=======================================
  
   Обновление от 16. 06. 2019. Новое в главах 24 и 37.
   Обновление от 3. 07. 2019. Новое в главах 8, 18, 24 и 37.
   Обновление от 30. 07. 2019. Новое в главах 4 и 37.

  
  ========================================
  
  ========== Глава 1. ==========
  
   Глава 1.
  
   Марина лежит. Смотрит росписи на потолке и тихо бесится. От всего, и неизвестно, от чего. Второе лето после школы подходит к концу. С первым не сравнить. Во всех смыслах.
   Дворец в полном распоряжении. Она и не знала, что за МИДв ещё и такой числится. За Министерством Императорского Двора вообще много чего числится. Сколько бы Император число сотрудников не сокращал, министры всё равно вновь ухитрялись штат раздуть.
   Судя по карте, дворец в самом невыгодном для атаки с воздуха, секторе. В окрестностях нет ничего хоть сколько-нибудь похожего на военные объекты. Или же, всё слишком хорошо спрятано. Надо посмотреть, на простых картах тут что-нибудь обозначено? Марина-то больше военные карты знает, читать - любые читает.
   Персонал - как раз из Загородного переведён, даже охрана. Значит, где-то тренажёрный зал и стрельбище есть. Но Марине в кои-то веки новую территорию обследовать просто лень. Все её знают, и она всех знает, большего пока и не надо.
   Загородный на любых картах есть, более того, был бы уже законной целью, знай миррены о его истинном предназначении. Хотя, бомбы и прицелы существуют словно в разных измерениях.
   Кэретта больше не пишет. Сама Марина - тем более. Злость на мать поутихла, но совсем не ушла. Правда, свобода перемещения императрице частично возвращена, по столичному региону может перемещаться свободно. Вот только к дочерям ей приближаться запрещено. Марине до лампочки, а что сказала Софи - фиолетово тем более.
   Кажется, общением за лето несколько пресытилась, и теперь хочется побыть одной. Совсем одной всё-таки не получилось - Коатликуэ в гости напросилась. Что кому-то тоже охота побыть подальше от дорогих родственников - Херктерент охотно верит. Софи тоже вроде звала мелкую погостить, но тут уж Марина считает, Коаэ кое с кем из столичных дружков и подруженек сестры общаться просто рановато.
   Подзабыла принцип - если долго всё хорошо - жди беды. Сработало в очередной раз. Обычный звонок Эриде - и на тебе. У неё стало плохо с сердцем, сейчас в курируемом соправителем институте кардиологии. Два дня отвечали 'состояние стабильное'. Знаем мы стабильность эту. За последние два года Марина просто подзабыла, насколько часто Эр болела раньше. Про прошлый год просто не вспоминала, ибо сама чуть похорон по высшему разряду не удостоилась.
   На третий день, строя самые скверные предположения, Марина потребовала соединить с соправителем. Голоса Херта в трубке Марина не ожидала.
   - Эрида в порядке.
   - С ней можно увидеться.
   - Пока нет. Но если хочешь, можешь ко мне приехать. Надо поговорить.
   Марина свою значимость склонна преувеличивать, но не до такой же степени.
   Херт в своей обычной загородной резиденции.
   Только сейчас почему-то в глаз бросается давно известный факт - Херт старик, всегда старался выглядеть моложе, но теперь вид в точности соответствует возрасту. Марина слишком хорошо знает, сколько соправителю лет.
   Не поленился лично у парадного входа резиденции встретить. Ну да, Марину выручает прекрасная память. Правила этикета ещё действуют, а соправитель, как отец выражается 'из старой гвардии', всевозможным правилам приличия начинали раньше учить, чем буквы разбирать.
   Дочь Императора к себе соправитель мог пригласить только официальным письмом, и Марина столь же официально должна была отправить согласие или отказ.
   Но сейчас давно уже не те времена. Старые правила что-то значат только для вовсе не старых людей вроде опальной императрицы и её ближайшего окружения.
   Сам Херт в те времена родился когда куча ненужных правил вполне действовали. Постепенно они стали не нужны. Но как обычно бывает, перестав применять, формально отменить их забыли.
   О деле стали говорить только в парадном кабинете соправителя. Том самом, где удостаиваются аудиенции у его высочества. Соправитель имеет также титул 'старшего ненаследного принца', 'старшим' он стал, когда у Императора сын родился, Сордар 'младший ненаследный принц'. Будь у Херта сын, имел такой же титул. Но у соправителя есть только дочь.
   Входя, Марина замечает - столик для неформальной беседы сервирован взрослыми напитками и закусками. Ошибиться не мог, для него есть дети, есть взрослые. Никаких промежуточных категорий не существует. Марина, по мнению соправителя, переход из одной в другую категорию уже совершила.
   Херт сразу начал с главного - проблем со здоровьем дочери.
   - На всё старое наложилась банальщина - она продолжает расти, и не все органы развиваются как надо. Я сам за эти годы настолько познания в медицине расширил - диплом врача на старости лет могу получить.
   - Мне кажется, вы намекаете, что мне следует обратиться с некой просьбой к ЕИВ, ибо вы не уверены в результате, если инициатива будет исходить от вас. И это прямо связано с Эр.
   - Умная девочка. Совершенно верно. Дело именно в Эр. Сама-знаешь-где в лечении болезней сердца достигли очень больших успехов. Есть различная аппаратура, специалисты. Я знаком только со специализированной литературой оттуда. Кардиологи подтвердили - там могут многое, недоступное пока нам. Так вот: этих специалистов и аппаратуру я хочу получить. Любой ценой. По расчётам моего аппарата, для этого нужно двенадцать переходов большой мощности. Это очень много. Но за ценой я не постою.
   - Хотите попросить, чтобы просьба исходила от моего лица?
   - Именно. Сама понимаешь, подобных просьб ты скоро очень много от самых разных людей будешь выслушивать.
   - Я согласна. Похороны Эр - совсем не то мероприятие, где мне хотелось бы побывать. Однако, меня интересует нечто, происходящее в настоящем.
   - В настоящем отечественная медицина пока справляется. Внешние кардиостимуляторы мы применять уже можем. Одна из проблем - не можем производить имплантируемые.
   - Ей требуется установка?
   - Пока нет однозначного решения. У учёных мужей гордость взыграла - они, да чего-то не могут. Но у этого решения имя вообще-то, есть. Да и... Известно, как сама чуть не стала жертвой интриг в медицинских кругах?
   - Просветили уже. ЕИВ с тех пор любым медикам не слишком доверяет.
   - Его право. Я не такой скептик. Кардиология всё-таки несколько более точная область медицины, чем психиатрия. Но некоторым стоит помнить, при определённых условиях я могу поступить так же, как и ЕИВ и даже жёстче, ибо тогда никто не умер.
   - И с ума не сошёл, договаривайте уж, знаю, кем меня считали одно время.
   - Как раз я так не считал.
   Марина молчит. В раннем детстве считала Херта братом отца, а Эриду - почти родной сестрой. Она не помнит времени, когда не знала соправителя и его дочери.
  
   Пойти мелкую поискать что ль? Так про себя стала называть Коатликуэ. Странная она даже на фоне обеих Херктерент. Совершенно не свойственная возрасту серьёзность. Странные интересы и рассуждения. Преобладающая в рисунках тема смерти и сопутствующих событий.
  
   Аккуратность Коаэ с точки зрения Марины, зашкаливает. Зайдёшь в комнаты, когда мелкой нет - может показаться, тут никто не живёт. Всё убрано, никаких личных вещей на виду. Словно экспозиция музейная, как было до их приезда.
  
   - Ты часто рисуешь смерть. Видела, как кто-то умирал?
   - Нет, - у мелкой очень малоподвижное лицо, эмоции почти не отражает. Хотя девочка их испытывает, Марина знает точно, - Просто не получается по-другому. Мы ведь все когда-нибудь умрём. Значит, тема каждому понятна.
   - Но только сильно не каждому приятна.
   - Самый страшный страх человека - страх смерти.
  
   Сначала и Рэд хотела у Марины погостить, но потом решила провести последний месяц каникул у отца. И так почти год не виделись, да ещё дурная зимняя история, про которую участницы стараются не вспоминать. Почему-то Рэдрия думала, Марина обидится. Но та уверила, всё в порядке. Если у неё в семье не пойми что творится, то это совсем не значит, что и у других так же.
   Херктерент Хорт скорее завидует.
   Романы такого жанра Марина не слишком любит, читала в основном, чтобы получше разобраться, что может твориться в голове той, кому некоторые из романов посвящены. Приключенческие романы принесли ему известность, историческими прославился уже позднее. Автор писал про дальние архипелаги, иные народы, экспедиции, приключения. Биологических ляпов не заметно. Оружейных - нет вообще. Мелькали и довольно жестокие сцены, впрочем, Марина про заморские дела и более жёсткие вещи читала. Как художественные, так и некоторые доклады ЕИВ.
   Несколько лет приключенческие романы не издавали. Обстановку международную не хотели обострять. Отрицательные персонажи миррены с такой ненавистью описаны и такими чудовищами представлены, будто автор сам на них в перекрестие прицела смотрел и в джунглях насмерть резался.
   Поинтересовавшись годом рождения отца Рэдрии, заподозрила, в ранних романах он писал во многом сам про себя. Спросила у самой Хорт - та сказала, так и есть. Лёг на шрамолицею отблеск чужой славы. На фото видны колодки. Ордена 'За боевые заслуги' тем и хороши - награждать ими можно сколько угодно раз, и никогда не догадаешься, когда именно и за что получены.
   - Знай я, что он там бывал. Тогда... Я бы просто не стала с тобой драться. И вообще...
   - Ты меня просто не спрашивала. Да и не факт, что тогда я бы тебе ответила. В конце концов, не подерись сначала, не подружились бы потом.
   - Вторую ногу тебе что ль сломать для закрепления дружбы? - задумчиво поинтересовалась Марина, поглаживая кулак.
   Рэда только рассмеялась в ответ.
  
   У стен зала сидят доспехи времён Еггтов, или их точные копии. Сверкнули когда-то ведьмы золотыми рогами. На всех Еггтах остался отблеск. Другое дело, на некоторых совсем уж по поговорке про жемчуг в навозе. Марина не из тех, кто в этой субстанции любит рыться, выискивая нечто, чего там может, и нет. Если что-то выглядит, как отходы жизнедеятельности, то этим оно и является, а рыться - пусть другие роются.
  
  
   Хм. В типах доспехов мелкая и раньше хорошо разбиралась, а теперь так вообще её рисунки в учебники вставлять можно. Некогда грозная сталь уже давно совершенно очаровала девочку. Марина и то поражается фантазии предков, притом, что коллекция во дворце совсем небольшая. Одних рогов на шлемах десятки видов. Знаменитые золотые, резные буйволиные, бычьи, косули, в виде заячьих ушей, золотые перистые, словно усики насекомого, ярко-алые лакированные, напоминающие, напоминающие языки пламени или веточку коралла. Попадаются украшения в виде распахнутых крыльев бабочки или ушей невиданных зверей. Сами шлемы часто напоминают формой звериную голову, иногда покрыты самой настоящей шкурой.
   Маски и полумаски, с недавних пор обрётшие новую жизнь на мирренских карикатурах. Жуткие гримасы стальных лиц. Страшный враг с севера.
   Интересно, что стало бы с художником, изобрази он весьма популярные во времена Еггтов маски с чертами лица младенца или юной девушки?
   - 'Война миров'. Сейчас словно тогда. Мысль есть, не знаю как выразить, хочу, чтобы все они были на картине. Все деятели того периода 'Великого века'. Но хочу, чтобы и город был, и отражение вылазки, и те атаки. На одной картине всего не вместишь. Серию делать не охота.
   - Ты диораму попробуй. Круговую.
   - Они очень большими должны быть. Работы на несколько лет. И денег много надо.
   - Ты подумай. Хоть примерно набросай, что должно получиться. Мечта - это хорошо. Покажешь. Увижу, что дельное выходит - сама знаешь, деньги у меня водятся, а девать их со смыслом - вроде как некуда.
   - Пока рано ещё про это говорить, - мелкая неожиданно серьёзна.
   - Смотри сама. Учти, через несколько лет в моде будут более приближенные к современности сюжеты. Плюс банально может не стать источника финансирования в виде меня.
   - Не говори так.
   Марина с усмешкой кивает на рисунки.
   - С той поры не только ядра и шары летать научились. Да и у снарядов скорость подросла.
  
   Коатликуэ часто просто бродит по залам. Иногда останавливается, подолгу разглядывая приглянувшуюся вещь.
   - Знаешь, впервые я почти совсем одна. Непривычно, когда людей совсем нет. Начинаешь ждать чего-то... Сказочного...
   Язвить Марине не хочется.
   - Тихо тут. И место красивое.
   - Я нарисовала уже.
   - Покажешь потом, - хотя и не любит пейзажи Марина.
  
   Марина лежит на берегу явно искусственного озера. На облака смотрит. Коаэ рядом сидит, обхватив колени. Как-то это место настраивает на хроническое безделье. Кажется, тут ничего не может измениться. Херктерент наконец, стал понятен смысл пейзажных парков.
   - Для кого этот дворец изначально строили?
   - Не знаю, не думала, что за МИДв ещё и такой числится.
   - Мне кажется, в нём никто никогда не жил. Мы первые.
   - Всё может быть. Такой стиль перед Великой войной архитекторы любили. Богачи с шальными деньгами выделывались как могли - шли бы особняк такой, какого ни у кого нет. А тут война... Состояния на крови только так делались, терялись не с меньшими скоростями. МИДв да Министерство Государственного имущественного на пару ещё в конце войны стали скупать все эти недострои да долгостроии. В клиники переоборудовали, самые роскошные - в музеи да гостиницы. Где просто хранилища императорских коллекций. Тут явно музей Великого века начинали делать, да забросили. Из-за войны или ещё почему - не знаю.
  
   Коатликуэ сидит на полу лицом к двери. Закрыв глаза, гладит смутно знакомое странное изделие из чёрного с красными вкраплениями, камня.
   - Ты чего?
   Сжав камень, девочка резко открывает глаза.
   - Ничего. Думаю.
   - Это что у тебя? - Марина довольно резка. Лезет в голову история с самолётиком-кулоном Софи и бешенством отца, принявшим машину совсем за другой символ.
   - Бодронское сердце. Случайно узнала, тут есть коллекция их вещей. Показали. Разрешили кое-что взять посмотреть.
   - Зачем это тебе?
   - Понять пытаюсь. Их. И себя. Бодроны так походили на тех, кто поклонялись той, чьё имя я ношу. Вырывали сердца. Приносили в жертву пленных. Не боялись боли и легко лили свою и чужую кровь. Их также были сокрушены пришедшими издалека.
   Даже песни о гибели великого города сочинили похожие перед тем как растворится в вечности.
   - 'Дома стоят без крыш, а стены их от крови красны'. Эта?
   - Да. Понять пытаюсь, какими они были. Чем жили, о чём мечтали. Знаешь, один обычай совпадал в обоих мирах. Умершая при родах женщина почиталась наравне с павшим воином.
   - Ты не молиться своей тёзке собралась? - Марина лихорадочно перебирает в уме признаки запрещённых и разрешённых культов, пытаясь сообразить, не примкнула к какому Коаэ, и если примкнула, то где и когда?
   - Нет. Это мама что-то такое иногда. А я - нет. Есть что-то в этих изображения. Тех, что жили не здесь было намного больше пришедших. Но у них была сталь, у них были лошади, был пушки. И они не смогли, оставив не слишком добрую память, да орла на кактусе со змеёй в клюве на гербе государства.
   Жившие здесь. У них была сталь, была конница, их было больше. У пришедших тогда ещё не было пушек. У них была ярость. Была сила. Они презирали смерть...
   Не могу понять, почему пали одни. Почему вознеслись другие. Бодроны рвали сердца, их противники вспарывали животы побеждённым и на их глазах ели сырую печень.
   Кем были те, от кого происходим мы? Героями? Чудовищами? Или и тем и другим сразу?
   - Тебе не живописи учиться надо, а философию изучать.
   - Ты ведь и сама философов немало читаешь. Ибо мир надо познать, чтобы понять, почему он такой, а не иной.
   - Он несправедлив, и его надо изменить.
   - Вот только, кто знает как?
   - Может, ты. Может, я.
   - А может, те, кто думают, что для этого изменения тебя или меня надо убить. Мы именно то, что мешает миру стать лучше.
   - Самоубиться, часом, не решила?
   - Нет, - просто говорит Коатликуэ, и Марина ей верит.
   - Ещё странность заметила. В бодронской коллекции много изображений гремучих змей. От ацтеков их тоже немало осталось. Символы богов и богинь. Давно ушедших. Но ведь столетия уже гремучая змея - ваш символ. Тебя саму зовут змеёй иногда. На Архипелаге гремучих змей не было. Вы с ними только здесь познакомились. И взяли себе этот символ. Ваши мечи названы в честь змей. Вы сами...
   - Мы сами змеи. Говорила уже. Для меня - это просто часть имени. Кстати, не советую выискивать связи между именем и качествами человека. Их нет и быть не может.
   - Сомневаюсь иногда.
   - Ты странная не из-за странного имени, а из-за того, что сама решила странной быть, и эту странность на имя накрутила.
   - Но похожие символы у людей, живущих в разных мирах...
   - Заладила 'символы', 'символы'. У многих народов символ солнца - круг, а спутника - полумесяц. Тоже странным кажется?
  
  
   У въездов в город теперь везде помимо постов по два пулемётных дота фланкирующего огня. Если знать, как смотреть, невдалеке можно заметить и артиллерийские. Можно заметить и переделанные под новые орудия башни устаревших танков на бетонных основаниях.
   Над улицами маскировочные сети, крыши домов перекрашены. Говорят, сверху можно увидеть нечто, не имеющее ничего общего с настоящей столицей. Парки на месте заводов, заводы вместо парков. Леса вместо жилых домов, даже река течёт по-другому. Но сама Марина над городом давно не летала, да и в квалификации мирренских штурманов, умеющих бомбить по географическим координатам, не сомневается.
   Вроде бы, число стволов зенитной артиллерии в столице стало измеряться уже пятизначными цифрами.
  
   'Материнский инстинкт пробудился что ль? Никогда ведь потребности заботится ни о ком мелком не испытывала. Не рановато ли? С другой стороны, у некоторых инстинкт этот так и не включается никогда'.
  
   Эр гуляет по парку. Можно сказать одна, хотя медработники в поле зрения присутствуют. Марина уже мысленно прикинула численность персонала, и тихо злиться на соправителя - столько народа следят за здоровьем одного человека. Пусть это человек - Эрида. В тылу хроническая нехватка врачей всех специальностей, в прифронтовых районах (столица тоже к ним относится) получше, но тоже не переизбыток.
   Но Херту просто плевать. Его любовь к дочери сродни помешательству. Даже странно, Эр только чудная, но не избалованная и не капризная. Очень спокойная только временами.
   Марине кажется, она перестаёт её понимать.
   Сестра бывало, со смехом рассказывала, как вроде бы подруги ссорились и делали друг другу гадости, соперничая за внимание Софи. 'Кажется, меня только к Эр никто из этих дур не ревновал'.
  
   Вовремя сообразила - Эр просто хорохорится. Кожа бледная, жилки видно, совсем какой-то воздушной стала. Всеми силами старается скрыть своё состояние от окружающих, и от отца в первую очередь. Проблема в том, Херту всё известно куда лучше, нежели дочери. Марина старательно делает вид, игры Эриды не замечает. Вот только та тоже явно обо всём догадывается.
   Херктерент саму себя просто ненавидит. Приходится лгать самому близкому человеку, чтобы не стало ещё хуже, и этому человеку, в первую очередь.
  
   - Операции не избежать.
   - Каковы шансы?
   - Говорят, девяносто девять и девять, - невесело ухмыляется соправитель. Кому он врать пытается? Марина же видит - сейчас ему страшно, как никогда в жизни. Перед беснующейся толпой с пулемётами много лет назад стоять было легче. Всё было в его руках, и он ничего не упустил.
   А сейчас... Они все сделали всё, что могли. Теперь дело не столько в искусстве медиков, сколько в выносливости организма самой Эриды.
   Специалисты правда, не совсем добровольно, и оборудование прибыли из другого мира. Организовать Эр оздоровительную поездку было невозможно в принципе. Межмировой переход крайне неполезен даже для специально подготовленных офицеров.
   А уж физически не слишком здоровую девочку попросту убьёт. Марина не знает, проводились ли проверки, но прекрасно известно - политика делается не в белых перчатках. Там даже в чём-то вроде полного комплекта химической защиты грязновато будет.
   Сама она ради спасения жизни значимого для неё человека на похищение или убийство смогла бы пойти. Соправитель куда старше и опытнее. Как раз тот случай, когда меньше знаешь - крепче спишь. Тем более операции на сердце и сами по себе опасны. Даже в том мире и несмотря на разницу в уровнях развития медицины.
   - Они настолько уверены?
   - Что ещё они мне могут сказать сейчас? Знают не хуже нас - по вложенным средствам это самая дорогостоящая операция в истории медицины.
  
   Была Великая война. Теперь бушует пожар Мировой. В прошлую войну довольно много стран отсиживалась за сомнительной бронёй нейтралитета, зачастую даже неплохо наживаясь на торговле и перепродажи товаров сцепившихся насмерть гигантов.
   Теперь война стала воистину Мировой. За прошедшие два года почти все нейтральные страны объявили войну тому или другому гиганту. Кто под давлением, а кто и сам рвался в драку, как шакал рассчитывая полакомиться остатками пиршества льва.
   Конечно, многие думали, война - формальный акт, максимум на предоставление баз. Никто не желал посылать сыновей и дочерей на смерть.
   Но за листком бумаги не отсидишься. Сплошь и рядом формальные акты приводили вовсе не к формальным рейдам бомбардировщиков или обстрелам побережья. Кровь жертв взывала к отмщению.
   Гиганты не создавали коалиций. Заключали только двусторонние соглашения. И требовали, требовали, и требовали полнокровных дивизий. Никаких возражений они слушать не желали.
  
   Марина от скуки решила почитать о положении военнопленных во время Последней, как её пытались называть после окончания, войны. Не прижилось название, ибо почти сразу стало ясно, это ещё не конец...
   Вскоре после начала войны, тогда ещё не не успевшей стать Великой в ходе успешных боёв было захвачено большое число пленных. Совершенно не задумывавшаяся о ценности человеческих жизней Ставка, сделала немало для их сохранения. Представления о законах войны, точнее о размерах творимых беззаконий у сторон отличались не сильно, убийство пленных просто по причине 'не знаем, что с ними делать' вполне допускалось.
   Заявление Ставки гласило, все пленные будут содержаться в приемлемых для жизни условиях и получать довольствие по норам частей второй очереди. Через несколько дней вражеская ставка ответила тем же.
   Стороны даже учитывали, многие верующие миррены не едят самого дешёвого мяса - свинины из религиозных соображений. Миррены, в свою очередь также заменили в рационе многих пленных, хлеб рисом, прекрасно зная, приморские грэды до сих едят преимущественно его.
   Уважение религии простиралось до определённого предела. Многие миррены, в пограничных и приравненных к ним частям, так все поголовно носят бороды. У грэдов по уставу бороду мог позволить военнослужащий не ниже генерала.
   Пленных в обязательном порядке брили, не признавая никаких возражений.
   Как ответную меру грэды восприняли присутствие пленных на богослужениях. Миррены воспринимали это как попытку обратить погрязшие во зле души в истинную веру.
   Побывавшие в плену все эти богослужения и проповеди воспринимали скорее с насмешкой - в это время можно поспать лишний час, а то и больше, главное в первые ряды не попасть.
   В эту войну, несмотря на гораздо более ожесточённый характер, негласные правила прошлого пока скорее соблюдались, нежели нет.
   После Великой войны 'бритые', как презрительно называли побывавших в плену, единоверцы, довольно сильно изменили ситуацию в ряде городов мирренского Приморья. Возвращали их всех морским транспортом. Железных дорог с севера материка на юг не могло быть в принципе, а при пешем марше через недавние позиции можно увидеть много лишнего.
   После проверки многие её прошедшие отказывались ехать в места постоянного проживания. Им, как 'не соблюдавшим себя' в плену ждало только всеобщее презрение, невозможность найти хоть какую-то работу, некоторых и смерть.
   Оставаясь в Приморье они ещё и становились потенциальным горючим материалом для любых мятежей. Проблему удалось решить путём ряда масштабных строек, требовавших привлечения большого количества рабочей силы. Из архивов достали многие проекты, в своё время попавшие туда именно из-за дороговизны и сложности сосредоточения на требуемом направлении такого количества рабочих.
   Теперь появилось огромное количество людей, готовых чуть ли не за медяк работать. Самыми известными из построенного стали крупные металлургические и кораблестроительные заводы и населённые пункты вокруг них, где бывшие строители, ставшие теперь рабочими и осели.
   Пресловутые линкоры 'Божественной восьмёрки' впоследствии были построены именно на этих заводах.
  
   Первые дни в школе многие в сторону Марины косились. Как же, с Херктерент ничего не случилось!
  Словно не замечали, рядом с Херктерент нет Эроин.
  
   У семерых за лето кто-то из близких родственников погиб. Сомнительное утешение для Марины - все малознакомые, никого из тех с кем лето провела. Иначе пришлось бы идти, что-то говорить. Вот только с сочувствием у Херктерент совсем криво. Только злость втихую остаётся на мирренов и их прихвостней копить. Счёт к ним уже ой, какой длинный, и детские слёзы не последний пункт.
   Привыкла считать себя старше своих лет. Знает, не все так думают. Некоторым же повзрослеть и вовсе не грозит. Мозги так устроены. Одни так и не научатся ответственности за дела и слова, другие просто не хотят видеть ничего противоречащего их картине мира. Это Марина розовых очков не носит, другие без них не могут обходиться.
  
   За первую десятку девятого никто у Марины не спросил, куда Эрида подевалась. Коаэ и Рэд тоже сказали, их не спрашивали. Решила к сестрёнке заглянуть.
   - Ты знаешь, меня тоже не спрашивали. Просто заговор молчания какой-то.
   - Или все разговоры о дружбе 'сордаровок' можно знаешь куда запихнуть?
   - Или решили, раз мы молчим, то лучше эту тему и не поднимать, - в тон ей Софи отзывается.
   - Ага, счаз. Деликатными все такими стали. Угадай, что в библиотеке уже несколько дней самое читаемое?
   - Понятия не имею, что читает современная молодёжь.
   - Всё шутишь, а ведь не до смеха.
   - Сколько раз уже говорила, загадки ненавижу. Мысль читать попросту не умею.
   - Человеческую подлость, вроде вполне адекватно оцениваешь. Сидят и чуть ли не вдесятером 'Вестник великих домов'. Все номера с начала лета. Понятно?
  Софи улыбается злобно-презлобно.
   - Даже слишком. Все думают, о чём мы помалкиваем, обязательно будет на первой странице одного из номеров 'Вестника'. Смерть Эриды.
   - Среди читательниц есть даже те, кто вместе с нами ездили, - противно-приторно с демонстрацией клыков улыбается Марина.
   - Не удивлена, - кивает Софи, - у многих поодиночке мозги работают, а толпой неизвестно что включается. Интересно, что будет, если я завтра в белое оденусь?
   - Тебе пойдёт, - хмыкает Марина, - шляпку с вуалью не забудь. Думаешь, не знаю, полные дуры отличают белые платья от траурных с такой же лёгкостью, как я патроны разных заводов. Вот если я в белое выряжусь - то да, не заметят траур на мне, или просто платье.
   - Да у тебя хоть есть такие!?
   - Представь себе. Есть, и белые, и траурные. И ещё много каких.
   - Дашь взглянуть как-нибудь?
   - Кто про что...
   - Я тебя тоже люблю, сестрёнка.
   - Никто не набрался смелости или совести, чтобы в Канцелярию её отца позвонить. Хотя там бы им всё объяснили. Хрюк-хрюк. Особенно в адрес тех, кто за её счёт много чем разжился.
   - Эта её щедрость многих раздражает.
   - Ага. Тебя в первую очередь.
   Софи кулак показывает. Крыть нечем, с вещами Эр расстаётся с изумительной лёгкостью. Старшая Херктерент на такое неспособна.
   - Многие явно обрадовались, когда очередной ящик от соправителя привезли. Возле её комнаты ходят, как кошки у миски со сметаной.
   - Ага. Привыкли за её счёт вкусностями и не только разживаться. Самого хорошего в школе всё равно не купишь.
   - Зубы пусть поберегут, - желчно цедит сквозь зубы Марина, - что-то степень людского равнодушия оказалась ниже моих самых низких оценок. Ещё немного и пойду самые фальшивые улыбки прореживать.
   - Ты думаешь, Эриде подобное понравится?
   - Я не обязана разрешения спрашивать, особенно, когда её здесь нет.
   - Лучше давай подождём, когда совесть проснётся. Тогда и у тебя больше оснований будет заниматься исправлением прикуса и обеспечивать работой зубных врачей. Ты к Эриде не ездила?
   - Звоню каждый день в центр. Иногда ему самому. Пока говорят только о положительной динамике.
   - Для тебя стали что-то значить запреты.
   - У меня не слишком высокие познания о болезнях сердца. Тем более, там применено много всего нового. Наш визит может только навредить.
   - Ты думаешь, они не врут?
   - У них для этого меньше всего оснований. Я цинична, и уверена - в случае смерти Эр, соправитель не сможет выполнять свои обязанности. Он стране необходим именно на занимаемой должности.
   - Как у тебя всё ловко одно с другим переплетается.
   - Не было подковы, лошадь захромала, - хмыкает Марина, - в больших делах не бывает мелочей.
   - Что хоть приблизительно говорят о сроках?
   - Неужто, не спросила?
   - Представь себе, побоялась. Это ты у нас въедливая.
   - Ты даже не представляешь, насколько. Но, если серьёзно, то вся статистика идёт оттуда. А там большинство компонентов другие, да и делают это уже почти два поколения. У нас Эрида будет первой, если всё удачно пойдёт.
   - А если неудачно?
   - Неудачно если, то значит, ничего вообще и не было. Первая успешная операция произойдёт спустя некоторое количество лет. К тому времени, только мы Эр и будем помнить, и то, если сами на чём-нибудь не сгорим.
   - Какая ты добрая!
   - Стараюсь. Пересмотри учебный фильм 'Пожар на тяжелом бомбардировщике'. Крайне познавательное зрелище.
   - Я его по кадрам помню. Не пытайся меня удивить.
   - Хочешь, напугаю?
   - Попробуй.
   - По статистике оттуда, при первых подобных операциях, выживаемость составляла примерно тридцать процентов, а за первые пять-десять лет поумирали вообще все.
   - Марина, ты серьёзно?
   - Абсолютно. Как, получилось напугать?
   - Не понимаю, - Софи мотает головой, - при такой статистике они решились. Это же, считай, убийство. Как они вообще могут делать такое с Эр?
   - Боюсь, проживший пять лет вместо двух месяцев с тобой бы не согласился. Да и это в прошлом была статистика такая. А сейчас - выживаемость около девяносто пяти, живут уже десятками лет. Так что с шансами всё...
   'Совсем не хорошо, - заканчивает про себя, - наша медицина в этой области даже относительно их начального уровня хромает на все четыре лапы с пятым хвостом. Мы много чем разжились, но ещё большего не добыли и не научились. И времени нет, на приговорённых убийцах навыки оттачивать. Вот прямо сейчас надо действовать. В который раз, что-то важное делаем на форсажном режиме. Только режим этот значительно ускоряет время выхода этого мотора из строя'.
   - Хочешь сказать, с Эридой всё будет хорошо?
   - Да. Почти. Грудь и живот такими шрамами располосуют - долго тошнить от вида в зеркале будет. Но на фоне остального, это так... мелочи.
   - Где ты так умудрилась так хорошо последствия этих операций изучить?
   Марина флегматично зевает.
   - Тебя туда всё равно не пустят.
   - Какая же ты, всё-таки вредина, мелкая.
   Вообще-то, на мелкую Марина уже давно не обижается.
  
   - В следующую десятку выходит очередной 'Вестник'.
   - Сколько их в школу приходит вообще? - Софи и чём-то своём думает, кажется, вспоминается что-то нехорошее.
   - На все библиотеки - пятнадцать экземпляров. Плюс некоторые выписывают лично для себя. Ещё мне да тебе приходит из-за статуса. Думаю, всего штук сорок пять - пятьдесят. Но читать надо осторожно, полностью достоверно - кто от старости умер, родился или в брак вступил, данные о погибших в боях печатают с задержками, иногда растягивают на несколько номеров, чтобы никто не мог составить истинного представления о потерях по месяцам.
  - Ты знаешь, я не Эр, помню, если что-то кому-то даю. Всегда говорю, когда должны принести обратно.
  - Возвращают?
  - Обижаешь. Так вот, за эту десятку у меня выпросили все вестники за четыре месяца. Я их сама не читаю, что мне нужно, узнаю и так. Дала почитать, не подумав, зачем им это понадобилось.
  - Кто хоть брал-то?
   Софи называет имена. Марина не особо знакома. Вблизи Эриды видела, но на море их не позвали.
  - Думала, они к Эр хорошо относятся...
  - Софи, тебе самой не смешно? Старую истину вспомни - хочешь узнать, как к тебе люди на самом деле относятся - тяжело заболей. Сама в общем-то, всё видишь и не обольщайся, к тебе, случись что, так же отнесутся. Дело не в Эр, а в её имени и статусе. Ладно, хоть её интуиция пока не подводит. Акула померла - рыбки-прилипалы тут же будут искать другую, чтобы за неё зацепиться. С мёртвой-то какой толк?
   И не обольщайся, случись что с тобой - забудут с ещё большей скоростью. Умирать на могиле сейчас не модно. Эпоха другая.
   Софи глазами сверкнула, но ничего не сказала. Младшая в очередной раз права. Хотя, за правоту её опять побить хочется. Выцеживает через пару минут, когда злость маленько поутихла. Но младшую проучить не помешает.
   - Вообще-то, я только одного знаю, кто способен на могиле любимой умереть, - судя по ироничным искоркам в глазах, Марина ожидает услышать что-то вроде 'и он находится за пределами школы'. Ну, так получай, вредина, - Только вот подобная верность, хотя и может служить предметом искренней зависти, тобой совершенно не ценится. Друг, тем более, единственный, заслуживает несколько лучшего отношения. Можешь положиться на мою еггтовскую интуицию, такое отношение к девушке мне встречалось только в литературе.
   - Не лезь не в своё дело! - рычит Марина. Похоже, проняло. Но дальнейшее совершенно неожиданно, - Себе можешь забирать, если нравится. Наслаждайся его верностью сколько угодно! Мне он не нужен, ни он, ни вообще никто!
   - Смотри, Марин, я ведь твои слова и как руководство к действию принять могу. Я ведь с лёгкостью кого угодно уведу. Только некоторых не обижала, в том числе, сестрёнку маленькую. Но, если ты сама разрешаешь, могу и заняться. Он довольно красивый, вполне в моём вкусе...
   - Только попробуй!
   - Никак чувство собственности взыграло?
   - Нет. Я ненавижу когда играют с людьми, особенно, с моими друзьями!
   - И как же тогда воспринимать твои гневные выпады, только что?
   - Буквально! Как совет не лезть не в своё дело. Я понятно выражаюсь? - с ростом Марины воспроизвести фразу и интонацию пещерного медведя Сордара. М-да, постараться надо, а слышавшим заодно и призадуматься.
  - Смотри, это я предупреждаю, перед тем, как в атаку иду. Такая честность для нашего времени нехарактерна.
  - Сама себе не похвалишь - похвалы не дождёшься, - кривиться Марина.
  - Это я к тому, что Димка не мне одной красивым кажется, многие не понимают, что он в тебе нашёл, кроме статуса.
   - Ну, так пусть подходят и спрашивают. Наврать промеж глаз он вполне в состоянии.
   - Так ведь могут и подойти. Сама же знаешь - внешность не самая сильная твоя сторона. Многие тебя уже превосходят.
   - Тебе шутку про самцов семейства псовых напомнить? Она про всех работает.
   - Я знаю, и отличие многих от животных не так велико, как хотелось бы.
   - Угу. Может, хватит о псовых? О рыбках, вроде, разговор не закончили.
   Софи кивает.
  - Интересно, с какой скоростью эти рыбки-прилипалы приплывут, когда Эрида сюда вернётся?
   - Ставь песочные часы на самое маленькое время.
   - Как думаешь, что она теперь о людях будет думать?
   - Абсолютно тоже, что и раньше. У неё же хороших...
   - Чуть больше, чем все, - с невеселой усмешкой заканчивает за сестру Софи, - хотя, я уже довольно давно замечают. Она прекрасно видит происходящее вокруг, страшно боится и создаёт себе такой образ, чтобы никто не воспринимал всерьёз и не думал навредить. Защищается по-своему от грозящего всем нам. Она не боец. Совсем не акула.
   - С прилипалами что делать будешь? Я их знаю далеко не всех, из твоего же круга в основном, происходят.
   - Пока присматриваться повнимательнее просто буду. Настоящий вред Эр был только от одной.
   - Кстати, как она поживает?
   - Напугали мы её тогда очень сильно. От вороватости, кажется, на всю жизнь отучили. Зашла перед летними к ней, ожерелье интересное заметила. Ни о чём таком не думала, просто посмотреть хотела. Как же она перепугалась. Вместо ожерелья сначала показала мне чеки и сертификаты из мастерской, чеки именные, чётко прописано, вещь принадлежит именно ей. Я даже не сразу сообразила, в чём именно дело.
   Вещица была хоть и дорогой, но от мастерской, не входящей в число поставщиков Домов.
   - Пф, - фыркает Марина, - там мастера зачастую не хуже, но накрутки на цену из-за дипломов с гербами там нет. До скольких процентов накрутка доходит? До трёхсот? Или пятисот? Или, думаешь, Пантера этим не занимается?
   - Дела мне как-то нет, я Красной Кошке в жизни наличными не платила. Ты, кстати, тоже.
   - Ожерелье-то не конфисковала в свою пользу?
   - На каком основании? Я просто хотела посмотреть. Понравилось, и даже заказала себе похожее. Показать?
   - Может, тебе по шее дать? - поглаживает кулак Марина.
  
  - Твои тоже ничего не спросили?
   - Мои, это кто? Мальчикам на девчоночьи проблемы просто плевать, это закон природы, Рэда вполне себе спросила, переметнувшаяся от тебя Коаэ просто догадалась, раз я постоянно куда-то на машинах соправителя езжу - значит с Эр что-то не так.
  - Когда с тобой несчастье произошло, интересовались многие. Некоторые, как мне показались, искренне.
   - Так там сразу вон какой звон поднялся! Нас таких, на всю страну аж две, а урождённых принцесс лет до двадцати пяти... Двести три по-моему, ещё титулярных сто пятьдесят шесть, одной больше, одной меньше. Смерть Эр общую численность изменит на меньше чем на ноль два процента, сравни с пятьюдесятью в моём случае.
   Это для нас она многое значит. Для всех других... Надеюсь, медики верные Херту люди, или хотя бы таковые за ними следят. Залечить Эр - отличный способ избавиться от него.
   - Как-то не думала о ситуации с этой стороны...
   - Обращайся! Люди всегда повторяются. По ЕИВ через меня уже планировали ударить. Минимум, дважды. Эрида для своего отца значит куда больше, нежели мы для своих родителей.
  
  
  ========== Глава 2. ==========
  
  
   Глава 2.
  
   Теперь считается, Загородный вроде как место официального пребывания Софи. Таковым раньше числился Дворец Грёз, даже в то время, когда строился.
   Саргон спросил, не хочется ли ей время до школы где-нибудь в другом месте провести. Ей не хотелось. Приглашений вагон, и если настроения не будет, она тут и одного дня не проведёт. Это Маришкино место любимое.
  Без неё тут, в общем-то довольно, мило.
   Императрица старшую хотя бы замечала. Самого императора к детям никогда особо не тянуло. Но и совсем уж их игнорировать он тоже не мог. Тем более, с дочерьми с раннего детства нашлись точки соприкосновения. Специально не старался. Само как-то получилось.
   Последний крупный скандал был после весеннего полёта Софи. Саргон много чего наслушался, включая чуть ли не прямое обвинение в убийстве. Про Марину тоже много чего интересного сказано было, но главным виновником всё равно объявлялся он, ибо девочку подучил. Дошло до обвинений, он хотел убить старшую руками младшей, а потом избавиться и от неё изолировав от общества.
   Бестию последними словами долго поминала, это мимо ушей прошло, Кэрдин всю жизнь во всех реальных и выдуманных бедах Кэретты виновата.
   Проехалась и по преподавательскому составу, переврав при этом все имена и должности.
   При всём при этом ни с одной из дочерей до лета императрица так и не виделась. И с их точками зрения на произошедшее так и не ознакомилась.
   Да и в дальнейшем так ни разу Софи и не спросила.
   Расследование 'Инцидента во Дворце грёз' по сегодняшний день не закончено. Грязи всё больше, хотя опять же, сам виноват, сколько лет сам демонстративно не замечал происходящего.
   Дурь, свойственная возрасту, Марины это одно. Вероятность, хотели травануть саму Кэретту - другое. Притом, сделано всё было одновременно и грамотно, и совершенно по-дурацки. Императрица никогда, и ни при каких обстоятельствах наркотиков не употребляла. Обследование после 'Инцидента' это только подтвердило.
   Те кто, это сделали либо плохо знают Кэретту, либо, наоборот, знают слишком хорошо, и были уверены, императрица при любом раскладе, не пострадает.
   Кого же из гостей хотели травануть? Тут длинный списочек вырисовывается, с ясно кем на первых двух позициях. О чём младшая прямым текстом год назад и заявляла. Вот только список подозреваемых у неё совсем короткий.
   Императрица попала под домашний арест. Дабы дальше круга участников того злополучного бала ничего не выплыло, теперь она живёт в Малом дворце, официально за ней и числящемся.
   Кэрдин ещё предложила психиатров к ней приставить, но он категорически отказался. Конечно, лиц, в принудительном лечении нуждающихся, вокруг предостаточно, вот только не у тех специалистов, кто это лечение осуществляет.
   Один раз обжёгся уже, светилам поверил - результат - чуть жизнь Марины не сломал, ели вообще не погубил. Нет уж, хватит!
   Понятно, насколько глубока многолетняя искренняя ненависть Кэрдин к императрице, но тут уж старая подруга обойдётся
   Император особо и не удивился, когда старшая дочь прямым текстом сказала про мать: 'Мы обе для неё просто живое воплощение достигнутого статуса. Как живого человека и личность ни одну из нас Её Величество не воспринимает, и дело тут не в возрасте'.
   Быстро же дочка додумалась до того, что он сам понял давным-давно. Обе крепко себе на уме. Тут уж винить некого, сам к этому руку приложил. И результат будет в обозримом будущем - в мутном водовороте грэдской политики появятся две весьма хищные и зубастые рыбки.
  
   Спятившие на войне и технике, самураи - первоначальное мнение сложившееся у будущего императора о грэдах. Знания про политическую экономику и социальные строи дали сильный сбой. Про самураев тогда он мало что знал, кроме доспехов, виденных в музее, познаний по Русско-японской войне в объёмах несколько больших, нежели в романе 'Цусима', да знаний тактики японской авиации, полученной в том числе и от участников недавних событий. Ну и общеизвестное - едят рис вместо хлеба и пишут иероглифами
   Вот парадные доспехи местных и смутили. Самурайшина из ни них пёрла на всех парах.
   Достаточно быстро разобрался - некоторое сходство грэдской культуры с японской - чистейшей воды конвергенция, вызванное проживанием в схожих условиях - бедных ресурсами вулканических островах.
   Вот только японцы закуклились и двести с лишним лет варились в собственном соку почти без контактов с внешним миром. Грэдов природные катастрофы вынудили начать внешнюю экспансию. Японцы отставали в развитии, но показали высочайшие способности к усвоению чужих знаний. Войны ещё не было, но фронт на Дальнем Востоке уже был. Как раз против самурайских потомков.
   Грэды на момент Катастрофы были самым развитым из тогдашних государств. Но при этом сами с лёгкостью заимствовали достижения других народов.
   Вот по жестокости от самураев грэды мало отличались. Да и животы, себе или другим, в зависимости от обстоятельств, вспарывали с изумительной лёгкостью.
   Знание иероглифов здесь престижно, служит признаком хорошего образования, но само по себе ничего не даёт. Да и в быту иероглифы мало употребляются. Часто только печать с вырезанным именем вместо подписи используют. Официальные названия учреждений иероглифами пишут, но таблички на дверях всегда обычным письмом продублированы.
   Вот названия кораблей - всегда только древним письмом. Удивляли поначалу самолёты с красными звёздами и иероглифами на фюзеляжах. Погоны одно время претили, потом привык.
   К тому же, и в оставленном мире форма японской пехоты имела немало общих черт с формой РККА.
   Потом в обоих мирах множество событий произошло. Тускнела память о молодости на фоне гремящих здесь и сейчас, гроз.
  
  
   Больше всего удивило - распределение местных их благородий по родам войск. В другом мире со времён феодализма дворянство предпочитало служить в кавалерии, пехотные офицеры котировались значительно ниже, закопчённые пушкари ещё больше проигрывали в блеске.
   Здесь ситуация была иной. Самым аристократическим родом войск считалась артиллерия и примкнувшие к ней инженерные части. Немало выходцев из знатных семей служило и в пехоте. Конница в смысле престижа службы не котировалась совершенно.
   Артиллеристы первенствовали в техническом прогрессе и внедрении новинок. Изобретатель паровой машины - артиллерист Верховный Дина II. Многогранная личность была, создала столько всего, что попала в большинство учебников по основным отраслям знаний. Чаще всего артиллерийские эмблемы носила, даже на монетах на наплечнике виден знак.
   Первый воздушный шар - Дина.
   Оптический телеграф - снова Дина.
   Пароход - опять одна из Дин.
   Первая железная дорога в этом мире, притом ещё и частично подземная - построена в крупнейшей крепости. Соединяла между собой пороховые погреба, служа для доставки зарядов к орудиям. Проектировщик и строитель - артиллерийский генерал, глава великого дома, ведущего родословную с погибшего архипелага.
   Промышленный переворот здесь с производства пороха и производства орудий начался. Члены нескольких Великих домов при этом засветились.
   Почти все великие медики этого мира, начиная с той же Дины II тоже служили в артиллерии.
   Фотография, радиосвязь, дирижабли, холодильники, телефон, двигатели внутреннего сгорания - всё создано людьми, носившими голову зверя со стволом в пасти.
   Крупнейшие заводы и шахты - принадлежат военному ведомству.
   Флотские офицеры тоже в большинстве своём принадлежали к знатным родам. Флот и армия у грэдов - две почти не пересекающиеся структуры со своей внутренней иерархией. Военное и морское ведомство совершенно не координировали своих действий. Как Великие дома Приморья, столетиями комплектовавшие своими отпрысками, флот, практически не роднились с Центральноравнинными, составляющими основу армейского офицерства.
   Создание единого Министерства Обороны было одним из крупнейших внутриполитических мероприятий.
  
  
   Сейчас в Загородном только старшая дочь. За летние месяцы в совершенно взрослую красавицу превратилась. Никаких детских черт не осталось. Что-то всё быстрее и быстрее взрослеют дети. Торопятся на войну?
   Младшая приезжать не захотела, и ясно почему. Из школы до того места, где сейчас дочь соправителя, гораздо ближе, чем из Загородного.
  
   Сказал, как раньше.
   - На аэродром поедешь?
   - А что там? - на короткий миг снова взгляд ребёнка, а не юной хищницы. Дочь любит самолёты. Наследственность что ль такую шутку сыграла? Игрушечные самолётики сначала мирно с куклами уживались, потом стали их откровенно вытеснять, вплоть до полного изгнания. Остались только те, кто в кабинах помещались.
   - Облёт машин нулевой серии. Реактивных.
   - Доделали?
   - Да. Принято на вооружение.
   В мелочах проявляется подростковое бунтарство. На этот раз наряд этот самый бунт целиком. Подсмотреть такое можно было только на старых фото. Подсмотреть и намеренно заказать, проверяя, как он отреагирует на призрак пришельца из прошлого.
   Это чуть попозже стоит обсудить. Костюма ей мало, украшениями добавить решила. Потому и расстегнулась почти до середины груди.
   Весьма вызывающе блести массивное украшение. Сперва оно должно в глаза бросится, и только потом уже излишне откровенно расстёгнутая одежда.
   Кулон в виде подвешенного за кок винта к цепочке золотого самолётика просто гигантского для ювелирного украшения, размера. С трудом удержался от вопроса, чтобы спросить, не болит ли шея, таскать подобную тяжесть.
   Специально заказала самолётик, при виде сверху больше всего напоминающий крест. Прямые крылья, рубленные законцовки. Не слишком удачный палубный истребитель, выпущенный малой серией и в настоящее время, уже списанный с авианосцев. Опознавательные знаки на крыльях алеют рубинами, вместо кабины пилота - брильянт весьма приличного размера, по габаритам лишь чуть-чуть не дотягивающий, чтобы быть зарегистрированном а алмазном фонде. Камни оттуда абы кому не продадут, впрочем она при любом раскладе очень сильно не абы кто.
   Впрочем, со своевольной девицы станется приказать раскурочить одно из имеющихся в её распоряжении украшений. Там и покрупнее камушки имеются. Чтобы как следует кого-либо поддеть, включая отца родного, эта красотка ни перед чем не остановится.
   Внешне на мать похожа, не из-за того, что стремится подражать, а сама такой родилась. Красавицы хотят того или не хотят, императрице вынуждены подражать. Таких, что могут позволить себе не следовать моде и быть самой собой, вроде Кэрдин, крайне небольшая величина.
   Софи сама скоро в эту категорию попадёт. Она из тех, кто новые стандарты устанавливать будет. Время её ещё не пришло, но оно уже где-то рядом. Незаметно года пролетели. Куколка в шелках и бантиках превратилась в юную девушку. С весьма взрослым умом. К красоте ещё и огромный талант прилагается. Император в живописи разбирается. Насколько велики у девочки способности, понял одним из первых.
   Глядя на некоторые работы сам с трудом верит, автор не просто гениальный художник, но ещё и его дочь.
   Лишь одна вещь портит картину дочкиной гениальности. У соправителя на старости лет получилась почти настолько же талантливая дочка. Пусть мать и не пережила её появления на свет.
   Император подозревает, на любви к разноглазому чуду соправитель малость тронулся умом. Всё-таки Эрида оказалась слишком поздним ребёнком.
   Пока ехали, император убедился - техническую литературу дочь стала читать регулярно, но всё-таки не до помешательства, как младшая сестра. Хотя выучила характеристики всех пропагандистских машин, мелькавших в прессе самой различной направленности, вплоть до специально предназначенной для попадания за линию фронта.
   Судя по ехидным замечаниям, 'раскусила' почти все опытные машины 'игравшие роль' массовых. Вот настоящих новинок Софи не видела довольно давно. Будет, чем девочку порадовать. Вот только не надо забывать, одну юную яркую личность, тоже до безумия любившую технику, он когда-то упустил.
   Хотя, даже в жуткой трагедии при желании можно найти положительные черты. Останься в живых императрица - вовсе не было бы этой гениальной принцессы. Но мог бы быть ещё кто-то другой...
  
   На этом аэродроме Саргон бывал сотни, если не тысячи раз. Окончательное решение о принятии на вооружение той или иной машины принималось лично им. В молодости сам много чего облётывал.
   Дерево из авиации никуда не ушло. Даже сейчас наводящие ужас на прифронтовые районы ночные штурмовики-бомбардировщики полностью строились из дерева. Обладающие огромной скоростью и почти невидимые на радарах как раз из-за материала постройки, машины прозваны мирренами 'мясниками'. Истребительные варианты машин немало уже попортили крови стратегическим бомбардировщикам.
  
   Первое поколение, на ком так выражено сказалась акселерация. Во времена молодости императора, причём, в обоих частях, ни у кого бы не возникло сомнений в допустимости брачных отношений с Софи. Причём, безо всякого нарушения действующих законодательств.
   Росточком, правда, не очень, (если не знать, она ещё вовсю растёт) но остальное всё при ней, а уж взгляд и умение одеваться с лёгкостью несколько лет добавит, превратив девочку-подростка в настоящую юную принцессу, объект вожделения мужчины любого возраста, что при, мягко говоря, не строгой морали нынешних времён...
   Хорошо, хоть династические браки тут не слишком распространённое явление, да и вообще, под шестьдесят процентов населения в городах живёт, никак не регистрируя отношения.
   Возраст начала половой жизни тоже снижается постоянно. Тоже тут столько причин в одну кучу смешалось, от блеска столичной жизни, до раннего физического развития, распространения медицинских знаний и успехов резиновой промышленности.
   Сильно поблизости от Софи пока никого нет, да и скандалов с беременностями несовершеннолетних в истории школы никогда не было. Многие и до поступления уже сами всё знали, другим объясняли ещё в начале обучения.
   Саргон за столько лет так и не смог привыкнуть, насколько грэдская мораль и представления о приличном отличаются от принятых в оставленном мире. Когда-то это искренне забавляло. Потом стало просто безразлично. Прирост населения есть? Есть, и неважно, какими способами он достигается. Разводов много? Ну, так тут равноправие женщин на деле, а не на словах присутствует. Составление брачных контрактов не первую сотню лет в школах изучают.
   Потом у него законные дочери родились, и нравы современной молодёжи предстали под другим углом зрения.
   Школа - то место, где часто завязываются отношения, играющие потом роль всю последующую жизнь. Кто там в друзьях/недругах у дочерей Саргону по самым разным каналам известно.
   Намёк от соправителя уже был, ему император прямо ответил: 'Против дальнейшего развития отношений между нашими детьми ничего не имею'. Добавил ещё пару скабрезных шуточек.
   У соправителя старший сын девочками не интересуется совершенно. Плоды модного перед войной обучения по мирренским стандартам. Яроорт по другим стандартам учился, потому и не вызывал опасений своими интересами.
   А уж как он чуть пидора-братца не прирезал... Кажется, даже отец где-то жалел, что не удалось. Причём причиной поножовщины, являлась как раз Софи.
   Мысль, Яроорт Софи не особо и нужен, император оставил при себе. Понял уже, по причине раннего физического и умственного развития старшая дочь заранее решила собирать коллекцию кавалеров, и чуть ли не первым экземпляром стал один из главных бриллиантов этого поколения. Для себя надо заполучить самое лучшее, это материнская черта.
   Сама принцесса тоже в курсе, что самый- самый драгоценный камушек.
   Кто там ещё интересный из окружения Софи?
   Девица эта, самого простого происхождения. Всяких стервоз и карьеристок император видал, но эта Хейс Рект... Талант! Слов просто нет. Меньше чем за год ухитриться втереться в доверие к обеим циничным дочерям Кэретты и женоненавистнику Сордару.
   Причём, все трое отзываются о ней исключительно хорошо. Тут поневоле в колдовство верить начнёшь, ибо логичного объяснения нет.
   Ладно, Сордар, тут на поговорку про 'седину в бороду' списать можно. Мужик он или кто? Вот и потянуло на молоденьких, тем более она уже совершеннолетняя. Хотя верить надо фактам, а факты таковы - хоть и живёт у него, но видятся редко, да и то в обществе сестёр. Спать он с ней не спит, это медицинский факт, выясненный через мед. службы Университета.
   Появилась потребность о ком-то заботится - вот и реализовал таким странным способом. Лучше бы змею ручную завёл - рептилия, по крайней мере, только куснуть может. Да и то, можно выбрать заведомо неядовитую.
   Правда, у девочки на этот счёт могут быть другие планы. Но это уж поживём - увидим...
   Пока же все сведения о ней, кроме общих фотографий и полученных наград, из школьного архива перемещены в архив МИДв. Если кто попытается что-то узнать - ничего не найдёт, а сам в поле зрения Безопасности моментально попадёт.
   За Дом у Замка можно не волноваться - там люди живут, кто о соседях не стремятся узнать больше, нежели те сами скажут.
   Был бы номер, вздумай Сордар с этой Хейс брак заключить - смачный плевок в рожу мирренскому двору и императору Тиму V лично. Заголовки газет: 'Принц императорской крови Дома Льва женится на простой грэдской девушке!'
   Все мёртвые императоры этой династии вращаются в гробах со скоростью - генератор подключишь - на всю империю электроэнергии хватит. Подданные ржут Главе Дома в лицо.
   Отечественный Имперский Совет Великих Домов тоже подобный брак крайне не одобрил бы. Другое дело, как раз в этом случае, Саргон с удовольствием большое и толстое... вето на их мнение наложил.
   Эх, мечты, мечты...
   Одно время даже фирменное заболевание императоров, желающих помереть от старости, а не от заговора - паранойя о себе напоминала. Решил, девица - засланка с прицелом на него, только не поймёшь, чья. Факты не в её пользу были - как в школу приехала, так домой носа ни разу ни показывала, и переписки с родителями не вела. Плюс не по годам умна.
   Предположение - не та, за кого выдает, не подтвердились. У родителей биография чистая, да и несомненное внешнее сходство присутствует.
   В два последних школьных года развела активную писанину - но то оказались различные институтские конкурсы по поиску юных дарований. Вот тут-то и выяснилось - интеллект не просто высокий, а совершенно зашкаливающий.
   Либо всё чисто. Либо это легенда межпространственных физиков - подготовленный в другом мире засланец со своими целями и задачами. Вот только засланец этот - вроде пресловутого морского змея - все про него знают, но никто не видел, и убедительных доказательств существования нет.
   Императорская паранойя в итоге спать ушла.
   Раз такая умная, стоит взять на заметку - сейчас на потоке лучшая, ей прочат большое будущее. А так как это направление имеет большие перспективы. Даже только из этих соображений упускать её из виду не стоит. Имеет смысл сманить в исследовательские структуры своей группировки, пока тот же Яроорт Старший не озаботился тем же самым - девчонка-то на виду, а молодые и перспективные кадры соправитель тоже ищет.
   Снова недавно паранойя проснулась. Ладно, эта Рект, кто бы она на деле не была, личность сама по себе яркая и заметная во всех отношениях, вполне допустимый старший товарищ даже для таких неординарных личностей, как его дочери.
   Но как в список их подруг, да ещё подруг Эриды попала эта Динкерт! Совершенно бесцветнейшая личность. По меркам 'Сордаровки', разумеется, в большинстве других школ она была примерно на месте Софи.
   Это что, ещё одна хитрюга в стиле Хейс? Если да, то тогда он отказывается что-либо в современной молодёжи, понять. Хотя... Дочери с ней как раз благодаря Эриде познакомились, а уж ту последний параноик ни в чём не заподозрит.
   Но тут можно и по-другому взглянуть. Именно из-за дружбы детей, его отношения с соправителем из нейтрально-союзнических стали походить на дружеские.
   Как-то раз даже спросил, припомнив старый, но разрешённый законом обычай.
   - Раз твоя дочь так одинока, то, что ты ей банально двор не сформируешь? Статус подходящий с обеих сторон. Среди столичной аристократии детей подходящего возраста полным-полно. Одобрение ЕИВ, считай, получил.
   Херт чуть улыбнулся. В стальном взгляде не изменилось ничего.
   - Ты этого тоже не делал никогда.
   С соправителем говорить можно было прямо.
   - Мне не нужен даже потенциальный центр силы.
   Они поняли друг друга. Императора играет свита. Тут задолго до них так начали говорить. Привязанность к дочери не настолько затмила мозги старого соратника.
  
   Полугода с первого полёта не прошло, как Софи вновь чуть не погибла. И, как и в прошлый раз, опять не без участия Марины. Определённо, девочки, что надо у него удались!
   Сам узнал о полёте, когда Софи уже везли обратно в школу. Что интересно - поездом, его угнать невозможно, ибо принцесса, во-первых, им управлять не умеет, а во-вторых, уголь в топку никогда кидать не станет... Но вполне может в будущем до захвата заложников додуматься. Тогда доехали без приключений.
   В позднем сообщении винить некого, кроме себя. МИДв напрямую с фронтовой ставкой связаться не мог. Безопасность и Кэрдин лично среагировали как надо, но тут уже ему по причине сложности ситуации на фронте было не до сообщений из столицы.
   Читать начал с конца. Сразу осознал две вещи: бояться уже поздно, всё обошлось, и телесные наказания отменили определённо зря, хотя, даже продолжи они существовать - драть тоже уже поздновато.
   Если чуть глубже копнуть, то самолёт он сам когда-то школе подарил. Учебный аэродром надо было раньше организовывать, тогда бы и проблем меньше было.
   Тогда бы эти две ещё во что-нибудь ввязались бы. Как тут историю не вспомнить - были же уже две сестрицы Еггта верховный Дина II и главный казначей Кэрэтта, обожавшие напоказ лаяться и вполне способные совместными усилиями крушить города и государства. Да ещё обе входят в число пионеров воздухоплавания!
   Изобретателем как раз Дина II и было. Притом, судя по описаниям и портретам, Марина её точная копия.
   Тоже, та ещё Марина любительница неприятностей. В по-настоящему грязную историю вляпаться умудрилась, правда, тут ещё и братец-оболтус, постарался. Девицы Херенокта и раньше из-за него в истории влипали, и он их всегда вытаскивал. Пару раз даже за содействием в МИДв обращался, в основном, чтобы Министерство вышло на более кровожадные ведомства. Девицы продолжали вести устраивающий их образ жизни. Но не все из угрожавших или шантажировавших их, живы сейчас.
   Пожалуй, он уже берега терять начал, подставив сестрёнку даже не задумываясь о последствиях. Единственным забавным в этой истории было, уже на следующий день после начала подготовки, ему сообщили обе Ягр. Одна - в официальном докладе, другая в частной беседе. Одна по работе узнала, другая в силу врождённой сообразительности догадалась.
   Саргон масштабам задуманной мерзости нисколько не удивился. Привык за столько-то лет ждать от людей всякого.
   Вот обе Ягр, поделившись друг с другом подробностями замышляемого, прониклись.
  
   После расставания, сохранил дружеские отношения с Кэрдин. Правильнее сказать - союзнические. Чем дольше с Кэрдин общаешься, тем чаще приходит на ум про уживаемость двух медведей в одной берлоге. Мысли такие могут быть не только у него.
   Хорошо пока оба помнят про опасность смены коней на переправе. Да и сама переправа затягивается уже.
   Над слухами о собственных романах давно уже смеяться перестал. Надоело за столько лет.
   Вот с умными женщинами, причём неважно, какого возраста, общаться любил и любит.
   Часто посещал сестёр Ягр, ещё когда они в одном дворце жили. С той поры слухи и ползут.
   Пантера сама в 'Сороковке' училась, сохранив о тех годах самые тёплые воспоминания.
   Определённая общность бывших выпускников школы имеет место быть. Сама Пантера была в курсе почти всех дел и делишек своих юных и беспокойных клиенток.
   Многим из Великих домов не нравится, что она обслуживает эти девок из простонародья, но 'Это личная просьба Его Величества' на них действует.
   Детей у Пантеры нет, а вот материнский инстинкт имеется, и как раз на 'Сордаровок' расходуется. Плюс ещё Марина воспринимается почти как близкая родственница Кэрдин.
   Так что, новости восприняты. Те, кто замышляют такое против любой несовершеннолетней, очень скоро пожалеют, что не попали в зубы и когти настоящей Пантеры.
  
   Саргон попросил донести до Марины подробности инцидента.
   - Скажем так, хотя её нет среди моих постоянных клиенток, свяжусь с ней сразу после нашего разговора.
   - Скоро Новый год. Одна из немногих черт, что у неё от Кэретты - боязнь оказаться смешной в какой-либо ситуации. Если я дочь хоть немного знаю - жди её в гости в самое ближайшее время. Тогда и поговоришь. У тебя с ними как-то легче получается.
   Так и произошло.
   Только неизвестно, какие выводы Мариной сделаны.
   Поневоле Херту начинаешь завидовать на старости лет - его дочка максимум тяжело заболеть может. Собственные дочери здоровы. Полностью.
   Зато на голову обе совершенно больные да с шилом в одном месте. И феноменальными талантами находить приключения на это самое место.
   Пора бы со старшей поговорить серьёзно. Да вот незадача - он совершенно не знает, как.
   Он просто забыл, как разговаривал со сверстницами в ранней юности. Слишком много воды утекло с тех пор.
  
   Серебристая машина довольно массивна. Непривычно шасси с носовым колесом. Ветвистые усы антенн придают сходство с чудовищным насекомым. Можно не сомневаться - как машины пойдут части, за антеннами будут малевать глаза, или что повеселее. Четыре пушки в носу, под крыльями пилоны для баков или блоков неуправляемых ракет.
   Софи ходит вокруг машины как завороженная. Касается там и тут.
   Для большинства собравшихся, вовсе не склонных к сентиментальности, людей, самое милое зрелище, какое только может быть - совсем юная девушка и сверкающая новенькая боевая машина.
   - На крыло можно?
   - Давай! - машет рукой император, - Залезай! Знаешь, где там стоять можно.
   Софи уже стоит улыбается как настоящая кинозвезда.
   Щелчки фотокамер. Вряд ли много людей увидят эти снимки, кроме изображённой и её ближайшего окружения. Да и там будут те, где не поймёшь, на чём именно Софи стоит.
   - Не пущу и всё, - сказано так, Софи сразу понимает, даже кроткий умоляющий взгляд не подействует. Но попытаться всё равно стоит.
   - Не смотрит так. Это оружие на меня уже не действует.
   - В море ты разрешил...
   - Сравнила! Та лодка - образец надёжности, ноль потерь по техническим причинам за пять лет. Только боевые. На испытаниях вообще никаких происшествий не было. Идеальная машина для своей ниши. Этот же... Ты знаешь, я знаю - за реактивными машинами будущее. Но этот агрегат похоронил двоих испытателей, ещё двое были тяжело ранены, это без учёта просто разбитых машин. Надёжность серийных куда выше, но ты даже на месте оператора РЛС не полетишь. Я сказал!
   - В кабине посидеть хоть можно?
   - Ага. На не заправленной машине. Знаю я тебя! Пока ограничься изучением 'Руководства службы'.
  
   За одной такой, немногим старше Софи, тоже помешанной на скорости, егозой, он в своё время не уследил. Горький урок запомнился. Память тоже осталась - не удержишь таких, только задержать ненадолго можно. И снова рванёт - эта ввысь, а та вперёд, на бешеной скорости, по дну соляного озера.
   Знает, его многие тогда обвиняли в смерти жены. До этого - обвиняли, человек сильно в летах женился на почти девочке. Она сама над этим больше всех смеялась.
   После войны снова почувствовал себя молодым. Она и была молода. Летела по жизни с грохотом и блеском. Краги механика ей шли больше лайковых перчаток.
   Да и ему снова вспомнилась та, первая часть молодости, прошедшая совсем не здесь.
   Герои-лётчицы, сверхдальние перелёты, свершались тогда великие дела, многое тогда свершалось.
  
   Теперь рядом стоит так похожая на них. Женщин из другого мира, когда бывшего для императора родным. Вот только она полностью дочь этого мира.
   Как-то раз даже проверил, когда Софи стала подрастать, не пересекался ли род покойной императрицы с Еггтами. Оказалось - не было ничего подобного, хотя дом древний, да и сами Еггты странно, что не вымерли за столько лет, при таком-то отсутствии тормозов и предрассудков.
  
   Но и история этого мира, да и он сам привили ей, представления о слове 'долг'. Рассекать небеса, ловя в перекрестии прицела чужие серебряные стрелы, вполне входит в это понятие. Такие просто не верят, что и их могут поймать в прицел.
  
   Вот только... Вспомнился термин от крепко нелюбимых им психиатров - подсознание. Сначала всплыл в памяти образ давно мёртвого человека. И только потом сообразил, кто и как воспоминание разбудил.
   Вот она, рядом стоит. Софи никогда ничего просто так не делает. Любит подобие лётной формы носить. Как сейчас. За одним маленьким 'но'. Лётчики так одевались лет тридцать назад. Тогда их с водителями и танкистами иногда путали.
   Кожаные куртки, высокие сапоги со шнуровкой, шлемы с огромными очками, даже автоматические пистолеты в деревянных кобурах тогда одинаковые были.
   Со стороны никто и не заметит ничего. Есть у девочки возможность одеваться, как в голову взбредёт, ну и что такого?
   Вот только Саргону ясно, взбрело в этот раз что-то совсем уже странное.
   Серый местный аналог галифе (ага, ещё одно словечком, каким он язык разнообразил, в авиации таких никогда не носили) с кожаными накладками. Длинный белый шелковой шарфик.
   По совокупности признаков, Софи оделась в точности, как мать Херенокта. Притом, раньше интереса к её биографии император не замечал.
   - Думаешь, я ничего не заметил?
   - Где? - выразительно продолжает смотреть в небо.
   - На тебе вообще-то.
   - А что не так? - опять этот взгляд, словно у глупенькой наивной девочки. Да 'наивная' уже лет с трёх не про неё!
   - Зачем ты оделась как она?
   - Как кто?
   - Софи, твой взгляд на меня не действует.
   Теперь что-то другое - глаза сильно помолодевшей и в разы поумневшей Кэретты. Уже ближе к оригинальной Софи, но всё равно, маска. Хотя, знает ли он настоящую?
  
   - Художников на фронт отправлять - всё равно, что певчих птиц жарить.
   - Некоторые птички с юга того, - девочка хищно облизывается, - вкусные очень.
   Саргон с трудом сдерживает кривую ухмылку. Нечасты моменты, когда замечаешь, общего у дочерей куда больше, чем кажется.
  
   'Кривой дорогой ближе'. Это не шутка, а одна из реальностей войны. Миррены стали применять новую тактику. Бомбардировщики шли над океаном до полюса, там разворачивались на боевой курс и шли на грэдские города над малонаселёнными районами с севера. Нет жутких светящих полос прожекторных линий, нет зенитного огня почти из каждого населённого пункта, нет районов ПВО.
   Да и уходя приходилось бороться не столько с атаками истребителей, сколько с собственной усталостью. Полёты занимали многие часы в сложных метеоусловиях.
   Потому так отчаянно и дрались миррены за острова в океане. Новые аэродромы нужны были как воздух.
   Часы налёта всем членам экипажей, ходившим в трансполярные рейды засчитывали один к пяти. Но всё равно, люди не выдерживали. И всё равно, иначе эти заводы не достать, не хватает ракетам дальности.
  
   Только с островов шли в бой грэдские армады. Отсюда проще всего дотянуться до мирреннских заводов. Но 'проще' не значит 'легко'. Не через полюс, но длительное время в воздухе тоже выматывает. Хочешь-не хочешь, а мимо истребителей не проскочишь. Перехватчики умеют забираться очень высоко. Только и бомбардировщики лезут всё выше и выше.
  
  
  ========== Глава 3. ==========
  
   Глава 3
  
   После лета почти все заметили - противостояние между Херктерент перешло в стадию нейтралитета. Временами даже дружественного.
   В этом году как-то потускнели поступившие. Или война поубивала весёлости и желания дурачиться. Или же пока Эр нет, до Марины школьные сплетни доходят в последнюю очередь.
   Коатликуэ, посмеиваясь, рассказала, как перед ней заискивать стали.
  
   Появилась мемориальная плита, где перечислены ученики школы разных лет, погибшие при защите Родины. Пока там люди, выпустившиеся пять и более лет назад. Но всем ясно ― появление знакомых фамилий только вопрос времени.
   Не все из почитательниц Яроорта забыли принца. Теперь со страхом ждут окончания авиационного. Среди погибших лётчиков немало представителей Великих домов. Вдруг Ярик окажется следующим? Он ведь такой храбрый!
  
   Шуточки про траурные одежды возымели неожиданное продолжение. Придя в бассейн, чтобы немного поплавать и значительно больше покрасоваться, Софи обнаруживает, все взгляды причём без различия пола, прикованными к рассекающей водную гладь, фигурке.
   Не сразу догадывается, кто это ухитрился настолько привлечь внимание. Новеньких видела уже, неяркие звёздочки есть, но кого-то, способного в будущем с ней блеском сравниться, нет ни одной.
   Дежурный обмен любезностями со всеми школьными красотками и не очень уже завершён. Все шпильки, касающиеся изменений внешности за лето уже все всем воткнули во все места, и не по одному разу.
   Кто же это так всех привлекла?
   Как по заказу, резко выныривает разведя руки, почти до половины встав в воде.
   Тут уже у Софи чуть челюсть не выпала, хорошо лицом с детства управлять умеет.
   Это Марина! В раздельном белом купальнике, почему-то сравниваемому в другом мире с атомным взрывом. Нет, в данном случае сравнение уместно, хотя таких взрывов здесь пока не было.
   Марина в белом. Да ещё таком, что кажется практически голой. Что на неё все парни пялятся - совершенно естественно, самец есть самец, против одного из важнейших инстинктов не попрёшь.
   Девицы смотрят с ненавистью. И на мальчиков, и на Марину. Знаменитый чёрный с серебром закрытый купальник, оказывается, нагло скрывал, с фигурой, притом во всех местах у Херктерент куда лучше, чем у многих. К и так большому количеству достоинств добавилось ещё несколько, по мнению многих, важнейших. Кажется, у многих закрадывается мысль, сёстры договорились поделить между собой всех потенциальных женихов.
   Интересно, долго сестрёнка так развлекается?
   Выбирается. Разглядев Софи ухмыляется, причём не злобно, а вполне жизнерадостно. Что это на неё нашло? На всякий случай, косится на руку. Но там всё как обычно, жуткая драгоценность привычно скалится с запястья. Вот только ножен нигде не наблюдается.
   Вскоре младшая возвращается из раздевалки. В шезлонги полежать, неокрепшие подростковые умы посмущать.
   Тут уже Софи готова зарычать. Марина и здесь привычному образу изменила. На ней коротенький лёгкий белый сарафан. Ассоциации с белым цветом погребальных траурных одежд возникнуть не могут. Траурное такой длины не шьют. Ножки отлично видны, если ткань или ветер удачно подует, рельефно проступит и всё остальное. Кажется, секрет мирренских красоток из экваториальных областей империи, кому правила приличия не позволяли носить откровенные наряды грэдских южанок несносной младшей известен.
   Марина самодовольно излишним вниманием к себе наслаждается. Хороша ведь на самом деле, желчно признаётся сама себе Софи.
   Хоть что-то из старого ещё действует. Все знают, если одна Херктерент с непонятными намерениями к другой приближается, всем остальным от этого места стоит подальше держаться.
   Вокруг шезлонга Марины образуется пустое пространство. Зеленоглазый кошмар лежит, не переставая ухмыляться.
   - Чему радуемся?
   - Я с Эридой сегодня разговаривала,- что бы Софи ни собиралась говорить и делать, всё моментально забыто. Разворачивается, намереваясь бежать звонить.
   - Куда? Сказали, не беспокоить сегодня больше. Сама завтра позвонишь.
   - Как она?
   - Говорит хорошо. Соправитель там был. Не дал с врачами поговорить.
   - Они бы тебе всё равно сказали бы только то, что он разрешит.
   - Ну, так с Эридой-то я поговорила. Голос нормальный. Повязку ещё не сняли.
   - Ей не понравится, что она после снятия увидит.
   Марина щурится.
   - И про это разнюхала...
   - Я же умная девочка. Шрамы удалять да кожу пересаживать у нас, вроде умеют. От того, что Коатликуэ рисует, ей плохо не становилась, а та любит кого надо и не надо ободрать. Ты её лица не видала, когда мускулатуру изучали.
   - Могу себе представить. Зайди к ней, попроси сердце выдранное показать.
   - Что!!!
   - Я разве не сказала, что оно каменное? - искренне изумляется Марина.
  
   Эрида приехала к концу девятого месяца. Лето словно поджидало её, не торопясь уходить. Марина и Софи знали, когда приедет. Намеренно выбран разгар учебного дня, чтобы привлекать поменьше внимания. Херктерент даже с уроков отпросились.
   Стоят рядом, обе в чёрном, как-то неуловимо веет осенью прошлого года. Как-то не тянет на разговоры.
   Машина с охраной, и похожая на танк машина соправителя. Марина сразу замечает по номеру - не та машина, на которой Херт ездил прошлой зимой.
   Эрида приехала одна. У сестёр кольнуло в груди. Эр сильно вытянулась, и так худенькая, стала ещё тоньше, чуть ли не до грани, за которой уже истощение начинается.
   Вся в белом. Совсем не по сезону шляпка, не застёгнутый кожаный плащ, под ним платье похожее покроем на траурное, полусапожки и сумочка, даже чулки - всё беле. Совсем маленькой кажется рядом с рослыми охранницами.
   Белый - цвет смерти, словно пропечатывается в мозгах!
   Эр, близоруко щурясь, поднимает глаза к мелькающему сквозь желтеющую листву солнцу.
   Софи и Марина подходят.
   - Привет!
   Эрида улыбается в ответ. Всё-таки улыбка Эр, это нечто, такие появляются раз в несколько сотен лет. Тут и ласка, и доброта, и тихая радость, и загадочность смешались враз в удивительно гармоничном сочетании. Улыбка остающаяся в веках пока играет на губах вполне живого человека. Для будущего образ уже сохранён. В том числе, и ей самой.
   - Как вы?
   - Сама-то как?
   Эр неизвестно зачем, делает полный оборот.
   - Как видите, всё в полном порядке.
   Полного порядка сёстры как раз и не видят. Видят что-то вроде поступка заправского вояки с не долеченными ранениями сбежавшего из госпиталя. Но одно дело Сордар, а другое - Эрида. Белый - цвет смерти, художник Эр знает это прекрасно.
   - Хотела сюда вернуться. Снова это всё увидеть. Теперь точно совсем поправлюсь! - уверенность совсем отцовская в голосе звучит, вот только Херктерент ни в чём не уверены.
   - К себе пойдёшь?
   - Нет, давайте просто погуляем. Надоело, когда за каждым шагом следят.
   - Не следи они, не гуляла бы ты тут, - выцеживает Марина.
   Софи дёргает её за рукав. Эр замечает. Снова знаменитая улыбка.
   - Не надо, Лиза. Всё верно, Марина права. Мои прогулки совсем недавно имели неплохой шанс вовсе кончиться. Но это теперь в прошлом. Мне просто спасли жизнь. И я очень благодарна тебе, Марина, за сделанное. Без этого меня бы уже не было.
   Младшая Херктерент угрюма. Лицом едва ли не темнее собственных волос становится.
   - Значит, Его Высочество всё тебе сказал...
   - Ты раньше никогда его не называла так, - констатирует факт Эрида, - сказал. Совершенно правильно сделал. Правда иногда лучше всего. Даже маленькая ложь способна породить большую, а то и вовсе огромную.
   Прости, Марина, я врала тебе. Ты не знала, насколько много я читала по определённым областям медицины, и с кем из врачей разговаривала. Я с середины зимы знала, что это лето почти наверняка станет моим последним.
   Потому и старалась остаться в памяти людей светлой и яркой. Потому и не говорила ничего тебе.
   - Так ты ведь и есть светлая и яркая.
   - Такой сложно быть, зная, что сгораешь, - хмурится Софи, - я про всё узнала самой последней.
   - Так это лучше всего, узнать о плохом, когда оно уже кончилось!
   - Не всегда, Эр, далеко не всегда.
   - Всё равно, всё в итоге получилось правильно. Для меня так лучше всех, - звенит колокольчиком искренний смех Эриды, - теперь я, как вы все, больше не знаю, сколько осталось мне.
   - Самое хорошее незнание, с каким я только сталкивалась, - кивает Марина. Получается соправитель насколько мог старался и её от удара насколько возможно защитить. Он не слегка краски сгустил, как Марина тогда думала. Наоборот, многого и очень важного не договорил. Вот и живи теперь с чувством неиспытанного страха. Белый - цвет смерти!
   Так, как Эрида притворялась, насколько у неё всё хорошо, на деле умирая, Херктерент бы точно не смогла. К счастью, на своей шкуре подобного испытывать не доводилось.
   Заставила Эр многих поволноваться. Живая, идёт вот рядом.
   - Тебе в центре как часто надо появляться? - Софи не спрашивает, только описывает, что видит.
   - На нерабочие дни поеду. Там как скажут. Может, на пол дня, может, на все три.
   "А может, и вовсе велят там остаться', - сквозит во взглядах переглянувшихся сестёр.
   Белый - цвет смерти!
  
   Словно дождавшись возвращения Эриды, лето решает заадержаться ещё на десятку. Такой тёплой осени не помнят давно. Кто раньше отирались возле Эр, стали отираться вновь. Сама Эр больно уж старательно делает вид, будто всё по-прежнему. Только вот сёстры не забыли никому и ничего. Припомнят когда-нибудь.
   Но не теперь. Возвращение Эр в школу сказалось на ней самым наилучшим образом. С каждым днём стала словно расцветать стала, неестественная бледность пропала через пару дней, с каждым днём всё больше и больше времени проводит вне своей комнаты. Болтает, много рисует.
   Даже Марине кажется, всё самое страшное уже позади. Только вот тёплые денёчки да ясные ночки её совершено не радуют, заставляя часто и внимательно в небо смотреть. Больно уж давно гостей с юга не было. Жди беды! Сирены иногда могут завыть слишком поздно.
   Эр даже видом больше не показывает, будто у неё что-то происходило. Белые плащ, платье, сапожки, даже чулки и сумочка исчезли где-то в недрах бездонного шкафа. Шляпка только осталась, но она довольно обыкновенно выглядит и сама по себе никаких мыслей навевать не может.
   Марина на всякий случай почти каждый день стала рисунки Эр просматривать, опасаясь найти признаки чего-то пугающего. Но нет, всё как обычно, виды как виды, людей всех узнать можно, фантазии не более причудливы чем всегда. На первых можно было заподозрить дрожь в руках, неуверенность в глазомере и линиях. Но опять же, через пару дней снова видна прежняя, уверенная рука Эр.
   Выпотрошила ящик, и чуть не втрое быстрее от обычного раздала. Марина с Софи кривят губы втихаря. Вон как попрошайки соскучились без вкусненького, аж оголодали. Цирковые собачки намного искреннее к дрессировщику относятся. Вот уж точно, прилипалы в чистом виде. Но Эриде всё равно. Словно не замечает ничего.
   Или хочет делать вид, будто ничего не произошло. Чуть не закончившаяся, жизнь продолжается по-прежнему. Только так ведь не бывает.
   Если смогла такое страшное о себе несколько месяцев скрывать, то как знать, что сейчас за разноцветным взглядом прячется.
   Хотя, поводов что-то прятать значительно меньше стало.
   Часто на берегу озера сидит. Иногда даже в купальнике. К воде не подходит. Но взгляд временами больно уж пристальный. Так смотрит, когда думает Марина не видит. Больно уж своеобразен и противоречив разноцветный взгляд нв мир.
   Эр не Марина, врачей побаивается, но всё предписанное старается выполнять. Марина совсем уж о нехорошем подумала, увидев впервые сколько таблеток подруга собирается пить. Потребовала показать назначение. Полное соответствие. Неужели Эр настолько плохо? И как назло, ни одного знакомого названия.
   В штате МИДв множество врачей. Включая и специалистов по болезням сердца. Одному и позвонила для консультаций. Большую часть препаратов определил сразу, сказал пьют люди с больным сердцем, про другие сказал применяют против инфаркта.
   Ещё несколько оказались иномировыми. Совсем как-то кисло становится.
   - Что вообще можете сказать о состоянии здоровья принимающего эти препараты?
   - Без осмотра? Крайне немного.
   - Меня всё интересует.
   - Это разовая или дневная доза?
   Не признаваться же, что забыла спросить. Была не была.
   - Разовая.
   В трубке довольно долгое молчание, Марина успевает подумать, прервалась связь.
   - Скажем так, - говорит медленно, стараясь тщательно подбирать слова, - у вашего друга чрезвычайно, я даже подчёркиваю, чрезвычайно серьёзные проблемы с сердцем. Подозреваю, некоторое время назад он перенёс один, возможно несколько, инфарктов разной степени тяжести. По некоторым признакам, недавно состояние было критическим. Мне не понятно, как из такого можно выкрутиться, возможно, применялись иномировые технологии, но сейчас он, несомненно, идёт на поправку.
   - Вы уверены.
   Снова длительная пауза, и чёткий ответ.
   - Уверен.
   - Тогда пишите официальный отчёт на моё имя. Я сейчас инициирую официальный запрос. Отчёт должен быть готов в трёхдневный срок.
   - Я к завтра справлюсь.
  В раздумьях Марина вешает трубку. В МИДв весь персонал, не только медиков набирают из лиц, не пересекавшихся с соправителями. Соправители, по крайней мере, отец Эриды, действуют аналогично.
   Теперь можно окончательно уверенной быть, против Эриды ничего не замышлялось. Очередным заговором врачей и стоящих за ними группировок, здесь и не пахнет. Действительно требовалось дорогое и очень сложное лечение, что во всей стране только отцу Эр со всеми его связями и было по карману. Любая другая была бы обречена. Да и то, не дружи Эр с Мариной - вряд ли бы была сейчас жива.
   Одновременно понятно, было ей по-настоящему плохо. Раз уж врач из аппарата ЕИВ сразу несколько инфарктов предположил. Многим хватает одного.
   Что-то страшное было у Эр.
   Цвет смерти - белый!
  
   На следующий день с утра пораньше Марину телефонным звонком вызывают в Администрацию школы. Придя первым делом обнаруживает элегантную, даже с накрашенными глазками, но всё равно слегка заспанную сестрёнку. Как она вообще ухитряется всегда такой красивой быть? На автопилоте делает то, что Марину под угрозой расстрела не заставишь.
   А так же Императорского курьера привезшего им под расписку по пакету каждой. Ладно, хоть гоняли курьера на одной машине с водителем и охранником, а не колонной с броневиками, как раньше.
   Неужели в МИДв наконец заметили, идёт война и выучили значение слова 'экономить'. Как-то с трудом верится.
   Сёстры идут к корпусу вместе. Спросонок не разобравшись, что тепло, Марина накинула лёгкую куртку. Под неё и засунут пакет. Софи куда-либо спрятать свой по причине облегающего фигуру платья несколько сложновато.
   Настороженно переглядываются, Марина всё старается рассмотреть, что там на штампах.
   - Шею свернёшь.
   Марина выразительно хлопает по куртке.
   - Что там у тебя такого секретного? - Марина вытягивает шею, Софи прячет пакет за спину.
   - А у тебя?
   - Ладно, не будем как маленькие. Прямо скажи, тебе из какого отдела написали?
   - Медицинского. А тебе?
   - То же самое.
   Переглядываются и в один голос.
   - Эрида.
   Торопливо взламывают печати и рвут упаковки. Сравнивают. Оказывается, они обе вчера звонили одному и тому же человеку. Только Марина несколько раньше. Получается, сёстры об одном и том же почти одновременно подумали. 'Отчёты' написаны совсем не под копирку. Полученный Софи даже чуть подробнее, ибо писался позднее и материал явно зацепил автора за живое.
   - Вот так Эрида! - подобных интонаций от сестрёнки Марина никогда не слышал. Столько искреннего уважения, да и зависти, пожалуй, - Была при смерти, а жила так, будто вокруг вечный праздник. Я немало знаю таких, кто из собственной простуды мировую трагедию способен сделать. А она... Я бы так точно не смогла.
   - Я тоже. Ты совсем не замечала, с ней что-то не так?
   Софи призадумывается.
   - Знаешь, это конечно теперь остроумие за дверью и махание кулаками после драки, но что-то такое я припоминаю. Она летом дурачась рассказывала, как мечтает о персональной выставке в залах академии, и в каких залах какие рисунки и картины должны висеть. Я её ещё поддевала, а она словно по всем залам шла, в каждом работы по темам размещая. Причём, оказывается, помнит площадь каждого зала, высоту потолков и характер освещения. Заодно, говорила, где ставить подсветку, где нет. Даже наброски стен залов с размещение работ относительно друг друга написала.
   - И тебя это не удивило.
   - Тогда не особенно. О подобной выставке в общем-то, каждый художник мечтает. Создать план мечты - вполне в Эридином стиле. Теперь-то я понимаю, она по сути дела, прочла мне своё 'завещание'.
   - К счастью, тебе это 'завещание' не придётся исполнять.
   - Это да, - кивает Софи, - теперь этим соправителю придётся заниматься.
   - Но Эр же поправляется...
   Софи приплясывает на одной ноге.
   - Подловила! Подловила! Больно уж хотелось на тебя, напуганную посмотреть.
   - Тебе ничего не сломать? Что ты вообще, несёшь?
   Отбежав подальше, Софи сообщает.
   - Я подозреваю с почти ста процентной уверенностью, что теперь Эр самой безумно хочется посмотреть на реализацию собственного плана. Академики во многом живут за счёт министерских заказов и вряд ли откажут в небольшой просьбе одного из основных заказчиков.
   - Особенно, после небольшого пожертвования 'на развитие отечественной живописи'.
   - Насколько я знаю, переговоры уже ведутся.
   - Хвалебные статьи художественным критикам уже заказаны?
   - Марина, ты же знаешь уровень Эр, она ни в чём подобном не нуждается.
   - Нравы в определённой среде я тоже знаю неплохо. По заказу залить дерьмом смогут любой талант.
   - Знаешь, пресловутое общественное мнение тоже не стоит недооценивать. Чувство прекрасного у людей всё-таки есть.
  
  После возвращения Эриды все заметили - среди школьных группировок, групп и группочек появилась ещё одна - в составе Младшей Херктерент, Рэдрии, Эриды, Коатликуэ, болтающейся между ними и Звездой - иначе Софи уже мало кто зовёт, Динкерт и примкнувшим к ним Дмитрием.
   Софи в свою схему внутришкольных отношений внесла новую группу именно в таком виде. В их взаимодействия с кем бы то ни было решила не вмешиваться, пока какой-либо угрозы не возникнет.
   Ей других игр по плетению конфликтов, созданию и расстройства парочек, превращения друзей во врагов и наоборот, хватает.
   Мелкая ума, конечно, набралась, но и дури не утратила. Приглядывать за ней надо по-прежнему, и не потому, что просил кто-то. У Софи свои представления о правильном и нет имеются. Хорошо, что к Эриде даже самый больной на голову в школе не прицепится. Тут уж дурная слава Марины хорошую службу сыграла. Да и Софи от себя добавила, впечатлившись медицинским заключением с парой строчек от соправителя лично ей. Херт никогда ей не писал просто как один человек другому.
   Софи и сама знает - кроме Эриды близких людей у второго человека в стране, нет.
  
   Дмитрия сначала шутя, спрашивали, не многовато ли ему столько девочек за раз? Может, поделиться? Потом перестали. Отвечал на виртуозной ругани на родном и русском языках с обширными вкраплениями мирренского.
   В общем-то, не идиотам сразу было понятно - командовать в этой странноватой компашке может только Херктерент.
   Идиотам хватило объяснений Дмитрия. И знаний о его успехах в единоборствах.
   Расспрашивать о чём-то Марину, умеющую мастерски ругаться на всех живых и большинстве мёртвых языков, причём двух миров сразу, совершенно не хотелось.
  
   У Марины схемка внутришкольных взаимоотношений, почти как и у сестры, имеется. Вот только в голове держится. Сложившуюся систему сдержек и противовесов принимает как данность. Хитроумных планов по изменению нет, но уверена - из приличного числа расстроившихся или появившихся связей разной степени близости торчат чьи-то изящные ушки. Одной такой совсем не по-Еггтовски кареглазой шатенки. Вот того, за что великий род Змеями звали у сестры в избытке. Используется, правда, для всяких глупостей в основном.
  
   Относительную достоверность представляют только портреты героев войны, да и то, в описания подвигов лучше не вчитываться.
   Марина от комментариев воздерживается, вот только Софи и почти все старшие смеются почти в открытую.
   Над мирренской прессой уже откровенно ржут уже все, у кого хоть минимальные познания в языке имеются. Непонятно только: пишущие такие идиоты, или настолько тупыми считают читателей?
   Основной источник шуточек - жутко официальный журнал с простым и незатейливым названием 'Жизнь'. Марина журнал помнит ещё с тех времён, когда читать не умела - картинки любила разглядывать, журнал славится иллюстрациями на обложку и центральный разворот. Всегда очень яркими и качественными, зачастую выполненными известными художниками. Изображаются важные события из жизни страны и мира.
   Интереса ради отыскала журнал с обложкой, посвящённой бракосочетанию Императора.
   Где отыскали такую парадную лестницу - не поняла, но почти всех изображённых узнала.
   Последние два года издание можно смело переименовывать в 'Смерть' - из-за изменившейся тематики обложек.
   К достоверности изображений у Марины накопилось немало претензий.
   Чаще всего, вызывают вопросы многочисленные грэдские военные преступления, вроде привязанных к лобовой броне танков в качестве живого щита полуобнажённые женщины и дети.
   Женщин и детей в прифронтовых районах искать долго придётся - обе стороны ещё в первые дни войны заявили о полной эвакуации гражданского населения с угрожаемых территорий.
   Сейчас третий год уже идёт.
   Совершенно зверообразные рожи грэдских солдат 'попавшие в кадр' тоже доставляли, особенно, на фоне изысканно - благородных мирренских.
   Самолёты, в раскраске совсем не как у грэдов, да ещё с опознавательными знаками не на тех местах. В качестве танков выступают знаменитые пятибашенные тяжёлые ТТ, памятные по довоенным парадам. Причём, размеры машин и характерные детали переданы довольно верно. Всё бы ничего, но большинство этих машины перечислены в учебные ещё до начала боевых действий. На фронте могут встретиться только в виде тяжёлых самоходок или инженерных.
  
   Один из последних тёплых дней. Софи и Динкерт сидят на берегу одного из озёр, подальше от тех мест, где любит бывать Марина и её подружки. Ссориться ни с кем не охота, просто.
   - У нас на озёрах тоже авианосец появился. И не один.
   - Ты что-то придумываешь, Динки, - не верит Софи, - откуда ему там взяться? От вас же до фронта не достать.
   - Я правду говорю! - обижается Динкерт, - Был раньше большой колёсный пароход, как раз в круизы по всем озёрам плавал. Я, когда маленькая была, ездили мы на нём. Как раз летом видела. Верхнюю палубу сняли, полётную сделали. Сбоку этот, как его... А, вспомнила! Остров соорудили. Пять труб раньше было, говорили одна для красоты поставлена, теперь
   четыре, все рядом сразу за островом торчат и верхушки почти на 90 градусов за борт отогнуты.
   Софи и верит, и нет. Как-то в её представления о кораблестроении такое 'чудо' как авианосец с гребными колёсами не укладывается. С колёсами может быть... Ну, канонерская лодка где-нибудь в совсем дикой местности, где у противника нет артиллерии. Тральщик точно может - для него колёса - скорее достоинство, тралы или всплывшую мину под винт не затянет. Но авианосец... Софи привыкла, эти словом называют огромные корабли, немногим меньше линкоров, с более чем сотней машин на палубе и в ангарах, сами способные с одиночку с несколькими какими угодно кораблями расправиться. И тут колёса. Бред!
   Либо это чей-то розыгрыш, скорее всего, кого-то с глазами зелёными. Либо Софи совсем ничего не понимает.
   - Какого этот авианосец цвета?
   - Обычного, шарового, ещё такими знаешь, - изображает рукой неправильные треугольники, - линиями весь изрисованный.
   - Может и номер разглядела?
   - Конечно. Раньше мы любили на пирс ходить, смотреть как 'Принцесса озёр' приходит или уходит. Сейчас эта часть причала отгорожена, но её всё равно видно. Написано - УА-35.
   Аббревиатура Софи знакома, другое дело, никогда не интересовалась учебными кораблями, считая их чем-то второсортным и устаревшим. Вот только учебных авианосцев, насколько она помнит, всего два, по одному на западное и восточное побережье, и они ну никак не могли оказаться на озёрах в сердце материка.
   - Там ещё плавают УА-37, 40, а ещё на двух номеров не разглядела.
   Софи щурится. Про закладку серии учебных авианосцев слышала, но значения не придала. Если планы на постройку тяжёлых авианосцев насчитывают десятки единиц, десантных и эскортных - сотни, то несколько учебных на этом фоне как-то теряются.
   Вот значит, где они появились. Логика есть - про старые учебные миррены знают, и могут примерно рассчитать, сколько на них готовиться пилотов. Точнее, готовилось по старым нормам, программы военного времени значительно сокращены. Много новых кораблей потребует и много новых пилотов. Озёра - считай, готовые учебно-тренировочные, моря. Интересно, из какого-нибудь островка поменьше непотопляемою мишень для бомб и торпед ещё не соорудили?
   - Почти каждый день уходит. Самолёты так и летают. Я силуэты запомнила - истребители, палубные бомбардировщики и торпедоносцы. Иногда с борта летающие лодки спускают.
   - У вас в городе лётное училище было?
   - Да. Наблюдателей, вроде, готовили. Курсанты раньше такие красивые были! Всем девочкам в старой школе нравились.
   - Сейчас, что, красивые кончились? Уродов стали набирать?
   - Нет, ты чего? Форма какая-то другая, не такая яркая. А так их намного больше стало. Училищ ещё несколько открыли. Мальчики злятся - курсанты всех девочек увести могут.
   - Кто про что, - бурчит недовольно Софи, - красивых-то хоть много?
   - Имеются. Там беговые дорожки недалеко. Такие иногда встречаются, - мечтательно вздыхает, - на принца похожие...
   - На какого принца? - с непонятной интонацией осведомляется Софи.
   - Как на какого? На твоего! Бе-е-е-е! - показав язык, дразнится Динкерт, весьма ловко спародировав Марину. Сама она так больше не делает, но запомнилось многим.
  
   Только недавно Софи её понимать стала, хотя аналогичного человека - Эриду всю жизнь знает. Эр поначалу потому так сильно и закрылась в себе - страшно боялась большого количества новых людей и одновременно стеснялась сказать об этом даже Марине.
   Старшая Херктерент и то случайно догадалась, заметив, что учебный рисунок подруги совершенно низкого для неё уровня.
   Выяснилось, Эр специально так делала, лишь бы не выделиться и не навлечь на себя... Она сама не знала, что именно.
   Всего-то надо было настоящего уровня Эр работы преподавателю показать. Та боялась самым первобытным страхом, будто её съесть могли. Пришлось даже немного за косу потянуть.
   С Динкерт нечто похожее произошло. В старой школе была если не самой, то одной из лучших, иначе просто побоялась бы экзамен сдавать.
   В 'Сордаровку' попав, вдруг оказалась не лучшей, а совсем наоборот. И так не слишком смелая, оробела совсем. Стала бояться всех и вся. Кроме Эриды, органически не способной ни у кого страх вызывать.
   Да ещё не разделённые чувства и шуточка Марины, за которую могли и убить, найдись за Динкерт кому вступиться. Ладно, Хейс по-настоящему мудрой оказалась, и кроме неё да Софи никто ничего не узнал.
   Тут-то Софи и стала к Динкерт приглядываться.
   Когда впервые решила заговорить, притом там ещё Эрида для поддержки была, Динки сначала перепугалась чуть ли не до смерти, отвечала вообще односложно.
   Но разговорить её удалось. Оживать потихоньку начала. Раскованней стала. Чувство юмора пробудилось. Да и вообще, оказалась девочкой получше многих, Софи с детства знакомых.
   'Зачем мне самой это нужно? Пытаться жизнь кому-то улучшить. Дело-то мне до неё какое? Совсем не замечала раньше. Да и пошутить могла злее Марины, причём, парой слов, даже без химикатов. Или просто стало противно смотреть, как человек загибается ни от чего-то или конкретного, а просто от окружающего равнодушия? Человек, конечно, скотина, но он скотина социальная. Даже зверьё, пусть и очень сильно иногда, себе подобным помогает. Змеи и то кладку яиц охраняют. Так почему я должна быть гербового зверя хуже?'
  
   - Знаешь, я искупаюсь пока тепло ещё.
   - Купальник-то одела?
   Динкерт хихикает.
   - Учти, много у кого за лето биноклей прибавилось.
   - Ну, так ведь есть, что посмотреть.
   - Простудиться не боишься?
   - Нет, тут теплее, чем дома. А там я с четвёртого месяца плавала. Да и не тонул тут никто.
   - Вообще-то, был прецедент.
   - Ты про Рэду? - Динкерт уже разделась и в воду зашла, - Вот уж не думала, кто с топором ходит, как этот самый предмет, плавает.
   - Как водичка?
   - Прелесть! Словно летом или тогда, у Эриды.
   Софи встаёт.
   - Тоже сплаваю напоследок. На полюсе не замёрзла, и здесь не растаю.
   Глаза Динкерт удивлённо округляются.
   - Ой! У тебя снова этот купальник, что на расстоянии почти не видно.
   Старшая Херктерент смеётся.
   - Ну, так пусть заинтересованные рассмотреть пытаются. Мне как-то не жалко. Не я же глаза и другие органы портить буду.
   - Тут что, на каждом озере по островку?
   - Да. И все искусственные, как и озёра.
   - Рыба, зато настоящая.
   - Ты её всё равно ловить не умеешь.
   - А зачем мне уметь? Вон дома после учений рыбу только так подбирают. Столько всплывает от взрывов.
   - До острова поплыли?
   - Ага. Давай.
   - Наперегонки не хочешь?
   - Нет. Ты всё равно быстрее. Думаешь, не знаю, Марина тебя торпедой зовёт?
  
   Софи наполовину обсохнуть успевает, прежде чем Динкерт на берег вылезает. Причём, никто никуда не спешил. Да, совсем не торпеда, хотя и на берегу озера росла.
  
   - Может, костерок разведём?
   - А как?
   Софи хлопает себя по бедру. Ножны и кобура где-то в комнате лежат. Вот водонепроницаемая сумочка - это вещь. Всё, что нужно - всегда при ней, и плавать совершенно не мешает. Скрученный золочёный шнур ещё есть, ремни можно отцепить, и как обычную сумочку на плечо повесить. Кроме косметики там и сигареты с зажигалкой и мундштуком есть.
   Сушняка набрали быстро.
   Разжигать стала Динкерт. У неё лучше выходит, всё-таки сказывается проживание в маленьком городе. Софи любит просто сидеть у огня. Неважно какого, хоть камин во Дворце Грёз, хоть во так просто на островке.
   - Надо было лодку взять и чего-нибудь сюда привезти, - озвучивает общую мысль Динкерт.
   - И так осень слишком тёплая. Вряд ли ещё в этом году вот так сюда поплывём.
   - Так на лодках-то ещё долго можно кататься будет.
   - Стоит подумать. Только если людей не слишком много будет. Как-то устала я от шумных сборищ.
   - Я их и не любила никогда, - вздыхает Динкерт.
   - Пока могу только сигаретой угостить. Будешь?, - протягивает пачку.
   Курит Динкерт впервые в жизни. Однако, старается демонстрировать будто большой опыт имеет.
  
  Уже второго человека из её окружения Марина перетягивает к себе. Причём не намеренно, а из-за собственного своеобразия, действующего как магнит. Сначала Коатликуэ, теперь вот Динкерт стала отдаляться, стараясь поближе к Марине держаться. Сначала её боялась, причём известно за что, про Марину всегда много чего говорили, но по Динкерт она ударила по-настоящему. Зверски подшутив и одновременно, спасая жизнь.
   Кажется, у самой Динкерт оценки тогдашних действий Марины изменились. Вблизи Софи держаться неплохо и выгодно во всех смыслах. Вот только самой красивой не стать, как не пытайся. Вот рядом с Мариной - уже интереснее. Эр - это чудо, Марина - чудовище, Рэда и Коаэ откровенно невзрачны. Общепринятым стандартам красоты из пятерых больше всех соответствует сама Динкерт. Хоть тут побыть первой красавицей, раз уж в масштабе всей школы не получилось. Честолюбие погреть - она симпатичнее принцессы. Хотя трать Марина на свою внешность столько же времени, сколько Динки, рыдать бы ей ночами в подушку, ибо сделали бы её с лёгкостью.
   Там ещё и Рэда есть, стесняющаяся того, что для большинства стало бы предметом гордости. Совсем бесформенное стала носить, скрывая то, что обычно выставляется во всей красе.
   С Коаэ всё ясно. Интересуясь своей жутковатой тёзкой и другими богами и людьми исчезнувшего народа она просто не могла не заметить оскаленных змей с браслета Марины. 'Она в платье из змей' - так переводится имя Коаэ. Почти сразу переиначили в Девочка-Змея. Ну не могла она не спеться, с человеком, кого все в глаза и за глаза с какими только змеями не сравнивали. Причём с одними над 'змеёй' она смеялась, других била больно. Всё-таки змеи с браслета, а потом уж сам человек практически влюбили девочку в себя.
   Коаэ много чего рисовала, в том числе и эскизы браслетов, что ей никогда не придётся носить. Марина летом попросила один, явно самый любимый. А потом такой же, сверкающий камнями и металлом лежавший в терракотовой коробочке, получен мелкой на День Рождения.
   Лицо Коаэ, поднявшей крышку и увидевшей лежащее внутри Софи потом с огромным трудом смогла воспроизвести. Такие искренние чувства - редкость. Марине нравится осуществлять чьи-то мечты - про это Софи просто не знала.
   Заказывая коробочку, Марина осталась верна себе. Нашла изображение древнего сосуда в виде 'спускающегося бога', всегда изображавшегося вверх ногами, а этот был ещё и с широко разведёнными конечностями. В венке из листьев кукурузы и с цветком в руке. Задняя часть бога набедренной повязкой и ногами служила крышкой.
   Да и лицо существа с крючковатым носом и круглыми серьгами смотрится жутковато. Как и почти всё, созданное этим народом.
   Впрочем, чего судить давно умерших? Маски доспехов еггтовских времён изображающие черепа вещь весьма известная. Броня 'змеиная чешуя'. Ряды отрубленных вражеских голов, чучела, набитые из поверженных противников. Чаши из черепов. Всё вместе вполне прошлое грэдов. Жестокие века порождали жестоких людей.
   Легендарная жестокость Еггтов сочетавшаяся со столь же легендарной храбростью. Пропитанные смертью древние изваяния. Змеиные пасти на рукоятках прославленных клинков.
   Марина, имеющая отношение ко всему этому. Жесткая, на словах страшно жестокая, совершенно не боящаяся вида крови и смертей. Она не могла не очаровать странную маленькую девушку, восторгавшуюся богиней в платье из змей и носящей ожерелье из отрубленных рук, вырванных сердец и черепов.
   После лета ожерелье из этих предметов, правда, маленьких и серебряных появилось у Коатликуэ. Не исключено, и тут без Марины не обошлось. Хотя... Сколько времени Софи Коаэ знает, маленький череп из низкопробного золота на шнурке на шее висел всегда.
   Сторонится Софи последнее время. Кажется, ощущает себя предательницей. Принцесса её столько поддерживала, опекала фактически. А она от пользующейся жутковатой славой Марины почти не отходит. Знает, что с Софи поговорить надо, но не знает, что сказать.
   Самой Софи скорее занятно, что за ней по своей воле перестали хвостиком бегать. Причём хвостик этот оторвала и к себе прикрутила никто иная, как совершенно не думающая, как выглядит в глазах других людей и кошмарно с ними ладящая, Марина.
  
   Территория школы огромна, так что куда не надо даже плохо подготовленный парашютист не улетит.
   Думали, Младшая Херктерент прыгнет первой, не исключено, угнав самолёт, но она аэродром кривой дорогой обходит.
  Не признаваться же, высоты боится, а смотреть вниз через открытый люк с высоты скольких-то там сотен метров... Бр-р-р.
   Грянь война лет десять назад - эти бомбардировщики покрыли бы себя славой. Машины просты, надёжны, доступны для лётчиков невысокой квалификации, изначально разрабатывались для массового производства на слабо оборудованных предприятиях.
   За время эксплуатации в войсках - самое низкое среди машин тех лет количество лётных происшествий.
  
   Мирренские военные по сегодняшний день себе локти кусают - поленились в своё время организовать экспедицию для захвата этого тропического архипелага. Там мало что есть ценного, кроме самой лёгкой и удивительно прочной древесины на свете.
   Самолёты - довольно дорогие игрушки, деревом этим, вошедшим в мирренский язык под названием, придуманным наследником грэдского престола 'бальса' заклятые друзья тогда вполне торговали.
   Шутили даже - 'Саргон до власти дорвался и решил в войнушку поиграть'. Недавно назначенный наследник имел право своей волей проводить на нецивилизованных землях военные операции с привлечением контингента численностью до десяти тысяч человек. Вот и провёл, разгромив местное ополчение и выставив мирренских миссионеров. Они слово божье несли, поднимать государственный флаг на столь удалённой территории им было не рекомендовано, хотя в теории такое право у них было.
   Поздно жалеть, ладно хоть большинство жертв 'мясников' знать не знают, кто тогда министром колоний был, да и умер он уже. Наследник своим правом поднимать флаг по-полной воспользовался.
  Вслед за эскадрой тащился огромный пароход-кабелеукладчик. Почему-то казалось важным обеспечить новое владение стабильной связью с материком. На берегу кипела стройка порта и военно-морской базы, способной принимать корабли любых классов.
   Мало кто предполагал, сколько этой легчайшей древесины сожрёт Великая война. Император неплохо предвидел будущее. Больше нигде такое дерево не растёт. Идеальный материал для самолётов. Предусмотрительность молодого Императора обеспечила отличные характеристики грэдским самолётам.
   Планы захвата островов мирренами разрабатывались. Но идея генерального сражений со всем Флотом Великого океана в тех водах касалась не самой здравой. Морякам это дерево было не нужно. У них другие интересы и в других водах. Будь на островах хотя бы запаса угля...
   У обоих сражающихся гигантов тогда ситуация была - армия свою войну ведёт, а флот - свою. Совсем разные у них интересы были, и координировали совместные действия они крайне плохо.
  
  
  
  ========== глава 4. ==========
  
   Глава 4.
  
   Марина заходит к Эр. Та делом занята - очередной ящик от соправителя разбирает. Недавно приехала...
   По комнате уже сложно пройти, только это ненадолго. Большинство вещей и книг скоро сменят хозяина, а большинство сладостей будет стрескано самой Эридой.
   Вертит в руках какой-то конверт пергаменной бумаги.
   - Вроде, от папы. Только странный какой-то. Он свои письма...
   - Дай сюда! - Марина почти вырывает конверт. Про отравленные письма читать приходилось. Оглядев со всех сторон, возвращает.
   - Это в ящике было?
   - Не совсем. Сопровождающий мне в руки отдал, и я расписалась в получении.
   - Тогда точно от него, только не личное, а от одного официального лица, то есть его, другому официальному, то есть тебе. Привыкай! Чем взрослее будешь становиться, тем больше таких будешь получать. Причём, сильно не на все будет желания отвечать.
   - Откуда ты всё знаешь?
   Марина пожимает плечами.
   - Ещё до школы учили. Тебя, наверняка, тоже, только ты, как всегда, всё неинтересное прослушала - писем-то тебе тогда никто не писал.
   Эр грустно вздыхает.
   - Наверно так и было. Что-то про письма точно объясняли. Только, зачем? Мне и сейчас только папа и пишет.
   - Может, прочтёшь? Давай вслух, если не секретное.
   - А как определить?
   - Там штамп в правом углу, красный должен быть. Но, раз на конверте нет.
   Бумага плотная, справиться Эриде удаётся не сразу.
   - Это приглашение. Через десятку открытие памятника 'Видному военачальнику и государственному деятелю генералу центра Рэндэрду дерн Рэнду...'
   - Не надо дальше, - прерывает Марина, - там на полстраницы его полный титул, что генерал и сам не знал, так как половину там уже его потомкам приписали.
   - Я последняя.
   - Что? Ах, да, точно ведь.
   Эрида задумчива.
   - Мне ехать?
   - Ты у меня спрашиваешь?
   - Папу надо спросить...
   - Ты в руках официальное разрешение держишь. Будь это мне, вообще там был бы приказ присутствовать.
   - Зачем ему памятник? Генерала и так все помнят. Сделают опять, наверное, в этом новом стиле, где не поймёшь, кто всадник, а кто конь.
   Марина перечитывает приглашение. Мотает головой.
   - Нет, этого точно не будет. Это ещё довоенный конкурс, победителя наградили, а поставить не успели. Вот решились, будто в войну заняться нечем больше. ЕИВ результаты утверждал, и всех этих, у кого конские головы на человечьи похожи и наоборот зарубил ещё на первом этапе. Притом некоторых хотел зарубить в прямом смысле слова.
   Эрида хихикает.
   - Он бы не смог. Папа говорит, ЕИВ фехтовать не умеет, и клинки для красоты носит.
   - Таких, - с максимальным презрением выцежено, - художников, ЕИВ мясницким топором порубил. Сама знаешь, он очень сильный.
   - Значит, хоть на человека похоже будет. Всё-таки, зачем ему ещё один памятник?
   - Могу по-пунктам:
   Первый: он один из тех, кто эти земли завоевал.
   Второй: на этой площади ничего не стоит, и просто некрасиво.
   Третий: недооценённый при жизни великий человек. Таких деятелей во всех областях очень любят сейчас.
   - Постой. В чём его недооценили?
   - Хм. Все 'Дневники' читают, а ты 'Переписку' прочти. Вот уж где просто кладезь мудрости видят. Паровозы давить надо, пока чайники они. Он ведь ещё тогда предлагал устроить крупную морскую экспедицию к мирренам и уничтожить империю их Сордара I.
   - Но ведь договор о разделе мира тогда подписали, и он вон сколько лет действовал.
   - Ну и? Подействовал и перестал. Генерал же хотел, чтобы вообще не с кем стало в тех краях договора подписывать. Отправили бы кораблей побольше. И как снесли бы их!
   - Марин, а ты не задумывалась, а если бы они нас?
   - На войне как на войне.
   - Люди хотят жить.
   Молчание виснет. Марина дуется, Эр хмурится.
   - А ты со мной поедешь?
   Марина пожимает плечами.
   - Конечно. Я, как принцесса, на любых подобных мероприятиях имею право присутствовать. Бе-е-е! - показав язык дразнится Марина.
   - Но он ведь и твоим предком считается. Мне эта версия даже больше нравится.
   Марина хмурится.
   - Это смотря кем считается. Софи ещё на первом году до всеобщего сведения довела - если кто при ней на подобное намекнёт - то он или она труп. Просто труп в самом прямом и окоченевшем, смысле.
   - Так эти же слухи с тех времён и гуляют.
   - Ты ещё про похабную версию вспомни!
   - Так я её знаю. Будто Рэндэрд был отцом и Дины III, и Дины IV.
   Эр-р-р-рида! Прибить бы тебя, невозможную.
   - Я обиделась, - выдаёт Марина с несвойственной ей капризно-плаксивой интонацией, девочки такую ой как любят, но не она.
   - Не надо, Марина! - теперь Эр напугана. Ладно, пощадим её сердце, не у всех же такой 'пламенный мотор', как у Херктерент.
   - Не бу-у-уду, - с той же противной интонацией, - но накажу-у-у!
   - Ты что, Марина! - кажется, вот-вот расплачется.
   Херктерент смеётся обычным смехом.
   - Наказание такое! Рассказывай настоящую версию своего происхождения, а не бред этого 'великого классика приключенческой литературы', и не сказку собственного сочинения.
   - Ты же её знаешь!
   - Ничего, ещё раз послушать не откажусь. Знаешь ли, людям не всякая болтовня нравится. За некоторые слова и в глаз дать могут. Будут они у тебя одного цвета - багрово-синие и заплывшие.
   - Так сама знаешь: никто потом так и не смог разобраться, откуда в доме генерала появилась довольно большая девочка. Никто не смог узнать, где и у кого она росла, и кто её матерью был. Только генерал всем стал говорить, она его дочь, наследница имени и состояния. Потом вообще прошение на имя Верховного подал с просьбой узаконить её и признать полнородной. Дина старому другу отказать не смогла. Потом ей уже Дина III титулов добавила. Всю жизнь ей благоволила. Поговаривали, это потому, что они сёстрами были.
   - Убью! - хохочет Марина.
   - Я всего-навсего считаю, генерал вполне мог быть отцом и Дины III, и той девочки. У тебя и братьев тоже матери разные.
   - Ты ещё свою сказочку распиши. Ту, зимнюю. Тоже неизвестно кого мне в родню запишешь.
   - А у меня там и нет ничего такого, кроме безответной любви Дины III к моему предку.
   - Угу. Поедем когда, меч взять не забудь. Тебя-то в лицо мало кто знает, а клинок, как-никак 'достояние Империи'. Хм. Похоже, твой отец решил, пора тебе на людях появляться. Всю жизнь в 'Сказке' не проживёшь.
   - Мне там хорошо. Хотя и грустно иногда. Как и здесь.
   И опять Марина не знает, что ответить.
   - Так поедем?
   - Машину вызови из своей канцелярии - туда и обратно свезут.
   - Не, не хочу. Хочу просто с тобой, как обычный человек.
   - Угу. Нашла двух самых обычных.
   - Не, правда, давай так просто съездим. А то с машиной - как увидят, магазин закроют, и как собачки цирковые, на задних лапках бегать перед нами будут. А я не хочу. Мне... противно, когда люди так себя ведут.
   - Откуда знаешь. Не ездила, вроде.
   - Софи рассказывала. Мне не понравилось.
   - Скажу, в город не хочется, поверишь?
   - Нет.
   - Почему?
   - Тебе сейчас всё равно делать нечего, иначе не пришла бы ко мне.
   - Ладно. Куда хоть собралась? Или просто по городу побродить охота?
   Моргает удивлённо. Неужели сама не поняла?
   Марина пожимает плечами. Мысли читать не умею.
   - Так на официальное мероприятие поедем. А мне одеть нечего.
   Херктерент чуть не выругалась. Насчёт одежды - это заболевание или персональный заговор против неё? Содержимое шкафов Эр... Впрочем, оно меняется постоянно. Она прошлогоднее новогоднее платье успела отдать кому-то. Притом, помнит - отдавала, кому именно - нет.
   - Так куда поедем-то? - с невинным видом интересуется Марина. Всегда интересно смотреть, как на лице подруги мыслительный процесс отображается. Будь она актрисой - цены бы такому подвижному лицу не было бы. Хорошо, хоть к театру, кроме балетного, она равнодушна.
   - К 'Пантере'. Разве есть ещё варианты?
   Вообще-то, куча только там расчёты исключительно на сверхбогатую публику. Это не умница Пантера, у кого платье найдётся хоть на императрицу, хоть на работницу. И это не оборот речи, императрица с дочерьми у неё бывали, другое дело, самой Марине на Пантеру в то время было плевать.
  
   - Оденься только как-нибудь по-другому, что ль.
   - Я умею уже. Научилась за лето. Рэда столько всего показывала. Да и другие...
   - Ладно, пойду собираться.
   Стоя в дверях, бросает через плечо.
   - Только лабрис не бери.
   - Может, Рэду ещё позовём?
   - Она на дополнительных, а Коаэ - на других.
  
   Тропинку к кустам, где самый низкий участок забора, притом почти рядом с междугородней остановкой, только слепой не заметит. Однако, уже много лет очень уж старательно не замечают.
   'Наверное, скоро лестницу пристроят', - мрачно думает Марина, косясь на идущую рядом Эр.
   Опять детские страхи на предмет своего роста пробудились. Эрида хорошо так вытянулась. Большую часть жизни была с Мариной одного роста, хотя и старше. И вот теперь совершенно резко ушла в отрыв, притом настолько, что рядом с Херктерент себя неловко чувствует и слегка горбится.
   Ладно, хоть насчёт всего остального - неизвестно, у кого лучше.
  
   - А нас не хватятся, что мы вот так сбежали?
   - Не, - Марина даже глаз не открывает, - нас пасут сто процентов.
   - Как пасут?
   - Ну, охраняют.
   - Кто? На остановке же никого не было!
   Эрида явно недоумевает.
   - А таких обычно и не видно. Как в 'Сказке' у тебя.
   - Причём тут это?
   - А притом, тут для многих тоже сказка, только большая и не такая красивая. Ты из внешней охраны 'Сказки' своей многих знаешь?
   - Только командиров смен. Да и то с ними недавно познакомили, а до того не видела.
   - Ну, и тут тоже. Хоть раз слышала о проникновении в школу посторонних?
   - Нет.
   - Но это не значит, что их не было.
   Эр испуганно озирается по сторонам. Марина уверена - в каждом злоумышленник мерещится.
   - Ты хоть карту смотрела?
   - Зачем?
   - Затем. Тут в округе - только объекты МИДв или МО и населённые пункты, где персонал живёт. Легко туда на работу попасть?
   - Думаю, не очень.
   - Правильно думаешь.
   - Ты же рассказывала, сколько раз убегала. Да и Софи...
   - Убегала, потому что мне это позволяли. Я, если не забыла ещё, тоже девочка, и временами, сперва говорю, а потом думаю. Прошлой зимой... Какова вероятность того, что я, Пантера и Кэрдин столкнёмся в одном месте?
   - Ты же говорила, дружишь с ними.
   Марина плечами пожимает.
   - Дружу. Одно другому не мешает. Это я, дура, в самый известный припёрлась. У Пантеры в городе одиннадцать магазинов, причём главным считается тот, что в районе поместий, причём сама Ягр время от времени бывает во всех. И туда же, совершенно случайно, заходит сама Бестия. Я не верю в такие совпадения.
   - Но как они...
   - Радио и телефон не вчера изобрели.
   Некоторое время едут молча. Потом Эр всё сильнее и сильнее головой по сторонам вертит.
   - Странно... Столько домов, и все разной высоты.
   - А ты чего хотела?
   - Читала где-то, дома в столице должны быть не выше императорского дворца, а памятники - не выше обелиска побед.
   - Хм. Когда-то так и было. Только вскоре после коронации, канцелярия отца оказалась завалена запросами. У всех взыграли верноподданнические чувства. Возникло желание увековечить память недавно скончавшегося. Вот и суть вопроса - допустимо ли делать монументы выше монументов ранее правящим и к ним приравненным, а если допустимо, то насколько.
   Отца и спросили. Как раз в то время экспедиция альпинистов на одну из высочайших вершин забралась. Восемь тысяч шестьсот двадцать, кажется. Назвали её 'Пик Императора'. Вот он и сказал:
   'Высота высочайшего монумента Императора восемь тысяч шестьсот двадцать. Строить монументы, равно как и другие искусственные сооружения выше данной высоты - запрещается'.
   Заодно, снял этим указом ограничения по высоте построек любых зданий в любых городах. А то развелось любителей 'сохранять исторический облик', - желчно добавляет, вспоминая старые ссоры отца и матери.
   Эр только посмеивается.
  
   Эрида всё косится на стайки сверстниц, парочки, если попадаются, через монокль разглядывает.
   'Интересно, если кто с младшим братом или сестрой до трёх лет попадётся, визгу много будет?' - желчно думает Марина.
   Дочь соправителя не соврала, одеваться как обычная девочка, научилась. Вот только с лицом так ничего сделать не смогла, а там Великий Дом, как минимум первого разряда, написан.
   Сама Марина подмечает - у всех их возраста где-нибудь на видном месте на одежде - петличная эмблема рода войск, или кокарда на головном уборе - знак того, в каких войсках кто-то из родственников. Можно не сомневаться - у всех настоящие.
   На Марину тоже косятся - 'чёрных беретов' не очень много, а у неё ещё и планка медали.
   Тут словно цветущий кусок довоенной жизни. Той зимой было не до того, а сейчас есть и время, и возможность всё как следует рассмотреть.
   У Херктерент взгляд на признаки войны заточен, и они с лёгкостью даже здесь найдены. Чёткие указатели путей к бомбоубежищам высокой категории защиты, яркие стрелки к пожарным кранам, почти везде указан путь к ближайшему выходу.
   Насколько Марина помнит 'Справочник' по гражданской обороне, в этой части города все бомбоубежища высокой категории, то есть, держат в теории фугасную бомбу в полторы тонны (пока ни в одно не попали) и способны защитить от химического оружия. Этой дряни на столицу миррены пока не сбрасывали, хотя на фронтах активно применяют, другая сторона отвечает тем же.
  
   * * *
  
   Эриды у себя нет. Коатликуэ, Рэдрия и Софи её тоже не видели. Малознакомая выпускница сказала, видела её в библиотеке административного корпуса.
   'Что её на юриспруденцию потянуло?' - думает Марина.
   Из отделений школьной библиотеки, то, что в административном наименее популярное. Там собрана юридическая литература. В первую очередь, по всем вопросам действующего законодательства. Исторические правовые акты. Кодексы Великих домов. Полные списки лиц, принадлежащих к военному сословию, то есть сейчас под четверть населения страны, притом, что все сословия упразднены несколько сотен лет назад. Старая слава умирает медленно.
   Эрида сидит, обложившись всякими 'церемониалами'. Мельком взглянув, Херктерент сразу определяет - взяты исключительно действующие.
  
  
   - Я прочла всё, что следует говорить. Как себя вести и так помню. Вот только... Не знаю ведь я там никого.
   Марина пожимает плечами.
   - Всего-то? Глава городской администрации больше четверти века на своём посту. Он твою маму попросту помнит, да и говорила я уже - у таких инстинкт - чётко помнить, кто в каких званиях и чинах, и как эти чины между собой соотносятся.
  
   - Других разве нет?
   - Если ненавидящие друг друга императрица и министр безопасности по какому-либо поводу придерживаются одного мнения, то это так и есть.
  
  
  
  
   - Пойдём теперь в 'Двенадцать гербов', - Марина мысленно стонет. Известнейший и самый дорогой ювелирный магазин. Название значит количество званий 'поставщик двора', полученное от императоров и соправителей. Вздумай Эр сегодня им звание пожаловать - уже завтра на вывеске и во всех каталогах будет 'Тринадцать гербов'. От Саргона герб один - за украшения императрицы к бракосочетанию, к двум другим тоже здесь заказывали, но на дополнительные звания император пожадничал. Ещё три - от самой Кэретты, и Марине даже знать не охота, за что.
   Происходит то, чего и следовало ожидать. Охранник вежливо приветствует Марину и Эр с полным малым титулом. Посетителей нет, так что зал тут же закрывается для 'особого обслуживания'.
   Потом их провожают в 'Зал брильянтов' - своеобразную выставку великого мастерства и непомерной роскоши. Тут демонстрируются лучшие и самые дорогие украшения. Большинству не глядя можно присваивать статус 'национальных сокровищ', даром, что кровавых историй за камушками пока нет.
   Про этот зал все, кто детективы читают, знают. В сотнях романов последних десятилетий различные любители лёгкой наживы регулярно его грабили или пытались. Столько изощрённых способов проникновения предполагалась!
   Скучная реальность куда прозаичнее - ограбить 'Зал' до сих пор никому не удалось. Марина знает - 'Гербы' не только камнями занимаются - они и сейфы производят и оборудуют. Причём, даже с Государственным банком сотрудничают.
   Украшение зала - убранство, достойное императрицы. Херктерент цена, благодаря познаниям Эриды, прекрасно известна. На линкор, как минимум тянет. Подумывает, не попросить ли из озорства померить. Больно уж охота посмотреть, как это, линкор на голове носить?
   Хотя, лучше внимания Эр не привлекать. С неё станется купить. Она ведь временами в вопросах траты денег абсолютно безумная.
   Хм. Кроме Эриды можно представить только одну покупательницу этого украшения. Марина не Марина, если через несколько лет это не окажется на Сонькиной голове в день её свадьбы.
   - У нас есть экземпляры оружия особой работы лучших современных мастеров. Все имеют сертификаты 'особо ценных современных мечей'. Желаете ознакомиться?
   Марина косится на подругу. Та вертится у витрин дальше всего расположенных от самой опасной в смысле уничтожения денежных средств соправителя.
   Почему бы и не взглянуть? Всё-таки неплохо быть богатой девочкой.
   Булат - слово, услышанное от отца. От матери - змеиная сталь.
   Точные копии легендарных клинков.
   Марина, особо не задумываясь, выхватывает из ножен 'Глаз Змеи'. Такой же как тот. Ей пока не принадлежащий, настоящий. Этот разить будет вряд ли хуже.
   - Копии изготавливаются по разрешению нынешнего Главы Великого Дома Еггтов, - чуть поводит глазами в сторону. Херктерент следит за взглядом. Точно, под стеклом это самое разрешение со знакомой подписью и печатями, красуется.
   Клинок во всём подобен легендарному. Кроме одного: под клеймом Дины выгравирована цифра семь.
   - Это требование главы - на видном месте должен быть номер копии.
   - А 'Золотая Змея' у вас есть?
   - Нет. Разрешение на изготовление копии данного клинка получено не было.
   'Почему мне достаётся всё ненастоящее? Фальшивые чувства, фальшивые клинки. Всё фальшиво. Деньги только настоящие. И где предел того, что за них можно купить? Во времена настоящих клинков кто-то сказал: 'Лучше обучить двести пикинёров, чем купить дорогой меч. Люди скорее спасут тебя в бою, нежели сталь'.
  
   Прибыл курьер с охраной из Загородного дворца. Совершенно буднично и как то скучно Марине передали 'Глаз Змеи'. Тот самый, созданный самой Чёрной Змеёй столетия назад. Вот те на!
   Столько раз мечтала в детстве, когда клинок станет её. Фантазировала всякое.
   Вот, произошло. Только радости никакой нет. Детские мечты в детстве и должны сбываться. Сбывшиеся после оставляют только горечь. Время не повернёшь вспять. Только в комнате стало теснее.
   Вместе с курьером рабочие из МИДв приехали. Сейф для оружия привезли, и к полу прикрутили. Марина ещё за принятие работы и получение ключа расписывалась.
  
   Что там намереваются открывать, Марина в деталях знает и так. Как-никак, проект ЕИВ одобрил.
   Марину порадовало - скульптор явно не поленился ознакомится с подлинными генеральскими доспехами, в одном из них генерала и изобразил.
   Эриде нечего из этого не известно. Сама себе сюрприз хочет устроить. Марина не настолько вредная, подкидывать проектное изображение не станет. Херт дочери просто не сказал, ему недавно макет памятника из камня и бронзы прислали как мужу последнего потомка генерала. Эрида как последний потомок, до совершеннолетия не рассматривается.
   Что считает Эрида, то её дело. Марина считает, возраст не по календарю наступает, а в голове. И у дочери соправителя этим двум датам никогда не совпасть.
  
   Вроде бы все церемониалы чуть ли не наизусть выучены. Память у Эр - что надо. Марина и так содержание помнит с раннего детства. Но разноглазая продолжает в библиотеке пропадать, будто там мёдом намазано. В 'Сказку' бы позвонила - в тот же день любые книги у неё бы в комнате лежали. Даже существующие в одном экземпляре. Если бы понадобилось что-то этакое - попросту украли бы, откажись владелец продавать.
   Но это же тот отдел, где хранится издаваемое миллионными тиражами.
   Заглядывает разноглазой через плечо. Удивляется.
   - Что это тебя потянуло на семейное законодательство? Замуж собралась? На тебя древние кодексы действуют, так что можно уже, хотя и рановато.
   Опять этот взгляд, после которого становится стыдно. Немного и ненадолго.
   - Могла бы и заметить, я про южное семейное право читаю.
   - Хм. А это тебе зачем понадобилось? Насколько я помню, этот бред никогда и нигде не применялся. Церковные браки мы не признаём, даже наши миррены свои регистрируют.
   - Я как раз об этом. Сколько трагедий произошло из-за статуса внебрачных, или как они обычно пишут незаконнорожденных детей.
   - Хм. Ну, допустим словечко это и у нас вполне употребляется. Сама от 'принцессы незаконнорожденных' происхожу. Да и по фамилии частенько понятно, кто в древнем доме любил на стороне развлекаться.
   - Но такого дикого ограничения в правах никогда не было! У меня в голове не укладывается такая дикая привязанность законности только церковных браков и, до недавних времён, практически полная невозможность разрыва отношений.
   - Попробуй сложить. Ограничением числа наследников и у нас занимались.
   - Но не такими же способами! Своему ребёнку даже по завещанию нельзя ничего оставить.
   - Эр, не будь наивной. Ещё во вполне исторические времена, особенно в заморских владениях знаешь сколько детей рабынь или зависимых женщин было? Первые так вообще по категории вещей проходили. Ими спокойно можно было торговать. Как скотом. И плевать, что лицом вылитый хозяин. В лучшем случае - это несколько лишних монет, вроде как за показатель качества.
   - Марина. Ты вечно всё с ног на голову переставляешь. Я говорю о том, что в коронных землях творилось.
   - За стеной божьи заповеди не действуют - самый известный, хотя нигде и не записанный мирренский закон. Заповеди эти не действуют во всех сферах.
   - Мы о разных вещах говорим. Как бы в тех краях сложилась судьба моих предков? Я ведь потомок удочерённой по самой распространённой версии.
   - Эр, что ты глупишь? Всё бы было примерно так же, как и здесь. Личный друг считай первого лица в стране обратился бы к этому самому лицу с просьбой узаконить ребёнка. Такое у них тоже случалось, были случаи, когда и вовсе чёрных детишек в величие дома принимали.
   - Но не у всех были такие друзья.
   - У твоих предков они были.
   - Мне жалко людей, чьи жизни были искалечены с самого рождения.
   - Аборты миррены тоже старательно запрещали. А резиновая промышленность только относительно недавно достигла крупных успехов в деле контроля над рождаемостью.
   Эр замахивается кулачком.
   - Марина! Иногда тебя просто хочется стукнуть. Ты такие ужасные вещи говоришь!
   - Пытались многие. Вроде бы, все уже поправились, - смеётся Херктерент.
   - Рождение ребёнка вне брака часто ставило на женщину и на ребёнка несмываемое клеймо на всю жизнь.
   Марина скалится.
   - Вспомни первоначальное значение слова ублюдок применительно к людям. Как раз про таких деток.
   - Но это не хорошо и неправильно.
   - Помнить надо в каком обществе живёшь. И кому чего стоит давать.
   - Но дети-то ни в чём не виноваты!
   - Эр. Меньше читай мирренские романы и переживай о разных глупостях. У нас таких детей никогда ни в чём не обвиняли. Наличие добрачных детей часто даже приветствовалось, ибо способность к деторождению подтверждена.
   - Упомянутой части тела у меня просто нет.
   Взглянув в расширяющиеся до невозможных пределов глаза, вспоминает о больном сердце и добавляет, - Не смотри на меня так, это с детства ещё и не думай ни на кого. Сама же знаешь, я постоянно всюду лезу. Верхом всегда ездила только на кавалерийских сёдлах. Ну вот, как-то раз и навернулась с коня.
   - Когда это было?
   - А ты вспомни! В детстве временами болела не только ты.
   - Больно было?
   - Скорее страшно... Тогда все вместе были. И было страшно, опять будут меня ругать, а потом орать друг друг на друга. Мне, как ни странно не сказали ничего ни до врача, ни после. Но как же они тогда друг на друга орали! Но, в общем-то, сошлись во мнении, это просто травма, вызванная в первую очередь, чьей-то хронической неспособностью нанимать пригодный для присмотра за детьми, персонал. Но так как мы не какие-нибудь миррены в конце-концов, а девочки в нынешние времена взрослеют очень быстро, так что особой проблемой для меня отсутствие определённой вещи всё равно не станет. Особо подчёркивалось, 'мы, к счастью, не миррены'.
   Эрида только глаза протирает.
   - Ох, Марина! Ты всегда так рассказываешь, не знаешь плакать или смеяться.
   - А ты не ржи раньше времени! Я вот чем дальше, тем больше удивляюсь, глядя на твои потрясающие растяжки, как это у тебя там ничто не порвалось... Или я что-то пропустила?
   - Ничего ты, Марина не пропускала. Я на самом деле очень гибкая. Вот другие, кто этим занимаются, с такой проблемой сталкивались.
   - Угу. Особенно мирренки. У них без этого в первый брак вступать как-то не очень. Но, ничего. Медицина на месте не стоит - там тоже сшивать научились.
   Эр хихикает, зажимая рот ладошкой.
   - А ты не смейся, - Херктерент становится неожиданно серьёзной, - То, что теперь умеем ещё и это - побочное следствие массового применения огнемётов и фосфорных бомб. Леча последствия ожогов много чего научились восстанавливать.
   - По-моему, Марина, ты неправду говоришь. Там же в основном солдаты лечились. А их данная проблема, если и интересует, то, так сказать с другой стороны. Даже если и есть, больше волнует, чтобы как можно скорее не стало.
   - А, - Херктерент устало машет рукой, - шкура-то у нас у всех из одного и того же состоит. Врачам разницы нет, где восстанавливать.
   - Ну, если ещё и с этой стороны посмотреть, - смеются обе.
   - Вообще, не понимаю чего миррены в этом целомудии и первой брачной ночи такого-этакого находят?
   - Целомудрии, Марина, ты же блестяще знаешь языки.
   - Всё равно. Как Херенокт выражается. 'С девочками в медицинском смысле совершенно не интересно, всего бояться, ничего не знают и не умеют. Я опытных предпочитаю'.
   Чем тут вообще гордиться? Этим самым цело совсем себе количество людей снизить хотят? Хотя, лично я не против - чем меньше будущих мирренских солдат, тем для нас лучше.
   Берегут своё цело непонятно для чего. Мы не миррены, миррены - не мы, но есть и кое-что общее: перестарки никому не нравятся.
   У них даже словечко есть для засохших, так и не начав цвести. 'Божьи невесты' неужто думают, их на небесах бог отдерёт за всё в жизни не полученное? Он силён, но сомнительно, что настолько. Хотя, если учесть, будто впереди вечность.
   - Радости земные и радости небесные не могут быть тождественны. Телесное и духовное не совпадает.
   - Эр, сейчас тресну, честное слово. Мы не на уроке богословия по другую сторону экватора.
   - А у меня есть такой учебник.
   Марина мысленно стонет.
   - Эр-рида! Есть на свете хоть что-нибудь, чего у тебя нет?
   - Я не знаю, - просто отвечает разноглазая, - учебник не такой уж и глупый, как ты считаешь.
   - Даже в обычаях племён людоедов можно найти парочку неплохих. Но это не отменяет того, что они людоеды. Да и обычаи у них и более интересные есть, как раз поднятые тобой вопросы затрагивающие. У них по наступлению зрелости девочку лишают девственности старшие родственники, один или все сколько их есть - не помню. В других племенах это делают старшие женщины. Пальцами, или неким специальным деревянным ритуальным предметом. Посмотри 'Вестник министерства колоний' пятилетней давности. Там фото есть, предмета, а не процесса, в противном случае журнал бы из библиотеки уже украли. Те, кому не терпится самим поскорее поучаствовать в подобном процессе.
   Эр снова прыскает в кулачок.
   - Марина, от того, как ты говоришь, иногда просто не знаешь, как после этого к людям относится.
   - Правда неприятно быть объектом в общем-то, естественных физиологических реакций растущих организмов противоположного пола?
   - Вот поэтому мне никто и не нравится.
   - Ты опять за своё!
   - Только не обижайся, Марина, - Эр крутит в руках цепочку монокля, лихорадочно соображая, как бы поскорее уйти от скользкой темы, - А как у Софи с тем, чего у тебя нет?
   - Ха! А мне-то откуда знать? На эти темы она со мной не откровенничает, на кавалерийских сёдлах ездит нечасто. Я вообще, думала ты знаешь побольше моего.
   - То есть, ты не знаешь, пробовала ли она?
   Марина кривовато ухмыляется.
   - Сонька точно не мирренка. До волшебной ночки ничего хранить точно не будет. А вот удалось ли кому-то чего-то попробовать - не знаю совершенно. С неё вообще станется предложить это самое за что-то, критически для неё важное в определённый момент времени.
   - Марина! - Эр искренне возмущена, будь на её месте кто-то другой вообще была бы драка, - То, что ты говоришь... Она же твоя сестра... Это же торговля собой!
   - Вполне разрешённый, и даже облагаемый налогом, способ заработка в Империи, - хмыкает Марина, - моё тело - моё дело, как хочу, так им и распоряжаюсь. Это к моему кто-то доступ получит только если мне самой этого сильно захочется. Другие не столь разборчивы. Хотят - пусть приторговывают. Мне до лампочки.
   - До какой? - не сразу соображает разноглазая.
   - Да хоть до этой, - показывает на первый попавшийся светильник, - В пресловутом 'нашем кругу' торговля этим делом, причём обоими полами распространена ничуть не меньше, чем в тех районах, где Весёлые дома зарегистрированы. И не делай такие глаза. В нашей стране продаётся и покупается всё, что угодно. Тем более, такой востребованный товар.
   - Я обиделась, - надувает губки разноглазая. И ведь понятно, это искренне, а не напоказ, - если ты так плохо можешь даже о сестре говорить, то обо мне-то ты какого мнения?
   Вот те на! Беда снова приходит, откуда не ждали. Марина и не собиралась подругу обижать. Та сама подтекст отыскала там, где его никогда не было.
  
   - Ты же, вроде, исторические романы, особенно мирренские, почитываешь. Вспомни фразочку оттуда 'съездить к грэдам на лечение'. Догадываешься, о чём она?
   - Марина, ты издеваешься?
   - Не-а, я просто спрашиваю.
   - Сама же всё прекрасно знаешь.
   - Ну, так от тебя хочу услышать. Не я же на определённых вопросах сдвинутая.
   Разноглазая глянула. Если не знать, можно решить, будто свирепо. Хотя, Марина лучше всех знает, так Эр смотреть попросту не умеет.
   - Так говорили про тех, кто к нам ездил, чтобы скрыть нежелательную беременность. Ну, и родить соответственно. Для прерывания на ранних сроках тоже к нам ездили. До того доходило, в соответствующие клиники набирали персонал, говорящий по-мирренски. Наши мирренки, хотя сами в подобные места только с заболеваниями обращаются, сплошь и рядом там работали.
   Ты это хотела услышать?
   - Ага. Именно. Для тех, кто познатнее это просто чудовищное пятно на репутации. Даже в эпоху Тима I такого ребёнка запросто могли втихаря придавить. В лучшем случае, слугам или крестьянам сбагрить. Мне или Кэрдин про такие истории особенно ржачно читать. У мирренов и сейчас немыслимо, чтобы принц на найдёныше женился. А наше общество даже столетия назад вон каким передовым было!
   - Марина, ты что, смеёшься? Прекрасно же знаешь, к внебрачным детям даже у нас частенько отношение не очень. У мирренов даже в правящем доме к таким детям отношение не очень. Это ещё мягко сказано.
   - Думать надо, с кем сношаться, да и про устройство общества не забывать.
   - Марина, думаешь, я не знаю, у тебя, кроме Сордара, Херенокта и Софи есть ещё братья и сёстры? Однако, из них никто в ваших резиденциях никогда не жил.
   Разноглазая, оказывается, умеет быть довольно жёсткой. Хоть изредка вспоминает, в каком мире живёт.
   - Ну, у одного братца резиденция немногим хуже, чем у нас, - хмыкает Марина.
   - Я не думаю, что даже он так уж сильно счастлив. Со своей мамой он ни на одном официальном мероприятии не был.
   - Ха! Приглашения на эти мероприятия абы кому не дают. Сам пусть добывает. Мозгами или ещё каким органом!
   - Он не всегда взрослым был. Думаю, в детстве ему, вместе с мамой, хотелось. Как и мне, ведь тоже много присылали. Но я болела в детстве часто. А у него мама не особенно хотела где-либо с ним появляться. Хотя и найдёныша потомок. Словно стыдилась его.
   - Многожёнство у нас давным-давно запрещено, - хмыкает Марина, - Мне как-то хватает имеющегося количества родственников. Увеличивать их количество я вовсе не жажду. Задолго до моего рождения решено, какие у кого с кем будут взаимоотношения.
   - А если бы меня кто-то обнаружился, что бы ты сказала?
   - Сказала бы, ты слишком плохо о своих родителях думаешь, как отец выражается, это просто образцово-показательная пара была. Даже на фото видно - они друг друга на самом деле, любили. Какие уж тут дети на стороне! Ты же не мирренка какая-нибудь глупенькая позапрошлого века, кто случалось до полувека доживали, но так и не знали, отчего дети бывают. И как вообще женский организм в определённое время функционирует.
   - Почему ты вечно права?
   - Потому что пользуюсь только проверенными фактами. Кстати, ЕИВ до сих пор вспоминает, какими словами обложила его их высочество в ходе жаркого спора. Говорит, одно из сильнейших воспоминаний - разъярённая матерящаяся принцесса и глава великого дома. Даже несколько новых слов новых узнал.
   Эрида хихикает.
   - Самой с трудом верится, что мама могла так разговаривать.
   - Она не только разговаривать могла. В знак примирения они спирт неразбавленный пили. Полусырым мясом с кровью закусывали. На все сто жили, а не кисли, как некоторые.
   - А кто киснет? - Эр по сторонам озирается с таким видом, будто хочет кого-то найти.
  
  
  
   Машины от городской администрации, охрана из МИДвовцев. Всё по протоколу. Принцесс - две, машин - тоже. Первая Марине предназначена. Но как-то само-собой получилось сесть вместе. Эр просто необходим привычный человек рядом.
  
   Марина на фоне Эр откровенно не смотрится. Из явных ценностей на виду только 'Глаз Змеи'. Но тут народ опытный собрался. Марину можно за телохранителя принять, но приняли за ту, кем она является.
  
   На подобных мероприятиях бывать приходилось многократно. Вот для Эриды всё впервые. Могла бы описание прочесть, но нет, накрутила себе в голове невесть что.
   Аж два меча прихватила - легендарный двуручник и парадный военного образца. Особо въедливые могут не сомневаться - любые документы на армейское оружие у дочери соправителя в полном порядке. Поверять никто не станет, но Марина слишком хорошо Херта знает.
  
   На площадь с севера выходит массивное здание в архитектурном стиле, что все так и зовут 'Новый имперский'. Со всеми этими барельефами, колоннами лепниной, высоченными потолками и расписными потолками в главных залах. Многие известные здания последних лет в подобном стиле выполнены. Художники и скульпторы хорошо научились создавать классические сюжеты с современными людьми и вплетать в гирлянды орнаментов вместо мечей и пик винтовки и автоматы.
   В огромном здании расположены почти все официальные структуры района, превосходящего по населению многие города.
   Рядом стоит тоже немаленький короб районного призывного пункта. Построен в современном стиле безо всяких излишеств и украшений. Военные и гражданские власти ладят не сильно, в одном здании их разместить невозможно. Ведомственная гордость начинает себя во всей красе показывать.
   Во все остальные стороны от площади лучами расходятся огромные серые бетонные дома, словно слепленные из одних прямых углов. Совсем другой архитектурный стиль, так и называющийся 'функциональный'. Главное достоинство - такие здания можно строить быстро, много и, главное, дешево.
   Потребности стремительно растущих городов только и могли такой стиль породить. Столица уже на памяти Марины пару раз увеличивала свою площадь, включая в свой состав окрестные посёлки и сельскохозяйственные земли.
   Пышный 'имперский' стиль по-прежнему применяется, но из жилого строительства 'функциональным' вытеснен полностью.
   'Имперское' здание среди серых коробов смотрится словно сцена из эпохи 'Войн Верховных'. Генерал в роскошном доспехе среди толпы пехотинцев. Может, способный возглавить их, но возможно и быть поднятым на их копья.
   Кажется, такая невесёлая мысль пока только голову Марины посетила. В случае чего, людям не надо будет долго искать, на какой объект архитектуры направить свою ненависть. Эпоха уличных беспорядков, порождённая прошлой войной только благодаря невероятным усилиям не переросла в новую внутреннюю войну, а прошлая на столетия стала одной из самых кровопролитных войн в истории. Только Великая война отобрала это сомнительное достижение.
   Но раскол в обществе и сейчас назревает. Даже площадь эта тому подтверждение. Пусть и глаза Марины нужны, чтобы что-то рассмотреть. Херктерент уже знает - часто замечает незаметное другим. Чаще всего что-то негативное. Не её вина, что это потом проявляется. Ом у неё слишком остёр, или недовольство в обществе настолько явное?
  
   Впервые с последней встречи Марина жалеет об отсутствии Кэретты - раньше на подобных мероприятиях она отдувалась ничего не значащими фразами да милыми улыбками. Принцесса, одна или две штуки просто рядом стояли, и даже улыбочки наклеивать не обязаны были.
   Теперь же не отвертишься, раз уж вылезла. Тут народ такой - ночью и по пьяни полный императорский титул без запинки выдаст, да и с титулатурой всех остальных членов дома этого не ошибётся.
   Марина тоже много чего не сильно нужного помнит, но при случае много чего интересного может на ушах развесить.
  
   С глазомером у Марины всё хорошо, да и какой-никакой художественный вкус имеется. Памятник и площадь размерам друг друга соответствуют. Вполне ожидаемо, мечом генерал показывает на юг, более того, точно по меридиану, где вражеская столица расположена. Как он стремился сравнять уже в те года великий город с землёй! Да и саму землю солью засыпать, что бы никто там больше не жил и ничего не росло.
   Сам монумент делался явно в пику 'Приморским великанам' и их спокойным позам. Разворот, движение, словно в горячке боя. Стандарт изображения героев классической эпохи давным-давно уже выработался. Тут только размер из ряда вон выделяется.
  
   Торжественные и пышные речи. Всё-таки один из крупнейших памятников столицы. Эриде толпа аплодировала, когда принцесса говорила. Как хочешь понимай - единственная не примелькавшаяся из городских чинов, совершенно ещё неизвестная, к тому же, просто красивая.
   Или же другое - показывают не столько к ней отношение, сколько степень недоверия к остальным. Тут ведь не только глава городской администрации третий десяток лет с газетных страниц не слазит.
   Хотя, справедливости ради стоит признать - в городе немало делается. Кто-то, может, даже помнит, у Саргона в бытность наследником была привычка ночами кататься по городу произвольными маршрутами, а на следующий день вызывать городских чиновников и интересоваться состоянием дорог, мостов и всех мест, где случалось проезжать. Некоторые сразу в отставку были отправлены без объяснения причин. Других судили.
   Наследник похоже, на десятки лет вперёд чинуш напугал и качество дорог в окрестностях столицы стало легендарным. С магистралями через пол континента дела обстояли гораздо хуже, но главное всё-таки было сделано - их построили.
   Эриде ещё долго аплодировали после того, как закончила говорить. Марина заметила, как многие гости уже на неё косились - не раздражает ли Дочь Императора чья-то популярность? Как-никак Марина по статусу разноглазой гораздо выше. Другое дело, что эти устаревшие системы счёта титулов в отношениях ни с Эр, ни ещё с кем-либо ни Марина, ни Софи практически не применяли.
   Но тут-то про нравы господствующие в главном столичном питомнике молодых змеек могут просто и не знать. Вид насколько её не волнует происходящее, Марина с раннего детства делать умеет, и тут одно из самых подходящих мест для применения.
   Видно, что Эр волнуется, даже дышит тяжеловато, но стороны это только хорошо знающий разноглазую заметит. Вот что все заметили - выступление причудливой принцессы запомнилось. Некоторое количество такой труднорасчитываемой величины, как популярность, разноглазая приобрела. Кой-что и в общегосударственную копилку упало. Внешняя пышность тоже привлекает внимание. Придворных парадных платьев на общественных мероприятиях не видели уже давно.
  
   Протокольные съёмки у ног памятника. Из по-настоящему имеющих место к установке автор проекта, инженеры, руководившие строительством и сами рабочие составляют около половины присутствующих на снимках. Остальные - высокие и не слишком гости и сопровождающие их лица.
   Марина и Эрида - в центре первого ряда. Предложили кресла, но Херктерент остаётся стоять, разноглазая, глядя на неё - тоже. Тем более пышное светлое платье Эр с перевязью для меча будет ярко выделяться на общем тёмном фоне.
  
   Приём для особо важных гостей открытия. По очень примерным прикидкам Марины, денег ушло немногим меньше, чем стоил сам монумент. Притом, он точно будет символом этой части города, ибо ничего примечательного с архитектурной точки зрения здесь не имеется.
   Такие кварталы строят из соображений быстро и дешево, ибо надо где-то жить стремительно растущему населению города. Тут не до украшений и тенистых парков. Один из запланированных жилые кварталы уже сожрали. Жизнь часто очень жёстко корректировала планы развития огромного города.
   Составляются ли сейчас новые, Марина не знает, но уверена, такого роста заводских площадей там точно не предусматривалось.
   Старых знакомых множество, вот Эрида не знает никого, но держится в незнакомом окружении с выдержкой настоящей дочери своего отца.
   Вежливые, ничего не значащие фразы. Насквозь фальшивые улыбки. Такое всё знакомое. Только и Эр, и Марина теперь части всего происходящего.
   Разноглазой пока всё нравится. Любит новую обстановку, людей и впечатления. На Маринин опыт происходящее - довольно заурядное событие.
   Случайно или нет, попадаются автор проекта и инженеры. Слово за слово. Эрида встретилась с себе подобными. Замелькали плохо знакомые термины. Кажется, сначала поразились уровню Эриды. Потом профессиональный спор затмил всё остальное. Теперь, пока разъезжаться не начнут, они друг от дружки никуда не денутся. И опять Марина здесь лишняя.
   В сопровождающие глава городской администрации навязывается. Формально он тут самый главный. Всеми силами старается хорошее впечатление о себе оставить. Неужели считает, будто Марина ещё одна Кэретта помешанная на защите старинных зданий? Ну, тогда огорчим. Кажется, доволен, поняв Марина градостроительной политикой не интересуется.
  
   Эрида просто сияет. Хотя и дышит тяжеловато.
   - Марина! Так здорово было! Мне так всё понравилось! И памятник, и церемонии, и люди.
   - Эр, ты же, вроде не наивная девочка. Зная, кто ты да я, они и не могли себя по-другому вести.
   - Памятник всё равно, очень удачный, - прикрыв глаза разноглазая думает о чём-то своём, - интересно, я смогу подобный создать?
   - Вот уж не знаю. Ещё несколько лет всем точно не до памятников будет.
   - Зато потом столько всего понастроят!
   - Если мы до этого вообще доживём, - поневоле вспоминается, совсем недавно Эрида чуть не умерла.
   - Доживём обязательно! Я точно знаю.
   'Мне бы твою уверенность'.
   - Марина, ну что ты такая хмурая. Хорошо ведь день сегодня прошёл!
   - Угу. А завтра будет новый. Потом ещё один. Праздники, и вообще хорошее, очень быстро забывают. А жизнь продолжается. Спорим, завтра в какой-нибудь газете монумент обругают за нерациональное расходование средств в военное время?
   - Не буду спорить, к тому же, совершенно не уверена, что в масштабах страны он так уж дорого стоит.
  
   Как-то слишком явно после болезни Эр озаботилась вопросами сохранения жизней. Как всегда, подошла к делу с неожиданной стороны, заинтересовавшись защитой исчезающих видов животных.
   Марине до какого-то времени было наплевать. Не медициной же Эр интересоваться, несмотря на уважение к памяти матери, врачей разноглазая крепко боится, в общем-то объяснимо.
   Никогда не скажет Эриде, любящую умершую при её рождении женщину, останься та живой, её бы разноглазая боялась до суеверного ужаса. Характер вряд ли бы стал иным - уж кто-кто, а Эр от отсутствия родительской любви не страдала никогда. Но род занятий матери, и главное, её взрывной характер сыграли бы роль. Принцессу за глаза называли 'граната образца 900'. Граната при взрыве накрывала морем осколков огромную площадь, выкашивая там всё живое. Под горячую руку жене соправителя лучше было не попадаться. Кажется, во всей огромной стране её только собственный муж и не боялся.
   Хорошего в том, что у человека матери нет, ничего нет. Но то, что уцелевшей из этих двоих никогда не встретиться, по мнению Марины, для разноглазой как раз неплохо. Хотя сама Херктерент с ходячей грозой познакомиться не отказалась. Тем более, про неё никто и никогда не говорил, будто она плохо относится к детям.
   Дочь соправителя часто писала письма авторам понравившихся книг. Считая письма очень важными вещами, всегда подписывалась только всем известным именем. Ответы приходили всегда. Среди добившихся известности людей, даже с самыми сильной нелюбовью к людям, практически не встречается дурных, способных не отреагировать на определённое имя на конверте, частенько также запечатанного личной печатью со слишком известным гербом.
   С кем-то даже переписка завязывалась. Марина, давно уже научившаяся различать личность автора и героев произведений, только посмеивалась втихаря. Сколько же вокруг разноглазой иллюзий всяких разных. Аж завидно иногда про утраченные собственные.
   Они всю жизни влияли друг на друга в вопросах чтения, часто одна сувала нос в книгу, только потому, что её уже прочла другая. Хотя тематика зачастую не представляла ни малейшего интереса.
   От Марины Эр заразилась любовью к старинному оружию и доспехам. Некоторое улучшение физического состояния отчасти и позволило Эр выкарабкаться из недавних проблем. Соправитель очень благодарил принцессу.
   У самой Марины определённые познания в живописи развились не без влияния разноглазой.
   Вскоре после спуска на батисфере, разноглазая подцепила у подруги увлечение морской биологией. У Марины в общем-то, прошло. У Эр закрепилось. Даже переписываться стала с автором популярнейшей 'Тайны океанов', рассказывающей о жизни обитателей моря, в первую очередь, китообразных. Очень резко и агрессивно выступал против их добычи, кроме как средствами первобытных народов.
   Любящей китятину, Марине, как бы не совсем наплевать. Всяко, до конца войны никто в политику министерства природных ресурсов, в чьей компетенции вопросы китобойного промысла, вмешиваться не позволит. А они снижать добычу не станут.
   Но некоторые идеи биолога стали вступать в резкое противоречие с мнением Марины о вопросах мироустройства. Вот только Эр с каждым днём поминает его всё чаще, да и писем становится всё больше.
   Что такое 'промывка мозгов' Херктерент знает. По чьей-то разноглазой головке вовсю применяется. Пора вмешаться.
   Неспроста ведь этот деятель на открытии памятника оказался. Человеку его уровня раздобыть приглашение совсем не сложно. Эр же эти уровни считать не умеет и учиться не собирается. То-то он там частенько вблизи Эриды мелькал. Слишком уж сильно вниманием принцессы завладевать - был не настолько нагл. Художница виденного только на картинке человека узнала, и была искренне рада. Даже чуть более, чем всем прочим.
  - Вообще-то твои любители всего зелёного и пушистого хотят убить куда больше людей, чем все наши и мирренские генералы вместе взятые. Кстати, генералы по большому счёту вообще никого не хотят убивать. Их вполне устраивает, когда все люди живут и дальше. Только под властью того Императора, кому они служат. Если людей вдруг станет сильно меньше - им это совсем не понравится. А вот твоим зелёным пушистикам - совсем наоборот.
   - Марина, ты же прекрасно знаешь, они совсем не мои, если я с кем-то переписываюсь - это ничего не значит. Из обществ я только в 'Юном художнике' состою, да и то, меня туда Софи затащила.
   - Однако, с человеком переписываешься, кто призывает убить сразу больше людей, чем все Еггты вместе, да и 'Дом Льва' пожалуй, убили за всю историю.
   - Причём здесь защита редких животных вообще? У меня нет и не может быть таких жутких знакомых. Даже твоя Кэрдин не такая страшная.
   - Начнём с того, что Кэрдин, как и любой человек не может быть чьей-то. Она своя собственная, прежде всего. Что до пуховиков зелёных. Напомни-ка их главный лозунг.
   - Жить в гармонии с природой, ты же знаешь.
   - А сколько людей для этой гармонии надо? Главный пуховик, ну этот морской биолог. Да-да, тот самый, чьи письма у тебя я видела, прямым текстом пишет в 'Тайнах океанов', для гармоничного сосуществования человечества и природных комплексов, число людей ни при каких обстоятельствах не должно превышать четырехсот миллионов. Жалко, я с ним не виделась, а то бы неприменно спросила. Куда он собирается деть остальные семь с половиной миллиардов. И по какому принципу он собирается эти четыреста отбирать. Это знаешь ли, степень зверства похлеще всех мирренских планов по 'Цивилизованному включению в Империю отсталых регионов'.
   - Ты говоришь неправду, - голосок звенит металлом, кулачки сжаты.
   Марина с показной ленцой принимает вертикальное положение. 'Тайны океанов' у Эр в подарочном исполнении. Судя по не слишком аккуратному виду, читается постоянно.
   Нужная страница найдена быстро. Начало необходимого абзаца подчёркнуто ногтем.
  Разноцветные глаза становятся совершенно круглыми. Будто раньше не читала. Теперь Эр держит книгу, словно что-то раскалённое, не зная куда поставить или бросить.
   - Но... Но этого не может быть. Он так красиво писал о жизни на побережье. Так интересно рассказывал! Почему ты вечно права! - Эр совсем картинным жестом вскидывает руки. Книга стукается об пол.
   - Наверное потому, что я людей не люблю. Между строк гораздо лучше читаю. И и просто очень умная.
   Дразниться разноглазой неохота. Смотрит на Марину, так будто она в чём-то перед ней виновата. Уж что-что, а смотреть умеет. Чуть ли не лучшие глазки школы, ибо выразительность взгляда с мозгами как-то связана, а Эр куда умнее той же Динкерт. Только у Марины иммунитет.
   - Если не предлагается, куда лишних людей девать, или указывается что-то отвлечённое, вроде переселения - то это подразумевает только одно - полное уничтожение. Всех. Включая мамочек с детишками, чьи фото ты так любишь. Такие вот они, любители пушистого.
   Теперь Эр на книгу смотрит как отдалённый предок на вражеский строй перед атакой. Осторожно отодвигает книгу носком тапка. Словно в насмешку над здравым смыслом, с огромным пушистым помпоном.
   - Теперь её, наверное, выбросить надо?
   - Ты меня спрашиваешь? То что там про обитателей моря написано, сомнению не подлежит. Вот авторские идеи дерьмом воняют.
  
  
  * * *
  
   Неожиданно обеим сёстрам поступило приглашение немедленно ехать в Загородный.
   Отец чем-то сильно недоволен, хотя в сводках для командования ничего страшного нет. Тот случай, когда радио насчёт 'на всех фронтах идут бои местного значения' не врёт.
   Дальше совсем уже странное что-то началось. Дворцовый комендант сообщил, им следует переодеться в траур, и как можно скорее идти в малый обеденный зал. Если сказано что-то надеть, то можно не сомневаться - в комнатах уже лежит приготовленное.
   Саргон там официально никогда никого не принимал. Иногда только обедал с доверенными лицами.
   К некоторому удивлению Марины, Софи успела переодеться раньше её. Только по подведённым чёрным глазам и видно - как и сестра ничего не понимает.
   - Кто-то умер? - неужели сама Софи чем-то напугана.
   - Траурных сообщений не было. Хотя, может, и умер. Напечатают всё равно после праздников. Хотя, нам бы сообщили, если этот кто-то из Еггтов.
   - Может, он лично сообщить решил? Это кто-то очень важный.
   Марина кривит лицо.
   - Я уверена, это не она.
  
   Мельком окинув взглядом собравшихся, сразу понимает. Точно кто-то умер. У всех траурные повязки на рукавах. Только почему-то, красные с чёрной каймой.
   Молчание затягивается. Никакого портрета в трауре в поле зрения не наблюдается. С тарелками и бутылками соседствуют бумаги. У всех. Просто листы лежат. Без папок. Никогда раньше такого не было.
   - Кто-то умер? - некстати повторяет Софи.
   Марина изучает сидящих за столом. Наиболее доверенные приближённые. Почти друзья. Вроде все на месте. Тогда, по кому посмертный пир?
   Кто-то из старых друзей скончался? Все видные деятели начала правления Саргона, тогдашние единомышленники давно уже ушли на покой по причине преклонных лет. Эти уже второе, а кое-кто - и третье поколение. Сейчас особенно хорошо видно - Император выглядит ровесником собравшимся. Вот только лет ему на деле ого-го-го сколько!
   Кого же на этот раз он пережил?
   Херта здесь нет, но это неудивительно. Он - союзник, ценнейший союзник уже множество лет. Союзник, но ни в коей мере не друг.
   Кто же был настолько значимым? Ничьё имя на ум не приходит, хотя Марина знает практически про все перестановки в министерствах за всё время правления отца.
   Хе. Может, у него старая возлюбленная померла? Говорят, в прошлом их было немало. С одной сама Марина дружит, но она точно жива, более того, вон там сидит.
   - Умер. - театральные паузы Император блестяще умеет выдерживать. - Страны, где я когда-то родился, уже несколько дней больше не существует. Государству Великой Мечты пришел конец! Даже не думал до такого дожить, хотя там и прошло куда больше лет, чем здесь.
   По правую руку от Императора два пустых места.
   - Что встали? Садитесь.
   - Всё там. Совсем всё. Без войны страну угробили, кретины.
   Тут до Софи доходит - отец и все остальные слегка пьяны. Не навеселе, как принято говорить, а пьяны зло. Как перед боем. Или после разгрома.
   - Хотите посмотреть самую позорную для страны фотографию в истории?
   Софи ожидала, самое меньшее, сдающуюся армию в полном составе или руины до горизонта. Судя по гримасе Марины, сестра разочарована не меньше.
   Здание вроде современных жилых. Серый бетон и ничего лишнего. Первый этаж отведён под магазины и разные забегаловки. Тут тоже. Только забегаловка одна. Большая. Красная вывеска с жёлтыми буквами.
   Эмблема - огромная буква М. Надписи по-русски и по-английски.
   И люди. Множество людей. Огромная очередь, почти перешедшая в состояние толпы, тянущаяся куда-то за пределы снимка.
   На праздник не похоже, на какое-то проявление недовольства - тоже.
   - Что здесь такого страшного?
   - Людей видите?
   Сёстры согласно кивают.
   - А их тут нет! Ни одного! Тупое стадо, за булку с мясом рушащее свою страну. Тут ещё не конец. Только начало конца.
   - Какая булка?
   - Гамбургер, - сквозь зубы выцеживает Бестия. В таком же состоянии, что и остальные.
   - Амэриканская мечта! - откровенно кривляется Император, - Дети людей моего поколения превратились в это! Про внуков я и знать не хочу!
  
   - Ты можешь себе представить, что кто-то мечтает жрать мирренскую еду, украшает комнату дерьмовыми фото их актёров и даже пустыми банками от выпитого не им пива?
   - Насчёт актёров ещё могу. Насчёт остального - как-то в голове не укладывается.
   - У тебя голова хотя бы есть. И мыслей, что в самой дерьмовой стране на свете живёшь, там нет.
   - У меня нет другой страны. Как можно считать дерьмовым место, где родилась? Землю, политую кровью моих предков.
   - Вообще-то, очень легко. Верите тому, что вещают голоса?
   Марина пожимает плечами.
   - Если нас ругают - значит, мы всё правильно делаем, опасаться надо, если начинают хвалить. На юге - враг, желающий нас уничтожить. Больше там никого и ничего нет. Как нам тут жить - без них разберёмся.
   - Наше болото не хочешь расшевелить?
   - Зачем это мне?
  
   - Танками давить надо было, - цедит сквозь зубы Марина, - как у нас в прошлом году.
   - Угу. Пытались. Без снарядов. У узкоглазых соседей тоже было. Только там задавили. Посмотрим, что выйдет. А там где я родился, мозги пропагандой разложили полностью. Заслушались сладкоголосых.
  
   - На пропаганде не экономили. Пол страны мечтало это жрать. Их тряпки носить. Их музыку слушать. Их фильмы смотреть. Теперь понятно, насколько это сильное оружие.
   - Быстро им внушили, что вся их история и идеалы - дерьмо. Такой скорости обработки нам самим стоит поучиться.
  
   - Не нравится - так сам знаешь, через переход прямо на это город можно несколько
  взрывных устройств сбросить. Специальных. Или диверсантов, - кажется, Кэрдин рассуждения Саргона, уже начинающие переходить в пьяную болтовню, не слишком нравятся.
   - Хрен им, - ругнулся Саргон на родном языке, - Сами всё просрали - сами пусть в дерьме тонут или выплывают. Я им ничем не обязан. Тут проблем навалом, и меньше не становится.
  
   - Догадываюсь, что сказал американский посол, глядя на всё это. Стадо, чуть ли не хрюкающее, у 'Макдональдса' этого. Сфотографировал, снимки в столицу отправил. С подписью: 'Открывайте вино! Войну мы выиграли'.
   Всё буду делать, чтобы у нас подобное не повторилось.
   - С нашими столичными - вполне можно такого же дождаться. Это моё профессиональное мнение.
   - А как ты думаешь, почему крепостные полки набирают не в столице? Мне нужны те, кто в случае чего не побоятся стрелять. Критерий свои-чужие не только линией фронта проводится.
  
  ========== Глава 5. ==========
  
   Глава 5.
  
   Хоть в чём-то жизнь наконец, входит в нормальное русло. Поступившие в этом году на самом деле, младше Марины. Без разочарований тоже не обходится, младше-то они младше, но ростом почти все выше Херктерент, хотя она за год довольно сильно подросла. Знакомств заводить ни с кем не стала - все сколько-нибудь нужные ближе к зиме сами вблизи танков нарисуются.
   Интересно, какой процент народа экзамены сдавал, рассчитывая в школе свести знакомство с детьми влиятельных людей? С подобных связей много какие карьеры в прошлом начинались. Но в этом году процент таковых почему-то исчезающе мал, во всяком случае, Марине своё общество никто не пытался навязывать. Да и в окружении Соньки никого нового не появилось.
   Несколькими сложностями меньше, как говорится. Почему мелочь так верещит, носясь по коридору? Неужели, старость приходит так быстро? Марина идёт по коридору, засунув руки в карманы, как нож сквозь масло. Перед ней расступаются, даже самые шустрые мелкие (по возрасту, а не по росту) сигают из-под ног. Кажется, им уже разъяснили, что это за фигурка в чёрном.
  
  По закону подлости, кто-то на полной скорости в неё врезается. От неожиданности плюхнувшись на задницу, Марина сразу же резко вскакивает. Что за! Такие дурацкие шутки плохо могут кончится. Сейчас она кому-то устроит!
   Торопливо оглядевшись, понимает - устраивать некому. 'Дурацкая шутка' на полу сидит и лоб трёт. Смутно знакомая девочка как раз из поступивших в этом году. Кажется, не знает, плакать ей или смеяться. Больно, но почему-то смешно. Похоже, не из разряда плакс и вредин. Неслась ожившая ракета по коридору и не смогла разминуться с выходящей из-за угла шедшей по своим делам, отвыкшей смотреть по сторонам, Мариной.
   Херктерент протягивает руку.
   - Поднимайся. Сильно ушиблась?
   - Не-а!
   Марина постоянно раньше на неприятности нарывалась, но вот что в её голове не укладывается - как можно удовольствие получать, задирая тех, кто меньше и слабее тебя.
   Врезались в неё точно случайно, а не по злому умыслу или хитрому плану.
  Почти чёрные кругленькие глазки изучают Марину снизу вверх.
   "Надо же! Хоть кто-то здесь меня настолько ростом ниже!'
   Хм. Глазки-то вполне узнаваемы. Почти два года назад между очень похожих глаз она крепко и не раз снежком залепила.
   - А я тебя знаю! - заявляет мелочь, ухмыляясь до ушей, - Ты Марина Са... то есть Херктерент.
   Марина, неизвестно зачем, щёлкает девочку по носу.
   - А я тебя тоже! Ты - младшая сестра Яроорта. Ты в этом году поступила. Ты...
   - Динка. - перехватывает инициативу, - То есть, Дина.
   - Не ушиблась, вредина мелкая?
   - Откуда ты знаешь?
   - Что брат так тебя зовёт? А я много всего знаю. Север как поживает?
   - Хорошо... А ты правда лучше всех стреляешь? И драться умеешь? И танк у тебя есть?
   - И зачем мне тебе всё это объяснять?
   - А я с тобой с позапрошлого года дружить хочу. Вот! - со скоростью пулемётной очереди выпалила и на результат любуется. В цель или мимо?
   М-да. Вот так признаньеце. И не разберёшься сразу, как отвечать. Несколько лет уже подобного не слыхала. Но в том и проблема - несколько лет назад круг общения несколько отличался по возрасту и взаимоотношения были проще.
   - И чего такого-этакого ваше высочество во мне нашло?
   Запал куда-то пропал. Насупилась. Носом шмыгает.
   - Не называй меня так. Мне не нравится.
   - Кто же тебе так дразнил?
   - Никто! - чуть ли не огрызается. Понятно, говорить не хочет.
   - Ладно! Ничего не болит? В больничный не отвести? Если нет, то я пойду.
   - Не уходи! - девочка неожиданно обнимает её. Девчачьи обнимашки - вещь общепринятая, вот только Марина их совершенно не выносит, сильнее ненавидит только поцелуйчики при встречах, - Ты такая классная! Так мне нравишься! Ты столько всего устроила!
   Марина придирчиво окидывает девочку взглядом. Ну да, ну да! Критиковать молодость - первый признак старости.
   Хвостики торчат в разные стороны, резинки на них тоже разные, глаз не подбит, но это чувствуется, ненадолго, одежда в беспорядке, правая коленка обильно смазана зелёнкой. Один гольф наполовину спущен. Ботинки армейского образца. Угу. Значит, дома кто-то её слабостям потакает, ибо таких миниатюрных размеров военпром не выпускает, и эти пошиты по индивидуальному заказу.
   М-да, во времена Ленн было бы ей за такой видок... Хм. Ничего бы не было, это чудо неряшливое самая настоящая принцесска.
   Так! Напряжём память. Старшие братья Динки. Ну, тут как в сказке - один умный, другой дурак, причём дурак ещё и мудак. Старшая сестра... Видимо, соправитель её за что-то наказать решил, ибо она заканчивает 'Кошачью'. Софи с ней не сильно часто общалась, но ничего плохого не говорила. Сама Динка... Вот тут Марина ничего сказать не может. Что она, что сестра всегда стремились общаться с теми, кто старше. В крайнем случае, со сверстниками. Так что, про младших братьев/сестёр даже своего круга они ничего не знают. Софи саму Марину как личность только в школе и стала воспринимать.
   Нашла объект для обожания. Понятно, почему Саргон такой противник раздельного обучения мальчиков и девочек. В закрытых школах при отсутствии противоположного пола дружба запросто может перерасти в отливающие розовым или голубым, взаимоотношения.
   Брат этой Динки в мирренского образца школе и стал тем, кем стал. Впрочем, по словам Соньки, Яроорт его всё равно чуть не убил совсем за другое.
   Это Соньке нравится быть объектом обожания не важно какого пола и возраста.
   - А сфотографироваться с тобой можно?
   'Да молчит она хоть когда-нибудь!'
   - А я про тебя всё-всё знаю.
   - Интересно, откуда?
   - А про тебя писали. Брат сначала, потом подружки. Я тебя давно ещё знаю. Вы были у нас, меня не пустили. А я всё равно тебя видела. Ты такая кислая ходила, будто все лимоны со столов съела.
   Марина смеётся. Мелочь верно подметила. Выступая в роли прицепа к императрице вряд ли она дружелюбием светилась.
   Круг, где все всех знают чуть ли не с рождения, мило общаются при встречах, на деле ненавидя друг друга самой чёрной ненавистью. Где дети учатся лгать и лицемерить едва научившись говорить. Но к некоторым, получается, не липнет. Или Динка притворщица и лгунья почище Софи.
   - А дружить с тобой можно? - и не поймёшь, не изжитая детская непосредственность, или уже взрослая хитрость. Ведь маска миленькой глупой девочки используется даже женщинами постарше Кэретты, - А я так к тебе тогда и не подошла.
   Марина хмыкает.
   - В общем-то и правильно сделала, тогда я тебе только гадостей наговорить могла.
   - А сейчас? А сейчас? - чуть ли не прыгает вокруг Херктерент.
  
   Для установления всех деталей картины под названием 'Неожиданно нарисовавшаяся поклонница моих многочисленных талантов' решила зайти в разведотдел - то есть, к Эр. Про кого не спроси - выложит всё, что про человека говорят в школе. При этом, критическому анализу подвергает только то, что слышит про Софи и Марину, а уж сколько достоверного в рассказах про остальных - сама информацию фильтруй. Факт только в том, в выболтанном ни одного дополнения от самой Эриды, нет.
   - Эта неряха Динка? Девочка-кошмар? Дразнить её побаиваются. Просто держаться старается подальше. Если что-то можно уронить - уронит обязательно, а если уронить нельзя - уронит всё равно.
   - Угу. Начала знакомство с того, что чуть не уронила меня.
   - Никто не пострадал? - Марина торопливо мотает головой, ещё не хватало, чтобы Эр из-за этого кошмара переживала, - Сама мне говорила - папа хотел в 'Кошачью' отдать, там её хотя бы научат за собой следить, но она упросила разрешить попробовать сюда экзамен сдать. Куда-нибудь он её бы всё равно отправил, но очень уж ей не хотелось по звонку вставать и строем ходить.
   Ты ей очень нравишься. У неё папка есть, где все-все фото из газет и журналов собраны, где ты есть. Та, вступительная настоящим художником перерисована и у неё в комнате висит. Там и других твоих фоток много. А в рамочке - приказ о твоём награждении.
   - Постой. Ты с ней дружишь что ль?
   - Ну да. Она хорошая.
   'Назови хоть кого-нибудь плохим! Эр, ну пожалуйста!'
   - Угу. Только на голову маленько двинутая.
   - Просто шумная очень, и всё время берущаяся за то, что не умеет.
  
   Ладно, устроим допрос с пристрастием. Пока Динку гнать вроде не за что. Но если вспомнить приписываемое Кэрдин выражение 'человек есть - статью найдём'... Сидят на суку одного из любимых деревьев Марины. Даже подписанном. Какой-то умник украсил ствол надписью 'Марина+Дмитрий=Любовь'. По деревьям Динка лазать умеет, что несколько повышает мнение Херктерент о ней.
   - Откуда ты столько про меня знаешь? Брата твоего здесь давно уже нет.
   - Читала много. Яроорта спрашивала. Раньше подружки писали, - как-то грустно получилось.
   - Случилось у них что? - Марина знает, за её время пребывания в школе несчастных случаев было мало, кроме зимних, большинство с её участием, но и зимой никого не убили.
   - Нет. Избегать меня стали. Если где наедине столкнёшься - разговаривают нормально. А при всех делают вид, будто меня не узнают.
   Хм. Что-то странное. Попробовал бы кто из столичных знакомых Софи не узнать. Да и учится Динка под настоящим именем. Вот только выглядит, мягко говоря, свинюшка - свинюшкой.
   - Откуда они такие взялись?
   - Из нашего дворцового ведомства. Отец требует, что бы все дети персонала, у кого подошёл возраст, сдавали экзамены сюда. Результаты ему не особо важны, важен факт попытки. У некоторых получалось. С кем раньше общалась, писали мне. Думала, как поступлю, снова вместе будем. А они вот так, - чуть заметно носом шмыгает. Держится, боясь расплакаться и показаться в глазах Херктерент, тряпкой.
   'Братец что ль какую-то малолетнюю стерву послал куда подальше, и теперь стадо подпевал на сестрёнке отыгрывается. Причём так, что придраться можно только при наличии обострённой вреднючести вроде как, у Соньки?
   В старину такую поскорее бы замуж выпихнули, причём неважно, какого счёта линий, дом. Исключительно затем, чтобы с ней кто-то другой мучился. Почему-то уверена, вещей надо посылать не меньше, чем Эр. Вот только если та всё раздаривает, то эта всё портит.
   Игнорируют - понятно в общем-то. Она не из тех, кто мстит, и не из тех, кто каким-то влиянием со временем обзаведётся. Выбрала меня объектом для обожания, явно с собой сравнивая. Хочет хвостиком таскаться - мне не жалко. Подпевал от таких вот отличить вполне могу'.
   - А ещё ракету делать не будешь? А то мне тоже полетать охота, - настроение у Динки со страшной скоростью меняется. Рядом с такой всё время находиться опасно.
   Только вот и саму Марину главным школьным кошмаром считали. Другое дело, в это слово можно вкладывать презрение. А можно - ужас.
  
   На Рэду Динка налетела с просьбой топор подержать. Та, в общем-то, не против, но такой напор невозмутимую Хорт определенно озадачил.
   У Коатликуэ спросила, правда ли она девочка-змея. Ответ: 'Только в платье из змей с черепом на поясе и с ожерельем из отрубленных рук и вырванных сердец' был встречен радостным визгом.
  
   Динка вокруг Марины круги наматывает. Херктерент себя линкором с эскортом ощущает, только сопровождение не эсминец, а торпедный катер.
   - А взрывчатку делать научишь?
   - Зачем тебе?
   - Понимаешь, в подвале нашего корпуса есть заложенный проход...
   Марина смеётся. Непривычное ощущение - чувствовать себя настолько старше другого.
   - Не нужна тебе там взрывчатка.
   - Почему?
   - Нет там за стенкой ничего. Нет, и никогда не было.
   Судя по глазёнкам, девочка не верит.
   - Сама на этом попалась. Это архитектурный приём такой. Для создания таинственности делается такой, вроде бы заложенный, ход. А там просто стена. Иногда в зданиях такую дверь даже с двух сторон делают, и панели в виде дверей, даже с ручками, ставят.
   Настолько искреннего разочарования Марина не видала уже давно. Но энергия уже вновь забурлила. Что-то Динка опять придумала.
   - А не знаешь, раньше на башнях таких ложных ворот не делали?
   - Не знаю.
   - Всё равно, взрывчатку делать научи.
   - Я подумаю.
   - Научи! Научи! Научи!
   Ещё чуть-чуть и прыгать начнёт.
   - А ты сперва место найди, где спокойно заниматься можно. Мои старые все разоблачены уже. Потом, у меня химикатов мало. И из дома их мне не пришлют, да и тебе тоже.
   - Мне все присылали, что просила.
   - Ага. Что-нибудь незаконное там было? Думаю, в вашей дворцовой канцелярии ой какой длинный списочек лежит, чего не посылать тебе ни под каким видом. Лежит ведь?
   - Лежит, - бурчит насупившись.
   Одновременно, Марина почти слышит, как работают её мозги, решая новую задачу.
   - Ну вот, когда найдёшь, что надо, тогда и поговорим. Список дать?
   - Не надо. Сама всё знаю.
   Уф. Избавилась, наконец. Только вряд ли надолго. Хоть сама себе ставки делай - управится за десятку или половину?
   Если достанет - Марина научит. Хотя бы из тех соображений, чудо иначе возьмётся сама. И ей что-нибудь оторвёт. Или вовсе разорвёт.
   Яроорт не сделал Марине ничего настолько плохого, чтобы возвращать ему сестру по кусочкам.
   Если потом Динка всё-таки подорвётся, то совесть Херктерент будет чиста. Принцесске честно будет всё показано. Ещё и Эр привлечёт, ибо то, как дочь соправителя с ингредиентам работает - аж завидно.
   Вроде, самолётами она не интересуется... Хотя, ой!
   Она же знает про полёты Софи, и кто готовил машины. Если кто сломает любимый биплан Софи - то будем надеется, могила заранее вырыта.
   Самой что ли самолёт сломать во избежание минимум одной аварии и одного убийства, притом, с особой жестокостью,
  
   Динка не против, чтобы Марина к ней в гости заглянула. Комнаты у всех одинаковы, формальное различие - у Эр и некоторых других левшей все ручки и краны заменены на сделанные под левую руку.
   Вот с внутренним содержимым различий ровно столько, сколько человек проживает. Причём некоторые ухитряются разместить у себя чуть ли не больше вещей, чем предоставленный им объём помещения.
   Первая в этом списке уже третий год, разумеется, Эрида. Но это постороннему может показаться, будто у неё вечный творческий беспорядок, приближающийся к обыкновенной свалке, на деле порядок у Эр абсолютный, правда только ей ведомый. Сколько раз бывало, разноглазая только руку протянет, и нужная вещь, словно по волшебству, в ней оказывается, хотя секунду назад даже не видно было, где лежит.
   Но у Динки самая настоящая свалка, даже по мнению не особой стороннице формального порядка, Марины.
   Вещи и книги лежат там, куда были заброшены, и совсем не обязательно, хозяйка сможет их найти, если вдруг понадобятся. Но так как большинство вещей присутствует в трёх-четырёх экземплярах, то в случае необходимости хоть одна подходящая в поле зрения попадётся.
   Сегодня Девочка-Кошмар не стала утруждать себя поиском гольф, надев разноцветные. Обувь, хоть из одной пары. Волосы стянуты в два хвостика, торчащих совершенно по-разному. Завязки для волос цветом и формой различаются, но надеты не из каких-то эстетических соображений, а просто такие под руку попались.
   Украшения валяются только самые простенькие, из действительно ценного - только браслет, даже странно, ни разу Кошмаром не потерянный.
   Всё вместе смотрится по меньшей мере, странно, особенно если вспомнить морозную красоту Динкиной матери. Марина попыталась вспомнить про женщину хоть что-то. И не смогла ничего. Ни хорошего, ни дурного, ни даже каких-либо высказываний от Кэретты, хотя в памяти отпечаталось все 'лица нашего круга' удостоились каких-либо, чаще всего совершенно не лестных, характеристик.
   Кажется, любая вещь на Динке или у неё в руках горит или стремительно ломается. Принцесску обходят стороной, хотя все знают, кто она такая, Марина помнит, в начале года у Софи, да и других знатных, но не сильно спесивых девушках, спрашивали на самом деле Динка та, за кого себя выдаёт или это девочка так играет. Девочка-Кошмар поступила под основным, а не имеющимся только в полном варианте титула, именем, как Марина.
   Впрочем, сама Марина к этому варианту уже привыкла, и он даже больше основного нравится.
   В учёбе, по сведениям от разноглазой полученным, её же саму больше всех и напоминает. Если сразу не получилось сделать, будет отброшено, в случае Эр - пока не кончится всё остальное, в случае Динки - будет вовсе забыто. Больше не притронется. Пока выручает, с первого захода гораздо больше получается, чем не выходит. Но это только пока. Дальше сложности будут только нарастать.
   Не радуется и не огорчается Кошмар полученным результатом. Притом, в отличие от Эр поблажек Динке никаких не делает. Это разноглазая без запинки говорит только если уверена в результате даже не на сто, а на все двести процентов, уже при девяноста девяти может начать мямлить что-то невнятное.
   У Динки система своя собственная, двоичная, она либо знает, либо нет. Если не знает, то так прямо и скажет. Это Эр неуверенно мяться будет, слова из неё вытягивать приходится. Причём, в большинстве случаев, знает она всё, и как говорится, только в десятом знаке после запятой сомневается.
   Динка говорить будет уверенно, хотя, в ряде случаев полную чушь. С предсказуемыми результатами. Про более причудливый калейдоскоп отметок Эрида не слышала никогда. Значит, второго такого 'чуда' в стенах школы, лет десять точно не было, а более ранние времена проходят по категории почти легендарных.
   Динка может представлять опасность для себя самой, вполне вероятно, и для окружающих. Хорошо знакомые Марине 'Памятки' для колониальных частей, где разобрано изготовление взрывчатки в условиях недостаточного снабжения в комнате присутствуют. Судя по потрёпанному виду, неоднократно прочитаны. Вот только сомнительно, что Кошмар способна работать с химикатами с такой ювелирной точностью и ловкостью, как Эрида. Или же хотя бы до конца читает раздел по 'Технике безопасности', как Марина.
   В 'Памятках' крайне опасных и разрушительных рецептов предостаточно.
   Находятся и любимые Мариной в прошлом сборники 'Занимательная химия'. Уверена, авторы в далёком прошлом слыли главными школьными пакостниками и теперь щедро делятся опытом с подрастающим поколением. Херктерент почти всё изготавливала, многое применяла. По-настоящему опасного в текстах почти ничего и нет, но кожу с волосами попортить можно весьма сильно. У Динки, вроде, внешне всё цело. Во всяком случае, пока.
   На стене присутствует довоенная парадная фотография Марины. Она тогда всеми силами стремилась скорчить гримасу, как будто лимонов переела, но при этом чтобы выражение лица так уж сразу не бросалось в глаза. На кривляньях перед зеркалом всё выходило прекрасно.
   Фотограф, к сожалению, своё дело знал, испортить снимки не получилось, вышла просто очень серьёзная для своих лет девочка.
   Ещё висят снимки. Тоже с Мариной. Слишком на многих официальных мероприятиях приходилось бывать в своё время. Вот и набралось.
   Как-то совсем не весело становится. Портретов объектов различной степени влюблённости в школе на стенах развешено предостаточно. Лица, с которыми при большом желании возможно встретиться в подавляющем меньшинстве.
   У некоторых даже картинки с Кэреттой можно найти, причём вовсе не из подхалимажа к её дочерям прилепленные. При всех своих недостатках, большинству неведомых, чувство стиля и умение одеваться у Императрицы потрясающие.
   Эта мелочь, что возомнила себе будто в саму Херктерент влюблена? В местном дурдоме пора новую палату открывать. Ибо с подобными 'чувствами' надо что-то делать, особенно если учесть, у неё братец один тоже неправильностью страдает.
   Хотя, если вспомнить некоторые обмолвки Софи, он этим всем неправильным, скорее наслаждается.
   Как бы не оказалось, у сестрёнки тоже, как у братца, мозги не в том направлении работают. Другое дело, Динка сильно младше и вряд ли совсем уж неправильный принц сильно мог на неё повлиять.
  Закралась мысль о нравах, господствовавших в некоторых школах в прошлом. Младшие ученицы должны были фактически прислуживать старшим, составляя их свиту. Обязаны были почти религиозно поклоняться выпускницам. Не могла ли Динка начитаться подобного?
  Дружба и поклонение часто совсем в другую плоскость переходят. Намёков на это - даже у моралистов и ханжей мирренских классиков выше крыши по текстам разбросано.
   Все же знают, одно из обозначений связи между мужчинами - мирренская болезнь.
   Грэды давно считают раздельное обучение мальчиков и девочек крайне вредным явлением. Об этом писала ещё сама Дина II. При этом, сама она занималась только женским образованием. От её школы в Замке ведьм отсчитывают свою историю сразу несколько учебных заведений, существующих и поныне начиная от Артиллерийской академии и заканчивая Институтом акушерства и гинекологии. Многогранной личностью была воительница.
   Динка пытается выстраивать отношения в соответствии с собственными фантазиями да литературными произведениями?
   Только ещё одной Эр с гораздо более опасным для окружающих содержимым головы Марине для полного счастья и не хватает.
   На оружии совершенно не помешана. Перевязь с двумя старинными клинками имеется, но из дому прихвачена только из соображений 'мне положено'. Как закинула куда-то в шкаф, так и лежит. Не заржавело бы. Принцеска не Эрида, за драгоценной сталью ухаживать не умеет. Огнестрельного ничего нет, и светлая мысль 'оно мне нужно вообще?' эту головку не посещала.
   Ножей Марины касалась, словно драгоценностей, как-то даже не задумываясь, один из них обыкновенный морпеховский, другой тоже распространённого типа. Сонька пусть драгоценный стилет в ножнах между грудей таскает. Хотя Софи и применить при случае вполне в состоянии.
   - Ой, Марина, а ты правда, самая умная девочка нашей страны?
   - Даже если это и лесть, ты меня перехвалила. Хотя, да, скромностью я не отличаюсь... Насчёт моего ума ты вообще откуда взяла?
   - Из журнала, ты же лучше всех экзамены сдала. Там тебя не так называли... - призадумывается, - Но я всё равно узнала. Хотя было не так, точнее так, как сейчас, но всё равно, не так, как на самом деле. Или наоборот, это тогда было не так, а сейчас правильно?
   - Сама-то поняла, что сказала? - голова от принцески что-то слишком уж быстро начинает. Пожалуй, портрет Эр из энциклопедической статьи про странности надо убирать. Новый кандидат куда страньше появился.
   - Не-а! - радостно мотает головой, - Ты так и не сказала, правда, самая умная.
   От кого другого можно было заподозрить оскорбление. Но это не тот случай.
   Странно, никто из школьных рыбок -прилипал, в изобилии вьющихся вокруг Эр и Соньки не попытался к ней прицепиться. Статус есть статус, ради возможностей в будущем, стерпеть можно очень и очень много.
   Но, в случае с Динкой самый сильный инстинкт самосохранения решительно перевесил все прочие, включая самый распространённый в школьных стенах инстинкт лизоблюдства.
   Впрочем, у Динки на подхалимаж, похоже иммунитет. Так же как и у Марины.
   - Думаешь, в журналах только правду пишут?
   - Понятия не имею. Люди сперва врут, потом думают, надо ли было.
   Вот так так! Становится интереснее. Впрочем, личность эта сама по себе причина, никому не дающая со скуки помереть.
   - Марин, с тобой правда и дальше можно будет разговаривать?
   - Я и так не запрещала вроде.
   - Ой, правда-правда? - аж подпрыгивает от возбуждения, заведена аж игрушка механическая. Вот только, про неё не скажешь, будто в мозгах ничего нет.
   - Правда, конечно. Хоть у меня и от вранья голова не болит.
   У Динки хватает мозгов подойти, и руку на лоб положить.
   Заявляет с умным видом.
  - У тебя и правда голова не болит?
  - Убью!
   Мозгов достаточно, чтобы понять, где начинается шутка. Динка разбудила в Марине дремлющей материнский инстинкт? Нет уж. Лучше не надо! Ибо с таким чудом возиться - мозги уйдут погулять.
   Хотя, если с другой стороны глянуть, пока это чудо крайне мало мешает. Братца только глазами напоминает. Только у Яроорта всё правильно и упорядочено было, а это просто что-то с чем-то.
   - И где ты собиралась взрывчатку делать? Здесь если кого и подорвёшь, то только сама себя.
   - Я уберу. Честно! - такой интонации вместе с обстановкой даже Эрида не поверит.
   - И мы не обещали Ярику возвращать тебя домой по частям.
   Смотрит угрюмо. Что при обилии детских черт смотрится совсем не грозно, Кошмару это известно.
   - А ему и дела не будет. Только Эор что-то заметит, и то если её в тот день отпустят.
   Всё понятно, рассуждения ребёнка, считающего себя всеми обиженным. Если копнуть окажется, в данном случае страхи и опасения не совсем беспочвенны.
   - Не скажи. Похороны тебе по штату положены очень пышные.
   - Только вот я их не увижу, - вздыхает, словно от мировой трагедии.
   Если в этом возрасте рассуждения о смерти начались, то всё может кончиться довольно скверно. Пусть успешных попыток самоубийств в школьных стенах уже очень давно не было. С неуспешными ситуация другая. Тут и сама Марина успела отметиться, и многие считают, это как раз она самоубийца несостоявшаяся. Разубеждать уже успело надоесть.
   - Сама до таких умных вещей додумалась? Или подсказал кто?
   - Я ни о чём таком и не думаю совсем, - настолько недовольно, будто её оскорбить кто-то пытался.
   - Вот и дальше об этом не думай.
   - Там как получится, - совсем буднично пожимает плечами.
   - Знаешь, сколько шуточек есть о рассуждениях в нашем возрасте, насколько пуста и бессмысленна жизнь?
   - Ага. Даже сборник таких у меня есть.
   - Где взяла?
   - Эорен дала. Сказала, она взрослая, таких глупостей уже не читает, лучше сама мне отдаст, чем кто-нибудь другой что-то похуже подсунет.
   - Что она тебе ещё надавала? - Эорен Марина знает, но ничего хоть сколько-нибудь запоминающегося вспомнить не может.
   - Да много всего разного. Я прочла, но не всё ясно было.
   - Дашь посмотреть? - настораживается Марина, как известно, в семье не без урода. У них один стопроцентный с гарантией имеется. Не исключено, что и сестрица с тем же вывертом в мозгах, тем более вспомнить удалось, только что она страшненькая.
  
  За несколько дней успела привыкнуть к Динке поблизости. Даже забывать стала, как раньше жила без этого забавного кошмара под боком. Бывает иногда - с человеком недавно познакомился, а кажется всю жизнь знаешь. Впрочем, про существование Динки знала всю жизнь, равно как и та про неё. Вот познакомились.
   Выдумала себе даже не друга, а объект для поклонения. Лучше бы фото принца какого под подушкой держала. Не всем удается с персонажами с фото познакомится, и чаще всего, для тех, кому удалось ничем хорошим это не кончается. Динка же выбрала себе объект, с кем можно столкнуться нос к носу в прямом смысле слова. Что недавно и произошло.
   Всем почему-то кажется, Динка всегда рядом с Мариной была.
   Как в своё время все быстро забыли о 'Священной войне' между Рэдрией и Херктерент, вроде бы смертельные враги стали друзьями. Хотя, и враждовать по большому счёту, не из-за чего было. Рэда сначала косилась на Динку, опасаясь разрушительной славы и тупо ревнуя Динку к Марине. Потом просто привыкла, как и сама Марина, поняв, никаким расстраиванием отношений равно как и настраиванием кого-либо друг против друга Девочка-кошмар заниматься не будет, ибо попросту не умеет.
  
  Разобралась, что вокруг Динки в школе творится. Как и следовало ожидать, очень много девочка себе воображала. По-настоящему никто не задирает, сторониться - да сторонятся, но главным образом из-за Динкиной способности ронять, всё что падает, а что не падает - тоже ронять.
   Кто поумнее - просто знают, кто Динка такая.
   По обрывкам фраз да полунамёкам, быстро поняла - читает девочка-кошмар много. Частенько то же самое, что и Марина. Языков знает - по пергаменам три, родной, старогрэдский и мирренский, но уверенно владеет, как и больше девяноста процентов людей, только одним. Да и там грамотность вместе с почерком хромают. Вот только для девочки из подобной семьи уровень образования - почти преступно низкий. Кто только Динкиным обучением занимался? Уж точно, не мать-поэтесса подбирала персонал. Чего они все так свою младшую откровенно забросили? Вроде, почти идеальную семью демонстрировали. Ни о каких внебрачных связях родителей Дины в прошлом или настоящем, Марина не слышала.
   М-да, лучше надо было слушать, что там Яроорт про сестёр говорил. Хотя, он Динку так и не перестал живой игрушкой считать. Марина тоже через это проходила, только эти времена давным-давно кончились. Сордар достаточно проницателен оказался. Правда, таковым кроме него оказалась только Кэрдин.
   Может, не стоит не в свои дела лезть, выясняя почему к Динке так странно относятся дома? Вот только не даёт покоя влезшая как-то раз совершенно не в свои дела Кэрдин. Результат вмешательства Бестии - Марина та, кто она есть, а не пускающий слюни слабоумный овощ. Шанс превратиться, точнее быть превращённой в подобное существо в своё время немаленький был. Человек не прошёл мимо, заметив что-то неправильное. Ведь могла бы сделать вид, будто ничего не заметила и дальше по своим делам отправиться.
   Предпочла мимо не пройти.
   Вот и Марина теперь не может откровенно неправильные вещи, происходящие с кем-то, не замечать.
   Как ни странно, Динка безупречно пишет иероглифами. Из распространённых в стране систем письменности выбрала самую трудную, да ещё и в обычной жизни практически не применяющуюся. Нормально иероглифику знает мало кто, зато печать с именем иероглифами есть почти у всех, и многими ставится вместе с подписью. У Марины в ножнах даже кармашек для печати есть. Один из медальонов Софи специально как оправа для печати сделан, а дуры гадают, чей там портрет принцесса носит. Даже у Марины много раз спрашивали, но честный ответ почему-то никого не устроил. Как некоторые люди любят верить в сказки, ими же самими и придуманные!
   Печать Динки вместе с кучей побрякушек прицеплена к браслету. Камень резной в золоте, хоть тут с ценностью вещи всё в порядке. Только вот до самой ценности Динке куда меньше дела, нежели Марине.
   Как-то странно это всё, Херктерент за несколько дней поняла, Динка весьма умненькая. Только вот почему дома все, кроме старшей сестры, старались убедить её в обратном? Дипломов учительских с запретом на профессию кого-то в соправительской канцелярии надо лишать.
  
  
  ========== Глава 6. ==========
  
   Глава 6.
  
   Поняв, прогулки в город ей негласно разрешены, Марина решила поинтересоваться, насколько легко постороннему проникнуть на территорию школы и попытаться увести одного из учеников. Вопреки ожиданиям, оказалось не легко от слова совсем.
   На всех учеников имеется список с перечислением близких родственников. Отпустить на прогулку в город могут только с отцом, матерью, законным опекуном, братом или сестрой, старшим на десять лет и более. Представление документов, удостоверяющих личность - обязательно.
   Редактируются списки очень быстро, случаи разводов, смерти или достижения братом определённого возраста. Данные вносятся чуть ли не на следующий день.
   Хе. Получается, любимого дядьку Хейс, будь тот жив, в школу бы не пустили ни при каких обстоятельствах.
   Ученик имеет право отказаться покинуть школу с указанными лицами, после чего гость незамедлительно выдворяется и при необходимости, задерживается.
   Относительно самой Марины в списке числятся только отец и братья.
   - Вносились ли какие-либо изменения?
   - Да. В конце прошлого лета был введён запрет...
   - Я знаю для кого.
   Снова хе. Интересно, Ленн на самом деле во всевластие верила? Внутренняя автономия школы такая же сказка, как и почти всё здесь. Пресловутые отпускные... Ну, допустим, у Марины и Софи они всегда негласно были, другое дело, сама Марина этот факт только недавно осознала. Ну да, умная, но временами, такой тормоз.
   Хейс явно всю систему знала, но, как умная помалкивала. Пожалуй, и для защиты Марины от неё самой. Одно дело, когда поездка в город - приключение, требующее определённой подготовки. Совсем другое - обыденность, доступная в любое время.
   К тому же, в школе столько всего интересного во всех областях сосредоточено, у девяноста пяти процентов школьников первого и второго годов обучения всё свободное время уходит на изучение местных диковинок, и времени на побеги просто нет. Да и в столице организованно бывают часто.
   Вот только Марина входит в другие пять процентов.
   Ой! Самое важное чуть не забыто. Интересно Яроорт сестрёнку насчёт реальных, а не уставных порядков в школе просветил, или сказками ограничился? Учитывая большую разницу в возрасте, вряд ли принц Динку полноценной личностью воспринимает. Так что, надеяться следует на лучшее. А готовиться - как всегда.
  
   Сордар по-прежнему напоминает медведя. Вот только не временами благодушного и ленивого увальня бурого, а абсолютного хищника, белого. Или даже считающегося вымершим 'ужаса льдов', что в полтора раза крупнее был.
   Вот только приполярные воды сейчас самые безопасные моря. Если где и остались ещё легендарные хищники, живётся им там спокойно.
   Большинство двуногих хищников перебралось в тропические воды. Там вся добыча. Там айсбергов нет. Свирепые двуногие хищники плавают на льдинах из стали. То и дело встречаясь с такими же, как они.
   'Ужас льдов' всегда были редкими, свирепые чудовища убивали любого претендента на их территорию. Вне определённого сезона не было пощады и самкам.
   Вот и сейчас самые свирепые хищники ведут битву за ресурсы.
   Даже если не скажет, где был, загар укажет, на каком 'курорте' адмирал последнее время провёл.
   - Что без палки? Нога прошла?
   Адмирал хохотнул в ответ.
   - Похорошеть ты похорошела, но вот язык испортился окончательно.
   Марина тут же, упомянутую часть тела продемонстрировав, изрекает.
   - У меня всё в полном порядке. Я про твои дела спрашиваю.
   - А я уже не в таком возрасте, что бы пытаться разжалобить девиц перевязанным мизинцем.
   Марина озирается по сторонам.
   - Что-то я поблизости ни одной не вижу.
   - А ты что, уже нет?
   - Пошляк.
   - Кто бы говорил.
   - Чья школа?
   Транспорт адмирал поменял на почти неприметный в столице генеральский полноприводной автомобиль. Вот только привычки с шофёром ездить так и не приобрёл. Да и машина, как сразу определила Марина, в стандартной комплектации, то есть со штатным дизельным мотором, без брони или бара с напитками.
   Пропуск за лобовым стеклом для этих мест тоже стандартный. Про понятие 'лимит на топливо' большинство владельцев таких машин ничего не слышали, а уж Сордар - особенно. Линкоры нефть с производными потребляют даже на стоянке сотнями тонн в день.
   - Давно приехал?
   - Три дня назад.
   - Надолго?
   - Ещё на три.
   - Что делаешь?
   - Сидим в обороне насколько это возможно на море. Сама знаешь, большая дуга у нас. Мины, лодки да дальние разведчики. Линейные эскадры отстаиваются в базах. С верфей идут в основном эскортные авианосцы и корабли ПЛО.
   - А там?
   - Там зеркально. Не думаю, что они в ближайшее время попробуют вновь зацепиться за острова.
   - Они вполне могут думать и по-другому.
   - Я бы не советовал им так делать, - хищно ухмыляется адмирал.
   - Куда поедем? - до города уже совсем немного.
   - Планы есть?
   - Нет.
   - Может, пока покатаемся просто?
   Марина плечами пожимает.
   - Какой же русский... - начинает она на втором родном языке.
   - Не любит быстрой езды, - со смехом заканчивает на родном языке матери Сордар.
  
   - Ты временами ребёнок, временами взрослая. Одно слово - подросток.
   - Я всегда такой была.
   - Зато я не всегда старым был.
   - Ты не старый. Ты, как говорят, во цвете...
   - Знаешь, как ещё говорят? 'Мужчина должен умирать либо в бою, либо, поняв что стар и дряхл - сам нажав на спусковой крючок'. Если так рассуждать - рука к пистолету ещё не тянется.
  
   - Встречался вчера с одним потенциальным родственником.
   Марина понимающе хмыкает. Таковых среди Глав Домов ровно один.
   - Ну, и что с вопросом, не подпадающим под всякие разные грифы?
   - Не возражает против заключения брака хоть на следующий день после её совершеннолетия.
   - Что-то быстро он.
   Адмирал хохотнул.
   - К чему затягивать? С наследниками в Великих домах сейчас небогато, и больше их не станет уже.
   - Усыновят кого-нибудь в соответствии с древними традициями. Делов-то. От тебя уже отстали на предмет заключения брака?
   - А к тебе ещё не начали приставать?
   - Я Еггт, кого захочу, того в мужья и возьму.
   - Не каждый захочет. Или уже есть кто на примете?
   - Нет пока. Из нынешнего поголовья принцев меня никто не устраивает. А из не принцев выбирать ещё долго можно. Мне до твоих лет далеко ещё.
   - Мужчина в возрасте и девица-перестарок котируются совершенно по-разному.
   Переглядываются и смеются. Только сквозят уже невесёлые нотки.
   - Жизнь лучше не откладывать на будущее. Оно может просто не наступить.
   - Давно ты стал философом?
   - С тех пор, как стал оглядываться назад.
   - Непохоже на тебя.
   - Старость не на лице, она в голове.
   - Философом быть тебе однозначно не годится.
   - Тебе занудой ещё меньше подходит быть.
   - Я пока ещё меняюсь...
   - Ну да, ты же девушка и склона разные маски примерять.
   - Сордар, это уже почти оскорбление.
   - Извини.
   - Ничего. Я знаю, ты старый женоненавистник, а я из миленькой игрушки уже почти превратилась в одно из столь ненавидимых тобой, существ.
  
   - Знаешь, какое у отца в молодости прозвище было?
   - Я много про какие слышала.
   - Миррен.
   - С чего так? Не похож же совершенно. Или это из-за первого брака?
   - Нет. Шутка как раз задолго до свадьбы появилась. После - другая в ходу была 'наш миррен совсем омирренился, даже на мирренке женился, остаётся дождаться мирренёнка'. Его за другое мирреном звали - слишком уж его представления о допустимом в обществе, особенно в отношении с женщинами напоминали бредни мирренских проповедников.
   - Проповеди и заявленные нормы это одно, то что у тех же мирренов происходит на самом деле - нечто совершенно другое. Он же любую религию зверино ненавидит, причём тут проповеди?
   - Навязываемое столетия при самом искреннем желании не очень-то вытравишь при жизни одного поколения.
   - Это смотря кто и как травить будет. У предков неплохо как-то раз получилось.
   - Только сколько лет возились? Последнего святошу казнили почти через полтора столетия после завоевания этих мест. Отцовские нормы морали больше походили на южные, чем на наши. Он к первому поколению, резко порвавшим с религией и принадлежал.
   - Только он их особо строго не соблюдал.
   - Прозвище, тем не менее, приобрёл.
  
  
  
   - Из четырёх Великих домов эта парочка - самые перспективные. Херт - сама всё знаешь, прочие Еггты - они прочие и есть.
   - Ага. Тупиковая ветвь эволюции.
   - Заметь, не только про них так говорят.
   - Не всему, что про меня сказано, стоит верить.
   - Сёстры Яроорта - одна или мужчин боится, или ещё хуже. Вторая - вообще на голову двинутая.
   - Неправда, Динка нормальная.
   Сордар хмыкает.
   - Почему-то, её так описали, что я ни минуты не сомневался, что вы подружитесь.
  
   В этом месте персонал опытный. Приветствовали и Сордара, и Марину, назвав правильные краткие титулы. Цены Марину неприятно удивили, ибо с прошлого посещения аналогичного заведения увеличились в разы.
   - Сиживал с друзьями, когда в весёлые курсантские года отпуск тут проводил.
   - И где они сейчас?
   - Нас пятеро было. Один тогда же и погиб... Шерше ля фам, как отец выражается.
   - Ага. Примерный перевод - бабы во всём виноваты, или всё зло от баб.
   - Ма-а-арин, - протягивает Сордар с таким выражением, что сбежать хочется, - ты знаешь французский. Он же - не знает.
   Херктерент молчит угрюмо. Сордар невозмутимо продолжает.
   - Другой мой друг... Успел башни затопить, когда пожар начался. Выбраться не успел. Это ещё до твоего рождения было. Третий - инвалид без ног и руки, пожар на авианосце... Да правильно понимаешь, где именно. Четвёртый командиром 'Славы' был.
   Вот так!
   А детей ни у кого из пятерых не было.
   Пауза откровенно затягивается. Марина, хотя и сидит как на иголках, всё-таки решает выдать такое, за что её Сордар, возможно, тут же и прибьёт.
   - Так в чём дело? Ты не старый ещё. Если так требуется наследник - сам знаешь, о таких услугах можно достичь договорённостей. Если хочешь, я в школе справки навести могу - некоторые старшекурсницы от такого способа улучшить своё материальное положение вовсе не откажутся. Некоторые так вообще просто мечтают о подобном предложении.
   Сордар очень тяжело на сестру глянул. Другую одним взглядом в спинку кресла бы впечатал. У принца взгляд зверя, горного безгривого льва с материнского герба. Только и ответ ему - ядовитая зелень глаз Еггтовской змеи. Мгновения, и хищники решают в этот раз разойтись миром.
   - У вас там что, Весёлый дом открыли? Знаю, что девчонки сейчас весёлые пошли, не знал, что настолько.
   - Никто ничего не открывал, насколько я знаю. Но для многих, причём в остальном совсем не глупых, предел мечтаний пойти в содержанки к кому-нибудь вроде тебя.
   - Знаешь, на скольких таких я на своём веку насмотрелся?
   - Как бы сказал Херенокт, 'А чего на них смотреть? В темноте все одинаковые'.
   Сордар смешок сдержать не смог.
   - Ты себе-то гарем из мальчиков сладеньких составлять не начала?
   - Если и займусь этим, то сладеньких там точно не будет. Они того... Девочками не интересуются. И вообще, в наше время девушке модно быть успешной и независимой.
   - Угу. Только обычно девушки от мозгов бывают независимы.
   Марина демонстративно ногу на ногу закидывает.
   - Проще говоря, как выражается ЕИВ, 'баба - дура не потому, что дура, а потому что баба'.
   Лёгкое вино приятно кружит голову. Хочется говорить и говорить. Правда, язык Марина пока придерживает. Слишком притворяться привыкла со взрослыми общаясь. Со стороны кто и поверить может, что она с тормозов уже сорвалась.
   Охота совсем вгоняющие в краску и просто сложные темы обсудить. Тем более, с тем, кто знаком со всеми вопросами, о которых сверстник процентов на девяносто пять только бахвалятся. Да опыт нахождения в определённых отношениях, так сказать, с другой стороны тоже играет роль.
  
   - Война когда-нибудь кончится, и снова разговоры о династических браках пойду. А у нас тут четверо женихов и невест, да и у Безгривого в младших ветвях может найтись кто-нибудь для тебя подходящий.
   - Не рановато в сводни заделалась? К тому же, тебе при любом раскладе муж из династии не светит.
   - Это ещё почему?
   - Старая история из твоего детства. Успели с этими паршивцами проконсультироваться. Светила психиатрии. Тогда же от двора намёк и поступил о невозможности в будущем переговоров о твоём бракосочетании безотносительно к состоянию здоровья.
   - С чего это? - с непонятной интонацией интересуется Марина, вспоминая, в детстве её мирренскому учили куда менее активно, нежели Софи. Другое дело, они обе одинаковы, способны к изучению иностранного оказались. Хе-хе. А теперь-то эта история совсем новыми красками заиграла.
   - С того, что Безгривые несколько сот лет только в своих ветвях сношались, и досношались до такого числа слабоумных в династии, что сейчас старинный запрет на браки между роднёй до десятой степени вновь ввели. Плюс, запрещён брак с членом любого дома, хоть раз демонстрировавшем признаки безумия. Ты же для них с рождения слабоумная, в отличие от сестры. В этих вопросах они своего мнения ни при каких обстоятельствах не меняют.
   - Красота, да и только! Мне, впрочем, от этого только лучше.
   Бутылей впечатляющих размеров на столе полно. Только Сордар почти не пьёт. Столько набрал - привык за столько лет определённому образу соответствовать. Совершенно не следит за тем, что себе подливает Марина. Скорость потребления сбавлена, как только замечено - Сордару всё равно. Когда всё можно, становится не интересно.
   - Так ведь уже не первую сотню лет про женщин Еггтов болтают, что почти все не только мужчин любят.
   - Угу. С прошлого века, точнее. А ещё точнее, сам-знаешь-с-чьей писанины. А так как по истории большинство только эти книги и читает.
   - Да знаю я всё это.
   - Раз знаешь, то... Про неё такие слухи тоже ходили?
   Сордар смеётся.
   - Супруга Императора вне подозрений. Про это даже самые болтливые помнят.
  
   - Чем ты тогда заниматься будешь? Когда наше время придёт.
   - Скорее всего, ничем, - с таким равнодушием сказал, сразу понятно, что под этим 'ничем' подразумевается.
   - Тебя не должны убить.
   - Мирренам про это сказать забыли.
  
   Сордар тяжело облокачивается на стол. Смотрит прямо в глаза Марине. Говорит глухо.
   - Ты видела, как рвутся снаряды 'Владыки'?
   - Только съёмки с полигона.
   - Теперь представь, скоро появятся взрывчатые вещества в сотни раз более мощные.
   Херктерент даже зябко становится, жуткие кадры из фильма начинают становиться реальностью. Брат всяко знает больше её.
   - Что ты только меня пугаешь? Как будто я одна! - сказала с интонацией капризной девочки, хоть так отгоняя страх,- Сонька вон тоже от всего вот этого прятаться не собирается.
   - Вы обе для меня примерно одинаково значите. Обеих держал на руках когда-то. Софи я подробно написал. Про все 'прелести' палубной авиации. Пилоты из старого состава авиагрупп с пополнением до пятого боевого вылета не знакомятся: 'Что вас запоминать? Вы всё равно подохните'. Расписал, что это такое - пожар на авианосце, причём даже не от налёта, а от непроизвольного пуска реактивного снаряда, или неправильно установленного взрывателя. Запомни, Марина, героизм - часто следствие чьего-то идиотизма.
   Писал, как умирают от жажды и жары посреди океана пилоты сбитых или просто заблудившихся машин.
   Думаю, на обладательницу столь замечательного личика, и, в перспективе, тела, наибольшее впечатление произведёт, какие ожоги бывают у лётчиков и сколь тяжело их лечение. Главный ожоговый центр в Приморье, так что, если повезёт сестрёнку отловить, обязательно её туда вытащу. В просветительских целях. Женщин там довольно много на лечении. Преимущественно - молодых.
   Кстати, там недалеко ещё один центр находится. Специализируется на психических травмах военнослужащих. В том числе, на попытках самоубийства. Поверь мне, немало народа уже переехало из первого во второй.
   - Зачем тебе это? Ей же чувство страха неведомо.
   - Это она тебе так говорит. Хоть так попробую излишнюю романтику из головы выбить. Не хочу быть причастным к смерти младших сестёр. Вас ведь не удержишь. Еггты испокон веков с огнём игрались. Вот только шансы доиграться возрастают с каждым месяцем, если не днём.
   Танки, знаешь ли, тоже горят.
   - Мне не страшно.
   - А я и не пугаю, - Сордар залпом опустошает рюмку.
   Приносят что-то до невозможности причудливое из Приморской кухни. Тут и раки с моллюсками, и рыбы с иглокожими. Марина не сразу вспоминает, как это полагается есть.
   - Сордар, ты политикой заниматься не пробовал? - подцепляет вилочкой кусочек креветки. Макнув в соус, отправляет в рот.
   - Ровно в такой же степени, что и ты. Выполнял функции дорогой и бесполезной мебели, - Сордар проделывает с ракообразным те же манипуляции.
   - Я серьёзно.
   - Я тоже. У тебя последнее время даже с функцией мебели сложно. Думаешь, про 'Серый замок' не знаю?
   - А что, я ничего, - безуспешно пытается изобразить хлопающую глазами дурочку, Марина.
   Сордар даже ухмыляется, настолько выражение лица сестры не соответствует содержимому её головы. Местами, как и свойственно возрасту, пустоватой.
  - Не люблю во всём двойное, тройное, четвертное и более глубокое дно искать. Как с той грязной историей. Мне только твои мотивы - неуёмная жажда приключений и понятны. Да и то, будь ты старше, я бы призадумался. Пока же даже не понятно, тебе ухи драть, или Херенокту то, чем он обычно думает, отрывать. И то мутно как-то. Вот в жизни не поверю, что в столице можно с кем-то вот так случайно встретиться.
   Идиоток в Великих домах предостаточно, охотно верю, сам кое-кого убить обещал. Но подобный уровень... Это что-то запредельное.
   - Хм. Не надо человечество недооценивать, пока мы будем глупость придумывать, кто-нибудь её уже обязательно сотворит. Сколько в прошлом кораблей на воздух взлетело по причине курения в пороховых погребах?
   - Гораздо меньше, нежели по причине ненадлежащего качества изготовления и условия хранения, боеприпасов.
   Тихая музыка, приглушённый свет, хорошая еда да роскошная обстановка всё-таки оказывают умиротворяющее действие. Сордар слегка в кресле откинулся, снова черты увальня-медведя проявились.
   - Кстати, на, чуть не забыл: подарочек для тебя, - извлекает из внутреннего кармана небольшой свёрток, - Такое не факт, что в коллекциях музеев ЕИВ есть.
   - Хм. - Марина разворачивает подарок, - Что же такое это может быть, чего за деньги принцессы не купить?
   Сордар только усмехается в ответ.
  На ладони лежит с десяток серебряных и две золотые монеты.
   - Чеканка Архипелага, - сразу определяет Марина, приглядывается, - Ух ты! Монет за эти года не отмечено. Это же Катастрофа и Высадка. Думали, чеканка раньше прекратилась.
   - Как видишь, не прекратилась.
   - Где взял?
   - С островов Большой дуги. Там клад недавно нашили. Очень крупный.
   - Не знала, что там сейчас раскопки ведут.
   Сордар усмехается.
   - Мы их и не ведём. Аэродром строили. Вот и срезал бульдозер слишком большой пласт земли.
   - Надо понимать, одну из вершин океанических гор окучивали?
   - Умничка. Без нас всё равно бы на это плато никто не залез. А я удачно там за ходом работ проследил. Да ты не волнуйся, кое-что к учёным попадёт. Такие монеты попали уже.
   Марине смешно.
   - Расхищаете национальное достояние, принц.
   - Скажем так, нашедшие всё равно имеют право на часть стоимости клада, ну вот мы и взяли без бюрократических проволочек.
   - Девяносто девять или девяносто девять с половиной процентов?
   - Оценку стоимости не производили. Офицеры вовремя заметили подозрительные монетки. Разойтись по рукам инженерных частей морской пехоты... Несколько килограммов монет точно успело. Начальства на острове было много. Остальное уже мы.
   - Не слишком клад жирный?
   - Нет. Мы кое-что в археологии понимаем - это явно был груз корабля, причём выгруженный и сознательно спрятанный до лучших времён. Там в части сосудов даже описи были на золотых листах или глиняных табличках. Причём, даже подписями и печатями заверенные.
   - Они сохранили, а вы растащили! - у Марины отношение двойственное - понимает, такие сокровища должны быть в музеях, с другой стороны, мечтала в детстве клад найти.
   - Мы, зато, сами острова для Империи сохраним. Кстати, кроме монет у меня ещё кое-что есть. Уделаешь Соньку на вашем любимом балу, ибо такого больше ни у кого нет. Взгляни!
   Протягивает бархатную коробочку. Почему-то без клейма магазина.
   Открыв Марина аж присвистнула. Ну, братец даёт! Ожерелье золотое, само-собой разумеется. Только стиль... Погибшего Архипелага, причём на первый взгляд, самый настоящий подлинник.
  Подобные ожерелья имеют статус 'национальных сокровищ'. С подтверждённым статусом на всю страну - сто пятьдесят шесть, включая коронационное императорское и валяющееся в школьной комнате Эриды.
   Тут, похоже, сто пятьдесят седьмое, да ещё идеальной сохранности. Хоть сейчас надевай и носи.
   Марина примеряет ожерелье к шее. И откуда только на столе круглое зеркало взялось?
   - Принц Сордар - расхититель гробниц. Просто для романа сюжет.
   - Ну, так сядь и напиши. Говорят же, что умеешь.
   - Не, жанр не мой.
   - А какой твой? Сразу говорю, сатирик из тебя не выйдет.
   - Это ещё почему? Смешно было многим.
   - Знаешь, мне кажется, не слишком давно ты уже чуть не дошутилась. И не говори, будто Херенокт во всём виноват. Оба вы там были хороши.
   - Сам и сказал - хороши мы были! - такая довольная, словно вчера всё произошло.
   - Не наденешь?
   - Почему? Вот прямо сейчас и примерю, - наклонив голову, ловко справляется с замочком, - Даже жаль, что не в платье без плеч. Сходила бы сейчас в зал прогуляться, чтобы у некоторых гляделки от зависти полопались. Национальных сокровищ мне носить не приходилось. Тут сейчас точно никого нет, у кого подобное есть, не то что на шее, а даже в сейфе.
   - Думал, ты выше этого.
   - Я не выше, и не ниже. Всё-таки я девушка, притом определённого социального слоя, а в этом слое, равно как и во всех других имеет место быть лютая ненависть к более успешным. Ты - это ты. Но не все знают, я - это я.
   - Так в чём дело? - дурачится Сордар, - Позвони Пантере, что-то твоего размера у неё точно есть. Привезут, переоденешься. И гуляй, сколько хочешь. Можно даже со мной под руку.
   - Хм-м-м... Может, тебе ещё и след от помады на щеке поставить?
   - Так ставь, сколько хочешь! У тебя всё равно губы не накрашены.
   Марина недоверчиво склоняется к зеркалу. Брат прав, про косметику Херктерент вспоминает крайне редко. Моргнув, почти удивляется, веки светлые. Это у сестрёнки и всех остальных веки чёрные в любое время дня. Рефлекс, как у собачек выработан, проснувшись сразу же красится.
   - Представляешь! У меня не только полевая сумка есть, но и обыкновенная девчоночья сумочка. Помада там тоже имеется, - только Марина не помнит, когда именно ей пользовалась.
   - Какого-нибудь вырвиглазного оттенка? Зелёная или чёрная?
   - И ничего подобного, - с показной капризностью надувает губки Марина, - обыкновенного красного.
   - Тебя с такими губами представляю с трудом. Вот с чёрными - очень легко. К твоим волосам цвет подходит, - Сордар мечтательно смотрит в потолок.
   Он прав и неправ одновременно. Нераспечатанных упаковок в сумочке две. Одна - обычная, а вот вторая - синяя, 'одолженная' у Эр. Ей для полного комплекта не хватало только цветом губ школу пугать. Чёрные ещё раньше выпрошены.
  
  Погулять братец решил по-полной. Причём, с учётом того, в чьём обществе. Приносят один из знаменитых тортов Орла. Слов у Марины нет. Ни печатных, ни нецензурных. Описывать великолепие совершенно не умеет, а грязью поливать просто не за что. Цветы и листья словно живые, даже капли росы имеются.
   "Эриды здесь нет. Визгу бы было... От пятитонной бомбы столько стёкол не полопается. Даже резать больно, а уж, тем более, есть'.
   Оказывается, всё это великолепие, на кусочки уже нарезано, причём так ловко - пока мало взято, целостность композиции не нарушается
   - Сордар, ты больной! Я же даже с голодухи и двадцатой части не съем! А я и так обожравшаяся уже.
   Адмирал с усмешкой делает приглашающий жест.
   - Угощайся! Ты ещё растёшь, энергии много требуется, всеобщей моде на голодание не подвержена. Что останется - в школу отправим. Некоторых тамошних сластён даже я знаю.
   - Угу. У какого ореха самая прочная скорлупа? В кусочки с тёмно-красными розами надо засунуть. Пусть зубы себе сломает.
   - Мечтать не вредно, - усмехается Сордар, - я видел, как она такие орешки грызла.
   - Врёшь ты всё! - хмурится Марина.
   Торт на самом деле ужасно вкусный.
   - Интересно, кроме тебя много любителей сюда школьниц водить?
   Адмирал демонстрирует кулак.
   - Хочешь верь, хочешь нет, но настоящих тут бывала только ты. Сама видела, ограничение по-возрасту на дверях висит.
   - Возраст-возрастом, а деньги - деньгами. Чем их больше, тем больше дозволено.
   - К счастью, далеко не во всём дела обстоят именно так. Но у столичных девиц, причём самого разного поведения, появилась мода ходить в платьях, похожих на вашу форму. Считается очень привлекательно. Вот таких здесь видеть приходилось. Все до одной совершеннолетние были.
   - Проверял удостоверения?
   - Без меня проверяльщиков хватает. Тут во внутреннюю охрану абы кого не берут.
  
  - Народ сейчас в школе развлекается - затеяли игру на тему того, чем ты заниматься должен вместо того, чтобы клады искать.
   - Это чем же? Десантом в мирренские воды что ли?
   - Ага. Но так как данных по современному флоту и армии недостаточно, играть решили на материале Еггтов.
   - Знаю, решили хоть так воплотить в жизнь Великий план генерала Рэндэрда? Он, кстати, на 'Тактике и стратегии' вполне себе разбирается.
   - И каковы результаты?
   - Самые разнообразные. Причём, вводные условия почти одинаковые. Выходит только у всех по-разному. От гибели десанта до уничтожения Империи и укорачивания на голову Тима I.
   - Сам что думаешь?
   - Высадить десант было возможно, занять ключевые порты - наверное, тоже. Но лезть вглубь материка... Хотя это же любимая тема школьных стратегов в мои времена - Дина II против Тима I. Такие споры в своё время шли...
   - Столько морд в процессе разбили...
   - Ага, и это тоже. Не знаю, кому повезло, что эти двое не встретились. Очевидно одно - при любом раскладе ни ты, ни я бы не родились.
   - Пожалуй, соглашусь. Вырезать враждебные дома под корень Дина умела и любила.
   - Другая сторона тем же самым славилась.
   - Артиллерия у Еггтов была лучшая в мире. И таскать через полмира её умели.
   - Как раз в то время перестраивались все приморские крепости.
  
   - Ты, как обычно, одну вещь забываешь. Я твой брат, но я старше твоей мамы.
   Марина хихикает.
   - Хочешь сказать, что тогда у тебя был шанс на Кэретте жениться. Вот умора!
   - Ага. Полная. Только в этом случае кой-кто зеленоглазый над этим бы не ржал.
   - Ухохатывалась бы другая, скорее всего, очень похожая, так как большая часть генов бы были теми же самыми.
   - Если серьёзно, шанс у меня был только в теории. Я достаточно дисциплинирован, чтобы выполнить волю императора. И в то время, эту волю выполнил бы. Но даже намёков не было.
   - Ты с ней тогда был знаком?
   Сордар криво ухмыляется.
   - Сама знаешь, не мир тесен, слой тонок. Разумеется, как и сейчас, все всех знали. Пошлую шуточку про ключ и замок знаешь?
   - Это когда один ключ открывает множество замков это очень... - чуть замешкалась, но сообразила, - хороший ключ. А когда один замок...
   - Вижу, что знаешь. Вот и действовал по этой шутке.
   - И многих... пооткрывал?
   - Сволочь ты, Марина, - безо всякого выражения.
   Та плечами пожимает, мол что есть - того не отнять.
   - В этом смысле - никого. Остатки совести ещё есть. Предпочитал с теми, кто деньги любили, или кому плевать просто было на то, что про неё говорят.
   - Которым плевать - они тоже разные бывают.
   - На свой счёт восприняла?
   - Как хочешь считай.
  
   - Наглядная иллюстрация разницы в наших и мирренских законах на примере твоей мамы. У нас дела никому нет, кто там её отец, и что она сама - девочка. После смерти своей матери она стала богатой наследницей.
   У мирренов внебрачная дочь стала бы бедной сироткой на попечении главы дома. Безо всякого права на титулы и состояние. Причём, даже не факт, что её стали бы узаконивать для дарования прав младшей ветви - ветвь всё равно бы пресеклась, когда её замуж бы выдали. Причём, точно не за принца.
  
   - Это у обезьян мирренских они подцепили, как это хорошо хранить невинность, - гримасу корчит, будто лимон с кислотой съел, - до брака. Притом, у самих мирренов обычай этот ещё как-то держится только у воцерковлённых.
   - Гениальных медиков, считающих, что в случае первого полового акта с чёрным, все последующие дети хоть от белого, хоть от жёлтого, коричневыми будут?
   Рэда фото показывала. С ней в старой школе двойняшки учились. Отец и мать у них коричневые, а они - одна чисто чёрная, даже волосы вьются, вторая - столь же чисто белая, к тому же ещё голубоглазая блондинка с косой до задницы.
  
   - Какой она тогда была? Ну, вообще. Сильно изменилась, или это враки всё про перемены после свадьбы?
   - Применительно к ней - нисколько не изменилась. Прежде всего, она очень амбициозна именно по-женски - заполучить любой ценой богатого и успешного мужчину. Вот тут и целеустремлённости, и ума, и хитрости хватало. Да и другие методы для расчистки дороги применялись. Слухи, сплетни, всякие бабские уловки. Её даже в трёх или четырёх несчастных случаях подозревали. Никто, правда, не умер, но тяжёлые отравления были, да и операции по спасению остатков красоты пришлось делать серьёзные.
  
   - Та же амбициозность и у Софи. Вот только у неё главный выброс на холст идёт, а другой - только вспомогательным будет. У вас одна черта общая - обе самодостаточны, для самоутверждения вам в принципе никто не нужен. Захотите - легко найдёте. А нет - так нет.
  
   Всегда и во всём поддерживая Марину, Сордар всё-таки не любит, когда сестра начинает обсуждать императрицу. Будто Херктерент собирается чью-то память оскорблять.
   - Знаешь, ты несправедлива. Зла тебе она не причинит никогда.
   Года три назад сказала. Не мне, но я слышал: 'Даже если тебе не нравится огранка алмаза, бриллиантом он от этого быть не перестаёт'. Сама понимаешь, вовсе не о камне речь шла.
   - Надо же! Самое лестное, что от матери в жизни слышала, причём узнаю через третьи руки.
   - Человека обсуждаем, словно она умерла уже.
   Марина кривится.
   - Даже о мёртвых - правду.
  
   - Кажется, нас засняли, - флегматично замечает адмирал, вертя пустой бокал.
   - Где? - торопливо озирается Марина.
   - Испарились уже. Думаю, их на выходе перехватят. Что хмуришься? Город далеко не настолько безопасен, как кажется.
   - Лучше бы ты их просто побил.
   Сордар смеётся.
   - Не знал, что ты из тех девочек, кому нравится, когда из-за них драки начинаются.
   - Некоторые драки намеренно провоцируют. Одну такую ты неплохо знаешь, и здесь её сейчас нет.
   - Я таких гораздо больше одной знаю.
   - Старость не радость, всё в прошлом.
   - Язва. Ты если что и спровоцируешь, то войну где-нибудь. Притом, не со зла, а потому что сама такая вот.
   - Какая?
   Адмирал не ответил. Усмехается.
   - Я же говорил! Директор этого заведения сюда идёт.
   Марина демонстративно наполняет бокал вином до краёв. Чем-то директор напоминает раскормленного до безобразия южного императорского пингвина. Такой чёрный с белым, жирный и лоснящийся. С примесью желтизны - перьев на голове у птицы, золота цепочки на боку у человека. Даже глазки такие же чёрные и маленькие. И неожиданно, умные.
   С этикетом дружит, первой приветствовав Марину с правильно названным титулом.
   К Сордару обращается по званию.
   - Господин вице-адмирал, офицеры безопасности и внутренняя охрана нашего заведения задержали ряд лиц по подозрению во вторжении в вашу частную жизнь.
   - Передайте, всё как обычно, пусть засветят плёнки и составят протокол. Это не из вашего чёрного списка?
   - Нет. Они довольно известны, но в нашем заведении бывали только как частные лица.
   - Так внесите их в этот список! И дело с концом.
   - Подождите! - встревает Марина, - Хочу сходить глянуть, они ведь, в том числе и по мою тушку сюда пришли. Сколько их там?
   - Трое. Один так вообще, школьник вчерашний.
   - Тем более, поглядеть стоит. Вдруг кто из бывших знакомых. Заранее прошу, Сордар, ничего ему не ломай. Сама что-нибудь оторву, если надо будет.
  
   - Ещё не известно, для кого эти снимки опаснее.
   Сордар и Марина переглядываются. Похоже, эта троица на самом деле не поняла, кто с Сордаром ужинал.
   - В глаза мне смотреть!
   Адмирал мысленно присвистнул. Не знал, что у сестрёнки такой силы командный голос.
   Троица дёрнулась как от удара током.
   - Это Сордар добрый, - вкрадчиво шипит Херктерент, не хуже змеи с родового герба, только погремушки на хвосте не хватает для полного сходства, - а я вовсе нет. Сейчас вас убить, или чуть погодить? - шипение срывается почти на визг. В руке откуда-то появляется немалых размеров нож.
   - Ваше Высочество...
   - Марина...
   Нож исчезает так же быстро, как и появился.
   - Пошли отсюда, я достаточно видела. Крысы обыкновенные. Я так понимаю, с подобными сталкивались уже? Тогда по обычной практике поступайте. Только осторожнее, один, похоже, обделался.
  
   - Просто всё равно, какие слухи поползут. В старые многие верят. Хорошо, хоть ты мальчика больше не напоминаешь.
   - Меня тоже узнать могут.
   - Пока нет.
   - Почему?
   - Последнему твоему официальному фото - два с половиной года. Тот парикмахер с той поры твоей головы явно не касался. Обычную причёску мало кто знает, школьной формы на тебе нет.
   - В следующий раз специально надену. С самой короткой юбкой. В похищениях школьниц ненаследного принца ещё не обвиняли.
   - Это, смотря какого.
   - А что, Херенокт успел?
   - Ага. Давно. Скандал замяли. Правда, это она была братца на год старше. Ну, а на школьную форму на тебе сам бы с удовольствием посмотрел. Я тебя в ней не видел.
   - Хм. И на юбку тоже?
   - На неё - в особенности. Забыл уже, когда ты подобный предмет носила. На старых фото даже не понять, ты мне сестра, или брат.
   - Умеешь ты девушку похвалить, - Марина изображает капризно-кокетливую гримаску, - Никому в голову спросить не пришло, может я твой внебрачный ребёнок? По возрасту примерно так и могло быть.
   - Твои шуточки хромают на очень большое количество лап. Если немного присмотреться, хорошо заметно, ты - Еггта.
   - Большинство снимков у тебя чёрно-белые.
   - Большинству мужчин личная жизнь соратников совершенно неинтересна.
  
  
   - Так многие известные юристы из 'Кошачьей' вышли.
   - Ага. Сам говорил - начальник тюрем из них замечательные выходят. Сейчас даже надзиратели с юридическим образованием.
  
  
   - Что смеёшься? Обычные же флаги. Часто у магазинов такие вешают.
   - Не во флагах дело. Что на них написано?
   - 'Свежее', 'вкусно', 'дёшево', - Марина недоумевает, - думаешь я старую иероглифику не знаю? Так её скорее, не знает тот, кто всё это вывешивал.
   - Так историю про 'вкусно' и 'дёшево' уже не первый десяток лет рассказывают. Думал, ты знаешь.
   - Что-то я не знаю.
   - Мне она не слишком нравится. Её не всегда про мирренскую путешественницу от безделья рассказывают.
   - Два и два сложить могу. Получается, есть вариант, где в негативном свете твою маму выставляют. Тогда, тем более мне стоит знать.
   - Ладно, расскажу, тем более в одном из вариантов отец присутствует. Знаешь сама, у мирренок одно время была мода на наши шелка с иероглифами. Ну и некоторые, только на основании того, что в таких платьях расхаживали, мнили себя крупными знатоками грэдской культуры.
   Приехала одна аристократка в наш порт, гуляет, смотрит. Иероглифы на флагах рекламных перед забегаловкой увидела. Щебет. 'Ах как, изящно! Какая гармония линий!' Попросила хозяина эти иероглифы вырезать. Тот удивился, но выполнил. Женщина с ними прямо к портному, императорский приём скоро, и блистать требуется. Велела на груди эти два золотом вышить.
   Потом приём был. Император аж обалдел, когда увидел, что на одной груди жены посольского секретаря написано 'вкусно', а на второй 'дёшево'.
   Марина невесело усмехается.
   - Подозреваю, в другом варианте там была совсем не жена секретаря.
   - Именно. Я за такое пару раз морды бил. Мама успела немного поучить меня каллиграфии. Она блестяще знала старую иероглифику, что совсем неудивительно для девушки её уровня.
   - Так и не могу понять, почему её не любили. Только из-за того, что мирренка? Но вроде, как раз тогда было самое время увлечения всем южным. Как сейчас, иероглифы везде где надо и не надо лепят, так тогда у половины магазинов вывески на мирренском были, или хотя бы их азбукой написаны.
   - Она пыталась разобраться, но так и не смогла. Отчасти, именно из-за этого умерла. Тогда ведь много писали, в основном между строк, о негативном влиянии Императрицы на внутреннюю и внешнюю политику страны. Все сколько-нибудь неполярные решения ей приписывались. Хотя на деле она была женой именно в старом мирренском смысле - совершенно не вмешивалась в дела мужа. Почему-то этого никто не желал понимать. Все газеты всё равно не перезакрываешь.
   Марина трёт подбородок.
   - Хочешь сказать, шла завуалированная травля. Возможно, с прицелом на дискредитацию всего связанного со Старой крепостью вообще?
   - В общих чертах, верно. Тогда подковёрная грызня жуткая шла. Многих сумели вычистить, но далеко не всех. Только вот мама умерла.
   - Сордар, ты же знаешь. У меня чувства к матери обратные твоим.
   - Ты, как и все подростки, на себе и собственных переживаниях сейчас зациклена. Плоховато некоторые вещи понимаешь.
   - Как мне надоели эти намёки на мой юный возраст! Сам же знаешь, я куда взрослее, чем кажусь.
   - Скоро злиться будешь на намёки, тебе несколько больше лет, чем говоришь.
   - Сордар, ты неисправим!
   - У меня нет старшей сестры, но это точно был бы ещё один вариант тебя.
   - Ещё одну Соньку, да ещё взрослую, я бы не пережила.
   - Подозреваю, она скажет тоже самое про наличие ещё одной младшей.
   - Сордар. Я вообще-то знаю, список моих единокровных братьев и сестёр Ярном вовсе не ограничивается. Сам знаешь, как сильно брак влияет на статус.
   - Мама меня часто кронпринцем называла, - хмыкает Сордар, - вероятно, таковым и считала. Только вот мысли бумаге доверять не особенно любила. Уверен, на юге именно на такой в дальней перспективе результат этого брака и рассчитывали. Миррен - грэский кронпринц.
   - Мы слегка не в том веке живём, когда династические браки могли на что-то повлиять.
   - На юге слегка по-другому думали. Опасались, что от брака с кем-либо из главной линии может родится претендент сразу на два трона. Потому и выбрали мамину ветвь. Я ведь на трон безгривых право всё равно имею.
   - Какой ты там по счёту, наследничек?
   - А то ты не знаешь. Кстати, никакого статуса они меня не лишали. И наши передо мной вопроса об отказе от некоторых титулов не поднимали.
   - Ещё год-другой - и лишат, и поднимут. Чем дольше драка, тем сильнее противник утрачивает человеческий облик.
   - Для особо верующих на юге, наша потусторонняя природа очевидна с самого начала. Причём, три Еггта главной линии выделяются особо.
   Марина довольно щурится.
   - О какие боли фантомные, до сих пор чешется, что у них Великие отрезали.
   - Официально утверждённый лозунг имеется 'Кровь единоверцев взывает к отмщению!' Да-да, имеются в виду как раз те события, происходившие примерно в тех местах, где мы сейчас гуляем. Злопамятность государственных церквей не стоит недооценивать.
   - Это они ещё со злопамятностью Чёрных Еггтов плохо знакомы!
   - Дивизий у тебя сколько, злопамятная ты наша?
   - Что? А? - Марина растеряна.
   - На фронтах миллионы, готовые демонов уничтожать, а у самой старшей даже солдат нет, - откровенно развлекается Сордар.
   - Они у меня будут! - сказано таким тоном, сразу становится не смешно.
   - Интуиция мне подсказывает, когда они у тебя будут, воевать не с мирренами придётся.
   - Ты тоже боишься повторения Войн великанов?
   - Каждый день войны приближает её.
   - Не знала, что ты стал мирренским мистиком.
   - Я был и остался грэдским материалистом.
  
   - Да уж, фотографы у вас в моё время неплохие были.
   - Сейчас Эрида лучшая.
   Сордар подмигивает.
   - Это плохо, хотя, одновременно и хорошо.
   - Тебе её работы не нравятся?
   Адмирал пожимает плечами.
   - Я их не видел.
   - Так что же тогда плохого?
   - Для тебя - ничего.
   - А для тебя, будь ты моего возраста?
   - В первую очередь, она девочка и договориться бы с ней не удалось. Мы с вашими тогда враждовали, но точки соприкосновения в виде обострённого интереса к противоположному полу, нашлись. Особенно, с лучшим фотографом тех лет.
   - Фотоловушки в женские душевые поставили и замаскировали? Удачно хоть?
   Адмирал хмыкает.
   - Убедились, что ваши девчонки красивее.
   - Вас сильно побили?
   - Это было бы сложно. Почему - думаю, догадываешься.
   - И кто тебе больше всех понравилась? Может, я её знаю.
   - Может, и знаешь, и мир тесен, и слой тонок. Вот только кто это была - не твоё дело.
   - Грубиян! - смеётся Марина.
  
   - Зачем им эти снимки вообще?
   - Странно, что ты не знаешь, хотя исходя из твоего круга чтения... Хоть знаешь, какой журнал у нас в стране имеет третий по размерам тираж?
   - 'Весна'?
   - И как охарактеризуешь?
   - Должно быть про всё юное и свежее, на деле про всё дряхлое и тухлое. Вроде связей семидесятилетних актрис с двадцатилетними красавчиками. Или ненаследных принцев с малолетними девочками.
   - Раз всё знаешь, то зачем спрашиваешь? По скандалы люди читать любят. Чем грязнее, тем лучше, а если с кровью - то вообще хорошо. Эти, думаю, редакции этого весеннего обострения снимки продать хотели. Те бы и взяли. Как известно, многие персонажи таких скандальных снимков прекрасно знают, что за ними следили. Понять можно - начинают забывать, талант уходит - хоть так надо к себе внимание привлечь.
   Великие дома обожают через публикации в 'Весне' принадлежащих к враждебным домам дискредитировать. Никто редакцию не любит, но её услугами время от времени многие пользуются. Херенокт с ними одно время сотрудничал.
   - Потом выгнали?
   - Потом просто надоело. Он подолгу чем-нибудь одним заниматься не может. Наскучивает быстро. Свеженького чего-либо хочется.
   - Свеженького во всех смыслах? - криво ухмыляется Марина.
   - Сама его спрашивай. Мне как-то дела нет. Я же знаю, он с Пантерой дружит, опять насколько близко, не моё дело. А где одна сестра, там и вторая.
  
   Идут по ночному городу. Машину оставили. О ней можно не беспокоиться. Угнать что-либо со стоянки у 'Орла' - способ медленного и крайне мучительного самоубийства.
  - Ты где ночевать собираешься?
   - Старая Крепость большая, места всем хватит.
   - К Хейс заглянуть не хочешь?
   - Мне у неё делать нечего. Тебя могу проводить, тут недалеко.
   - Не, не надо пока. Мне как-то с тобой пообщаться охота.
   - Общайся, каждый раз может стать последним.
   - Твои шуточки! - слишком уж наиграно показное негодование.
   Брат и сестра переглядываются с невесёлыми ухмылками.
   - Заявимся, может, ещё куда-нибудь?
   - Я не Херенокт. Всех, кого мне надо, в столице давным-давно уже избил. Убивать за старые дела совершенно не горю желанием.
   - А помнится, голову кому-то собирался отрывать, - заметив лёгкое недоумение, торопливо добавляет, - ну, матери одной высокой блондинки.
   - Ты про Тьенд? Дела мне до неё больше нет.
   - Столько лет злился и вдруг мнение переменил.
   - У неё рак. Неоперабельный. Месяца два осталось. Упомянутой тобой блондинке предстоит жестокая война с бывшими мужьями матери и прочей роднёй, если хочет получить хоть что-то.
   - Откуда дровишки?
   - Из собственной ЕИВ канцелярии.
   Марина призадумывается. Лично матери Ленн не знает, в тонкости их взаимоотношений не вникала. При всех недостатках младшей Тьенд, желать смерти её матери вроде как не за что. Вот только застарелая злоба даёт о себе знать.
   - За тобой право на кровную вражду. Оно переходящее в следующее поколение, - змеино улыбается Марина, припоминая, длинный язык часто служит причиной серьёзных и даже летальных, травм головы.
   Сордар, судя по выражению лица, вспоминает о чём-то аналогичном. Нет, Маринина голова в безопасности, но потенциальная возможность хотя бы подзатыльника рассматривается.
   - Тебе ли не знать, эти обычаи законодательно не запрещены, но на деле, лет четыреста не применяются. В канцелярии уже очень осторожно интересовались, намерен ли я перенести право вражды на следующее поколение.
   - И что? - в нехорошо горящих глазах - самый неподдельный интерес.
   - И ни-че-го. Молодую Тьенд уже известили, моё право мести в отношении их дома умрёт вместе с её матерью, с ней самой у меня вражды нет, опасаться не надо.
   - Ответила?
   - Дурных, способных не отвечать на эти письма в природе не имеется. Обычная придворная вежливая отписка. Одно проблемой в жизни у неё теперь будет меньше. Делёжка такая пойдёт - куски мяса во все стороны полетят. Дивизия адвокатов озолотится.
   - Ты её словно жалеешь.
   - Мне не за что девчонку ненавидеть. И советую тебе всякие старые законодательные акты поменьше читать. Лишнего много там можно прочесть.
   - Почему тогда их не отменят вообще, раз там столько глупостей?
   - Легче не замечать некоторые главы в 'Основных законах', чем полностью их переписывать. Одним просто нравится ощущать иллюзию древних привилегий. Другие ведут борьбу за их отмену. Никто всерьёз вопрос поднимать не хочет по принципу. 'Не трогай - и вонять не будет'. Проще всего не касаться этого вопроса, ни к чему порождать в обществе ещё одну линию раскола.
   Самые старомодные Дома привилегиями не пользуются, Еггты про них вообще забыли. Борцы в основном в газетах языками чешут. Пока так лучше для всех.
   - Я в этом вовсе не уверена.
   - Придёт время - бери и решай. Мне нынешнего пожара хватает.
   - Мне, знаешь ли, тоже хватает. Но раз старые законы вспоминать начали... Тьенды ведь были старыми союзниками Еггтов. Если Ленн светит суд или суды, то там точно много какие древние законодательные акты вытащат. Тьенд ведь может прийти за помощью ко мне. Или Софи.
   - Ну, вот она пришла. Твои действия?
   - Разобраться попытаюсь. Возможно, даже помогу. Как бы я не любила Ленн, но тех, кто пытается присвоить им не принадлежащее, не люблю гораздо больше. Тем более, наложить лапу на имущество сироты, по тем же старым законам, крайне не одобряется.
   - По действующим вообще-то, тоже. Ты сама себе противоречишь.
   - Это в чём? - недоумевает Марина.
   - Ты против старых законов и привилегий, и, одновременно, по ним же и собираешься действовать.
   Херктерент демонстративно пару раз хлопает в ладоши.
   - Хвалю! Подловил ребёнка и доволен.
   Сордар столь же демонстративно пытается отвесить сестре подзатыльник.
   Отбежав на безопасное расстояние, Марина упирает руки в бока.
   - Поднимать руку на детей противоречит современным взглядам на воспитание детей.
   - На Родине моей матери с этим даже сейчас не все согласятся.
   - Что-то мне подсказывает, она устаревших взглядов не придерживалась.
   - Как и Дом Льва в целом. Но исключения бывали. Кстати, я по тебе так и не попал.
   - Прибить бы мог в противном случае, - Марина подходит поближе, - Ладно, мир?
   - Мир. Вот бы всегда грэды и миррены могли с такой лёгкостью договариваться!
   - Ты только наполовину миррен. Как и я - грэдка только наполовину.
   - Зато, вторая половина у нас абсолютно одинаковая.
   - Это верно... Слушай, а когда у нас законы крови ввели? Это же там половинками, четвертинками, восьмыми да шестнадцатыми долями считают. Даже до одной капли крови доходит.
   - Марин, говорил уже про твои шуточки. Эти законы даже на Юге соблюдаются кое-как. Поднимался даже вопрос об их полной отмене, но не добрал буквально десяти голосов.
   - Большие люди, а в игрушки играются. Тим сам мог эти законы отменить, если бы хотел. Или, наоборот, не подписал бы решение об отмене.
   - Подписал бы. Он лицо сохранять должен. Как-никак, поборник старого доброго времени.
   - Ты его словно защищаешь.
   - Как-никак материнский друг детства и ранней юности. У обоих в сложившейся ситуации жизнь не могла пойти по-другому. Они на самом деле дружили.
   - В определённой среде...
   - Марина, не начинай. Это было редчайшее исключение.
   Херктерент щурит левый глаз. Язык не раз приносил немало неприятностей, хотя она сама в большинстве случаев знала, к чему могут привести определённые вещи.
   - По нашим законам они были в такой степени родства, когда возможен брак.
   - Это по нашим. На юге законы другие, там подобный брак под запретом, по Закону Династии - в особенности. Это чуть ли не единственный закон не нарушавшийся никогда, - на секунду задумывается, - Дать бы тебе по шее за языкастость, Марина.
   - Девочек бить нельзя.
   - В политике это не действует. Да и ты сама та ещё любительница кулаками махать.
   - Ладно, признаю, что глупость сказала.
   - Я бы мог обидеться, будь одного с тобой возраста. А так, - рукой махнул, - я это уже много раз слышал. Причём, даже от официальных лиц по той линии. Почти про все Великие Дома в немалых количествах гуляет историй про кровосмешение. На Юге - чем больше внешняя строгость в вере - тем больше таких историй. Да и у нас подобного хватает. Одна Кэрдин чего стоит.
   - Сам что думаешь?
   - Она меня сильно старше, при всём желании с фонарём стоять не мог.
   - Дипломат!
   - Конечно. Достоверно известно только, за что Старый Ягр был убит. Если уж совсем в глубину копать, то что про Дом Льва, что про Еггтов историй с кровосмешением столько повылазит. К тебе самая близкая - Дина III и Дина IV мать и дочь, и одновременно, сёстры по отцу.
   - Эрида находит это очень забавным.
   - Ты сама явно противоположного мнения придерживаешься.
   - Ты знаешь моё мнение. Хорошо иметь доступ ко многому, не поступающему в свободную печать. Там прямы текстом пишут 'Хватит терпеть власть вырожденцев!' Всё бы ничего, хотя и мерзко. Но это именно из меня в своё время пытались сделать показательного слабоумного Еггта-вырожденца. Под носом у родителей, заметь. Так что я теперь очень тщательно слежу за всем, где данные вопросы поднимаются.
   Так что в убийство или причинение тяжелого вреда ребёнку из политических соображений я с лёгкостью поверю. Тем более, сама такой чуть не оказалась.
   - Крепко тогда несправедлива к тебе жизнь оказалась, девочка. Сам с трудом поверил, когда узнал.
   - Ну вот, а ещё говоришь о чём-то. Подозреваю, в будущем делай я что, или не делай, меня всё равно будут обвинять в самых жутких вещах. Притом, я ещё ничего достаточно серьёзного не успела натворить.
   - Причастна к угону минимум двух летательных аппаратов, - хмыкает Сордар, - при большом желании, к этому можно притянуть даже покушение на убийство.
   - Но ведь во всём разобрались!
   - Или решили, как отец говорит, - Сордар переходит на русский, - Сор из избы не выносить. Это я знаю, вы обе безбашенные. Кому другому это совсем не очевидно.
  
  
  ========== Глава 7. ==========
  
   Глава 7.
  
   Динку в школе не то, чтобы не любят. Стараются сторониться из инстинкта самосохранения. Мысль о неисправном взрывном устройстве не Марине первой в голову пришла.
   Сказывается многолетняя привычка Эр опекать. Просто прогнать того, кто меньше и слабее, а уж тем более издеваться, Херктерент то, что она считает совестью не позволяет.
   'В клубе почитателей Софи - полшколы. У меня только эта... Принцесска-последыш. Не то что братья и сестра - ну совершенно росточком не удалась. Совсем ребёнок внешне, ничего от прошлогодней Рэды. Да там и другие не плоские были, с самой принцесской пришедшие - тоже природой не обделённые. Это вот она такая... Совсем о внешности не думающая и не переживающая о её недостатках. Мне бы чуток её жизнерадостности. Недоразумение мелкое'.
   Неприспособленность к жизни Эр, боевитый характер Марины плюс собственные своеобразные черты причудливо смешаны в одном человеке. Получившееся потенциально опасно для всех окружающих, и в первую очередь, для самой себя.
   Что-то умеет, чего-то нет, но браться пытается за всё, в результате многое оказывается сломанным уже окончательно.
   Марине после более детального знакомства Динка стала даже нравиться. Прежде всего своей непосредственностью. Ну и определённым сходством с собой в прошлом тоже. Живой и слишком скорый на решения ум принцесски сыграл против неё. Угрюмая решительность и упорство Херктерент многих привлекало и привлекает. Плюс многочисленные умения, отсутствующие у нового школьного кошмара.
   Словно планета и спутник, захваченный из космоса притяжением, вращается одна вокруг другой, деться никуда не денется, но планету может и серьёзно повредить, если вдруг врежется.
   Принцесской читано-перечитано множество всего, практики применения только хронически не хватает. Динкиной неуклюжести даже Эрида побаивается, что само по себе достижение. Она Эр не пугала, само так получилось. Не иначе до реактивов добралась, там по-настоящему опасного хватает. Некоторых вещей Марина касаться побаивается. Судя по всему, Динка схватила и попыталась смешать такое... Если у Эр до сих пор не удалось узнать, что именно, взрывом пол школы могло снести. Гость у Эр может лазать по книжным полкам, и даже по шкафам. Дочь соправителя никому ничего не запрещает.
   За единственным мелким исключением, так и не осознавшим, насколько её шаловливых ручек боятся.
   Как только в процессе ремонта танков Динке ничего не оторвало и никакая часть тела серьёзно не пострадала? Марина, правда, больше всего опасалась того, что Кошмару на голову случайно уронят что-нибудь тяжелое. Причём, не столько из соображений навредить, сколько себя обезопасить. Чем-либо занятая Динка- сама по себе воплощение опасности, ибо предмет её занятий может взорваться, отправиться летать или куда либо перемещаться в совершенно непредсказуемом направлении.
   Жить, в общем-то все хотят, желательно подольше и со всеми конечностями. Рядом с Мариной девочка-кошмар умудряется ничего не ломать, и запускать только то, что требуется. Старые страхи отмирают медленно. Динка репутацию себе создала чуть не быстрее, чем Марина в своё время. Только, в отличие от Херктерент, всё вытворявшей сознательно и кое-где даже по плану, Динка творила и вытворяла совершенно не задумываясь о последствиях. И не замечая реакции окружающих на её действия.
   Марина вспоминает, кто-то в начале учебного года с самой высокой вышке в бассейне упал и сильно расшибся. Проверив только убедилась в том, в чём и так не сомневалась - Динка. Даже как-то неловко становится, ибо мелкая явно хотела подражать Марине. Или Софи. Херктерент частенько друг перед дружкой или всей школой выделывались.
   Узнала у самой Динки, что написали родители. Образец казёнщины.'Если других пострадавших нет, то ничего не предпринимать'. Кошмар и тут ничему ухитрилась не удивиться.
   Софи, оказывается, всеобщим страхам в отношении принцесски подвержена. Смотрит как на неисправную тикающую бомбу. Соответственно и обращается. Хорошо хоть девочке-кошмару искусство совершенно не интересно, рисовать абсолютно не умеет.
   Но с черчением неплохо, да и считает получше многих. Единственное, чем ей статус помогает - из-за всех странностей просто игнорируют и стараются не ссориться. Будь Динка дочерью других родителей - могли бы устроить и настоящую травлю. Насчет морального облика большинства сверстников, Марина иллюзий не питает, она не принцесска, всё вокруг замечает.
   Наиболее старательно Динку игнорируют бывшие почитательницы Яроорта. Им самим по принцу в своё время оставалось только вздыхать. Первый жених Империи всю школьную мелкоту женского пола, за исключением Марины, старательно избегал. Мелкота-мелкотой, но членам Великих Домов разрешены браки в более раннем возрасте, чем всем остальным.
   На всё с Яроортом согласных, по дурости или циничному расчёту, в школе было немало. Даже близко к нарушению каких-либо законов, принц не приблизился. Это Марина от Кэрдин знает.
   Кажется, у многих есть опасения, их старые письма к принцу теперь у Динки, и если она начнёт болтать... Иные будут выглядеть не просто посмешищами.
   Все знали, Яроорт ведёт переписку с Софи, это было как бы само собой разумеющимся. Надежды питали многие, кому принц, кроме принцессы отвечал, оставалось неизвестным. Полученные письма назад никогда назад не отсылал, показательного чтения выдержек тоже не устраивал, чем только надежды подогревал, желая прямо обратного.
   В письмах было много разнообразного. Марина ничьих, кроме сестрёнкиных не видела. Но справочники по составлению различных писем школа заказывает каждый год, и к концу все оказываются истрёпанными до такой степени, слепой на ощупь и то поймёт, какие страницы изучались наиболее активно. Часть справочников каждый год и вовсе пропадает. Марина на зрение не жалуется.
   Дуры и дурищи всерьёз подозревают, их письма сейчас у Динки, и если она начнёт их применять...
   В эти письма Марина залезла бы с удовольствием. Вреднючесть из спячки соизволила выйти. Только одна маленькая сложность: писем у Динки нет, и никогда не было. Совершенно не интересовалась вопросом, что и от кого брат получает.
   Вот только очевидное Марине сплошь и рядом очевидно только ей. Динку сторонятся и из-за возможности применения ей оружия, каковым она просто не располагает. Исходя из врождённой подлости человеческой натуры, как бы не попытались Динку нейтрализовать во избежание.
   Убивать никто даже пытаться не будет - настолько рассорившихся с головой тут не держат. Но вот попытаться отправить Кошмар на больничную койку - умелицы могут найтись.
   Некоторых Марина знает, и разъяснила уже, будет хоть доля сомнений при неизбежном очередном несчастном случае с Динкой, в естественной причине... Чёрные Еггты очень злопамятны. ЕИВ злопамятен в ещё большей степени. Кажется, уяснили.
   Или просто Змею решили лишний раз не дразнить. Еггты без повода не угрожают. Предупреждение услышано. Что стали думать про отношения этих двух ненормальных - осталось за кадром.
   Всякие неприятности с Динкой и её вещами почти прекратились. Странно, никто не замечал, что они вообще происходили. Хейс бы точно заметила, но её здесь давно нет. Зарубка на память Мариной сделана. В будущем предстоят серьёзные разговоры. Пока же Динка продолжает оставаться Динкой.
  
  
  Бабах! Снежок точно попадает в спину Марины. Резко разворачивается, намереваясь ловить шутника с целью в сугробе искупать. Ловить и купать некого. На суку сидит Динка. Смеясь, второй снежок подкидывает.
   И не холодно в такой мороз снежки лепить? Хвостики привычно в разные стороны торчат.
   От второго броска Марина уворачивается.
   - Шапка твоя где?
   - Ой! - принцесска словно только что отсутствие замечает, - Тут где-то валяется.
   - Точно?
   - Наверное.
   Вещи Динки частенько пребывают отдельно от неё самой. Иногда возвращаются, иногда нет. Сама принцесска никогда не спрашивает. Вот только шапка эта уже успела прославиться. Лицо словно выглядывает из пасти белого тигра, передние лапы свешиваются на грудь. Сзади хвост. Натуральной длины, то есть за самой Динкой волочится.
   Софи как-то раз сказала: 'Когда этот хвост вижу, хочется схватить, на руку намотать, вместе с хозяйкой к Пантере оттащить и подольше оттуда не выпускать. Ягр младшая такого издевательства над чувством прекрасного вообще и семейства кошачьих в частности, точно не перенесёт'.
   Шапка у Динки появилась, как подмораживать начало, и с тех пор на улице принцесску и голову тигриную отдельно друг от друга, Марина не видела.
   Кто же ей сшил такую? Мать, хотя и не идеал стиля вроде Кэретты, одевается весьма изящно, четырьмя беременностями фигуру не испортила. А так Марина про женщину ничего толком вспомнить не может, хотя и бывала у них неоднократно.
   Принцесска старательно ползает по снегу, выискивая тигриную голову. Качнувшись с пяток на носки Марина осведомляется.
   - А с дерева её не лучше видно?
   - Ой! Точно! А посмотри.
   Марина посмотрела. Наверх. Как и следовало ожидать, шапка оказалась на суку метра на три выше того, где сидела принцесска. Истина: если Динка что-то ищет в одном направлении, искомое находится в противоположном, подтвердилась в очередной раз.
   - Дин! Наверх посмотри.
   - Куда?
   - Вон туда! - Херктерент пальцем показывает.
   Удивлённо хватается за голову.
   - Как она туда попала?
   - Тебя надо спрашивать.
   Динка смотрит умоляюще. Ну да, глазки в этой семье у всех выразительные. Намёк понятен.
   - Нет. Не полезу. И не смотри на меня так. Я старая, толстая и ленивая.
   - Ну, пожалуйста, пожалуйста!
   - Рэду иди ищи. Она, если не врёт, топоры бросать умеет.
   - А где она?
   - А я не знаю. Сама залезть ещё раз не хочешь?
   - Мне теперь страшно.
   - Тогда не страшно было?
   - Тогда нет, теперь да.
   - Ну, тогда сиди и жди.
   - Чего?
   - Когда снова не страшно будет.
   Пока препирались, шапка сама свалилась.
   Дальше вместе пошли. Во избежание. Динка - стихия в чистом виде и непонятно, как она хотя бы до этих лет смогла дожить?
   Но, если с другой стороны глянуть, её Дом - не Еггты, наследование идёт преимущественно по мужской линии. Правда, там недавно сложности наметились. Но у Динки всё равно, ещё старшая сестра есть.
   Хе. То-то она себя с Мариной и сравнивает. Положение одинаковое, вот только статусы разные. Марина - Младший Еггт. Наследница титула, и в перспективе, Глава Дома. Динка - просто младшая дочь без каких-либо обязанностей, и поэтому во многом сама себе предоставленная.
   Странно, что мать с отцом это неисправное взрывное устройство на домашнем обучении не оставили. Или, наоборот, может быть, решили пусть теперь большую часть года об этом кошмаре у администрации школы голова болит.
   Теперь ещё и у Марины головной боли прибавилось. Написать её отцу письмо с 'благодарностью' за такой 'подарочек'? И что будет?
   Скорее всего, соправитель решит, две сумасшедших (далее перечисляются полные титулы обеих) нашли друг друга.
   Или же отомстить по-хитрому, напросившись на следующие каникулы в гости? Сделать-то это несложно. Её письма отец читает, сам же и велит раз в десятку писать. Чуть-чуть намекнуть, дальше уже простая, как медяк Динка сама напишет.
   Между строк читать любой политик умеет. Так что официальное приглашение придёт с ответом. Но так поступить - нечестно будет уже по отношению к Динке.
   - А ты все танки уже сделала?
   - Без меня ремонтников хватает. Там не починка, а снятие с консервации.
   Количество танков, притом самых настоящих, в школе достигло двадцати пяти. Танк Марины, по причине очевидной устарелости конструкции вернулся на постамент.
   Столичные танковые училища и Академия увеличили приём. Попутно списали устаревшие учебные машины. На базах хранения тоже было приказано избавиться от устаревшей техники. Поживится удалось плодами модной после Великой войны концепции пехотного танка. Итогом стала более чем двадцатитонная машина с соракапятимиллиметровой бронёй пятидесятимиллиметровой пушкой и парой пулемётов. Скорость невелика, ходовая часть прикрыта фальшбортом. Серия невелика, около трёхсот машин. Сначала планировали больше, но прогресс в танкостроении в те года был стремительным, и новые образцы появлялись как грибы после дождя. Почти сразу появилась более совершенная машина, а эти, почти не побывав в эксплуатации, отправились на хранение.
   Пока на них не обратили внимание юные пытливые умы. Сами машины купили по символической цене, совсем не символически стоил найм трейлеров для перевозки, но у таких людей как Софи, Марина, Эрида и даже Динка, деньги водятся. Вообще бесплатно достались ремкомплекты.
   Ещё на консервации нашлось два тяжёлых грузовика. Здоровенные махины на шинах литой резины разрабатывались для переброски танков на дальние расстояния. На парадах танки они и в самом деле, возили. Но бронированные машины набирали вес куда быстрее, нежели грузовики грузоподъёмность. Для мирных целей машины оказались неприменимы по причине отменной прожорливости. Большинство давно ушло на металлолом, но парочка тут завалялась. Далее уже персонально у Марины сработал инстинкт хомяка.
   Самым ценным приобретением оказались комплекты для модернизации - для машины успели разработать новую башню с более мощным орудием и толстой бронёй, причём замену можно было провести в полевых условиях. Но только одна машина успела получить новую башню для проведения испытаний. Дни машины уже были сочтены, изготовить успели только двадцать комплектов. Изготовили. И забыли.
   Сейчас полным ходом идёт перевооружение.
   Перед продажей стволы орудий просверлены. Но вот на всех комплектах для модернизации оказались боеспособные пушки. Главная тайна школы перед ежегодной 'войной' - у них боевые танки, а не макеты.
   Как только поняли, что к ним в руки попало - первым делом приняли меры к маскировке. Нанесли на казённую часть маркировку учебных орудий, причём Софи ещё подсказала, как краску состарить, чтобы она выглядела нанесённой много лет назад.
   Динка числится заместителем Марины (ей самой и назначенной). В основном затем сделано, чтобы без приказа Херктерент она к танкам не приближалась. А Марина не прикажет. Всегда дело принцесске подальше от машин найдёт. Наукой, что у хорошего командира подчинённые не должны шляться без дела, овладевает.
   В настоящий момент основная проблема - где раздобыть снаряды? Сами по себе, такие боеприпасы даже сейчас широко применяются. Маркировка известна многим. Но ирония судьбы - лучших знатоков артиллерии на пушечный выстрел ни к одному складу не подпустят.
  
   Правила в этом году ужесточили. Серьёзный подрыв на мине - считается гибелью, и лишает права участвовать в боевых действиях на десять дней, серьёзное ранение - на пять. Несколько человек как с той, так и с другой стороны из строя уже выбыли. Ночные рейды с целью диверсий весьма распространены.
  
   Очередной мозговой штурм на предмет добычи боеприпасов. В центре стола, напоминанием всем стоит гильза от искомого объекта.
   - Посмотреть можно? - почему-то шёпотом спрашивает Динка.
   Равнодушные кивки в ответ.
   Её тут воспринимают просто как некую вещь Марины, то есть трогать строжайше запрещено. А что она ещё и разговаривает - бывает, Херктерент диковинки собирает, все знают.
   - А меня таких много, - неожиданно выдаёт принцесска, - только стрелянные все.
   - Интересно, откуда?
   - А у брата попросила привезти от самолёта снаряд. Он и прислал. Пустых. Несколько даже в ленте.
   Марина впивается взглядом в Софи. Та понимающе кивает.
   - Он у тебя, что противотанкист? - как ни странно, в школе многие, особенно мальчики, не знают, кто такая Динка. Как-то не ассоциируется она с самым известным обладателем этой фамилии.
   - Нет. Лётчик. Курсант.
   - Так там же нет таких снарядов!
   - Раз он прислал, значит есть.
   - Есть. И правда, есть! - на губах Софи играет змеиная улыбочка. В глазах - блеск, вызывающий у Марины воспоминания о шутке 'если у девушки огоньки в глазах - значит, тараканы в её голове устроили праздник'', - На тяжёлых перехватчиках стоят пушки, использующие эти снаряды...
   Марина любуется на трещину в потолке. Посылать Яроорту телеграмму с соболезнованиями или обождать немного? Принц попал как кур в ощип. Сонька из тех, кто ради достижения поставленной цели мужчину хоть на преступление, хоть просто с крыши толкнёт не задумываясь.
  
  
  
  ========== Глава 8. ==========
  
  Глава 8.
  
   В этом году подготовка к войне мало отличается от подготовки к настоящим боевым действиям. С подначки Софи члены аэроклуба даже предложили использовать авиацию, благо имеется настоящий, хотя и бывший, бомбардировщик и несколько машин, пригодных для использования в качестве лёгких штурмовиков.
   После длительных споров с участием представителей обеих школ, сторонних посредников и даже представителя ПВО округа, было отказано.
   - Они, скорее всего, испугались, что даже начинённая мелом учебная бомба, сброшенная не туда, вполне может кого-нибудь убить, - рассказывает Софи не присутствовавшим на совещании.
   - Нам не захотели подыграть, - замечает начальник 'генштаба', - у них даже аэродрома нет.
   - Построят скоро.
   - Не раньше весны.
   - Я на бомбардировщике проверила выливные приборы, - Марина опять чем-то недовольна, - Они в порядке. Если будет чем - можно заправить. Вот только доступное нам зимой малоэффективно. Хотя, можем боевой хлор-этан до пяти процентов развести. Судя по отчётам с настоящих учений, навыки противохимической защиты вырабатываются только так.
   Начальник генштаба трёт подбородок.
   - Я как-то раз случайно стеклянную ёмкость из противохимического пакета разбил. Как воняло - помню до сих пор. В закрытом помещении трупом бы стать успел.
   Марина откровенно сияет.
   - Херктерент, умерь свою кровожадность. Это приказ.
   - Кровожадность-то тут причём? Крови не будет. Только слизистые пострадают. Тем более эти флаконы со средствами борьбы и мы, и они в сумках таскаем. Вот пусть и учатся применять.
   - Повторяю приказ. Химическое оружие не применять.
   - Принято к исполнению, - ответ с максимальной степенью неудовольствия.
  
   От моряков, занимающихся допризывной подготовкой на знаменитой школьной подводной лодке (самой настоящей, только стоящей на берегу) поступило весьма кровожадное предложение.
   Заявить в рядах задействованных войск, кроме обычного отряда морской пехоты, стационарную батарею из двух 120-мм орудий и в ходе игры обстрелять полигон дымовыми снарядами, заявив их как химические.
   Орудия на лодке стоят самые настоящие. Полностью исправны, судя по старым фото на каждую десятую годовщину окончания Великой войны и каждое новое десятилетие правления Императора на лодку привозили настоящие холостые снаряды для салюта.
   С пушками подводники управляться умеют. Регулярно проводятся лейнерные стрельбы.
   В прошлом году подумывали для усиления огневой мощи танкового полка снять с лодки зенитный автомат и установив на одно из шасси заявить самоходную пушку.
   Реализации помешала многоснежность и отсутствие шасси подходящей проходимости. К нынешнему году нужда в подобном усилении отпала. Но вот 120-мм это вкусно...
   Кто-то вообще предложил попробовать раздобыть настоящие фугасные снаряды. Идею отвергли не из-за возможных разрушений, а из-за общей трудоёмкости добычи боеприпасов подобного калибра.
   Саму идею стационарной батареи вполне одобрили. Необходимость ослабление боевых частей на взвод охраны и подготовленных артиллеристов сочли допустимым.
   Беда пришла с неожиданной стороны. Внимательно изучив 'Правила' посредники запретили использовать корабельные орудия.
   Дело было в их калибре. Заявленные калибры могли быть какими угодно. Но фактический калибр не мог превышать 100-мм.
  
   Умельцы взрывчатку производить и кроме Марины имеются. Одна Эрида стоит небольшого завода. Но на общем совещании решили - собственное производство это неплохо. Качество с армейским сравнимо, но именно сравнимо, а не равно. Вопрос 'как раздобыть армейскую' с каждым днём становится всё острее.
  
   Как-то за вознёй с морскими орудиями позабыли, что её вообще начинать не стоило. Уже не первый год 'Сордаровка' поднимала вопрос об использовании тяжёлых орудий, коих наличествовало пять включая опытный образец двухсот десяти миллиметрового, кого попадание в школу спасло от отправки на переплавку. На вооружение приняли другой образец и этот стал не особенно нужным.
   Тот же вопрос ежегодно поднимали и 'Коты' вообще располагавшие, кроме прочего осадной четырехсот миллиметровой гаубицей на бетонном основании. Выпускники на ней обожают фотографии делать.
   При Сордаре гаубицы ещё не было, хотя на вооружении в те года орудие уже состояло.
   Каждый год следовал отказ, хотя орудия продолжали поддерживать в боеготовом состоянии и даже периодически цепляли за тягачи и таскали по территории. Несколько оборудованных позиций в лесопарках были оборудованы и периодически подновлялись и маскировались.
   Софи говорила, с воздуха ничего не заметно, кроме обманок, где деревянные пушки стоят. Про 'Котов' было точно известно только где их гаубица стоит.
   Слишком уж много фото с ней появлялось в открытых источниках. А привязать фотографии к планам - не слишком сложное занятие.
   Остальные, заметные в лесах позиции были ложными, две Марина проверила лично. Правда заодно, нашла и одну настоящую.
  
   Вопрос о возможности применения тяжёлой артиллерии обсуждался в теории. Предлагался вариант 'артподготовки', когда перед началом боевых действий по позициям противника выпускалось фиксированное количество снарядов. Одновременно, позиции тяжёлых орудий становились законными целями для отрядов диверсантов и могли быть уничтожены путём минирования.
   Попадания снарядов предполагалась рассчитывать на картах школ по обычным артиллерийским формулам. Ущерб определялся по привычным картам развёртывания.
   От идеи отказались ввиду возможности провести артподготовку в одной комнате при полном отсутствии визуальных эффектов и оттенка опасности для собравшихся.
   Диверсионную часть обсуждали дольше, но в итоге отказались и от неё. Никому не интересно рисковать собой, пытаясь 'подорвать' то, что противник и так не сможет использовать.
   Забракованную идею сочли имеющей потенциал и решили к следующему году разработать новые правила. Но это будет на следующий год, а воевать надо здесь и сейчас.
  
   Марина даже порадовалась, все корабли, где Сордару доводилось служить или командовать до сих пор в строю. С него бы сталось при списании линкора башню выкупить и оплатить установку на территории искренне любимой школы. Благо, прецедент имеется: на территории одного из учебных центров на Архипелаге пара башен таким образом на суше установлена.
   На линкорах в строю сейчас в главном калибре ничего меньше четырёхсот десяти миллиметров не присутствует. Такой агрегат с территории 'кошачьей' накрывал бы огнём большую часть территории школы.
   Правда, при таком 'подарке' своей школе второй такой же пришлось бы делать уже младшей сестре. Установку, так и быть, Марина оплатила бы из своих.
   Да что там линкоровский, даже крейсерский калибр был бы крайне неприятным. Но чего нет, того нет, да и не договорились о тяжёлой артиллерии.
  
   Поинтересовалась у подводников, почему они не поднимали вопрос о дополнении своей сухопутной лодки несколькими маленькими диверсионными, вполне способными действовать на озёрах, и вполне способных добраться по воде до главного корпуса кошачьей, как раз одним фасадом выходящим на берег.
   Оказалось, Марина пропустила много интересного. Адмиральские сыновья учились в 'сордаровке' время от времени. Последний окончил школу в этом году. Все они поднимали вопрос о таких лодках. Все получали отказ. Пусть и маленькие лодки традиционной конструкции с экипажем внутри для действий на озёрах были крупноваты.
   Лодки открытого типа с экипажем в лёгководолазных костюмах снаружи верхом в теории, подходили. Но именно проблемы с частыми отказами дыхательного оборудования и препятствовали передаче.
   Лодки считались слишком опасными.
   Потому их и не передавали.
   Марина тут же задумалась о бронекатере или плавающих танках. Хотя и ясно, за оставшееся время этот вопрос не решить. Да и озёра зимой замерзают. А минные поля 'коты' на льду вполне ставят.
  
   Решили воспользоваться авиацией. Пусть, применять в боевых действиях самолёты запрещено. Но лётчику никто не запретит при полёте вниз смотреть и запоминать, что он там видит.
   Один из бипланов и отправили в полёт. Софи на место пилота не пустили. Посадили наблюдателем. От неё требуется не мёртвые петли крутить, а как следует воспользоваться своей фотографической памятью, раз единственный авиационный фотоаппарат неисправен, и его ремонтом только сейчас озаботились. При этом ещё Эрида сказала, необходимые плёнки у неё есть в наличии.
   Разумеется, Софи всё запомнило. Нагло летали прямо над территорией, на предельно малой допустимой высоте.
   К возвращению уже была жалоба из администрации 'кошачьей'. Регистрационные номера самолётов соседей завистливые 'коты' уже успели выучить.
   Жалобу с возмущением отклонили. Никакие правила полётов гражданских машин нарушены не были, данный квадрат для полётов машин любой принадлежности является открытым.
   Софи и всему лётному составу на всякий случай запретили ещё и применение осветительных бомб в любое время суток.
  
  Доклад авиаразведки разведки не прибавляет оптимизма.

   - Они что-то в городе тоже закупили. К ним ветка с железной дороги заведена. Что-то они там недавно возили. Далеко, не рассмотреть было, но это точно не солярка на зиму.
   - Схожу, погляжу, чего они натаскали, - Марина не разрешения спрашивает, а факт констатирует. Даже старшие по званию не часто решаются ей приказывать.
  
   Сугроб пропал. Вопреки выражению 'мне сверху видно всё' наблюдения с земли часто приносят гораздо большую пользу. Вместо сугроба появляется Марина вся в белом. Только к праздникам, похоронам и торжествам такой наряд отношения не имеет. Полное зимнее снаряжение разведчика. Точно под неё сшито. Со всем полагающимся, кроме патронов. Бинокль матового белого цвета, стёкла антибликовые. Ремни, сумка, подсумки, даже ложе автомата - тоже белое. Маска с прорезями для глаз закрывает лицо. Со стороны не видит никто, но Херктерент злобно кривит лицо. Всё плохо. Всё очень плохо.
   У Хейс видела какие-то особые лыжи с мехом внизу для самой жуткой целины. Вспомнить не может, кто старосте такие подарил. Недавно самой похожие потребовались, без особой надежды написала в канцелярию МИДв, но там решили, лыжи точно не стреляют, и недавно прислали. Внешне почти такие же. Да и для дела годятся не хуже.
   По этой части леса зимой 'коты' ходить не любят. Да и летом не слишком этот участок жалуют. Из колючей проволоки даже не заграждение, так забор, границы владений обозначающий, увешанный грозными табличками, но даже к сигнализации не подключённый. И ток, несмотря на устрашающие надписи, по проволоке не пропускают.
   Мин тоже нет, хотя табличек с предупреждениями полно. Хотя, теперь есть. Несколько Марина поставила.
   Судя по всему, с тех пор, как снег выпал, к забору никто не подходил. Где наблюдательные посты на этом направлении, Марина и так знает. И что ставят тут в чём-то провинившихся.
   Сама она тут минимум пару наблюдательных вышек поставила бы. Настоящее заграждение велела бы соорудить. Пусть, крупная часть незамеченной тут подойти не сможет. Но одиночка проникнет запросто.
   Спирали бы натянула. Минное поле тут - напрасная трата средств, хотя если денег лишних много, почему бы и нет? Среди 'котов' небедных тоже полно.
   Вот собак бы бегать пустила. Как раз, между заграждением и спиралями. У охраны сторожевые псы есть, но насколько Марина знает, там теперь не псарня, а самый настоящий питомник. Мода у выпускниц - привозить домой огромного лохматого щенка.
   Интересно, на главной школьной башне наблюдатели сидят? Башню построили по образцу замков ещё периода Архипелага. Когда-то в таких наместники областей жили, да и сейчас там администрация школы расположена. Вот только, слишком уж увлеклись архитекторы подражанием старинным образцам. Позабыли, здесь вам не тут, столица не в субтропиках, как погибшие земли. Холодно тут. Отопления на верхних этажах нет.
  Наблюдатели быть должны. И они есть, вот только озабочены они не столько слежением за местностью, сколько тем, чтобы комендант при проверке караулов не заметил, как они в тепле прячутся.
   Неси они службу как положено, Марину могли бы заметить. Вот только, слишком уж происходящее для них игра. Ну, что же, значит, доиграетесь.
   Ближе к вечеру снег обещали. Где Марина наследила - засыплет.
   Забор уж больно символический, пролезть можно даже проволоки не перерезав, хотя нож для колючки у Херктерент имеется.
   Зимой этот участок парка совсем не посещается.
   След по себе всё-таки оставила. На одном из деревьев возле засыпанной снегом дорожки вырезала.
   'Марина+Дима = Любовь'. Не очень сложно догадаться будет, кто здесь побывал. Знающих русский, среди 'котов' достаточно. Язык преподаётся. Вот только тёзок Марины в школе нет, хотя имя после её рождения, стало довольно популярным.
   Главная полоса обороны оборудована на совесть. Ещё на дальних подступах обнаружила отмеченные флажками мины. Позже уберут, а пока думают, тут только свои ходят. Здесь мины стоят по всем правилам, убеждается Марина, сняв три.
  
   Где у 'котов' танковый парк и гаражи вещь, в общем-то известная. Другое дело пробраться туда, чтобы посмотреть задача почти невыполнимая. Для всех, кроме Херктерент. Знает, внутришкольная территория почти не патрулируется. 'Коты' в большинстве лыжники ещё те, и вряд ли её догонят, даже если обнаружат. Если внутрь периметра проник, заграждений и мин можно не опасаться.
   Надо просто знать, куда следует забраться, чтобы увидеть желаемое. Одна из башен школы на зиму запирается. Но там замок не представляющий сложности.
  
   Вваливается нечто заснеженное. Кое-кто хватается за оружие. Не сразу соображают - Марина.
   - Ну как?
   - Плохо. Атаковать главную можно только ценой больших потерь. Минные поля под снегом, патрули, заграждения. Только если рейд. Участок ими не зря ими заявлен как укрепрайон. И значит, убитые в рейде выбывают из игры.
   Вот тут, - показывает на карте место начала сегодняшней 'прогулки' пробраться можно, но только диверсионной группе. Заграждения номинальные, почти не охраняются. Но там дальше - сами знаете, линия фортов, историческая полоса обороны.
   - У них в фортах - младшие возрасты.
   - И страшное количество пулемётов.
  
  На совещаниях генштаба принцесска теперь присутствует. Марина решила, пока она в поле зрения, так безопаснее и для неё, и для окружающих. К некоторому удивлению, никаких идей различной степени бредовости, принцесска не генерирует. Сидит себе тихонько.
   Лучше её к чему-нибудь привлечь, пока сама до чего-нибудь высокой степени разрушительности не додумалась. Как у любой стихии, у младшей дочери соправителя, лучше всего разрушать получается.
   - Хм. А если шпионаж попробовать. Дина, твоя же сестра там. Если ты ей напишешь...
   Софи взвивается, как ужаленная.
   - Сдурела? Это же прямое предательство, её же в той школе с говном сожрут за такое, принцесса она или кто!
   - Любые варианты стоит пробовать. К тому же, мы же не будем просить что-то сделать. Мы только попросим описать, что она видела.
   - Херктерент, ты совсем рехнулась! - подводит итог командир пехотной дивизии.
   - Нет! - глухо и неожиданно сильно звучит голос принцесски, - Марина права. Если я напишу сестре, она ответит. Всё, что знает напишет. Она мечтает им всем отомстить. Чувствует себя изгоем. Нет. Её не травят, подозреваю, просто помнят, чья она дочь, и не хотят нарываться. Но с ней никто не общается. Все эти годы. Дома врёт как всё хорошо. И плачет ночами. У неё нет друзей, парня тоже нет. Не понимает, почему. Ей даже должность армейскую бросили как собаке кость, лишь бы отвязаться. Столько раз слышала, как она их всех ненавидит. Да она рыдать от счастья будет, когда узнает, что у нас есть боевые снаряды.
   Софи задумчиво трёт подбородок. Идея о снарядах есть, их самих пока нет.
   - Об этом ты пока ей не пиши.
  
   Ответ не заставил себя ждать.
   Подробный. С рисунками и схемами. Всё-всё расписано. То, что удалось рассмотреть снаружи, не противоречит имеющемуся в письме. Причём, составленных Мариной планов укреплений Динка не видела.
   Похоже, школу свою старшая дочь соправителя совсем уж запредельно ненавидит.
   - Совсем всё на букву 'х'. Не хорошо, - начинает Марина по-русски, - У них там 'драконы' шесть точно.
   - Может, она ошиблась?
   - На рисунок глянь. Тут даже люк в корпусе квадратный, а не круглый, как в 'Определителе'.
   - Где они их взяли?
   - Я, кажется, знаю, но об этом после.
  
   Дмитрий числится вторым по значимости танкистом, после Марины. Плюс имеет некоторые познания о производстве машин.
   Отношения с Мариной - исключительно деловые. Сначала машины, всё остальное - потом. Вот только обсуждать приходится с Мариной. Но это так, приятные мелочи.
   - Марин, ты обещала рассказать, откуда у них 'Драконы'. Или это секретно?
   - Никакого секрета. Просто ты - слепой. Да и я - тоже. Прошлый номер 'Красной Звезды' тащи.
   Тороплив пролистав журнал, тыкает в фотографию.
   - Вот. Фото видишь?
   - 'Танковая мощь Тима отправляется на переплавку'. И что тут такого?
   - А то, что мы с тобой и остальными - бараны. Да ещё и слепые. Это двор не металлургического завода. Это танкоремонтный завод. Я на нём даже была как-то раз. Все машины на снимках - с устранимыми повреждениями. И давай посчитаем. Раз, два, три... Пять. Десять. Двенадцать 'драконов' только на этих снимках. Они этот журнал тоже видели. Кто-то у них подумал. А мы - нет.
   - Ладно, я пойду.
   - Куда это так заспешил?
   - Подписку на 'Звезду' можно со следующего месяца оформить. Выпишу на свой адрес и буду теперь читать регулярно.
   - Ты в прошлом месяце как раз вместе со мной и читал. Много мы вычитали? Знать бы, кто у них наблюдательный такой...
  
   Генштаб заседает. В переносном смысле - дым коромыслом. В прямом - откровенно курит только Софи.
   - Что делать?
   - Сейчас? Всем брать бумагу писать и рисовать кто что запомнил по повреждениям 'драконов'. Особенно старайтесь вспомнить повреждения от малокалиберной артиллерии. Послезавтра все командиры танковых взводов едут на выставку для уточнения деталей. Эрида едет обязательно. Она лучший фотограф у нас.
   - А мне, надо думать, ещё снаряды стоит поискать? - чарующе улыбается Софи.
   - Да уж постарайся! Возможно, от победы нас отделяет одна ночь любви с принцем.
   - Убью! - с милейшей улыбкой, - Пошлячка.
   Марина скалится в ответ.
  
   - Что там насчёт использования авиации?
   - Ничего. Договорится не удалось. Они знают, у нас больше машин, поэтому и упираются.
   - Опасаются, мы тупо зальём их химией да потравим газами?
   - Может, и так, но у них даже для лошадей и собак есть противогазы.
   - Как будто, у нас нет.
   - Не об этом речь. Хотя, могу слегка подсластить лекарство. До дня боя можно использовать самолёты-разведчики.
  
  
   Растаскивают ещё влажные фотографии. Эр старалась. Пробоины видны чётко. Где было возможно, она снимала и выходные отверстия снарядов.
   Почти все случаи пробития - значительно более крупные калибры.
   Вот интересный кадр - как раз снаряд их калибра попал в маску пушки и застрял.
   Хм. Возможно, когда по броне начнут стучать настоящие снаряды, нацеленные на игру экипажи, откроют люки и убегут. Было бы хорошо...
  
   Умеет Софи на дороге попадаться. Этого у неё не отнять. Захочешь - не обойдёшь.
   - Марин. Ты знаешь, почему Эорен вообще у Херта оказалась?
   Марина пожимает плечами.
   - Понятия не имею. Динка на эту тему со мной говорить не любит.
   - Ха! Так я не Динку и расспрашивала.
   - Понятно! - гримасничает в ответ Марина.
   Софи никак не реагирует на кривляние.
   - Сама заметила, Динка не образец красоты и изящества. Сестра в этом смысле такая же, но совершенно без Динкиного огонька.
   Младшая Херктерент смеётся.
   - Огонька! Ты вспомни старую шутку - над их Домом чуть ли не со времён Великих Еггтов ржут. Сыновья у вас отличные получаются, а вот дочки - все страшненькие. Хотя, в этом поколении даже сыновья... Не все удачные вышли.
   - Представь себе, она из-за этого тоже переживает. Шуточку про страшную девочку и красивого мальчика помнишь? Как раз про неё.
   Кстати, тебе бы крепко не свезло, будь наш отец на соправителя похож. Ты всю жизнь в штанах ходишь, и отцу дела до этого нет. А его добило, что дочь стала часто, как мальчик одеваться. Вот он и вспомнил, какая в 'кошачьей' дисциплина. Её в середине года туда и засунули. Лично она это восприняла - как в тюрьму строгого режима посадили, притом, совершенно не за что.
   Она дома за эти года времени провела очень мало. У них же как заведено? Кто отлично всё сдал - может ехать домой сразу после последнего экзамена. Кто просто сдал - всех отпускают с формальным началом каникул. Ну, а неудачники тоже после последней переэкзаменовки домой поедут. Зимние переэкзаменовки намеренно так назначают, чтобы неуспевающие все каникулы в школе просидели.
   Годовые переэкзаменовки назначают не раньше, чем через дней двадцать - двадцать пять. После начала каникул. Это время - изволь в школе проводить и готовиться.
   Яроорту жаловалась, только он не понимал. Мальчишка, что взять? Казарменные нравы ей не нравятся? Другие девочки не жалуются.
   Марина хмыкает.
   - Угу. Сордар много рассказывал, какие там девочки. Наверно, именно там он женщин и возненавидел. Не думаю, что с тех пор сильные изменения произошли. Херт, что и правда, хотел Эр туда отправить?
   - Снова ха-ха! Она бы жила там точно так же как и здесь. И ничего бы не заметила. Там ведь можно за что-либо на особом положении оказаться. Причём, как со знаком плюс, так и минус. Казарма тем и хороша - можно просто что-либо приказать - и все возьмут под козырёк.
   - Хочешь сказать что она была... Так сказать, из тех, кто с минусом?
   - Во всяком случае, сама она считает именно так. Сестра Динки очень зажатая, хотя и неглупая. Но за прошедшие года все её страхи только в разы усилились. Да и новые появились. Уверена, Эорен кажется, будто над ней даже из-за имени смеются.
   - Что в нём смешного?
   - Ты много Эорен знаешь? И что её имя значит?
   - Вообще-то, я и её лично не знаю. Имя - старинное название Утренней звезды - второй планеты.
   - Сама бы что сделала, назови тебя так?
   - Печать с иероглифом. Только бы её и прикладывала вместо подписи. Все же знают, как я именем горжусь.
   - Тебе нравится выделяться, ей - наоборот. Ну, а люди таковы - покажешь, где больно, тут же чем-нибудь, ткнут. Но мне кажется, Эорен не столько травят, сколько просто игнорируют, плюс навоображала она всякого, аж сама поверила.
   - Короче, из лучших побуждений, её засунули в самое неподходящее для неё место нашей страны. Красота! Соправитель на пустом месте и своими руками создал себе врага.
   - По-моему, определённые выводы он всё-таки сделал. Гордости слишком много, чтобы ошибку признать. Динке же он позволил сюда пойти. Хотя мог бы и её так же засунуть.
   - Она таких ужасов от сестры наслушалась, что любой ценой решила к 'котам' не попадать.
   - А потом ей просто ты по описаниям понравилась, не знаю, правда, в каком смысле, - многозначительно заканчивает Софи.
   - Убью!
  
   От писем, хотя, теперь уже самых настоящих шпионских донесений, настроение портится всё больше.
   Раз противника сложно разбить в лобовом столкновении, надо что-нибудь этакое придумать. Раз проблема номер один танки... В очередной раз обсуждается, раздобыть где-нибудь настоящие бронебойные снаряды. Пока все варианты бракуются.
   - Хватит в земле копаться, - Софи почему-то сияет чуть потусклее солнышка, - на небо надо
  глянуть.
   - Ты о чём? - подозрительно спрашивает Марина.
   - Один наш общий знакомый как раз доступ к боеприпасам имеет.
   - Яроорт?
   - Поразительная догадливость. У них там и отделение пилотов истребителей-бомбардировщиков имеется. Они как раз стрельбу по наземным целям отрабатывают. Да и на перехватчиках есть орудия на основе танковых.
   - Откуда у них бронебойные? - выпалив, Марина осознаёт, что ляпнула глупость. Хорошо, до этого сейчас никому дела нет.
   - Утилизируют.
   - Чего?
   - Sestra, - выцеживает Софи по-мирренски, - я совершенно серьёзна. У них в лентах на два фугасных - один бронебойный. Вроде для ночной стрельбы, он трассирующий.
   - Угу.
   - Что угу?
   - Тот, кто тебе так сказал, ночью ими не стрелял.
   - Не всё ли равно? - пожимает плечами Софи, не желая слушать подробности - Сама же говорила, бронебойные нужнее. Вот я и постаралась.
   Марина столь старательно делает вид, будто верит, что Софи поняла - Младшая догадалась, в снарядах сестра разбирается плохо. Им просто повезло, что удалось достать нужные.
  
   - Мы же не будем по людям стрелять. Да и вообще - болванками по пехоте... малоэффективно. К тому же, это мы знаем, что снаряды броню не берут.
   - У нас фугасных больше, чем бронебойных. Ими по этим танкам бить бесполезно.
   Переглядываются. Победить - нужно. Серьёзные травмы бывали и раньше. Но в этот раз надумали на самом деле танки подбить.
   - Мы всё-таки не на войне.
   - Может быть. Но знаешь, что может быть? Подбитый танк могли погрузить на платформу, толком не проверив, что внутри. У них тоже могут оказаться боевые снаряды.
   - Тогда, мы просто сгорим. И всё.
  
   В одну из ночей школьные грузовики, включив ночные фары, отправляются к служебным воротам парка. На головном в кабине, кроме водителя, Марина и Софи. За воротами - два армейских грузовика с потушенными фарами.
   Сгружают первый ящик. Открыв, Марина победоносно улыбается. Бронебойные! Вот они, родимые!
   Ящики со снарядами с машин на машины перекидали очень быстро.
   В гараже уже трафареты заготовлены. Поверх стандартной маркировки красной краской нанесено обозначение 'учебные'. Вскоре снаряды перетащены на склад боекомплекта танкового батальона.
   Если кто из преподавателей и обратил внимание на утроенные посты, значения этому не придали. Детишки к игрушечной войне слишком уж серьёзно готовятся. Знали бы какова степень серьёзности на самом деле!
  
   Заседание Генштаба. Коты прислали список заявленных сил. Изучается с редким унынием. Самый ненавидимый и ожидаемый день в году. Предоставление официально утверждённых списков готовых к войне сил. Суток достаточно для осознания мощи или немощи противника. Много для страха, мало для реального изменения ситуации.
   В первую очередь, 'списки' проверка для Генштабов, как у них поставлена разведка. У 'Сордаровцев' всё хорошо. Даже слишком. Если кто и сомневался в докладах Херктерент и её гвардейцев - вот вам официально подтверждение, печатями заверенное.
   По другую сторону тоже локти кусают, из-за танков в первую очередь. Только от того, что кусают там, здесь не легче.
   Силы противника известны в точности. Теперь глянем, кто кого! Почти на всё есть ответ. Но именно это 'почти' может стать пунктом, способным привести к поражению. Но слишком уж многое поставлено на победу. Игрушечная война по затратам для участников уже приблизилась к самой настоящей. Стремление противника уничтожить уже такое же, как на гремящей всё ближе и ближе Мировой войне.
   - Ага. Как и следовало ожидать, ими заявлены сверхтяжёлые танки, - Марина охвачена каким-то злым возбуждением, словно вот-вот увидит врага в прицеле.
   - Су-ки! Сами напросились на применение незаявленного, - кладёт руки на стол Начальник Генштаба.
   - Я не вижу здесь никаких 'Драконов', - кладёт листы на стол Софи, - да и вообще, насколько я помню 'Правила' использование иностранных образцов запрещено. Следует немедленно заявить посредникам протест и потребовать отправить машины в ангар.
   - Литературно выражаясь, полового органа ты от них что-то добьёшся, - неожиданно грубо огрызается Марина, - смотришь в книгу, а видишь этот самый орган. Никакой 'Дракон' не иностранный образец. Может быть использован легально.
   - С чего это? - барабанит ноготками по столешнице Софи.
   - С того, там люди сидят тебя и меня не сильно дурнее. Меня не за красивые глаза поставили всеми бронетанковыми силами школы командовать. Что возле 'дракона' написано?
  - ТТИ-7.
  - Все знают, что это значит? Для незнающих поясняю. Танк Тяжёлый Иностранный Седьмой. Этих агрегатов нахватали столько, что сочли целесообразным принять их на вооружение. Формально это теперь отечественная машина, состоит на вооружении. И во всех мероприятиях, подобных нашему, использование допустимо. Так как у нас масса условностей, машина повышена до сверхтяжелого танка. Не пробиваемого ничем из имеющейся у нас артиллерии. Из заявленного нами в рамках правил мы можем их остановить только фугасами и минами.
   - В рамках правил, - улыбается Софи, зачем-то повторяет, - Значит, в рамках правил. Ну, так мы все знаем, правила созданы для того, чтобы их нарушать!
   Одобрительный гомон, рискующий перерасти в очередное чествование Софи.
   - Правила нарушать. От тебя ли я это слышу? - пытается перехватить инициативу Марина.
   - Они первыми пошли на нарушение всех негласных договорённостей. Тем самым, развязав нам руки для аналогичных действий. Мы, кстати, в 'заявке' честно указали спецбоприпасы для танковых орудий. А это значит...
   Вместо лица Марины - оскаленная маска для шлема.
   - Так! Командиры танковых подразделений и частей ремонта - поднять личный состав. Полчаса на сборы. Приступаем к погрузке снарядов.
   Херктерент резко встаёт, направляясь к выходу. Все командиры направляются за ней. Предстоит бессонная ночь. Выгрузить игровой боекомплект. Спрятать его. Выгрузить, снарядить и погрузить в танки боевые снаряды.
   На фоне намеченного к применению использование запрещённых для несовершеннолетних армейских стимуляторов выглядит совершенно невинной детской забавой. У танкистов и так почти у всех боевые патроны в пистолетах. И паёк завтра будет выдан по настоящей фронтовой норме. Включая норму спиртных напитков, только использовать её решено после завтрашней победы. Плюс ещё многие пообещали дополнить казённое кое-чем лично от себя.
   Но это если и будет, то завтра вечером. И не у всех участников игры стопроцентные шансы до этого вечера дожить.
  
  
  ========== Глава 9. ==========
  
   Глава 9.
  
   Всё-таки одна вещь закралась в подготовку к войне. Вполне ожидаемые новогодние праздники. Традиция не устраивать в эти дни никаких нападений ещё живёт. Хотя Марина постоянно крутится вокруг танков.
   Хотя, и визит к Пантере в планах имеется. На этот раз вовсе не спонтанный, а заранее согласованный. И с обязательным отловом Динки. Та по-прежнему носится сияющая. За несколько дней ни в кого не врезалась - уже прогресс.
   Народу надо напоминать - Херктерент не только в маскхалате и танкистской кожанке ходить умеет. Заодно и Рэдрии с Коатликуэ не мешает о себе напомнить. Поинтересовалась, знают ли они о ценовой политики Младшей Бестии.
   Рэда знает, причём из отцовских писем. Марина сначала мстительно подумала, сэкономить решил, но оказалось, денег на всякий случай он Рэдрии прислал. Судя по сумме, в столичных ценах писатель разбирается.
   Коаэ знает тоже, но просто значения не придаёт. Какой-то сегмент жизни, в котором её участие не предусмотрено. Но если с той же Динкой сравнить - Коаэ неплохо смотрится, видать год плотного общения с Софи свою роль сыграл. Кто вокруг принцессы крутится, вольно или невольно начинает ей во всём подражать.
   Где-то это даже хорошо, с точки зрения Марины, ибо даже полные дуры начинают учиться, чтобы внешним видом от Звезды в меру возможностей не отставать.
  
  
   Марина, Динка, Рэда и Коаэ собрались съездить к Пантере. Марина сначала подумывала вызвать машины МИДв, но при здравом размышлении отказывается от этой, довольно логичной, мысли. Просто так в столице гулять куда интереснее. Чего-либо, кроме мирренской бомбёжки, можно не опасаться. Город с начала войны несколько раз просеивали через самое мелкое сито, удалив всех, хоть сколько-нибудь представляющих угрозу для общественной безопасности.
   Ещё у Марины есть план затащив Динку к Пантере превратить наконец её во что-то более соответствующее полу, возрасту и статусу.
  
  На Рэде и Коаэ - выходные школьные платья, на Динке тоже что-то подобное, хотя покрой определяется с трудом. Херктерент ловит себя на мысли - никогда их такими не видела. Кажутся взрослее и одновременно, милее, как Сордар бы выразился.
   Выходные платья никогда не меняют по мере износа, каждый год получают новое. Хотя, редко кто носит. Отправляют домой младшим сёстрам или подругам. Прийти на начало или окончание учебного года в настоящем платье знаменитой школы считается очень модным.
   Некоторые приберегают форму для будущих детей.
   Пожалуй, только выпускница не откажет себе в удовольствии в последнем выданном платье домой приехать.
   Глянув на Динку, вспомнились 'Правила' кошачьей. Ношение украшений фактически было полностью запрещено. Девочкам разрешалось носить только браслет и серьги. Правда, для выпускного класса делались послабления.
   Число браслетов, цепочек и колец на самой Динке зашкаливает. Сколько там на её рюкзаке и сумке всякого болтается - вообще лучше промолчать. Причём, ещё впечатление складывается, количество увеличивается с каждым днём. Поводов для беспокойства нет - это не Эрида, ни одной по-настоящему ценной вещи, кроме браслета, на принцесске нет.
  
   Нет уж, сама Марина такое платье наденет только под дулом пистолета. В своё время много слышала, что на ней надето не так, вечно всё не нравилось. Когда-то хотелось похвалу от матери услышать. Хоть бы раз сказала, как надо. Благо, было кому подсказать.
   Где-то даже жаль, что почти не разговаривала с Пантерой, когда тут с матерью бывать приходилось. Тогда она даже не знала, как Ягр зовут. Пусть тогда лет Марине маловато было. Сидела и всем видом показывала 'не приближайтесь ко мне'. Персонал опытный, и всё прекрасно видел. Хозяйка тоже всё замечала.
   Жаль, далеко не сразу выяснилось, своё мнение у неё имеется.
  
   В зимних пальто и меховых шапках Рэда и Коаэ почти одинаково выглядят, покрой нивелирует достоинства Рэдрии. Пальто и шапка Динки когда-то тоже были форменными. Именно были. Сейчас же... Как только она умудрилась косички из меха наплести и во все цвета радуги выкрасить? Понятно, накладные, но выглядят, будто всегда на шапке находились. Это на обычной шапке такое непотребство. Пресловутый тигриный хвост изуделан куда как чище.
   На булавках самых разных размеров к пальто привешены какие-то фигурки, навевающие мысли о примитивных культурах безписьменного периода и их оберегах да амулетах. При этом Марина уверена, все что об этих культурах на уроках говорилось, принцесской пропущено мимо ушей.
   Это хорошо, что в школе девочке только один прокол в ушах для серёг могут сделать, если нет или старый зарос. В противном случае, серёжек у Динки был бы не один десяток. Пока только клипсы красуются, хотя скорее, уродуются. Металл, дерево, пластик, и что ещё, Марина даже знать не хочет, хорошо, хоть перья в волосах не торчат и сушёные лапки песцов на шее не болтаются.
  
   В автобусе Динка все время вертится, как маленькая, постоянно что-то спрашивает, даже не удосуживаясь выслушать ответ. Не Марине придираться к громкости чьего-либо голоса, но от этого звона голова на самом деле начинает болеть.
   Народу мало, никто с осуждением не посматривает, как-никак, жизнерадостные 'Сордаровки' - один из символов столицы. И одна из немногих сохранившихся примет довоенной жизни.
   Как и следовало ожидать, выходя из машины, принцесска ухитряется подскользнуться. Хорошо, Марина настороже, успевает подхватить. Рэда и Коаэ переглядываются с труднопередаваемыми выражениями лиц.
   Марина замечает, на угрюмых лицах патрулей и полицейских при их виде появляются улыбки. Какая-никакая, но наглядная агитация на предмет того, ради чего воюем.
   К несчастью, недалеко от входа во 'Дворец' расположен 'Айсберг' - известнейшая кондитерская. Ассортимент с довоенных времён уменьшился, но всё равно, весьма обширен.
  Принцесска задаётся целью всё попробовать, не смотрит, что сколько стоит, похоже, вообще деньгами пользоваться не умеет. Вот уж Марина не думала увидеть кого-то непрактичнее Эр, при этом, как бы не большую сластёну.
   Рэда и Коаэ тоже, оказывается, пирожные любят. Мелкая так вообще набрала гору совсем крошечных. Пусть каждое маленькое, но вместе ого-го-го сколько получится. Марина ограничивается кофе. Хоть эти всеобщей моде на диеты не подвержены. Софи ведь тоже у нас пошутить любит, спросят про фигуру - обязательно про какую-нибудь весьма относительно съедобную гадость наврёт, будто только ей и питается. Некоторые в диеты Софи до сих пор верят, хотя она новые придумывает иногда по десять раз на дню. Марина знает, чему Софи никогда не изменит, это шоколаду, орешкам, яблочным пирогам, мороженому и креветкам в кляре. Как только зубы не попортила и фигурку сохраняет - одна из загадок школы.
   Всякие безделушки и бижутерия по-прежнему продаются в изобилии. Динкой всё это оценено по-достоинству, да и Рэда с Коаэ приобрели кое-что. Как это принцесска всё приобретённое собирается носить? Но, исходя из уже на ней имеющегося, можно не сомневаться - у неё всё получится.
   Хорошо, хоть по-настоящему дорогие магазины расположены в другой части 'Дворца' иначе... Ничего бы не было. Средств у Динки не столько, чеков у неё просто нет, да и к ювелирным украшениям равнодушна, по-настоящему ценного у принцесски только браслет.
   Удар приходится с совершенно неожиданной стороны. Марина подзабыла, во 'Дворце' торгуют всем, что в стране продаётся легально. В том числе и игрушки для детей любых возрастов. Пол этажа заполнено подобными магазинами. Динка увидела ярко украшенную витрину с плюшевыми зверьми за стеклом - и сразу прилипла носом к витрине. С другой стороны сидело белое пушистое существо в точности воспроизводящее её любимого Севера. Внутрь заходила, словно загипнотизированная. Марина сразу поняла - это надолго. У Динки с деньгами куда хуже, чем казалось вначале, но у самой Марины доступ теперь без ограничений. Плюс тлетворный опыт общения с Эр, совершенно не умеющей деньги считать.
   Динка обнимается с вставшим на задние лапы игрушечным белым медведем, размером не уступающем 'ужасу льдов'. Динка на игрушечном коне, тоже почти натурального размера. Это притом, верховой езде Кошмар почему-то не учили. Динка со змеёй на плечах. Динка, примеряющая к своей голове раскинувшего крылья буревестника...
   Динка тут, Динка там, Динка сям. Откуда-то взялось умение быть сразу в нескольких местах одновременно. На кассу в итоге оттащена нагрузка танкодесантного корабля. Все средства - у Марины. Дурной пример разноглазой оказывается заразительным. Всё оплачено. По крайней мере конь остаётся в магазине, а вот медведь - нет. Транспортные услуги магазин предоставляет. На оба адреса Динки отправлено немало. Люди тут опытные, привыкли ничему не удивляться. Ни тому, куда отправлено, ни тому, кто оплачивает. Тут всяких гостей видали. Рэда и Коаэ тоже приобрели по какому-то, совершенно не нужному пушистику.
   Потом Кошмар забредает в отдел маскарадных костюмов. Много откровенно детских, но ведь и Динка маленького роста. Перемерила множество. Но покупка ограничилась обручем для волос с длиннющими чёрными заячьими ушками. Сам костюм зайца ещё и с хвостом тоже был, но Динке не приглянулся. Марине показалось, ушки в этот отдел попали по ошибке. Костюмы для девочек постарше - это всё-таки специализация 'Пантеры', хотя обычной детской одежды немало с клеймом 'Красной кошки'. Только вот ушки вроде Динкиных точно носят девочки очень сильно постарше. Правда, не в этом мире.
   От желания порыться в электромеханических игрушках удерживается с трудом. Они только сверкают, вращают стволами, некоторые могут присоской в лоб стрельнуть. Вот только Марине с прототипами всех этих игрушек возится приходилось.
   Про себя Марина отметила, игрушечные танки, самолёты и корабли довольно сильно похожи на сражающиеся где-то далеко. Мирренские машины попались только в виде бумажных моделей для склеивания. Довольно точных, хотя это-то неудивительно, тут не слишком далеко полным-полно прототипов стоит.
   По модели, даже картонной, что можно рассмотреть со всех сторон внешний облик техники запоминается куда лучше, чем по трём проекциям из 'Определителя'. Обездвиженные натурные образцы для запоминания ещё лучше, но выставки трофеев не во всех городах имеются.
   Пересекается взглядом с какой-то женщиной, вытаскивающей из кучи шариков своего отпрыска. Только усталый вздох. Кажется, Марину приняли за чью-то старшую сестру, отправленную сюда выгуливать мелких.
  
  
   Пантере весело, последнее затишье перед новогодним ажиотажем. Марине даже хочется спросить, как это у неё получается такой сияющей быть. Это ведь не вымышленное врождённое благородство, что бы там во Дворце Грёз ни говорили.
   В общем-то, помнить надо, у Пантеры притворяться - профессиональное, Марину и Динку, при всех их странностях, ну никак не отнесёшь к числу неважных клиенток. Естественно, гостей таких ждут самым тщательны образом, особенно, если учесть о визите заранее договаривались.
   Пантера даже с вечно всем и вся Кэреттой недовольной ухитрялась дружить.
   Для Марины до сих пор остаётся загадкой, как Императрица, всю жизнь враждуя с одной Ягр сохраняла хорошие отношения с другой. Может, играло роль, что у Кэрдин и Пантеры только отец один, а матери разные?
   Как никак, у Еггтов и Ягров сказать 'ребёнок похож на мать' - всегда похвальба, а если на отца - далеко не всегда. У Пантеры с похожестью на мать всё хорошо - она с Кэрдин даже разных рас.
   Марина не помнит, чтобы Императрица высказывала неудовольствие в отношении хоть чего-то у Пантеры заказанного. Херктерент даже не злится - Пантере важнейшая клиентка намекнула ребёнка не замечать - Ягр и не замечала. Своё мнение правда, составила, но это только потом выяснилось.
  
   Динка, как маленькая, вертит головой по сторонам. Даже рот от удивления полуоткрыт. Марина вполглаза следит за принцесской. 'Всё страньше и страньше', как сестрёнка выражается. Неужели никогда с матерью тут не бывала? Звание 'Поставщик двора Её Высочества' у Пантеры имеется. Только вот всё, что у Динки видела покупалось где угодно, но только не у Красной Кошки. Хотя ни одной дешёвой вещи у девочки-кошмара нет. Некоторые выглядят не слишком хорошо, но это уж следствие характера самой принцесски. 'Чучелом' её не успели начать дразнить исключительно из-за разъяснения Мариной своей позиции относительно данной личности.
   Пантера, встретившись взглядом с Херктерент, кивнув на Динку только сокрушённо качает головой. Принцесска пока не догадывается, что на неё устроили ловушку.
   Что-то заподозрив, Динка пытается сбежать. Неожиданно дорогу преграждают Марина и Рэдрия. Бестия весьма ловко ловит принцесску за пресловутый тигриный хвост.
   - Попалась!
   - Пусти! Больно!
   У Марины острое ощущение возврата в прошлое. Вот только, на фоне рослой красавицы хорошо видно, какая же Динка маленькая.
   Перестав вырываться, угрюмо смотрит исподлобья. Бурчит недовольно.
   - Вредины!
   Херктерент и Хорт делают вид, будто ничего интереснее содержимого витрин давно не видели. Коатликуэ и правда чем-то заинтересовалась. Или тоже вид делает. Задуманное Мариной оказалось где-то на самых границах её представлений о справедливости.
   Пока Пантера в чём-то убеждает Динку, Марина взялась награды Ягр развешанные в рамочках, разглядывать. По закону подлости, взгляд зацепился за звание 'Поставщик двора Его Высочества Соправителя', присвоенное Красной кошке ещё и отцом принцесски.
   В общем, в Доме соправителя тоже далеко всё не так красиво, как на официальных фото. Чуть по лбу себя не стукнула. Могла бы и раньше догадаться.
   Судя по всему, Динкина матушка бывала тут немногим реже императрицы. Но вот сама Динка здесь впервые оказалась именно сегодня.
   Неужто играет роль, в этом Доме чаще наследуют мужчины, нежели женщины, и девочки в семье при наличии старшего сына, в общем-то, не нужны? Сама Марина ничего более вразумительного придумать не может. Если не считать варианта, Кэретта по отношению к детям, далеко не самый равнодушный человек на свете. Кому-то и больше, чем Херктерент не повезло.
  
   Марина оборачивается. Динка обнимает Пантеру. На глазах девочки слёзы, но сами глазки уже горят. Сама Ягр. Смотрит взглядом матери, сумевшей утешить кем-то обиженного ребёнка.
   Херктерент мысленно ругается. Талант у Младшей Бестии, как ни крути. Умеет с людьми работать. Принцесску, считай, уже влюбила в себя.
   В общем-то, как и саму Марину когда-то. Почему не имеющая детей женщина способна на то, на что органически не способна родная мать? Ответа нет, и быть не может. Кэретта если к кому и испытывает чувства по-настоящему - только к своим собачонкам. Людей в списке привязанностей императрицы попросту нет, и никогда не было.
  
   Двери лифта распахиваются. Появляется кто-то очень смутно похожая на Динку. Просто идеальная ученица с рекламной фотографии школы имени Сордара III. В зеркало посмотреть успела, воспроизводит жест с того самого фото.
   - О-бал-деть! - по слогам выдаёт Рэдрия.
   Коаэ только глазами хлопает. Марина посмеивается, чуть не выдав вслух нецензурный вариант озвученного Хорт. Как Пантера умеет преображать людей - на своей шкуре прочувствовано.
  
   - Совсем, как в маминых каталогах, - вертясь перед зеркалом замечает Динка.
   - Так те фото мои фотографы делали, - пожимает плечами Пантера.
   - Угу, ещё скажи и девочки из школы были.
   - Представь себе, да. С каждой заключалось соглашение и были выплачены деньги, согласно обычному тарифу на работу несовершеннолетней модели.
   Динка вертится перед зеркалом. Марина только сейчас обращает внимание, Яроортовская сестрица довольно миленькая, правда чтобы это в неряшливой девочке разглядеть, Пантерой нужно быть. Смешливая, быстроглазая - это-то и Марине известно, а вот всего остального как-то не разглядела.
  
   - А меня так можешь снять? - неожиданно подаёт голосок принцесска, - Я и не знала, какая у нас форма красивая.
   - Да хоть вас всех! Хотите?
   Динка уже сияет. Рэд и Коаэ вопросительно переглядываются.
   - Пожалуйста! Пожалуйста!
   - Я стесняюсь, - тихо, но твёрдо говорит Коатликуэ.
   - Чего именно? Ты же будешь в том же, в чём ходишь.
   - Я не привыкла перед мужчинами вертеться.
   Пантера смеётся.
   - Понятные страхи. У меня весь персонал фотостудии - женщины. Да и я сама умею.
   - Тогда можно... Наверное.
   - Пойдём! Вам двоим только макияж нанести. Марина, присоединяйся.
   - Вот ещё! У меня и платья такого с собой нет.
   - Переоденешься. Думаешь, у меня чего-то из школьной формы нет?
   Марина пожимает плечами. На самом деле, она просто не знает. Но собственное фото на обложке смотреть было вовсе не неприятно.
   - И вообще-то, ты просто трусишь, - становится понятно, какой Младшая Ягр была в детстве.
   Рэд и Коаэ неожиданно оказываются по бокам. Динка агрессивно выдвигается вперёд. Глаза только смеются.
   - Пойдём, Марина. Знаешь, это мне тебя хочется увидеть в виде обычной школьницы. Да и ты сама, хоть раз в жизни попробуй соответствовать возрасту.
   - Не будь ты Пантерой, сейчас бы была драка.
   - Понять не могу. Чем тебя смущает платье, в котором девушки твоего возраста смотрятся особенно миленько?
   - С точки зрения извращенцев?
   - Меня к ним тоже причисляешь?
   - Тебя - нет.
  
   Протокольные снимки для Марины вещь, в общем-то, привычная. Съёмка для каталогов или журналов серьёзно отличается. Аппаратура по большей части, совсем другая, персонала куда больше, и он не бегает перед тобой на задних лапках. Съёмки - тоже вид работы.
   Столько всяческих нарядов принесли! В глазах Рэды, Коаэ и даже Динки играют совсем нездоровые огоньки. Всё можно мерить! Сколько угодно! Этого ещё никто не видел. Они первыми будут! Деньги считать не надо!
   Просто мечта для совсем глупых девочек. Марина думала, эти три поумнее.
   - Ты в моде так и не научилась разбираться, - Пантера умеет ходить, как одноимённая кошка. И разговаривать, как сверстница.
   - Каждому своё.
   - Философию вам, вроде ещё не должны преподавать.
   - Сейчас всё ускоряется.
   Пантера с оттенком грусти улыбается.
   - Ты завидуешь девочкам, они знают неизвестное тебе. Ты же можешь быть красивее любой из них и ещё очень и очень многих. Вспомни! Я же тебе показывала.
   - Софи до сих пор рожи кривит, прошлый Новый Год вспоминая. Твои тогда постарались.
   - Насчёт сестры ты сказки сочиняешь, я ведь знаю, в чём она тогда была.
   - Угу. - насупилась Марина, - Ты там тоже запомнилась. Некоторые тебя за Императрицу приняли.
   - Это что-то новенькое! - оживляется Пантера, - Кому же это настолько неизвестна внешность Её Величества?
   - Тому, кто слишком много времени посвятил изучению особенностей моей внешности. Ты умеешь по-человечески быть похожей на ту, кем не являешься.
   - Я знаю, что у вас там, - выразительно смотрит наверх, - творится. Не грусти, девочка, ты же не расстраиваться сюда пришла.
   - Я, в основном, Динку к тебе хотела притащить.
   - Это далеко не вся правда. Попробуй получить удовольствие от того же, что и все девочки. Примерь что-то новое. Сфотографируйся в этом. Знаешь, сколько народу об этом мечтает? На подруг своих посмотри. Видишь, как им весело?
   - Вижу. Не понимаю, что они в этом находят?
   - Не понимаешь, потому что не пробовала, но ты же потрясающе умеешь двигаться. Попробуй! Ты ведь и тут окажешься лучше их. К себе бы работать я бы только маленькую взяла, и то, под вопросом. А вот девочку с твоими способностями пригласила бы не задумываясь. Сама знаешь, я и в деньгах, и в женской красоте разбираюсь.
   Марина колеблется. Всё-таки Пантера - это Пантера, и от неё не ждёшь подвоха.
   - Иди, переодевайся, - слегка подталкивает в спину Младшая Ягр.
  
  Коаэ, Рэд и Динка чуть ли не рвут друг у друга ещё влажные снимки. Принцесска явно одерживает верх.
   - Сейчас ещё принесут! - смеётся Пантера.
   - Ты же говорила, цветные будут.
   - Будут, но позже, там времени больше надо и реактивы другие... Кому я говорю, Эрида же всё это знает. Кстати, почему она не приехала, ты же с ней чаще всего в столице гуляла.
   - Всё-то ты знаешь.
   - Положение обязывает.
   - Её Софи оккупировала. А мне как-то не хочется, чтобы она нас вновь разнимала.
   - Вы же вроде, больше не ссоритесь.
   - У нас только по стратегическим вопросам взаимопонимание.
  
   - Марина, - зовёт Динка, - иди, посмотри. Ты тут самой красивой получилась.
   - Дин, не смешно.
   - Вообще-то, это правда, - замечает Пантера.
   - Это, что, заговор?
   - Сама как думаешь?
   - Так как я всегда стараюсь правду говорить, то скажу - в самом лучшем случае, я первая красавица среди школьных не красавиц.
  
   Коаэ о чём-то шепчется с Пантерой. Показывает принесённые рисунки. Марина кривится. Ещё одну в себя влюбила, почти не прикладывая усилий. Если уж перед самой собой быть честной, Херктерент просто ревнует.
   Кажется, взаимопонимание достигнуто. Пантера вызывает одну из старших мастериц, Коатликуэ уходит с ней. В кои-то веки, мелкая энергично жестикулирует, что-то объясняя.
  
   - О чём Коатликуэ тебя просила? Или это секрет?
   - Нет. Показывала эскизы костюма к Новогоднему и спрашивала, можно ли такое сделать.
   - И как?
   - Ей на Архипелаге надо было родиться. Там такое для карнавалов очень любят.
   - Сделаешь?
   - Конечно. У меня и с Островов заказчиц предостаточно. Некоторые даже оптовые.
   - Представляю, что за платья... Если можно так выразиться.
   - Не сильно откровеннее тех, что у вас многие носят, особенно если весна тёплая.
   Марина только глаза в ответ закатывает. Пантера только плечами пожимает. Её-то удивить откровенностью наряда просто невозможно. Да и с фантазией сильно лучше, чем у большинства клиенток, как юных, так и не очень.
  
  
  ========== Глава 10. ==========
  
  Глава 10.
  
   - Не слишком мы заигрываемся? Это всё-таки,боевые снаряды.
   - А против нас - 'Драконы'. Самые настоящие. И, возможно, тоже с боевыми.
   - Тогда нам просто нечего ловить. Эту броню девяносто эм эм проткнут, как бумагу. От нас хоронить нечего будет.
   - Там всё-таки не солдаты Тима. Так уж не рвутся нас убивать.
   - Они знают, что против них - ты. А ты всегда играешь не по правилам.
   Марина самодовольно ухмыляется.
   - Точнее, я ищу лазейки в действующих и устанавливаю свои. Мы же не собираемся их убивать. Посмотрим, струсят ли они, когда по броне настоящие снаряды застучат.
   - Фугас с дракона нашей игрушкам даже большую башню с лёгкостью оторвёт.
   - Наше оружие - скорость и манёвр. Будем вертеться вокруг 'Драконов'.
  Уязвимые места зверюг все помнят.
   - Кажется, я схожу с ума, но я тоже в этом безумии участвую, - подытоживает Софи.
   Испытания на полигоне проходят вполне удачно. Снаряды не только по маркировке, но и по содержанию боевые. Принесли в ящиках с надписью наискосок 'учебные'. На полигоне уже с месяц стоят два бронекорпуса с башнями - с самых некомплектных машин сняли всё, что можно на запчасти. Никто не будет проверять, появились ли на мишенях следы от новых попаданий.
   Расстреляли два ящика. Нехорошие подозрения Марины, бронепробиваемость завышена подтвердились. Своя броня берётся только в борт и то не всегда. Но для надвигающихся событий это только лучше.
   Теперь самое опасное Эрида, и мины её конструкции. В способностях разноглазой сомнений нет, но заразившись всеобщей кровожадностью, с неё станется нашпиговать фугас настоящей взрывчаткой. Впрочем, эту-то опасность Марина нейтрализовать в состоянии. Причудливость Эр на какое-то время обретает черты отцовской хищности.
   Вряд ли когда-либо, с момента выпуска с завода машины пребывали в столь великолепном техническом состоянии. На каждой всё, что должно, работает. Моторы заправлены. Все танки выкрашены заново. Даже нанесены тактические обозначения в полном соответствии с давным-давно отменёнными наставлениями. Цветная полоса по верху башни - номер батальона, у каждого свой цвет. Красный - первый, чёрный второй, синий-третий и так далее. Ниже - прерывистая, номер роты. Ещё ниже - цветной квадратик, цвет номер взвода. В нём цифра, номер самой машины. На крыше башни нанесена звезда, хотя авиации ни у одной из сторон. Смотрится красиво, на парадах в прошлом выглядело ещё лучше. На деле оказалось малоэффективно, а с развитием радиосвязи и вовсе бесполезно стало. Но тут традиция соблюдается. Более того, противники будут выглядеть аналогично. Впрочем, большей части цветного великолепия и пятен камуфляжа, за исключением номеров машин замазано белой зимней краской. Красная единица - танк Марины. Всё сколько-нибудь подозрительное перебрано.
   Снаряды загружены. К бою готовы. Марина знает, почти у всех танкистов пистолеты совсем не с холостыми патронами. У неё - тоже. Даже шальная мысль мелькает - у другой стороны ведь тоже самое. Не решили бы под шумок 'случайно' застрелить кого-нибудь сильно не нравящегося, вроде Динкиной сестры, ибо ту в боевой состав одной из частей включили в последней момент. Ведь мог кто-то и пронюхать, что она шпионит. Секретность тут вещь относительная. Вот саму Динку в танковый экипаж так и не пустили. Из почти суеверных опасений за исправность техники.
   Посредникам знать совсем не обязательно, предъявили им одни снаряды, а загрузили -другие.
   Редчайший случай люди с нетерпением ждут сигнал 'Тревога', начинающий игру.
  
  
   Марина отдаёт последние распоряжения. Дойти должно абсолютно до всех. Рации меньше, чем на половине машин. И это уже достижение. В период боевой службы было хорошо если треть машин их несла.
  - Значит так. Машин со спецбоеприпасами стоят в засаде. Ждут пока их средние танки с пехотой не завязнут в нашей обороне. Если кто не понял - тяжёлые не таранят оборону первыми. Ими таранят либо расшатанную, либо их вводят в прорыв. Мы ждём пока 'Драконы' начнут выдвигаться. Наша задача - бить их и только их!
   Почти всё - настоящее, танки, снаряды, рации, форма танкистов. Только патроны в лентах холостые.
  
  Взлетает ракета, символизирующая начало мероприятия.
  Дальше тоже всё ожидаемо - попытка прорыва линии укреплений.
   Стрельба, хлопки взрывпакетов, разноцветные дымы, означающие мощь зарядов, а то и химические боеприпасы.
   'Драконы'! Никаких сомнений.
  
   Грязно-белые танки разделяются. Большая группа контратакует штурмовые отряды. Меньшая катит прямо на 'Драконов', игнорируя огонь и сигнальные ракеты. Сами не стреляют.
   Из башни 'тройки' высовывается красный флаг. Словно по команде машины останавливаются. На фоне грохота тявканье коротких пушек почти не слышно, но кто-то из посредников уже вцепился в бинокль, заподозрив неладное в замелькавших на башнях 'Драконов' вспышках.
  
  Снаряд делает 'свечку'.
   Одна из машин останавливается. Распахнув разом все люки, экипаж чуть ли не синхронно сигает наружу. Совсем не по правилам, бегут в сторону своих позиций, размахивая руками и что-то крича.
   Грязно-белый танк с красной тройкой на башне на фоне 'Дракона' кажется игрушкой. Заходит сбоку. С короткой остановки всаживает в борт два снаряда.
   Массивная башня тяжелого танка зачем-то поворачивает ствол совсем в другую сторону.
   Дым всё сильнее.
  
   Жуткий вой сирен воздушной тревоги. Кто-то догадался включить, сообразив, на поле творится что-то не то.
   - Посредники! Все на поле. Прекратить! Остановить. Это настоящие бронебойные!
   Отовсюду взвиваются оранжевые ракеты, означающие 'Прекратить огонь!'.
   Из башни 'единицы' высовывается младшая Херктерент. Из 'семёрки' - старшая.
  
   - Всем покинуть машины! - голос из громкоговорителей перекрывает вой сирен.
   Накал боя слишком силён. Танки далеко не сразу останавливаются. Экипажи машины покидать откровенно не торопятся.
  
   От позиций 'Котов' отделяется силуэт. Торопливо бежит по танковой колее к замершему 'Дракону'.
   Вспышки выстрелов.
   'Перебежчик! Сейчас! Или крыша поехала? Почему стреляют?'
   - Эорен!!! - оглушительный вопль преисполненный самым первобытным ужасом. Краем глаза Марина замечает, как Софи и ещё двое танкистов с трудом удерживают вырывающуюся Динку.
   Марина перекидывается взглядами с мехводом. Показывает глазами на перебежчика, потом на танк. Тот чуть заметно кивает.
   Оба стремглав бросаются к машине, успевают завестись и захлопнуть люки прежде, чем кто-то успевает среагировать.
   Чуть не задавили дурака. Точнее, дуру. Вроде, даже знакомую.
   - На броню лезь и крепче держись, - орёт в белые от ужаса глаза на таком же белом лице.
   Руки, вцепившиеся в поручни, удаётся разжать далеко не сразу. Потом ещё Динку вцепившуюся в перебежчика с яростью защищающей котёнка кошки приходится оттаскивать. Ожидаемо, оказывается, девушка - принцесске сестра.
  
   Император привык уже за два с лишним года - если в школе какое-то ЧП - можно не сомневаться, причастна одна из дочерей, а скорее всего, обе. Несколько удивило, как всю жизнь шпынявшие друг друга, девочки, при случае вполне способны к совместным действиям.
   В этот раз произошло нечто, в какой-то степени даже ожидаемое. Если в одном месте сосредоточено такое количество действующих образцов вооружений и техники, то рано или поздно кто-то обязательно применит настоящие боеприпасы. С подростковой тягой ко всему дурному и опасному ничего не поделаешь. Остаётся только надеяться, дело обойдётся минимальным числом пострадавших.
   Будто им игр с холодным оружием мало, хотя за несколько десятков лет пострадавшие были, но, как ни странно, детишки никого не укокошили, несмотря на страхолюдный вид отдельных клинков.
   Запросил из МИДв отчёт о денежных расходах дочерей за нынешний учебный год. Запрос сделан больше для успокоения совести - уверенность почти стопроцентная ничего противозаконного там не будет.
   Девчонки давно уже наловчились концы в воду прятать, правда, как и любые подростки считают себя куда умнее и проницательнее взрослых. Ну, точно!
   По каждой отчёт представлен отдельно. Старшая - обилие всяких женских и художественных штучек, ювелирка в умеренном объёме, много мелких безделушек и поздравительных открыток, выслано несколько дворцовых бланков для официальных приглашений, дорогих сладостей - почти вагон.
   Как она ухитряется столько трескать и не полнеть? Да и у зубного, за исключением профилактики, в жизни не была.
   Ну, и средства на покупку танков.
   У младшей тоже всё по стандарту. Закупки бронетехники. Оплата перевозки. Книги, книги и книги ещё раз. Несколько отказов - ну да, в 'Загородном' литературы под грифами полным-полно. Пару раз просила денег прислать, но суммы умеренные и запросы удовлетворены.
   Никаких запросов на химикаты, даже разрешённые к свободной продаже. Уяснила уже - всё равно не пришлют.
   Зимняя форма нескольких родов войск. Маскхалаты. Лыжи. Альпинистское снаряжение. Готовилась к войне, диверсантка мелкая.
   В отчётах сказано, две фирмы получили звание 'поставщик двора'. По формальным признакам всё верно - объёмы поставок превысили установленную сумму и продолжаются.
  
   Откуда снаряды - скоро доложат, хотя Император и так не сомневается - к их появлению точно причастен один из кавалеров старшей дочери. Кто там из них повзрослее? Почти наверняка, у него две младших сестры есть.
   Звонят из училища, где сейчас жених номер один старшей дочери пребывает. Обнаружена пропажа большого количества снарядов для авиационных пушек.
  
   - По танкам противника был открыт огонь бронебойными снарядами типа БР-6 третьего и четвёртого годов выпуска, - докладывает офицер безопасности, - Произведено пятьсот тридцать два выстрела. Изъято из машин до двух с половиной тысяч, конфисковано из машин снабжения и резервных складов - до шести тысяч.
   - Всерьёз детишки собирались воевать, - с непонятной интонацией хмыкает Саргон, - по три боекомплекта на машину. Я так понимаю, основных участниц мероприятия - двое. Её высочество Эрида, конечно же, ни к чему ни причастна, - изучил уже, дочки это чудо разноглазое всегда защищают и выгораживают, хотя девушка с каждым годом всё больше соответствует поговорке про водящихся в тихом омуте чертей. Её не замечать со временем может вредным для здоровья стать. Когда-то Херт с супругой пробили право прямого наследования - их собственность отходит ребёнку без учёта пола. На право распоряжаться личным это и так не влияло, но они и на родовое права добились. Чем очень обозлили многочисленную родню. Девчонка совершенно не представляет размеров собственного состояния. Херт, после смерти жены, стал сдавать. Такого союзника, как Эрида упускать ни в коем случае нельзя. Пусть и бывает, в закрытых школах девичья дружба становится излишне близкой. Если тут начнётся что-то подобное - препятствовать не будет. Влияния на группировку соправителя терять нельзя, личные связи, даже такие - одни из сильнейших. Пусть пока ни о чём подобном и не докладывали, - Хочешь сказать, им ещё кто-то способствовал?
   - Её высочество Дина, - так, а это существо он привык считать просто недоразумением, если уж отец с матерью про её существование вспомнят не раньше, чем брачный возраст наступит. Да и то, младшая дочь в Доме, где наследует мужская линия проходит почти по разряду отходов. У этих двоих так уж точно.
   - Так их было трое?
   - Четверо. Старшая сестра её высочества Дины, её высочество Эорен, оказывается, тоже причастна. Вызвалась шпионить. Перебежала к нашим. Сейчас находится на территории Школы. Её высочество Эрида категорически отказывается ехать куда-либо отдельно от остальных.
   - Драть их всех уже слишком поздно, - задумчиво вспоминает длинную и нескладную девушку, в прошлом году ему представленную. Простая формальность, скольких таких он видел уже? Эта ничем в памяти не отложилась, кроме того, что своего отца дочь и внимания от ЕИВ по негласным обычаям полагается чуть больше.
   - Следует ли сделать какое-либо официальное заявление? Пять вариантов текста имеются в наличии.
   Пробежав глазами содержимое папки, Император подписывает один из листов.
   - Выпускай информацию, не выпускай, - устало машет рукой, - всё равно, разойдётся. Пусть их всех доставят сюда. Что ещё?
   - Относительно сына Его Высочества принца Яроорта.
   - Он военнослужащий. Совершеннолетний. За провинности будет отвечать в другой инстанции. Я - Верховный, у меня времени нет, чтобы с правонарушениями каждого курсанта разбираться. Наказание - на усмотрение начальника училища.
  
   Стоят. Все пятеро. Уверенность в своей правоте - просто красногвардейцы перед расстрелом. Герои его молодости. Для полноты картины - у четверых красные повязки на рукаве. Пятая - ещё хлеще на голове - самая настоящая будёновка, даже со звездой, правда, двумя лучами вверх и чёрной. Ни к Революции, ни к Будённому этот шлем никакого отношения не имеет. Это тут такой странный выверт женской моды.
   Самая взрослая из них, при этом явно не самая умная. Чёрная повязка на рукаве. В подростковом возрасте предательство своей стаи-группировки. Весёленькую ей теперь жизнь устроят!
   Хватило же ума раскрыться. Не могла спокойно досидеть несколько месяцев до выпускных экзаменов.
   - Да уж, девицы-красавицы, заварили вы кашу! Особенно, если учесть, что ни одна готовить не умеет. Пять принцесс! Да вы с ума посходили!
   - Меня сумасшедшей объявить уже пытались. А на Эр кричать вообще нельзя.
   - Хм. А ей по людям боевыми получается, можно?
   - Боевые для того и предназначены, - буднично пожимает плечами младшая дочь, - Она вообще не стреляла. На месте радиста была.
   - Не надо меня выгораживать, - вступает в разговор разноглазая.
   Вообще-то, Саргон хотел сразу отправить Эриду к отцу. Сам пусть со своим чудом в перьях разбирается. Но она в Софи и Марину попросту вцепилась. Растаскивать их никто не рискнул, так, взявшись за руки и пришли.
   - Относительно вас, - кивок в сторону Эорен, - если рассчитывала на исключение - ошиблась.
  
   Матушка у этих двоих - формалистка конченная. Сказала: 'Если наказание за данный проступок накладывает администрация школы - они в своём праве. Я не стану вмешиваться. Известите меня, если дело будет передано в ведение иного ведомства'. От их отца ответа пока нет, хотя он Саргону и так известен - всё должно быть в рамках действующих законов и правил.
  
   Отстранив цепляющуюся за неё девочку, Эорен выходит вперёд. Держаться она всё-таки умеет. Не такая размазня, как показалась вначале. Церемониальный кивок. Саргон смотрит заинтересованно. Дочку соратника он не знает совершенно.
   - Обращаюсь к вам, как к главе попечительского совета. Прошу разрешить мне в виду сложившихся обстоятельств, перевестись в вашу школу.
   - Этот вопрос вправе решать только совет попечителей.
   - Папа сказал, он против перевода не будет, - встревает разноглазая. Вот, значит, зачем ей телефон потребовался, - Если требуются официальные бумаги, они будут предоставлены в ближайшее время.
   И ведь ни одного повода для отказа нет. Школьная программа в стране единая. 'Сордаровка' формально числится школой с углублённым изучением ряда предметов. В 'кошачьей' углублённо изучают совсем другие предметы. На этом при желании вполне сыграть можно. Вот только нет желания этого. Девчонка, хоть и дурная, но явно не трусливая. К тому же, вероятная потенциальная родственница.
   - Ладно! Я много чего глава, поэтому считай вопрос о переводе решённым. Можешь отсюда ехать вместе со всеми.
   Стёкла чуть не вылетели от восторженного ультразвукового визга Дины. Виснет на шее у сестры.
   - Перевод тебя от сдачи разницы в программе не освобождает.
   Отцепив сестрёнку, Эорен церемониально склоняет голову.
   - Благодарю Вас, Ваше Величество.
   Саргон усмехается.
   - Не стоит благодарностей, ваше высочество.
   - А у нас комнаты свободные есть? - нарушив торжественность момента, выдаёт Эрида, - И кто за её вещами поедет?
   - Найдётся кому, - хмыкает император.
  
   В сокращённом виде, очень поздно вечером победу всё-таки празднуют. Пусть, официально игра всего лишь была остановлена. ТТИ, они же 'Драконы' горели по-настоящему.
   Развели костры на поляне, где чаще всего лязгает сталь школьных мечей. Хотя и без костров довольно светло. Фонарей на деревьях предостаточно.
   Сейчас не до глупых споров. Сейчас они все едины. От начальника генштаба до кошки-перебежчицы. Для многих неожиданность, она родная сестра девочки-кошмара и пока ещё многим памятного принца Яроорта.
   В Администрации знают, великовозрастные дети пить сегодня будут совсем не детские напитки. Но не будут предпринимать никаких мер. Заигрались сегодня, даже слишком - это да. Но меры будут приняты после. Пока пусть упиваются победой.
   Эорен, так оказывается перебежавшую кошку зовут, стоит в сторонке. Новую форму ей выдать ещё не успели, только сордаровскую шапку ей кто-то подарить успел. Бывшая на ней шапка-шлем со звездой за ремень засунута.
   Возле неё посверкивает глазами Динка. Совсем ребёнком кажется на фоне нескладной высокой сестры.
   Плеснули и той, и другой по целой. Заслужили!
   Обе Херктерент принимают заслуженные и не вполне поздравления. Младшая раскраснелась явно не от огня, орёт втрое от обычного, кажется распугала всю живность на несколько километров.
   Мяса замариновали заранее, словно зная, что победят. Жарят мало, никому не хочется что-то делать, всем хочется только праздновать.
   Запасы дров таким далёким теперь вчерашним вечером были пополнены очень сильно. Почти в каждом костре горят доски от ящиков пятидесяти миллиметровых снарядов. Запоздалое уничтожение улик, часть крышек с маркировкой сожжены ещё прошлым вечером и ночью. Деревянные ящики вмещают десять снарядов. Имеющийся запас холостых весь в металлических ящиках на пять снарядов нового образца.
   Но все улики быстро всё равно не уничтожишь, да и поздно уже. Ящиков набралась почти тысяча. Жги - не хочу. Древесина хорошая, леса никогда особо не берегли.
   Марине уже хорошо. Тепло, все вокруг просто светятся дружелюбием. За вечер ещё ни одной драки не произошло.
   Держа в руке три шампура с дымящимися кусками мяса к Дине и танковой десантнице направляется. Как хорошо звездой дня быть! Стоило мяса попросить - тут же нажарили, наливают так вообще по первому требованию.
   - Привет! Хотите?
   Динка тут же хватает шампур и вцепляется зубами. Её старшая мотает головой.
   - Благодарю вас, Ваше Высочество, но вынуждена отказать. Я не принимаю пищу в столь позднее время.
   Марина, склонив голову щурит левый глаз. Ей кажется, или длинная над ней издевается? Через пару секунд приходит к выводу - насмехаться никто и не думал.
   - Давайш Эорш бериш, - Динка с набитым ртом, сок по подбородку течёт. Продолжает, прожевав, - Тебя на ужине не было, так ешь сейчас. Тут никто не следит, кто где продукты держит. Да и праздник сейчас, - сцапывает второй шампур и тут же снова впивается.
   Та только головой мотает.
   - У тебя налито?
   Кивок в ответ.
   - Ну, тогда, - Марина поднимает полупустую солдатскую кружку, какие сейчас тут почти у всех, - Предлагаю выпить с моим ненаследным высочеством за недавнюю победу.
   Тут уже не откажешься. И третьему шампуру места нашлось, ибо подражая Марине хватанула залпом. А пить-то раньше,Эорен, похоже, не пила, закашлялась пришлось срочно заедать.
   Марина подозрительно смотрит на дно собственной кружки. Потом Динкину сестру измеряет взглядом. Вроде, на неженку не похожа. Развезти не должно.
   Динка только пригубливает, почему-то косясь на Марину. Кошмар ошибается, Марина не настолько злая и жестокая и имеет некоторые представления, чего детям можно, а чего - нельзя. Хотя, если чего-то очень хочется, то тогда можно. Но Динке не хочется ничего, сверх имеющегося.
   Зато Марине надо ещё. Ночка из разряда тех, когда если чего-то нужно, это почти сразу появляется. Чуть кружкой махнула - она уже полная. Судя по вкусу, винную кладовую какого-то из Великих Домов избавили от чего-то, точно имеющего статус 'Поставщик Двора ЕИВ' самое меньшее, лет двести.
   Обстановочка располагает, видит Марина, кто раньше едва здоровались, теперь стоят в обнимку. Руки друг греют. Целуются пока только всем известные парочки. Но в эту ночь много новых образуется. Совместная победа прибавляет смелости, разгоняет старые страхи. Марина даже не знает, чего ей самой хочется.
   Мало в году подобных ночей, когда просыпаются самые древние чувства и страсти. Как охотники танцуют вокруг туши убитого зверя. Всё, даже от самого себя скрываемое, рвётся сейчас наружу.
   Не зря блестят глаза, тяжело дышать и слёзы, словно от дыма.
  
  
  ========== Глава 11. ==========
  
  Глава 11.
  
   Два трофейных танка с пробоинами своим ходом отогнали в школу. Третий, потерявший гусеницу после нескольких часов ругани и препирательств, 'котам' удалось отстоять. Мстительные 'сордаровцы' дали сутки на эвакуацию машины с запретом пользоваться помощью посторонних лиц. Остальные ТТИ - 'Драконы' тоже на поле боя остались. Все испещрённые попаданиями, но в одном пробоин нет, экипаж бросил машину, ошалев от грохота болванок по броне. Другой от кого-то получил снайперское попадание точно в ствол. Но завести удаётся сразу.
   Пригрозили, если гусеницу не удастся починить, "сордаровцы' уже сами займутся эвакуацией трофея в свои гаражи.
   'Коты' справились.
   Предъявлять требования на все подбитые танки всё-таки воздержались, за машины были уплачены немалые деньги.
   Марина осматривает танки. Сходство с выставочными образцами очевидно. Не менее очевидны и различия. На выставке представлены образцы захваченные исправными, или, наоборот практически полностью разрушенные и сгоревшие. Был и испытанный обстрелом образец, призванный продемонстрировать всем желающим, несокрушимая броня символа мирренского танкостроения пробивается практически всеми грэдскими танковыми и противотанковыми пушками.
   А уж попадание из двухсот десяти эмэм гаубицы и так ни один танк не выдержит.
   Здесь машины того же типа, судя по заводским табличкам, выпущены зимой прошлого года. Фотография с танкоремонтного завода - девятый месяц, значит, захвачена летом. Какой части принадлежала - сейчас не выяснишь. Коты машину полностью перекрасили, камуфляж не имеет ничего общего ни с грэдским, ни с мирренским. Совершенно не по правилам игры, на машину нанесены огромные красные звёзды. Их появление объяснимо - машина не всё время стоит в гараже, может и за территорию школы выехать. Зенитных батарей от девяноста и выше в окрестностях немало. Ещё не хватает, чтобы зенитчики, не разобравшись, всадили в танк бронебойный.
   Марина знает - есть приказ, батареям ПВО иметь запас бронебойных снарядов. Плевать, что от фронта далеко - заметят знакомый по 'определителям' силуэт - привет. Девяносто - это не пятьдесят эмэм, 'Дракона' прошибет на самом деле.
   Осмотр настроение Марины испортил окончательно. Выходит, броня 'Дракона' держит гораздо более крупные калибры, чем можно подумать, исходя из 'определителей'.
   Вот её попадания. Насчитала восемнадцать. Меньше чем со ста метров. Только два пробития. Невероятное везение, особенно если учесть число выбоин на броне, скрытых под краской.
   Ясен стал и первый выход одной из машин из строя - кумулятивный прожёг броню. В башне снарядов уже не было, раскалённые капли металла повредили приборы и убили четверых членов экипажа. Ещё двоих достали в бессознательном состоянии.
   Начинка башни почти полностью уничтожена, ремонту в полевых условиях трофей не подлежал, уехав в тыл.
   Второй танк имеет следы снарядных попаданий, но броню ему впервые пробил кто-то из команды Марины.
   Сколько раз танк попадал под огонь артиллерии? И выходил невредимым. У мирренов в ремонте он не был, это Марина знает чётко, сведения должны наносится на заводскую табличку, а там чисто.
   С одной стороны, Марине просто повезло обстреливать самоходное бронированное шасси с имитацией вооружения. С другой - найдись у 'котов' кто-нибудь, столь же находчивый, как и они... Было бы скверно. На втором танке исправное орудие. Найдись снаряды - с такого расстояния... Самой с собой надо честной быть. Вообще-то, с любого расстояния 'Дракон' бы уничтожил её танк.
   Хорошо хоть машины разных поколений в принципе не могут столкнуться друг с другом. Только в таком вот, 'учебном' бою. Чуть было не закончившимся самой настоящей, кровью.
  
   Вырисовывается очередная пропагандистская ложь. На выставки ходят в основном те, кто слабо разбирается в толщине брони и калибрах. Внешне всё выглядит прекрасно. Вот только на деле всё получается очень сложно, и всё больше запутывается с каждым днём. Это Марина знает, если дошло до того, что из тяжёлых гаубиц по танкам били прямой наводкой -значит, что-то не так на этом участке фронта пошло как раз у грэдов.
  
   Получается, мирренам Марина ничем не навредила, даже чуть не помогла, едва не убив нескольких потенциальных офицеров.
   Впрочем, косвенный вред мирренам от неё всё-таки был. Газеты часто публикуют списки пожертвований в фонд обороны. С её счетов тоже сделаны переводы. Нет, не по её просьбе, хотя против подобного расходования средств совершенно не возражает. МИДв структура хотя и до невозможного скучная, своё дело знает чётко.
   Да и работает профессиональнее аналогичной вражеской структуры. По крайней мере из членов Императорского дома, кроме самого Главы, в прессе появляются только фотографии Сордара как героя войны. Херенокт сам не появляется, только статьи о боях в тропиках пишет. Но его псевдонимы не все знают, а на фото он был без подписи.
  
  Умников, способных устроить фоторепортаж про принцесс, работающих в госпитале МИДв в штате у Саргона не держат. Про дочерей Тима и других принцесс Дома Льва Марина такую подборку фотографий уже видела.
   Вместе с Софи ухохатываются. Кроме Марины, и может быть, Эр никто и не знает, что Софи может не только мило улыбаться, но и натурально, до слёз в глазах и битьём кулаком по столу, ржать.
   Сёстры узнают большинство изображённых. Причём, не только принцесс. 'Раненные' имеют знакомые рожи сотрудников вражеского МИДв и гвардейцев. Врачи, возможно, были и настоящие. Должен же был кто-то профессионально повязки наложить.
   Интересно, кто-нибудь в эту постановку поверил?
   Один из дворцов (лет двадцать как нежилой) в столице Тим на самом деле передал под госпиталь. Там съёмки и происходили. Вот только Марина в жизни не поверит, будто ситуация у мирренов настолько плоха, что для ухода за раненными стали привлекать настолько юный и неквалифицированный, персонал.
   Это Марина и Софи умеют жгут накладывать, могут перелом зафиксировать и отличат венозное кровотечение от артериального. Знатных мирренок ничему подобному не учат. Принцесс особенно. При дворе полным-полно старых предрассудков, во многом ханжество времён двора Тима III живо ещё.
   Да и банально, Марина уверена, к настоящей крови и грязи, никого из девушек своего Дома Тим попросту не подпустит.
   Вот пропагандистов мирренам в МИДв надо бы взять других, ибо эти своим рвением императора только дискредитируют. Хотя, таких советов Херктерент давать не будет. Не потому что не может, в теории, письмо Тиму через тот же МИДв и посольства условных нейтралов, вполне дойдёт.
   Не хочет просто. Если враг сам себе вредит - помалкивать надо. Глядишь - и сам шею свернёт.
   Вот только мало надежды на такое счастье, к сожалению.
  
   Целая делегация орлов нелетающих прибыла. Все в немалых чинах и явно для авторитета, с боевыми наградами и нашивками за ранения. Построили всю Армию после высокопарное речи, упирающей на опасность оружия в неумелых руках и чувство патриотизма предложили в течении суток на условиях анонимности сдать всё незарегестрированное.
   Херктерент, неплохо знакомая с содержимым нелегального арсенала, распоряжается, что сдать, а что попридержать. В то, что ничего нет теперь всё равно никто не поверит.
   Сама Марина решает поиграть в дисциплинированную, сдаёт один из тайников. Всё равно, у химикатов скоро истекает срок годности, а пистолетные патроны она теперь и легальные достанет с лёгкостью.
   Предъявила 'оружие самообороны' так завуалировано в документах названы выданные ей и сестре в конце прошлого лета стандартные армейские пистолеты. Вопросов не возникло, только номер проверили.
   Софи, как ни странно, тоже что-то сдавать приходила. Или тоже просто пистолет предъявляла?
   Эр никуда не пошла. Вся её химия куплена абсолютно легально. Другое дело, не все знают что из внешне безобидных компонентов разноглазая может соорудить.
  Эорен тоже не ходила никуда, но в том, что у неё на самом деле ничего нет, запрещённого правилами, можно не сомневаться.
   После завершения сдачи в одном из ангаров устроили выставку собранного.
   Марина сходила. Не пожалела. Соратники не подкачали. Кроме известного Херктерент неизвестного оказывается более, чем достаточно. Не выставка трофеев в столице, но тоже неплохо.
   Ящик. Снаряд и полный заряд для двухсотдесятимиллиметровой гаубицы. Два ящика поменьше с аналогичным содержимым для ста пятидесяти эм эм. Херктерент в недоумении, вроде со всеми артиллеристами в неплохих отношениях, но данными о наличии таких сокровищ с ней никто не делился. В противном случае, изготовили бы фугасы. Подрыв на подобном похоронил бы и 'дракона'. Судя по уничтоженной на ящиках маркировке, боеприпасы явно краденные, что чревато уже само по себе.
   Нелегальные взводные миномёты, точнее, запас мин к ним, Марине известны. В недавних событиях не применялись исключительно из-за полной бесполезности против танков. Убивать вражескую пехоту осколочно-фугасными никто не собирался.
   От малокалиберных зенитных пушек снарядов просто россыпь. Что интересно, пятьдесят эм эм нет ни одного. Три старых станковых пулемёта разных лет выпуска. Как только протащить смогли, они по полсотни кило каждый, а тут даже щиты в наличии. Винтовки нескольких типов и степеней ухоженности, от почти металлолома до выставочных образцов. Множество любимого средства самообороны в сельской местности - винтовочные обрезы. Охотничьи ружья и их обрезы. Пистолеты, начиная от кремнёвых. С десяток пистолетов пулемётов, включая два мирренских и три явно самодельных.
   Море боеприпасов для всего этого, начиная от упаковок охотничьего пороха и заканчивая бронебойно-зажигательными патронами для крупнокалиберных пулемётов.
   Противотанковых мин всего две, и обе Марина недавно забраковала по причине некомплектности. Противопехотных значительно больше, но это ни о чём не говорит. Тут каждый второй растяжки ставить умеет.
   Собственно, вот и до гранат добрались. Опять же, все армейские типы со всех концов материка, плюс множество самоделок. Несколько ящиков различных бутылок с зажигательными смесями.
   Далее самый страхолюдный отдел - различные шипованные палицы, дубинки и кастеты наделанные в память об окопных битвах Первой войны.
   Потом бинокли, стереотрубы, прицелы, включая два артиллерийских. Некоторые расстались с ремнями, ножнами и портупеями.
   Окончательно Марину добивает драгунское седло, сбруя, лошадиный противогаз и три комплекта армейских подков с гвоздями.
   Ящики тола, как армейского, так и гражданского образца. Запас шнуров и детонаторов.
   Внешне безобидные различные средства, пригодные для изготовления взрывчатки. На первый взгляд, несколько тонн. Кто-то явно желая над орлами подшутить, сдал несколько упаковок сахара.
   Как вскоре узнала, в 'Кошачьей' не дожидаясь визитёров собственными силами провели всеобщей обыск. Нашлось... Тоже много всякого разного. Безусловно, самым впечатляющим оказалась двухсотпятидесятикиллограммовая бомба в заводской упаковке.
   В этом смысле, 'сордаровцы' подкачали. На выставке была только одна в двадцать пять кг и множество мелких бомб из кассет. Всё остальное у 'котов' было в сопоставимых количествах.
   Примерно через десятку Генштаб устроил уже внутреннюю проверку всего незарегистрированного. Орлы нелетающие результатами добровольной сдачи оказались не удовлетворены. Прошлись по ангарам и классам, правда без особого рвения, изъяли всего на один стандартный пятитонный грузовик.
   Как и следовало ожидать, запасы пострадали, но не критически. Ожидаемо, все старались сбросить габаритный балласт.
   В наличии оказалось даже несколько ящиков пресловутых бронебойно-зажигательных пятьдесят эм эм, а ведь их искали в первую очередь. Патроны остались исключительно недавних выпусков. Гранаты нашлись даже кумулятивные, выпущенные три месяца назад.
  Вошедшая даже в народные песни повышенная вороватость грэдских вояк находит подтверждение ещё с одной стороны. Ведь это не ученики, а их родственники воруют боеприпасы со складов и заводов. Причём, это считается настолько неизбежным злом, что практически никак с этим не борются.
   Практика анонимной сдачи похищенного военного имущества довольно широко практикуется. Для демобилизованного считается делом чести прихватить с собой на гражданку какой-либо ствол. Говорят, после Великой войны таким хитрым способом утилизировали чуть ли не несколько миллионов трофейных винтовок, пистолетов, пулемётов.
  Ходили слухи, генерал-инспектор артиллерии даже угнал в своё имение трофейное железнодорожное орудие почти полметрового калибра.
   Жаль, Сордар в те года был ещё весьма юн, а не то бы ему точно приписали угон и переделку в собственную яхту трофейного броненосца, по всем документам, расстрелянного как мишень на учениях.
  
  
  Динкерт сидит на подоконнике. Чуть не плачет. В руках журнал с такой знакомой обложкой. Переглянувшись, Софи и Марина направляются к ней. Подозрения у сестёр одинаково нехорошие. Динки мирренский знает блестяще, на военного переводчика не годится, там разговорную речь и кучу специфических терминов хорошо надо знать, но любого классика читать может без перевода.
   - Что читаешь, Динки?
   Подозрения оправдываются. Та самая статья про госпиталь.
   - Вот, - всхлип, - я и не знала. Им так тяжело, такие страдания. Но они своей Родине служат.
   - Страдают они, - кривится, как от зубной боли Марина. Софи незаметно от Динкерт, пинает сестру. Тут же получает в ответ. Друг друга поняли, разговаривать будет Софи.
   Подсев к Динки, Старшая Херктерент озвучивает свою версию происходящего. С озвучиванием некоторых имён и званий.
   Сначала не верит. Но грузом фактов вполне возможно задавить.
   - Да и сама подумай, неужели в столичных госпиталях такая нехватка персонала, что может потребоваться настолько неквалифицированный. Рэду спросить можешь, она как раз в начале года там бывала, видела, кто там работает.
   - Так это всё враньё? - кажется, вот-вот расплачется снова, как ребёнок у кого конфетку отобрали.
   - Пропаганда, а не враньё, - хмыкает Марина, - причём широчайшего охвата. Это ведь журнал с самым высоким у них тиражом. Картинки с обложки все отхожие места не на нашей стороне шарика украшают.
   - Художники в этом журнале, действительно, хорошие, но этим, пожалуй, его достоинства и ограничиваются, - совершенно учительским тоном изрекает Софи.
   - Как же можно так врать! Это же известнейшее издание! - Динкерт искренне возмущена. Неужто, настолько привыкла верить печатному слову.
   - Чтобы в ложь скорее поверили, она должна быть чудовищной! - смеётся Марина, - Запиши себе где-нибудь и сделай первым правилом при чтении любых газет.
   - Я лучше никаких читать не буду! - делает совершенно не очевидный вывод Динки, - Сообщение о победе вряд ли пропущу. Слушать из официального, похоже имеет смысл только сирены воздушной тревоги, а читать - указатели к бомбоубежищам и плакаты, что там на стенах висят.
   Сёстры невесело усмехаются.
   Динкерт осторожно кладёт журнал, будто он укусить может, собирается уходить.
   - Может, сначала отнесёшь это где взяла? - окликает Марина.
   - Тогда в мусор надо отнести, чтобы никто больше не прочёл. Он мой.
   - Где взяла?
   - Мне Эрида дала. Сказала, ей не нужен, не любит грустные вещи у себя держать.
   Сёстры перемигиваются. Сами издание из того же источника раздобыли. Намеренно никому не вредя, ненамеренно разноглазая может нанести ущерб, сравнимый с рейдом тяжёлых бомбардировщиков.
   Доверие к печатному слову всё ещё высоко. Ряды никому и ничему не верящих личностей пополняются с гораздо меньшей скоростью, чем хочется обеим Херктерент.
   Динки не поленилась прогуляться до мусорных баков. Только уходит - Марина хватает лежащий сверху журнал, намереваясь разорвать.
   Софи выразительно протягивает горящую зажигалку.
   - Надо отцу Эриды написать, чтобы проверил тех, кто эти сундуки упаковывает. А то ещё что-нибудь совсем неподходящее для неокрепших умов пришлют.
   - Свой ум, надо думать, ты считаешь достаточно крепким? - интересуется Софи, растирая носком изящного сапожка пепел.
   - Естественно. Ты напишешь или мне взяться?
   - Кому он скорее поверит?
   - Думаю, мне. Я всё-таки Эриде не так давно достаточно серьёзно помогла.
   - Он ко мне просто не обращался. В противном случае, сделала бы тоже самое, - в голосе слышны нотки ревности. Марина делает вид, будто ничего не замечает.
   - Ладно, пойду письмо писать. И МИДвовского курьера вызову, чтобы сразу отвёз. Всё равно только штаны протирают, бездельники.
   - Ты у себя будешь?
   - Да. А что?
   - Пойду к Эриде схожу, посмотрю, может там ещё что не полезное валяется.
   - Ага. Сходи. Всякого не полезного там очень много... Найдёшь - мне принеси.
   Софи резко разворачивается.
   - Не полезного для зубов! - ржёт ей вслед Марина.
  
   У Рэдрии письмо на столе валяется. Глупо спрашивать от кого. Лежащие у себя письма Императрицы Марина так и не прочитала. Рэда отцу даже ответы пишет. Где-то Херктерент ей даже завидует.
   - Мир он маленький очень. Только кажется огромным. Знаешь, где мой отец живёт?
   - Далеко отсюда, - смеётся Марина.
   - Я про другое. Сама знаешь, литературная среда - тот ещё змеюшник. Все грызутся со всеми. Из-за творческих вопросов и ради самого процесса грызни.
  Как-то прознали, с кем я общаюсь. Его принципиальные противники вдруг стали редкостными подхалимами.
   - Сына за тебя там никто резко не возжелал пристроить? Или сам пристроиться?
   - И это мне грэдка и Еггта говорит! Мы не миррены какие-нибудь, чтобы детьми ради выгоды для себя торговать.
   - Эксцессы и у нас случается. Статью, наказывающую родителей человека от нежелания вступать в брак с собой покончившего относительно недавно отменили.
   - Мне уже чётко сказано, решать мне и только мне. Правда, пригрозил, если мне в голову взбредёт родить и от ребёнка отказаться, то ничего хорошего меня не ждёт. Но я и так никогда ничего подобного не сделаю. Куда вероятнее, вовсе рожать не буду.
   - Чего так резко? Сложности какие?
   Выразительно косится на бёдра Рэды. Судя по ширине на первый взгляд, сложностей с деторождением в будущем быть не должно.
   - Я почти абсолютно здорова, во всяком случае в этой области. Переломанное в бою даже не повод ссориться.
   Детей в будущем просто не захочу. В любовь совершенно не верю. Даже слишком большая бывает заканчивается как у моего отца. И он ещё человеком с честью отказался, вырастил и воспитал, хотя мог в детский дом отдать, мать-то от меня официально отказалась. Брак они не заключали.
   - Отомстить биологической родительнице не хотела?
   - Что бы мне это дало, кроме судимости или сумасшедшего дома? Я не самый счастливый человек на свете, но и не самый несчастный. К одному человеку, не знавшему матери, добавятся ещё двое, её потерявшие. Возможно, эту женщину они даже любят. Зачем их этого лишать?
   - Из врождённой человеческой злобности.
   - Мне не становится хорошо, когда кому-то бывает плохо. Это как перевёрнутые страницы книги, к которым не хочется возвращаться. Отец пытался уговорить её не рожать вообще. Получается, он тоже виноват?
   - Это он тебе такое сказал?
   - Нет. Хватает... Разговорчивых, - кажется, с трудом удерживается от употребления словечка сильно покрепче, - Уверена, та женщина хотела мне отношения с отцом испортить из-за того, что её чары не произвели на него впечатления.
   - Настолько страшная была? Отвергнутая женщина страшно может мстить.
   Рэда пожимает плечами.
   - Сложно сказать. На вариант 'Я столько не выпью!' всё-таки не тянула. Когда человек не нравится, подмечаешь все недостатки, не замечая всего остального. Вот только не вышло у неё ничего. Я ведь, скажем так, сильно не глупая. Ни с одной женщиной отца никогда не видела. Подозреваю он... После вообще женоненавистником стал.
  - На тебе как-то женоненавистничество проявлял?
   - Нет. Ничего подобного не было. А ты что-то заподозрила?
   - Да как-то история с твоей ногой немножко в ином свете предстала.
   - А там всё чисто, - Рэдрия поджимает ногу, несколько секунд стоя на больной, - Видишь, всё хорошо. Просто несчастный случай. Только какой-то человек нехороший донёс о домашнем насилии и растлении. Ничего не нашли, только нервы нам помотали сильно.
   - В таких вопросах недосмотреть - самое страшное.
   - Да понимаю я. Люди просто свою работу делали. Вот только представлю, на меня в будущем такое заявят... Повторения не хочется. Тем более, отцовские друзья ещё трём доносам не дали хода. И это только то, про что я знаю. Одна из причин отцовской радости при моём поступлении - больше подобного писать не будут. Ну, а если я на его месте окажусь?
   - Искать этого человека нехорошего пытались? Хотя бы по почерку.
   - Пытались. Не нашли. Печатные машинки- вещь довольно распространённая. Там ещё оказалась самая продаваемая модель. Из детского дома я бы вряд ли сюда попала.
  - Ещё есть такая милая вещь как налог на бездетных. Я даже знаю людей, кто родились из-за нежелания налог этот платить.
   - Я тоже таких знаю. В старой школе много было. Но мне проще будет платить. О перспективах твоего брака переговоры ещё не ведутся?
   - Ха! Я в этом смысле ещё свободнее тебя. Сама же поговорку знаешь 'На Еггте жениться'.
   - Так обычно говорят про неудачный брак с женщиной крутого нрава.
   Марина самодовольно ухмыляется.
   - Ну, так никто и не говорит, что я спокойная. Обычно про второй смысл поговорки забывают. Кто на Еггте женится, сам Еггтом становится. Так что, могут делать что захочу, дочка всё равно принцессой и Еггтой будет. Моя кровь перебивает любую другую. Один из немногих законов, что у нас в стране на все сто работает.
   - Уверена, что будет дочка?
   Марина криво ухмыляется.
   - Это одна из немногих вещей, где уверенность стопроцентная.
   - Мне от биологической матери только имя досталось. И ничего, совсем ничего больше.
   - Твой отец не пытался скрывать, кто она?
   - Сама же любишь говорить, не мир тесен, а слой тонок. Все всех знают. Фотографии не прятал, имя сам назвал. Мы оба ей не нужны были.
   - А это не она те доносы писала? Просто гадя из вредности, зная, что у вас всё хорошо.
   - Могла, но я не уверена. Ничего, хоть как-то позволяющего связать доносы с ней обнаружить не удалось. Машинописью, во всяком случае, она не владеет, а печатал обученный человек. Так что даже если она, сообщник должен быть, отчего ещё гаже.
   - Не обязательно. Машинописи или стенографии учат так, чтобы механически копировать текст или речь, не задумываясь о содержании. Так скорость возрастает.
   - Я не знала, - в глазах Рэды мелькает что-то, словно накануне схватки, - не знала, - зачем-то повторяет.
   - Если опять что придёт - мне скажи. Дело на особый контроль министерства попадёт, а там орлы ещё, пусть нелетающие, но землекопы отменные. Что-нибудь да нароют.
   - Завидует, может, кто твоему отцу? Потому и гадят. Ты-то сама вроде ещё никому мозоли любимые оттоптать не должна.
   - Сам он склонен считать, дело в повышенном числе больных на голову в определённой среде. Других обвиняют в том, с чем у самих не в порядке. У него в главных подозреваемых был тот, кто либо жену и детей бил, либо повышенным интересом к излишне молоденьким отличался. Но хоть чего-то, похожего на доказательства против них не нашлось.
  Одного, правда как раз за малолеток и посадили, но это точно не он был, насколько я знаю, заключённым печатные машинки не полагаются.
   После того, как императорский курьер патент на дворянство привёз... Ты словно язвила, даровав с правом передачи по наследству.
   - Даже мысли такой не было. У меня с полумерами плохо, влупила высшее из того, на что право имею.
   - Отдельная благодарность, - тон на совсем официальный переключается.
   Марина только машет рукой в ответ.
   - Ты на будущее учти. Я не только за хорошее, я и за плохое тоже по-полной вкачу. Скорее всего, просто и без затей расстреляю
   - В этом я и не сомневаюсь. Главного не досказала. Мне отец меч купил. Самый лучший из известных в наших краях. Мастер даже не сразу поверил, берётся не в коллекцию, а для ношения. Причём пожалования от Императора и Главы Дома Еггтов, правда он не знал, что Глава сейчас ты. Даже статьи из местных газет привезла про меня любимую. Подобных пожалований в наших краях давно не было. Хотя, отец довольно известен. Уже и сплетню про меня люди добрые запустить успели. Мол, у меня связь с кем-то из Великого Дома. И титул мне через связи этого Дома сделали. Хоть бы немного подумали, сколько мне лет! Неужели элементарную вещь забыли, Еггты титулами не разбрасываются, а сыновей в главной ветви Еггтов в нынешнем поколении ни у кого нет.
   - Ja, ja, - дурачится Марина по-немецки.
   Рэдрия только удивлённо хлопает глазами.
   Марина не сразу соображает.
   - Просто подтверждаю, что я главнюк в доме на одном сильно малонародном языке нашей Империи.
   - Мало - это сколько? Кого свыше ста тысяч, я вроде, все нации помню. По 'Народам Родины' у меня отлично.
   - По последней переписи - тысяч тридцать. Отец с ними там воевал, до сих пор недолюбливает. Мирренский расизм по сравнению с их идейками - детский лепет на лужайке. Выбивание этих идеек из голов этой нации только родной стране отца в двадцать миллионов человек обошлось.
   - Как-то не смотрится, если честно.
   - При населении страны чуть больше двухсот?
   - Ничего себе! Под десять процентов населения. Притом большей частью самого молодого и здорового. Как они это вообще пережили? У нас на те три погибших процента до сих пор сегодняшние проблемы списывают, а у них...
   - Крайне плохо они это всё пережили. Сходи как-нибудь в библиотеку, почитай. У меня про падение Империи даже сейчас зла не хватает говорить. Притом, я там никогда не жила, но когда такое государство рухнуло... Зла не хватает, теперь уже от того, какими тупыми люди могут быть.
   Рэдрия осторожно касается руки Марины.
   - Не злись, это ведь было вовсе не здесь. Я знаю иномировую историю.
   - Думаешь, я тебя в библиотеке не видела. Я повторения боюсь. Здесь!
   - У нас война. Не как там было.
   - У нас рвануть может гораздо хуже. К половине, если не больше пороховых бочек фитили уже подожжены.
   Теперь уже Рэдрии страшно становится. Из-за жуткой честности Херктерент. Ведь если скажет 'убью!' не в шутку - вскоре пойдёт убивать на самом деле. Возможно, с особой жестокостью.
   Марина трясёт головой, словно прогоняя остатки сна.
   - Всё в этом мире повторяется. Мне, как двух миров порождению, особенно чётко всё это видно. Я иногда ненавижу собственную наблюдательность. Мы на горящем пороховом складе живём, Рэда.
   Ещё страшнее становится. Эту же фразу Хорт слышала от отца. Человека, не знакомого ни с кем из Еггтов. Отец тогда не шутил. И был абсолютно трезв. Рэдрия никогда не думала, кто-то из легендарных Змей станет её другом. Но таких сейчас двое. Обе говорят о крайне схожих вещах.
   Мир меняется, как гигантская личинка насекомого, словно разрывая покров лезет на свет что-то новое. Непривлекательное и страшное. Хитин скоро затвердеет. Вот только люди - из другого материала.
   - С тобой всегда так. Всего лишь хотела поговорить про свой меч...
   - Одно из другого вытекает. Всё во всех мирах взаимосвязано.
   - Только ты этих связей не ищешь.
   - Всё верно, - ухмыляться Марина, - я очень многое и многих собираюсь рубить.
   'И ведь сможет!' - думает Рэдрия, не зная, она сильно не первая, пришедшая к таким выводам относительно Марины.
   - С тобой пообщаешься... Сразу столько разнообразного в голове начинает всплывать.
   - Заметь, не я это всё там затопила.
   - Сказанёшь ты иногда!
   - Ага. Стараюсь. Неплохо получается, вроде. Только мало кто слышит меня.
   - Я чем-то не устраиваю? Проблем со слухом, вроде, не имеется.
  Так-так! Прогрев моторов пошёл. Если сейчас Марина кинется в драку, то Рэдрии, самое малое, станет очень больно.
   Но пока ни к чему тлеющие угли бензином поливать.
  
   Всё оружие и броня Рэдрии неплохого качества и вполне боевое, не дорогостоящие игрушки из лёгких сплавов, годные только для висения на стене.
   Меч на фоне всего остального выделяется. Пусть и современный, имеет статус 'особо оберегаемого'. Для недавно изготовленного клинка подобный статус - высшая степень качества, означающая полное соблюдение старинных технологий изготовления. Имя мастера Марине знакомо. Два клинка его работы приобретены для коллекции 'Дворца Грёз'. При всех недостатках Императрицы, глубину познаний в качестве холодного оружия никто и никогда не подвергал сомнению.
   Знаменитая узорчатая 'Сталь Дины', 'Еггтовская сталь' также употребляются слова другого мира 'Дамаск' и 'Булат'.
   У Рэдрии есть и футляр, и подставка для клинка, и полный набор средств для ухода. Притом, Марина замечает - качеством получше, чем у неё самой. Всё ожидаемо, любые обычаи самым рьяным образом соблюдают недавно принятые в какое-либо сообщество.
   - Как твой меч называется?
   - 'Алое перо', - Рэда почему-то смущена, хотя сложно представить меч с другим названием в руках человека по имени Рэдрия.
   Человек вошла в историю в шлеме с пером, оно даже попало на герб Хорт. Но детей у воительницы не было, и с её смертью стал мёртвым и герб и титул. Иногда отличившимся древние титулы жаловались вновь. Но с 'Алым пером' этого не произошло.
   "Глаз Змеи' Младшего Еггта не только национальное сокровище и один из символов страны, но и настоящее боевое оружие, пролившее в своё время немало крови. Клинок и сам по-себе немыслимых денег стоит. Играет роль имя мастера - Чёрная Змея Дина I этим всё сказано. Высочайшее качество изготовления клинка. Немыслимая стоимость украшений рукояти и так всем известна. Правда, украшением рукояти занимались уже при Дине II. Седьмой по размерам брильянт - это не шутки. Марина, правда считает, настоящий камень снят и заменён искусственным, но вслух этого никогда не скажет.
   Как-никак слава у камушка весьма кровавая, до Еггтов последним владельцем камня был вселенский патриарх разгромленной Диной II Хратской империи. Сейчас о тех событиях спорят, было ли это величайшее достижение, или величайшее преступление Великих Еггтов. Споры гремят жаркие, где-то там, под центральными районами города и Старой Крепостью, скрыты руины павшей столицы. Судя по археологическим обследованиям, даже постройки Дины II были куда значительнее находящихся под ними.
   Брильянт, украшающий клинок Марины (или бывший там раньше) выломан из посоха этого самого патриарха. На сам посох по одной из версий, этот вселенский и был насажен. Наконечники сохранившихся образцов весьма острые. Сами посохи обильно украшены золотом и драгоценными камнями.
   Последний патриарх Севера считается мирренами святым великомучеником. По их легендам, для лучшего вхождения посох смазывался жиром пятидесяти праведниц. Впрочем, патологическая любовь мирренов к описанию жестоких пыток и казней всевозможных 'святых', а так же поклонение различным не сгнившим частям тел этих святых, крайне сомнительного происхождения - вещь общеизвестная.
   Существуют и грэдские версии версии гибели патриарха. Самая распространённая - ему без затей отрубили голову, возможно сделала это сама Дина II. Этой версии строго придерживается Марина, гордящаяся количество врагов Империи, нашедших смерть от этого клинка. А уж если и патриарх им на голову был укорочен - совсем хорошо. Но маловероятно, Дина II в ту пору владела 'Золотой Змеёй', 'Глаз' был у её дочери. Дина III сама головы вполне рубила. Вот только чести обезглавить одного из главных врагов мать бы ей не уступила. Ладно, предположим в тот день у воительницы хорошее настроение было, решила дочку порадовать.
   Принятая у Еггтов и почему-то очень нравящаяся Императору версия - вселенский утоплен восставшими рабами в выгребной яме.
   Гравюры тех времён вообще изображали сонм храатских священников повешенными треугольной виселице в несколько ярусов. Патриарх вполне себе с головой и в полном облачении висел на вершине, ниже все располагались по иерархии. Самые значимые личности были подписаны. У ноги нижних повешенных валяется разломанная церковная утварь и отрубленные головы с бородами. На один из столбов задирает ногу собака.
   Самая известная в мире грэдская гравюра. 'Праздничное дерево' - так зовут на севере с лёгкой руки дочери своего жестокого века Золоторогой Дины.
   'Торжеством красных демонов' - называют южане. Единственное грэдское произведение, репродукцию которого полагается иметь в каждом храме, как напоминание о гневе божьем для тех, кто в вере недостаточно крепок.
  
  Учебный фильм есть, где старинным клинком перерубают ствол пулемёта. Про искусство фехтовальщика это говорит многое. Но если в современном бою с клинком удаётся подобраться к пулемёту - то это будет говорить только о косорукости пулемётчиков. Дина I делала великолепные клинки. Но именно её увлечение огнестрельным оружием послужило началом эпохи, отправившей доспехи и клинки по музеям.
  
   Любимая тема мирренских церковных писателей и художников - нашествие безбожников представляется как трагедия космического масштаба. Карой божьей за раскол. Грэдские армии рисуются толпой чудовищ, уничтоживших великую цивилизацию пусть заблуждающихся, но всё-таки верующих.
   То что сохранившиеся образцы материальной культуры не идут ни в какое сравнение с современными им грэдскими - так, деталь малозначимая.
   О эпохе великих завоеваний грэдской Империи писали с таким злом и ненавистью, будто они были недавно, и на глазах у авторов жестоко насиловали женщин и приколачивали к дверям малолетних детей. Хотя, описываются события, произошедшие столетия назад. 'Кровь праведников взывает к отмщению!' - лозунг на некоторые современные мирренские знамёна попавший.
   Свирепые чудовища с окровавленным оружием, разбивающие головы младенцев о камни, тащащие куда-то женщин, срывающие с мертвецов драгоценности, отчаянно сопротивляющиеся последние воину, 'мученики севера'. Даже день памяти 'всех святых' учреждён в память мучеников и праведников империи, чьи подвиги остались церкви неведомы.
   Марина подозревает, некоторые мирренские художники от государственных церквей будучи не в восторге намеренно с излишней жестокостью и натурализмом изображали пытки и казни священников.
   Эпоха великих завоеваний и в грэдском искусстве широчайше отражена.
   На многих изображениях присутствуют прославленные клинки - 'Глаз Змеи', ныне принадлежащий Марине и 'Золотая Змея' сестрёнки.
   Изображения конной Дины почти неизвестны. Почти все сражения Годов крушения она провела сидя на знаменитом складном табурете. Похожая на машину армия с легкостью перемалывала всех, попадающихся на пути.
   Только раз воительница поднялась с табурета, возглавив колонну при штурме вражеской столицы.
   На площадь перед Старой Крепостью выходит Дорога Дины - главная улица страны. Там Золоторогая ведьма вела свою колонну, там плавились камни от огня молний Чёрной Змеи, чей секрет до сих пор не разгадан.
   Оплавленные камни, немые свидетели великих событий и сейчас лежат в стенах старых домов.
   Красным гранитом Дорога Дины доведена до ворот Старой Крепости, стоящих на месте 'Сердца мира' - главного храма Храатства Всея Мира.
   По этой дороге в старинных доспехах от площади Лагерь до ворот пешком идёт новый Император, впервые, как хозяин входя в Старую Крепость. В парадном кабинете Саргона и сейчас сидят его доспехи. Предшественник для себя заказал облегчённые, годные только для съемок в ещё не существовавшем тогда, кино. У отца были хоть и современной работы, но сделанные по старым правилам настоящие генеральские боевые. Даже вмятина от проверочного выстрела из старинного ружья есть.
   Когда договорились с мирренами об открытии посольств, был довольно длительный спор, где участок под здания в столице выделять. Слишком многие сочли пожелание построить здание с фасадом, выходящим на 'Дорогу Дины' откровенным вызовом. В первую очередь, из-за обязательной в каждом мирренском учреждении, церкви. Причём, с видимым издалека куполом.
   Спор на несколько лет затянулся. Здание всё-таки построили выходящим фасадом на другую улицу. Без купола, но всё-таки с церковью, размещённою в подвальном этаже и официально освящённой, как пещерная. Якобы в таких сооружениях молились первые истинноверующие, спасаясь от гонений властей Островной Империи.
   Подобная постройка тоже, в общем-то оскорбление с дипломатической точки зрения. Но на тот момент обе стороны считали, 'плохой мир лучше хорошей' войны.
   Между Великой и Мировой войнами посольство вновь размещалось в том же здании. Его не стали сносить, хотя в первые дни Великой войны такие призывы и раздавались. Ограничились уничтожением герба над входом, вывозом всей церковной утвари и фрески со стен все посбивали. После войны всё имущество было объявлено пропавшим в ходе боевых действий, хотя боевые дирижабли считанные разы долетали до столицы и практически не нанесли урона.
   Марина знает - все культовые картины, вещи и принадлежности были сожжены в присутствии ЕИВ, серебро и золото - переплавлено и передано в военное ведомство.
   Вторично храм мирренам пришлось отделывать с нуля. Что на этот раз с убранством стало, Марина не знает. Прекрасно известно другое - комплекс зданий переоборудован в тюрьму, где содержатся военнопленные. И сведения об этом доведены до мирренской Ставки.
   Бомбы на этот район города падают всё равно, хотя в сами здания попаданий пока нет. Зато статей о нелюдях с севера, использующих пленных в качестве живого щита, гневных статей на Юге написано предостаточно. Причём, писаки не то, что в столице никогда не бывали, но даже карту города поленились посмотреть.
  
   Расширение территории оба государства первоначально вели вдоль морского побережья и поднимаясь по крупным рекам. Центральные равнины крупнейшего материка длительное время не осваивались совершенно. Дешевле было строить линии и держать сильные пограничные части.
   Всё изменилось с началом века пара.
   Империи всегда знали о существовании друг друга. На расстоянии можно неплохо относится друг к другу.
   Дальше портовых городов грэды и миррены выбирались редко. Оба правительства крайне не одобряли путешествий иностранцев по внутренним районам своих стран.
   У мирренов оставалась память о десятках церковных округов, уничтоженных столетия назад. Вселенская церковь родилась в Островной Империи. Распространилась по берегам будущего Океана.
   И грэды, и миррены считают себя наследниками Островной Империи. Южане особенно любят уже не первую сотню лет рассуждать о сохранённой духовности. Северяне шутят 'из духа рисовый шарик не слепишь'.
   Церковь считалась вселенской, но ко временам Войн Верховных фактически разделилась на Церковь Севера и Церковь Юга, слабо контактировавшие друг с другом, но ещё не рассорившиеся окончательно, продолжая считать себя одной Вселенской церковью, а южан (или северян) - искренне заблуждающимися единоверцами.
   В разразившейся Гражданской войне Церковь Севера сделала ставку на победу одной стороны. А победила другая.
   Распространение истинной веры нисколько не снизило агрессивности соседей Империи. Но единственным оплотом Церкви осталось молодое государство, именовавшее себя на древний манер Империя Храат. Военной силой и божьим словом, как известно, можно добиться куда большего, нежели просто словом.
   Покорив всех соседей, государство стало заглядываться на богатую и дряхлеющую Империю, где жили далёкие предки Марины.
   В Войнах Верховных взошла звезда первого из Великих Еггтов - Дины I по прозвищу Чёрная Змея.
   Осколки церкви севера продолжали существовать в глухих углах, даже разрешённые законом как 'областной народный обычай'. Постепенно всё уменьшаясь в численности, закукливаясь сами в себе, превращаясь в откровенные секты, от дикости которых плевались даже миррены-путешественники, искавшие древнее благочестие, а находившие чуть ли не дикарей. Впрочем, официальные власти их честно предупреждали, что им предстоит увидеть, но разве можно безбожникам верить?
   Пытались найти в Столице следы древних святынь, но кроме Дороги Дины не нашли ничего. Да и кто бы их пустил что-то искать на территории воинской части и крепости?
  Да на пальцах представителей древних домов блестят перстни с крестами из драгоценных камней - кольца, снятые с мёртвых 'защитников веры'.
  
   Записки тогдашних путешественников откровенным разочарованием. Им почему-то казалось, на севере должно было сохраниться огромное количество древностей. Но их оказалось совершено ничтожное количество.
   Построек времён Храатов - единицы, это притом, что в старых грэдских городах старинных зданий предостаточно. Один 'Замок Чёрных ведьм' чего стоит! Даже от бодронов куда больше осталось.
   Потом даже теория появилась, памятников потому так мало - иконы писались на недолговечном дереве, на книги шла бумага, пергамен почти не употреблялся, чтобы не причинять напрасных страданий живым существам.
   Находимое несколько десятилетий старательно уничтожалось, вымарывлось из памяти.
   Кто поумнее, задавался вопросом - почему же тогда сохранилось такое количество грэдской бумаги того же века? Огромнейшее количество как рукописного, так и печатного материала.
   Да и на дереве грэдские художники тоже писали. Их работы во множестве сохранились.
   От Храатов дошёл план их столицы, выполненный грэдскими разведчиками для Дины незадолго перед Годами Крушения, полтора относительно целых здания, несколько сотен колец 'защитников веры'. И множество оплавленных 'стрелами Дины' камней и кирпичей.
   Комитете по охране древностей при Министерстве культуры и просвещения некоторое время неплохо наживался на заезжих мирренах, продавая им камни и кирпичи на вес по цене серебра, с искусно имитированными вплавившимися в камень кусками доспехов и костей шли по цене золота.
   На юге кирпичи уже по кусочкам оправлялись в самое настоящее золото, куски покрупнее выставлены в храмах, как величайшие святыни. Куски поменьше распространяются как чудотворные мощи.
   Даже верующие миррены поумнее считают 'Культ руин' первобытной дикостью.
   Глава Комитета по охране древностей по старости выходя в отставку получил высшую степень ордена 'За заслуги' для гражданских чинов с бриллиантами. Как сам награждённый пошутил 'Углерод в одном состоянии получены мной за секрет переработки углерода в состоянии гари и копоти в полновесное серебро и золото'. Попросту, это он додумался кирпичами со свидетельствами и гербовыми печатями своего ведомства, торговать.
  
  С противоречиями лучше всего (для себя и окружающих) разобрались грэдские миррены, решившие, земной Святой Город, конечно, пал, но он изначально строился подобием небесного, и даже не мог сравняться с ним. Стремиться к небесному граду хорошо, но господу угодны только усердно трудящиеся для его достижения.
   Выгоды торговли с этими областями позволяли Империи закрывать глаза на странноватые местные обычаи.
  
   Грэдские миррены теперь носят свои кресты наложенными на грэдскую пятиконечную кавалерийскую звезду двумя лучами вверх. Для приверженцев официальных церквей южной империи - страшнейшее оскорбление.
   'Хоть с безбожниками, но против патриарха!' Лозунг, под которым их предки прошли бесплодные земли. Уходя, они оставляли дома и храмы, многие сжигали, не надеясь вернуться.
   Безбожные грэды казались далёким и неведомым злом. Никто и представить не мог, что с ними удастся ужиться куда лучше, чем вроде бы с единоверцами.
   Дивизии сражались доблестно, когда встал вопрос о дивизионной награде за героизм, поступило единогласное прошение, перевести дивизии из пехоты в регулярных драгун, чтобы все имели право носить перевёрнутую звезду и крест на ней. Прошение было удовлетворено. Первая и вторая добровольческие пехотные стали сорок шестой и сорок седьмой драгунскими.
   В военное время это мало на что влияло, большинство грэдских драгун к тому времени уже и сами позабыли, как лошади выглядят, который год сидя в окопах или за рычагами.
   После войны коней у драгун так и не появилось. Их место заняли бронеавтомобили и танки. И сейчас есть пехотные и кавалерийские танковые части. Но названия - дань традиции, машины на вооружении состоят одни и те же. Названия, награды и номера дивизий - теперь дань традиции, не больше. Только по кокардам пропахшего нефтепродуктами кавалериста можно отличить от пехотинца. У драгуна двумя лучами звезда вверх. У пехотинца - одним. Ещё нашивки на парадной форме остались с лошадиными головами да подковами. Но сейчас парадную форму редко кто носит даже в увольнении и отпуске.
   Ходят даже слухи, у южан даже приказ есть из сорок шестой и сорок седьмой драгунской и других частей еретиков в плен никого не брать. Сами 'еретики' этим очень гордятся, на танках часто встречается это название. Марина знакомых не разубеждает, хотя точно знает, такого приказа никогда не было, есть другое, предписывающий относится ко всем пленным 'без различия вероисповедания, расы и пола в соответствии с законами войны'.
  
   Громкая связь вдруг как заорёт.
   - Ученица Марина Херктерент вызывается в администрацию. Повторяем...
   Марина срывается с места. Вызов по громкой не означает ничего хорошего. Чаще всего - сообщение о гибели родственника. На бегу в голове прощёлкиваются самые жуткие варианты Сордар? Херенокт? Императрица с собой покончила?
   Или незачем паниковать и просто курьер от Императора?
   Влетает, толкнув плечом дверь. От сердца отлегло. Все живы! Курьер один в обычной форме. В противном случае была бы делегация в трауре. Только прибывший совсем не из МИДв, а из Безопасности. Привет, Кэрдин, давно не виделись!
   Поприветствовав Марину, протягивает пакет. Буркнув что-то невнятное в качестве ответа и взяв протянутое (не помнит, что говорить в таких случаях, он в форме, она нет) собирается уходить.
   - Никак нет! - останавливают её, - Повеление ЕИВ, вам следует это прочесть здесь, а мне после прочтения - уничтожить.
   - Ответ в какой-либо форме потребуется, - эти деятели умеют сколь угодно длительное словесное сообщение запомнить и слово в слово воспроизвести кому требуется. И только ему, хоть режь их не скажут ни слова.
   - Никак нет. Прямо сказано передать вам: 'Выводы после прочтения пусть делает самостоятельно'.
   - Уж сделаю, не сомневайтесь.
   Усаживается и начинает читать. Что же оказывается? Рэда наша далеко не так проста, как кажется. Кроме известного отца, у неё куча другой любопытной родни имеется. Самый интересный - двоюродный дед, известный в прошлом оппозиционный политик, сторонник упразднения монархии, борец за права простого народа, шахтёр-боевик в молодости.
   Один из инициаторов забастовок в шахтах Золотых гор, закончившихся кровавыми событиями. Эти события Саргон считал одной из важнейших вех первого периода своего правления. Дата входит во все учебники.
   Дело не в трагедии, и даже ни в жертвах. После них у верхов хватило ума понять, известное Императору и раньше, - с трудовыми кодексами надо что-то делать, ибо в следующий раз так полыхнуть может уже по всей стране.
   Вот тут Марина призадумывается, старая вражда способна тлеть столетиями. И вдруг внучка принципиального противника императорской власти ловко втирается в окружение принцессы.
   Кэрдин в такие 'вдруг' не верит. Да и для Марины всё предстаёт в несколько ином свете. Встроиться в структуру, разваливая изнутри. Таких людей начинают готовить чуть ли не с детства. Втираться в доверие к нужным людям начинают как можно раньше. И 'Сордаровка', равно как и 'Кошачья' и ещё несколько школ - самые подходящие места.
   Есть, правда, одно 'но' большое-пребольшое. Со многими пунктами программы партии, куда входил покойный Хорт и их инициативами часто был согласен Император.
   И сама эта партия частенько оказывала самую горячую поддержку проектам императорской группировки.
   Сложно у нас тут всё.
   Как в огромной банке с пауками.
   Надо бы поискать эту дедушкину внучку, да поспрашивать. Одно хорошо, дедушка тот ещё до рождения Рэдрии помер.
   Самая простая в наших краях - как раз Эр. К ней в доверие втереться - великого ума не надо. Через неё Марина про Рэд и узнала.
  
   Кто это решил с пулемётами в неурочное время поиграться?
   Как по заказу - Рэдрия. Заканчивает сборку знаменитого ПС-1 - первого по-настоящему массово применявшегося грэдского станкового пулемёта. Одного из символов Великой войны.
   Почему вспомнилось подслушанное несколько лет совещание у отца. Расходясь, генералы делились солоноватыми шутками и просто диковинками, раздобытыми на югах. Один из них, начальник разведки одного из Особых округов, вдруг громко и с выражением начал читать какое-то стихотворение на простонародном мирренском. Марина сначала не поняла, почему все, включая отца с каждой строчкой смеются всё больше, сама простонародный тогда влёт ещё не понимала, вслушавшись, тоже стало смешно.
  
   Знай, замок - не дрянь какая, -
  Штука важная, стальная.
  При таком-то положеньи
  Будь с ним вежлив в обращеньи.
  
  Обхватив его, как друга.
  Поверни на четверть круга;
  Повернувши, не мудри -
  Вверх потянешь и сними.
  
  Взяв замок (всмотрись в картину!),
  ОТПУСТИ ЗАМКА ПРУЖИНУ.
  Не нарушить чтоб расчета,
  Сделай это ты в два счета.
  
  Первый счет: - (будь, братец, точным!)
  Трубкой рычагов замочных
  Ты на верхний спуск нажми -
  Вверх до щелка оттяни.
  
  
   Стих представлял собой инструкцию по сборке-разборке мирренского пулемёта, по иронии судьбы тоже называющегося ПС и предназначенную для заучивания наизусть неграмотными солдатами. Над наличием у противника неграмотной пехоты, генералы и потешались. Потом текст пошёл по рукам. Поняв, серьёзные дела у них на сегодня закончены, девочка спускается. Ей передают брошюрку. Всё верно, эмблема вражеского военного ведомства, похоже на 'Наставления', что есть у Марины. Картинок множество, как в книжках для самых маленьких, вот только содержание совсем не детское.
  С ней разговаривают подчёркнуто серьёзно, но она знает, её воспринимают как этакую забавную и очень ценную игрушку, вроде тех странных танков и пулемётов, что она ездила смотреть вместе с отцом.
   Стишок написан мастером своего дела, очень легко запоминающийся, Мариной уже к тому моменту, когда все разошлись, сам собой выучился.
   Сам собой лезет в память лезет в память тот стих, при взгляде на Рэдрию.
   Херктерент ловит себя на мыслил, её руки сами собой начинают воспроизводить в воздухе движения, выученные совсем по другому наставлению. ПС её научил собирать и разбирать отец. Явно из мальчишеского озорства, когда старший брат учит глупенькую младшею сестру нехорошим словам.
   Понятливости и живого интереса девочки не ожидал.
   Мирренским оружием не особенно интересовалась, знала как выглядят основные образцы. Пошла в арсенал. Приносят другой ПС. В памяти крутится только что выученное. И ничего больше, 'наставлений' по этому пулемёту она не читала, хотя и лежат где-то.
   Теперь читать и незачем. Пулемёт разобран и снова собран. В стишке лишней была только последняя строчка 'славься боже!'
   Может, и не так глупо оно, как в начале показалось? Впрочем, людей с памятью как у Марины, среди мирренов, по мнению девочки, по пальцам можно пересчитать.
   Нашла потом у себя похожую брошюрку. Похожую, да не такую. Эта была написана для грамотных бойцов. Только заканчивалась той же самой строчкой, что и первая.
  
   - "Шахтёрская трагедия'. Тогда это оружие впервые было применено против людей.
   - Думала, это произошло несколько позже.
   Херктерент склоняет голову, щуря левый глаз.
   - Про само событие, значит, помнишь?
   - Во всех же учебниках есть.
   - Главы о 'Периоде изменения трудового законодательства' обычно читают крайне невнимательно. Хотя, неудивительно, что беспорядки начались. Даже тогдашнее законы в отношении рабочих там были нарушены везде, где можно и нельзя.
  
  
   - Пулемёты были применены сознательно. Вот это самое страшное. Это уже потом. Чрезвычайная комиссия давила на руководство шахт, военных и рабочие организации, вырабатывая версию, ныне известную всем. Относительно малая в масштабах страны кровь могла породить чудовищные волнения. Сама знаешь, до чего договорились.
   - По сути, спустили дело на тормозах. 'Случайные выстрелы были восприняты как команда 'Открыть огонь', что привело к необоснованному насилию'.
  
   - Ещё ничего странного не замечаешь?
   - Всех погибших кремировали за государственный счёт, пепел развеяли. Поставили памятник, где все перечислены. Вполне нормальные похороны, только там же, если и были приморцы, то мало очень. В той местности умерших больше в землю хоронят.
   - Не просто так это сделали. Тогда уже понятно было, этот вопрос впоследствии много кто попытается его в своих интересах использовать. Ведь есть и версия владельцев шахт, несколько представителей администрации были зверски убиты шахтёрскими инструментами. Только после солдаты начали стрелять. Есть армейская версия - пулемётный огонь открыли, когда толпа пошла на оцепление в штыки. Ещё несколько имеется, одна с началом войны появилась- стрельбу открыли оставшиеся не пойманными мирренские агенты, рассчитывавшие на превращение мирного протеста в кровавую бойню и общую дестабилизацию ситуации в том регионе.
   Естественно, не помешала бы эксгумация и повторное исследование. А так... Нет тела - нет дела.
  
   - Каждая сторона решила, противостояние завершилось их победой. Шахты возобновили работу. С другой стороны, стали жёстко следить за соблюдением трудового законодательства. В первую очередь, за своевременностью выплаты зарплат. Резко ограничили возможности работодателей в наложении денежных штрафов, ввели пенсии по старости.
  
  - Теперь на кладбище чёрного гранита куб стоит. На всех четырёх сторонах одна и та же надпись 'Трагически погибшим', дата и все имена перечислены.
   - Заметь, все без указаний дат жизни, должностей или званий. Это не просто так сделано. Памятник через полтора года ставили, там перечислены ещё и погибшие в предшествующие дни, а так же умершие от ран. Чтобы ещё больше туману подпустить, все имена иероглифами написаны.
  
   - Там ещё было много... Всякого-разного.
   Марина очень нехорошо щурится.
   - Одним из организаторов беспорядков был некий Хорт. Насколько я знаю - твой дед.
   - Двоюродный. Он умер ещё до моего рождения. С нашей линией он не общался... Хотя. У отца в сейфе лежат какие-то его записи.
   - Ты знаешь нашу версию. И имеешь ещё какую-то свою. Столь любимый в пишущей среде похабный жест за спиной! Думала, хоть ты выше этого.
   - Я выше! Мне не интересно, что там написано. Прошлое надо прошлому оставить.
   - Только вот мы, как и предки, снова стоим по разные стороны ствола...
   Рэдрия машинально кладёт руки на рукоятки пулемёта. Марина прыжком уходит с линии огня. Хорт тут же разворачивает пулемёт в другую сторону и отходит на шаг.
   - Это было недоразумение!
   - Как знать, как знать, - щурится Марина.
   Рэдрия протягивает руку.
   - Я тебе не враг!
   Принцесса пожимает всё-таки с задержкой в несколько секунд.
  
   Как быстро Марину сложности на ровном месте находят! Теперь ещё насчёт Рэды думать надо.
   Да есть тут хоть кто-нибудь без двойного, тройного, шестерного, а то и более, дна!
   Легче всего, как ни странно, с Хейс. Гений. Просто гений, и всё тут.
   Коаэ, Димка - потомки пришельцев из другого мира. Или миров? Вот ещё один вопрос нарисовывается. Хотя, в школе и другие потомки попаданцев есть. Надо бы к ним начать повнимательнее приглядываться, выискивая странности. Но тут сразу же новая проблема появится - историю своего мира не все прекрасно знают, а если и знают, то в объёме не сильно больше школьного курса. Что уж говорить познаниях о происходившем в другом мире. Или мирах?
   Вот и думай Марина, а то давно заняться нечем было.
  
  Кажется, кто-то сознательно собирает вокруг неё определённого рода людей. Без ведома Марины и с непонятной целью с безусловным прицелом на ситуацию в будущем. Кто-то другой старательно намекает, ей о первом пора бы уже знать.
   Кого-то её окружение, складывающийся вокруг принцессы круг, откровенно не нравится.
   Как надоели эти мутные игры взрослых, идущие вокруг Марины чуть ли не с момента рождения! Теперь её саму втягивают.
   Впрочем, этого всяко было не избежать.
  
  
  ========== Глава 12. ==========
  
   Глава 12.
  
   В отношения Софи сначала играла. Не сразу сообразила, Яроорт в неё по-настоящему влюбился. Предпосылки были изначально - статус и состояние, тем более соправитель - сторонник императорской группировки.
   Умён, раз ни разу ни с кем в двусмысленной ситуации не оказывался.
   Да и наличие 'отношений' с перспективой брака самой Софи выгодно. Навязываться меньше пытаются, да и то, делают это в основном те, кто правила игры в определённой среде знают. Хорошо быть с непрошибаемым статусом и возможностью кого угодно на место поставить.
  
   Ленн когда-то тоже по Яроорту вздыхала, но горда слишком, чтобы самой первой шаг сделать. Вот обрати принц на неё внимание... Выглядеть безупречно старалась, но не более. Вот только игнорировать таких принц ещё до школы научился. Ладно, хоть она и из разряда игроков по правилам. Статус временной подружки или содержанки её совершенно не устраивал.
   Другой проблемой было, согласные на подобный статус по хитрости и коварству Ленн многократно превосходили. Но удалось избегнуть и их.
   Сейчас настало время для охотниц совершенно бесперспективное.
   Фотографии младших представителей Великих Домов вместе уже появились.
  
   Софи знает - в школе много кто чуть ли не под микроскопом рассматривали снимки, пытаясь найти хоть какие-нибудь признаки отношений. Настолько дуры, что думают, Софи собирается забеременеть в этом возрасте? Хотя, пятнадцатилетние, особенно в сельской местности, замуж выходят не так уж и редко.
   В школе отменный срез представителей всех социальных слоёв. Временами, таким образом можно узнать много нового о живущих в другом районе города. Иногда, какие либо представления распространяются, по крайней мере, в школьных стенах, куда шире той среды, где господствовали изначально.
   По украшениям Софи сказать ничего нельзя - на снимках можно рассмотреть Императорские сокровища или Драгоценности Еггтов. Ничего, что можно принять за подарок наследника Великого Дома рассмотреть не удаётся.
  
   В мечтах Софи пышная свадьба, в общем-то, присутствует. Вот только сильно не на первых местах в списке желаемого. Да и присутствует понимание, жизнь с этим мероприятием не заканчивается. Пока война не кончится Звезда решила остаться недосягаемой.
   Это ведь и её война. Женщины-Еггты столетия клинки вовсе не для красы носят. Раз грозы выпали на её век - то Софи не станет прятаться от них. А на чьё-либо мнение - Софи просто плевать.
  
   Старшую дочь Императора манит небо. Манит больше всего на свете.
   Знает, сможет там, как и на земле, стать лучшей. Быть первой во всём. Стихия уже подчиняется ей.
   Жалеет, прошли времена великих авиационных гонок и трансокеанских перелётов. Знает, поршневые машины уже практически достигли своего скоростного предела. Будущее - за реактивными. Но пока в небесах ещё властвует винтомоторная авиация.
  
   Причины, позвавшие в небо разные. Яроорт уже сейчас будущее планирует. Ладно, пока только своё. Считает, если есть возможность не вникать в управление чем-либо в кризисное время, то этого лучше и не делать. Можно только поломать, то, что пока работает.
   Служба в авиации вполне соответствует положению Наследника Великого Дома.
   Летать принц умеет. Реакции быстрые. Достаточно храбр и одновременно, расчётлив. Под люстрой крутиться и в дверь после этого попадать - ничем Софи не хуже. Проверяли как-то раз, никто не хотел уступать, всё закончилось ничьей.
   Потом принцессе понадобилось носик попудрить. Назад не торопилась. Принц точно за это время успел до конца коридора добежать и вернуться. Разница в телосложении подразумевает и сильно разное количество пищи, способное внутри этого тела находиться, и после некоторых экспериментов настойчиво начинающее проситься наружу тем же путём, что и попало внутрь.
  
   Сблизившее стало отталкивать. Яроорт летает потому, что должен. Сама Софи в первую очередь - ей в небе просто нравится.
  
   Принц и принцесса районы вокруг Старой Крепости как свои пять пальцев знают. Мелькают в людных местах вместе время от времени. Софи всегда школу покидала только официальным путём. Яроорту слово дисциплина прекрасно известно.
   - Тоже на 'Гепарде' ездишь?
   - Как видишь. У тебя разве нет?
   - Прав формальных нет.
  
   - Так и не спросила, что тебе было за помощь?
   - Десять суток ареста. Максимум, что может наложить начальство училища. Сама же понимаешь, никакой огласки не было, и быть не могло. Да и то, что было ни в какие документы занесено не будет. Никому из участников. А у вас?
   Софи усмехается.
   - Сам факт участия Эриды освободил от ответственности всех остальных. Она ещё к вам позвонить хотела, и выяснить, что наказывали именно так, как договорились. Забыла, наверное.
   - Не забыла. Звонила начальнику училища. В кабинете только дежурный был. Он ошалел, когда гербовой телефон зазвонил. Так уж получилось, слышал большую часть разговора. Мне потом говорил: 'Яр, ты, конечно, принц и всё такое, но даже тебе, не жирно ли будет? С двумя настолько запредельными девушками крутить? Они же, если прознают друг про друга тебе всё что отрывается, оторвут, и даже отец тебя не спасёт. Он, конечно, третий человек в стране, но не потянет против первого и второго'.
   Софи весело смеётся. Выглядит сейчас в точности на свой возраст. Вот только, прекрасно знает, девочки развиваются раньше мальчиков. Про неё с детства говорят, мозги не по годам развиты. Многие, и не только сверстники, пока не придают этому значения.
  
   - Допущен к самостоятельным полётам?
   - Да. Самым первым.
   - Поздравляю!
   Посмеиваются. Явно Софи подсмеивается. Она-то куда раньше принца летать научилась.
  
   - Самолёт для визитов в столицу заказал уже?
   - Это какой?
   - Командующего третьим воздушным флотом. На базе двухбалочного истребителя по прозвищу 'окно'.
   - Их же в штатном составе флота нет.
   - Первый день живёшь? У нас же, если чего-то нет, но очень хочется - обязательно найдётся. Вот он и нашёл.
   - Вообще-то, закупка за личные средства и модернизация состоящих на вооружении машин, вполне разрешена.
   - Вот ему и модернизировали. Отсек с вооружением снят, вместо него - кабина с креслом. Пассажирский на одного. Личный транспорт. На пьянки к твоему отцу летать, они же друзья детства.
   - Вообще-то, нет.
   - Кому ты сказки рассказываешь? Скажи ещё, они не знакомы.
   - Насчёт друзей, всё верно. Всё остальное - нет. Этот истребитель - одна из самых быстрых машин. Одновременно - самый нетребовательный к качеству поля, перехватчик. Так проще всего перемещаться с аэродрома на аэродром. Он в столице с начала войны вообще не был. Только во фронтовых ставках.
   - Я знаю.
   Принц усмехается.
   - Не сомневаюсь. Себе такой машины ещё не заказала?
   - Мне-то она зачем? Я летать люблю, а не в иллюминатор смотреть. Мне бумаги в полёте читать не надо.
   - Тоже думаешь пойти?
   - Говорила уже...
   - Знаю я всё. Надеюсь, ты просто не успеешь.
   - Сам-то в это веришь?
   - Не силён в стратегическом планировании.
   - Тогда я тебе скажу, как отдалённый потомок стратегов прославленных - ничего не кончится ещё лет шесть. Твоя младшая может на эту войну успеть, а моя точно успевает.
   - Дину туда пускать нельзя - она для своих наибольшую опасность представляет.
   - На диверсанта учить будем - в тыл забросим, там, что ни сломает - всё к лучшему.
   Яроорту смешно.
   - Как знали заранее про твою идею - она плохо мирренским владеет.
   - Ты не поверишь, но литературным и у них пользуется подавляющее меньшинство. А в нелитературном у неё большие успехи.
   - Надо понимать, под чутким руководство сестры вашего высочества?
   Софи только выразительно хлопает ресницами.
  
   - Тут подозрительных фотографов охрана гоняет. С другой стороны, здесь можно купить любые фотоаппараты, производящиеся в нашей стране легально.
   - Присмотрись, чей там герб они на вывеску добавили.
   - Эриды?
   - Точно. Подозреваю, она их любимый клиент.
  
  
   - Ни разу ни сказал, что с таким количеством ценностей в городе может быть опасно.
   Яроорт усмехается.
   - Ты же первый провокатор школы. Я не сомневаюсь в наличии охраны. Указывать, что надеть - их, а не моя обязанность. К тому же, их ты банально скорее послушаешь. Да я и сам вооружён.
   - Тебе положено! - Софи смеётся.
   - Даже если так - сама знаешь, в столице самый низкий уровень преступности в стране.
   - Так сам не забудь - ещё до начала мобилизации из столицы удалили всех подозрительных.
   - Насколько я знаю, ещё с золотого века столичного преступного мира соблюдается негласное правило - с ребёнком из определённой школы в городе ничего не может произойти, в противном случае последствия будут самые жёсткие. Да и сами преступники не слишком-то жалуют тех, кто на детей покушается.
   - Мне и другое слышать доводилось - про связи Великих домов с криминалом.
   - Может, лучше оставим эту тему?
   - Вспомнил выражение 'Принцесса обожает истории из жизни городского дна, дно обожает истории из жизни принцесс'? Только я вот на персонажа подобных историй не похожу. Имею представление, что почём в нашем мире.
  
   - Пойдём на бастионы Старой Крепости. Устала я что-то от людей, а места спокойнее сейчас не найдёшь. Музейная часть крепости уже закрыта, и на стенах только часовые. Нас пропустят.
   - Тебе возвращаться не надо?
   - А тебе?
   - Сама же знаешь ответ.
   - Знаю. Тем более, в крепости есть и мой, и твой дом.
   - Может, наш дом?
   - Не сейчас.
  
   Софи даже интересно, как среагируют часовые. Они, хоть и в форме столетней давности со вполне современным оружием. Да и внешние данные - Сордар шутил, если бы вздумал в молодости в крепостной полк вступить, его бы не взяли как малорослого.
   Часовые, как по команде вскидывают оружие в салюте. Софи сжимает кулак в Еггтовском приветствии. Яроорт отвечает часовым по уставу.
   Днём на караульные помещения у моста мало кто обращает внимания. Больше фотографируются у поднятых шлагбаумов. Или на массивных каменных надолбах, преграждающих проезд по мосту.
  
   Идут по мосту. Софи по парапету, отделяющему тротуар от проезжей части. Яроорт в сторонке. Глупо пытаться поддержать за руку живое воплощение ловкости.
   - Даже если прорваться танками на мост, его ещё пересечь надо. Сейчас плохо видно, но толщина стен и сводов тут такова, что выдержит попадания почти любых современных снарядов. В старые казематы вполне влезают новые пушки. Минимум, четыре. Стомиллеметровые. Ещё пулемёты есть.
   - Не думал, что тебя такие вещи интересуют.
   - Образно выражаясь, после некоторых событий мне стало резко интересно, какие замки на дверях моего дома стоят.
   - Образно выражаясь, тебе только часть этого дома принадлежит. У меня тоже часть есть. Так что, дом этот уже можно назвать нашим.
   - Знаешь, не все мечты имеют тенденцию сбываться.
  
   Первый Крепостной полк ведёт свою историю от знаменитого ТАОНа Дины II. В полном составе он применялся только один раз - во время Года крушения, когда Великие Еггты одним молниеносным ударом разгромили Священную империю Храат. Пушки ТАОНа крушили столицу.
   Часть полуразрушенных стен и башен сохраняются во Второй Региональной столице как памятник.
  Прошедшие века не улучшили состояния стен. Но даже сейчас проломы в стенах смотрятся впечатляюще.
   От этого же ТАОНа ведут свою историю все современные части тяжелой артиллерии особого назначения.
   Софи давно уже знает - в мире всё устроено куда сложнее, чем кажется на первый взгляд. Старая Крепость, Крепостные полки - первое, если не лучшее, подтверждение.
   Они все числятся в составе армии. Но на деле - это персональная армия Саргона, подчиняющаяся именно ему как человеку, а не Верховному главнокомандующему. Старая Крепость - по сути дела отдельное государство на территории столицы.
   Саргон, сколько Софи помнит, при любой возможности старался увеличить численность крепостных полков. Чего только ни придумывали, благо Старая Крепость - единственная действующая крепость довоенной постройки.
   Гарнизон всегда содержался по штатам военного времени. С началом войны штаты ещё и раздули.
  Личная охрана Императора - не из Безопасности. Из Крепостного полка.
   Демонстрируется единение всех ветвей власти. На деле же, у Императора карманная армия и спецслужба имеется.
   Не все задумываются - присяга лично Императору и присяга Империи - разные вещи. Если до чего-то, подобного недавнему инциденту дойдёт - личные солдаты Императора должны будут выполнять только его приказы. В том числе и стрелять по солдатам столичного гарнизона.
   Интересно, многие, кроме Софи, задумываются - самая крупная воинская часть в столичном регионе - крепостные полки. Зачем им такая численность?
   Или это неудобный в военное время, вопрос.
  
   - Зенитки поставили.
   - Стотридцатки. Батарея. Вон там их радар стоит.
   - Не думала, что увижу на этих стенах настоящие орудия. Интересно, когда они тут появились? Если участвовали в отражении последнего налёта, - ненадолго задумавшись, Софи неожиданно начинает смеяться, - Так что же получается? Если участвовали, то выходит впервые в истории пушки Старой Крепости вели огонь по врагу. Миллионы полновесным золотом, вбуханные сотни лет назад в эти бастионы, наконец-то окупаться начали! С другой стороны, хорошего мало, раз враг уже до этих стен добрался.
   - Мы тоже бомбим их столицу.
   - Ты знаешь, какой толщины тут своды?
   - Забыл. Лазил тут в детстве.
   - Меня не пускали, да и мне просто не интересовали укрепления тогда. Хотя, и было открыто. Теперь там снова снаряды лежат.
  
   Софи почти не сомневается - формально всё это зенитное великолепие числится максимум ротой ПВО первого или второго крепостного. Положено в полку роту ПВО иметь? Положено!
   Вот рота и имеется. Орудия только маленько не того калибра - сто тридцать эмэм вместо двадцати пяти.
  
   На башнях зенитки в основном на стационарных лафетах. Здесь же - на полевых, позволяющих при необходимости достаточно быстро перевезти орудия на новое место. Вон и отсоединённые шасси стоят. Значит, где-то недалеко и тягачи имеются.
  
   Тихо падают редкие снежинки.
   - Пойдём к 'Старому Дракону'.
   Самая известная пушка страны. Огромное осадное орудие отлитое ещё Диной II. Возле неё все парочки, посещающие Крепость всегда фотографируются.
   Массивный длинный ствол не имеющий никаких украшений, мощные колёса, считается первым в мире орудием на металлическом лафете с механизмом наводки. Кажется невероятным, как без применения машин, самое большое орудие на свете протащили через пол материка. Не просто протащили, а ещё и многократно применяли в полевых сражениях и осадах. Да и в саму Старую Крепость 'Дракон' первоначально попал как вполне боевое орудие.
   Софи знает - огромные размеры 'Дракона' ещё в середине прошлого века породили дискуссию, не затихшую поныне - является ли 'Дракон' полноценным орудием, или он отлит Диной для собственного удовольствия, как показатель собственного мастерства литейщика. К первой дискуссии плавно примыкает и вторая - является ли грозный Верховный создателем этого и других знаменитых орудий, или присвоила себе славу неизвестного мастера.
   Вопрос боеспособности орудия заинтересовал и Саргона в бытность наследником. Проверку устроили простейшую - зарядили современным охотничьим порохом и выстрелили. В зарядную камору пороха вошло под двести кило. Осмотр показал - на ствол выстрел никак не повлиял.
   Как ни странно, дискуссии вспыхнули с новой силой. В том числе и о целесообразности подобного отношения к историческому памятнику.
   Хотя аналог 'Руководства службы' для этих пушек, если не самой Диной написанный, то во всяком случае, при её жизни изданный, специалистам давно известен. Там же подробно разобран и вопрос транспортировки.
   - Мечтала в детстве на стволе посидеть. На этот раз, на самом деле не пускали.
   - Так что мешает осуществить мечту сейчас?
   - Тогда она мечтой быть перестанет.
   - Не станешь ли потом себя винить, могла, но не сделала?
   - Кто знает...
   - Некоторые невесты на него залезают.
   - Видела у Эриды такие фотографии.
   - У меня фотоаппарат с собой.
   - Сейчас темно уже.
   - Не думаю, что мы не найдём тут вспышку.
   Софи сделала вид, что 'мы' мимо ушей пропустила. Пусть думает, что ему нравится. Сама Софи никакого решения ещё не приняла.
   Вокруг все могут думать или болтать, на что испорченности хватит. Софи всегда делала и делает только то, что считает нужным.
   Ловко взбегает по стволу. Раскинув руки, стоит у дульного среза ствола. Яроорт смотрит снизу вверх.
   - Кажется ещё чуть-чуть, и взлетишь!
   - Не стоит пробовать.
   - Боишься не поймать?
   Софи возьми и прыгни. Она бы и так сумела приземлиться, но Яроорт успевает подхватить на руки.
   - Сумасшедшая!
   В глазах смех, лицо серьёзное.
   - Я не разобьюсь.
   - Я знаю.
  
   - Поставь меня. Хорошенького понемножку. И не надо банальностей говорить.
   - Ты не тяжёлая, это как?
   - В общем, считается.
   Смотрит на ствол с того места, где Яроорт недавно стоял.
   - Всё равно, поражаюсь. Как они это в полевых боях использовали? Ведь перезаряжать долго.
   - После одного выстрела 'Дракона' картечью людей для второй атаки долго собирать придётся. К тому времени успеют перезарядить.
   Софи хихикает.
   - После самого важного выстрела этого орудия перезарядка не понадобилась. Интересно, хоть что-то от того патриарха нашли, или решили, живым на небо вознёсся?
   - Раз нового избрать хотели.
   - Ага. Чтобы нам было, кого вешать.
   - Справедливости ради, тот выстрел Дины, убивший кучу святош во время обхода стены, был произведён из другого орудия. Многие очевидцы отметили в воспоминаниях, как она приказывала двигать клин. Здесь же чётко виден винтовой механизм.
   - Знаю я. Маришкина любимица сама наверняка и приложила руку к рождению легенды.
  
   - Ничего он взрывать не собирался. Вот что точно сделать хотел - маятник Дины, демонстрирующий вращение планеты, под куполом главного их собора святого Хрена-Не-Помню-Как-Его-Там, повесить.
   - Не знаю, разочарую или как, но это маятник там уже вешали. Незадолго до освящения собора тогдашний Тим разрешил провести эксперимент.
   - Теперь на постоянной основе висеть будет! - огрызается Софи.
   - Не уверен. Нет, не в нашей победе.
   - А в чём тогда? - уперев руки в бока яростно спрашивает принцесса.
   - Только ради маятника, никто у нас собор реставрировать не будет. Нам только сегодня, точнее уже вчера, показывали результаты аэрофотосъёмки. Туда попали чем-то. На мой взгляд, не меньше чем 2,5 тонными бомбами, притом не один раз. Купол разрушен, собор сильно горел. Не удивлюсь, если завтра, точнее сегодня уже, траур объявят.
   Софи даже глаза от удовольствия щурит. Чуть ли не мурлыкает.
   - Почаще бы!
   Яроорт пожимает плечами.
   - Могут и вовсе замолчать. У них до населения нейтральной прессы доходит куда меньше чем у нас, да и наше вещание они глушат.
   - Знаю. Картонка на приёмник вешается: 'Слушая врага ты предаешь веру и Родину'.
   - Вроде того. 'Стоять нерушимо, как Храм!'
   Софи прыснула.
   - Интересно что теперь насчёт нерушимости будут нести? Туда же паломников эшелонами свозят.
   - Сочинят какую-нибудь чушь про нерушимость храма небесного. Паломник до святого места сам должен идти.
   - Ты думаешь, даже у них такие больные люди есть? Неужто в паломничество по святым местам с завода отпустят?
   - Тим на богослужение точно бывал.
   - Ну, так и отец в этот храм захаживал. Я там тоже была. С точки зрения архитектуры и декоративно-прикладного искусства есть, на что глянуть. С точки зрения живописи - мазня по клеточкам да трафарету. То-то я только теперь поняла, почему он так ухмылялся, когда узнал - высоченный иконостас наполовину из золочёного дерева выполнен самых богоугодных пород. Сухая древесина отлично горит!
   - Софи, а что там за дерево так богу угодило? И чем?
   - Не помню. Сидеть под ним любил, или на нём его повесили.
   - Я про породу спрашивал.
   - Кипарис вроде, да ещё кедр, который настоящий, а не кедровая сосна.
   - Не думаю, что уже тогда этот налёт планировался.
   Софи плечами пожимает.
   - Если известен главный вражеский символ - глупо туда бомбу не уронить.
   - Дождёшься на 'Замок Ведьм' налёта.
   Софи хмыкает.
   - Там стены - чуть ли не толще, чем здесь. Хотя построено раньше. Сплошной камень, да огнеупорный кирпич повышенной твёрдости.
   Ценности и так вывезены, сам Замок как военным объектом был, так им и остался - включён в ПВО, на башнях - прожекторы. Вроде бы стоят батареи. Подземелья в бомбоубежища переоборудованы, притом присвоен класс 'повышенная защищённость'. Нечему там гореть.
  Причём всегда так было. Ещё Дина хвасталась 'У меня в Замке деревянных перекрытий нет, деревянного, кроме барахла - только колоды у мясников'. Так что, приходите гости дорогие, посмотрим, чья возьмёт.
   - Хорошо, хоть пороховой завод оттуда убрали.
   - Вообще-то, ещё сто лет назад. Отец шутит: 'Суровый человек Верховный была. В том мире был император, всех шокировал ещё и тем, что у него дворец возле верфи стоял. Шум ему не мешал. Щенок Пётр против Дины был - Верховный, почти император на пороховой фабрике и орудийном заводе сразу, жила!'.
  
  
   - У меня гражданская квалификация пилота второго класса уже есть. По совокупности заслуг, так сказать.
   - Да один тот полёт первой достоин!
   - Знать бы должен - первая подразумевает умение пилотировать двух и более моторные машины.
   - Военная классификация пилотов от гражданской сильно отличается.
  
   - В общем-то, на многомоторном и достаточно современном полетать сейчас не проблема.
   Софи улыбается. Кто принцессу похуже знает - решит, кокетливо. Кто получше - иронично.
   - Намекаете на что-то из вашего многочисленного авиапарка, принц? С вашим персональным пилотом, винным баром и отделкой из кожи редкой антилопы?
   Яроорт мысленно усмехается.
   С красивой и язвительной умницей общаться уже приноровился. Одно из главных правил - если стараешься какой-либо ценностью поразить - следует помнить, наверняка это есть, да и в увеличенном объёме. Как раз, самолётов это чуть ли не в первую очередь, касается.
  - Намекаю на вполне современные машины, по-прежнему находящиеся в собственности министерства авиации. Более того, совершавшие боевые вылеты.
   - Не слышала про новые аттракционы в столичных парках.
   - Мыслишь в правильном направлении. Это на втором аэродроме училища. Организуют катания на боевых самолётах, для лиц, совершивших пожертвования начиная с определённой суммы в фонд обороны. Для особо ленивых - цена билета как раз минимальной суммой и является.
   - Пилоты кто?
   - Обычно, отпускники из бомбардировочного командования, кому в тылу заняться нечем.
   - То есть, те у кого после боевых вылетов безбашенность на самую полную включилась... Ну и как? Много мостов посшибали или женского визгу наслушались после полёта вверх ногами?
   - Мостов пока не падало, а вот старых да новых подруг катали многие. Они ведь все молоды.
   - Скажи ещё и красивы. Тоже мне, старик нашёлся. Сейчас тоже летают?
   - Завтра, точнее, сегодня уже точно будут. Поедем?
   - Подумаю...
  
   - Ездит туда народ?
   - Сначала ажиотаж был, как похолодало, так подспало. Заметил, люди стали больше на не новых машинах ездить. Хотя, лимиты на бензин вроде, увеличены.
   - Думала, как раз ты должен знать - с началом войны выпуск некоторых моделей прямо запрещён. Как раз таких, за которых красавчиков вроде тебя, девушки и не только, и любят.
   Яроорт пропускает намёк на брата мимо ушей. Шпильки вставлять - обе дочери Императора с этим умением, похоже, родились. Отмечает только важное для себя. Хотя, и так знает ответ.
   - Любят, но не ты?
   - Зачем чувства вообще, если в нашем обществе всё уже давно по полочкам разложено, кто и с кем связаться должен. Я про разведение породистых собачек кое-что знаю, так вот у нас - тоже самое. Даже с бантиками и побрякушками дорогими.
   - Ты всегда злой была.
   - Привыкай. Кроме злых и на всё согласных, вряд ли увидишь других.
  
   Опознавательные знаки нанесены на самолёт где и положены, но вот раскраска самолёта противоречит любым представлениям о камуфляже, особенно, с точки зрения хорошо владеющей цветопередачей, Софи.
   До задней кромки крыла фюзеляж белый, дальше - чёрный. Рядами красные, чёрные и жёлтые круги разного размера. Хвост красным и белым выкрашен. На носу оскаленная пасть, под пилотской кабиной не сильно одетая девушка нарисована.
   Софи догадывается, для чего такая окраска и какие задачи самолёт выполняет, но изрекает несколько другое.
   - Не знала, что у цирка может быть так хорошо с деньгами для покупки современных машин.
   Яроорт только хмыкает. Что Софи авиационных тактических знаков не знает - никогда не поверит.
   - Это лидер. Такой яркий - для лучшей заметности. По нему выстраивается для налёта большая группа.
   - Сам же он в налёте не участвует. Вон, я смотрю, даже пулемётов нет.
   - На следующем в строю в фюзеляже салон для особо взыскательных оборудован. Вон, видишь, какие окна сделаны.
   - Не думаю, что силовому набору корпуса такое надругательство понравится. Сама я на таком не полечу. О сопротивлении материалов имею кое-какие представления.
   Ведь не умничает, а просто умная. Если ведь прямо спросить про сопромат - ответит, и сильно не факт, что меньше Яроорта знает.
  
   - Девочек рисовать, смотрю, самая популярная тема?
   - Не самая, но одна из. Какова профессиональная оценка?
   - Сам знаешь, рисовать я и куда лучше могу. Чем ещё расписывают?
   - Всяким. Зверьё из мультфильмов, всякие около авиационные шуточки, да карикатуры. Не малевать же рожи святых, да всякие пафосные высказывания? От них большинство мирренов ещё со школы выворачивает.
   - Да уж, девочки точно повеселее будут. Нарисовать?
   Софи, как обычно, скажет - вроде и ждал подобного, а что ответить - не знаешь.
   - В училище личные эмблемы запрещены.
   - А тут? - кивает на разукрашенные машины.
   - Как обычно у нас: никто ничего не запрещал, но никто и ничего не разрешал.
  
   В малом ангаре оборудовано кафе, где вылета ожидают. По вошедшей парочке глазами мазнули безо всякого интереса. Женщины сперва отметили дорогое зимнее пальто с капюшоном, производителя, имеющего на марке герб. Потом кто-то отметил, пальто как раз на одной из тех, кто гербы раздаёт.
   Как все всполошились! Парочку знакомых Софи замечает. Столица огромный город, но мир, получается, очень тесен.
   Незабываемые впечатления уже получены. Такой повод для сплетен!
  
   Некстати детство вспомнилось. Угрюмая девочка отвечала односложно, мать расходилась ещё больше. Софи предпочитала помалкивать. Сорваться Кэретта могла и на неё, а крика принцесса не выносит.
   Жалеет маленькую. Всё-то она знает и понимает. Сказать может. Не говорит, потому что не хочет. Всех-всех, про кого мать спрашивала знает. По именам, титулам, должностям и степеням родства между собой.
   Чувство справедливости уже есть, притом обострённое
   Просто не называет тех, кто ей не нравится. Что поделать, если в материнском окружении почти все такие?
   Софи даже страшно стало - показалось Кэретта вот-вот ударит дочь. Именно показалось. Старой славы Еггтов императрица не нарушила. Никто из них руки на детей не поднимал. Другое дело, умеючи и словами можно отлупить. Так могут далеко не все. Кэретта этим сомнительным искусством владеет в совершенстве.
   Разворачивается и уходит. Взгляд, брошенный вслед Кэретте, Софи до сих пор не забыла.
  
   Через день сдохла одна из собачонок с бриллиантами на ошейнике. Отравление. Здесь? Но так?
   Про Марину подумала только сестра, но предпочла промолчать. Ей тоже эти псы не слишком-то нравились.
   Сестру никогда не спрашивала о том происшествии. Другого много всего произошло. Заострять внимание на слишком глубокие познания сестрёнки в медицине как-то не хочется. Были дурные шутки Марины? Были!
  
   Из дальнейшего поняла, Марина отцу не жаловалась. Тот сам догадался. Так Софи тогда думала. Не очень-то хотелось знать, чего родители тогда друг другу наговорили.
   Только недавно узнала - знать Саргон знал всё и так. Да и скандалы слишком уж походили не на спонтанные, а на тщательно спланированные.
  
   * * *
  
   На этот раз отбоя от желающих сфотографироваться не было. По понятным причинам, решили сделать одно большое фото у самолёта. Двое рослых пилотов с лёгкостью посадили Софи себе на плечи.
  
  
   Пулемёты из верхней турели демонтированы. Оборудовано кресло, хотя сам купол возможности вращаться не утратил. Софи разумеется, решила это место занять. Яроорт бросает слегка разочарованно.
   - Там с обзором некоторые сложности, но, извини, места пилотов и штурмана нам пока не положены.
   Ответ - непристойный жест. Хм, перестав видеть Софи каждый день, при встречах стал замечать - общего между сёстрами куда больше, чем кажется. И это не взаимное влияние, неизбежное при длительном нахождении в одном месте. Дочери Императора всегда такими были.
  
   Кажется, кроме Софи и Яроорта никто и не понял, пролёт под мостом - не часть запланированной программы, а самодеятельность пилотов. Женщины восторженно визжат. Вот только тут не парк аттракционов.
   Интересно, что весельчакам на аэродроме будет?
  
   Первой после возвращения в поле зрения нарисовывается Марина. Софи знает, вопросы на неё будут сыпаться в стиле хорошего снегопада. Все же знали, и каждая себе о свидании ещё своего додумала в зависимости от степени испорченности и дури прочитанных книг о великой и трагической любви. Пусть в данном случае, никто умирать умирать не собирается.
   Сказочки Софи и сама прекрасно сочинять умеет. Уже есть предварительные заготовки, кому какая достанется.
   Марина тоже в списочке присутствует. Не самый оптимальный вариант. Но чтобы это воплощение неуёмной энергии упустила возможность хоть в чём-то побыть первой!
   - Как погуляла? - Марина с показной откровенностью обозревает Софи. Кто другой точно бы смутился. Но тут коса на камень нашла. Понятно, банальный ответ 'Не твоё свинячье дело!' или же 'Мелкая ещё, подрасти слегка!' Никого тут не удовлетворит, саму Старшую Херктерент в первую очередь.
   Но Марина - это Марина, как знак особой опасности на химических боеприпасах.
   Софи отвечает взглядом, из разряда размазывающих по стенке. Но тут устойчивость брони сверхвысокая. Снаряд только мазнул бесцельно, сделав 'свечку' в неизвестном направлении.
   - Если тебе завидно, могла бы и сказать. Твой что-то никуда тебя не зовёт. До такой степени с наличностью проблемы? А ты ещё не в таком возрасте, чтобы мальчиков-красавчиков содержать. Если что - обращайся, у меня есть красавчики на примете. С деньгами достаточными для приглашения в места, достойные принцессы.
   Марина упирает руки в бока.
   - Свахой решила заделаться? Не рановато? Обычно этим значительно более пожилые женщины занимаются. В местах самой меня достойных я и так могу появляться, когда мне в голову взбредёт.
   - О, да! Твои визиты в подобные места часто бывают крайне запоминающимися!
   - Если я известном месте была, это вовсе не значит, будто мне там понравилось. С Яриком ничего подобного не посещали? Во многих подобных местах совершенно не смотрят, сколько лет тем, кого приводят с собой гости вроде Ярика.
   - Применительно к некоторым принцессам, причём не только титулярным, но и урождённым данный пункт тоже верен.
   - Ты уже в эту возрастную категорию собираешься переходить? Я, конечно знаю, по действующему законодательству ты, как Еггта уже в брачном возрасте. Но в те года, когда эту часть законов сочиняли, уже двадцатилетние девицы считались безнадёжными перестарками. У семейных к этому возрасту мелких было трое-четверо. Даже у тебя могла бы парочка быть... Хотя понимаю, в контроле рождаемости с той поры достигнуты крупные успехи. Особенно, в области резинотехнической промышленности.
   Софи демонстрирует сестре крепенький кулачок.
   - Марин, да будет тебе известно, разрешённый возраст вступления в брак и возраст настоящего начала брачных отношений - две большие разницы, не совпадавшие в те времена на несколько лет. Материалы по тем годам вполне сохранились. Большинство заключало раки в том же возрасте, что и сейчас.
   - Э-э-э... Ты что-то не то говоришь. В какую сторону отличались сроки начала этих отношений и подписания брачного договора? Сейчас они тоже на несколько лет отличаются. Не в пользу договора счёт. Ты с Яриком отношениями всякими занимаешься, а не вопросам семейного права. И как у него со всякими относилками?
   Марина весьма недвусмысленно виляет бёдрами.
   - Маленькая, это были хорошие, просто замечательные дни. Даже ты не в силах испортить от них впечатление. Можешь даже не стараться.
   - То-то рожа у тебя такая довольная-предовольная. Где? И сколько раз? В самолёте или на 'Старом Драконе'?
   - Знаю, воображение у тебя богатое. Не знала, что настолько извращённое. Нет, с самолётом всё понятно, в некоторых даже спальные места оборудованы. Да-да, на двоих тоже и не делай такую рожу.
   Но на 'Драконе'. С трудом себе такое представляю. Как такое возможно? Если только под ним... Но на оригинальную тебя это совершенно не похоже. К тому же, сейчас банально довольно холодно. У меня меня манекены есть с подвижными конечностями. Пойдём, покажешь, как ты себе это представляешь, -приглашающе протягивает руку. Марина отступает на шаг, торопливо спрятав руки за спину, - Мне аж интересно стало, как этим на пушке можно заниматься. Тем более, такой гладкой, безо всех этих мирренских рыбок да голубков с завитушками. Пару зарисовок сделаю. Ну давай, пойдём.
   Марина ещё на шаг отступает. Но так просто сдаваться не собирается.
   - Со-ф-и-и-и, - произносит, растягивая так, будто 'и' там не меньше нескольких десятков, продолжает, резко увеличивая тем, выдавая слова со скоростью пулемётной очереди, - Ты очень гибкая. Сама извилины напряги. Что завитушек нет - так ещё и лучше, следов на спине и заднице не останется. Впрочем, какое-то время на них никто, кроме зеркал, любоваться не будет.
   Выдавая всё это, шаг за шагом отступает. Наконец разворачивается и убегает с расстояния, когда позорное бегство уже можно объявить 'тактической перегруппировкой', а не отступлением.
   Софи с усмешкой смотрит сестре вслед. Размышляет.
   'Она бы ещё в стволе 'Дракона' предложила. Два худощавых человека, если постараются, вполне туда пролезут. Только там двигаться сложно будет. Не то, чтобы чем-то ещё заниматься'.
  
  
  
  
  ========== Глава 13. ==========
  
   Глава 13.
  
   Марина расхаживает из угла в угол. Софи вполглаза следит за ней. Совещание представителей генштаба в максимально узком кругу. Присутствуют только обе Херктерент.
   - Вычислить бы этого умника, что 'драконов' купил.
   - Шпиона там у нас больше нет.
   - Ненависть для шпиона хороший стимул, но это не наш случай.
   - Эорен не знает, кто это умный такой?
   - Она в 'генштабе' не состояла.
   - Ну, вычислишь ты, кто там такой сообразительный. Убивать пойдёшь?
   - Нет. Знакомство заведу. Школа кончится, а жизнь - продолжится.
   - Глубокомысленно. Череп не жмёт?
   - Хоть в чём-то не меняешься, грубиянка.
   - Я, знаешь ли, тоже вполне в состоянии определённый образ поддерживать.
   - Берет свой куда дела?
   - Зимой его носят только в тропических широтах.
  
  
  - Там же тебя почитали раньше. Хотя, мне это не понятно.
   Марина пожимает плечами.
   - Что тут непонятного? Ещё и памятник из снега поставить могут. Вроде, даже собираются. 'Вот против какого великого человека мы воевали. Сама великая я им противостояла'. И заметь, уже трижды била.
   - Твоя скромность...
   - Крайне мало отличается от твоей.
  
   - Прямо бы имя спросила. Может, это твой страстный тайный поклонник.
   Марина наглядно демонстрирует кулак.
   - Хочешь мира - готовься к войне. Им захочется реванша.
   - Какого по счёту?
  
   Сёстры постоянно обсуждают ситуацию за линией фронта. Есть слушатели или нет - без разницы. В школе считаются главными специалистами по мирренскому вопросу. Даже более объективными, чем имперские миррены. Тех о чём-либо на бывшей Родине происходящем спросишь - получишь в ответ рассказы о таких ужасах - ни одна цензура не пропустит. Притом, никто из них в Империи Тима не бывал. Имперские миррены считаются беглыми преступниками, и визы им не выдавались. Да они и сами не рвались места, где их предки родились, посещать.
   Обе сестры владеют мирренским в совершенстве, любой текст с лёгкостью читают с листа.
   Одна из любимых тем Марины - противоречия между заявлениями церквей и настоящей ситуацией во враждебной империи.
   - Так верят, так верят, что в крупных городах треть, а то и больше детей являются внебрачными.
   - Тут, если совсем точными быть, многое от действующего законодательства зависит - по их законам у нас чуть ли не сто процентов незаконнорожденные. Мы же церковных браков не признаём.
   - По мне, так и закон о свободе вероисповедания в корректировке нуждается.
   - Вплоть до отмены? - улыбается Софи.
   - А хотя бы! А то развелось бездельников.
   - Они-то тебе чем ещё насолили? Вроде, ничьих мест не занимают.
   Марина хмыкает.
   - Лица с задержками развития в других местах учатся. Хотя и там... Ладно, хоть образование у нас всеобщее.
  
   - Зачем тебе это? - Марина показывает на пачку мирренских журналов с храмами и бородатыми рожами на обложках.
   - Почитываю для общего развития. Надо же знать, что движет врагом.
   - Развитие, развитие. - ворчит Херктерент, - Ты бы для развития сама знаешь чего, капустки бы побольше ела, а то я младше, а по развитию в определённых областях, превосхожу значительно, - так выразительно на грудь сестры уставилась, что будь Марина мальчиком, точно бы в глаз получила. Возможно, стилетом, благо рука Софи словно невзначай на рукоятку легла. Марина замечает, - Журналы где взяла?
   - Так и знала, спросишь. Всё прислано прекрасно известным тебе путём через МИДв. Хотя, ты же обычно лёгких путей не ищешь...
   - Ты тут их специально положила, чтобы они мне попались.
   - Ну, вот попались. Дальше что.
   - Священная война.
   - Я радио тоже слушаю. Да и две трети последнего номера про неё глянуть можешь.
   - В качестве повода использовали разрушение главного собора. В который раз объявлять резню во имя милосердия. Как это на них похоже!
   - Ты не права. В тот раз они себя маленько поумнее повели. Священной войны они не объявляли. Газеты просто пестрели пышными фразами, это да. Но официального решения глав церквей не было. А сейчас мы это самое и имеем. Понимаешь, что значит?
   - На словах - много, на деле - не слишком, - милейше, но с ледяными глазами улыбается Софи, - божьи заповеди на линии фронта не действуют. Для верующих мы просто перестали быть людьми, став слугами зла, а то и вообще ими одержимыми, - небрежно пожимает плечами, - будто на деле для нас что-то изменится. Не забыла, нам, в том числе, и Еггтам персонально, священную войну уже объявляли.
   Марина кровожадно скалится, будто причастна к победам давних времён.
   - Да, для кого-то это скверно кончилось. Вот только заразу не всю перебили.
   - В общем-то, согласна. Они и сейчас сглупили - наших мирренов дополнительно обозлили, а они из бывших соотечественников и так ремни режут. В прямом смысле. Мне даже один показывали. И даже чуть не подарили, но я отказалась.
   - Мне потом скажешь, у кого такой ремешок есть. Посмотреть охота.
   - Сама догадайся. Ты, вроде, их всех и так знаешь. Пока вот, - порывшись в столе, Софи протягивает две открытки. Разрешённая истинная церковь для своих прихожан издаёт. Строго на территории храмов распространяется.
   - Вторая - мирренская.
   - Правильно. Первая тоже. Только миррены в разной форме. А общего...
   - Сама не слепая! И там, и там - одна и та же фигура их осеняет знамением и подпись 'С нами бог!'. Смешно.
   - Я тоже ещё как веселилась - миролюбивый божок одобряет массовое человекоубийство.
   - Что вносит острые нотки, единоверцев.
   - Они таковыми друг друга не считают.
   - Но бог-то у них один.
   - Знаешь, фото видела. Сбитый бомбардировщик, эмблема эскадрильи - этот девиз да рожа бога. Под ним подпись. 'Бог с вами был. И как, помогло?' Экипаж погиб полностью. Возможно, убит местными жителями.
   Марина только глаза в усмешке закатывает. Софи, в точности воспроизведя ухмылку сестры, продолжает.
   - У Тима церковь сейчас активно пропагандирует культ святых да мучеников, многих из которых наши с тобой предки на корм свиньям пустили.
   - Некоторых в прямом смысле, - смеётся Марина, - по мне так это даже хорошо. Сама же показывала, про сожжённого огнём какого-то святого и с ним двухстах воинах. Только про то событие и наша версия есть. Если они сейчас так на пулемёты бегать будут как те кретины на многостволку в узком проходе... То я волнуюсь только за мощь наших пороховых заводов. И где мы их всех закапывать потом будем?
   - Аэродромные бульдозеры справятся.
   - У нас есть столько?
   - Даже если нет - трупы сойдут на удобрения.
   - Они, видите ли, пишут, 'мы раньше призывали щадить мирное население'.
   - Сначала бы его определение дали. А то уж так щадят - аж головы режут.
   - Именно гражданским? А то с головами и у нас эксцессы случаются.
   - Ладно, пока пропустим. Факт только в том, какие объекты считать мирными до войны так и не договорились. Вот и сыплем всё подряд, целей не разбирая. Ну, и по нам тоже.
  
   - У них в тот день, когда собор разнесли, ещё праздник был - их бог то ли умер, то ли воскрес. Не помню, - весёлость Софи приобретает какой-то болезненный оттенок, в глазах страшноватый блеск, - У них на этот праздник принято счастья желать. Наши на бомбах так и писали 'Счастливого Светлого Праздника!'. Как раз время налёта к разгару службы рассчитали. ПВО совершенно себя не проявило, даже зенитки почти не стреляли, подозреваю, это одна из главных служб в году, и даже не слишком религиозных солдат туда погнали.
   - Интересно, истребители и радары что делали?
   - Подозреваю, тоже, что и все остальные - гимны всякие слушали. Или, - щёлкает себя по горлу, - по-другому праздник отмечали.
   - Раз у лётчиков так всё хорошо получилось, надо было полномасштабное наступление в этот день начинать.
   - В полноценный генштаб переводись, и что хочешь, то и начинай. Меня как-то успехи авиации больше волнуют.
   - Ха! А меня - размер мирренского хвастовства. Помнишь, сколько статей было про мощь столичной ПВО? Даже мне почти страшно было, когда их читала. А оказалось, главной защитой они полагали удалённое расположение города. Забыли, дальность бомбардировщиков растёт с каждым годом.
   - И не говори! Здорово наши попали! Трупов было море, одних генералов больше десяти. Будь налёт при прошлом Тиме - наверняка, и его бы накрыли. Он по храмам шляться любил. Но, к сожалению, пятый не четвёртый, в церкви почти не ходит.
   - Потому-то многие думали, что с ним удасться договориться.
   - Не удалось бы в любом случае. Слишком многое стояло и стоит на кону.
   - У тебя какие сведения о общем числе погибших?
   - О! Разнообразнейшие. От трёх до трёхсот тысяч.
   Марина удивлённо присвистнула.
   - Ничего себе разнобойчик. Там же полная вместимость этого сарая тысяч сто пятьдесят по-моему, и столько за раз туда никогда не приходило. Дай-ка угадаю, одна сторона утверждает, погибшие в основном, женщины и дети, другая - уничтожен значительный процент солдат гарнизона. Так?
   - Разумеется. Не первый год воюем. Уверена, сам рейд и цели были инициативой ЕИВ. То-то он тогда такой довольный ходил. Все пилоты и штурманы награждены Золотой Звездой, он лично на награждении присутствовал. Остальные члены экипажей получили Первую степень 'За военные заслуги', кстати, награждение сразу первой степенью, минуя четыре других - прямое нарушение статута ордена.
   - Выдающиеся дела и должны награждаться соответственно. Ярику своему передай, кому дальше - он сам догадается, если кто из участников налёта сейчас в городе - я хочу неофициально с ними встретиться. Лично поблагодарю. Ещё Чёрная Змея мечтала тогдашний Храм Святого Престола спалить.
   - Как благодарить-то собираешься? - блеск в глазах уже не злой, а просто дурной какой-то.
   - Тебе наизусть прочесть список наград, что я могу вручать от своего имени?
   - Сама знаю.
   - Кстати, и тебе не мешает их чем-нибудь наградить. Чёрная Змея твой предок тоже.
   - Я подумаю, - огрызается Софи. Очень не любит, когда Младшая напоминает про то, о чём следовало догадаться самой, - Яроорт уже встречался с этими лётчиками. С ними была встреча в училище.
   - Много разболтал?
   - Всё, что он сказал мне - не является секретной информацией. Из интересного - маскировка столицы у них - нулевая. Хоть прямо по картам из 'Путеводителей' бомби. У нас не так. Когда над городом летала - ничего узнать не могла, какая-то серая местность с малоэтажной застройкой. Да что говорить - реку не сразу заметила.
   - Да и у нас не очень-то догадаешься, где и в какое время может собраться много народу, чтобы всех их там положить.
   - Проще весь город сжечь. Кой-какой опыт по этой части у них имеются. Могут попытаться повторить. Причём, как раз по столице. Свои иначе не поймут. Это по мне - один из лучших видов на панораму Тимовской столицы - тот, где этот купол не торчит. У пятого наверняка, другое мнение. Он мне показался человеком злопамятным.
  
   - 'Вестник образования' мирренский тебе зачем понадобился?
   - Жемчуг иногда и в навозе находится, - зевает Софи, - передовую прочти. Обещаю, будешь под впечатлением.
   С кривоватой ухмылкой Марина начинает читать. Постепенно брови под чёлку от изумления забираются. Вопросительно смотрит на сестру.
   - Они это серьёзно?
   - День дурака у них в другом месяце.
   - 'Слабая успеваемость по божьему закону достаточное основание для признания ученика умственно неполноценным и перевода его на специальное обучение'. Переводя на грэдский, достаточное основание для перевода в сумасшедший дом, откуда нормальным человеком выйти уже невозможно. Я правильно поняла?
   - Экзамен на начальный уровень военного переводчика вместе сдавали. Там как раз 'душеполезные тексты' церковного отдела давали.
   - Думаешь, я не помню?
   - Тогда не задавала бы глупых вопросов. Ты всё правильно поняла. Там ещё много интересного про людей, с природной склонностью к преступлениям. Поднимается вопрос о их принудительной стерилизации при начале взросления для улучшения общественного спокойствия.
   - Хм. Если я правильно поняла, речь идёт о людях примерно нашего возраста и даже более младших? Кто плохо этот 'закон' знает ведь не единственная категория под это дело подпадающая?
   - Совершенно верно.
   - Кому ещё столь же не повезло?
   - О, много кому! Это из коренных мирренов плохие ученики самые невезучие. Из других категорий много кого сразу полагается в такие школы отдавать. Самое к нам близкое - человеческие отбросы - последствия связи с представителем враждебного народа, то есть, когда один из родителей грэд. Считаются неполноценными с рождения. Это наш Сордар таким получается. В обычные школы с оговорками им можно, но закончить хорошо если у одного из ста получится. Остальные девяносто девять все попадут на специальное.
   - Бред!
   - Ещё какой. Там в этом законе словно специально для него, дырка сделана - распространяется на лиц, родившихся после определённой даты. Ещё более неполноценная категория - межрасовые ублюдки. Для них сильно упрощённая программа. Десятичные дроби или проценты им знать совсем не обязательно. 'Книга' святая - чуть ли не единственная, разрешённая для них литература. Их даже с такого на специальное обучение чуть ли не тысячами переводят.
   - Да у нас с треть страны такими будут. И ты ошибаешься насчёт Сордара. Он в эту категорию не попадает. Формально он вообще даже не отброс, - Марина скалится, - а чуть ли не полуживотное - неизвестно, принадлежит ли его отец к народу, имеющего зачатки цивилизации.
   - До недавнего времени, таковыми считались представители тех религиозных течений, что в итоге к нам сбежали. Кстати, формально приравнять к мирренам могут любого хоть чёрного, хоть полосатого с получением всех прав. Но очень редко так делают.
   - Тогда понятно, почему наши миррены так императорских ненавидят. С их детьми когда-то похожее проделывали. Оскопление точно применялось. Сколько лет прошло - ничего не забылось. Я даже думала это у них страшилки для детей такие.
   - Это не страшилки. Это стандартное состояние их общества. Для них это нормально. Представляешь, что будет творится при оккупации ими хоть сколько-нибудь густонаселённой области?
   - Мрак! Слушай, а ты уверена, что дичь эта только выдаётся за мирренскую, а не печатается на деле ведомством Кэрдин?
   - Была такая мысль. Но слишком уж этого много. Причём я специально полезла проверять по узкоспециализированным изданиям, которые даже цензуру не проходят. Там на тему стерилизации много интересного. Их 'необратимая стерилизация' у нас называется просто кастрация.
   - Чего там интересного? У нас некоторые деревенские умеют поросятам яйца резать. Если не врут, конечно.
   - Там не только про яйца, если что. Стерилизуют оба пола. У них есть понятие 'полный вариант', в нашей медицине не применяющийся. Так вот, при 'полном варианте' девушкам, кроме всего остального, ещё и полностью удаляются молочные железы. Фото до и после есть, вон там лежат, можешь посмотреть.
   - Ой! - Марина даже рукой прикрывается, - Хоть в Ставку беги, требуй издания приказа, мирренских медиков в плен не брать.
   - Близкие мысли испытывала. Как по мне - наибольшая жуть, что я только читала с начала войны. И страшнее всего - это совершенно буднично. Причём, по отношению к тем, кто людьми считается. Представь, что будут творить с теми, кто к ним не относится?
   - За экватором божьи законы не действуют, - зло скалится Марина.
   - Вот именно!
   - Что тогда над уроками этого закона даже в некоторых произведениях школьной программы подшучивают, раз за 'отвр.' по нему такие зверские последствия?
   - У нас слабоумным вообще-то тоже в брак вступать запрещено.
   - Сравнила. У нас груди никому не режут, да и всё остальное удаляют только по медицинским показаниям. Показания эти такой растяжимой штукой бывают... На собственной шкуре прочувствовано.
   - Дурь эту, на самом деле, почти все сдают. Не могут только совершенно умственно отсталые, да те у кого учителя сильно паскудные. Да и то, самая паскуда дензнаки с портретами мёртвых императоров весьма уважает.
   - Но медицинские журналы откуда-то берутся.
   - Тираж глянь.
   - Видела. Описанных там ужасных вещей это не отменяет.
   - Согласна. Но масштаб проблемы несколько снижает.
   - Только вот из меня подобные умники, даром что отечественные, чуть овощ не сделали. У кого-то вполне могло не оказаться под боком знакомой Кэрдин. Да и в тот раз вполне могла с ней разминуться. Случай сыграл мне на пользу. Кому-то не сыграл.
   Кстати, тут далеко не все внешне на слабоумных похожи, хотя некоторые сомнений в отсутствии мозгов и не вызывают. Критерии записывания в безумцы уж очень сильно различаются, и не раз уже в политических играх использовались.
  
   Марина нехорошо щурится. Софи понятно, в головку сестры забралась одна из тех мыслей, что лучше бы вообще не было. И тем не менее, есть, ибо они специфические реакции на происходящее.
   - Мне кажется, или это разделение на неполноценные группы придумано затем, что планируется их постепенное уничтожение в интересах расовополноценных и приравненных к ним? Главное, что я уяснила из только что прочитанного, зачисление в одну из этих групп - почти стопроцентная гарантия отсутствия в будущем детей.
   Нечасто, но слова Марины почти полностью совпадают с мыслями самой Софи.
   - Я тебе даже больше скажу, это не только так и есть, это ещё и эксперименты всего-навсего, главная работа, как они надеются, предстоит в будущем. И объект - это мы. Все мы, от экватора до полярных островов. Это мы расовая, национальная, биологическая, социальная и ещё множество проблем.
   - А как же довоенные бредни о двух ветвях великих цивилизованных народов, выросших из одного корня?
   - Народы по иным законам развиваются, нежели деревья. Как там в песне? 'Как два различных полюса, во всём различны мы'. Это не песня, это жизнь. Ты же хорошо отличаешь пропаганду от реальности. Это же основа основ - внушить противнику ложные ценности, чтобы он сам начал разрушать себя.
   - Это вроде как попытки жить по мирренским законам, что у них самих почти не используются? Тем не менее, из законы крови многим нравятся.
   - А многим нет. Вот и точка раскола, считай, на пустом месте. Нами самими созданная, с юга всего лишь чуть-чуть подсказали. И такого много.
   - Будто сами созданием подобных точек не занимаемся.
   - Занимаемся, но с гораздо меньшим успехом. Миррены не могут представить себе, будто они хоть в чём-то не первые. Это даёт неплохую защиту от вражеской пропаганды. Принимать что-то от всех полу-людей исходящее - это очень сильно надо над средним уровнем подняться. А идея ты высший, раз с рождения на этом языке говоришь и рожа у тебя правильного цвета - она вот, на поверхности, простая и понятная. Самым тупым доступная.
  
  
  Больше всего мирренской прессы накапливается у Софи и Эриды. Всё-таки, оба противника считают, в мире существует только две великих цивилизации и культуры, все остальные - абсолютно микроскопические величины.
   Несмотря на военное время, отчасти даже благодаря ему, культурная жизнь во враждебных столицах во всех сферах бьёт ключом. Издаётся и выставляется множество всего интересного, что никак не должно проскочить мимо Софи.
   Комната Софи иногда напоминает редакцию мирренского журнала из-за обилия печатной продукции заклятых друзей. Через несколько дней все журналы куда-то исчезают. Софи не Эрида, считает с порохом могут играть далеко не все, а мирренская пресса - именно порох, опасный в неумелых руках и неокрепших мозгах.
   Как подозревает Марина, после прочтения всё не представляющее интереса, Софи сжигается. В школьных изданиях время от времени появляются удивительно ехидные и смешные обзоры культурной жизни вражеской столицы. Подписано К. С.. Кто поглупее гадают, кто такой или такая. Марина относится к умникам, давно разобравшимся, у кого такой стиль, и только делающим вид, будто не узнают автора. Да и каллиграфический почерк определяется с лёгкостью. Хотела бы тайну личности хранить - печатной машинкой пользовалась бы. Машинописью владеет. Самые жуткие статьи последнего времени пока придерживает. Марина даже не спорит. Некоторых особо впечатлительных жалко.
   Вот и сейчас Софи журналами обложилась. Новую порцию жути выискивает?
  - Очередной номер. Обзор готовишь... - Марина приглядывается к сестре, - Стоп! А чего это у тебя рожа такая хитрая?
   - Листани журнал, поймёшь.
   - Делать мне нечего, чем эту дурь пересматривать, да ещё номер сдвоенный.
   - Центральную вклейку глянь. Обещаю, будешь под впечатлением надолго.
   Марина руки в бока упирает.
   - У меня ещё от прошлого раза впечатления не выветрились.
   - Это не столь бесчеловечно. И даже смешным может показаться.
   Марина так и делает. Софи искренне забавляется, над реакцией сестры наблюдая. Та с показной ленцой страницы разворачивает. Сразу же делает большие глаза, перехватив журнал, вытягивает руку подальше от глаз. Сощурившись, делает вид, будто всматривается. Скорчив гримасу склоняет голову на бок, щурясь ещё больше. Журнал переворачивается вверх ногами, потом берётся за торец. Голова остаётся в прежнем положении. Издание возвращено в нормальное положение. Голова склонена на другой бок, левый глаз закрыт.
   - Ну как, впечатлилась? - спустя некоторое время осведомляется Софи.
   - Вообще-то, непротиворечивый образ красного зверя с семью головами и десятью рогами с лёгкостью нарисует любой пятилетний ребёнок. Или душевнобольной.
   Софи вертит пилочку для ногтей между пальцами. Белозубая улыбка не предвещает ничего хорошего.
   - Кто там на нём сидит, не рассмотрела?
   В глазах Марины играют заговорщические огоньки.
   - Со зрением проблем не испытываю. Не узнать Шлюху Островов на Звере из бездны крайне сложно - весьма яркий образ самой наркоманской главы - 'Откровения' из 'Книги' крайне сложно. Вот ещё один, явно по заказу от двора решил мир своим шадевром, - искажает слово, кривляясь, - осчастливить. Забесплатно одним из главных врагов Безгривых с подданными стала Я мирренское искусство всё равно не люблю.
   - На кого она в этот раз похожа, не заметила?
   - Я Тиму V даже благодарна - теперь в большинстве мирренских семей есть мой портрет. Скоро все они меня возненавидят, заметь, практически без затраты сил с моей стороны, ещё и за свои же деньги!
   - Просто наповал сражена твоей наблюдательностью!
   - А что, я ничего. Мирренские ассоциации довольно примитивны. В оригинальном варианте, ещё на островах, зверь - империя, шлюха - столица, головы да рога - намёки на внутренние конфликты, благо в них в то время недостатка не было. Содержание последующих глав - влажные мечтания сумасшедшего, кто-то с небес придёт и покарает погрязшую в разврате и пороке, империю. Зверь сам шлюху загрызёт, его самого баран с небес забодает.
   Века идут, только Империя падать не собираются. А уж подобные бредни под текущую политическую ситуацию подогнать - большого ума не надо. Да и самих себя приятно с праведниками и небесным воинством отождествлять, а не выходцами из бездны.
   - То есть, наличие твоего портрета в качестве олицетворения сил зла тебя не смущает?
   - Противника надо сделать максимально бесчеловечным, ест он морковку - пиши обгладывает свежие кости младенцев, пьёт сок из той же морковки - пиши, алчно лакает тех же младенцев свежую дымящуюся кровь. Начальные уроки пропаганды, забыла разве? Враг есть, должен же его кто-то олицетворять? Желательно нечто, максимально обесчеловеченное, не способное вызвать ни малейшей симпатии.
   Мне вот таким символом быть весьма лестно, только тут вовсе не я.
   Софи усмехается.
   - У тебя столько мозгов. Череп не жмёт? Да, я прекрасно заметила, лицо скорее Дины II, причём про её привычку в красном ходить все знают. Карикатуры на Императора и членов даже враждебного царствующего дома у них запрещены, но Великие Еггты ни в какой дом и не входили.
   - Нечего мне учебник 'Родная страна' для начальных классов пересказывать.
   - Я и не пересказываю. Хотелось на истинный размер твоего чудовищного самомнения посмотреть.
   Марина пожимает плечами.
   - Смотри, сколько хочешь. Только осторожно, от блеска не ослепни.
   Софи, встав, обходит сестру с таким видом, будто это самое самомнение высматривает.
   - М-да, прямо скажем, твоим формам художник откровенно польстил.
   - Скорее, свои скрытые фантазии на холст перенёс. Он, если меня и видел, то в то время, когда форм этих ещё не было.
   - Видел, видел он тебя. Был представлен ЕИВ. Я с художником даже разговаривала. Восхищался талантами юного дарования.
   - А-а-а! Так это тот любимец народный, кто считает, если всех, кто там у них в чём-либо отличился на одну картину запихать, святых, огня да света божественного добавить, это будет дико ново и, как это они говорили, - Марина щёлкает пальцами, вспоминая, - а, духоподъемно, - заканчивает по-мирренски.
   - По мне, так получается просто дико.
   - В вопросах современного искусства у меня всю жизнь с тобой было меньше всего разногласий.
   Софи хитро прищуривается.
   - Главного подтекста публикации этой репродукции ты всё равно не заметила.
   - Я в живописи разбираюсь не до такой степени, чтобы глубокий смысл в каждой завитушке выискивать.
   - Тут совсем не в завитушках дело. Всё куда сложнее, но поймёт это только умный.
   Шпильку Марина проглатывает, но кулак всё-таки показывает. Софи неожиданно остаётся серьёзной.
   - Ты знаешь, на первую выставку, где это экспонировалось, несовершеннолетние не допускались?
   Младшая Херктерент пожимает плечами. Чего там несовершеннолетним читать и смотреть нельзя, давным-давно прочитано и просмотрено. Для кого эти запреты придумывают? Юный пытливый ум, если целью задастся, всё равно обойдёт.
   - А сейчас напечатано в общедоступном журнале. Ничего странного не замечаешь?
   - Война - странное время во всех сферах жизни общества.
   - Не хватало нам ещё одного Еггта-философа!
   - Сордар III хотя и зовётся великим мыслителем, восстания в крови топил только так.
   - Многогранным был, как и большинство из нас. Но я о другом. Тим V или кто-то из ближнего круга этим номером довольно сильно пнул церкви и этого художника лично. К каким кругам причисляют, напомнишь?
   - С удовольствием! - улыбается во все тридцать два, Марина, - Поклонников старых добрых времён, борцам с разлагающим влиянием Севера и прочим, как они сами себя называют, высокодуховным. Хотя, я знаю Тим от них старается держаться на расстоянии, несмотря на то, что у каждого из них его портреты, наверное даже в сральнике висят. Не удивлюсь, некоторые ему даже молятся, хотя всякими там канонами это строжайше запрещено.
   - Верно. Религиозность граждан и подданных по стране весьма чересполосна. Словечко 'мракобесие' и в мирренском языке существует. Демонстрируя, насколько дословно они святые тексты воспринимают, они многих от себя отталкивают. Какая там резня шла во время разных расколов, сама читала. Все стороны ничего не забыли, живут из соображений 'плохой мир лучше хорошей войны'. Причём, это как раз сам Тим вроде бы своих главных союзников сознательно гробит. Если сознательно признаётся, конец света вот-вот наступит, то зачем напрягаться? Всё скоро за них будет решено.
   - Умен, скотина, знает с такими друзьями в будущем враги уже не понадобятся. Хотя, нам бы было выгоднее, будь таких, вроде художника этого, побольше. Перебьют и передушат всё то немногое здравое, что у них в государстве есть. Читала, у них в школах, особенно начального уровня увеличили преподавание 'божьего закона' в ущерб естественно-научных дисциплин. Про расширение сети клиник для душевнобольных что-то не слышала. Подумала, пациентов ведь можно использовать как дешёвую рабочую силу. Не за этим ли делается? Нас ведь ещё завоевать надо, прежде чем все эти идеи осуществлять, а эти уже тут, под боком.
   - Промывать мозги лучше с самого раннего возраста начинать. Тоже начальный уровень пропаганды. Ты всё-таки, слишком глубоко копать начала.
   - Лагеря исправления для несогласных задолго до нашего с тобой рождения придуманы. И, заметь, не только придуманы но и созданы. Здесь решили пойти по похожему пути, только более хитровывернутым способом.
  
   * * *
  
   - Сходила бы, посмотрела, что там наша разноглазая почитывает.
   - А самой, что лениво?
  Софи зевает откровенно напоказ.
   - Нет, но в качестве цензурного комитета я тебе больше доверяю.
   - Польщена! - хмыкает Марина на прощанье.
   Ничего по-настоящему страшного у Эриды не находится. Вот только смущает обилие приключенческих романов в ярких обложках с разных концов материка со всякими видами кораблей прошлых эпох, да бородатых рож с абордажными саблями. Причём, всё создано на юге, а на севере только не сочли нужным запрещать.
   Хм. Марина думала, чтению подобного подвержены девочки несколько более младшего возраста, нежели подруга. Хотя, да. Если если тематику маленько освежить в памяти, то тут про любовь пленниц и благородных разбойников-пиратских капитанов должно быть немало.
   - Справочник медицинский почитала бы. Там про взаимоотношения полов куда больше. Если 'Семейную жизнь' найдёшь - то там и с картинками.
   - Марина, какая ты приземлённая, - опять интонация напускная, только на этот раз капризная, - мне нравится, когда красиво.
   - Что красивого может быть в мирренских пиратах - грабителях, ворах, разбойниках, убийцах, насильниках и просто мерзавцев?
   - Но там такие чувства...
   - Мечты страдающих от безделья умственно неполноценных того и другого пола. Делать из конченных тварей нечто благородное - как это по-мирренски.
   - Можно подумать, ты читала.
   - Представь себе, да. Развлекаться надо чем-то иным. Книги про законченных мерзавцев - сами по себе мерзость. До тебя хоть доходит, кто такой мирренский пират. И не надо мне про несчастного, кого судьба заставила. Человек свою судьбу чаще всего сам выбирает вполне сознательно.
   - Возможны варианты.
   - Не спорю, но ты не ответила. Могу подсказать, в этих книжках основной аспект деятельности персонажей практически не упомянут. Помни ты о нём - не читала бы этого бреда вообще.
   - У тебя слишком специфический взгляд на мир. Сама же знаешь, я про древние морские войны мало что знаю.
   - По 'специфический взгляд' - кто бы говорил. Но то, на что я так старательно стараюсь намекнуть тебе должно быть известно. Любой пират, даже государственный, и неважно как он в таком случае называется, прежде всего сознательный работорговец. Которому ты была бы интересна не на предмет чувств, а исключительно как объект удовлетворения инстинкта, или, в лучшем случае, девственницы стоят дороже, просто товар.
   Людей можно захватить на любом судне, что-нибудь ценное - значительно реже, про сокровища я вообще молчу.
   В тоже время, в южных морях пару сотен лет продать человека, притом без различия пола возраста или расы можно было в любом порту. А уж если торговлю людьми хоть немного организовать... Ты не представляешь, какие в те времена это были чудовищные деньги. Все эти маршруты бравых капитанов, что так красиво в книгах нарисованы - это маршруты за человеческим горем и смертями.
   Кстати, заметь в тех книжонках, что получше написаны, только в одной упомянута стычка с грэдским кораблём, причём закончившаяся фактически вничью. Трусами они были, и просто не лезли в те воды и к тем берегам, где можно нарваться на наши патрульные эскадры. Даже у нас в те времена сколько-то человек за работорговлю повесили. Вот и суди, насколько это было прибыльно.
   А в той книжонке ещё и неплохо почувствовали текущий момент. Канун Великой войны. Обе стороны пока ещё пытаются не обострять отношения. А то, что все читают, уже не раз для этого использовалось.
   Вот и показали нас потенциально сильными, опасными, но не отрицательными изначально. Да и то, в той стычке основные силы сторон за горизонтом прячутся.
   - Хочешь сказать, что я опять придумала для себя красивую сказку?
   - Ты же умничка!
   - Но была же породившая нас Островная Империя. Во всех книгах обозначенная как рабовладельческое государство.
   - Все государства через эту стадию проходили. Вспомни лучше, как незадолго перед Катастрофой Империя чуть не погибла от сотрясавших её рабских восстаний. И ведь это не бунты были, рабы армии собрали и даже государственным строительством пытались заниматься.
   Чуть позже, когда поняли, что погибнуть могут уже все и ввели жесточайший запрет на обращение в рабство кого бы то ни было.
   Грэдская работорговля исчезла вместе с Островной Империей. Мирренская - только в прошлом веке. Почувствуйте разницу. Дату 'Золотого указа' напомнить? И сколько скрипа было до его подписания.
   - Сейчас же это не больше, чем сказки древних времён. Просто красивые, страшные временами. Но совершенно безвредные.
   - Не скажи. Знаешь, чем собирался заниматься последний мятежник мирренского флота? Это, кстати, уже в паровую эпоху, на одном из первых броненосных крейсеров. Служил на нём один адмиральский сынок в худшем смысле слова. Офицером стал только потому, что руководство училища очень уж не хотело с его отцом ссорится.
   Крайне недисциплинированный пьяница, дебошир и гуляка. С первого корабля его на берег списали с повышением. Причина - отец к тому времени в состав МГШ и свиту Тима попал. На крейсер, следивший за нашими кораблями на Малой Дуге следил. Вот, дурея от пьянства, безделья и жары, перечитавши романов вроде этих и додумался мятеж поднять против злодея-капитана, крайне неохотно отпускавшего этого деятельно на берег, и решительно возражавшего против связей любых членов экипажа с местными женщинами.
   Тем более вокруг столько яхт с большой земли, как той, так и другой. Вот и задумал, поднять мятеж, заняться пиратством. Захватывать яхты, делить с экипажем богатство, убивать мужчин и насиловать женщин. Тем более, наш броненосец очень далеко был. Телеграфную станцию на берегу он планировал взорвать в первую очередь, а радиосвязь тогда в зачаточном состоянии пребывала.
   Думал, идейку пограбить богатых экипаж поддержит чуть ли не поголовно, а дальше - живём один раз.
   Некоторых смог убедить. Но командир корабля не просто так на своё место попал. Да и романтика пиратства несколько на других людей рассчитана, - выразительно смотрит на Эр. Та только рот ладонью от смеха прикрывает.
   - В общем, донесли командиру. Он устав знал отлично. Мятежников повязали. В полном соответствии с их законами, собрали суд из членов экипажа. Судили. Пятерых вздёрнули. Десятерых арестовали. Некоторые офицеры возражали против суда на борту, предлагали и там сдать мятежников представителям властей. Но у заклятых капитан на борту - третий после бога и императора.
   Хорошо знал, на берегу папенька главы мятежа вполне сможет пустить в ход своё влияние, и сын избежит виселицы.
   И вправду пустил, хотел капитану отомстить. Но дело уже на самый верх ушло. А тогдашнему Тиму попытка мятежа в его флоте почему-то сильно не понравилась. Решение принял крайне двойственное - сначала объявил командиру корабля выговор 'за ненадлежащую дисциплину экипажа', а затем досрочно произвёл в следующее звание.
   Вредно иногда книги читать. До виселицы дочитаться можно.
   - Думаешь, я не знаю, миррены очень много вешали и даже сжигали, как раз людей, читавших написанное твоими предками?
   - Эр. Не пытайся разговор на медицину перевести. Я тебе говорила всего лишь о вреде некоторых книг.
   - Сейчас последует предложение собрать их и сжечь?
   - Среди них вроде бы нет запрещённых. Да и даже, если бы нашлись. Ты же во флоте служить не собираешься. Самое большое - иллюстрации к таким романам рисуешь.
   - Я и к любым другим могу, - почему-то обижается разноглазая, - Тебе надо у какому? Могла бы и просто сказать. Ты же знаешь, я очень быстро работаю.
   - Нет, Эр. Тебя я бы просто попросила, если бы что понадобилось.
   - Последнее время я даже не знаю, очень уж ты полюбила жутко сложными способами объяснять очень простые вещи.
   - Жизнь вообще, очень сложная штука. У таких, как мы - в особенности.
   - Так мне сжечь книжки?
   Эр-р-рида!
   - Сколько раз тебе говорила. Других иногда слушать полезно, но делать, что они говорят - совсем не обязательно. В данном случае - сама поступай, как считаешь нужным.
   - Тогда я их просто уберу. Тут иллюстрации очень хорошие, а я не могу себе позволить, уничтожать подобное. Представь, кто-то сжигает мои рисунки.
   - Тут всего лишь репродукции, - пожимает плечами Марина, - некоторые, к тому же, отпечатаны сотнями тысяч экземпляров.
   - Нет, Марина. Мне было бы больно, если бы сжигали мои работы. Пусть и копии. Я никогда не сделаю другим того, от чего бы могло стать плохо мне самой.
  
  
  
  ========== Глава 14. ==========
  
   Глава 14.
  
   Эрида берёт трубку. Недолго послушав, говорит только: 'Хорошо. Пусть приносят'.
   - Папа очередной подарок прислал? - ехидничает Марина.
   - Папа. Но не подарок. Просто попросила одну вещь, которая всегда нашей была.
   Марина встаёт.
   - Ну, я тогда пойду, уверена к этой вещи он добавил ещё полторы сотни других, а ты их до полуночи разбирать будешь.
   - Останься. При тебе я только эту самую вещь и вскрою. Хочу, чтобы ты тоже поближе рассмотрела.
   Марина ожидала увидеть кого-то из канцелярии соправителя, но вместо него входит советник Министерства Культуры, член Высшего Совета по вопросам образования, лауреат Императорских премий I и II степеней, директор 'Музея человека', награждённый двумя Золотыми Звёздами за гражданские заслуги, остальные его чины и награды Херктерент просто лень вспоминать. Благо, и вспоминать не надо, он при полном параде.
   Эрида вскакивает. Кажется, под землю провалиться готова из-за того, что без причёски и в халате.
   - По вашему поручению, сиятельная, высокорождённая, - далее смотрим полный титул Эриды, что она сама не помнит, да и Марина так сразу не отчеканит, минут через пять доходит до дела, - принадлежащее Вам сокровище дома доставлено в указанное место. Где сокровище надлежит разместить?
   Времени, чтобы в руки себя взять, у принцессы было предостаточно. Стоит и смотрит так - осаночка и взгляд такие - сама Софи от зависти удавилась бы, если увидела.
   - Искренне благодарю Вас, Имперский советник первого ранга. Размещайте здесь, по вашему усмотрению.
   Двое здоровяков из канцелярии соправителя ввозят затянутый грубой тканью прямоугольный ящик выше человеческого роста. На всех швах - по несколько сургучных печатей различных ведомств.
   Через дверь Марина замечает, охраняют доставку не кто-нибудь, а личные гвардейцы самого соправителя в полном боевом облачении. Что же это такое Эриде приволокли? Платиновых статуй в человеческий рост среди сокровищ её Домов вроде бы не числилось.
   Ткань, тем временем снята. Советник не побрезговал сам швы разрезать.
   Внутри - деревянный ящик. На каждой стороне по несколько штампов 'стекло', 'нести осторожно', 'хранить под крышей' плюс банальные указатели 'верх' и 'низ'. Доски тщательно выструганы и кажется, отполированы. Все соединения не на гвоздях, а на шурупах.
   Электрических шуруповёртов Марина ещё не видала. Что же там внутри? Собирателей фарфора среди предков Эр вроде бы, не числилось.
   Ящик заполнен упаковочной стружкой. Извлекают очень аккуратно. В глубине уже просматривается что-то, напоминающее спелёнутое человеческое тело.
   Марина хмыкает. Догадывается, что Эриде привезли. Как-никак, предмет, имеющий статус 'национального сокровища'.
   Первый слой - полиэтиленовая плёнка, под ним - ткань, затем несколько слоёв бумаги. Херктерент жалеет, поблизости нет никого, кто бы не знал, что там внутри скрывается.
   Последние движения.
   И вот появляется она. Анатомическая машина.
   Великолепно исполненный скелет с полностью воспроизведённой кровеносной системой и внутренними органами в натуральную величину. Изготовлено настолько мастерски, что родилась легенда о жестоком убийстве, введённом в кровь живым людям ядовитом веществе, вызвавшем металлизацию крови и внутренних органов.
   Анатомических машин известно три, все хранятся в 'Музее Человека'. Переданы туда для экспонирования матерью Эриды в ранней юности. Изображают мужчину, женщину и новорождённого ребёнка. Младенец не выставлялся никогда из соображений общественной безопасности. Скульптуру женщины Эр только что привезли. Руки вскинуты, голова запрокинута, нижняя челюсть опущена, будто она кричит.
   Считается, все три анатомические машины подарок генерала Рэндэрда Дине II.
   В прошлом даже была версия, все три препарата изготовлены ей самой в молодости из живых людей для лучшего изучения анатомии. Первое же научное обследование жутковатую легенду опровергло - на затылке каждого черепа была выгравирован год изготовления и имя старшего мастера - главного армейского хирурга. К этому году Дина в пособиях по анатомии уже не нуждалась. Все операции, обессмертившие её имя в истории медицины впервые были сделаны раньше. Никаких следов неизвестных веществ обнаружено не было, среди материалов преобладал шёлк, воск, проволока и кость северных слонов, только зубы были настоящие человеческие.
   Предметов высокой ценности и большого исторического значения из хранилищ Домов в музеях довольно много. Уже давно считается хорошим тоном передавать некоторые сокровища Домов в музеи для бессрочного экспонирования. Бесплатно, или за символические суммы. Вещь продолжает считаться собственностью Дома, и должна быть возвращена по первому требованию Главы, но такие случаи за сто лет были единичными, да и те приурочены к важным церемониям вроде похорон или бракосочетания, как правило, через несколько месяцев вещи снова оказывались на прежних местах в музеях.
   Анатомическая машина - одна из самых популярных мирренских страшилок про бесчеловечность грэдов. Даже цитата из писанины нынешнего главы какой-то из церквей вспомнилась.
  "Если кто-то будет пытаться защитить атеизм, грэдов, вероотступников и прочую нечисть - пусть вспомнит о двух людях, которых умертвили "ради опытов"- мужчину и беременную женщину. Привязанным людям ввели в вену отравляющие вещества, которые по мере распространения пластифицировали систему кровообращения и органы. Мужчина сопротивлялся, поэтому руки и ноги выгнуты. Женщина смогла отвязать одну руку во время пыток".
   Знаток писали, не о чем говорить, статуя, машиной это творение Марина назвать не может, женщина не беременна. В музее даже специально фотография старинных пергаменов висит, где генерал распоряжается выдать старшему мастеру шелку, воску и проволоки по списку. Для особо непонятливых есть и фото пергамена, где мастера расписываются в получении вознаграждения.
   Переводы на основные современные языки рядом висят. Всё равно, никто не читает, большинство предпочитает верить в легенду о зверски убитых слугах.
   Эр это Эр. Только разноглазой может взбрести в голову затребовать себе в комнату Национальное сокровище. У Марины для Глаза Змеи хотя бы сейф есть, да и клинок вещь личная, изначально не предназначен для публичного обозрения.
   - Зачем тебе Анатомическая машина понадобилось?
   - Это лучшее воспроизведение тела человека в таком виде из известных мне.
   - Тут ошибки есть. Даже я вижу парочку с жизнью несовместимых.
   - Я знаю. Я потом верну в музей обратно. Но сейчас Машина нужна мне. Так надо.
   По одному 'надо' Эриды незнакомый человек сразу догадается, чья перед ним дочь. Она не интонации отца воспроизводит. В такие моменты она сама такая.
  
   * * *
  
  Марина заходит к Эр. Та обнажённая стоит перед зеркалом. Серьгу старинного образца с кучей цепочек и подвесок примеряет.
   - Ой, кто там? - не поворачиваясь
   - Я это, Эр.
   С радостным визгом бросается на шею. Марина осторожно отстраняется. Эрида руки почему-то не убирает. Только теперь заметно - дочка соправителя не совсем голая, на ней изрядная часть её золота. Сзади было просто не видно. Ожерелья на шее, браслеты и цепочки всякие находятся везде, где только можно. Даже на талии несколько цепочек. Это уже явно не Херт присылал.
   - Ты чего?
   - Да вот, думаю на бал так пойти, - совершенно будничный ответ.
   Эр-р-рида! Твоя простота не то, что воровства, она гораздо более тяжких преступлений хуже.
   - Замёрзнешь. По дороге холодно и мокро.
   - Сапоги и шубы у меня есть. Марина, можно тебя попросить.
   - Руки сперва убери, потом спрашивай, - она очень не любит прикосновений. Ничьих.
   - Ой! - Эр даже на шаг отпрыгивает, - Так можно?
   Марина пожимает плечами.
   - Тут ещё много украшений осталось. Мне так хочется на живого человека во всём вот этом посмотреть.
   - Себя в зеркале мало? - что-то в последнее время тараканы в голове Эр всё чаще и чаще устраивают праздники. Сегодня явно очередной да ещё и фейерверком.
   - Ну, пожалуйста! - с применением главного оружия наивного умоляющего взгляда. Глядя на старые фото, Марина давно уже поняла, и от кого у подруги взгляд такой, и почему именно на её матери женился в своё время Херт. Против мужчин такие глаза страшное оружие. Только она-то девочка! Из украшений только браслет носит. Но поозорничать вполне можно, тем более, она сама в таком виде точно никуда не пойдёт.
   - Марина, ты куда? Не обижайся! - тут уже интонация - вот-вот заплачет.
   - Дверь запереть. Голая Еггта - слишком большая ценность, чтобы позволять на неё кому попало любоваться.
   Удачная возможность рассмотреть Эр взглядом врача. Всё-таки была серьёзнейшая операция. Кое-что заметно, но именно потому, что она знает, куда смотреть. Видела фотографии, где Эриду частично видно изнутри. В том числе, и бьющееся сердце. Софи тоже смотрела, глаза квадратные были. На отсутствующую публику по привычке играла, или на самом деле за подругу испугалась? Говорила потом, кошмары снились. Врала? Кто знает.
   Марина спала как обычно. В конце концов, у них же обеих была в предках великий хирург.
   Занятное ощущение - знать о теле подруги гораздо больше, нежели знает она сама. Притом, Эрида в медицине разбирается. Жизнь заставила. Книги читает, но лечиться по ним не пытается. И то хорошо.
  
   Первым делом нацепила золотой пояс с отделанными мелкими бриллиантами, ножнами. Все камни натуральные, можно не сомневаться. Вот у Марины будь выбор, обошлась бы искусственными.
   До половины вынимает оружие из ножен. Знаменитая узорчатая сталь Дины, или, как говорит император, 'булат'. Похожие узоры покрывают 'Глаз Змеи' - клинок всех четырёх Дин. И пятой - самой Марины.
   Перехватив кинжал делает несколько плавных, вполне способных стать смертельно опасными, движений.
   Глаза Эр самым натуральным образом сияют, даже рот приоткрыт.
   - Волшебное сочетание юности, нежности и смертельной опасности. Можно, я нарисую тебя такой? Ведь обаяние этого возраста уйдёт. Оно так хрупко и недолговечно.
   - Потом как-нибудь. Стоп. Это я-то нежная?
   - Ну да. Как и все в этом возрасте. Знаешь, какие средства женщины тратят, чтобы вернуть кожу к такому состоянию, как у нас сейчас?
   - Ага. Знаю. ЕИВ говорил: 'Не майся бабы дурью, вбухивая столько средств на кремы да притирания - у нас бы линкоров было в два раза больше'. Кстати, я думаю, если бы меньше денег на украшения и безделушки уходило, кораблей бы было больше раза в три.
  
   - Зачем тебе кинжал? Да ещё такой! Ты же ими пользоваться не умеешь.
   - Почему? Умею. Просто не показываю никому.
   Марина хмыкает. Эр это Эр. Сказала 'умею' - значит, так и есть.
  
   Заметно, Марине остались самые массивные драгоценности. Второй костюм только из украшений почти получился. Именно почти. Обнажённую спину Эр, если надо, с лёгкостью прикроет, распустив волосы. И на спину хватит, а то что ниже, останется. У Марины - короткая стрижка.
  
  
   Стоят у зеркала.
   - Да мы просто золотые девочки! - искренне восхищается Эрида.
   - Угу. Даже безо всех этих драгоценностей. Золото самой высшей пробы. Самые ценные призы для всех мужчин нашей страны.
   - Не говори так! Мне самой для себя нравится красивой быть.
  
   Херктерент выразительно косится на браслеты на щиколотках.
   - Зимние сапоги ко всему этому совсем не подходят.
   Эрида по лбу себя хлопает.
   - Вот! Смотри! - Эр лезет под кровать, Марина с трудом удерживается, чтобы не поддать ей по заду. Если сравнивать со старинными скульптурами - то неизвестно, у кого лучше. Тогда мода была на изображение совершенного и прекрасного тела. Тут совершенство не бронзовое или каменное, а абсолютно натуральное и упругое.
  
   - Туфельки золотые. Примерь.
   Эрида протягивает открытую коробку.
   Марина вертит ногой так и эдак.
   - Сидят как влитые... - тут же впивается взглядом в разноцветные глаза, - Как ты узнала? Такие колодки только в одном месте есть.
   - Через МИДв, наверное. Это ведь не секретная информация.
   - Надо думать, ты на Софи тоже заказала. И зачем?
  
   Марина только посмеивается. Блестящее знание Эридой классической живописи сыграло с ней злую шутку. Гравюры считались низким жанром. Тем более, многие носили откровенно пропагандистский характер. Примерно, как плакаты на улицах, или 'высочайше одобренные' портреты в кабинетах.
   Мода изображать заказчиков в виде древних героев, не говоря уж про сцены из жизни этих самых героев, цвела во времена Великих Еггтов самыми пышными цветами. Анатомию художники тех времён знали блестяще. Была только небольшая проблема - археология в те времена ещё даже не родилась, подводная и сейчас пребывает в зачаточном состоянии. Но уже было понимание - пятьсот и больше лет назад люди одевались совсем иначе и совсем другие доспехи носили.
   Иначе? Но как? Изображений сохранилось слишком мало. Да и те в основном не слишком одетые, у предков был культ совершенного тела, и понять, кто именно изображён зачастую очень сложно. С весёлыми богами древности чуть проще - почти у каждого какая-нибудь зверушка была, и она либо рядом сидит, либо, если размеры позволяют, украшения рассмотреть можно.
   Но с фантазией у художников полный порядок, да и многие отличались изрядным трудолюбием. На картинах стало появляться такое.
   На изображениях женщин обычно не столько прикрывалось, сколько открывалось. Популярность изображений обнажённой натуры с той поры нисколько не снизилась, благо, ещё и фотография на помощь пришла.
   Кроме полу и вовсе прозрачных тканей, прикрывалось различными хитросплетениями бус и цепочек. Примерно такими же, что сейчас Эрида старается соорудить на себе и Марине. Со вкусом художественным у сокровища соправителя полный порядок.
   Ко всем этим переплетениям зачастую привешивались различные образцы жутко не функционального оружия. У Эр и сейчас какой-то кривой кинжал в нефритовых ножнах, усыпанных немалой стоимости, камнями, красуется. Она бы ещё родовой меч взяла... Хотя, зачем врать, носить и владеть мечом Рэндэрда девушка умеет.
  
   Эр резко крутанулась. Марина чуть глаз ладонью не прикрыла. Так ярко вокруг неё золото и камни полыхнули. М-да, над освещением точно хорошо поработала. Художник как-никак.
   Остаётся надеяться, проводкой не сама занималась, в противном случае, где-нибудь поблизости что-нибудь скоро точно полыхнёт.
  
   - Ты хоть понимаешь, многим никто не сможет подарить даже одной вещи вроде тех, что у тебя десяток только на левой руке.
   - У тебя тоже.
   - Твоих! - Марина показывает язык, - Мой только браслет.
  
   - Ты знаешь, насколько сильно тебя ненавидят? Гораздо сильнее, чем нас.
   - За что?
   - За слишком не умное выпячивание собственного богатства?
   - Но почему? Разве я плохая?
   - Это ты мне всегда хорошая. Только я вот деньги считать умею, а ты - нет!
   - Но я никому ничего плохого не делала.
   Марина чуть вперёд склоняется.
   - Ты знаешь, в наше время за меньшее убивают.
   - Как так?
   - А вот так, - совершенно без выражения отвечает Марина.
   Эр зябко ёжится, хотя совсем и не холодно.
   - Так если надо кому, и не купить, ты скажи. Я отдать могу, или денег дам. Мне нравится, когда люди счастливы, когда мечты сбываются.
   Она уж отдаст. Без шуток. Список получавших от Эриды дорогие подарки Коатликуэ вовсе не ограничивается.
  
   Эрида снимает украшения. Вообще все, даже браслет. Повернувшись спиной к анатомической машине так же вскидывает руки. Голова закинута назад, рот открыт в безмолвном крике.
   Марина бросается к ней.
   Совершенно спокойно Эр шепчет.
   - Смотри. Я внутри такая же, как она.
   - Ты живая, она такой не была никогда.
   Какая же она худенькая, кожа словно просвечивает! Но слабой не назовёшь.
  
   Эрида подходит к вскинувшей руки в безмолвном крике, скульптуре. Касается рук руками. Говорит не поворачиваясь.
   - У меня это зеркало так стоит, чтобы можно было видеть её всегда. Словно, она живая, стоит и смотрит за тобой.
  
   Так и не одевшись, Эрида роется в шкафу.
   - Что ты там ещё придумала? - настороженно спрашивает Марина. Причуды подруги приближаются к тому объёму, когда становятся невыносимыми.
   - Скоро увидишь, - Эр отвечает не поворачиваясь, продолжая копаться.
   'Скоро' затягивается сперва на пять минут. Потом на десять. Что там так далеко спрятать можно? Шкафы у всех одинаковые. Вроде бы. Марина заинтригована. Досмотреть надо хотя бы из соображений безопасности, ибо с Эр станется налепить брильянтов на каждую грань ребристой рубашки гранаты.
   - Вот!
   Вытаскивает полированный ящик чёрного дерева чуть побольше подарочного для автоматического пистолета. На крышке свернувшаяся золотая змея, украшенная семью маленькими государственными гербами. Известнейший ювелирный дом, и Марина даже знает, от кого два герба получены. Будем надеяться, остальные пять не от Эриды. Ключик, вполне ожидаемо, торчит в замке.
   Футляр сам по себе произведение. Замочек не для декорации. Ящик проще сжечь, нежели взломать. Если учесть, дерево самое прочное в природе и крайне плохо горит, задача предстоит трудновыполнимая. Футляры все номерные, и хранят в них не просто ценные, а уникальные вещи. Впрочем, у Эр представления об уникальности чего-либо совершенно своеобразные, содержимое может стоить намного дешевле любого герба на крышке.
   Открывает.
   Внутри, по крайней мере, золото. Но на первый взгляд, ничего особенного, какой-то невообразимый ворох цепочек, просматриваются какие-то обручи.
   - Смотри! - почему-то шепчет разноглазая, - Это я нарисовала и заказала. Это всё, как платье, можно на себя надеть.
   - А смысл? - ничего опасного нет - и то хорошо.
   - Нет, ты посмотри сначала, - откровенно капризничает Эр, что с ней бывало считанные разы в жизни.
   Накидывает колечко из цепочки на второй палец ноги.
   Золото почти невесомое постепенно обволакивает Эриду. Связанные друг с другом плетёные обручи охватывают всю ногу до середины бедра. Крепятся к двум массивным кольцам на бёдрах. Почти незаметная сеточка охватывает тело, не прикрывая ничего. На плечах - снова по массивному кольцу и плетёные обручи. Последние цепочки надеваются на средние пальцы рук.
   Эрида медленно поворачивается. Высоко подняв руки демонстрирует не то мастерство ювелира, не то совершенство собственного тела. Даже проходится на кончиках пальцев, как балерина. Словно и в одежде, и безо всего.
   - Ну как? - почему-то шепчет.
   Слов у Марины нет. Цензурных, во всяком случае, точно. Остаётся только несколько раз в ладоши хлопнуть.
   - Необыкновенно! - знак уточнять не будем, знает же прекрасно разноглазая, Марина к золоту равнодушна.
   - Правда?
   - Ну да.
   С ультразвуковым визгом снова бросается обниматься. Приходится терпеть. Хотя и ощущения... Странные.
   - Мариночка! Милая! У меня такое получилось! Даже тебе нравится! - словно уронить пытается.
   Марина, извернувшись, подхватывает Эр на руки.
   Ойкнув, разноглазая затихает. Рук с шеи Марины не убирает.
   - Сейчас поставлю, но обещай мне, больше не будет обнимашек всяких. Знаешь же, я этого не люблю.
   - Обещаю...
   Оказавшись на ногах, Эр с новым визгом опять бросается к шкафу. На этот раз роется значительно меньше. Вытаскивает... Второй точно такой же футляр. Марина с трудом удерживается, чтобы по лбу себя не хлопнуть.
   Эр-р-рида! Чокнутая!
   Футляр на вытянутых руках. Глазки в пол опущены.
   - Вот... Марина... Я на тебя очень хотела в таком посмотреть. Возьми. Это тебе, я помню, ты ничего за другими не носишь. Я все-все твои размеры помню.
   'Ага, а чьи сейчас на мне украшения. Хотя, если она считает это одеждой, то права'.
  - Я даже спрашивать не буду, сколько это стоит, - Марина принимает подарок. 'По другим каналам всё равно узнаю. Искренняя она. Хотя и жутко странная'
   - Сейчас примерь.
   - Ладно.
   Эр снова к шкафу направляется.
   - Что ты там ещё припрятала? - настораживается Марина.
   - Ещё один такой же. Для Софи. Я на вас вместе хочу в таком посмотреть. И на себя вместе с вами.
   - Ты совершенно сумасшедшая, разноглазая.
   - Я знаю! - показывает Эрида язык в ответ.
  
   Эр у зеркала. Марина правее у неё за спиной. Действительно, глазомер Эриды уникальный. До не слишком дальнего объекта с лёгкостью может сказать 'от места, где я стою до того дерева тридцать девять метров сорок - сорок пять сантиметров'. Если не поленятся проверить, столько и окажется. Каждый год излишне самоуверенные новенькие новенькие находятся. Хотя, их и предупреждали. С ростом человека и окружностями фигуры - та же история, только там точность уже долями миллиметра определяется.
   Наряд на Марине сидит, словно влитой. Всё-всё запомнила, хитрюга.
   - Хорошо? Не тяжело? Если что, тут некоторые цепочки отстегнуть можно. Показать?
   - Не надо, - Марина шажок назад делает.
   Эрида, поводя бёдрами, мечтательно закатывает глаза.
   - Собраться, где все в таком будут.
   - Мало у кого денег хватит.
   - Так не обязательно из золота, из чего дешевле купить или сшить. Такое ведь многим нравится.
   - Только совсем в иных обстоятельствах носится.
   - У меня в 'Сказке' что-то такое можно будет устроить, - Эрида резко напрягается. Щелчок пальцев. Всё с ней понятно. Очередная идея резко в голову забрела. С раннего детства жест знакомый.
   - Слушай! Ты не знаешь, где сейчас Софи?
   Марина мотает головой. Даже если бы знала - не сказала всё равно.
   Но Эрида с идеей - почти уровень стихийного бедствия. Бросается к телефону. У себя Соньки не обнаруживается. К несчастью, время прогулок под луной ещё не настало. Где Софи может быть, Эр знает великолепно. В большинстве мест там предусмотрены телефоны. Искомый объект находится на четвёртый звонок.
   Марина чуть не крикнула предупреждения. Сдерживается. О чём предупреждать? Своё тело и его изображения сестрёнка любит. Некоторые сама и создаёт. Там и приукрашивать ничего не надо.
   Стук в дверь.
   У Софи с умением удивляться примерно как у сестры. Глянула на Эр.
   - Это у тебя совсем новое что-то? Занятная вещица.
   Сестру окидывает взглядом гораздо пристальнее. Откровенно рассматривать начинает. За такой взгляд можно и промеж глаз получить, но Марина сегодня не настолько злобно настроена.
   Забравшись с ногами на кровать, садится обхватив колени. Одновременно, прикидывает чем бы в Соньку запустить, подушкой или ножом.
   - Удовлетворила любопытство?
   - Не совсем. Давно тебя такой не видела. В этом возрасте изменения наиболее быстро происходят.
   - Груди в вымя, а ягодицы в жопу?
   - Это самокритика?
   От стремительно пущенной в голову подушки Софи увернуться всё-таки не удаётся.
   - Софи, зачем ты неправду говоришь?
   - Я рассмотреть просто не успела.
   - Обойдёшься! - показывает кулак Марина.
   - Эр, объясни, что тут происходит? Я не подушками пришла швыряться, - от второго снаряда Софи всё-таки уворачивается.
   - Марина не хочет, чтобы на неё смотрели, так на меня взгляни, - Эр делает всем телом танцевальное движение. Поворачивается несколько раз, - правда, красиво?
   - Очень оригинально. В твоём вкусе. Где такое делают?
   - Это по моему эскизу вообще-то, - надувает губки разноглазая.
   - А Марина тогда где такое взяла? Не поверю, сестрёнка, что ты начнёшь тратить деньги на золото.
   - В праве мне побыть немного девушкой ты отказываешь?
   - И в мыслях не было. Стиль, скажем так, одежды несколько не твой.
   - Стиль, как раз к любой фигуре подходит, - обижается Эр.
   Софи бросает взгляд то на одну, то на другую. Начинает о чём-то догадываться.
   - Эрида, это твои штучки. Только не говорите, что есть ещё третий комплект вот этого.
   Ответом гнусная ухмылка Марины с энергичными кивками.
   - И Эр очень хотела на тебя в таком виде посмотреть.
   Третий ящик с содержимым предъявлен на всеобщее обозрение. Усмехнувшись, Софи начинает раздеваться. Выражение лица Эр надо было видеть.
   Марина недоуменно хмыкает, заметив золотую цепочку на талии сестры. Зачем носить то, чего не видно? Или есть ещё счастливцы, для кого такое зрелище предусмотрено, кроме одного всем известного? Бельё-то у Софи уже давно совсем взрослое, кружевное полупрозрачное с завязочками и завитушками в самых интересных местах.
  
   Софи перед зеркалом стоит. Улыбается всем трём отражениям. Изгибается всем телом от макушки до пяток.
   - Здорово ты, Эр придумала. Жаль, я мало танцами занимаюсь. В таком можно было бы выступить.
   - Тогда все точно не на танец смотреть будут. Особенно, если это выступать будешь именно ты.
   - Босиком и профессиональные балерины выступают, - Замечает Эр, - И про некоторых говорят, на очень закрытых вечеринках танцуют только в браслете, оттуда, якобы и деньги.
   - Ха! Думаешь я не знаю, твой отец чуть ли не единственный в определённой среде, кому никогда ни одной балерины в содержанки не записывали.
   - Это было бы интересно, - просто замечает Эр, - все говорят, долго без подруги плохо. Без близкого друга - тоже.
   - Может к танцам вернёмся, - бурчит Марина.
   - Давай! - переключается Эр, - Софи права, в таком станцевать было бы здорово. Или номер какой-нибудь акробатический выполнить. Вот так, втроём.
   - Сама же знаешь, никто из нас этого делать не будет.
   - Знаю. Потому и грустно. Может, как-нибудь в 'Сказке' просто походим в этом?
   - Мы подумаем, - на всякий случай за двоих отвечает Марина.
   Эр всё-таки показывает, как можно некоторые цепочки отстегнуть.
   - Золотые чулки и перчатки. Честно признаю, такого у меня ещё не было.
   - Дурное дело не хитрое, - хмыкает Марина, - Пантере идейку подари. У неё такого точно нет. Может, сбыт наладит.
   - Я ей эту идею ей продам. И имя своё разрешу поставить!
   - Э-э-э, ничего, это всё Эрида придумала, и права у неё. Даже у вашей братии за присвоение чужого творчества бьют. Иногда даже тяжёлым и по голове.
   - Марина, Пантера человек честный, я, временами тоже. Скажу ей, это Эриды - и будет стоять её имя. Сама ведь ничем таким заниматься не будешь?
   - Нет. Я не для показа это придумала. Нарисовала похожих на нас, танцующих нагими у костра в вечерних сумерках. Поняла, чего-то не хватает, сначала думала о капельках воды. Потом из них получилось такое.
   - У тебя пока лежать будет?
   - Не знаю, как ты, Сонька, а я к себе унесу. Я, как хомяк, всё своё тащу в норку.
   - Забирайте, конечно. Для вас же и было сделано, - вздыхает, - теперь снова ждать надо, когда ночи опять тёплыми будут.
   Софи берёт Эриду за руку.
   - Обещаю тебе, тогда ты нас в этом у огня увидишь.
   Марина спорить не стала.
  
  
   * * *
  
   Странноватой формой любви к холодному оружию Эрида заразилась от Марины. Только недавно от соправителя Херктерент узнала - увлечение сыграло в жизни дочери самую положительную роль. Глазёнки горели, глядя на вертящуюся, как юла, подругу.
   Став больше двигаться, старясь хоть как-то угнаться за Мариной, дочь соправителя стала меньше болеть. Сердце стало здоровее.
   Отец сначала сам подбирал клинки полегче. Потом с радостью махнул рукой. Дочь смогла сначала поднять, а потом и начать крутить вокруг себя материнский меч. Собственное прошлое вновь всплыло в памяти соправителя.
   Единственный страх смелого человека - лишиться главной памяти о любви всей жизни. Страх отступил, отступил далеко, если не умер.
   Благодаря считавшейся одно время безумной, дочери Императора. Сам Херт даже в возможность безумия женщины Чёрного Еггта не верил. Среди них всякие бывали, историю соправитель отменно знает, храбрые, злобные, жестокие, как правило, хоть в одной области, но потрясающие умные. Гениальность и безумство в чём-то сродни, вот только, никто из них этой грани так никогда и не перешла.
   Попросил о помощи - сделала всё, что могла. И добилась, хотя Херт с недавних пор подозревать стал - ЕИВ младшей дочери стал побаиваться. Слишком уж из неё стало лезть всякое, красочно в исторических трудах расписанное. Еггтовское.
  
   Есть некоторые опасения, дружба девочек может стать куда более крепкой, чем следует. Пока он вмешиваться не собирается, и не факт, что впоследствии вмешается. Про женщин-Еггтов слухи о подобном чуть ли не с молодости Дины III ходят, да и про Вторую поговаривали...
   Еггтов и сейчас прилично. У соправителя дочь - одна!
   Что бы там про них не говорили, но есть и сомнения серьёзные - прямая женская линия Еггтов с тех пор тянется не прерываясь. У той же Дины II дети были. Так что, одно другому препятствием быть не может.
  
   Неудачные беременности, заканчивающиеся на ранних сроках, многих женщин начинают сводить с ума, некоторых и сводят вовсе. Медицина может многое, с каждым годом всё большее, но она не всесильна.
   У заклятых врагов особо тупые женщины с подобными проблемами даже по так называемым 'святым местам' отправлялись, кости тухлые целовать, да самыми разными частями тела к ним прикладываться.
   Тема, что куда кладут или засовывают, была неисчерпаемой темой для анекдотов в среде грэдских медиков. Херт знает их все.
   Жена плотно занялась медициной. Звание академика было получено за собственные заслуги, а не в качестве жеста вежливости по отношению к влиятельному лицу.
   Сама и сказала, роды убьют её. Херта она в последний раз в жизни поразила. Своим мужеством, пусть речь и шла преимущественно о женской проблеме.
   'Если кто-то приходит, кто-то должен уйти', - вспомнила древнюю мудрость.
   Дочь даже не успела увидеть.
   Могущественный соправитель был бессилен.
  
   Светила грэдской медицины все знали друг друга. Соправитель лично знал только некоторых, зато, по именам - всех. Уж про разногласия сколько наслушался... Острый ум юной наследницы Великого Дома с годами стал потрясающе циничным.
   Зная, что её ждёт, писала письма к не рождённому ребёнку. Содержимого не скрывала, только просила, раньше определённых лет не отдавать. Заодно, поминала коллег, прося запомнить, с кем из них никогда не связываться, даже при наличии у ребёнка профильных заболеваний.
   Зная всё о своём здоровье, не сомневалась, девочка (мечтала о дочери) будет болезненной.
  
   Как-то раз уже подрастающая дочь Императора поделилась удивительной вещью, обнаруженной в письмах. Эр этого заметить не могла, она и так была адресатом. Но Марина обнаружила ― письма были написаны не абстрактной нерождённой девочке, а словно той самой Эриде, какую они оба прекрасно знают. Были фразы, какие мать Эр никак знать не могла, ибо их подружки придумали. Юная циничная Змейка даже сообщила Херту, не скажет подруге, если узнает, письма пишутся в настоящее время нанятой им профессиональной писательницей, а то и им самим. Ни в чём разубеждать Марину соправитель не стал. И так знает лучше всех, насколько девочка неправа.
  
   После смерти жены прошло несколько лет. Совершенно случайно в разговоре с ЕИВ мелькнуло знакомое имя. Херт насторожился. Он привык верить специалистам в соответствующих отраслях. Умершая жена в своей области спецом была одним из крупнейших. И этого светилу в области психиатрии просила не подпускать к ребёнку ни при каких обстоятельствах. Жене Херт верил, зла младшей дочери Императора не желал.
   Кого там канцелярия МИДв набирает в придворный штат соправителя интересовало постольку-поскольку. Но чин придворного врача у человека, совершенно не вызывающего доверия соправителя... Врача при маленькой девочке, страдающей вроде бы профильным заболеванием.
   Поэтому он счёл своим долгом изложить Саргону мнение покойной супруги об этом человеке. Император поблагодарил. Внешне больше никак реакции не проявил, но Херт знал, к сведению принял.
  
   Вскоре в Загородном грянула гроза. Херт почти сразу узнал - светилу на чистую воду вывела Чёрная Жемчужина Кэрдин. Пусть так, но зависевшее от него тоже было сделано.
  
   К многочисленным 'делам' в секретном отделе ещё одно было добавлено через пару дней после рождения у Императора дочери. Уже несколько лет уровень 'дела' повышен до 'высокой важности'. Означает, информацию следует учитывать из любых источников. Девочка перешла в категорию тех, с чьим мнением придётся считаться. Она - будущий политик, или же, Херт совершенно в людях не разбирается. И с ней, как с политиком ему ещё предстоит столкнуться.
  
   В секретные императорские эксперименты был посвящен, от процедур - не отказался. Жене тоже предлагал, она вопрос изучала, но уяснив не изученность влияния процессов на репродуктивные функции женщины, сказала чёткое 'нет'. Сомневаться в принятии решений могла долго, но раз сказав, ничего не меняла никогда.
   По крайней мере, умерла, зная у девочки на десятки лет вперёд будет надёжный оплот.
  
   Тогда Саргон был вторично вдов и переговоров о браке ни с кем не вёл. Известный покоритель женских сердец, тем не менее, вполне мог понять искренние чувства других людей. Зная про любовь соправителя, потому и предлагал им обоим.
   Вот Кэретте так и не предложил, и после недавних событий, можно не сомневаться, и не предложит. Ресурсы в наличии ещё имеются, другое дело, пополнение невозможно.
   Будь жива вторая жена Императора. Её-то он по-настоящему любил, слишком уж много энергии и жизнерадостности было в юной автогонщице, напрочь отсутствовало что-либо тёмное. Вот ей бы он предложил все эти процессы пройти. Но технологии были открыты уже после её гибели.
   Хотя, будь она жива, никакой Марины Саргон и вовсе бы не было.
   И тогда не факт, что Эрида дожила бы до сегодняшнего дня.
  
   На случай неизбежной на войне случайности, всё предусмотрено. 'Завещание' храниться в минюсте, заверенные копии есть у ЕИВ и соправителей.
   Опекуном дочери Саргон указан прямо. Причём - без жены, хотя во время составления 'Завещания' ситуация в монаршей семье опасений не вызывала.
   Принадлежность некоторых титулов - оставлены на усмотрение ЕИВ.
   Юристы поименно перечислили всю дальнюю родню самого Херта и жены, нашли даже некоторых, кого он не помнил совершенно. Всем им завещано по серебряной 'Дине' каждому, в переводе с юридического языка на обычный - ничего.
  
   Бронированную штабную машину бомбой перевернуло водитель, радист, два офицера связи погибли, третий получил переломы множества костей. Херт отделался контузией. Только тогда окончательно Императору поверил.
  
  ========== Глава 15 ==========
  
   Глава 15.
  
   Софи чуть про Новогодний бал не забыла. Как говорится, с кем поведёшься. В 'генштабе' календарь собственный, 'война' - важнейшее событие, всё остальное подготовке к ней посвящено. Девушки недостатки друг друга не обсуждают, все примерно одинаково машинным маслом перемазаны.
   Софи хоть иногда на календарь поглядывает. Не то был бы шанс не успеть к празднику от копоти отмыться. Ладно, хоть с Пантерой давным-давно договора заключены, и уже всё подготовлено. Псевдо побеги уже не интересны, но и одной ехать не хочется. Позвать можно кого угодно, все дела моментально отменятся, стоит Софи появиться.
   Только вот дело в том, хочется чьего-либо не примелькавшегося общества. Хм. Кандидаток ровно одна ― новенькая Эорен. Правда, это она для других новенькая, Софи её с раннего детства знает. Дружбы не было, но и не ссорились никогда. Несколько лет не общались.
  
   Из зловредности и нелюбви к предателям Софи хотелось, чтобы Эорен оказалась недостаточно умственно развитой, или попросту дурой. Из разговоров с Яроортом ничего интересного не вспомнилось. Есть сестра и есть, толку от нее никакого, вреда, в общем-то, тоже. На приёмах у соправителя бывать приходилось, но с Эорен там не встречалась. А слухи на то и слухи, чтобы им не верить. Та же Марина живое подтверждение.
   Достоверного немного - характером не Динка, ростом - жердь, внешностью - сушёная рыбина. Но вот мозги, к некоторому разочарованию Софи, оказались далеко не сушёными. По учёбе достаточно быстро оказалась в верхней половине списка. Кажется, единственная, кто на все сто придерживается школьного распорядка. Школьный ящик всегда пустует. По каким дням бывают письма от родителей, известно чётко. С Яроортом обмениваются дежурными отписками по праздникам. Впрочем, принц и так сестёр всерьёз не воспринимает.
   Бывает Эорен ровно в трёх местах: классы, библиотека и комната. Всегда и все задания сдаёт точно и в срок. Откровенно плавает разве что в литературе, но там принципиально никогда не ставят отрицательных отметок. Любое, даже самое странное задание, Эор всегда выполняет. Видимо, где-то вычитала, каков должен быть минимальный объем сочинения в листах. Ровно столько и сдаёт.
   Единственная кто ходит исключительно в школьной форме. Браслет девушке её статуса соответствующий, но и только. Напоказ не выставляет, других украшений не носит.
   В столовой сидит всегда одна. Бойкот не заподозришь при всём желании. Новенькие в 'сордаровке', да ещё в середине года явление редчайшее. К выпускному классу все уже на группочки поделились, сидят со своими.
   Именно своей правильностью почему-то и кажется неправильной. Софи блестяще анатомию знает, и сразу отмечает, несмотря на рост, в физическом развитии Эор сильно отстаёт от сверстниц, упражнения выполняет с трудом. Удивительно всё это, она же почти всю время в 'кошачьей' училась, где уклон в физическую подготовку ого-го какой! Мальчики выпускного класса там просто загляденье. Да и другие классы неплохи, вряд ли Марина теперь сможет отколотить кого из ровесников. Хотя, кто знает... Херктерент же бешеная.
   Как там она вообще выжила? У них же командные соревнования распространены, а с Эор можно проиграть всё что угодно. Хотя, дочь соправителя очень вынослива, может, это и спасало?
   С ней пытались познакомиться, цинизм - сильнейшее из чувств, какой бы страхолюдиной и дурой она ни была, того что дочь своего отца это не отменяет. Девушки дружно сочли дочь соправителя самым скучным человеком школы. Парней она сама как огня боялась. В другом месте это могло бы пробудить охотничий азарт. Но тут сыграла свою роль женская солидарность, и от навязчивого внимания Эор оказалась избавлена.
   Как и про любого человека, имеется ещё особое мнение Эриды, но как и всегда оно только Мариной и её группировкой учитывается.
   Софи привыкла, может легко прочесть любого человека, найти его сильные и слабые стороны, но тут загадка, словно и нет никаких сторон. Загадки должны быть разгаданы.
   Первый человек из известных Софи лично, кто вот так резко порвал со своей прежней жизнью. Причём, по своей воле и в самый неподходящий момент.
   Старшая Херктерент легко может представить, каково это резко сменить окружение. По своей воле такого делать не стала. Сложись как-то иначе обстоятельства - отношения установила бы очень легко.
   У Эор отношения на старом месте не сложились до звериной ненависти и статус не помог. Здесь за полгода она, по крайней мере не успеет обозлиться. Банально, Динка не даст. Софи видела их несколько раз гуляющими вместе. Чинно идущая старшая и носящаяся кругами, кидающаяся снегом, младшая. Ну, просто линкор первых серий и новейший эсминец!
  Попалась и довольная Марина. Живой хвостик по имени Динка на время от неё отцепился.
   Если вспомнить, с какой скоростью Динка говорит, нескольких дней ей вполне хватило, чтобы выложить сестре события нескольких месяцев чуть ли не по минутам.
   Опять за Марину не уцепиться. Уже Новогодний Бал на ближних подступах, и все только о нём и думают. Вот и отличный повод поближе с Эорен познакомиться. Пару раз вытащить её в столицу по магазинам пройтись. От любой прогулки в обществе Софи ещё никто не отказывался.
  
   Дав Эорен предновогодние каталоги посмотреть, Софи чуть не села, где стояла, услышав от принцессы 'дорого' про обычные для людей их статуса по цене, вещи. Сама Софи в ценах разбирается, для себя может купить что угодно, но на людях появится только в вещах определённой ценовой категории.
  Саргон позволял дочерям тратить во много раз больше, да и Кэретта могла выделить любую необходимую сумму. Тут же очередной перебор со строгостью. Или же это отец решил Эорен за что-то серьёзно наказать, проучив подобным образом? Надо бы разобраться, когда. И за что именно. Устроить историю дочь соправителя вполне способна, блестяще доказала недавно. Гипотетической дочери Софи за подобное предательство своей школы влетело бы крепко.
   - Как давно тебе тебе разрешено столько тратить в месяц?
   - Всегда так было.
   Тогда, получается, родители над ней просто поиздеваться решили? Иначе такой минимум никак не объяснишь.
   - Дине сколько выделяется?
   - Столько же.
   Что-то совсем непонятно становится. Зачем так издеваться?
   Это в школе, по понятным причинам, 'Пантера' самая распространённая марка. Софи много где желанная гостья, блистать обязана. Но Эор - нечто, абсолютное неумение за модой следить. Единственное, чему её в полувоенной 'кошачьей' научили - одеваться аккуратно и с подчёркнутой строгостью, что не всегда уместно.
   Причём, совершенно неоправданные, особенно по отношению к совершеннолетней Эор.
   Её у Пантеры запереть бы на несколько дней- что-то и могло бы получиться. Младшая Ягр сумела бы Эор в красавицу превратить. Даже денег бы не взяла. Тут взыграла бы профессиональная гордость и, как ни странно, солидарность Великих Домов. Человек определённого статуса не может выглядеть плохо.
   Неряшливостью Динка подражает Марине. Вот только, Софи давно разобралась, сестра намеренно такое впечатление на окружающих производит. Не просто так форменной разбойницей выглядит. Образ самой себе создала, старательно следует. Большинство верит. И ведь большинство на прошлогоднем Новогоднем Балу были, Марину там видели.
   Но как огни погасли, все опять словно забыли, на что Младшая Херктерент способна.
  
   В этом году Софи опять решила блистать. С Младшей как-нибудь справится, а остальные ей вызов бросить просто побоятся.
   - Я не пойду, - Эор сидит за столом в абсолютно стерильной комнате. Софи невероятным кажется, как такую чистоту можно поддерживать. Зайди кто, когда хозяйки нет, решит тут вообще никто не живёт.
   Это что-то новенькое! Дочь соправителя не выглядит сколько-нибудь жизнью пресыщенной, скорее, наоборот. Плюс из тех, кто односложные ответы предпочитает, как самые простые.
   - На старом месте разве не устраивали?
   - Устраивали. Но чтобы туда попасть, надо было за полгода определённое число баллов иметь. Здесь у меня никаких нет. Да и там не добирала никогда.
   - Здесь вам не тут, - вспоминается совместная шуточка Марины и Сордара, - у нас всем можно приходить. Тебе в этом году надо быть особенно, победу во многом благодаря тебе празднуем. Да и последний это для тебя из таких балов.
   - Если пойду, то для меня сразу два будет - первый и последний.
   - Тем более, стоит идти! - 'Мне показалось, или впервые в жизни вижу, как Эор шутит? Или, думает, на выпускной её тоже не пустят?'
   - Мне надеть нечего, - сколько раз подобное слышала, но это тот случай, когда чистую правду говорят. Видела уже содержимое шкафа. Там совсем немного места занято, и ничего парадного нет. Всё разложено в идеальном порядке, всё чистенько, только Софи показалось, неуловимо пахнуло казармой.
   Против казарм Софи в общем-то, ничего не имеет. Вот только некоторым людям там не место.
   - Поедем к 'Пантере'.
   - Нет денег, - ни малейших эмоций, хотя Софи приходилось истерики видеть после этих слов.
   - Ты тоже ничего не знаешь? - это уже дурной традицией становится.
   - Не знаю чего?
   Пришлось рассказать. Снова ноль эмоций.
   - Мне собираться? - словно разрешения спрашивает. Хотя, нет, другое. Флагманский линкор поднял сигнал, задача крейсера ― выполнять. Софи по формальным признакам старше, значит спорить Эор вообще не будет. Интересно, а она вообще спорить умеет? Ибо насколько известно, она либо молча делает, либо не делает, никогда не пытаясь чего-то вытребовать.
   Разительный контраст с обожающей препираться ради самого процесса младшей сестрицей.
   - Через сколько времени выходить?
   Софи знает, сколько способны собираться некоторые, даже если сама она куда-то зовёт. Эор явно не из разряда копуш, в 'кошачьей' быстро приучают собираться как в армии. Но тут есть некоторые умелицы, у кого 'скоро' может растянуться на несколько часов. Бросает наугад.
   - Четверти часа хватит?
   - Вполне.
   Самой Софи только шубку накинуть. Машина МИДв уже вызвана.
  
   Эор появляется ровно через отпущенную четверть часа. Пальто напоминает покроем шинель. Яловые сапоги похожи на армейские, с такой же высотой каблука. Каракулевая шапка тоже подражание армейской ушанке, вот только их из другого шьют. Материал шинели отменного качества, такой на генеральскую форму идёт. Софи сразу понятно ― это у Эор со старой школы форменное. Херт на 'кошачьей' не экономит, хотя стоило бы форму заказывать у кого-нибудь со вкусом получше.
   На пальто заметен след от споротого герба. В 'сордаровке' ношение школьных эмблем на одежде по желанию. Обязательно только по праздникам. В 'кошачьей' даже в личное время без формы ходить нельзя.
   Хм. У Эор даже перчатки форменные и сумочка с гербом кошачьей, не догадалась, как его отодрать, хотя и пыталась. Неужели у неё другой сумочки нет? Очень на то похоже.
  
   Софи сидит развалившись на заднем сиденье. Шубка полурасстёгнута. Эор ни одной пуговицы не коснулась, и даже перчаток не сняла. Проверить надо немного на предмет отношения к правилам. Очень уж оно серьёзное. Особенно, на фоне сестрицы, этого слова просто не знающей.
   Закурив, протягивает Эор пачку.
   - Будешь?
   - Запрещено правилами.
   Ответ вполне ожидаемый, только Софи не удовлетворяет.
   - Ты же взрослая, тебе везде продадут. Мы не на территории школы, и ничего не нарушаем.
   - Я не хочу.
   - А пробовала?
   - Нет. Было запрещено.
   В 'сордаровке' курение тоже под запретом, но сигареты водятся у многих. Да и смотрят на это нарушение чаще всего сквозь пальцы.
   'Кажется, про мальчиков спрашивать её глупо. Просто не поймёт. Тут её сестрица и то подкованней может оказаться. Хотя, как говорил ЕИВ, в тихом омуте твари водятся, но тут явно случай другой. Если не забуду, надо будет вытащить её в гости к кому-нибудь, благо на этих каникулах она точно в школе не останется'.
   - Ты не боишься встретить в городе старых знакомых?
   В чертах лицах мелькает что-то от отца или старшего брата.
   - Что они мне сделают? Я устала бояться. Знала на что иду. Встречу, не встречу ― мне всё равно. Их для меня больше не существует.
   Софи хитро щурится.
   - Они могут и по-другому думать.
   - Мне всё равно, - снова режим 'ноль эмоций' включён.
   - Всё-таки, не могу понять. Ты несколько лет почти всё время с ними проводила. И так резко пошла на разрушение всего. В подобных местах связи завязываются очень надолго. Часто друзьями или врагами становятся на всю жизнь.
   - Ничего не было создано, нечего и разрушать. Тебе, наверное, говорили, как я их всех ненавижу. Вряд ли Дина смогла передать, насколько сильно.
   - Вопрос в том, насколько ненависть обоснована. В твоей старой школе как-то не было моих личных врагов.
   - А в других местах?
   Софи нехорошо щурится.
   - Там имеются. Очень уж клеветников ненавижу.
   - Настолько, что хочешь убить?
   - Некоторых - да.
   - Вот и я убивать хочу. Тех, кто стрелял в меня.
   - Патроны были холостые.
   - А если бы нашёлся кто-то, столь же находчивый, как твоя сестра? Тогда бы я с тобой не разговаривала.
   - Вообще-то, снаряды - плоды моей находчивости.
   - Какая теперь разница?
  
  Во 'Дворце' по-прежнему всё сияет и блестит. Внутри. Снаружи стопроцентное затемнение, даже камуфляжная маскировочная сеть над улицей натянута. Софи приходилось видеть фото этой части города с воздуха. Переплетение узких улочек. Ничего общего с привычными планами столицы. Замаскировались на совесть.
   Софи машинально отмечает, как смотрится в зеркалах. Смотрится она, и откровенно странное впечатление производит Эор.
   На госпожу и служанку они не похожи. Дочь соправителя считай, в военной форме без знаков различия. Школьную форму мало кто опознает. Это не примелькавшиеся 'сордаровки', являющиеся одним из символов столицы.
   Будь Эор постарше, могли бы принять за выздоравливающую раненую, решившую погулять в городе.
   Софи замечает, Эор может ходить куда быстрее, но старается держаться чуть сзади.
  
   К Пантере прибывают точно вовремя. Софи опаздывает только когда ей это может быть выгодно. Младшая Ягр выглядит совершенно обыкновенно, то есть, ослепительно блестяще.
   'Сразу ясно, кто тут Звезда, а кто пока ещё звёздочка', - с лёгким раздражением думает Софи, - 'Как только она ухитрилась с Кэреттой не поссориться? Первая красавица в стране может быть только одна, а у нас ещё Кэрдин есть. Хорошо, хоть Эор даже в будущем не сможет ни на что претендовать. Поэтому и надо её во что-нибудь приличное превратить, пока не начали с известной субстанцией смешивать, как у нас в определённой среде, делать умеют'.
  
   - Даже странно, что она никогда у меня не бывала. С её матерью я неплохо знакома.
   - Будет время, я тебя с их младшей познакомлю. То ещё сокровище.
   - Я с ней знакома, были они у меня недавно. Снимки пока придерживаю пойдут на весеннюю коллекцию.
   - Хм. Они все ещё не взрослые, - с непонятной интонацией констатирует факт Софи.
   - Разрешения законных представителей получены. В том числе, и на дальнейшие съёмки. Деньги за предыдущую уже перечислены на их школьные счета.
   - Когда ты успела?
   Младшая Ягр пожимает плечами.
   - Пантера я, или кто?
   - Интересно, что Динкин отец написал в разрешении?
   - Ответ был от лица матери. Ей, по-моему, просто наплевать. Лишь бы ничто действующему законодательству не противоречило. Моя же репутация безупречна.
   - Глянуть те снимки можно?
   - Нет. Я им обещала.
   Софи в точности как сестра, щурит один глаз.
   - Или это твоим коммерческим интересам противоречит, у меня ведь фотографическая память.
   - И это тоже, - невозмутимо отвечает Младшая Бестия, - незачем плодить врагов там, где можно завести друзей.
   - Если уж о дружбе заговорили, а показывать не хочешь, то я хочу сняться в том же и у тех же. И сразу дам разрешение публиковать где хочешь! Это возможно?
   Ответить Пантера не успевает. Торопливо подбегает одна из уходивших с Эор девушек.
   - Госпожа, подойдите. Возникли сложности.
   Ягр срывается с места чуть ли не бегом. Софи - за ней.
   Хорошо знакомая круглая примерочная для самых важных клиентов. Яркий свет, блеск огромных зеркал, золоченого дерева стойки с одеждой. Прямо на полу сидит и плачет, обхватив лицо руками, Эорен в одном белье и чулках. Софи сразу замечает - вещи не школьные, а как раз 'Красная кошка'.
   Пантера деловито плюхается рядом. Обнимает девушку. Та резко дёргается, но разглядев кто, только прижимается сильнее.
   - Почему... Почему никто мне не говорил, - снова всхлипывает, - что можно быть и такой. 'Уродина', 'жердь', 'пустоцвет'... А то и похуже.
   Софи удивлённо хлопает глазами, неужели у Эор на самом деле могут какие-то эмоции быть? И она переживает из-за того же, что и многие.
  
   - С чего началось?
   - Увидела, я замужем, - отвечает девушка, ростом и телосложением похожая на Эорен, - спросила, есть ли у меня дети.
   - Ей уже четыре, если не ошибаюсь? - кивает Пантера.
   - Всё верно. Тут она и заревела. Точнее, закричала сначала. Мы растерялись.
   - Так всё и было, - всхлипывая трясёт головой Эор, - зачем, зачем они так со мной поступали? Все говорили, меня замуж никто не возьмёт, с такой фигурой все бесплодны. А она... - снова рыдания.
   Пожав плечами, Ягр достаёт портсигар. Внутри ампулы и таблетки. Протягивает одну Эор.
   - Выпей. Станет легче. Это из сестрёнкиного арсенала. Успокоительное. Как раз для таких случаев.
   - Часто приходится применять? - интересуется Софи.
   - Впервые за восемь лет. Аптечку обновляла полгода назад. Давно такого срыва не видела. Кто же тебе так, девочка, в мозги нагадил?
   Софи следит за взглядом Ягр. Стены украшены силуэтами пантер в прыжке. Пантера - тоже кошка.
   - Да! Они это! - слезы не высохли, но взгляд Эор пылает, нацелен туда же, куда у Ягр и Софи, - Травили! Не знаю, чего добивались! Они мне в спину стреляли!
  
   - Не верю. Это не я!
   Снова поворачивается между зеркал. На удивление, плавно. Динка бы волчком вертелась и орала что-нибудь.
   - Ты это, девочка. Неужели не знала, что и такой можешь быть?
   - Я Патера Ягр, заставлю тебя думать по-другому, - с позаимствованной у Бестии командной интонацией.
   Эор неожиданно вытягивается по стойке 'смирно'.
   - Слушаюсь! - совсем не шутит.
   'Я могу сделать с тканью всё, что угодно', - вспоминается Софи чьё-то высказывание, приписываемое Пантере, хотя сама Ягр утверждает, так никогда не говорила. Зато, именно так всё и делала.
  
   Эор уводят остальную одежду подбирать.
   - Ты знаешь, размер её трат очень серьёзно ограничен. У неё нет возможности у тебя одеваться.
   На невозмутимом лице Ягр появляется что-то подозрительно похожее на удивление.
   - Ты не шутишь? У девушки её социального статуса, у принцессы, при таких доходах её родителей нет денег на Пантеру?
   - Представь себе. Борьба с излишествами сокращение расходов или как там это официально называется.
   - В данном случае, это никакая не борьба, а форменное издевательство. С младшей ситуация такая же?
   - Абсолютно.
   - С годами только вино улучшается. Не люди. Не думала скажу про кого-то из них старый скряга.
   - Не думаю, что люди в этом возрасте способны меняться в какую-либо сторону.
   - В этом что-то есть. Знаешь, напишу на днях их матери. Натолкнула ты меня на мысль, финансовый отдел их канцелярии нуждается, как минимум, в проверке. Но это потом, пока же на неё всё то же, что и на других 'сордаровок' распространяется.
   - Как ты до сих пор не разорилась?
   - Софи, я и без субсидий от МИДв получаю очень хороший доход. Одежда, причём разных ценовых категорий, обувь, духи и косметика, бижутерия, ювелирные изделия. Война войной, а женщины есть женщины.
   - Не трать они столько на тебя...
   - Войну бы выиграли, - заканчивает Пантера, - Марина мне это уже говорила. Если уж на то пошло, мною переведены в фонд обороны средства на постройку двухсот танков.
   - Не так много за три года.
   - Это последняя разовая акция. До этого другие были.
   - Тогда снимаю обвинения. Могла бы и постройку пятой 'Принцесс' оплатить.
   - Для меня очевидно - исход этой войны решится на суше.
   - Я так на спуске линкора в своё время и не поприсутствовала.
   - Успеешь ещё. Это не самое весёлое событие. Я спускала на воду крейсер, названный в честь одного из сражений Великой Кэрдин. Недавно снова была на спуске корабля с тем же именем. Первый погиб в ночном бою в начале битвы за Большую Дугу. На спуске были члены экипажа первого крейсера. Демобилизованные по ранениям. Тебе стоило бы глянуть для снижения градуса восторженности. Шрамы от ожогов вещь крайне неживописная, лечить их очень долго.
   - Да вы, что, сговорились! - Софи возмущена до крайности, - Сначала Марина в ожоговый центр по приглашению Сордара съездить предлагает, теперь ты подключилась.
   - Война всех касается. Там были стрелок и штурман со сбитого накануне крейсерского самолёта-разведчика, их эсминец подобрал. Из присутствующих они сильнее всех обгорели. Хочешь, фото с ними покажу, где они вместе вдвоём со мной? Флотская цензура большую часть снимков не пропустила, но мне отказать не смогли. У них такие снимки тоже есть. Даже подписанные с именами. Я весьма известная женщина. Будет чем похвастать.
  
   - Марина столько раз жаловалась на отсутствие внимания к ней со стороны родителей. Кажется, она просто не осознаёт, насколько ей крупно повезло в сравнении с Эорен. Вот уж недостаток внимания полнейший.
   - Марина с ровесниками легко контакт устанавливает, а Эор несколько лет была одна сама у себя. Причём, это именно те года, когда в поддержке со стороны нуждаешься сильнее всего.
  
   Софи сразу определяет, голубое платье Эорен для присутствия на параде подходит, рядом хоть с самим ЕИВ будет замечательно смотреться, но для всё больше отдающего оттенком безумия школьного бала не годится совершенно. Этого самого оттенка необычности и не хватает. Даже странно для человека, не первый год 'Сордаровку' платьями обеспечивающей. Решила над Эорен подшутить в ягровском вкусе? Вроде бы Пантеру ни в чём подобном не замечали. Причёска к подобному покрою не подходит, для короткой стрижки совсем другой нужен, но в этом Эор вполне может не разбираться.
   - Что-то я не припомню такого в коллекциях этого года. Задел на будущее?
   Неожиданно отвечает сам Эор.
   - Нет, это из прошлогоднего. Я не модница. Совсем. У себя в таком походить попробую.
   - Мы за бальным вообще-то, приехали.
   Эорен воровато озирается по сторонам. Пантера понимающе хмыкает.
   - Так оно есть уже. Под меня подгонят уже готовое. Суеверие есть, первое бальное до события никому не показывать. Вот мне и захотелось... Как в романе. И... и боюсь немного, как бы кто испортить не попытался.
   - Тоже верно, - кивает Софи, - каждый год что-нибудь, да происходит, причём настолько случайно, что подозреваемых хоть сразу переводи в готовые диверсантки. В этом году просто необычайно тихо... Только тебя вряд ли зацепят. В статусе иногда есть и преимущества.
   - Излишне лучше не рисковать. Мне всё с происхождением связанное, пока только мешало.
   - Здесь твои вещи если кто и испортит, то Дина и не со зла.
   - Она образ такой создала и старается ему следовать.
   Такого про Кошмар Софи даже от Марины не слышала. На первый взгляд, Эор совсем не похожа на чуть глуповатую старшую сестру, всё время опекающую хитрющую младшую, которая давно уже маленькой и слабой притворяясь вертит старшей, как хочет. Хотя, в жизни всегда следует быть готовой к чему-то негативному.
   - Ты её, конечно знаешь лучше, но я бы не была настолько уверена.
   Пантера усмехается.
   - У вас у обеих младшие сёстры создали себя образы и играя ими, весьма ловко водят окружающих за нос. Настоящий облик и той, и другой весьма далёк от ими же навязанных о себе представлений.
   - Вот уж не думала, что они обе настолько хорошие актрисы.
   - Как одна из них выражается, 'думать за других - вредно'. Обыкновенные умения начинающего политика и человека из её окружения. Она и другой образ с лёгкостью себе создаст, если понадобится. Под свой образ в твоих глазах Марина всю жизнь умела подстраиваться.
   - Вот в Марину-политика, я, пожалуй, поверю. Да и во вторую - тоже.
   - Дина не такая, - не соглашается Эорен.
  
   Интересно, на Новогоднем балу кто-нибудь наберётся смелости Эорен пригласить? Или Динка весь народ вокруг сестры распугает?
   Предновогодний сумасшедший дом для Херктерент уже привычен. Эрида тоже относительно спокойна. Больше всех шума производит Динка, от неё всеми силами стараются защищать любые вещи, ибо она в состоянии сломать или испортить что угодно одним касанием.
  
   Что-то в группировке младшей Херктерент общее. Пусть платья у девушек разные, чувствуется какое-то сходство. И дело не в том, в одном месте сделаны. Многие работы Пантеры только клеймо и роднит. Стилей множество. Некоторые она и придумала.
   Бал блеском грозит затмить многие предыдущие. Принцип 'живём один раз' всё больше становится основным в Империи. Стоит блистать, ибо велик шанс сгореть. По школе ходят слухи, на организацию бала глава попечительского совета выделил денег впятеро больше обычного. Марина и Софи на все вопросы только загадочно отмалчиваются.
   Подготовка идёт полным ходом. Марине кажется, работает персонал МИДв чуть ли не из всех дворцов. О качестве работ можно не волноваться. Увольнение из МИДв - снятие брони, повестка в течении десятидневья. Люди для того сюда устраивались, что бы от войны отсидеться, и все должностные обязанности выполняются самым тщательным образом.
   МИДвовцы с каждым днём всё больше раздражают Марину. 'Дезертиром' пока никого не назвала, но это не надолго. Помнит пока, той грозной осенью немало легло на стол Саргона рапортов сотрудников МИДв с просьбой разрешить идти на фронт добровольцами. Император подписывал рапорта не глядя. Марина хорошо знает неофициальную причину - слышала присловье 'Незаменимых людей в стране довольно много, из них в МИДв нет ни одного'.
  
   Марина загадочно отмалчивается, когда пытаются разузнать, что за сюрпризы на бал приготовлены. Всё равно, никто не поверит, если просто скажет 'Не знаю!' Не знает на самом деле. Просто не интересовалась. Знает, может пригласить гостей не из школы. Только вот звать некого. Друзья детства будут здесь чужими, у Хейс сейчас экзамены. Может связаться с МИДв и всё разузнать. Вот только зачем?
   Пантере приглашение всё-таки послала, хотя и знает, той в тысяче мест надо побывать, причём далеко не во всех только развлекаться будут.
   Сама-то на этот раз подготовилась на совесть, опять же, спасибо Ягр, она даже для Динки умудрилась подобрать что-то приличное. Вот её сестрица - тяжёлый случай, хотя, по словам Соньки, у Красной Кошки они недавно вместе побывали. Стоит надеется, пошло на пользу. Через Эр слухи доползли, Динкина сестрица относится к тем, кто совершенно не интересуется противоположным полом. Якобы из-за ссоры с возлюбленной и настояла на переводе.
   Марина очень хотела узнать, кто так говорил. Эр, сообразив, сболтнула лишнего ни одного имени не назвала, ибо поняла, узнав кто, Херктерент побежит не драться. Она побежит убивать, притом с особой жестокостью. Даже не из-за клеветы. Лишь бы слухи не дошли до Динки, любящей сестру. Читала, бывают случаи, когда младшая обожает старшую.
   Оказывается, так не только в книгах бывает.
   Вот только Марине какое дело? Однако, воспринимает проблемы принцесски даже ещё не возникшие почти как свои.
   Про Эор напридумывали всякого даже не со зла, сколько по глупости, ни с кем её не видели. Школа переполнена слухами, кто с кем в каких отношениях и насколько далеко у кого с кем зашло. Вычленить из этого рациональное зерно - практически нереально, ибо одно сочиняется на ходу, а другое является частью тщательно разработанных историй и многоходовых комбинаций. Эор новенькая, толком про её связи ничего не известно. Раз неизвестно, надо что-то придумать.
   Бал похоронит большую часть слухов и сплетен, одновременно породив несколько вагонов новых. Настоящие, хотя бы на какое-то время, пары, появляются только там. Розыгрышами различной степени злобности даже Софи в этот праздник не занимается.
   Марина из-за специфического характера многое узнаёт не напрямую, а самыми причудливыми путями. Разбираясь лучше всех в одних вещах, оказывается потрясающе несведущей в других. Спасибо Пантере, кое в чём помогла разобраться. Но всё равно, оказывается вне определённых событий.
   В школе толком ни с кем не посоветуешься. Рэда и Коаэ ещё меньше Марины разбираются, Эр - это ни Эр, про Динку и Эор и говорить нечего. Динкерт - слишком подпевала Софи. Сама Сонька всё знает лучше всех, вплоть до того, многие отношения ей созданы или расстроены. Но к ней лучше не подходить - из-за специфического чувства юмора. 50% - поможет, 50% - с честнейшими глазами злобно подшутит. Марина лучше всех разбирается в оттенках сестрёнкиного настроения, но опять же не на все 100%. Нарываться на сестрёнкины проделки тоже не хочется.
  
   Рэда полуодета, в очередной раз платье примеряла. На столе, кроме украшений самой Хорт кое-что из золотого запаса Эр. Причём, не самая лучшая. Хм, разноглазая ещё не догадалась это всё подарить? С неё станется.
   - Всё налюбоваться не можешь? Глаз тебе подбить, чтобы сияла поменьше?
   Рэда смеётся.
   - Свой сбереги сначала.
  
   Марина в кресло плюхается.
   - Чего такое настроение хорошее? Убила кого?
   - Хотела, но обошлось.
   - Кого и за что?
   - Кого точно не знаю, за что - догадываюсь.
   - Это как?
   - Кто-то хотел в мой шкаф залезть, подозреваю, хотели платье испортить.
   - Это? - Марина кивает на кровать, где лежит обсуждаемый предмет, вроде бы повреждения не просматриваются, - Чаше стараются подправить лицо, но ты сама кому хочешь прикус выправишь.
   - Другого ценного у меня нет, хотя отец денег прислал, именно затем чтобы купила.
   - Стоп! Ты уверена, у тебя не деньги искали?
   - Абсолютно. Сразу в шкаф полезли. Ножницы потеряли, когда убегали.
   - Ты их спугнула?
   - Ага. С твоей помощью.
   - Это как?
   - Перцовку установила на уровне. Кто-то и получил заряд прямо в рожу. Похоже, ещё и нос о косяк разбила, когда убегала. Кровь на полу была.
   Марина придирчиво окидывает Хорт взглядом, вроде,всё как обычно, в смысле самые знаменитые части тела Рэдрии нисколько не уменьшились, а скорее, наоборот.
   - У кого ты парня увела? Или девушку? А то знаешь , что болтают про твою драчливость.
   - Если кто по мне и сохнет, сообщений про это не было.
   - Крысу поймать надо.
   - Ты знаешь как? По красным глазам уже поздно.
   - Подумать надо. Ведь кто-то может расстроится очень, если вещи испортят.
   - Сама знаешь, тут есть пять человек, к кому не влезет никто и никогда. Для остальных - есть Пантера, как предупреждала, если что-то испортишь, она заменит.
   Марина при себе держит, неуязвимых не пятеро, а трое. Рэде знать вовсе необязательно, насколько сильно Эор и Динка в деньгах ограничены. Живых денег у них надвоих больше, чем у Рэды сейчас, отец Хорт в столичных ценах ориентируется неплохо.
   - Что-то рано они по тебе ударили. Было бы хуже будь это через пару дней. Тогда можно и не успеть заменить..
   - Знаю. Потому хочу тебя, Марина попросить, можно до праздника платье у тебя полежит. Не хочу подлянки в последний момент.
   - Валяй, - Херктерент лениво машет рукой, - Только косметику держи у себя. Не люблю, когда по три часа красятся. И будь осторожна, подсыпать что-нибудь и пудру могут. Дрянь и в помаду или крем можно шприцем ввести. Во всяких химических паскудствах не только я хорошо разбираюсь, - Марина щёлкает пальцами, - Стоп! Дверь у тебя они ключом открыли?
   - Я не запираюсь. Думала, незачем.
   - Ты точно не помнишь, кому на любимую мозоль наступила? Ибо случаев крысячнечества не помню уже давно. Да и с известной мне крысой ты вовсе не пересекалась.
   - А кто она?
   - Не скажу. Мы, когда поймали, договор заключили, она унимается, а мы о ней не распространяемся. Жизнь не хотим дуре портить. На нарушении договора не попадалась, но всяко может быть. Я её потом проверю, а пока ты вспоминай. Повторю вопрос, может, увела парня у кого? Как посмотрю, это в школе сейчас самое популярное развлечение.
   - У меня нет никого! - бросает Рэда с непонятной злобой в голосе.
   - У меня тоже, и до совершеннолетия и не будет. Слишком серьёзные вещи нельзя на самотёк пускать, а старой девой останусь только если сама этого захочу.
  
   - Повспоминай, кого ещё зацепить могла. К примеру, подруги тех, кого ты в том году ножами угостила. Вполне могли что на тебя затаить.
   - Ну, так и попробовали бы меня ножом достать! Я с больной ногой оказалась быстрее, чем они со здоровыми.
   - Повторяю вопрос, кто именно 'они'?
   - Повторяю ответ: мне до того кто с кем, как и где просто не интересен.
   - Но ведь кого-то ты зацепила, и достаточно сильно, раз дошло дело до такого.
   Рэда пожимает плечами.
   - Что-то не идёт ничего на ум.
   - Вспоминай. Следующим могут зацепить кого другого. Или банально, испортить тебе не праздник, а всю жизнь, плеснув кислотой в лицо. Тут художников полно, химией многие пользуются.
   - На друзей сестры намекаешь?
   - На них - в последнюю очередь. Слишком умны, чтобы прямо тебе и Коаэ вредить. Но полностью их исключать нельзя, особенно, если вспомнить, художников прошлого, убитых клинками завистников.
  
   - Не намекаю, просто говорю. Это и по вам мог быть удар. Пусть вы неуязвимы, но, допустим я - вовсе нет. Вас некоторые ненавидят просто по факту существования. Вы имеете всё, о чём другие могут только мечтать. Причём, имели это всегда. Плюс, вы совершенно омерзительно богаты. Это один из сильнейших стимулов для ненависти. Даже у меня он был.
   - Глупо очевидное отрицать. Только ты относительно честная, в рожу старалась бить. Хотя, признаю, твою ненависть я сама спровоцировала, ибо драку я начала.
   - Ты, скорее, и так тлевшее, бензином полила.
   - На весь шарик злилась, вот на всех подряд злобу и срывала. Меня ведь на самом деле пытались убить. И я не уверена, что сейчас не замешаны те же самые.
   - Да как они здесь оказались?
   - Рэда. Ты же умная. Здесь полным-полно представителей старых домов. Там внутри далеко не везде бардачные взаимоотношения. Чья-то мать вполне могла о чём-то попросить доченьку или троюродную родственницу. Старые обиды не забывают очень долго. Еггты и отец персонально много кого наобижали и громадное количество судеб переломали.
  
   - Ты ещё скажи, тут мирренская шпионка может быть.
   - А вполне! Есть даже такой способ внедрения. Засылается достаточно молодой агент. По почте подаёт документы в престижное учебное заведение. При необходимости, лично сдаёт экзамены. Успешно учится. Потом уже с подлинными документами об образовании идёт в армию или поступает на госслужбу. Постепенно полностью обрастает всё большим количеством подлинных бумаг и наград. Становится практически неразоблачим.
   Как называется самая престижная школа в стране ты прекрасно знаешь. Это вполне может быть чьим-то первым этапом.
   - Чем же в таком случае им могла помешать лично ты?
   - Так всё просто: щенков убивать куда проще, нежели взрослых зверей. Мёртвый волчонок никогда не станет матёрым хищником. А я не из разряда дорогой мебели.
   - Если это так, как ты говоришь, то родственница Пантеры не соответствует занимаемой должности. И тебя это почему-то не волнует.
   - Не в моих полномочиях министров назначать. По тут сторону тоже неглупые люди сидят. Но если серьёзно, вероятность наличие такого крота именно здесь минимальна. Во-первых, возраст поступления. Да, шуточки про двенадцать и восемнадцать я знаю. Во-вторых: очень тщательно проверяют родню всех поступивших, сама же знаешь, набравших баллы куда больше, чем мест. Вот тут и идёт проверка родни. Она до полугода продолжаться может. Сама понимаешь, у меня биография чистейшая в стране, да и ты тут оказалась в том числе и из-за чистоты биографии родственников.
   - Как раз относительно данного пункта у меня серьёзнейшие сомнения.
   - Там критерии отбора другие. Тут и кроме тебя есть те, у кого родители в разводе, в другом браке или вовсе мертвы. Даже полные сироты имеются.
   - И ещё наши миррены имеются. Ты с ними общаешься. Может, среди них кто?
   Марина аж изгибается от смеха.
   - Ну, ты даёшь! Учебник внимательнее читать надо! Миррены через наших никого и никогда вербовать не будут. Там ненависть... Похлеще всего, что ты знаешь. Можешь мне поверить - никому вблизи меня вредить не будут ни при каких обстоятельствах.
  
   - Что, про этот триптих не слышала?
   - Слышала, репродукций не видела. Только карикатуры да статьи с руганью, причём и наши и их. Хотелось посмотреть, но когда у Эр бывала, всё как-то забывала.
   - Как говорится, хочешь что спрятать - положи на самое видное место. Вон же у тебя альбом современной живописи стоит. У разноглазой разжилась? Тут все его работы точно есть. Искусствоведы только недавно признали, кроме грэдского и мирренского у других народов тоже искусство существует, правда, самые известные мастера всё равно у великих культур учились.
   Картину находят быстро.
  На носу крейсера расположилось несколько офицеров и гражданский. Сам корабль в гавани, на берегах раскинулся крупный город. Если читать географические справочники - силуэты
  гор узнаешь легкою.
   Все персонажи, включая страдающего от жары мордатого пса, изображены с некоторым оттенком карикатурности. Жирный гражданский - чин из министерства заморских территорий, вполне вероятно, будущий губернатор. К нему почтительно склоняется генерал местной армии.
   Ошибок в изображении формы Марина не видит. Пропорции орудийной башни тоже не нарушены. Перекормленным хряком в котелке выглядит только гражданский. Офицеры больше похожи на поджарых гиен, собравшихся рвать добычу.
  Даже сквозит на лицах вошедшая в поговорки ненависть флотских к армейским. Грязно-зелёные мундиры армейцев колониальных частей. Сидящему армейцу стоит в руку ножик дать - смотрит на карту, как на торт, выбирает, какой кусочек отрезать.
   Снежно-белая форма моряков. Командир крейсера тычет тростью куда-то в центр карты страны. Его чиновник внимательно слушает, не обращая внимания на генерала за спиной.
   Один из офицеров смотрит на карту через пресловутый монокль в золотой оправе.
   У башни стоит, держа поднос со стеклянным бокалами, чернокожий матрос. Единственный, кто не несёт карикатурных черт. Просто человек, вынужденный прислуживать двуногим животным. Он их слышит, но из-за башни собравшимся невиден преисполненный ненависти взгляд. Авторское отношение к происходящему.
   Деваться маленькой стране некуда. Дымят на рейде два крейсера. С командиром одного придётся заключать договор, иначе на город посыплются снаряды.
  
   На второй картине триптиха три девушки со спины, заходящие в неухоженный дом старинной постройки. Этот триптих художника и прославил. Маленькой стране союз с великой державой ничего хорошего не принесёт. Богатые станут ещё богаче, бедные - ещё беднее.
   - Художники какую угодно трагедию могут проиллюстрировать изображением красивых девушек.
   - Что поделать, - хмыкает Марина, - так уж повелось, среди владеющих кистью и резцом любители красивых женщин всегда были в изобилии.
   - В наше время среди представителей этой профессии что-то много любителей мужских задов развелось.
   - Справедливости ради, художниц сейчас тоже куда больше, чем сто лет назад, а для них в таком интересе нет ничего предосудительного.
   Рэда рисовать не умеет, поэтому только криво ухмыляется в ответ.
   - Кстати, на картине точно не девочки. Во всех смыслах. Всё с точностью наоборот. Знаешь, как миррены любят писать: 'Мы были поражены на улице тем изяществом, с которым некоторые женщины умеют подбирать платье. Но не все делают это с одинаковой грацией, ибо если с одной стороны это искусство, то с другой, как и все красивые движения - это врождённый дар'. Художник общественному вкусу дерзил, рисуя красивыми уличных девочек лёгкого поведения. И в первую очередь, старался показать, неважно с кем страна заключит договор, в жизни этих девочек не изменится ничего.
   - Врождённая красота движений - это на две отличных оценки тянет. Так ловко обозвать миллионы людей неполноценными - уметь надо. Но с другой стороны, с чего ты взяла, что они проститутки? По мне так одеты сносно, да и дома обшарпанные, но далеко не руины с трущобами.
   - Рэда. Некоторые картины, как эту, нужно уметь читать. Как эту. Мирренские символы - это вообще что-то с чем-то, к примеру, на портрете женщины есть яблоко. Что значит?
   - Яблоко на портрете.
   - Не, тут всё сложнее и подлее. Значит - она уже начала половую жизнь, причём вне брачных уз.
   - Бред какой-то, но тут-то никаких яблок нет. Хотя, это дерево - вроде яблоня.
   - Совершенно верно. Но тут и более наглядный символ есть. В этой стране местный президент пожизненный об общественной нравственности заботится. Проститутку сразу должно быть видно по короткой юбке. Как здесь. Какой-либо вменяемой работы, кроме торговли чем-либо или собой в этом городе просто нет. Видишь, тут неплохой вид на город, местному сразу понятно, что это за район.
   - Ты так и не сказала, что на третьей части изображено. И почему её не выставляют.
   - Ха. Так всё не просто, а очень просто. Сюжет аналогичен первой, только дело происходит на нашем крейсере. Офицер точно так же на карту показывает, причём на то место, где у нас база сейчас. Точно такая же спесь и презрении на лицах. Два морских офицера и один из колониальных частей чернокожими изображены. Единственное такое уж важное отличие - возле башни стоит не стюард с подносом, а столик с бокалами, но даже бутылки те же самые.
  
   - С художником что стало?
   - Да ничего. И сейчас жив. К нам уехал, гражданство принял. Пожалованное именным указом ЕИВ. Переквалифицировался на историческую живопись из классической эпохи. Точностью и вниманием к деталям славится. Если у кого-то из персонажей есть странной формы шлем, можно не сомневаться - кто-то примерно в то время точно такой носил. Весьма моден, хотя и считается несколько старомодным. Хотя, как бы он жил без заказов от МИДв, я не знаю.
   - Надо думать, если есть заказы от МИДва, нет отбоя и от других заказчиков?
   - Сама как думаешь? В одной стране живём.
  
   Марина неторопливо направляется к Эрии 'Крашенной сучке'. Первой подозреваемой в крысятничестве. Мода была за год до рождения Софи на это имя. И результат - пять Эрий знакомых. Каждой какое-то дополнение к имени для себя пришлось придумывать. Причем не все эти прозвища знают. Софи ни до кого не довела, хотя со всеми согласна. Характеристики Херктерент точны.
   Дверь к себе кто запирает, кто нет. Некоторые ещё дома так делать привыкли. У других подобная привычка в школе органически выработаться неспособна. Так и не сподобилась выяснить, к каким принадлежит Эрия.
   Пинает с силой. Вот те на! Крашенная сидит на полу и рыдает. Перед ней на полу какой-то изрезанный кусок ткани. Засунув руки в карманы, Марина раскачивается с пяток на носки.
   - Утешать не собираюсь. Что случилось?
   Эрия дёргается, как от удара. Обеих Херктерент она после событий первого года ужасно боится. Слёзы не высохли, но в глазах только страх.
   - Вот. Кт... Кто-то изрезал... Я так ждала...
   Вот те на! Потенциальная крыса сама жертва.
  - Не реветь. Знаешь, кто это мог сделать?
   Задумывается. Чуть какое-то имя не называет. Кому другому и назвала бы. Но не Марине, знает, как у той от вранья голова болит.
   - Нет... Только могу сказать, кому я не нравлюсь.
   - Давай. Меня с сестрой можешь пропустить. Это в любом случае не мы. К тому же, ты не первая, кому хотели нагадить.
  
   - Марина. Ты будешь говорить, - выразительно смотрит наверх.
   - Не решила ещё.
   - Хотя бы можешь настоящих следователей позвать? Мне страшно.
   - С чего? Свяжись с 'Пантерой', размер твой есть, замену завтра пришлют.
   - Не в этом дело. Это уже не первый раз со мной.
   - Так! С этого места подробнее.
   Марина направляется к телефону.
   - Ты в Безопасность?
   - Пока нет. Софи только скажу.
   Судя по тому, с какой скоростью Старшая появилась, она в какое-то место себе двигатель от любимого самолёта научилась вставлять.
   - Всё в жизни должно иметь какой-то смысл, в этом же я ни малейшего не вижу, - сказала, выслушав Эрию и то, что шепнула на ушко Марина, - И всё это очень странно.
  
   Вроде как случайно деталь одежды или прическу заклятой подруге накануне бала испортить давно уже стало своеобразным соревнованием. Временами довольно жестоким, но всё-таки по правилам. Вот такой откровенной порчи чужих вещей не было никогда.
   Откровенного воровства вовсе нет, потому и не запирают двери. Бывали случаи, когда 'забывают' вовремя отдать взятую на время вещь, но они редки.
   Произошедшее нечто из ряда вон выходящее, особенно с учётом довольно раннего времени, и не все ещё в своих комнатах. Пострадавших может быть и больше двух, причём весьма нервных.
  
   - Не понимаю, какая уродина (я внешность имею в виду) решила всё это устроить? Что Эрия, что Рэда - обе не первые красавицы.
   - Не скажи, у Рэды спереди всё очень хорошо.
   - Даже чересчур. Кончай придуриваться, Марина.
   - Если серьёзно, то она зашла через пожарный вход...
   - Ты уверена, что это была именно девочка?
   - Абсолютно. После известных событий ни один мальчишка в 'змеятник' без приглашения носа не сунет. Инстинкт самосохранения у животных один из самых сильных.
   - Половой не слабее.
   - Для его удовлетворения есть масса более подходящих мест. Зайдя, она сперва зашла к Эрии, сделала всё, что хотела. Потом пошла к Рэде, но там ничего не вышло. У Хорт вторая комната на этаже. У этой были поражены глаза, так что, она побежала к себе их мыть. Уверена, из списка подозреваемых можно вычёркивать всех, кто на этом этаже живёт.
   - Завтра надо смотреть, у кого глаза красные будут.
   - Ха-ха! Ровно у половины, если не больше; одна занималась всю ночь, другая запоем читала, третья под луной гуляла, четвёртая, - тычет в сестру пальцем, - ядовитых красок нанюхалась.
   - Пятая, - Софи повторяет жест сестры, - всю ночь злоупотребляла неподходящими возрасту напитками.
   - Уверена, что нам стоит самим со всем этим разбираться? Можно много кого привлечь. Это если и не уголовное дело, то на грани.
   Софи ненадолго задумывается.
   - За гранью уже. По статье 'умышленная порча чужого имущества' дело заводят начиная с суммы в, - задумывается на пару секунд, - точно не помню, но платья от Пантеры точно дороже стоят. Но, тебе нужно ещё одно разбирательство вблизи нас? Причём такое, о котором все узнают?
   - Меня от прошлого до сих пор подташнивает.
   - Раздувать историю за стены школы будем?
   - Пока не вижу особого смысла. Но если пострадавших будет слишком много, кто-нибудь будет ранен, или хоть как зацепят Эриду...
   - В последнем случае, то, что от него останется будет уже непригодно для похорон.
  
  Нынешняя главная староста, как часто бывает с человеком, потрясающе гениальным в одном, потрясающе некомпетентна в другом. За наградами не гонится, те сами её находят. Но девушка совершенно не имеет столь нужных на её месте административных талантов, плюс трусовата.
   Софи ясно, говорить придётся именно ей.
  
   Кто же это так Рэду и Эрию не любит? Возможно, и другим бы не повезло, но неизвестная злоумышленница на ловушку напоролась. Смысла в порче вещей нет ни малейшего, от Паниеры замену очень быстро получат. У Эрии на следующий день новое платье было, на заказ и прошлого не шили, делать не стала, хотя и могла, взяла из готового, пусть и не сильно дешёвого. Интересно, Кэрдин знает о происходящем в школе? Безопасность детей первых лиц государства для Ягр совсем не пустой звук.
   Лезть же к Рэде может быть чревато получением топором по лбу и другими тяжкими и не очень телесными повреждениями.
   Не будь Эрия настолько косорука, Марина поделилась бы парой ловушек. Что-то взрывоопасное девушке давать - перспектива быть привлечённой по обвинению в непредумышленном убийстве Марину совершенно не прельщает.
   - Ты кого-нибудь подозреваешь? - вид у Софи настолько сотрудника Кэрдин напоминает, хочется достать планшет и карандаш, развернуть и начать вести протокол.
   Эрия называет имена вроде бы подруг, во всяком случае, их чаще всего вместе видят. С настоящей дружбой там напряженно, скорее сборище сплетниц, у кого плохо получается свой статус выпячивать. Впрочем, и тех, у кого статус был, Софи им кичиться отучила.
   Марина, поймав взгляд сестры мотает головой 'Не они', Софи чуть заметно кивает. Старое противостояние хорошо научила ловить малейшие оттенки в словах и жестах друг друга.
   Стиль выходки, конечно, от подруг Эрии, но удар по Рэд с потрохами выдаёт - это не они. Инстинкт самосохранения даёт о себе знать. Одно дело кусать равных, совсем другое - гавкать на кого-то из окружения принцесс. Они бы сами с удовольствием в это окружение пролезли, но Софи люди либо нравятся, либо нет. Разонравиться принцессе очень легко. Понравиться обратно ещё никому не удалось, для этого, самое малое, мирренский линкор надо потопить.
   Кто поумнее, стараются нейтралитет с обеими Херктерент поддерживать, жизнь штука длинная, Змеи - люди с очень хорошей памятью, ничего никому не забывают.
   Помнить почаще надо, Звезда может обогреть, может и сжечь.
   Все подруги Эрии в этом вопросе чрезвычайно умны. Нейтралитет строжайший, если случайно узнает, кто Рэде пакостил - тут же побежит одной из Херктерент докладывать, лишь бы на них не подумали.
   Их предупредить достаточно, какой вопрос интересует, узнают что - на тарелочке принесут.
   Бывает, жертва чьей-либо гнусности совершенно сочувствия не вызывает. И не скажешь, 'так ей и надо'. Личная неприязнь не отменяет факта гнусности и наличия жертвы.
  
   Покинув Эрию, сёстры отправляются в парк прогуляться.
  - Мне так некоторые, - Софи с такой интонацией цедит сквозь зубы 'некоторые', Марине ясно сразу - имеет в виду свою так называемую свиту, - столь усиленно, чуть ли не через рупор в ухо, намекали, что это твой любимый кошмар...
   Марина выразительно стукает кулаком по ладони. Даже бровью не поведя, старшая продолжает.
   - Что я пришла к выводу, это точно не она. Не кошмаровский стиль. Делать ничего не будет из того, о чём нельзя на всех углах раззвонить. Как доска прямая, - чуть не добавив, 'и по мозгам такая же', - Её обвиняют из-за общей несхожести, и до недавнего времени, возможности относительно безопасно на Динку гавкать. Без статуса ей вообще бы травлю устроили.
   - Не всегда человека травят незаслуженно, - змеино улыбается Марина, - бывает, человеческая стая очень даже за дело рвёт кого-то на куски.
   - Считаешь, это тот случай? - Софи мастерски воспроизводит сестрёнкино выражение.
   - Совершенно не считаю.
   - Ну, вот и чудненько. Своих я сама поспрашиваю. Если что интересное узнаю - дам тебе знать. Чую я, точно кто-то либо из них, либо какая из их рыбок-прилипал.
   - Или из прилипал к прилипалам, - Марине не хочется оставлять за сестрой последнее слово.
   Софи только равнодушно пожимает плечами вслед убегающей сестре.
  
  
   Опять все будут пить, чтобы наступающий год стал последним годом войны. Все совершенно искренне будут пить за то, во что практически никто не верит. У мирренов другой календарь, их новый год будет только через полторы десятки. Значит, сегодня у них обычный день, никаких двойных порций спиртного солдатам не выдадут. Возможно, где-то планируют удары нанести, воспользовавшись ослабевшей бдительностью противника.
   Вот только здесь их самолёты сегодня не появятся. Снегопад может навивать праздничное настроение, может и обеспечить нелётную погоду.
  
  
   Насчёт сестрёнкиного платья Марина в курсе, даже рисунки видела, но вживую, вместе со всеми, оказывается сильно поражена. Софи да Пантера вместе - воистину гремучая смесь! Соорудить такое! Личность, кого называют торпедой решает отдать дань морской тематике. Только не разрушительной, а прекрасной.
   Такое нельзя сшить, такое словно само пришло из глубины, где беззвучно колышатся морские перья, цветут морские цветы кораллов, трепещут щупальца актиний, снуют яркие рыбки. Платье не шили, оно словно само зародилось в этой стихии, взросло и теперь вместе с морской принцессой вырвалось на сушу. По дороге через препятствия прорываться, накидка на левом плече словно обрывок сети.
   Волны шелка цвета слоновой кости как кораллы, когда воды их колышат. Платье служит будто продолжением снежно-белой кожи плеч Софи. Многие сотни, если не тысячи тончайших оборок словно живые колышатся. Софи не идёт, она парит как медуза в морской глубине. Даже волосы будто течение развивает. Вокруг принцессы как на самом деле встают глубины морские.
   Совместный девичий стон по громкости скоро достигнет воя сирен воздушной тревоги.
   Опять!
   Софи!
   Всех!
   Уделала!
   Сколько же можно!
   Опять все парни её будут!
  
   Чтобы с принцессой спорить, проще всего другой принцессой быть. В школе такие есть, и по рождению, и титулярные, но и они, и все прочие красавицы на фоне Дочери Императора блекнут. Сравниться с Софи могла бы только Эрида. Но, блестяще умея удивлять, дочь соправителя совершенно не умеет завидовать.
   Саму Эр из-за платья и не заметишь. Разноцветный взгляд совершенно потерян на фоне десятков глаз павлиньих перьев, украшающих золотистого шелка наряд принцессы, в промежутках между ними рассыпаны сотни, если не тысячи жемчужин. Настолько всё вместе причудливо, можно не сомневаться, сама Эрида руку к созданию приложила. Сомнительно использование настоящих перьев, Пантера умеет хранить секреты, зато поголовью моллюсков был нанесён серьёзный удар, если только жемчуг не с плантаций.
   Эрида никогда не стремилась никого превзойти. Ей так нравится и всё тут! И, не будь здесь Софи, оказалась бы первой, совер