Пролог
  
  9 мая 2020 года в Российской Федерации торжественно и пышно праздновали 75летие Победы в Великой Отечественной Войне. Во многих городах прошли парады военной техники, после которых началось шествие 'Бессмертного полка'.
  В городах Москва и Санкт-Петербург шествие обещало быть наиболее массовым, и запланировано оно на вторую половину дня, тем более, что в столицу Российской Федерации на торжественные мероприятия приехали лидеры: США, Китая, Индии, Кубы, Франции, Чехии, Венесуэлы, Белоруссии, Армении, Молдавии, Сербии, Казахстана, Киргизии, Сирии, Израиля и т.д. Специально для государственных руководителей стран СНГ, в чьих столицах тоже проходили праздничные мероприятия, в Российской столице торжества были перенесены на вторую половину дня. Главным событием должно было стать шествие колонны Бессмертного полка в Москве, где колону возглавляли лидеры разных стран. К примеру, Дональд Трамп, президент США, должен был нести в руках плакат с фотографией Василия Мартехова, гражданина США, который в октябре 1943 был посмертно был удостоен звания Героя СССР.
  Шествие началось в 15-00 по Московскому времени. Через пятнадцать минут после начала шествия, когда многотысячная колонна, возглавляемая лидерами двадцати пяти стран, вытянулась на широком московском проспекте, высоко в небе, раскрылись один за другим три парашютных купола: белого, синего и красного цвета. Через несколько секунд, из контейнеров, подвешенных на парашютах, вырвались разноцветные дымы, символизирующие государственные цвета Флага Российской Федерации, это вызвало бурю восторга среди шествующих. Люди кричали от радости и положительных эмоций. Еще через минуту, контейнеры отстегнулись от креплений парашютов и свободно полетели вниз.
  Спустя несколько мгновений прогремели три мощных взрыва. Ядерных взрыва! Тоже самое произошло и в небе над Санкт-Петербургом.
  Позже было установлено, что контейнеры были сброшены из грузового отсека, пролетавшего над Москвой пассажирского Боинга 777-300ER следовавшего из Пекина в Москву. В Питере смертоносный груз был сброшен с борта авиалайнера Боинг 777-300 следовавшего по маршруту Вашингтон - Санкт-Петербург.
  Через час, после произошедшего, противовоздушная оборона Российской Федерации была приведена в полную боевую готовности, небо над Россией для полетов для всех гражданских самолетов было закрыто. Те авиалайнеры, что были в воздухе немедленно садились на ближайших аэродромах. Восемнадцать бортов, принадлежащих иностранным автокомпаниям, которые в это время были на подлете к крупным городам, не ответили на запросы российских диспетчеров, по странному стечению обстоятельств, все эти самолеты поднялись в небо из точки вылета с явным недобором пассажиров, судя по данным, на некоторых бортах было куплено всего пять процентов билетов. После нескольких десятков безрезультатных запросов с земли, все восемнадцать самолетов были сбиты. Все авиалайнеры были изготовлены на заводах американской фирмы Боинг. Последующее следствие и замеры, взятые с места падения самолетов, установило, что ни на одном борту ничего взрывоопасного и запрещенного к провозу не находилось. А в момент подлета к российским городам они находились под внешним управлением, и пилоты самолетов ничего не могли сделать.
  Гибель мировых лидеров и сбитые самолеты оказались достаточным поводом, что полсотни государств объявили российской Федерации войну. К активным боевым действиям ни одна из сторон не переходила, потому что все понимали, что победителей здесь не будет.
  Какая из держав стояла за совершенным актом агрессии, сразу выяснить не удалось, так как одновременно были убиты несколько десятков лидеров крупнейших стран мира. Возможно, чудовищный террористический акт организовали спецслужбы США, чтобы уничтожить Дональда Трампа и не дать ему переизбраться на второй президентский срок, возможно это были спецслужбы Китая, внутри правящей верхушки, которого давно зрели противоречия, возможно здесь были замешаны спецслужбы Российской Федерации, так как последние реформаторские действия Владимира Путина очень сильно сказались на силовых структурах России. А возможно атака была направленна на премьер-министра Израиля или Индии. Но получилось, что сразу во многих странах произошла резкая смена власти и смена политического курса. Тоже самое ждало и Россию. Кто возглавит страну и убережет мир от ядерной войны было непонятно.
  9 мая 2020 года в самых массовых терактах за всю историю человечества, в Москве и Санкт-Петербурге погибло около девяти миллионов человек. Очень многие из этих людей умерли от ран в течение нескольких недель. Тысячи были погребены заживо под обломками зданий.
  Казалось, что Россия не оправится после такого удара, но уже к июлю 2020 года, Казань была объявлена временной столицей Российской Федерации, там, же было сформировано новое правительство, которое назначило временно исполняющим обязанности Президента Российской Федерации - бывший глава Дагестана Владимир Васильев. В Екатеринбурге было создано оппозиционное правительство, в которое вошли представители либеральной общественности, возглавил правительство известный в интернете блогер. Во Владивостоке было создано еще одно, альтернативное 'всероссийское' правительство. Республики Северного Кавказа попробовали объединиться и закрыть свои границы от остальной России, но у них ничего не получилось, так как сразу же всплыли былые обиды и споры, регион вновь охватила вражда и кровопролитная междоусобная война
  Российская Федерация начала трещать по швам и расползаться на лоскуты. Впервые к России были применены 'не военные' методы ведения войны: сразу во всех регионах перестали работать компьютерные программы и системы обеспечения, поддерживающие работоспособность различных систем социальной структуры. Водоканалы, очистные станции, электроподстанции, медицинские учреждения, органы управления и многие другие жизненно важные объекты оказались 'слепы и глухи'. Банковская система перестала работать практически сразу после трагедии 9 мая, обычным гражданам были не доступны их средства, находящиеся на расчетных и карточных счетах, взаиморасчеты между организациями и юридическими лицами стали невозможны. Россию отключили от системы международных платежей в начале июня.
  В августе 2020 года практически во всех районах России началась неожиданная эпидемия гриппа. Это был новый вирус, который назвали - Обезьяний грипп, который являлся измененный и усовершенствованным вариантом вируса SV40. Заболевшие вирусом, умирали в течение семи - десяти дней. По странному стечению обстоятельств, наибольшая волна нового гриппа накрыла всю центральную часть России, все города с населением свыше ста тысяч человек. Так же эпидемия вспыхнула и на постсоветском пространстве, особенно пострадали столицы и города - миллионники. К середине осени 2020 года стало ясно, что вирус выведен искусственно и был заранее завезен на территорию России. Граничащие с Россией страны не пропускали российских беженцев на территорию своих стран, это объяснялось мерами карантина. Каждый день на пропускных пунктах от выстрелов иностранных пограничников гибли сотни российских граждан.
  В Российской Федерации начался хаос и смута. К декабрю 2020 года со всех сторон в Россию вступила войска, специально организованной мировой коалиции, под предводительством США и Китая. Интервенты должны были взять под контроль наиболее густонаселенную часть России, чтобы остановить гуманитарную катастрофу. К этому времени, число погибших россиян и жителей близлежащих государств бывшего Советского Союза перевалило за сто миллионов человек. Фактически, в России умер от гриппа каждый четвертый, а с учетом погибших в ядерном огне 9 мая, к концу года россиян осталось едва треть, от тех, кто радостно встречал Новый 2020 год. Несмотря на общую боль и трагедию, как только стало понятно, что российскую границу переходят вражеские силы и началась открытая война, на отпор врага стал каждый кто мог и хотел в тот момент держать оружие в руках. Враг теснил скудные силы российских военных, но каждый метр русской земли давался ему с большой кровью. Мужчины и женщины вновь уходили в леса, организуя партизанские отряды. Подростки вновь бросались под танки, обвязанные гранатами, повторяя подвиг своих сверстников пионеров-героев времен Великой Отечественной Войны.
  20 декабря 2020 года остатками вооруженных силами Российской Федерации был нанесен ракетный ядерный удар по территории тех стран, чьи войска вторглись в нашу страну. Помимо ракет, в действие были приведены и ядерные заряды малой мощности, которые были заранее размещены вблизи органов управления и больших городов, не только стран Западной Европы и США, но и Китая, Японии и некоторых ближневосточных государств. Одновременно с ядерными зарядами в действие были приведены: элементы бактериологического и сейсмического оружия. Около сотни приморских городов, по всему миру, были уничтожены сильнейшими цунами. В США началось частичное извержение Йеллоустоунского вулкана. В районах с повышенной сейсмической активностью произошли мощнейшие землетрясения. Облик планеты Земля изменился раз и навсегда!
  
  ......а зачем нам такой мир, если там не будет России?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ***
  спустя 3 года....
  
  Лодка тяжело шла вперед, переваливаясь с волны на волну, как беременная утка. Ветер, толкавший в корму, помогал плыть, но он же, зараза такая, периодически забрасывал в деревянное корыто добрую порцию морских брызг. Каждый раз, когда сверху прилетала холодная, колючая вода, я болезненно морщился и проклинал тот миг, когда согласился идти в штурмовой команде. Сидел бы себе сейчас в душном, вонючем трюме 'жабодава' и слушал пердеж соседей по кубрику. Так нет же, надо было решить, что лучше прокатиться с ветерком по морским волнам, чем задыхаться от ржавой тухлятины, в которую давно превратился воздух в железной бочке корабельного трюма. И ведь была возможность откосить от высадки на берег!
  Вот что за скотина такая непостоянная человек? Час назад все готов отдать, лишь бы подышать свежим воздухом, а как только выбрался наружу, воздухом надышался, так сразу же обратно в теплое вонючее нутро корабельного трюма проситься. Конечно, там же безопасно, там не надо морозить задницу, сидя на жесткой доске, по колено в ледяной морской воде, сжимая в руках АКС. Там не надо бояться, что сейчас, на очередной волне, убогую фелюгу перевернет, она кильнется и ты улетишь на дно морское, аки топор, ведь на тебе железа всякого нацеплено, хрен знает сколько: тут тебе и старенький автомат АКС-74, полдюжины снаряженных магазинов, нож, пару гранаты, фляга с водой, кусачки, раскладной щуп и фонарик. Так, что если морской бог призовет к себе, то стопудово утопнешь, тут выплыть без вариантов.
  А ведь вариантов поиграть в Ихтиандра тьма.
Наша дырявая шаланда запросто может переломиться пополам, перепрыгивая через очередной гребень волны, она может сдуру налететь на такую же байду, идущую параллельным курсом, да, черт возьми, запросто может взорваться аккумулятор, который питает самодельный электровинт. Вариантов умереть, так и не добравшись до берега, до жопы! Выбирай любой!
  - Слышь, бро, а ты заметил, что те крутые парни, не ели перед отплытием? А знаешь, почему? Потому что если в живот попадет пуля, то с полным жрачки кишечником тяжело делать операцию. Я, кстати, тоже есть не стал. Ну, так на всякий случай, - в плеск волн и шум ветра вклинился монотонный бубнеж соседа по скамье.
  Твоюжжж мать! Хуже страха утонуть в море и вони проржавевшего корабельного трюма, было постоянное бухтение моего соседа. Этот молодой парнишка изводил меня своими разговорами с того самого момента когда я вызвался пополнить ряды, изрядно поредевшей после длительного морского переходя штурмовой команды. Знал бы, что мне попадется такой сосед, сто раз бы подумал.
  - Здесь нет хирургов, - хмуро буркнул я в ответ, - если тебе в пузо попадет пуля, то абсолютно пофигу будет ел ты или нет, спасать некому, по-любому загнешься. А не ели они, чтобы животы от этой ужасной жрачки не загнуло. Не дай бог во время штурма обосрешься или громким пердежем выдашь свое место нахождения.
  - Точно! Нет, все-таки не зря мы с тобой сдружились бро, ты, капец какой умный, - выдал неожиданный вердикт парнишка и тут же огорошил меня: - Умные люди должны держаться друг друга!
  Ёпта, кого этот колхозник назвал умным? Себя?! О, боги! Сделайте так, чтобы сейчас вынырнуло Лох-Несское чудовище и сожрало этого болтуна!

  - А ты знаешь, как я снарядил магазины? - продолжил бубнить сосед. - Нет? Сейчас я тебе расскажу. Короче, вначале пять обычных патронов, потом три трассера, потом обычные. А, знаешь, для чего так?
  - Нет.
  - Когда я увижу, что вылетают трассеры, то буду знать, что в магазине заканчивается боезапас. А?! Ловко?
  - Молодец, - сквозь зубы процедил я.
  Ну, да ночью шмалять трассерами самое то. Надо будет держаться подальше от этого уникума и гения, а то, как бы и мне не прилетело, то, что предназначается ему. Хотя, надо отметить, что толк в словах болтуна есть, и так действительно снаряжать автоматные магазины правильно, мне что-то не хотелось сильно изгаляться. В конце концов, я тут не собирался устраивать Сталинградскую битву, у меня задачи и цели совсем другие.
  - А знаешь, зачем я так смотал магазины? - не унимался болтливый сосед, тыча мне под нос смотанную синей изолентой спарку из двух автоматных магазинов.
  - Нет. Просвети.
  - Тут все просто. Как только мы нарвемся на противника, я шарах длинной очередью, а потом, бац, и тут же второй магазин примкнул, и снова готов к бою. Враг в ахуе, он не ожидает, что я такой быстрый, и, короче, я всех победил. Оценил? Секунда в бою решает все!
  - Ты себе боевую кличку уже придумал? - перебил я парнишку.
  - Кличку? - нахмурился болтун. - А, ты, про позывной? Нет еще, вернее, как бы придумал, но тут такое дело, что настоящую кличку дают только боевые товарищи. Самому как-то неправильно себя называть по прозвищу, - явно огорчился отсутствию позывного болтун.
  - Тогда давай я тебе придумаю? - предложил я. - Хочешь, буду звать тебя - Немым! Нравиться?
  - Немой? - нахмурился парень. - Как-то не очень.
  - Ну, тогда - Молчун. Подходит?
  - Нет, как-то все не то!
  - Всем заткнуться! - прикрикнул на нас с носа бородатый здоровяк вооруженный РПК. Он был в нашей лодке за старшего. - Подходим, десантируемся по моей команде. Под ноги смотрите, там камни.
  Болтун, наконец, заткнулся, а я в очередной раз укорил себя за то, что решил поиграть в войнушки. Ну, какой из меня боец? Я ж, блин, интеллектуал! Гуманитарий!
  Скошенный деревянный нос лодки боднул каменистый берег, днище противно заскрипело по скользким булыжникам, лодка протиснулась еще на пару метров, потом еще на немного и остановилась, намертво вклинившись в береговые глыбы волнореза.
  Все, бля, приплыли! Картина маслом!
  - Бегом, бегом, бегом! - зашипел бородач с РПК. - Вон-то здание видите, собираемся у его стен. И не забудьте про опозновалки, не перестреляйте своих. Давайте, шустрее, сонные черепахи!
  Поблизости, метрах в десяти, точно также зарывшись носом в камни стояла такая же фелюга, как у нас. Значит из трех лодок к берегу добрались пока только две.
  Я инстинктивно цапнул рукой предплечье, проверяя, на месте ли намотка из строго бинта, призванная показать всем своим, что я - свой! Кстати, враг по этим белым марлевым повязкам сразу поймет, что мы - чужаки! А может и не поймет, хрен его знает, все-таки я не боец и боевого опыта у меня с гулькин нос.
  Из лодки я выбрался не как все, а полез через борт, и не потому, что я такой особенный и сам себе на уме, просто все остальные рванули как стадо баранов на нос лодки. Толкались, отпихивали друг друга в сторону, несколько даже свалилось за борт, где тут же раскровенили себе лобешники об острые камни. Образовался затор и давка. Мне сразу стало не по себе от мысли, что сейчас какой-нибудь бородатый турок, как шарахнет длинной очередью из пулемета и все!.. хандец господам пиратам!
  Перебравшись через борт лодки, вскинул автомат, и осторожно переставляя ноги, побрел по камням волнореза к берегу. Позади послышалось бодрое шлепанье и привычный бубнеж:
  - Эй, бро, подожди, а то я не успеваю!
  Я добрался до береговой линии и тут же плюхнулся на задницу, спрятавшись за бетонной плитой, прикрывающей песок пляжа от морских волн.
  - Бро, ты чего? - удивился, подбежавший ко мне болтливый паренек. - Сказали же, идти к той хибаре.
  - Я тут прикрываю высадку основных сил, - пошутил я, кивая на толпу вояк, осторожно бредущую по камням волнореза к берегу.
  - Точняк! - догадливо хлопнул себя по лбу паренек и тут же упал рядом. - Бро, зацени какие у меня наколенники. Сам делал! Наколенники - самая важная вещь на войне!
  - Ты, это... того, - тут же прервал я, начинающийся словесный поток, - отползи метров на десять - двадцать, мы сейчас представляем отличную групповую мишень.

  - Понял, не дурак! - парнишка тут же подскочил и на карачках отполз в сторону.
  Как только я остался в относительной тишине, тут же занялся тем, для чего, собственно говоря, и валялся за бетонной плитой все это время, а именно, перешнуровал ботинки. Кирзовые берцы, которые мне выдали в тренировочном лагере месяц назад были редкостным говнищем. Такого иезуитского орудия пыток не применяли даже в средневековой инквизиции. Чтобы эти говнодавы перестали натирать мне ноги, пришлось на носок намотать еще и портянки.
  - Чё развалились? - сурово спросил подошедший бородач с РПК.
  - Мы здесь прикрываем вашу высадку! - вместо меня, крикнул в ответ болтун. - Кто-то же должен головой думать!
  Бородатый великан надменно хмыкнул и ничего не ответив, зашагал дальше к цели. За ним потянулась вереница мокрых и ободранных наёмников. Я пристроился в самом хвосте этого шествия.
  - Может нам обогнать этих доходяг и провести разведку?
  - Слушай, Вася, или как там тебя! - не выдержал я.
  - Ваня, - поправил меня болтун.
  - Так вот, мой молчаливый друг Ваня, давай договоримся, если ты ходишь постоянно за мной, то это еще не значит, что мы друзья. И если тебе так хочется умереть молодым, то делай это в одиночку. Лады? А меня за собой тащить не надо!
  - Бро, ты чего? - искренне удивился Ваня. - Я ж просто предложил, ну, типа, для общего блага. Они ж, - он кивнул в сторону топающих плотной коробкой вояк, - явные же валенки, не то, что мы с тобой!
  - Слышь, ты Ваня Рембо, последний раз тебе говорю - заткнись и топай молча! Твой бубнеж за километр слышно!
  Ваня заткнулся, и дальше мы шагали молча. Вокруг стояла серая мгла, характерная для всех приморских поселений в предрассветные часы. Той чернильной темноты, что была ночью уже нет, но и солнце еще не всплыло из-за горизонта и пока лишь только первые робкие лучи появляются где-то на востоке, пытаясь разогнать непроглядную муть.
  Ощущения были совершенно дикие. С одной стороны, мы, вроде как, штурмовая команда, которая высадилась на лодках и сейчас должна захватить небольшой приморский поселок, чтобы разграбить его, но при этом вокруг стоит абсолютнейшая тишина, нарушаемая лишь скрипом ветра, играющего с незакрепленными металлическими предметами, шуршанием мелких камешков под ногами двух десятков бойцов, да едва различимый бубнеж Вани (вот ведь зараза, никак не угомонится).
  Нет, это, конечно, хорошо, что турки проспали нашу высадку, и мы их возьмем сонными, в теплых постелях, но все равно, как-то все это неправильно.
  Толпа десантников, весело топающая немного впереди, резко остановилась и утрамбовалась до состояния монолита. Вояки кого-то обступили плотным кольцом и сейчас внимательно осматривали, подсвечивая огнем зажигалки.
  Оказалось, что мы наткнулись на первого турка. Защитник поселка лежал в луже собственной крови. Его зарезали ножом, ткнув в печень. Крови натекло столько, что можно было устроить небольшой заплыв. Она даже еще не успела загустеть и превратиться в желе.
  - Видали? - почему-то весело изрек великан с РПК. - Я же говорил, что спецура сделает все за нас, а вы ссали, как мандавошки.
  - Кто это зассал? - тут же встрепенулся Ваня. - Мы, между прочим, с Лёхой вашу высадку прикрывали! Жизнью, можно сказать рисковали, живота своего не пожалели!
  Видимо он это сейчас обо мне. Офигеть, ну, вот кто его просит влезать туда, куда не надо соваться?! Кретин чёртов!
  - Да-а?! Ну, раз вы такие умные то, оставайтесь здесь и встречайте остальных. Покажите куда им идти.
  - Легко! - тут же огрызнулся Ваня.
  - Может, кого-то другого оставишь? - спросил я у бородача.
  - Нет, - категорически отрезал великан.
  Я отошел к дощатому навесу, который за каким-то шайтаном торчал здесь и попытался укрыться от пронизывающего ветра, порывы которого периодически налетали с моря. То, что нам с Ваней досталась роль встречающих - это с одной стороны хорошо, здесь вдали от жилых построек, невелик риск нарваться на турецкие пули, а с другой стороны и в мародерке турецких халабуд мы можем не успеть поучаствовать. А я, в конце концов, на этот рейд подписался исключительно ради наживы. То, что обещали заплатить по окончанию рейда, хватило бы едва на пару месяцев безработной жизни. А хотелось бы заработать так, чтобы хватило на год, иначе мне не успеть хорошенько подготовиться для настоящего дела. Как говорится, чтобы сделать бабки, нужны бабки!
  - Эй, бро, ты чего злишься? - болтун тут как тут, и снова бубнит. - Да, ладно тебе. Зато здесь точно не убьют.
  Я ничего не ответил и вернулся на дорожку, где лежал зарезанный турок. Нагнувшись над ним, я прикрыл ладонью стекло фонаря и осветил тело.
  - Его уже выпотрошили, - со знанием дела, прокомментировал мои действия Ваня. - Спецура вряд ли бы пропустила что-нибудь ценное. Эх, вот попасть бы к ним в команду, научиться всяким там разным штукам. Ох и отличный бы из меня вояка получился.
  Охлопал карманы джинс. Пусто! В нагрудные карманы куртки лесть не стал, там было все в кровище. А вот кроссовки на ногах убитого было вполне ничего, внешне целые, да и по размеру, вроде бы мне в самый раз. Расшнуровал кроссачи убитого турка, стянул их и, отойдя в сторону, переобулся. Получилось просто отлично - сухие носки, сухие кроссовки. Что еще надо для полного счастья?
  - Эх, если так дальше пойдет, то я живого врага в глаза не увижу, и уж точно никого не застрелю, - пробубнил у меня за спиной Ваня.
  - Может оно и к лучшему, - промычал в ответ я.
  - Ты чего? - удивился Ванек, - Сам же говорил, что хочешь денег заработать. А как их заработаешь, если не убивать бойцов противника. За каждого застреленного с оружием в руках турка Хозяин заплатит по десять золотых монет. Считай, пятерых убил, уже полсотни на кармане, а это награда за весь рейд.
  Со стороны поселка послышались одиночные выстрелы, крики, потом протрещала короткая очередь. В домах зажглись огни, где-то резануло лучом мощного фонаря.
  Пошла потеха!
  - Похоже спецура совсем тихо не справилась, - раздосадовано хмыкнул Ванек.
  Спецурой Ванек называл дюжину хорошо экипированных бойцов, которые десантировались не как мы на тихоходных дощатый посудинах, они шли к берегу на легких 'зодиаках' с хорошими электромоторами. Они были облачены в непромокаемые гидрокостюмы, увешаны оружием с приборами для бесшумной стрельбы и всякими разыми ништяками, в виде, столь любимых Ваньку наколенников, налокотников, легких кевларовых шлемах и еще хрен знает чем.
  Не знаю, что у них там сейчас пошло не так, но надо отдать им должное, мы высадились на берег совершенно спокойно и безмятежно, ну, если не считать парочку разбитых о камни лбов и поцарапанных ног.
  Тем временем к волнорезу подошла третья фелюга. Выглядела она хуже нашей, шла совсем медленно, да еще и водой была заполнена чуть ли не на треть. Двадцать бойцов, которые были загружены в неё, сыпанули на берег, едва нос лодки ткнулся в камни волнореза. Как только десантники попали на острые камни, тут же их пыл значительно сошел на нет, и они побрели дальше уже намного медленнее и осторожней. Но все равно, несмотря на меры предосторожности, пока они добрались до твердой, ровной поверхности некоторые из них все-таки не удержались и упали, поранившись об острые камни.
  Я три раза мигнул фонариком, привлекая внимание, старшего этого отряда. Третья лодка, большей частью была заполнена 'уголками', они мне еще в тренировочном лагере не понравилось, а уж на 'жабодаве' так вообще вели себя как истинные хозяева жизни. Правда, после нескольких жестких потасовок их число несколько уменьшилось, а там и боевой пыл спал.
  Все наше бравое воинство было разделено на четыре части. Условно говоря - отделение разведки и три взвода.
  Первый отряд - двенадцать человек, наиболее подготовленные и опытные вояки, они с самого нала действовали, как единый и монолитный отряд, со своим вооружением и снаряжением, их называли - спецурой. Я так понимаю, что их привлекли в качестве основного козыря, и соответственно оплата у них тоже в разы больше, чем у нас, простых пехотинцев. Не удивлюсь, что эти двенадцать бойцов знают друг друга очень давно, возможно они служили вместе еще до осени 2020 года, когда Российская Федерация, как единое государство перестало существовать. Впрочем, то лето не пережили большинство стран мира, а те, кто остались, настолько изменились, что их со старыми, докризисными временами даже и сравнивать не стоит.
  Ну, не будем о грустном, так вот. Остальные бойцы, нанятые для проведения рейда по турецкому побережью Черного моря, были разделены на три равных по численности группы - по двадцать человек. Первая группа, наиболее опытные и физически выносливые бойцы, вторая группа, как уже понятно, середнячки, которые стреляют похуже, бегают медленнее, ну и так далее. А третья группа, как говориться, лучшие из худших, то есть туда набрали тех, кто хоть как-то мог стрелять, и так же передвигал ногами во время марш-бросков в тренировочном лагере. Так уж получилось, что третья группа, оказалась сплошняком из бывших преступных элементов. Тогда, в 2020 году, когда стало понятно, что стране хана, колонии и тюрьмы закрывались пачками, выпуская своих подопечных на волю вольную. Чаще всего администрация пенитенциарных заведений выгребало все мало-мальски ценное, грузило на вверенный им транспорт и укатывало восвояси. А бывало, что зэки успевали захватить власть, и тогда сотрудников ФСИН ждала незавидная учесть. Самое парадоксальное, что контингент тюрем и колоний легче всего пережил первые, самые тяжелые месяцы той летней катастрофы 2020 года. Все-таки у них был, какой никакой, а карантин и отдаленность от мегаполисов и больших населенных пунктов, которым досталось больше всего.
  Кстати, чтобы вы не думали, но я во второй отряд попал целенаправленно, по собственному желанию, просто, в определенный момент, стрелял не так хорошо, как умею, да и бежал медленнее, чем могу.
  
  ***
  
  - Эй, бро, ты чего молчишь? Дуешься что ли до сих пор? - удивленный возглас Ванька вывел меня из ступора нахлынувших воспоминаний.
  - Нет, просто, старую жизнь вспомнил. Ну, что погнали, догонять наших?
  - Какой там! - неожиданно расстроенным голосом взвыл Ваня. - Ты, что не слышал, как их старшой приказал нам охранять эти лайбы на берегу.
  - Епать-копать! - раздасованно выругался я. - Да-а, так я миллион не заработаю!
  Солнце уже выглянуло из-за горизонта, и ночная серая хмарь постепенно окрашивалась в светлые, утренние тона. Скоро станет совсем светло.
  Со стороны поселка вновь послышались выстрелы, к треску автоматов Калашникова, добавилось уханье дробовиков и легкий скулеж американских 'эМок', потом в дуло вступили пулеметы и несколько раз ухнули гранаты. Боевые действия разворачивались не на шутку, похоже в поселке с охраной было все в порядке.
  - А впрочем, можно и лодки поохранять, - едва слышно прошептал я, комментируя разворачивающуюся поблизости стрельбу.
  - Эх, там сейчас вон как весело, а мы здесь на берегу киснем, - сокрушался Ванек.
  Я абсолютно не разделял страсть Ванька поучаствовать в боевых действиях. Оно мне надо? Нет, если надо, если припрет нужда или прикажут, то ясный перец, пойду, куда скажут, но по собственной инициативе лесть на пулеметы, тут уж увольте. Мне как-то своя жизнь дороже, рубашка ближе к телу, а трусы к яйцам!
  Пока Ванек все высматривал, чего там происходит в поселке, я выломал пару досок из деревянной халабуды и, кинув их на песок под бетонной плитой, устроился поудобней, для выполнения поставленной задачи, а именно охранять лодки.
  Болтун нервно побегал немного по пляжу, потом успокоился и уселся рядом со мной. Видя, что паренек хочет чего спросить, я порылся в кармане и достал оттуда кусок черствой лепешки, протянул Ваньке. Тот отломил кусок и принялся жевать. Молча! Ну, слава богу, хоть немного в тишине посидим. Может и вздремнуть получится.
  - Бро, а ты кем был до Катастрофы? - неожиданно тихим, печальным голосом спросил Ванька.
  - Аспирантом в университете, преподавал историю политических и правовых учений, ну, и еще пару дисциплин на подмене, - так же тихо, ответил я. - А ты?
  - Девятый класс только закончил, ОГЭ сдать не успел. Хотел в техникум поступить. А у тебя родители живы?
  - Нет, но они еще до Катастрофы умерли, так, что мне как-то легче было все это пережить. Когда надо только о себе заботиться, и нет рядом родни, то оно как-то легче.
  - Это точно, - согласился Ванек, - у меня только старшая сестра выжила. Мамка, батя и младший брат - все погибли.
  - Соболезную, - дежурной фразой отозвался я.
  - Спасибо! - неожиданно проникновенно, ответил парень. - Ты, не злись, что я так много говорю, это у меня нервное.
  - Все нормально, ты, просто, говори потише.
  Ванек дальше жевал молча, я свой кусок лепешки до конца не доел и спрятал огрызок обратно в карман.
  Неожиданно, со стороны поселка послышались крики, причем звучали они довольно близко. Поднявшись с песка, я выглянул из-за плиты, которая отгораживала нас от внешнего мира. Со стороны поселка в нашу сторону бежало около десятка разномастно одетых людей. Среди бегущих было несколько женщин, укутанных в серые покрывала - хиджабы, пару мужчин среднего возраста, ребенок с резиновым мячом подмышкой и какой-то тип в бабском халате, а еще трое стариков ковыляли позади всех, активно помогая себе длинными палками - посохами.
  - Чё делать-то будем? - прошипел у меня за спиной Ванек.
  - Стрелять! - решительно ответил я, снимая автомат с предохранителя. - У нас чёткий приказ - охранять лодки.
  Вскинул автомат, направив ствол вверх, дал короткую очередь.
  - Стоять!!! - что есть сил, заорал я, потом добавил по-английски, - стоп! - немного помедлив, вспоминая обрывки турецкого, рявкнул: - дурмак!
  Турки совершенно не обратили внимания на мои лингвистические потуги и продолжали бежать.
  - Стоять!!! - еще раз крикнул я и открыл огонь из автомата.
  Короткая очередь поверх голов бегущих. Турки совершенно не обратили на неё внимания, я перевел прицел автомата ниже и дал еще одну короткую очередь. Целился в толстяка в женском, ярком халате. Во-первых, он бежал немного впереди всех, а во-вторых, своим внешним видом, он сильно выделялся на фоне остальных однотонных одежд.
  Толстяк споткнулся, перешел на шаг, потом совсем остановился и упал лицом вперед. Разом, как по команде, остановились все бегущие. Они окружили толстяка и заголосили на разный манер: бабы бухнулись на колени, старики замахали своими клюками, девочка просто стояла столбом, держа в руках свой мячик, а пара мужиков среднего возраста, захлопотали вокруг толстяка, приводя его в чувства.
  Один из стариков поперся в нашу сторону, чего громко крича и гневно размахивая своей клюкой.
  Из его эмоциональной тирады я понял, только то, что они с кем-то о чем-то договорились.
  - Стоять!!! - выкрикнул я, стреляя под ноги шедшему в нашу сторону старику. - Дурмак, мать твою, дебил старый! Пристрелю на хрен!!!
  Старик на мгновения остановился, но потом вновь сделал решительный шаг вперед.
  - Лёха, у толстяка под халатом жилет! - зашипел Ванька. - Наверное пояс шахида!
  Я глянул на копошившихся мужчин возле застреленного мной толстяка и обомлел. Один из мужиков распахнул полы цветастого халата и возился с застежками жилета.
  Точно! Пояс шахида.
  - Огонь! - коротко рявкнул я, открывая огонь из автомата.
  Рядом зачастил автомат Ивана. Первой очередью я сбил мужиков, наклонившихся над телом толстяка, потом перевел огонь на идущего к нам деда, то, как раз испуганно присел на землю, прикрывая голову руками. Остатки патронов в магазине я добил по одному из дедов, который отползал в сторону. Ему попало пулей в бедро и, похоже, перебило какую-то крупную артерию, за ним оставался широкий кровавый след. Одна из женщин схватила девочку за руку и улепетывала с ней прочь от нас, держа её крепко, фактически волоча по земле, ребенок в свою очередь свободной рукой вцепился за мяч и не выпускал его. Почему-то, именно яркое желтое пятно резинового мячика, которое так крепко держала детская рука, врезалось мне в память. Я даже на несколько секунд 'затупил', стоя как баран, и глядя на убегающую женщину с ребенком.
  - Ёпта, бро, чё теперь делать? Мы же их убили, - испуганно прошептал Ваня.
  - Ага, убили, - согласился я, меняя магазин в автомате. - Перезарядись, - приказал я. - Отойди чуть в сторонку и прикрывай меня, пойду, посмотрю, чего мы там настреляли.
  - А вдруг пояс взорвется? Может, ну, его на фиг!
  - Отойди, я сказал, и прикрывай. Только не тупи и смотри по сторонам. Выполнять! - рявкнул я.
  Ванька отбежал на пару метров в сторону, сменил магазин в автомате и присев на одно колено, принялся следить за округой, воинственно поводя стволом автомата в разные стороны.
  Медленно переступая, я пошел к лежащим на песке трупам. Толстяк в ярком халате, возвышался над остальными телами, как Эверест, среди пологих холмов. При жизни, он наверное, весил не меньше ста пятидесяти килограмм, а может и того больше. Пули попали ему в живот, разворотили брюхо и выпустили наружу склизкие, синюшные кишки. Зрелище было примерзкое, вонища ужасная и я мысленно похвалил себя, что не позавтракал перед выездом. Точно выплеснул бы сейчас все наружу. Вмиг захотелось пить, во рту пересохло, но тянуть из рюкзака флягу не хотелось. Помимо толстяка, двух мужиков среднего возраста, трех стариков, досталось и двум женщинам в серых одеждах. Получается в живых остались только ребенок и одна тетка. Повезло им!
  Тела лежали в разных позах, кто-то из них умер сразу. Мужчины точно погибли в первые же секунды, ведь мы с Ваньком целились именно в них. А вот теткам досталось случайно, по крайней мере, я, в них, вообще не целился, но когда шьешь длинными очередями, а до цели, нет и двадцати метров, то тут не мудрено попасть не в того, в кого хотел.
  Одна из женщин была еще жива, она лежала на боку, поджав ноги и тихо скулила, едва слышно что-то шепча. Может, надо было ей оказать первую помощь, но у меня даже аптечки не было, только один единственный ИПП. Поможет ей перевязка, когда пули попали в живот и грудь? Сомневаюсь!
  Внимательно следя за руками раненой дамочки, я огляделся вокруг. Тела, как тела. Старики в заношенных, мешковатых хламидах. Мужики в старых застиранных рабочих комбинезонах. Женщины в серых, длиннополых одеяниях. Вроде, все обыденно, ничего интересного, серость и убогость, турецкой глубинки.
  Толстяк! Стоп! На нем же жилет! Видимо, только что пережитая стрельба и убийство гражданских, плохо на меня повлияли, ведь я совсем забыл, зачем подошел к мертвым телам. Я ведь хотел рассмотреть, что там за жилет одет на толстяке.
  Никой это был, не поясь шахида. Обычная кожаная жилетка с многочисленными карманами. Судя по внешнему виду, карманы были пусты. Я даже охлопал парочку. Действительно пусты. Чего же тогда, с толстяка пытались снять жилет? Что в нем такого?
  Заглянув за спину толстяка, я заметил, что у него на спине какие-то непонятные бугры. Так может все-таки это пояс с взрывчаткой, только заряд не спереди, а сзади? Нет, не похоже!
  Я аккуратно разрезал ткань халата ножом и обомлел. На спине у толстяка были прикреплены мешочки с чем-то тяжелым внутри. Судя по очертаниям, это были монеты, причем, можно дать зуб, что они были из золота. Вот так удача!
  Оба мешочка тут же перекочевали в один из подсумков. А жизнь-то налаживается!
  Кхе-кхе! - прокашляла рядом раненная тетка.
  От неожиданности я вздрогнул, отшагнул в сторону и, чуть было не шлепнулся на задницу. Сзади коротко треснул автомат, пули попали умирающей женщине в голову, она дернулась, и песок в районе затылка окрасился медью.
   - Бро, ты как, нормально? - крикнул Ваня.
  - Да, - отозвался я. - Сгоняй к лодкам, там были пластиковые канистры с бензином, притащи, одну сюда.
  Паренек тут же бросился исполнять приказ. Я ощупал одежду мужиков и у одного в кармане брюк, нашел небольшой револьвер.
  Револьвер стального цвета, рукоять с черными резиновыми накладками, где была изображена бычья голова со склоненными к земле рогами, на стволе выбито - 'Taurus'. Барабан на пять патронов. Полный. Калибр 9мм. В карманах запасных патронов не было. У второго мужика нашел самодельный нож и пачку с турецкими лирами. В тонкой пачке было штук двадцать банкнот номиналом в двести лир каждая. Вот только деньги были основательно залиты кровью.
  Больше ничего интересного. Стариков и женщин я обыскивать не стал. Прибежал Ваня, притащил десятилитровую канистру с бензином. Я взял канистру у него из рук и вылил содержимое на трупы, потом привинтил немного крышку и сделал дорожку, чтобы можно было поджечь на расстоянии. Ванек молча следил за моими действиями, никак не комментируя их.
  Мы спрятались за бетонной плитой и смотрели, как оранжевая змейка мчится к мертвым телам. Полыхнуло пламя и через пару минут в нашу сторону дунуло вонью горящей плоти.
  - Фу-ууу! Зачем ты их поджег?! - наконец решил спросить Ваня. - Вонища такая!
  - Лучше присядь, а то вдруг сейчас рванет чего-нибудь под телами, - посоветовал я.
  - А ты чего там нашел? - спросил паренек, прячась за плитой.
  - Вот, - я поочередно достал из подсумка револьвер и пачку с деньгами.
  Мешочки с 'чем-то тяжелым внутри' я светить не стал. Во-первых, я жадный, а во-вторых, Ванька не тот человек, которому можно доверить тайну, у него язык без костей и этот болтун, запросто может спалить мою находку. Конечно, чисто, по понятиям, надо бы разделить найденное пополам, но если меня замучает совесть, то я лучше сделаю это потом, когда мы вернемся в родные пенаты. Так, оно, надежнее будет.
  - Ух, ты. Какая лялечка! - Ванек тут же заграбастал револьвер и принялся им играться. - Повезло тебе! Знатный трофей.
  - Дарю, - смилостивился я, легкомысленно махнув рукой. - Если нравится, забирай себе.
  - Конечно, нравится. Это же Туарус девятьсот пятый, барабан рассчитан на пять патронов девять на девятнадцать парабеллум. Кстати, а запасных патронов не было?
  - Нет, - развел я руками. - Хотя, может, и были, но я не нашел.
  - А ты как мор пережил? - неожиданно спросил Ванька, закрывая рукавом нос. - У нас, в Керчи тела зараженных стаскивали в карьер за городской свалкой и там жгли, такая же вонища стояла. Полгода жгли!
  - Повезло, - буркнул я. - Забухал я тогда, вот и пропустил начало Эпидемии.
  Волну тяжелого смрада, горящей плоти, отнесло в сторону поселка, и дышать стало полегче. Но, видимо, кому-то из наших собратьев по оружию, вонь обугленных трупов тоже не пришлась по вкусу, потому что совсем скоро, я заметил, что в нашу сторону бегут трое бойцов.
  - Вань, давай договоримся, что скажем, что мы стрелять начали, потому что заметили у одного из них возможно пояс шахида, а у другого пистолет. Идет?
  - Конечно, бро! - кивнул паренек. - Только, учти, что пестик, я никому не отдам.
  Ребенку в руки попала игрушка, и теперь, он с ней не расстанется. Спать будет с этим револьвером, кушать, в сортир ходить...пока не отстрелит себе чего-нибудь.
  С бегущими в нашу сторону бойцами вышло весьма забавно, когда они поравнялись с дымящимися трупами, среди обугленного мяса начали взрываться патроны. Значит, все-таки где-то в карманах был БК к револьверу. Бегущие тут же брызнули в разные стороны и попадав на землю, принялись активно искать укрытие. В нашу сторону тут же посыпались ругательства и угрозы.
  Я тихо ржал, сползая за бетонную стенку, Ванька тоже прыснул смешком, глядя, как наши собратья по оружию ныкаются по ямкам.
  К застреленным мирным жителям я не испытывал никакого сочувствия. Турки нас что-то не сильно жалели, совершая набеги на южные границы, так чего же мне их жалеть?
  
  
  ***
  
  Прибрежный турецкий поселок насчитывал около полусотни жилых домов, мужчин сейчас в нем было не больше дюжины, остальные в полном составе умотали пару дней в неизвестном направлении. Поэтому в охране поселка участвовали женщины. Именно одна из таких защитниц нанесла нашему воинству самые ощутимые потери, она расстреляла из автомата троих придурков из третьего взвода, которые вместо того, чтобы держать оружие в руках, стаскивали трусы с какой-то малолетки. Сестра этой девчушки, насильников и порешила, её, никто жалеть не стал, и обеих сестер застрелили во время обстрела их дома.
  Зачистка поселка продолжалась до обеда, всех выживших жителей согнали в одно место - пересохший бассейн, где оставили под присмотром охраны. Молодую и наиболее привлекательную женскую часть поселка охраняли дополнительно пару парней из первого взвода. Похоже, командование нашей шайкой решило, что хватит терять бойцов из-за излишнего спермотаксикоза у них.
  Турецкое поселение зачистили, заняли их блокпосты на въезде и выезде из селухи, к причалу подошел небольшой сухогруз класса 'река-море'. Грузчики понемногу начали стаскивать все ценное к причалу, готовя трофеи к погрузке.
  Спецуха погрузившись в свои багги, укатила в неизвестном направлении. Сейчас они разведают близлежащие селения, выявят самое богатое и незащищенное, и мы выдвинемся к его захвату. Вот такие вот современные реалии 2023 года.
  Честно говоря, мне происходящее нравилось все меньше и меньше, как-то было много не состыковок. К примеру, спецуха. Двенадцать хорошо экипированных и подготовленных бойцов, со своим вооружением и техникой - две багги и двуосный КамАЗ. Что такого мог предложить им хозяин сухогруза, раз они согласились на этот рейд? В захваченном турецком поселке ничего особо ценного пока не нашли. Ну, разграбили полсотни домов, захватили кое-какую технику, провизию и прочие ништяки, но этого всего было так мало, что не получилось заполнить даже десятой части пустых трюмов. Значит, у Хозяина есть какие-то определенные цели, значит, есть что-то ценное, и спецуха должна это найти.
  - Иваныч, ну, что готово? - дернул меня Ванька. - Пахнет так вкусно, что спасу уже нет терпеть.
  - Пять минут, напарится, и будем хомячить, - пообещал я, глядя на прикрытую тряпкой крышку казана.
  Казан, рис, специи и курей мы захватили в доме, где устроились на ночлег. Мы, это я, Ваня Тихий (капец, у болтуна Ваньки оказалась фамилия - Тихий), пулеметчик Серега Могила и Петрович.
  Если по порядку, то после охраны лодок на пляже, и наше героического уничтожения группы вооруженных одним револьвером и одним ножом турок, нас с Ваньком послали на зачистку жилых построек, а чтобы нам веселее чистилось, дали в усиление двух бойцов из первого взвода - молодого бугая по имени Сергей, вооруженного ПКМом и его второго номера, низенького, худощавого мужичка, среднего возраста, который отзывался на отчество - Петрович. Разговаривал Петрович на жуткой смеси русских и украинских слов, родом он был с Кубани, но за глаза его звали - Хохол.
  Меня в этой группе назначили старшим. Фронт работ определили просто: 'Видите эту улицу', - сказал борода с РПК (все забываю, как его зовут), - 'идете по этой стороне, а я с остальными по другой стороне. И смотрите, нас по ошибке не подстрелите, у этих хибар стены тонкие, пуля насквозь проходит'.
  Пулеметчик Серега был молчалив до безобразия, за те двенадцать часов, что я его знаю, он проронил всего два слова и оба матерных. Первое слово - собака женского рода, он изрек, когда рядом рванула граната, а второе - женщина с пониженной социальной ответственностью, когда я дернул его за ремень, оттаскивая от дверного проема, в который через секунду влетел залп картечи. На вид пулеметчику было лет восемнадцать - двадцать, он был высок, широк в плечах, с бледной кожей, светлыми волосами и пухлыми губами, которые вечно кривил и сжимал. Внешне очень походил на древнерусских богатырей, которых изображали на иллюстрациях к былинам. Странный был парень, как будто не из этого мира. Хотя, о какой к черту, норме можно рассуждать в мире, где все перевернулось с ног на голову?
  Петрович как я уже говорил, был неприметным мужичком средних лет, тихим и незаметным. Весь такой никакой, средних лет дядька непонятно каким раком решил податься в корсары. Пират из него был, как из сами знаете чего, пули. Ну, да, ладно коробки с пулеметными лентами тягает, и то хорошо.
  Вернемся к Ваньку. Иван Тихий (господи ты чем думал, когда давал ему такую фамилию?) двадцатилетний балбес, невысокий, крепенький, увлекающийся спортом и мечтающий стать спецназовцем. Он разбирался буквально во всем, а в чем не разбирался, то делал вид, что разбирается и понимает. У него на любое явление в этом мире было свое собственное мнение, причем зачастую прямо противоположное его собственным высказываниям. Он спорил с окружающими не ради истины, а ради спора.
  При этом, самое удивительное, что Ванек и Серега как-то быстро сдружились, причем выглядело это весьма забавно - один трещал без умолку, а другой его внимательно слушал и периодически кивал, явно соглашаясь со сказанным.
  Кто первым обозвал пулеметчика Могилой, я сейчас уже не вспомню, но прилипло сразу, впрочем, не удивлюсь, если это был Ванька Болтун. Тихого, кстати, так и называли - Болтун.
  Ну, а Петрович, был, как говорится, человек - не о чем. Вроде и есть, а исчезнет и никто его пропажи не заметит. Одно слово - второй номер, потаскун для пулеметных коробок.
  Командование в лице бородатого здоровяка с РПК (чёрт, да как же его зовут), решило, что для этой самой тройки, я - лучший лидер. Наверное, просто, вид у меня такой, что посторонним людям кажется, что я шибко умный и опытный.
  - Болтун, как зовут нашего взводного? - крикнул я в оконный проем.
  В ответ тишина. Странно? Обычно на любую возможность поговорить или заданный вопрос Ванек откликался с пионерской готовностью.
  Я подхватил автомат и вышел наружу. Во дворе никого нет, только где-то поблизости, в саду слышны звуки тихой перебранки. Пошел туда, чтобы разведать, кто это тут бурогозит.
  В саду, засаженном вишневыми деревьями, которые сейчас были красиво украшены белыми цветами, было свежо и чудесно. Воздух наполнен запахами весны и цветочной пыльцы. Немного портила эту идиллию вонь горящего пластика и смрад обугленных трупов, но к ним я как-то уже привык.
  Посреди сада Ванька переругивался с двумя уголками из третьего взвода. Два худющих мужичка, явно криминальной наружности, тащили через наш сад какого-то подростка. Помимо пацана у них в руках еще было несколько баулов с разномастным, цветным тряпьем. Подросток выглядел неважно, он был сильно избит, руки так туго связаны проволокой, что кожа под металлом лопнула и оттуда сочилась кровь. Уголки бросили мешки, один продолжал держать пацана, а второй чего-то втолковывал Болтуну. Позади Ванька монументальной скалой возвышался Серега, но он по своему обыкновению молчал. Петровича нигде не было.
  - Чё орете? - вяло поинтересовался я.
  - Слышь, старшой, убрал бы ты своих малолеток, а то, как бы, не было беде, - сквозь зубы прошипел боец, державший на болевом захвате турецкого пацаненка.
  - Иваныч, ты прикинь, они поймали турченка и хотят его изнасиловать. А, он, - Ванек ткнул пальцем в связанного пацана, - он, наш. Русский!
  - Помагы, пажалюйста, - коверкая русские, тут же, промямлил пацаненок, - я - русикий, я - свой!
  - Вот! - зарычал Ванек. - Отпускайте его!
  - Слышь, пистон малолетний, если мы его сейчас отпустим, то мы тебя потом опустим! Понял? - прорычал второй уголок.
  Бамс! - я тут же, не раздумывая, двинул ногой в пах угрожавшему Ваньку бойцу.
  - Руки! Руки, вверх! - ствол автомата буквально впился в ошалевших уголовников. - Вы, чё попутали? Кого вы тут опускать собрались? Серый, разоружить обоих! - приказал я пулеметчику.
  Могила тут же сдернул автоматы с обоих бойцов третьего взвода, а подскочивший Болтун выдернул у одного из них пистолет из открытой кобуры, висевшей на поясе на манер ковбойских. Через минуту оба бойца были разоружены и освобождены от подсумков с магазинами.
  - Чё за дела? - набычился один из уголков.
  - Сейчас за базар ответите или старшего позовем, чтобы разрешил наш спор? - спросил я. - Кто вас за язык тянул? - с этими словами я взял в руки пистолет уголовника и с силой вжал ствол ему в лоб. - Как говорил, один усатый грузин: нет человека, нет проблемы. Ванек сгоняй к ограде и смотри, чтобы никто не шел, Серега, а ты этот тюк, - я махнул стволом пистолета в сторону баула с тряпьем, - уложи на этих двух фраеров, мне надо, чтобы звук выстрела был не слышен.
  Чтобы вы понимали, я сейчас говорил совершенно не серьезно, я ни капельки не планировал убивать своих сослуживцев, пусть и таких моральных уродов, как эти. Блин, у нас тут каждый ствол на счету, не хватало еще друг дружку перестрелять. Но Серега и Ванька, кажется, совершенно не поняли моего настроя, я то думал, что они бросятся меня уговаривать, чтобы я помиловал этих уродов, а они, ни фига, тут же бросились выполнять мои прямые приказы. Ванька поскакал к ограде и оттуда прокричал, что все нормально, дескать, чисто, можешь их валить, на хрен. Прям так и заорал: чисто, вали, их на хрен! Интересно, на этот крик уже бежит сюда добрая половина нашего отряда или только его малая часть?
   Ну, а Серега, в свою очередь, тут же сбил ударом ноги одного из уголовников и набросил на него тюк с вещами.
  - Братка, не надо, не стреляй! - взвизгнул один из уголков. - Да, забирайте себе этого турчонка, он нам и в буй не впился!
  - Дело не в пацане, дело в твоих словах, - грозно произнес я, мысленно сдерживая смех. - Ты моего младшего брата опустить хотел, такое прощать нельзя.
  - Да, ты чего?! Да, ты не так понял!! - опешил от такого поворота уголок. - Да, мы никогда! Ты чего? Бля буду, в натуре, честное пацанское слово, вот тебе крест!
  - Сто золотых монет! - строго сказал я. - За базар надо отвечать!
  - Братка, ты, чё?! - выпучил глаза уголок. - Побойся бога! Давай по-братски, разойдемся миром? Откуда у раба божьего столько?
  Мужичок принялся извиваться всем телом и рыдать. Получалось у него весьма реалистично и натурально, я бы даже поверил, будь на моем месте, я трехлетней давности, до Катастрофы. Тогда я вообще был человеком доверчивым и немного наивным, многим верил на слово, за что чуть было не присел на пару лет.
  - Ладно, живите, - смилостивился я. - Вечером принесете по десять монет каждый. Тогда же и оружие свое заберете.
  Уголовников развязали и отпустили, те ушли огородами, на ходу о чем-то переговариваясь. Я нисколько не сомневался, что для нас это так просто не пройдет, и скорее всего, эти двое будут мстить. Но, мне как-то на это было плевать, в конце концов, сейчас времена другие, теперь очередь из автомата в упор - есть последний аргумент в споре. Нас трое, а если считать еще и Петровича, то четверо, у нас есть пулемет, автоматы, гранаты и много патронов. Перемелем если, что не одного уголка. Опять же одной из задач, которые я ставил перед собой, отправляясь в этот рейд - это организовать свою собственную, верную только мне команду. Мне нужны были такие парни, чтобы пошли за мной в огонь и в воду. Собственно, туда я и собирался, как только хорошенько подготовлюсь.
  - Иваныч не надо было их отпускать, - в кои-то веки серьезным тоном произнес Болтун. - Они же вернутся.
  - Ванек, напоминаю, что это ты нас в эти разборки втянул. Дался тебе этот турчонок. Жрали бы сейчас плов, и не думали, как с уголовниками краями разойтись.
  - Да, но так нельзя, - с вызовом сказал Ванек. - Нельзя всяким сволочам позволять творить беспредел, тем более пацан - наш, русский!
  - Поддерживаю! - произнес, свое третье по счету слово за сегодняшний день Серега.
  - Охренительная логика, - покачал я головой. - Вы прекрасны в своей простате, как только выжили в этом дерьме, что творится вокруг? Ладно, распетляем как-нибудь, пошли жрать плов, он уже настоялся. И руки перевяжите этому, вашему...русскому!
  Петровича мы нашли в доме, он зараза такая сидел себе за столом и прям из казана жрал плов. Я настолько онемел от такой наглости, что даже не нашел слов, чтобы как следует его пропесочить. Поэтому, молча, достал тарелки и разложил остатки плова в них, даже пленному пацаненку досталось немного. На десерт была варенная курица - пару штук, небольших курчат. Мясо разломал пополам, каждому по половинки курицы. Турчонку досталась плошка с бульоном.
  После сытного обеда, чертовски захотелось спать, глядя на сидящих за столом парней, понял, что им тоже хочется спать.
  - Я - спать, Петрович - в охранение, и чтобы никого внутрь не пускать, глядеть в оба, если, что орать как резанный. Серега проверь все оружие, почисть и набей магазины патронами. Ванек, ты обшманай весь дом и собери все ценное из расчета того, что нам надо будет ночевать в другом месте и под открытым небом. Одеяла, теплая одежда, жрачка, посуда, вода, и какую-нибудь телегу или тачку раздобудь. И своего нового корефана - пленника развяжи и смажь раны, а то не дай бог, заражение схватит. Уяснили? Выполнять!
  - Турчонок, теперь за тебя базар. Ты хоть понимаешь, что твоя жизнь сейчас висит на малюсеньком волоске? - обратился я к пареньку, и, увидев утвердительный кивок, продолжил. - Берешь лист бумаги, карандаш и пишешь на нем сочинение на тему: 'Почему тебя нельзя убивать?' Понял? Нет? Поясню. Сейчас тебя проще застрелить, чем вносить раздор в наш, такой разношерстный коллектив, поэтому тебе надо поднапрячь мозги и изложить на бумаги свои мысли по поводу того, что может представлять интерес для нас. К примеру, может, ты знаешь, у кого здесь есть схрон, тайник или еще чего ценного. Или, может, где-то по соседству есть одинокая усадьба, в которой живет богатый нуворишь. Ну, короче, хочешь жить, думай, чем ты можешь нам помочь.
  - Эфенди, я не писать по русикий. Говорю едва плохо, - скривился подросток. - Как писать?
  - Другими языками владеешь, кроме турецкого и плохого русского? Спик инглишь?
  - Ес, Ес, - радостно закивал головой пацаненок, и тут же выдал длинную фразу на английском.
   Из монолога турчонка я понял, что если мне, господину офицеру, будет проще, то он все готов изложить на английском или французском языке. Зовут его Исмаил, ему пятнадцать лет, родители его погибли от Заразы, и здесь его приютили дальние родственники по отцовской линии. Мать Исмаила - русская, а точнее - из Крыма, а еще точнее - из Керчи. Папа - коренной турок, но долгое время проживавший в различных странах бывшего СНГ, где представлял интересы пивоваренного концерна 'Эфес'.
  - Ванек, - крикнул я Болтуну, копающемуся в шкафу. - Прикинь, а турчонок-то наполовину керчанин, считай земеля твой, мамка его из твоей силухи родом!
  - Что-ооо?! - взревел Иван. - Да, ладно?! Ну, вот, вот!!! Я ж как жопой чувствовал, что нельзя его на растерзание этим уродам отдавать! Земеля, братан!!! - с этими словами, он подскочил к непонимающему ничего пареньку и сграбастал его в объятия. - Да, я ж за тебя теперь любого порву! Мы ж керчане друг за дружку горой! Брателла!!
  Пацаненок явно ошалел от такого поворота событий и попытался высвободиться, но куда там. Ванек встретил земляка, керчанина!!! Можно гасить свет и всем расходиться!
  - И, кстати, Керчь - не селуха, между прочим, это самый древний город на территории Российской Федерации, его история, насчитывает...
  - Стоп! - прервал я пламенную речь Тихого. - Вон ему и рассказывай, а я твоим Мухосранском сыт по горло. Я спать, а вы, чтобы шуршали, как рабы на галерах!
  С этими словами я ушел в соседнюю комнату и, расстелив пару трофейных одеял на полу, приготовился вздремнуть пару десятков минут. За стеной Болтун радостно бубнил, втирая Исмаилу историю родного города. У нашего Ваньки помимо страсти к оружию и желанию стать крутым спецназовцем, был в голове небольшой (хотя, какой, к черту небольшой, он был большой, просто огромный) пунктик по поводу его родного города, а именно Керчи. Он этот свой городишко приплетал ко всему, о чем говорил, и по всем его разговорам выходило, что лучше города на Земле быть просто не могло. Честно говоря, я в Керчи не был, но мне почему-то туда точно не хотелось попасть, если там хотя бы половина горожан такая же прибабахнутая как наш Ванька, то, чур меня от таких путешествий.
  Под монотонный бубнеж Тихого я и уснул.
  
  
  
  ***
  
  - Ну, что господин Седов вы меня точно, хорошо поняли? - строго спросил следак. - Отлично, тогда подпишите здесь и здесь. Все можете быть свободны, из города попрошу не выезжать.
  - Мне избрана мера ограничения? - сварливо спросил я.
  - Нет...пока, нет, - тут же вернул колкость мне следователь. - Пока можете быть свободны, я всего лишь вас об этом прошу. А вы, что планируете уехать из города?
  - Да. Наш ВУЗ идет организованной 'коробкой' в Москве на Бессмертном полку, я, как, аспирант, один из организаторов этого процесса. Так, что планировал на 9-10 мая быть в столице. Можно?
  - Конечно, можно. День Победы - это святое, в этом, году, кстати, под этот праздник даже амнистию организовали. Жаль, что все эти ваши делишки, так поздно всплыли, - следак гнусно ухмыльнулся, - чуть бы пораньше и могли бы получить срок и тут же выйти на свободу по амнистии. Шучу! Ладно, телефон ваш у меня есть, так, что будь на связи.
  Я понуро кивнул и поплелся наружу. Вот такой вот подарочек мне подгадала судьба-злодейка к майским праздникам. Оно, конечно, сам виноват, никто на аркане не тащил в криминальные и коррупционные схемы влезать, легких деньжат захотелось, вот теперь и закупайся теплыми носками и чайной заваркой. Обидно, что в схеме я был лишь мелкой пешкой, получавшей крохи с барского стола, но, суда, по поведению следака, козлом отпущения решили сделать все-таки меня. Но, как известно из древней мудрости: загнанная в угол мышь - опасней льва! Тем более, что мышь умна и за последние пару лет приобрела не хилый опыт и кое-какие связи.
  - Алексей? - окликнул меня женский голос, в тот момент, когда я уже открывал дверь своего трехдверного 'крузака'.
   - Да? - оглянулся я.
  На стоянке стояла вишневая 'Мазда СХ9', за рулем которой сидела хорошенькая дамочка позднего бальзаковского возраста.
  Госпожа Разумова собственной персоной. Интересно, что этой бюрократической акуле из администрации университета понадобилось от меня. Сомневаюсь, что эта встреча случайна. А ведь, я даже и не подозревал, что она знает, как меня зовут.
  - Есть пара минут для серьезного разговора?
  - Конечно, до пятницы я совершенно свободен. Кофе? - кивнул я в сторону ближайшего бистро. - Или в машине поговорим?
  - Езжайте за мной, тут недалеко, спокойное место, без лишних ушей.
  Я согласно кивнул, сел в свою машину и поехал вслед за вишневой 'японкой'. Ехать. Действительно было недалеко, буквально пару кварталов и мы приехали в небольшой жилищный комплекс. Состоящий из четырех девятиэтажек стоящих квадратом, в центре которого расположился небольшой сквер, фонтан и детская площадка.
  Разумова зашла в один из подъездов, я, молча шел следом, на ходу вспоминал как её по батюшке. Звали её точно - Карина, а по отчеству, кажется, Георгиевна. А может, и нет? Не помню. Мы с ней по работе вообще не пересекались, нашу кафедру обслуживали другие люди из администрации и отдела кадров. Знал я госпожу Разумову исключительно из-за её мужа - проректора нашего ВУЗа Разумова Степана Викторовича, занятного старикана, который любил рассказывать, как он поднимал науку во времена Брежнева. У них, кстати, с женой разница была в двадцать пять лет: ей - сорок пять, ему семьдесят.
  В итоге мы оказались в однушке-студии, мебель простенькая, но все чисто и даже уютно.
  - Сдаем с мужем пару однушек, с этого и живем, - пояснила мне женщина. - Как поговорили со следователем?
  - Нормально, - односложно отозвался я. - А что?
  - Ничего, кроме того, что скорее всего вас посадят.
  - Думаете?
  - Уверена, сверху пришла указивка, чтобы кого-нибудь показательно выпороть. Выбор пал на вас.
  - Интересно из-за чего такие привилегии к моей скромной персоне?
  - Не скромничайте, вы у нас в некотором роде личность выдающаяся. Молодой аспирант, волонтер, общественник, умный, красивый, спортивный, по вам томно вздыхает, чуть ли не вся бухгалтерия, вместе с отделом кадров, да еще и при деньгах. Ну, а когда вы влезли на чужое поле и стали там активно разворачиваться и расширяться, тут уж и некоторые наши мужчины обратили на вас внимание. Даже ваши совместные фотографии с Путиным не помогут.
  - На тех фото, кроме меня и Путина, было еще полсотни человек, - заметил я. - Неужели, я так сильно расширился, что перешел дорогу нашим бонзам?
  - Нет, но они вас заметили, и понимают, что лучше вас сбить сейчас, пока вы летаете низко, чем позволить вам вырасти.
  - А как же ежемесячный бонус, который я заношу, кому надо?
  - Мне ничего про это неизвестно, собственно говоря, речь не об этом. Вам нужна помощь или будете сами отбиваться?
  - Еще пока не знаю, правоохранители конкретных обвинений не выдвигают, так намеки непонятные и какие-то туманные угрозы.
  - Ну, тогда подождите пару недель и все сами узнаете. Намеки перерастут в полнее реальные обвинения и статьи уголовного кодекса.
  - Вы же меня сюда не просто так позвали, знаете что-то о сложившийся ситуации? Так может, все сами и расскажите?
  - Почему бы и нет? - мило улыбнулась женщина. - Вы пока посидите, а я нам кофе сварю.
  Карина Георгиевна продефилировал на через всю комнату и принялась возится возле плиты. Причем делал она это так вызывающе красиво, что я даже засмотрелся. Тут тебе и платье в обтяжку, и туфли на тонкой высокой шпильке, от чего икры ног, настолько обалденно смотрятся, что...а эта ажурная резинка чулок, пару раз мелькнувшая из-под короткого подола легкого платья, да и вообще, попадаясь в университете, ни разу не замечал на ней столько агрессивный макияж. О, не собирается ли наша гроза университетской администрации соблазнить юного аспиранта? С чего бы это? Ладно, подождем, посмотрим, как будут развиваться события, тётка она в целом привлекательная, можно и податься на соблазн, пусть и старше на восемнадцать лет, ничего страшного, лишь толк и польза от этого были.
  - Так, вот, не буду тянуть кота за причиндалы, - начала женщина свой рассказ, поставив перед мной красивую чашку из тонкого белого фарфора, исходящую запахом ароматного кофе, - уж больно активно и самое главное нестандартно начали свою коммерческую деятельность Алексей. И все у вас так продуманно, не просто диплом задним числом выдаете, а и целые истории приписываете: страницы в социальных сетях создаете, фотографии одногруппников фотошопите, какие-то видосики снимаете. Прям не подкопаешься, наши старожилы, как увидели ваш уровень работ, так, чуть от зависти не локти себе до пяток не сгрызли.
  - А, что поделать, не хочется же погореть на мелочах и подставить уважаемых людей. Это сейчас, он у тебя диплом купил, чтобы звание майора получить, а через десять лет может и губернатором оказаться, или, не дай бог министром внутренних дел, а хитрые журналюги раскопают, что диплом об окончание ВУЗ есть, а одногруппников нет, и не одной студенческой фотографии тоже нет. Это же подстава, а так, хоть какой-то шанс выйти сухим из воды.
  - Согласна, это, кстати, характеризует вас как умного и дальновидного человека. Вы ведь в это дело влезли не столько из-за денег, сколько с целью обзавестись связями и хорошими знакомствами на перспективу? Насколько мне известно, в деньгах вы особо не стеснены.
  - А вы чертовски прозорливы, не завидую я вашему мужу, это очень опасная смесь - красивая и умная женщина.
  - Льстец! - улыбнулась госпожа Разумова. - Вас Алёша, подставили, Веру Рымову помните? Мерзкая особа, должна вам сказать, зуб она на вас точит, все никак не успокоиться, что вы её бросили. Помимо этих ваших делишек, она еще и какие-то следы биоматериалов, на своем белье сохранила и желает вас по совсем не хорошей статье засадить.
  - Пустяки, - отмахнулся я. - Любая экспертиза докажет, что у нас с ней было исключительно по обоюдному согласию. А вот, то, что она об университетских схемах в курсе, это неожиданно. Спасибо за наводку, теперь мне будет легче бодаться с правоохранителями.
  - К сожаленью, все не так просто, дело не полицейских, ваша судьба решиться в кабинете ректора нашего университета, если он даст добро, то вас принесут в жертву, а если скажет, нет, то вы и дальше будете, обольщать студенток третьего курса и продавать липовые дипломы. Там еще есть некоторые обстоятельства, о которых вам знать еще рано, но я могу вам помочь.
  Я отхлебнул кофе и зажмурился от удовольствия, очень хороший кофе. Прям божественный, туда бы еще пару капель 'Старого Бахчисарая'! компьютер в голове хладнокровно просчитывал различные варианты развития событий, как дальше поступить, чтобы выиграть как можно больше для себя плюшек? Ну, а почему бы и нет? Вполне рабочий вариант!
  - Хорошо, я готов принять вашу помощь, говорите, что надо делать? - я поставил пустую чашку на стол.
  - Послезавтра, в Москве, на шествии 'Бессмертного полка' будет идти организованная группа от нашего университета, среди руководства ВУЗа и активистов, будет студентка пятого курса Надя Шикина, ваша задача найти с ней общий язык, втереться в доверие, и попросить за деньги устроить вам встречу с Павленым. Момент передачи денег и саму просьбу зафиксировать на видео. Справитесь?
  - А ректор, что с ней...того?
  - Ага, - кивнула Разумова. - Именно. Хорошо бы, чтобы вы с ней еще и вступили в интим, конечно же зафиксировав все это на видео. Если все сделаете как надо, то все ваши проблемы исчезнут, а взамен получите покровительство моего мужа....и меня!
  - Сколько денег давать?
  - Не знаю, решайте сами, ваши деньги, вам и решать!
  - Хорошо, организует она мне встречу с ректором, что дальше? Что мне Павлену говорить?
  - Правду. Говорите все как есть.
  - В смысле? - не понял я.
  - Расскажите о своей проблеме, расскажите о своей схеме, все как есть расскажите, что вы не просто 'левачите' с дипломами, а делает это так, что минимизируете возможность утечки информации, расскажите, сколько каждый месяц заносите Сидорову денег. Вы ведь через Сидорова решаете административный вопрос? Всё как есть расскажите, можете про эту козу Рымову рассказать.
  - Про вас рассказывать? - пошутил я.
  - Шутите?! - с укоризной в голосе строго спросила Разумова.
  - Шучу. Хорошо, расскажу я все это, но тут же явный криминал, будет он все это так просто слушать? Нет, я, конечно, понимаю, что от тех денег, что я заношу Сидорову, какая-то часть уходит наверх к ректору, но нельзя, же так открыто об этом говорить.
  - Если наедине и без лишних ушей, то почему бы и нет, - улыбнулась женщина. - Не беспокойтесь, там будет, кому подготовить ректора к разговору. Вы, главное, с Шикиной сделайте все как надо. Вот вам небольшая аналитическая записка о привычках Павлена, почитайте, возможно, вам поможет в разговоре с ним, надо сделать все так, чтобы у него осталось о вас самое хорошее впечатление.
  - Да, уж, - хмыкнул я, беря несколько сложенных вдвое листков, - это по-нашему, вначале отбарабанить любовницу, а потом втереться в доверие к её влиятельному любовнику.
  - Именно! - мило улыбнулась женщина.
  - Я могу идти? - спросил я, вставая с дивана.
  - Можете, но не сразу, - совсем уж недвусмысленно улыбнулась Разумова, расстегивая пуговки на своем платье, - у нас с вами есть еще одно дельце, должна я понять, что в вас такого, что по вам сохнут все студентки филфака?
  - Хорошо, - улыбнулся я в ответ, - я только на пять минут заскочу в ванну.
  - Конечно, я буду ждать тебя Алёша! - промурлыкала Карина Георгиевна.
  Я на ходу снял пиджак, повесил его на спинку стула, из кармана брюк вытащил связку с ключами, незаметно клацнул на одну из кнопок на брелке сигнализации и как бы невзначай положил их на стол, так, чтобы торец брелка был направлен на диван. С волками жить - по-волчьи выть!!!
  Вышел я из квартиры Разумовской только через два часа. Ну, что вам сказать? Баба - огонь!!! Нет, правда, я в этих делах спец и скажу вам, что она даст сто очков форы любой студентке нашего Универа, хоть они моложе её в два раза.
  Ну, что ж, а дело то не такое уж и гиблое! Если, все сложится так как утверждает Георгиевна, то вполне возможно, что из всей этой передряги я выйду не просто сухим, а в нехилом таком плюсе! Возможно, удастся в ближайшее время перевестись на какую-нибудь руководящую должность. Вот там уж я развернусь!
  Итак, что нам надо сделать? Сегодня сделать кое-какие дела, подготовиться, как следует, найти общих знакомых с этой Шикиной, а утром выдвинутся в Москву.
  До самого вечера я выполнял задуманное. Сгонял в банк и снял со своего счета полмиллиона рублей, тут же попросил кассиров, чтобы они наличность расфасовали в тугие пачки, получилось весьма эффектно, как раз то, что надо, чтобы совратить строгое женское сердце. Навел справки о студентке истфака Шикиной, оказалось, что девочка прям вся такая из себя положительная: активистка, комсомолка (это не шутка, наш ректор записной коммунист), отличница, победительница различных конкурсов и олимпиад, а еще очень и очень скромная девушка, как говориться в старом, пошлом анекдоте: хуя во рту не державшая! Но у меня, на всякое строго женское сердце всегда надеться, болт с резьбой. К поиску подходов к студентке Шикиной я подключил своего давнего приятеля и моего системного должника - Витьку Клюева. Витек был у нас личностью в универе известной и харизматичной, капитан университетской КВН команды, светило театральных подмостков, гений вокала и гитары и так далее по списку. Этот кучерявый недоросток (а росту в нем было полтора метра) знал всех и вся в универе и мог в течение получаса найти общих знакомых не только с очниками, но и заочниками первого курса, на первой сессии. А это, я вам скажу, вообще высший пилотаж
  В целом все было готово к операции...название я так и не придумал. Рано утром закинул несколько сумок с вещами на заднее сидение своего 'прадо' и покатил на выезд из города. Несмотря на то, что сейчас была пятница и вроде как еще рабочий день 8 мая, народ активно щемился прочь из города, погоды стояли отличнейшие, так и шепчущие: займи, но на майские сгоняй на природу на пикник.
  То ли от этого потайного желания сгонять на шашлыки, то ли просто от сочного весеннего воздуха, но на выезде из города, я свернул не туда и покатил по направлению к Куравлевке. А может все дело было в приближающемся Днем Победы. Все-таки 9 мая особый праздник, фактически в году всего три праздника которые празднуют в каждой семье: Новый год, День Победы и 8 марта.
  Опомнился только минут через двадцать, когда до места, где погибли мои родители, осталось чуть меньше километра. Поворачивать не стал и решил, что это знак проведать памятник на обочине. Памятник был на месте, чистенький и ухоженный, но я все равно, протер серый мрамор тряпкой и повыдергивал траву возле постамента, потом еще минут десять собирал мусор в округе.
  Пять лет назад, в этом месте, навстречку вылетел грузовой 'КамАЗ' лоб в лоб столкнулся с 'Дастером' в котором мои родители ехали в Куравлевку. Папа и мама погибли на месте, водила 'КамАЗа' отделался парой переломов и условным сроком.
  Немного постояв рядом с памятником и мысленно рассказав родителям о своей жизни за последние месяцы, решил, что Москва подождет пару часов, тем более что у меня в запасе больше суток и вполне можно заскочить в Куравлевку, проверить мою фазенду и подогнать подарок дяде Толе к 9 мая. По пути как раз был сетевой магазин.
  В магазе я прикупил пару бутылок водки, и по бутылки крымского коньяка и вина, на закуску взял пару пачек дорогого рассыпного чая (дядя Толя не признавал пакетики), несколько палок сухой сыровяленой колбасы, пару банок красной икры и банку маринованных морских гребешков. Дядя Толя, жил по соседству и присматривал за моим родовым домом в Куравлевке. Дядька веселый и зачетный, из низовых чувашей, ветеран войны в Афганистане и старинный друг моих родителей. Каждый раз, когда я наведывался в Куравлевку, привозил ему разных гостинцев 'из города', особенностью подарков был какой-нибудь необычный деликатес, именуемый дядей Толей - буржуйская хрень. В этот раз хренью станут маринованные гребешки, в прошлый раз, было копченое мясо крокодила, которое дядя Толя схрумкал за обе щеки и сказал, что это жалкое подобие мяса варана, которое он собственноручно готовил в Афгане.
  - О, здорово, доцент! Как жизнь? - выкатился мне навстречу ртутный шарик дядя Толя. - Я только о тебе думал!
  Небольшого роста и щуплого телосложения дядечка, с лысой, смуглой от загара головой и щуплой, редкой бороденкой. А вот рукопожатие у него было будь здоров, так своей пятерней мне краба припечатал, что даже послышался хруст суставов.
  - Молодец, что приехал! Ты как на минутку или на майские? Хорошо, чтобы на все выходные, а то я задумал к внукам сгонять, а не хочется дом просто так бросать, - затараторил дядя Толя, увлекая меня к себе во двор. - Я ж, почитай, пять лет твою хибару сторожу, так, что давай и ты мне поможешь. А чего это у тебя в руках? Мне? Спасибо, уважил старика! А это чего? Гребешки? Они склизкие, как медуза или как мидии? Сам пробовал? Может, махнешь стопку, снимешь пробу, я как раз выгнал по рецепту твоего бати, тройная очистка! - мне в руки тут же была всунут стакан с жидкостью, слегка желтоватого цвета. - Все как у твоего бати - настоял на зверобои и перепонках грецкого ореха. Ну, давай, помянем твоих маму и папу. До дна!
  Уххх! Твою ж!! А-ааа!
  Огненная комета провалилась мне в пищевод, взорвалась там тротиловой шашкой, я только и успел, что захлопнуть рот. Во второй руке тут же оказался бутерброд - серый хлеб, щедрый кусман сала и перья зеленого лука. Бутер провалился внутрь на удивление легко, хоть и был весьма приличных размеров.
  - Дядя Толя, ну ты диверсант, я ж на пять минут заскочил, хату проверить, да тебе гостинец отдать. Как я теперь за руль сяду? Мне ж в Москву по делам надо!
  - Какие дела? Праздники же! На 9 мая работать, можно только ментам, военным и врачам, остальным - святотатство! Или что-то срочное и важное? - в голосе дяде Толи прорезалась отцовская забота.
  - Да, как тебе сказать, у меня на работе, в универе, возникли определенные сложности, и я планировал в Москве после всех торжественных мероприятий, подкатить к начальству и укатать их в каком-нибудь кабаке. Свести меня должны были непосредственно с ректором нашего ВУЗа, ну, и после, парада, 'Бессмертного полка', так сказать в неформальной обстановке. Короче, мне надо быть завтра в Москве.
  - Ну, так, то завтра! - махнул рукой дядя Толя. - До завтра времени еще вагон! Хотя ты знаешь, я тут подумал, а на кой тебе она эта Москва? Пригласи их сюда! Природа вокруг у нас загляденье, хата у тебя и двор - картинка. Банька есть, бассейн водой наполни, мяса закупи, вон к Ерофеевым ща сгоняем, они тебе барашка зарежут, Павловна колбасок домашних накрутит. Такой достархан можно устроить, что твой ректор, к тебе на коленях приползет, чтобы ты его в следующий раз к себе пригласил. Опять же рыбалка у нас, во-о! К Степанычу на ставки сгонять можно! На кой она тебе, эта Москва сдалась? Ну, где ты там на 9 мая будешь искать свободный, приличный кабак?
  - Да, там, не совсем, сразу с ректором, там надо еще одного человечка обкрутить, у него запросы скромнее.
  - Ну, так тем-более, я тебе дело говорю, здесь этого человечка укатывать и надо!
  Я крепко задумался, а ведь это действительно хорошая идея. Можно облегчить Клюеву выполнение поставленной задачи. Всяко проще заманить студентку Шикину на студенческую вечеринку за город на природу, с ночевкой, шашлыками и баней, чем тащиться к ней в Москву и как-то все это крутить там. Тем более, что Разумова сроки выполнения задания не обговаривала. Заманим Шикину сюда, сделаем все как надо, а потом и к ректору подкатим через неё.
  - А пожалуй ты прав дядя Толя, - выдал я через пару минут.
  - Так кто-бы сомневался! Давай тогда, я твоего джипа возьму на выходные, а ты на моем папелаце поездишь, тем более что он вместительнее и проходимее, вам на ставки к Степанычу ехать через поля, напрямки будет удобнее и веселее, да, и я опять, перед сватом пофорсю на иномарке твоей.
  Последующие время мы с дядей Толей развили бурную деятельность: съездили с ним в соседнее село, где был большой супермаркет закупились всем необходимым для тяжелых праздников: ящик водки, ящик коньяка, ящик шампанского, несколько ящиков пива, ну и дальше по списку, потом вернулись в Куравлевку и объехали местных крестьян промышлявших продажей мяса и мясопродуктов, ну, и тоже сделали им неплохую выручку.
  После обеда дядя Толя загрузил в мой 'крузак' гостинцы для внуков, причем чтобы впихнуть все, что он задумал увести, пришлось складывать задние сидения, иначе все эти мешки, пакеты, закатки и коробки было не уместить. Потом мне выдали краткие инструкции по присмотру за домом и хозяйством дяди Толи:
  - В оружейный сейф не лазить, ордена не трогать, баб на моей кровати не трахать, в огороде не шнырять, курей корми два раза в день, меняй им воду, если ваше бухло закончиться в кладовке есть пару бутылей с самогоном, закатки бери какие хочешь. И дом мне не сожгите! - напоследок выкрикнул дядя Толя и укатил восвояси.
  До самой ночи я работал не покладая рук: вымыл бассейн, убрался в доме и бане, подмел во двое, прошелся газонокосилкой в саду, подключил холодильник и морозильную камеру, вытащил из сарая мангал, переносную печку и коптильню. Уснул уже за полночь.
  Проснулся по будильнику в 9 утра, как раз успел приготовить себе легкий завтрак и включив ноутбук стал смотреть он-лайн трансляцию с парада на Красной площади. Зрелище было эффектное и захватывающее, все-таки у нас в России самая лучшая армия в мире, хрен кто на нас полезет, в один миг переломаем хребет вражине!
  К обеду, я уже был изрядно навеселе - усосал пол литра коньяка под жаренное на мангальной решетке мясо. Созвонился с Клюевым и узнал как дела, оказалось, что все складывается даже лучше, чем ожидалось, к вечеру в мою скромную фазенду в Куралевке прибудет веселая компания в количестве от десяти до пятнадцати рыл, где будет численный перевес прекрасной половину человечества, среди них, сто процентов, век воли не видать и еще множество клятв, будет не только студентка Шикина, но и внучка ректора нашего университета, студентка второго курса истфака Ларочка Павлина. Оказывается они с Шикиной лучшие подруги. Но Клюев тут же поставил твердое условие, что ректорская внучка его боевой трофей и он её никому не отдаст.
  Все складывается просто супер! Правда, настроение почему-то было поганое, чувствовалась какая-то тревога и приближение надвигающейся беды. Как будто ты оказался в чистом в легких шлепках и шортах, а на небе, до этого не были и облачка и тут набежали тяжелые свинцовые тучи, и ты понимаешь, что сейчас ливанет такой дождяра, что вымокнешь до нитки, заболеешь .....и умрешь!
  Когда на экране ноутбука началась трансляция шествия 'Бессмертного полка' настроение испортилось окончательно, навалилась такая тоска, что хотелось выть, я махнул залпом полный стакан коньяка и с недоумением принялся таращиться на зависшее изображение, связь оборвалась и на экране застыла картинка показывающее безоблачное небо на фоне которого медленно плывут к земле три больших парашюта красного, белого и синего цвета. В мобильно телефоне тоже не было ни связи, ни интернета. Посчитав, что это некий знак, я махнул еще одну стопку коньку и окончательно опьянев до состояния зюзи, завалился спать.
  Проснулся уже вечером от того, что кто-то тарабанил в калитку.
  - Чего? - зевая и шатаясь от похмелья спросил я, подойдя к калитке.
  - Игнатыч, где? - спросил мужской голос с той стороны.
  - Укатил к внукам, - ответил я, открывая калитку. - Я за него, чего хотели, он мне свой дом доверил.
  На улице стоял кто-то из односельчан, но как фамилия и тем более имя, я не помнил, знал, что местный и все. Невысокий, толстенький мужичок, облаченный в пятнистые штаны и тельняшку. Судя по выхлопу, он, как и я трезвостью не страдал.
  - Ты Игнатыча вряд ли заменишь, - глубокомысленно изрек мужик. - Хотел его позвать к Юркиным, мы там с мужиками собрались, думали, решить, чего теперь делать. Может пора манатки собирать да идти в лес схроны копать, он все-таки человек военный знает, как все это лучше обустроить.
  - Чего? - удивился я. - Какие схроны? Перепили что ли?
  - Как какие? Партизанские, нет оно понятно, что мы не на самой границе живем и до нас враг может вообще не дойдет, но лучше перебдеть, чем не добдеть.
  - Слушай, мужик, извини не помню, как тебя зовут. Я - Лёха, - я протянул руку для рукопожатия. - Но ты лучше к дяде Толе со всяким бредом не лезь, я его сто лет знаю, он ведь может и по морде дать за глупые шутки.
  - Артем, - представился визитер. -Какие уж тут шутки, когда такое вокруг происходит!
  - Да, что происходит? - не понял я, о чём говорит Артём. - Что? Инопланетяне высадились на Красной площади или Собчак родила от Путина?
  - Ты, что не в курсе?! - ошарашенно выпучил глаза Артём. - Ты, что теле к не смотришь и радио не слушаешь?
  - Почему, смотрю. Я правда, пару часов проспал как конь. Так, что произошло-то?
  - Москву и Питер взорвали к чертям собачьим! Сбросили ядерные бомбы, оба города в труху!
  - ЧТО??? - у меня потемнело в глазах, а горле застрял комок недоумения. - Как?! А что ж наши ПВО? Много жертв?
  - Во время шествия 'Бессмертного полка' на Москву упало три ядерных заряда. Жертв - миллионы. В Питере та же история! Потом наши начали сбивать гражданские самолеты, вроде как заряды были сброшены с борта обычного пассажирского Боинга.
  Я тут же вспомнил, застывшую картинку на экране зависшего ноутбука - парящие к земле парашюты красного, белого и синего цвета.
  Блин! Так там же были наши студенты и преподы!! Твою мать, у меня же там куча друзей была в тот момент! Я сам там должен был быть!!! Дядя Толя мне жизнь спас! Капец!!!
  - Ну, ладно, я тогда к мужикам пойду, скажу, что Анатолия Игнатьевича нет дома.
  - Подожди, я с тобой!
  Быстро накинув на себя куртку, побежал догонять ушедшего в конец улицы Артёма. В доме сельского главы собралось несколько десятков односельчан, которые много курили и бурно обсуждали последние новости, посреди стола стояло несколько радиоприемников, настроенных на местные радиостанции, из них шел поток последних новостей.
  В сенях сидело несколько женщин, судя по зареванным, опухшим лицам они недавно ревели навзрыд. Оно и не удивительно. Тут даже самому тупому оптимисту будет понятно, что скоро начнётся большая Война и мужчинам вновь придется покинуть свои дома, оставив своих жен.
  Артем представил меня, как соседа Игнатьевича, того самого ученного из города, который в прошлом году вырыл у себя в ограде бассейн. Сказано это было таким тоном, что всем сразу стало понятно, что я вроде дурочка не знающего почем фунт лиха и не умеющего тратить деньги.
  Я тихо присел на подоконник окна и внимательно слушал, о чем говорят другие, не вмешиваясь и не перебивая. В подобных ситуациях важно слушать и запоминать, что говорят окружающие, порой в стрессовой ситуации люди болтают много лишнего.
  Оказывается за те несколько часов, что я продрых пьяным сном, Россия получила самую большую плюху с времен развала Союза. В ходе нескольких терактов были уничтожены обе столицы нашей страны, число погибших по самым скромным подсчетам, перевалило за несколько миллионов, а сколько будет на самом деле никто не знал, ведь суммарно в Питере и Москве, не официально проживало около двадцати миллионов человек, а если учесть еще и гостей города, наполнивших столицы на майские праздники, цифра получалась так, вообще заоблачная и очень многие из этих людей гарантированно погибнут в ближайшие часы. Их некому будет извлечь из-под завалов, некому будет оказать квалифицированную медицинскую помощь. Многие погибнут в ближайшие месяцы и недели, потому что нельзя спасти всех раненых и больных, пораженных лучевой болезнью.
  По радио без перерыва сообщали о различных авариях, трагедиях и катастрофах, которые посыпались как из рога изобилия со всех уголков нашей страны. Помимо ядерных взрывов в небе над Москвой и Петербургом случилась целая вереница катастроф с множеством человеческих жертв по всей стране. Где-то взорвался бензовоз, застрявший в пробке на одной из оживленных трасс дальнего Подмосковья, где-то столкнулись два пассажирских поезда, где-то сумасшедший устроил пальбу из автомата, расстреляв несколько десятков людей собравшихся на стихийный митинг. В общем ситуация становилась все хуже и хуже. Новостные выпуски перемежевались с требованиями сохранять спокойствие, всем находиться дома, не посещать мест скопления народа и меть трехдневный запас воды и еды.
   Неожиданно радио захрипело, замолкло на несколько секунд, а потом вместо новостной трансляции заиграла классическая музыка. Хозяин дома принялся крутить настройки приемника, в поисках другой волны, но везде играла одна и та же классика.
  - Твою мать, гребанные дебилы! - выругался хозяин дома, он же по совместительству и глава Куравлевки. - В девяносто первом страну проебали и сейчас тоже самое.
  Эта эмоциональная фраза сразу же вызвала бурю возмущений, замешанных на воспоминаниях присутствующих о их жизни в бурные девяностые. Потом спорщики сменили тему и плавно разделились на два лагеря - одни кричали, что надо завтра же утром идти в военкомат и записываться в ополчение, а другие утверждали, что не хрен, маяться всякой хренью и надо организовать отряд Куравлевской самообороны, поставить блокпост на единственной дороге, ведущей в село и никого сюда не пускать, а то сейчас начнется время грабежей и разбоев, из городов повалят голодные горожане, в поисках еды и свободных домов.
  Единственное, в чем спорщики сошлись, это то, что деньги совсем скоро обесценятся, продукты исчезнут с полок магазинов или будут стоить космических денег. Тут же один из присутствующих - невзрачный худой мужичок, похожий на актера Сергея Филиппова, игравшего Кису Воробьянинова в фильме Гайдая '12 стульев'. Он был владельцем одного из трех Куравлевских магазинов, звали его - Антон Павлович Куцман. Такой же зачуханный интеллигент с очочках и дурацкой шляпе. Вот только местный Киса, оказался не пример зубастей и деловитей чем его киношный прототип. Куцман заявил, что его магазин распродает скоропортящийся товар и закрывается, и работать будет теперь только в режиме - 'для своих и из под полы', цены договорные и скорее всего, продукты и товары будут отпускаться на бартерной основе, потому что деньги совсем скоро настолько обесценятся, что ими можно будет только подтирается. Куцмана тут же объявили барыгой, спекулянтом, жидом и так далее, по списку, но он всех послал к чёрту, правда, потом немного подумав предложил всем присутствующим вскладчину заказать большую партию нужных в смутное время товаров, классические - сахар, соль, спички. Дескать, есть у него хороший поставщик, к которому можно завтра сгонять и хорошенько затариться. Мужики тут же бурно начали обсуждать эту тему, прикидывая чего и сколько надо купить. Я понял, что больше ничего конструктивно не услышу и подойдя к столу, выложил перед Куцманом пятьдесят тысяч рублей, сказав, что это моя доля складчины, а сверху положил еще червонец, объяснив, что это лично Куцмана бонус, за здравую мысль и беспокойство. Киса расцвел пышным цветом самодовольства, сграбастал деньги и заверил меня, что я могу завтра же отовариться в его магазине всем необходимым, что мне понравится из привезенного с оптовой базы.
  Под насмешки и шутки про 'ненормальных городских', я покинул зал заседаний и пошел к себе домой. Торопился не зря, я только сообразил, что сейчас самое время для всякого рода лихого народа. Криминалитет и просто любители легкой наживы должны активизироваться, смутные времена самое то, для всяких мразей и бандитов. А вся деревня знает, что дома у дяди Толи есть чем поживится. Но, беспокоился я зря, оба дома были в целости и сохранности. На всякий случай я вскрыл оружейный сейф и проверил его содержимое. Здесь ничего не поменялось - шесть 'стволов' и сотня пачек с патронами к ним. Дядя Толя был заядлым охотником, любил и ценил оружие. Ну, что ж мне, очень повезло, что я оказался в такое время именно в этом доме. У меня есть запас еды, воды, спиртного и приличный арсенал. Даже то, что дядя Толя забрал мой 'крузак', оставив свою модернизированную и приспособленную к бездорожью 'буханку', было очень как кстати.
  Точно! Надо же еще запастись топливом, - сообразил я.
  Собрал все свои банковские карты, их было около десятка и суммарно, на них лежало, около миллиона рублей, правда, не все карты были оформлены на мое имя, но это не важно, главное, что я знал пин-код и деньги на счетах принадлежали мне, пусть и заработаны они были не совсем честно.
  Провел ревизию гаража, нашел там десяток всяких емкостей, которые можно было наполнить бензином, потом притащил из своего сарая пластиковый бак на двести литров, загрузил все это в 'УАЗик' и покатил в сторону трассы. То, что от меня прилично 'фонило', а любой алкотестер показал бы явный перебор - это было неважно, сомневаюсь, что сейчас на дорогах присутствуют гайцы.
  АЗС напротив куравлевского поворота с трассы была закрыта, темные окна, отсутствие персонала и табличка - 'не работаем'. Покатил дальше по трассе в сторону городам, там была еще одна заправке. На дороге попадались лишь редкие встречные машины, едущие из города, в ту сторону никого. Вторая АЗС тоже была закрыта. Странно! Им бы сейчас цены поднять, да расторговаться 'в черную'.
  В очередной раз проверил смартфон - значка работающего интернета и сети не было. Похоже связь накрылась медным тазом. Немного подумав, вспомнил еще об одной заправке, она располагалась в Кирчах, большом селе, километрах в десяти, там еще по соседству работал здоровенный агрокомплекс. Кстати, на промзоне этого агрокомплекса, мы с дядей Толей затаривались левым бензином в двухсотлитровых бочках, я тогда помогал ему их кантовать и закатывать в кузов 'буханки'. Может попробовать съездить туда? Нет, не вариант, я не вспомню дом, где жил старинный приятель дяди Толи, левачащий топливом. Вроде бы там перед домом стоял 'КамАЗ' без колес? Нет, не вспомню!
  Покатил в Кирчи, в надежде, что их АЗС еще работает. Время приблизилось к полуночи и село встретило меня темными окнами домов и редким лаем собак. Повезло заправка работала, но всего ассортимента топлива там не было: дизель, 92ой и 95ый - закончились, в наличии был только 'сотый' по семьдесят пять рублей.
  - Сколько?! - удивился я. - Это ж с чего такой ценник?
  - Не хочешь, не бери, - отмахнулся оператор АЗС, молодой парень лет двадцати, жуликоватой наружности. - Там осталось всего полтонны, есть кому купить.
  - Карты принимаете?
  - Нет. 'Мастер' и 'Виза' не работают, 'мир' принимаем, но только в оплату за товар в магазине, - парень кивнул на полку с автохимией и различными расходниками. - Топливо только за наличку и без чека, лента закончилась, - криво усмехнулся продавец. - Ну, так, чё? Заправляем?
  - Да.
  - Деньги вперед!
  - Держи, - я выложил на прилавок несколько пятитысячных купюр и показал содержимое кошелька, где лежали еще такие же банкноты. - Остальное после заправки. В салоне бак и канистры, заправляй до крышки. Там должно быть литров триста - триста двадцать. Ну, и бак до полного!
  - Сам заправляй, мне не положено покидать пост, - отмахнулся паренек.

  - Ну, как знаешь, я просто думал пока подобрать себе кое-чего из расходников. Тысяч на сто, думал закупиться. Оплата картой 'мир'!
  - А мне то, что, - равнодушно пожал плечами хитрый продавец. - Деньги упадут на счет хозяина АЗС, мне то какой с этого прок?
  - А ты пробей по кассе, какую-нибудь крупную покупку, к примеру, вот эти вот колеса, - я кивнул на стопку низкопрофильный шин, непонятно каким образом, оказавшимся в ассортименте сельской АЗС. - А, потом сделай возврат, как будто покупатель захотел вернуть колеса. Деньги из кассы заберешь себе, а я на эту сумму наберу всякой мелочи: масло, фильтры, свечи, аккумуляторы, ремни, провода, ну, и так далее. Идет?
  - По правилам, мы не возвращаем сразу безнальные деньги, - нахмурился паренек, но при этом как-то уж больно хитро задумался. - Впрочем, почему бы и нет, только вы мне фингал поставьте под глаз.
  - Это я легко, а камер не боишься? - спросил я, намекая на камеру наблюдения, висящую под потолком.
  - Они не работают, - улыбнулся продавец.
  За сорок минут, мы общими усилиями с хитрованом, заправили все емкости в салоне 'буханки', потом основательно проредили полки автомагазина, заполнив оставшееся в салоне 'УАЗика' место, всем, что мне приглянулось.
На прощание двинул в морду продавцу, бил не сильно, но зато точно, под глазом тут же набух желвак и расплылся бардовым цветом.
  Возвращаясь в Куравлевку и проезжая мимо закрытой АЗС на трассе, заметил, что вокруг неё идет нездоровое движение: с десяток мужиков, на легковых машинах с прицепами, в которых установлены бочки, ведрами черпают топливо из заправочных емкостей.
  Ну, вот о чём я и говорил - пошла потеха: грабежи и мародерство!
  Ночевать я решил в доме дяди Толи, там было комфортней и безопасней. Лег прямо на полу, подстелив несколько одеял, возле себя положил заряженный СКС.
  Мясо, закупленное для пикника, свалил в морозильную камеру, а все спиртное упрятал подальше от глаз - в подвал. Сейчас не самое лучшее время для синьки.
  Засыпая, подумал, что надо дождаться дядю Толю, а потом срочно валить в город, чтобы понять, кто там остался в живых. Сколотить из них команду и хорошенько потрясти кое-кого. Хорошо бы еще найти детекторы радиации и металлоискатели. В некоторых домах, можно много найти чего полезного, в виде золотых слитков и пачек американских рублей.
  Ночью мне снился кошмар, в котором какой-то мерзавец, дергал меня за руку и орал в самое ухо: Иваныч! Иваныч!
  
  ***
  
  - Иваныч, Иваныч!!! - вырвал меня из теплых объятий сонной дремоты истошный вопль Ванька.
  - Чего тебе? - отмахнулся я, и хотел было уже перевернутся на другой бок, но Ванька вцепился мне в плечо и принялся трясти. - Ты, прикинь, Гарик тоже с Аршика. Прикинь? Его бабка живет на Сквозняке, а я всю жизнь тоже прожил в Камыше! А?! Круто! Считай, не просто земеля, а почти...почти, - Болтун несколько секунд подбирал нужное слово, а потом выдал: - Родня!!!
  - Охренеть ты информативный, - зевнул я. - Кто такие Гарик и Аршик? Армяне? Про Сквозняк и Камыш, я догадался, что это какие-то районы города, а вот кто такие Гарик и Аршик не понял.
  - Иваныч, ну ты чего? Я ж тебе рассказывал: Аршик - это большой район Керчи, сокращенно от Аршинцево, назван в честь героя Советского Союза генерал-майора...
  - Ваня, стоп! Хватит!!! Потом мне перескажешь историю твоего родного города. Чё ты меня разбудил?
  - Ну, я ж тебе говорю, Гарик оказался, мне почти земелей! - радостно щерясь, обрадовал меня Ванек и тут же пояснил: - Гарик - это турчонок, он сказал, что его зовут - Исмаил, по-русски, это, типа, Игорь, ну, а Игорь - это, считай, Гарик. Так, что согласись, что проще его называть - Гарик! Да?
  - Вань, ты меня поражаешь, почему для тебя Исмаил - это сложно, а Гарик - просто? И самое главное, на фига ты меня разбудил, а?
  - Дык, там, этот бородатый приперся, ну, старший в нашем взводе, тебя приказал позвать, я ему сказал, что командир, ну, то есть ты, спишь, а он меня матом обложил.
  - Ёпта! Ванек, с этого и надо было начинать. Где он?
  - С Петровичем плов дожирают! - язвительно произнес Иван. - Что б они подавились!
  Я смахнул остатки сна, растерев лицо руками, подхватил автомат и пошел следом за Ваньком. Петрович и наш взводный расположились в саду, где, стоя под деревом, трескали из казана остатки, приготовленного мной плова.
  - Седов, где тебя черти носят? - окликнул меня взводный. - Ты какого хрена с парнями из третьего взвода конфликтуешь, турок защищаешь? Или тебе напомнить, как они в марте двадцать первого года в Крыму наших резали, и как мы их летом того же года оттуда выбивали?
  - Не надо мне ничего напоминать, я сам могу много чего рассказать, - огрызнулся я. - Если бы они вальнули этого турка, я бы им и слова поперек не сказал, а драть в жопу мужика - это перебор, за такое, их самих к стенке надо ставить. Или ты не согласен? - прищурился я.
  - Ты на что это намекаешь? - грозно пробасил великан. - В жопошники, что ли меня записал?
  - Нет, - примирительно произнес я.
  - Лучше завалить этого пацана от греха подальше, - предложил взводный. - Во-первых, с себя снимешь обвинения в помощи туркам, во-вторых, снимешь напряжения в нашем отряде. Не хватало, чтобы третий взвод с нами сцепился.
  - Оно, конечно, может и к лучшему, но уже поздно, паренек то оказался из крымский, он в Ванькой из одного города. Тем более, он местный и говорит по-русски, значит может быть переводчиком. Понял?
  - Да, и по фиг, чего он там знает, нам с местными лясы некогда разводить, скоро разведка вернется, и мы пойдем к следующему объекту. На кой ляд нам переводчик? Если надо, я с помощью ножа любого турка заставлю вспомнить русский язык!
  - Ладно, жди, сейчас я вернусь, - согласился с доводами взводного и пошел искать Исмаила.
  Мне судьба турецкого паренька, пусть даже наполовину русского была безразлична, вернее, если его жизнь зависела только от моего решения, то я, конечно, не убивал бы его, но если вопрос ставить ребром: либо - мы, либо - Исмаил, то, тут без вариантов, конечно - мы!
  Турчонка я нашел, там, где его и оставили - привязанного к столбу в небольшом сарае. Паренек сидел на земле и опасливо косясь по сторонам чего-то писал в небольшом блокноте.
  - Ну, что Исмаил, ты придумал, чем ты можешь быть нам полезен? - обратился я к нему на английском языке. - Сейчас от твоего ответа, зависит твоя жизнь. Ну?
  - Эфенди, я написал все, как вы и просили, все что знал, написал, - турчонок протянул мне блокнот, где несколько листиков были щедро исписаны, корявым подчерком нервничающего человек. - Поможет?
  Я мельком проглядел написанное, потом прочитал более внимательно, задал пару уточняющих вопросов, и пошел обратно к взводному (блин, никак не могу вспомнить как его зовут). Если турчонок не сбрехал и все написанное окажется правдой, то выторговать его жизнь будет намного проще.
  - Взводный, тут такое дело, что пацана стрелять нельзя, у него есть ценная информация, - начал я, отведя здоровяка в сторону. - Он мне указал, где его родственник прячет оружие у себя в саду. Давай проверим, и если окажется правдой, то, почему бы ему не сохранить жизнь, а еще, его родня в Керчи, в мирное время была довольно состоятельной, почему бы не попросить за него выкуп, когда вернемся назад. Калым поделим пополам, идет? Половина - моя с парнями, половина - твоя! А чтобы развезти нас с третьим взводом, отправь нас на все время пребывания в этом селе на верхний блок. Нормальный вариант?
  - Что там за схрон? - заинтересовался бородач.
  - В саду, какой-то погреб, в который, родственник турчонка, спрятал принадлежащие его отцу ружье. Погнали проверим?
  - Ну, давай, - пожал плечами бородач. - Только вы уж сами, я в сторонке постаю, а то, вдруг там фугас стоит.
  Кстати, а почему бы и нет? Может, Исмаил все это заранее придумал, чтобы от нас избавиться, а потом втихаря сбежать. Закладку пошли проверять всей бандой: я, Болтун, Серега - пулеметчик, Петрович, взводный и Исмаил, со связанными за спиной руками. Его родня жила по соседству и путь в нужный нам сад занял не более пяти минут, место для схрона было выбрано весьма живописное - подножие, большого, корявого и видимо очень старого грецкого ореха. Исмаил указал на неприметный бугорок среди корней, когда его расковыряли, там оказалось стальное кольцо на длинной цепочке. За цепочку тянули не просто так, а привязав к ней один конец веревки, перекинутой через нижнюю ветку ореха. Сами, спрятались за перевернутым на бок каменным столом. Фиг его знает, что там, на другом конце цепочки? Хорошо если крышка люка, ведущего в подземелье с сокровищами, а вдруг, пять килограмм тротила!
  Цепочка взметнулась стальной змеей, среди ухоженных цветочных клумб показался прямоугольник люка и одна из клумб, целиком откинулась в сторону.
  - Ни хрена себе, маскировка! - уважительно присвистнул взводный. - Делали с умом, видимо у них тут давно тайник.
  Держа оружие на изготовку мы подошли поближе и только было Болтун собрался заглянуть внутрь, как что-то подсказало мне об опасности, я дернул его за ремень оттаскивая на себя.
  Бах-ба-бах! - разделся из темного провала сдвоенный дуплет выстрела.
  - Падла! - коротко выругался взводный и вскинув свой РПК всадил в провал длинную очередь.
  Я тоже не растерялся и метнул внутрь гранату, и тут же следом еще одну, вторую, правда, без выдернутой чеки.
  Бухххх - шарахнуло из темного лаза утробным взрывом, и к небу взвился густой столб пыли и дыма.
  - Гаденыш! - прокомментировал я и что есть силы пнул турчонка ногой, тот согнулся от удара и жалобно заверещал, уверяя на турецком, что он не знал о засаде.
  Минут пять ждали ответки из лаза, но оттуда не доносилось никаких звуков, кроме мерного бульканья. Дым рассеялся и густой столб сменился тощей струйкой. Потом, послали Исмаила заглянуть внутрь, снабдив его мощным фонарем.
  Турчонок опасливо подошел к краю лаза и вытянув шею, заглянул внутрь. Несколько секунд он внимательно всматривался в темноту провала, а потом упал на колени и выблевал содержимое своего желудка.
  - Отлично! Если блюёт, значит внизу труп! - философски изрек взводный.
  Лаз вел не в какой-нибудь там погреб, нет, там был самый натуральный бункер. Глубина лаза - три метра, внизу обширная комната, площадью метров двадцать. На полу в разных позах три тела: молодая женщина с искорёженным двуствольным ружьем в руках, рядом старуха в длинном черном платье и девочка лет семи. Всех - наглушняк! Взрыв гранаты, пусть и наступательного типа, в ограниченном пространстве - верная смерть для всех, кто оказался рядом, не убьет осколками, ударная волна заставит вытечь мозги через уши.
  Оставив остальных наверху, мы с взводным спустились вниз. Вдоль стен схрона стояли одинаковые картонные коробки, судя по маркировке и обозначениям, они были заполнены медикаментами. Всего коробок было около сотни. В центре комнаты ворох одеял, сумки с одеждой и несколько корзин с едой. Тут же стоял и большой алюминиевый бидон с водой, его пробило в нескольких местах, и он тихо булькал, выпуская свое содержимое наружу. Подобрал свою гранату, смысл кидать вторую РГД-5, был в том, чтобы вражины опешили и не выбросили наружу первую гранату.
  Рядом с лестницей, ведущей наверх небольшая ниша в стене, где в открытом металлическом ящике разместился небольшой арсенал: легкий ручник 'миними', три автоматических винтовки М-16 и пару помповых дробовиков, местного, турецкого разлива. К ручнику нашлось пять коробок по двести патронов в каждом и пара брезентовых подсумков на сто патронов, к винтовкам, в отдельной сумке лежало штук двадцать пустых магазинов на тридцать патронов каждый, а внизу ящика, стояли три небольших железных ящичка, на боку каждого был стикер, говоривший о том, что внутри 420 патронов калибра 5,56\45. К ружьям патронов не было, видимо хозяин дома уезжая, забрал их с собой, а может давно они закончились. Хотя, нет, в нас же стреляли, именно из гладкоствольного ружья. Осмотрев тело молодой женщины нашел в карманах её куртки несколько патронов. Надо отметить, что турецкие женщины оказались весьма боевого нрава, они, с упорством, достоянным уважения, защищали свои жизни.
  Наверху послышались какая-то возня и возмущенные крики.
  - Посмотри, чего они там? - окликнул меня взводный, сам он был поглощен ревизией ящиков с медикаментами.
  Я поднялся на верх и осторожно высунув голову из провала люка, огляделся: Исмаил катался по земле, крича и размазывая кровавые сопли по лицу, вокруг него прыгал Ванек, чего-то успокоительно вереща, рядом стоял здоровяк Серега, смущенно потирая кулак правой руки, Петрович сидел на краю мраморной клумбы и ел тушенку.
  - Чего тут у вас происходит? - поинтересовался я у Петровича.
  - Турчонка, похоже совесть загрызла, что из-за нёго повмирали жынкы, та дивчыну внызу, и вин решыв свесты счеты с жизнью, ничего вумнее не прыдумав, як накинутыся на нашего пулеметчыка, ну, Могила ёму и вмазав по хари. Тэпэр турчонок бьется в истерике, Керчь его втышае, Серега переживает, не сильно ли вин вдарив пацана по хари, а я ем тушонку. Блять, не отряд, а сборище малохольных! А у вас там що?
  - В бункере сотня коробок с лекарствами, легкий ручник, три автомата, два ружья и сумари со шмотками.
  - Надо стены простукаты, могут быть тайники, - с видом знатока заявил Петрович.
  - Вот и займись этим, - приказал я, вылезая из лаза. - Серега, дуй вниз, поднимай наверх пулемет с патронными коробками. Это наша доля. Петрович, а ты в шмотках покопайся, может чего нашего размера есть и хавку всю забери.
  Выбравшись из лаза, я, недолго думая, подскочил к воющему белугой пацаненку и что есть сил влепил ему ногой по ребрам, потом еще раз и еще. Помогло! Пацан изменил тональность своего воя и заверещал от боли.
  - Бро! Бро! - бросился на защиту земляка Ванек. - Ты, чего? Он же не знал, что внизу будут люди с ружьем, не бей его, ему и так хреново, те бабы, ему какая-то там родня!
  - Ванек, не влезай в воспитательный процесс! - злобно прошипел я, потом присел на одно колено и обратился по английский пацану: - Исмаил, твоей вины в их смерти нет, вернее она есть, но частично, если тебе будет спокойней, то они все-равно бы погибли. У тебя сейчас есть два пути: собрать волю в кулак и примкнуть к нашему отряду, мы тебя возьмем под свою защиту, поможем добраться до Крыма и найдем твою русскую родню, там ты начнешь новую жизнь. Второй путь - я тебя застрелю, прямо здесь и сейчас. На размышление - одна минута. Время пошло!
  - Я хочу жить, - по истечении минуты прошептал подросток. - Вы правда мне поможете выжить?
  - Конечно, бро, русские своих не бросают! - влез в разговор Ванек.
  - Керчь, дуй в дом, найди, что-нибудь, чтобы Гарику морду обработать, - распорядился я.
  Выбравшийся наружу взводный был очень доволен, оказалось, что в ящиках был приличный запас антибиотиков различного спектра действия, какие-то вакцины и основательный запас морфия. Наркоту можно было хорошенько продать, соответственно, ценность Исмаила значительно возросла. Это очень хорошо, потому что стрелять турчонка мне не хотелось, и не из-за моего повышенного чувства эмпатии, нет, оно у меня атрофировалось пару лет назад, просто пацаненок нужен был живым, уж, больно занятные факты он изложил в своем блокноте. Хорошо бы их проверить!
  Идея отправить нас четверых, плюс Исмаила на верхний блок, была встречена неоднозначно. Пулеметчик лишь молчаливо пожал плечами и принялся в очередной раз, натирать тряпочкой ствол ПКМа. Петрович, тут же куда-то исчез, а Ванек принялся причитать и охать, утверждая, что нас на этом, чертовом блоке забудут и когда вернётся спецура, то мы вчетвером останемся караулить местных селян, пока другие будут вволю грабить и крушить разведанные, спецназом селения. Но тут я его уверил, что я не просто так напросился на верхний блок, и у меня есть отличный план.
  - Вообще-то, курить на боевом дежурстве западло, - шепотом произнес Ванек, - но если план и правда отличный, то почему бы не курнуть на троих одну папиросу!
  - Ёпта, Ванек, ты меня пугаешь, - засмеялся я, - план, не смысле, траву забить в косяк, а в смысле, плана действий!
  - А-ааа, - разочарованно протянул Болтун и поплелся помогать Сереге, упаковывать пулеметные коробки в одну сумку.
  На дальний блокпост, который располагался на вершине холма, нависавшего над побережьем, нас доставили с ветерком, загрузили всех в старенький грузовичок 'Форд'. На блоке мы сменили троих парней из первого взвода, которые несказанно обрадовались нашему появлению. Передача позиций оказалась банально и проста. Нам показали, где стоят мины и куда лучше ходить срать. А с остальным, сказали, не маленькие разберетесь сами. Связь мы должны были поддерживать по простенькой рации, которая громко шипела при включении и практически не доставала до штаба нашего отряда, расположившегося внизу, в доме главы поселка. Помимо того оружия и запасов патронов, что у нас были, нам оставили десяток запасных магазинов к нашим АКСам, цинк 'пятерки', одну коробку - сотку к пулемету и СПШ с шестью сигнальными патронами.
  Блокпост представлял из себя несколько окопчиков, связанных между собой переходами и два блиндажа. Один блиндаж использовался для отдыха, он был углублен в землю и прикрыт сверху несколькими слоями мешков, набитых морским песком. В этом блиндаже стояла небольшая печка и имелся запас дров, тут же была пластиковая фляга с водой и несколько ватных матрацев, лежащих на двух широких топчанах. Дверь прикрывала брезентовое полотнище.
  Второй блиндаж был похож на ДОТ. Сложен из плоских камней, которые скрепили несколькими слоями глины, узкие окна бойницы смотрящие на три стороны. Под окнами настил из досок и подставки, чтобы можно было разместить пулемет. В этом блиндаже топчан был только один.
  Окопчики не глубокие, едва достигавшие полутора метров, так, что в случае обстрела перемещаться по ним придётся согнувшись.
  Этот блок пост использовался в двух ипостасях: как наблюдательный пункт за прибрежными водами, с вершины холма открывался прекрасный вид на море, и он же прикрывал поселок со стороны плоского плато, которое простиралось на несколько десятков километров в разные стороны. Это со стороны моря, плато обрывалось крутыми склонами, а где-то там за горизонтом, оно постепенно сходило на нет и судя по накатанной дороге, сюда частенько заезжали различные машины и повозки. В конце концов, если турки поставили здесь пост, значит им лучше известно, откуда ждать опасности. Блокпост стоял хорошо, он оседлал холм у подножия которого, извиваясь змеей шла дорога. Хорошо накатанная грунтовка, буквально выдавленная от долгого использования в каменистом грунте плато, шла из-за горизонта, огибала наш холм и, переваливаясь через склон, уходила серпантином вниз, к поселку.
  Разведка утверждала, что все мужчины из захваченного нами поселения два дня назад ушли по второй, прибрежной дороге, которая шла вдоль кромки обрыва. Именно отсутствие боеспособных мужчин в селе и стало основной причиной нашего вторжения.
  Проследив взглядом, как грузовичок катит вниз к поселку, петляя по извилистому серпантину, я тут же развил бурную деятельность. Солнце уже клонилось к горизонту и через час должно стемнеть. Первым делом я приказал проверить оружие, набить магазины патронами и распределил очередность несения караула. Сам же я растопил печку и поставил в казане варить кашу.
  А потом мы пошли с Гариком искать тайник, который, судя по его записям, был здесь организован на постоянной основе. А вы думали, что я просто так, вызвался сюда? Наивные!
   Тайник представлял собой - большой деревянный сундук, закопанный в землю в некотором отдалении от жилого блиндажа. Внутри сундука ничего особо ценного не оказалось, Исмаил знал об этом тайнике, потому что несколько раз ему выпадал честь нести ночные дежурства на это блокпосте. Вот, что мы нашили: большой, тяжелый бинокль, ящик с сигнальными и осколочными гранатами, тут же лежало несколько мотков лески и пара дюжин колышков, был еще РПГ-7 с тремя выстрелами, упаковка рыбных консерв, несколько пакетов с крупой, стопка порножурналов, нарды, замусоленная колода карт...и пластиковая полтарашка с прозрачной жидкостью внутри. Свернув крышку и нюхнув, я аж прослезился от нахлынувшего приступа ностальгии - анисовая водка Раки, местный алкоголь. Ох, сколько, я его выпил в свое время, бесшабашной молодости, приезжая в Турцию по дешевым турпакетам.
  Думаете именно содержимое этого сундука, заставило меня переться на этот чертов холм? Нет, снова не угадали, вернее, угадали, но частично. Раз Исмаил не соврал о тайнике в саду, потом не соврал о тайнике на блокпосте, значит и про остальное тоже не соврал. Так, что ночка нас сегодня ждет весьма и весьма интересная!
  Руки я Гарику так и не развязал, лишь немного ослабил и перевязал узлы, чтобы он мог помогать с переноской тяжестей. Найденный тайник вызвал бурю восторгов среди моих собратьев по оружию, причем если Петровича, который обрадовался найденной водке еще понять можно, то чему радовался Ванек, обнимаясь с противотанковым гранатометов, я так и не сообразил. Оказывается у него еще с детства мечта - шарахнуть из РПГ. Странные все-таки желания у этих керчан?! Меньше всего эмоций найденный сундук вызвал у Сереги - пулеметчика, он вяло поковырялся в ящике с гранатами и, взвалив его на плечо, пошел устанавливать растяжки. Всю водку я запретил пить, отмерил примерно треть, и решил, что на первый раз этого хватит. Как раз по сто грамм на каждого.
  - Ну, давай, Гарик, с посвящением тебя в пираты! - я протянул турчонку небольшую эмалированную кружку, в которой плескалось спиртное. - Пьешь до дна и не закусываешь. А остальные ждут и не пьют! - строго предупредил я. - Такова традиция джентльменов удачи!
  - А меня никто не посвящал в пираты! - обиженно произнес Ванек.
  - Сиди тихо и молчи! - одернул я Болтуна, внимательно следя за реакцией турчонка.
  - Нет, ну все-таки, почему меня не посвящали в пираты? - вновь заныл Ванек.
  Гарик зажмурился и опрокинул в себя содержимое кружки, потом он жадно схватил широко раскрытым ртом воздух, покраснел как краснодарский помидор и громко выругался по-турецки.
  - Ай, молодца! - похвалил я турчонка. - Стоять! Никто не пьет, ждем еще пару минут! Такова традиция!
  - Что за традиция? Никогда о таком не слышал, - не унимался керчанин.
  - Иваныч на турчонке раку испытывает, вдруг она травленная, - гнусно ухмыльнулся Петрович, разгадав мой коварный замысел.
  - Что, правда?! - удивленно вытянув шею, обиженно произнес Ванек. - А я и правда думал, что есть традиция посвящения в пираты!
  - Водка хорошая, её мой дядя из стеклянных бутылок переливал, чтобы Махмуд его не заставлял по ночам на постах дежурить, - отдышавшись, подал голос Исмаил. - Пейте, не бойтесь!
  - Доверяй, но проверяй, - глубокомысленно заявил Петрович и медленно, со вкусом выцедил водку из своей кружки. - Хрень редкостная! Сладкая и крепкая! Звычайна горилка - гарнише, а щэ краще, буряковый самогон!
  Ванек выпил молча, крякнул, а потом в два счета опустошил содержимое своего котелка, закусывая крепкую турецкую водку. Серега, вообще пить не стал, он проигнорировал свою долю, чем тут же воспользовался Петрович, допив за молчаливым пулеметчиком. Я выпил самым последним, выждав минут десять. Лучше перебдеть, чем не добдеть и сидеть потом на облачке с арфой под мышкой, грустно созерцая грешную Землю внизу.
  Куравлевка погибла из-за фляги отравленного самогона. Чёртовы цыгане подкинули на наш пост тогда пузырь с травленным вискарем, постовые наглотались этой дряни и тут же откинули копыта, а цыганва поперла штурмом на нашу деревеньку. Бой продолжался три часа, цыган мы тогда выбили, но треть домов сгорела, восемнадцать бойцов погибов той перестрелке, в итоге пришлось через пару месяцев оставить родное село. С тех пор я с подозрением отношусь ко всем случайно найденным спиртным напиткам.
  - Итак, господа-товарищи, хотите ли вы обогатиться, набив карманы звонкой монетой? - обратился я к присутствующим, когда котелок с кашей, сдобренной тушенкой был опустошен.
  - Конечно, а что есть конкретное предложение? - вышкрябывая ложкой дно казана, спросил Ванек.
  - Конечно, есть, ты же не думаешь, что я просто так напросился на этот блокпост?
  - Я думал, что мы здесь схоронились от уголков из третьего взвода, - предположил Болтун.
  - И это тоже, но не совсем. В паре километров отсюда, где-то на краю этого плато в роще эвкалиптов есть одинокая усадьба, где живет богатенький буратино, - объявил я всем присутствующим. - Мы захватим эту усадьбу и вытряхнем карманы этого богатея.
  - Звыдкы ты об этом знаешь? - спросил Петрович. - Турок расповыв? - кивнул он на Исмаила.
  - Ага, - подтвердил я. - Хозяин этой усадьбы стоматолог, причем единственный на пару сотен километров вокруг. Сами понимаете, что в нынешние времена, хороший зубник - на вес золота, причем в буквальном смысле этого слова. Ну, что как вам такой план?
  - Я, за! - тут же отозвался Ванек.
  - И я, також, за! - кивнул Петрович
  Серега пожал плечами и тоже кивнул в знак согласия. Все повернулись в сторону турчонка, но он мирно сопел, сидя уснув, облокотившись об столб.
  - Думаю, что он против не будет. Кстати, у этого стоматолога есть еще и быстроходный катер, так, что если окажется, что у него слишком много чем поживится, то можно сгрузить все на катер и, послав на хрен, нашу команду свалить в одиночку. Доберемся до Крыма, а там я придумаю, чем заняться, есть у меня пару перспективных идей.
  - Каких? - тут же заинтересовался Ванек.
  - Придет время, расскажу, - отрезал я. - Я, спать. Петрович, ты тоже. Ванька и Серега останутся здесь, а мы с турчонком перед рассветом прогуляемся до усадьбы стоматолога и разведаем, что там, да как.
  Перед тем как завалиться спать, я выбрался из блиндажа и осмотрел в бинокль округу. Море было безмятежно, ветер стих и волнение улеглось. Наш 'жабодав' стоял пришвартованный к короткому пирсу, рядом копошились работяги, стаскивающие все ценное к сухогрузу. Скорее всего, пленных уже погрузили, разделив захваченных турок по степени ценности: молодых девушек и девочек - отдельно, баб постарше и пострашнее - отдельно, специалистов, обладающих полезными навыками - отдельно, молодых парней и пацанов - отдельно, всех остальных - в расход. Работорговлю еще никто не отменял. Должен же кто-то выполнять тяжелую физическую работу, ублажать уставших после ратных трудов мужчин, латать им раны и ремонтировать корабли и машины. Постапокалиптический мир - он жестокий и бескомпромиссный, здесь нет ЕСПЧ и прочих омбудсменов.
  Пожары в селение потушили, выстрелы прекратились, ну, а крики и ругань из-за дальности расстояния, сюда не доносились. Стороннему зрителю могло показаться, что вокруг мирное время - тишь, да благодать!
  Проверив автомат и набив дополнительные магазины, завалился спать. Долго спать мне не дали, разбудил Болтун:
  - Иваныч, Иваныч, у тебя проволочки нет?
  - Чего?! - по ощущениям я проспал всего пять минут.
  - Куска проволоки нет?
  - Какой к чёрту проволоки? - я глянул на часы, ан нет, продрых пару часов. - На кой ляд она тебе нужна?
  - Да, я гранаты переснаряжал и кольцо куда-то про@бал! - Ванек продемонстрировал мне руку с зажатой в пальцах гранатой. - Чё теперь делать-то?
  - Так и ходи, а как турки попрут, в них бросишь! - посоветовал я, переворачиваясь на другой бок.
  - Иваныч, ну, я серьезно, у меня уже рука затекла. Слушай, а может ты её подержишь? Хоть чуть-чуть!
  - Керчь иди в жопу! На хрена ты вообще кольцо трогал?
  - Дык, я же тебе говорю, я её переснаряжал, у гранат кольцо всегда с одной стороны, а можно, аккуратно усики разжать и завернуть их с другой стороны. Все спецназовцы так делают! - тоном знатока заявил Ванек.
  - Уверен?
  - Ага! Так, что посоветуешь? Где проволоку взять?
  - Нигде! Выбрось её к черту и больше к гарантам не лезь!
  - Жалко, да и разбужу всех.
  - Все равно вставать пора, - с сожалением произнес я. - У Сереги спрашивал про проволоку?
  - Да, но, он, как всегда, молчит! Слушай, а он тебе не кажется странным? Молчаливый какой-то.
  - Ванек, ты - капитан очевидность! - рассмеялся я. - Буди остальных, предупреди, что сейчас рванет.
  Иван разбудил Гарика и Петровича, спросив у каждого, есть ли у них проволока, оба ответили отрицательно.
  Я посмотрел на село - в редких окошках горел свет, уличное освещение отсутствовало напрочь. Интересно кто-то из оставшихся внизу наемников догадался заныкать парочку красивых турчанок, чтобы использовать их по прямому женскому применению? Надо было и нам сюда затащить какую-нибудь Гюльчатай, - запоздало сообразил я. Хотя нет, баба нам сейчас не нужна, они заразы такие, своими прелестями только отвлекают. Верно, говорят: делу - время, потехи - час!
  Время близилось к рассвету, скоро чернота ночи смениться предрассветной серостью, предвещающей появление солнца, а потом и вовсе станет светло. Ночь были тиха и безмятежна, сейчас хорошо бы навернуть горячего кофейку, схарчить бутер с тушняком и сидеть, смотря на море, в ожидании рассвета.
   Так и не найдя проволоки, горестно вздохнув, Тихий широко размахнулся и закинул гранату подальше от нас, туда, где не должно было быть установленных мин и растяжек. Я предусмотрительно присел на дно окопчика, не желая получить в черепушку шальной осколок.
  Бах! - глухо бухнула граната.
  Тут же, со стороны взрыва, раздался дикий вопль, полный боли, а потом ночь взорвалась фонтаном автоматных очередей и длинными росчерками трассеров.
  - К бою! - рявкнул я, передергивая затвор автомата.
  - Не стрелять! - перебил меня Петрович. - Работаем гранатами. Надо разойтись подальше, чтобы не выказать наши позиции, - в минуты опасности, он начинал разговаривать на чистом русском.
  - Петрович, ты чего? Так-то, это их бывшие позиции, - заметил я, разжимая усики на гранате.
  Разжав усики, я выдернул кольцо и метнул её в сторону врага. Ухнул взрыв! Потом еще один и еще, а потом сразу два взрыва внесли сумятицу в общую какофонию нарастающего боя!
  Я лежал на дне окопа рассуждая, хватит ли у нас БК, чтобы продержаться до прибытия подкрепления. Вражеские пули щелкали по брустверу окопа, свистели в воздухе, проносясь высоко над головой. Рядом прополз Ванек, держа в руках толстые трубки фальшфейера. Как только перед окопами расцвели один за другим два ярко-красных шара фальшфейера, стало понятно, что нам крупно не повезло - по каменистому полю в нашу сторону перло человек сорок, вооруженных до зубов турок, а сколько их еще скрывалось в темноте, фиг его знает.
  - Твою ж мать, гребанные турки! - выругался Петрович. - Давайте пацаны из всех стволов, нельзя их подпустить на близкое расстояние. Кляти турчаки, гребанные овцеебы!
  Я отполз на другой конец окопчика, где была оборудована неплохая стрелковая ячейка и, устроив автомат поудобней, открыл огонь короткими очередями. Расстрелял один магазин, второй, третий. Фальшфейеры погасли и без их тусклого, призрачного света выцеливать наступающего врага стало намного сложнее. Приходилось бить по дульным вспышкам, расцветающим в темноте, ярко-оранжевыми цветками. Из амбразуры землянки работал пулемет Сереги, на другом, противоположном от меня конце окопа, короткими очередями огрызался Петрович, стреляя из трофейного ручника. Ванек метался по позициям, стреляя из своего автомата отовсюду: подползет ко мне, высунется, даст пару коротких очередей, переползет на пару метров в сторону, вновь высунется, отстреляется и опять ползет дальше, потом зачастит длинными очередями то из одной амбразуры блиндажа, то из другой. Был ли толк от его метаний, я не знал, но скорее всего, со стороны это создавало впечатление, что нас намного больше, чем есть на самом деле.
  - Эфенди, эфенди, - дернул меня за штанину, подползший Гарик, - дай мне автомат, я тоже хочу сражаться! - с запалом произнес турчонок, тряся связанными руками.
  - Где я тебе его возьму? Дуй к Петровичу, возьми его автомат, вон он из пулемета стреляет!
  - Он мне не дал автомат, на буй какой-то послал, я спросил, где это, но он не ответил! Что делать?
  - Снаряди мне пустые магазины патронами, цинк в землянке! - приказал я, разрезая ножом веревки на руках турчонка.
  Исмаил схватил шесть пустых магазинов и ужом пополз по дну окопа в направлении самодельного ДОТа. Я выдернули из подсумка осветительную ракету, вставил её в сигнальный пистолет и, нажав спуск, выпустил ракету в небо. Потом повторил эту процедуру еще два раза. Скорее всего, в поселке и так догадались, что мы попали в замес, вон как раскручивается карусель боя. Ракеты я пускал больше для нападавших на нас турок, пусть знают, что мы не одни и скоро придет подмога.
  Пробовал связаться по рации, но без толку, она молчала как рыба об лед! То ли батарея села, то ли просто болтушка накрылась медным тазом, хрена тут разберешь?!
  Со стороны врага громко затарахтел крупнокалиберный пулемет, тяжелые пули, тяжелым молотом прошлись по краю бруствера, обрушив на дно окопа большие куски горной породы, которой был укреплен наш рубеж.
  Оба наши пулемета, как по команде, зашлись длинными очередями, я тоже решил поучаствовать в общем веселье и, высунувшись из укрытия, всадил пару очередей в ярко-оранжевый хвост, особенно разлапистой дульной вспышки. Кто из нас троих попал в пулеметчика, я не знаю, но эта вундервафля заткнулась.
  Приполз Гарик, притащил снаряженные магазины, тут же набил мне опустевший рожок и уполз обратно. Я вновь продолжил садить короткими очередями по мельтешившим вблизи вспышкам, несколько раз ответные пули стегали камни совсем рядом с моей головой, а один раз, я только плюхнулся на дно окопа, как в противоположную стенку, у меня над головой влетело сразу две пули, то есть, замешкавшись я хоть на пару секунд и все! ...капец мне!
  Когда вражеские выстрелы слышались совсем близко, я бросал гранаты, к сожаленью их было всего четыре, и они очень быстро закончились. Зато после одного такого броска и взрыва гранаты, прогремела целая цепочка взрывов разной мощности - это сработали растяжки и мины, установленные еще турками. После этой разухабистой канонады, враг как-то разом сдулся, пострелял еще немного и на короткий миг затих.
  - Все живы? - криком спросил я.
  - Да, - отозвался Петрович.
  - Да, - отозвался Серега.
  - Почти, - сиплым голосом каркнул Ванек. - Меня ранило.
  - Сильно? - спросил я.
  - Не очень, в плечо навылет, но кровь все никак не останавливается.
  - Ща посмотрю, - прошипел Петрович и низко пригибаясь, пошел к Ваньку, который сидел на входе в блиндаж.
   Я глянул на часы и с удивлением отметил, что бой длился всего тридцать минут, мне же показалось, что прошла целая вечность. За это время я успел высадить десяток магазинов, и сейчас у меня осталось всего четыре полных рожка. А чего это Гарик молчит?
  - Исмаил? - чуть повысив голос, произнес я. - Ты жив?
  В ответ тишина.
  - Кто-нибудь, турчонка видел?
  - Хвылын пять назад, поряд зи мною крутився, все автомат выпрашивал, - хмуро произнес подползший Петрович. - Похоже сдриснул наш турчонок, хотя надо отметить держался молодцом, бравый казаче.
  - Может его убили, чего вы сразу сбежал? - сварливо вмешался в разговор Ванек. - Мы - Керчане никогда с поля боя не сбегали!
  - О, господи! Опять он заладил про свою Керчь! - прошипел Петрович. - Магазины лучше патронами набей, горе луковое, - посоветовал Ваньку Петрович.
  - Что-то подмога не идет, - удивился я, и только сейчас сообразил, что внизу, в поселке слышна перестрелка. - На них, что тоже напали?
  - Похоже на то, - поддакнул Петрович, - Вы держите позиции, а я сползаю, погляжу, что там, да как. А то, как бы нам не прошляпить эвакуацию! Не бзди командир, я швыденько, одна нога тут, а инша там!
  Петрович оставил себе четыре магазина, остальные отдал мне и, согнувшись, пробежав по траншее, исчез за склоном.
  - Так, что будем делать, бро? - спросил Ванек. - Надо же найти Гарика! Не мог он сбежать.
  Подполз Серега, волоча за собой пулемет, он, молча улегся рядом и принялся осматривать свою тарахтелку. Маньяк, честное слово! Я осторожно выглянул из окопа, огляделся по сторонам. Небо уже достаточно посветлело и получилось оглядеть окрестности. Перед нашими позициями, лежало около десятка тел, несколько совсем рядом, буквально в десяти метрах валялось в обнимку пара трупов. Одно тело зашевелилось и медленно поползло в нашу сторону. Я вскинул автомат, прицелился, а потом убрал автомат, понял, что это за тело. Волоча за собой автомат и жилет, к нам полз Исмаил.
  - Вон твой земеля! - кивнул я Ивану. - Герой, хренов, пополз себе автомат добывать. Прикройте его, - приказал, внимательно всматриваясь в серую темень, пытаясь рассмотреть вражеские позиции.
  - Ай-да, Гарик, ай-да, молодец! - восхитился Ванек. - Давай родненький, ползи, немного осталось! - шепотом поддерживал друга Иван. - Вот, а вы заладили: предал, сбежал!
  Через пару минут Исмаил перевалился через край траншеи и свалился в окоп, выглядел парень страшно - он бешено пучил глаза, затравленно дышал широко раскрытым ртом и кажется, не понимал, как смог решиться на подобный отчаянный шаг. Я всунул ему в руки кружку с водкой:
  - Давай, герой, залпом! Отчаянный ты парняга!
  Турчонок хлебанул водки, закашлялся и блаженно выдохнув, обмяк всем телом. Он не уснул и не упал в обморок, просто на какое-то мгновение, понял, какой опасности себя подвергал.
  Притащил Гарик короткую версию американской винтовки М-16, именуемой карабином М4А1, снабженную коллиматорным прицелом и самодельную жилетку с нашитыми на неё брезентовыми подсумками, в которых было четыре полных магазина и два пустых. Пустые магазины тут же набили патронами, взятыми из пулеметной коробки бельгийского ручника.
  - Ну, что опознал убитых? Это с вашего села? - накинулся я с вопросами на Исмаила.
  - Нет, эфенди, не опознал, там головы практически не было, не узнать, но думаю, что это были не наши, - покачал головой Гарик, и тут же, пояснил, - я, ни разу не видел такого автомата, ни у кого из наших односельчан. У наших были автоматы Калашникова и длинные винтовки М-16, а таких коротышей ни у кого не было.
  - Могли взять как трофей. А кто это мог быть, если не ваши? Узнали, что их село захватили и примчались на выручку.
  - Наши, поехали за горючкой на нефтяной танкер, который выбросило на берег.
  - А зачем ехать всем скопом, да еще и вооруженными до зубов?
  - А как по-другому занять очередь в раздаче топлива? - удивился турчонок. - Чем больше вооруженных мужчин, тем больше можно взять горючки.
  - Так, а если это не ваши, тогда, кто?
  - Может бандиты, может секстанты какие-нибудь, не знаю?
  - А откуда они знали о минах? - задал я мучавшей меня вопрос. - Может все-таки ваши?
  - Не знаю.., - договорить паренек не успел.
  Внизу, в селение вспыхнула стрельба, несколько раз шарахнули из гранатометов, потом в дело вклинился рев ЗУшек, установленных на 'жабодаве'. Ух, ты, а дело принимает серьезный оборот!
  Бум-с! - в склон нашего холма влетела ракета из РПГ, прогремел взрыв. Враги активизировались и вновь поперли на нас, теперь они шли под прикрытием двух тачанок - пикапов с установленными в них крупнокалиберными пулеметами.
  Пулеметы стреляли без перерыва, длинными очередями, не давая высунуть голову.
  - Ваня тащи РПГ, Серега, кровью харкни, но прижми пехоту к земле, Гарик, бери все гранаты, что остались и дуй на обратную сторону холма, там, где проходит дорога, если пикапы прорвутся, закидаешь их гранатами, - коротко поставил я задачу, каждому бойцу. - Погнали пацаны, нам надо удержать, этот чёртов блок!
  Первая атака захлебнулась, потому что нападавшие пробирались осторожно и в темноте, они знали, что на склоне холма и вдоль обочины дороги установлены мины, вот и шли осторожно, но после первой, скоротечной перестрелки, когда враг активно поливал склон свинцом, а мы в свою очередь не менее рьяно швырялись гранатами, множество установленных мин и растяжек сдетонировало, чем заметно облегчило наступающим жизнь.
  Ясное дело, что одновременный удар по селению и нашим позициям, неспроста и его предварительно скоординировали. Бежать нам отсюда некуда, обратный склон слишком длинный, он пуст и выбрит, как голова Федора Бондарчука, по нему не уйти, расстреляют как мишени в тире. Значит, придется воевать, на закрытых позициях есть хоть какой-то шанс уцелеть, выиграть время и как только враг отойдет попытаться свалить отсюда. А может еще, и подкрепление придет, не зря же Петрович побежал в селение. А вдруг, Петрович, как самый опытный из нас, просто воспользовался возможностью и свалил отсюда? Вполне, возможно!
  В бруствер окопа ударила граната, бухнул взрыв, меня сбило взрывной волной на дно траншеи. Сверху прилетела щедрая пайка сухого песка и мелкого каменного крошева. В голове как-то разом все стихло, звуки пропали, а краски поблекли, все виделось в сером, безжизненном свете. Лежа на дне окопа, я четко видел пролетающие надо мной пули, заметил толстую 'сигару' противотанковой ракеты, которая ударила в крышу ДОТа-блиндажа. От второго взрыва меня подбросило в воздух, от удара из легких ушел весь воздух, и я минут пять корячился на земле, жадно глотая ртом, как выброшенная на берег рыба. Зато вернулся слух и нормализовалось зрение. Как говориться: клин, клином вышибают!
  Хватит валяться, пора воевать!
  Перехватив автомат по удобней, выждал, когда очередь из вражеского пулемета пройдет мимо, поднялся из окопа и отстрелялся по движущемся по дороге пикапам.
  Присел на дно окопа, сменил магазина в автомате, сместился немного в сторону, вновь высунулся, поймал в прицел, морду первого пикапа и вновь открыл огонь. Пули стеганули по капоту, водитель вильнул в сторону, машина выскочила на обочину и похоже наехала на мину, потому что под колесами внедорожника раздался хлопок, полыхнуло пламя и машину окутало сизыми клубами дыма. Засмотревшись на это великолепие, я замешкался, и тут же получил привет от наступающих на нас злодеев, пуля попала в плечо, разрезала лямку 'лифчика', оставив на коже длинную царапину. Тут же юркнул вниз, кое-как связал вместе разорванную лямку РПСа и, сменив магазин в автомате, полез по проходу в поисках Ванька, его, что-то долго не было с гранатометом.
  Серега методично бил из пулемета совершенно не обращая внимание на фонтанчики пыли и каменное крошево, оставляемое от попадания вражеских пуль. Казалось, что молодой парень совершенно не заботится собственной безопасностью и ему плевать на свою жизнь.
  Вновь высунулся из траншеи, второй пикап все-таки прошмыгнул мимо нашей позиции и скрылся за изгибом холма. Оттуда прогремели несколько гранатных взрывов, потом зачастил автомат, потом вновь гранатные взрывы, потом все стихло.
  Пулемет Сереги издал пронзительный вой, потом что-то треснуло, и он заткнулся. Кажется, разорвало ствол. Бля, как не вовремя!
  - Бери ручник! - крикнул я пулеметчику, потом высунулся из окопа и принялся поливать короткими очередями наступающих турок.
  Их было совсем немного, всего человек десять, остальные, похоже, оказались не столь смелые и сейчас активно драпали назад. Но и этих десятерых нам хватит за глаза, если он доберутся на расстояние уверенного броска гранаты. Расстреляв один магазин, тут же сменил на новый и вновь открыл огонь. Автоматный ствол раскалился, еще немного и АКС начнет 'плеваться'. Турки шли вперед, сноровисто перебегая от одного укрытия к другому, и прикрывая друг друга. Несколько пуль ударили совсем рядом с моей головой, выбитые от их попадания камешки, стеганули мне по лицу, оставив после себя глубокие порезы. Пот заливал глаза, но я продолжал стрелять. Вбил в приемник автомата последним магазин и вновь открыл огонь, из десятка бегущих на нас турок, в живых осталось пятеро. АКС дымился, но продолжал стрелять.
  Закончились патроны в магазине, автомат заглох, я достал из подсумка последнюю гранату и выдернув кольца, присел на колени, чтобы уберечься и раньше времени не сдохнуть от вражеской пули.
  Черт, да где же Ванек и почему молчит ручник??? - с тревогой подумал я.
  И тут как раз затарахтел 'миними', оглянувшись, я увидел, что наш молчаливый пулеметчик не просто добрался до второго пулемета, но он еще и сменил позицию - встав полный рост, Серега держал трофейный пулемет в руках и поливал длинными очередями 'от бедра'. Бесконечная струя стрелянных гильз, вылетала по дуге из нутра пулемета, пули уносились непрерывным потоком во врага, при этом лицо пулеметчика было спокойно и немного отрешенно. Выглядело это весьма колоритно ...и немного страшно!
  Скорее всего, именно этот поступок Сереги и поставил последнюю точку в атаке турок, те двое, что остались живы, бросились назад, но пробежали не больше пары метров, их настигли пули из ручника и они сломанными куклами повалились на серый камень выбритой пустоши.
  Я подскочил к пулеметчику и сдернул его в безопасную глубину окопа. Сделал я это очень вовремя, потому что буквально чрез пару мгновений в то место, где он стоял, ударила вражеская очередь.
  - Не геройствуй! - крикнул я Сереге. - Держи позицию, я в блиндаж за гранатометом!
  Серега кивнул, сменил бэка в ручнике, поставив последнюю коробку, и махнул мен рукой, мол, все нормально, иди!
  Только сейчас я сообразил, что так и держу в руках гранату, и как я её не обронил пока возился с нашим бешенным пулеметчиком?! Ползя по дну траншеи я только и думал о том, где бы мне взять проволочку, чтобы зафиксировать запал гранаты.
  - Бля, проволочка! - дошло до меня, с чего сегодня начался бой. - Ёпта, проволочка! - я катался по дну окопа и громко ржал.
  Истерика продлилась недолго, пару минут, не больше, взяв волю в кулак, я буквально заставил себя ползти дальше. Граната таки осталась зажата в кулаке. Подползая к блиндажу, заметил в песке тусклый блеск металла. Опа-па, да это и есть та самая чека, которую утром потерял Ванек. А может это не она, а другая, за последний час мы столько гранат тут пошвыряли налево и направо, что вполне это может быть кольцо и от другой гранаты. Осторожно подобрав стальное, проволочное кольцо пальцами, попробовал продеть усики в отверстие на взрывателе, получилось не с первого и даже не со второго раза, руки предательски тряслись. Но в конце концов получилось - кольцо встало на место, и теперь безопасная граната, заняла свое место в подсумке.
  Вход в блиндаж был полузавален, прилетевшей гранатой обвалило часть камней, но я кое-как протиснулся внутрь. Тусклый свет проникал через узкие бойницы, и яркие солнечные лучи играли в пыльной завесе, которая наполнила внутреннее пространство блиндажа.
  Ванек лежал под стенкой в обнимку с РПГ, рядом в матерчатом мешке валялись три выстрела с прикрученными вышибными трубками.
  - Ванек! Ванек! Керчь! - громко позвал я, дергая парня за штанину. - Ты жив?! Жив?
  Внешних ранений на нем не прибавилось, только повязка на плече почернела от проступившей крови. Может, контузило или внутричерепная травма?
  - Все нормально! Я в порядке! - пробубнел Ванек. - Мама, а можно я сегодня в школу не пойду? У нас первая физра!
  - Охренеть? - поразился я, услышанному. - Какая мама? Я твой папа! А ну ставай и бегом в школу!
  - Бать, ну, не гони! Я не хочу в школу! - продолжал бредить парень.
  - Ладно, хрен с тобой, прогульщик хренов, - выругался я.
  Оставив лежать Ваню в блиндаже, я вывернул его подсумки, сложив магазины, гранаты подаренный мной револьвер, в сумку к гранатометным выстрелам, и закинув за спину РПГ пополз наружу. У входа немного повозился, расчищая себе путь, так в блиндаж будет поступать больше свежего воздуха, глядишь и Ванек в себя придет быстрее.
  Чёрт его знает, может надо было оказать ему какую-нибудь медицинскую помощь, но что делать в подобных случаях, я не знал. Если открытая рана, то наложил тугую повязку или жгут, остановив кровь. Если перелом, то зафиксировать конечность. А что делать в случае с контузиями, я не знал. Может надо было водки дать? Хотя, нет, вряд ли...
  - Серый, ты как, держишься? - спросил я у пулеметчика, подползая к нему.
  - Нормалек! Нашел Ваньку?
  - Нашел, в блиндаже его накрыло, похоже контузия. Внешне цел, но бредит! Умеешь с граником общаться?
  Серега в ответ утвердительно кивнул.
  - Отлично. Тогда владей, а я пока сползаю, посмотрю, где там Гарик запропастился.
  Вначале я нашел свой автомат и вставил полный магазин, передернув затвор, выстрелил одиночным в воздух. Автомат бодро тявкнул, отправив пулю в небо. Все-таки отличная вещь АК. Грязи и пыли не боится. Засран по самое не балуй, а все равно стреляет.
  Наши противники пока молчали, видимо собирались с силами, соображая, как нас взять половчее. А хули тут думать, у нас три выстрела РПГ, одна коробка к ручнику и четыре магазина к моему АКСу, а ну еще пара гранат. Вот и весь арсенал. Его хватит минут на пять интенсивного боя. Но скорее всего наши враги об этом не знают.
  Все-таки знатно мы их пощипали. У подножия холма и на его склоне лежало не меньше двадцати тел. На обочине дороги, огромным костром полыхал пикап, длинный черный столб дыма поднимался высоко в небо, а воздух наполнялся запахом горелой плоти. Несколько скрюченных в огне человеческих фигур валялись рядом с горящей машиной.
  Вчерашнее утро, началось точно так же: стрельба и запах горелой плоти. Прям, дежавю, какое-то: рассвет и вонь горелой человечины!
  Внизу, в селе, шла вялая перестрелка: короткие очереди сменялись одиночными выстрелами, несколько раз глухо рявкнул крупнокалиберный пулемет. Пару домов на восточной окраине села горели и похоже именно там происходили основные боевые действия. Про нас похоже забыли, подмога так и не пришла. Я вытащил сигнальный пистолет, и выстрелил ракетой в небо. Может, хоть сейчас поймут, что нам нужна подмога.
  Потом перебрался через бруствер окопа и пополз вниз по склону, туда, где стоял расхристанный пикап, а недалеко от него лежало тело в синем спортивном костюме.
  Исмаил был жив, ему прилетело по касательной в грудь, спас автомат и магазины, смягчили удар, но похоже сломало ребра. На груди чернел здоровенный синяк, и было пару глубоких царапин. Я помог пареньку встать и держа его под руку потащил наверх. Надо будет сейчас его уложить в блиндаж и вернуться к расстрелянному пикапу, на трупах можно было всласть помародерить. Тут тебе и автоматы с нетронутым БК и крупнокалиберный пулемет Браунинг М2 и черт знает еще чего, таскать не перетаскать.
  Последние метры к вершине дались совсем тяжело, вроде и пройти всего метров сорок, а как будто пару километров пробежал с мешком цемента на загривке. Под конец, я буквально тащил Исмаила волоком. Уложил паренька рядом с Ваньком, который по-прежнему бредил, рассказывая, воображаемой маме, почему он не хочет идти в школу и за что его дразнят задротом и ботаном.
  Снял с Гарика целые магазины и единственную гранату, потом перевязал о обработал его раны. Поплелся к Сереге. Устал, как раб на галерах!
  - Гарик жив, но ранен, лежит вместе с Ваньком в блиндаже. Там у подножия холма, где дорога изгибается и уходи вниз к поселку стоит расстрелянный пикап, ты сгоняй туда, притащи автоматы и патроны. А то у меня что-то сил нет, пока турчонка дотащил, чуть не кончился. Я с него магазины снял, но фигли от них толку если они к 'эМкам', - показал я взятые с Гарика магазины.
  Парень понятливо кивнул и заботливо накрыв пулемет своей курткой полез по траншее на выход. Я осмотрел поле боя. Эх, все-таки, хорошо мы тут отличились! Правда, здесь не столько наши заслуги, сколько везение и отличная позиция, будь мы не возвышенности и не зарывшись в землю, хрена бы столько продержались, давно бы нас турки смяли.
  Только я об этом подумал, как из-за груды камней, в полукилометре от нас, выкатился еще один джип, на крыше которого был установлен пулемет. Джип погнал в нашу сторону, а пулемет на его крыше начал стрелять. Одновременно с этим, среди камней и валунов в паре сотне метров от нашего холма, поднялись человек двадцать и громко крича побежали вперед. Бегущие стреляли на ходу. Пули тут же засвистели в воздухе, я привычно плюхнулся на дно окопа и подумал, что бог любит троицу, а значит нам вряд ли пережить эту третью атаку турок.
  Зарядив гранатомет, вскинул его на плечо, оглянулся назад, убедился, что там никого нет, поднялся из окопа и наведя на ближайших ко мне стрелков, выстрелил. Тут же плюхнулся обратно, вновь зарядил гранатомет, отполз на дальний конец траншеи, выскочил из неё, вскинул гранатомет на плечо, быстро прицелился и тут же выстрелил. Граната, оставляя хорошо заметный дымный след понеслась на встречу джипу, но попал я в него или нет, я не увидел, по мне тут же открыли ответный огонь, и я вновь упал на дно окопа. Волоча трубу РПГ за собой, пополз к пулемету, который так предусмотрительно был накрыт курткой. Конечно, FN minimi, это тебе не ПКМ, он нежный и утонченный, как все бельгийцы, он боится грязи и пыли.
  В окоп влез Серега и метнулся к пулемету. Я задержал его, дернув за ботинок.
  - Серега, бери Ваньку и Гарика, и попробуй дотащить их до села, хотя бы одного, а я вас прикрою! - приказал я, протягивая здоровяку револьвер. - автомат дать не могу он мне самому пригодиться!
  - Давай ты их потащишь, а я останусь прикрывать! - выдал самую длинную за время нашего знакомства фразу Серега. - Мне с пулеметом привычней!
  - Не гони! Ты здоровее меня и гарантированно, хотя бы одного из них спасешь, а я вряд ли смогу сам дойти до села, не говоря уже о переноски раненного. Так, что тут без вариантов - тащить тебе!
  - А кого выносить?
  - Сам решай! Ванек, на все сто процентов наш, русский, а турчонок легче, так, что сам думай, кого спасти. И на, вот держи, вам они точно пригодятся, - я подал пулеметчику мешочек с золотыми монетами. - Бери!
  Серега, не понимая, что я ему даю, сграбастал мешочек своей лопатой и нырнул в изгиб траншеи. Я повернулся к пулемету, поднял его на бруствер и открыл огонь по наступающим врагам.
  Стрелял длинными очередями, прижимая врага к земле, турки падали, укрывались, где могли, но все равно перли вперед. Джип остановился посреди поля, пулеметчик на его крыше, частил короткими очередями и какое-то время мы с ним соревновались в меткости стрельбы. Победила ничья: у водителя джипа сдали нервы и он, газанув, увел машину с поля боя, а у меня закончились патроны в брезентовом подсумке. Боек сухо щелкнул и тут же несколько вражеских пуль вонзились в корпус пулемета, небольшой стальной осколок, срикошетил мне в голову. Малюсенькая заноза раскровенила кожу на лбу, вырвав приличный лоскут кожи. Горячая кровь тут же залила половину лица.
  Дальнейшее я помню смутно: турки бежали вперед, стреляя и крича на ходу, ветер сменил направление и черный, густой дым от горящего пикапа понесло на меня. Стрелять приходилось практически наощупь, я свободным от крови глазом высматривал врага, и высаживал в его сторону длинную очередь, потом менял магазин и повторял тоже самое. Дым затянул склон холма, все пропиталось смрадом горелой резины и вонью обожжённых трупов. Ствол автомат вновь раскалился и задымился, но он продолжал стрелять, не желая оставлять меня в одиночку против наступающих турок.
  Патроны все-таки закончились, я выдернул из кармана предпоследнюю гранату, дернул чеку и выполз из окопа. Не понимая, что, а главное зачем я это делаю, я пополз навстречу врагу. Когда крики на турецком языке послышались совсем рядом, я встал в полный рост и бросил гранату в ту сторону откуда доносились крики. Из-за густого дыма, я совершенно потерял ориентацию. Где враги, где я? Черт его разберет!
  Моя граната взорвалась неожиданно громко, бухнула, как полноценный фугас, басовито и раскатисто. Взрывной волной меня сбило с ног, я хорошенько приложился затылком о камень, но сознание не потерял. Из оружия осталась последняя граната, та самая, в которой я менял чеку и сигнальный пистолет с двумя патронами.
  Гранату оставил на крайний случай, в плен сдаваться нельзя, прадед, погибший на Великой Отечественной Войне, не понял бы, поэтому я, выцарапал из кармана СПШ, вставил в него патрон и вновь наведясь на крики турок выстрел.
  Сигнальная ракета прочертила огненный росчерк, превратилась в полноценную противотанковую ракету и ударила в землю метрах в ста от меня. Бабахнула настолько весомо, что даже до меня долетела ударная волна. Подивившись таким метаморфозам, я вновь зарядил пистолет сигнальным патроном и опят выстрелил. Нет, на этот раз, чуда не произошло, сигнальная ракета не морфировала в противотанковый снаряд, а упала метрах в двадцати, от меня запрыгав огненным клубком по каменистой почве.
  Крики на турецком притихли, но шум боя не утихал, откуда-то сверху, там, где совсем недавно были наши позиции басовито гудел крупнокалиберный пулемет.
  Я ошалело завертел головой пытаясь понять, что происходит, Кто в кого стреляет и откуда пулемет, если еще пару минут назад его там не было.
  - Да, вот же он! - раздался поблизости радостный крик. - Я его нашел!
  У меня перед глазами поплыли яркие круги, я понял, что еще немного, и упаду в обморок, а где-то поблизости враги, им нельзя сдаваться в плен. Я дернул из подсумка гранату, что есть сил рванул чеку, но какая-то неведомая сила сбила меня с ног и мир погас....
  
  
   ***
  
  
  Первые дни после 9 мая 2020 года выдались самыми тяжелыми в моей жизни. Даже когда родители погибли в автокатастрофе, мне казалось, что хуже быть не может, я теперь один, сирота. Но, тогда была новая работа, были друзья, было ясно, что я еще молод, и все переживу, погорюю, и буду жить дальше. Время ведь лечит, чем больше времени проходит с того момента, как моих родители погибли в автокатастрофе, тем легче, мне без них жить.
  А вот сейчас, в эти майские дни, понимаешь, что, это не просто утрата, боль и страшная трагедия не только для России, а для всего мира, ведь в один миг погибло несколько миллионов человек, еще больше умерли в течении пары недель. Они не дождались помощи, умерли под завалами московских и питерских многоэтажек, они сгорели от сверх дозы радиации, им не хватило мест в больницах и госпиталях, просто, потому что никто не мог никогда предположить подобного ужаса.
  Я был в Крыму в конце ноября 2015 года, молодого аспиранта руководство ВУЗа послало на конференцию, если бы поездка выпала на лето, то поехали бы сами, а в ноябре в Крым желающих особо ехать не было, вот и выпала эта честь мне. Тогда власти соседней страны посчитали, что их бывшие граждане будут сильнее любить 'неньку' когда Крым останется без электричества и опоры электросетей на перешейке были взорваны. Но тогда даже близко не было той паники и дезориентации, что происходила сейчас. Тогда крымчане в один миг остались без электричества, мобильной связи, интернета и всех тех благ, что дает ток, бегущий по проводам. Я видел лица улыбающихся людей, которые уничтожали запасы своих холодильников, жаря мясо на самодельных мангалах, во дворах панельных многоэтажек. Они тогда понимали, что это все временное, надо подождать пару месяцев и все наладиться. Сейчас все понимали, что дальше будет только хуже! Помощи ждать неоткуда! Страна разваливается, она слишком большая и разношерстная, чтобы можно было её удержать в единой связке.
  Время и место для хладнокровного удара было рассчитано с иезуитской точностью и мастерством. 9 мая 2020 года в Москве и Санкт-Петербурге собрались не только президенты и руководители многих стран мира, сюда же слетелись и все мало-мальски важные чиновники федерального и регионального значения. Очень многие из управленцев и бюрократов сочли своим 'священным долгом' по-быстрому отпраздновать на местах празднование 75-летия Победы и примчаться в Москву, чтобы обязательно пройтись шествием в Бессмертном полку.
  Одним скорым и быстрым росчерком ядерного взрыва Российская Федерация оказалась обезглавлена. Погибли не только Президент, премьер-министр, а и весь кабинет министров, со всеми замами, вице-премьерами, спикерами, депутатами государственной думы, сенаторами, главами регионов, губернаторами, мэрами многих городов, крупными военоначальниками, чиновниками и прочими управленцами, коих в народе зовут властью.
  Некое подобие структуры и системы подчинения сохранили только силовые ведомства, если вся их верхушка погибла полностью, да и среднему звену изрядно досталось, потому что ничто так не греет больших дядь, когда их охраняют не простые сержанты, а исключительно майоры и полковники, коих нагнали со всей страны в обе столицы. Просто так уж сложилось, что во время подобных массовых мероприятий на местах: в каждом городке, селе, районом центре; полицию и федералов выгоняют на усиление, эмчээсовцам сам бог велел в эти дни работать за троих, ну, а воякам надо было обеспечивать проведение парадов и прохождение военной техники, так как у них был четкий приказ: отметить 75-летие Победы в каждой воинской части от Калининграда и до Находки.
  Как ни страшно и чудовищно это звучит, но в один миг сбылась мечта провинциальных идиотов, которые полагали, что в России станет лучше жизнь, как только обе столицы, вместе с населением и чиновниками исчезнет с лица земли. Накаркали?! Москвичей и Питерцев больше нет; чиновников, власти, Президента, министров, депутатов и многих тех, кого в России принято винить в плохой жизни - тоже нет. И, что жизнь стала лучше?
  Помимо исчезнувшей в огненном смерче, ядерного взрыва верхушки власти, сразу же после 9 мая 2020 года возникли резкие проблемы во всех сферах жизни.
  Исчез интернет, а вместе с ним и все блага цивилизации, которые он приносил с собой. Сразу же обнаружились катастрофические проблемы в медицине, ЖКХ, транспорте, дорожном хозяйстве, энергетике, водоснабжении, центральное телерадиовещание отсутствовало несколько недель, в эфир выходили лишь местные, региональные радиостанции. Банковская сфера умерла практически сразу, не было никакого взаимодействия между безналичными плательщиками и контрагентами. Сетевые магазины, по всей стране закрыв свои двери вечером 9 мая, так и не открыли их вновь. Маленькие магазинчики и рынки, еще кое-как работали, но цены в них обновлялись каждый несколько часов. Деньги обесценивались ежечасно. Утром девяносто второй стоил - пятьдесят рублей, в обед - семьдесят, а вечером - сто рублей за литр. Практически все крупные предприятия и бюджетные организации отправили своих работников в бесплатный и бессрочный отпуск 'за свой счет'. В строю остались только медики, военные, правоохранители и спасатели. В некоторых регионах, где местная власть сохранилась и смогла отойти от шока, срочно организовывались отряды самообороны, которые несли патрулирование на улицах и брали под контроль жизненно важные объекты инфраструктуры. Но в большей части России начиналась эпоха анархии и беспорядков, люди были возмущены бездействием власти, невозможностью вернуть свои деньги, оставшиеся на банковских счетах, кредитных и пластиковых картах. Магазины грабили не только по ночам, но уже и днем, в открытую, не боясь полиции. Сил правоохранителей, элементарно не хватало, чтобы удержать всё под контролем.
  К началу лета 2020 года в армии, полиции и структурах МЧС началось повальное дезертирство и бегство. Многие решили, что они сейчас нужнее дома, в кругу семьи, которую нужно защищать в столь тяжелое время.
  10 мая 2020 года я провел в Куравлевке, все ждал, когда вернется дядя Толя. Правда, надо отметить, что без дела не сидел, объехал все близлежащие магазины и скупил все, что могло пригодиться в затяжном кризисе, а то, что он будет долгим, похоже никто не сомневался.
  Связь и интернет, так и не работали, телевидение молчало, а на радиоволнах: либо бесполезное шипение, либо заунывная классическая музыка, в стиле 'лебединого озера'.
  Местный участковый ничего путного сказать не мог, ему никаких приказов не поступало, в районной управе царил беспредел и кавардак. То же самое происходило в военкомате и районной администрации.
  На следующий день у меня был уже готов приблизительный план действий. Первым делом я покатил в город и встретился с несколькими приятелями и знакомыми. Узнал, какие новости, разведал обстановку. Мой родной областной город, красавец полумиллионик выглядел безлюдным и опустевшим. Обычно, в выходной день, не протолкнуться от праздно шатающихся зевак и молодежи, а сейчас, как будто все разом куда-то исчезли.
   На некогда забитых от машин улицах было очень мало транспорта: маршрутные такси, городские автобусы и троллейбусы попадались очень редко и похоже не справлялись со своими обязанностями - автобусные остановки были переполнены. Длинные вереницы машин выстроились в очереди перед неработающими заправками. Оживление было лишь перед продуктовыми магазинами, похоже, у народа сработал вшитый в подкорку инстинкт: тяжелые времена = покупаем соль, спички и консервы. Моего запаса продуктов хватило бы на несколько месяцев, так, что в очередях толкаться не надо, а вот в пару хозяйственных и охотничьих магазинов заехать не помешает. Вот только работают ли они?!
  К вечеру я собрал у себя на квартире небольшую группу доверенных и проверенных молодых людей. Две девушки и три парня. Им я предложил перебраться на ПМЖ в Куравлевку, где они могли заселиться в доме дяди Толи.
  Долго уговаривать не пришлось, все прекрасно понимали, что в деревне сейчас выжить намного проще, чем в городе, где уже два дня нет централизованного водоснабжения, а электричество дают с перебоями.
  Самое главное, что все присутствующие согласились, что в такое смутное время можно решиться на некоторые отчаянные шаги, которые в прежние времена грозили не хилым сроком заключения.
  Удивительно, но прошло всего два дня, а с людей как-то слишком быстро сошел весь цивилизованный лоск. Правда, надо тут же уточнить, что я ничего особо криминального не предлагал. Откровенного грабежа, убийства или еще какого-нибудь разбоя здесь не было. Всего лишь мошенничество и подлог документов, с присвоением себе государственного имущества.
  Практически до утра мы с парнями обсуждали предложенный мной план действий, пришлось кое-чего изменить, но в итоге вышло, даже лучше чем я предполагал с самого начала.
  Я ведь до этого дня, помимо того, что работал аспирантов в родном ВУЗе, читал лекции, трудился на общественной ниве, организуя всякие там студенческие движения, я ведь еще и 'левачил', помогая за небольшое (а иногда и большое) вознаграждение, получать особо страждущим гражданам дипломы о высшем образовании. Короче, в некоторых, вопросах, я был весьма подкован, и представлял как и чего надо сделать, чтобы на руках оказались почти настоящие документы, справки, бланки, удостоверения и прочие 'бумажки', без которых, как известно, ты - какашка, а с ними -человек! Один из троих парней, что сидели сейчас передо мной, был гением компьютерной верстки и графических редакторов, а с учетом того оборудования, что я ему накупил, за то время, что мы вместе работаем, так не стоит удивляться получаемому результату.
  На следующий день, вооружившись всеми нужными документами, вы вчетвером проникли на территорию одного из хозяйственных помещений ВУЗа и вывезли оттуда много чего полезного и интересного: новенькие стройотрядовские спецовки, 'горки', противогазы, костюмы химзащиты, дозиметры радиации, обувь, палатки, спальники, инструмент, множество различного полезного инвентаря. Причем увезли все это на принадлежащем ВУЗу автобусе ПАЗ, закрепленном за местным стройотрядом.
  В Куравлевке, оставив на хозяйстве девушек, вновь вернулись в город и повторили эту процедуру еще раз, теперь мы вывезли содержимое автомастерской и нескольких цехов, угнав еще одну автоединицу ВУЗа - 'ГАЗон Некст'. Охранник, дежуривший в этот момент, нам весьма активно помогал, ведь ему задвинули легенду, что все это надо для студенческого отряда, который выдвигается на помощь пострадавшим от теракта в Москве.
   В течение нескольких недель мы совершали постоянные рейды в город, где целенаправленно, с помощью фальшивых документов, вывозили различные нужные в хозяйстве вещи. За это время наша команда увеличилась до двенадцати человек и чтобы всех разместить, пришлось занять еще один дом по соседству, хозяева которого так и не вернулись в Куравлевку из поездки к родне в Москву.
  Местная, куравлевская элита, вначале очень опасливо и косо глядела на наши поездки, но после того, как я распорядился отдать на нужды родной деревни пригнанный трактор - экскаватор и пару ГАЗелей, все решилось миром и в дальнейшие набеги мы выезжали уже и с парочкой куравлевских аборигенов. Надо отметить, что наличие у нас документов позволяющих нам вывозить все это имущество, очень высоко подняло авторитет нашей команды в глазах куравлевцев. В наставшие смутные времена, простые люди тянулись к тем, кто предпринимал активные действия по спасению себя и других. К началу лета Куравлевка начла жить особой жизнью - фактически, деревня превратилась в некое подобие автономной коммуны, где заправлял всем самопровозглашенный совет, в который, ясное дело входил и я.
  К середине июня появились первые признаки анархии, наши машины несколько раз обстреливали, а по ночам небосвод расцвечивался зловещей подсветкой пожарищ. К этому времени, у нас уже был собран неплохой арсенал, в который входили не только ружья и карабины, доставшиеся мне от дяди Толи, собственные два карабина, а еще и с десяток стволов, которые я увел из домов, моих знакомых, погибших в Москве.
  Мучила ли меня при этом совесть? Конечно, да! Все-таки я, к тому времени был еще не окончательно лишенным всяческих моральных принципов человеком. Нет, я, мучился, страдал, спать по ночам не мог. Шучу! Стремно, конечно, было, обносить чужие дома, но покойникам оружие, ни к чему, а вот живым оно еще могло послужить.
  Появившиеся в июне на дорогах блокпосты военных мы проезжали совершенно спокойно, ведь у нас был целый комплекс документов, подтверждающий, что мы не просто, так тут катаемся, а по делу, тем более, что проверявшие нас несколько раз молоденькие сержанты и лейтенанты, явно не разбирались во всех тонкостях делопроизводства и правильности оформления сопутствующей документации. На одном из блоков, я встретил паренька, который меня вспомнил, оказалось, что он учился у нас в ВУЗе и посещал мои лекции. Недолго думая, мы прикормили этот блок, закидывая стоящим там бойцам, чего-нибудь вкусного по дороге из города или в город. В конце июня, летеха, который был старшим на этом посту, обменял нам двенадцать АК-74М с шестью цинками патронов на уазовский 'патрик' с полным баком бензина и запасной канистрой. Лейтенант погрузил в 'патриот' свою подругу и укатил с ней к себе на историческую родину. Солдатики, оставшиеся на посту, разбрелись кто куда, троих мы забрали к себе в Куравлевку.
  Изначально, еще ночью, девятого мая, я думал, что воспользуюсь ситуацией, ограблю парочку зажиточных домов, в которых я точно знал, что были захоронки с припрятанными на черный день ценностями и в одиночку с этим барышом свалю куда-нибудь в безопасное место. Но сейчас, спустя пару месяцев после начала всего этого безобразия выяснилось несколько важных моментов. Во-первых, внешние границы России оказались закрыты, автомобильное, железнодорожное и тем более авиособщение со всеми соседними странами было прервано. И если в нашей, граничащей с Украиной областью, это еще можно как-то было объяснить, то почему закрыли границу белорусы, казахи и остальные бывшие республики СССР было не понятно. Хотя, после того как их лидеры погибли в теракте 9 мая, и в этих странах поменялось правительство, подобные шаги, наверное были закономерны. По слухам, за границу не выпускали даже богатеев, имеющих паспорт другого государства. Все эти продажные чиновники, нувориши, проворовавшиеся бюрократы и члены их семей, оказались не выездными. Им не помогали чужие паспорта, виды на жительства и прочие документы, на которые они надеялись, покидая Россию. Действительно, зачем они нужны властям Англии, Франции и Германии? Вот их деньги, хранящиеся на банковских счетах этих стран, конечно же, нужны, а сами их хозяева уже ни к чему. Массовые самосуды, публичные казни и суды Линча, случались каждый день, простые люди, видя, что те, кто призван их возглавить, чтобы спасти страну, убегают, как крысы с тонущего корабля, вершили свое правосудие.
  Каюсь, что и моя команда приложила к этому свою руку, правда, мы действовали не из возвышенных, нравственных соображений социальной справедливости, а банально, схлестнулись с такими же как мы бандитами. Единственная разница, что моя команда хотела вынести содержимое склада медикаментов, а противная сторона планировала уничтожить это хранилище так нужных обычным людям лекарств, для того, чтобы скрыть факт недостачи. В итоге вспыхнула скорая перестрелка, у нас было численный перевес, да и начали мы стрелять первыми, поняв, что перед нами никакие не правоохранители, а какие-то левые мужики с пистолетами Макарова, которых возглавлял толстый заместитель губернатора. Жирдяй кричал, как резанный требуя, чтобы мы покинули помещение и дали им провести работы по утилизации контрафактного товара, а когда этот толстяк, совсем уже возомнил себя бессмертным и, достав пистолет, начал им размахивать, у Витька Хромого закончилось терпение и он полоснул по орущему из автомата. Так мы обогатились еще шестью пистолетами.
  Вот и получалось, что даже став обладателем приличных сокровищ в виде денежных банкнот различного достоинства, всевозможных золотых украшений, дорогих часов, драгоценных слитков и прочих благ богатой жизни, деть это было особо некуда. За границу свалить не получится, значит, безопасное место надо искать на родине. Выбрасывать экспроприированное добро не стали, упрятали до лучших времен и занялись тем, что стали лучше обустраивать свою базу в Куравлевке.
  Что будет дальше с людьми и со страной было непонятно. Нормального правительства и власти в масштабах всей страны так и не образовалось, периодически ходили слухи, что этих правительств сразу несколько, но реальной власти за ними нет. Сейчас люди кучковались поближе к центрам силы виде военных и правоохранителей, было организованно много стихийных лагерей беженцев, где раздавали скудную еду и питье.
  Многие ждали, что скоро начнется военное вторжение в Россию. К этому было много предпосылок, и, вообще, вся обстановка складывающаяся в России вела к этому сценарию развития событий. Спасало только то, что в граничащих с Российской Федерациях странах шла активная борьба за власть, взамен погибших в теракте лидеров. Тоже самое происходило в США, Франции, Китае и Индии.
  К концу июля Куравлевка заметно разрослась, в ней прибавилось не менее трети жителей, чтобы расселить всех прибывших, пришлось превратить школу в общежитие, заодно привести несколько десятков модульных домов и блок-контейнеров, которые вывезли с одной из строек. Так же начали строительство большой фермы, куда должны были заселиться домашние животные, вывезенные с расположенного в Кирчах агрокомплекса. Сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны именно в тот момент, когда людям нужны продукты питания, и, казалось бы, агрокомплекс должен работать на полную катушку, руководство этого АПК, забивает на него и распускает всех работяг по домам, приказав уничтожить все имущество, включая, многотысячное поголовье скота. Пришлось спасать коровок и свинушек, вывозя их оттуда.
  В первых числах августа 2020 год стали появляться сообщения о первых зараженных и умерших от неожиданно навалившегося, раньше положенного времени гриппа. Тут же посыпались слухи и сплетни, что эпидемия не просто так, а имеет искусственное происхождение, ибо, каждый третий, не считая второго, утверждали, что своими глазами видели машины распыляющие неизвестный газ.
  Куравлевку тут же отрезали от внешнего мира, перекрыв мост, ведущий через речку Кура, так же тракторами перепахали еще две дороги. На двух возвышенностях поставили смотровые вышки и стали патрулировать округу. За периметр мы теперь выезжали только небольшими группами, а возвращаясь, обрабатывали машины дезинфицирующим раствором.
  - Вот и прикинь, какие это деньжища?! - вырвал меня из плена воспоминаний яростный шепот Ванька. - Прикинул?! В-ооот! А ты говоришь!
  - Ванька, достал ты уже со своими монетами! - одернул я Тихого. - Хватит уже! Достал!
  - Бро, все, молчу! - тут же отозвался Ванек. - Ты не грузись, вернем мы монеты, найдем этих уголков и заберем твои монеты! Хорошее же дело сделали, брата нашего Гарика отмазали.
  Я лишь досадливо поморщился и вновь помешал заметно загустевшее ароматно пахнущее варево. Особо потери золотых монет было не жалко: как пришли, так и ушли! Помогли спасти турецкого пацаненка, и то, слава богу! Злило только то, что Ванек присутствовал при передаче монет, и каким-то чудом опознал в них золото времен царя Митридата Евпатора 6. Опять же со слов того же Ванька, каждая такая монета стоила чуть ли не миллион долларов, вернее за такие деньги подобная монета была продана в начале двухтысячных годов на аукционе Сотбис. Скорее всего, Ванек брехал, но осознание того, что я собственными руками отдал подобное сокровище злило неимоверно.
  - Хватит трепаться, содитесь жрать, пожалуйста! - приказал я собравшимся в окопе бойцам.
  Серега, Ванек, Гарик тут де протянули свои тарелки мне....
  
  ***
  
  Солнце закатывалось за горизонт, окрашивая морскую гладь в багряные тона. Смотрелось это эффектно и торжественно, а еще немного тревожно - чувствовалось приближение какой-то беды. У меня, вообще, с детства развита интуиция и есть некий дар предвидения. Всякий раз, когда в жизни грядут лихие времена, начитается некое подобие панической атаки - легкий мандраж, волнение и нервозность. Про панические атаки, это я уже в студенческие годы узнал, гонял тогда с одной психологиней, вот она меня и просветила.
  - Солнце красно с вечера - моряку бояться нечего, Солнце красно поутру - моряку не по нутру. Если Солнце село в воду - жди хорошую погоду, Если Солнце село в тучу - берегись, получишь бучу, - нараспев продекламировал, стоящий за спиной Ванек. - Отличная погода! - жизнерадостно заявил керчанин.
  - Твои бы слова, да богу в уши, - пробурчал я, наливая себе очередную порцию, порядком остывшего кофе.
  - А мне? - Болтун подсунул свою кружку.
  - Не хватило, - обломал его я, демонстративно выливая остатки кофейной гущи в свою кружку.
  - Жадина! - обозвался Ванек.
  - Сам дурак! - огрызнулся я.
  - Иваныч, как думаешь, найдет спецура пароход, чтобы вытащить нас отсюда? - Ванек задал этот вопрос в сто пятьдесят тысячный раз.
  - Не знаю, - в сто пятьдесят тысячный раз ответил я. - Не стой над душой, иди спать!
  Иван пожал плечами и поплелся в недавно отрытую землянку, где в палатке спали Серега и Гарик.
  Я остался наедине и, закинув в рот несколько мятных леденцов, хлебнул крепкого кофе.
  Наверное, надо рассказать, что тут у нас произошло за последнее время и почему я такой весь из себя нервный, обуреваемый тягостными думами?
  Ну, слушайте...
  Когда я оглушенный взрывами, выперся из окопа, и попер на атакующих нас турок с сигнальным пистолетом наперевес, то в это же время со стороны села к нашей позиции подоспели: Иваныч, наш взводный (я, кстати, вспомнил, что его все зовут Фома, но настоящее это имя или прозвище пока не узнал) и еще с ними три бойца. Они наткнулись на расстрелянный турецкий джип, забрали из него пулемет и РПГ, потом подобрали Серегу, который пытался тащить на себе одновременно Ванька и Гарика, и как только оказались на наших позициях, тут же вступили в бой. Собственно говоря, их стрельбу из противотанковых гранатометов, я и принял за взрывы сигнальных ракет. Фома нашел меня и успел в самый последний момент, вырвать из рук гранату. Повезло, что, когда я фиксировал чеку самодельной проволочкой, замотал её на совесть, а иначе бы расплескало бы мои кишки по округе. Почему-то этот дебильный поступок с попыткой геройского самоподрыва, вызвал нешуточный ажиотаж среди моих коллег по наемническому цеху. Каждый встречный считал своим долгом, похлопать меня по плечу, и высказать какой я герой. В итоге на плече образовался не хилый такой синяк, размером с Красноярский край!
  В общем, позиции мы отбили, и отделались вполне легкими ранениями и контузиями. У меня и Сереги - пара глубоких царапин, несколько ушибов и легкие контузии, Гарик сломал ребро и повредил ногу, Керчь получил сквозное ранение в плечо, кость была не задета, пуля прошла вскользь и по сути, это была глубокая царпина. Петрович, вообще, отделался легким испугом и порванными на жопе штанами. Зато в том бою мы положили восемнадцать бойцов противника, а может еще больше, там некоторых разорвало на части, и было не понять, это останки одного человека или нескольких.
  С поля боя собрали неплохие трофеи: американские и немецкие штурмовые винтовки М-4А1и G 36, пулеметы МG3, знакомый уже нам бельгийский миними и крупнокалиберный Браунинг М2. Были еще ручные гранаты, пара РПГ-7 с десятком выстрелов, ну и всякая мелочь: ножи, разгрузки, фляги, аптечки.
  Я когда увидел МG3, глазам своим не поверил, как будто трофеи Отечественной войны разглядываю - натуральный немецкий пулемет 'пила Гитлера'! Правда, разбор трофеев был намного позже - через пару часов после боя, когда мы оклемались от ранений.
  Как только отбили позиции, то Гарика и керчанина утащили вниз, в село, сопровождал их Серега. В селе они нарвались на уголков из третьего взвода, те тут же решили устроить самосуд на Исмаилом, но Могила навел револьвер на них и тихим голосом пригрозил всех застрелить, в разборки вмешался командир первого взвода и несколько морячков с 'жабодава'. Во время обсуждения было решено, что турчонок хоть и вел себя героически, но оставлять его в живых опасно, потому что веры их народу нет и он в любой момент может предать, итоге разошлись миром, когда Могила молча вынул мои монеты и отдал их кидавшим предъявы уголкам. Вроде как откупился! Вот тебе и справедливость - Исмаил воевал лучше, чем любой из тех, кто решал его судьбу, если бы не турчонок, закидавший гранатами вражеский джип, то турки прорвались бы в село и устроили бы там знатный шухер.
  После этого, как только Гарику и Ваньку оказали медицинскую помощь, Серега утащил их обратно на наш блокпост. Мне царапины и раны перевязал Петрович, Хохол весьма умело наложил повязку и обработал раны.
  - Где ты этому научился? - спросил я.
  - На войне, - пожал плечами Хохол. - Обе чеченские за плечами, и на Донбассе успел отметиться, но там не долго.
  К вечеру вернулась одна из багги со 'спецурой', чего там у них за разговор состоялся с хозяином 'жабодава' мне не известно, но сухогруз через несколько часов отвалил от причала и ушел в море. Я все это пропустил, потому что валялся на топчане в блиндаже и спал, ловя отходняк от контузии и выпитого стакана раки.
  Уже потом, под вечер, когда продрал глаза и офигел от того, что не увидел длинную 'сигару' сухогруза возле берега, выяснил обстоятельства произошедшего.
  Оказалось, что весь этот рейд, в который я нанялся по собственной неопытности, с самого начало был подставой. Та самая команда спецов, которых Керчь именовал - спецухой, и которые должны были произвести разведку прибрежных поселков, чтобы определить самые богатые и подходящие для грабежа, на самом деле играли в свою Игру. Эти самые спецы, планировали напасть на лагерь, где содержались наши военнопленные и освободить их. Понятное дело, что командование сухогруза в лице толстого дядьки, с гнилыми зубами и массивной золотой цепью об этом не знали, а когда вернувшиеся спецы поведали об этом, то договор о совместных действиях был тут же расторгнут. Толстяк тот же час приказал загружать трюм 'жабодава' всем, что попадётся под руки, загонять туда, всех без разбору пленных жителей турецкого поселка, не разделяя, как планировалось изначально на полезных и тех, кого можно расстрелять и не кормить в пути. В трюм даже погрузили два ржавых небольших рыболовецких сейнера, которые стояли на подпорках на берегу.
  Наемники из штурмовых групп, провели скорый митинг на причале, обсуждая что им делать дальше. Небольшая часть из них пожелал остаться на берегу, чтобы помочь 'спецуре' вызволить своих соплеменников из турецкого плена. Ну, а поскольку я дрых в пьяном угаре, вернее отлеживался после контузии, то мою судьбу решили без меня.
  Два дебила - Керчь и Могила и решили. Эти два утырка, два чудо-мудака, два результата любви овцы и имбецила, с какого-то перепугу решили, что быть я в добром здравии и трезвой памяти обязательно бы пожелал остаться на берегу и принять непосредственное участие в освобождении русских солдат из плена. Нет, вы не подумайте, что я не хотел бы помочь пленным русским, конечно же, хотел бы: материально помочь, добрым словом или трогательной улыбкой, ну, на крайняк, СМСку бы скинул с текстом - 'добро'. Но, не лезть же самому в пекло с автоматом наперевес?! Не оставаться же на этом богом забытом турецком берегу, без всякой надежды выбраться отсюда?! Да, каким местом думали эти два мудака, когда решили, что я захочу подвергать свою жизнь опасности, в призрачной надежде помочь незнакомым мне людям?! Дебилы!!!
  Но вслух я этого ничего не сказал. Переварив услышанное, бахнул еще стакан водки, понял, что меня не обманывают, тем более, что 'жабодава' возле берега уже не было, а значит все сказанное Ваньком - правда! Какой смысл орать и причитать? Надо думать, как выбираться из очередной какашки, в которую меня ткнула мордой стремная девка по имени Удача!
  Вместе со мной, Гариком, Ваньком и Серегой на берегу остались: Петрович, Фома и еще четыре бойца из первого взвода. Остальные оказались малодушными трусами, но зато очень умными и предусмотрительными людьми. Нам даже оставили вполне приличный арсенал оружия и боеприпасов.
  Вместо привычного АКСа, теперь я форсил с легким американским карабином М-4А1 и тяжеленным пистолетом Беретта. Ну, что сказать по поводу смены оружия? Это как перебраться с УАЗа на иностранный 'паркетник': легкий в управлении, удобный, комфортный, весь из себя такой модный и красивый. Вот и 'эМка' оказалась настоящей лялечкой в обращении: удобная, эргономичная, легкая, вся такая ухватистая, прям как шлюха со стажем - как не поставишь, как не нагнешь, а все удобно! Да и била на дистанции до двухсот метров 'американка' значительно кучнее, чем мой старичок АКС.
  НО! Есть одно 'но'! Вернее целых два - НО!
  Во-первых, вокруг много пыли и каменного крошева, а как показал утренний бой, стрелять приходилось очень много и часто, особенно длинными очередями, да еще и ползая как змей по земле. Во-вторых, мне что-то совсем не улыбается подпускать противника слишком близко, чтобы показать им насколько эМка хороша в близком бою. Я, вообще, предпочел бы держаться от враждебно настроенных турок, как можно дальше! В общем, верните мне мой калаш! Пусть он как тот УАЗ - габаритный, неповоротливый и неудобный, но зато, надежный и по бездорожью самое то, в отличие от импортных 'паркетников'.
  Но, АКС приказал долго жить, новый я так и не раздобыл, поэтому и сидел сейчас в обнимку с американским укоротом. В подсумках разместились десять магазинов, в кобуре пистолет Беретта с парой запасных магазинов, в отдельном отсеке две ручных гранаты. Еще был короткий нож, аптечка и коробка со всякой нужной в хозяйстве мелочевкой. С верхней одеждой вышел небольшой конфуз - выданная на сухогрузе 'стекляшка' пришла в полную негодность, снимать с трупов окровавленные комбезы я побрезговал, поэтому пришлось вырядиться в гражданские шмотки, затрофейные в поселке: джинсы, красные кроссовки, желто-красную футболку турецкого футбольного клуба 'Галатасарай' и толстовку черного цвета. Поверх всего этого великолепия, я натянул РПС с подсумками и карманами. Честно говоря, остальные парни выглядели не лучше, Ванек, тот вообще щеголял в вязаной ермолке, яркой растаманской расцветки, а вместо нормальной разгрузки у него был самодельный жилет с нашитыми подсумками белоснежно-белого цвета. Мы вчетвером были больше похожи на шайку-лейку наркоманов из Самоли, чем на грозных русских вояк, которыми турецкие женщины пугали своих детей, когда те их не слушались.
  Когда сухогруз уже готов был покинуть берег, то несколько отморозков из третьего взвода зачем-то подожгли большую часть домов в поселке. Из-за этого оставшимся на берегу наемникам пришлось покинуть его и переместиться на верхний блокпост. Я вновь вызвался действовать отдельно и нас определили на новую позицию - небольшой холмик в километре южнее, вдоль побережья. Это направление было наименее опасным, поэтому нас четверых доходяг и поставили его караулить. С этой стороны не должны были прибыть разведчики, укатившие вчера, на поиски подходов к лагерю военнопленных, да и мужчины из турецкого поселка, отправившиеся за горючкой, тоже должны были вернуться совершенно с другой стороны. Короче, не позиция, а курорт, валяйся в палатке, отдыхай и балдей.
  Вот только вряд ли нам получилось бы отдохнуть. Уж слишком невыгодное у нас было расположение. Окопа нет, надежного укрытия нет, копать траншею нечем, кое-как сложили небольшой бруствер их камней, да вгрызлись в землю с помощью ножей сантиметров на двадцать, вот и все приготовления. Одна надежда на то, что все-таки воевать нам не придется.
  Из оружия у нас были короткие М-4 и один 'миними', приличный запас патронов - по двадцать снаряженных магазинов на ствол и к пулемету еще восемь брезентовых подсумков с лентами на сто патронов. Гранаты оставили по несколько штук на брата, из остальных устроили минные заграждения. Так же в поселке, в одном из сараев нашли мешки с аммиачной селитрой, большую часть этого добра увез в своем трюме 'жабодав', но пару мешочков богатырь Серега перетащил сюда. Смешав удобрение и соляру, слитую из старенького 'Форда', получились пятьдесят килограмм взрывчатого вещества, именуемого по-научному - игданит. В роли взрывателя выступала наступательная ручная граната. Взрывчатую смесь аккуратно уложили в обрезанную пластиковую канистру и оттащили как можно дальше от нашей палатки - метров на сто, хотели еще дальше, но не хватило длинны шнура, привязанного к чеке гранаты.
  Если бы нас с парнями не потрепали бы во время недавнего боя, то можно было бы уже сегодняшней ночью свалить отсюда. Прогулялись бы к вилле стоматолога, захватили бы её, потом угнали бы катер зубодера, предварительно загрузив его всем ценным, чтобы нашли в его доме. Ну, а поскольку, нам сейчас не то, что штурм дома, а и просто прогулку до него не осилить, вот и приходиться тянуть время, отдыхая и набираясь сил.
  Ментоловые леденцы закончились, кофе по новой я заваривать не стал, надо экономить драгоценный запас, вот и сижу, скучаю, блюду фишку. Начало клонить в сон, пока жевал леденцы и размышлял о насущном, как-то не замечал, что хочется спать, а тут навалилось. Подобрал с земли пару гладких камешков, обтер о рукав куртки и засунул в рот. Хоть какая-то защита от сонливости!
  - Эфенди! - тихо окликнул меня, вылезший из палатки турчонок. - давай я спать не буду, караул хочу!
  Изъяснялся пацаненок по-русски, с каждым днем все лучше и лучше, он даже освоил несколько привычных нам матерных слов-связок и теперь не спрашивал на куда надо идти, когда тебя посылают 'на хуй'.
  - Твоя смена через час, иди спи! - приказал я.
  - Не могу, эфенди, сон плохой, голова болит, мысли плохие.
  - Переживаешь из-за того, что мы остались на берегу? - догадался я, переходя на английский. - Не переживай, я свое обещание не забуду. Сказал, что мы доставим тебя к твоей родне, значит доставим!
  - Спасибо тебе, командир! Ты умный и хороший, в прежние времена, наверное, был большим начальником, я слышал, что ты был профессором и преподавал в университете?
  - Нет, не профессором, а всего лишь аспирантом, но действительно читал лекции. А что?
  - Просто, хотел у тебя спросить, почему все так произошло? Почему началась Война? Из-за чего все это? - пацаненок обвел руками округу. - Дядя говорил, что во всем виноваты вы - русские! У вас слишком много земли, вы слишком богаты и из-за этого немного сумасшедшие, вот и разрушили весь мир, когда поняли, что у вас хотят забрать вашу землю!
  - Прикольная версия, - ухмыльнулся я. - В чем-то твой дядя прав, мы немного сумасшедшие и действительно не любим, когда у нас забирают нашу землю. Попробую объяснить, вернее, не объяснить, а всего лишь высказать свои мысли по этому поводу, а принимать их или нет, это уже твоё личное дело.
  Турчонок покопался в кармане достал оттуда кусок засохшей лепешки, и усевшись на деревянный ящик принялся её жевать.
  - Итак, с чего бы начать? Начнем с того, что любая война - это очень выгодно. Она позволяет избавиться от лишнего груза, встряхнуть и мобилизовать общество, во время войны создаются прорывные решения во многих сферах науки. Люди, оказавшись на грани уничтожения начинают думать по-другому, сразу придумывают пути решения, казалось бы, неразрешенных до этого задач. Много из того, чем ты привык пользоваться в привычной жизни было придумано для войны и на войне. Но только это должна быть по истине настоящая, большая Война, такая, чтобы в ней участвовали ведущие мировые страны. Так было с Первой мировой войной, со Второй, так было с Холодной войной, которую вполне можно считать - Третьей мировой войной. Согласен?
  - Да, согласен.
  - Ну, так, вот. Мир в первой половине двадцать первого века оказался перед трудным выбором, фактически в прогрессивных странах Старого мира, Америке, России, Китае и так далее, выросло поколение людей, которым не надо ничего придумывать и создавать, у них и так все есть. Еду можно делать, чуть ли не из воздуха, электроэнергию тем более, есть все условия для комфортной жизни, а самое главное, что умами этого нового поколения завладел виртуальный, кибермир. Все эти социальные сети, всемирная паутина, гаджеты, мобильные приложения, они настолько вошли в нашу жизнь, что фактически заменили собой реальный мир. Нет, люди, конечно, еще работали руками, что-то там создавали, учились на врачей и инженеров, но еще пару десятков лет и все это уйдет в прошлое.
  - И, что? - спросил Исмаил, не понимая, к чему я веду. - Ты считаешь, что войну начал искусственный интеллект?!
  - Нет, конечно, - улыбнулся я. - Не искусственный интеллект, самые обычные люди из плоти и крови, только эти люди были в высоких чинах и больших креслах.
  - Так, к чему ты тогда говорил об интернете?
  - Это было лирическое отступление. Я считаю, что, то, как развивалось, так называемая часть прогрессивного человечества, привело бы только к одному - к Большой войне, что собственно говоря, и произошло!
  - Это понятно, но мне хотелось бы узнать кто начал эту войну?
  - Ты, что хочешь, чтобы я тебе сейчас ответил на прямой вопрос, кто сбросил ядерные бомбы на Москву и Петербург три года назад?
  - Ну, да! - простодушно кивнул Гарик. - Кому-то же это было выгодно! Если поймем, кто от этого выиграл, то сразу же поймем, кто это сделал.
  - Так сразу и не ответишь, это было выгодно одновременно всем и никому. Всем, потому что, в каждой стране, чей лидер погиб тогда в ядерном огне начались движения и брожения в элитах, на смену погибшим, пришли новые люди, они планировали заработать на этом не только больше денег, но и обрести больше власти. В США половина страны ненавидела Трампа, и когда узнали, что он погиб, то там в некоторых штатах начались праздничные гуляния. У нас, в России, так, вообще, часть людей, откровенно не любила москвичей и питерцев, считая их зажравшимися богатеями, которые жируют на шее остальных жителей страны. В Китае давно зрело недовольство тогдашним лидером страны, тамошние элиты устраивали постоянные саботажи. Так, что ядерный взрыв могли устроить очень многие, тем более, что технические возможности были. Опять же, а где есть гарантия, что Трамп или Си Дзиньпин все-таки погибли 9 мая 2020 года?
  - Это как? - удивленно округлил глаза Исмаил.
  - Легко. Вместо китайского лидера вполне мог быть его двойник. Для европейцев, все азиаты на одно лицо. К примеру, ты корейца от китайца отличишь?
  - Нет, - замотал головой паренек.
  - Вот и я не отличу. Тут еще один момент. Понимаешь, при демократах у США и Китая были отличные отношения, а пришел Трамп и начал китайцев нагибать. Так, что вполне возможно, что теракт в России 9 мая - это дело рук американских демократов и китайцев.
   - Ну, а кто, по-твоему, выпустил вирус, убивший так много русских?
  - Опять же, отвечу честно - хрен его знает, - пожал я плечами, - тут надо искать ответ, понимая, кто мог провернуть подобный фокус. К примеру, скинуть на Россию ядерные заряды, выбросив их с борта гражданского лайнера, могли только специальные службы Китая или Америки. Распылить вирус на территории Российской Федерации, тоже могли только эти две страны. Напомню, что именно Соединенные Штаты оборудовали и разместили свои объекты по сбору и изучению генетического материла в странах бывшего СССР. Не помню, то ли в восемнадцатом, то ли в девятнадцатом году был скандал с одной из таких лабораторий в Грузии и Украине. Ну, а про Китай, я вообще молчу, их эпическая борьба с короновирусом в конце девятнадцатого и начале двадцатого года, иначе как масштабной тренировкой перед чем-то глобальным не назовешь. Так, что я считаю, что напали на Россию две страны - это Китай и США. Уж, больно в самое нужное время этот короновирус всплыл. Прям в самое яблочко! Китайцы под это дело всех своих граждан домой вернули, страну свою закрыли, считай перевели на военное положение, причем так, что весь остальной мир ничего не заподозрил странного. Ну, закрыли китайцы свою страну на карантин, ну, что здесь такого? Да, и американцы вели себя более, чем подозрительно, чтоб ты знал, они всех прибывших из Китая держали в карантине всего три дня. А почему? Видимо знали что-то!
  - А зачем им это?
  - Понимаешь, вся логика развития мира после Второй Мировой Войны показала, что двуполярная система - наиболее эффективна. Раньше это был вечный спор между СССР и капиталистическими странами, входящими в блок НАТО. Теперь, видимо, мир должен был поделен между Китаем и США, но, как известно, не сложилось и русские всех запиздошили. Как говориться в древней русской мудрости: кто к нам с мечом придет, тот от передозировки свинцом, тут же сдохнет! Так и получилось!
  - А почему нельзя было развиваться не двум странам, а трем? Земной шар огромный.
  - Ответ очевиден. Две стороны либо договариваются друг с другом, либо воюют, другого не дано. А вот когда есть третья сторона, то всегда возникает большой соблазн у двух сторон заключать союз, против третьей стороны. Понимаешь? Китай бы боялся, что мы сдружимся с США против них, Америка бы боялась союза России и Китая, ну, а мы, опасались бы совместных действий КНР и США. А так, нет треугольника, нет проблем.
  - Но, это же чудовищно! Почему нельзя жить всем в мире и согласии? Кому сейчас лучше от всего этого? Китайцам? Американцам? Кому? - турчонок так распереживался, что перешел с английского на родной, турецкий язык.
  - Чё вы орете? Спать мешаете! - высунулся из палатки Ванек.
  - Спи, давай! - прикрикнул я на керчанина. - Исмаил, а ты не переживай так сильно. Живи простыми принципами: дожил до утра - и хорошо, пережил ночь - слава Аллаху!
  С этими словами, я залез в палатку и растолкав Ванька и Серегу уснул.
  
  ***
  
  Дорога размокла и идти по ней было неудобно, на подошвы ботинок налипали огромные колоши грязи, которые весили как двухпудовые гири, приходилось периодически останавливаться и счищать налипшую землю.
  До хутора оставалось около километра, рукой подать. Еще немного и я окажусь в тепле и уюте. Обмоюсь в душе, переоденусь в чистое, наверну тарелку густого борща, хлопну под это дело стопку самогона и завалюсь спать, а под утро проснусь, сграбастаю в охапку Зинку и отдеру её вдумчиво и старательно. Короче, не жизнь, а сплошной санаторий на чистом воздухе, где все просто и понятно.
  Что не говори, а мне нынешняя жизнь даже нравиться, сейчас все стало просто и понятно, больше нет загонов цивилизации, где все упирается в денежные знаки и новые гаджеты. Теперь все стало на свои места, как и должно быть, как заложено самой природой: пищу надо добывать, она перестала продаваться в магазинах, рыбу надо ловить в водоемах, надо сажать огород, делать заготовки на зиму. Много чего надо делать! Надо держаться вместе, чтобы поочередно нести караул, охраняя свой дом, своих женщин и детей, своих животных и посаженные в огороде растения. Не будешь сильным, придут другие и заберут все у тебя. Уведут твоих женщин и коров, а тебя убьют. (причем про коров, это я не ошибся, это все из современных реалий жизни)
  Куравлевку, я и моя банда, покинули в начале осени 2020 года. Когда началась повальная эпидемия и люди стали умирать сотнями и тысячами, Куравлевку отрезали от внешнего мира, но это нас спасло ненадолго. В соседних Кирчах, где располагался агрокомплекс местное население решило провести профилактические мероприятия, они массово нажрались антибиотиков, которые применялись в животноводстве, благо этой дряни на складах было валом. То, что антибиотики не помогают в борьбе с вирусами, вроде знали все, но почему-то решили перестраховаться. В итоге: массовое отравление, унесшее жизни трети населения Кирчей. Оставшихся жителей Кирчей добил вирус и пришедшие в село цыгане. Большой табор цыган, численностью в несколько сотне рыл занял и зачистил Кирчи за пару дней.
  Всем было понятно, что подобное соседство ничем хорошим не закончиться, уж слишком мы разные с цыганами. Они никогда не работали на земле, зарабатывая себе на жизнь попрошайничеством и торговлей наркотиками. Правда, в современных реалиях, их криминогенные устои сильно изменились: попрошаек стало настолько много, что в их числе цыгане просто потерялись, а торговля наркотиками перестала приносить прибыль, потому что деньги сильно обесценились. К примеру, в августе один литр девяносто пятого бензина стоил - двенадцать тысяч рублей, буханка хлеба, примерно столько же. Цыгане довольно быстро переквалифицировались, занявшись разбоями, грабежами и работорговлей. Подобное соседство просто так закончиться не могло, тем более что Куравлевка, благодаря в том числе и усилиям моей команды заметно разрослась и подобрела.
  Я предлагал устроить новым жителем Кирчей 'ночь длинных ножей', но меня особо не подержали, люди еще не перестроились и с них не слетела шелуха цивилизации, многие надеялись, что все еще устаканится и мы заживем как до 9 мая 2020 года.
  Несколько раз возникали короткие стычки с цыганами, доходило до стрельбы, но пока обходилось без жертв. Первого сентября, на блокпосте, прикрывающему дорогу со стороны Кирчей, появилась девушка с бутылкой самогона в руках. Деваха тут же предложила бойцам на блоке, употребить самогон и её, ну, эти дебилы не отказались, о чем через короткое время и пожалели. Самогон оказался травленным, а девка подставой цыган.
  Ромалэ решили напасть первыми и поставить жирную точку в противостоянии двух поселков. Бой продолжался несколько часов, цыган мы выбили из Куравлевки, даже ворвались в их село, преследуя отступающих, подожгли несколько машин и домов, и только потом отошли назад. Горячие головы, вроде меня, тут же на общем совете Куравлевки предложили устроить цыганве ночь 'длинных ножей', но общественность восприняло мое предложение вяло и неактивно. Желающих воевать не нашлось, меня поддержали только парни из моей команды. После долгих споров и перебранок, большая часть селян решила покинуть Куравлевку и перебраться в места поспокойнее. Воевать не хотели по разным причинам: кто-то боялся преследования со стороны правоохранителей, кто-то, элементарно, не хотел лезть под пули и рисковать своей шкурой, а некоторые, так, вообще, считали, что плохой мир, лучше хорошей войны.
  Посоветовавшись в своем тесном кругу, мы со своей командой решили валить из Куравлевки, пусть здесь и было сыто и относительно спокойно, но из восемнадцати людей, что сейчас жили под крышами моего и дядя Толи дома, активных 'штыков' было всего десять, остальные, это женский пол и пара ребятишек. И тут, как раз, кстати, к нам 'на чай' забрел Степаныч - местный фермер, державший по соседству с Куравлевкой фермерское хозяйство и несколько прудов с рыбой.
  - Здорово, Лёха! - поприветствовал меня Степаныч. - Ну, чё сваливать будете или как? - спросил он без обиняков, когда мы вышли с ним на улицу.
  - Сваливать, - скривившись ответил я. - Был бы народ помужественней, то повоевали бы малеха, а так, без вариантов.
  - А куда сваливать решили?
  - Еще не знаю, у Бороды, вроде бабка жила где-то в соседнем районе в небольшой деревушке, может туда, он, рассказывал, что места там живописные.
  - Если хотите, то можете ко мне на хутор перебраться. Места всем хватит, хозяйство ты мое видел, работы хватает, но и с жрачкой проблем не будет, да, и от населенных мест, моя фазенда далеко, так, что вирусятня никак до нас не доберётся.
  На счет вируса, Степаныч был абсолютно прав, отдаленность поселения и его автономность - на данный момент был чуть ли не самым важным фактором сейчас.
  - Ну, раз такое дело, то мы только, за! - обрадовался я. - Пойду ребятам расскажу.
  - Подожди, - одернул меня за рукав Степаныч. - У меня есть два условия.
  - Какие? - насторожился я.
  Ясное дело, что в каждой бочке есть своя ложка дегтя, тут главное, чтобы объем меда все-таки превышал объем дегтя, иначе в противном случае, получается не выгодная сделка.
  - Дочку, мою младшую, Зину помнишь?
  - Помню.
  - Возьмешь её в жены, но только, чтобы по настоящему, чтобы долг мужской исполнял регулярно и на сторону не ходил, и чтобы не был её часто, ну и обоих детишек её признал. Понял? Я следить буду строго, если что не так, сразу всей твоей ватаге, покажу от ворот поворот. Договорились?
  - А она сама, против не будет?
  - Нет, за это не переживай, вы когда к нам с Толяном в прошлом году на рыбалку приезжали, она тебя сразу приметила, даже фото твое на компьютере у неё есть.
  - Фото? - удивился я, пытаясь вспомнить как выглядит дочь Степаныча.
  - Ага, где-то там в компьютере, ты с ней переписывался, но только, она не под своим именем была, а под вымышленным. Да, ты не боись, она у меня девка статная, вся в мать пошла, не в меня, за ней все Куравлевские пацаны бегали, да, не свезло дуре, за придурка замуж вышла, тот детишек ей настругал и на зону, 'к хозяину' поехал за сбыт наркоты. Дебилу, спокойно не жилось, сладкой жизни захотелось и легких денег. На, глянь, фото! - Степаныч сунул мне под нос смятую фотографию, где он стоит в обнимку с дочерью.
  Действительно, Зина пошла не в отца. Степаныч был здоровяк и увалень, с крупными, некрсивыми чертами лица. Его дочь оказалась весьма миловидной молодой женщиной. Не особо, конечно, красавица, но и не уродина. Разок, да попьяне можно. Хотя, если всей команде от этого будет надежное укрытие, крыша над головой, полный стол харчей, то почему бы и нет. В конце концов, я их лидер, и если не мне, то кому жертвовать собой, ради общего блага. Это я сейчас шучу, жертва обещала быть скорее приятной, чем мучительной и больной.
  - Да, ты не боись, стерпится слюбится, в бабе главное, чтобы покорная была и хозяйка хорошая, а остальное уже не важно, - продолжал уговаривать меня Степаныч.
  - Ну, а второе условие какое? - на всякий случай поинтересовался я.
  - Надо цаган добить!
  - Чего? - опешил я. - Вот так поворот! И как ты прикажешь нам это условие выполнить?
  - Ты на первое условие согласен? - решительно наступил на меня здоровяк.
  - Вроде, того, - кивнул я.
  - Ну, и ладушки, а как разобраться с цыганами, я и сам знаю, мне нужно будет всего пара человек в помощь, - я увидел впервые, как Степаныч улыбается. Выглядело это страшно!
  Степаныч оказался не простым фермером, он у нас в прошлом был военным, по специальности - сапер, прошел обе Чеченские компании, после которых уже решил осесть на земле предков и заняться фермерством. Его жена умерла пару лет назад от рака, старшая дочь жила где-то за границей, вот он и фермерствовал на далеком хуторе, разводя рыбу и выращивая свиней с телятами. В хозяйстве ему помогала младшая дочь Зина, новая жена Мария и пара подсобных работяг из Казахстана, которых Степаныч в свое время помог освободить из рабства в Чечне.
  С цыганами решили все просто и незамысловато: Степаныч соорудил из подручных материалов несколько фугасов, их заложили на районе моста через реку Кура, потом пробрались в Кирчи и обстреляли село из гранатомета. Цыгане долго себя ждать не заставили и через час, в составе шести битком набитых ГАЗелей, показались в районе моста через реку. Как только машины втянулись на мост, прогремели несколько взрывов, мост рухнул, похоронив реке наиболее боеспособную часть ромал. Мы в составе двух групп по два человека подошли к Кирчам с разных сторон, и дистанции в полкилометра, расстреляли по несколько пулеметных коробок. Потом через громкоговоритель поставили жесткий ультиматум: в течение часа цыгане отпускают всех рабов, и завтра утром сваливают из нашего района к чертям собачьим! Через полчаса из домой и сараев потянулись одинокие фигуры, бредущие, куда глаза глядят. Опять же с помощью громкоговорителя, освобожденным рабам было предложено организоваться, взять любой понравившийся им транспорт, вещи и все необходимое и валить отсюда подальше. К себе мы их не звали, потому что вокруг уже вовсю бушевала эпидемия вируса, косящего все живое почем зря и надо быть совсем идиотом, чтобы сейчас приглашать к себе в гости левых людей. Оно может не гуманно и бесчеловечно, но своя рубаха ближе к телу, а много жизней, есть, как известно только у кошек.
  К утру следующего дня, цыгане покинули Кирчи, перед тем как убраться восвояси они подожгли все постройки в селе. Видимо, хитрые ромалэ хотели прикрыть свой отход стеной дыма и огня. Что ж вполне разумно, вот только из Кирчей шло только две нормальные дороги: одна в Куравлевку, через взорванный мост, а вторая, к федеральной трассе М-2. поскольку первой дорогой они точно не могли поехать, значит, сто один процент, воспользуются второй. В трех километрах от села, дорога спускалась в низину и проходила по дну ложбины зажатой между двух крутых скальных склонов. Когда в эту ложбину втянулась колонна из двадцати машин, прогремели сразу три мощных взрыва, а потом через короткий промежуток еще три взрыва. Взрывная волна прошлась, подобно тарану по дороге, отразилась несколько раз от монолита близких скал и вернулась обратно. Вторая серия взрывов была уже потише, но здесь были не простые фугасы и осколочные мины направленного действия. Пусть, МОНки были самодельные, собранные из газовых баллонов, но сапер, собравший их, знал свое дело туго - ни одна машина не выскочила из огненного мешка.
  Когда облако пыли и дыма немного рассеялось, а в огненном смерче перестали взрываться топливные баки автомобилей и запасные канистры с горючкой, стало ясно, что в искореженных консервных автомобильных банках еще есть живые. Слабые голоса и крики о помощи, в том числе детские, вонзились в мой мозг раскаленной спицей. Первым порывом было броситься бежать к дороге, чтобы голыми руками растаскивать раскаленный добела металл, вытаскивая сгорающий заживо детей.
  - Погодь! - схватил меня за рукав куртки Степаныч. - Им уже не поможешь!
  Я сбросил руку здоровяка со своего плеча и, плюхнувшись на колени, уткнулся лицом в землю, впервые в жизни, я искренне молился. До этого момента даже не знал, что знаю наизусть 'Отче наш', а вон как получается, как припрет, так, как-то нужные слова сами лезут из глотки.
  - По-другому нельзя было, - тихо бормотал сидевший на корточках, рядом со мной Степаныч. - Они бы обязательно вернулись бы. Может не сразу, а через год или два, но обязательно бы вернулись, чтобы мстить.
  - Там были дети, - простонал я.
  - Знаю. Дети выросли бы и вернулись, чтобы отомстить.
  - Зачем ты меня с собой взял, - на обратном пути спросил я у Степаныча. - Сам бы замечательно справился. Я же толком тебе с зарядами и не помогал.
  - Ты половину вины на себя взял, а это и есть самая важная помощь, - немного подумав, ответил сапер.
  - Скотина, ты Степаныч.
  - Знаю, но когда я умру, я должен быть уверен, что моя дочь и мои внуки в надежных руках.
  Спросите, откуда у нас оказались пулеметы и гранатомет? Отвечу! Степаныч оказался запасливым хомяком и на хуторе, у него был знатный арсенал армейского добра, все это было заныканно в схроне под землей. О том, что наш гостеприимный хозяин в былые годы воевал на Кавказе я знал еще от дяди Толи, но на все просьбы рассказать о войне в Чечне, Степаныч отмалчивался или откровенно посылал на хер. Даже его дочь Зина, и та не знала ничего о боевом прошлом отца. Я давно заметил эту особенность у всех, кто участвовал в настоящих боевых действиях - они или вообще не рассказывали о войне, или отделывались общими фразами. А вот если герой пел соловьем, повествуя о своих подвигах и скопище поверженных врагов, то, скорее всего перед вами болтун и пустобрех!
  И кстати, ночные кошмары меня не преследовали, да и совесть особо не мучила, через пару дней эпизод с подрывом колонны, как-то сам собой стерся из памяти.
  Вот такие вот пироги с котятами.
  С тех пор я и моя команда живем на хуторе у Степныча, где, честно говоря, все просто и незамысловато: работаем по очереди на скотном дворе, работаем по очереди в поле и на огороде, работаем по очереди в лесу на заготовке дров и подножного корма на зиму, так же по очереди стоим в карауле и ходим в патруль по округе.
  Из одного из таких вояжей Сеня и Артем притащили подранка - мужика в армейском камуфляже 'цифра' с двумя огнестрельными ранениями. Из оружия у него был пистолет 'Глок' с полупустым магазином, а к руке пристегнут небольшой чемоданчик с кодовым замком. Раненый был без сознания.
  - На кой ляд вы его притащили? - встретил я этих придурков закономерным в условиях бушующей эпидемии вопросом.
  - Дык, у него же огнестрел! - глупо возразил мне Артем. - Температуру измерили - пониженная! Опять же на руке, чемоданчик интересный, жутко хотелось посмотреть, что, там внутри?
  - И чё, опилили бы руку, и притащили бы только чемоданчик, на фига было целиком его сюда тащить? - по-чёрному пошутил я.
  Моей шутки не оценили, раненного тут же уволокли в хозяйство Тамары, нашей отрядной медичики, а я побрел к Степанычу, чтобы порешать вопрос, что нам теперь делать с этим неожиданным подарком. Мы с фермером, теперь, вроде как были лидерами нашей небольшой общины. В ходе короткого разговора было решено разойтись в разные стороны и обследовать подступы к хутору. Надо было понять, откуда приплелся подранок и чем нам это может грозить. Очень сильно смущал, этот чертов кейс на его руке. Уж больно штука специфическая, такие украшения просто так не надевают себе на запястья.
  Степаныч пошел в ту сторону, где был найден подранок, чтобы пройти путь по его следам, а я двинул немного западнее, в той стороне два дня назад слышали шум вертолета.
  За один световой день мне не получилось обернуться, пришлось заночевать в лесу. Хоть на дворе уже стояла поздняя осень и по ночам температура скатывалась в минус, ночевка вышла весьма комфортабельной, у Степаныча было около десятка мест в окрестных лесах, где можно было переждать ночь. Я ночевал в небольшой сторожке, больше похожей на большой деревянный ящик - пара метров шириной, столько же в длину и полтора метра в высоту. Топчан есть, на голову вода не льется, а в тайнике есть раскладная, миниатюрная печка-щепочница. Что еще надо? Пожрать и выпить? Так это я с собой и так взял.
  Ничего интересного во время обхода, я так и не увидел, все было тихо и спокойно, места здесь не хоженые, цивилизация из этих мест ушла еще в девяностые и обратно так и не вернулась.
  Идя обратно к хутору мысли, были только о сытом ужине и теплой заднице, моей новой жены. С Зинкой мы общий язык нашли быстро, можно сказать с первых минут, уже через час после того, как наша команда переехала на хутор, я её вовсю пользовал в бане. Ничего так, понравилось, бывало, конечно, и лучше, но за неимением гербовой, пишем на простой бумаге, как говорил, или, писал, кто-то из классиков русской бюрократии.
  Хозяйкой, она и правда, оказалось хорошей: готовила вкусно, дом содержала в чистоте, да и до секса была охоча, так, что жизнь, можно сказать налаживалась.
  Добра мы с собой привезли очень много: несколько тракторов, десяток разномастных автомобилей, приличный запаса топлива, запчастей, шесть блок-контейнеров, набитых всяким хозяйственным инвентарем, вещами, провизией, медикаментами и еще черт знает чем. С этим всем богатством, наша коммуна вполне могла прожить в автономном режиме несколько лет, так что нам никакие вирусы и эпидемии были не страшны. Совать нос во внешний мир, мы как-то не собирались, тем более, что постоянное прослушивание радиоэфира давало понять, что ничего хорошего там не происходит. Страна окончательно валиться в тартарары, чёртов обезьяний грипп распространяется со скоростью курьерского поезда, умерших от него уже даже не нормально не хоронят, а закапывают в общих могилах, предварительно сжигая.
  Взялся же на нашу голову, этот хренов мужик в 'цифре', с прикованным к руке 'чумаданом'!
  Скорее всего, на ужин будет запеченная в печи рыба. Степаныч владел двумя ставками запруженными карпами и белым амуром. Рыбные блюда оставляли большую часть нашего рациона. На первое чаще всего была уха, на второе запеченная или тушеная рыба. В мирные, былые времена Степаныч вылавливал рыбу и сдавал её оптом, а поскольку сейчас покупателей в товарных объемах не находилось, поэтому мы и сидели на рыбной диете. Но после полугодичного столования тушенкой с макаронами, рыбная диета никого не напрягала.
  Подходя к хутору, первое, что я заметил, это запах горелой резины. Откуда он мог здесь взяться? Никто покрышки жечь не будет, во-первых, они в хозяйстве весьма полезны, а во-вторых, лишних покрышек у нас просто не было. Могли пережигать старую траву или мусор, но не резину? Второе, что привлекло внимание, это мычание коров и блеяние овец. Странно, в это время скотина должна быть на выгоне и постись, дожевывая, остатки растительности. Еще пара недель, повалит снег, и животина будет сидеть в коровниках и овчарнях, поедая сухое сено. Почему они не на выпасе? - задумался я, перекидывая СКС с плеча и меняя направления движения. К хутору решил подойти другим путем, через заросли камышей.
  Большой бревенчатый дом пятистенок, поставленный на высокий бетонный цоколь, к нему примыкает веранда, большой сарай, гараж и баня. Дальше два дома поменьше и поставленные друг на друга четыре блок-контейнера. Немного поодаль, за пределами хозяйского двора еще два блок-контенера, большой навес, под которым стоят машины и трактора. Метрах в ста, длинный коровник, три коробки овчарни, конюшня и два ангара, собранные из профнастила. Вот, собственно говоря, и весь хутор Степаныча. Между жилыми постройками и коровниками большая площадка, где обычно бросали свои машины, приезжавшие к Степанычу рыбаки. Сейчас на этой площадке кто-то растянул резиновые шланги для полива, облил их бензином и поджег. Пламя стихло, и резина шлангов едва тлела, источая вверх зловонный, вонючий, черный дым. Шланги были разложены по окружности диметром около десяти метров. Получилось здоровенное выжженное кольцо, хорошо заметное с большой высоты.
  Ну и на хрена это сделали? - подумал я, оглядывая хутор в оптику бинокля. Как будто сигнал для посадки вертолета готовят, не хватает только буквы 'Н' в середине круга.
  Может раненного решили вывести на вертолете? А как его вызвали? По рации? Вполне возможно! Привели в чувство подранка, он оклемался и дал координаты, по которым можно вызвать подмогу, наверное, не за 'спасибо', а за какой-нибудь хороший барыш. Вроде все логично...
  Хотя, постойте, а зачем шланги жечь? Шланги были новые, в катушках, мы их сами Степанычу и привезли. Опять же, а почему скотина до сих пор в коровниках и судя по тому, как дерет глотки, то не кормлена и не доена.
  Я сменил позиции, отойдя немного в сторону, и вновь оглядел хутор и хозяйственные постройки. Двор охраняли три пса, здоровенные алабаи: Машка, Феник и Барон. У собак был отдельный вольер, обнесенный сеткой рабицей. Псы были мертвы, они лежали вповалку по середине вольера, грязно-белая шерсть, почернела от засохшей крови. А вот это уже странно! Даже если предположить, что собаки одним махом заразились бешенством, стали опасны для окружающий и Степаныч решил их застрелить, то трупы бы, сразу же убрали бы, чтобы не травмировать внуков. Своих двух внуков девочку Машу пяти лет и мальчика Сережку, Степаныч любил больше всего на свете и баловал при каждом удобном случае. Предположить, что Степаныч убьет своих псов, я еще мог, но подумать, что он не уберет трупы, подальше от любопытных глаз, я бы никак не мог.
  Что же здесь происходит?!
  Идти к дому с карабином наперевес глупо, если в доме засада, то меня враз срисуют. Надо наблюдать и ждать!
  Долго ждать не пришлось, входная дверь распахнулась и наружу вышел мужчина с 'калашом' в руках. Из одежды на нем были джинсы, кроссовки и легкая куртка на голове тело, под курткой угадывались бинты перевязки. Тот самый подранок, которого вчера утром притащили Сеня и Артем.
  Оклемался?
  А почему с оружием в руках?
  В то короткое мгновение, пока входная дверь была открыта, я успел заметить лежавшее на полу тело. Только не все тело целиком, а ступни ног. На одной ступне был тапочек с легкомысленным розовым пушком на носке, вторая была босая, но татуировку на щиколотке, в форме розы, я успел разглядеть, а может, и не успел, а предположил, что она там. Такая же была у Зины на правой щиколотке, и тапочки у неё были с розовым пушком на носке.
  Мужик постоял пару секунд на крылечке, несколько раз тревожно зыркнул по сторонам, а потом медленно, тяжело хромая побрел к выжженному кругу. Я убрал бинокль в подсумок и перехватил карабин, вскидывая его к плечу. На СКСе был установлен коллиматорный прицел, красная точка марки легла на корпус мужика. В этот момент, подранок неожиданно остановился, вздрогнул всем телом и неуклюже плюхнулся на землю, пытаясь уйти из зоны обстрела.
  Бах! Бах! Бах! - СКС выстрелил три раза, первые две пули ушли мимо, но вот третья, попала в плечо мужику, он вскрикнул, выронил автомат и откатился в противоположную сторону, но, тут же, перекатился обратно, чтобы вновь схватиться за оружие.
  Бах! Бах! - приклад карабина толкнул в плечо, пули легли туда, куда указывала красная точка прицела - в голову подранка.
  Из дома никто не выбежал, не пришел мужику на помощь. Может он действовал в одиночку? Вполне возможно!
  Сменив обойму в карабине на полную, я, опасливо озираясь по сторонам, побежал к дому. Рванул ручку входной двери на себя и тут же влетел внутрь, уходя с открытого квадрата дверного проема. Через распростертое на полу женское тело перескочил прыжком и юркнул в кухню. Посреди просторной комнаты, обмотанный скотчем, сидел на стуле окровавленный Степаныч. Я тут же бросился к нему и освободил рот.
  - В доме есть чужие?
  - Нет. Он был один, - едва шевеля разбитыми губами прошептал фермер. - Всех убил гаденыш, даже детей не пожалел. Сука!
  - Как?! - только и смог, что прошептать я, плюхаясь на стул.
  Ноги враз стали ватными, а в голове раздался колокольный звон.
  - А, Маша с Сережей?
  - Лежат в детской, во сне застрелил. Он всех во сне застрелил, только Зина проснулась, видимо почувствовала что-то, её он задушил, - враз превратившегося в древнего старика, Степаныч говорил тихо, едва слышно. - Это все из-за чемоданчика, там была флешка с ценной информацией, вроде касающейся безопасности первых лиц страны. Борода, смог вскрыть чемоданчик и извлечь с флешки содержимое. Раненый, когда очнулся, узнал про это, но ничего не сказал, наоборот, говорил, что всех нас теперь отсюда заберут и поместят на секретной военной базе, где есть бункеры комфортного содержания и все необходимое и мы теперь будем как сыры в масле кататься. А сам, поди, сразу задумал нас всех убить, как все улеглись спать, он с Бородой закрылся в его комнате, потом зарезал его ножом, ну, а дальше, всех по очереди и убил.
  - А ты откуда все эти подробности знаешь?
  - Он мне их сам рассказал. Видимо, мужик, по натуре не убийца, тяжело ему было, вот он все и рассказал. Если бы Борода флешку не открыл и чемоданчик не взломал, то нас может быть и пощадили бы, по крайней мере, решение о нашей ликвидации принимал бы не он, а его командование и скорее всего, нас бы действительно перевезли бы в другое место. Но, видишь, как все вышло. Раненый был сотрудником фельдъегерской службы, он перевозил важные сведения, но их машина попала в засаду. По формуляру он должен всеми силами и методами защищать секретность перевозимого груза, и ликвидировать всех, кто представляет опасность для разглошения государственной тайны. Мужик действовал строго по инструкции, так, что считай... - в этот момент Степаныч замолчал, так и не закончив свою мысль.
  - А тебе как удалось выжить?
  - Я рано утром пришел, только зашел в дом, он меня по голове отоварил и к стулу примотал.
  - Что было на флешке?
  - Не знаю, он не рассказывал, да и Борода сказал, что все расскажет только когда ты вернешься, дескать, только потом надо решать стоит всем об этом знать или нет.
  - Ясно. Во дворе выжженный круг, это сигнал для вертолета?
  - Он самый, этот крендель, с нашей рации вызвал сюда подмогу.
  - А тебя чего он мучал?
  Выглядел Степаныч неважно, помимо рассеченной коже на голове и запекшегося колтуна волос, у фермера были разбиты губы, нос, а на груди красовалось несколько длинных порезов, которые уже перестали кровоточить.
  - Допытывался, где тебя искать, он понял, что ты задерживаешься, только не знал почему, видимо, боялся, что ты ушел надолго или вернешься с кем-нибудь.
  - Идти сможешь, надо убираться отсюда, если сейчас прилетят вертолеты, то нам лучше с ними не встречаться. Я подгоню грузовик и перетащу туда трупы, а ты пока собери все необходимое в дорогу.
  - Нет! - неожиданно твердо ответил Степаныч. - Ты уходи один, собери все, что надо, бери Орлика и вали к старой каменоломне. Я здесь останусь и встречу вертолеты сам.
  - Чего?! - опешил я. - Тебе жить надо, твоя дочь, была бы жива, не позволила бы мне тебя здесь оставить. Так, что не гони, мертвых не вернешь!
  - Я знаю. Лёха, ты парень хороший, дочь мне призналась, что никогда так еще счастлива не была, как этот месяц, что провела с тобой. Ревела, дура, все спасибо мне говорила, что я тебя с ней свел, да и внуки, тоже тебя полюбили. Я старый уже, всю жизнь жил ради детей, потом внуков. Их не стало, зачем мне жить? А ты еще молодой, тебе жить надо, я когда с дочкой встречусь, она же мне не простит, что я тебя не уберег поэтому давай без споров. Собирайся и вали отсюда как можно быстрее. Лёха, поверь мне, выжить - это не зазорно. Живи, радуйся жизни - это самая лучшая плата, за то, что кто-то погиб. Им там на небесах, нужна наша радость, а не слезы. Понимаешь?! - Степаныч бормотал, сидя на стуле с закрытыми глазами.
  Из-под прикрытых век по его щекам стекали слезы, они перемешивались с запекшийся кровью и дальше текли алыми струйками.
  Я постоя минуту перед ним, потом быстро прошелся по дому, собирая в несколько сумок все необходимое: карабин 'Тигр' с оптикой, карабин Сайга МК калибра 5,45, помповое ружье с откидным прикладом и пистолетной рукоятью, приличный запас патронов ко всему этому, в рюкзак напихал теплые вещи, туристическое снаряжение, походное снаряжение, припасы. За несколько ходок вытащил все это во двор, оседлал Орлика - гнедого жеребца со спокойным нравом, прицепил сумки к седлу, перекинув их через круп лошади.
  Ходить по комнатам было тяжело, смотреть на мертвые теля, тез кого я хорошо знал было трудно, практически невыносимо. Я хватал первое попавшееся под руки, не соображая пригодиться оно мне или нет.
  Загадочный чемоданчик, я брать не стал, скорее всего, в него вмонтирован маячок. Хотел взять ноут Бороды, но тот оказался разбит вдребезги. Кто по нему знатно прошелся молотком. Но, на то мой старинный приятель и прослыл в определенных кругах знатным параноиком, что всю важное он копировал по несколько раз. Под столом был тайник, где хранился выносной жесткий диск с резервной копией. Надеюсь, что Борода пароль к нему не сменил.
  - Вот, держи, на память тебе! - Степаныч вышел меня провожать и сейчас протягивал фото, вытащенное из рамки, которое стояло у него в комнате.
  На фото Зина с детьми сидела на качели и задорно смеялась.
  - Вот тебе карта, с отметками моих времянок, может пригодится. Я тайник с оружием трогать не буду, обойдусь газовыми баллонами и своим ружьишком. Глядишь повезет, и они его не найдут, только ты сразу не возвращайся, выжди, хоть пару недель, чтобы наверняка. Договорились?
  - Договорились, - кивнул я.
   Глядеть в глаза фермеру мне было неловко и стыдно, получалось, что я бросаю его и сбегаю, как трус.
  - Давай, отваливай побыстрее! - поторопил меня Степаныч. - Ты, Леха ни в чем не виноват, это мой грех. Видимо, боженька решил, что не надо было тогда цыган на дороге взрывать, отпустить их надо было, вот он и решил меня проучить. Это из-за меня все погибли, мне и отвечать. Ты, давай, шустрее, вон уже слышны вертолеты.
  Действительно, где-то со стороны севера, доносилось, пока приглушенное расстоянием, басовитое гудение вертолетных движков. Я забрался на коня и, пришпорив его, повел сразу в лес, под прикрытие желтой, скудной листвы.
   Отъехал примерно полкилометра, можно было и дальше, но я не был особо уверен в своих стрелковых способностях. Для меня и пятьсот метров, приличная дистанция. В ростовую мишень, я еще попаду, а вот точнее, вряд ли.
  Место для стрельбы я выбрал себе удачное - на возвышенности, среди больших камней, с воздуха меня прикрывали кроны разлапистых сосен. Коня я отвел подальше, где крепко примотал поводья к дереву.
  В бинокль хорошо было видно большое подворье хутора. Степаныч разделся до пояса, перебинтовал себе грудь и степенно ходил по двору стаскивая газовые баллоны к отдельно стоящим блок-контенерам. Труп застреленного мной мужика, он не убрал, а всего лишь прикрыл куском брезента. Ворота в овчарне, коровнике и конюшне, заботливый хуторянин распахнул настежь и выгнал всю скотину наружу. Тоже самое сделал и в птичнике. То ли от голода, то ли предчувствуя что-то, скотина толкалась во дворе, не желая расходиться. Рев приближающихся вертолетов сделал свое дело, и коровы с овцами брызнули в разные стороны.
  К хутору подлетало сразу два вертолета: Ми-8, в расцветке МЧС и 'крокодил' Ми-24 с установленными на пилонах блоками НУРСов.
  Неожиданно?!
  Это чего ж такого таскал пристегнутым к своей руке урод, убивший всех близким мне людей, что для его спасения пригнали целых два вертолета?!
  Рев вертолетных движков оглушал и заставлял вжиматься в землю. Так это я еще в полукилометре от хутора сижу, а там, наверное, так грохочет, что от страха обосраться можно.
  МЧэСовский борт завис над выжженным кругом, но пока не садился, 'крокодил' нарезал круги в небе, прикрывая своего более мирного собрата. Видимо вертолетчики ждали какого-то условного сигнала с земли, о котором Степаныч, понятно дело ничего не знал. Ми-8 висел над хутором не снижаясь, зависнув метрах в тридцати над землей. Степаныч стоял перед своим домом и невозмутимо смотрел на зависший вертолет, поняв, что посадки не будет, хуторянин спокойно развернулся и зашел внутрь. Через пару минут вертолет немного опустился вниз, с его борта выбросили тросы и к земле заскользили фигуры в камуфляже.
  А дальше произошло такое, что я еще долго буду помнить:
  Блок-контейнер, в который Степаныч стаскивал газовые баллоны, окутался клубами сизого дыма и взорвался. Из распахнутых настежь створок контейнера вылетело несколько газовых баллонов, они подобно ракетам летели вверх, оставляя за собой след из огня и дыма. Пара баллонов улетела 'в молоко', а один, попал точно в борт Ми-8. Вертолет не взорвался, его кинуло в сторону, машина завалилась на бок и через несколько секунд упала на землю. Прикрепленные тросы разметало в разные стороны, а бойцы спускавшиеся по ним, полетели вниз. Двоим повезло, они были ниже всех, поэтому после падения смогли встать на ноги и даже открыть огонь по дому из автоматов. В этот момент второй блок-контейнер вспучился огромным пузырем огня и дыма, взрыв был настолько мощным, что взрывной волной свернуло на бок крышу дома Степаныча. Из-под смятого фюзеляжа эМЧээСовского вертолета начали выбираться люди. На хуторе воцарился филиал ада - разлетевшиеся в разные стороны огненные обломи, подожгли главный дом, гостевые дома и хозяйственные постройки, досталось даже коровнику и конюшне.
  Из объятого огнем дома раздались выстрелы, и боец с автоматом упал навзничь. Тут же по дому начали стрелять все, кто был при оружии и на ногах, даже 'крокодил' влез, с его подвижной пулеметной установки на носу сорвалось несколько длинных очередей и дому-пятистенку снесло часть стены.
  Я поймал в прицел лежащую на земле фигуру автоматчика и плавно потянул спуск.
  Мимо!
  Тут же поправился и снова выстрелил.
  Есть! Попал!
  Пуля попала в спину, автоматчик выгнулся дугой и откатился в сторону метра на три, где и затих.
  Поймал в прицел следующую цель - пулеметчика, который расположившись за сваленными в кучу обломками бетонных блоков, стрелял по дому.
  Потянул спуск. Мимо! Еще раз, снова мимо! Барражирующий над хутором 'крокодил' никак не давал нормально вести стрельбу. Мощные потоки воздуха от его винтов, сводили на нет все мои усилия, а как корректировать огонь в таких условиях, я не знал. Но, несмотря на промахи, стрелять не переставал. Добил остатки патронов в магазине, установил новый и вновь открыл огонь. Пулеметчика, я все-таки достал, пуля вошла ему в плечо, и когда он раненый пытался спрятаться, добил его двумя выстрелами. После того, как противник понял, что помимо засевшего в горящем доме фермера по ним еще кто-то ведет огонь, они залегли и принялись отстреливаться по всем направлениям. Подворье заволокло дымом, куда стрелять было непонятно, поэтому я разрядил еще один магазин в 'крокодила' приникшего к земле и высаживающего десант, а потом и вовсе прекратил стрельбу и начал отходить вглубь леса, туда, где был привязан конь.
  Прогремел еще один взрыв и многострадальный дом Степаныча перестал существовать, стены разметало взрывом в разные стороны, бухнуло будь здоров!
  Взобравшись на коня, и уводя его подальше от горящего хутора, я думал о том, что мое участие в перестрелке было очень глупым поступком. Особой пользы я не принес, ну, застрелил пару врагов, и что? Да и не враги они скорее всего были, а просто служаки, которым был дан приказ т они его старательно выполняли. Просто так получилось, что государственные интересы пересеклись с парой дюжиной простых людей, живущих на отдаленном хуторе. Для государственной машины, этого асфальтного катка, несколько десятков простых людей, это неприметная помеха, которую переехать, вкатывая в асфальт, пустяк. Как сложилось, пусть так и будет...
  Я теперь оказался один, без помощников и поддержки верных мне людей, у меня есть лошадь, оружие, припасы и кое-какое снаряжение. В лесу со всем этим я протяну в автономном режиме несколько недель, а если охотиться, то и пару месяцев, пусть впереди зима, но мне известно, где её можно пережить. Если меня найдут те, кто напал на хутор, значит, придется отбиваться, тут без вариантов.
  Странно, но сейчас я не чувствовал особой паники и тревоги, да, позади остались мои убитые друзья, женщина и дети, которые на краткий миг стали моей семьей, и это тяжело, но, страница книги, под названием - Жизнь, перевернулась и надо писать новую..
  Вдалеке раздавались выстрелы, почему-то стрельбы не затихла, а наоборот нарастала, в дело вступило сразу несколько пулеметов.
  - Иваныч, вставай, у нас гости! - раздался громкий окрик Ванька, вырвавший меня из объятий сна.
  Снаружи доносились звуки хаотичной стрельбы. Где-то вдалеке ревели автомобильные моторы и хлопали выстрелы разнокалиберного оружия.
  - Что случилось?! - тревожно спросил я, выскакивая из палатки.
  
  ***
  
  К нашей позиции на большой скорости двигалось несколько машин. Впереди, с заметным отрывом, на большой скорости, несся небольшой грузовичок, за ним гнались два автомобиля побольше. Издалека, в оптику бинокля, преследователи смахивали на армейские MRAPы.
  - Чё делать, то будем?! - горячо выдохнул мне в ухо Болтун.
  - Заткнись, - одернул я керчанина, мысленно считая про себя.
  И Раз, и два, и три, и четыре! - я мысленно отчитал четыре секунды, отмечая, сколько за это время проедут машины. Получалось, чуть меньше ста метров.
  - Ванек, Серега - на вас пулеметы, Гарик - тебе гранатомет, я отползу поближе к фугасу, и как только пройдет первая машины, рвану заряд. Будьте готовы. - Как только рванет, хреначьте по грузовикам. Серый, ты как самый опытный следи за легковушкой, вдруг это не наши, а турки. Понял? - распорядился я. - Только давайте без лишнего геройства, сразу накрываем огненным шквалом, закидываем гранатами, закончились патроны, хватайте автоматы. Я полез, Серый за старшего! Сигнал к взрыву, трассер в небо!
  Подхватил автомат, и низко пригибаясь, побежал вперед, в тридцати метрах был небольшой холмик, за которым расположился углубленный окопчик. В этот окопчик были выведены концы двух веревок, дергая за которые можно было детонировать самодельный фугас. Холмик должен был прикрыть от взрывной волны, до самого заряда, около пятидесяти метров. Я не специалист, но думаю, что мне ничего не будет.
  Заполз на вершину бугорка и приник к окулярам бинокля. Машины двигались как привязанные друг к другу, грузовики постепенно догоняли своего младшего собрата. Из кузова грузовичка расцвел фонтан дульной вспышки, длинная автоматная очередь стеганула по морде MRAPа, но похоже безрезультатно, хотя нет, грузовик немного сбавил скорость и заметно отстал.
  Я еще раз засек расстояние, которое проезжал грузовичок за четыре секунды. Почему именно четыре? Да, потому что столько горит запал у ручной гранаты.
  Машины приближались, когда до легковушки осталось около пятидесяти метров, я дернул обе веревки, они натянулись и тут же ослабли, показав, что предохранительные кольца выдернуты из взрывателей.
  Тут же скатился вниз бугра и дал короткую очередь из автомата в небо. Росчерк из трех огненных пунктиров унесся вверх. Сжался в комок, раскрыл рот и зажал ладонями уши.
  Ба-бах! Мощный взрыв, поднял землю, меня как пушинку подбросило вверх, а потом шмякнуло наземь. От скачка, с головы слетел не застегнутый шлем, и я со всего размаху приложился мордой о камни, которыми был выложен бруствер окопчика. Кровь хлынула из разбитой губы и брови, а в ушах поселилась звенящая пустота. Лежа на боку, я видел, как мимо меня, не касаясь колесами о поверхность земли, пролетел грузовичок. Вслед за ним, кувыркаясь, как трусы в стиральной машинке, прогремел броневик. Бронированный грузовик со всего размаху приложился о бугорок, за которым я прятался, перемахнул через него и соответственно через меня. Когда эта махина перелетала мимо меня, я сжался до состояния молекулы, а очко в моей жопе, сжалось так, что могло легко перекусить в этот момент стальной лом.
  - Бля-яяя!!!! - заорал я во все горло, ошалевая от страха.
  Пронесло, грузовик перелетел мимо, обдав меня жаром горящего корпуса и раскаленного металла. МРАП грюкнулся в десяти метрах от меня, от удара, корпус его развалился, явив свету сове нутро. Внутри бронемашины несколько переломанных человеческих тел облаченных в армейский камуфляж.
  Второй бронеавтомобиль избежал столь незавидной участи, он совершенно спокойно проехал по дороге, но тут по нему ударили сразу два пулемета. Грузовик остановился, стал сдавать назад, над его кабиной, торчала пулеметная установка, прикрытая полусферой. Изнутри машины высунулась человеческая фигура, пулеметчик занял своё штатное место и открыл огонь. С вершины грузовой машины, под таким углом, этот хренов пулемет представлял серьезную опасность для моих парней, им просто негде было укрыться от тяжелых пуль крупнокалиберного пулемета, которые с легкостью прошивали камни и земляной барьер.
  Вскинул автомат, побежал на вершину бугра и, выбрав такую позицию, чтобы можно было поразить пулеметчика, открыл огонь. Со второго раза смог поразить стрелка, пулю попали ему в голову, он свалился вниз, но застрял, голова его так и торчала над срезом люка. Для надежности выпустил еще несколько очередей расстреливая шлем пулеметчика.
  Бронемашина прибавила газу, сдавая назад, водитель решил развернуться, он заложил слишком крутой вираж, со всего размаху выкатил за пределы дороги, тут же попал задним колесом на противопехотную мину. Прогремел взрыв, колесо бронемашины совершенно не пострадало, зато мне прилетело несколько осколков в грудь. От удара я упал на землю, больно приложился затылком. Воздух вылетел из легких, несколько раз жадно хватанул воздух, понимая, что сейчас захлебнусь. Грудную клетку сковал паралич, перед глазами замельтешили разноцветные круги, я как та рыба, выброшенная на берег, жадно разевал рот, пытаясь вздохнуть.
  - Суууука!!! - прохрипел я, и воздух пошел в легкие. - Бляяя!!! Гребаный твой кибастоз!
  Пулеметы били длинными очередями, по броне грузовика стегали пули, выбивая снопы искр. Грохнул взрыв, это ракета их гранатомета попала в толстый, бронированы зад МРАПа. Бронемашина вильнула, уходя в сторону, её боковая дверь распахнулась, выбрасывая десант, и в этот момент они оказались прям передо мной. Не растерявшись, вжал пальцем спуск. С расстояния в каких-то двадцать метров, одной длинной очередью разрядил весь магазин автомата. Как только автомат щелкнул пустым затвором, извещая, что патроны в магазине закончились, упал животом на землю, перекатился на спину, вытащил из подсумка две гранаты, дернул кольца и бросил гранаты в сторону бронемашины. Сменил магазин в автомате.
  Ухнули взрывы! Тут же подорвался с земли, встал на одно колено и открыл огонь по распахнутому дверному проему бронемашины. Разрядил магазин, дернул из подсумка еще одну гранату, отпрыгнул на несколько метров в сторону, так, чтобы половчее было закинуть гранату внутрь кузова броневика. Метнул гранату, попал, и как заправский акробат, сиганул в сторону. Из дверного проема машины, обратно вылетела моя граната, но взорвалась в воздухе. Взрывная волна придала ускорения, и меня вновь шибануло о землю, приложив затылком и спиной настолько основательно, что на какой-то миг я потерял сознание.
  Пришел в себя быстро, пошурудил руками в поисках автомата, не нашел его, дернул из кобуры пистолет. Темень вокруг стояла полнейшая, как у негра в жопе, в безлунную ночь. Блин! Да это не темень, это кровища из рассеченного лба залила глаза. Протер рукавом куртки глаза, стало лучше, чего видно.
  Ко мне бежали Гарик и Серега, чего-то кричали и активно махали руками, я хотел было махнуть в ответ, но зверское выражение лица у нашего молчаливого пулеметчика заставило напрячься, тем более, что он смотрел сквозь меня. Интуитивно почувствовал, что позади меня враг, я не стал разворачиваться, а просто ткнулся лицом в землю. Над головой пронеслась пулеметная очередь, я не слышал грохота, просто почувствовал горячие струи свинца, проносящиеся у меня над спиной.
  Гарик тряс меня за плечо и смешно кривил рот, неслышно крича чего-то. Рядом Серега бил из пулемета, расстреливая убегающего турка. Достал, не дал убежать. Молодец!
  - Не слышу ничего! - прокричал я, показывая на свои уши. - Контузило! - объяснил я, совершенно не слыша собственного голоса. - Все живы?!
  Гарик утвердительно покивал головой, сообщая, что все живы. Пока Серега стрелял в тела турецких вояк, лежавших возле грузовика, делая 'контроль', Гарик помог мне дойти до нашей позиции. Здесь происходило что-то непонятное: двое мужиков, облаченные как бомжи, в обноски и тряпье, наседали на Ванька, который растерянно качал головой и разводил руками, тут же на земле лежали носилки, на которых лежал пожилой дядька, с седой головой, обмотанной окровавленными тряпками. Тут же над носилками наклонился худосочный паренек, заботливо вытиравший кровь с головы старика.
  Ванек заметив меня, тут же ткнул пальцем в мою сторону. Бомжи синхронно оглянулись, к ним присоединился худосочный паренек, вскочивший на ноги, скопом они пошли на меня, чего-то гневно выговаривая мне. Не знаю, что им так не понравилось в моей особе, тем более, что я совершенно не понимал, что они говорят.
  - Контузило, ни хрена не слышу! - закричал я. - Вы, кто?
  Худосочный дрыщ замахнулся на меня своим кулачком, но я не стал ждать и тут же врубил ему в морду, короткий крюк справа. Надо сказать, что малец, довольно умело поставил блок и тут же влепил мне прямой в подбородок, пропустив удар, хотел было всадить ногой, но сзади на меня навалился Серега, сковывая движения, а худосочный хулиган, воспользовавшись преимуществом, пробил мне в 'солнышко'.
  Сука! - подумал я, хекая и понимая, что худосочный паренек, на самом деле баба, в смысле, девушка!
  Подбежали остальные бомжи, но кинув пару фраз девчонке, понеслись к горящим бронемашинам. Мне совсем стало хреново, с лица кровь стекала на одежду, в голове рвались крупнокалиберные снаряды корабельной артиллерии, и казалось, что из ушей валит пар от перегретого парового котла, еще мгновение и рванет! Обессилено опустился на землю и блаженно развалился рядышком со стариком на носилках, тот повернулся ко мне лицом и ободряюще улыбнулся, я оскалился в ответ и вырубился...
  Впрочем, долго в беспамятстве мне не дали проваляться, да и как тут спокойно лежать, отдыхать и предаваться сладостной истоме, когда тебя как мешок с картохой валят на спину и тащат по пересеченно местности. Накладки на лямках бронежилета пулеметчика больно врезались в живот, моя голова мотыляется из стороны в сторону, в такт шагам Сереги. Внутренности так и норовят выскочить через горло.
  - Брось! - еле слышно прошептал я.
  - И не проси командир, не брошу, - натужно сопя, ответил пулеметчик.
  - Да, не меня брось, а рацию!
  - Какую рацию?!
  - Никакую, это анекдот такой, не знаешь, ну, и ладно! Хватит меня тащить, скидывай на землю, я дальше сам поскачу.
  - Точно?
  - Скидывай, говорю, только осторожно, нежно и любя! Ёпп..- прошипел я, от удара о землю. - Сказал же, нежно!!
  - Извини, - Серега тяжело перевел дыхание.
  Мы шли в небольшой колонне, состоящей из двух десятков человек. Впереди двигалась разведка - трое автоматчиков, под командованием Фомы, позади арьергард - тоже трое бойцов, под командованием Петровича, ну, а в середине все остальные: я, Серега, Керчь, Гарик, четверо мужиков, включая, парочку бомжей, тащивших носилки с дедом, и давешняя девчонка-хулиганка, врезавшая мне пару плюх. Девчонка, кстати, переоделась и вооружилась. А ничего так у неё задница, аппетитная!
  - А чего мы пешком топаем? - спросил я у Сереги. - И, собственно говоря, где это мы? - я заметил незнакомые пейзажи.
  - Из захваченного поселка пришлось уйти. Слишком опасно там было, загрузились все скопом в грузовик и покатили куда-то, вначале на юг, подальше от моря, потом повернули обратно, но машина сломалась вот и пришлось топать пешком.
  - Долго я в отрубе пролежал?
  - Сутки. Ты, как нормально? Слух вернулся?
  - Вроде, да, но мутит конкретно, как бы не сблевать.
  - Пока ехали, тебя выворачивало наизнанку, всю машину заблевал. Так, что думаю, твой желудок совершенно пуст.
  - Ясно. Какие еще есть новости? Кто эти люди? - кивнул я на старика и тащивших его людей. - Где спецура? Вроде мы их ждали, а приперлись эти?
  - Мужик в носилках, это генерал Корнилов. Прикинь, как нам повезло? Не думал, что увижу его живьем!
  - Корнилов?! - переспросил я. - А кто это?
  - Ты, что не знаешь генерала Корнилова?
  - Ну, допустим, одного знаю, но не уверен, что это именно тот.
  - Если ты знаешь генерала Корнилова, то поверь мне, что этот тот самый. Другого такого, просто нет! - горячо заявил пулеметчик.
  - Слушай Сереге, я только сейчас заметил, что ты, капец, какой разговорчивый стал. Пора тебе погремуху менять. Теперь ты у нас не Немой или Могила. Теперь ты у нас - Историк!
  - С чего это вдруг? - нахмурился парень.
  - А с того, что я и не догадывался, что ты у нас ценитель истории государства Российского.
  - В смысле?!
  - Коромысле! - передразнил я его. - Сам же сказал, что генерал Корнилов - единственный в своем роде и если я знаю Корнилова, то он и есть тот самый и никакой больше. Верно?
  - Ну?
  - Баранки, гну! Корнилов Лавр Георгиевич, русский военачальник, генерал от инфантерии. Военный разведчик, военный атташе, путешественник-исследователь. Герой русско-японской и Первой мировой войн. Верховный главнокомандующий Русской армии. В годы Гражданской войны - один из руководителей Белого движения на Юге России, один из организаторов и главнокомандующих Добровольческой армии, - выдал я по памяти историческую справку. - Именно Корнилов мог за пару месяцев до Октябрьской революции прижать к ногтю временное правительство и избежать восстания большевиков. Ты об этом же генерале Корнилове или другом?
  - Чо?
  - Через плечо!
  - Нет, я о другом генерале Корнилове, о том, что лежит сейчас в носилках. Он возглавил операцию Возмездия. После налета турков на Крым и Новороссийск, сводный отряд под командованием генерала Корнилова высадился в портах Синопа и Герзе. С боями, за сутки они прошли двести пятьдесят километров, достигли Анкары, где знатно напугали турок. Именно после этого, турецкое руководство вывело свои войска из Крыма.
  - А как он плен попал? - спросил я.
  - Не знаю, злые языка говорят, что его выкрали турецкие спецслужбы.
  - Сплетничаете? - раздался ехидный смешок поблизости.
  К нам обращался один из 'бомжей'. Высокий, худой, как жердь молодой мужчина с аккуратно подстриженной, шкиперской бородкой. Наголо выбритый череп, украшали два кривых шрама, в левом ухе серьга в форме гайки, на правом плече татуировка: кулак сжимающий автомат на фоне пятиконечной звезды. Одет 'бомж' был в порванные джинсы, замызганную рубаху с оторванными рукавами, поверх которой накинут 'лифчик' с подсумками. На груди висит карабин М-4, за спиной винтовка с оптическим прицелом.
  - Стёпа, - представился бомж. - Друзья зовут Винт. А вас как звать величать?
  - Алексей Седов, - ответил я. - Друзья зовут - Иваныч.
  - Спасибо за помощь, Фома рассказывал, что вы вчетвером знатно отличились в недавнем бою, нам, опять же с погоней помогли. Правда, руки бы оторвать тому, кто фугас мастерил, взрывная волна пошла в обратную сторону, если бы сделали все по уму, то можно было обе гравицапы бармалеев одним махом уничтожить, а так наш грузовичок, как кувалдой приложило, чуть Олега Михайловича по стенкам не размазало, думали не выживет. Не знаешь, кто заряд ставил? - с хитрым прищуром спросил Винт.
  - Я ставил, - спокойно ответил я. - Как правильно это делать я не знаю, никто не учил, видел пару раз, как другие делают, вот и смастерил по памяти.
  - Хорошо, что сам сознался. Это правильно, - кивнул Винт, - я при Михалыче, вроде как главный контрразведчик, поэтому для меня главное знать, что за люди нас окружают. Расскажешь о себе?
  - А что до сих пор ничего не выведали? - удивился я. - Целые сутки лежал без памяти, могли парней расспросить.
  - Могли. И расспросили, но они у тебя, все как на подбор: один немой, - Винт кивнул на Серегу-пулеметчика, - второй, по-русски, не бельмеса, третий либо шутник, либо умалешенный, который все темы переводит на разговоры про город-герой Керчь. Они даже не сознались, что это ты ставил заряд, хоть мы это и так знали, - улыбнулся Степан. - Фома и Петрович, про тебя особо ничего не знают. Нет, можно, конечно, расспросить с пристрастием, но зачем?
  - А чего тут рассказывать? В мирные времена: учился в аспирантуре, преподавал в университете, участвовал в общественной и политической жизни ВУЗа, в общем, крутился помаленьку, зарабатывая на хлеб с маслом. Как вся эта муть с вирусом началась, ушел в леса, там отсиделся, как началось военное вторжение, немного повоевал. Потом перебивался разными подработками, живя там, где есть чем прокормиться. От крайней нужды подался в пираты, но как сам видишь, тоже не очень удачно. Наша шаладна ушла, оставив нас здесь, на турецком берегу.
  Степан задал несколько уточняющих вопросов, я ответил, потом мы разговорились на посторонние темы, вспоминая мирную жизнь, попробовали отыскать общих знакомых, выяснилось, что когда я был в командировках в Москве, то жил в одном доме с двоюродной сестрой Винта. После этого, все скатилось к воспоминаниям о погибших в московском теракте 9 мая.
  Винт понемногу выведывал у меня, мое отношение к происходящему, пытался понять 'чем я живу'. Понимая это, я срезал острые углы в разговоре, чтобы не сказать слишком многого, но и не дать понять собеседнику, что у меня есть какие-то тайны и заморочки. Время сейчас такое, что пустить пулю в висок проще, чем жить бок о бок с очередным 'странным типом'.
  - Так, может все, наоборот, к лучшему, - Винт почесал обгоревший нос. - Покажите себя с хорошей стороны, вольетесь в нашу команду, ребята вы боевые! Только одно условие - не врать! Понял, все должно быть по честному, без второго дна!
  - А на кой это нам? - усмехнулся я.
  - Как это на кой? - притворно удивился Степан. - Колхоз дело добровольное: хочешь, вступай, не хочешь - к стенке!
  - То есть или с вами, или к стенке? - уточнил я.
  - Именно!
  - И где надо подписываться кровью?
  - Нигде, хватит проливать кровь, вы её уже достаточно пролили. Ладно, рад, что поговорили, вижу, что ты парень правильный, надежный. Опять же, твои парни за тебя горой, а это тоже о многом говорит. На будущее, хочешь добрый совет?
  - Давай .
  - Замирись с Витой.
  - С кем? - не понял я.
  - С дочкой генерала Корнилова, - Винт украдкой кивнул в сторону девчонки с аппетитной попкой. - Она немного с придурью, но это неудивительно, зная, что она пережила.
  - Так, я вроде с ней и не сорился.
   Я более внимательно посмотрел на девушку, она видимо почувствовала мой взгляд, обернулась. Я состроил самую милую и заискивающую гримасу, на которую был способен и даже послал воздушный поцелуй, в ответ получил 'фак'.
  - Ага, не сорился, а кто ей чуть челюсть не своротил?
  - Так, то случайно, - оправдался я. - Обычно я женщин, стариков и детей не бью!
  - В общем, я тебя предупредил. Потом с тобой генерал захочет поговорить. Советую отвечать честно, не грубить, но и не лебезить. Понял?
  - Понял, - ответил я.
  Винт вернулся к носилкам, где сменил одного из переносчиков. Мы шли дальше, двигались не особо быстро, приноровившись к ходу носильщиков. Шли вдоль моря, на удалении от береговой линии, примерно в полукилометре. Вечерело, через час должно было совсем стемнеть.
  Объявили привал. Мы с парнями разместился вместе, под прикрытием поваленного дерева. Пока Серега и Ванек, сооружали навес из веток, я и Гарик приготовили ужин. Я соорудил похлебку из горохового концентрата и пары рыбных консерв. Получилось весьма неплохо, по крайней мере, сидящие по соседству бойцы поводили носами в нашу сторону и жадно сглатывали слюну. Пришлось пожертвовать последней банкой рыбы в масле и горсткой, найденного на дне концентрата и приготовить еще половину котелка рыбного супа. Этот котелок Серега отнес генералу. Отдавая варево, он чего-то там нашептал девушке, активно кивая на меня. Вита повернулась, смерила меня злым взглядом, вновь показал 'фак', но от угощения не отказалась и принялась кормить с ложечки отца.
  Определив очередность постов, я завалился спать. Честно говоря, последние сто метров нашего перехода, шел на одних морально-волевых, мечтая только о скором отдыхе, несколько раз даже оступился, чуть не упав в обморок.
  Сон пришел быстро, снился заснеженный лес и высокие султаны взрывов, ломающие корабельные сосны, как гнилые спички.
  
   ***
  
  Взрывы ухали один за другим, частенько сериями из двух-трех разрывов одновременно. Мои зубы стучали сильнее чем гремело снаружи. Я лежал, свернувшись калачиком на дне полуобвалившегося окопа, присыпанный сверху грязным снегом, земляным крошевом и деревянной щепой. Грохотало страшно, земля вздрагивала и дрожала, я вздрагивал и дрожал вместе с ней. Страшно было до жути, панический страх заставлял дрожать, а истерика, родившаяся в глубине моего слабого тела, требовала одного - вскочить и бежать, куда глаза глядят. Бежать, что есть сил! Бежать, чтобы спасти сове слабое, теплое тело. Я загонял страх, панику и истерику вглубь себя и давил их...давил их болью - закусывал нижнюю губу так сильно, что кровь лилась из поврежденной плоти. Боль немного отрезвляла и приводила в чувство, но ненадолго, гремящие снаружи взрывы, вновь заставляли панике и страху овладеть моим телом. Хотелось вскочить и бежать...бежать, куда глаза глядят, лишь бы подальше от этих взрывов, подальше от этого проклятого леса, где нас гвоздят снарядами и утюжат ракетами вторые сутки подряд.
  Теперь я знаю, что самое страшное может произойти с человеком на войне. Самое страшное это попасть под артиллерийский и ракетный обстрел. Когда вокруг рвутся снаряды большого калибра, а ты лежишь в окопе и молишься только о том, чтобы выжить, немея от страха и первобытного ужаса. Что может быть страшнее?
  Если бы сейчас стихли бы взрывы, и прозвучала команда: 'Вперед, в атаку'! Рванул бы не задумываясь, побежал бы впереди всех, и пусть там лупят пулеметы, хрен с ними, они не страшные, они бестолковые трещотки.
  Лежа в окопе и сатанея от грохота взрывов, костерил себя последними словами за то, что родился таким придурком. Ну, вот за каким лысым чёртом я поперся на эту войну? Сидел бы себе в лесу, жрал бы жареную на костре оленину, запивал бы все это брусничным чаем и разведенным спиртом и в ус не дул. Так нет же, заело: Родина в опасности! Родину надо спасать! Если не я, то кто? Дурак! Дебил!
  В лесу, на заимке Степаныча, я просидел всего неделю, потом, во время одной из вылазок в лес, чтобы проверить установленные силки, заметил висящего на дереве парашютиста. Мертвое тело в темно-синем комбинезоне, опутанное ремнями, висело в метре над землей, купол парашюта запутался в еловых ветках. Мертвый пилот под напором легкого ветерка, медленно раскачивался из стороны в сторону. Как маятник метронома: туда-сюда, туда-сюда...
  Обрезал стропы, уложил тело на засыпанную снегом землю. Пилот оказался неожиданно пожилым дядькой, лет шестидесяти. Отчего он погиб, я так и не понял, видимых ран на теле не было. Может сердце не выдержало? Вроде, катапультирование - это та еще встряска, даже для молодого сильного организма, чего уж говорить о пожилых людях.
  В карманах у пилота я нашел: пистолет Макарова с двумя запасными магазинами, блокнот с личными записями и сложенное вдвое фото, на котором молодая женщина, обнимала двоих пацанов-близняшек. С обратной стороны надпись - 'Дедушка мы любим тебя'. Вот и все! Никаких тебе секретных карт, донесений, наборов выживания и сухпайков. Пистолет, блокнот и фото с внуками.
  Летчика я похоронил, пистолет и фото забрал себе. Перед могилой дал клятвенное обещание, что постараюсь найти этих пацанов и рассказать им, где могила их дедушки. Тогда же я решил, что хватит отсиживаться в лесу, пора бы и за Родину повоевать. Отголоски далекой артиллерийской канонады, я слышал последние три дня, а по ночам виднелось зарево пожаров. Даже самый последний идиот догадался бы, что на в России началась война.
  Собрал походный набор, оружие, оседлал коняку и поскакал на звук грохота пушек. За несколько дней добрался до линии фронта. Хотя какая к черту линия фронта! Не было, ничего виденное мной в фильмах про Великую отечественную войну. Не было длинных, извилистых окопов, не было танковых колонн и бесконечных человеческих 'змей', идущей пешком пехоты. Я вышел к небольшому городку Острогожск, где стоял мотострелковый полк, при поддержке десятка танков и развернутого дивизиона ПВО состоящего из батареи ЗПРК "Тунгуска" и батареи ЗРК "Стрела-10". Тут же формировался батальон народного ополчения, в который набирали всех желающих. Поскольку у меня было с собой оружие, амуниция, запас провианта и лошадь, меня тут же приняли в ополченцы. Коня забрали для нужд кухни, а меня определили в разведвзвод.
  В Острогожске наш батальон простоял всего два дня, потом нас погрузили в фуры-длинномеры и повезли на железнодорожную станцию Лиски, откуда в поезде отправили на север, но пути оказались разбиты, и пришлось топать пешком. Шли километров тридцать, за это время батальон 'похудел' на треть. На погрузке было двести пятьдесят штыков, а до небольшого поселка Студёновка добралось меньше двухсот бойцов, остальные отстали в дороге, некоторые из них, видимо самые сознательные и совестливые сдали оружие и боеприпасы. В Студёновке мы должны были переночевать и по утру выдвинуться к селу Старая Хворостань, где взять под охрану мост через реку Дон. Всю ночь на западе долбила артиллерия - звуки разрывов гремели глухо и не страшно. Переночевав и не досчитавшись поутру еще пятерых бойцов, дезертировавших за ночь.
  Дорога между Студёновкой и Старой Хворостынью шла через сосновое урочище, мы двигались по этой дороге, быстрым шагом, чтобы согреться и быстрее добрать до реки. Вокруг было слишком спокойно, только впереди слышался рев двигателей и шум машин. Скорее всего, это шум машин подразделения, которое сейчас прикрывает мост, наверное, их предупредили, что мы идем им на смену и они готовятся двигаться дальше на Запад, как только мы их сменим. Наш взвод шел впереди с заметным отрывом, основные силы отстали.
  - Взводный, глянь, чего это там? - спросил Расул.
  Расулу семнадцать лет, он родом из глухого аула, где-то хрен знает, где в горах Дагестана. Его односельчане все умерли от обезьяньего гриппа, выжил только Расул. Видимо в голове у паренька при этом что-то сдвинулось, потому что вместо того, чтобы радоваться тому, что остался жив, он решил, что теперь те, кто распространил эту заразу его кровники. Вот так просто и незамысловато! Узнав, что вирус распространялся искусственно и шел он от наших заклятых 'друзей' с Запада. Расул собрал вещички и на перекладных двинулся на Запад мстить. Его взяли в батальон из жалости, чтобы хоть как-то удержать от безумной попытки добраться до своих кровников. Из-за того, что ему не было еще восемнадцати лет и не было службы в армии за плечами, ему не выдали оружие. Он выпросил у меня 'тигр' и с двухсот метров сбил спичечный коробок. Правда оружия ему все равно не выдали, но я подарил ему свой 'тигр', оставив себе СКС и Сайгу под 5,45. В общем, теперь он таскался везде за мной, уговаривая вместе двинуть на Запад, чтобы свершить кровную месть.
  В придорожной канаве лежал закутанный в тулуп человек. Он был живой, но сильно обморожен - тулуп был накинут на голове тело. Оказалось, что мужик родом из Старой Хворостыни и её вчера вечером, вместе с мостом через Дон, захватили передовые отряды вражеских войск. Мужик успел убежать, но был сильно пьян, поэтому и заблудился, но сейчас, приняв на грудь для 'сугреву' сто грамм разведенного спирта, опознал свое местоположения и указал рукой направление, через лес, как можно срезать угол и сразу выйти на окраины его родного села.
  Взводный отправил навстречу нашему батальону вестового с донесением, а сам принял решение произвести разведку у захваченного села. Обмороженного два бойца подхватили под руки и потащили в тыл.
  - Сидоров, Иванов, остаетесь здесь, встретите батальон, - приказал взводный, - остальные за мной. Сидоров скажешь комбату, что мы выйдем на окраину Хворостыини и разведаем, что там, да как. Понял?
  Взводный двинул напрямик через лес, ориентируясь по карте и едва заметной тропинке. К окраине Хворостыни вышли через двадцать минут. Всего нас было восемь человек. Из оружия: автоматы, один пулемет и шесть гранатометов - два РШГ-2, три 'Аглени' и один РПГ-7, с двумя запасными зарядами.
  Окраина села была обозначена запорошенными снегом огородами, дальше шли скособоченные изгороди, а потом уже и жилые постройки. С виду село было небольшое, в центре, ближе к реке маячил купол церкви. Метрах в пятистах от того места, где мы прятались среди заснеженных кустов, образовалось скопище военной техники: десяток БТРов, пару БПМ и дюжина больших грузовых автомобилей. Вокруг всей этой техники толпились вояки - судя по численности, не меньше двух рот. Дымилась полевая кухня и пара касторов, где на треногах висели ведра. Настроение у вояк было жизнерадостное, было слышно, как они весело смеются, о чем-то перешучиваясь, друг с другом. В глаза бросалось то, что вражеские вояки, были явно разделены на две части, держались двумя группами на некотором расстоянии друг от друга. Одни кучковались около полевой кухни, другие возле костров, на которых разогревалась еда. Приглядевшись к флагам, реющим над бронетехникой, догадался что перед нами сводный отряд из двух рот - одна польская, другая украинская. Вот так захватчики?! Братушки - славяне!!! Суки! Вспомнились военные трофейные хроники советских лет, там тоже показывали довольные морды фашистов в первые дни войны. Тогда фрицы смеялись и радовались войне, прям, как эти сейчас!
  Взводный пошушукался со своим замом, невысоким, полноватым дядькой лет шестидесяти, который, суда по слухам воевал еще в Афгане и выдал свой вердикт:
  - Надо по ним сейчас ударить. У нас шесть гранатометов. Одним залпом накроем всю эту свору, отстреляемся из леса и отойдем к дороге. Нельзя ждать пока они поедят и погрузившись на броню покатят дальше. Все согласны?
  Я и остальные промолчали, глядя на лица своих сослуживцев, понял, что они бояться. Никто не возражал, против атаки на врага.
  - Даг и Историк, вы с оптикой занимайте позицию здесь, - приказал нам с Расулом взводный, - а остальные за мной. Парни, ваша цель - радисты, командиры и водители машин. Начинаете, как только мы дадим залп из гранатометов. Поняли?
  Мы синхронно с Расулом кивнули и как только остальные разведчики скрылись среди деревьев, принялись обустраивать свои позиции. Я разместился за широким, раздвоенным у самой земли, стволом сосны. Утоптал снег, расстелил сверху коврик-пенку и улегся на него. Ствол опер на расщелину ствола и глядя в оптический прицел принялся выискивать тех самых командиров, радистов и прочих мехводов.
  Расул свою позицию устроил среди веток, взобравшись по стволу метров на шесть. Там тоже ствол раздваивался и он, привязав себя к толстой ветке, устроился, как орел на помосте.
  Скажу честно, в этот момент я нисколечко не боялся, вот ни капельки. Наоборот, тело охватил охотничий азарт и предбоевой мандраж. В оптику прицела я разглядел нескольких командиров, которые стоя в сторонку пили что-то из термоса, суда по их довольным рожам и тем, что они закусывали, распивали они, явно не чай.
  Время текло необоснованно медленно, я никак не мог дождаться начала атаки, сколько не прислушивался, а выстрелы прозвучали все равно неожиданно. Хлопнули один за другим шесть выстрелов, стремительные росчерки ракет ударили в скопище техники и людей. Самый большой урон нанесли ракеты из гранатомётов РШГ-2. Реактивная штурмовая граната РШГ-2 представляет собой реактивный снаряд с термобарической боевой частью калибром 72.5 мм, иначе называемой "боеприпас объемного взрыва". Мощность взрыва такого боеприпаса равняется мощности трех килограмм тротила. Взводный с остальными бойцами подобрались метров на триста и все шесть ракет ударили точно в цель. Противотанковые, кумулятивные гранаты ударили по бронетехнике, подбив два БТРа и две БМП, а штурмовые гранаты взорвались среди живой силы противника.
  В суматохе взрывов я потерял из виду примеченную группу командиров, распивающих спиртное из термоса, да и радистов, с механиками водителями, к своему стыду особо не рассмотрел. Чтобы не тратить время зря принялся стрелять в копошащийся человеческий муравейник. За десять минут я расстрелял все двенадцать обойм, которые у меня были снаряжены. Сколько поразил при этом солдат противника и не сосчитать. Бил особо не выцеливая, стараясь стрелять по группам вражеских бойцов.
  После того как остальные отстрелялись из гранатометов, они открыли огонь по врагу из пулемета и автоматов. Поскольку их было больше, и они располагались значительно ближе к врагу чем мы с Расулом, то нас враг не замечал.
  Я расстрелял несколько групп вражеских солдат, которые грузились в машину, они толпились перед задним бортом, толкались и мешали друг другу, только после того, как замертво упал их пятый побратим, они сообразили, что находятся не в самом безопасном месте и разбежались в разные стороны. Потом я всадил обойму в расчет крупнокалиберного пулемета, сразив пулеметчиков четырьмя выстрелами, остальные патроны добил в корпус самого пулемета.
  А дальше бил, не разбирая кто есть кто, просто ловил очередную цель в перекрестие прицела и нажимал на спуск, в случае промаха вносил корректировку и вновь давил на спуск.
  Безнаказанная стрельбы с нашей стороны продолжалась недолго, минут десять, потом вражины разбежались по безопасным нычкам и начали активно отстреливаться. Последним выстрелом из РПГ-7 с нашей стороны удалось поджечь 'наливник' - автоцистерну на базе трехосного КамАЗа. Полыхнуло, будь здоров, как будто изверглось жерло вулкана, раскаленное море огня плеснуло в разные стороны, затопив площадку, на которой разместилась бронетехника.
  - Дядя Леша у тебя патроны еще есть? - раздался сверху крик Расула.
  - А ты, что все истратил? - удивился я.
  - Ага, все в дело ушло, видел, как шайтаны бегали? - довольно оскалился подросток.
  - Слезай, у меня пусто, - развел я руками. - Пошли ближе подойдем, может у мужиков чем-нибудь разживемся.
  Подросток слез с дерева, но дальше мы никуда не пошли, так со стороны дороги подошли наши основные силы. Мы тут же разжились патронами, к нам добавилось еще четверо стрелков с СВД и расчет крупнокалиберного пулемета. Остальные растянулись цепью вдоль кромки леса и как только комбат дал команду 'огонь' начали стрельбу из всего что было. Одна рота все это время быстрым шагом, переходящим в бег, двигалась по дороге. Под прикрытием массированного огневого налета, запасная рота скрытно подошла со стороны дороги и атаковала позиции врага. За час наш батальон выбил врага из села Старая Хворостынь и захватила мост через Дон. Во время боя мы потеряли шесть человек убитыми. Так же было семь тяжело раненых и трое легкораненых. В одном из сараев нашли расстрелянных селян, они лежали скопом: два бабки, один старик и женщина с двумя детьми. Куда делись остальные мы не знали. В плен взяли восемнадцать вражеских солдат. После допроса всех расстреляли, потому что конвоировать их в тыл никто не хотел, а штаб сказал: 'что хотите с ними то и делайте, не до них нам сейчас, и вообще, какого хуя вы там делаете, если у вас был приказ двигаться к Аношкино. Ну, ладно раз захватили мост, держите его'. Комбат, услыхав такую новость как-то сразу приуныл, видимо понимая, что нас скорее всего здесь и забудут.
  На трофейном грузовике отправили в тыл раненых, а сами перешли через мост и принялись окапываться на другой стороне. Окапывались с умом, используя трактор. Оружия и патронов хватало, смущало только, что трофейное вооружение было под НАТОвский калибр.
  Собственно говоря, на этом победный путь нашего добровольческого батальона закончился, к вечеру прилетели беспилотники и разнесли к херам собачьим наши позиции, за рекой. Собрав раненых и убитых, мы оттянулись к Старым Хворостням. Прицепив к трактору прицеп, уложили туда раненых и отправили в тыл. В строю осталось сто двадцать человек.
  Утром прилетели наши самолеты и раздолбали мост, а заодно и накрыли селуху, в которой мы квартировались. Попытки связаться со штабом и летунами ни к чему хорошему не привели, нас никто не слышал. К обеду появились вражеские передовые машины и приготовились к переправе, отстрелялись по ним нескольких трофейных КПВТ и ПТУРов и отошли в лес. В лесу закапались на совесть, взрывая землю с помощью снарядов.
  В этом лесу мы уже второй день и сидели, переживая один огневой налет за другим. Нас долбили из вражеской артиллерии, накрывали ракетные залпы, пару раз прилетали самолеты, причем один раз, вновь наши, российские штурмовики. Утюжили, наш лес со всех сторон! И чего они к нему прицепились?!
  Я лежал на дне собственноручно выкопанного окопа и немел от страха. Сверху сыпалась земля, деревянная щепа и отборные маты, взводного, сидящего в соседнем окопе:
  - Ёбанные летуны, падлы такие! Вот вернемся назад, я вас, суки такие научу Родину любить! Что бы вы всю жизнь срали задом наперёд!
  - Историк! Историк! - раздался приглушенный шепот сверху.
  - Чего? - тихо прошептал я, кривя рот.
  Сверху свешивалась голова бойца в шапке-ушанке.
  - Комбат сказал, пиздовать вам на разведку. Надо узнать готовят немцы переправу или нет.
  - А я здесь причем?
  - Ну ты же разведка? Вот и пиздуйте! Вас всего трое осталось, взводный ваш, походу того, сбрендил, руку себе разгрыз, еле успокоили, пришлось связать, кровищи натекло, как с кабана!
  Стрелять перестали, пережившие обстрел выползали из окопов, чтобы немного размяться, привести свои убежища в порядок и вновь схорониться них.
  Я, Расул и Миша Воркута, втроем поползли в сторону села. Лес представлял из себя мешанину из земли, снега и переломанных стволов сосен. В нескольких местах, над воронками курился дымок, пару сосен горело, раздавались стоны о помощи и крики раненых.
  Вооружен я был трофейным автоматом - 'калашом' украинской сборки под НАТОвский патрон 5,56мм, Расул так и таскался с моим 'тигром', а у Мишы был АКМ с подствольным гранатометом и РПГ-26.
  Мы как раз добрались до опушки леса, вернее до того места, где раньше была опушка леса и остановились, чтобы передохнуть в глубокой воронке. Что сюда прилетело не понятно, но ямища получилась эпическая - метра два глубину и не меньше десятка метров в диаметре.
  - Старшой посмотри, чего там? - глазастый дагестанец опять что-то углядел в перепаханном поле.
  Я выбрался на край воронки и принялся вглядываться туда, куда показывал Расул.
  - Не вижу, - пожал я плечами.
  - Вон гляди, как будто шевелиться кто-то, - вновь ткнул пальцем подросток.
  В том направлении, куда указывал глазастый дагестанец, действительно, что-то шебуршалось, приглядевшись я понял, что это кто-то ползет по полю в белом, маскировочном костюме. Зуб даю, что это вражеский диверсант. Враг полз не на нас, а в стороне.
  - Вот, шайтан! - прошипел Расул. - Смотри, сколько их там!
  Посмотрев на дальнюю оконечность огородов, там, где они переходили в разрушенные деревенские постройки, ахнул! Шевелящимися бугорками, которые ритмично ползли вперед было усеяно все свободное пространство. Никак не меньше батальона! Твою ж, мать! Под прикрытием массированного артобстрела, враг, скрытно переправился на нашу сторону и сейчас приближается к нашим позициям.
  - Гранаты, к бою! - прошептал я, вытаскивая из подсумков стальные шары трофейных гранат.
  На троих у нас было восемнадцать гранат. Обязанности мы распределили следующим образом: Расул выдергивал кольца из гранат, а мы с Мишей швыряли их в подползающего противника.
  - Начали! - приказал я, бросая первую гранату.
  Грохнул сдвоенный взрыв, потом еще один и еще. Из восемнадцати гранат, во врага полетело пятнадцать. Три гранаты оставили себе, каждому по одной. Уже после первых взрывов, среди врагов началась паника, передовые ряды попали под шквал осколков, нескольких убило. Со стороны разрушенного села ударили десятки пулеметов и не меньше полусотни автоматов. Пули плотным, густым шквалом проносились у нас над головами. По близости раздались взрывы - это вражеские гранаты, прилетели в ответ. Одна граната плюхнулась прямиком на дно нашей воронки, но Миша Воркута среагировал быстрее всех, он подхватил и отбросил её назад. Граната ухнула в воздухе, два осколка попали Мише в горло, он свалился на дно воронки, где и умер за считанные секунды, хрипя и фонтанируя кровью. Бинтов и ИПП у нас к этому времени уже не было, попробовали зажимать раны руками, но толку?
  К опушке подтянулись остатки нашего батальона, завязался бой с наступающими по полю автоматчиками в белых маскхалатах. К нам в воронку плюхнулся расчет пулемета. Стало веселее! Пулемет трещал без умолку, ствол раскалился докрасна, а потом не выдержал и лопнул.
  Наступающего врага поддержали огнем минометов, султаны разрывов взлетали один за другим среди деревьев, у нас за спиной. Видимо наш комбат решил, что самое верное сейчас это рвануть вперед в атаку, он поднял проредившие ряды в полный рост и с криками 'Ура! За Родину!' жидкие цепочки ободранных бойцов пошли вперед.
  Чтобы хоть как-то подержать наступающих огнем, я, Расул и пулеметчики, принялись поливать врага длинными очередями из автоматов. Стрелели стоя в полный рост, ни капельки не заботясь о собственной безопасности. Хули тут заботиться, когда твои боевые товарищи, медленно бредут по заснеженному полю в полный рост на пулеметы.
  Корректировщик у противника был хороший, нашу позицию в воронке засекли и накрыли залпом. Несколько взрывов прогремели совсем рядом, нас раскидало в разные стороны. Меня контузило, я потерял сознание.
  Сколько пролежал без сознание не помню. Приходил в себя несколько раз. В начале, очнулся от того, что меня волокли по земле, куртка задерлась на спину и ледяное крошево, обжигало холодом. Кто волок не увидел, лишь темнота и приглушенное сопение вперемежку с тихим матом. Второй раз пришел в себя, лежа в темном сыром помещении, рядом кто-то стонал и просил воды. Мне тоже сильно хотелось пить, я даже попробовал позвать на помощь, но в горле настолько пересохло, что язык не шевелился. В третий я пришел в себя, от яркого света, бьющего в глаза, подумал, что уже представился и лечу на тот свет, но услышав матерные ругательства, требующие контролировать оперируемого, понял, что пока еще поживу.
  Вот так я был на Войне! Шесть дней длилась моя Война.
  
  ***
  
  Я вяло мешал жидкую похлебку в слабой надежде, что она загустеет, станет наваристой и вкусной. Трудно приготовить, что-нибудь стоящее, когда в наборе ингредиентов: одна банка консервированной фасоли, пару жмень крупы булгур, и два зубчика чеснока. Чеснок мелко накрошил, свалил все в один котелок и варил в течение получаса на слабом огне. Вот и вся кулинария!
  - Короче, пацаны, я вам так скажу. Керчь - уникальный город, можно сказать, он единственный такой на нашей планете, второго нет, - Болтун сидел на камне и с важным видом ездил по ушам свежим слушателям. - Во-первых, Керчь - самый древний города в Российской Федерации и у нас самый древний работающий православных храм в Европе. Во-вторых, самое большое количество одновременно награжденных Звездами Героев СССР, было тоже в Керчи за высадку Эльтигенского десанта, в-третьих...
  - Ванек, а ты, вообще, кроме своей Керчи, где-то еще было? - перебил я рассказчика.
  - Конечно. Практически во всех городах Крыма был. А, что?
  - А за пределами Крыма, где успел побывать?
  - Ну, в Краснодаре, и чего? - непонимающе уставился на меня паренек.
  - А, того, что ты нигде не был, но утверждаешь, что твой затрапезный городишко - уникальный? Блин, да, ты дальше, чем на триста километров от него и не отъезжал!
  - Конечно, не отъезжал. Триста километров! Это ж какая глухомань! На фиг мне в такие трущобы ездить?
  - Капец! - бессильно развел я руками. - Ладно, садитесь жрать пожалуйста. Кстати, Ванек, все забываю тебе рассказать, что древние греки считали, что Керченский пролив - это река Стикс, которая отделяла мир живых от мира мертвых, - хитро улыбнулся я, а потом продекламировал по памяти: - Стикс жила далеко, на крайнем западе, где начинается царство ночи, в роскошном дворце, серебряные колонны которого упирались в небо. Это место было отдалено от обители богов, лишь изредка залетала сюда Ирида за священной водой, когда боги в спорах клялись водами Стикс. Клятва считалась священной и за нарушение её даже богов постигала страшная кара: клятвоотступники лежали год без признаков жизни и затем на девять лет изгонялись из сонма небожителей. Под серебряными колоннами дворца подразумеваются падающие с высоты струи источника; местопребывание богини - там, где из струй образовывался поток. Отсюда воды уходили под землю, в темноту глубокой ночи, ужас которой выражался в ужасе клятвы.
  - Офигеть?! - шепотом произнес Ванек. - Иваныч, и ты молчал все это время! Потом, как достану ручку и какой-нибудь блокнот продуктиешь еще раз, чтобы я записал слова и запомнил. Охренеть, древние греки! - потрясенно произнес керчанин. - Крутотень!
  - Керчь, я не понял, чему ты радуешься, древние греки считали, что в тех местах, где сейчас располагается твой родной город, были дичайшие места и полная жопа, - объяснил я, свою мысль.
  - Ни фига подобного! - возразил мне Ванек. - Тут самое главное, что древние греки уже тогда, в древние времена, уважали керчан!
  - Ты не исправим, - отмахнулся я, уже пожалев, что неосознанно подкинул дров в топку керченского тщеславия. - Все не съедайте, оставьте немного Гарику. Вон, он уже чешет.
  Подросток быстро шел через заросшее бурьяном поле в сторону разрушенной хибары, где мы уже третий день прятались. Я, Керчь, Могила, Петрович, Исмаил и еще двое бойцов из нашего отряда: Паша Косой и Витя Женева остались куковать в заброшенной овчарне.
  Во время очередного перехода, дозор разведчиков нарвался на застрявшую на дороге машину, водитель менял колесо. Пожилого турка тут же допросили, а потом застрелили. Машину привели в рабочее состояние и погрузив на ней генерала Корнилова и наиболее боеспособную часть отряда укатили в неизвестном направлении, а нас семерых оставили в заброшенной овчарне, ждать их возвращения. Предполагалось, что уехавшие, найдут безопасное место, и тут же вернуться за нами, чтобы перевести нас второй ходкой. По самым стремным подсчётам на все, должно было уйти не больше пары часов. Прошли уже вторые сутки и даже самому оптимистически настроенному из нас - Ваньку и то, стало понятно, что свита генерала Корнилова то ли забила на нас, элементарно бросив на произвол судьбы, то ли попала под раздачу и их косточку гниют где-то в турецком овраге.
  Поскольку вечно в этой халупе нельзя было ныкаться, то я принял решение выбраться отсюда самим. Первым делом отправили Гарика на разведку местности. Паренек отсутствовал около часа, и вот сейчас возвращался назад, явно что-то неся с собой в руках.
  Исмаил снял с себя куртку и завернул в неё что-то живое и небольшое по размерам. Спер что ли где-то курицу? Хотя нет, для курицы размер явно маловат. Тогда, что?
  Подросток, смешно поднимая ноги, подбежал к нашему схрону и под внимательные взгляды всех присутствующих бросил к моим ногам свою куртку, из неё тут же выбрался...попугай?!
  - Сукки! Я вас поррву, как тузик гррелку! Я тебя по айпи вычеслю!!!- изрекла птица. - Свободу попугаям! Пусть всегда будет солнце...солнечный крруг, небо вокрруг! Тварри! Кто тут самый сильный? Киррюша самый сильный!
  - Это, что? - скривившись от громкого крика птицы, спросил я у турчонка. - На фига ты его притащил и где ты его взял?
  - Эфенди, это шайтан, а не птица. Я нашел её в домике на берегу моря, там есть причальный стенка, ну, вроде мостка, - от волнения турчонок путал склонения русских слов. - Я внутрь пролез через окно, а там склад. Много ковров, тряпки какие-то, ткани в рулонах. На меня эта птица как налетит и давай орать, как безумный ишак, я испугаться, что он может своими криками привлечь хозяев склада, схватил этого петуха и сюда прибежать.
  - Может сварим его? - задумчиво глядя на вылизанную до блеска тарелку, спросил Петрович. - Вин хоть и тощий, а все одно птах. Куринный бульон получиться.
  - Поррву, как тузик гррелку! - неожиданно закричал попугай и прыгнул в сторону Петровича. - Я тебя по айпи вычислю, куррва!
  - Бля! - Петрович от неожиданности подскочил и шарахнулся в сторону. - Точно я из него сейчас бульон сварю!
  - Стоять! Никто из него суп варить не будет! - остановил я, намечающуюся расправу над экзотической птицей. - Гарик, там на складе, точно никого не было?
  - Точно. Там всего одно здание. Прятаться негде, да и если бы кто-нибудь был, то он бы обязательно себя выдал.
  - Значит так, бойцы, удача вновь повернулась к нам лицом, собираемся и бегом дуем в сторону моря. Гарик поешь на ходу, - приказал я.
  - А как же Корнилов и его люди? - подал свой голос Серега. - Мы, что их не будем ждать?
  - Есть два варианта, - ответил я. - Первый, кто-то остаётся здесь и дожидается возвращения Корнилова со товарищи, а остальные уходят чистить сарай у моря. Вариант второй, двигаем всей кодлой к морю, а на стене овчарни напишем куда ушли. Они вернутся, прочитаю т и найдут нас.
  - Я останусь, - тут же предложил пулеметчик. - А вы уходите.
   - Нет, - строго отрезал я. - Уходим все!
   - Нет, - набычился Серега. - Я останусь! Дождусь Корнилова, его бросать нельзя!
   - Дебил! Толстый, дебиллл! - неожиданно каркнул попугай.
   - Сто процентов согласен с птицей, - буркнул я. - Могли бы они вернуться, давно были бы здесь.
   За те два дня, что мы провели в овчарне, дожидаясь возвращения Корнилова, я вдоволь наслушался рассказов, про то, какой Олег Михайлович Корнилов хороший, какой он пригожий и вообще, спаситель рода человеческого. Нет, я не спорю, возможно, так оно и есть, но, что-то мне подсказывало, что в этих рассказах про доблестного и непобедимого генерала Корнилова было больше вымысла, основанного на желании рассказчиков верить во все доброе и хорошее. Времена сейчас такие, что вокруг одна грязь, разруха и беспроглядная мгла. Человеку просто надо придумать себе какой-то идеал, какую-то сказку, в которой супергерой побеждает всех злодеев.
   - Иваныч, вы идите к морю, разведайте что там, да как, а я тут подежурю, вдруг вам оттуда придётся убираться по-быстрому, я тогда ваш отход прикрою.
   - Прикроет он, - пробурчал я. - Ладно, сиди тут, только носа из овчарни не высовывай. Если там все нормально и нарисуется вариант получше, чем эта холупа, мы за тобой вернемся. А сейчас поменяйся с Керчью оружием. На фиг тебе пулемет здесь не нужен, а нам может пригодится.
   Через десять минут мы выдвинулись из овчарни, и быстрым шагом направились в сторону моря. Попугай, получив от меня ложку жидкой каши, забрался мне на плечо, и теперь сидел там, зацепившись когтями за лямку 'лифчика'.
   По дороге я детально расспросил Гарика, что это за халупу он такую нашел с попугаем внутри. Со слов турчонка выходило, что он наткнулся на схрон контрабандистов или пиратов. В общем, судя по размерам убежища народу там было немного, и мы могли вполне справиться с захватом этого объекта. Хорошо было бы разжиться чем-нибудь водоплавающим, способным пересечь Черное море и доставить нас к российским берегам. Надоела мне эта Турция, хочется домой к своим русским осинам и березам. Хрен с ним, с этим генералом Корниловым и его свитой, пусть сами выкручиваются, как хотят.
   Попугай, сидевший на плече, нагло чистил клюв о лямку разгрузочного жилета. Какой породы оказалась птица я не смог определить. Это был точно не Какаду и не Ара, ну и не волнистый попугай, а остальных пород этих представителей пернатый, я честно говоря и не знал. Птица была сравнительно не большая, не больше двадцати сантиметров в длину, с учетом короткого хвоста. Черная голова и темно-зеленый перья, с вкраплениями желтого цвета. Невзрачная и не красивая, но вид у попуги, был боевой: с одного боку не хватало перьев, а на башке шрам от кошачьих когтей. Птица чего-то мурлыкала и тихонько напевала.
   - Как хоть тебя зовут? - спросил я у попугая. - Меня - Леша!
   - Киррюша! Киррюша хороший! - представился попугай.
   - Молодец, - похвалил я птицу и угостил несколькими ягодами изюма, найденными на дне 'сухарки'.
   - Лехха мужик! - отозвался попугай, схарчив угощение. - Лехха хорроший!
   Похвала птицы вызвала всеобщий хохот. Кажется, наш небольшой отряд пополнился еще одним бойцом.
   К берегу моря и скрытой от посторонних глаз небольшой бухте, затерянной среди обрывистых скал, мы вышли довольно быстро. Гарик нашел это место исключительно благодаря едва заметной тропке, спускавшейся вниз, к морю. Пройдя по этой тропинке и знатно попрыгав по камням, подобно горным козам, мы попали на небольшой песчаный пляж, изгибавшийся подобно подкове. С одной стороны пляжа в море уходил небольшой мостик, состоящий из бревен, вбитых в морской грунт, между которыми был проложен настил из просмолённых досок. Причал шел вдоль скального мыса, несколько раз изгибаясь, повторяя его очертания. Некоторые бревна были заменены на бетонные столбы. Со стороны воды к столбам были привязаны, потрепанные жизнью и морской водой автомобильные покрышки. Эти же столбы выполняли роль кнехтов. Если приглядеться, то можно было заметить на дальнем в море столбе насечки, определяющие уровень глубины.
   С другой стороны пляжа, в пятидесяти метрах от причального мостка, на сложенном из камней фундаменте расположился кособокий домик с односкатной крышей. Сарай как-бы вырастал из скалы, его стены настолько плотно прилегали к скальной тверди, что я не удивлюсь если окажется, что внутреннее пространство домика плавно переходит в пещеру или грот. Небольшое окошко с разбитым стеклом и железная дверь с основательным навесным, амбарным замком. В такое окошко мог влезть только худосочный Гарик, даже Керчь не пролез бы в эту форточку.
   - Петрович замок сбить! - приказал я. - Только осторожно, чтобы можно было повесить его обратно и казалось, что он цел. Керчь дуй на прибрежные камни и смотри на море, если заметишь приближение посудины кричи. Гарик, ты возвращайся обратно наверх, следи за дорогой, если, что заметишь, бросишь камень в воду. Косой, Женева, вы пошарьтесь по округе вдруг, что интересного найдете. Всем понятно? Выполнять!
   Пока Петрович возился с замком, я несколько раз обошел каменную постройку. Стены сарая сложены из грубых, плохо отесанного ракушняка темно-серого цвета, крыша из поржавевших от времени листов железа. Видно, что домику хорошенько достаться от близкого соседства с морем. Заглянул в небольшое окошко - внутри склад ковров, тюков с рулонами, какие-то пирамиды из ящиков и кучи хлама.
   Петрович вскрыл дверь, отогнув одну из проушин, на которой висел замок. Вошли внутрь. В нос сразу же ударил запах мертвечины. Попугай у меня на плече зашевелился, взмахнул крыльями и спорхнул на каменный пол. Смешно ковыляя лапами, птица гордо прошествовала за груду наваленных рулонов и злобно щелкая вытащила оттуда тушку дохлой крысы.
   - Киррюша молодец! Киррюша молодец! - самодовольно заявил попугай, вонзая свой клюв в труп грызуна.
   - Иваныч, я не понял, крысу, что попка загрыз? - спросил Петрович. - Ни хрена себе птах?! Похлеще любого кошака!
   Присмотревшись, я понял, что кубанец прав и крысу действительно загрыз попугай, причем не просто налетел сверху и вцепившись лапами в загривок прикончил тварь ударами своего клюва, но еще, похоже и сожрал приличное количество крысиного мяса, в некоторых местах, тушка была прилично обглодана.
   Обозначив свое геройство и поклевав трупы поверженных врагов, попугай взлетел вверх и уселся мне на плечо, вцепившись когтями в лямку разгрузки.
   Мы с Петровичем разошлись в разные стороны, чтобы получше осмотреть внутренности турецкого сарая. Так и есть небольшой домик, по сути, всего лишь пристройка к обширной пещере, в которой удачливые контрабандисты устроили себе базу.
   Несколько пирамид из сваленных в груду ковров и рулонов тканей. Несколько запечатанных бочек с машинным маслом, вдоль одной из стенок сбитые из досок нары, тут же пара столов и длинных скамеек. Несколько шкафов, стол с газовой плиткой и основательный, с облезлой полировкой на дверцах комод - образуют кухню. В пластиковых емкостях храниться вода, оливковое масло, чечевица, рис, сахар и орехи. Открыв дверцы комода нашел запас соли и специй.
   - А чё это они тушенку не на кухне хранили, а отдельно среди ковров? - спросил подошедший Петрович.
   В руках у кубанца была вскрытая банка консервы, из которой он походной ложкой выедал содержимое.
   - Гавно, эти турецкие консервы. Вроде и мясо, а на вкус, как бумага. И жира нет совсем. Одна юшка. Будешь? - Петрович протянул мне запечатанную банку.
   Я взял в руки банку и осмотрел этикетку. Потом многозначительно посмотрел на Петровича.
   - Валентин, а ты в курсе, что жрешь?
   - Вроде, баранину, - пожал плечами кубанец. - А, шо?
   - Это кошачий корм. Вот надпись, в переводе это означает, что внутри нежнейшие кусочки молодой ягнятины в собственном соку, от которого ваша кошечка будет в полном восторге. Да и срок годности вышел год назад.
   - И, шо? Ежели за пару годын не обдрыщусь, значит консервы можно харчить. Так ты будешь или нет? - спросил Петрович, забирая банку обратно.
   - Подожду реакции твоего организма, если не помрешь, значит можно есть. Ты, кстати, не в курсе, как быстро проявляется ботулизм?
   - Скотина, ты Иваныч, умеешь аппетит испортить! - прохрипел Петрович и выкинул банку.
   - Да, ладно, - улыбнулся я. - Вон, тут газовая плитка есть сейчас мы консервы хорошенько прокипятим, прожарим, и вся зараза умрет. Но, ты смотри, если вдруг тошнить начнет, отечность появиться или косить глазами начнешь, тогда лучше сразу стреляйся.
   - Дурак ты и шутки у тебя дурацкие, - пробубнил кубанец и пошел дальше осматривать нутро пещеры.
   Из полезного, внутри пещеры нашли еще: груду ржавого железа, несколько ящиков краски, сварочный аппарат, велосипед, пару деревянных коробок с какими-то механизмами внутри, похожими на корабельные детали, генератор, бочку с бензином и десяток грязных, сваленных в кучу автоматов Калашникова, калибра 7,62. Еще было несколько больших, сколоченных из досок ящиков наполненных пустыми бутылками из-под различного алкоголя. Видимо это все было выпито хозяевами склада, но почему-то не выкинуто, а бережливо сложено и сохранено.
   - Это не российские автоматы, - осмотрев находку, заявил Петрович. - Что-то из славянских собратьев. Югославы или болгары. Жалко, что патронов нет и запасных магазинов. Кто это их так засрал, интересно?
   Мы побродили по пещере еще пару минут, договорились, что Петрович, как самый рукастый из нас сошьет из найденной здесь ткани пару простеньких сумок, в которые мы сложим найденные продукты и ценные вещи, которые унесем с собой.
   Снаружи послышались пьяные крики и веселый смех. Оказалось, что Косой и Воркута наши выпивку. По соседстве расположилась еще одна пещерка, вход в которую был прикрыт листом железа, выкрашенным под цвет скал. За камуфлированной заслонкой прочная решетка, из сваренных прутьев железа, а дальше небольшой грот, в котором хозяева этой базы устроили себе 'винный погреб'. Несколько стеллажей, на которых стояли большие стеклянные бутыли, заполненные спиртом. Тут же емкости поменьше с красителями и какими-то химикатами. Теперь понятно зачем в соседней пещере хранятся пустые бутылки из-под бухашки. Тут еще и небольшой заводик бутлегеров оказывается расположился. Офигеть!
   - Твою ж мать! Гребанные дебилы! - выругался я. - Какого черта напились? Делать не хрен?! - накинулся я на Воркуту и Косого, которые накидались спиртом и заметно окосели. - А если сейчас заявятся хозяева этого схрона. Чем их встречать будете? Своими пьяными рожами?
   - Худи ты командуешь? - окрысился в ответ Косой. - Ты мне хто? Нихто! Пошел в жопу, хочу пить и буду пи...
   Договорить я ему не дал, со всего размаху влепил подзатыльник, а когда он упал на колени добавил еще один. Воркуте, который попытался заступиться за собутыльника тут же пробил ногой в грудь. Разоружил обоих и приказал Петровичу их связать. Кубанец молча выполнил приказ. Смотрел правда, при этом на меня он не сильно одобрительно, но мне плевать на такие взгляды.
   - Гребанные дебилы, а вдруг тут метиловый спирт и они сейчас кони двинут? - прокомментировал я свой поступок.
   - Ох, что ж ты за человек такой, Иваныч? - прошептал себе под нос Петрович. - И консервы у тебя с ботулизмом и спирт метиловый. Параноик!
   - Лучше быть живым параноиком, чем мертвым оптимистом. Запомни из какой бутылки они халкали, если не сдохнут, и окажется, что спирт нормальный, потом по чуть-чуть выпьем, - смилостивился я, - а пока перетащи их в большом сарай, пусть там отоспятся.
   Прибежал Ванек и сообщил, что среди прибрежный скал нашел еще одну пещеру, которую хозяева этой нелегальной стоянки использовали как тюрьму и пыточную. Пошли смотреть.
   Действительно среди скального мыса, который впивался в море и прикрывал бухту от посторонних глаз нашлась еще одна пещера. Вход в неё так же преграждала решетка, сваренная из толстых железных прутьев. Пещерка была небольшой, размером с чулан в малогабаритной квартире. В стене вбито несколько кованных колец, к которым пристегнуты цепи с кандалами. Тут же сваренная из металлических труб дыба и еще какая-то хренотень из просоленных деревянных досок, похожая на кривобокий табурет. Для чего деревянная конструкция, я так и не понял. То ли для пыток, то ли для сексуальных утех, а может одновременно для первого и второго. Просто и незамысловато. Пол в пещере мокрый, сюда долетали морские брызги, а во время хорошего волнения, наверняка воды было по колено. Не хотелось бы провести время в подобной тюрьме.
   - Что скажешь? - шепотом спросил Керчь. - Может свалим отсюда по-быстрому?
   - Нет Ванек, не свалим. Судьба нам подкинула неплохой шанс выбраться из жопы, в которую сами же вы себя загнали. Так, что нельзя просрать и этот шанс.
   - Что ты предлагаешь? - спросил Петрович.
   - Дождемся хозяев этого места и отобьем у них посудину, на которой они придут. Судя по размерам бухты, у них что-то небольшое, вроде катера или рыболовного сейнера. При этом их не больше десяти - двадцати человек. В большой пещере всего шесть спальных мест. Так, что мы вполне справимся. Главное, это не проспать их приезд.
   - А как же генерал Корнилов? - нахмурился Ванек.
   - Как? Как? Каком к верху! - огрызнулся я. - Ты, что-то другое хочешь предложить?
   - Можно попробовать пройтись пешком по той дороге, по которой они уехали. Вдруг мы их отыщем?
   - Ты дойдешь до ближайшей развилки...а дальше что? - ухмыльнулся я. - Налево пойдешь или направо? Опять же, почему ты думаешь, что Корнилов, элементарно нас здесь не бросил. Кто мы ему? Братья, сватья? Нет. Обычные наёмники, расходный материал. Тех, кто ему был близок: спецура, Фома и остальные...укатили с ним, а нас кинули. Ну, вот представь, выпал им шанс свалить из Турции, допустим захватили они какую-нибудь посудину, но при этом физической возможности вернуться за нами у них не было. И, что ты думаешь, Корнилов, такой, скажет своим подчиненным: 'Нет братцы, так нельзя, лучше мы все погибнем, но классного парня Ваню из Керчи не бросим!' Так, что ли? Нам приказали ждать их возвращения? Приказали! Вот мы и ждем. Но если получится убраться с этого, богом забытого берега, то хрен меня остановит память о герое Корнилове. Ясно? И вообще, надо бы с вами провести беседу и договориться раз и навсегда, кто в нашей маленькой шайке командир. И если командир я, то вы молча слушаетесь и выполняете мои приказы. Пообщайтесь между собой, подумайте, а я пока сварганю, чего-нибудь пожрать. Вечером, за ужином расставим все точки над 'И' и определимся с планами на будущее, тем более что мне есть что вам рассказать, - с этими словами я вышел из пещеры и направился к большому сараю.
   Добравшись до самодельной кухни, я еще раз произвел ревизию и выяснилось, что помимо круп, масла и специй, нашлась: мука, чай, кофе, сахар, сушеные орехи несколько банок с арахисовой пастой. Ну и два ящика консервы с кошачьим кормом. На ужин я решил приготовить густой чечевичный суп, с большим количеством специй и зажаренного лука. А, чтобы совсем уж поразить своих собратьев по оружие еще и нажарить лепешек, благо муки и масла хватало с головой. Но первым делом, я сварил себе кофе.
   - Эфенди, это у тебя, что так вкусно пахнет? Кофе? - каким-то чудом Гарик унюхал аромат кофе и прибежал на него, бросив свой пост.
   - Ага, - я отлил в небольшой стаканчик кофе и протянул пареньку. - Ты чего свой пост бросил?
   - Я ж на пять минут? Место там просторное, далеко видно, за пару минут никто не придет.
   - Дуррак! Дуррак! - прокаркал попугай, все это время сидевший на полу и поедающий орехи.
   - Сдаётся мне, что попугай самый умный член нашего отряда, - глубокомысленно заявил я. - Ладно, хорошо, что пришел. Бери велик и сгоняй за Серегой. Через час будем ужинать. И скажешь ему, что разговор есть серьезный. Понял? На, вот возьми орехов, по дороге пожуешь.
   Подросток сгреб в карман куртки несколько жмень орехов, обошел по большой дуге попугая, который грозно щелкал и шипел на турчонка и подхватив велосипед вышел наружу.
   Похоже настала пора приоткрыть завесу и выдать небольшую порцию правды, почему я решил податься в наемники. Зачем рисковал своей жизнью в перестрелках с турками. Мне нужна надежная команда подчиненных. Нужен корабль, способный зайти в реку и пройти по её руслу приличное расстояние. И сейчас, я как никогда близок к осуществлению своих планов. Так, что размениваться на поиски геройского генерала Корнилова, мне как-то не с руки. Обойдётся генерал Корнилов без Лехи Орлова!
   Вода в кастрюле с чечевицей закипела, на соседней конфорке скворчал в масле репчатый лук, щедро сдобренный мелок-нарезанным чесноком и специями. Аромат разносился по пещере такой, что голодные слюни висели до самого пола.
   В дальнем углу пещеры, на нарах дрыхли в пьяном угаре Воркута и Косой. Их совместный храп замысловатой мелодией поднимался вверх, под своды пещеры, я даже начал насвистывать простенькую мелодию из старого советского фильма.
   Вроде жизнь налаживается. Сегодня есть где спать в тепле, есть, что пожрать. Есть планы на завтра и на послезавтра. Так, что вроде пока все хорошо. Сегодня вечером кое-чего интересного расскажу парням. Замотивирую их, так сказать, заинтересую. Кое-чего пообещаю, кое-где совру, для правдоподобия. Кое-что не доскажу, опять же для общего блага. Чтобы они выбросили из головы всю эту блажь про спасения генерала Корнилова и пошли за мной, помогая найти заветные сокровища.
   - Бро! Бро! Там корабль на горизонте, идет в нашу сторону! - закричал, как оглашенный, вбежавший в пещеру Ванек.
   Я болезненно скривился, как от зубной боли! Ёпта, да, что ж такое?! Только размечтаешься, только успокоишься! И тут на тебе!
  Двое дрыхнут в пьяном угаре, Гарик укатил за Серегой, и получается, что нежданный хозяев надо встречать нам втроем. Ну, как так-то?!
  - Всем пиздец!!! - глубокомысленно заявил попугай и полез прятаться в мешок с орехами. - Киррюша молодец! - раздался приглушенный писк птицы.