Обрыв. Двадцать лет назад. Земля, Космодром Сталинград-2.


- Забей, Сань! Не повезло тебе, несправедливо, но что поделаешь? - Ростик толкнул его в плечо. Дымов кивнул - всё пучком. Его "первый" уезжал в город последним из ребят океанийских экипажей. Тренировок два дня не будет, эту неделю летают экипажи из России, что торчать в пыльной приволжской степи? Они с Костенко оставались закончить формальности с расследованием, остальные ребята ещё днём свалили в город.


Расследование показало, что второй пилот был практически ни при чём. Он выполнял допустимый манёвр - "приподъём" челнока ещё на платформе, чтобы облегчить соскальзывание. Неожиданно трос упруго сжался, хотя не должен был, платформа щёлкнула сходящий космический самолёт по корме, ничего особо не повредив. Такого не случалось давно, с самых первых испытаний, поэтому вопросы тут к инженерам.Неприятно, что в новостях Дымова сходу назвали виновником, сегодня извинились, но сколько смотрит всякие опровержения и разъяснения, а почти вся планета смотрит приземление челнока с пращи?


Час назад объявили результаты расследования, но из четырёх российских экипажей подошёл только один Виталик, остальные просто промолчали. Вчера экипажи Океанийского Союза и России перестали скрывать давно появившуюся трещину и изображать космическое братство. Да, они очень разные и всё. Началось всё с обсуждения ликвидации Барончика. Североамериканские новости скороговоркой пробубнили про какой-то теракт, где пострадали американские граждане, совершённый, по-видимому, кровавыми пиратами, но обычной истерии не было и близко, а армия "империи добра" не бросилась причинять справедливость. Тамошние овощи перед головизором, которым не дали команды кого именно ненавидеть и где впадать неистовствовать, тупо промолчали, чавкая попкорном, а на другом континенте и подавно не было понятно что к чему.


Нейросетевые новостные аггрегаторы сказали прямо - кого казнили и за что. На высказанные не самым приятным тоном распросы хозяев космодрома - как в таких случаях определяют виновных, кто проводит казнь и почему нет войны, Ростик Костенко ответил коротко. В случае убийства граждан или подданных Океанийского Союза внешними силами проводится расследование. В очевидных случаях процесс запускается сразу, если есть сомнения, до фигуранта доводится ситуация и даётся шанс оправдаться. Верховный СЧП выносит решение, обязательное для исполнения, как правило, давая задание КОБу, иногда армии. Обычно фигурант скрывается на территории некой страны, тогда её руководству пересылается решение СЧП с четырьмя вопросами - действовал ли фигурант как официальный представитель государства или как частное лицо, собирается ли правительство укрывать или выдать преступника, готово ли оно в случае укрывательства принять на себя всю ответственность за удар океанийских сил по своей территории для уничтожения преступника и отдаёт ли себе отчёт в том, что если они нанесут ответный удар по территории Океанийского Союза или его вооружённым силам, то это будет означать войну на уничтожение?


- И что отвечают? - спросили Ростика.


- Официально отвечают, что не ведут переговоров с непризнанными мировым сообществом всякими пиратами, а неофициально доводят, что конечно, их государство на Океанию не нападало, это частное лицо, но выдать пиратам его невозможно, защищать на своей территории они его будут, войны же, естественно, не хотят. Дальше охота, бывает на много лет.


- И вы никогда не отступаетесь?


- Никогда пока фигурант жив. Нападение на одного из нас - это нападение на всех, иначе нас сожрут. Ущерб для нападающего должен быть несопоставимым и неприемлемым.


- Вы вместе с вашим "фигурантом" убили его жену и ребёнка, про охранников можно и не упоминать, - буркнул Виталик.


- Охранники знали на что шли, устраиваясь к нему на работу, а семья в этом случае оценивалась как сопутствующие потери, которых не нужно избегать. Решение принималось по совокупности совершённых преступлений и воздействия на потенциальных преступников, чтобы у следующих маньяков отбить желание поколбасить. Обычно такого хватает надолго.


- А если бы приняли решение специально убить, убили б?


- Если принято решение о коллективной ответственности, например, рода фигуранта после того как он совершил нечто феерическое и кара предотвратит дальнейшие преступления, то лупят по всем.


- И что так и преследуете десятилетиями пока не уничтожите всех?


- Мочить имеет только до той грани, где это имеет смысл. Одно дело ударили по месту компактного проживания и, допустим, по отходящим, кто выжил, это операция возмездия а другое, если остались последние несколько детей, то охотиться за ними не имеет смысла, эффект страха и так достаточно силён, а охотиться из принципа больше напоминает психическое отклонение. Опять же это всего большой риск с расходами и вполне возможными жертвами среди личного состава. Правда, такое случалось крайне редко и последний раз очень давно. На народы, где не человек, а род является жизненной единицей такое действует сильно. Отморозка, который не особо боится своей смерти, но боится уничтожения своего рода это может и остановить. Естественно, в таких случаях должно быть тщательнейшее расследование и просчёт последствий. Если этот человек выступает как отдельная единица, не имеющая ничего общего со своими родственниками, то это уже бессмысленная кровожадность и садизм. Так было всегда и в реальности очень многие пользовались и пользуются этим, просто мы говорим открыто.


Хозяева покивали и вроде бы вопросов не было. Вечером шла новая, безумно популярная в России передача "Взор". Местные от неё фанатели, океанийцы посмеивались и пожимали плечами, называя "Вздором". Прозрения и скандальные удивления ведущих Вячеслава Цветова и Александра Коханенко воспринимались как откровения неумного испорченного подростка, но местные прилипали к головизору, внимая каждому слову. Странно - орбитальные пилоты, по идее, должны быть выше среднего уровня населения. Подначки и едкие шутки острых на язык океанийцев явно злили хозяев, почти всегда остававшихся в проигрыше в коротких перепалках. А что удивительного, местные подсели на передачу, постепенно ведя себя всё более фанатично, а какой юмор у фанатика? Дело, конечно, было не только в передаче, она просто маркер и центр притяжения части общественного бессознательного.


Вчера Слава и Шурик объявили "неделю Океании" для "открытого обсуждения лучших союзников и друзей России". "Взор" позиционировал себя как честную, открытую любому мнению непредвзятую программу. Однако, любому незашоренному ёжику было очевидно, что за  непредвзятость выдавалась примитивно закамуфлированная конструкция, противоположная официальной позиции. Подача информации базировалась на примитивных психологических и информационных манипуляциях, но ведущие вели себя просто и обаятельно, на резком контрасте с российским официозом это вызывало доверие у местных. Для океанийских ребят, изучавших все эти трюки ещё в школе это поначалу казалось смешным, неужели люди способны покупаться на такое шарлатанство всерьёз? Потом смеялись всё меньше, а изумлялись всё больше.


Слава и Шурик вчера открывали своим фанатам глаза на жестокость океанийцев, неприемлемую для современного гуманного мира, повторяя в разных вариациях западавшие в неуверенную душу вопросы. Почему вокруг них одни враги? Почему океанийцы утверждают, что на них всё время нападают? Почему их территория выросла в сотни раз? Почему они убивают людей на территории суверенных государств? Почему каждый раз они хватаются за ядерную дубинку, угрожая испепелить тех, кто имеет другое мнение? Не в этом ли причина всеобщей ненависти, которую они вызывают у всей планеты? И это наши лучшие союзники, не из-за этих ли друзей нас не принимают в приличное общество? Десяткие лет назад они типа, спасли нашу страну, а может лучше было не спасать и жили б мы по-человечески? Ну и что, что нас разделили бы на части, главное чтоб людям лучше жилось? А мы сами, может быть мы просто десятки лет шли не туда? Мы отдалялись от светлой дороги к счастью и процветанию, по которой шло человечество? Может быть ещё не поздно догнать?


На публичную порку в студию пригласили "эксперта из Океанийского Союза" - слегка заторможенного учёного-физика, которого засыпали политическими вопросами в стиле перекрёстного допроса. Тот почти не смотрел на ведущих, глядя куда-то вперёд. Вообще это было любимое развлечение "взоровцев" - пригласить специалиста и неожиданно начать задавать ему каверзные вопросы из совершенно другой области: историка спрашивали о современных технологиях, сетевого программиста - об истории, физика - о политике, морали и государственном устройстве. Хорошие специалисты обычно выглядели бледно, быдломассе перед головизором это нравилось, тем более что в обычной жизни такого не было и близко - традиционно жёсткая, полудиктаторская власть не позволяла особенно шалить и удовлетворять животные комплексы.


Физик держался неплохо, на некоторые вопросы ответил вполне достойно, но с несколькими важными вопросами он повёл себя как идиот в лёгкой степени, тупо мямля "мнэ-э-э", когда его спросили почему из России переманивают лучших специалистов, обещая им золотые горы и почему люди толпами бегут из Океании. "Взоровцам" можно было смело засчитывать победу нокаутом.


Российские экипажи радостно загалдели, океанийские растерянно пытались ответить на неотвеченные вопросы, но их не слушали, отвечая в смысле "Как мы вас макнули мордой в лужу!" Пока пили чай напряжение почти спало, но оставался очень неприятный осадок. Саша всё никак не мог успокоиться, блуждая в Нейросети, иногда тихо шепча "такого не может быть". Это было странно, на людях океанийцы ещё так не сливали. "Умей достойно проигрывать!" - снисходительно хлопали его по плечу местные, - "Вот так вы все, просто не умеете проигрывать. Вы обосрались уже давно, просто не в состоянии этого признать!"


Саша продолжал что-то искать, казалось, совершенно не слыша едких подколок и просто хамских наездов. Наконец, он нашёл то, что был уверен, должно было быть - только что физик выложил нейросетевое сообщение. Флегматичный дядька с трудом сдерживал ярость - эфир, который всем заявляли как прямой, шёл с небольшой задержкой и несколько ключевых моментов были просто сфабрикованы. Он не блеял в эфире, он вполне достойно ответил оба раза, например, на второй вопрос: "Вы считаете ваших лучших людей дебилами, что ж они к нам едут, если все бегут толпами. Вы уж определитесь, переманиваем мы или от нас бегут." Вместо этого был вырезан эпизод из другой части, растянута и сделана мерзким блеянием секундная заминка. Дымов вывел запись на головизор, он специально пока не показал вторую часть, ожидая что будет. Все замолчали.


"Враньё!" - ответили ему местные, - "Вы не умеете проигрывать. Не верим ни одному слову. Мужик прилюдно обделался и теперь ищет прошлогодний снег. Умейте вести себя достойно. Союзнички... блин... с такими врагов не надо."


Саня молча включил вторую часть - там было интервью в полном формате. Взоровцы не ожидали, что подторможенный лоховатого вида очкарик будет вести скрытую запись. В студии напротив людей стояло большое зеркало, чтобы они видели себя со стороны, когда разговаривают, вот там он и снимал отражение, нейросетевая камера была у него в очках дополненной реальности. Когда он понял, что его обманули, то выложил запись в Сеть.


Повисло тяжёлое молчание. Будь Саня постарше он бы сдержался или хотя бы сказал помягче. Но обострённое чувство справедливости бросило кровь ему в голову. "Умейте достойно проигрывать!" - громко, на весь зал сказал он, - "Вот так вы все, просто не умеете проигрывать. Вы обосрались уже давно, просто не в состоянии этого признать! Умейте вести себя достойно. Союзнички... блин... с такими врагов не надо." Местные позеленели, но бывшего инструктора Дымова здесь уже знали, также знали как океанийцы насмерть стоят друг за друга, поэтому никто не бросился бить морду. Саня получил своё удовлетворение от разгрома оппонентов, но нажил себе врагов.


Саня секунду подумал зайти или нет в гостинную, где почти неслышно потрескивал старый головизор. Ни океанийских, ни поселенских там сегодня не было, одни местные. "Да пофиг, пускай они и напрягаются," - ухмыльнулся Дымов, толкая дверь. Восемь человек, четыре экипажа смотрели новости, не повернув головы. Скоро "Взор". Что, интересно, отожгут сегодня?


Показывали очередную уличную демонстрацию, профессионально снятая толпа, на первый взгляд - десятки тысяч, в реальности тысяч пять, для Москвы немного, но и не микроскопическое количество. Тележурналисты явно играли за демонстрантов, точнее, за тех, кто демонстрантов организовал. Без поддержки на самом верху провернуть такое нереально. "Раскол элиты, первый признак революционной ситуации," - мелькнула в голове мысль из школьного курса социологии, - "Если критическая масса населения поддержит раскол, то вот тебе и второй. Теперь вопрос организующей силы и её возможностей."


Два месяца назад власть объявила "свежий подход" и разрешила свободу уличных демонстраций. Не то чтобы их особо запрещали раньше, в реальности речь шла о разрешении антиправительственным демонстрациям случаться там, где им удобно, а весь город должен был к ним приспосабливаться. Это постоянно показывали по центральным каналам, подчёркивая, что милиция не вмешивается, никого не арестовывают и не разгоняют. Если коротко, это было объявление  на всю страну: "Теперь можно!"


Камера остановилась крупным планом на нервном лице истерика, покрытом сеткой страдальческих морщин. "Жрать дайте, сволочи!" - надрывно кричал страдающий чем-то вроде неврастении. Последние два месяца головизор напоминал отделение психиатрии, специализирующееся на острых растройствах - маниакальных синдромах, истериях, тяжелых депрессиях, часто осложнённых более серьёзными психопаталогиями. В добавление к ним психам последний месяц в прайм-тайм регулярно резвились всякие шарлатаны - астрологи, ясновидящие, предсказатели и дешёвые гипнотизёры. На возмущённые вопросы старшего поколения власть не отвечала, настырно продавливая своё.


Саша сел в углу, уйдя в Нейросеть, почти не замечая окружающего. Да, всё это уже было. Давно и кончилось очень плохо. Почему молчат и никак не реагируют местные, ведь информация доступна всем за несколько секунд? Нет, не совсем молчат: вялое, депрессивное обсуждение в стилях "всё пропало" и "авось пронесёт" велось в нескольких сетевых группах под явным наблюдением официалов. Участников пока мягко увещевали в стиле "наверху виднее", постепенно переходя к  угрожающим намёкам "мы тебя заметили". Трусость местных терпил неприятно удивила Сашу. Попробовал бы кто из официалов хотя бы раз просто намекнуть на что-то подобное в Океании! Через час массовую волну негодования даже трудно было представить. Если бы в следующий час виновные не оказались бы уволены и арестованы, то ещё через час Председатель КОБ бы давал публичные показания СЧП не участник ли он заговора по захвату власти.


Странно, Нейросеть позволяла людям сорганизоваться в полностью анонимные группы, где участники были принципиально недоступны официалам. Если такие группы приходили к важным заключениям, они запросто могли устроить тайное голосование в Сети, официалы никогда не смогут получить данные о голосовавших. Если количество голосов перейдёт критический рубеж, то в Океании это автоматом идёт в СЧП вплоть до самых высших уровней и начинается жуткий разнос. Попробуй СЧП назавтра не начать слушания - послезавтра всеобщее сетевое голосование лишит его доверия, а попробуют что-то вякнуть - граждане его просто сметут. Сеть позволяла экстренную координацию помимо официальных каналов как раз для таких случаев. Но так было в Океанийской Республике и Поселениях.


Тут право анонимных групп почти не использовалось, было несколько штук, пара из которых была явно подставных, сляпанных официалами, но почему-то люди в них паслись, хотя невооружённым глазом было видно, что они просто выпускают пар, превращая всё в бесплодный трёп и ничего делать не собираются. Остальные группы были крошечными, люди никак не могли сорганизоваться, постоянно ссорясь друг с другом. "Возможно тут работают профессиональные провокаторы-тролли, специально ссоря и дезорганизуя людей, но люди-то куда смотрят? Почему они их слушают, почему не работают механизмы исключения асоциалов?"


Невежество местных в обращении с Нейросетью было каким-то гротескным, люди совершенно не могли искать нужную информацию, связываться друг с другом, слепо доверяли слухам, что официалы всё видят насквозь и скоро всех недовольных выцепят... Местные были ленивы, недисциплинированны и нелюбопытны, основное время в Сети они проводили за развлечениями и пустопорожней болтовнёй, иногда делали покупки. Популярность Нейросети последние годы быстро падала, уступая место Глобалнету, намного более приспособленному для развлечений, балдежа, примитивного подбора партнёров для секса и, самое главное - захватывающих, но дебильных сетевых игр.


Люди тут со школы вроде как учились использовать Сеть, но подавляющее большинство на это забивало, а сверху не просто смотрели сквозь пальцы, а явно это поощряли. Экзамены по предмету отменили несколько лет назад, теперь "в качестве эксперимента" делали предмет факультативным, то есть необязательным. Интересно, что это чётко коррелировало с очевидным усилением "просвещённой диктатуры", которая уже была явно не "просвещённой", а ещё - с резким ростом аварий и катастроф, стагнацией экономики, быстрым ростом преступности. Обязательные для Океании и Поселений социальные индексы здесь явно фабриковались правительством, но Сеть позволяла сделать косвенные оценки, показывавшие резкий рост социального напряжения и неблагополучия - роста преступности, пьянства, чёрствости и отчуждения людей, немотивированной жестокости, депрессии и безволия, в тоже время индексы социального взаимодействия быстро падали. Безволие маскировалось беспардонной показухой, пышными празднествами и громкими официальными речами. Общество охватывал цинизм и глухая злоба.


Пяток портальчиков с платформами для обсуждения нашлись сразу, один вели местные, один ребята с Поселений, остальные - океанийцы. Паслось там несколько сот тысяч, по сравнению с аудиторией центрального головидения и мега развлекательно-политических порталов это ничто. "Общечеловеков" там били как детей, несколько раз организовывшиеся общественные дискусии были "общечеловеками" проиграны с треском, их постоянно уличали в невежестве, логических ошибках и прямой лжи. Больше заметные общественные фигуры там не появлялись, из оппонентов в основном паслись виртуальные дурачки и тролли. Саше показалось поначалу, что дело пошло на лад, но оказалось, что большинство местных интеллектуальные дискуссии интересуют только если подтверждают их точку зрения. В противном случае проблема игнорировалась и вскоре совершенно забывалась, выбрасываясь из сознания.


Пропаганда противников выигрывала с разгромным счётом, обращаясь не к логике, а к эмоциям и примитивно-ассоциативному мышлению: "Смотрите, там демократия, то есть выборы из двух партий и живут хорошо! Следовательно, если у нас будут минимум две партии и выбор из них, то и мы заживём! Там есть реклама, а поэтому полно товара, а у нас - обязательное правдивое информирование о потребительских качествах и поэтому товаров мало!" Толпа воспринимала такое на ура, питаясь эмоциями и не напрягая птичьи мозги. "Странно,"- недоумевал Саша, - "Ведь очевидно же даже мне из школьного курса, что надо делать в таких случаях. Что у нас за социнженеры, они чёрт побери что там, слепые? Такими портальчиками они наберут в обществе, максимум, несколько десятков тысяч активных сторонников, а противник выведет на улицы сотни тысяч и миллионы и незатейливо раздавит массой."


"Кстати, занимаются наша КОБ и социнженеры?" - поразился Саня, - "Мы же вроде как в конфедерации и это прямая угроза? Завтра с утра надо будет обязательно подготовить материалы и отправить в районный СЧП, открыть сетевую группу. Светке надо позвонить, что приеду после обеда."


Саня не мог представить, что со Светой они увидятся нескоро и никогда больше не встретятся на Земле. Ближайшие часы первый раз навсегда разделят его жизнь на "до" и "после".


Лазая по Сети, Саша не заметил, как началась передача. Вводная часть закончилась и теперь, как обычно, шёл разговор с гостем, точнее, гостьей. Саня чуть не вывихнул себе мысленно распахнувшуюся челюсть. Вот это "независимый очевидец жизни в Океанийском Союзе"!


- Когда я, потратив кучу денег, прилетела в эту дыру, то оказалось, что у них "форс-мажор". На них, типа, опять напали! - щебетала Ирина, бросая на ведущего более чем откровенные взгляды сияющих глаз. Она была на седьмом небе от счастья, её показывают, да ещё кто!


"Уже успела с переспать с Цветовым," - усмехнулся Саня. Ведущий, женатый на известной актрисе, славился как фантастический бабник, но на людях клиент яростно выступал за верность супружеских отношений и святость семьи.


- Все мои экскурсии и заказы отелей пропали, мне ещё сделали милость, поселили в каких-то семьях и отправили путешествовать авиастопом по акватории.


- В смысле сервиса, конечно, это даже не "отель ползвезды", но зато Вы увидели настоящую Океанию, - подхватил ведущий. Он не стал вступать в перестрелку глазками и вместо этого начал древнюю мужскую игру "а что, у нас что-то было?"


- Убожество неописуемое повсюду! У женщин, извините, даже трусов нет, люди не могут позволить себе купальник!


- Но летают на личных самолётах и ходят на личных катерах, - вставил Саша. На него обернулись, но потом опять погрузились в голубоватый морок.


- Ирина, а что Вы скажете о тамошних, кхе-кхе, свободных нравах... - ведущий многозначительно улыбнулся.


- Там полный всеобщий разврат! Мужики просто прохода не давали...


- Не удивительно, - галантно вставил Цветов.


Ирина слегка порозовела и продолжала: - Но их примитивные ухаживания и обезьяньи нравы не вызывают отклика у нормальной развитой интеллигентной женщины. Там всё просто, шлёпнул девку ластой пониже спины и она твоя! Кхм.. девушки, в смысле сомневаюсь что там можно найти девушку в нормальном смысле лет после четырнадцати, то есть в смысле... молодые женщины если прямо сказать... общедоступны и это всемерно поощряется обществом.


- Достаточно посмотреть их фильмы...


- А в реальности фильмы просто бледное подобие того, что там происходит! Например, нас возила на вертолёте совершенно голая девка лет четырнадцати-пятнадцати, сестра местного военного лётчика, которому поручили меня сопровождать. На первом же плавучем острове она познакомилась с двумя парнями и уже вечером переспала с обоими! Одновременно эта молодая хищница строила глазки какому-то мальчику, практически ещё ребёнку лет 13-14, а перед отлётом успела переспать с гориллоподобным казахом из Поселений, другом её брата. У того от местных женщин просто не было отбоя, на него просто набросывались местные девки и утаскивали в море, понятно для чего...


- Кхм, ничего себе... то есть океанийские женщины любят так сказать, грубую животную силу...


- Да, там главные качества мужчины не ум, а храбрость, какая-то пиратская лихость, жестокость, способность показать на слабом свою силу.


- Мда... качества достойные, извините обезьяньего стада. И это, так сказать, наше будущее, которое, как нам объясняют, - Цветов сделал многозначительную паузу, - потому что они нас опережают в развитии общества. Иногда приходят сомнения: может быть не стоит так сильно спешить догонять, выпрыгивая из штанов? Кстати, там люди ведь разделены на сорта, высший, граждан и недочеловеков-подданных. Я много раз слышал, что среди граждан тоже есть свои сорта и им позволяется намного больше... - ведущий стал направлять разговор в запланированное русло.


- Из того что я видела, всё именно так!


- Мы прилетели на плавающий остров и встретили чернокожего беженца из Африки, кстати, бывшего террориста. Тот стал с нами знакомиться, протянул руку и я даже не поняла настолько быстро всё случилось - лётчик, который меня сопровождал бросил беднягу на землю жесткоким болевым приёмом и держал так!


- А потом отпустил? И что случилось?


- Несчастный африканец, которого публично унизили, естественно, бросился на обидчика, но просто издевался над ним, швыряя на землю раз за разом! Африканец не мог его даже коснуться. Оказалось, что он какой-то мастер рукопашного боя и тут представился шанс показать свои умения!


- Как омерзительно... А чем это всё закончилось? Там ведь должна быть полиция или что там...


- Они появились и ошарашенному африканцу сказали, что если ещё он так поступит, то его расстреляют! Я нисколько не шучу!


- А как поступит?! Он ведь даже никого не ударил?


- Наверное, если сразу не падёт ниц перед авторитетным господином.


- Трудно поверить что такое возможно!


- Я бы сама не поверила, если бы не увидела своими глазами!


- М..да.. все равны, но некоторые равнее других.


- Но самая жесть была потом, я чуть не погибла! Они там устраивают экскурсии по подводным посёлкам, мы только успели выбраться на поверхность, как оборвалась труба по которой мы ехали! Несколько человек чуть не погибли! Спасать их отправили того несчастного африканца, которого обещали расстрелять. Он людей спас, но сам покалечился. Вообще у них постоянно что-то случается...


- Эффективность их любимой Нейросети в действии... Нам последнее время тоже навязчиво продают это сокровище и чем больше мы "вот это" применяем, тем страшнее. Последний анекдот: Новости, заставка, диктор: - Вы будете смеяться, но у нас опять трагедия... - артистически куражится Цветов. - Вот посмотрите, - продолжает он почти без перехода, - последние полгода просто какая-то цепь катастроф и трагедий: поезда, корабли, самолёты, взрывы боеприпасов, аварии на химических заводах... Может быть опять везде враги и вредители? А очереди за продовольствием и самым необходимым? Тоже враги?


- Так что делать? - наивно спрашивает ведущего Ирина.


- Мне кажется, что надо посмотреть вокруг, как живут люди, почему у них всё получается? Почему нет очередей? Почему там улыбаются друг другу? Может быть не стоит полагаться на высосанные из чьего-то немытого пальца сетевые маркеры, а просто использовать универсальный стандарт, применяемый человечеством тысячи лет - деньги. Зачем тотальная сетевая слежка, если всё отлично и дешёво решает отличный инструмент - частная собственность. Просто хозяин будет следить и ухаживать за своим кораблём, самолётом, заводом, магазином... и не надо никаких бредовых инспекций и параметров! Ирочка, кстати, а что вы скажете о тамошних детях?


- Это натуральные маленькие волчата. У них нет детства, школы в нашем смысле тоже нет, это смесь постоянной ручной практики с сетевыми объяснениями. Хотя нет, это даже не столько практика, сколько постоянный детский труд! Там нет учителей, есть инструктора. Они постоянно ожидают нападения, ходят с оружием, натурально с автоматами!


- Н-да, а потом они возмущаются почему оппоненты стреляют в их детей! У них вообще нет мирного населения, сплошные комбатанты к ним и относятся соответственно...


Все, кроме Дымова, ушли с головой в передачу и вряд ли бы заметили, зайди в гостинную слон, а не чернявый сосредоточенный дядька в форме полковника. Ни наград, ни "колодок" он обычно не носил, хотя его и так все знали. Виссарион Григоладзе водил первые тяжёлые челноки, выводил их на пращу, не считая прочего. Ас, а асами викинги называли богов. Бог пилотирования на гиперзвуковых и орбитальных скоростях. Теперь он летал редко, всё больше консультируя конструкторов и тренируя молодых пилотов. Такому бы на Марсе или Венеру, но Бесо с позывным "Бес" считался тут со странностями - он полагал, что его долг быть тут. Он куда-то отлучался на целых полгода и появился снова только пару дней назад.


Увидев, что Саша встал, вернулись в реальность и подскочили остальные.


- Кто знает, пачэму я сдес? - кавказский акцент сегодня был намного сильнее, чем обычно. Ничего хорошего это не предвещало, значит Бесо зол.


Саша молча поднял руку.


- Я спрашиваю нэ вас, а вверенный мнэ отряд так називаемых пылотов. Почэму молчим, как риба об лёд? Поздно дёргатся! Сэт вклучат нэ надо, вам её нэлзя виклучат находас на тэрритории космодрома, так?


- Так все ж выключают! У нас же и рация и громкая связь! Да на это внимания никто не обращал! - хором загалдели местные пилоты.


- Есть много причин почему ви обязаны находытся в Сэти но ви всё равно на это забываетэ болт. Сэйчас ви виклучылы Сэт чтобы вас нэ беспокоилы пока ви смотрыте головызор, а еслы что-то срочно то ви счытаетэ, вас найдут по рации или громкой связы. Вас уже прэдупреждалы, что это нэлзя дэлат.


- Ну мы не думали, что это всерьёз! Думали что перед начальством просто! Сейчас все на Сеть забивают! Это же сплошная слежка и толку никакого! Постоянно какие-то левые сигналы! Везде где её навязывают - сплошные аварии и бардак! - заголдела толпа.


- Слэпо вэрят брехнэ всаких клоунов толко идыоты! Статыстыка показывает, что именно там, где ввелы правылный сэтэвой контрол там аварый практыческы нэт! Аварыи и бардак получаются строго там, гдэ нарушаются всэ правила и нарушэны связ и взаымодэйствие. Ви нэ поняли, я с вами нэ дискутырую, а отдаю прыказы как заместитель началника отряда пылотов. Значыт так: вклучайтэ Сэт, чтобы зарэгыстрыроват получэные прыказа. Отлычно... Всэм, выклучывшим Сэт объявляю строгый выговор с прэдупрэждэнием о неполном служебном соотвэтствыи! Ещо одын-два такых нарушеныя и вам прыдётся сменыть профессию. Вопросы ест?


Все замерли. Это было очень круто. Последние месяцы отключение Сети даже особым нарушением не считалось. На это забивали вообще все на всех уровнях. Это что такое?! Что уставщина! По всей стране идут перемены с послаблениями, а тут концлагерь какой-то! Но высказать это никто не решился, знали что случится после этого. Поэтому смотрели в пол. Что с Григоладзе случилось? Вроде нормальный мужик раньше был, дважды Герой. Зазнался что ли? Предупреждение о неполном! Да это же на всю жизнь в деле! Он что, офонарел?! За что?!


- Успэли получит прыказ! Нэт? Нэт слов... пылоты. Вот зачэм я здэс: экипаж, назначенный на завтрашнэе утро, отстранается от полёта. "Первым" полэчу я, напарнык мой нэ успеет подтянутся, поэтому "вторым" со мной полэтит Выталий.


- Слушаюсь, - ответил Виталий и слегка порозовел. Лететь с самим Григоладзе было большой честью, хоть он сам и пересаживался с первого кресла на второе.


- Видвыгайся в трэнажёрную, проведи два учебных, я подтянус, начном слётыватся.


- Есть! - и Виталик мелкой рысью метнулся в тренажёрную.


- Димов! Пойдём проводи мэня до трэнажёрной, если не против.


- Конечно.


- И нэ надо стоят пэред мной смырно! Ты мнэ нэ подчиняшса. Просто хотэл с тобой поговорыть.


- Ну, что, не поладили с нашими? - прищурился Григоладзе.


- Летаем нормально, а так... мы просто разные, - нейтрально ответил Саня.


- Хорошо ответил. Я вот что тэбя хотэл спросить: почэму на комиссии ти нэ объясныл почэму решил поднать чэлнок? Имэл право, да, но почэму? Что тобой двигало? Можешь вспомныть?


Саша пожал плечами: - Ну так... чисто мелочь, пришла в голову, я привык в таких случаях доверять интуиции, ну и среагировал, в смысле принял такое решение. В общем, перед самым сходом я почувствовал очень слабые подёргивания, вроде как когда рыба клюёт очень слабо. Мне как-то беспокойно стало, я поднял челнок.


- Датчыкы нэ засекли выбрацый. Почэму ты принял такое рэшэние?


- Это правда - не засекли, вибрация была очень слабой и очень короткой. Было непохоже на всё, что было раньше и мне стало немного не по себе. Я подумал, что нагрузка на пращу сейчас максимальна и решил её уменьшить на всякий случай. Вы думаете, я неправильно сделал?


- Ти правилно сделал! В нижней части пэтли нагрузка максимална и ты не мог рисковат, еслы что-то почуял! Мнэ удивытэлно, что комиссию интерэсовало выноват ты или нэт, а нэ почему ты это сдэлал, - Бесо искоса бросил на Саню хитрый взгляд. Резкий акцент стал таять. Возникла пауза.


- Виссарион...


- Бесо! - отрезал Григоладзе.


- Бесо, неужели вы тут не видите, что происходит? Это же... это же "перестройка"! Такая же, как была первая!


- Она самая, почты такая жэ даже в дэталях. Тот кто дэлает, думает - еслы тэхнология работает, зачэм менят, да? Толко можно поврэдит, а так уже известно, что работаэт.


- Почему вы ничего не делаете?!


- В рэалности этому очэн сложно помэшат как предотвратыть наступлэние намного превосходащего врага. Это колоссалная мощь сыстэмы, а нэ отдэлных лудей. За послэдную нэдэлю били замэнэны почты всэ руководитэлы областных властэй, оны уже начынают чыстыт районы. Сэгодна отправлэны в отставку нэсколко маршалов и генэралов, в Сэти скоро появытся, а в новостях вряд ли.


- Это последняя стадия, Бесо. Тогда в первой перестройке Меченый поменял всех секретарей обкомов и заменил половину генералитета!


- Успэл посмортэть в Сэти?


- Помню со школы.


- Вот видиш, протывник обладает подавлающим силовым и рэсурсным прэвосходством. Он давно нэ скривается, всэ толко дэлают вид, кто боится сэбэ признаться в очэвидном, кто дэморализован. Давай поговорым об этом послэ полёта. Я вот что хотэл сказат: Первая Межпланэнтная Станцыя построена. Экипаж почти набран, ест места, на которые нэт окончатэлной кандидатуры. Я рэкомендовал тэбя на мэсто одного из третьих пилотов за счёт квоты России. Твоё руководство согласно. Ти узнаешь об этом завтра утром. Хорощих кадров очэн силно нэ хватает.


- Но Бесо, полно людей более  достойных, они умеют летать лучше чем я, знают больше чем я...


- Пилотов-мэжпланэтников очень мало, а с опитом атмосфэры - совсэм мало. Проще из атмосферного пилота сдэлат мэжпланэтника, чем наоборот. У тэбя ест потенциал нэ толко для станции. Ти можеш бить универсалным пилотом. Да, ест пилоты лучше и опытнее тэбя. Но нэ все из них смогут ужиться в Поселениях. А тем, кто смогут, пока придётся лэтать на боевых, а нэ мэжпланэтных станциях. К сожалэнию, такова реалность.


- Спасибо Бесо!


- Нэ за что. Тэбе уже пора идти, ещё поговорим, - добавил Бесо, подавая руку на прощание.


Саше действительно было уже пора. Именно поэтому ему и пришлось остаться на Космодроме, незадолго до полуночи он должен был встретить груз из Океании, по документам эскадрилью учебных самолётов. Как раз можно успеть пройтись, чтобы не ехать на роллере.


-----------------------------


- Слай-14, я Лист, приготовьтесь к приёмке, посадка через 5 минут.


Гигантская тень удивительно мягко для своих размеров, плюхнулась на взлётку. Сверхтяжёлый экраноплан типа "Святогор", пересёк океан, Персидский залив, потом персы дали коридор от Абадана до Каспия. Тяжеловато для экраноплана подниматься высоко, но расстояние там маленькое, в пределах такого подскока, дальше над Волгой - сюда.


В большом ангаре в дальнем углу Космодрома техники собирали самолёты, полуразобранные для транспортировки. Робокары возили ящики. Несколько такелажников на ходу создавали по Сети оптимальную схему расположения.


Саша погладил яркую раскраску фюзеляжа и улыбнулся, красили вчера. Как быстро бежит время, он летал на позапрошлой модели, а вот уже последняя, промежуточная между лёгким и средним штурмовиком. Выпускается и как многофункциональная гражданская, неопытный человек легко их спутает, тем более в такой раскраске и когда узлы крепления оружия замаскированы, а бронеколпак не поставлен. В боевой самолёт превращается от силы за час, включая камуфляжный раскрас. Этого зверя называют "Морским зомби" за нереальную живучесть - может летать с сотнями пробоин, снесённым хвостовым оперением и едва дышащим движком. Саня видел как непонятно как севший самолёт, добежав до конца полосы, рассыпался на куски. Среди врагов всегда ходили легенды, что это тяжёлобронированная машина, хотя брони там с гулькин нос. Если прижмёт, можно быстро переделать в боевой вариант и гражданские самолёты, автожиры и прочую летающую хрень. Океанийский Союз был единственной структрурой на планете, способной бросить в бой до 10 миллионов управляемых летательных аппаратов всех видов. Больше чем вся остальная планета, вместе взятая. Беспилотники не в счёт. Любой из них, в принципе, тоже мог быть в той или иной мере использован для войны.


- Сможешь летать на таком? - человек с позывным "Лист" вырос за плечом бесшумно. Шустрый, куда-то ускакал после приземления, а уже здесь.


- Конечно.


- Очень хотелось бы, чтоб не потребовалось.


Саша безразлично кивнул: - Да.


- По получению кода переходишь в моё подчинение. Полковник Лист.


- Так точно. Я в курсе. Но пока я Вам не подчиняюсь. Груз принят, я пошёл.


- Иди спи, скоро утро.


- Кто охраняет ангар?


- Техники. Они не будут выходить наружу.


Саша кивнул и вышел.


-----------------------------


Средних лет дежурный ситуационного центра на севере Англии профессионально вывел сведённую информацию на голографический проектор. Зелёные, жёлтые, оранжевые, красные, разноцветные линии разной толщины рассекали объёмный прозрачный глобус. Лёгкое движение и масштаб стремительно увеличивался, казалось, будто падает прямо в лицо. Если приблизить ещё, то были видны здания и движущийся транспорт. Помигивающая красноватая точка выросла в самолётик с короткими широкими крыльями, медленно ползущий вдоль голубой неровной полосы.


- Сэр, скринер класса "Святогор" взлетел с космодрома "Сталинград-2", предполагаемый курс: Волга-Каспий-Персидский Залив-Океания. Груз - неустановленное орбитальное оборудование, снятое челноками за последние две недели. Доставил экскадрилью учебно-тренировочных самолётов, могут использоваться как лёгкие штурмовики, прибыло от пятидесяти до ста человек персонала. Под видом персонала вероятна переброска усиленного взвода коммандос, взвода охраны и пары десятков технических специалистов, ждём уточнённые данные - сообщил он краткое резюме.


Грузный пожилой человек с редкими рыжеватыми волосами, прохаживавшийся между рядами занятых делом сотрудников, кивнул и молча направился в небольшой кабинет с прозрачными стенами.


- Третий за сегодня, с лёгкой одышкой- сказал он задумчивому худому начальнику в полуспортивных брюках и чёрной мастерке. Босс с причудами, но какой есть. Он был килограмм на двадцать легче и, может быть, за счёт этого выглядел моложе вошедшего, хотя на самом деле был старше почти на десять лет.


Худой кивнул на второе кресло, так и не убирая ноги со стола,


- Я не глухой. Активность повышена, но ничего аномального нет, так раньше бывало. Два других вообще пришли на Дальний Восток. При любом раскладе, это не те силы, чтобы на что-то повлиять. Основные события всегда происходят в столицах.


- В Подмосковье уже сосредочены пять эскадрилий штурмовиков, это авиаполк.


- Наши партнёры дают гарантии, что этот полк не взлетит. И под Ленинградом тоже не взлетит. Мы уже говорили.


- Насколько Вы в этом уверены, босс?


- Совершенно. Это условия игры. Нашим дорогим партнёрам объяснили, что если они не выполнят свою часть, то выполнение наших обязательств окажется под большим вопросом. Не сомневайтесь, в лепёшку расшибутся, но выполнят. Они поставили на кон всё.


Тощий был профессионалом с большой буквы в этих делах, хотя конечно, операцию такого масштаба проводят раз в сто лет. Им невероятно повезло, этим действительно можно гордиться в узком кругу, а широкий их имена вряд ли когда узнает.


- Меня немного напрягает, босс: как-то всё слишком гладко, почему они не предпринимают никаких серьёзных мер? Какие-то мелочи, убогая имитация деятельности.


- Они просто не знают что делать. Честно говоря, я бы тоже не знал на их месте, с нашей стороны подавляющее превосходство в ресурсах плюс инициатива. Мы знаем, когда и что мы будем делать, а они только реагируют. Их положение постепенно, но однозначно ухудшается. Вы же сам делали доклад о возможных вариантах ответа противника.


- Да, конечно. Если допустить, что русские силовики будут полностью бездействовать, не говоря о противодействии, привлекать ненадёжные местные силы в такой ситуации - авантюра. Для уверенного контроля территории океанийцам необходимо перебросить не менее 300 тысяч солдат и полицейских. Это Россия, а не Гондурас. Всю эту прелесть надо будет содержать неопределённое количество времени, полностью оголив Океанию, где придётся провести мобилизацию.


- Вы всё верно говорите, но главное здесь не количество штыков, мой дорогой друг. В России разваливается экономика, для её стабилизации нужны управленческие ресурсы и деньги. У Океании в нужном количестве нет ни того, ни другого. Перебросить необходимые силы - самоубийство в отсроченном варианте, она не потянет экономически. Океанийцы получили шахматную "вилку", мой друг и теряют либо Россию, либо Океанию, а если сглупят, то обе. Вы отлично знаете- им нужно заменить более 30 тысяч управленцев, не менее трёхсот из высшего звена с опытом работы на уровне государства с сотнями миллионов жителей, не менее тысячи -округа с десятками миллионов, не менее 10 тысяч - уровня руководителя области и директора крупной корпорации, не говоря уже про районы. Нужны все - хозяйственники, полицейские, спецслужбисты, генералы, планировщики, аналитики... Управленческая элита сгнила почти полностью, если её не сменить подчистую, то не удастся не просто проводить реформы, а хотя бы единую политику без тотального саботажа. Так или иначе этого страна свалится в смуту, что при попытки смены управляющего контура, что без.


- Вы думаете, что они растерялись и деморализованы?


- Я не склонен недооценивать противника, тем более такого. Они бы исчезли ещё десятки лет назад, если бы не были до предела практичны, реалистичны и циничны. Самое разумное для них сейчас - выйти из игры. Иначе придётся это делать позже и намного дороже. Лично я предпочёл бы, чтобы они ввели войска прямо сейчас, но увы, они не желают нам оказывать такого удовольствия, - худой тихо рассмеялся.


- Что мы делаем?


- Пока просто ждём. Где-то в эти дни должно сработать. Вы же сам знаете, это чистая статистика. С завтрашнего утра вероятность критического события резко возрастает и будет держаться не менее месяца, то есть можно считать, почти наверняка. Нет, я категорически против всяких активных подталкиваний. Это может спровоцировать войну и кто знает, чем всё закончится. Мы шаг за шагом выдавим противника с поля... - начальник неожиданно замолчал


- Вас что-то беспокоит, босс? У них пока сохраняется потенциал быстрой переброски войск.


- Нет, меня напрягает другое, - директор центра сделал лёгкое движение и над столом растянулась объёмная карта околоземного пространства, невидимая вне его кабинета.


Пять точек медленно ползли к Земле, время от времени помигивая векторами с данными скорости и направления.


- Транспортники поселенцев?


- Да. Перевозят от пятисот до полутора тысяч человек.


- Пятую часть всех Поселений, что-ли? Ничего не понимаю.


- Я тоже. Это меня и напрягает. Первый транспорт прибудет через неделю. Три тяжёлых корабля пошли к троянским астероидам. Мне это не нравится. По предварительным прикидкам подойдут к двум каменным и одному маленькому металлическому астероиду. Такой же большой корабль сел на металлический астероид около Марса, начаты буровые работы, близкое пересечение орбит через месяц.


- Как они объясняют эти манёвры?


- Никак.


- Астероиды в качестве кинетического оружия или угроза его применения?


- Возможно, но возможно и просто добыча ресурсов.  


- Можем ли мы им как-то помешать?


- При нашем нынешнем техническом уровне - без всяких гарантий успеха.


- Вы докладывали наблюдательному совету?


- Конечно. Их распоряжение - действовать по плану, без изменений.


- Значит, с завтрашнего дня отменяются все отпуска и переходим в оранжевый режим?


- Да.


-----------------------------


Отделившийся от носителя челнок быстро шёл вверх с набором скорости. Камеры роботов-стратостатов показывают уже только крохотный вытянутый треугольник, присоединённый к маленькой искорке. Искорка быстро пухнет, меняя цвет, это сформировался плазменный кокон.


- На борту космолёта впервые полностью непрофессиональные пассажиры, но люди не менее достойные, способные оценить на что тратятся колоссальные деньги космической программы. Трое актёров - народных любимцев, трое талантливейших школьников - победители международной школьной олимпиады, надежда нашей науки - их в прошлом месяце поздравляла вся страна, трое известных всей стране музыкантов... - захлёбывался восторгами экстазный корреспондент.


Все, кто мог, собрались в гостинной вокруг головизора, запуски обычно были на рассвете, но пропустить прямую трансляцию ни один пилот не мог. Сколько ни смотри, наверное, никогда не привыкнешь к завораживающему зрелищу. Когда сидишь внутри челнока всё кажется по-другому, обыденно, но со стороны это поражает воображение каждый раз.


Вид с орбиты, вокруг Земли несётся маховик, распуская сияющую на появляющемся из-за горизонта Солнце паутинку троса. Камера подъёмника стремительно сближается со сгустком огня - челноком в плазменном коконе, падает плотность атмосферы, кокон на глазах становится бледным сиянием вокруг челнока на фоне Земли, ещё несколько мгновений и кокон исчез совсем. Платформа и орбитальный самолёт ползут относительно друг друга. Челнок чуть корректирует положение маневровыми двигателями, плавное движение и словно автоматическая машина запарковалась в гараже, ощущение что смотришь учебное видео, сделанное на компьютере. Автоматика, без вопросов, сильно помогает, но Бесо - это недостижимый идеал, вот это пилот! Его работа сделана, бело-золотая паутинка начинает втягиваться в несущий модуль.


В первые секунды мало кто понял, что произошло на экране трансляции, когда кувырнулось изображение с посадочной платформы, а автоматическая камера со стороны маховика показала быстро проваливающуюся назад и вниз трапецию, обмотанную ярко вспыхивающую солнечными зайчиками нитью.


- Обрыв! - хрипло выдавил кто-то в гостинной. Все застыли.


Потом всё вспоминалось почему-то не потоком последовательных событий, а яркими отрывками-клипами по несколько секунд.


Заполошный визг корреспондента в прямом эфире: - Ужас! Ужас!!! Какой кошмар!!! Какая страшная катастрофа! Там же дети!!! Гениальнейшие дети!!! Надежда нашей науки! Там любимцы всей страны, талантливейшие артисты! Боже, когда закончится весь этот ад! Какой кошмар будет следующим! Кто нам скажет! Когда нам броситься на землю, где спрятаться, где залечь?! Когда выпрыгнуть с парашютом из горящего самолёта?


Подъёмник с челноком, пойманным внутри был оплетён снаружи обрывком транспортной нити, хлестнувшей, как кнут, за счёт силы упругости.


- Господи! Я представляю какой ужас сейчас у несчастных, закупоренные в челноке!!! В последний момент внезапно сменили пилота на нового с позывным "Бес"!!! Какой плохой знак!... - блажил властитель экрана.


На несколько мгновений передача прервалась, а когда возобновилась, то вместо истеричного корреспондента появился худощавый, хладнокровный почти до бесстрастрости офицер в чёрной с золотым форме Космосоюза.


- Я заместитель руководителя ЦУПа от Космосоюза Николай Соболевский. По моему приказу охрана прервала передачу, когда корреспондент устроил истерику в прямом эфире и стал распространять массовую панику. Паникёр - хуже предателя. Истериками и паникой делу помочь нельзя, а в космосе запаниковать значит гарантированно убить шансы на спасение людей. Пока катастрофы не случилось, только что произошла авария, превратится ли она в катастрофу зависит от многих факторов, в том числе и от наших действий. Прямую передачу буду вести я, потому что в курсе, что будет делаться по инструкции, моя специализация - орбита и дальше, сейчас работают мои коллеги из России и Океанийского Союза, они местные, мне лучше не лезть под руку, если потребуется моя помощь, они позовут.


Соболевский сделал паузу и повернулся к экран во всю стену: у нас прямая трансляция об аварии, родственники и близкие пассажиров челнока могут связаться со мной через Нейросеть напрямую. Я отвечу на вопросы прямо здесь.


- Причины обрыва пока непонятны, трос, состоящий из трёх канатов, не может оборваться мгновенно, если не нарушена технология изготовления. Единственный обрыв, который был это при испытаниях ещё на лёгких челноках пять лет назад, пилотировал тогда, кстати, орбитальный лётчик-испытатель Григоладзе. Он тогда сумел посадить повреждённый челнок. Можно сказать, что он единственный человек на планете, имеющий такой опыт. Обрыв - это очень опасно, но авария вовсе не обязательно должна закончиться катастрофой, это очевидно из первого случая.


На экране появился текстовый вопрос: : - Почему сейчас полетел именно Григоладзе, срочно заменив назначенного пилота?


Соболевский ответил, даже не сделав секундной паузы: - Потому что сетевой анализ показал повышенный риск ближайших полётов, российская сторона отказалась их приостановить, тогда группа, отвечающая за контроль над рисками предложила как одно из решений отправлять наиболее опытных и подготовленных пилотов. Бесо, по мнению многих, лучший пилот планеты, он сам предложил себя на первую замену. Если кто и может спасти сейчас челнок, то это он.


Кувыркающаяся платформа быстро уменьшалась на экране, её охватило пламя и через несколько секунд стал виден только изогнутый край Земли с ослепительным диском поднимающегося Солнца.


- Платформа набрала скорость при падении и вошла в более плотные слои, сформировался плазменный кокон, радиолокационное наведение пока крайне затруднено, визуальный контакт с роботами-аэростатами и спутниками потерян. Почему? Да вы правы, у оптики отличное разрешение и с орбиты можно разглядеть человека, но угол зрения такой оптики очень мал, когда применяются широкооугольные объективы, их разрешение мало. Траектория платформы труднопредсказуема, поэтому потребуется некоторое время, чтобы найти её.


- Спрашивают, какие принимаются меры? Отвечаю: связь с платформой потеряна, сама платформа пока не видна, сейчас вычисляются районы, где может быть челнок и его пытаются обнаружить с Земли, орбиты и воздуха. В воздух подняты самолёты разведки и высотные истребители. В направлении возможных траекторий на земле спасательные службы подняты по тревоге и готовятся выйти в район возможного падения или приземления.


- Почему с Космопорта не поднялись спасательные самолёты? Потому что они пока не знают куда лететь, а скорость падающего челнока гиперзвуковая. Экранопланы, способные приземлиться практически где угодно, летят на дозвуковой скорости, а для сверхзвуковых самолётов нужна серьёзная взлётная полоса. Паника и метания здесь только повредят. Да, не сомневайтесь, сейчас просчитываются разные варианты, сценарии были проработаны заранее, но реальность, естественно, вносит серьёзные коррективы.


Сотни миллионов людей прилипли к головизорам, ловя каждое слово. Появилась охваченная пламенем платформа, летевшая широкой частью вниз, она уже не кувыркалась, а быстро крутилась вдоль оси движения. Отваливались какие-то куски.


Платформа обнаружена, - спокойно продолжал Ковальский, - она спланирована таким образом, что в случае падения ведёт себя как спускаемый по баллистической траектории аппарат - широкой частью, то есть экраном вперёд, тормозя таким образом об атмосферу.


- Испытывают ли люди в челноке смертельный ужас? Могу твёрдо сказать, что нет. Из-за перегрузок, возникших при вращении и дезориентации вестибюлярного аппарата, неподготовленные космические туристы должны потерять сознание. Экипаж отлично подготовлен, при таких перегрузках ожидается, что пилоты, меньшей мере, частично дееспособны, то есть должны делать своё дело, а не предаваться эмоциям. Судя по всему, экипаж активен, он пытается выдвинуть стабилизирующие пластины, чтобы замедлить вращение. Платформа повреждена, пластины выдвинуты только частично. Экипаж грамотно использовал платформу, чтобы остановить кувыркание. В кострукции платформы заложены пиропатроны, чтобы разрушить её и освободить челнок, если он там застрянет. Если бы это было сделано слишком рано, то самолёт, кувыркаясь вошедший на такой скорости в плотные слои, был бы, скорее всего, разрушен.


- Да, вы правы, скорость заметно уменьшается, плазменный кокон должен скоро исчезнуть... Вот это случилось. Связи по-прежнему нет, видимо, повреждены внешние антенны. Как только сверхзвуковым самолётам или дронам удастся сблизиться с ребятами, связь должна появиться. Появившеся пламя - это включённые на слабую тягую двигатели, пока не ясно что пытается сделать экипаж. Может быть они пытаются пережечь обмотавший их трос потому что не уверены, что пиропатронов будет достаточно?


- Да, именно так, ответил Соболевский на чей-то вопрос, - на челноке находится бак с топливом. Да, это представляет угрозу. В принципе, бак может быть отстрелен, но тогда челнок останется только с небольшим запасом топлива для корректировочных двигателей. Решение тут за экипажем, идеального решения в такой ситуации нет.


- Смотрите! - в голосе Ковалевского появилась какая-то эмоция, - подорваны пиропатроны. Платформа разрушена. Они отстрелили бак с топливом. Сделано грамотно, бак ушёл в сторону, противоположную вращению и по закону сохранения импульса заметно уменьшил вращение. Вот пламя корректировочных двигателей! Вращение остановлено! Судя по всему, топлива осталось очень мало. Если самолёт будет лететь так же, то он приземлится или упадёт где-то в Северном Казахстане или даже в Западной Сибири. Службы по направлению полёта готовятся к выдвижению - медики, спасатели, пожарные и прочие. Бак скоро самоликвидируется, чтобы не превратиться в падающую бомбу.


- Нет, самолёт-госпиталь с нашего космодрома не сможет в необходимое время догнать челнок. Самолёт-госпиталь с Байконура уже в воздухе, но его скорость намного меньше, чем челнока.


- Челнок начинает крениться на левый борт, похоже, они делают манёвр. Да, это действительно манёвр, вот они выравниваются, планируют почти горизонтально... Они рикошетят от плотных слоёв атмосферы как плоский камешек от воды! Облегчённый челнок теперь может делать большие прыжки. Теперь понятно, что они хотят сделать - они сделают ещё серию таких прыжков и постараются развернуться на 180 градусов. Я вижу расчёты ребят с ЦУПа, да - челнок теоретически может вернуться назад. Нет, на Байконур он сесть не сможет, слишком велика скорость. Они будут гасить скорость, возвращаясь домой. Ну и Бесо!


Ожидание казалось бесконечной мукой. Соболевский говорил какие-то интересные детали, рассказывал про суть манёвров, несколько раз включали радиоконтакт с челнока. Уже было очевидно, что он не дотянет ни до космодрома, ни до больших взлётных полос. Обычно эмоциональный Григоладзе бесстрастно сообщил, что попытаются совершить аварийную посадку на воду в Калмыкии на каскаде новых прудов, бак отстрелили потому что сопла главных движков повреждены и не выдержат большой нагрузки. Снижение идёт слишком быстро, топлива почти нет, впрочем толку от корректировочных двигателей немного. Планер челнока повреждён, опасная вибрация усиливается, садиться надо как можно скорее.


Из-за большой скорости приводниться на первый пруд не удалось, челнок "скозлил", то есть неконтролируемо подпрыгнул, перескочил второй пруд, и не смог полностью вписаться в третий, выскочив на поле у берега. Основной удар пришёлся на пилотскую кабину. Меньше чем через минуту там были жители калмыцкой деревни, пожарные и фельдшер, если бы не они, всё было бы намного хуже. Через шесть минут приземлился самолёт-госпиталь. Все пассажиры получили травмы средней тяжести - переломы и контузии. Состояние второго пилота было очень тяжёлым, первого - критическим. У Бесо были оторваны ноги, перелом позвоночника с повреждением спинного мозга, не считая того, что по сравнению с таким казалось уже не столь страшным.


Экраноплан взлетел, увозя экипаж, пассажиров и парнишку-калмыка, который серьёзно порезался, доставая раненых из обломков.


- Николай... - тихо спросил кто-то в прямом эфире, - а пилоты смогут после этого летать?


- Мы не можем позволить себе роскоши обманывать себя. Они никогда не смогут летать. Будет очень хорошо, если Бесо останется жив, а Виталий сможет ходить.


- Как вы можете так спокойно обо всём говорить! Вы ведёте себя как робот, без человеческих чувств, конечно, вы сам-то в безопасности, а они...


- Это наиболее оптимальный способ поведения, быть честным и максимально хладнокровным в сложных ситуациях, - бесстрастно ответил Ковальский, - я был в их ситуации два раза. После последнего я не могу больше летать и поэтому работаю в ЦУПе.

Последний Полет Пингвина. Двадцать лет назад. Земля, Германия.


----------------------------


Здесь было самое безопасное место для связи, он даже поставил датчик движений миниобъектов, чтобы засечь микродрон, но это было очевидно перестраховкой. Небольшой риск, конечно, есть всегда. Привычка к риску, как к части жизни привел к тому, что он давно подзабыл то время, когда жил, не осознавая, что такое риск реальной опасности. Это было очень давно, ещё до смерти родителей. Ему было десять и он был третьим из четырёх детей. Когда родителей не стало, старшие пытались насколько могли оберегать младших, но у них не очень получилось. Старшему было семнадцать, когда он оказался главой семьи. Отчаявшись выбиться из нищеты парень связался с бандитами, жить стало полегче, но через три года он сел. Потом Касим занялся бизнесом, прогорел и сел в долговую тюрьму. Настал его пришлось помогать братьям и их детям, бросить школу, бороться за деньги на официальных турнирах и на подпольных поединках. Перевидел всякого и побывал в таких переделках, что до сих пор удивительно, каким образом удалось выскользнуть.


Обмениваться нейросетевыми сообщениями по лазерной связи почти полностью безопасно, но очень хотелось поговорить по голографическому каналу. Это была другая жизнь и другой мир. Невеликий риск того, что его засекут во время вот этого сеанса связи того стоил.


Акбар сам удивлялся, как у него так получилось так вляпаться. Начиналось всё очень неплохо. Он от души посмеялся над братом, поверившим, что в тайнике лежат деньги. Развела распустившего слюни дурачка эта красавица-сирена, наплела с три короба, чтоб он часом не сказал чего, а он повёлся. В конце концов, сдавшись под уговорами Касима он послал пацанов искать закладку. Это только кажется что всё просто, за ними теперь следили, сам не поедешь, надо через вторые руки посылать надёжных людей, которые не присвоят деньги, сказав что ничего не нашли или не откусят себе кусок, потом надо послать проверить этих людей и ещё немало мелочей, о которых неопытные люди не задумываются, потом с недоумением перебирая выбитые зубы. В результате сам Акбар чесал в затылке - денег в тайнике было упаковано как сказано. Ещё там оказался лазерный нейросетевой коммуникатор, стандартные очки дополненной реальности, которые продаются на каждом углу и несколько несложных, но полезных штук вроде детектора микродронов. Бывалый и битый мужик теперь сам не объяснить себе, какой шайтан дернул его тогда включить коммуникатор, хорошо хоть ума хватило уйти в безопасное место.


Элементарное, интуитвно понятное управление, надо надеть очки, зелёная иконка спутника перед глазами, показывает, что возможна связь. Полупрозрачная аватарка молодой женщины, кольнувшее ощущение - кто. Автоматически вылетевший из коммуникатора прозрачный жучок-микродрон повис перед лицом в паре метров. Несколько мгновений и на его месте появилась голограмма девушки в платье до колен. Она стояла на причале, пенились барашки волн, распущенные чёрные волосы трепал морской ветер. Абкар, который никогда не лез за словом в карман, смутился, не зная что сказать.


Девушка грустно улыбнулась: - Здравствуй, Акбар! Я думала позвоните ли вы и кто это сделает - ты или Касим.


- Ну и что надумала? - От растерянности он даже забыл поздороваться.


- Подумала, что если кто и свяжется, то ты. Можно нам на "ты"?


Богатырь кивнул, - Ага... да... эээ... привет...тебя ж не Гюли зовут на самом деле? - "что я несу такое, деревенщина тупорылая?!" - мысленно пнул он себя.


Девушка рассмеялась: - Нет конечно, зови меня Ореанна.


- Это тоже не настоящее имя? - "да что я, вообще дурак что-ли?"


- Нет, но я к нему привыкла.


- Красивое имя... у тебя вечер, в Тихом Океане должна быть ночь? Или ты не оттуда?


- Я оттуда, но я сейчас в Русском Азербайджане.


- Ты вроде на каком-то острове? Вон посёлок какой-то видно. Азербайджан - там горы.


- Тут есть город Нефтяные Камни. Первый искусственный жилой и промышленный остров на Земле.


- Ты это... на работе или сама?


- Сама.


- Значит тебе удалось убежать... а тот парень который про тебя договаривался... тоже сумел удрать? Я сразу по акценту догадался что он азербайджанец.


- Он погиб, - показалось лицо Ореанны слегка окаменело.


- Извини. Жаль. Он тебе кто был?


- Можно сказать что жених. Он был отсюда.


- Ты знала его семью?


- Нет. Просто приехала, чтобы увидеть. Завтра утром улетаю.


- Хороший поступок. Это нелегко.


Ореанна кивнула, еле заметно сглотнув острый комок в горле, - Спасибо.


Да уж, это действительно было нелегко. Видеть как отец, пожилой азербайдженец, еле сдерживает слёзы, как всхлипывает мать: - Ты приезжай к нам ещё, дочка... Хорошо, что у Рамиса осталась сестра.


- Спасибо тебе за деньги, они очень помогли, - Акбар, наконец-то вернул самоконтроль.


- Я узнала что у вас с Касимом большие проблемы из-за нас. Говорят, вы взяли деньги у местного мафиози и он требует досрочно отдать долг или ваш бар.


- Это ещё не большие проблемы. Кредитор имеет право, такой был уговор.


- Когда нужно отдавать?


- Через месяц.


- Мы можем помочь.


- Не надо. Это мои проблемы.


- Акбар... я знаю, ты не хочешь быть нам обязанным...


- Не хочу быть никому обязанным. За это потом очень дорого платить.


- Я понимаю. Мы тебе не предлагаем денег, хотя мы помогли бы просто так, потому что обязаны помогать тем, кто помог нам, даже не полностью понимая, что он делает. Но ты всё равно не возьмёшь.


- Ты догадливая. Я ждал, когда ты, наконец, скажешь "мы"?


- Да, а что в этом такого? Ты в непонятках, чем я занимаюсь? Ладно, давай по делу - хочешь выкрутиться из этого дерьма, мы реально можем помочь, сведём с нужными людьми, это бизнес и ты никому ничем не обязан кроме прямо взятых обязательств. Свои полмиллиона сможешь отдать очень быстро.


- У меня есть свои понятия о том что можно, а что нельзя.


- Ни предательства, ни наркотиков, ни заказных убийств, ни работорговли, ни подачек как собачке.


- Повеселила. Это на чём можно так резко подняться?


- Тебе всё расскажут, выбор будет за тобой. Мой совет - для начала попробуй, потом решишь идти дальше или нет.


С тех пор всё изменилось.


Через два дня к нему подъехали поговорить. Акбар и не думал о такой теме - поставке нейросетевых коммуникаторов. Поставка нейрокомов была запрещена во всём "цивилизованном мире" как нелегальная электроника, кто их возил полиция пока не сумела раскопать. Не то что бы не старалась, просто не упиралась рогом, это не было приоритетом. Трудно было представить, какой подъём делают пацаны на маленьких железках - почти как на наркоте, но это были честные деньги. Тех, кто вёл тему, интересовали исключительно деньги, но Акбар согласился попробовать далеко не только из-за бабла. Он считал, что так правильно.


После первых двух прогонов братва поняла, что имеет дело с серьёзным специалистом. Тридцать тысяч за пробный прогон превратились в семьдесят, двадцать уходило на накладные расходы, пятьдесят оставалось на руках. Две поставки в месяц. Дело было рискованным, приходилось часто менять маршруты, перевалочные пункты и способы перевозки. Это Акбар умел делать ещё со своего подпольного прошлого.


Месяц прошёл быстро, братья надеялись, что удастся им разрулить с толстяком Мансуром, но тот категорически потребовал досрочного возврата кредита согласно договору: "Вы сами виноваты, связались непонятно с кем, сейчас легавые вас пасут, вот повяжут вас и пропали мои деньги. Вы много вернули за последний месяц, но больше я не готов рисковать из-за вас своими деньгами." На самом деле ему нужен был их бар, территория выгодная, место раскрученное, там его пацаны будут торговать дурью и девками.


За день до возврата в шесть вечера Мансур с тремя телохранителями нарисовался в баре, бухнулся за стол, по-хозяйски осматривая помещение. "Ну что, Акбар, я готов взять ваше заведение в счёт кредита и даже готов дать сто тысяч сверху. Это хорошие условия."


"Бар стоит в два раза дороже, Мансур," - пытался протестовать Карим, но толстяк только презрительно усмехнулся. "Так продай его и верни долг. Завтра в полдень возвращаете полную сумму или оформляете бумаги на моих пацанов, получаете свой стольник и расходимся. Ещё лучше - идите под меня, не пожалеете. Я бы не стал усмехаться в твоём положении, Акбар. Могу ведь и просто забрать помещение и больше ничего не дать."


Карим умоляюще смотрел на брата, тот молчал. Оставались сутки, найти деньги он мог, но это могло значить из огня в полымя. Из турецкой братвы или общины ему бы никто не ссудил сейчас и сотни тысяч, это значило поссориться с толстяком - эта тварь набрала большую силу. Пойти к Кёллеру значило ссучиться, взять деньги у океанийцев было хуже чем авантюрой... Акбар невидящими глазами смотрел на дождь за окном, очередной раз лихорадочно просчитывал варианты и не находил выхода. Надо было решать.


Из мокрой пелены, поднимая облака брызг, выпрыгнули два чёрных внедорожника, тормознув перед дверью.


- Ты что, Акбар, совсем потерял берега?! Что, падла, лёг под хорват?! - прошипел толстяк побелевшими брылями.


- Вечер в хату честнЫм бродягам и всем людям с понятиями! - нарисовался на пороге подвижный невысокий парень в кепке, иконописный славянский жиган.


- Всех благ, - кивнул головой Акбар.


- Багор просил кланяться и подождать полчасика, - ужасный славянский акцент резал ухо, видно пацан был в Германии недавно, - Чо волыны мацаете, - он с усмешкой повернулся к телохранителям Мансура, напряжённо державших руки в карманах, - мы по делу, а не на мочилово.


Не трус пацан, один зашёл, мог ведь так ненароком словить пулю. Его звали Зор, Акбар видел его раз, когда тот приезжал с самим Багром.


Несколько минут, на первый взгляд, не значащих фраз. Мансур колебался уйти ему сейчас или подождать. Ещё две тёмных электромобиля подкатили через десять минут. Не обращая внимания на ливень, к дверям подошли трое серьёзных мужчин средних лет в длинных плащах, один из них держал чёрный кейс. Сколько осталось сидеть в машинах, было неясно, но было понятно, что дергаться не стоит. Первым зашёл высокий худощавый горбоносый Багор, многие поговаривали, что он самый опасный бандит Европы, а может и не только Европы. Пока живая легенда преступного мира.


- Пацаны по всему городу говорят, что толстун хочет скрысить у тебя территорию за долги, - обратился он к Акбару, кивнув вместо приветствия.


- Ты ничего не попутал с такими заходами? Следить за метлой никому не помешает! - прошипел Мансур.


Хорват даже не удостоил его взглядом, - Грешен - попутал, слишком вежливо говорю, не как следовало б. Всё от того, что заехал на территорию к правильным пацанам. Сколько он тебе должен, Толстун? - Багор разговаривал со старым барыгой через плечо, в каждом движении чувствовалось пренебрежение, - Что молчишь? Если ничего не должен, то закроем тему и разойдёмся.


- Четыреста двадцать, - выдавил Мансур, - Пацаны меня зовут Толстяк.


Бригада понимала Багра без слов. Седой с кейсом молча положил чемоданчик на столик, достал четыре большие прямоугольные пластиковые упаковки и две маленькие и молча бросил на стол перед Мансуром.


- Пересчитай, - чуть растянул губы Багор, - и верни пацанам расписку.


Лист бумаги лёг на стол, - Не нужно, с деньгами тебе можно верить.


Хорват повернулся к Акбару, - как будут деньги, отдашь. Можно по частям. Никаких процентов и условий. У всех бывают проблемы, надо помогать правильным людям когда им нужно.


Акбар кивнул: - Благодарю.


Багор молча кивнул в ответ.


- Не боишься, они под колпаком, заедут братья на кичман и пропали твои бабки, - встрял толстяк.


- Значит попаду, не первый раз и не последний. Понты дороже денег. Пусть крысы боятся, - он  чуть заметно криво усмехнулся презрительной гримасой.


Из машин перед дверями вышли восемь тёмных фигур, пять шкафообразных, три худощавых, с уверенными движениям. Стрелки. Один шкаф с одним худощавым подошли и встали снаружи двери. Интересно, как Багор координирует своих? Нейросеть?


- Если будут левые наезды, дай знать, - с небольшим нажимом бросил Багор на прощание.


Это было всего несколько месяцев назад, со стороны в его жизни ничего не поменялось, также держали бар, есле сводя концы с концами, также Акбар "держал территорию", также отдавали долги. Для братьев и правда почти ничего не поменялось, кроме одной детали, к которой они относились, так сказать, неоднозначно. С одной стороны, дело благородное, с другой сильно стрёмное - в одном из подвалов на "их" территории Акбар держал пленницу.


Намучился он с торчушкой за эти три месяца. Бывалый мужик, а повелся как деревенский дурачок, из штанов потянуло выпрыгнуть, чтобы понравиться океанийской сирене. Та к делу подвела грамотно, вызвала нужные эмоции, настроение сочувствия, рассказала про бедняжку, потом тихим печальным голосом проворковала что конечно, наркоманы сами делают свой выбор и океанийцы редко за них впрягаются, но тут случай, типа особый, так обстоятельства сложились. У них такое правило, сделать всё возможное, чтобы помочь тем, кто помог им, даже того не зная. "Как ты думаешь, можно было бы что-то сделать?" - и взгляд такой... в общем, он и ляпнул, что попробует. Назад уже не отступишь.


"Но если у меня не получится," - сказал Акбар, - "я её убью и тушку распылю. Иначе она меня сдаст." "Хорошо," - спокойно ответила Ореанна, - "пусть будет так. Она всё равно скоро погибнет, а это её шанс."


Найти и сработать по-тихому было просто. Главное не делать полных глупостей типа не послать на дело своих пацанов. Подписали бывалую братву с другой территории. Торчушке приспичило вмазаться поздним вечером, уже ломка начиналась, её сдернули поехать перепихнуться за дозу и через промежуточное звено сдали акбаровским пацанам. Исчезла наркоманка, кто её всерьёз искать будет?


Акбару доводилось снимать людей с иглы, но мужиков, а с бабой всё сложнее. Мужика можно хоть отметелить как следует в качестве аргумента, а тут больше пары оплеух давать смысла нет. Было нелегко. Девка прошла через три недели ада. Она сидела на новой синтетической дряни, спрыгнуть с которой очень сложно. Несколько раз родители клали её в клиники, но только потратили все сбережения понапрасну.


Акбар приводил надёжного фельшера, потом доктора, покупал специальные препараты. Недёшево обошлось. Всё было на грани. Хорошо, что океанийцы подогнали своих лекарств, консультировал доктор по Нейросети, это помогло сдвинуть равновесие. На второй месяц физически Ханну уже колбасило раз в два-три дня и не так жёстко, как раньше. Проблема была в другом - она теперь не хотела жить. Акбар вёл её по бедным районам, на смотри, как это в реальной жизни. Больная неизлечимой формой рака девушка, отчаянно жаждущая жизни, парализованный парень, мечтающий только об одном - жить как все, умирающая женщина, плачущая, как же дети будут жить без неё, дети, рождённые инвалидами, пятнадцатилетняя девочка с тяжелейшим генетическим заболеванием, больные дети, убежавшие из приюта... Ханна плачет. Он ведёт её ещё и ещё. "Тебе дано всё - здоровье, красота, любящие родители... не то что - им. Посмотри как они цепляются, как борются за жизнь! Как они умеют любить! Ты видишь?!" Пленница находит в себе силы разрыдаться только дома, не на глазах у несчастных. Это хорошо. "У меня больше нет здоровья, нет воли к жизни..." - "Будешь работать, вернёшь и то и другое." "Ты когда нибудь умирала от жажды? Я да, это очень тяжело. Тысячи поколений умирали, чтобы жили мы. Они отдавали жизнь за детей, шли на смерть, отдавали детям последний глоток воды, бились со зверями, врагами, болезнями, смертельным холодом. Мы не можем предать их! Понимаешь?"


Несколько раз в день он водит её свой маленький спортзал в старом гараже. "А ну пошла на тренажёр!". Усиленное питание. Витамины. Лекарства. Не можешь есть? Пошла в спортзал!


- Я не могу больше, я смогу слезть с иглы! Убей меня, Акбар!


- Не волнуйся, как буду уверен, что не сможешь - сразу убью. Так что я с тобой, зря получается мучался что-ли столько времени? А ну пошла на турник!


- Акбарчик, милый, меня опять ломает, уколи меня снова той штукой, мне будет легче, помнишь, что в самом начале?


- Это только для начала, заменитель наркотика, тебе его больше нельзя.


- Я сделаю всё что ты захочешь, ну пожалуйста! Умоляю!


- Всё что захочу! Вот это здорово! Можешь подтянуться тридцать раз? Нет! А ну пошла на турник!


По вечерам Акбар планирует маршруты поставок и учится в Нейросети. "Когда ты спишь?" - спрашивают братья. По Сети инструктор научил его самогипнозу, так можно какое-то время продержаться почти без сна. Лучше так не делать без крайней необходимости, но иначе у него не получается. Как-то сама собой выросла тема - контрабанда океанийских лекарств. Они тут запрещены как опасные и непроверенные, но для тех, кто равнее других, их тут давно тихонько поставляют через Россию. Даже если кого-то очень сильно ненавидишь, то лекарство от смертельной болезни для себя или своих близких купишь у него всё равно. Акбар не ломит цену и поставляет всем, не забывая о безопасности.


Блок лазерного коммуниктора встал в прозрачные очки дополненной реальности. Появились две зелёные точки, потом третья. Надо же, сколько лазерных станций понапускали за последние пару месяцев. Как у океанийцев или поселенцев очередь летать с пращи, так обязательно забросят пяток, а то и побольше. Так они через полгода полностью покроют планету. Поди лазер заглуши.


Акбар почувствовал как заколотилось сердце. Было стыдно признаться самому себе, но он реально подсел на эту девчонку. Он всегда любил учиться, но сейчас грыз науки и навыки с неистовством фанатика. Такая женщина никогда не выберет малограмотного тупого мужика, а если выберет, то ненадолго. Природные способности и воля, подстёгнутые допингом эмоций и чувств давали результат - он уже закончил девятый класс. Океанийские уроки очень сильно отличались от принятых в "цивилизованном мире" не только тем, что они давали реальные активные знания и умения, совсем не обращая внимания на всякую муть, которой тут парили мозги ученикам. Интенсивность занятий превосходила общепринятую в два-три раза. Средний океанийский ученик получал объём знаний хорошего ученика одиннадцати-двенадцати летней западной школы лет за 7 лет, не считая типично океанийских курсов вроде выживания, основ психологии и социологии и военной подготовки. Восьмой класс на уровне колледжа или выпускника 1 университета. Обычно после этого идут работать, постоянно добирая курсы или проходил специализированное обучение с обязательной практикой, тренировкой умений, принятия реальных решений, дополнительной тренировкой характера и социальных умений. Учившимся на полной дистанционке, надо было при первой возможности пройти курсы, которые не особо получатся даже с Нейросетью. Особенно нравилось Акбару индивидуальная скорость обучения. Способный ученик обычно доходил до 8 уровня за 6 лет, одарённый за 5, талантливый - за 4. Акбар прошёл за 4 с половиной. Но это в среднем. По вычислительной математике, сетевым техникам и социальным наукам он уже закончил среднюю школу и потихоньку брал университетские специализированные курсы. Ему оставалось сдать всего один курс и он получит допуск к программе социальной инженерии.


Позавчера он прошёл важный тест на способности. Активная память - 99,95%; социально-адаптационная память - 99%, коэффициэнт решения комплесных задач - 96%, остальное поменьше. Ответ пришёл сразу и несколько шокировал, Акбар не ожидал такого в самых буйных мечтах: "Ваш результат входите в 20 лучших результатов по социально-инженерному профилю, пока расчитать более точно Ваш рейтинг не удаётся." Акбар волновался, узнает ли об это Она.


Там люди не любят ходить вокруг да около. После слова "привет" она так и сказала,  что у него результаты прирождённого социнженера, это её не удивляет. Для океанийцев и особенно поселенцев социнженер - это очень круто.


- Я забрал вашу посылку, сейчас поговорим, пойду применю, - Акбар кивнул и перевёл стрелки на другую тему, стараясь выглядеть невозмутимым. Он получил очередную партию лекарств, было там и несколько ампул для Ханны.


Ореанна улыбнулась, а у него от этого застучало в висках. - В инструкции говорят, что эти уколы, восстанавительные для печени, очень болезненны, особенно первый. Обезболивающее использовать только при крайней необходимости.


- Ага, я читал. Сделаю укол, не впервой.


- Я может быть какое-то время не смогу выходить на связь, надо будет съездить по делам.


- Отозвали из отпуска?... Понятно. В Россию поедешь? Не говори, если не можешь.


- Не совершенно секретно, но болтать не стоит. Как ты догадался?


- Да трудно не догадаться после того как вчера с челноком случилось. Жаль пилотов, особенно старшего. Правильный человек. И тот парень с Поселений, что перехватил передачу, тоже правильный.


- Соболевский? Да... он крутой. Сегодня он будет отвечать на вопросы по Сети.


- Надо будет позырить. Слушай, я не вникал, но без бинокля видно, что в России непросто. Хотя там всегда непросто. Знаешь, у меня такое чувство, что вот-вот нанесут удар и по вам. Несильный, но чтобы вывести из равновесия. Ты там, скажи своим, чтоб бдели с усердием.


Девушка улыбнулся, турок умел шутить, - Почему ты так думаешь?


- Боролся много. Когда противник стоит ровно, его непросто бросить. Но стоит его "раздёргать", вывести из равновесия рывками, толчками и лёгкими угрозами, как всё намного проще. Если посмотришь, то так не только в борьбе. Все это знают, но все попадаются.


- Можешь предположить где дёрнут?


- Обычно с перефирии начинают, с противоположных точек, там ухватить проще и отступить если что. У вас с Россией единая система, поэтому сейчас их дёрнули сильно, вас толкнут где-нибудь на фронтире, потом по разным местам раздёргают, пока вы не станете суетиться и  не выйдете из равновесия, тогда пойдут уже всерьёз. У меня чуйка на эти дела, точнее, подсказывает многократно поротая задница.


- Спасибо, обязательно передам.


- На здоровье. Мне хорошим людям не жалко.


Небольшая пауза.


- Акбар... приезжай в гости. Посмотришь... да тебе экзамены надо личные сдать, что накопились. Тесты провести.


Богатырь чуть заметно усмехнулся: - Вербовать будете на вас работать? - он потом долго укорял себя за это.


Но девушка не смутилась: - Ты имеешь в виду разведку?


- А кого же ещё? Что смешного?


- Вербовать социальных инженеров... ха-ха-ха... повеселил. Надо будет рассказать ребятам, извини, мне смешно.Социнженеры не могут работать на нас, это мы работаем на них, хотя и так тоже не совсем так. У нас тоже могут работать социнженеры, но с большим опытом и на особом положении. У нас много не так устроено и тяжело объяснить кто привык жить по-другому, хотя когда увидишь, то всё просто.


Турок кивнул, вышло как-то не очень хорошо, надо бы сгладить: - Надо бы долги отдать, немного заработать на дорогу, это ещё месяца четыре. Да и кроме тебя я никого там у вас не знаю, а ты все равно уедешь.


- Через месяц-другой должна уже приехать, вряд ли это надолго. Много денег у нас не нужно.


- У вас там тепло, но на скамейке спать в моём возрасте не очень солидно. Гостиницы и комнаты везде денег стоят.


Ореанна усмехнулась лисьей улыбкой: - Ну если тебе со мной спать неприятно, то можешь хоть в гостиницу, хоть на лавочку.


У Акбара зазвенело в ушах и потемнело глазах. В драках он пару раз как следует получал бейсбольной битой по голове, ощущение было похожим. Он много читал про Океанийский Союз, везде писали, что женщины там могут весьма прямо изложить свои намерения насчёт отношений и это нередко шокирует иностранцев. Не врут.


- Ааа, нет что ты, - поспешно пробормотал вконец смутившийся детина, - нет-нет, мне очень приятно... - и чтобы не показаться слишком обрадованным, не нашёл ничего лучше как добавить: "в общем".


Девушка не удержалась и согнулась пополам от хохота. Акбар тоже расхохотался: "Ну совсем смутила!" - признался он честно.


- Что мне в тебе очень нравится, ты честно признаёшься если накосячил и не строишь из себя сдерживающего понос индюка.


- Ну спасибо, вот порадовала, - оскалился парень. Он пришёл в себя от неожиданного расклада и готовился показать на всякий случай, что тоже не лыком шит. Но меряться остроумием и находчиивостью с ним не собирались.


- Акбар, - серьёзно сказала девушка, смело смотря прямо в зрачки, - я не могу говорить тебе неправду. Прости, я соврала... точнее, сказала не всё. Ну что с меня взять, - она грустно улыбнулась, - шпионка должа быть профессиональной лгуньей.


Борец молчал, стараясь не показывать невыдержанности, хотя его просто распирало изнутри.


Ореанна помолчала немного и продолжила: - Результат теста сказали тебе только часть правды, нижнюю границу. Так обычно делают с иностранцами на первом тесте, потому что вероятность считается не настолько высокой и полную картину объявляют ещё после нескольких тестов. Но на самом деле ошибок тут не бывает. У тебя результаты социального архитектора. Ты действительно попал в двадцатку лучших результатов за все времена, под номером "десять". В твоём личном деле говорится про то, как ты сумел выбраться из безвыходной ситуации в Турции, любой другой человек на твоём месте однозначно бы погиб. Я очень удивилась твоему везению, но теперь я нисколько не удивляюсь.


- Спасибо, что сказала, вот уж и вправду удивила. Хотите перетянуть меня к себе что-ли?


- Конечно. Это твоё призвание и ты сам это знаешь.


- Тебя наградят за то что нашла подходящую кандидатуру?


- Нет. Просто считаю что так будет лучше тебе и многим другим людям. А я буду хвастаться своим внучкам что в молодости спала с соцархитектором, - Ореанна грустно улыбнулась и помахала рукой, заканчивая разговор.


До 'качалки' Акбар бежал почти вприпрыжку, глуповато улыбаясь во всю широкую свирепую рожу, чувствовуя себя минимум на 15 лет моложе.


Два степенных пожилых турка на ободранной лавочке недовольно покачали головами.


- Люди поговаривают, что наш Акбар живёт с какой-то красавицей-наркоманкой из местных, - проворчал один.


- Похоже на то, - вздохнул второй, - явно обкурился какой-то шмали, а такой хороший авторитетный и деловой человек! Не пропал бы он, - ох нехорошо это кончится...


Акбар по въевшейся в характер старой привычке несколько секунд прислушался, прежде чем войти, потом отпер обитую железом дверь. Внутри характерно позвякивало, кто-то упорно тягал железо на блоках.


- Акбарчик! Привет! А я уже всё закончила, всё как ты сказал! - Ханна радостно подскочила с обитой кожзамом скамейки. Раскрасневшаяся симпатичная мордочка стала покрываться предательским розоватым румянцем. Она явно минуты считала когда его увидит.


- Так ты всё теперь делаешь, что я скажу? - ухмыльнулся детина.


- Да, с более чем явным вызовом посмотрела ему в глаза девушка, я сделаю всё, что захочешь...


- Снимай шорты и трусы, ложись лицом на лавку... Прямо сейчас. Я этого больше всего хочу с тобой.


На несколько секунд на лице Ханны отражалась внутренняя борьба, с одной стороны как-то грубо и унизительно, с другой, на себя посмотри, какого ещё обращения ожидать уличной девке, а она ещё и залипла на него. В конце концов проще обратить дело в вид игры и сделать как он хочет. Ощущение было такое, что медвежья лапа прижала её к скамье.


Пронзительный крик эхом отразился от стен зала. - Придурок... идиот, ааа... Дальше боль была на грани потери сознания, так что нельзя было даже кричать, а только задыхаясь корчиться на скамье.


- Укол и правда болезненный, - флегматично пробормотал Акбар.


Через четверть часа, когда Ханна смогла что-то воспринимать он снова показывал ей как контролировать и терпеть боль, как дышать, как контролировать внимание, подбадривал и утешал.


- Ну вот и хорошо, - ухмыльнулся он наконец, - это укол для восстановления печени, ты её сама посадила, теперь терпи. Нужны ещё шесть через день, они, говорят, будут всё легче и легче. Тебе придётся выдержать, зря что ли мучалась всё это время? Да... я действительно больше всего хочу с тобой, чтобы ты выздоровела. Совсем. Поняла?


- Прости меня, Акбар, я понимаю. Ты столько вытерпел из-за меня, никто для меня в жизни столько не сделал!


- Твои родители сделали намного больше, они дали тебе жизнь, вырастили тебя, а ты их забыла. В первую очередь ты должна быть благодарна им.


Опять плачет: - ты прав, как всегда. Я не встречала никого мудрее и лучше тебя! Я люблю тебя!


- На вытри сопли, у тебя просто отходняк после болевого приступа, так бывает. Пошли к тебе в комнату, я помогу тебе идти. Да, хватит тебе смотреть головизор и перечитывать книжки. Я покажу тебе как пользоваться Нейросетью. Нет, я не буду тебя закрывать.


- Ты не боишься что я убегу за дозой?


- Хватит нам этого бояться. У тебя нет иного выхода как победить. Ты уже победила. Эти уполы последние в цикле лечения.


- А что потом? Ты меня выгонишь через две недели?


А что делать потом Акбар не знал сам, забот было столько, что на это просто не оставалось сил подумать. Но показывать вида нельзя. Он сейчас для неё опора, сильный и всезнающий. Действительно, не выгонять же её.


- Потом ты поедешь к родителям, я тебя не выгоняю.


- Ты поедешь со мной? Мне страшно.


- Я отвезу тебя. Ты должна остаться ночевать в родительском доме. Это то, что за тебя не сделает никто.


- А что потом? Ты заберёшь меня?


- Если попросишь, заберу, а дальше будет видно, давай решать задачи по мере поступления. Вот и добрались, ты молодец, это сильно больно, а ты дошла сама. Две недели ты лежать сможешь только на животе, но упражнения будешь делать всё равно. У меня будет много дел, поэтому смотри как обращаться с Сетью...


Час просвистел как несколько минут: - Мне надо идти. Ты здорово въезжаешь, за час так врубиться не каждый сможет! Да ещё у тебя вся задница с поясницей отваливаются, а тебе нипочём.


- Рядом с тобой я всё готова выдержать! Не смейся!


- А я и не смеюсь, просто улыбаюсь, рад за тебя. Спать у тебя вряд ли получится, я тебе подготовил пакет ссылок, там фильмы, курсы, интерактивные книжки..


- Закрой меня на ключ.


- Нет.


На всякий случай он подстраховался: включил оставил камеру и детектор открывания двери.


Надо спешить. Опаздывать нехорошо, а на стрелку, совсем неправильно. Раз приезжает сам Багор, то разговор будет очень серьёзным.


Везёт ему сегодня на красивых баб. Что с этой теперь делать? Не бросишь ведь, по крайней мере сейчас, не перенесёт. В общине он считался чуть ли не самым завидным женихом. Хочешь выбирай красавицу, хочешь добрую умницу, хочешь девственницу, хочешь умелую опытную женщину. В женщинах у не было недостатка, но последние несколько месяцев было не до того, так так, пара свиданий со старыми подружками. Девки хорошие, но турчанкам далеко до красивых немок. В том, что Ханна скоро затащит своего спасителя в постель, можно было не сомневаться. Сценарий будет обычным: "Я ни на что не претендую, любимый." Ореанна была чем-то далёким, волшебным и нереальным. С их нравами она была бы не то не против его развлечений, а удивилась бы, поступи он по-другому. Ладно, подумаем об этом потом, не до того сейчас, живым бы остаться, спираль закручивалась всё плотнее.


От хорват было двое - сам Багор и Зор. Акбару нравился этот молодой, очень сообразительный безбашенный шустряк с кликухой "Кепарь" - за неизменную кепку на почти бритой голове. Кепарь был главным контактом Акбара с хорошо организованной славянской мафией, которую по старой памяти называли "хорватами". Багор за последнее время сумел подмять под себя почти все крупные славянские группировки Западной Европы и авторитет такого калибра приехал лично.


Разговор начался не очень приятно, Багор заявил, что океанийские лекарства, это его тема и надо работать через него. Странно, ответил Акбар, что ты берега не обозначивал, а теперь нарисовался с копирайтом. Порешили на том, что пока тут щиплют по-мелкому, беспонтово кидать предъявы, а если Акбар с братвой пойдут в рост, то и решат по-честноку. Развод вышел по понятиям, но для этого с лихвой хватило бы Кепаря, значит Сам приехал сделать очень серьёзное предложение, а заход был для того, чтобы всем правильно настроиться как они отлично умеют решать вопросы. Хитёр. Однако, не он один умеет ждать, чтобы заполнить паузу, Акбар сам принёс бутылки с минеральной водой. Нетерпение приводит к большим бедам.


- Что знаешь про Курдскую Народную Армию? - приоткрыл карты Багор.


- Упоротые неомарксисты, были в силе лет десять назад, держали до трети Турции, даже в Иран и Халифат залазили. Подняли немерянного бабла на экспроприациях и захватах городов. Их выдавили в горы и утюжат авиацией, полностью унасекомить не получается, а как пассажиры всерьёз вылазят из своих пещер, их плющат с воздуха и потом докатывают бронетехникой.


- Ты не сказал ничего нового, это можно найти в первой сетевой справке, - глаза-льдинки упёрлись в турка.


Акбар пожал плечами.


- Ты был в МЛКП, но это партия Курдистана, а ты турок.


- Для коммунистов нет ни эллина, ни иудея, ни курда, ни турка.


- Нужен конкретный выход на самый верх Народной Армии.


- Там всё очень серьёзно, если не откроешь что за тема, мы перетираем ни о чём.


- Я знаю, что всё серьёзно, я посылал одного за другим двух человек просто на контакт, они пропали. Мы их ищем.


- Думаю, можно не искать. Там предельный жесткач, они практически никому не доверяют и подпускают только своих, малейшая ошибка и амба, поэтому я должен знать о чём это.


- Я хочу им продать мобильные системы ПВО.


- Никто в мире не станет им продавать ПВО, кроме... неужели? Но они терпеть не могут океанийцев, за то что те глумятся над марксизмом-ленинизмом и прочими их символами веры. Для них даже Марксистко-Ленинская Партия Курдистана недостаточно крепка в вере.


- Они будут покупать не у океанийцев, а у нас. Или пусть сидят в пещерах под бомбами. Сейчас самый удачный момент.


Акбар задумался, откинувшись на спинку стула, он почувствовал как заколотилось сердце, но со стороны казалось, что он думает о чём-то очень скучном. "Всадник на спине вихря" - вспомнилось ему сочное выражение из древнего китайского текста, умеют океанийцы обучать так, что врезается в память и выскакивает оттуда в нужный момент. Тугая спираль соединила его прошлое, настоящее и более чем туманное будущее. Сейчас он решал не только свою судьбу, а судьбы миллионов людей и влиял на историю нескольких государств. Он скажет несколько фраз и это сдвинет лавину. Или не скажет. Смогут ли бандиты, жаждущие денег и влияния и океанийцы, жаждущее не совсем понятно чего без него договориться с партизанами до того как тех вконец разгромят, это вилами по воде, а сейчас именно он переключатель на точке бифуркации. Если те ребята получат ПВО, то они уже к следующей весне  загребут под себя, минимум, четверть Турции, а если будут средства борьбы с бронёй, то и треть. После этого потребуется прикрывать не клочок непроходимых гор, а огромную территорию, которую заполонят выползшие из нор и законсервированных ячеек красные башибузуки, беспощадно освобождая трудовой народ от тирании капитала. Дальше всё понесётся галопом. Это значит, что Багор сходу станет одним из крупнейших игроков на чёрном рынке оружия, а уж первым он потом станет, если пуля не остановит. Значит ему предлагают организовать сеть поставок оружия на Ближний Восток, что Турцией там только начнётся, землеройке понятно. Это значит стать богаче и влиятельнее южноамериканских наркобаронов, пожить ярко и недолго. Сам Багор, конечно, не жилец, но он безумно азартный игрок. Есть ещё два варианта, продать контакт, не позднее осени свалить в Океанию и лучше оттуда не показываться или сказать что таких контактов у него нет, но и это не так безобидно, как кажется. Бандиты за столом терпеливо молчали, давая время принять решение. Турция - его Родина, застывшая, как в бабочка в янтаре, между модернизацией и средневековьем, между нацизмом неотурецкой империи и несколькими проектами прогрессизма, один из которых представляли вот эти башибузуки. Безбашенные фанатики, не жалеющие ни своей, ни чужой жизни для воплощения своих фантазий. Нет, вот эти не дадут резать никого - ни турок, ни курдов, если у Ленина написано про дружбу народов, значит её будут причинять беспощадно и любой ценой. Богатые кланы "переформатируют" невзирая на национальность. Всех сделают счастливыми, а кто встанет на пути - тому проломят башку. Нет, они долго не удержатся, эти красные талибы, пришедшие им на смену будут другими, какими - это уже следующий вопрос, а сейчас надо решать первый.


- Я дам контакт, - бас Акбара прозвучал занудно и буднично, - пять "лимонов."


- Три.


- Я не торгуюсь, ты принимаешь или нет. Один сейчас за вычетом долга, четыре после успешного контакта.


- Хорошо.


- Кто поедет от вас?


- Он, - Багор кивнул в сторону парнишки в кепке.


Акбар замолчал на несколько секунд - жаль пацана, Зор ему нравился.


- Ты разбираешься в ПВО? - удивлённо, спросил он Кепаря.


- Не-а, беспечно ответил тот, - в Сети учебники есть, инструкции будут, для торговли разберусь, мне ж не истребители сбивать.


- Мобильное ПВО не для борьбы с истребителями, - вздохнул Акбар.


- Разберётся, он башковитый, - усмехнулся Багор.


Акбар сдержал тяжёлый вздох: - Вам виднее, - ему было очень жаль обаятельного шныря, ведь не его это уровень, зачем его посылают? Что за дурацкая игра?


- Если хочешь осенью свалить, могу купить бар, - добавил бандит. Всё предусмотрел, не зря в крестных отцах.


- Хорошо, поговорим.


Хорваты кивнули и вышли.


- Ты был прав, - буркнул Багор в машине, не глядя на Зора, - он дал контакт, а сам не полез. Я не ошибся в тебе.


------------------------------


- Филигранная работа, Таркан, - Аль-Дакар по привычке называл разведчика по кличке. - Пара сообщений в нужное время определённым людям и подброшенная идея меняют история целого региона. Мы вообще ни при чём, ну продаём оружие, а кто в мире им не торгует?


- Хорошо, что тебе удалось убедить СЧП, - ответил бывший резидент в Германии, - "персики" пострадают, но за дело. Когда начнётся в России, они обязательно закроют для нас границы.


- Меня сурово спрашивали "а если нет", доказывал, что у нас есть серьёзный план на случай невероятного, а мы персы получат своё по ходу событий за пакость, которую они только совершат осенью.


- Будет хорошим уроком для прочих, что мы не спускаем пакостей.


- А ещё возможно мы получаем потенциального соцархитектора. Как это ты только догадался, что у Акбара есть выход на верхушку курдов? Ты стал настоящим мастером, Таркан.


- Догадался я, а всё остальное - Ореанна. Это она раскрутила Акбара, я бы его не то что упустил, а даже не заметил бы в упор. Сеть подала автопредставление на награду и повышение в звании, я добавил ей максимальный бал, который мог. Операция с девчонкой-наркоманкой очень профессиональна.


- Молодец, только что получила награду с повышением и вот заслужила опять, - кивнул Старый Фейсал, - я тоже добавлю ей баллов как ваш начальник - могу немного, но всё-ж лучше чем ничего.


Оба были очень довольны - по неписанным океанийским законам они при первой возможности в разумной ситуации надо в серьёзной ситуации помочь тем людям, что помогли им, даже того не зная. Но если на этой помощи ещё и получить отличный гешефт это и есть профессионализм.


- Гафур, - вдруг тихо сказал Таркан, он же Икрам, - я посылаю рапорт с копией в СЧП, будем вытаскивать Хузаму.


Решил наконец? - старый ликвидатор замолчал, о чём-то размышляя. Таркан слишком долго не мог решить то же он должен и хочет делать, - А она захочет?


- А куда она денется? Ей тут непросто будет, но что поделаешь?


Трудно было понять, что же думает разведчик, одобряет или не очень. - Имеешь полное право, - выдержав паузу ответил Аль-Дакар. Планируй и проводи выход. Старайся избегать ненужного риска для наших.


- Само собой.


------------------------------


Акбар пропустил начало сетевой конференции с тем парнем с Поселений, который перехватил передачу во время обрыва челнока. Ничего, посмотрит потом. Автопереводна турецкий был так себе, хотя вполне понятно, был в этом даже какой-то шарм, как будто говорит не шибко грамотный, но честный чабан из забытой Аллахом горной деревни.


- Да нахрен не упёрлись нам ваши полёты к Нептуну! Да-да-да мы хотим пятьдесят сортов сыра в магазине, а не три! Обеспечьте сначала нормальные человеческие потребности, тогда и о Нептуне можно поговорить! Во что вбухиваются такие чудовищные средства? В ваши космические фантазии? - Брызжа слюной выкрикивал какой-то бородатый московский интель.


Соболевский нисколько не смутился: - Есть немало людей, для которых космос и, в том числе, полёт к Нептуну - нормальная человеческая потребность. Потребность исследователя, путешественника, изобретателя, творца и просто разумного существа, способного думать о чём-то кроме жратвы и примитивных удовольствий.


- А нас, простых людей, кто спрашивал, хотим ли мы этого! Вы мне моё отдайте, а свои детские фантазии - за свой счёт!


- Тогда таким как Вы придётся полностью разделиться с желающими полётов к Нептуну и уже полностью за свой счёт содержать армию, безопасность, медицину, обеспечивать нужные темпы научного прогресса, отказаться от перспективных технологий нового поколения, самим содержать в полном объёме энергетические системы, надеюсь вы в курсе, что орбитальные зеркала подогревают и освещают несколько северных городов в России, что с Астероидов поставляется уран для электростанци, а значит вам придётся больше платить за отопление, транспорт и многое другое. Этот вопрос давно рассматривался и Ваше решение признано очевидно невыгодным для всех. Отказ от Космоса приведёт к незначительному росту уровня жизи в краткосрочной перспективе, не приведёт к росту уровня жизни в среднесрочной перспективе и приведёт к значительному падению уровня жизни в долгосрочной перспективе при резкому увеличении риска угроз различного типа. Вот, вы можете пройти по этой сетевой ссылке и изучить вопрос.


- Армия?! - взвизгнул бородатый, - да кто на нас собирается нападать?! Кому мы нафиг нужны?! Безумные расходы, идиотский призыв с промывкой мозгов!


- Есть отличное выражение "Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую," - и мировая практика показывает, что это так. Посмотрите на сильнейшие страны мира - все они имеют сильные армии неспроста, несмотря на большие расходы. Следовательно, риск отказа от армии неприемлем. Кстати, альянс Поселений, Океанийского Союза и России привёл к резкому сокращению военных расходов при серьёзном повышении уровня безопасности.


- Ну и пусть нас завоюют, хоть поживём по-человечески! Нахрен не нужна эта ваша внешняя безопасность, когда мы изнутри взорвёмся и с голоду передохнем! - взвыл интель.


- Вот мы и дошли с вами до истинного расхождения и это вопрос не оптимального расходования денег, где можно убедить честного оппонента цифирью и логикой, а вопрос морально-этических ценностей. Разница между мной и вами, точнее, между такими людьми как я и вы - в том, что вы раб, а я свободный человек. Для вас важнее корыто с вкусной жратвой, набор обезьяний развлечений и для этого вы готовы пойти в рабство иноземному хозяину. Вам непонятно, что могут быть люди с обратной системой ценностей, которые готовы ограничить себя в потреблении, более того - обходиться самым минимумом, рисковать своей жизнью и даже ей пожертвовать для того чтобы они и их близки были свободны.


Сетевая конференция не позволяла спрашивающему перебить организатора, в маленьком окошке было видно, как любитель сыра разевает рот в беззвучном крике и пытается молотить по клавишами. Наконец, Соболевский включил оппонента.


- Да мы все здесь рабы! Разве свободные люди живут в нищете! Мы живём в страхе, боимся слово сказать! Там, свобода! Люди выбирают кого хотят и живут по-человечески! Они могут говорить что думают! Демократия делает людей свободными!


- Я опрять прерву ваши излияния, потому что у вас набор лозунгов, а не аргументов. На каждый из них надо отвечать отдельно. Да, свободные люди могут жить бедно если им приходится выбирать между свободой и достатком. В страхе? А чего вы боитесь? За слова вас не бросят в тюрьму, но от усиленного питания могут отодвинуть. Вот этого вы и боитесь. Демократия, это дословно "власть народа", как вы выражаетесь, "там" власти народа нет, всё что ему позволено - выбрать одного из двух или чуть больше заранее подобранных кандидатов. Это явно не власть. Власть - это серьёзная работа, принятие квалифицированных решений, контроль за исполнением, серьёзная ответственность за последствия своих решений. Вам не нравится правительство, так соберитесь через Сеть, это безопасно, создайте свою программу, проработайте её, подберите подходящую модель плана, проработайте детали, выдвиньте людей на посты, назначьте ответственность за неисполнение и систему контроля - всё это стандартный набор, который проходят в школе.


- Пусть экономисты делают планы, а мы за них проголосуем!


- Как вы можетет голосовать за то, в чём вы не разбираетесь? Вы специалист в экономике? Неужели нет? Но экономика - это совершенно недостаточно, надо разбираться в теории управления, геополитике, теории планирования на много лет вперёд. Вы в состоянии квалифицированно оценить программу по этим параметрам? Нет? Тогда как же вы будете проводить в жизнь народную власть? Ведь в том, что обычно считают классической демократией афинского типа все граждане были обязаны участвовать в решении городских дел, а неучаствовавших называли идиотами. Вы просто проголосуете за кандидата, который вам понравится и кто говорит убедительнее. Это не власть, а её имитация. Вам нужна не власть народа, а добрый пастух.


- Я хочу реализовать своё священное право выбирать того, кого сочту нужным без ваших советов как мне это надо делать. Я и только я решаю кто квалифицированный кандидат, а кто нет! Я плачу налоги и не собираюсь воевать и выполнять государственные повинности, пусть оно на мои налоги наймёт тех, кто в этом хорошо разбирается!


- Вы ошибаетесь, "там" вы имеете иллюзию выбора, в России вы имеете выбор из одного кандидата, а в Океании и на Поселениях таких как вы вообще не спросят. Такие отнесены к разряду подданных, а не граждан. Они находятся "под данью", то есть платят налоги, но не участвуют в общих делах и не могут быть в Советах и голосовать в области своей квалификации. В Поселениях таких очень мало, как правило, это талантливые учёные аутичного типа.


Я закончу с вами разговор, потому что поступают тысячи вопросов, хоть Сеть их неплохо группирует, но на все я не успею ответить в разумное время.


- Почему челнок всё-таки взлетел, если вы так хорошо оцениваете риски? - с вызовом спросила молодая женщина, - где вы были раньше?


- Это решение, принятое Правительством России. Я как представитель Объединённых Космических Поселений не имею никакой власти над тем, что делается в рамках не нашей квоты полётов. Если Вам интересно, российский ЦУП тоже настаивал на том, чтобы отложить полёты до прояснения ситуации, но ему поступил приказ, который отдал представитель Президента, его имя вы сейчас видите на экране. Всё что смогли в ЦУПе - это отправить Григоладзе, который вызвался добровольцем.


- Тросы должны монтировать специалисты Поселений, вы же, типа, самые продвинутые в космических технологиях, что же вы не смотрели? - с раздражением задал вопрос лысоватый мужчина средних лет, похоже, он был немного в теме.


- Впервые трос монтировали специалисты из России, это была часть договора по совместному использованию. Трос, тоже впервые сделали в России, когда он пришёл, на нём была маркировка "освобождён от рентгеновского и гамма-анализа". Наши специалисты, которых практически не подпускали к монтажным блокам, сильно удивились, когда услышали переговоры российских монтажников и очень советовали им провести анализ.


- И что?


- Им в посоветовали не лезть не в своё дёло, анализ троса - дело долгое, полёты будут отложены. Фотография маркировки, которую сделали наши ребята, показала, что это не заводская маркировка, а сделанная на лабораторном принтере, подпись под маркировкой неразборчива и сделана лазером, а не электронным пучком. Это было видно специалистам буквально на глаз. Мы передали эти данные в ЦУП, но нам ответили, что всё нормально. Сейчас человека, который сделал эту надпись типа "не могут найти".


- Как это возможно?


- Задайте этот вопрос Правительству России и службе её Государственной Безопасности.


- Здравствуйте, Николай! Это Магомед с Махачкалы, простите что лезу без очереди, у меня важное сообщение! Я прочитал про Вас в Сети - вы натурально крутой!


- Извините Магомед, я не люблю обсуждать свою личность, тем более публично.


- Ладно, так что Вы думаете, что это диверсия?


- На такие вопросы должно отвечать следствие, я специалист в космических полётах, а не расследованиях, как полный дилетант в сыскном деле подозреваю хорошо организованную диверсию.


- Мне очевидно брат, что это диверсия! Я сегодня весь день по Сети лазил, оказывается ещё когда была Перестройка, то взорвался Чернобыль, его до сих пор помнят. Так вот до этого было несколько происшествий на нескольких атомных станциях, но там спецы сумели не допустить аварии, а в Чернобыле всё сложилось в одну линию - диверсия, а вроде бы не ничего не докажешь. Очень грамотно, не нужно закладывать взрывчатку, а просто создавай нужные условия и по теории вероятности само выстрелит, а ты не при делах!


- Примерно так. У Вас всё?


- Нет! Вот почему я звоню: слушай, брат, там было вообще один в один! Я тебе документ послал! Незадолго до Чернобыля на Ленинградской атомной чуть не случилась большая авария, был даже выброс, потому что не закрылась важная задвижка, в ней был дефект. Но там были серьёзные парни, они-таки сумели вырулить. Так вот самое главное: потом оказалось что дефекты были на нескольких задвижках в партии, но установить успели только в Ленинграде, а в документах было "освобождено от рентгеновского анализа!" Прикинь брат! Всё один в один!


- Большое спасибо, Магомед, я в курсе, мы тоже уже нашли эту информацию, но то что Вы это сделали и сопоставили отлично, оставьте свой сетевой адрес, если можно?


- Ле, брат, какие вопросы! Приезжай к нам в Махачкалу! Как дорогого гостя встретим с ребятами! У меня ещё вопрос: если всё так просто, почему те, кто такое планирует, повторяются?! Ведь люди же могут догадаться!


- Магомед, Вы занимались борьбой, боксом или чем то подобным?


- Ле, брат, я кандидат в мастера по вольной!


- У Вас есть коронные броски или вы на каждом поединке изобретаете новую технику?


- Есть конечно пара коронок, никто нового на поединке не изобретает, толк будет только с наработанных техник.


- Вот и у них также как и у всех. Вышел на бросок, когда противник уже вкрутился в приём, то поздно догадался он об этом или нет. Спасибо, мне надо отвечать другим.


- Николай, почему Вы, поляк, беспокоитесь о России? Как Ваши предки оказались в Океании.


- По рождению я океаниец, ощущаю себя больше космическим поселенцем. Я не поляк, а карпатский русин. Ещё до Второй Мировой войны мои предки переселились в Канаду, там жить было тяжело, люди держались вместе, образовали общины, чтобы выжить. Они почти все ассимилировались, остатки одной из них примкнули к техносоцам, они одни из основателей Океанийского Союза.


- Это тех, кого потом по суду лишили домов в Канаде и Америке?


- Кто не успел продать. "По суду", это забавно - всех кто отказался возвращаться объявили террористами и забрали собственность.


- А много вернулось?


- Несколько семей. Остальные выбрали нищую но свободную Океанию.


- Как сейчас новые люди приезжают в Океанию и Поселения? Я слышала вы заманиваете людей? Какие люди к вам едут?


- Едут к нам и от нас добровольно, насильно мил не будешь. Остаются жить те, кому наш мир подходит. Как правило, у нас остаются люди со склонностью к творчеству, самодисциплине, тягой к справедливости, "длинной волей" и с высоким индексом социального доверия.


- Говорят, ваши спецслужбы заманивают к себе людей?


- Им делать больше нечего. Социнженеры действительно ищут дефицитные типы людей по всей планете и стараются притащить к нам, как правило таких потом от нас трактором не вытолкнешь. Бывает, что социнженеры могут привлечь спецслужбы, для эвакуации или разработки особо ценного человека, но это редко, у спецов у самих работы полно.


- Правда ли что у вас гражданин может безнаказанно избить подданного, а если подданный проявит ещё какое-то недовольство, то его расстреляют?


Соболевский засмеялся детским обаятельным смехом, - Не смотрите передачу "Вздор" если вам интересна правда. Посмотрели хотя бы в Сеть, там найти всё меньше минуты.


- Ну я не очень умею... вы скажете что в школе учат... но всё равно у нас мало кто умеет. А там показывали свидетельницу события, которая...


- Врёт как очевидец. Пока мы с Вами говорили я нашёл то событие и бедного избитого негра. Судя по сигналу он находится в Сети и не спит. Давайте попробуем ему позвонить и спросим, вот и всё.


- Так просто? Это постановка? Откуда мы знаем, что это не подставное лицо.


- Давайте попробуем. Алло, это Ирина? Звонит Николай Соболевский, да тот самый. Не могли бы Вы сказать имя того негра, про которого Вы рассказывали в передаче "Взор?"


- По-моему что-то вроде Буру! Похоже на "бурый", а что?


- Если интересно, можете по ссылке моего имени посмотреть телеконференцию в трансляции или записи. Большое спасибо!


На экране появился огромный негр, одетый в шорты с карманами и каких-то сапоги, покрытый потом и белым песком. Было видно что он только что бросил на чуть присыпанные песком, едва выступающие из воды рифы, камень весом не меньше ста килограммов. Плескались волны неглубокой рифовой лагуны, то тут то там сосредотоякнно работали группы негров - мужчин и женщин. На высоких сваях стояли несколько прямоугольных трёхэтажных разборных домов. Вдали был виден бублик небольшого плавострова.


В России было утро выходного дня, а там наступал вечер. Красное закатное солнце делало скульптурные мускулы гиганта ещё рельефнее. Он относился к тому счастливому типу африканцев, которым стоило чуть подкачаться или тяжело поработать мышцами, так можно было лепить с него скульптуры атлетов. Саша, который тоже видел Буру сейчас, не мог не удивиться как сильно тот изменился за несколько месяцев и дело было не только в сброшенном жирке и скульптурно прорисовавшихся мышцах. Капризно отвисшая губа была упрямо поджата. Разболтанные движения гопника из гетто сменились чёткими скупыми рациональными движениями, не больше и не меньше чем нужно. Почти чёрные глаза смотрели в упор с осознанием собственного достоинства и внутренней силой.


- Я сам первый начал, - ухмыльнулся Буру в ответ на заданные вопросы, - я так парню руку сдавил своей клешнёй, что он должен был или что-то делать, или просить пощады. Ну или я бы ему руку раздавил. Мы тогда с пацанами после войны не оттаяли ещё, расслабились и часто вели себя как наглое быдло, докапывались до людей от безделья. Он меня проучил и поделом, - негр отёр с лица пот, заливавший лицо, - у вас всё?


- Простите, - быстро спросила женщина, - вы меня слышите? Можно ещё один вопрос? А что вы сейчас делаете?


- Свой остров строим. Мне надо идти работать.


- Простите пожалуйста, точно последний вопрос, я с Тихого океана и работала в море. То, что вы сейчас делаете - довольно опасно. Пока не построены волноломы я вижу несколько мест, где у вас высокий прибой, человека может запросто смыть. Я почти не вижу тяжёлой техники, почему там работают люди?!


- Сами так захотели, - неожиданно жёстко ответил Буру. На прошлой недели мы прощёлкали, смыло одного парня. Научимся. Тут и должно быть жёстко, чтоб вертелись, а то когда псу делать нечего он хрен лижет. Что, ниггерами что-ли быть? - непонятно ответил он и прервал передачу.


Акбар выключил передачу, уже утро, он опять не спал. "Могут привлечь спецслужбы, для эвакуации или разработки особо ценного человека", - он ухмыльнулся, вспомнив фразу, - "А ты что, сомневался, дурачок? Думал с тобой треплются за красивые глазки. Вон даже переспать готовы, чтобы привлечь потенциального специалиста. Видно нужен." Хотя несмотря на все мысли его тянуло к другой жизни, она была настоящей, полной, а не мышиной вознёй, как он жил раньше.


Да, поспасть сегодня не удастся. Умыться, побриться, успеть пожрать, потом к нему заскочит Кепарь, потому ему надо развести две бригады с его территории, поцапались на ровном месте, без него не решат, потом... лучше не смотреть, список мелочей пугал. Совсем недавно это казалось ему не мелочами, а сейчас так, мышиная возня. Ничего месяца три-четыре потерпеть...


-----------------------------


- Кёллер на связи! - сообщил коммутатор.


- Гюнтер, - ты что так и не спал? - Анжей Ковальский звонил, руля из Кугсхафена в Ганновер.


- Не-а, хорошо что я разведён, а то бывшая постоянно ревновала.


- Я думал Хейде на коммутаторе.


- Я отправил её спать, пообещал разбудить, а сам как-то засиделся.


Кёллер засиделся неспроста, у него было два заказа, выполнить которые было нельзя, не подключив спецслужбы, а те должны были несколько переступить грань закона. Связи были, но расплатиться за такую услугу было нечем, тем более сейчас, когда скандал с отставками только затих. Кёллер снова стал известным, но не таким образом как хотелось бы быть. Нарушать закон для него без серьёзной мотивации приятели не будут. Задача не решалась, а признавать поражение не хотелось.


- Ну тогда хорошо, что я на тебя наткнулся, - внутри фирмы все общались на "ты".


- Ну что у тебя там?


- В общем, по той пропавшей девчонке ничего утешительного. Я опросил всех, кого мог, нашёл двух конченых нариков, они несколько месяцев назад видели, как девка вечером села в тачку каким-то чёрным, то ли туркам то ли арабам и больше не возвращалась.


- Номера, естественно, не видели, машины не запомнили.


- Они и даты не помнят. Машина тёмного цвета с тонированными стёклами. Я показал им фотки Акбара и его бригады...


- Я рад что ты у нас работаешь!


Голос Анжея слегка дрогнул от удовольствия: - Но, к сожалению, голяк. Никого не опознали. Я даже показывал фотки всей основной ганноверской турецкой и арабской братвы - ничего.


- Денег дал?


- Да.


- Запиши в оперативные расходы.


- Конечно. Думаю, над девкой покуражились какие-то заезжие извращенцы, а потом выбросили в море. Наркоманка, сколько таких случаев. Жаль родителей. Только деньги потеряли.


- Такие случаи и есть самые сложные. Я вычту расходы за твою командировку и верну им аванс.


- Я думаю это правильно, Гюнтер. Грех тут у них брать.


Кёллер налил себе кофе из разряда "пинок в мозг" и откинулся в кресле. "Не опознали... ничего удивительного. А если всё-таки проверить?" Он нажал кнопку, чтобы разбудить Хейде. "Я уезжаю вот сюда, " - сбросил он адрес. Вернусь через час. Надо успеть свалить, пока она не начала ворчать, что не разбудил.


"Рольф, дорогой," - позвонил он с дороги, - "у тебя есть местные полицейские, что работают по Акбаровой территории? Можешь кратко спросить как у него там и сегодняшняя информация - кто у него там сейчас тусуется и всё такое. Ну если на пост ребятам позвонить. Спасибо тебе!"


"Ну молодец," - ответил он на звонок уже подъезжая, "спасибо тебе большое!"


"Хейде," - следующий звонок, - "найди мне срочно кто такой Кепарь и всю информацию по нему. Странно, почему не знаю. Видать старею."


Лет пятнадцать назад Акбар, наверное, заскрипел бы зубами от обиды на жизнь: "Ну почему сейчас?!". Прошедшие годы и крепко поротая шкура научили думать о себе как будто о другом человеке и о своей жизни как будто одной из миллиардов жизней человеческих тварей на Земле. Обычно люди не могли представить такой масштаб, Акбар мог. Сейчас он только флегматично подумал: "Везение должно было когда-то закончится". Ну не идиот же он, в самом деле, чтобы верить в такие совпадения. Точность соблюдения правил очередной раз оправдала себя, он всегда проверял как уходят добрые гости, добрые и не очень. Встреча была буквально десять минут, они обговорили детали с Кепарём как через неделю полетят на турецкий Кипр. На камере внешнего наблюдения было видно как пацан в кепке вышел из дверей бара, характерно дёрнул налево-направо почти бритой головой, мгновенно оценивая обстановку


Кепарь припарковал свой альфа-ромео с ручным управлением прямо перед баром, а не заехал в гаражные боксы. Это была ошибка желторотика, хоть он заскакивал на десять минут, без крайней необходимости нельзя было выставлять тачку напоказ. Теперь его заблокировал видавший виды серый фольксваген, за рулём которого никого не было. Какой-то пожилой немец с помятым незапоминающимся лицом ошивался неподалёку.


Акбар дал себе мысленную затрещину - с Зором его не связывала ни Срочная Линия, ни Вектор Дружбы.  Сигнал по обычной линии прошёл слишком поздно и Кепарь сделал ещё одну ошибку. Ему надо было бы вернуться и отправить вместо себя кого-нибудь из вышибал, в смысле охраны бара, но по малолетству он счёл, что это не круто.


- Ты чё, дядя?! - резкий парень в кепке, держа руки в карманах дорогой короткой кожаной куртки подвалил к какому-то пару дней задумчивому небритому обормоту в старомодном пиджаке и мятых брюках, - ты ж меня запер! Передвинь свою жестянку!


- Куда Вы так спешите, молодой человек? - на Зора глянули радужки цвета голубоватого льда, окружённые покрасневшими от бессонной ночи мутноватыми белками, - Я немного заблудился, неужели из-за нескольких минут нужно кричать на пожилого человека? А, я понимаю, Вы в у нас тут недавно, извините, я не совсем понял, что Вы говорите...


Кёллер сделал многозначительную паузу, девять из десяти бандитов вспылили бы, когда им намекнули, что на них смотрят как на неотёсанного чучмека, но ответ был неожиданным. Тем более намёк на более чем явный акцент.


- Точняк! Я тут и правда недавно, по моему акценту даже лошадь поймёт. Ты, отец, не обижайся, я на тебя не наезжаю, просто и правда спешу. Если заблудился, то скажи, помогу, если знаю.


- Я ищу человека по имени Акбар...


- Да его тут все знают, в баре вот тут спроси, отец.


- Спасибо Вам, молодой человек! Доброго дня Вам!


- И тебе того ж, отец!


Кёллер слегка улыбнулся. Он ожидал, что парень в кепке пошлёт нейросетевой сигнал Акбару, с такого расстояния аппаратура в машине должна была его засечь. Это было бы удачно - известные адресаты, направленность канала, параметры настройки внутренней сети, которая наверняка здесь была. Но пацан в дорогой куртке, то ли был в сетевой коммуникации полнейшим невеждой, то ли наоборот, как говорят в его кругах был "конкретно шарящим", а развязное поведение бригадира гопников с окраины - хорошо подвешенной маской.


Свет из открытой двери подсобки брызнул в полутёмный бар и тут же погас - фигура Акбара полностью загородила дверной проём.


- Нет-нет-нет, господин Кёллер, обидете, не может быть о речи о деньгах от Вас! Никого не хочу обижать, но немцы практически не умеют варить настоящий кофе! У нас в семье мужчины из поколения в поколения варят непередаваемый напиток! Правильный кофе может сварить только турок, ну может быть некоторые арабы. Прошу меня простить. Сейчас, сейчас он подойдёт, а вот и он!


Акбар молча протянул руку и в огромную ладонь легла чашка, размером с большой стакан, с турецким кофе. Братья понимали друг друга без слов. Маленькие кофейные чашки для нормальных людей сиротливо стояли на полке.


- Что не спал очередную ночь, - усмехнулся Кёллер вместо приветствия, словно старый приятель.


- Вы, похоже, тоже, - не остался в долгу Акбар.


- Ну раз мы с тобой все такие занятые, то давай сразу к делу. Видел эту девушку? Фотограмма довольно старая, до того как она стала наркоманкой, а вот эта снята в полиции Кугсхофена в прошлом году.


- Очень красивая была девчонка. Разница - просто ужас.


- Да. Её зовут Ханна. Меня наняли её родители, потому что она пропала несколько месяцев назад, села в машину к каким-то восточным парням. Отец девушки при смерти, хочет хотя бы раз увидеть её напоследок какая она ни есть. Может быть ты слышал что-то, видел её, если да, то когда это было и знаешь ли где она может находиться?


- Полчаса назад её видел у нас в "качалке". Наверное, ещё там, она по утрам меньше часа не занимается, - Акбар говорил таким скучным голосом, будто объяснял полицейскому как пройти до ближайшего туалета, - очень жаль, что у неё с отцом так. Если хотите увидеть, пойдём, провожу.


Турок ожидал, что Кёллер будет сильно удивлён, если не поражён, но тот лишь кивнул и грустно улыбнулся: - Пошли, потомственный кофевар.


Это было плохим признаком. Всё дорогу до "качалки" сыщик молчал, иногда бросая цепкие взгляды по сторонам. Отточенный ум сыщика стремительно складывал мозаику картины событий, отбрасывая неподходящие варианты. 


- Это господин Кёллер, - зычный голос Акбара заполнил маленький спортзал, - частный сыщик, его наняли твои родители, чтоб тебя найти.


Красивая фигуристая блондинка вспорхнула с тренажёра и бросилась к Акбару. Сыщик автоматически отметил вес, с которым она работала. Неплохо, а для недавней истощённой наркоманки близко к невозможному. Реакции активные, движения уверенные, хорошо скоординированне. Лицо чуть измождённое, это неудивительно, но не жёлто-серое, а в документах было отмечено характерное поражение печени, дёсны и зубы вполне нормальные, вместо колтуна из копны светлых волос с грязными седыми прядями стильная короткая стрижка, ранняя седина исчезла, скорее всего, краска под свой цвет, не знал бы, не отличил бы. Это уже не юная ранимая красавица-ангел с детским взглядом, а совсем другой образ молодой женщины, детскую красоту она, конечно, подрастеряла, но осталось ещё много. Для того чтобы понять, что девка конкретно втрескалась в эту смесь гориллы и пещрного медведя, не нужно было быть старым сыщиком, это сказала бы любая деревенская баба.


- Можно просто Гюнтер, - Кёллер улыбнулся, когда нужно, он мог быть весьма обаятельным, - извините, можно полюбопытствовать как ты здесь оказалась, Ханна? Можно на ты?


Женщина смутилась, постепенно краснее, пытаясь подыскивать слова, но тут ей пришли на помощь.


- Ну правда же, господин Кёллер, совсем в краску девчонку вогнали. Давайте я скажу как было: сидела она на синтетике и когда её начинало ломать, была готова на всё, ну Вы понимаете, да? Однажды её и сняли пацаны из нашенской, в смысле турецкой братвы. Проезжали через наш район, заскочили к корешкам, получилось так, что уехали, а её оставили. Я рядом оказался, хотел было её выкинуть с территории, а она на меня как посмотрит голубыми глазами и говорит, что типа, жить больше не хочу, не могу больше на дури сидеть, помоги мне или убей. Я пацан бывалый, но тут меня проняло. Прогнать её, считай что убить. Забрал к себе, помогал чем мог, было дело, докторов левых к ней водил и заморские лекарства у барыг покупал, тут грешен. Но сдюжила она сама. Потом у нас прижилась, спортом вот занимается. Так было, Ханна?


- Точно так всё было!


- Похоже, мой друг, ты стал брать уроки в каком-то деревенском драмкружке.


- Да Вам хоть ничего не рассказывай, господин сыщик. Вы тут городские, все такие изысканные, а деревенские, как умеем, по-простому. Зачем вы спрашиваете, чтоб потом понасмехаться?


- Для того, дорогой Акбар, чтобы понять не было ли тут состава преступления и не похитил ли ты девушку?


- Если он и похитил, то только моё сердце! - Ханна взяла богатыря за руку и прижалась к плечу.


- Значит уроки в драмкружке берёте вместе, - ледяные глаза глянули на Ханну в упор, та с трудом выдержала взгляд, - что-ж, пошутили, теперь о грустном. Прости девочка моя, что я с такими вестями, но твоему отцу осталось жить два дня, назначена эватазия. Состояние безнадёжное, он сильно мучается и очень хочет тебя увидеть перед смертью.


Девушка издала что-то среднее между громким вздохом и тихим вскриком, вцепившись побелевшими пальцами в руку Акбара.


- Да, девочка моя, мы всегда думаем, что родители бессмертны и всегда будут рядом... Тебе надо торопиться.


- Я отвезу тебя, иди, переоденься, - тихо сказал богатырь, печально погладив Ханну по волосам.


- Пойдём-ка, турецкий Робин Гуд, проводи меня до машины, - буркнул Кёллер.


- Мы с братьями волновались за Вас, когда начался этот скандал с перевыборами, отставками министров и канцлеров, Вас тогда сильно полоскали по всем каналам...


- Спасибо, это было даже полезно, появилось немного свободного времени, чтобы поразмыслить, а я вот вижу тебе понравилось амплуа спасителя красивых девиц и ты решил не останавливаться на достигнутом.


- Расскажу одну историю, - продолжал старый сыщик, - один не очень успешный бизнесмен повёз океанийскую шпионку, позарился на лёгкие деньги. В благодарность получил шокером и наркотик в вену, но перепилил наручник и убежал из запертого гаража. Потом в крови у него нашли высокую концентрацию психотропа, был след укола и шокера. Вроде всё сходилось, а я подумал: если через несколько часов парень с трудом управлял машиной, то как он смог пилить наручники и открыть дверь за пару часов до этого, когда концентрация наркотика была намного выше? Врач сказал, что теоретически это возможно, как и то, что фигурант принял специальную капсулу сразу перед задержанием, чтобы повысить концентрацию наркотика. Правда, тогда было не до того.


- Зачем Вы мнеэто говорите, господин Кёллер? Я сидел у Вас на подвале и тоже знаю всё со слов Касима. Убежал, значит смог, у нас порода крепкая. В жизни не поверю, что это был спектакль и брат сговорился со шпионкой.


- Тем не менее, шпионка склонила твоего брата к сотрудничеству. Каким образом? Денег у неё с собой много быть не могло. Секс? Не подходит, времени в обрез, а Касим мог попользоваться ей и сдать её потом. Оставаётся один вариант - она пообещала значительную сумму в будущем. Наиболее вероятно, она дала координаты "закладки" - шпионского тайника, где лежат деньги на чёрный день, но самой ей с погоней на хвосте было туде не добраться. И знаешь что дальше произошло? Молчишь? - сыщик рентгеновским взглядом посмотрел на турка.


У того в животе рассыпался ящик иголочек льда, но вид у него был такой, будто ему всё надоело и он хотел только чтобы от него отстали: - Простите, а что сказать про домыслы? А грубить я Вам не хочу.


- Дальше Касим рассказал всё тебе и ты послал людей за тайником. На следующий день вы отдали Толстяку 50 тысяч долга. Но Толстяка это не обрадовало, он хотел забрать вашу территорию и потребовал досрочного возврата. Я не мог понять как ты сумел стремительно и на таких фантастических условиях договориться с хорватами? Только сейчас, когда я увидел Ханну, у меня сложилась картина. Честно говоря, мог бы догадаться и раньше, видать старею. Всё элементарно - в закладке был нейросетевой лазерный коммуникатор. Дальше всё ясно, как божий день - ты связался с беглой шпионкой и именно она познакомила тебя с хорватами. Багор давно по мелочи подшакаливал океанийским оружием, к серьёзным игрокам его не подпускали. Но где стволы, там и сетевые коммуникаторы, не так ли? За контрабанду стволов закроют очень на долго, а нейроком - чисто экономическое преступление. Пока., - с нажимом и нехорошей ухмылкой процедил Кёллер. Германская полиция долго не могла понять, кто же поставляет нейрокомы на чёрный рынок...


- Что, неужели хотите сказать, что я? - фыркнул Акбар.


- О! Сынок, я вижу ты начал терять самообладание, это неудивительно, если учесть во что ты вляпался.


- Давайте не играть в дешёвые трюки, мне действительно стало надоедать, сейчас выйдет Ханна, а я ещё машину не вывел. Если Вы сказали правду про отца, то надо спешить и весёлого тут мало.


- Ну будь по-твоему. Ввозят нейрокомы люди Багра, но за ними плотно следят, поэтому распределение по Германии организуешь ты. Тебя даже и не подозревали и зря, в досье турецкой полиции ты числишься как первоклассный конспиратор и организатор. Полиция в растерянности, каждый маршрут используется только один раз, поймать с поличным крайне сложно. То есть ты как талантливый нейросетевик можешь создавать небольшой сверхразум, который работает как аналитический штаб и Нейросеть тебе это позволяет.


- Хотите сказать, что и тут происки заморских шпионов? Вы простите, но меня начало утомлять.


- Не совсем, мой мальчик, сейчас я тебя развлеку: такое происходит когда Сеть распознаёт социнженера и считает, что делает правильные вещи. Ведь тебе уже сказали, что ты прирождённый социнженер, не так ли?


- А Вам, господин Кёллер? - внезапная догадка осенила Акбара.


- Ты просто на глазах вырос малыш! Гол в мои ворота, - действительно, много лет назад меня пытались заманить в социнженеры. Если хочешь знать, я отказался. Ответил, что у меня к ним неблагожелательный нейтралитет. Я не люблю их, не лезу к ним и если они будут переходить мне дорогу, то будут получать по зубам по мере возможностей. Я рад, что мы понимает друг друга.


- Простите, не могу разделить Ваше мнение, на мой примитивный взгляд необразованного деревенщины Вы в искажённом виде проецируете на меня какие-то свои проблемы.


- Неплохо, малыш, ты действительно вырос. Вырос, да, но опыта тебе ещё надо набираться. Вот сказала ли тебе твоя морская красотка, что твоя подопечная была с  ней связана и ты подставляешься по-полной когда её похищаешь и берёшься за лечение? Ты в курсе, что похищение человека и насильное незаконное вмешательство в здоровье относятся в Германии к тяжким преступлениям? С этими фактами можно идти в суд с обвинениями - совершенно случайно два человека, которые в разных городах помогли бежать шпионке-убийце, оказываются настолько близко знакомы.. Как ты это объяснишь?


- Если Вы такого высокого мнения обо мне как говорите, зачем тогда все эти дешёвые полицейские разводки и многозначительные паузы? Типа, у тебя большие проблемы, только я могу спасти тебя, если ты пойдёшь на сотрудничество. Вы простите, герр Кёллер, но Вы явно стали сдавать, пора бы Вам уже и на покой или хотя бы на полгодика в отпуск на Карибы. Не моё дело, знаю, но Вы ж мне советуете, вот я тоже в ответ немного. Никуда Вы не подадите свои фантазии, знаете что я отвечу, хоть в суде, хоть так?


- Давай, интересно послушать, как ты будешь выкручиваться.


- Это Вы должны в три узла скрутиться, а у меня всё просто: я увидел Ханну первый раз в жизни, когда она умоляла о помощи и перед братвой я не мог ей отказать. Хоть на детекторах проверяйте, хоть очные ставки устраивайте с кем угодно.


- Как ты объяснишь что именно она из приморского городка перенеслась к тебе на территорию за пару сотен километров?


- Я не должен никому ничего объяснять. Полиция пускай ищет, если интересно. Я понятия не имею как Ханна оказалась у меня на территории, почему её привезли, но сейчас подозреваю, что это специально чтоб обработать меня "в тёмную", как вы говорите. Вариантов два. Первый - это океанийская разведка, что она была с ними как-то связана, я только что узнал от Вас, зачем им это надо моя понимать нету, а вот второй вариант намного более вероятен.


- Ну давай, делись прозрениями.


- Всю операцию организовали Вы!


- Мой дорогой друг, ты, часом, леча страждущих, не подсел сам на бесовское зелье?


- Отнюдь, всё очень логично: Вы давно очень хотели, чтоб я работал на Вас как человек уважаемый в турецкой общине и так сказать, в определённых кругах. Вы пытались меня ммм... стимулировать, обещая помочь с долгами, так?


- Допустим.


- Вы не успокоились, говорите, будто Ханна была как-то связана с пиратами. Примем эту версию. Вы находите эту девушку и договариваетесь с уголовниками, чтоб её подогнали ко мне. Убеждать Вы умеете так, что отказаться трудно. Вы или Ваши люди каким-то образом внушили бедной девушке, что только я могу ей помочь. В том состоянии, каком она находилась, это было несложно. Вы были уверены, что я наверняка куплюсь и оказались правы. Вы планировали заявиться ко мне с ультиматумом - садись за похищение и насильное лечение или работай на меня! Просто и красиво. Но у Вас что-то не сложилось, может были под наблюдением во время затянувшегося скандала или ещё что, но было не до того. Когда стало до того, тут Вы и нарисовались, однако оказалось, что всё пошло не совсем так, как задумывалось - девчонка вылечилась, да ещё влюбилась в меня и предложить ей что-то, чтобы она меня предала и обвинила, Вам нечего. Обидно, понимаю, вот и пытаетесь взять меня на дешёвый понт.


Кёллер расхохотался и неожиданно резко повернулся, взяв Акбара за пуговицу дорогой цветастой рубашки: - Ханна рубашку выбирала?


- Да, а что?


- Знаешь, почему она бросила наркотики? Я не говорю "вылечилась". Её не смогли вылечить в клинике серьёзные профессионалы.


- А, вот Вы про что! Есть несколько причин, господин Кёллер. Тут профессионалы в клиниках не заинтересованы вылечить больных, им бы деньги тянуть бесконечно. Но Вы не про это. Да, я понимаю что Вы имеете в виду: "Если не хотите, чтобы папа пил водку, подсадите его на героин." Ханна она подсела на меня вместо дури. Не вижу в этом трагедии, это натурально и со временем пройдёт.  Женщины меня любят, а Вы чо, завидуете?


- Да, она сменила болезнь, у неё сейчас ты в качестве наркотика. Она подсела на эндорфины сильной любви. Речь сейчас не о ней. Поверь мне, сынок, ты в скором будущем или сядяшь, или ляжешь. Если очень повезёт, то тебе удастся удрать в Океанию. Ты зря связался с нейрокомами. Осознаёшь ли ты, какие последствия бывают у государственной измены?


- Не хочу поддерживать Ваши фантазии насчёт контрабанды, честное слово, заканчивайте Вы уж с сыскным делом и пишите фантастику, сценарии на ура пойдут. Но если серьёзно, что Вы так вызверелись на нейрокомы и океанийцев? Они что, Ваших родственников прищемили?


- Нет малыш, если бы они обидели моих близких, то я не стал бы предаваться дешёвым эмоциям. Всё намного серьёзнее.
Они создают зону нестабильности в самой ткани нашей цивилизации. Очень хорошее сравнение, что наша цивилизация - это засветившаяся из космического облака  пыли звезда.


- Так их всех в сто раз меньше чем цивилизованных и почти в тысячу раз меньше чем людей на планете. Что ж это за звезда такая, которой может угрожать такой таракан?


- Вот я и говорю про точное сравнение: чёрная дыра может быть по размеру меньше таракана и массой много меньше звезды, но без проблем разрушает легко, высосав внешние оболочки и разорвав остаток в клочки. Океания и Поселения напоминают мне именно такую чёрную дыру. Они высасывают наших лучших людей, наши знания и технологии, генерируют социальную турбулентность...


- А что именно Вас напрягает? То что туда уезжают люди, которые не хотят жить здесь? То, что Нейросеть помогает людям объединиться и выбрать лучших специалистов для руководства без назначенного хрен знает кем начальства? То, что люди насколько возможно честно занимают свои места в обществе, а не как обычно? То, что они имеют наглость обороняться, когда на них нападают господа, называющие себя цивилизованными?


- Да, мне не нравится, что из нас высасывают талантов, гениев и просто необычных перспективных людей. Вот и тебя уже потянуло к точке невозврата у горизонта событий чёрной дыры.


- У меня тут просто отличные перспективы - хочешь будь бандитом, хочешь - полицейским стукачом, тут 70% безработица, а там посмотришь - везде требуются люди. Тут людей превращают в дебилов, а там имеют наглость развивать по-максимуму, тут наркомафию уничтожить невозможно, потому что всё организуют те, кто назначает приказчиков руководить государством, а там привоз и распространение наркотиков считаются применением химического оружия на их территории с соответствующими последствиями и наркобарыгу туда под дулом автомата не загонишь. И правда ужас какой-то, чёрная дыра, слов нет.


- Их система, сынок, работает только в небольшом масштабе и для тщательного отборанного контингента. Россия на порядок больше Океании по населению и вот они большие проблемы, почему-то безупречная Нейросеть и хвалёные социнженеры тут жидко обделались. Знаешь почему? Люди - это быдло, сынок. Животные. А на 90% - вообще полные скоты. Чтобы держать скотов в каких-то рамках нужна очень жёсткая структура и не нужно давать биомассе слишком много ресурсов и возможностей. Да, это замедляет прогресс, но создаёт стабильность. Тогда звезда будет гореть и светить очень долго.


- Я понял Вас, господил Кёллер. Вам не нужна свобода. Вам нужен "Орднунг", порядок где Вы занимаете своё место. Вообще, думаю "Орднунг" не надо переводить на другие языки как "порядок", это не отражает сути, как не переводят китайское выражение кун-фу как "высшее мастерство".


- Ты умён, малыш. Не советую спешить с выводами. Наша цивилизация умеет отвечать на вызовы, думаю, есть шанс, что ответит и на этот. Большие силы с большими ресурсами начали осознавать что происходит. Они сильно недооценили оппонентов, но ситуация меняется и для достойного ответа им потребуется бросить клич, чтобы собрать достойных людей под свои знамёна. Как ты понимаешь, достойные люди потребуют себе достойных условий во всех отношениях. Если я что-то понимаю в жизни, то скоро будут вброшены серьёзные ресурсы в космос и новые технологии. Подожди немного, поверь моему опыту и нюху, у тебя будет серьёзный шанс.


- Вы простите меня, чурку неотёсанную, вряд ли мне это не подходит. Я хоть и дикарь, но свободный человек, к чему всё клонится понять нетрудно - раньше вытирали ноги о способных и сильных, потому что боялись, как бы они не возомнили о себе, а сейчас хотят их встроить в пирамиду новогот рейха. Увы, не вписаться мне во все эти ваши рейхи, хоть тысячелетние, хоть космические. Пусть избранные рулят толпой, а я так, буду себе, как говорят русские, плетёным из лыка ботинком есть суп. Мне очень жаль, что Вас это вставляет, но как говорили Ваши предки "Каждому-своё".


- У тебя есть трое суток, парень. Я не предлагаю тебе сдать подельников, но даю тебе шанс: у тебя есть трое суток, чтобы завязать с нейрокомами и заморскими друзьями.


- Вы меня простите, господин Кёллер, но девушка вышла, время не ждёт. Подвиньте, подалуйста, машину с дороги, а то ненароком зацеплю на развороте.


Неприметный непонятного возраста с покрасневшими от бессонной ночи глазами цвета речного льда, одетый в старомодный мятый пиджак с широким клетчатыми брюками, из-под которых выглядывали идеально начищенные чёрные туфли, смотрел вслед уносящемуся вдаль "мерсу". Нет, он не будет продавать Акбара через три дня. Он подождёт когда товар будет стоить намного дороже. Он дал парню шанс, а дальше не его дело.


------------------------------


Патрульный с позывным "Пингвин-5" принял срочный вызов - тонула яхта. Почти сорок километров от акватории, двадцать миль. Для летающей лодки меньше пяти минут. Он должен успеть. Яхта была чужой, но тут не разбирают, там люди. Семья, три человека, мужчина, женщина, маленький ребёнок. Ясное дело, что чужие, ни один нормальный океаниец не пошёл бы в такой шторм блико к рифам да ещё в отлив.


Что дальше произошло, понятно, первую полосу рифого поля яхта проскочила сорвав винт, руль и потеряв половину киля. Типа непотопляемый корпус почти полностью в воде, люди в жилетах пытаются удержаться на палубе. Хоть на это ума хватило. На какой распродаже эти дурни купили свою посудину? Они хоть раз были в открытом море? Что будет дальше, тоже понятно, на второй полосе бедолаг разорвёт к клочки. Те кто хоть раз видел рифы вблизи содрогнутся, представляя, что будет если тебя выбросит на изъеденную океаном тёрку десятисантиметровых лезвий. Корпус разобьёт о крупные острые глыбы, людей в куски разотрёт ударами волн по дьявольской тёрке.


Шторм стихал, но приводниться было непросто было даже опытному пилоту. Вадик садился в мешанину из волн и похуже, сейчас было почти идеально, метров пятьдесят до гибнущей яхты. Похоже что вовремя, люди, похоже, начали истерить, видимо, пытались запустить старый бензиновый движок и он полыхнул. Мужчина и женщина с ребёнком на руках прыгнули в воду, держась за леера почти ушедшей в воду яхты. Перекатывающиеся волны не давали пламени охватить пластиковый корпус, но дыма было неимоверное количество.


"Слишком много," - подумал Вадик, - "что у них там такое горит? Три дымовых шашки?" Размышлять над странностями было некогда, надо было плавно подойти сзади и бросить фал. У него есть несколько минут, потом мощные движки летающей лодки удержат её на месте даже в такой шторм, а уж взлететь он сумеет.


Это что такое? Зелёный огонёк нейросетевой связи со спутником погас - шлейф чёрного дыма накрыл патрульника. Что у них там горит? Алюминиевый порошок, который выбрасывает тягой пламени? Резиновые гранулы? Сейчас он не виден для своих. Но если он отведёт патрульних от дымного облака, то люди погибнут, оставалась пара минут. Времени на решение и действие почти нет. Вадик дал приказ дронам выстроиться цепью, чтобы оптическая связь от одного к другому законтачила со спутником. Тяжёлых дронов в воздухе не хватало, малые разведывательные аппараты с шипением отстрелились из капсул на крыльях, выпрыгивая один за другим из бурлящих штормовых волн. Два захлеснуло, но оставшихся хватит.


Тяжело делать всё одновременно, патрульник был уже метрах в пяти от яхты. Мужчина, видимо, уже терял силы, не отцепился бы от леера, а то попробуй его поймай за минуту. Уже совсем рядом буруны на рифах. Женщина из последних силы прижимает ребёнка одной рукой. Потеряла леер! Молодец, схватилась за висящий с борта оборванный канат.


Вадик стоял на плоском носу патрульника, привязанный вытяжным спасательным фалом. Взмах, бросок, мимо! Ещё взмах, бросок, да цепляйся же ты, дурак! Вади кричит, срывая голос, но его, похоже, не понимают. Полминуты. Ещё бросок. Мужчина хватает спасательный конец... Есть! Пилот захлёстывает спасательный конец на носовой моторчик, который тут же плавно тянет неудачливого шкипера. Маленький оторчик на носу в откидном обтекателе - это новое, только что начали ставить, на новых и отремонтированных патрульниках. Этот только недавно ремонтировали. Мелочь, которая поменяла многое, ему не пришлось подтягивать первого, а то бы времени почти бы не было. В руке Вадика второй конец с тяжёлой, но плавучей петлёй. На этот раз он закинул с первого раза. Что-то очень странное с женщиной. Ребёнку, судя по всему, девочке год-два. Она двигает ручками, но мать, хватая петлю, опустила голову ребёнка под воду и не обратила на это внимания. А ребёнок двигает ручками, как ни в чём ни бывало!


Это не ребёнок, это кукла-робот! Понимание этого дало пилоту секунду, он прыгает к колпаку кабины, и в то же время в месте, где он только что был, просвистели два заряда парализаторов. Всё происходило очень быстро. Из дымящего трюма яхты выпрыгнули несколько фигур в штурмовых бронекостюмах. До кабины не успеть. У него есть секунда. Это немало. За эту секунду Вадик успел подать дронам сигнал "нападение на патрульного", команду патрульной лодке на самоликвидацию и довольно удачно выстрелить из штатного пистолета "кобра". Пуля попала в коленное сочленение костюма, выведя из строя одну из фигур. В следующее мгновение Вадик поймал заряд из парализатора, а через несколько секунд укол наркотика, превративший его в овощ на сутки. Два скоростных десантных летающих катера выскочили из-за горизонта на предельно малой высоте. Гиперзвуковик мастерски приводнился с переставшей вдруг тонуть яхтой. Меньше минуты и он с грузом рванул вверх в стратосферу и дальше по полубаллистической орбите - в Европу.


Пилоты у летающих катеров тоже были что надо. Несмотря на шторм, идеально отработанные рефлексы вывели их на курс по траектории, которой можно увидеть далеко не на каждом мировом авиашоу. Всё рассчитано по секундам, враг тоже не дурачок. В этом убедился экипаж второго катера, поймавший в двигатель ракету с океанийского перехватчика. Второй виражом ушёл за горизонт, оставив далеко за собой дымное облако и несколько плавающих в бурных волнах обломков. Всё что осталось от его напарника.

Космосовет


Космосовет работал третий день. Небывалое дело, раньше большой редокстью были и двухдневные сессии - материалы готовились очень серьёзно, люди выступали строго по делу. Никто не рисовался чтобы просто вылезти вперёд, поэтому с помощью сетевых организационных технологий даже за день успевали обсудить несколько сложных вопросов. Сейчас пришлось подключать другие Советы: Экспертизы Советов Экономики и Чести и Права выдали заключение, что с их перспективы пакет предложений выглядит рискованным, но не переходит границ допустимого, хотя если решение будет принято, то это изменит курс движения цивилизации Поселений. Сегодня должно быть заключение Института Прогнозов и Футуристики. Новое предложение сдвинуло давно собиравшуюся лавину противоречий развития, ошибок, открывшихся новых путей, накопившегося опыта и технологий.


Позавчерашнее выступление пилота Дымова начиналось простой констатацией всем известных вещей. Никаких фантастических двигателей, "пронизывающих гиперпространство" нет и не будет в отдалённом обозримом будущем. Даже если случится невероятное и через несколько тысяч лет что-то подобное появится, то экипаж из более чем нескольки десятков человек выглядит нереально. Производить суперкорабли целыми флотами - за гранью фантастики. Максимум даже для фантастики это забросить несколько десятков человек с небольшим грузом для создания прозябающей колонии, отчаянно сражающейся за выживание, о развитии там и речи не будет. Любой сигнал, любая просьба, любая информация будут лететь от заброшенной группы 5-10 лет от самых ближайших звёзд и столько же от Земли обратно. Будущее таких закидышей ради интереса рассчитывалось несколько раз, приводя к одному и тому же результату - высокой вероятностью гибели или катастрофической деградации.


Следовательно, освоить даже нашу Галактику на фантастических кораблях малореально или займёт невообразимое количество времени, когда надо будет создавать большой флот и только тогда забрасывать, как минимум, несколько тысяч колонистов.


Давным-давно рассчитано, что единственный надёжный - отправить очень большой корабль или группу кораблей перемещающихся с современными скоростями или всего на порядок быстрее их - десятки и сотни километров в секунду с большим экипажем из многих последовательных поколений,. Этот подход требует:


Первое - строительства гигантского корабля или большого флота с концентрацией огромного количества ресурсов, что займёт сотни лет строительства даже для объединённых сил всей планеты. Это малореально в ближайшие несколько сот лет.


Второе - число космонавтов ограничено размерами корабля и с определённого количества рост популяции должен остановиться.


Третье - имеющиеся механизмы требуют поддержания в рабочем состоянии в течение тысяч лет, потому что даже достижение Проксимы Центавра при недостижимой сейчас для корабля средней скорости в 300-400 км/с займёт примерно 4 тысяч лет.


Четвёртое - производственные возможности стагнирующего экипажа будут жёстко ограничены ресурсами корабля. Через несколько десятков лет стартовавший корабль станет морально устаревшим и если он всё-таки доберётся до цели, то это будет катастрофически устаревшая древняя жестянка, что-то вроде древнеегипетского тростникового корабля по сравнению с последними моделями экранопланов и островов-лайнеров.


Образ жизни на такой посудине приведёт к стагнации в популяции путешественников и неизбежной социальной, интеллектуальной и научной деградации социума. Кроме того, большой корабль или космический флот будет постоянно находиться в состоянии риска катастрофы, всё более возрастающего по мере устаревания. Столновение с поздно обнаруженным метеоритным роем, например, разрушенным астероидом, будет иметь для такого корабля катастрофические последствия. Столкновение с космическим объектом всего в несколько метров станет катастрофическим если не смертельным для всей экспедиции. Вероятность отказа противометеорной защиты за несколько тысяч лет выглядит недопустимо высокой.


По этой причине межзвёздные экспедиции не планируются в ближайшие сотни лет, не говоря уже о реально выполнимых планах расселения по Галактике.


Если человечество может подождать, то у Поселений не остаётся особого выбора - начать расселение или готовиться к столкновению с противником, превосходящим их экономически на четыре порядка, не говоря уже о численности и способности мобилизовать научный и военный потенциал. Судя по последним событиям, за них взялись всерьёз. Само существование Поселений было таким неприятным вызовом, что даже Океания для них не казалась слишком мерзкой, а Россия - вообще чуть ли не своей, едва сбившейся со столбового пути. Пока Поселения обладают колоссальным преимуществом в космических технологиях, но это временно, случай с катером ?8 очередной раз показал, что нас стремительно догоняют, а кое-где уже начинают обгонять. Мы пока малоуязвимы для противника, а наш контрудар будет чудовищным, но опять рано или поздно наши оппоненты развернут сеть космических баз, разработают необходимые технологии, они даже пойдут на пересборку общества. Это, в общем, можно считать нашей моральной победой и выполнением долга перед человечеством - его заставили-таки выползти в космос, хотя бы для того чтобы нас уничтожить.


Никому не нужно было даже заглядывать в нейросетевую справку, снабжённую кучей ссылок, здесь не просто техническое несовершенство или задача, которую можно как-то обойти, а фундаментальное ограничение основных законов природы: предел скорости света и количество необходимой энергии для достижения скорости хотя бы трети от световой.


Похожие предложения регулярно встречались с конца ХХ века, но отличие предложения Дымова было в том,  предлагается послать совместить все стадии - постройки, разгона корабля и его заселение экипажем. Следует послать не сам корабль, а заготовку гигантского корабля, металлический астероид с запасами урана размером от 20 на 10 км, но лучше всего 50 до 200 км длиной и от 10 до 50 км шириной. Такой, как давно предлагается для постройки поселения третьего этапа. Этот корабль-мир будет строиться в процессе полёта, такой межзвёздный мир потенциально должен поддерживать популяцию в сотни тысяч и даже миллионы людей. Популяция путешественников должна размножиться от нескольких сотен и не имеет проблем перенаселения даже в отдалённом обозримом будущем. Это уже не вполне поселение, даже не летающий город, настоящая небольшая страна, путешествующая по галактике.


Как планировалось много десятков лет назад, но откладывалось из-за неразвитости технологий и недостатка ресурсов из-за концентрации на марсианском проекте. Уже школьники знают, что жить оптимальнее на внутренней поверхности астероида, "выгрызая" его изнутри по мере роста населения и используя добытый материал для внешних построек, космических кораблей, зданий внутри корабля-мира. Астероид технически несложно раскрутить до создания внутри искусственной силы тяжести вплоть до размеров земной. Исходный объект должен быть достаточно плотным, чтобы его не разорвало центробежными силами, а поверхность должна, пройти обработку, например, спекание, чтобы нужные вещи - ледники, крупные каменные россыпи и пр. не выбросило в космос как пращой. Такой летающий титан практически неуязвим: ему нипочём не то что метеорный поток или крупные метеориты, даже столкновение с астероидом в несколько сотен метров не приведёт к фатальным повреждениям межзвёздного монстра.


Всё это давно разработано и просчитано, но конкретное планирование всё время откладывалось, да, по объективным причинам но и в том числе потому, что астероиды рассматривались лишь как дополнение к поселениям на планетах и их терраформатированию.


Мелькнуло три красных огонька - председатель прервал выступление: - На похожую тему поступило предложение Эскена Жомбаева, поддержанное группой экспертов. Жомбаев будет выступать в третьей, закрытой части. Он получил разрешение СЧП на временную секретность, потому что обсуждаются вопросы общей безопасности. Я пересылаю ему Ваши тезисы по второй части, скоординируйтесь с ним и объедините выступления. У вас есть немало пересечений в темах. Тем более, Вы просите закрытого выступления в третьей части. Продолжайте!


Теперь о том, какой двигатель может быть использован: единственный вариант для достижения приемлемых скоростей около одной двухтысячной-одной тысячной скорости света - это гравитационная праща с коррекцией орбиты и последующим подталкиванием двигателями Жукова когда имеет смысл и есть ресурсы. Как все знают, "жук" - всего лишь растянутый во времени термоядерный взрыв. Его уже больше тридцати лет используют для перемещения небольших астероидов.  Где брать для него сырьё? Вариантов несколько, например, использования Гелия-3, которого много в почве Меркурия и атмосфере Урана. У нас нет поселений на Уране и Меркурии. Именно тут и имеет смысл рассмотреть предложение пилота Кожана, которое доступно по ссылке. Поселения на всех планетах Солнечной Системы, в атмосфере планет-гигантов, в крайнем случае на их спутниках - ключ к управлению орбитами астероидов.


В ближайшем будущем невозможно заранее расчитать орбиту объекта так, чтобы он ускорился у планеты, не находясь совсем рядом с этой планеты с большим количеством станций автоматических слежения и мощным вычислительным центром. Ещё совсем недавно это было нереально, но сейчас есть технологии, опыт и команда добровольцев, способная организовать поселение в атмосфере любой внешней планеты, кроме Юпитера. На самом астероиде должна располагаться группа корректировки движения и квартирьерская команда. В то же время, на Уране и Меркурии будет вестись активная заготовка сырья для термоядерных двигателей.


Если мы возьмём металлический астероид из Пояса Койпера со значительным количеством камня и толстыми ледниками, в приведённой таблице вы видите несколько кандидатов, то изменив направление орбиты термоядерными двигателями, вполне реально вывести объект к внешним планетам с ускорением гравитационной пращой. Если исследовать всерьёз, то подходящих кандидатов будут, минимум сотни.


В случае большого количества льда можно использовать испарение, перевод в плазменное состояни и разгон с помощью обычных ядерных реакторов с небольшим количеством привлечения термояда. Получившаяся реактивная сила будет не такой большой, но постоянной.


 Можно также скомпоновать астероид корабль, столкнув на небольшой скорости металлический астероид с небольшой кометой и затем каменным астероидом. Материал кометы будет использоваться как источник воды и рабочее тело реактивного двигателя - ядерного или термоядерного. Многокилометровый слой тела скомпонованного астероида эффективно защитит корректировочную команду и колонистов от радиации. Есть ещё несколько способов компоновки - от грозди тел, вращающихся вокруг единого центра масс, до сложных конструкций, соединённых гибкими или не гибкими структурами. Появились и исчезли несколько вариантов космических конструкций из астероидов и комет. Таким образом мы получаем не десятки, а сотни кораблей.


На голограмме мелькали ссылки на предыдущие разработки. Было слышно как несколько человек чуть-чуть разочарованно вздохнули. Дымов говорил увлечённо и захватывающе, но если чуть вникнуть, то почти всё это было в том или ином варианте известно давным давно. Люди настроились смотреть и слушать дальше.


Любая из конструкций, начав движение к Солнцу из Пояса Койпера, проходя последовательно по рассчитанной траектории Нептун, Уран, Сатурн, Юпитер, Марс, Венеру и Меркурий, способен набрать скорость до 80-100 км/с. Самым сложным будет манёвр разворота около Солнца, почти зацепляя его, при этом будет обжигаться повехность объекта, растает и затем замёрзнет поверхность рыхлых снегов, превратившись в плотный ледник. Часть воды будет потеряна испарением, но оставшегося будет более чем достаточно. Применение зеркал и покрытий позволит сформировать нужные структуры. После этого можно будет использовать различные техники раскрутки астероида - ударные, гравитационные, реактивные или инерционные. Когда объект отойдёт от Солнца, на него можно будет забросить поселенческую команду, скорость и так будет близка к пределу скорости наших кораблей. Затем следует второй этап ускорения до скорости 150-200 км/с и выход на курс.


Мы только что освоили гравитационные манёвры с использованием двух крупных космических тел. Подобрать нужный период конфигурации планет и движения астероидов-заготовок, провести необходимые расчёты, основать поселения на всех планетах и остальную подготовку вполне реально за 30-50 лет. Операция маневрирования и разгона должна занять примерно 50-70 лет. Возможно также отправить первую экспедицию, используя астероиды нашего внутреннего пояса, это займёт около 50 лет, но скорость, достигнутая гравитационными манёврами, составить не более 100-120 км/с. Если будет достаточно топлива, то возможно дальнейшее ускорение как "жуками" так и методами постепенного испарения, если по пути удастся захватить небольшую комету из Пояса Койпера или Облака Оорта. Рассчётная скорость может составить до 1/1000 скорости света. Первый вариант при использовании технологий дополнительного разгона может позволить достичь в перспективе до 1/500 скорости света и даже выше. Вот список из нескольких кандидатов представлен Внутреннего пояса.


Переселение колонистов произойдёт в уже частично построенный мир, с практически безграничным полем для работы. Таким образом будет поддерживаться активное, предприимчивое, постоянно растущее общество, обладающее избытком ресурсов. Такой мир сам может строить космические корабли, отправляя их для исследования и расселения по мере надобности.


Если через две-три тысячи лет будет создан новый тип двигателя, способный, например, развивать 10% скорости света, то такой корабль будет рациональнее запустить к Проксиме или Альфе не с Земли, а с корабля-астероида, который к тому времени пройдёт, как минимум, полпути до цели. Даже если предположить невероятное и будет создан двигатель, способный двигаться со скоростью в 30% скорости света, то корабль-астероид будет представлять собой летящую в космосе ремонтно-спасательную базу для всей этой космической области.


- Как Вы полагаете тормозить такой гигантский корабль, например, у Проксимы Центавра? Для торможение потребуется ненамного меньше энергии, чем для разгона, с учётом уменьшившейся массы.


- Корабль вообще не надо тормозить,  а продолжить путешествие к другим звёздам, совершив гравитационный манёвр у Проксимы и высадив несколько сот тысяч колонистов. Система Альфы Центавра и Проксима в том числе, обладают развитыми астероидными поясами и космический остров может пополнить запасы ресуров - от воды и термоядерного топлива, до металлов и каменных строительных материалов.


Уязвимость основных центров противника на Земле и в, ближайшее время в космосе, делает внезапное нападение на нас кардинально менее вероятным если они не будут иметь гарантии нашего уничтожения по крайней мере 99% нашего военного и промышленного потенциала. Уже давно предлагалось начать активное расселение по астероидам, но наша направленность на освоение Марса, Венеры и спутников Внешних Планет почти не оставляла ресуров. Освоениями астероидов занимались по большей части кучки энтузиастов за свой счёт.


- Я не предлагаю, по сути, ничего нового, всё моё предложение до настоящего пункта - создать единый план освоения астероидов и Внешних Планет который будет включать и отправку космических экспедиций в самом ближайшем будущем. То, что я предлагал по сути, технические улучшения и конкретные технологии, которые уже развились до достаточной степени. Ещё пять лет назад реальный гравитационный манёвр астероида вокруг 4 планет считался невозможным. Как специалист в космических полётах я утверждаю, что предложенный план манёвра - реален уже сейчас. Предложение использовать поселения в атмосфере Внешних Планет, также не моё.


- Вадима Кожана, уже отвергнутое на подходе к Совету, - глубокий низкий голос звучал как будто человек совсем рядом, а он был на Фобосе. Старший системный инженер космических поселений, серьёзный специалист, что и говорить.


Прерывать выступающего без крайней необходимости - дурной тон и признак невыдержанности. Такие люди не окажутся в Космосовете. Значит, причина есть.


- Используя Ваши ссылки и рассчёты, Александр, - продолжал голос, - я готов согласиться что оценки проведены правильно. Во всех приведённых идеях нет почти ничего нового кроме двух пунктов. Ценность Вашего доклада в технологическом обосновании и доказательстве, что работу можно начинать хоть завтра. Думаю, что выражу общее мнение, что технологическое обоснование следует признать достаточным для проекта. Полковник Дымов, кроме систематизации и сведения вместе уже предложенных идей и технологий предлагает две новые вещи: первая, начать космические экспедиции на скоростях 1/2000-1/1000 скорости света достижение которых возможно уже сейчас, не дожидаясь появления технологий 1/100 световой, считавшуюся граничной для начала галактической экспансии; вторая, заполнить Солнечную систему астероидными поселениями, начиная от предельно близкой дистанции к Солнцу вплоть до пояса Койпера и даже, возможно, Облака Оорта, по сути, это следствие первого пункта. Можно было бы оспорить новизну второго утверждения, но я бы продолжал на нём настаивать - раньше было непонятно, что делать поселениям в Поясе Койпера, на самых задворках кроме тоскливой идеи обеспечения безопасности с большими расходами. Теперь понятно что делать - отлавливать подходящие астероиды и поддерживать оперативный контакт с экспедициями. У меня всё. Предлагаю прервать выступления полковника Дымова, всем и так всё понятно. Если будут добавления к тому, что уже все поняли, пусть выступает вместе с Жомбаевым в закрытой части. Решения, которые мы примем, кому-то могут показаться чисто техническими, но в сейчас мы находимся в точке бифуркации, когда решаем по какому из путей пойдёт дальнейшее развитие Поселений и оба пути небезопасны. Впрочем, как к этому нам не привыкать.


Быстро растущее, вспыхивающее зелёное число показывало общее согласие. Несколько жёлтых - воздержавшихся, ни одной красной.


Перед закрытой частью представляли проект освоения Венеры.


Это единственная, по крайней мере, на 10 световых лет "вторая Земля". Все остальные планеты с твёрдой поверхностью слишком далеко от своей звезды или близко, слишком массивные или маленькие, как наш Марс. На малышах проблемы с плотной атмосферой и магнитым полем, то есть, вне куполов и тоннелей придётся ходить в лёгких скафандрах. Проблему, в принципе, можно решить даже при имеющемся уровне техники: создать космические зеркала, экраны, гигантские магнетроны и периодически "подкачивать" атмосферу, но малую силу тяжести всё равно надо компенсировать упражнениями и сложной системой периодического выхода в космос на станции с земной силой тяжести. На тяжеловесах же от двойной-тройной силы тяжести никак не спрячешься. "Гомо сапиенсу" всё-таки лучше всего при земном тяготении.


Венера идеальнаи массой, и размером, и расстоянием от Солнца, и запасами тяжёлых элементов, и находится под боком. Сестра Земли- важный шаг к Солнцу для овладенияэнергией исполинский термоядерногореактора, впустую обогревающего космическое пространство.Земля получает лишь ничтожную часть солнечного потока. На Венеры солнечной энергии на единицу поверхности падает в 2 раза больше, чем на Земле. Как центральная база обслуживания и управления присолнечными заводами и энергостанциями Венера подходитотлично. Меркурий, в принципе, ещё лучше, но его не назовёшь "второй Землёй" даже в шутку.


Поверхность Венеры -ад из религиозных сказок: покрытая коричневым туманом раскаленная каменистая пустыня, с ручьями и озерами свинца, олова и цинка. Почти 500 цельсия, почти 100 атмосфер.Такое давление на Земле в океане на глубине 900 с лишним метров. В таких условиях углекислый газ, из которого состоит атмосфера планеты находится не газообразном состоянии, а в виде сверхкритической жидкости, когда нет различия между газовой и жидкой фазой. Ураганы, постоянно сотрясающие атмосферу, вязнут в этой удивительной жидкости-газе и у поверхности почти тихо. Облака там состоят их капелек серной кислоты.


Натуральный ад, но только если б было только это, Венеру давно бы уже ударными темпами превращали в рай. Технически это было несложно сделать ещё сто лет назад, задачу терроформирования Венеры без учёта фатальных факторов тут, в Поселениях, проходят в младших классах. Всё элементарно: подогнать небольшой астероид, разобрать на экран в точке Лагранжа или сделать несколько динамических отражателей. Через несколько десятков лет температура резко упадёт, польются дожди из серной кислоты, только успевай заливать в хранилища. Вывалить несколько тонн водорослевого генномодификата в атмосферу для формирования кислорода и осаждения углекислого газа и можно расслабиться пока всё сделает сила жизни. Ураганные ветра поднимут кальцитные породы и после дождей из кислоты пойдёт "снег" из карбоната кальция, покруче чем в земных морях в меловом периоде. Дальше давление падает до земного, углекислотное парниковое одеяло "всё", непрекращающиеся тропические ливни формируют гидросферу.... Лет через 500-700 бери да заселяй благодать.


Есть "только" три фатальных фактора: отсутствие магнитного поля, катастрофический недостаток воды и убийственно медленное вращение планеты - оборот вокруг оси занимает 243 дня, но из-за того, что планета вращается в противоположную обращению вокруг Солнца сторону, то сутки занимают "всего" 117 дней. Когда осознали масштаб фатальных факторов, интерес к освоению ближайшей соседки стремительно остыл.


Медленное вращение планеты было корнем проблемы, из-за него не работала "динамо-машина", не было циклических токов в жидкой оболочке железного ядра, как на Земле, где вращаются слои жидкого ионизированного железа, порождая мощное магнитное поле планеты. Без магнитного щита солнечный ветер за несколько десятков тысяч лет разрушил воду Венеры на кислород и водород, лёгкий водород улетучился в космическое пространство, а кислород прореагировал с углеродом, образовав углекислый газ, сделав из планеты гигантский парник. Поэтому уже неудивительно, почему но на Венере ничтожно мало водорода, самого распространённого элемента во Вселенной. Даже если охладить планету, она окажется такой пустыней, по сравнению с которой даже Сахара - кипящей жизнью оазис. Воды на Венере в 6000 раз меньше, чем на Земле.


Чтобы создать такую же гидросферу, как на Земле на Венеру надо откуда-то доставить1,4 миллиарда кубических километров воды. Минимальное количество воды для поддержания хоть-какого-то уровня нормальной жизни даже для нескольких сотен миллионов человек - 14 миллионов кубических километров воды. Огромная комета диаметром 100 километров состоит примерно из полумиллиона кубических километров воды. По самому нижнему пределу необходимы тридцать комет, а их очень мало. Отыскать и доставить их на место займёт около 3000 лет даже с учётом развития технологий. Небольших комет намного больше, но и возни с ними тоже больше. Так что 3000 лет. Для раскрутки Венеры до скорости дневного оборота в 24 часа нужно где-то 10 в 30 степени джоулей. Это удар 5000 стокилометровых комет, это даст идеальную гидросферу. Разгон до 50 км в секунду на встрече по касательной, учёт перспективного роста скорости с усовершенствованием технологий и все проблемы решены - планета вращается с нужной скоростью, надо лишь подбавить ударов астероидами, магнитное поле есть, воды достаточно по самым взыскательным меркам. Но законы физики не обманешь, всего лишь пятьдесят тысяч лет упорной работы и планета-рай готова. Не подходит? Ну извините, другой Венеры у нас для вас нет.


Сжатая информация с профессиональной комбинацией звука, видео и вибрационных импульсов, хорошо знакомая нейросетевикам, заняла несколько секунд. В Космосовете все были профессионалами в восприятии информации. Где-нибудь на Земле для обычного цивилизованного потребителя, даже способного о чём идёт речь, чтобы понять столько же, нужна была бы часовая видеолекция.


Проект предлагал поэтапное освоение Венеры в течение 10-50 тысяч лет. Ничего нового в нём не было, просто конкретный план.


Проект предлагал поэтапное освоение Венеры в течение 10-50 тысяч лет. Ничего нового в нём не было, просто конкретный план.


Подготовка закончена, последний транспорт только успевает причалить к космической станции на высокой орбите как в мутные облака планеты на встречном курсе врезается двадцатикилометровый железный астероид. Космический снаряд прошивает кору и почти всю мантию, кинетическая энергия и жар раскалённой магмы превращают астероид в группу гигантских железо-никелевых капель, постепенно опускающихся к ядру. Это ещё одна проблема Венеры - у ядра нет выраженного разделительного слоя твёрдое-жидкое ядро, как у Земли. В недрах Земли жидкий слой постоянно выпадает в твёдую фазу, отдавая тепло нижним слоям мантии, конвекционные потоки на границе слоёв и вращение планеты порождают мощнейшие токи, а значит и магнитное поле. Другой стороной этого является тектоника Земли - движение континентов, вулканы и землетрясения. Ничего этого на Венере нет. Теперь будет.


Выброшенный на тысячи километров вверх фонтан металлических и каменных осколков возвращается на планету огненным дождём. Один за другим скукоживаются пробитые в тысячах мест полужёсткие корпуса покинутых аэростатных платформ. Медленно, словно нехотя опускаются они в ад нижних слоёв. Страшное давление, словно бумагу скукоживает металлические листы и толстые балки, плачущие раскалёнными каплями легкоплавкие композиты разносит обрывками ураганный ветер. Серная кислота сжигает любую оставшуюся органику. Чернеют и рассыпаются деревянная панели, торжествующий ураган подхватывает кучки пыли.


Автоматические станции на поверхности подают сигнал, зарегистрировано ничтожное увеличение магнитного поля. В сердце реактора, диаметром несколько тысяч километров надо подбавить ещё железа. Щёлкает счётчик лет. Пятидесятикилометровый астероид повторяет удар. Этот приходится под небольшим углом, придавая планете ещё и ничтожный импульс вращения в нужном направлении. Проходят десятилетия, удары идут один за другим. Медленно, но неуклонно Венера формирует собственный магнитный щит.  Астероиды ещё будут, но уже можно работать кометами, не опасаясь, что если операция затянется, то солнечный ветер снова выдует весь водород. Раз в несколько десятков лет кометы втыкаются, принося воду и всё больше раскручивая планету. Две средних размеров кометы сталкиваются на невысокой орбите. Белое снеговое облако на несколько десятков лет окутывает планету, постепенно выпадая испаряющимя дождём. Кометы бьют по поверхности ещё и ещё. Многоцелевая ракета-робот, способная в случае необходимости, доставить и кассеты с термоядерными зарядами, расскрывается в верхних слоях атмосферы, выбрасывая тучу шариков размером с кулак. Плавно опускающиеся, разваливающиеся шарики весело подхватывает неистовый ветер, разнося по всей планете. Атмосфера, заполненная пылью от ударов астероидов и комет, теперь заселена микроботами. Они, используя пыль и углекислый газ, создадут свои копии. Больше они ничего делать не умеют, потому что всё уже сделано. Инфракрасные лучи, много раз отражающиеся от поверхности планеты и атмосферы, попав в миркобот, меняют свою частоту. Выходящий луч находится по частоте в "окне прозрачности" углекислого газа, для него эффекта парника больше не существует. Буквально за десять лет температура падает в два раза. Поверхность покрыта линзами застывшего свинца и олова. Снеговой экран рассеивается, но температура продолжает уменьшаться. Льют тропические ливни из серной кислоты. Атмосфера становится прозрачной, но поверхность не нагревается, температуру регулирует построенный зеркальный экран, производящий электричество. Люди возвращаются на Венеру, в смысле, в атмосферу. Прошло 15 тысяч лет, новые платформы по сравнению с погибшими старыми как космическая ракета рядом с телегой. Планета всё ещё вращается медленно - один оборот за 30 дней. Ночная сторона успевает охладиться и постоянные ураганы сотрясают атмосферу. Это ненадолго. Второе зеркало, но уже не для охлаждения, а для освещения, начинает подогревать ночную сторону. За платформами тянутся зеленоватые облачка, это выбрасываются атмосферных водоросли, маленькие пузырьки, заполненных азотом. Даже азот в атмосфере Венеры будет лёгким газом., Углекислый газ, поднятая ударами пыль кальцитная пыль, пары воды силой жизни превращаются в ажурный. Жизнь бесчисленных маленьких трудяг коротка, перед смертью они выбрасывают облачка спор, а подхваченный ветром скелет летит вниз, формируя осадочные породы. Проходит столетие за столетием и углекислый газ надёжно заперт, а атомсфера стала в основном азотной, как на Земле. Правда ещё давление в три раза больше. Наступает очередь связывающих азот бактерий, всего тысяча лет и давление падает до земного.


Срок освоения планеты - от 8 до 30 тысяч лет в зависимости от скорости формирования магнитосферы, требований к раскрутке планеты и ответной реакции Венеры на воздействие. Попросту говоря, насколько сильно планета "взбесится". Сейчас там нет вулканов, нет движения плит по вялой мантии, а значит и венеротрясений тоже не может быть. Правда периодически в раз в сколько-то там миллионов лет из-за отсутствия нормальной конвекции нижние части мантии перегреваются и вскипают, взрывая кору тысячами супервулканов, океаны выплеснувшейся перегретой магмы заливают поверхность, выглаживая всё в застывший каменный шарик. Поэтому на Венере нет гор, долин и ущелий, даже высокий холм большая редкость. Большой вопрос какую реакцию вызовут удары сотен астероидов? Есть несколько вариантов развития событий и по одному из них планета тысяч на пять лет превращается в пылающий шарик.


Мелькали колонки цифр и ссылок, показывающих необходимые для проекта ресурсы: к каким астероидам и кометам надо отправить экспедиции, необходимые затраты для взрывных термоядерных двигателей, сколько нужно людей и энергии. Обосновывалась необходимость освоения зоны Юпитера, этот монстр перехватывает 60% комет Солнечной системы. Был даже рассчёт освоения Меркурия в отдалённом будущем - его предлагалось передвинуть к орбите Венеры, чтобы сделать его луной Зелёной Планеты, какой он несколько миллиардов назад лет назад и был.


Слов нет, проект "Венера" был красив и отлично проработан, но количество требуемых ресурсов приводило в глубокую задумчивость даже самых разухабистых авантюристов. Выступлений не было, те кто хотел высказаться, ограничивались короткими, но информативными репликами основными были: "Для этого слишком много ресурсов надо отнять от других проектов, где отдача быстрее и очевиднее." и "Проект в перспективе вызовет конфликт с остальной Землёй, но он незначительно увеличивает нашу защищённость при огромных затратах."


"Куда мы будем всех девать, когда население вырастет в сто раз? А в тысячу? В десять тысяч?" - отвечали авторы проекта. Контрвопрос был сильным: ёмкость Поселений подходила к пределу, недавно построенный на Марсе купол лишь ненадолго отсрочил кризис. Быстро развивающийся конфлик из-за Марса ставил Поселения в сложное положение: надо было или найти неожиданное нестандартное решение, или идти на почётную капитуляцию, выторговывая второстепенные уступки, или идти напролом, как раньше, угрожая Земле термоядерными бомбардировками и астероидными ударами. Те, кто планировал марсианскую афёру, знали толк в таких интригах. Кроме мощного идеологического выигрыша они получали космические прибыли контролируя распределение средств почти всей планеты либо на проект терроформирования Марса, либо на экстренную программу коллективной безопасности для защиты от угрозы с Поселений.


- Эскен Жомбаев от имени группы более 20 членов Совета просит перенести обсуждение и голосование в закрытую часть как связанную с безопасностью, - объявил Председатель.


- А какой смысл? - вставила слово женщина с Фобоса, - проект почти наверняка завёрнут. Нам некуда девать время? Давайте всё-таки сконцентрируемся на первостепенных делах.


- Мы поддерживаем и просим обсудить вопросы в совокупности, это сложнее, чем может показаться, - поддержал запрос Брэтт, очень уважаемый специалист со Второй Межпланетной Станции. Это сдвинуло равновесие и все разошлись на обед до закрытой части.


- Сань, ничего если я выступлю от нас обоих, само собой, без твоего предложения по Сарне? - Жомбаев свойски хлопнул Дымова по плечу.


- Без вопросов, так намного лучше.


- Толь, - поднял брови Жомбаев, - ты решил появиться сам?


Человек без возраста приятно улыбнулся: - Я член Космосовета с совещательными голосом.


В нём ничего не было слишком - рост чуть выше среднего с гармонично развитыми, но не перекачанными мускулами, движения плавные, казалось, чуть-чуть не довердённые до конца, не слишком быстрые и не слишком медленные. Было ощущение, что он в любое мгновение может продлить движение, стремительно двинуться или встать как вкопанный. Голос в любой момент может прибавить громкость, изменить тембр, а слова стать более яркими. Даже одежда ему под стать - серая рубашка с едва заметным узором, красивая, но щёгольская, серовато-серебристые брюки и мягкие ботинки качественные, но не изысканные. Серые глаза с зелёными прожилками смотрели внимательно и чуть иронично, но не пристально.


Анатолий улыбнулся, кивнул на прощание и красивой плавной походкой двинулся к вышедшему ему навстречу Председателю.


Секция началась с объявления: много лет назад Космосовет предложил вот этому человеку статус постоянного члена, но он отказался, сказав, что когда будет готов, то сам обратится. Совет ответил, что кооптируют Анатолия сразу даже если все места будут заполнены, а СЧП подтвердил возможность такого исключения из правил. Этот человек оказал неоценимые услуги Космосовету и другим Советам, постоянно работая в качестве независимого эксперта.


- Не поздно ли решился? - вспыхнули на экранах ехидные реплики.


- Предлагаю не обсуждать, ставлю на голосование, для кооптации необходимо 2/3 голосов- невозмутимо ответил Председатель, - больше 70% "за". Принято.


- Вновь принятый, - объявил Председатель, - Вы делали оценку как один из независимых экспертов предложений Дымова и Жомбаева, к сожалению, Ваш голос аннулируется из-за возможного конфликта интересов. Ваша оценка уже не может считаться независимой.


- Разумеется, но я могу оставить её как частное мнение специалиста.


- Да, конечно... Объявляю временно закрытую часть совещания. Внешние каналы связи отключены. Эскен, Ваше выступление.


Жомбаев не стал выступать с места как все, а вышел на подиум, словно в старые времена. Там меньше каналов связи, но кажется будто ты окружён людьми - кто-то в первых рядах виден сразу, кто-то проецируется ближе проекцией, а голограммы с удалёнки подсвечены в полутёмном зале так искусно, что и не отличишь от настоящих. Старый марсианский волк скользил взглядом по лицам людей. Глаза в глаза. Минута. Две. Три. Почему-то это не казалось долгим.


- Все знают, - твёрдо и уверенно начал он, - что вряд ли кто отдал Марсу столько, как я. Лет жизни, друзей, близких, здоровья и труда. Если и говорить про кого-то, что он сросся с Марсом, то про меня.


Взвыл короткий противный гудок, зал заседаний на пять секунд заполнился вспыхивающим красным светом, это представитель СЧП прервала выступление: - Ваше выступление - попытка манипуляции Советом с целью продавливания нужного Вам решения. Выступление не содержит никакой новой информации, а только воздействует на эмоции, затрудняя анализ и принятие взвешенного разумного решения. Я обязана прервать выступление на 15 минут, пока не улягутся эмоции, предлагаю Председателю объявить перерыв.


- Всем ли понятно моё решение? Если его считают неправильным, Космосовет может проголосовать и преодолеть его. Можете также направить жалобу на мои действия в СЧП. Будете голосовать?


- Нет! Всё справедливо! Правила едины для всех!


Жомбаев развёл руками и слегка поклонился. Он действительно перешёл грань. В Космосовете переход в эмоциональную зону недопустим, иначе вместо поиска разумного решения может получиться обычная свара. Обидно, что все потеряли из-за него пятнадцать минут, но он сделал это намеренно. Сказанное отложится. Может быть он и неправ, но что сделано, то сделано.


- Не буду ходить вокруг да около, - начал он речь заново, - мы должны оставить Марс.


Эскен обвёл взглядом притихший Космосовет. Многие догадывались, что он это скажет, но было много и тех, кого как будто оглушило взрывом.


- Я лучше, чем любой из вас знаю сколько жертв, труда и времени стоило поднять Марс. Не знаю, представляет ли кто, как трудно было мне принять то, что я говорю вам сейчас - нам надо уходить. Марс был необходим для Поселений. Это был центр обкатки космических технологий, наш дом, куда мы возвращались после полётов, это и были Поселения, символ новой жизни. До сих пор на Земле говорят "Он полетел в Поселения", "А он полетел на Марс", даже если человек летит в Пояс или на Венеру. Я знаю что говорю - без Марса мы не подняли бы Поселения. Но сейчас из ступени развития Марс превратился в тормоз. По лестнице надо идти дальше, а не оставаться жить на ступеньках, хоть это может быть и комфортно.


 Жомбаев умел говорить просто, коротко и образно, за несколько минут он доложил суть: надо перемещаться на астероиды, точнее внутрь астероидов. Начинать со стартового проект - взять в Поясе две металлических заготовки размером 10-20 км, добавить на поверхность пару кусков льда километра в 2-3 и небольшую скалу, а потом подогнать ближе к Солнцу, где-то между Венерой и Меркурием. Термоядерные движки по пути выжгут рабочие полости, тем временем закрепить поверхность сеткой и термически, ч затем подраскрутить, давая выхлоп из движка под углом. Как объекты выйдут на место - подвесить плёночные электростанции, они заодно затенят лёд. Потом грызть изнутри и достраивать солнечные панели и внешние конструкции по необходимости. Энергии под боком - сколько угодно, материалы на месте, гравитация хоть земная, внешние стенки оставляем толщиной с полкилометра для перестраховки. Небольшая тренировочная болванка 5 на 10 км это примерно 150 кв. км площади по внешнему ярусу с земной гравитацией, если добавить ещё 1-2 внутренних яруса, то ещё больше. Это земной город 10 на 15 км с пригородами. Заселить туда народу можно от 50 до 100 тысяч, то есть почти все Поселения. Естественно, пока будут строить, то народу опять станет побольше.


Близко к центру вообще почти невесомость, размещай там хоть заводы, хоть госпитали. И до всего этого можно пешком дойти, лететь никуда не надо.


- Брэтт, - ты у нас самый знающий по элитному жилью на Земле, какого уровня жизнь будет в таком городке?


- По представленному проекту, - ответил англичанин, по-русски без сетевого переводчика, - это будет элитное жильё типа "кондо" низших слоёв высших классов или верхушки среднего класса в островном посёлке тропической зоны или зактрытом секторе Коста-Рики-Панамы.


Брэтт был одним из тех самых, благодаря которым Поселения называются "Объединёнными", что тщательно стараются забыть на Земле.  За пятнадцать лет он отлично выучил пару языков, правда слова он до сих пор и зажёвывал и не мог произносить мягкие звуки, что на русском звучало довольно забавно.


- На чём основывается такая оценка, - продолжал он, - размер жилой площади на человека, отсутствие преступности, технический уровень, транспортные возможности, климат, энерговооружённость, занятость и другие факторы, которые вы сейчас видите. У нас существенно хуже внешняя связанность за счёт оторванности города, но мы обладаем на два порядка высокой энерговооружённостью даже с учётом поддержания среды астероида. Не говоря уже о том, что внутри будет идеальный климат без ураганов, землятресений, засух, ливней, избытка или недостатка солнечного излучения, неподходящего спектра и прочих земных неприятностей.


- У нас нет опыта строительства экосистемы такого масштаба, - заметил пожилой кореец с Первой Межпланетной, - Купол - самое большое.


- По всем рассчётам выходит, что сделаем, - ответил англичанин, - но на всякий случай начинать надо с небольшого, поэтому и пилотные проекты. На всякий случай два, - улыбнулся он.


- Получается, что долины-оазисы под плёнкой делали зря? - грустно вздохнула женщина с Фобоса, - на астероиде, тем более вращающемся, их не сделать, только внутри можно. Хотя всё равно не погуляешь на такой праще.


- Отчего ж нельзя, - ответил Жомбаев, - растения вывели, корневая система мощная, улететь не даст. Плёнка - она полуживая, проткнёт метеорчиком, затянется, большой плотности атмосферы не надо, но придётся подкачивать, ясное дело, до марсианского уровня. Да больше и не надо. Солнца зато будет вдоволь.


- Деревья почти что в открытом космосе, - вставил кореец, - не думал, что доживу.


Ещё двое из "астероидной группы" коротко доложили о перспективных вариантах:там были кластеры из астероидов и инженерных структур, каждый из которых вращался вокруг своей оси, а все вместе - вокруг общего центра масс; гроздья астероидов и модулей, соединённых системой тросов; выдолбленные изнутри медленно вращающиеся астероиды, внутри которых крутились цилиндры-модули; комлексы для энергосферы, для Пояса Койпера, для орбит Внешних Планет; комплексы с зеркалами и щитами... Только человек с тренированным вниманием мог не потерять фокус.


Время пролетело почти незаметно. Жомбаев выступил с завершающим словом:


- Расселившись по Солнечной системе десятками, а потом сотнями и тысячами таких поселений мы в реальности останемся практически неуязвимыми в течение многих столетий, а скорее всего и дольше. Этот проект даст Поселениям необходимый импульс опережающего активного развития. Раньше было не очень ясно зачем лететь к Внешним Планетам, Пояс Койпера и Облако Оорта. Теперь кроме всего прочего у нас есть цель - найти подходящие для жилья группы астероидов и обеспечить базу для межзвёздного расселения. Прошу Совет поддержать предлагаемый проект. У меня всё.


Три раза мелькнул зелёный огонёк - вновь принятый член Совета попросил слова.


- Я бы хотел добавить к сказанному: мы знаем, что на ближайшие несколько десятков, а скорее всего, минимум, сотен и даже тысяч световых лет нет Земли-2, гдн виду гомо сапиенс было бы наиболее комфортно жить. То ли звезда не та, то расстояние от неё не то, то состав не подходит и так далее. Планеты Проксимы, на которых можно теоретически жить, вовсе находятся в гравитационном захвате и повёрнуты к звезде одной стороной со всеми вытекающими последствиями. Некоторые планеты можно терроформатировать, но как мы видели из сегодня представленного проекта то даже для Венеры, до которой рукой подать, это займёт десятки тысяч лет.


- Всё верно, Толя, скажи прямо, к чему ты клонишь, - с плохо скрытым раздражением спросил кто-то.


- Я не клоню, а говорю прямо, что когда мы прилетим к какой-либо звезде, то жить мы там сходу на планетах нормально не сможем вне зависимости от того, забросим мы туда двадцать человек или, как предлагал Дымов, две-три сотни тысяч. Поэтому единственный выход - это жить в астероидах, тем более ко времени прибытия технология будет отработана. Прилетели, оседлали астероиды, форматируем планеты. Другого варианта нет. Небольшие атмосферные поселения очевидно не в счёт. У меня всё.


Обсуждение было долгим и жарким. Последний вопрос задали с Первой Междпланетной: "Это смена направления движения всей нашей цивилизации! Эскен, а что делать со всем тем, что создано на Марсе таким трудом и с такими жертвами? Бросить?"


- Разрешите, я отвечу на вопрос, заданный не мне? - спросил разрешения Анатолий, - Спасибо, инфрастуктуру на Марсе и ряд предназначенных для него технологий следует продать.


- Да, именно продать, - ответил он после града вопросов, - нашим противникам и оппонентам. Некоторые особо секретные вещи придётся демонтировать, но главные постройки на Марсе - Купола, тоннели, крытые долины, космодромы, а также орбитальную пращу и челноки следует продать за хорошую цену. Они всё равно это скоро разработают.


- Но дорого и большой кровью! - возразили ему.


- Именно поэтому купят, - с лёгкой улыбкой парировал Анатолий.


- За какую валюту предлагаете продавать? - поинтересовался Председатель.


- Можем обсудить. Я считаю, что лучше всего за их астероиды, которые хорошо подходят нам и несколько ихних технологий, которых нет у нас. Если мы решим в принципе, то это второстепенный вопрос, не так ли?


- Я ставлю на голосование, возражения есть? Для принятия такого решения нужно две трети голосов , - мрачно буркнул Председатель. Вне зависимости от исхода голосования сейчас решалась дальнейшая судьба Поселений. Ответственность - тяжкий груз.


Программа астероидов была принята с перевесом всего в два голоса. Анатолий напомнил, что она пока должна быть секретной, так будет намного проще торговаться по цене за Марс.


То, что Дымову казалось решением задачи оказалось только концепт-идеей. Над настоящим решением пришлось ещё работать до вчерашнего дня на пределе сил. На самом деле он давно бился над решением и то, что казалось внезапным приходом, было просто подготовлено предыдущей работой и всем опытом его жизни. Сейчас он докладывал суть предложения.


Запустить первый межзвёздный астероид получится лет через 40-50 после обкатки технологий. Но есть ещё один способ подобного путешествия между звёзд, а в принципе даже между галактик - одинокие межзвёздные планеты. Их количество сравнимо с количеством звёзд. Причины появления кочующих планет самые разые: часть сформировалась непосредственно из космической пыли и газа (формально это более "недозвёзда", чем планета), часть была выброшена из своих звёздных систем одним из нескольких видов космических катаклизмов.Ряд одиноких планет летят с очень большими скоростями - от 100 до 2000 км/с, а планеты, выброшенные при разрушении двойных звёздных систем большими чёрными дырами могут двигаться и много быстрее. Некоторые, если им ничего не помешает, покинут нашу Галактику и станут межгалактическими планетами.


Согласно нашему нынешнему уровню знаний большая часть планет-кочевников это суперземли - каменистые планеты размером 3-5 земных. Значительная часть одиноких планет - газовые или водяные гиганты различных типов, в том числе класса наших Сатурна и Нептуна. Третья заметная часть - карликовые планеты различных классов, часть из них это модифицировнные металлические ядра больших планет, оставшиеся после взрывов сверхновых, столкновений звёзд и подобных катастроф. Например, таким остатком является карликовая планета Сарна, летящая сейчас в Поясе Койпера под заметным углом к Альфе Центавра со скоростью около 120 км/с. В недалёком будущем Сарна навсегда покинет Солнечную Систему.


Это уже четвёртая и самая близкая межзвёздная планета, которую удалось обнаружить в радиусе одного светового года от Солнца за последние тридцать лет. Солнечная Система находится на краю Кольца Единорога - звёздного потока, остатка карликовой галактики, трижды опоясывающий Млечный Путь. При разрушении этой галактики, поглощённой Млечным Путём произошло большое количество катаклизмов различных типов - столкновений обычных и нейтронных звёзд, распад и образование новых планетных систем, разрушение звёздных систем чёрными дырами и другими массивными объектами,  интенсивная бомбардировка газо-пылевых облаков мощными потоками нейтронного и электромагнитного излучения и так далее. Всё это привело к образованию большого количества одиноких планет по всем возможным механизмам. Эти планеты будут периодически появляться в относительной близости от Солнечной Системы. До Сарны такие планеты обнаруживались на расстоянии от трети до одного светового года.


Отличным суперкораблём для межзвёздного полёта была бы газовая планета типа Нептун или Сатурн, то есть водяной или водородно-гелиевый гигант с твёрдым металло-силикатным ядром размером с Землю или небольшую супер-Землю с одним крупным или несколькими небольшими спутниками на орбите. На нашем уровне технологий идеально был бы мини-вариант газово-водяных гигантов с группой металлических астероидов-спутников.


Пока для нас расстояние треть светового года также недостижима как тысяча. Но рано или поздно в зоне досягаемости наших поселений будут появятся подходящие объекты для межзвёздных и межгалактических путешествий.


Приведённый расчёт с моделью показывает, что можно двигать планеты такого типа используя "матрёшку" из двух и даже трёх сферических групп термоядерных взрывов. Кассеты из выдерживающих высокое давление термоядерных зарядов опускаются под своим весом с небольшой корректировкой в атмосферу планеты ближе к границе с мантией где температура ещё не превышает 3 тысяч градусов, а плотность газа или газо-жидкой либо газо-твёрдой фазы ещё не слишком велика но достаточна для образования мини-солнца. При подрыве вложенных в друг друга сфер термоядерных зарядов размером о нескольких десятков до нескольких сот километров произойдёт резкое сжатие и нагрев газа во внутреннем объёме, достаточные для начала собственной термоядерной реакции. Контролируещие ударные волны от направляющих зарядов приведут к выбросу большого количества вещества в нужном направлении, подобно тому как происходит в двигателях Жукова, только в намного больших масштабах. В зависимости от параметров взрыва будут протекать реакции по в основном водородному или углерод-азотному циклам с последующим запуском гелиевого цикла термоядерных реакций и дальнейших реакций синтеза тяжёлых элементов с выделением большого количества энергии.


Вне сферы подрыва реакция протекать не будет из-за недостаточности давления, поэтому после схлопывания двойной-тройной сферы и выброса потока вещества процесс прекратится сам собой. Расчёт показывает что на существующем уровне технологий мы можем достичь скорости истечения вещества до 20-30% световой. В результате путём последовательных подрывов термоядерных кассет в атмосфере газового гиганта в течение нескольких сотен лет возможно достичь скорости 3-5% от световой, что достижимо сейчас только для мини-зондов. Коррекция траектории движения планеты возможна в любом направлении.


Расчёт института Футуристики, произведённый по моей просьбе, показывает, что в среднеперспективном будущем используя эту технологию можно будет достичь скорости до 10% скорости света. В принципе, техничски возможно почти полностью "раздеть" такую планету до каменно-металлического ядра с остатком атмосферы сравнимой по плотности с атмосферой Венеры.


В приведённой модели учтено разбухание и падение плотности атмосферы планеты со временем, возникновение суперураганов и других атмосферных аномалий, показаны возможности использования выделяемой энергии. Отдельная модель учитывает, что часть вещества будет выброшена со скоростями между первой и второй космической и, таким образом останется на орбите, формируя газо-пылевые облака всех элементов Таблицы Менделеева вплоть до никеля, а также широких спектр веществ, образованный из этих элементов. Эти облака, очевидно, должны быть использованы орбитальными астероидными колониями для развития.


Теперь момент, который мне представляется очень важным: при крайнем развитии ситуации мы можем использовать не только гипотетические планеты-бродяги, а наши родные планеты Солнечной Системы начиная с Сатурна и далее. Если противник создаст очевидную неприемлемую угрозу, то вместо войны на уничтожение мы можем просто улететь из Солнечной Системы на Сатурне, Нептурне или Уране, а может быть даже на всех вместе. Расчёт такого развития событий и необходимых ресурсов и последствий воплощения такого проекта приведён в приложении и прокомментирован независимыми экспертами и Институтом Футуристики.


- Их отзыв по возможности осуществления проекта положительный, - мрачно сказал Председатель, - но лучше бы такого не потребовалось.


- Мы можем использовать любые газовые планеты, - продолжил Дымов, - Предлагаю одной из главных целей полёта к планетным системам сделать оседлание крупных газовых планет для последующего полёта. Такие планеты есть почти в каждой системе.


- Вношу предложение ввести режим секретности для информации по полётам на газовых планетах, - вставил Анатолий, - а для возможности использования внешние планеты Солнечной Системы - режим "совершенно секретно". Причины, думаю, очевидны. Все согласны, передаём в СЧП для утверждения. Простите, Александр, что вклинился, ведь у Вас ещё есть что сказать.


- Очевидно, что использование планет Солнечной Системы в качестве межзвёздного транспорта возможно только при крайних обстоятельствах, а появление в окрестностях наших поселений подходящей газовой планеты-путешественницы может занять очень долгое время - вплоть до сотен и тысяч лет, - продолжил Саша, - из этого вроде бы следует вывод, что это чисто теоретическое рассуждение и ближайшая реальная экспедиция в Дальний Космос может состояться не ранее чем через 50-100 лет с использованием астероида.


Тем не менее, у нас есть шанс отправить такую экспедицию в ближайшие 3-4 года, пока существует окно возможностей для полёта на Сарну.


Появление Сарны в своё время наделало много шума и Поселения, и несколько государств Земли отправили к ней микрозонды, разгоняемых мощными лазерами на первом этапе. Планета оказалась уникальной - плотность около 15 тонн на кубометр, в 3 раза плотнее Земли! Когда-то это было ядром металло-скалистого гиганта, родившегося из пылевых облаков в области плотно населённой горячими гигантскими звёздами небольшой галактики, миллиарды лет назад разорванной в клочья нашим Млечным Путём. Звёзды выгорели, превратились в сверхновые,  затем в нейтронные звёзды, потом столкнулись между собой много раз. Химические элементы тяжелее никеля не образуются при ядерном синтезе в недрах звёзд - такие реакции идут с поглощением энергии. Тяжёлые элементы образуются в двух процессах - бомбардировке нейтронами сбрасываемой оболочки сверхновой и столкновении нейтронных звёзд. Трудно поверить, что золото, серебро, медь, ртуть и прочие элементы после железа - дети взрывов сверхновых.


Но в туманности было ещё достаточно водорода и гелия, загорелись новые горячие гигантские звёзды, пылевые с непропорционально большим содержанием тяжёлых элементов слиплись в планеты. Тяжёлые металлы опустились в центр расплавленного ядра. Взрыв очередной сверхновой сорвал с выживших планет скальную оболочку, а потом очередной катаклизм выстрелил оплавленный остаток одной из таких планет в межзвёздное пространство. Согласно красиво построенной модели всё было именно так, было не совсем ясно что именно выбросило Сарну с такой скоростью - слияние нейтронных звёзд, образование чёрной дыры, или столкновение двух нейтронных звёзд с одной чёрной дырой.


Подобные планеты, состоящие наполовину из железа, наполовину из тяжёлых металлов, существовали, но были большой редкостью. Но радость обнаружения космической редкости быстро угасла. Планета была недостижима для человека - она улетала быстрее, чем развивались человеческие технологии, чтобы догнать её и изучить.


- Сарна недостижима, - прокомментировал кто-то с Околоземных Поселений, судя по акценту - этнический латиноамериканец.


- Сарна достижима! - ответил Саша, вот приложение с рассчётом и планом. Используя маленькие астероиды как первую разгонную ступень мы можем разогнать несколько кораблей, таких как полностью готовый Альбатрос, двигательно-энергетический сектор Первой Межпланетной с несколькими модулями и несколько катеров до 160-180 км/с и высадиться на Сарну. На планете из-за места её происхождения большое количество гелия-3 и лития, это сырьё для термояда. Планета проходила через плотные ледяные и газовые облака и на ней плотные полярные шапки. Одну из них можно использовать для небольшого разгона планеты. С учётом улучшающихся технологий и частичного использования материала планеты её можно разогнать до 150 км/с. Мегавзрывы на пустой планете никому не повредят. Кроме того, Сарна идёт через Пояс Койпера и Облако Оорта, там высокие шансы подцепить небольшие астероиды и кометы даже при большой разнице в скорости. Материал можно использовать для разгона или обживания планеты, а можно и для будущих кораблей.


- Если так, то действительно можно сделать прыжковый старт, - согласился латинос, - но это билет в один конец. Кораблям не хватит рабочего тела для двигателей чтобы вернуться. К тому времени как они догонят планету, затормозят, высадятся, подготовят нужный запас и проведут необходимое обслуживание двигателей, Сарна уйдёт дальше точки невозврата. К слову, таких серьёзных прыжковых стартов мы ещё не делали.


- Да, улетевшие на Сарну больше не смогут вернуться назад, за исключением, в самом крайнем случае, небольшой группы на Альбатросе, если тот заберёт все ресурсы. Это и есть проект первого межзвёздного полёта. Всего можно забросить 450, может быть даже 500 человек, если часть поместить в анабиоз. Вот модель экспедиции со всеми рассчётами. Полёт составит около 6 месяцев, если правильно ускориться гравитацией пока положение планет позволяет.


- Размер популяции нужен не менее 500 человек, а без риска вырождения лучше 700-800. Эти люди должны не только хотеть отправиться в путешествие без возврата, но и подходить по многим параметрам - здоровью, качествам характера, интеллекту, генетическим характеристикам и прочему, - жёстко сказала женщина с Фобоса, - в Поселениях пока не так уж много людей, собрать даже 500 будет большой проблемой, даже с привлечением Земли. Можно нагрузить корабль замороженной спермой, яйцеклетками и зародышами, но всё равно должно быть хотя бы 600-700 человек в первые два десятилетия не только для генетического разнообразия, но и для разделения труда и формирования правильного общества. Всех молодых не отправишь, потребуется определённое количество людей с большим опытом и им всем от 40 и выше. Тем более кто знает, какие люди получатся из заморозков, не получилась бы опять Земля. В Поселениях живут люди другого типа. Так что я как билог и социнженер не рекомендовала бы использовать заморозков без крайней необходимости. Допустим мы сумели отправить 500 человек, но часть из них погибла или часть женщин не смогли родить. Получается на грани большого риска, а его и так более чем достаточно.


- Но упускать такой шанс... - вздохнул кореец со Второй Межпланетной, - несмотря на почтенный возраст он оставался романтиком.


- Задачу можно решить, - улыбнулась женщина, - если колонисты будут состоять из 450 человек будет 300 фертильных женщин, итого получается мы забрасываем минимум 600 колонистов. Часть мужчин может быть любого возраста.


- Что за ерунда? - Не говори что считать не умеешь? - Зачем юродствовать? - посыпались реплики не сообразивших, - а вдруг какая-то женщина окажется не фертильной, раньше дети были, а больше не получается?!


Те, кто сразу догадались, улыбались. Улыбался и Саша.


- Вы догадались, автор проекта? - с небольшим вызовом спросила его женщина.


- Конечно: женщины должны быть беременными, причём, насколько я понимаю, не от своего постоянного партнёра. Таким образом, мы получим в неявном виде ещё 300 человек, но у них только половина генов будет от оставшегося за бортом отца. Получается геном от 300 женщин, половина от 300 свежих детёнышей и 150 мужчин, итого 600.


- У вас предлагается полёт к системе Альфа-Бета-Проксима Центавра, - спросил Председатель, - но траектория Сарны идёт в стороне. Объясните про ударную коррекцию траектории.


- В схеме показано, что траекторию Сарны можно изменить ударами двух небольших объектов из Пояса Койпера, один астероид, одна комета. Объекты отмечены на схеме. Обычные двигатели Жукова на термоядерных взрывах. Для операции достаточно двух катеров.


- Вы признаёте, что при уровне технологий обозримого будущего Сарну не разогнать до 1/1000 световой, а только до половины этого и так невеликого числа. Это в два раза меньше, чем Вы обосновывали для межзвёздных полётов.


- Да, - Сарна правильнее считать межзвёздной базой, чем кораблём, - ответил Саша, - у неё на орбите находится два небольших металлических астероида, их через несколько сот лет можно подготовить и отправить в качестве кораблей хоть к Альфе, хоть к Проксиме. Население вырастет, технологии улучшатся, начальная скорость корабля-астероида будет 150 км/с, если он сможет набрать хотя бы 300 ещё, то это большой выигрыш. Если же использовать ступенчатый прыжковый старт - Сарна-астероид-корабль вроде Альбатроса через 1-2 тысячи лет, то можно выйти и на 1/500 световой, тогда время прибытия первой квартирьерской команды будет ещё лучше. Даже в случае провала всех отправок Сарна всё равно долетит до места назначения, просто на несколько тысяч лет позже.


- Если проект примем, - появилось общее сообщение от группы специалистов, - это сильно напряжёт экономику Поселений. Навсегда отдать лучший корабль всех времён - Альбатрос, только что обновлённую Первую Межпланетную, после отправки энергодвигательного блока её можно смело разбирать на запчасти, потерять нескольколучших катеров. Снаряжение, топливо и всё прочее... Плюс ко всему мы теряем полтысячи, в общем-то, самых лучших людей. Это много. Мы вроде как только что собирались эвакуироваться с Марса? Не мы ли собираемся размещаться на астероидах? Как это сделать без кораблей, катеров и заводских модулей? Первая Межпланетная - это же модульные заводы! Вы всерьёз полагаете что это не скажется на нашей безопасности?


- Я хочу ответить, - неожиданно поднялся Анатолий, - Первое, Альбатрос - исследовательский корабль и если он будет исследовать не Сатурн, как предполагалось, а Пояс Койпера с Облаком Оорта, а это четверть расстояния до Проксимы, то это больше, о чём можно было бы мечтать. В Облаке - несколько триллионов комет и астероидов, несмотря на разряженность там есть что исследовать. В конце концов, Сатурн вполне можно исследовать чуть ли не катерами, а транснептуновое пространство - увы, не очень. Второе, потеря трёх, даже четырёх катеров в условиях быстро развивающихся технологий - не критичная проблема. Третье, Первая Межпланетная морально устарела и даже с новым движком это просто мобильный завод. Когда мы двинемся на астероиды то самое разумное с Первой - это разобрать её на модули и раздать по объектам.


- Теперь отвечу по безопасности и прогрессу: полёт к звёздам вызовет на Земле шок, сравнимый с потрясением от Спутника и полёта Гагарина вместе взятых, а может и посильнее.Главными будут два направления.


- Первое: столько людей захотят к нам в Поселения, что фильтровальным командам надо будет всерьёз приготовиться и возникнут серьёзные проблемы с вывозом размещением подходящих людей. Промежуточные лагеря в Океании лишь немного смягчат проблему. Поедут со всего света. Если мы объявим заранее, то сможем найти часть подходящих людей и на Земле, таким образом уменьшив отток опытных кадров от нас. Гарантирован взрывной рост популярности Поселений и всего с этим связанного.


- Второе: наши оппоненты на Земле будут потрясены, частично деморализованы и после первого шока возжаждут реванша. Это выльется во вливание огромных ресурсов в программу дальних космических полётов, что уменьшит ресурсы, выделяемые на программы прямой борьбы с нами.


- И что, Вы полагаете, будет дальше? - спросил латинос.


- Два возможных варианта, - невозмутимо ответил Анатолий: - Первый - громко объявят о своей звёздной программе и потребуют скинуться, чтобы успеть раньше нас. Второй - проигнорируют, объявят, что у нас не настоящий полёт, а просто дальняя космическая станция, с годами биомасса на Земле всё забудет, а они будут без шума разрабатывать полёт.


- Я думая, - вклинился Председатель, - что как только мы всерьёз полетим во Внешний Космос это уже будет принципиальным шагом в обеспечении выживания Поселений. Даже если противник сумеет уничтожить нас до того как мы развернёмся, то внешняя экспедиция будет абсолютно вне его досягаемости.


- Да, - согласился латинос, - это большой плюс.


------------------------------------------


Была уже ночь. Саша шёл домой по берегу небольшого солёного искусственного озера, который здесь называли "морем". Яркой звёздочкой поблёскивал Деймос. Тропинка, пробегающая вдоль озера сквозь мохнатые кусты и невысокие ветвистые деревья, не подсвечивалась, но глаза уже привыкли, было не так уж и темно. Было даже видно как поблёскивает вода. Здесь, под Куполом, используя перепады температур, специально генерировался лёгкий ветер. Волн здесь не бывало, только чуть заметная рябь. Саше, выросшему на океане, это было странно - вода и никогда нет волн. Он не хотел включать ночное видение через Сеть, специально бредя в темноте, полагаясь на обычные человеческие чувства. Сросшийся в одно целое с Сетью космический человек уже стал подзабывать как это видеть и слышать только в обычном, доступном от природе диапазоне, как это не чувствовать радиации и магнитного поля.


Воздух, даже под куполом не сравнить с тесным кораблём, хотя состав тот же. Может быть это просто так кажется? Сашу покачивало, он отвык от гравитации, даже такой как на Марсе. Наверное, он ещё устал за последние три дня. Он раньше умом, как ему казалось, понимал масштаб ответственности, который лежит на Совете, но прочувствовал это только сейчас. Его проекты были приняты, но то ли не было сил радоваться, то ли подсознание сразу осознало масштаб перемен в жизни и уже озаботилось. Он чувствовал удовлетворение, знал, что всё идёт как надо, радость от успеха должна прийди завтра утром. Как в детстве, когда просыпаешься с ожиданием чего-то очень хорошего.


Впереди слышался смех, весёлые голоса, плеск, женский визг и шум возни. Наверняка молодёжь после вечерней смены прискакала купаться. Гормоны бурлят. Здесь для такого веселья удобное место на отшибе, в жилой зоне не слышно.


Кусты внезапно распахнулись в стороны уютной полянкой с несколькими столиками и скамейками. У воды переливался в свете тусклой панели спектра лунного света искристый песчаный пляж, на котором темными тенями выделялось несколько лодок. Полтора-два десятка красивых, блестящих обнажённых тел плескались в воде, гонялись друг за другом, швыряли угловатый мягкий мяч, играли в эротические игры, две парочки невдалеке, нисколько не стесняясь, занимались сексом. Обычный набор развлечений для этого возраста. Казалось, вода бурлила от бушующей энергии юности. После бурного веселья молодёжь обуяет жор. Потом потянет на возвышенное, после секса и обнимашек начнутся разговоры и споры про космос, людей, планы, искрами посыпятся новые идеи. Некоторые из них окажутся интересными, западут в душу  и, кто его знает, может быть из сегодняшней ночи родятся концепты новых кораблей, необычных звёздных посёлков, новые трассы, идеи астероидных шахт вообще то, о чём никто ещё не догадывается.


Саша постоял несколько секунд, любуясь. Его заметили, непонятно, узнали или нет, но помахали несколько рук. Саша помахал в ответ. Нечего стоять пялиться, надо было или проваливать, или так сказать, вливаться в коллектив. Если не подходит, быстро дадут понять, если подходит - тоже.


Дымов махнул рукой на прощание, включил ночное видение и по подсвеченным Сетью дополненной реальностью едва заметным тропкам зашагал домой. Через заросли было совсем недалеко, а то Светка заждалась уже.


------------------------------------------


Два пожилых человека молча сидели у воды на небольшой деревянной пристани, свесив ноги почти до самой воды. Тот, что помоложе, задумчиво погладил сваю рукой, ладонь встретила мягкую ворсистую ткань. Дерево выросло тут, на Марсе, дерево срубили, распилили на сваи, а они пустили побеги и зацвели.


Второй заметил: - На Земле так тоже бывает, особенно в тропиках, там много Солнца.


Первый кивнул и снова уставился на тёмную воду, обдумывая слова. С его работой он привык хорошо обдумать перед тем как сказать.


Наконец, Председатель повернул голову: - Зачем это надо было всё устраивать, Толик?


- Людям, особенно на Земле, нужны вожди и герои. Когда начнётся хайп с первой звёздной экспедицией, то на его имя хлынут сотни тысяч добровольцев, только отбирай.


- Думаешь, что этот парень вождь и герой?


- Нет, но он будет какое-то время выполнять их функции, чтобы зажечь людей.


- Из Поселений улетит, считай, золотой человеческий фонд.


- Поэтому будут нужны новые, чтоб заменить улетевших и выполнять астероидную программу. Россия и Океания уже сильно подвыбраны.


- Мы будем отбирать только доли процента.


- Да. Поэтому надо привлечь много людей.


- Вы с ребятами очень быстро сделали заключение по Сарне, она была уже в разработке?


- Да, наполовину сделана по закрытой программе. Но парень допёр сам, ему не подсказывали и не помогали, как с астероидами. Про газовые планеты он тоже всё сам.


- Мне кажется, что он сможет хорошо начать экспедицию, но когда население выростет, ему будет слишком трудно.


- Не только тебе так кажется. Очевидно, что руководство большим обществом - это не его. Найдётся кем его заменить. Саша найдёт себе применение, он может учёным, инженером, командиром местных экспедиций... без работы не останется.


- Нужны будут очень хорошие соцархитекторы, отпускать нашего нынешнего - с кем мы останемся в такое время? Молодые ещё не дорасли.


- Я разве не подойду?


- Не всегда могу понять шутишь ты или нет? Забыл сколько тебе лет?


- Лет 15-20 ещё покопчу небо. Там как раз по мне работа. Совсем новое общество, но и не слишком много людей, значит мелких деталей и суеты тоже немного. Возьмём с собой трёх-четырёх перспективных архитекторов разного возраста, но не высшего класса и нам нормально и вас не оберём. Что думаешь?


------------------------------------------

Кризис. Двадцать лет назад. Земля, район о. Новая Земля, Россия.


Резкий сигнал боевой тревоги пронзил высотную аэробазу Слай-14. Готовность ?1, занять места в кабинах.


Серебристый пузатый диск удивительно для своих габаритов быстро плыл, непредсказуемо меняя траекторию, на высоте 25 км, почти предел для летающего аэродрома. Быстро и надёжно сбить его можно только ракетой с ядерным зарядом. Но ракету будет видно за пару сотен километров как минимум. Даже если её не сумеют сбить, летающее блюдце успеет выплюнуть свою страшную начинку - 8 лёгких гиперзвуковых ударных самолётов, 20 гиперзвуковых ракет, 8 баллистических ракет.


Ультиматум Океанийского Союза, поддержанный Союзом Объединённых Космических Поселений истекал ровно через час. Захваченный пилот должен быть выдан Океании, его захват - акт агрессии. Три часа назад власть в Океании и Поселениях официально перешла к Советам Обороны. Война на уничтожение.


Россия официально отказалась поддержать ультиматум, Министр Иностранных дел промямлил что-то невразумительное про необходимость договариваться и недопустимость силового решения споров, закончив заявлением о нейтралитете. Россия не видит достаточных оснований расценивать захват гражданина Океании как акт агрессии, следовательно события не подпадают под договор о совместной обороне с Океанийским Союзом. Интернировать граждан Океании и Поселений пока побоялись, правда все военные всё равно были на позициях и без большой крови это бы не обошлось.


Слай-14 и вместе с ещё двумя базами, парящими над территорией России получил требование покинуть её воздушное пространство. Хорошо хоть в спину выстрелить пока не решились. Покинуть территорию значило либо всё равно лететь через огромную территорию или двинуться прямо под удар противника, поэтому с требованием согласились, но сообщили о невозможности его выполнить до истечения ультиматума. Потом уже всё равно.


В первом раунде противник одержал убедительную политическую победу. Начинался второй.


На стартовые позиции выдвигались аэростатные базы, боевые корабли, подводные лодки, тысячи  небольших контейнеровозов, каждый десятый из которых нёс одну-две контейнерных пусковых установки, взлетали сверхзвуковые самолёты, готовились к удару орбитальные носители, снимались с места маневренные части, занимали позиции войска местной самообороны, один за другим подтверждали состояние боевой готовности расконсервированные резервные комплексы ПВО и ПРО, рассредотачивался по акватории "мирняк", догоняли части отставшие призывники.


Старший лейтенант Дымов получил полётное задание. Выйти из гиперзвукового режима над южной частью Гудзонова залива, установить связь, получить подтверждение об уничтожении объектов ПРВО (Противоракетной и Воздушной Обороны) силами первой волны, в противном случае поразить двумя самонаводящимеся термоядерными бомбами региональный командный пункт и военную базу Норд Бей в Северном Онтарио. В любом случае поразить одной или двумя бомбами базу гиперзвуковых самолётов в Трентоне, одной или двумя бомбами - шлюзовый комплекс на реке Святого Лаврентия, одной бомбой - атомную электростанцию в Пикеринге, на обратном пути сбросить два небольших контейнера в любое место озёр Онтарио и Эри, кроме места сброса ядерных боеприпасов. По ситуации - заскакивать в гиперзвук. Вернуться, совершить посадку на воду в указанном месте у побережья Чукотки, заправиться у малого мобильного танкера. Получить следующее задание. Если останешься жив и боеспособен, конечно. Если собьют - в первую очередь убедиться, что сработали самоликвидаторы контейнеров, предназначенные для озёр. Контейнеры должны быть уничтожены в любом случае. Вероятность вернуться как у них шутили - 50 процентов. Или вернёшься, или нет.Противник далеко не дурак и тоже умеет стрелять.


Удар их эскадрильи тактическими ядерными боеприпасами в сочетании с орбитальной атакой должен был пробить широкую брешь в северной системе ПРВО. Удары по шлюзам, атомным электростанциям и транспортным узлам - дезорганизовать и распылить силы противника, выделенные на СНАВР - комплекс спасательных и неотложно-восстановительных работ. Удары стратегических баллистических и гиперзвуковых ракет и орбитальных комплексов по крупным городам, портам и промышленным центрам будут наноситься в координации с действиями остальных средств поражения. Через несколько часов крылатые ракеты и стратегические бомбардировщики отработают по тому, что уцелеет после первых двух часов кромешного ада.


Саша нервно перекатил шлем на коленях. 59 минут.


-----------------------------------------


Штат Колорадо, Скалистые Горы, центр управления ПРВО Северной Америки.


Командующий центром генерал Билл Харрис был настоящим профессионалом и умел владеть собой. Никто даже не догадался бы насколько он был в ярости.


Считай, уже началась война с неограниченным применением всех средств, а за полтора часа до срока ультиматума к ним вваливается особая комиссия Сената, Администрации Президента и чёрт знает ещё кого.


Да, старик Парето был прав насчёт постепенной деградации элит. Вот она, в полный рост, довели ситуацию до крайности, а в последний момент спохватились, смутно начали подозревать, что противник не блефует. Как уверяли одних идиотов другие идиоты, если враг и не блефует, то наша новая оборона надёжно защитит. Хорошо что у самого края инстинкт самосохранения разбудил спящие в эйфории и так невеликие мозги. Только десять часов назад в неистовой спешке создали комиссию с чрезвычайными полномочиями, которая наплевала на донесения объединённой разведовательной службы и заключения аналитиков Госдепартамента и начала метаться, собирая информацию от тех, кто собственно и будет воевать. Их центр был последним в очереди, для принятия решения оставалось, максимум, час. Судя по всему, общение с другими родами войск явно не прибавило позитива у комиссии.


После кратких вводных, табунок растерянных вершителей судеб обступил генерала. Их поразило, что он не согласен с мнением командования о направлении главного удара противника и развитии событий. Харрис не стал им объяснять, что такие как он за свою ершистость и принципиальность обычно ошиваются на третьих ролях, но во время войн и всяких кризисов мастера интриг и паркетнных войн любезно пропускают прирождённых вояк вперёд.


- Да, я ответил, что если у командования другое мнение, пусть снимают меня с должности и ставят кого считают нужным или сами командуют. Их идиоты из разведки проглотили океанийскую дезу о главном ударе на Аляске и вспомогательном по Атлантическому побережью с массовой атакой на Гавайи. Мы тут считаем, что противник нанесёт основной удар по всей ширине тихоакеанского побережья, волна за волной расширяя пробитые бреши и вспомогательный, но очень сильный - на северо-востоке, через Арктику. Атаковать будут наши оборонительные линии в районе Гудзонова Залива по направлению Норд Бэй - Трентон, минимум тремя эшелонами гиперзвуковиков и баллистических ракет при мощной поддержке с орбиты. После через образовавшуюся брешь противник будет развивать успех ударом на Бостон - Нью-Йорк и далее на юг вдоль побережья. Очень сомнительно, что они бросят субмарины в лобовую атаку на Восточное побережье, мы их сразу накроем, далеко не все выстрелить успеют, а вот там, поближе к северу, они в комплексе с гиперами и орбиталами, субмарины наделают дел.


- Вас в войсках считают профессионалом высочайшего класса, генерал, - спросил какой-то напыщенный сенатор, - я не ослышался? Вы сказали "противник будет развивать успех", то есть наша оборона будет прорвана! Создатели оборонительной системы гарантровали 99% защиты, в крайне неблагоприятном случае 90%!


- Вы простите старого сапога если что не политкорректно скажу. Я всё больше в войсках, на паркетах не силён, да и времени у нас нет расшаркиваться. Наша новая система отлично показала себя на полигоне против 2-3 видов атаки, один из них с орбиты, но для моделирования и учений использовались не космобазы океанийцев или космитов, а наши, удар которых мы героически отразили.


- Естественно! - снисходительно ухмыльнулся сенатор, - не океанийцев же с поселенцами просить протестировать нам вооружения. Вам не нравятся наши базы?


- Очень нравятся, сэр! Они красивые, внутри замечательный дизайн и стоят ого-го. Вот только они относятся ко второму поколению, а у противника уже третье, а ещё у нас три базы, а у Поселений и Океании вместе - восемь, не считая канонерок и почти достроенной Первой Межпланетной. Она, на самом деле, двойного назначения, как всё у них. На войне надо смотреть правде в глаза - противник обладает подавляющим преимуществом в космосе. Наши базы будут уничтожены в первые минуты конфликта. Одновременно будет нанесён удар по нашим центрам управления, важнейшим пунктам ПРВО и нескольким крупным городам. В реальности мы сможем отразить треть, малореально - половину первой волны атак из космоса и собьём 2-3 станции. Удар оружия, основанного на новых физических принципах мы, по всей видимости, эффективно парировать не сможем. Мы ожидаем, что это оружие вызовет лесные и степные пожары на большой площади.


- А что будет дальше? - сдавленным голосом спросил кто-то из быстро теряющих надменность кучки очень важных персон.


- Дальше массированный удар лёгкими гиперами, баллистическими стратегическими ракетами надводного и подводного базирования из всей акватории океана, стратегическими и тактическими гиперзвуковыми ракетами воздушного базирования, баллистическими тактическими и сверхзвуковыми крылатыми ракетами с подлодок и замаскированных под гражданские контейнеровозы стартовых площадок. В дальнейшем - крылатыми ракетами различных типов со сверхзвуковых самолётов и беспилотников, самонаводящимися бомбами с беспилотников, диверионные мероприятия с использованием всех средств массового поражения. Как правильно говорилось, мы можем отразить максимум 3 вида атак и то, космическую - очень условно. Реалистичный сценарий предсказывает, что будут поражены все крупные города, большая часть военных баз и важнейших промышленно-хозяйственных объектов - электростанции, шлюзы, порты, транспортные узлы. Потери составят от 30 до 50% населения и промышленного потенциала. По Европе отработают второй и следующими волнами.


- Но мы же тоже ударим по ним, мы намного сильнее... - неуверенно выдавил тот же сдавленный голос.


- Да, конечно... Мы обладаем колоссальным превосходством в гиперзвуковой и сверхзвуковой авиации, стратегических ядерных ракетах а также надводном и подводном флоте, не говоря о сухопутных силах. Это многократно компенсирует нашу слабость в космосе. Тем более теперь, когда Россия не пришла на войну. Не сомневайтесь, наш удар тоже будет страшным. Но есть один нюанс.


- То есть мы уничтожим противника?


- Вот я говорю, что тут есть нюанс. У противника практически нет целей для стратегических ядерных зврядов. Нет смысла сбрасывать на островок с населением в 10 тысяч человек боеголовку в 10 мегатонн. 20 миллионов населения Океанийского Союза рассеяны по колоссальной акватории на тысячах островков, есть несколько тысяч плавучих островов, нескольких десятках подводных поселений и как минимум, несколько десятков тысяч плавсредств, где можно жить. Инфраструктура чрезвычайно рассредоточена, ряд объектов находится на больших глубинах и их точные координаты неизвестны. Острова снабжены большим количеством средств пассивной защиты, значительно уменьшающих эффект применения ОМП. Население полностью обеспечено средствами индивидуальной защиты и скоростными транспортными средствами - самолётами, автожирами и катерами. Большая часть наших ударов придётся по территории, где почти никого не будет. Если говорить прямо, то эффективность наших ударов будет существенно ниже ожидаемой.


- Мы говорили с людьми, которые должны будут наносить контрудар, - властно сказал очень высокий худощавый серьёзный мужчина лет 50-60, до этого державшийся с двумя какими-то пожилыми толстячками за спинами остальных, - они предполагают, что сумеют в первые несколько суток уничтожить не более 50% человеческого и промышленного потенциала противника. Я хотел спросить Вас, генерал, Вы говорили о сверхмощных бомбах, которые пойдут в первой волне. Можем ли мы их перехватить?


- Да, сэр, это термоядерные орбитальные бомбы мощностью от 100 до 250 мегатонн. У них таких от 10 до 15 штук, при самом удачном раскладе - перехватим половину, при реалистичном - пятую часть. Удар с орбиты - страшная вещь, сэр. Маленькая дистанция, огромная скорость.


- Можно ли рассредоточить население, спрятаться в подвалах или в метро?


- Рассредотачиваться уже поздно, из наших мегаполисов в которых десятки миллионов людей, быстро не выберешься. А прятаться... от 100 мегатонной бомбы образуется воронка глубиной почти в милю, диаметром в 15 миль. В радиусе 20 миль будет уничтожено 100% всего живого что в убежище, что без.


- Но у нас тоже есть такие бомбы? - снова спросил сдавленный.


- Есть. Но их некуда бросать.


- А что будет через несколько дней?


- В зависимости от расклада. В общем, когда ядерные заряды подойдут к концу, будем резаться на ближней дистанции, тут у нас большое преимущество. По нам отработают химическим и биологическим оружием нового поколения, мало не покажется. Мы, скорее всего, ответим, но это будет неэффективно против мельтешащих по акватории островитян. Будем постепенно выбивать их авиацию, терять свою, шаг за шагом прогрызать оборону, сносить их станции по одной... всё как обычно на войне. Мы, в общем, наверняка задавим океанийцев массой, космитов не достанем... когда станет ясно, что мы одолеваем, космиты нанесут удары тремя астероидами диаметром в полмили - двумя по обоим побережьям, одним - по Европе и предложат прекратить войну. Если не поможет - сбросят ещё парочку. Лучше будет прекратить.


- Можно ли это предотвратить? - спокойно спросил высокий.


- При нашем нынешнем уровне технологий - нет, сэр.


- Спасибо, я понял.


- Прошу прощения, но остался час. Хотите оставайтесь здесь, только не мешайте, хотите - уезжайте. Мне пора на место, - генерал повернулся и быстро пошёл в заполненный голографическими проектами и панельными мониторам зал командного центра.


Комиссия растерянно постояла на месте, потом потащилась следом.


- Сэр, повернулся к генералу рыжий бледнокожий мастер-сержант, сидящий за огромным голографическим монитором, - термитник врассыпную бросился, а гунявый балду достал и клоуны подрачивают.


- Простите, генерал, - робко спросил кто-то из комиссии, - что он сказал?


- Мастер-Сержант Мак-Ферсон, доложите как полагается, - усмехнулся Харрис.


- Модульная орбитальная боевая станция океанийцев с номером 6 начала манёвр разделения и противозенитного уклонения. Большая орбитальная станция с номером 2 выдвинула ударный модуль с ныряющими автоматическими катерами-носителями и проводит проверку готовности.


- Что эти катера несут? - спросила кучка за спиной.


- Сверхмощные ядерные боеголовки. Восемь штук, - не оборачиваясь, ответил генерал.


Сэр, - громко произнёс кучерявый смуглый офицер, - телескопы говорят, пузыри хлебала пораспахивали.


- Лейтенант Галлиани, - по иструкции.


- Слушаюсь! По данным дронов оптического наблюдения аэростатные станции-носители лёгких гиперов открыли пусковые люки.


- Сэр! От лупоглазых: флейтисты на горизонте носами водят и каракатицы туман гоняют! Вот, только что - тощий пузыри пустил, может понтуется.


- Хреново... да, лейтенант Гарсия, вам что, надо специально говорить, не видите кто у нас в зале?


- Виноват, сэр! По данным станции комплексного наблюдения ударная группа поселенских гауссовых канонерок начинает прицеливание с предельной дистанции, два малых катера выбрасывают угольную и алюминиевую пыль для помехи вычисления траектории снарядов. Новая станция космитов с номером 7 выставила кислородные щиты противошрапнельной защиты, возможно с целью проверки работы оборудования.


- Простите пожалуйста, генерал, что ещё за щиты в космосе? - неожиданно спросил высокий.


- Последняя разработка космитов, классная вещь, отклоняет или распыляет небольшие метеориты, предположительно может отразить удар облака стальной картечи. Это одно из наших основных вооружений в космосе. Помяните моё слово, лет через двадцать такие щиты будут стоять на каждом корабле, по крайней мере у космитов.


- У нас тоже есть такие щиты? Почему кислородные облака не разлетаются?


- К сожалению нет, сэр. Противник сильно опережает нас в этой области. Теория плазмы, магнитного поля и ударных волн. На краях пузырей образуются стоячие волны, прочные как сталь и весь пузырь состоит из слойки таких ударных волн.


- То есть противник может безнаказанно расстреливать наши станции и мы не можем их достать?


- Примерно так, сэр. Мы попытаемся их снять ядерными ракетами, но они встретят их шрапнелью. Тут как получится, сэр. Отстреляться они успеют по-любому.


- Отстреляться по нам? - испуганно спросили из кучки.


- По кому же ещё? - буркнул Харрис, прошу прощения, но мне придётся попросить вас удалиться из зала.


- Я очень извиняюсь, генерал, - но настоятельно прошу Вас уделить нам ещё буквально пять минут, мы именно сейчас принимаем окончательное решение и в нашей власти повлиять на события, - тоном, не терпящим возражений, отчеканил высокий. С ним подошли два толстячка и ещё пара каких-то напыщенных.


Остальной табунок переминался с ноги на ногу уже у выхода. Понятно, у кого реальная власть. Генерал окинул подошедшую пятёрку взглядом. Вроде напыщенный, похоже, один из Конгресса, а второй из Сената. Толстячки... боже, да это же Барон! Обрюзгшая, старая, больная, но чертовски умная и опасная жаба. Второй толстячок, помоложе, генерал пытался вспомнить... вроде бы узнал, а ну да, потомок "торговцев которые сами сделали себя в Америке", только почему-то исходно они были одной из богатейших валлийских семей. Кем был длинный, генерал так и не понял, но похоже, он был среди этой компании первым среди равных. Значит, именно эту тройку реальные правители выбрали на каком-то своём сходняке для экстренного принятия решения.


- Хорошо сэр, - но не больше, - кивнул генерал, отводя их в сторону.


- Насколько мы Вас поняли, что мы способны уничтожить пиратов?


- Да, сэр, но очень дорогой ценой. Кроме того, угроза астероидных ударов, скорее всего, сорвёт окончательное уничтожение противника, а это обесценит всё.


- Астероидам лететь до нас несколько недель, можем ли мы управиться за это время и тогда не будет смысла бомбить нас? Или они будут мстить?


- Мы будем стараться уничтожить противника до этого и у нас неплохие шансы, но запросто можем и не успеть. Тем более, они мстить будут всё равно и, скорее всего, сразу влепят из большого калибра, потому что их союзников уничтожат, а Россию они не будут особо жалеть как предателя.


- Могут ли они полностью уничтожить Северную Америку и Европу?


- Да сэр, два тридцатимильных камушка каждому или один сорокапятимильный в Атлантику.


- Население остальной планеты сильно пострадает?


- Да, сэр, но полностью не погибнет. Кроме того, на самый крайний случай у космитов есть план Судного Дня - шестидесятимильный астероид в Атлантику и Земля стерильна, в смысле без людей. Может где-то в Гималаях останется пара тысяч. После этого им можно будет заселять планету заново.


- Насколько опасна ядерная зима после ударов океанийцев? - спросил рыжий.


- Пыль и пепел поднимутся только с нашей территории, у них же океан. Несколько сот взрывов не вызовут всеобщей катастрофы.


- Противник сейчас полностью готов к войне, - спросил Барон. Как Вы думаете, если мы отыграем назад и нанесём внезапный удар, то контрудар будет намного слабее и наши потери тоже, не так ли?


- Верно, но мы не знаем как поведёт себя Россия. Если она гарантированно не впишется за них, одно дело, а если ударит, то дело очень плохо, сэр. Настолько, что лучше уж сейчас воевать. Ну и космиты никуда не денутся.


- Понятно. Можем ли мы нанести океанийцам внезапный и смертельный удар - ну там сверхмощными бомбами поднять цунами или ещё как? - процедил Барон.


- Это лучше не со мной, сэр, могу сказать разве что своё личное мнение: не получится это. Противник очень сильно рассредоточен, большая часть сооружений прекрасно укреплена, это настоящие крепости, задуманные так с момента строительства. Цунами хорошо смотрятся только в фантастических фильмах, в реальности из пяти поражающих факторов ядерного оружия - ударной волны, светового излучения, проникающей радиации, радиоактивного заражения и электромагнитного импулься там в основном ударная волна. Да и то только на очень близкой дистанции, а вдалеке вовсе гидродинамический удар, потому что мощь удара падает пропорционально кубу расстояния. Если боеголовка не взорвётся в непосредственной близости от подводного купола, то ничего ему не будет, тем более что там стоят системы пассивной защиты как раз на такой случай. Не специалист в этом, но насколько слышал, системы пассивной защиты увеличивают устойчивость в несколько раз. Как бы мы ни старались, удар всё равно не будет мгновенным, в ответ нам тоже прилетит. Опять же, для гарантии надо будет сразу бить и по России, а значит оттуда тоже будет лететь всё что можно.


- Если подвести авианосцы заранее...


- Авианосцы, как показывает опыт африканского конфликта, будут выведены из строя в первые минуты боя шрапнельными ударами с орбиты. Потом их довольно быстро добьют тактическими ядерными ракетами. Любое наше угрожающее движение может вызвать реакцию противника, тут надо бить без подготовки. Это очень опасно. Существование Поселений всё обессмысливает. Прошу прощения, но мне пора.


- Да, конечно, спасибо Вам, куда можно отойти для конфиденциального звонка?


- Вон в ту прозрачную комнату, похожую на квадратный стакан, сэр.


Через десять минут генерал Харрис получил приказ - дальнейшую эскалацию прекратить немедленно, но бдеть и быть готовым к неожидоннастям в любой момент. Соглашение с противником достигнуто, пленный пират вот-вот будет отправлен гипером на родину.


Довольная собой троица потопала к генералу, отдававшему приказы в середине зала, подождала несколько минут, пока он замолчит, потом долговязый в первый раз улыбнулся: - Вы среди тех людей, генерал Харрис, чьи советы нам сегодня очень помогли!


- Рад стараться, сэр! - ничего не выражающим тоном ответил Харрис. То ли и правда, то ли замаскированный сарказм.


Длинный продолжал своим не терпящим возражений тоном: - Просим последний раз Вашего прощения, генерал, уделите нам пожалуйста, пять минут! Мы понимаем, Вы очень заняты, но критическая ситуация уже принципиально разрешилась...


- Не совсем, сэр. Мы со взведёнными курками держим всё ещё друг друга на мушке. Оставить зал я не могу, давайте отойдём в угол, если нет секретов государственной важности.


- Особых секретов нет, нам просто быстро нужна экспертная информация для анализа и принятия дальнейших решений, - сухо сказал долговязый, - И пожалуйста, не надо больше "сэр", называйте меня просто Дэйв. Могу я Вас называть Билл?


- Как будет угодно.


- Билл, мы не поняли, почему нельзя отразить удары астероидами? Мы понимаем, что разбить их маленьким врывом непросто, а большая ракета неповоротлива. Но астероид же явно сложнее разогнать, чем отклонить? Пустить ядерную ракету навстречу, взрыв на поверхности, поток вещества и объект идёт в другую сторону по третьему закону Ньютона, не так ли?


- Астероидами планируют бить примерно навстречу движению Земли по орбите, общая скорость будет, как минимум, 30 миль в секунду, ракета тоже будет идти со скоростью хотя бы миль в 10 в секунду. На таких скоростях при столкновении разрушится любой заряд.


- А если взорвать бомбу перед целью или сбоку? - спросил рыжий.


- Ядерный взрыв в космосе - это просто короткий световой импульс и рентгеновская вспышка в доли секунды. Ни сферы испепеляющего света от раскалённого воздуха, висящей десятки секунд для большого заряда, ни сметающей ударной волны. Если сбоку, то за секунду наша цель улетит на полсотни миль.


- Можно ли посадить ракету на поверхность?


- При таких скоростях, если стрелять с орбиты или с Земли, то вряд ли. Если чудо случится,  то ракету собьют задолго до посадки, потому что их космический миноносец сидит на астероиде. Он же ставит термоядерные движки, разгоняет объект и наводит на цель, а перед самым столкновением - соскакивает в сторону. Скорость у него при этом такая, что почти нереально сбить. Этот миноносец издалека увидит наши ракеты и встретит их облаками шрапнели. При таких встречных скоростях ракете много и не надо. Вероятность сбить астероид - менее процента.


- Но мы могли бы запустить в такой ситуации сотни ракет! - жёстко сказал Дэйв.


- Чтобы сбить один астероид? Теоретически могли б, если б они были. А они - запустить по нам один за другим пяток астероидов, что намного проще.


- Удручающе, - пробормотал Дэйв.


- Простите, не хотел Вас огорчать.


- Билл, скажите своё мнения как специалист, можно ли создать защиту от астероидов?


- Теоретически всё можно, если это не противоречит фундаментальным законам природы. Это вопрос средств, усилий и времени.


- И что бы вы предложили?


- Несколько вариантов, но самый простой - развернуть вокруг Земли двойную сеть из станций при небольших астероидах. Как враг летит - так мы ему с разгону в торец или в борт камушком футов двести. Такой или с курса собьёт, или расколет. Миноносцу тоже не поздоровится. Можно его ещё таким потоком кирпичиков обсыпать, что никакие кислородные щиты не помогут. Дальше и ракету вдогон можно отправлять, сажать на поверхность и подрывать. Если они камушек побольше возьмут, то и мы тоже. Большому кораблю - большая торпеда.


- А зачем двойная сеть станций?


- Для надёжности, если первая пропустит.


- А если развернуть сеть станций достаточно далеко, чтобы создать угрозу самим космитам?


- Если будут ресурсы, то отчего бы и нет, Дэйв. Только тут надо помнить, что люди на таких станциях меняются и хорошо бы плотно завязать их на Землю плотно завязаны и высоко мотивировать, а то не случилось бы как недавно.


- Я бы попросил Вас, генерал... - злобно процедил рыжий.


Но Дэйв весьма ледяным тоном прервал его: - Кончайте это, пожалуйста, всем нам прекрасно известно что два наших альтернативных поселения просто перешли на сторону космитов, послав нас подальше и поэтому они называют себя Объединёнными Поселениями. Да, мы крупно обосрались и хватит закатывать глаза!


Возникла неловкая пауза.


- В этом нет ничего страшного, господа, - спокойно сказал Харрис, - на войне как на войне. Бывает, что мы получаем в зубы. Побеждает не тот, кто не пропускает ударов, а кто после оплеух не сдаётся и на них учится.


- Вы воевали с океанийцами или космитами? - спросил Барон.


- Да, в Африке, сэр.


- Насколько они реально опасны для нас?


- Могу сказать только в военном смысле, в политике мало что смыслю. Насколько я их знаю, что если мы не будем задираться, то они не собираются на нас нападать. Тут две причины - Океанию и Россию мы тоже раскатаем в дым, а вторая - это "не по понятиям" для них.


- А ресурсы планеты, разве это мало?


- Вы простите мою солдатскую прямоту, но тем, кто может получить ресурсы космоса, наши разборки на Земле это вроде толкания навозных жуков жопами за лучшие куски говна.


- То есть у них мозги по-другому работают?


- Точно так.


- Как Вы думаете, - не успокаивался Барон, - если мы возьмём их в блокаду?


- Блокада - это война, сэр.


- Хорошо, пусть полное эмбарго.


- Не знаю, сэр, мало что понимаю в экономике, но мне кажется, что они опять чего-нибудь удумают. Они гибкие и пластичные, как мокрая глина. Чисто из здравого смысла, если вы начнёте сдавливать в кулаке глину изо всех сил то что будет - она полезет вверх, вниз и в щели между пальцами.


- Вы умеете просто объяснять. Что такое, по-вашему, Нейросеть? - внезапно спросил рыжий.


- В каком именно смысле? У неё много ипостасей, сэр.


- Например, в смысле управления.


- Если грубо, то это своего рода сверхразум, сэр, который позволяет противнику превосходить нас в информационном и интеллектуальном плане, если смотреть правде в глаза.


- У нас, естественно, есть своя информация и анализ, а Вы могли бы кратко изложить Вашу точку зрения как она работает? - в первый раз без железных ноток в голосе сказал Дэйв.


- Как нас учили в академии, первое - управление это задача понимания в каком состоянии находится управляемая система, для чего собирается и анализируется информация; второе - визуализируется её желаемое состояние типа мечта; третье - анализируются варианты перехода из нынешнего состояния в будущее и выбирается оптимальный; четвёртое - выделяются ресурсы, создаётся общий план и разбивается на подзадачи; пятое - диспетчирование процесса, то есть управление ресурсами и контроль задач. Последнее - анализ результата, правильно ли получилось и если нет, то принятие мер. У нас этим занимается Правительство, которое отвечает за всё, а у них - конгломерат Советов с постоянными и непостоянными членами плюс масса добровольцев-волонтёров.


- Но у нас тоже есть подобные системы и экспертные советы, - поднял бровь Дэйв.


- Я не спорю, наши системы очень неплохие и специалисты отличные, но одно из главных отличий - у океанийцев и космитов охваченно всё общество. Точнее, у океанийцев - почти всё, а у космитов полностью. Первая задача решена практически сразу из-за объёма и охвата информации, предложений по возможным моделям будущего и улучшению процессов там не счесть, чуть ли не каждая собака в этом старается поучаствовать, с Нейросетью это очень просто, если умеешь, но направляют там серьёзные профессионалы-аналитики, у них варианты просчитывают целые группы и институты. Потом Сеть здорово оптимизирует и сочетает варианты и составляет план. Выделение ресурсов у них включает немало ручного управления, а уж диспетчирование и анализ результата - это чисто автоматика Сети.


- У нас есть информация, что наша электроника намного мощнее ихней, - продолжил Дэйв.


- Дело в том, что Нейросеть - это не просто электроника, а электроника и правильно взаимодействующие люди, работающие по правильно поставленным процессам. Это принципиально другое качество, а не количество транзисторов и ячеек памяти с отличной математикой.


- Как Вы думаете, мы можем создать нечто подобное?


- Мне кажется, что в таком масштабе нет. Для этого надо будет изменить всё общество, я даже не имею представления как это сделать.


- Большое спасибо, Билл! Было очень полезно с Вами поговорить, - Дэйв подал руку на прощание.


Когда навязчивые гости ушли, Харрис вспомнил, кто это был. Давным-давно, много лет назад, ребята в теме говорили ему кто это, а так же кличку - Лорд.


- Я думаю, - тихо сказал Дэйв, когда вся троица расселась по местам в гиперзвуковике, - надо начать с того, чтобы покончить с Нейросетью хотя бы на нашей территории.


- Да, Лорд, - поддакнул Барон, с нейрокомами пора заканчивать.


Дэйв бросил на старика неприязненный взгляд, он не любил, когда его так называли.


-------------------------------------------


Два пожилых непримечательных немца пили пиво в уголке отделанной под старину классической немецкой почти пустой недорогой пивной. Грубые деревянные столы, гербы на стенах, потемневшие старинные люстры. "Бывшие одноклассники или однокурсники", - подумал зевающий хозяин заведения, сам в изрядных годах, - "Наверняка считают дни до пенсии. Видать те ещё работнички, уже на всё забили, день ещё не закончился, а они уже тут. Наверняка в фирмочках, где они работают, будут праздновать, когда, наконец, от них избавятся," - неодобрительно покачал он головой. Да, Германия уже не та, если уж старики такие, что с молодых взять? Один из работничков иногда к нему захаживал - совершенно серый, вечно невыспавшийся, никакой человек с такими же никакими приятелями, как вот этот. "Не видел ещё здесь вот этого бездельника, толку от них... выпьют по кружке, а сидят битый час, только место занимают, хорошо хоть рановато для хороших клиентов" - почесал спину о косяк старый хозяин.


Хозяин ошибался, он не раз видел этого "бездельника" по головизору за последние месяцы во время бурного скандала с отставкой канцлера из-за раздачи кучи государственных денег каким-то прохиндеям-детективам. Он бы не поверил скажи ему что вот этот прохиндей сидит сейчас  прямо перед ним. Ответил бы что чем-то похож, но не он, мало ли таких. Если бы хозяин увидел как Кёллер может не просто быть непохожим на себя самого, а на глазах у всех бесследно исчезнуть в толпе, то наверное, побежал бы ставить свечку от нечистого в Кёльнский собор. Тут как раз недалеко.


Ещё больше бы хозяин удивился, если бы узнал кем был изредко захаживающий к нему вечно мятый завтрашний пенсионер. Если бы посетителю было очень сильно надо, то после нескольких слов хозяина утром нашли бы в Рейне с предсмертной запиской в кармане. Заместитель начальника БФФ, немецкой контрразведки, влёгкую мог бы это сделать, хотя всячески избегал таких методов не только из-за опасения проверки Парламентской Комиссии, но и просто потому что это было непрофессионально. В чём хозяин оказался прав так это в том, что они с Кёллером были однокурсниками.


- Спасибо, Гуни, что выбрал время добраться до наших краёв! У тебя всегда дел по горло.


- Ну не столько, сколько у тебя, Клаус. Я работаю на себя, а ты - служивый. Ничего, для бешеного кобеля 300 вёрст - не крюк.


Оба замолчали, потягивая пиво.


Первым не выдержал контрразведчик: - Ты правда взял след тех, кто возит нейрокомы? Знаешь, начальство насело так, что продыху не даёт - выпрыгни из штанов, а перекрой поставки прям завтра! По секрету сказали, что на днях нейрокомы вообще запретят. Несколько дней назад этой хренью никто и не занимался всерьёз, штат опять урезали, дел невпроворот и тут моча этим ударила в голову. Знаешь, уже думаю, напишу рапорт, возьму два месяца больничный и прямо оттуда на пенсию...


Кёллер ухмыльнулся: - Да никуда ты не уйдёшь, знаю я тебя. На тебя вся БФФ держится, а болваны-начальники меняются каждые три года. Ты всегда был ответственным. Да, я взял след и это было непросто.


Клаус вздохнул: - Что ты хочешь вразмен?


Собеседник молча показал ему экран коммуникатора.


- Гуни, ты в своём уме? Если я это сделаю и всё вскроется, то меня не просто выбросят без пенсии, а посадят! Ты-то лицо неофициальное и опять отвертишься!


- Ты же знаешь, я не торгуюсь, Клаус. Сделка честная. По правде говоря, для тебя риск совсем невелик, а я смогу помочь хорошим людям.


- Это криминал с использованием служебного положения.


- Так тебе нужен выход на нейрокомы или нет? Если не очень, то давай допьём пиво и мне пора назад, до Ганновера не ближний свет.


- Ладно, - бурнул Клаус, - по рукам.


Кёллер нажал что-то на коммуникаторе: - Послал тебе две ссылки, первая - ключ, вторая шифрованный документ. Скачай, а то уничтожатся после первого захода.


Контрразведчик на несколько минут углубился в чтение, а потом сделал несколько манипуляций с коммуникатором. "Запросил свою базу данных," - мысленно улыбнулся старый сыщик.


- Мы уже проверяли братву Багра, но ничего не нашли, хитро он сделал "аутсорсинг". Трудно поверить, что этот полуграмотный дикарь, которого он нанял, идеально организовал каналы доставки. Почитать твоё творение, чуть ли не рыцарь без страха и упрёка.


- Рыцари без страха и упрёка были обычно вообще неграмотные. Мы с тобой в молодости восхищались "Песнью о Нибелунгах," так там наши предки натуральные дикари, но это нисколько не мешает нам ими гордиться.


- Гюнтер, вот Зоран Радович по кличке Кепарь, ты говоришь, что он контакт между турками и хорватскими бандитами, странно... какой-то пацан с мутным прошлым. В Германии без году неделя, а Багор поставил его на такое важное направление. Я плохо знаю эту группировку, потому что это не по моей специализации, но странно это, будто у него нет людей опытнее и провереннее...


- Я тоже удивился. Из того что я накопал - славянская братва говорит, что вроде в молодости отец Кепаря и Багор были корешками. На одной из разборок отец Кепаря спас Багра ценой своей жизни. Теперь вот он взял сынка в дело. Звучит относительно правдоподобно, но я не вполне удовлетворён ответом, другого пока у меня нет.


- Хм... Зоран Радович, что по нашим, что по твоим данным, родился в пригороде Загреба, отец хорват - бандит, рэкетир и налётчик, мать - потомственная проститутка с Западной Украины. Отец погиб, когда сыну был год. Сын жил с матерью до 10 лет, пока она не пропала без вести, по всей видимости, погибла. Интернат для малолетних преступников, несколько побегов, незаконченное образование, скитался по Европе, профессиональный преступник: вор-взломщик, налётчик, угонщик, хороший организатор от природы. В преступном мире имеет репутацию "шарящего", то есть хорошо и быстро разбирается в технике, самостоятельно овладел основными навыками работы в Нейросети и Глобалнете; способен к языкам: свободно владеет сербско-хорватским, польским и украинским языками, неплохо, но с сильным акцентом, говорит по-немецки, изучает русский и английский языки, на русском уже способен с трудом, но изъясняться. В общем, способный мальчик, может далеко пойти, - Клаус улыбнулся.


- Что мне не понравилось, - добавил Кёллер, что это не факты, а версия. Кепарь - человек без чёткого прошлого. Во время последней заварушки на Балканах погиб почти весь интернат, где он содержался, а пацан бежал за пару месяцев до этого. То есть проверить был ли он там действительно, очень сложно. Я проверил его легенду когда он скитался по европам, сумел найти несколько контактов, все они говорят - да был такой, вроде он, но сильно изменился. Двое даже чётко опознали. Дальше твоя работа. Не люблю людей с мутным прошлым. Хотя в его кругах каждый пятый такой. Его, кстати, сейчас нет в Германии, вроде на родину отбыл.


- Спасибо за вводные, поработаем. Слушай... - контразведчик на минуту замолчал, словно его осенила какая-то мысль, - ты следишь за обстановкой в Турции?


- Только в общих чертах, а что? Там вроде опять комми вылезли из щелей, это у них регулярно, наверняка скоро обратно загонят. Сообщили, что дебилы-турки умудрились потерять два самолёта, вроде как столкнулись друг с другом. Вот и всё, а что?


- Это вчера было два и про столкновение они соврали, а сегодня к вечеру - уже пять и ещё три вертолёта, не считая беспилотников. У курдских мятежников появились мобильные ПВО производства Океании. Вот меня и осенило: если Багор барыжит океанийским оружием и нейрокомами, то у него могут быть выходы и на штуки посерьёзнее, а этот твой Акбар в молодости состоял в Марксистко-Ленинской Партии Курдистана и тут он организует доставку нейрокомов! Значит там у него могут быть контакты с Курдской Народной Армией и тогда, получается, возят его туда люди Багра!


- Может быть, конечно, как версия, но как-то слишком закручено, тем более парень не курд, а турок, - спокойно пожал плечами Кёллер. Он не подал виду, но внутри был готов взвыть от обиды, - как неудачно легла карта, буквально через день-два он дошёл бы до этого сам и уж тогда не отдал бы информацию так дёшево! Он думал что это отличная сделка, придерживал информацию до нужного момента и так лохануться как последний дурак!


- Ну спасибо тебе огромное! - глаза Клауса горели, не беспокойся, - сработаем мы твой заказ, не волнуйся, всё будет в лучшем виде.


-------------------------------------------


Вчера вечером Акбар отвёз Ханну к матери как только обнаружил слежку. Пусть живёт там, тем более что теперь она как никогда нужна матери. Он пока не знал, как они будут видеться, приезжать к ней или остаётся изредка встречаться в отелях. Ханна поняла, хотя выбора у неё особо и не было. Он пообещал ей, что через несколько месяцев всё изменится, хотя сам не очень верил в удачный исход. Судя по профессионализму, аккуратности слежки и масштабу привлечённых сил, это была не полиция, скорее всего, БФФ.


Когда только он увидел Кёллера, то сразу понял, что дело закончится вот этим. Скорее, только начнётся. Датчики микродронов и "жучков" сходили с ума. Слежка была везде, даже в туалете, не говоря уже о спальне. Немецкие спецслужбы всегда славились своим профессионализмом, вниманием к деталям и особой аккуратностью. Вцепятся как клещ, не оторвёшь. Только очень наивный, отказывающийся смотреть реальности в глаза человек, мог бы надеятся, что последят какое-то время, не найдут ничего и бросят это дело. Когда так взяли под колпак, то не для того чтобы отпустить. По всей видимости, на него пока нет ничего серьёзного, а то он бы сейчас уже был в другом месте. Но если ничего не смогут накопать, то возьмут по закону о пресечении терроризма. То есть "в виде исключения", без доказательств. Это значит пытки, допрос под наркотиками, бессрочное заключение, а если потребуется, то "ликвидация опасного объекта". А может быть и "сошьют дело", найдут "детскую порнографию" или ещё что. Демократия она такая.


У него пока есть какое-то время, пока они надеются раскрутить все его связи. Догадываются ли они, что он обнаружил слежку? Непонятно. Это игра в тёмную с обеих сторон и играть ему осталось недолго. Ореанна была в России и, как и предупреждала, не выходила на связь, а оставлять сообщение и общаться с её коллегами он не хотел. Пока его положение было очень хреновое, но ещё не отчаянное. Сейчас, наверное, у них дел больше, чем по горло.


После разрешения конфликта с Океанией с лёгкой руки какого-то борзописца события назвали "Пингвиньим Кризисом". Идиотское название, но прижилось. Но это было только началом настоящего кризиса. Акбар влкючил головизор, опять показывали Россию. Москва, людское море на улицах - сотни тысяч. Требуют разорвать союз с Океанией и Поселениями. Удивительно нежная милиция, мягкое застенчивое Правительство бормочет что-то вроде: "Это же часть Конституции, чтобы это изменить требуется две трети голосов народа, ну не можем же мы так..."


- Мы здесь народ! - вопит толпа, - Хватит кормить космонавтов и моряков! Пусть работают сами! Хватить тратить народные деньги на авантюры! В топку союзничков!


Небольшие демонстрации против разрыва немедленно окружаются хорошо организованные толпами молодых агрессивных людей, которых едва сдерживает милиция. Всем ясно - пока сдерживает. Скоро ей дадут команду не очень усердствовать и появятся первые избитые и покалеченные. Начнутся захваты правительственных зданий под лозунгом "мы тут власть". Потом прольётся первая кровь. Как всё знакомо. Как минимум, значительная часть элиты играет на стороне демонстрантов, почти готовых мятежников. Ореанна где-то там. Она подготовленная девчонка, не должна пропасть. Хотя как знать. Толпа и мятеж - страшное дело.


Полковник БФФ мрачным взглядом окинул свою группу. Все молчали, изучая ботинки. Хвастаться было нечем: несмотря на выделенные немалые ресурсы, техническое оснащение и данную начальством наводку на объект результата - ноль. Объект был очень, просто дьявольски осторожен. Несколько недель прослушки каждого вздоха, камеры и микродроны в каждом унитазе округи, слежка за знакомыми и близкими, изучение под электронным микроскопом любой детали и в результате ни одной серьёзной зацепки.


Даже брать не за что, разве что на подкиде, но Клаус категорически запретил подобные фокусы. Прессовку с неограниченными методами допроса тоже запретил. На самом деле, правильно, на его месте полковник тоже бы запретил. Этот турок - фигура известная, всё время на виду, незаметно не возьмёшь, а как возьмёшь, вся его сеть рассыплется как фигурка из магнитных опилок когда убирают магнит. Повяжешь разве что несколько шестёрок, а остальные утекут как вода между пальцами и скоро пересоберутся снова. Смысла нет, что прессуй, что не прессуй.


Надо вытащить всю самонастраивающуюся сеть. Не брать же на прессняк сотни, а для надёжности тысячи подозреваемых по закону о борьбе с терроризмом, это перебор даже если всё всерьёз обосновать. Правда,если обоснуешь и ничего не удастся, то позорное увольнение с потерей выслуги и пенсии - самое меньшее, чем могут наградить за такие достижения в охране конституционного строя. Если же попадёт в прессу, то пистолет с одним патроном добровольно или нет, уже без разницы.


Что этот качок-турок организатор полковник и его группа знали нюхом опытных контрразведчиков, но обонятельные доказательства в суд не понесёшь.


Как Клаус смог вычислить сетевого координатора поставок, полковник даже представить не мог. Профессионал, не ему чета если сказать честно. Такое от бога, до такого уровня неизвестно удастся ли дорасти.


Объект всё-таки несколько раз в день на полчаса-час отрывался от плотного невидимого колпака. Отрывался как бы ненароком, без всякого усилия и намерения так, что даже многим в группе казалось, что это случайность, реально крайне сложно перекрыть всё на 100%, объект всё-таки не в карцере. Но полковник и старые сотрудники знали - это не случайность. Их подопечный - прирождённый конспиратор с невероятным нюхом. Чёрт бы его побрал. Такие клиенты случались, но практически всегда на них выделялось неограниченное время, спешить тут нельзя. Тут же начальство прямо из ботинок выпрыгивает, видать ему тоже неслабо достаётся с самого верха.


Идеи закончились. Старые не дали вообще ничего. Багор с ближним кругом куда-то свалил из страны. В бригаде Акбара удалось подкупить пару мелких сошек, но ценность информации от них близка к нулю, без микроскопа не разглядишь. В округе постоянно ошивались несколько опытных агентов, кое-что было, но такими темпами можно следить и года, и три. Результат же требуют сейчас, причём не фуфло, а реальный.


Н-ну... - выдавил полковник, - будут новые идеи или мы расписываемся в том что неспособны? Мне послезавтра на ковёр к Клаусу.


- Шеф, - подал голос вертлявый молодой карьерист Вилли, - мне кажется можно было бы попробовать подобраться вплотную через новую тёлку клиента.


Это был его шанс всерьёз выслужиться, землю роет. "Они давно живут отдельно, почти не встречаются, девка влюблена в него до съезда крыши и никаких показаний не даст. Пытались уже ребята и через знакомых и по-всякому. Проще долбить стенку головой," - едко отрезает полковник.


- Шеф... я мог бы попробовать её раскрутить, - я знаю как работать с наркоманами.


- Она вылечилась, Вилли.


- Ну... как вылечилась так ведь может и снова подсесть. У нариков это обычное дело. Я мог бы попробовать. Это действительно шанс подобраться близко. Другого способа я не вижу.


Тяжёлая зловещая тишина заполнила комнату. Такое было слишком даже для циничных профессионалов циничной профессии. Казалось в воздухе повисло невысказанное слово: "Падаль..."


Полковник мрачным взглядом обводит группу: - У кого ещё есть идеи? Ни у кого? Все, кроме Вилли свободны.


- Вот что, парень, - говорит начальник, когда они остаются одни в комнате, - если то, что ты задумал, вскроется, то я вылечу быстрее собственного визга, а ты, скорее всего, пойдёшь в тюрьму. Про карьеру тогда сможешь забыть. Но если это удастся, то обещаю, что я этого не забуду. Молчи! Сдай жетон, удостверение и средства реал-тайм связи и пиши рапорт об отпуске за свой счёт на неделю. Управишься?


- Управлюсь! - гадёныш чуть не щёлкнул каблуками, - только удостоверение мне потребуется.


- Ладно, оставь. Остальное сдай. И помни, я тебе ничего не разрешал. Понял? Напиши в рапорте что у тебя нервное истощение и не можешь продолжать работу. Пиши прямо сейчас, я подмахну. Да, и ещё. Я прикажу снять прослушку и внешнее наблюдение с этого дома.


-------------------------------------


Ханна сама не знала как она впустила в дом черноволосого вертлявого хмыря. Он попросил у неё всего минуту поговорить, начав с того, что Акбару угрожает страшная опасность, он хочет ему помочь и, профессионально заговорив зубы, просто ввинтился в дверь. Он показывал удостоверение лейтенанта контрразведки, ходил по дому, везде засовывая свой нос и говорил, говорил, говорил, гипнотизируя своим голосом. Ханна несколько раз порывалась выставить его вон, но тот не уходил, всё время переводя разговор на что-нибудь шокирующее. Девушка угрожала вызвать полицию, но тот только смеялся, утвреждая, что они только увидят его удостоверение, возьмут под козырёк и испарятся. Он говорил, что если сейчас он уйдёт, то Акбар неминуемо погибнет. Говорил, говорил...


Ханна пытается звонить, но хмырь просто выхватил из руки коммуникатор и снова говорил, угрожал, запугивал, упрашивал. К счастью мать была дома, а то он бы совсем распоясался.


Мать теперь всегда дома. Иногда выбираясь из кресла-каталки. Смерть отца просто подкосила её. Больше пятидесяти лет вместе, счастливая идеальная пара. Была бы совсем счастливая... если бы не дочь.


Ханна уже собиралсь выйти в туалет и оттуда послать по Сети сигнал Акбару. Он знает что делать. Если он приедет сам, то хмырь испарится быстрее собственного визга. Если не сможет, то пришлёт ребят. Результат будет, в общем, таким же. А может быть лучше всё-таки в полицию?


Мать слышала как они разговаривали, открыла дверь в своей спальне, но почему-то не появлялась. А хмырь всё убеждал, просил, окучивал...


- Где твоя комната? Там? Он тянет её за руку и вталкивает внутрь.


- Это моя комната! Выйдите вон! Это мой дом! Я вызываю полицию! Только попробуйте прикоснуться ко мне!


Хмырь, нагло ухмыляясь, закрывает дверь и садится в кресло. "Ты не сможешь меня выгнать," - говорит он, - "не сможешь, потому что я знаю, что тебе нужно. Бандиты заставили тебя отказаться от этого, но ты этого, на самом деле не хотела..." - мягкий, обволакивающий голос гипнотизирует. Ханна не помнит слов, которые он произносит... а потом в его руке незаметно появляется ампула со встроенным миниинектором и у неё темнеет в глазах.


Она плохо помнила, что случилось потом. Мир почему-то стал нереальным, как будто всё - это декорации вокруг. Ханна отвернулась к камину, смотря на пару её ещё детских мягких игрушек, на открытую косметичку... потом повернулась, нервно ломая сложенные руки, словно боролась с собой. Вертлявый протягивал ей ампулу. Рука от кресла почему-то тянется через всю комнату. Странно, комната же такая большая.


- Закройте глаза! - неожиданно говорит девушка. Голос как будто не её, она слышит его со стороны. Я не хочу чтобы вы смотрели как я беру это! Закройте по-настоящему!


Он торжествующе улыбается и прикрывает глаза. Девушка отчаянно борется с собой, пытаясь удержать правую руку левой. Правый кулак в левом, левый постепенно проигрывает борьбу.


- Не смотрите! - взвизгивает она.


Непроизвольно или специально он зажмуривает глаза. В почти сжатом кулачке, остриями вниз, надёжно опираясь кольцами на пальцы спрятаны маникюрные ножницы.


Акбар показывал где сонная артерия легче всего перебивается - прямо под ухом или на линии угла глаза, чуть ниже челюсти.


Распахнутая дверь обдала потоком воздуха. Мать шагнула в комнату. Сама, с кухонным ножом в руке.


- Я хотела сделать это сама! - хриплым голосом сказала она, - Я скажу, что это сделала я. Мне всё равно скоро умирать.


И тогда Ханна заплакала.


-------------------------------------


Ночь выдалась особенно тяжёлой.


- Багор, надо срочно вывезти человека, если можно, то двухили трёх.


- Что за ним?


- За ней. Завалила легавого.


- Только одного. В Мурманск. Миллион, - говорит Багор. Он не торгуется, просто оценивает меры необходимой безопасности и размеры взяток.


- Хорошо.


- До пяти утра должна быть в Гамбурге. Тебе сбросят адрес.


- Будет.


- В ближайшие две недели больше никого не смогу переправить.


- Понятно.


- Кто был вторым и третьим?


- Её мать и я.


- Ты под колпаком БФФ?


- Да. Плотно.


- Единственный шанс для тебя, это завтра утром, если сумеешь на рывке сбросить хвост. Или ты, или она.


- Она.


-------------------------------------


Акбар почесал "ёжик" на затылке. Багор сказал, что его людей пасут и вот-вот  полностью запретят нейрокомы. Имеет полный смысл прогнать партию прямо сейчас, которая почти тут. Хочет навариться.


Ханну надо принять в Мурманске, иначе русские отправят её назад как нарушителя. Ореанне лучше звонить сейчас, чтобы потом снова не отрываться от "хвоста". Акбар пару минут подумал, что будет говорить и коснулся золотой восьмиугольной звёздочки Вектора Дружбы на виртуальном пульте - экстренный вызов. Если не получится, придётся посылать сигнал тревоги по каналу, который она дала для связи со своими коллегами.


Повезло, девушка оказалась на связи. Эти недели в России дались непросто, она выглядела лет на пятнадцать старше, под глазами растеклись тёмно-синие тени, уголки рта опустились, сетка "гусиных лапок" пробегала от глаз к вискам. Предельная усталость.


- Да, конечно, - кивнула она на просьбу встретить Ханну, - корабль подойдёт через 4 дня, я сама подскочу. С матерью тоже сделаем всё что можем. Я не очень сейчас выгляжу, - добавила она, грустно улыбнувшись.


- Ты всегда красивая.


- Другие так не думают и зеркало не обманывает.


- Для меня всегда.


Пара минут недвусмысленного щебета, парень хотел хотя бы на несколько мгновений об обволакивающей его угрозе. До неё не сразу дошло в какой ситуации нахоился сам Акбар. Он так хитро обошёл разговор о самом себе, решив сначала с другими. Когда Ореанна поняла, что он не просто под колпаком, а его плотно ведут и немедленно возьмут при подозрении что он может бежать, то в первый раз потеряла над собой контроль и наорала на него. Потом извинилась и спросила может ли он продержаться без хвоста ещё полчаса.


Акбар улыбался, ожидая звонка. Значит он ей не безразличен, если девушка так разволновалась, тем более обученная владеть собой. Она перезвонила через 20 минут. Через пятьдесят четыре часа в Северном море будет проходить тримаран океанийских ВМС. Если не получится прорваться, то надо будет уходить через юг, план прорабатывается.


- Хорошо, - спокойно ответил силач, будто речь шла о другом человеке. Оба понимали, что второй попытки не дадут. Акбар не стал говорить что, скорее всего, не дадут и первой. Если не пробовать, то и не получится, не так ли? Хорошо, что он увидел Ореанну. Быть может в последний раз. Они улыбнулись друг другу. Самое главное осталось несказанным, может так и лучше.


Пора заканчивать. Надо поспать хотя бы несколько часов, а потом действовать.


-------------------------------------


Полковник угрюмо допивал в кабинете четвёртый кофе. Завтра Клаусу сказать нечего. Вилли так и не прорезался, правда, он и не особо ожидал от него успеха. Клаус и сам понимает, что так можно жевать сопли ещё год. Полковник скажет прямо - их подопечного надо брать и как можно скорее, а потом, не стесняясь в методах, вытаскивать из него всё. Одновременно глаз не спускать с его окружения, кто попытается удариться в бега - тоже брать на раскрут. Больше ничего не придумаешь. Клаус повоняет, но потом даст отмашку. Он умеет, когда надо, засунуть амбиции в задницу. С парламентской комиссией они договорятся, те закроют глаза, есть неофициальная квота на такие вещи. Они же не устраивают полицейское государство, но иногда без радикальных мер не обойтись, как без этого работать в таких случаях? Надо будет только обосновать, что это серьёзная угроза национальной безопасности. Полковник это умеет, он вылезет с инициативой, предложит и обоснует, а сам Клаус окажется не то чтобы сильно виноват в случае чего. Ну недоглядел, за всеми не усмотришь.


Команда молчит. Хотя нет, секретарша сообщила - старший группы наблюдения со срочным докладом. Пожилая, состарившаяся вместе с ним на работе помощница добавила: приплясывает от нетерпения, самодовольно ухмыляясь. Звать? Конечно!


- Ну вот и промахнулся наш везунчик! - старший был перевозбуждён от сочетания "отличные новости - бессонная ночь". Вот, слушайте босс! Поймали переговоры на чердаке, видно думал, там чисто. У него наверняка индикатор жучков, но у нас новая техника, так просто не засечёшь!


"Два лимона банок на границе с Данией, забираем послезавтра в 9 вечера, лови координаты," - раздался в динамике полушёпот Акбара, - "две большие фуры. Собирай всех на приёмку и развоз. Да всех тридцать семь. Со своими тачками. Кто не нарисуется, не получит товар. Канал для связи..."


- Так ты и канал поймал, старый пройдоха! Ну молодец! - полковник вскочил с кресла, чуть не расплескав кофе.


- Так точно! - сотрудник улыбнулся до ушей, - когда будем ловить направление, то будем всё слышать.


- Отличная работа!


- Спасибо, шеф! Старались. Вот ещё - помните новую подружку нашего клиента? Её мать сегодня с утра внезапно продала дом каким-то богатым арабам и к вечеру съезжает. Сделку уже оформили, деньги заплатили со счёта без банковского кредита. Вы приказали снять наблюдение и прослушку, но нам пришёл сигнал по системе электронного оповещения.


- Почему такая спешка? Не узнавали? - поднял брови полковник.


- Навели справки, говорят, дочка её опять подсела на наркоту, вот мать и вспылила, говорит, переедет в хороший дом престарелых, деньги положит на счёт и будет с них жить до смерти. Доченьке хрен что достанется. Арабы, говорят, давно старуху обхаживали и тут она решилась. Говорят, крест на дочке поставила.


- Понятно. Ладно, молодец и ребята молодцы, иди спать. Вечером поговорим.


Коммуникатор Вилли не отвечал, это полковника не удивило. Подождём до вечера. Тварь он всё-таки. Только девчонку погубил и матери отравил остаток жизни, а всё ни за понюшку табаку.


-------------------------------------


Акбар смотрел новости по Сети - в России началась эпидемия нападения на молодых океаниек. В какой-то идиотской популярной передаче одна тварь запустила пургу как женщины с островов очень любят насилие и жестоких мужиков. Закомплексованные придурки, непризнанные альфа-самцы, садисты, озабоченные идиоты и подобная публика решила попробовать удачи.


Пока обошлось без изнасилований и непоправимых травм, но достаточно серьёзные происшествия были. Одна женщина была жестоко избита и получила несколько переломов, но сумела применить биохимический парализатор, в другом случае электрошокер вызвал у нападавшего остановку сердца, которое с трудом удалось запустить врачам "Скорой", в третьем двое нападавших получили тяжёлые ранения стилетом но были успешно прооперированы, в четвёртом у одного из несостоявшихся насильников биопарализатор вызвал эпилептический припадок. В остальных случаях обошлось легче. Но ясно, что по закону больших чисел вот-вот пойдут настоящие жертвы с обеих сторон. Океанийки далеко не так беззащитны как может кому-то показаться и социнженеры заранее приняли меры: много женщин заранее отправили домой или под защиту океанийских баз. Тем, кому приходися быть в зоне опасности, раздали оружие скрытого ношения- ножи, шокеры, биопаралиаторы, некоторым - пистолеты. Все прошли короткий курс тренировок, хотя оружием океанийки хорошо умеют пользоваться ещё с детского сада. Они практически никогда не вступают в конфронтацию с мужчиной, надеясь победить в рукопашной, используя оружие внезапно и обычно с сокрушительной эффективностью.


Биохимические парализаторы относились к внутренней информации, состав яда - к закрытой, а способ его производства к секретной, но если есть желание, то несложно найти базовую информацию. Сильнейшие токсины, созданные на основе ядов змей, земноводных, насекомых и всяких морских тварей действовали и в случае просто попадания на кожу, вызывая дикую боль и судороги, но лучше всего было проколоть кожу, поэтому женщины обычно скрывали такое оружие в безобидных на вид перстеньках, застёжках одежды, заколках, были и другие внезапные неприятные секреты. Применение этого оружие вызвало истерику в активно развивающихся "демократических и гуманистических" СМИ обновляющейся России. Международные организации тоже подняли заполошный вой. Значит, ожидали несколько другого поворота событий. Официальные каналы молчали.


Хуже было другое, Акбар прокрутил сетевую карту России - по всему периметру полыхали красные факела, одни побольше, другие поменьше. Это были блокады и нападения на военные городки и органы власти в нацреспубликах. Кавказ, Средняя Азия - кластеры больших огней, Дальний Восток, Поволжье, Малороссия - маленькие. Скоро они сольются в большие пожары. Вот-вот на Кавказе и в Средней Азии опять понесётся межнациональная резня. Многовековые конфликты всех со всеми, где каждый по-своему прав и виноват. Местная власть, уже не скрываясь, поддерживала "титупьные национальности", центральная жевала сопли, заигрывая с местными нацистами и бандитами. Самое плохое было то, что военным запрещали применять оружие в ответ на нападение. В солдат летели камни, бутылки с зажигательной смесью, связки петард, самодельные копья, ножи. Хорошо организованные группы крепких парней с арматурой, ножами и баллончиками с какой-то химией атаковали с разных направлений цепи солдат, отсекавших толпы погромщиков от районов, назначенных для резни с другими национальностями. Было много раненых, но пока не было убитых. Очевидно, что это только пока.


Армия была деморализована и дезорганизована, "сверху" поступали категорические и невыполнимые приказы не допустить пролития крови и одновременно взять ситуацию под контроль. Задача армии - это как раз разгром врага и пролитие крови, если враг не сдаётся, то -его уничтожение и пролитие большой крови. Чётко налаженная структура, заточенная под выполнение ясных задач и приказов потеряла ориентацию, разлагаясь на глазах.Началось беспорядочное смещение генералов и старших офицеров. От новых непонятных командиров поступали приказы не выдавать солдатам боеприпасов, о чём немедленно узнавали боевики. Военные городки были окружены беснующимися толпами и не понимающая что делать армия охраняла, по большей части, сама себя. Неизвестно откуда взялись насквозь проросшие организованным криминалом и иностранной агентурой "народные фронты" с обученными боевиками, средствами связи и координации Скоро почти без единого выстрела по противнику военные бросятся бежать, спасая свои семьи и оставляя боевикам как выкуп склады с оружием и снаряжением. Вслед за ними полыхнут искры смут и войн, сливаясь в большие пожары самоистребления. Классика разгрома страны без всякого внешнего вторжения.


Это была не его страна, не его народ, но Акбара было почему-то терзало чувство несправедливой неправильности происходящего. Может быть оттого что там была Ореанна? Нет, наверное, дело далеко не только в ней, а острой несправедивости и обиды за то, что очередная попытка построить более честное и справедливое общество терпит позорный крах. Чувство справедливости и правильности привело в своё время Акбара к коммунистом и оно же увело от них.


Он мог бы помочь там, он кое-что может. Например, в Русском Азербайджане или в Средней Азии. Турецкий язык отличается от местных мало. Акбар умеет разговаривать с толпой и найти нужные слова для простых людей с гор, он сам такой. Но сейчас он здесь и очень большой вопрос, сможет ли он выбраться.


-------------------------------------


Полковник не спал всю ночь. Чёрт его дёрнул дать отмашку этому идиоту Вилли. Ни в назначенный, ни в срок эстренной связи гадёныш не проявился, коммуникатор был не просто выключен, а не идентифицировался. Пришлось вечером начинать розыск. Тревожная группа быстро нашла его спортивную БМВ, припаркованную недалеко от наркопритона на побережье. Местная публика его неуверенно опознала по фотографии, сказали, вроде он, но наверняка сказать трудно, был в тёмных очках. Нарисовался с девкой - местной торчушкой по имени Ханна, её все знают. Ага, она точняк была под дозой, а он в дрезину пьян и, похоже, раскумарился чем-то полегче чем она. Они удивились как исцарапаны у него руки. Купил ей дозу. Да, той самой убойной дури. Когда он показал ей инъектор, она прямо при всех задрала подол, для наркоманок ничего необычного. Под платьем у неё вообще ничего не было, ага даже белья. Она тут раньше часто давала за дозу. Мы уж подумали он прям тут её разложит, но нет, взял за руку, утащил куда-то к старому парку. Нет, больше их не видели.


Дом, где жила Ханна с матерью, проверили сверху донизу. Он уже продан, старуха взяла с собой только чемодан с вещами и наняла клининговое агенство. Уборщики выбросили всю мебель, старьё было, честно говоря. Вещи тоже выбросили. К вечеру всё растащили местные бедняки и бомжи. Ребята у полковника шустрые и в момент нашли клинеров и раскрутили на показания. Одна из уборщиц-турчанок, чистившая спальню девушки, показала, что под кроватью нашли пустой шприц-инъектор и сорванное женское бельё.


Когда полковник услышал доклад, то похолодели даже пальцы на ногах. Если всё вскроется, ему конец. Паскудышу Вилли конец по-любому. Полковник отдал приказ: "Немедленно разыскать, арестовать и в наручниках ко мне, в любое время. Девчонку, если найдут, тоже задержать на всякий случай. Имеем право на 48 часов."


С тех пор прошло уже больше полусуток, но Вилли с девкой как в воду канул. Час назад полковник, истекая потом, был на ковре у самого Клауса. Тот сдержанно похвалил прогресс и выделил ресурсы на вечернюю операцию. Пока у начальника хорошее настроение, попытался прицепом ввернуть ему откредактированную историю про Вилли. Типа очень устал, взял увольнительный, но видно перелинило пацана, ломанулся следить за домом подружки нашего подопечного и вот уже двое суток не выходит на связь.


Ответом был знаменитый взгляд Клауса, такой, от которого хочется пойти и повеситься в сотире.


- Ты заварил очень хреновую историю, полковник, - на самом деле не было шансов, что старый контрразведчик, циник и профессионал, поверит в его сказку, - Это просто смердит, но я не хочу, чтобы всё это дерьмо выплыло наружу. В нём будем все. Иди, я попробую что-нибудь придумать. Будь на связи.


Через полчаса Клаус позвонил и дал личный телефон Кёллера. Уже договорился. Вот этого только не хватало для полного счастья. Кёллера в контрразведке знали, как же. И за редким исключением этого пройдоху терпеть не могли. Поэтому получилось, что полковник с настроением хуже некуда сидел в кафешке пока Кёллер с командой шмонал дом.


- Что, еда в горло не лезет? - старый сыщик, не спрашивая, бухнулся рядом на стул, жестом подзывая официанта, - Понимаю, печальная история случилась с Вашим подчинённым, но надо поддерживать силы, жизнь продолжается, а Вам надо служить и действовать, не так ли?


Полковник сделал немалое усилие, чтобы не выматериться: - Вы, господин Кёллер, видимо, способны шутить в любой ситуации, "печальная история" - это, мягко говоря, неточное определение.


- Ну-ну, не драматизируйте! Эх, в старые времена в контрразведке служили люди с железными нервами, а сейчас вот такое выбивает их из колеи..., - Кёллер сделал театральную паузу, - Похоже я становлюсь старым брюзгой, - он улыбнулся, - Простите, у меня обычно хорошее настроение после удачно раскрытого дела, даже такого печального как это.


- И как, - с мрачным ехидством спросил полковник, - много усилий потребовалось, чтобы раскрыть столь сложное дело?


- Свиной шницель с картошкой и пшеничное пиво, пожалуйста, - повернулся Кёллер к подошедшему официанту. Да, этому господину тоже, внесите в мой счёт.


- Надеюсь хороший обед Вас немного приободрит, полковник, - подмигнул сыщик когда официант ушёл, - для нас раскрыть было несложно, опыт, интеллект, слаженная профессиональная команда. Скажите, что Вы так разоряетесь? Ваша служба делает людей привычными к неприятностям и потерям.


- Куражитесь, господин Кёллер? - угрюмо буркнул полковник, - Вы, вроде как, в приятелях у Клауса, уже донесли результаты вашего глубокого расследования?


- Хе-хе-хе, - скрипучим хитрым смехом рассмеялся Кёллер, - можно сказать что у нас с Клаусом не приятельство, а симбиоз. То, что мы с Вами ему скажем, зависит от нашего разговора сейчас. Решительно не вижу ничего катастрофичного, а в чём-то можно повернуть дело даже Вам на пользу. Простите старого циника, что случилось всё равно не изменишь.


- Если Вы сумеете не просто повернуть дело в положительное русло, а хотя бы его нейтрализовать, господин Кёллер, я охотно признаю, что Вы - гений и я у Вас в неоплатном долгу. Простите, но у меня ощущение, что Вы просто издеваетесь надо мной.


- Ох уж эти люди, какие эмоциональные даже в не самой стрессовой ситуации! Вы преувиличиваете, я не гений, а просто очень талантливый опытный сыщик и очень умный пожилой человек с редким жизненным опытом, - Кёллер рассмеялся неожиданно чистым молодым смехом, - Про неоплатный долг, пожалуйста, не надо! Это означает, что Вы никогда его не отдадите. Давайте разменяем один неоплатный долг на два оплатных. Две не очень больших услуги с Вашей стороны и можно считать мы в расчёте. Кстати, зовите меня просто Гюнтер. Итак, какова Ваше версия ситуации?


Полковник поморщился, - Гюнтер, из вводных, которые Вам дали, картина очевидна. Не представляю, что тут можно повернуть на пользу?


- Понимаю, Вы придерживаетесь той версии, которую Вам подсунули и всё потому что оказались эмоционально вовлечены в ситуацию, хотя Вы серьёзный профессионал, как Вас описывал Клаус. Хорошо, давайте я скажу эту страшную версию в которую Вы уверовали: подчинённый с Вашего молчаливого благословления отправился к подружке Вашего объекта наблюдения, бывшей наркоманке. Раскрутить объект было очень важной задачей, в Ваших глазах такой, что можно пожертвовать судьбами 1-2 человек. Молодой дурачок Вилли проникает в дом к девушке, впихивает силой ей наркотик или она не устояла перед соблазном, это неважно. Девушка она очень красивая, оказывается в беспомощном состоянии и Вилли насилует её, девушка безуспешно пытается сопротивляться, при этом царапая ему руки. Он, видимо, не добивается от неё помощи в расследовании и везёт её в притон за следующей дозой, где она ведёт себя как в состоянии наркотического опьянения и ведёт себе весьма непристойно. Потом оба уходят и с тех пор их не видели. Возможно, он провалился со своим планом и не знает как показаться Вам на глаза или подозревает, что об изнасиловании стало известно. Ещё вариант, девушка погибла от передоза и он ударился в бега. Так?


- Да, так! Чёрт возьми! - рявкнул полковник так, что посетители повернули головы.


- Теперь задам несколько вопросов, ставящих под сомнение Вашу версию. Скажите, полковник, а почему Вы и Ваши люди решили, что в притон приходил именно Вилли, а не похожий на него человек? Это факт или предположение?


- Разумеется, это предположение, но оно полностью состыкуется с фактами и другими предположениями.


- То есть Вы создали версию, основываясь на предположениях и проигнорировали противоречащие факты. Это наиболее распространённая ошибка в расследованиях. Далее, почему Вы решили что Ханна была в состоянии наркотического опьянения, а не симулировала его? Даже профессиональные наркологи не берутся утверждать такое без медицинских анализов.


- Разумеется, господин сыщик, это тоже предположение, но зачем девушке вести себя так похабно на людях?


- Вот Вы и перешли от предположений к домыслам о её мотивах. "На людях", это в притоне, где чуть ли не каждый с ней переспал? Как вскоре увидим, у неё вполне мог быть очень серьёзный мотив.


- То есть Вы, Гюнтер, утверждаете, что это был спектакль?


- Я пока ставлю под сомнение Вашу версию и, как видите, для этого есть основания. У меня ещё вопрос - во время предполагаемого изнасилования, когда якобы потерпевшая оказывала активное сопротивление, дома находилась её мать. Насиловать девушку было бы безумием даже для офицера контрразведки, извините, это шутка. Один звонок в полицию и всё.


- Мать стара и слаба и могла спать.


- Может - значит было? Я Вас правильно понял? Представляется сомнительным, что нормальная любящая мать, которая потратила всё своё невеликое состояние для того чтобы вылечить красавицу-дочку от наркомании, спокойно сидела у себя в комнате или вообще спала, когда в спальну дочери ввалился непонятный хмырь, запер дверь и отттуда доносятся звуки борьбы, вы не находите? К слову, бабка весьма сильна и бодра для своего возраста, просто у неё болят ноги и она часто перемещается в каталке.


- Мать могла быть под действием лекарств, например, снотворного.


- Я смотрел её медицинскую карту, выписанные рецепты и список купленных лекарств, старушка прекрасно спит и её не выписывалось ни снотворное, ни успокоительные и мать не принимала ничего сильнее настоя валерьянки. Более того, по крайней мере к утру, она заявила, что её дочь снова принимает наркотики, но после этого события дочери, согласно Вашей версии, не было дома. Из чего спавшая мать сделала такой всеобъемлющий вывод? Машина была оставлена намного дальше переходной дистанции, мы проверили, такси на этот адрес никого не привозило и к притону не вызывалось.


- Старуха могла увидеть шприц.


- Шприц был найден уборщицей под кроватью. Мы нашли её и спросили насколько далеко - она ответила, что нашла только когда унескли кровать. Следовательно, маловероятно, что старуха видела пустой шприц, а если она видела обдолбанную, изнасилованную дочь с непонятным исцарапанным человеком в своём доме, то почему ничего не предприняла? Можно подыскать объяснения, но Ваша версия становится всё менее вероятной.


- Да, Вы заставили меня сомневаться, Гюнтер.


- Ещё вопрос, полковник: этот Ваш Вилли, он, судя по служебным отзывам, был далеко не идиот, а напротив, ловкий продувной малый. Он должен был понимать, что офицеру контрразведки не следует показываться в притоне, чтобы купить дозу. Он мог дать девушке деньги, попросить другого наркомана за мзду, попросить дозу на вынос к тачке, вообще вариантов масса. Вместо этого он является лично, демонстрируя сильное алкогольное опьянение. Где он успел так нарезаться? Как показали сослуживци и друзья он практически не пил и никогда не употреблял даже лёгкие наркотики.


- Вы сказали, был? - полковник поднял брови, - да он сообразительный и непьющий, так почему был?


- Потому что он убит, а изображая его, в притон приходил другой, в какой-то степени похожий на него человек.


- Вы серьёзно или это версия? - полковник подпрыгнул на стуле, чуть не перевернув стол, - вы нашли труп? Где он был убит? Откуда Вы это знаете?


- Отвечу по порядку поступления вопросов: более чем серьёзно; труп мы не нашли и вряд ли его можно найти, потому что он наверняка уничтожен, скорее всего, сброшен в море; Вилли был убит в доме. При количестве крови, которая из него вылилась, он мог остаться в живых только если бы оказался в реанимации с профессиональным оборудованием в течение несколько минут после ранения. Его нет в местных госпиталях, следовательно, он мёртв.


- Но мои люди проверяли дом на наличие следов крови, - недоверчиво поднял брови полковник.


- Ваши люди - не специалисты в таких делах, а у меня работают профессионалы высочайшего класса. Ваши парни сделали нескольк смывов, пошатались по дому и ушли, не имея понятия что и где искать.


- Что там искать? Дом абсолютно пуст и вымыт тщательнейшим образом!


- Это для вас пуст, а для профессионала он полон улик. Мы нашли фотографии интерьера - обошли соседей и знакомых, нашли следы от мебели на полу, определили места, где можно найти улики, привезли на место оборудование, а не отправляли каждый образец в лабораторию и результат был уже через час. В комнате девушке около ножек кровати в щелях паркета обнаружены следы довольно свежей крови, генетический анализ подтвердил, что это кровь Вашего сотрудника. Мы сняли плинтусы и несколько паркетин в определённых местах, кровь нашлась и там, следовательно кровотечение было очень сильным, вся спальня была залита.


- Тогда почему не была залита постель?


- Странный вопрос, её сменили, комнату тщательно помыли с химикатами, но уничтожить все улики не сумели. Потом устроили инсценировку.


- Зачем, чёрт возьми, ведь дело рано или поздно бы раскрыли?


- Далеко не факт, судя по всему, на их версию наши доблестные органы вполне купились и я совсем не уверен, что стали бы раскручивать дальше. Но это, так сказать, была программа-максимум преступников, программой-минимум было выиграть время, чтобы они смогли уйти. Вполне возможно, что это им удалось. Это обидно, но главное сейчас не это, а то что не пострадаете Вы и Клаус. Я позвоню ему и мы обговорим каким образом лучше предоставить информацию,.


- Вы поразили меня, Кёллер, - контрразведчик помолчал, - да, поразили. Я много слышал о Вас, но никогда не видел в деле. Это потрясающе! Сроки раскрытия не просто впечатляют, а поражают. Вы не представляете как я Вам признателен!


- Это говорили многие, - ухмыльнулся сыщик, - сейчас Вам нужно отдохнуть хотя бы пару часиков, потом же у Вас важное дело. Через пару дней мы обсудим как оптимальнее подать информацию о событиях наверх и, честно говоря, у меня к вам будет парочка просьб о помощи в качестве признательности.


"Вот пройдоха!" - мысленно вздохнул полковник, - Да, конечно... Кстати, Гюнтер, а кто же убийца?


- Наиболее вероятно - девушка или её мать. Менее вероятно - гориллы Вашего подопечного. Девушка могла позвонить ему, тот мог послать своих или подписать местную братву, извините, подрядить местный криминал. В доме возникла ссора, в результате чего Вилли был убит. Но я подозреваю, что убийца - девушка или её мать. Убийство совершено каким-то острым предметом, была повреждена крупная артерия. Думаю, что убийство было совершено в состоянии аффекта - Вилли переборщил с воздействием. Но пусть с этим разбирается полиция.


- Вы уже сообщили?


- Да, конечно, я обязан. Они вот-вот подъедут на место и начнут работать. Мои ребята попробуют помочь найти человека, изображавшего Вилли, а у меня есть другие дела. Да, вот ещё, советую поторопиться и арестовать Вашего подопечного до того, как это сделает полиция.


- За что? Он же никого не убивал?


- Вы действительно сильно переутомились и перенервничали, полковник, - Кёллер улыбнулся, - за укрывательство убийцы и целенаправленное введение в заблуждение правоохранительные органы. Это его рук дело.


- Но пойди это докажи!


- Вот для этого и надо найти парня, изображавшего покойного Вилли. К слову, местные жители видели как к старому парку подъехала машина и забрала мужчину в тёмных очках и молодую женщину. Мои ребята уже работают над этим, рекомендую подключить пару человек из Вашей команды, лично знавших Вилли.


- Но я не могу арестовать этого турка до вечера!


- А, какое-то важное мероприятие с ним? Ну как знаете, только не упустите, он очень ловкая бестия и весьма искусен в таких делах.


- Не упустим, Кёллер, - улыбнулся полковник, - он полнстью обложен, куда он денется?


- Ну как знаете, надеюсь, Вам виднее.


-------------------------------------


- Получили груз, выехали двумя фурами, - сообщил диспетчер с пульта, два миллиона банок кошачьего корма.


- Принято, - ответил полковник. Он сегодня лично руководил операцией.


- Объект включил аварийку, сообщил о неисправности тормоза на трэйлере, позвонил в мастерскую по дороге. Направляется туда обеими фурами, - прорезался диспетчер через десять минут, - одна остановилась у ворот, вторая, заявленная аварийной, заехала в ангар. У места назначения собралась группа из 37 грузовичков для получения груза. Им сообщили, что из-за поломки доставка задержится на полтора-два часа. Они не уезжают.


- Всё ясно, - радостно потёр руки полковник, - обводя глазами собравшихся в оперативном штабе, - сейчас будет перегруз контрабанды.


- Вскрыта таможенная пломба на грузе, сигнал с наших датчиков, сигнала вскрытия от электронной таможенной пломбы не было, - диспетчер говорил настолько бесцветным голосом, будто докладывал скучные новости о движении на сельском перекрёстке. Группа захвата в состоянии готовности, дроны ведут наблюдение снаружи.


- Может возьмём с поличным на перегрузе? - спросил кто-то из сотрудников.


- Ни в коем случае! - ответил полковник, - только всё сеть на распределении или если попытается уйти. Хотя зачем ему? Он даже не подозревает, что для них уже всё кончено. Ждём.


- Частично видим мастерскую изнутри. Фура отцеплена, стоит на смотровой яме, механики копошатся у трака, возможно и правда ремонтируют тормоза или имитируют. Рядом ряды каких-то коробок. Удалось засечь вектор передачи объекта. "Я пересяду из джипа, поеду внутри второго трака, за мной приклеите печать снова, джип пойдёт впереди, пусть все будут готовы, связь буду держать изнутри фуры," - Акбар говорил кому-то по-турецки.


 Час пролетел быстро. За это время контрразведчикам удалось пропихнуть один два микродрона в ангар, один приклеился сверху к фуре, снимая звуки изнутри, второй вёл съёмку снаружи.


- Объект внутри трейлера, двери снова опечатаны, - доллжил диспетчер, - съём звука изнутри фуры удовлетворительный. Слышится какая-то возня, завёлся двигатель, стало хуже. Выезжают!


Судя по всему, небольшой караван контробандистов даже не подозревал о том, что их ведут. Со всех сторон висели дроны, вдалеке, вне зоны видимости и слышимости паслись несколько вертолётов, спереди, сзади и по параллельным дорогам ехали полтора десятка машин и микроавтобусов с группами захвата и наблюдения. Несколько раз голос Акбара из фуры подавал какие-то не очень внятные команды, потом караван, сопровождаемый невидимым кортеджем, въехал на плохо освещённый двор небольшого склада. Несмотря на позднюю ночь, там тусовалось десятка четыре грузовичков, микроавтобусов, и прочих машин.


- Начали! - скомандовал полковник.


Великолепно тренированный спецназ сработал идеально. Через пять минут на складе все, кроме контрразведчиков лежали лицом вниз. Оставалась неоткрытой только одна фура, где сидел объект. Полковник подошёл туда сам. Дюжий парень в бронекостюме распахнул дверь, на всякий случай прикрывая собой полковника.


- Выходи Акбар! - гаркнул полковник. Он был доволен.


За полчаса до операции был разговор с Клаусом. "Это твой отличный шанс реабилитироваться, " -сказали ему. "Будьте уверены, вы будете впечатлены," - ответил довольный полковник.


- Лучше сам вылазь, парень! - прикрикнул дюжий спецназовец через пару минут, - Если мы выведем, будет больно.


- Ну он сам напросился! - ухмыльнулся полковник, - Работайте, фельдфебель, махнул он рукой дюжему.


Цилиндрик размером с банку от пива, шипя и кувыркаясь полетел внутрь, выпуская в слепящих лучах фонарей облака полупрозрачного беловатого газа. Полковник предусмотрительно отошёл на несколько шагов, а то потом полчаса не проплачешься, истекая соплями.


- Может у него противогаз? - предположил полковник через три минуты.


- Да хоть акваланг! - ответил дюжий и сделал два коротких жеста.


Фонари почти погасли, четыре тёмные фигуры в бронеостюмах и шлем-сферах беззвучно отделились от боков фуры, через секунду внутри с оглушительным грохотом полыхнули вспышки светошумовых гранат. Если так уж ударило по ушам вдали от дверей, то внутри, в полузамкнутом объёме шок был бы даже у слона. Ещё секунда и фигуры уже внутри, ещё четыре, как призраки, появились из ниоткуда, беря на прицел все подозрительные участки. Полетели разбрасываемые ящики.


- Герр фельдфебель, - раздался растерянный голос из фуры, - здесь никого, а под ящиками в полу прорезан люк! Разрез совсем свежий.


Полковник скрипнул зубами от злости, как они могли проворонить! Объект ушёл в мастерской. Но ничего, на всякий случай механики уже давно лежат мордой в пол, сейчас их прессанут как полагается и немедленно - исполнение плана срочного розыска. Далеко не уйдёт, некуда.


- Давайте сюда всех получателей, съемка на две камеры, вскрываем коробки, демонстрируем контрабанду.


- Господин полковник, господин полковник, у нас две большие проблемы, - чуть задыхаясь подбежал рысцой командир спецназа, - Там, у ворот, куча полицейских машин, требуют пропустить сюда...


- Вы не умеете пользоваться связью майор? - едко спросил полковник, - вы не знаете как послать полицаев к чёрту? Здесь идёт спецоперация. У ворот ваши ребята, я надеюсь? Даже у полицаев хватит ума не толкаться нашими парнями.


- Это лучше лично сказать, господин полковник, - выпалил майор, - это отдел по борьбе с организованной преступностью... Полицаи говорят, что им поступил сигнал, одна из государственных силовых структур, крышует этническую мафию и подавляет их конкурентов. У полицаев постановление прокурора и если их непустят, через пять минут тут будет полицейский спецназ! И...


- Пошлити их нахер с их спецназом! - взревел полковник, - вы что, не в состоянии справиться? У вас чёрт знает сколько сил! Вы в состоянии обеспечить охрану периметра?! Пусть заходят через час, мы должны закончить!


- Они говорят, что если их не пустят, то ещё через десять минут подойдут армейцы с бронетехникой. Я проверил по нашим каналам - рота мотострелков, усиленная танковым взводом, стоит в низком старте. Если мы попробуем сопротивляться, нас просто раскатают! У нас нет средств борьбы с тяжёлой бронёй. Можно было бы поднять из-под Гамбурга вертушки спецназа с противотанковыми ракетами, но я этого делать не буду. Если хотите - вызывайте Вы, но тут будет кошмар и куча жертв, особенно когда армейцы вызовут подмогу. По-любому мы не устоим против армии.


Полковник еле сдержался, чтобы не выматериться при подчинённых, - Хрен с ними, пропустите, пусть пялятся, только не путаются под ногами, потом дадим работать им. Что ещё? Вряд ли вторая новость хуже.


- Герр полковник, вторая новость намного хуже. У ворот собирается толпа, сейчас человек триста, прибывают постоянно на машинах, мотоциклах и микроавтобусах, есть даже большой автобус. Рисуют плакаты, требуют прекратить беспредел спецслужб, немедленно освободить незаконно задержанных и отдать отобранный груз. С ними несколько адвокатов, парочка довольно известных гадёнышей, защитников "бешенцев" и всякого сброда, требуют немедленного допуска к задержанным.


- Вы что, издеваетесь надо мной? Вы не способны справиться с каким-то сбродом?


- Способны, конечно, но они ведут видеосъёмку, а мои лосята не полицейский спецназ по разгону толпы, а заточнены на захват террористов. Будут серьёзные травмы, а может и зашибём кого, потом дерьма не оберёшься.


- Но не пустить их внутрь периметра вы, надеюсь, способны?


- Конечно, но я бы очень советовал допустить сюда хотя бы адвокатов. Они показали мне вот это и лучше пока не показывайте остальным. Лучше включите внутренний наушник, чтобы никто не слышал.


Спецназовец протянул полковнику тактический планшет с адресом видеоблога. Счётчик просмотров и ссылок показывал, что видеообращение Акбара уже начало расползаться по Глобалнету. Пока локально.


Турок кратко рассказал о себе и перешёл к делу - в Германии оргпреступность, в частности, этнические группировки, начали срастаться со спецслужбами. Группировки отмывают деньги от наркотиков, подпольной проституции, торговли оружием, бандитизма, мошенничества и прочего криминала через легальный бизнес, куда они очень активно прорастают. Мафия организует целые бизнес-империи, создавая и покупая банки, торговые сети и так далее. В этом ей активно помогает местная полиция и германская контрразведка БФФ. Коррупция это или бандиты каким-то другим образом расплачиваются с официалами, но налицо сотрудничество. Если раньше для захвата рынка и устранения конкурентов бандиты пользовались рискованными криминальными методами - убийствами, поджогами, ограблениями, запугиванием, по большей части среди своих соотечественников, то сейчас им за них эту работу охотно делают спецслужбы и полиция. Перешедшего дорогу коммерческим интересам мафии арестуют по обвинению в чём угодно - контрабанде, терроризме и т.п., отнимут товар и документы, начнут прессовать, запугают торговых партнёров - практически в 100% случаев это срабатывает. Если клиент пытается бороться, то в ход идут криминальные меры или официальный беспредел - подброс наркотиков, оружия или детской порнографии, для совсем упёртых - закон о противодействии терроризму. Но такой жесткач крайне редко используется.


- Я перешёл дорогу криминальному бизнесмену по имени Толстяк Мансур, - медленно, с расстановкой сказал Акбар, прямо глядя в камеру. Он пытался захватить бар, принадлежащий мне и братьям, но не вышло и он временно отступил, но когда я попытался заняться бизнесом, конкурирующим с его торговой сетью - поставкой корма для домашних животных, то его терпение закончилось и он нанял спецслужбы, чтобы раздавить меня. Поставка корма для животных - очень выгодный бизнес в Германии, детей мало, люди заводят собачек и кошечек, торговая сеть накручивает цены в 4-5 раз, получая бешеные прибыли. Цены никто не сбрасывает из-за картельного сговора, за чем строго следит мафия.


- Я нашёл способ поставлять кошачий корм в 2 раза дешевле, чем это делают люди Толстого Мансура, - продолжил Акбар, - меня предупредили, что этого делать не надо, но я не внял. Тогда на меня натравили спецслужбы. Решили не мелочиться и сходу подключили БФФ. Меня "пасли" ещё с таможни, бросив против такого страшного престуника колоссальные силы - несколько вертолётов, десятки дронов различных типов, сотню шпиков, неимоверное количество спецтехники и аппаратуры, пару сотен спецназовцев, словно ожидали вторжения роты вооружённых до зубов террористов. Почему это делалось таким образом - с целью запугивания всех, кто посмел иметь свое достоинство и не испугаться мафии - моих друзей, покупателей, поставщиков. Всех.


- Я обнаружил слежку несколько дней назад и понял, что меня либо убьет мафия, либо я исчезну при спецоперации. Поэтому я обратился в полицию, в отдел по борьбе с оргпреступностью и попросил адвоката отправить копии заявления в парламентскую комисиию и местным властям как только начнётся эта комедия с кошачьим кормом. Прошу всех, кому не безразлично и у кого есть возможность срочно приехать по указанному адресу. Вы поможете честным людям избежать беззаконного ареста, подбрасывания фальшивых доказательств и конфискации товара, за который они заплатили. Но самое страшное я расскажу сейчас.


Акбар хлебнул минеральной воды из стеклянной бутылки и продолжил. Видимо, это записывалось несколько часов назад.


- БФФ убивает даже своих сотрудников, если они отказываются выполнять преступные приказы. Два дня назад к моей девушке пришёл парень, показал удостоверение офицера БФФ и рассказал, что ему приказали подсадить её на наркотики чтобы воздействовать на меня. У неё были проблемы с наркотиками, но она вылечилась. Гнусность задания потрясла его и он решился рассказать ей. Он предложил ей сыграть спектакль что она снова на наркотиках, они даже на точку и купили там дурь, а моя девушка разыграла наркотическое опьянение. Но к сожалению, провести БФФ оказалось не так просто, видимо, дом уже прослушивался и когда честный офицер вернулся туда, чтобы проверить всё ли в порядке с матерью, оставив девушку неподалёку, то там его уже ждали убийцы, но скорее всего не БФФ, а мафиозные мокрушники. Парня зарезали, следы уничтожили, а тело увезли. Больная мать спала дома под действием препаратов, но она всё слышала. Убийцы на всякий случай, вкололи ей ещё какой-то препарат, она изображала спящую и ничего не забыла. Утром они с дочерью спешно продали дом и бежали. Я тоже вынужден бежать. Это единственный выбор иначе я просто исчезну, я ещё раз обращаюсь...


Акбар ещё что-то говорил, но контрразведчик его уже не слушал: "Сукин сын!" - прошептал полковник.


-------------------------------------


- Ата, если не секрет, почему Вас послали за мной? Вас прислали сюда прямо из Океании?


Акбар еле помещался вторым номером в крохотной полупрозрачной подлодке. Первым был турок непонятного возраста, но явно в годах, хотя если служит на флоте, явно не старик. Моряк он был отличный, сразу видно.


Акбар бежал из трейлера не тогда, когда думали враги, не в гараже, а когда фура остановилась на полминуты перед воротами. Поднять, а потом аккуратно поставить за собой на место чугунную водосточную решётку, прикрытую фурой было детской игрой для борца-тяжеловеса. Потом путь по древнему, построенному ещё до Второй Мировой водостоку и начавшим обсыпаться переходам и коммуникациям уже непонятного назначения. Когда-то здесь готовились к войне и воевали, а потом про подземные пути почти все забыли кроме старых контрабандистов. Но даже они старались не соваться сюда без крайней необходимости, могло заживо похоронить в любой момент. Но всё-таки по сравнению с тем, от чего сейчас убегал Акбар здесь незначительный риск. До моря подбросил парень на мотороллере, ждавший его в условленном месте. То, что тут называют морем - вообще непойми что - сплошь топкие иловые островки, иногда заливаемые штормами во время сильного прилива, песчаные банки, открывающиеся во время отлива, солёные болота, через которые кое-где проложены мостки и море, море бесконечной грязи. Северные Фризы, жить тут мало кто хочет, хотя есть места и более-менее, поэтому устроили заповедник.


Сообщили, что дрон полчаса назад сбросил "подарок". В зарослях терновника Акбар нашёл большой свёрток, нейросетевые очки вели его в темноте лучше любых карт. Как хорошо, когда спутники всё время над горизонтом! Снять чехол, уничтожить, пакет на берег. Рывок шнура и с глухим шипением упаковка развернулась в небольшую лодку. Одноразового моторчика хватит на полчаса. Не уложится, придётся идти на вёслах. Он с сомнением подкинул почти невесомые раскладные вёсла, не сломать бы, с его то-лапами. Перетаскивать лодку через мостики, переходы и грязные островки для него было вообще не усилием. Разве что вымазался как свинья, неудобно было когда его встретили, да ещё и пожилой турок, а вымыться негда. Акбар от неожиданности присел, когда кочка, на которую он начал наступать, внезапно раскрылась и заговорила по-турецки. Умеют океанийцы маскироваться на воде, мастера.


Как полагается на Востоке, Акбар называл прокопчёного солнцем старого жилистого моряка почтительно Ата - отец. Глубин там мало, фарватер отвратный, похуже фьордов, проходы узкие несколько десятков, в лучшем случае - сот метров , идти в них значит попасться в крысиный коридор. Ата вёл подлодку виртуозно - по небольшим глубинами по самому краю илистой грязи. Они почти прошли солёные болота Халлигенских островов, как пришлось залечь в грязь. Тоненькая ниточка сетевой антенны, выходящая на поверхность, подала сигнал тревоги - "вертушки". Их искали несколько противолодочных вертолётов, стаей беспокойных птиц мельтешили дроны. Замаскированная под кусочек плавающего мусора камера давала размытое изображение - везде грязь, брызги, волны, темнота, даже цифровая обработке мало помогала. Но все равно было видно как одна из вертушек зависла, в воду полетела тёмная точка, сместилась на пару километров, зависла, опять сбросила что-то в воду.


- Ставят гидроакустические буи, - хмыкнул Ата, плотно сеют, много вертушек нагнали. Очень надо тебя найти. Они не знают, вышли ли мы за Фризы. Хорошо, что мы из проток выбрались, а то их буями засыпали, могли б и не проползти. Ты что-то спросил? Ах да, из экипажа меня послали, потому что у меня опыт на таких малышках по болотам, возраст опять же, зачем молодым рисковать? Ну и ещё я единственный турок в экипаже, проще с тобой общаться.


- Неужели в океане есть болота?


- На мелях и в открытых лиманах полно - и в Полинезии, и в Папуасии, а ещё в Африке и Южной Америке.


- А если не секрет, сколько Вам лет, Ата?


- Шестдесят семь.


- Ого! - Акбар присвистнул и Вы до сих пор служите?


- Не, давно в запасе, сейчас призыв резервистов, двоят экипажи, знаешь ведь что в России творится. Двоят - это делят на 2 экипажа и добавляют призывников из запаса, - пояснил моряк.


Даже на пятиметровой глубине в слое жидкой грязи посветлело, как будто взошло Солнце, но через пару минут потемнело опять.


- Что это? - удивился Акбар.


- Вертушки опустились к самой воде, врубили прожектора и идут вдоль проток на всякий случай, если мы там лежим на дне. Значит, вот-вот улетят. Они не умеют ходить в болотах и думают, что другие тоже не умеют.


- Ну вот и улетели, нам пора.


Подлодка совершенно бесшумно медленно поползла вперёд. Минут через десять они вышли в очень мутную, но воду. Шли также бесшумно, но заметно быстрее.


- Мы раньше шли под винтом, Ата, а мы двигались в грязи, кажется это что-то тащит нас и сейчас вообще без усилий, - спросил борец.


- Молодец, соображаешь, это волновой двигатель, видел, по бокам у нас вроде широких полужёских пластин? Это плавник, если включать на небольшую скорость не засекается вообще никак, ни акустикой, ни сканом турбулентностей, даже обученные животные его не опознают, путают со скатом. Главное, не делать глупостей и не гнать, а то засекут по кильватерному следу. Противник ведь не дурак, тут со многими технологиями посильнее чем у нас. Ресурсы и опыт у них ого-го.


- А Вы давно в Океании, Ата?


- 50 лет. Приехал вскоре после Войны за Независимость и Северной Реконкисты.


- Вот это да! Но, видимо, тоже довелось повоевать?


- Моему поколению всем довелось, сынок.


- А если не секрет, Вы кто по профессии? - Акбару всё было интересно.


- Матрос-моторист, военные специальность - моторист и ещё оператор малышки. Ещё техник по строительству островов, но в наших краях каждый третий такой техник.


- Вы свой остров тоже строили?


- А как же?! 25 метров океанского берега и 50 в глубину, мой участок. Трёхэтажный дом, сад, причал, естественно, все подземные причиндалы - цистерны для воды, кладовки, общий подземный причал для подлодок, завод-док, ангар для дирижаблей. Тридцать лет строил.


- А гидросамолёт тоже есть?


- Не, баловство это для молодёжи. Автожир - оно надёжнее. Правда, у меня там младший с семьёй живёт, мы с женой в подводный посёлок переехали, 200 метров от поверхности. Тихо, спокойно, наверх всего пару минут на лифте.


- У Вас, поди уже внуки есть?


- Одиннадцать и двое правнуков. Старшая в двадцать родила, ну и внучка не отставала.


- Здорово. А правнуки с Вами живут?


- Нет, на Марсе. Мы их только по голосвязи видели.


- Внучка тоже с ними на Марсе? А её мать, дочка Ваша?


- Внучка с ними, да. Дочка моя тоже на Марсе. Теперь навсегда,после взрыва реактора.


- Прости, Ата!


- Ничего. Свыкся уже. Десять лет прошло.


- А с остальными всё нормально? Сколько их у Вас?


- Четверо, два сына, две дочери. Теперь двое. Старший сын остался в море два года назад. У нас непросто, хотя, с другой стороны, всё просто и ясно. Может ты и зря к нам едешь, как бы не пожалеть.


- Вы ж не пожалели, Ата, хотя у Вас вот так сложилось. У Вас наверняка такие дети и внуки, что Вы с женой ими гордитесь, любой бы, наверное, гордился. Живи вы в другом месте, то вряд ли они б были такими как есть.


- Догадливый ты. Хитрый. Да, мы ни о чём не жалеем. У нас в Океане радуются тому, что было, а не страдают от того, что потерял. Ко мне братья приезжали, пытались жить, но так и не смогли, уехли, а я какой-то другой, как приехал в Океан, словно всю жизнь там до этого жил.


- А дети чем занимаются:


- Сын доктор. Дочка техник на аэроострове, - моряк вздохнул, - Романтично живут, конечно, но у неё трое детей от разных мужчин, но замуж она не хочет, нравы, коечно, у них там... хуже чем в Поселениях. Но довольна.


- Расскажите про аэроострова немножко, Ата! Вы там были?


- Был, конечно. Романтично, говорю, живут. Остров их летающий огромный такой пузырь, как вытянутый диск, весь с внешней стороны обвешан сосисками такими. Это летающие квартиры, дирижабли. Снутри пузыря переходы, коммуникации, заводики автоматические. Если кто хочет купаться или полететь куда, отстёгивает свою сосиску и полетел. Отдых на море и них такой - грузовой дирижабль спускает "поплавок", такую автономную плавающую квартиру со всеми или удобствами или на ножках на мель ставит, а потом забирает. Кочуют по небу. Между пузырями летают на своих дирижаблях или на самолётах, если надо побыстрее или молодёжи погонять хочется.


- А ураганы не страшны?


- А что им ураганы? Поднимут свой пузырь километров на 20, туда ни один ураган не заберётся. Ураганы они любят, где ураган - куча энергии. Знаешь откуда ураган энергией питается - от конденсации испарившейся воды. Чего вздыхаешь? Воздуха не хватает?


Акбар и правда чуть слышно вздохнул. - Эх, Ата, в каком говне я жил!


-------------------------------------


Ханна очень боялась умереть тут, запертой в контейнере, в железном тайнике размером чуть больше гроба. Открыть тайник можно только снаружи. Ей дали несколько памперсов, упаковку пластиковых бутылок воды и коробочку с брикетами еды на всякий случай. Ещё две пачки таблеток - для сна и от морской болезни. Сказали деловым тоном, что если она будет принимать их эти несколько дней, то памперсы могут не потребоваться, лучше все время спать и не пытаться выходить в Сеть. Её откроют в Мурманске, за 4 часа до этого её разбудит специальный будильник, который нельзя услышать, но электрический импульс не почувствует разве что мёртвый. Надо выпить стимулятор, чтобы нейтрализовать действие снотворного и ждать. В самом крайнем случае с ней свяжутся по Сети. Лазерная связь недоступна, а другую тут можно перехватить, мало ли что.


Капитан был расстроен, русские решили устроить таможенную проверку именно у него на корабле. С катера через борт перевалило десятка полтора таможенников и погранцов, среди них пяток женщин. Сумерки белой северной ночи, туман, морось, злые таможенники, которых какой-то бюрократ погнал проверять корабль. Хорошо хоть старпом суетится, он немножко говорит по-русски, бегает туда-сюда по проходам между контейнерами, гоняет матросов, отвечает на идиотские вопросы таможне. Капитан уверен, что всё чисто, но никогда нельзя быть уверенным на 100%. Вдруг кто из команды протащил что-то не то и кто-то стукнул?


Условный стук снаружи, поворот ключа и почти неслышный скрип небольшого люка, "Эй, готова? Выползай!" - прошептал тот же матрос, который проводил её на корабль. Старпом на всякий случай стоял на стрёме за углом. Ни к чему его видеть незаконной пассажирке. Дело очень стрёмное, но Багор хорошо платит. "Иди туда - тебя встретят," - шепчет матрос, слегда толкая Ханну в спину. Здесь нет камер наблюдения.


Узкий проход между контейнерами, поворот... и её хватает за руку смуглая молодая черноволосая женщина в серо-зелёном дождевике, сверху перекрещиваются полосы флуоресцентного жилата. "Тихо!" - говорят ей на чистом немецком. Рука готова зажать Ханне рот, если она вскрикнет. Через десять секунд на Ханне такой же дождевик и жилет. "Надень капюшон! Не крути головой. Иди за мной, слезем по трапу, смотри вниз." Ханна не сразу узнала ту девушку, с которой она поменялась одеждой ещё в прошлой жизни.


- Они сваливают кэп! - старпом ввалился на мостик. Всё нормально, обычная русская бюрократия.


- Это хорошо, - отвечает капитан, - глянь-ка на запись, я только что прокрутил, - вроде к нам пришло пять баб-пограничниц, а уходит шесть! Что за хрень!


- Они грузятся в катер, кэп, мне пойти к ним, спросить что за фигня? - вскинулся старпом.


- Ты что, не просох после вчерашнего? Не тронь дерьмо, оно воняет не будет. Пусть хоть делением размножаются. Мне похер, что у них там, главное, от нас отвязались!


Ханна первым делом с катера послала срочный вызов Акбару: - Любимый, - прошептала она срывающимся голосом, - С тобой всё в порядке? Я добралась! Меня встретили...


Ореанна отвернулась, одна часть её была рада потому что это было правильно, а другую захлёстывала поднимающаяся древняя ярость: "Выцарапать бы глаза этой сучке!"


-------------------------------------


Хусама знала, за что Аллах наказал её. Она недостаточно предохранялась и не покаялась мужу, что беременна. Собиралась, всё не могла решиться и так и не успела. Но она была счастлива. Она очень хотела ребёнка от человека, который был для неё всем. Она не зря молилась каждый день, Аллах услышал её и смилостивился. Месяц назад к ней прямо на улице подскочил какой-то двинутый чернявый юноша, то ли турок, то ли курд. То ли исламист, то ли просто псих, хотя разница невелика. "Смотри на небо, а не под ноги, грешница! Где твой платок! Как ты его носишь!" Немцы вокруг отодвинулись в сторону, пряча глаза, только один араб сделал к ним шаг, когда молодой дёрнул Хусаму за рукав. На секунду их глаза встретились и парень подмиггул, а в её руке оказалось что-то. Женщина стала бледнее мелованной бумаги и даже не заметила как странный человек крикнул ещё что-то и исчез. "Присять, присять, дочка!" - потянула Хусаму на скамейку пожилая арабка, - "Тебе нельзя волноваться, в твоём-то положении! Вот что значит ходить без мужчины по улице!"


Пожилая ещё долго костерила проклятых турок, молодёжь и нравы на улице, а Хусама не верила, что всё это правда. Придурошный сказал все три кодовые фразы, которые ей велел запомнить Он ещё в самом начале. Смотреть на небо, спросить про платок, носить платок. Значит, человек от него. Она незаметно опустила в карман маленький свёрточек. Дома она развернула нейроком с инструкцией и с трясущимися руками пошла в ванную. Хорошо что соседки нет дома. Хусама не удивится, если та стучит. Хусама не ошиблась, а что удивительного? Это Германия. Свободная демократическая страна.


Налить воду, погрузить руку с полицейским браслетом, воду не выключать. В ванной было маленькое окно, скоро появится спутник! Когда голограмма мужа появилась над булькающей ванной, то женщина чуть не упала в обморок.


- С тобой всё хорошо? Ты здоров?... Ты на самом деле развёлся со мной или это понарошку, чтобы их обмануть?... Да... конечно понимаю, если невзаправду, то ничего...


Вывозить её с экстримом было нельзя, но надо спешить, скоро рожать. Первая попытка тихо исчезнуть из Германии сорвалась. Лишь неделю назад удалось через адвоката получить разрешение на выезд в страны Евросоюза не более чем на два дня и только с браслетом полицейского надзора. Позавчера определились, наконец, куда - в Италию. Там выходила замуж близкая подруга-арабка. Близкой, да и подругой, на самом деле, её называть было сложно. Чтобы она внесла Хусаму в список гостей пришлось отвалить нехилую сумму. Свадьба была в Вероне. Романтично. Ромео и Джульетта и всё такое.


Скоростной поезд до Вероны, с остановкой в Милане на несколько минут. Такой же поезд до Генуи. Отклонение от предполагаемого маршрута на 2-3 часа допускалось, время безжалостно тикало. Браслет исправно посылал данные о положении и разговоры, которые анализировал искусственный интеллект. Если робот найдёт что-то подозрительное, то подключится человек. Хорошо, что на Хусаме был бесформенный плащ с длинными рукавами, а то люди шарахаются, почти все знают, что это за "украшение".


Она бежит в Океанию... какой ужас для мусульманки. Логово разврата, дикости, безбожия и беззакония. Удивительно, когда её держали на цепи и истязали, то не смогли сломить и покорить, а этот мужчина никогда не повысил на неё голос, не угрожал и старался не причинить никакой боли, а полностью подчинил её. Если точнее, то она сама хотела подчиняться ему. Вообще дело женщины следовать за мужем. Хоть в ад.


Подготовленная встреча на площади со старой немкой в каталке, встречные пароли казались непринуждённой светской болтовнёй встретившихся за границей соотечественниц. "Иди в отель, милочка!" - капризно прогнусавила дама в каталке смуглой мулатке, - "Я назад сама доберусь, эта беременная прелесть меня покатает меня с часик, правда, ведь, милая?!" - тон, не терпящий возражений, - "О боже, как я люблю будущих мам!"


"Конечно, фрау, с удовольствием, мне всё равно нечего делать," - улыбнулась Хусама.


Облегчённо вздохнув, сервис-девушка испарилась.


"Бедное дитя!" - вздохнула немка, - "Я её совсем извела за последние два дня, готова отдать меня кому угодно! Надеюсь, её не сильно накажут... Нам ведь надо спешить, да?"


Еле успели до электрички до Квинто. Для женщины на сносях и бабушки в каталке это было непросто. Если бы не нейросетевые очки Хусамы, неизвестно как бы добрались, а так показывало всё дорогу лучше любого проводника.


Каменистая бухточка, итальянцы, зазывающие туристов покататься на лодке, посмотреть закат над морем, порыбачить и поплавать с аквалангом. Время сиесты, а люди работают, значит, с деньгами совсем плохо.


- Идите направо 100 метров, серый катер у причала, - сообщила Сеть. Каталку оставить. Неброская приземистая обтекаемая посудина со странноватыми обводами и необычно широкими плоскими толстыми пластинами, выпирающими из бортов метра на полтора. Невысокий смуглый черноволосый, плохо выбритый дядька лет 35, типичный небрежно одетый итальянец, неотличимый от местного, помахал рукой. Второй, красивый мужчина, посветлее и помоложе, с мрачным суровым лицом протягивает руку, помогая зайти на борт. На пластины, торчащие из бортов удобно ступать, почти как на трап. Через минуту женщин рассаживают в глубокие, прямо самолётные кресла.


- Эй чувак, ты чего припёрся? Тебе кто разрешил здесь работать? Это наша территория! - толпа из десятка местных голосистых моряков, размахивая руками, полукругом окружает смуглого на причале, не давая отшвартоваться. А ну-ка пересаживай женщин к нам! Мы сами их покатаем. Вали отсюда со своим корытом, пока чего не вышло!


- Это мои друзья! - напористо выпаливает чужак.


- Коммерческая стоянка не здесь! Толпа наседает, у пары моряков в руках как бы случайно оказываются знаменитые генуэзкие ножи, отличное, проверенное веками оружие пиратов и абордажных команд. Человек в катере молча поднимает до пояса дробовик стволом вниз. Негромкий щелчок, патрон вошёл в патронник.


- Мы всё поняли, больше не появимся! - кивает старший на берегу, - Вот, выпейте за наше здоровье, сиеста же, грех работать, - улыбаясь, протягивает он главному, крепкому седому итальянцу, бумажку в сто евро. Другая руку скользит в карман. Щелчок. Шаг назад, дальше некуда - или прыгать в катер, или в море. Мрачный непринуждённо зажимает приклад дробовика подмышкой, в левой руке из ниоткуда появляется здоровенный воронёный нож с сильно утолщённым на конце загнутым вперёд лезвием - кхукри, страшное оружие гуркхов, горцев Непала. Один правильный взмах таким "крылом стального сокола" запросто перерубит канат или человеческую руку, а хорошо поставленный удар начисто снесёт голову.


В глазах седого итальянца появляется страх. Ему понятн, что сейчас произойдёт если продолжить "наезд": крученый ухарь перед ним бросится ничком на причал, тот, второй даст из дробовика очередь веером, одним взмахом перерубит швартовый канат и через несколько секунд катер исчезнет в море. Дальше гадай, кто из них останется живым, поймав заряд картечи, а кто нет.У мужика перед ним в кармане ствол, но ему даже стрелять не придётся.


Настороженная пауза, седой кивает, осторожно, не делая резких движений, вытянутой рукой берёт купюру, потом делает знак рукой, высокий загоревший тёмно-русый парень осторожно выходит их-за спины, отшвартовывает конец и точным движением швыряет мужику с дробовиком. Разошлись.


Почти беззвучно катер устремился в море, плавно, но очень быстро ускоряясь.


Седой к парню, отдававшему швартовы, - вот тебе стольник, будь другом, возьми хорошего домашнего вина каждому по паре стаканчиков, ты знаешь где. Скажи, я послал. Останется евриков 80, отдадим пацанам, а то не ладится в эту неделю с клиентами. Пошли парни, посидим в холодке, сиеста всё-таки.


- Может стоило надавить посильнее? - спросил кто-то из толпы, вряд ли они стали бы стрелять?


- Я видел их глаза, стали бы, - ответил седой, - это братва из ндрангеты и не какой-то нанятый сброд, а люди, живущие по старым понятиям чести. Наверняка из серьёзной ндрины. Они работали на чужой территории предварительно не договорившись и бригадир заплатил за беспокойство, но борзеть нам бы не дали. Второй, в лодке - профессиональный киллер. По старым понятиям им нельзя говорить с человеком, которого они будут убивать.


- У него был океанийский автоматический дробовик, - я в этом разбираюсь, - сказал высокий светлокожий моряк.


- Ну вот как раз, говорят, последнее время ндрангета стала торговать океанийскими стволами. Типа, дёшево, качественно, надёжно, заводской регистрации нет. Сам бог велел самим пользоваться. Катер ихний видели? У него не электродвижок и не винт, а что-то вроде водомёта. Может быть даже на водороде. Мотор чуть громче, чем электро, а внешнего винта нет, идёт очень тихо. Такой немеряных бабок стоит, больше, чем все наши посудины вместе взятые. Не надо с такими парнями связываться. Могу поспорить через час-другой нарисуются полицаи, будут про них распрашивать. Смотрите не сболтните лишнего, мол, видели как две бабы и пара мужиков-южан сели в катер и свалили. Нам не надо проблем.


Хусама негромко вскрикнула - мрачный не очень умело снял браслет каким-то хитрым устройством.


- Ой, прости дурня, - через автопереводчик покаялся моряк, привязывая браслет к поплавку и швыряя за борт, - ну нет у меня опыта в этом. Электроника обманется на пол, потом они поймут, но пока выйдут на итальянцев, местная полиция получит приказ срочно проверить, а тут сиеста...  Час пройдёт, мы давно выйдем в нейтралку.


- А если рыбаки сообщат в полицию? - спросила старая немка, - у вас же оружие?


- Вряд ли, - ответил старший так же через автоперевод, - они подумали, что мы из залётной братвы. Скорее всего, из ндрангеты, у меня сильный южный акцент и вели мы себя по старым понятиями. С ндрангетой в Италии мало желающих связываться.


- Это мафия что-ли? - спросила Хусама.


- Мафия - это только в Сицилии. В Калабрии - ндрангета, в Неаполе - коморра. Для итальянцев очень большая разница. Тут, на севере нет единой структуры, но есть кучка местных группировок, которым платят дань, а с другой стороны обращаются за помощью, потому что полиция и власть в Италии - отстой. Местная специфика.


- Италия - Ваша Родина? - спросила немка.


- Италия - родина моих предков, моя Родина - Океан.


- Ваш товарищ тоже итальянец? Вы оба такие колоритные...


- Он грек, по-итальянски знает несколько фраз, потому и молчал, а те подумали, что он профессиональный убийца из ндрины, где живут правильным ходом. У них убийце нельзя разговаривать с жертвой.


- А что такое ндрина? Чем они занимаются?


- Ндрина - то же, что у сицилийцев "семья" или "триада" у китайцев, главная структурная единица. Занимаются тем же самым - наркотиками, оружием, крышуют сутенёров, держат банки и корпорации. Неаполитанцы, то есть коморра работает ещё с заказными убийствами и похищениями. Ндрангета и коза ностра, это настоящее название мафии, презрительно говорят, такое не по понятиям, но всё равно делают, кто чаще, кто реже.


- О боже, откуда в такой прекрасной стране столько мафий?! - воскликнула немка. Прекрасный климат, древняя история, культура Рима... Один народ, один язык и вот такое... Или они появились из всех этих родов монтекки-капулетти, что веками враждовали и резали друг друга?


- Нет, - ответил итальянец, - все эти богатые рода друг с другом грызлись, но влёт договаривались, когда надо было нагнуть простой народ. В Италии никогда не было единого народа, от того и многие беды. Сначала была Римская Империя, италики против разноплемённыз неграждан и рабов. К концу империя разжирела, а граждане вконец обленились, поэтому навезли наёмных работников из провинций, раб это не про квалификацию и качественную работу, а уж не про войну и подавно. Семитов нанимали на стройки и ответственные сельхозработы, германцев и славян - в армию, иберов и греков - на флот. Скоро понаехавших стало больше чем граждан и рабов вместе взятых. Рабов, кстати, было всего 15-20% населения. Когда пришли варвары, оказалось, что Рим защищать некому - римляне изнеженные трусы, а негражданам и рабам это нафиг не упёрлось.


- Когда Римская Империя рухнула как карточный домик, по ней прокатилось серия варварских орд, вандалы были просто первыми. Италию заполонили готы, через полвека их вырезали византийцы, византийцев выперли германцы-лангобарды, название Ломбардия в Северной Италии и гены высоких светлых людей - всё что от них осталось. Лангобарды резали римское население почём зря, но их самих вскоре отдуплили франки. Потом разные провинции захватывали все, кому не лень: арабы и берберы, викинги и австрийцы, испанцы и французы... кого только не было, да ещё и не по одному разу. Жестокого завоевателя через полвека-век выносил другой такой же. Пришельцы резали и плющили местных, потом их резал и плющил кто-то другой. Города и провинции, населённые потомками недавних смертельных врагов, терпеть не могли друг друга. Люди разнцх провинций до сих пор даже внешне отличаются, а если будут говорить на местных языках, то с трудом поймут друг друга. Недоверие, неприязнь к соседям и взаимная ненависть уходят корнями даже не в века, а в тысячелетия. Такая же штука, если не похуже, на Ближнем Востоке, на Балканах и в Индии. Да, знаменитая лень южных итальянцев тоже во многом оттуда - какой смысл копить добро, если тебя рано или поздно всё равно ограбят до нитки?


- Так как же появилась мафия? - нетерпеливо спросила немка.


- Очень просто, - ответил молчавший до этого мрачноватый грек. Это когда-то было национально-освободительное движение и самоорганизация народа для защиты. Завоеватели вершили беспредел, а народные мстители и ночные судьи держали хоть какие-то рамки.


- Ндрангета - дословно "общество храбрецов" или, как они себя называют "общество чести", - продолжил итальянец, - Оно появилось с незапамятных времён из народных героев-бригадини. Там были такие герои, что Робин Гуд отдыхает. Про тех парней до сих пор ходят легенды. Выжившие калабрийские народные герои на старости лет уходили в монастыри, где местные почитали их как святых. До сих пор в ндрангете одна из высших ступеней в иерархии - "святой". "Мафия" сформировалась параллельно и похожим образом, это сицилийское движение национального освобождения, слово - просто аббревиатура фразы "Смерть всем французам, воскресни, Италия!" на сицилийском диалекте.


- Потом всё выродилось в хорошо организованные преступные группировки, - встрял грек, хотя до сих пор сохраняются ритуалы героев-партизан. Это и смешно, и мерзко в исполнении бандитов. Представьте, наркоторговец даёт клятву на крови портрету Гарибальди. Я не шучу. К слову, коморра в Неаполе появилась из классических уличных бандитов, они часто становились реальной властью на улице в бесконечных смутах и чехарде завоевателей.


- Боже мой! - подняла глаза к небу старая немка, - Бедная Италия! Неужели всё великое наследие великой империи вот так было потеряно и не осталось ничего? Оставалась, конечно, Византия, но это другое... получается в Италии осталась одна пыль от Рима...


- Не совсем, - улыбнулся итальянец, - кое-что получилось очень интересно, - Когда в Италию хлынули орды варваров, самые активные римляне, кто смотрел реальности в глаза, а не жил в успокоительном самообмане, поняли, что это начала крах империи и кошмар не временно, а для них навсегда. Жителей самого Рима там было совсем мало, в основном люди из северных провинций, уже понявшие, что такое настоящее нашествие орд и крах организованной жизни. Власть сгнила полностью и только мешала тем, кто пытался спасти Империю. Хоть и гнилая, но власть была способна раздавить потенциальных спасителей Империи. Деградировавших патрициев интересовали только сохранение богатства, власти и личное благополучие. Вскоре они потеряли и то, и другое, и третье. Организовать народ, потерявший способность к взаимодействию, энергию и волю к жизни, было нереально. Активные разумные люди поняли, что в Имерии у них шансов нет и пошли на неожиданный ход - свалили в самую занюханную, нищую, никому не нужную часть Империи - на болотные островки Венецианской лагуны, где жила забытая ветвь славянского племенем венетов. Это был идеальный симбиоз. Упрямые, стойкие, неприхотливые, способные выживать в любых условиях, венеды были отличными, но плохо организованными и слабо вооружёнными воинами. Они дали исключительно жизнеспособный и активный ствол, на который привили веточку умирающей Империи. Римляне предоставили технологии производства, строительства и войны, организационную структуру, искусную дипломатию, долгосрочное планирование.


- На периодически полностью затапливаемых островках грязной лагуны не было вообще никаких ресурсов, даже воды, - продолжал он, посматривая на показания приборов, - но славяне строили хижины на негниющих сваях, как никто другой умели возводить оборонительные валы на болотах, вбивая в дно ряды длинных стволов лиственницы, а ещё и искусно собирали дождевую воду. Римские инженеры поняли, что это ключевые технологии, которых недоставало. Римляне и вожди венедов отлично понимали, что обороняться от орд и пиратов можно только на небольших хорошо укреплённых маленьких островках, где пока нет большого богатства и врагу нет смысла упираться рогом. Поэтому, кстати, беглецам не подошла Сицилия и другие места. В кратчайшие сроки была  разработана технология строительства каменных домов и оборонительных укреплений на болотах, это считалось нереальным. Над сеткой свай из негниющей столетиями горной лиственницы, сверху насыпали подушку из гравия, делали гидроизоляцию, фундамент и возводили крепости, многоэтажные дома, храмы и административные здания. Сформирвалось исключительное общество, почти на тысячу лет опережавшее время.


  - Венеция 8-9 в - капиталистическое общество со всеобщей избирательной системой, 5-этажными домами со стеклянным переплётом на болотных островках, конвеерное (на том уровне) стандартизомванным производством вооружений, взлётом науки, зодчества, технологий, медицины, кораблестроительства, астрономии и навигации, глубоким разделением труда, профессиональным поточным производством тканей, мебели и т.д. Вокруг в Европе - голод, резня, люди живут в землянках и куренях, крытых дёрном, в лучшем случае - хижинах, крытых соломой, топящихся по-чёрному, лечатся у сельского знахаря, люди одеваются в домотканую одежду и сыромятные шкуры, плавают на долблёнках, право первой ночи у сеньора, натуральное хозяйство и тотальная дикость. Крохотная же Венеция без всяких ресурсов же уже чуть ли не с 6 века "королева Адриатики", а потом надолго - всего Средиземноморья. Организация. Воля. Технологии. Удивительная цивилизация, пока её не подкосила могучая сверхдержава Турция, тупо завалив мясом и колоссальными ресурсами.


- Вы, что, профессиональные историки? - подняла брови немка, - Я потрясена. Я была учителем истории в школе, но я не знала всего это? Неужели так в вашей Океании готовят разведчиков?


- Не! - впервые улыбнулся мрачный грек, - какие мы разведчики?! Обычные сержанты морского спецназа, - это у нас со школы. Просто у нас изучают по истории не кучу непонятных фактов или дешёвую пропаганду, а причино-следственные связи, необходимые для понимания мира. Подают люто интересно, увязанную логическую и эмоционально окрашенная картина, то всё укладывается само и на всю жизнь. Знаете, как поначалу называли нашу Океанию?


- Советская Венеция, - внезапно выпалила Хусама.


- Откуда ты знаешь, сеструха?! - уставились на неё мужики, - В ориентировке сказано, что ты не из наших... ой, извини..., - оба прикусили язык.


- Нет, - засмеялась женщина, - я не разведчица. Как-то муж сказал, я запомнила.


- Ааа, - хором недоверчиво протянули в ответ оба.


- Круто Вы отбрили этих полубандитов, - уважительно сказала Хусама.


- Ничего особенного, стандартная ситуация, проигрывали все варианты по многу раз.


- Дамы, приготовьтесь, не пугайтесь, взлетаем! - громко предупредил итальянец, - отошли далеко от берега, вокруг почти никого, можно. Сейчас будет немного шума.


Толстые пластины по бортам развернулись в короткие крылья. Катер подпрыгнул со звуком хриплого плевка и, почти касаясь невысоких волн, рванул вперёд с громким свистом.


- У нас тройная амфибия, - гордо пояснил грек, - катер с водомётом, переключается на реактивную тягу как экранолёт, а в случае чего можем и поднырнуть!


- И всё это на водородном движке! - добавил итальянец, - нам до корабля полчаса лёту. Всё, мы в нейтралке, считай, ушли успешно.


Хусама не слушала. Она разговаривала с мужем. Он ждал её на борту. Он сказал ей позвонить, когда катер взлетит. Она считала секунды до этого.


-----------------------------------------


Худой человек в чёрной мастерке послал команду открыть дверь в офис. Это значило, что он очень устал, последние двое суток прошли почти без сна. Это непросто в его возрасте.


- Заходите, Рон, - прошу прощения, надо было переговорить с наблюдательным советом. Они, конечно, заказывают музыку, но сейчас откровенно отвлекают от работы. Ситуация меняется каждый час, а я упустил уже почти три. Что у нас нового? Сможете уложиться в 5 минут?


Рыжий пухлый Рон кивнул и коснулся управления голопроектора.


- Кавказ, две активные красные точки, шесть розовых, семнадцать оранжевых. Ситуация развивается чуть с опережением прогноза.


- Я вижу, вроде в обе красные точки вляпались океанийцы? - потёр руки босс, - Отлично!


- Да, в одной у них не было выбора, местные оприходовали ихнюю бабу, а в другой они сунулись сами, там тоже баба. Русская. Похоже, в крови недостатка не будет. Активная фаза ожидается через 2-3 часа. Океанийцы вынуждены раскрыться, из Сталинграда-2 полтора часа назад вылетели 2 авиапары лёгких штурмовиков. Приземлились в районе Пятигорска, без сомнения, подскок на заправку и ожидание вызова. Там по обоим случаям недалеко. Для штурмовика.


- Где именно сели?


- Это ж лёгкие штурмовики, босс! Сядут где угодно, поди их разгляди. Идут над самой землёй, замаскированы. Спутник их потерял и агентура пока не нашла. Да и перепрыгнуть могли. Пока не знаем, в общем.


- "В общем", Рон, у них там в том районе свой надёжный центр дозаправки и коммуникации. Его надо срочно найти и обезвредить. Самолёты в случае чего, пока не трогать, надо чтобы они отбомбились с шумом.


- Понято, босс. Отработаем.


- Доложите по результатам. Что остальные точки?


- Местные готовятся на зарубу по-серьёзному. Ночью выйдут на позиции, с раннего утра начнут. Центральные войска будут стоять как начнётся заваруха. Когда крови и визгу будет достаточно, войдут, начнут стрелять. Местные начнут реагировать, там все подготовлено. В общем, войска потом уйдут, сразу на похороны соберутся народные фронты, объявят себя властью и отделение от России. Через пару дней то же самое в Средней Азии.


- Что местная власть? Потдверждает, что не вмешается?


- Конечно! Куда они денутся? Там взяточник на взяточнике, если их сковырнут из центра, то поставят к стенке. Им надо отделяться, ссориться с нами нельзя, в общем, народные фронты они прикроют. Все уже из штанов выпрыгивают, изъявляют готовность служить верой и правдой, если прикроем.


- Давайте многозначительные намёки, но старайтесь избегать явных обещаний.


- Сложно что ли кинуть потом, босс?


- Несложно. Но без крайней необходимости это непрофессионально. Великолепные новости! Что дальше?


- По центру всё отлично, идут с опережением плана. Когда полыхнёт со всех концов и ещё в центре, то этот сброд сольёт страну. Мы подтвердили свои гарантии на переходный период и вообще, но только главным фигурам.


- Отличная работа, Рон! Что дальше? Вроде первый транспорт космитов должен был подойти и начать разгрузку.


- Дальше что-то непонятное, босс. Транспорт уже на средней орбите. Ну Вы знаете, обычный транспорт космитов, такой, конструктор-контейнероз из модулей.  Все думали, что он сбросит посадочные модули, он действительно сбросил, но только два возвращаемых. Остальные модули оказались стыковочными. Они уже подошли к двум русским боевым и трём научно-производственным станциям, двум зеркалам, и автоматической орбитальной электростанции, а ещё к это строящейся межпланетной. Кроме того...


- Чёрт побери Рон! Почему Вы не доложили немедленно!


- У Вас же было важное совещание, босс и Вы просили не беспокоить!


- Я дал прямое указание беспокоить, если произойдёт что-то очень серьёзное! Вы что, не поняли, что произошло? Что Вы предприняли?


- Эээ... я ждал окончания Вашего совещания, собирал информацию, было же неясно... Мы ждали прояснения обстановки


Человек в чёрной мастёрке скрипнул зубами: - Немедленно, сию секунду свяжитесь с русским по экстренному каналу, выясните, что у них там на орбите. Только осторожно, чёрт побери!


- Я уже выяснял всего десять минут назад, - растерянно промямлил рыжий, - говорят, сами не понимают, - час назад со станциями ненадолго теряли связь, сейчас всё нормально. Это типа космиты нашалили, принесли извинения... А что, такое босс?


Худой покачал головой и замолчал на несколько минут, нервно постукивая пальцами по столу.


- Ключевые космические объекты России захвачены штурмовыми подразделениями космитов, - тихо сказал он наконец, - такую операцию могут провернуть только они.
Сильный ход... - пробормотал он, - Да, сильный. Что-ж, в космосе они выиграли свой раунд. Но на Земле у них шансы невелики и этот пиратский рейд им дорого обойдётся. В общем, противник пошёл на повышение ставок.
- Но босс, простите, это же фантастика! Даже захватить одну станцию практически нереально, а синхронно захватить даже 2-3 объекта в космосе невозможно!
- Это мы считаем невозможным. Если факты говорят о другом, то надо менять свое мнение. Для меня всё очевидно, запросите оценку специалистов, проведите дополнительный анализ и увидите, что это так. В общем, будем действовать основываясь на том, что моя догадка верна.
Ещё что есть?
- Подошли ещё два транспортника, отстреливают модули, все посадочные, похоже, три четверти из них одноразовые, только на спуск, остальные -  орбитальные самолёты.
Сообщают, что океанийцы взяли полный контроль над большой пращой. Это неудивительно, у них там подавляющее превосходство в силах.
- Значит, назад будут поднимать мало. Они собираются оставить на Земле много своих. Вот откуда они собираются взять надёжных управленцев. Смелый ход, но всё равно недостача критическая.
- Я тоже удивляюсь, шеф, натуральное самоубийство! Мне кажется они от отчаяния пошли ва-банк.
- Это вряд ди, мой друг. Модель поведения при отчаянии другая, суета, дерготня, неэффективность. Тут действия явно выверены по времени и хорошо скоординированы. Нет, это стратегия, которую мы пока не совсем понимаем. Это плохо. Они предвидели наши действия и заблаговременно предприняли меры, а мы не понимаем, что они делают только пост фактум.
- Но стратегическая инициатива явно у нас!
- Я стал в этом немного сомневаться, Рон. Есть что-то ещё?
- Почти ничего, сущая ерунда, не стоит внимания. Один маленький астероид продолжает движение к Марсу, один из тех, которыми они нас недавно пугали, корректирует курс и выйлет на догоняющую тракеторию к Земле. Никакой опасности не предтавляет, с такими параметрами он еле-еле догонит Землю через полгода, ему даже на орбиту будет сложно выйти. За полгода уже всё закончится, шеф! Думаю, не стоит внимания.
- Думаете законичтся через полгода? - худой хмыкнул, - может только начнётся. Мне это не нравится, странное событие. Не люблю непонятных вещей. Я боюсь, что противник качественно превосходит нас в предвидении и планировании.
- Помилуйте, шеф! Откуда? На нашей стороне такие ресурсы и средства...
- Понимаете, Рон, мы до сих пор не сумели осознать с чем мы столкнулись и продолжаем действовать по старым схемам. Наши техники всегда отлично работали и против них не было особой защиты. Это как удар кувалдой по лбу. Энергия, скорость, если момент выбран правильно, то поздно дергаться, когда железо в дюйме от головы. Но сейчас противник предвидел наш удар и ускользает в сторону, а мы с кувалдой по инерции несёмся вперёд. Мы не представляем, что впереди - подставленная нога или лезвие. Нам могут не дать замахнуться второй раз. Наша масса и энергия огромны, но есть ситуации, когда маленькому противнику проще двигаться или прятаться. Меня весьма напрягает такая координация по времени.
- Трудно представить, что можно состязаться с нашими ресурсами в анализе и моделировании. Наши вычислительные мощности на два порядка превосходят ихнюю нейросеть или что у них там.
- Умение быстро считать, это далеко не всё, мой друг. Я говорю, мы были слишком инертны и ослеплены своей мощью. Я только сейчас начал понимать, что такое Нейросеть. Как Вы думаете, что это?
- Простите, а что тут сложного? Большая распределённая система поддержки принятия решений и только одна. У нас пяток таких сетей намного помощнее и покруче. Люди у них там взаимодействуют и участвуют? Да у нас такие ресурсы и мозги работают, у них и близко такого нет!
- Такого как у нас, у них действительно нет. Думаю очень немногие, кроме создателей Нейросети пока понимает, что же это такое. Это киборг. Сверхразум. Но совсем не такой, как показывают в фильмах.
- Соединение человеа и машины, - ну да...
- Хуже, Рон, - единство людей и сетей. Они способны пользоваться человеческой интуицией в очень широких масштабах, а мы - весьма ограничено. Я понял как работает один из ихних алгоритмов: Нейросеть держит в работе огромное количество задач. Сложных. Порой очень сложных, которые не взять никакими мощностями, там нужна интуиция. Знаете, что они делают?
- Нет. А что?
- Нейросеть разбивает такую интуитивную часть на микрозадачи, на которые может ответить человек и когда вы заходите в Сеть, то вам задают простой вопрос, требующий простого интуитивного решения. Вы можете отвечать, можете проигнорировать, но умным людям обычно прикольно и интересно. Можно подумать и сказать потом. У Нейросети сотни миллионов пользователей. Она находит алгоритмы в таких интуитивных решениях, выбирает лучшие, комбинирует и передаёт частно решённую задачу группе "вычислителей" с уже имеющимися путями решений. Как правило, это приводит к хорошему решению. Это простейший алгоритм, есть и очень сложные.
- Это что-то типа Ноосферы, про которую задвигал Де Шарден? Они с офигенной скоростью просчитывают будущее?
- Это чем-то похоже, но это совсем не то, как представляли себе Де Шарден и Вернадский. Нейросеть не просчитывают будущее как вычислительная машина, она видит его как интегральную модель с разных сторон, примерно как видит пока в полной мере только человек. Давно, когда ещё появился первый СССР, его создавал первый Соцархитектор - Сталин. Он предсказал начало Второй Мировой за десять лет до и с точностью в два месяца. На основании своих предсказаний он настоял на необходимости срочной аграрной реформы и индустриализации. Как Вы думаете, он мог так точно предсказать? Лишь несколько человек в элитах Англии и Франции знали планируемую дату, её не знали даже американцы. Вы ведь заканчивали разведакадемию, как аналитик, что Вы думаете?
- Нну... это, то что Вторая Мировая неизбежна было очевидно в конце Первой, но точное начало... ммм... если за десять лет, то это где-то в начале 1929 года, компьютеров не было и близко. Продвинутая аналитика и матметоды в России?.. Нет, в те годы это невероятно. Несмотря на то, что у нас тут представляют Сталина как второго Гитлера и тупого кровавого тирана, мы с Вами знаем, что он был гений менеджмента. Неужели он был ещё и ясновидящим? Кроме этого ничего предположить не могу.
- Всё намного проще, мой друг - он умел воспринимать информацию из окружающего мира, которой, на самом деле, намного больше, чем мы кажется. Франция тратила колоссальные средства на ударное строительство Линии Мажино, сильнейшей оборонительной линии человеческой истории. Они спешили её завершить до начала войны, которое некоторым людям во французской элите было известно довольно точно. Гитлера не зря приводили к власти, отдали ему Рейнскую область, Австрию, Чехословакию и деньги Чехословакии из английских банков. Расчёт был красив  - Линия Мажино должна была не оставить ему ни единого шанса как двинуться на Восток. Красная Россия должна была быть раздавлена немецкой военной машиной, а потом ослабевшвя Германию получала ультиматум и все каштаны из огня доставались организаторам операции. Взаимно аннигилировались две проблемы - Германия и Красная Россия. Япония сама по себе угрозы не представляла. Мир приобретал завершённую, красивую, управляемую структуру. Но всё сломала советская индустриализация, пакт Молотова-Риббентропа и дерзость Гитлера, который решил сыграть свою игру.  Сталин узнал дату начала войны очень просто - из французских газет, которые открыто писали сроки окончания строительства Линии. Русский диктатор догадался, что французы не будут просто так вкладывать деньги в чрезвычайно дорогое предприятие, если оно не будет выполнять очень важную работу. Это не ясновидение, а просто способность видеть неочевидные массе факты.
- Простите, босс, я не врублюсь, какое это имеет отношение к нам? Сталин чёрт-те когда умер.
- Среди миллионов пользователей Нейросети есть люди, которые увидят эти неочевидные для машины, но очевидные для человека с гибким незашоренным умом связи. Они дадут свой ответ и Нейросеть определит его как интересный. Решение может оказаться намного проще, чем расчёт в лоб. В большинстве случаев люди-ячейки даже не подозревают какую именно задачу они решают. Но это, как я сказал, самый простой случай. Настоящие специалисты составляют с Сетью чуть ли не единое целое в определённом смысле.
- Если это так, босс, то нас ждут неприятные сюрпризы. Нам надо быть начеку, тут не до отдыха.
- Это правильно. Подготовьте план действий, подберите команду и проведём мозговой штурм завтра утром. Срочно свяжитесь с русскими, передайте информацию о захвате, если те ещё не догадались. Возможно, что штурмовики провели все без шума и вынудили персонал к сотрудничеству. Вот что критически важно - русским необходимо немедленно, наплевав на все условности и договоры, не допустить космитов и океанийцев даже к местному управлению. Иначе вся операция может оказаться под угрозой.
- Это опасно, босс! Ещё со времён Реконкисты есть договор о потенциальной измене. Если его введут в действие, то Совет Конфедерации может временно прекратить полномочия русского правительства - два голоса против одного. Океанийцы и поселенцы здорово воюют и в русской армии у них много сторонников. Если они победят и низложат правительство, то все может пойти прахом. Мы начинаем дёргаться и импровизировать, это очень рискованный путь.
- Вы всё верно говорите, Рон, но если промедлим, ситуация может кардинально измениться в пользу противника. Всё, Вы можете идти. Встречаемся завтра в 7 утра здесь.