Глава первая: В горах за ущельем
  На притоптанном снегу небольшой поляны под скалой сидели трое мужчин. Один- старик в засаленной меховой шапке, который грел сейчас руки над чахлым костром, второй- большой мужчина с черной бородой, жаривший прямо в пламени насаженного на копье разделанного зайца, а третьим был совсем худой грэль, который с надеждой смотрел на капающий с тушки в угли жир. Заметивший этот взгляд здоровяк взмахнул рукой и грэль покатился по снегу.
  - Лучше бы он тогда меня сразу убил- Андрей исподтишка посмотрел на Ахоя. В тот день, на охваченной паникой ярмарке темнокожих он уже приготовился к смерти. Намерения вождя девятиглавого племени были ясны и без слов, он уже размахнулся копьем, когда на его руке повис орущий 'самый мудрый'.
  - Хррх, Хррх,- это были единственные слова, которые он разобрал среди его воплей.
  Кто его знает, что он этим хотел сказать. То ли то, что Хррх не велит приносить жертву в этот день, то ли место и время для этого не подходящее и необходимо еще подождать, но вредный старик на этот раз его спас- Ахой опустил свое копье. Дальнейшие действия 'самого мудрого' подтвердили предположение Андрея о том, что со смертельной хворью, которую он напустил на кроманьонцев, он был знаком. А как иначе объяснить происшедшее в дальнейшем. Вместо того, чтобы бежать на свою стоянку, как это сделали все остальные находившиеся на ярмарке, 'самый мудрый' и вождь девятиглавого племени отправились на добровольный карантин совсем в другую сторону. В горы- на юг. И даже не на плоскогорье, где находилась стоянка белогорцев, а еще дальше за ущелье, где жили семьи родственные большеносым, о которых мало что было известно достоверно.
  - Держи, грэль,- Ахой кинул ему плохо прожаренную ножку длинноухого.
  За эти месяцы Андрей стал более-менее понимать, что ему говорят. Язык темнокожих был богаче неандертальского, во всяком случае того неандертальского, который использовался до его появления в этом времени. Он связывал это со сложной социальной структурой кроманьонцев и большим количеством людей в их племенах. А если взять материальную культуру? Каждой из многочисленных поделок, которая изготавливалась на стойбищах темнокожих, нужно дать свое название- вот и развилась лексика.
  - Грэль, скажи 'Ам'.
  - Ам,- Андрей послушно повторил за ним.
  Это было немудрящее развлечение Ахоя и 'самого мудрого'- говорящий по человечески грэль. Аттракцион вызывал у них искреннее удивление, как если бы в его время в зоопарке мартышка вдруг начала повторять слова вслед за посетителями.
  - Скажи 'длинноухий'.
  - Длинноухий.
  И как у них в голове укладывается разгром их стоянок грэлями и отношение к ним как к животным. В конце концов, в качестве трофеев им достались несколько копий с бронзовыми наконечниками и прекрасное ожерелье Эрру из разноцветных камней, которое Ахой носит на шее, такое ни одна обезьяна не смастерит. А все равно отказывают грэлям в праве называться настоящими людьми.
  - Кто мог пойти на Запретную стоянку и принести оттуда безумную болезнь?- вождь девятиглавого племени и 'самый мудрый' в очередной раз переживали события, случившиеся на Большом осеннем сборе.
  - Мы этого не узнаем, Запретная стоянка расположена дальше всех на Закат, рядом живут только грэли на берегу реки без берегов. Это Хррх снова пробудил болезнь.
  - Надо принести ему в жертву грэля.
  - Еще не время, когда родится новая луна, мы уйдем с ним по замерзшей воде за Большую реку. Это будет дар заречному племени- у них давно уже нет грэлей, а отдав его, мы сможем жить в одной из их семей.
  - Не ты ли говорил, что нужно объединить семьи с этой стороны реки в единое целое, иначе племя, куда ты хочешь отправиться, придет на эту равнину и прогонит всех прочь, потому что у них больше людей, чем было у нас. А теперь ты сам хочешь уйти к ним.
  - Им нет нужды убивать нас, равнина теперь свободна. А сильный опытный охотник и 'самый мудрый' нужны всем. Мы подождем, пока река замерзнет.
  Чем дольше их слушал Андрей, тем больше склонялся к тому, что столкновения девятиглавого племени с семьями грэлей для Ахоя и 'самого мудрого' были только локальным эпизодом в подготовке к отражению наступления заречного племени темнокожих- на всякий случай они зачищали тылы. Вот только грэли огрызнулись так, что и самого племени кроманьонцев не осталось. Но что случится если придут с востока многочисленные темнокожие живущие за Большой рекой? Неужели их судьба это бесконечная война за эту равнину? Рано или поздно неандертальцы ее проиграют- невозможно всегда побеждать- и на этом их история закончится. Это у темнокожих много племен и исчезновение одного из них они даже не заметят- их место займет другое- а у неандертальцев осталось только несколько семей на этой равнине и неизвестное количество на Закате. Может в бесплодных горах кто-то еще прячется, если уже не вымер. Они, к примеру, находятся уже долго в землях за ущельем, а так никого и не встретили. Бежать надо, и лучше всего по пути к Большой реке, когда ему освободят ноги от кожаных ремней. Он все время думал о семье в каньоне. Все ли там хорошо, родила ли Эсика, ходят ли дети в 'школу', хватает ли им еды...
  - Грэль, следи, чтобы костер не потух ночью.
  Легко сказать следи, а если дров почти нет, да и то, что есть не настоящие дрова, а кусты высохшего на корню колючего кустарника. Андрей задремал под могучий храп 'самого мудрого' и не заметил, как в отблесках прогорающего костра появились коренастые фигуры.
  Силен был Ахой, он успешно отбивался сразу от трех противников, пока четвертый ударом плашмя древком копья по голове не умерил его пыл. 'Самый мудрый' и не думал лезть в драку, а Андрей всем видом показывал, что он здесь совершенно лишний. Все-таки не вымерли живущие за ущельем семьи, появились как нельзя вовремя и освободили его.
  - Я Эссу..
  Тычок копьем прервал его. Надежды на свободу ушли еще вчера, когда их троих привязали друг к другу одной веревкой и в сопровождении четверых победителей они отправились прямо на восток. Прав был Рэту, когда нелицеприятно отозвался о семьях за ущельем, но вот куда они идут? На всякий случай Андрей пытался запомнить дорогу, хотя окружающие скалы припорошенные снегом и казались совершенно одинаковыми.
  Ахой бесил своим поведением, он временами демонстративно останавливался, из-за чего ударами палками награждали всю их троицу или же громко угрожал не понимающим его неандертальцам всеми возможными карами. В противоположность ему 'самый мудрый' вел себя тихо. Андрей даже засомневался, уж не являлся ли именно он главной фигурой в девятиглавом племени, а большой вождь всего лишь вывеской с мускулами. Но куда они идут так долго? Скоро стемнеет.
  - Как же здесь загажено,- пленившие их охотники привели их в неприметную пещеру, состоявшую из двух залов. В том, который побольше, он заметил еще несколько мужчин, а вот второй представлял собой скорее яму, соединенную с основным залом галереей, и использовался как мусорная свалка. Вот в него их и скинули, даже не подумав освободить руки и ноги. Андрей успел насчитать в сумерках силуэты семерых охотников разного возраста, а куда делись их женщины и дети?
  Пещера выглядела необитаемой, не было видно следов костра и даже если предположить, что им негде собрать дров, кругом только колючки на скалах, то уж шкуры криворога и другие признаки обитаемого жилища быть здесь должны. Жизнь у них явно тяжелая, не случайно захватившие их в плен неандертальцы бросали на них всю дорогу голодные взгляды. Внешне они походили на большеносых, только ростом пониже- даже до Энку не дотягивали. Наконечников на копьях Андрей не заметил, концы палок были просто заострены и обожжены для крепости. А вот каменные ножи имелись у каждого.
  Где-то за спиной в темноте подал свой голос Ахой, который влез в нечистоты. Времени у него, похоже, совсем нет, надо выбираться. Он начал щупать кругом руками, надеясь наткнуться на острый камень и перерезать ремни. Не ему одному пришла в голову эта мысль, он услышал, как рядом крутится 'самый мудрый'. Интересно, если эта большая яма полностью изолирована, то каким образом их вытащат отсюда в темноте? Факелов у хозяев пещеры он не видел.
  Ладони наткнулись на что-то округлое. Череп? Судя по размеру он был детский. Андрей с омерзением отбросил его прочь. Неужели здесь не просто свалка, но еще и могила? Наконец он дополз до неровной стены их ямы, нащупал острую грань каменного выступа и принялся остервенело тереть об нее ремнями на руках.
  Откуда-то падал свет позднего зимнего солнца. Так вот почему им не нужны были факелы. Это не пещера, а расщелина с боковым входом. И мусор сюда скидывают сверху, где кто-то живет. Стали различимы силуэты Ахоя и 'самого мудрого', который пытался перерезать ремни о найденную в яме кость. Андрей заколебался, с одной стороны шансы освободиться в одиночку совсем уж мизерные, а с другой- стоит бежать отсюда всем вместе, так потом он снова станет пленником.
  'Самый мудрый' разминал затекшие руки и подозрительно смотрел карими глазами на грэля. Андрей не стал резать кожаные ремни, а просто распутал их, используя тонкую кость- узел был совсем простой. Ахой наконец-то утих и молча ждал освобождения.
  Стало совсем светло. Андрей осмотрел яму- выход был только в сторону, откуда их сюда и закинули. Далеко вверху видно было небо и на некоторых кустах, которые росли на самом краю расщелины, застрял не долетевший до дна ямы мусор.
  - Бежать, всем сразу бежать,- за все время, которое он провел в плену Андрей впервые показал, что может связать целые предложения на языке темнокожих.
  - Мы не сможем без ножей и копий уйти тем же путем, которым нас сюда привели.
  - Уйдем наверх,- он показал пальцем в небо.
  Стены их естественной тюрьмы не были отвесными, где-то до середины их высоты можно было подняться по узкому карнизу, а вот что находилось дальше, скрывала тень.
  Андрей полз по карнизу, прижавшись спиной к скале, и старался не смотреть вниз. За ним таким же способом продвигался Ахой, страхуя рукой 'самого мудрого'. Вот последнее, на взгляд Андрея, он делал совершенно зря, более легкий старик держался на узкой ступени увереннее вождя девятиглавого племени. Карниз завершился и дальше вверх до самого вверху шел ровный как стена камень. Тупик. Они оказались в глупом положении- если вернутся мужчины неандертальцев- то совершивших побег сразу же заметят, они как ладони видны посреди скалы и не могут даже двинуться.
  Внизу раздались крики- неандертальцы заметили исчезновение добычи. По стене застучали камни, хорошо, что докинуть не могут, слишком высоко. Но что делать дальше, не ползти же вниз, собьют еще на полпути.
  - Куда ты завел нас, грэль?- Ахой со злобой косится на него, а вот голову повернуть в его сторону не рискует, боится потерять равновесие.
  Взгляд Андрея зацепился за отверстие в скале в метре от его головы, ниже которого были видны старые потеки от воды...
  - Куда, грэль?- под крик 'самого мудрого' он повис над бездной на вытянутых руках, пока рывком, опершись локтями о край дыры, не пролез внутрь. Больше всего Андрей боялся, что яма осталась от выпавшего куска скалы. Тогда бы он оказался в безвыходной ситуации: ни на карниз больше не спуститься, ни наверх не вылезти. Но нет, трещина в скале была сквозной, он прошел дальше, проход расширился- появилась еще одна дыра, которая вела вниз, видимо в нее и уходила вода текущая сверху, а по направлению наверх он наоборот сужался. Он повернул обратно, заметив его голову, появившуюся в дыре, Ахой вздохнул с облегчением, а вот Андрей опять заколебался. Не оставить ли эту парочку здесь, но сможет ли он тогда один прорваться обратно на равнину?
  - Прыгай!
  Грузный вождь девятиглавого племени висел на его руке и едва не утянул Андрея вниз, пока он с трудом не затянул его вовнутрь. За ним последовал 'самый мудрый', проявивший неожиданную для его возраста сноровку. Расщелина, которая вела наверх, оказалась неожиданно длинной. Это Андрея устраивало, так они окажутся подальше от стоянки недружелюбных неандертальцев, главное, чтобы она не сузилась настолько, что они не смогут в нее протиснуться. Свет, который проникал в проход из мусорной ямы давно не доходил до них и они шли в полной темноте.
  - Земля,- идущий первым Ахой остановился.
  Неужели все? Андрей пробрался вперед. Руки нащупали мягкую глину, а не камень. Поверхность должна быть близко, земляная пробка могла образоваться от эрозии осыпающихся скал или же почву принесло талыми водами. Земля легко поддавалась, а затем неожиданно руки наткнулись на снежный наст- они пробились. Прежде чем оказаться в низине между скалами пришлось разрыть метра два снега, нанесенного в нее ветрами.
  Яркое солнце слепило глаза, отражаясь от снега. Андрей полез повыше, где-то рядом должна находиться стоянка неандертальцев, от которых они сбежали. Его предположение подтвердилось, она располагалась всего в метрах ста от них. И сейчас на ней было оживленно. Мужчины и женщины бежали за восточную окраину стоянки и что-то там согнувшись рассматривали- видно там и находится расщелина, из которой они сбежали, не могут понять, куда они делись- и возвращались обратно к жилищам. Андрей присмотрелся. Ничего себе. Это не были ни землянки, ни шатры из костей мамонта, на которые накинули шкуры, что практиковали кроманьонцы. Домики были...домиками. Сложенные из более или менее ровных плоских камней, высотой метра два с половиной, а вместо крыши накинуты шкуры. Наверняка и внутри стены и пол устланы шкурами криворога. А если подумать, то другого способа соорудить себе жилище у неандертальцев, живущих за ущельем, и нет. Землянку в скалистом грунте тяжело выдолбить, а останков мамонтов в горах нет, вот и заставила нужда изгаляться. А уж подобрать нужный камень в этом времени умеют все. В небольших жилищах теплее, чем в огромных пещерах. Эх, взять бы пару этих умельцев в семью Гррх...
  - Отсюда можно уйти, только пройдя мимо жилищ грэлей,- Ахой и 'самый мудрый' обсуждали возможность убраться отсюда.
  На стоянке тем временем стало тише. Мужчины куда-то подевались, а женщины и дети залезли обратно в свои домики. Неужели все охотники отправились в пещеру, чтобы найти их?
  - Куда идти, грэль?
  Андрей быстро полз по снегу вниз, стараясь как можно быстрее дойти до площадки, где была расположена стоянка. За ним молча последовали Ахой и 'самый мудрый', которые присоединились к нему после недолгого колебания.
  - Эой, эой..
  Их заметили, между домиками забегали люди, правда, Андрей увидел только одного мужчину с копьем без наконечника, который бросился навстречу опередившего его Ахоя. Неандерталец не попал, высокий вождь девятиглавого племени проскользнул мимо направленного на него копья и сбил противника. Ахой поднял камень, чтобы опустить его на голову упавшего неандертальца, но Андрей успел оттолкнуть его и приставил к его груди поднятое со снега копье.
  - Быстро, бежать!- самый мудрый остановил едва не начавшуюся драку и увлек их за собой, стараясь обогнуть стоянку по дуге.
  У края расщелины лежало полностью накрытое шкурами тело охотника- видны были только голова и босые ноги. Умер от болезни? Или разбился? Дальнейший путь бедняги был понятен, его скинут сверху вниз в ту яму, где он наткнулся на череп ребенка. Андрей заметил что-то яркое у него на груди. Остановившись на мгновение поднял странный предмет и стал вертеть его в руках. Это был увесистое рубило из красноватого камня, удобно лежащее в ладони. Странно, и следов использования нет, не так уж и просты эти неандертальцы, живущие за ущельем.
  - Грэль дать Ахой,- старик в меховой шапке указал на копье.- Ахой идти еда.
  Расставаться с копьем не хотелось. С другой стороны, раз уж им нужно пересечь эти горы и спуститься к Большой реке и никуда им в это время друг от друга не деться, то нужно доверять друг другу. Да и кто помешает опустить ночью тому же Ахою камень ему на голову и забрать копье.
  - Вернуть копье Эссу, Большая река.
  Вождь девятиглавого племени был умелым охотником. Андрей и не заметил слившегося со снегом в метрах десяти от них зайца, а Ахой сбил его броском копья. Он поднял длинноухого на руки, какой тяжелый, килограмм семь в нем точно есть. Освежеванного красным рубилом зайца оголодавшая троица умяла в тот же вечер. Мясо получилось не до конца прожаренным, но в отсутствие нормальных дров выбирать не приходилось.
  - Хррх хочет, чтобы здесь жили настоящие люди, а не грэли,- 'самый мудрый' говорил будто бы про себя, но так, чтобы Андрей услышал каждое слово. Не храпевшему же у прогоревшего костра Ахою он это рассказывал.
  - Грэли тоже люди, не такие как темнокожие, но- люди. У них есть семьи, дети, они многое умеют, грэли отважные и смелые,- Андрей тоже не смотрел на него и отвечал в сторону Ахоя.
  - Настоящих людей много, здесь жили девять больших семей, а за Большой рекой таких семей еще больше. Они придут сюда, где на равнине и болотах так много дичи. Грэлям нет здесь места, так захотел Хррх. Поэтому их так мало и они скоро исчезнут. Если бы девять объединившихся семей смогли убить всех грэлей, то пришедшее через две или три зимы из-за Большой реки племена и не узнали бы, что они когда-то существовали.
  - Они останутся на этой земле, уж я постараюсь,- это Андрей подумал уже про себя, перед тем как уснуть.
  Только на третий день они смогли покинуть горы и выбраться на равнину.
  В лучах заходящего солнца блестела замерзшая Большая река. В этой части равнины она не была такой широкой как ниже по течению в своем беге к соленой реке без берегов. Сказывалась близость гор, где находился ее исток. Кто знает, может быть это та же река, что разделяет земли белогорцев и неандертальцев живущих за ущельем.
  Здесь было достаточно дров и троица наслаждалась жарким теплом идущим от костра. Ахой как-то странно на него посматривал. Неужели из-за того, что он вернул себе копье без наконечника? Завтра они уйдут на восток через Большую реку, а он- на запад, к своей семье в каньоне. Андрей улыбнулся, представив, как его встретят члены семьи Гррх.
  - Грэль, грэль, вставай,- кто-то шепотом звал его и несильно тормошил за плечо.
  Это был 'самый мудрый'. Чего это он, вроде бы еще темно.
  - Уходи, грэль, утром Ахой убьет тебя.
  Наверное, ему надо было сказать старику 'спасибо', но он не знал, как звучит это слово на языке кроманьонцев. Поэтому просто хлопнул его в знак благодарности по плечу и отправился на запад.
  - Не нужно тебе, Эсика, каждый день на стену ходить, холодно уже. И так маленький Эрит без молока остался, хорошо еще, что у Иквы его на двоих хватает,- последние месяцы Энку каждый день перед заходом солнца поднимался на стену, чтобы увести оттуда в дом Гррх женщину Эссу. Эсика все никак не могла смириться с тем, что ее мужчина так и не вернулся обратно.- Он вернется, Эссу везучий, но сейчас тебе надо думать о ребенке
   Поникшая девушка, которая держала в руках завернутого в шкуру криворога младенца, безропотно направилась за большеносым. После ухода Эссу прошло уже больше трех месяцев. Много чего случилось с тех пор в семье Гррх: появились на свет ее Эрит и сын Энку и Иквы, завершилась суета с заготовкой припасов на зиму, пришел по первому снегу в каньон беспокойный Эхоут. Эхекка и Энзи готовились к отражению зимнего нападения темнокожих, о котором предупредил Эссу. Вот только сам он не пришел- ни через половину луны, ни через полную, ни даже через три. Но ведь он обещал вернуться. И Эсика верила, что так оно и будет, поэтому и приходила ежедневно на стену каньона, чтобы первой встретить его по возвращению домой. Ей ведь столько надо рассказать ему.
  
   Глава вторая: Дорога домой
  
  Тонкий наст снега хрустел под ногами Андрея двигавшегося прямиком на запад. Далеко же он удалился от каньона семьи Гррх- второй день шел на Закат, а местность все еще оставалась незнакомой- кругом простиралась холмистая равнина, которую пересекали узкие балки с редким кустарником. Прохудившаяся одежда плохо защищала от постоянного северного ветра, который настырно пробирался к телу через каждую дырочку в прикрывавшей его шкуре криворога. Пожалуй, эта зима будет холоднее предыдущей, хорошо еще, что отросшая борода хоть как-то прикрывала шею. Андрей почти бежал. Нет, он не боялся погони, просто пытался согреться.
  Не повернуть ли севернее? Где-то там должна была быть река, на которой они оставили летом плоты, а рядом с ними мертвые стоянки кроманьонцев. Оттуда он быстро найдет дорогу домой. Зимнее солнце быстро катилось за горизонт, пора бы подумать о ночлеге. Вот и подходящая занесенная снегом узкая балка. Андрей успел до темноты обрубить красным рубилом ветки с небольших кривых елок, накидал их на пол снежной берлоги и стал дожидаться утра.
  Не спалось. Андрей обдумывал слова 'самого мудрого' о многочисленном племени на восточном берегу Большой реки. Есть ли у семьи Гррх и других семей неандертальцев время, прежде чем они пересекут Большую реку? А ведь вся эта широкая равнина от плоскогорья и до морского побережья является для кроманьонцев пограничной территорией между напирающими с востока племенами и Пиренеями. Этаким первобытным фронтиром, место богатое дичью, которую малочисленные семьи неандертальцев не в состоянии выбить полностью. Прав был 'самый мудрый', если бы девятиглавое племя их уничтожило, то через несколько поколений никто бы и не вспомнил, что жили здесь странные люди с глазами цвета льда. А не последние ли это семьи неандертальцев в истории Земли? Очень даже может быть, если только кто-то не спрятался на Пиренеях или в горах. Но и они будут обречены, когда фронтир сдвинется на Закат. А дальше конец земли- океан. Не убежишь.
  Андрей зашевелился в своем убежище, с потолка за шиворот упал кусочек снега, растаял и потек холодным ручейком по спине.
  - Вот и от нас останется только едва заметный след как от подсохшей струи на грязном теле- подумал он.- Если только не найдется какой-то выход.
  Утром Андрей, как и решил накануне, повернул на север и довольно скоро наткнулся на реку, которая, как он предположил, являлась границей между Болотом и самыми западными стоянками кроманьонцев. Но он ошибся. Он уже довольно долго шел по льду широкой реки, и чем дольше двигался, тем все более странной выглядела ее долина. Прямо со льда, сквозь потерявшие свою листву стволы деревья на крутых берегах, были видны темные входы в пещеры в белых известковых скалах. Заблудился. Хорошо здесь, наверное, живется гррх- залез в пещеру и никто не рискнет их потревожить всю долгую зиму до наступления весны. Но он не медведь, ему нужно домой, в каньон. Повернуть обратно? Но так потеряет еще один день. Да и сходить с замерзшей реки не хотелось, очень уж удобно идти по ее ровной поверхности.
  - Ррр...
  Андрей подпрыгнул на льду, выставив вперед копье. Рычание не было громким, скорее предупреждающим, но, тем не менее, ноги предательски задрожали. Ррр- царь зверей. Среди деревьев, недалеко от берега, он заметил на снегу большое желтое тело, а рядом разорванная туша оленя. Лев поднял свою голову без гривы и повторил рык. Старый самец внимательно смотрел на него, а Андрей медленно пятился к противоположному берегу. Хорошо, что зверь сыт и вряд ли рискнет разнообразить свою трапезу еще и двуногой добычей рискуя получить сдачи.
  - Рррр...
  Чем дальше он отходил, тем больше беспокойства звучало в рычании льва. Странно это, он ведь удаляется он него, должен бы и успокоиться, а почему он один? Те львы, которые пришли на пир после Большой охоты темнокожих недалеко от Холмов ушедших прибыли к горе из бизонов всей семьей.
  - Рррр,- лев выскочил на лед и захромал за ним.
  Причина, из-за которой старый лев жил один стала понятна- состарился, вдобавок повредил лапу и более сильный самец прогнал его из прайда. Андрей проваливаясь в снегу бежал вверх по склону холма, а лев хоть и медленно, но приближался к нему, догоняя добычу на своих трех лапах. Впереди показалась пещера, а чуть поодаль была видна узкая расщелина у подножья холма. Рядом с пещерой валялись кости, так вот почему Брр заволновался, он здесь живет. Стоило отвернуть от пещеры, как лев сбавил обороты, но полностью так и не остановился. Спасительная дыра в земле, куда он нырнул, в действительности была не такой уж и узкой, но медведь или лев уж точно не смогут в нее пролезть. Андрей осторожно сделал несколько шагов вниз в темноту и обернулся. Мощная фигура заслонила дневной свет и Ррр просунул в дыру лапу, но тут же отдернул. Умный. Судя по всему в своей долгой жизни он встречался с двуногими. Свет, которому уже ничего не мешало, беспрепятственно лился в трещину, может быть лев отправился в свою пещеру? Андрей высунул копье вверх и заорал от боли- Ррр ударил по нему лапой и древко стукнуло ему по локтю. И чего он к нему прицепился? Шел бы к себе в логово или доедать оленя. Так долго можно здесь сидеть, нет ли у этой пещеры другого выхода, как это было в Доме Гррх в каньоне?
  Андрей поводил вокруг копьем, пытаясь определить размеры грота, и обнаружил коридор в пару метров в ширину. Видимо вход в пещеру обрушился, оставив только небольшую трещину. Может оно и к лучшему, крупных зверей здесь точно быть не должно. Под ногами захрустели сухие ветки. Андрей замер. Было совершенно тихо, но кроме как людям топлива принести сюда некому. Нащупал несколько веток с сухими листьями, сложил в кучку и развел огонь. Свет костра осветил продолговатый зал шириной в шесть, а длиной в метров двадцать. Андрей вскрикнул от неожиданности и отскочил назад, под ногами что-то с сухим треском сломалось- в неровном свете пламени прямо на него со стены смотрела морда огромного быка. Рисунок! Он испугался рисунка. Бык был нарисован черной краской и достигал в длину не менее пяти метров. И где только неизвестный художник такого огромного зверя увидел. Андрей провел по рисунку пальцами. Силуэт оказался выцарапан в стене чем-то острым, а уже потом эти линии выделили краской. На стене под быком была нарисована красная корова, которая смотрела в противоположную сторону. А на что он наступил? Оказалось, на нечто, похожее на ложку или половник, ручку которой он неосторожно отломил, наступив ногой. В углублении застыл какой-то жир, из которого торчала веревка. Это же светильник. И как он сам не додумался, мастерил коптящие факелы для освещения дома Гррх. А из чего его сделали? Неужели кто-то опередил Младшую и создал первую в этом мире керамику. Андрей вертел светильник в руках- нет, это оказалась не обожженная глина, а искусно обработанный камень. На отломанной ручке были видны вырезанные узоры. Зажег фитиль от костра и в зале появился еще один источник света.
  На него со всех стен смотрели быки. Туры, зубры, бизоны...И еще какое-то копытное, которое он не смог опознать. Андрей обнаружил в зале полтора десятка заправленных жиром светильников и поджег их все сразу. Стало совсем светло. Удивленный увиденным даже забыл про рассерженного хромого льва, ожидавшего появления двуногого наверху. Могли ли оставить изображения неандертальцы? Да нет, конечно. Для них и его схематичный рисунок семьи был откровением. Девятиглавое племя? Но похожих светильников ни на одной их стоянке он не видел. Да и странное животное, которое он не смог опознать, сбивало с толку. Он то хорошо усвоил, что в этом мире фантазия художника жестко ограничена реальностью, Андрей помнил, как Эрру не мог вырезать изображение совы с рожками только потому, что подобной химеры не встречается в природе. Неопознанное животное раздражало своим четким изображением и Андрей, подобрав кусок угля, пририсовал ему один рог.
   Устав думать для чего кому-то понадобилось рисовать столько быков, Андрей решил осмотреть всю пещеру. Из зала быков вели два выхода. Один примерно такой же, как тот, в котором он находился, только поуже. Быки, лошади, олени здесь были не только на стенах, но и даже на сводах. Когда поднял вверх руку со светильником, то показалось, что они перебегают через потолок с одной стены на другую. Чтобы разрисовать своды художники соорудили леса из стволов деревьев, которые закрепили в выдолбленных в стене отверстиях. Второй проход оказался совсем коротким и выводил в округлый зал.
  - Вот уж порезвились.
  Зал был изрисован весь: стены, потолки и даже на полу обозначили какие-то жирные точки и геометрические фигуры. Помимо привычных красноватых быков и лошадей обнаружился и большерог. Округлое помещение продолжилось узким лазом, который облюбовали для себя любители рисовать тигров и львов, среди кошек затесалась смотрящая прямо на него лошадь. Дальше коридор сузился и Андрей повернул назад в округлый зал. Второй проход вел куда-то вниз. Любопытство взяло вверх над осторожностью, и он спустился в какой-то колодец.
  - Египет какой-то,- подумал Андрей.
  На дне шахте был нарисован странный сюжет: в центре был изображен падающий человек с птичьей головой, который уже поразил коротким копьем быка. Словно ему не понравилась то, что он увидел, от них обоих удалялся однорог. Вокруг были еще нацарапаны какие-то знаки похожие на те, какие были на рукоятке его светильника.
  Святилище. Это могло быть только сакральное место. Эти точки, рисунки в виде зубьев, ромбы и квадратики тоже что-то означают. Ничто не указывало на то, что в пещере кто-то постоянно жил. И это не темнокожие из девятиглавого племени погубленные наведенной им неизвестной болезни. Те были падки на раскрашенные черепа крупных животных, установленных у входа на стоянки. Вот зря он в своей самонадеянности решил, что равнину и предгорья населяют только неандертальцы и люди из племени Ахоя. Есть здесь еще и другие люди, не могут не быть. Жир в светильниках не испортился и вполне себе горел, а значит, оставили его в пещере не так давно. Некоторые рисунки выглядели незаконченными и кто-то обязательно придет дорисовать своих быков или лошадей. Странно, что людей почти и нет на стенах, только один рисунок в шахте, да и то человек с птичьей головой. И хищники почти отсутствуют. Мысли о странностях стиля древней живописи навели на него дрему, и в первый раз за последние месяцы он уснул, чувствуя себя в полной безопасности.
  - Рррр..,- отброшенное мощной лапой копье в очередной раз упало рядом с Андреем. Чертов лев, решил устроить осаду. Сверху манил к себе солнечный свет, который падал в расщелину, а он застрял в расписанном гроте. Хромой лев никак не желал оставить его в покое и убраться в свое логово или на охоту. Второй день они играли в одну и ту же игру: Андрей высовывал копье наружу, чтобы убедиться, что Рррр убрался, а тот ударом по древку показывал, что все еще караулит его наверху. Время от времени он швырял в него снизу камни, если замечал желтую шкуру.
  Живот урчал, напоминая, что неплохо бы выбраться из этой ямы и заняться поиском еды. Но был и плюс- за время проведенное в у него было достаточно времени, чтобы обдумать дальнейшую жизнь семьи Гррх. Увы, как не удобен для жизни каньон и прилегающая равнина, но остаться здесь они не смогут. Никто не выживет в беспрерывной войне. Надо уходить. Но куда? В идеале туда, куда в ближайшие десятки тысяч лет никто не придет- в Америку. Хорошо бы построить корабли, усадить на них всех и отправиться на запад в поисках новых земель. Но в реалиях каменного века задача невыполнима. Здесь последнее слово кораблестроения это плоты Лэпу. Придется идти пешком. После индейцев и аж до Колумба в Америке так никто и не появился. Если все получится, то у потомков семьи Гррх будет время и размножиться, и отбить атаку предков индейцев. Их вроде и было под сотню, этих переселенцев из Евразии, не больше. Ну а если, несмотря на все знания, которые он принес с собой, они не смогут защититься и повторят судьбу ацтеков, майя и инков, то тогда да, при всей его симпатии к неандертальцам придется признать, что это и в самом деле тупиковый вид человека...
  - Рррр,- в рыке льва появились какие-то упращивающие нотки. Неужели кто-то появился и хочет отогнать хищника с этого места. Запахло дымом.
  - Ыыыы...,- наверху стало шумно. Рррр еще раз подал голос, но он звучал с большего расстояния и как-то обиженно. Отходит. Андрей поднял копье и выскочил наружу.
  Солнце больно ударило по отвыкшим от яркого света глазам, отразившись от снега. Андрей зажмурился и выставил вперед копье.
  - Ыыыы..
  Осторожно открыл слезящиеся глаза. Поодаль стояли пятеро темнокожих с горящими ветками- двое пожилых мужчин и три подростка- и с изумлением на него смотрели. Какой-то агрессии они не показывали. Не похожи они были на плосколицых из девяти семей, скорее чем-то напоминали длинноногих, только более стройные, не такие высокие и темнокожие.
  - Я, Эссу из семьи Гррх,- показал Андрей на себя пальцем. Потом повторил фразу на языке девятиглавого племени.
  - Уто,- выдавил из себя худой старик.- Что говорящий старый человек делал в Доме памяти нашей семьи?
  Кроманьонец выговаривал слова на языке племени Ахоя так, словно говорил на иностранном языке, а не родном.
  - Эссу прятался под землей от хромого льва. Уто прогнал его и теперь Эссу может идти домой далеко на закат. И он не старый.
  - Старый человек не сможет пройти через земли девяти семей Хррх незамеченным. Они называют их грэлями и убивают.
  - Девяти семей больше нет, семья Гррх разорила их стоянки, вождь девятиглавого племени ушел за Большую реку,- Андрей принял горделивую позу, демонстрируя, что он не просто заблудившийся 'старый человек', а представляет сильную семью.
  - К закату в Дом памяти придут охотники нашей семьи, Эссу может остаться и отправиться в путь, когда завтра утром появится солнце. Но в Дом памяти он больше не войдет.
  Весь опыт пребывания в каменном веке говорил Андрею, что подобное приглашение является ловушкой и его не убили до сих пор только потому, что не уверены в исходе схватки, но приглашение он вопреки всему принял. Очень уж умным был взгляд у этого Уто, такой не станет рубить с плеча. Да и не хотелось отправляться в дорогу, когда через несколько часов начнет смеркаться и придется сразу же искать место для ночлега.
  - Несколько наших семей пришли на эту равнину из-за Большой реки во времена, когда здесь жили только 'старые люди'. Мы дрались, мирились, менялись женщинами. В одну из зим стало холодно и все звери ушли с равнины. Осталась только наша семья. Так записано в Доме памяти.
  - На стенах нарисованы только звери!
  - Ты не умеешь читать.
  - А сколько людей в семье Уто?
  - Два раза пальцев рук.
  - Ыыыы,- их беседу прервали трое появившихся охотников. Уто что-то сказал им резким тоном на языке, из которого Андрей не понял ни единого слова, потоптавшись некоторое время у костра, они спустились в пещеру.
  Полный желудок настроил на благодушный лад. Андрей чувствовал себя в безопасности, что-то было в этом Уто такое, что вызывало у него доверие. Интересно, сколько веков назад пришла его семья на эту равнину. И судя по всему, их история подходит к логическому концу. Они или сольются с племенами, которые придут из-за Большой реки, или вымрут в год неудачной охоты.
  - От нашей семьи останется Дом памяти,- Уто словно прочитал его мысли.
  Андрей обдумывал услышанное. Затем решился.
  - Есть и другие земли, далеко на Восходе. Там много зверя, и она так обширна, что Уто может идти много зим и так и не дойти до ее края. В этой земле нет ни 'старых людей', ни темнокожих.
  - Семья Гррх хочет покинуть эту равнину?
  - Эссу еще не знает этого. В семье Гррх нет вождей и 'самых мудрых' как в племенах темнокожих, которые говорят, как должны жить остальные. У нас все решается на сходе семьи.
  - На Восходе нет свободных земель, иначе племена из-за Большой реки не приходили бы сюда в поисках добычи.
  - Эти земли совсем далеко на Восходе, нам нужно будет идти много зим, прежде чем мы достигнем их. Если семья Гррх так решит, то мы уйдем или этой зимой, или следующей.
  Тишина. Андрей молча глядел на костер. Молчал и Уто, словно ожидая того предложения, ради которого говорящий 'старый человек' с волосами цвета солнца и затеял этот разговор.
  - В семье Гррх мало людей. Есть еще несколько семей 'старых людей', но я не знаю, захотят ли они отправиться в Восточные земли. Семья Уто может отправиться с нами, там всем найдется место.
  - Утром я дам ответ,- Уто оставил Андрея у костра и спустился к остальным в разрисованную пещеру.
  Всю ночь снилась семья Гррх. Эсика на стене каньона с завернутым в шкуру криворога ребенком- не застудила бы его- Энку отправляющийся на равнину вместе с неугомонные Эхоутом и быстрым Эхеккой, Энзи и Лэпу, рассматривающие мертвую стоянку темнокожих с пригорка, Эрру, мастерящий сеть для подводной рыбалки...Андрей проснулся с чувством глубокой тоски по дому..Быстрее, в каньон. Он слишком задержался в землях темнокожих, а впереди еще столько дел.
  - Это Уони, он пойдет с тобой,- Уто вытолкнул вперед одного из подростков, которые пришли с ним вчера.- Эссу отправит его к нам за две луны до того, как 'старые люди' уйдут в Восточные земли. Сегодня он оставил свой знак в Доме памяти и стал охотником.
  Что-то в угловатом подростке было не так. Глаза. Они были голубого цвета. Андрей с удивлением крякнул.
  - У нас были раньше женщины 'старых людей', которые доставались нам после сражений, или когда брали их в ваших семьях для наших мужчин. У нас редко, но рождаются дети с глазами цвета льда,- пояснил Уто.
  Юноша с любопытством смотрел на 'старого человека'. Уони никогда их не видел, только женщины иногда пугали непослушных детей, что их заберет 'старый человек', если они не перестанут шалить.
  - Идите два дня по руслу реки, затем повернете в сторону, откуда зимой всегда дует ветер. К закату еще трех дней Эссу и Уони должны пройти между горами и выйти к реке. Вдоль ее русла вы сможете попасть на закатные земли.
  Уони оказался на редкость молчаливым подростком. За пять дней, что они провели вместе, прежде чем выбраться из долины между гор на равнину, он с трудом освоил с десяток слов. Языка девятиглавого племени он не знал, как и Андрей ни слова не понимал из той тарабарщины, на котором общались в семье Уто. Зато на каждом привале он рисовал на снегу палкой фигуры разных животных. Вот уж в самом деле семья художников. Как-то Андрей нарисовал рядом с изображением его лошади морду медведя и подписал привычной надписью Г-Р-Р-Х, затем по технологии 'ручки, ножки, огуречик..' еще и силуэты всех членов своей семьи и показал рукой на запад. Быстрее бы домой.
  'Три зуба' возникли перед ними как-то внезапно. Они шли по совету Уто на север, и вдруг откуда-то совсем рядом появился такой родной холм с узнаваемыми каменными глыбами. А вот и горный 'язык', по которому можно подняться на нагорье белогорцев. Андрей подпрыгнул от радости.
  - Эссу, отдых,- Уони тяжело дышал, не успевая за набравшим ход 'старым человеком'.
  - Завтра пополудни мы будем дома, голубоглазый, ты не представляешь, каково это, вернуться домой, где тебя не было так долго.
  - Пойдем в каньон, Эсика, маленький Эрит замерзнет, сегодня поднялся северный ветер,- Энку не забывал своего обещания заботиться о женщине Эссу и пытался в очередной раз согнать ее со стены в дом Гррх.
  Молодая женщина, которая рассеяно смотрела со стены вдруг привстала и показала рукой на ущелье. На губах у нее заиграла улыбка. Энку повернул голову, между стволами деревьев пробирался Эссу с отросшей бородой и молодой темнокожий.
  - Ты не любишь приходить один, Эссу. И где ты был так долго,- поприветствовал он своего друга на стене, прежде чем успел подхватить вдруг ослабевшую Эсику.
  
   Глава третья: В семье Гррх
  
  - Голову придерживай, у тебя же были дети, должен знать как обращаться с маленькими,- Эсику удивляла его неуклюжесть- не бойся, положи его на шкуру.
   Андрей с облегчением опустил сверток с сопящим во сне Эритом на пол. Легче было со злым Ррр управиться, чем освоить науку молодого отца.
   - Вот Энку совсем с малышом не возится, Иква сама как-то справляется,- проворчал он для порядка.
   - Ты сам его у меня забираешь, чтобы погулять с ним и Имелой по каньону,- синеглазая обняла его сзади своими тонкими, но сильными руками.- Как хорошо, что ты вернулся. Я верила, что ты жив, Эссу даже с Холмов Ушедших смог уйти, чего еще никому не удавалось.
   Первый день после возвращения прошел в какой-то суматохе: в мельтешении знакомых лиц, объяснениях каждому, где он так долго пропадал и хвастовстве членов семьи Гррх достигнутыми успехами. Младшая тянула за руку в сторону своей керамической мастерской, Старшая в 'школу', Эрру и Упеша хотели показать сложенную из скользкого камня печь в Доме Гррх и результаты последней плавки бронзы, а Энзи с Эхоутом рассказать о найденных ими пустых стоянках темнокожих..
   Андрей волевым решением прекратил эту вакханалию, объявив, что все сообщит на сходе семьи через три дня, чтобы не пересказывать одну и ту же историю каждому в отдельности. Заодно там же поделится и важными новостями о будущем семьи, которые надо будет всем вместе обсудить. Последующие дни он выходил из своей землянки только для того, чтобы погулять с сыном, остальное время отсыпался, или болтал с Эсикой о всяких бытовых мелочах. Вот и сейчас он шел по протоптанной дорожке с Эритом на руках вдоль замерзшего ручья рассказывая Имеле сказку про красавицу из семьи 'старых людей' и чудовище из племени кроманьонцев, когда увидел спешащую куда-то по своим заботам Старшую.
   - Я жду тебя, Энку, Энзи, Эхоута и Эхекку на поляне у 'дагара' к закату солнца. Нам нужно обсудить одну проблему,- Андрей решил, что первобытная демократия первобытной демократией, но обсудить с самыми важными членами семьи завтрашний сход и заручиться заранее их поддержкой не помешает.
   - Так ты говоришь, что за Большой рекой живет большее племя темнокожих, которое скоро придет на равнину?- Энку не видел особо озабоченным.- Если они полезут к нам, то мы перебьем их так же, как сделали это с девятиглавым племенем.
   - Мы не справились с девятью семьями и в 'Общем походе' погибло много охотников из наших семей,- Энзи смотрел на вещи трезвее вспыльчивого большеносого.- Эссу убил их каким-то одному ему ведомым способом. Как ты сделал это, Эссу?
   - Я наслал на них безумную болезнь, думаю, что большинство из них умерли, а если кто и остался, то не сможет пережить эту зиму.
   - Неправильно это,- Энку нервно погладил свой топор.- Темнокожих надо убивать в бою.
   Эхекка не стал комментировать информацию и покачал головой. Ну да, его дело маленькое, быстро бегать в дозоре, да готовить молодых охотников.
   - Думаю, это не все важные новости, которые Эссу хотел сообщить завтра на сходе семьи,- проницательная Старшая смотрела ему прямо в глаза.- Не хочет ли он рассказать еще что-то?
   - Нам надо уходить из каньона.
   -!?!?
   - На Закат?- неугомонный Эхоут отнюдь не расстроился. Вот уж кому лишь бы не сидеть на месте.
   - Нет, в другую сторону- на Восход.
   Все заговорили одновременно, и галдеж продолжался до тех пор, пока Старшая не облекла в слова вопрос, озаботивший всех присутствующих.
   - Эссу сказал, что на Восходе обитает большое племя темнокожих, которое хочет переправиться через Большую реку, а за этим племенем есть еще и другие многочисленные племена. Выходит так, что в пути навстречу солнцу нет свободных земель и добычи. Иначе, почему они идут оттуда к нам?
   - Мы должны пройти между идущими на Закат племенами темнокожих, а вот дальше на восход находится обширная свободная земля. Она настолько велика, что можно идти много-много зим и не встретить никого из людей- ни темнокожих, ни 'старых людей', как они нас называют. Но кто-то там, наверное, живет, я не знаю точно. А еще дальше находится наша цель- две огромные земли соединенные перешейком, куда еще не ступала нога человека. Там столько добычи, что даже ребенок сможет прокормиться в одиночку. Нет числа стадам быков и оленей и даже Брр и Ррр настолько разленились, что не идут на охоту, а ждут пока быки сами подойдут к их логову.
   - Не перестарался ли в описании восточного рая,- подумал Андрей.- Уж охотники точно знают, что хищники регулируют поголовье травоядных, и не дадут им излишне размножиться.
   - А если темнокожие придут и туда,- дотошная Старшая прервала долгое мечтательное молчание мужчин.
   - Двести поколений наших потомков смогут жить совершенно спокойно, за это время темнокожие придут только один раз. Но их будет немного. Я точно это знаю.
   - Это даже лучше, чем попасть в Другой мир с топором Гррх и копьем с наконечником из растаявшего камня,- Энку нервно привстал.- Но если бы это место было легко доступно, то темнокожие о нем знали бы и заняли его своими племенами. Так сколько до него идти?
   - Десять- пятнадцать зим, а может и дольше. Нам предстоит долгая дорога, друг мой.
   Описанные Андреем просторы подавляли. В головах людей каменного века расстояния исчислялось переходами от стоянки и до места, откуда можно дотащить на стоянку добычу. День- два максимум в поисках зверя и сразу же обратно. Но идти только вперед без остановки десять зим? Они не могли представить такое большое количество переходов.
   - С нами будут женщины и дети, припасы и оружие, семье Гррх придется пересекать широкие реки и болота. А если нападут темнокожие, то нам тяжело будет отбиться. Так как же мы пройдем, Эссу?
   - Мы будем двигаться зимой, когда реки и болота замерзнут, а летом разобьем временные стоянки в подходящем месте и накопим припасы. Если все пойдет так, как я задумал, то семья Гррх отправится в Долгую дорогу следующей зимой.
   - У нас есть 'карта', Эссу, которую ты нарисовал для учебника 'Географии', где я видела две большие земли далеко на восходе соединенные узким перешейком, она поможет нам найти дорогу в Восточные земли?
   - Даже с помощью 'карты' легко сбиться с верного пути, но мы найдем способы не заблудиться. Однако, я собрал всех вас не только для того, чтобы вы поддержали меня на сходе семьи. Есть задание и сложнее. Семья Гррх не уйдет одна, мы должны взять с собой в Долгую дорогу семьи длинноногих, белогорцев и даже лесовиков. Если кто-то найдет людей из семьи Граки, то и они нам не помешают. Что скажете?
   - Зачем нам они?- Энзи удивленно приподнял свои тонкие рыжие брови.- Рэту и Эпей никогда не уйдут отсюда, теперь вся равнина у 'Трех зубов' принадлежит белогорцам и у них наконец-то достаточно еды для всех. Длинноногие хотят жить только у реки без берегов, а лесовики не мыслят жизни без своего болота.
   - Нас мало, Тень, мужчинам Гррх где-то придется брать женщин, а женщинам искать новую семью для себя. Надежды на то, что мы встретим в дороге 'старых людей' почти нет. Или мы спасемся все вместе, или погибнем.
   - Ты же знаешь что делать, Эссу, чтобы они пошли с нами?
   - Я не знаю,- честно сказал Андрей.- Надеюсь, вы что-то придумаете. И начинайте сейчас же. В племя за Большой рекой ушли вождь девятиглавого племени Ахой и 'самый мудрый'. Ахой силен, но не очень умен, а вот от слуги Хррх можно ожидать чего угодно и я не знаю, сколько у нас времени.
   Его женщина заметила, что он пришел озабоченный. Андрей не стал скрывать причину своей тревоги.
   - Мы так хорошо живем в каньоне, у всех есть еда, дети не умирают зимой и ходят в 'школу' и получают за это дополнительную порцию еды. Тяжело будет убедить людей оставить все это и уйти в неизвестность.
   - Я знаю, синеглазая, но другого выхода у нас нет.
   - Папа, сказку,- Имела хотела узнать, чем закончилась история золотоволосой красавицы и чудовища из семьи темнокожих.
   -... и оказался он вовсе не чудовищем, а заколдованным красавцем-мужчиной из семьи 'старых людей', которого злые темнокожие украли еще в детстве,- закончил он сказку.
   - И откуда ты только все знаешь,- Эсика тоже слушала с интересом.
   Хорошо дома. Но пора и заняться делами.
  Утром следующего дня Андрей улизнул из дома и первым делом отправился в свое любимое детище- в 'школу'.
   'Мудростью случая данными мне знаниями...',- занятия уже начались и слова, привычно проговариваемые Старшей, звучали для Андрея как божественная симфония. Надо бы подумать над тем, как перенести 'учебники' на другие носители, более легкие, не смогут они тяжелые глиняные таблички взять с собой. И во время Долгой дороги 'школа' по возможности должна функционировать. Теперь в 'мастерскую'- от мастеров в походе зависит очень многое и у него для них много заданий.
   - А цвет почему изменился?- Андрей держал в руках острие для копья из последней плавки. Вместо привычного серебристого цвета бронза стала классической- коричневатый с красным отливом.
   - Сын Иквы вместо синих камней- которые закончились- принес другие. Мы добавляли их к зеленым камням, но 'металл', как ты называешь растаявший камень, получался или слишком мягким, или хрупким. А несколько дней назад он принес блестящие темные камни и плавка с ними получилась более быстрой, а острия и ножи снова стали такими же твердыми, какими и были когда у нас еще были синие камни. И вонючий запах исчез ,- Эрру легко перерубил сухую палку красноватым мачете, чтобы продемонстрировать качество растаявшего камня.
   - Пусть сын Иквы подробно опишет все найденные им камни, а вы с Упешей как вы их используете для получения жидкого камня. Старшая все запишет, может еще где-то найдем похожие.
   - Старшая уже приходила, чтобы описать жидкие камни.
   Молодец девочка, может потихоньку и 'учебник' уже написала по первобытной металлургии.
   - Нам нужно два раза пальцев рук волокуш и саней для семьи. И еще, сделайте столько остриев для копий, стрел и ножей, чтобы заняли целую волокушу.
   - Надо сказать Младшей, чтобы приготовила формы для ножей и наконечников для копий.
   - Я скажу, как раз к ней и направляюсь.
   Это было красиво. Младшая, вместе с Ам и Уони из семьи художников высунув языки расписывали горшки. На коричневой неровной поверхности возникали черные быки и красные коровы, похожие на тех, которые Андрей видел на стенах святилища семьи Уто.
   - Не забудьте и Гррх нарисовать,- посоветовал не заметившим его прихода художникам.
   Младшая и Ам оторвались от своего занятия, одновременно взвизгнули, повисли на нем и тараторили, тараторили и тараторили. Он не смог вставить и слова, пока обе не выдохлись и не замолчали.
   - Как же мне вас всех не хватало,- подумал Андрей и погладил девочек по голове.
   - Мы не уметь из земля делать камень как 'старый человек',- коверкая слова испортил лирический момент Уони.
   Голубоглазый темнокожий, оказывается, выучил в каньоне больше слов на языке семьи Гррх, чем за все время пути с ним. Побаивается он его, что ли?
   - Младшая, ты видела светильник, который принес Уони? Слепите такие же из глины. И самое важное, изготовьте с Ам столько форм для наконечников и ножей, пока Эрру не скажет, что ему их достаточно.
   Младшая вздохнула, ей больше нравилось лепить горшки, которые так красиво расписывает голубоглазый темнокожий, или кувшины с чашами, но что поделать, семье нужно оружие для охоты.
   Андрей обратил внимание, что до сих пор не встретил никого из охотников. Только на стене каньона нашел сидевшего в задумчивости Энку.
   - Куда все подевались?
   - Эхоут и Лэпу ушли вниз по реке к длинноногим и лесовикам, Энзи и Эхекка к Белой горе, хотят встретиться с Рэту и Эпеем. Ты же сам сказал, что надеешься на то, что они что-то придумают, чтобы длинноногие и семья с Белой горы отправилась с нами в Долгую дорогу.
   - А как же сход?
   - Семья Гррх доверяет Эссу, все, что он до сих пор делал, шло на пользу всем ее людям. Но ты должен показать, что у нас нет другого выхода.
   Видимо, члены семьи давно не собирались вместе и успели накопить разнообразные новости и теперь на сходе оживленно делились ими между собой. Гррх, красные камни в белом черепе которого красиво отражали языки пламени от факелов, равнодушно слушал гул голосов собравшихся возле него людей.
   - Эссу хочет сообщить вам нечто важное, о чем узнал во время своего отсутствия в семье Гррх,- высокий голос Старшей перекрыл шум, и наконец-то установилась тишина.
   - Кххх-кхх,- Андрей прокашлялся, выпил воды, чтобы прочистить вдруг запершившее горло и пересказал всем то, что он уже сообщил в узком кругу.
   - А что случится, если мы останемся здесь?- прервал установившуюся долгую паузу немногословный Упеша.
   - Мы будем драться за эту равнину, пока какое-то племя не убьет всех наших мужчин и не заберет себе женщин.
   - Я уже уходил от реки без берегов, где жило много поколений моей семьи, чтобы спасти своих родных, не придется ли нам умереть уже в Восточных землях, если Эссу ошибется?
   - Эссу знает что говорит, с тех самых пор, как он вернулся с Холмов Ушедших, везение не покидало его рыжую голову. Это подтверждаю я, Энку.
   - Что же, да будет так,- Эрру ответил и за себя и за своего напарника средиземноморца. Остальные покачали головами в знак согласия.
   Андрей чувствовал, что надо что-то еще сказать. Он понимал людей семьи, зачем что-то менять и подвергать себя опасностям неизведанного пути, когда и так все идет хорошо. Никто открыто не возразил против его планов отправиться в Долгую дорогу, но в тоже время на сходе воцарилось какое-то уныние. С таким настроением все будет у них валиться из рук.
   - Семья Гррх самая молодая семья на этой равнине, но у нас есть то, чего нет у других семей людей и темнокожих- у нас действуют правила жизни семьи Гррх, которые обязаны соблюдать все, наши дети всегда накормлены, а женщины не должны выбирать каждую зиму, кому из детей жить, а кому умирать только потому, что на всех не хватит еды. У нашей семьи есть знание о мире, которое дало нам лучшее оружие. Теперь же, чтобы сохранить все это- мы должны уйти. И тогда еще много-много поколений нашей семьи будут жить в мире и сытости и вспоминать о всех нас- о могучем Энку с топором, умелых Эрру и Упеше, мудрой Старшей, Энзи, неуловимом как тень, быстрым как ветер Эхекке и всех других. Мы останемся навсегда в их памяти только потому, что когда-то приняли правильное решение и отправились в Долгую дорогу.
   Андрею стало даже немного не по себе от своего красноречия, не хватил ли лишку? Но нет, лица окружающих заметно повеселели после его слов. Лесть самое действенное оружие- кому же не хочется, чтобы его имя звучало в веках.
   - Да живет семья Гррх!- закончил он свою речь.
   - Да живет семья Гррх!- прозвучал дружный ответ.
   Череп Гррх на постаменте довольно ухмыльнулся, услышав свое имя, сверкая красными глазами.
   И хотя все вроде уладилось, ленмена Упеши в завершение схода звучала как-то по-особенному грустно.
   Вопросы, вопросы, вопросы. В последующие дни на голову Андрея они обрушились со всех сторон. Сколько нужно саней? Какое количество вяленого мяса и рыбы взять с собой? На какой материал переписать глиняные 'учебники', брать ли с собой зерна дикого ячменя или собирать его на месте летних стоянок, налепить ли еще горшков и кувшинов, или хватит имеющегося количества...И не на все из них у него были готовые ответы. Легче всего решился вопрос с 'учебниками'. Андрей подал Старшей идею, что можно бы нацарапать их на кору деревьев- уж про берестяные грамоты в его время читал каждый школьник- с остальным она разобралась сама. А вот оставшиеся проблемы решались со скрипом. Не хватало подходящего дерева для саней, камней для производства наконечников и ножей из жидкого камня, веревок, шкур для ремней и одежды. Единственное, что имелось в достатке, так это расписанные горшки Младшей.
   Две недели пролетели в один миг, пока Андрей не почувствовал, что окончательно выдохся и объявил выходные для всех. К этому времени вернулись Эхоут и Лэпу, посещение которыми семей длинноногих и лесовиков многое должно было прояснить.
   - Эзуми из семьи погибшего Вичаши сомневается, он хочет поговорить с Эссу и придет вслед за нами через несколько закатов, за ним появятся и несколько человек из числа заречных длинноногих, но они должны сначала обсудить предложение отправиться в Долгую дорогу на сходе семьи, как у них это принято. Я сказал им, что в Восточные земли омывает река без берегов, в которой водится столько рыбы, что сама выбрасывается на берег- Эхоут свою задачу, кажется, выполнил. Во всяком случае, длинноногих заинтересовать он смог. Наверняка и ужасы ожидавшегося нашествия племен темнокожих из-за Большой реки во всей красе описал.
   - Жители Болота придут через одну луну все сразу и уже не вернутся к себе в леса,- скромно молчавший Лэпу обрадовал его своим известием.
   - Как тебе это удалось?
   - В 'Общем походе' погибли трое из лесной семьи, а самого старшего охотника придавило деревом в Болоте. Их осталось всего четыре мужчины и восемь женщин с детьми. Я сказал, что в семье Гррх никто не голодает и она примет всех. Они знают в дереве больше остальных людей и темнокожих. С ними наши мастера быстрее сделают сани и волокуши.
   - Разве мы не отправляемся в Долгую дорогу следующей зимой?- почему же в семье Гррх уже усиленно к ней готовятся, ведь уйдем мы только через много лун- Эхоута удивлял царивший на стоянке аврал.
   - Мне будет спокойнее, если все будет готово, и мы сможем в любое время уйти в Долгую дорогу, не тратя время на сборы.
   Что-то подгоняло Андрея, точнее кто-то. И был это никто иной как плюгавый 'самый мудрый' из девятиглавого племени. Он сам видел, как его уводили после разгрома семьи Ам, а через несколько месяцев пленившее его племя Ахоя отправилось громить стоянки грэлей. Нужно быть готовым ко всему. А пока надо дождаться Энзи и Эхекку с новостями о решении белогорцев.
   - Это плохое дерево и сани сломаются через несколько дней пути,- Лэпу пнул ногой заготовку для полозьев, которую собирался обработать Упеша.- Лучше использовать середину ствола от кедра, это самое крепкое дерево.
   - Кедра мало в каньоне и его трудно обрабатывать, очень уж он твердый.
   - Зато этого дерева много выше по ущелью.
   - Эссу, нам нужны еще топоры из растаявшего камня, чтобы рубить деревья, камень быстро крошится,- обратился он слушавшему их перепалку Андрею.
   Юный лесовик был прав, но на топоры уходит много металла. Может делать их не такими большими, как топор Гррх Энку. У большеносого это скорее секира для сражений, а не хозяйственное орудие.
   В итоге сошлись на том, что два небольших топора изготовят, как только сын Иквы принесет достаточное количество зеленых и черных камней. Надо подождать, когда в каньон переселятся жители Болота, уж с их умением обрабатывать дерево проблема с нужным сырьем для саней быстро разрешится.
   Андрея беспокоило исчезновение Энзи и Эхекки. Вроде бы путь до Белой горы гораздо короче чем до длинноногих, между тем Эхоут с Лэпой уже несколько дней как вернулись, а от отправившихся к белогорцам все еще ни слуху, ни духу. Могло ли с ними что-то случиться в дороге? Да нет, уж с кем с кем, а с Энзи такое маловероятно. Или Рэту опять ведет свою игру и задержал их в семье?
   - Бу-бу-бууу.. .
   Сигнал рога Энку был одиночным, а не тройным, а значит, прямой опасности для них нет и он хочет сообщить что-то важное. Андрей поспешил к выходу из каньона, но прежде чем он дошел до стены, увидел идущих навстречу Энзи, Эхекку и сопровождающего их Энку.
   - Белогорцы пойдут с нами,- выпалил Энзи прежде чем Андрей успел произнести хоть одно слово.
   Андрей вздохнул с облегчением. Все-таки он переживал за семью с Белой горы. Она не чужая для них всех: Эссу, Эхекка, Эсика, Энзи- все они пришли в каньон с нагорья и не хотелось оставлять их одних на равнине без шансов отбиться от экспансии темнокожих.
   - Но как ты убедил упрямых Рэту и Эпея?
   - Они не хотели и слушать о том, чтобы отправиться в Долгую дорогу, но я сказал, что уйдут все семьи с равнины и тогда они останутся одни. Тогда они призадумались. А когда вернувшиеся с охоты мужчины с Белой горы сообщили, что видели большое стадо быков, бежавшее без всякой причины, то они стали не такими категоричными. Я убедил их, что бегут они от бесчестной охоты темнокожих. Нам помогла и Грака, я подговорил ее, чтобы она повлияла на Рыжего. Но белогорцы желают, чтобы после прихода в Восточные земли все семьи снова стали жить сами по себе и по своим обычаям.
   - Так и будет, Энзи. Так и будет. Ты выяснил, почему бежали быки?
   - Чтобы узнать это мы с Эхеккой и задержались. В двух переходах от 'Трех зубов' мы видели потухшие костры и следы на снегу. Это в самом были деле темнокожие, но их было всего несколько человек, которые вышли на охоту.
   - Это не охота, Энзи, это племя из-за Большой реки присматривает равнину для себя. Нам надо торопиться.
  
   Глава четвертая: Уйти нельзя остаться
  
  Андрей готовившийся в каньоне к Долгой дороге и не подозревал, какой переполох в семье из под Белой горы и у длинноногих вызвали посещения людей Гррх. Всего два года назад жизнь в семьях неандертальцев текла своим чередом, одним, раз и навсегда установленным порядком- мужчины добывали еду, женщины искали корни пырея, а в сезон собирали ягоды и зерна недоспевшего ячменя, дети потихоньку росли на стоянках и готовились ко взрослой жизни. Появившиеся поколения назад с востока темнокожие, конечно, мешали жить и потихоньку занимали всю равнину, но к этой опасности все постепенно привыкли, как привыкают к неизбежной напасти от которой нельзя спастись- ежегодному голоду зимой, или увечьям, которые охотники получают на охоте. К тому же от новых людей, не похожих на семьи равнины, можно было уйти в горы или же убежать на Закат, как это сделали большеносые или семья Граки. Так и жили год за годом.
  Все изменилось, когда Эссу пришел с Холмов Ушедших. Как-то незаметно основанная им семья Гррх привязала к себе все другие между Большой рекой и Закатом семьи. Люди из старых семей переходили в семью Гррх, появился общий 'базар', где можно было выменять себе что-то нужное, мужчины из разных семей, которые раньше и не знали, да и по большому счету и не хотели знать друг о друге, сдружились после 'Общего похода'. А горшки, сети, твердые наконечники для копий, силки для мелкой дичи, которые мог установить и ребенок, заготовка мяса и рыбы впрок с помощью 'белой эссы'- эти полезные нововведения были подсмотрены в семье Гррх, а вещи обменены на шкуры быков и большерогов. Жизнь в семьях стала сытнее, а благодаря непонятному исчезновению темнокожих еще и безопасней. Перемены были полезны, но происходили как-то слишком...быстро. А теперь вдруг Эссу затеял отправиться всем вместе в Долгую дорогу.
   - Мы не хотим уходить, но и не можем остаться, как мы объясним людям, что мы отправляемся в Долгую дорогу на много-много зим?- обычно спокойный Рэту нервно ходил по своей землянке вокруг сидящих на шкурах криворога Эпея Три Пальца и Эдины.- Не все перенесут этот путь.
   - Не хочет ли Эссу объединить наши семьи, чтобы все жили по правилам Гррх? Ты сам говорил Рэту, что это не тот Эссу, которого оставили на Холмах Ушедших. Кто знает, что у него в голове. Старый Эссу никогда бы не ушел из под Белой горы.
   - В семью Гррх и так приходят мужчины и женщины из других семей. Не ты ли храбрый Три Пальца отвел свою сестру с детьми к хромому Эрру,- вмешалась прислушавшаяся к разговору Грака, на руках которой спал ребенок.- А Энзи сказал, что как только мы придем в Восточные земли, каждая семья будет жить так, как она того желает.
   - Энзи и Эхекка утверждают, что видели следы у костра, которые оставили несколько темнокожих, если племя из-за Большой реки придет на равнину, то эта зима станет только передышкой до наступления следующей. Одни мы не справимся,- чистый лоб Рэту пересекла морщина.
   - Люди не испугаются каких-то там следов, которые видел, а может и не видел Энзи. Для них важно, что в семье сейчас все хорошо, а далеко в будущее они не заглядывают.
   - Еще много новых лун появится на небе, прежде чем Эссу отправится в Долгую дорогу. Не будем торопиться, время у нас еще есть, мы примем верное решение, уйти или остаться- подала голос молчавшая до того Эдина.
   Эзуми смотрел вслед уходящей семье лесовиков. Они провели ночь на стоянке длинноногих и теперь отправлялись вверх по течению замерзшей реки в каньон семьи Гррх. Эзуми понимал их решение, их было всего четверо мужчин, восемь женщин и полтора десятка детей. Тяжело было бы выжить в Болоте. Но у правобережных длинноногих нет подобных проблем. Наоборот, теперь охотники в поисках добычи стали заходить далеко вглубь равнины, а не жаться к побережью, как это было раньше. Эзуми не устоял перед напором Эхоута, когда дал согласие присоединиться к семье Гррх и уйти в Долгую дорогу, да и кто бы устоял? Когда Эхоут еще не ушел с Эссу редко кто в семье мог отказать ему в осуществлении его авантюр. Только Вичаша мог управиться с ним. Мудрый Вичаша, как жаль, что ты остался прикрывать отход остальных в том узком ущелье, откуда и не вернулся, уж ты бы точно принял правильное решение, которое пошло на пользу семье. Эзуми не хватало его взвешенности и способности видеть на пару шагов вперед. А может и не нужно брать всю ответственность на себя? Не отправиться ли сейчас же вместе с Эшункой на левый берег и узнать, что решила другая, более многочисленная семья длинноногих? А потом сделать точно так же. Эзуми повеселел- в случае чего он снимал с себя часть ответственности, сославшись на общее решение.
   Жизнь на стоянке левобережных длинноногих била ключом. На первый взгляд хождения мужчин и женщин туда-сюда выглядели хаотичными, но Эзуми знал, что каждый из них выполняет часть общей работы. В этом они чем-то походили на семью Гррх, только вместо 'школы' был 'детсад', где за юными отпрысками по очереди приглядывали крепкие мужчины. Вот и сейчас, несколько охотников наблюдали, как визжащие дети кидают друг в друга снежки или скатываются с крутого берега на лед замерзшей реки. Женщины, которые летом собирали коренья и ягоды, а затем распределяли еду по землянкам, сейчас занимались своим хозяйством. Соседей с противоположного берега, конечно, заметили, но подошли к ним мужчины, только отправив детвору к матерям. Так уж у них было заведено- кто-то да должен всегда за присматривать за младшими.
   - Суетятся, не так уж у них все и спокойно, как хотят показать- позлорадствовал Эзуми, прихлебывая из чаши уху из речной рыбы. Не одного его выбили из колеи вести, которые принес с собой беспокойный Эхоут.
   - Хорошие горшки взяли вы у семьи Гррх, вкусно рыба получилась,- похвалил он вслух угощенье хозяев.- Но только ли хорошее приходит к нам из их ущелья?
   Словно плотину прорвало, помалкивавшие до сих пор левобережные длинноногие заговорили все одновременно. Тема явно стала больным местом для семьи.
   - Никуда я не уйду..
  - Теперь и Болото стало нашим, когда оттуда ушли лесные жители..
   - Зачем тебе Болото, если через одну- две зимы рядом с ним снова появится стоянка темнокожих..
   - Уходить надо на Закат, а не Восход...
   - Я уйду в Долгую дорогу, в семье Гррх много крепкого оружия и храбрые мужчины..
   - Молодые охотники на зверя не прочь отправиться в Долгую дорогу, а вот более зрелые и те, кто ловит рыбу в реке без берегов, опасаются,- подумал Эзуми.- И как они договорятся, если семья разделилась почти пополам? Все-таки должен в семье быть авторитетный охотник, такой как Вичаша, слово которого будет неоспоримым в подобных случаях.
   - А что решили вы?- не придя к согласию, мужчины обратились уже к своим гостям.
   - А ведь и они ждут того, как поступим мы,- понял Эзуми. Никто не хочет остаться один. Уйдем мы- не останутся на берегу моря и они. И наоборот. Со всей ясностью он понял, что решать судьбу двух семей придется именно ему и момент этот уже наступил. Под тяжестью груза необходимости принять судьбоносное для всех решение у него опустились плечи. Эзуми на мгновение показалось, что где-то за кругом сидящих охотников стоит хмурый Вичаша. Он моргнул и наваждение исчезло. А как бы мудрый поступил на его месте? Эзуми ни разу не видел, чтобы авторитетный охотник что-то советовал с лицом, на котором читалась хотя бы тень сомнения? Неужели седобородый всегда был уверен в себе? Да быть такого не может. Просто свои сомнения он держал при себе. И ему нужно поступить так же.
   - Когда Вичаша в 'Общем походе' остался в ущелье, чтобы задержать врага и дать нам время дойти до спасительной реки, то перед тем как уйти он сказал мне: 'Если я не вернусь, Эзуми, то именно ты должен дать семье понять, что бы я им посоветовал сделать в трудной ситуации'.
   Эзуми самому нравилось, как полились слова из его рта. Плечи его расправились, он почувствовал уверенность в себе. Эшунка с удивлением на него глядел, не узнавая брата.
   - Что бы сказал Вичаша, если бы он сегодня был с нами и попробовал вкусную горячую уху из горшка? Когда Эссу спас меня и Эшунку с его женщиной и детьми в реке без берегов, безбородый поступил так, как должен был сделать каждый из семьи длинноногих. Вичаша отметил это. Когда Эссу предложил отправиться в 'Общий поход', то он дал нашим мужчинам крепкие наконечники и ножи из растаявшего камня. Эссу заботился о наших мужчинах так, как должен поступать длинноногий. И Вичаша опять отметил это. На 'базаре', где собрались все семьи, Эссу дал нам много горшков, в которых можно варить рыбу, наконечники и ножи из растаявшего камня, обменяв их на шкуры быков и большерогов, и тогда Вичаша сказал мне, что не нужны Гррх наши шкуры, а Эссу хочет, чтобы длинноногим было хорошо.
   Эзуми передохнул и посмотрел на внимательно слушавших его охотников.
   - Я, Эзуми, думаю, что если бы Вичаша не остался тогда в ущелье, а был сейчас с нами, то он бы опять поддержал Эссу, как всегда это делал, и наша семья отправилась бы в Долгую дорогу.
   Эзуми показалось, что за спинами мужчин длинноногих опять появился Вичаша. На сей раз седобородый довольно улыбался. Значит, он все правильно сделал, теперь он был уверен в этом.
   - Я был рядом с тобой, когда Вичаша и Эрит отправились в ущелье, мудрый не говорил ничего из того, что ты только что рассказывал,- они возвращались к себе, пересекая реку по льду, и только Эшунка никак не мог успокоиться.
   - Это неважно, все у нас будет хорошо,- Эзуми был совершенно спокоен, неуверенность последних дней покинула его.
   Если бы неведомый наблюдатель каким-то непостижимым способом смог бы ночью подняться достаточно высоко, чтобы разом осмотреть всю равнину между Большой реки и до самых гор на Закате, то на всем огромном пространстве увидел бы только несколько огоньков от костров в каньоне, в предгорьях и на побережье. При условии, что этот трюк удался бы ему и год назад, то он бы, конечно заметил исчезновение огоньков, которые прежде занимали всю центральную часть равнины. Зато совсем рядом, через Большую реку, огоньков становилось все больше и больше, и чем дальше на восток, тем ближе они располагались друг к другу. У одного из них, расположенного на самом восточном берегу Большой реке, после заката солнца собрались несколько мужчин, которые тихо что-то обсуждали.
   - Почему ты все время куда-то уходишь и оставляешь меня одного в этой семье,- чернобородый мужчина швырнул прочь обгрызенное ребро горбатого быка.
   - Так было угодно Хррх,- старик в меховой шапке не обратил внимания на недовольство бывшего вождя девятиглавого племени.- Сегодня днем я привел троих 'самых мудрых' из семей с этого берега Большой реки. Все они согласны, что до наступления тепла необходимо пересечь реку и занять земли девятиглавого племени.
   - Почему же мы еще не на другом берегу?
   - Ты забыл, Ахой, о безумной болезни. Охотники из других семей уже были на другом берегу и сожгли несколько мертвых стоянок. Тех, кто спасся из девятиглавого племени, убили издалека тонкими копьями. Только когда все шатры будут сожжены и оставшиеся в живых убиты, мы сможем занять равнину. Так сказал сделать Хррх. Через одну луну соберутся 'самые мудрые' и вожди всех семей с этой стороны реки, будь готов к этому. А пока можешь взять несколько мужчин и отправиться к Запретной стоянке, откуда возродилась болезнь. Мне непонятно, почему она пришла снова. Сожгите ее. Неподалеку находятся земли грэлей, которые живут у реки с горькой водой. Постарайтесь, чтобы они вас не видели.
   Ахой довольно оскалил зубы. Наконец-то он покинет это место, на которое они наткнулись, едва перейдя Большую реку. Конечно, он понимал, что им невероятно повезло- их не убили сразу же, как только они появились между землянок стойбища и их окружили охотники. Ахой уже думал, что кто-то воткнет в него копье с костяным или каменным наконечником и собирался дорого продать свою жизнь. Их спас 'самый мудрый', заставивший положить его копье на снег, а после они оказались в шатре 'самого мудрого' этой стоянки. Вождь девятиглавого племени уснул под разговор двух стариков. На следующий день оба последователя Хррх куда-то ушли, а он так и остался здесь. Ахой скучал- размеренная жизнь, где охота сменялась всеобщим обжорством была не для него. Для человека, который вел вперед целое племя из девяти семей, она казалась пресной.
   На первой же охоте он проткнул насквозь молодую телку своим копьем. Мужчины семьи подходили к жертве, качали головой и с уважением смотрели на возвышающегося над ними на целую голову чужака. А вечером на него напали двое, оставшиеся лежать на снегу с разбитыми головами. Впавшего в ярость Ахоя державшего в руках окровавленный камень с трудом оттащили от тел другие мужчины семьи. Он забрал себе женщин убитых и давал им и их детям лучшие куски добычи, как и 'самому мудрому' стоянки. Никто не посмел возразить. Теперь Ахой решал, когда всем идти на охоту и как распределять добытое. 'Самый мудрый', который время от времени посещал ближнюю к реке стоянку, одобрил его поступок.
   - Теперь ты самый сильный охотник в этой семье, но еще не наступило время переходить реку. Я дам знать, когда нужно будет это сделать,- говорил он ему.
   И наконец-то этот миг наступил. Завтра же он и еще трое охотников отправятся к Запретной стоянке, как и сказал 'самый мудрый'. Заскрипит снег под их ногами, холодный ветер припорошит их бороды мелкой замерзшей водой- скука начнет отступать. Ахой раньше всех ушел от костра, чтобы сообщить новость мужчинам стоянки и подготовиться к походу. У костра остались только 'самые мудрые'.
   - Ахой не очень умен, как он сумел объединить девять семей на другом берегу?
   - На то была воля Хррх и поддержка 'самых мудрых' всех девяти семей. Поддержат и сейчас. Он силен и может повести охотников за собой. Этого достаточно. А при необходимости он умеет усмирять свою ярость.
   Старик покачал своей головой. На узком лице с широким носом читалось недоверие.
   - Быть сильным недостаточно, чтобы люди пошли за тобой. Я уже говорил, что мужчины все чаще находят следы охотников чужих семей идущих с восхода. К середине зимы мы пересечем Большую реку, тем более что земли на равнине теперь свободны.
   - На равнине живут еще и грэли...
   Собеседник не ответил, возможно, он счел, что плосколицый 'самый мудрый' пошутил.
   'Лесовикам' непривычно было так много ходить. Они привыкли охотиться на своем болоте поросшем лесом. А там, между деревьев, нет необходимости много бегать за дичью. Надо уметь затаиться так, что даже пугливый лесной олень не заметит слившегося со стволом сосны охотника, пока не станет слишком поздно и короткое копье не воткнется в его округлый бок.
   К тому времени, когда неожиданно появился Лэпу, дела в маленькой семье обстояли совсем плохо. Лучшие охотники не вернулись из 'Общего похода' и голод сразу же стал привычным обитателем лесных землянок. Эссу не обманул и в семье осталось их оружие из растаявшего камня и горшки для женщин, но что толку, если некому использовать крепкие копья и острые ножи. В горшках вместо мяса варили теперь собранные женщинами ягоды, чтобы напоить детей горячим отваром и притупить чувство голода. И тут появился Лэпу, который принес с собой целый ворох сушеного мяса завернутого в шкуру. Кто его знает, возможно, если бы не отчаянное положение и жирный бульон из мяса, которым накормили всех женщин и детей, лесовики никогда бы и не согласились принять приглашение семьи Гррх отправиться в Долгую дорогу. Но когда у тебя всего четыре охотника, один из которых к тому же еще и старик, восемь женщин и три раза пальцев руки детей, то выбора уйти или остаться по большому счету и нет. Наоборот, жители Болота решили не дожидаться следующей зимы и отправиться в каньон сразу же, как только соберут свои нехитрые пожитки и погрузят их на сани. Лэпу научил их хитрости изготовления волокуш и саней, а уж в обработке дерева равных лесовикам на равнине никого и не было.
   - И в самом ли деле топором из растаявшего камня можно срубить дерево толщиной в два кулака?
   - Я сам такой видел в 'Общем походе', у Энку большеносого был топор Гррх, ему и ствол в четыре кулака нипочем. Деревья, из которых мы в походе делали плоты, были срублены топором Энку,- встрял в разговор один из молодых мужчин.
   Старик пораженно промолчал. Каменными топорами они для своих нужд рубили скорее жердочки, но никак не большие деревья.
   - Я попрошу Эссу, чтобы мастера сделали нам такие топоры,- Лэпу решил добить бывших сородичей, чтобы у них не осталось и тени сомнения в принятом решении. Пожалуй, из всех людей Гррх у него была самая легкая миссия. Всего через несколько дней после того, как Лэпу ушел с Болота, семья лесовиков двинулась вслед за ним.
   Впрягшиеся в сани женщины без сил опустились на лед реки. Привал.
   - Говорил вам, не берите с собой все старые шкуры, тяжело будет тащить,- старый охотник, который шел в середине обоза уселся рядом с ними. Еще двое мужчин ушли вперед, а один страховал людей позади.
   - Если до каньона так тяжело идти, то какой же будет Долгая дорога,- женщины приуныли.
   - Эссу что-нибудь придумает, до следующей зимы еще много лун,- отмахнулся старик.- И там будет много сильных мужчин, а не только женщины и дети как у нас. Мы обязательно дойдем до восточных земель, где нет людей и много зверья, лесов и болот.
   Обоз остановился, и лучшей возможности напасть на него могло и не представиться. Двоих охотников, которые ушли далеко вперед, не было видно, а шедший последним молодой мужчина куда-то исчез. Узколицый из семьи с берега Большой реки вопросительно посмотрел на Ахоя, лежавшего рядом на обрывистом берегу. После долгой паузы вождь девятиглавого племени отрицательно покачал головой. Еще не время. 'Самый мудрый' просил осмотреть Запретную стоянку и сделать это так, чтобы грэли не узнали об этом. И пусть внизу на реке одни женщины, дети и старик, нападение придется отложить. Не любит вредный старик, когда что-то не по его желанию происходит.
   - Какой странный наконечник копья у старого грэля, блестит на солнце, это где такой камень они нашли,- узконосый продолжал рассматривать остановившийся на льду обоз.
   - Такой камень только у грэлей и встречается, очень крепкий, не ломается, когда в кость попадешь. Достались нам несколько этим летом несколько копий с таким острием, но потеряли их, когда безумная болезнь появилась. Нам надо быстрее к Запретной стоянке, пока грэли к ней не приблизились. Она недалеко от реки.
   Кто-то побывал на Запретной стоянке вопреки воле 'самого мудрого'. Ахой убедился в этом, осторожно осмотрев обвалившиеся шатры, он заметил, что в одном месте скелеты уложены в ряд. Зверь такое никогда не сделает, только человек. Как бы то ни было, теперь понятно, почему возродилась безумная болезнь- ее принес нарушитель запрета на посещение этого места. А кто именно, это уже и не важно, сам и сгинул где-то на равнине, вместе со всем племенем. Мужчины собрали сухую траву и топляк с реки, чтобы выжечь всю территорию Запретной стоянки. Так сказал сделать 'самый мудрый', хотя Ахой и не находил связи между огнем и распространением болезни. Ну, старику видней, раз приказал сжечь все старые стоянки девятиглавого племени, а заодно убить и тех, кто каким-то чудом выжил.
   - Какой красивый камень,- узколицый поднял что-то с земли рядом со скелетами и почистил о свою одежду.- Хорошо его обработали, очень гладкий.
   Камень выглядел знакомым, Ахой снял с шеи ожерелье, которое нашли прошлой осенью недалеко от места, где проходила ярмарка девятиглавого племени и сравнил с находкой. Это было звено с его украшения, которое кто-то потерял, когда находился на Запретной стоянке.
   Дым. Толкавшие сани лесовики остановились. Со льда было видно, как им еще полдня пути, надо будет сказать об этом Эссу.
  
  
   Глава пятая: Вторжение
  
  
  Полезное это все-таки дело, сделать паузу в несколько дней посреди тяжелой работы. Проснувшийся Андрей чувствовал себя отдохнувшим и свежим. Он вытянулся на полу, захрустев пальцами. Хорошо.
  - Агу-гу-гу...
  Насосавшийся материнского молока маленький Эрит довольно замурлыкал. Эсика в ответ засюсюкала. Идиллия.
  - Бу-бу-буу..
  Рог Энку. Большеносый хочет сообщить что-то важное, не станет он подавать сигнал, чтобы просто с кем-то поговорить со скуки. Пора браться за дела. Пощекотав Эрита Младшего за животик, Андрей вышел из шатра.
  - Люди с Болота пришли,- мотнул Энку головой в сторону медленно приближающихся к стене каньона саней.
  Подбежали Старшая, Эхекка и Энзи. Так уж было заведено, что услышав горн, они должны были собраться все вместе.
  - Женщины, дети и почти нет мужчин,- прикинув, насколько увеличится ежедневный расход припасов, Старшая печально вздохнула.
  - Есть кому теперь сани мастерить,- в противоположность ей подбежавший к их компании запыхавшийся Лэпу сиял как начищенный наконечник из растаявшего камня.
  Андрей понимал озабоченность Старшей, почти три десятка лишних ртов, из которых только трое могут отправиться на охоту с другими мужчинами, чтобы добыть пропитание. Но искать зверя по равнине он их не отправит, они нужны семье Гррх как мастера по обработке дерева. Лэпу обещал, что как только лесовики присоединятся к ним, они смогут изготовлять по паре саней в день. Заодно и Эрру со средиземноморцем избавятся от нелюбимого дела и сосредоточатся на выплавке бронзы. И еще, это была его затея, собрать все семьи вместе и отправиться в Долгую дорогу, значит и решать связанную с этим проблему увеличившегося числа едоков придется ему самому.
  Старшая вдруг взвизгнула и пригрозила кулаком побежавшему вниз к лесовикам Лэпу, а затем рассмеялась. Ущипнул и убежал. Все с удивлением посмотрели на Старшую. Непривычным было для холодной девочки такое проявление эмоций, а уж то, что Лэпу после этого крепко не досталось и вовсе удивительно.
  После разговора с лесовиками от утреннего хорошего настроения не осталось и следа. По их описанию места получалось, что странный черный дым, который они видели, шел со стороны Мертвой стоянки. В самом костре на равнине ничего удивительного нет: могли и охотники длинноногих развести, чтобы погреться, хотя и удивительно, что они так далеко ушли от берега моря. Но такой же дым видел и Энзи, когда находился в семье из под Белой горы. На равнине явно происходило что-то странное, Андрей не верил в такие совпадения, похоже, что он видит только разрозненные детали картины. И лучше с этим ребусом разобраться сейчас, за полгода до отправления в Долгую дорогу, чтобы потом не столкнуться с сюрпризами.
  - Эссу, а сколько всего нам нужно саней?
  Простой вопрос Лэпу поставил его в тупик. Точно было известно число людей только в семье Гррх и теперь у лесовиков, а вот что касается белогорцев, не говоря уж о семьях длинноногих, то здесь он мог оперировать только примерными цифрами. Это еще не считая семьи 'художников', если те вдруг решатся покинуть свою расписанную пещеру.
  - Одни сани придутся на четырех человек, иначе они выйдут слишком тяжелыми, не получится толкать.
  - Я узнаю у Эхоута и Энзи сколько людей живет у Белой горы и у длинноногих,- Старшая как всегда взяла на себя самую скучную работу.- Имеющегося у нас сушеного мяса и рыбы не хватит в дорогу, а зимой мужчины не смогут добыть много зверя. Надо что-то придумать.
  - Запиши имена всех, кого они вспомнят. И раздели свой общий список на мужчин, женщин и детей младшего возраста,- раз уж пришла необходимость, то почему бы не провести первую в мире перепись.- С Уони я сам поговорю.
  Найти молодого кроманьонца оказалось не легкой задачей. Все, кого он спрашивал о его местонахождении, отвечали, что видели его с Младшей и Ам, а вот где они сейчас им не известно. Наконец повстречалась женщина Эрру, которая сказала, что видела эту троицу, направлявшуюся в пещеру Гррх.
  - Чтоб меня,- как только Андрей вошел в Дом Грхх, то он забыл, для чего он сюда направлялся.
  Большой зал пещеры был освещен двумя десятками светильников, в свете которых были видны нарисованные на стенах изображения медведей. Заметив его, все трое довольно оскалили зубы, ожидая похвалы.
  - У гррх окрас другой, не такой темный-проворчал пришедший в себя Андрей.- Но это хорошо, что вы разрисовали Дом Гррх, пусть здесь останется память о нашей семье после того, как мы уйдем отсюда. Уони, а сколько людей в вашей семье?
  - Четыре раза пальцев рук,- выдавил из себя подросток после долгой паузы. То ли обдумывал, стоит ли делиться этой информацией, то ли про себя считал.
  Хорошо, что у них есть полгода, успеют и сани изготовить, и еду запасти. Подсушенное мясо и рыба незаменимы в пути, но в санях нет лишнего места. А если измельчить часть сухого мяса и залить топленым жиром? Объем станет меньше, а калорий больше. А хранить можно в горшке Младшей. Вкус, может и не всем понравится, но когда дети голодны зимой, выбирать не приходится. Только где столько мяса взять? Андрей вспомнил гору быков, которая осталось лежать у Холма ушедших после Большой охоты девятиглавого племени. Поставить бы тогда рядом временную стоянку, на год вперед можно было бы припасов сделать.
  - Надо бы посмотреть, что за дым видели лесовики по пути в каньон- Энзи как всегда подкрался незаметно. И как только нашел его, по следам прошел что ли?
  - Мы с Энку тоже пойдем, были мы с ним как-то рядом с Мертвой стоянкой, видимо кто-то поджег ее- в той местности нечему больше гореть- дорогу я хорошо помню.
  А вот то, что он побывал на Мертвой стоянке еще раз в одиночку Энзи знать необязательно.
   На Большой реке
  - Это грэли наслали безумную болезнь, которая уничтожила девятиглавое племя, вот что я нашел на Запретной стоянке- Ахой почти кричал, показывая 'самому мудрому' мелкий красивый округлый камень.
  - Камень похож на такие с твоего ожерелья, но почему ты решил, что его сделали грэли? Они не могут так красиво его обработать.
  - Мне сказал тот странный грэль, который пришел на ярмарку девятиглавого племени.
  'Самый мудрый' замолчал. При всем своем недалеком уме Ахой нащупал нечто такое, что пропустил он сам. Могла ли быть взаимосвязь между появлением грэля и эпидемией? Никакой. Он никогда не слышал, чтобы грэли разносили безумную болезнь. Но ожерелье, с которым Ахой не расстается, нашли незадолго до того, как на ярмарке появился грэль, а он, по утверждению вождя, признался, что изготовил его сам. Но грэль мог и неправильно понять Ахоя. А теперь и звено ожерелья нашлось на Мертвой стоянке. Может он и ошибся, когда поддавшись порыву спас грэля в ту ночь, перед тем как они перешли Большую реку. Что-то связывало все эти события, хотя и не напрямую.
  - Это уже неважно, принес болезнь грэль или охотник из девятиглавого племени, который посетил Запретную стоянку и там случайно рассыпавший найденное ожерелье. Завтра мы будем есть мясо быка на сходе семей узколицых, где выберут нового вождя племени и будет обсуждаться переход через Большую реку. Старый вождь утонул в Большой реке пять лун назад и по обычаю узколицых, каждый возглавляющий одну из семей мужчин может стать новым вождем всего племени, конечно, если его поддержат большинство 'самых мудрых'. Будь готов ко всему.
  - А грэли..
  - Не думай об этом, Ахой. Займи лучшие земли для своей новой семьи, ты знаешь равнину лучше, чем остальные. А грэлям нет здесь места.
  Недовольно Ахой нагнулся перед выходом из шатра, чтобы не стукнуться головой о низкую перекладину, сделанную из ребра Большого зверя. Какой он все-таки большой и сильный.
  - Все ли стоянки девятиглавого племени сожжены и все ли выжившие убиты,- из задумчивости 'самого мудрого' вывел старик из семьи Ахоя.
  - От девяти стоянок остались только угли, можно переходить реку, я слышал, что некоторые из семей узколицых уже отправили людей, чтобы начать обустраивать стойбища на другой стороне Большой реки. Надо завтра определить место каждой из семей на том берегу, чтобы не было недовольных.
  Сколько их здесь. Ахой был поражен количеством собравшихся на сходе людей. Одних 'самых мудрых' было больше двух десятков. Их сразу видно, все старые, в шапках из лисицы, а некоторые и с палками. Отдельно от них стояли молодые сильные мужчины- вожди или авторитетные охотники. Ахой отметил, что и среди них есть какое-то разделение, мужчины разбились на группы по 3-4 человека.
  - У узколицых заведено не так, как было в девятиглавом племени. Три-четыре семьи расположенные рядом у них объединяются в роды, а уже роды образуют племя. Кроме вождей семей есть и вождь всего племени, его выбирают, если больше половины 'самых мудрых' захотят этого.
  Устройство жизни в племени узколицых показались Ахою сложными. Сам он стал вождем по праву самого сильного и удачливого охотника. 'Самые мудрые' у них тоже были важны, но не настолько, чтобы решать вопросы всего племени. Их дело было общаться с Хррх, или лечить покалеченных на охоте мужчин и заболевших женщин и детей.
  - Я убил двоих мужчин, прежде чем возглавить семью с левого берега Большой реки, а 'самый мудрый' не вмешался.
  - Они первыми напали на тебя, если бы было иначе, то тебя прогнали бы из семьи. К тому же Ахой сильный охотник и 'самый мудрый' решил, что он принесет больше пользы если останется, а не уйдет.
  'Самый мудрый' отошел от Ахоя и присоединился к выстроившимся кругом вокруг большого белого камня служителям Хррх. Вожди из родовых семей окружили их, образовав, таким образом, второе рыхлое кольцо. Ахой замешкался, он просто не знал, к какому роду относится его семья и кому стать поближе, в итоге растолкал всех стоящих рядом и остался в одиночестве.
  - Хррх, Хррх..
  Ахой переминался с ноги на ногу, солнце стояло уже высоко в небе, а 'самые мудрые' все продолжали стоять вокруг белого камня. Время от времени кто-то выходил из круга, чтобы угольками оставить на неровной каменной поверхности рисунки в виде пары точек или неровных зубцов. Остальные сопровождали это действия криками. Наконец-то валун осыпали красноватым порошком, и на этом первая часть схода закончилась. Время есть жареное мясо.
  К делу, ради которого, собственно говоря, и собрались, приступили после обеда. Вот тут страсти разгорелись уже нешуточные. Перейти Большую реку и разделить угодья между своими семьями каждый род решил самостоятельно, а споры возникли из-за того, кому какой кусок равнины должен был достаться. Никто не хотел обосновываться рядом с предгорьями или у моря, а вот окрестности Болота и середина обширной равнины между реками привлекали многих.
  - Мы хотим жить у 'Трех камней',- Ахой последним из всех авторитетных охотников высказался по месту перехода. Против резко выступили сразу двое мужчин- вот так он наконец-то увидел, кто представляет остальные семьи рода- но их сразу же угомонили старики, а больше всех старался 'самый мудрый' бывшего девятиглавого племени.
  Ахой оскалился. Глупцы, мимо 'Трех камней' проходят летние пути настоящих быков и бизонов, а само эта место перекрывает все пути в предгорья и дальше на Закат. И холмы с крутыми обрывами удобны для загонной охоты и там рано или поздно пройдет осенняя ярмарка. А сбор всего племени сулит много выгод семье, на территории которой она проходит.
  - Почему никто не хочет стать вождем племени узколицых?- Ахой не понимал что происходит, раз за разом мужчины находили какую-то причину, чтобы отказаться от этой чести. Свое недоумение он адресовал 'самому мудрому'.
  -Вождь не получает части общей добычи, как это было принято у нас, но должен следить за тем, чтобы все роды и семьи выступили вместе, в случае необходимости. Чтобы мужчины разных родов не заходили на угодья своих соседей и не охотились на чужую добычу. Вождь проводит много времени в пути, а не все любят длинные походы, как это нравится тебе, Ахой. К тому же старики семей, которые собрались сегодня, могут заменить вождя в любое время, если сочтут нужным.
  - Я хочу! Не для того ли я здесь?
  - Кроме мужчин твоей новой семьи узколицые других родов тебя не знают. Подожди немного, но вождем должен стать кто-то из твоего рода.
  - Авхай удачливый охотник, может даже читать следы, которые вчера оставил олень пробегая по сухой траве. У его женщины и детей всегда есть еда,- сказал старик из новой семьи Ахоя.
  - Да он никогда не удаляется дальше, чем на один переход от стоянки, очень уж ленив,- удивился кто-то предложенной кандидатуре.
  Но у стариков семей узколицых были свои резоны. Во всяком случае, восемь из пятнадцати старейшин захотели увидеть новым вождем племени именно Авхая, решение, которое вызвало удивление даже у самого полноватого мужчины. Уставшим охотникам, впрочем, было уже все равно, все хотели быстрее вернуться в свои семьи. Ахой прибодрился, не похож новый вождь племени на человека, который сильно будет утруждать себя делами. А значит, его легко будет склонить в нужную сторону. Не это ли имел в виду 'самый мудрый' когда сказал, чтобы он был готов?
  - Нашему роду надо отправиться как можно быстрее на другой берег Большой реки, поближе к 'Трем камням'. Я позабочусь о том, чтобы дорога была легкой,- к своим семьям они направлялись вместе, и у Ахоя было время поговорить с новым вождем.
  Большую реку они пересекли в день, когда луна на небе обрела максимальную яркость. Ахой торопился, он несколько раз побывал в двух других семьях рода, чтобы отправиться в путь всем вместе. Авхай самоустранился от дел связанных с переходом, с видимым облегчением переложив все хлопоты на широкие плечи высокого охотника. А тот сейчас с видимым удовольствием вдыхал морозный воздух, на этом берегу ему дышалось явно легче. В день, когда луна перестанет быть видна на небе, все три семьи рода уже разобьют стоянки на новом месте.
   Мертвая стоянка
  Андрей наблюдал за Энзи, который рассматривал следы вокруг сгоревшей Мертвой стоянки.
  - Их было четверо, один очень тяжелый, и пришли они сюда с реки Это были темнокожие. Надо проследить, откуда они пришли.
  Наст снега на крутом берегу провалился под тяжестью Энку и он скатился с крутого берега на лед замерзшей реки. Большеносый поднялся и стал осматриваться вокруг.
  - Здесь отдыхали люди, у которых были сани, долго стояли- крикнул он им снизу.
  - Это были жители Болота, которые направлялись к нам, больше некому,- предположил Андрей.
  - ...и эти четверо долго за ними следили сверху,- Энзи продолжал читать следы.
  - А почему не напали? Они бы легко победили, у лесовиков было только трое мужчин.
  Они шли по следу, который вел от Мертвой стоянки. Вроде как было неразумно удаляться от каньона, но интуиция подсказывала Андрею, что за всякими непонятными событиями в этом времени скрываются большие неприятности. И желательно заранее знать об их наступлении. До наступления темноты успели дойти до следующей стоянки кроманьонцев.
  - Даже голову Большого зверя разбили,- Энку толкнул ногой сброшенный с камня череп мамонта у входа на стоянку.- А потом все сожгли.
  Энзи растер между пальцев пепел.
  - Сожгли ее раньше и не эти четверо. И здесь еще были люди, одного убили тонким копьем,- Энзи поднял с земли стрелу с костяным наконечником.- Но кое-кто успел убежать.
  Очищают равнину от старых стоянок, боятся заразы. И как только догадались, что болезнь может остаться на старых вещах или переносчиками ее могут стать люди. Поэтому их и убивают на всякий случай. Кто-то умный до этого додумался. Или мудрый, в в лисьей шапке. Хотя у тех, кто перенес безумную болезнь, уже сформировался к ней иммунитет и никого они не заразят, но этого приказавший очистить равнину не знает.
  - Луна завтра исчезнет и появится только через несколько дней, а то можно было бы и ночью двигаться,- сидевший на щите Энку подложил в костер недогоревший до конца шест, который ранее служил опорой для землянки.- Идти по следу до следующей стоянки нет смысла, наверняка ее тоже уже сожгли.
  Андрей и сам так думал, если уж самую дальнюю Мертвую стоянку сожгли, то остальных эта участь должна была настигнуть гораздо раньше. Но что делать то? Возвращаться, так ничего толком и не узнав?
  - Завтра до полудня пойдем прямо на восход, а потом повернем к 'Трем зубам'.
  Энзи рвавший зубами источавшее аромат поджаренное мясо вдруг замер, бросил на снег свою палочку с едой, схватил копье и исчез в темноте. Затем раздался визг, звук удара и детский плач. Все произошло быстро, Энку едва успел подхватить топор Гррх, а Андрей еще даже не поднялся на ноги, как молодой неандерталец появился вновь в свете костра, таща за волосы женщину, а за ними, подвывая, шел маленький мальчик.
  - Это они убежали отсюда, когда стоянку сожгли,- Энзи ударом в лицо заткнул кричащую кроманьонку.- Ждала, пока мы уснем, чтобы подобрать кости.
  Большеносый достал свой нож, чтобы убить пленников.
  - Грэль, грэль..
  К удивлению Андрея женщина обращалась именно к нему. Он повернул поближе к свету костра ее начавшее распухать лицо.
  - Стой, Энку.
  Это была темноволосая женщина, в ребенка которого кидал камни Рэту. А потом, когда он стоял привязанный за столб на ярмарке, она принесла ему кусок мяса и воды.
  - Она помогла мне, когда меня захватили темнокожие.
  Энку был разочарован, а Энзи подхватил свой щит, женщину и куда-то потащил, мешать ему Андрей не собирался. Законная добыча.
  Мальчик грыз брошенную Энзи палочку с мясом так быстро, словно боялся, что ее у него отберут. И как только они выживали вдвоем с матерью так долго. Или убитый поджигателями стоянок был кем-то из их родных и помогал им?
  Женщина надрывалась с ребенком, стараясь не отстать от их небольшого отряда. Глядя на ее мучения даже толстокожий Энку время от времени брал его на руки, чтобы темноволосая передохнула.
  - Как тебя зовут?- спросил Андрей на языке девятиглавого племени.
  - Асила,- женщина удивленно на него посмотрела.
  Энзи, который по своему обыкновению шел впереди отряда, взобрался на гребень холма и сразу же упал на землю. Андрей подполз к нему и поднял голову. А потом поднялся на ноги, предосторожность Энзи запоздала, их уже заметили. Совсем недалеко от холма темнокожие возводили новую стоянку: стоял накрытый шкурами большой шатер, от него отходили во все стороны шатры поменьше, образуя хаотичные закоулки. И по обыкновению кроманьонцев у входа установили череп крупного животного, на этот раз это был носорог. Правда, еще не подкрашенный охрой. Темнокожие остановили работу, показывая пальцем в их направлении.
  - Поворачиваем к 'Трем зубам',- Андрей узнал, что хотел. Переселение племени из-за Большой реки началось.
  Все-таки упрямые эти темнокожие. Андрей надеялся, что они не пойдут за ними, а останутся достраивать свою стоянку. Но нет, сейчас ему был хорошо виден с десяток мужчин, которые шли по их следу уже второй день. Оторваться не получалось, мальчика они несли по очереди, поскольку отощавшая от долгой бескормицы темноволосая сама едва поспевала за ними.
  - Скоро мы достигнем озера, а там и до предгорий недалеко, где расположилась семья из под Белой горы- Энку тяжело дышал, не нравились ему долгие пробежки.
  Небольшая замерзшая река, петлявшая в неглубоком ущелье, должна была вывести их прямо к озеру. Скользя на льду они вылетели на ее ровную замерзшую поверхность и буквально врезались в группу из четверых темнокожих, которая, судя по все, направлялась им навстречу прямиком в ущелье.
  - Гррх,- первым сориентировался Энку, который подсек ногу топором ближайшему охотнику. Энзи молча ударил противника ножом в лохматую бороду, а оставшемуся позади Андрею хватило пространства размахнуться копьем и воткнуть его в живот кроманьонцу. Оставшийся один мужчина удирал от них по льду в сторону противоположного берега, на котором были видны шатры еще одной стоянки. За ним никто не пошел.
  - Бежим, нам надо оторваться от них до темноты.
   Глава шестая: Стоянки темнокожих
  
   У 'Трех зубов'
  Рэту был не в духе. Третий день вместе с Эпеем Три пальца они наблюдали за возведением стоянки вновь появившихся темнокожих. И он вынужден был признать, что появляется она в самом неудобном для белогорцев месте, полностью перекрывая короткий пусть с предгорий на равнину. И поставили ее грамотно- с безветренной стороны холма с одной стороны и озером с другой. Никто не подойдет незамеченным. Такое соседство- постоянная опасность для семьи с Белой горы и непонятно что со всем этим делать.
  Новость о появлении темнокожих принесли молодые охотники, когда еще луны не было видно на небе, а сейчас она сияет почти в полную силу. Прошло совсем немного времени, а стоянка уже почти готова. То и дело от нее уходили в заросшее лесом ущелье и возвращались обратно мужчины, которые рубили там подходящие палки для землянок и шатров. Вот и сейчас туда по своим делам направлялись четверо темнокожих, а когда они почти дошли до устья небольшой реки вытекавшей из ущелья, которая впадала в озеро, на них неожиданно вывались еще одна странная компания, состоящая из трех мужчин, женщины и ребенка.
  - Это Энку, только у него такой топор, что может отрубить ногу взрослому мужчине,- Эпей щурился, пытаясь разглядеть детали кровавой сцены на другой стороне озера.
  Между тем, перебив противника, победители спасались бегством, убегая в их сторону, а в противоположную пустился наутек уцелевший в схватке темнокожий.
  - Это Эссу, Энку и Энзи, а с ними темнокожая женщина и ребенок,- Три пальца показал свои зубы в улыбке, когда бегущие вышли на середину озера.- Скоро будут здесь. А из ущелья за ними еще охотники вышли, но не могу разобрать, кто это.
  Никто за ними не бежал. Андрей перешел сначала на трусцу, а затем на быстрый шаг. Его примеру последовали и другие. Выбравшись на берег озера Андрей опустил на снег мальчика Асилы- рука уже занемела под его тяжестью- и начал счищать снегом с наконечника копья кровь темнокожего. Его примеру последовал и Энку.
  - Кто-то наблюдает за озером, с камней выше по берегу очистили снег,- Энзи беспокойно осматривал окрестности.
  Он не ошибся, Андрей увидел, что из-за валунов на которые обратил внимание Энзи появились Рэту и Три пальца и теперь знаками подзывали их к себе.
  На ночь расположились в небольшой ложбинке между огромными камнями, которую Рэту и Эпей использовали в качестве ночного убежища. Оборудовали его с комфортом: землю покрыли пушистыми еловыми ветками, поверху застелили облезлые шкуры криворога, а посередке оставили выложенное камнями место для костра и даже небольшой горшок с собой прихватили для готовки горячего варева. Энку сейчас тщетно пытался разжечь огонь, выбивая тучи искр из кусков кремня.
  - Не горит, отсырело дерево, у рыжего всегда так- большеносый в раздражении пнул ногой выложенные конусом сухие ветки.
  Энзи отодвинул льнущую к нему Асилу, снова собрал ветки вместе, а затем откуда-то из одежды достал небольшой сверток из обработанной шкуры. Когда он развернул его, то Андрей увидел какой-то темно-серый порошок, похожий на неочищенную от глины соль. Набрав его совсем немного в свою ладонь, осыпал ею подсыревшие дрова. Всего двух ударов камня хватило ему, чтобы валежник задымил, а затем загорелся бодрым огнем.
  - Эрру дал в дорогу, советовал дрова посыпать, если много воды будет, сказал, что Упеша с собой принес, который с солнечного моря к нам пришел,- Энзи ответил на вопросительные взгляды собравшихся. Андрей попробовал порошок на вкус- ощущалось что-то металлическое, но не порох, как он сначала подумал. Полезное приобретение в зимнюю дорогу, надо бы узнать у Упеши, из чего его делают.
  - Они перекрыли нам тропы на равнину, Эссу, мы не сможем охотиться и делать запасы для Долгой дороги, пока здесь стоит стоянка темнокожих,- Рэту выглядел обеспокоенным. - Еще одна появилась на месте, где темнокожие держали Лэнсу и сына Иквы, но она нам не так мешает, как эта на берегу озера.
  - У нас нет времени на то, чтобы собирать мужчин всех семей в еще один 'Общий поход'. Мы не просто так оказались у 'Трех зубов', нас преследовали темнокожие с еще одной новой стоянки.
  - Но убив темнокожих на этой стоянке белогорцы смогут без страха выходить на охоту еще довольно долго, а затем все мы отправимся в Долгую дорогу.
  - Ты не понимаешь Рэту, дело не в темнокожих, которые поселились у 'Трех зубов' и так вам досаждают. Новые стоянки появились одновременно на всем пространстве от моря, где живут длинноногие и до ваших предгорий. А еще они сожгли все старые стойбища, в том числе и Мертвую стоянку, расположенную совсем рядом с каньоном семьи Гррх. Это переселение не одной-двух семей, а сильного нового племени из-за Большой реки, и они уже разделили между собой нашу равнину. Их много, в одной этой семье рядом с вами больше людей, чем в семьях белогорцев, Гррх и лесовиков вместе взятых.
  - А если они сами нападут на нас?- Энку ловил каждое слово их беседы.
  - Думаю, пока у них нет на это времени, сначала темнокожие должны построить до конца свои стоянки.
   *****
  Авхай нервничал. Только вчера все было прекрасно: переход от Большой реки прошел очень спокойно, в дороге умерли только две старые женщины и младенец; на новом месте быстро выросли шатры, чему очень помогло наличие леса в ущелье через озеро. У входа на новую стоянку даже успели поставить голову настоящего быка с огромными рогами, которую самый мудрый уже успел осыпать красным порошком в знак того, что теперь на этом месте их новый дом. И вдруг трое охотников погибают совсем рядом со своей стоянкой, а выживший четвертый рассказывает о напавших на них грэлях.
  В грэлей Авхай не верил. Или верил в такой же степени, какой верят рассказам у вечернего костра любящих преувеличить охотников, частенько описывающих встреченных волков величиной с быка или Брр чуть меньше однорога. Страшно, интересно, любопытно, но в глубине души понимаешь, что такого не бывает, и это хорошо. Однако выживший охотник описывал напавших точь в точь как в подслушанных в детстве рассказах взрослых- огромных и сильных зверей с человекоподобными, но бледными лицами, одетых в грубые шкуры, а сила у них такая, что могут руками оторвать ногу взрослому мужчине. Один из убитых и в самом деле был без ноги, вот и думай, что хочешь. Правда, косматых рыжих бород из легенд у них не было, спасшийся мужчина сказал, что бороды и волосы у них были короткие. А пришедшие следом десяток мужчин из рода Носорога подтвердили, что преследовали нескольких грэлей, подкравшихся к их стоянке. Теперь же они предлагали всем вместе на них поохотиться и Авхай не знал, на что решиться- то ли принять предложение, то ли поостеречься. И почему он не воспротивился, когда Ахой ушел на другую стоянку их рода, которую построили на месте временного стойбища сгинувшего здесь племени. Это было очень удобно, когда большой чернобородый решал проблемы перехода, отправки охотников за дичью и распределением добычи. А теперь все надо решать самому. С утра он послал за ним быстрого юношу, но когда они еще вернутся. А медлить нельзя- десять 'носорогов' могут рассказать, что в роду Быка мужчины испугались троих грэлей и не ответили на убийство своих охотников. Еще хуже, если они будут преследовать грэлей в угодьях людей Быка и без их разрешения. Тогда с родом Быка перестанут считаться.
  - От нашей семьи с 'носорогами' пойдут десять охотников, но если не найдете грэлей до заката, то возвращайтесь назад,- Авхай нашел, как ему казалось, нужное решение. Грэли наверняка уже далеко, преследование их за убийство мужчин семьи состоится и семью Быка не в чем будет упрекнуть.
   *****
  - Мы не можем уйти сейчас к себе, они выйдут к Белой горе по нашим следам,- Рэту категорически отказывался покинуть озеро и отправиться домой. Андрей понимал, что частично рыжий прав, но и сидеть на этом месте он смысла не видел. Они уже узнали все, что хотели.
  - Но у вас с Эпеем есть возможность уйти с нами на равнину и отправиться к Белой горе кружным путем. Возможно, они совсем не пойдут за ними.
  - Мы не можем этого знать.
  - Если они не появятся сегодня, то значит, темнокожие не решились пойти по нашему следу. Было бы хорошо, если Рэту отправился с нами в каньон, Эзуми уже должен был прийти в семью Гррх. Он расскажет, появились ли стоянки нового племени у их моря и не беспокоят ли они их. А после мы решим, есть ли у нас время до следующей зимы. Нам совсем не нужно сейчас драться с темнокожими, мы должны готовиться к Долгой дороге.
  - Мы подождем.
  Упрямый рыжий осел, который без всякой нужды хочет раздразнить зверя. У Андрея чесались руки врезать Рэту по голове палкой.
  Двадцать. Андрей насчитал два десятка точек на противоположной стороне озера, которые двигались в их направлении. Все-таки решились на преследование. Он со злостью посмотрел на Рэту - ушли бы с утра и их бы наверняка не догнали, а редкие хлопья начавшего идти снега надежно прикрыли следы. А теперь что? Просто так от них не отстанут и даже если они победят, то это только подвигнет более многочисленного противника к активным действиям чуть позже. Темнокожим тоже не нужны беспокойные соседи. А ведь можно было просто уйти.
  Кроманьонцы вышли на середину озера.
  - Они думают, что мы уже ушли и никуда не торопятся,- Энку удивился беспечности противника.- Надо напасть на них прямо на льду- темнокожие этого не ожидают.
  - Их много, они не подпустят нас близко своими стрелами, мы заманим их в ложбину между камнями, где мы ночевали,- план Рэту был хорош, в узком месте численность врага не будет играть определяющей роли. Неужели он так быстро его придумал?
  Когда темнокожим оставалось дойти сто метров до берега, Эпей прошел между камней и выскочил на лед. Затем стал вертеть головой, словно только заметил приближающегося противника, закричал и побежал назад. А ведь не сговаривались с Рэту, что он выступит в качестве приманки. Значит план с засадой они обсудили заранее.
  - Грэль, грэль,- радостно загалдевшие кроманьонцы резво побежали за одинокой добычей.
  Андрей вжался в ребристый валун. Нельзя, чтобы их заметили раньше времени. От его дыхания начала подтаивать наледь на поверхности камня, пока он, наконец, не приподнял голову.
  -Эсику бы сюда,- подумал он. Столпившиеся у прохода на берег темнокожие представляли собой идеальную мишень для лучника. А уж для такого меткого стрелка, какой являлась его женщина...
  - Не то рыжий придумал, они разделились,- Энку нервно поглаживал свой топор.
  Андрей и сам видел, что первая десятка давно уже ушла по следам Эпея и Рэту, а вторая только-только приближалась к берегу. То ли это был продуманный план, чтобы избежать внезапного нападения, то ли случайно так получилось, потому что отряд состоял из охотников двух семей, но от этого им было не легче. Непонятно, что делать.
  - К берегу, встретим их внизу,- он не видел другого выхода, кроме как разогнать противника, а потом бежать на помощь к Рэту.- А ты, Энзи, иди к ложбине.
  Десять 'быков' не торопясь приближалась к берегу озера. Перед уходом Авхай прошептал старшим охотникам, чтобы не торопились в драку. Если роду 'носорогов' так нужны эти грэли, что они уже два дня их преследуют, то пусть и бегут за ними первыми, а они и так уже потеряли трех мужчин. В узкий проход можно было войти только по двое, а из-за больших острых камней на земле колонна растянулась. Это многим спасло их жизни.
  - Гррх...
  - Хррх..
  Набравшие скорость Андрей и Энку ударили в щиты идущую впереди пару кроманьонцев, которые рухнули прямо на острые камни. А вот следующих противников перед ними не оказалось. Под ногами кто-то орал, пока Энку не заткнул его своим топором, залив все вокруг кровью, второй же кроманьонец, кажется, разбил себе голову при падении и не подавал признаков жизни. Где же остальные? Выбравшись из прохода, они очутились на льду озера. По ее глади на свою стоянку бежали оставшиеся в живых темнокожие. Стычка закончилась едва начавшись.
  - Гиены!
  - Они не трусы Энку, темнокожие не хотят рисковать. Они дождутся удобного случая и вдесятером убьют тебя издалека стрелами. А теперь быстрее к ложбине.
  На месте засады все было уже кончено.
  - Они прорвались через ложбину, у нас не было сил их удержать,- Рэту выглядел удрученным.- Энзи догнал двоих, остальные ушли.
  - Всего не предусмотришь, Рэту, если бы они не разделились, мы бы их всех убили. А теперь берем их вещи и уходим.
  Трофеев получилось совсем мало. Вернувшись к озеру они обнаружили, что второй из убитых исчез. Видимо, потерял сознание от удара, а когда они ушли, очнулся и убежал. Счастливчик. От его менее везучего собрата им достался большой кусок вареного мяса и обувь с хорошей подошвой, которую Андрей отдал Асиле.
  - Какие у них узкие лица,- Прежде чем двинуться в дорогу Энзи осмотрел разутый труп.- Это другие темнокожие, не похожие на тех, с кем мы дрались прошлым летом.
  - Семье из под Белой горы не будет здесь покоя, тем более сейчас, когда темнокожие знают о том, что вы живете неподалеку. Здесь вас не удастся сделать припасов для Длинной дороги. Приведи семью в каньон, Рэту.
  Андрей объяснял упертому рыжему очевидные вещи, которые тот не хотел принять.
  - Но семья из под Белой горы всегда жила здесь, это наша равнина, наши горы и наши звери, мясом которых мы кормим свою семью.
  - Наше время уходит, Рэту. И боюсь, что его совсем не осталось. Приведи всех в семью Гррх. Мы должны уйти, как только будем готовы. Зачем ждать следующую зиму, если мы можем не пережить лета.
  Фигуры Рэту и Эпея три пальца исчезли в усиливающемся снегопаде, а Андрей все смотрел им вслед.
  - Как думаешь, они придут через луну, как сказал рыжий?- в голосе Энку были нотки изрядного сомнения.
  - Мы не будем больше никого ждать, тем, кто не хочет спастись, нельзя помочь.
   *****
  Падавший с неба пушистый снег застревал в черной бороде Ахоя. Посланный за ним Авхаем юноша не успевал за ним и бывший вождь девятиглавого племени вынужден был ждать, пока он отдохнет. Оставить его одного он не мог, это был бы немыслимый поступок для семьи, за который могли и изгнать. Путь, который обычно преодолевали за три заката, они преодолели за полтора, но не успели. И как так получилось, что стоило ему отлучиться со стоянки, как произошло нападение.
  - Мы потеряли четверых мужчин и ты, Авхай, не можешь даже сказать, кто это сделал?
  - Это были грэли. У одного из них был огромный топор, которым можно отрубить ногу взрослого мужчины.
  - А сколько их было?
  - Трое, но 'носороги' говорят, что в камнях прятались еще двое рыжебородых. Ты, Ахой, говорил, что здесь самое лучшее место на равнине, но наша семья уже потеряла четверых мужчин.
  - Так и есть Авхай, так и есть...Но мы должны очистить окрестности от грэлей. Люди не уходят с богатых зверем мест только потому, что там появится стая волков. И с ними можно справиться. И я знаю, где живут грэли с предгорий, видимо это они наблюдали за нами. Это они носят большие бороды. Мы уничтожим их.
  - И когда мы пойдем в охоту за ними?
  - Не торопись, с нами пойдут 'носороги', а возможно и другие роды, если они успеют обустроить свои стоянки. Мы выступим через луну и сначала ударим там, где отступило девятиглавое племя. Там живут грэли с короткими бородами и большими топорами. К лету равнина будет наша.
  Наутро Ахой в сопровождении старика его семьи из рода Быка ушел на стоянки расположенные у Болота. Там должен был находиться 'самый мудрый', который вместе с ним перешел к узколицым из девятиглавого племени.
   *****
  - Смотри, Эссу, такие сани удобнее в Долгой дороге, чем те, которые мы используем,- Лэпу показал на какие-то санки- переростки. На взгляд Андрея для серьезного похода они не совсем годились. Несолидные какие-то. И много ли груза на них утащишь.
  - А полозья чего так далеко назад выходят?
  Лэпу засиял. Лихо стал на широкие полозья позади саней, ухватился за перекладину и помчался по поляне, отталкиваясь ногой от снежной поверхности.
  Хм... Самому попробовать что ли. Это было незабываемо. Время от времени отталкиваясь ногой Андрей сумел набрать просто бешеную скорость. А когда выбрался на ручей, то не успел затормозить на повороте и вылетел с его поверхности в сугроб. Что-то хрястнуло. Неужели сломал, нет, детище лесовиков выдержало.
  - Хорошо придумал,- Андрей с уважением посмотрел на Лэпу.- Для женщин с маленькими детьми будет в самый раз.
  Вчера состоялся тяжелый разговор с Эзуми и людьми Гррх, которым он объявил, что в Долгую дорогу они отправятся уже через одну луну, а не следующей зимой, как было запланировано.
  - У длинноногих ничего не готово для Длинной дороги,- Эзуми выглядел растерянным.- У нас нет достаточно еды, нет саней, мы хотели все заготовить летом.
  - Вы не успеете, на всей равнине появились стоянки узколицого племени, пока они не очень досаждают, но как только они устроят свои жилища, длинноногие могут забыть вкус мяса. Темнокожие не пустят их на равнину.
  - У нас мало припасов,- в очередной раз напомнила Старшая.- А если в каньон придут длинноногие и белогорцы, то все съедят еще до того, как мы уйдем в Долгую дорогу.
  - Завтра же Энку и остальные отправятся на охоту, все мясо что добудут, сушите в пещере Гррх. И у нас нет времени, запомните это.
  Утром он остановил Энзи, который собирался на охоту вместе со всеми.
  - Подожди, Тень, для тебя у меня есть важное дело.
  Невозмутимый Энзи не показал удивления, когда они прошли через разукрашенные медведями залы Дома Гррх, разобрали искусственную стену и прошли наверх через узкий проход, который они когда-то разведали вместе с Энку. Перед ними лежала равнина, а ущелье с лесом и каньоном осталось позади.
  - Пройди до конца этой равнины и разведай, куда она выходит, узнай, проходима ли дорога для саней и выведет ли этот путь нас до прохода в горы мимо 'Трех зубов'. А дальше до Большой реки дорогу я знаю.
  Энзи мотнул головой в знак согласия и отправился по равнине прямо навстречу солнцу. Жалко, что у него только один такой Энзи.
  В тот же день ушел в свою семью и Уони. По уговору с Уто он должен был предупредить семью 'художников' за месяц до того, как 'старые люди' уйдут в восточные земли. Ам и Младшая заревели в голос на стене каньона, когда голубоглазый помахал им на прощанье копьем с серебристым наконечником, которое Андрей дал ему подарок.
  Совсем дети. Или это незаметно под его влиянием сделались такими сентиментальными?
  А теперь за работу, в ближайший месяц им многое предстоит сделать.
   *****
  - Так ты говоришь, что это были грэли из того каньона?- 'самый мудрый', казалось, совсем не удивился неожиданному появлению Ахоя на стоянке у Болота и теперь, не показывая эмоций, чесал свою покусанную насекомыми ногу.
  - Да, у них были короткие бороды и волосы на голове, кроме того, один из них отрубил топором ногу нашему охотнику.
  - Такой топор я видел только у грэля на стене в каньоне,- согласился 'самый мудрый'.- Но не все семьи дадут мужчин, чтобы отправиться в каньон сейчас.
  - Если не ударить зимой, то летом мы не сможем спокойно охотиться на равнине. Уже сейчас они напали на нашу семью, а косматые грэли у 'Трех зубов' следили за нами, мы нашли их логово. Надо бить сейчас, когда они не ожидают этого. А летом мы нападем на грэлей у моря и на нагорье.
  'Самый мудрый' с уважением посмотрел на Ахоя. Он явно поумнел в последнее время и не стремился схватить кусок больше, чем мог проглотить.
  - Я обсужу это с 'самыми мудрыми' из других родов, останься пока на этой стоянке, ответ ты получишь через несколько дней.
  
   Примечания
  1. Размолотый в порошок диоксид марганца(минерал пиролюзит) обнаружили в нескольких пещерах неандертальцев. По предположению ученых он мог использоваться для розжига сырых дров, поскольку снижают температуру возгорания более чем на 200 градусов.
  
  
  Глава шестая: Миссия Энзи
  
  
  - Пятьсот восемьдесят пять человек мужчин, женщин, стариков и детей из всех семей включая белогорцев, для них нужно семьдесят больших саней и двести саней Лэпу, на каждые сани нужно три завертка сушеного мяса и рыбы на половину месяца пути и один заверток сорванного зеленым зерна...
   - Озвученные Старшей числа давили к земле. Где столько всего взять-то? А она все не унималась.
   - ...пятьдесят завертков подсушенного лукочеснока, десять пучков травы для больных, двести наконечников для копий из растаявшего камня, пятьдесят луков и стрел для женщин и младших охотников..
   - Хватит, я понял, что у нас мало что готово, но время еще есть.
   - ...и один череп Гррх,- Старшая улыбнулась.- 'Учебники' я уже перенесла на березовую кору.
   Больше всего беспокоил вопрос продовольствия. Конечно, и длинноногие не придут с пустыми руками, но с едой в этом времени вопрос сложный. Через две недели закончатся взятые с собой припасы, а если в пути не удастся добыть зверя в достаточном количестве, то Долгая дорога может стать совсем короткой. Еще и зима на дворе, холод, незнакомая местность... Чем ближе было время отправки в Долгую дорогу, тем авантюрнее казалось Андрею затеянное им переселение. Может, в самом деле, как предлагает Рэту, сражаться до конца за эту равнину? Нет, он не Рэту, он то знает исход этой битвы. Альтернативы Долгой дороге нет, или он не может ее придумать. И племя узколицых как назло переселилось на равнину раньше, чем он думал.
   - Подождите, я с вами на охоту пойду,- остановил он Энку с Эхоутом, направляющихся к выходу из каньона. Надо пройтись по степи и привести мысли в порядок, а заодно и от Старшей на время избавится, а то от ее чисел только настроение портится.
  Несколько дней усиленной охоты всеми мужчинами семьи принесли в результате двух быков, мясо которых быстро разделали и повесили вялиться в залах Дома Гррх. В обычное время- результат прекрасный, семье Гррх такого количества хватило бы на месяц, если не дольше, но сейчас им нужно намного, намного больше.
  Берег у озера был густо утоптан. Посередине озера, где лед был потоньше из-за бьющих со дна ключей разбили полынью и Узуту, сын мастера со средиземноморья, вместе с помощниками закидывал в нее сеть. Надеется снова зимующего осетра поймать, было бы неплохо, если ему это удастся- прибавится больше полутонны вкусного жирного мяса.
  - Пойдем вдоль реки в сторону Холмов ушедших,- предложил Энку.- Давно там не были.
  - Зимой там мало зверя,- пожал плечами Эхоут.- А если и появится, то заметить его тяжело, холмы мешают.
  Зато что зимой хорошо, так это отсутствие высокой травы и возможность передвигаться по льду. Под осуждающим взглядом большеносого Андрей даже закинул свое копье в волокушу, которую тянул Эхоут. Чего бояться, кругом ни души- ни зверя, ни человека. Зря они на закат отправились, половина дня прошла, а кроме редких зайцев ничего не попалось.
  Послушно тащивший свой груз Эхоут вдруг замер. Андрей прислушался, вроде тихо кругом. Показалось ему что-то? Но и Энку что-то услышал.
  - Большой зверь,- на лице его было написано разочарование. На мамонтов они не охотились. Причины Андрей не понимал. Понятно, что гигант тундростепи добыча сложная, легче быка или большерога добыть, чем умного и сильного лохматого слона, зато при удаче мяса Большого зверя хватит семье надолго. А возможно причины лежат в чем-то еще, но Андрей не слышал, чтобы кто-то говорил о прямом запрете на охоту на Большого зверя, или это настолько очевидно, что и упоминать незачем?
  Не зря животные избегали этих холмов. По какой причине оказался здесь самец со сломанным бивнем они никогда не узнают. То ли проиграл битву другому самцу и ушел из стада, то ли просто заблудился, преследуя покусившегося на мамонтенка саблезубого тигра или волка, но в итоге он не рассчитал своей тяжести и неудачно упал с не такого уж и высокого обрыва. И теперь не мог подняться. Весь снег рядом с собой, до которого смог дотянуться он уже слизал.
  - Ногу сломал,- Энку обошел неестественно привставшего на две ноги при их появлении рыжего мамонта.- Не сможет ходить. День или два уже здесь лежит.
  После этих слов запустил копьем ему в шею. Тоже самое, но с другой стороны шеи буднично проделал и Эхоут.
  - Кровь должна выйти, а то он еще несколько дней здесь будет живой лежать, пока Ррр или Брр его не найдут.
  - Не знал, что достаточно одну ногу повредить мамонту, чтобы его обездвижить. Любая собака ускакала бы на трех лапах,- подумал Андрей.
  Пойти за помощью вызвался он сам, не хотел смотреть за мучениями могучего зверя, хотя и понимал, что он жив, пока на него не наткнулась стая волков или гиен. А так он поможет семье Гррх, заменив собой как минимум восемь быков.
   Какой он все-таки огромный. Для перевозки мяса Большого зверя в каньон отправились все свободные мужчины. Разделали его прямо на месте и по настоянию Андрея с собой взяли только мякоть распластанную ножами на пластины для сушения и жир для светильников- не потащишь же со собой еще его огромные кости в дорогу. Оставили их уже появившимся падальщикам- куда уж без них. Забрали только целый трехметровый бивень для Эрру, которой хотел изготовить из него рукояти для ножей.
   Все украшенные изображениями медведей залы Дома Гррх были под завязку забиты подвешенными в несколько ярусов тонкими пластинами вымоченного в солевом растворе мяса без жира. Не на морозе же его сушить, получится только мороженое мясо. После того, как они с Энзи вновь открыли и расширили выход из пещеры здесь был постоянный сквозняк, что было как нельзя кстати. Дней за десять точно все подсушится, настроение у Андрея стало получше.- числа Старшей его уже не пугали. Но у открытого прохода был и минус- теперь пришлось держать людей на всякий случай не только у входа в каньон, но и выхода из пещеры на равнину. Сегодня здесь дежурил Эхоут. Взяв с собой Эсику с ребенком и Имелу поднялся к нему.
  Не в характере Эхоута было сидеть на одном месте, о его наличии на посту свидетельствовали только многочисленные следы, которые все более широкими кругами расходились вокруг входа в пещеру. Что интересно, рядом с отпечатками его широких ступней были видны на снегу и более узкие с кроманьонской подошвой с вырезанной на ней елочкой и совсем уж мелкие.
   - Хмм..
   - Это Асила, которая пришла с вами. У Энзи есть женщина из длинноногих, а у Эхоут жил один,- Эсика не придала никакого значения переходу кроманьонки в другую землянку.
   Ну и ладно, если это не вызовет каких-то проблем в семье, то пусть будет так.
   - На этой узкой равнине между ущельем и горами нет крупных зверей- не могут сюда проникнуть,- появившийся в компании Асилы и ее сына Эхоут показал, что не упускал из поля зрения вход в Дом Гррх.
   - Когда придут длинноногие, то мы можем разместить их всех здесь, а то в каньоне становится тесно.
   - А где Энзи, его нет уже много дней?
   *****
   Сколько он себя помнил, он любил бывать на равнине или в горах один. Только в полном одиночестве он полностью сливался с окружающим миром и чувствовал себя свободным. В семье не было принято, чтобы мужчины охотились в одиночку, поэтому Энзи был вынужден идти за зверем с другими мужчинами, но при первом же удобном случае старался от них отвязаться, чтобы вновь появиться уже только к ночному костру. За это щуплого, нелюдимого подростка не любили. Но он неизменно приносил с собой добычу, поэтому его терпели, удивляясь его удачливости. Но удача была не причем. Другие охотники казались ему слепыми и глухими, а еще очень шумными. Никто из них не обращал внимание на пар, который идет от оленя в морозном лесу, не мог разобрать следы криворога, оставленные на хребте заснеженной горы и не слышал характерное довольное рычание гррх, который он издает, когда найдет еду Жжж. Умения, которые казались ему естественными и которые помогали дотащить до ночного костра очередную тушу криворога.
   Когда Рэту после битвы за каньон увел обратно всех белогорцев из семьи Гррх, он решил остаться в новой семье Эссу. Очень уж разительным был контраст между горой трупов темнокожих у стены и многомесячные попытки белогорцев спастись от них же бегством. И ни разу не пожалел об этом. В семье Гррх он чувствовал себя счастливым, каким-то образом Эссу всегда находил ему занятие, что было ему по душе. Вот как сейчас, когда он идет обратно от 'Трех зубов' в каньон, жуя на ходу кусок сушеного мяса, заедая его снегом. Будь на его месте кто-то другой, то он уже через день вернулся бы в каньон с вестью для Эссу, что дорога через равнину непроходима, поскольку в западном направлении она перекрывается ущельем, отходящим вверх от каньона до самых гор. Но Энзи не был бы Энзи, если бы не изучил весь обрыв до конца и не заметил, что в одном месте ущелье сужается, а часть деревьев растет на острове, находящимся на одном уровне с равниной. Это оказалась цепь каменных столбов, на каждом из которых теснились несколько высоких елей. Эрозия и паводки разрушили в этом месте когда-то сплошную стену, оставив от нее только зубцы из самых твердых пород. Энзи перекинул ствол упавшего дерева на ближайший из них и перешел с равнины на каменистый остров в ущелье. В метрах десяти от него был еще один, а дальше цепь столбов тянулись почти на равных промежутках друг от друга до противоположной стороны ущелья. Жалко, что не все они были одинаковой высоты. Он перебрался через ущелье и дошел до 'Трех зубов'- дорога проходима, но смогут ли ее использовать для саней, об этом пусть болит голова у Эссу.
   Под вечер Энзи не отказал в себе в удовольствии еще раз посмотреть на строящуюся у 'Трех зубов' стоянку темнокожих. С раздражением отметил, что она уже полностью готова, больше шатров на выбранном месте не поместилось бы при всем желании, а подробности планировки стойбища скрыли наступившие сумерки. Заночевал он в той же ложбине, которую оборудовали Рэту с Эпеем, даже облезлые шкуры криворогов остались на месте, на которых он и устроился, стряхнув с них перед этим нанесенный за эти дни снег.
   - Хррх...
   - Хррх..
   На льду озера стояли два десятка темнокожих с копьями и луками, вокруг которых ходил старик в шапке. Их появление ранним утром задержало Энзи у озера, когда он уже собирался продолжить свой путь. Не похоже, что они идут на охоту. Только вот куда? Неужели к Белой горе.
   - Хррх...
   Старик начал доставать из кожаного мешка красноватый порошок и осыпать им собравшихся охотников, среди которых он заметил и большого темнокожего с черной бородой. Он то здесь откуда, вроде не было его в прошлый раз, когда они сражались у озера. После завершения церемонии темнокожие развернулись и пошли в сторону ущелья, у которого они в прошлый раз на них неожиданно наткнулись. Все-таки не к Белой горе пошли, а куда-то на север. К длинноногим? В каньон Гррх? А может просто решили устроить Большую охоту? Надо и об этом рассказать Эссу. Энзи подхватил свое копье и отправился по уже разведанной короткой дороге в каньон Гррх. Скоро только едва различимые на снегу следы свидетельствовали о его недолгом здесь пребывании.
   *****
   - Ты стал худой и злой,- утром Эсика обняла его за плечи.- Накричал вчера на Старшую.
   Андрей вздохнул. Не похудеешь тут. Дни стали совсем короткими, а гора необходимых дел, которые непременно надо было успеть сделать до установленного им срока, все никак не хотела уменьшаться. Он бегал с утра до ночи по одному маршруту: от мастеров к Старшей, от нее к Младшей, а потом к лесовикам, зачастую забывая даже пообедать. И так по кругу день за днем. От этого вороха проблем у него стали сдавать нервы и вчера он сорвался из-за какого-то пустяка на Старшей. Надо бы ей сделать подарок. А если придут длинноногие, то придется почти сразу же уходить в Долгую дорогу, иначе они у него быстро съедят все накопленные с таким трудом запасы мяса. С этими мыслями он вышел из шатра и споткнулся на сидящего у входа Энзи. Вернулся.
  Энзи принес прекрасную новость - есть все-таки дорога с верхнего выхода и до 'Трех зубов'. Андрей понимал, что их караван, состоящий из почти трехсот саней, растянется в дороге и будет уязвим для возможного нападения. А теперь появлялась возможность проскочить самый опасный равнинный участок пути до Большой реки по безопасному маршруту. Пусть он не такой удобный- придется пересечь ущелье и толкать сани в гору- зато никто им не будет угрожать кроме отчаявшихся от зимней бескормицы хищников. Но с ними они справятся. А вот вторая новость была тревожной. По описанию Энзи среди кроманьонцев находился старый знакомый- Ахой, который направился куда-то с двумя десятками охотников. Хорошо бы, если кроманьонцы и в самом деле на Большую охоту отправились, но до сих пор все связанное с вождем сгинувшего девятиглавого племени заканчивалось столкновениями с темнокожими. Вот зря Рэту его не послушался и не ушел от озера, спровоцировав столкновение. Но и сами они, конечно, не безгрешны.
  - Когда отдохнешь день-два, то отправляйся на равнину навстречу длинноногим. Не ввязывайся в драку с темнокожими, если ее можно будет избежать. Нам важнее, чтобы длинноногие дошли сюда. Хочешь- иди один, или возьми с собой кого-нибудь по своему выбору.
  - Пусть Эхекка идет, он быстро добежит сюда в случае, если понадобится помощь, а я останусь на месте.
  Старшая смотрела исподлобья. Ну да, виноват. Подарил ей тонкий стилет, такой же, какой был у Эсики. Вроде отошла, улыбается, разглядывает подарок со всех сторон, любуется рисунком на лезвии в виде небольшого медведя с короткой мордой, а потом вдруг протянула обратно.
  - Эссу, отдашь его Лэпу, пусть подарит мне его через десять дней.
   Интересно, а что у нас через десять дней. Вопрос явно проявился на его лице и Старшая сразу же ответила.
   - Через десять дней Новый год по календарю семьи Гррх. Разве не ты, Эссу, сказал, что в семье Гррх будет праздноваться каждый Новый год, где будут рассказывать о том, что случилось в прошлом году и строить планы не следующий?
   Не скажешь ведь, что не следил за календарем, хорошо, что есть Старшая.
   - Я помню про Новый год, просто с этой подготовкой к Долгой дороге не смотрел на твой календарь на скале.
   - И украшение для волос с остриями для стрел я тоже заказала Эрру для себя и Асилы.
   Только тут до Андрея наконец-то дошло в чем собственно дело. В самом деле- заработался.
  - Ты будешь женщиной Лэпу! Очень хорошо. Как раз собирался к нему.
  - У нас не хватит людей, чтобы перетащить дерево через Дом Гррх. На месте легче сани делать,- Лэпу предложению Андрея собирать сани на верхней равнине отнюдь не обрадовался.
  - У тебя каждый лесовик делает готовые сани один. А если он будет изготавливать только определенную деталь, то саней вы изготовите гораздо больше за тоже время. Подключите детей, младших охотников и свободных женщин, уж полозья они смогут как-нибудь дотащить.
  Промышленной революции не вышло. Все равно каждый из лесных мастеров продолжал самолично делать сани целиком.
  - Нет двух одинаковых деревьев, Эссу. Поэтому все части саней и выходят разными, смотря какое дерево попадется. Нельзя взять полозья от одних саней и приделать их к другим- не подойдут они,- Лэпу пояснил, почему так вышло.
  Так прошел еще один день.
   *****
   - Они уходят. Грэли, которые жили у соленой воды по обе стороны от впадающей в нее реки, покидают прибрежные земли.
  'Самый мудрый' был озабочен. Новости принесли охотники из рода 'Оленя с большими рогами', которые поселились недалеко от поросшего лесом болота. А до этого они же не обнаружили никого на Болоте, далеко, правда они не заходили, про живущих в лесу ходили нехорошие слухи, поэтому сочли, что небольшая семья грэлей, которая там обитает, переселилась вглубь леса, а то и вовсе вымерла. 'Самый мудрый' тогда решил, что лесные грэли и в самом деле перемерли с голода, но теперь засомневался. Бесследно исчезла одна семья грэлей, теперь куда-то уходят еще две. Но куда? На закат? Это надо выяснить.
  - Пусть охотники проследят за тем, куда они направляются. Не нападайте, просто проследите, наверняка они идут очень медленно- вы их быстро догоните.
  За первый день они прошли совсем немного. Эзуми с ужасом думал, каково это будет в Долгой дороге, если даже по льду реки в светлое время суток они едва сумели совсем ненамного уйти от своей стоянки. Это лесовикам было хорошо- мало людей и много саней. А вот у длинноногих- все наоборот. Дерева мало, но много детей, женщин и стариков. Эзуми отгонял от себя мысли о возможном нападении темнокожих. Как отбиться, если самые быстрые молодые охотники ушли далеко вперед, мужчины обеих семей держатся особняком, а самые слабые отстали от всех и только он с братом как-то пытается им помочь.
  Быстро темнело. Все давно уже выбрались со льда на берег и пытались разжечь костры, чтобы согреться. Он услышал шум драки. Оказалось, кто-то не озаботился взять с собой топлива и теперь пытался стащить дрова у соседней семьи. Конфликты из-за украденных дров или еды вспыхивали и последующие дни, пока обе отправившиеся в каньон семьи снова не разделились. Теперь они передвигались по отдельности. Однако ночью кто-то из заречных длинноногих снова попытался украсть у соседей еду- вспыхнула массовая драка, едва не закончившаяся применением копий и ножей.
  - Они перебьют друг друга прежде чем достигнут каньона,- Энзи уже дважды обошел медленно движущихся по льду караван длинноногих.- А в 'Общем походе' мужчины семей длинноногих были очень дружны.
  - Там не было голодных женщин и детей,- предположил Эхекка.- Поэтому они так сейчас себя ведут. Должны обеспечить их всем необходимым, которого на всех не хватает.
  Энзи решил понаблюдать за длинноногими с обрыва, с которого река хорошо просматривалась в обе стороны. Но вдруг резко остановился на полушаге- сверху, ударяясь о сложенный основанием скалы пологий спуск, к реке скатился небольшой круглый булыжник. Камень мог упасть под тяжестью снега или же потревоженный небольшим зверем, вырывшим себе нору рядом с обрывом, но на всякий случай решили понаблюдать за подозрительным местом с некоторого расстояния.
  Последние из длинноногих давно уже исчезли с поля зрения, а у обрыва так ничего и не происходило. Энзи уже начал подумывать о том, что слишком уж перестраховывается, когда вдруг откуда-то из ложбины расположенной у самого края обрыва вылезли четверо темнокожих и отправились на восток. Все-таки он был прав, за длинноногими наблюдают не только они. И хорошо, если только эти четверо. Эхекка ухватился поудобнее за древко копья, но Энзи остановил его.
  - Беги в семью Гррх и скажи Эссу, чтобы выдвигались навстречу длинноногим. И пусть возьмут с собой побольше саней.
  Могли ли они перебить этих четверых наблюдателей. Пожалуй, если бы подготовили им засаду, то шансы на победу были довольно высоки. Но если бы разведчики не вернулись вовремя, то темнокожие отправили бы еще людей. И кто знает, сколько их было бы.
   *****
  'Самый мудрый' слушал охотников, которые следили за переселяющимися куда-то семьями грэлей. Конечная их цель ему была не совсем ясна. По реке идти зимой, конечно, удобнее, но если им нужно на закат, то вдоль берега реки с соленой водой попасть туда проще. И как они собираются с женщинами и детьми пересечь высокие заснеженные горы? Что их гонит в такой рискованный переход? Загадка.
  - Они идут в каньон,- подал голос пришедший вчера с охотниками рода Быка Ахой.- Надо напасть на них, пока их передвижение сдерживают женщины и дети.
  - Земли вокруг каньона и ущелья не прокормят такое количество людей, тем более зимой- 'самый мудрый' отмахнулся от предположения бывшего вождя девятиглавого племени.- Зачем нам нападать, если они и сами уходят.
  - Уже пришли мужчины из рода Носорога, здесь же, на болоте, охотники из рода Оленя и еще те, кого привел я сам. Это легкая добыча. Чего нам бояться? Мы дадим Хррх много грэлей мужчин, а 'самым мудрым' приведем грэлей женщин.
  - Делай как считаешь нужным, еще есть время, пока не подошли мужчины из других родов, чтобы отправиться к каньону. Только пусть людей ведет Авхай, а то 'носороги' и 'олени' не пойдут с вами.
  Эзуми с тревогой наблюдал, что они все ближе подходят к семье длинноногих с другого берега реки. Последние дни они двигались так, чтобы мужчины идущие впереди каравана его семьи не упускали из виду последних женщин из другого, но никак не ближе. Почему они остановились? Он растолкал стоящую толпу и увидел, что перед первыми санями перегораживая путь молча стоит Энзи, которого окружили несколько злых охотников длинноногих. Увидев Эзуми, он влепил кулаком самому крикливому длинноногому, который рухнул на лед.
  - Все имеющиеся сани из обеих семей выведите вперед. Посадите туда самых маленьких из детей. С ними уйдут все женщины, половина охотников и старики. Все тяжелое оставить здесь. И пусть не останавливаются и ночью- в свете луны лед реки хорошо виден. К ним на помощь уже идут люди Гррх с санями. Остальные останутся здесь и будут дожидаться, пока женщины и дети не дойдут до каньона. Я видел темнокожих, которые наблюдали за вами, они сочтут, что вы легкая добыча. Я бы и сам так решил на их месте. Эзуми, берись за дело, а я посмотрю, где мы сможем их перехватить. Пока я вернусь, здесь должны остаться только охотники и тяжелый груз.
  
   Глава седьмая: Стояние на реке
  
  На льду валялись сваленные в кучу шкуры, кожаные мешки, замороженная рыба. Рядом со всем этим брошенным добром переминались с ноги на ногу два десятка мужчин, которые негромко переговариваясь между собой, время от времени поглядывали на Эзуми, словно спрашивая, а что им теперь собственно делать. Застоялись. Наконец и он решил, что дольше ждать Энзи нельзя.
   - Перегодите реку вещами, натяните шкуры так, чтобы они достигали до груди мужчины, так мы спасемся от их стрел,- Эзуми решил, что если темнокожие и будут догонять их, то легче всего им это будет делать по реке. Здесь они их и встретят.
   - Хорошо ты это придумал, Эзуми,- тихо, чтобы не услышали другие мужчины, сказал ему незаметно возникший рядом Энзи.- Но здесь они могут обойти нас по берегу, очень уж он пологий, и выйти на равнину, тогда уже нам придется их догонять. Выше по течению река делает крутой поворот-отправляясь летом в 'Общий поход' мы едва не разбились там на плотах- встретим темнокожих там.
   Эзуми с благодарностью посмотрел на него- не хочет ронять его авторитет среди длинноногих, вот не любят у них, когда чужаки командуют. Пусть он и не Вичаша, но сделает все для спасения семьи.
   Ропот, которым сопровождался приказ Эзуми разобрать уже почти готовую баррикаду и перенести ее выше по реке утих, когда они дошли до предложенного им места. Охотники были все опытные и сразу оценили его преимущество. Теперь им не нужно будет думать о том, что делать, если их просто обойдут по берегу. Здесь река наткнулась на скальной массив и прорубила в нем себе дорогу, создав каньон с крутыми берегами. А резкий поворот реки поможет им до последнего оставаться незамеченными. Новый барьер начали сооружать прямо за поворотом, чтобы идущий по реке противник до последнего их не заметил.
   - Устали все,- Эзуми смотрел на свалившихся от усталости мужчин семьи, которые отдыхали, завернувшись сразу в несколько шкур.- Тяжелые дни выдались- они покинули стоянки, на которых выросли, пошли зимой в поход с женщинами и детьми- такого никогда раньше не было- а теперь еще драться предстоит.
  - Но ты выбрал лучших- я видел всех этих мужчин в 'Общем походе', у них копья с остриями из растаявшего камня. А значит, они знают, чего ожидать и у них нет страха перед темнокожими. Но хорошо бы, если Эссу пришел быстрее, чем они дойдут сюда. Настоящие испытания у них еще впереди.
   *****
   Авхай уныло грыз не до конца прожаренное жесткое мясо старого большеголового быка. С куда большим удовольствием он бы сейчас оказался в своем шатре на новой стоянке у 'Трех зубов' и лакомился сочной передней ногой молодого криворога, а не морозился на льду реки в погоне за семьей грэлей. Ну, уж если не у 'Трех зубов', то хотя бы на стоянке рода 'Оленя', откуда мужчины племени должны были отправиться охотиться на грэлей в ущелье. И какой смысл гоняться за ними сейчас, если они сами идут туда, куда им нужно? Пусть соберутся все вместе, и не будет тогда необходимости гоняться за каждой семьей по отдельности. Но нет, этому Ахою не сидится на месте, а самое плохое, что и ему, как вождю племени узколицых, приходится идти со всеми, иначе мужчины из других родов откажутся следовать за ним.
   - Дальше движемся прямо по льду, они не смогут сойти с реки,- Ахой, казалось, совсем не устал и даже не присел, чтобы отдохнуть, в отличие от всех остальных.- Женщинам и детям будет тяжело передвигаться по снежной равнине.
   Словно в подтверждение его слов они скоро наткнулись на брошенные грэлями вещи, которые они оставили лежать прямо на льду. Находка приободрила, значит, они так устали, что избавляются от груза. Все заметно прибавили шагу, предчувствуя завершение погони. Вот только на взгляд Авхая не стоило им торопиться, конечно, их много, но и грэли просто так не дадутся- даже лиса у норы, где находится ее приплод может броситься на медведя. Они приближались к месту, где река совершала резкий поворот между скалами. Авхай увидел, как первые завернувшие в него резко остановились, а на них сзади напирают отставшие. В несколько мгновений отряд превратился в толпу. Откуда-то в нее полетели дротики, кто-то невезучий, кому короткое копье попало в горло, упал на лед, захлебываясь своей кровью, остальные заметались.
   - Назад, все назад,- это кричал Ахой.
  Толпа отхлынула от поворота реки как уходящая волна от берега моря, на льду осталось лежать одинокое тело. Да что же там такое?
  Авхай осторожно по краю подошел к повороту и выглянул из-за большого округлого камня. Прямо за ним, на расстоянии броска дротика, река была перегорожена. Грэли не просто уложили свои вещи на лед, но и успели прикатить не вмерзшие в землю большие камни и вынесенные потоком реки на берег толстые бревна- и где только взяли такие ровные на безлесой равнине. Между камнями и деревом были выставлены копья со странными белыми наконечниками. И не видно ведь грэлей, спрятались за камнями, деревом и накинутыми на них шкурами. Авхай, чтобы разглядеть их, высунулся из-за камня и тут же отпрянул. Рядом с головой пролетел дротик, наконечник которого, ударившись о камень, разлетелся на несколько частей. Никто из узколицых метнуть его с такой силой не смог бы.
  - Хитро это грэли придумали, словно знали, что мы за ними идем,- Авхай вернулся к обескураженным охотникам племени узколицых.- И где, Ахой, их женщины и дети, о которых ты говорил?
  - Кто-то предупредил грэлей и они отправили женщин одних, мы обойдем эти скалы и догоним остальных.
  - Для этого нам придется повернуть назад и идти еще половину дня, а к тому времени уже стемнеет, мы не догоним сбежавших грэлей. Надо возвращаться и ждать охотников из других родов. А потом всем вместе отправиться в ущелье, о котором ты говорил.
  Ахой колебался. Слова Авхая были разумны, но он сам организовал этот набег и возвращаться совсем без ничего ему не хотелось.
  - Мы пройдем через эти камни и стволы деревьев. Там не может прятаться много грэлей, нам помогут луки и стрелы, которых у них нет.
   *****
  Энзи видел, как скользя по камням, два десятка темнокожих на максимально возможном удалении от них пытаются подняться по скалам на повороте реки. Хоть и с трудом, им удалось достичь середины нагромождения крупных камней, из которых был сложен берег. Выше подняться не смогли, там отвесный камень. Хотят перебить их сверху стрелами? Но они хорошо защищены шкурами. Пусть кидают, если хотят. Но они не стреляли. Чего ждут? Он услышал хруст намерзшего за ночь тонкого слоя льда под множеством ног.
  - Готовьте короткие копья.
  На них бежали темнокожие числом превосходящие их раза в три- четыре и стоило им высунуться, чтобы метнуть в них свои дротики, как в них полетели стрелы.
  - Прячьтесь от стрел под шкурами, они не смогут их пробить,- голос Эзуми звучал довольно уверено.
  Рядом с них закричал раненый охотник, потом еще один.
  Эзуми вытащил из плеча раненого стрелу. Как? Как стрела может пробить шкуру большерога? Окровавленный наконечник не сломался, как это бывает с камнем, а остался целым.
  - Это кость,- Энзи выглядел озабоченным.- Она не ломается как камень.
  Тем временем несущиеся на них темнокожие растерянно остановились перед баррикадой- не всем хватило духу лезть прямо на копья- а затем откатились назад. Крики высокого темнокожего не смогли их остановить.
  - У них осталось время напасть еще раз, затем наступит темнота,- Энзи посмотрел на небо.- И их лучники после заката не смогут слезть со своей скалы.
  - А что потом?
  - Будем ждать, пока не придет Эссу.
  - Но это два или три дня, раньше никак не успеть.
  Было бы лучше, если темнокожие поняли, что победа обойдется им дорогой ценой и убрались к себе. Незачем им здесь драться, когда семьи длинноногих скоро достигнут каньона Гррх. Это было бы, кстати, тем более и коротких копий почти не осталось. Хотел похлопать Энзи по плечу, но он куда-то исчез.
  Мирно разойтись не вышло. Скоро снова послышался хруст льда под множеством ног. На этот раз они не отвернут перед препятствием. Их можно было бы отогнать копьями, если бы не лучники. Между тем жидкий поток стрел почему-то иссяк. Со стороны берега раздался грохот падающих камней и крики. Топот прекратился. Эзуми увидел, как рядом с местом, где стояли темнокожие с луками, сверху обрушились камни. Теперь же они побросали свое оружие вниз и пытались как можно быстрее покинуть опасное место. Штурм не состоялся. Длинноногие сопроводили бегство противника улюлюканьем.
  - Энзи,- кто-то обладающий острым зрением увидел его между камней.
  И как только сумел туда взобраться. Жалко, не удалось ему обрушить камни прямо на лучников. Появился он на реке уже почти в темноте.
   *****
  - Надо возвращаться на стоянки рода Оленя, мы два заката стоим здесь, семью грэлей уже не догнать,- Авхай хорошо чувствовал настроение охотников. Азарт преследования ушел, людям надоело стоять в узком ущелье и безуспешно штурмовать укрепление грэлей, которых они толком за это время еще и не видели, а остальное время отдирать ото льда на берегу вмерзшие в лед дрова, чтобы поддержать ночной костер и приготовить еду. И хотел донести это до Ахоя.
  - Я никогда не видел, чтобы кто-то защищался таким образом, не прячась в скалах и в лесу, а из камней и стволов деревьев делая этот лес и скалы для своих нужд. И нам остается только преодолеть эту их преграду, тогда мы сомнем их.
   Хмурые мужчины узколицого племени нехотя направились к повороту реки, где и остановились, внутренне готовые при первом же броске дротика противником повернуть назад. А его все не было.
   - У них закончились короткие копья!
   Кроманьонцы осмелели. Кто-то из лучников пустил стрелу в затаившегося за преградой противника, впившуюся в бревно, затем следующую, улетевшую за баррикаду. Грэли не отвечали.
   - Хррх,- выставив копья, темнокожие побежали на ненавистную преграду.
   Но добежать они не успели, на полпути их встретил град камней. Хорошо еще, что летели снаряды по дуге, не рискнули грэли вылезти на преграду, чтобы прицелиться получше. Опасаются стрел. Самые быстрые взобрались на баррикаду, откуда их смело летящими с близкого расстояния булыжниками. Нападавшие откатились назад.
   *****
   - Пригодились камни,- Эзуми был доволен. Пусть и не убили никого из темнокожих, зато и из своих никто не пострадал, да и атака отбита. А еще он испытывал внутреннее удовлетворение, что это он придумал собрать округлые камни удобные для броска, раз уж коротких копий не осталось. Пусть и нельзя их закинуть так далеко, как стрела летит, но если попадет в голову, то и шапка не поможет.
   Разозленные неудачей темнокожие, более не опасающиеся дротиков, расположились прямо напротив. Из луков никто не стрелял- и у них, похоже, стрел осталось не так и много. Нападать они больше не рисковали. Патовая ситуация. Энзи с блестящим ножом в руке легко вскочил на преграду и уселся прямо на бревно. Его появление было встречено криками темнокожих, на которые он не обратил внимание. Внимание мужчины семьи Гррх привлекла палка толщиной в запястье мужчины. Он поднял ее, осмотрел со всех сторон и одним ударом перерубил пополам. Крики затихли. Грэль показал что-то немыслимое. Ножом из крепкого камня такого не сделаешь.
   Еще одна попытка нападения случилась спустя довольно продолжительный промежуток времени. Но вышла она довольно вялой. Узколицые не дошли даже преграды, попробовали по примеру противника покидать камни-вышло не очень удачно- и вернулись обратно. Наверное, просто надоело им стоять на одном месте.
   - Бу-бу-бууу..- гудение шел с сзади.
   Эзуми встрепенулся, звук рога Энку он слышал много раз, а значит, Эссу скоро будет здесь. Но как они могли так быстро успеть сюда из каньона Гррх? Похоже, это не понимал и Энзи, настороженно взявший в руки копье.
   Новость Эхекки о приходе длинноногих заставила бросить все дела по подготовке к Долгой дороге. Навстречу движущемуся в каньон каравану срочно отправились все, кто мог. Даже лесовики, от работы которых зависело, когда они смогут отправиться в путь. Андрей ругал себя за то, что недооценил всей сложности передвижения с женщинами, детьми и тяжелым грузом. Знал же, что саней у прибрежных жителей почти нет, а значит, им придется тащить все на себе. И какова при этом будет скорость передвижения. А если бы Энзи не додумался поставить заслон и не отправил остальных налегке, опередив, таким образом, нападение темнокожих? В этом случае история семей длинноногих скорее всего завершилась бы. Пусть станет ему уроком, что передвигаться с отрядом мужчин это одно, а вот попробуй сделать это, когда с тобой еще и все члены семьи.
   Увидев издалека валяющиеся на льду реки тела длинноногих Андрей поначалу похолодел. Но вроде зашевелились, когда услышали рог Энку. Он вздохнул с облегчением. Оказалось, что они шли всю ночь и просто свалились от усталости, ожидая подхода остальных. Караван сильно растянулся, они потом долго собирали отставших, которых отправили на санях в каньон, и только после этого он отправился на помощь к длинноногим оставшимся в заслоне.
   И все-таки Лэпу сделал чудо-сани. Даже Энку оценил, который поначалу побаивался на них передвигаться. По льду реки, да еще по спуску, они неслись просто с невероятной скоростью.
   - На этих санях и Брр можно догнать,- вынес свой вердикт Энку, который останавливался, чтобы время от времени дать сигнал своего рога.
   - Это если он по льду реки будет убегать, в степи так разогнаться не удастся. И зачем тебе Брр, чтобы съел тебя?- Эхоут не упустил случая подшутить над большеносым.
   Они едва не влетели на всей скорости в заслон длинноногих. Очень уж неожиданно он появился. Хорошо поставили, на месте, которое практически не просматривается и его нельзя обойти. А в случае надобности можно построить еще одно укрепление выше по течению. И бревна от разбившегося в 'Общем походе' плота пригодились.
   - Мы ждали вас завтра,- на лице Эзуми была написана искренняя радость.
   - Нам помогли сани Лэпу, на льду они разгоняются быстрее чем бежит Брр.
   Новость, что женщины и дети благополучно добрались до своей цели, сняла тяжелый груз с души охотников длинноногих. Можно уходить, прекратив это бессмысленное стояние на реке по большому счету закончившееся ничем. Убитый в первый день темнокожий, несколько раненых стрелами и камнями с обеих сторон, вот и весь результат. Но не последуют ли темнокожие за ними, если они покинут свое укрепление? Андрей, движимый любопытством, взобрался на баррикаду, где уже стояли Энку и Эхоут. Пожалуй, мужчины девятиглавого племени были организованнее, чем пришедшие из-за Большой реки узколицые. Те не стояли как стадо быков, рассматривая противника с расстояния доступного для стрелка из лука. Нет, они не нападут. Не сейчас.
   Словно прочитав его мысли, кроманьонцы потянулись вниз по течению реки. Стояние на реке закончилось вничью.
   - Бу-буу-бууу...- проводил их звуком своего рога Энку.
   Больше, они их, наверное, и не увидят. Их ждет Долгая дорога.
   - Гррх,- прокричали они им в спину.
  
  Ох, тяжелая это работа
   Из болота тянуть бегемота...
  
   Вот зачем, спрашивается, было загружать вещами сани так, что теперь их и сдвинуть тяжело. Нет, будь это волокуша, проблем бы не было, но небольшое творение Лэпу грозило в любую минуту развалиться под грузом шкур, рыбы и бог знает чего еще, что домовитые длинноногие не захотели оставлять на льду реки.
   - Что такое бегемот, Эссу?- толкавший сани Энку вытер льющийся по лицу пот.
   - Это зверь величиной с однорога, только он в озерах живет, а не на суше- в местах, где всегда тепло и вода никогда не замерзает.
   - Разве есть места, где всегда лето?- от удивления Энку остановился.
   - Есть и такие, но мы никогда туда не попадем.
   Большеносый надолго замолчал. Размышляет.
   - А может это и есть тот самый Другой мир?
   - Нет Другого мира, я уже говорил тебе.
   Энку многозначительно хмыкнул, словно утверждая: 'Ты говори, а мы то знаем, как там на самом деле обстоит дело'.
  
   *****
   - И где, Ахой, обещанные тобой грэли?- 'самый мудрый' не выглядел огорченным, скорее на лице его читалось недоумение.
   - Они ушли в каньон, как я предполагал.
   - Почему же ты так решил, я думал, что они завернут к морю и отправятся на Закат.
   - Им на помощь пришли грэли из ущелья, я видел их. С ними был и грэль, который побывал у нас в плену. Они как-то узнали, что мы нападем и перекрыли нам путь. Мы могли их убить, но тогда умерли бы и многие из наших родов.
   - Тогда ты поступил мудро.
   Ахой заколебался, но все-таки сказал.
   - Это Авхай настоял. Если бы он не любил так сильно поесть и спать в своем шатре, то стал бы хорошим вождем.
   Высокий охотник давно ушел из шатра, а старик все молчал. 'Самый мудрый' из рода Оленя терпеливо ждал, не прерывая тишину, пока он подумает.
   - Они уходят.
   - Они уже ушли, грэли с реки без берегов.
   - Не только они, но и грэли с короткой бородой из ущелья тоже уйдут. Вокруг каньона нет столько дичи, чтобы могло прокормиться несколько семей. Они вместе собираются куда-то еще- для грэлей, на которых напал Ахой, каньон это только временная стоянка, место общего сбора. По этой причине они туда и завернули, а не отправились прямо на Закат. Нам не нужно на них нападать, на этой равнине скоро не останется грэлей.
   Как не странно, в голосе 'самого мудрого' не было радости.
   - Но мужчины всех родов уже пришли сюда, поздно отменять охоту на грэлей.
   - Да, это так.
   *****
   - Папа, а как выглядит бегемот?- Имела со своим вопросом подбежала не вовремя, как раз когда он проверял степень просушки мяса в Доме Гррх. Но все равно ведь не отстанет. И надо же, с собой у нее совершенно случайно имелась доска с глиной, которую школьники использовали в 'школе' на уроках.
   Художественными талантами Андрей никогда не отличался, поэтому бегемот в его исполнении получился довольно страшным- с открытой пастью, огромными клыками и недобрым взглядом маленьких глазок. Дочь аж взвизгнула от восторга.
   - А где его шерсть?
   - Нет ее.
   Кажется, не поверила. Схватила рисунок и куда-то убежала.
   Андрей продолжил обход залов Дома Гррх. Мясо, подсушенное еще осенью, по твердости напоминало камень. Тонкие куски можно было легко сломать руками, в местах слома в образовались мелкие крошки. И весит мало и питательность высокая. А если совсем размельчить, то еще можно дополнительно место сэкономить, пусть на вид и будет не очень, но в случае крайней нужды поддержит их силы. А вот последние партии мяса еще сыроваты, дней пять-шесть еще нужно, пока дойдут до готовности.
   Мимо него то и дело сновали длинноногие, которые таскали на верхнюю равнину детали саней. Преследовавшая их проблема нехватки рабочих рук исчезала с их приходом. Когда вышел на свежий воздух, то услышал голос Старшей, распекавшей кого-то. Как оказалось, кучи срезанного жира не успели растопить для светильников.
   - Стой, зачем его растапливать?
   Старшая не поняла вопроса. В самом деле, а чем светильники заправить?
   Но у Андрея возникла другая идея. Зачем жир быков пускать на светильники, когда у них достаточно осталось не такого вкусного от мамонта. Лучше уж тогда раскрошить пересушенное мяса и залить его жиром. И ягод можно сушеных добавить для вкуса.
   - А где его хранить, если всем раздать, то его быстро съедят.
   Положим в отдельные сани, а раздавать будем только в случае крайней нужды. Одного куска мяса с жиром хватит на целый день охотнику.
   В каньоне теперь и ступить было некуда. Пода дошел до стены Андрей то и дело уворачивался от несущихся куда-то детей, или спешащих куда-то взрослых. Нашел на ней Энку. Ему, с его любовью к одиночеству, не нравилось наступившее многолюдье, спасался от него на стене. Но ничего, скоро они двинутся в Дорогу и не будет иметь значения, кому что нравится.
   - Семья из под Белой горы так и не пришла в каньон, Эссу, а с появлением новой луны на небе мы уйдем отсюда. Этот рыжий опять обманул тебя.
   - Это их выбор, Энку. Нельзя кому-то помощь против его воли.
   А вечером он пришел к Эхекке.
   - Отправляйся к Белой горе, скажи им, что мы будем проходить у 'Трех зубов' через десять дней после появления новой луны.
   Он даст им еще один шанс.
  
   Глава восьмая: В путь-дорогу
  
   - ...И тогда грэль с такой силой метнул свое короткое копье, что оно пробило горло 'носорогу' стоявшему прямо передо мной,- Ахой поморщился. Никогда не сталкивавшиеся с грэлями узколицые мужчины после 'Стояния на реке' распространяли всякие небылицы.- А ножи у них такие острые, что ими одним ударом можно перерубить палку любой толщины.
   Ножи у грэлей и в самом деле острые, несколько штук даже достались мужчинам девятиглавого племени в качестве трофеев, но затерялись во время бегства от 'безумной болезни'. Надо сказать 'самому мудрому', чтобы завтра перед отправкой мужчин племени на охоту на грэлей притушил их страхи.
   - Хррх..
   'Самые мудрые' семей племени рассыпали красный порошок на собравшихся мужчин. К вечеру этого дня они достигнут реки, а затем по ее льду пойдут прямиком в ущелье, в которое сбежали прибрежные грэли.
   - Даже на Большую охоту никогда не собиралось столько мужчин,- Авхай окинул взглядом движущуюся толпу охотников племени узколицых, которая заполонила равнину.- Но если грэли опять спрячутся за камнями и деревом, то поможет ли нам это?
   - На этот раз мы проникнем в их каньон, им не спастись,- Ахой уже укрепился в мысли, что стена семьи грэлей на этот раз им не поможет. Надо только захватить ее с наскока.
   *****
   Заблудившийся на охоте Эссу пытался догнать уходящих по равнине вдаль людей, которых углядел с высокого холма. Но при попытке спуститься в степь ноги не держались на скользких камнях, он падал, поднимался, покатился по склону вниз. Наконец он добрался до следов, которые оставили проходящие. Следы, много следов, тяжело будет заблудиться, он догонит по ним неизвестных охотников и найдет дорогу домой. На следующем шаге он провалился в занесенную снегом яму и, растянувшись на снегу, уткнулся носом прямо в притоптанный снег. На оставленных обувью неизвестных следах он разглядел нанесенный на подошву рисунок в виде елочки.
   Давно не приходил Эссу во сне, Андрей тихонько, стараясь не разбудить Эсику и детей, вышел из шатра. Позднее зимнее утро встретило привычным мелким снегом и холодным ветром. Скоро между шатрами и землянками замелькают проснувшиеся люди, станет шумно, поэтому Андрей отправился обдумать увиденное на стену каньона, где уселся на ее краю, свесив ноги в обрыв.
   Интересно, сколько у них осталось времени. Раз уж Эссу увидел идущих по их душу кроманьонцев, то не больше несколько дней. Достигнут реки и поднимутся тем же путем, каким пришли к ним длинноногие. Да еще не обремененные женщинами и детьми. Уйти сейчас? Так их быстро догонят, следы такого количества людей не скроешь. Не ко времени темнокожие отправились в поход на них.
   Рядом мягко приземлился на камень Энзи, а за ним притопал и Энку.
   - Эсика искала. Следы вели сюда,- Энзи, как всегда, лаконичен. Теперь ждет пояснений.
   - К нам идут темнокожие.
   Прониклись. А откуда он это знает, никто не спросил. Слушают дальше.
   - Лесовики не успели изготовить нужное количество саней. И даже если прямо сейчас мы начнем укладывать мясо, рыбу, шкуры и другие вещи в сани, то сможем уйти только через день.
   - Так чего мы сидим, пора начинать,- Энку вскочил на ноги. А лесовики пусть поработают еще и сегодня, а потом переходят из ущелья в каньон.
   - Уйдем путем, который разведал Энзи, на равнине нас легко нагонят.
   - И на верхней равнине нагонят, если мы не закроем проход.
   - Надо обрушить стену, ведущую в малый зал, а сам проход завалить камнями.
   На стоянке семьи Гррх царил хаос. Никто не хотел оставлять ничего из вещей на старой стоянке. Облезлые шкуры криворога, горшки с отбитым горлом, балки для шатров- все могло пригодиться. Андрей остановил Эрру, который надрываясь, тащил камни для плавильной печи. Ну, куда их, и для еды места нет. Хорошо еще, что часть длинноногих заранее поселили на верхней равнине, иначе в пещере образовалась бы пробка. Так продолжалось до тех пор, пока Старшая железной рукой не навела подобие порядка, жестко лимитировав груз объемом имеющегося на санях Лэпу короба. А в больших санях он не должен был выглядывать за приделанные борта. Вечером лесовики принесли изготовленные за день в ущелье детали последних саней, а завтра они их соберут уже на верхней равнине.
   - Эссу, а ты не забыл, что сегодня Новый Год,- Старшая выглядела обиженной.
   Андрей заколебался- до праздников ли сейчас. Но с другой стороны, каньон стал их домом на несколько лет, именно здесь родилась семья Гррх, каждый камень в нем стал для них родным- и 'школа', и 'дагар' с ручьем, и пещера Гррх, и земляничные поляны. Надо бы и в самом деле попрощаться с этим местом.
   - Женщины уже готовят еду, есть подарки для детей, осталось украсить ель.
  Остался мудрый Вичаша
  Стоит седобородый Эрит
  И Энку могучий
  Славный сын Гррх
  Их своим плечом подпирает...
  Все умрем, но врага остановим
  Мы время дадим,
  Чтобы жили все семьи
  Добежать вы должны до реки
  
  Эту песню любили все. Загрустила Эсика, вспоминая отца, затихли длинноногие, которые потеряли в 'Общем походе' своего авторитетного охотника, ну а Энку, так вот же он, отмеченный двумя шрамами.
  - Эссу, пора,- Старшей не терпится одеть диадему. Но сначала Эхоут и Асила.
  Похоже, что Старшая забыла предупредить темнокожую, очень уж у нее запуганный вид был, когда ее вытолкнули под свет факелов к Эхоуту.
  - Сегодня Асила становится женщиной мужчины из семьи Гррх, вы все видите это. Отныне и она входит в нашу семью.
  - Да живет семья Гррх.
  Андрей надел ей на голову диадему с висюльками из растаявшего камня, ожерелье и стилет. Эхоуту он подарил еще один нож из растаявшего камня с ручкой из бивня мамонта. Эрру постарался.
  - Старшая, которая говорит женщинам семьи Гррх, что они должны делать, становится женщиной Лэпу.
  Старшая засияла, все-таки она подросток, пусть и наделенная от природы на редкость развитым умом. Разве что не подпрыгивала от радости, когда он надевал ей диадему и ожерелье, а после вручил уже подарок от себя- нож с изображением совы, который заранее заказал мастерам.
  - Каньон был местом, где родилась наша семья. Но теперь нам нужен новый дом, который мы обязательно найдем. Мы отправимся туда уже через день, и о том, как мы ушли в Долгую Дорогу, когда-нибудь будут рассказывать у костров наши потомки.
  -Да живет семья Гррх!
  Расскажи нам 'Сражение', Эссу. Это была наша первая драка,- сытый Энку хотел услышать свою любимую песню. Увидел, что Упеша достал ленмену.
  
  ..Спрятались Рэту и Эссу в тени камня большого
  Долго ждут храбрецы солнца восхода
  С первым лучом ожидают врага прихода
  Их много пришло, пять раз по пять
  
  Метко кидает копье свое Рэту
  Скользка земля от вражеской крови...
  Внезапно явился на помощь Энку
  Свирепый как Брр он врагов сокрушает
  В страхе бежит темнокожий, но поздно
  Пронзенный копьем бездыханно лежит...
  
   Всего одного дня им не хватило, чтобы перенести оставшиеся вещи на верхнюю равнину, завалить проход в пещере Гррх и отправиться наконец в Долгую Дорогу. Неприятную новость принес Эхоут. Проверявшие выставленные силки подростки увидели вдали множество костров по обеим сторонам реки. Обычным шагом охотника оттуда можно дойти до каньона за половину дня. Темнокожие, больше некому. Вовремя лесовиков убрали из ущелья, могли попасть в западню. А теперь придется отвлечь самых сильных мужчин на охрану стены. Ничего, они обломают об ее камень свои зубы.
   За прошедшее со времени битвы за каньон год стену сильно укрепили. По краям соорудили башенки, откуда лучники могли пускать стрелы в бок нападающим, по всей ее длине, как и хотел Андрей, построили мерлоны из сложенных камней, площадку над стеной расширили, теперь там могли прятаться сразу несколько метателей коротких копий или лучников. Единственным уязвимым местом оставалась выдолбленная в камне лестница. Ну а куда без нее, надо же как-то переходить из каньона в ущелье и дальше на равнину. И завал из поваленных деревьев перед ней не сделаешь, самим будет мешать, а то еще хуже, послужит он укрытием для противника. Но и в вверху лестницы можно сделать дополнительный зубец и обрушить его в случае опасности. Хоть что-то. Пусть идут.
   *****
   Они и шли. На снегу у выхода из ущелья обнаружились множество свежих следов, Ахой надеялся, что они поймают неосторожных охотников грэлей еще до того, как достигнут каньона и наскоком займут стену. Тогда грэли окажутся в ловушке, но, увы, в ущелье они увидели только срубленные каким-то способом стволы толстых деревьев, на каждое из которых мужчине его рода пришлось бы потратить целый день. И что интересно, нет характерных следов от работы рубилом в виде углубления на пнях. Срез почти ровный.
   Так и дошли почти до самой вогнутой полумесяцем стены. Охотники не сразу и поняли, что они достигли своей цели, а когда Ахой объяснил, что им нужно подняться на нее, то это вызвало страх. Стена подавляла необычным видом и выглядела совершенно неприступной, если вдруг кто-то вздумает ее оборонять. Сбоку была видна лестница, но вверху ее запирал зубец с рост мужчины, собранный из плоских камней. Можно по одному ползти по центру, она не отвесная, но тогда тебя проткнут копьем сбоку.
   - Зачем ты привел нас сюда, Ахой?- в голосе Авхая проявились непривычные для него злые нотки.- В этом месте не имеет значения, что нас гораздо больше чем грэлей, все повторится как в стоянии на реке- мы будем кидать стрелы, пока они не закончатся, а они короткие копья.
   - Если мы займем стену сейчас, поднявшись по лестнице, то грэлям уже никто не поможет. Прошлой зимой нам это почти удалось, не хватило самой малости.
   - Бу-бу-бууу...
   Их ждали. Между зубцами появилась коренастая фигура с рогом настоящего быка в одной руке и серебристым топором в другой. Скоро стена заполнилась, грэли с любопытством смотрели на собравшихся внизу темнокожих.
   - Если однажды нападение не удалось, то и при повторении в том же месте оно снова не удастся. Мы сможем перебить грэлей, если встретим их ищущими зверей на наших землях, потому что нас больше. Но в этих скалах нет разницы, сколько нас и сколько их.
   - Они всегда бежали, когда видели нас, а мы их догоняли. Так было всегда, сколько я себя помню: в горах, когда мы загнали их в бесплодные скалы, на равнине, где они прятались у реки без берегов и только здесь прошлой зимой они не стали прятаться, а дрались на стене.
   - Перекроем им выход и подождем, пока у них закончится еда. И пусть охотники осмотрят ущелье, возможно, есть еще путь в каньон, помимо этой стены. Ее нам не преодолеть.
   *****
   Энку скучал. То ли дело было прошлой зимой- стена была залита кровью, на самом ее краю тогда установили кол, на котором торчала высунув язык отрубленная им голова мужчины из девятиглавого племени. А эти узколицые, собравшиеся под стеной вроде и не собирались идти на штурм. А ведь он предвкушал, с каким шумом обрушится на них сложенная вчера у лестницы каменная стена. От нечего делать, поставил кривую палку, на том же месте, где раньше находился шест с головой. Понравилось. Приделал еще палки, которые изображали руки и ноги, а вместо головы собрал снега, как это делают дети. Увлекшись, отправил крутившегося рядом сына Иквы к Младшей за красным порошком и кусками от старой шкуры криворога., в которое и одел свое чучело, изображавшее темнокожего. Напоследок густо все вымазал красной краской. Красота. Снизу раздались вопли.
  Появившийся на стене Эссу, который уже успел отослать половину мужчин со стены на переноску грузов- незачем терять время- сотворенное чучело одобрил. Убедившись, что ничего не поменялось, опять исчез по своим делам. Скука пришла снова.
  Все шло как-то слишком гладко. Весь оставшийся груз уже перенесли на верхнюю равнину, там же находились у своих саней женщины, дети и мужчины длинноногих. Только изредка кто-то вспомнивший о закопанной в земле на голодный день крупной мозговой кости и,несмотря на запрет, возвращался забрать ее- в дороге пригодится. В каньоне остались только охранявшие вместе с Энку стену несколько мужчин, благо темнокожие никаких активных действий не предпринимали. Ничто не мешало им уже ночью перекрыть проход в малом зале, а затем завалить снаружи крупными камнями выход на верхнюю равнину. Но Андрей решил, что все это можно будет сделать утром следующего дня, вдруг кроманьонцы решатся на ночное нападение. Очень уж тихо они себя ведут. А заодно и проведет последнюю ночь в каньоне Гррх, где теперь тихо и можно, наконец, выспаться.
   *****
  У выхода из ущелья мужчины узколицых поставили несколько шалашей. В одном из них сейчас собрались 'самые мудрые', авторитетные охотники родов и Авхай с Ахоем. Последний старался держаться подальше, в тени, в конце концов, это была его идея с внезапным захватом стены, которая благополучно провалилась.
  - Мужчины нашего племени говорят, что грэли хотят навредить нашим родам, они сотворили на стене мужчину нашего племени и он был обсыпан красным порошком по нашему обычаю, а к вечеру его голова растаяла и полилась как кровь. Сможет ли Хррх защитить нас от этого. Не пройдут ли теперь мимо этой равнины звери, не настигнут ли болезни людей на наших стоянках?
  - Грэли не властны над людьми Хррх, они могут навредить только себе и себе подобным, но и не помешает принести в жертву Хррх грэля, а если его нет, то быка.
  Ответ 'самого мудрого' был встречен молчанием.
  - Охотники рода Быка, которых я отправил поискать другой путь в каньон, нашли дорогу, по которой можно в него проникнуть. Она проходит по отвесному камню, поросшему лесом, и в одном месте можно спуститься прямо по ветвям деревьям до самой земли, до этого скинув вниз свои копья и луки со стелами,- Авхаю не терпелось похвастаться своей удачной идеей.- Мы сможем ударить сразу с двух сторон: и по лестнице на стене, и прямо из каньона. Они не выдержат такого нападения. Отправим мужчин уже ранним утром.
   *****
  - Бу-буу-бууу..
  Энку решил расшевелить темнокожих. С сожалением отметил, что они уже привыкли к его рогу. Раньше они испуганно озирались, услышав непривычный звук, а сейчас даже не обернулись, продолжают, что-то мастерить там внизу. На стене осталось всего несколько человек, все остальные уже на верхней равнине ожидают их прихода.
  - Пора нам, Энку, пока они не поняли, что стену никто не охраняет, нам нужно успеть покинуть каньон.
  - Хррх..
  Вокруг начали падать запущенные снизу стрелы. С чего вдруг кроманьонцы решили пострелять. Неужели собираются в лоб атаковать? И в самом деле, с полсотни темнокожих направились к лестнице. Не маловато ли для штурма?
  - Кидайте короткие копья.
  Андрей злился. В замешкавшуюся на скользкой лестнице толпу полетели несколько дротиков. Послышались крики. Короткое копье нашло свою цель. Вперед не идут, но и не возвращаются назад. Словно время тянут для чего-то. Показался противнику между зубцами, пусть разглядывают, ответом были крики и несколько стрел перелетевших через стену.
  - Бросайте в них камни!
  В темнокожих полетели булыжники. Никто не любит, когда его избивают без возможности дать сдачи. Нервы у кроманьонцев не выдержали и они бросились вверх по лестнице.
  - Гррх!- Энку смог все-таки обрушить на них сложенную вчера каменную стену.
  Грохот был страшный, пусть никого и не придавило, но результат был достигнут- кроманьонцы прекратили свой странный штурм и вернулись в ущелье.
  - Быстрее, пока они не полезли снова, Андрей решил использовать временную передышку для бегства.
  Защитники стены оставили ее и побежали в сторону пещеры Гррх, на ней осталось только одинокое безголовое чучело кроманьонца, легкий ветерок покачивал его и оно словно в недоумении спрашивало, куда это все вдруг подевались.
   *****
  - Где они все?- исхудавший за время похода Авхай все-таки решился спуститься в каньон по пути, который разведали мужчины рода Быка. Стена должна была находиться на закат, куда они сейчас и направлялись прямо по замершему ручью. Там сейчас имитирует штурм Ахой с охотниками из других родов. Но вокруг стоянки должны быть люди и их следы. В каньоне же ничего этого не было. Вот не бывает такого, чтобы все сидели в своих шатрах и землянках, оставив без внимания территорию вокруг стоянки. Кто-то идет на охоту, дети и женщины собирают подмерзшие ягоды калины и ищут сухие дрова. Да мало ли дел, которые требуют покинуть уютное место у горящего костра. А сюда, похоже, после прошедшего позавчера снега так никто и не прошел.
  - Следы!
  Это была не просто натоптанная тропка, а целая дорога, словно день за днем сотни людей тащили по ней тяжелые грузы. И была она сейчас совершенно пуста. Вот не любил Авхай подобные загадки, для этого существуют 'самые мудрые', которые должны разъяснять непонятное другим. За это, собственно, они и получают лучшую часть добычи. Он направился прямо по дороге, которая привела их в пещеру. У них не было с собой факелов, поэтому едва сунувшись вовнутрь, тут же вылезли обратно.
  - Идем к стене,- уж она точно никуда не делась.
  - Грэли!
  На них бежали несколько грэлей, которые держали в одной руке что-то странное из плетенного дерева, а в другой направленные на них копья с серебристым наконечником.
  - Гррх!
  - Бежим!- команда Авхая запоздала, все и так пустились наутек. Только несколько замешавшихся охотников рода Быка были сметены с дороги, словно деревья весенним потоком с гор. Грэли нырнули в пещеру, которая, видимо, служила им домом. Через некоторое время наблюдавшие издалека за пещерой мужчины Быка увидели, как она выдохнула пылью, словно ожила на некоторое время.
  - Уходим,- терпение Авхая окончательно лопнуло.
  На краю стены покачивалось безголовое чучело. 'Самый мудрый' наблюдал, как Ахой готовит мужчин племени к очередному прорыву наверх по заваленной камнями от рухнувшей стены лестнице. Что-то было не так. За все время, которое он находился здесь, между зубцами не мелькнул ни один грэль.
  - Пусти стрелу на стену,- сказал он одному из мужчин.
  Никто не среагировал ни на первую стрелу, ни на вторую, ни на последующие. Западня?
  Не он один чуял неладное. И когда на стене появились силуэты людей, то все вздохнули с облегчением- понятный враг лучше неизвестной ловушки.
  Находившиеся на стене люди начали кричать им и размахивать руками. 'Самый мудрый' узнал одного из них.
  - Авхай.
  'Самый мудрый' терпеливо ждал у входа в пещеру, куда зашли с факелами мужчины узколицого племени.
  - Большой зал и остальные свободны, а один из малых проходов завален камнями,- Авхай стряхнул пыль со своей одежды.- Через него они и бежали. Тебе надо бы посмотреть, там что-то странное на стенах и потолке.
  - Они не бежали, а покинули эту равнину.
  'Самый мудрый' вошел в пещеру. Вся она была покрыта рисунками медведей. А в одном месте, почти у самого пола, был нарисован странный зверь с открытой пастью и клыками.
   *****
  Проход наверх завален, уставшие ожиданием длинноногие оживленно готовились толкать сани. Энзи отправился вперед, показывать дорогу. Андрей усадил в сани Эсику с сыном и Имелой, а сам приготовился толкать сани, ожидая, когда начнут движение стоящие впереди. Прощай, каньон.
  - Ну что, в путь- дорогу!
  - В Долгую Дорогу,- ответила Эсика.
  
   Глава 10: Точка в истории
  Караван жил своей насыщенной внутренней жизнью. То он полз по снежной равнине со скоростью сытого питона, то останавливался по неведомой причине на час и более, а то вдруг без всякого на то основания ускорял своей бег. Андрей был вынужден признать, что сейчас является обычным звеном этой гусеницы-переростка- идут все, и он идет, стоят- и он вынужден подчиниться общему ритму. Контроль над происходящим полностью утрачен. На остановках подмерзшие без движения в санях дети начинали разбегаться по окрестностям, матери и старшие браться и сестры ловили их и, надавав оплеух, возвращали обратно. Если так пойдет, то половина ушедших в Долгую дорогу потеряется еще до того, как они дойдут до Большой реки. Это еще хищников нет на этой равнине или кроманьонцев.
   За световой день они не прошли и половины пути до разведанного Энзи перехода через ущелье. Начало темнеть, оставив Эсику с детьми, Андрей решил докопаться до причины происходящей анархии. Встретил растерянных Эзуми и Энку. Тоже не знают, что делать- много незнакомых людей, не успевают контролировать неизбежные мелкие происшествия и вызываемые ими остановки. Их нашли Старшая с Лэпу, в глазах такое же замешательство. Поднялись выше по поляне, чтобы виден был весь поезд из саней. Теперь он напоминал огненного змея- все одновременно зажгли костры для приготовления пищи. Воздух заволокло дымом от сырых дров. Если их не увидят, то уж точно унюхают. Одного костра на несколько саней вполне достаточно, и дрова сэкономят и меньше внимания привлекут. Все смотрят на Андрея, ждут его решений. А что он скажет, нет у него опыта подобных переходов и готовых рецептов по прекращению складывающегося хаоса тоже нет. Но хоть какое-то подобие порядка навести надо.
   - С рассветом подойдите все к моим саням.
   Варево, приготовленное из не до конца высушенного мяса мамонта имел странный привкус, на взгляд Андрея не очень приятный, но зато оно хорошо согревало. Имела с Эсикой морщились, но все доели.
   - Бык вкуснее,- вынесли обе свой вердикт.
   - Мясо быка мы поедим, только если совсем еды не останется.
   - Эссу, нельзя ли готовить в середине дня, когда солнце еще высоко, тяжело детям не есть до темноты, они мерзнут.
   - Тогда придется разводить костры дважды в день, а это займет много времени.
   - Вечером можно варить ягоды, чтобы согреться.
   Давно уснули в коробе саней Эсика с маленьким Эритом и Имелой, а Андрей устроился около костра. В голову лезли всякие глупости о запланированной неудаче затеянной им авантюры. В первый день они прошли путь, который взрослый охотник не торопясь покроет за пару часов. А сколько таких дней им предстоит? А уж что произойдет при нападении? Если темнокожие набросятся на голову колонны, то в ее середине об этом и не узнают, настолько они растянулись. Похоже, что необходимо разбить отряд на отдельные части, назначить ответственных за них мужчин и как-то наладить систему оповещения о случившихся происшествиях.
   У костра мелькнула тень, рядом с ним уселся Энзи.
   - К полудню мы дойдем до ущелья, надо будет к тому времени перекинуть деревья через каменные столбы, иначе мы застрянем на этой равнине.
   - Я отправлю с тобой Лэпу и лесовиков. Подожди здесь до утра.
   - Надо подумать и над тем, Эссу, чтобы одни сломавшиеся сани не останавливали всех.
   Караван, который должен был двинуться в путь с наступившим рассветом все еще стоял на месте. Уставшие сидеть без дела в санях дети вылезли из них и разбежались по окрестностям, вызывая раздражение своих матерей, которые не понимали причины столь долгой задержки. То и дело в середину их санного поезда вызывали то одного, то другого мужчину из семей длинноногих или Гррх.
   Андрей не стал изобретать велосипед и скопировал привычную для его времени пирамидальную систему управления, которая уже была частично использована в семье Гррх, где назначались ответственные за определенные направления.
   После обсуждения караван решили разбить на отдельные отряды по десять саней, за каждый из которых должен был следить один охотник, отвечающий за наличие в нем еды, шкур и всего необходимого в дороге. В свою очередь он входил в более крупный отряд из тридцати саней, отвечать за который должен был один из трех охотников по выбору. Он же должен был добиться того, чтобы идущие впереди или позади отряды всегда находились в поле зрения. Более крупное разделение Андрей счел неразумным, запутаются и сами начнут теряться. В случае необходимости мужчина, отвечающий за тридцатисанный отряд, мог обратиться за помощью к рожденному прямо на месте Совету Долгой Дороги, в который вошли Энку, Эзуми, Эшунка, Энзи, Эхоут, и Старшая, как та, которая говорит женщинам, что им надлежит делать.
   И как их всех запомнить? Назначить охотников отвечающих за санные отряды, состоящие из представителей семей длинноногих, Андрей доверил Эзуми. Лучше знает способности своих людей. Теперь же наблюдал мельтешение незнакомых лиц, с каждым из которых Эзуми или его брат направлялись к формируемому отряду и обратно.
   - Дэсте, дэсте,- послышалось Андрею. Что за 'дэсте' такое?
   Эзуми пояснил, что так длинноногие называют отряд мужчин, отправившийся на равнину добыть зверя. А теперь и санный отряд.
   Сани тоже пришлось переставить- все хотели находиться рядом со своими близкими- что добавило беспорядка. К полудню потянуло дымом, проголодавшись, люди начали разводить костры для приготовления пищи- стало очевидно, что сегодня они уже никуда не пойдут. День пути потерян. Может и к лучшему, есть время оценить нововведения, чтобы не пришлось проводить срочные коррективы в дороге.
   - Сани мастеров и Младшей поставим в середину. В них все ценное- наконечники из растаявшего камня и горшки. Они еще и разделят дэсте длинноногих между собой,- Эхоут, не умевший сидеть на одном месте, уже успел обойти весь караван по кругу.
   - Я тоже буду держаться рядом с ними. А ты побудь впереди вместе с Энку, там сложнее всего, потому что нужно самим искать проходимую дорогу- остальные двинутся по вашему следу. Хорошо бы, создать смешанные десятисанные дэсте, состоящие из людей, которые родом из разных семей, но пока еще рано.
   - Через несколько зим, Эссу, они и сами забудут из каких они семей, а затем, как и я, превратятся в людей Гррх.
   - Думаю, одного вечернего костра на десять саней достаточно, мы слишком бросаемся в глаза.
   Сбор Совета Долгой Дороги продолжился после полудня. Андрей увидел, как прикрепленные к десяткам мужчины обсуждают детали введенных Советом перемен. А у него вызрели дополнительные предложения.
   - Если в дороге идущая впереди дэсте остановилась, то тоже самое должны сделать и остальные, иначе все они смешаются и будут мешать друг другу.
   - Но надо выяснить и причину остановки, а как это сделать?
   - Можно спросить мужчину, который следит за тридцатисанным дэсте, а он сообщит кому-нибудь из Совета. А когда будет время, мы сделаем сигнальные рога, как у Энку, только поменьше, и отдадим их в каждый отряд.
   *****
   - Дай сюда!- 'самый мудрый' забрал небольшой горшок с отломанным горлышком и трещиной по всей поверхности у молодого охотника. Теперь крутил его в руках, пытаясь понять предназначение странного предмета. Много странных вещей нашли они на стоянке грэлей и вот еще одна. Рисованные на черном фоне рыжие медведи косили на него глазом с выпуклого бока, он не мог не признать, что выглядят они как живые. Страшновато. На дне горшка он заметил следы копоти, неужели его можно использовать вместо кожаного мешка, который применяется для варки мяса. Но из какого мягкого камня его можно так вырезать, ему такой был незнаком. Вернув охотнику его трофей 'самый мудрый' отправился в пещеру грэлей.
   Мужчины племени узколицых уже успели разобрать рухнувшую стену и он прошел в малый зал. Выход, через который грэли его покинули обнаружили довольно быстро, но он был закрыт снаружи как пробкой огромным камнем- не вытащить, разве что стену долбить вокруг него, чтобы сам вывалился. А если его придавливает еще один камень? Зря потеряют время.
   Это уже понял и стоявший с мрачным видом у входа в пещеру Ахой.
   - Мы сможем догнать их, если обогнем ущелье со стороны заката.
   - А ты знаешь, куда они направились? На закат, восход, а может быть в горы?
   - Нет, но мы узнаем.
   - Зачем, грэли покинули равнину. Пусть мужчины возвращаются каждый в свой род и сообщат, что грэли испугались охотников племени узколицых и ушли навсегда.
   Ахой чувствовал себя обманутым, вроде и противник повержен, но нет ни грэлей, которых можно отдать Хррх, ни шкур, ни запасенного ими мяса.
   А вот кто был рад бескровной победе, пусть и не принесшей трофеев, так это Авхай. Движимый любопытством он собрал осколки разбитых горшков, подобранных на месте мастерской пролитых капель растаявшего камня, а теперь с любопытством рассматривал потерянные кем-то разноцветные бусинки. Точь в точь такие же, как на ожерелье у Ахоя, найденном незадолго до появления 'безумной болезни' в девятиглавом племени. Неужели кто-то обронил их в спешном бегстве? 'Самый мудрый' рассмотрел их получше. На каждом из мелких камешков был едва заметный изъян. Нет, их не потеряли, это обработанные бусинки, которые создавший их грэль счел не подходящими для украшения. Ожерелье изготовили именно здесь, в этом каньоне.
   - Значит, это был все-таки ты, грэль- старик вернул камни Авхаю.- Мы возвращаемся. А я пойду с вами к 'Трем камням' в род Быка.
   Скоро они оставили за спиной стену каньона, на которой все так же поскрипывало от ветра чучело без головы.
   *****
   - Держи его,- женщина едва успела выхватить из короба малыша, когда сани рухнули вниз.
   - Третьи уже на этом месте, это чудо, что до сих пор никто не разбился,- Андрею оставалось только подсчитывать в голове потери.- А что делать, если нельзя перекинуть настил из бревен шире столба, на который он опирается.
   Из-за узкого столба посреди ущелья, который к тому же был еще и повыше остальных, переход затянулся на два дня. Лесовики быстро соорудили мост, начав его, как не странно, с другой стороны ущелья. Сначала очистив от деревьев пространство для последней части конструкции на противоположной стороне ущелья, а уже затем продолжили по очереди сооружать пролеты из сосен, выросших на каменных столбах. Но в этом месте никак не получалось накинуть больше 5 стволов- как раз ширина полозьев- да еще приходилось толкать сани снизу вверх по шершавой коре, и не все с этим справились. После первых упавших саней на мост стали запускать только по одному- поэтому ожидающие своей очереди дэсте образовали целый городок, выстроившись в несколько рядов прямо у ущелья. Давка, скученность, запахи костров. Снег стал грязным от мусора. Сборище представляло собой прекрасную мишень для стрелков из лука.
   Андрей обратил внимание на застывшего на одном месте Энзи. Как-то не похоже на него.
   - Кто-то смотрит на нас, Эссу. Я уверен в этом. Но не могу определить откуда. Очень уж шумно кругом.
   - Темнокожие?
   - Будь это те самые темнокожие, которые заперли нас в каньоне, они бы давно напали. Мне нужно выбраться отсюда, чтобы понять, кто и откуда за нами наблюдает.
   - Возьми с собой Эхоута и Энку, время у нас есть, на другую сторону все дэсте переберутся только завтра.
   Все трое сразу же помчались вдоль ущелья в сторону гор. Андрей их понимал- мало радости стоять день за днем в такой толчее. Он бы и сам с удовольствием к ним присоединился, но кто-то должен следить за происходящим у моста.
   - Что ты там мог увидеть, Энзи, до самых гор только птичьи следы встретились.
   - Ты не видишь всего, Энку. Эти деревья, трава, камни- они все живые. Нужно уметь понимать, что они говорят.
   - Как камень может быть живым? Ему больно, когда ты делаешь из него наконечник для копья?
   - Это другое,- Энзи обрубил дальнейшее обсуждение темы.
   Он чувствовал взгляд и никак не мог определить, откуда он исходит, пока не заметил в середине горы темное пятно, которого там не должно было быть.
   - Там пещера.
   Теперь они напоминали хищника, который, наконец, почуял добычу. Впереди бежали Эхоут и Энзи, за ними пыхтящий от усилий большеносый.
   Энку едва не сшиб катящийся сверху камень, от которого с легкостью увернулись оторвавшиеся от него охотники.
   Они окружили вход в пещеру, который спрятался за стволами деревьев. И как Энзи умудрился его увидеть?
  - Вылезайте!
   *****
  Андрей смотрел как вертят в руках чаши для бульона приведенные мужчинами Гррх люди. Не могут сообразить, для чего они нужны. Хорошо еще, что в азарте охоты не перебили их, кто-то из прятавшихся в пещере мужчин узнал Энзи, хотя с их встречи в семье у Белой горы и прошло несколько лет. Это оказались спрятавшиеся в горах остатки семьи Граки- трое мужчин, пять женщин и четверо детей- нашедшие дорогу на эту безлюдную, изолированную долину. Потому их давно никто и не видел. И как только до сих пор не перемерли? Судя по тому, что дети все среднего возраста, младенцы у них не выживают. Да и оборванные засаленные шкуры вместо одежды красноречиво показывали, что жизнь у них трудная. Люди семьи Граки молчали - такого количества народа в одном месте они и представить не могли и происходящее вогнало их в ступор.
  Иква показала им, как пить бульон из чашек. Дети жадно рвали зубами жестковатое мясо. И что теперь с ними делать?
  - Грака и ее мужчина не смогли уйти на Закат, потому что его убили темнокожие недалеко от ущелья. Затем она жила в семье Гррх, пока не стала женщиной охотника из под Белой горы, где и находится сейчас.
  В ответ- молчание. Андрей вздохнул. Не понимают о чем он. И где Старшая, эти люди из семьи, в которой она родилась. Пусть и разбирается.
  Говорящая женщинам, что они должны делать так торопилась, что запыхалась от бега. Андрей с облегчением передал ей все связанные с обнаруженной семьей проблемы. Захотят, пусть присоединяются к ним, а нет- доживают отпущенное им удачей время на этой пустой равнине.
  Последние сани пересекли ущелье только на следующий день. С грохотом попадали вниз сброшенные с каменных столбов бревна. Незачем оставлять путь возможным преследователям. По словам Энзи далее до 'Трех зубов' дорога не такая уж и тяжелая. Андрею надоело находиться в середине каравана, оставив толкать сани мужчину из семьи Граки, которых Старшая разбросала по саням семьи Гррх, помчался вперед, пока не нашел Энзи и Энку.
  - Мы пройдем мимо озера, Эссу, где появилась новая стоянка темнокожих, не заметить нас они не могут, очень уж нас много.
  - Вот именно, нас много. Они не посмеют напасть. А дальше и до Большой реки никто не живет.
  И в самом деле, мимо озера они прошли спокойно. Не верилось, что их появление не обнаружили, скорее, решили не связываться. Для мужчин одной семьи они не по зубам.
  Чем ближе они подходили к 'Трем зубам', тем хуже становилось настроение Андрея. Окрестности холма были пусты. Нельзя скрыть местонахождение целой семьи- кто-то все равно подожжет костер, построит себе шалаш или отправится на охоту, оставив свои следы на снегу. Ничего этого не было.
  - Рыжий опять обманул тебя,- Энку понял причину его озабоченности.- Семья из под Белой горы должна была уже несколько дней как находиться здесь.
  - Мы подождем их.
  - Нельзя ждать долго, пока всех нас связывает только необходимость держаться вместе в дороге.
  - На третий день мы уйдем отсюда.
  Создание временного лагеря оказалась задачей даже более сложной, чем необходимость придерживаться определенной дистанции между дэсте в пути. Неверно рассчитали требуемое для каждого отряда место и сани начали напирать друг на друга- наступила теснота. Пришлось дополнительно их растаскивать, что прибавило суматохи. Теперь- ждать.
   *****
  - Грэли, они здесь!- Ахой не дал объесть 'самому мудрому' сваренное ребро быка, где остались самые нежные волокна мякоти, примыкающие к кости.
  - Ты знал, что они появятся,- до Ахоя стала очевидной причина, из-за которой старик решил вдруг посетить род Быка.- Почему же ты тогда отправил всех мужчин на их стоянки?
  - Известно ли тебе, Ахой, почему племя узколицых перешло Большую реку? Им пришлось это сделать, потому что с восхода появляется все больше людей. И они поселились бы на равнине, даже если бы девятиглавое племя не убила 'безумная болезнь'. А если грэли уходят, то нужно убедиться, что это в самом деле так и не мешать им. Они не представляют, что их ждет.
  - Надо сообщить 'носорогам' и другим родам, что грэли у 'Трех камней'.
  - Нет в этом нужды, ты слишком много говоришь о грэлях, а должен заботиться о людях племени узколицых.
  'Самый мудрый' отослал чернобородого охотника. Но все равно, надо бы на всякий случай самому поглядеть, что они затевают.
   *****
  Первым темнокожих заметил Эзуми, протянувший руку в направлении одного из холмов. Они не прятались, спокойно стояли на самом гребне. У подножия 'Трех зубов' началась паника, которую притушили мужчины, отвечающие за свои десятисанные отряды..
  Их всего-то пятеро, Андрей пересчитал кроманьонцев. Явно не на битву собрались. Ничуть не удивился, узнав в одном из них 'самого мудрого'. Этот старик с самого начала его появления в этом времени постоянно путался под ногами. И как не крути, по одному ему ведомой причине спас его от Ахоя, когда он был в плену.
  - Отгоним их отсюда? Надо ночью обогнуть холм, на котором они находятся и напасть сзади- у Эхоута созрел план вылазки.
  - Не стоит, они просто ждут, пока мы уйдем. Чтобы мы правильно поняли их намерения темнокожие и пришли малым числом.
  Ночь прошла спокойно. А следующим днем к присутствию темнокожих настолько привыкли, что перестали обращать на них внимание. Андрей даже отправил Лэпу в не такой уж и близкий лес мастерить сани, взамен утерянных в ущелье. И белогорцам пригодятся, хотя надежды на их появление почти не осталось.
  Еще спустя день кроманьонцы предприняли какой-то странный маневр. Старик в шапке и еще один охотник перебрались на холм, который находился посередине между их лагерем у 'Трех зубов' и остальными темнокожими. И стали там, словно ожидая чего-то.
  Хочет поговорить? Почему бы и нет. В каждой истории должна быть понятная точка, на которой она завершается.
  - Энзи, пойдем со мной к ним, но больше никто,- Андрей остановил взявшихся за копья Энку и Эхоута.
  - Ты, грэль, изменился, с тех пор, как мы расстались на Большой реке,- старик с любопытством рассматривал Андрея. - Куда вы идете? Стоит ли моему племени ожидать чего-то похожего на то, что принес ты девятиглавому племени? Вождь Авхай, стоящий рядом со мной, хочет это знать.
  Он раскрыл ладонь, на которой лежали обработанные камни, которые использовал Эрру для 'подарка' темнокожим. Раскусил его все-таки. Умный.
  - Нет, вы можете охотиться, строить новые стоянки и растить детей, мы покидаем эту равнину и уходим отсюда навсегда.
  Старик, кажется, удовлетворился ответом.
  - На восходе вам будет тяжело, там живут многочисленные племена, которым уже не хватает места для охоты,- сказал он перед тем, как вернуться к остальным кроманьонцам.
  - Что он говорил?- Энзи не понял ни единого слова.
  - Пожелал нам дойти туда, куда мы хотим.
  Едва старик вернулся к своим, как кроманьонцы тут же не оборачиваясь ушли на закат. Ну что же, вот она и точка в истории их жизни на этой равнине.
  
   Глава одиннадцатая: Прощай, равнина
  - Люди недовольны, устали ждать,- Эхоут протянул руки поближе к костру,- холодает. А вчера гиена напала на ребенка, много костей вокруг нас раскидано, привлекает всякое зверье.
  - Отправимся завтра,- Андрей и сам понимал, что бесконечно ждать появления белогорцев нельзя. Начнем разворачивать дэсте в походное положение, а то завтра провозимся с этим до обеда. Но и Эхекки тоже еще нет.
  И все-таки они пришли. Под вечер того же дня, когда санные отряды уже выстроились на отдалении друг от друга.
  - Как много людей,- Рэту растерянно смотрел на бесконечные ряды саней и суетящихся рядом с ними мужчин и женщин. - Мы все вместе могли бы снова освободить равнину для себя, вместо того, чтобы отправляться в неизвестность.
  - Ты забыл 'Общий поход' и чем он закончился? И большинство людей здесь это женщины, дети и старики, а не мужчины. Почему вы опоздали?- Андрей был раздражен.
  - Мы шли дольше, чем думали, женщины и дети задержали нас в пути, и все вещи пришлось нести на себе.
  Андрей поостыл. Все-таки изначально Долгая дорога планировалась на следующую зиму, а не так уж и легко в течение нескольких дней сорваться с насиженного места, да еще без волокуш и саней.
  Из-за появления семьи из под Белой горы пришлось формировать новые десятисанные отряды. В отместку за опоздание отправил их все в хвост каравана, а сам перешел вперед, поскольку дальнейший путь до Большой реки был известен только ему.
  - Эссу, а когда к нам присоединится семья Уони,- Младшая донимала его этим вопросом уже несколько дней. Запал ей этот голубоглазый 'художник'. Нашла Андрея впереди санного поезда и не собирается никуда уходить. Ждет.
  - До них еще два заката пути, я договорился с Уто- это авторитетный охотник из семьи 'художников'- что они все могут пойти с нами, если пожелают, а не только Уони.
  Рельеф изменился. Вместо ровной равнины с покрытой снегом травой толкать сани пришлось толкать между холмами по тесным проходам, усеянными булыжниками. Полозья противно скрипели, преодолевая очередной камень.
  - Плохое место, Эссу, мы идем по узкой дороге, а если кто-то начнет кидать сверху камни или короткие копья, то мы не сможем ни убежать, ни вернуться обратно,- Энку нервничал.
  - Энзи и Эхекка осматривают дорогу, прежде чем по ней пойдут остальные. И нас так много, что только совсем храбрый осмелится напасть. А скоро мы дойдем до реки, будет гораздо легче.
  Проголодавшись, Андрей начал ковыряться в санях в поисках куска мяса. В руки попало что-то твердое и тяжелое. Развернул шкуру- красное рубило, которое он забрал у неандертальцев, которые жили за ущельем. После возвращения домой забросил в шатер и забыл о нем- зачем оно, если есть легкий нож из бронзы. А у Эсики, видимо, рука не поднялась оставить красивую вещицу в каньоне.
  - Откуда он у тебя!- Энку вцепился в рубило обеими руками.
  - Забрал у людей за ущельем, они еще строят шатры из камня.
  - В прежние времена люди за ущельем иногда давали большеносым такие рубила за женщин,- Энку загрустил, вспомнил свою прежнюю семью, погладил красноватый камень руками.
  - Оставь его себе.
  Холмы раздвинулись, они стали ниже, а пространство между ними шире. Скоро они совсем сгладились и они вышли на текущую с нагорья реку. Андрей повеселел, теперь-то они разбегутся, тем более двигаться предстояло вниз по течению.
   *****
  Со стоянки семьи они ушли вдвоем-седой старик и юноша с большим мешком из шкуры криворога. Если бы кто-то не знал, что его рисунок уже находится на стене в Доме памяти, то сказал бы, что это мальчик.
  Когда Уони принес новость, что семья Гррх отправляется в Долгую дорогу раньше, чем они договаривались, то Уто сообщил об этом всем мужчинам семьи. Ответ был однозначен- семья не уйдет в восточные земли вместе со 'старыми людьми'. О решении сообщил ему сам Уто. Голубоглазый юноша был огорчен, ему понравилось в семье Гррх. Принесенный им разрисованный горшок с медведями подержали в руках все мужчины и женщины семьи. А когда он показал, как в нем варить мясо, то это произвело на всех неизгладимое впечатление. С того дня горшок Уони стоял у шатра Уто, в нем готовили мясо для детей.
  - Ты мог бы отправиться с ними один,- это были его слова.- Но с тобой пойду и я.
  - Почему? Ведь ты не дойдешь до восточных земель. Эссу говорил, что дорога займет много зим.
  - Я долго прожил в нашей семье, свой рисунок в Доме памяти я оставил еще тогда, когда не родился отец твоего отца. Мне не так уж и много осталось. Напоследок, я хочу посмотреть, как живут другие семьи на этой земле и 'старые люди'. Иногда дорога интереснее цели.
  В семье 'художников' не было принято спрашивать, почему кто-то принял решение уйти из нее. И когда Уто сообщил всем, что покидает стоянку навсегда, а вместе с ним уйдет и Уони, то им дали с собой половину туши криворога, два копья и по каменному ножу. Учитывая, что горшок Уони остался в семье, это сочли справедливым. И вот уже несколько дней они терпеливо ждали появления 'старых людей' недалеко от Дома памяти и находящегося рядом с ним логова старого Ррр. Эссу задерживался.
   *****
  Хорошо все-таки передвигаться на санях по замерзшей реке. Словно в XXI веке перешел с разбитой грунтовки сразу на автотрассу с твердым покрытием. Средняя скорость тут же возросла- дети на санях закричали от восторга, а взрослые не всегда успевали вовремя среагировать на неожиданные остановки. Поэтому, когда Андрей остановился, увидев фигуры Уто и Уони, то не все успели притормозить и в него врезались идущие позади сани, а в них последующие- на реке образовался затор.
  - Почему вы пришли вдвоем? Где остальные?
  - Семья решила, что дорога 'старых людей' не для нее. Уйти решились только я и Уони.
  - Ррр,- подал голос старый знакомый, хромой пещерный лев, живущий недалеко от Дома памяти. Но на открытое место не вышел, а вскоре и вовсе замолчал. Может, увидел Уто?
  Тогда и смысла нет останавливаться надолго. Голубоглазый 'художник' перешел в сани Младшей и Ам, а старик решил остаться пока в его компании.
  Давно уже оставили они позади место обитания семьи любителей наскальной живописи, когда откуда-то издалека до них дошел обиженный рев льва. Прощался с Уто, что ли. Андрей так и не понял, какая у них взаимосвязь, во всяком случае, старик ни разу не проявил беспокойства от близкого нахождения хищника рядом с Домом памяти.
  - Это вы хорошо придумали, Эссу, передвигаться на соединенных между собой стволах деревьях, даже мужчины не смогли бы идти так быстро, как делаете это вы с женщинами и детьми.
  - Что он говорит?- встрепенулся Энку.
  - Похвалил, что у нас есть сани.
  - А тебе, Уто, придется выучить язык 'старых людей', речь девятиглавого племени здесь понимаю только я.
  - А тебе известен путь в Восточные земли?
  - Нет, но я знаю, в каком направлении нам идти.
  Скоро они добрались до места, где река делала резкий поворот в сторону гор. Именно на сюда он вышел, когда сбежал от Ахоя и 'старого мудрого' у Большой реки. Андрей остановился, очень уж удобно было двигаться по льду и не хотелось снова толкать сани по снежной равнине.
  - Почему встали?- Энзи с Эхоутом не могли понять причины задержки. Река была такой же широкой без видимых препятствий, а до ночи еще долго.
  - Можно и дальше двигаться по реке, я думаю, что она течет в Большую реку, больше некуда, однако путь этот мне незнаком. А можно туда же пойти через равнину.
  - По льду удобнее, и лес рядом, дрова можно собрать.
  Андрей все еще был в сомнениях, пока сани как-то сами собой не пошли по реке. А будь что будет, куда еще ей деваться, кроме как впадать в Большую реку.
  До темноты все было нормально, когда река вдруг резко нырнула между скалами в узкую теснину без берегов. Направиться туда Андрей не решился, пока еще есть возможность лучше переночевать на берегу.
  Ночью задул ледяной ветер.
  - Все холоднее и холоднее, в горах в этом году совсем криворога не стало,- появился Рэту.
  - Если Большой зверь с осени задом к ветру стоит, который от реки без берегов дует, то и вся зима будет холодной,- озябший Энку забыл о своей неприязни к рыжему, и подлез поближе к костру.- А я сам видел на охоте, так оно и было.
  - Детям холодно, которые в санях спят, там-то костра не разведешь.
  Андрей вскочил на ноги и побежал в середину каравана. Сидит здесь, греется. А как там маленький Эрит, Имела, про это и думать забыл.
  Эсика крутилась вокруг саней, а Имела сидела с малышом завернутым в несколько шкур у костра, на котором в горшке кипело варево из сушеных ягод. Горшок бы этот прямо в короб и грел бы их всю ночь, пока не остыл. Но куда его без крышки, да и большой слишком, разольется кипяток. Был бы он бутылкой...Стоп. Делали же когда-то для настоек Граки узкие горшки с длинным горлышком, да еще и с затычками из глины..
  - Где Старшая?
  На весь караван обнаружилась дюжина 'бутылей'. Одну Андрей забрал себе, остальные раздали в сани, где были младенцы возрастом до года.
  - Все хотели иметь горшки для варки мяса,- пожала плечами Младшая.- Теперь горшки с длинным горлом можно наделать, только когда печь заново отстроим и глину найдем подходящую.
  'Грелка', в которую налили кипящего отвару, медленно грелась, но и тепло отдавала почти всю ночь. Эрит, довольно посапывая во сне, прижался к ней. Как бы это не последние дети оказались, которые родились на этом континенте. Выживут ли появившиеся на свет младенцы в условиях бесконечной дороги?
  - Мы хотим идти впереди, рядом с тобой,- Эсика прижалась к нему под накидкой из шкуры большерога.
  - В первом дэсте опасно, если кто нападет, то именно на нее, поэтому там находятся лучшие из мужчин Гррх. Но можете перейти в третью по счету дэсте.
  Казалось, холоднее быть уже не может, но к утру мороз стал совсем уж невыносимым. Из леса раздавался сухой треск деревьев, Андрей увидел образовавшиеся трещины на некоторых стволах сосен. Пришлось вначале сварить горячий отвар, чтобы люди согрелись, а уже потом повести сани в узкую скалистую расщелину, через которую понесла свои воды замерзшая река. Неужели прошлая зима была аномально теплой, а теперь все вернулось на круги своя?
  - Не помню, чтобы деревья от мороза трескались,- Уто не подтвердил его предположение.- В семье говорили, что когда-то было так холодно, что река у Дома памяти очищалась ото льда только к середине лета. Но сам я не видел такого.
  Река, которая до сих пор текла широким потоком, словно решила поиграть с самонадеянным Андреем. В некоторых местах она сужалась до пары метров- представив, какая там может быть глубина, он поежился. Хорошо, что лед крепкий. По его расчетам, они уже должны были добраться до Большой реки. Однако, река продолжала петлять и все глубже забиралась в горы. Больше всего Андрей боялся, что они наткнутся на какой-нибудь замерзший водопад, в этом случае они потеряют массу времени на возвращение назад. Нервное напряжение Андрея передалось и окружающим- разговоры приутихли, слышен был только скрип множества полозьев о лед.
  - Самый удобный путь не всегда самый короткий,- пробормотал Энку.
  Треск удара от упавшего впереди на лед валуна заставил его подпрыгнуть на месте.
  - Стой!- Андрей остановил Эхоута, который хотел осмотреть камень, частично пробивший толстый лед, и теперь на половину торчащий над его поверхностью.- Камни сами по себе сверху не падают.
  - Бу-буу-бууу,- Энку дал тройной сигнал своим горном, все услышавшие должны были немедленно остановиться.
  -Ду-дуу-дуу...- это уже Рэту, который находится в замыкающих санях.
  - Давно рыжего не слышно было,- проворчал большеносый.
  Прошло четверть часа, если не больше. Ничего не происходило. Может, иногда, и падают камни просто так с неба?
  Андрей двинулся к валуну, но не успел сделать и с десяток шагов, как прямо на первый камень упал еще один, вогнав его под лед.
  Все-таки не падают. Так им всю реку разобьют.
  - Я их вижу,- Энку удалось углядеть кого-то.- Выше скал, среди кустарника.
  Сколько Андрей не напрягал зрение, так ничего подозрительного и не заметил. И кому понадобилось прятаться в этом бесплодном месте?
  - Они могли бы скинуть камень прямо на нас, но не сделали это.
  -Выходит, они боятся, потому что нас много и хотят, чтобы мы повернули обратно?
  - Так они могли бы нас тогда просто оставить в покое, и мы прошли бы мимо, даже не увидев их. Я и сейчас их не вижу.
  - Они не знали, что мы не останемся на этом месте. Энзи и Энку, обойдите их, сгоните их со скал,- Андрею надоело стоять и ждать.
  Заметив движение на реке, невидимый противник заволновался и выдал себя.
  - Эой, эой..
  Что-то знакомое послышалось Андрею, где-то он подобный язык слышал.
  - Гррх...
  Неужели догнали? Андрей побежал за мужчинами своей семьи.
  - Стой Энзи, не убивай их,- это кричал уже Энку.
  Успел как раз вовремя. Кидавших камни в реку оказалось всего семь человек- двое мужчин, три женщины и трое детей разного возраста. Поняв, что их местоположение раскрыто, они почему-то побежали к реке, где их прижали к берегу большеносый и Энзи. Охотники теперь угрюмо на них смотрели, выставив вперед палки с заостренными концами, а женщины схватили булыжники. Так это же 'каменщики', живущие за ущельем и строящие дома из камней, поэтому и показался ему их язык знакомым. Он же был у них в плену, но почему они здесь.
  - Энку, покажи им красное рубило.
  - Эой, эой...
  Мужчины опустили копья. Исподлобья смотрят на Энку. Все-таки они на него похожи, разве что пониже на полголовы. Эдакие булыжники на ножках, попробуй к таким еще подступись.
  - Энку, спроси их, почему они оказались так далеко от своей стоянки.
  Большеносый неуверенно что-то сказал и получил ответ, который и перевел рублеными предложениями.
  - Очень холодная зима. Не было еды. Все умерли. Они перешли ущелье и спустились ближе к равнине.
  Взять их с собой. Хотя бы в благодарность за то, что не съели в плену, а ведь могли бы. Здесь они долго не протянут. Равнина не бесплодные горы, но с едой сейчас и на ней немногим лучше.
  - Скажи им, что если хотят, могут пойти с нами. Только ты будешь за них в ответе.
  - Они согласны, но хотят забрать вещи, которые оставили в лесу.
  Среди обычных шкур 'каменщиков' Андрея заинтересовало одно одеяние. Он осмотрел его. Сделанное из нескольких соединенных шкур криворога оно даже на вид выглядело теплым. Надел его- мягкое, теплая шерсть хорошо грела, еще бы рукава им придумать вместо этих дырок. Вернул обратно. И как добились такой обработки, интересно.
  - А как шкуру обработали? Очень уж она мягкая?
  - Руками мяли, жиром мазали, старики ее жевали, пока не померли все. 'Уга' называют,- перевел Энку.
  На Большую реку вышли неожиданно. Какая она все-таки огромная, противоположный берег едва был виден. Длинноногих водными просторами не удивить, а вот остальные застыли на месте. Никогда такого не видели. Подыскали подходящее место для того, чтобы взобраться на крутой западный берег.
  - А ведь Долгая дорога начинается только сейчас, когда мы пересекли Большую реку и тем самым покинули равнину, которая была домом для многих поколений семей неандертальцев,- подумал Андрей.- . Прощай, равнина.
  - Куда дальше?- на него смотрели множество глаз.
  - Идем прямо на Восход, там наш новый дом.
  Равнина по западную сторону Большой реки ничем не отличалась от таковой на другом берегу. Такая же сухая трава припрошенная снегом. Только иногда попадались островки кустарника, до которых не успели добраться прожорливые мамонты или крупные копытные. Словно и не уходили никуда.
  - Хорошо было по реке двигаться, нет ли еще какой, которая течет на восход?
  Андрей с сожалением покачал головой.
  - Все они несут свою воду в реку без берегов, у которой жили длинноногие. Мы можем их только пересечь по льду.
  В план Андрея двигаться прямо на восход почти сразу же пришлось вносить коррективы, когда они уперлись в каменистые холмы. Отправившиеся на поиск дороги Энзи с Эхоутом вернулись ни с чем. За холмами начинались не такие уж и высокие горы, которые тянулись, насколько хватило глаз. Они были вполне проходимы для охотников, но не для загруженных саней. Судя по всему, они примыкали к хребтам и нагорьям, где раньше жили 'каменщики'. Придется их обойти.
  Горный массив все расширялся и расширялся и даже не думал заканчиваться. Иногда они заворачивали совсем уж на север, чтобы обойти его врезающиеся глубоко на равнину 'языки'. Андрей старался держаться ближе к горам, чтобы можно было собрать дров на поросших лесом склонах. Однообразие пути стало угнетать. Но зато стих северный ветер и спали морозы.
  - С тех пор как мы пересекли Большую реку успела умереть старая луна и родиться новая,- потихоньку переместившийся в голову колону Рэту чертил на снегу палкой черточки.- Людям надо отдохнуть, пойти на охоту, поесть свежей дичи.
  Слова рыжего упали на благодатную почву. Не успел Андрей согласиться, как все начали куда-то разбегаться.
  Энку дал сигнал сбора Совета Долгой дороги, а то ищи потом их всех.
  - Три дня и ни одним больше. Сообщите это мужчинам, которые следят за своими дэсте. Пусть пересчитают людей, а если не могут сами, то за них это сделает Старшая или кому она это дело поручит.
  Бремя храны места остановки досталось Рэту, который, как оказалось, уже успел подобрать под это дело подходящих людей. Наверное, военное дело, это единственный данный ему свыше талант. А сам Андрей решил провести дни отдыха со своей женщиной и детьми.
  В этот день впервые за месяц они поели свежую дичь, Андрей и сам не представлял, насколько соскучился по поджаренному на углях мясу, заменившему сегодня поднадоевшую вяленную мамонтятину. Те же эмоции испытывали, кажется, все. Эхоут, которому никогда не сиделось на месте, удачно сходил на оленя.
  - Почему мы не встретили ни одного темнокожего за все то время, как ушли от Большой реки?- Энку ковырял в зубах веткой сосны, выковыривая остатки мяса оленя.
  - Если ты кого-то не видел, то это не значит, что не видели тебя,- Эхоут усмехнулся.- Но никто не рискнет напасть на такое количество людей.
  - Мы жмемся к горам, а темнокожие любят селиться на равнине,- сытый желудок развязал язык и молчаливому Энзи.
  Вопрос занимал и Андрея, но ответа у него не было. Племя узколицых людей перешло на равнину под давлением семей, которые жили восточнее. Они идут на восход больше месяца, но до сих пор так и не увидели ни одного кроманьонца. Возможно, прав Эхоут, или Энзи, а может и оба сразу.
  Три дня пролетели мигом, отдохнувшие от надоевших саней люди нехотя снова готовились толкать их. Андрей обратил внимание, что Эсика сняла с себя опутывающие ее одежду дополнительный слой обработанных шкур.
  Теплеет. Надо торопиться, пока подмерзший слой снега позволяет следовать на санях.
  - Бу-буу-бууу...
  Двойной сигнал горна Энку впереди колонны сообщил всем, что пора двигаться в путь.
  
  
   Примечания
  
  1. Что касается маршрута Долгой дороги, по поводу чего поступает довольно много вопросов от читателей. На данный момент неандертальцы пытаются обогнуть Центральный массив с севера, далее их ждет долина Роны и Альпы. И автор не забыл про Дунай, который течет именно туда, куда им нужно, говоря о том, что все реки текут на север. Это Андрей забыл.
  
  Глава двенадцатая: Грязевой поход
  
  Интересно, сколько они прошли за ушедший день? Наверняка, немного. Андрей провел пальцем по снегу, на поверхности осталась глубокая борозда, хотя он и не прилагал для этого никаких усилий- снег стал мягким. Он вздохнул. Странная зима не уставала удивлять своими сюрпризами- на смену ужасающим морозам вдруг пришла оттепель.
   - Снег налипает на полозья, Эссу,- Старшая смотрела на него так, словно это в его силах было нагнать сейчас холод, чтобы им стало легче катить сани.
   К утру белый покров на прошлогодней траве стал тоньше раза в два. Если так пойдет дальше, то им придется разбить стоянку прямо там, где они сейчас находятся. И не назовешь это место очень уж удобным- с юга все те же горы, вдоль которых они идут уже больше двух месяцев, а с севера - пустая тундра без всякого намека на дичь. К вечеру того же дня случилась катастрофа: температура воздуха поднялась еще выше- грязноватый снег сохранился только местами, а равнина стала напоминать лицо больного страдающего кожной болезнью, покрытое мучными пятнами. Караван окончательно встал.
   - Мясо Большого зверя закончилось, осталось только подсушенное бычье и немного рыбы, и хватит его на несколько дней, не больше,- опять Старшая появилась.
   - Все равно мы здесь застряли, займемся охотой.
   На следующий день мужчины партиями по четыре человека широкой полосой отправились во все стороны равнины. Андрей примкнул к Энку и Эхоуту, сочли, что и втроем справятся.
   - Не стоит отходить далеко, если найдем быка или оленя, то как мы его дотащим до стоянки без саней,- Эхоут счищал с обуви толстый слой налипшей густой грязи вперемешку с сухой травой.
  Проделывать эту процедуру приходилось чуть ли через каждые двадцать шагов- иначе, идти становилось совершенно невозможно. Словно булыжники на ногах тащишь.
   Звери словно все перемерли в этой части степи. Ни этим днем, ни последующим им никто не попался. Надо возвращаться, может другим охотникам улыбнулась удача.
   Мордобой на стоянке был в самом разгаре. Несколько длинноногих и белогорцев вцепившись между собой катались по грязи, остальные вооружившись копьями, стояли напротив друг в друга и выкрикивали оппонентам оскорбления.
   - Тухлая рыба.
   - Вонючий криворог!
  Этого еще не хватало. Оказалось, что ночью кто-то из белогорцев попытался украсть подсушенное мясо из саней дэсте длинноногих, но его вовремя заметили, повязали и сильно избили. Теперь же мужчины из под Белой горы пришли отомстить обидчикам. Обстановка в караване накалялась.
  Андрей в порыве злости собрался выгнать вора, что было для него равносильно смертному приговору.

   - Не делай этого, Эссу,- Эсика пыталась отговорить его от этого шага.- Рэту приходил, просил простить. Это от страха перед голодом.
  Андрей вздохнул, большинство мужчин уже вернулись с охоты и все как один пришли с пустыми руками. Еще несколько дней и таких сцен может стать много- голод плохой советчик разуму. Их спасало только то, что из сушеного мяса получался жирный бульон, который придавал чувство сытости. Питались бы они просто вяленым мясом, их запасы давно бы истощились. Мысли о том, что может случиться в скором будущем если так пойдет дальше, он от себя отогнал.
  - Соберем завтра Совет.
  Энку, Энзи, Эхекка, Эхоут, Старшая- лучшие из Гррх стояли позади него. Напротив Рэту и Эзуми, косятся друг на друга. За каждым из них мужчины из их семей, отвечающие за санные отряды. Лесовики и 'каменщики' стоят где-то с краю. Андрей кивнул Старшей, говори.
  - Сушеного мяса быка почти не осталось. Мы его раздали в равной доле по всем саням, но не все обращались с ним как должно. Где-то его уже нет- съели.
  Собравшиеся заволновались. Послушался гул голосов, все забыли про драку.
  - Но осталось размельченное сушеное мясо политое жиром. Если давать ежедневно по куску на каждые сани, то хватит на три дня.
   Пора и Андрею сказать слово.
  - Плитки с мясом будут раздаваться мужчинами и женщинами Гррх. Их нужно варить в горшке, затем разделить на всех людей в санях. Сначала по обычаю Гррх надо накормить детей, а затем и взрослых.
  Вроде молчат, слушают. Еда то теперь только у Андрея.
  - С сегодняшнего дня, если кто попытается украсть еду у другого, то наказание только одно- изгнание.
  - Если кто-то, не захочет исполнить то, что решил Совет, наказание одно- изгнание.
  - Все мужчины, которые идут на охоту должны сообщить об этом Эзуми и Энку, добытое делится на всех, иначе наказание одно- изгнание.

  - В случае, если нам будет угрожать опасность от незнакомых людей, то надо сказать об этом Рэту, который говорит мужчинам, что они должны делать.
  - Еду по саням будет раздавать Старшая. У Энку и Эзуми три дня, чтобы попытаться добыть еду на охоте.
  В горшке варилась плитка принесенного Старшей размельченного сушеного мяса с жиром. Против ожидания- запах был вполне сносным, вот только от мяса осталось только несколько волокон на дне, растворилось все в воде.
  Появился Энзи, Эсика дала ему чашку с бульоном, которую он выпил в несколько глотков.
  - Это плохое место, Эссу, я обошел равнину вокруг нас по кругу на расстоянии в день и не встретил ни одного свежего следа зверя. Надо уходить отсюда, пока люди не стали грызть ветви деревьев.
  - Но кругом грязь, на санях не пройти.
  - Пусть и медленно, но мы будем двигаться.
  Мужчины, присматривающие за дэсте, были сбиты толку. Только-только на Совете Долгой дороге объявили, что они скоро пойдут искать зверя на равнину, как теперь появилась новость, что караван отправится дальше, как только вернутся все ушедшие на охоту. Но как передвигаться на санях, когда полозья почти полностью тонут в грязи.
  Караван широким фронтом рассыпался по равнине. Ни одни сани не пройдут по следу, который оставили другие дэсте, застрянут в колее.
Поэтому толкавшие их поневоле выстроились в шеренгу, чтобы не мешать друг другу.
  Эсика поскользнулась на луже и вытянулась во весь рост в жирном месиве. Андрей помог ей подняться и уселся рядом. Нет сил больше. Имела, помогавшая толкать сани, жалобно смотрела на них. Все, дальше они сегодня не двинутся, посадил ее в короб к Эриту. Большую часть расстояния они покрыли сегодня ранним утром, когда утренний морозец прихватил грязь.
  - Один кусок остался мяса с жиром, Старшая сказала, что нет больше ничего,- Эсика всхлипнула.
  - Разломи его на три части и свари одну, остальное оставь на завтра.
  Неужели он ошибся, может, не надо было слушать Энзи и стоило остаться на месте, пытаясь добыть еду охотой? Но за все время как они идут, ни один зверь им так и не повстречался.
  - Горы заканчиваются, стали обрывистыми и заворачивают в солнечную сторону,- вымазанный черной грязью Эхоут протянул руку в юг.
- Дойдем до их границы, а там видно будет, не могут звери исчезнуть сразу отовсюду.
  - Это если с голоду не помрем, у 'каменщиков' ребенок умер сегодня,- Энку был скептичен.- Но я в тебя верю, ты везучий.
  Бульон вышел совсем жидким. Имела пристально смотрела, как он наливает его себе в чашку. Не наелась.
  - Возьми. Я уже пил его у Энку.
  До ночи прошли еще немного. Прав был Эхоут, близки границы горного массива, еще несколько дней и они достигнут примыкающую к нему с востока долину. Вечером подогрели в горшке воду, в которую Эсика накидала для вкуса горсть сушеных ягод.
  - Расскажи сказку,- выпив напиток, Имела повеселела.

  -...и подарила ему птица шкуру криворога. И как только он расстилал ее на земле, появлялась на ней вкусная еда- и жареное мяса большерога, и вареная рыба, и ягоды, и даже еда Жжж..
  - Вкусная сказка,- Эсика уложила в короб сопевшую Имелу.
- Была бы у нас такая, утром все проснулись сытые.
  - Завтра будет лучше, мы дойдем куда-нибудь, где можно поохотиться.
  Андрей смотрел, как Эсика крошит в горячую воду остатки плитки из сушеного мяса с жиром. Все, последний кусок. Ничего не поменялось ни вчера, ни сегодня. Караван остановился.
  - Папа опять у Энку бульон пил?
  - Нет, у Эхоута,- Андрей улыбнулся.
  Голода он не чувствовал, только слабость и иногда кружилась голова. Караван встал сразу, словно у него в один миг закончились силы для борьбы с этой грязью. У людей их тоже не было, даже для того, чтобы бежать отсюда, в надежде попробовать спастись в одиночку.
  - Поднялся холодный ветер, Эссу,- его нашел Энзи.- Все еще может перемениться.
  - Снег, снег идет, вставай,- Эсика его тормошила.
Заторможенный Андрей вылез из под шкуры и не узнал равнину. Она была вся покрыта белым покрывалом. Северный ветер помог им.
  Не один он чуял надежду, вокруг суетились люди- пусть у них нет еды, но теперь они могут быстрее покинуть это гиблое место. В этот день они прошли больше, чем за несколько предыдущих. Далеко позади остался горный массив, они шли по ровной равнине с редкими холмами. Караван постепенно снова превращался в единое целое- шеренга саней заново стала колонной.
  Вернулись Энзи и Эхекка, которые должны были разведать дорогу.
  - Впереди река, Эссу,- сказал довольный быстроногий.- Она течет в солнечную сторону, а не как все другие в сторону холода.
  - Две реки, которые соединяются в одну,- уточнил Энзи.- Мы дойдем до них уже завтра. Одна течет с восхода, а другая с холодной стороны.
  Ночью громко плакал маленький Эрит и никто не мог его успокоить. Пришла Грака, что-то украдкой отдала Эсике и вскоре он, наконец, замолчал.
  - Он был голоден,- ответила она ему.- У меня оставался кусочек мяса, твоя женщина дала ему его.
  - Завтра все изменится, мы добудем еду.
  К двум холмам, между которыми текли реки они приблизились уже к полудню. Погода продолжала преподносить сюрпризы, подул южный ветер. Температура быстро росла. Может в этих колебаниях и кроется причина, из-за которой в это время года животные избегают этого места? Вдали на востоке виднелись белые облака.
  - Прямо на восход видны горы, эта река течет с них,- Энку тоже смотрел на восток.
- И они очень высокие, это снежные вершины, а не белые облака.
  Так это Альпы. Выходит, эта равнина лежит между Альпами и обширным горным массивом, который они обошли. И судя по всему, они находятся в долине реки, которая течет по узкому проходу прямо в Средиземное море, больше некуда. Потому здесь и такая странная погода, то теплый воздух со средиземноморья доберется, то холодный- северный.
  - Мы не сможем дальше двигаться, нужно подобрать место до следующей зимы,- догнавший его Эзуми говорил разумно.
  Большую стоянку решили основать прямо на холме, месте слияния двух рек. Так они будут защищены почти со всех сторон.
  - Надо всем отправляться на охоту , Эссу. Многие не ели уже по несколько дней,- заметно исхудавший Энку пришел с копьем с каменным наконечником. Бережет свое бронзовое острие.
  - Нет в этом необходимости, снег уже тает, только зря потратите силы. Мы находимся прямо на реке, добудем себе рыбы.
  - Но на ней толстый лед!
  - У нас есть крепкие топоры из растаявшего камня. Мы разобьем его.
  - Никогда о таком не слышал,- большеносый был удивлен.
  Разбить лед оказалось не так легко, как предполагал Андрей. Он то думал, что все выйдет как на озере у каньона, когда им удалось поймать в полынье осетра и спастись от голода. Не тут-то было. Уже несколько часов лесовики стучали по льду топорами- отдать их в чужие руки они отказались-и посреди реки образовалась яма глубиной более полуметра, но до воды они так и не добрались. 'Каменщики' кидали в нее время от времени раскаленные камни, которые шипели, порождая облака пара. Наконец, очередной булыжник упал на дно ямы и вдруг исчез- пробились до воды. Собравшаяся кругом толпа радостно заорала.
  Но это было только начало, до темноты едва успели немного расширить дыру во льду- придется продолжить работу завтра. Никто этой ночью не жаловался на голод, все в нетерпенье ждали наступления следующего утра. А в полночь Андрей проснулся от странных звуков, доносившихся с реки. Светила яркая луна, а вокруг лунки размахивали топорами лесовики, решившие не терять времени в ожидании восхода солнца.
  - И где рыба, Эссу,- в голосе Энку прорезались нотки разочарования.
Полынью расширили до метра, в нее несколько раз закинули сети, которые потом с трудом вытянули обратно, течение в этом месте было довольно быстрым, а рыбы все не было.
  - Надо расширить ее еще больше,- Андрей и сам ничего не понимал. Может не в том месте разбили они лед?
  Полынья стала шире. Лэпу с топором наклонился над ней, чтобы выровнять края, как вдруг из воды выскочила довольно большая рыба, угодила ему в лицо и разевая рот осталась лежать на льду. От неожиданности мужчина Старшей уронил топор, который благополучно ушел на дно реки. Растяпа. Но сейчас Андрей не мог на него долго злиться за утерянный топор. Есть здесь рыба, а значит, сегодня они наконец все поедят.
  - Хороша,- Андрей взял трепыхающуюся добычу в руки. Серебристая рыба, украшенная четырьмя темными полосами, была длиной с его руку. Хватит на одного человека. Теперь можно и сети закинуть.
  Гора рыбы высилась у полыньи. Андрей, который первоначально планировал ограничиться раздачей по две головы на сани, быстро отменил лимит. Пусть берут столько, сколько смогут съесть. Кажется, вся речная живность собралась у освобожденного ото льда участка реки. Время от времени ошалевшие форель или окунь выпрыгивали прямо на лед.
  - Всегда говорил, что ты везучий,- довольно икнувший Энку скинул ногой обратно в реку прыгающую на льду рыбу и присел рядом.- Где такое было, чтобы еда сама к тебе в руки шла. В Другом мире надо бы тоже рядом с тобой держаться, если ты туда попадешь.
  - Я и сам не знаю, почему ее так много собралось в этом месте, но рыбы нам хватит до того времени, когда подрастет трава и сюда снова придут быки и олени.
  Летняя стоянка постепенно превращалась в крепость, защищенную с трех сторон водной преградой. На широком холме стояли сани мастеров и место для 'школы', а у его подножия- несколько рядов саней, между которыми оставили широкие проходы. Проникнуть на стоянку можно было только со стороны междуречья, где река, текущая с гор резко заворачивала на юг.
  Снег давно уже сошел и из земли начала пробиваться новая трава. Рыба в полынье перестала ловиться в прежнем количестве, а скоро и вовсе исчезла.
  - Лед на реке трещит, Эссу,- его нашел Эзуми.- У нас такое случалось, когда лед вот-вот должен был разломиться на куски и отправиться в море.
  На всякий случай запретили выходить на реку, а в одну из ночей их всех разбудил грохот. Течение как острым ножом вскрыло ледяную корку посередине реки и теперь толстые куски льда, напирая друг на друга, образовали заторы, из которых сила воды выталкивала одинокие льдины на берег. Прошло еще несколько дней, прежде чем вода полностью очистилась ото льда. Весна пришла окончательно.
  - А не загнали ли мы себя в ловушку,- подумал Андрей.- В случае чего бежать нам будет некуда, со всех сторон вода. Но, поразмыслив, пришел к выводу, что плюсов все-таки больше. Это место - их новый дом. Пусть и останется таким только лишь до следующей зимы, он должен быть защищен.
  Совет дороги был настроен благодушно. Пусть и приелась ежедневная уха и жареная рыба, но угроза голода покинула караван, а скоро можно будет идти на охоту по подросшей траве. Андрей быстро разворошил этот улей.
  - Завтра после восхода солнца начнет снова работать 'школа'. Все дети должны посещать ее, если только Старшая не сочтет это излишним.
  - А если кто не захочет отправить ребенка в 'школу'?- среди недовольных, как не странно, больше лесовиков и 'каменщиков'.
  - Тогда он не получит полуденную еду.

  - В любое время, если Эрру и другим мастерам понадобится помощь, то все должны отправить к ним нужное количество мужчин, женщин или детей. Тоже самое касается и пожеланий Граки, из семьи из под Белой горы. Кто хочет на охоту, должен сказать об этом Энку или Эзуми, но в любом случае не отходите дальше, чем на три заката. А завтра с Энзи и Энку я отправлюсь осмотреть земли между двумя реками.
  - На восходе здесь может быть жарко, а к закату- холодно, и наоборот,- Энку вытер пот с лица.- Чем дальше на север они шли, тем шире становилась равнина между двумя реками. Пока одна из них не завернула под прямым углом прямо на восход. Они двинулись вдоль нее, стараясь не отходить далеко.
  Впереди показались невысокие, пологие холмы.
Впрочем, вполне проходимые. Гряда оказалась довольно узкой и вдруг перед ними появилась небольшая, закрытая со всех сторон долина, которую зигзагом прорезала река. Видны были поросшие лесом пологие возвышенности по сторонам от ее берегов, которые постепенно поднимались террасами, заканчиваясь круглыми холмами.
  - Олени у реки, и быки. Эссу, надо было нам здесь на лето остановиться. И лес рядом с рекой.
  - Такое удобное место многим может понравиться, и мы не знаем кому именно.

   *****
  Племя речных людей так давно жило в долине между двумя горными массивами, что они и сами забыли, откуда они сюда пришли. И их было так много, что никто не рисковал охотиться на угодьях их семей, начинающихся далеко на севере и простирающихся на десять переходов до самого теплого моря. Все племена и семьи, которые шли с восхода на закат, предпочитали пройти севернее, иначе себе дороже. И тут мужчины племени принесли с собой новости, которые нужно было обсудить старикам семей.
  Старейшины молчали, обдумывая только что услышанное. Кто-то даже усомнился в правдивости слов охотников, но другие сразу же поверили им- такое тяжело придумать. И ни разу при этом не запутаться, особенно когда вас трое.
  - И сколько было этих... людей?- кто-то желал все-таки еще раз удостовериться.
  - Они заняли всю равнину у двух рек, вдоль которой мы спускаемся летом до самой горькой воды.
Это случилось в день, когда выпал последний снег,
  - Как они выглядели?
  - Мы не подходили близко. Издалека показалось, что они все разные. Есть и высокие, и низкие. И они другие.
  - !?!?
  - Кожа у них как снег, волосы как высохшая трава.
  - Не бывает таких людей.
  Мужчины пожали плечами. Не бывает, так не бывает. Это не их дело.
  - Почему вы сразу не вернулись, как только их увидели и не сообщили нам, луна на небе успела умереть, с тех пор как сошел последний снег.
  - На обратном пути мы добыли двух быков в большой яме, еще один, в которого мы попали вчера, убежал,- мы принесли еду в семьи.
  Охотники ушли, снова повисло молчание, пока его не прервал скрипучий старческий голос.
  - Я знаю, кто занял нашу равнину, это 'старые люди'.
   ******
  Помутневшая от весенней талой воды река текла неподалеку от Андрея. Закрытая долина оказалась довольно удобной, на самом берегу росли ивы, чуть выше начиналась линия лиственных лесов, а еще выше цеплялись за склоны сосны. Может и в самом деле переселиться сюда до зимы?
  - Кровь быка, прошел вчера и поднялся выше,- Энку нарушил ход его мыслей.
  Они шли по кровавому следу по старой листве, затем пролезли сквозь густой кустарник, когда он повернул назад к реке, и, наконец, наткнулись на огромного быка у самого берега. Он был на последнем издыхании, глаза стали мутнеть и бык, увидев их, только мотнул своей украшенной большими рогами головой. Энку топором Гррх прервал его мучения. А вот и причина его смерти- Энзи вытянул из его бока дротик увенчанный костяным наконечником.
  
   Примечания
  1. Место летней стоянки это долина реки Рона, которая течет между Центральным массивом и Альпами. У двух холмов, где соединяются Рона и Сона, будет построен город Лион.
  2. Большая яма- на языке речного племени так называются обширные котловины, характерные для Роннской низменности.
  
  Глава тринадцатая: Черный камень
  
  - Мудростью случая данными мне знаниями...- сын Иквы запнулся, все-таки это был его первый в жизни урок. Старшая ободряюще кивнула ему и он продолжил.- Зеленые камни, встречаются в невысоких горах или холмах, лучше у обвалов возле ручьев их искать. Рядом часто находятся и синие камни. Чтобы получить крепкие острия для копий и ножи мастера смешивают их в печи и кладут на четыре зеленых камня один синий. Синие камни издают плохой запах. Вместо него можно положить камень раннего утра, тогда острия будут не белые, а цвета солнца.
  Он показал детям два камня, которые только что описал.
  Старшая решила расширить школьную программу уроком о минералах. Помимо детей на занятие пришел Уто из семьи 'художников' и взрослые 'каменщики', сдружившиеся с сыном женщины Энку. Ранее все вместе они обошли окрестности стоянки, но, увы, ничего интересного на равнине не нашли, надо отправляться в предгорья.
  - А какие камни еще бывают?- детям урок нравился. Это не занудная 'математика' с цифрами, которой их с утра 'кормила' Старшая.
  - Белые, очень мягкие, ими можно рисовать, серые, из них получаются острия для копий, черные, которые никуда не годятся, пачкают руки и крошатся...
  Андрей остановил его перечисление.
  - Где ты видел такой камень?
  - В ущелье, где был дом Гррх- сын Иквы не понимал, почему Эссу вдруг проявил интерес к бесполезному камню.
  - Если найдешь такой, то принеси мне.
  Все было хорошо в междуречье, где они обосновались, но только вот деревья не росли. Для готовки использовали принесенный весенними паводками с гор речной топляк, пока его хватало, но надолго ли? А если Эрру прожорливую печь запустит, то как произвести плавку без запаса древесины. И, оказывается, у него в каньоне был уголь, а он и не подозревал об этом. За всем одному не уследить.
  - Завтра идить гора..камень..
  'Каменщики', кажется, соблазняли сына Иквы отправиться в предгорья искать камни, о которых он только что рассказал в 'школе'. Надо взять процесс в свои руки.
  - С вами пойдут мужчины, которых отправит Рэту. И я, кажется, знаю, куда вам лучше направиться. И обратитесь к Эрру, пусть даст вам острия из растаявшего камня и ножи. Хватит им бегать с заостренными палками.
  Отряд, который он направил в долину, где они добыли быка вышел внушительным. Помимо каменщиков к сыну Иквы примкнули и лесовики, собиравшиеся построить там плоты, четверо длинноногих, которых приставил Рэту и даже неугомонный старый Уто.
  - Надо бы и нам с ними пойти,- Энку скучал на стоянке. - Рэту не очень хорошо знает мужчин длинноногих, кто знает, надежных ли людей он отрядил для защиты сына Иквы и Уто.
  - Их и так много, кто рискнет напасть на такой большой отряд. Пойдем лучше посмотрим, как Эсика с женщинами и младшими охотниками стреляет из лука.
  
  
   *****
  'Старые люди'. Среди стариков семей речного племени многие и не слышали о таких. И как только старый Арху про них вспомнил? На этой равнине и раньше появлялись люди, языка которых они не понимали, но они быстро уходили дальше на закат, а не строили свои стоянки на их земле. И внешне от них самих они не отличались.
  - Их много пришло, мужчинам одной или двух семей не справиться с ними. Мы соберем охотников всего племени как на Большую охоту и прогоним 'старых людей' с нашей земли.
  - Не надо торопиться. Им нужно искать быков и оленей на равнине, нам легче перебить их по несколько человек, когда они пойдут на охоту, чем пытаться захватить всю стоянку,- старый Арху был мудр.
  Из всех стоянок речного племени семья Арху располагалась ближе всего к месту, где две сестры-реки соединяли свои воды. Он сам основал эту семью, когда еще волосы у него оставались черными, а голос не треснул от мороза холодной зимой. Тогда он ушел со своими братьями и их женщинами из старой семьи, где стало очень уж много людей, поближе к Большой яме, позже к ним пришли и другие мужчины. Очень уж место оказалось удобным. Яма снабжала их деревом, на ее террасах паслись быки, олени и кабаны, река со спокойным течением была богатая рыбой, которую добывали заостренными копьями без наконечника. И он не хотел рисковать, отправляя мужчин охотиться на 'старых людей'. Но почему их так много и откуда они пришли? По слухам они остались только в горах далеко на Закате- живут в норах, едят сырое мясо, бьют зверя заостренными палками, а их женщины умеют лечить всякие болезни. Все эти вопросы требовали ответов.
  - Отправляйся в Большую яму, там обязательно появятся чужие люди, не могут не появиться, а если будут двигаться вдоль реки, захвати кого-нибудь из них живым,- его внук Айол, уже давно взрослый, крепкий мужчина. Самый надежный охотник его семьи.
   ******
  Уто вдохнул свежий утренний воздух. Хорошо. С тех пор, как он покинул семью 'художников' он чувствовал себя лучше- перестали болеть колени, ноги и руки налились силой, он словно вернулся на много зим назад. Это было верное решение отправиться в Долгую дорогу. Жаль только он так и не увидит эти Восточные земли. 'Старые люди' между тем разделились на группы. Сын Иквы и те, кто пониже ростом, с наступлением рассвета отправились искать разноцветные камни у подмытого рекой высокого берега. Длинноногие ушли на охоту, а с ним остались только лесовики, принявшиеся рубить деревья. Хороши же у них топоры, несколько ударов хватило, чтобы повалить толстое дерево. Он помог им дотащить до реки очищенные от ветвей стволы, после чего они принялись вязать свой первый плот. А хорошо придумали, зачем идти через равнину до стоянки, когда можно спуститься по воде на связанных вместе бревнах. Уто еще не видел такого способа передвижения, только слышал, как 'старые люди' упоминали о нем, рассказывая об 'Общем походе'- одном из эпизодов их войны с девятиглавым племенем.
  Первый плот был скоро готов. Он был широк и тяжел, собравшись все вместе с трудом столкнули его в реку, привязав с помощью веревки к растущему рядом дереву. Уто с опаской взобрался на него- даже не шелохнулся. Бывший авторитетный охотник семьи 'художников' попрыгал на бревнах, которые и не думали расползаться, чего он опасался. 'Старые люди' не в первый раз удивляли его. Эти 'сани', с помощью которых они передвигались по снегу, необычайно твердые острия копий и ножи, сушеное мясо и рыба, горшки, в которых удобно варить мясо и отвары, а теперь и плоты. Откуда они все это умеют? И почему окружающие их темнокожие люди считали 'старых людей' не совсем людьми? Он видел, что все удивительное и необычное расходится из семьи Гррх, а остальные перенимают у них полезные в жизни новинки. Но почему именно Гррх? Этого он понять не мог.
  - Черный камень!- до него донесся радостный крик сына Иквы. Нашел все-таки.
  Уто и лесовики поспешили на голос. Юноша держал в руках черный булыжник величиной с голову лошади.
  - Не пачкает руки и крепкий. Это другой камень, не такой как в каньоне, хотя и похож.
  Остаток дня сын Иквы пребывал в задумчивости, рассеяно гладил черную поверхность булыжника, а с утра быстро куда-то исчез вместе со своими помощниками. Вернулись они довольно скоро, с головы до ног перемазанные черной пылью и с мешками из бычьей шкуры, в которых оказались блестящие черные камни.
  - Я подумал, что если зеленые камни всегда встречаются рядом с синими, то и неподалеку от найденного черного камня должен быть тот, который нам нужен, обнаружил его выше по течению ручья- сын Иквы были доволен собой. Он нашел сразу два вида черного камня и пусть теперь Эссу разбирается, какой из них ему был нужнее.
   *****
  Напасть или дождаться другой, более удобной возможности. Айол грыз ветку и не мог решиться на какое-то действие. В итоге осторожность взяла вверх- очень уж много 'старых людей' пришло в Большую яму и ему с тремя охотниками с ними не справиться. За эти несколько дней, в которые он наблюдал за ними из убежища, он хорошо их разглядел. Что ему бросилось в глаза, так это то, что они совершенно разные. Нет, настоящие люди тоже не все одинаковы, но внутри одной семьи, рода или племени все выглядят почти на одно лицо. Здесь же он видел, что ушедшие на охоту едва ли не на полторы головы выше тех, кто остался добывать камень для наконечников копий недалеко от реки. Зато те выглядели покрепче. Не бывает таких различий в одной семье. Общее у них было только то, что у них не росли бороды и волосы на голове у всех оказались обрезанными. Надо рассказать об этом Арху. Совсем уж странным выглядело присутствие в этой компании 'настоящего человека'- худощавого старика с седой бородой. Сначала Айол решил, что это пленник, но когда он пошел помогать тащить бревно из леса, валившим в нем с невозможной скоростью деревья 'старым людям', то ему стало понятно, что и он принадлежит их семье. Но как такое может быть? Он пробыл в Большой яме еще несколько дней, пока 'старые люди' не покинули ее. Айол видел, как они грузят мешки с камнями для остриев, что показалось ему странным. Даже поднялся на место, где они его добывали и не нашел годного серого камня, только черный и ломающийся. Для чего он им понадобился? Пусть об этом думает Арху.
  Он не ошибся, когда отправил в Большую яму своего внука. Другие мужчины могли и напасть на появившихся там чужаков, и кто знает, чем бы все это закончилось. Арху протянул ему вкусный кусок ноги кабана, поджаренный целиком на костре. Пусть этот зверь весной и не такой жирный, как осенью, но всяко вкуснее жилистого большеголового быка.
  - Но как они могли уйти по воде?- он дождался, когда молодой мужчина доест вкусное мясо.- На одном стволе дерева можно летом переплыть реку, но нельзя сделать это сразу многим мужчинам, с добытым мясом, мешками из шкур и другим грузом.
  - Они их соединили и бревна не расползались, а остались вместе. Я не знаю, как они это сделали. И таких связанных деревьев было у них как пальцев на руке. На два они сели сами, а на остальные положили двух быков и оленя, плохой черный камень и сухое дерево.
  Арху молчал. Слова Айола только добавили загадок в историю с появлением на равнине 'старых людей'.
  - Эти люди не одна семья, я уверен в этом. Не принадлежат они и одному роду или племени. Они все разные.
  Арху вдруг осенило. Конечно же, это сброд, который бежит от общей опасности как вместе бегут звери от лесного пожара, решили спастись от какого-то бедствия или нападения людей, которые ранее прошли на закат мимо речного племени. Но останутся ли они у двух рек или отправятся дальше? Его семья подождет, но хватит ли терпенья у других родов племени, ведь скоро в солнечную сторону вслед за подросшей травой потянутся и стада быков и оленей, а за ними и охотники на временные летние стоянки. У Айола нет времени отдых, надо предостеречь остальные семьи племени. А сам он пойдет в Большую яму, 'старые люди' туда снова вернутся, им нужны лес, дрова и камни.
   *****
   - Звери идут сюда с холодной стороны, и с каждым днем их становится больше, только вчера охотники добыли пять быков и трех оленей,- Энку разглядывал небольшой рог добытого на днях молодого настоящего быка, собирался отнести его к мастерам, чтобы сделали сигнальный горн. Как говорящий мужчинам 'Долгой дороги', что они должны делать, он хотел вручить его каждому охотнику, который следил за тридцатисанным отрядом.
   - Не кажется тебе странным, что за все время мы не видели людей, которые должны жить на этой равнине,- Андрею не нравилось, что пошел уже второй месяц после их прибытия в междуречье, а они так и не встретили ни одного кроманьонца. Между тем их охотники с каждым днем все дальше отходили от стоянки, могло ли случиться такое, что они пришли в совершенно свободную от людей местность? Да нет, конечно.
   - Они знают о нас, поэтому и избегают этих угодий. Очень уж нас много. Пусть и дальше так идет,- Энку не видел проблемы. Не беспокоят, ну и хорошо.
   От разговора их отвлекли крики, которые доносились с реки. Оба поспешили к берегу. По медленному течению к стоянке спускались сразу несколько больших плотов. Андрей разглядел на первом из них худощавую фигуру Уто и рядом с ним сына Иквы.
   - Хорошо это они придумали, чем через всю равнину идти, решили по реке спуститься,- от избытка чувств Энку дал тройной сигнал из рога.
   Плоты с трудом причалили берегу, течение, пусть и медленное, норовило вынести их в середину потока. Андрей подумал, что неплохо бы соорудить причал чуть выше стоянки, где имелась небольшая заводь.
   Иква погладила сына по голове, что не говори, а он много полезного принес в семью Гррх. Вот и сейчас Эссу ходит довольный вокруг кожаных мешков, набитых найденных им черным камнем, слушая его рассказ о пребывании в долине. Ажиотаж после прибытия плотов стих, их разгрузили и все разошлись по своим делам. Остались только приплывшие, Рэту с Энзи и Иква с младенцем на руках.
   - А нельзя нам хотя бы часть Долгой дороги на таких плотах проплыть, очень уж много лун до зимы, а как снег выпадет, то пересядем на сани,- большеносый все еще находился под впечатлением прибытия плотов. Особенно ему понравилось, что и сын Иквы и даже Уто не показывали никаких признаков усталости. Плыть это не пешком несколько дней бычьи туши по равнине таскать.
   - Если отправиться по реке с горькой водой, то мы достигнем восточных земель на одну зиму раньше. Но на плотах это сделать тяжело. Море это не река, там могут подняться высокие волны и опрокинуть их.
   - Жаль,- Энку загрустил. Очень уж заманчиво было бы уплыть отсюда, избежав необходимости преодолевать овраги, узкие ущелья и нападения темнокожих.- А зачем тебе нужен был этот черный камень?
   Вопрос занимал всех. Судя по выпачканным рукам все пытались оценить его свойства и так и не нашли для него никакого применения.
   - Несите их к мастерам.
   Андрей отметил, что Эрру не послушал его и все-таки привез разобранную печь. Не иначе как раскидал камни по саням. Теперь вот соорудил ее заново. Только плавить в ней сейчас нечего, с собой успели забрать только совсем немного синих и зеленых камней, но и их хватит для демонстрации.
   - Мало у нас дров, не расплавятся камни,- Эрру боялся испортить с таким трудом привезенную руду.- А если еще в печи застынут, то придется ее заново разбирать.
   Но Эссу только улыбнулся на его предостережение. При помощи Упеши он загрузил камни в печь. К удивлению Эрру, он не стал заполнять дровами место для костра, а оставил достаточно свободного места. И что теперь? Дрова ярко горели в печи, Эрру порывался добавить еще, чтобы печь не успела остыть, но Эссу остановил его и под шумный выдох мастеров накинул на них целую кучу привезенного сыном Иквы черного камня. Пламя затухло, повалил темный дым напополам с мелкой пылью. Андрей громко чихнул. Упеша понял в чем дело и бросился поддувать воздух в печь, и скоро черные камни занялись спокойным багровым огнем.
   Давно уже разлили по формам растаявший камень, а черное топливо все еще не прогорело до конца. Эрру время от времени ворошил его в печи, пока, наконец, от него не осталась только зола.
   - Этих мешков нам надолго хватит,- выдал он свой вердикт.
   - Да, но еду лучше готовить на обычных дровах, а черный камень использовать для печи или зимнего костра.
   - А для чего нужен другой черный камень?
   Андрей повертел его в руках- твердый и крепкий, с маслянистым блеском.
   - Если появится время, то сделайте из него ожерелье.
   Уто не верил своим глазам. На его глазах Эссу заставил гореть камень и самое удивительное, что все восприняли это как нечто само собой разумеющееся. Кажется, он близок к разгадке тайны, откуда у 'старых людей' появились столь необычные вещи. Их научил изготовлять их не кто иной, как авторитетный охотник маленькой семьи Гррх Эссу.
   - Быки, быки...
   Андрей находился на самой высокой точке стоянки, рядом с мастерами. Он оглянулся и увидел медленно движущееся с севера вдоль реки огромное стадо. Бизоны? Только они собираются в подобных количествах. Стадо проходило мимо них в течение трех дней и охотники остановились только когда у них начала заканчиваться соль. Все пространство стоянки было завалено шкурами, головами, кишками, которые Андрей заставил освободить от содержимого, вымыть в воде и подсушить. Пригодятся для начинки сухим мясом. Заготовленной еды им точно хватило бы на пару месяцев пути. Может и в самом деле рискнуть и пересечь Средиземное море на плотах, а не ждать наступления следующей зимы? А сейчас наступило время объесться свежим мясом.
   Как легко они расслабляются. На стоянке царила сытая лень. Ей поддалась даже Старшая, которая не понимала, зачем Эссу срочно понадобился Лэпу и другие мужчины, входящие в Совет дороги. Пока привязавшаяся к нему Эсика не шепнула ему, что она ждет ребенка, который должен появиться на свет уже этой зимой. Совет все-таки собрался, когда Энку по его просьбе прогудел в свой рог сигнал сбора.
   - У нас закончилась 'белая эссу' и необходимо направиться на ее поиски,- Андрею не понравилось, как все вяло согласились. Ни споров, ни желающих что-то делать. Хорошая жизнь не способствует активности. Того гляди, еще откажутся куда-то уходить из междуречья, где столько добычи.
   - И еще, возможно мы отправимся в Долгую дорогу не зимой, как планировали, а уже этим летом по морю.
   - Река с горькой водой опасна. Плоты лесовиков могут развалиться от волн. Ты сам, Эссу, когда-то спас меня в подобной ситуации и знаешь это,- Эзуми никуда не хотелось уходить. В эти дни увлеченные им в Долгую дорогу длинноногие наконец-то почувствовали покой и сытость и ему не хотелось ничего менять.
   - Это будут другие плоты, я покажу Лэпу как их сделать. И пусть Рэту отправится на поиски соли, скоро рыба пойдет, которая зимовала в верховьях реки и без нее нам ее не заготовить.
   Стрела с твердым наконечником из растаявшего камня просвистела и наполовину вошла в трухлявое бревно. Андрей наблюдал, как Эсика занимается своим любимым делом- пока Имела возится с маленьким Эритом обучает женщин и младших охотников стрелять из лука. Не у всех выходило так ловко стрелять как у нее, тем не менее, скоро бревно стало похожим на дикобраза.
   - Еще по три стрелы и на сегодня хватит,- Эсика мотнула своими завязанными хвостом светлыми волосами и вернулась к нему.- Что ты рисуешь на песке?
   - Новый плот, на котором можно пересечь реку с горькой водой.
   - Почему он напоминает искривленную палку?
   - Это называется 'лодка', на ней можно плавать, если выдолбить ствол дерева подходящей формы.
   - Но в бревне нет места для припасов, женщин и детей. А если кто встанет, то может упасть в воду.
   За последние дни Андрей перепробовал множество вариантов плотов подходящих для плавания вдоль берега моря. Но все было не то. Теперь вот дошел до идеи лодки из цельного ствола, но и он его не устраивал. Где взять столько подходящих деревьев? Пришел Лэпу со Старшей, все ждет, когда Эссу додумает свой плот. Посмотрел на рисунок и остался недовольным.
   - Лесовики могут выдолбить ствол дерева с крепкими топорами из растаявшего камня, но их понадобится много, мы не успеем до лета и даже до зимы.
   - Положить бы на две лодки плот, тогда и места хватило бы и сидеть не нужно,- Старшая не была настроена столь скептично.- А плоты можно сделать из саней, их у нас много.
   - Две 'лодки' не выдержат тяжелый плот,- Лэпу не сдавался.
   Андрей улыбнулся. Молодец, Старшая.
   - В этом нет необходимости. Мы свяжем 'лодки' между собой тонкими жердями, - и как он сам не додумался до идеи катамарана? Надо попробовать, вдруг получится.
   *****
   - Что они здесь ищут?- Арху оказался прав, 'старые люди' вернулись в Большую яму, но вопреки его предположению не охотились и не рубили лес, а осматривали обвалы берега на реке или рыскали по террасам до самых вершин, окружавших Яму холмов. Опять камень понадобился? Он своими глазами убедился, что Айол был прав- все они выглядели по разному. На этот раз в Яму пришло много 'старых людей' с длинными волосами цвета солнца, а у некоторых росла борода. Словно совсем другая семья наведалась. Видимо, они не нашли что искали, устав бродить по камням собрались все вместе у реки и улеглись на широкие плетенки из веток, которые для чего-то все они носили с собой. Узнать бы, что им нужно. Не нравилось ему столь близкое соседство к его семье странных людей. Айол вернулся вчера, предупредив ближайшие к ним семьи. Но вопреки его предостережению мужчины речного племени не вняли его словам и отправились в солнечную сторону вслед за стадами быков на Большую, где неизбежно столкнутся с чужаками. Сейчас он вернется к себе. А на Большую охоту мужчины его семьи опоздают.
   *****
   - Нет здесь 'белой эссы',- Рэту бросил в костер толстую сухую палку, которая весело затрещала, занявшись красным пламенем.
   - А где ты брал ее, когда мы жили у Белой горы?- Энзи был согласен с рыжим, следы животных были равномерно распределены по всей долине, а не вели куда-то в одну сторону, как это бывает, когда они приходят издалека полизать соленые камни.
   - Это место нашел Эссу вместе с Эруком, еще до того, как его отнесли на Холмы ушедших. Небольшая пещера в горах, куда звери не могли добраться, они спрятались там от Белого зверя, а затем он показал мне ее. Внутри вместо камня она целиком состояла из 'белой эссы'. Но он забыл про это, и когда появилась семья Гррх, то снова и снова просил принести ее.
   - Тогда мы зря теряем время, нет здесь такой пещеры, заберем черный камень, дрова и отправимся вниз по течению на свою стоянку.
   *****
   На временной стоянке жизнь шла своим чередом. Прошли южнее казавшиеся бесконечными стада быков, на равнине появились красавцы большероги, предпочитавшие передвигаться мелкими группами, и настоящие быки. Иногда пробегали однороги, предпочитавшие держаться в одиночку. А Андрей все время проводил на сооруженной недавно пристани в заводи, пытаясь добиться от лесовиков создания мореходного плота.
   - Дно 'лодки' должно быть ровным и широким, его надо обтесать,- Лэпу сделал небольшой катамаран, но он слишком сильно погружался в воду, а небольшие волны так и норовили перевернуть всю конструкцию. Теперь они вместе пытались понять, почему так происходит.
   - Вода проникает спереди, надо сделать высокий нос.
   Пожалуй, Лэпу прав, надо поднять нос, укрепить киль и уравновесить бревном позади. А уже потом делать палубу из крепких палок. Пусть учится и пробует различные варианты катамаранов у пристани в заводи.
   - Бу-буу-бууу,- Энку трубил срочный сбор.
   На холме у мастеров было не протолкнуться. Андрей растолкал всех и прошел в середину полукруга. На земле лежали два тела двух мужчин и мертвого ребенка. Все по виду вроде бы из длинноногих. Обоих охотников убили ударами копья в спину, а мальчику размозжили голову, наверное пытался дать отпор. Андрея замутило. Вот и дождались кроманьонцев.
   - Они были с детьми, мужчины присматривали за ними. Ушли еще утром на равнину.
   - Мы их догоним.
   Эзуми с благодарностью посмотрел на него. Дети и охотники принадлежали к семье заречных длинноногих, которые до сих пор предпочитали держаться особняком. Ему было нужно утвердиться среди них.
  
   Примечания
  1. Черный камень- помимо угля сын Иквы обнаружил и гагат. Минерал, который используется в качестве украшений.

  
  ******************************************************************
  
  Список имен и значений
  
  
  Эссу(муж)- камень.
   Грака(жен)- ива.
  Рэту(муж)- огонь.
  Эрук(муж)-бык.
  Энку-одиночка.
  Эдина(жен)- светловолосая.
  Лэнса(муж)- копье
  Имела(жен)-бабочка.
  Эпей(муж)-храбрый.
  Эхекка(муж)- волк.
   Эрит(муж)- сильный.
   Эзуми(муж)- лосось.
   Эшунка(муж)- волна.
   Эхоут(муж)- беспокойный.
   Вичаша(муж)- мудрый.
   Иква- лягушка.
   Эрру- ветер.
   Эсика(жен)- изящная
   Упеша- кипарис
   Узуту- осиное гнездо.
  Авхай(кром.)- лентяй.
  Уто(кром.)- старик
  Уони(кром)- светлоглазый
  Энзи-тень.
   Лэпу- кедр.
   Энти-поющая.
  Арху(кром.)- овраг.
  Айол-(кром.)-ветер.

  Асила(кром.)- рассвет.
   Сент- городок во французской провинции Приморская Шаранта, недалеко от него находится стоянка Сен- Сезер, где был найден скелет неандертальца и орудия шательперрона, предшественнице знаменитого ориньяка.
   Ленмена- флейта(на языке средиземноморский неандертальцев). При описании 'флейты' Упеши использована найденная в Словении знаменитая 'флейта из Дивье Бабе' приписываемая неандертальцам.
  Эпизод с занесенные песком следов неандертальских детей навеян находкой французских антропологов, которые обнаружили в местечке Ла Розель более 200 следов, который оставили дети и подростки, а также сопровождавшие их взрослые.
  
  
  Брр- саблезубый тигр.
  Гррх- пещерный медведь.
  Большерог- гигантский олень.
  Криворог- горный козел.
  Однорог- шерстистый носорог.
   Настоящий однорог- эласмотерий.
   Рррр- пещерный лев.
   Жжж- пчела.
  
  
  
  Гага- девочка
  Ашка-мальчик.
   Нита- тетя.
   Семья- общность неандертальцев и кроманьонцев состоящая из 40-100 человек близких родственников.
   Племя- объединение семей(только у кроманьонцев).
  'Самый мудрый'- шаман(только у кроманьонцев).
  Темнокожие- кроманьонцы.
  Большеносые- распространенная группа неандертальских родственных семей- живут в предгорьях.
   Длинноногие- группа родственных семей неандертальцев, живут на равнине у атлантического побережья.
   Хррх- мифический змей-прародитель в верованиях кроманьонцев.
  Дэсте- отряд или группа охотников.