседнего - та же картина. Дальше, куда достал глаз - то же самое.
   Пожарная машина затормозила. Двери в кабине с обеих сторон распахнулись. Вовины родители бросились к ближайшим стоящим.
   - Что за хреновина! - Вовин папа резко остановился. Его супруга не только выполнила то же действие, но и даже, как-то тоненько взвизгнув, спряталась за его спину.
   Картина наблюдалась ещё та. Рядом с забором у калитки в землю были вбиты грубо ошкуренные колья. К каждому веревкой было примотано тело. Количество таких конструкций было равно числу жителей дома. В настоящий момент Вовины родители наблюдали пятерых членов семьи, находящихся в коме, которых неведомая сила подняла с их ложа и переместила к забору их жилища. Видимых повреждений у висящих на колах не наблюдалось, одежда их была в порядке, глаза закрыты, движения тел и конечностей отсутствовали.
   - Кто творит то такое? - растерянно только и смогла выговорить мама Вовы.
   - Погоди, потом разберёмся. - папа Вовы расставил приоритеты.
   Пожарный автомобиль двинулся дальше. Крайний на улице дом горел. И сам, и хозяйственные постройки от него не отставали. Соседние строения пока Бог миловал. Рядом с пожаром бестолково толклись не вакцинированные с двух соседних улиц. Две старухи древние - толку от них никакого, под ногами только мешаются.
   Илья Ильич горевший дом решил не тушить - да там и спасать то было уже нечего. Первая машина ушла на соседние два жилища - полил их чтобы не загорели. Съездил на пруд, закачал в пожарную машину сколько влезло и пролил пожарище.
   Когда всё было кончено, неспешно закурил.
   - Что, бабоньки, такое на вашем конце то творится? Введите в курс дела. - обратился он к старушкам.
   - Сейчас, Ильич, всё обскажем. - ответила та, что побойчее.
   - Жуть тут у нас бывает. - додержала её вторая.
   - Видим, что тут не всё ладно. - задумчиво отозвался Илья Ильич.
  
   Глава 29 Плен
  
   Пермь, начало июля 1987 года
  
   - Афанасьевич, чем сегодня на завтрак нас радовать будешь? - Петро насчёт покушать у сегодняшнего дежурного по кухне интерес проявил.
   Радостей и развлечений у нас сейчас не много. Вот и веселим себя чем можем. А что, правильно организованный завтрак чем не событие? Большая разница - или просто так чаю с сухарями выпить, или оладушки с какао вкушать.
   - Нынче у нас прогулка в детство. - Афанасьевич за словом в карман не лезет, всё время какую-то закавыку в свой ответ норовит вставить.
   - Поясни убогому. - Петро тоже тот ещё мастер разговорного жанра.
   - Манная каша на молоке, джем яблочный, печенье и кисель. - озвучил меню Афанасьевич.
   - Когда ж ты и где коровку то успел подоить, Афанасьевич? - опять Петро шпильку пускает.
   - Места надо знать. - в унисон ему отвечает наш сегодняшний повар.
   Коровы у нас конечно нет, а сухое молоко имеется. Вот и используем, пока не вышел срок годности вышеназванного продукта.
   Позавтракали, мать-кормилицу поблагодарили, а тут и с поста на многоэтажке наш часовой в кухню вваливается.
   - Там, это, на трёх машинах. - задыхаясь после бега по лестничным пролётам нас ошарашил.
   Сам весь в поту. Надо бы его физподготовкой заняться. На нормы ГТО поднатаскать.
   - Далеко? - Петро как всегда по делу вопрос задал.
   - Были в трёх кварталах, сейчас не знаю. - уже почти без одышки доложил часовой.
   Как были, ружбайки свои похватали и по заранее распределенным местам разбежались. Сидим, ждём. Что-то долго гости не появляются и вокруг тихо. Крадутся? В другое место уехали? Нет, появились. Вон, даже парламентёра выслали.
   Сдаться поступило предложение. По утрам кофе и тёплый сортир обещают. Ну, кофе мы ещё своё не выпили, сортирами тоже не обижены. Предложили им картечью угоститься. Не катит им наш вариант. Их обещания пошли по нарастающей - поучаствовать в организации пионерского костра предлагают. Наша роль - дрова. Костёр будет до небес. Десять минут дали на раздумья, а потом наш запас бензина в дело пойдёт. Всю школу вместе с коматозниками в пепел превратить у них задумка, если не сдадимся.
   - Эти могут. - Петро мне не громко информацию скинул.
   - Точно? - у него обратно поинтересовался. Желания в плен идти нет.
   - Переговорщика я узнал. Беспредельщик ещё тот. С головой совсем не дружит. Контуженный. Авось потом выкрутимся. - рублено Петро отвечает.
   Сами то ладно - может и выскочим. Так они призреваемых наших пожгут. Вот в чём проблема. Командую персоналу своему с вещами на выход.
   Мы из дверей, они в нашу сторону. Нет, не отстрелялись бы. Наш гладкоствол против их вооружения не пляшет. Да и больше их. И ЛТПэшники мои те ещё воины... Так сам себя успокаиваю, с совестью своей договариваюсь.
   Согнали нас в кучу. Окружили.
   - О, Петро. Ты какими судьбами здесь? - старший их Петро нашего узнал.
   - На лечении. - как-то нехотя ему Петро отвечает, а сам всё пришлых глазами ощупывает. Не нравится ему наша ситуация.
   - Доктор тут кто? - опять их старший вопрос задал.
   - Ну я. - отвечаю, а у самого всё про плен наш мысли из головы не идут. Да как бы убежать...
   - Что-то не больно похож ты на доктора. Петро, точно он врач? - опять старший их к Петро обратился.
   - Диплома не видел, а прислали как врача. - Петро так двояко ему отвечает. Претензий что б к нему потом не было. Если что - за базар и ответить придётся.
   - Грузимся тогда, поехали. - своим старший бросил.
   - Медикаменты бы тогда взять и книги, если вам врач нужен. Заговорами то я лечить не умею и куриный помёт к ранам привязывать не считаю правильным. - в спину ему говорю.
   - Иди, покажешь, что брать. - двоим своим жестом их старший маякнул, кому меня сопроводить за нужным.
   Набрали мои помощники полные руки, меня совсем за мебель держат. Тут бы и ноги сделать, да ребята во дворе под стволами стоят. Всё принесённое в наш же УАЗик и сгрузили. Мы туда следом втиснуты были да в охрану ещё парочка, выделенная. Автоматом один туда-сюда покачал, не дурите, мол.
   По знакомым улицам в сторону Закамска покатили, но далеко не уехали. Наша машина последней шла, а впереди что-то и случилось. Резко тормозить начали, но в перед нами идущую машину всё же мы со всего маха врезались, а я с лавочки боковой на пол кулём и приложился - руки то связаны. На меня сверху ещё и Афанасьевич вальнулся. Такая вот вышла куча-мала. Тут по нам и вдарили, но это я уже плоховато ощущал - колено Афанасьевича меня хорошо по виску приголубило. Как-то отдалённо и с замедлением звуки стрельбы, звон стекла и ещё что-то до меня доходило, о пол то головой я видно сильно впечатался... Потом стихать начало, а нет - вот голоса слышны стали, но всё как-то ещё не ясно, вроде и слышишь, что-то, а до конца понять не получается. Вдруг как груз с меня скинули и по глазам свет ударил. Кто-то за шиворот схватил и из машины на асфальт немилосердно приземлил. Опять головой ударился, добавил приятных ощущений... Как через муть фигуры в камуфляже увидел, один вроде говорит мне что-то, а до меня туго доходит, голова как не своя... Тут как струна лопнула и синим холодом меня обдало, чувствую - как будто вязну в нём. Успел заметить ещё как те стоящие рядом со мной падать начали. Во денёк выдался - одно за одним и всё кувырком...
  
   Глава 30 Рассказ старушек
  
   Дубровка, начало июля 1987 года
  
   Головёшки на пожарище ещё дымились, так что Илья Ильич не торопился покидать Полевую улицу. Уедешь, а ветерок огонь, спрятавшийся раздует, полетят искорки на близлежащие строения и опять заполыхает. Лучше уж последить немного, побрызгать водой на всякий случай.
   - Ну, расскажите, что тут у вас происходит? - обратился он к старушкам. За разговором время быстрее идёт, да и узнать, что здесь творится не лишним будет.
   - В доме, что сгорел, мужик приезжий жил. Где-то с полгода назад приехал откуда-то с юга области. Точно не знаю. Сам он так говорил. Устроился в леспромхоз, но долго не проработал - запил. С работы его выгнали, дома сидел. Самогонку гнал. Мужикам продавал и самому хватало. Бабы участковому жаловались, тот приходил, но ничего не нашёл - хорошо видно у того всё спрятано было. - начала рассказывать та, что побойчее.
   - Да наш участковый сам в трёх соснах блудится - где ему найти. - вторая старушка в разговор вступила. Насиделась одна дома, не с кем ей словом перекинуться. Вот ей и за радость поговорить.
   - Так вот. Приходил участковый и не нашёл ничего. Тот немного попритих, а через неделю снова стал самогоном торговать. В ночь полночь приходи - продаст, только денежки плати. И ещё - мужик тот был немного с приветом. То сам с собой говорить начнёт, то замрёт и в одну точку смотрит. Постоит так какое-то время, побормочет и дальше идёт. - продолжила первая старушка.
   - Ещё он уже по весне с топором по улице бегал. Привиделось ему что-то, наверное, он и забегал. С кем-то ругался, топором махал. Ладно, никого не убил. Побаиваться его люди стали. Опять участкового вызывали. В район его в больницу возили, но не признали ничего, подержали немного в больнице и выпустили. - это уже вторая старушка первую в разговоре поддержала. Рассказ свой она сопровождала имитацией размахивания топором, перевоплощалась в участкового, в буйствующего мужика. Ещё и врача бы из районной больницы она с удовольствием изобразила, но не видела его, и доктор остался не показанным честному народу.
   - Весело вы у себя тут живёте. - Илья Ильич своё слово вставил. Вроде в одном маленьком посёлке всё происходило, а он про такое и не знал. Да, когда ему - то работа, то лес, то огород. Некогда разговоры разговаривать. Это старушки, те за наличием свободного времени все новости три раза обсудят, а мужику работать надо.
   - Когда прививки делали, его видно не нашли, вот и остался в нашем конце такой наблюдатель. Власти и милиции не стало, вот он тут и разошёлся. Напьётся и ходит по улице песни горланит, потом сам с собой громко ругается. Наши то дома не далеко - не знать, как на улицу выйти, своих подопечных обойти. Так уж воровски тихонько оббегали свои улицы, когда этого буяна не видно. - вторая старушка продолжила. По ходу повествования показано было как она крадется по своей улице от дома к дому, выглядывает страшного мужика, прячется, если он показался на горизонте.
   - Пару дней назад он начал это творить. Колья из леса принёс, вколотил перед каждой избой. Сходил ведь, посчитал, сколько народа в каждой квартире живёт. Всё точно сделал - ни разу не ошибся. Всё у него сошлось - сколько людей, столько и колышков. Верёвку где-то нашёл, украл скорее всего. У самого то его в доме, не то что верёвки, нитки лишней не было таракану повеситься. Когда колья вколачивал и народ к ним привязывал всё что-то напевал весёлое. Как будто нравилась ему эта работа. - первая старушка вновь в разговор вступила.
   - А, вы что, подсматривали за ним? - Илья Ильич удивленно промолвил. Во старухи дают стране угля. Страшно, а интересно.
   - Конечно. Знать надо, что ирод творит. А то ещё что насчёт нас измыслит - с ним ко всему надо быть готовыми. - вторая старушка ответила. Первая в знак согласия головой активно закивала.
   - Привязал так всех и начал к ним в гости ходить. Продуктов то по распоряжению поссовета ему тоже привезли как наблюдателю. По улице с табуреткой ходил. Поставит её перед привязанными, газеткой накроет, бутылку и закуску выставит. Поговорит с привязанными, рюмку выпьет, снова поговорит. Всё что-то рассказывает. Потом привязанных к кольям расспрашивать начнёт. Кровь просто в жилах стынет. - вторая старушка изобразила процесс распития алкогольных напитков и употребления закуски мужиком. Даже несколько раз постояла как к колу привязанная. Ловко всё это у её получалось. Пропал талант, погиб безвозвратно в вятских лесах. Не прорвался на столичную сцену.
   - Обошёл так он за эти дни всю улицу, со всеми побеседовал. Временами падал от выпитого, народу то у нас много живёт, а ему каждого видно надо было уважить. Унёс табуретку в свою избу и некоторое время его не видно было. Потом дом то его и заполыхал. Вроде и старая изба, должна была вся давно сгнить, а горела весело. Мы и не знали, что и делать. Перекинется огонь на наши дома и сгорим как миленькие. Хорошо ты, Илья Ильич, приехал и спас нас от этой погибели. - первая старушка даже немного Илье Ильичу как бы поклон изобразила. Уважение показала.
   - А сам то мужик где? - Илья Ильич к старушкам обратился. Вопросительно сразу на ту и другую посмотрел. Такого соседушку надо срочно изолировать, а то наделает дел.
   - Да вот он, на березе висит. - как о чём-то обыденном промолвила первая старушка и на дерево указала.
   - Повесился страдалец, отмучился. Царство ему небесное, светлое место, рай Христов. - перекрестилась вторая.
   У Ильи Ильича чуть сигарета из руки не выпала. Ну дают старухи.
   - Как дом то разгорелся, он и в петлю влез. Она у него уж день как была приготовлена. Из той же веревки, которой он людей привязывал. Оставил миленький и себе кусочек, не всю потратил на соседушек. На табуреточку забрался и в петельку. - снова перекрестилась набожная старушка.
   Илья Ильич поглядел внимательно на старушек. Перерезал верёвку. Оттащил в сторонку труп. Пролил ещё раз место пожара, вежливо попрощался и поехал пожарную машину на место ставить. Перед этим воды ещё в неё надо на пруду набрать. Завтра посветлу он с удавленником разберется, сегодня притомился - сил надо набраться. Супруга в кабине как мышка сидела. Получила тоже впечатлений по самое не балуй.
  
   Глава 31 Встреча в пути
  
   Белохолуницкий район, начало июля 1987 года
  
   Только ленивый не поругал российские дороги. А что ругать - по ним ездить надо. Вот боевая колесница и ехала. Сначала по асфальту, пока он был, а затем под колесами замелькало гравийное покрытие...
   Скоро и до Шитова докатили. Встали, на гладь одного из самых больших искусственных прудов в РСФСР полюбовались. Привычно взгляд бросили - рядом жили, не нова была картина. Только малые дела справили, колеса покрасили, к Князю Мертвых Коля подошёл.
   - Там сзади на город что-то село. - скороговоркой прожурчал и пальцем для наглядности потыкал. Там мол замеченное произошло. Локализовал явление.
   Опять дурак со своими заморочками. Что там могло сесть? Город как после нашествия инопланетян. Князь про такие города читал и теперь даже представлял, как они выглядят после сегодняшнего посещения Белой Холуницы. Ничего над городом не летало и по улицам не ездило. Тишь да гладь.
   - Что ты там опять увидел? Ворону или орла какого? - недовольно обратил он свой взор на Колю-дурака. Сидел раньше - в носу ковырял, а сейчас каждый день какие-то инициативы проявляет. Да не по разу. Неймётся ему никак.
   - Никакая не ворона. Что-то большое, расплывчатое. Зелёненькое. Лучи от него ещё шли. Быстрое. - всесторонне охарактеризовал Коля увиденное. Раньше он такого не встречал.
   - Жаба? - прикололся Князь Мёртвых. Окружающие засмеялись. Они ничего не видели.
   - Без звука. Молча село. Лучами поводило вниз и село. Быстро. - продолжал гнуть свою линию Коля. Удивительно ему было - он видел, а больше никто не заметил это зелёное. Ну, не совсем зелёное, зелено-серое какое-то, как будто в тумане немного. И тихое. Всё звуки издаёт. Кузнечик маленький - а шуму от него много, а тут что-то большое и тихое. Удивительно Коле. Обидно. Не верят ему.
   Тут и подпевалы Князя Мёртвых активизировались.
   - Бегемот летательный.
   - Крокодил с моторчиком.
   - Карлсон, покрашенный зелёной краской.
   - Змей-горынович.
   - Чудо-юдо.
   - Ковёр-самолёт.
   - Жаба.
   - Была уже жаба, что повторяешь.
   - Ну, тогда... Не знаю.
   Фантазия у сподвижников Князя Мёртвых быстро иссякла.
   Коля стоял, глазами хлопал. Потом уточнил.
   - Не совсем зелёное, а серо-зелёное. Рывками двигалось.
   Ещё немного над ним посмеялись воины армии Князя Мёртвых, и колесница дальше двинулась. Пыль за ней вилась - лето сухое и тёплое было. Самим то пассажирам боевой колесницы ничего, а вот если бы за ней кто ехал... Наглотался бы до скрипа зубного.
   Если за колесницей попутчики колоннами не выстраивались, то встречная машина не доезжая до села Иванцево проявилась. Не совсем встречная - со второстепенной дороги наперерез выскочила. Вид её автомобиль Князя Мёртвых весьма напоминал - книжки ДАГ не только в Белой Холунице на прилавках лежали, печатное слово и в домах колхозников приветствовалось. Только на ежа она была не похожа. Её острыми штырями с тушками ворон не тюнинговали. Черепа с костями, и монстры борта автомобиля населяли. Что было, то было. А вот штырей не было. Зато был хвост. Эта часть тела встреченного автоброневика состояла из пучка ржавых цепей с присоединёнными к ним непонятными железяками. При движении хвост издавал неприятный звук. Вероятно, этим усиливалась боевая мощь автотранспорта.
   Населяли хвостатого железного коня индейцы. Штаны с бахромой, на рукавах курток такие же украшения, на голове перья, на рожах рисунки намалёваны. Вооружение - луки со стрелами, мушкетов и винчестеров не наблюдалось. Не ступила на данную территорию ещё нога белого человека.
   Конь и колесница затормозили в сотне метров друг от друга. Пассажиры их покинули свои средства передвижения, чуть-чуть двинулись навстречу друг другу. Остановились.
   - Вы тут чо? - наехал местный. Видом - шаман. Голову его рога крупного домашнего животного украшали. Один слегка поломан - с духами бодался.
   - А, вы чо? - не дали спуску приезжие.
   - Мы то - ни чо. А вы чо? - это уже вождь индейцев в прениях решил поучаствовать. Ростом он не выделялся. Все индейцы были не гиганты, но широки в плечах. Вождь ещё и в очках. Наверное, трофей от приезжего миссионера. Перьев на его голове было только побольше.
   - Это мы то ни чо. Вы чо? - Коля свои пять копеек вставил. Поперёд батьки опять полез. Князь Мёртвых в очередной раз на него не ласково глянул.
   Местные уже луки стали натягивать, белохолуницкие курками щёлкнули...
   Так и до беды не далеко. Тут один индеец весьма кстати прорезался.
   - Мы с пасеки едем. Мёд ездили пробовать. Мало ещё мёду.
   Все на него уставились. Тут такое суровое толковище идёт, а он про какой-то продукт питания вспомнил. Не к месту брякнул.
   - Вы тут чо? - по второму кругу завели шарманку местные.