Глава 1.
  
   Видеть никого не хочется. Все раздражают! Но никто не заслужил, чтобы на неё кидаться просто по факту существования. Сидеть, запершись и уткнувшись в книги - тоже желания ноль. Человек всё-таки социальное животное и нуждается в общении с себе подобными.
   Вот и мысль родилась - сходить, где себе подобные точно будут, но больше, чем парой фраз перекидываться не придётся.
   Как раз, к имитатору подводной лодки, ей самой, стоящей на берегу, и являющейся.
   Построен этот корабль был, как ни странно в глубоко континентальной столице. Огромный город, наряду с прочими имеет и статус порта второго разряда, причём смешанного типа, способного обслуживать как речные, так и морские суда.
   Каналы рыть грэды начали чуть ли не одновременно с высадкой. Бурные реки требовали регулирования, рис - наличия воды в строго определённое время. Реки и озёра соединялись между собой, образуя единую транспортную сеть.
   Наличие крупных рек привело к логичной идее - связать их системой каналов в единую сеть.
   Строительство каналов всегда приравнивалось к постройке армейских дорог. Каналы начали строить вскоре после основания нового города на руинах храатской столицы.
   Уже при Еггтах стало возможным добраться из Приморья до Столицы по воде. Город назван в честь Великой Кэретты, но в стране название города помнят только носительницы того же имени. Остальные говорят просто Столица.
   Вопросы связи Приморья со Столицей по воде с началом времени противостояния Империй заиграли новыми красками.
   Как-никак, город всегда был одним из главных арсеналов Империи. Где производство артиллерии там и металлургия всех видов.
   Ещё во времена Еггтов возникали сложности при транспортировке из Замка Ведьм в Приморье новых береговых орудий и пушек для кораблей. Тогдашние баржи подобный груз поднимали с огромным трудом.
   Сложность транспортировки орудий, брони и машин для постоянно увеличивающегося флота росла с каждым годом. Заводы Приморья тоже не справлялись, да и самые крупногабаритные машины в то время изготавливали в Столице.
   Все три Императора, правившие в новую эпоху занимались расширением каналов и постройкой новых.
   Первоначально построенные в столице подлодки везли на побережье на большегрузных платформах. Размеры кораблей всё увеличивались. Перешли на производство отдельных отсеков, собирая готовые корабли уже на месте.
   В столице образовался слой людей, тесно связанных с кораблестроением. Что говорить, в шутку был подсчитан вклад разных регионов страны в создание линейного флота, так многие линкоры на пятьдесят а то и больше процентов построенными в столице.
   Лиц связанных с кораблестроением много, но морей, что бороздят построенные ими корабли, многие никогда не видели.
   Списком дежурных фраз отделаться не удаётся. Навстречу движется Медуза, пока ещё не засунутая Мариной ни в одну категорию общения. Движется, явно не пребывая в охотничьем режиме на кого-то конкретного. Просто шла в эту сторону, а Марина попалась навстречу.
   Бурчит что-то в знак приветствия. Похоже, тоже из разряда в себе не уверенных, вроде Эор. Ну, ничего, тут времени куда больше ещё есть, чтобы мозги в норму привести.
   - Ну, как оценила игрушку? - широким жестом окидывает имитатор, будто он её собственный. Хотя, в каком-то смысле, так и есть, отцовский подарок школе, - Понравилось?
   - Да! Очень-преочень! - только Динки номер два нам и не хватало, настолько искренний и неподдельный восторг. Продолжает тараторить не останавливаясь, - Я и раньше знала, но это, оказывается, так и есть. Его прямо тут, то есть в столице, построили. И тут и сейчас лодки делают!
   - Тоже мне, секрет мирренского двора, тайна всем известная. Строят ещё как! Что тут такого?
   - Ой, правда-правда?
   Вообще-то, самой эффективной признаны сборки из готовых секций на побережьях. Но в Столице на самом деле могут построить лодку целиком, и потом, по Западной водной системе перевести куда требуется.
   Вот на Восток только секции возят. Осуществить амбициозный проект объединения двух водных систем в одну, после чего Столица оказалась бы портом трёх океанов, помешала война. Хотя, за три года всё равно, всего бы не построили.
   - И ты знаешь, где их делают?
   - 'Кораблестроение' - не секретный журнал, - пожимает плечами Марина. Ни для кого не секрет, что грэды в центре континента подводные лодки строят.
   Не удивляют же никого расползающиеся по рекам мониторы, перегоняющие водоизмещением иные крейсера. Большинство лодок, за исключением погибшего 'Дракона' куда меньше.
   Речная система Запад мощная, на праздник флота за два года до войны крейсер в Столицу и провели.
   На вопрос Марины 'Зачем?' Император ответил банальным 'Потому что можем!'
  
   Сестрёнка умет не только появляться в самый неподходящий момент, но и столь же неожиданно исчезать Вот и сейчас - нужна, а нигде её нет.
   Комната не заперта. Прошлогоднюю любительницу портить чужие вещи так и не поймали. Только явно напугали, ибо больше ни у кого ничего не портилось.
   Софи даже жалеет, к ней или сестрёнке так и не залезли. В противном случае нашли бы точно. В общем-то можно было и найти. Но происшествия прекратились. Способности к расследованию у Херктерент оказались не на высоте. А сообщать кому следует о начале настоящего расследования сёстры не стали.
   Потом просто забыли из-за пальбы по Эорен. И той, что все видели. И первым происшествием.
   Впрочем, для себя Софи уже решила чётко. Если что-то подобное произойдёт в этом году, она больше в сыщика играть не будет, а сразу свяжется с Кэрдин. Кто бы ни оказался пострадавшим. Жизней-то у каждого ровно одна штука. А некоторых, заигрывающихся с опасными вещами, Софи прекрасно знает.
   Несколько любимых сестрёнкиных местечек проверено, но там её нет. Почти забыто, зачем сначала Марину искала. Самый настоящий охотничий азарт пробудился. Хотя, и понятно, в прятки с ней сестра играть не собиралась.
   Динка в поле зрения попалась. Она-то любимых мест подруги знает куда больше.
  Но, при всей своей болтливой жизнерадостности и, как многие считают, недалёком уме, отношения Херктерент между собой оценивает по формуле семьдесят процентов сотрудничества, тридцать - противостояния.
   Свою сестру обожает, но отношения на других не проецирует. Если что-то в вопросе Софи покажется подозрительным - сразу про тридцать процентов вспомнит и ничего не скажет.
   Ещё совсем недавно на предмет поиска Марины следовало обращаться к Рэдрии, с ней всеми планами на день делились. Но сейчас Хорт сама от Марины прячется. Причём, что интересно, прячется в одиночку, а не вдвоём.
   Дмитрий же, как ни в чём не бывало, по школе расхаживает. Земля слухами полнится, никто ничего не говорил, никого не спрашивали, побаиваясь неспокойных характеров, но все поняли - самой знаменитой школьной пары больше не существует. У самой Херктерент парня увели!
   Софи вынуждена помалкивать, помня сестрёнкины просьбы, но знает прекрасно - знаменитой пары и не существовало никогда. И не уводили никого.
   Хотя поссорились Марина, Дима и Рэда на самом деле, крепко.
   Эрида у себя сидит, её спрашивать бесполезно.
   Но вскоре выясняется: Марину не видел вообще никто.
   Задача по поиску сестры всё усложняется. Куда она могла подеваться?
   Опять куда-то укатила с братцем какими-то темноватыми делами заниматься? Но его машину никто не видел, а вызовов машин МИДв не было. Хотя она могла и пешком сбежать, но Софи почему-то уверена - сестра этого не делала. И по-прежнему находится на территории школы.
   Маришкины дела с Хереноктом никакими кроме темноватых не могут быть по определению. Причём, зная этих двоих, до сих пор остаётся шанс - затевается нечто, направленное непосредственно против Софи.
   Их прошлый загул памятен. Вроде бы, никому вредить не собирались, но карьер и судеб поломали немало. Плюс спровоцировали открытие нескольких уголовных дел. Причём их роль свелась главным образом, к провокации. Дальше уж люди сами проявили, сколько в них черноты и мерзости. Точнее, собирались проявить. Им просто не дали.
   Тут же ещё в воздухе ещё и неуловимый аромат Смерти витает. Причём, Маришка успела с ней подружиться, а с Хереноктом Чёрная и раньше как оказалось знакомства водила.
   Пусть Херенокт только недавно перестал сестёр воспринимать как глупеньких маленьких девочек. Он всю жизнь был не из тех, кто в состоянии скидку на возраст сделать.
   Ведь совсем недавно Сордар спёр где-то ожерелье уровня Национального сокровища и Марине подарил. Кражи такого уровня - даже для ненаследного принца откровенный перебор. Правда нигде ничего и никого не всплыло.
   Марина на вопросы сестры, откуда взялась такая ценность, только туману напускала. Единственное вменяемое, что удалось узнать - вещь уровня Национальных сокровищ, но никогда в таком качестве не регистрировалась.
   И никаких Особых хранилищ контр-адмирал не обчищал. Ожерелье же он попросту нашёл. На ехидный вопрос 'Где?' был ответ.
   'Сама спроси. Он говорил, там осталось ещё. Может, и тебе такое привезти, если будешь хорошо себя вести'.
   Бегала Марина всегда очень быстро. В тот раз поймать её не удалось.
   В этот раз Софи уже столько всего оббегала, но даже следов Маришки нигде не обнаруживается. Даже страхи начинают появляться, не пропала ли она на самом деле. Похищение или убийство теперь считаются совсем не невероятной вещью.
   Паникует Софи умеренно. Решила для себя - если ещё за час никаких следов Младшей не обнаружится, свяжется с Кэрдин. Людей искать - одна из её прямых обязанностей.
   Но сидеть и за движением стрелок по циферблату наблюдать не для Софи занятие. Территория огромная, народа множество, из поступивших в этом году ещё далеко не все знают, кто такая Марина. Тем более, у неё драчливость сильно снизилась. Да и одеждой она теперь почти не выделяется.
   Если раньше с самой Софи непонятки случались.
   Так! Где же ещё это чудо зелёноглазое она не искала? Карту школы держит в голове, куда не заглядывала? Имитатор лодки разве что остаётся. Но что Марине там делать? Она же только в надводных кораблях разбирается. Да ещё отец по непонятным причинам подводное командование недолюбливает. Причём причины явно ещё в прошлую жизнь уходят. В общем-то, историю войн другого мира и роль в них подлодок Софи знает.
   Идеи из того мира здесь совершенно невозможны. Идея подводной блокады против практически не зависящих от подвоза сырья извне огромных континентальных государств - лютый бред.
   Парализовать снабжение удалённых островов - в принципе возможно, но трудновыполнимо, особенно сейчас в связи с успехами палубной авиации и общей зубастости эскорта конвоев.
   Пытаться ослабить главные силы флота, уничтожая тяжёлые корабли? Этим и так все силы противоборствующих Империй занимаются. В этой области оба противника добились определённых успехов.
   Среди оттирающихся у лодки практически нет знакомых. Девушки там и вовсе не встречаются. Кивнув смутно знакомому парню, интересуется.
   - Ты Марину не видел?
   - Она с какой-то новенькой в лодку полезли.
   Вот те на! Хорошо, хоть это лодка и деваться с неё в принципе некуда.
   - Давно?
   Смотрит на циферблат.
   - Часа два уже.
   Опять паниковала на пустом месте. Хотя Марина не здесь, так тут повод для страха предоставит обязательно. Хорошо, Софи точно знает - все снаряды и торпеды на лодке деактивированы. Проверяли зимой все возможные варианты добычи боеприпасов. Лодка старого типа, часто топившая транспорты противника огнём артиллерии. У этой было два стадвадцатимиллиметровых орудия и зенитный автомат. Самолёты тогда по сути дела, только учились летать по-настоящему. Гораздо большую угрозу для лодок представляли патрульные дирижабли. У них за Великую войну второй результат по числу уничтоженных лодок после эсминцев с эскортными кораблями, дальше шли мины с сетями, потом корабли остальных классов, включая линкор потопивший всплывшую после залпа лодку тараном, только на последнем месте была авиация (дирижабли обе стороны относили к флоту и числили воздушными кораблями). Хотя и лишь недавно научившиеся толком летать самолёты ухитрились отличиться. Одна из последних погибших в Великой войне лодок погибла, будучи атакована первым успешно летавшим палубным торпедоносцем с первого грэдского авианосца специальной постройки.
   В эту войну авиация взяла реванш. Если верить пропагандистским заявлениям сторон, то за всё время боевых действий погибло уже почти три тысячи лодок, из них авиация претендует минимум на треть.
   У грэдов лодки разных серий несли разные номера. У мирренов своеобразной традицией была сквозная нумерация, не отличая диверсионной лодки с экипажем в пару человек от гигантского 'Дракона' с тех времён, когда лодки были дорогими игрушками, и никто и не предполагал, что их численность достигнет тысяч единиц. Тот же 'Морской Дракон' имел номер ПЛ-453.
   После того, как в море вышли лодки с номерами больше пяти тысяч, миррены сбросили старую нумерацию и начали новую. Сложившая ситуация умеющих считать наводила на очень уж грустные мысли.
   У грэдов просто по номерам лодок мало что можно было установить, и в первую очередь, пытаться понять, сколько лодок всего.
   Подводники зимой доложили, что пригодной к использованию взрывчатки и пригодных к использованию боеприпасов у них на борту нет. В противном случае могло бы стать совсем грустно, ибо исправная полевая стадвадцатимиллиметровка в школе имеется. Да и оба лодочных орудия вполне себе функционируют. Дальность стрельбы позволила бы с лёгкостью накрыть полигон.
   Где Марину искать - представить не сложно. С лодки на берегу в первую очередь поснимали все аккумуляторы, оставив их только в одном отсеке. Во всех остальных оборудовали учебные помещения и просто натаскали множество деталей с самых разных лодок.
   Насчёт способностей сестры запустить лодочный дизель Софи скорее уверена, чем нет. На реактивный когда-то мозгов хватило. Ясно, что это для окружающих относительно безопасно, лодка всё равно на берегу.
   Более интересно, кто же это ещё нашлась такая умная?
   Теснотища в лодке жуткая. Хотя это уже послевоенная лодка, где условия обитаемости экипажа были улучшены. Даже представлять не хочется, что же творилось на лодках Великой войны. Ограждение у двигателей совершенно символическое, хотя сами моторы совершенно холодные. Уже радует, одной проблемой меньше.
   Вот и бывшие аккумуляторные ямы. Ещё никого не видно, но уже замечательно слышно. Голос Марины ни с чьим не спутаешь. Особенно в замкнутом пространстве. А кто же вторая, почти столь же горластая?
   Софи прислуживается и чуть не садится на палубу. Это никто иная, как Медуза. Надо же, что ей в голову ударило. И ведь самой, Марина тут непричастна. А внешне выглядела совершенно нормальной девочкой.
   Старшая Херктерент даже слегка обманутой себя почувствовала. Медуза ничем не обнаруживала своих странных пристрастий. И вот пожалуйста.
   Кажется, эти двое своими голосами всех совсем не трусливых подводников, распугали. Интересно они что-то вокруг слышат, или только друг друга как глухари на току по весне?
   - Сюда кто-то идёт, - надо же, со слухом у Медузы проблем не имеется.
   - Кто там ещё? - обычная вежливость Марины.
   Ничего не остаётся, как лезть через люк.
   - Неужели соскучилась?
   - Иного представить не в состоянии? - что за кого-то тут волновались, показывать нельзя. Точно ржать будет.
   - У меня богатейшая фантазия, но с зачатками материнского инстинкта у всех в нашей семейке крайне плохо. Я с трудом могу представить, что тебе тут понадобилось? Ты же из присутствующих наихудший подводник.
   - Ещё скажи, ты наилучшая!
   - Здесь и сейчас Медуза лучше всех.
   - Надо же, ты кого-то хвалишь.
   - Представь себе, я ещё и это умею!
   - Вы и правда всё время ссоритесь? - Медузе откровенно весело.
   - Бывает иногда, - пожимает плечами Марина, - что тебе про Херктерентовские перепалки уши прожужжать успели?
   - Да нет. Обрывки только слышала. Мне жужжать особо некому было. Я так тут ни с кем познакомиться и не успела. Чего, собственно и ожидала.
   - Чего так? По мне так ты вполне нормальная.
   - Зато тебя, сестрёнка, мало кто такой считает.
   - Кто бы говорил.
   Софи между делом рассматривает Медузу. Как и у всех островитянок, с физическим развитием хорошо и даже очень. Выглядит ровесницей Софи, хотя и младше на три года. Как раз те года, когда природа в наибольшей степени склонна шутить над внешним видом человека. Медузе точно несколько добавлено к имеющимся годам.
   - Плохо знакомится умею.
   - Сказала человек, собирающаяся вариться в бульоне, где месяцами ни одной новой рожи не увидишь.
   - Кто меня туда пустит...
   - А это уж от тебя зависеть будет. По закону ты и тут быть совсем не обязана, этой школы тебе 'Закон об образовании' не гарантирует. Но вот ты тут.
   Медуза неожиданно начинает смеяться.
   - Тебе что, плохо?
   - Нет, мне часто говорили, 'ты умная, но тугодумка'. Как раз про сейчас. Попала в лучшую в мире школу, сижу во чреве подводной лодки, разговариваю с принцессами. И при этом пытаюсь себя жалеть. Да тут просто плясать надо от счастья!
   - А ты и спляши, - начинает было Марина, - не верю, что не умеешь. Хотя, точно не из эшбадовских.
   Медуза делает какое-то движение. Софи хватает её за руку.
   - Хотя танцы на подводной лодке безусловно, оригинальное зрелище, я не хочу, чтобы при этом кто-то себе руки-ноги переломал.
   - Из-за имени не сильно ржали? - меняет тему Марина.
   - Пока с этим вообще сложностей не было. Похоже, после вашего рождения на тему имён народ словно помешался. Имена одно чуднее другого стали придумывать. Да и вокруг... То Эрида, то Рэдрия, - Марина с трудом сдерживается, чтобы не зарычать, - то вообще какая-то Калиткуэ...
   - Коатликуэ, - машинально поправляет Софи, - она вообще-то в честь очень жуткого существа названа.
   - Так её поэтому змеедевочка зовут?
   - Отчасти.
   - Так что, впервые у меня не самое необычное имя.
   - Марина и Софи когда-то были в числе редчайших имён. В справочниках замучаешься искать. Теперь уже который год в десятке самых распространённых.
   - Удивительно на самом деле, разговаривать с теми самыми людьми, в честь кого всех прочих называют.
   - Привыкай, тут много всякого удивительного есть.
   - Ага, и всяких удивительных в особенности.
   - Двоих самых я как раз пред собой вижу.
   - С языкастостью, я смотрю, у тебя всё хорошо.
   - Скорее, плохо. К вам я ещё на корабле привыкнуть успела. Приди сюда кто другой - ничего бы не сказала.
   - Ты ещё до того, как я пришла, по лодке полазать успела. Неужто никто не спросил ничего? Да и вообще, девочки на этом агрегате гостьи нечастые.
   - Не в начале учебного года, - замечает Софи, - все всюду лазают, территорию осваивают. Посмотреть тут есть что, кое-чего даже в наших резиденциях нет. Например, лодки вот такой.
   - Только говорили 'ты что, новенькая?', но тут говорить не надо, кивнуть достаточно... Ой, я вот подумала, к ним, то есть сюда записаться можно?
   - Я только знаю, кто у подплава капитан и кто у них преподаёт. На суше лодочники - бойцы злые. Ну, ты их знаешь, - кивает сестре.
   - Потому и злые. Лодка есть, а под воду не попадёшь. Вот и дуреют без моря.
   - Ты тоже по причине неба недостатка всякое вытворяла.
   - А ты мне активно способствовала. Кстати, зря ты подводников игнорировала. Они тоже любые двигатели очень хорошо ремонтируют.
   - Насколько я знаю, реактивные двигатели в подплаве не используются, так что без тебя всяко не обошлось.
   - Очередное признание моей исключительности.
   - Помноженной на чудовищное самомнение.
   - Но исключительности.
   - Но с самомнением.
   Сёстры распаляются всё больше. Медуза пытается прикинуться отсутствующей батареей аккумуляторов.
   - Так, что тебе от лодочников понадобилось, я кажется, поняла, - переключается на неё Марина, - записаться к ним хочешь?
   - Хотела. Но это ведь запрещено.
   - В подводное командование девушек не берут на самом деле.
   - Нас когда-то и в авиацию не брали.
   - Зато женщиной-артиллеристом уже которую сотню лет никого не удивишь.
   - Первыми воздухоплавателями как раз сёстры Еггт были.
   - Это если мирренскую версию изобретения воздушного шара не рассматривать.
   - Хоть здесь не занудствуй!
   - А в глаз?
   - Вернёмся к Медузе. Что ты там говорила про подводное командование?
   - Вспомнила бессмертное армейское 'здесь вам не тут!'
   - И причём здесь это?
   - При всём. Какое отношение имеют любые постановления любого из командований к 'Уставу' школы? Помнишь, что там написано?
   - Где именно? Он длинный.
   - В той части, где говорится про предметы по выбору. Там прямо сказано про доступность этих предметов вне зависимости от пола. Были женщины, первыми в воздух взлетевшие. Почему бы Медузе не оказаться первой офицером-подводником?
   - Только у кого мне попробовать записаться?
   - Капитана я знаю, - отмахивается Марина, - парень не страшнее и не дурнее прочих.
   - Только не знаю, сумею ли я с ним поговорить...
   - Мы с тобой сходим. Личный состав на этот предмет набирает он со своими офицерами. Администрация только утверждает. Но учти - поговорим мы с ним ровно один раз. Дальше сама, всё сама. Это твоя мечта, а не наша.
   - А если он откажется записывать?
   Сёстры рассмеялись.
   Медуза боялась напрасно. Противостоять напору любой из Херктерент крайне сложно. А тут они обе в дело вступили. 'Инструкцию' подводного командования о правилах приёма капитан помнил. Но и 'Устав школы' знал назубок.
   Даже сразу помог Медузе заявление заполнить, и сразу в администрацию отнёс.
   Потом в списки включил и настоящую эмблему подводников в виде силуэта лодки дал.
   По насмешке судьбы, силуэт больше всего напоминал лодку стоящего в школе проекта.
   Эмблема сразу прикручена прямо под знаком школы.
  
   - Ты не находишь, вокруг нас уже слишком много обязанных нам лиц, не все поступки которых можно толковать однозначно?
   - Своих кобелей считай, - огрызается Марина.
   - У тебя даже до одного плохо получается.
   - Успеют ещё за мной набегаться, как отец выражается 'первый блин - комом', хотя я эти круглые и не люблю.
   - Только пообещай никого не убивать, а то другое его высказывание про тихий омут, и что за твари там водятся я тоже помню отлично.
   - С чего ты взяла, будто Димка мне что-то сделал?
   - Так и подумала, ты Рэде обе ноги теперь хочешь переломать, да так, чтобы срастались подольше.
   - Далась она тебе.
   - Вообще-то, я с ней не ссорилась. Да и Эриде несчастье с Рэдой совсем не понравится. Даже, если она и не всплывёт.
   - Шла бы ты со своими шуточками. В кои-то веки могла бы сестру и поддержать из девчоночьей солидарности.
   Софи упирает руки в бока.
   - А какой поддержки ты от меня хочешь? Стоит мне мизинцем шевельнуть - и бойкот Р объявят какого свет не видывал. Только Эр с ней разговаривать и будет. Сама через десятку в петлю полезет. Этот к тебе побитой собакой приползёт, лизать всё, что скажешь будет. После того, как его выпишут после несчастного случая со множеством переломов. Этого тебе надо? Если надо, то только скажи. Но здесь и сейчас. И прямым текстом.
   - Может, и расписочку выдать?
   - Кому другому, было бы и неплохо, но я твоему слову вполне верю. Итак?
   - Знала бы, кого сейчас мне один в один напоминаешь...
   - А я знаю. В зеркало смотрюсь регулярно. Дальше сходство будет только увеличиваться. Повторяю. Итак?
   Качественные театральные паузы Марина умеет выдерживать великолепно. Полюбовавшись на готовую к весьма решительным действиям, включая порчу двух жизней, Софи, младшая Херктерент, наконец, изрекает.
   - Я, Марина-Дина дерн Оррокост Саргон-Еггт, истинный Младший Еггт, даю слово Еггта и прошу всех, меня слышащих, запомнить. Вред моим врагам могу наносить только я. Все прочим, и в первую очередь, Чёрным Еггтам, запрещается предпринимать в их адрес какие-либо действия, или же бездействия.
   Грубо говоря, если ты тонущую Хорт увидишь - будешь вытаскивать, если в петле её увидишь - попытаешься вытащить, а не мимо пройдёшь. Ещё раз говорю Слово Еггта.
   - Бе-бедняжечка Рэдрия, - по-русски блеет Софи, - сидит где-то сейчас, и даже представить не может, как ей только что благодаря Марине второй... Нет, получается третий раз в жизни просто невероятно повезло. Третий раз уже. Кому-то за всю жизнь однократно такой удачи не выпадет. Тут трижды уже. Рожа с задницей не треснут? Это если не вспоминать, она тебе вообще жизнью обязана...
   - Сама разберусь, - рычит Марина, - я сказала, а ты должна услышать.
   - Я принимаю вашу волю, Младший Еггт, - церемониально кланяется Софи.
   От цветистого и витиеватого ответа Марины цензурный комитет повесился бы в полном составе. Уши Софи в трубочку не свернулись, впрочем по этому поводу Марина иллюзий и не испытывала. Ругнуться в лучших традициях старшего брата Софи вполне способна. Воздушность и кажущаяся хрупкость слишком многих вводят в заблуждение.
  
   Идёт себе Марина, никого не трогает. Тут на неё соседка по этажу из разряда безвредных налетает со скоростью пушечного ядра. Чуть с ног не сбивает, ещё за руку пытается схватить. Марина уворачивается, примериваясь сразу врезать, или сначала разобраться, в чём дело-то? Если она так носится, то самое малое где-то пожар.
   - Бежим скорее! Там Димка и Рэда, - и воздух ртом хватает, как рыба на берегу.
   Марина демонстративно зевает.
   - Чего они? Целуются или ещё что? Так я знаю давно и мне не интересно.
   - Нет. Убивают друг друга, - наконец отдышалась, такой испуг на лице подделать невозможно, тем более девочка ничем театральным сроду не интересовалась. И как финал, чем именно убивают, - мечами!
   Становится не слишком весело. Это Марина Хорт в салатик настругать способна. Этого дурня она с клинком только в ножнах видал. Говорил - умеет. Не проверяла.
   - Ладно, пошли глянем. Только я-то зачем нужна? Первую помощь оказывать умею не лучше прочих, рации у меня нет. Ты бы лучше бежала в сторону телефона, а не меня искала.
   - Но ты же...
   - Что 'я же'? Брачного контракта не заключала ещё!
   - Ты не поторопишься?
   Марина снова зевает.
   - Судя потому, как ты набегалась, там уже давно остался кто-то один, а второй сейчас лопату ищет, чтобы труп закопать быстренько. Или они оба в таком состоянии, что помощь оказывать бесполезно?
   Идут не торопясь. Одна намеренно никуда не спешит, вторая все нормы по бегу выполнила на несколько десяток вперёд.
   - Слушай, пожарный кран со щитом там близко?
   - Зачем он тебе?
   - Осень нынче тёплая. Эти двое похоже, на солнышке перегрелись. Началам гражданской обороны тебя тоже учили. Шланг бы размотали, да из брандспойта спрыснули бы этих двоих, если они ещё на ногах стоят. До нового года ещё вон сколько, а они уже дуэли затевать начали.
   - Нет, Марина, пожарный кран там далеко, - ответ с невозможно убийственной серьёзностью.
   Подходя, Херктерент убеждается - за лопатой ещё никто не пошёл. Народ слишком уж плотным кольцом стоит.
   Марину без разговоров пропускают в первый ряд.
   М-да. Вот и эта, уже сильно не сладкая, парочка.
   Пока ещё живые. И даже почти не побитые.
   Стоят друг напротив друга, опустив клинки. Стараются отдышаться.
   Ну да, если учесть, сколько беготня за Мариной продолжалась, то длится эта драка - дуэлью тут и не пахнет - уже довольно долго. Странно, что никого из преподавателей нет. Хотя, при здравом размышлении взрослых людей понять можно. Никому не охота совать нос в дела, где Еггты замешаны. Есть шанс оказаться крайним, а они всё равно сухими из воды выйдут. Пока никого под покрывалом не несут - и ладно.
   Пока очевидно - эти двое сперва жестоко поссорились, притом настолько, что спор решили закончить на оружии. Не поленились за ним сходить и сюда вернуться.
   Эта первая или окончательная размолвка в этой парочке?
   Пока никто не ранен.
   У Рэды клинок весьма качественный, видно - под неё ковался, ну так упоминала же, что у неё кузнецы знакомые есть. У Димки - обычный массовый меч. Он сын офицера, право носить длинный клинок имеет. Хорт такое право получила от Марины.
   Любоваться на фехтовальное состязание нет ни малейшего желания.
   - Мальчики - направо, девочки - налево, - гаркает Марина, - поигрались детишки - и хватит. Расходитесь.
  Сразу два взгляда попытались Марину испепелить. Она их 'детишками' обозвала, хотя из троих как раз Марина самая младшая. Неужели помнят?
   - Я неясно выражаюсь? Расходитесь. Яйца выеденного не стоит всё, что между вами было.
   - А если мы не хотим? - Димка всегда отличался повышенной смелостью. Или тупостью.
   - С мечом на пистолет идти не самая умная идея, - вокруг Марины образуется пустое пространство. Стандартный армейский откуда-то взялся у неё в руке, - Убивать вас, придурков малолетних, не буду. И не надейтесь. Если не разойдётесь, тупо каждому что-нибудь прострелю, поболезненнее. И скажу - так и было. Сами знаете, мне - поверят. Как я стреляю - вы все осведомлены. Считаю до пяти. Раз!
   На счёте 'три' Димка резко вгоняет клинок в ножны. Повернувшись к Рэде спиной, идёт прямо на толпу. Пред ним расступаются.
   Рэда, неожиданно повернув клинок рукояткой вверх, резко втыкает его в землю. Падает на колени, закрыв лицо руками. Её всю трясёт. Кто-то к ней бросается.
   - Извиняюсь, успокоительные капли для истеричек с собой не ношу.
   Пытающиеся поднять рыдающую Хорт девушки как-то странно косятся на Марину. Неужто у Рэды истерика настоящая? Помнится, в бой она раньше спокойно шла. Правда, тогда была уверенность в собственном превосходстве. А Марина эту уверенность убила с крайней жестокостью. Похоже, история повторилась. И снова с крайне неприятным для Р результатом. И снова без Марины не обошлось.
   - Делайте с ней, что считаете нужным. От меня ей сегодня опасаться нечего.
   - Блестящая сыгранная сцена из древней трагедии, - Софи словно из-под земли появляется, - в решаю момент появляется существо из машины, и предотвращает кровопролитие. Просто блеск!
   Легонько хлопает в ладоши.
   - Кровопролития тебе хочется? Ну, так я и устроить могу!
   В сторону сестры Марина не поворачивается, но пистолет по-прежнему в руке. Народ всё дальше и дальше от них отодвигается. Вместо одного конфликта назревает другой, но свары Херктерент - вещь в общем-то привычная. Точно известно - никто никого не убьёт, если не пытаться ввязаться.
   - У меня тоже пистолет есть, но я напоказ оружие не выставляю.
   - Иногда люди по-другому не понимают.
   - Или некоторые иначе не умеют разговаривать.
   Марина нарочито медленно убирает оружие. Осведомляется, уперев руки в бока.
   - Довольна? Что ты мне хотела сказать?
   - Удовлетворена, что безопасность окружающих больше не подвергается неоправданному риску.
   - Зато твоя вот прямо сейчас может и подвергнуться.
   Софи отступает на шаг.
   - Я хотела с ними поговорить, но ты раньше успела.
   - Этим двум придуркам следует научиться не выносить напоказ то, что лишь их двоих касается.
   - Такие ссоры часто затевают, чтобы побольше зрителей вокруг оказалось.
   - В следующий раз просто пройду мимо. Дам им возможность убиться друг о друга.
   - Ты уверена, что это именно то, что они собирались сделать?
   - Я уверена только в том, что у меня есть срочные дела совсем в другом месте. Да и у тебя, вроде бы, тоже.
   Поворачивается и уходит, направляясь к себе. Если она что-то понимает, Софи надо продолжить разговор без посторонних. Когда допустимые мерки ожидания уже заканчиваются, Сонька наконец, появляется.
   - Я к Рэде заходила. Ей очень плохо сейчас.
   - Не знала, что у тебя есть задатки няньки. Ты, вроде бы, специализируешься на процессах, предшествующих появлению в семье представительниц этой профессии.
   - Рада, что у тебя настроение хорошее. Тебе их не жалко?
   - С чего? Я сопли вытирать только себе умею. Не ценили того, что раньше было - ну так пусть жрут то, что сами и заварили.
   - Как говориться, катализатором в этой реакции как раз ты выступила.
   - Сама знаешь, на кого ты похожа, и так же, как и она, начинаешь обвинять меня во всём происходящем. Может, и война из-за меня началась?
   - Сама бы от подобной славы точно не отказалась.
   - Ты о чём-то другом собиралась поговорить.
   - Рэда очень переживает, что с тобой поссорилась.
   - Поссорилась... Ха-ха. И она это ещё так называет! Да вообще-то за такую 'ссору' это я её должна была на куски рубить.
   - Чаще ограничиваются исцарапанным лицом и выдранными волосами, но ты у нас известная противница полумер.
   - Или начинаешь разговаривать нормально, или что-нибудь будет выдрано или сломано уже у тебя.
   - Попробуй с Рэдой поговорить. Вам же уже случалось заключать перемирие.
   - Будет в другой раз тонуть - вытащу. Но не более. Да и в тот раз - ни будь рядом Эриды, я бы не полезла. И не было бы сейчас никакой Рэдрии.
   - А вот это ты врёшь, Марина.
   - Ну, вру. Имею иногда право на маленькие слабости?
   - Так ты теперь договороспособна? Так ей и передать? У них всё на самом деле кончилось. И тут без вариантов. Можешь мне поверить.
   - Могли бы и вовсе не начинать. Если придёт - есть шанс, что поговорю, но могу и в окно выкинуть. Тут уж от неё всё зависеть будет.
   - Хорошо. Так и передам.
   - У меня приёмные часы не круглые сутки.
   - Она это и так знает.
   - Глупость людская! Тобой могил больше вырыто, чем всеми войнами, вместе взятыми.
   - Давно тебя потянуло цитировать древних философов?
   - А это не они. Я сама такое только что придумала. Решила начать собирать цитатник из моих высказываний? Могу ещё парочку подарить.
   - Обойдёшься.
   - Как знаешь.
  
   Глава 2.
  
   Рэде, похоже было плохо на самом деле. Её гости из медицинского корпуса посетили. С машиной. Правда, ни под покрывалом, ни как-то иначе Хорт никуда не увезли. На следующий день на занятиях она не появляется. К середине дня Марина уже знала, что Рэде выдали освобождение от занятий на три дня, врачей вчера вызвала не сама Рэда, а как раз Софи.
   Сама Марина никого ни о чём не спрашивала, но скорость распространения слухов в школе следует описывать какой-то неизвестной науке величиной. Равно как и чью-то болтливость.
   К концу обеда вспоминает, не обнаружив Рэд за столами - за завтраком её тоже не видела. Тогда значения не придала. Теперь же... Одним из самых крайних проявлений людской глупости, особенно сверстницам присущей, Марина считает намеренную голодовку. Чаще всего по причине обнаружения мифических жировых складок, но и другие причины случаются.
   Поев, Марина никуда уходить не стала, поджидая опоздавших и прикидывая, кого за Рэдой послать, если та так и не явится. Сама к ней не пойдёт, чести много, но и начать загибаться от голода даже дуре тоже не позволит.
   Рэда явилась. Шла, как заводная игрушка, совершенно не глядя по сторонам. Марину рукавом зацепила и даже не заметила. Еды набрала вполне обычное количество. Но как пищу потребляла... Если бы машины были живыми, то они наверняка с такими же отсутствующими физиономиями пили бензин.
   М-да, похоже Хорт вчера угощали чем-то посерьёзнее 'Кошачьей радости'. Может, и помогло, только чтобы сейчас опознать в Рэде живого человека, требуются определённые усилия.
   С опозданием Марина соображает - первыми людьми, с кем Хорт стала общаться, были как раз она и Эрида. Рэда почти за целый год в школе ухитрилась ни с кем не сблизится. Только с Мариной дралась, да ножами швырялась.
   При здравом рассуждении получалось - даже объяви Софи Рэде бойкот, та бы это не сразу заметила. Девушки с ней и так практически не общались. Хотя, многие размеру груди завидовали. С парнями завязывать контакты до недавнего времени она и сама не стремилась. Определённое внимание к ней самой было в наличии. Но с Софи ссорится - дураков нет.
   Сейчас - по крайней мере какое-то время - вряд ли с ней будут искать контакты. Связываться с бешеной - не сильно много желающих.
   Хотя внешние данные Рэды в глазах многих вполне способны затмить недостатки её характера.
   С какой скоростью новые отношения завяжутся и развяжутся? Прошлый раз чуть больше месяца прошло от самой нежной нежности до самой лютой ненависти. Может, вообще больше ни с кем связываться не захочет. Или, наоборот, слишком быстрой станет. Пока любой вариант вероятен, и все они Марине абсолютно до лампочки. Включая прыжок Рэды с крыши.
   И сейчас Хорт оказалась выкинутой из успевшего стать привычным круга общения. Опять сидеть вечерами в одиночестве и в себе копаться. Инстинкт самосохранения в школе блестяще развит, конфликтующего с любой из Херктерент никто к себе не позовёт.
   Сонька уже успела на ушко шепнуть - уже несколько раз про Рэду спрашивали, она только отмалчивалась. К Марине, в силу действия того же инстинкта, никто просто не полез.
   Традиционно происходящее прошло мимо Эр. С неё бы могло статься при отсутствии другого общества, как-нибудь вечерком отправится Р поискать. Но в том-то и проблема, от отсутствия общества разноглазая никогда не страдала, хотя некоторых из её рыбок-прилипал Марина при случае стукнула бы чем-то тяжёлым.
   Через три дня Хорт стала появляться в классах. Ожидаемо садилась подальше от Марины. В прошлом году Рэдрия ухитрилась показать себя, сдав некоторые предметы сразу за два года, чтобы получить возможность с нового года ходить на одни занятия с друзьями, с кем хотелось проводить побольше времени. Возможность получена. Марина не удерживается от иронии - как часто то, на что потрачено много сил и средств оказывается, в итоге, совершенно ненужным. Впрочем, успех частично достигнут - Эрида и сейчас ничего против не имеет. Но у неё в классах любимые места есть. И надо слишком уж большой наглостью обладать, чтобы подойти и рядом сесть. Рэда нагла не настолько. Всем остальным взгляда Марины хватает.
   В остальном Рэда ведёт себя вполне обычным образом, то есть дуясь на всех вокруг, как рассерженный ёжик. Её тоже никто не трогал.
   Какой мотив преобладал 'не трожь, оно и вонять не будет' или просто помнили, как Рэда швыряет ножи - осталось неизвестным.
   Херктерент, впрочем, заметила - ножей при Рэде нет. Причём нет ни метательных, ни каких-либо других. Пистолета тоже нет, хотя в Островной резиденции успела им обзавестись - опять же благодаря Марине. Теперь из гордости не носит?
   Когда вызвали, вышла и ответила. Как обычно для неё, чуть лучше среднего. Марина подметила лёгкую заторможенность в движениях, речь, медленнее обычной и более глухой голос. Наверняка сорвала, когда на этого орала.
   Марина поздно пришла ей передали - орала Рэда тогда на Димку страшно. Он тоже за словом в карман не лез, но, судя по запомненным высказыванием, просто огрызался на лай. Даже жалко становится, что тогда не спешила. Много интересного пропустила.
   Динкерт видела и слышала всё с самого начала, но некоторые разделы родной речи для неё остаются неизвестными, несмотря на общение с Мариной. В окружении её родителей просто не было такого количества профессиональных вояк, слывущими первыми в Империи знатоками неизящной словесности.
   Марина, Дима и Рэда с такими общались с самого раннего возраста.
   Без крайней необходимости крепкие и очень крепкие слова в разговор вставляла только Марина. Потом у этих двоих, точнее уже не двоих, дошло до крайней степени этих крайностей.
   Динкерт многого не запомнила и ещё меньше поняла, но даже услышанного Марине хватило. Можно было получить представление, как протекают ссоры в семьях, где никто не обладает красноречием Саргона и Кэретты.
   Другое дело, что отгремевшая недавно сцена была из тех, что происходят два раза - первый и последний.
  
   Конфликт как-то окончательно выветрил ещё витавшие всюду остатки летнего настроения. Учебный год, наконец, начался по-настоящему.
   Хотя некоторые предпочитают витать в облаках. Динка всё лето о приятеле ни разу не вспомнила. Но стоило увидеться - и всё снова началось. Неуёмная активность теперь тратится строго на одного человека.
   Марина где-то довольна - избавлена от назойливого внимания Кошмара, где-то и злится слегка. Хотя не на что - как только противоположный пол появляется, все старые друзья идут куда подальше. Работает, кстати, на оба пола одинаково.
   Эрида остаётся образцом постоянства. Мозги, как ни странно, переключились исключительно на учёбу, оставив где-то за бортом все прочие увлечения. Даже никакие парочки больше не обсуждает. Хотя там обсуждать-то особо и нечего, для сторонних наблюдателей развалилось всего две. Все прочие остались в прежнем состоянии, новые ещё не успели сформироваться.
   Змеедевочка как-то ухитрилась добавить загадочности и без того специфическому облику. Сама никаких контактов ни с кем не ищет, и ей пока достаточно.
   Марине учиться откровенно лениво. Всё слишком быстро получается, её всезнайство - постоянная и всем известная величина. Вот только задания теперь выполняются по принципу не 'быть лучше всех', а 'отстаньте вы все от меня'. Всё равно оказывается в первой десятке любого списка.
   Мастерство, то есть мозги, не пропьёшь! Только применять их особо не на что. Подготовка к Битве ещё не начата, да и неизвестно, будет ли в этом году, слишком уж в прошлом народ заигрался. Как-никак, раненые были самые настоящие, плюс одно покушение на убийство. Марина может планы на будущее узнать, но элементарно не хочет.
   Иногда можно тупо по течению плыть. Точно ведь известно - где-то там дальше водопад. И мимо него - ну просто никак.
   Силы просто ни на что прикладывать не хочется. В конце концов, в моторах рыться просто грязно, а Марине за месяцы почти исключительно в воде и вблизи её тупо надоело пачкаться. 'Руководства службы' даже для 'Драконов' в библиотеке есть - вот и изучайте.
   Херктерент быть главным ремонтником элементарно надоело. Хотя если начать разбираться, надоело вообще всё. Даже на Эриду с трудом удаётся не срываться. Даже её беззлобность начинает казаться напускной, под которой что-то крайне хитрое скрывается.
   Софи себе верна, но, как Марине кажется, даже полётами совершенно без огонька занимается. Сама признала: 'Я тупо часы налётываю для будущего'. Если учесть, что чуть ли не впервые сестрёнка сказала 'тупо' в адрес самой себя... В прошлом Марина тут же взялась вокруг этого какую-нибудь теорию выстраивать.
   Но теперь просто наплевать. Тупо и тупо. Её дело. Уровни классификации пилотов меняются постоянно. В военное время - особенно часто. Думала, Софи после весенних событий перехватчиками увлечётся. Но нет, по-прежнему фронтовой авиацией бредит.
   Ну так вперёд, если жизнь не дорога.
   Те пулевые отметины на броне всё чаще вспоминаются. Пусть расследование давно завершено, виновный был наказан, а Эорен теперь за тысячи километров отсюда - но от нехороших мыслей никуда не деться.
   У неё тогда был настоящий танк, один из первых с противоснарядным бронированием. Часть пуль попали как раз около прибора мехвода, ещё несколько угодили в башню, одна так и вовсе царапнула наблюдательный купол. Голова Марины была там совсем рядом, пусть и за несколькими сантиметрами стали.
   Знал ли 'кот', что танк настоящий? Так ли уж он плохо стрелял? Или от волнения мозги переключились с бегущей Эорен на пункт инструкции по борьбе с танками, предписывающей вести стрелково-пулемётный огонь по приборам наблюдения?
   Свои выводы Марина тогда озвучила, в протокол их внесли, но, судя по дальнейшим событиям, значения не придали.
   Будь у неё ходовой макет, как большинство танков в позапрошлом году - могло бы быть два, а то и три трупа. Фанеру пули бы пробили с лёгкостью. Остановив танк, можно было бы снова перенести огонь на нескладную фигуру.
   Правда, был и серьёзнейший аргумент против - никто из 'котов' не знал башенного номера танка Марины. Не знал и незадачливый стрелок.
   Но пули всё равно попали. Спасла броня. Но брони-то могло и не быть...
   Роскошные траурные номера газет тогда бы вышли! Прервана блестящая жизнь! Трагически погибла надежда Великого Дома! Убита Младший Еггт!
   Хотя нет, про неё бы точно не дали написать, что убита. 'Трагически погибла' преобладало бы. Хорошо, возраст не тот, а не то бы было 'скончалась после тяжёлой и продолжительной болезни'.
   Про Эорен бы тоже что-нибудь хорошее написали.
   Жизнь имела все шансы оборваться на самом взлёте. Логика подсказывает, не поверили, будто именно её хотели убить тогда правильно.
   Но чувства по-прежнему заставляют считать по-другому.
   Умирать Марина совершенно не собиралась. И чуть не была убита, причём тупо за компанию.
   Хотя она и сама могла убить ничего ей не сделавшие экипажи 'Драконов'. Тоже не самое приятное воспоминание - как помешательство всеобщее накатило на них тогда с этими снарядами.
   Есть ещё хранилища, что зимой не нашли. Вот в ближайшее время, сама сходит и все подорвёт. Это-то она делать умеет, а доверие к окружающим значительно снизилось.
   Как-то иначе стало всё вокруг смотреться. Если Битва будет и в этом году, она первая полезет проверять, чтобы ни у кого не оказалось боевых патронов.
   И соответствующий отчёт с печатями и подписями с той стороны затребует.
  
   Прогулка по уничтожению боеприпасов заняла полдня. Тогда не нашли примерно треть от спрятанного. 50-мм сам по себе снаряд небольшой, но если их много...
  Никого посвящать не стала, а то всяких помощничков ещё не хватало.
  Когда парк строили, была мода сооружать где надо и не надо всевозможные заброшенные 'древние' руины. Логика просто блеск, как строили в Храатской империи - вещь прекрасно известная, до уровня завоевателей, мягко говоря, не дотягивали.
   Да и архитекторы вдохновлялись не сохранившимися сооружениями (по мнению Марины, пригодными только для производства щебёнки), а собственной фантазией, с которой у большинства было неплохо.
   В одно из наполовину скрытых в земле - причём это архитектурный стиль такой - сооружений Марина за несколько раз и перетащила все снаряды. Носила особо не таясь, всё равно мало найдётся смельчаков спрашивать, куда она направляется. Стены толстенные, выдержат взрыв и чего посерьёзнее.
   Взрыв выдержали. Даже не слышно было почти.
   Собственные закрома Марина не тронула, пусть там тоже боеприпасы имеются. Больше она дурить со стрельбой по 'котам' не собирается, а про её тайники даже Динке не всё известно. Тем более, та в них и не заглядывала, по крайней мере, с начала учебного года.
   Ну вот, дело сделано - и опять нечем заняться. Как-то не придумывается ничего. Хотя раньше идеи всегда находились -не у неё, так у других, а таланты Марины требовались для реализации.
  
   Как назло, ещё полтора дня убить надо. В столицу съездить? Ха! А чего она там не видела? Даже на выставку трофеев попадает только, что до этого подробно описали в очередном выпуске справочника 'Мирренская императорская армия'. Последний выпуск Марина читала уже. Пока новый не появится, на выставке делать нечего.
   Попробовать, как сестрёнка, съездить по магазинам пройтись, накупить всего, большая часть которого никогда потом не понадобится?
   Хм. А зачем? Вещей у Марины и так многовато, а талантами разноглазой пространство расширять она не владеет. Тем более, Марину собственный внешний вид вполне устраивает.
   Идёт, камушки пинает.
   Софи говорила - её страшно раздражают бесконечные прилипалы, которым она постоянно зачем-то нужна. Иногда даже прятаться приходится.
   'Обратная сторона популярности'-констатирует Марина.
   'Знала бы ты, как они меня все достали!'
   'Так подальше посылай, умеешь же прекрасно'.
   'Марин, жизнь не завтра закончится. Мы все ещё можем друг другу понадобиться'
   'Ценное замечание'.
   Вот так и хочется что-то сказать про эту самую ценность. Да не выходит что-то.
   Как можно одиночеством наслаждаться? Всё-то эти писатели вечно перевирают. Тут уже и по назойливости Кошмара и странностям разноглазой скучать начинаешь.
   Пойти, что ли, кого из них поискать?
   Но навстречу только Рэда движется. Так же под ноги смотрит и камешки пинает. Марину замечает - но только запнулась на мгновение и дальше идёт. Парк, как-никак, общий. Сказануть ей что-нибудь? А почему бы и нет? Марина всё равно ничего не потеряет, да и дерётся что с оружием, что без, куда лучше Рэды.
   - Кажется, я недавно поняла, почему у твоего отца с матерью не сложилось. С бешеной жить - то ещё развлечение.
   В силу обстоятельств Хорт относится к редчайшему типу людей, кто на оскорбление матери реагируют совершенно спокойно, иногда даже с мрачным юмором.
   - Откуда узнала? - резко оборачивается Рэда. Ощутимо напряглась, но не до такой степени, чтобы в драку кидаться.
   - Узнала что?-недоумевает Марина.
   - Про бешеную.
   - Ты сама всей школе недавно показала. Знала, что девичья память коротка, но что настолько...
   - А, ты про это, - Хорт почему-то становится похожей на мячик, откуда воздух выпустили.
   - А ты тогда про что? Или очередная тайна мирренского двора?
   - Да нет тайны никакой. Отец... Ту женщину тоже бешеной звал. Скрывает, но знаю, ему не слишком нравится, что всё больше становлюсь на неё похожей.
   - Мне бы такое тоже не слишком понравилось.
   Рэда словно не замечает.
   - Говорил, 'у меня, кроме тебя, от неё только шрам остался'. Я видела, какой. Снаружи, но главный внутри.
   - И ты решила, пока молода, её подвиги начать повторять? Смотри, даже тут не все такие, как этот. Сама знаю тех, кто при подобной выходке тупо проткнул бы тебя между сисек. И плевать бы было, что на север потом улетит.
   - Отец чуть и не улетел. Дело на него было заведено. Она слишком поздно поняла, что беременна. Я была не нужна. Это почти местью было, меня ему оставить. Она заявление забрала, от всех претензий отказалась, настояла на закрытии дела.
   И, по сути дела, избавилась от меня сразу после рождения.
   - Раньше ты говорила нечто другое.
   - Раньше и было многое по-другому.
   - Откуда мне знать, что ты правду говоришь?
   - Марина, ты ненавидишь, когда придуриваются, а сейчас придуриваешься сама. У тебя же прямой выход на министра. Сама можешь узнать про все дела, с моим отцом связанные.
   В логике Хорт не откажешь.
   - Не особо люблю во всякой грязи рыться, особенно, если мне самой это ничем не угрожает. При желании твоему отцу отказаться от тебя было бы намного легче, чем матери.
   Рэд самым натуральным образом щерится.
   - Подозреваю, между ними были какие-то негласные соглашения, не позволяющие так поступить. Во всяком случае, до истечения срока давности.
   - Так он по-моему, десять лет, если за незаконную дуэль с нанесением тяжко вреда здоровью. Было бы желание - ты бы совсем не сюда поехала. Я, кстати, так и не поняла, почему твой отец второй раз не женился. Человек известный, внешностью - тоже ничего, тебя, как оказывается, тоже не слишком любил.
   - Я тебе говорила уже, Марина.
   - Сама сказала, тогда всё по-другому было. Сейчас что думаешь? Может, тоже какие негласные соглашения были?
   Рэд невесело усмехается.
   - Нет, никаких соглашений точно не было. Были только его собственные взгляды. Знаешь, кого вышедшая замуж женщина ненавидит самым лютым образом?
   - Тоже мне, тайна мирозданья. Детей своего мужа от прошлого брака. Эта ненависть часто распространяется и на собственных от неудачного. Почти как у животных, когда новый глава прайда убивает всех котят предыдущего льва.
   - Сама почти всё и сказала. Он не хотел, чтобы я в обстановке ненависти росла. Можно сказать, на определённые жертвы пошёл.
   - Любовь на одну ночь стоит совсем не дорого,-пожимает плечами Марина, - в каких районах этим торгуют - каждому мужчине известно. Говорят, обходится намного дешевле, чем постоянные связи поддерживать. В доеггтовские времена туда сплошь и рядом ненужных дочек сплавляли. Сейчас народ подобрел немного, ребёнка относительно просто сдать на государственное обеспечение. Причём чем ребёнок меньше - тем лучше.
   - В детстве я что-то такое краем уха слышала при разговорах с родственниками. Потом... Потом он меня если и не полюбил, то по крайней мере, привязался.
   - Возможно, стоило бы привязываться поменьше.
   - Понимаю твой намёк, Марина. Тогда наши с тобой пути не пересеклись. Но ведь экзамены сюда могут сдавать ученики любых школ. Даже не самых хороших. Мозги-то у меня всё равно были бы те же самые.
   - В определённых местах они у тебя вполне могли бы не развиться.
   - Могли. Но произошло только то, что произошло. И нам теперь всем с этим как-то жить.
   - Живи!-пожимает плечами Марина. - Я тебе мешать не собираюсь. Если сама не начнёшь под ногами путаться...
   - Да я сама теперь десятой дорогой буду обходить тех, на кого ты внимание обратишь. Твой характер выносить - очень специфическим человеком надо быть.
   - Ага. Меня больше трёх лет терпели, а ты за месяц опротивела,-Марина рассчитывала, что Хорт кинется в драку, но та только машет рукой.
   - Я как та рыбка - поняла, что целиком добычу не заглотить, ну и выплюнула, пока ещё дышать могла, а рыбка полностью не переварилась.
   Кажется, теперь Хорт рассчитывает - в драку Марина кинется. Она ещё на что-то надеется?
   В любом случае - не дождётся.
   - Новых рыбёшек половить решила? Не таких колючих?
   - Ты сама заметила: я ещё молода. Время есть.
   - Ты сейчас находишься в месте, где вокруг максимально возможное количество перспективных парней. Дальше их количество только сокращаться будет, да и некоторые вещи,-проводит рукой по груди,-со временем могут совсем безобразными стать.
   Кажется, этим Рэду зацепила сильнее. Но удержаться всё равно сумела, ответив колкостью.
   - Это и хорошо, и плохо одновременно, когда кроме 'Ведьм' у девушки и смотреть не на что.
   - Зато с 'Ведьмами' у меня всё хорошо, - ржёт в ответ Марина.
   Рэда ограничивается демонстрацией кулака.
   - Или ты на всех так обиделась, что решила интересы разноглазой разделить?
   - Это уже совсем не по правилам удар, - слишком уж Рэда угрюма. Как бы всё на деле дракой не кончилось. Весёлое бесстрашие привычно охватывает Марину - с одной стороны, Хорт сейчас противник совершенно не её уровня, с другой - так бить на самом деле нечестно.
   При всех своих мышах в амбаре, отношения Эр что с Рэд, что с Мариной продолжали оставаться обыкновенными дружескими.
   Это её на фигурках сродни собственной переклинило, где хватает длинненького, маленького, да и, в целом, гармоничного. Среди эшбадовских таких было большинство, Коаэ и Динка банально не доросли ещё, а довольно крепкие Марина и Рэд стандарту красоты разноглазой попросту не соответствовали.
   Вот Софи подругу начала откровенно сторонится. Кажется, иными красками заиграла схожесть фигур. Марина заметила - у Эр сестра появляется только вместе с кем-нибудь.
   Ладно хоть сама разноглазая несколько успокоилась, а то новый набор - как на подбор. Слишком многие определённому вкусу станут соответствовать в ближайшее время. Островитянки и сейчас все, чудо, как хороши, за исключением чуть мелковатой на фоне остальных четверых Медузы.
   Впрочем, как раз разноглазая первой её странность и почувствовала.
   Как-никак, именно она надоумила Марину пойти и познакомится.
   Хотя сама Эр сейчас относительно спокойна, но ведь приступы неуёмной энергичности на неё накатывают периодически. И стали уже её заводить куда-то совсем не в те воды.
   Марину беспокоят её рыбки-прилипалы, постоянно что-то выклянчивающие (чаще всего успешно) и чувствуется, уже сейчас согласные абсолютно на всё, что может взбрести в разноглазую голову. Судя по летним событиям, мысли туда заходят крайне разнообразные.
   К счастью, в первую очередь для окружающих, Эрида ещё не изжила своеобразной застенчивости: должно немало времени пройти, прежде чем решится о чём-то человека попросить. Во многом именно это удерживает Марину от применения к некоторым гостям Эр чего-то тяжёлого.
   Вот только время работает против Марины, людей со временем Эр перестаёт опасаться, тем более вокруг неё слишком старательно демонстрируют самое лучшее к ней отношение.
   - Так я ответа не слышу.
   - 'Это не твоё дело', я так понимаю, не устроит?
   - Совершенно правильно понимаешь - всё что вблизи Эриды происходит, меня непосредственно касается.
   - Я даже имени её не называла, - Хорт искренне оскорбляется, - и если тебя это до такой степени волнует, то могу тебя заверить: широту её взглядов я совершенно не разделяю.
   - Она умеет быть очень настойчивой,-криво ухмыляется Марина.
   - Я не в её вкусе, и это-то ты прекрасно знаешь.
   - Ого! Вкус, выходит, изучила?
   - Крайне сложно было не заметить. Мне от неё совершенно ничего не надо, во всех смыслах, и это ты тоже должна прекрасно знать!
   - Я абсолютно точно знаю - люди никогда, золотыми чернилами пишу - никогда не меняются в лучшую сторону. Становятся всё хуже и хуже. Крайне сложно не ронять свой уровень, когда всё вокруг подталкивает к обратному. Вверх лезть - слишком большие усилия надо прикладывать. Под горку - проще.
   - Ты о чём вообще? Философия за пределами школьного курса - вне моих интересов.
   - Да я о своём вообще-то.
   - Тогда и я о своём скажу. Я разочаровалась в определённом человеке, но не в характере подобных отношений. Как ты сама заметила, всяких разных тут много. Даже не все из тех, кто зимой мне встречаться предлагали кого-то себе нашли. Так что, даже у меня есть возможность выбора. При этом, дело именно во мне, а не в моих 'ведьмах'.
   - На самом деле тебе ногу сломать, чтобы за языком следить научилась?
   - А и ломай. Тебе же и будет хуже в итоге. Безнаказанной ты останешься, тут я иллюзий насчёт равенства перед законом не питаю. Кости у меня срастутся. Вот только тебе не всё равно, что вокруг говорят. И Марина Саргон в глазах окружающих превратится в обыкновенную богатенькую злыдню, не имеющей ничего, кроме отцовских денег. Ты слишком славой своей дорожишь, и опускаться не станешь. Сейчас же все видят - ты гораздо сильнее. А победа над слабым никому не добавляла славы. Только презрения и ненависти.
   Так и хочется Хорт врезать, но только кулак сжимается всё сильнее. Ох, точно не зря Рэда здесь оказалась. Не зря. Не хочется признавать, но Рэдрия права. Сейчас стычка с ней в невыгодном свете выставит только саму Марину.
   Народу вокруг прилично. Только посему-то на паре ближайших скамеек нет ни одного свободного места, хотя совсем недавно там никто не сидел. Да и те, кому куда-то надо было, сбавляют шаг то и дело оглядываясь.
   Херктерент и Хорт рядом. После лета впервые, что уже само по себе зрелище. А тут ещё и разговаривают не вполне мирно. Плюс вагон самых разнообразных слухов и сплетен. Намечается интересное зрелище.
   Что же, придётся оставить всех разочарованными. Всё-таки, именно Марина славиться умением делать то, чего от неё меньше всего ждут.
   - Ладно! Живи пока. Мне тут настоятельно рекомендовали перемирие с тобой заключить.
   - Сама бы не догадалась?
   - Может, да, а может, нет. Нам по большому счёту, особо нечего делить. Плохой мир...
   - Лучше хорошей войны, - кивает Рэда, - год переговоров лучше одного дня боевых действий.
   - Ты 'Историю дипломатии' прочесть решила?
   - Книга не секретная и не запрещённая.
   - Ладно!-Марина протягивает руку,-Мир?
   - Мир!
   Кажется, упомянутую книгу Рэд прочла на самом деле, понимает важность различных жестов на публику. Пожимает руку.
   Марина сжимает куда сильнее, чем следует прежде чем отпустить. Но Хорт даже не морщится.
   Кажется, был слышен всеобщий вздох разочарования.
   За ним вскоре последовал второй, когда Марина и Рэд пошли дальше не вместе, а каждая в свою сторону.
  
   Марина от нечего делать идёт в ангар, где танки хранятся. Проходится мимо рядов грозных когда-то боевых машин, сейчас, по сути дела, годных только для игр подростков. За прошедшие месяцы ожидаемо никого не убыло. Более удивительно, что никого не прибыло. В прошлые года обязательно летом находился кто-то, покупавший машину-другую.
   Или они уже всем генштабом проводили оптовые закупки?
   'Драконы' перекрашенные стоят - школьные гербы нанесены по грэдским правилам нанесения опознавательных знаков. 'Коты' придерживались мирренских.
   Образцы боеприпасов тоже выставлены, но Марина точно знает - эти снаряды пустые.
   Как-то всё выглядит воспоминанием о совсем древнем прошлом, хотя на деле совсем немного времени прошло. Её волновало, что бы это всё двигалось и, самое главное,- стреляло. Теперь - словно ряд старых игрушек.
   Впрочем, как те, так и эти игрушки свою задачу выполнили - помогли стать взрослее.
   Эти-то игрушки возрасту Марины вполне соответствуют. Вот только она сама не уверена, захочется ли ещё раз в башню лезть.
  
   Особо не торопясь, направляется к Эр. Хоть что-то в этом мире постоянно - её чудачества. Пусть и становящиеся со временем всё более и более странными, но хотя бы не наносящие никому вреда.
   Как и ожидалось, разноглазая у себя. Одна. Сидит, рисует. Очередной приступ увлечения графикой у неё. В товарных количествах воспроизводит сценки из жизни Островной империи. Многие лица напоминают знакомых с Архипелага.
   Традиционно для неё на рисунках много обнажённого тела, что в общем не противоречит представлениям современной науки о тогдашнем быте.
   - Привет! Рада, что ты с Рэдой помирилась.
   - У нас что, свехсветовую связь изобрели?
   Эр удивлённо озирается по сторонам, словно устройство сверхсветовой связи разыскивает. Отвечает совершенно серьёзно.
   - Вроде бы нет, мне только телефонный аппарат поменяли. Но там вроде принцип устройства неизменен.
   Марина закатывает глаза.
   - Эр-р-рида! Ты невозможна. Аппараты поменяли вообще-то всем.
   - На сверхсветовые?
   - У тебя же, вроде, 'отлично' по физике! Знаешь же, эту скорость превысить невозможно.
   - Я знаю, есть ещё межпространственная физика, где много какие законы нарушаются.
   - Угу. И про гораздо большее, из тех, что действуют просто в учебниках не пишут.
   - Напишут когда-нибудь. От знаний, что скрывают, никакого толка.
   - Боюсь, мы не доживём до этих времён.
   - Я бы, скорее, прошлое посмотреть не отказалась. Знаю же, со временем при межмировых переходах много всяких странных вещей происходит. Там года прошли, а здесь десятилетия, или наоборот.
   - Давай о настоящем поговорим лучше. Тебе кто про меня и Рэду сказать успел?
   - Разве это секретно было? Мне сказали, вы так громко разговаривали, вас половина парка слышала.
   - Было дело,-не стала спорить Марина, что она, что Рэдрия часто переходят на повышенный тон, сами этого даже не замечая,-Так кто такой наблюдательный.
   - Инри забегала. Часто говорит, 'тут так здорово! Столько всего интересного происходит!'
   - Ещё одна, занимающаяся сплетнями вместо учёбы?
   - Насколько я знаю, у неё нет никаких проблем с успеваемостью.
   - Угу. Или просто преподаватели знают, она с тобой дружит.
   - Марин...-такая интонация разноглазой - верный признак: ей что-то крайне не нравится,-почему ты всегда говоришь про людей только плохое?
   - Потому что я, в отличии от тебя, живу в настоящем, а не выдуманном мире.
   - Неправда, Инри хорошая.
   - Я разве сказала про эту Инри что-то плохое?-в категорию прилипал девочку Марина не записывала. Что вокруг Эр оттирается - так не из соображений подхалимажа, а просто, как ни смешно это звучит, Эрида просто старше и куда опытнее в школьных делах.
   - Не говорила, но наверняка подумала. Я настолько хорошо тебя знаю, что кажется, могу читать некоторые твои мысли.
   - Я бы точно спятила, если бы смогла прочесть твои.
   - А что в них такого? Мысли как мысли. Разноцветные.
   - Даже слишком. Как я всё время забываю, что с художником разговариваю?
   - Ты же сама неплохо умеешь рисовать.
   - Ага. Умею. Только вот в голове и на ней у меня не столь разноцветно.
   У Эр справа тоненькая косичка зелёного цвета с множеством нанизанных ярких бусин.
   - Ну и что?-пожимает плечами разноглазая.-Мне нравится.
   В её исполнении - совершенно непрошибаемый аргумент.
   - Так с Рэдой теперь всё по-прежнему теперь будет?
   - Не маленькая, понимать должна. По-прежнему не будет уже никогда. Ни в чём.
   - Жалко...
   - Тебе-то что? Ты с ней не ссорилась.
   - Она ко мне давно не заходила.
   - Гордость показывает. Сама бы могла её номер набрать, тем более с нового телефона.
   - Да как-то неудобно было.
   - Почему люди так любят всякие разные сложности себе на пустом месте придумывать?
   - И это ты говоришь? Вспышка ревности как раз у тебя была. Я думала, этого чувства в твоём исполнении вообще никогда не увижу.
   - Сама попробуй, потом и поговорим.
   - Я вообще не ревнива.
   - В теории? У меня с памятью проблем нет.
   - У меня тоже проблем нет. Мне не будет неприятно, если увижу человека, с кем целовалась, целующимся с кем-то другим.
   - Даже по нашим временам у тебя чересчур широкие взгляды,-замечает Марина. Слишком уж много всего разнообразного летом произошло. Повторением далеко не всего следует заниматься.
   - А что с моими взглядами не так? Человек не может принадлежать другому человеку. Брак-общественный институт, во многом подобный рабству. С рабством у нас давно покончили.
   - Если верить статистике, второй по числу мотив умышленных убийств в нашей стране - убийство на почве ревности. На Юге, кстати, ситуация точно такая же.
   - Ну вот, я же говорила! Всевозможные пережитки мешают людям строить более совершенное общество.
   - Я только хотела сказать, твои взгляды большинством не разделяются.
   - Ещё совсем недавно многие миррены не разделяли взглядов меньшинства на допустимость не только церковных браков и упрощение разводов. Теперь это даже у них - норма. Скажешь, большинство было право?
  - Если я правильно помню, такой пережиток чуть ли не пещерных времён, как церковь и религия, с твоей точки зрения вообще подлежит полному уничтожению. Притом вместе с большинством носителей. Я не права?
   - Мы с ними воюем, вообще-то. И сами подлежим полному уничтожению.
   - Ты знаешь, даже обезьяны воюют друг с другом. Не очень-то мы временами от зверей и отличаемся.
   - У большинства зверей есть всё-таки какие-то ограничения на связи друг с другом. Иерархия, различные виды семейных отношений.
   - У одного из самых близких к нам видов человекообразных как раз в ходу свободные отношения. Причём без особого различия пола. Иногда нам не мешает поучится у животных. Этот вид, к тому же, самый миролюбивый из человекообразных.
   - Ну вот, они со своим миролюбием так обезьянами и остались. А нам агрессивность дала множество вещей, без которых жизнь была бы куда хуже.
   Тот же наркоз, бывший одним из факторов спасения твоей жизни, придуман военными врачами, причём как в этом мире, так и в том. Я уж молчу про работы в области межпространственной физики, они с самого начала и по сегодняшний день на все сто военная разработка.
   Без этих работ - уже около года тебя бы просто не было. Ещё один красивый саркофаг сама-знаешь-где стоял бы. Интересно, кому бы работу заказали? Тот скульптор умер уже, а твой отец в Академии уж очень многих не жалует.
   - Не знаю,-просто отвечает Эр, она совершенно серьёзна,-думаю, саркофаг бы стоял в другом месте. Мне бы построили отдельную гробницу. Ни к чему после смерти объединять тех, кто никогда не виделись при жизни. Главный архитектор 'Сказки' жив, и активно работает. Кстати, есть какая-то архитектурная традиция - во дворце, построенном для одного человека, потом должна быть построена и его гробница.
   Я, если честно, так и думаю, что когда-нибудь навсегда в 'Сказке' останусь. Даже пару мест присмотрела, где потом останусь навсегда.
   Ты знаешь, где это.
   - Не советую туда торопиться, 'эпоха увядания'-откровенно дурацкое направление в искусстве.
   Разноглазая словно сама с собой разговаривает.
   - Направление как направление. Смерть ведь в любом случае неизбежна. Не показывала, ни тебе, ни вообще никому. Я в том году... В самом конце лета, нарисовала, как должен этот саркофаг выглядеть. Лежит очень далеко спрятанный пакет, где написано 'вскрыть в случае моей смерти'.
   - Если он спрятан далеко, то его потом могли бы десятки лет не найти. Бывали такие случаи, - даже у Марины не всегда получается сначала думать, а только потом говорить. Но Эр продолжает как ни в чём ни бывало.
   - Нет, не могли. Я ещё... Перед первой операцией написала нечто вроде 'Завещания'. Отдала отцу в запечатанном конверте. Там всё было написано, что где лежит из того, про что не всем известно.
   Когда... Снова смогла на воздух выходить... Первое что отец сделал - при мне этот конверт сжёг. Показалось, он тогда плакал...
   - М-да,-замечает Марина. Несчастному случаю с собой она придавала куда меньше значения. Хотя... Эр ведь знала - от наркоза может не проснуться. Возможность смерти для неё была вполне ожидаемой.
   Эр, как обычно, понимает паузу как-то по-своему.
   - А хочешь, я тебе эти рисунки покажу? Их же никто-никто, кроме меня ещё не видел. И ведь не понадобятся больше они.
   Марина только рукой махнула. Эр почти полностью скрывается в шкафу.
   - Через несколько десятилетий они всё равно могут пригодиться.
   - Нет, не понадобятся,-доносится из-за дверцы,-к тому времени я что-нибудь другое создам, смерти посвящённое.
   - Нет уж, ты лучше давай и дальше жизнь воспевать. Это у тебя гораздо лучше получается.
   Из-за дверцы возникает Эр. Без пакета, но с довольным-довольным прищуром на рожице.
   - Тебе тоже мои 'Зимние красавицы' и 'Цветы весны' нравятся? Более жизнеутверждающего я ничего не создала.
   - Эр-р-рида! Ты невозможная!
   К сожалению, или к счастью, пакет находится. Эр даже в таком деле не смогла удержаться от любимого стиля 'под старину'. Аж пять сургучных печатей с личным гербом Эр.
   Подспудно Марина ожидала, Эрида ударится в пресловутое 'мирренство', самое распространённое обвинение художников в адрес друг друга, хотя никто и не мог привести однозначного определения.
   Но в данном случае в связи с затронутой тематикой вполне ожидалось подражание мирренской классике. Как-никак, надгробные памятники свойственны Югу в значительной степени больше, чем Северу.
   У грэдов и сейчас самый распространённый способ погребения - кремирование. Видимо, сказывается пережиток жизни на островах, где не слишком много плодородной земли и нет возможности переводить её ещё и на покойников.
   Некоторые и сейчас хранят дома урны с прахом родственников, но большинство предпочитает вмуровывать их в стены в специально отведённых местах. Традиция очень древняя, на Архипелаге подобные стены обнаружены.
   Грэдские кладбища занимают по площади куда меньше места, нежели мирренские. Хотя, оказавшись в ситуации изобилия земли, грэды тоже стали практиковать погребение умерших.
   Разумеется, богатые люди строили себе склепы, это примерно одинаково распространено и на Юге, и на Севере. Плюс у мирренов распространено погребение известных людей внутри церковных зданий.
   Именно надгробные памятники и саркофаги с подобных захоронений наиболее известны.
   Большинство особым вкусом не блещет. Покойный изображается лежащим на спине со сложенными на груди руками.
   Вроде бы у скульпторов прошлого было распространено изготавливать памятник с типовой фигурой заранее, только без лица. При поступлении заказа относительно быстро изготавливалось лицо, в зависимости от степени таланта, имевшее ту или иную степень сходства с умершим.
   Ценность таких памятников по мнению Марины - исключительно в возможности изучать по ним детали убранства древних воинов, ибо таких памятников сохранилось куда больше, чем образцов вооружения соответствующего периода.
   Как-то забыла: самое глупое, что можно ожидать от Эр - банальности, причём неважно в какой области.
   Ничего подобного мирренским саркофагам нет и в помине. Она ухитрилась набросать несколько проектов памятников, подходящих для установке где угодно, только не на могиле.
   Слишком уж любит жизнь разноглазая. Плохо получается изображать скорбь и грусть. О истинном назначении памятника догадаешься, только если был знаком с автором.
   Но этим идеям так и суждено остаться на бумаге. Хотя, кое-что можно смело реализовывать. Единственный понятный многим намёк, для чего всё это создавалось - материалом предполагался мрамор.
   Белый - цвет смерти. Хотя про это помнят далеко не все - мраморных скульптур времён Островной Империи сохранилось немало. Другое дело, что люди успели забыть - когда эти статуи украшали собой города, они все были покрашены.
   Только раскопки на Архипелаге явили миру несколько сохранившихся цветных статуй. Пусть и работы провинциальных мастеров, они давали представление о уровне навеки исчезнувшего.
   Эр, как обычно, не искала лёгких путей. Предполагаемые размеры скульптур приведены. Чувствуется, с глыбами мрамора Эр никогда не работала, изготовление столь ажурных вещей практически невозможно.
   Хотя уровень иных современных скульпторов позволяет вытворять из камня такое...
   Для себя Эр почему-то решила остановиться именно на камне, хотя из металла можно создавать куда более эффектные образцы.
   Главное достоинство этих работ - они никогда созданы не будут.
   - Знаешь, я вот сейчас на них смотрю - и кажется, словно это не я делала.
   - Мастерство не пропьёшь,-хмыкает Марина,-твой стиль всё равно чувствуется, хотя тематика для тебя, прямо скажем, не характерная.
   - Ой, правда? Я почему-то думала, скажешь 'это словно не ты делала'.
   - Ещё раз на подобную тему потянет - сперва с Коаэ поговори. У неё на предмет воплощения образа живой смерти давно уже мозги переклинило.
   'И кто меня вечно за язык тянет? Опять что-то не то ляпнула'.
   - Нет, Марина, к теме смерти я больше обращаться не буду. Просто это не моё. Другие ищут и находят в этом что-то притягательное. Да и у меня какое-то странное было, когда над этим работала.
   - Да куда уж страннее,-раздражённо буркнула Марина.
   - Не злись. Я хоть немножко смогла Коаэ понять, она вечно в таком состоянии находится, как я тогда.
   - Змеюка наша вроде бы помирать не собирается. Хотя не удивлюсь, если кто-то, насмотревшись её работ, рано или поздно повесится. Ты вот слишком жизнь любишь, даже когда смерть рисуешь - всё равно скорбеть или пугаться не получается. Только грустить. Но этого уже я не умею.
  
   Глава 3.
  
   Ещё летом через МИДв Софи затеяла переписку с одним из принадлежавших отцу авиастроительных заводов, намереваясь приобрести для себя двухместный учебный самолёт. По сути дела -гражданский вариант истребителя. В теории, в личное владение можно приобрести и невооружённые боевые машины, но это запретили лично Софи, хотя она и не сомневается -с пилотированием истребителя справится, тем более, что у учебного абсолютно такое же управление.
   На школьном аэродроме таких машин несколько, но Софи захотелось заполучить лично свой. В школьных правилах имеется запрет на наличие у учеников личных машин. Про личные самолёты никакого пункта нет. Может, теперь и впишут, но закон, как известно, обратной силы не имеет.
   К тому же, Софи точно знает -до такой степени на авиации помешана в школе только она одна.
   Летающая лодка стоит теперь в ангаре на берегу одного из озёр Загородного дворца. Этот агрегат пилотировать ей так и не разрешили.
   В Загородном на предмет подчинения господствует стопроцентное единоначалие, и ничьи распоряжения, кроме Императорских персонал выполнять не станет.
   Машину сделали по образцу императорской, к возвращению в школу самолёт уже поджидал Софи на аэродроме.
   К самостоятельным полётам она уже допущена. В графики полётов записывается довольно часто, тем более на авиационное топливо нет никаких ограничений.
   Народ на технические подвиги пока не тянет. Хотя вопрос запуска баллистической ракеты с человеком на борту активно обсуждается. Но Софи уверена - у местных умников, даже с привлечением Марины, не хватит мозгов, финансовых и технических возможностей для запуска подобного агрегата.
   Хотя консультации с подводниками на предмет использования водолазных костюмов вызывают не слишком весёлые мысли. Ладно хоть выход на бомбардировочное командование имеет только она. Знает, какие костюмы используют экипажи высотных бомбардировщиков. При рекордных полётах по достижению максимальной высоты летали в аналогичных.
   Ещё выше полетят в чём-то подобном. Но пока пусть конструкторы, независимо от уровня инженерного образования кошечек запускать и, главное, обратно живыми опускать тренируются.
   Софи решила поостеречься лезть в любой агрегат школьной конструкции. Кажется, инстинкт самосохранения наконец решил дать о себе знать. Пусть сейчас и не строят ничего, тяжелее планера.
   Планеризм - давным-давно узаконенное, в том числе и для самостоятельной постройки, увлечение. Софи просто считает его не очень важной стадией на пути к настоящим полётам и благополучно миновала в своих увлечениях.
   Частенько вспоминаются 'Приложения' к 'Истории конструкций летательных аппаратов'. В этой части собраны сведения про аварии и катастрофы за несколько десятилетий. В силу специфики книги собрано множество сведений о происшествиях при испытаниях различных машин.
   Писалось теми, кто сами в испытаниях участвовали и многие из катастроф видели в живую. В той же части было немало про успешные случаи посадки неисправных машин. Был там и двухмоторный гоночный самолёт, едва не погубивший в своё время Императора.
   Внимательное прочтение как-то поубавило храбрости. Тем более, в последнем разделе были уже фотографии разбившихся реактивных машин. Попадались и кадры крайне эффектно выглядящих взрывов.
   Теперь сама любую машину перед взлётом будет самым тщательным образом проверять. Перед самым неудачным своим полётом Саргон под капоты двигателей не заглянул. Уцелел только из-за своей высочайшей квалификации, большинство лётчиков при подобной неисправности разбились бы. Тем более, Император откровенно лихачил, летая без парашюта. За Софи тоже такое водилось.
   Школьная телефонная сеть не имеет прямого выхода на город. Позвонить можно в любое место в любом корпусе. Но для звонка в город надо идти в административный или один из служебных корпусов.
   Софи знает -ещё в первый год Эриде предлагали сделать подключение к городской линии. Разноглазая гордо заявила: 'либо делайте такое всем, либо мне этого не надо'. Техническая возможность сделать всем имелась, но ей не воспользовались, опасаясь полностью разрушить учебный процесс бесконечными звонками за территорию школы.
   И так некоторые, даже на одном этаже проживая, ухитряются часами друг с другом по телефону болтать, будто пройти полсотни метров по коридору сложно.
   Софи тоже предлагали подобную связь провести, но она, во многом из-за Эр, предложением также не воспользовалась.
   Только теперь окончательно убедилась - правильно сделала. Иначе телефон бы ей оборвали бесконечными звонками. Яроорт тут первым бы был.
   Хорошо, телефон с собой носить невозможно, иначе Софи, вполне вероятно, убила бы кого-то из тех, кому она нужна постоянно. И так, стоит к себе хоть ненадолго зайти - десяти минут не проходит, чтобы кто-то ей не позвонил. У себя в комнате спокойно только ночью бывает, хотя бы выспаться дают, болтушки. Хорошо хоть, не будит никто -почти все сони ещё те, только Марина, да сама Софи рано поднимаются.
   Посылать далеко и надолго, швыряя при этом трубку, у сестрёнки так и не научилась. Хотя, похоже по данному вопросу с ней ещё придётся консультироваться.
   Хотя увольнения в город у принца довольно частые, с весны они не виделись. Софи понимает: считай детское увлечение перешло уже в игры взрослых. Она формально и так уже взрослая, но переходить на игры другого уровня, включая подписание брачного контракта и всё, что с этим делом связано, ей совершенно не хочется.
   Яроорт скоро должен выпуститься, и тогда серьёзного разговора уже не избежать. Но пока время есть. Можно даже позволить себе отвечать только на одно письмо из пяти. Принц стал письма писать, считай, со скоростью авиационного пулемёта. Новое почти каждый день, иногда и два сразу.
   Чувствует -Софи к нему охладела и пытается старые чувства разжечь. Некоторые считают: кого-то долго ждать - очень романтично. Сама принцесса считает -длительное отсутствие личных контактов чувства попросту убивает.
   Тем более, она сама к этим контактам не особенно стремится, поддерживая на минимально допустимом для себя уровне. В текущий момент наличие Яроорта где-то там выгодно ей самой, позволяя с лёгкостью отказывать всем, пытающимся завязать с ней отношения, выходящие за рамки дружеских.
   Но вечно так продолжаться не может. С Яроорта станется вскоре официально попросить её руки. Причём просить будет у неё самой.
   При таком раскладе ещё не отмерший на Юге до конца старинный обычай просить руки дочери у отца не кажется таким уж глупым. Иногда даже и неплохо, когда решение принимаешь не ты. Всегда будет, на кого вину свалить. Но если сама что-то решила, а дело потом пошло не так, то уже некого обвинять.
   Софи с детства знает список Великих Домов, на брак с представителями которых разрешения ЕИВ спрашивать не нужно. Дом Яроорта, разумеется, в этом списке. Еггту ещё не мешало бы узнать мнение Главы Дома, совсем недавно с этим могло бы совсем смешно получиться, ибо обязанности исполняла Марина. Обхохотаться можно - разрешение на брак потребовалось бы у младшей сестры спрашивать!
   Теперь Глава снова Императрица, от неё разрешение, считай, ещё во 'Дворце Грёз' получено. При всех недостатках Кэретта -принципиальный человек, если она что-то сказала, то письменное подтверждение этих слов является пустой формальностью.
   Любое Слово Еггта для Главы Дома совсем не пустой звук.
   Сугубо в теории Софи интересовалась у отца, что будет, если она когда-либо обратит внимание на человека не из списка. Ответ был достаточно прямой, хотя и с оттенком двусмысленности 'сперва поглядим, что это за человек'.
   Вот только проблема - появляться где-либо в свадебном наряде в планы Софи пока не входит. Хватит с неё шуточки Эр, изобразившей её в таком виде. Даже Императорские и Еггтовские драгоценности, положенные в таком случае не поленилась изобразить. Да что там драгоценности, даже старинная портупея с 'Золотой Змеёй' была в наличии.
   К счастью, Софи была первой и единственной, кому разноглазая этот рисунок показала. Демонстрировать ещё кому-либо Софи прямо запретила.
   Разумеется, дело не в качестве изображения. Софи ненавидит показное сюсюканье и восторги, прекрасно знает, в чьём исполнении увидела бы неизбежно. С некоторым людьми просто лучше не поднимать в разговорах определённых тем, иначе легко нажить полное разочарование в людях вообще и человечестве в целом.
   Тем более и так уже отношение к слишком многим стало весьма и весьма скептическим. Обратная сторона большого количества мозгов - сильно заметнее становится, насколько у большинства их маловато.
   Проблема в том, что общество слишком большое. И жить, замкнувшись в узком кругу себе подобных как-то не получится. Императрица пыталась, закончилось крайне скверно, даже у самого узкого круга обнаружилось достаточное количество врагов за его пределами.
   Старшая Херктерент достаточно умна, чтобы не повторять чужих ошибок, ибо только дураки учатся на своих, а Софи - умная.
   Надо бы пойти и Яроорту ответить. Давно не писала. После давнишней выходки сестрёнки, Софи заказала себе сейф, и всю переписку с той поры хранит именно там. Драгоценности туда складывать сплошь и рядом забывает.
   Личная информация имеет гораздо большую ценность, чем золото и камни. У производителей давно уже герб на эмблеме присутствует. Вполне заслуженно. Тот сейф, куда так неудачно залезла Марина, тоже их производства.
   Впрочем, в эти сейфы всегда забирались только те, кто имел на это право.
   Внешних признаков постороннего интереса к своему ни разу не обнаруживалось, хотя Марина знает, где он стоит. Впрочем, Софи сомневается, что в школе есть взломщик столь высокой квалификации.
   Даже сестрёнка при всех своих талантах -дилетант в этом вопросе.
   У неё сейф только для 'Глаза Змеи', и только меч в гордом одиночестве там и хранится, хотя теперь визуально в комнате всяких опасных вещей валяется куда меньше, чем в прошлом. Маришка повзрослела или просто прятать стала лучше?
   Самой Софи 'Золотую Змею' передали тогда же, когда ставили сейф Марине. Поставили ещё один и ей. Словно забыли - она, вообще-то, старшая, и меч у неё должен был появится первым. Сложилось впечатление -смотрели не на фактический возраст, а на класс школы. Где-то даже справедливо, ведь, считай, вся школа забыла - Марина младше Софи. Но в МИДв, а тем более, в канцелярии ЕИВ, должны же были помнить.
   Сама, возможно, виновата -раньше вопрос не подняла. Задумайся в прошлом она про определённые вещи - и Маришка бы была где-то не здесь. Так сразу и не решить, к худшему это или к лучшему.
   Марина тогда её переиграла. Переиграла исключительно ради процесса игры, цель была одна - старшую сестру позлить. Ещё и Эр за собой потащила. Вот без разноглазой в этих стенах точно было бы гораздо скучнее.
   Ей-то опасаться нечего - в её комнату никто в здравом уме и так не полезет. Хотя, те кто не совсем в здравом тут тоже имеются. И до сих пор не вычислены.
   Софи данное слово, как правило, держит. Даже если давала самой себе. Ждать будет до первого происшествия. Ибо с проблемными мозгами скрывается минимум двое.
   Портившая вещи (Софи уверена, что это именно девушка) и установщик камер (вот это мог быть кто угодно). Пусть пострадали от них исключительно в моральном плане.
   Тогда в общем решили спустить всё на тормозах. Но это тогда было. Если сейчас хоть что-то случиться - поисками займутся специалисты. И плевать, что это тень на репутацию школы и косвенно, на отцовскую, может бросить.
   Конкурс в 'кошачью' нисколько не снизился, и даже возрос. Хотя вляпались они тогда весьма серьёзно. Эорен -это всё-таки Эорен, принцесса Древнего Дома, не самая подходящая мишень для стрельбы.
   Как-то не хочется вспоминать, что они сами тогда стреляли по людям только так. Слабоватое утешение, убивать никого не собирались. Вот только у бронебойного по этому вопросу могло быть своё собственное мнение...
   Тогда им попросту очень крупно повезло. Пострадавшие от их огня максимум штаны себе испачкали. Могло быть и по-другому. Тоже дело на тормозах спустили бы, ибо у непосредственных виновников появления снарядов слишком уж много титулов?
   В общем, гаданиями пусть на Юге занимаются.
   У Софи новый страх совсем недавно окончательно оформился.
   На месте Эорен теперь может оказаться она. Или сестра. Или Эрида. Или даже Динка, причём как раз Кошмар в прицеле уже оказывалась.
   Бояться каждого куста? Всех и вся подозревать -оружия на руках за лето меньше не стало, скорее, наоборот?
   Пока вести себя по-прежнему представляется наиболее правильной тактикой. Вот только есть теперь страх. И с ним не сделать ничего.
   Ведь Эорен стрелка никогда ни в чём не подозревала. Он Эор просто не замечал, её это вполне устраивало. А потом вот что выяснилось. Свою значимость и силу решил показать, продемонстрировав, может убить.
   Кому и что решил доказать? При удачной стрельбе нашли бы ещё быстрее. И тогда так дёшево не отделался.
   Но это при любом раскладе прошлые дела. Враг может быть куда ближе, чем кажется. Эор только ещё одно подтверждение.
   Но она далеко, и она в безопасности. Софи пока здесь.
   Подспудно хочется, чтобы что-то случилось. Желательно без серьёзного вреда здоровью. Тогда можно будет трубку поднять, вызывая нелетающих орлов.
   Неужели они тогда, зимой, ничего не нарыли? Вроде бы качественно копали. Какова вероятность, что ничего и не было сверх того, что они отыскали?
   Марина тогда по-другому считала. Софи думала, у сестрёнки на почве проблем с собственной безопасностью в прошлом, на данном вопросе мозги маленько сдвинулись.
   Тогда она именно так считала.
   Сейчас же снова ни в чём не уверена. Во многом опять из-за Маришки. Если уж человек, кого знаешь всю жизнь вдруг демонстрирует себя с совершенно неожиданной и довольно жутковатой стороны, то чего можно ждать от тех, кого знаешь не столь хорошо?
   Хотя есть ещё слабоватая надежда -паникует Софи напрасно. Зимой ничего не нашли, потому что сверх произошедшего ничего и не было.
   Вот только надежда эта проходит по разряду самовнушения.
   Маришка смогла на людей, что недавно первыми друзьями числились наставить пистолет. Стала бы стрелять - про это только она сама и знает. От других, следовательно, можно ждать столь же неожиданных поступков.
   У кого-то может просто оказаться не столь твёрдая рука. Несчастные случаи при обращении с оружием сплошь и рядом убивают и калечат совершенно непричастных людей.
   Как там шутят про обезьяну с гранатой? Вот только не знаешь, кто может начать себя как животное вести.
   Понаблюдала за бесплатным представлением - как ревность, к тому же необоснованная, корёжит в общем-то, неплохого человека. Сейчас даже сложно сказать, кто в этой троице меньше всех связь с реальностью утратил. Все трое в общем-то, показали насколько они готовы убивать. Причём друг друга.
   По сторонам после такого представления поневоле начнёшь оглядываться. Словно вот-вот вчерашний друг может в спину пальнуть.
   Софи вертится на кресле, разгоняя невесёлые мысли. Кресло такое же, как у Эр. Любовь разноглазой к необычным вещам иногда может даже улучшить жизнь окружающим. Вещь, действительно, удобная сама бы такую заказать не догадалась.
   Трёт виски. Что-то слишком в голову много стало всего нехорошего забредать, хотя вокруг ничего страшного не происходит. Нет, война идёт своим чередом, за лето ещё у нескольких человек появились погибшие родственники. Слабоватое утешение - никого даже из дальнего круга знакомых среди них нет. Так, знакомы на уровне знания имён.
   От Софи не убудет, а человеку приятно, когда та самая по имени назовёт. Окружающим знать не обязательно, но обе Херктерент знают по именам вообще всю школу. Пишут, Великие Еггты знали имя последнего обозника в своих многочисленных, даже по нынешним временам, армиях. Наследников положение обязывает развивать аналогичное умение, тем более, что на память сёстры не жалуются.
   Пора бы прекратить так глубоко в себе копаться, такие раскопки вполне могут к комнате с мягкими стенами привести. Рисовать что-либо не хочется совершенно. Заставлять себя Софи умеет, но знает -ничего стоящего в этом случае не получится.
   Младшую пойти поискать? А что это даст? Она сейчас только огрызаться способна и, зная эту особенность, сама всех сейчас старательно избегает.
   Рэду вообще какое-то время лучше десятой дорогой обходить. Софи сама за словом в карман никогда не лезет, но упражняться в остроумии нет ни малейшего желания. Тем более, Хорт сейчас явно не в состоянии адекватно оценивать реальность. Правда, Марина с ней вроде бы помирилась, но в этих стенах всегда на все сто можно доверять только тому, что сама видела.
   Через вторые, а то и третьи руки всё доходит с возрастающим в геометрической прогрессии числом искажений.
   Ведь вполне серьёзно многие считали, у неё и Марины только отец один. Ненужные вопросы о статусе тоже возникали. Как же люди любят верить в собственные фантазии!
   Динкерт пойти поискать? Наиболее беззлобный и не завистливый человек после Эриды, известный Софи. Вот только одна проблема - умом далеко не разноглазая.
   Курица-наседка, каким-то образом попавшая в стайку хищных птичек. Из тех, кто замуж выходят, даже школы не закончив. Да ещё считают, что на этом их развитие как личности полностью завершается.
   Плохое что-либо про неё сказать сложно, но и будущую домохозяйку с рекламной картинки видеть сейчас не хочется. Бить по чьим-либо недостаткам внешности Софи мастерски умеет, если их нет -тут же что-нибудь придумает, от чего рыдать потом долго будут.
   Но во сейчас это умение лучше попридержать и не применять на совершенно безобидных. Пусть и не слишком умных.
   Кошмар - это Кошмар и есть. Облегчённая версия Марины, этим одновременно сказано и всё, и ничего определённого. Но раз желания общаться с оригиналом желания нет, то и блёклую копию лучше не трогать.
   Тем более, она только недавно начала разбираться со всеми достоинствами и недостатками собственного пола. До того слишком уж напоминала ребёнка, кто может играть иногда даже не понимая, во что именно. Как-то мешать Динке Софи не собирается. Прийти же к ней, как к старшей не придёт. Это Софи точно знает, в людях до какой-то степени она разбирается, в состоянии оценить, кто на что способен.
   Ехать в столицу в текущий момент времени кажется далеко, долго, но прежде всего, страшно лениво.
   Да и что Пантера, что Хейс -довольно занятые люди. Всё-таки иногда надо вспоминать -мир большой и совсем не вокруг Софи вертится. Да и вряд ли они сейчас что-то ценное Софи скажут.
   У них для копания в себе просто времени нет.
   К сожалению, нет в школе сейчас аналога Хейс. Она бы сумела конфликт загасить ещё до того, как клинки покинули ножны. Но такие способности - талант, имеющийся не у каждой. Если прошлое вспомнить, она всегда оказывалась там, где что-то назревало. Чутьё, инстинкт -называй, как хочешь -был в наличии.
   Хорошо понимала, что могут натворить великовозрастные детишки с доступом к оружию и не до конца сформированными мозгами. Скорее всего, это тоже присутствовало.
   Редчайший случай, когда ум значительно превосходил по развитию тело. Гораздо чаще бывало наоборот. Как у той же Рэды совсем недавно. Можно не сомневаться, мозги первой перемкнуло именно ей. А уж игнорировать подобные физические достоинства в состоянии только скопец. Димка скопцом не был... И всё завертелось, чуть не кончившись кровью.
   Пожалуй, надо бы сходить, Змеедевочку поискать. Как-никак, её мрачноватый талант именно Софи первой заметила.
   Коатликуэ к крови и смертям относится спокойнее всех. Причём, так и не поймёшь, она такая и есть, или просто старается соответствовать жутковатому имени.
  
  
   Звонить не стала. Просто взяла и пошла. Найдёт - замечательно, нет - невелика потеря, мало кто от общества Софи Саргон в состоянии отказаться. Собственно говоря, на территории школы способных саму Софи проигнорировать ровно одна, зеленоглазая такая.
   Змеедевочка оказывается у себя. За столом сидит, раскладывает по столу свою бодронскую коллекцию. Настоящих бодронских вещей тут, пожалуй только памятное каменное сердце из чёрного с красным камня. Остальное - современные копии древних украшений, наверняка пресловутый желтый металл для бижутерии и младших степеней наград. Подлинное бодронское золото стоит чудовищных денег.
  Золота этого к грэдам в своё время, попало немало, но почти всё оно превратилось в монеты, ибо и в то время действовал принцип 'для войны нужны три вещи - деньги, деньги и ещё раз, деньги'.
   Сосуд бодронской керамики на столе присутствует. Вещь, может, и подлинная -подобное сохранилось в изобилии. Интересно, сама купила, или подарок разноглазой? С Эр станется и подлинного золотишка подарить, хотя модный сейчас в прикладном искусстве бодронский стиль ей совершенно и не нравится.
   Змеедевочка вертит в руках глиняный свисток с изображением черепов. Да и сам вроде вытянутого черепа.
   Увидев Софи, подносит ко рту.
   - Не делай этого!
   От испуга чуть вещицу не роняет, но всё-таки кладёт руку на стол. Софи тяжело выдыхает. Коатликуэ, вытаскивающая кольцо из гранаты и то безопаснее смотрелась, чем с этой вещью в руках.
   Софи плюхается на свободный стул. Устало спрашивает:
   - Ты хоть знаешь, что это?
   - Нет. Марина подарила. Только что буквально ушла. Сказала 'Завалялась у меня пара бодронских вещичек. К чему им без дела лежать? Забирай себе. Они, может даже подлинные, во всяком случае очень хорошие, полностью функциональные копии'.
   - Она не сказала, 'не дуй в них'?
   - Нет, ничего подобного она не говорила.
   - Ты хоть знаешь, что это такое?
   - Храмовый свисток. Использовался при религиозных церемониях. А что в нём такого?
   - Бодроны, хотя и людей жрали, и человеческими жертвоприношениями баловались, и в содранной человеческой коже могли расхаживать, были всё-таки людьми с довольно богатой фантазией. Их гончары вот до таких штучек додумались. Как только сообразили так воздушные потоки пропускать таким образом, что получается жуткий крик смертельно напуганного человека. Причём, очень громкий крик.
   Коаэ подносит свисток к губам.
   - Сказала же, не надо. Я знаю, как эта штука звучит. Всем покажется, что здесь кого-то зверски убивают. Ну и вредина же Маришка...
   - Но я не хотела никого пугать. А саму себя не считается.
   - Сходи куда-нибудь, где никого нет, да проверь. Это по-настоящему страшный звук.
   Марина в детстве эту игрушку против Софи использовала. Напугала до слёз. Впрочем, подобный крик в ночи кому угодно добавит седых волос. Кажется, Марине тогда чуть ли не первый и последний раз в жизни серьёзно попало даже от Сордара.
   Как именно тогда младшую наказали, Софи потом не могла вспомнить, но от применения этого устройства Марина воздерживалась. Хотя и притащила его в школу. Значит, и зимой первого года здесь было, однако Марина предпочла имитировать вопли рыси. И воровать требуху.
   Хотя человеческие вопли в качестве дополнения к рысьим зимней ночью имели бы куда больший эффект. Что-то бесстрашную Маришку тогда удержало. Может, боялась, что кто-то особо нервный в ответ на такие вопли начнёт стрелять по кустам? Или вспомнилось что-то не слишком весёленькое из собственной биографии?
   Коаэ кладёт черепушку в сосуд. Софи разглядывает остальные безделушки. На первый взгляд слишком уж напоминают виденное на картинках и у разноглазой. Среди всего прочего, Эр ещё и бодронские вещички собирает, помня о происхождении великого предка.
   Хотя, про Рэндэрда точно известно: несмотря на кровь, он был из тех бодронов, что стремились быть большими грэдами, чем сами грэды. На языке предков кроме ругательств не знал ничего, писать на нём, разумеется, не умел. Для сравнения, и Чёрная Змея Дина I, и тройка Чёрных Еггтов, и следующие две Дины владели этим письмом и языком блестяще, хотя язык в ту эпоху уже находился в состоянии вымирания.
   Сама Эрида при всём желании с бодронами никак себя соотнести не сможет. Единственная дочь Рэндэрда была не его по крови. Девочку генерал удочерил. Дом матери Эр с неё и начался.
   - Где ты этого всего набрала? - со страхом ожидает ответа 'Подарок Эриды'. Разноглазая по уровню трат начинает превосходить Кэретту в лучшие времена. А этого добиться крайне непросто. Разорить соправителя крайне сложно, но разве это в состоянии остановить любительницу неразрешимых задач?
   - На Архипелаге купила.
   Софи выдыхает. Всё-таки не настоящая старина, столичная мода на древние украшения и их копии и до зубастых окраин Империи докатилась. Бодроны в Островной Империи не жили. Если и попадали, то только в качестве рабов. Хотя они и сами теми ещё работорговцами были. Даже их кровожадным богам такие количества пленных в жертву не требовались, а на земле у них работали, в основном, свободные люди.
   - Так это не настоящее всё! Бодроны не жили на Архипелаге.
   - Я знаю. Просто, вещи уж очень интересные. Да и подлинное здесь есть тоже. Вот эти серьги и это, - она усмехается, - украшение для носа, это, кстати мужская вещь, носилась только воинами, мне Эрида подарила.
   Без разноглазой ожидаемо всё-таки не обошлось.
   - Ваза 'Победа!' есть в национальных сокровищах - одна из первых вещей после высадки, где дата стоит. Как раз такие украшения на неё перелили. Войско огромное тогда разбили. Собрали с убитых и сорвали с пленных - это величайшее унижение было такой вещи лишится.
   - Мёртвым всё равно, с чем их закапывают. Или сжигают. Тогда пленных почти не брали, - ну, наконец-то от Змеедевочки слышишь что-то ожидаемое, - Мы у них научились кубки из черепов делать.
   - Ага, на Юге нам эти кубки до сих пор поминают, как признак нашей дикости.
   - Говорят те, у кого один из основных религиозных обрядов - ритуальное людоедство и питьё крови.
   Хм. Коаэ, оказывается, умеет в иронию. Софи не знала. Хотя после недавней выходки сестрёнки в очередной раз вспоминается отцовская поговорка про совместное поедание большого количества соли.
   - Марина говорит, у неё есть такой кубок есть. Вот бы посмотреть!
   - Есть такое, - нехотя признаётся Софи. Первые Еггты людьми были суровыми. Если обещали кому-то из его черепа вина выпить - обещания выполняли. Золотых дел мастерам тоже хорошо платили. Даже про Дину III чёрная легенда есть, будто она могла вырезать и съесть печень зарубленного врага. Что как-то не вяжется с тем, что она была прекрасным знатоком огнестрельного оружия и великолепным стрелком.
   - Марина ещё говорила, она знаменитые маски из черепов примеряла. Ну, те, что с глазами из камней и лезвиями в зубах.
   - Врёт сестрёнка. Эти вещи тяжёлые слишком, на лице их не закрепишь. Там камня куда больше, чем кости. И это у бодронов захвачено вообще-то, а то любят сочинят, будто Чёрная Змея черепа врагов на них пустила.
   - А почему она так делать не могла?
   - Почему-почему! -что к этим маскам все так прицепились, будто от Великих Еггтов больше ничего не осталось. На вопросы разной степени глупости про маски эти Софи уже забыла сколько сотен раз отвечать приходилось, - Это погребальные маски и храмовые украшения, вообще-то. Живые люди их не носили никогда. Календарь у бодронов был, притом довольно совершенный. На погребальной маске ставили дату смерти, на храмовой - дату принесения дара храму. Всё это давным-давно прочитано. Там самая новая сделана за пятьдесят лет до рождения Рыжей Ведьмы. Я бодронские даты читать умею.
   - Я тоже умею. Даже считала, какой год сейчас будет по тому счёту. Знаю, когда по такому счёту родилась.
   - По какому календарю?, -не удерживается Софи от мелкой шпильки.
   - По обоим. Простой - это тот, где восемнадцать месяцев по двадцать дней плюс пять пустых дней, чтобы с солнечным совпадал. Второй - он больше для гаданий да предсказаний использовался, тринадцать месяцев по двадцать дней, всего двести шестьдесят. В первом календаре ещё такие названия месяцев были. Не цифры, как у нас.
   - И как твой месяц называется?
   - Месяц снятия кожи с мужчин, это часть последнего десятидневья пятого - полтора десятидневья шестого.
   - А мой?
   - Последнее десятидневье одиннадцатого - первое двенадцатого. Месяц поднятия знамён.
   - Верно, - хмыкает Софи, - ты любую дату можешь высчитать?
   - Да. И к циклу в пятьдесят два года привязать. Календарь так похож на существовавший у тех... Поклонявшихся той, чьё имя я ношу.
   Софи таким счётом тоже владеет. Не потому, что в этом был какой-то смысл -просто хотелось разобраться, что это за года кроликов да кремневых ножей, которыми вдруг стала считать время Марина.
   Угу. Просто мелкая демонстрировала, как здорово она считает -в отличие от тупицы старшей. Хвасталась своими математическими способностями. Но и у Софи с математикой всё тоже оказалось неплохо.
   - Ты сама этот календарь выучила? Про него же в учебнике половины главы не наберётся!
   - У нас же изучают континентальные культуры позднего периода Островной Империи. Вполне себе школьный курс. Правда, необязательный. Я хожу, мне нужно. Прочла уже всё, что в школьной есть по этому периоду.
   Про схожую культуру из другого мира тоже всё изучила.
   И ведь не хвастается совершенно. С Мариной общая черта - никогда не поймёшь, чем именно голова забита. Обе очень крепко себе на уме.
   Причём Коаэ по угрюмости временами ухитряется превосходить Марину.
   - Давно тебе Эр эти украшения подарила?
   - Нет. Летом. На День Рождения.
   Софи чуть не выругалась. Отмечали прошлым летом с шумом и гамом. Одна корона из перьев чего стоила. А за год всё из головы выветрилось. Летом чуть про сестрёнкин День не забыла, пропустив всех прочих. Хотя у Коатликуэ, в зависимости от точки зрения, про День забыть либо легко, как-никак, первый день лета, у многих головы ещё не перестали от экзаменов пухнуть, либо практически невозможно -первый день лета, как-никак.
   А вот разноглазая при всей своей несобранности ничего не забыла.
   - Она тогда с Мариной вместе пришла, твоя сестра мне этот сосуд и подарила. Даже с сертификатом подлинности, - плеснула солёной водички змеедевочка. Теперь ещё думать, с умыслом или без. Младшая тут тоже ухитрилась Софи обойти, хотя и совершенно не задавалась этой целью.
   - Ничего про меня не сказала?
   - Нет. Они обе тебя не обсуждают никогда.
   Софи, в общем-то, тоже на вопросы о Марине старается отмалчиваться, хотя их иногда таким хитрым способом задают -не хочешь, а выложишь какую-то информацию. Впрочем, Софи сама великолепный знаток подобной тактики и так уж легко её не подловить. Но попытки не прекращаются -подруженьки, что б им почаще икалось!
   - Так маски те можно будет как-нибудь увидеть? - прерывает Коатликуэ слишком уж затянувшееся молчание.
   Хм. Софи и не знала, что может при посторонних так же, как и Эр, погружаться в раздумья о чём-то своём.
   - Что? Ты о масках? Если одна или с Эр в столицу соберусь, надо тебя не забыть позвать. Это не закрытая часть коллекции. Кое-что даже в музейной части дворца выставлено.
   - Здорово будет!
   - И не говори! У нас же в парке полно бодронских монументов. Или они тебе надоели уже?
   - Нет, не надоели. Но они как бы мёртвые уже.
   - Они и были неживыми.
   - Для нас. Для создававших их было по-другому. Живой - тот, который всегда стоял в том месте, для которого был предназначен. Таких сейчас нет ни одного. Эти мертвы.
   Как победители нарубили голов побеждённым и водрузили их на пики, расставленные вокруг лагеря. Эти камни сейчас - как те головы. Представление можно получить, но жизни в них уже не будет никогда.
   - Ещё скажи, кровавые жертвы им надо приносить. У нас как раз такой камень есть.
   - А это - для вырванных сердец чаша, - показывает на подарок Марины. Знает младшая, что подарить. - Эти вещи умерли. Мертвы навсегда, как создавшие их люди. Что вещь, что человек, умерев никогда не возродятся вновь. Просто могут долго лежать и не портится. Но смерть - это навсегда.
  
   Глава 4.
  
   В конце месяца ожидаемо собрался Генштаб в полном составе. Тема для обсуждения - одна-единственная. Назначение нового начальника - по сути дела, командующего. Начальником всегда был кто-то из выпускного класса, почти всегда ещё в прошлом учебном году было очевидно, кто станет следующим.
   В этот раз единства мнений не было. Марину из возможных кандидатов устраивают абсолютно все. Особо гениального никто ничего не придумал и не предложил, но дело все знают. В конце концов, список Еггтовских генералов Рэндэрдом вовсе не ограничивался.
   Парой слов перекинувшись с Софи, понимает - сестра такого же мнения придерживается.
   На совещании садится чуть в сторонке от всех. Присутствует исключительно по причине знания такого слова как 'надо!' Пока дело не дойдёт до технических или разведывательных деталей ей в обсуждение лезть ни к чему.
   Кто чей сторонник или просто друг, всем прекрасно известно. Если до голосования дойдёт, Марина тупо поддержит первую фамилию в списке. Скорей бы решали уже что-нибудь, всё равно ничего другого сегодня обсуждать не получится.
   - Тут есть кандидаты на этот пост куда лучше меня,-раздаётся командный голос первого в потенциальном списке. Голос у парня что надо, со всем остальным, включая амбиции, тоже полный порядок, в чью же пользу ему взбрело в голову отказаться?
   Почему-то гомон стихает. Марина соизволит поднять нос от книжки, всегда испытывала лёгкую зависть к людям, способным спать в любых обстоятельствах.
   Что за!
   Рукой показывают именно на неё, все остальные пялятся так, будто никогда Марины не видели.
   - Она же ещё не в выпускном,-шепчет кто-то.
   - В 'Правилах' никаких ограничений на возраст начальника нет,-авторитетно заявляет явно уже бывший кандидат,-Предлагаю назначить на эту должность Марину Херктерент.
   Снова гомон, на этот раз, одобрительный.
   - Моим мнение могли бы сперва поинтересоваться,-пробурчав так, что всем слышно, Марина встаёт.
   - Ты разве, против?-чуть ли не с мольбой.
   - Разумеется, нет,-Марина подходит к столу.
   Уж чего она точно не боится, так это ответственности. Считает преступлением необоснованный отказ от предложенной. Верхом человеческой глупости и тяжким преступлением считает поступок отрёкшегося императора из того мира отказ от повторного взятия власти. В стране опять кризис, августы с цезарями не справляются. Снова зовут к власти старого бойца. А он капустой выращенной собственноручно хвастается. Угу, на территории дворца, размером с целый город. Никогда Императору нельзя забывать, где там его доспехи сидят. Этот вот сознательно позабыл, где доспехи хранятся.
   Хотя своими делами в лучшие года пару сотен лет жизни государству подарил, фактически собрал Империю заново. Церковь единобожников, чем-то похожих на мирренскую задавить пытался, за что крайне положительно оценивается Мариной, несмотря на все выкрутасы после отречения. Процент свершений всё равно куда больше процента ошибок.
   Даже механизм смены власти придумал, только вот не заработало это устройство. Придуманное одним человеком рано или поздно придумает и другой. Грэдский механизм передачи престола как раз напоминал идеи одного из последних великих императоров Рима. И он работает уже несколько сотен лет. В Риме - не сложилось.
   Струсил Диоклетиан на старости лет, испугавшись ответственности. Кажется, дело кончилось самоубийством, когда осознал, что верх берут те, кто к отрёкшемуся никакого почтения не испытывают.
   - Ещё кандидатуры имеются?
   Согласный отрицательный гомон. Кто бы сомневался - ответственности люди боятся больше всего.
   - Одно маленькое уточнение,-ну это Софи с её привычкой всюду стараться оставлять за собой последнее слово,-Не вздумай назначать на какую-либо командную должность меня. Я не лидер, а уникальный боец-одиночка.
   Раздаются смешки. Именно этого Софи и добивалась. Усаживается назад, не забыв церемониально кивнуть.
   - Меня ещё не утвердили!-стукает кулаком по столу Марина.
   Потолок чуть не обваливается от хохота.
   Дальше что-либо обсуждать уже невозможно.
   Одно назначение Марина всё-таки делает. И даже фиксируется по всем правилам.
   Ответственным за производство боеприпасов назначена Эрида. Её произведения всегда взрываются там и тогда, где требуется. При этом она никогда не создаст ничего по-настоящему опасного.
   Слишком хорошо в химии разбирается и высоко ценит человеческие жизни.
   Распоряжение ни у кого возражений не вызывает. Все видели, в кого превращается рассеянная и безалаберная Эрида, стоит ей взяться за реактивы.
   Просто готовая злодейка-химик из книжонок в ярких обложках. Как и персонажи оттуда, абсолютно гениальная в нескольких сферах деятельности.
   Совершенно не приспособленная ко всем остальным.
  
   Наличие вооружения и техники Марина и так лучше всех знает. За лето на подвиги по закупке новых образцов никого не потянуло, отчасти из-за того, что старых откровенный переизбыток. Нового появилось только два малосерийных пулемёта межвоенных выпусков. Явно для смеха продававшиеся под видом охотничьих карабинов. Угу. На треногах и с бронещитками тянули на несколько десятков кило. Причём на обязательный для охотничьего оружия одиночный огонь их переделать забыли.
   Ещё два подбитых 'Дракона' появились из-за родственных связей одного из выпускников с замом министра тяжелой промышленности. Восстановить их теперь сложновато, но вполне можно использовать в качестве источника запасных частей.
   Тяжёлые танки сторон из-за технических неполадок выходят из строя столь же часто, как и от огня противника.
   Да и обе Администрации, после прошлогоднего сражения, едва не превратившегося в самое настоящее побоище, определённые меры приняли, резко ограничив внесение средств в общие кассы из которых оплачивались все закупки новых образцов техники.
   Ещё не хватало, чтобы Софи Саргон обзавелась настоящим стратегическим бомбардировщиком, а её сестра - батарей железнодорожных транспортёров. Да и среди 'котов' есть аналогичные 'таланты', не знающие, куда деньги девать.
   К счастью, на модернизацию имеющегося никаких ограничений не наложено.
   Пытливость юных умов откровенно недооценена.
   Больше никаких изменений в 'Правилах' не намечается.
  
   Талантам 'уникального бойца-одиночки' Марина находит применение уже на следующий день. Разумеется, про покупку учебного самолёта знали все, машина индивидуальной отделки наверняка сильно отличается по качеству изготовления от серийных машин. У блестящей до отвращения имеется двойной комплект подвесных баков (совершенно излишний, исходя из возможных маршрутов полётов) и лежащий в отдельном ящике авиационный фотоаппарат. Место для его установки на машине в наличии.
   Достаточно быстро установлен, и Софи отправлена полетать и пофотографировать над 'кошачьей' территорией.
   Появление у извечных оппонентов авиации не прошло незамеченным 'котами'. Аэродром они оборудовали достаточно быстро. Но за два года так и не смогли обзавестись летающими самолётами.
   Самую негативную роль сыграло, что Херт был 'законником' не только по прозвищу, и оформление всех разрешений заняло немало времени.
   Это не Саргон, сплошь и рядом сперва что-то делавший, а официально оформлявший всё это сильно попозже задним числом. Херт так поступить не мог.
   Вопрос престижа - это одно, а отношения с Эридой - сильно другое. Разноглазая вполне могла попросить не сильно торопиться с оформлением разрешений.
   В любом случае, в текущий момент времени авиации у 'котов' нет. Правда, есть самая настоящая зенитная артиллерия. Хочется надеется, после прошлогодней истории у них больше нет боевых снарядов. Пушки-то вполне в ПВО используются.
   Но в этом секторе батарей со штатными расчётами вполне хватает.
   Хотя оттенок опасности в виде возможного зенитного огня Софи только позабавил. Стартовала и улетела.
   Марина остаётся поболтать с аэродромной командой. Судя по составу, каких-то эксцессов Саргон всё-таки опасался - весь наземный персонал, а так же инструкторы и охрана аэродрома женщины старше тридцати лет. Все, как на подбор (и этот подбор наверняка был) совершенно непривлекательной внешности.
   При этом все военнослужащие, а не вольнонаёмный персонал. Вполне ожидаемо, что все поголовно проходят службу в Учебном центре первой крепостной дивизии. Вблизи своих детей Император допускал присутствие только своих личных солдат. Наверняка в их задачи входит и за одной не знакомой с чувством опасности лётчицей присматривать. Сегодня забраться в самолёт без парашюта ей не позволили.
   Если учесть, что служащей в той же дивизии числится Чёрная Смерть, то можно предположить, у аэродромных было очень бурное и насыщенное прошлое.
   Судя по обмолвкам, так и есть.
   С такими людьми Марина почему-то всегда находит общий язык.
   Курилка вырыта довольно далеко от края поля по правилам укрытия для танка, вал даже куда выше, чем требуется. До курения Марины дела им не малейшего нет, сами иногда у неё сигареты стреляют. Впрочем, и Марина пайковыми не брезгует, когда своих нет.
   Разумеется, Софи возвращается без приключений. Так сначала показалось, самолёт остановится не успевает, аппарат ещё не достали, а от начальника аэродрома уже бегут - Софи вызывают в администрацию школы.
   Сестрёнка сияет почти до противного состояния. Как глупенькая чему-то улыбается. Хихикает то и дело.
   - Ты что там натворила?
   Софи неожиданно сестру обнимает.
   - Маришка! Маленькая! Так здорово было! И-и-и!
   Визжит, аж оглохнуть можно. Ещё кругами бегать начинает, не забывая, впрочем в сторону Административного перемещаться.
   Наконец, в состоянии просто рядом идти. Правда, пританцовывая.
   - Ты там никого не убила? Хотя бомб под крыльями точно не было. А пушек вовсе нет, я проверяла. Рассказывай, что ты там натворила.
   Софи смотрит на Марину, словно с немалым трудом узнавая. Почему-то шепчет.
   - Я высший пилотаж крутила.
   - Устроила придуркам бесплатное представление. Номера воздушной акробатики довольно дорого стоят. А в твоём исполнении вообще бесценными должны быть.
   - Там нижняя точка была в паре метров от земли. Я им кусты винтом, считай, подстригла.
   - Сурово!-выдыхает Марина. Знает, насколько сложно пилотирование на сверхмалых высотах,-Ты там кроме кустов голов не на нарубила?
   Софи поворачивается в сторону аэродрома, хотя из-за деревьев давно уже ничего не видно. Марина припоминает, винт был чистым, даже блестел.
   - Нет, вроде бы. Но на землю точно уложила многих.
   - Снимки-то хоть сделала?
   - Обижаешь! Я всю территорию сперва облетела, и только потом развлечься решила. Надо было бомбу с краской взять. Скинула бы им на зенитную батарею.
   Марина хмыкает. Несмотря на учебный статус машины, три бомбодержателя были вполне в наличии.
   - Понятно теперь, почему с тобой так жаждут в администрации пообщаться. Сама думаешь, во что твои проделки оценят?
   - Ну, не всё же тебе 'отвратительно' получать. Жизнь требует разнообразия. Да и в столице мне особенно делать особо нечего. В конце концов, твоим опытом воспользуюсь по прогулкам, где не надо. Или тупо улечу на аэродром Загородного, он тут недалеко.
  
   'Отвратительно' по поведению Софи получила сразу за полгода. Выяснилась интересная подробность - администрации котов давно были сообщены регистрационные коды всех школьных самолётов. Но какой-то пытливый ум имел доступ к регистрационным спискам гражданских машин, а там эта машина совершенно легально числится Софи принадлежащей.
   Так что сразу определили, кто там у них над территорией мёртвые петли крутит.
   Звонок с официальной жалобой поступил ещё до того, как принцесса приземлиться успела.
   Письмо от лица Администрации в Загородный тоже было отправлено. Софи только хихикала мысленно. Саргон на любое воздушное хулиганство, где пострадавших не было, откровенно смотрит сквозь пальцы, кто бы не безобразничал.
  
   Вечером опять генштаб собрался - теперь уже с новым начальником. Впрочем, для самой Марины изменилось только занимаемое за столом место - в изучении разведданных она и раньше принимала самое активное участие.
   На этот раз все тщательно изучают фотоснимки. Эрида в очередной раз себя показала, проявив плёнки и распечатав снимки с рекордной скоростью.
   Основной источник сведений о 'кошачьей', кроме официальных планов, как раз донесения разведки. Внутрь внешнего рубежа обороны удавалось забираться частенько. Но самые ценные объекты очень уж тщательно охранялись, а разведчики были почти всегда одиночками.
   С начала года карты не обновлялись. Понятное дело, со времён расспросов Эорен произошли сильные изменения. Батареи все сменили место расположения, появились новые противотанковые рвы, причём отрытые точно по действующему уставу. Следует предполагать наличие новых минных полей.
   Тяжёлая гаубица никуда не делась, хотя обратное было бы крайне удивительно. Впрочем, как знать, как знать, инженерной техники у 'котов' изрядное количество, и пользоваться они умеют. С них могло статься перетащить эту громадину в другое место, и даже основание там под неё забетонировать.
   'Сордаровцы', впрочем, тоже свои рвы и окопы не лопатами копали.
   Танки и прочая бронетехника тоже в ангарах хранятся, за их пределами на фото насчитали только пять машин, хотя числится за ними несколько десятков.
   На нескольких позициях можно предположить наличие не орудий, а деревянных макетов. На аэродроме есть самолёты, кому другому могли бы и настоящими показаться, но здесь точно знают - это безобидные деревяшки.
   Марина с интересом рассмотрела противотанковый ров имени себя перед главным корпусом. Появился она там после памятного многим заезда. Прямо у входа две позиции противотанковых пушек оборудованы. Даже не маскируют.
   Похищенное знамя и сейчас у 'сордаровцев' под стеклом висит. Пост там постоянный. Ставят только тех, у кого 'отлично' по рукопашному бою.
   'Котов'- диверсантов чаще перехватывали, чем нет. В Главный корпус забраться ещё никому не удавалось, но человеческий ум известен своей пытливостью. Особенно при достижении вроде бы невозможных целей...
   У 'Сордаровцев' своих диверсантов в избытке. Смущает одно - перехваченный диверсант считается убитым и в течении пяти десятидневий не может участвовать ни в каких операциях.
   Марине единогласно при одном против и одном воздержавшемся запретили заниматься разведывательной и диверсионной деятельностью. Не хватало ещё в самый ответственный момент лишиться командующего.
   Подобное решение Генштаба приравнивается к приказу. Приказы Марина чаще выполняет, нежели нет.
   Пока решено придерживаться прежней оборонительной тактики. Вопрос о действиях диверсионных групп отложен на следующий раз.
   Неожиданно слово берёт член генштаба, известный под прозвищем 'законник', мечтающей о карьере юриста.
   Покопавшись в недавно принятых решениях, он нашёл в них несколько пробелов, о чём и сообщает всем присутствующим.
   Первый: ничего не сказано о возможности приобретения и использования ручных противотанковых гранатомётов. Про оружие, только недавно пошедшим в массовое производство попросту забыли. Возраст способствует значительному ухудшению скорости восприятия нового.
   Второй: допускается использование такого вида бронетехники, как передовой артиллерийский наблюдатель. Ни одного штатного сейчас нет, и ничего не сказано о запрете переоборудования в таковые списанных и устаревших машин.
   Кажется, было слышно как все синхронно подумали о двух сверхштатных 'Драконах'. В конце концов, издалека не видно, пушка на танке, или бревно вместо ствола.
   Третье: никак не регламентирован калибр пушек, установленных на шасси грузовиков. В текущий момент ни одной аналогичной установки в строю не числится. Но тяжёлые орудия и многотонные грузовики - в наличии.
   На несколько дней танкисты нашли себе занятие.
   По первому пункту решили - потратить максимально возможную сумму на закупку как можно большего числа учебных образцов.
   По третьему пункту - слишком многие головы посетили весьма и весьма кровожадные мысли.
   Софи подняла вопрос о частоте разведывательных полётов. К её некоторому разочарованию без крайней необходимости решают так уж часто над корпусами 'кошачьей' школы не летать. Ни к чему подводить под отчисление или перевод на домашнее обучение, на что сёстрам уже намекали, лучших пилотов школы.
   Демонтажем и обратной установкой орудия на 'Дракон' Марина уже занималась. Занятие не слишком лёгкое. Сейчас же только заведомо не подлежащую ремонту (ствол аж в двух местах прострелен) пушку с машины, где двигатель в относительно приличном состоянии, снять. И бревно, обработанное до сходства с орудием поставить и покрасить.
   На второй машине двигатель совсем плохой. Пушка тоже из строя выведена. Поняв, что дело пахнет жаренным, и остановившуюся машину не запустить, экипаж на прощанье всё-таки сунул гранату в казённик.
   Всё-таки в положении командира есть и приятные стороны - самой всё делать не обязательно, достаточно задачу поставить и ответственного назначить. Благо, инженерные машины с кранами и тягач в наличии имеются.
   Сама Марина может и испарится по своим делам, ибо её постоянное присутствие в ангаре совсем не требуется. Все ведь знают - 'Дракона' разобрать и собрать обратно она вполне в состоянии. Равно как и проконтролировать, как это сделают другие.
   Никто не знает - Марине сейчас почти до тошноты противно смотреть на любые инструменты. Как-то стало надоедать выглядеть временами как хрюшка.
   Проще всего списать изменившееся отношение к определённым вещам на неизбежные возрастные изменения, уже несколько раз приводившие к не самым обдуманным поступкам.
   Одно пока крепко держится - раз что-то взялась делать, это надо довести до конца, несмотря на изменившееся отношение к характеру деятельности.
   Хотя она и голосовала 'против' запрета самой себе диверсионной деятельности, где-то была рада этому запрету и собирается строго ему следовать. Надоело ползать по грязи, да снег скоро выпадет. Бегать на лыжах - не самый любимый род деятельности. Да и просто вредно долго в снегу лежать. Достаточно прочитано о вреде переохлаждения для своего пола. Другие пусть теперь себе здоровье портят.
   Не хватало ещё необратимых повреждений получить, ни в чём серьёзном не поучаствовав. Много раз 'кошачьи' мины снимала, и давно уже поняла - там знатоки не намного хуже её собрались. Вздумай начинить мину чем-то серьёзным - был бы труп или калека. Равно как и в том случае, реши что-то подобное сотворить сама Марина.
   Что-то слишком заигрываться стали, относясь к игрушечным врагам так, словно они настоящие.
   Интересно, Софи настоящих авиационных бомб нигде не припрятала?
   Нет уж, в этом году Марина решила сосредоточится на планировании боевых действий, а не на непосредственном участии. Хотя, если понадобится, танки она опять в атаку поведёт. Ибо бывают ситуации когда больше некому.
  
   На совещании Эриды не было. Хотя и звали. Но 'обязательно' и 'дисциплина'-слова, напрочь отсутствующие в лексиконе разноглазой. Нет, дела генштаба она не принципиально игнорирует. Ей просто лень в текущий момент времени. В другой момент вполне может быть другое состояние.
   Эрида ничем оригинальным не занята. Тупо лежит с книжкой и сласти трескает. Судя по тому, в каком объёме ей привозят коробки со вкусненьким, некоторые столичные кондитерские фабрики работают исключительно на неё.
   Уже около года продолжается - после болезни Эр стала намного больше есть. Что вопреки ожиданиям, никак на её фигурке не отражается. Как была лучшая, так и есть. Софи свою куда лучше украшать умеет, но факты - вещь упрямая.
   - И как в тебе столько помещается?-разноглазая щедро показывает на огромную круглую коробку, мол присоединяйся. На полу валяется крышка с яркими золотыми рыбками. В наличии незначительно меньше половины.
   - Так вкусно же! У меня пирожные ещё есть. Будешь?
   Марина плюхается рядом, не забыв подцепить из коробки что-то из шоколада трёх цветов.
   - Знаешь, сколько народу реветь будут, на это всё глядя и прикидывая, как вкусности превращаются в жир на заду и прыщи на роже?
   - Так я и поделиться могу!-и ведь делится, немало народу у неё собирается вкусненького покушать. И ещё жалуются после, почему они толстые. Хотя, справедливости ради, толстыми многие выглядят исключительно в собственных глазах.
   - Некоторым это не поможет.
   - Марин, ты опять о чём-то своём. Мне кажется, чем дальше, тем хуже я тебя понимаю.
   - Мы обе продолжаем расти. Причём, не в ширину.
   - Ну вот, ты опять о чём-то своём,-Эрида надувает губки. Про другую можно сказать - капризно. Но Эр - это Эр. Напускных чувств у неё не бывает.
   - Не дуйся, на меня это не действует.
   - А что действует?-интонация сменилась на памятную по лету. Но солнышко сейчас такое - не перегреешься, даже если очень сильно стараться.
   - Осколочно-фугасный, наверное, вообще на части разнесёт.
   - Марина, ты же обещала больше ничего опасного не использовать.
   И ведь обещала на самом деле. Притом, не только себе. Эр слишком хорошо разбирается в химии. Ей одного взгляда на ингредиенты хватает, чтобы понять, что именно собирается Марина сотворить. Причём химикаты-то как раз её в большинстве случаев.
   В МИДв тоже люди с химическим образованием есть, Марину с рождения знают. И очень много просто не пришлют.
   В канцелярии соправителя наоборот приучены выполнять самые странные запросы.
   - Так я и не собираюсь. Мне очень не понравилось, как тогда Эор испугалась.
   - Как она?
   - Динка мне ничего нового не говорила.
   - Я ей написала. Но ответа ещё нет.
   - Давно?
   - Позавчера.
   Действительно, для ответа с Архипелага ещё рановато. Да и в сводках последнее время острова не мелькали. В чём в общем-то, ничего хорошего нет. Пусть война на море отличается от войны на суше, но принцип: если где-то долго тихо, то там вскоре ну очень громко рванёт, действует безотказно.
   Другое дело, кандидатам в офицеры нечего делать на кораблях первой линии. Кадрового голода пока не наблюдается. Тем более, её тупо будут стараться беречь. А сама она - не из числа любительниц выискивать приключения на различные части тела.
   - Ты ей правда разрешишь в кругосветку на 'Дзиаре' сходить, когда всё кончится?
   - 'Дзиара' не моя, запрещать или разрешать что-либо не могу. ЕИВ буду просить, если сама до этого времени доживу. Техническое состояние этой посудины идеальное, теоретически, в море она выйти сможет.
   - С вами было хотелось...
   - Это Эорен мечта, а не моя.
  
  
   На грузовик решают установить пушку с подводной лодки. Из доступных тяжёлых орудий она наиболее компактная. Притом как раз и проектировалась для стрельбы с крайне неустойчивой, относительно кораблей других классов, платформы. С формальной точки зрения, основанием для снятия орудия с лодки записали 'общую профилактику' и 'обслуживание прицелов'. Вопроса 'не проще ли снять только прицелы?' почему-то ни у кого не возникло.
   Конечно, все понимают, что в серьёзном бою подобная машина даже лёгкому танку не противник. Но на несколько выстрелов из засады должно хватить. Такое условие противостояния, как наглость одной из сторон тоже не стоит недооценивать.
   Здоровее этого грузовика только карьерные самосвалы. В школу четырёхосное чудовище попало тем же путём, что и многое другое - подарок ЕИВ. Он даже шутит, 'школа превращается в филиал музея подарков мне'. Традиции есть традиции, первый серийный образец какой-либо машины принято отправлять в дар на высочайшее имя.
   Ответным шагом обычно является одна из степеней 'За заслуги' в зависимости от уже имеющихся.
   Иногда подарком служит не первый образец, а какой-либо с большим количеством нулей. В Загородном хранятся образцы основной армейской самозарядной винтовки. Один из установочной партии. Другой - миллионный. Образцов много. Хотя винтовку несколько раз модернизировали, счёт образцов идёт сквозной. Есть пятимиллионный экземпляр.
   Потом решили - пять миллионов не императорский масштаб. После десятимиллионого следующий уже двадцати. Есть и тридцати, и сорока. Выпуск продолжается по сегодняшний день. Последний образец, что видела Марина имеет номер 90 000 000. Сотня тоже будет, может уже даже есть, в этой части арсенала Загородного давно не была.
   Другие образцы стрелкового оружия таким количеством похвастаться не могут. Но автомат тоже перевалил за два десятка миллионов. И это образец, перед самой войной принятый!
   Демонтаж пушки проходит успешно. Относительно нагрузки на шасси никто не сомневался - выдержит. Тем более, стрелять придётся через лейнер. Но упорами машину оснастили основательными - вдруг удастся когда-нибудь настоящие сто двадцать эмэм добыть?
   Попытаться Эриду для добычи боеприпасов привлечь? Интересно, что ответят из канцелярии соправителя на запрос о холостых выстрелах? Или это тупо будет слишком по-свински по отношению к разноглазой? И так уже люди просьбами заполучить что-то через её посредничество откровенно злоупотребляют.
   Перед демонтажем орудия изготовили деревянный макет. Сразу же и установили, даже чехол натянули. Издалека никто и не догадается о нехватке одного из орудий. Чехлы одевают почти всегда. Тем более, к орудиям не сильно много любителей лазать.
   Возникшую было идею снять и второе орудие пришлось похоронить по причине отсутствия подходящих грузовиков. Этот, четырёхосный, по документам рассчитан на двенадцать тонн. В перегруз, очевидно, можно и больше напихать. Орудие помещается, даже для боекомплекта в два десятка снарядов место нашлось.
   Другие грузовики с вменяемой скоростью передвижения рассчитаны не больше, чем на пять тонн. Возить пушку в них можно, а вот насчёт стрелять... Машина всё-таки должна выдержать выстрел и сохранить способность двигаться после применения полноценного снаряда, а не игрушечного выстрела из лейнера.
   Оставался знаменитый полугусеничный тягач с его выдающейся проходимостью, но совершенно никакущей скоростью. На него, в теории, можно водрузить и что-нибудь калибром покрупнее, но подобная механизация подпадает под запреты, касающиеся дальнобойной артиллерии.
   Тягач временно оставлен в покое. Тихоходное средство противоречит новой тактике - быстро проскочить во фланг, а если повезёт, и в тыл противника. И провести стремительный огневой налёт. Больше снарядов не помешало бы, но не факт, что удастся истратить эти.
   Местность-то всем знакомая, откуда ведётся огонь вычислят быстро и захотят пообщаться поближе, потерянные 'Драконы' требуют отмщения.
   Впрочем, ещё один грузовик решено переоборудовать в подвозчика боеприпасов.
   Сколько народу знало, что орудие с лодки куда-то делось, а сколько делало вид, что ни о чём не догадывается, осталось неизвестным. Обеспечивать секретность в месте, подобном школе - занятие бессмысленное. У всех есть лучшие друзья-подруги, кому по секрету 'я тебе ничего не говорил', рассказывают всё.
   Помалкивала только сама Марина, и, ожидаемо, Медуза, как новенькая строжайше соблюдающая все гласные и негласные правила. Снятие орудия обошлось без неё, в мастерские не заходит.
   На вопрос Марины, что там с орудием делают, островитянка изобразила искреннее непонимание. Как оказалось, по военным делам подводники почти ни с кем не пересекаются, и Медузе забыли сказать, что у Генштаба новый начальник.
   Ей, в свете занимаемой должности, всё известное было сообщено.
   Подводники откровенно заболели шпиономанией. Почти в каждом интересующимся ходом работ подозревали кошачьего агента. Даже выяснили, нет ли у кого братьев с сёстрами в 'кошачьей'. Таковых не оказалось, но историю с перебежчиком Эорен забыть крайне сложно. Тем более, такие вещи имеют дурную привычку работать в две стороны.
   После завершения работ запросили Администрацию об испытаниях. Ответ был быстрым и на удивление щедрым, хотя и половинчатым.
   Испытания будут проведены на артиллерийском полигоне, всем участникам работ разрешается присутствовать, но стрельбы будут проводить сотрудники полигона.
   Перед поездкой составляли список, кто едет. Мест в автобусе куда больше, чем участников мероприятия. За начальником генштаба - три места, кроме собственного. Позвала Динку, она всюду при Марине была, но, зная разрушительный характер, её привлекала только если требовалось кого-то найти. Что-либо принести не просила: во-первых, сил слишком мало, во-вторых, даже то, что в состоянии поднять, всё равно уронит по дороге. Эр отказалась - специалист по взрывчатке не любит выстрелы и взрывы. Рэде чести много - мир с ней больше напоминает состояние не войны. Тем более, при снятии орудия и установке на шасси без неё обошлись. Хотя в состав боевой группы приняли - уж очень за неё просили впечатлённые её физическим развитием, а не какими-то иными способностями. Начальник генштаба могла отказать, но до подобной мести в худших девчоночьих традициях не опустилась. Динка попросила Коаэ позвать - Марине не жалко.
   В желающих съездить на испытания, кроме причастных к постройке, недостатка нет. Как-никак, законное освобождение от учёбы на целый день.
   Оказалось, подводники Медузу с собой не позвали, она в работах никак не участвовала. Человек не хуже прочих. Была очень довольна и совершенно на подводников не обиделась. В свою среду её приняли, но над установкой она и в самом деле, не работала.
   Кроме них четверых, других девушек не было. Софи просто лень, а три другие генштабистки предпочли использовать учебный день по прямому назначению.
   Пока ехали, Динка традиционно производила шума больше, чем весь остальной автобус. Медуза и Коатликуэ словно решили соревнование устроить, кто из них более невозмутимая.
   Притом Змеедевочка раньше никогда интереса к военным играм не проявляла, и даже во вспомогательные части не записывалась. Хотя туда принимали всех, в отличии от боевых.
   Ей на зрительских местах куда спокойнее.
   Во вспомогательных числится как раз Медуза. Хотела в боевые, но её не приняли, достаточно много куда более крепких физически девушек. Производить впечатление в стиле Рэды, ей, по сути дела, ещё нечем. А знание подлодок на суше как-то совершенно бесполезно.
   Разумеется, поехали самой извилистой дорогой, чтобы не столкнуться ни одной из кошачьих машин. Установку замаскировали под обычный грузовик, ствол в чехле из под тента всё равно выглядывал, на него даже знак повесили 'перевозка длинномерных предметов'.
   На полигоне удивились идеальному техническому состоянию орудия.
   'Сколько ему лет, а выглядит - словно с завода'!
   По понятным причинам, количество боеприпасов ничем не ограничено. Но договорённость была только на десять выстрелом холостыми и в зависимости от результатов, произвольное число боевыми.
   Кажется, в Администрации искренне надеялись, что отдача попросту сломает сумасшедшее устройство.
   Но установку создавали тоже сумасшедшие в хорошем смысле. Выдержало и холостые, и два десятка боевых, выделенных от щедрот руководства полигона. Шасси мощное, упоры ставили с хорошим запасом.
   Профессиональные артиллеристы оказались по впечатлением технического творчества молодёжи. Они сами когда-то тоже были детьми.
   В разговоре упомянули - оказывается, разрабатываются подобные установки на специальном шасси в комплексе с самоходным радаром. Планируется использование в береговой обороне - выходит намного дешевле строительства стационарных батарей.
   С радарами как раз и основная проблема, стволы-то разработаны давным-давно и ещё не утратили эффективности.
   Технические сложности к данной установке не относятся, ибо огонь планируется вести чуть ли не прямой наводкой.
   Марина затребовала официальное 'Заключение' о прохождении установкой испытаний. Там было сказано, что с данного шасси стрельбу можно вести вплоть до износа канала ствола.
   Сколько из этого орудия сделано выстрелов - известно точно. До замены ствола ещё очень и очень долго.
   Тайное желание осталось неосуществлённым. Способности учеников в очередной раз оказались неоценёнными.
  
  
   Глава 5.
  
   Всё как-то по накатанному катится. Зануды учёбой заняты. Кто поактивнее заняты выстраиванием отношений. Все прочие к войне готовятся. Хотя и было предложение вместо войны провести полноценную штабную игру - страсти на подобных мероприятиях тоже гремят нешуточные, а вот жертв и разрушений после не бывает.
   Но подготовка к войне идёт по-привычному, без прошлогоднего огонька и задора - даже новый набор почти не приходится сдерживать. Что-то в этом году обошлось без генераторов идей различной степени бредовости. Да и в прошлом году всё, по сути дела, одной Динкой ограничилось.
   Всякого бредового нагородили те, кто постарше.
   Сейчас словно какое-то затишье в мозгах наступило. Почему-то многим кажется - предгрозовое.
   Новые парочки не образуются, старые почти не разбегаются. Люди за несколько лет как-то притёрлись друг к другу, разобравшись, кто чего стоит.
   Эр продолжает всем надоедать с тем же, чем и зимой, благо новые личности появились в изобилии.
   Глянув на Медузу, разумеется, изображённую нагой на берегу моря - причём выглядела она не слишком довольной, Марина желчно выдавила: 'Ты дождёшься со своими просьбами - на Новогодний все доспехами обзаведутся. Там ничего не видно, разноглазая ты наша'.
   'А я и так уже всё запомнила!'
   Херктерент не нашлась, что ответить.
   Справедливости ради, у Эр появились несколько любимых фигур. И она им даже весьма щедро платила. Одно плохо - все эти фигурки в той или иной степени напоминают Софи.
   Та от подруги стала попросту прятаться - благо, территорию школы знает куда лучше разноглазого чуда.
   Марина решает, что шуточки на подобную тематику - крайне удачные, и тоже начинает на Софи охотится... Что при её знании территории выглядит не охотой, а пальбой по зверюшкам в загоне.
   Азарта добавляет только то, что по степени зубастости Софи четвероногих значительно превосходит.
   Народ подыгрывает как раз Софи, не сообщая младшей, где старшую видели. Обо всём доложит только прямая, как доска Динка.
   Если кого-то начинала искать Эрида, то ей с ухмылками различной степени кривости и гнусности всегда сообщали местоположение искомого человека.
   Притом заигравшее новыми красками противостояние Херктерент, по сути дела, касается только них двоих, но много кто жаждет поучаствовать, будто за это какие-то награды положены.
   Хотя какие-то награды проще получить как раз с Эр за участие в чьих-либо поисках.
  
  На этот раз Софи обнаруживается у памятной статуи, что Марина в прошлом для развески сестрёнкиной одежды использовала.
   Земля ещё достаточно тёплая, так что Софи просто сидит, прислонившись к пьедесталу.
   На Марину глянула, как на одно из последних осенних насекомых. Причём во взгляде явно просматривается желание это существо поскорее прихлопнуть.
   - Что на бережку сидишь? Водичка довольно тёплая. Некоторые и сейчас ещё плавают.
   - Маршрут, куда тебе следует идти, давно должна бы наизусть выучить. Повторить? Или сама вспомнишь?
   - А повторяй! Я с интересом послушаю, как ты передвижение в этом направлении расписывать будешь. Даже жалко, ничего звукозаписывающего с собой нет.
   - Сейчас, по-моему, ничего не делают из носимого с собой.
   Марина упирает руки в бока:
   - Вот тут ты очень сильно ошибаешься. Делают, например...
   - Пошла ты со своим занудством! Второй раз туда же, куда и первый. Сходи, прогуляйся. Твоё занудство, в отличии от всего остального, ну совершенно с годами не развивается.
   - Зато с потрясающей скоростью развивается остроумие.
   - Опять мимо. Ну ни капельки не заметно.
   - А кто сказал, что оно только на тебе применяется?
   - Стены. У них в этих местах на самом деле есть уши. Ты перестала реагировать даже на предельную в здешних местах тупость. Хотя раньше буквально взрывалась.
   - Как сама заметила, я несколько повзрослела.
   - Может, стоит продолжить этот процесс? Сама понимаешь, в какой области. Знаешь, уже давно совершенно не смешно. Мне Эриду втихаря удавить, чтобы ты, наконец, успокоилась?
   - Думаю, догадываешься, это уже совершенно не смешно,-в голосе Марины слышатся опасные нотки. Рэдрия их бы сразу узнала.
   - Ты шутишь не над ней, а надо мной. Это ужасно раздражает. Да, есть первопричина, что мне не изменить. Однако эту первопричину можно устранить.
   - Не смей!-вот теперь Марина выглядит просто страшно. Как боец, что в рукопашной выискивает ровно одну цель. И эта цель - ты.
   - Марина. Я пока с тобой просто разговариваю. И я ужасно устала. Некоторые вещи лучше прекращать, пока они не зашли слишком далеко.
   - А некоторые другие лучше и не начинать вовсе.
   - Мир переполнен различными связями вроде бы никак не затрагивающих друг друга вещей. Они не всегда видны. Но они, тем не менее, есть. Ты некоторые из этих связей раньше неплохо видела.
   - Сейчас я их различаю ещё лучше.
   - Это далеко не всегда заметно.
   - Но это именно так и есть.
   - Данную, думаю, вполне понимаешь. Я не в силах повлиять на разноглазую, чего бы она там себе не навооброжала. Вредить ей я никогда не буду. Но идеи, как сделать, чтобы она отсюда исчезла у меня есть.
   - Да она сама эти идеи по нескольку раз на дню воспроизводит. Ей самой ещё очень крупно везёт, что никто на неё ни разу не пожаловался. В противном случае, соправитель знал бы всё в тот же день. Сама знаешь, он всегда стремился её контакты с внешним миром ограничивать. Мечта была - продержать Эр на домашнем обучении. А тут такой повод мечту осуществить.
   - Ты вполне в состоянии научиться за своим языком следить. И не затрагивать определённых тем в разговорах со мной. Тебе же без Эр рядом самой же и хуже будет.
   - Мы обе понимаем слово 'рядом' совершенно различно. Но ей гораздо хуже будет без наличия тебя. Даже в таком своеобразном состоянии, как сейчас.
   - Кажется, мы друг друга поняли.
   - В общих чертах.
   - Всё остаётся, как есть. Только ты прекращаешь шутить надо мной. Особенно - при посторонних.
   - Прекращу ровно на одну, слишком нам обеим знакомую, тему. Насчёт остальных - ничего обещать не могу.
   - С этим уж я проживу как-нибудь. Привыкла за столько лет.
   - Да уж живи как-нибудь. Я разрешаю. Только встречное условие выдвигаю. Ты тоже кое-что прекращаешь.
   - Смотря что именно, и на каких условиях. Сразу предупреждаю, ничего вредного для своего или чужого здоровья я делать не буду. В воду ни сейчас, ни когда похолодает я не полезу. Сезон закрыт до следующего года.
   - Похоже, ты с разноглазой всё-таки переобщалась. Меня с мальчиками стала путать. Только вот ты забыла - это их, а не моя мечта тебя без одежды увидеть. То я тебя голой не видела.
   - Ты о каком-то условии речь заводила.
   - Ты обещаешь выполнить?
   - Марин, ты знаешь, что такое 'кот в мешке', и я не занимаюсь скупкой подобных вещей.
   - Тогда пообещай мне... Пообещай мне... Пообещай,-с каждой фразой делает шажок назад. Софи слишком поздно соображает, зачем это делается. Когда вскакивает, Марина уже на безопасном расстоянии, бросает на бегу:
   - Пообещай мне больше от Эр не прятаться. Бе-е-е!
  
   Общение с младшей временами просто выматывает. Взбодрится требуется. Софи отправляется к себе - кофе попить.
  За бесплатный кофе вся школа должна благодарить Эриду. Кофейные автоматы стоят уже несколько лет - обычно по одному на этаж. Так как жилые корпуса сильно отличаются размерами, в некоторых автоматов два или три.
   Где они все трое живут - по два. У них часто собираются поболтать, всем необходимым машины заряжают исправно.
   Всё бы ничего, но как-то раз, в конце прошлого учебного года разноглазой кофейку среди ночи захотелось. Не то неумеренный приступ творческой активности был, не то уже к экзаменам готовилась.
   Всё бы ничего, но, подойдя, обнаружила отсутствие монеток и некрупных купюр, а имевшиеся в наличии аппарат не принимал. Было слишком поздно, и идти к кому-то с просьбой постеснялась.
   Крайне своеобразно работающие мозги подсказали не самое очевидное решение. Софи бы решила проблему раз и навсегда, потребовав установить аппарат для размена денег. Мелкие номиналы в стенах школы на самом деле, куда нужнее крупных.
   Эрида пошла другим путём - позвонила отцу, и вскоре все автоматы стали работать бесплатно. Производители тоже для себя сделали выводы. И на лайнере, во время пути домой Софи уже видела блестящий свежей краской и хромированными деталями, аппарат, принимавший деньги любого достоинства.
   Хорошо, что разноглазая покушать не особо любит. В школе стоит немало автоматов по продаже жаренных колбасок. Будь Эр любительницей перекусить - все бы школьные обжоры были бы ей крайне благодарны.
   А так никто и не догадался поинтересоваться, почему кофе вдруг стал бесплатным. Если бы кто-то ещё, кроме нескольких человек, знал, кто именно попросил машины в подобный режим перевести, вполне бы могли возникнуть идеи попросить остальные аппараты так же переключить. Ещё не самое худшее проявление людской неблагодарности. Впрочем, сама Эрида ни о чём подобном просто не задумывалась.
   Иногда даже порадоваться можно, что любители перекусить среди знакомых разноглазой не водятся.
   Надо же - как по заказу, у аппарата стоит только сама Эр. Попивает любимый с молоком. Судя по всему, уже не первый стаканчик. Софи предпочитает чёрный.
   Осторожнее надо быть. Слишком быстро из-за угла выскочила. Теперь ни мимо не пройдёшь, ни обратно не уйдёшь. Приходится делать вида, что просто пришла за кофе, как сначала и собиралась.
   Улыбка Эр из тех, что зовут 'обезоруживающими', правда, на Софи она особо не действовала никогда. У самой же припасено множество масок на все случаи жизни. Одна из них, нейтрально-дружелюбная, сейчас и применена.
   - Ой, Софи! Привет! Давно тебя не видела!
   Хорошо, руки заняты, а то бы ещё обниматься полезла. Раньше Софи на такое спокойно реагировала. Но то раньше было. Теперь - как бы не применила что-нибудь с уроков самообороны, где Эр ни разу в жизни не бывала. Становится понятно, почему младшая говорит, насколько не выносит ничьих прикосновений, даже к местам, прикрытым одеждой.
   Коаэ говорила: Марина ей чуть палец зимой не сломала, когда её коснулась. Она не жаловалась, просто вскользь упоминала произошедшие события.
   - Привет.
   - Занята чем-то очень сильно?
   - Вроде того.
   - А чем? Посмотреть можно?
   - Нет пока. Долго ещё не готово будет.
   - Жалко...
   'Неужели правда? Только бы про её работы что-нибудь не ляпнуть. И куда все только подевались? Обычно же здесь толпа. Неужели разноглазая всех распугала?'
   - А мне Смерть ответила. Пишет, скоро приедет в Столицу. Повидаться бы с ней.
   ' Уф! Хотя тему нейтральную нашла. Хоть с ней сейчас - как по минному полю гулять'.
   - Она обязана будет доложиться. Ведь в крепостном полку числится.
   - Сможешь узнать?
   - Смогу. Но ты к Марине обращайся, она в этих делах лучше разбирается. Да и Смерть ей больше нравится.
   - Других девочек оттуда помнишь? Марину, на тебя похожую.
   'Ой нет! Начинается!'
   - Помню. И что?
   - Вы не обидитесь, если приглашу её... И других в 'Сказку' на зимние каникулы? А то некоторые из них снег только на картинках и видели.
   'Бедные девочки,-мысленно стонет Софи,-послать им предупреждение? Так не поверят. Или плюнуть на всё?'
   - Мне-то что? Твоя 'Сказка'. Кого хочешь, того и приглашай,-'А я зимой носа из 'Загородного не высуну!'
   - 'Сказка' мне не принадлежит. Самолёты через океан летают. Это точно. Я узнавала.
   'Угу. А в противном случае тебе бы всё равно рейс организовали. У соправителя дури бы хватило'
   - Как думаешь, она... они приедут?
   - Ты меня спрашиваешь?-удивляется Софи.-Я с ними особо и не общалась.
   'Эшбад ,что ли, в гости позвать для пресечения самой выдающейся дури? Хотя она и сама дурить ещё как способна'.
   - Я думала, они тебе понравились.
   - Девочки как девочки. В меру дурные, в меру умные,-'Понравились, ага. Только совершенно не в том смысле, как тебе. Особенно если вспомнить телосложение другой Марины. Плохо, что соправитель просто за намёк, что в мозгах его драгоценности надо покопаться, убьёт даже меня. И ему за это ничего не будет, ибо есть особо тяжкие преступления, за которые сам ЕИВ осудит и сына, и дочь. Намёки на прикосновение к мозгам тех, кого он считает нормальными проходят по этой категории.
   И ведь не изменишь ничего. Слишком памятна история из Маришкиного детства. Как Саргон только тогда никого не убил! Только по судьбам и карьерам с истинно императорским размахом оттоптался'.
   - Софи, что с тобой?
   - Всё в порядке!-Софи трясёт головой, словно остатки сна прогоняя. 'Я, что как она, научилась из реальности выпадать? Вот уж точно, с кем поведёшься...'
   - Точно всё хорошо?
   - Точно, точно, точнее не бывает,-насквозь фальшиво улыбается, но Эрида этого не распознаёт.
   'Надо же, искренне переживает. Как только научиться смогла? Всю жизнь жила в условиях, когда шарик вокруг неё крутится. Даже я. Я! Я сама ей временами завидовала. Хотя, о ком, как не обо мне, ей сейчас беспокоится? Повидала я уже такие глазки не раз и не два.
   В том числе и от лиц одного со мной пола.
   Временами бывало забавно. Временами смешно. Временами я издеваться начинала.
   Но вот когда у человека, известного всю жизнь интерес к тебе поменялся...
   Это злит. Просто, до безобразия, злит. Это над другими девчонками можно было посмеяться. С Эр так нельзя. Из друга может получиться враг. Хотя... Умеет ли она, вообще, с кем-то враждовать по-настоящему?
   Я знаю только тех, с кем она не общается. Но она никого не игнорирует. В теории к ней обратится может любой. На практике некоторых Марина погонит пинками.
   Я так же могла... Раньше. Не знаю, что сделаю сейчас.
   Но ведь и про Дину III уже которую сотню лет болтают, будто она с девочками излишне нежно дружила. В любом случае, с делом она справлялась - и наплевать, как и с кем в бане развлекалась. Да и похожа я на неё...
   Вот только, в любом случае, я это я. Мне подобные отношения не интересны, даже из соображений попробовать'.
   - Может, за медиками сходить?-вглядывается, чуть щурясь - Ты действительно неважно выглядишь. Я в оттенках кожи хорошо разбираюсь.
   Эр слишком уж откровенно её разглядывает. Но всё-таки, пока это больше на взгляд врача похоже. Хотя и игривых ноток хватает.
   'Если попробует коснуться, руку выкручу. Честно!'
   Эр стоит, как стояла. Она всегда делает только то, что может сделать великолепно. Её к изготовлению любой взрывчатки можно безбоязненно подпускать. Результат рванёт так, что улетишь на Луну и выше, причём рванёт точно при назначенном времени и условиях.
   А вот с оказанием первой помощи у разноглазой откровенно так себе. Поэтому, будь Софи плохо на самом деле, ничего бы не стала делать, а побежала бы за теми, кто разбирается в этом лучше неё.
   - Сколько раз говорить можно. У меня. Всё. Хорошо.-чеканит фразы принцесса.
   - Воркуете, гОлубки?-сейчас Софи по-настоящему рада умению сестры появляться в самое неожиданное время. Разговор с разноглазой откровенно не клеится, хотя он необходим. А так можно, хотя бы, привычно полаяться. Даже Эрида с этим смирилась, отнеся к категории неизбежных явлений природы, вроде тропического шторма или извержения вулкана.
   С чего это ей взбрело в голову по-русски начать разговор? Хотя понятно - на отцовском родном иногда проще ударением с интонацией пошловатые двусмысленности выделять.
   - Нет, кофе пьём,-Эр приподнимает стаканчик, отвечает на том же языке, беззаботно улыбаясь, совсем как раньше. Искренность? Или такая тонкая игра?
   Теперь Софи ни в чём уже не уверена.
   - А с тобой уже и голубкИ ворковать отказываются? Говорят, они крайне ценят в общении девочек с мальчиковыми чертами.
   - Откуда у тебя такие познания в поведении этих птичек? Насколько я знаю, в наших краях они не водятся. В отличии от гОлубок. Хотя да,-Марина делает вид, будто задумывается,-Помню-помню. Был сизарь светло-синий у тебя. Или их там несколько было? Помнишь, что с ними стало?
   - С тобой сейчас может произойти нечто гораздо худшее,-Софи переходит на родной язык в знак серьёзности намерений.
   - Я и не знала, что ты так серьёзно с ним тогда наворковалась,-Марина тоже с лёгкостью переходит на любой из известных ей языков. В этом-то сёстры похожи,-Не забыла, розовенькие пташки и во 'Дворце Грёз' водились? Ты у них в гнёздышке побывать успела?
   - Девочки, вы о чём вообще?-не понимает, или так ловко прикидывается.
   - Мы вроде бы, заключили некие договорённости,-выцеживает сквозь зубы Софи,-так-то ты их соблюдаешь? Я думала, твоё Слово Еггта котируется несколько выше.
   - Бе-е-е!-Марина показывает язык,-А я его не давала, чтобы соблюдать. Это тебя память подводит. Вы так мило вместе стояли. Просто сложно было удержаться. Ладно, последний раз был.
   Расходятся каждая в свою сторону.
  
   Переделка машины несколько снизила всеобщее ворчание на предмет ограничения использования средств. На заседании один из пехотных командиров прямо и сказал.
   - Это не война, это какие-то 'Большие Императорские манёвры' времён предыдущего правления получаются.
   - Вообще-то, именно эти манёвры и были для взрослых игрой. Причём, в куда большей степени, нежели наша,-флегматично замечает Марина,-Просто так, что ль их прекратили проводить, периодически присваивая статус 'Больших Императорских' межокружным.
   - Зато сколько там было блеска!-восторженно изрекает соизволившая посетить это заседание Эрида.
   Насчёт блеска она полностью права. Картин парадов накануне и в ходе, а так же, по мнению многих, вместо тех манёвров в избытке. Карикатурный образ 'северного чудовища' первых лет Великой войны мирренами во многом срисован с формы 'Больших Императорских'.
   Манёвры проводились исключительно в окрестностях Столицы. В отличии от любящего разъезжать по стране Саргона, его предшественник был домоседом. Против технического прогресса тоже ничего не имел. Правда, в основном для личных нужд. Одна из первых телефонных линий в Столице связывала Старую Крепость и городскую резиденцию с дворцами 'приятных Императору' лиц-официальный термин тех лет, в котором тогда мало кто усматривал двусмысленность.
   Министерства и Генштаб в число абонентов этой линии тоже входили. Но их решили подключать, что называется, в последний момент.
   С пресловутой строевой подготовкой на тех манёврах было хорошо, даже чересчур. Вот со всем остальным, начиная со стрелковой подготовки - крайне слабо. Но это особо и не требовалось. Демонстрировалась не боевая подготовка войск, а умение перемещаться по определённой местности по определённым правилам.
   Местность не менялась на протяжении почти сотни лет. Действовать там можно только по одному, достаточно быстро выработанному, шаблону. Взрослые люди вполне сознательно играли в игру, правила которой почти не имели отношения к реальному состоянию боевой подготовки Армии.
   Большие манёвры стали именем нарицательным, как символ заорганизованности и предопределённости всего и вся. На них в принципе невозможны были никакие сюрпризы. Если школьные войны с их плохо контролируемой стихийностью и постоянной тягой как-нибудь удивить, желательно - насмерть, противника, начинают Большие Императорские прошлой эпохи напоминать - значит, что-то у нас в Империи не так.
   На этих манёврах павлины тогдашней эпохи начинали карьеру. Заводились нужные и полезные знакомства. Кульминацией манёвров был большой парад, в ту эпоху неофициально считавшийся, Главным Государственным. Тогда блистали гвардейские крепостные полки Его Императорского Величества, личная армия Императора. Офицерами в этих тогда были красавчики из Великих домов, солдатами - блестящая столичная молодёжь.
   Кажется, из всех 'уставов' той эпохи они помнили только номер парадной формы, и что на парад надо являться трезвым. Слава про их гулянки и попойки в остальное время не умерла по сегодняшний день.
   Саргону в бытность Наследником обязательное присутствие на манёврах откровенно претило.
   Став Императором, он уже на следующий год неожиданно для многих, приехал на манёвры самого удалённого от Столицы Восточно-Приморского военного округа, и объявил, что статус Императорских отныне переходящий. И только он с Генштабом и будут решать, где в следующем году таковые пройдут. Все остальных это также не освобождает от неукоснительного несения службы.
   Вот блестящая жизнь крепостных полков при Саргоне закончилась. Столичных уроженцев не глядя на происхождение, в Старую Крепость брать перестали. Личная армия Саргона сплошь состоит из угрюмых мордоворотов из промышленно развитых провинций, до войны регулярно получавшие большинство Императорских призов на Всеармейских соревнованиях по таким дисциплинам как стрельба, рукопашный бой и вождение различных боевых машин.
   Блёклой тенью былого блеска остался кирасирский полк. Да и там кирасы и кони остались только в одном эскадроне. Остальные давно уже пересели на танки и броневики. Собственно, на основе кирасирского полка Императора в своё время экспериментировали, по каким штатам следует формировать танковые и механизированные части.
   Возвышенно настроенные личности часто вздыхают по блеску рогов на шлемах кирасир в прошлою эпоху. Ах, эти золотые рога в первом эскадроне, серебряные во втором, алые в третьем и чёрные в четвёртом.
   Саргона и рога чем-то не устроили. В сохранившем коней эскадроне рогов теперь нет. Император ещё в первые года приказал выдать новый парадный шлем собственной разработки. Без рогов и масок, стоивших немалых денег, с каким-то гребнем из конского волоса.
   Как раз рогов и других элементов старинной формы, исчезнувших благодаря отцу, Марине немного жалко. Многое сохранялось с Еггтовских времён. В память о Дине II даже имевшей прозвище 'Золоторогая' были золотыми рога первого эскадрона. Конечно, габариты у них были далеко не столь впечатляющими, как метровые рога Великой Ведьмы.
   Притом сама она никогда не ходила в конные атаки. Прославилась совершенствованием пехотной тактики. Была великолепным артиллеристом.
   Саргон тогда был лидером новаторов, помышлявших о глубокой модернизации страны. Ладно там внешняя угроза. Столько всякого в воздухе витало - реформы ещё можно было успеть начать сверху. Иначе их всё равно начали бы снизу. Неизвестно, с какими результатами, но точно, с гораздо большей кровью.
   Столетия прошли, но до сих пор помнят, как люто грэды резались с грэдами в Войнах Верховных. Возглавивший в результате тех войн страну Дом Еггтов, Дом хотя и первый среди прочих, но по сути дела на этой войне родившийся, не был избавлен от внутренних конфликтов, полезших наружу уже при втором поколении - но эти конфликты не выплёскивались дальше кабинета Золоторогой, кто бы ни был там хозяйкой или хозяином. Страх повторения всех ужасов Войн Верховных, чудовищной междоусобной резни, причинам которой в многотомной 'Истории Войны Великанов' отведена чуть ли не треть толстенных томов, страх этот к моменту смерти Императора почти прошел. Ещё немного - и вновь, как столетия назад, могли начать убивать на улицах как ответ на вопрос 'Ты за кого?'
   Потом стали говорить, что прежний Император за всю жизнь сделал только одну умную вещь - назначил наследника. Саргону досталась огромная куча проблема и небольшой кредит доверия от всех слоёв населения.
   Сумел и разгрести, и доверия не растерять.
   Ради того, чтобы новые Войны Верховных не грянули можно многим пожертвовать. На этом фоне исчезнувшие в небытии рога с доспехами как-то совершенно не смотрятся. Тем более, в Войны Верховных самым активным образом применялись всевозможные технические новинки. Огнестрельное оружие стало тогда грозной силой, знаменитая грэдская артиллерия на полях тех сражений родилась. Существующий по сегодняшний день ТАОН считается сформированным в те времена. Даже название Диной II придумана. Одно из орудий - легендарный 'Старый Дракон' до сих пор формально в штате числится.
   Что-то там медики со здоровьем отца и ближайшего окружения мудрят. Саргон уже у власти очень долго, не у каждой найдёшь прапрадеда, кому хотя бы приблизительно столько лет, сколько правит отец Марины. А он и наследником был назначен уже немолодым человеком, проведшим в этом мире уже не меньше лет, чем в том, где родился.
   За десятилетия взгляды эволюционируют. Саргон когда-то поддерживал сторонников всего нового, решительно отвергавших старину во всех проявлениях. Потом пламя подугасло. Взгляды сместились в сторону более консервативных.
   Всё пышнее стали праздноваться различные даты древней истории. Даже брак с Еггтом отчасти был символом преемственности нового и старого.
   Впрочем, и раньше на годовщину основания Столицы, а заодно и день крушения храатской империи, Саргон являлся в доспехах. Как и многие, чьи предки были причастны к этому событию, или просто имевшие лишние деньги.
   Одно из фото родителей, где на празднике они оба в броне, Марине в детстве очень нравилась. Очень уж необычно смотрелись длинный Император и относительно невысокая Еггт. У матери традиционная личина в виде старческого лица, даже с висячими усами и тоненькой бородкой. Саргон тут традиции не соблюдал, в Великую эпоху полководцы носили маски с чертами юношей и девушек. У него же - какая-то оскаленная морда, причём мастера уже к еггтовским временам не помнили, чьё это изображение.
   Бросалось в глаза, насколько велика между родителями разница в росте. Как-никак, к бронированным сапогам не предусмотрены столь любимые императрицей каблучки-шпильки. Вид матери без них совершенно непривычен. Марина тогда очень переживала, что не наследовала отцовского роста. Знала - одна из самых маленьких девочек своего возраста.
   Марина тогда задавала вопросы, как можно таскать на себе такую тяжесть. Кэретта снизошла до ответа 'Вес по телу распределяется довольно равномерно. Ненамного тяжелее кожаного плаща Его Величества'. Отец почему-то только хмыкнул.
   Несколько позже Марина узнала - парадные доспехи, особенно недавно произведённые, куда легче современных соревновательных, и уж тем более, старинных боевых. Совсем недорогие, только на параде покрасоваться, чуть ли не из жести делаются.
   Марина заподозрила, что известная неженка Кэретта именно в таких на известных фото и красуется. Последний визит во 'Дворец Грёз' среди множества разочарований принёс и ещё одно.
   Большинство материнских доспехов были современной работы. Делались под неё для различных торжеств. И все до одного отвечали всем представлениям Эпохи Великих о боевых доспехах. В очередной раз подтвердилось транжирство императрицы, ибо отделка тоже была самого высокого качества. С другой стороны, обнаружилось, что хоть в чём-то Кэретта не врёт, и на торжествах в честь побед предков стоит в самой настоящей броне, отдавая дань уважения. Лучше бы живым Еггтам побольше внимания уделяла. Мёртвым-то уже всё равно...
   Некоторые кирасы даже носили проверочный знак как в ушедшую эпоху - пулевую отметину от выстрела из старинного оружия.
   Судя по тяжести брони, на порохе при выстреле тоже не экономили. Известная всем изнеженность оказалась тщательно наведённой. Мелькнула даже озорная мысль: неужели неженка была бойкой девочкой, вроде самой Марины когда-то? Спросить бы...
   Но стоило вспомнить про известное всем выражение лица и интонации лично для Марины, как желание поговорить вполне ожидаемо загнулось в эмбриональном состоянии.
   Великие Еггты умели превращать врагов если не в друзей - так вообще не бывает - то в верных союзников. Та же Тьенд, не к ночи тогда вспомнилась. Её предки были как раз из таких. Один из них вообще был третьим человеком в Армии Юг, заместителем самого Херенокта, прожившего почти сто лет и ухитрившегося повоевать сперва с Рыжей Ведьмой, потом Чёрной Змеёй Диной I и Диной II, потом под их знамёнами, ещё и дочку ухитрившийся за Линка Еггта выдать. Дом Тьендов тогда был в расцвете.
   Вот только самый знаменитый его представитель вошёл в историю ещё и тем, что оказался первым известным человеком, погибшим от применения огнестрельного оружия. Был убит пулей в бою с армией Чёрной Змеи.
   Наследники оказались умнее. В общем-то, если историю копнуть пользы от таких наполовину вынужденных изначально, союзников было всё-таки больше, чем вреда. Что на фоне змеятника Великих Домов само по себе достижение. Там змеи не только Еггты, там почти каждый сам себе - а уж тем более другим - та ещё гадюка.
   У Еггтовской змеи хотя бы погремушка на хвосте есть, тварь честно предупреждает может укусить. Другие бьют без предупреждения.
   У Кэретты есть умение, обратное талантам предков. Те союзников на пустом месте находили, она на том же самом месте, притом частенько ещё и своими руками, создаёт врагов.
   Список одной Мариной вовсе не ограничен. Наружу императорская фамилия не выносит, что у них отношения не очень.
   Не старый ли недруг, ей же самой и созданный, у неё таких много, хотел Императрице отомстить, траванув одну из дочерей?
   Как говорится, следствие ведётся...
  
   Тему ежегодного художественного конкурса объявили свободной. И чего Эр так разволновалась? Несколько дней буквально места себе не находила. Марине такая ситуация не слишком нравится. Чем дольше Эрида беспокойная - тем выше вероятность измышления чего-то такого, от чего беспокоится будут уже окружающие.
   - Что ты так волнуешься? Твой уровень и так сомнения не вызывает. А награды тебе и не нужны особенно.
   - Мне признание нужно.
   - На литературном была лучшей. Теплее или холоднее от этого стало?
   - То не это. Я тогда просто написала, потому что очень-преочень захотелось. Неожиданно так хорошо получилось. Ты ведь тоже своей 'Гибелью Кэрдин' не хотела никого затмить. Просто выплеснула наболевшее.
   Марина щурится, словно кошка, объевшаяся сметаны.
   - Это ты ошибаешься. И хотела, и затмила. Другое дело, что такое два раза только в жизни можно создать -первый и последний. Я осознала свой предел, и больше этим не занимаюсь. Есть много других, гораздо более увлекательных занятий, чем пытаться прыгать выше собственной головы.
   - Такое можно создать, только если сама пережила что-то очень нехорошее. Я очень сильно не сразу это поняла.
   - Пережила и пережила,-резко бросает Марина, - было и прошло. Плюнуть надо, и дальше жить. Чем я успешно занимаюсь, и тебе советую.
   - Что бы там у тебя не произошло, ты ничего не забыла. И не сможешь. Я вот тоже хочу. И не могу.
   - Смерть - крайне неприятная штука, сама знаешь.
   - Знаю... Потому только недавно поняла - там у тебя не столько проигранный бой. Там на самом деле видно, она умирает.
   - Название, как бы, на это намекает.
   - Название и содержание совпадают не всегда. Сама знаешь, сколько есть картин, особенно у мирренов под названием 'Смерть такого-то'. Но вот смотришь - техника исполнения великолепна, знание анатомии блестяще, даже всё вокруг изображённому периоду соответствует - и всё равно, не веришь, что вот этот человек здесь и сейчас должен умереть. Не так умирают люди. Если меня спросят 'А как?' То я им посоветую твою Кэрдин посмотреть.
   - Тоже мне, великий грэдский художник Марина Саргон. Самой-то не смешно?
   - Про Кэрдин - это правда,-и не поспоришь, умеет разноглазая временами интонацию выдать - любая императрица обзавидуется.
   - Ты, вроде, про вполне живой конкурс что-то говорила. Так вот, сразу скажу, какую награду тебе не выиграть никогда.
   - Я думаю, ты скажешь 'все', в смысле, 'ни одной'.
   - Я не настолько низкого о твоих способностях мнения,-усмехается Марина,-Но тебе точно никогда не получить то, что школьным голосованием выбирается.
   - Почему?
   - Ну, выставишь ты одну из своих красавиц, пусть даже с её полного одобрения. Так страшно разозлятся все остальные. Их много. Никто за эту... Далее поток непечатной словесности, голосовать не будет. И других вовсю будут подговаривать. У каждой резко разовьются способности художественного критика. Сама знаешь, критиками обычно являются те, кто в соответствующей области совершенно ничего не умеют.
   Твою руку тут многие изучили, подписывай, не подписывай - всё равно, автора сразу видно.
   - Спасибо, Марина. Где-то ты права, но ведь в школе не только девочки учатся.
   - Ты об этом... Так большинство мальчиков уже дружат с девочками. И насчёт мнения о нарисованной сперва выслушает живую. А твою работу искренне хвалить будет только одна. Кроме её голоса будет мой да, может быть, Сонькин.
   Что в сумме даёт аж три, с учётом твоего - четыре. Если добавить друга или там подругу - будет целых пять. Что, согласись, для победы маловато.
   - Жалко, что количество работ от одного участника ограниченно тремя. Будь без ограничений - я бы выставила последний цикл.
   - Тебя бы за безнравственность привлекли бы.
   - Не привлекли бы. Такой статьи ни в одном нашем кодексе нет. Цензурный комитет во внутренние дела учебных заведений не имеет права вмешиваться.
   - К персональной выставке готовишься? Туда-то они имеют право вмешиваться.
   - А хотя бы!-озорно смеётся Эрида,-Пусть только попробуют закрыть. Дело не в моём имени, точнее не только в нём. В человеческой природе тянуться ко всему запретному. Да ещё и скандальному. Многие скрывают, что очень хотят видеть определённые вещи. Софи рассказывала, что ей приходилось видеть в Секретном кабинете ЕИВ. Там ведь не настоящие секреты, там искусство откровенной тематики.
   - Да знаю я, та коллекция ему по наследству досталось. Его времён там единичные экземпляры, и то, не купленное, а конфискованное по разным делам. Да и то, что есть - сейчас такое свободно изготавливается.
   - Вот видишь, человеческое общество развивается в сторону откровенности и открытости. Может, со временем нравящееся мне тоже станет нормой.
   - Нормы эти тупо колеблются со временем. При Дине III носили намного более откровенные вещи, нежели при жившем гораздо позднее Сордаре III. Сейчас снова всё лёгонькое да полупрозрачное нравится. Что там не пойми через сколько лет будет - прогнозы делать не возьмусь. Может, вообще голыми ходить будут...
   - Было бы замечательно. Особенно летом. Зачем скрывать совершенство человеческого тела?
   Марина только рукой на Эр машет.
   - Спятишь ты на этой тематике. Вообще твоих работ, кроме лечащих врачей, никто видеть не будет.
   - Нет, сперва будет моя персональная выставка. Ну, а потом - не всё ли равно? Один раз я уже умирала. Тупо подкуплю всех критиков, чтобы меня похвалили. После этого уже все влюбятся в такую художницу. Не смотри на меня так, я несколько лучше осведомлена, как в определённой среде дела делаются. Известность - вещь вполне создаваемая. Причём далеко не всегда только талантом...
   - Только из-за имени и не попробуют закрыть твою выставку, -хмыкает Марина,-Слишком хорошо знают, кто ты. Да и любителей изображений юного и сладенького сложно недооценивать. Критиков и перекупить можно, только Софи этого делать не будет, а у остальных нет столько денег.
   Но это в будущем. Ты же явно что-то замыслила на недалёкое будущее. Сразу предупреждаю - я не участвую ни в каком качестве. Задницу красивую ищи чью-нибудь другую.
   - У тебя на самом деле просто совершенные формы,-у разноглазой такой взгляд, Марине с трудом удержаться, чтобы не оглянуться через плечо, пытаясь упомянутую часть тела разглядеть,-Но это будет всего лишь ещё одна красавица. Пусть и ты. Сработает всё, что сама же только что говорила. Я, наоборот, хочу такое сделать, чтобы все выбирали именно это. И не обидеть при этом никого.
   - С твоей любимой тематикой это сделать крайне сложно. Все крайне ревнивы к достоинствам чужой внешности.
   - Я знаю. Но чувствую, надо сделать что-то такое, чтобы все решили, что именно это - лучшее. Я ещё не знаю, что именно сделаю, но знаю, что смогу. Мысль есть кое-какие, не обижайся, но тебя в них точно нет.
   - Больно надо.
   - Ещё не знаю, что это будет, но чувствую, что справлюсь. Время ещё есть.
   - Я бы, на твоём месте, предъявила бы что-нибудь из расчёта произвести впечатление на назначенных судей. Они, по крайней мере, в состоянии оценить технику исполнения и не имеют личных пристрастий.
   - То - одно. Я тебе совершенно о другом говорю. Я с Софи состязаться не собираюсь. И даже не спрашивала, что выставит она, чтобы невольно не начать соревнование.
   - С Коатликуэ посоревнуйся для разнообразия. Представляешь, что она предъявит! Сердечки вырванные там, змеи да всякие черепушки.
   - Не видела, и не спрашивала. Когда увижу - точно знаю, кошмары потом сниться будут.
   - Хотя бы она островком стабильности остаётся. Точно никого удивить не попытается. Будут ожидаемые ужасы.
  
   Раз уж ужасы, связанные со змеедевочкой вспомнились, надо бы к ней заглянуть. Там мозги вывернуты как бы не похитрее, чем у Эр. И тоже без присмотра могут неизвестно куда идти. Коаэ говорила про 'Гибель Кэрдин' и свою работу, что, пока не стали имена объявлять, многие считали: это на самом деле диптих, разбитый автором по непонятным причинам. И название целого-'Крушение Величия'.
   Последний бой целой Империи, выраженный фигурой израненного воина и последний бой великого человека, некогда повелевавшего миллионами и под конец жизни оставшейся в одиночестве.
   Часть голосов, предназначенные одной, на деле достались другой. Как раз Марине голос Коаэ и достался, если ей верить.
   То-то народ удивился, что авторы разные. Марина на тот момент с Коатликуэ вообще не была знакома -та при Соньке тогда отиралась.
   Стучаться Марина так и не приучилась. В конце концов, если надо - двери вполне запираются. Другое дело - вроде как не от кого, не всем же трястись из-за одной крысы.
   Коаэ после ванной. Ещё не одевалась, сидит за столом в полотенце завернувшаяся. Глаза полуприкрыты, под левой рукой - каменное сердце. Правой гладит человеческий череп. Взгляд Марины намётанный, сразу определила - не настоящий, и не учебное пособие. Мраморный, цвета максимально близкого к человеческой кости.
   - Сдурела? Мирренские благовония ещё бы зажгла,-нюх у Марины на грани отсутствие, но что-то приторно ноздри щиплет.
   Змеедевочка, дёрнувшись, открывает глаза. Кажется, не до конца осознает, где она и что с ней происходит.
   - В ухо дать? Чтобы в себя пришла?
   - Не-не надо. Марина,-интонация такая, что понятна причина возникновения прозвища.
   - Это что такое? Где взяла? Мне тут только бодронской культистки не хватало!
   - Мне Эрида дала. Я просила такой заказ скульптору сделать,-и тут без разноглазой не обошлось.
   - Зачем он тебе? Бодронским или ацтекским богам молиться?
   - Н-нет, Марина,-всё не проходит змеиная интонация. Чем-то, совсем не безобидным она тут занималась,-я не молюсь. И не приношу жертвы. И никогда так не делала. Это бессмысленно. Я не мама.
   - Да? А что ты тогда делала? Предметы культа - в наличии, пахнет неизвестно чем, сама в не пойми каком виде,-хотя на кровати разложена вполне обычная одежда Коаэ.
   - Сердце мне, по сути дела, ты отдала. Про череп - я тебе сказала. Запах - это соли косметические. Слишком много сыпанула в воду, не знала что так хорошо расходятся. Жгла я свечи ароматические, но их же везде продают.
   Просто... Когда этот череп и сердце рядом с тобой в воде. Горячо. Полумрак. Такое ощущение жизни и смерти рядом.
   Люблю так полежать в воде иногда. Мне немного лет - а рядом вещь, пережившая столетия. Пережившая крушение мира, что её породил.
   - У всех у вас, художников, мозги набекрень.
   - Ты ведь тоже рисовать умеешь. И временами чувствуешь то же, что и я. Вспомни свою Кэрдин. Я несколько месяцев думала, чья она. Подбирала разные варианты. Даже не думала, что окажется твоей. Я тогда сильнее всего удивилась. Ты - и подобное...
   - Угу. Хочешь, подарю? С полной передачей всех прав. На самом деле, будешь вывешивать как диптих своего авторства.
   - Н-нет, Марина. Я же всё равно буду знать, что Кэрдин твоя. Но мне бы хотелось увидеть их, висящими рядом. Они тогда были в разных местах, но люди решили, что они части целого.
   - Я же сказала, приходи и забирай. Самой таскать мне лениво. Звякну в МИДв, спрошу, как правильно оформлять отказ от авторских прав. Потом дам тебе пергамен. От ненужных вещей надо избавляться, они, как крючья, тащат за тобой ненужные воспоминания о прошлом.
   - Правда, Марина?-вот теперь наконец нормальный человеческий голос. И глаза ребёнка, которому пять кило любимых конфет подарили.
   - Ты же знаешь, шуточки у меня те ещё. Но если я что-то говорю, то делаю.
   - Ой, а давай тогда прямо сейчас и сходим? Она у тебя далеко лежит?
   - Я найду,- хмыкает Херктерент.
   Коатликуэ бежит к кровати одеваться. Марину выйти не просили - остаётся сидеть, наблюдая вполглаза. М-да. Это не Рэда, чтоб ей икалось, и даже не сама Марина, хотя все трое в один год родились. Тут природа откровенно с ленцой свою работу выполняет. Ибо то, что в поле зрения не слишком по плоскости от гладко струганной доски отличается.
   Если многие откровенно завидуют формам Хорт, то Коаэ стоит завидовать вообще абсолютно всем.
  
  
   Глава 6.
  
   Осень в этом году холоднее предыдущей. Любители поплавать под крышу перебрались гораздо раньше, чем в прошлом году. Конечно, есть те, кто до сих пор в озёрах плавает, но среди женской половины школы таковых не нашлось. Другой крайности - совсем уж дураков, не умеющих плавать - в новом наборе тоже не обнаружилось.
   Вполне ожидаемо, что пятеро островитянок плавают лучше всех. Медуза водянистому имени соответствует, дольше всех в бассейнах находится. Поплавать по ночам желающих много, видят её частенько. И почему-то, считают своим долгом сообщить Марине, кого именно видели. Медуза всегда одна, хотя некоторые из сообщавших точно в бассейн вдвоём ходили. Может, ещё и плавали.
   А может, многие - саму себя из этого списка Марина тоже не исключает - просто видят то, что очень хотят. Включая то, чего и вовсе нет. На своей шкуре проверено, когда все знают про то, чего и вовсе не было.
   У неё самой тяга к подобным заплывам успела пропасть. Не забыла, что раньше нравилось только в воде достижимое ощущение абсолютного одиночества и спокойствия. Сбрасывала напряжение нервных деньков.
   Потом... Видимо, просто выросла. Или просто скучно стало в одиночестве. Не всякое общество рядом с собой так уж неприятно.
  
   Эрида только у себя в 'Сказке' смелая. Тут она правила старается не нарушать, хотя за их выполнением не особо строго и следят.
   Вспомнив прошлое, Марина решает сходит ночью, пообщаться с Корнеротом Ушастым. Не у всех прозвище является официальным именем. За глаза её зовут именно так, в лицо, впрочем называют только обычным именем.
   Не то, чтобы все такими хорошими стали, просто знают - это Марина такая плохая, а Софи ещё и вредная, и в остроумии лучше упражняться над теми, с кем Херктерент не общаются.
  
   Главный школьный бассейн какое-то время был самым большим крытым в стране. Да и сейчас в первой десятке числится. На подобных сооружениях в Империи не экономили никогда.
   От кого-то Марина шуточку слышала: 'самое хорошее даже в самой плохой школе - всегда бассейн'.
   Общий свет горит приглушённо, только подсветка воды на полную мощность включена. Медуза наплавалась уже, на стенке сидит, болтая ногами в воде. Купальник обычный школьный, шапочки не надела.
   - Привет, Марина. Тоже любишь ночами плавать?
   - Не больше, чем в другое время. Тебе нравится, когда никого нет?
   - Всё равно, в общем-то. Просто, когда тихо, - Медуза зачем-то переходит на шепот, - хоть немного на океан похоже. Как дома... В океане все поместятся.
   - Угу. На дне особенно. Помнится, как-то раз туда целая Империя целиком поместилась, - хмыкает Марина.
   - Не целиком, - Медуза хихикает в ответ, - я родилась на уцелевшем кусочке.
   - Как с лодкой? Наладила взаимоотношения?
   - В общем-то, да. Всё неплохо. Сначала было... - Медуза щёлкает пальцами, пытаясь подобрать слова. - Ну не знаю, как лучше объяснить. Как дети, что нашли бесхозного щенка. Все с ним играются и закармливают вкусненьким. Не все помнят - щенок, вообще-то, живой, а не игрушка.
   - Ты себя в роли этого пёсика ощутила, - пожимает плечами Марина, - Первое время живой игрушкой быть - не самое плохое, что может случиться. Тем более, со щенком у детишек.
   - В общем-то, да. Переболели. Теперь относятся умеренно серьёзно. Всё-таки, я знаю немало, а тут это ценится гораздо больше, чем дома. Спасибо ещё раз, что помогли мне тогда. Без вас я бы точно не решилась с командиром поговорить.
   - Не стоит благодарностей. Капитан подводников - это всё-таки не командир лодки, что и за борт может приказать выкинуть. Он не кусается, вообще-то.
   - Шуточки у тебя... - почему-то ёжится Медуза, - Куда там выкидывать? Лодка же на берегу стоит.
   - А там озеро рядом, - не растерялась Марина, - У них катер для водолазных работ есть.
   - Я знаю. Они иногда спускают водолазов. Учат ещё и этому. Я просила попробовать, но они сказали, это единственный род деятельности, чем мне заниматься не позволят. Именно потому, что я девочка.
   - С одной стороны, они где-то правы, - что-то подобное про водолазное дело Марина от Сордара слышала. Неподъёмная тяжесть одного только шлема напрочь отбивала охоту его даже мерить, не говоря уж о том, чтобы лезть в таком под воду. А ведь шлем - далеко не всё снаряжение... - Но с другой, а ныряльщицы у вас на островах кто?
   Медуза улыбается.
   - Тот, кто сказал, что к водолазному делу меня не подпустит - сам сын такой ныряльщицы, только не с Архипелага, а из Приморья. Капитан только подтвердил его запрет. Да и умирает эта профессия - не идут в неё молодые. Его сёстры этим заниматься точно не будут.
   Научились у нас выращивать многое, что раньше было можно только ловить. Но одного из символов Архипелага скоро не будет. Старое должно отмирать, тем более, профессия считается опасной.
   - Угу. Не опаснее водолаза. И, тем более, подводника. Они даже пьют первым делом за то, чтобы количество всплытий совпадало с количеством погружений.
   - Я знаю. Тут даже плакат такой висит. А рядом с ним - другой. 'Бутылка на корабле намного опаснее корабля в бутылке'.
   - У них... То есть, у вас, разве есть такие умельцы, что могут корабли в бутылки запихивать?
   - Вообще-то, есть. Познакомить?
   - Не надо,-'Дожила', - Марина с трудом скрывает раздражение, - ' Я в школе чего-то не знаю. Меня уже знакомить начинают. Как много скрытых талантов вокруг!'
   - Мне тоже вот непонятно, зачем игрушечный корабль строить, когда рядом настоящий есть?
   - Модель во времена деревянного кораблестроения была отчасти объёмным чертежом, - привычно начинает занудствовать Марина, - Там размеры всех деталей увеличь в разы - можно настоящий корабль строить.
   - Но сейчас ведь не так.
   - Не так... Но модели - это просто красиво.
   - Труда очень много тратится впустую. Но это вроде украшений, совершенно бесполезная трата человеческих умений.
   - Не скажи, - хмыкает Марина, - модели кораблей испытывают в опытовых бассейнах, подбирая оптимальные обводы корпуса, с лодками тоже так делают. Модели самолётов продувают в аэродинамических трубах.
   - Наверное... Но там на изготовление идут, наверное, совсем простые материалы, вроде дерева. Золото и слоновую кость не используют, как мне кажется.
   У самой Медузы украшения вполне золотые. Вблизи баз флота достаток у людей на неплохом уровне. Во время поездки Медуза без украшений была, но, попав в школу, оказалась подвержена стадному чувству. Стала носить не меньше прочих, чтобы показать - у неё тоже золото есть. Словно наличие или отсутствие оного способно что-то о человеке сказать. Софи вон тоже носит далеко не всегда, однако это не означает, будто у неё чего-то нет. Про Эр и говорить нечего - на ней с равным успехом может оказаться как приличная часть золотого запаса небольшого государства, так и содержимое лавки старьёвщика. Притом неизвестно, что именно для разноглазой большую ценность представляет.
   - Эти материалы вообще лучше всего для взрослых игрушек годятся,-хмыкает Марина,-ещё из черепашьих панцирей замечательные модели корабликов выходят. Должна была видеть, как раз ваши их изготовлением славятся.
   - Да я видела! Делать кому-то сильно нечего, ладно хоть черепахи вкусные, а это, так сказать побочный продукт.
   'Ладно, хоть с ума по защите животных не сходит. Ещё бы одну любительницу пушистиков я бы рядом не вытерпела. Ладно, разноглазой хоть в этой области удалось слегка порядок на чердаке навести. Хотя хлама там всё равно изрядно осталось...
   Медуза черепах точно ела, на Архипелаге это довольно распространённый продукт. Мне вот супчик понравился'.
   - Это не так,-хмыкает Марина,-один вид действительно, шёл и идёт преимущественно на суп. Но, зато, другие били как раз ради панцирей. Совсем не бесполезная вещь. У твоей матери наверняка черепаховый гребень есть да заколки всякие.
   - У всех были, пока пластмасса в массовое производство не пошла.
   - И у черепах спокойные времена наступили! Сколько химики зверюшек спасли!
   Медуза рот прикрывает, чтобы совсем уж откровенно не рассмеяться.
   - Пока на Архипелаге флот не поселился, люди преимущественно с моря жили. При таком раскладе сложно любить черепах иначе, чем в виде супа. У меня дед как раз их и ловил. Ещё и чучела делал. На продажу и так... Одно и сейчас дома висит на стене.
   - Дед жив?
   - Умер два года назад. Как раз в год Нового Императора и родился.
   'То есть, моего отца. И уже умер. Нет, точно кого-то из медиков надо потрясти на предмет, что они ему сделали. Кэрдин в матери, если не в бабки, годится Кэретте, но до сих пор соперничает с ней по красоте. Только теперь понимаю, фраза 'Чёрная Жемчужина совершенно не меняется' крайне двусмысленна. В ней ведь тоже покопались неплохо. Ещё один вопрос на который мне пока не получить ответа. Интересно, по наследству это передаётся? Знаю же, к боли восприимчива куда меньше прочих. Излишне для своего пола и возраста, сильна. Софи, глядя на Кэрдин всерьёз призадумывался, неужели она тоже никогда не начнёт стареть? Для таких, как Сонька это важно. Старые тайны опять о себе с неожиданной стороны напоминают. С той войны, откуда он сюда попал, люди до сих пор пребывают. Отец этого... С того же года, что и ЕИВ сюда загремел. А здесь десятилетия минули. Мы, к тому времени уже прекрасно знали, чем та война кончилась'.
   - Марин...-Медуза касается её руки, - С тобой всё в порядке? Ты словно отключилась, как Эрида.
   - Бывает со мной иногда, - глупо отрицать очевидное, многолетнее общение с разноглазой сказывается временами. Та, впрочем, тоже кое-чего у Марины набралась. - Ты так хорошо Эр изучила?
   - Сама знаешь, бывает с ней такое.
   - По-моему, тебе не слишком нравится у неё бывать.
   - Ты с ней дружишь.
   - Потому и не хочешь ничего говорить.
   - Она неплохая... Но слишком уж странная. Если знаешь, что у неё бываю, знаешь, наверное и куда ходим. Она так просила... Я не смогла отказаться.
   - Знаю, естественно. Видела тебя. Ты там не слишком довольная.
   - Она тебе показывала? - кажется, Марина видит тот редкий случай когда от стыда на самом деле краснеют.
   - Ты ей запрещала? Она обычно о таких запретах помнит.
   - Нет. Я просила не вешать там, где все увидеть смогут. Но если кто у неё в комнате попросит посмотреть, то можно.
   Разноглазая хитрюга просто предложила Марине 'посмотреть новенькое'. Медуза в этот список вполне попадала. Формально Эрида никаких слов не нарушила.
   - У неё и смотрела,-подтверждает Марина.
   - Ну и как? Тебе понравилось?-хотя и стесняется, но интерес всё-таки неподдельный.
   - Прямо скажем, не ценительница подобного вида искусства. Со стороны я себя и в зеркале прекрасно рассмотрю.
   - Но она тебя тоже... Рассматривала.
   - Тут не поспоришь, я ей когда-то сказала примерно то же, что и ты. Скучное занятие на самом деле.
   - Ты скучной и получилась. Просто на лице написано: 'И когда это всё кончится?'
   - Зато ты сильно недовольной вышла... - хмыкает Марина, - Лица на таких картинах глубоко вторичны.
   - Мне так не показалось. У неё любые лица проработаны тщательнее всего. Малейшие оттенки выражения подмечает.
   - Ещё один искусствовед по творчеству Э. Херт выискалась,-смеётся Марина.-Я уже про неё статьи писать скоро смогу. Не хочешь попробовать?
   - Нет. Я не хочу. Потому и не смогу. Хорошо получается только то, чем тебе нравится заниматься.
   - Разноглазая доиграется, - трёт подбородок Марина, - Научилась, наконец, людей против себя настраивать.
   - Я совсем не против неё. Мне так стоять, как там, совершенно не нравится.
   - Сказала бы ей,-хмыкает Марина,-могла и посадить, и положить каким-нибудь хитровывернутым способом... Это бы тебе ещё меньше понравилось.
   Кажется, двусмысленности в словах Марины Медуза не замечает.
   - Из ваших ещё кого там видела?
   - Только Оэлен, но она, как от опеки избавилась, словно с цепи сорвалась. Смелая слишком стала, хотя раньше тихоней слыла. Всюду лезет, всё пробует. Даже на лодке со мной пару раз была. Эриде её дважды просить не пришлось - сразу согласилась, хотя ей уже успели намекнуть, на чём Эрида маленько того.
   - А остальные?
   - Инри с Эридой всё время ходит последнее время. Но ничего с ней я не видела. К Кроэн и Динни сама Эрида не подходила.
   - Даже странно. Эр, да на новые фигуры не отреагировала.
   - Думаю, ещё подойдёт. Мы, как на лодке, ещё минимум пару лет друг от друга никуда не денемся. А Эрида рисует очень быстро. И хорошо, хотя мне данная тема не особенно нравится.
   - Ты Коатликуэ знаешь?
   - Теперь да.
   - На предмет не нравится. Сходи, попроси посмотреть, что она рисует. Незабываемые впечатления гарантированы. Любимая тема Эриды совсем в другом свете предстанет.
   - Бр-р-р!-Медуза зябко ёжится, словно от холода,-Мне от одного её каменного сердца, что она всюду с собой таскает как-то не по себе. Даже представлять не хочется, что именно она рисует.
   Марина довольно скалится.
   - Это всего лишь карандаши да краски.
   Островитянки первое время общались в основном между собой. Теперь всё реже и реже, расходясь всё дальше и дальше. Как-никак, общего у них только место рождения, а это слабоватая почва для складывания дружеских отношений. Да и не особо принято в школе общаться только с уроженцами своей местности. Закон стада работает отлично.
   Тем более, каждый в школе чем-то особенный. Относительно остальных четверых островитянок мнения Марина ещё не составила, но уникумы вроде Медузы точно родятся раз в пару десятилетий.
   - Но ими можно творить по-настоящему жуткие вещи. Я просто не хочу знать, насколько у Коатликуэ злобная фантазия.
   - Она сама вовсе не злая.
   - Одно другому совершенно не мешает. Тем более, она дружит с Той-Что-Вечно-Всё-Ломает,-этого прозвища Динки Марина не слышала. Видимо, с годами вокруг Херктерент в геометрической прогрессии увеличивается количество лица, кто думают, что и для чьих ушей говорят. Дина остаётся... Остаётся ли? Чуть ли не последним человеком, кто говорит, что думает.
   - Дина Кошмар ещё тот,-соглашается Марина,-но с человеческими качествами у неё всё хорошо. Она просто... Неловкая очень.
   - Мне говорили, что вы дружите. Почему-то не верилось. Очень уж ты упорядоченная...
   - Дружим на самом деле,-хмыкает Марина. Хотя тут многое совсем от другого - Динка несколько лет большую часть года скучала по любимой старшей сестре. Марина оказалась своеобразной заменой. Ненастоящий продукт. Как в другом мире говорят - эрзац. Хотя Кошмар по отношению к ней совершенно искренен. Другое дело, с началом года почти не пересекались в людных местах. Оттого Медуза и не знала общеизвестный факт, - Змеедевочка и Девочка-Кошмар просто отлично смотрятся вместе.
   Кажется, двусмысленности Медуза и здесь не усматривает. Даже странно.
   - Не обижайся, Марина, но они, когда вместе, на карнавальных танцовщиц похожи. Так подруг называть нехорошо, но они похожи на самом деле. Так можно только настоящих называть. Да и то, они обижаются.
   Настолько не догадывается об определённых вещах, или так лихо притворяется. С другой стороны, она не из Эшбадовских девчонок, отличавшихся излишней глубиной познаний и повышенной весёлостью в не совсем свойственным возрасту многих областях.
   С непосредственностью и честностью, по крайней мере у тех, с кем общалась Марина, тоже был полный порядок. С ними было весело. Только вот сейчас вспоминается, не везде у танцовщиц репутация хорошая.
   Другое дело - сама Марина ничьё мнение не слушает, а старается составить своё. Тем более, раз самому ЕИВ связь с Эшбад приписывают... Знаменитая танцовщица ничего не подтверждала и не опровергала, вот только драгоценности у неё были исключительной стоимости, это сомнению не подлежит.
   Раз Императору не зазорно, то Марине и подавно никто не запретит общаться с излишне весёлыми девочками. Тем более, несмотря на то, что про них говорят, излишне веселы они не на самом деле, а исключительно в чьих-то глазах, как правило, люто завидующих чужой юности и красоте.
   Медуза, похоже, из тех, что считает эшбадовок плохими. Но не сама так думает, а все вокруг так говорят.
   - Ты про эшбадовских, что ль?-удивлять, так удивлять. На уровне изначального значения слова ошеломить, - Нормальные девчонки. Я переписываюсь с некоторыми.
   Медуза чуть в воду не свалилась, настолько поражена.
   - Ты? - выдыхает словно через силу,-С этими? Переписываешься?
   - А что в них не так? У каждой ровно столько же рук, ног и сисек, сколько у меня или тебя. С тобой общаюсь, они ничем не хуже.
   - Но ты... И они... Не понимаю,-Медуза настолько энергично головой трясёт, кажется вот-вот отвалится.
   - Кто я, мне прекрасно известно. Вот кем ты считаешь их? Взялась, так уж договаривай...
   - Они же, они,-начинает было мямлить Медуза, силясь придумать какое-нибудь не обидное окончание фразы.
   - Повторяю, договаривай, раз уж взялась.
   Медуза мотает головой, словно какие-то мысли прогоняя. Неожиданно выпрямляется и чеканит.
   - Если строго разобраться, всё что я слышала - не больше, чем слухи. Лично сама я их никем не считаю. Хотя бы потому, что ни одной просто не знаю. Но, если честно, и знакомится не особо хочу.
   - Не хочешь - не знакомься, - хмыкает Марина, - Я не заставляю. Разные они все. Точно так же, как, допустим, ты с Эридой. Мне вот ваши странности совершенно не мешают. Советую поменьше верить глупостям, что ты от других слышала. Особенно про тех, кого сама не знаешь.
   - В общем-то, я стараюсь так и делать. Я вот не поверила, что жуткая Чёрная Крыса это, на самом деле, ты. Даже удивительно, что ты можешь кого-то сильно напугать.
   Марина вяло кивает.
   - Можешь мне поверить, это чистая правда. Я очень жуткие вещи делать умею. Просто не злоупотребляю этим умением.
   - Спросить про них можно?-надо же, интерес самый неподдельный. Что правильные книжные девочки находят притягательного в жизни... не самых правильных? Но что-то находят, таков один из жизненных законов, усвоенный Мариной.
   - Спрашивай. Мне не жалко. Они, кстати, не прочь ещё с кем-нибудь отсюда познакомиться, пусть и по переписке. Могу дать пару адресов.
   - Знаешь, а я подумаю, - Медуза встрепенулась, - Всё-таки, я слишком высоко забралась, не замечая находящегося рядом. Мне ведь потом вблизи них, а не таких, как ты, жить.
   - Ну, это от тебя во многом зависеть будет, где жизнь проведёшь... Ты узнать что-то хотела?
   - Да. Какие они?
   - В каком смысле?
   - Во всех.
   - Как уже сказала, от меня или тебя практически ничем не отличаются. Те же книги читают и в такие же игры играют... Что ты так на меня смотришь? Эшбад своей преподавательской лицензией дорожит.
   - Ты и с ней знакома?
   - Она танцевала для нас... Говорить нечего, это надо видеть. Умеет танцевать - золотыми чернилами можно записать! Потом вино с ней пили. Она очень интересный собеседник. Но мне её девчонки больше понравились.
   Медуза усмехается.
   - Что такого?-настораживается Марина.
   - Да подумалось вот. Как странно мир устроен. Сижу в тысячах километров от дома, рядом с одной из первых девушек страны и обсуждаем моих соседок с соседней улицы.
   - Я не 'одна из'. Как Младший Еггт формально я просто первая. Даже, тоже формально старше Софи. Плюс ещё бывшая Глава Дома Еггтов.
   Ничего секретного Марина не сообщает. Её решение по Рэде вполне официально было опубликовано в очередном выпуске 'Ежегодника Великих Домов', издание в школьной библиотеке есть, там все её титулы перечислены.
   В отношении Ленн она применила древнее право, и Тьенд официально должна была поблагодарить Главу Старшего Дома за оказанное содействие. Что и было сделано на страницах следующего выпуска 'Ежегодника', опять же с перечислением всех полных титулов.
   То, что Марина была Главой Дома Еггтов, вся страна знает. Другое дело, что интересно это немногим.
   - Я думала, Глава - Её Величество... Извини, если что не так, я не слежу за этими новостями.
   - Да так всё, - хмыкает Марина, - она долго болела. Теперь поправилась, и снова Глава.
   - Извини, я не знала.
   - Про это не писали. Мы не мирренский двор, но тайн у нас тоже хватает.
   - Вы обе совершенно загадочными не кажетесь... Просто у меня постоянно наперекосяк встаёт то, что есть на самом деле с тем что раньше заставляли в школе учить.
   - Ага,-усмехается Марина,-например, мой полный титул. Совершенно ненужная абсолютному большинству вещь. Ведь не выучила наверняка?
   - Откуда ты...-похоже, с сильным опозданием но попалась на не выученном уроке,-Да ты сама его не помнишь!
   Криво ухмыльнувшись, Марина выстреливает фразу длинной очередью даже без пропусков между словами.
   - Убедилась?
   Медуза только глазками хлоп-хлоп.
   - Ну и память у тебя!
   - Не жалуюсь. Что ты ещё про своих соседок хотела узнать? Ты же, вроде, не из верхних, так чего их так не любишь? Или просто завидуешь их побрякушкам и тряпкам?
   - Я же сказала, теперь я их не не люблю. Я их просто не знаю. Ты говоришь, они интересные. У меня нет основания не верить. Внизу тоже знаешь ли, хватает всяких разных разделений.
   - Ага. Прям, как у нас в Великих Домах. Сейчас тут нету просто никого, особо задирающих нос. Пару лет назад было бы на что глянуть.
   - Зазнаек и у нас хватает.
   - Что-то мне подсказывает, ты одной из них как раз и была.
   Медуза только глаза загадочно закатывает. При отсутствии непомерных амбиций она бы сюда попросту не попала. Но раз она здесь... То, как говорится, делайте выводы.
   Марина интересовалась биографией её родных. Как ни странно, никаких связей со значительными людьми там не обнаружилось.
   - Самая умная - это далеко не всегда похвальба, - замечает островитянка.
   - Мне это прекрасно известно. Только тут ты не самая, а одна из. Дур тут не держат, хотя некоторых так и называют.
   - Ты просто кого-то сильно не любишь, - мудрость буквально в стиле Эриды так и прёт. - Потому так и говоришь.
   - Я хотя бы знаю, кого и за что не люблю, - усмехается Марина, - а ты нелюбовь распространяешь просто из-за факта чьего-то существования.
   - Если ты скажешь 'добрее надо быть'-не поверю. Я уже поняла, ты совсем не на пустом месте считаешься весьма злобной личностью. К тому же, на песке я тебя сама видела.
   Марина хмыкает. Этими победами она гордится, хотя ценителей вокруг и не наблюдается. Херенокт разве только, да Чёрная Смерть, но они оба сейчас далеко отсюда. Интересно, вместе или нет?
   - Термин 'объективность' знаешь? - хмыкает Марина.
   - Конечно. Наверное, твоё любимое слово.
   - Придворная из тебя не выйдет. Льстить умеешь крайне криво.
   - Никогда не задумывалась о подобной карьере, - пожимает плечами Медуза, - слишком не люблю верхних.
   - Которые тебе ничего не сделали. У кого из верхних самая большая резиденция?
   - Вы не верхние, вы особенные. Вы над нашими распрями.
   - Ты на самом деле так считаешь? - щурится Марина, больно уж Медуза не похожа на разговаривающих заученными книжными фразами.
   - Разве не так должно быть?
   - Должно-то должно, но случается часто по-другому.
   Умеренно-ироничное отношение к властям очень многим в столице свойственно. Да что говорить, принц Херенокт в этом списке первый. Очень немногие никогда не критиковали те или иные решения.
   Самыми лояльными оставались грэдские миррены, но их в школе относительно мало. Зато от многочисленных столичных уроженцев такого можно наслушаться... В основном, конечно, это будет вольный пересказ статей из неправительственных изданий, иногда перепев мирренских радиопередач.
   Но последнее казалось излишне глупым для любого, хоть немного в ситуации в стране разбирающемуся. Хотя Марина помнит одну из основ пропаганды на изначально враждебную аудиторию-'чтобы в ложь поверили, она должна быть чудовищной'.
   Пока складывается мнение - обе стороны набирают в пропагандистские ведомства откровенно неквалифицированный персонал. Слишком уж различны ценности на Севере и Юге.
   До войны в данном вопросе миррены были успешнее - моду на свою культуру сумели привить. До вывесок на мирренском в центре столицы доходило. Вывески исчезли, промытые мозги остались.
   Насколько высок их процент - вопрос сложный. Во 'Дворце Грёз' мирренизированых бывало немало, на Архипелаге процент таковых равнялся нулю, что на военной базе в общем-то, неудивительно.
   - Ты словно сама не веришь, что в учебниках по 'Обществоведению' пишут, - неглупа Медуза. Ох, неглупа.
   - Я не мирренка, чтобы верить неизвестно во что, - хмыкает Марина, - но где и как намеренно искажают факты, слишком хорошо знаю. Ложь никогда не порождает ничего, кроме лжи. Маленькая ложь тащит за собой всё большую и большую.
   - Это политика, - тяжело вздыхает Медуза.
   - Фраза, которой пытаются объяснить всё, не объясняя на деле ничего.
   - Никогда не думала, что ты такой окажешься.
   - Какой 'такой'?
   - На картинку с самой собой непохожей.
   - В картинки из книжек только маленькие дети верят. Ты вроде уже несколько постарше.
   - Сама несколько удивилась, попав в персонажи картинки, - Медуза откровенно пытается развеселится. Как и большинство, не любит касаться тяжёлых вещей в разговорах.
   - И как ощущения? - осведомляется Марина.
   - Пока скорее нравится, нежели нет.
   - За всю жизнь постоянно на картинках находится несколько надоедает.
   - Не знаю, мне не с чем сравнивать.
   - Мне временами эту картинку хочется перерисовать. Больно уж многое не нравится.
   - Не нравится тебе? - Медуза неподдельно удивлена.
   - Представь себе.
   - Не могу, если честно, - энергично мотает головой. - Что ты такого могла видеть, чтобы хотелось что-то изменить? Ты же принцесса.
   - Я неправильная принцесса.
   - Я слышала, тебя так многие зовут. Но они ведь не видели тебя на песке.
   - Думаешь, мне здесь драться не случалось?
   - С трудом представляю, с кем здесь можно настолько сильно поссорится.
   - Да уж лучше не представляй,-ибо серьёзнее всего, правда давно, Марина как раз с Софи и поссорилась. Сейчас причины кажутся глупыми, но тогда они обе хороши были. Постоянно друг друга старались зацепить за самые уязвимые места. В итоге вполне ожидаемо рвануло...
   Хорошо хоть ухитрились друг другу ничего не сломать и холодное оружие в ход не пустить. Но кровь вполне была. Потом с месяц друг на друга старались не смотреть. Кажется, окружающие делали ставку на новую стычку и её результат.
   Ладно хоть хватило ума осознать - плохой мир куда лучше хорошей войны. Бешеный норов Еггтов проявился в весьма раннем возрасте. И хорошо, что только один раз.
   Излишне друг друга старались больше не цеплять. Хотя некоторые и считали - починив самолёт, Марина рассчитывала, что в усыпальнице Еггтов скоро одним захоронением станет больше. Вот только Софи на самом деле умела летать.
   Про ракетоплан таких слухов уже не распускали, хотя пожароопасность у реактивных двигателей, да ещё не заводского изготовления, сильно выше, чем у обычных моторов.
  
   Конструкторам на Юге тоже деньги не зря платят. На прифронтовые города тоже стали падать ракеты. Пары лет не прошло - как стали догонять. Сначала самолёты-снаряды запускали, но то явно полумера была. Скорость у самолётов-снарядов хромала, летать они могли только по прямой, и перехватчики с ними вполне справлялись.
   Потом полноценные баллистические пошли в бой. Судя по всему, проблема была та же, что и на Севере - совершенно никакущая точность. В цель меньше города, просто не попасть.
   Разумеется, во всех газетах пишут о южной дикости. Хотя совсем недавно те же газеты смаковали ракетные удары по городам южан.
   Судя по картам поражённых целей, грэдские ракеты кажутся более дальнобойными. Софи знает - именно кажутся. Грэды уже освоили запуск с самолётов, миррены ведут огонь с наземных позиций.
   Не очень сложно вычислить - почти все попадания ракет - не дальше определённого расстояния от крупных прифронтовых станций.
   Огромный материк с запада на восток пересекают две идущие параллельно железнодорожные магистрали. Снабжение фронтов - во многом на них. Две мощнейших железнодорожных системы никогда не были связаны одна с другой, хотя бронепоезда имеют сменные комплекты колёсных пар для движения по вражеской колее.
   Перед войной недолго существовала экспериментальная ветка, связывающая две системы. Поезда по ней ходили основном, развлекательные. Возили тех, кому некуда деньги было девать, ибо добраться из одного крупного грэдского города в столь же крупный мирренский был путешествием, сродни полёту через полюс.
   Вблизи линий фронтов временные ветки строятся в изобилии. На них даже железнодорожные транспортёры ухитряются применять.
   Старые пушки линкоров в центре материка ведут огонь. Но их дальнобойность известна точно, значительный рост уже невозможен. Вот ракеты летают всё дальше и дальше.
   Софи почти уверена - ракеты изначально планировали ставить на огромные бомбардировщики 'Линкоры'. Размеры машин были совершенно излишними. Ясно было, столько тяжёлых бомб нести как-то неплохо, но всё-таки многовато.
   Только недавно стало понятно - машины потому и летали с бомбами, что огромные самолёты сделали раньше, чем предназначенные для них ракеты. Грэды нацеливались на будущее.
   Огромные самолёты миррены тоже строить умеют. Вот запускать с них что-либо пока не получается -- во всяком случае, до грэдов это не долетает.
   Софи уверена - новый комплекс вооружений должен включать не только самолёт и ракету, но и принципиально новую боевую часть.
   В современной физике Софи разбирается, включая некоторые закрытые разделы. На что способны бомбы из радиоактивных элементов, знает.
   У 'Линкоров' потому такая огромная нагрузка - если новое оружие получится, первые образцы будут очень тяжёлыми. Многие физические законы в двух мирах совпадают.
   Если уже обе столицы достижимы обычными бомбардировщиками, то что будет, когда появятся новые боеприпасы?
   Притом Софи имеет некоторое представление о масштабах выпуска 'Линкоров' и объёмах их фронтового применения. Даже по приблизительным подсчётам, получается значительное число многомоторных гигантов отстаивается на аэродромах где-то в тылу.
   Поджидают, когда для них бомбы и ракеты с радиоактивными элементами наделают, чтобы массово применить?
   Вот только и на Юге не дураки живут. У них тоже перед войной из открытой печати пропали всяческие упоминания о работах с радиоактивными элементами.
   Тоже над спецпроектами работают, придерживая в тылах тяжёлую авиацию и рассчитывая на массовое применение? Как знать, как знать...
   Убежища вон с откровенно избыточной защитой от существующих боеприпасов строят. На собственной шкуре проверено - защита работает. Вот только спасут ли башни от атомного удара?
   От него даже линкоровская броня плавится. Хотя в другом мире как раз линкоры атомные удары на испытаниях и выдерживали.
   Но линкоры в любом случае, где-то далеко, а прилететь может прямо сюда. Или ещё куда.
   Совсем некстати девчонки с Архипелага вспомнились. Там ведь все острова - потенциальные цели для ударов по причине высокой концентрации военных объектов на небольшой площади. И огромном уроне, что будет получен в случае их уничтожения. Убежища на Архипелаге даже получше столичных, глубоко в скалах выдолблены. Но под землёй не спрячешь всего.
   Сама Софи на месте мирренского бомбардировочного командования - она прекрасно знает, на Юге авиация сведена в воздушные флоты, включающие самолёты всех типов, но предпочитает мыслить привычными категориями - обязательно ударила бы спецбоеприпасами по Архипелагу. Слишком раздражающе торчит среди безбрежных вод мощнейшая морская крепость и база.
   Острова, с одной стороны, достаточно велики, чтобы по ним не промазать, с другой - достаточно малы, и энергия взрыва не уйдёт в пустоту. Там куда не ткни - везде потенциальная цель, да ещё и не одна.
   Пока не прилетало ничего. Хотя 'гостинцы' с небес уже официально падают десятитонного калибра. И наверняка, работают над ещё более тяжёлыми. Спецбоеприпасы - это, конечно, хорошо, только когда они ещё будут готовы, да и знают про эти работы далеко не все.
   Обе стороны уже многократно грозились стереть с лица земли крупнейшие города противника. У мирренских лётчиков даже лозунг есть 'Отправим демонов обратно в преисподнюю!'. Разумеется, на Севере есть и ответный 'Приравняем мирренов к ангелам! Вознесём их на небеса!' По мнению Софи, оба отдают изрядной глупостью.
   Впрочем, оба усиленно претворяются в жизнь.
   Даже сама Софи под частично удачную попытку лозунг осуществить угодила. Совсем весело смотрелось на фоне рассуждений застрявших в древних временах церковников о нечеловеческой сущности Великих Еггтов, а следовательно, и всех их потомков.
   Формально сожжение для признанных порождениями врага рода человеческого до сих пор не отменено, хотя на деле лет триста уже не применялось.
   Софи уверена: дай волю - снова бы жечь начали, причём даже не выезжая из собственной столицы. Откровенная дикость официальной церкви даже при Южном дворе вызывала немало гримас.
   Другие разрешённые культы по уровню сумасшествия тоже недалеко от основного ушли. Даже они Вселенскую церковь критикуют - хотя насчёт мотивов Софи не обольщается. Хотят отодвинуть официальный культ от такой замечательной кормушки, как бюджетное финансирование и сами занять их место.
   Хотя и официальные культисты тоже далеко не так просты. Как-никак, последние Войны Династии имели откровенно религиозную окраску. И официальные их выиграли, хотя немало принцев поддерживало их противников.
   Впрочем, в то развесёло-кровавое времечко такие, кто веру менял по шесть-семь раз на протяжении жизни, были не редкостью.
   Ставший в итоге императором принц сделал это аж десять раз.
   С мирренской религиозностью всё далеко не так печально, как в грэдской пропаганде. Анекдоты про тупость, обжорство и похотливость священников у мирренов одни из самых любимых.
   Нынешний Тим немало сделал по выдавливанию церкви из школ всех рангов. Сам не особо ладил с церковниками, хотя так откровенно, как знаменитые предки и не ссорился никогда.
   Чем дальше, тем непонятнее становится, чего больше принёс удар по столице - пользы или вреда. Разрушить главную вражескую святыню - определённо, достижение. Бомбардировочное командование совершенно заслуженно представляло отличившихся к высшим наградам.
   Но с другой стороны, удар несомненно, послужил определённому сплочению вражеского общества. Как-никак, северные чудовища показали свою истинную сущность.
   Потенциальная возможность начала переговоров снова снизилась до крайне малых величин. Сильно высокой, впрочем, эта возможность никогда не была. На высшем уровне переговоры в недавнем прошлом, а по сути дела, уже в другой исторической эпохе, ни к чему не привели.
   Слишком уж хищники не хотели делиться добычей.
  
   По привычке забредает в натурные классы - сейчас там многолюдно, занятия только что кончились. Привычка бывать здесь в это время так быстро не выветривается, хотя Софи с началом года перевелась в другую группу - подальше от взглядов и вздохов разноглазой.
   Хотела было развернуться и уйти, пока никто из знакомых её не заметил, но обращает внимание - слишком уж много народу что-то обсуждают. Причём среди спорщиков присутствует и Эр, что само по себе то ещё зрелище.
   Прислушавшись, понимает: речь идёт о довольно известном недавнем скандале в художественной среде, связанном с ослом-художником.
   Осёл был самый обыкновенный, с четырьмя ногами, ушами и хвостом. Столь несвойственным ему делом был вынужден заняться по инициативе развесёлой группы художников, враждовавших с другой группировкой.
   Современные игры с красками и цветом приводили к тому, что про иные произведения критики писали, что они 'хвостом осла нарисованы'. Другие - в пику первым или просто за плату - произведениями восторгались.
   На выставках враждебной группировки стали появляться полотна нового таинственного мастера, творившего условные пейзажи в современном стиле. Личность была неизвестна, но хвалебные статьи появились.
   Потом мастера предъявили. Шутники одолжили осла из цирка. Привели в кабак. Угощали морковкой. Скотина тянулась за лакомством, размахивая хвостом, к которому была привязана кисть, то и дело попадавшая по холсту.
   Всё это происходило в присутствии профессионального юриста, регистрировавшего происходящее. Чтобы не возникало разногласий, у помощника юриста была кинокамера, так же фиксировавшая творящиеся безобразия.
   Картин было создано около тридцати, осёл за это время изрядно растолстел. Но скандальный результат многократно окупил все расходы на кормежку и содержание животного.
   Теперь уже художники и критики, не в состоянии отличить человеческое творчество от ослиного стали мишенью едких насмешек.
   Софи с сюжетом про ослохудожника ознакомилась во время последнего визита в Загородный. Саргон, ухмыляясь до ушей предложил дочери посмотреть 'крайне занятное кино'. Ему самому сюжет, безусловно, понравился.
   Взаимоотношения ЕИВ с художественной средой уже не первый десяток лет даёт богатую пищу для анекдотов.
   Началось всё со знаменитого 'Указа о памятниках', где монументы Императорам запрещалось строить высотой выше недавно покорённй альпинистами почти девятикилометровой горы 'Пик Императора'.
   Задавали вопрос о предельной высоте монументов - получили воистину императорский ответ. До сих пор нарушений этого 'Указа' не зафиксировано.
   Софи одно время думала, что вся эта история - просто отцовская шутка. Потом проверила в МИДв - оказалось нет, указ настоящий должным образом оформлен и включён в очередной том 'Действующих Законов Империи'.
   Потом ещё были скандальные истории с вручением Императорских медалей и премий. У Саргона вполне себе классический вкус в живописи. Но временами, особенно по не особенно важным вопросом, он становится человеком настроения и поступает наперекор устоявшемуся мнению.
   Ведёт себя, словно мальчишка, кидающий камни в болото, и слушающий как оно булькает.
   Что разноглазой в этом столичном болотце понадобилось? Стиль у неё, конечно, специфический, но вполне классический, хотя и нового она не чурается.
   Сколь едко художники могут критиковать друг друга Софи прекрасно знает. Известные для вываливания в грязи оппонента не стесняются связи в верхах использовать. С другой стороны, последнее время как раз соправитель взялся контакты в академической среде налаживать.
   Особо мозги напрягать не надо, чтобы понять с чего это он таким покровителем искусства стал. Вон это чудо живописное стоит, и что-то кому-то доказывает.
   Софи прислушивается.
   - Я не знаю, сколько там мазков сделал этот осёл. Но знаю, портрет можно в три мазка нарисовать.
   - Ещё скажи - в одну краску.
   Эр чуть рассеяно пожимает плечами.
   - Могу и в одну, но лучше в две.
   - А докажи!
   Лист и краски словно по волшебству появляются. Софи мысленно делает непристойный жест. Думайте хоть, с кем связываетесь. Если Эр что-то говорит, то значит, может это сделать. Впрочем, самой интересно с профессиональной точки зрения, как и что именно у разноглазой получится.
   Примеривается недолго. Раз! Наклонный вертикальный изогнутый наверху чёрный мазок. Два! Над ним горизонтальный маленький красный! Три! Над ним ещё один наклонный чёрный.
   Софи выдыхает. Действительно, с трёх мазков создано законченное произведение. С фантазией тут у всех полный порядок. У Эр получается женское лицо, опирающееся на руку, из под прикрывающей глаза шляпки только губы видны.
   Та самая внешняя лёгкость и небрежность движений. Вроде как любой так сможет. Но на деле - нет, не любой. За небрежностью скрывается невероятная отточенность и выдающиеся мастерство. Тут все давно уже знают цену друг друга.
   В определённых вопросах с Эридой лучше не спорить - дураком покажешься, а она и не заметит ничего.
   Софи бы точно отпустила бы на месте разноглазой что-нибудь редкостно ехидное. Но та так просто не умеет. Снова памятное по детским годам чуть удивлённое выражение лица.
   - Миленько получилось.
   - Да ты просто сказочное чудовище, Эрида! Есть хоть что-то, чего ты рисовать не умеешь?
   - Не знаю,-пожимает плечами Эр,-если я что-то могу, то делаю это.
   Софи потихоньку продвигается в сторону двери. Ничего страшного не происходит - ну и ладно. Ещё не хватало, чтобы у Эриды её знаменитый режим наблюдательности включился. Она тогда в стотысячной толпе с лёгкостью высмотрит нужного ей человека.
   Народу тут значительно меньше ста тысяч. А быть самой нужной Софи уже давно изрядно надоело. Разноглазая по сторонам ещё не начала осматриваться, так что ещё есть возможность сделать вид, будто самой Софи здесь и вовсе не было.
   Удаётся уйти незамеченной. Хотя даже заметь её Эр, ничего бы не произошло. На людях она себя в рамках держит, её взгляды, кроме Софи мало кто умеет читать. Дур, рискующих спросить Софи 'А ты что с такой-то поссорилась?' в школе нет. Софи до других доводит только ту информацию, что считает нужной.
   Хотя слепым надо быть, чтобы не заметить - она и Эрида теперь в разных группах.
   Если призадуматься, то ситуация становится всё более невесёлой.
   В школе без признаков фальши до недавнего времени к ней относились ровно два человека: не-воз-мож-на-я младшая. И разноглазая. У всех остальных просматривалась та или иная степень неискренности. В лучшем случае был строжайший нейтралитет, как у Рэды или Динкерт. Но Динки уж больно никакая.
   Ту же Эорен отдохнуть летом позвала исключительно в качестве дополнения к Динке. Кошмар сама по себе неплохая. Но слишком уж разрушительная. А инстинкт самосохранения у Софи пока ещё работает.
   Ещё Хейс есть из разряда честных, но она далеко.
   Потому летом и позвала только одну Хейс. Тупо хотелось провести какое-то время в обществе честного человека.
   Стаи рыбок-прилипал вокруг Софи вьются так же, как и вокруг Эр. Другое дело, что Софи совсем недоверчивая и гораздо лучше разноглазой умеет считать свои и чужие деньги. Что-либо у Софи можно получить, только если вдруг возникает самая настоящая жизненная необходимость.
   Крупную сумму у Софи можно попытаться получить. Другое дело, она сперва проверит, действительно ли на указанные цели столько требуется. Вводить её в заблуждение может быть вредно для здоровья.
   Но если у человека на самом деле какая-то беда, деньги принцесса даст.
   В отличии от разноглазой, своими вещами Софи дорожит и у неё только действительно необходимое. Сразу заметит, если что-то вдруг пропадёт.
   Но пока пропадало только то, что Эр, слабо отличающая своё от чужого, брала.
   Надоело выверять десятки и сотни оттенков фальши вокруг. И самой фальшивить и притворяться десятками и сотнями способов.
   Всех остальных позвала вроде бы не особо дружелюбная, Марина. Народу у неё набралось, как ни странно, больше чем у Софи. Другое дело, что это вскоре породило определённые сложности.
   Лето, солнце, вседозволенность да переизбыток полуобнажённых тел крепко туманят мозги. Проблема в том, что некоторым мозги затуманило вовсе не на противоположный пол.
   Результат - Софи почти перестала общаться с одной из немногих, всю жизнь относившуюся к ней искренне.
   Переход искренности в состояние откровенной влюблённости никаких положительных эмоций у Софи не вызывает. То, что забавно на картинках и в книгах, совершенно не так смотрится в реальной жизни.
   Сплетающиеся в порыве страсти тела подруг со скандальных картин совершенно не вызывают желания провернуть что-то подобное в реальности, тем более и кроме разноглазой есть ещё желающие, заранее на всё согласные.
   Одна из таких картин с совершенно недвусмысленными объятьями обнажённых девушек в постели, на одной даже ожерелье лопнуло, всю жизнь в Загородном висит. Много лет назад с главной ежегодной выставки картину общественность потребовала убрать как оскорбляющую какие-то там чувства.
   Цензурный Комитет в деятельность выставок такого уровня не имел права вмешиваться. По сути дела, только Император мог распорядится убрать что-либо.
   Он и распорядился. Наградить автора скандального произведения Большой Золотой медалью своего имени. Картину приобрести для украшения резиденции.
   Кажется, подобного меньше всего ожидал откровенно напрашивавшийся на скандал художник.
   С тех времён создали ещё много всего, гораздо более откровенного. Художник уже давно умер. Повторения скандальных 'Подруг' ему ещё неоднократно заказывали. Перед летом одна из авторских копий этой картины появилась в 'Сказке'.
   Тогда Софи особого внимания не обратила. В 'Сказке' полным-полно копий известных произведений. Есть и оригиналы. Разумеется, всё приобретено по просьбе Эриды. В последней покупке видится определённый намёк, ибо висит картина не где-нибудь, а в спальне самой Эриды.
   Забавная штука жизнь - ещё год, даже полгода назад Софи и представить себе не могла, что станет от разноглазой прятаться. Воистину зверскую шутку сыграла над Софи собственная красота.
   В неё в очередной раз влюбились. Проблема только в том, с кем это произошло. И на ответные чувства к недавней лучшей подруге Софи совершенно не способна.
  Поневоле чуть ли не впервые в жизни, позавидуешь не слишком привлекательной внешности сестрёнки. И что она мимо разноглазой по-прежнему может ходить безбоязненно.
  
   Глава 7.
  
  
   Из островитянок хоть иногда приходится реагировать ещё и на упомянутую Медузой Кроэн, то есть Кроэнрин, если полностью. Только здесь Марина узнала, что та ещё и младшая сестра той, другой Марины. Причём сёстры откровенно не ладят, Марина-другая только раз упомянула 'эту заучку', что похвальбой совсем не звучало.
   Фигурками сёстры откровенно удались одна в другую, точнее, в незнакомых Марине родителей. К счастью для самой Кроэнрин, несмотря на неплохое физическое развитие, с точки зрения разноглазой из категории детей она ещё не вышла.
   Впрочем, язычок старшей сестрёнки довольно точен. Никем, кроме 'заучки' Кроэн не выглядит, и даже не старается. Хотя, к примеру, толщиной и качеством волос резко уделывает что сестрёнку, что похожую на неё Соньку.
   Некоторые вещи с раннего детства ходящая с короткой стрижкой Марина воспринимает с откровенным трудом, но факт есть факт - с двумя косами Сонька с её тончайшими волосами смотрелась бы просто идиотски.
   А вот Кроэн уделывает что её, что сестру, хотя с одной прямая родственница.
   Во всём остальном, кроме роста, но не Марине придираться, природа на ней тоже не отдохнула. Только зрение сильно подкачало, или сама себе его испортила - всё время в очках ходит, подтверждая сестрёнкино прозвище. Впрочем, другую Марину тут мало кто знает.
   К откровенному раздражению Марины, Кроэн, как и Сонька, неплохо рисует. Ладно хоть сероглазая, в отличии от карих взглядов сестры и Соньки.
   Совершенно не окрысилась на Марину из-за неплохих отношений с Мариной-другой. Остров ведь ещё в большей степени огромное поселение земледельцев, чем столица, в смысле все всё и про всех, знают.
   Где гостила сестрица, Кроэн, разумеется, прекрасно известно. Но ухитрилась не сказать ни про кого ничего плохого, включая род занятий сестры - в отличие от той же Медузы. Марина по другим каналам всё разнюхала, не столь любопытная Сонька, вероятно, до сих пор не знает, что её копия и эта девочка - родные сестры.
   Ну, да это тот случай, когда меньше знаешь - крепче спишь.
   Кроэн, ожидаемо, у себя. Везёт Марине на тех, кто в свободное время дальше своей комнаты ходить никуда не любят.
   Сидит перед зеркалом, собственные косищи разглядывает.
   - Привет, Марина. Не знаешь, может мне лучше косы обрезать?
   - Нашла, кого спрашивать! Твоя голова, что хочешь, то и делай, только в петлю не суй. О будущем слегка подумай. В наших краях любят длинные волосы.
   - Так ты против?
   - Сама подумай. Я же Еггта, мне воевать идти. Там с банями напряжённо. А тебе тут жить и дальше. Деток растить, - скалится Марина.
   - Я... я не думала об этом.
   - Советую. Не перебьём же мы друг друга в эту войну, солдаты для следующей тоже понадобятся.
   - Думаешь, будет так?
   - А с чего меняться? Природа человеческая - одна из самых постоянных величин.
   Но Кроэн, кажется, куда больше волнуют собственные волосы. Или просто не хочет думать о некоторых вещах.
   - Софи тоже Еггта.
   - Здрасьте, приехали! При всех её недостатках, я не настолько плохо о ней думаю. Пойдёт мирренов сшибать, и грива тут не помешает.
   - Она вчера и так чуть самолёт не уронила.
   - Так-так, а это что-то новенькое, - Марина настораживается, - Что там было?
   - Я думала, она тебе говорила... - кажется, Кроэн уже не рада, что к Марине обратилась.
   - Могла бы и заметить, мы не самые лучшие друзья.
   - Я знаю... Но все очень волновались, когда она вчера... Как это называется? О, фигуры высшего пилотажа крутила.
   - В трёх метрах от земли? - хмыкает Марина, - Ну, это она умеет, даже я такую способность за ней признаю, - говорит, а самый неудачный полёт Императора из головы не выходит. Неужели и здесь что-то подобное? Надо бы сходить, самолёт глянуть. Да и личные дела инструкторов и наземного персонала перечитать.
   - Она так смеялась, когда села. Мне показалось, некоторые её убить хотели.
   Незапланированная прогулка в ангар отменяется. С технической грамотностью у сестрёнки всё в порядке, иначе бы Сонька сама быстрее самолёта побежала бы Кэрдин звонить. Когда тот полёт был, Старшая Ягр нынешней должности ещё не занимала, и вообще в этом ведомстве не числилась.
   Хотя сплетен про неё и Императора тогда было больше всего.
   Насчёт желающих убить Софи - так таковых ровно все девчонки школы, кроме Эриды. Хотя именно разноглазую как раз Сонька и не отказалась бы прикончить.
   - Так что мне с косами делать?
   - Оставь всё как есть, - отмахивается Марина, - Если со мной из-за причёски сравнивать начнут - тебе это самой крайне не понравится.
   - Мы непохожи и так...
   - Захотят дерьмом облить - ещё и обиднее сравнения найдутся.
   - Не могу понять, почему тебя очень многие считают плохой?
   - Плохой, хороший... Одна из самых непостоянных в мире вещей - людские оценки. Мне ли этого не знать?
   - Я не сужу об истории по романам. Не верю тому, что там про твоих предков понаписали, Марина. Если бы это было правдой, у нас такой страны просто бы не было, - искренней убеждённости Кроэн можно позавидовать. Весь вопрос в том, долго ли эта убеждённость продержится? Если она даже у Марины временами колеблется.
   - А даже если бы и верила. Дело было давно, книжки про Первых есть в любом магазине. Я, в любом случае, не они. Хотя заехать чем-нибудь тяжёлым тоже могу... Сама знаешь, сколько есть рассуждений, что страна создавалась чуть ли не вопреки воле Чёрных Еггтов. Какими жестокими они были! - пафосно заканчивает Марина.
   - Время таким было, - и это не дежурная фраза.
   - Романы-то хорошо написаны, - пытается подначить островитянку Марина.
   Но, кажется, идея из разряда мертворождённых.
   - Мне вот сейчас очень хорошо. Нахожусь в месте, один из владельцев которого Еггт из Еггтов. Люди, подобное выстроившие просто не могут быть плохими. Ты ведь тоже Еггт, значит это немножко и твоя школа.
   Вот тут Кроэн права и не права. Владельцем школы действительно числятся Император и Императрица, но вовсе не Саргон и Кэретта, как люди. Это не их личная собственность, а нечто, относящееся к занимаемой должности. Там ещё много тонкостей, но в одном Кроэн права - вопросами образования все Великие Еггты занимались крайне серьёзно.
   Первые законы о всеобщем обучении грамоте детей без различия пола как раз они приняли. Миррены додумались распространить всеобщее образование ещё и на девочек меньше ста лет назад.
   Тонкости объяснять лень, поэтому Марина бросает.
   - Школа - не наследственное имущество Еггтов. Моей будет только в том случае, если я новым Императором стану.
   - Такого уже очень давно не было. До Еггтов последняя женщина-Император была.
   - Зато, потом сами Еггты были, - хмыкает Марина.
   - Это да... У Его Величества какие-то сложности?
   - Нет, со здоровьем у него всё хорошо. До следующего Великого Совета уже у нас есть шанс не дожить.
   - Это хорошо. Не люблю, когда что-то в жизни сильно меняется.
   - Сказала человек, у кого совсем недавно была ну очень серьёзная перемена в жизни.
   - Это не перемена. Это новый жизни этап. Как взросление, как вступление в брак. Бывает у всех. Я просто очень хотела, чтобы именно этот этап начался ещё и у меня.
   - Логично, - хмыкает Марина. - Войны Верховных, безусловно интересное, но крайне неприятное для жизни время.
   - Вот и я о том же, - Кроэн зачем-то касается дужки очков, - Не заметила, что у меня очки новые!
   Типичное девчоночье хвастовство обновками, притом важными только для неё? Нет, тут что-то другое. Она слишком умна. Мода на очки, охватившая школу в своё время давно уже прошла. Только воспоминания остались.
   - Оправа вроде не золотая. И без брильянтов.
   - Нет... Не в этом дело. Не знаю, поймёшь ли, ты же очень зоркая, но они мне наконец-то подходят.
   - Что в этом такого?
   - У меня уже несколько лет всё больше и больше портится зрение. Хотя, маленькой видела хорошо. Потом всё хуже и хуже.
   - Ага. Ты просто читать научилась, ну и посадила книгами себе зрение. Знаю такие случаи, - 'и в своё время опасались, что и со мной так будет. Очкастая принцесса! Нечто новое в имперской истории'.
   - Нет, у меня совершенно другой случай. Там какое-то хитрое название. Мама деньги откладывала, если бы не поступила, на будущий год всё равно бы в столицу поехали. У нас нет клиник, где такое лечат. Есть только в столице. Но здесь... Ещё на осмотре в начале года заметили, что с глазами у меня сильно не так... Свозили как раз в эту клинику. Смотрели глаза, что-то делали. Наконец-то мне нормально очки подобрали. Намучилась я с этим. Начиная от того, что дразнили постоянно. Почему люди так часто бывают настолько злы?
   - Спроси, чего полегче, - хмурится Марина. Достаточно читала про школьные травли. Тут таковой даже Эр могла бы стать. Статус бы помог не очень. Были тут... Столь же высокородные, но не столь же умные. 'Чокнутая' вполне звучало. Хейс просто физически не могла быть всюду одновременно. Но, к счастью, Еггты из Императорского Дома показали зубы. Все всё поняли.
   - Я же ещё и рисую. И когда уже осознаёшь, что зрение начинает уходить... Поверь, Марина, это очень и очень страшно. Дома некоторые врачи говорили, что со временем я могу ослепнуть вообще. А тут мне говорят, что я ещё расту, но в выпускном мне что-то такое сделают, что мне даже очки больше не нужны будут. Скорее бы!
   - Ну, а я-то тут... Хотя, понятно, ты же считала, это в какой-то степени Еггтовская школа, и это вроде как мы отчасти мы тебе помогли? - 'хотя, это так и есть, только чуть по-другому. Деньги сюда шли и идут с отцовских, а не материнских счетов. Еггтам Кроэн совершенно ничем не обязана. Хотя, по сути дела она должна только школьную администрацию благодарить, хорошо они свои обязанности выполняют'.
   - Помогли и ещё как. Это та клиника, которую Дина II основала. Она ведь ещё и создатель глазной хирургии.
   - Просто не продохнуть в истории нашей страны от моих предков, - хмыкает Марина, - совсем хорошо было бы, не сожги она незадолго перед смертью приличную часть своих записей. Причём, в первую очередь, как раз по глазной хирургии. Слишком много свидетельств - умела выколотые глаза выращивать заново.
   Такого до сих пор никто не может.
   - Не понимаю, почему она так поступила... Она ведь и не учила никого такие операции делать. Столько бы людей испытывало намного меньше страданий.
   - Потому так и сделала. Людей вообще она совершенно не любила. Только к определённым личностям привязанность испытывала. От отца слышала про бесполезность объяснений тем, кто этого всё равно не поймут 'незачем метать бисер перед свиньями'. Она путь прошла, пусть теперь другие попробуют повторить.
   - Про свиней и бисер надо будет запомнить... Быть основоположником современной медицины - и ненавидеть людей. Не могу такого понять.
   - Лучше и не пытайся. У великих людей в головах и тараканы водились соответствующих размеров.
   - Всё равно - врач и человеконенавистничество. Как такое может сочетаться?
   - Легко. Знаешь, кого никогда и ни при каких обстоятельствах ни мы, ни миррены в плен не берём?
   - Не очень этим интересуюсь... Огнемётчиков?
   - Этих тоже. Но в первую очередь уничтожают военных медиков. Понимаешь, почему?
   - Как-то не очень.
   - Противнику надо нанести максимальный урон, в том числе и путём уничтожения самых ценных солдат. А это как раз медики. Их надо дольше всех учить, и вред от них наивысший. Каждый, мало того, что сам в строю, так ещё и способен нескольких в этот строй поставить. На фронте никто из медиков своего нарукавного знака и петлиц не носит. Это называется 'нашивка самоубийцы'. За неё в плену застрелят сразу, а так есть шанс уцелеть. Их только на парадной форме и носят.
   У них даже сумки с принадлежностями такого покроя, как сумка для магазинов, чтобы издалека ничем не отличаться от других солдат. Для снайперов медики мишень наивысшего приоритета.
   Их, кстати, тоже в плен не берут.
   Есть даже в инструкции для разведчиков. 'При обнаружении медицинского подразделения немедленно прекратить выполнение текущей задачи и приступить к уничтожению персонала'.
   У мирренов ситуация аналогичная. Как результат - медики лучше всех стреляют.
   - Ну, это, в общем-то, ещё с самой Золоторогой повелось. Правда, тоже неизвестно, что за оружием была её излюбленная 'Молния'. Точно не классический огнестрел.
   Марина усмехается.
   - У нас одна из семейных реликвий - футляр, где она одну из своих 'Молний' и принадлежности к ней держала. Как издевалась над потомками - футляр совершенно пуст. И не очень понятно, что в нём лежало. На принадлежности для любого типа пистолетов той эпохи совершенно не похоже. Широченная слишком штука была - единственное, что про неё точно понятно. Да и то, неизвестно точно, на самом ли деле она там своё оружие держала, или тоже шуточка над потомками была - пусть мозги себе поломают. Кто только голову над этим ящиком не ломал! Последние попытки уже при мне были... Знаешь, почему у нас разводят такое огромное количество крупных собак? Их можно научить раненных вытаскивать.
   - Не знала про таких. Видела только тех, что старые пулемёты возят. И оркестровых ещё. С барабанами.
   - Собакопулемёты ещё остались? Знала, что моряки с морпехами страшно любят всякое старьё сохранять, не знала, что до такой степени.
   - Они забавные. И умные, - совершенно буднично заявляет Кроэн.
   - Знаю. Каталась в детстве на таких. Бывало, щенки из одного помёта, а один таскает пулемёт, другой - людей из-под огня. Собака - не человек, другую нашивку не пришлёшь, и у мирренских снайперов собаки - тоже одна из приоритетных целей. В личный счёт идёт как вражеский рядовой.
   - Жалко их... - вздыхает девочка.
   - Опытных солдат жалко в гораздо большей степени. Новый пёс будет полностью боеготов через полтора-два года после рождения. Новый солдат - через два десятка лет. И то не всегда.
   Лёгкую авиацию и всякие машины малозаметные с той же целью развивают - раненых быстро эвакуировать.
   - Знаю. Я вертолёты спасательные видела уже. Даже на эскортных авианосцах уже появляться стали. Их, наверное, и на суше можно использовать?
   - Ещё как можно, - хмыкает Марина, - флотскую вертушку армейцы на вооружение приняли, едва увидали. Мол, лучше для вывоза раненых с переднего края ещё ничего не придумали. Вертолёту даже садиться не обязательно, на висящий можно человека погрузить. Одно плохо - маловаты пока они.
   - Такие вещи очень быстро, особенно в военное время, размеры наращивают.
   - Здраво рассуждаешь. Последствия жизни на военной базе? Твоя сестра куда более весёлая.
   - Фонариком ей в ухо посвети - луч света с другой стороны выйдет, - неожиданно злится Кроэн, - пустоголовая она просто страшно.
   - Как уже сказала, мне она просто очень весёлой показалась, - 'угу, а ещё я по-пьяни с ней целовалась. И вроде бы не только целовалась. Хорошо, что она ещё сильнее меня была пьяна и вообще ничего не помнила, если не притворялась. Интересно, у Кроэн мозги бы закипели от такой новости?'
   - Посмеяться она любит, этого не отнимешь, - угрюмо соглашается Кроэн, - причём в отличии от некоторых, всегда шутит совершенно необидно... Знаешь, я пыталась Золоторогую рисовать.
   - В какой период жизни?
   - Любимый сюжет нашей живописи за последние несколько сотен лет - 'Дина сжигает свои книги'.
   Марина кривится, словно переев кислятины.
   - И ты туда же... Знаешь, сколько на подобную тему я пересмотрела всякого, включая запрещённое?
   - Догадываюсь...
   - Видимо, плохо. Если бы заняться больше нечем было, точно бы села искусствоведческую работу писать на тему 'Образ Дины последнего периода в изобразительном искусстве'. Я столько всякого видела - она и безумна, и спокойна, как статуя. И вообще на человека не похожа. Ну, и работы, содержащие признаки всех упомянутых состояний.
   - Марина, вроде бы говорила уже - в мирренскую чёрную легенду про Золоторогую я не верю, - Кроэн тоже умеет быть занудливой.
   - Это какую именно? А то чёрных легенд про нас на Юге, особенно у религиозников, примерно как полный свод их законов за тысячу лет.
   - Ту, где утверждается, что Мать и Дочь сами не создавали ничего, - Кроэн охотно начинает разъяснять. Похоже, раньше делать это уже приходилось, - Держали в подземельях Замка Ведьм десятки безвестных гениев, выдавая созданное ими за своё. Золоторогая не только книги сожгла, она ещё и подземелья главных башен велела затопить, всех погубив. Самое страшное её злодеяние.
   Любят изучать сохранившиеся сочинения, выискивая разные стили написания. Утверждают, писалось различными лицами. Насчитывают от двадцати до пятидесяти.
   Но я не верю. Чую враньё, но где именно - сказать не могу. Не настолько в документах той эпохи разбираюсь. Да и видела их только на картинках.
   - И ещё, наверняка в 'Замке Ведьм' не была?
   - Я не попала в ту группу. Была только в Приморье.
   - У главных башен Замка подземелий нет, и никогда не было, - усмехается Марина, - Персонал, наверное, скоро уже убивать начнёт за вопросы про затопления. Да и почти всё созданное Чёрной Змеёй делалось тогда, когда Замка просто не было.
   - Но книги Золоторогая сожгла на самом деле.
   - Она же их пред этим приличную их часть и написала. Я достаточно документов той эпохи в руках держала. Не знаю, как там они слои текста да разных авторов находят. Рука всюду одна, где она надиктовывала - там работу писцов видно. Артиллерийские работы ведь все сохранились. Я и первое издание видела, и черновики. Видно, как писала живой человек. В некоторых местах видно - она записывала результаты наблюдений с отстрела орудий.
   - Всё равно, не очень понятно, почему она столько сожгла... Слушай, а что у вас, в смысле среди Еггтов, думают о пропавшем наследии? Говорят, Золоторогая где-то спрятала книги. Вот бы найти их... Столько тайн раскроется.
   - Большинство Еггтов об этом вовсе не думают. Потому что нечем, - не скрывая злобы, бросает Марина, - Те же, у кого есть между ушами кое-что, считают эту легенду лютым бредом. Притом так было всегда. Почему всякие умственно отсталые уже ни первую сотню лет пытаются искать 'пропавшее наследие' в Замке Ведьм?
   Золоторогая там последний раз за десять лет до смерти была. В полном соответствии с древними 'Рассуждениями Императора' действовала. Если хочешь надёжно закрепить за собой недавно завоёванные земли, надлежит туда переселиться.
   Собственно, приличная часть 'Старой крепости' как раз её произведение. Там жила последние года, там и умерла. Почти все сохранившиеся мастерские тоже там.
   Я в крепости, когда маленькая была, разумеется безуспешно, тоже 'пропавшее наследие' искала. Больше всего хотела понять - что за оружие была 'Молния'.
   - То есть, Дочь уничтожила многое из того, что Мать, да и она сама создали, безвозвратно?
   - Не совсем. Рано или поздно кто-нибудь дойдёт до того же снова. Золоторогая потому так и налегала на производство артиллерии - Чёрная Змея забрала с собой секрет 'бешеных стрел'. Войны кончаться не собирались. Надо было как-то выкручиваться. С помощью артиллерии и выкрутились. А 'Молнии' уже тогда были штучным оружием.
   - Такие вещи уничтожать, да своими руками - совершенно жуткие вещи делать. Не знаю, с чем сравнивать. Словно собственных детей убивать.
   - Некоторые говорят, - хмыкает Марина, - Золоторогая убийствами детей тоже занималась. Её злобная шуточка на пиру до сих пор икается. Все же видели, как Великая Кэретта младенца с серебра ела. Хотя это поросёнок с обезьяньей головой да лапами был. Обезьяны, кстати вполне съедобны. У нас повара до сих пор так шутят иногда. 'Младенец Еггтов' фаршированный морепродуктами, да с острым красным соусом, сам по себе - штучка довольно вкусная.
   - Как представлю... - Кроэн аж передёргивает. Видно, только читала по еггтовские шуточки, ни с чем подобным не сталкиваясь непосредственно, - Я бы точно испугалась очень сильно. Хотя и знаю, там на блюдах совсем не жаренные дети были.
   - У Золоторогой, как известно, ребёнок был только один, Дина III. Вот и болтают, будто она многократно прерывала беременности. Особенно, религиозные миррены любят порассуждать на эту тему. Больше всего рассуждают священники их, из тех, кому женщины вообще не положены. Мальчиками довольствуются.
   Кроэн хихикает.
   - А тут ничего смешного. Медицинские сочинения Золоторогой на данную тему полностью сохранились. Она просто предохраняться умела. Из кишок скота да рыбьих пузырей много чего интересного изготавливать можно. Да и каучук тогда уже знали.
   Кроэн совсем пунцовая. Марина только распаляется.
   - Вопрос куда как жизненный. Ибо хирургическое прерывание беременности для здоровья не слишком полезно.
   - 'Сечение Дины', - с трудом выцеживает Кроэн.
   - Что-то читала... Хвалю! Дина была первая, кто умела делать это сечение так, что и женщина, и ребёнок оставались в живых. Ну и прерывать беременности другим она тоже умела. Один из препаратов для недопущения до сих пор в ходу. Тут такие средства вполне легально можно получить.
   - Я... я не думала об этом.
   Марина придирчиво окидывает взглядом довольно неплохую фигурку.
   - Вроде, вы там на Островах, по этому делу все быстрые да ранние.
   - Все, да не все! - откровенно вспыхивает, - Я не Ма... В смысле, не сестра.
   Марина только криво ухмыляется в ответ:
   - Мысли у примерных и не очень девочек чаще всего совершенно одинаковые. Только одни их скрывают, а другие нет. Ещё часто бывает, видя, как ведёт себя старшая могут начать во всём подражать. Или вести себя с точностью наоборот. У тебя и моей тёзки явно последний случай.
   Кроэн сверкнула было глазами. Явно что-то сказать резкое хотела, но передумать успела. О чём-то задумалась. Теперь совсем угрюмо, но ни капельки ни зло, смотрит.
   - Ты с ней правда общалась?
   - Вот точно так же, как сейчас с тобой, - 'а то и ближе, но это не твоего ума дело'.
   - Какой она тебе показалась?
   - Разной! - хмыкает Марина. Про отпечатки поцелуев на письмах лучше помалкивать. - Похоже, я твою сестру знаю лучше, чем ты сама.
   - Возможно. Я летом её и не видела почти. Когда провожали, была такая довольная, будто это она поступила, а не я.
   - Не все умеют за других радоваться.
   - Она точно может. При всём её... Характере вот таком. Излишне весёленьком...
   - Добавляй уж 'весёленьком во всех смыслах', не стесняйся. Ты ведь именно это подумала? - 'Да что со мной такое творится. Сама себе противоречу. За других думать начинаю, хотя это и вредно'.
   Кроэн только глаза опускает.
  
   На 'военную подготовку' несколько неожиданно для большинства привезли новинки. Реактивные противотанковые гранатомёты, причём сразу в трёх вариантах - малом, среднем и тяжелом с расчётом из двух человек. Первые два образца были одноразовыми, третий являлся пусковой установкой.
   О начале выпуска подобного вооружения Марина знала, более того, игралась с первыми серийными образцами. Но даже она была несказанно удивлена, узнав о среднемесячном выпуске нескольких миллионов экземпляров. Раньше она думала - это оружие специального назначения, выпускаемое в небольших количествах для диверсантов, вроде бесшумных винтовок и пистолетов. Но реальность и фантазии разошлись курсами в очередной раз.
   Кажется, помешанная на производстве танков нация наконец разработала средство, способное эффективно отправлять на переработку один из национальных символов. Марина не сомневается - тактика пехоты приобретает сейчас серьёзнейшие изменения, но им новые 'Уставы' пока не завезли.
   Зато для демонстрации возможностей нового оружия привезли кое-что посущественнее - корпус 'Дракона' с ходовой частью и башней, но абсолютно пустой внутри. Раз колонну с тяжёлым тягачом и прицепом не поленились гонять, Марина сделала вывод: к организации демонстрации, как минимум, причастен МИДв.
   Пробитые кумулятивной струёй в сотнях миллиметров стали аккуратные круглые дырки впечатляли. Выглядят так, будто чем-то прожгли броню, но всем известно - даже при мощном взрыве температуры не хватит. Что внутри могут сотворить летящие во все стороны куски металла впечатляло не меньше. Гранатомёты и кумулятивные снаряды выпускают десятками миллионов и до сих спор спорят о физике процесса, что происходит при появлении пробоины - узконаправленная энергия взрыва пробивает броню, или она прожигается раскалённой струёй металла, или пробитие происходит из-за резкого увлечения давления.
   Поражала и относительная простота в использовании оружия - лёгкий образец можно освоить меньше, чем за час. В стандартном ящике было два гранатомёта. Там же было 'наставление' на четырёх листах малого размера, чьего прочтения для выстрела в сторону противника было вполне достаточно.
   С попаданием намного сложнее, но это ко всем видам оружия относится.
   Разумеется, по боевым качествам он уступал среднему, но пользоваться им мог и ребёнок.
   Кто-то даже сказал: 'такие гранатомёты даже на велосипеде можно легко возить'. Ухмыльнувшись, по рядам пустили фотографию, где несколько гранат к тяжёлому образцу были навьючены на осла.
   Причём было сказано - лёгкий образец, хотя и состоит на вооружении Армии и Флота, поступает в основном в части гражданской обороны, которые изначально вооружали по остаточному принципу. Тут же новинок хватило и им.
   Учебных образцов и литературы привезли достаточное количество.
   Заодно рассказали и о наличии у противника аналогичных систем, и даже показали трофейные экземпляры. Внешне весьма сильно походили на грэдские, отличались только цветом. У грэдов продолжал безраздельное господство армейский зелёный, миррены отчего-то проигнорировали собственные армейские цвета, и их образцы почему-то стали жёлтыми и даже оранжевыми.
   В Генштабе сразу же принялись обсуждать вопрос - где бы раздобыть не учебные образцы, что при подобной массовости производства представлялось несложным.
   Одновременно обсуждалось, под каким соусом пропихнуть гранатомёты для собственной пехоты, чтобы массово применить их в предстоящей Игре.
   Начальник Генштаба обещала подумать, как бы правила обойти. Думала недолго. Требование регистрации нового образца вооружений не ранее, чем за год все помнят, но винтовочные гранатомёты в правилах есть давным-давно. И даже названы там 'ручными'. Ага, по аналогии с пулемётами. Значит, применять можно. Или это не ручной гранатомёт?
   Тем более, 'Дракона'-мишень прямиком к 'котам' увезли; детей сотрудников МИДв там немало учится.
   Одновременно напомнила - речь должна идти исключительно о применении учебных образцов. Тактику применения придумаем по ходу изучения новых образцов. Боевые, если удастся достать, должны быть тщательно спрятаны.
   Заодно напомнила о недопустимости применения любых боеприпасов, кроме холостых. На это никто ничего не сказал, все в прошлом году были виноваты примерно в одинаковой степени. Да и по несколько боевых патронов, просто на всякий случай, прошлой зимой были у каждого, разве что разноглазая не думала о таких вещах.
   Основной претензией было наличие опасной зоны сзади стрелка, где можно было получить повреждение от реактивного выхлопа.
   Но буквально через день привезли и продемонстрировали ещё один образец, тоже стрелявший кумулятивными гранатами, только не реактивными, а выбрасываемыми обычным зарядом.
   Марина поняла, почему про этот образец не знала раньше - перед первым выстрелом требовалось взвести чудовищно тугую пружину затвора. Для следующих выстрелов пружина взводилась энергией отдачи от предыдущих.
   Но недостатки образца перевешивали достоинства: граната получилась не такой мощной, летела на меньшее расстояние, уступала по бронепробиваемости. Малозаметность как раз и была единственным преимуществом перед прочими образцами. Производство осуществлялось в незначительных объёмах, и как раз эти образцы шли в основном разведчикам и диверсантам.
   Экраны из тонкой брони, во всё больших количествах появлявшиеся на бортах боевых машин как раз и служили для защиты от бронепрожигающих снарядов. От реактивных гранат они тоже помогают неплохо.
   Кажется, на полях сражений скоро появится что-то, намного тяжелее существующих образцов. В бесконечном состязании снаряда и брони одна из сторон получила преимущество.
   Вот-вот последуют и ответные действия.
   Пока на основной броне танков красуются следы, от прожегших экраны снарядов. На Севере их зовут - 'Засос от святой', на Юге - 'Поцелуй ведьмы'. Налёт комизма ситуации придаёт то, что на Севере не верят в святых, а на Юге, согласно последним решениями Вселенских соборов, отрицающих колдовство, не должны верить в ведьм. Признаётся и то, с оговорками, возможность одержимости демонами.
   Хотя... Это только до следующего собора колдунов и ведьм отрицают - после снова могут признать их существование. До этого неоднократно и признавали, и отрицали, и вновь признавали. Всё по кругу идёт. А вот финансовая ситуация в стране уже начинает внушать опасение. Один из способов улучшения - массовые конфискации. Только бы повод благородный найти...
  
   Надо теперь ещё думать, что сестрице Кроэновской, тезке собственной, следует писать. Прецеденты, когда взаимные дурачества по переписке перерастали в серьёзные чувства, слишком хорошо известны.
   Иногда для чувств формирования даже непосредственный контакт не нужен. Хотя это и на грани патологии, по мнению Марины. Хорошо, хоть она влиянию написанного совершенно не подвержена - сама слова умеет самым хитрым образом заворачивать.
   Другая Марина пока дурачится. Первая пока в том же стиле отвечает, даже помаду новую у разноглазой взяла. У неё всё равно столько - стандартный средний армейский грузовик загрузить можно, и ещё второй пустым не уйдёт.
   Интересно, самой Эриде островитянки что пишут? Письма Марина видела, к сокровищам разноглазой они пока не приравнены. Но время - крайне быстро текущая штука. Да и валяться под носом Эр может только прочитанное письмо с отправленным ответом.
   Не появились бы у одной Марины чувства к другой. Излишне нежная дружба у Эшбадовок довольно распространена, равно как и кратковременные связи. В их среде это особо не осуждается, в школьной, в общем-то, тоже, но Марине слишком не нравятся любые ассоциации с 'Дворцом Грёз'.
  Или может стоит уже наплевать и забыть на проблемы прошлого? Нынешних хватает, и как бы ещё новых себе их не создать. Причём в крайне нежелательной области.
   Другое дело - окончательно такие вопросы решают только лично. Можно, конечно, отдать распоряжение - и письма с определённых адресов до неё просто не дойдут.
   Но Марина для такого слишком горда, да и на той стороне подобного ничем не заслужили. Почтовая связь с Архипелагом считается связью между тыловыми округами, письма цензура не досматривает, хотя из островных девчонок некоторые и пользуются воинскими конвертами, экономя небольшие деньги.
   Марина кое-какие представления о доходах разных слоёв населения имеет и, к примеру, просто не носит вроде бы обычных, вещей, на стоимость которых на том же Архипелаге семья той же Даны, единственной из не Эшбадовских летних знакомых, полгода прожить может.
   Меньше всего хочется, чтобы какие-то чувства к ней возникали. Не то, чтобы происходившее летом совсем уж никаких эмоций не вызвало. Но пока только с едой ассоциации напрашиваются.
   Какое-то блюдо почти все едят, многие ещё и нахваливают. Вот и Марина попробовала. В общем, съедобно, но ничего особенного, чтобы с ума от этого сходить.
   Может, приправы какие добавлять туда надо, а то некоторые вести себя начинают словно кошки после своей травки. Напрочь голову теряют и по коврам катаются. Может, от дозировки что-то зависит?
   Марине вот ничего повторять совсем не хочется. Почему другие буквально голову от этого теряют и совершенно без определённого рода взаимодействий не могут?
   Очередная природная загадка.
   Сама Марина на Архипелаг в ближайшее время не собирается. Но есть разноглазая, а зима близко и это чудо уже отправила Эшбадовкам приглашение. Угу. Вместе с билетом на перелёт до столицы, причём в обе стороны.
   Причём позвала исключительно тех, с кем первый раз ночью крабов ловила.
   Сомнительно, что кто-то не отпустит дочку в гости к человеку, чей отец такой пост занимает.
   Марина прятаться ни от кого не собирается - 'Сказка' всё-таки куда меньше Загородного.
   Чаще всего в разговорах Другую Марину поминала. Безо всякой похвалы каким-либо частям её тела.
   Последнее время даже казаться начало - зацикленность разноглазой на девушках прошла. Рано радовалась. Заходит к Эриде, а та сразу от двери.
   - Помнишь, - называет два с трудом вспомнившиеся имени совсем с заднего плана тех весёленьких ночей, - я тогда их фотографии сделать не успела.
   - И что? - Марина чувствует себя сделавшим стойку охотничьим псом.
   - Они мне их прислали. Как я и просила, они там совсем без одежды. Такие миленькие! И-и-и!!! - щурясь, вертится и визжит, прижимая руки к щекам. Навертевшись, спрашивает.
   - Посмотреть хочешь? Вон там, чёрный пакет.
   - Уверена, что стоит это всем показывать? - Марина на всякий случай руки за спину прячет.
   - Ты не все. И они мне ещё летом разрешили тебе и Софи всё-всё показывать. Это я просто сделать не успела. Взгляни, а? - и взгляд знаменитый, похоже уже сознательно применяемый в качестве оружия.
   Просматривает исключительно из вежливости. Фотоаппараты почти все Эшбадовки в руках держать умеют. Уровень - не выше любительского. Жанр - Марина не ценительница. Внешние данные - поводов для зависти не наблюдается. Сзади так сама Марина ещё и куда лучше.
   - Тебе не понравилось?
   - Сама знаешь, я подобным не увлекаюсь.
   - Но они же старались...
   Марина пожимает плечами.
   - Для тебя старались, ты и оценивай.
   - А если бы для тебя подобное сделали?
   - Я никогда людей о подобном не просила. Тем более - девушек. Что я там увижу такого, чего в зеркале рассмотреть не смогу?
   - Но это же просто красиво...
   - Опять двадцать пять, - бросает Марина по-русски. Разноглазая либо всех вокруг, либо саму себя доведёт до повреждения рассудка. Впрочем, с ней и оба варианта сразу нельзя исключать.
   - Кто хоть это снимал, хотелось бы знать? - воображение уже дорисовывает всякое разное.
   - Они написали... - разноглазая щёлкает пальцами, вспоминая, - Снимала Ринн, помогали Лилия и, как раз, Марина.
   Херктерент снова берёт одно фото. Как говорится, с кем поведёшься... В смысле - многое теперь понимает, глядя на снимок, не только о степени прямизны рук снимавшего, но и о качестве аппарата и объектива. Сколько разные вещи стоят, тоже прекрасно известно. Обойдёт разноглазая по степени транжирства Кэретту, со временем точно обойдёт.
   - Тебе что-то понравилось? - настолько явная затаённая надежда в голосе, что ругаться последними словами хочется. 'Понравилось' - количество значений этого слова, используемых разноглазой превышает все мыслимые и немыслимые пределы. Преобладают не слишком приличные. Пусть не надеется!
   - Нет. Только не говори, что твоим фотоаппаратом снимали.
   - Почему моим? Теперь он Ринн.
   - Ты подарила?
   Эрида смотрит в пол.
   - У них у всех только 'мыльницы' были. А Ринн разбирается в этом лучше всех. Она не просила, я сама.
   - Это я и так знаю, - хмыкает Марина, - подкупами заниматься стала?
   - Ты же знаешь! - в глазах огоньки сверкнули, словно у той, кто с Императором чуть ли не насмерть ругаться не боялась.
   - Знаю, и слишком хорошо. По-моему, тебя от чего-то не того лечили.
   - По-моему, это ты говорила, что среди врачей определённой специальности обманщики каждый второй, не считая каждого первого. Кстати, в маминых письмах тоже самое написано.
   - Ладно, и дальше развлекайся, как умеешь, а я к себе пошла.
   - Марин. Не уходи. Посиди со мной, как раньше, - на этот раз двусмысленности в голосе минимум.
   - Что, всё всем раздарила, а когда надо - и позвонить некому?
   - Я именно с тобой давно не разговаривала. Ты словно избегать меня стала. Как Софи.
   Надо же! Заметила! Как говорится, года ни прошло.
   - Эр, как ты могла заметить, ты - художник, я - вояка. Не самые ладящие друг с другом разновидности людей. Дальше различий будет всё больше и больше.
   - У Софи получается быть и тем, и другим одновременно. Ты тоже можешь. Просто не хочешь.
   - Это в первую очередь моя жизнь. И именно я буду решать, что мне надо. Хотя согласна - некоторые вещи сделать просто обязана.
   - Только не говори, что обязана пойти воевать.
   Марина пожимает плечами.
   - Собиралась сказать именно это. Еггта я, принцесса Императорского Дома, или кто?
   - Тебя могут убить, - констатирует прописную истину Эрида.
   - Зато тебя в результате не смогут. Могу лекарство подсластить слегка - пока призывной возраст не настанет, ни в какие кабинеты Военного Министерства я врываться не собираюсь. Софи, кстати, пришла к аналогичным выводам.
   - Годы летят очень быстро...
   - Философия - не самый мой любимый предмет, - пожимает плечами Марина, - Обязана я в определённое время быть в определённых местах. Понимаешь, просто обязана. Перед всеми ними, начиная от Тайфуна. И перед собой.
   - Не помню, кто такой Тайфун.
   - Ты его не узнаешь уже...
   - И много у тебя таких... Кого мне уже не узнать? - от голоса Эр откровенно веет холодком.
   - Тебе весь список предъявить? - щерится Херктерент.
   - Не злись, Марина. Я не хотела говорить ничего плохого. В такое время лишние распри никому не нужны.
   'Вот интересно, о распрях говорит, а знает ли, как рыбки-прилипалы за спиной грызутся ради её внимания? Да и много ли я сама про это знаю? Именно знаю, а не сплетен набралась?'
   - Я знаю, что тебя с Софи весной чуть не убило бомбой. Вы обе могли погибнуть... И чтобы было тогда со мной? Наверное, тоже бы умерла... - как раз тот случай, когда рассуждения о смерти строятся совсем не на пустом месте. На иллюстрированные журналы хочется ругаться всякими нехорошими словами. Её и Софи фото после налёта были опубликованы. Они 'пострадавший район' посещали. Выводы разноглазая умеет делать не только причудливые, но и самые обычные.
   У Марины предательски чешутся глаза. Эрида ведь права. Эмоциональные привязанности у неё очень сильные. И разорвись все - откат её убъёт.
   - Я бы об этом всё равно не узнала бы.
   - Там страшно было?
   - Это тот случай, когда настоящий страх бьёт, когда уже всё кончилось. Не думай об этом. Было и прошло, - не умеет Марина успокаивать, просто не умеет. И злится.
   - Но это может прийти снова. Оно уже было рядом... Я помню тот самолёт. Он совсем недалеко тут лежал.
   - Вот потому я и должна пойти, чтобы никто сюда больше не приходил. И тебя, маленькую, не пугал.
   - Но ты не сможешь убить их всех! - Эрида чуть не плачет, - А они могут убить Софи. Или тебя.
   - Мы, Еггты, твари очень живучие. Не плачь раньше времени. Мы никуда ещё не ушли. А уйдём - так вернёмся!
   - Все так говорят. Только не все возвращаются.
   - Ты сама говорила, я - не все.
   - Иногда я по-хорошему завидую твоей самоуверенности, - с какой скоростью у разноглазой происходит переключение со слёз на смех и обратно, Марину поражало всю жизнь. Это она сама весьма суха эмоционально. Эр живёт на эмоциях. Причём, вполне способна сама себе придумать повод для радости и грусти.
   Другое дело, что жизни вокруг наплевать на чьи-то желания. И поводы для горя или радости сыплются независимо от них...
   - Мне про самоуверенность говорить - всё равно, как про то, что у меня рук или ног две.
   - Марина, ты как всегда, - с чего это разноглазая так оживилась? Опять какого-то подвоха стоит ждать.
   - Что на этот раз не так?
   Эр по сторонам оглядывается, будто что-то измениться успело.
   - Марин, почему ты вечно видишь то, чего нет?
   - Я привыкла, что это как раз твоя черта.
   С очевидным Эрида не спорит.
   - Почему другие не видят то, что вижу я?
   - Э-э-э, к Софи за этим обращайся, - Марина слишком поздно соображает, ляпнула глупость. Но слово - не птичка, ловить бесполезно.
   - Я пробовала. Но её очень сложно найти, а на звонки не отвечает.
   'Сонька просто телефон отключила. Вечно всем нужна, а некоторые разноглазые ещё и домогаются. Имеет она право в одиночестве побыть или нет? Даже ей чаще всего ночью просто спать хочется. Притом в одиночестве, хотя слишком много народу считает по-другому'.
   - Коаэ позвони. Она тоже много чего необычного высмотреть может.
   Эрида ёжится, словно от холода.
   - Бр-р-р... Змеедевочка неплохая, но больно уж странная. Иногда я её просто боюсь.
   - Ну тогда просто не знаю. Больше ни с кем из художников я близко не знакома... Конкурс скоро. Опять все перегрызётесь.
   - Нет. Я просто выиграю. Причём по-всякому.
   - Придумала что-то?
   - Нет. Сделала уже. Не подавала просто ещё.
   - Только не говори, что боишься.
   - Почему? Не боюсь совершенно. Просто ещё чуть-чуть надо доделать.
   - 'Чуть-чуть' на твоём языке очень часто означает 'остаётся начать и закончить'.
   - Хочешь посмотреть?
   Марина с ухмылкой кивает. Если у разноглазой такой режим включился, то можно не сомневаться: чем-то она по-настоящему гордится. Хотя сомнительно, что она изменит излюбленной тематике. Да и на мольберте у неё что-то под покрывалом прячется.
   - Только ты сначала вон там сядь...
   - Ты что, научилась писать чудовищ настолько страшнее, чем Коатликуэ, что я, увидев их от ужаса могу в обморок упасть? Так зря стараешься, у меня обмороков не бывает.
   - Ты всё шутишь, Марина. Я не люблю изображать существ из ночных кошмаров и древних легенд. Смотреть лучше всего именно с такого расстояния, я проверяла.
   К мольберту идёт откровенно медленно, зато покрывало сдёргивает с видом фокусника.
   - Смотри! 'Купальщица!'
   Излюбленной тематике Эрида не изменила. Любимый стиль 'под старину'. Название можно угадать и без авторского уточнения. Сидящая юная девушка, почти девочка, завернувшаяся в полотенце и прикрывающаяся руками.
   Но на этот раз главное взгляд робкий, испуганный, чем-то притягательный, устремлён прямо на зрителя. Светло-серые глаза просто огромные, если бы Марина не видела оригинала, решила бы разноглазая сказки сочиняет. Изображённую узнаёт - главная спутница Эр в последнее время, Инри. Так вот почему они столько времени вместе приводили! Без лёгкой лести всё-таки не обошлось - нет у Инри ещё ничего такого, что стоило бы руками закрывать.
   А в остальном... Искусствоведческие задатки Марины во всю глотку орут, разноглазая создала шедевр, вполне способный её имя обессмертить. Слишком удачно взгляд передан. Чувств - целая гамма. Испуг, пожалуй, главный. Плюс ощущение нежности и беззащитности. Кожа словно светится удивительной белизной. Изображение волос Эрида считает своей слабой стороной, Марина, исключительно из лени, не спорит. Поэтому здесь они затемнены, хотя и видно, что они роскошные, собраны над головой и красной лентой перехвачены.
   Привязки к времени нет. Это и современница может быть, и человек, живший столетия назад.
   Беззащитность и испуг. Марина знает изображённую, поэтому от сравнений не может удержаться. Насчёт волос Эр изобразила то, что есть на самом деле. Даже красная лента и причёска знакомы.
   Но вот так пугать настоящую Инри - тебе же боком в итоге выйдет. Она весьма языкастая и зубастенькая. Хотя, весьма чудаковатая.
   - Что скажешь? - Эр испугана, или играть научилась?
   - Слов нет. Цензурных.
   - Настолько всё плохо?
   - Наоборот, замечательно. Сейчас позвоню в МИДв, спрошу, чем я официально могу художников от своего имени награждать. Дам тебе это, а картину покупаю для своей резиденции.
   Эр тяжко вздыхает.
   - Ты всё шутишь, Марина. У тебя же нет резиденции. Совсем не нравится?
   - Представляешь, я довольно часто говорю чистую правду. Как в этот раз. Я совершенно не шучу.
   - Тебе, правда, нравится?
   - Какую награду желаешь?
   - Да не надо мне ничего от тебя, кроме настоящего твоего мнения. Так хорошо или плохо?
   - Слово Еггта. Шедевр. И точка.
   Эр вздыхает.
   - Шедевром 'Купальщица' станет, когда тысячи её так назовут. Может, к тому времени уже и меня не будет...
   - Ну, так кто из этих тысяч-миллионов должен быть первым? И это буду я. Повторяю. Слово Еггта. Шедевр. И точка.
   - Правда-правда? - почему-то шепчет.
   - Ну да, я же сказала.
   Издав ультразвуковой визг, Эр бросается обниматься. Марина успевает резко вскочить, и всё равно, разноглазая её чуть на кровать не повалила. Хотя, как знать, может, именно этого она и добивалась.
   Прикосновения Эр с детства привычны и ещё не утратили прежнего смысла. Марине они не то, чтобы нравились - скорее, просто терпела, давно поняв, в отличии от неё разноглазой нравятся прикосновения других людей. И самой их касаться тоже нравится.
   Силёнок серьёзно прибавилось, но сами объятия во взрослую категорию не перешли. Будь что не по нраву, Марина вывернулась бы с лёгкостью, что-нибудь сломав и вывернув ещё на прощанье.
   Но не сейчас. Пусть Эр жизни порадуется. Она ещё и целоваться лезет. Тоже совсем не по-взрослому. Хотя и по-настоящему умеет.
   - Ух! Маришка. Спасибо тебе. Ты первая меня похвалила. Этого ещё не видел никто.
   - Рассчитывай на мой голос, если ничего другого не надо. На это только другой художник разозлится, из тех, кто до тебя по мастерству не дотягивают. Красоткам такое скорее понравится. Изображение детишек большинство любят, и не любят, когда их обижают.
   - Тут никто никого не обижает и не собирается. Она знает, кто пришёл, просто не разглядела ещё. Ей незачем этого человека опасаться.
   - Ну, я примерно так и думала. Когда даже на рисунке по-настоящему страшно или больно - тебе такое не нравится. Потому ты змеедевочку и невзлюбила.
   - Маленькая, а такая злая. Не понимаю, почему, - вздыхает Эрида.
   - Я тоже совсем не добрая, - замечает Марина.
   - Ты - другое, тебя не привлекает, что Коаэ рисует, она же этими явлениями упивается, будто они притягательны.
   - Пока она никого, включая себя, не трогает, меня это вполне устраивает.
   - Но она же не прыгнула со Скалы Самоубийц.
   - Только не говори мне, будто хотела, чтобы она именно так и сделала.
   - Нет. Не хотела. Но и не остановила бы. Она странная, но совсем не лишняя. Ей найдётся в жизни место. Надо будет Инри позвонить, - даже Марина привыкнуть не может, с какой скоростью у Эр мысли с одного на другое перескакивают.
   - Она-то нам зачем?
   - Как 'зачем'? Посмотреть, какая она получилась. Понимаешь, я ей законченное... Почти законченное не показывала ещё. Можно?
   Марина только плечами пожимает.
   Инри вскоре прибегает. С такой же причёской, как на картине, и даже с красной лентой в волосах. Марина глаза к потолку закатывает. Хорошо, хоть Инри не в простыню замотанная. В таком виде по этажам частенько расхаживают. Сама Марина так не делает, но многие, включая Соньку и Эр особо не стесняются. А что, в конце весны-начале лета, да и осенью иногда в зданиях бывает очень жарко, кондиционеры не справляются. Марина - и то, бывало, в одном купальнике ходила.
   - Ой, мамочки! - Инри вскидывает руки к щекам, - Как же здорово!
   Теперь и глазищи те же, что и на полотне. Если не по выражению, то хотя бы по размеру. В анатомии разноглазая ошибок не допускает.
   - Тебе нравится?
   Так трясёт головой, что кажется, вот-вот отвалится.
   - Меня никто не рисовал. Кроме тебя. А тут ты - и сразу такое!
   - Я потом копию сделаю. И тебе подарю.
   - Ой, не надо.
   Эрида, кажется, успела понять, чем фабрики государственных бумаг занимаются. И насколько сильно их продукцией человека можно заинтересовать. Многое, о чём человека просить бесполезно, после нескольких купюр бывает сделано беспрекословно.
   Но Инри, как ни странно, хорошо в обществе разноглазой. Всё, что Эр просила, делалось только потому, что Эрида как человек ей просто нравилась. Деньги ей не предлагали.
   А те, кто брали, не считали будто что-то плохое делают. Хотя некоторые, как подозревает Марина, себе цену и набивали. Вроде кому-то за наглость даже попало, причём безо всякого участия кого-либо из Херктерент. Сёстры узнали, когда всё кончилось. Эр и вовсе ничего не заметила. Сначала были против, потом согласились - она уже привыкла.
   Странно, что коллекцию фотографий никто украсть не пытался, ибо сомнительно, что о её существовании за пределами девичьих спален никому не известно.
   У Марины даже дурацкая мысль возникла - есть ли у Эр фото Инри, где она в виде, отличном от того, что на картинке.
   Она таких не видела, хотя никогда особо и не рассматривала, чего там разноглазая наснимала для вдохновения.
   Инри продолжает собственный портрет разглядывать. При желании, картину можно и так квалифицировать.
   Эр собственными портретами числит вещи, где она в куда более откровенном виде изображена. Авторство как её, так и Сонькино. Марина даже сомневается временами, у кого из них мозги набекрень, а у кого и вовсе нет.
   - Нет. Просто не верится. Это словно я там.
   - Ну, а кого ты там ещё ожидала увидеть? - усмехается Марина под неодобрительным разноцветным взглядом.
   Инри ведь оттенки интонации Херктерент ещё не изучила.
   - Я. И не я одновременно. Так не бывает.
   - Это все вообще-то скоро смотреть будут.
   Ведь если Инри не разрешит, то кроме них троих главный шедевр Эр на текущий момент, никто больше не увидит.
   'Ну, мелкая, ну запрети ты ей!'
   Телепатии не существует, и мысленный вопль Марины, разумеется не услышан.
   - Картины для того и делают, чтобы их люди видели. Я и представить не могла, что так здорово получусь. Ты - гений, Эрида.
   - Я знаю, - скромно улыбается разноглазое чудо.
   Как ни крути, а есть в картине какая-то неуловимая искорка, делающая просто хорошую работу шедевром. Где-то чёрная зависть слегка шевельнулась и задавлена незамедлительно.
   Если кто-то может, а ты - нет, то ты виновата, а не она.
  
   Марина отправляется на поиски сестры. Надо же 'обрадовать', что в их вечном противостоянии с Эр разноглазое чудо откровенно вырвалось вперёд. Она не Эр, где Соньку видели, подсказали. Та находится не слишком занятой и в относительно миролюбивом настроении.
   - Что ты опять задумала? - упирает руки в бока Софи.
   - С чего ты взяла?
   - С того, что тебе, равно как и всем остальным, я всегда нужна для чего-нибудь. Просто так ко мне не заходят. Думаю, пора табличку с приёмными часами заказать и на дверь повесить.
   - Ага, и вооружённую охрану с собаками ещё найми, чтобы они посетителей в неурочное время выгоняли.
   - Боюсь, от посетителей им даже пулемёт не поможет, - грустно качает головой принцесса, - стволы слишком часто перегреваться будут.
   - Так старый с водяным охлаждением им выдай. Там непрерывный огонь очень долго можно вести.
   - Даже там вода в кожухе закипеть может, - не сдаётся Софи.
   - За популярность приходится чем-то платить.
   - Из тебя философ - как из козы капустный сторож. Говори, зачем пришла, пока я ещё добрая.
   - Ты в конкурсе участвуешь?
   - Можно, я у тебя позаимствую привычку бить в глаз за глупые вопросы?
   - Я серьёзно.
   - Я тоже, - кажется, Софи начинает соображать, что сестрёнка очень неспроста к ней заглянула.
   - Ладно. Знаю, кулаки у тебя весьма крепенькие, и желания нет проверять, насколько сильно бьют. У меня всё равно это лучше получается.
   - Может, соизволишь наконец, сказать, зачем приползла. А то на самом деле проверю, насколько сильно бью.
   - Если ты не участвуешь в конкурсе, то я пришла низачем. Сейчас обратно пойду.
   - Постой! Участвую. Но работу ещё не подала. И тебе пока не покажу. Сама потом ищи среди выставленных.
   - Можно подумать, я там у тебя что-то не видела. Найду ведь запросто, я же очень наблюдательна. Не знаю, что именно там у тебя, но точно знаю, кто именно в этом году тебя сделает.
   - Поделись секретной информацией. И кто же это? Только не говори, что Коатликуэ, народ ещё не до такой степени свихнулся.
   - Не, не змеедевочка. Всего-навсего Эрида. У неё вышел натуральный шедевр, - часто-часто заморгав, добавляет, - Можешь к ней сходить и посмотреть.
   - Прибью! Стоп, ты не шутишь? У неё действительно что-то выдающееся?
   - Представь себе.
   - И что именно? Только не говори, что она ухитрилась создать что-то особенное в рамках своей любимой тематики.
   - Попытайся представить непредставимое, но это сделано не выходя за рамки этой самой темы.
   - Повторяю, что именно там такое?
   - Софи. У меня есть шпионский фотоаппарат в перстне, - вертит перед лицом сестры кистью руки, - надеть забыла. Да и не помню, заряжен ли он. Словесное описание картин и вовсе моя слабая сторона. Сходи к ней, да посмотри.
   - Ты издеваешься?
   - Ну так ночью через окно залезь. Ты же весьма гибкая. Или просто через дверь зайди. Она не запирается. Кислоту, чтобы картину испортить ты, думаю, и без меня найдёшь. Правда Эрида потом будет очень сильно плакать, но ведь для победы все средства хороши?
   Софи призадумывается. Иногда лучше не спрашивать, с чего сестрёнка пришла к тем, или иным выводам, а просто принять их, как данность. Это как аксиома, доказательства не требуются. Сказала: разноглазая создала шедевр - значит, это так и есть. То, что сама Софи собирается представить - просто очень сильная работа. Даже не из тех, что получаются пару раз в год. Софи рассчитывает на одно из призовых мест, главным образом, из-за своей безупречной техники.
   Хотя надо бы помнить - одной техники маловато. Та же сестрёнка в своё время выехала именно через выплеснутую клокочущую энергию. Хотя 'Лисичка' по технике исполнения была куда выше.
   Но витавшую в воздухе атмосферу далёких гроз Маришка тогда сумела передать точнее.
   Что же там ухитрилась сотворить разноглазая?
   На самом деле, надо подумать о ночном визите. Без кислоты, разумеется. Но есть одна, крайне трудноразрешимая проблема. Эрида, хоть и соня, спит очень чутко. У Софи крайне маленький, стремящийся к нулю, опыт проникновения в чужое жилище без приглашения.
   - Чего задумалась? Подбираешь, какая кислота лучше всего портит краску?
   - Сказала бы я про твою кровожадность, - огрызается Софи.
   - Я разве хоть раз кровь помянула? Признай же, обычным в вашей среде методом ты ей сделать ничего не сможешь. Совершеннее, чем она что-либо создать ты не в состоянии.
   - Чтобы создавать, надо хотя бы знать, с чем состязаться.
   - С гениальностью Эриды. С чем же ещё?
   - Я сама...
   - Хвастливая очень. Думаешь, я не знаю?
   - Хорошо. Хоть примерно опиши, что ты там видела. И не надо говорить, будто не запомнила. У тебя тоже фотографическая память. Ты рассказывай, а я, - вытаскивает из сумки блокнот, - буду пытаться изобразить, что именно ты видела. Надо же знать, с чем мне предстоит противостояние.
   - Я же сказала, бессмысленное будет состязание, - устало машет рукой Марина, начиная рассказ.
   Что там именно вышло у разноглазой становится понятно довольно быстро. Что у Инри крайне живописный взгляд, знает и так. С цветовой гаммой и техникой всё становится понятно ещё быстрее, излюбленные приёмы Эр Софи прекрасно известны. Обратное тоже верно. Вот только не до конца ясно только главное - что именно там сыграло так, что даже чёрствую Младшую проняло?
   Оставшись одна, Софи призадумывается. Что там вышло у разноглазой - примерно понятно. Уровень Эр Младшая оценивает вполне объективно, да и с художественным вкусом у неё полный порядок. На самом деле, могла бы художественным критиком быть, не будь у неё другие интересы в числе преобладающих.
   Из полученной информации ясно - у Эриды точно получится блеснуть. Незамеченной не останется. Скорее всего, Софи она превзошла. Правда, у принцессы тоже есть, как отец выражается, туз в рукаве.
   Выполненный в излюбленном жанре Эр позапрошлым летом откровенный портрет Марины в виде 'Духа лесного ручья'. Как раз, только разноглазая и Младшая эту работу и оценивали. Обе признали высочайшее качество, да и сама Софи считает - подобное у неё раза два в год.
   Конечно, она не считает себя художником из тех, кто известен одним произведением. Но 'Дух' - весьма удачное приближение к тому, что должно у любого вызывать ассоциации с её именем.
   Должно. Но никогда не будет. Туз останется в рукаве навсегда. Дело не в том, что вышло излишне откровенно или чувственно. За этим и создавалось, в конце концов.
   Дело в том, что Марина чётко сказала 'Это для тебя, и только для тебя. Не вздумай кому-либо демонстрировать. Мне славы известной модели, пусть и у тебя самой совершенно не нужно'.
   Софи себя образцом честности не считает, просто старается никому ничего не обещать. Но если уж приходится - то слово старается держать, да и обманывать бешеную Младшую на самом деле может оказаться вредно для здоровья.
   Даже для самой Софи Саргон. Эффект от применения подобного туза несоизмерим с возможными неприятными последствиями.
   Младшая как-то проговорилась: когда украла письма Яроорта, она с трудом удержалась, чтобы не обрезать Софи её гордость - длинные волосы. Остановило только одно - абсолютно беззащитное состояние сестры в тот момент. Запас подлости у Марины не настолько высок.
   Знала ведь прекрасно - спит Софи всегда очень крепко.
   Сейчас выставить 'Духа' - это сделать с сестрой примерно тоже, чего она сама с волосами Софи не сделала. Запас подлости, необходимый для подобного поступка, значительно превышает наличный резерв Софи. И подобную вещь ни у кого не одолжишь, и ни за какие деньги не купишь.
   Что есть, то есть. Только сам себе запас увеличить можешь. Только будут ли потом поводы для гордости...
   Да и та же разноглазая некстати вспомнилась. Она ведь демонстрирует изображения только тех, кто ей это разрешил. Всё остальное лежит надёжно, с её точки зрения, спрятанное. Изображения как Марины, так и Софи там тоже имеются. Другое дело, там средний уровень Эр. Но во-первых, это давно было. Во-вторых, если Эрида что-то обещает, слово продолжает действовать вне зависимости от того, изменилось её отношение к человеку или нет.
   Она как-то за всю жизнь умудрилась не совершить ни одного подлого поступка.
   Так что, Софи не сможет сдержать себя там, где это чудо ухитряется держаться?
   Активное противостояние с Мариной вроде закончилось, и ни к чему начинать новый виток. Они ведь обе стали взрослее ,и что гораздо опаснее, куда злее, хотя и раньше особым миролюбием не отличались.
   Пусть большинство великих еггтовских свар прошлого должны остаться на совести известных романистов -далеко не идеальных отношений среди нынешних Еггтов это не отменяет. Ни к чему создавать ещё одну точку противостояния - притом, фактически, на пустом месте.
   Марина действительно не хочет себе подобной славы. Она, хоть и похожа, но совсем не Дина III, покровительствовавшая художникам и любившая свои откровенные изображения. Нравы той эпохи были как бы не свободнее нынешних.
   Младшая ту эпоху любит, но представления о недопустимом у неё свои собственные. Безнаказанно любоваться её телом сможет лишь тот или та, кому она это сама позволит. Но за выставление на всеобщее обозрение - может и убить попытаться.
   Бывают у ненавидящей мирренов Маришки приступы самой настоящей ханжеской мирренской морали. Причины, в общем-то, в любом зеркале видны - далёкие от стандартов красоты не слишком совершенные формы сестрёнки. Древние воспевали совершенство человеческого тела, а тут им даже и не пахнет. Тут ещё аномальная сила способствует соответствующей форме мышц рук и ног. Вот и не любит изображения обнажённого тела, только подчёркивающие собственное несовершенство.
   Ведёт себя в точности как лисица в басне про зелёный виноград. Только ей эту басню лучше не напоминать.
   В любом случае, курить у бочки с бензином - далеко не самое умное занятие.
   Придётся что-то другое против Эр применить. Уже заявленное откровенно слабовато. Можно до трёх работ. Время ещё есть, Софи способна работать в стиле гениев прошлого, создававших законченные произведения за три-четыре часа. Но проблема в том, что в текущий момент времени отсутствуют какие-либо идеи.
   Ведь у разноглазой не просто испуганная симпатичная мордочка получилась, в противном случае Младшая бы не заметила ничего. Любимые Эр слащавые сюжеты Марина через силу терпит, да и Софи от них раньше подташнивало.
   Сейчас тошнит уже от самой Эр целиком, в том числе и от её таланта. Как там говорят про возможность совместного проживания двух медведей в одном логове?
  
   Глава 8.
  
   Войны ещё не было, но как-то само собой проглядывает следующее - и для многих важнейшее событие уходящего года: Новогодний Бал. В этом году Марина решает не тянуть до последнего момента, а подготовиться заранее.
   Отличие от прошлого - официально договорилась через МИДв о времени визита к Пантере. Банально надоело выискивать приключения на пустом месте.
   К чему эти, как оказалось, ложные ощущения побега и свободы, когда можно всё тоже самое без лишних усилий получить?
   Съездить решает одна. У Эр за последнее время не только здоровья, но и смелости на порядок прибавилось. Мозгов в отцовскую канцелярию позвонить и машину вызвать должно хватить. Тем более, наверняка замыслила какой-нибудь причудливый наряд, чьё обсуждение может занять много часов, а то и за несколько раз не управятся.
   Сама Марина решает не оригинальничать. Пытаться всех затмить... Некоторые вещи в жизни только один раз получаются. Просто возьмёт что-нибудь, соответствующее событию.
   В чём-то необычном прийти - вообще, глупая идея при наличии в поле зрения личностей вроде разноглазой и змеедевочки.
   У Динки такие же права по использованию ведомственного транспорта, так что, если Коаэ надо к Пантере - есть возможность добраться.
   Об островитянках тоже можно не волноваться - у них ушлая Оэлен есть, за несколько месяцев разнюхавшая про школу больше, чем другие узнают за несколько лет. С теми, кого считает своими, а пока такими только остальные четверо с Архипелага числятся, полученной информацией щедро делится. Да по каталогу Пантеры сделала первой в этом году заказ.
   Сонька и так дорогу в тот район города знает куда лучше сестры.
   Марине, по большому счёту, надо не столько заказ сделать, сколько просто с Красной Кошкой увидеться. Всё-таки, такие вещи, как оказанная в нужный момент помощь, не забываются.
   Младшая Ягр ещё и Динкиной сестрице ухитрилась мозги до какой-то степени поставить на место.
   Пантера не изменилась совершенно - впрочем, она в таком возрасте, когда хорошо следящие за собой женщины внешне не меняются десятилетиями.
   - Привет, Марина,-окидывает с ног до головы профессиональным взглядом. - Повзрослела, я смотрю.
   - Есть такое,-глупо очевидное отрицать, в прошлогодний наряд с трудом помещается.
   - В каталогах что подобрала, или на месте осмотреться желаешь? Понравится кому хочешь?
   - Самой себе, прежде всего. Знаешь, меня тоже стало волновать, как я в глазах других людей выгляжу.
   - Лучше поздно, чем никогда,-кивает Пантера.
   - Ничего из прошлых похождений я повторять не собираюсь. Но и одной из толпы быть тоже не хочется.
   - Я понимаю, - снова кивает Младшая Ягр, - Знала, что ты приедешь, поэтому разработала кое-что с расчётом именно на тебя. Посмотришь?
   - Конечно. Только чуть попозже. Знаешь ли...
   - Знаю. Тебе просто поболтать со мной хочется. В твоём возрасте есть потребность во взрослых друзьях, а как у тебя с этим - я прекрасно знаю.
   - Ты Кэрдин давно видела?
   - Летом ещё.
   - Это притом, что её официальный кабинет отсюда меньше, чем в двух километрах.
   - Как раз там она забыла, когда в последний раз была, - усмехается Пантера.
   - Откуда ты знаешь?
   - Сама мне так сказала, когда, так же как и ты, напомнила ей про расстояние.
   Марина хмыкает.
   - Как она?
   - Врать не буду. Блеск уже слегка не тот.
   - Её не ранили? - настораживается Марина.
   - Мне не сообщали.
   Связаться с Кэрдин Марина в состоянии. Но ничего важного не происходило, а просто поговорить - руки не доходили. Марина не настолько нагла, чтобы отвлекать занятого человека. Подпись Кэрдин во всех публикуемых решениях ставки стоит на прежнем месте.
   - Особо волноваться, думаю, не стоит. Её представители недавно забрали у меня большой заказ,-добавляет Пантера, когда пауза слишком уж затягивается.
   - Много у тебя наших уже побывало?
   - Ты - шестая, кто пришла лично, плюс семь заказов по каталогам. У меня самое веселье начинается со второй половины одиннадцатого месяца. Все как с цепи срываются, ваши-то ещё ничего, а вот столичные...
   - Угу... Особенно одна, нам с тобой слишком хорошо известная, - не удерживается от мелкой колкости в адрес императрицы принцесса.
   - Вообще-то, я двоих таких знаю, - пожимает плечами всё понимающая Ягр, - И ни к одной ни малейших претензий не имею. Старшая из них должна появиться здесь через пять дней. Она в определённых вопросах -точна, как морской хронометр.
   - Угу. Слишком даже на часы похожа временами, только на водяные. Всё водичка кап да кап...
   - Давай-ка закончу - и прямо тебе на мозги,-чуть усмехается Пантера,-Сейчас ещё скажешь, и у второй такая способность имеется, но могу тебя заверить - у тебя с этим тоже полный порядок.
   - Не зря говорят, что ты умная. Как ты вообще весь этот змеятник выносишь?
   - Человек - животное с крайне высокими адаптационными способностями к любым агрессивным средам. Проще говоря - привыкла.
   Присматривается к Марине.
   - Тебе по-прежнему, кроме разноглазого чуда, разговаривать не с кем. Так и не завела себе новых друзей. Хотя, те девочки мне казались неплохими..
   - Ты сама заметила - я приехала поговорить именно с тобой.
   - В твоём возрасте сверстников ценят куда больше, чем старух, - невесело усмехается Пантера.
   - Ты не старая.
   - Марин, ты прекрасно знаешь, сколько мне лет. Я Её Величества старше.
   - Возраст определяется не записью в документах.
   - Скажи это кто другой - сочла бы не очень умным кокетством.
   - Но это я сказала.
   - Потому и не сочла. Мне про тебя с самого раннего возраста говорили, насколько ты себе на уме.
   - С трудом верю, будто тебе про меня рассказывали.
   - Представь себе. Она старательно изображала, как у неё всё чудесно, и какие дети замечательные. Кто-то верил, или делал вид, я - нет.
   - Но никак этого не демонстрировала, - дуется от старой детской обиды Марина, - Помню, как вы болтали, словно лучшие подруги.
   - Быть вежливой - совсем ничего не стоит. Тем более, она не видела во мне тени сестры, как до сих пор видят очень и очень многие.
   - Как ты вообще почуяла, что у нас сильный разлад? Хотя, дай-ка сама угадаю: Кэрдин.
   - Нет, не она. Дело только в моей интуиции. Сама знаешь, я родилась в на двести процентах династическом браке, и очень хорошо ещё в раннем детстве научилась видеть, когда люди врут. Причём, чем искреннее, тем для меня заметнее. Её Величество - просто иллюстрация к этому умению.
   - Тебе хвасталась, а со мной даже не разговаривала.
   - Умела убедительной быть, было время, когда я на тебя её глазами смотрела. Лень было мозги грузить лишней информацией, тем более, на тот момент для меня ты была абсолютно бесполезной.
   - Не думала раньше, что буду стремиться сюда.
   - По древнему праву мой дом всегда открыт для любого Чёрного Еггта.
   Марина хихикает.
   - Что смешного?
   - Представила Кэретту у тебя в гостях.
   - Чудеса только в сказках бывают.
   - А говоришь: 'древнее право, да древнее право'.
   - Я бы вот ещё раз увидеть тебя у себя дома совсем бы не отказалась, - Марина чувствует, это не форма вежливости, а самое обычное приглашение. Будто у Еггты и Ягр что-то может быть просто.
   - Никогда об этом не думала. Ты бываешь очень нужна, временами просто незаменима, но искать я тебя всегда буду начинать именно отсюда. Слишком уж 'Дворец' у меня с тобой ассоциируется.
   - Причём здесь какое-либо право? Ладно, выражусь тобой любимой армейской терминологией. Здесь - мой штаб. Я тут не живу. Любимые места в городе у меня другие, и именно там я принимаю нравящихся мне людей. Сюда же может прийти кто угодно.
   - Так иных и с лестницы можно спустить, - кровожадно улыбается Марина.
   - Тут на охрану не зря столько денег тратят. Достойные ускоренного спуска до меня просто не доходят. Ты же, да и все остальные 'сордаровки' совсем по другой категории проходите.
   - Сказала бы я...
   - Могу даже угадать про что: мой дремлющий материнский инстинкт, что я трачу далеко не самым лучшим образом. Так?
   Марина делает вид, что каменный пол изучает.
   - Вижу, угадала. Но я могу себе позволить маленькие слабости в отношении других людей. Представляешь, мне нравится, когда кто-то благодаря мне бывает счастлив.
   Вздумаешь сказать, что-то вроде 'ты - разоришься', забуду, что ты Еггт, а я Ягр, и попросту стукну.
   - Нет не скажу, скажу, ты похожа сейчас не на Пантеру, а на, а на... На курицу-наседку с цыплятами, вот на кого ты сейчас похожа, - выпаливает Марина, на всякий случай, отодвигаясь подальше.
   Красная Кошка весело смеётся.
   - Курица. С цыплятами. Придумаешь же. Только ты позабыла, при таком раскладе, один из цыплят это как раз ты, Маленькая Еггта.
   Теперь уже Марина не сразу соображает, чем стоит ответить. Ибо Пантера, как ни странно, права, а у Марины плохо получается, над правдой смеяться.
   - Ты точно сестра Кэрдин. Причём твой отец плохо в своей родословной рылся, у него точно была примесь крови Истинных Ягров. Он не только по браку, но и где-то по крови Ягром был.
   - С тобой зачастую не поймёшь, похвалила ты или обругала?
   Марина делает театральный поклон.
   - Стараюсь. Сама же заметила, я Еггта, а значит, змеюга ещё та.
   - Змейка ты ещё. Причём, как бы не до первой линьки.
   - Теперь, про тебя уже не поймёшь, это ругань, или похвальба?
   Пантера только усмехается в ответ.
   - Слушай, ты в детстве с Кэрдин так же перелаивалась? - Марина старается перевести разговор на что-то другое.
   - Нет. Не забывай, она меня намного старше. Когда совсем маленькая была, я даже сомневалась, кто именно мне мама. Несколько раз её так звала.
   - То-то она детей до сих пор страшно не любит.
   - Кто бы говорил...
   - Добавлю, страшно не любит, за некоторыми исключениями.
   Пантера хмыкает в точности, как Марина.
   - Ты, помнится, тоже готова была Кэр чуть ли не матерью считать, - зачем-то уточняет Красная Кошка.
   - И сейчас от тогдашних слов не отказываюсь, - с вызовом бросает Марина, - Сама знаешь, в отношении меня, она как-то раз глянула точно в цель, в то время как мать смотрела совершенно в другую сторону. Такие вещи людям не забывают. Сама же знаешь, благодаря именно ей я могу вот тут стоять и болтать с тобой, а не пускать слюни в комнате с мягкими стенами.
   - Вот про это мне она рассказывала. Признаю, такой злой я сестру ни до, ни после никогда не видела. Причём у неё ещё личное разрешение Императора было всё мне рассказать.
   - Кому-то всего-навсего надо было всего лишь внимательнее слушать, что покойная жена верного соратника говорила. Да и он сам, если на то пошло. Но вот не слушали.
   - Ты ведь почти не помнишь тех событий, Марина.
   - Зато Кэрдин знаю всю жизнь. Ведь если бы она тогда пошла по левой галерее - шанс был, её машина именно там стояла, но ей по парку немного пройтись захотелось. Если бы она по правой не пошла... То, понимаешь, сейчас бы меня как личности просто не существовало. Свели бы с ума с гарантией. Методы этого направления хромали на все тридцать четыре лапы. Под запретом из-за меня оказались, врачи-вредители, мать их. А всё из-за наблюдательности Кэрдин. Я никому, и ничего не забываю. Так уж вышло - мне не два, а три человека подарили жизнь. И третий - как раз твоя сестра.
   - Знала, что ты о ней высокого мнения. Не знала, что настолько.
   - Кэретта всю жизнь злится, что я с Кэрдин дружу. Я для неё в гораздо большей степени дочь Ягр, нежели собственная. Но тут винить некого, кроме себя самой.
   - Вы же вроде бы помирились?
   - Откуда ты знаешь?
   - Софи рассказала, она по-прежнему мой куда более частый гость, нежели ты.
   - Не то, чтобы отношения такими распрекрасными стали, но в такое время плохой мир лучше хорошей войны. Сама же видишь, когда мне со взрослым человеком поговорить понадобилось, я к тебе поехала, а не к ней.
   - Польщена. Хотя и грустно маленько, что я для тебя временами значу больше родной матери.
   - Она сама этого добилась, - задирает голову Еггта, - Все усилия для этого прикладывала. А ты уже не однажды оказывалась очень нужной.
   - С другом поссорилась?
   - Откуда ты...
   - Ниоткуда. Просто догадалась. Значит, поссорилась.
   - Есть такое. Он слишком пёс в хорошем смысле слова. Впрочем, и кобель тоже ещё тот.
   - Верность в наши времена дорогого стоит.
   - Если мне верность в чистом виде будет нужна, я собаку заведу. У людей качеств должно быть побольше.
   - То есть, что друг может быть сильно ниже тебя по социальному статусу твое высочество не волнует?
   - Кто у моей матери отцом был, только бабка и знает, а она чуть ли не про инопланетянина версию выдаёт. Сама Кэретта над этим хихикает - когда не кроет её такими словами, что Сордар позавидует. Но ты права, социальный статус друзей меня совершенно не волнует. Сама же знаешь, Чёрную Змею вообще на обочине дороги нашли, а вашу прародительницу - в сожжённой деревне.
   - Кем была мать легендарной Осени, потом всё-таки выяснилось. И это только твоя версия, будто во мне есть частица её крови.
   - Я не мирренка, мне до лампочки, что ты желтая да узкоглазая. Подозревают же, Чёрная Змея и младшая дочь потому и были смуглыми, что кто-то из их предков и вовсе чёрным был.
   - Я в маму удалась, - почему-то усмехается Пантера, - если твоя версия верна, то получается, во мне не две, а три расы смешаны.
   - У нас никогда не было ничего похожего на южные расовые законы.
   - Очень давно, в начальной школе, не все верили, что я настоящая Ягр. Детишки бывают весьма злобными. Узкоглазой да желтой меня дразнили.
   - Извини. Я ничего такого не имела в виду.
   - Я знаю. Хотя эти слова и описывают реальность, мне они неприятны. Слишком неприятные воспоминания о детстве.
   - Желтая раса - вполне себе научный термин.
   - В отношении себя я предпочитаю, когда используют термин другого мира - монголоид. Благо, там в мировой истории эта раса засветилась куда серьёзнее, чем здесь. У них в исторические времена целых три настоящие Империи получились. Две и сейчас целы.
   - Одна полиняла почти до бесцветности, в другой - самая настоящая республика. Притом сразу две.
   - Как раз этот народ придумал местный аналог проклятья про войны Верховных.
   - Мудрый народ. Поумнее предков отца, - недовольно бурчит Марина.
   - Знаешь, чего я больше всего боюсь? Новые войны верховных увидеть. Наше общество медленно, но с убойной уверенностью движется именно в этом направлении.
   - Пока там не кончится, - Марина машет рукой в сторону юга, - здесь ничего не начнётся.
   - Одно вполне может перерасти в другое. С прошлыми воевавшими поколениями была масса сложностей. А уже сейчас число мобилизованных больше, чем в ту войну было.
   - Этой войны ещё и на мой с Сонькиным век хватит.
   - Почему у Еггтов испокон веков шило в одном месте?
   - Без этого шила у нас просто не было бы страны. Пусть нас до сих пор обвиняют в том, что мы развязали Войны Верховных- но эти войны пересоздали Империю. Старая не смогла бы разнести храатов. Нас бы тут без этих войн просто не стояло бы.
   - В разгроме высокодуховного государства вас тоже любят обвинять.
   - Ага, мирренизированные всякие, что даже тому же божку втихаря молятся. Будто лоб от стуканья об пол не болит.
   - Кэрдин ожерелье в реставрацию отдала. Говорит, к Дню Победы готовит.
   - Пусть доживёт сперва. Как и все мы.
   - Как и все мы, - зачем-то повторяет Пантера.
   - Ты как и в позапрошлый раз, шубу тоже подобрала?-соскальзывает Марина с не слишком приятной темы.
   - Разумеется. Сама же помнишь, для таких мероприятий у меня всё полным комплектом идёт. С шубкой в этом году возни чуть меньше, чем в прошлом.
   - С чего это вдруг?
   - Большинство профессиональных охотников сейчас по двуногой дичи палят. Оставшиеся стали меньше хищничать, отстреливают более качественную дичь. Тем более, с мехами у нас откровенное затоваривание - южный канал сбыта почти полностью перекрыт, а туда, бывало, до семидесяти процентов уходило. Так как общий объём промысла снизился, то большинство пушных зверей уже восстановили свою численность.
   - Зачем им это вообще надо было? У них же только на самом дальнем юге есть местности, где нашим летом, тамошней зимой раз в несколько лет бывает такая погода, что можно шубу надеть.
   - Марин, я думала, ты прекрасно знаешь, что значит 'статусная вещь', - качает головой Пантера.
   - Ага, конечно, знаю, только у нас это в большей степени на золото и камни распространяется. Меха чаще носят потому что холодно. Хотя и мотивы хвастовства распространены...
   - Тогда, сама понимаешь, тебе без лучших мехов появляться просто нельзя. Положение обязывает.
   - И не говори. Если бы взглядом можно было поджечь, то в позапрошлом году меня не факт, что вылечили бы от сильнейших ожогов.
   - Спасибо. Я старалась, хотя и многое тогда делалось влёт.
   - Влёт. Скажешь тоже. Если новое не понравится, я и в этом году ту шубку надену.
   - Для девушки твоего статуса это не вполне приемлемо. В таких местах все очень наблюдательны.
   - А знаешь, мне плевать, о чём там шепчутся. Я как Дина, могу себе позволить всюду ходить в поддоспешнике.
   - Марин, у тебя сейчас самая обыкновенная подростковая бравада.
   - А даже если и так, - хмыкает принцесса. - Захочется мне волосы в синий цвет выкрасить - у тебя это сделают?
   - Сделаем. И не такое делать приходилось. До чего же твои сверстницы неоригинально дурят...
   - Пожалуй, мой чёрный цвет менять не буду. Зверушки на ту шубку, что я ещё не видела, пошли в лесах застреленные или из питомников?
   - Из лесу. Сейчас хорошая возможность выбора, и у меня, в основном, дикие меха закупают.
   - А чем разведённые хуже?
   - С точки зрения производства и качества - ничем. Но людская молва - такая штука. За вещи из добытого меха платят больше. А я слишком гордая да деньги люблю, чтобы мелкими обманами заниматься.
   - Только Эриде про это не говори. Она сейчас от зверюшек с ума сходит.
   - Снимать шкуру, не убивая зверя пока не научились. В питомнике или в лесу - разницы особой нет. В питомнике даже интереснее получается.
   - Интересно, чем? Если что, я знаю, как осуществляется забой животных.
   - В питомнике можно экспериментировать, пытаясь вывести животных новых оттенков, или не встречающихся в природе гибридов. Есть и более интересный продукт.
   - Это какой?
   - Вывели недавно абсолютно ручных лис. Как собаку дома можно держать. Поколениями отбирали самых не боящихся людей щенков. Признак со временем закрепился. На поводке можно таких водить, они даже лают теперь, как собаки.
   - Знаешь, мне обычные волкодавы куда больше нравятся. А лисы - ни подраться, ни посторожить.
   - Говорят, их вместо кошек можно использовать. Крыс они совершенно не боятся,-только сказано таким тоном, сразу не поймёшь, всерьёз Пантера или шутит.
   - Мелкие породы испокон веков разводили как крысобоев,-пожимает плечами Марина,-ну будет ещё одна - их и так уже несколько сотен в наличии.
   - Инженерное управление недавно ещё одну породу зарегистрировало.
   - Этим-то новые псы зачем понадобились? Или финансирование излишнее?
   - Зря ты про них так плохо думаешь. Чутьё просто очень хорошее у этих шакалаек.
   - Что за помесь?
   - Малого степного шакала и западноприморской лайки. Взрывчатку ищут куда лучше всех прочих пород. Выносливые, но довольно дурные - только одного хозяина признают. И хорошие рабочие качества только у гибридов первого поколения. Обе родительские породы содержать нужно. Гибриды дают потомство и между собой, и с родительскими видами, но качество не то. Сейчас над этим активно работают.
   - Ты же не собачница, откуда такие познания?
   - После любого налёта ищут неразорвавшиеся бомбы и бомбы с замедлением. Эти паршивцы уже наловчились корпуса бомб из немагнитных сплавов делать, обычные миноискатели против них не очень. Вот собаки эти после налётов развалины и проверяют. Людей они, кстати, тоже хорошо чуют. А у меня друзей во всяких службах хватает.
   Они мне сказали, мины в деревянных и пластиковых корпусах эти псы тоже ищут куда лучше всех прочих.
   - Про такие мины и я знаю,-кивает Марина. - Даже ставить и разряжать умею.
   - В сапёры у нас девушек, вроде, не берут.
   - Пока не берут.
   - Просто убойный оптимизм.
  
   В этот раз заказала Марина куда больше, чем в любой из предыдущих. Всё-таки есть разница, когда что-делалось с расчётом именно на тебя, а не просто на любого человека подобного телосложения.
   Раз общие правила на Марину тоже распространяются, то глупо ими не воспользоваться. О деталях заказанного Эр узнать ничего не удаётся, тут Пантера принципиальна. Впрочем, разноглазая или Сонька тоже ничего не узнают, вздумай про Марину поинтересоваться.
   Ещё одна потенциальная угроза, правда не для кого-то конкретного, а для школьного спокойствия вообще - Коатликуэ - просто не появлялась ещё.
   В школу Марина возвращаться не обязана. Билет опять не глядя выписан на все свободные дни. Ну, если у кого-то принципиальности не достаёт, то это не Херктерент проблемы.
   Уже сидя в машине, Марина понимает: ей в огромном городе ехать в сущности некуда и не к кому.
   К Хейс заглянуть? Но она, хоть и во многом книжная девочка, совсем не домоседка. Её банально может дома не оказаться. Город способен предоставить развлечения на любой вкус и кошелёк. Кого-либо ждать ненавидит уже сама Марина.
   Херенокта в городе нет, Сордара - тем более. Кэрдин здесь, но Марина не настолько нагла, чтобы отвлекать занятого человека.
   Формально в Столице полным-полно домов, где двери для Марины, как Еггты открыты всегда. Большинство их обитателей даже вполне изобразят искреннюю радость от её визита. Вот только от фальши тошнит откровенно.
   Прочим Еггтам немало чего в городе принадлежит. Родственницу примут в полном соответствии со всеми её статусами.
   Но никак не забыть: один из немногих вопросов, по которому у Саргона и Кэретты всю жизнь было полное взаимопонимание - это отношение к родне Императрицы. Родители их ненавидели совершенно одинаково.
   Да и собственная мать тоже откровенно недолюбливала красивую, амбициозную и, что самое главное, на двести процентов успешную дочку.
   В общем, не остаётся ничего другого, кроме как съездить к самой себе. Формально её дом как раз в Старой Крепости, хотя на деле где она только не жила, причём в Крепости как раз меньше всего.
   И меньше всего ей нравилось именно там. Бастионы, что ли, так на людей действовали? Все, кого она знала, в этих стенах словно преображались. Начинали совсем по-другому разговаривать, как друг с другом, так и с самой Мариной. Причём касалось это всех, начиная от Императора.
   Он тоже не любил проводить много времени в главной резиденции. Благо, поводы её покидать всегда находились в изобилии.
   - В Старую Крепость.
   - В какой район?
   Всё правильно, Крепость сама по себе достаточно велика. Более того, хотя и занимает центральную часть Столицы, числится совершенно отдельным режимным городом с собственной администрацией.
   Въезд на территорию Крепости машин с городскими номерами без спецпропусков запрещён. Все машины, принадлежащие Императору, машины соправителей, многие министерские зарегистрированы на территории Крепости
   Как и любой город, крепость разделена на несколько районов. Жилые дворцы есть в пяти районах. Причём, как принадлежащие Императору, так и Древнейшим Великим Домам. В том числе, и Еггтам. Кроме Императорских, прочие дворцы пребывают в полумузейном статусе, и используются владельцами только для проведения каких-либо церемоний.
   Бывший Большой Дворец Еггтов давно передан на баланс государства, там находится 'Имперский Музей Изящных Искусств'.
   Самый любимый Мариной музей в Крепости - Музей подарков ЕИВ. Чего там только нет, начиная от произведений искусства мирового значения и заканчивая кусками угля из первой партии, добытой в новом угольном бассейне.
   Так как характер человека и предпочтения всем известны, то в Музее собралось огромное количество технических диковинок, начиная от самого мощного серийного паровоза и заканчивая макетом этого же паровоза, размером меньше макового зерна.
   Самые большие районы в крепости - казарменные. Там и базируются крепостные полки вместе со всеми своими танками и артиллерией. Крепость достаточно велика, даже полноценный аэродром имеется, правда 'Стрела Дины' там не сядет. Хотя до двух десятков состоящих на вооружении самолётов там базируются.
   На территории крепости есть даже самый настоящий заводской район с работающим предприятием. Формально называющееся 'Фабрика государственных бумаг ?1', но фактически, там никогда и ничего не печатали.
   Во времена Дины на этом месте был заложен первый на завоёванных землях монетный двор. Чеканкой металлической монеты там занимаются по сегодняшний день. Другое дело, значение монет в денежном обращении за столетия значительно снизилось.
   Хотя и сейчас здесь изготавливают юбилейные - золотые, серебряные и даже платиновые. Большая часть орденов тоже производится здесь. Распространена легенда, что в Крепости хранится основной золотой запас государства. Хотя на деле его тут не было даже во времена Еггтов, когда Крепость Кэретты была полноценной столицей.
   Марина знает: золота и прочих драгоценных металлов, кроме национальных сокровищ, на территории Крепости хранится не больше, чем требуется фабрике для текущей работы, что в масштабах страны крайне незначительная величина. Впрочем, одно настоящее хранилище золота в окрестностях столицы есть. И Марина там даже была. Внешне - ничего примечательного, военный городок как военный городок.
   Как и многие, забором с колючей проволокой обнесён. Другое дело, подаётся совершенно сумасшедшее напряжение, что незваного гостя не только убьёт, но ещё и поджарит, притом практически мгновенно.
   - В третий район,-в этой части Крепости Марина какое-то время по-настоящему жила.
   Сейчас впервые едет туда, прекрасно зная - Саргона в резиденции нет. Ещё действуют старые правила. Интересно, догадаются ли поднять рядом с государственным знаменем, которое не спускают никогда, её личный флаг, ибо никого больше из Императорской семьи в Крепости нет?
   Догадались, и сделали это очень быстро. Когда машина с Мариной в крепость въезжала, как раз через те ворота и тот мост, где произошёл единственный в истории Крепости бой, флага ещё не было. Когда из машины у резиденции выходила, флаг уже развевался.
   Делать ничего не хочется. Остаётся только погулять по бастионам. Где-то на них стоят музейные экспонаты - старинные орудия, но с прошлого раза стало заметно больше позиций 'близнецов'. Хотя у большинства казённики зачехлены и только часовых видно.
   Спаренные и счетверённые зенитные автоматы в изобилии появились. Они же только против маловысотных целей годятся. Так расставлены - сразу видно, стрелять из них собираются по целям, что могут появиться исключительно со стороны площади.
   Позиция зенитных автоматов над воротами, через которые приехали сегодня, там была сколько Марина себя помнит. Когда-то давно там вообще обычные пулемёты стояли. Даже старого образца, с водяным охлаждением ствола.
   Пушки, что сейчас стоят, где-то перед визитом к мирренам появились. Эти орудия одними из первых и открыли огонь при попытке мятежа. Марина помнит - мост с их позиции просто отлично просматривается.
   Саргон воспользовался 'спящими' полномочиями. На участников подавления мятежа пролился ливень наград и повышений. Командир первой открывшей огонь батареи из лейтенанта стал подполковником, все остальные тоже перескочили через несколько званий.
   Попутно мятеж был использован для очередного раздувания штатов крепостных полков, каждый из которых и так уже превышает по численности дивизию.
   По мнению Марины, выбор Крепости как объекта для атаки не с лучшей стороны характеризовал умственные способности мятежников. Неужели не видели, что Императорского знамени над бастионами нет.
   Потешить самолюбие хотели, подняв своё там, где сейчас реет знамя Марины? Как показали события, чесалка ещё не выросла.
   Ну да, памятное по всем картинкам величественное здание Генштаба находится в крепости. Одним из символов развития промышленности в прошедшие десятилетия была торчащая рядом с ним четырёхсотметровая радиовышка, обеспечивающая связь с самыми отдалёнными гарнизонами. Сооружение до сих пор один из символов столицы. Здания сопоставимой высоты только недавно стали появляться.
   Неужели нападавшие не знали, что центр связи с войсками в Старой Крепости глубоко резервный, реальное управление войсками осуществляется совсем из других центров, только Марине известно три, но она знает - их гораздо больше.
   Должны были знать, среди арестованных генштабистов хватало. Но сделали то, что сделали. Вроде бы их должны были учить планированию операций различных уровней... Но ,судя по их действиям, эти занятия они в своё время прогуливали.
   Здания министерств тоже в Крепости. Но ведь все известно - используются только парадные залы. Большая часть помещений занята архивами и хозяйственными службами.
   Старинное здание парламента тоже в крепости. Силуэт фасада используется на бланках документов. Хотя на деле это 'Музей государства и общества'.
   Парламент, как и министерства, давно съехали из Крепости. Ещё при масштабной реконструкции Столицы в первые годы своего правления Саргон поспешил выделить значительные средства для постройки нового комплекса административных зданий на севере города. Очень уж хотелось избавиться от беспокойных соседей.
   Старая Крепость теперь во многом символ, а не реальное место, откуда управляют государством. Тем более, в военное время.
   Новый комплекс так же охранялся солдатами крепостных полков. Сил для захвата комплекса мятежники выделили куда меньше, чем для атаки на Крепость, что не помешало крайне ожесточённой перестрелке и огромному количеству жертв среди гражданского населения.
   Но символом тех событий стала именно атака на крепость.
   Больше всего мятежников было убито при попытке захвата зданий Безопасности. При расширении столицы тогдашнее руководство ведомства не захотело перебираться на север, застолбив для себя участок на юге, между двумя железнодорожными магистралями недалеко от аэропорта да ещё и с пристанью на реке.
   Будь уровень подготовки бойцов Кэрдин таким же, как у мятежников - у мятежников бы могло и получиться. Но уровень был выше, гораздо выше.
   У двух крепостных полков казармы располагались в городе, а не Крепости. Выделить какие-либо силы хотя бы для их блокирования горе-генштабисты попросту забыли.
   Именно из этих казарм и рассылались боевые группы для усиления охраны потенциально угрожаемых объектов.
   Солдаты, которых в тот день Марина видела у школы, как раз из этих казарм приехали.
   Материалы следствия, что приходилось читать, местами даже Марину просто напугали. Ибо вопрос нападения на школы на самом деле, рассматривался. Причём, самые больные головы предлагали, в случае захвата, немедленное уничтожение всех детей высокопоставленных лиц. Как-то Марине не очень, читать рассуждения, как именно её собирались убивать. Причём имелся даже полный список, где она, Сонька и Эр значились под тремя первыми именами, да и все остальные знакомые.
   Банально поняли, что для захвата такого количества объектов просто не хватит сил. Атаки не было.
   Зато на делах всех участников того совещания таким знакомым почерком красным карандашом весьма энергично, с порванной в некоторых местах бумагой была проставлена собственноручная резолюция ЕИВ.
   'Судить в особом порядке'. Что в переводе с юридического означало фактически смертную казнь даже без видимости суда.
   Что за подобные замыслы, тем более против неё лично, кажется Марине вполне оправданной мерой.
   Бешеных животных необходимо уничтожать. Если даже на Юге одна из самых тяжких статей их кодекса - обвинение в убийстве ребёнка.
   Спросила тогда.
   - Соправитель это всё читал?
   - Читал. И даже изъявил желание на казни присутствовать. Их повесили.
   - Был он там?
   - Да. Даже лично проследил, как пепел уничтожили.
   Даже стыдно немного стало от того, что хихикала над тем, насколько в 'Сказке' охрана зверская. И сколько на эту охрану соправитель тратит.
   Человеческое общество в очередной раз продемонстрировало одну из своих гнусных рож.
   Марина продолжает рассматривать мост и окрестности. Ей и раньше приходилось бывать на полях великих сражений древности - собственно, вся Старая Крепость таковым и является. Но тут ощущения совсем другие. Одно дело - смотреть на местность, где что-то происходило столетия назад.
   И совсем другое - рассматривать место события, от исхода которого зависела самой Марины жизнь. Причём, в самом прямом смысле слова.
   Чем дольше смотришь, тем сильнее убеждаешься: вояки из мятежников, несмотря на законченные военные академии, были ещё те.
   Главная атака на Крепость планировалась как раз на том участке, где перед бастионами из исторических соображений был сохранён ров и даже, частично, гласис. Хотя перед другими тремя въездами в Крепость ров отсутствовал.
   Попытались проникнуть самым неудобным путём. Так хотели поиграть в дешёвый символизм, пройдя по Дороге Дины? Именно этим путём столетия назад великая воительница вела на штурм города колонну ?1. Улицы в Крепости и сейчас называются по именам командиров штурмовавших город колонн, Путь Осени, Путь Аренкерта или Путь Чудовища, в честь будущей Дины III.
   Первоначальной границей Города Кэретты была объявлена внешняя линия укреплений, выстроенная чтобы никто не пришёл на помощь осаждённым. Подмога всё-таки пришла, но большей частью в полях у линии навеки осталась.
   Названия старых городских районов сохранились со времён Великой Осады - Главный Лагерь, Казначейский, Большие Батареи, Подкоповка.
   Пути колонн - современные улицы - начинаются на территории районов, формально пересекают площадь Артиллерии, ибо ширина окружающего крепость пространства равна дальнобойности основных пушек времён Дины II. Улицы продолжаются в Крепости, сходясь у считающегося древнейшем в городе здания - Дворца Наместника, построенного для первого правителя нового города - Кэретты Еггт.
   Рос новый город очень быстро, и за отведённые границы выплеснулся ещё при жизни основателей. Или, как любят сейчас писать, жестоких завоевателей, уничтоживших великую цивилизацию.
   Хотя сохранившиеся достижения этой цивилизации особого ощущения величия не вызывали. Со времён Дины хихикают над качеством храатских литых монет. Прожив больше двух столетий рядом с грэдами, храаты умудрились так и не позаимствовать сохранённые грэдами с погибшей Родины технологии. В первую очередь - стандартный кирпич и грэдский бетон.
   Да и их металлические изделия по качеству не шли ни в какое сравнение с грэдскими даже доеггтовских времён.
   Веру части грэдов храаты, правда, приняли. Но один бог никогда не мешал своим почитателям резать друг друга. А уж те, кто ему не поклонялись, вообще не считались людьми.
   Как раз между поклонниками единобожия и практически атеистами и была первая Война Верховных. Церковниками с треском проигранная.
   Немало грэдов бежало за линию, своими талантами обеспечив последний взлёт храатов. Потом за линию пришли Еггты - и на севере огромного материка осталась только одна Империя.
   Марине непонятны заигрывания с памятью о древних временах. Как в одной голове может укладываться почитание Первых Еггтов и последних храатов - неразрешимая задача, вроде квадратуры круга. Однако заигравшиеся в символизм мятежники как раз подобных странноватых взглядов и придерживались.
  Марина читала программы различных ветвей мятежников. Многие предложенные ими реформы выглядели вполне здраво, даже принцессе казались вполне назревшими.
   Вот только настояны они должны были быть на слишком уж большой крови. Включая её собственную.
   Ведь одно из главных последствий подавленного выступления - некий перелом. Обнаружилось, что грэды снова прекрасно могут стрелять в грэдов. Подобное и раньше случалось... Но одно дело солдатские бунты, вызванные чудовищной усталостью от кровопролитной войны.
   И совсем другое - стрельба почти под окнами Императорского дворца.
   Парламент призывал провести тщательное расследование и наказать виновных в кровопролитии с обеих сторон.
   Император напомнил, что высшая судебная власть в стране принадлежит, вообще-то, ему. До этого он добровольно делегировал свои полномочия Высшему Имперскому Суду, но сейчас вновь решил воспользоваться своим правом.
   И воспользовался. Ни одного понесшего наказание из крепостных полков, безопасности или танкистов Бронетанковой Академии не было.
   Танкисты отличились в последней стадии мятежа. Пытавшихся поднять академию арестовали, затем несколько часов не могли разобраться, что творится в городе. Главную телефонную станцию мятежникам удалось занять, заодно включив часть глушилок ПВО, заблокировав радиосвязь. Когда же поняли, что происходит, незамедлительно выступили в поддержку законной власти, двинув машины к комплексу зданий безопасности, откуда уже давно доносилась стрельба.
  Удар танкистов, по сути дела, расплющивших мятежников между броней танков и стенами Безопасности во многом и стал причиной такого большого числа убитых именно в том районе.
   Газеты пытались называть их 'мясниками'. ЕИВ именными указами закрыл несколько.
   Марина смотрит на мост. Примеряет на себя недавние события. Смогла бы как тот лейтенант, ныне подполковник, разобраться в происходящем и отдать единственно верный приказ - стрелять в тех, кто говорит с тобой на одном языке, кто давал такую же присягу, что и ты?
   Ведь очень мало времени на размышление было. Охрану у въезда на мост мятежникам удалось разоружить без выстрелов. Надо иметь острое зрение и быстро принимать решение. Зрение - чтобы разглядеть - номера на машинах не крепостных полков. У всех других машин, пытающихся въехать в крепость должен быть спецпропуск на лобовом стекле.
   Несколько лет готовились, а раздобыть бланки или изготовить поддельные номера даже не попытались, хотя 'Устав крепостной службы'-совсем не секретный документ.
   Да, все зенитные орудия Крепости числились находящимися в состоянии постоянной боеготовности... Но одно дело числится, а другое - принять решение и отдать приказ.
   Марина сегодня специально замерила, сколько времени машина пересекает мост. Получалось совсем немного. Правда, он мог заметить заминку у поста охраны.
   Пусть тут условия для стрельбы - полигонные.
   Но надо было сообразить.
   Пусть проникновение в крепость не означало автоматического захвата. Но проблем бы добавило, пусть первоначально никто стрелять и не собирался.
   Рассчитывали, что радиообращение если не вызовет всеобщего восстания, то хотя бы позволит избежать кровопролития. Умудрились сглупить и тут, ибо, заняв радиостанцию и передав обращение, включили глушилки. В результате их слышали только те, у кого была проводная городская сеть.
   Успела бы Марина понять, что происходит что-то не то? Вспоминается, с какой скоростью наводится по вертикали этот зенитный автомат.
   Ведь неизбежно должно было ещё стучать, что, если открытие огня окажется необоснованным - это полный и окончательный крах всего, чем жил до этого дня. Хотя, как знать, как знать, может быть человеком двигало осознание того, что именно ради этого момента он и жил?
   Момент, возможно определивший судьбу государства, да и судьбу самой Марины. Или это она включила режим пафосности?
   История мятежа расписана по минутам. В момент открытия огня на мосту уже шла перестрелка у правительственных зданий. Вскоре раздались первые выстрелы и у Безопасности.
   Но знаковым событием стала именно стрельба у Крепости.
   Все группировки мятежников планировали физическую ликвидацию Кэрдин.
   Группировок было минимум две, названных следователями 'умеренные' и 'бешеные'. 'Умеренные' пустили наиболее глубокие корни во властных структурах и столичном гарнизоне. 'Бешеные' грозились выставить, и смогли ведь, паршивцы, большое число боеспособных солдат.
   В прочих различиях между ними Марине было лень разбираться из принципа нежелания копаться в видах дерьма.
   Из важного отметила, только, что её устранение планировали 'бешеные', а у 'умеренных' в планах на дальнюю перспективу было избавится в физическом смысле от 'бешеных'. Но именно здесь и сейчас они были нужны.
   Танкисты вон какими инициативными ребятам оказались. С Крепостью фактически до подавления мятежа они связаться так и не смогли. Начали действовать на свой страх и риск, просто помня понятие 'верность присяге'.
   Лучше всех сработала Кэрдин, ещё до начала мятежа арестовав приличное число руководителей и рядовых участников. Но другая сторона тоже не дремала, изменив дату выступления.
   Да и била Кэрдин как раз по руководству умеренной группировки, недооценив количество 'бешеных' и степень их конспирации.
   В итоге произошло то, что произошло.
   Всё-таки, решает Марина, имея те же данные, что и лейтенант, смогла бы прийти к таким же выводам и открыть огонь. Хотя оказываться в его шкуре совершенно не хотелось.
   Ведь помогло ещё и то, что крепостные полки были довольно замкнутым мирком, почти не вступавшим в контакт со столичным гарнизоном, да и просто с жителями. Для них изначально 'своими' были только те, кто внутри крепости. А вот за бастионами были уже и не совсем свои.
   Это тоже помогло человеку в критический момент принять нужное решение.
   Он же сначала приказал.
   'Опасность - красный! Это мятеж! Орудиям - огонь по колонне!'
   И только потом связался с командованием сектора.
   Первые машины успели проскочить в 'мёртвую зону' зениток. Как раз угодив в сектор огня казематных пушек.
   Через несколько минут по скопившемся у моста бухнули уже 'близнецы'.
   Как раз у крепости императорские части понесли наименьшие потери. Ибо бой слишком напоминал расстрел мишеней на полигоне.
   Батарею тяжелых миномётов развернуть не успели, расчёты 'близнецов' оказались точнее, уничтожив тягачи.
   Марина так и не смогла понять, что мешало развернуть миномёты заранее за ближайшими зданиями? Могли бы спокойно накрыть осколочными стоящие в открытую, зенитки.
   Недальновидность противника в этот день в очередной раз сыграла на руку сторонникам Императора.
   Но Марина неплохо умеет читать между строк и понимает-'умеренных', а возможно, и 'бешеных', вычистили далеко не всех. Слишком многие выражали умеренное сочувствие их идеям. Слишком глубоко корни ушли. Многих брать просто нельзя, ибо в противном случае можно вытащить на свет такое...
   Пока все просто согласились считать, произошёл мятеж незначительной части столичного гарнизона, успешно подавленный верными ЕИВ частями.
   Привычка думать начинает играть против неё. Мятеж был, это факт. Но реально в тот день Марина слышала - и то в пересказе - радиообращение, и видела солдат там, где их не бывало в обычные дни. И всё.
   В газетах потом писали разное. Многие даже возмущались, почему пропускают такое. Марина помалкивала, ибо неплохо знала, какая из группировок в верхах контролирует какое издание, и что до читателей доводится не личное мнение какого-то бойкого пера, а позиция кое-кого из тех, у кого есть настоящая власть и влияние на происходящие в стране события. Потому языкастых журналистов и не трогают - знают, кто за каждым стоит. У Саргона и той же Кэрдин прикормленные вполне есть в наличии.
   Тот же Херенокт, хотя кого только не полоскал в липкой, коричневой и вонючей субстанции, никогда не зацеплял в статьях лиц из императорской группировки.
   Если кто-то верит в декларируемую 'свободу прессы'-дурак тот, в лучшем случае.
   Вспоминаются тут некоторые печатные издания для весьма узкого круга лиц. Она ведь о мятеже читала не материалы дел - при таком количестве задержанных счёт идёт уже на многие сотни томов. Ей была представлена некая выборка, составленная мастерами своего дела, где намеренно заострялось внимание на некоторых вещах, чтобы вызвать особенно сильное возмущение и в зародыше задавить любую возможную симпатию к восставшим. Как-никак, покушения Марине доводилось пережить, и к вопросам безопасности отношение стало куда более серьёзным.
   Наверное, почти до первой стадии заболевания, когда враг мерещится под каждым кустом.
   Подросткам часто нравятся всевозможные бунтари. Надо сделать так, чтобы именно эти, и в особенности оставшиеся на свободе их сообщники не вызывали ничего, кроме омерзения.
   Цель, в общем-то, достигнута. В МИДв прекрасно знают, как она любит дела под грифами читать. Такие ей и были предоставлены, причём слишком откровенно были выпячены явно не первостепенные цели мятежников.
   И только спустя какое-то время становится заметно - всё печаталось исключительно для одного-единственного читателя. И то только потому, что Марина прекрасно помнит, что и когда она читала, а не забывает о тексте, едва перевернув последний лист.
   Если верить МИДвовцам, Софи никакой информацией о мятеже просто не интересовалась. Эр, по своему обыкновению, ухитрилась не заметить, что таковой в столице вообще был. Даже не обратила внимания, что охранников в 'Сказке' стало значительно больше.
   Только сделала несколько набросков новых колоритных лиц.
   Эрида тут вовремя вспомнилась.
   Соправитель в подавлении мятежа не участвовал - его тогда вообще в городе не было. Хотя он предпочитает заниматься делами, связанными со Столицей, и старается по возможности не уезжать из города.
   Он наверняка с материалами тоже по выборке знакомился. Только сомнительно, чтобы она была такой же, как прочитанная Мариной.
   Уровни доступа всё-таки несопоставимы. Да и возможность допроса подозреваемых имелась.
   Марина неплохо соправителя изучила, знает: попадись ему малейшее упоминание, что кто-то угрожал его дочери - тут же потребует самого строгого наказания. А то и сам этим делом займётся.
   Специалисты по грязным делам у него в штате точно имеются.
   Тут же даже не просто угроза, прямое намерение убить Эр было в наличии. Вряд ли соправителя заинтересовало, кто там ещё был в списке. Одного-единственного пункта было достаточно.
   Не исключено, что дальше он вообще не читал, а лист о планировавшемся нападении наверняка был одним из первых.
   Вот к отцу разноглазой и надо будет в ближайшее время заглянуть. Тем более, он сам произнёс церемониальное приглашение, так что Марина может заявиться к нему в любое время.
   Как бы только поосторожнее выпросить материалы о мятеже? Ведь на него тогда не только это свалилось - спустя несколько месяцев Эрида чуть не умерла на самом деле. В состоянии клинической смерти побывала.
   Или просто рубануть с плеча, прямо потребовав ознакомить с доступными ему материалами? Иногда самый короткий путь, хотя и кажется самым грубым, оказывается наиболее эффективным.
   Надо прочесть и сравнить. Не то, чтобы Марина к кому-то симпатией прониклась - просто очень не любит, когда ей откровенно врут. В этой истории возможность подобного ненулевая.
   Но сейчас никуда не поедет.
  Когда-то считала Крепость огромной игрушкой, набитой редкостями исключительно для её развлечения. Сейчас надо взглянуть на те же места уже другими глазами. Очевидно одно - многие вещи, начиная от орудий, стали казаться значительно меньше, чем раньше. Только здесь по-настоящему заметно, насколько Марина выросла.
   Расстояния стали гораздо меньше. Да и крепость была огромной только по меркам своего времени - многие старые города уже тогда были гораздо крупнее.
   Крепость поднялась на руинах прежней храатской столицы. От прежнего города не осталось почти ничего - только фундаменты отдельных зданий.
   Сейчас модно рассуждать - Еггты сознательно уничтожали уникальную цивилизацию, снося важнейшие постройки и оставляя откровенно второсортные.
   Другие могут думать, как им больше нравится, но Марина знает - дело обстоит совсем не так. Храмы Еггты сносили на самом деле.
   Но среди массы документов, оставшихся от эпохи Дины II сохранился и трактат о ошибках в строительстве, написанный одним из штабных офицеров Золоторогой. В качестве примеров брались самые разные храмы недавно покорённого государства. Большинство рухнувших обрушилось без какого-либо участия со стороны грэдов. Само всё рушилось из-за безграмотности и амбициозности архитекторов.
   Многое невозможно было завершить по причине недостаточной толщины стен, просто не выдержавших кровлю.
   Грэдским сводам подражать пытались - но ничего не выходило. Заимствовать технологии - не хватало мозгов.
   В итоге от храатов осталось намного меньше, чем от покорённых куда раньше бодронов, а они тоже в качестве соседей были тем ещё подарком.
   Но они хотя бы сражались до конца. Притом изначально их было больше, чем грэдов. Пришельцы с погибшего Архипелага переигрывали организацией.
   В результате правящая элита почти всех городов, а также широко практиковавшее человеческие жертвоприношения жречество, было элементарно перебито.
   С ними ушли в небытие и людоедские, в прямом смысле слова, культы.
   С храатами вышло по-другому. Людей они уже не ели, ограничиваясь ритуальным поеданием крови и плоти своего божества по праздникам. Но едва пала столица - начался массовый переход местных владык на сторону грэдов. Причём большинство хотело быть даже большими грэдами, чем сами завоеватели.
   Вроде бы многочисленный народ полностью растворился за два поколения. Даже имён догрэдских не осталось. Это сейчас пытаются воскресить память о якобы великом народе. Приписывают ему все мыслимые и немыслимые свершения.
   Многие внемлют голосам с Юга, утверждающими, что грэдов как таковых нет вообще, есть шесть или семь грэдскоязычных народностей, причём часть из них является прямыми потомками древних народов, которым завоеватели насильно навязали собственный язык.
   О чудовищной жестокости центральноравнних грэдскоязычных немало всего красочного на Юге создано. Марина с этой ошибочной теорией знакома неплохо.
   Как раз она сама, равно как и все Еггты прошлого, самой центральноравнинной и является.
   В стране на самом деле есть определённая предубеждённость к столичным уроженцам. Как-никак, большая доля национальных богатств оседает в самом большом в мире городе.
   Лозунги 'хватит кормить Столицу' даже в стенах парламента раздавались. Ладно хоть с началом войны они несколько попритихли.
   Но никуда не делась идущая уже не первый десяток лет антиеггтовская пропаганда. Раньше частично шла за счёт Юга. Тех денежек сейчас нет, но рассуждения о древних и новых преступлениях никуда не делись. Верный способ парализовать волю противника, внушая, что у него в прошлом ничего, кроме преступлений, дерьма и крови не было.
   Да и у власти были кровожадные сумасшедшие.
   Но ведь ситуация может и измениться. И что тогда? Марина подозревает - и эти подозрения всё сильнее перерастают в уверенность - эти проблемы уже ей предстоит решать.
   Причём как бы не Еггтовскими методами Великих времён.
   Сейчас ситуацию в стране удалось подморозить. Но ведь очевидно, что в недалёком будущем всёопять потечёт. Причём, поток может стать очень и очень бурным, грозящим смыть многих и многих.
   Неповоротливый государственный механизм пока ещё в состоянии реагировать на возникающие угрозы.
   Но угрожающий скрип шестерёнок слышится всё отчётливее.
   Одна грядущая проблема массовой демобилизации чего стоит. После той войны по грани прошли, с огромным трудом не допустив социального взрыва.
   В этот раз уже намного больше мобилизованных. Да и образовательный уровень у них поднялся.
  
  
   Глава 9.
  
   На стене появилась 'Купальщица' Эр. Ни разу её не видев раньше, Софи сразу поняла - сестрёнка нигде против истины не погрешила. Вышло нечто, попадающее в списки произведений, известных всем.
   Шедевром пока не назвать - слишком небольшому количеству лиц известно. Даже мнение судей пока ведомо только им.
   Но картину ждёт большое будущее - в этом Софи не сомневается. Хотя и откровенно завидует. Разноглазая, при всех своих странностях, смогла создать нечто необыкновенное. А Софи в этом году слишком понадеялась на свой технический уровень.
   Оказалось - маловато.
   Слабоватое утешение - многие школьные знатоки живописи, гадая об авторстве, взялись приписывать работу как раз Софи. Хотя в эти месяцы количество знатоков живописи в школьных стенах возрастает в геометрической прогрессии.
   Почему-то многим становится жизненно важно донести до окружающих собственное высокоценное мнение. Иных внимательно слушают, хотя многие критики с трудом представляют, с какого конца надлежит браться за карандаш или кисть.
   Разумеется, принцесса с гордостью отказывалась, только ей никто не верил.
   Инри узнали, хотя и признавали, изображён во многом собирательный образ.
   Вот только помалкивать и разговаривать загадками девочка тоже умеет в совершенстве.
   Кто автор - от неё узнать не удаётся.
   Софи в очередной раз поражается человеческой ненаблюдательности. Могли бы заметить, сколько времени Инри проводила с Эридой. Но похоже, только Софи этот вопрос и волновал.
   Появилась и другая версия, даже Софи показавшаяся обидной - предположили, что кто-то из Великих домов (Софи и Эр - в числе подозреваемых), возжелав секундной славы, просто привёз из собственного собрания неизвестный шедевр Золотого века.
   Называли даже имена мастеров.
   Все сходились во мнении: из выставленного в этом году, 'Купальщица' - лучшее.
   Тут уже саму Эр надо винить за умение делать мастерские подражания стилю нравящихся ей произведений.
   Впрочем, состояние полотна и красок наводило на мысль, что работа создана недавно.
   Почти сразу появилась версия: работа - копия неизвестного шедевра, скрытого где-то в недрах одного из старинных дворцов, куда доступ посторонним крайне ограничен.
   Рассказывай это про кого другого, Софи могла бы и поверить.
   Что-либо в пользу разноглазой говорить тоже не хотелось, поэтому приходилось ограничиваться решительным отрицанием всех версий, что автор отношения к школе не имеет.
   Вроде как соглашались, хотя видно было, только для вида, подозревая, что Софи просто сознательно скрывает собственное авторство.
   Софи просто слишком хорошо знает, какие произведения в 'Сказке' хранятся. Да и каталоги коллекций Древних Домов давным-давно уже изданы. Эти коллекции десятки лет практически не пополняются - финансовое положение не то, чтобы расширяться. Ладно, хоть и не всё настолько плохо, чтобы владельцев менять.
   Судя по хитрым взглядам, бросаемым в свою сторону, многие из тех, с кем сейчас общается разноглазая либо догадываются, либо просто знают об её авторстве. Саму Эр тоже частенько отирающуюся у вывешенных работ, мало кто про её мнение спрашивает. Знают же, ответ будет настолько неожиданным, что при попытке его осмыслить есть нешуточный вариант повредить себе мозги.
   Похоже, только стилистику Коатликуэ узнают безошибочно. Только вот её тематика змей, черепов да вырванных сердец многих отпугивает. И в этот раз Змеедевочка остаётся себе верна.
   Сама бы Коаэ тоже могла бы вызывать страх, не будь она столь миниатюрной и безобидной внешне.
   Хотя, есть же весьма невысокая, но весьма грозная Марина.
   У Коаэ, несмотря на всю жуть её произведений, самой по себе внушать ужас, несмотря на грозное имя, как-то не получается.
   Как-то раз всех перепугать получилось у неразлучной со Змеедевочкой Динки, весьма реалистично раскрасившей себе половину лица под череп.
   Пусть, это и повторение шуточки, известной ещё с Еггтовских времён, да и прошлый Новый Год многим памятен.
   Кошмар произведённым эффектом была откровенно довольна. Хорошо хоть, где-либо, кроме как на своём лице, она рисовать откровенно не умеет.
   Двух Коатликуэ в одном месте было бы слегка многовато, особенно для излишне впечатлительных.
   Что-то пытались приписать даже Марине - скандальная выходка с 'Гибелью Кэрдин' прочно засела у многих в памяти. Другое дело -сама Марина всем говорит, что в этом году вовсе не участвует.
   А чего-либо, что можно однозначно ей приписать, в наличии просто не было. Хотя бы разобрались, что 'Купальщица' и ей подобное - совершенно не Херктерент тематика.
  
   Марина частенько мимо выставленных работ прохаживается. Посмеивается втихаря над знатоками. Иногда откровенно издевается, выдавая совершенно уж безумные теории об авторстве и тонкостях сюжета.
   В очередной раз убеждается: единственная бесконечная вещь во вселенной, кроме самой вселенной - человеческая глупость.
   Самое смешное - никто не пытался приписать Софи то, что она создала на самом деле. Точнее, почти никто. У Сонькиного произведения обнаруживается разноглазая - стоит, один глаз щурит, во втором зачем-то монокль.
   - Ей не выиграть у меня,-вздыхает с искренним разочарованием.
   - Не всё же ей первой быть.
   - Она расстроится.
   - Не думаю, что так уж сильно. В ваших делах, насколько я знаю, испокон веков было 'каждый сам за себя'; любителей с ножами на картины бросаться в наших краях вроде бы нет. Во всяком случае, Софи к ним точно не относится.
   - Зачем ты такое говоришь?
   - Затем, что достаточно знаю, как художники интриговали и интригуют друг против друга. Ты же всю жизнь собираешься в этом бульоне вариться.
   - Всё-таки не хочется Софи огорчать.
   'Один из признаков даже дурной влюблённости - боязнь даже ненамеренно нанести хоть какой-то вред этому самому объекту любви'.
   - В чём сложность? Сняться с конкурса время ещё есть. У тебя полным-полно всего не столь проходного.
   - У меня всего много. Но лучшей просто хочется быть иногда.
   - Ну так будь. Я ни помочь, ни навредить не могу. Жетон с голосом за тебя я уже кинула.
   - Их могут подделать...
   - Очень сложно. Они же номерные. Даже под роспись выдавали... Конечно, как и всё в нашем мире, они имеют цену, и я, если бы захотела, смогла бы несколько купить. Но именно несколько. А чтобы кого-то протащить, сотни нужны. Многим в эту игру почему-то по правилам нравиться играть. Многие любят ощущать, будто от них что-то зависит.
   - Можешь мне несколько таких достать? - кажется, в голову к разноглазой могут забредать и довольно опасные мысли.
   - Попробую, но зачем? Уверена, за тебя и так нанесли всего возможного.
   - Так я не себе...
   Марина не спрашивает вертящееся на языке 'Кому?' Вопрос проходил бы по категории откровенно дурацких.
   - Почему ты так уверена, будто за неё будет мало голосов? Не участвуй ты в этом году - мой бы голос, скорее всего, ей бы достался.
   - Не за неё будет мало, - Эрида как с маленькой разговаривает. - За меня будет слишком много. В определённых ситуация люди часто поступают 'как все'. Здесь как раз такой случай.
   - Никогда об этом не задумывалась,-честно признаёт Марина,-хотя о мощи стадного чувства знаю прекрасно. Ладно, поищу я по старым каналам эти жетоны. Не думаю, что они представляют такую уж высокую ценность. Всё равно, на первое место даже ты Соньку не вытянешь.
   - Я тебе отдам всё-всё, что ты потратишь! - ещё ничего не сделано, а разноглазая уже сияет от искренней благодарности.
   - Эр, ты меня явно с кем-то путаешь, - Марина машет ладонью ей пред лицом, - Тем более, ты сама не очень-то хочешь, чтобы Софи выиграла на самом деле.
   - Она бы и так могла с лёгкостью выиграть.
   - Интересно, как? - хотя, Марина уже догадывается, что имеется ввиду.
   - Помнишь позапрошлое лето? Та картина с тобой... Там получилось намного лучше, чем-то, что вышло у меня. Она так удивительно твоё лицо передала... Жалко, что этого не видел никто.
   - Ага. И ещё очень долго не увидят, - Надо же, какая Марина проницательная, всё угадала, - До тех пор, пока одна из нас не помрёт. Только тогда вторая сможет с картиной делать всё, что в голову взбредёт. Пусть только попробует эту договорённость не выполнить!
   - Она выполнит, - Эрида откровенно грустит, - Ты же знаешь прекрасно. Только ещё одна замечательная вещь ещё многие десятилетия от мира будет скрыта.
   - Знаешь ли, я это как-то вполне переживу. В некоторых вопросах я достаточно эгоистична. Кстати, и ты себя в аналогичных ситуациях ведёшь точно так же.
   - У меня просто нет автопортретов такого уровня.
   - Пока нет,-хмыкает Марина,-если появится, то сомневаюсь, что он вон на той, или какой-либо другой стенке, доступной для всеобщего обозрения, когда-либо висеть будет.
   Эрида смотрит в пол. Говорит очень тихо.
   - Я... я не знаю, Марина... Всё-таки я не настолько смелая.
   - Так и я свою смелость далеко не во всех областях жажду проявлять. Тут Инри, возможно, оказалась храбрее меня.
  
   Собственно, парочка жетонов для голосования у Марины и так имеются. У неё всегда есть некоторый запас вещей, имеющих хождение только на территории школы и бесполезных за её стенами.
   Включается иногда некий аналог инстинкта хомяка, тащащего всё в свою норку. Ей предложили, она и отказываться не стала, благо запросили немного - по пачке гербовых сигарет, к которым у Марины неограниченный доступ. Из МИДв привезут любое количество по первому запросу.
   Но на тот момент у Херктерент просто был запас.
   Слухи, что кто-то в школе покупает нечто, имеющееся у многих, но не особенно нужное, распространяются со скоростью, немногим уступающей скорости света.
   Тем более, когда точно известно: покупатель - человек с немалыми средствами. Народ весь достаточно взрослый и практичный. Интересовались в основном деньгами - никто не откажется получить самую ходовую купюру фактически ни за что.
   В общем, к позднему вечеру запас Марины увеличился с двух до пятидесяти трёх жетонов. Марина помнит, сколько голосов в своё время получила сама, и понимает - даже одновременный вброс такого количества голосов ситуацию в пользу Софи вряд ли изменит. Пусть разноглазая порадуется.
   Надо ещё решить, сообщать ли Соньке или нет, как ей популярность накручивали?
   Да и сама разноглазая - если уж сообразила, что можно голосовать нечестно, то из соображений поддержки Софи ей вполне может взбрести в голову подкупить судейскую коллегию, чтобы главная школьная награда к сестрёнке ушла.
   Эр ведь очень серьёзные суммы может предложить. Причём за крайне незначительную услугу. Некоторые ведь и просто так просьбе Эр не откажут. Хорошие отношения с соправителем и Эрида в числе знакомых - вещь в жизни совсем не лишняя.
   Если позапрошлый год вспоминать, то и тогда больше трети жетонов остались неиспользованными. И у Марины тоже были за что-то выменянные.
   Но одно дело - тогда, и совсем другое - сейчас. Тогда ещё 'Лисичка' была, и Коатликуэ о себе заявить смогла. Перевес Марины оказался совсем не подавляющим.
   Это ныне ситуацию можно шуткой описать: 'Я даже не спрашиваю, кто победил. Мне интересно, у кого второй результат'.
   Причём очевидный лидер играет прежде всего против самой себя. Выверты мозгов разноглазой только для неё самой очевидны...
   На следующий день ситуация продолжилась. Марина чуть было табличку на двери про окончание приёмных часов не повесила. У классов постоянно подлавливали. Потом совсем малознакомые заходили, сами приносили, или просили выйти. Ибо все женские корпуса неофициально зовутся 'змеятниками', а среди парней нету дурных, что полезут туда, где ещё и самые настоящие Змеи живут.
   Марина не сильно и обеднела. Догадалась из Загородного прихватить несколько банковских пачек 'чёрненьких' и 'зелёненьких' - два самых малых и самых ходовых номинала. Пачка 'зелени' для многих недостижимый предел мечтаний.
   За вчерашний день распечатала пачку и больше половины раздала. К вечеру добила первую и распечатала вторую. 'Улов' за день составил шестьдесят три, что в дополнение к имеющимся...
   Всё равно шансов на выигрыш не давало.
   Некоторые из приходивших честно признавали - выпросили у подруг да друзей всё, что у них было. Максимум принесли четыре. Девушка дружила с половиной потока, и Херктерент поинтересовалась.
   - Чего так мало-то?
   - Я у всех спрашивала, но они все проголосовали уже.
   Эрида никакого ажиотажа вокруг Марины не заметила. Лиц с интеллектом, пониженным настолько, чтобы ещё и у неё спрашивали, просто не оказалось.
   В общем, похоже и здесь 'правило трёх дней' работает: когда кому-то что-то резко надо, у основной массы искомое находится в первые два дня, а на третий прибывают остатки.
   Эр всё равно поздно ложиться, так что весь улов можно смело тащить к ней.
   Спать разноглазая явно не собиралась, хотя и расхаживает в ночной рубашке. Пусть и длинной, но легкомысленно почти полностью прозрачной Марина вечно забывает, как такая ткань называется. Даже браслета на руке нет.
   - Принесла, что ты просила!
   - Ой, спасибо, Марина.
   От объятий увернуться не удаётся. Херктерент даже слегка жалеет, что не мальчик. Только наобнимавшись, разноглазая берётся смотреть принесённое.
   У Марины хватило озорства сложить жетоны в банковскую упаковку для денег. И даже заклеить. В одной сто штук,в другой - всё остальное. Марина с опозданием подумала, что лучше было бы на две равные пачки разделить. Но хорошие мысли имеют дурную привычку приходить слишком поздно.
   Пачка разноглазую чем-то настораживает. Смотрит на Марину с максимально возможной подозрительностью. Что выглядит довольно смешно.
   - Марина, они настоящие?
   - Ты с их помощью всё равно людей обманывать собралась. Не всё ли равно?
   - Марина! - кажется, разноглазая пытается принять грозный вид. В таком наряде, этого бы даже Софи сделать не смогла бы.
   - Я не настолько сильно с типографиями дружу. Тем более, считать люди более-менее умеют и знают - этих вещей больше определённого количества быть не может. Проверь, они все номерные.
   - Эти номера нигде не фиксировались? - наконец-то разноглазая вспоминает о настоящей жизни и её особенностях.
   - В противном случае, это мероприятие утрачивало бы всякий смысл, - пожимает плечами Марина, - Да не дуйся ты, всё это настоящее.
   - Где взяла?
   - Честно выменяла.
   - На что?
   - На лучший предмет для обмена - денежные знаки. Всем они почему-то нужны.
   - Тут теперь номера ставить надо, - призадумывается Эр, - по почерку или чернилам смогут что-то заподозрить.
   - Ты, да не сможешь почерк изменить? А уж ручек с карандашами у тебя итак как звёзд на небе.
   - Нет, не столько. Звёзды постоянно новые открывают. Их многие миллиарды. Карандашей у меня несколько поменьше.
   - Ну, так садись и заполняй,-хмыкает Марина, - Может, завтра ещё пару десятков будет.
   - Не заподозрят, если часто там буду ходить? Заметить могут, что у меня больше одного.
   - Ты заполнишь, так сразу и неси. Сейчас ночь, а там не заперто, я точно знаю. Фонарик у меня есть. Да и светомаскировку там не соблюдают.
   Эрида окончательно уничтожает многострадальную банковскую упаковку.
   Ещё не успев сесть за стол, бросает через плечо.
   - Сходишь со мной? Тут все свои, но в темноте страшновато.
   'Кто меня за язык тянул? Не зря говорят - инициатива крайне жестока к инициатору. Нечасто я абсолютно бессмысленными с какой угодно, кроме разноглазой, точки зрения, делами занимаюсь'.
   - Ничего страшного тут нет. Ты только оденься потеплее, сейчас не летние ночи, чтобы в таком виде гулять.
   Но Эрида уже погрузилась в заполнение жетонов.
   Понимание 'одеться потеплее' у разноглазой своеобразное. Из шкафа извлекается долгополая шуба искрящегося меха. И сапоги мехом наружу, похожие пилотские есть у Софи. Ни того, ни другого Марина раньше не видела, но в ящиках от соправителя несколько комплектов полных доспехов поместилось бы с лёгкостью.
   Больше ничего разноглазая надевать не стала.
   Впрочем, и по мнению Марины снаружи не настолько холодно.
   Эр в руку буквально вцепилась, по сторонам испуганно озирается, хотя ходили здесь сотни, если не тысячи раз.
   С одной стороны, разноглазая не склонна совершать что-либо, в правила не вписывающееся, с другой, в отличии от Марины, ей прикосновения приятны.
   Фонарик пришлось включить только когда по лестнице поднимались. Херктерент света достаточно, но Эр чуть не упала, повиснув на ней.
   Вот и искомый ящик.
   Эр торопливо, озираясь по сторонам, засовывает в прорезь жетоны. Марина флегматично светит. В этом здании в такое время могут оказаться только такие же, как они, замышляющие что-то незаконное.
   Обратно идут уже спокойнее. Эр даже под руку Марину подцепила.
   Остановившись, свободной рукой расстёгивает шубу.
   - Уф! Жарко! Я вся взмокла.
   - Меньше надо незаконными делами заниматься. От этого и не такое бывает.
   - Ты же мне помогала.
   - А для меня - это дело привычное.
   - Пошли к источнику сходим.
   - Сейчас? Могло бы быть занятным, но мы полотенца не взяли.
   Эр призадумывается.
   - Верно. А пошли тогда к тем, что под крышей в нашем корпусе. Там всё всегда есть.
   - Там меня несколько раз просили на окна взрывчатку подвесить. Или что-нибудь током бьющее подвести. Хотя окна там под крышей, и многие совсем не против, чтобы на них полюбовались в естественном виде.
   - Ты сделала, что просили?
   - Разумеется, нет. Во-первых, я не настолько кровожадна. Во-вторых, на большинство из просивших и так бы никто смотреть не полез.
   Эрида хихикает.
  
   Комплекс источников под крышей был построен ещё когда район школы был частью Императорской резиденции. Когда началось переоборудование, жилой корпус просто построили рядом.
   Ночные посиделки в источниках - довольно распространённое времяпрепровождение. Здание большое, несколько компаний могут расположиться, не мешая друг другу. Но сейчас, к сожалению или к счастью, кроме них двоих никого нет.
   Эр едва войдя в раздевалку тут же избавляется от того немногого, что на ней есть и откровенно пялится на раздевающуюся у шкафчика Марину. Херктерент, в отличии от подруги, одета по сезону.
   Взгляды Эр на коже ощущаются почти физически. Правда, кроме взглядов никаких других действий не предпринимается. Знает, что Марина гораздо сильнее? Как знать, как знать...
   Таких взглядов, как Софи, Марина не удостаивалась. Сонька даже дверь к себе стала запирать, хотя представить себе разноглазую не то что вламывающейся, а хотя бы просто входящей без стука, невозможно.
   Да и принуждение - откровенно не её стихия. Вот крайне назойливой быть - это да, она может.
   Пока от шкафчика с полотенцами до душевой шли, разноглазая, вроде бы случайно так и норовила Марины то плечом, то бедром коснуться.
   Эрида под струи становится там, где нет разделения на кабинки. Марина место занимает на некотором расстоянии. Стоило глаза закрыть - разноглазая уже рядом, всё коснуться то тем, то этим старается.
   Марина поскорее к воде направляется.
   В эту игру и вдвоём можно играть. Дождавшись, пока разноглазая на камушках устроится, демонстративно садиться напротив, да ещё столик-плотик (жалко, пустой, но тут самой раньше думать надо было) между ними плавать пускает. Эр грустно вздыхает. Рядом теперь не сядешь.
   - Марин, я заметила, ты без ножен и кобуры сегодня была.
   - Знаешь, надоело просто. В тех случаях, когда по мне били, ни нож, ни пистолет всё равно бы не помогли. Тем более, все случаи были за зоной ответственности местной охраны.
   - Ты так спокойно об этом говоришь...
   - Привыкла. Мы, вроде бы, сюда отдыхать пришли. Ты особенно рвалась. Мне сейчас мозги чем-либо загружать лениво... Водичка уж больно тёплая.
   - Софи на нас не обидится?
   - Хватит во множественном числе говорить. Идея была твоя, я только помогла, или соучастником являлась. Но никак не организатором. Если ты сама не проболтаешься, от меня она точно ничего не узнает. Тем более, я уверена - мы далеко не первые, кто такое учинили.
   - Всё равно, как-то нечестно вышло, - Эриде всё рано как-то неуютно от сделанного.
   - Мир вообще штука лживая,-Марина брызжет сама на себя, - Попадалась гипотеза - древние люди знаками между собой общались, вроде, как глухие сейчас. Они глухими не были, язык стал развиваться, когда появилась потребность, лгать.
   - Марин, ты честная, но с очень хорошей фантазией.
   Марина в неё брызжется, Эр только закрывается.
   - Да и тебе винить некого, кроме того, что просто талантливее сестрёнки!
   - А вот сейчас ты просто врёшь, Марина, - Эрида пытается злиться. Как всегда, безуспешно, - Софи лучше.
   - Но не в конкретном месте и времени, - смеётся Марина, - Кстати, одну из наград, официальную, она и без нас может выиграть. Там же специалисты хорошие, на самом деле сразу её руку определят. Твою-то они гораздо хуже знают.
   А раз знают, какая у Соньки фамилия, то можно и подыграть, в расчёте на какие-то выгоды в будущем.
   - Твою руку они не знали совершенно, однако ты победила. Видимо, ты больше меня видела нечестных, поэтому и подозреваешь в этом всех вокруг.
   'Ага. Очень уж много лжецов видала. Начиная от собственной матери... Только вот Эр не Рэд. При ней плохих слов о матери, пусть и заслуженных, лучше не говорить'.
   - У тебя тоже стиль довольно узнаваемый, - мурлыкает Марина, - Как твоя фамилия тоже все, кому надо знают. Вот и займёте с Сонькой два первых места. Тут школьная награда может более честной оказаться.
   - Нет, у меня обе будут, - тяжко вздыхает разноглазая, - слишком хорошо получилось. Софи же в этом году хорошо, если в первую пятёрку попадёт. И то из-за нас.
   - Сколько раз говорить, не из-за нас, а персонально из-за тебя! Может, она специально не хотела выигрывать?
   - Нет. Не думаю. Она во всём слишком быстрая. Просто сделала такое, что по-настоящему оценят только через несколько лет. Ты, вот в прошлом, просто очень удачно попала в настроение текущего момента. В другой год первой точно бы 'Лисичка' была. Руки нельзя всё время держать на рукояти клинка. Но есть мгновения, когда иначе - нельзя. Ты именно в такой момент и попала.
   - Я 'Гибель Кэрдин' Змеедевочке отдала, - скучно сообщает Марина, - И даже все права на неё переписала.
   - Я знаю. Работа сильная, но она никогда не попытается приписать её себе. Две копии уже сделала.
   - Ну вот, а ты говорила...
   - Там на месте подписи стоит 'Копия работы М. Саргон'. Даже без имени исполнителя.
   - Любую картину можно и подрезать. Сколько шедевров известно в обрезанном от первоначального размера, виде?
   - Она такого никогда не сделает, - качает головой разноглазая, - Почему-то, любит, когда с рисунка на тебя смотрит неизбежная смерть. Для неё твоя 'Кэрдин' вроде как то каменное сердце, что она всюду с собой таскает. Почти часть её самой, но ей не принадлежащая.
   - Слушай, ты не перегрелась ещё? Совсем уж странные мысли в голову лезут.
   - Нет. Водичка замечательная. Надо было вкусненького чего-нибудь было взять.
   - Ага. Рисового вина подогретого. Самый подходящий напиток для питья в таких ситуация.
   - Ты пробовала?
   - Вообще или в подобном местечке? Если вообще, то пробовала, и даже понравилось. Если про подобное местечко - сама знаешь, я не особенно люблю сюда ходить.
   - А мне бы вот хотелось с вами посидеть... Давай как-нибудь Софи позовём?
   - Не... Не стоит. Она рисовое не любит, - 'ещё за что-нибудь острое или тяжелое хвататься начнёт'.
   - Жаль... Хотя я его тоже не пью.
   - Пила ты его. Когда в Приморье были.
   - А, вспомнила... Вместе с Рэдой и Коаэ. Может, их позовём?
   - Мне весело точно не будет.
   - А если Инри с Медузой и ещё той, с длинными косами, Кроэрин, кажется?
   - Кроэрин, всё верно. Ты всю школу сразу зови, места тут много.
   - Не, все тут просто не поместятся. Тебе же Медуза вроде нравится, да и Кроэн хорошенькая.
   - У слова 'нравится' есть много значений. Я и ты разные используем...
   Эрида усмехается.
   - Если я тебя правильно поняла, ты хочешь, чтобы я на Медузу и Кроэн не заглядывалась. Могла бы и прямо сказать.
   - Я. Ни на кого. Не заглядываюсь, - чеканит Марина, - Мне сейчас и мальчики, и девочки одинаково не нравятся.
   - Ну, так это пройдёт, - уверенно заявляет Эрида, - Ты с любой из них очень хорошо смотреться будешь.
   - Рядом со мной кто угодно может быть только фоном. Я не обольщаюсь насчёт своей внешности, у меня статус - лучшее украшение.
   - Не скажи... Ты сзади очень хорошо смотришься.
   Марина брызжется, хотя разноглазую иногда хочется просто утопить.
   - Я не в настроении чью-либо внешность обсуждать. Свою - в первую очередь.
   Разноглазая, словно не слышала, поднимается в полный рост. Поворачивается кругом.
   - А про меня что скажешь?
   - Ничего сверх того, чего бы ты и сама не знала, - флегматично заявляет Марина. Она из тех, кто крайне притягательное тело Эр может наблюдать постоянно. Кажется, разноглазую волнует, что к ней Марина не испытывает никакого притяжения, - Таких фигурок в наших краях ровно две. Но если не перестанешь столько сладостей трескать, может и одна остаться, - заканчивает, демонстративно зевая.
   - Неправда, Марина, - Эр садится обратно, - я совсем не толстая.
   - Я даже не говорила этого самого страшного в наших краях слова.
   - Но ты подумала!
   - Существование телепатии не подтверждено. И ты ей точно не владеешь, - 'Хотя, сомнения иногда возникают. При всех своих странностях, она временами, просто до невозможности проницательна'.
   - Интересно было бы мысли читать... - мечтательно прикрывает глаза Эрида.
   - У всех сразу появилось столько лишних поводов для убийств...
   - Почему ты всё время о плохом? Здесь же только о хорошем хочется. Тут с Оэлен недавно так весело было...
   - Хорошо посидели?
   - Ага. Замечательно, - довольно-предовольно щурится.
   'Что-то мне подсказывает - ты с ней не только задницу грела. Притом не столько с ней, сколько об неё. Медуза говорила, да я и сама вижу - Оэлен всё, что надо и не надо стремится попробовать. Сигареты у меня спрашивала, хотя курить на тот момент не умела. Ну, да этому быстро учатся. Интересно, чему у разноглазой набралась? При её-то широте взглядов на дозволенное и не очень? Мне, если честно, дела никакого нет, пока за закрытыми дверьми по доброй воле пусть даже больше, чем вдвоём, развлекаются. Но вот как Эр на меня смотрит - откровенно не нравится. Хорошо, хоть я намного сильнее. Пусть она никогда и не станет никого принуждать. Лишняя гарантия спокойной жизни не помешает'.
   - Слушай, давай выбираться. Водичка стынуть начинает, - вообще-то, Марине прекрасно известно, где и как подогрев регулируется. Но именно сейчас сообщать об этом нет ни малейшего желания.
   - Действительно, холодновато становится.
  
   Эр стоит, в полотенце завернувшись. Шуба у ног лежит. Смотрит, как Марина одевается.
   - Оделась бы, - бросает Херктерент, застёгивая куртку.
   - Так дойду. Отсюда почти все так уходят.
   - Угу. Кто завтра, точнее уже сегодня, первым придёт, решит, кто-то утонул. Сонь тут полно, решат, пока проверят, все ли на месте, такой шум поднимется.
   - Мне самой спать хочется, - на этот раз капризность в голосе откровенно напускная.
   - Ну, так иди.
   - Проводи меня.
   - Ага, сейчас. Только вещи твои подберу.
   Двери разноглазая, как всегда, не запирала. Херктерент кидает вещи на первый попавшийся стул.
   - Мариночка, - Эрида стоит у кровати лицом к подруге. Держит за концы развёрнутое за спиной полотенце.
   - Спокойной ночи, Эрида, - Марина с трудом удерживается, чтобы резко не захлопнуть за собой дверь, уходя.
  
   Утром всё было как обычно. Разноглазая поступила как всегда, когда что-то шло не по её желанию - сделала вид, будто ничего не было. Кто другой мог бы решить, будто она всё забыла, но Марина прекрасно знает, насколько у Эр память хорошая.
   Равно как и прекрасно помнит, насколько высока может быть степень заклинивания. Не помешало бы и причину этого заклинивания найти.
   Как по заказу, вот и она.
   - Привет, Софи. Поговорить надо. Наедине, - добавляет со значением.
   У той из глаз сразу всё веселье пропадает.
   - Что на это раз случилось?
   - Всё тоже самое, - резко бросает, заметив откровенное непонимание.-Раз-но-гла-зая!
   Софи тяжко вздыхает.
   - Что на этот раз?
   - Она себя мне предлагала.
   - В каком смысле?
   - В прямом. Не придуривайся, ты не из мирренского пансиона.
   - Да поняла я, - Софи становится совсем угрюмой.
   - С этим надо что-то делать.
   - А что мы можем? Как сама заметила, мы не миррены. У нас этого никогда не запрещали и никогда не наказывали.
   - Иногда я начинаю понимать южан...
   - Как раз за это дело на женский кол с грузом на ногах сажали. Тоже одобряешь? - нехорошо щурится старшая принцесса.
   - Я знаю, что это такое. Естественно, не одобряю.
   - Юридически, между прочим, до сих пор не отменено. Просто лет двести уже не применяется.
   - Я не про Южное законодательство.
   - Представляешь, я тоже.
   - Проблема есть. Если ещё раз такое повторится - боюсь, не удержусь и просто её побью.
   - И как после этого ей, да и мне в глаза смотреть будешь?
   - Не пытайся мне мораль читать! Ей в глаза можешь пойти и прямо сейчас взглянуть, могу даже подсказать, в каком направлении.
   - Марин, могу тебе напомнить: определённые связи у нас никогда не наказывались, это верно. А вот принуждение к вступлению в подобные или иные связи наказывалось и раньше, и сейчас является преступлением.
   - Ты думаешь, у неё хватит сил для принуждения Еггты? Я всего лишь высказываю рекомендации.
   - В каковых я не нуждаюсь! Она и без меня прекрасно найдёт и, насколько я знаю, вполне находит, согласных любую её просьбу выполнить.
   - Может, и так. Но ты - другой случай, - Марина кривится, - несмотря на предложения, влюбилась она именно в тебя.
   - Представь себе, мне это прекрасно известно. Но никаких чувств, кроме дружеских, я к ней не испытываю. Да и эти могут скоро пройти. Она к этому все возможные усилия прикладывает.
   - Что-то я не слышала, чтобы она хоть как-то пыталась тебе вредить,-качает головой Марина.
   - Ха-ха! - Софи смеётся с истеричными нотками, - Она влюблена, естественно, вредить мне она не станет ни при каких обстоятельствах.
   Марина криво ухмыляется.
   - Это жестоко.
   - Жизнь вообще штука несправедливая. Пора бы разноглазой это понять.
   - Ты думаешь, она сможет?
   - Понять? Никогда! Отстать от меня - вполне возможно.
   - Показное наплевательское отношение и игнорирование на чувства может подействовать как струя воды. Но чаще выходит канистра с бензином. Люди часто сгорают в огне, что сами и подожгли. Безответные чувства - довольно страшная штука, - Марина обозначает ситуацию, из которой пока не в состоянии найти выход.
   - Из-за меня пока никто не умер, - кривится Софи.
   - Хочешь, чтобы Эрида оказалась первой?
   - Эор из-за влюблённого придурка чуть не умерла.
   - Это не любовь, это вид сумасшествия, которым не врачи, а Кэрдин занимается.
   - Он думал, что любит, - осуждение в интонации сестры Софи определяет с лёгкостью.
   - Это в книжках любовь может служить оправданием любой мерзости. В жизни несколько по-другому.
   - Я знаю, встречные чувства иногда разыгрывают из благодарности или из жалости. Но благодарить мне Эр не за что, жалость и просто не умею испытывать. Да и ей пока не настолько плохо.
   - Зато мне уже не слишком хорошо, - устало вздыхает Софи.
   - Из большинства своих неприятностей ты и без меня прекрасно выпутывалась. Здесь ты и подавно выкрутишься. Вот только, как бы совсем бы не закрутились кое у кого из-за тебя и так перекрученные мозги.
   Софи пожимает плечами.
   - Предпочту подождать, пока она не перегорит. Ни в какие чувства, а тем более, отношения, я с ней играть не собирайся. Сама займись, если есть желание.
   - Мне этого хочется ещё в гораздо меньшей степени, нежели тебе, - огрызается Марина.
   - Ну, так и не делай ничего,-пожимает плечами Софи.
   - Я-то не буду. С собой бы она чего не сделала. При её-то познаниях в химикатах и неограниченном к ним доступе...
   - Может решить, что на пути к нашему счастью кто-то из моих друзей стоит. И траванёт его. Мои друзья - вот кто сейчас в наибольшей опасности.
   - Я ей даже список предоставить могу, кто из твоих 'друзей' вашему счастью мешает. Некоторые из них давно уже на экзотические приправы напрашиваются.
   Софи весело смеётся.
   - У тебя отменное чувство юмора. Разноглазая слишком любит жизнь во всех её проявлениях. Поэтому никогда и не станет наносить никому вреда. И как раз себе - в первую очередь.
   - Я её знаю несколько лучше тебя.
   - Тогда память как следует напряги, - раздражённо бросает Софи. - По Эр надо слишком чудовищный удар нанести, чтобы она попыталась с собой что-то сделать. У неразделённых чувств такой силы нет.
   - Мне твой оптимизм кажется излишним, - у Марины тоже настроение не очень.
   - Ни на какие жертвы или сделки с совестью в том направлении я идти не собираюсь. Точка!
   - Смотри, не пожалей!
   - Ты угрожаешь?
   - Нет. Состояние текущей реальности описываю.
  
   Кроэн у себя обнаруживается. Может, Марина и паникует, но скоро зима. И каникулы. И разноглазая, у себя дома становящаяся намного смелее.
   - Ты в 'Сказку' поедешь?
   Девочка становиться заметно грустнее.
   - Думаю, нет. Хотя меня приглашали. Изнутри настоящий дворец увидеть. Так интересно...
   - Они все примерно одинаковы. Насчёт 'интересно'-туда ведь ещё сестра твоя должна приехать.
   - Марина уже мне написала. Первый раз за всё это время. Потому и не хочу туда ехать. Эрида - она очень-очень хорошая. Но вот моя сестра - не очень.
   М-да. Ситуация. У одной Марины писем от другой за это время уже восемь. Херктерент на все ответила.
   - Она явно хвасталась. Мол, даже отсюда я больше могу, чем ты. Вон какие люди меня к себе зовут. А ты как была заучкой, так и останешься. Она ведь не знает, что я с вами ещё знакома, а не только с Эридой.
   Вообще-то, Софи Кроэн едва замечает. Впрочем, кому другому и этого хватило бы для хвастовства. Тем более, когда Софи уже не будет в этих стенах, как раз у Кроэн самые большие шансы стать местной императрицей. Ей бы ещё уверенности в себе добавить. Из-за периодической моды на ношение очков, даже недостаток зрения не особо в глаза бросался бы.
   - Хотя она очень разозлилась бы, увидев меня 'Сказке',-На мгновение Кроэн преображается, предвкушая мстительное торжество, и тут же сникает, осознав, что ничего не будет.
   - Я тоже думаю, что вам двоим будет в 'Сказке' не так хорошо, как может показаться. Ты правильно делаешь, что сомневаешься, стоит ли вообще туда ехать.
   - Разве там может быть опасно?
   - Опасности разного рода бывают. Твоя сестра, например.
   - Какие там опасности для меня могут быть, кроме неё?
   - Ты мне сначала скажи, что про хозяйку 'Сказки' за её спиной говорят. Может, я чего-то не знаю?
   - Ну... - мнётся Кроэн, потом решительно машет рукой, - А, ладно. Тем более, ты и сама, наверное, знаешь. Ей только девочки нравятся, на мальчиков не смотрит совсем.
   - Думаю, догадываешься, что на девочек она не только смотрит и рисует их?
   - Знаю. Оэлен говорила, она её без одежды трогала. Даже целовались. Я не очень верила, хотя Оэлен врать не любит.
   Р-р-разноглазая! Чего у Оэлен не отнять - из островитянок она самая развитая физически. Года два-три по внешнему виду к возрасту по документам можно смело добавить.
   - Уверена, Оэлен сказала чистую правду,-'и скорее всего, сказала ещё не всё',-вот и подумай, стоит ли тебе в 'Сказку' ехать?
   - Но Оэлен же поедет!-с совсем детской обидой.
   - Тогда совсем своими именами вещи назову. Там будет твоя сестра. Эрида летом откровенно на неё глаз положила. И явно хочет познакомится поближе. Ты же на неё весьма похожа.
   - Ма... Сестра мне этим хвасталась, мол как на неё принцесса смотрит. Да она ещё дома мне говорила, что пробовала с девочками. И ей понравилось. У неё все слова сводились к той теме, что я заучка да уродка.
   - А сама что думаешь про... Широкие взгляды твоей сестры?
   - Марина... Я не пробовала ничего такого... - видно, как натурально покраснела.
   - Вижу, - хмыкает Херктерент.-Уверена, что тебе стоит в 'Сказку' ехать?
   - Совсем не уверена, но это же дворец! Мне всегда хотелось в нём пожить. Принцессой себя почувствовать. Пусть даже и с сестрой рядом. И странной хозяйкой,-почти шепчет, опустив глаза.
   - Не поняла, зачем туда твою сестру зовут?
   - Да всё я поняла! - Кроэн решительно машет рукой. Почти видно, как у неё в голове страх и желание бьются между собой, как говориться, 'и хочется, и колется', - Я хоть и заучка, но совсем не глупая. Марина сама этого хочет. И я ей мешать не собираюсь с ума сходить. Думаю, там места много?
   - Достаточно. Если тебе так охота во дворце пожить, то это я могу с лёгкостью устроить. И сестры твоей там точно не будет.
   Кроэн призадумывается.
   - Но я уже приехать к Эриде согласилась...
   - Моё приглашение гораздо весомее чем её. Она это тоже прекрасно знает. Человек не может быть в двух местах одновременно.
   В чертах Кроэн мелькает несвойственная ей решимость.
   - Благодарю Вас, Ваше Высочество, я воспользуюсь вашим предложением,-глаза откровенно смеются,-сестрёнку позлить тоже очень хочется. Особенно, когда поймёт, куда именно меня позвали из-за чего-то, отсутствующего у неё... Ой! Не подумала! А ты там тоже будешь?
   - Буду,-Марина смеётся, кажется Кроэн сейчас не очень соображает, - Куда я денусь. Там же мой дом. Можем и в 'Сказку' заглянуть. Там тоже мой почти родной дом. Оэлен тоже могу позвать.-'А вот пить с Мариной-другой, если встречусь, больше точно не буду. Интересно, Сонька в 'Сказку' заглянет или побоится? Два и два складывать тоже умеет, видит же, на кого Другая Марина похожа'.
   - Представляю, как старшая разозлится, когда меня с тобой увидит!-кажется, на этот раз во фразе нет никакого двусмысленного подтекста.
  
   Марина серьёзно думала - ехать зимой в 'Сказку' или не стоит. Вот и разрешила вопрос, почти затащив туда Кроэн. Просто в школе или Загородном сидеть тоже не слишком хотелось. Даже позвонила в МИДв, поинтересовалась, какие резиденции доступны ей для посещения.
   Получила весьма подробный доклад. Видимо, сотрудникам этого подразделения нечасто приходится выполнять свои прямые обязанности. Особенно старательно ей предлагали провести каникулы в предгорьях, там замечательные условия для катания на лыжах. Всё это, конечно, так. Сонька там когда-то была, потом долго пребывала под впечатлением.
   Вот только Марина просто так, для развлечения, кататься на лыжах не любит.
   Да и наслаждаться одиночеством, как некоторые литературные персонажи, просто не умеет. Хотя главная причина - некого с собой тащить в качестве компании.
   Одной Динки маловато будет. Была даже мысль напроситься к ней в гости. При более глубоком размышлении от идеи пришлось отказаться. Больно уж Кошмару домой не хочется.
   Все остальные - со старыми друзьями отношения уже не те, с островитянками - ещё не те, чтобы приглашать их куда-то.
   Нет, с Кроэн Марина не шутила, раз девочка согласилась, в Загородном всё бы быстро подготовили. Даже обрадовались, что принцесса приедет. Не во 'Дворец Грёз' же ехать. Оттуда пришло приглашение, по всей форме оформленное.
   Марина через тот же МИДв попросила тоже по всей форме написать отказ. И прислать ей для подписи. Причём была уверена - приглашение было не потому, что так уж её видеть хотели, а из тех же соображений, что и сама Кэретта когда-то писала и получала приглашения от Кэрдин.
   Обе знали, ответом будет витиеватый на грани оскорбления, отказ. Но должность и положение обязывали писать всякие глупости.
   Быть вежливой - временами крайне неприятное занятие.
   В 'Сказке' Марина давным-давно имеет право появляться когда ей заблагорассудится. Конечно, всему персоналу она и так известна, но есть и официально оформленные пожизненные пропуска.
   Сказывается одно из прозвищ соправителя - 'законник'. Не Эриде же о подобных вещах задумываться.
   Когда-то в 'Сказке' ей бывало неплохо. Сейчас прежнего уже точно не будет, но и ничего даже отдалённо опасного в стенах причудливого здания произойти точно не может..
   Рэду разноглазая позвать тоже хотела. Решила Марину за колкости таким образом поддеть? Поди разберись с её мотивами... Эрида ведь научилась играть на созданный ей же самой образ чудачки. Скрытность у неё совсем не в зачаточном количестве присутствует.
   Пришлось повторить тот же номер, что и с Кроэн. Рэда слишком хорошо знает, какой у кого статус.
   Хотя до поездки в 'Загородный' надо ещё Войну и Новогодний бал пережить. Подготовка и к тому, и к другому находятся в завершающих стадиях.
   На 'котов' копится какая-то угрюмая ожесточённость, будто они враги настоящие. Уже неоднократно проверяли боеприпасы друг друга. Из прошлогоднего происшествия все сделали выводы, причём как бы не более жёсткие, чем 'Сордаровцы'.
   Глядя в списки бойцов, Марина не увидела там довольно много знакомых имён. Зачитывает посреднику.
   - А эти куда подевались?
   - Из числа боевых отрядов исключены навсегда.
   - Что-то натворили?
   - Нет. Но могли. При прошлогодней подготовке ими высказывался ряд идей, чья реализация могла бы привести к крайне нежелательным последствиям.
   'При таком раскладе у нас боевые отряды вообще бы пришлось заново формировать. Ибо мы все там такого напридумывали... Меня с Сонькой гнать бы надо одними из первых. Хотя может и они только от самых буйных избавились?
   Впрочем, здесь это как раз мы и есть'.
   - Провинившийся в прошлом году что именно предлагал?
   - Вообще ничего.
   - Почему-то я так и подумала,-хмыкает Марина. Очередное подтверждение, насколько страшными людьми могут быть вроде бы тихони.
   Но хотя бы боевыми стрелять и пытаться кого-то на самом деле взорвать в этом году точно никто не будет.
   Подготовка к балу протекает несколько в другой плоскости. Хотя, некоторые активно и там, и тут хотят поучаствовать. Сонька тут, безусловно, первая. Да и Марина не собирается оставаться незамеченной.
   Война без познаний Эр в химии во многом была бы невозможной, но гораздо больше ждут, чем она на балу будет всех поражать. Хотя многие делают ставку на Змеедевочку.
  
   Марина решила, что, избавившись в боевых отрядах от предлагавших странное, 'коты' предопределили в этом году собственное поражение. Командиры у них теперь только те, кто чуть ли не наизусть знают все уставы Севера и Юга. Книжечки, безусловно, крайне интересные, местами написанные кровью тех, кто думал, что можно поступать как-то иначе.
  В первый год Марина, да и многие ещё тщательно изучала книжечки с Юга. Тогда она сама Южанкой числилась.
   Вот на следующий год мирренов никто не захотел изображать. С тех пор и воюют 'красные' и 'чёрные', оба цвета вполне грэдские, это на юге белый, синий и золотой основные, иногда ещё желтый добавляется, если когти гербового льва рассматривают.
   Сордаровцы и в этом году 'красные'.
   Другое дело, что здесь нет настоящей войны, и идеи не из уставов вполне работают. А уж любителей придумывать что-нибудь этакое испокон веков было больше в 'Сордаровке'. Если механически повторять написанное даже в неплохих книжках, то, в лучшем случае, может начаться повторение Императорских манёвров далёкого прошлого.
   Хотя недооценивать 'котов' тоже не стоит. Офицеров из их рядов выйдет в недалёком будущем куда больше, нежели из 'сордаровцев'.
   В виде прелюдии к войне провели соревнование по штабным играм. Их любителей, как ни странно, в школах не особенно много - из-за сложности правил. Впрочем, любые, самые переусложнённые-всего лишь крайне бледное отражение непрерывно меняющейся ситуации в ходе настоящих боевых действий.
   По общему счёты, победили коты. По ощущениям - это была очередная персональная победа Херктерент. Играли по два раза, сначала один наступал, второй оборонялся, потом - наоборот.
   Когда посчитали очки и наградили победителей, 'кошачий' начальник генштаба вызвал на бой Марину. Пусть результат не влиял ни на что, но битва двух начальников Генштабов - само по себе зрелище.
   Марина только плечами пожала. Раз человеку не жалко ещё несколько часов времени потратить, чтобы убедиться в её превосходстве - пожалуйста, ей не жалко.
   Самоуверенность Марины строится не на пустом месте - обе битвы 'котом' были проиграны, притом обороняясь, Марина ухитрилась перейти в контрнаступление, окружив и уничтожив ударную группировку противника.
   Пусть это и всего лишь картонные фишки - страсти в ходе боя кипели нешуточные. Решения Марины были рискованны и неочевидны. Но фишки двигаются по определённым правилам, для погоды и нарушения связи тоже правила прописаны.
   Марине пожали руку, искренне поблагодарили за интересное противостояние, пообещав ещё встретится не на картонном поле боя.
   - Там для вас результат будет ещё хуже, чем здесь.
   - Вообще-то, мы выиграли.
   - Не у меня. Могу напомнить, чем предыдущие столкновения со мной заканчивались. А сейчас я ещё и полноправный командир.
   - Посмотрим, Херктерент,-усмехнулся начальник Генштаба,-честно признаю, ударило мне в голову проверить, осталось ли у Еггтов что-то от великих стратегов прошлого.
   - Прошлых событий должно было хватить для понимания - осталось предостаточно. Убедился?
   - Теперь-да.
   - Скоро ещё доказательств получишь, - хмыкает Марина.
   - Это мы ещё посмотрим.
   - Посмотрим обязательно. Если всё будет по правилам.
   - На этот раз можешь не сомневаться.
   - Надеюсь, а то крайне не люблю, когда мимо моей головы пролетает нечто, чего там пролетать не должно.
   - Бронебойные снаряды тоже летают по очень странной траектории.
   Земля полнится слухами, и в школах прекрасно знают, кто на каком танке был. Марина вела огонь по танку генштабиста. Повредила. Даже пробила броню. Но заброневое действие пятидесяти эм. эм. болванки, к счастью, было крайне слабым. Куда более опасны оказалось попадание в основной смотровой прибор мехвода, выведшее его из строя и наполовину ослепившее танк.
   Но командиром машины был нынешний начальник Генштаба. Повреждённая машина, пятясь задом, отползла к своим, получив по дороге ещё два бронебойных в маску пушки. Правда, скорее всего, уже не от Марины. От танка Херктерент 'Дракон' на тот момент был скрыт корпусом подбитого собрата. Хорошо, хоть дымовые мортирки были заряжены боевыми. Дым тоже поспособствовали безопасному отступлению.
   При более мощных пушках дело легкоранеными бы не ограничилось.
   - Всё, что от меня зависело, для недопущения подобных инцидентов в ходе предстоящего мероприятия, я сделала.
   - Аналогичные действия также предприняты,-криво ухмыльнулся генштабист.
   В прошлом году неожиданно испытал - как это, когда снаряды на самом деле лупят по броне. По крайней мере, не струсил и не попытался открыть люк. Не забыл, как переживал - нет ничего, чтобы в ответ отправить. Тогда он на самом деле хотел убивать, хотел уничтожать врагов.
   Врагов, что не были врагами на самом деле. Просто относительно безобидная игра слишком далеко зашла в прошлом году.
   Несколько легкораненых и самое настоящее покушение на убийство. Хорошо, хоть горе-стрелка он едва по имени знал. Слухи ходили - поднимался вопрос о заговоре против принцесс. Делу, впрочем, хода не дали.
   В противном случае, по вопросам причастности трясли бы много кого, в том числе, и его. Неформальное лидерство - совсем не безопасная вещь, и вполне может привести к настоящим проблемам.
   Не самое привычное ощущение - вот так запросто разговаривать с человеком, стрелявшим в тебя. Причём не просто стрелявшим, а намеревавшимся убить. Пусть и не тебя лично, а всего лишь силуэт танка в перекрестии прицела.
   У него возможности ответить не было. А вот желание скомандовать 'Бронебойным!' было, и ещё какое. Вполне себе приходилось держать в руках снаряды с зелёными наконечниками. Красными у 'Драконов' были осколочно-фугасные снаряды.
   Бронебойный дракона вполне бы разнёс наглую мелкоту на куски.
   Но в таком случае, генштабист уже пребывал бы где-то не здесь. Смерть экипажа Херктерент на несчастный случай не списали бы. Но о подобном варианте развития событий лучше не думать.
   Мысли имеют дурную привычку материализоваться. Причём чаще всего - в самый неподходящий момент.
  
   Глава 10.
  
   Первое из ожидаемых происшествий - объявление результатов художественного конкурса. Ещё литературный должен быть, но Марина в этом году решила в изящной словесности не упражняться.
   У Соньки и так письменное слово куда хуже, чем у неё. Разноглазая всю энергию в 'Купальщицу' ухнула, пребывает теперь в расслабленном состоянии. Сил хватает только на безуспешные попытки подловить Софи.
   Заглядывает к Эриде - та звонила и просила с ней на объявление результатов сходить. Даже по голосу понятно - очень сильно волнуется.
   Хотя даже сторожевым псам очевидно, кого чествовать будут. Человеческие эмоции они вполне улавливают.
   Эр, как ни странно, уже собралась.
   Войдя и взглянув на подругу, Марина невольно делает шаг назад, успев закрыть рот, прежде чем разноглазая успевает что-то рассмотреть.
   - Марина, что с тобой.
   - Ничего. Даже если бы ты и вовсе рисовать не умела, награду бы всё равно тебе выдали. За живописность.
   - Правда, очень красиво? - поворачивается боком, - Пантера сказала, это одна из лучших её работ.
   Марина задумчиво трёт подбородок. Платье облегающее, излишне подчёркивающее всё, что нужно с обнажёнными плечами и руками. Чуть ли не Императрицей изобретённый покрой с разрезом до бедра. Вполне просматривается, что под платьем ничего нет.
   В материалах Марина всегда разбиралась как свинья в апельсинах.
   Нечто тончайшее, телесного цвета, издалека кажущееся полупрозрачным. Но главное усыпанное многими сотнями, если не тысячами блёсток.
   Может показаться, и наверняка, многим и покажется, кроме блёсток на разноглазой и нет ничего. Понятно, на такой эффект создательницы и рассчитывали.
   - Тебе нравится?
   - Скажем так - смело, - Марина задумчиво трёт подбородок, - На подобную демонстрацию храбрости я бы точно не решилась.
   - Я у Пантеры спрашивала, она сказала, и на твою фигуру сделает подобное, но ты сама должна к ней приехать, - разноглазая радуется совершенно неподдельно и искренне.
   - Обойдётся Прекраснейшая Ягр. У ЕИВ денег много, но они всё-таки конечная величина.
   - Неправда! - Эр корчит недовольную рожицу, - Я за это полностью сама заплатила.
   - И я даже не буду спрашивать о стоимости, - не особо приятно ощущать себя в роли персонажа картины золотого периода. Там, где госпожа со служанкой изображены, и по покрою платья сразу видно кто есть кто. На фоне великолепия разноглазой, парадное школьное платье Марины смотрится откровенно блёкленько. Где-то как иголкой в мозгах кольнуло - по статусу Марина куда выше, а вот выглядит значительно хуже.
   - Можно тебя попросить?
   - Смотря о чём.
   - Можешь дать своё ожерелье?
   - Какое именно? - определённый 'золотой запас' есть и у Марины. Ещё когда впервые сюда собиралась, приказным порядком заставили взять определённое количество драгоценностей, достойное девушки её социального статуса. Футляры так и лежат где-то на дальней полке. Их только Эрида и смотрела, да сама Марина сохранность проверяла, когда крысу ловили. Всё оказалось на месте. Что там могло заинтересовать? У разноглазой хватает куда более ценного.
   - То ожерелье, что тебе Сордар подарил. Помнишь, мне показывала? Можно?
   Марина чуть по лбу себе не врезала.
   Почему хорошие идеи приходят в голову настолько поздно? Эту вещь даже поверх платья можно прекрасно носить. Да что там платье! Кто-то, непомерно смелый, могла бы в одном ожерелье хоть на приём к Императору прийти. И никто бы в наряде и статусе хозяйки национального сокровища не усомнился.
   Марина не настолько безумна, но замечательная идея нацепить ожерелье поверх мешка из под риса с дырками для рук и головы слишком поздно приходит в голову.
   Даже хотела наврать, что ожерелье надела сама, но вовремя сообразила, в вырезе платья оно бы просматривалось.
   - Пошли, сходим да возьмём, - как-то Марина не задумывалась, что владеет нигде не зарегистрированным национальным сокровищем, - Блеск такой будет! Ты совсем вырвиглазно смотреться тогда будешь.
   - Оно очень-преочень к этому платью подходит.
   - Ты бы ещё причёску соорудила. С диадемой.
   Волосы разноглазой незатейливо стянуты в самый простой хвост. С оттенком мстительности Марина замечает - у Кроэн гораздо лучше, хотя она и младше. Впрочем, волосам Кроэн даже сестрицы завидуют. Как Маринина, так и её родная.
   - Нет. Пойдём скорее, Марина, с простой причёской будет лучше всего.
   'Только вот мне точно сегодня хорошо не будет'.
   Марина смотрит на Эр в ожерелье. Сравнивает с виденным совсем недавно. Разница налицо. Древняя вещь, словно инструмент ювелира, превратила алмаз в безупречный брильянт.
   Во вкусе разноглазой не откажешь.
   Одного наряда хватило, чтобы сделать этот день её днём.
   А она ещё и победы одерживать собирается.
   Оригинальничать уже поздно, но портупею с 'Глазом Змеи' ещё можно надеть - пусть и будет смотреться при разноглазой вроде телохранителя. В общем-то, даже почти не обидно, тем более, что в этом качестве по отношению к Эр фактически приходилось выступать.
   Идут к актовому залу.
   Эриде не в новинку окружающих удивлять - но этот раз превосходит все предыдущие. Эрида взглядов не замечает, Марина куда наблюдательнее.
   Искренней зависти на грани ненависти больше чем достаточно. Верно ЕИВ подмечал: где много женщин, неважно, какого возраста, там всегда жуткий змеятник в отношениях.
   Мужские взгляды переполнены самыми разными оттенками обожания и более непристойных чувств.
   Вот только разноглазой дела нет, что её откровенно взглядами раздеть пытаются. Вообще, взгляды противоположного пола не волнуют.
   Сейчас Эрида ослепительна - и прекрасно это знает.
   Явно все усилия затрачены, чтобы ровно на одного человека произвести впечатление. Другое дело, что этому человеку все старания разноглазой глубоко до задницы. Сонька вообще сегодня может не прийти, ибо страшно не любит проигрывать.
   Интересно, будет ли напоказ восторгаться чужим совершенством?
   Присутствие Марины рядом заставляет рыбок-прилипал держаться на расстоянии. Прекрасно знают, насколько Херктерент на них косо смотрит. Все остальные не станут подходить уже к самой Марине.
   Инстинкт самосохранения подсказывает - Марина крепко не в духе.
   В них чуть не врезается Динка - Кошмару всегда надо быть там, где что-то происходит. Школьная форма на ней самая обычная, даже в относительном порядке пребывает.
   Разноглазую обозревает с разинутым ртом и вытаращенными глазами. Единственный человек, кого не заподозришь в неискренности.
   Осторожно, словно огня, касается ткани кончиками пальцев. Сразу же одергивает руку, как от удара током.
   - Никогда такого не видела! Ну ты, Эр, даёшь! Не понимаю, из чего сделано! Цвет словно у твоей кожи!
   - Так и называется, 'Кожа и блёстки'. Я название сама придумала. Пантера хотела как-то уж очень хитро назвать.
   Отойдя на шаг и склонив голову на бок, Кошмар откровенно разглядывает принцессу.
   - В нашем болоте разорвался линкоровский снаряд,-умеет образно выражаться, если захочет,-Будь такое не на тебе - девчонки точно бы побили. Все парни только на тебя слюни и пускают.
   Марина втихаря злорадствует. Динкина прямота временами просто убойная, причём её совершенно не волнует, кто что слышать хочет.
   Эрида неожиданно резко дёргает плечом.
   - Дела мне до них нет! Подобное они оценить не в состоянии.
   - Думаю, ты ошибаешься,-хмыкает Марина. Иногда разноглазую хочется немного подразнить.
   - Ничуть не ошибаюсь, - Эрида резко дёргает плечом, - Все стремятся рассмотреть не платье, а то, что под ним. Думаю, многие просто мечтают как-нибудь его испортить.
   Марина усмехается.
   - Сказывается общение со мной. Временами ты становишься очень логичной.
   - Но ведь это так и есть!-снова всем памятная чуть глуповатая интонация,-Дин, ты Софи случайно, не видела?
   - Не, я с ней только вчера разговаривала.
   - Очень жаль.
   - Слушайте, а можно я вместе с вами сяду?
   Марина равнодушно пожимает плечами.
   - Садись. Можешь идти место занимать. Мы попозже подойдём. Только выбери в первых рядах, и поближе к краю - Эриде за наградами ещё надо будет идти.
   - А разве за платье тоже чем-то награждают?
   Марина в ответ только кулак Кошмару демонстрирует.
   - Всё, бегу-бегу.
   Самым натуральным образом испаряется. Скорости перемещения Динки нормальному исчислению не поддаются.
   - Забавная она,-задумчиво бросает Эр, разглядывая место, где ещё недавно была Динка.
   'О, нет!'-мысленно стонет Марина.
   Молчание разноглазая понимает по-своему.
   - Ты не думай ничего, Марина. Ты мне друг, и я тебе ничего плохого никогда не сделаю. В сторону Дины я больше даже смотреть не буду.
   - Смотри, я не запрещаю,-выцеживает Марина, с опозданием сообразив, что ляпнула двусмысленную глупость.
   Но разноглазая, хотя и довольно легко подмечает любые оттенки интонации, на этот раз просто не замечает ничего.
   Марина усмехается.
   - Что такого весёлого?
   - Хорошо, что Кошмар убежала. Вон её друг стоит. На тебя пялится. Влетит же ему...
   - Сейчас у всех лица разумом не блещут. Брачных договоров тут никто ещё не заключал, значит, смотреть тоже можно куда угодно.
   В упомянутою Мариной сторону Эр даже не взглянула.
   Зал большой, народу довольно много. На стены перевесили часть работ из других помещений. Разумеется, тут и 'Купальщица', и Сонька, и - к некоторому удивлению - ужасы Змеедевочки.
   Некоторые при всём желании не могут в толпе затеряться. Хотя как раз этой некоторой нигде и не видно. Эр начинает откровенно волноваться, слишком активно вертит головой по сторонам, отчасти разрушая созданный образ.
   Хотя за её лицом сейчас следят в последнюю очередь. Динка машет с третьего ряда. Как и просили, устроилась у прохода. Разноглазая с краю и усаживается.
   Софи по-прежнему нигде не видно. Неужели, действительно, струсила и не пришла? Не слишком-то на неё похоже. Тем более, даже если бы Эр вообще не было, в список награждённых точно бы попала. Только вот не обязательно первой.
   На всевозможных официальных мероприятиях (кроме парадов с прохождением техники) Марина с детства ничего, кроме скуки не испытывает. Эрида сидит, как на иголках, обернувшись в слух. Попутно пытается Софи высмотреть.
   Марине за ней куда интереснее, чем за происходящем в зале наблюдать.
   Ну вот, дошли и до объявления результатов.
   Начинают со школьного голосования.
   Кто тут первый? Правильно!
   Разноглазая собрала больше половины от общего числа голосов.
   По залу проносится какой-то совсем первобытный рёв одобрения.
   Стоит Эриде подняться, как сразу подсвечена -блеску как от световой гранаты. Кажется, на это и был расчёт. Тут весь персонал состоит из лучших знатоков своего дела.
   На сцену поднимается походкой настоящей принцессы. Хорошо хоть, медаль носится на шейной ленте. При другом методе крепления хватало бы сложностей. Марина откровенно развлекается, наблюдая за происходящим.
   Кроме блёсток да ожерелья, всё остальное одеяние разноглазой практически не просматривается. С задних рядов вид наверняка особенно завораживающий. Фотоаппараты есть у многих, так что вспышки мелькают вовсю.
   Букет цветов явно от тех, кто имеет звание 'поставщик двора'. Интересно, Эр на самом деле счастливой выглядит или мастерски притворяется?
   Зал от аплодисментов просто взрывается. Марина, сперва покосившись на потолок, не обвалится ли, делает только пару движений руками.
   Туго у неё с выражением эмоций. Вот Динка старается вовсю, даже крикнула что-то. Ну, не Херктерент кого-то за громовой голос обвинять.
   Тишина наступает далеко не сразу. Умение плакать не по-настоящему - не то чтобы требует каких-то выдающихся актёрских способностей. Но тут слёзы, похоже искренние.
   Порывается идти обратно, но её останавливают. До окончания церемонии надо на сцене побыть. Ну да, всё правильно. Сама Марина тоже тут воздух подпирала в своё время. Цветочки тогда той же разноглазой и отдала.
   Вторую приветствуют значительно тише.
   Лично Марина знает её только по имени. С нарядами девушка решила не оригинальничать, парадный вариант школьной формы.
   В общем-то, второе местом для не слишком амбициозных тоже неплохо. Гарантированное поступление и Императорская стипендия не так уж мало.
   Дополнительная часть награды (хотя это смотря для кого)-возможность обняться и поцеловаться с Эр. Марине эта часть традиции не слишком нравится, сама подобного избежала, потому что все её характер слишком хорошо знали.
   Ну, а кто там на третьем месте.
   Не успели зачитать результат, как окна чуть не вылетают от ультразвукового радостного визга Эр.
   - Софи-и-и!!!
   Та не идёт, а плывёт по центральному проходу в лучах света с самого дальнего ряда. Белозубая улыбка во все тридцать два. Распущенные волосы во всю спину. Предельно короткое красное платье, алые туфельки на длиннющих шпильках. Знаменитая сумочка с монограммой 'СС' через плечо.
   Один из самых убойных нарядов Софи. Наиболее выгодно подчёркивающий её ножки. Применялся уже неоднократно, но эффективность со временем не снижается.
   Называют количество голосов. Разница со вторым место совсем небольшая. Марина хмыкает - третье место обеспечено исключительно проделками разноглазой при деятельном участии Марины.
   Как бы то ни было, покрасоваться и у Софи получилось. Не было бы здесь Эриды - Софи бы первенствовала в эффектности появления.
   Но разноглазая ухитрилась и в этом её сегодня обойти. Интересно, будут ли последствия? С таких выходок смертельная вражда, бывает, начинается.
   От объятий и поцелуя разноглазой отвертеться не получилось. Не ради ли этого всё и затевалось? Что-то не верится, будто Эр настолько сильный стратег...
   Ну, в общем, ожидаемого результата добиться удалось.
   Потом начался второй круг награждения - награды от школьной администрации. Приравненные к младшим степеням гражданских орденов и заносимые во все документы. Тоже какая-то умная голова догадалась сделать их носимыми на ленте.
   К некоторому удивлению Марины, первая тройка оказалась из тех же самых. Видимо, руку Софи на самом деле изучили неплохо. Как и следовало ожидать, Соньку разноглазая поздравляла уж очень старательно.
   Кажется, не только к Марине забрели в голову всякие двусмысленные мысли.
   Софи по мастерству умения носить разные маски давным-давно всех собак в окрестностях слопала, но мелькнуло одно выражение, понятное только Марине, на неё специально и обращённое, ибо Софи успела разглядеть, где именно сестра сидит.
   Марина ещё заподозрила, что незаконными делишками не только она с Эр занимались. Все награждённые, а называли по десять имён - только девушки. Как ни странно, в оба списка попала Змеедевочка, неожиданно, ещё и Кроэн и там, и тут обнаружилась.
   Ну не верит Херктерент, что в нынешнем поколении столько потенциально великих художниц сразу.
   Хотя честно признаем - у двух близкие к ста процентам шансы таковыми стать имеются.
   Да и платьем своим разноглазая точно дополнительно прославится.
   Можно не сомневаться, у Пантеры уже завтра заказов очень сильно прибавится. До настолько дерзкого редко кто додумывается, и ещё меньшее количество - решается.
   Тем более, наверняка не только Марина прикинули, как такое будет смотреться ещё и на Софи. Та ведь тоже все свои достоинства подчеркнула.
  
   Софи не питала иллюзий на предмет того, кто победу одержит. Бывает, некоторым удаётся создать такое, что потом в учебники попадает. Ну, вот и пусть Эр довольствуется славой в веках, тем более, вполне заслужила.
   Блистать же на награждении будет сама Софи. Ей как-то слава текущего момента куда дороже посмертной.
   Награждение - не то мероприятие, где надлежит в школьной форме присутствовать, равно, как и не то, где смелостью и оригинальностью нарядов хвастают.
   Софи прекрасно знает и кто способен оригинальничать, и кто просто придёт в первом, что под руку попадётся.
   Ни для тех, ни для других предстоящее особого значения не имеет. У большинства тех, для кого имеет, просто нет лишних денег. Хотя и есть Пантера, но заказами у неё стараются не злоупотреблять.
   Впрочем, и Софи всего лишь повторила один из старых заказов, причём, совсем на небольшую сумму. Никого ни во что посвящать не стала - знала, как проходит церемония. Всё, что нужно сделать, она и сама прекрасно сделает.
   Что-то встречные как-то странно на Софи посматривают. С одной стороны, подобное вполне привычно, с другой - что-то во взглядах многовато иронии.
   По лицам Софи читает мастерски. Знает, что выглядит безупречно. Хотя и повертелась у первого большого зеркала, попавшегося на пути - придраться не к чему, она совершенна. Но что-то где-то уже идёт не так, и это что-то явно против неё направлено.
   Младшая развлекается? Вспомнила прошлое противостояние? Очень сильно вряд ли. Тогда Марина откровенно бросила вызов - и у неё получилось. Но все, в общем-то, заметили, что сёстры друг друга стоят. Явного преимущества нет ни у одной.
   Другое дело - одна красавицей родилась, а вторая может ей быть, если захочет.
   Время с той поры прошло немало, внешность сестрёнки в лучшую сторону не изменилась, манеры, правда, несколько смягчились.
   Так что Софи уверена: если кто-то что-то затеял, то точно не она.
   Но кто же тогда? И что именно вообще, происходит, если на неё уже косятся?
   Пожалуй, надо сперва найти младшую, ибо если что-то происходит - вероятность её участия совсем не долями процента измеряется.
   Следующей на дороге Рэда попадается. С неё уже портрет 'Угрюмости' писать можно. С каждым днём всё более и более мрачная. Как бы не стала с неправильными намерениями в сторону своего пистолета посматривать... Но это после обдумывать будем.
   - Ты Марину не видела?
   Хорт отвечает медленно, словно с трудом обдумывая каждое слово.
   - У большого зала. Она с Эридой там. Она такая...
   Софи настораживается.
   - Какая?
   - Блестящая. Никого и никогда такой красивой не видела.
   - Марину?
   - Нет. Эриду.
   Как говорится, врубаем форсаж. О разноглазой Софи и думать забыла - её причудливый характер да неприязнь сыграли свою роль. Если уж Рэд, со своим, мягко говоря, никаким вкусом, чей-то наряд заметила, то надо самой поспешить взглянуть.
   Сначала замечает блестящую фигурку. Потом тёмное пятно Марины рядом с ней.
   Вот это совсем не по правилам удар! Такого не ожидала - Разноглазая ударила главным калибром, размазав по стенкам не только Софи, но и вообще, всех.
   Софи сжимает руки на перилах, чуть ноготки не обломав.
   Неприятные ощущения словно заставляют очнуться.
   Вот это удар!
   Так сильно по Софи ещё никто никогда не бил!
   Глаза у Софи рысьи, с галереи прекрасно разноглазую рассмотрела. Злись не злись, а против правды не попрёшь - проиграла ещё и тут. Причём без вариантов. В истории моды Софи разбирается, знает - подобное платье, правда не столь смелого покроя, уже появлялось. Правда, ну уж очень ограничен был круг зрителей.
   Во 'Дворце Грёз' бывали гостьи в подобном. Только там акцент делался на полупрозрачности. Эрида сделала ставку на совершенство линий. И на нестерпимый блеск.
   Стоит признать - у неё получилось. Софи злится - у неё есть идеи и посмелее, но с Пантерой она ими не делилась. Теперь локти кусать поздно.
   Знала же - разноглазая осознала, наконец, все преимущества собственного положения. Несколько раз ездила в столицу. Причём никого с собой не звала. Режим отцовской, да и материнской решительности включился? Теперь злиться уже бесполезно.
   Ни секунды не сомневается - видит очередную работу Красной Кошки.
   Вызов. Крайне наглый и откровенный. Причём для ответа нет ни времени, ни возможностей. Просто полный залп линкора, пришедшийся под броню. Крайне неприятно, но Софи взрываться не собирается.
   Проигрывать тоже надо уметь. Признать поражение - это поддаться первой реакции и тупо к себе убежать. Потом вечером появиться, и сделать вид, будто ничего не было. Долго в таком платье ходить невозможно, и вечером на разноглазой точно будет что-то иное.
   Нет уж, Софи сейчас пойдёт в зал. И сделает всё, как и собиралась.
   Разноглазая научилась наконец достоинства своей фигурки подчёркивать, но Софи-то это давным-давно умеет.
   Хотя удара такой силы и не ожидала.
   Торжествовать у разноглазой сегодня точно получится.
   Но и Софи незаметной не останется. Пусть и придётся с Эридой рядом стоять.
   Даже в приглушённом свете видно, что Софи идёт. И место ей находится как раз там, где требовалось - точно напротив центрального прохода.
   Дальше всё получается как в скверном фильме, где с первых кадров видна развязка.
   В ярком свете совершенство Эр видно - несмотря на, а скорее, именно благодаря, скандальности платья.
   Софи в прямом смысле слова скрипит зубами.
   Вот и её имя звучит.
   Никогда не думала - но, кажется, вставать на захлёбывающийся огнём пулемёт было бы легче. Его, хотя бы в теории, можно подавить. Тут же бесполезно, патронов для ответного огня просто нет. То скверный случай, когда бой напоминает расстрел. Но встать всё равно надо.
   И Софи встаёт.
  
  
   С празднования Софи улизнула одной из первых. Ей-то тут меньше всех надо, а от всех видов сияния Эр самым настоящим образом голова болит.
   Забросив к себе совершенно ненужные награды, накидывает кожаный плащ и, не застегиваясь, отправляется побродить.
   В её случае 'проветрить мозги' - совсем не пустой звук. Слишком много там за сегодня разнообразного всего накопилось.
   По полочкам всё надо разложить.
   И начать с главного ужаса, что сегодня так и не увидела - злорадствующей над ней Эридой. Ждала ужаса, а его не было. Но подобные ожидания бесследно не проходят.
   Хочется закурить, но сумочка осталась в комнате, а в кармане плаща, словно в насмешку, только зажигалка нашлась - дополнением к сегодняшнему невезению.
   Разноглазая, по обыкновению, искренне радовалась совершенно всему. Старалась держаться поближе к Софи.
   Вот только ей подобное внимание откровенно претило.
   Устраивать драку с тасканием за волосы было бы просто подло. Да ещё и примитивно, хотя в Великих домах, несмотря на всю утонченность, уже в нынешнем поколении до подобного доходило. Мысль о драке была на периферии сознания. Идеи и оригинальнее были - подножку на лестнице поставить, так, чтобы никто ничего не заподозрил. Или краски ей подменить с чем-нибудь, крайне вредным для кожи. Или... Много чего придумать можно.
   Но подлые мысли и подлые поступки - не всегда пересекающиеся множества.
   Эр много к чему неспособна, и в первую очередь, совершенно не умеет просчитывать последствия своих поступков.
   Действительно, не хотела вызова Софи бросать. Само как-то всё получилось.
   Угу. 'Само всё получилось' - обычное объяснение придурка, закурившего на складе боеприпасов.
   Все же знают, насколько опасен даже чёрный порох, но любители покурить под запрещающим знаком уже которую сотню лет не переводятся.
   Отбора естественного на них нет, хотя он в наше время в основном через человеческую глупость действует.
   Или через мозги таких, как разноглазая, всё время забывающих смотреть по сторонам.
   Идёт Софи, листочки пинает. Не обращала раньше внимания, сколько в школьном парке фонарей. Или намеренно раньше гуляла там, где их поменьше?
   Приходится признать-одна из главных школьных проблем к происшествию непричастна. Слишком уж на другое у неё мозги вывернуты. На такое - совершенно другой настрой нужен, какого у Маришки нет и быть не может.
   - Застегнулась бы хоть, - а вот и сестрёнка навстречу движется, точно так же листочки пинает. Череп на берете приветливо скалится. Хоть что-то в этом облике неизменно. Как нашла - спрашивать глупо, на предмет поиска друг друга у обеих сестёр уже навыки собак-ищеек развились. - Холодно!
   Софи резко останавливается, уперев руки в бока. Плащ только сильнее распахивается. У сестрёнки вид вполне обычный, только портупея с 'Глазом Змеи' из необычного. Софи даже жалеет, что 'Золотая Змея' в шкафу осталась.
   Рвануть бы её из ножен!
   И вышла бы глупость. Софи прекрасном знает - в данном вопросе у младшей куда лучше руки приделаны. Плюс она гораздо быстрее.
   - Издеваешься?
   Марина подходит вплотную. Глаза в глаза! Взгляд Чёрного Еггта с лёгкостью держит только другой Чёрный.
   - Ничуть. Я видела, как ты смотрела. Тебе очень тяжело было сегодня.
   Не откажешь Младшей в проницательности. Но говорить хочется нечто совершенно иное.
   - И ты, кончено же, к этому совершенно непричастна?
   Марина пожимает плечами.
   - Представь себе. Не только у нас в этих стенах есть мозги. Что именно она задумала, я узнала ненамного раньше тебя.
   - Конспираторша! - щуриться Софи, - Твоё ожерелье на ней тоже случайно появилось?
   - Она попросила. Её национальное сокровище похуже будет.
   - Только ты своё украла, - напоминает Софи.
   - Допустим, его вовсе не я нашла...
   - Ладно! Забыли! Только не говори, будто меня искала.
   - Представь себе. У меня как-то не вполне даже к тебе человеческие чувства атрофированы.
   - Скотина ты.
   - Давно знаю.
   Игра в гляделки надоедает довольно быстро. Марина выцеживает, словно через силу.
   - Настолько плохо?
   - Бывало и лучше, - глухо отвечает Софи.
   - Даже ты не всегда можешь быть властной над обстоятельствами.
   - Сказала бы я!
   Взгляд Марины из тех, что способен был убить. Мгновение назад. Сейчас откровенно затухает. Всё-таки верна знаменитой привычке сначала думать, и только потом говорить.
   - А и скажи! Сегодня - не обижусь.
   - Это ты её на сегодняшнее надоумила? Так лихо против меня выступить?
   Марина хохочет, как Софи кажется, с истерическими нотками.
   - Я. Ха-ха! Против тебя! Ха-ха!-наконец, тяжело выдыхает, - Между прочим, разноглазая больше всего переживала, что тебе станет плохо от её победы.
   - Не так, как вы думали, но мне действительно, стало плохо... - Софи снова руки в бока упирает, - Довольны?
   - Я-то здесь вообще причём?
   - Ожерелье, скажешь, не твоё было? Подозреваю, только им дело не ограничилось.
   - Думай, как больше нравится, - устало буркает Марина в ответ.
   - Что на празднике не осталась?
   - Там всё кончилось вскоре после того, как ты ушла. Официальные мероприятия у нас предпочитают не затягивать, знают же, за ними неофициальная часть последует.
   Софи только криво ухмыляется.
   - Сама-то почему не пошла? Звали же наверняка, причём не только Эр.
   - Чего я там не видела?-пожимает плечами Марина,-Ты в гордом одиночестве нарезающая круги по парку - куда более интересное зрелище.
   Софи невольно косится на руку. Часы надеть не догадалась. Марина выразительно демонстрирует циферблат офицерских часов.
   М-да, долго же Софи гуляла. И раньше замечала - когда на нервах, время летит стремительно. Злобно осведомляется.
   - Где сейчас разноглазая?
   - Тебе зачем? - настораживается Марина, - Хочешь макияж путём рисовкой кругов под глазами откорректировать? Так учти, я не дам.
   - Сколько раз уже говорила - ты сильно переоцениваешь мою злобность и кровожадность. Я совсем не горю желанием с ней видеться.
   - Тогда зачем спрашиваешь? Мы все в одном здании, вообще-то, живём, а к прогулкам под Луной Эрида склонности не питает. Даже с теми, кто ей нравится.
   Софи как от зубной боли кривится.
   - Просто сказать 'она у себя', ты, конечно же, не могла?
   - Разве я сказала, что она там?
   - Где же она тогда?
   - Празднует.
   - Только не говори, что в одиночку.
   - Ты издеваешься?
   - Тогда прямо скажи, где и с кем.
   - Представь себе, всё происходит совсем не там и так, как ты подумала.
   - Маришка, честное слово, стукну.
   - Думаешь, меня этим можно напугать?
   Софи демонстрирует кулак. Марина, на всякий случай, делает шаг назад. На таких каблучках, как у сестрёнки, споткнуться проще простого.
   - Она всем предложила отпраздновать.
   - Кому 'всем'?
   - Нашему корпусу, плюс попавшим в списки и их знакомым.
   - Ну и где же они?-боковым зрением корпус вполне через остатки листвы просматривается. Света там горит совсем немного.
   - С трёх раз догадаешься, или подсказать?
   - Зная Эр, почему-то уверена, они сейчас в горячих обосновались. Там как раз места предостаточно.
   Марина шутя хлопает в ладоши.
   - Прямо в десяточку.
   - И все с ней пошли?
   - Представь себе.
   - На людях разноглазая пока в состоянии себя в рамках держать... Хотя кто её знает...-Софи щёлкает пальцами,-Слушай, просто так ведь сидеть сложновато. Обычно, когда надолго рассаживаются набирают столько всего...
   Марина хмыкает.
   - Решили, что каждая что-нибудь вкусненькое, а кто постарше - крепенькое с собой принесёт. Ты представляешь, у некоторых вкусняшек оказалось припрятано куда больше, чем у меня патронов и гранат.
   Плюс на территории всякого,-кривиться в гримасе,-вкусненького купить можно довольно много.
   Плюс народ молодой да быстрый, за территорию вполне могут сбегать. Сама знаешь, населённый пункт близко. А запрет на ночную торговлю в наших краях не прижился.
   - Сама-то что туда не пошла?
   - А кто тебе сказал, что меня там не было? - излюбленный прищур Марины, - Мне, вообще-то, нравится, когда народ самостоятельно на что-то организуется. Я даже из неприкосновенных запасов пожертвовала кое-что.
   - Тогда почему ты тут, а не там? Насколько я помню, ты многолюдных сборищ даже в такой обстановке не боишься.
   - Может, меня за территорию прогуляться просили. Сама знаешь, могу такой видок на себя напустить - мне крепкое без разговоров продают.
   - Врёшь,-усмехается Софи,-ты, максимум, деньги дашь. Бегать за чем-то для всех ты никогда не станешь. Гордая слишком. Плюс на старшем хватает тех, кто безо всякого напускания вида взрослее нас выглядят.
   - Ну, вру. Могу себе позволить иногда. Меня, вообще-то как раз просили тебя найти и пригласить. Ибо никого другого ты бы просто не послушала.
   - Ну, вот нашла... Что дальше делать будешь?
   - Банально спрошу: 'Придёшь?'-пожимает плечами Марина. - Если нет - банально вернусь и передам твой ответ. Я тоже не против рисовой в горячей водичке попить. Надеюсь, без меня всё не вылакают.
   - А если я не хочу?
   - Так и передам. Ну, я пошла...
   - Постой... Люди иногда довольно сильно наблюдательны. Могут заметить, что меня нет. Я тоже, знаешь ли, не люблю лишних вопросов. Тем более, места там много. Можно где-нибудь подальше от неё приводниться.
   - Ну, так пошли, а то на тебя уже просто смотреть зябко.
   Софи наконец догадывается запахнуть плащ.
   - Там-то вид у всех естественный, - вспоминает Софи, - Проделки Пантеры на введение моды ещё и там не действуют.
   - Она только идею реализовала. Додумалась сама разноглазая,-косится на старшую.-Ты, никак, решила принять участие в излюбленнейшем сюжете гравюр Золотого периода 'Драка девушек в бане'?
   - Смотри, стукну на самом деле! - Софи демонстрирует кулак.
  
   Когда Софи и Марина пришли, мероприятие уже успело плавно перетечь в фазу, когда большинство уже и забыло, по какому поводу собрались и просто общаются между собой, разбившись на мелкие группки.
   Благо, обстановка из десятков искусственных источников именно к такому роду общения и располагает.
   Сестры переглядываются.
   - Кажется, тут не хватает церемониймейстера,-замечает Марина.
   - Мне только сейчас становится понятно, зачем эта должность вообще нужна,-поддакивает Софи.
   Эрида, впрочем, их замечает, машет рукой. К счастью, от входа расположилась далеко. Хорошо, хоть ни с кем не в обнимку. Кажется, успела размокнуть до такой стадии, когда из воды вылезать просто лениво, а пригласить присоединиться не получиться по причине тесноты.
   Слишком многие по самым разным мотивам стремятся мозолить разноглазой глаза. А она стесняется кого-либо прогонять, чтобы место для Херктерент освободить.
   Все островитянки сидят вместе, смеются над чем-то. Пусть чуть ли не с каждым днём всё заметнее, насколько они разные - сейчас захотелось вспомнить некую общность. Медуза машет Марине. Можно было бы и подсесть, но они ухитрились местечко занять ровно на пятерых.
   Коатликуэ сидит с Динкой, даже с бутылочкой. Но никаких двусмысленных мыслей не вызывают.
   Неначатых бутылок стоит немало. Марина подцепляет одну, высматривая, где народу поменьше. Софи всем своим видом ухитряется демонстрировать, с одной стороны, насколько ей не хочется уходить, с другой - насколько никого видеть не желает.
   В какие моменты к Софи лучше не приближаться, уяснить уже успели.
   В сторонке от всех, только ноги в воду опустив, сидит угрюмая Рэда. В обществе керамической бутылки. Не видно, сколько там осталось, но чувствуется - приложилась уже хорошо.
   Решила проверить на себе распространённое взрослое развлечение - напиться в одиночку? Хотя, вокруг и множество народу. Бутылка совсем не из запасов Марины, одна из самых дешёвых.
   Софи, как чувствует, кому-то сегодня невесело ещё в большей степени, нежели ей. Присаживается рядом. Заинтересованная Марина стоит в сторонке. Подслушивать не собирается - у Хорт и без спиртного голосок громовой, а уж выпив, вообще всякий контроль утрачивает.
   - Не возражаешь?
   - Тебе возразишь....-устало огрызается Рэда.
   - Уже напилась до состояния 'весь мир - отбросы', или просто в страдания играешь?
   - Софи, ты поиздеваться пришла? Если просто это место глянулось, так и скажи, я уйду куда-нибудь.
   - Сиди уж, а то пойдёшь - свалишься ещё куда-нибудь. С твоей-то ногой совсем плохо станет.
   - Можно подумать, тебе до этого дело есть,-привычно огрызается Рэда.
   - Мне до всего есть, что вокруг меня происходит.
   - Со мной всё в порядке!-снова огрызается Хорт.
   - Почему-то мне в это не верится. Жизнь кончаться не собирается, Рэда.
   - Не понимаю, о чем ты вообще?
   - Глупую из себя не корчь. О твоём состоянии вообще-то.
   - Со мной всё хорошо, сказала же.
   - Врать-то не надо. То я не вижу.
   Стаканчиков парочка валяется. Софи наливает. Демонстративно выпивает залпом. Хватается за горло, но всё-таки ухитряется отдышаться. Не убирая руки, хрипит.
   - Как ты можешь пить эту дрянь?
   Рэда щерится.
   - Как и все. Самый распространённый напиток у нас в стране. Правда, похуже, чем из дворцовых погребов? Твоё благосостояние в том числе, и на торговле этой дрянью строится.
   Софи вздыхает. Как надоело без конца опровергать расхожее заблуждение о большой роли торговли спиртным в Императорских доходах.
   - На счета МИДв не поступают деньги от спиртовой монополии. Не знаешь, так лучше помалкивай. Думала, ты умнее тех, кто обвиняет нас в спаивании населения. Тем более, сама способствуешь дополнительным доходам этой отрасли.
   Рэда криво усмехается.
   - Никого я не хотела обвинять.
   - Просто хотела выплеснуть накопившуюся злобу в первого попавшегося, особо не думая о последствиях,-флегматично констатирует очевидное Софи.
   - Даже если и так. Что дальше?-с вызовом бросает Рэда.
   - Если всё выплеснула - то ничего. Если думаешь продолжать в таком же духе, то последствия могут быть самыми разнообразными. За слова, даже по пьяни, нужно отвечать. Пока ты ничего сказать ещё не успела, но о дальнейшем советую подумать.
   - Почему так паршиво всё?-словно в никуда, выбрасывает слова Рэда.
   - Встретились два одиночества, - выцеживает Марина, подсаживаясь рядом. Рэда совершенно без выражения едва глянула в её сторону.
   - Может, по пунктам разберём, что именно у тебя не так? Пока я не вижу ничего по-настоящему, страшного.
   - Повторяю, ты поиздеваться пришла?-Рэда дёргается, когда Софи берёт её за запястье. Освободиться не удаётся.
   - Ничуть. Говорить не хочешь, так сама угадать попробую: мучительно переживаешь вдребезги разбитую первую любовь?
   Если бы взглядом можно было убивать, кто-то из сестёр точно умер. Ярость Рэды просто обжигающая. Не сорвалась, понимание удержало - она даже младшей Херктерент слабее, а тут они обе, да явно не в настроении.
   - Раз сама всё знаешь, то зачем спрашиваешь? Тебя явно никто не бросал...
   - Попробовали бы...
   - А мне что делать? - храбрая Рэда чуть не плачет, - Только не надо банальностей вроде 'Забыть и жить дальше'.
   - Скажу, что искать скалу повыше, или думать, насколько лицо обезобразят выбитые выстрелом мозги, ещё глупее. Поводов у тебя нет, чтобы кончать с собой. Равно как и стрелять в кого-то другого.
   Из Рэды словно воздух выпустили. Не глядя, опустошила сколько там у неё в стаканчике было, и даже не поморщилась.
   - Как узнала?-выдавливает всё-таки с хрипотцой.
   - Как ты могла заметить, я девушка умная. Хотя и недобрая. Твоя реакция была довольно предсказуема. Разрывом между вами и должно было всё кончится. Тем более, тебя все предупреждали, что у вас ничего не выйдет.
   На использовании физиологии можно пролезть много куда, но далеко не всюду.
   - Ты тоже злюка,-шмыгает Рэдрия носом.
   - Нет, я просто очень наблюдательна. И в отличии от тебя, смотрела в лицо умирающему. Причём, как раз, от собственной дури.
   - Хватит врать! - не верит Рэда, удивляется так, что слёзы сразу высохли. - Когда ты успела?
   - Представляешь, в Великих Домах люди тоже умирают...
   - Она ещё как успела,-встревает Марина,-Память, Рэд, у тебя короткая. Я, вроде, говорила как чуть не умерла. Это она про меня говорит, если ты не поняла ещё.
   - И мне второй раз на подобное смотреть совершенно не хочется, - кивает Софи.
   - Моё мнение, надо понимать, не учитывается совершенно. Важно только то, чего таким, как вы, хочется?
   - Рэд, своей жизнью и смертью ты в полном праве распоряжаться. Только вот нам кажется, что время её прерывать ещё не пришло. Хоть как-то попробуй отвлечься от мрачных мыслей. Подобное со многими бывало и к смертям приводило многократно.
   Но в этот раз ничьей смерти мы не допустим.
   Я видела людей, которые находили силы жить, хотя испытаний им выпало гораздо больше твоего.
   - Только мне-то сейчас жить ради чего?
   - Вот поисками этого и попытайся заняться,-снова встревает Марина,-не для того я тебя, дуру, из озера тащила, чтобы ты себе мозги вышибла.
   - Иногда думаю: лучше бы ты тогда где-нибудь в другом месте гуляла.
   - Но я оказалась там, где оказалась. И сделала то, что сделала. Хотя, совсем не обязана была. Так что продолжай жить. Мне с тобой делить нечего, что бы там вы оба себе не навоображали.
   - Никаких нас больше нет,-вспыхивает Рэда.
   Марина в ответ откровенно ржёт.
   - Думаешь, тебе всё можно? С чужими жизнями играть?
   - Рэда, тебе явно в голову дало,-от голоса Софи буквально изморозью веет,-Когда и чем мы играли? И на предмет доступного нам 'всего'. Напомни, что именно и кому мы сделали плохого. Особенно тебе. Всего-навсего, полтора раза помереть не дали.
   - Один,-выцеживает Рэда,-Сегодняшнее не считается.
   Софи отпускает руку. Рэдрия тут же сползает по стенке в воду. Окунается с головой. Софи уже собиралась лезть вытаскивать, когда Хорт появляется сама. Разводит прилипшие ко лбу волосы. Бестолково пытается проморгаться.
   Смотрит на сестёр снизу вверх, будто впервые их видит.
   - Не забывай, у тебя с водой сложные отношения...-язвит Марина.
   - Полегчало?-Софи помогает выбраться.
   Рэда поднимается с трудом, но стоять нормально вполне в состоянии. Руку Софи отпускать не торопится.
   - Спасибо! Как-то словно проветрилось всё, - проводит рукой по глазам. Совсем по-детски носом шмыгает, - Еле держусь, чтобы не разреветься, как дура.
   - Станет легче - можешь поплакать. Но мне кажется, что ты достаточно сильна, чтобы обойтись без этого.
   - Сильна, - Рэда снова трёт глаза, - Не знаю, наверное. Тоже так думала. Но вот расклеилась.
   - Слушай Рэд, а это интересное зрелище - ты плачущая. Я бы на такое поглядела.
   - Исчезни, Маришка, - негромко бросает Софи.
   - А если я не хочу? - Марина упирает руки в бока.
   - Можешь не исчезать. Только язык слегка придерживай.
   - Не думала, что увижу тебя снова с кем-то... возящуюся,-Марина откровенно сестру провоцирует. Другое дело, что Софи уже привыкла на подобные подначки не реагировать.
   - Ну, не веселиться же мне здесь, - со скучным видом старшая принцесса пожимает плечами.
   - Я не хотела сначала сюда идти, - у мокрой Рэды вид такой - иное слово, кроме 'несчастный' не подбирается. Даже горбится, хотя и так не особо высокого роста,-честно говорю, не знаю, до чего додумалась бы, просиди весь вечер в одиночестве.
   - Вполне вероятно, и ни до чего, - хмыкает Марина, - инстинкт самосохранения - у людей один из сильнейших.
   - Так почему не осталась у себя? - Софи расслабленно устраивается на камнях. Напряжение не до конца, но всё-таки отступает.
   - Эрида зашла. Попросила прийти. Правильно сделала, что не отказалась.
   - У её прилипал научилась хвалить нас, когда надо и нет? - почему-то взвивается Марина.
   Софи прикрывает глаза. Опять этот раздражающий фактор вылезает в самый неподходящий момент... Хотя глупо ожидать, чтобы здесь и сейчас про разноглазую никто не вспомнил. Она ведь всех сюда и стянула. Электромагнит-переросток, знать бы, где у неё выключатель.
   - Сестрёнка, уймись, - устало бросает через плечо Софи. - Очень уж ты часто замечаешь то, чего не было, и нет.
   - Зато ты часто не видишь для всех очевидного, - Марине явно поспорить ради спора хочется.
   - Рэда, у нас ничего, кроме этой дряни нет?
   - Марина принесла что-то. Я себе тоже налью?
   - Лей, нам не жалко, - за двоих отвечает Марина, - Хотя лучше бы сходила, в холодненькое нырнула, пока на ногах стоишь ещё.
   - Нет. Воздержусь. Сама же сказала, у меня сложные отношения с водой. Воздержусь от общения с глубиной сегодня.
   - Ладно. Делай, как знаешь, в случае чего, тащить тебя тут недалеко. Народу тут много. Оттащат тебя как-нибудь. Я же тяжести таскать не нанималась.
   - Марина, не будь ребёнком, - глаз Софи так и не открыла. Только руку протянула.
   Рэда подаёт стаканчик.
   Софи отсалютовала, но лишь слегка пригубливает.
   Марина пьёт залпом.
   - Вот так гораздо лучше,-замечает Софи.
   - Смотри, не спейся.
   - И не надейся. Это тебе с Рэдой, скорее угрожает.
   - Я как-то не очень, - замечает Рэда,-просто захотелось забыться. Не думать ни о чём.
   - Описания этого метода от его реальной эффективности довольно значительно отличаются, - занудствует Марина, - ты в гораздо большей степени продолжаешь оставаться книжной девочкой, чем хочешь казаться.
   Рэда снова с головой окунается.
   - Смотри, совсем размокнешь.
   - Не сахарная. Как-то пока в состоянии твои шуточки выдерживать.
   - Может, хватит шипеть друг на друга? - осведомляется Софи, - Знаю же, обе кошек крепко не любите, а шипите хуже, чем они.
   - Эгоистичные твари! - одновременно выпаливают Рэд и Марина.
   Смешно всем троим.
   Софи снова пригубливает.
   - Кажется, почти в полночь, день начался наконец.
   - Э-э-э... По сторонам посмотри внимательно. Никого не замечаешь?
   - Замечаю. Что с того? Я тебе вроде, говорила. Не только от Эр я слышала всякое интересное. Кое-кто из них тут сейчас находится.
   Я не тот персонаж комедии, что надетой на куст мирренской каски испугался.
   - Дурацкий фильм, если честно,-почему-то хмурится Марина.
   - А мне понравилось!-с вызовом бросает Рэда.
   - Судя по результатам сборов, твоё мнение, сестрёнка, большинством населения страны не разделяется. Хотя мне это произведение тоже не нравится.
   - Утончённые вкусы Великих Домов выше примитивных запросов простонародья?-нехорошо щурится Рэда.
   - Заметь, это ты сказала, а не я. Лекарство не всегда бывает приятным на вкус. В подобное время такие развесёлые до дури фильмы полезны. При других обстоятельствах на подобное просто не выделили бы деньги.
   - И кто-то ещё называет занудой меня, - ухмыляется Марина.
   - Что ты, что я с раннего детства знакомы с крупнейшими чиновниками, - занудствовать Софи тоже прекрасно умеет, - Их язык скоро надо будет в отдельный диалект грэдского выделять. Большинство людей его уже и так не понимают. Вот и набрались от них всякого. Занудного.
   - Твоя излюбленная черта - всегда находить виноватых, никогда не попадая в эти списки самой,-подначивает сестру Марина.
   - Я же принцесса, положение обязывает безупречной быть.
   - За твои провинности должен кто-то другой отвечать?
   - Знаешь, это сродни виду искусства - умение на других сваливать. Но есть и минимум два способа этого избежать. Первый и самый скучный: ничего предосудительного не совершать. Второй, куда более занятный: никогда не попадаться.
   - Угу. Выглядишь по первому пункту, на деле вовсю применяя остальные?
   Софи только глаза в ответ загадочно закатывает.
   Рэда смеётся.
   - Кажется, я нашла один из пунктов, ради которого стоит жить. Померев, я утрачу возможность слушать ваши перепалки. А они здорово влияют на отношение к жизни.
   - Рэда, ты слыхала такое выражение 'На Еггте жениться?' - с ухмылочкой осведомляется Марина.
   - А мне то что до того? Я же не мальчик.
   Софи хмыкает.
   - Вообще-то, первоначальная версия этой шутки: 'заключить брачный контракт с представителем Дома Еггтов' распространяется на оба пола.
   - Повторяю, а мне то что? Насколько я знаю, мужчин - Еггтов возраста, близкого к моему, на текущий момент в природе не существует.
   Софи чарующе улыбается.
   - Марина определённо имеет в виду, что мы умеем выносить мозги без выстрела в оные.
   - Про меня такое ещё дома говорили, - довольно хмыкает Рэда.
   - И многим вынесла?-осведомляется Марина.
   - Никогда не поздно начать,-беззаботно отвечает Хорт.
   - Смотри. Люди всё-таки предпочитают не таких мозговыносных, - с назидательным занудством сообщает Марина, - А приятного дополнения, вроде Еггтовского статуса, у тебя нет.
   - Переживу как-нибудь. Люди, переходя в другой этап жизни, сплошь и рядом забывают друзей из предыдущего.
   - Близко к истине, - флегматично замечает Марина, - у нас что, ещё и обмен веществ изменённый? То, что веселье должно вызывать, всё мрачнее и мрачнее нас делает?
   - Ты вообще веселиться не умеешь, - Софи в точности воспроизводит интонацию сестры.
   - Что-то все здесь какие-то кисловатые, - озирается по сторонам Рэда.
   - Кто бы говорил, - хмыкает Марина, - по степени мрачности за тобой ещё недавно было безусловное первое место. Да и сейчас точно на первую десятку тянет. А все остальные просто с Эр ссорится не хотят. Тут даже самые глупые знают - она хоть и странная, но память великолепная. Помнит всё, что ей сказали, кому что отдала или у неё не насовсем брали. Поминала уже про развитость инстинкта самосохранения.
   Раздаётся протяжное гудение. Многие вскакивают. Но нет, на сирену воздушной тревоги совсем не похоже. Да и источник звука находится быстро - блестящий, хромированный, новенький музыкальный автомат и что-то делающая с ним Динка.
   - Счас взорвётся! - почти с восторгом выдыхает Марина.
   - Ещё чуть ли не главным школьным техником считаешься! Там взрываться нечему, - смеётся Софи. - Максимум, может сгореть.
   - Это же Кошмар. Она и не такое может устроить!-отвечает больше из чувства противоречия, о технических способностях Динки она всё-таки, не настолько низкого мнения.
   Ни взрыва, ни пожара не происходит. Из аппарата раздаётся весёлая мелодия, мигают разноцветные лампочки. Завизжав громче сирены, Динка начинает извиваться в танце. Коатликуэ из воды она буквально выдёргивает.
   - Не замечала, что Кошмар такая гибкая,-задумчиво трёт Софи подбородок.
   Марина демонстративно усаживается там, где сидела Рэда недавно. Ногу на ногу закидывает.
   - До Нового Года ещё прилично, а их уже на танцы потянуло.
   К танцующим Динке и Коатликуэ начинают присоединяться.
   - Как всё архипелажненько получается, - бурчит Марина, - Софи, ты представляешь, как сейчас разноглазая счастлива?
   - Её отсюда плохо видно.
   - А ты иди, поближе посмотри.
   - Сказать, куда тебе самой прогуляться?
   Марина только язык в ответ показывает. От Рэды только макушка из пузырящейся воды торчит.
   - Постой-ка! - Софи ловит за руку пробегающую мимо Оэлен, - Слушай, ты не знаешь, откуда эта штука взялась? В прошлый раз её не было.
   Источник для расспросов самый подходящий. Если Эр собирает все школьные сплетни, то о произошедшем на самом деле надо к Оэлен обращаться. Она не только всё попробовать стремиться, но и всем происходящем интересуется. Причём как-то ухитряется отделять только достоверную информацию.
   - Я вчера следила, как устанавливали, - сообщает с гордостью. Кажется, Оэлен жутко довольна, что выглядит куда старше, чем на самом деле, и её как взрослую девушку восприняли.
   - Кто просил эту штуку установить? - хотя ответ и так сам-собой напрашивается.
   - Эрида. Вчера машина с номерами соправителя была. Привезли эту вещь, она должна была расписаться, когда всё поставят и подключат. Но куда-то спешила, меня увидела, и просила проследить. Дала для росписи печать с именем. А мне делать нечего было.
   - Печать где сейчас?
   - Так отдала ей вечером. Мне ещё вчера показывали как это всё включается-выключается.
   - Дине это всё показать забыла?
   - Почему? Она тут всё время была. Постоянно с вопросами лезла. Меня, как выпускницу, даже просили младшеклассницу успокоить. Мы потом обе так смеялись.
   Марина только хмыкает. Сейчас особенно хорошо видно, почему Оэлен вчера за выпускницу приняли. Что ростом, что всем остальным - живая иллюстрация к главе в учебнике, где про раннее развитие Южанок говорится. Хотя тут настоящей южной крови - ноль целых, ноль сотых. У той же Смерти кровь предка куда заметнее.
   Хотя внешних поводов для зависти нет. Вот Динке и Змеедевочке надо бы задуматься.
   - Ну, я пошла?
   Софи не отпускает руки.
   - Подожди. С нами не посидишь?
   Оэлен пожимает плечами. Ровная со всеми, особо близко она ни с кем не сдружилась. Даже у разноглазой интерес к ней был разовым, просто как к новому интересному лицу и телу.
   - Можно. А этого нальёте?
   Марина и Софи переглядываются. С одной стороны, вроде бы не положено. С другой - не положено, вообще-то, не только Оэлен. С третьей - при её живом характере крайне сомнительно, что она ничего не пробовала.
   Пока размышляли, Оэлен, расценив молчание, как согласие, сама себе плеснула. Судя по тому, как проглотила, пробовала и раньше.
   - Хорошо... Такое приятное... Не пробовала такого раньше... Ой, девочки, а у вас покурить не будет? У меня мундштук есть, - зачем-то понизив голос сообщает Оэлен.
   - Интересно, где ты его прячешь?
   - Там, - машет рукой в сторону раздевалки, - в сумочке.
   Двусмысленности Марины не замечает. Впрочем, среди курящих Херктерент её тоже не видела.
   Софи усмехнувшись, отцепляет с браслета ключик от шкафчика.
   - Сходи, возьми у меня. Ещё в сумочке мой мундштук и зажигалку возьми.
   Оэлен возвращается стремительно. Отдаёт принесённое. Её собственный мундштук раза в три длиннее чем у Софи.
   Оэлен в весьма живописной позе усаживается у источника. В руке сигарета, ногу на ногу закинула, второй рукой обхватила пальцы ноги.
   - Перчаток не хватает. До локтя,-замечает Софи.
   - Эрида так и сказала. Я так же сидела, как и сейчас. Только в перчатках.
   - Надо думать, только перчатки на тебе и были?-хмыкает Марина.
   - Нет. Шляпка ещё была. Маленькая такая.
   Софи с трудом сдерживается, чтобы не зарычать. Разноглазая и тут вылезает. Косится, высматривая, что это чудо поделывает. Эрида мирно сидит, где сидела. Только теперь не в воде, а на камушке. Судя по размеру бокала, налито нечто гораздо более слабое, чем у Софи.
   Да и Эрида не столько пьёт, сколько на зрелище любуется. Тем более, у некоторых движения уже успели выйти из разряда допустимых.
   Марине совершенно не интересно - повернувшись спиной сидит. Рэда и вовсе на камни откинулась, закрыв глаза. Оэлен по сторонам посматривает, но ей всё интересно, когда нечто из ряда вон выходящее происходит.
   Софи просто стоит, попивает микроскопическими дозами. Народ сейчас излишне весёлый, но пока ещё не настолько поглупевший, чтобы к Софи, неважно с чем, лезть.
   В очередной раз в голове бродит мысль, стоило ли младшую в этот раз слушать?
   - Софи, с Мариной поговорить можно?
   Так! А это что за очкастое чудо с косищами, чуть ли не единственная в полотенце полностью завернувшаяся? Из островитянок, но что-то память подводит, никак не вспоминается, как зовут. Косы Софи помнит, имя - нет.
   - Чего тебе, Кроэн?-Марина резко разворачивается. Ей память на имена не отказывает.
   - Можно, я с вами посижу?
   - Сиди, - протягивает стаканчик, - Будешь?
   - Нет. - мотает Кроэн головой.-Мне нельзя.
   - Ну ладно. Заставлять не буду. Мне больше достанется. Что, там скучно стало?
   - Так наши разошлись.
   И верно. Инри сидит в воде рядом с Эр. Медуза теперь с Динкой вертится. Динни просто дурачится, соревнуясь кто кого сильнее обрызгает.
   - А остальные как-то странно себя вести начинают.
   - Не любишь, когда тебя трогают, - хмыкает Марина, - знакомо! Я вот такого тоже не люблю. Если уж так не нравится, иди к себе. Могу проводить.
   - Нет. Не надо пока. Здесь всё-таки хорошо.
   - Угу. Примерно, как в тех местах, где частенько твоя сестрица бывает.
   Кроэн вскидывает голову. Горделивый взгляд получается плохо из-за запотевших очков.
   - А я её теперь где-то стала лучше понимать. Ясно, что хорошего она в такой жизни находит. Тут бы ей понравилось. Знаю теперь - большинство из тех, кто сестру осуждают, ей втихаря завидуют.
   - Завидуют из-за того, что она тупо красивее, а во многих случаях ещё и моложе, - хмыкает Марина, - ты сама скоро с такой же завистью столкнёшься.
   Кроэн поверх полотенца ещё руками зачем-то закрывается.
   - И нечего тут смущаться. Софи вон спроси, она твоим волосам жутко завидует.
   Старшая Херктерент показывает кулак.
   - Маришка, я не...
   - Давай, сказки в другом месте рассказывать будешь? Из твоих волос коса получится в половину тоньше, чем любая у неё, а их тут две, как легко заметить. Да и со всем остальным уже сейчас полный порядок. Скажешь, я не права?
   - Скажу: в очередной раз убеждаюсь - тебя чаще всего хотели за дело побить.
   - Скоро вообще будут пытаться убить. За этими стенами совсем другие законы действуют. А то и вовсе никакие не работают.
   - Не слушай её, - замечает Софи, - Маришке, как выпьет, просто нравится всех вокруг пугать.
   - Сама же знаешь, я никого не пугаю,-глубокомысленно изрекает Марина.
   - Мы тут вроде бы не страшные истории рассказывать собрались.
   - Как раз ты меньше всех хотела собираться, - напоминает младшая Херктерент.
   - Только не говори, что больше всех сюда рвалась, - сверкает глазами Софи.
   - Девочки, не ссорьтесь!-Софи резко оборачивается, но это всего лишь Рэда, ловко подражающая голосу разноглазой. Сидит теперь и хихикает.
   Вот Оэлен и Кроэн явно ничего не поняли - или виду не подали.
   - Рэд, подобные шуточки могут привести к нарушению целостности челюстно-лицевого отдела твоего черепа.
   - Софи, тебя, что Марина покусала? Речевые обороты совсем в её стиле воспроизводишь.
   Сама Марина от смеха просто давится. Даже рот зажимает.
   Кроэн чему-то улыбается. Оэлен буквально в слух превратилась. Хорошо хоть ушами шевелить не умеет.
   - Всё, Хорт, теперь я спокойна, - Софи хлопает Рэду по плечу, - Ты теперь снова на себя прежнюю стала похожа.
   - За это стоит, - Марина выразительно щёлкает по горлу.
   - Конечно, стоит, - соглашается Рэда.
   - Можно и мне немножко? - тихонько спрашивает Кроэн.
   - Смотрите, споите мне ребёнка! - шутя грозит пальцем Оэлен.
   - Кто бы говорил! - смеётся Марина, - ты её всего на три месяца старше.
   - Если бы не знала, в жизни бы такого не подумала, - замечает Рэда.
   - Помолчала бы лучше, относительно тебя иллюзий никто и никогда не питал, - шипит Марина.
   - Зато и накладного никогда не носила, как половина тут.
   - И кто же именно? По-моему, то, что вижу, у всех своё.
   - А ты внимательнее посмотри. Обрати внимание, кого здесь нет. Потому сюда и не пришли. Стыдятся того, чего у них нет. Особенно на моём фоне, - Рэдрия горделиво встаёт, грудь вперёд.
   Даже Кроэн в кулачок смеётся.
   Подбегает Медуза. Посмотрев на всех обалдело, пронзительно верещит, и с разбегу, обхватив в прыжке колени, прыгает в холодный источник.
   Софи уже хотела пойти посмотреть, всё ли в порядке, когда та сама выныривает. Мотает волосами из стороны в сторону.
   - Уф! Полегчало! - брызгает водой в лицо.
   Софи опускает ноги в холодную воду. Жарковато на самом деле. Или выпитое в голову бьёт? Хотя у неё должна быть высокая устойчивость, если старые легенды не врут.
   - Вылезай, а то простынешь.
   - Не. Я холодную воду люблю,-лежит на спине, руки раскинув.
   - Что хоть пили? - задаёт животрепещущий вопрос Марина.
   - Цветочное какое-то название. Сладенькое и розовенькое. А я такой приторный вкус не люблю.
   - Этикетка серебряная?-уточняет младшая Херктерент.
   - Да. И надпись золотом.
   Софи тяжко вздыхает. Ей всё понятно. Медуза как сладенькую водичку пила знаменитую марку марочных вин. Для многих такое попробовать - мечта жизни.
   - 'Приморская роза'. До войны их в год двадцать тысяч бутылок в год на страну делали. Сейчас не знаю сколько. Любимое вино императриц, - 'хотя у Кэретты его подают исключительно из-за статусности'.
   - Та самая 'Роза'? - глаза Медузы удивлённо округляются, - Из романов про прошлый век? Как оно сюда попало? Вы же не приносили такого...
   - Да, та самая 'Роза'. Тут, кроме нас, ещё разноглазая принцесса есть. Её и спрашивай.
   - Мне не понравилось, - Медуза словно прощения просит, будто пред Софи в чём-то виновата.
   Встаёт в полный рост. Стоит, ёжиться. Смотрит, словно пытается вспомнить выветривающийся вкус. Небось, хлестала легендарную вещь, как водицу, благо бутылки совсем не броские.
   - Не переживай, я 'Розу' не слишком люблю. Сколько хоть выпили?
   - Полторы бутылки на пять... Нет, на четверых, Кро не пила, - отвечает, словно пытается сообразить, сколько же выпитое стоило,- Эрида сказала отнести эти бутылки нам. Мы не знали, что это такое.
   - Ну, вот узнали. Лучше или хуже стало?
   - Не знаю. До сих пор осознать не могу, что вот так пила то самое вино... Ой, там же осталось ещё! - порывается выскочить.
   - Ты куда? - Софи её за щиколотку удерживает, чуть не уронив.
   - За 'Розой' даже отсюда видно, одну не начинали ещё.
   - Ну, беги.
   Туда-сюда Медуза носится со скоростью реактивного истребителя.
   - Вот! - протягивает бутылку этикеткой к Софи.
   - Что 'Вот?' Ты хотела, ты и открывай.
   Софи мстительно ожидала, что Медуза побежит безуспешно разыскивать штопор. Но память её подводит, бутылка из тех, где пробку можно вытащить просто так, а Медуза довольно сильная.
   Открывает, и шепчет, наливая.
   - Даже представить себе не могла, что мне с принцессой предстоит пить.
   - Добавь - ещё и голой, для усиления ощущения. Но спешу тебя разочаровать - 'Розу' я с тобой пить не буду, - с пару секунд полюбовавшись на одно из самых сильных виденных искренних разочарований, добавляет, - Во всяком случае, сегодня. Я не настолько безумна, чтобы крепкое вином запивать. Вон ту, чёрную принеси и мне налей. Кажется, сегодня я напьюсь.
   Стаканчик Медуза ухитряется протянуть даже с поклоном. Брови Софи забираются под чёлку.
   - Ты где подобному выучилась? - хмурится Софи, - Я такого очень не люблю.
   - Читала где-то.
   - Ох уж эти популярные писатели. Знала бы ты, сколько они про традиции старых дворов наврали!
   - Но фильмы-то по ним красивые снимают.
   - Только там чёрный генерал Эрескерт почему-то оказывается представителем жёлтой расы. Это только из недавнего. Писакам везёт, что большинство нынешних Еггтов - те ещё лентяи. В противном случае их за клевету по судам бы затаскали.
   - Ты знаешь, мне и Марина что-то такое говорила...
   - А!-Софи машет рукой. - У неё особо болезненная реакция на любую ложь и несправедливость. Про неё уже здесь, бывало, такое говаривали... Мне кой-кому даже намекнуть пришлось - не научаться язык за зубами держать, и я им, причём, именно я, Софи Саргон, лично, без пресловутых 'мы' на горизонте, переломаю всю жизнь. Мне это вполне по силам.
   - Меня предупреждали, - кивает Медуза, - Марину стоит опасаться, но я не верю.
   - Мне бы тоже не сильно нравился человек, способный наставить на меня пистолет.
   Медуза призадумывается.
   - Так значит, правду говорят, что она в Рэду целилась?
   Софи кивает.
   - А сейчас они, вроде, нормально разговаривают.
   - Оружие в нос сунуть иногда полезно. Способствует прочистке мозгов.
   - Странно здесь временами...
   - Тебе вроде бы говорили - совсем не в сказку попала. Кстати, как с мечтой всей твоей жизни дела обстоят?
   Медуза заметно оживляется. Или это 'Роза' в голову ударила?
   - На лодке всё хорошо. Мне тут недавно сказали...
   Софи вскидывает ладони.
   - Избавь меня от этого. Мне того времени хватило, когда Эрида судьбой 'Морского Дракона' интересовалась.
   - Множество интересных технических решений использовалось, но всё вместе - совершенно тупиковая конструкция. За счёт объёмов, потраченных на орудия, могли бы дальность увеличить. Или количество торпед.
   - Я же сказала, хватит с меня этого. Тупиковая конструкция совсем не тупо погибла.
   - У нас этот бой часто обсуждают, - попали на любимую тему человека, теперь остановить сложно будет, - Тем более, недавно перевели 'Воспоминания' того механика, что наши из плена отпустили. Цензоры моряками не были, и поэтому много чего для нас интересного пропустили.
   - Сама с подобным сталкивалась, - замечает Софи, - Это как радары на мачтах ретушируют. Кто хоть немного разбирается - всё равно видит, чего-то на фото не хватает. Это на ваших фото ретушировать нечего. Только эмблемами, да цифрами на звезде друг от друга и отличаетесь.
   - Официально эмблем у лодок быть не должно.
   - Но на деле же они есть, - Софи пожимает плечам. - В подводном командовании - всё, как везде у нас.
   - Как будто это что-то плохое, - Медуза словно оправдывается. - Вон, в бомбардировочном командовании рисунки на самолётах прямо разрешены. А у нас какой смысл в запретах? Эмблему только в базе и видят.
   - Противостояние штабных и боевых - весьма древняя история. Всем надо подтверждать важность своего существования.
   - Глупо это всё временами выглядит.
   - Предложи зверюшку у вас на рубке закрасить - что с тобой сделают? - в глазах Софи играют озорные искорки.
   - Такая идея - способ особо зверского самоубийства,-испуганно закрывается руками Медуза.
   - Ну вот, а ты говорила 'зачем всё это?' Попробовал бы кто мою ведьмочку на фюзеляже закрасить.
   - Софи, самоубийц на свете много. Но ты уж совсем какое-то извращение предлагаешь.
   - Ну так у меня во всех областях крайне богатая фантазия, - смеётся принцесса.
   Почему-то Медуза смотрит в ту сторону, где Эрида восседает. Разноглазой откровенно нравится, как вокруг неё увиваются. Софи тоже присматривается. Объятия и поцелуйчики пока не выходят за пределы, принятые у девочек. Вот только отсутствие одежды придаёт происходящему совсем другие оттенки.
   Марина, кивая в ту сторону, демонстрирует, будто её тошнит. Кроэн вроде бы отвернулась, но нет- нет, да голову повернёт.
   - Может, лучше мы уйдём? - подаёт мысль так и не вылезшая из воды Рэда.
   - Нет уж! - энергично возражает Марина, - Я досмотреть хочу, до какой степени они... перегреются. Да и сами смотрите, всех остальных происходящее полностью устраивает. Софи, проснись, глянь, что змеедевочка с Кошмаром творят!
   - Они всего лишь 'Портовый' танцуют,-замечает Оэлен.
   - Да? Разве там положено так прижиматься и ногу на плечо закидывать?
   Оэлен выпускает струйку дыма.
   - Именно это там делать и полагается. Медуза и Кро могут подтвердить.
   - Смотреть противно, - так и не повернувшись фыркает девочка.
   Медуза, посмеиваясь, потирает подбородок.
   - Фигуры танца все правильные, но обычно, на танцорах одежда есть. Правда, на девушке чаще всего совсем немного.
   Рэда смотрит на Софи, как на главную.
   - Мне всё равно, - отвечает принцесса, прикрыв глаза.
   'Всё равно' понято как 'остаёмся'.
  
   Глава 11.
  
   Софи прислали приглашение приехать в Загородный. Причём только ей, Маришку не позвали. На подобное отказами не отвечают. Цели никакой нет - Императору просто захотелось со старшей дочерью пообщаться.
   Слишком долго считал Софи копией Кэретты, только во время морского похода разглядел, что мать и дочь характером совершенно не схожи.
   В некоторых вещах Саргон довольно предсказуем. Софи предполагала: на аэродром поедут, новинки смотреть - так и оказалось.
   Новинок на этот раз всего несколько. Главная на сегодня - один из первых серийных образцов только что принятого на вооружение палубного торпедоносца.
   Перед тёмно- синей машиной разложен весь спектр доступного вооружения. На схемах представлено огромное количество вариантов боевой нагрузки.
   Сама машина тоже производит впечатление.
   Одномоторная - но зато какой мотор! Представитель конструкторского бюро певчей птицей заливается.
   - Мощность двигателя превосходит суммарную мощность моторов стратегов первого поколения. Двигатель - трёхрядная 'звезда'. Соосные винты. Максимальная скорость сравнима с таковой у истребителей. Экипаж - четыре человека. Оборонительное вооружение - четыре пятнадцати эмэм пулемётов в верхней и нижней турелях. При необходимости верхняя может вести огонь в передней полусфере по наземным целям. Наступательное - шесть пятнадцати эмэм пулемётов в крыльях. Боевая нагрузка...
   - Благодарю за исчерпывающий доклад. С этим мы сами ознакомимся.
   Софи помнит палубные машины довоенного периода. Обтекаемые, относительно лёгкие машины, где всё принесено в жертву дальности. Торпеда под фюзеляжем смотрелась чем-то чужеродным.
   Здесь же стоит какое-то чудовище. По сравнению с довоенными - просто огромная, обводы далеко не такие чистые. Соосные винты совсем непривычно смотрятся.
   Общий вид машины служит лучшей иллюстрацией, насколько война подстёгивает технический прогресс. Вспоминаются довоенные статьи, где рассуждали о предельном боевом весе палубных машин. Этот торпедоносец, даже по прикидкам Софи, весит раза в четыре больше.
   Довоенные машины могли брать только по одной торпеде - это чудовище на ближнюю дистанцию могло тащить шесть. Две под фюзеляжем, четыре под крыльями. Самолёт мог дать залп, сравнимый с залпом эсминца.
   Разумеется, любое количество торпед могло быть заменено подвесными топливными баками, от чего дальность вырастала почти в два раза.
   Можно было применять и любые бомбы, включая крупный калибр. Бомбу в три тонны машина поднимала с лёгкостью.
   Присутствовало вооружение и на штурмовые варианты. Контейнеры с четырьмя пулемётами (можно установить до пяти штук, что приведёт к шквалу огня по земле из двадцати восьми стволов). Контейнеры с пятидесяти эмэм орудиями. В перегруз можно было вешать три, но рекомендуется два.
   Круглые контейнеры для реактивных снарядов. В зависимости от калибра, по земле могло прилететь до двухсот пятидесяти штук.
   Аппаратура для распыления отравляющих веществ. Софи знает - в тропической местности довольно эффективным методом противодействия противнику считается уничтожение растительности. Особенно вдоль дорог и вблизи населённых пунктов.
   Схем размещения вооружения множество с различным количеством узлов подвески. Наибольшее число - двадцать, правда, там подвешивались кассеты с мелкими бомбами.
   Из совсем уж для Софи непривычного - вариант для постановки морских мин. Их можно было сбросить до шести штук.
   Судя по рисункам, машина ещё и неплохо бронирована. Впрочем, ПВО мирренских кораблей слабой не считается. Да и на суше зениток всех калибров предостаточно.
   В итоге получается весьма многозадачный агрегат - торпедоносец, бомбардировщик, штурмовик. Вероятно, ещё и разведчик... Точно, вон контейнер с фотоаппаратурой.
   - А как тут обстоит дело с нашими любимыми 'морскими стрелами'?-так называются огромные шестисотпятидесятимиллиметровые торпеды, стоящие на последних сериях эсминцев и крейсеров и новых подлодках.
   - Специально для этой машины разработан авиационный вариант 'морской стрелы'. Принят на вооружение в прошлом месяце. Допустима подвеска трёх торпед, двух под крыльями, одной под фюзеляжем.
   - Да уж... Будь в Заливе эти машины - никто бы ни ушёл. Официального названия ещё нет?
   - Предлагаются разные варианты. Мы, как разработчики, просим присвоить название 'Рыба-меч'.
   Саргон чуть усмехается. Софи понимает иронию. В другом мире так звалось не летающее чудовище, а совершенно невзрачный бомбардировщик-биплан, бывший устаревшим уже в момент принятия на вооружение. У дряхлеющей империи над которой никогда не заходило солнце, начинало откровенно не хватать денег.
   Но несуразный самолётик оказался неожиданно зубастым, отправив на дно немало вражеских кораблей, включая линкоры.
   Островитяне другого мира всё-таки были отчаянными людьми - атаковать на биплане - без разницы, в базе или открытом море - Софи бы не решилась. Однако, такое делали, и притом успешно.
   Особенно налёт на базу Софи поразил исходя из соотношения сил сторон. Ценой двух бипланов и двух человек вывести из строя три линкора, включая новейший. Это при наличии в ПВО десятков орудий и пулемётов, не считая зениток кораблей.
   Хотя тут речь скорее не только о выдающемся героизме одних, сколько о вопиющей некомпетентности других.
   - Хорошо, пусть будет 'Меч-рыба'.
   Император по крылу поднимается к пилотской кабине. Софи через открытый люк осматривает нижнюю турель. Залезть не решается. Она думала, что на подводных лодках тесно. Да там просторы немыслимые по сравнению с внутренностями турели. Ещё и в скрюченном положении сидеть. И это при том, что большинство пилотов куда крупнее Софи. Ей бы внутри было тесновато.
   Но за возможность защищать самолёт от атаки снизу приходится чем-то платить.
   Четырёх лет с начала не прошло, а палубные самолёты вон в каких чудищ превратились. Со всеми остальными образцами техники что-то подобное происходит. Размеры и мощь как на дрожжах растут.
   Софи ещё недавно считала - только береговые двухмоторные торпедоносцы могут брать две торпеды. Сейчас заглядывает внутрь одномоторного, который может тащить их шесть. Воображение в наличии, легко представляет, как машина смотрится со всеми ними на подвеске.
   Да и большинство других вариантов нагрузки тоже весьма впечатляющие. Подобные машины, а не закованные в полуметровую броню гиганты - вот они, нынешние владыки морей.
   Хотя вывести из строя авианосец - куда проще чем линкор, малейший крен сделает корабль небоеспособным. А уж пожар среди тысяч тонн топлива, бомб и торпед...
   Впрочем, уже всякое бывало. И линкоры гибли от налётов, и авианосцы ловили гостинцы от бронированных исполинов. Смертельное состязание продолжается по сегодняшний день.
   - Софи, поднимись сюда.
   Император уже устроился в кабине. Показывает на второе кресло.
   Софи машинально отмечает, что туфли на высоких каблуках - не самая подходящая для полётов обувь.
   - Полетим?-приборная панель выглядит довольно знакомо.
   - Не думаю, что это хорошая идея. Староват я для таких развлечений.
   - Тут же наверняка есть пилот-испытатель.
   - Прямо бы могла сказать - покататься хочешь. Сначала остальные машины осмотрим, потом полетаешь. Лётную форму на тебя, разумеется, захватили.
   Вторая по значимости на сегодня машина - дальний тяжёлый истребитель сопровождения. Разработан для совместных действий с новым бомбардировщиком. Даже внешне на него похож, сказывается использование того же двигателя. Из фюзеляжа словно вырезали всё за пилотской кабиной, саму кабину сделали одноместной, и сразу за ней прилепили хвостовое оперение.
   Из крыльев торчат четыре тридцати эмэм пушки, их дополняют два синхронных крупнокалиберных пулемёта. Сказывается родство с бомбардировщиком - под крыльями и фюзеляжем можно не только баки таскать.
   Нагрузка в две тонны - почти вдвое больше, чем у довоенных палубных бомбардировщиков. Причём бомбы истребитель может таскать солидные - до пятисот кило.
   Ещё одна машина оказалась здесь исключительно для комплекта, ибо принадлежит к откровенно вымирающему виду катапультных гидросамолётов разведчиков. Замена памятной Софи по первому полёту машине. Раньше разведчики были обязательной принадлежностью, своеобразными глазами линкоров и крейсеров. Катапульты иногда ставили даже на эсминцы. С развитием радиолокации используются всё реже.
   Софи подозревает, что представленный образец будет последним самолётом этого типа, принятым на вооружение. Видимо, помня про любовь Императора летать на всём, что возможно, представлен вариант без поплавков, на колёсном шасси.
   Машина обводами напоминает истребитель, хотя вооружена только парой пулемётов и может нести небольшие бомбы.
   Самолёт одноместный, хотя в фюзеляже есть грузовой отсек, где в теории можно перевозить человека. Машина куда меньше памятной по прошлому. Существуй она несколько лет назад, полетать бы Софи тогда не удалось.
   Впрочем, управление не сложнее тех машин, что принцесса уже умеет пилотировать.
   - Можно мне на нём полетать?
   - Нет. Я знаю, что ты уже давно допущена до самостоятельных полётов, но у меня нет ни малейшего желания любоваться на мёртвые петли в твоём исполнении.
   - Почему? Я же сумею.
   - Именно потому что можешь, и не разрешаю. Одна из основных черт молодости - крайняя самоуверенность. Одну такую излишне самоуверенную я однажды потерял.
   - Знаешь, чем больше я про неё узнаю, тем сильнее жалею, что нам никогда не увидеться. Хотя, и понимаю: будь она жива - меня бы никогда не было.
   У Саргона рука сжимается и разжимается в кулак.
   - Я имя для дочери выбрал ещё тогда. На момент гибели она была беременна. Девочкой.
   - Значит, во мне в какой-то степени твоя память о ней. И о той девочке. Нерождённой.
   - Считай, как считаешь нужным. Я всё сказал. Херенокт в детстве мечтал, чтобы у него была сестра.
   - Он знает?
   - Узнал только после совершеннолетия.
   - Мне ты сейчас сказал.
   - Это не секретная информация. Ты просто не с той стороны рыла, когда про неё информацию собирала. К тому же, на тебя Древнее Право действует, а по нему ты практически взрослая.
   Последняя машина на сегодня - не самолёт, а новая модификация вертолёта. Такие машины с каждым днём используются всё шире и шире. Первоначально разрабатывался как раз в качестве спасательной машины на авианосцах. Ибо на этих кораблях даже в мирное время количество взлётов и посадок совпадает далеко не всегда.
   Достать незадачливого пилота из воды с помощью вертушки гораздо проще, чем любыми другими способами.
   Но у Софи к подобным машинам какое-то предубеждение. Что-то в них несерьёзное. Только военное время привело к началу серийного выпуска машин. В противном случае они бы до сих пор оставались дорогими летающими игрушками.
   Даже внешне Софи больше нравятся вертолёты с двумя винтами на консолях по бокам. До войны такие в основном и летали. Армейцы даже приняли на вооружение, но производили в минимальных количествах.
   Конструкция с одним несущим и маленьким рулевым винтом оказалась более подходящей для массового производства. Сыграло роль и то, что размещение вертолётов на кораблях было менее трудоёмким, чем самолётов.
   Кроме спасательной модификации почти сразу появилась и противолодочная. Она здесь и стоит. По сравнению с предыдущей увеличилась нагрузка. Торпеды машина пока таскать не может, но это явно только вопрос времени.
   Тем более, вертолёты можно применять с кораблей практически любых классов.
   Но Софи всё равно машина не нравится. Никакого логического объяснения нет. Единственное, что приходит на ум - машина крайне уязвима при обстреле с земли. Скорость слишком мала, защиты никакой нет.
   На первых образцах даже обшивки никакой не было, летала трубчатая ферма. Хотя кадры, когда машина садиться в точности на следы своих колёс перед стартом произвели определённое впечатление.
   Но всё равно, учиться летать на подобном аппарате Софи совершенно не хочется. Тем более, никто и не заставляет.
   Император, впрочем, вертолёты, притом и той, и другой схемы, пилотировать умеет. Выучился, несмотря на возраст.
   - Это всё серийное?
   - Приказ о принятии на вооружение будет от сегодняшнего дня. Хотя, на деле из 'Меч-рыб' уже вовсю формируют эскадрильи. Его слишком ждут.
   - А истребитель?
   - Ты всё о своём. Это, скорее, на ближнее будущее машина. Видимо, последний палубный поршневой истребитель. Дальше должны реактивные пойти, но, сама понимаешь, из воздуха они не возьмутся. Ещё несколько лет.
   - А то, что потяжелее?-Софи понижает голос.-То, что я только на записях видела.
   Саргон мрачно ухмыляется.
   - Думаю, такие съёмки скоро можно будет делать... В ряде отдалённых регионов нашей страны. Успех скоро будет достигнут. Но думаю, понимаешь, о чём я?
   - На Юге работают над тем же?
   - Именно. И нет вменяемых данных, насколько сильно они продвинулись. Потенциальные носители уже есть... Накал боевых действий вырастет многократно.
   Многие считают: переходить на эту фазу совершенно не стоит. С другой стороны, перспективы добиться всего одним решительным ударом...
   - Ожидается удар возмездия?
   - Это не является невероятной перспективой. Тут слишком многое решится от того, кто нанесёт первый удар. А дальше - применение будет расти. Как и с химическим оружием, достаточно быстро выработают меры противодействия.
   - Ты просто не веришь в возможность создания абсолютного оружия.
   - Я уверен - допустимо создания образцов значительно более мощных, чем имеющиеся сейчас. Но сомневаюсь, что ими удастся будет решить исход великого противостояния.
   - Но в главный страх того мира - тотальное уничтожение всех цивилизаций ты не веришь?
   - При текущем уровне развития технологий это просто недостижимо. Да и в том мире... Есть очень много спорных моментов, начинающихся с обычного подлога и написания заказных текстов о так называемых ужасах атомной войны.
   В том мире гораздо лучше чем у нас, умеют нагнетать негативную информацию по определённым вопросам. Да! Это наше 'Чем чудовищнее ложь - тем скорее в неё поверят'. Но эти технологии там отрабатываются куда серьёзнее, чем здесь. И с их помощью уже добились много, не истратив ни одной бомбы. Вот это гораздо страшнее.
   А не сколько-то зарядов, которые мы, вероятно, в будущем применим.
   - Что-то я тебя не очень понимаю.
   - Вот ты и подумай. Не всё на свете измеряется количеством дивизий.
   - Танковая дивизия - любимая мера Марины почти для всего. Но совсем не моя.
   - Ты в других моторах всё считаешь. Тоже не безупречный метод.
   - А как же правильно?
   - Если бы я знал... К счастью, этого не знает никто. Войну можно проиграть, будучи сильнее противника в военном отношении. Сражаются не только дивизии, сражаются идеи.
   Новые танки взамен сгоревших можно выпустить, поднять в воздух новые самолёты вместо сбитых. Но если рушатся идеи - это гораздо страшнее.
   - Войны Верховных?
   - Нечто гораздо более жуткое. Они хотя бы знали, за что сражались. А если всё то, за что должен был бороться, просто исчезает? Попробуй представить подобное...
   - Нет. Не хочу. Очень уж страшно получается.
   - Но нам всем жить с тем, что такое время приближается. И нам всем крайне невесёлая эпоха предстоит. Самые лучшие бомбы не помогут нам пережить эти времена. Как тут проклинают? 'Чтобы ты во времена Войн Верховных жил'.
   - Марина называет эти времена крайне интересными. Она просто в гораздо большей степени политик, нежели я.
   - Политика рано или поздно добирается до каждого. Помни это, Софи. Может не быть той брони, за которой удастся отсидеться.
   - И это мне Верховный говорит...
   - Всё правильно,-усмехается Саргон,-в какой-то степени новые Времена Верховных уже наступили. Со всем, что этим временам прилагаются. Не слишком много у нас впереди простых лет.
   - Как-то совершенно не хочется смотреть на сложные года.
   - Ты не птичка. Голову в песок не спрячешь.
   - Настолько всё плохо?
   - Скажем так, напряжённость возрастает. Все друг с другом связаны - перезавязаны. Трогать только одних - нельзя. Трясти всех - невозможно. Клубок змеиный.
   Софи позволяет себе слегка улыбнуться.
   Всё-таки правильно сделал, позвав для разговора одну, а не обеих дочерей. В противном случае, они не столько бы его слушали, сколько друг с другом препирались.
   Хотя на деле вполне способны сотрудничать между собой по самым разным вопросам. Отношения между ними куда больше похожи на отношения между Еггтами, описанные в скучных научных работах, а не в романах в ярких обложках.
   Другое дело, что второе читают куда больше, нежели первое. Марина с Софи это прекрасно знают, а актёрские способности и у той, и у другой ненулевые и активно применяются.
   К союзническим отношениям вполне способны, хотя отличаются, как и все далёкие и не очень предки почти полной неуправляемостью.
   Вот влияния на них стоит опасаться. Нет, не Кэретты. Та, причём своими руками, свела возможность подобного практически к нулю. С прочими Еггтами она и сама на ножах, и дочки в этом с ней вполне солидарны. Впрочем, к формированию такого мнения он тоже руку приложил.
   Не так давно казалась возможной перспектива династического брака между Великими Домами. Но сейчас эта возможность кажется всё более призрачной. Причём, источником изморози в отношениях как раз Софи выступает, достаточно цинично разыгрывая первую любовь. Другая сторона пока развешивает уши. Но так только до какого-то времени продолжаться может. Дальше на данной почве с лёгкостью можно нажить врага. Остаётся надеяться только на змеиную изворотливость Софи, да совпадение интересов двух группировок по многим вопросам.
   Тут время ещё есть. Тем более, никто особо не торопит.
   Но остаётся главная сложность - Кэрдин. Сейчас она союзник. Вот только проблема в том, что она верна не ему лично, а своим собственным представлениям о идеальном государстве, куда текущая политика вполне укладывается.
   Но время идёт, трения с ней вполне бывали, и могут быть ещё.
   Саргон рассчитывает пробыть у власти ещё несколько десятилетий. Кэрдин при любом раскладе значительно моложе. И на неё всё тоже самое действует.
   Не рассчитывает ли она к новому Великому Совету иметь готового нового Императора? Сама им быть не пожелает. Слишком привыкла стоять у трона, но не сядет на него.
   Но вот человек, внимательно слушающий, что она говорит, вполне бы в планы Кэрдин вписался.
   И кажется, у неё есть цель создать такого человека именно из Марины. Другое дело, что та вряд ли захочет быть фигурой какого угодно калибра в чужих играх...
   Хотя сколько раз уже бывало - блестящий претендент так и не занимал должность. Слишком блеск ослеплял. Множество способов есть, чтобы блеск потух.
   Пока соперничество ни в чьи планы не входит, но события могут разные произойти. Амбиции Марину переполняют. С известностью пока так себе, но это, как известно, дело наживное.
   Старшая на текущий момент известна куда больше. Но это основано исключительно на её собственном блеске да наличии шила в известном месте.
   Причём, во всех известных эпизодах где-то на горизонте всегда маячила Марина. Другое дело - она пока - сознательно или нет - копирует поведение Кэрдин, предпочитающей держаться чуть в стороне. Так, чтобы её решения выглядели исходящими от кого-то другого.
   Но такие достаточно быстро начинают решать самостоятельно. При этом, уже достаточно проявилось еггтовское упрямство. Что в сложное время может быть чревато.
   Хотя явных врагов пока не нажила. Вот с неявными сложнее, причём, не обязательно с её личными. Саргон уже не раз сталкивался с тем, что перспективного в какой-либо сфере деятеля вдруг начинали преследовать совершенно необъяснимые несчастные случаи, достаточно быстро приводившие к преждевременной смерти.
   Если сами грэды различными способами уже десятилетия препятствуют развитию определённых разделов физики в другом мире, то не могут ли быть все эти случаи (включая происшествия с Мариной) попытками противодействия ещё из какого-то мира?
   Доказательств существования ещё одного мира нет, равно как и нет доказательств обратного.
   Тем более, что у него самого были определённые планы на возможность политической деятельности там подготовленного выходца отсюда. Отчасти с этой целью поддерживался интерес Марины к жизни другого мира. Впрочем, интерес поддерживался не только у неё.
   Частично даже 'Сордаровка' создавалась для этих планов. Только вот реализация запланированного с каждым годом выглядит всё менее и менее реальной. Ибо пока успешна только шпионская и диверсионная деятельность. Результаты во всех других областях пока слишком микроскопические относительно затраченных усилий.
   Но у долгосрочных планов часто начинались проблемы с реализацией - здесь всё точно так же. Лучше пока внимательнее к текущей ситуации присматриваться.
  Тревог пока ситуация не вызывает.
   Со всеми перспективными молодыми людьми из текущего поколения Софи ухитряется поддерживать ровные отношения. От перспективных более старших возрастов пока никаких даже намёков на возможность брачных договорённостей не поступало. Своеволие Еггтов - слишком известная вещь. Тем более, новая слава Дома ничего из написанного в прошлом пока не опровергает.
   Хотя нет, один осторожный намёк, от и без того славящегося осторожностью отца главного по распространённому мнению жениха Софи, был. Вот только его интересовала перспектива брака между Яроортом и, как ни странно, Мариной.
   Про антипатию между этими двумя ничего не известно. Отделался стандартной отговоркой о возможности продолжения этих переговоров в будущем. Пока же невеста слишком юна.
   Глаз у соправителя на перспективную молодёжь намётанный.
   Прямым текстом, считай, сказал, кого из принцесс Империи он считает самой многообещающей. Только ей самой этого говорить не стоит. Зазнается сверх меры... Хотя и так уже дальше некуда.
   Никаких слухов про дочерей, касающихся довольно распространённых в подобных местах развлечений между девушками, про них не ходит. Хотя даже если бы и ходили, это ни на что не повлияло бы.
   Распространёнными в этом возрасте полубезумным влюблённостям ни та, ни другая не подвержены.
   Формированием вокруг себя круга сторонников тоже не занимаются. Более того, младшая довольно серьёзно обновила в этом году круг общения. Причём сейчас входят в него практически бесполезные, в ближайшее время, лица. Может, кто из них на что-то и годен, но это только через несколько лет будет видно.
   В настоящее время их откровенно всё устраивает. Склонности к свойственны возрасту бунтарским настроениям совершенно не испытывают.
   Вовремя и той, и другой материалы про провалившийся мятеж подсунули. Одно дело, восторгаться мужественными героями, поднявшимися на безнадёжную борьбу. И совсем другое узнавать, что эти 'герои' собирались сделать лично с тобой и большинству известных тебе лиц.
   Инстинкт самосохранения - он у всех самый развитый. С этой стороны опасность, даже теоретическая, полностью устранена.
   Так что, если в продолжающейся Мировой их не убьют, то перспективы появления ярких политиков весьма высоки. При всём своём таланте Софи уже сейчас не из тех, кто рассуждает про 'искусство ради искусства'.
   Произведения, отражающие какие-нибудь острые моменты, сейчас весьма популярны - равно как и их авторы. Тем более, что Софи ещё и потрясающе красива, а это тоже немаловажно.
   Младшая по внешним данным серьёзно уступает, зато ей не откажешь в своеобразности. Её с детства всякий, видевший хоть один раз, запоминает навсегда. Это тоже совсем не бесполезно.
   Марина же в самую грязную политику полезет. В этом можно не сомневаться. Тормоза крайне плохо работают, и в методах стесняться не будет.
   Препятствовать участию в войне не собирается, хотя и мог бы это сделать с лёгкостью. Но это на будущее крайне невыгодно - и ему самому, и им.
   Могут погибнуть - но это неизбежный в таких случаях риск, впрочем, они это и сами понимают. Награды - весьма неплохое дополнение к любому статусу. Равно как и сам факт участия в определённых событиях.
   В конце концов, вполне зафиксированный факт: народным массам крайне понравилось сообщение, что его дочери по-прежнему находятся в столице, а не где-то на островах. Да и присутствие их на руинах тоже оценено положительно.
   Зафиксировано значительное снижение негативных высказываний о ситуации в столице.
   Их могло убить - на войне как на войне...
   Дважды за одно и тоже не награждают. За проект башни ПВО и успешную постройку награды уже вручены. Сейчас разрабатывается усиленный вариант. Ну да, толчком послужили недавние события. Да и заключения о применении южанами более мощных взрывчатых веществ.
   Центры управления войсками, способные выдержать попадания специзделий уже построены. Вот маловато данных, насколько глубоко на Юге в этот же вопрос закопались. Ясно только, роют активно.
   Зато со средствами доставки у нас пока серьёзно лучше. Другое дело, что ими легко попадать только в цель не меньше крупного города. А по таким целям подобные вещи применять - это на уровне пресловутой пальбы из пушки по воробьям.
   Разработка специзделий, пригодных для применения в качестве артиллерийских снарядов, тоже считается перспективной.
   Вот только время, время... Знать бы, на кого оно сейчас работает? Опытных взрывов провести пока не удавалось. Радует, что и на юге ситуация аналогичная. Слишком уж много всего при успехе должно улететь в атмосферу, современные приборы это вполне могут зафиксировать.
  
   Летать в итоге сегодня Софи так и не стала. В общем-то, слегка наигралась за несколько лет. Сидит рядом. Весьма и весьма задумчивая. Серьёзности даже слишком много для её возраста.
   Кэретту в такие же года он помнит. Та какую угодно роль играла с лёгкостью, но именно как дочь сейчас выглядеть просто не умела.
   Сыграла свою роль, с ранней юности все силы были брошены на достижение одной-единственной цели. С крайне слабыми представлениями о том, что будет потом.
   Вот одно из этих 'потом' рядом сидит. Уже весьма цельная личность, с которой надо считаться.
   Из песни слова не выкинешь, когда-то давно совсем маленькая девочка оказалась куда наблюдательнее отца, матери и большинства окружающих. Тогда к её словам не прислушались. К счастью, было ещё не слишком поздно. Ибо вскоре к тем же самым выводам пришла Кэрдин, а если она хочет сказать, то скажет обязательно. Без разницы, желает этого собеседник или же нет.
   Немало тогда всякого разного в свой адрес выслушать пришлось. Тем более, Старшая Пантера была на двести процентов права. Это он относительно младшей дочери смотрел куда угодно, только не туда, куда нужно.
   К Кэретте претензии тоже были, но в куда меньшем объёме, ибо она успела махнуть на младшую рукой, да и старшей уделяла не слишком много внимания.
   Но уж как взъярилась Императрица, когда выяснилось, что ненавидимая Ягр права и фактически спасла им дочь... Семейная размолвка была не первой, но, безусловно, самой масштабной.
   К стандартной женской ненависти относительно бывшей добавилось и родовое. Она, Еггт из Еггтов, теперь чем-то Ягру обязана. Сам факт отрицать было бесполезно, но переставить всё с ног на голову попыталась.
   Мол, всё, происходившее с Мариной, с самого начала было сложнейшей интригой Кэрдин.
  Он тогда начал даже внутреннее расследование, результаты которого развалили все не лишённые логики построения Императрицы. Пантера просто шла к своей машине. Девочка на дороге ей встретилась случайно. За Мариной тщательно следили, но по дворцу и парку она могла перемешаться, как ей вздумается.
   Факты - вещь упрямая. Им Император привык доверять. Нет, он допускает, что Кэрдин частенько играет в свои игры, но в тот раз она была предельно честна, ткнув его носом в им же допущенные ошибки. Едва не ставшие роковыми для Марины.
   Но Кэрдин - это Кэрдин. Только вот первой, кто заметил, что с Мариной что-то не так, была именно Софи.
   Хотя нет, как раз с Мариной-то всё в порядке было. Не так что-то было совсем с другими людьми - но те дела маленьких девочек не касались.
   Определённое чувство вины по отношению к младшей остаётся до сих пор. Это Кэретта постаралась поскорее всё забыть - точнее, попыталась сделать вид.
   Император прекрасно знает: Императрица никому и ничего не забывает. Взрослые продолжают оставаться сами собой... Но вот дети стремительно подрастают.
   С Софи о тогдашнем происшествии он никогда не разговаривал. Тем более, никогда не спрашивал, что помнит Марина. Уверен - Кэретта, тем более не задавала дочерям подобных вопросов.
   Но Марина, оказывается всё помнила и сама, получив дополнительную информацию нарисовала совсем уже неприглядную картину. Главным действующим лицом была сделана Императрица. Вот тут уже без влияния Кэрдин вряд ли обошлось... Хотя как знать - может, дело в хитровывернутых мозгах самой Марины.
   Император тогда Кэретту ни в чём не обвинял. Не суд же, где в процентах можно вычислить долю вины той или другой стороны. Доля Кэретты в наличии, и она ненулевая. Но его собственная гораздо выше. При таком раскладе определённые вопросы лучше не поднимать. Он и не поднимал.
   Пока по ним опять кто-то не ударил. И опять вопросов оказалось больше, чем ответов. Цепочка поставщиков была известна. Им просто позволяли делать то, чем они занимались. Разумеется, после несчастья с Мариной их всех повязали.
   Выяснилось, что партию они не травили, а значит, дозы могли отравить только во дворце. Чудовищные предположения Марины верны? С трудом, но выяснили, кто имел доступ к сейфу. И ничего. Все умерли от до жути естественных причин. Настолько естественных, что даже Кэрдин в них поверила, не найдя ничего подозрительного.
   Хотя как знать, как знать. Она же всегда вела и ведёт собственные игры. Может, это она и уничтожила исполнителей, чтобы предотвратить что-то гораздо худшее?
   Кэретте бы она вредить никогда не стала, при всей своей нелюбви - древние кодексы помнит не хуже прочих. Безопасность Марины - тем более не пустой звук. Что-то не из кодексов, а из элементарной человеческой привязанности. Что-то от женщины Кэрдин Ягр, а не министра Бестии.
   Вот с тем, что мать не желала ей зла, Марине пришлось согласиться.
   Факты - вещь упрямая. Младший Еггт тоже только им верит.
   Один из них - наличие врагов, которых так и не разоблачили. Даже неизвестно, из этого ли мира враги. Или же это банальная паранойя о себе говорит? Сколько раз уже искали заговоры там, где их нет, и пропускали те, что были.
   Дело в архив пока не сдано. По прежнему ясно только, что дело тёмное, и по ходу расследования с одной стороны тьма рассеивается, незамедлительно вылезая с совершенно другой.
   Вариант - хотели ударить как раз по Кэретте рассматривался, но был признан совершенно невероятным. Кто бы ни испортил партию, он не знал привычек Кэретты, но таковых среди персонала Дворца в принципе быть не могло.
   Если уж повезло в подобное место попасть - то знать все привычки хозяйки было просто жизненной необходимостью.
   Не зная кода, вскрыть сейф без специального оборудования было практически невозможно. Да и заняло бы это немало времени. Все экспертизы подтвердили - в механизмах сейфа никто не копался.
   Да и Кэретта излишней доверчивостью не страдает. Первому встречному кода не скажет. Та же Софи его и вовсе не знала, ибо крайне редко в ту часть дворца захаживала. Мог проболтаться кто-то из тех, кто код знал. Их проверяли. Но у одних всё чисто, а других уже не спросишь.
   - Отчёт о выпуске самолётов за прошлый год секретный?
   - Для тебя - нет. Но просматривать можешь только в Загородном. Что-то определённое интересует? Я все цифры и так помню.
   - Мне бы общую цифру.
   - Триста шестьдесят три тысячи машин всех типов в интересах всех ведомств и частных лиц. Последних, если думаешь возмутится, восемьсот двадцать, из них большинство - изготовленные под индивидуальные требования боевых пилотов.
   - В позапрошлом году, если не ошибаюсь, было двести восемьдесят тысяч?
   - Совершенно верно.
   - Как мы такое напряжение вообще выдерживаем?
   - Тебе по пунктам перечислить, какие расходы урезаны? Из касающегося лично тебя - расходы министерства просвещения сокращают в самую последнюю очередь.
   - Я совсем не об этом... Так, об общей ситуации.
   По серьёзности и задумчивости Софи временами превосходит всех сверстниц, кого Саргон только повидал за долгую жизнь. Даже Марине более серьёзной быть редко удаётся.
   - Общая ситуация - при текущем уровне напряжения мы сможем воевать ещё примерно четырнадцать-пятнадцать лет.
   - Сам же говорил, расходы каждый год возрастают.
   - Так и перерасчёты тоже каждый год делаются. Четырнадцать-пятнадцать - это как раз по предварительным данным как раз этого года.
   - А раньше как считали?
   - В последний предвоенный оптимисты считали - запаса прочности хватит на полвека. Пессимисты - на пять лет. Реалисты - двадцать - двадцать пять лет. Предварительные прогнозы ни у кого не сбылись. На Юге ситуация абсолютно такая же.
   - С 'забомбим в пещерную эпоху' не получилось.
   - Судя по последним данным, в ту эпоху люди в пещерах практически не жили.
   С усмешками переглядываются. Древняя история входит в число интересов Императора.
   - Интересно, тогда так же рассуждали?
   - Абсолютно. Перед войной начали поднимать крайне интересный памятник - нашли массовое захоронение медно-каменной эпохи. Несколько тысяч останков. Самая настоящая битва народов той эпохи. Чётко прослеживаются представители четырёх разных культур. За день было убито примерно больше десяти процентов мужчин от общего населения Великих равнин. Даже женские скелеты с оружием нашлись. Уже тогда воительниц хватало. Не поленились же собраться в такую даль. Знать бы, что не поделили? Письменность они ещё изобрести не успели.
   - Интересно, что о нас будут думать, спустя тысячелетия? О наших битвах Империй.
   - И мы, и южане - крайне писучие нации. От нас останется куда больше проломленных черепов.
   - Материальных ценностей много нашли?
   - Совершенно неожиданно, просто огромное количество. В захоронения кидали, именно кидали, просто в овраг со всем, что у убитых было. Там одних медных топоров - немыслимая ценность по тем временам - нашли уже больше сотни, причём раскопано далеко не всё. Это не считая огромного числа шлифованных. Наконечников медных стрел - уже до двух тысяч. Народ там собрался вооружённый по самому последнему слову тогдашней техники.
   - Столько сил и энергии на создание всего этого затратили. И за один день всё оказалось на дне какого-то оврага... Точно, ничего в людях за тысячи лет не изменилось.
   - Крайне нехорошим это место считается по сегодняшний день. Длинная иногда у людей память. Цивилизации смениться успели.
   - Таким путём и от нас могут остаться только Красные поля, реки да холмы. Названия, что переживут государство и цивилизацию. Память о битвах, о многих из которых уже мы, потомки сражавшихся и умиравших там, не помним.
   - Только не говори, будто тебя на философию потянуло!-как и мать, наловчилась на мелкие издёвки. Совершенно незаметные, но весьма колючие. Его предки в этих войнах не сражались.
   - Только не говори, будто так сильно увлёкся раскопками.
   - Ха!-рассмеялся Саргон.-Когда находят крупнейший в мире памятник соответствующей эпохи, меня ставят в известность в первую очередь. К тому же, золотых украшений там тоже немало нашлось. Вовремя они этот памятник нашли. Я намеревался на следующий год обрезать им финансирование. Академия, как-никак, Императорская, а не имперская.
   - Чем тебе любители черепков не угодили?
   - Выводами из своих предыдущих работ о колыбели современной цивилизации в этих равнинах. Погибший Архипелаг был заселён выходцами с материка, и не являлся первым государственным образованием. Я эту концепцию вовсе не поддерживаю, и пусть деньги на дальнейшие раскопки в Грэдском институте ищут, благо там эту концепцию и изобрели.
   - Это было бы сложно.
   - Они там с довоенных времён копают. Странные люди эти учёные - были уверены, что найдут что-нибудь там, куда местных пулемётом не загонишь. Правда, они рассчитывали на поселение, но то, что нашлось, оказалось гораздо лучше. Теперь не до теорий на пустом месте. Все в описаниях находок утонули.
   - Странно, я про это ничего не слышала.
   - Сомневаюсь, что 'Археология Империи' твой любимый журнал. Там были публикации. Специалисты все в курсе. В новые издания учебников вносятся изменения. Но процесс это не быстрый. Да и ты, на моей памяти, не интересовалась ничем, что было до Империи Островов, кроме ящеров, десятки миллионов лет назад вымерших.
   Софи молча проглатывает насмешку. В детстве Марина обожала поддевать сестру своими познаниями в истории. Думала, отец несколько взрослее.
   - Чем тебе эти теории такими опасными показались?
   - Много чем. Начиная с того, что расселение из колыбели шло в первую очередь в южном направлении.
   - Значит, классическую версию ты не оспариваешь?
   - Не оспариваю не потому, что она мне нравится или нет, а по причине верности. Помнишь мирренские фразы 'на Южном материке божьи заповеди не действуют' и 'за морем люди не живут'. Кстати, относительно последней, не так давно было официальное разъяснение. Слова Великого Императора следует понимать буквально, он не считал людьми исключительно дикарей, проживавших за морем, то есть на Южном материке. Причём обезьянолюдьми в тогдашнем смысле этого слова он считал только и исключительно их, не относя своих слов ни к каким больше народам.
   Софи несколько раз хлопает в ладоши.
   - Потрясающе! Просто блеск! - такой степени язвительности и ядовитости сама Кэретта позавидовала бы, - Четырёхсот лет не прошло, как горные и безгривые наконец-то признали: на Севере тоже живут люди!
   - Так и думал, ты скажешь что-то подобное. В десяточку смотришь. Ещё и церковь это подтвердила.
   - Во-о-обще потрясающе! - Софи ухитряется сделать практически круглые глаза, - Эти, - такого оттенка презрения даже от Императрицы мало кто удостаивался, - кстати, которые из них?
   - Все, кто с Двором в сносных отношениях.
   - Признали, что мы, оказывается, тоже душу имеем. Всё чудесатее и чудесатее. Что в этом мире произошло? Атомную бомбу создали и на них сбросили, а я пока чего-то не знаю?
   - Что так сразу кровожадно?
   - Нет другого объяснения, хоть сколько-нибудь логичного.
   - Думал, насчёт логики - это к Марине.
   - И тут она, - Софи капризно надувает губки, причём выходит не наиграно, а совершенно естественно.
   - Не пыхти. Есть логичное объяснение. Причём даже с прицелом на будущее - раз мы люди, пусть и все нехорошие слова, что в их языке есть, то договора с нами следует соблюдать.
   - До чего же остроумно!
   - Не первый год с ними воюем!
   Вдвоём смеются.
   - Ты главного не забыла?
   - Это какого?
   - Где вообще люди произошли?
   - Ты издеваешься? Я прекрасно знаю - люди появились там, где, с точки зрения передовой мирренской науки, люди и вовсе не живут.
   - Ты про Южный?
   - Ты издеваешься?
   - Ничуть. Сама знаешь, просто поверка твоих знаний по биологии.
   - Ты думаешь, я не знаю, где с точки зрения пропаганды с Юга, люди и вовсе не живут?
   - Ну, я же не сомневался, что ты - умница! Вот только миррены ничего поделать не могут с фактом, что именно на Южном материке появились люди современного типа. И именно оттуда заселялись все остальные материки.
   - Великий мост?
   - Да. Он самый. Отрицать его существование даже у южан не получается. Геология - довольно точная наука. Южный некогда через Большую дугу, наш Архипелаг и земли погибшей Империи был соединён с Великим материком. Потом ледники таяли, шло опускание морского дна. Сама знаешь, площадь шельфа в Океане Мёртвых просто огромна. Но мирренских учёных до сих пор раздражает факт, что Империя Островов была заселена раньше, чем их родина.
   - Прародина человечества теперь - тюрьма особого режима.
   - Хуже. Гораздо хуже. Даже нацистский концлагерь будет слишком мягким термином. Оттуда, хотя бы и с трудом, можно было сбежать. А с материка никуда не денешься. Когда я там был, наместник на полном серьёзе предлагал мне на людей поохотится. У них и сейчас убийство представителя примитивного племени всего лишь штрафом наказывается. А тогда и вовсе лицензию можно было купить. Либо на определённое количество голов. Либо бессрочную.
   Признаю, я тогда купил такую лицензию. Даже сейчас помню, на двадцать голов. Просто не верил, что такая дикость возможна, и это какая-то шутка. Оказалось, вовсе нет.
   - Ты лицензией не воспользовался?
   - Естественно, нет. Поголовье редких зверюшек сократил сильно, что было, то было.
   - Можно узнать кое-что? Возможно, не самое приятное.
   - Что за тайны мирренского двора?
   - Именно о них и речь. Точнее, о маме Сордара.
   - Хочешь знать, как именно она ко всему этому относилась? Тут ничего секретного или неприятного нет. Она относилась к тем людям, кто предпочитают не замечать лично им не нравящееся.
   Политику в отношении колоний она не одобряла. Во всём соглашалась с самым известным родственником. Он, кстати, став императором, самую дикую дичь всё-таки прекратил, лицензиями уже давно не торгуют.
   В других вопросах вообще воплощение миролюбия была. На охоты ездила только если её присутствие было по протоколу обязательно. Что там, что здесь. На Южном материке и вовсе никогда не бывала.
   Ружьё в руках только для обязательных снимков и держала. Хотя против употребления в пищу мяса никогда не возражала. Снимки такие и с тобой есть. Помнишь?
   - Конечно. Только я, вместе с тобой, по северным слонам стреляла. Очень вкусные они, оказывается.
   - Жаль, что тупые, и в отличии от южных, совершенно не приручаются.
   - Пробовали?
   - Много раз. И сейчас пара экспериментальных хозяйств есть. Но бесполезно. Снегоходы для вывоза туш строить дешевле.
   - Что-то слонятинки захотелось.
   - Не поверишь, но в Загородном детёныш на вертеле как раз и будет.
   - Вкуснятина!-Софи даже облизывается.
   Саргона всегда забавляло, до чего Софи любят покушать, причём обожает мучное и сладкое. При этом остаётся худощавой и стройной. Какой-то уж очень специфический у дочери обмен веществ.
   Множество женщин изводят себе разнообразными диетами, пытаясь поддерживать фигуру, как у Императрицы. Та тоже диеты придумывает. Хотя явно этим от скуки занимается. Иногда им даже следует. Ладно хоть не додумалась выжатый из сырого мяса сок пить, как кто-то из известных красавиц прошлого. Сам же Саргон считает - Кэретта может есть всё, что угодно. В любых объёмах. Всё равно не располнеет. Хоть сейчас с лёгкостью влезет в любое платье со свадебных торжеств.
   Из прочих женщин, там присутствовавших, сейчас только Кэрдин с сестрой в силах повторить подобное. Мать Яроорта тоже бы могла, но как раз в те дни у неё тяжело болела единственная на тот момент дочь.
   Можно не сомневаться, нынешнее поколение девиц лопает много чего невкусного, старясь походить на Софи. Причём часто по её же советам - она ведь тоже о всяческих диетах рассказывает. Но, в отличии от матери, просто врёт и издевается.
   Шуточки про селёдку с молоком из разряда самых безобидных. И ведь верили! Хотя и страдали.
   'Интересно, если бы ты предложила ртуть пить или мышьяк лизать они бы поверили?'
   Софи лишь крайне выразительно ресницами захлопала в ответ.
   'Маришка врала, что у меня такая талия потому, что нижние рёбра удалены. Ей не верили, но всё-таки решили спросить у меня. У меня настроение хорошее было, я и подтвердила. Так они стали спрашивать, в какой клинике операцию делали. Дорого ли? И насколько страшно. И ведь отправились бы, скажи я хоть какой-нибудь адрес'.
   'Сказала?'
   'Нет. Я злая, но всё-таки, не настолько'.
   Откровенно черноватое у обеих дочек чувство юмора. Как только они ухитряются дружить с тепличным созданием соправителя?
   Красавицы же частенько совершенно люто друг друга ненавидят. С Мариной-то всё понятно, Эрида - красавица, а каждой красотке чуть ли не по штату положена подруга не слишком привлекательной внешности.
   Приехали в Загородный. Софи удивилась парадными мундирами гвардейцев.
   - По какому поводу праздник?
   - Торжественный ужин по малому протоколу.
   - Сколько гостей?
   - Только ты. Не слишком-то часто я свою принцессу вижу.
   - Со слонёнком ты хорошо придумал.
  
   Держаться Софи умеет. Можно было и не устраивать проверки. Но когда привык, насколько вокруг всё сложно, что-то простое сделать уже не получается.
   Тем более, девочка крайне сложная. Умна, красива, талантлива, ещё и с весьма боевитым нравом. Столько всего одной редко достаётся. Многим одной красоты вполне достаточно, хотя это и временное явление.
   Тут же ещё и гениальный художник, что само по себе не часто бывает, особенно, в таком юном возрасте. Хотя здесь со времён Великих Еггтов повелось, что женщин на высоких постах побывало немало.
   Софи к политическим играм не стремится, хотя художественная среда - то ещё болото. Только вблизи 'Дворца Грёз' столько всякого происходило... А подобных центров притяжения только в Столице не один десяток будет.
   Ладно хоть травят друг друга не в прямом смысле слова, хотя в прошлом яда в бокал сыпануть художники были вполне способны.
   Сейчас такие случаи почти исчезли исключительно по причине развития судебной медицины.
   Кстати, за Еггтами тоже слава отравителей вполне водилась. Другое дело - из реального только слухи да написанные столетия спустя романы. Большинство о давних временах именно по ним судит.
   Интересно, как скоро Софи попытаются куснуть? В первую очередь не из-за способностей, а как раз из-за статуса.
   Многие критики крепко не любят 'прикормленных' различными ведомствами и Великими Домами художников. В первую очередь, разумеется, завидуют получаемым им доходам.
   В этой профессии чуть ли не лучше всего проявляется старая истина - сначала ты работаешь на имя, а потом уже имя на тебя.
   Имя у Софи уже есть. Талант к нему прилагается. Но реально ни с чем опасным она ещё не сталкивалась. Хотя, если и столкнётся - будет мило улыбаться, а потом где-нибудь в толчее всадит стилет под ребро. Причём подумают на кого-то другого. Пусть это всё и не в прямом смысле будет происходить...
   Софи поклонница всего хитрого и изворотливого. Её оружие - стилет, притом та разновидность, что в старину в причёсках прятали, маскируя под заколки. Многие не представляли, сколько опасности таится в милых безделушках.
   История умалчивает, сколько народу досрочно отправилось на погребальный костёр из за проделок таких, как Софи.
   Вот Еггтовское коварство Саргон считает вполне реальным явлением. Убить Кэретта никого не убила, но нечастые случаи с известными красавицами той эпохи, как правило, накануне каких-либо важных мероприятий, происходили с завидной регулярностью.
   Уже потом газетные травли она устраивала неоднократно. С ней часто бывает - по какому-либо поводу существует ровно два мнения: одно её, а другое ошибочное. Если кто-то считал иначе - сломанные жизни на 'боевом счету' Императрицы вполне себе есть.
   В некоторых делах даже он содействие оказывал. Ни в какие вопросы, связанные с управлением государством, Кэретта никогда не лезла, несмотря на золотую степень по политической экономике.
   Но иногда грызня пишуще-рисующей братии выходила из рамок.
   Тяжёлую артиллерию в лице Саргона Кэретта подключала только когда намёки начинали касаться её морального облика, наличия связей на стороне или состояния детей.
   С большинством противников и своими силами вполне справлялась.
   Интересно, какая доля материнских способностей досталась дочери?
   С изворотливостью и хитростью полный порядок. На хитрые многоходовочки вполне способна.
   Это не Марина, несмотря на маленький рост, временами напоминающая прущий напролом тяжёлый танк, не останавливающаяся ни перед чем ради достижения поставленных целей. Причём тяжёлым танком девчонка на самом деле уже умеет управлять.
   Хотя ему известно - простой и прямой Марина лишь прикидывается. Она как бы не больше сестры, причём на пару с матерью, себе на уме.
   Уже очень похоже, что самая хитрая и расчётливая из троих как раз Марина...
   Какие-то плоды в будущем это обязательно принесёт. Причём ягодки наверняка окажутся слишком горькими для окружающих.
   Дочь Еггта - иногда этим буквально всё, и одновременно, практически ничего не сказано...
  
   Глава 12.
  
   Подготовка к войне завершается. В отличие от прошлых лет, куда-то пропало ощущение весёлого сумасшедшего дома. Всё делается с совершенно убийственной серьёзностью и даже каким-то ожесточением.
   Все настолько сосредоточены, словно на самом деле к последнему и решающему штурму родового замка горных и безгривых готовятся.
   Марина на первом смотре после назначения была серьёзно удивлена. Нет, к чему придраться, она, разумеется, отыскала, иначе какой из неё командир? Как-никак, её познания о состоянии техники действительно выше, чем у всех остальных.
   Но с формы пропали все до одного неуставные элементы вроде парадных погон на полевой форме, значков и разнообразной мишуры, вроде иногда носимых танкистами из старых частей шпор.
   Абсолютно все выглядят как с плаката 'Зимняя полевая форма одежды для местностей умеренного климата'.
   Клинки только у многих (включая саму Марину) совершенно неуставные, но это такое нарушение, на которое абсолютно везде смотрят сквозь пальцы. Даже славящиеся зверствами столичные патрули за такое никогда не задерживают.
   Марина побывала у 'котов', проверяя состояние боеприпасов. И они в её танки заглядывали. Конечно, вопиющее нарушение секретности, но повторения прошлогоднего никому не хотелось. Тем более, у обоих сторон остались вполне обоснованные претензии друг к другу.
   'Коты', словно случайно, поинтересовались, кто в прошлом году применял боевые снаряды.
   Впрочем, пострадавшие и выбывшие и строя уже вполне имелись. Мина с краской - всё равно мина. Уж пометит, так пометит, тем более начинка фактически боевая, применяется в полицейских водомётах.
   Эрида разгулялась, практически не вылезая из штатных химических лабораторий. Преподаватели упорно делали вид, будто не знают, чем она занимается.
   Многие на самом деле переживали, что разноглазая никогда не станет заниматься боевой химией на профессиональной основе.
   Границы, что игрушечное, а что опасно у Эриды проведены чётко. И их она никогда не нарушит, кто бы не просил.
   Хотя Марине известно - в Столице уже поднимался вопрос, не поменять ли в городских броневиках водомёты на пулемёты. Правда, не знает, какое решение приняли.
   Колючая проволока и 'паутинка' вполне настоящая. Накручена везде, где только можно. Частично заграждения вполне пригодны для электрификации. Даже испытания проводили - умельцы нашлись.
   Но всё-таки здравый смысл возобладал. Хотя в заграждениях некоторые запутывались, причём не только 'коты'.
   Марине в прошлом году просто повезло, когда она у самых чужих заграждений ползала. В этот раз не все были столь удачливы.
   В боевых частях пришлось делать замены, ибо некоторых официально 'убило'. Ну, резервный состав всяко не меньше боевого, другое дело, что подготовка там похуже. Слабоватое утешение-'котам' пришлось заменять гораздо больше народа.
   Грузовик с пушкой подлодки и так полноприводный, с надетым на задний мост гусеницами и цепями на передних, оказался очень неплохим снегоходом. Идея о диверсионном рейде в тыл с нападением на штаб всё ближе и ближе к реализации.
   'Коты' о наличии 'сюрприза' не знают - снаряды им предъявляли, но лодку официально заявили как позицию дальнобойных орудий.
   'Коты' тоже свою тяжёлую гаубицу заявили, правда расчёт её стрельбы решено вести исключительно по карте, в масштабе, где расстояния куда больше реальных. Иначе одно 'попадание' могло нанести слишком большой урон. Расчёт её попаданий и ущерб от них рассчитывается несколькими бросками множества кубиков, причём предусмотрено две комбинации, одна из которых означает осечку и выход орудия из строя до окончания боевых действий, вторая же и вовсе означает взрыв снаряда в стволе (на самом деле, были такие случаи с орудиями этого типа) и полное уничтожение орудия.
   'Разведки' уровня Эорен теперь нет, но земля, как известно, полнится слухами, и удалось выяснить, что переквалифицированных в существующие только на бумаге сверхтяжёлых танков теперь у сторон одинаковое число.
   'Драконы' и так не образец надёжности, а в не слишком умелых руках смогли утратить возможность передвижения даже без воздействия противника.
   Чудо-оружия в лице помешанной на танках Марины у них просто не оказалось.
   Хотя трейлеры с тягачами у них тоже есть, и утратившие возможность передвигаться, чудища заявлены как неподвижные огневые точки.
   Ничего-ничего. Диверсанты у нас вполне толковые. Да и сто двадцать бронебойный - вполне себе штатный снаряд.
   Желание пойти в диверсионный рейд у начальника генштаба вполне себе присутствовало. Но по здравом рассуждении решила сидеть за бронёй. Как раз, восстановленный 'Дракон' - командирский с дополнительной рацией за счёт уменьшенного боекомплекта. Все танкисты самым тщательным образом изучили радиостанции. Со всех танков пропали яркие номера и звёзды. Все машины в зимнем камуфляже, опознавательные знаки теперь различишь только почти в упор подойдя.
   Вот капитан подводников как раз и назначен командиром рейдовой группы как самый большой знаток ста двадцати эм эм. В эту же группу, к некоторому удивлению Марины, попала и Медуза.
   Но назначения на низовом уровне Херктерент не изменяла никогда. Назначила старших боевых групп - а там сами пусть разбираются, кто именно им нужен, своих людей всяко получше неё знают.
   Софи в этот раз находит себе занятие, максимально совпадающее с её хроническим нежеланием кому-либо подчинятся, пусть и в рамках воинской дисциплины.
   Использование снайперов вполне допустимо. Видимо, давно такую роль для себя выбрала, ибо винтовка и прицел индивидуального изготовления.
   По лесу перемещаться Софи умеет, как на лыжах гоняет - все знают, даже по деревьям лазает отлично, хотя это только Марине известно.
   За два дня списала пятерых. Ещё и бланки карточек у неё настоящие. Посредники всё подтвердили. Да и снежно белый, только с камуфляжным рисунком наряд не допускал двойного толкования.
   Рэда тоже в боевых частях. Единственная причина - точнее, даже две, весьма оттопыривающие спереди любую одежду, всем прекрасно известны. И здесь Марина вмешиваться не стала. Пусть числится, боец неплохой, конфликтов из-за неё пока не возникает.
   Динку Марина держит при себе. Числится радистом. Техническая грамотность на уровне. Понятно, в любой боевой отряд её включили бы по первой просьбе, но начальник генштаба решила минимизировать разрушительный потенциал Кошмара
   Оэлен тоже в боевой группе. Обратного при таком пробивном характере было бы глупо ожидать.
   Инри, Коатликуэ, Кроэн и Динни-слишком тихони, чтобы первыми в драку лезть.
   Кошмар, правда хотела и Змеедевочку в танк усадить. Марина решила, что места в машине достаточно, а за Коаэ постоянный присмотр не нужен.
   Спросила, хочет ли она. Но Коаэ, даже под бронёй, в бой идти не хотела. Кошмар горевала недолго, тем более, ненаглядного её в самые что ни на есть штурмовики зачислили.
   Из школьных парочек эта смотрится убойнее всех по причине огромной разницы в росте и весе. Даже не верится, что вертлявый и быстрый маленький Кошмар - родная сестра длиннющей Эорен.
   Впрочем, та за полгода ничем, кроме обстоятельств перевода, не запомнилась.
   Письма писать - совершенно не её. Марина уверена - Эорен вовсю старинными учебниками по составлению писем пользовалась, когда ей писала.
   Марина-другая ещё написала. Про войну между школами спросила, про сестру - нет. Самой Кроэн тоже не было ни строчки, впрочем девочка и не удивилась особо.
   Атакующей стороной в этот раз опять выпало 'котам' быть. Попытки договорится ввести чередование через год атаки/обороны или же продлить мероприятие на несколько дней опять ни к чему не привели. Хотя все и понимают - потихоньку сражения приобретают всё больше черт пресловутых Больших манёвров прошлого.
   Рыть новые траншеи да рвы, да строить блиндажи не хочется никому. В имеющихся уже повсюду отопление с электричеством - который год уже используются. Несколько уже перестроены в полноценные бетонные не совсем стандартных проектов.
   Марина так и вовсе помалкивала, зная, что окажется в меньшинстве, ибо считает, что исход подобных боевых действий довольно легко просчитывается с помощью тех же кубиков и картонных фишек. Никто не виноват, что мало кто в штабные игры играть умеет.
   Те же, кто умеют - у неё выиграть не в состоянии.
   На фишках и карточках, как и в реальности, элемент неожиданности присутствует только так. Не завестись может и нарисованный танк.
   Договорились, как считать попадания реальной гаубицы с помощи карты и кубиков. Лень было всем остальным заниматься.
   Хотя при достижении подобной договорённости никому бы не удалось побегать по лесу и на танках покататься. Марина без всего этого вполне может обойтись, ибо просто переиграла уже.
   Но если оппоненту так охота, тоо и в реальности будет бить так же, как и на бумаге. Марина ведь не только на стратегическом, но и на тактическом уровне планировать прекрасно умеет. Пусть тут и будут живые люди вместо фишек - игра в любом случае остаётся игрой
   С её стороны вроде бы, всё сделано, чтобы не повторять прошлогодних ошибок, в первую очередь - своих собственных. Но за всех в этом вопросе отвечать не может.
   Расспросила всех школьных сплетниц, начав, разумеется, с Эриды, обо всех тлеющих и не очень конфликтах. Особенно - кто кому отказал. И насколько сильно теперь друг друга не любят.
   Насколько она знает людей, ситуация вырисовывается довольно приличная. Нету настолько сильных противостояний, способных закончится 'случайным' выстрелом.
   Некоторым даже саму Марину, Рэд и Дмитрия обсуждать до сих пор не лениво. Будто кому-то из них теперь дело до другого есть. Три корабля идут каждый своим курсом, и вовсе торпедные аппараты друг на друга не наводят.
   Если кто-то иначе считает - это их сложности.
   Обожателей Софи всех держит на равной дистанции, не выделяя никого. Марине почему-то кажется, что, несмотря на массу слухов, с Динкиным братцем у неё ничего не взлетит. К свадьбе в ближайшее время можно не готовится.
   Опасность повторения истории со стрельбой по Эорен следует признать стремящейся к нулю. На той стороне тоже сделали всё от них зависящее, чтобы подобное не повторилось.
   Хотя мозг - до сих пор не самый изученный орган в человеке.
   Жилые корпуса противников отнесены к 'зелёной' зоне безопасности, против находящихся там запрещено предпринимать какие-либо действия, включая проникновение диверсантов или ведение снайперского огня.
   Правило существует давно. Даже Мариной никогда не нарушалось, ибо корпус, куда она на танке въехала относится к 'красной' зоне, где ведение боевых действий разрешено в полном объёме.
   Совсем некстати первой по дороге к себе Софи попадается. Судя по виду, ни с кем под звёздами сегодня гулять не собирается. Даже глаза не накрашены.
   - Скольких сегодня?
   Софи поднимает три пальца.
   - Языком шевелить настолько лениво?
   - Тебе череп вместе с генеральской фуражкой не жмёт?
   - Это ты о чём?
   - Тебя сегодня в нескольких местах снять можно было, будь у них снайпер моего уровня. Я вот поиграть сегодня решила, поохотится на наших офицеров. Теоретически, убить можно было много кого.
   Марина пожимает плечами.
   - Ты банально знаешь, где и когда цель можно найти. Потому и показалось всё просто. Ну а к моим перемещениям у тебя ещё с детства самое нездоровое внимание.
   На шпильку сестры Софи никак не отреагировала.
   - В наших краях вполне водится крыса, воровавшая у своих. И любитель подглядывать, неплохо разбирающийся в оптике. Какие у них ещё есть планы, мы не знаем, а винтовку могут заполучить многие.
   - Волков бояться - в лес не ходить.
   - Я предпочитаю знать, охотник я или дичь. Тут же вопрос совершенно не ясен.
   Марина в ответ только пальцем по лбу постучала.
   - У тебя на тему безопасности уже крыша подтекать начинает.
   - Заметь, для этого есть некоторые основания. На тебя вполне могут охотится. Причём, совсем не снайпера 'котов'. Одного я сегодня списала. Правда, он точно не тебя искал.
   - Кто?
   Софи называет имя.
   - Знаю такого,-хмыкает Марина,-думает, раз в лесу вырос, то любой другой для него тоже как дом родной. Только вот ты, похоже, не знаешь. В этом лесу народу куда больше, чем кажется.
   - Ты о чём?
   - О том, там хватает тех, чьи навыки снайпера намного превосходят твои. Сейчас мы находимся в самом охраняемом месте нашей страны. Нам очень во многие вещи просто позволяют играть. Позволяют почувствовать себя независимыми.
   Вздумай кто посторонний сунуться в лес с боевой винтовкой - повязали бы моментально. А уж за твоими прогулками и так следят самым тщательным образом.
   - Но я никого не видела.
   - Если чего-то не замечаешь, то совсем не значит, что этого нет.
   - Я этой грани реальности как-то не придавала большого значения.
   - Чем дальше, тем больше именно с этим и будешь сталкиваться.
   - Нравоучения - не твоя стихия.
   - Я всего лишь факты констатирую.
   - Значит, 'кот' с винтовкой, как у меня, по нашей части леса может гулять совершено безнаказанно?
   - До тех пор, пока на мои заграждения не напорется. Или тебя не встретит.
   Софи усмехается:
   - Некоторым уже не повезло.
   - А завтра тебе не повезёт. Как там про море и непотопляемые корабли?
   - Не любит оно их.
   - Так и я про тоже. Это твой секрет, или как, где именно ты меня подловила?
   - С самого начала собиралась тебе это сказать.
   - Знаешь, Сордар рассказывал - был у них в Академии преподаватель по тактике. Оценок у него было ровно две - 'отлично' и 'отвратительно'. На проверочных все писали различные приказы, а потом все вместе обсуждали их. Требовалось определить, может что-либо быть истолковано неоднозначно с точки зрения исполнителя.
   Если такового не находилось - ставилось 'отлично', а нет - значит нет. Ему очень по много раз сдавали. Он считал, что никаких промежуточных оценок для тех, кому предстоит распоряжаться жизнями людей, существовать и не должно.
   Так вот, этот адмирал ещё жив. Тебе не помешает взять у него несколько уроков, а то миллион тонн шелухи надо отчистить, прежде чем доберёшься до сути того, что сказать хотела.
   Если к этому ещё добавить твою любовь двусмысленностями разговаривать...
   - Я не собираюсь большими массами людей командовать, и для меня подобное умение сильно не в приоритете. Это как раз, ты у нас крайне склонная к многословию личность.
   - Исключительно в то время, когда мне делать нечего. Как сейчас, например. В боевой обстановке кратко и образно я выражаться умею. Кстати, это как раз ты мне обещала что-то рассказать.
   - Я не отказываюсь.
   Обсуждение не слишком затянулось Обе окрестности школы за три с лишним года изучили досконально. Софи при 'охоте' на вражеского Начальника Генштаба из принципа перемещение начинала от границы нейтральной территории. Пришлось признать - сюрпризы Софи устраивать умеет. Марина и не догадывалась, что одна из позиций просматривается оттуда, куда забралась сестрёнка. Завтра примем меры. Ну а сегодня последнее слов всё равно должно остаться за ней.
   - Что ты так к моей фуражке прицепилась? Сама же заметила - я её только на смотры надеваю. На передовой я в каске была. Приоритетной целью совсем не выглядела. На той стороне меня знают значительно хуже, нежели ты. Полевые знаки различия сомневаюсь, что даже через твою оптику на таком расстоянии заметны.
   - При желании их разглядеть можно.
   - Вот только далеко не у всех это желание с твоим сопоставимо.
   - Не забывай, у кого-то есть желание поохотится именно на тебя.
   - От таких даже у меня спрятаться не получится. Но я уверена, они сейчас затаились. Спячка у них. Зимняя!
   - Мне бы твой оптимизм...
   - Свяжись с Загородным,-пожимает плечами Марина,-они вполне могут предоставить отчёт, как организована охрана школы вообще, и нас, разноглазой или Кошмара, в частности. Меня полученная информация полностью устроила. При всей моей подозрительности, ни в чём не уступающей твоей. Тут почти неприступная крепость.
   - Про неприступные крепости говорят примерно тоже, что и про непотопляемые корабли.
   - Я знаю. У тебя есть какие-либо предложения по усилению обороны? Вижу, что нет. Если это всё, то я пошла.
   - В жизни не поверю, будто ты в это время спать собираешься.
   - Это моё личное время. На что хочу, на то и трачу. И уж тебе-то отчёт собираюсь давать в последнюю очередь.
   - Не думаю, что ты личное время собираешься тратить на личную жизнь.
   Марина руки в бока упирает.
   - А вот это совершенно не твоё дело. Хочешь чьей-либо личной жизнью поинтересоваться - к разноглазой сходи. Она тебе с радостью всё про всех расскажет. Тем более, она тебя и так ждёт не дождётся. Как раз на предмет личной жизни налаживания.
   Софи отстраняется, вскинув руки в защитном жесте:
   - Вот только не надо про это! У меня девушки никаких чувств не вызывают.
   - Как можно знать, ни разу не попробовав? - Марина наступает вперёд.
   Теперь уже Софи руки в бока упирает.
   - Слушай, мелкая, по-моему, ты нарываешься. От самой-то все шарахаются без различия пола. Статус только и спасает, чтобы в положении хуже, чем Эорен, не оказаться.
   - Ха! Длинной и статус не особенно помог. Я из тех, кто всегда в первых рядах, и статус тут ни причём. Что до другой, такой животрепещущей для тебя, проблемы... То я похоже, отношусь к тому редчайшему типу людей, кого данная сторона человеческих взаимоотношений совершенно не интересует. Плевать мне в одинаковой степени и на мальчиков, и на девочек.
   Хорошо, минули времена, когда встречались, женились и замуж выходили исключительно из соображений 'чтобы было' и 'всё, как у людей'. Будет не 'как у людей', а как лично мне надо.
   - С трудом в подобное верится. Насчёт отсутствия интереса. Законы биологии они на всех распространяются.
   - Тебе напомнить, что есть виды животных, состоящие исключительно из самок? И нет ни одного, состоящего только из самцов.
   Софи хмыкает. Общую биологию она знает куда лучше, нежели сестра думает.
   - Есть ещё и такие, у которых каждая особь имеет признаки сразу двух полов. И вполне способна выполнять и ту, и другую роль. Кстати, у высших обезьян, к которым люди также относятся, подобное тоже встречается. Правда, известно в основном по статуям двуполых существ, когда на лежащую сзади смотришь - фигура женская, а вот спереди, хотя грудь есть, но и главный признак мужского пола тоже в наличии. Даже у одного вида человекообразных довольно распространено, когда мальчик с мальчиком, девочка с девочкой, а то и вовсе с детёнышем.
   - Намекаешь? - угроза в голосе Марины слишком уж явная. Сама знает, её тылы куда привлекательнее противоположной стороны.
   - Нет. Содержание учебника цитирую. Выводы ты уже сама делаешь.
   - Я сейчас тебе что-нибудь сделаю. Глаза в синий цвет выкрашу!
   - Не выкрасишь!
   - Это ещё почему?
   - Хотела бы - давно уже красила.
   - Всегда можно успеть начать!
   - Можно, но лучше не надо. Народ уже собираться начинает, предвкушают милую Еггтовскую свару.
   Марина довольно ловко, с оттенком двусмысленности цепляет сестру под локоток.
   - До тебя ближе, чем до меня. Пошли, там посидим.
   - Интересно, что завтра говорить будут?
   - Любому дерьму про нас верят по определению.
   - Особенно если мы поводы им предоставляем.
   В комнате Марина вытаскивает плоскую металлическую фляжку довольно приличного размера. Отпив из горлышка, протягивает Софи.
   - Будешь?
   - Нет. Сейчас не хочется. Да и тебе прикладываться не советую.
   - Это вроде берета. Давно уже часть образа. Из Еггтов ещё никто не спился за несколько сотен лет.
   Усмехнувшись, Софи достаёт из сумочки сигареты и мундштук. Затянувшись и выпустив струйку дыма, протягивает пачку сестре.
   - Будешь?
   - Нет, конечно. Специально куришь самую девчоночью марку из возможных?
   - Тут вкус самый приятный.
   Марина снова отпивает.
   - Не заметила, откуда ты фляжку достала.
   - Не оттуда, откуда ты подумала. Между грудей только Рэда может что угодно спрятать. Может, спать тут остаться, чтобы завтра народ совсем уж неизвестно что болтал?
   - Поверь, им достаточно, что мы под ручку зашли сюда поздно вечером. Для усиления эффекта, когда будешь уходить, могу тебе поцелуй на щеке оставить. У меня есть очень яркого оттенка помада. Сама знаешь, где лучше всего на глаза попадаться.
   - Ставь. Но лучше, на воротник. Дольше продержится.
   - По-прежнему не выносишь, когда тебя люди касаются?
   - По-прежнему. Особенно, когда меня предварительно не спрашивают. Слушай, дай-ка мне эту помаду. Я тебе след страстного поцелуя изображу.
   - Тогда точно не поверят, будто что-то было. Все же видели, ты без макияжа. И вдруг следы того, чего не было.
   - Ха! Тогда ещё лучше - подумают, что было, и не со мной одной.
   - Ты точно сумасшедшая в хорошем смысле слова.
   Марина глуповато хихикает.
   - Чего смеёшься?
   - Представила, что некоторые воображать будут. Ты, да я, да разноглазая. Мечтая присоединиться.
   - Здоровья не хватит!
   Марина часто-часто моргает.
   - Откуда ты знаешь, сколько здоровья на тебя потребуется? Неужели тоже с тремя проверяла?
   Софи выразительно кулак демонстрирует.
   - Иди ты знаешь куда, Маришка.
   - Э-э-э... Мне туда совершенно не хочется. Хотя, как говорят, сверху лучше, чем снизу. По крайней мере, на тебе никто не заснёт. Мешки ворочать - не самая приятная работёнка. Особенно такие, что тебя сильно тяжелее.
   - Дай-ка фляжку.
   Из горла Софи пить не стала. Налила в стопку-крышку. Слегка пригубила.
   - Кто-то совсем недавно говорила, насколько ей определённые вопросы не интересны. И что я вдруг слышу?
   - Сама знаешь, теория и практика - две совершенно разные вещи. К тому же, я молода, здорова, и в общем-то должна учитывать возможные изменения в своей жизни.
   - Выдать Еггту замуж - изощрённый способ минимум одного самоубийства и одного убийства. Притом и то, и другое будет совершено с максимальной жестокостью.
   - Шуточки у тебя...
   Софи стопку поднимает.
   - Как-никак, я - твоя сестра.
   Марина хмыкает. Софи нехорошо щурится:
   - Думаешь, не знаю, сколько народу болтает, что ты с Эр уже давно постельные подруги?
   - Кто там что несёт - мне плевать. Представь себе, между нами чего нет, того нет. Как ни удивительно, она чувствует, что меня вообще никто не привлекает. Разноглазой от меня только общение нужно.
   - Если уж она такая проницательная, могла бы заметить, что вот она меня ну совершенно не привлекает.
   - Она так не думает, считает, ты из тех, кому оба пола могут быть привлекательными. Кстати, она иногда понимает людей куда лучше, нежели они сами.
   - Знаешь что...
   - Ничего. Попробуй прямо сейчас к ней сходить. Представляешь, что будет?
   - Ты до этого можешь не дожить.
   - Доживу. Ещё и посмотреть рассчитываю.
   Софи по лбу себя хлопает.
   - И как это я сразу не догадалась! Ты из тех, кому только смотреть нравится. Не участвовать. Как там это называется?
   - Я и не сомневаюсь, ты и сама прекрасно знаешь, как такое называется. Только у тебя, как всегда, бац-бац - и мимо, - Марина складывает руки пистолетиком, - хотя, если тебе самой посмотреть хочется...
   - Ты что, сама видела уже? - обалдело вытаращивает глаза Софи,-Как ты можешь знать о том, чего не пробовала?
   - За кого ты меня принимаешь? Врать не буду, с фонарём стоять не доводилось. Но намёки от разноглазой были толщиной со ствол главного калибра от 'Владыки'. Если так интересно, к ней обратись, я, правда, точно не знаю, что было, а чего нет. Но уверена - если ты пойдёшь и попросишь, то для тебя уж она расстарается. Всё в лучшем виде организует. Хоть до посинения сможешь любоваться. Или присоединиться.
   - Теперь уже я могу сказать: за кого ты меня принимаешь?
   - Только за тебя саму и принимаю. Но могу кой-что интересное рассказать, что Эрида в тебе увидела.
   Софи равнодушно машет рукой:
   - Вываливай!
   - Ей кажется, что ты из тех, кому привлекательными выглядят оба пола. Ты никак не можешь определиться, кто тебе больше нравится. Чувства испытываешь, но сама их боишься. Поэтому от неё и прячешься.
   - Это она тебе тоже сказала?
   - Нет. Я сама додумалась.
   Софи резко опрокидывает стопку в себя. Потерев горло, спрашивает:
   - Куда этот мир катится?
   - Только сейчас заметила? Он давно уже там. И погружается всё глубже и глубже.
   - Ценное замечание. Особенно от человека, никаких чувств не испытывающего.
   - Чувствами этот мир описать нельзя, а вот формулами - запросто.
   - Марин, тебя стукнуть хочется. Ты начинаешь заигрываться в самой же и созданный образ. Только забываешь - он на меня никогда особо не действовал.
   - Что, лучше жить в мире, что сама себе навоображала?
   - Я этого не говорила.
   - Но подумала. Я тебя неплохо знаю. Ты разноглазой иногда просто завидуешь -в том числе и её широте взглядов. И сама себе в этом боишься признаться.
   Софи протягивает руку. Ухмыльнувшись, Марина вкладывает фляжку. Презрев стопку, принцесса надолго прикладывается.
   Отдышавшись, обалдело водит глазами по сторонам.
   - Полегчало? Теперь к разноглазой сходи. Совсем хорошо будет. Могу и проводить.
   - Ты издеваешься?
   - Напряги мозги. Да, издеваюсь. Раз видишь, то зачем спрашиваешь?
   Софи поднимается.
   - А что будет, если возьму и пойду? Она так и не научилась запираться. Возьму вот и пойду. И плевать сколько времени, одна она там, или с кем. Станешь удерживать?
   Марина демонстративно руки на груди скрещивает.
   - Ни от чего удерживать я тебя не стану. Ты сама никуда не пойдёшь.
   - Это ещё почему?
   - Потому что я тебя слишком хорошо знаю. Ты Софи Саргон. И этим всё сказано.
   - Не вздумай меня отговаривать!
   - Я и не собираюсь. Просто тут сижу. Ты куда-то идти хотела. Ну, так иди.
   - Вот и пойду!
   - Вот и иди! На месте не стой.
   Софи делает в сторону двери минимальный шажок из возможных.
   - Так ты до завтра идти будешь. Лучше, давай я ей позвоню, - Марина встаёт, - сама прибежит, в таком виде, каком скажешь. У неё есть привычка, не всем свойственная - на любые телефонные звонки отвечать. И громкость звонка не подкручивать, как некоторые,-выразительно демонстрирует низ аппарата, где рычажок громкости звука стоит в крайнем положении, что значит полное отключение, - какой там у неё номер? Один - четыре...
   - Не надо никому звонить!
   Марина весело смеётся.
   - Так и знала, долго не выдержишь. Признаю, играла ты очень убедительно. Хотя, на деле, ты как бы не трезвей меня. От выпитого тобой даже Кроэн не поплохеет. Я же эту фляжку и наполняла. А в 'Загородном', в отличии от 'Дворца Грёз' во всех бутылках находится ровно то, что на этикетке написано. Неужели ты думаешь, будто там можно плохое спиртное найти?
   Плюс, сама понимаешь, я не из тех, кто в выпивку какие-либо вещества добавляет.
   Впрочем, признаю - если бы не знала, что именно во фляжке, поверила бы. Да и память у меня отменная - я не забыла, как ты ночью на пляже это самое и пила, причём из таких бокалов, каждый из которых чуть ли не больше по объёму, чем моя фляжка.
   - Я половину, если не больше, на песок выливала, - теперь Софи смотрит с обычной серьёзностью,-да и на воздухе всё, что угодно пьётся куда легче, чем под крышей.
   - Какие мы знатоки! А вроде бы примерная девочка.
   - Я какой угодно выглядеть могу!
   - Думаешь, я этого не знаю? Заодно я уверена - кое-что из винного погреба и Загородного, и Резиденции сейчас у тебя где-то припрятано.
   - Меня удивило, когда из озорства заказала, а мне принесли.
   - Ну, я не столь горда. Сама ходила. Ножками! У меня всегда проверяли только одно - нет ли в вещах боевых патронов. В этом году почему-то не проверили, хотя я и сама ничего не везла.
   - Моих вещей никогда не проверяли.
   - Опять ко мне жизнь несправедлива!-Марина к фляжке прикладывается.
   - Теперь уже ты пьяную из себя разыгрываешь. Притом, крайне неубедительно. Да и разговорчивость у тебя подозрительно повысилась. Пытаешься на откровенность вызвать? Не выйдет, я пока вполне в состоянии контролировать, что именно говорю.
   - Я тоже. Никогда и не отрицала, что с актёрским мастерством у тебя гораздо лучше. Вот только актрисой один раз побывать получилось как раз у меня.
   - Было бы чем гордится.
   - А я и не горжусь. Просто факт констатирую.
   - У тебя там ещё осталось?
   Марина чуть взбалтывает фляжку.
   - Немного.
   - Дай сюда! Сегодня я, кажется, самым неоригинальным образом напьюсь.
   - Говорила уже, этого и ребёнку маловато будет.
   - Вон ту створку шкафа открой. Сумка на нижней полке. Дальше, думаю, и сама найдёшь. Извини, кроме шоколада на закуску нет ничего.
   - Ничего! Сойдёт!-доносится из-за дверцы голос Марины,-Ой! Как же у нас вкусы совпадают, оказывается. Именно это мы сейчас и пили. И конфетки тут такие... У тебя с разноглазой тоже удивительное совпадение вкусов. Это её любимая марка.
   - Маришка! Прибью!
   Из-за дверцы Марина появляется уже с бутылкой и коробкой конфет в руках. Бокалы не таких огромных размеров, как ночью в Резиденции, у Софи находятся.
   - Понятно, почему у нас в войсках больше твоей фляжки в день спиртного не выдают. С большего количества дуреть начинают.
   - Вообще-то, выдают гораздо меньше. Тут ёмкость - как раз две с половиной дневных дозы. В ту войну многие наши пленные на церковные службы начинали ходить. Миррены думали, такие проповеди успешные, хотя дело было в другом: участие в службах - единственный способ для пленного легально выпить вина.
   - Там, вообще-то, принцип выдачи спиртного несколько иной.
   - Вообще-то, в занудстве обычно обвиняют меня. Но сейчас зануда именно ты.
   - Оружие врага надо знать. Твои же слова.
   - Нет. Не мои. Это, вообще-то ЕИВ говорил на выставке трофеев.
   - Ну, и кто сейчас зануда?
   - Сойдёмся на том, что мы обе?
   - Договорились!
   Дзинь!
   - Когда свадьба? Шестое двенадцатого всё ближе и ближе.
   - Думала, у тебя шуточки потоньше.
   - Я и вовсе не шучу.
   - А если скажу, что в ближайшее время её и вовсе не будет?
   - Что, и официального предложения не было?
   - Будто ты не знаешь.
   - Я знаю, у нас много всякого разного неофициально делается. Так да или нет?
   - А что будет, если скажу нет?
   - Немногие осмелятся первому жениху Империи отказать.
   - Допустим, он не первый, а третий после наших братьев.
   - Сордар старый уже,-хмыкает Марина,-Херенокт, по-моему собирается брачный договор заключить. Причём, такой, что не понравится абсолютно всем, кроме невесты.
   - Он такой... Сможет. Чёрная Смерть?
   - Какие мы проницательные! Шуточка про принцессу и стражника сбывается с точностью наоборот. Принц и наёмница.
   - Допустим, сейчас она офицер. С наградами, что не во всех Великих Домах есть.
   - Неужели тебе она тоже нравится?
   - Она не 'ведьма', чтобы всем нравится. Я с Хереноктом не особо общаюсь. Будет у него жена, или нет - для меня это ничего не изменит.
   - А если Яроорт кому другой предложение сделает? Что тогда будет?
   - Пусть только попробует!
   - Вот и собственника инстинкт включился. А если как братец себя вести начнёт?
   - До такого он не опустится.
   - Говорят, переходу на эту стадию очень способствует наличие большого количества очень много обещающих личностей, вроде тебя.
   - Марин. Ты девочка большая, понимаешь наверное - вблизи любой воинской части, длительное время стоящей на одном месте в изобилии можно найти девушек, охотно продающих всё, что солдаты намерены купить. Ты понимаешь, о чём я?
   Марина скалится до ушей.
   - Прекрасно всё понимаю. Даже у нас пара ветвей, причём далеко не самых плохих, происходит от таких лагерных подруг. Но я совсем о другом. Повторяю вопрос. Что будет, если Яроорт сделает предложение кому-то другой?
   - Если здраво разбираться, то не знаю. Каких-либо договорённостей не было. Но думаю, он бы сперва меня известил о необходимости расставания. Всё-таки больше всего он обожает играть по правилам.
   - То есть, сразу 'Змей' поднимать, чтобы они сопернице что-нибудь отрезали, ты не станешь?
   - Разумеется, нет. У нас тут не мирренский двор времён Тима II..
   - Даже если это я буду?
   Софи залпом опустошает бокал.
   - Ты так шутишь?
   - Вовсе нет. Кошмар мне рассказала - от отца узнала, что он вёл переговоры о подобном браке.
   - Дела-а-а... Вот только ты уверена, что Динка тебе правду сказала? Может быть, она что-то не так поняла? Я бы на месте родителей ничего по-настоящему важного ей бы не доверила.
   - Они это не хуже тебя знают. Мне она не врёт никогда. Думаю, ей это специально сказали, чтобы до меня довести. С нашей стороны вечно секретят всё что надо и не надо. Так что скажешь?
   - Сама-то что думаешь?
   Марина хлопает ресницами:
   - Знаешь, я когда-то тоже маленькой девочкой была. Мне, как и прочим, он нравился.
   - Ты и сейчас не сильно большая. Но к серьёзным разговорам уже способная. Мне он, если честно, не очень-то и нужен. Брак состоится только если будет прямая Воля Императора. Если так уж заинтересована, можешь начинать предпринимать какие-то шаги. Только официального предложения тебе ещё больше полутора лет ждать.
   - То есть, ты уверена, что сама в ближайшее время его не получишь?
   - Разве в наше время можно быть хоть в чём-то уверенным? Кстати, даже в случае получения, и даже согласия придётся ещё какое-то время ждать.
   Марина хмыкает:
   - Думаешь, я не знаю? Всему военному сословию запрещено заключать брачные договора между лицами, не имеющими документов о среднем образовании. Только вот заключение договора напрямую с чем-то другим вовсе не связано.
   - Я же говорила, про чью-то любовь к играм по правилам? Если же чего-то мне захочется, никакие формальные запреты помехой не станут... Только вот... Плесни-ка мне ещё.
   - Смотри, по-настоящему окосеешь.
   - А, плевать. Всё в жизни бывает первый раз!
   - Я предупредила.
   - Представляешь, это для меня далеко не первый раз. Не забывай, мы хотя и учимся вместе, но я всё равно старше.
   - Только почему-то в истории больше Младшие Еггты светились.
   - Скучная ты временами.
   - Чаще говорят, какая я остроумная.
   - Заметь, весёлой тебя не зовут.
   - Может, с другими меня обсуждать будешь?
   - Хорошее что-нибудь сказать можешь?
   - Смотря что под этим подразумевать,-почему-то мурлыкает Марина,-на предстоящее мероприятие отец Динки собирался приехать.
   - Какие сложности? Он тут и раньше бывал.
   - Может, и никаких. Я только сейчас сообразила - во всех прошлых случаях он был гостем с нашей стороны. К 'котам' не заглядывал, хотя Эорен там почти всё время была.
   - Случайно не слышала, что стало со стрелявшим в неё? До дома хоть доехал? Вроде бы на него уже дома дело завели...
   - Слышала, и не случайно. Дело завели, но до конца не довели. В конце лета с ним несчастный случай произошёл. Нельзя так неаккуратно по железнодорожным путям гулять. По кусочкам собирали.
   - Откуда знаешь?
   - МИДв организация с крайне разнообразными интересами.
   - Принцессы - крайне неудачная мишень, чтобы на них в стрельбе тренироваться.
   - К любым другим девушкам это тоже относится.
   - Так я и не спорю.
   - Если приедет, свой Кошмар во время боя он увидеть не сможет.
   - Чего это так?
   - Если танк не подобьют, я Динку оттуда не выпущу.
   Софи пьяновато хихикает.
   - Подозреваю, исходя из того, что от тебя слышала, совсем не на дочку он едет любоваться.
   Марина пожимает плечами.
   - Так пусть смотрит, мне не жалко. Всё равно, кроме танка ничего больше не разглядит.
   - Кроме Динкиного приятеля. Он же весьма немаленький.
   - Ха! Вот, как раз на это ему наплевать будет. Динке наследницей не бывать. Чем скорее от неё у кого-то другого голова болеть начнёт, тем отцу с матерью лучше.
   - Не думаю, что она им настолько мешает.
   - Тысячу раз говорила уже: думая о людях следует надеяться на лучшее, а готовиться к худшему.
   - Пошла ты со своим оптимизмом,-Софи опустошает очередной бокал.
   Марина с интересом за сестрой наблюдает. Теперь в ней вполне достаточно, чтобы либо спать завалиться, либо начать разнообразные безумства творить. Сама-то Марина уже убедилась - спиртное на неё действует крайне слабо.
   Во всяком случае, что творилось летними ночами, помнит совершенно чётко. Вот у остальных участниц весёленьких ночек потом неслабые провалы в памяти обнаруживались. Или они так хорошо притворялись, будто ничего не помнят?
   Софи тоже несколько ночек провела неплохо. Пила не меньше прочих. И тоже, вроде бы, всё помнит.
   Более того, вела себя относительно сдержанно. Насколько тогда это вообще возможно было. Вседозволенность плюс молодость плюс вино - три весьма убойных составляющих сами по себе. А уж в одном месте...
   Впрочем, тогда стратегической цели напиться пред Софи не стояло.
   - Ты номер Эриды помнишь?
   Марина трясёт рукой перед лицом сестры.
   - Сколько пальцев?
   - Три! Я, как выпью, начисто памяти на цифры лишаюсь. Как там у неё? Два-восемь-шесть...
   - Софи. Ты опять играешь. Всё-то ты помнишь. Цифры просто удваиваешь.
   - Уже и пошутить нельзя.
   - Шуточки на одну тему довольно сильно надоедают. Тем более, что определённые решения, несмотря на множество обратных прецедентов, следует принимать исключительно на трезвую голову.
   - Ну я сейчас и приму!
   - Угу. Только сходи сначала два пальца в рот сунь. Или спать ложись.
   - Ни того, ни другого совершенно не хочется,-интонация говорит о совершенно ясном сознании. Нюха у Марины попросту нет.
   - Что вообще думаешь?
   - О чём?
   - О нашем будущем и не наших планах.
   - О своих - сама думай. Я же, самое большее, что прямо сейчас сделаю - возьму несколько лет на размышление. Благо, по всем писаным и неписанным законам имею на это право. Династические браки - отмирающая форма взаимоотношений.
   - Тебе могут прямо приказать вступить в брак.
   - Точно так же, как и тебе.
   Сёстры переглядываются. Хихикают.
   - Ты уверена, что он в состоянии решится на такое?
   - Нет. Точно не решится. Интересы не настолько пересекаются. Обо всём можно договорится, не прибегая к последней законной в наших краях форме торговли людьми
   - Торговля людьми, - Софи повторяет фразу, словно смакуя, - людьми торговля. Вот, значит как ты к династическим бракам относишься.
   - Товаром я быть не хочу. И никогда не буду.
   - Потенциальный покупатель может оказаться и нормальным человеком.
   - Вполне подобное допускаю. Но я уже говорила про собственную незаинтересованность в отношениях определённого рода. А в сказки про великую любовь даже разноглазая не верит... Наверное.
   - Да что ты от неё отцепиться не можешь? Сама, что ль, в неё влюбилась? - хитро щурится Софи.
   - Я? Влюбилась? Это вид оскорбления? Вижу, что нет. Просто представила вас двоих. Вместе. В свадебных платьях. С букетиками.
   Софи прикрывает рот ладонью. Говорит сквозь пальцы.
   - Я тоже представила. Меня от такого, пожалуй, сейчас вырвет по-настоящему.
   - Что там я про два пальца говорила?
   Софи кулак демонстрирует.
   - И не надейся. Ради такого случая ничто обратно не попросится.
   - У неё на самом деле есть рисунки двух девушек в свадебных нарядах. Только я в лица не вглядывалась. Представляешь, какие деньжищи может принести такой союз между вами?
   - Мне кого убить первой? Тебя? Или её? Выбирай!
   - И тебя ждёт очень громкий процесс. Или мягкие стеночки. Или и то, и другое сразу. Или, по очереди. Что предпочтёшь? Выбирай! Ты только заголовки в прессе представь. 'Еггт убивает Еггта'. Или 'Еггт убивает богатейшую наследницу Империи'. Скандалов такого уровня в Великих Домах уже несколько сотен лет не было.
   - Было. Последнее совсем недавно. Наружу просто не вышло. Там младший сын Главы вообще почти всех родственников перестрелял, пока его охрана не угомонила. Мать, отец, дядя с женой, два брата тоже с супругами. Крыша по полной потекла - вот что значит вырождение и столетия браков в своём кругу.
   Марина называет имя.
   - Они?
   - Да.
   Марина криво ухмыляется.
   - Ну и семейка были. Так и думала, что это не несчастный случай. Уж больно сурово для простой авиакатастрофы. Большая часть Великого Дома - в лепёшку.
   - Тем более, они и так друг дружку настолько не переваривали, что просто не сели бы в один самолёт, - Софи усмехается, - Особенно если учесть, что у них личные только легкомоторные имелись.
   - Имущество выморочным стало?
   - Ка-а-акие у нас ручки загребущие! Срок траура ещё не истёк, а ты уже нацеливаешься.
   - Заметь, в полном соответствии с законом. Имущество и титулы выморочных домов переходит к Императору. А во время войны денег много не бывает. Тем более, для блага Империи мы бы этим имуществом всё равно лучше распорядимся.
   - Марин, тебе 'Ежегодник Великих Домов' надо бы повнимательнее читать. Братья этого стрелка вполне успели наследниками обзавестись. Он сам пальбу начал с того, что двухлетнего племянника с нянькой застрелил.
   - Где-то начинаю понимать поднявших мятеж. Что-то много в Великих Домах выродков.
   - Мятежники сами выродки. Не забывай, с какого конца они собирались начать уничтожение Великих.
   - Боковые ветви под шумок хотели главными стать. Этот мотив тоже присутствовал. Тут поневоле вспоминаешь, что из главных ветвей Великих мы чуть ли не самая малочисленная.
   - Это ты так прозрачно намекаешь, что мне надо поскорее приступать к увеличению численности? Куда же тогда прикажешь девать твои предыдущие рассуждения?
   - Оставить, где были. Что, чуть ли не древнейшее правило забыла? Еггт - это тот, у кого мать Еггт. Кто там отец - вообще роли не играет.
   - У нас - ну очень особый случай.
   - Просто уникальнейший, что не отменяет того, что Чёрных Еггтов сейчас трое.
   - Чуть ли не впервые на моей памяти ты взялась о возможном будущем Еггтов рассуждать.
   - Меня крайне разнообразные мысли временами посещают. Как-то не хочется знать, что после меня 'Глаза Змеи' только рука музейного смотрителя и коснётся.
   Софи подходит к сестре. Кладёт руку на лоб. Марина, дёрнувшись, отстраняется.
   - Сонька, ты чего?
   - Извини, забыла про твою 'любовь' к прикосновениям. Смотрю, не заболела ли. Уж больно странно от тебя подобные рассуждения звучат... Нет, вроде не горячая. Сама этим можешь заняться через несколько лет. Чтобы были не только музейные смотрители.
   - Ты очень часто подчёркивала, что старше. Первенство в этой области я тебе охотно уступлю. Тем более, ребёнок, удочерённый в установленным законом порядке имеет те же права, что и рождённый. Это, если что, опять намёк на тебя и разноглазую.
   - Мне тебя душить за подобные намёки просто лениво.
   - Производителя уже выбрала? Сама знаешь, мечтают очень многие.
   - Маришка, иди прочь! Надо будет - уж как-нибудь выбор сделаю без твоих советов.
   - А я опять о разноглазой.
   - Что на это раз?
   - Как ЕИВ выражается, 'слона-то я не приметил'.
   - Какого ещё слона?
   - Репродуктивного возраста Чёрных Еггтов всё-таки трое. Эрида же - единственная наследница сразу двух Великих домов. Причём, у неё могут быть сложности, так сказать, с репродуктивными функциями организма.
   Как раз она в будущем может прибегнуть к наследованию через удочерение. Тем более, у её отца нет внебрачных детей.
   - Насколько я знаю, в определённой области Эрида полностью здорова.
   - Это она тебе сказала?
   - Хватит дурачиться, разумеется, нет, но сведения - достоверные. В мирренских законах крови есть что-то рациональное. Действуй они у нас - той трагедии вообще бы не случилось. Матери и отцу стрелка просто не разрешили бы в брак вступить. Они довольно близкая родня, плюс в прошлых поколениях уже рождались неполноценные.
   - Это ты к чему?
   - Это я к тому, что если вздумаю прибегнуть к услугам... производителя, то затребую от него полную медицинскую карту и сведения о семье поколений за пять. Мне неполноценные потомки не нужны.
   - Неужели ты наконец научилась включать логику?
   - А ты хотя бы иногда можешь её отключать?
   - И кто же этот потенциальный счастливчик?
   - Мы вроде бы уже говорили о разнице между теорией и практикой.
   - То есть, к практической стороне ты, несмотря на все слухи, ещё не приступила?
   - На второй или на третий круг уже пошло? Кто там говорил о незаинтересованности в определённых вопросах?
   - Зато я тягу ко всему интересному испытываю. И, раз уж мы о южных законах крови заговорили, в случае их действия у нас, мы бы вообще не родились.
   - Как так?
   - А вот так! Эти законы не только и не столько про кровь, сколько про статусные браки. У них ребёнок, рождённый вне брака и сейчас в число имеющих статус членов Дома, а уж тем более, Династии, не входит.
   Кэретта у них вообще бы никаких титулов не имела. И уж брак даже с младшим сыном любого их Великих Домов ей бы и вовсе не грозил. В лучшем случае, на красоте бы выехала, став содержанкой того же самого младшего сына.
   Если бы вообще замуж не выдали за офицера из самой глухой дыры Южного материка. Сплавили бы позор дома куда подальше.
   Времена сейчас добрые довольно, убивать нежелательных детей как-то не принято.
   Это по нашим законам Кэретта - урождённая принцесса. Что на Юге было бы - только что сказала.
   - Но мы не на Юге.
   - Но любители южных законов встречаются и в наших краях. Даже Двор у нас пару десятков лет жил по Южному церемониалу.
   - Так это ещё когда было!
   - Но было же! Вздыхательниц по прекрасной эпохе и сейчас, наверное, треть школы.
   - Скажем так, не треть школы, а треть от женской части школьного населения.
   - Ну, другую половину ты лучше меня знать должна. У меня там - только деловые отношения. Это у тебя, как говорят, крайне разнообразные. Притом, с несколькими одновременно.
   - Ты бы не всё, что от разноглазой слышишь, мне бы передавала. И свою знаменитую логику включала бы почаще. Я даже догадываюсь почти со стопроцентной вероятностью, кто про меня такие слухи распускает. В основном те, к кому известная шутка про некрасивых относится.
   - Это где спиртного мало бывает? Если да, то я таких страшилищ вроде не помню.
   - Ты не настолько критична к своей внешности, чтобы у других каждый прыщик замечать. Если уж на то пошло, на той половине школы считается очень скверным поступком обвинить в излишне вольном поведении ту, кто так себя не ведёт. За такие слова могут нанести тяжкие телесные повреждения. Причём бить будут толпой.
   - Что-то я не помню случаев этих самых повреждений в последнее время.
   - Иногда угроза применения чего-либо является достаточным сдерживающим фактором. А я и других факторов ещё множество знаю.
   - Как-то не сомневаюсь. И тебе всё равно, что в нашем корпусе про тебя болтают?
   - Нет, не всё равно. Запретить думать даже я не в состоянии. Зависть к чужой красоте или своеобразию вообще очень страшная вещь. Ты сама чуть от подобной зависти не пострадала, хотя там люди вроде все взрослые и серьёзные были.
   Марина, моргая смотрит в потолок.
   - Некоторых из них уже нет... В самом прямом смысле. Недооценили, что за девочку Херенокт с собой притащил.
   - Ему скоро не до девочек будет...
   - Как знать, как знать... Насколько мне известно, Чёрная Смерть весьма широких взглядов придерживается.
   - Сколько всего интересного прошло мимо меня!
   - Ты с Эшбад, вроде, немало общалась. Так у неё тоже взгляды... Сильно разнообразные.
   - Я подобное разнообразие совсем не поддерживаю.
   Марина щёлкает пальцами.
   - Знаешь, я мирренское выражение вспомнила. Как раз про таких как ты. На словах всё чинно. А на деле...
   - Что же это за фраза?
   - Развратная монашка,-кривляется Марина,-у южан, как раз полным-полно шуточек и картиночек про излишне нежную дружбу между девушками в женских монастырях и закрытых школах для девушек, где частенько монашки и преподают. Да и про и взаимоотношения священников с монахинями тоже интересных история хватает...
   Чуть ли не самая любимая картиночка - преподавательница минимально одетую, да ещё часто и связанную ученицу подвергает телесным наказаниям. Знаешь такие?
   - Я даже не спрашиваю, где ты такое видела...
   - Наверняка, в том же месте, где и ты. 'Секретная' часть живописной коллекции МИДв не настолько уж секретна. У нас другого содержания картинки с девочками более распространены. Любители всего сладенького очень любят девочек в форме, вроде нашей.
   - По-моему, всё ты врёшь. Все свойственные возрасту стремления и потребности у тебя присутствуют в полном объёме. Что тебя ничто и никто не привлекает - скрываешь просто. Да ещё меня провоцируешь.
  
  
   Глава 13.
  
   День битвы наступил. На местах все были задолго до начала.
  Традиционно сигнал - выстрел осветительной ракетой, хотя и в предшествующие дни не запрещались действия диверсантов, снайперов и любые передислокации отрядов в пределах своей территории.
   Через пять минут после начала со стороны 'котов' громыхнуло. Можно было не сомневаться, от одного, пусть и холостого выстрела из своей гаубицы они не удержатся. Несколько секунд томительного ожидания - после прошлого года многие опасались, что 'гостинец' прилетит полноценный, способный кратер, мало отличный от лунного, выкопать. Но ничего не произошло. Холостой выстрел по громкости боевой даже превосходит.
   Более знающие на часы посмотрели. Развёрнутая на позиции гаубица должна давать один выстрел в четыре минуты. 'Коты' справились за пять, хотя гаубица уже давно на бетонном основании стоит..
   Вскоре у сидящего в лагере посредника раздался звонок, где сообщалось, в какой квадрат пришлось попадание, и что следует объявить убитыми всех там находившихся, а всю технику - уничтоженной.
   На что посредник ехидно ответил - убитых он может посчитать хоть сейчас, таковых ровно один - он сам. Но так как по статусу он не может быть уничтожен, то никаких других потерь попросту нет.
   В лагере, кроме посредника и телефона, больше никого нет. Ещё ночью начальник генштаба вывел за территорию все подразделения. Выстрел пропал впустую, а стрелять из орудия такого калибра по быстро перемещающейся технике - довольно глупое занятие.
   От обычной артподготовки стороны понесли определённые потери, почти не повлиявшие на общую боеспособность. Разведка 'котов' не выявила расположения 'сордаровских' резервов.
   Обстрел укреплений привёл к значительным разрушениям ложных позиций.
   Один из штурмовых отрядов, даже с тяжёлым танком, выскочил на минное поле, которого ещё накануне не было - 'Сордаровцы' ухитрились за ночь не только выставить, но и замаскировать.
   Потери были не слишком велики, но танк, несмотря на минный трал, наскочил на фугас и был объявлен уничтоженным вместе с экипажем. Наступление на этом было приостановлено. Быстро сделать проход в минном поле невозможно, а сколько здесь фугасов такой мощности - и вовсе неизвестно.
   Застрявшие на кромке минного поля оказались ещё и под обстрелом тяжелого танка. По злой иронии судьбы - как раз захваченного в прошлом году 'Дракона'. Из противотанковых средств в наличии были только гранатомёты, но пытаться подобраться к машине по чистому полю - граничащее с самоубийством занятие.
   Тем более, кроме танка, можно предположить и наличие пехотных позиций.
   В центре разыгрывается жестокая классика последних лет - попытка прорыва хорошо укреплённых позиций. Обе стороны великолепно изучили все 'наставления' воющих сторон за несколько лет. Драка идёт серьёзная.
   Вгрызться в линию ДОТов удаётся, хотя штурмовые группы, даже при поддержке танков, несут большие потери от огня снайперов и подрывов на минах.
   Большинство бронированных ещё не задействовано. Стороны неплохо представляют численность танковых частей друг друга и опасаются массированной атаки.
   Записавшиеся в медицинские части наверняка проклинают тот день, когда сделали подобный выбор. Количество раненых всё возрастает, хотя общий уровень потерь ещё далёк от уровня, требующего прекращение операции.
   Против дотов вовсю применяют огнемёты и химические гранаты. Артиллерия сторон тоже ведёт огонь газовыми снарядами.
   К раненым добавляются пренебрегшие противогазами.
   Штурмовые части постоянно требуют танки.
   О том же просят и обороняющиеся.
   Но техника задействована в минимальном объёме.
   Ситуация пока не настолько плоха, чтобы бросать на весы противостояния самые тяжёлые гири.
   'Драконы' 'сордаровцев' мелькают чаще всех, ведя огонь с дальних расстояний. Попадания по ним есть, но уже прекрасно известно - на таких дистанциях малые калибры бесполезны, а под огонь крупных калибров танки ухитряются не подставляться.
   С ожесточённостью всё хорошо, вот со зрелищностью - не очень. Ладно хоть пока у всех раненных раны из тех, что только на карточках отмечают. Даже от 'колючки' и паутинки настоящих травм никто не получил, хотя один танк ухитрился в проволоке запутаться.
   В тылу у 'котов' громыхнуло. Штаб успел только передать посредникам 'атакованы значительными силами' и отключился.
   Служба в батальоне охраны штаба считается чуть ли не видом наказания. Туда спихнули всех наименее боеспособных из боевых частей.
   На самых неподготовленных 'котов' обрушились самые зверские бойцы 'сордаровцев'. Самые опытные ветераны нескольких предыдущих битв. При поддержке ста двадцати эм эм. Пушка с вездехода первым выстрелом уничтожила один из охранявших штаб неподвижных танков. Третьим снарядом уничтожен и второй. В дотах и траншеях началась форменная резня. У атакующих 'сордаровцев' ограниченно боеспособной считается только Медуза -но и у той явно кто-то из предков абордажной партией командовал.
   Командный состав с батальоном охраны был уничтожен в полном составе. Явно наличествовал приказ 'пленных не брать!'
   Вскоре пропала связь и с гаубицей, а над лесом поднялся столб жёлтого дыма, означавший подрыв орудия.
   Резерв в полном составе вместе с большей частью танков на выручку не успел.
   Координировать действия было некому.
   Во фланг завязшим на укреплениях частям ударили танки.
   Поражение начало напоминать разгром, когда сражение остановили.
  
   * * *
  
   Марина снимает шлем. Ну, вот всё и кончилось. Как всегда при планировании, всего, чего хотели не добились, но всё равно, достигнутым результатом вполне можно гордится. Первая победа нового Начальника генштаба.
   В жизни подобные события бывают всего один или два раза.
   Один раз уже - вот он, уже наступил. Через год, если мирренское бомбардировочное командование не вмешается, будет второй.
   Дальше уже стреляющие боевыми 'Драконы' - или что там на юге ещё придумают - в прицеле появятся.
   Миррены постоянно острили на предмет любви грэдов к холодному оружию. Шутки-шутками, но в 'Драконе' обнаружились вполне штатные крепления для клинков всех членов экипажа. Снаружи на танках, кроме экранов, во всёвозрастающих количествах крепятся запасные траки, также играющие роль дополнительной брони, различные инструменты и принадлежности. На всех фотографиях повреждённой техники, что Марине приходилось видеть, инструменты отсутствовали. Хозяйственные танкисты или пехотинцы с артиллеристами всегда успевали к подбитым танкам раньше фотографов. Что 'коты', что 'сордаровцы' свои 'Драконы' получили без инструментов. Их потом докупили отдельно.
   Крепления для клинков понадобились только Марине и Динке.
   Херктерент лениво выбирается на башню, прихватив 'Глаз Змеи'. Усаживается, свесив ноги в люк. За башней - ящик с различным имуществом.
   Пулей вылетевшая через второй люк, Кошмар уже развила неуёмную активность. На корпусе, вместе с инструментами, висят два свёрнутых знамени с древками и в чехлах.
   Разворачивает первое. Над башней одного танка взвивается флаг ненаследной принцессы Империи.
   Восторженные вопли от обеих сторон.
   Марина жалеет, что сняла шлемофон. Уши аж заложило. Можно подумать, её кто-то тут не знает. Открывает ящик. Там в пакете лежит так раздражающая Софи генеральская фуражка. Парадный вариант довольно сильно отличается от того, что она раньше носила.
   Больше напоминает южную карикатуру - диаметр увеличен, тулья задрана на совершенно неприличную высоту, под кокардой красуются пылезащитные очки для пустынной местности.
   Как бой кончился, почти у всех, словно по волшебству, на форме появились всевозможные неуставные элементы, вроде фуражки Марины.
   Вполне возможно, кто-нибудь нарисует беззлобную карикатуру, где головной убор будет выше самой Марины.
   Кошмар деятельности не прекращает.
   Когда немного стихает, вслед за первым флагом появляется второй - принцессы Великого дома. Далеко не все и не сразу догадываются, чей - хотя принцесска вполне себе в полный рост на башне стоит, за древко одной рукой держится. В другой к небу вскинут клинок.
   Впрочем, стояла Кошмар там недолго, с радостным визгом переместившись на руки огромной туши в зимнем камуфляже, больше всего напоминающей вставшего на задние лапы полярного медведя. Причём не просто медведя, а полумифического Ужаса Льдов.
   Лишь бы с башни не стащили, начав качать. Но подчинённые, кажется, успели уяснить, чего именно генерал терпеть не может.
   Недавние враги мирно общаю