Последний Полёт Пингвина. Двадцать лет назад. Земля, Космодром Сталинград-2.


- Забей, Сань! Не повезло тебе, несправедливо, но что поделаешь? - Ростик толкнул его в плечо. Дымов кивнул - всё пучком. Его "первый" уезжал в город последним из ребят океанийских экипажей. Тренировок два дня не будет, эту неделю летают экипажи из России, что торчать в пыльной приволжской степи? Они с Костенко оставались закончить формальности с расследованием, остальные ребята ещё днём свалили в город.


Расследование показало, что второй пилот был практически ни при чём. Он выполнял допустимый манёвр - "приподъём" челнока ещё на платформе, чтобы облегчить соскальзывание. Неожиданно трос упруго сжался, хотя не должен был, платформа щёлкнула сходящий космический самолёт по корме, ничего особо не повредив. Такого не случалось давно, с самых первых испытаний, поэтому вопросы тут к инженерам.Неприятно, что в новостях Дымова сходу назвали виновником, сегодня извинились, но сколько смотрит всякие опровержения и разъяснения, а почти вся планета смотрит приземление челнока с пращи?


Час назад объявили результаты расследования, но из четырёх российских экипажей подошёл только один Виталик, остальные просто промолчали. Вчера экипажи Океанийского Союза и России перестали скрывать давно появившуюся трещину и изображать космическое братство. Да, они очень разные и всё. Началось всё с обсуждения ликвидации Барончика. Североамериканские новости скороговоркой пробубнили про какой-то теракт, где пострадали американские граждане, совершённый, по-видимому, кровавыми пиратами, но обычной истерии не было и близко, а армия "империи добра" не бросилась причинять справедливость. Тамошние овощи перед головизором, которым не дали команды кого именно ненавидеть и где впадать неистовствовать, тупо промолчали, чавкая попкорном, а на другом континенте и подавно не было понятно что к чему.


Нейросетевые новостные аггрегаторы сказали прямо - кого казнили и за что. На высказанные не самым приятным тоном распросы хозяев космодрома - как в таких случаях определяют виновных, кто проводит казнь и почему нет войны, Ростик Костенко ответил коротко. В случае убийства граждан или подданных Океанийского Союза внешними силами проводится расследование. В очевидных случаях процесс запускается сразу, если есть сомнения, до фигуранта доводится ситуация и даётся шанс оправдаться. Верховный СЧП выносит решение, обязательное для исполнения, как правило, давая задание КОБу, иногда армии. Обычно фигурант скрывается на территории некой страны, тогда её руководству пересылается решение СЧП с четырьмя вопросами - действовал ли фигурант как официальный представитель государства или как частное лицо, собирается ли правительство укрывать или выдать преступника, готово ли оно в случае укрывательства принять на себя всю ответственность за удар океанийских сил по своей территории для уничтожения преступника и отдаёт ли себе отчёт в том, что если они нанесут ответный удар по территории Океанийского Союза или его вооружённым силам, то это будет означать войну на уничтожение?


- И что отвечают? - спросили Ростика.


- Официально отвечают, что не ведут переговоров с непризнанными мировым сообществом всякими пиратами, а неофициально доводят, что конечно, их государство на Океанию не нападало, это частное лицо, но выдать пиратам его невозможно, защищать на своей территории они его будут, войны же, естественно, не хотят. Дальше охота, бывает на много лет.


- И вы никогда не отступаетесь?


- Никогда пока фигурант жив. Нападение на одного из нас - это нападение на всех, иначе нас сожрут. Ущерб для нападающего должен быть несопоставимым и неприемлемым.


- Вы вместе с вашим "фигурантом" убили его жену и ребёнка, про охранников можно и не упоминать, - буркнул Виталик.


- Охранники знали на что шли, устраиваясь к нему на работу, а семья в этом случае оценивалась как сопутствующие потери, которых не нужно избегать. Решение принималось по совокупности совершённых преступлений и воздействия на потенциальных преступников, чтобы у следующих маньяков отбить желание поколбасить. Обычно такого хватает надолго.


- А если бы приняли решение специально убить, убили б?


- Если принято решение о коллективной ответственности, например, рода фигуранта после того как он совершил нечто феерическое и кара предотвратит дальнейшие преступления, то лупят по всем.


- И что так и преследуете десятилетиями пока не уничтожите всех?


- Мочить имеет только до той грани, где это имеет смысл. Одно дело ударили по месту компактного проживания и, допустим, по отходящим, кто выжил, это операция возмездия а другое, если остались последние несколько детей, то охотиться за ними не имеет смысла, эффект страха и так достаточно силён, а охотиться из принципа больше напоминает психическое отклонение. Опять же это всего большой риск с расходами и вполне возможными жертвами среди личного состава. Правда, такое случалось крайне редко и последний раз очень давно. На народы, где не человек, а род является жизненной единицей такое действует сильно. Отморозка, который не особо боится своей смерти, но боится уничтожения своего рода это может и остановить. Естественно, в таких случаях должно быть тщательнейшее расследование и просчёт последствий. Если этот человек выступает как отдельная единица, не имеющая ничего общего со своими родственниками, то это уже бессмысленная кровожадность и садизм. Так было всегда и в реальности очень многие пользовались и пользуются этим, просто мы говорим открыто.


Хозяева покивали и вроде бы вопросов не было. Вечером шла новая, безумно популярная в России передача "Взор". Местные от неё фанатели, океанийцы посмеивались и пожимали плечами, называя "Вздором". Прозрения и скандальные удивления ведущих Вячеслава Цветова и Александра Коханенко воспринимались как откровения неумного испорченного подростка, но местные прилипали к головизору, внимая каждому слову. Странно - орбитальные пилоты, по идее, должны быть выше среднего уровня населения. Подначки и едкие шутки острых на язык океанийцев явно злили хозяев, почти всегда остававшихся в проигрыше в коротких перепалках. А что удивительного, местные подсели на передачу, постепенно ведя себя всё более фанатично, а какой юмор у фанатика? Дело, конечно, было не только в передаче, она просто маркер и центр притяжения части общественного бессознательного.


Вчера Слава и Шурик объявили "неделю Океании" для "открытого обсуждения лучших союзников и друзей России". "Взор" позиционировал себя как честную, открытую любому мнению непредвзятую программу. Однако, любому незашоренному ёжику было очевидно, что за  непредвзятость выдавалась примитивно закамуфлированная конструкция, противоположная официальной позиции. Подача информации базировалась на примитивных психологических и информационных манипуляциях, но ведущие вели себя просто и обаятельно, на резком контрасте с российским официозом это вызывало доверие у местных. Для океанийских ребят, изучавших все эти трюки ещё в школе это поначалу казалось смешным, неужели люди способны покупаться на такое шарлатанство всерьёз? Потом смеялись всё меньше, а изумлялись всё больше.


Слава и Шурик вчера открывали своим фанатам глаза на жестокость океанийцев, неприемлемую для современного гуманного мира, повторяя в разных вариациях западавшие в неуверенную душу вопросы. Почему вокруг них одни враги? Почему океанийцы утверждают, что на них всё время нападают? Почему их территория выросла в сотни раз? Почему они убивают людей на территории суверенных государств? Почему каждый раз они хватаются за ядерную дубинку, угрожая испепелить тех, кто имеет другое мнение? Не в этом ли причина всеобщей ненависти, которую они вызывают у всей планеты? И это наши лучшие союзники, не из-за этих ли друзей нас не принимают в приличное общество? Десяткие лет назад они типа, спасли нашу страну, а может лучше было не спасать и жили б мы по-человечески? Ну и что, что нас разделили бы на части, главное чтоб людям лучше жилось? А мы сами, может быть мы просто десятки лет шли не туда? Мы отдалялись от светлой дороги к счастью и процветанию, по которой шло человечество? Может быть ещё не поздно догнать?


На публичную порку в студию пригласили "эксперта из Океанийского Союза" - слегка заторможенного учёного-физика, которого засыпали политическими вопросами в стиле перекрёстного допроса. Тот почти не смотрел на ведущих, глядя куда-то вперёд. Вообще это было любимое развлечение "взоровцев" - пригласить специалиста и неожиданно начать задавать ему каверзные вопросы из совершенно другой области: историка спрашивали о современных технологиях, сетевого программиста - об истории, физика - о политике, морали и государственном устройстве. Хорошие специалисты обычно выглядели бледно, быдломассе перед головизором это нравилось, тем более что в обычной жизни такого не было и близко - традиционно жёсткая, полудиктаторская власть не позволяла особенно шалить и удовлетворять животные комплексы.


Физик держался неплохо, на некоторые вопросы ответил вполне достойно, но с несколькими важными вопросами он повёл себя как идиот в лёгкой степени, тупо мямля "мнэ-э-э", когда его спросили почему из России переманивают лучших специалистов, обещая им золотые горы и почему люди толпами бегут из Океании. "Взоровцам" можно было смело засчитывать победу нокаутом.


Российские экипажи радостно загалдели, океанийские растерянно пытались ответить на неотвеченные вопросы, но их не слушали, отвечая в смысле "Как мы вас макнули мордой в лужу!" Пока пили чай напряжение почти спало, но оставался очень неприятный осадок. Саша всё никак не мог успокоиться, блуждая в Нейросети, иногда тихо шепча "такого не может быть". Это было странно, на людях океанийцы ещё так не сливали. "Умей достойно проигрывать!" - снисходительно хлопали его по плечу местные, - "Вот так вы все, просто не умеете проигрывать. Вы обосрались уже давно, просто не в состоянии этого признать!"


Саша продолжал что-то искать, казалось, совершенно не слыша едких подколок и просто хамских наездов. Наконец, он нашёл то, что был уверен, должно было быть - только что физик выложил нейросетевое сообщение. Флегматичный дядька с трудом сдерживал ярость - эфир, который всем заявляли как прямой, шёл с небольшой задержкой и несколько ключевых моментов были просто сфабрикованы. Он не блеял в эфире, он вполне достойно ответил оба раза, например, на второй вопрос: "Вы считаете ваших лучших людей дебилами, что ж они к нам едут, если все бегут толпами. Вы уж определитесь, переманиваем мы или от нас бегут." Вместо этого был вырезан эпизод из другой части, растянута и сделана мерзким блеянием секундная заминка. Дымов вывел запись на головизор, он специально пока не показал вторую часть, ожидая что будет. Все замолчали.


"Враньё!" - ответили ему местные, - "Вы не умеете проигрывать. Не верим ни одному слову. Мужик прилюдно обделался и теперь ищет прошлогодний снег. Умейте вести себя достойно. Союзнички... блин... с такими врагов не надо."


Саня молча включил вторую часть - там было интервью в полном формате. Взоровцы не ожидали, что подторможенный лоховатого вида очкарик будет вести скрытую запись. В студии напротив людей стояло большое зеркало, чтобы они видели себя со стороны, когда разговаривают, вот там он и снимал отражение, нейросетевая камера была у него в очках дополненной реальности. Когда он понял, что его обманули, то выложил запись в Сеть.


Повисло тяжёлое молчание. Будь Саня постарше он бы сдержался или хотя бы сказал помягче. Но обострённое чувство справедливости бросило кровь ему в голову. "Умейте достойно проигрывать!" - громко, на весь зал сказал он, - "Вот так вы все, просто не умеете проигрывать. Вы обосрались уже давно, просто не в состоянии этого признать! Умейте вести себя достойно. Союзнички... блин... с такими врагов не надо." Местные позеленели, но бывшего инструктора Дымова здесь уже знали, также знали как океанийцы насмерть стоят друг за друга, поэтому никто не бросился бить морду. Саня получил своё удовлетворение от разгрома оппонентов, но нажил себе врагов.


Саня секунду подумал зайти или нет в гостинную, где почти неслышно потрескивал старый головизор. Ни океанийских, ни поселенских там сегодня не было, одни местные. "Да пофиг, пускай они и напрягаются," - ухмыльнулся Дымов, толкая дверь. Восемь человек, четыре экипажа смотрели новости, не повернув головы. Скоро "Взор". Что, интересно, отожгут сегодня?


Показывали очередную уличную демонстрацию, профессионально снятая толпа, на первый взгляд - десятки тысяч, в реальности тысяч пять, для Москвы немного, но и не микроскопическое количество. Тележурналисты явно играли за демонстрантов, точнее, за тех, кто демонстрантов организовал. Без поддержки на самом верху провернуть такое нереально. "Раскол элиты, первый признак революционной ситуации," - мелькнула в голове мысль из школьного курса социологии, - "Если критическая масса населения поддержит раскол, то вот тебе и второй. Теперь вопрос организующей силы и её возможностей."


Два месяца назад власть объявила "свежий подход" и разрешила свободу уличных демонстраций. Не то чтобы их особо запрещали раньше, в реальности речь шла о разрешении антиправительственным демонстрациям случаться там, где им удобно, а весь город должен был к ним приспосабливаться. Это постоянно показывали по центральным каналам, подчёркивая, что милиция не вмешивается, никого не арестовывают и не разгоняют. Если коротко, это было объявление  на всю страну: "Теперь можно!"


Камера остановилась крупным планом на нервном лице истерика, покрытом сеткой страдальческих морщин. "Жрать дайте, сволочи!" - надрывно кричал страдающий чем-то вроде неврастении. Последние два месяца головизор напоминал отделение психиатрии, специализирующееся на острых растройствах - маниакальных синдромах, истериях, тяжелых депрессиях, часто осложнённых более серьёзными психопаталогиями. В добавление к ним психам последний месяц в прайм-тайм регулярно резвились всякие шарлатаны - астрологи, ясновидящие, предсказатели и дешёвые гипнотизёры. На возмущённые вопросы старшего поколения власть не отвечала, настырно продавливая своё.


Саша сел в углу, уйдя в Нейросеть, почти не замечая окружающего. Да, всё это уже было. Давно и кончилось очень плохо. Почему молчат и никак не реагируют местные, ведь информация доступна всем за несколько секунд? Нет, не совсем молчат: вялое, депрессивное обсуждение в стилях "всё пропало" и "авось пронесёт" велось в нескольких сетевых группах под явным наблюдением официалов. Участников пока мягко увещевали в стиле "наверху виднее", постепенно переходя к  угрожающим намёкам "мы тебя заметили". Трусость местных терпил неприятно удивила Сашу. Попробовал бы кто из официалов хотя бы раз просто намекнуть на что-то подобное в Океании! Через час массовую волну негодования даже трудно было представить. Если бы в следующий час виновные не оказались бы уволены и арестованы, то ещё через час Председатель КОБ бы давал публичные показания СЧП не участник ли он заговора по захвату власти.


Странно, Нейросеть позволяла людям сорганизоваться в полностью анонимные группы, где участники были принципиально недоступны официалам. Если такие группы приходили к важным заключениям, они запросто могли устроить тайное голосование в Сети, официалы никогда не смогут получить данные о голосовавших. Если количество голосов перейдёт критический рубеж, то в Океании это автоматом идёт в СЧП вплоть до самых высших уровней и начинается жуткий разнос. Попробуй СЧП назавтра не начать слушания - послезавтра всеобщее сетевое голосование лишит его доверия, а попробуют что-то вякнуть - граждане его просто сметут. Сеть позволяла экстренную координацию помимо официальных каналов как раз для таких случаев. Но так было в Океанийской Республике и Поселениях.


Тут право анонимных групп почти не использовалось, было несколько штук, пара из которых была явно подставных, сляпанных официалами, но почему-то люди в них паслись, хотя невооружённым глазом было видно, что они просто выпускают пар, превращая всё в бесплодный трёп и ничего делать не собираются. Остальные группы были крошечными, люди никак не могли сорганизоваться, постоянно ссорясь друг с другом. "Возможно тут работают профессиональные провокаторы-тролли, специально ссоря и дезорганизуя людей, но люди-то куда смотрят? Почему они их слушают, почему не работают механизмы исключения асоциалов?"


Невежество местных в обращении с Нейросетью было каким-то гротескным, люди совершенно не могли искать нужную информацию, связываться друг с другом, слепо доверяли слухам, что официалы всё видят насквозь и скоро всех недовольных выцепят... Местные были ленивы, недисциплинированны и нелюбопытны, основное время в Сети они проводили за развлечениями и пустопорожней болтовнёй, иногда делали покупки. Популярность Нейросети последние годы быстро падала, уступая место Глобалнету, намного более приспособленному для развлечений, балдежа, примитивного подбора партнёров для секса и, самое главное - захватывающих, но дебильных сетевых игр.


Люди тут со школы вроде как учились использовать Сеть, но подавляющее большинство на это забивало, а сверху не просто смотрели сквозь пальцы, а явно это поощряли. Экзамены по предмету отменили несколько лет назад, теперь "в качестве эксперимента" делали предмет факультативным, то есть необязательным. Интересно, что это чётко коррелировало с очевидным усилением "просвещённой диктатуры", которая уже была явно не "просвещённой", а ещё - с резким ростом аварий и катастроф, стагнацией экономики, быстрым ростом преступности. Обязательные для Океании и Поселений социальные индексы здесь явно фабриковались правительством, но Сеть позволяла сделать косвенные оценки, показывавшие резкий рост социального напряжения и неблагополучия - роста преступности, пьянства, чёрствости и отчуждения людей, немотивированной жестокости, депрессии и безволия, в тоже время индексы социального взаимодействия быстро падали. Безволие маскировалось беспардонной показухой, пышными празднествами и громкими официальными речами. Общество охватывал цинизм и глухая злоба.


Пяток портальчиков с платформами для обсуждения нашлись сразу, один вели местные, один ребята с Поселений, остальные - океанийцы. Паслось там несколько сот тысяч, по сравнению с аудиторией центрального головидения и мега развлекательно-политических порталов это ничто. "Общечеловеков" там били как детей, несколько раз организовывшиеся общественные дискусии были "общечеловеками" проиграны с треском, их постоянно уличали в невежестве, логических ошибках и прямой лжи. Больше заметные общественные фигуры там не появлялись, из оппонентов в основном паслись виртуальные дурачки и тролли. Саше показалось поначалу, что дело пошло на лад, но оказалось, что большинство местных интеллектуальные дискуссии интересуют только если подтверждают их точку зрения. В противном случае проблема игнорировалась и вскоре совершенно забывалась, выбрасываясь из сознания.


Пропаганда противников выигрывала с разгромным счётом, обращаясь не к логике, а к эмоциям и примитивно-ассоциативному мышлению: "Смотрите, там демократия, то есть выборы из двух партий и живут хорошо! Следовательно, если у нас будут минимум две партии и выбор из них, то и мы заживём! Там есть реклама, а поэтому полно товара, а у нас - обязательное правдивое информирование о потребительских качествах и поэтому товаров мало!" Толпа воспринимала такое на ура, питаясь эмоциями и не напрягая птичьи мозги. "Странно,"- недоумевал Саша, - "Ведь очевидно же даже мне из школьного курса, что надо делать в таких случаях. Что у нас за социнженеры, они чёрт побери что там, слепые? Такими портальчиками они наберут в обществе, максимум, несколько десятков тысяч активных сторонников, а противник выведет на улицы сотни тысяч и миллионы и незатейливо раздавит массой."


"Кстати, занимаются наша КОБ и социнженеры?" - поразился Саня, - "Мы же вроде как в конфедерации и это прямая угроза? Завтра с утра надо будет обязательно подготовить материалы и отправить в районный СЧП, открыть сетевую группу. Светке надо позвонить, что приеду после обеда."


Саня не мог представить, что со Светой они увидятся нескоро и никогда больше не встретятся на Земле. Ближайшие часы первый раз навсегда разделят его жизнь на "до" и "после".


Лазая по Сети, Саша не заметил, как началась передача. Вводная часть закончилась и теперь, как обычно, шёл разговор с гостем, точнее, гостьей. Саня чуть не вывихнул себе мысленно распахнувшуюся челюсть. Вот это "независимый очевидец жизни в Океанийском Союзе"!


- Когда я, потратив кучу денег, прилетела в эту дыру, то оказалось, что у них "форс-мажор". На них, типа, опять напали! - щебетала Ирина, бросая на ведущего более чем откровенные взгляды сияющих глаз. Она была на седьмом небе от счастья, её показывают, да ещё кто!


"Уже успела с переспать с Цветовым," - усмехнулся Саня. Ведущий, женатый на известной актрисе, славился как фантастический бабник, но на людях клиент яростно выступал за верность супружеских отношений и святость семьи.


- Все мои экскурсии и заказы отелей пропали, мне ещё сделали милость, поселили в каких-то семьях и отправили путешествовать авиастопом по акватории.


- В смысле сервиса, конечно, это даже не "отель ползвезды", но зато Вы увидели настоящую Океанию, - подхватил ведущий. Он не стал вступать в перестрелку глазками и вместо этого начал древнюю мужскую игру "а что, у нас что-то было?"


- Убожество неописуемое повсюду! У женщин, извините, даже трусов нет, люди не могут позволить себе купальник!


- Но летают на личных самолётах и ходят на личных катерах, - вставил Саша. На него обернулись, но потом опять погрузились в голубоватый морок.


- Ирина, а что Вы скажете о тамошних, кхе-кхе, свободных нравах... - ведущий многозначительно улыбнулся.


- Там полный всеобщий разврат! Мужики просто прохода не давали...


- Не удивительно, - галантно вставил Цветов.


Ирина слегка порозовела и продолжала: - Но их примитивные ухаживания и обезьяньи нравы не вызывают отклика у нормальной развитой интеллигентной женщины. Там всё просто, шлёпнул девку ластой пониже спины и она твоя! Кхм.. девушки, в смысле сомневаюсь что там можно найти девушку в нормальном смысле лет после четырнадцати, то есть в смысле... молодые женщины если прямо сказать... общедоступны и это всемерно поощряется обществом.


- Достаточно посмотреть их фильмы...


- А в реальности фильмы просто бледное подобие того, что там происходит! Например, нас возила на вертолёте совершенно голая девка лет четырнадцати-пятнадцати, сестра местного военного лётчика, которому поручили меня сопровождать. На первом же плавучем острове она познакомилась с двумя парнями и уже вечером переспала с обоими! Одновременно эта молодая хищница строила глазки какому-то мальчику, практически ещё ребёнку лет 13-14, а перед отлётом успела переспать с гориллоподобным казахом из Поселений, другом её брата. У того от местных женщин просто не было отбоя, на него просто набросывались местные девки и утаскивали в море, понятно для чего...


- Кхм, ничего себе... то есть океанийские женщины любят так сказать, грубую животную силу...


- Да, там главные качества мужчины не ум, а храбрость, какая-то пиратская лихость, жестокость, способность показать на слабом свою силу.


- Мда... качества достойные, извините обезьяньего стада. И это, так сказать, наше будущее, которое, как нам объясняют, - Цветов сделал многозначительную паузу, - потому что они нас опережают в развитии общества. Иногда приходят сомнения: может быть не стоит так сильно спешить догонять, выпрыгивая из штанов? Кстати, там люди ведь разделены на сорта, высший, граждан и недочеловеков-подданных. Я много раз слышал, что среди граждан тоже есть свои сорта и им позволяется намного больше... - ведущий стал направлять разговор в запланированное русло.


- Из того что я видела, всё именно так!


- Мы прилетели на плавающий остров и встретили чернокожего беженца из Африки, кстати, бывшего террориста. Тот стал с нами знакомиться, протянул руку и я даже не поняла настолько быстро всё случилось - лётчик, который меня сопровождал бросил беднягу на землю жесткоким болевым приёмом и держал так!


- А потом отпустил? И что случилось?


- Несчастный африканец, которого публично унизили, естественно, бросился на обидчика, но просто издевался над ним, швыряя на землю раз за разом! Африканец не мог его даже коснуться. Оказалось, что он какой-то мастер рукопашного боя и тут представился шанс показать свои умения!


- Как омерзительно... А чем это всё закончилось? Там ведь должна быть полиция или что там...


- Они появились и ошарашенному африканцу сказали, что если ещё он так поступит, то его расстреляют! Я нисколько не шучу!


- А как поступит?! Он ведь даже никого не ударил?


- Наверное, если сразу не падёт ниц перед авторитетным господином.


- Трудно поверить что такое возможно!


- Я бы сама не поверила, если бы не увидела своими глазами!


- М..да.. все равны, но некоторые равнее других.


- Но самая жесть была потом, я чуть не погибла! Они там устраивают экскурсии по подводным посёлкам, мы только успели выбраться на поверхность, как оборвалась труба по которой мы ехали! Несколько человек чуть не погибли! Спасать их отправили того несчастного африканца, которого обещали расстрелять. Он людей спас, но сам покалечился. Вообще у них постоянно что-то случается...


- Эффективность их любимой Нейросети в действии... Нам последнее время тоже навязчиво продают это сокровище и чем больше мы "вот это" применяем, тем страшнее. Последний анекдот: Новости, заставка, диктор: - Вы будете смеяться, но у нас опять трагедия... - артистически куражится Цветов. - Вот посмотрите, - продолжает он почти без перехода, - последние полгода просто какая-то цепь катастроф и трагедий: поезда, корабли, самолёты, взрывы боеприпасов, аварии на химических заводах... Может быть опять везде враги и вредители? А очереди за продовольствием и самым необходимым? Тоже враги?


- Так что делать? - наивно спрашивает ведущего Ирина.


- Мне кажется, что надо посмотреть вокруг, как живут люди, почему у них всё получается? Почему нет очередей? Почему там улыбаются друг другу? Может быть не стоит полагаться на высосанные из чьего-то немытого пальца сетевые маркеры, а просто использовать универсальный стандарт, применяемый человечеством тысячи лет - деньги. Зачем тотальная сетевая слежка, если всё отлично и дешёво решает отличный инструмент - частная собственность. Просто хозяин будет следить и ухаживать за своим кораблём, самолётом, заводом, магазином... и не надо никаких бредовых инспекций и параметров! Ирочка, кстати, а что вы скажете о тамошних детях?


- Это натуральные маленькие волчата. У них нет детства, школы в нашем смысле тоже нет, это смесь постоянной ручной практики с сетевыми объяснениями. Хотя нет, это даже не столько практика, сколько постоянный детский труд! Там нет учителей, есть инструктора. Они постоянно ожидают нападения, ходят с оружием, натурально с автоматами!


- Н-да, а потом они возмущаются почему оппоненты стреляют в их детей! У них вообще нет мирного населения, сплошные комбатанты к ним и относятся соответственно...


Все, кроме Дымова, ушли с головой в передачу и вряд ли бы заметили, зайди в гостинную слон, а не чернявый сосредоточенный дядька в форме полковника. Ни наград, ни "колодок" он обычно не носил, хотя его и так все знали. Виссарион Григоладзе водил первые тяжёлые челноки, выводил их на пращу, не считая прочего. Ас, а асами викинги называли богов. Бог пилотирования на гиперзвуковых и орбитальных скоростях. Теперь он летал редко, всё больше консультируя конструкторов и тренируя молодых пилотов. Такому бы на Марсе или Венеру, но Бесо с позывным "Бес" считался тут со странностями - он полагал, что его долг быть тут. Он куда-то отлучался на целых полгода и появился снова только пару дней назад.


Увидев, что Саша встал, вернулись в реальность и подскочили остальные.


- Кто знает, пачэму я сдес? - кавказский акцент сегодня был намного сильнее, чем обычно. Ничего хорошего это не предвещало, значит Бесо зол.


Саша молча поднял руку.


- Я спрашиваю нэ вас, а вверенный мнэ отряд так називаемых пылотов. Почэму молчим, как риба об лёд? Поздно дёргатся! Сэт вклучат нэ надо, вам её нэлзя виклучат находас на тэрритории космодрома, так?


- Так все ж выключают! У нас же и рация и громкая связь! Да на это внимания никто не обращал! - хором загалдели местные пилоты.


- Есть много причин почему ви обязаны находытся в Сэти но ви всё равно на это забываетэ болт. Сэйчас ви виклучылы Сэт чтобы вас нэ беспокоилы пока ви смотрыте головызор, а еслы что-то срочно то ви счытаетэ, вас найдут по рации или громкой связы. Вас уже прэдупреждалы, что это нэлзя дэлат.


- Ну мы не думали, что это всерьёз! Думали что перед начальством просто! Сейчас все на Сеть забивают! Это же сплошная слежка и толку никакого! Постоянно какие-то левые сигналы! Везде где её навязывают - сплошные аварии и бардак! - заголдела толпа.


- Слэпо вэрят брехнэ всаких клоунов толко идыоты! Статыстыка показывает, что именно там, где ввелы правылный сэтэвой контрол там аварый практыческы нэт! Аварыи и бардак получаются строго там, гдэ нарушаются всэ правила и нарушэны связ и взаымодэйствие. Ви нэ поняли, я с вами нэ дискутырую, а отдаю прыказы как заместитель началника отряда пылотов. Значыт так: вклучайтэ Сэт, чтобы зарэгыстрыроват получэные прыказа. Отлычно... Всэм, выклучывшим Сэт объявляю строгый выговор с прэдупрэждэнием о неполном служебном соотвэтствыи! Ещо одын-два такых нарушеныя и вам прыдётся сменыть профессию. Вопросы ест?


Все замерли. Это было очень круто. Последние месяцы отключение Сети даже особым нарушением не считалось. На это забивали вообще все на всех уровнях. Это что такое?! Что уставщина! По всей стране идут перемены с послаблениями, а тут концлагерь какой-то! Но высказать это никто не решился, знали что случится после этого. Поэтому смотрели в пол. Что с Григоладзе случилось? Вроде нормальный мужик раньше был, дважды Герой. Зазнался что ли? Предупреждение о неполном! Да это же на всю жизнь в деле! Он что, офонарел?! За что?!


- Успэли получит прыказ! Нэт? Нэт слов... пылоты. Вот зачэм я здэс: экипаж, назначенный на завтрашнэе утро, отстранается от полёта. "Первым" полэчу я, напарнык мой нэ успеет подтянутся, поэтому "вторым" со мной полэтит Выталий.


- Слушаюсь, - ответил Виталий и слегка порозовел. Лететь с самим Григоладзе было большой честью, хоть он сам и пересаживался с первого кресла на второе.


- Видвыгайся в трэнажёрную, проведи два учебных, я подтянус, начном слётыватся.


- Есть! - и Виталик мелкой рысью метнулся в тренажёрную.


- Димов! Пойдём проводи мэня до трэнажёрной, если не против.


- Конечно.


- И нэ надо стоят пэред мной смырно! Ты мнэ нэ подчиняшса. Просто хотэл с тобой поговорыть.


- Ну, что, не поладили с нашими? - прищурился Григоладзе.


- Летаем нормально, а так... мы просто разные, - нейтрально ответил Саня.


- Хорошо ответил. Я вот что тэбя хотэл спросить: почэму на комиссии ти нэ объясныл почэму решил поднать чэлнок? Имэл право, да, но почэму? Что тобой двигало? Можешь вспомныть?


Саша пожал плечами: - Ну так... чисто мелочь, пришла в голову, я привык в таких случаях доверять интуиции, ну и среагировал, в смысле принял такое решение. В общем, перед самым сходом я почувствовал очень слабые подёргивания, вроде как когда рыба клюёт очень слабо. Мне как-то беспокойно стало, я поднял челнок.


- Датчыкы нэ засекли выбрацый. Почэму ты принял такое рэшэние?


- Это правда - не засекли, вибрация была очень слабой и очень короткой. Было непохоже на всё, что было раньше и мне стало немного не по себе. Я подумал, что нагрузка на пращу сейчас максимальна и решил её уменьшить на всякий случай. Вы думаете, я неправильно сделал?


- Ти правилно сделал! В нижней части пэтли нагрузка максимална и ты не мог рисковат, еслы что-то почуял! Мнэ удивытэлно, что комиссию интерэсовало выноват ты или нэт, а нэ почему ты это сдэлал, - Бесо искоса бросил на Саню хитрый взгляд. Резкий акцент стал таять. Возникла пауза.


- Виссарион...


- Бесо! - отрезал Григоладзе.


- Бесо, неужели вы тут не видите, что происходит? Это же... это же "перестройка"! Такая же, как была первая!


- Она самая, почты такая жэ даже в дэталях. Тот кто дэлает, думает - еслы тэхнология работает, зачэм менят, да? Толко можно поврэдит, а так уже известно, что работаэт.


- Почему вы ничего не делаете?!


- В рэалности этому очэн сложно помэшат как предотвратыть наступлэние намного превосходащего врага. Это колоссалная мощь сыстэмы, а нэ отдэлных лудей. За послэдную нэдэлю били замэнэны почты всэ руководитэлы областных властэй, оны уже начынают чыстыт районы. Сэгодна отправлэны в отставку нэсколко маршалов и генэралов, в Сэти скоро появытся, а в новостях вряд ли.


- Это последняя стадия, Бесо. Тогда в первой перестройке Меченый поменял всех секретарей обкомов и заменил половину генералитета!


- Успэл посмортэть в Сэти?


- Помню со школы.


- Вот видиш, протывник обладает подавлающим силовым и рэсурсным прэвосходством. Он давно нэ скривается, всэ толко дэлают вид, кто боится сэбэ признаться в очэвидном, кто дэморализован. Давай поговорым об этом послэ полёта. Я вот что хотэл сказат: Первая Межпланэнтная Станцыя построена. Экипаж почти набран, ест места, на которые нэт окончатэлной кандидатуры. Я рэкомендовал тэбя на мэсто одного из третьих пилотов за счёт квоты России. Твоё руководство согласно. Ти узнаешь об этом завтра утром. Хорощих кадров очэн силно нэ хватает.


- Но Бесо, полно людей более  достойных, они умеют летать лучше чем я, знают больше чем я...


- Пилотов-мэжпланэтников очень мало, а с опитом атмосфэры - совсэм мало. Проще из атмосферного пилота сдэлат мэжпланэтника, чем наоборот. У тэбя ест потенциал нэ толко для станции. Ти можеш бить универсалным пилотом. Да, ест пилоты лучше и опытнее тэбя. Но нэ все из них смогут ужиться в Поселениях. А тем, кто смогут, пока придётся лэтать на боевых, а нэ мэжпланэтных станциях. К сожалэнию, такова реалность.


- Спасибо Бесо!


- Нэ за что. Тэбе уже пора идти, ещё поговорим, - добавил Бесо, подавая руку на прощание.


Саше действительно было уже пора. Именно поэтому ему и пришлось остаться на Космодроме, незадолго до полуночи он должен был встретить груз из Океании, по документам эскадрилью учебных самолётов. Как раз можно успеть пройтись, чтобы не ехать на роллере.


-----------------------------


- Слай-14, я Лист, приготовьтесь к приёмке, посадка через 5 минут.


Гигантская тень удивительно мягко для своих размеров, плюхнулась на взлётку. Сверхтяжёлый экраноплан типа "Святогор", пересёк океан, Персидский залив, потом персы дали коридор от Абадана до Каспия. Тяжеловато для экраноплана подниматься высоко, но расстояние там маленькое, в пределах такого подскока, дальше над Волгой - сюда.


В большом ангаре в дальнем углу Космодрома техники собирали самолёты, полуразобранные для транспортировки. Робокары возили ящики. Несколько такелажников на ходу создавали по Сети оптимальную схему расположения.


Саша погладил яркую раскраску фюзеляжа и улыбнулся, красили вчера. Как быстро бежит время, он летал на позапрошлой модели, а вот уже последняя, промежуточная между лёгким и средним штурмовиком. Выпускается и как многофункциональная гражданская, неопытный человек легко их спутает, тем более в такой раскраске и когда узлы крепления оружия замаскированы, а бронеколпак не поставлен. В боевой самолёт превращается от силы за час, включая камуфляжный раскрас. Этого зверя называют "Морским зомби" за нереальную живучесть - может летать с сотнями пробоин, снесённым хвостовым оперением и едва дышащим движком. Саня видел как непонятно как севший самолёт, добежав до конца полосы, рассыпался на куски. Среди врагов всегда ходили легенды, что это тяжёлобронированная машина, хотя брони там с гулькин нос. Если прижмёт, можно быстро переделать в боевой вариант и гражданские самолёты, автожиры и прочую летающую хрень. Океанийский Союз был единственной структрурой на планете, способной бросить в бой до 10 миллионов управляемых летательных аппаратов всех видов. Больше чем вся остальная планета, вместе взятая. Беспилотники не в счёт. Любой из них, в принципе, тоже мог быть в той или иной мере использован для войны.


- Сможешь летать на таком? - человек с позывным "Лист" вырос за плечом бесшумно. Шустрый, куда-то ускакал после приземления, а уже здесь.


- Конечно.


- Очень хотелось бы, чтоб не потребовалось.


Саша безразлично кивнул: - Да.


- По получению кода переходишь в моё подчинение. Полковник Лист.


- Так точно. Я в курсе. Но пока я Вам не подчиняюсь. Груз принят, я пошёл.


- Иди спи, скоро утро.


- Кто охраняет ангар?


- Техники. Они не будут выходить наружу.


Саша кивнул и вышел.


-----------------------------


Средних лет дежурный ситуационного центра на севере Англии профессионально вывел сведённую информацию на голографический проектор. Зелёные, жёлтые, оранжевые, красные, разноцветные линии разной толщины рассекали объёмный прозрачный глобус. Лёгкое движение и масштаб стремительно увеличивался, казалось, будто падает прямо в лицо. Если приблизить ещё, то были видны здания и движущийся транспорт. Помигивающая красноватая точка выросла в самолётик с короткими широкими крыльями, медленно ползущий вдоль голубой неровной полосы.


- Сэр, скринер класса "Святогор" взлетел с космодрома "Сталинград-2", предполагаемый курс: Волга-Каспий-Персидский Залив-Океания. Груз - неустановленное орбитальное оборудование, снятое челноками за последние две недели. Доставил экскадрилью учебно-тренировочных самолётов, могут использоваться как лёгкие штурмовики, прибыло от пятидесяти до ста человек персонала. Под видом персонала вероятна переброска усиленного взвода коммандос, взвода охраны и пары десятков технических специалистов, ждём уточнённые данные - сообщил он краткое резюме.


Грузный пожилой человек с редкими рыжеватыми волосами, прохаживавшийся между рядами занятых делом сотрудников, кивнул и молча направился в небольшой кабинет с прозрачными стенами.


- Третий за сегодня, с лёгкой одышкой- сказал он задумчивому худому начальнику в полуспортивных брюках и чёрной мастерке. Босс с причудами, но какой есть. Он был килограмм на двадцать легче и, может быть, за счёт этого выглядел моложе вошедшего, хотя на самом деле был старше почти на десять лет.


Худой кивнул на второе кресло, так и не убирая ноги со стола,


- Я не глухой. Активность повышена, но ничего аномального нет, так раньше бывало. Два других вообще пришли на Дальний Восток. При любом раскладе, это не те силы, чтобы на что-то повлиять. Основные события всегда происходят в столицах.


- В Подмосковье уже сосредочены пять эскадрилий штурмовиков, это авиаполк.


- Наши партнёры дают гарантии, что этот полк не взлетит. И под Ленинградом тоже не взлетит. Мы уже говорили.


- Насколько Вы в этом уверены, босс?


- Совершенно. Это условия игры. Нашим дорогим партнёрам объяснили, что если они не выполнят свою часть, то выполнение наших обязательств окажется под большим вопросом. Не сомневайтесь, в лепёшку расшибутся, но выполнят. Они поставили на кон всё.


Тощий был профессионалом с большой буквы в этих делах, хотя конечно, операцию такого масштаба проводят раз в сто лет. Им невероятно повезло, этим действительно можно гордиться в узком кругу, а широкий их имена вряд ли когда узнает.


- Меня немного напрягает, босс: как-то всё слишком гладко, почему они не предпринимают никаких серьёзных мер? Какие-то мелочи, убогая имитация деятельности.


- Они просто не знают что делать. Честно говоря, я бы тоже не знал на их месте, с нашей стороны подавляющее превосходство в ресурсах плюс инициатива. Мы знаем, когда и что мы будем делать, а они только реагируют. Их положение постепенно, но однозначно ухудшается. Вы же сам делали доклад о возможных вариантах ответа противника.


- Да, конечно. Если допустить, что русские силовики будут полностью бездействовать, не говоря о противодействии, привлекать ненадёжные местные силы в такой ситуации - авантюра. Для уверенного контроля территории океанийцам необходимо перебросить не менее 300 тысяч солдат и полицейских. Это Россия, а не Гондурас. Всю эту прелесть надо будет содержать неопределённое количество времени, полностью оголив Океанию, где придётся провести мобилизацию.


- Вы всё верно говорите, но главное здесь не количество штыков, мой дорогой друг. В России разваливается экономика, для её стабилизации нужны управленческие ресурсы и деньги. У Океании в нужном количестве нет ни того, ни другого. Перебросить необходимые силы - самоубийство в отсроченном варианте, она не потянет экономически. Океанийцы получили шахматную "вилку", мой друг и теряют либо Россию, либо Океанию, а если сглупят, то обе. Вы отлично знаете- им нужно заменить более 30 тысяч управленцев, не менее трёхсот из высшего звена с опытом работы на уровне государства с сотнями миллионов жителей, не менее тысячи -округа с десятками миллионов, не менее 10 тысяч - уровня руководителя области и директора крупной корпорации, не говоря уже про районы. Нужны все - хозяйственники, полицейские, спецслужбисты, генералы, планировщики, аналитики... Управленческая элита сгнила почти полностью, если её не сменить подчистую, то не удастся не просто проводить реформы, а хотя бы единую политику без тотального саботажа. Так или иначе этого страна свалится в смуту, что при попытки смены управляющего контура, что без.


- Вы думаете, что они растерялись и деморализованы?


- Я не склонен недооценивать противника, тем более такого. Они бы исчезли ещё десятки лет назад, если бы не были до предела практичны, реалистичны и циничны. Самое разумное для них сейчас - выйти из игры. Иначе придётся это делать позже и намного дороже. Лично я предпочёл бы, чтобы они ввели войска прямо сейчас, но увы, они не желают нам оказывать такого удовольствия, - худой тихо рассмеялся.


- Что мы делаем?


- Пока просто ждём. Где-то в эти дни должно сработать. Вы же сам знаете, это чистая статистика. С завтрашнего утра вероятность критического события резко возрастает и будет держаться не менее месяца, то есть можно считать, почти наверняка. Нет, я категорически против всяких активных подталкиваний. Это может спровоцировать войну и кто знает, чем всё закончится. Мы шаг за шагом выдавим противника с поля... - начальник неожиданно замолчал


- Вас что-то беспокоит, босс? У них пока сохраняется потенциал быстрой переброски войск.


- Нет, меня напрягает другое, - директор центра сделал лёгкое движение и над столом растянулась объёмная карта околоземного пространства, невидимая вне его кабинета.


Пять точек медленно ползли к Земле, время от времени помигивая векторами с данными скорости и направления.


- Транспортники поселенцев?


- Да. Перевозят от пятисот до полутора тысяч человек.


- Пятую часть всех Поселений, что-ли? Ничего не понимаю.


- Я тоже. Это меня и напрягает. Первый транспорт прибудет через неделю. Три тяжёлых корабля пошли к троянским астероидам. Мне это не нравится. По предварительным прикидкам подойдут к двум каменным и одному маленькому металлическому астероиду. Такой же большой корабль сел на металлический астероид около Марса, начаты буровые работы, близкое пересечение орбит через месяц.


- Как они объясняют эти манёвры?


- Никак.


- Астероиды в качестве кинетического оружия или угроза его применения?


- Возможно, но возможно и просто добыча ресурсов.  


- Можем ли мы им как-то помешать?


- При нашем нынешнем техническом уровне - без всяких гарантий успеха.


- Вы докладывали наблюдательному совету?


- Конечно. Их распоряжение - действовать по плану, без изменений.


- Значит, с завтрашнего дня отменяются все отпуска и переходим в оранжевый режим?


- Да.


-----------------------------


Отделившийся от носителя челнок быстро шёл вверх с набором скорости. Камеры роботов-стратостатов показывают уже только крохотный вытянутый треугольник, присоединённый к маленькой искорке. Искорка быстро пухнет, меняя цвет, это сформировался плазменный кокон.


- На борту космолёта впервые полностью непрофессиональные пассажиры, но люди не менее достойные, способные оценить на что тратятся колоссальные деньги космической программы. Трое актёров - народных любимцев, трое талантливейших школьников - победители международной школьной олимпиады, надежда нашей науки - их в прошлом месяце поздравляла вся страна, трое известных всей стране музыкантов... - захлёбывался восторгами экстазный корреспондент.


Все, кто мог, собрались в гостинной вокруг головизора, запуски обычно были на рассвете, но пропустить прямую трансляцию ни один пилот не мог. Сколько ни смотри, наверное, никогда не привыкнешь к завораживающему зрелищу. Когда сидишь внутри челнока всё кажется по-другому, обыденно, но со стороны это поражает воображение каждый раз.


Вид с орбиты, вокруг Земли несётся маховик, распуская сияющую на появляющемся из-за горизонта Солнце паутинку троса. Камера подъёмника стремительно сближается со сгустком огня - челноком в плазменном коконе, падает плотность атмосферы, кокон на глазах становится бледным сиянием вокруг челнока на фоне Земли, ещё несколько мгновений и кокон исчез совсем. Платформа и орбитальный самолёт ползут относительно друг друга. Челнок чуть корректирует положение маневровыми двигателями, плавное движение и словно автоматическая машина запарковалась в гараже, ощущение что смотришь учебное видео, сделанное на компьютере. Автоматика, без вопросов, сильно помогает, но Бесо - это недостижимый идеал, вот это пилот! Его работа сделана, бело-золотая паутинка начинает втягиваться в несущий модуль.


В первые секунды мало кто понял, что произошло на экране трансляции, когда кувырнулось изображение с посадочной платформы, а автоматическая камера со стороны маховика показала быстро проваливающуюся назад и вниз трапецию, обмотанную ярко вспыхивающую солнечными зайчиками нитью.


- Обрыв! - хрипло выдавил кто-то в гостинной. Все застыли.


Потом всё вспоминалось почему-то не потоком последовательных событий, а яркими отрывками-клипами по несколько секунд.


Заполошный визг корреспондента в прямом эфире: - Ужас! Ужас!!! Какой кошмар!!! Какая страшная катастрофа! Там же дети!!! Гениальнейшие дети!!! Надежда нашей науки! Там любимцы всей страны, талантливейшие артисты! Боже, когда закончится весь этот ад! Какой кошмар будет следующим! Кто нам скажет! Когда нам броситься на землю, где спрятаться, где залечь?! Когда выпрыгнуть с парашютом из горящего самолёта?


Подъёмник с челноком, пойманным внутри был оплетён снаружи обрывком транспортной нити, хлестнувшей, как кнут, за счёт силы упругости.


- Господи! Я представляю какой ужас сейчас у несчастных, закупоренные в челноке!!! В последний момент внезапно сменили пилота на нового с позывным "Бес"!!! Какой плохой знак!... - блажил властитель экрана.


На несколько мгновений передача прервалась, а когда возобновилась, то вместо истеричного корреспондента появился худощавый, хладнокровный почти до бесстрастрости офицер в чёрной с золотым форме Космосоюза.


- Я заместитель руководителя ЦУПа от Космосоюза Николай Соболевский. По моему приказу охрана прервала передачу, когда корреспондент устроил истерику в прямом эфире и стал распространять массовую панику. Паникёр - хуже предателя. Истериками и паникой делу помочь нельзя, а в космосе запаниковать значит гарантированно убить шансы на спасение людей. Пока катастрофы не случилось, только что произошла авария, превратится ли она в катастрофу зависит от многих факторов, в том числе и от наших действий. Прямую передачу буду вести я, потому что в курсе, что будет делаться по инструкции, моя специализация - орбита и дальше, сейчас работают мои коллеги из России и Океанийского Союза, они местные, мне лучше не лезть под руку, если потребуется моя помощь, они позовут.


Соболевский сделал паузу и повернулся к экран во всю стену: у нас прямая трансляция об аварии, родственники и близкие пассажиров челнока могут связаться со мной через Нейросеть напрямую. Я отвечу на вопросы прямо здесь.


- Причины обрыва пока непонятны, трос, состоящий из трёх канатов, не может оборваться мгновенно, если не нарушена технология изготовления. Единственный обрыв, который был это при испытаниях ещё на лёгких челноках пять лет назад, пилотировал тогда, кстати, орбитальный лётчик-испытатель Григоладзе. Он тогда сумел посадить повреждённый челнок. Можно сказать, что он единственный человек на планете, имеющий такой опыт. Обрыв - это очень опасно, но авария вовсе не обязательно должна закончиться катастрофой, это очевидно из первого случая.


На экране появился текстовый вопрос: : - Почему сейчас полетел именно Григоладзе, срочно заменив назначенного пилота?


Соболевский ответил, даже не сделав секундной паузы: - Потому что сетевой анализ показал повышенный риск ближайших полётов, российская сторона отказалась их приостановить, тогда группа, отвечающая за контроль над рисками предложила как одно из решений отправлять наиболее опытных и подготовленных пилотов. Бесо, по мнению многих, лучший пилот планеты, он сам предложил себя на первую замену. Если кто и может спасти сейчас челнок, то это он.


Кувыркающаяся платформа быстро уменьшалась на экране, её охватило пламя и через несколько секунд стал виден только изогнутый край Земли с ослепительным диском поднимающегося Солнца.


- Платформа набрала скорость при падении и вошла в более плотные слои, сформировался плазменный кокон, радиолокационное наведение пока крайне затруднено, визуальный контакт с роботами-аэростатами и спутниками потерян. Почему? Да вы правы, у оптики отличное разрешение и с орбиты можно разглядеть человека, но угол зрения такой оптики очень мал, когда применяются широкооугольные объективы, их разрешение мало. Траектория платформы труднопредсказуема, поэтому потребуется некоторое время, чтобы найти её.


- Спрашивают, какие принимаются меры? Отвечаю: связь с платформой потеряна, сама платформа пока не видна, сейчас вычисляются районы, где может быть челнок и его пытаются обнаружить с Земли, орбиты и воздуха. В воздух подняты самолёты разведки и высотные истребители. В направлении возможных траекторий на земле спасательные службы подняты по тревоге и готовятся выйти в район возможного падения или приземления.


- Почему с Космопорта не поднялись спасательные самолёты? Потому что они пока не знают куда лететь, а скорость падающего челнока гиперзвуковая. Экранопланы, способные приземлиться практически где угодно, летят на дозвуковой скорости, а для сверхзвуковых самолётов нужна серьёзная взлётная полоса. Паника и метания здесь только повредят. Да, не сомневайтесь, сейчас просчитываются разные варианты, сценарии были проработаны заранее, но реальность, естественно, вносит серьёзные коррективы.


Сотни миллионов людей прилипли к головизорам, ловя каждое слово. Появилась охваченная пламенем платформа, летевшая широкой частью вниз, она уже не кувыркалась, а быстро крутилась вдоль оси движения. Отваливались какие-то куски.


Платформа обнаружена, - спокойно продолжал Ковальский, - она спланирована таким образом, что в случае падения ведёт себя как спускаемый по баллистической траектории аппарат - широкой частью, то есть экраном вперёд, тормозя таким образом об атмосферу.


- Испытывают ли люди в челноке смертельный ужас? Могу твёрдо сказать, что нет. Из-за перегрузок, возникших при вращении и дезориентации вестибюлярного аппарата, неподготовленные космические туристы должны потерять сознание. Экипаж отлично подготовлен, при таких перегрузках ожидается, что пилоты, меньшей мере, частично дееспособны, то есть должны делать своё дело, а не предаваться эмоциям. Судя по всему, экипаж активен, он пытается выдвинуть стабилизирующие пластины, чтобы замедлить вращение. Платформа повреждена, пластины выдвинуты только частично. Экипаж грамотно использовал платформу, чтобы остановить кувыркание. В кострукции платформы заложены пиропатроны, чтобы разрушить её и освободить челнок, если он там застрянет. Если бы это было сделано слишком рано, то самолёт, кувыркаясь вошедший на такой скорости в плотные слои, был бы, скорее всего, разрушен.


- Да, вы правы, скорость заметно уменьшается, плазменный кокон должен скоро исчезнуть... Вот это случилось. Связи по-прежнему нет, видимо, повреждены внешние антенны. Как только сверхзвуковым самолётам или дронам удастся сблизиться с ребятами, связь должна появиться. Появившеся пламя - это включённые на слабую тягую двигатели, пока не ясно что пытается сделать экипаж. Может быть они пытаются пережечь обмотавший их трос потому что не уверены, что пиропатронов будет достаточно?


- Да, именно так, ответил Соболевский на чей-то вопрос, - на челноке находится бак с топливом. Да, это представляет угрозу. В принципе, бак может быть отстрелен, но тогда челнок останется только с небольшим запасом топлива для корректировочных двигателей. Решение тут за экипажем, идеального решения в такой ситуации нет.


- Смотрите! - в голосе Ковалевского появилась какая-то эмоция, - подорваны пиропатроны. Платформа разрушена. Они отстрелили бак с топливом. Сделано грамотно, бак ушёл в сторону, противоположную вращению и по закону сохранения импульса заметно уменьшил вращение. Вот пламя корректировочных двигателей! Вращение остановлено! Судя по всему, топлива осталось очень мало. Если самолёт будет лететь так же, то он приземлится или упадёт где-то в Северном Казахстане или даже в Западной Сибири. Службы по направлению полёта готовятся к выдвижению - медики, спасатели, пожарные и прочие. Бак скоро самоликвидируется, чтобы не превратиться в падающую бомбу.


- Нет, самолёт-госпиталь с нашего космодрома не сможет в необходимое время догнать челнок. Самолёт-госпиталь с Байконура уже в воздухе, но его скорость намного меньше, чем челнока.


- Челнок начинает крениться на левый борт, похоже, они делают манёвр. Да, это действительно манёвр, вот они выравниваются, планируют почти горизонтально... Они рикошетят от плотных слоёв атмосферы как плоский камешек от воды! Облегчённый челнок теперь может делать большие прыжки. Теперь понятно, что они хотят сделать - они сделают ещё серию таких прыжков и постараются развернуться на 180 градусов. Я вижу расчёты ребят с ЦУПа, да - челнок теоретически может вернуться назад. Нет, на Байконур он сесть не сможет, слишком велика скорость. Они будут гасить скорость, возвращаясь домой. Ну и Бесо!


Ожидание казалось бесконечной мукой. Соболевский говорил какие-то интересные детали, рассказывал про суть манёвров, несколько раз включали радиоконтакт с челнока. Уже было очевидно, что он не дотянет ни до космодрома, ни до больших взлётных полос. Обычно эмоциональный Григоладзе бесстрастно сообщил, что попытаются совершить аварийную посадку на воду в Калмыкии на каскаде новых прудов, бак отстрелили потому что сопла главных движков повреждены и не выдержат большой нагрузки. Снижение идёт слишком быстро, топлива почти нет, впрочем толку от корректировочных двигателей немного. Планер челнока повреждён, опасная вибрация усиливается, садиться надо как можно скорее.


Из-за большой скорости приводниться на первый пруд не удалось, челнок "скозлил", то есть неконтролируемо подпрыгнул, перескочил второй пруд, и не смог полностью вписаться в третий, выскочив на поле у берега. Основной удар пришёлся на пилотскую кабину. Меньше чем через минуту там были жители калмыцкой деревни, пожарные и фельдшер, если бы не они, всё было бы намного хуже. Через шесть минут приземлился самолёт-госпиталь. Все пассажиры получили травмы средней тяжести - переломы и контузии. Состояние второго пилота было очень тяжёлым, первого - критическим. У Бесо были оторваны ноги, перелом позвоночника с повреждением спинного мозга, не считая того, что по сравнению с таким казалось уже не столь страшным.


Экраноплан взлетел, увозя экипаж, пассажиров и парнишку-калмыка, который серьёзно порезался, доставая раненых из обломков.


- Николай... - тихо спросил кто-то в прямом эфире, - а пилоты смогут после этого летать?


- Мы не можем позволить себе роскоши обманывать себя. Они никогда не смогут летать. Будет очень хорошо, если Бесо останется жив, а Виталий сможет ходить.


- Как вы можете так спокойно обо всём говорить! Вы ведёте себя как робот, без человеческих чувств, конечно, вы сам-то в безопасности, а они...


- Это наиболее оптимальный способ поведения, быть честным и максимально хладнокровным в сложных ситуациях, - бесстрастно ответил Ковальский, - я был в их ситуации два раза. После последнего я не могу больше летать и поэтому работаю в ЦУПе.


----------------------------


Здесь было самое безопасное место для связи, он даже поставил датчик движений миниобъектов, чтобы засечь микродрон, но это было очевидно перестраховкой. Небольшой риск, конечно, есть всегда. Привычка к риску, как к части жизни привел к тому, что он давно подзабыл то время, когда жил, не осознавая, что такое риск реальной опасности. Это было очень давно, ещё до смерти родителей. Ему было десять и он был третьим из четырёх детей. Когда родителей не стало, старшие пытались насколько могли оберегать младших, но у них не очень получилось. Старшему было семнадцать, когда он оказался главой семьи. Отчаявшись выбиться из нищеты парень связался с бандитами, жить стало полегче, но через три года он сел. Потом Касим занялся бизнесом, прогорел и сел в долговую тюрьму. Настал его пришлось помогать братьям и их детям, бросить школу, бороться за деньги на официальных турнирах и на подпольных поединках. Перевидел всякого и побывал в таких переделках, что до сих пор удивительно, каким образом удалось выскользнуть.


Обмениваться нейросетевыми сообщениями по лазерной связи почти полностью безопасно, но очень хотелось поговорить по голографическому каналу. Это была другая жизнь и другой мир. Невеликий риск того, что его засекут во время вот этого сеанса связи того стоил.


Акбар сам удивлялся, как у него так получилось так вляпаться. Начиналось всё очень неплохо. Он от души посмеялся над братом, поверившим, что в тайнике лежат деньги. Развела распустившего слюни дурачка эта красавица-сирена, наплела с три короба, чтоб он часом не сказал чего, а он повёлся. В конце концов, сдавшись под уговорами Касима он послал пацанов искать закладку. Это только кажется что всё просто, за ними теперь следили, сам не поедешь, надо через вторые руки посылать надёжных людей, которые не присвоят деньги, сказав что ничего не нашли или не откусят себе кусок, потом надо послать проверить этих людей и ещё немало мелочей, о которых неопытные люди не задумываются, потом с недоумением перебирая выбитые зубы. В результате сам Акбар чесал в затылке - денег в тайнике было упаковано как сказано. Ещё там оказался лазерный нейросетевой коммуникатор, стандартные очки дополненной реальности, которые продаются на каждом углу и несколько несложных, но полезных штук вроде детектора микродронов. Бывалый и битый мужик теперь сам не объяснить себе, какой шайтан дернул его тогда включить коммуникатор, хорошо хоть ума хватило уйти в безопасное место.


Элементарное, интуитвно понятное управление, надо надеть очки, зелёная иконка спутника перед глазами, показывает, что возможна связь. Полупрозрачная аватарка молодой женщины, кольнувшее ощущение - кто. Автоматически вылетевший из коммуникатора прозрачный жучок-микродрон повис перед лицом в паре метров. Несколько мгновений и на его месте появилась голограмма девушки в платье до колен. Она стояла на причале, пенились барашки волн, распущенные чёрные волосы трепал морской ветер. Абкар, который никогда не лез за словом в карман, смутился, не зная что сказать.


Девушка грустно улыбнулась: - Здравствуй, Акбар! Я думала позвоните ли вы и кто это сделает - ты или Касим.


- Ну и что надумала? - От растерянности он даже забыл поздороваться.


- Подумала, что если кто и свяжется, то ты. Можно нам на "ты"?


Богатырь кивнул, - Ага... да... эээ... привет...тебя ж не Гюли зовут на самом деле? - "что я несу такое, деревенщина тупорылая?!" - мысленно пнул он себя.


Девушка рассмеялась: - Нет конечно, зови меня Ореанна.


- Это тоже не настоящее имя? - "да что я, вообще дурак что-ли?"


- Нет, но я к нему привыкла.


- Красивое имя... у тебя вечер, в Тихом Океане должна быть ночь? Или ты не оттуда?


- Я оттуда, но я сейчас в Русском Азербайджане.


- Ты вроде на каком-то острове? Вон посёлок какой-то видно. Азербайджан - там горы.


- Тут есть город Нефтяные Камни. Первый искусственный жилой и промышленный остров на Земле.


- Ты это... на работе или сама?


- Сама.


- Значит тебе удалось убежать... а тот парень который про тебя договаривался... тоже сумел удрать? Я сразу по акценту догадался что он азербайджанец.


- Он погиб, - показалось лицо Ореанны слегка окаменело.


- Извини. Жаль. Он тебе кто был?


- Можно сказать что жених. Он был отсюда.


- Ты знала его семью?


- Нет. Просто приехала, чтобы увидеть. Завтра утром улетаю.


- Хороший поступок. Это нелегко.


Ореанна кивнула, еле заметно сглотнув острый комок в горле, - Спасибо.


Да уж, это действительно было нелегко. Видеть как отец, пожилой азербайдженец, еле сдерживает слёзы, как всхлипывает мать: - Ты приезжай к нам ещё, дочка... Хорошо, что у Рамиса осталась сестра.


- Спасибо тебе за деньги, они очень помогли, - Акбар, наконец-то вернул самоконтроль.


- Я узнала что у вас с Касимом большие проблемы из-за нас. Говорят, вы взяли деньги у местного мафиози и он требует досрочно отдать долг или ваш бар.


- Это ещё не большие проблемы. Кредитор имеет право, такой был уговор.


- Когда нужно отдавать?


- Через месяц.


- Мы можем помочь.


- Не надо. Это мои проблемы.


- Акбар... я знаю, ты не хочешь быть нам обязанным...


- Не хочу быть никому обязанным. За это потом очень дорого платить.


- Я понимаю. Мы тебе не предлагаем денег, хотя мы помогли бы просто так, потому что обязаны помогать тем, кто помог нам, даже не полностью понимая, что он делает. Но ты всё равно не возьмёшь.


- Ты догадливая. Я ждал, когда ты, наконец, скажешь "мы"?


- Да, а что в этом такого? Ты в непонятках, чем я занимаюсь? Ладно, давай по делу - хочешь выкрутиться из этого дерьма, мы реально можем помочь, сведём с нужными людьми, это бизнес и ты никому ничем не обязан кроме прямо взятых обязательств. Свои полмиллиона сможешь отдать очень быстро.


- У меня есть свои понятия о том что можно, а что нельзя.


- Ни предательства, ни наркотиков, ни заказных убийств, ни работорговли, ни подачек как собачке.


- Повеселила. Это на чём можно так резко подняться?


- Тебе всё расскажут, выбор будет за тобой. Мой совет - для начала попробуй, потом решишь идти дальше или нет.


С тех пор всё изменилось.


Через два дня к нему подъехали поговорить. Акбар и не думал о такой теме - поставке нейросетевых коммуникаторов. Поставка нейрокомов была запрещена во всём "цивилизованном мире" как нелегальная электроника, кто их возил полиция пока не сумела раскопать. Не то что бы не старалась, просто не упиралась рогом, это не было приоритетом. Трудно было представить, какой подъём делают пацаны на маленьких железках - почти как на наркоте, но это были честные деньги. Тех, кто вёл тему, интересовали исключительно деньги, но Акбар согласился попробовать далеко не только из-за бабла. Он считал, что так правильно.


После первых двух прогонов братва поняла, что имеет дело с серьёзным специалистом. Тридцать тысяч за пробный прогон превратились в семьдесят, двадцать уходило на накладные расходы, пятьдесят оставалось на руках. Две поставки в месяц. Дело было рискованным, приходилось часто менять маршруты, перевалочные пункты и способы перевозки. Это Акбар умел делать ещё со своего подпольного прошлого.


Месяц прошёл быстро, братья надеялись, что удастся им разрулить с толстяком Мансуром, но тот категорически потребовал досрочного возврата кредита согласно договору: "Вы сами виноваты, связались непонятно с кем, сейчас легавые вас пасут, вот повяжут вас и пропали мои деньги. Вы много вернули за последний месяц, но больше я не готов рисковать из-за вас своими деньгами." На самом деле ему нужен был их бар, территория выгодная, место раскрученное, там его пацаны будут торговать дурью и девками.


За день до возврата в шесть вечера Мансур с тремя телохранителями нарисовался в баре, бухнулся за стол, по-хозяйски осматривая помещение. "Ну что, Акбар, я готов взять ваше заведение в счёт кредита и даже готов дать сто тысяч сверху. Это хорошие условия."


"Бар стоит в два раза дороже, Мансур," - пытался протестовать Карим, но толстяк только презрительно усмехнулся. "Так продай его и верни долг. Завтра в полдень возвращаете полную сумму или оформляете бумаги на моих пацанов, получаете свой стольник и расходимся. Ещё лучше - идите под меня, не пожалеете. Я бы не стал усмехаться в твоём положении, Акбар. Могу ведь и просто забрать помещение и больше ничего не дать."


Карим умоляюще смотрел на брата, тот молчал. Оставались сутки, найти деньги он мог, но это могло значить из огня в полымя. Из турецкой братвы или общины ему бы никто не ссудил сейчас и сотни тысяч, это значило поссориться с толстяком - эта тварь набрала большую силу. Пойти к Кёллеру значило ссучиться, взять деньги у океанийцев было хуже чем авантюрой... Акбар невидящими глазами смотрел на дождь за окном, очередной раз лихорадочно просчитывал варианты и не находил выхода. Надо было решать.


Из мокрой пелены, поднимая облака брызг, выпрыгнули два чёрных внедорожника, тормознув перед дверью.


- Ты что, Акбар, совсем потерял берега?! Что, падла, лёг под хорват?! - прошипел толстяк побелевшими брылями.


- Вечер в хату честнЫм бродягам и всем людям с понятиями! - нарисовался на пороге подвижный невысокий парень в кепке, иконописный славянский жиган.


- Всех благ, - кивнул головой Акбар.


- Багор просил кланяться и подождать полчасика, - ужасный славянский акцент резал ухо, видно пацан был в Германии недавно, - Чо волыны мацаете, - он с усмешкой повернулся к телохранителям Мансура, напряжённо державших руки в карманах, - мы по делу, а не на мочилово.


Не трус пацан, один зашёл, мог ведь так ненароком словить пулю. Его звали Зор, Акбар видел его раз, когда тот приезжал с самим Багром.


Несколько минут, на первый взгляд, не значащих фраз. Мансур колебался уйти ему сейчас или подождать. Ещё две тёмных электромобиля подкатили через десять минут. Не обращая внимания на ливень, к дверям подошли трое серьёзных мужчин средних лет в длинных плащах, один из них держал чёрный кейс. Сколько осталось сидеть в машинах, было неясно, но было понятно, что дергаться не стоит. Первым зашёл высокий худощавый горбоносый Багор, многие поговаривали, что он самый опасный бандит Европы, а может и не только Европы. Пока живая легенда преступного мира.


- Пацаны по всему городу говорят, что толстун хочет скрысить у тебя территорию за долги, - обратился он к Акбару, кивнув вместо приветствия.


- Ты ничего не попутал с такими заходами? Следить за метлой никому не помешает! - прошипел Мансур.


Хорват даже не удостоил его взглядом, - Грешен - попутал, слишком вежливо говорю, не как следовало б. Всё от того, что заехал на территорию к правильным пацанам. Сколько он тебе должен, Толстун? - Багор разговаривал со старым барыгой через плечо, в каждом движении чувствовалось пренебрежение, - Что молчишь? Если ничего не должен, то закроем тему и разойдёмся.


- Четыреста двадцать, - выдавил Мансур, - Пацаны меня зовут Толстяк.


Бригада понимала Багра без слов. Седой с кейсом молча положил чемоданчик на столик, достал четыре большие прямоугольные пластиковые упаковки и две маленькие и молча бросил на стол перед Мансуром.


- Пересчитай, - чуть растянул губы Багор, - и верни пацанам расписку.


Лист бумаги лёг на стол, - Не нужно, с деньгами тебе можно верить.


Хорват повернулся к Акбару, - как будут деньги, отдашь. Можно по частям. Никаких процентов и условий. У всех бывают проблемы, надо помогать правильным людям когда им нужно.


Акбар кивнул: - Благодарю.


Багор молча кивнул в ответ.


- Не боишься, они под колпаком, заедут братья на кичман и пропали твои бабки, - встрял толстяк.


- Значит попаду, не первый раз и не последний. Понты дороже денег. Пусть крысы боятся, - он  чуть заметно криво усмехнулся презрительной гримасой.


Из машин перед дверями вышли восемь тёмных фигур, пять шкафообразных, три худощавых, с уверенными движениям. Стрелки. Один шкаф с одним худощавым подошли и встали снаружи двери. Интересно, как Багор координирует своих? Нейросеть?


- Если будут левые наезды, дай знать, - с небольшим нажимом бросил Багор на прощание.


Это было всего несколько месяцев назад, со стороны в его жизни ничего не поменялось, также держали бар, есле сводя концы с концами, также Акбар "держал территорию", также отдавали долги. Для братьев и правда почти ничего не поменялось, кроме одной детали, к которой они относились, так сказать, неоднозначно. С одной стороны, дело благородное, с другой сильно стрёмное - в одном из подвалов на "их" территории Акбар держал пленницу.


Намучился он с торчушкой за эти три месяца. Бывалый мужик, а повелся как деревенский дурачок, из штанов потянуло выпрыгнуть, чтобы понравиться океанийской сирене. Та к делу подвела грамотно, вызвала нужные эмоции, настроение сочувствия, рассказала про бедняжку, потом тихим печальным голосом проворковала что конечно, наркоманы сами делают свой выбор и океанийцы редко за них впрягаются, но тут случай, типа особый, так обстоятельства сложились. У них такое правило, сделать всё возможное, чтобы помочь тем, кто помог им, даже того не зная. "Как ты думаешь, можно было бы что-то сделать?" - и взгляд такой... в общем, он и ляпнул, что попробует. Назад уже не отступишь.


"Но если у меня не получится," - сказал Акбар, - "я её убью и тушку распылю. Иначе она меня сдаст." "Хорошо," - спокойно ответила Ореанна, - "пусть будет так. Она всё равно скоро погибнет, а это её шанс."


Найти и сработать по-тихому было просто. Главное не делать полных глупостей типа не послать на дело своих пацанов. Подписали бывалую братву с другой территории. Торчушке приспичило вмазаться поздним вечером, уже ломка начиналась, её сдернули поехать перепихнуться за дозу и через промежуточное звено сдали акбаровским пацанам. Исчезла наркоманка, кто её всерьёз искать будет?


Акбару доводилось снимать людей с иглы, но мужиков, а с бабой всё сложнее. Мужика можно хоть отметелить как следует в качестве аргумента, а тут больше пары оплеух давать смысла нет. Было нелегко. Девка прошла через три недели ада. Она сидела на новой синтетической дряни, спрыгнуть с которой очень сложно. Несколько раз родители клали её в клиники, но только потратили все сбережения понапрасну.


Акбар приводил надёжного фельшера, потом доктора, покупал специальные препараты. Недёшево обошлось. Всё было на грани. Хорошо, что океанийцы подогнали своих лекарств, консультировал доктор по Нейросети, это помогло сдвинуть равновесие. На второй месяц физически Ханну уже колбасило раз в два-три дня и не так жёстко, как раньше. Проблема была в другом - она теперь не хотела жить. Акбар вёл её по бедным районам, на смотри, как это в реальной жизни. Больная неизлечимой формой рака девушка, отчаянно жаждущая жизни, парализованный парень, мечтающий только об одном - жить как все, умирающая женщина, плачущая, как же дети будут жить без неё, дети, рождённые инвалидами, пятнадцатилетняя девочка с тяжелейшим генетическим заболеванием, больные дети, убежавшие из приюта... Ханна плачет. Он ведёт её ещё и ещё. "Тебе дано всё - здоровье, красота, любящие родители... не то что - им. Посмотри как они цепляются, как борются за жизнь! Как они умеют любить! Ты видишь?!" Пленница находит в себе силы разрыдаться только дома, не на глазах у несчастных. Это хорошо. "У меня больше нет здоровья, нет воли к жизни..." - "Будешь работать, вернёшь и то и другое." "Ты когда нибудь умирала от жажды? Я да, это очень тяжело. Тысячи поколений умирали, чтобы жили мы. Они отдавали жизнь за детей, шли на смерть, отдавали детям последний глоток воды, бились со зверями, врагами, болезнями, смертельным холодом. Мы не можем предать их! Понимаешь?"


Несколько раз в день он водит её свой маленький спортзал в старом гараже. "А ну пошла на тренажёр!". Усиленное питание. Витамины. Лекарства. Не можешь есть? Пошла в спортзал!


- Я не могу больше, я смогу слезть с иглы! Убей меня, Акбар!


- Не волнуйся, как буду уверен, что не сможешь - сразу убью. Так что я с тобой, зря получается мучался что-ли столько времени? А ну пошла на турник!


- Акбарчик, милый, меня опять ломает, уколи меня снова той штукой, мне будет легче, помнишь, что в самом начале?


- Это только для начала, заменитель наркотика, тебе его больше нельзя.


- Я сделаю всё что ты захочешь, ну пожалуйста! Умоляю!


- Всё что захочу! Вот это здорово! Можешь подтянуться тридцать раз? Нет! А ну пошла на турник!


По вечерам Акбар планирует маршруты поставок и учится в Нейросети. "Когда ты спишь?" - спрашивают братья. По Сети инструктор научил его самогипнозу, так можно какое-то время продержаться почти без сна. Лучше так не делать без крайней необходимости, но иначе у него не получается. Как-то сама собой выросла тема - контрабанда океанийских лекарств. Они тут запрещены как опасные и непроверенные, но для тех, кто равнее других, их тут давно тихонько поставляют через Россию. Даже если кого-то очень сильно ненавидишь, то лекарство от смертельной болезни для себя или своих близких купишь у него всё равно. Акбар не ломит цену и поставляет всем, не забывая о безопасности.


Блок лазерного коммуниктора встал в прозрачные очки дополненной реальности. Появились две зелёные точки, потом третья. Надо же, сколько лазерных станций понапускали за последние пару месяцев. Как у океанийцев или поселенцев очередь летать с пращи, так обязательно забросят пяток, а то и побольше. Так они через полгода полностью покроют планету. Поди лазер заглуши.


Акбар почувствовал как заколотилось сердце. Было стыдно признаться самому себе, но он реально подсел на эту девчонку. Он всегда любил учиться, но сейчас грыз науки и навыки с неистовством фанатика. Такая женщина никогда не выберет малограмотного тупого мужика, а если выберет, то ненадолго. Природные способности и воля, подстёгнутые допингом эмоций и чувств давали результат - он уже закончил девятый класс. Океанийские уроки очень сильно отличались от принятых в "цивилизованном мире" не только тем, что они давали реальные активные знания и умения, совсем не обращая внимания на всякую муть, которой тут парили мозги ученикам. Интенсивность занятий превосходила общепринятую в два-три раза. Средний океанийский ученик получал объём знаний хорошего ученика одиннадцати-двенадцати летней западной школы лет за 7 лет, не считая типично океанийских курсов вроде выживания, основ психологии и социологии и военной подготовки. Восьмой класс на уровне колледжа или выпускника 1 университета. Обычно после этого идут работать, постоянно добирая курсы или проходил специализированное обучение с обязательной практикой, тренировкой умений, принятия реальных решений, дополнительной тренировкой характера и социальных умений. Учившимся на полной дистанционке, надо было при первой возможности пройти курсы, которые не особо получатся даже с Нейросетью. Особенно нравилось Акбару индивидуальная скорость обучения. Способный ученик обычно доходил до 8 уровня за 6 лет, одарённый за 5, талантливый - за 4. Акбар прошёл за 4 с половиной. Но это в среднем. По вычислительной математике, сетевым техникам и социальным наукам он уже закончил среднюю школу и потихоньку брал университетские специализированные курсы. Ему оставалось сдать всего один курс и он получит допуск к программе социальной инженерии.


Позавчера он прошёл важный тест на способности. Активная память - 99,95%; социально-адаптационная память - 99%, коэффициэнт решения комплесных задач - 96%, остальное поменьше. Ответ пришёл сразу и несколько шокировал, Акбар не ожидал такого в самых буйных мечтах: "Ваш результат входите в 20 лучших результатов по социально-инженерному профилю, пока расчитать более точно Ваш рейтинг не удаётся." Акбар волновался, узнает ли об это Она.


Там люди не любят ходить вокруг да около. После слова "привет" она так и сказала,  что у него результаты прирождённого социнженера, это её не удивляет. Для океанийцев и особенно поселенцев социнженер - это очень круто.


- Я забрал вашу посылку, сейчас поговорим, пойду применю, - Акбар кивнул и перевёл стрелки на другую тему, стараясь выглядеть невозмутимым. Он получил очередную партию лекарств, было там и несколько ампул для Ханны.


Ореанна улыбнулась, а у него от этого застучало в висках. - В инструкции говорят, что эти уколы, восстанавительные для печени, очень болезненны, особенно первый. Обезболивающее использовать только при крайней необходимости.


- Ага, я читал. Сделаю укол, не впервой.


- Я может быть какое-то время не смогу выходить на связь, надо будет съездить по делам.


- Отозвали из отпуска?... Понятно. В Россию поедешь? Не говори, если не можешь.


- Не совершенно секретно, но болтать не стоит. Как ты догадался?


- Да трудно не догадаться после того как вчера с челноком случилось. Жаль пилотов, особенно старшего. Правильный человек. И тот парень с Поселений, что перехватил передачу, тоже правильный.


- Соболевский? Да... он крутой. Сегодня он будет отвечать на вопросы по Сети.


- Надо будет позырить. Слушай, я не вникал, но без бинокля видно, что в России непросто. Хотя там всегда непросто. Знаешь, у меня такое чувство, что вот-вот нанесут удар и по вам. Несильный, но чтобы вывести из равновесия. Ты там, скажи своим, чтоб бдели с усердием.


Девушка улыбнулся, турок умел шутить, - Почему ты так думаешь?


- Боролся много. Когда противник стоит ровно, его непросто бросить. Но стоит его "раздёргать", вывести из равновесия рывками, толчками и лёгкими угрозами, как всё намного проще. Если посмотришь, то так не только в борьбе. Все это знают, но все попадаются.


- Можешь предположить где дёрнут?


- Обычно с перефирии начинают, с противоположных точек, там ухватить проще и отступить если что. У вас с Россией единая система, поэтому сейчас их дёрнули сильно, вас толкнут где-нибудь на фронтире, потом по разным местам раздёргают, пока вы не станете суетиться и  не выйдете из равновесия, тогда пойдут уже всерьёз. У меня чуйка на эти дела, точнее, подсказывает многократно поротая задница.


- Спасибо, обязательно передам.


- На здоровье. Мне хорошим людям не жалко.


Небольшая пауза.


- Акбар... приезжай в гости. Посмотришь... да тебе экзамены надо личные сдать, что накопились. Тесты провести.


Богатырь чуть заметно усмехнулся: - Вербовать будете на вас работать? - он потом долго укорял себя за это.


Но девушка не смутилась: - Ты имеешь в виду разведку?


- А кого же ещё? Что смешного?


- Вербовать социальных инженеров... ха-ха-ха... повеселил. Надо будет рассказать ребятам, извини, мне смешно.Социнженеры не могут работать на нас, это мы работаем на них, хотя и так тоже не совсем так. У нас тоже могут работать социнженеры, но с большим опытом и на особом положении. У нас много не так устроено и тяжело объяснить кто привык жить по-другому, хотя когда увидишь, то всё просто.


Турок кивнул, вышло как-то не очень хорошо, надо бы сгладить: - Надо бы долги отдать, немного заработать на дорогу, это ещё месяца четыре. Да и кроме тебя я никого там у вас не знаю, а ты все равно уедешь.


- Через месяц-другой должна уже приехать, вряд ли это надолго. Много денег у нас не нужно.


- У вас там тепло, но на скамейке спать в моём возрасте не очень солидно. Гостиницы и комнаты везде денег стоят.


Ореанна усмехнулась лисьей улыбкой: - Ну если тебе со мной спать неприятно, то можешь хоть в гостиницу, хоть на лавочку.


У Акбара зазвенело в ушах и потемнело глазах. В драках он пару раз как следует получал бейсбольной битой по голове, ощущение было похожим. Он много читал про Океанийский Союз, везде писали, что женщины там могут весьма прямо изложить свои намерения насчёт отношений и это нередко шокирует иностранцев. Не врут.


- Ааа, нет что ты, - поспешно пробормотал вконец смутившийся детина, - нет-нет, мне очень приятно... - и чтобы не показаться слишком обрадованным, не нашёл ничего лучше как добавить: "в общем".


Девушка не удержалась и согнулась пополам от хохота. Акбар тоже расхохотался: "Ну совсем смутила!" - признался он честно.


- Что мне в тебе очень нравится, ты честно признаёшься если накосячил и не строишь из себя сдерживающего понос индюка.


- Ну спасибо, вот порадовала, - оскалился парень. Он пришёл в себя от неожиданного расклада и готовился показать на всякий случай, что тоже не лыком шит. Но меряться остроумием и находчиивостью с ним не собирались.


- Акбар, - серьёзно сказала девушка, смело смотря прямо в зрачки, - я не могу говорить тебе неправду. Прости, я соврала... точнее, сказала не всё. Ну что с меня взять, - она грустно улыбнулась, - шпионка должа быть профессиональной лгуньей.


Борец молчал, стараясь не показывать невыдержанности, хотя его просто распирало изнутри.


Ореанна помолчала немного и продолжила: - Результат теста сказали тебе только часть правды, нижнюю границу. Так обычно делают с иностранцами на первом тесте, потому что вероятность считается не настолько высокой и полную картину объявляют ещё после нескольких тестов. Но на самом деле ошибок тут не бывает. У тебя результаты социального архитектора. Ты действительно попал в двадцатку лучших результатов за все времена, под номером "десять". В твоём личном деле говорится про то, как ты сумел выбраться из безвыходной ситуации в Турции, любой другой человек на твоём месте однозначно бы погиб. Я очень удивилась твоему везению, но теперь я нисколько не удивляюсь.


- Спасибо, что сказала, вот уж и вправду удивила. Хотите перетянуть меня к себе что-ли?


- Конечно. Это твоё призвание и ты сам это знаешь.


- Тебя наградят за то что нашла подходящую кандидатуру?


- Нет. Просто считаю что так будет лучше тебе и многим другим людям. А я буду хвастаться своим внучкам что в молодости спала с соцархитектором, - Ореанна грустно улыбнулась и помахала рукой, заканчивая разговор.


До 'качалки' Акбар бежал почти вприпрыжку, глуповато улыбаясь во всю широкую свирепую рожу, чувствовуя себя минимум на 15 лет моложе.


Два степенных пожилых турка на ободранной лавочке недовольно покачали головами.


- Люди поговаривают, что наш Акбар живёт с какой-то красавицей-наркоманкой из местных, - проворчал один.


- Похоже на то, - вздохнул второй, - явно обкурился какой-то шмали, а такой хороший авторитетный и деловой человек! Не пропал бы он, - ох нехорошо это кончится...


Акбар по въевшейся в характер старой привычке несколько секунд прислушался, прежде чем войти, потом отпер обитую железом дверь. Внутри характерно позвякивало, кто-то упорно тягал железо на блоках.


- Акбарчик! Привет! А я уже всё закончила, всё как ты сказал! - Ханна радостно подскочила с обитой кожзамом скамейки. Раскрасневшаяся симпатичная мордочка стала покрываться предательским розоватым румянцем. Она явно минуты считала когда его увидит.


- Так ты всё теперь делаешь, что я скажу? - ухмыльнулся детина.


- Да, с более чем явным вызовом посмотрела ему в глаза девушка, я сделаю всё, что захочешь...


- Снимай шорты и трусы, ложись лицом на лавку... Прямо сейчас. Я этого больше всего хочу с тобой.


На несколько секунд на лице Ханны отражалась внутренняя борьба, с одной стороны как-то грубо и унизительно, с другой, на себя посмотри, какого ещё обращения ожидать уличной девке, а она ещё и залипла на него. В конце концов проще обратить дело в вид игры и сделать как он хочет. Ощущение было такое, что медвежья лапа прижала её к скамье.


Пронзительный крик эхом отразился от стен зала. - Придурок... идиот, ааа... Дальше боль была на грани потери сознания, так что нельзя было даже кричать, а только задыхаясь корчиться на скамье.


- Укол и правда болезненный, - флегматично пробормотал Акбар.


Через четверть часа, когда Ханна смогла что-то воспринимать он снова показывал ей как контролировать и терпеть боль, как дышать, как контролировать внимание, подбадривал и утешал.


- Ну вот и хорошо, - ухмыльнулся он наконец, - это укол для восстановления печени, ты её сама посадила, теперь терпи. Нужны ещё шесть через день, они, говорят, будут всё легче и легче. Тебе придётся выдержать, зря что ли мучалась всё это время? Да... я действительно больше всего хочу с тобой, чтобы ты выздоровела. Совсем. Поняла?


- Прости меня, Акбар, я понимаю. Ты столько вытерпел из-за меня, никто для меня в жизни столько не сделал!


- Твои родители сделали намного больше, они дали тебе жизнь, вырастили тебя, а ты их забыла. В первую очередь ты должна быть благодарна им.


Опять плачет: - ты прав, как всегда. Я не встречала никого мудрее и лучше тебя! Я люблю тебя!


- На вытри сопли, у тебя просто отходняк после болевого приступа, так бывает. Пошли к тебе в комнату, я помогу тебе идти. Да, хватит тебе смотреть головизор и перечитывать книжки. Я покажу тебе как пользоваться Нейросетью. Нет, я не буду тебя закрывать.


- Ты не боишься что я убегу за дозой?


- Хватит нам этого бояться. У тебя нет иного выхода как победить. Ты уже победила. Эти уполы последние в цикле лечения.


- А что потом? Ты меня выгонишь через две недели?


А что делать потом Акбар не знал сам, забот было столько, что на это просто не оставалось сил подумать. Но показывать вида нельзя. Он сейчас для неё опора, сильный и всезнающий. Действительно, не выгонять же её.


- Потом ты поедешь к родителям, я тебя не выгоняю.


- Ты поедешь со мной? Мне страшно.


- Я отвезу тебя. Ты должна остаться ночевать в родительском доме. Это то, что за тебя не сделает никто.


- А что потом? Ты заберёшь меня?


- Если попросишь, заберу, а дальше будет видно, давай решать задачи по мере поступления. Вот и добрались, ты молодец, это сильно больно, а ты дошла сама. Две недели ты лежать сможешь только на животе, но упражнения будешь делать всё равно. У меня будет много дел, поэтому смотри как обращаться с Сетью...


Час просвистел как несколько минут: - Мне надо идти. Ты здорово въезжаешь, за час так врубиться не каждый сможет! Да ещё у тебя вся задница с поясницей отваливаются, а тебе нипочём.


- Рядом с тобой я всё готова выдержать! Не смейся!


- А я и не смеюсь, просто улыбаюсь, рад за тебя. Спать у тебя вряд ли получится, я тебе подготовил пакет ссылок, там фильмы, курсы, интерактивные книжки..


- Закрой меня на ключ.


- Нет.


На всякий случай он подстраховался: включил оставил камеру и детектор открывания двери.


Надо спешить. Опаздывать нехорошо, а на стрелку, совсем неправильно. Раз приезжает сам Багор, то разговор будет очень серьёзным.


Везёт ему сегодня на красивых баб. Что с этой теперь делать? Не бросишь ведь, по крайней мере сейчас, не перенесёт. В общине он считался чуть ли не самым завидным женихом. Хочешь выбирай красавицу, хочешь добрую умницу, хочешь девственницу, хочешь умелую опытную женщину. В женщинах у не было недостатка, но последние несколько месяцев было не до того, так так, пара свиданий со старыми подружками. Девки хорошие, но турчанкам далеко до красивых немок. В том, что Ханна скоро затащит своего спасителя в постель, можно было не сомневаться. Сценарий будет обычным: "Я ни на что не претендую, любимый." Ореанна была чем-то далёким, волшебным и нереальным. С их нравами она была бы не то не против его развлечений, а удивилась бы, поступи он по-другому. Ладно, подумаем об этом потом, не до того сейчас, живым бы остаться, спираль закручивалась всё плотнее.


От хорват было двое - сам Багор и Зор. Акбару нравился этот молодой, очень сообразительный безбашенный шустряк с кликухой "Кепарь" - за неизменную кепку на почти бритой голове. Кепарь был главным контактом Акбара с хорошо организованной славянской мафией, которую по старой памяти называли "хорватами". Багор за последнее время сумел подмять под себя почти все крупные славянские группировки Западной Европы и авторитет такого калибра приехал лично.
Разговор начался не очень приятно, Багор заявил, что океанийские лекарства, это его тема и надо работать через него. Странно, ответил Акбар, что ты берега не обозначивал, а теперь нарисовался с копирайтом. Порешили на том, что пока тут щиплют по-мелкому, беспонтово кидать предъявы, а если Акбар с братвой пойдут в рост, то и решат по-честноку. Развод вышел по понятиям, но для этого с лихвой хватило бы Кепаря, значит Сам приехал сделать очень серьёзное предложение, а заход был для того, чтобы всем правильно настроиться как они отлично умеют решать вопросы. Хитёр. Однако, не он один умеет ждать, чтобы заполнить паузу, Акбар сам принёс бутылки с минеральной водой. Нетерпение приводит к большим бедам.
- Что знаешь про Курдскую Народную Армию? - приоткрыл карты Багор.
- Упоротые неомарксисты, были в силе лет десять назад, держали до трети Турции, даже в Иран и Халифат залазили. Подняли немерянного бабла на экспроприациях и захватах городов. Их выдавили в горы и утюжат авиацией, полностью унасекомить не получается, а как пассажиры всерьёз вылазят из своих пещер, их плющат с воздуха и потом докатывают бронетехникой.
- Ты не сказал ничего нового, это можно найти в первой сетевой справке, - глаза-льдинки упёрлись в турка.
Акбар пожал плечами.
- Ты был в МЛКП, но это партия Курдистана, а ты турок.
- Для коммунистов нет ни эллина, ни иудея, ни курда, ни турка.
- Нужен конкретный выход на самый верх Народной Армии.
- Там всё очень серьёзно, если не откроешь что за тема, мы перетираем ни о чём.
- Я знаю, что всё серьёзно, я посылал одного за другим двух человек просто на контакт, они пропали. Мы их ищем.
- Думаю, можно не искать. Там предельный жесткач, они практически никому не доверяют и подпускают только своих, малейшая ошибка и амба, поэтому я должен знать о чём это.
- Я хочу им продать мобильные системы ПВО.
- Никто в мире не станет им продавать ПВО, кроме... неужели? Но они терпеть не могут океанийцев, за то что те глумятся над марксизмом-ленинизмом и прочими их символами веры. Для них даже Марксистко-Ленинская Партия Курдистана недостаточно крепка в вере.
- Они будут покупать не у океанийцев, а у нас. Или пусть сидят в пещерах под бомбами. Сейчас самый удачный момент.
Акбар задумался, откинувшись на спинку стула, он почувствовал как заколотилось сердце, но со стороны казалось, что он думает о чём-то очень скучном. "Всадник на спине вихря" - вспомнилось ему сочное выражение из древнего китайского текста, умеют океанийцы обучать так, что врезается в память и выскакивает оттуда в нужный момент. Тугая спираль соединила его прошлое, настоящее и более чем туманное будущее. Сейчас он решал не только свою судьбу, а судьбы миллионов людей и влиял на историю нескольких государств. Он скажет несколько фраз и это сдвинет лавину. Или не скажет. Смогут ли бандиты, жаждущие денег и влияния и океанийцы, жаждущее не совсем понятно чего без него договориться с партизанами до того как тех вконец разгромят, это вилами по воде, а сейчас именно он переключатель на точке бифуркации. Если те ребята получат ПВО, то они уже к следующей весне  загребут под себя, минимум, четверть Турции, а если будут средства борьбы с бронёй, то и треть. После этого потребуется прикрывать не клочок непроходимых гор, а огромную территорию, которую заполонят выползшие из нор и законсервированных ячеек красные башибузуки, беспощадно освобождая трудовой народ от тирании капитала. Дальше всё понесётся галопом. Это значит, что Багор сходу станет одним из крупнейших игроков на чёрном рынке оружия, а уж первым он потом станет, если пуля не остановит. Значит ему предлагают организовать сеть поставок оружия на Ближний Восток, что Турцией там только начнётся, землеройке понятно. Это значит стать богаче и влиятельнее южноамериканских наркобаронов, пожить ярко и недолго. Сам Багор, конечно, не жилец, но он безумно азартный игрок. Есть ещё два варианта, продать контакт, не позднее осени свалить в Океанию и лучше оттуда не показываться или сказать что таких контактов у него нет, но и это не так безобидно, как кажется. Бандиты за столом терпеливо молчали, давая время принять решение. Турция - его Родина, застывшая, как в бабочка в янтаре, между модернизацией и средневековьем, между нацизмом неотурецкой империи и несколькими проектами прогрессизма, один из которых представляли вот эти башибузуки. Безбашенные фанатики, не жалеющие ни своей, ни чужой жизни для воплощения своих фантазий. Нет, вот эти не дадут резать никого - ни турок, ни курдов, если у Ленина написано про дружбу народов, значит её будут причинять беспощадно и любой ценой. Богатые кланы "переформатируют" невзирая на национальность. Всех сделают счастливыми, а кто встанет на пути - тому проломят башку. Нет, они долго не удержатся, эти красные талибы, пришедшие им на смену будут другими, какими - это уже следующий вопрос, а сейчас надо решать первый.
- Я дам контакт, - бас Акбара прозвучал занудно и буднично, - пять "лимонов."
- Три.
- Я не торгуюсь, ты принимаешь или нет. Один сейчас за вычетом долга, четыре после успешного контакта.
- Хорошо.
- Кто поедет от вас?
- Он, - Багор кивнул в сторону парнишки в кепке.
Акбар замолчал на несколько секунд - жаль пацана, Зор ему нравился.
- Ты разбираешься в ПВО? - удивлённо, спросил он Кепаря.
- Не-а, беспечно ответил тот, - в Сети учебники есть, инструкции будут, для торговли разберусь, мне ж не истребители сбивать.
- Мобильное ПВО не для борьбы с истребителями, - вздохнул Акбар.
- Разберётся, он башковитый, - усмехнулся Багор.
Акбар сдержал тяжёлый вздох: - Вам виднее, - ему было очень жаль обаятельного шныря, ведь не его это уровень, зачем его посылают? Что за дурацкая игра?
- Если хочешь осенью свалить, могу купить бар, - добавил бандит. Всё предусмотрел, не зря в крестных отцах.
- Хорошо, поговорим.
Хорваты кивнули и вышли.
- Ты был прав, - буркнул Багор в машине, не глядя на Зора, - он дал контакт, а сам не полез. Я не ошибся в тебе.