Цикл 'Рюрикова кровь'.
  

  
   Посвящается моей
   супруге Евангелине,
  красивой, терпеливой и нежной
   половинке моей души...
  
  

  
  
  
  

   Аз Есмь!
  
  
  
  

   Пролог.
  
  
  

  - Ну что же, неплохо. Я бы даже сказал - очень хорошо!
  Врач еще раз посмотрел результаты анализов и сноровисто защелкал клавишами древней клавиатуры, внося в личное дело больного очередную запись.
  'Последние десять лет, я от вас, эскулапов, другого и не слышал. С тех самых пор, как обнаружили рак, и вырезали половину желудка к чертям собачьим. Только и говорят, что все неплохо или даже вообще хорошо... А чувствую себя все хуже и хуже. Видимо, надо понимать так - вы неплохо приблизились к могиле, уважаемый пациент. Так держать!'.
  Черный юмор - это было одно из немногих удовольствий, доступных сидящему на приеме в онкологической клинике мужчине. Все остальные радости жизни в основном проходили по разряду бывшие. Как и сам он. Бывший слесарь, токарь, да и вообще мастер на все руки. Даже металлург! Довелось как-то три года поработать в литейном цехе родного машиностроительного завода, пока в техникуме на заочном учился. Трижды бывший муж. Но самое главное - он ни единого раза не был счастливым отцом...
  -Так. Вот это отдадите в нашей аптеке провизору, будет готово в следующий четверг. А вот это вы уж сами. Остальное как обычно, всего хорошего.
  Выйдя в коридор, основательно пропитанный специфическим запахом хлорки и прочих больничных запахов, пожилой мужчина посторонился, пропуская в кабинет следующего в очереди. Вздохнул и без особой спешки похромал по хорошо знакомому маршруту, отоваривать исписанные непонятной латынью рецепты. С некоторых пор (особенно после химиотерапии) лекарства прочно вошли в его жизнь, став ее неотъемлемой частью: два раза в день, рано утром и поздно вечером, он глотал желтоватые горошины таблеток и очень радовался, что их только две. А не двадцать две, и за один раз. Еще у него как-то незаметно появилась привычка постоянно молчать - все равно ведь разговаривать не с кем. Друзей-товарищей по жизни было достаточно, да вот только все они разбросаны по необъятным просторам бывшей империи Советов. Так, иногда письма приходят, да и то, все реже и реже - увы, время не щадит никого. Вот и родители умерли, так и не дождавшись от единственного сына внуков. А жены?..
  Проводив глазами тройку мальчишек, обогнавших его на тротуаре, Виктор непроизвольно вздохнул. М-да. Семейная жизнь у него как-то и не сложилась. Нет, какое-то время все было хорошо, но стоило только женам узнавать, что детей от него ждать не стоит... Дольше всех прожил с последней, третьей по счету. Целых пять лет. А ведь поначалу он только радовался, что предохраняться не надо!
  'Потому что дурак был, и мозгов не хватило. Сам не можешь, так возьми и усынови из детдома, маленькую ляльку. Или даже две. Эх, раньше бы!'.
  За лекарствами пришлось постоять - впрочем, Виктор Николаевич все равно никуда не торопился. Выйдя на широкое крыльцо поликлиники, он первым делом уточнил, который нынче час, после чего все той же прихрамывающей походкой отправился к остановке, раздумывая по пути. Не о здоровье, как можно было бы ожидать - нет. О том, собрали ли ему в областной публичной библиотеке, где он уже давно стал постоянным завсегдатаем, заказанные книги. А так же о том, получится ли у него хоть когда-нибудь приблизиться к разгадке небольшой, но такой важной для него тайны. Тайны своих снов...
  
  

   Глава 1
  
  
  

  Когда мужику в возрасте 'сильно за полтинник', воспитанному в классических традициях научного атеизма, приходят навязчивые сны о том, что он трехлетний мальчик, то остается два выхода. Принять как факт, что собственная шизофрения цветет и крепнет прямо на глазах - после чего безотлагательно напроситься на постой в профильное медучреждение. Или никуда не обращаться, и тихо надеяться, что все как-нибудь рассосется само собой. Ну, или с помощью народных сорокоградусных средств. Виктор выбрал второй вариант, и довольно скоро выяснил, что водка абсолютно бесполезна. Как и вообще любые спиртосодержащие жидкости. Таблетки, от снотворного до успокаивающего, тоже. А вот фитотерапия, которую он попробовал совершенно случайно (вернее просто от отчаяния), неожиданно помогла - сны хотя и не ушли совсем, но вот их содержание забывалось буквально сразу после пробуждения. За следующие два года Виктор из пользователя-"чайника" превратился в настоящего эксперта по лекарственным травам, грибам-ягодам и прочим полезным (и не очень) дарам природы, а так же самым экзотическим смесям на их основе - и все это благодаря здоровому восьмичасовому сну. Вернее, непрестанным попыткам сделать его таковым. Побочным, и очень приятным эффектом невольного хобби стал отказ от половины лекарств, положенных ему по его многочисленным болячкам. И ведь не сказать, что он так уж резко оздоровел - нет, конечно. Просто (как удалось выяснить опытно-экспериментальным путем), правильно составленный и заваренный сбор взаимодополняющих друг друга трав, достаточно уверенно заменяет патентованную химию из аптеки. С приятными побочными эффектами вроде повышенной бодрости и хорошего самочувствия. К очень большому сожалению мастера-самоучки, остановиться на достигнутом и наслаждаться заслуженным успехом никак не получалось - месяца два-три, самое большее четыре, и очередной настой, экстракт или отвар 'приедался'. После чего сны опять становились... Н-да. Сны. Удивительнейшие, каждый раз в чем-то одинаковые и в то же время неуловимо-разные, пугающие своей реалистичностью и сочными красками. А особенно 'послевкусием', в виде непонятно откуда приходящих желаний и даже (как это ни удивительно!) умений. В качестве самого заметного примера таких желаний можно было привести немотивированно сильный интерес к конному спорту, а заодно и фехтованию. Причем (как это ни странно), только и исключительно саблей. Иногда тело просто-таки требовало взять в руки хорошо отточенную железяку, и всласть ей помахать - с тонким свистом пластаемого воздуха, резкими движениями, и с обязательной сладкой истомой в натруженных мышцах.
  С умениями было еще занятнее. Так как второе место самых заметных странностей прочно занимала невероятная, просто фанатичная тяга к посещению церкви - причем не раз в месяц, или даже в неделю. Нет, каждый день, причем желательно и утром, и вечером! То как-то совсем неожиданно выяснилось, что некоторые молитвы у него, как говорится, просто от зубов отскакивают. Правда крест налагается почему-то исключительно двуперстием. А прорезавшееся в один прекрасный день знание церковнославянского? И ладно бы просто знание - нет, он на нем (пусть весьма коряво и с заметным усилием), ЧИТАЛ и ПИСАЛ! После всего этого, совсем не удивляла появившаяся вдруг привычка цитировать вслух отрывки, из такой очень специфичной литературы как 'Чтение о житие и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба'. Разумеется, исключительно на старославянском. Отчего все, кто это слышал, сразу начинали интересоваться - какую семинарию закончил батюшка, и почему же он одет не по 'уставному'? Да и без бороды? Да и крест свой зачем-то запрятал - отринули от сана, что ли?
  Ну а третьей странностью, вовсе уж непонятной было то, что изредка ему виделось странное свечение вокруг собственных рук. Накатывало легкое тепло, приятно покалывало кожу...
  Впрочем, были во всем этом и исключительно хорошие моменты. Иногда в голове проявлялись обрывки эмоций - невероятно, невозможно чистых и ярких. Таких, о которых сам он давно уже позабыл, омывающих его огрубевшую и порядком зачерствевшую душу потоком живительной влаги. Смех и обида, любопытство и настороженность, ликующая радость и подлинное горе... Соседи иногда косились - степенный вроде мужчина, а ходит весь день и улыбается, прямо как полоумный. Ну или там, посреди разговора возьмет и нахмурится, чуть ли не заплачет.
  - Передаем за проезд!
  Хрипящий баритон вырвал Виктора из его мыслей и заставил вскинуть голову. И тут же констатировать, что он в очередной раз незаметно для самого себя добрался до остановки. После чего, не останавливаясь, чуть было не залез в троллейбус, идущий в обратном направлении от Публичной библиотеки. Впрочем?.. Ему подходил и этот маршрут, так как "своим" он стал не только в областном собрании книг, но и в краеведческом (иного, увы, в городе не было) музее, попутно обзаведясь полезными знакомствами среди ученых-историков. Да и сам уже стал разбираться в реалиях и бытовых мелочах четырнадцатого-семнадцатого веков на весьма хорошем уровне - спасибо собственной шизофрении. Правда, попутно пришлось перелопатить, и не желая того запомнить просто море ненужной информации... С другой стороны - а чем еще заниматься пенсионеру? Все лучше, чем днями глядеть в телевизор. Тем более что разбираться в свершениях и делах дней минувших оказалось очень занятно, а личный интерес и вовсе делал каждый прожитый день чертовски увлекательным!
  'Ну что, в библиотеку, или в музей?'.
  Легкое ворчание в животе заставило вспомнить, что кружка кефира и сдобная булочка утром никак не заменят хорошего обеда днем. И уж тем более, вечером - но до таких крайностей Виктор еще никогда не доходил. Мысленно сосчитав наличность, он все же сделал свой выбор - музей! Конечно, рядом с библиотекой тоже было где перекусить, но в его возрасте рисковать остатками здоровья не хотелось.
  "Эх, были времена студенческие! Какую только дрянь не жрал, прости Господи - и ни разу кишки не болели. Золотые годы!..'.
  Желудок опять напомнил о себе раздраженным ворчанием.
  'Да иду я уже, иду!'.
  Пять лет спустя...
  - Николаич, ты дома? А? Да вы проходите, чего стоять-то на пороге.
  Услышав не по годам звонкий (и при этом отменно визгливый) голос соседки, Виктор едва слышно вздохнул. А различив чьи-то шаги, и вовсе отложил в сторонку одну из своих любимых книг. Зачитанную даже не до дыр - до полнейшей потери родного переплета. Впрочем, хуже от этого небольшой труд одного хитроумного итальянца по имени Никколо не стал. Пожалуй, вполне можно было сказать, что новая обертка получилась даже лучше прежней, типографской - самодельная, из толстой кожи и с потертыми латунными уголками, она придавала невзрачной до того книжке вид настоящей рукописи. И не просто настоящей, а еще и довольно-таки часто читаемой - хотя далеко не все идеи Макиавелли были верными, но все же кое-какое рациональное зерно в них имелось. И именно это заставляло своего читателя раз за разом возвращаться к потрепанным страницам, и думать. А еще вспоминать. Все то, чему он был свидетелем в последние двадцать лет - перестройка, путч, ускоренная демократизация... Все же верно говорят о том, что все новое - это всего лишь хорошенько забытое старое.
  - Вот ты где, Николаич! А к тебе тут человек из города.
  Плечистый, подтянутый, но при этом как-то странно скособоченный мужчина неопределенно кашлянул и вопросительно уставился на хозяина. Который почему-то был совсем не похож на деревенского знахаря-костоправа - скорее уж на какого-нибудь профессора, ну или библиотекаря. Кстати, последнее косвенно подтверждалось и подлинным изобилием печатных изданий, полки с коими покрывали почти все стены немаленького дома.
  - Имя у человека есть?
  Под тяжелым взглядом пожилого 'библиотекаря' приезжий непроизвольно вытянулся (вернее, попытался это сделать) и глухо представился:
  - Георгий.
  - Возделывающий землю, значит?.. В каком звании?
  Мужчина странно дернул головой, и с нотками изумления ответил:
  - Капитан.
  Виктор подошел поближе и как-то странно повел рукой, на мгновение расфокусировав взгляд. Еще раз оглядел просителя (а кем еще он мог быть?), и задумчиво пробормотал:
  - Спина?
  Коротко глянул на пышущую здоровьем и неуёмным любопытством соседку, и опять разомкнул губы:
  - Иди, Лида.
  Недовольно поджав тонкие губы, главная активистка и общественница деревни резко развернулась и поплыла на выход, всем своим видом показывая - как не было, так и нету на свете людской благодарности. Нет, Лидия Ильинична запросто могла бы и поскандалить насчет того, что ее так бесцеремонно выставляют за порог - но именно в этом доме делать сие было весьма и весьма чревато. Ближайшая больница в пятидесяти километрах, и до нее еще и доехать надо - а Николаич всегда под рукой. Отварчику даст, рукой поводит - болячки как не бывало! А если сам сделать ничего не может, так говорит об этом честно, и к врачу направляет - причем его предварительный диагноз, сделанный без всяких там рентгенов и анализов, всегда подтверждался. Вот только последние пару месяцев он все чего-то не в духе... Нет, вообще-то и до этого мог так глазищами своими зыркнуть, что любой на месте обмирал, но теперь его взгляд и вовсе стало невозможно выдержать. Как-то еще молоко по деревне не скисает?..
  Услышав тоненький скрип рассохшейся калитки, травник (по крайней мере, сам он предпочитал называть себя именно так) неслышно вздохнул и сел напротив нежданного гостя:
  - Давно болит?
  Капитан как-то рвано кашлянул, но ответил все же предельно спокойно:
  - Два года.
  - Встань. Повернись. Подними правую руку. Вот здесь и здесь у тебя немеет и перехватывает. Верно? Садись.
  Стряхнув руки, словно бы они побывали в воде, хозяин дома спокойно поинтересовался:
  - А что говорит наша бесплатная медицина?
  Медицина, как это ни удивительно, говорила исключительно матом. И капитан, в меру своих скромных сил и возможностей, постарался это доказать.
  - Меньше экспрессии, молодой человек, меньше. Карточку не догадались с собой прихватить? Вот и славно. Так, что у нас здесь?
  Видя, как обычный деревенский знахарь бегло читает мертвую латынь, написанную к тому же на редкость неразборчивым "врачебным" подчерком, Георгий не выдержал.
  - Прости... те. Кха! Скажи, отец.
  В глазах военного мелькнул едва заметный отблеск надежды.
  - Мне можно помочь?
  И по-своему истолковав тягучее молчание, спокойно добавил:
  - Любую цену.
  Виктор Николаевич мельком поглядел на гостя незваного и вернулся к пролистыванию весьма пухлой медицинской карточки - а капитану-мотострелку ничего не оставалось, кроме как терпеливо ожидать окончательного вердикта. Пять минут, десять... Чтобы хоть как-то отвлечься от тоскливой тишины, Георгий заскользил взглядом по книжным богатствам хозяина, все больше и больше удивляясь сельскому "экстрасенсу" - на слегка потемневших от времени полках спокойно соседствовали "Фауст" философа Гете и "Наука побеждать" генералиссимуса Суворова; самоучитель санскрита лежал на 'Истории государства Российского'; краснел затертой обложкой 'Большой анатомический атлас', оттеняя своим видом невзрачное, но не менее толстое издание 'Месторождения Южного Урала'. Коя, в свою очередь, совсем загородила собой 'Занимательную химию' и еще какое-то пособие из разряда - сделай-ка, милок, все сам!
  С трудом оторвавшись от разглядывания всей этой пестрой книжной палитры, мужчина повернул голову обратно - и замер, наткнувшись на небольшой столик, на котором вальяжно возлежал дорогущий даже на вид ноутбук. Задумчиво помаргивал огоньками радиомодем, рядом с ним высилась немалая стопка дисков... Вот тебе и деревенский дедушка-пенсионер!
  - Возьми. Сиди спокойно.
  Приняв обратно толстую историю своих болезней, проситель (а в этом уже никто и не сомневался) послушно замер. Но глазами ему шевелить не запрещали, и уж тем более не могли запретить смотреть в небольшое зеркало, висящее как раз напротив - и он глядел, как хозяин опять водит по воздуху рукой. Не быстро и ни медленно, вдоль спины, иногда останавливая ладонь в районе лопаток и поясницы. Наконец, непонятное действо закончилось, и деревенский знахарь вынес вердикт - вот только сделал он это на чистейшей латыни.
  - А?
  Переход на русский тоже не помог. Нет, по отдельности слова звучали вроде бы и знакомо, но вместе складывались в такую тарабарщину!
  - Отец, я ж человек военный, мозгами не обремененный, мне бы попроще. А?..
  - Ходить тебе на ногах от силы год, потом коляска понадобится. Так понятней?
  Удар судьбы капитан принял достойно, разве что уголок рта покривил.
  - Поможешь?
  Но вредный дед опять проигнорировал вопрос, вместо ответа задав свой:
  - Женат?
  - Уже нет.
  Повинуясь требовательному взгляду, Георгий добавил подробностей:
  - Еще семь лет назад разбежались.
  - Дети?
  - Нету. Отец, не крути, скажи как есть!.. Можешь помочь, или нет!
  Хозяин дома немного прошелся, раздумывая, затем протянул с непонятной интонацией:
  - Любую цену?.. Хорошо. Усыновишь ребенка - вернешь здоровье.
  - Чего?!..
  Будто не слыша возгласа, Виктор Николаевич опять зашел за спину и легко коснулся позвоночника. Побледнел, сгорбился... И тихо договорил:
  - Надумаешь, приходи.
  Разочарованный и (чего греха таить) едва сдерживающий матерные слова, мужчина кое-как встал со стула. И замер. Мучительница-боль исчезла!..
  - Это ты как это, а?
  - Иди.
  Много слышал приказов капитан, еще больше отдал сам - но таких, когда вначале начинаешь выполнять, а потом осознаешь, что именно!.. Таких на его памяти было маловато. Притормозить ему удалось только у калитки, а полностью остановиться уже за ней. Постоял. Подумал, время от времени поводя плечами и проверяя, не ушла ли подзабытая легкость движений (а ведь потихонечку уходила!), и решительно пошел к ожидающей его машине - назначенная цена его устраивала.
  Три месяца спустя...
  - Эй, отец, принимай гостей дорогих!
  На сей раз, бравого офицера подвезли прямо к ограде дома, и ковылять ему через полсела никакой нужды не было. С ясно видимой натугой (зато самостоятельно!) покинув уазик грязно-зеленого цвета и с облегчением утвердившись на всех трех ногах (за последнюю была палочка-трость), Георгий облегченно вздохнул. Затем бросил взгляд на заднее сиденье, и тут же зашипел на друга, громко хлопнувшего дверцей с другой стороны. Настороженно замер - но нет, дети и не думали открывать глаза. Разморенные и утомленные вначале ранним подъемом, затем долгой дорогой, а еще вдобавок и августовской жарой, разнополые, но удивительно схожие меж собой близняшки довольно забавно и в унисон посапывали курносыми носиками. Маленькие ангелочки...
  - Спят?
  - Тшш!..
  - Сам ты тш! Иди давай, к своему 'экстрасексу', пока псины местные не набежали - уж они-то им быстро побудку устроят.
  Молчаливо согласившись с последним утверждением, бравый капитан проковылял сквозь тихонько скрипнувшую калитку, отдал дань вежеству, раза три-четыре постучавшись в дверь, и не дождавшись никакой ответной реакции, прошел внутрь. Миновал небольшие сени-прихожую, прошел насквозь первую комнату и обнаружил хозяина спокойно сидящем в новеньком дорогом кресле-качалке. Учитывая закрытые глаза и руку, покоящуюся на очередной книжке с неразборчивым названием, можно было предположить, что его или сморило от долгого чтения, или он просто дает отдохнуть глазам.
  - Кхм.
  Никакого отклика на негромкий звук не последовало, и Георгий повторил свой кашель на бис - и на сей раз гораздо громче и ближе к ушам спящего старичка.
  - Кхе!!!
  И еще раз. И еще. Пока морщинистые, набрякшие веки не дрогнули, открывая совсем не сонные глаза. Тоскливые, недовольные, невероятно пронзительные, и удивительно спокойные. Иссохшие губы шевельнулись, выпуская непонятные в своей бессмыслице слова:
  - Опять серая хмарь. Что же с ним случилось?
  - Отец?..
  Совсем не шевеля головой, деревенский целитель охватил его взглядом, и без удивления констатировал:
  - Ты.
  - Я, отец, я.
  - Зачем приехал, Возделывающий землю?
  В очередной раз подивившись (про себя) величине и обилию тараканов в голове собеседника, капитан пожал плечами.
  - Решился?
  Не дожидаясь ответа, впился своими глазами в глаза гостя, и через мельчайшее мгновение сам себе и ответил:
  - Вот даже как.
  Помолчал, затем попросил-приказал:
  - Похвались, воин, прибавлением в семействе.
  Следуя за хозяином дома к машине, Георгий все никак не мог отделаться от ощущения того, что в прошлый раз фигура знахаря была заметно плотнее, а походка - легче и энергичнее.
  'Болеет, что ли?'.
  А затем терпеливо ожидал, пока тот вдосталь насмотрится на недавно приобретенных, но уже по-настоящему дорогих сына и дочку. Одновременно вспоминая, каких нервов и взяток ему стоило оформить все документы, и тихо радуясь. Тому, что смог, успел, настоял, и получил - свою награду. Даже если старик соврал и его в дальнейшем ждет невеселое существование калеки-пенсионера, два его сокровища, его солнышко и луна - они останутся при нем. И будут светить ему в радости и печали. Следовательно, и жизнь его приобретет новые краски и новый смысл.
  Установившуюся тишину нарушил пробегающий по своим собачьим делам небольшой кобелек - но не лаем. Сделав небольшой крюк, безымянная, и изрядно лохматая псина осторожно ткнулась носом в бедро пожилого мужчины и радостно фыркнула, бешено молотя в воздухе огрызком хвоста. Замерла, принимая немудреную ласку, а потом, как ни в чем не бывало, потрусила себе дальше.
  Вздохнув, травник достал из кармана своей безрукавки небольшой блокнотик с огрызком карандаша, и с минуту что-то писал. Затем с удивительно звонким треском вырвал страничку, и протянул счастливому отцу:
  - Все, что в списке, можно купить в любой городской аптеке. Сам с детьми ко мне в дом. Начинаем сразу, как прибудет заказанное.
  Закончив последнюю фразу, он спокойно развернулся и ушел, оставив калитку открытой, а капитана и его друга-сослуживца в полнейшем недоумении.
  - Чудной дед. А, Жора?
  Тот только отмахнулся, с интересом разглядывая полученный 'рецепт' и ровные строчки непонятной латыни. Ковырнув кончиком ногтя небольшой лиловый цветочек в самом верху записки, и убедившись в том, что тот не приклеен, а являет собой одно целое с бумагой, 'пациент' задумчиво хмыкнул. Чуть-чуть помял, понюхал и со вздохом передал товарищу:
  - Дед как дед. Ты это - водки пару бутылок прихвати, а? Чувствую, пригодится...
  
  ***
  

  Распаренная, пышущая жаром плоть упруго прогнулась под нажимом длинных костистых пальцев, пропуская острые кончики до самого позвоночника. Массирующее движение, еще одно - и где-то внутри человеческого тела раздался едва слышимый хруст.
  - Выдохнул.
  - Ха!!!
  Узкая ладонь травника неспешно прошлась вдоль спины капитана, и тот, безропотно и безмолвно терпевший все три часа мучений, которые травник словно издеваясь, назвал 'подготовкой к лечению', не выдержал и зашипел. И было от чего - по его ощущениям, ему только что щедро плеснули жидким огнем вдоль спины.
  - Сегодня переночуешь здесь, старайся попусту не шевелиться.
  Пациент, не удержавший вздоха облегчения (пытки закончились!), нашел в себе силы повернуть голову и хрипло поинтересоваться:
  - А если по нужде?
  Та же ладонь плавно прошлась перед его глазами, и последним, что услышал мужчина сквозь внезапно навалившуюся на него дремоту и негу, было тихое:
  - Спи.
  Приоткрыв дверь парилки, Виктор Николаевич с еле слышным всхлипыванием втянул в себя глоток свежего ночного воздуха, отдающего летним разнотравьем и вкусным березовым дымком. Отер рукавом халата мокрое от пота лицо, присел на ступеньку и задумался.
  'Уже не тяну, еще чуть-чуть - и прилег бы на полку рядышком с воякой'.
  Поглядел на руки и ноги, заметно высохшие за прошедшее время, и без сожалений, но с легкой ноткой грусти констатировал - его время на исходе. Конечно, жизненный путь окончится не завтра, не через год, и даже не через три... Быть может. Если не лечить. Но в любом случае - прежняя резвость к нему уже не вернется, никогда.
  - Н-да, никогда.
  Как глупо и быстро все прошло! Сколько не узнал, сколько не успел, какие возможности упустил!.. Как поздно он понял, насколько интересной может быть жизнь!..
  А может, это его подкосила недавняя потеря? Внезапная, и оттого еще более горькая? Его вторая жизнь, его сны, чудесные и красочные, переполненные яркими эмоциями и удивительно правдоподобными ощущениями, дающие силы и вдохновение - исчезли. Теперь, стоило ему смежить веки, и вместо ставших привычными и даже необходимыми картин чужой жизни, приходила какая-то непонятная мутная хмарь. Серая, пронизанная редкими отголосками тоски и сильного страха, приносящая порой приступы долгой, ноющей боли...
  - Что же с тобой случилось, малыш?..
  Откинувшись спиной на дверь, набранную из толстых сосновых плашек, Виктор вспомнил о терпеливом капитане, рискнувшим всем ради одного лишь только шанса на выздоровление. Затем мысли перескочили на его двойняшек, удивительно быстро освоившихся в доме, и наполнивших его перезвоном своих голосов и удивительно кипучей энергией. За каких-то полдня они успели до полусмерти затискать дворового кота, набрать полные карманы всякой ерунды (вроде куриных перьев или камешков затейливой формы), и подружиться с половиной местных дворняжек. Попутно обзаведясь волдырями после знакомства с зарослями крапивы вдоль забора, и едва не бултыхнуться в колодец. Вспомнил, улыбнулся, еще раз вздохнул полной грудью... И резко замер, от пронзившей его мысли. А может и ему тоже? Поставить на карту все, ради призрачной возможности продавить, пронзить, разметать ненавистную серую хмарь?.. В конце-то концов, ну что он теряет? Свои оставшиеся, весьма невеликие года? Или имущество, коим оброс? Его в могилу с собой все одно не утащишь. Так что?..
  Словно бы от любопытства замер, и разом загустел ночной воздух. Затем утих тонкий комариный звон, и скромница-луна, покинув белое покрывало облаков, залила все вокруг своим нереальным серебряно-прозрачным светом.
  - Решено.
  

  ***
  

  Лечил Георгия старик-травник очень странно и непонятно, но одного у него было не отнять - уже после второго сеанса крайне болезненных 'процедур' пациент перестал пользоваться своей тростью. После третьего посещения бани рискнул потихонечку нагнуться и разогнуться. А пятый-шестой сеансы окончательно вернули ему уже давно и прочно забытую легкость в движениях. Ощутив которую, он едва удержал предательскую влагу в глазах.
  А две бутылки сорокаградусной так и не пригодились. Пожилой 'экстрасекс' с повадками матерого садиста, поил его по утрам и вечерам такой отвратительно-ядреной гадостью (называя ее настойками и отварами), что голова и без всякой там водки шла кругом, а уж сознание вырубало - куда там сорокоградусной!.. Кстати, вредный старикашка и сам своей отравой не брезговал, отчего всего за две недели налился румянцем, слегка поплотнел телом, да и в резвости заметно прибавил. И все бы было хорошо, если бы...
  - Погоди отец - что значит, для закрепления результата надо пройтись до одного места?
  - То и значит.
  - А чем тебя баня не устраивает?
  Травник недовольно поглядел на воспрянувшего духом офицера, и развернуто ответил:
  - Всем.
  - Отец, ну объясни ты по-человечески, зачем нам с тобой куда-то тащиться пешком? Послезавтра друг на уазике приедет... Кхе-кхем!
  Под тяжелым взглядом хозяина дома возражения просто перекосило в глотке, и даже последний довод не помог:
  - А на кого я мелких своих оставлю?
  - Лида с ними посидит. Рюкзак вон там, собран, завтра по росе выйдем, за полчаса доберемся. К вечеру... Вернешься.
  Следующим утром, пытаясь не отстать от спутника-пенсионера, передвигающегося (налегке, между прочим!) по всяким там буеракам и оврагам с неприличной для своих почтенных лет сноровкой и скоростью, Георгий сам себе и ответил. Почему же нельзя было дождаться машины, и как белые люди добраться на ней до того самого 'нужного места'.
  - Да тут не уазик, тут вертолет нужен. Что за кроты все так перекопали!
  Не дождавшись ответа от спины, затянутой в выцветшую от времени и солнца брезентовую ветровку, отец-одиночка поправил соскользнувшую с плеча лямку нетяжелой торбы, попытался вспомнить, когда у него в последний раз был марш-бросок (ой давно!..) и прибавил ходу. Березовая рощица, широченное поле разнотравья, густой дремучий ельник, небольшое лесное озерцо и питающий его крохотный ручеек...
  - Здесь.
  Разомлевший от многообразия видов природы, Георгий с легкой оторопью и настороженностью обозрел точку финиша. Повертел головой, пытаясь угадать, отчего это прямо в лесу могла организоваться четко очерченная проплешина голой земли, на которой не то, что кусты - сорная трава, и та не пожелала расти. Следов недавнего пожара не нашел, зато вдруг понял, что уж больно нехорошая тишина вокруг стоит. Тревожная. Затем осторожно протянул вперед руку, немного подержал - и тут же почувствовал, как она наливается слабостью. А вслед за этим и чувство пришло, очень даже нехорошее - неуверенности и тревоги.
  - Отец?..
  На объяснения он, честно говоря, особо и не рассчитывал.
  - Даже яд может быть лекарством.
  Ответ все же прозвучал, но он так и не понял. Повинуясь скупым жестам, капитан скинул с себя рюкзак, послушно выпил очередной гадости, выбившей из глаз крупные слезы, заголился по пояс и переступил границу меж сочной мягкой зеленью и мертвой землей. Почувствовал, как на лопатки легли две теплые ладони, и... Для начала, на лбу выступила испарина. Затем ласковый огонь прошелся по каждой клеточке тела, смывая все следы прожитых лет. Приятно зудела кожа, довольно и расслабленно тянуло где-то внутри, а потом наступила удивительная легкость, от которой захотелось взахлеб смеяться и орать.
  - Хха!!!
  И тем обиднее был неожиданный толчок в спину, после которого он вывалился из круга, кое-как успев вытянуть перед собой руки и за малым не пропахать носом дерн.
  - Хорошего помаленьку, 'Возделывающий землю'.
  Ворочая ставшее вдруг очень тяжелым и непослушным тело, Георгий как гордый лев (то бишь, на карачках) добрался до своей ветровки. Трезво оценивая свои силы, одевать ее он не стал, а просто завалился (на нее же) боком.
  - Полежи пока так, скоро оклемаешься.
  Порозовевший, и вроде как даже помолодевший травник без особой натуги приподнял обессилевшее тело, устраивая его поудобнее. Затем вытряхнул из рюкзака небольшую фляжку, в три глотка ее опустошил, а торбочку хозяйственно свернул и подсунул под голову пациента, обеспечивая тем самым ему дополнительный комфорт. Сел рядом, вздохнул. Минут пять помолчал. А потом заговорил, вбивая гвозди своих слов в податливый разум слушателя:
  - Все, спина в порядке. Да и остальное поправил, что было. Сто лет не обещаю, но еще четыре десятка протянешь точно... Если сам дурить не будешь.
  Дед помолчал, затем удивительно плавно поднялся. И как-то разом стало заметно, что на его лице полыхает багрянцем нездоровый румянец, а зрачки расширены так, что и белка почти не видно!.. Аккуратно снял свою ветровку, укрыв расплывшегося медузой по земле Георгия, положил рядом с ним непонятно откуда взявшийся конверт, и, чуть-чуть помедлив, шагнул в дьявольскую плешь.
  - Если что, вон там все объяснения и инструкции. Помни наш договор. Нарушишь - за собой утяну!..
  Попытавшись сказать ну хоть что-нибудь в ответ, мужчина еле-еле дернулся, тихо вздохнул и сонно засопел - на что-то более громкое и заметное просто не было сил. А сухопарая фигура травника отвернулась, добралась до середины мертвой полянки, неспешно улеглась на спину и застыла.
  

  ***
  

  На душе у Виктора было легко и свободно: все дела сделаны и долгов более нет. Разве что иногда чуток пощипывала совесть, напоминая о том, сколько забот и неприятных хлопот свалится на его последнего 'пациента'.
  'С другой стороны, завещание на его имя поможет Георгию меня простить. Может, даже и дом продавать не будет. Библиотеку вот только жалко, столько собирал...'.
  Мысли катились лениво и грузно, дыхание замедлялось, перед глазами крутились непонятные вспышки черного и белого, все ближе был сон, и уже ощущалась та самая хмарь. Ненавистная, давящая и такая непреодолимая!.. Еще ближе, еще сильнее - и закутавшись в собственную волю, питаясь надеждой и страстью, он начал давить. Продираясь сквозь вязкие тенета, выжигая их собственной жизнью и болью, он уходил все дальше и глубже в неподатливую преграду, теряя частицы себя и уже не думая о возвращении. Мимоходом на задворках сознания пронеслась картинка собственного тела, подергивающегося в судорогах агонии - но все заслонил слабый отблеск близких чувств. Чужих, но таких знакомых, щедро приправленных болью и непонятным страхом. Да!!! Еще немного, еще чуть-чуть...
  
  

  
   Глава 2
  
  

  Никогда еще пробуждение не было таким мучительным. Старость действительно далеко не радость - тело даже не ныло, оно просто взахлеб плакало и кричало, категорически отказываясь хоть чуточку шевелиться. Шумело в голове, полное бессилие и тянущая пустота в животе, и даже веки приоткрыть, и то представлялось непосильным подвигом.
  'Что ж, неудача тоже результат. Зато выжил... Ох! Наверное'.
  Грудь прострелил острый спазм, заставив сердце потерять свой ритм и беспомощно затрепыхаться. Переждав ноющую боль, а заодно приведя мысли хоть в какой-то порядок, Виктор попробовал приоткрыть глаза. Удивляясь неудаче, попробовал еще раз. И еще. Попытки этак с пятой это удалось - и тут же резко полосонуло светом, да так ярко, что он едва не застонал. Вернее, попытался это сделать, да вот незадача - даже такой малости не получилось.
  'Да что ж такое, валяюсь, как древняя развалина!'.
  Обдумав и покрутив со всех сторон внезапно пожаловавшую мысль - о том, что его полностью парализовало, травник с тяжелым вздохом (увы, несколько виртуальным по причине странной немочи) признал и принял такую возможность. Хотя он вроде все просчитал, и подготовился знатно, да только разве ж все предусмотришь? Тем более что можно было только предполагать, как будет сочетаться действие не самого полезного для здоровья отвара, усиливающего его более чем скромные способности, и выхода геомагнитной энергии, по дурости и незнанию называемой местными 'Мертвой полянкой'. Ну и что с того, что по отдельности все это ему помогало лечить? Никто ведь и не обещал, что такое сочетание поможет ему в главном деле. Вернее в достойном завершении не впустую (хотелось бы надеяться) прожитой жизни.
  Шшууу!
  На мгновение ему показалось, что часть шума раздается не только в его голове, но и снаружи.
  'Да нет, ерунда'.
  Зато вдруг до невозможности остро зачесался нос. Следом резко вернулось обоняние - и до разума тут же дошел неуместно-густой запах горячего воска и еще чего-то, смутно знакомого. Опознанного спустя несколько мгновений как запах ладана.
  'Не понял, меня чего, в церковь притащили? В больницу надо, ироды!'.
  Уже не обращая внимания на все усиливающуюся резь в глазах, Виктор стал потихонечку раскрывать веки, привыкая к боли и потоку яростного, буквально обжигающего зрачки света. Почему-то, с явным красноватым оттенком - слава богу, чем дальше его веки оставались приоткрытыми, тем меньше становилась резь. И тем больше становилось видно, что?.. Что он лежит непонятно где. Нет, на церковь или морг помещение вроде бы не походило (что уже было хорошо), но и сходства с собственным, изученным до малейшей трещинки и паутинки домом тоже не было, причем полностью. Полутемное помещение с низкими, и почему-то серыми потолками, на которых можно было заметить следы легкой копоти. На едва различимой рядом стенке гуляли размытые тени от множества горевших свечей, воздух был удивительно сперт, вдобавок на лбу обнаружился кусок ткани. Изрядно, между прочим, затрудняющий обзор. А челюсть вообще оказалась подвязана, на манер старушечьего головного платочка.
  'Да что за хрень?..'.
  Прикрыв заслезившиеся глаза, травник постарался успокоиться. И вспомнить - ну хоть что-то. Если его последний пациент прочитал записку, то нашел и завещание. Если нашел завещание, значит?..
  'Ну, хотя бы в нем я не ошибся, и в чистом поле меня не бросили - и то радость. Вот только с какого это перепугу врачи посчитали, что я умер? Нет, надо это дело заканчивать!'.
  Привычное усилие, и в солнечном сплетении тут же образовался еле заметный комок жизненных сил. Запульсировал, с неохотой подрос... И пропал, сметенный настоящим калейдоскопом странных картин и образов. Серая хмарь, отчаяние, почти эйфория от успеха, вспышка сильного страха... Чужого страха? Своего? Все так переплетено, что уже и не понять, где его чувства, а где чужие. Проходящие прямо сквозь него потоки чего-то такого, чему нет, и не может быть названия в привычном языке, ощущение немыслимой скорости и полного покоя одновременно, вспышки белого и черного света... А в конце - чудовищно сильный удар-столкновение с кем-то или чем-то, рассыпавший его сознание карточным домиком. Еще удар, на сей раз слабее, затем падение в бешеный водоворот из обжигающего невероятным холодом пламени, в котором все рассыпавшееся собралось и сплавилось - а затем темнота, полная и беспросветная...
  'С отварчиком переборщил, однозначно. Хм, так может у меня обычная галлюцинация?'.
  Наконец откликнулось и ожило средоточие его сил, непривычно зыбкое и слабое, подросло, и... Бессильно угасло. Что ж, и такое с ним бывало - особенно поначалу, когда он только обнаружил у себя странные, но удивительно полезные (и безумно интересные) способности. Снова небольшая концентрация вместе с ощутимым усилием, и в солнечном сплетении появилась теплый огонек силы. Неспешно, даже осторожно подрос - и опять угас, волной слабой боли прокатившись по организму. Еще попытка. Еще одна. Еще.
  'Похоже, все, доигрался. Тело как колода, оглох, почти ослеп, да еще и сосредоточие не отзывается...'.
  Горло сдавил едкий комок горечи, зрение еще больше расплылось, а потом поживший, и многое повидавший мужчина обнаружил, что плачет. Набухли вены на лбу, раскрылся рот в беззвучном крике, по груди пробежала невидимая дрожь почти что агонии - и словно в ответ, откликнулась и слабо-слабо запульсировала почти неощутимая искра. Его последняя надежда, последнее средство, последний шанс!.. Холодели ноги и руки, синели губы и бледнело лицо, замедляло свой и так редкий стук ослабевшее сердце - и все больше и больше наливался живительным огнем маленький колючий клубок в центре живота. Тихий вздох, долгий выдох, длинное мгновение полной тишины - и ожившее средоточие пустило по телу первую волну. За ней следующую, чуть слабее, еще одну, и напоследок, совершенно неожиданно - горячим лучом прострелило сквозь сердце в правую руку.
  - Схха-а!!!
  Сама по себе дернулась и расширилась грудь, глубоко вбирая тяжелый, стоялый и такой живительный воздух. Сбрасывая неприятное онемение, шевельнулась левая нога, потом неконтролируемо дернулись щеки и губы, а затем уже и правая рука слабо-слабо приподнялась, убрать изрядно раздражающую тряпку со лба. Приподнялась и замерла - потому что вместо нее Виктор увидел переливающийся разноцветными красками контур человеческой фигуры, заполненной чем-то вроде синей сеточки-паутинки.
  - Ох!!! Господь мой вседержитель!!!
  Где-то за головой что-то с шумом и звоном упало, раздался гулкий всхлип-вздох, а затем и невыносимо громкий топот удаляющихся шагов. А шестидесятилетний травник сморгнул раз, другой, окончательно возвращая себе нормальное зрение, и незамедлительно впал в полнейший ступор. Потому что рука, которую он с большим усилием удерживал перед лицом, была чужая. Но притом вполне знакомая. На тыльной стороне ладони мелкий шрамик, полученный от уголька, длинные тонкие пальцы с изрядно отросшими ногтями, тонкий ободок серебряного колечка... В голове опять зашумело, странными рывками закрутился потолок, а запах ладана стал просто невыносим.
  'Ммалыш!?!'.
  

  ***
  

  В жаркое лето года семь тысяч шестьдесят восьмого от сотворения мира , по длинным и сумрачным переходам Александровского кремля торопливо шагал высокий и широкоплечий мужчина двадцати девяти лет. Отмахиваясь, а то и вовсе не обращая внимания на низкие поклоны служек, совсем не оглядываясь на ближних бояр, топающих в легком отдалении, Божией милостью Великий государь, царь и великий князь всея Руси - удивительно легким шагом мчался в хорошо известные ему покои. За спиной осталось прерванная на середине соколиная охота и отложенное заседание 'Избранной рады', а так же прячущий взгляд гонец, принесший тяжелую весть. Затем долгая скачка, запаленный жеребец, тяжелые мысли и бессильная злоба пополам с тоской - вначале сильно занедужила любимая жена, потом умер первенец. Его любимец, его наследник! Многочисленные молитвы о ниспослании исцеления, усилия сразу двух иноземных лекарей, обильные пожертвования матери-церкви - все было бесполезно, и чем дальше, тем было понятнее, к чему все шло. Но надежда - надежда и вера в лучшее еще теплились, до последнего мига... И вот, уже на виду белоснежных стен Александровской слободы его встретил второй гонец. За невероятную новость, сходу обласканный крупным перстнем, да прямо с царской руки. Большая честь!.. Иные годами о такой мечтают.
  - Говори!
  Человек, уже давно осознавший и принявший тот поистине прискорбный факт, что быть личным лекарем царственных особ не только почетно, но (временами) еще и смертельно опасно - этот человек согнулся в низком поклоне еще до того, как прозвучало негромкое повеление. Затем, старательно контролируя лицо и интонации голоса, подтвердил все надежды московского властителя - а так же, вполне возможно, и собственный смертный приговор:
   - Царевич Димитрий жив, государь.
  Карие глаза, еще недавно тоскливые, а затем готовые полыхнуть испепеляющим гневом, застыли в радостном неверии. После чего рука великого князя будто бы по собственной воле троекратно перекрестила высокое чело, а четко очерченные губы шевельнулись в начальных строках молитвы.
  - Очень слаб. Очень! Но ему явно лучше, он даже смог сам поднять руку и явственно пытался перевернуться на бок! Езус явил нам истинное чудо, и я...
  Лекарь вспотел и одновременно его бил озноб. Так ошибиться! Одно утешает - если что, на виселицу или плаху он пойдет не один, а в теплой компании коллеги-конкурента из Голландии. Ибо Арнольд Линзей тоже осматривал принца крови и вместе с ним констатировал его смерть!
  - Думаю, что худшее уже позади. Царевич обязательно поправится.
  Внимательный взгляд прошелся по человеку в темных одеждах, затем великий государь благосклонно кивнул и проследовал дальше, так более ничего и не сказав. Но Ральф Стендиш даже и на миг не усомнился - его слова услышали и запомнили, и теперь уже его жизнь полностью зависит от состояния восьмилетнего наследника. И если, не дай бог!.. Даже от мыслей на эту тему холодела кровь и слабели ноги. А вот у царских ближников кое-какие предположения явно имелись - уж больно выразительно они глядели на согнувшегося в очередном поклоне лекаря, следуя за своим повелителем. Воистину, стоять рядом с троном - стоять рядом со смертью...
  

  ***
  

  Оживший сон оглушил и поразил Виктора так сильно, что мимо его разума прошло и появление небольшой толпы смутно знакомых людей, и их негромкие голоса, и даже осторожные, явно ласковые прикосновения одного из них. С орлиным носом, густой гривой иссиня-черных волос, жестким изгибом губ и почти ощутимым ореолом властности - он трепетно и нежно гладил его по плечу и руке, явно обрадовавшись, когда она у него непроизвольно дернулась. Что-то тихо сказал, перекрестил, еще раз коснулся щеки, вытирая струящиеся слезы, и почти неслышно отступил. Затем... Все с тем же равнодушием и отстраненностью бывший травник наблюдал, как его перенесли из комнатушки в средних размеров залу, быстро и ловко сменили одежду, перед этим попутно обмыв его нынешнее худенькое тельце, и провели что-то вроде медицинского осмотра. Очень небрежного и поверхностного. Затем влили в него пару ложек какой-то кисло-горькой бурды и наконец-то оставили в покое, позволяя измученному разуму потихонечку приходить в себя. И осознавать, что же именно он сделал - вместо того, чтобы убрать преграду, ну или (самое большее) хоть как-то помочь мальчишке из своих снов, он попросту его убил!..
  Два дня, и две ночи - пролетели для него как единый миг, ибо к неимоверно жгучему чувству вины добавились и иные муки. Обрывки чужих чувств и осколки чужой памяти выжигали свои пламенные следы в его памяти, становясь ЕГО чувствами и его памятью. Тысячеголосым шепотом в ушах, мельтешением картин - все прежние его сны были всего лишь блеклой тенью, ничтожным отзвуком того, что он переживал и впитывал. Два долгих как вечность дня, за которые он прожил целую жизнь - в которой учился ходить, игрался с братом, первый раз прочитал вслух с книги целую молитву, с восторгом коснулся полированного булата отцовской сабли и капризничал, выпрашивая у няньки лишний кусок медовых сот... Все это было - как и неловкое падение с коня, во время одного из своих занятий. А потом долгие дни и бессонные ночи, заполненные ноющей болью в спине. Противное питье и порошки, слова утешения отца, слезы матушки...
  В себя он пришел от скребущего по ребрам изнутри острого чувства голода и гадостного привкуса на языке, и долго пытался понять - почему он опять ничего не видит. Так ничего и не выяснив, ужасающе медленно подтянул-проволок по телу единственную послушную ему руку, и кое-как смахнул с лица что-то мокрое и противное.
  Шлеп!
  Падение тряпки почему-то сопровождалось сдавленным 'Ох', затем была удаляющаяся дробь мягких шагов. Довольно скоро вернувшихся в компании легкого шороха одежды, поскрипывания сапогов, и почти неощутимой волны резких запахов:
  - Вот!
  - Оу!
  К запястью правой руки прикоснулись чужие пальцы. Затем они же ощутимо надавили на подбородок, заставляя рот распахнуться едва ли не на всю ширь, предусмотренную матушкой-Природой, и царапнули по сухому языку. Довольно болезненно оттянули веки, подержали их так несколько мгновений и опять вернулись на запястье.
  - Так!..
  Немного скосив глаза, Виктор с легкостью обозрел того, кто всего за две минуты смог разозлить его своей бесцеремонной наглостью. А увидев, как незнакомец опять тянет свои грабли (немытые, между прочим!) к его лицу, он и вовсе брезгливо дернулся, слегка отстраняясь.
  - Превосходно!!! Немедля известите великого государя - царевич пришел в себя!
  За следующий десяток минут он едва не сошел с ума от бессильной злобы. Вначале шарлатан в черном кафтане продолжил свой 'осмотр', залезая грязными пальцами то в рот, то в ухо, и периодически задирая долгополую рубашку едва ли не до затылка - причем как спереди, так и сзади, болезненными постукиваниями и надавливаниями 'исследуя' ноги, живот, ребра и позвоночник. А потом, недолго побренчав разнокалиберными бутылочками и плошками, начал поить его 'микстурой', в которой опытный травник без особого труда опознал два компонента, к тому же еще и разбавленных какой-то совершенно непонятной ерундой.
  'Я только-только пришел в себя - а этот дятел уже пичкает меня таволгой вязолистной , и пыреем ? Слабительным? Да он совсем охренел, что ли! Ах ты с..., зубы мне разжимать?!'
  - Хмрф!
  - Оу!!!
  Вошедший в залу великий князь увидел воистину радостную картину - его сын, еще недавно лежащий при смерти, поправился и набрался сил настолько, что смог выплюнуть целебный взвар. Причем не куда-нибудь, а точнехонько в лицо склонившегося над ним врачевателя Стендиша.
  - Митя!
  Приблизившись к ложу больного вплотную, государь коротко глянул на лекаря, склонившегося в поклоне, и осторожно погладил сына по голове.
  - Вижу, чадушко, идешь на поправку. Умница мой!
  Унизанные перстнями пальцы нежно взъерошили и без того растрепанные волосы.
  - Скоро совсем оздоровеешь, поедем с тобой в Москву, к матушке. Да, сыно?
  Мальчик на ложе едва заметно кивнул. Царь же еще раз взъерошил волосы, и с лукавой усмешкой покосился на обтекающего лекаря:
  - Вот и славно, вот и хорошо. Ах да!.. Хоть и горькое питье, да лечебное - с ним ты быстрее на ноги станешь.
  Повинуясь небрежному жесту, подскочивший Ральф аккуратно влил остатки своей микстуры в малолетнего пациента.
  - Умница мой! Ну, отдыхай, я позже опять тебя проведаю.
  Успокоившийся мальчик проводил отца взглядом, потом с молчаливым предупреждением оглядел своего лекаря, и с поистине детским интересом стал разглядывать залу. Потом его внимание переключилось на сиделку, молчаливой тенью застывшей невдалеке от его ложа, затем его глаза стали потихоньку закрываться...
  - Уснул. Как проснется, позвать меня!
  - Будет сделано, боярин.
  'Не уснул, а видеть тебя уже не могу. Лекарь-калекарь, блин!'.
  Без особого труда имитируя глубокий сон, Виктор... Или уже Дмитрий? В голове по этому вопросу все изрядно перемешалось. Да, он помнил почти все из прежней жизни - но так же прекрасно он помнил и свою недолгую жизнь ЗДЕСЬ, где бы это здесь не было. Он был и Виктором и Дмитрием сразу, и ни одним из них. С первого свою плату взяла нереальность, сквозь которую он прошел-продрался, а со второго смерть, забравшая личность, но оставившая изрядную часть памяти. То, что получилось в результате... В общем, теперь ему предстояло заново познакомиться с самим собой. Повышенная эмоциональность и чувствительность восьмилетнего мальчика, и зрелый разум шестидесятилетнего мужчины. Знания и опыт целой жизни, перемешанные с любознательностью и жизнерадостностью того, кто только начинал жить. Гремучая смесь!
  'Теперь понятно, почему так трудно отзывается сосредоточие. Удивительно, как оно вообще отзывается! Ну, благословясь, попробуем'.
  Тепло и жизнь, наполняющие тело, стали потихоньку концентрироваться в животе, медленно и осторожно сплетаясь-сливаясь в горячую точку. Она подросла, запульсировала в такт с ударами сердца, увеличилась еще - и вот в солнечном сплетении уже и не точка, а едва ощущаемый колючий клубочек силы. Покалывающий внутренности колючими лучиками разрядов, готовый раствориться при малейшей ошибке или недостаточном усилии воли, жадно впитывающий невеликий запас жизненных сил - и такой родной! Чувствуя, что надолго его не хватит, травник очистил сознание, приготовился к боли и толкнул лучики-разряды вдоль позвоночника, и по рукам-ногам. И едва удержался от стона - до того были сильны болезненные ощущения в спине и левой ноге. Чуть менее сильные, но тоже очень чувствительные вспышки пришли от руки и двух ребер справа, и совсем слабо откликнулась левая рука.
  'Как минимум, повреждение позвоночного столба и ноги. Перелом? Оттенок вроде бы не тот. В отличие от трех ребер, в которых точно была трещина. Правая рука?..'.
  Жалкие остатки силы разрядились в руку. После чего мальчику во второй раз показалось, что он видит странную сеточку-паутинку. Только, на сей раз, не одну, а сразу две, занятно переплетающихся между собой, причем первая была светло-синей, а вторая, едва заметная - багрово-красной.
  'Какой у меня хороший отвар получился. Даже после смерти видения ловлю!.. Так. Правая рука - повреждены нервы и связки. Получается, что более-менее шевелить я могу головой и левой рукой. И то радость. Хм, что-то больно уж интересный набор болячек получается?..'.
  В голове медленно вплыло воспоминание об уроке верховой езды. Смирная кобылка Рябинка, испугавшаяся непонятно чего и резко взбрыкнувшая крупом, короткое падение на ужасно твердую землю, неприятный хруст и боль, от которой невозможно дышать - а потом испуганные шепотки толпы и раз и навсегда укоренившаяся в спине боль.
  'Бедный малыш! Как же ему было страшно и одиноко! И тоскливо, когда он понял, что даже всесильный отец не может заставить лекарей вылечить его. Он... Медленно умирал? Потеряв интерес к жизни и окружению, лежал с закрытыми глазами. Вот и причина серой хмари - сильная травма, а еще боль, тоска, и отрешенность'.
  Непрошенными гостями полились из глаз слезы, и поддерживая их, словно бы сам по себе влажно хлюпнул нос. Почти сразу усилилось ощущение человеческого присутствия рядом, а потом лица легким перышком коснулся платок.
  - Все хорошо, господин мой, все будет хорошо.
  Тихий грудной женский голос, а затем и мягкая рука, приподнявшая его голову, заставили открыть глаза. Перед носом тут же обнаружилась небольшая плошка с прозрачной водой - самое то, что ему сейчас было нужно.
  - Во-от так, потихонечку...
  За первой плошкой последовала вторая, за второй третья - и только тогда он довольно откинулся обратно, с удивлением ощущая, как его начало клонить в сон. Все те же мягкие и ловкие руки чуть-чуть поправили и взбили подушку, подтянули легкое одеяльце и пропали, оставив после себя слабый запах полыни.
  ' Бедный малыш!..'.
  

  ***
  

  Повинуясь легкому движению руки, мягкие женские ладони вернули рубашку тонкого полотна обратно, прикрывая выпирающие ребра мальчика.
  - Хмм!..
  Пока лекарь Стендиш задумчиво пощипывал свою по-европейски куцую бороденку, ухаживающая за принцем крови служанка успела привести его постель в надлежащий порядок и теперь молчаливо стояла рядом. Сам же он пребывал в сильном сомнении - стоит ли и дальше пользовать микстурами и пилюлями принца Димитрия, или уже можно прекратить? С одной стороны, лекарства явно шли ему на пользу - пациент стал более подвижен, у него появился просто отменный аппетит, да и румянец стал довольно-таки частым гостем на впалых щечках. Был и еще ряд других, не менее верных признаков. С другой же стороны, эта его постоянная сонливость и странная худоба, притом что кормили сына правителя очень сытно, и чуть ли не за двоих? Да ко всему еще и полная немота!.. За все время, что прошло со дня его чудесного исцеления, наследник не произнес ни одного слова. Да что там слова - даже мычания или стона, и то никто не услышал! Вдобавок, Ральфа чем дальше, тем больше тревожила неприкрытая злость в глазах мальчика, направленная именно на его скромную особу. Понятно, что приготовленные им тинктуры горьки и неприятны на вкус, и в последнее время он даже добавлял в них мед... Не в ущерб лечебным качествам, конечно. Но все же - такие чувства, в столь нежном возрасте?.. Будь пациент менее знатен, он бы этим может и пренебрег - вот только, к его величайшему сожалению, принц крови к таковым ну никак не относился.
  - Сегодня, пожалуй, обойдемся без... Пилюль. Да, определенно.
  Все та же челядинка молчаливой тенью скользнула к сундуку у окна, на котором аккуратным рядком были расставлены драгоценные (из-за содержимого, конечно) кувшинчики, и привычными движениями начала намешивать в небольшой серебряный кубок целебное питье.
  - Испей, царевич. Еще глоточек, и еще один. Вот и хорошо, вот и ладушки!..
  Утерев темные капли микстуры с уголка бледных губ, женщина отошла сполоснуть кубок, а мужчина внутренне поежился, заметив на себе долгий, и обещающий очень много всего плохого взгляд синих глаз. Вернее сказать, темно-синих - но вот в такие моменты ему почему-то казалось, что именно черных. Кстати, еще одна странность, связанная с принцем крови, заключалась в том, что Ральфа в его присутствии охватывала неожиданная слабость и головокружение - и приключалось все это именно тогда, когда он производил осмотр тела. Отчего он в последнее время старался не прикасаться к мальчику лишний раз (по крайней мере, своими руками). И, как ни странно - это помогало!.. Подавив невольный вздох и отогнав от себя мысли о возможной порче и темном колдовстве, наложенном на наследника престола, и частично перешедшим на него, Стендиш перекрестился и отступил на пару шагов назад - выходя тем самым из видимости своего пациента. Терпеливо дождался, пока сиделка тоже осторожно отойдет на свое место у окошечка, усядется и через некоторое время едва заметно кивнет, подтверждая, что принц успокоился и заснул. Еще раз перекрестился, и вышел, радуясь - на сегодня все его заботы были окончены.
  'Каз-зел английский! Чтоб у тебя руки по колено отсохли, урод!..'.
  Изрядно окрепшее и разросшееся за прошедшее время сосредоточие поддержало своего хозяина сильной волной колючего тепла, прошедшей по пищеводу и животу, и превратившей 'микстурку' лекаря-неумехи в обычную травянистую бурду. Ну, по большей части. Вообще, если бы не 'квалифицированная' медицинская помощь в исполнении иностранного (потому как крестился на католический лад) коновала и предыдущее 'успешное лечение', Дмитрий, пожалуй, еще неделю назад рискнул бы попробовать встать и пойти. А так!.. Приходилось большую часть и так невеликих жизненных сил пускать на то, чтобы выводить из тела накопившиеся шлаки и токсины, плюс - сводить на нет действие темно-коричневой бурды, вливаемой в него под видом лекарства. И пилюль, изготовленных из сурьмы с ртутью. Последнее средство вообще считалось универсальным - ну прямо Великая панацея, не меньше.
  'Мало мне было слабительного, стимуляторов и ртутных биодобавок, так теперь еще и желчегонное с кроветворным добавилось. Этот дятел что, думает, что у меня анемия и камни в желчном пузыре образовались? Впрочем, чему там думать, вся голова одна сплошная кость!.. Слава богу, что хоть его пилюли удается потихоньку выплевывать. Иногда'.
  Глубоко вздохнув, и одновременно с этим стянув все тепло из тела в сосредоточие, Дмитрий (а теперь он называл себя так даже в мыслях) ровно выдохнул - и вместе с этим выпустил обратно тепло. Вдохнуть-выдохнуть, опять стянуть все тепло, выдохнуть и выпустить его обратно - раз за разом, повторяя привычный цикл. Сосредоточие засияло маленькой звездой, посылая волны по всему телу, ток силы проходил ровно и почти без помех - сначала запекло в спине, затем приятно потеплели ноги и руки, чуть-чуть зазудело на кончиках пальцев... Вот сосредоточие словно бы уплотнилось, ощетинилось короной мелких разрядов, замерло - и полыхнуло короткой и неимоверно горячей вспышкой боли, разом уменьшившись вдвое. А заодно высветив на пару долгих секунд удивительное в своей невозможной красоте плетение. Завораживающее, бесконечно сложное и пронизывающее каждую клеточку тела, свитое из толстых, средних и истончающихся в что-то совсем уж невидимое нитей самого разного цвета. Загадка, которая увлекала его, и чем дальше, тем больше! Тем временем боль утихла, унося с собой видение нереальности, тут же сладко-сладко заныло где-то под сердцем, легкая испарина пробила виски, а следом накатила приятная усталость и сильное чувство голода. Даже чересчур сильное, организм прямо и конкретно требовал - жрать! Нет, можно конечно и покушать, но лучше бы, хозяин, просто и без ограничений - пожрать. И лучше всего, чего-нибудь мясного.
  Бхуррр!
  Привыкшая к особенностям аппетита царевича сиделка тут же скользнула за дверь, с тем, чтобы через краткое время вернуться, неся в руках широкое плоское блюдо из потемневшего от времени серебра. Поплыли по воздуху вкусные ароматы...
  - Во-от так!
  Худенькое тельце подтянули повыше, подложив под голову и спину дополнительную подушку. На грудь застелили холщовую тряпицу, затем на колени поставили глубокую плошку с нежнейшим пюре. Из обычнейшей белорыбицы, чуть приправленной луком - ибо картошка в это время еще даже и экзотикой не была, по причине полнейшего своего отсутствия. Правая рука довольно уверенно подхватила резную деревянную ложку, чуть зачерпнула и поднесла к губам. Потом еще раз, и еще - до тех самых пор, пока плошка не опустела. На смену пюре пришел небольшой кувшинчик (чтобы можно было просто отпивать, не утруждая руку), примерно до половины заполненный жиденькой похлебкой с частыми волоконцами куриного мяса. Затем кубок с удивительно душистым и вкусным хлебным квасом, после чего все вернулось на круги своя - опустевшее блюдо унесли обратно в поварню, а царевич, тихонечко отдуваясь, поудобнее устроился на своем ложе, самостоятельно перевернувшись на правый бок.
  'Мм!.. Хорошо!'.
  За спиной еле слышно скрипнула дверь, сигнализируя тем самым о его полном (хотя и очень недолгом) одиночестве. Сиделка, привыкшая к тому, что ее подопечный всегда дремлет час-другой после своего второго обеда, иногда позволяла себе ненадолго отлучиться - даже не подозревая при этом, насколько ей признательны за такой подарок.
  'Так, одеяло долой! Левая нога, правая!..'.
  Повинуясь молчаливым командам, ноги согнулись и разогнулись, тем самым свидетельствуя о своем полном и безоговорочном восстановлении. Худые руки дотянулись кончиками пальцев до коленных чашечек, затем немного дальше, еще чуть-чуть, затем тело крутнулось из стороны в сторону, а колени поочередно приблизились к впалой груди. Переворот на левый бок, широкий мах ногой и рукой, на правый - и то же самое, а под конец он даже попробовал отжаться. Получилось! Целый раз, хе-хе. Поправить немного растрепавшуюся постель, накинуть обратно одеяло и вытереть его уголком испарину с лица. А еще успокоить забухавшее было сердце и унять частое дыхание - как раз к тому моменту, как за спиной опять еле слышно скрипнула дверь.
  'Интересно, что бы было, если бы она увидела меня пяток минут назад? Наверняка, переполох бы получился знатный. А уж английский козел и вовсе бы умер от счастья и гордости - как же, его лечение помогло'.
  Впрочем, без лишней скромности и преувеличения - ему пока сильно везло. Выученный за прошедшую пару месяцев нехитрый распорядок собственного дня, невеликое окружение, их мелкие привычки, все это сильно помогало. Как и спонтанное решение не произносить вслух ни единого слова - тем самым уберегая себя от вольной или невольной ошибки. Самым же большим подарком Дмитрий считал недавний отъезд царственного отца, общение с которым (полностью безмолвное с его стороны) хотя и принесло ему целую гору полезной информации, но вместе с тем изрядно напрягало. Кто может знать собственного сына лучше, чем родной отец? Разве что мать. Но царица Анастасия вот уже второй месяц чувствовала себя не очень хорошо, и решила дожидаться мужа и старшего сына в Москве - тем паче, что ее внимания требовали еще два сына и дочка.
  'Знать бы еще, какой год на дворе, вообще было бы прекрасно. Хотя... Все равно не пойму, куда меня занесло?'.
  В свое время, пытаясь понять хоть что-то из своих волшебных снов, он перерыл немало исторической литературы. Того же Карамзина с его 'Историей государства Российского' он прочитал как минимум три раза, да и остальных авторов не забывал. Надоедал ученым-историкам, фактически стал внештатным сотрудником сразу двух музеев - но все, что смог определить, так это примерное время, в котором жил его малыш. От второй половины пятнадцатого до середины шестнадцатого века от рождества христова - и на этом все его успехи закончились. Ни семью, ни хотя бы примерное титулование и положение, ни место проживания определить не получалось, ну никак! А ведь были же у него подозрения на первого сына Ивана Грозного, были!!! Вот только все перебивал один единственный твердокаменный факт - царевич Дмитрий умер, не прожив и полугода. Похоже, что врали. Потому как он и есть тот самый царевич Дмитрий! У коего, ко всему, еще имеется четырехлетняя сестра Евдокия. Которая, если верить прочитанным историческим трудам, тоже должна была умереть. Два года назад - но, по всему видать, передумала.
  'Вернее, вспоминая опыт и квалификацию придворных ветеринаров - выжила, причем вопреки всем их стараниям. Наверняка ее, так же как и меня, и пилюльками травили, и кровь пускали, и целебной микстуркой пользовали. Ненавижу!'.
  Вспышка злобы была такой сильной, что отозвалась в средоточии, заставив последнее чуть потемнеть и ощетиниться иголками мучительно-горячих разрядов.
  'Как больно!..'.
  Суматошно затрепыхалось сердце, нервно дернулись и застыли губы, а острые зубы до крови впились в собственную ладонь, помогая разуму придти в себя. Мгновение, другое, третье... Дыхание постепенно выровнялось, а строптивое средоточие вновь покорилось юному хозяину. До следующего раза.
  'Больно. И странно. Нет, я до этого-то особым человеколюбием не страдал, но так ненавидеть, так жарко и зримо желать чьей-то смерти?.. Похоже, чем дальше, тем сильнее я меняюсь. Хм. А может, все гораздо проще, чем я себе представляю? Если у меня так ничего и не получилось, и все, что меня окружает - всего лишь затянувшаяся агония разума и тела?'.
  За спиной тихо прошуршали шаги, затем донеслось слабое позвякивание и тонкий запах масла, доливаемого в маленькую лампадку, подвешенную на тоненькой цепочке к полке с потемневшими от времени иконами. Еле слышное журчание и приглушенный стук - и у изголовья его ложа поставили расписную деревянную плошку с медовым квасом. Звонко лязгнула крышка сундука, зашуршала расстилаемая на широкой лавке постель, а потом короткий и сильный выдох погасил одинокий огонек свечи. Неясный шепот в темноте светлицы, в котором при желании можно было разобрать короткую молитву, сладкий зевок, еще один, и - ровное дыхание на самом пределе слышимости...
  Дмитрий протянул руку, не глядя подхватил плошку и пару раз г6мелко глотнул, наслаждаясь невозможно вкусным напитком. Чуть шевельнул ногой, изменяя положение тела, до половины скинул с себя меховое одеяльце - легкое и мягкое, но притом до ужаса теплое.
  'Что-то уж больно реалистичные видения получаются!..'.
  Стараясь отвлечься от неприятных мыслей и предположений, а еще - неуверенности в завтрашнем дне, он занялся привычным делом. Тем более, что оно увлекало его все больше и больше, буквально затягивая в себя. Странная способность, нежданно-негаданно развившаяся из навязчивого желания разобраться в собственных снах, и долгим методом проб и ошибок приспособленная для диагностики и лечения. Поначалу мелких болячек, а потом и вполне серьезных недугов - этот дар, оставшийся с ним и в новой жизни, внезапно расцвел новыми красками и возможностями. Вдобавок, заметно усилился, периодически преподнося приятные (и не очень) сюрпризы и загадки, а в дальнейшем грозил вырасти еще и еще - если уж всего за два месяца он переплюнул прежние свои показатели, то, что же будет через год или два? Или даже пять?
  'Ты доживи сначала, мечтатель!..'.
  Глубокий вдох, легкое усилие воли, от которого его второе 'сердце' послушно сменило свой ритм, и по телу побежали сотни мурашек. Еще усилие - и мурашки сменились легким и весьма приятным покалыванием, идущим прямо изнутри мышц. От шеи прямо по спине, затем по ягодицам, бедрам и голеням, через живот на грудь, с нее на руки и ладони, опять на шею... Словно десяток маленьких котят, играясь, бегал прямо по нему и запускал в него же свои маленькие коготки, немножко их сжимал, а потом следовал дальше. Новое усилие воли - и котята заметно подросли, как и их коготки. Покалывание стало заметно сильнее и глубже, отчего мышцы едва заметно подергивались и дрожали, по телу пошла испарина и легкая волна боли - первый предвестник полного опустошения сил. Несколько глубоких вздохов, и все тут же прекратилось - покалывания сошли на нет, потускневшее и сократившееся примерно вдвое средоточие ровно засияло, а в сознании проскочила искорка гордости. За себя. Потому что еще недавно такие вот 'игры с котятами' выпивали его мало что не досуха, даруя взамен мокрую насквозь рубашку и ноющую боль по всему телу, отвыкшему за долгие месяцы неподвижности от малейших нагрузок.
  - Уф!..
  В очередной раз пихнув от себя одеяльце и задрав до середины бедер длинную полотняную 'ночнушку', Дмитрий блаженно улыбнулся и поболтал в воздухе худыми ногами. От близкой стены приятно веяло прохладой, потяжелевшие веки и легкая истома сложились вместе в сладкую дремоту, и полностью отдаваясь ее ласковым объятьям, он мельком подумал - как бы было хорошо, взять да и вздохнуть полной грудью свежего воздуха...
  Пришедший сон был ярким, красочным, и при этом абсолютно незапоминающимся - куда-то шел, с кем-то игрался, от кого-то бежал. А еще, почему-то, сильно мерз. Наверное, именно поэтому он, по-прежнему находясь в полусне, вначале пошарил руками рядом с собой, потом чуть поодаль, в поиске теплого меха - но так ничего и не нашел. Зато проснулся. Причем уже стоя на ногах, и крепко прижимая к своей груди то самое одеяло, что столь долго и безрезультатно искал. Похлопал глазами, окончательно приходя в себя, настороженно прислушался к дыханию сиделки и замер, обдумывая внезапно пришедшую мысль. О том, сколько же ему еще изображать из себя живое бревно, покорно принимающее всю ту гадость, что его пичкают под видом лекарств? Бояться лишний раз пошевелиться, выгадывать редкие моменты свободы, терпеть слабительное и ртуть в 'лекарствах'?..
  'Да пошло оно все!!!'.
  Мальчишеская фигурка размытой тенью бесшумно скользнула к выходу из светлицы, осторожно приоткрыла дверь и исчезла. Каменная плитка холодила нежную кожу ног, в воздухе появились новые ароматы и отчетливые сквозняки, а сумрачные коридоры и переходы оказались вдруг чем-то знакомым и привычным - сколько раз он бегал тут, не даваясь в руки нянькам и уклоняясь от встречи со стражниками?.. А вот тут даже два раза падал, расшибая коленку и локоть в кровь, пока не привык огибать торчащий из стенки выступ. Вон за ту дверь его никогда не пускали... Вернее, не пускал огромный навесной замок на ней, и два здоровяка с саблями при ней. Тот переход ведет в конюшни, а если свернуть здесь, то можно придти в псарни. Ступни мерзли все сильнее и сильнее, когда впереди показалась внешняя галерея кремля - а за ней, далеко-далеко впереди, светло-серая полоска утреннего неба. На тихие шлепки голых ног вскинулся придремавший было стражник, моментально стискивая в кулаке сабельную рукоять и самый краешек оружейного пояса. Сморгнул, удивленно округлил глаза, разглядев в мятущемся пламени факела низенькую тоненькую фигурку царевича, затем растерянно кашлянул, открыл было рот...
  - Тсс!
  И медленно его закрыл, повинуясь прижатому к детским пухлым губам пальчику, дополненному затем отрицательным покачиванием головы. Мальчик довольно кивнул, затем подошел к широким резным перилам, за которыми начинался внутренний двор Александровского кремля, и медленно-медленно вздохнул. Чуть-чуть потряс головой, словно прогоняя подступившую дурноту, или там головокружение, положил обе руки на дубовую плаху-балясину перед собой, и надолго замер живым изваянием. Шевельнулся он всего один раз - когда рядом с ним на каменные плитки упала шапка, а мужской голос тихо прогудел:
  - Не стоит ножки свои студить, царевич. И вот еще.
  На узкие детские плечи лег толстый и грубый кафтан, укрывший царевича от тоненькой шеи и до ног. Так они и встретили первую полоску рассвета: стражник без шапки и в исподней рубахе, внимательно поглядывающий перед собой и по сторонам, и юный наследник престола Московского, буквально утопающий во взрослой одежке...
  
  

   Глава 3
  
  

  Уже близился посад Москвы, когда навстречу полусотне постельничьих сторожей и охраняемому им крытому возку вымахнул одинокий всадник. Подлетел, твердой рукой осадив гнедого жеребца-трехлетку, почтительно поприветствовал предводителя маленького, но вполне грозного воинства, перекинулся парой-тройкой веселых фраз с десятком знакомцев, после чего пристроился на обочину, поближе к середине растянувшейся колонны. Не один. Увидеть друзей-приятелей он мог и попозже, а вот переговорить с младшим братом требовалось как можно быстрее, пока не набежали... Гхе, всякие. Прямо на конях они приобнялись, после чего москвич недовольно попенял:
  - Я уж думал, завтра будете. Поздорову, Егорка!
  - И тебе здравствовать, Спиридон. Как семья, все ли живы-здоровы?
  Родственник вопрос понял правильно, в трех словах успокоив младшенького - большой московский пожар обошел стороной дружное семейство Колычевых. Совсем без убытков, понятное дело, не обошлось, но это все так, мелочи жизни. Оглянувшись по сторонам, старший брат понизил голос и подъехал поближе:
  - Ты за свою долю хлеба не с кем не сговаривался? Или уже?
  Родич непроизвольно вспомнил амбар, в котором три брата хранили годовой запас ржи и пшеницы, и коротко дернул головой:
  - Нет.
  - От и хорошо, от и славно!..
  Облегченно вздохнув и расслабившись, Спиридон пояснил свою мысль:
  - В городе опосля пожара глад начался. Пуд зерна уже втрое от старой цены стоит, да и тот долго у торговцев не залеживается. Свое да братца Филофейки я вдвое продал - сглупил, чего уж там!.. Так хоть на твоем зерне отыграюсь. Еще сенцо хорошо пристроил, тут уж своего не упустил, хе-хе!
  Увидев, как нахмурился и налился недовольством брат, глава семьи снисходительно пояснил свои действия:
  - Не боись, Егорий! Я уж весточку до Тулы послал, чтобы дядька нам припасов накупил. По старой цене, само собой! Так что все свое вернем, и в большом прибытке будем.
  - Вот сразу бы так и говорил, а то...
  Собеседников обогнал всадник в черных иноземных одеждах, тут же заинтересовав своей особой старшего брата.
  - Ого, а лекаришка-то не совсем безнадежен! Неужто весь путь от Александровской слободы в седле проделал?
  - Ну, так-то ему по чину полагается место рядом с царевичем. Только он всего единый день в возке и высидел - на следующее утро прямо с побудки коня себе просить стал. Вот так и доехал, потихоньку да полегоньку.
  - Что-то он у вас квелый больно, хворает что ли?
  - Есть немного.
  Спиридон задумчиво огладил русую бородку, и опять подал жеребца поближе к брату, вымолвив едва ли не шепотом:
  - Про царицу слыхал?
  - Уж пять дней тому.
  - Что говорят?
  Теперь уже Егор незаметно оглянулся по сторонам:
  - Всякое поговаривают, брате. Одни говорят - сама богу душу отдала, другие... Гм, в это не верят.
  - Да уж.
  Братья синхронно сняли шапки и перекрестили грудь.
  - Так что?.. Ну, не томи!
  Спиридон некоторое время ехал молча.
  - Сам знаешь, царица и до того хворала. А как случился пожар, так государь ее вместе с чадами и челядью в село Коломенское сразу и отправил. Подале от московских страстей. Вот там, в един день и преставилась.
  Всадники опять перекрестились, на сей раз, обойдясь и без снятия своих отороченных мехом шапок.
  - Захарьевы-Юрьевы сразу воду мутить стали, чуть ли не в открытую кричать про злой умысел, порчу лиходейную да отраву. Другие выжидают, как государь решит, ну и гадают, на кого он опалу свою наложит. А иные бояре и вовсе, почти сразу после похорон начали такие разговоры вести, что надобно бы великому князю подумать о новой царице. Мол, негоже ему вдовцом жить, да и детям его должный пригляд нужен - а людишки с митрополичьего двора те же слова и простому люду толкуют.
  - Ишь ты!
  - Государь-то во время пожара своими руками горячие уголья разметывал, да бояр думных к тому же понуждал. Говорят, народу спас - видимо-невидимо. А как узнал весть черную, так прямо с лица спал. На похоронах убивался сильно, плакал...
  - И?..
  Старший Колычев неопределенно пожал широкими плечами:
  - Как вернулся с Вознесенского монастыря , так и затворился в своих покоях. Шестой день никого до себя не допускает.
  - Да, дела. Что-то теперь будет?
  Мимо, скрипя и нещадно покачиваясь на дорожных ухабах и кочках, проехал украшенный росписями и резьбой по дереву возок царевича.
  - Про матушку-то знает?
  - Ага, ищи дураков!.. Ну как с ним от такой вести сызнова чего дурного приключится? Только-только на ноги встал. Нет уж, пускай кто другой своей головой рискует.
  - И то верно.
  Пока братья разговаривали, возок и его охрана миновали не сильно пострадавший от огненного несчастья посад и углубились в саму Москву. Дворцовые стражи тут же прекратили свои разговоры, и начали хмуро смотреть по сторонам, подолгу разглядывая выжженные до земли остовы домов с провалами погребов и подполья, а так же груды закопченных камней (или кирпичей) на месте печек. Чем дальше они ехали, тем меньше становилось неряшливых штабелей из обугленных досок и бревен, и заметно больше мастерового люда, расчищающего пожарища под строительство новых изб и подворий. Всюду виднелись вереницы погорельцев, тянущихся из города прочь, и доносился звонкий перестук плотницких топоров - город, как сказочная птица Феникс, возрождался из теплого еще пепла. Да он и не умирал, если разобраться, ведь жизнь, несмотря ни на что, продолжалась... До самых стен Московского кремля родичи молчали, и только у Никольской башни младший брат тяжело вздохнул, и еще раз перекрестился на икону Николы Чудотворца, расположенную поверх воротной арки:
  - Не иначе, за грехи наши Господь послал нам такое испытание!.. Много народу погорело?
  Спиридон невольно отвел взгляд перед тихим ответом:
  - Попы разом под три новых погоста землю освятили.
  Тем временем всадники, а за ними и возок, втянулись в высокий проем ворот, и братьям пришлось пришпорить коней, догоняя хвост колонны. Впрочем, нахлестывать жеребцов особой нужды не было, ибо долгий путь небольшого отряда подошел к концу: воины спешивались, довольно переговариваясь между собой, а возок, проехав чуть дальше и замерев прямо напротив Теремного дворца, выпустил из своего темного нутра няньку царевича Дмитрия. А следом и его самого. Худенький, бледненький мальчик, в нарядном зеленом кафтане и штанах, темно-красных сафьяновых сапожках и такого же цвета шапочке, украшенной мелким жемчугом - немного сонно похлопал своими невозможно-синими глазищами, зевнул и без особого интереса огляделся по сторонам. Глядя на то, как царевича прямо-таки окружила со всех сторон одна-единственная служанка, старший брат не удержался от усмешки:
  - Смотри-тка, Авдотья прямо как наседка над ним квохчет!
  Младший мимоходом почесал щеку, заодно отогнав надоедливого комара, и широко улыбнулся.
  - Ну так! Ей за малым плетей не досталось, за лень да все хорошее.
  - Чего так?
   Егор огляделся и понизил голос больше обычного. Слышались только обрывки фраз:
  - Стою на страже... Думал, блазнится! Шапку ему под ноги кинул, да кафтан на плечи. Он в перильца так ручками своими вцепился, аж пальцы побелели!.. Долго так стоял, я даже хотел кого из нянек кликнуть... Такая суматоха поднялась, что хоть мертвых выноси!.. Сам понимаешь! А он вздохнул этак тяжело, одежку мою с себя скинул и ушел. Потом постельничий дьяк едва плеткой няньку по заду не отходил, за недогляд за Димитрием Ивановичем - а уж орал на нее так, что и во дворе все слышно было.
  Спиридон задумчиво обозрел челядинку царевича, стараясь оценить у нее за малым не пострадавшую часть тела, разочарованно цокнул языком и равнодушно отвернулся - было бы там чему страдать!..
  - Давай уже к старшому, отпрашивайся да домой поедем.
  - Это мы быстро!..
  Об одном только в своих рассказах умолчал младший брат - о совсем не детском взгляде и признательном кивке, коих удостоился напоследок от царевича. Почему? Да кто его знает...
  

  ***
  

  Если и было что-то интересное по дороге из Александровской слободы в Москву, то Дмитрий это благополучно пропустил - постоянное раскачивание возка вызывало в нем чуть ли не морскую болезнь. Правда, она быстро прошла: поначалу помогло присутствие ненавистного шарлатана, отчетливо нервничающего под ласковым взглядом юного рюриковича. А на следующий день, когда Ральф Стендиш вдруг отказался от положенного ему места в возке (ха, меньше народу - больше кислороду!) и самочувствие немного пришло в норму, голову вдруг посетила удивительно светлая мысль. Насчет того, что он совсем не обязан весь световой день 'наслаждаться' скукой и духотой внутри тряского средства передвижения и удивительно монотонными пейзажами снаружи. Зато вполне может этот же день хорошенько потренироваться, работая со средоточием. Пытаясь при этом отрешиться от продольных и поперечных покачиваний поскрипывающего четырехколесного 'лимузина', едва заметного запаха конского пота и вездесущей дорожной пыли, позвякивающей упряжи и прочих многочисленных радостей долгого путешествия. В коем, надо признать, был и приятный момент. Один. Когда на третий день пути, из-за каких-то мелких задержек их небольшой караван не успел к вечеру достичь жилья, и для ночевки царевича и его служанки разбили небольшой, но очень богато отделанный шатер. Ночью ему удалось немного походить вокруг, вдоволь надышаться свежим воздухом, полюбоваться на звездное небо...
  Собственно, из-за своих упражнений он и само прибытие в стольный град Москву пропустил, уже привычно задремав днем на пару-тройку часиков. Поэтому внезапная остановка и поднявшийся многоголосый радостный гомон вокруг возка стали для Дмитрия настоящим сюрпризом - так толком и не проснувшийся, сонно-равнодушный ко всему вокруг, он вышел вслед за своей нянькой, тут же отворачивая лицо от пылающего в небе солнечного диска, и мельком осмотрелся. Все было смутно знакомым и одновременно абсолютно чужим: те же видимые купола церквей отчего-то имели непривычную форму и цвет (совсем не золотой), а вместо асфальта или хотя бы брусчатки под ногами была утоптанная до каменной твердости земля. Возвышающиеся в некотором отдалении краснокирпичные стены Кремля заканчивались совсем не памятными зубчиками в форме ласточкиного хвоста, а ровной двускатной кровлей-настилом. Опирающийся, своими опорами-балками как раз на те самые 'хвостатые' зубчики. В дальнем углу двора спокойно стояли потемневшие от времени (или грязи) бочки, чей вид наполовину скрывала небольшая копенка золотистого сена... И множество чужих взглядов со всех сторон. Любопытных, равнодушных, радостных (этих было больше всего), даже несколько неприязненных - эти он ощутил острее всего. Жаль, не получилось рассмотреть 'доброжелателей' поподробнее - нянька ловкими движениями поправила слегка перекосившийся в сторону кафтанчик, чуть-чуть передвинула шапку и едва заметно направила-подтолкнула в сторону малого 'домашнего' крыльца. Недолгое путешествие по удивительно темным и запутанным переходам Теремного дворца закончилось в довольно небольшой горнице, при виде которой в памяти словно само собой всплыло название.
  'Передняя'.
  За ней была еще одна горница, именуемая Крестовой, с богатым иконостасом на одной из стен и маленькой подушечкой на специальной лавке - именно на нее он будет вставать коленями каждое утро и вечер, отдавая своей первой и последней молитве не меньше десяти минут. Затем светлица с тремя большими окнами - Комната, где с царевичем занимались мудрые и многажды раз проверенные наставники, обучая его всему, что должно знать и уметь наследнику престола Московского. Ну и наконец, небольшая, но очень уютная светлица-Постельная, с довольно большим (и твердым) даже на первый взгляд ложем.
  - Присядь, дитятко.
  Незнакомая доселе верховая челядинка средних лет попыталась легонько надавить на плечи, понуждая его податься назад. И тут же получила внимательно-неприязненный взгляд и довольно чувствительный шлепок по запястью.
  - Ох!
  Пока она в растерянности глядела на первенца Великого князя, в светлицу зашла отставшая в переходах Авдотья. Склонилась перед своим юным господином, поймала его разрешительный кивок, после чего начала спокойно расстегивать жемчужные пуговицы кафтанчика. Мимоходом пояснив растерянно переглядывающимся служанкам:
  - Касаться Димитрия Ивановича можно только с его на то дозволения.
  За ее спиной раздалось еле слышимое фыркание. Впрочем, оно тут же утихло под очередным, на удивление тяжелым взглядом восьмилетнего мальчика. Челядинки еще раз переглянулись, затем одна из них недовольно нахмурилась и напоказ сложила руки под грудью, а вторая шагнула вперед и легко присела, коснувшись кончиками пальцев красного сафьяна сапог. Очередной едва заметный кивок - и царевича стали раздевать уже в четыре руки. Лег на ложе зеленый кафтан, к нему добавились штаны и поясок, к ним присоединилась шапка, шелковая рубашка, затем льняная нательная...
  'Вот почему мне кажется, что в этой светлице кто-то решил вспомнить детство? Тормошат меня, будто я им какая-то кукла!'.
  Общий итог получаса суеты вокруг него можно было выразить всего тремя словами: раздели, помыли, одели. Конечно, восемь лет еще довольно нежный возраст, в котором собственная нагота не вызывает какого-то особого стыда, или даже неудобства - что такого интересного у него могут увидеть три взрослых и опытных в своем деле женщины? Да и потом, когда он станет старше, тоже ничего особо нового не добавится. А вот чужие руки на его коже - дело совсем иное. Каждое касание вызывало недовольную дрожь в средоточии, вдобавок появлялось ощущение того, что у него своровали маленькую капельку силы. Незаметную и почти что и неощутимую - но это только когда такая капелька одна. А если их десяток, другой, третий? Все что ему оставалось - стянуть всю доступную силу в источник, и держать ее там мертвой хваткой совсем недетской воли. И терпеть, уже привычно давя в себе частые приступы бешеной злобы, а так же просто невероятно сильного желания - как следует обложить бесцеремонных нянек хорошим трехэтажным (они ведь сейчас на третьем этаже дворца?) матом. Воистину, молчание золото, вот только мало кто знает, как трудно его добыть!..
  - А реснички-то, какие длинные да пушистые! Ой, лепо!..
  - Кожа нежная...
  - И волос густой да тяжелый, матушкин.
  Две служанки дружно шикнули на третью, вдобавок сделав очень выразительные глаза. Нашла, дурища, о чем говорить!.. Метнув тревожный взгляд на подопечного, Авдотья достала из специального кармашка на своем платье резной костяной гребень, плавно присела рядом с ним и с явным удовольствием принялась за дело. Пряди, отросшие за время болезни почти до середины лопаток, когда-то мягкие и темно-коричневого оттенка - они медленно, но верно превращались в жесткую гриву черных волос с явственным стальным отливом. Расчесать и привести в порядок такое богатство стоило немалого труда и терпения (особенно по причине отсутствия последнего у царевича), но вместе с тем доставляло ей немалое удовольствие. А в последнее время и вовсе, к концу немудреной процедуры у нее на лице обязательно появлялся легкий румянец, и начинали едва заметно поблескивать глаза - словно после кубка сладкого фряжского вина.
  - Ну здравствуй, Митя.
  Все три челядинки тут же согнулись в неглубоких поклонах, приветствуя бесшумно зашедшего в светлицу мужчину в кафтане царского окольничего. Как и у всех в Кремле, одежды его были темны и почти без украшений, подчеркивая тем самым траур по царице Анастасии, но взгляд нес в себе скорее властный холод, чем печаль по родной сестре.
  'А вот и дядюшка пожаловал, Никита Романович Захарьев-Юрьев. Годика два бы тебя еще не видать, совсем не огорчился бы!'.
  В памяти отчетливой занозой сидела доставшаяся по наследству легкая неприязнь. Очень уж любил дядя при любом удобном случае ласково и по-родственному потрепать племянника за пухлую щечку - что не доставляло последнему ну абсолютно никакого удовольствия.
  - Притомился, поди, с дороги-то?
  Каких-либо неприятностей со стороны родни, или там возможных разоблачений он, все хорошенько обдумав и взвесив, не боялся. К постели малыш был прикован более чем на полгода (восемь месяцев, если уж быть совсем точным), и особого наплыва посетителей, как ни старался, так и не припомнил. Затем было 'чудесное' исцеление, до которого царевича Дмитрия успели соборовать , а потом и обмыть. Перед тем, как заботливо переложить бездыханное тело в кипарисовую домовину - вот об этом уже наслышаны были все. В основном, конечно, на уровне слухов и прилагающихся к ним разных домыслов... Но уж знатные московские бояре и духовенство точно знали все необходимые подробности. Тяжелый и неподвластный лекарям недуг, окончившийся чуть ли не смертью, затем долгое выздоровление в тиши и одиночестве - и кто удивится, если после таких испытаний у первенца великого государя резко поменяются характер и привычки? Скорее уж удивятся, если они останутся прежними.
  'Если вообще обратят на это внимание. Шутка ли: открылась реальная возможность пропихнуть свою дочку или еще какую дальнюю родственницу подходящего возраста в царицы. Сожрать тех бояр, что попадут в опалу, упрочить влияние на царя, или хотя бы сохранить то, что уже имеется...'.
  Времени подумать, и прикинуть разные варианты поведения у него было более чем достаточно - и осознанная немота была еще не самым большим следствием этих размышлений. Вдобавок ко всему (конечно, если удалось правильно определить месяц и год своего второго рождения), он вот-вот станет, или уже стал наполовину сиротой. В восемь лет. У его царственного отца, в примерно схожем возрасте и ситуации, характер поменялся ОЧЕНЬ сильно. Да и, в конце-то концов - ему ли бояться? Есть забота и поважнее. Судьба не дала ему детей в прошлой жизни, зато новая подарила сразу трех: братьев Ивана и Федора, и сестру Евдокию. Незнакомых, но уже любимых. Семью. В наказание ли за малыша, или совсем наоборот, в награду... Занятый внезапно накатившими мыслями и ожиданиями, царевич просто сидел и смотрел на дядюшку, который был старше его по возрасту, но отнюдь не по положению и титулу. Спокойно, без явного интереса.
  - Так и молчит?
  Ответом окольничему был слаженный поклон служанок. Никита Романович тяжело вздохнул, задумавшись о чем-то своем, затем уведомил малолетнего племянника о том, что со следующего дня все его занятия с наставниками возобновляются, причем в полном объеме. Помолчал, ожидая от Дмитрия хоть какой-нибудь реакции, не дождался и едва заметно дернул щекой:
  - Завтра на заутреню в Успенском соборе сам за тобой зайду.
  Равнодушно скользнул взглядом по челяди, развернулся и тяжело ступая, вышел - на сей раз, совсем не утруждая себя сохранением тишины. Остаток дня прошел... Скомкано, скажем так. Постоянно кто-то мелькал в соседней комнате, пришли, в скорбном молчании постояли и ушли две смутно знакомых женщины, опознанные как любимые комнатные боярыни царицы Анастасии. Затем весьма дородная мастерица сняла с него мерки для нового платья - хоть он и болел, а расти не переставал (и слава богу!). Ужин из рассыпчатой пшеничной каши с кусочками мяса, причем последнего было как бы не больше, чем первого. Вечерняя молитва в Крестовой, в обществе попа, не без труда опознанного как личный духовник царевича Агапий. И укладывание в постель, в котором поучаствовал все тот же состав верховых челядинок. Авдотья уже привычно раздевала, вторая занималась постелью, весьма качественно избив обе пуховых подушки (был бы вместо них человек, вполне можно было квалифицировать как нанесение тяжких телесных повреждений), а третья торжественно принесла и поставила на видном месте ночной горшок. Он же - бадейка деревянная, расписная, резная, и вообще по-всякому изукрашенная. Наверное, чтобы пользоваться было приятнее.
  Вообще, некоторые люди вспоминались с первого взгляда - тот же дядюшка тому яркий пример. Или взять хотя бы ту няньку, что так лихо сдернула с него сапоги. Как только зашла, так в голове сразу и появилось ее имя - Алевтина . Угадали родители с имечком, ничего не скажешь!.. Другие люди, и было их уже заметно больше, узнавались словно бы через пелену дождя - нехотя и кое-как. Но узнавались. В отличие от явно знакомых, но полностью безымянных верховых служек и постельничих сторожей - словно бы видел он их чуть ли не с младенчества, но проходили они исключительно по категории 'живые предметы обстановки'. Хотя, чему уж тут удивляться?.. Сон пришел легко и незаметно - впрочем, как и всегда после его вечерних упражнений со средоточием. Легкий, цветной, и абсолютно незапоминающийся - нахватавшийся всего за полдня впечатлений разум тасовал все что увидел и услышал в стройные цепочки воспоминаний, раскладывая их затем по полочкам памяти...
  А вот пробуждение на новом месте что-то не порадовало. Открыв глаза от легчайшего прикосновения к плечу, Дмитрий пару минут бездумно смотрел на суетящуюся по его спальне Авдотью. А затем, с некоторым трудом, осознал сразу две вещи. Во-первых, ему очень не нравится просыпаться НАСТОЛЬКО рано - подсвеченная звездами тьма за единственным узеньким окошком, и собственное чувство времени в один голос утверждали, что на дворе никакое не утро. Потому как половина четвертого часа после полуночи, это только и исключительно ночь, а кто считает иначе, тот просто больной на всю голову извращенец!.. А во-вторых, отныне и на долгое время вперед подобные побудки станут для него нормой: царская семья была опутана множеством цепей старинных традиций. Одной из которых было обязательное присутствие всех членов семьи на воскресной заутрене в Успенском соборе. Обязательное! Как и регулярная раздача милостыни, участие во всех больших церковных праздниках, обязательные поездки по святым местам, участие в соколиной охоте и многом, многом другом. А для него, как для наследника, это самое 'многое' было еще больше и категоричней - особенно, что касается обучения наукам и языкам. Вдобавок, как только он войдет в должный возраст (ждать этого события оставалось не больше двух-трех лет), его начнут приучать и к делам правления. Поначалу - во время каждого заседания Боярской думы или приема чужеземных послов он будет сидеть в специальной горенке над входом в Грановитую палату, прилежно слушая и запоминая все происходящее. Затем позади отцовского трона (или еще где-нибудь в укромном уголке) появится небольшая такая скромная скамеечка. Для него. Чтобы не только слушал, но видел, кто, что, и как говорит. Потом, когда посчитает нужным отец, его пошлют на 'преддипломную практику' в Тверь - традиционную уже вотчину наследников престола. А лет в шестнадцать-семнадцать начнут подыскивать невесту...
  - Ну, где он там?..
  С усилием отогнав незаметно подкравшийся сон (спасибо, дядюшка!..), Дмитрий встал с ложа, на которое присел с четверть часа назад и зашагал навстречу ранней пташке Никите свет Романовичу. Вернее, вслед за ним - увидев малолетнего племянника, тот без лишних слов развернулся и направил свои стопы под своды Успенского собора. По пути (кстати, не такому уж и долгому), царевич с некоторым удивлением узнал, что он просто невозможный засоня. Потому что количество челяди, суетящейся по хозяйственным делам, и бояр, возжелавших духовного окормления в столь несусветную рань, было столь значительно, что становилось непонятно - когда все они вообще спят. Да и спят ли? Тот же окольничий, чья грузная фигура в данный момент служила ему путеводной звездой, совсем не выглядел человеком, умирающим от непосильных нагрузок.
  'Наверное тоже, как и я, любят поспать днем. Часик-другой. Хе-хе, третий-четвертый, да еще и не в одиночестве'.
  Сам храм... Даже не так - Храм Божий! Юного наследника впечатлил. Своей красотой, свежими, как будто только вчера закончили, красками настенных росписей, изобилием золота и драгоценных камней на окладах больших и малых икон, умиротворяющим сиянием множества свечей, и наличием чего-то такого, что можно было бы назвать возвышенной радостью. А еще чем-то таким неуловимым и непонятным - но определенно интересным. Словно какая-то часть его души резонировала в такт с белокаменной громадой храма, самым краешком прикасаясь к истекающей из него спокойной силе...
  - Да проснись ты уже!
  Увлекшись столь новым и абсолютно неожиданным ощущением, Дмитрий пропустил тот момент, когда надо было остановиться, и уперся головой прямо в дядюшкину спину. Ничуть тому не расстроившись, спокойно отстранился, повел головой по сторонам и снова выпал из реальности - потому что рядом переминался с ноги на ногу удивительно похожий на него мальчик, примерно шести, или даже пяти лет.
  'Иван!'.
  Жадно ищущий взор прошелся дальше, отыскав вначале трехлетнюю Евдокию на руках у дюжей мамки, а потом и четырехлетнего Федора - тоже на руках, но у незнакомого боярина. Пристально всмотрелся в младших сестру и брата, перевел взгляд на среднего...
  'Да, к таким пухлым щечкам рука прямо сама по себе тянется. Херувимчики, да и только! Федя спит с открытыми глазами. Эх, тоже хочу!!! Дуня вроде как недавно плакала, один Иван полон сил и энергии. А нет, тоже позевывает, да так заразительно!'.
  Внезапно собравшуюся в храме толпу (иначе и не скажешь) бояр охватила мертвая тишина. Прокатилась волна тихих говорков, еще одна, а затем в полнейшей тишине раздались шаги сразу нескольких человек. Где-то за спиной Дмитрия кто-то кому-то сдавленно прошептал:
  - Говорил же я тебе, что великий государь на заутрене будет, а ты?!..
  - Цыц!
  Хоть и стоял Дмитрий в самых что ни на есть первых рядах, а отца увидел только мельком - тот, быстро пройдя по моментально образовавшемуся перед ним проходу, встал на Царское место . Тут же в храме стали гаснуть свечи, и вознесшийся к сводам сочный бас возвестил о начале заутрени:
  - Бог Господь, и явися нам, благословен Грядый во Имя Господне!
  Голос священнослужителя, выводящий первые строки шестопсалмия , был настолько силен и низок, что отдавался в голове легким гулом, проникая чуть ли не до костей.
  - Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение...
  'Силен! Прямо живой генератор инфразвука получается!..'.
  Ему, впервые попавшему на такое богослужение, все было интересно и в новинку, а вот его средний брат после первых десяти минут гулкого молитвенного 'бдения' стал потихоньку поклевывать носом. Разумеется, многоопытный дядюшка такие моменты отслеживал прекрасно (и густой сумрак ему в этом совсем не мешал) тут же взбадривая племяша едва заметным тычком в плечо. Ткнул раз, потом другой... А после третьего другой его племянник не выдержал, и сделал ровно два шага вбок, вставая в аккурат за спиной брата Ивана. Положил ему руки на плечи, чуть-чуть прижал к себе и дружелюбно улыбнулся, когда тот от неожиданности повернул голову. Легонько кивнул на священника, наконец-то добравшегося до отпуста , и тихо-тихо прошептал:
  - Немного осталось.
  Услышав в ответ такое же тихое:
  - Ага.
  Сквозь длинные и узкие окна-бойницы под куполами уже виднелось серое небо, когда утих последний звук заканчивающей службу молитвы. Выдержав приличествующую паузу, шевельнулся государь, вслед за ним свободнее вздохнули его ближники, ну а потом этот почин подхватили и остальные бояре, наполнив воздух шорохом одежд и осторожными шепотками.
  - Митя, а ты де был? Я заходил, а тебя все небыло и небыло...
  Средний брат так и стоял, даже не пытаясь вывернуться из под рук, даже наоборот, прижался чуть поближе. Дмитрий тихонечко вздохнул, но ответить не успел - к ним подошел Великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси . Присел на одно колено, слабо улыбнулся, обхватывая и одновременно притягивая к себе сыновей, ласково взъерошил им волосы и ненадолго замер, позволяя себя рассмотреть. Едва заметные морщины на лице, тени под глазами, резко обострившиеся черты лица - двадцатидевятилетний великий князь выглядел лет на пятнадцать-двадцать старше своего реального возраста. А еще, кроме тщательно скрываемой тоски и застарелой боли, в его глазах можно было увидеть утихшую на время жестокость и обещание большой крови. Ничего не забыл государь, никому не простил: ни сиротства своего, ни того, как они голодали и мерзли в собственном дворце с младшим братом Юрием. Ни бесчинств боярских, ни смертей близких людей, с матери и кормилицы начиная, и любимой супругой заканчивая...
  - Ну что, чадушко мое, выздоровел? Ты уж не болей больше у меня, ладно?..
  - Хорошо, батюшка.
  Тишина вокруг установилась такая, что хоть ножом режь. Сколько было пересудов про странную немоту первенца и наследника царя, сколько глубоких мыслей и предположений высказано!
  - Так ты у меня говоришь!?!.. А что же ранее молчал?
  Царевич чуть повозился, высвобождая из родительских объятий руку, потом прикоснулся к собственному горлу:
  - Больно. Только с тобой. И братом. Все.
  Судя по тому, как жестко изогнулись губы пока еще не Грозного царя, некоему лекарю придется сильно постараться, чтобы сохранить свою никчемную головенку на плечах. Быстро перецеловав все свое потомство, в том числе и то, что провело всю службу на чужих руках, напоследок он потрепал старшенького по щеке.
  'Да что ж это за напасть такая!!!'.
  Отойдя от детей, великий князь холодно осмотрел всех присутствующих и направился на выход, более не обращая никакого внимания на множество согнутых в поклоне спин. Следом за ним поспешила полным составом вся его Избранная рада (разве что митрополит Макарий задержался у алтаря), затем пришел черед царевичей и царевны... И только потом, строго по знатности рода, собор стал покидать остальной 'простой' боярский и дворянский люд.
  'Что ж, ближний круг царя ожидает масса перемен!..'.
  
  

   Глава 4
  
  

  Добравшись до своих покоев в Чудове монастыре, архипастырь Московский и всея Руси Макарий первым делом склонил слух к словам своего комнатного боярина , еще днем отправленного до царевича Димитрия Иоанновича. Потом слегка развел в стороны руки и ненадолго замер, помогая служкам снять с себя подризник и гамматы . Отослав затем их всех прочь мягким движением руки, седовласый старец вздохнул и чуть сгорбился, ощущая на плечах всю тяжесть своих без малого восьми десятков лет. Привычно ныла спина и колени после долгой службы, чуть покалывало в висках... Еще один долгий день, ниспосланный ему Господом, подходил к концу. Омыв прохладной водой лицо и руки, Макарий утерся небольшим рушником с затейливым узором по краям. Чуть задержал его в руках, припоминая ту, кто самолично вышил эту красоту - то есть покойную (царствие ей Небесное!..) царицу Анастасию. Затем мысли перескочили на ее детей, перебрали их и окончательно остановились на первенце и наследнике престола. Медленно присев на лавку рядом с треугольным столом, в несколько слоев заваленным свитками, митрополит парой небрежных движений расчистил место для собственного локтя, опер на него голову и призадумался. Успехи девятилетнего отрока в учении... Странные успехи, очень странные. Наставники мальчика не устают поражаться его способностям к цифири - а кое-кто из них и вовсе утверждает, что Дмитрий дольше записывает готовый ответ на листе бумаги, чем собственно слагает числа или же умножает их. И ведь неизменно ПРАВИЛЬНЫЕ ответы!.. Читает тоже вне всяческих похвал, не всякий опытный дьяк за ним угонится. Слову Божию учится хорошо, хоть и без особого усердия, зато в храмы ходит с явным удовольствием, несколько даже раз видели, как улыбается. Н-да!.. А вот с изучением языков не все так хорошо, как хотелось бы, потому как царевич изрядный молчун. И боярин Канышев им тоже не вполне доволен, говорит, что тот, пока болел, совсем разучился сабельку в руках держать. Даже Иван, средний брат, с ней лучше управляется, а ведь младше наследника на два года! Ну да то и ладно. Как-никак, будущему государю сабля да языки чужеземные не самое главное. У мудрого в делах правления царя и толмачи сведущие всегда найдутся, и воеводы опытные. А уж желающих да умеющих саблями помахать на Руси завсегда в достатке было - с такими соседями как Литва, Шведы да Крымское ханство, поневоле и научишься, и захочешь.
  - Владыко?..
  Еще один комнатный боярин тихонько вошел, подождал, пока его заметят, не дождался и почтительным голосом обозначил свое существование. После властного жеста передал из рук в руки небольшой свиток - послание из Кирилло-Белозерского монастыря, еще раз поклонился и вышел. Пергамент, ненадолго задержавшись в иссохшей от времени и церковных постов руке, выпал и присоединился к другим свиткам на столе. С делами да посланиями он будет разбираться завтра!.. Тем паче, что если бы было что-то срочное, ему бы так и сказали. Тем временем, мысли с наследника повернули на самого государя, Иоанна Васильевича. Давно ли они, вся его Избранная рада, собирались в царских палатах за неспешным разговором да думами, как лучше обустроить Русь?.. А теперь, иные в опале, а иных и вовсе нет. Любимец государя, большой умница окольничий Адашев Алексей, уехал в добровольную ссылку, в Ливонию, третьим воеводой Большого полка. Через полгода переведен в Юрьев. Тут же взят под стражу, а спустя каких-то два месяца тихо умер в темнице, от горячки. Кое-кто говорит - отравлен недругами! Ближник царя, священник Благовещенского собора Сильвестр - сослан навечно в Соловецкую обитель. Князь Курлятьев отправлен воеводой в Смоленск, и поговаривают, что он вот-вот получит полную отставку. Князья Воротынский, Серебряный, Горбатый, Шереметевы... Вроде бы и при дворе, но прежнего доверия, а вместе с ним и влияния на дела государственные более не имеют. Часть доверенных бояр уехала с посольствами: дьяк Иван Висковатов в Литву насчет Ливонских дел; а бояре Вокшерин и Мякинин отбыли сватать дочку у князя-валии Кабарды Темрюка Идаровича. И кто остался при великом князе? Он, митрополит Макарий, да князь Курбский, вот и все.
  Служка, двигаясь неслышимой тенью, принес и поставил простой деревянный кубок с горячим медовым сбитнем. А хозяин митрополичьих покоев, даже его не заметив, сокрушенно вздохнул и покачал седой головой: что-то будет дальше? Нрав великого государя переменился, от прежней мягкости, почитай, ничего и не осталось - жестокосерд, скрытен, на ближних своих глядит так, будто в чем подозревает... Охо-хо, как-то оно сложиться дальше? Впрочем, как бы ни переменился Иоанн Васильевич, одно у него осталось по-прежнему. Даже более того - как начинает вести речь о детях своих, так явно умиротворяется, а если касается первенца, так и вовсе светлеет ликом. Радует его наследник, радует. Смышленостью своей, даровитостью, разумением, а особенно - тем, как держит себя. Будто и не девять лет ему, а все пятнадцать. Истинная царская кровь!.. Макарий огладил бороду и внезапно вспомнил то, что видел сам: седьмицы две назад, на утрене в Успенском храме, дядя наследника боярин Никита Романович положил племяннику руку на плечо. Вернее, попытался положить, так как ее тут же резко сбросили - и окольничий Захарьев-Юрьев повторять свое начинание не рискнул. Потому как не в том уже возрасте царевич Дмитрий, чтобы ему прилюдно обиды чинить. Хм, правду, значит, ему поведали - не терпит мальчик чужих прикосновений, только от батюшки, братьев да личной служанки. Нелюдим, на сверстников внимания не обращает. Занятно... Еще людишки поговаривают, что временами у него очень тяжелый взгляд становится - особенно, когда он чем-то раздражен. И веет чем-то таким, нехорошим. Собственно, именно это и послужило одной из причин сегодняшнего приглашения наследника на небольшую беседу. А второй причиной была необходимость совета государю - вчера он, радостный и одновременно слегка озадаченный, поведал Макарию о просьбе своего первенца. Который очень настойчиво пожелал научиться лекарскому делу, видя в наставниках личного царского врачевателя Арнольда Линдзея. Хм, не только личного, но и вообще единственного на данный момент. Потому как врачеватель Ральф Стендиш второй месяц не встает с ложа, и по всему, вряд ли вообще когда-то встанет, медленно угасая от грудного кашля. Что же он за врачеватель такой, чтосамого себя вылечить не в состоянии? Тьфу!.. Кхм, о чем это он? Ах да! Попросил его государь о совете - стоит ли дозволить сыну подобную блажь? И приличествует ли наследнику православного царя вообще заниматься подобными науками?
  - Владыко?
  Кивнув комнатному боярину, Макарий почти сразу ласково улыбнулся, приветствуя царевича Дмитрия.
  - Проходи, отрок. Садись вот здесь, поближе, дай на тебя посмотреть. Вырос как, окреп! Совсем скоро взрослым станешь...
  Мальчик, в ответ на приглашение, со всем вежеством еще раз поклонился, уселся, и принял предложенный ему сбитень. Чуть-чуть отпил, устроил кубок в переплетении кистей, кои опустил на колени, и вопросительно уставился на хозяина. Вопросительно, и ОЧЕНЬ выразительно. Что же, улыбнулся про себя митрополит, слухи определенно не врали.
  - Батюшка твой, великий государь Иоанн Васильевич, поведал мне о твоей просьбишке малой. Скажи, отрок, для чего ты хочешь познать лекарское дело?
  - Чтобы исцелять болезни.
  Перед мысленным взором церковного иерарха промелькнуло видение толп нищих и убогих, заполоняющих Кремль.
  - У кого же?
  - Своей семьи.
  - И только лишь?
  Еще один выразительный кивок, и видение нищих и калек бесследно растворилось. Остался лишь мальчик, мать которого умерла от неизлечимой болезни, и его детское желание защитить братьев и сестру от подобной участи.
  - Гм, отрадно.
  Глядя на то, как мальчик опять пригубил подостывший сбитень, митрополит начал склонятся к тому, что врачевательское учение можно и разрешить. С некоторыми ограничениями, конечно - но все же, все же.
  - Что ж, благословляю тебя, на сей труд. А ведь у меня для тебя и подарок есть. Мне сказали, что ты книги любишь?.. Подай-ка вон тот сверток. А лучше сам его и разверни.
  Освобождаясь от плена посконной тряпицы, на свет показалась небольшая, но изрядно толстая книга в невыразительно-коричневой кожаной обложке без каких-либо надписей и украшений. Юные руки аккуратно огладили заметно засаленные уголки переплета, подцепили и перевернули первую страницу...
  - Книга глаголемая Вертоград Прохладный, избранная от многих мудрецов о различных врачевских вещах, ко здравию человекам пристоящих.
  Отметив на удивление звонкий голос царственного молчуна, Макарий негромко пояснил.
  - Книгу сию собственной рукой написал Николай Любчанин, лечец деда твоего, государя Василия Иоанновича, в году семь тысяч сорок втором от сотворения мира. За три года до своей смерти.
  - И через год после смерти деда моего.
  - Хм?
  Разговор определенно начинал приносить удовольствие. Как-то резко вспомнились слова духовника царевича Агапия, про то, что подопечный частенько ставит его в затруднительное положение своими вопросами... Острый ум в столь малом возрасте, это очень хорошо!..
  - Все верно. Быть может, ты хочешь спросить меня о чем-то еще?
  Согласный кивок тут же предварил первый вопрос:
  - Отче, ты знал бабку мою, государыню Елену Васильевну. Какая она была?
  - Хмм?.. Царственная. Сильная, если ты понимаешь, о чем я, отрок. Умная и весьма прозорливая.
  Вспомнив дела дней минувших, Макарий немного расслабился, отпил сбитня и настроился на благодушный лад.
  - Отче. А ты не знаешь, кто именно из ближних бояр ее отравил?..
  - Кхе-кха-кха!!!..
  

  ***
  - Отчего же, сыне мой Уар , ты не даешь себя остричь? Ведь сказано святым апостолом Павлом: не сама ли природа учит вас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него?
  Вместо ответа довольно рослый для своих девяти (уже три месяца как) лет мальчик повернулся к небольшой книжной полке, что была до этого у него за спиной, уверенно подхватил средних размеров том, и раскрыл его на одной из многочисленных закладок. Затем отошел немного в сторону, оставив указательный палец на нужном месте.
  - Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, глава одиннадцатая, стих четырнадцатый. Гм. Что же, сыне, хвалю за знания твои и усердие. Отрадно мне видеть...
  Но вслед за первой книгой пришел черед и второй. Тихонько зашуршали листы желтоватой пергаментной велени, вновь коснулся строчек древнего устава палец, и духовник царевича Дмитрия заметно упавшим голосом прочитал:
  - Притча о Самсоне и Далиле.
  Новый шелест пожелтевших от времени пергаментных страниц и легкое движение руки, слегка чиркнувшее кончиками ухоженных ногтей по блеклой, но (к некоторому сожалению священника) очень четкой миниатюре, изображающей трех апостолов. К сожалению - потому что у всех троих, как на грех, были длинные волосы.
  - Ээ?.. М-да.
  Отец Агапий отчетливо вздохнул, и в очередной раз вспомнил того милого и послушного мальчика, коим был его духовный сын всего какой-то год назад.
  - Хорошо, оставим это, до времени.
  Подойдя к массивной подставке для книг и лежащему на ней громадному фолианту, он ненадолго задумался, затем рассеяно перекинул десяток страниц.
  - Чти, отрок. Отсель и до самого конца.
  Царевич тут же согласно кивнул, и удивительно быстро заскользил специальной резной костяной указкой по ровным наклонным строчкам младшего полуустава .
  - Вслух?..
  Движение указки даже не замедлилось. Да и вообще было незаметно, что царственный ученик услышал своего наставника, что последнего весьма и весьма огорчало.
  - М-мдам!..
  Через довольно короткое время костяной кинжальчик замер на последней строке 'Сказания о десной руке святого Иоанна Предтечи, крестившей Господа', а внимательный взгляд насыщенно-синих глаз приобрел явственный вопросительный оттенок. Агапий на это лишь беззвучно вздохнул, в который уже раз сокрушаясь упрямству царевича. А заодно, поражаясь его же умению донести до остальных все свои желания. Вот как сейчас, например - даже и малого звука не сорвалось с юных губ, а духовнику стало понятно, что от него ждут новых заданий, или поучений.
  - На сем ныне и закончим. Уроком же твоим будет переписать до дня субботнего кафисм осьмнадцатый из Псалтири. Все ли понял, отрок?
  Увидев согласный кивок, святой отец еще раз тихонечко вздохнул, одним слитным движением перекрестил ученика, после чего и убыл из светлицы. Оставив дальнейшую заботу о тяжеленном фолианте с интригующим названием 'Жития святых' на девятилетнем хозяине покоев.
  'Вот интересно, и с кого это такую толстую кожу содрали на обложку, а? Листы-то понятно, безвозмездный дар от новорожденных телят на богоугодное дело'.
  Быстро подсчитав общее количество страниц из белого полупрозрачного пергамента, переплетенных в большущую книжищу с потемневшими от времени бронзовыми застежками (если честно, в закрытом виде 'Жития...' больше всего напоминали ему маленький сундучок), Дмитрий уважительно качнул головой. Чуть больше трехсот листов!.. Учитывая же тот факт, что из одной телячьей шкурки при всем желании получалось не более двух страничек... Можно было смело утверждать, что перед ним лежало целое стадо. Только, так сказать, в очень концентрированном виде.
  - И-иуф!
  Бум.
  Сборник биографий и мемуаров высокочтимых православной церковью святых, заметно прогнул совсем не тоненькую книжную полку с учебными пособиями царевича.
  'Тяжеленный какой! В следующий раз пусть этот Купидон сам свои книжки таскает. Хм, а с другой стороны, ее можно использовать в качестве штанги, что открывает интересные перспективы'.
  Достав с той же полки новехонький томик Псалтири, прилежный ученик повертел его в руке и задумался - сейчас переписать порядком поднадоевший уже кафисм, или заняться чем-нибудь поинтереснее?
  'Мне эти псалмы скоро уже сниться начнут. Такое впечатление, что меня в монахи готовят, или писцы!'.
  Потыкав пальцем в тоненькую пачку желтовато-сероватой рыхлой бумаги с неровными краями и презрительно покривив губы (какое убожество!), он перевел взгляд на три гусиных пера. И тут же почувствовал, как весь его трудовой порыв бесследно уходит в никуда - одна только мысль, что перед упражнениями в каллиграфии ему придется вдосталь потренироваться еще и в очинке перьев... Фу! Одна из тех немногих премудростей, кою он так и не смог освоить. Пока. Может, мелкая моторика пальцев хромала, а может просто отсутствовало должное желание - но на одну удачную попытку заострить и расщепить перо так, чтобы им можно было писать, приходилось самое малое три неудачных. Особую же пикантность его мучениям придавало невысокое (и это еще ОЧЕНЬ мягко сказано!) качество бумаги. Слабо надавишь острием, так перо не пишет. Сильно надавишь - тут же рвет рыхлую бумажную гладь, вдобавок щедро окропляя ее брызгами и кляксами. Кругом одно расстройство...
  'Эх, сейчас бы мне сюда десяток листиков собственного производства!'.
  Дмитрий мечтательно прикрыл глаза, вспоминая, какие шедевры порой выходили из-под его рук. С орнаментом из живых цветов, с узорами из трав, оттенками самого разного, но неизменно сочного цвета, затейливо обрезанными краями!.. Лепота, одним словом.
  Донн!..
  Густой и протяжный звон самого большого колокола Успенского собора тут же подхватило множество его меньших собратьев в звонницах других храмов и мелких церквей, намекая тем самым православному московскому люду, что неплохо было бы порадеть и о душе. Хотя бы мимолетно. А заодно, переводя мысли наследника в более практическую плоскость: до прихода следующего наставника оставалось не больше двух часов, и следовало поскорее решить, чем он займет свободное время. Можно было поработать пером - но делать это девятилетнему отроку совсем не хотелось. Голода он не чувствовал, желания побездельничать тоже. Подышать свежим январским воздухом?.. Было бы неплохо, да. Но увы, не пустят. Без надзора и сопровождения не пустят, понятное дело - царственный отец желал полностью исключить из жизни своего первенца любые неприятные неожиданности. Так что поморозить щеки можно, но это будет не прогулка, а медленное шествие под конвоем из доверенной верховой челядинки и парочки постельничих сторожей. То есть сплошная тоска да скука - туда нельзя, сюда тоже (царевичу невместно!), и даже просто побегать всласть и то не получится - ибо негоже наследнику престола московского уподобляться каким-то там простецам. Если желает игр и увеселений, так к его услугам есть специальная ледяная горка (с которой он, как идиот, будет кататься в полном одиночестве), потешные палаты со специально обученными людьми (ага, скоморохи и карлы наше все, как и балалаечники) и даже артисты разговорного жанра, называемые верховыми богомольцами. Могучие старики, всегда готовые поведать пару-тройку поучительных баек на любую заданную тему, или поделиться избранными воспоминаниями о своем участии в дальних странствиях и славных походах. А ежели будет на то желание слушателя, то и подробно, с многочисленными примерами, рассказать о всех княжеских дрязгах и раздорах на Руси. Причем, самое малое, за последние сто лет.
  'Коты-Баюны московского розлива, блин!'.
  Но если и это чем-то не устраивало царственного отрока, он мог разогнать скуку с наставником в воинских умениях. Благо, что тот всегда был рад нагрузить чем-нибудь полезным своего воспитанника. Сабелькой помахать до слабой испарины, пометать из детского лука стрелы в мешок с соломой, растрепать копьецом соломенное же чучело... Был бы ученик, а занятие ему всегда найдется!..
  'Эх, бедный я несчастный! Пройтись, что ли, по дворцу?'.
  Но по зрелому размышлению, и эту идею пришлось забраковать. Ближе к вечеру - возможно, а пока в переходах и горницах Теремного дворца явный переизбыток постороннего боярского люда. Соответственно, слишком много любопытствующих или просто внимательных взглядов будут его встречать и провожать. Как ни крути, а удовольствие крайне сомнительное.
  'Ну что же, тогда остается одно. Пойти и предаться усердной молитве - и время скоротаю, и аппетит, хе-хе, нагуляю'.
  Крестовая комната встретила его теплом от солнечных лучей на заиндевевшей слюде, ровными квадратами заполнявшей глухой оконный переплет, сладковатым запахом масла от небольшой лампадки и служкой, подметающим пол. Уже привычно не обращая на челядь ровным счетом никакого внимания, Дмитрий преклонил колени перед центральной иконой в иконостасе (причем не абы как, а на специальную войлочную подушечку), и неспешно перекрестился. Еще медленнее закрыл глаза, и доселе спокойное средоточие тут же пробудилось, засияв жемчужными переливами света в такт ударам сердца. Чуть сжалось, затем резко расширилось, ощетинившись иголками разрядов, отдающихся по всему телу, заструилось ласковым теплом по... Каналам, линиям, сосудам, а быть может и тем самым пресловутым чакрам?.. Он по сию пору затруднялся описать словами все то, что чувствовал и ощущал. Да и так ли это важно? За год новой жизни он продвинулся дальше (или глубже), чем за добрый десяток лет старой. И еще продвинется. Чего бы ему это ни стоило!..
  Служка, закончивший свои хозяйственные дела и уже собирающийся уходить, поглядел на замершего перед святыми ликами царевича, и почтительно перекрестился. А Дмитрий... Легким усилием воли изменив ритм пульсации средоточия, он стал давить волей, заставляя его пылать - и почти сразу проявился тусклый рисунок нервной системы и полупрозрачные тени основных сосудов. Чем больше ярилось средоточие, тем сильнее наливались светом энергетические линии тела, отчетливее проявлялось разветвленное древо нервной системы и обретали четкость полупрозрачные тени основных сосудов, сплетаясь воедино в невероятно красивый, и вместе с тем сложный и запутанный Узор. И тем быстрее прежнее ласковое тепло становилось солнечным зноем. Пока терпимым, но это только пока.
  'Еще на полчаса меня точно хватит'.
  С каждым ударом сердца, с каждым ровным вздохом, с каждым мгновением - он все глубже и глубже погружался в удивительный, затягивающий неукротимым водоворотом новый мир...
  

  ***
  

  Неторопливо доев свой утренний кусок пирога с вязигой, и запив его сочный рыбный вкус горячим взваром иван-чая, верховая челядинка Авдотья привычно глянула на небольшое окошко, еще недавно плотно прикрытое оббитой войлоком ставней. Потянулась сытой кошкой, подхватила и приладила на место головной плат, после чего ненадолго замерла, наслаждаясь последними мгновениями безделья. А еще, ей в последнее время очень нравилась тишина...
  Тук-тук!
  К двери ее личной горенки кто-то негромко приложился костяшками пальцев, и почти одновременно с этим она бросила последний взгляд на окошко: еще недавно темная, слюда на знакомом до последнего изгиба и заусенца переплете из свинцовых полосок посерела и налилась полупрозрачным светом, знаменуя скорый восход солнышка. Значит, пришла пора и ей приниматься за привычные дела. Под ноги ложились полутемные переходы Теремного дворца, раскрашенные тенями от колеблющихся под сквозняком огней факелов и редких масляных светильников, часть постельничьих сторожей приветственно ей улыбалась и подмигивала, провожая статную девятнадцалетнюю служанку долгими взглядами... Как и большая часть попадающихся ей на встречу челядинок. Вот только их взоры были ой как далеки от дружелюбных.
  - Доброго здоровьичка, Евдокия Фоминишна!
  На губах улыбка, а в глазах скрытый яд и зависть.
  - И тебе доброго, Лукерья.
  Мало кто не заметил, как она расцвела и посвежела за последние полгода, превратившись из серой мышки в довольно хорошенький цветок. Второй причиной тихой нелюбви, был сам царевич Димитрий Иоаннович. Не допускающий до себя никого из других челядинок и прежних мамок и нянек (даже на свою кормилицу смотрит так, словно она ему чужая!), и резко пресекающий любые чужие прикосновения. А как не тянуться к такому чуду? Большие глазищи затягивают в себя синими омутами, губки что спелые вишенки, золотистая кожа нежна как шелк, волос густой и блестящий, а зубки белы, ну словно жемчужины... Прямо ангел во плоти! Поймав себя на движении, характерном для расчесывания тех самых волос, она поджала губы, чтобы невольно не рассмеяться. Ну да, нравится ей это дело, чего уж скрывать - тем более, от себя самой?
  А третьей причиной, заставляющей дворцовую челядь нервничать и коситься на Авдотью, было скорое прибытие в Москву на смотрины кабардинской княжны Гошаней Темрюковны. Гонцы, что привезли эту весть с месяц назад, всем желающим рассказали об изрядной красоте и грациозности сей юной девы, и никто из них даже и не сомневался, чем именно закончатся царские смотрины. Крещением княжны в православную веру, а потом венчанием! Первая жена государя была хозяйкой доброй и милостивой: всем у нее находилось слово ласковое, дело посильное, а к нему и хлеба кусок. Новая же царица еще неизвестно какого нрава будет, к тому же и ближнюю челядь с собой, как это водится, из отчего дома заберет. Значит, кому-то из дворцовых старожилок придется уйти, чтобы дать им место. Кому-то, но только не личным служанкам царской семьи! У царевны Евдокии их аж три, у царевичей Федора и Ивана по две, и только у наследника великого государя всего одна. Пробовали вторую приставить, так он ее словно и не замечает. И это еще хорошо, если просто не замечал. А то у самых докучливых то голова болеть начинала, то кровь носом идти. Поначалу-то народ об этом немало судачил - вот только постельничий боярин Веняков живо все длинные языки поприжал. В общем, дело ясное, что дело темное!.. Но, как бы то ни было, Авдотью большая часть верховых челядинок немного недолюбливала.
  - Что, уже? Знать, скоро сменят.
  Пропустив мимо ушей ворчание отчаянно зевающего сторожа, стоящего в обнимку с бердышом в неприметной нише рядом с дверью в покои царевича, женщина толкнула толстую арочную дверь и проскользнула в приоткрывшийся проем. Прошла сквозь две горницы и одну светлицу, не забыв перекреститься на иконы в Крестовой, и замерла на пороге второй, и самой маленькой из светлиц. Мимоходом поправила завернувшийся угол большого персидского ковра на полу Опочивальни, тихонечко присев после этого на укрытое мехами ложе. Прислушалась к ровному дыханию, провела кончиками пальцев по своевольной прядке иссиня-черных волос...
  - Мму?..
  Веки мальчика слегка дрогнули, ненадолго приоткрываясь, тут же успокоено закрылись, а сам он перевернулся на другой бок. Вздохнул, замер, а потом едва заметно потянулся.
  - Потягуше-ечки, да растягуше-ечки!..
  Под этот ласковый речитатив сонный ангелочек нехотя сел на ложе, свесив голые ноги вниз, чуть привалился к Авдотье и опять задремал - а она, тихонечко засмеявшись, достала из поясного кошеля небольшой гребешок. Некоторое время священнодействовала, медленными движениями приводя в порядок чуть спутавшуюся за время сна гриву упруго-жестких волос. Затем просто пропускала отдельные пряди между пальцами, получая от этого нехитрого действа ни с чем ни сравнимое удовольствие... Тихую идиллию прервал сам Дмитрий: внезапно отстранившись и едва заметно дернув головой, он уставился на закрытую дверь. Которая, впрочем, тут же пришла в движение. Мелькнул в образовавшейся щели любопытный глаз, затем створка открылась еще сильнее, и на пороге образовалась рядовая челядинка, держащая на вытянутых руках повседневные одеяния царевича.
  - Крестовый дьяк пришел?
  - Нету его пока, матушка.
  - Ступай.
  Тихо стукнула закрывающаяся дверь, и тут же полетело в сторону одеяло. Юный хозяин покоев нехотя утвердился на ногах, медленно потянулся всем телом (отчего все его ребра весьма четко обтянуло кожей), и посверкивая голыми ягодицами прошагал в угол, к нужной бадейке и рукомойнику . Недолго пожурчал, с фырканьем умылся, а по возвращении запнулся о ковер (завернув наружу тот самый угол) и недовольно пробурчал что-то себе под нос. Все с той же недовольной миной на мордашке плюхнувшись рядом с аккуратно сложенной кучкой вещей, он поднял руки над головой. Нательная рубаха из простой камки , белые штанишки-портки, штаны из толстого темно-серого фламандского сукна, мягкие замшевые полусапожки, серо-синий кафтанчик с простенькой вышивкой на спине, усыпанный небольшими аметистами золотой крест, дополняющий маленький нательный... В закрытую дверь тихонечко поскреблись, подавая тем самым знак - дьяк пришел, и с нетерпением ждет царевича на утреннюю молитву.
  - Сплошные жаворонки вокруг!..
  Привычно сделав вид, что даже и не слышала никакого бурчания (тем более что она и в самом деле не поняла, при чем здесь эти птички), Авдотья навела порядок на ложе. Приняла и расставила на небольшом столике в соседней комнате несколько блюд из поварни, мимоходом отщипнув себе от каждого из них небольшой кусочек. Напоследок чуть отпила клюквенного киселя - и с обычным для любой женщины умилением наблюдала, как вернувшийся с молитвы Дмитрий аккуратно и очень быстро сметает с тарелок все их обильное содержимое. Да и то сказать: может он и ел за двоих, зато учился сразу за четверых. А голодное брюхо, как известно, к учению глухо!.. И так, эвон, какой тощенький.
  - Государь мой Дмитрий Иванович, ви готови приступать?
  Засмотревшись на юного господина так, что пропустила появление Арнольда Линзея, женщина непроизвольно вздрогнула, обозвав подкравшегося врачевателя 'чертом нерусским'. Впрочем, себя он величал исключительно доктором медицины и астрологии, и требовал того же от дворцовой челяди и не сильно знатных пациентов. Согласный поклон маленького ученика, и уже через несколько мгновений в светлице обильно зазвучала чужеземная речь, редко перемежаемая понятными ей словами, а так же скрипом гусиного пера по бумаге и шорохом перелистываемых страниц. Где-то примерно полтора часа спустя, заполненных исключительно скукой и сонливостью (для служанки, понятное дело), личный царский врачеватель закруглился, напоследок выдав длиннющую фразу на своем неприятно-лающем языке и потыкав пальцем в принесенную с собой книгу.
  - Ja, de laar.
  Вежливый ответ вкупе с уважительным поклоном явно подняли настроение выходца из далекой Фландрии. Между прочим, и без того очень даже не низкое - во-первых, потому что за уроки ему платили дополнительно. Во-вторых, юный принц крови проявлял неподдельный интерес к сложной науке врачевания тел человеческих, с первого раза запоминая все его лекции - а перед этим, словно бы мимоходом, всего за месяц научился понимать на слух родной для голландского медикуса язык (разумеется, и те уроки принесли ему некую толику полновесного серебра). А еще, пользуясь случаем и щедростью московского властителя, Арнольд заказал у знакомых купцов десяток списков довольно дорогих трактатов. Большую часть из них, конечно, впоследствии придется отдать в жадные руки казначея... Но вот одну, довольно редкую арабскую инкунабулу 'О движении тел небесных', он рассчитывал оставить в полностью личном пользовании. Наверное, еще именно поэтому его ответный полупоклон и прощальная улыбка были полны самых искренних чувств. Все же, что ни говори, положение царского медикуса дает немало приятных возможностей!..
  - Испить?
  Проводив высокомерного чужеземца прочь, обратно Авдотья вернулась с кувшинчиком, до краев полным сладкого ягодного морса. Звонкоголосой струей плеснула в небольшой деревянный кубок, поднесла, и с удовольствием заметила, как ей в ответ благодарно кивнули. В Передней громко хлопнула дверь, и личная служанка тут же засобиралась на выход: из всех наставников царевича только двое не обращали на ее присутствие никакого внимания. Недавно ушедший Арнольд Линзей, который смотрел на нее как на пустое место. И царский аптекарь Аренд Клаузенд - но до уроков этого во всех смыслах достойного господина (с государева согласия потихонечку пользующего почти всю верховую челядь своими чудесными мазями и порошками) был остаток утра, весь день и некоторая толика вечера. Остальные многомудрые мужи не терпели никого постороннего на своих занятиях, а тихонечко сидеть в соседней светлице и слушать, как тот же духовник наставляет своего подопечного в законе Божием, а потом читает вслух Благую весть на греческом... Нет, это было не по ней. Хотя, надо признать, рассказы тех же посольских дьяков об иноземных нравах и обычаях были довольно интересными. Жаль только, что в последнее время и они все больше и больше начинали звучать на татарском да гишпанском языках. Пользуются тем, что Дмитрий Иванович на них не жалуется, ироды этакие, и наваливают на него раз от раза все больше и больше!..
  - Сегодня, сыне мой, взалкаем слова Святителя Иоанна Златоуста. Эм?.. Пожалуй, с вот этой главы и до следующей. Чти, отрок.
  Впрочем, благодаря такой занятости царевича у нее всегда была возможность и время зайти в дворцовые мастерские, навестить знакомых вышивальщиц и прочих мастериц. Или, вместо этого, вдосталь поболтать с немногочисленными подружками - дело нужное, и очень важное для любой обитательницы Теремного дворца. Так что, оставив за спиной едва слышно покашливающего Агапия и шелест перелистываемых страниц, она неспешным шагом спустилась в поварню для легкого перекуса. Затем дошла до швей, где весьма приятно провела время за обсуждением новой летней одежки для царевичей и царевны (растут прямо на глазах, а уж ее Митенька в особенности!), напоследок полюбовавшись затейливой многоцветной вышивкой на почти готовой большой плащанице. Затем вернулась на третий поверх дворца, едва разминувшись в дверях с дьяком из Разрядной избы , важным, словно целый думной боярин. Постояла в Крестовой, прислушиваясь к тихому пыхтению из соседней комнаты. Покивала сама себе - царевич как обычно проказничал, таская на руках тяжеленную книгу из своей порядком разросшейся либереи . Еще, бывало, на полу по всякому катался, приседал по полсотни раз подряд - ерунда, конечно, но раз ему это нравится?.. Тем более что она о таких забавах никому и в жизнь не скажет, а кто другой их просто не увидит - потому что царевич всегда чувствовал чужое присутствие рядом с собой. Довольно быстро это подметив, она так никому про такое чудо и не поведала, ведь доверие юного господина заслужить трудно, зато потерять легче легкого... Очнувшись от мыслей, Авдотья глянула в окошко и быстро-быстро зашагала в поварню, поругивая себя за невольное опоздание. Отвела душу, крутанув ухо попавшемуся под руку служке, за малым не отдавившему ей ногу (от жеж растяпа!), после чего лично отведала с каждого блюда, предназначенного ее господину. Проконтролировала доставку обильного полдника в покои, где очередную, и на сей раз последнюю пробу снял специально приставленный для этого дела ключник. Все ушли, и тут же на вкусные запахи пожаловал ее Митенька - полыхающий ярким румянцем, чуть-чуть запыхавшийся и безмерно довольный. А еще с таким 'волчьим' аппетитом, что любо-дорого было смотреть, как исчезает выложенная на поставце снедь. Вот ведь как оголодал со всех этих премудростей, соколик!.. Беззвучно вздохнув, она тихонечко покачала головой. Какое уж тут у наследника детство, коли он с утра до вечера пером скрипит, да за книгами глаза портит? Другие-то детки (даже царевич Иван!), день-деньской на свежем воздухе бегают-резвятся, несмотря на позднеапрельскую грязь, будь она неладна!..
  - Спаси Бог.
  Негромко прозвучавшее слово благодарности и легчайшее поглаживание руки одним махом вымели из ее головы все безрадостные мысли. Редко, очень редко царевич говорил что-то не в ответ на прямой вопрос (и то, вопрошающему для этого надо было немало постараться). И еще реже прикасался к кому-то по своей воле. Когда же он, допив до донышка свой ореховый сбитень, ушел на послеобеденный отдых (поди, опять будет подаренную владычным митрополитом книгу листать!), Авдотья недоверчиво покосилась на собственную ладонь, все еще ощущающую тепло мимолетного прикосновения, как-то рассеяно собрала посуду в одну стопку и... Присела. Чуть больше года назад, она была всего лишь одной из дюжины комнатных боярышень царицы-матушки Анастасии Романовны. И даже не смела и мечтать, что так резко возвысится. Потому как у Дмитрия и без того уже все было: и няньки с мамками, тетешкавшими его с самого рождения, и две личных служанки, баловавшие ребенка как бы даже не больше нянек, а на пятом году жизни появился и опытный дядька . И все было хорошо... Пока на одной из выездок , когда мсемилетний всадник уже проехал первый десяток кругов на своей любимой кобылке, она вдруг невесть чего испугалась и резко взбрыкнула. Чего уж там ей почудилось? Поначалу не разобрались, а потом поздно стало - великий государь, разгневанный случившимся, предал лютой казни дядьку и двух конюхов, а вместе с ними лишилась головы и гнедая Рябинка. Нянек и мамок матушка-царица услала от мужнина гнева в Коломенское, а ее определили вместо них. Временно, конечно, пока отцовское сердце не остынет, да мальчик от недуга не оправится. И кормилицу Дмитрия Ивановича тоже оставили при нем. Время шло, лекари бессильно разводили руками, ярился и тосковал государь. А потом занедужила сама царица...
  Воспоминания и все связанные с ними переживания пришлось резко обрывать - по причине прихода дородного дьяка Посольского приказа. Брезгливо глянув на подскочившую и тут же склонившуюся в неглубоком поклоне Авдотью, мельком покосившись на грязную посуду (и тем самым без всяких слов укорив ее в преступной праздности), он величаво прошествовал мимо. Густо покраснев и встревожившись возможным слухам, женщина самолично снесла невысокую стопку серебряных блюд обратно в поварню. Немного поела сама (настроение такое было, что и кусок в горло не лез), и долго молилась, успокаиваясь, в Благовещенском соборе. Вернулась назад вовремя, как раз, чтобы увидеть довольную улыбку уходящего из покоев царевича господина Аренда Клаузенда - тяга царственного ученика к знаниям голландского фармацевта весьма и весьма воодушевляла (как, впрочем, и новенькие серебряные талеры, которые он получал за свои дополнительные труды). Перехватила у подошедшей челядинки поднос со скромной вечерей, дождалась ключника, нехотя отщипнула и отпила сама... Чем ближе была ночь, тем медленнее тянулось для нее время. Или может наоборот, тем сильнее становилось ее нетерпение? Появился, и через четверть часа громогласной молитвы ушел крестовый дьяк, коего замерший перед образами царевич едва ли услышал. Шушукались в передней две челядинки, пришедшие забирать в полотняную казну сегодняшние одеяния Дмитрия, тихо ходила по Опочивальне она сама, готовя комнату и ложе к его скорому приходу.
  - У-ух!
  Появился, уставший, чуть осунувшийся и с едва заметными тенями под глазами. Сладко зевнул, потянулся, еще раз коротко зевнул и встал перед ней. Тихо затрещали в умелых руках серебряные пуговки, опал на ковер серо-синей кучкой материи кафтанчик, легли рядом сапожки, повис, покачиваясь на опущенной вниз руке, золотой крест...
  - А ну-ка поживее, бездельницы!..
  Стоящий в одной нательной рубашке наследник раздраженно тряхнул гривой волос, молчаливо подгоняя замешкавшихся было за сбором одежды девушек. Благожелательным взглядом встретил еще одну, явившуюся, чтобы налить в рукомойник горячей воды. И с едва заметной смешинкой в глазах проследил, как его личная служанка энергично освободила спальню от всех трех челядинок. Тут же без всякого смущения скинул с себя тонкий шелк, перетерпел быстрое обтирание тела смоченным в рукомойнике рушником, и с отчетливым возгласом облегчения упал на расстеленное ложе:
  - Уф!!!
  Словно сам собой появившийся в руке Авдотьи гребешок легкой птицей заскользил по своевольным черным прядям засыпающего прямо на глазах мальчика, а на душе стало легко-легко. Как же она любила минуты такой вот безмятежной тишины...
  

   Глава 5
  
  

  - Ногу вперед!.. И локоток на пядь повыше. Вот так.
  Сшсих-ссию, сшсих!
  - Три шага на меня!
  Ссиюу-сшсих-сших-сшдонн!
  Изогнутый булатный клинок 'детской' сабли наследника, обиженно прозвенев, отлетел в сторону. А боярин Канышев, скупым движением отмахнувшийся от его последнего удара, тут же нанес свой, примерно в треть настоящей скорости:
  Сшдонн! Ссиюу-шихх!..
  Словно легкую пушинку крутанув в руке тяжелую карабелу , боярин уложил ее на плечо, заученно-бездумным движением кисти отвернув от шеи тупую елмань . Не менять же ему привычки из-за того, что в руке учебное оружие? Огладил короткую бородку, поглядел, как стоит мальчик и одобрительно хмыкнул - похоже, его наука все же пошла тому впрок. Опять же, из трех последних ударов царевич один отбил, а от двух смог (ну да, подыграл он ему чуток, подыграл!..) уклониться, а значит не все так безнадежно, как думалось...
  - Хорошо. Теперь, Димитрий Иванович, поиграй-ка малость сабелькой. До первой испарины - а потом, как передохнешь, еще и с копьецом потрудимся.
  Канышев мельком глянул на майское солнышко, определяя время, пару минут понаблюдал за учеником, усердно повторяющим весь невеликий набор уже освоенных ударов и обманных ухваток, после чего перевел взор на недавнее пополнение. Перевел, и тут же тихо вздохнул - вот уж не было печали!..
  - Резче замах, Петр! Ты плечом вот так!..
  Ссшшии!
  Тоненько свистнул распластанный воздух.
  - Тогда и удар добре выйдет.
  Единственный сын думного боярина и большого воеводы князя Горбатого-Шуйского понятливо кивнул, продолжая срубать изогнутой дубовой 'саблей' тонкие ветки ивняка. Рядом с ним делал то же самое Тарх, сын вроде как опального окольничего Данилы Адашева. Впрочем, без всяких там 'вроде' - хотя младшего брата некогда всесильного Алексея Адашева и спасли от скорой плахи былые заслуги (особенно был удачен его последний поход на крымчаков - ох и славно тогда их побили да пограбили!), но от двора был отлучен, и отправлен на Ливонскую войну простым подручным воеводой. А там ему отрядец дали - курам на смех! Потому как тремя сотнями поместной конницы ни напасть как следует, ни оборониться от ворога. С другой стороны... Раз сына до наследника допустили, значит, могут и простить?.. Разумеется, если Адашев не только выживет, но и каких-никаких побед себе добудет.
  - Мягше, мягше отбивай, а то враз десницу себе отсушишь.
  Совет немного запоздал, потому как старшенький князя Ивана Мстиславского, девятилетний Федор, как раз страдальчески сморщился, пережидая ноющую боль в правой руке. Напротив него сверкал довольной улыбкой Андрей Шуйский, а его брат Василий увлеченно пытался достать свою тезку, а заодно и дальнего родственника Ваську Скопина-Шуйского. Ну и в самом углу небольшого дворика...
  - А ну, охолони!..
  Троюродный брат его основного ученика, княжич Василий Старицкий остервенело махал деревяшкой, пытаясь отплатить другому княжичу, Семену Курбскому, за увесистый удар по шелому. Уже второй раз подряд пропущенный, между прочим, отчего ему было особенно обидно.
  - Вы куда смотрите, ротозеи!!! Плетей захотели?!..
  Трое постельничих сторожей, помогающих боярину следить за учебным процессом (не самому же ему новые ветки ивняка ставить, да убирать изрубленные), и без того уже навели порядок. Но все равно виновато потупились. Потому как знали - случись что, никто из родителей родовитейших мальцов не будет разбираться, кто именно недосмотрел, разом всех на дыбу отправят. А вот там их уже и поспрашивают с огоньком да пристрастием, когда они злодейство свое умыслили, да кто в пособниках числится, и нет ли за ними еще каких грешков...
  - Так. Ты становись против Петра, а ты взамен него прутняк секи.
  Юный Курбский, сияя довольной улыбкой, тут же развернулся к новому противнику. А княжич Старицкий с явным раздражением поправил шелом, перекосившийся от энергичных взмахов, и отправился вымещать поднакопившуюся злость на гибких ветках ивняка. Канышев окинул малолетних учеников внимательным взглядом, отмечая первые признаки приближающейся усталости, довольно ухмыльнулся и вернулся к своему подопечному. Вот уж кто ни разу ни устал - даже наоборот, слегка прибавил скорости! Что же, значит, пришла пора подобрать ему клинок потяжелее.
  - Два шага на меня.
  Сшшдон! Ссшии-ссшшдон!
  Лениво атакуя и аккуратно отбивая детские удары, боярин терпеливо ждал, пока наследник запыхается от взятой им скорости. Ничего особенного, конечно. Для него. Удар-отбив, ложный мах с переводом в ноги, опять удар, слегка чиркнувший по выставленной вперед ноге...
  - Хм!?..
  Несложный финт, в конце которого прозвучал легкий булатный звон, еще пара ударов - и боярин сам отошел назад, с интересом разглядывая царевича. Повод для такого интереса у него был, причем немаленький: еще на первом занятии он выяснил, что саблей будущий царь владел откровенно плоховато. Даже, пожалуй, не плохо, а вообще никак - словно бы и не учил его клинку с пяти лет опытный в воинском деле дядька. Кхм. Царствие ему Небесное, и вечный покой. М-да. Конечно, Аким помнил о долгой болезни Димитрия Ивановича - но даже так, хоть что-то да должно было остаться у отрока от прошлой науки? Тем более что царевич как ученик был ну просто диво как хорош: руки длинные, запястья сильные, сам сообразительный, старательный, не капризный (чего он втайне очень опасался), и с такой выносливостью, что аж завидки брали. Особенно вспоминая себя, в таком же нежном возрасте.
  - Еще раз.
  Ссиюю, ссшдон-динь!
  А теперь вот, как выяснилось, еще и глазастый. Потому что такой низовой отбив он ему еще не показывал. Зато тот сам мог его увидеть - когда они с десятником постельничей стражи чуток позвенели клинками, разгоняя застоявшуюся кровь.
  - Неплохо.
  Канышев вновь отошел назад, вскидывая карабелу на плечо, еще раз оглядел ученика и сделал знак помощникам, чтобы они поднесли отроку легкую детскую рогатинку .
  - Готов, Димитрий Иванович?
  Если саблей наследник владел весьма посредственно, то с копьем был очень хорош. Загудел-засвистел в воздухе наконечник из мягкого железа, пробуя на крепость левое плечо, бедро, голову, правый бок, ноги... Боярин же аккуратно отмахивался, время от времени подправляя то или иное движение и делая мелкие замечания - пока вместо очередного укола царевич как-то несуразно крутнулся на месте и очень шустро махнул копьецом сверху вниз:
  Тук-кррак!!!
  Шлеп!..
  На утоптанную землю упал изрядно погнутый наконечник с торчавшим из втулки куском обломившегося древка, сам мальчик сунулся вниз, неловко упав на колени, а его наставник довольно заулыбался, вкладывая саблю в ножны:
  - Хорош, ай хорош удар получился!.. Было бы доброе железко на копьеце, так и лег бы оземь!
  Подскочившие помощники сняли с поднявшегося на ноги царственного отрока тягиляй с шеломом, легкие наручи, а на отходе еще и подобрали сломанное ратовище. Получив столь ясный знак к окончанию занятий, довольно загомонили остальные ученики, бросая свои деревяшки прямо на землю. Тут же рядом с ними возникли слуги, принимающие на руки плотные стеганки, вспыхнул и сразу угас короткий спор - кому первому освежиться поднесенным с ледника квасом... Собственно, и спора-то как такового не было - отпрыски многочисленного клана Шуйских сразу продемонстрировали свою сплоченность, оттеснив от большого кувшина всех остальных. А затем явили свои же внутренние разногласия, когда братья Андрей и Василий дружно насели на представителя старшей ветви рода, семилетнего Василя Скопина-Шуйского, которого тут же поддержал двенадцатилетний Петр. После чего (собственно, как и обычно), дело закончилось ничем. Вслед за клановой четверкой испил недовольный Василий Старицкий (по знатности рода первым должен быть он!), затем как следует приложился княжич Мстиславский, после него вдоволь утолил жажду Курбский... Оставив безродному Адашеву всего пару капель на самом донышке. Ему и того достаточно!
  Не показывая обиды, Тарх облизнул сухие губы и тихонечко отошел в сторонку - а наблюдающий за всей этой картиной Дмитрий мелкими глотками допил квас, чуть подумал, и протянул стаканчик своему стольнику , держащему на руках личный 'царский' кувшинчик. Тут же получил потяжелевший от янтарно-золотистого напитка стакан обратно, тряхнул растрепавшейся гривой волос, и не повышая голоса позвал:
  - Адашев.
  Встал как вкопанный Федор Мстиславский, до этого шагавший вслед за тесной компанией Шуйских. Притормозил идущий рядом с ним княжич Старицкий, заинтересовался вдруг остатками недорубленного ивняка Семен Курбский...
  - Пей.
  Изрядно удивленный и обрадованный (до этого дня старший из царевичей сверстников предпочитал не замечать, или глядеть, как на пустое место), Тарх со всем почтением принял обычный деревянный стаканчик, одним махом выдул его содержимое и с низким поклоном вернул - свое место он знал очень четко.
  - Благодарствую, Димитрий Иванович!..
  Чуть улыбнувшись в ответ, наследник перебросил стаканчик в руки стольника, затем едва заметно кивнул на стоящих невдалеке от него княжат, буквально прожигающих завистливо-раздраженными взглядами юного Адашева.
  - Терпение есть добродетель мудрых.
  Опять тряхнул головой, убирая тяжелые пряди с лица, и зашагал к Теремному дворцу, сопровождаемый сразу двумя постельничими сторожами - а за его спиной озадаченный Тарх пытался сообразить, что именно ему сейчас сказали.
  Дмитрий же шел и наслаждался теплым майским солнышком и легким ветерком, мечтая о хотя бы небольшом загаре. А заодно думал о родовитых детях, коих ему настойчиво подсовывали в качестве сотоварищей по занятиям и играм. Даже очень настойчиво, ибо думные бояре и князья заранее беспокоились о благополучии своих родов, разными путями (желающих-то было с превеликим избытком!) подводя старших сыновей поближе к наследнику престола московского. А младшеньких пристраивая в свиту уже к царевичу Ивану - мало ли как жизнь повернется? Опять же, чужаков да худородных всяких не допустить до власти, тоже не последнее дело. Места у подножия трона да на лавках боярской думы ой как мало, бывает и своим не хватает! Одна только проблема была у искушенных во всех и всяческих интригах придворных: первенец великого государя вел себя так, будто у него и вовсе никакой свиты не было. То, что не разговаривал с ними, еще ладно - всем известно, какой он молчун. Но ведь наследник даже и не улыбался в ответ на шутки и разную детскую кутерьму! Равнодушно отворачивался, когда ему предлагали позабавиться с луком, поиграть в бирюльки или там лапту . Не судил местнические споры среди ровесников... Да он вообще никак с ними не общался!..
  'Представляю, какая волна пересудов и слухов пойдет после сегодняшнего. Как же, сам подозвал и угостил! Да и Адашева, поди, теперь не только от кувшина с квасом будут оттеснять - вообще все подходы ко мне перекроют, так сказать, во избежание'.
  На самом деле, огорчение высшей московской знати насчет того, что их детей не замечают, было не вполне справедливо. Давно уже и заметили, и оценили, и даже определили основные личностные черты, составляющие самую суть характера. Да что там, их уже даже поделили на две неравные части: в первую вошли все тот же Тарх, Петр Горбатый-Шуйский, Федор Мстиславский и Василий Скопин-Шуйский. Во вторую - сын будущего 'побегушника' и предателя князя Андрея Курбского, и оба брата Шуйских. И совсем отдельно стоял троюродный брат княжич Старицкий, насчет которого были определенные сомнения...
  - Димитрий Иванович!
  На подходе к дворцовому крыльцу его окликнул окольничий и оружничий Лев Салтыков.
  - Прими небольшой дар, не побрезгуй.
  Служка, выскользнувший из-за спины хранителя и распорядителя царской оружейной казны, с низким поклоном передал одному из постельничих сторожей звякнувший металлом сверток. Тот, в свою очередь, глянул на царевича, после разрешающего кивка в три движения раскидал в стороны грубую холстину и тут же чуть-чуть наклонился, демонстрируя наследнику перевязь, в кармашках-ножнах которой покоились девять одинаковых швырковых 'рыбок' из полосатого дамаска. Вытянутые жала узких лезвий, короткие рукояти, обмотанные грубым витым кожаным шнурком, отличный баланс... Чем старше становился наследник, тем взрослее (и дороже) становились и его игрушки. Кстати, ценности им добавляло еще и то, что вручать подарок пришел лично оружничий - вместо того, чтобы прислать его (как и было заведено) с одним из своих людишек. Впрочем, никакой загадки этому и не было: окольничий, помимо всего прочего, был счастливым отцом сразу трех сыновей. И если его старшенький уже два года как ходил в рындах, а младшенький еще жил на женской половине дома, то средний сын как раз подходил по летам, чтобы дополнить собой свиту первенца великого государя. Ну или стать ближним подручником , начав службу при будущем царе с выполнения мелких поручений. Невелик труд - изредка стремя поддержать, выдрать из мешка с сеном меткие стрелы да вернуть их в колчан наследника, за чем иным сбегать... Да мало ли? Зато всегда на глазах, всегда при деле, а со временем, и рядом с троном.
  - Благодарствую.
  Мимолетно прикоснувшись к одному из ножей и обозначив тем самым, что подношение принято, Дмитрий кое-что вспомнил. Кое-что, о чем он давно уже подумывал, выгадывая удобный момент. Как раз вроде нынешнего! Уверенным движением руки забрав с пояса постельничего сторожа боевой нож (из-за чего тот едва заметно дернулся), он подошел к Салтыкову. Весьма разочарованный неподдельным равнодушием, с коим приняли его дар (между прочим, не только красивый, но еще и очень дорогой!), оружничий едва заметно насторожился, одновременно сделав немного вопросительное лицо.
  - Нет ли у тебя похожего, но лучше?
  Осторожно приняв небольшой клинок с едва заметно потертой рукоятью, придворный немного повертел его в руках, одновременно пытаясь понять, что именно от него желают услышать:
  - Как не быть? Есть с золотым узорочьем на ножнах, с драгоценными каменьями на рукояти...
  - Не то. Просто хороший нож.
  - Найдется и такой, Димитрий Иванович.
  Забрав клинок назад и неожиданно ловко перехватив его за лезвие, царевич отвел руку назад - и подоспевший дворцовый страж тут же бережно забрал свое оружие. А девятилетний мальчик немного наклонил голову, спокойно разглядывая взрослого и изрядно умудренного жизнью боярина, помолчал, а затем слегка отстраненно произнес:
  - Я помню, как ты присягал мне на верность.
  Салтыков поперхнулся воздухом, впадая в кратковременный ступор. Действительно, такая присяга имела место - восемь лет назад, когда Иоанн Васильевич тяжко занедужил. Так тяжко, что никто уже и не верил, что он оправится и встанет со смертного одра. Великий князь тогда потребовал от думских бояр и ближнего круга присяги своему шестимесячному сыну. Многие отказались, еще большие было тех, кто поглядывал на Андрея Старицкого, видя в нем следующего Великого князя - а вот он и еще некоторые из Избранной рады беспрекословно прошли крестное целование на верность. Потом... Потом государь неожиданно для всех выздоровел, и сомневающиеся тут же передумали. Вот только уже было поздно: не стало меж ними и царем прежнего доверия, и милостивая царица-заступница Анастасия тоже перестала печаловаться об опальных боярах да князьях.
  - Надеюсь, Михаил будет так же хорошо служить мне, как ты сам - моему батюшке.
  Оружничий невольно дернул головой под удивительно властным взглядом необычно-ярких синих глаз. Словно сама собой мелькнула мысль:
  'Царская кровь!..'.
  И только потом пришло изумление - наследник знает имя его среднего сына?.. Провожая удаляющегося царевича почтительным (причем без всякого притворства) поклоном, Лев Андреевич стряхнул непонятную одурь (а скорее оторопь) и прямо на месте стал прикидывать, как половчей представить Мишку его будущему повелителю. Собственно, самое простое, это подождать, пока он опять будет возвращаться со своих воинских забав. Опять же, и повод хороший имеется - малец поднесет Димитрию Ивановичу тот самый боевой нож, на который ему так недвусмысленно намекнули. Боярин, полностью ушедший в свои мысли, даже не замечал, как за ним следят с одной из открытых галерей Теремного дворца. Синие глаза сияли холодным любопытством, длинные ухоженные пальцы привычно откинули прочь от лица непослушную черную прядь...
  'Хорошо же я загрузил Салтыкова - стоит на солнце да в одну точку пялится. Как там молодые говорили, в прошлой жизни? Полный разрыв шаблона'.
  ***
  

  - О Боже, ты - Бог мой! Тебя взыскую от утренней зари, тебя возжаждала моя душа, по тебе томится плоть моя, в земле пустынной, и сухой, и безводной!
  Начало шестьдесят второго псалма у митрополита московского и всея Руси Макария вышло особенно прочувствованным - Дмитрий неслышно вздохнул и тихо-тихо сглотнул, сожалея о невозможности 'вот прямо щас!' отпить чего-нибудь теплого и бодрящего. В идеале - кофе с молоком и парой ложечек сахара, но и сбитень тоже вполне бы подошел.
  - С именем твоим вознесу руки мои: словно туком и елеем насытится душа моя, и гласом радости восхвалят тебя уста мои, когда вспомню о тебе на постели моей; поутру помыслю о тебе...
  Кстати, насчет мыслей поутру. Несмотря на то, что он давно уже втянулся в распорядок дворцовой жизни, с его ранними побудками и не менее ранними отходами ко сну, подъем в несусветную ночную рань, да еще и воскресным днем (единственным, когда он вдоволь мог позаниматься своими делами, отдыхая от многочисленных учителей) бесил его просто неимоверно. Нет, никто не возбранял ему (да и другим царским детям) по окончании заутрени вернуться в свои покои, и пару-тройку часов подремать, добирая упущенное время - вот только эту возможность самым наглым образом саботировал родной организм. Встал? Проснулся? Все, пока не наберешь должный уровень телесной усталости, не измотаешь средоточие тренировками, не нагрузишь разум размышлениями - сон тебе заказан. Такой вот побочный эффект его скрытых возможностей. Впрочем, он и не думал жаловаться или негодовать на судьбу, наоборот, неустанно ее благодарил. Жить заново было так... Восхитительно!..
  Переступив с ноги на ногу, Дмитрий мимолетно погладил прижавшегося к нему Ивана кончиками пальцев по шее - на что тот сразу оглянулся, и на всякий случай оправдательно шепнул:
  - Я не спю!
  - Шш! Верю.
  Старший из царевичей скосил глаза налево, где малолетняя Евдокия блестящими от любопытства глазами следила за каждым движением отправляющего службу митрополита (а вернее, за удивительно причудливыми переливами света на его вышитых золотом одеяниях). Затем вправо - но брат Федор, пользуясь своими малыми летами, откровенно и очень сладко спал. Правда, справедливости ради надо отметить, что делал он это с приоткрытыми глазами (талант!), жарко и абсолютно неслышно посапывая прямо в ухо держащего его на руках дядьки. Опять вздохнув, первенец царя немного поменял положение ног и тела, удержав встрепенувшегося было Ивана. С новой позиции видно было гораздо больше: например, его дорогих двоюродных дядюшек, стоящих чуть поодаль от него (но все же ближе всех) тесной сплоченной группой. Уже знакомый любитель пухлых щечек Никита Романович, рядышком еще один окольничий и боярин (а еще и воевода) Данила Романович, а слева его подпирал плечом тоже дядя, но на сей раз троюродный - Василий свет Михайлович Захарьин. Родственнички, бл!... Ладно бы только они, так нет, еще и со своими отпрысками - кои отчего-то настойчиво хотели стоять не рядом с родителями, а поближе к сверстнику-родственнику из правящей династии. Как будто мало ему того, что они начали появляться на его занятиях с боярином Канышевым! Впрочем, надо признать, что один положительный момент в их появлении все же был, ведь клан Захарьиных-Юрьевых моментально нашел общий язык с кланом Шуйских. Язык ругани и насмешек! Так что теперь он не только учился сабле и копью, но и время от времени смотрел натуральный цирк, попутно запоминая весьма интересные подробности придворных взаимоотношений. Где взрослый промолчит, ребенок обязательно что-нибудь да ляпнет...
  - Аллилуия, аллилуия, слава тебе Боже!
  Почин митрополита тут же подхватил церковный хор, сбивая царевича с его мыслей. А вот средненький совершенно игнорировал мощные голоса певчих. И не только игнорировал, а и потихонечку присоединялся к младшему, еще сильнее привалившись и надавив округлым детским подбородком на руку брата, лежащую (скорее уж придерживающую в вертикальном положении) у него на груди. Дмитрий прикинул, сколько еще будет длиться служба, незаметно огляделся по сторонам и сам чуть-чуть прикрыл глаза. Проснулось дремавшее до этого средоточие, побежало по рукам и ногам ласковое тепло, немного выплеснулось наружу, накрывая семилетнего Ивана невидимым покрывалом. Три ровных вдоха и выдоха, очень осторожный выплеск силы - и 'покрывало' начало бережно и осторожно напитывать собою каждую клеточку детского организма. Едва осязаемое живое тепло прошлось по заметно расслабившемуся телу, пристрастно осматривая-оценивая-подлечивая все вызывающие хотя бы малейшие подозрения места, словно бы в сомнении задержалось у шеи - и окончательно вернулось к своему хозяину. Тут же левая рука Дмитрия тихонечко шевельнулась, расстегивая верхнюю жемчужную пуговицу на праздничном кафтане брата.
  'Идиоты! Вернее, челядинки-идиотки. Совсем уже мышей не ловят - уж сделать так, чтобы воротник не давил, дело пяти минут...'.
  Еще раз взбодрив источник уколом воли, он потянулся через взгляд к сестре. Знакомый отклик родной крови, эхо ее эмоций, в основном любопытства и легкой сонливости, резкий 'привкус' чужой, и заметно более сильной энергетики рядом...
  'Черт, далеко!'.
  С досадой покосившись на изрядно дородную мамку, удерживающую на своих руках принцессу царства Московского, а заодно перебивающую своей тушей (невольно, конечно, но все же) ему все возможности для диагностики и лечения Дуни, наследник перевел взгляд на Федора. И тут же мысленно сплюнул. Ибо его дядька-воспитатель стоял еще дальше, вдобавок почти полностью закрывая своим телом 'последыша ' царской семьи. Недовольное средоточие чуть ли не само по себе покрылось короной мелких разрядов, своевольничая и абсолютно не желая успокаиваться - и зеркально отражая все его чувства. Быстро уткнув глаза в пол, он еще сильнее прикрыл веки, старательно подстраиваясь под атмосферу самого собора и скрытую в его стенах силу. Впрочем, в стенах ли? Спокойствие текущей воды, свежесть утреннего ветра, ровный жар искренних молитв... Пропустить прохладные струи воды и порывы ветра сквозь себя, дать им унести всю его злость и раздражение, укутать источник чужим теплом - и ощутить удивительную гармонию с окружающим миром.
  'Хорошо!..'.
  Прислушавшись к ходу службы, Дмитрий не без сожаления вздохнул - воскресная заутреня подходила к концу, а ему так хотелось побыть в храме еще!.. В идеале, совсем одному, чтобы без помех и лишних глаз разобраться во всем том, что он чувствовал и ощущал, заходя в белокаменную громаду Успенского собора. Нет, в других церквах Московского кремля, которые он уже посетил, у него тоже было что-то похожее, но такая чистая, сильная, и успокаивающая энергетика была только здесь. Увы! Его любопытство имело все шансы остаться неудовлетворенным, потому как - чтобы полностью очистить от служек и священников чуть ли не главный храм страны хотя бы на полдня, надо быть как минимум митрополитом. И не абы каким, а Московским и всея Руси - другого же вежливо, и со всем почтением пошлют в пешую прогулку. По святым местам, ага.
  'Ничего, будет и на нашей улице праздник!'
  Уже без малейшей опаски подняв голову, а вместе с тем и взгляд на окружающих, царевич быстро огляделся. Прислушался к ровному дыханию брата и изогнул в довольной улыбке самые кончики губ - никто ничего так и не заметил!.. Коротая оставшееся до окончания службы время, он заскользил внешне равнодушным взглядом по одухотворенно-спесивым бородатым 'личикам' родовитейших прихожан, еще раз припоминая все то, что смог узнать о сложнейших переплетениях их родственных связей. Хитромудрые интриги и прочие извечные боярско-княжеские развлечения до поры до времени его не интересовали - и возраст не тот, и влияния нету... Пока. А вот выяснить и разложить по полочкам кто, кому, и кем приходится (а так же хотя бы примерно оценить финансовый 'вес' того или иного боярского клана) - это было интересно и очень полезно в долгосрочной перспективе, а так же весьма способствовало тренировке памяти и сообразительности. Впрочем, последнее качество он развивал и по-другому. Тот же осмотр : поди сообрази, что странный отклик-ощущение с правой коленки означает недавний удар при падении, а не какое-нибудь нарушение в развитии сустава! Чувствуется-то почти одинаково... Пока не разберешься в оттенках боли и не запомнишь, что к чему. Тогда уже да, больше не перепутаешь. Ну не лечил он до этого детей!.. Или еще одна тренировка, в диагностике и лечении на расстоянии (кстати, в храме это давалась заметно легче): пока он нащупал верную тропку и сделал по ней пару неуверенных шагов, едва мозги не вскипели, а соображалку так и вовсе за малым не заклинило. Разобраться в тончайших откликах и оттенках странных и доселе неизведанных ощущений, правильно их понять, затем наложить это довольно смутное понимание на упражнения с источником... Брр!.. Правда, был в этой бочке вполне заслуженного меда и немаленький ковшик с дегтем, потому что после такого прорыва, применительно к нему поговорка 'Семь раз отмерь, один раз отрежь' разом приобрела статус обязательного к выполнению закона.
  Когда он в прошлой жизни травничал да знахарствовал - сил было откровенно маловато (хотя тогда так и не считал), поэтому и лечил слабенько. И вред, если он был, конечно, наносил такой же. Слабенький. А теперь, при той же обычной диагностике, всего лишь на секунду упустив контроль над средоточием, он мог с легкостью неимоверной перекорежить чужую энергетику. Или влить больше, чем надо, с весьма печальными для пациента последствиями. Когда жизненной силы много, она чужая и совсем неуправляема, то сама по себе становится страшным в своей мучительности ядом...
  - Воскресый из мертвых Христос истинный бог наш!
  Услышав начальные слова праздничного отпуста, смиренные прихожане чуть-чуть взбодрились, готовясь вскоре увидеть серое утреннее небо воскресного дня. Дослушали до конца, время от времени благочестиво обмахивая грудь двумя перстами, а напоследок дружно отблагодарили владыку Макария поясными поклонами за все его труды по окормлению их душ. Привычным тихим гулом и внимательными взглядами проводили своего владыку с царского места и до выхода - а затем пришел черед и самого Дмитрия покинуть Успенский собор. Рядом, но на полшага позади и по правую руку шагал моментально проснувшийся Иван, следом, выдерживая приличествующее расстояние до старших царевичей, двинулся дядька Федора, неся так и не пожелавшего прервать свой сладкий сон воспитанника. К нему хвостом пристроилась мамка начавшей немного капризничать царевны Евдокии, подпертая со своих внушительных тылов еще двумя нянечками не менее выдающихся достоинств... Окончательно сбросившие с себя оковы тишины и сонливости бояре чинно занимали свои места в стихийно образовавшейся процессии, при том зорко следя, чтобы никто и ни в чем не умалил их родовой чести и достоинства.
  - Мить?.. Митя?!
  Средний брат незаметно подергал старшего за рукав, дождался пока тот чуть повернет лицо и шепотом протянул:
  - А можно мне к тебе?
  - Можно. После полдника.
  - А ножичками дашь поиграть?
  - Дам.
  - А смешные рисунки?
  - Порисуем.
  - А?..
  - Поиграем. Как с батюшкой пополдничаем, так и повеселимся малость - я для того и забаву новую придумал.
  - У-уу!
  Судя по сведенным к переносице бровкам и серьезному выражению глаз, семилетний рюрикович старательно пытался угадать, что за игру измыслил его старший, и оттого уж-жасно умный братик. Так и ушел в свои покои весь из себя рассеянный и задумчивый, напоследок несколько раз обернувшись и махнув рукой. Яркие пятна первых солнечных лучей, подсветившие затейливую роспись стен и потолков в покоях Теремного дворца, истертая множеством ног каменная плитка на полу открытых галерей, застывшие живыми истуканами постельничие сторожа, вечный сумрак узких запутанных переходов... Собственные покои встретили наследника откляченным задом теремной служанки, усердно домывающей пол в Передней комнате. И раздраженной Авдотьей, явственно примерявшей свой сапожок к ее рыхлым ягодицам - чтобы 'корова сонная' и 'неумеха криворукая' шевелилась пошустрее.
  - Доброго утречка, Димитрий Иванович!
  Улыбнувшись в ответ, он мимоходом погладил ее по руке. Скинул шапку и кафтан на ложе в Опочивальне, плеснул пару горстей еле теплой воды из рукомойника в лицо и небрежно вытеревшись, наконец-то добрался до своих записей в соседней светлице. Немного пошуршал листами бумаги, отыскивая нужный, не глядя подхватил и тут же раздраженно отбросил прочь стершееся до маленького огрызка перо, затем едва слышно звенькнула откинутая прочь медная крышечка чернильницы... Хорошо изучившая все привычки своего не по годам умного и серьезного царевича, умница Авдотья осторожно попятилась назад и тихонечко прикрыла дверку. А потом добрых полчаса ядовитой змеей шипела на всех, кто хотел пройти мимо нее, напрочь проигнорировав сначала нетерпение стольников, а потом и недовольство кравчего. Желания ее господина важнее!..
  Дмитрий же, полностью позабыв о ждущем его утреннике, увлеченно поскрипывал пером, разрисовывая большой лист бумаги. Вернее, дорисовывая - новые кружочки и прямоугольники, в дополнение к тем, что уже были. Аккуратно соединил их линиями-стрелками, со всем тщанием (то есть, избегая клякс) заполнил пустые места внутри прямоугольников непонятными для чужого взгляда надписями, состоящими из сплошных сокращений и значков, придирчиво оглядел конечный результат, поправил пару-тройку мелких огрехов и осторожно отложил в сторонку. Как раз, пока он завтракает, чернила и высохнут!.. Потянулся всем телом, вставая на носочки и стараясь достать кончиками пальцев как можно выше по стене, старательно оттер пальцы от чернил специальной влажной тряпочкой, еще раз умылся-утерся и с прекрасным настроением поспешил на завтрак. Вот только еще на подходе к двери, он с удивлением ощутил скопившееся за ней напряжение. Надавил на створку, приоткрывая буквально на волосок...
  - Дожили! Челядь себя выше мужей государевых мнит!..
  - Да что с нее взять, волос длин, да ум короток. Слышишь, долго ли мы так стоять будем? Постучала бы уже?
  - Сколько надо, столько и будете. И не ори мне тут, ирод, я тебе не дворня какая!
  - Ха, была б ты моей дворней, уж я бы тебе ума в задние-то ворота вбил!..
  Хоть и шел разговор едва ли не шепотом, а страсти в нем чувствовались очень даже нешуточные - такие нешуточные, что самым краешком зацепило и хозяина покоев. Авдотья ЕГО служанка, и указывать ей, что и как, может только он! Чувствуя, как сам по себе встрепенулся источник, Дмитрий медленно вошел в горницу, прерывая своим появлением душевный разговор:
  - Утро доброе, Димитрий Иванович.
  Проигнорировав их слаженное приветствие, и не ответив на него даже и обычным своим кивком, наследник обвел всех троих внимательным взглядом, остановив его на стоящем у поставца с тарелками двадцатилетнем (или чуть более того) мужчине:
  - Ты ли молвил словеса про дворню?
  Стольник, от совсем не детского тона, которым был задан вопрос, немного растерялся:
  - Так то шутка была, Димитрий Иванович!..
  - Шутка.
  Царевич задержал это слово на губах, словно пробуя на вкус.
  - Шутки я люблю.
  Яркие синие глаза потемнели, и смотрели с явной угрозой.
  - Отведай при мне вот с этого блюда. А то мнится мне, что оно отравлено.
  Тут уже сбледнули с лица все присутствующие. Потому как хоть и мал был царевич годами, но держал себя куда как взрослее своих сверстников - оттого и обвинение прозвучало очень серьезно. Понятно, что оно пустое, и ничего в его утренней похлебке даже и быть не может - но говорки да слушки все равно пойдут, а там и великий государь заинтересуется. А вот это уже ой как не к добру!..
  - Ну? Или стражу кликнуть?
  Чуть дрогнув лицом, и наверняка проклиная про себя собственную разговорчивость, придворный быстро вытащил из рукава свою ложку и пару раз черпнул. Медленно и напоказ проглотил, улыбнулся... И чуть присел, когда у него в животе явственно забурлило.
  - Ох!
  - Поди вон.
  Оставшиеся в горнице проводили снявшего пробу стольника растерянными взглядами, затем перевели свои взоры обратно на куриный суп. Плечи придворных как-то сами по себе заныли, предчувствуя скорое свидание с дыбой, ноги щипнул жар углей, на которых будут калить для них пыточное железо, а шеи на удивление явственно ощутили смертный холодок деревянной плахи. В отличие от Авдотьи, ничего кроме тревоги не почувствовавшей, а потому сразу вставшей между наследником и поставцом, и чуть раскинувшей руки - так, словно это могло уберечь ее мальчика от любой отравы.
  - Пустое.
  Мягкое прикосновение-поглаживание и опять посветлевшие глаза, как-то разом ее успокоили, забрав и растворив всю тревогу и волнение. Царевич же спокойно сел, взглядом придавив дернувшихся было к злополучной тарелке придворных, взял в руки тоненький ломоть пшеничного хлеба и зачерпнул первую ложку. Вторую. Третью... Никогда еще так внимательно стольник и кравчий не следили за чьим-то утренником. И никогда еще его окончание не доставляло им столько радости и спокойствия!
  - Вежество еще никого не убило. В отличие от шуток. Ступайте!
  Разумеется, история на этом не закончилась, и имела свое законное продолжение. Поэтому пять часов спустя, в своих покоях, великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич Всея Руси, в присутствии старших сыновей (Федора и Евдокию, по их малолетству, за воскресный стол не посадили), самым натуральнейшим образом плакал. От смеха. Ну... Может и не плакал, слушая коротенький доклад своего постельничего Вешнякова о том, как один провинившийся стольник нараскорячку бежал по переходам, источая зловоние и пугая всех встречных своим багровым лицом и вытаращенными глазами. Но пару-тройку слезинок ему утереть все же пришлось.
  - Ох Митька, ох и проказник! А ну, поведай-ка отцу, как на духу: твоих рук дело?!
  - Моих, батюшка.
  - Как же ты так устроил, чтобы Жихарев скорбеть животом стал?
  Судя по тому, как оживилось лицо начальника дворцовой стражи, этот момент был интересен и ему.
  - Седьмицы с две назад аптекарь Аренд показывал, как он готовит разные снадобья и микстуры. Так я, батюшка, взял себе для памяти по щепотке каждого - сонного, успокаивающего, слабительного...
  - Аха-ха-хо-хо!!!
  Постельничий Вешняков гоготать себе не позволил, но короткую улыбку его густая борода все же не скрыла. А царевич Иван недоуменно заморгал голубыми (в отца!) глазками, не решаясь спросить, чему это все вокруг него веселятся.
  - Ему подлил, а сам, значит!.. Изрядно, весьма изрядно!
  Иоанн Васильевич резко посерьезнел:
  - Умница ты у меня. Но более так не озоруй, хорошо?
  - Да, батюшка.
  - Кушай, сыно. И ты, Ванятка, тоже.
  Мальчики послушно заработали небольшими резными ложечками, ощущая на себе ласковый и одновременно печальный отцовский взгляд. Правда, больше всего царь глядел на своего старшенького, отгоняя от себя разные невеселые мысли. Не раз и не два доносили правителю, что наследник не по годам разумен да серьезен, про высокомерие его к сверстникам да сродственникам (Захарьевы на то особо жаловались), про необычайные, чуть ли невозможные для отрока его лет успехи в науках разных. Шептали ему о странностях старшего из царевичей, а между собой более всего обсуждали, что дескать, дюже он властен для своих-то нежных лет... А он смотрел на него, до ужаса напоминающего ликом своим покойную лебедушку-Настеньку, и вспоминал себя. Когда отравили мать его, государыню Елену Глинскую, ему ведь тоже было всего восемь лет, а братцу Юрию и того менее. Во время своего сиротства ему с братом пришлось испытать на себе и пренебрежение бояр-'опекунов', и обидные унижения, и даже голод с холодом - а его Митеньке довелось еще до своего восьмилетия побывать на смертном одре, и только чудом божиим выздороветь. Вот и получается, что и у отца, и у сына детство кончилось одинаково быстро...
  - Батюшка?..
  Очнувшись от тяжких дум-воспоминаний, обильно перевитых застарелыми обидами да болью и злобой, государь с удивлением ощутил прохладные руки на своих висках - и то, как разом полегчало, и в голове, и на душе.
  - От непоседа! Доели уже?
  - Да, батюшка. Позволь просьбишку малую?
  - Ну-ка, ну-ка?
  - Хочу видеться и играть с младшими, не спрашивая ничьего дозволения!
  - Так кто ж тебе запрещает? Играй.
  - Боярыня Воротынская не дает. Говорит, что нечего мне делать на женской половине терема без твоего дозволу. И Федю с Дуней мне не выводят. Только на воскресных заутренях их и вижу!
  Царь недовольно шевельнул бровью (действительно, непорядок!) и глянул на постельничего. Тот в ответ лишь молча поклонился - мол, устрою все в лучшем виде.
  - Еще что?
  - Позволь, батюшка, самому брать книги в твоей либерее.
  - Хм? А что, печатник Висковатов плохо выбирает? Впрочем, будь по твоему - мне уже все уши прожужали, как ты читать любишь.
  Под выразительным взглядом старшего брата, средний разом подскочил, готовый вот прям сейчас бежать и веселиться. Царственный отец поцеловал в макушку одного, не забыв слегка насмешливо подергать за длинные черные пряди, потом оттер у второго со щеки след гречневой каши, в эту же щечку и поцеловав. Взъерошил обоим волосы, легонько перекрестил и отвернулся, отпуская. Отроки почтительно поклонились, быстро покинули родительские покои, еще быстрее миновали стражу у дверей Приемной комнаты, и...
  - Давай наперегонки, кто первый до крыльца? Ми-ить?
  - А давай!..
  Разумеется, Дмитрий проиграл, 'споткнувшись' всего лишь в двух шагах от финиша - и пока довольный победитель радостно прыгал, он принял от поджидающей его Авдотьи две странных палки. Или мухобойки? Несколько изогнутых под паром прутьев лозняка образовывали округлую 'ладошку', на манер сита расчерченную крупноячеистой сеткой из бараньих жил, а прутья затем еще и сужались в длинную рукоятку, намертво стянутую-обмотанную мягким замшевым ремешком.
  - Иди сюда. Смотри: вот это отбивала.
  Руки Ивана крепко вцепились в протянутую ему рукоять, и он тут же примерился, как будет рубить воображаемых врагов этим странным мечом.
  Шить-шить!
  - Да нет, не так - не ребром, а пластью. А вот это мячик.
  На ладони старшего брата образовался пучок белоснежных перьев, чьи связанные меж собой стержни вдобавок скрывал небольшой кожаный мешочек.
  - Это забава настоящих воинов! Представь, что вместо мячика в тебя летит стрела. А ты ее вот так - раз! И отбил обратно ворогу. А он в тебя... Лови! Раз - и опять стрелу метнул. Ну, до десяти попаданий?
  - Ух!!!
  
  

   Глава 6
  
  

  Второй летний месяц года семь тысяч шестьдесят девятого от сотворения мира начался с теплого и чистого дождя. Хляби небесные разверзлись еще до рассвета, и теплый дождь, дробно зашелестев тяжелыми струями по крышам, основательно прошелся по дорогам и улочкам, прибив на них пыль (не доводя, впрочем, дело до непролазной грязи). Омыл чистейшей влагой купола и кресты многочисленных московских церквей - а поздним утром отправился дальше, оставив после себя быстро высыхающие мутные ручейки и удивительно вкусный и свежий воздух. Лучи яркого июльского солнышка заблистали, отражаясь и дробясь в остатках луж и зелени деревьев, как-то разом расцвела новыми красками жизнь...
  - Что там?
  Постельничий сторож, выбранный наследником престола Московского в качестве рассказчика и 'показчика' всего того, что можно увидеть со стены кремля, подтянулся чуть ближе.
  - Мясницкая слобода, Димитрий Иванович.
  Увидев, как четко изогнулась бровь в молчаливом вопросе, сторож поспешил уточнить:
  - Мясники в ней живут, и лавки там же свои держат. Торгуют больше убоиной, но есть те, кто и дичиной занимается. Вон там колбасы да копчения разные выделывают, особливо же славится у них та, что с чесночком да потрошками бараньими... Кхем.
  Под удивленным взглядом царевича разговорившийся дворцовый страж еще раз кашлянул и совсем не в тему добавил:
  - Хотя ежели по мне, так конская у них лучше будет.
  Никак не прореагировав на этот крик души, мальчик указал на новое место.
  - Что там?
  - Торговые ряды, Димитрий Иванович. От там, по Никольской улице, Верхние, по Варварке Средние ряды идут, а вон тамочки и Нижние будут. Все там можно купить, были бы копийки в кошеле.
  - Это?
  Служивый примерился взглядом вдоль детской руки, сразу же увидев в том направлении большое каменное здание.
  - Гостиный двор. Разные иноземцы там свои товары заморские раскладывают, да и наши гости торговые из набольших там же обитаются.
  Царевич заинтересованно склонил голову, явно прикидывая, как бы ему посетить этот двор. Постоял в задумчивости несколько минут, тряхнул развевающейся на ветру гривой, после чего протянул было руку - указать следующее место. И тут же ее опустил, услышав дробный топот чьих-то ног по расположенной невдалеке лесенке. Насторожились было постельничие сторожа - и опять расслабились, опознав в новоприбывшем Мишку Салтыкова, сынка государева оружничего. Наследник же окинул своего подручника внимательным взглядом, отметив как довольно-запыхавшийся вид, так и недлинный сверток в руке, и полностью потерял интерес к прежнему своему занятию. Пока все они спускались со стены, Салтыков успел ему что-то шепнуть - что-то, явно оказавшее немалое влияние на весь их дальнейший путь. Поначалу казалось, что Дмитрий направился в небольшую церковь святых Константина и Елены. Но было это до тех пор, пока он внезапно не обогнул ее невысокое строение, подойдя вплотную к квадратной краснокирпичной громаде Тимофеевской башни, вызвав у скучавшей воротной стражи своим появлением небольшой переполох.
  - Поздорову, Дмитрий Иванович!
  В ответ на слаженный рев десятка здоровых глоток он вежливо склонил голову, что уже само по себе было немалым признаком расположения. Остановившись у двух половинок закрытой, но совсем не запертой деревянной решетки, царский сын надолго застыл, разглядывая проходящих мимо ворот москвичей. Затем ненадолго ожил, сжав в правой руке одну из резных перекладинок решетки, не видя как запереглядывалось его сопровождение, готовясь уговаривать и мягко 'не пущать' в город. Несколько зевак, коих всегда хватало рядом с Кремлем, увидев длинные черные волосы и богатые одежды девятилетнего мальчика, разом остановились, а затем начали потихонечку подходить ближе; сенная девка, невесть по какой нужде оказавшаяся рядом с башней, стала двигаться как сонная муха; на невысокой колоколенке Константино-Еленинской церквушки обнаружил себя пономарь... А царевич, не обращая никакого внимания на всю суету за своей спиной, еще немного постоял, затем резко отвернулся и подошел к одному из воротных стражников.
  - Кто таков?
  Служитель Постельного приказа с достоинством выпрямился (не позабыв словно бы ненароком снять шапку) и спокойно ответил:
  - Егорий Колычев.
  Юный рюрикович помедлил, затем протянул руку к его оружейному поясу:
  - Дай.
  Глянув на своего десятника, затем лапнув рукоять сабли, Егор запоздало сообразил, на что именно ему указали. Что ж, нож так нож! Вытянув его из потертых ножен, он с коротким поклоном подал рукоятью вперед, стараясь при этом не обращать внимания на дышащих чуть ли не в затылок сотоварищей. Служба есть служба: наследника престола надо беречь от всего и всех, так что никакой обиды тут быть и не может.
  - Хорош.
  Осмотрев короткий клинок, Дмитрий провел подушечками пальцев по лезвию, ощутив пару когда-то глубоких, а теперь старательно заглаженных точильным камнем царапин. Оценил общий надежный вид, взвесил на руке, несколько раз подбросил и поймал (сторожа одобрительно переглянулись, отметив явную сноровку), напоследок спросив:
  - Он чем-то памятен тебе?
  - Нет.
  Он еще немного покрутил нож в руке, затем вопросительно изогнул бровь, глядя на сторожа. Тот чуток поскрипел мозгами...
  - Прими в дар, Димитрий Иванович.
  - Благодарствую.
  Сш-тук!
  Пролетев между двумя стражами, тяжелый клинок на палец вошел в деревянный брус ворот. Тут же подскочивший к нему Мишка в три движения расшатал и вынул оружие, вернув его обратно новому хозяину, который, в свою очередь, снова подкинул его на руке:
  - Хороший нож.
  Все тот же сын оружничего осторожно взял протянутый ему клинок. А в руке у царевича появился новый: с неброской серебряной насечкой на рукояти, отливающий золотистым светом и коленцами хорошего булата... Подшагнув ближе к Колычеву, царственный отрок одним слитным движением вогнал уже свой подарок в старые, и немного великоватые для нового 'постояльца' ножны. Незаметно для остальных улыбнулся, прижал указательный палец к губам и тут же отшагнул обратно, равнодушно бросив напоследок:
  - Владей.
  На обратном пути к Теремному дворцу Дмитрий время от времени поглядывал на солнце, стараясь как можно точнее определить остаток свободного времени, а рядом с крыльцом и вовсе остановился в некотором сомнении, делая нелегкий выбор. На одной чаше весов лежал тяжеленный сундук из мореного дуба, для пущей надежности окованный железными полосами внахлест. Большой, и очень вместительный - как и остальные восемь, в коих надежно хранилась батюшкина либерея. К тому же этот сундук был единственным, который он не успел распотрошить. Другую же чашу придавливало тяжеленным свинцовым грузом собственное обещание, данное пятилетней Евдокии - о том, что он навестит ее еще до полудня, побаловав очередной игрушкой-диковинкой. Покопаться в старых фолиантах, написанных еще до падения Константинополя, было очень заманчиво... Но сестра все же явно важнее! Ничуть не опечаленный очередным поручением Салтыков побежал в его покои, забирать результат почти трехнедельных усилий вначале царского токаря (вообще-то, его основной специальностью было изготовление шахмат), затем ученика-иконописца, а любящий брат медленно зашагал к входу на женскую половину дворца. По пути он нет-нет да и вспоминал, как в первый раз его допустили до книжных сокровищ, какой волнительный огонь бушевал в его груди - и как велико было разочарование. Да, либерея была весьма большой - целых сто пятьдесят четыре книги самых разных размеров и толщины (дабы извлечь из сундуков некоторые инкунабулы, пришлось напрягаться сразу двум слугам), но! Из всего этого прабабкиного приданного только двенадцать томов не были произведениями на различные церковные темы. И то: пара летописей Византии, с обязательным восхвалением мудрости и справедливости басилевсов из рода Палеологов. Пяток философских трактатов, к сожалению, написанных на старогреческом, а посему почти непонятных. Трехтомные 'Жизнеописания двенадцати цезарей' Гая Светония Транквилла на старолатинском - судя по пометкам батюшки на полях, сей труд был им неоднократно читан. И 'Стратегикон' непонятного авторства, без малейших уверток раскрывающий все тайны военной тактики и стратегии как самих византийцев, так и их многочисленных врагов: персов, аваров, тюрков, франков, лангобардов, и (внимание!) славян. Причем деяния достославных предков, по сравнению со всеми прочими, занимали заметно больше страниц, да и общее количество ругательных эпитетов в их адрес внушало потомку определенную гордость. Жаль только, что все эти 'вести с полей' устарели как минимум на полтысячелетия... Кстати, если верить либерейной росписи , некогда количество пергаментных произведений искусства было значительно больше - аж двести шестьдесят семь. Увы!.. С той поры часть фолиантов ушла в монастыри, как царские вклады. Что-то недрогнувшей рукой прибрали архипастыри Московские и всея Руси. Малая толика перепала ближним боярам в качестве знаков отличия и наград, ну и кусочек библиотеки откусил Максим Грек, поверстанный царственным дедушкой наследника на большой и важный труд по переводу греческих богослужебных книг на русский язык.
  'С другой стороны, это дает мне полное право всласть пошариться по тем самым монастырям, и особенно - в Киево-Печерской лавре. Кстати, не стоит забывать, что в других странах тоже есть свои монастыри. Вот уж где найдется немало интересного!.. Ну, или хотя бы просто ценного'.
  Раскрасневшийся подручник не заставил себя долго ждать, догнав у входа в женское царство - правда, на сей раз, свертков было два. Взяв их себе, Дмитрий спокойно прошел мимо бдительных мамок, одним только взглядом остановивших двух постельничих сторожей и Михаила Салтыкова, миновал несколько переходов, пару горниц, затем еще один переход, невольно отмечая, сколько любопытных глаз скользит по его фигуре. И это при всем при том, что сам он почти никого и не видел! Зато прекрасно чувствовал.
  'Сколько же тут мамок, нянек, бабок, шептуний, потешниц и прочих приживалок!..'
  - Плисол?
  Малолетняя царевна, несмотря на все свои невеликие года, старательно пыталась претворить в жизнь наставления взрослых женщин: спину держать прямо, ходить с достоинством, говорить без спешки. Вот только брату это категорически не нравилось.
  - Пришел, красавица, пришел. А ну иди сюда!
  - И-ии!!!
  Откинув свертки на лавку и подхватив Дуню на руки, он несколько раз крутанулся вокруг своей оси, вызвав к жизни довольный девчоночий визг. Опустил обратно на пол, по пути забрав у нее с головы небольшую шапочку, мимоходом дернул за одну из двух косичек и пощекотал за бока, получив в ответ новый взвизг и счастливую улыбку - нечасто, ой нечасто приходили гости к царевне Евдокии! В смысле, гости мужского пола. А с Федором играть... Во-первых, он на целый год ее младше! Во-вторых, Федька вечно сонный да квелый - даже когда она забирает у него расписные кубики и пирамидки. Так что старший брат, разговаривающий с ней по-простому, с удовольствием играющий, обнимающий, и даже несколько раз рассказавший захватывающую сказку, практически сразу покорил ее маленькое сердечко.
  - А подалки плинес?!
  Строгое лицо в исполнении пятилетней 'малявичны' смотрелось так комично, что Дмитрий с трудом не захохотал. Чуть повернул голову, и никакого труда уже не потребовалось - а излишне любопытная нянька, увидев, как лицо царевича разом утратило живость и закаменело высокомерным холодом, отпрянула обратно за плотную занавеску, разделяющую 'гостевую' светлицу на две части.
  - Смотри.
  Девочка плотно охватила ручками большую пузатую деревянную куклу и запыхтела.
  - Тязолая!
  - Ничего, мы вот так сделаем!
  Чпок, чпок, чпок!
  Непроизвольно открыв рот, изумленно-удивленная Дуня наблюдала, как одна расписная кукла под руками брата превращается в четыре.
  - А это ее подружка.
  Из второго свертка показалась на свет матрешка, раскрашенная в черно-красные цвета.
  Чпок, чпок, чпок!
  И там, где было недавно две куклы, разом стало восемь, схожих и в то же время абсолютно разных. Потом была веселая возня с новыми игрушками, требование новой сказки, и даже забота о старшем братике:
  - Хосес, я заплету тебе касиську?
  - Касиську?..
  Подслушивавшие (а заодно и подглядывавшие) мамки и няньки разглядели, как надулся и немного покраснел от еле сдерживаемого смеха старший царевич. Чуть отвернулся в сторону, успокоился, затем сел так, чтобы малолетней хозяйке было удобно, и даже сам снял свою шитую жемчугом тафью :
  - Ну заплети, похвастайся своими умениями.
  Хоть и мала была царевна, а наставниц своих не посрамила: аккуратно (ну, как могла) расчесала тяжелые длинные пряди серебряным гребешком и достаточно ловко и быстро заплела их в одну большую толстую косу, схваченную светло-зеленой атласной ленточкой чуть выше середины спины.
  - Воть!
  Сбегав за небольшим серебряным зеркальцем, Дуня торжественно вручила его брату. Подергав за косу уже себя, Дмитрий тихо фыркнул, подтянув ожидающую заслуженной похвалы девочку себе на колени. Как-то излишне плавно провел руками вдоль ее позвоночника, задержал ладонь у головы, легонько коснулся кубами подставленной щечки:
  - Ты моя красавица, ты моя умница!
  Увы, все хорошее рано или поздно подходит к концу: вот и сейчас полуденный колокольный звон подвел черту под играми с сестрой. Разом погрустневшая Евдокия за руку проводила брата до ближайшей няньки - где насупилась еще сильнее и резко убежала обратно, утешаться новыми куколками. Следуя дворцовыми переходами к себе в покои, где в ожидании своего ученика наверняка уже истомился бедный (к тому же еще и чересчур усердный) духовник Агапий, царевич рассеянным взглядом отмечал все признаки скорого приезда своей будущей мачехи, Гошаней свет Темрюковны. Разом 'посвежевшая' окраска многочисленных витых столбцов и перил; из небольшого закутка убрали несколько бочек, стоявших там едва ли не с прошлой зимы; засыпали землей едва заметную водоотводную канавку в земле, об которую вечно спотыкались лошади...
  'М-да, она ведь и жить рядом будет, в покоях царицы. И на семейных обедах тоже будем восседать: я по правую руку отца, а она по левую. Вот ведь не было печали!..'.
  По уже укоренившейся привычке тихо зайдя в покои, Дмитрий вопросительно глянул на подскочившую на ноги Авдотью (ждет?), получил утвердительный кивок и почти без остановки прошел далее. Миновал Крестовую, с удивлением обозрел пустоту комнаты для занятий, и замер на месте, видя, как духовник выходит из его Опочивальни. В душе плеснулось что-то темное, а отец Агапий перешагнул порог, брезгливо неся перед собой большой лист бумаги, густо исчерченный непонятными ему рисунками и значками. Увидев своего подопечного, монах первым же делом сурово нахмурился и подошел еще ближе. После чего и вопросил, тряся подробную схему Посольского приказа так, словно в руке у него была и не обычная бумага, а что-то мерзкое и отвратительное, наподобие порядком разложившейся и завонявшей крысиной тушки:
  - Ответствуй отрок, что это такое?!
  Стараясь задавить и утихомирить само по себе заполыхавшее силой средоточие, Дмитрий коротко, и при том совершенно правдиво ответил:
  - Мои записи. Кто дозволил тебе искаться в опочивальне, и читать их?
  Проигнорировав вопрос, чернорясник шагнул еще ближе, нависнув над хозяином покоев:
  - Уж не богопротивные ли письмена ты творишь? Печати магические, знаки неведомые, бесовские... А ну, отрок, ответствуй своему духовному отцу, кто тебя сему научил!?!
  Злоба мягко толкнулась царевичу в виски и выплеснулась через глаза, на краткий миг соединив их невидимой связью - и у Агапия разом зашумело в голове. Стало мокро под носом, вдобавок комната поплыла, словно после крепкой медовухи...
  - Как смеешь ты, чернец, учинять мне допрос!
  Царевич сделал шаг вперед - и это тут же отозвалось духовнику усилившейся слабостью и болезненным трепыханием сердца.
  - Пес поганый!
  Горло священника перехватило стальным обручем, не давая сделать даже мало-мальский вдох, а по щекам потекли слезы. Кровавые слезы!.. От двери в Переднюю раздался тихий вздох, затем бледная как мел Авдотья низко склонилась перед своим господином, одновременно собой же закрывая бессильно сползающую на пол фигуру в черной рясе:
  - Димитрий Иванович, прости неразумного, не бери грех на душу!..
  Одно страшное мгновение она была уверена, что разгневавшийся царевич ее вообще не слышит - но нет, пугающая темнота в глазах резко просветлела, а на лицо вернулось привычное выражение спокойствия. Подойдя к служителю церкви (заступать ему дорогу она не решилась), наследник подобрал с пола чуть скомканный лист, бережно отряхнул, сложил, и ушел в опочивальню, закрыв за собою дверку. Духовник, словно того и ждал, тихо застонал, затем его с шумом вырвало, а у Авдотьи разом ослабели ноги - что-то теперь будет?..
  

  ***
  

  - Батюшка.
  Необычайно красивый мальчик, очень рослый для своих лет, почтительно поклонился великому государю Иоанну Васильевичу, выглядевшему так, словно он и не спал вовсе этой ночью. Едва заметные мешки под глазами, отчетливый запах вина, немного осунувшееся лицо с четко обрисовавшимися морщинами...
  - Владыко.
  Московский и всея Руси митрополит выглядел получше, но тоже утренней свежестью не блистал.
  - Утро доброе, отрок. Садись-ка рядом, вопросить тебя хочу.
  Подождав, пока первенец царя усядется на указанное ему место, Макарий ласково, и словно бы о чем-то несущественном поинтересовался:
  - Помнишь ли ты Символ веры? Зачти мне начальные строки.
  - Верую в единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единага Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, иже от Отца рожденного прежде всех век...
  - Какой ты молодец. Омой руки свои и чело вон в той чаше.
  Заметно удивившись, царевич все же послушно дошел до небольшой серебряной купели и немного в ней поплескался, утершись расшитым большими крестами рушником, после чего опять же вернулся на свое место.
  - Хмм!..
  Не дав митрополиту договорить, великий князь, всего за пару минут резко добравший жизнерадостности, мягко спросил:
  - Митя, а что это за рисунки непонятные? Баловство какое, или иное что?
  В руке государя прошелестел все тот же злополучный лист бумаги.
  - Эту схему я сам начертал, батюшка, для леготы в учебе.
  - Схему? Слово-то какое, дивное. Никак греческое?
  Митрополит и царь коротко переглянулись.
  - Да, батюшка. Бумага же сия суть роспись Посольского приказа, с указанием чинов и обязанностей всех тех людишек, кто в нем служит. Вот на самом верху думной дьяк Иван Висковатов. Рядышком, но чуть ниже, его товарищ. Под ними семнадцать подьячих, у каждого по три писца, здесь отдельно указаны толмачи...
  Всего за четверть часа девятилетний мальчик рассказал об одном из важнейших приказов царства Московского столько, сколько и сам государь не знал. Кто в приказной избе с кем враждует или дружит, кто в службе усерден, а у кого должного прилежания никогда и небыло (зато гонору всегда с избытком), в чем силен каждый из подьячих посольского приказа и в чем он слаб.
  - Довольно, сыно, довольно! Толково придумал, хвалю. И много у тебя этих?..
  Иоанн Васильевич как бы приценился к новому словечку, и с сомнением его произнес:
  - Схем?
  - Почти для всех приказов есть, батюшка, кроме земского, разбойного и бронного.
  - Изрядно, весьма изрядно.
  Пользуясь образовавшейся паузой, расспросную эстафету перехватил митрополит Макарий:
  - А чем это записано? Вроде и кириллица, но ни устав, ни полуустав, даже на скоропись не походит. Буквицы вроде бы и схожие, да пишутся странно, несколько незнакомых...
  - Я свою скоропись измыслил, владыко - чтобы успевать записывать все наставления учителей. И цифирь арабскую тоже свою. Правда, все одно сокращать слова приходится, вот как здесь, например.
  - М-да?..
  - Довольно. Митя, расскажи, что там у тебя приключилось с духовником?
  Царевич отвернулся от своей схемы, на примере которой показывал основные правила русского языка двадцать первого века, и положил руки на колени.
  - Я вчера задержался у сестры, поэтому немного припоздал на урок божественного с отцом Агапием. Когда зашел в покои, увидел, как он ищется в моей опочивальне.
  Услышав последнее, церковный иерарх досадливо поморщился, а светский властитель задумчиво нахмурился, тут же непроизвольно положив пальцы на виски.
  - Он меня вопросил о найденном, я ответил. Потом сам его спросил, по чьему дозволу он переворошил все мои вещи. Он же в ответ стал лаяться на меня всяко, и обвинил в волховстве.
  Увидев, как отец опять нахмурился и прикрыл глаза, Дмитрий легко поднялся, обошел столец, на котором сидел батюшка, и охватил его виски своими ладонями.
  - Ох!..
  Макарий, открывший было рот для вопроса, что же было такого дальше, что духовник по сию пору лежит пластом и стонет, невольно поперхнулся - при виде того, как светлеет и свежеет лицо государя. О чем-то глубоко задумался, время от времени косясь то на купель, почти до краев наполненную святой водой с самого Афона (да и сам он ее на всякий случай дополнительно освятил), то на царя, чьи морщинки разглаживались прямо на его глазах. А потом медленно, осторожно, и словно бы с опаской посетовал:
  - Нога что-то разболелось... Видать, сызнова к дождю. Руки у тебя легкие, отроче, не поможешь ли?
  Детская рука почти невесомо легла на правое колено. Кстати, и в самом деле вечно ноющее слабой болью - возраст, будь он неладен, возраст!.. А рука немного полежала и убралась, забрав с собой застарелую ломоту. Владычный митрополит встал, немного походил, в растерянности потыкал пальцами в лист, вглядываясь, и в упор не видя все его странные значки и сокращения.
  - Давно ли ты можешь целить наложением рук, отрок?
  Иерарх следил только за наследником, а посему упустил из вида, как переменилось лицо его царственного отца.
  - С тех пор как умер и воскрес, владыко.
  Тут уж лицо переменилось и у изрядно умудренного жизнью Макария, вдобавок они с великим князем синхронно перекрестились.
  - Когда же это?.. Гхм.
  Архипастырю душ православных внезапно вспомнилось, как старший из царевичей угасал в Александровской слободе, его худенькое тельце и землистый цвет лица.
  - Отчего же таил в себе столь великий дар?
  - А я не хочу, и не буду целить никого, кроме родной крови. Поэтому, владыко, боль твоя со временем вернется.
  Оценив неожиданно жесткий изгиб юных губ сына (а владыке отчего-то померещилось, что у юного отрока из глаз на миг проглянул его ровесник), в разговор вмешался отец. Вполне уже отошедший от новости касательно того, что у него в семье растет будущий высокочтимый святой - пусть в отдаленной, но все же вполне вероятной перспективе.
  - Это знак благоволения Господня! Благодарственный молебен!..
  - Не стоит торопиться, государь.
  Без всякого почтения прервав великого князя, митрополит ласково, но в то же время быстро выпроводил юного наследника из своих покоев. Два высших лица государства Московского помолчали - один успокаиваясь и отгоняя прочь радостное возбуждение и гордость, а второй борясь с собственной растерянностью и обдумывая дальнейшие шаги. Как оказалось, мысли у царя и митрополита шли по схожим дорожкам:
  - Надобно Митеньку в Кирилло-Белозерскую обитель...
  - К святому старцу Зосиме, что тако же осенен благодатью лечить человецев простым наложением рук. Там и воссияет истина, не желанием нашим, но волею Его!
  В покоях вновь сгустилась тишина.
  

  ***
  

  В поездку по святым местам царевич Димитрий Иоаннович выехал (вернее, выплыл, по Волге-матушке) тихо и скромно: всего лишь полсотни дворцовых стражей охраны, личная челядинка, боярин Канышев, двое подьячих Бронного и Земского приказов (дабы не прекращать учение наследника государственным делам) и комнатный боярин митрополита Макария. Еще было несколько слуг и повар, а в последний момент в распоряжение скромного путешественника откомандировали стольника из тех, что помоложе. Ах да!.. Недавно появившийся подручник наследника Михайло Салтыков тоже плыл - и надо было видеть, какими завидущими, или даже откровенно злыми глазами провожали его остающиеся в Москве родовитые отроки. Да и отцы их тоже, время от времени, нехорошо так поглядывали на оружничего, умудрившегося в обход более знатных бояр да князей пристроить своего отпрыска в ближний круг будущего государя. Сам же путь в неполных шестнадцать дней для Дмитрия пролетел быстро и незаметно: упражнения в лучной стрельбе, с саблей и особенно рогатинкой, к которой у него оказался природный талант; редкие уроки верховой езды во время коротких остановок на берегу, общество словоохотливых подьячих... А перед тем как заснуть, он за три-четыре часа полностью выматывал и 'осушал' средоточие, по капельке, по чуть-чуть развивая и усиливая свои силы - а вместе с ними и возможности. Красота!..
  Собственно, вид Сиверского озера, на берегу которого полторы сотни лет назад и вырыл свою пещеру монах Кирилл Белозерский (с коей и началась вся немаленькая ныне обитель) вызвал в нем даже какое-то недовольство. Только-только он приноровился к новому распорядку дня, появились интересные результаты в тренировках со средоточием - и на тебе, опять вынужденное затворничество и многолюдство!.. Слава богу что монастырские предстоятели обладали невероятной чуткостью, и сами пошли навстречу всем тайным пожеланиям дорогого гостя, выделив ему в качестве жилья одиночный 'номер'. В котором из мебели была только узкая лежанка, а из обстановки - антикварная штукатурка, отделанная натуральной известью. То есть просто побеленная (да и то, неравномерно). Впрочем, первенцу царя все понравилось: сопровождающих разместили отдельно от него, обществом своим монаси не докучали, а жесткое ложе было очень даже полезно для спины. И заметный холодок от стен совсем не мешал, даже наоборот, способствовал более крепкому сну. Ему ли бояться холода?.. Зато все семь дней, что наследник 'вылеживался' в гостевой келье, ему за малым исключением никто не мешал погружаться в глубины собственного дара - уже одно это разом окупило все неудобства столь внезапного путешествия. Вдобавок, царевича немало позабавило выражение лица настоятеля, лично навестившего его ранним утром восьмого дня, дабы пригласить на общую с братией молитву - когда он в тонкой льняной рубашке и штанах, босоногий, с едва заметным румянцем спокойно поднялся с ложа, и с явным НЕЖЕЛАНИЕМ покинул свою келью. Да и потом неявно демонстрировал это самое нежелание, исправно посещая все общие мероприятия, некоторые из которых подозрительно смахивали на хорошо замаскированные обряды изгнания нечистой силы. И каждый раз наслаждаясь, хе-хе, повышенной задумчивостью игумена обители отца Варлаама, а заодно ставя его в весьма затруднительное положение своими как бы детскими вопросами. Что за незнакомые молитвы и чины богослужения? Ведь хоть и мал наследник годами, а все основные службы и молитвы знал, что называется, назубок. Отчего всех святой водой чуть окропили, а в него брызнули полной мерой? Что за странные расспросы, и еще более странные проповеди?.. Душевное равновесие настоятеля спасло только своевременное разрешение-допуск царственного отрока к богатейшей монастырской библиотеке: увидев все одиннадцать полок с двумя сотнями и еще десятком книг, девятилетний мальчик разом потерял все свое любопытство. Точнее, перенаправил его в сторону накопленных обителью пергаментных сокровищ, даровав игумену шесть спокойных дней.
  - Поздорову тебе, отрок.
  Неохотно оторвав взгляд от увлекательнейших древнерусских хроник, и машинально перебросив закладку на нужную страницу, Дмитрий поднял голову на очередного докучливого чернорясника, пару раз моргнул... И быстро поднялся на ноги, вежливо поклонившись. Потому что монах, столь не вовремя отвлекший его от чтения раритетной рукописи, выглядел еще старше, чем владычный митрополит Макарий, а глаза имел не менее умные. Такие умные, что разом понял еще не заданный вопрос:
  - Девять десятков лет мне минуло в прошлом году, отрок. Можешь звать меня отец Зосима. А вот как мне тебя звать?
  Вроде бы простые слова - а сколько смыслов в них было скрыто!.. Впрочем, малолетний гость обители тоже смог удивить своего нежданного собеседника:
  - Учеником.
  - Хм!.. Учеником, говоришь?
  Полтора месяца спустя, два монаха неспешно гуляли рядом с белокаменной церковью Иоанна Предтечи. Потрепанная ряса и более чем почтенный возраст одного, и высокий сан второго ничего не значили в их разговоре: первый еще помнил нескладного певчего церковного хора Василия Рогова, ставшего по зову души вначале послушником, а затем и монахом Кирило-Белозерского монастыря. А второй искренне почитал одного из своих наставников, бывшего ему едва ли не ближе родного отца, и никогда не отказывался припасть к мудрости воистину святого старца. Особенно в столь важном вопросе, разрешения которого с равным нетерпением ждут как архипастырь Московский и всея Руси, так и Великий государь Иоанн Васильевич.
  - Пришла мне грамотка от владыки Макария, отче.
  Идущий рядом с Варлаамом старец никак не прореагировал на молчаливый, и при том весьма понятный вопрос - 'что мне ему ответить?'.
  - А до того, от государя нашего. Указал он, чтобы наследник его возвернулся в родительский дом еще до наступления своего десятилетия, а лучше и того ранее, дабы успеть на таинство венчания великого князя и невесты его, Марии Темрюковны.
  В принципе, отец Варлаам и сам мог ответить на все поставленные обители вопросы - причем уже давно. И не только он, но и многие из монастырской братии. Но старейший из монахов обители имел столь непререкаемый авторитет, что без его мнения любой ответ считался как бы... Неполным.
  - Успеет.
  Зосима немного прошел вперед, потом остановился и двумя руками охватил свой посох - некогда обычную березовую ветку, за долгое время отполированную ладонями так, что теперь виднелось каждое волоконце и завитушка.
  - Велики дары его и многообразны. Но сколько ни испытывал я отрока, не увидел в нем и малейшего следа лукавого! Разумом же он уже не дитя несмышленое, а скорее вьюнош. Иногда же и вовсе, словно муж смысленый.
  Словно вспомнив что-то, монах тихо повторил:
  - Не дитя.
  Чуть мотнул головой, прогоняя несвоевременные мысли, и заметно громче продолжил:
  - Первый дар его - целение. Благодать, ниспосланная Господом нашим на отрока такова, что там, где я в бессилии отступаюсь, он идет вперед, и с молитвой кроткой прогоняет тяжкую хворь. Но прокаженных все же не исцеляет, м-да. Мыслю я, что подобное и вовсе не в силах человеческих, а лишь по воле Его...
  - Кхм?..
  - Ах да. Второй его дар в знаниях! Наследник столь хорошо разбирается в травах и болестях тела человеческого, что и я, многогрешный, устыдился скудости своего знания рядом с ним, прилежно записав две дюжины новых отваров. Да и иного полезного узнал немало. На вопрос же мой об истоках сокровенного, ответствовал, что пожелал узнать - и заплатил за то назначенную цену. И многое другое мог бы узнать, да вот только боится, что плата за то будет непомерной. Или вовсе невозможной.
  - Что значит?..
  Вместо ответа святой старец лишь пожал плечами, напоминая бывшему ученику о неисповедимости путей Господних.
  - Его правдивые ответы принесли лечцам обители немало пользы. Оттого взял я на себя смелость, пообещать отроку списки с десятка выбранных им книг.
  Старательно запоминающий все услышанное, игумен Варлаам рассеянно согласился:
  - Сегодня же благословлю на сей труд писцов.
  - В келии моей лежит рисунок и описание незнаемой доселе травки, зовомой Лимонником дальневосточным, что лечит двунадесять хворей. За это мною так же обещано несколько списков.
  - Будет мое благословление и на сей труд.
  - Третий же его дар есть продолжение второго.
  Резко повернувшись, Зосима буквально пронзил настоятеля взглядом выцветших от времени глаз:
  - Кроме тебя, да владыки Макария, никто о сем не должен знать!
  - Да, отче.
  - По одной из обмолвок царевича я понял, что открыты ему видения пророческие. Но прозревать грядущее может лишь через боль великую и слезы кровавые, оттого сей дар сильно им нелюбим.
  Церковный иерарх чуть побледнел и осенил себя тремя крестными знамениями подряд.
  - Нет в нем высокомерия, есть мудрость не по возрасту. Нет скрытности, есть осторожность разумная. Молчание же его произрастает от нежелания суетных слов... Великим государем будет! На радость люду русскому, на горе врагам.
  Пристукнув посохом, святой старец отвернулся и собрался было уходить. Остановился, вспомнив важное обстоятельство, опять повернулся к подобравшемуся игумену и медленно, словно бы в сомнении, обронил:
  - Отпиши владыке, что ко всему прочему отрок изрядно умен. И давно уже догадался, кто именно мог благословить духовника устроить в его опочивальне тайный сыск...
  
  

   Глава 7
  

  Покидал Кирилло-Белозерскую обитель юный наследник с явной неохотой: за день до отъезда много гулял от одной постройки к другой, время от времени замирая на месте или поглаживая белокаменные стены. А ранним утром, попрощавшись с монастырской братией и ее настоятелем, и приняв несколько памятных гостинцев, долго разговаривал о чем-то с отцом Зосимой. Стольника, посланного приказными подьячими напомнить об уходящем времени, царственный отрок ожег таким взглядом, что тот почел за лучшее склониться и отступить - остальные же, кто мог попытать счастья (то есть боярин Канышев и личная челядинка Авдотья) дружно сделали вид, что никуда не торопятся. Кстати, и в самом деле, не торопились. Впрочем, ожидание их надолго не затянулось: девятилетний мальчик крепко обнял девяностолетнего старца, тот же в ответ обвил чем-то правую руку отрока, отступил на шаг и размашисто перекрестил.
  - Ступай себе с Богом!..
  Короткий путь от обители до Горицкого женского монастыря, где уже давно ждали их большие лодии, затем неторопливый сплав вниз по течению Шексны, и уже под вечер весельные красавицы разом вышли на волжскую ширь, встреченную довольными возгласами пассажиров. А вот царевич отчего-то хандрил. Часами стоял на носу корабля, глядя вперед и перебирая гладкие можжевеловые кругляшки подаренных Зосимой четок, время от времени останавливаясь на трех крупных янтарных зернах, идущих вниз от узелка, или бездумно поглаживая темное от времени серебро небольшого крестика. И думал, думал, думал... Даже удачная рыбалка одного из дворцовых стражников, выудившего на простую снасть почти двухаршинную стерлядку и связанные с этим радостные хлопоты (экий исполин!) не отвлекли его от составления новых, и корректировки старых планов. Зато это удалось широким дощатым сходням, в середине пятого дня с шумом ударившимся о низкий причал в Твери - скорая встреча с братьями и сестрой, а также вид его личного удельного города (в составе такого же княжества) разом отодвинули в сторонку все остальное. Мигом собравшиеся лучшие и именитейшие люди города (чьи лица он честно постарался запомнить) недолго пообщались с командиром охранной полусотни, после чего дружно присоединились к посещению девятилетним отроком знаменитого Отроч-Успенского монастыря, где вместе с ним и отстояли небольшой благодарственный молебен. После него он все же оторвался от местной элиты, бросив им на растерзание обоих подьячих и комнатного боярина владычного митрополита - сам же на скорую руку познакомился с бывшим соперником Москвы за верховную власть. А напоследок даже побывал на местной стройке века, в виде здоровенной ямы с зачатками фундамента под будущий храм Троицы Живоначальной. Общие впечатления были... Самые положительные, скажем так. Их не портила даже осенняя грязь на улицах и ночевка в незнакомом и немного неуютном Тверском кремле - а так же то, что поглядеть на будущего государя сбежался весь город (и большая часть посадских людишек вдобавок). Последнее и вовсе стало чем-то привычным, и даже уже не раздражало как ранее, воспринимаясь скорее как неизбежная плата - любого, родившегося в царской семье.
  'Налог на статус, хе-хе! Годика через три-четыре придется обживать местный кремль посерьезнее - на время прохождения управительской практики. Надо бы заранее прикинуть, что к чему'.
  Несмотря на то, что Тверь покидали ранним утром, у ворот, провожая будущего 'практиканта', обнаружилась все та же кучка именитейших и родовитейших, так что пришлось немного задержаться. Зато потом - целый день чистого и теплого осеннего воздуха, не успевшего еще надоесть удовольствия от конной езды и золотистых пейзажей позднего сентября. Красота!.. Благодаря стараниям дядьки Канышева, наследник уже вполне прилично держался в седле смирного мерина Черныша, так что не радовалась бабьему лету только Авдотья, целиком и полностью занявшая царевичев возок. На последнюю, кстати, большинство из постельничих сторожей украдкой косились, тихо вожделея глазами: все как-то внезапно заметили, как за последние полгода расцвела и налилась телом семнадцатилетняя красавица, ничуть не напоминая прежнюю худую и невзрачную девицу-перестарка. Глаза живые да с задоринкой, кожа нежная, брови соболиные, и ступает - словно лебедушкой плывет... Опять же, не абы кого челядинка, а Димитрия Иоанновича, а это само по себе гарантировало немалое приданое.
  - Сто-ой! Поворачивай!
  Полусотник дворцовой стражи резко вскинул руку, привлекая внимание бойцов, а затем направил своего жеребца к виднеющейся чуть поодаль от дороги деревушке, и что гораздо важнее - большому колодезному срубу. Времени до первых сумерек как раз хватало на то, чтобы не торопясь обиходить коней, подготовить лежанки для ночевки под открытым небом, да сварить сытное хлебово. Поглядев, как слуги принялись сноровисто устанавливать его шатер, Дмитрий с некоторым трудом покинул седло, мимоходом отмахнувшись от вопросов о своем самочувствии, поглядел на темнеющее небо и решил прогуляться. Где он только за обе свои жизни не был, на что не насмотрелся - а вот в обычной крестьянской деревеньке шестнадцатого века бывать пока не приходилось!.. Опять же, удобный случай проверить кое-какие утверждения оставшихся в прошлой жизни приятелей-историков... Не обращая никакого внимания на глазеющих на него (и его стражу) селян, он без особой спешки прошелся по главной, а заодно и вообще единственной улочке, разделяющей с одной стороны четыре, а с другой сразу пять домов, затем немного повертел головой, сравнивая внешний вид приземистых строений. Постоял в легком сомнении, а потом направил свои стопы к предполагаемому 'середнячку'.
  Для крепкого хозяина Офанасия вечер поначалу не нес никаких неожиданностей. С утра ворошил зерно, затем забрал и привез с покосов еще один стожок сенца, днем проверил и чуть подновил крышу над конским стойлом, ну а ближе к ночи закончил очередное утепление (жар костей не ломит!) дерном и землей просторного хлева, где стояла кормилица Пеструшка и ее трехмесячный теленок. Хоть и молодая, да спокойная и умная, а уж какая щедрая на молоко - прямо сокровище, а не корова! За привычными хлопотами он даже не сразу и сообразил, с чего это все переполошились, а как поглядел, так невольно и перекрестился. Впрочем, особой боязни не было - чай свои воины, а не (упаси Господи!) тати литовские или какой разбойный люд. Грозно шикнув на малышню, чтобы та не отбегала далеко от избы, (впрочем, об этом уже позаботилась жена), он с немалым удовольствием поглядел на суету оружных конников, особо отметив небольшой татарский шатер в самой середке воинского стана. Затем погадал, кто есть такой богато одетый, и весьма смазливый ликом малец, что его стерегли аж двое воев с саблями?.. А пока гадал, с удивлением понял, что тот идет именно к нему. Шикнув еще раз, только уже на жену, чтобы скрылась с глаз долой, Офанасий на всякий случай подготовился к возможным неприятностям. Вблизи малец оказался еще красивее, а когда он скинул свою богатую шапку на руки подскочившего слуги-ровесника и тряхнул головой, так и вовсе стал похож на юную и весьма пригожую девку. Губы припухлые, ресницы длинные, а уж глазищи-то какие! На сеновале бы такую вот кралю разложить...
  - Дай.
  Проследив за рукой мальчишки, крестьянин понял, что того интересует заткнутый за опояску топор.
  - Зачем это?
  Негромкое хмыкание мальчика совпало с тихим шелестом извлекаемой из ножен сабли. Стараясь не косить глазами на шагнувшего ближе правого охранника, крестьянин тут же вытянул вперед свой главный рабочий инструмент. И с тревогой наблюдал, как его вертят в холеных руках, примериваются к топорищу, а потом и вовсе - с помощью богато изукрашенного булатного ножа снимают тоненькую железную стружку с обуха. Только когда имущество вернулось к владельцу, тот облегченно вздохнул. Мужик без топора как без рук! Ни дров поколоть, ни по хозяйству чего справить, да и отмахаться им от лихих людишек тоже можно. При удаче.
  - Нож?
  Сызнова покосившись на обнаженную саблю, хозяин осторожно ответил:
  - В избе.
  На что малец, чуть тряхнув своей гривой, приказал:
  - Веди!
  С ножом повторилась та же история: осмотрел, покрутил в руках, снял тоненькую стружку-волосинку и без интереса вернул. Ничуть не стесняясь ни хозяйки, ни самого хозяина, гость с интересом разглядывал немудреную крестьянскую обстановку и утварь, легко прикасаясь или поглаживая особо понравившиеся предметы. Небольшая самодельная мельничка, аккуратно и с явной любовью вырезанные ложки, потемневший от времени и впитавшегося жира половник, добротная посуда из глины, резное пряслице жены, кожаный мешочек с солью... А на прадедову икону в красном углу перекрестился мимоходом, словно бы и нехотя!
  - Какое еще железо у тебя есть?
  - Разве только серп?.. Тогда все, более ничего нету.
  Давно уже вернувший изогнутую саблю в ножны охранник вышел обратно в сени.
  - Часто ли голодаете?
  Офанасий с достоинством и заслуженной гордостью перекрестился:
  - Господь миловал, нечасто. Последний раз было три лета назад, да и то немного, перед самой новью .
  И с неясной тревогой наблюдал, как более чем странный юный родовитый подошел поближе к его деткам и внимательно разглядывает их. Начал с трех, мал мала меньше дочек, затем ненадолго остановился рядом со своим сверстником Ванькой, и напоследок мазнул взглядом по старшенькому, Перваку. Кхм, ну то есть Титу во Христе.
  - Чем болеет?
  Растерявшись как от самого вопроса, так и от того, что сыновья хворь заинтересовала гостя незваного и негаданного, отец семейства все же ответил:
  - Под дождь мы с ним попали... Выстудился.
  Вернувшийся в избу охранник принес с собой то, что Офанасий предпочел бы и вовсе не показывать. Недлинную охотничью рогатину с заметно истершимся, и даже чуток поржавевшим наконечником.
  - Нашел, или купил?
  - Выменял. По случаю.
  История повторилась в третий раз - нож, тоненькая стружка, и полное отсутствие дальнейшего интереса. Спокойно оглядев притихшую хозяйку и детей, мальчик вышел, поманив вслед за собой хозяина.
  - Скажи...
  Не зная, как обратиться ко второму отроку, чуть задержавшемуся с выходом на свежий воздух, Офанасий выбрал самый безотказный вариант:
  - Воин. А кому ты служишь? Как его звать-величать?
  Приосанившийся поначалу малец вытаращился на нестарого еще мужчину так, словно увидал вместо него былинную Жар-птицу.
  - Государем-наследником.
  - Ох ты ж, Господи!..
  Изрядно пришибленный открывшейся правдой, крестьянин как во сне отвечал на все вопросы Димитрия Иоанновича, показал ему хлеб нового урожая, хлев, коня, укрытую от дождя и прочей непогоды соху, доставшуюся по наследству от отца-покойника, еще какие-то мелочи... А в себя пришел только по возвращению в родную избу (потому как дома и стены помогают), и то, наблюдая как царевич быстро и с изрядной ловкостью делает непонятные записи, разложив на столе поднесенный ему малолетним 'воином' лист пергамента и переносную чернильницу.
  - Я узнал, что хотел, добрый христианин.
  Голос будущего великого князя, прежде властно-холодный (а думалось-то, что спесивый!), едва заметно изменился. Самолично свернув записи в свиток и передав слуге, дабы тот надежно упокоил их в специальном кожаном туле, мальчик подошел к приболевшему сыну хозяина. Коротким жестом поднял его на ноги и удивительно плавно провел рукой вдоль груди, прикоснувшись затем ладонью к ее правой половине:
  - Сильно ли болит?
  Поглядев на отца, старшенький хотел было ответить, но вместо этого невольно закашлялся. Да и потом говорил с едва слышными хрипами:
  - Кха-кха!.. Не очень, государь-наследник.
  - По воле Его да будет исцелен сей отрок.
  Равнодушно отвернувшись, царевич вернулся обратно к столу, провожаемый изумленными взглядами. Затем эти взгляды скрестились на замершем от непонятных ощущений Тите, который вдыхал и выдыхал грудью раз от раза глубже и шире, пытаясь понять - куда исчез изрядно досаждавший последнюю седьмицу кашель и неприятная ломота в груди.
  - Отче наш, иже еси на небеси...
  Дети, хозяйка с хозяином, служка и охранник в полном молчании, и некотором обалдении наблюдали, как царственный отрок тихо читает молитву над небольшой плошкой, до середины наполненной обычной колодезной водой. С завершающим словом воду перекрестили, едва-едва коснувшись поверхности кончиками пальцев и крестиком на четках, затем наследник поманил-подозвал хозяина знакомым жестом.
  Шлеп!
  - Ох!..
  - Тятя?!..
  Совсем не ожидавший столь увесистой плюхи от детской еще руки, Офанасий едва не упал на грубые деревянные плахи пола.
  - Это тебе за мысли твои, что думал обо мне в самом начале.
  Хоть и не делась никуда красота царевичева лика, но с девицей его перепутать уже было нельзя.
  - А это благодарность моя, за твое же гостеприимство. Три глотка выпьешь сам, два твоя супруга... Пожалуй, и старшему тоже можно столько же. Остальным и одного хватит. Пей!
  Охранники смотрели на происходящее так внимательно, что семейству даже стало как-то нехорошо. А вот потом совсем наоборот - потому что колодезная влага с привычной едва заметной кислинкой налилась вдруг необычайной свежестью и отчетливым привкусом меда. Морозным холодком прокатилась по языку и гортани, лопнула в животе блаженным теплом, растекаясь затем по всему телу, добавляя детям здорового румянца и задорного блеска глаз, а у их родителей изгоняя прочь все тревоги и накопившуюся усталость.
  - Се благодать Господня. Да пребудет милость его на вас.
  Уже мало что соображая, Офанасий проследовал за уходящим дорогим гостем сначала в сени, а затем и на двор, с неподдельным безразличием отметив как легкие сумерки, так и изобилие соседских рож рядом с его подворьем.
  - Димитрий Иоаннович, тебя уж потеряли.
  Очередная гостья (в компании сразу трех воинов), скромно и вместе с тем богато одетая, легко и как-то привычно чуть поклонилась царственному отроку. Тот, не отвечая, мимолетно осмотрелся и, чуть усмехнувшись, остановил свой взгляд на выскочившей вслед за мужем хозяйке. Еще раз изогнул губы в легчайшем намеке на улыбку и как-то певуче попросил:
  - Напои меня.
  Пока та радостная (соседки от зависти удавятся!) бегала в дом, он шепнул что-то очень тихое статной красавице в одеждах незамужней боярыни. Служанка? Взял у нее в ответ что-то мелкое и как раз успел повернуться обратно, принимая небольшой глечик с молоком. Не торопясь, отпил примерно половину, затем передал кувшинчик молодой боярыне - та же, не задерживая его в своей руке, тут же отдала стоящему позади нее царевичеву служке. Ну а остатки молока вечерней дойки оценил самый удачливый страж. То есть тот, что стоял ближе всех к юному подручнику.
  - Благодарствую.
  О донышко опустевшего глечика едва слышно звякнула новенькая серебряная копийка, заставляя подозревать, что давиться завистью будут не только соседки, но и их мужья. Ночью в селе почти все не спали, взбудораженные увиденным, услышанным, а паче того - самостоятельно додуманным. В доме же у Офанасия перебывали все мужики, лучше любого палача запытавшие его на предмет любых подробностей столь невероятной удачи. Бедный Тит заработал головокружение, старательно вдыхая и выдыхая, а так же терпя чужие уши, прижатые к своей спине. Плошку со святой водой (в последнем никто уж и не сомневался) едва не увели, да и вообще - перед тем как расходиться, кое-кто из сельчан едва не подрался, выясняя, чей черед принимать у себя царственного гостя. Увы! Рано утром все желающие смогли подивиться на воинское учение юного наследника, вдоволь напоили его охранников утренним парным молочком, и... Все! С первыми лучами солнышка околица села опустела. Долго еще сельчане поминали это событие, выводя ту или иную дату 'от явленного государем наследником чуда Господня'...
  

  ***
  

  Спокойный и очень ровный ход Черныша весьма способствовал раздумьям Дмитрия: тело уже без малейшего участия сознания делало все необходимое, вполне достойно восседая в довольно удобном седле, и тем самым освобождая внимание для другого. Мыслей и планов!.. Короткое посещение крестьянской хаты (назвать ее полноценной избой он все же затруднялся) принесло ему много нового. А заодно подтвердило большую часть того, что он некогда вычитал или просто услышал от знакомых историков.
  'Хотя про забитость и неухоженность несчастных крестьян мне все же явно наврали - одежда чистая, на хозяйке и детях даже вышивку небольшую заметил, и лица спокойные. Повадки и движения основательные. А здоровье и вовсе конское! Под дождик сынок попал, видите ли!.. Вполне сформировавшийся средненький хронический бронхит и легкая ангина в довесок - и совсем не мешают ему весь день помогать отцу по хозяйству, а под вечер наверняка еще и на гульбища молодецкие бежать. Дабы, хе-хе, себя показать, да приглянувшуюся девку хоть немного полапать'.
  Но про то, что на Руси шестнадцатого века был свирепейший дефицит любого металла, приятели по архивным раскопкам поведали чистую правду. Только топор крестьянина, отчасти смахивающий на секиру, был из качественного железа. Не весь, правда, а только вытянутая на наковальне пластина, сваренная с обухом, согнутым опять же из железа - но заметно похуже качеством. Примерно такого же, как у ножа и серпа, или чуть погнутого наконечника недлинного охотничьего копьеца. Все!.. И это в доме крепкого хозяина, явно не бедствующего (впрочем, и особой зажиточностью в нем тоже не пахло). Соха, вилы, ухват, грабли, борона и еще дюжины две необходимейших в любом хозяйстве вещей были вырезаны из дерева. Жилище сложено из толстых ошкуренных бревен и мха между ними, крыша из жердей покрыта дерном (впрочем, Офанасий явно собирался заменить его на клепку ), снаружи три нижних венца сруба присыпаны землей - для лучшей теплоизоляции. Лавки и пол с потолком из расколотых пополам, а затем старательно отесанных половинок бревен - причем на потолке сажи как бы ни больше, чем в печке. Два небольших оконца, затянутые бычьим пузырем и три немудреные держалки для длинных ровных лучинок, при должной сноровке вполне заменяющих восковую свечу. Толстые двери на массивных петлях все из того же дерева и кусков кожи, еще более толстая крышка-ляда холодного погреба, приземистая печка-очаг - и все это сделано без единой крупицы металла и своими руками, при помощи топора, ножа и позаимствованного на время у соседей ворота-перки . Сталь, если и бывала в доме гостеприимного крестьянина, то мимоходом - например, вися на поясах гостей.
  'Или мытарей отца моего - сельцо новое, стоит на удельной земле, значит и налоги идут прямиком в семейную казну'.
  Еще сильно разочаровало показанное ему зерно для посевной в следующем году: мелкое, какое-то даже невзрачное, с остатками соломенной мякины. Нет, разумеется что на селекционную работу рассчитывать было бы глупо - но уж на зачатки сортировки на обычное и отборное зерно он втайне надеялся. Ведь могли же люди догадаться, что от крупного зерна и всходы будут больше и обильнее?
  'Видимо, агротехнический прогресс до этого пока не дорос. Или же делали когда-то, но подзабыли. Работы предстоит много... Эх-ма!'.
  Но, в общем и целом, будущие подданные вызывали у него неподдельный энтузиазм. Крепкие. Неприхотливые. ОЧЕНЬ сметливые и просто нечеловечески выносливые, давно уже привыкшие как к 'ласковому' континентальному климату Московской Руси, с его коротким летом и длинной холодной зимой, так и к любым ударам судьбы. Вроде набегов оружных татей и людоловов с востока или запада, моровых поветрий, неурожаев и прочих весьма регулярных невзгод. Недаром же в Османской империи так любят набирать гребцов на свой галерный флот (в особенности на баштарды ) из полоненных славян - по сравнению с ними любой венецианец, грек или там австрияк дохнет на веслах раза в два, а то и в три быстрее.
  - Димитрий Иоаннович?..
  Выплыв из своих размышлений, царевич с некоторым удивлением поглядел на подъехавшего поближе Салтыкова. Затем на протянутый в его сторону небольшой бурдючок с оправленной в серебро горловиной. Уже открытой. После чего, незаметно передернувшись от отвращения, отрицательно качнул головой: во-первых, вполне можно и потерпеть до привала. Во-вторых, был бы это ягодный морс, парное молоко или сбитень, ну, на самый крайний случай хотя бы самая обычная, но обязательно свежая и холодная родниковая вода... А не набранная утром из очередного колодца, большую часть дня пробултыхавшаяся на горячем конском боку рядом с седлом, противно-теплая (Фу!..) и ко всему еще и разбавленная стаканом крепкого вина. Последнее добавляли для обеззараживания, но получившийся 'коктейль' не менее успешно убивал и его хорошее настроение. Ну и в-третьих - пить влагу с добрым десятком разных привкусов (причем одновременно) удовольствие для него куда как ниже среднего - хотя при сильной нужде, как думалось, он вполне мог бы утолить жажду из любой, самой что ни на есть грязной лужи. Причем без малейших последствий для здоровья. Поэтому, отмахнувшись от проявившего инициативу подручника, царевич покосился на солнце, затем перекрутился в седле, выискивая взглядом собственный возок, и мучающуюся в нем Авдотью. Вот уж кого следовало пожалеть!..
  'Пожалуй, сегодня вечером обычным осмотром не обойдешься'.
  Потому что его охранители и сопровождающие, руководствуясь в первую очередь приказом великого государя 'поспешать!', а во вторую тем, что царский сын едет на коне - заметно прибавили в скорости передвижения. Равняясь теперь не на медленный возок, а на вполне себе резвого мерина по кличке Черныш. Весь день в пыльной, душной и тряской повозке, поскрипывающей от непривычной скорости, чувствуя каждую кочку и ямку буквально всем телом!.. Брр!
  'Про изнеженность русских боярынь тоже, получается, немного приврали - с такими вот поездками, любой зад поневоле обретет упругость гранитного валуна'.
  Чуть тряхнув рукой, Дмитрий поправил обвивающие ладонь четки. Перещелкнул с десяток деревянных бусин, ощутил под подушечками пальцев гладкое тепло и в очередной раз задумался - над тем, почему каждый раз, когда он касается древней смолы, то ощущает зыбкий, буквально на грани чувствительности, 'привкус' энергетики отца Зосимы. Следовало ли это понимать так, что янтарь способен накапливать и удерживать в себе чужую силу? И только ли янтарь обладает такими свойствами, или же тут возможны варианты? Сплошные вопросы, а ответов на них - чуть.
  'По возвращении, надо бы подкатиться к отцу, заради небольшой экскурсии по сундукам Большой казны. Или проще сразу попросить себе полдесятка небольших перстеньков с разными камнями?'.
  Еще раз погладив застывшие кусочки солнца, царевич прижал деревянные бусины к лицу и вдохнул аромат можжевельника. Как-то сама по себе вспомнилась Кирилло-Белозерская обитель... И тут же разум мимолетно кольнуло острое сожаление - о том, что он не может наложить свою загребущую лапу на кое-какие монастырские сокровища. А в особенности на личную библиотечку одного святого старца, в которой обнаружились все три тома 'Канона врачебной науки' знаменитого Абу Али Хусейна ибн Абдаллах ибн Сины, и два других его трактата: практически неподъемная 'Книга исцеления' и увесистая 'Книга знаний'. Не топорные латинские переводы, сделанные католическими монахами в меру своего разумения - нет, драгоценные инкунабулы были исписаны затейливой арабской вязью. Словами не передать, что Дмитрий почувствовал, поняв, что именно он видит!.. Гремучую смесь из жадности, детского восторга и дичайшего желания обладать - только усилившуюся, когда он вдоволь их полистал, а потом рассмотрел и остальные фолианты. Правда, перед этим он долго убеждал сам себя, что не бредит: уж больно сложно было поверить, что в келии одного из светочей православной веры может найтись сразу пяток трудов арабского ученого-энциклопедиста Авиценны. А так же семь трактатов римского медика, хирурга и философа Клавдия Галена, и несколько книжных 'новинок' от совсем недавно (относительно, конечно) усопшего светоча европейской медицины, амбициозного Теофаста Бомбаста фон Гогенхейма, более известного под именем Парацельс . Кстати, 'Правдивое слово' за авторством Цельса , признаваемое большинством церковников восточной и западной ветвей христианнейшей церкви как произведение сугубо еретическое, на грубых деревянных полках тоже присутствовало. Определенно, монастырскому целителю было позволено много больше, чем иным, куда более именитым иерархам Русской церкви.
  'Только вот епископов много, а из целителей он такой один. Были бы еще, так обязательно упомянул бы их в одной из бесед'.
  М-да, беседы. Когда выяснилось, что отец Зосима вполне спокойно (пусть и медленно) читает рукописи на арабском, древней латыни, старогреческом, помеси немецкого и новой латыни, старофранцузском и глаголице - юный наследник только и смог, что вовремя захлопнуть приоткрытый было рот.
  'Ну, допустим, с арабским и германо-латинским суржиком мне помогут толмачи Посольского приказа. Древняя латынь?.. Сам справлюсь. Остаются старогреческий и глаголица. Возможно, духовник? Новый, так как козла Агапия я в свой огород более допускать не буду'.
  Еще раз вдохнув можжевелового аромата, он убрал четки в пояс, гадая - удастся ли еще свидеться с девяностолетним старцем? Великолепным собеседником (пожалуй, первым в новой жизни, кто заставил его изрядно попотеть, скрывая свои секреты и возможности), отличным целителем, врачующим не столько болезнь, сколько самого больного, и единственным из живущих, кто видел его прадеда - Иоанна третьего Васильевича, собственным народом нареченного Великим.
  'Прадед Великий, деда иногда величают Строителем , отца обзовут Грозным... Или Жутким, если мой план потерпит неудачу. Интересно, а какого титула удостоюсь я?'.
  Мысли, ненадолго вильнув, опять вернулись к первому хозяину четок. Одно только наблюдение за тем, как тот лечил добравшихся до обители паломников, уже было весьма полезно. Правда, сами больные царевича интересовали в весьма малой степени - а вот отслеживание переливов чужого Узора... Неспешный ток силы из средоточия, яркие нити нервов, мерная пульсация сосудов - и все это светилось так, что о приближении отца Зосимы его временный ученик узнавал за добрых полсотни шагов. Причем, в этом ему и стены не были никакой помехой.
  'А вот если бы уже я, вместо того чтобы держать свою силу, отпустил ее на волю - он бы почувствовал меня метров этак за десять, и сквозь каменную кладку метровой толщины?'.
  Увы, но исходя из всех наблюдений и собственных умозаключений, на положительный ответ тут надеяться не приходилось - покамест все, что он смог проверить и тем самым подтвердить (или опровергнуть), прямо заявляло, что степень чувствительности прямо зависит от личной силы. То есть чем больше и мощнее средоточие, тем тоньше и дальше видит чужую энергетику его хозяин. Уровень же своего монастырского наставника Дмитрий оценивал как... Хм?.. Ну, заметно выше себя прежнего. И примерно четверть от себя же нынешнего. В десять лет. Интересно, что будет к годам хотя бы двадцати?
  - Димитрий Иоаннович?..
  В этот раз наследника отвлек десятник постельничей стражи - занятый своими мыслями, он едва не проехал мимо места, где высланные вперед кашевары подготовили для колонны небольшой привал. Довольно крупный ручей позволял вдоволь напоить лошадей, над жаркими кострами сразу в трех котлах уже булькал и парил мясным духом густой кулеш, а для царевича расстелили небольшой ковер повышенной толщины и лохматости. И даже бросили на него несколько 'подушек', из сложенных в несколько раз конских попон. Проигнорировав подставленную в качестве опоры спину стража, царевич самостоятельно покинул седло, мягко приземлившись на пожухшую придорожную траву. Довольно потянулся, глядя как Черныша уводят к остальным коням, размял ноги в недолгой прогулке... А затем не без юмора наблюдал, как его собираются покормить. Для начала из котла тщательно вылавливали наиболее аппетитные кусочки мяса, затем их немного разбавили на совесть разваренным зерном, и напоследок царевичева кулеша отведал сам кашевар. Потом заботу проявил подошедший десятник, после него отметился полусотник, по дороге черпанул свою порцаечку стольник - и в результате всех этих дегустационных мероприятий, первоначальный объем каши в глубокой 'походной' серебряной миске (скорее уж мини-тазике) уменьшился примерно на треть.
  'Перестраховщики, блин! Или халявщики. Будь мне разрешено вино, так наверняка отхлебнули бы большую его часть - разумеется, только лишь из соображений моей безопасности'.
  Впрочем, бурчал мальчик исключительно для порядка - потому что несмотря на все его усилия и аппетит, съесть все без остатка так и не удалось. Получасовой отдых для утрясания кулеша в животе, во время которого кашевары удивительно быстро помыли котлы, собрали все свое хозяйство и ускакали вперед, готовить место для ночлега. Затем было массовое паломничество воинов в небольшой овражек по соседству с ручьем, дабы оправиться на дорожку, короткая свара двух боевых жеребцов, не поделивших место рядом с чьей-то кобылкой, и то, что очень не нравилось наследнику. Посадка на седло. Первоначально его просто подхватывали подмышки и закидывали на мерина, затем, увидев, насколько ему не нравятся чужие прикосновения, стали образовывать живую лесенку из спин, плеч и сцепленных рук. Конечно, это было лучше, чем просто чувствовать себя живым мешком, но все равно было... Как-то не очень.
  - И-и, раз!.. От так!
  Продев носки сапожков в укороченные под него стремена, царевич подхватил протянутую нагайку и чуть натянул поводья, останавливая двинувшегося было вперед Черныша. В отличие от него, Салтыков подобными вопросами не заморачивался, воспринимая то, что его слегка подсаживали как нечто насквозь обыденное, да и прикосновения чужих рук проблем для него не составляли.
  'Потому что его сколько ни касайся, ничего не будет, а у меня или силу крадут, или я сам могу ей нечаянно поделиться - со смертельным избытком. М-да. Надо бы с Авдотьей переговорить насчет тонких перчаток - какое-никакое, а все подспорье будет'.
  Неспешно разгоняя коня в привычный дорожный ритм, Дмитрий внезапно замер в седле от внезапной идеи. Что ему мешает найти общий язык с Чернышом? Лошади издревле служат людям помощниками и друзьями, наравне с собаками считаются (и по праву) большими умницами, прекрасно поддаются дрессировке - а уж с его-то талантами!..
  'Хм. Если получится. Нет. Когда получится - все просто упадут. Еще один кирпичик в стену моего плана...'.
  

  ***
  

  Ночь уже полностью вступила в свои права, когда к Никольским воротам московского кремля приблизился небольшой воинский отряд.
  - Сто-ой! Кто такие?
  Старший из стражей перегородил дорогу, а остальные подтянули свои бердыши поближе.
  - Ага.
  Разглядев вблизи пару знакомых, а вдалеке приметный красный возок, бдительный воротчик сразу успокоился. Заметив же двух юных всадников в середине колонны, он и вовсе махнул подчиненным рукой, приказывая убрать загораживающие проезд рогатки из толстых жердин.
  - С прибытием, служивые.
  - Благодарствуем.
  Проезжающий мимо десятка воротной стражи наследник вежливо кивнул, чем доставил им немалое удовольствие. Меж тем, отряд, мимоходом крестясь, втянулся в воротную арку и сразу потерял свою монолитность: сначала постельничие сторожа где-то на полпути до Теремного дворца стали сбиваться, что называется 'по интересам'. Затем слуги и повар двинули к дворцовому входу для челяди, и только царевич с десятком окружающей его стражи и заметно оживившимся стольником проследовали дальше к Постельному крыльцу.
  - Стой! С благодарением Господу нашему, прибыли.
  Удивительно слитно спешилась дворцовая стража, отчетливо поскрипывая (последние три дня дались ему нелегко) подъехал и остановился возок, тут же окруженный подскочившей дворней - а конь наследника медленно и как-то даже величаво подогнул под себя передние ноги, задние и аккуратно лег, позволяя своему седоку спокойно и с немалым комфортом спешиться. Что тот незамедлительно и сделал, в полнейшей тишине: покинул седло, не обращая никакого внимания на вытаращенные глаза дворцовой челяди (впрочем, кое-кто из постельничих сторожей тоже этим отличился), крепко утвердился на ногах, с явным удовольствием перекрестился на Успенский собор. Затем полной грудью вдохнул ночной воздух и зашагал вверх по лестнице, сопровождаемый личной служанкой и подоспевшей из дворца тройкой стражей.
  'Дом, милый дом! О, а чего это так много светильников?'.
  Действительно, обычно темные переходы были вполне прилично освещены, да и количество охраны на галереях явно увеличилось. Впрочем, вопросы пропадали сами собой - если вспомнить о наличии во дворце царской невесты, после недавнего крещения нареченной Марией Темрюковной. И не только невесты, но и ее черкасской родни - старшего брата, свиты, приехавших на свадьбу гостей... Кстати, последним 'гостем' был сам Дмитрий - остальные уже давно собрались, но его царственный отец и слышать не хотел о том, чтобы справлять свадьбу без своего наследника. Так не хотел, что на обратном пути им встретился еще один гонец с приказом поторапливаться, а приготовления к свадьбе наверняка начались еще за неделю до его приезда.
  - С приездом, Димитрий Иванович.
  Проходя мимо ниши к дверям своих покоев, он привычно и мимоходом кивнул стоящему там охраннику, а услышав его голос, обернулся и еще раз посмотрел, опознав в нем Егора Колычева. Заодно отметил, как сопровождающие его постельничие расположились рядом с нишей так, что сразу становилось понятно - 'оно всегда здесь росло'.
  'Интересно, у братьев с сестрой тоже охрану усилили, или только я такой чести удостоился?'.
  Прихожая, Крестовая, Комната для занятий, Опочивальня... На ее пороге хозяин покоев остановился и на мгновение прикрыл глаза, тут же едва заметно поморщившись.
  'Что же, вполне ожидаемо. Все проверили, везде покопались, может даже и записи скопировали. Хочу большой сейф!'.
  Два дня спустя...
  - Имеешь ли ты, Иоанн, намерение доброе и непринужденное и крепкую мысль взять себе в жены эту Марию, которую здесь пред собою видишь?
  Великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси, немало воодушевленный происходящим венчанием, ответил владыке Макарию громко и очень четко:
  - Имею, честной отче!
  - Не давал ли обещания иной невесте?
  - Не давал.
  Проводящий таинство митрополит едва заметно кивнул, и величаво повернулся к шестнадцатилетней невесте:
  - Имеешь ли ты, Мария, намерение доброе и непринужденное и крепкую мысль взять себе в мужья этого Иоанна, которого здесь пред собою видишь?
  Молодая черкешенка непроизвольно стрельнула глазами на будущего супруга:
  - Имэю, чэстной отчэ!
  - Не давала ли обещания иному мужу?
  - Нэ давала!
  Дождавшийся своего выхода диакон немедленно возгласил, наверняка оглушив своим могучим басом всех, стоящих рядом с ним:
  - Благослови, владыка!!!
  Мало кто заметил, как непроизвольно вздрогнул и чуть подался назад наследник великого государя царевич Димитрий.
  'Ч-черт! И это ведь он еще вполсилы выдал, постеснялся отца да Макария оглушить'.
  Осторожно скосив глаза влево, а затем и вправо, отрок вообще не заметил никакого неудовольствия на боярских и княжеских лицах - одно сплошное почтение и верноподданническую радость за своего государя. Пользуясь тем, что все слушают хоровое пение Великой ектениии , он потянулся мыслями и чувствами к среднему брату, стоящему на два шага позади него. Привычно, и довольно быстро (наработал-таки потихоньку сноровку!) произвел диагностику, довольно приподняв кончики губ напоследок - приятно, когда твои усилия дают столь четкий положительный результат! Нет, до позиции 'здоров как бык' было еще далеко, но по сравнению с тем, что было раньше, даже 'более-менее здоров' уже было немалым достижением. Оставив Ивана в покое, старший брат легко дотянулся до сестры. Недовольно дернул бровью, немного повернулся - так, чтобы видеть ее краешком глаза, и надолго замер безучастным наблюдателем происходящего перед ним церковного таинства. Ожил наследник ненадолго, и всего один раз - когда владыко Макарий, увенчав головы брачующихся золотыми венцами, с нотками торжественности начал говорить:
  - Венчается раб Божий Иоан с рабою Божией Марией, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь!
  Внимательно пронаблюдав, как у него появляется вполне законная мачеха, и тихонечко вздохнув в ответ на тройное благословение митрополита:
  - Господи Боже наш, славою и честию увенчай их!
  Царевич опять едва заметно поморщился от густого баса диакона, буквально рявкнувшего в боярскую толпу:
  - Будем внимать!!!
  Словно извиняясь за эту звуковую агрессию, Макарий довольно мягко провозгласил:
  - Мир всем!
  Довольно неприметный чтец тут же поддержал это заявление:
  - И духу твоему.
  Но диакон опять все испортил, во всю грудь прогудев предельно низкое:
  - Премудрость!!!
  После этого он все же поумерил свое усердие, и дальнейшее чтение Евангелия от Иоанна, сугубой ектении и прочих молитв происходило ровно и относительно тихо, не отвлекая более Дмитрия от лечения своей сестры. К Федору... М-да, честно говоря, к нему он пока попросту не знал как подступиться. Энергетика непонятным образом перекорежена, Узор в районе головы выглядит как какой-то большой и изрядно перепутанный клубок шерсти, часть духовных линий странно истончена - неудивительно, что мальчик в основном ест да спит. Нет, кое-какие идеи по кардинальному лечению всего этого безобразия были, но применять их на брате, предварительно не проверив?.. На такой риск он пойти не мог. Так что оставалось лечить, но очень медленно и осторожно, семью семь раз отмерив любое свое действие, или... Или найти несколько подопытных свинок человеческого рода, на которых и отработать все вызывающие сомнения моменты. Собственно, искать надо даже не их, а хороший такой повод навестить обширные подвалы Разбойного приказа. Садят туда только особо проявивших себя в многотрудном ремесле грабежа и убийства, так что среди относительно 'невиноватых' и 'оклеветанных' работников кистеня и топора наверняка найдется подходящий душегуб - такой, чтобы прямо по горло в крови своих жертв. Может даже и не один. Опять же, по сравнению с тем, что их обычно ждет в качестве наказания за разбойные подвиги, любые медицинские опыты покажутся верхом гуманности: никакого тебе закапывания по шею в землю, с последующим медленным удушьем от сдавливания груди; вдумчивого четвертования на плахе; нещадного битья кнутом, когда всего за десяток ударов спина превращается в лохмотья кожи и мяса, с просвечивающей сквозь них костью; ну или там сажания на заботливо смазанный жиром кол...
  - Чашу спасения приму, и имя Господне призову!
  Плавно пропев-проговорив положенные слова, митрополит Московский и всея Руси взял новобрачных под руки и трижды провел вокруг аналоя , а хор дружно поддержал своего владыку негромким исполнением тропарей. Затем Макарий остановился напротив великого князя и двумя руками аккуратно приподнял его венец:
  - Возвеличься, жених, как Авраам, и будь благословенн, как Исаак, и умножься как Иаков, шествуя в мире и исполняя в правде заповеди Божии!
  Первый венец вернулся на место, а иерарх церкви потянулся за вторым:
   - И ты, невеста, возвеличься как Сарра, и возвеселись, как Ревекка, и умножься, как Рахиль, веселясь о своем муже, храня пределы закона: ибо так благоволил Бог.
  Удивительно точно поймав момент, все тот же диакон на удивление тихо предложил:
  - Господу помолимся!..
  Хор тут же подхватил это начинание, удивительно мощно и торжественно провозгласив:
  - Господи, помилуй!!!
  Момент, когда венцы все же сняли, наследник самым позорным образом пропустил, завершая свои манипуляции с энергетикой сестры. Зато, выполнив программу-минимум, в то краткое время, пока владыко Макарий читал отпуст, Дмитрий самым внимательным образом разглядел новую семейную пару. Отец, весь в предвкушении пира и последующей за ним первой брачной ночи, выглядел весьма довольным и даже радостным. Счастливая невеста такого энтузиазма на окружающих не излучала, но и особо убитой, пожалуй, тоже не выглядела - зато, в мягких еще чертах молодой черкешенки все явственнее проступало что-то вроде 'вы все грязь под моими ногами!'. Это выражение ненадолго пропало, когда все присутствующие подходили поздравить новобрачных, и один раз сменилось легким смущением при виде двух старших братьев: Салтанкула, еще три года назад поступившего на службу к ее мужу, и тогда же крещеного в Михаила с одновременным получением титула князя Черкасского. И Булгерука-мурзы, одного из сыновей верховного валии Малой Кабарды.
  - Димитрий Иоаннович!..
  В руки наследника сунули золотое блюдо, богато изукрашенное орнаментом и чернью, и выразительно посмотрели в сторону его мачехи. Младшие царевичи остались в сторонке - тем более что они уже заплатили положенную 'дань', одарив Марию сразу после ее крещения небольшими нательными крестами, изукрашенными алмазами и жемчугом.
  - Батюшка.
  Ненадолго склонив голову перед отцом, Дмитрий встретился с ним взглядом и тут же открыто улыбнулся, делясь небольшой капелькой своей силы. И не просто делясь, а весьма адресно ее направляя. Даешь первую брачную ночь от заката и до рассвета!..
  - Матушка.
  Без всякой улыбки, но в то же время очень вежливо, он протянул вперед сколь драгоценную, столь и бесполезную в быту тарелку, одновременно проводя достаточно сложную манипуляцию с ее энергетикой. Если его предположения не подтвердятся, он легко вернет все на свои места... А молодая царица в это время едва заметно коснулась блюда и окинула дарителя любопытствующим взглядом.
  - Благодарю.
  Полуметровое 'блюдечко' тут же подхватили и унесли в сторону, самого же царевича мягко оттеснили к остальным детям великого государя. Еще минут с двадцать поздравлений, обильно сдобренных самыми разными дарами, затем митрополит, жестом потребовав тишины, кивнул диакону. А уж тот не подвел:
  - Премудрость!!!
  Звук вышел столь низкий, что пробрало всех присутствующих. Макарий, собрав на себе внимание, охватил взглядом весь храм, и с неподдельной искренностью в голосе провозгласил:
  - Пресвятая Богородица, спаси нас!
  Хор, вдохновленный как видом архипастыря, так и скорым завершением таинства, одним многоголосым звучанием подхватил, дополнительно усиливая торжественность момента:
  - Честью высшую Херувимов, и несравненно славнейшую Серафимов, девственно Бога-Слова родившую, истинно Богородицу - тебя величаем!..
  Глядя на слаженное движение священников и поклоны бояр, вдыхая запах ладана и мирры, 'предвкушая' долгий перезвон колоколов по всей Москве, Дмитрий как-то некстати вспомнил, что на улице еще только полдень.
  'Обязательные четыре часа отсидки на свадебном пиру, потом прием подарков от невестиной родни, потом от других гостей... Это будет до-олгий день!..'.
  
  

   Глава 8
  
  

  - Хороши!.. Ай хороши!
  Десятые именины наследника престола Московского и всея Руси справлялось широко и с поистине царским размахом - во всех церквах были отслужены благодарственные службы и моления о ниспослании ему долгих лет, в городах наместники выкатили народу бочки с хмельными медами, дабы каждый добрый христианин разделил радость великого государя. Должникам были прощены все недоимки, мелкие преступники отпущены на свободу, более серьезным татям сделали послабление в содержании... А нескольким так даже удалось сохранить свою голову на плечах.
  - А ты, Афанасий, что скажешь?
  Князь Вяземский, демонстративно оглядев небольшой табунок отборнейших жеребцов, степенно подтвердил:
  - Лучше и не видывал, государь.
  Для самого же царевича Димитрия его десятый день рождения обернулся еще одним долгим пиром, а после нескончаемой вереницей гостей-дарителей, и необходимостью каждому вежливо кивать. А самым заслуженным и родовитым, так даже и улыбаться. Изукрашенные золотом и каменьями сабли, а также ножи и кинжалы, посуда (разумеется, золотая), пушная рухлядь, штук тридцать перстней с камнями самых разных размеров, пять доспешных наборов - два его размера, а остальные 'на вырост'. Дюжина Евангелий в богатых окладах от монастырей, еще один Вертоград неизвестного новгородского автора (спасибо владыке Макарию), десяток икон, отрезы аксамита и шитой золотом парчи, набор серебряных кубков изумительно тонкой работы, кисет с золотыми монетами, десяток штук разноцветного шелка и много всего иного... А новая черкасская родня сподобилась пригнать полсотни жеребцов, среди которых был десяток аргамаков-трехлеток знаменитой ахалтекинской породы. Разумеется, большую часть табуна предполагалось продать (и за весьма немалые деньги!..), но перед этим Михаил Темрюкович верноподданнически прогнулся, предложив великому государю и его наследнику самим отобрать себе понравившихся скакунов.
  - Ну что, сынок, выбирай.
  Иоанн Васильевич довольно улыбнулся, наблюдая, как его первенец медленно едет на своем мерине вдоль длинной ограды загона, спокойно рассматривая строптивых красавцев, не изведавших еще на себе касания уздечки и седла. Вот царевич заинтересованно склонил голову, остановив своего Черныша, затем подъехал ближе к ограде и оперся на ее верхнюю жердину высвобожденной из стремени ногой.
  - Ах ты ж!..
  Оставив за спиной еле слышный возглас и тревожное сопение верного Вяземского, а так же скрип натягиваемых луков, царь тронул своего коня, подъезжая ближе к загону и подавая в том пример остальной свите и гостям. Меж тем, юный наследник спокойно соскочил на землю, взрыхленную сотнями копыт, засунул за пояс нагайку и медленно пошел вперед. А молодые жеребцы тут же сдвинулись назад и в стороны, опасливо разбегаясь перед десятилетним мальчиком. Запереглядывались между собой табунщики, весьма удивленные столь кротким нравом необъезженных скакунов, недоверчиво нахмурился князь Черкасский, зашептались между собой родня молодой царицы и часть гостей...
  - Этот.
  Медленно, и словно бы опасливо к юному имениннику приблизился игреневый кабардинский красавец, с молочно-белой гривой и хвостом, и шоколадного цвета корпусом. Подошел вплотную, тщательно обнюхал протянутую вперед ладонь, а потом спокойно вытерпел немудреную ласку - поглаживание все той же самой ладонью. Затем наследник обошел вокруг своего подарка, придирчиво рассматривая, плавно повел рукой - и жеребец тут же послушно лег на землю. Встал, уже неся царевича на своей спине, и игриво загарцевал по загону, время от времени косясь на обретенного хозяина лиловыми глазами. Луки опять едва слышно скрипнули, возвращаясь в спокойное состояние, но стрелы с игольчатыми наконечниками так и остались лежать на тетивах.
  - Эк он его лихо обратал!..
  Услышав тихий шепоток, Иоанн Васильевич горделиво вскинул голову, обводя свиту и гостей прищуренными глазами. И увиденным остался доволен: неподдельное потрясение и удивление на лицах одних, почтение и глубокая задумчивость у других, равнодушным же и вовсе не остался никто. Велика благодать отрока его крови - и раз Бог явил ему столь ясный знак, то все его деяния и замыслы были праведными! Тем временем, царевич снова соскользнул на землю, поманив к себе еще одного жеребца. Редчайшей изабелловой масти аргамака, выделяющегося вдобавок еще и синими глазами.
  - Этот.
  Все повторилось: опасливо-осторожное обнюхивание руки, ласковые прикосновения, поездка без седла...
  - Этот.
  Вороной аргамак попытался было взбрыкнуть, почувствовав на себе всадника, но быстро передумал, пройдясь по загону гордым шагом. Успокоившиеся рынды убрали стрелы с тетив, а после того как мальчик вернулся в седло Черныша, и вовсе вернули свои составные луки в саадаки .
  - Я выбрал, отец.
  Вокруг царственного отрока словно сама собой появилась его охрана - четверо дюжих постельничих сторожей, разом перекрывших любые подходы. Немного помолчав, великий государь милостиво кивнул князю Черкасскому и коротко повелел гостям и свите:
  - Веселитесь!
  А сам вместе с сыном направился к митрополичьему подворью, время от времени непроизвольно хмурясь: предстоящая беседа одновременно и тяготила его своей неизвестностью, и искушала великой надеждой. Давно уже должен был состояться сей разговор, но сначала помешала поездка в обитель, затем свадьба, потом десятилетие Митеньки... В Чудовом монастыре их уже ждали - приняли скинутые шубы, поднесли чашу для омовения рук и проводили в жарко натопленные покои, где их встретил седовласый хозяин.
  - Сынок. Садись-ко поближе.
  В руках митрополита появились четки, очень похожие на подарок Зосимы, затем он медленно прошелся вдоль дальней стены, возжигая свечи, и кратко помолился.
  - С Божией помощью, начнем.
  Иоанн Васильевич ласково растрепал длинные волосы первенца, и осторожно спросил:
  - Митенька, скажи нам, что может твоя благодать?
  Десятилетний мальчик немного помолчал, явственно косясь на архипастыря, а потом все же начал перечислять:
  - Целить людские недуги. Наделять воду благодатью. Снимать и налагать родовые проклятия... Правда, я пока только с Вани снял, да с себя.
  Великий князь ощутимо дернулся.
  - Зреть грядущее, но очень зыбко. Вопрошать о незнаемом и получать полные ответы. Видеть скрытое, скреплять клятвы.
  Царевич немного поколебался, а потом все же закончил:
  - Налагать незримую кару и... Испепелять черные души.
  Тут уж челюсть отпала и у Макария.
  - Сынок. А как это, вопрошать о незнаемом?
  Мальчик доверчиво улыбнулся, не видя, как растерянно оглаживает бороду митрополит.
  - Мне бумага для учения не нравилась. Я и загадал: вот бы мне такую бумагу, чтобы не рвалась, ровная да гладкая была, ну словно шелк! И перо такое, чтобы не надобно было постоянно очинять. Помолился в Крестовой, а наутро понял, что знаю, как такую бумагу выделать. И про перо тоже. Я потом много всего наспрашивал: как сталь добрую варить, как пищали справные ладить, об устроении зданий, о травах целительных, как веницейское стекло делают, зеркала большие, фарфор китайский... Не всегда, правда, знание приходит - иной раз, сколько не молюся, ничего.
  Увидев лица взрослых, отрок в то же мгновение замолк, а потом и положил руки на отцовские виски:
  - Батюшка?..
  - Нет-нет, сыно, все хорошо. Ты вон лучше отца Макария полечи, опять у него нога разболелась.
  Руки царевич убрал, но с места двигаться и не подумал.
  - Что же ты, Митя? Неужели не любишь архипастыря нашего?
  - Люблю. Но целить не буду - он сам знает, за что.
  Царь и митрополит, не сговариваясь, переглянулись. Первый насмешливо поднял брови, а второй неопределенно дернул плечом.
  - Ну что ж. Твоя правда, отрок, есть на мне вина. Ну так я за то винюсь. Простишь?
  Сделав вид, что собирается встать и поклониться, Макарий закряхтел. А потом и в самом пришлось подняться, ибо мальчик тихо напомнил:
  - Я вижу притворство.
  Поклониться (немного, но все же) тоже пришлось, и лишь тогда царевич поклонился в ответ, гораздо глубже, и положил правую руку на больное колено. А через десяток минут, заполненных вязкой тишиной, и на другое.
  - Ох, хорошо! Благодарствую, Митрий.
  Еще раз поклонившись, наследник вернулся на свое место близ отца:
  - Эта болесть больше не вернется, владыко.
  - Даже так?.. Велика твоя благодать, отроче, велика. Позволь, раз уж такой случай, попечаловаться за твоего духовника Агапия - прояви милосердие, сними с него свою кару.
  - Бывшего духовника?
  - Кхм? Верно, отроче, бывшего.
  Довольную улыбку царевича удачно скрыл очередной поклон.
  - Сниму, отче.
  - Вот и славно.
  Решив не затягивать с лечением верного человечка, а заодно развязать руки царственному отцу, которого буквально жег изнутри один-единственный вопрос, хозяин покоев удалился прочь, плотно притворив за собой двери.
  - Сынок. Что ты там говорил о проклятиях? На тебя с Ванькой кто-то порчу навел? Кто?..
  В глазах великого князя явственно проступил отблеск раскаленного до белизны пыточного железа. Впрочем, негромкие слова первенца слегка притушили этот огонь:
  - Когда предок наш, Рюрик, примучивал племена, его проклинали. Святослав, внук его, разгромил Хазарский каганат - и побежденные призывали на голову князя-пардуса все мыслимые и немыслимые кары. Сын его, равноапостольный Владимир - убил единокровного брата, снасильничал его супругу, да и свою первую жену Рогнеду тоже взял силой, перед этим убив ее отца и братьев. После же крестил Русь. Огнем и мечом крестил, и проклинаем был не только волхвами, но и собственным народом. Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Юрий Долгорукий, Александр Невский, Иван Калита, Симеон Гордый, прочие прадеды - расширяли и защищали Русь, и не раз были прокляты своими врагами, тайными и явными. Чем древнее род, тем больше на нем... Всякого темного.
  Полностью успокоившийся Иоанн Васильевич погладил сына по голове, и немного не в тему заметил, тяжело вздыхая:
  - Совсем ты у меня взрослый стал, речь прямо как думной боярин держишь.
  Еще о чем-то подумал, и встрепенулся:
  - Это что же получается, раз бабка моя Софья была императорской крови, значит и у нее тоже родовых проклятий, как блох? Да?.. Наверное, оттого и обычай появился, жену выбирать на царских смотринах - кровь обновлять.
  Скребанув ухоженными ногтями по столешнице, великий государь рассеянно посмотрел в сторону дверей, повел взглядом по светлице и дернул ворот кафтана, ставший вдруг ужасно тесным.
  - Понятно теперь, чего Федька такой квелый. И Дунька, поди?
  Ворот стал еще шире, отлетела прочь пуговица... А потом темно-синие глаза тридцатилетнего властителя засветились надеждой:
  - Раз с Ваньки порчу снял, значит и с них получится? Да?
  Царевич неуверенно пожал плечами:
  - Не знаю, батюшка, то мне пока неведомо. Что на мне было, легко свел, а ради Ивана пришлось зарок на себя взять.
  Иоанн Васильевич разом подобрался:
  - Что за зарок?..
  Дмитрий опасливо оглянулся на двери, и зашептал что-то прямо на ухо отцу.
  - Десять тыщ душ православных!?!
  Великий государь как-то разом обмяк на своем креслице.
  - Да где ж их столько взять-то?..
  Обняв отца за шею обоими руками, мальчик продолжил шептать.
  - Так. Ишь ты? Значит, и так можно?
  Отстранившийся мальчик мелко покивал. В явном сомнении огладив бороду, великий князь подпер затем ладонью подбородок. Встрепенулся, притянул к себе сына и что-то негромко спросил. В ответ отрок с еще большей неуверенностью пожал плечами, отвечая так же тихо:
  - Немного, батюшка - как ты через два года от этого Полоцк возьмешь, как литвины через пять лет посольство важное пришлют, про мачеху, как войско Шуйского через три года попадет в засаду, как Курбского через год под Невелем разобьют, как он после того сбежит... Дальше не смог, боль пересилила.
  Иоанн Васильевич опять притянул к себе наследника, успокаивая и одаривая его скупой родительской лаской - и только лихорадочно поблескивающие глаза выдавали охватившее его возбуждение.
  - Кхе-кха. Государь?..
  Как ни старался владычный митрополит шуметь поболее, его возвращение осталось незамеченным - толстые ковры смягчили звук шагов, а петли на дверях были слишком хорошо смазаны, чтобы предупредительно скрипнуть. Кинув короткий взгляд на верного сподвижника и двоих его комнатных бояр, с двух сторон поддерживающих бледного духовника, царь досадливо покривился и шепнул сыну, чтобы он про родовые проклятия да грядущее никому кроме него не рассказывал. Меж тем, болезный священник, увидев своего бывшего подопечного, довел свою бледность до легкой синевы и как-то странно дернулся левой половиной тела. Правой же не смог, ибо ее уже давно разбила слабость и немочь. Собственно, даже его лицо, и то перекосилось: слева оно непроизвольно подергивалось в нервном тике, а справа было спокойно, вот только уголки губ заметно скосились вниз.
  - Димитрий?
  Послушно подойдя к опальному черноряснику, царевич медленно провел рукой вдоль его тела, затем сказал, как плюнул:
  - Сядь.
  И не обращая никакого внимания на явственное напряжение и даже опаску отставного духовника, возложил на его голову руки. Немного их передвинул, затем еще - и на краткое время застыл в полной недвижимости. Затем глубоко вздохнул и вернулся на свое место, напоследок одарив Агапия весьма красноречивым взглядом. Примерно таким же рачительный хозяин смотрит на дохлую крысу, обнаружившуюся вдруг на его подворье.
  - Он здоров, владыко.
  - Спаси тебя Бог, отроче.
  Уже ничему не удивляющиеся митрополичьи бояре сноровисто уволокли не верящего своему счастью монашка прочь из покоев, а сам архипастырь, внимательно поглядев на великого государя, задал наиболее интересующий его вопрос:
  - Димитрий, скажи мне, что значат твои слова про... Гхм, наказание огненное для темной души?
  Вместо ответа десятилетний отрок с явственным вопросом покосился на своего отца. Тот медленно кивнул, разрешая:
  - То мне неведомо, владыко. Лишь знаю, что такое дано.
  - Гм. А что за души такие? Продавшиеся нечистому?
  - И это мне неведомо, владыко.
  Макарий, пытливо поглядев в глаза царевича, отступился до времени, и разочарованный, и успокоенный одновременно.
  - М-да, понятно, что ничего не понятно. А вот насчет того, чтобы скреплять клятвы. Это как?
  В этот раз мальчик на отца оглядываться не стал, довольно равнодушно ответив:
  - Если во время крестоцеловальной клятвы крест будет в моих руках, то отринувший присягу заплатит за то жизнью, или долгими муками.
  Судя по взглядам взрослых, которыми они обменялись, головы у них уже шли кругом, и спрашивать что-то еще они попросту опасались. Переварить бы то, что уже услышали!.. Впрочем, царственный отец хотя и слушал сына более чем внимательно, но раздумывал явно над другим, время от времени с силой сжимая резные подлокотники креслица или теребя кончик рыжеватой бороды.
  - Хорошо, Митя. Возвращайся к своим занятиям.
  Поправив чуть-чуть перекосившуюся тафью на сыне, и ласково поцеловав в щеку, царь проводил его до выхода из светлицы. Вернулся, тяжело осел на свое место и уставился на вернейшего из сподвижников и мудрейшего из соратников. Того, кто наставлял и утешал когда-то его самого, посильно ограждая от множества обид, чинимых сироте властными опекунами. Не раз находившего правильные слова и своевременный совет... Им многое предстояло обсудить.
  

  ***
  

  - Говори.
  Дьяк, официально приставленный к наследнику дабы облекать все его желания в правильные и доходчивые словеса для мастеровых людишек (а неофициально - глядеть, внимать и запоминать), послушно склонился, одновременно снимая обвязку с небольшого свитка:
  - Первым делом было указано изготовить две клиновых давильни, каждая весом в тридцать три пуда, из свиного железа . Исполнено мастерами Бронного приказа по рисункам Димитрия Иоанновича. Вторым - особливые бумазейные мельницы, валки для кручения и иную ремесленную утварь, по рисункам его же руки. Сей урок исполнили в царских мастерских. Так же было приказано доставить в бумагодельню мела, рыбьего клея, конопли и льна, а из лабазов Аптечной избы...
  Повинуясь небрежному взмаху руки великого государя, дьяк понятливо опустил неинтересные мелочи:
  - Уроки мастеровым людишкам задавал сам, на скудоумных не серчал, а с немалым терпением наставлял их в новом деле. А перед тем как бумазейное тесто в лотки лить, тако же все перещупал и проверил. Да и потом что-то непонятное делал, перед тем как шелковые платы с листами в давильню закладывали.
  - Угум. И что, хороша ли бумага вышла?
  - Про то мне неведомо, великий государь - Димитрий Иоаннович указал без него листы не вынимать, а пуще того рядом с давильней охрану учинить, чтобы его труды кто по недомыслию не испортил.
  - Ступай.
  Вновь небрежно шевельнув пальцами, властитель Московского царства отослал прочь верного слугу, и позволил себе немного помечтать. Если у сына получится с этой его новой бумагой (дай-то Бог!), то значит, получится и все остальное. Драгоценный фарфор, чья стоимость равна его же двойному весу в серебре - а зачастую и в золоте! Стекло листовое и посудное, большие зеркала, добрая сталь... Представив, как наполнится его казна, великий князь не удержался и вскочил на ноги, нервно заходив по Кабинетной комнате. Полная казна - это скорое завершение строящихся засечных черт на границе с Большой ногайской ордой и крымчаками, и начало сооружения новых. А так же малых крепостиц и острогов для пограничных сторожей. Появится добрая земля для испомещения верных служилых людей, меньше будут угонять в полон черносошный люд, легче станет стеречь окраины державы. Будет много хорошей стали - появится много добрых сабель, пищалей, фузей и крепких доспехов. А значит, битвы с литвинами и поляками будут забирать меньше православной крови! Да и воеводы перестанут постоянно жалиться, что вороги-де лучше вооружены и защищены. Одна мысль цепляла другую, разум десятками перебирал самые соблазнительные идеи - пока Иоанн Васильевич не выдержал, и едва ли не бегом отправился в Крестовую, молиться и успокаивать свой дух. Сколько пролетело времени за этим занятием, он не считал, а личная челядь и ближные бояре беспокоить своего повелителя не осмелились, вполне разумно опасаясь вызвать на себя его гнев...
  - Отец!
  Что не осмелились сделать родовитые бояре, с легкостью сотворил юный наследник, буквально светящийся от радости и удовольствия - а следом за ним в святая святых Теремного дворца, царский Кабинет, с заметной робостью и смущением ступил и его подручник, Мишка Салтыков.
  - Батюшка?..
  - Здесь я, Митя, здесь. Никак похвалиться пришел, разумник мой?
  - Да!
  Глядя, как его вечно сдержанный сын открыто улыбается, по-доброму усмехнулся и сам государь.
  - Ну хвались.
  Не дожидаясь иных понуканий, отпрыск оружничего поспешно положил на стол большой тряпичный сверток. Развязал несколько узлов, едва удерживаясь, чтобы не помочь себе зубами, разметал в стороны неказистую посконь...
  - О как!
  В унизанных перстнями пальцах появился первый лист новой бумаги. Снежно-белый, плотный и одновременно гладкий, с удивительно ровными краями. А ко всему еще и гораздо прочнее обычного - ибо рвался гораздо хуже и с большей неохотой, чем привычная бумазея. Первый лист сменил второй, почти во всем повторяющий первый. Кроме нежно-лилового цвета. Третий отдавал зеленью, четвертый был явственного золотистого оттенка. Пятый опять был белым, зато в него узенькой дорожкой (по самому краешку) впечатались цветочные лепестки. На шестом, отливающем красным, в правом верхнем углу обнаружилась небольшая ромашка, удивительным образом ставшая одним целым с бумажным листом.
  - По десятку листов каждого цвета, батюшка, и три дюжины белых.
  Попробовав, как пишется на новинке, Иоанн Васильевич был приятно удивлен.
  - Изрядно, весьма изрядно.
  - Батюшка. Чтобы чужеземцы всякие не переняли секрет новой бумаги, надобно амбар, где ее льют, крепко сторожить. А лучше и вовсе, разобрать давильню, рамки и прочее, и умножив в числе, собрать в Александровской слободе, где и выделывать под неусыпным...
  Легким движением сбив с сыновьей головы тафью, отец взъерошил тяжелую гриву волос:
  - Хо-хо-хо, никак яйца курицу учить вздумали?
  Заметив, как обиженно насупился отпрыск, царь слегка прижал его к себе:
  - Ну-ну. Давно уже все приказы отданы, и людишки верные для присмотра подобраны. А насчет слободы, это ты молодец, славно придумал.
  - А еще, батюшка, можно выделывать особливую бумагу для челобитных дел: с тисненым узором, изукрашенную державным орлом - и указать, чтобы все прошения были писаны только на таких листах. И духовные тако же, и купчие.
  - Зачем же это?
  - А цену той орленой бумаге из государевой мастерской, положить в копейку за лист.
  - Так.
  Задумчиво повертев один из листов в руках, и примерно прикинув, сколько просителей бывает в Челобитном приказе всего лишь за один месяц, Иоанн Васильевич едва не прослезился от гордости: ну что за умница сын у него растет! Ведь на пустом же месте, можно сказать, придумал, как казну пополнить!..
  - Чего мнешся, сыно? Никак, еще чего полезного измыслил?
  - Ну...
  Ужасно знакомым в своей небрежности жестом отослав подручника подалее, царевич прильнул к отцовскому уху. Только и слышно было, что обрывки тихих фраз:
  - Печатнику Федорову указать, что... Гостинцем на именины Дуне, а заодно и Федьке и с Ванькой радость будет. А я еще погляжу, так может чем и улучшить получится?..
  Государь согласно кивнул:
  - Дозволяю.
  Выслушав еще одну просьбу, в ответ он лишь слабо удивился:
  - Тебе серебро дарили, тебе им и распоряжаться.
  Переждав краткий приступ сыновьей радости, великий князь покосился на замершего живым столбиком Салтыкова и очень тихо о чем-то вопросил.
  - Исполню, батюшка.
  - Вот и ладно. Все, беги уж, сорванец - поди, дядька твой Канышев, уже изождался своего ученика.
  Моментально посерьезневший царевич поцеловал родительскую руку и был таков, провожаемый умильным взглядом Иоанна Васильевича.
  - Золото, а не ребенок!..
  

  ***
  

  - Четыре шага на меня!
  Ссшию-сшсих-сших-сшдонн!
  - Ха!.. Неплохо, Димитрий Иоаннович, неплохо. А по сравнению с позапрошлым разом, так и вовсе хорошо.
  Крутанув своей саблей довольно сложный винт, Канышев постарался аккуратно щелкнуть основательно притупленным острием по шлему царевича.
  Суооу... Клац!!!
  Увы, специально занижаемой скорости не хватило, и его карабель впустую 'провалилась', скользнув по подставленному учеником клинку.
  - Во-от так вот руку подкрутить, и переступить немного в сторонку... Нет, в левую, чтобы ворогу несподручней было. А если еще сабелькой вот так отмахнешься с протягом, да супротивник дураком окажется - аккурат сюда на миг малый после твоего отвода и посунется, подставляя шею с плечом. Тут уж не зевай! Давай-ка это дело спробуем.
  Суооу-донн-клац!!!
  Приняв легкий детский клинок на кованый наруч и приятно удивившись силе удара (а вот скорость пока прихрамывала), боярин одобрительно кивнул и слегка замешкался, выбирая царевичу подходящего 'чурбана' для отработки только что показанной ухватки. Можно было бы подозвать одного из постельничих сторожей - но это не чурбаны, это бревна целые. И по росту несподручно, и интерес не тот. Надо кого-то из родовитых мальчишек, но кого именно? Поставишь Шуйских, так Захарьины обидятся. Наоборот - то же самое, только еще и Мстиславский огорчится. А если его Федора к наследнику поставить, так Курбский недоволен будет. Можно выбрать княжича Старицкого, но, во-первых, его он выбирал в прошлый раз, а во-вторых, опять к нему начнут подходить с вопросами - отчего это ты, Акимушко, сынка моего вниманием обходишь? Нет ли здесь какого неуважения? Или наоборот, подарки будут подсовывать да посулы разные говорить, только чтобы он их сына поближе к Димитрию пристроил. Ага, одному угодишь, десяток разом обидишь... Идеальным вариантом был бы Тарх Адашев, но выкликнуть его самому? Ну уж нет, упаси Господи от такой радости. Впрочем, а чего это он ломает голову, когда можно поступить гораздо проще? Кивнув в сторону усердно махающих деревянными саблями княжат да бояричей, Канышев достаточно громко поинтересовался:
  - Димитрий Иоаннович, кого себе в противники изберешь?
  Судя по мимолетной усмешке, его ученик прекрасно все понял. Проследив за взглядом царевича, его дядька тут же одобрительно хмыкнул:
  - Петр!
  Старший сын князя Горбатого-Шуйского отскочил на пару шагов от теснимого им княжича Курбского. Поглядел на наставника, увидел вполне понятный жест, и тут же порысил к новому напарнику по воинскому учению, старательно давя довольную улыбку. Несмотря на полное безразличие на лице, доволен был и сам Дмитрий - предоставленной ему возможностью выбирать.
  - Встали в стойку. Приготовились. И-раз, и-два, и-три!
  Попытки с пятой нужные движения стали получаться слитно: встретить своим булатом чужую саблю, дать ей скользнуть вдоль обуха, мягко направляя в сторону к земле и одновременно чуть переступить ногами... Хлестнув в конце танцевального па своим клинком по высокому воротнику, прикрывающему шею!..
  - Довольно на сегодня. Теперь, Димитрий Иоаннович, с копьецом малость потрудись у столба - отработай тот подходец с обманкой, что я в прошлый раз показывал.
  По примеру наставника уложив свою саблю на плечо, царевич поймал взгляд раскрасневшегося княжича и кивнул, вызвав у того дополнительный румянец удовольствия. И то сказать, из всех родовитых ровесников наследник выделял (едва заметно, но все же!) только Мстиславского, Ваську Скопина-Шуйского, худородного Адашева и его, Петра Горбатого-Шуйского!.. Ну, еще княжича Старицкого иногда замечал, хотя батюшка говорил, что скорее присматривается.
  Тук. Тук-тук! Тук-тук-тук!..
  Некогда гладкий деревянный столб, примерно на треть своей длины вкопанный в землю внутреннего дворика Теремного дворца, был уже порядком попятнан едва заметными вмятинками, оставшимися от тупого (зато увесистого) наконечника тренировочной рогатинки царевича. И если с саблей Дмитрий был покамест твердым середнячком, делая успехи скорее в защите, чем в нападении, то с копьем уже стал довольно опасным противником - по крайней мере, ровесников он валил на землю вполне уверенно.
  'Ноги, лицо, рука-бок, бедро-живот. Уф! А мы вот так!'
  Подтоку рогатинки повезло больше, чем наконечнику - буквально врубившись в твердую древесину, он смог оставить на столбе не обычную вмятину, а полноценную царапину. Подвернись под такой удар человек, большой и очень болезненный синячище был бы ему просто гарантирован.
  - Неплохо, Димитрий Иоаннович.
  Внимательно отслеживающий все успехи (и неудачи) своего подопечного, боярин Канышев ковырнул пальцем довольно глубокую борозду, глянул на подток, затем на совершенно не уставшего копейщика...
  - Даже, можно сказать, хорошо.
  Выхватил из воздуха брошенную ему одним из помощников рогатину, и медленно, в несколько движений, показал два новых финта. Потом отошел в сторонку, а его подопечный еще добрых полчаса терзал беззащитную деревяшку.
  - Довольно.
  - А поединок?
  Порадовавшись удивительной выносливости десятилетнего ученика, боярин согласно хмыкнул, легким кивком предложив выбирать противника самому.
  - Адашев!
  Успешно отмахивающийся от наскоков двенадцатилетнего Ивана Даниловича Захарьина, подросток отскочил назад и оглянулся, умудрившись вдобавок разминуться с деревянным 'клинком' даже и не подумавшего сбавить напор боярича.
  - Подь сюда.
  Бум!
  Напоследок дальнему родственнику царевича все же удалось попятнать худородного, попав прямо в шлем. Сзади.
  - Щит вздень. Встали. И!.. Начали!
  Тук. Тук-цзанг! Сшии!..
  Два мальчика медленно кружили по небольшому пятачку: Тарх, даже не пытаясь атаковать, внимательно отслеживал все движения противника, а Дмитрий играл затупленным наконечником рогатинки, заставляя время от времени дергаться чужой щит. Вот они остановились. Вот они закружились опять.
  Шшии-тук!
  Копьецо быстрой змеей попыталось укусить закрытое тягиляем плечо, ткнулось в щит, получило отменный удар саблей и бессильно упало, открывая прекрасную возможность для...
  Бум!
  - Кх-ха!..
  Для того, чтобы подток рогатинки проявил себя, с силой воткнувшись в большую железную бляху, что защищала живот. Затем середина копьеца приняла и отбросила прочь резкий удар-отмашку деревянной 'саблей' и глухо стукнулась о подставленный козырек шлема.
  - Хха!
  Отпрыгнув назад и крутнувшись вместе с рогатинкой, Дмитрий ускорился и на выдохе чуть расслабил кисть, позволяя рогатинке вылететь вперед. Резко сжал руку, останавливая оружие - а сын опального Данилы Адашева замер, скосив глаза на упершееся в грудь напротив сердца железко.
  - Чистая победа, Димитрий Иоаннович.
  Боярин Канышев довольно цокнул языком, хлопая в ладоши: засуетились помощники, собирая деревянное оружие, только и ждавшая того теремная дворня облепила бояричей и княжат, в несколько рук снимая тегиляи, наручи и шлемы, с поварни принесли сразу два кувшина теплого молока, сдобренного липовым медом...
  - Хорошо держался.
  Услышав тихие слова от проходящего мимо царевича, Тарх быстро огляделся по сторонам - не слышал ли их кто? Уж он-то точно знал, как больно ранит чужая зависть. Обидными словами, презрительными взглядами, оскорбительными намеками и постоянными напоминаниями о его худородстве. После того случая, как он испил сбитня из рук наследника, родовитые сверстники учли все свои ошибки (вернее, это сделали их отцы), и уходили с дворика для занятий только после того, как его покидал Димитрий Иоаннович - притом внимательно следя, чтобы сын опального Адашева не лез к будущему властителю Руси.
  - Молодец!
  Канышев, наставляющий в воинских искусствах не только первенца великого государя, но и второго из царевичей, Иоанна Иоанновича, мог себе позволить похвалить его во всеуслышание - что частенько и делал. Да и просто так подбадривал и привечал, помогая выжить в жестоком мире Московского кремля. Самостоятельно сняв с себя стеганный доспех и шелом (дворня его своим вниманием особо не баловала), он отнес их к остальным, и уже привычно пристроился в самый хвост куцей очереди молочного 'водопоя'.
  - На, испей.
  С неподдельным удивлением поглядев на Мстиславского, долговязый подросток помедлил, а потом осторожно принял глиняный кубок с молоком. Проследил глазами направление, куда незаметно (ну, как получалось) косился обычно равнодушный к нему Федор, наткнулся на внимательный взгляд государя-наследника, дополненный едва заметным кивком, и отпил, не чувствуя вкуса. Это что же получается, Димитрий Иоаннович желает, чтобы он и княжич подружились?..
  

  ***
  

  Погруженный в ежедневную рутину, товарищ головы Печатного двора Петр как раз думал, не пойти ли ему пополдничать, когда услышал позади конский всхрап и злое ржание. Быстро развернувшись и на всякий случай отступив, он окинул всадника оценивающим взглядом. Не боярин ли какой, или приказной дьяк, не надо ли перед ним шапку ломать?
  - Кто таков будешь?
  Оставив шапку в покое, книгопечатник коротко ответил:
  - Петр сын Тимофеев, прозван Мстиславцем.
  - А где сам голова?
  - До Бронного приказу отошел, я за него буду.
  Задать следующий вопрос служивый не успел: в один момент двор наполнился десятком дворцовой стражи, сопровождающим... Глядя, как приметный игреневый жеребец плавно улегся на землю, позволяя юному всаднику покинуть богато изукрашенное серебром седло, Мстиславец ОЧЕНЬ удивился.
  - Рот закрой, да шапку прочь.
  Выполнив все рекомендации постельничего сторожа, весьма многозначительно пощелкивающего нагайкой по голенищу сапога, заместитель начальника царской типографии поспешил к драгоценному гостю.
  - Здравствуй и ты...
  Выслушав шепоток подскочившего сверстника, одетого хоть и богато, но все же заметно попроще, царевич закончил:
  - Петр Тимофеевич.
  Книгопечатника от таких слов прямо как обухом по затылку саданули. Потому что когда великий государь к кому-то из холопов своих обращался на 'вич' - тот или уже был князем али боярином, или вскорости им становился!.. Мысли же о том, что наследник сказал это по недомыслию или там малым годам, едва появившись, тут же пропали - не бывает детей с такими спокойными, умными и одновременно властными глазами!
  - Покажи мне свое хозяйство.
  Осмотрев все семь печатных станков и верстаки переплетчиков, царевич перешел в мастерскую резчиков, где несколько раз приложил смазанную киноварью липовую доску с затейливым рисунком к взятому тут же куску пергамента. Судя по легкой улыбке, получившийся оттиск-рисунок ему явно понравился. Напоследок будущий государь посетил небольшую плавильню, в которой трогал рукой, затянутой в тонкую перчатку, увесистые слиточки олова и свинца, и переворошил небольшие кучки уже отлитых литер с аккуратными буквицами на торцах. Петр, внимательно отслеживающий даже тень эмоций на лице царевича Димитрия (надо сказать, делом это оказалось на удивление сложным), и готовый ответить на все, о чем бы его только не вопросили, сильно растерялся, услышав первый за весь осмотр вопрос:
  - Сильно писцы монастырские досаждают? Нет ли препон, не утесняет ли кто дело печатное?
  Отвечать под удивительно острым взглядом было откровенно трудновато - однако ж, справился. Писцы, что зарабатывали на хлеб насущный копированием разных рукописей, конкурентами были недовольны, но пока молчали: сам владычный митрополит Макарий благословил бывшего тогда диаконом Ивана сына Федорова на стезю книгопечатания, да и великий государь сему начинанию изрядно благоволил. А раз так, то кто на Москве посмеет чинить препоны?
  - И много уже напечатали?
  - Много, государь-наследник. По полтысячи Триодионов постных и цветных, по две тысячи Евангелий и Псалтыри, полтораста Часовниц, немало и иных божественных книжиц...
  - Вот как? Не знал. Что ж, так даже лучше.
  Резко потеряв интерес к Печатному двору, мальчик вернулся к своему игреневому кабардинцу. Сев в седло все тем же удивительным способом, он словно бы в задумчивости обронил:
  - Стараниям твоим будет должная награда. А коли начнутся угрозы какие или трудности, немедля известить меня. Все ли правильно ты понял, Петр сын Тимофеев?..
  Неправильно понять было весьма и весьма затруднительно - десятилетний наследник престола Московского и всея Руси едва ли не открытым текстом заявил, что берет его под свое покровительство. Склонившись в низком поклоне (и не только он, но и остальные сорок семь мастеровых Печатного двора), Петр, внутренне перекрестившись, совсем было решился спросить про своего друга и начальника. Но вот досада, не успел: жеребец царевича без всяких понуканий уздечки (коя, кстати, отсутствовала) и шлепка нагайки развернулся и сорвался в легкий галоп. За спиной тут же оживленно загомонили мастеровые, вроде бы окликнули и его, но он отметил это как-то мимоходом. Да-а, говорили ему, что царевич Димитрий не по годам умен да властен. Но чтобы настолько!.. Помучившись в сомнениях некоторое время, книгопечатник не выдержал и отправился домой к другу - одна голова хорошо, а две, думающие одинаково, еще лучше. Вот только еще на подходе, увидев, что небольшое подворье целиком занято подозрительно знакомыми конями, он понял что опоздал. Пройдя мимо ощупывающих его колючими взглядами дворцовых стражей, Петр по прозвищу Мстиславец прошел в сени, тут же наткнувшись на еще одного постельничего сторожа. Впрочем, препятствием это не стало - исчезнув за дверью, служивый почти сразу вернулся, красноречиво освободив проход.
  - Славная бумага, государь-наследник!
  Внутри горницы, вокруг большого стола, бывшего по случаю то обеденным, то рабочим, а иногда и временным верстачком, расположился как сам хозяин, увлеченно перебирающий небольшую стопку удивительно белых и ровных бумажных листов, так и гость, держащий в руке небольшой точеный стаканчик с горячим сбитнем. Хозяйка же старалась прикинуться незаметной тенью в небольшом закутке, одновременно блестя любопытными глазами.
  - И насчет сплава нового тоже благодарствую - обязательно спытаю, какие литеры из него получатся.
  Московский первопечатник, не вставая из-за стола, коротко поклонился, а его юный собеседник в ответ лукаво улыбнулся:
  - Для хорошего человека ничего не жалко. Однако, еще один гость у тебя, Иван Федорович.
  - А?..
  Увидев друга и несколько рассеянно пригласив его за стол, глава Печатного двора продолжил наглаживать бумажные листы.
  - Надо же, не думал, что наши бумазейщики гишпанских превзойдут!.. Гм, так когда, государь-наследник, нам ее дадут?
  - То не мне, то батюшке ведомо. Но думаю, к лету ее будет в достатке.
  Звучно щелкнув пальцами, наследник принял от подскочившего подручника большой кожаный тул. Сдернув с него крышку, он с некоторой натугой вытащил наружу толстенную кипу листов, густо исписанных полууставом с обеих сторон и положил перед собой.
  - У моей сестры Евдокии в феврале именины. Хочу ей подарить книгу с сказками, вот этими. Возьмешься ли напечатать?
  Вопрос был чисто риторический, и все это прекрасно понимали - но вежество обязывало наследника поинтересоваться. А подданных его отца, ответить непременным согласием (причем последнее - без вариантов).
  - А сколь книжиц надобно?
  - Полсотни.
  Выдержав паузу, царевич непринужденно пояснил:
  - Одну сестре, по одной братьям, несколько придержу на подарки. А остальное бояре расхватают, едва узнают о такой диковинке.
  Хозяин дома растерянно кашлянул, пытаясь совместить то, что он услышал, и десятилетний возраст заказчика, а Петр Мстиславец лишь задумчиво почесал висок - даже к необычному потихонечку привыкаешь.
  - Так ведь?..
  - Отец сие дозволил.
  - Ага.
  Про митрополита Макария книгопечатник интересоваться не стал - раз уж великий государь сказал свое слово, то владыко и подавно разрешит.
  - Теперь скажи мне, Иван Федорович, есть ли у тебя знакомые среди гостей торговых?
  - Как не быть, имеется.
  - Прошу, поговори с ними. Не согласятся ли они рассказать о странах заморских, чужедальних? О нравах и обычаях тамошних, о властителях, ином прочем - и чтобы подробно и правдиво, без всяких там прикрас. Еще подьячих и писцов с Посольского приказа можно пораспрашивать, есть среди них бывалые путешественники. А из услышанного да записанного ты мне, пожалуй, не одну книгу напечатаешь.
  Правильно истолковав переглядывания взрослых мужчин, в число которых попали и два собственных охранника, юный наследник развеял появившиеся у них сомнения:
  - Я попрошу владыку Макария, чтобы он благословил труд сей.
  Гость глянул на своего подручника, и тот положил перед хозяином дома небольшую, но весьма приятно звякнувшую серебром калиту. Услышав за окном голос вечерних колоколов, царевич едва заметно вздохнул, переведя взгляд на подливающую ему сбитня хозяйку. Вернее, на ее живот.
  - Я слышал, Большой пожар в прошлом году принес тебе великое горе, Иван Федорович?
  У головы Печатного двора непроизвольно дернулись губы, при воспоминании об его задохнувшемся в чадном дыму пятимесячном младенце.
  - То всем известно, государь-наследник.
  - Вижу, Господь не оставил тебя своей милостью. Как назовете сына?
  Бхдамс!
  Кувшин со сбитнем, выпавший из ослабевших рук хозяйки, разлетелся по полу несколькими крупными осколками и липкой горячей лужей.
  - Н-не думали еще...
  Не обращая внимания на внезапное косноязычие счастливого мужа, мальчик стянул правую перчатку и приложил ладонь к женскому платью, обрисовав тем самым слегка выпирающий животик. Без всякого стеснения его погладил, а потом под пристальными взглядами мужчин прошелся по комнате, самостоятельно налив из кувшинчика в небольшую берестяную кружечку простой воды. Кратко над ней помолился, а затем вручил приходящей в себя хозяйке:
  - Пей. То ему и тебе во здравие.
  Подождав, пока берестянка опустеет, довольно кивнул, все так же глядя на живот. Глубоко вздохнул, словно просыпаясь, и попросил-приказал Федорову:
  - Проводи меня.
  Минут через пять первый из книгопечатников Московского царства вернулся, задумчивый, и одновременно радостно-довольный, и тут же заграбастал в объятия жену, ничуть не смущаясь давнего друга:
  - У меня будет сын!!!
  
  

   Глава 9
  
  

  Поздней ночью, шестнадцатилетняя черкешенка с свежим красным рубцом поперек шеи сидела на супружеском ложе. И не просто сидела, но с дерзким вызовом глядела на своего законного мужа:
  - Да?..
  - Нет.
  - Я сказала да!!!
  - А я сказал нет.
  - Тогда... Стереги не стереги, а своего добьюсь!
  Покосившись на обрезки шелковой петли, из которой едва успели вынуть царицу, великий государь тихонечко вздохнул и подсел к ней поближе. Подставил предплечье под удар маленькой ножки, вознамерившейся проверить крепость его ребер, и довольно усмехнулся, без особого труда удерживая изящную ступню в руке. Дикая кошка!.. Как ни странно, ее буйный нрав не надоедал, даже наоборот, царственному супругу он очень нравился - за исключением случаев наподобие сегодняшнего.
  - Да?!!..
  Когда она прямо во время жарких любовных утех потребовала от него немедленно возвысить своего брата Салтанкула, даровав ему чин окольничего. Потребовала! Получив же вполне закономерный отказ, пригрозила покончить с собой. Кто же знал, что не шутила? Слава Богу, челядь успела достать свою повелительницу из петли - та уже почти доходила.
  - Р-рр!.. Да?!!
  Поймав и вторую ступню, Иоанн Васильевич дернул супругу на себя, довольно ловко перехватив узкие запястья с весьма крепкими кулачками. Несколько возмущенно-злобных взвизгов, энергичное трепыхание гибкого женского тела, немного пострадавшая от острых зубов рука - и чувствуя нарастающее возбуждение, тридцатилетний властитель сдался:
  - Да.
  Примирение вышло удивительно долгим и... Сладким. А наутро заботливый муж, видя как сильно распух и посинел рубец на ее лебединой шейке, и как больно ей глотать еду с питьем, распорядился позвать самого лучшего из известных ему лечцов. То есть, собственного сына. Постельничий Вешняков тем временем сделал внушение верховым челядинкам, как раз закончившим одевать Марию Темрюковну - чтобы не трепали попусту своим языком, под страхом усекновения оного. Вместе с головой, разумеется.
  - Батюшка. Матушка.
  Почтительно поцеловав отцовскую руку, и коротко поклонившись царице, наследник без всяких глупых вопросов принялся целить. Обнаруженные на той самой руке (вернее, ладони) царапины и удивительно четкие отпечатки чьих-то зубов.
  - Кгхм!.. Митя.
  Мягко забрав у сына пострадавшую от жены конечность (впрочем, десница уже совсем и не болела), Иоанн Васильевич подвел первенца к мачехе и не вдаваясь в лишние подробности указал на след от шелковой удавки. Мария, высокомерно взглянув на пасынка, молча задрала подбородок вверх, позволяя малолетнему целителю разглядеть синюшную 'красоту' во всех ее подробностях. И не удержала легкой дрожжи, когда прохладная ладонь легко прижалась к пострадавшей гортани - ибо прохлада резко сменилась морозной свежестью, растекшейся по всей шее. Затем почти без перехода обернулась жгучим огненным ошейником, и постепенно остыла до ласкового тепла. Словно тысячи иголочек нежно кололи ее кожу, затем тепло тонкой змейкой скользнуло вниз по позвоночнику, растеклось по животу и груди, и великая государыня постепенно начала ощущать некое сладкое... Неудобство.
  - Довольно!..
  Отбросив от себя руки пасынка, царица чуть ли не бегом удалилась в свои покои - впрочем, Иоанн Васильевич успел заметить, как сильно побледнела синяя полоса у нее на шее, превратившись в почти неразличимый след, а так же полыхающие сильным румянцем щеки.
  - Помазать любым ароматическим маслом.
  Царевич Дмитрий, ничуть не огорчившийся паническому бегству пациентки, неопределенно покрутил кистью рядом с собственной шеей. Помолчал, а потом с вопросительной интонацией обратился к отцу:
  - Батюшка?
  - Ступай Митенька, спаси тя Бог.
  Выйдя из родительских покоев, мальчик направился было в сторону собственных (призвали его так рано, что он не успел позавтракать), но вдруг ненадолго замедлил шаг и тряхнул гривой. Остановился, проводив взглядом троицу царевых стольников, несущих на вытянутых руках истекающие вкусными ароматами блюда, и кравчего, бдительно их конвоирующего. Еще раз тряхнул отросшими уже до поясницы прядями волос и повернулся к верной Авдотье:
  - Я буду утренничать с Ваней.
  Средний из царевичей, сравнительно недавно (и года не прошло) переехавший из женской половины дворца в личные покои, каждый приход старшего брата воспринимал как маленький праздник. Ведь только он умел из любого скучного занятия сделать увлекательную игру или соревнование; только он мог объяснить сложные вещи так, что они становились простыми и доступными; знал целую тысячу историй... А еще, в его присутствии можно было немножко попроказничать и посмеяться, ибо даже личная челядинка и дядька-наставник семилетнего царевича не делали Ивану никаких замечаний. Не рисковали.
  - Митя?..
  Потрепав сонного братца по непослушным (семейное!) вихрам, Дмитрий чуть приподнял его подбородок, осмотрел, и отправил обратно в Опочивальню:
  - Умой глаза.
  - Я уже!..
  - В этот раз сделай это с водой и мылом.
  - У-уу!..
  Тихо бурча себе под нос что-то неразборчивое, малолетний царевич покорно поплелся обратно, общаться с нелюбимым рукомойником, - а пока он отсутствовал, стольники царских сыновей временно объединились в одну большую команду и довольно шустро притащили еще один поставец. Вернее, перетащили его из расположенных невдалеке покоев наследника, вместе с уже выставленными на нем блюдами. Крестовой дьяк отточенной скороговоркой пропел-прочитал молитву, все дружно перекрестились... Минут через пять, уже наполовину одолев содержимое своей тарелки, Дмитрий подметил небольшие затруднения у брата:
  - Вилкой удобнее.
  Тот, старательно удерживающий на своей ложке довольно крупный кусок отварной куриной грудки, и пытающийся при этом от нее еще и откусить, на мгновение отвлекся.
  Плюх!..
  С досадой поглядев на коварный кусок белого мяса, средний сын царя мстительно ткнул в него ложкой и с легкой завистью покосился на старшего, с удивительной легкостью разделывающегося со своей грудкой. При помощи той самой двузубой серебряной вилки и небольшого ножа.
  - А отец Меладий говорит, что такими вот вилами, только побольше, черти в аду бросают грешников в котлы с серой огненной.
  Отпив глоток пшеничного кваса, наследник аккуратно вытер губы и руки небольшим рушником с затейливой вышивкой:
  - А твой духовник случайно не рассказывал, что такими вот вилами, только побольше и из дерева, черносошные крестьяне перекидывают свежескошенную траву, сено и навоз? А при случае и крымских татей ими привечают?
  Взяв в руки адское орудие труда, уменьшенное примерно в сотню раз, и столовый ножик с закругленным кончиком, десятилетний мальчик в два движения отрезал очередной кусочек.
  - Н-нет?..
  - А про то, что при помощи таких вот ложек древние римляне метали камни?
  - Нет?
  - Тогда, быть может, он упоминал про трезубец, которым в старину воевали греки?
  - Неа.
  - Ты кушай, кушай!
  Без особого интереса ковырнув ложкой остывшую курятину, Иван по примеру брата взял в руки нож, и потянулся к вилке.
  - Вот, другое дело. Есть еще двузубая острога на рыбу, стрелы с таким наконечником... И самое главное. Батюшка НАШ за столом использует нож, ложку и вилку, а значит так же должно поступать и нам.
  - Ага.
  - Вилы же у чертей немного не такие. Я тебе потом как-нибудь их нарисую.
  Словно по команде, все присутствующие разом замерли и вытаращили глаза.
  - Тем более, ты царевич, значит и за грехи с тебя спрос иной.
  - Это как?
  - А вот доедай, и узнаешь. Кстати, если пожелаешь, мы с тобой сегодня же сходим в мастерские и попросим сделать нам вилки с четырьмя зубцами. Хочешь? А после полдника с горки покатаемся.
  Вместо ответа семилетний хозяин покоев энергично вгрызся в грудку. Окинув кравчих и стольников выразительным взглядом, наследник разом вернул их к жизни - тихонько забренчали, укладываясь в стопку, опустевшие блюда, утащили обратно второй поставец, принесли небольшую бадейку с душистой водой, дабы сполоснуть руки...
  'И главное, никто не торопится на выход'.
  - Доел? Пошли ко мне.
  Уходящих царевичей провожало шесть сожалеющих мужских взглядов, да и от идущих позади верховых челядинок тоже прямо-таки волнами исходило любопытство. Зайдя в Переднюю и добравшись до комнаты для занятий, наследник развернулся и вопросительно вздернул бровь, глядя на личную служанку брата - Авдотья тут же дернула ее за рукав, останавливая на пороге Комнаты, и с легким поклоном закрыла дверь.
  - Куда?!
  Шестнадцатилетняя Гликерия досадливо вздохнула, и просительно посмотрела на негласную 'хозяйку' покоев.
  - Ну интересно ведь! А? Я тихонечко послушаю.
  - Даже и не думай, сразу заметит, и прогневается. Или ты оглохнуть хочешь?
  Слегка побледневшая девушка от такой перспективы невольно перекрестилась, опасливо уточнив у восемнадцатилетней 'старухи':
  - А что, может?
  Тем временем Иван, даже и не предполагая, как тяжко мучается от неудовлетворенного любопытства его служанка, с разбега плюхнулся на ложе старшего брата.
  - Смотри.
  Четкими штрихами Дмитрий нарисовал на малом листочке бумаги вилы.
  - Протыкать ими хорошо. Но ведь чертям надо не проткнуть, а подхватить грешную душу и удержать в котле. Так?
  - Так, Митя.
  - Значит, вилы должны быть с зубчиками или небольшой перекладинкой - как у остроги, или охотничьей рогатины. На вот, подрисуй, как все должно быть.
  - Ага!
  Внимательно разглядев и осмыслив рисунок, младший довольно уверенно внес все необходимые поправки.
  - Вот. Мы ведь будущие воины, и оружие врага должны знать наперед. Любого врага.
  Иван чуть расправил худенькие плечи и горделиво покачал головой: все правильно, брат, они воины. Да! Потом что-то вспомнил, и аж заерзал от нетерпения:
  - Митя, а как спрашивают за грехи с царевичей?
  Неторопливо свернув исчерканную свинцовым карандашом бумажку и сунув ее за голенище короткого сапожка, наследник внимательно посмотрел на брата.
  - То, что я тебе открою, ты сохранишь в тайне. Даже на исповеди - и то нельзя, ни словечка!
  - Никому!
  Поймав взгляд родной крови, Дмитрий размеренно заговорил:
  - Мы потомки Рюрика, природные властители земли Русской. Мне суждено одеть шапку Мономахову, тебе же...
  Семилетний мальчик слушал на удивление внимательно.
  - Венец великого князя. Для любого простеца убийство есть грех смертный, мы же обязаны изничтожить или обмануть любого ворога, взалкавшего русских земель и люда, их населяющего. Все хорошо, что на благо подданным, и все плохо, что им во вред! Смерть врагов, если она позволила сохранить и приумножить люд православный, дать им какую леготу - не ложится на душу властителя несмываемым грехом. И наоборот, нет ему прощения, если попустит он страдания и нужды подданных своих, не защитит от глада, мора и врагов.
  Размашисто перекрестившись, Дмитрий подвел черту:
  - Судии государя есть Бог и народ его, а более никто!
  Средний из царевичей о чем-то задумался.
  - Митя, а врать тоже можно?
  - Обмануть врага к пользе народной есть одна из первейших обязанностей государя. Но запомни - для верных подданных его слово тверже булата, и дороже золота. А вообще... Путь властителя пролегает сквозь терновник неведения и ошибок, выросший на бездонной трясине предательства. Неловкое движение приносит боль и поражение, а неверный шаг - смерть.
  Глубоко вздохнув, наследник улыбнулся, вызывая у Вани ответный смех.
  - Ты хорошо подумаешь над тем, что я тебе сказал. Если появятся вопросы - ты задашь их мне только тогда, когда мы будем наедине. Нельзя, чтобы кто-то узнал НАШУ тайну!
  - Да, брат!
  - Вот и хорошо. А теперь, если хочешь...
  - В мастерские?!
  - Ну, я хотел показать тебе одно тайное воинское умение, но раз тебе неинтересно?..
  Опять заерзав, Иван торопливо согласился отложить визит в царские мастерские, и даже без малейших напоминаний подтвердил, что затвердил как Отче наш главное условие:
  - Никому!..
  - Тогда ладно. Сядь по-другому, впереди меня. Нет, ноги вот так, а руки вот так. Теперь дыши ровно, и представляй, что между ладошками у тебя висит клубочек тепла.
  Мягко положив свои руки на лопатки брата, Дмитрий скользнул ими вниз и вперед, остановив ладони на солнечном сплетении. Затем немного прикрыл глаза:
  - Как он подрастает с каждым твоим вздохом, и немножко уменьшается с каждым выдохом...
  

  ***
  

  - Долгих лет государю-наследнику!
  - И тебе здравствовать, Ефрем.
  Один из столяров царских мастерских, отряженный в полное распоряжение царственного отрока, более чем полностью оправдывал свое имя, к своим тридцати годам имея аж восемь сыновей и семь дочек. По этой же причине отличался он редкой старательностью и исполнительностью - поленишься тут, коли девкам приданого целую гору надо, и сыновей в люди вывести, да жену побаловать (себя при этом не забыв).
  - Вот, весь урок в точности сполнил.
  Десятилетний мальчик походил вокруг массивного дубового основания, вырастающих из него двух тумб, попробовал шатнуть станину и довольно кивнул. Пригнулся, что-то проверяя, а затем требовательно протянул руку, в которую понятливый мастеровой почти без паузы вложил небольшой чехольчик.
  'Так, размеры... Ага, в порядке'.
  Протянув толстую нить между двумя бабками будущего токарного станка, Дмитрий еще раз все тщательно перемерил небольшой линеечкой, размеченной аж на двадцать семь сантиметров. Последняя на данный момент (увы и ах!) существовала всего в одном экземпляре, и являлась плодом довольно долгого сотрудничества сразу двух златокузнецов.
  - Хорошо.
  Повторив все свои действия в отношении готового макета сверлильного (а заодно, если ему улыбнется удача, то и вертикально-фрезерного) станка, старший сын великого государя отметил, совсем не скрывая свое хорошее настроение:
  - Очень хорошо!
  Расстелив прямо на старательно выглаженной станине большой лист бумаги, и придавив его железком от рубанка и подвернувшимся под руку долотом, царевич провел пальцем по удивительно ровным линиям рисунка:
  - Две длинных и ровных рейки. Вот эти детальки...
  Подробно объяснив столяру его следующий урок, и проверив, все ли тот правильно понял, Дмитрий еще раз довольно кивнул и вышел из своего личного Особливого амбара, выделенного ему (вместе с охраной оного) по слову царственного отца. Поначалу все смотрели на это дело, как на детскую блажь... Все, кроме работников царских мастерских - уж они-то сразу оценили всю прелесть и удобство новых инструментов и приспособлений, придумываемых царственным отроком буквально на ходу. Один только коловорот с двумя дюжинами сменных насадок чего стоил, разом заменив целую груду привычных, с их намертво приклепанными хвостовиками!.. Или вот, к примеру, неудачно сваренный мастером булат. На саблю такую сталь пускать никак нельзя, разлетится от доброго удара, а на сверла пошла за милое дело. В тех же пушках запальные отверстия теперь вертеть одно сплошное удовольствие - что бронза, что чугун, что медь, наконечнику сверла все заедино, прямо как по маслу идет! А литейщикам Бронного приказа оченно по вкусу пришелся деревянный короб с двумя ручками и одним колесом - царевич его тачкой назвал. Ямину под опоку выкапывать, или наоборот, готовое литье раскапывать, так этой тачки лучше и не придумаешь. Один человек за раз тридцать-сорок лопат может увезти!
  - Доброго здоровьичка, государь-наследник!
  Повернув голову к знакомому по путешествию в Кирилло-Белозерскую обитель дьяку, первенец великого государя чуть наклонил голову в ответ.
  - Благодарствую.
  'Не Кремль, а одна сплошная большая деревня!'.
  Молчаливо выразив свое возмущение и определив по солнцу время, отрок едва ли не вприпрыжку заторопился в царские мастерские: во-первых, неотвратимо приближалась очередная тренировка с саблей и рогатинкой. А во-вторых - быть может, златокузнецы все же совершили чудо, и он сможет подержать в руках еще одну линеечку? Желательно, на сей раз хотя бы в полметра длиной. Опять же, у него появилась одна мысль насчет того, как сделать пузырьковый уровень, а так же вполне жизнеспособная идейка о том, как все-таки можно получить долгожданный (уже всю голову сломал, блин!) эталонный грамм. Не то, что он был так уж срочно нужен, но... В любом случае, без него нельзя было обойтись, иначе 'зависала' немалая часть оставшихся в памяти знаний - те же формулы, например. Чего не отнять у советского образования, так это умения некоторых преподавателей буквально вколотить учебную программу в мозги студентус вульгарис, через любое не могу и не хочу.
  'Черт, такая малость, а противная! Вредная! И никак в руки не дается, зар-раза'.
  Полтора часа спустя, боярин Канышев с некоторым удивлением поприветствовал старшего из царевичей (младший подошел чуть раньше, и теперь разминался, увлеченно пластая своим дубовым клинком беззащитный воздух). Оглядел спокойное лицо наследника, оценил его буквально полыхающие недоброй синевой глаза, и... Вручил ученику не привычный затупленный булат сабли, а ратовище рогатинки, отполированное его же руками.
  'Колено-ступня-рука, сердце-живот-бедро, левый бок-шея...'.
  Привычно проговаривая про себя все свои действия, Дмитрий старательно успокаивался сам, и успокаивал весьма некстати пробудившееся средоточие - и через час занятий уже был абсолютно спокоен.
  'Пятая неудача подряд! Щелчок по самолюбию и гордости получился куда как знатный. Иэх! Щит-бедро-предплечье, голова-плечо!'.
  Кррак!!!
  Растерянно поглядев на железко (тупое, между прочим), довольно глубоко застрявшее в плотной древесине столба, и на свежий излом на самом конце ратовища, а потом ощутив отголоски чужих эмоций, от простого любопытства и до злорадно-насмешливых - мальчик почувствовал, как отступившая было злоба возвращается. Тем временем, подошедший к слегка погнувшемуся копейному наконечнику боярин удивленно покачал головой, и с некоторой натугой, предварительно раскачав, его вытянул.
  - Кхм. М-да.
  В некотором сомнении махнув рукой одному из помощников, Аким тут же завернул его обратно, выразительно ткнув пальцем в вязанку деревянных клинков.
  - Пора уже, Димитрий Иоаннович, тебе сабельку потяжельше взять, да вот незадача - позабыл я подобрать что-то подходящее.
  Почти не слушая его словесные кружева, Дмитрий подхватил изогнутую дубовую палку и пару раз ей махнул, приноравливаясь. Чуть поддернул левой рукой, перехватывая поудобнее небольшой щит и одновременно с этим старательно отстраняясь от паутины чужих взглядов, ощущаемых как нечто противно-липкое - и мягко, почти певуче ответил на так и не заданный ему вопрос:
  - Захарьины. Потом Шуйские.
  - Гм. Иван Данилович!
  Троюродный брат царевича тут же позабыл о стоящем напротив него княжиче Курбском, шагая к царственному родственнику и старательно скрывая довольную улыбку. Наконец-то и он постоит супротив наследника!..
  - Встали. И... Начали!
  Тук. Тук.
  - Ха!
  Данн!
  Увы, поединок вышел слишком коротким: приняв удар на свой щит, и махнув 'косым с потягом' в ответ, царственный отрок дополнил его резким пинком. И если деревянный клинок сын Данилы Захарьина успешно сбил в сторону кромкой щита, то вот колено уберечь не смог - и припав на подвернувшуюся от боли ногу, тут же получил мощный рубящий удар в середину шлема.
  - Хмм!.. Полегше, Димитрий Иоаннович.
  Подождав, пока помощники оттащат на лавочку 'чуток сомлевшего' поединщика, боярин кликнул следующего отпрыска рода Захарьиных:
  - Иван Васильевич!
  Четвероюродный брат царевича шагал достаточно быстро, но вот довольной улыбки у него уже не было. Поставив их напротив друг друга, Канышев внимательно поглядел на боярича, выглядевшего очень внушительно для своих тринадцати лет, и на рослого, крупного, но все же десятилетнего наследника.
  - Начали.
  Тукк-донн!
  - Ха!!!
  Сметя хлестким ударом подставленную для отбива деревяшку - да так, будто бы ее и вовсе не существовало, Дмитрий от души 'попятнал' родственничка в козырек шлема. А затем, продолжая движение, чуть довернулся и вложился всем телом в удар, саданув кромкой своего щита по умбону чужого.
  - Хэк...
  Проводив глазами отлетевшего на добрую сажень назад боярича, а затем и оценив вмятину, появившуюся у того на железной бляхе-умбона, боярин задумчиво огладил бородку. Вроде бы он покамест этому не учил? Подождав, пока подростку помогут встать и отведут на все ту же лавочку, Аким с сомнением взглянул на его брата, восьмилетнего Федора, и выкрикнул следующее имя:
  - Андрей Иванович!
  Старший из княжичей Шуйских послушно затрусил к наставнику, а все остальные родовитые отроки как-то потихоньку стали замедляться, в ожидании интересного зрелища.
  - Встали. Погодь! Ремешок у шелома подтяни, княжич. Вот, теперь добре. И-начали!..
  Следуя намертво вбитой науке о том, что лучшая защита, это нападение, Андрей быстрым подшагом сократил расстояние и резво махнул дубовым клинком, целясь в стык плеча и шеи:
  Тумм!..
  От мощного встречного удара его оружие просто вырвало из руки, а затем...
  - Хэк!
  В этот раз помощники подскочили без дополнительной команды, бережно поднимая и разгибая позеленевшего и скрючившегося в три погибели княжича, двумя руками держащегося за живот. Вернее, за отбитые сильным пинком внутренности.
  - Помните ему брюхо, а то...
  Увидев, как проигравшего с шумом вырвало, Канышев осекся, а потом мысленно махнул рукой - дышать начал, так и ладно. Но царевич-то как хорош, а! Пожалуй ему, как наставнику, уже есть чем гордиться. А так же похвастаться при очередном докладе великому государю - а там, глядишь, и наградят чем-нито за усердие. Недовольства же родовитых отцов Аким не боялся - то, что своих супротивников для потешных поединков называет сам наследник, уже ни для кого не было тайной.
  - Неплохо, Димитрий Иоаннович. Гм. Воля твоя, но Васька Шуйский против тебя пожалуй что и мелковат будет.
  - Тогда Старицкий и Милославский.
  В сомнении покрутив правый кончик усов, боярин все же согласился - по годам они как раз ровесники подопечному.
  - Василий Владимирович!
  Еще один троюродный брат наследника от скорого поединка для себя ничего хорошего не ждал - это выдавала и легкая бледность, и слегка замедленные (скорее, слишком осторожные) движения.
  - Встали. И-начали!
  Подняв щит и отведя дубовый заменитель сабли чуть-чуть назад, ближайший родственник правящей династии замер на месте.
  Тук. Тук-тук. Тук-тук-тук.
  Деревянные клинки сходились и расходились, присматриваясь друг к другу, чуть вздрагивали щиты, уберегая корпус и руки, время от времени переступали ноги...
  Тук-тумм!..
  Подловив удачный момент, наследник Старицкого удела попытался провернуть нехитрый финт: почти одновременно с чужим ударом он нанес свой - по сабле, упершейся в умбон его щита, пытаясь выбить ее из рук. Удалось!!! Правда, не выбить, а переломить, но все равно это было победой.
  - Замри! Разошлись.
  Отойдя на два шага от царевича, победитель услышал неожиданное:
  - Благодарю.
  Вскинув глаза, удивленный Василий успел различить тень улыбки и легчайший, едва заметный благодарственный кивок. Следующий, и одновременно последний в этом занятии поединок с Федором Милославским и вовсе не принес родовитым отрокам ничего интересного, закончившись обычной для этого княжича ничьей: тот и себя хорошо показал, и наследника (вместе с наставником) порадовал.
  - Закончили!..
  Не успела стихнуть зычная команда боярина Канышева, как у лавочки с отдыхающими бок о бок отроками Захарьиными и Шуйским сразу засуетилась дворня - это достопочтенный доктор медицины Арнольд Линзей, вызванный еще для первого пациента, быстро осмотрел всех троих, выдал ценные указания и убыл прочь, по своим несомненно важным делам. Нет, если бы пострадал кто из царевичей, он бы несомненно все сделал сам. А так, к чему ему лишние хлопоты? Он ведь врач именно царской фамилии, а не княжеских или боярских. Впрочем, не приходилось и сомневаться, что врачебный долг (и звон серебра от благодарных родителей) все-таки заставит его навестить 'приболевших' мальчишек. Клятва Гиппократа, она такая!..
  'Надо бы ее немного усовершенствовать, с учетом европейских реалий. Добавить, что-то вроде - да будет изгнан из наших рядов тот, кто лечит бесплатно! Ну, или хотя бы дешево'.
  - Димитрий Иванович.
  Заглядевшийся на младшего братца, возбужденно прыгающего вокруг боярина Канышева (наверняка, вымогал у того обучение какому-нибудь сильномогучему удару или тайной воинской уловке), наследник перевел взгляд на своего подручника. А потом и туда, куда тот незаметно указал, тут же зашагав навстречу четверке мужчин в боярских шубах.
  'Опа! Старшие клана Шуйских в сборе. Князь Александр Горбатый-Шуйский... Экая бородища! Да и сам вельми широк и могуч, особенно в районе живота. На его фоне Федор Скопин-Шуйский, пожалуй, куда как поскромнее выглядит - пожевала его жизнь, пожевала. И собственно Шуйские: слева будущий Первый боярин Опричной думы Иван Андреевич, а справа так же будущий утопленник Петр Иванович. Красота! Так, а что за отрок с ними? Вернее, чей?'.
  - Поздорову, царевич Димитрий Иванович.
  - И вам того же.
  У бояр, не услышавших в ответ ни своих титулов, ни чинов, а лишь вежливое равнодушие, глаза построжели и налились сдержанным неудовольствием.
  - Скажи, Димитрий Иванович, сделай милость, отчего же ты так немилостив к моему Андрейке?
  - У меня память хорошая.
  Князья непонимающе переглянулись:
  - А причем здесь?..
  К четверке князей и думных бояр, и стоящему напротив их наследнику престола медленно подтянулись постельничие сторожа, да и царевич Иван тоже переминался с ноги на ногу неподалеку.
  - Разве ты забыл, за что именно был убит псарями твой отец? Или, может, ты запамятовал, кого именно отравили ВАШИ отцы?
  Медленно переведя взгляд на второго Шуйского, Дмитрий с немалым удовольствием увидел бледнеющие щеки. Стоявшие по краям князья старшей ветви клана тоже переглянулись, но скорее озадаченно, чем с тревогой или удивлением. Ибо, во-первых их покойные батюшки вели себя заметно спокойнее, умудрившись не замараться в смерти великой княгини Елены Глинской, а во-вторых, к их сыновьям будущий государь относился вполне дружелюбно.
  - То пустые наветы, Димитрий Иванович!
  Как-то странно поглядев на нервничающих мужчин, царевич холодно улыбнулся.
  - Правда? Наветы, значит... А хочешь, я открою тебе, как и когда ты умрешь? Или тебе, князь Петр Иванович? Кстати.
  Сделав маленькую паузу, десятилетний отрок невинно удивился:
  - Не понимаю, почему ты заодно с ним. Ведь его отец отравил и твоего.
  Тишина была такая, что казалось, ее можно резать ножом.
  - Оставим в прошлом то, что уже не изменить. Что касается твоих сыновей, то я к ним равнодушен.
  Князьям, глядевшим на будущего государя, сразу стало понятно: потомству Ивана Андреевича в царстве Московском ничего не грозит. Не будет им никакой опалы... Как и места у трона, чинов придворных, званий воинских и прочих милостей государевых. А еще стало понятно, что не стоит обманываться малыми летами царевича Дмитрия.
  - Позволь спросить, Петр Иванович, кто этот отрок, столь похожий на тебя лицом?
  Основатель славного города Свияжска как-то потерянно подтвердил:
  - Сын. Хотел вот... К воинским занятиям приспособить.
  - Да? Про старшего твоего, Ивана Петровича, я слышал немало хорошего. А еще один ученик моему дядьке не в тягость.
  Увидев, как едва заметно дрогнуло лицо думного боярина (уж больно толстым вышел намек), наследник тут же 'поправился':
  - Хотя, конечно, это ему решать.
  Поглядев на отрока примерно двенадцати-тринадцати лет, царевич спокойно вопросил его имя. Тот, покосившись на впавшего в глубокую задумчивость отца, с едва заметной запинкой признался:
  - Аникита.
  - Увидимся на следующем занятии.
  Оставив за спиной бояр, буквально ошеломленных и растоптанных состоявшимся разговором, Дмитрий позволил себе немножечко улыбнуться.
  'Тем для обсуждения подкинул, единство и родственную любовь в клане Шуйских укрепил, да еще душеньку успокоил, на Захарьиных. День. Да что там день! Целый месяц прожит не зря. Н-да, а теперь надо подумать, как объяснить произошедшее батюшке. Причем в наиболее выгодном для себя любимого свете'.
  Почти дойдя до теремной лестницы, десятилетний царевич вдруг намертво встал, буквально оцепенев:
  - Мить, ты чего? Ну Митя!?..
  Переведя шалый взгляд на младшего братца, старший как-то растерянно выдал:
  - Один килограмм равен весу кубического дециметра чистой воды при температуре в четыре градуса. А одна аптекарская унция весит двадцать девять целых, восемьдесят шесть сотых грамма.
  Иван быстро глянул по сторонам, потом на лицо брата, и опять осмотрелся, только уже помедленнее. Подумал, затем подшагнул поближе, и громким заговорщицким шепотом поинтересовался:
  - Это, Мить. А ты сейчас с кем разговаривал?..
  

  ***
  

  Следующим днем его весьма ожидаемо позвали к отцу, причем известить об этом явился вернейший и любимейший из псов государевых - князь Афанасий Вяземский.
  'Похоже, разговор мне предстоит серьезный'.
  Это мнение только укрепилось при виде серьезного выражения на отцовском челе, и хмурого личика Василия свет Михайловича Захарьина. Чей отпрыск столь неудачно стукнулся своим шлемом о дубовую сабельку наследника, что заработал что-то вроде сотрясения и отливающих синевой теней под глазами.
  - Батюшка.
  - Сынок.
  Погладив первенца по плечу, великий государь сразу перешел к делу:
  - Супружница Василия сильно захворала, и ныне лежит при смерти. Арнольдишка ее усердно врачевал, а до него и иные лекаря старались, да только все бестолку.
  Озабоченность царственного отца сразу нашла свое объяснение: когда-то, на заре его жизни, у него была любимая няня, Аграфена Челяднина, насильно затем постриженная в монахини ненавистными опекунами. А княгиня Анастасия Дмитриевна по отцу была Бельская, по матери же - как раз Челяднина, и сильно напоминала своим обликом ту самую няню, неизменно вызывая у властного государя Московского самые лучшие и светлые чувства. Поэтому, прижав к себе наследника, Иоанн Васильевич тихо шепнул:
  - Только на тебя надежа и осталась, сыно.
  Недолгие сборы и путь до боярских палат (обычного терема в два поверха, стены которого немного осели и уже изрядно потемнели от времени) заняли меньше получаса. Суета на подворье, с трудом вместившем полусотню личной охраны царевича, растерянные лица челяди, несколько быстроногих куриц-пеструшек, удивительно ловко разбежавшихся в стороны от жеребцов, долбленая колода под водопой, почему-то оказавшаяся аккурат посередке двора...
  'Да-а, небогато живет дядька мой троюродный. Или это я так привык к удобству и разным приятным излишествам Теремного дворца?'.
  Укладывать своего аргамака в заботливо взбитую грязь на подворье Дмитрий не стал, ограничившись тем, что подъехал на Беляше поближе к крыльцу, а затем на него же удачно и спрыгнул. Принял от Салтыкова небольшое моченое яблоко, поднес поближе к удивительно мягким губам ахалтекинца и подождал, пока тот с явным удовольствием схрумкает круглую 'похвалу'. Времени как раз хватило, чтобы грузный хозяин спешился и взобрался на крыльцо родимого дома.
  - Гость в дом - Бог в дом, Димитрий... Иванович.
  Внутри палаты выглядели заметно лучше, чем снаружи: росписей по штукатурке было маловато, зато побелка, обильная резьба по дереву и прочие мелкие радости деревянного зодчества присутствовали в полном объеме. Как и еще один мелкий родственничек мужеского пола, с довольно неприятным на слух именем Протасий.
  'Годика четыре-пять, не больше. А боярин-то, оказывается, в свои шестьдесят с хвостиком еще тот орел! Верно говорят, старый конь борозды не испортит'.
  Еще раз поглядев на Протасия и коснувшись чувствами его Узора, Дмитрий едва удержался от того, чтобы остановиться и рассмотреть его поподробнее. Очень уж знакомо были перекручены и пережаты некоторые духовные линии - прямо как у брата Федора!..
  'Похоже, хоть Михалыч борозды и не портит, но пашет все же неглубоко'.
  Горница с больной на женской половине, куда его привели, предварительно задержав неторопливой дегустацией хозяйского сбитня и осторожными расспросами, встретила царевича сильным запахом ладана. А еще каких-то женских притираний (или духов?) и тонким привкусом химии от 'чудодейственных' микстур и пилюль штучного приготовления - свежего же воздуха в этой ядреной смеси обнаружить не удалось.
  'Так, медицина оказалась бессильна, и больная продолжает жить... Господи, как высохла-то!'.
  Увидев боярыню, царевич наконец понял, зачем его так долго мариновали - чтобы челядинки успели принарядить и чуть подкрасить свою госпожу.
  - День добрый, Анастасия Дмитриевна.
  Видя, как женщина медленно набирает воздуха для ответного приветствия, мальчик ее упредил:
  - Говорить не надо.
  Сняв перчатку с правой руки, он очень мягко коснулся головы:
  - Так легче? Вот и хорошо.
  Развернув ладонь, он неспешно повел ее от шеи и до ступней, совершенно не смущаясь тонкой пуховой накидкой, не позволяющей увидеть ничего кроме очертаний тела. Закончил, немного помедлил и повел рукой в обратном направлении, остановившись на животе. Опять продолжил, а когда дошел до головы, то пренебрегая хозяйскими обидами спокойно убрал в сторону волосник и пропустил между пальцами редкие ломкие пряди.
  'Отравление, да какое сильное! Печень, суставы, желудок, кишечник, даже в волосах есть следы. Специально ядом потчевали, или?..'.
  Муж болящей, она сама и ее доверенная челядинка внимательно и с надеждой смотрели на глубоко задумавшегося царевича. Вот он еще раз провел рукой над животом, затем легонько мазнул кончиками пальцев по женской щеке и подошел к единственному маленькому окошечку, забранному бычьим пузырем. Всмотрелся в беловатый след, поднес руку еще поближе к окошку и недовольно дернул бровью. После чего одним слитным движением вытянул из-за пояса кинжальчик и полоснул острием по мутной пленке пузыря.
  - Белила?
  Глянув сначала на хозяйку, а потом и на хозяина, челядинка осторожно подтвердила:
  - Они самые.
  - Дай.
  Приняв от служанки увесистую серебряную коробочку, мальчик ее открыл, полюбовался на содержимое и равнодушно вернул обратно, заинтересовавшись остатками лекарственных препаратов. Осторожно понюхал горлышки миниатюрных кувшинчиков, разломил одну из трех оставшихся пилюль и опять недовольно поморщился.
  'Ну да, как я мог подумать, что пилюльки не из сулемы! Она да ртуть - две чудодейственные панацеи от доброго доктора Арнольда Линзея, коими он и мертвых поднимает на ноги. Конечно, если от такого не умер, остальное уже не страшно. А тут что? Хм, этот состав, пожалуй, мне незнаком'.
  Вылив несколько капель непонятного отвара себе на ладонь, а потом их же и лизнув, десятилетний целитель вначале задумался, а потом спросил:
  - Кто готовил это лекарство?
  Боярин от такого простого вопроса неожиданно замялся. Глянул на жену, на дверь и все же ответил, правда, на удивление тихо:
  - Кореньщик один, мне про него верные люди подсказали...
  - Как его найти?
  - Да уж никак, пропал месяца два тому.
  - Ты помог?
  От такого прямого вопроса Захарьин опять замялся, потом удивился, затем почувствовал гнев... Который странным образом пропал, стоило царевичу подойти ближе - так, чтобы стали отчетливо видны его глаза. Успешно подавив несвоевременное желание перекреститься, Василий Михайлович ответил чистую правду:
  - Не успел.
  Сразу потеряв весь интерес к продолжению разговора, наследник взял в руки несколько снадобий, пудреницу, и напоследок прихватил свинцовый гребешок, коим боярыня расчесывала и одновременно подкрашивала свои рыжеватые волосы. Вернувшись к постели больной, он аккуратно присел на краешек и опять приоткрыл шкатулку со свинцовыми белилами:
  - Это медленный яд. Употребленный один, или даже несколько дюжин раз, никак не сказывается. А при постоянном пользовании напитывает своей отравой все нутро и кости, портит Богом данную красоту, старит кожу, и способствует рождению юродивых детей. Или НЕ рождению.
  Из рук страшно побледневшей челядинки звучно упало что-то мелкое, но в то же время достаточно тяжелое, посинели губы у хозяина дома - а Дмитрий вместо шкатулки подхватил гребешок:
  - Такой же яд, как белила.
  На затянутую в перчатку ладонь легли два бугристых шарика:
  - Сулема, из коей состоят пилюли, в чуть большем количестве есть страшный яд, смерть от которого хоть и быстра, но весьма мучительна. Любит тебя Господь, Анастасия Дмитриевна!
  Едва слышно булькнул невзрачный глиняный кувшинчик, задетый указательным пальцем:
  - Настойка на киновари есть яд. Слабее сулемы, но сильнее двух первых. Теперь ты поняла, что с тобой?
  Две мокрых дорожки пролегли от ее глаз.
  - Да. Скажи, я буду?..
  - Божией милостью и волей отца моего ты будешь исцелена. Но не сразу - уж больно тяжел твой недуг, боярыня.
  Чуть повернув голову к еле дышащей челядинке, малолетний лекарь негромко распорядился:
  - Чарку теплого молока. Бумагу, чернила и перо. Быстро.
  Суета поднялась нешуточная - благо, что за дверью подслушивала почти вся боярская дворня. Ну, может и не вся, но уж половина точно.
  - Болезную перенести в другое место, чтобы никакой духоты. И больше солнечного света.
  Затребованные канцелярские принадлежности доставил, почему-то, один из постельничих сторожей. Отдал хозяину дома, одновременно скользнув по горенке быстрым взглядом, уважительно поклонился и исчез - а боярин с нарастающим удивлением смотрел, как четвертушка бумажного листа покрывается непонятными знаками. Впрочем?.. Напрягая в легком сумраке комнаты свое заметно сдавшее в последние года зрение, он все же смог разобрать закорючки латыни - а за его спиной в приоткрытую дверь тихонечко просачивались ближние домочадцы.
  - Эти травы можно купить у царского аптекаря Аренда Клаузенда. Понадобятся через три дня...
  Влетевшая с кувшином горячего молока и небольшой чарочкой, служанка буквально светилась от надежды - на то, что хозяйка оправится от яда и будет жить.
  - Готово, царевич-батюшка!..
  'Определенно, это новое слово в титуловании членов царской семьи. Или старое, но хорошо забытое?'.
  Приняв полную до краев чарочку, он проверил, достаточно ли пригодно молоко для питья, и трижды перекрестился на иконы.
  - Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя Твое...
  Перекрестив и чарку, он поднес ее к губам боярыни, а догадливая служанка тут же приподняла голову своей госпожи.
  - До дна.
  Подождав, пока кончится молоко, Дмитрий положил руки на живот хозяйке терема и прикрыл глаза. Минута, другая, а потом слегка порозовевшая и отчетливо налившаяся жизнью Анастасия Дмитриевна удивленно пожаловалась:
  - В нутрях словно бы печет!?..
  Десятилетний мальчик слабо улыбнулся и обнадеживающе заметил:
  - Не болит только у мертвых.
  Еще минут через пять он убрал руки с живота, встал, и немного потянулся:
  - А теперь все прочь, кроме тебя.
  Дернувшаяся было на выход личная служанка боярыни осталась на месте. Как, впрочем, и сам боярин Захарьин.
  - Что именно тебе непонятно в моих словах, Василий Михайлович?
  Явно прикусив язык, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего, хозяин дома покорно ушел отводить душу на скопившейся за дверью челяди - а наследник поправил сбившийся рукав своего кафтана и заметил:
  - Сейчас молоко пойдет наружу. Это хорошо, потому что в него я вытянул яд. Вернее, его малую часть. Может вернуться дурнота, но уже к вечеру тебе полегчает... Завтра я вновь навещу тебя.
  Увидев, что ее целитель собрался уходить, боярыня Захарьина с усилием сглотнула, и слабо шевельнулась:
  - Спаси тебя Бог, Димитрий Иванович!..
  Оставив в горенке сотрясающуюся в спазмах тошноты хозяйку и ее служанку, что-то тихо причитающую с бадейкой наготове, царевич вышел за дверь, и тут же ее прикрыл, прямо перед посунувшимся было войти Василием Михайловичем - вовремя, потому что даже через толстую створку донеслись весьма характерные звуки.
  - Не стоит смущать ее своим присутствием, ей и без того плохо.
  Более не задерживаясь, наследник зашагал на выход, старательно сохраняя на лице легкую отстраненность, 'не замечая' шепотков и взглядов дворни, а так же топота дворцовой стражи впереди и позади... Душа Дмитрия буквально пела от радости: во-первых, лечить ему НРАВИЛОСЬ. Во-вторых, его наконец-то начали отпускать 'погулять' за пределы кремлевской стены.
  'Ну и в-третьих - после сегодняшнего представления пойдет такая волна слухов, что мало никому не покажется!'.
  Определенно, месяц февраль года семь тысяч семьдесят первого от Сотворения мира он прожил не зря...
  
  

   Глава 10
  
  

  Нарядно и дорого одетый мальчик и маленькая девочка, из-за многочисленных ленточек и вышивок на платьице более всего похожая на куклу, сидели на полу. Он опирался спиной на небольшую, целиком покрытую простенькими изразцами печь, наполняющую светлицу мягким теплом, а она, немного поерзав на тонком ковре, в конце концов, перебралась к нему на колени. Устроившись поудобнее и немного откинувшись назад, девочка положила руки на обложку большой книги, чьи листы были обильно изукрашены затейливыми рисунками. Страницы тут же перелистнули...
  - Какую сказку будем читать сегодня?
  - Эту!
  - Конек-горбунок? Ну что ж, давай.
  Чуть изменив положение спины, мальчик начал тихий речитатив:
  - За горами, за лесами, за широкими морями, не на небе - на земле, жил старик в одном селе. Ста... Ой, Дуня, что-то я не могу разобрать слово. Давай вместе?
  Шестилетняя царевна Евдокия, неуверенно нахмурившись, все же кивнула, по-прежнему цепко держа в руках подарок братика.
  - У ста?..
  - Ста-ли-ниш-ки. Нет! Сталинушки. Плавильно, да?
  - Почти, вот эта буквица - рцы. Представь, что ты настоящая львица, сильная, грозная, а еще большая и очень страшная. Ну-ка, зарычи!..
  - Ррлр-ры!!!
  - Ух, я даже немножко испугался! Нет, ты уж меня так больше не стращай, ладно?
  - Ага.
  - Теперь давай прочтем как надо.
  - У стар-ринушки тли сына. Рр-ры! У старинушки три сына: старший умный был детина. Следний сын и так и сяк. Ср-редний! Младший вовсе был дурак.
  Захихикав, девочка с явным удовольствием, и очень чисто повторила:
  - Дуррак!!!
  - Братья сеяли пшеницу, да возили в град-столицу: знать, столица та была, недалече от села. Там пшеницу продавали, деньги счетом принимали... А ты ведь у меня тоже считать умеешь? Сколько будет, если к вот этому прибавить вот столько?
  Мимоходом поглядев на загнутые пальцы брата, царевна уверенно определила:
  - Семь.
  - А так?
  - Девять.
  - Ты моя умница!
  Без всякого стеснения чмокнув порозовевшую от похвалы сестру в пухленькую щечку, наследник продолжил сказку, время от времени прося Евдокию о помощи - то слово не мог разобрать, в счете путался, или еще какая напасть приключалась. Но совместными усилиями они все же ее дочитали - примерно до половины. Затем девочка немного развлеклась тем, что сплела толстую косу из его гривы, а он, в благодарность, надел ей на руку небольшой браслет, набранный из крупных 'чешуек' янтаря. И не только надел, но и долго что-то шептал на маленькое ушко. Потом Дуня вспомнила, что они так и не узнали, чем кончилась сказка...
  - Уснула?
  Заметив, как затихли детские голоса, и выждав некоторое время, в светлицу тихонечко зашла верховая челядинка малолетней царевны - все они, мамки, няньки, мовницы и прочая дворня, набившаяся в соседнюю горницу, вместе со своей шестилетней подопечной жадно внимали былине о Коньке-горбунке и его незадачливом хозяине. Придумщиком царевич Димитрий оказался таким знатным, что как начинал сказывать свои небывальщины, все заслушивались, и стар, и млад!
  - Вот и славно.
  Неслышно ступая, служанка приблизилась и подняла с пола тяжелую книгу, в очередной раз удивляясь, насколько же легко и без малейшей натуги подхватил на руки спящую сестру десятилетний наследник. Положила 'Сказки' на специальную подставочку, и заторопилась вперед, предупредительно открывая и придерживая все дверки и занавески, преграждающие синеглазому отроку дорогу до Опочивальни царевны Евдокии.
  - Мой подарок не снимать и не трогать.
  Понятливо кивнув, и удостоившись едва заметного наклонения головы в ответ, челядинка принялась осторожно и со всей возможной опаской (чтобы не разбудить) выплетать из волос маленькой госпожи все ее ленточки. А Дмитрий, направляясь к выходу из покоев сестры, глянул в узкое оконце.
  'Вроде недавно утро было - а гляди-ка, не заметил, как вечер пришел!'.
  Проходя светлицу, он не удержался и остановился, дабы мимолетно коснуться светло-бежевой обложки, скрывающей двенадцать сказок - самых памятных, самых любимых. Тех, что когда-то читала ему на ночь мама. Первая и единственная. Как же она хотела поняньчить внуков!..
  'Боже, как давно это было!'.
  Дрогнув губами и разом словно бы состарившись на добрых полсотни лет, царевич медленно погладил гладкую кожу. Прошелся подушечками пальцев по вытисненным, а затем и вызолоченным буквам, оправленным в серебро уголкам и застежке, после чего тихонечко вздохнул. Ненадолго замер в полнейшей недвижимости, а потом резко отвернулся, отводя от книги подозрительно влажные глаза.
  - Теперь все будет по-другому, мама...
  Низко опустив голову, он продолжил свой путь. Проходя через арку, в обычное время прикрытую ажурной позолоченной решеткой, вполне уже успокоившийся мальчик беззвучно хмыкнул: три дня назад дородная боярыня Воротынская, грозный охранитель благочиния женской половины Теремного дворца, чем-то не угодила новой царице - и тут же получила полную отставку со всех придворных должностей. Так что теперь он был волен посещать сестру и брата без сопутствующего общения с вечно чем-то недовольной боярыней, а функции 'не пущщать' принял на себя пост из трех постельничих сторожей, расположившийся сразу за Золотой дверью.
  - Доброго вечера, Димитрий Иванович.
  Старшего из царевичей дворцовая стража откровенно любила: неизвестно, кто первый это заметил, но... В общем, если кто заступал на службу приболев (мало ли, простыл, или еще чего), и при этом попадался на глаза государю-наследнику, тот обязательно подходил. Ненадолго, буквально полсотни ударов сердца он стоял рядом и просто смотрел, продолжая затем свой путь - а снедающая служилого хворь бесследно исчезала. Вот и сейчас царственный отрок на неуловимый миг замедлил шаг, окинув всех спокойным, и совсем не детским взглядом:
  - Доброго.
  'Об чем бишь там я думал? Ах да, о настойчивых намеках Ивана Федорова'.
  И не только намеках - вместе с заказанным ему подарком для братьев и сестры, тот принес и калиту с копийками, вернув некогда данное ему серебро почти с двухкратным прибытком. Нет, поначалу-то первый тираж 'Сказок' расходился достаточно медленно: привлеченные скорее слухами, нежели необходимостью, князья да бояре заходили на Печатный двор, разглядывали многочисленные иллюстрации в книге, приценивались, но покупать не спешили. Пока один из старомосковских купчин не хапнул сразу десяток экземпляров, ничуть не смутившись их довольно высокой ценой. Вторым был князь Милославский, решивший побаловать сына, третьим еще один купец, а потом пошло-поехало, да так хорошо, что дело добралось и до самого царя. Точнее, до него дошел глава Печатного двора в компании с казначеем. Первый явился за разрешением допечатать сотенку-другую 'Сказок', а второй - дабы отчитаться, на сколько именно пополнилась вверенная его заботам казна от успешной реализации царевичевой придумки. Серебра вышло изрядно, поэтому книгопечатника похвалили перстнем с царской шуйцы, и указали незамедлительно произвести на свет божий еще триста переплетенных в светлую кожу томов.
  'Ну, в принципе, на что-то такое я и надеялся. Жалко только, что не все сказки, что я помню, можно переделать. С тем же Коньком-горбунком сколько мучился, заменяя 'царя' на хана и князя!.. Упоминание про табак вообще пришлось выкинуть, кое-где вместо стихов сплошная проза. Хм. Выдать бы им всем сказ про Федота-стрельца, так собственный отец не поймет таких сыновьих фокусов. А жаль!..'.
  Полностью погрузившийся в обдумывание того, какие сказки все же стоит 'придумать', а о каких лучше даже и не вспоминать лишний раз, царевич как-то незаметно дошагал до своих покоев, где его давно уже ждала Авдотья, а вместе с ней - широкая и низенькая лохань, на три четверти полная чуть парящей водой.
  'Время на писательские труды можно выкроить, сократив занятия с Линзеем - самую большую тайну медицины он мне уже раскрыл, и теперь я тоже знаю, что мозг нужен для выработки носовой слизи. Даже, наверное, не сократить, а вообще прекратит. Да, так и сделаю. Плюс, надо бы узнать, как там у Федорова идут дела с записыванием посольских и купеческих баек. О, кстати, а отчего это я нигде не видел 'Хождение за три моря' тверичанина Афанасия Никитина? . В той жизни не успел почитать, так хоть в этой ознакомлюсь!..'.
  Как-то резко вернувшись в реальность, Дмитрий обнаружил что стоит полностью нагим, а на него с ожиданием смотрит Авдотья, только что долившая из принесенного с поварни ведра немного кипятка в бадью. Шагнуть с пола на скамеечку, перекинуть ноги через укрытый тканью бортик, медленно присесть, затем окунуть голову в пахнущую травами воду...
  - Димитрий Иванович.
  - Мму?..
  Раскрыв глаза, он пару секунд недоуменно глядел в потолок и нависшую над ним Авдотью. Шевельнул руками, еле слышно плеснув на бортик лохани, затем нехотя подтянулся и сел, ощущая, как к плечам и спине липнут холодные пряди волос. По коже тут же загулял большой пучок липового мочала, затем на голову пролилось жидкое мыло производства царского аптекаря Аренда - и кстати, оно ничуть не уступало составам из Неаполя или Марселя. Разве что малым своим количеством? Ну так Клаузенд и не мыловар-гильдеец - на нужды великого князя и его семьи хватает, так и ладно.
  - Дими-итрий Иванович!..
  Успев в очередной раз задремать от ласковых массирующих прикосновений к волосам и голове, царевич открыл сонные глаза и послушно окунулся в заметно остывшую воду. Встал, приняв на себя еще несколько ковшей чистой теплой воды, выбрался из лохани и самостоятельно обтеревшись, прошлепал босыми ногами сквозь все комнаты до своего ложа.
  Плюх!
  Окончательно сдаваясь сладким объятиям подступающего сна, Дмитрий успел ощутить, как в руку ему уперлось что-то твердо-упругое, вроде женского бедра, а волос легко-легко коснулись гладкие зубцы костяного гребня...
  

  ***
  

  - Батюшка.
  Почтительно поцеловав унизанную перстнями руку, первенец великого государя выпрямился и спокойно встретил испытующий взгляд отца.
  - Сыно, ты говорил, что можешь скреплять клятвы.
  - Да, батюшка.
  - А ты уже пробовал это делать? Нет? Хмм...
  Князь Вяземский посунулся было к уху своего повелителя, но был остановлен небрежным жестом - тем более что царевич тоже приблизился и уже что-то очень тихо шептал.
  - Так. А сдюжишь?
  Отступив обратно, мальчик развеял все сомнения отца коротким заявлением:
  - Я твой наследник!
  Царь надолго о чем-то задумался, затем тяжело вздохнул, резко вставая с креслица:
  - Пойдем, сыно.
  Подвалы Разбойного приказа встретили их вначале мятущимися тенями, затем легкой сыростью, а потом и ощущениями творящегося здесь дознания: огонь отдавал каленым железом, вода была затхла, словно в ней долго находился утопленник, а кисловатый запах сыромятной кожи от многочисленных ремней, бичей и плеток нес в себе привкус застарелой мочи, пота и крови. Иоанну Васильевичу эта обстановка была вполне привычна, хотя особой радости и не вызывала: быть государем, это не только сидеть на троне или возглавлять войско, иногда приходилось и в таких вот 'палатах' сиживать, лично следя за допросом врагов. А вот царевич заметно побледнел, хотя на ногах держался твердо, да и взгляд от 'постояльцев', привязанных по углам или подвешенных на дыбе, отводить не спешил.
  'Сколько же здесь боли! Пол, потолок, стены - все ей здесь пропитано, а некоторые железки прямо полыхают темным пламенем!.. С моей чувствительностью я здесь долго не протяну...'.
  - Сын?
  Отвернувшись от разложенных на полках инструментов дознания, Дмитрий подошел к низенькому рядку мужчин. Низенькому - потому что стояли они на коленях, вдобавок были связаны не только общей кандальной цепью на руках и ногах, но и широким ярмом на шеях. Стараясь не обращать внимания на могучую вонь, исходящую от клиентов Разбойного приказа, царевич протянул затянутую в перчатку руку, и ухватил первого из 'пробников' за спутанные жирные волосы. Немного дернул, заглядывая в глаза:
  - Крещен ли ты?
  - Да.
  - Хочешь жить?
  Душегубы, уже привыкшие к перспективе скорой и довольно мучительной смерти, заметно оживились, почуяв вполне реальный шанс на жизнь:
  - Да!
  - А на свободу хочешь?
  Не осведомленный о сути происходящего, один из приказных дьяков осторожно возмутился малолетнему произволу:
  - Да как жеж это, великий государь? Столько ловили...
  - А ну цыц!
  Дьяк моментально поперхнулся всеми своими претензиями.
  - Так хочешь на свободу? Целым и невредимым?
  - Хочу!!!
  Потеряв всякий интерес к первому из кандальников, десятилетний отрок повторил все те же вопросы второму в цепи, а потом третьему и четвертому. А вот у пятого немного замешкался, вглядываясь в его глаза при каждом ответе.
  - Батюшка.
  Великий князь тут же приказал:
  - Афонька!
  Приняв из рук князя Вяземского довольно увесистый золотой крест, всячески изукрашенный мелкими драгоценными камнями, Дмитрий остановился напротив первого мужчины.
  - Если ты невиновен, то вот тебе крест. Клянись на нем, и сей же час будешь освобожден.
  Не успел он договорить, как разбойник вытянул шею, стремясь дотянуться до своего спасения.
  - Нет на мне вины, на том и крест целую.
  - Ты?
  - Без вины страдаю, целую о том крест.
  - Ты?..
  Третий грешник повторил все то, что сделали первые двое. А вот четвертый удивил:
  - Виновен я.
  Впрочем, пятый его примеру не последовал, упрямо и даже дерзко глядя на своих мучителей:
  - Невиновен, оговорили меня!
  Вернув испачканный в слюнях, соплях и крови крест Вяземскому, мальчик, положил руки на голову первому кандальнику:
  - Скрепляю клятву твою.
  Мужчина как-то странно икнул, чуть дернулся и тихо захрипев, обмяк.
  - Скрепляю клятву твою.
  Еще один поначалу обмяк, а затем мелко задергался в колодках, раздирая в кровь шею и запястья.
  - Скрепляю клятву твою.
  Уже третий узник вздрогнул и задрожал, хлюпая хлынувшей из ушей и носа кровью.
  - Совершал ли ты грех убийства?
  Приготовившийся к смертной боли и не в силах отвести глаз от двух ярко-синих омутов, разбойник признался:
  - Было, чего уж.
  - Сколько?
  Недоуменно покривившись, душегуб все же понял, о чем именно его вопрошают.
  - Осьмнадцать.
  Огненные глаза приблизились еще больше, окончательно затягивая в себя его разум:
  - Раскаиваешься ли ты в содеянном?
  - Да...
  - Все в руках Господа нашего. Если спасешь ты от смерти трижды по столько же душ православных, то вместо Адова пламени тебе дарован будет Свет.
  Последний из кандальников своей твердости не потерял, а вот уверенности поубавилось.
  - Скрепляю клятву твою.
  Все с немалым интересом на него глядели, ожидая корчей или еще чего-нибудь в таком же духе. Но дождались лишь угрюмого взгляда и чуть дрогнувших губ.
  - Сей человек невиновен.
  Не дожидаясь приказа, подскочивший к царю догадливый дьяк тут же тихо забормотал:
  - У помещика свово хоромы ночью запалил... Сам, и чады его с домочадцами, аще на конюшне семь лошадей, да иная живность без счета!.. Тиун на него показал, и другие видоки то подтвердили.
  Отмахнувшись от дьячка, великий князь подошел поближе к трем окончательно затихшим душегубам, ткнув крайнего из них в скулу носком сапога.
  - Сдох?
  Широкоплечий кат тут же присел на корточки и воткнул под слегка отвисший подбородок убийцы свои пальцы-клешни, нащупывая нужную жилу:
  - Дышит, великий государь.
  Тряхнув, а затем и похлопав по щекам безвольную тушку, палач смог добиться лишь тихого воющего звука:
  - Ы-ыыы...
  - А этот?
  Довольно скоро выяснилось, что все трое разбойников живы, но полностью утратили разум: один самозабвенно выл, второй глупо улыбался, тихонечко раскачиваясь из стороны в сторону, а третий обильно сходил под себя и что-то радостно гугукал.
  - Что с ними, сын?
  Царевич, как-то уж слишком пристально косившийся в дальний закуток подвала, практически полностью скрытый в темноте, вздрогнул и вернул свое внимание к отцу:
  - Ложной клятвой они сами лишили себя разума.
  - Угум.
  Афанасий Вяземский поглядел на крест в своих руках, на косящегося куда-то наследника и немного изменился в лице.
  - А с этим что?
  Только-только пришедший в себя после общения с царевичем, кандальник опять замер - угасшая было надежда на спасение собственной души разгоралась в его груди невидимым пламенем.
  - Раскаяние его истинно. Господь наш милостив и всеблаг, и если сей муж призреет и вырастит должное количество сирот, душа его будет прощена. Или освободит столько же полонянников. Или каким иным способом спасет от смерти трижды по осьмнадцать православных душ...
  С каждым словом десятилетний отрок говорил все тише и тише, уже откровенно всматриваясь в темноту, а потом и вовсе пошел туда мелкими шажками. Придержавший было его рукой за плечо, отец едва удержался от того, чтобы не перекреститься: очень уж явно на бледном лице сына выделялись яркие глаза. Слишком яркие!..
  - Сынок?
  - Отец, там кто-то есть.
  Сразу несколько катов услужливо осветили один из закутков своего рабочего места, проявив забитого в колодки плюгавенького мужичка, самой что ни на есть рядовой внешности. Выдающийся вперед и не раз ломаный нос, большие залысины на голове, многочисленные ссадины и очень грустные глаза... Особенно левый - правый сильно заплыл и почти не открывался. Все тот же дьяк вновь проявил себя с самой лучшей стороны, выдав всем присутствующим краткую справку:
  - Из ватажки, что творила гнусную татьбу на ярославской дороге. Трое показали на него, как на одного из ближних воровского атамана, сам же от того отнекивается. Атаман живым не дался, да и тати до последнего отбивалися - дюжину только и смогли скрутить.
  Протянув руку, наследник подхватил деревяшку, кою обычно совали между зубов пытуемого (чтобы он не откусил себе от боли язык), и ткнул ей под чужой подбородок, заставляя узника вскинуть водянистые глаза:
  - Крещен ли ты? Жить хочешь? Выйти на волю?
  Не дожидаясь хоть какого-нибудь ответа на свои вопросы, наследник продолжил вопрошать:
   - Убивал ли ты?
  - Двоих только, и то заставили! Кашеварил я, да по хозяйству бегал!..
  - Ложь. Говори, скольких убил?
  Видя, что ему не торопятся отвечать, царевич рывком стянул одну из своих перчаток, дотронувшись голой рукой до виска разбойника:
  - У-уоыааа!..
  Чуть отдернув голову от зловония из распахнутого в крике невероятно жгучей боли рта, отрок повторил:
  - Говори.
  - А-уоа!!!
  - Говори!
  Шумно всхлипнув, 'кашевар' сломался:
  - Пятерых.
  Отдернув руку, наследник задумался, совсем не замечая, как внимательно на него смотрит отец, его невеликая свита и приказные служивые.
  - Ты говоришь правду. Но не всю. Ты... и есть настоящий атаман? Не опускать глаза! Да, это так. Скольких же ты ПРИКАЗАЛ убить, что даже душа твоя смердит их ужасом и болью?
  И вновь не дожидаясь ответа, старший сын царя чуть вытянул вперед руку, медленно сжав ее в кулак - после чего, даже привычных катов слегка оглушило долгим ревом, исторгнутым из груди плюгавого душегубца. Разжав пальцы и дав ему немного отдышаться, Дмитрий опять ткнул деревяшкой в подбородок. Позабыв об отце и других свидетелях, чувствуя полное единение с источником, наполняющим его тяжким ритмом своих пульсаций, едва разжимая стянутые ненавистью губы, он повторил свой вопрос:
  - Сколько?..
   Вновь начали медленно сжиматься детские пальцы.
  - Скажу!!! Все скажу.
  Откашлявшись и пару раз глубоко вздохнув, сбросивший маску 'простого кашевара' воровской главарь мерзко ухмыльнулся, блестя разом оживившимся глазом:
  - Мно-ого! Болото не привередничало, всех принимало. Мужиков лапотных, купчин толстобрюхих, баб да девок. Ох и сладкие они были! Да и ты ничего, смазливый. Я бы и тебя напоследок-то, хе-хе, употребихкх!..
  Все ожидали крика, но его не было. Побелевшие от невероятной муки глаза, мелкая дрожь по всему телу, едва слышный хрип - и поверх всего этого тихие слова десятилетнего мальчика:
  - Пока я рядом, тебе не ускользнуть даже в смерть. Говори, скольких убили по твоему приказу?
  - А-ахх! Две сотни... и еще семь десятков... может, кого и запамятовал.
  - Женщины?
  - Да.
  - Дети?
  - Не отпускать же их, сиротинушек, было, на поживу дикому зверью? Кх-ха, кхе-хе-хе!..
  Тонкие пальцы сжались в кулаки, но атаман продолжил кашлять-смеяться, ничуть не ощущая какой-либо боли.
  'Что со мной? Зрение плывет, во рту металлический привкус, тошнит. И откуда у меня такая ненависть? Она как будто моя, и не моя одновременно. Не стоило мне все это начинать...'.
  Вытерев отчего-то влажные губы, Дмитрий поднес руку ближе к глазам, недоуменно разглядывая мазки собственной крови. Все так же мерно и тяжело пульсировало средоточие, незаметно для хозяина вбирая в себя из воздуха и стен застарелую боль...
  - Твоя душа черна, и ей нет места ни в Свете, ни во Тьме.
  Правая рука царственного отрока поднялась, и в два движения начертала на лбу разбойника крест. Затем он отвернулся, и успел отойти на несколько шагов - а за его спиной начертанное вспухло багровым рубцом, а страшно хрипящая нелюдь выгнулась так, что затрещала кожа и кости. Затем резко дернулась, с неимоверной легкостью разбив колодки на несколько кусков, еще раз выгнулась, и издав короткий рев, мягко осела навзничь.
  - Батюшка.
  Всем, кто находился в застенках Разбойного приказа, от катов в кожаных фартуках и до самих притихших 'постояльцев', было отчетливо видно, сколь сильно мутит десятилетнего мальчика.
  - Мне бы в собор, помолиться. Надо. Очень.
  - Да-да, идем сыно.
  Немало впечатленный отец едва удержался от желания подхватить своего первенца на руки, и поскорее вынести из душного подземелья на солнечный свет - но несмотря на крайнюю бледность и явную тошноту, его наследник сам поднялся по стертым ступенькам узкой лестницы. Сделал несколько шагов, глубоко вздохнул. И склонился в жесточайшем приступе рвоты.
  - Ну-ну-ну! Все будет хорошо, сынок, все будет славно. Легче тебе? В первые разы от таких страстей всегда тяжко, по себе знаю.
  Правитель царства Московского и всея Руси, прижал к себе свою гордость, надежду и благословление, своего сына - а затем дошел с ним до Успенского собора, где они почти час бок обок предавались тихой молитве. На выходе же из храма Иоанн Васильевич внимательно вгляделся в первенца, отмечая легкие тени под его глазами, так и не прошедшую бледность и все остальное, и повелел отменить все занятия наследника - вплоть до того момента, когда ему станет лучше.
  - Полежи немного, или поспи. Сон, он многое лечит, сынок.
  - Да, отец.
  Медленно шагая в свои покои, Дмитрий пытался понять, что такое с ним творится. Средоточие послушно как никогда, скованное стальным барьером воли. Все, что он задумывал, получилось - так отчего же его гложет ощущение допущенной ошибки? Что он не предусмотрел, что не рассчитал?
  'Не стоило мне затевать это представление'.
  Совсем было согласившись с таким выводом, он вспомнил ради чего все это сделал - ради брата Федора. Теперь он сможет начать изменение его Узора, не опасаясь смертельных последствий, и сонные глаза пятилетнего мальчика наконец-то засветятся жизнью и интересом к окружающему миру...
  'Нет, это того определенно стоило!'.
  

  ***
  

  - Может сбитню батюшке нашему Димитрию Ивановичу?
  - Благодарствую, но позже.
  Не дожидаясь просьбы, боярыня Захарьина величавой павой прошествовала к ложу, на ходу едва заметно поправляя свой убрус. Легла, и терпеливо молчала, пока царственный отрок медленно вел свою ладонь вдоль ее тела - а вслед за ладонью по ногам поднималось приятное тепло. Колени, бедра, живот... Стрельнуло чуть горячим в груди и наполнило блаженной легкостью голову.
  - Глубоко вздохнуть.
  Абсолютно не стесняясь, малолетний царевич плавно провел рукой по левой груди боярыни, задержав ее напротив сердца. Скользнул ниже, опять остановив ладонь на животе, затем слегка сдвинул ее на другую сторону и почти сразу же довольно улыбнулся:
  - Мне больше нечего целить.
  Услышав такие новости, почти сорокалетняя (без двух годков) почтенная Анастасия Дмитриевна моментально подскочила, издав невнятный звук. Что-то такое среднее между восторженным визгом и сдержанным покашливанием. Надо сказать, к здоровью своей первой официальной пациентки Дмитрий подошел очень ответственно, убрав не только сильнейшую интоксикацию свинцом и ртутью, но и все ее последствия, а так же разные отложения и прочий накапливающийся с годами мусор. Результатом была изрядно посвежевшая кожа, заметно подтянувшиеся формы, легкость в движениях и неизменно хорошее настроение, дополненное натуральным румянцем. Кстати, своими формами боярыня Захарьина была немного недовольна, ведь в моде была приятная полнота. А у нее только зад и грудь подходили под эти строгие критерии!.. Впрочем, она готовилась над этим усиленно работать, планируя усердно налегать на мучное, жирное, сладости и прочую весьма полезную для женской фигуры снедь.
  - Даже и не знаю, как мне тебя благодарить, батюшка-царевич Димитрий Иванович!.. Век за тебя молиться буду!!!
  - Тсс!..
  Мягко улыбнувшись, наследник убрал от губ указательный палец, переведя его на укутанный в рушничок кувшин со сбитнем - а понятливая хозяйка тут же самолично налила медового напитка дорогому гостю.
  - Очень вкусно. С корицей?
  Расцветшая от похвалы боярыня горделиво приосанилась:
  - И не только. Такой только у нас, у Захарьиных есть!..
  Допив ароматный сбитень и отставив небольшой серебряный кубок в сторону, царственный отрок внимательно поглядел на Анастасию Дмитриевну:
  - Теперь о благодарности. Мне будет достаточно, если ты, боярыня, расскажешь всем своим подругам и знакомицам то, что узнала от меня про белила, свинцовые гребешки и снадобья иноземных лечцов.
  Мгновенно посерьезневшая женщина без долгих размышлений согласно качнула головой, наливая в кубок еще сбитня:
  - Исполню, царевич-батюшка.
  - Тогда позволь я расскажу тебе одну небольшую историю. Как ты наверное знаешь, у католиков и протестантов есть инквизиция...
  Слушая малолетнего рассказчика, боярыня почти машинально утянула с широкого блюда небольшой крученый медовый кренделек, тут же откусив крохотный кусочек.
  - Обвинения могли быть любые: колдовство, сношения с нечистым, порча. Любая красивая женщина вызывала зависть, а вместе с ней и злобу своих некрасивых соседок. Этих как бы ведьм жгли на кострах.
  Перекрестившись от таких страстей, хозяйка утянула с блюда еще один кренделек.
  - Топили в воде, закапывали живьем в землю, пытали всяко, проявляя в сем деле дурное усердие. Как результат - в чужеземщине почти не осталось красавиц, одни страшилы да серые мыши, невзрачные обликом. На Руси же православной таких ужасов не было, оттого и красивые девы у нас не редкость, а обыденщина.
  Наследник очень выразительно поглядел на Анастасию Дмитриевну, заставив ту немного покраснеть. От удовольствия.
  - Не стоит скрывать за белилами Богом данный облик, и зубы чернить тоже есть грех. Ибо тело наше есть творение Его, и не след смертным тщиться изменить великий замысел!..
  Хозяйку от таких речей явно пробрало. Нет, она успела уже привыкнуть к тому, что старший из сыновей великого государя Иоанна Васильевича смышлен необычайно, да и держит себя куда как серьезно (совсем не по возрасту) - но такие слова и интонации скорее приличествовали монаху-вероучителю, нежели десятилетнему отроку.
  - Но как же?..
  Дмитрий, несмотря на свой более чем юный вид, прекрасно понял, о чем речь - очень уж выразительно женщина коснулась бровей и подкрашенных виноградным соком губ. А так же понял, что она больше удивлена, нежели прониклась его словами.
  'Ну что же, тогда приведем более авторитетное мнение'.
  - Апостол Павел сказал: не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, которого имеете вы от Бога? Женщинам русским должно украшать себя и одежду свою, и держать тело свое в чистоте, ибо то есть угодные Господу нашему деяния. Басма, хна и виноград не несут в себе вреда.
  Закрепив внушение долгим взглядом, гость улыбнулся:
  - Прошу тебя и это донести до своих подруг. Наградой же будет...
  Перед боярыней на стол легло довольно невзрачное кольцо, выточенное из обычнейшего янтаря.
  - Возможность даровать исцеление той или тому, кому ты наденешь мой дар. Но выбирай мудро - если меня потревожат с пустячной хворью, я просто заберу свое кольцо у просителя.
  Подхватив украшение и приблизив его к глазам, она увидела, что по внутреннему ободу шли начальные строки Символа веры. Глаза хозяйки тут же мечтательно затуманились. Представляя, какие слухи она запустит по Москве, и в особенности - как скривятся от зависти личики верных подруг, когда увидят такую драгоценность, она едва не прослушала довольно неприятную для себя новость:
  - Как же это, царевич-батюшка? Что же мне теперь, и не побаловать себя?
  - Пока не пройдет полгода с сего дня - нет. Тот же апостол Павел сказал: все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною. Ты же, Анастасия Дмитриевна, почитай что заново родилась. Разве ж грудного младеню кормят жирным мясом? Или крендельками с орешками и медом? Он с того и помереть может.
  Четко очерченные брови мальчика сурово сдвинулись:
  - А может, ты и хочешь, чтобы все мои целительские труды пошли прахом? Или несогласна со словами апостола Павла?
  - Что ты, что ты, батюшка-царевич!..
  Спорить с юным целителем, и уж тем паче - с авторитетом одного из столпов и патриархов христианской церкви московская боярыня даже и не собиралась. А для пущей верности даже отвернулась от блюда с любимым лакомством, тут же наткнувшись взглядом на покрытый рушником кувшин:
  - Еще сбитню, Димитрий Иванович? Он для румянца дюже пользительный, ты же, не прими в укор, что-то бледненький нынче.
  - Благодарствую, мне довольно. Позволь откланяться, Анастасия Дмитриевна, батюшка указал мне непременно вернуться до полудня.
  И этому решению хозяйка не стала возражать, вместо этого попросив принять на память небольшой гостинчик - в благодарность и на добрую память. Поднялась, ненадолго вышла... А обратно вернулась с мужем, несущим в руках небольшой, но явно увесистый ларец. И детьми, кои сразу же выстроились этаким своеобразным клином: впереди Иван, только-только избавившийся от синяков под глазами после недавнего сотрясения мозга, по правую руку от него весьма чем-то довольный семилетний Федор, а по левую - шмыгающий носом Протасий. Ну и в самом тылу (но притом возвышаясь над братьями на добрых полголовы) встала еще одна родственница, пунцовеющая щеками четырнадцатилетняя Васса. Ларец (или все-таки большая шкатулка?) перекочевал на стол, а сам боярин на полном серьезе отвесил поясной поклон:
  - Спаси тебя Бог, Димитрий Иванович! Век будем помнить твою доброту.
  'О как?..'.
  Семейство поддержало это заявление своими поклонами, причем еще ниже, чем у главы семьи. Разогнувшись позже матери, но раньше братьев и сестры, необычайно торжественный Иван сделал два шага вперед и открыл крышку ларца.
  - Вот, значица.
  Свет, проникающий в светлицу через два оконца, заиграл на полированной стали и лакированном дереве, гравировке и резьбе... Двух массивных пистолей, чей брутальный калибр разил наповал одним только своим видом.
  'Миллиметров десять-двенадцать - уж больно свободно палец проходит. М-да, ручная артиллерия! А фитиля-то нет, значит кремневые или?.. Хм, нет, все же колесцовые'.
  Приняв подарок в собственные руки, наследник понял, как сильно он ошибался: шары на концах рукоятей были не из кости, а из вполне качественной бронзы. А значит, он держал в руках не ручные пистоли с колесцовым замком, а две вполне себе ухватистые булавы, способные, в случае нужды, по разику каждая выстрелить.
  'Ну правильно, пока перезарядишь, раз десять проткнут или голову отрубят. А что, вполне практично'.
  - И вот, седельные!
  Увидев вторую пару пистолей, Дмитрий едва не выронил из рук первую: вот это были монстры! В полметра (а то и больше!) длинной каждый, и калибры у них были не 'детские', десять, а вполне себе взрослые двадцать (примерно) миллиметров. Да и как булавы они были заметно состоятельней - от их увесистых 'шариков' не каждая кираса спасла бы. Тем временем, из поистине бездонного ларца был извлечен третий лоток, хранящий в себе пулелейку, изящную пороховницу и прочие весьма полезные мелочи.
  'Блин, лучше бы ты мне отдал ту кучу серебра, что отвалил за эти шедевры пистолестроения!'.
  Тринадцатилетний Иван принял у наследника поясные пистоли, и тут же, по кивку отца, поднес короткие седельные пищали.
  'Никак, решили последовать примеру оружничего Салтыкова? Ну-ну'.
  - Немчин торговый сказал, что саксонской выделки, знатного мастера.
  Вслух же Дмитрий вежливо и довольно многословно (для себя) поблагодарил, упомянув, что, де, не стоило хозяевам входить в такие траты - чай, не чужие люди, сочлись бы и по свойственному. Не сказать, что эти слова не нашли отклика у семейства Захарьиных: дети поняли так, что их четвероюродному брату подарок все же понравился (еще бы, такая красота!). Боярыня довольно улыбнулась при упоминании того, что отрок царской крови сам признал их родственниками. А Василий свет Михайлович все так же удерживал добродушное выражение на лице. То ли и не строил никаких таких планов - пристроить старшенького еще ближе к будущему государю, то ли посчитал, что царевич по младости своих лет и не понял его намеков и телодвижений.
  'И не пойму, как бы ты не старался'.
  Устроившись в седле вороного аргамака, десятилетний отрок еще раз оглядел невзрачное родовое гнездо, небрежно перекрестился на прощание (часть охраны повторила за ним это действо) и послал жеребца вперед, одновременно впадая в легкую задумчивость - насчет того, кто же из думных бояр будет следующим в деле навязывания ему в ближники своего отпрыска. И будет ли очередной 'пытальщик счастья' при этом понимать тот простой факт, что благоволение Иоанна Васильевича совсем не означает благоволения у его старшего сына? А еще целителю было очень интересно представить, какая свара начнется за обладание простым таким серебряным колечком. Поначалу в Москве. Потом и за ее пределами - как только больные, но очень богатые и влиятельные личности поймут, что наследник престола может вылечить практически все, кроме смерти, старости и глупости.
  'Впрочем, страждущим здоровья не обязательно иметь при себе и кольцо - достаточно пары-тройки килограмм золота. Какой я меркантильный, ха-ха...'.
  Припомнив свои же расчеты о том, сколько благородных металлов потребуется для осуществления хотя бы половины его планов, юный всадник разом потерял всю веселость и печально вздохнул. Счет-то шел не на килограммы, а на тонны!..
  - А ну, в стороны!
  Увидев старшего царевича, люд московский как правило останавливался и беззастенчиво глазел, не забывая отвешивать легкие поклоны - слухи о том, что он осенен великой благодатью, потихонечку расходились в народе, обрастая по пути самыми разными подробностями. Проверять их пока никто не кидался (и слава Богу!), но уже был случай, когда один юродивый с паперти Успенского собора весьма настойчиво пытался подобраться поближе к малолетнему целителю, при этом весьма активно тряся своими заскорузлыми от грязи отрепьями и самодельными веригами из привязанных к телу кусков чугуна. Чего конкретно он там хотел, Дмитрий так и не понял: то ли на халяву излечить свои многочисленные нарывы и расчесы на голове (мыться чаще надо!), то ли разок-другой приобнять. А может просто пообщаться?.. В любом случае, юродивому сильно повезло, что охрана мягко оттеснила его прочь, потому что если бы он все же добрался до своей цели, одним нищим точно стало бы меньше...
  - Мить!..
  Выплыв из своих мыслей, царевич обнаружил, что, он уже почти доехал до Теремного дворца. А еще - на верхней смотровой и прогулочной галерее оного его встречает младший брат.
  - Погуляем?
  Средний из царевичей энергично помахал рукой с раскрытой ладонью, намекая на игру в 'отбивалы'.
  - Как батюшка отпустит.
  Забежав к себе и переодевшись, мальчик заспешил в отцовские покои, обгоняя почти наставший полдень. Быстро прошел Переднюю, мимоходом удивившись многолюдству служилых дворян, почтительно поздоровался с владычным митрополитом Макарием, отчего-то застрявшим в Крестовой. И в конце своего пути увидел родного брата своей недавней пациентки, а заодно и своего четвероюродного брата, князя и боярина Ивана Дмитриевича Бельского. Вид 'братик' имел довольно неряшливый, волосы необычно длинные, вдобавок спутанные и донельзя грязные. Да и вообще, особо жизнерадостным не выглядел, расположившись перед сидящим в креслице великим государем на коленях.
  - А, сынок. Как там боярыня Захарьина?
  - Полностью здорова, батюшка.
  Взмахом руки Иоанн Васильевич подозвал сына поближе, усадив перед собой на собственное же колено:
  - Молодец, хвалю.
  С ласковой насмешкой подергав первенца за его роскошную гриву, великий князь ткнул в сторону коленопреклоненного мужчины:
  - А это, сыно, племяш мой троюродный, Ивашка Бельский. Пойман, когда хотел к Жигимонту польскому отъехать, с семейством. Кается, говорит, бес его попутал, затмение нашло.
  Бельский вроде как дернулся, желая что-то сказать, но в последний момент все же передумал.
  - Ну что, сынок, поверим твоему брату? За него и духовенство печалуется, и дума боярская, и князья служилые... А грамотки охранные от Жигимонта не у тебя ли нашли, Ивашка? Скажешь, подметные? Что молчишь?
  - Мои грамотки, государь. Да только отъезжать я не собирался! А семью в удел собирал, почитай с год там не были.
  - Ну-ну. А крест поцелуешь на том, что не собирался подлое предательство учинять?
  - Да, государь!
  - А на то, что не будешь пытаться отъехать к Жигимонту?
  Вместо ответа дальний родственник истово перекрестился и кивнул - да так, что подбородком ударился в грудь.
  - Ну-тка, где там архипастырь наш?..
  Спустя пять минут в царском Кабинете было полно народу: князья Шуйские, Вяземский, Черкасский, бояре Захарьины-Юрьевы, печатник Висковатов, полдюжины церковных иерархов, составлявших свиту митрополита Московского и всея Руси... Иван Бельский встал на ноги, троекратно перекрестился и всем своим видом показал, что готов обелить свое доброе имя. Вот только в этот раз привычная процедура пошла не так, как все привыкли - для начала, золотой крест с каменьями держал не владыко Макарий, а наследник Димитрий. Да и сама клятва предварялась тремя его странными вопросами:
  - Отвечай только да или нет. Крещен ли ты?
  - Да.
  - Веруешь ли в искупителя грехов наших, Иисуса Христа?
  - Да.
  - Хочешь ли жить?
  И на этот вызывающий и странный вопрос думной боярин ответил сугубо положительно. Увидев же протянутый вперед крест, набрал полную грудь воздуха и заявил:
  - Не собирался я к Жигимонту отъезжать, ни один, ни с семейством и домочадцами!
  Под внимательными взглядами перекрестился, и основательно приложился к распятию.
  - Наклонись.
  Стрельнув глазами в сторону Иоанна Васильевича, князь медленно подставил голову под детские руки.
  - Скрепляю клятву твою.
  - Хрхх!..
  Схватившись за голову и посинев губами, боярин медленно опустился на колени. Кое-как отдышался, и под очень внимательными взглядами царя и его ближнего круга с отчетливым страхом посмотрел на десятелетнего мальчика.
  - То правда, съезжать ты не собирался. Хотел, но ПЕРЕДУМАЛ это делать.
  Увидев, как сызнова ему протягивают распятие, Иван Бельский собрал всю свою решимость и размашисто перекрестился:
  - Клянусь служить тебе, великий государь, верой и правдой, и не искать службы у Жигимонта, не принимать от него никаких грамоток, и не списываться с родней литовской самому.
  Еще раз перекрестился, и, задержав дыхание, словно бы бросаясь со всего маху в ледяную прорубь, встал на одно колено и подставил голову.
  - Скрепляю клятву твою.
  Царевич медленно провел двуперстием по лбу Бельского - и тут же покрытая испариной кожа вспухла ярким багровым крестом. Легонько кольнуло внутри головы, на мгновение сильно сжало сердце... Крест со лба пропал, и тихий шепот коснулся ушей мужчины:
  - Клятву мне невозможно нарушить. Помни!..
  Увидев, что родич пришел в себя, Иоанн Васильевич в знак полного прощения и примирения сам подошел, расцеловал в обе щеки, и мимоходом сообщил, что удел и прочее имущество ближнику своему возвращает, вместе с придворными чинами и обязанностями. Троюродный племянник царя в ответ неподдельно прослезился (гроза миновала!), и принялся активно благодарить за явленную ему милость.
  'Тридцать поясных поклонов, как с куста! Вот это спасибо, так спасибо'.
  Родовитые зрители представлением тоже впечатлились, причем так сильно, что Дмитрий буквально 'оглох' от всплеска чужих эмоций: радость и недоверие, довольство и опаска пополам с неприязнью, облегчение и подсердечная злоба...
  - Сыно, ты чего это у меня такой бледный?
  Кое-как обуздав своенравное средоточие, мальчик брякнул первое, что пришло в голову. То есть правду:
  - Не выспался, батюшка.
  На глаза попались те самые охранные грамоты от польского короля Сигизмунда, и наследник окончательно перевел от себя внимание, кивнув:
  - А ловко иезуиты все придумали, да?..
  Великий государь тут же бросил по сторонам пару быстрых взглядов, и отвел первенца к окошку:
  - Растолкуй-ка мне все, сынок. Что за придумка такая?
  - Ну как же! Пишется с десяток таких вот грамоток со сладкими посулами, а затем ловкие людишки их подметывают набольшим князьям да думным боярам, выбирая среди них удачливых воевод и мудрых управителей с советчиками. Потом слушки пускают, об измене боярской, с указанием тех, кто изменил, и еще письма подкидывают, нескольким никчемам да предателям. Слабые духом соблазнятся да отъедут, а на тех, кто остался верен, подозрение падет, а с ним и опала.
  Иоанн Васильевич на мгновение забылся в собственных мыслях, невольным кивком подтвердив все предположения сына.
  - Глядишь, кто из них тоже задумается, чтобы поменять государя. Как след, войско на битву поведет верный, но бесталанный воевода. И проиграет. Умных и преданных подручников сменят новые, и неизвестно еще какие из них управители выйдут - мне отец Зосима как-то говорил, что иной верный дурак хуже злейшего ворога навредить может. Подозрений добавится, обид, прочего дурного... Подлый замысел, но ловкий: всего-то десять воровских грамоток, а сколько с них пользы Жигимонту вышло!..
  - Так-так, интересно.
  Словно позабыв обо всем на свете, великий князь пару минут слегка отстраненно любовался перстнем с крупным рубином на своей руке. А потом едва слышно вздохнул:
  - М-да. Сын мой телом еще дитя, а разумом уже как муж смысленый. Как же быстро прошло твое детство, Митенька!..
  Помолчал еще немного, явно вспоминая покойную любушку Анастасию (уж больно характерным взглядом он смотрел в такие моменты), затем как-то устало прикрыл глаза:
  - Ступай, сынок, и храни тебя Бог.
  - Батюшка.
  Проходя мимо терпеливо ожидающих своего повелителя бояр и князей земли русской (митрополит и прочие иерархи ушли почти сразу после крестного целования), Дмитрий едва не запнулся - до того остро, и невероятно четко ощущалось им скрытое бурление эмоций. Вновь сжало легкой болью виски и недовольно шевельнулось средоточие, вызвав легкий приступ тошноты.
  'Да что со мной такое?!..'.
  Все учащающиеся перепады настроения, странные приступы злобы пополам с ненавистью, буквально провоцируемые болезненно обострившейся чувствительностью - и просто-таки пугающая легкость, с которой его источник дотягивался через взгляд до чужого Узора. Он так долго привыкал терпеть прикосновения и присутствие сторонних людей вокруг себя, так старательно исключал все мыслимые возможности хоть как-то навредить своим даром, в равной степени способным как исцелять, так и убивать... Но ходить, уткнув взгляд в землю, не рискуя его поднять и оглядеться по сторонам - это было уже выше его сил.
  'Надо что-то делать. Вот только что?'.
  Вернувшись в свои покои ради полдника, царевич нехотя похлебал щи, совсем не чувствуя их вкуса, поел немного отварного мяса, чуть отпил из своего 'детского' кубка и разом забыл обо всем, мысленно перебирая все возможные варианты. Если бы его пускали 'погулять' в окрестностях города, он бы уже наверняка отыскал хоть один выход геомагнитной энергии, называемый несведущими людьми 'чертовой плешью', 'мертвой поляной' и прочими страшными прозвищами - причем этому совсем не мешало и то, что зачастую на этих местах трава росла заметно лучше и зеленее, чем вокруг. Раз непонятно, значит опасно!..
  'Наверняка ведь люди знают несколько таких мест рядом с Москвой - но как сделать так, чтобы о моем интересе к местам силы не говорил весь город?'.
  Второй возможностью был Успенский, или любой другой собор. Вот только кто бы дал ему придти туда и спокойно присесть где-нибудь в укромном уголке? Не считая того, что будут постоянно отвлекать, так потом еще и вопросами замучают - и в любом случае, не дадут ему сделать то, ради чего все и затевалось. Третий вариант... Он его уже пробовал, но почему бы и не повторить попытку?
  'Значит, дождемся ночи, и опять проведем полную инвентаризацию собственного Узора. Наверняка ведь, проблема где-то в нем'.
  - Мить?..
  Почти восьмилетний Иван (всего каких-то пять дней осталось до его именин) только-только закончивший вкушать свой полдник, зашел к старшему брату в компании двух ракеток и мешочка с десятком разноцветных перьевых воланчиков. И даже просто стоя на месте, едва не прыгал от снедающего его нетерпения - свободного времени всего час, а учиться так скучно!
  - Иду уже, иду.
  Направившись в один из внутренних двориков Теремного дворца (не мартовскую же грязь им месить?), два царевича по пути совершенно неожиданно встретили на 'прогулочной' галерее второго поверха своего младшего брата - с тех пор, как Дмитрий со всей возможной опаской и предосторожностями начал его лечить, прошло всего ничего, а результат уже радовал. Федор ожил, меньше спал, больше гулял и возился с игрушками, даже кушать стал, что называется, в охотку - свежий воздух и подвижные игры вообще очень пользительны для пробуждения аппетита.
  - Ну Митька! Не успеем же!..
  Старший, не обращая внимание на недовольство в голосе среднего брата, спокойно обнял, а потом и поднял на руки подбежавшего к нему пятилетнего мальчика.
  - Для семьи всегда есть время.
  Строгим взглядом 'отполировав' легкое внушение, наследник мельком оглядел двух нянек младшего из царевичей, и прислушался к его лепету:
  - Нет, сегодня не могу, я уже обещал Дуне сказки почитать. А вот завтра, если захочешь, приду к тебе.
  - Хасю седня!
  Их довольно забавный разговор прервали громкие возгласы на черкесском языке. Подойдя вплотную к широким и массивным перильцам обзорной галереи, Дмитрий глянул вниз - и тут же недовольно поморщился:
  'Никак новое пополнение мачехиной родни? Хм, этого вроде знаю, Александром Сибековичем обзывается. Рядом с ним трое явно новеньких, значит полку князей Черкасских в очередной раз прибыло. А лучше бы убыло, и в идеале - до нуля'.
  Меж тем гости заметили хозяев: окинув троицу мальчиков любопытными взорами, один из новоприбывших обратился с тихим вопросом к брату царицы, окольничему Михаилу Темрюковичу. Тот еще тише что-то ответил, и сразу же последовал новый вопрос. Забыв об осторожности, наследник пристальнее всмотрелся - и в наказание, по чувствам тут же болезненно стегануло резким привкусом чужих эмоций. Удивление, презрительное недоумение, пожелание чьей-то скорой смерти, веселье, пренебрежение, скрытая похоть... Долгое, удивительно долгое мгновение до Дмитрия доходил смысл этих эмоций.
  'Пренебрежение и надежда-пожелание скорой смерти. Мне и моим братьям? Желание меня как... Как юной девушки?!!..'.
  Дернувшись и отведя в сторону разом потемневшие глаза, он попытался успокоиться, привычно утихомиривая средоточие. Попытался раз, затем другой, третий - и с нарастающей паникой осознал, что оно его совсем не слушается. Вместо привычной мерной пульсации в источнике нарастал хаотический ритм, собственная сила скручивалась и рвалась изнутри обжигающе-холодными волнами, а еще в глубине души медленно просыпалось, предвкушая обильные смерти, что-то по-настоящему страшное...
  - Димитрий Иванович?
  Для братьев, двух нянек и шестерых постельничих сторожей все выглядело так, будто еще недавно улыбающийся Федору наследник странно всхлипнул, закрывая глаза и разжимая удерживающие брата руки, и разом мертвенно побледнел. Еще раз всхлипнул-простонал и тихо-тихо позвал:
  - Ваня!
  Придушенно охнула одна из нянек, увидев, как из глаз царевича пролегли тонкие дорожки кровавых слез, всполошилась стража, разом обнажив боевые ножи и подскочив вплотную к подопечному. Меж тем, явственно дрожащая рука уцепилась за растерявшегося брата, а ее владелец слегка покачнулся и через хлынувшую изо рта кровь, страшно хрипя, вытолкнул:
  - Успенский собор... Следи, чтобы никто меня не коснулся. Веди!!!
  Заревевший в полный голос от испуга за братика, Иван немедленно вцепился в его руку на своем плече и поволок за собой, кое-как удерживая от падения на ступеньках. Чем дольше они шли, тем больший поднимался переполох - вначале среди дворцовой охраны, затем теремной дворни, а затем и всех тех, кто замечал столь странную и тревожную процессию.
  - Прочь!..
  Ссши-дум!
  - Все прочь!!!
  Увидев, как вслед за детским криком посунувшегося к царственному отроку юродивого снесли с ног ударом сабли в ножнах, остальные нищие вместе с зеваками торопливо отхлынули от входа.
  - Митя? Мить, все, мы пришли!..
  Оставив отчетливый мазок окровавленной руки на храмовых дверях, пошатывающийся и дрожащий отрок переступил порог собора. На мгновение Дмитрий приоткрыл налитые страшной чернотой глаза, глядя исключительно себе под ноги. Замер, слыша нарастающий шум все увеличивающейся толпы, затем подтянул брата поближе. Что-то шепнул, кивнул на постельничих сторожей и с силой оттолкнул прочь, себе за спину. Медленно доковылял до ближайшей колонны, привалился, буквально стек по ней вниз и замер без движения - а его охрана тут же образовала полукруг, тщательно выдерживая расстояние в десять шагов. Священника, пожелавшего подойти к наследнику, весьма грубо оттолкнули - когда же в храм ворвался сам великий государь, пугающий всех поистине безумным взором, бестрепетно заступили дорогу и ему (впрочем, предусмотрительно выставив впереди всех царевича Ивана).
  - Батюшка, он сказал не подходить к нему ближе чем на десять шагов, иначе смерть.
  На входе опять загомонили, расчищая во все увеличивающейся толпе дорогу запыхавшемуся от быстрого бега владычному митрополиту Макарию, а Иоанн Васильевич с мукой поглядел на своего первенца, плачущего кровавыми слезами, и с бессильным бешенством обратил взор на иконы святых.
  - Не реви, Ванька. Что-нибудь еще сказал?
  Шмыгнув носом и еще сильнее размазав рукавом грязь и следы крови на лице, царевич согласно кивнул:
  - Сказал не реветь. А еще - что все будет хорошо...
  
  

   Глава 11
  
  

  - Великий государь.
  Услышав тихий, но вместе с тем радостный голос любимца Вяземского, Иоанн Васильевич тут же вскочил на ноги, позабыв о недочитанной челобитной в своей руке.
  - Ну!?!
  - Пошевелился, государь, а еще един раз открыл глаза.
  Отмахнувшись от подскочившего с епанчой служки, царь быстрым шагом направился в Успенский собор, по пути недовольно поморщившись при виде небольшой толпы, в которой простые москвичи и торговые гости перемешались с боярами-князьями да служилым дворянством. Равнодушно пройдя мимо согнутых спин, он вступил в храмовый придел - и сразу же увидел такое, что позабыл перекреститься на святые образа. Двое царевичевых стражей держали под руки третьего, так и норовившего завалиться навзничь. Полыхающие румянцем щеки, шалый взгляд, подкашивающиеся раз за разом ноги...
  Шлеп!
  Легкая оплеуха от десятника чуть-чуть помогла: в глазах начала появляться осмысленность, да и ноги перестали подгибаться. Вроде бы.
  Шлеп, шлеп!
  - Никак, хмельного принял?
  Увидев великого князя так близко, стражник удивленно округлил глаза, а десятник, на всякий случай выдав еще одну увесистую 'плюшку', загородил его своими широкими плечами:
  - К Димитрию Ивановичу посунулся, олух царя небесного. Два шага только и прошел, а потом...
  - Охх, хорошо-то как, радостно! Словно божинька в душу почеломкал!..
  Не отрывая от повелителя верноподданного взора, десятник резко двинул назад локтем.
  - Хух!
  - Вот так, значится. Мы его живо назад за ноги вытянули - только он уже словно братину меда стоялого в себя опрокинул. А царевич еще два раза шевелился. Вот.
  Подойдя к незримой границе, любящий отец оглядел всех грозным взглядом, и в наступившей тишине осторожно позвал:
  - Митенька?..
  Мальчик, сидевший на холодном каменном полу уже пятую ночь подряд, едва заметно повернул голову на родительский голос и медленно открыл веки, явив всем два полыхающих ярким огнем сапфира.
  - Господь Вседержитель!
  Некоторое время десятилетний отрок всматривался, словно бы не узнавая, а затем слабо улыбнулся:
  - Батюшка?..
  В глазах царевича разом погас неземной огонь, а сам он неуклюже заворочался на своем каменном ложе, пытаясь встать на ноги. Решительно шагнув вперед, Иоанн Васильевич ощутил, как его словно бы пронизал насквозь незримый ветер, наполняющий тело свежестью и силой, а разуму дающий необыкновенную ясность и покой. Еще шаг, другой, третий - и окончательно преодолев невеликое расстояние, государь легко, как пушинку, подхватил на руки исхудавшего наследника.
  - Государь.
  Развернувшись, владетель царства Русского увидел архипастыря Макария - и небольшой кубок в его руках:
  - Губы смочить, и унять первую жажду.
  Двинувшись было к митрополиту, великий князь тут же услышал тихое:
  - Купель...
  И сразу переменил направление в сторону отлитой из серебра большой крестильной купели, наполненной чуть больше своей половины - а владычный митрополит, помедлив, осторожно подошел к месту, где малолетний царевич в полной недвижимости провел последние пять дней. Не откликаясь на имя, не вкушая ни влаги, ни пищи... Присел, внимательно разглядывая расписную штукатурку колонны - а вернее, отпечаток детского плеча и спины, словно бы вплавленный в твердый раствор. Затем склонился еще ниже, разглядывая четкий след небольшой ладони на полу, и недоверчиво ткнул в него пальцем. Каменная плитка, как и ожидалось, оказалась до неприятности твердой.
  - М-да.
  Меж тем, добравшись до купели, Иоанн Васильевич присел на одно колено, правой рукой удерживая сына, а левой зачерпнул святой воды. Ладонь опустела, а затем его первенец привстал, погружая уже свои руки в большую чашу. Окончательно утвердился на ногах, и тут же наклонился, отчего часть его гривы, отросшей еще больше и вдобавок покрывшейся словно бы странным пеплом, упала на водную гладь - затем аккуратно омыл лицо, окончательно убирая с него последние следы засохшей крови и замер, разглядывая мокрые пряди спутанных волос. Еще не так давно бывшие иссиня-черного цвета, а теперь почти сливающиеся с полированным серебром купели... Легонько ударив рукой по своему отражению, царевич довольно улыбнулся, затем сложил ладошки ковшиком и зачерпнул воды:
  - Батюшка.
  Осторожно приложившись, великий князь сделал несколько мелких глотков. Влага была вкусна, как самое изысканное вино, согревала и одновременно была прохладна, растекаясь по жилам легким морозным огнем, смывая все тревоги и печали. Удивленно выдохнув, порозовевший Иоанн Васильевич глянул в купель и задумчиво пробормотал:
  - Вот она какая, живая вода?
  - Владыко.
  Митрополит Московский и всея Руси, незаметно вставший позади отца и сына, чуть помедлил, разглядывая заметно посвежевшего великого государя, а затем тоже испил из детских рук. Выпрямился, на глазах начиная розоветь, глубоко вздохнул и несколько раз перекрестился на храмовый алтарь - а отрок, выждав некоторое время, под его взглядом провел рукой над массивной серебряной чашей. Небрежно, но ОЧЕНЬ характерно.
  - Сынок, поведай-ка нам с архипастырем, что с тобой приключилось.
  Десятилетний отрок послушно кивнул, открыл было рот, и... Опять закрыл, повернув голову на гулкий шепот со стороны охраны:
  - Не велено!..
  И десятник постельничих сторожей, буквально загривком ощутивший на себе тяжелый царский взгляд, и князь Курбский, напиравший на него с целью проскользнуть поближе к своему господину, как-то резко растеряли свой задор. А потом и вовсе подались в стороны, пропуская великого государя с наследником: владетель царства Московского весьма кстати вспомнил о любопытной толпе снаружи собора, а так же о том, что толпа эта имеет свойство увеличиваться. Нет уж, в Теремном дворце как-то оно спокойнее будет, да и важные разговоры там вести заметно сподручнее.
  - Расступись! А ну, дорогу!..
  Увеличилась не только толпа зевак, но и стража, так что до государевых покоев отец и сын добрались без малейших помех и задержки. Рыкнув стоящим у дверей рындам, чтобы никого не допускали (кроме отче Макария, разумеется), царь развернулся, отошел от двери и опять превратился в любящего родителя:
  - Так что с тобой случилось, сыно?
  - Я теперь знаю, как скинуть проклятия со всей семьи!
  - Тшш!.. О таком тихо надо говорить, сынок.
  Прижавшись боком к отцу, его наследник послушно убавил голос:
  - С себя и Ваньки уже снял, с Дуньки и Федьки тоже сниму. И с тебя, батюшка - только не сразу. Сказано было мне, что если исполню все зароки свои, род наш будет править еще тысячу лет, а государство прирастет многими землями.
  Сжав кулаки так, что пальцы побелели от глубоко впившихся в кожу перстней, московский государь очень тихо поинтересовался:
  - И сколько еще православных душ надобно для этого спасти?
  - Сто тысяч, батюшка.
  Иоанну Васильевичу поначалу показалось, что он ослышался. Затем, что он чего-то там недопонял:
  - Сколько?!!
  - Сто тыщ. А кроме того...
  Мальчик еще больше приглушил голос и что-то жарко зашептал в отцовское ухо - уж так-то точно никто не подслушает.
  - Дело лекарское? Так. Ага. Это верно, иной в самой лютой сече выживет, а вот потом, от ран да иной нужи... Постой-постой. В каждом городе по лечебной избе? Да на то никакой казны не хватит!..
  Долгие мгновения тихого шепота, и великий государь сам отстранил от себя первенца, недоверчиво всматриваясь в его усталое лицо:
  - Не путаешь? Серебро и рассыпное золото? В ханстве Сибирском да за Каменным Поясом? Хмм!.. И много ли того добра?
  Видя, как усердно кивает сын, царь не на шутку озадачился. От таких новостей голова не то что кругом шла - вообще отказывалась думать.
  - И доброе железо. И каменья самоцветные. А, еще мрамор, соль и медь.
  С силой потерев лицо, и не заметив, как одно кольцо оставило на щеке царапину, Иоанн Васильевич подвел итог:
  - Буду думать.
  Тряхнул головой, прогоняя лишние (пока) мысли, и для собственного успокоения поинтересовался:
  - Так ты из-за этого? Ну, в храме пять ден?..
  Видя, как с губ сына разом пропала улыбка, хозяин покоев (да и дворца с государством тоже) насторожился.
  - Что? Я не расслышал, Митя.
  - Это была плата, отец. Узнав столь многое, я обрадовался. Чуть темного с Федьки скинул - так он сразу ожил, играться стал. А потом я возгордился, пожелав узнать, как мне быстрее все мои зароки исполнить.
  В покои, едва слышно скрипнув дверью, ступил митрополит Макарий, приотставший дабы распорядиться о судьбе живительной воды. Дело новое и необычное, за таким лучше самому доглядеть - потому как даже стража, и та примеривалась отхлебнуть глоток-другой.
  - Батюшка?
  Ласково прижав к себе сына, царь быстро ему что-то шепнул, пытливо заглянув в глаза.
  - Ты продолжай, Мить, от архипастыря у нас тайн нету.
  Двое мужчин, зрелый и пожилой, с одинаковым вниманием уставились на десятилетнего отрока - а тот, прикрыв веки, стал говорить страшные вещи:
  - В год семь тысяч семьдесят девятый от Сотворения мира, в мае месяце, придет на Русь в силах тяжких хан крымский Девлет-Гирей. Предатели укажут ему дорогу, войско же русское по уговору с ханом отвлечет своими отрядами Жигимонт Август - и предадут огню нечестивые басурмане посады московские и Земляной да Китай-город, разорят все окрест, захватив полон доселе невиданный - многие тысячи христиан. Но не меньше их сгинет и в великом пожарище.
  Открыв почерневшие глаза и поймав отцовский взор, Митя очень четко произнес:
  - Восемьдесят тысяч православных душ.
  Увидев явное понимание столь отчетливого намека, он опять сомкнул веки, откинув голову немного назад:
  - За два года до того, в месяце сентябре, подойдет к стенам Астрахани войско магометанское. Двадцать тысяч воинов султана османского, и втрое от того числа нукеров хана крымского.
  Митрополит и царь, не сговариваясь, дружно перекрестились, причем Иоанн Васильевич еще и потемнел лицом.
  - В том же году, паписты , предчувствуя скорый конец жизни Жигимонта Августа, и боясь, что со смертью последнего из династии Ягеллонов литвины отшатнутся от Польши, устроят подписание новой унии на великом сейме в городе Люблине. По ней, Великое княжество Литовское и Польша навсегда сольются в новую державу, рекомую Речью Посполитой, а король станет выборным. На ее землях паписты будут рушить храмы наши, запрещать службы церковные, всячески утеснять священников и люд православный, а также усердно насаждать веру папежную и язык польский.
  Вновь архипастырь и государь московский перекрестились - и если иерарх церкви выглядел очень озабоченным столь дурными вестями, то властитель державы начал наливаться холодной злобой.
  - А что, сыно, Жигимонт и вправду умрет бездетным?
  - Да, батюшка, в году семь тысяч восьмидесятом от Сотворения мира.
  - Так-так! И кто же умостит свое седалище на стол Ягеллонов?
  - Того мне не открылось, батюшка.
  Видя, как запнулся десятилетний царевич, его мягко поторопил (одновременно и приободрив) уже митрополит Макарий:
  - Ты говори, отроче, мы тебе верим.
  - Через четыре года от нынешнего в пределы царства православного придет Бледный всадник.
  Услышав о чуме, двое взрослых мужчин разом переменились в лице, жадно слушая и опасаясь лишний раз вздохнуть:
  - Начнется в Полоцке, затем скакнет в городки Озерище, Торопец, Великие Луки и Смоленск, отметится и в Москве, а уйдет через Новгород и Старую Руссу - через два полных года. С моровым поветрием придет и глад великий...
  Все-таки выдохнув, митрополит и царь погрузились в мрачные размышления. Воистину, во многих знаниях много печали!.. Макарий осенил себя размашистым крестом:
  - Все в воле Его.
  Иоанн Васильевич, повторяя за ним, согласился:
  - Тяжкие нам испытания посылает Господь.
  Все дружно помолчали, затем великий государь, вспомнив о том, что его первенец принес не только дурные, но и очень хорошие вести, слабо улыбнулся:
  - Ничего, с божией помощью мы любую беду одолеем. Зато по испытанию и награда. Да, сыно?
  Видя, как тот расцвел в удивительно светлой улыбке, отец несколько отвлеченно подумал, что года через четыре сын вырастет в настоящую девичью погибель - и так-то уже кое-кто из них на него временами поглядывает. Ласково и со всем бережением погладив наследника по пепельноволосой голове, царь осведомился - открылось ли ему что-либо еще?
  - Открылось многое, батюшка, только... Только не все смог понять. На мольбу мою, мне было сказано, что всякому плоду свое время. А за нетерпение свое буду я лишен счастия беззаботного детства. Это как?
  Архипастырь тактично промолчал, не став встревать в разговор сына и отца - а последний посмурнел и явно вспомнил что-то личное, и при том глубоко неприятное.
  - Ты мой наследник, Митя, а будущие правители всегда взрослеют раньше других детей. Мы с тобой об этом потом поговорим, ладно? Вот и хорошо. Что еще тебе непонятно?
  Вместо ответа мальчик что-то очень тихо прошептал - что-то, от чего великий князь вдруг странно хрюкнул и явно забыл свои невеселые воспоминания:
  - И это объясню. Года этак через два-три, пожалуй - если до той поры сам все не поймешь. Ты ведь у меня тогда совсем взрослый станешь, да? Погоди-ка.
  Царь резко посерьезнел:
  - Это что это такое тебе виделось?
  Отрок неуверенно пожал плечами:
  - Рождение брата.
  Великий государь опять довольно заулыбался. Определенно, Господь всеблаг и милостив!
  - Когда?!?
  - Прости, батюшка, то мне не открылось.
  - Гм. Надо бы Марью порадовать. Или обождать пока? Ты чего, сынок?
  - Батюшка, так она же пустоцвет, да и умрет уже к тому времени. В семь тысяч семьдесят седьмом от Сотворения мира она, а через два года и князь-валий Темрюк Идарович...
  Разом помертвевшим голосом мужчина задал один-единственный вопрос:
  - Отравили?
  Услышав, что десятилетнему пророку и это неведомо, великий государь, царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси спрятал лицо в ладонях и ссутулился. Молчал в неподдельном сочувствии владычный митрополит, ожидал новых вопросов наследник - а властитель державы замер в полной неподвижности.
  - Батюшка.
  Царевич погладил родительскую руку.
  - Может, я на бумаге все запишу, а ты потом, как время будет, и прочитаешь?
  Отняв ладони от бледного лица, на котором едва заметно выделялись две влажные дорожки от глаз к подбородку, правитель крепко обнял своего наследника:
  - И то дело, сынок. Ты, поди, еще толком и не оклемался после всего, а я тут на тебя насел... Ступай отдыхать, и храни тебя Бог.
  Оставляя за спиной печального отца и архипастыря Макария, осторожно подбирающего слова утешения и поддержки, мальчик чуть наклонил голову - чтобы никто не увидел его резко постаревших глаз и тонкой, змеиной улыбки.
  'Первым делом помыться, вторым - поглядеть на себя в какое-нибудь зеркальце'.
  Вспомнив, где находится самое большое из виденных во дворце зеркал полированного серебра, Дмитрий недовольно поморщился. Мысленно - окруженный со всех сторон стражей, чье количество в очередной раз увеличилось (с четырех до шести), наследник престола лицом напоминал скорее живую статую.
  'В покои мачехи не пойду, пусть Авдотья поищет что-нибудь другое. Что там дальше? Точно, пора уже остричь волосы - до середины спины в самый раз будет. Ну а потом к малышне. Как я по ним соскучился!..'.
  - Брат, ты вернулся!!!
  Не успев вовремя остановиться, царевич Иван со всего маху влетел в старшего брата, угодив головой в уже и так успевшие пострадать в родительских объятиях ребра.
  - Ой!..
  Взъерошив и без того растрепавшиеся от быстрого бега волосы на его голове, Дмитрий счастливо улыбнулся и подтвердил:
  - Да. Я вернулся!
  

  ***
  

  Проследив, как с поставца убрали последние крошки прошедшего полдника и хорошенько протерли гладкую столешницу, Авдотья легким кивком отпустила теремных челядинок. Проводила их до самого порога царевичевых покоев, и с немым вопросом уставилась на двух знакомых постельничих сторожей, один из которых бережно держал берестяной короб с непонятными маленькими бутылочками, а второй прижимал к груди сразу полдюжины разных по размерам свертков.
  - Доброго здоровьичка. Это вот.
  Один из стражников выразительно тряхнул своими свертками.
  - От Иванца сына Федорова, головы Печатного двора, государю-наследнику Димитрию Ивановичу.
  Говорить, где сам книгопечатник, они не стали - и без того было понятно, что тот рылом не вышел ходить по переходам Теремного дворца. Не всякие князья того удостаиваются! Отойдя прочь из дверного проема, стройная челядинка показала лавку, на которую бравые воины тут же сложили свою ношу, подождала, пока они закроют дверь с внешней стороны и начала проводить аккуратную ревизию. Проще всего оказалось разобраться с содержимым короба: довольно изящные бутылочки содержали чернила, и если верить небрежным надписям на лоскутках материи, повязанных на узких горлышках, были они нескольких цветов. Алая как кровь киноварь, ярко-зеленые и темно-малахитовые, синие и неприятно бурые, угольно-черные и слабо-лазоревые. В самой же маленькой емкости плескались очень дорогие чернила, дающие насыщенно-медовый цвет - выдернув тщательно притертую пробку, она осторожно втянула в себя воздух.
  - Фу!..
  Потеряв интерес к коробу, любопытная 'хозяйка' покоев стала разбираться со свертками, довольно быстро выяснив, что четыре длинных являются большими (поди, на каждый целиком шкура теляти и пошла!..) кусками пергамента - два нежно-бежевого цвета, один серо-белый, и еще один белый с синеватым отливом. В остальных свертках оказались три больших книги с девственно чистыми страницами, кипа бумажных листов, непонятно зачем склеенных в одну большую 'простынь' и целая связка отличных гусиных перьев. Чудные дела! Вернув все как было, и секунду-другую постояв на месте, Авдотья дошла до двери, разделяющей Крестовую и Комнату для занятий, осторожно положив ладонь на изукрашенное резьбой дерево створки. Чуть надавила, и прислушалась к слегка гнусавому голосу посольского дьяка:
  - На морях же Гишпания и Португалия - как кошка с собакой, и ежели приключится удобный случай напасть, никогда оного не упускают, поелику спор их о первенстве...
  Убрав руку, личная служанка наследника медленно вернулась в Прихожую и задумалась, припоминая. После ухода приказного дьяка ее соколик спустится в аптекарскую избу, постигать довольно вонючую алхимическую науку господина Клаузенда. Затем со своим новым духовником Мелетием будет изучать Лимонарь, писанный старым еллинским языком. Уйма времени до вечери!.. Сходив на поварню слегка подкрепиться, Авдотья поддалась внезапной сонливости и немного подремала в своей горенке. А проснувшись и приведя себя в порядок, решила прогуляться до храма - словами не высказать, как ей нравилось находиться под сводами собора Благовещения Богородицы и молиться там о сокровенном. Кому как не Пречистой понять тайные желания девушки из захудалого боярского рода? Любящий муж, крепкий дом, здоровые детки... И чтобы соколик ее Митенька тоже не болел, и никакой напасти с ним более не приключалось - за те пять дней, что он сидел ни жив ни мертв в Успенском храме, она все сердце себе изодрала переживаниями.
  - Доброго дня, боярыня.
  Кинув медную полушку нищенке на паперти, верховая челядинка без особой спешки развернулась к тихо подошедшему (а хотелось сказать - подкравшемуся) мужчине средних лет. Еще один проситель? Или же просто любитель почесать языком с красивыми девицами? С тех пор, как она похорошела собой, а господин ее вернулся из Кирилло-Белозерской обители, и дня не проходило, чтобы у нее не пытались что-нибудь выведать, или попросить, или хотя бы познакомиться. Предлагали подарки, чуть ли не впихивали разные подношения, нашептывали лестные словеса...
  - И тебе того же.
  Правильно истолковав ее спокойный взгляд, быстро скользнувший по одежде, рукам и лицу, незнакомец степенно представился:
  - Тимофей, Викентьев сын, торговый гость, да не из последних.
  - Я рада за тебя.
  Немного замявшись и явно не зная, как построить разговор, купец отбросил плетение словесных кружев, и выдал напрямую:
  - Сделай милость, подскажи, каким даром поклониться государю-наследнику, чтобы он склонил слух к просьбишке моей?
  Негромко фыркнув, челядинка сделала движение развернуться и уйти.
  - Постой! Я ведь не для корысти какой.
  Видя, что она немного приостановилась, проситель быстро ее догнал:
  - Сынок мой с прошлой осени лежмя лежит - как медведь его на охоте заломал, так и не встает.
  Явственно сглотнув тугой ком в горле, купец медленно продолжил:
  - Он ведь един у меня наследник-то - сколь Господу не молился, пять девок опосля него народилось, и все. У вдовой сестры племяш подрастает, да только он еще титешник. Кому дело передам? Кто о моих позаботится, случись что? Я ведь и лекарей иноземных приводил, и по святым местам возил, сирым да убогим серебра раздал бессчетно, и обет во исцеление кровиночки своей принял - а ему все хуже и хуже, высох, словно щепка какая, на лице одни глаза только и остались. В обители одной подсказали, кто может помочь, так я словно на крыльях в первопрестольную...
  Выплеснув наболевшее, купец чуть ссутулился и отвел голову в сторону - чтобы не увидел никто отчаяние в его глазах.
  - Более всего Димитрию Иоанновичу по нраву книги о деле лечебном. Достанешь какую редкую - сам захочет тебя увидеть.
  Поджарый купец, не чинясь, согнулся в поясном поклоне. А разогнувшись, признательно улыбнулся и протянул вперед небольшую и очень ладную калиточку.
  - Прошу, не побрезгуй.
  Немного поколебавшись, подношение Авдотья все же приняла. А на следующий день приняла и увесистую книгу, завернутую в темный аксамит.
  - Лавка моя третья с начала в Суровском ряду, а подворье на углу Варварки и Рыбного переулка. Меня там всякий знает!
  - Жди.
  Обнадеженный купец, забросив все свои дела, уже с раннего утра переминался с ноги на ногу рядом с Благовещенским собором, время от времени отмахиваясь от нищих, или (под настроение) радуя их медными монетами - но так и не дождался своей благодетельницы. Не унывая и веря в лучшее, он пришел на то же место и на следующий день, и опять терпеливо ждал - с тем, чтобы вздрогнуть от громкого вопроса невесть как очутившегося за его спиной дворцового стража:
  - Ты ли будешь Тимофейка, Викентьев сын?
  - Он самый и есть.
  - Ну-ка, руки в стороны.
  Быстро и с немалой сноровкой огладив гостя торгового по местам, в коих сподручно хранить разное острое железо, постельничий сторож с легкой угрозой предупредил:
  - Разговаривай с вежеством, ближе трех шагов не подходи, просьбишками не докучай. И не вздумай руками резко махать, или там чего иного вытворять, разом голову потеряешь. Все ли ты понял, купец?
  Громкий звон колоколов заглушил тихий ответ.
  - Пойдем.
  Недолгий путь до Боровицких ворот закончился рядом с небольшим (зато самым старым в Москве) храмом Рождества Иоанна Предтечи, чей придел десять лет назад переосвятили в честь мученика Уара - в аккурат на второй день после рождения первенца великого государя Иоанна Васильевича. Полтора десятка дворцовой стражи, расположившейся так, чтобы никто посторонний не смог подойти к лавочке с двумя юными царевичами, несколько любопытствующих, ковыряющихся рядышком вроде как по хозяйственным нуждам - и его дар, чью весьма потертую обложку ласкало своими лучами полуденное солнце. Младший царевич был ребенком и смотрел на купца с явным любопытством, старший же был не по годам серьезен и неподдельно равнодушен в своем высокомерии - зато сразу показал, чей он внук и сын, одним лишь взглядом заставив просителя судорожно сдернуть шапку и согнуть спину. Внимательно осмотрев склонившегося перед ним мужчину, наследник престола Московского и всея Руси негромко спросил:
  - Знаешь ли ты, кто написал эту книгу?
  - Мне сказали, что это была знатная гречанка, государь-наследник.
  - Ирина, супруга порфирородного Алексея Комнина, басилевса Византийской империи, жившая четыре века назад. В девичестве же ее звали Евпраксией, и была она внучкой самого Владимира Мономаха. Так что этот трактат, рекомый 'Мази', есть часть моего наследия... Вернее.
  Рука в черной перчатке мягко легла на потрепанный том.
   - Одна из пяти частей. Возможно, ты знаешь, где можно найти остальные?
  - У меня дома, государь-наследник - и сегодня же они будут доставлены пред твои очи.
  Яркие синие глаза сереброволосого отрока как-то странно замерцали:
   - Ты преподнес мне очень дорогой дар, Тимофей сын Викентия.
  Почти не глядя прижав указательный палец к губам по-детски непоседливого младшего брата, порывающегося что-то ему сказать, царевич поймал взгляд мужчины:
  - Чего ты хочешь взамен?
  Медленно достав из поясного кошеля небольшую грамотку, проситель с полупоклоном передал ее наследнику через одного из стражей. Юный мальчик с необычайно взрослыми глазами небрежно ее принял, стянул прочь тесьму, развернул, вчитался...
  - Странными путями ходишь, купец. Впрочем, своего ты добился - я оценил твое хитроумие и запомнил тебя самого.
  Руки в перчатках бережно скатали бумагу и вернули обратно тесьму. Аккуратно положив грамотку на книгу, царевич завершил беседу:
  - Завтра, после полудня, я прибуду в твой дом. Ступай!
  Отвесив земной поклон, Тимофей медленно попятился назад, успев услышать, как младший из братьев протянул с явными просительными интонациями:
  - Мить, а можно мне с тобой? Ну Мить!..
  - Если батюшка разрешит.
  - Так побежали, спросим?..
  Не помня себя от радости, купец дошагал до Благовещенского собора, где вознес самую искреннюю молитву. А на выходе из него, как оказалось, его уже поджидала статная, красивая, и весьма недовольная верховая челядинка:
  - Чтож ты, дурень, сразу не сказал, что у тебя есть грамотка от святого старца Зосимы?!.. В тот же день моего господина увидел бы. А и просто покажи ее любому из постельничих сторожей, да объясни, от кого сие послание, и кому предназначено... И-эх! Поспешай к себе да готовься - великий государь дозволил Димитрию Ивановичу навестить тебя сегодня же. Ну, чего замер?..
  - Может, его плетью вразумить?
  Услышав мужской голос, гость торговый немедля развернулся - и обнаружил за своей спиной сразу двух постельничих сторожей.
  - Да не мешкай же... Дурень.
  Ошалев от такой скорости событий, Тимофей припустил к себе - и еле-еле успел опередить кавалькаду из полусотни дворцовых стражей, переполошивших его соседей и намертво перекрывших любые подходы к дому купца. Рявкнув на изрядно перепугавшуюся дворню и отмахнувшись от жены, прямо с порога приставшей было к нему со своими 'что да почему', он только и успел переменить одежду на более приличествующую случаю - как резкая тишина во дворе и задавленный возглас супружницы откуда-то из-за спины, засвидетельствовали прибытие благословленного самим Господом целителя.
  - Ох ты ж, батюшки!.
  Вороной и игреневый аргамаки, словно по незримой команде преклонили колени, укладываясь на подсохшую землю подворья - а следом за ними перед двумя царственными отроками склонилась в земных поклонах и сама купеческая чета со всеми своими домочадцами.
  - Веди.
  Правильно истолковав сухое, и при том, удивительно властное повеление, Тимофей провел старшего и младшего царевичей в свою 'рабочую' светлицу, тут же буквально кинувшись к одному из массивных сундуков, в изобилии окованных широкими и толстыми полосами железа. Позвенел связкой ключей, с громкими щелчками открыл (за малым не уронив себе на ногу) почти полупудовый навесной замок, откинул тяжеленную крышку и тут же запустил руки в темное нутро.
  - Вот!..
  Аккуратно разложив все четыре тома на маленьком столе, хозяин отошел в сторонку, внимательно наблюдая за лицом государя-наследника. К его немалому огорчению и тревоге, оно осталось полностью бесстрастным - зато глаза вдруг налились светом и замерцали, все сильнее и сильнее затягивая в свои бездонные глубины... Непонятное наваждение разрушил удивительно мягкий голос десятилетнего мальчика, пронизанный нотками непонятной нежности.
  - О движении и покое.
  Закрыв первую из четырех книг, юный властитель открыл вторую. Перелистнул с полдюжины страниц, исписанных мелкими значками старогреческого, и опять прочитал вслух ее название:
  - О пище, питье, сне и пробуждении.
  В третьей рукописи его чем-то заинтересовала последняя страница, но ничего читать он так и не стал - а дольше всего маленький властитель разглядывал четвертый том. Открыл, отщелкнув два чуть-чуть погнутых бронзовых замочка, очень бережно пролистал, опять закрыл и провел ладонью по глубокой царапине, что делила надвое изрядно вытертую надпись на обложке:
  - О беременной и об утробном, а тако же об уходе надлежащем за ребенком.
  Самолично завернув все четыре инкунабулы обратно в куски мягкой замши, наследник сделал короткий жест одному из постельничих сторожей, тут же повернувшись к младшему брату и застывшему в тревожном ожидании купцу:
  - Веди.
  'Хм, в отличие от прошлой моей пациентки, тут о больном явно заботятся. Или это уже успели слухи разойтись? Впрочем, вряд ли - раз у купчихи на лице висит за малым не с килограмм свинцовых белил'.
  Еще раз оглядев большое, и самое главное - распахнутое во всю ширь окно, Дмитрий повернулся к стоящему прямо посреди светлой горницы ложу. Подошел, и медленно повел рукой вдоль тела. Нахмурился, повел еще раз, затем коротко распорядился:
  - Перевернуть на живот.
  Вновь рука, затянутая в тонкую черную перчатку, прошлась над телом болезного.
  'Раны от когтей и клыков на спине и руках - вполне себе нормально зажили. Так, сломанные ребра и трещины в позвонках тоже заросли, а вот порванный нерв - почти что и нет. О, так его еще и передавило! Несколько межпозвоночных грыж, общее истощение, явная апатия... Хотя глазами лупает вполне энергично'.
  Задержав ладонь над правой рукой, целитель был вынужден констатировать, что сгибающее сухожилие придется сшивать сразу в двух местах.
  'Что же, бедный мишка дорого продал свою жизнь, и неудачливому охотнику очень повезло, что тот не прожил хотя бы на пару мгновений дольше. Хм, и где мне взять толкового хирурга? Можно, конечно, попытаться и самому, но как-то... М-да, проблема'.
  Вытянув из ножен узкий клинок, царевич поддел острием ткань рубашки, потянув затем лезвием на себя. Хмыкнул, разглядывая довольно жуткий на вид рубец и полосы от медвежьих когтей, затем бросил в сторону хозяина:
  - Принеси мне чистую тряпицу и самого крепкого вина, что у тебя есть.
  После чего, задумчиво похлопывая о ладонь все тем же кинжальчиком, негромко осведомился:
  - Как звать тебя, добрый христианин.
  - Е... Кх-кх. Елпидий.
  - Мить?.. Ой.
  Добросовестно молчавший (несмотря на буквально изводившее его любопытство) царевич Иван, увидев в руках старшего обнаженную сталь, все же не выдержал и нарушил собственное обещание.
  - Говори уж.
  - Мить, а ты его что, резать будешь? Да? А ему не больно будет?
  Услышав еще одно оханье, Дмитрий повернул голову, обнаружив дородную купчиху, и быстро спрятавшуюся за нее долговязую девицу примерно тринадцати-четырнадцати лет. Дальше подпирали стены сразу три довольно миловидных женщины, одна из которых имела явное сходство с купцом, а за ними что-то тихо бубнил мужичок с животом героических пропорций, явно не решаясь переступить порог. Ну и охрана, куда же без нее?
  - Родные останьтесь, остальные вон.
  Повернув голову обратно к брату, он с легкой приобадривающей улыбкой осведомился:
  - Страшно?
  - Неа.
  - А тебе, именуемый надеждой?
  Облизнув потрескавшиеся губы, Елпидий, высохший чуть ли не до состояния скелета, обтянутого кожей, чуть дернул затылком в отрицании.
  - Правильно. Надежда умирает последней.
  Небрежно ткнув кончиком вытянутого булатного жала в ногу, наследник без малейшего интереса осведомился:
  - Чувствуешь?
  - Кх-ха. Нет.
  - Так?
  - Да!
  Оставив на ногах больного несколько мелких ранок, Дмитрий взял тряпицу из рук отчего-то побледневшего купца, обильно смочил в большом кубке, и обтер часть спины больного, видневшуюся в большой прорехе на нательной рубахе. Поморщился от мощного винного духа, придавил рубец собственной рукой и скомандовал:
  - Вдохни. Глубже! Выдохни.
  Тихий и какой-то нутряной хруст совпал с жалобным вскриком купеческого сына, а царственный отрок, подержав свою ладонь над шрамом, перевел ее чуть выше.
  - Жгет... Господи, мука какая!.. Тятя, больно!!!
  Задергавшегося было на своем ложе больного мигом придавил дюжий страж, а в дальнем углу едва слышно заплакала купчиха. Не обращая никакого внимания на вой исцеляемого, десятилетний мальчик еще немного подержал ладонь у его спины, затем мимолетно коснулся коленей и голеностопа. Напоследок еще раз провел рукой вдоль всего тела, и по-прежнему тихо распорядился:
  - Перевернуть.
  И очень жестко заткнул Елпидия, открывшего было рот для новой порции воя:
  - Невинному зверю, коего убили из пустой прихоти, было еще больнее. Согни правую ногу.
  - Н-не могу.
  Шлеп!
  Едва не потеряв зубы от пощечины, щедро отвешенной детской рукой, больной послушно исполнил требуемое. И замер, боязливо осознавая то, чему даже и не хотелось верить.
  - Согни левую ногу.
  В этот раз пощечина не потребовалась, а всхлипывания купчихи приняли отчетливый оттенок радости.
  - Тимофей сын Викентия.
  По лицу тридцатипятилетнего купца пролегли две мокрые дорожки.
  - Его тело не готово целиться далее. Пусть обильно ест. Спать ему на твердом. На новую луну я приду вновь.
  Заголосившая что-то неразборчиво-радостное купчиха попыталась было кинуться целителю в ноги - но успела сделать только несколько коротких шажков, а затем не по своей воле завалилась на бок. Хозяин же в этот момент отчетливо вспомнил, как его наставлял дворцовый стражник. Разговаривай с вежеством, ближе трех шагов не подходи, просьбами не докучай... Ему было разрешено приблизиться, жену же не звали.
  - Благодарствую за милость явленную, государь-наследник.
  Равнодушно обогнув недоумевающую над своей столь внезапной немочью хозяйку и помогающую ей встать дочь, царственный отрок чуть повернул голову, обращаясь к идущему немного позади купцу:
  - А ведь ты так и не понял, насколько велик твой дар.
  Указав на сердце, которое иногда начинало просто суматошно биться, а потом и на голову, кою все чаще сжимали тиски сильной боли, целитель дождался, пока в глазах Тимофея проявится понимание.
  - Ушло, и более не вернется.
  На улице, мимолетно оглядевшись по сторонам, уважаемый и авторитетный торговый гость суровского ряда пал на колени и стал отвешивать земные поклоны.
  - Мить, а чего это он?
  Усевшись на своих аргамаков, два царевича слегка тронули поводья. Забренчали оружным железом и начали перекликаться дворцовые стражи, многолюдно загудели на разные голоса соседи - и тем удивительнее было что купец, все так же отбивающий поклон за поклоном, услышал тихие слова наследника:
  - Разве твои наставники тебе не сказывали о таком? Ежели проситель, да еще и не боярского либо княжеского рода...
  

  ***
  

  Динь-динь-динь!
  - А я здесь!..
  В один из последних апрельских денечков, под слегка нахмурившимся в ожидании скорого дождика небом, четверо детей увлеченно играли в жмурки. То и дело во внутреннем дворике Теремного дворца раздавались веселые взвизгивания шестилетней Евдокии или звонкий смех восьмилетнего Ивана, раз за разом ускользавших от нарочито-неуклюжих рук старшего брата. А самый маленький царевич просто радостно улыбался, предпочитая наблюдать за весельем. Слишком уж быстро у него пока уставали ножки.
  - И-ии!..
  - Поймал!
  Впрочем, ловкая 'охотница' довольно скоро вернула плотную повязку на лицо любимого (да что там, просто обожаемого) братика, по праву победительницы отобрав обратно свой колокольчик.
  Динь-дилинь-динь!
  Отслеживая перемещения родственных Узоров (чему повязка на глазах только помогала), Дмитрий мог в любой момент поймать что брата, что сестру - но зачем? Куда лучше нежиться в изливаемом на него потоке эмоций и чувствовать, как душа буквально воспаряет на седьмое небо. От столь долгожданного, вымученного, выстраданного, и оттого воистину драгоценнейшего семейного счастья...
  - Осади.
  Голос десятника, в котором вместо привычной ленцы прозвучала легкая настороженность, вернул его на землю. Не желая хоть как-то прерывать свою возню с мелкими, царевич очень сильно пожелал, чтобы это был всего лишь очередной любопытствующий зевака - и приглушенный бубнеж постельничего сторожа почти убедил его в этом.
  Динь-динь.
  'Запоздало' хватнув воздух там, где еще мгновение назад стоял Иван, наследник 'внезапно' скакнул вперед, самыми кончиками пальцев зацепив сестру.
  - А вот и нетушки!..
  Легкие шаги приблизившегося дворцового стража принесли с собой легкое раздражение, довольно успешно (и быстро) переходящее в сильное. Кто посмел!..
  - Димитрий Иванович, не гневайся. Там до тебя от великой государыни.
  Стянув повязку и сразу же опознав одного из трех своих должников, юный и очень красивый отрок холодно улыбнулся - а охранник, увидев, как глаза наследника наливаются бездонной чернотой, быстро отступил, встав за правым плечом. Меж тем стольник приблизился, едва заметно кивнул, обозначив тем самым обязательный поклон, и открыл рот, дабы донести до пасынка слова его мачехи...
  - Ты царского рода?
  Подавившись так и не прозвучавшими словами, молодой придворный замер в легком ступоре.
  - Так почему же ты стоишь передо мной в шапке? Считаешь себя выше крови Рюриковой?
  Переглянувшись, четверка дворцовой стражи подошла поближе к излишне гордому стольнику, который медленно, и с явной неохотой снял свою отороченную куньим мехом шапку.
  - Великая государыня желает, чтобы ты...
  - Где твой поклон? Впрочем.
  Отрок смерил придворного высокомерным взглядом, а постельничие сторожа придвинулись к нему еще ближе, подперев своими широкими плечами.
  - Ты можешь просто встать на колени.
  Одновременно с плавным жестом детской руки колени молодого мужчины подломились, а горло словно бы перехватило шелковой удавкой.
  - Вот так. А почему рукой тянешься туда, где должен быть кинжал? Уж не задумал ли ты недоброе? Смотри на меня, холоп!
  Невольно зарычав от боли, когда десятник рванул его голову вверх, стольник уставился на царевича гневно-непонимающими глазами.
  - Вот как.
  Глубоко впившись пальцами в безбородое лицо, наследник начертал ему чуть выше переносицы крест, моментально вспухший безобразным нарывом. Разжал левую руку и прошипел свой приговор-обещание:
  - Любой, кто умыслит на братьев моих или сестру, еще при жизни познает муки адовы!
  Потеряв интерес к подергивающемуся в мелких корчах телу с закатившимися глазами, Дмитрий вернулся к притихшим от увиденного родным. Ласково улыбнулся, почти сразу развеселив сестру немудреной шуткой, затем к развалившемуся на земле стольнику потерял интерес и Иван. Ну а Федор, по малым своим годам, с самого начала был к происходящему равнодушен. Поглядев на царевичей (и в особенности на самого старшего из них), разошлась по своим местам и стража. А вскоре, царские дети и их охрана вообще покинули внутренний дворик Теремного дворца: на свежем воздухе побегали, в жмурки поиграли, пришло время сказки читать!..
  - Ветер, ветер, ты могуч! Ты гоняешь стаи туч, ты волнуешь сине море, всюду веешь на просторе. Не боишься никого, кроме Бога одного... Аль откажешь мне в ответе? Не видал ли где на свете ты царевны молодой? Я жених ее.
  Семь верховых челядинок, собравшихся вслед за своими подопечными в покои наследника, и наравне с ними завороженные необычайно красивой сказкой, задержали дыхание, слушая мягкий голос десятилетнего баюна. Он играл интонациями, тембром голоса, то повышая, то понижая его - а они видели молодого богатыря, скитающегося в поисках своей любимой, ощущали его тоску, и вместе с ним печалились и радовались.
  - Постой - отвечает ветер буйный. Там, за речкой тихоструйной, есть высокая гора. В ней, глубокая нора; в той норе, во тьме печальной, гроб качается хрустальный, на цепях между столбов. Не видать ничьих следов вкруг того пустого места... В том гробу твоя невеста.
  Вошедший в покой князь Вяземский застал удивительную и даже тревожную картину: личные служанки детей его повелителя, сидели тесным кружком, лица их были печальны, а из глаз так и норовили пролиться слезы.
  - Что слу...
  - Тш!!!
  Услышав в ответ многоголосое шиканье, он несколько растерялся. Впрочем, верховая челядинка Авдотья почти сразу изобразила лицом немой вопрос, и он пятью словами изложил свое дело:
  - Великий государь наследника видеть желает.
  Она тут же скользнула за дверь, оборвав своим появлением размеренный речитатив седьмой из двенадцати 'Сказок'. Недолгая тишина, и слова полились вновь - вот только выговаривал их уже средний царевич, а Димитрий, ответив на поклон князя вежливым наклонением головы, зашагал вслед за ним в родительские покои.
  - Батюшка.
  В царском Кабинете обнаружилась целая куча людей: за спиной сидящего на привычном месте Иоанна Васильевича стояла, и сверкала полными скрытого бешенства глазами его супруга, у двери замерли двое рынд и десятник постельничей стражи - а вдоль боковой стены выстроились князь Черкасский в компании с царицыным стременным и ее же двумя стольниками. Правда, на этом список родичей великой княгини не заканчивался - ибо еще один как раз лежал на рогожке, расстеленной в аккурат посреди Кабинета, внушая отвращение своим почерневшим лицом, на лбу прогнившим аж до светло-желтой кости. Да и попахивало от него... Будто от кучи потрохов, вдоволь полежавших на солнцепеке.
  - Митя.
  Против ожидания, отец спросил его о другом.
  - Марья печалуется, что ты неслух. Она тебя просила придти, а ты? Отчего так, сыно?
  - Прости, батюшка, я и не знал, что меня зовут.
  - Ну как не знал, коли она своего стольника за тем и отправила? Кстати, а что это с ним?
  - Стольник тот, батюшка, оказался невежей: шапку не сломил, поклона не отбил, считая себя выше рода царского. А когда я ему на то попенял да к вежеству сподвигнул, начал шарить у пояса в поисках клинка.
  - Так. Продолжай, чего же ты?
  - Вопросив его, я узнал, что желает он смерти моей, а так же братьев и сестры.
  Ярко-синие глаза потихоньку начали темнеть, но властитель земли Русской этого не заметил - хотя прозвучавшее обвинение и было более чем серьезным, однако же, своему первенцу он поверил сразу и безоговорочно. Кому как не родичу молодой царицы думать о том, сколь много пользы принесет и ей, и ближним ее смерть пасынков и падчерицы?
  - По мечтам его и награда.
  - Так.
  Пару-тройку мгновений поразмыслив, великий государь звучно щелкнул пальцами и сделал брезгливый жест - после коего гниющее заживо тело быстро унесли прочь.
  - Кто еще так думает, сынок?
  - То мне неведомо, батюшка.
  - Так ты пройдись, спытай их. А мы на то посмотрим. Да, Марьюшка?
  От этих тихих, и несомненно ласковых слов, разом побледнела как сама царица, так и все ее родственники. Да и атмосфера в Кабинете стала вроде как попрохладнее. Может, это из-за того, что на них вдруг отчетливо потянуло стылой могилой?
  - Посмотри мне в глаза, князь.
  Поймав взгляд Михаила Темрюковича, наследник почти сразу потерял к нему интерес. Тревога, боязнь умереть на плахе, легкое сожаление о чем-то доселе несбывшемся и жаркая надежда на справедливость - все это было, а вот желания смерти близким Дмитрию людям полностью отсутствовало. Коротко шагнув, мальчик приблизился к первому из стоящих за князем стольников.
  - Гляди мне в глаза... Пес!!! На колени!..
  - Сын.
  Остановив руку, уже почти коснувшуюся запрокинутого лба, царевич вопросительно поглядел на родителя - заодно изрядно перепугав и без того нервничающую мачеху своими полностью черными глазами.
  - Оставь его.
  Легко поклонившись, отрок шагнул ко второму из стольников:
  - Гляди на меня.
  И снова достаточно быстро потерял к нему интерес, перейдя к оставшемуся последним стременному.
  - Смотри мне в глаза.
  Постоял, затем растерянно тряхнул своей сереброволосой гривой, стараниями Авдотьи уменьшившейся до середины спины. Отвернулся и как-то даже нерешительно спросил:
  - Батюшка, а что такое - сладкий голосом и нежный телом бача-бази? И что значит разделить ложе?
  Великий государь, царь и великий князь Иоанн Васильевич всея Руси поначалу мало что понял - зато уж когда до него дошел весь смысл ДЕТСКОГО вопроса... Все присутствующие с нарастающим страхом глядели, как меняется лицо властителя: вот оно побледнело, потом в единый миг налилось дурной багровой кровью, затем посерело и начало медленно темнеть. Жалобно заскрипели подлокотники любимого государева стольца...
  - Сынок. Ты, пожалуй, возвращайся к себе.
  Вновь покосившись на стременного с явственным недоуменным любопытством, царевич послушно кивнул:
   - Да, батюшка.
  Выходя из отцовских покоев, юный отрок совсем не удивился удвоившемуся количеству постельничих сторожей. А дошагав до смотровой галереи Теремного дворца, глубоко вдохнул весенний воздух, улыбнулся и задумчиво пробормотал:
  - Сделал гадость, в сердце радость...
  
  
  

   Глава 12
  
  

  Удивительно жаркий май принес с собой в Москву не только долгожданную сушь и тепло, но и упоительный дух цветущих яблонь. Ушла до поздней осени раздражающая слякоть, радовала яркой зеленью трава, рассыпались по обочинам обильными брызгами желтого вездесущие одуванчики и даже солнышко жарило как-то... Ласково.
  - Худой мир лучше доброй ссоры!
  - Верно. Только ты это не мне говори, а шляхте польской да литовской, что на деревеньки порубежные наскакивает!.. Что мир у нас с ними, что война, им все заедино...
  В Грановитой палате московского Кремля, несмотря на буйство жизни за ее толстыми стенами, все было тихо и степенно. Очередное заседание Боярской думы, несмотря на скрытые страсти и некоторые трения между отдельными ее представителями, протекало вполне плодотворно, и вопросов на повестке было ровно три. Первый был скорее формальностью, но все же довольно важной: еще семь лет назад сибирский хан Едигер добровольно признал себя подданным царства Московского. Разумеется, с выплатой положенной в таких случаях дани - и так же разумеется, что дань та была исключительно символической, 'на уважение'. Пока обстоятельно обо всем договорились, пока составили все необходимые грамоты, немало времени прошло. В общем, с мая месяца года от Сотворения мира семь тысяч семидесятого, к титулу Иоанна Васильевича из рода Рюрикова добавились короткие, но очень важные слова - 'и всея Сибирския земли повелитель!', а держава его приросла мало что не вдвое. Как ни крути, есть чему радоваться и чем гордиться...
  - Раз мириться не пожелали, значит надо нам их воевать! Зорить беспощадно, земли безлюдить, ибо сказано - око за око, и зуб за зуб!!!
  - Ишь, вояка. Сам что ли, полки поведешь?
  Второй вопрос был не таким приятным, хотя особых сложностей в себе тоже не таил. Все в том же мае месяце истекало очередное (сколько их уже было!) перемирие с Великим княжеством Литовским - которое, в свою очередь, не изъявило никакого желания его продлить. Ни король Польский и великий князь литовский Сигизмунд Август второй, ни набольшие люди княжества... И хотя в Литве хватало здравомыслящей шляхты и магнатов, сами по себе они мало что могли - все их предложения на сеймах встречали упорное противодействие со стороны такой же как и они шляхты и самого великого князя. Вернее, почти такой же, ведь они были православными, а их противники перешли в католическую веру.
  - А хоть бы и сам. Ежели великий государь повелит, то за-ради него и Отечества и живот положу!
  Восседающие на широких лавках бояре и стоящие думные дьяки дружно перевели свои взгляды на своего владыку, чей трон, отделанный слоновой костью и резьбой, приятно светился в косых солнечных лучах.
  - Нет.
  Получив столь четкий и не оставляющий сомнений ответ, думцы вновь загудели, время от времени опять косясь на государя - а кое-кто, например князь Иван Мстиславский, посматривал и на небольшую лавочку в углу Грановитой палаты, на коей вот уже второй час в полной недвижимости восседал десятилетний наследник.
  - Тогда Шуйского в воеводы Большого полка!
  - Это которого? Петра Ивановича, альбо Ивана Андреевича?
  Впрочем, и их кандидатуры не устроили государя. Оживился было Курбский - воевать он любил и умел... Но властитель решил все иначе.
  - Я сам!
  Оглядев притихших бояр, Иоанн Васильевич продолжил:
  - Возглавлю воинство православное. Князь Александр!
  В наступившей тишине несколько растеряно поднялся со своего места Горбатый-Шуйский. Воинскими талантами его Господь не обделил, да только в последнее время не чувствовал он на себе государевой ласки да милости.
  - Тебе быть воеводой правой руки. Полки левой руки поведет Шереметев. Димитрий!
  Глаза думцев поневоле скользнули к одной неприметной лавочке и отроку, ее занимающему - но нет, государь смотрел на иного. Увидев же, на кого именно, разом подскочил на ноги Дмитрий Иванович Хворостинин, достаточно молодой, но уже подающий весьма немалые надежды воевода.
  - Ты возьмешь под себя Передовой полк.
  Удивился не только Хворостинин, но и все бояре - несмотря на должное происхождение и таланты, заслуг князя для столь ответственного поста все же было откровенно маловато. Впрочем, сомнений в правильности столь неожиданного решения своего владыки никто так и не выразил. Вслух, по крайней мере.
  - Михаил Иванович.
  Довольно пожилой, но все еще крепкий князь Воротынский, коему за его многочисленные заслуги явили особое уважение, поименовав по имени-отчеству, степенно поднялся и прижал руку к сердцу.
  - Тебе стоять против степи. В том тебе будет подмогой Мстиславский...
  Еще один боярин и князь вздел себя на ноги.
  - А тако же князья Черкасский, Курбский и Хованский.
  Сделав едва заметную паузу, мужчина на троне с легкой усмешкой добавил:
  -В подручники возьми себе Данилку Адашева. Три года назад он хорошо погулял по басурманским землям.
  Тишина еще больше усилилась, хотя казалось - уж куда более? По всему выходило, что великий князь задумался над тем, чтобы вновь приблизить опального окольничего. Впрочем, надолго бояр эта новость не заняла, и следующие полчаса они посвятили обсуждению хотя бы примерных набросков штатного расписания обоих войск. Ведь иной воевода ну всем хорош: и воинская удача при нем, и в сече не последний - да вот беда, родом не вышел. А допустить, чтобы знатным да родовитым командовал кто-то хучь и более талантливый, да худородный... Такое и вовсе невозможно. Потому как против всего порядка вещей, что земного, что божественного. Да что там, в соответствующих Приказах даже специальные Разрядные книги велись, чтобы не дай Бог не запамятовать - кто, где, когда и над кем верховодил, а кто в подручных воеводах ходил. Упаси Господь знатному боярину встать под менее родовитого - все, и он сам, и потомки его не увидят более достойного их места и чина. Да и насмешек не оберешься - как же, потомок удельных властителей служил под началом у какого-нибудь худородного, не способного проследить своих пращуров хотя бы до пятнадцатого колена.
  - Довольно.
  С явной неохотой угомонившиеся после царского окрика думцы расселись по своим местам, готовясь слушать. Точнее, изо всех сил отбрыкиваться от навязываемой им великим государем чести. Иоанн Васильевич еще два заседания Думы назад ошарашил их новой затеей, возжелав отстроить в каждом крупном городе своей державы большие хлебные амбары, причем не из дерева, а из совсем даже недешевого камня. И ладно бы только он - архипастырь Московский и всея Руси поддержал его в этой затее и своим авторитетным словом, и конкретными делами. И все бы было хорошо... Если бы не было так плохо. Потому что все крепко-накрепко помнили, что тот, кто не справлялся с государевыми повелениями, хорошо себя никогда не чувствовал: когда все обходилось краткой опалой, когда длительной, нередко и в монахи приходилось постригаться. Но лучше уж так, чем голову на плаху!.. И ладно еще только свою, а не всего семейства разом.
  - Дело важное и большое, это так.
  - Но богоугодное!
  Благожелательно кивнув поддержавшему его митрополиту, царь погладил слегка вьющуюся бородку:
  - И думается мне, одному его осилить никак не получится. Так, бояре?
  Думцы тут же согласно загудели что-то одобрительное.
  - Что не получится у одного, сдюжат трое. Князья Шуйские, и Скопин-Шуйский.
  Троица Рюриковичей, поднявшись, вразнобой поклонились, совсем не обрадовавшись оказанной им чести и доверию - зато остальные родовитые явно вздохнули с облегчением, мысленно утирая честный трудовой пот. Слава те, Господи, сбагрили! Одной заботой меньше!.. У них. Еще бы найти того дурака, что возглавит строительство новых крепостиц и Засечных черт, так и вообще бы полная благодать приключилась...
  - Гхм!
  Чуть пристукнув своим посохом о каменную плитку пола, первый из думных бояр Иван Бельский, (вполне уже оправившийся от кратковременной царской немилости и приструнивший всех своих врагов и недоброжелателей) оглядел присутствующих, и зычно провозгласил формулу завершения:
  - Великий государь решил, и Дума боярская на том приговорила!
  На сей радостной ноте заседание и закончилось - первым ушел царь вместе со своим наследником, за ними потянулись разгоряченные, несмотря на прохладу Грановитой палаты бояре, и последними двинулись на выход думные дьяки и писцы. Вот уж для кого все только начиналось!.. Написать великое множество распоряжений, разослать их с гонцами, подсчитать потребное количество припасов, какие полки куда пойдут, проверить дороги, готовность пушек Большого наряда...
  - Митя, что-то владыко наш малость прихворал. Навести-ка ты его ближе к вечере?
  - Да, батюшка.
  За здоровьем митрополита Московского и вся Руси великий князь и его наследник следили с одинаковым рвением: и если для Иоанна Васильевича он был ценен как верный союзник и соратник, то царевич Дмитрий, помимо всего прочего, видел в нем... Гм, ну, ближе всего подходило определение 'стабилизатор'. Разделяя все устремления своего государя, архипастырь Русской православной церкви зачастую не разделял путей их достижения - и аккуратно пользуясь своим авторитетом и мягкими уговорами, старательно сглаживал слишком острые 'углы' тяжелого царского характера и по возможности гасил первые порывы. Не будь его рядом с троном - и кто знает, сколько боярских голов полетело бы с плахи на пропитанную кровью землю?..
  'Надеюсь, я смогу добавить ему пару-тройку дополнительных лет жизни'.
  Поцеловав родительскую руку и медленно зашагав к Успенскому собору, царевич вспоминал думных бояр, и праздновал свой первый маленький успех. Даже несколько: во-первых, отец весьма рационально назначил основных воевод, опираясь в своем выборе не на знатность оных (хотя и про нее не забывал), а на умение воевать с тем или иным противником. Вроде князя Воротынского, поседевшего на порубежной службе и до малейших тонкостей познавшего все повадки да уловки степняков - отчего и гонял их в хвост и в гриву, или малыми силами давал достойный отпор. А поставь его против шведов или поляков? Нет, он конечно и там справится... Наверное. Но людишек служилых все же в землю поляжет заметно больше. Или вот князья Горбатый-Шуйский и Хворостинин - если против крымчаков да ногаев они показали себя просто хорошо, то супротив европейских вояк ну прямо выше всех и всяческих похвал, причем последний проявил себя не только хитроумным тактиком, но и выдающемся стратегом.
  'Кстати, надо бы к тезке присмотреться поподробнее'.
  Во-вторых, удалось немного изменить отношение отца к талантливому военачальнику Даниле Адашеву. Конечно, немало помогло и то, что опальному окольничему было абсолютно без разницы, кого именно гонять - крымских нукеров или литовскую шляхту. Но все же, все же!.. В-третьих, смена воевод означала весьма вероятную победу там, где должны были быть поражения, а это, в свою очередь, подразумевало спасение тысяч русских воинов от смерти или плена.
  'Та же битва при Чашниках, где Шуйский вдобавок еще и осадную артиллерию потерял, дятел долгобородый. Или, если взять что поближе - бой при Невеле'.
  К тому же - князю Курбскому, коий и умудрился этот бой проиграть, имея аж трехкратный перевес в силах, будет гораздо труднее убежать в Польшу от южных границ царства Московского. А значит, останутся живы его жена и сын, которых он в ином случае, попросту бросил бы на скорую смерть.
  'Жалкое ничтожество! Не спасти родную кровь, имея для этого все возможности!..'.
  Ну и четвертое. Было у Дмитрия сильное подозрение, что клан Шуйских не справится с отцовским поручением. Не по злому умыслу, нет!.. Просто, что Петр Иванович, что Иван Андреевич с малолетства были 'заточены' под дела воинские, а никак не организационно-хозяйственные. В отличие от них у Федора Ивановича Скопина-Шуйского такой опыт был в превеликом множестве - почти восемнадцать лет его набирался в своих многочисленных имениях, находясь в ссылке да под внимательным надзором. Вот и получается, что из тройки князей один будет работать головой, а двое - языками. Кстати, в опалу Скопин-Шуйский попал в аккурат после того, как государев опекун Андрей Шуйский был растерзан псарями. По прямому указанию самого опекаемого, пронесшего подсердечную ненависть к своему 'наставнику' сквозь всю свою жизнь.
  'Из всего клана Шуйских казнили лишь одного, историки же будут говорить, что отец мой был лют безмерно и кровь людскую лил, что водицу. Хм. А ведь действительно - если потомки удельных суздальских князей 'завалят' столь важный проект как зернохранилища, никто и слова не скажет, когда в наказание их удел и все вотчины перейдут в нашу родовую собственность. Справятся, потратив немало своего серебра? Честь им и хвала'.
  Занятый размышлениями, царевич и сам не заметил, как зашел под своды Успенского собора. Выплыв из мыслей уже внутри, он едва заметно повел головой, осматриваясь, затем под взглядами многочисленных прихожан подошел к иконе преподобного Сергия Радонежского и преклонил перед ней колени. Стража уже привычно отошла на дюжину шагов, образуя редкую цепь и отодвигая прочь пару зазевавшихся богомольцев - а наследник перекрестился, медленно прикрыл глаза и потихонечку ослабил барьеры воли. Словно бы уловив этот момент, диакон у аналоя звучно провозгласил:
  - Господу помолимся!..
  Почувствовав свободу, тут же с готовностью откликнулось-пробудилось средоточие, разом наполнив своими эманациями все вокруг на десять шагов - и одновременно с этим, к нему пришло непередаваемое чувство облегчения. Словно бы он долгое время дышал через раз, а потом наконец-то полной грудью вдохнул свежего воздуха!.. Немного понежившись в столь приятном чувстве, Дмитрий коснулся энергетики собора, понемногу впуская ее в себя. Или наоборот, это он в нее погружался, щедро расходуя силу? Чем больше он ослаблял контроль над источником, тем сильнее тот полыхал, отдавая и одновременно с этим впитывая, пропуская сквозь себя колоссальный поток, крохотные частички которого оседали на Узоре - и тем сильнее размывалось и отдалялось ощущение телесного. А взамен... Ему постепенно раскрывался еще один мир, полный самых разных образов-ощущений: непонятных, манящих, внушающих безотчетный страх и непонятное вожделение. Еще один новый мир...
  

  ***
  

  - Ты ли купцом Тимофейкой будешь?
  - Он самый.
  - Сын твой где?
  Не дослушав торговца тканями, служилый коротко бросил, чтобы шли за ним, заставив солидного торгового гостя проявить прямо-таки мальчишескую прыть - уж больно широко и быстро шагал их провожатый. Довольно быстро осознав, куда именно они направляются, купец немного занервничал: Тимофеевская башня (тезка, будь она неладна) любому москвичу внушала если и не опаску, то уж точно легкую настороженность. Тем, что как раз в ее подвалах денно и нощно зарабатывали свой хлеб насущный каты Разбойного приказа.
  - Эти, штоль?
  Внимательно оглядев из-под кустистых бровей вначале самого владельца лавки в Суровском ряду, а затем и его наследника, коего бережно несли сразу двое дюжих носильщиков, невероятно кряжистый мужик из тех, про которых говорят 'поперек себя шире' как-то непонятно хмыкнул. И тут же, почти без перехода посерьезнел, низко, с неподдельным почтением поклонившись:
  - Многие лета тебе, государь-наследник.
  Повторив то же самое в сторону незаметно подобравшейся дворцовой стражи с царевичем Димитрием Ивановичем посередине, и получив легкий ответный кивок - один на всех, мужчины распрямились.
  - Веди, Аввакум.
  Еще раз поклонившись, старший кат Разбойного приказа заспешил по истертым лестницам вниз, проводя гостей, часть из которых ничего не понимала и оттого тревожилась все сильнее и сильнее, в наполненную болью темноту.
  Тумм!
  - Ох, ё!
  - Хе-хе. Осторожнее, гости дорогие.
  Увидев, куда их привели, отец, сын и их дворовые мужики немного побледнели.
  - Ложись давай, ба-алезный.
  Купец, с трудом отведя взгляд от пыточного станка, тут же бухнулся на колени:
  - Помилосердствуй, государь-наследник, за что?!?..
  Взмахом руки угомонив захохотавших было стражей, царственный отрок нехотя пояснил:
  - То для лечения надобно.
  Ухмыляющиеся каты подхватили бледного как сама смерть Елпидия, уложили на широкую доску животом вниз, привязали-сковали толстыми сыромятными ремнями и отошли в сторонку. Подошедший взамен них царевич чуть пригнулся, ловя взгляд восемнадцатилетнего купеческого сына:
  - Скоро ты будешь ходить. Думай об этом.
  Тихо заскрипел ворот, натягивая ремни, вслед за ними напряглось так и не набравшее должного веса тело...
  - Тебе не больно.
  Почему-то, прозвучало это не как вопрос, а как утверждение.
  - Аввакум?
  - Еще чуток, государь-наследник. Готово.
  В темноте подвала, подсвеченной полудюжиной чадящих факелов, было особенно заметно, как засияли небесным огнем глаза юного целителя. Все, от стражников до носильщиков из дворни, затаили дыхание и зачарованно наблюдали, как он медленно ведет рукой вдоль хребта распластанного на пыточном станке купецкого сына.
  - Ослабь.
  Вновь проведя ладонью над позвоночником неудачливого охотника, Дмитрий довольно улыбнулся. Про себя, на лице же это выразилось всего лишь в... Собственно, да никак и не выразилось.
  - Снять.
  Задубевшие от намертво въевшейся в них крови и пота ремни вернулись на свое место - а в руках главного палача зловеще блеснул страшного вида ножик-крючок. Что-то булькнуло, пахнуло крепким вином, затем звонко закапало прямо на пол...
  - Морду отверни, да не дергайся. А может его того?
  Покачав перед лицом болезного своим 'кулачком', служивый намекнул на возможную анестезию.
  - Для пущей надежности.
  - Нет.
  Долгое ожидание, приправленное мукой неизвестности и любопытства - широченная спина Аввакума полностью загораживала все, что творилось на пыточном станке. В отличие от него, пятерка стражей явно наблюдала что-то интересное, судя по нескольким неразборчивым шепоткам вроде 'Ишь, как стянул!' и 'Надо же, прямо как дырку на портках латает!..'.
  - Встань.
  Завозившийся Елпидий бросил короткий взгляд на пятна крови, размазанные по непослушной руке, самым краешком сознания отметив появление новых повязок. Затем перевел глаза на отца с дворней, и самостоятельно изменил положение тела, кое-как покинув свое прокрустово ложе. Утвердился на ногах, двумя руками вцепившись в надежную опору, и ошарашено замер, пока царевич вновь проводил свой осмотр. Это что же, правая рука вновь его слушается?..
  - Повернись. Наклонись. В другую сторону. А теперь три шага вперед.
  - Я н-не?..
  Увидев, как сразу двое дознавателей нехорошо и очень многообещающе ухмыльнулись, а целитель слегка отвел назад руку, поневоле заставив вспомнить, сколь оглушающие и болезненные оплеухи может отвешивать его затянутая в перчатку ладонь, молодой парень предпочел не рисковать. Хотя страшно было так, что сердце заходилось!.. Шаг. Другой. Третий, а на четвертом купец не выдержал и подскочил к единственному сыну. Подхватил за руку, понуждая еще немного пройтись, прижал к себе, потихоньку расцветая недоверчивой улыбкой, еще раз потянул-дернул за плечо, на очередном шаге притянул отпрыска в отеческие объятия и совсем было открыл рот для радостного возгласа... Тут же его закрыв при виде того, как жестокосердные каты с непонятной робостью подставляют головы под руку царственного отрока, а потом отходят в сторонку с удивительно просветлевшим лицом. Чудны дела твои, Господи!.. Впрочем, долго обдумывать увиденное не получилось, потому как Димитрий Иванович пожелал навестить его дом. Короткий путь на тряском возке, постоянно оглядываясь на сына, высыпавшие на дорогу любопытные соседи, не менее любопытные прохожие, звонкий щелчок плетки и тихая ругань получившего за излишнюю назойливость зеваки...
  - Как тебя зовут?
  Маленькая девочка, пугливо скосив глаза на маму, тихонечко ответила:
  - Капа.
  Увидев, как правая бровь наследника чуть вздернулась в молчаливом вопросе, купец Тимофей тут же негромко пояснил:
  - Капитолина, стал-быть.
  Начертав крест на подставленном лобике и напротив ее сердца, царевич Димитрий вручил маленькому ангелочку небольшую кружку с простой водой. Подождал, пока она опустеет, а потом ласково подтолкнул самую младшую из купцовых дочек обратно к матери - после чего все семейство, включая и его главу, начало дружно исполнять земные поклоны. Впрочем, недолго. После небрежного взмаха руки именитый гость и безмерно счастливый хозяин довольно быстро остались наедине, вернее, почти наедине - двое стражей все так же стояли рядом с дверью, с большим успехом изображая живые статуи.
  - Ты получил желаемое, Тимофей сын Викентия? Сядь.
  Подскочивший было для новых поклонов и выражений безмерной благодарности купец послушно опустился на лавку.
  - Какими тканями ты торгуешь?
  - Ээ?.. Сукно из Фландрии, Гишпании, есть английской выделки, османской, персидской, шелк разного цвета, бархат. Еще узорчатыми паволоками всякими, с вышивкой и каменьями драгоценными. Кружевами да лентами разноцветными. Эм?.. Все, государь-наследник.
  - Посконь? Лен?
  - И этим, с божьей помощью.
  - Почему не упомянул?
  - Так то ж нашенское, простое да грубое.
  Задумавшись, отрок медленно повторил:
  - Простое и грубое. Хм. Ты скупаешь готовую посконь у крестьян, или выделываешь ее сам?
  - Как есть скупаю, государь-наследник.
  - Много ли таких гостей торговых в суровском ряде, как ты?
  Внутренне вздохнув, Тимофей признался:
  - Да с пяток, пожалуй, наберется. Поиздержался я в последнее время, дела забросил...
  Немного помолчав, наследник вновь проявил интерес, правда, совсем к другому предмету:
  - Где ты взял свой дар?
  Разом вспомнив, сколько серебра пришлось отвалить за пять потрепанных рукописей, купец с некоторым злорадством (исключительно добрым, разумеется) поведал про лавку торговца Фалалея на Книжном ряду.
  - Сколько ты заплатил за него?
  На место злорадства пришла легкая тоска. Впрочем, тут же смытая радостным удовлетворением: его сын жив и здоров, а остальное пустяки!
  - Полторы сотни рублей, государь-наследник.
  Против ожидания, царственный гость совсем не впечатлился величиной суммы, коя была равна годовому жалованию аж тридцати приказных дьяков зараз. Точнее впечатлился, но совсем не так, как ожидал от него хозяин дома: слегка дрогнув лицом, мальчик некоторое время держался, пока смех не победил его невозмутимость.
  - Ты... Ха-ха!.. Ты и в самом деле хороший купец, Тимофей сын Викентия.
  Резко посерьезнев, царевич пояснил повод для своего веселья. А также причину, по которой он столь щедро одарил своей благодатью всю купеческую семью:
  - Настоящая цена этого трактата - его же вес в золоте.
  Слегка переменившись в лице, хозяин медленно осознал, как сильно ему повезло. Купить за неполный пуд серебра почти два пуда золота - про такую удачу он даже и не слыхивал!..
  - Какие иноземные языки разумеешь?
  Старательно изгоняя из мыслей блеск немаленькой кучки золота, Тимофей перечислил:
  - Фламандский, гишпанский и германских немчинов.
  - Какой именно?
  Видя, что купец затрудняется понять, о чем именно его спросили, царевич быстро проговорил непонятную фразу, ожидающе вскинув правую бровь.
  - Прости, государь-наследник, не совсем разобрал?..
  Вместо повторения прозвучала новая фраза, на слух - почти такая же, как и первая.
  - Ээ?.. Талерами расплачиваюсь. Их везде принимают.
  - Понятно, пляттдойч. Язык Ганзейских городов... В каких из них тебе довелось побывать?
  - В Любеке, Гамбурге, Люнебурге, Ревеле, Новгороде, Мемеле, Штетине, Брегге и Антверпене. Еще в Риге и Гданьске, но всего един раз - больно уж неласково там принимают гостей торговых из Руси.
  Ненадолго задумавшись, и медленно проведя пальцами по столу, мальчик задал новый вопрос. Вернее, уточнил старый:
  - Ведом ли тебе какой восточный говор?
  - Как же!.. Тот, на котором османы меж собой балакают, и язык персов.
  Язык татар хозяин упоминать не стал - он и так молчаливо подразумевался. Можно сказать, второй язык государства.
  - По персидски только говоришь?
  - Да, государь-наследник. Ежели какая грамотка на ихнем, так я ее толмачу знакомому несу.
  - Хорош ли он?
  - Весьма хорош, государь-наследник. Что ни дашь - все читает, и письмецо может при нужде отписать. Как-то даже похвалялся, что двунадесять немчинских языков превзошел.
  Вспыхнувшие на мгновение глаза показали интерес царевича:
  - Имя толмача, где найти?
  - Емелька-беспалый, с утра до вечера при Гостином дворе отирается...
  Вспомнив, кому он отвечает, купец моментально поправился:
  - Охочих до его умений ждет.
  - Вот как.
  Царевич помолчал, что-то прикидывая и решая, затем спокойно спросил, очень чисто выговаривая слова испанского языка:
  - Хочешь служить мне?
  Без всяких раздумий Тимофей просто опустился перед царственным отроком на колени и торжественно перекрестился. А вот ответить вслух так и не успел:
  - Не спеши. Мне невозможно солгать, от меня невозможно уйти против моей воли, и я...
  Десятилетний мальчик очень нехорошо улыбнулся.
  - Не люблю глупцов и предателей. Пока же - завтрашним полднем я буду молиться в Благовещенском соборе. Приведешь мне своего беспалого толмача.
  Вновь перейдя на родную речь, наследник поднял хозяина с колен, и встал сам, направляясь на выход. Увидев в сенях явно поджидающую мужа купчиху, он скользнул взглядом по ее безупречно набеленному лицу с насурьмленными бровям и едва заметно поморщился. Усевшись в богато украшенное седло своего кабардинца, царевич подобрал поводья и в полный голос попрощался с супружеской четой:
  - Ты, кажется, мечтаешь о втором сыне? Пока жена твоя носит на лице яд, мечтания эти бесплодны...
  

  ***
  

  Когда-то давно, при Иване третьем Великом, на низменном, заболоченном лугу напротив тогда еще белокаменного Кремля паслись ленивые буренки под бдительным присмотром нанятого вскладчину пастуха. Шло время, стены родовой крепости московских государей сменили цвет белого известняка и сероватой штукатурки на краснокирпичный монолит, украсились высокими башнями - а луг как-то незаметно начал зваться Болотом, расцветя монастырскими да великокняжескими садами. Прошло еще немного времени, и просто 'Болото' превратилось в Болотную площадь - место, где в будние дни сам по себе образовывался посадский торговый рынок. А в дни, когда Господь заповедал отдыхать, народ с радостью веселился, или устраивал большие кулачные бои, когда мужики с одной улицы вставали в стенку против мужиков с другой. Бессчетные синяки, свернутые носы, выбитые зубы (а временами так и глаза!) - и никакой злобы или ненависти впоследствии, а только куча интересных воспоминаний и взаимное уважение.
  - Люд православный!..
  Но когда на 'Болоте' еще затемно начинали стучать плотницкие топоры, горожане сразу понимали, что они увидят утром: прочно сколоченный помост, с плахой либо еще чем схожим посередке, служивых Разбойного приказа в красных рубахах палачей, и тех, для кого это все готовилось. Потому как согласно стародавней традиции, любые публичные наказания преступников, включая смертную казнь, проводили именно на торговых площадях.
  - Людишки злонравные, именем Нэгумка да Камбулатка, умыслили на здоровье и честь Великого государя, царя, и великого князя Иоанна Васильевича, и государя-наследника Димитрия Иоанновича. Кроме того, желая рассорить его с добрыми союзниками...
  Под зычный голос глашатая площадь постепенно наполнялась молчаливыми горожанами. Поначалу равнодушными, пришедшими лишь ради достаточно редкого зрелища смертной казни. Но услышав про то, как двое черкес что-то там злоумышляли на старшего из царевичей, коего многие из москвичей после посещения Успенского собора, причащения целебной воды с частичкой его благодати и разглядывания места, где юный отрок провел в недвижимой молитве пять дней, на полном серьезе считали новоявленным святым... В общем, стража вокруг клетки из деревянных жердин, в коей их и везли на казнь, оказалась совсем не лишней - не будь ее, двух преступников могли бы и не довезти. На клочки бы разодрали, на кровавые шматки мяса и кожи!..
  - Дорогу!
  В мигом успокоившейся толпе довольно быстро образовался неширокий проход, сквозь который проехала стража государева, затем несколько ближников во главе с князем Вяземским, а за ними и сам державный правитель. Не один - по правую руку от него насупленным вороном сидел в седле аргамака старший сын и наследник князя-валии Малой Кабарды, Домануко Темрюкович.
  - Люд православный!..
  Не разводя долгих церемоний, царь чуть кивнул, разрешая начинать - и каты вытащили из клетки на помост бывшего стременного. На вид почти целого, разве что вместо прежней нарядной одежки закутанного в грязное и драное рубище. Раз - его повалили на бок и отрезали язык, тут же приложив к ране каленое железо. Два - намертво прижали к настилу. Три - что-то сделали, и начали аккуратно, чуть ли не с почтением поднимать, бережно придерживая с двух сторон. Казнимый бешено задергался, открыл в громком клекочущем мычании рот, каты разошлись в стороны - и разом стало видно, как его тело под собственной тяжестью медленно насаживается на тонкий и с превеликой заботой оструганный осиновый кол. С мокрым хлюпанием разошлась кожа у основания шеи, и в небо уставилось заботливо смазанное салом и чуть закругленное (чтобы не разорвать, а раздвинуть) острие, поблескивающее потеками крови и мазками нутряного жирка.
  - Второго давай.
  Служивые Разбойного приказа лиц не прятали, привычно и с немалой сноровкой выполняя свою неприятную работу. Не обращая никакого внимания на все трепыхания бывшего стольника, его легко выдернули из клетки, с громким треском разорвали прикрывающее худые телеса рубище, обнажив спину, после чего и привязали к столбу за вздернутые вверх руки.
  - За вины его, да будет лишен языка и бит кнутом. Нещадно!
  Старший кат Аввакум подождал, пока подручные отрежут и прижгут язык, принял орудие наказания и чуть шевельнул рукой. Государь указал особо не затягивать, но и не торопиться, а значит, ему следовало потщательнее примериться.
  Шштух!
  Первый удар прозвучал как выстрел, да и последствия его были схожими - распятое тело отбросило вперед, а на спине вспухла и разошлась длинными узкими краями глубокая рана.
  Шштах!
  Казнимого стольника вновь бросило вперед - а кончик кнута с вплетенной в него свинчаткой, только что с неимоверной точностью угодивший на то же самое место, гибкой змеей отдернулся назад. Потерявшее сознание тело безвольно обвисло, по ногам заструился тоненький ручеек крови и мочи.
  Шштух!
   В ране отчетливо проглянула светящаяся нежной белизной кость позвонков.
  Шшта-ах!
  Даже не проверяя конечный результат, старший кат еще разок щелкнул кнутом, стряхивая ошметки плоти и капли крови, одним сложным движением свернул его в кольцо и низко поклонился великому государю, показывая, что его воля исполнена в точности. Бывший стременной помучился - но недолго, а затем ему милосердно перебили хребет и оставили в покое, истекать до смерти багровой кровью. Нет, кто-то мог бы насчет последнего и поспорить... Но это только если не смотреть на первого из казненных, коему предстояло мучиться на колу самое малое до следующего вечера. Это если ОЧЕНЬ повезет, потому как обычно такое вот 'сидение' длилось куда как дольше, иногда растягиваясь до семи дней.
  - Дорогу!..
  Первым уехал великий государь, не выразивший ни радости, ни печали от смерти двух черкесов. За ним, отставая на три шага, следовал по-прежнему мрачный Домануко-мурза, расстроенный отнюдь не казнью дальних родственников. Да будь его воля, так он бы всех на кол посадил - и того, что сгнил заживо, и того, кому достался кнут!.. Потому как военный союз с Руссией был необходим Малой Кабарде словно воздух: со всех сторон враждебные тейпы , тлеющая война с правителем Большой Кабарды, постоянные набеги крымчаков и ногаев... Князь-валия, узнав о случившемся от специально отправленного гонцом Салтанкула, почернел лицом и ругался самыми последними словами, а потом долго думал. Сотню вороных жеребцов-аргамаков, и столько же молодых кобылиц ахалтекинской породы привел с собой его наследник, лично извинился перед царем и его первенцем - и очень долго разговаривал с сестрой, постаравшись полной мерой передать недовольство отца и остальных братьев, и не слушая никаких ответных оправданий. Ближняя свита думает мысли своей госпожи, и говорит ее словами!.. И именно она отвечает за деяния своих людей, какими бы они ни были. Подавив тяжелый вздох, Домануко незаметно огляделся по сторонам, ища неприязненные взгляды. Не обнаружив их, чуть-чуть повеселел и выпрямился в седле, на некоторое время позабыв о своих невеселых мыслях: государь московский извинения принял, его наследник тоже сказал, что зла не таит, а сестра... Гошаней всегда была умницей, и прекрасно поняла, что сперва ей надо укрепить свое положение рождением сына, а уж потом о чем-то там мечтать.
  - С дороги!
  И даже тогда делать это очень осторожно - несмотря на малые года царевича Димитрия, уже сейчас было понятно, что крови он не боится, и в случае малейшей угрозы себе или своим братьям долго думать не станет. А еще он необычно хитроумен для своих лет, несколькими фразами буквально вынудив наследника князя-валии пообещать прислать к московскому двору нескольких мастеров-сыроделов. Дескать, так понравился ему свежий адыгейский сулугуни, что хочет вкушать его постоянно! Проехав сквозь воротную арку внутрь Кремля, Домануко Темрюкович сразу же увидел вдалеке того, о ком только что думал - будущий государь играл в 'отбивалы' с младшим братом, слегка улыбаясь в ответ на его заразительный смех. Юный мальчик с длинной гривой необычных серебристых волос, весьма красивый, немного странный... И очень опасный.
  - Затворяй!..
  Бросив невольный взгляд на горластого десятника воротной стражи, а потом и по сторонам, черкесский князь все же увидел кое-кого, кто явно не желал ему добра. Молодая, довольно богато одетая и очень даже привлекательная на вид челядинка стояла на нижней обзорной галерее Теремного дворца и буквально сверлила его глазами. И хотя она достаточно быстро отвела свой взгляд в сторону - он все же успел прочесть в нем ничем не замутненную ненависть. Пока же он искал того, кто может подсказать имя удивительно ладной красавицы, она бесследно исчезла, оставив после себя легкое сожаление и смутную тревогу - впрочем, и первое и второе достаточно быстро забылось. Мало ли тех, кто его ненавидит?
  Меж тем, немного успокоившись, верховая челядинка Авдотья решила вернуться в покои своего господина. Близился полдник, досмотреть за которым есть ее прямая обязанность, к тому же, Димитрий Иванович закончил писать второй том своих 'Сказок' и доверил ей разложить по порядку еще не сшитые в одно целое листы... Миновав охрану у дверей Прихожей, она прошлась по горницам, внимательно осматриваясь по сторонам в поисках грязи или хотя бы пыли, напоследок привычно поправив завернувшийся уголок ковра в Опочивальне. Вернулась в Комнату для занятий, взяв с одной из полок большую кипу исписанных удивительно ровным почерком листов, присела на широкую лавку, предназначенную для удобства посольских или приказных дьяков, приходящих в качестве временных наставников, и положила бумажную кипу себе на колени. Мелко перекрестилась, с немалым любопытством читая на первом листе указания своего соколика голове Печатного двора - насчет картинок и прочих украшений будущей книги. Затем осторожно его убрала, и начала раскладывать, сообразуясь с мелкими цифирьками по самому низу листов. Этот сюда, этот положим под него, следующему место наверху, а вот этот в сторонку... Работа спорилась, и листы постепенно укладывались в ровную стопку, начиная напоминать собой толстую рукопись без обложки - пока ей на глаза не попалось название очередной небывальщины:
  - Сказ про то, как служивый из топора кашу сварил. Хмм?..
  Когда через некоторое время в покои пожаловали два стольника с блюдами в руках и кравчий, надзирающий за ними, они весьма удивились - для начала тому, что поставец еще не накрыт скатертью, а затем тихому хихиканию, раздающемуся из дальних комнат.
  - Грхм!
  После нарочито-громкого кашля до них донесся непонятный шум и расстроенное причитание, затем появилась и сама 'хозяйка' покоев -полыхающая нежно-розовым румянцем (и оттого ставшая еще привлекательней), с явными смешинками в серых глазах, а вдобавок еще и непривычно-приветливая.
  - И тебе поздорову, Евдокия Фоминишна.
  Бдительно пронаблюдав за стараниями стольников, а также за тем, как личная служанка наследника отщипнула по кусочку от содержимого всех четырех блюд, кравчий рискнул поинтересоваться у нее причинами столь удивительно хорошего настроения. А заодно, пользуясь представившимся случаем, и познакомиться чуть поближе - в Теремном дворце мно-огие ласкали взглядом столь поздно созревшую красавицу. Некоторые из малых и средних придворных чинов так даже прикидывали, не стоит ли им поухаживать за ней, причем с самыми что ни на есть серьезными намерениями: хоть девица и перестарок, да и род у нее захудал, зато собою вельми хороша. К тому же, будущий государь к ней явно благоволит. С такой-то женой, да при правильном подходе, никакие враги при дворе не страшны!.. Увы, полюбезничать с далеко идущими планами у кравчего не вышло, ввиду прихода хозяина покоев. Чуть разгоряченного недавно окончившейся игрой, слегка запылившегося из-за нее же, и с едва заметным голодным блеском в невозможно-синих глазах: царевич Димитрий, коего все чаще и чаще начинали титуловать исключительно государем-наследником, стремительно прошел сквозь Прихожую, мимоходом кивнув на поклоны. Затем недолго поплескал водой в Опочивальне и вернулся обратно, скинув на ложе свой легкий кафтанчик, шапку и пояс с коротким клинком.
  - Господи, Иисусе Христе, Боже наш, благослави нам пищу и питие молитвами Пречистые Твоея Матере и всех святых Твоих, яко благославлен во веки веков. Аминь.
  В отличие от других царских детей, наследник никогда не проговаривал трапезную молитву наскоро и кое-как - всегда четко и размеренно оглашая все положенные слова. Еще одним отличием было то, что сразу после молитвы все на краткое мгновение чувствовали Его благодать, незримою волною ласкового тепла проходящую сквозь тех, кто стоял рядом с царственным отроком.
  - Кхм?..
  Воспрянувший было духом кравчий исполнился весьма определенных мыслей, решив поиграть с верховой челядинкой если не словами, так хотя бы взглядами, да вот беда: смотрела она только на своего господина, причем не отвлекаясь на что-то другое. Пришлось слегка кашлянуть, в надежде, что это привлечет ее внимание. Что сказать - привлек!.. Вот только внимание это было не ее, а самого наследника: раздраженно бросив маленький нож и вилку с четырьмя зубчиками на стол, юный хозяин покоев весьма непонятно заметил:
  - Бесчестие слуги пятнает и его господина. Или ты желаешь повести ее под венец?
  Недоуменно вскинула голову Авдотья, удивленно переглянулись стольники, а кравчий, едва заметно побледнев, отрицательно замотал головой - в Теремном дворце уже не осталось тех, кто бы и не ведал, чем именно может обернуться темнота в глазах истинного целителя. Или же ложь, изреченная ему в лицо.
  - Помни, кто ты есть, и кому служишь.
  Промокнув краешки губ маленьким рушничком, царевич так же бросил его на стол, полностью потеряв аппетит. Мимолетный жест, наполненный удивительной властностью, и стольники с кравчим едва ли не бегом забрали полупустые блюда, не забыв напоследок согнуться в низких поклонах.
  - Ты веселилась. Над чем?
  Оставшись наедине со своей служанкой, Димитрий Иоаннович разительно переменился, перестав давить своим недовольством и раздражением. Правда, его взрослость и серьезность не по годам так и осталась - но она уже к ней давно привыкла.
  - Узнала, как из топора кашу варить надобно.
  Хмыкнув, мальчик поманил ее за собой, а дойдя до Комнаты для занятий, немного порылся в своих многочисленных записях, и протянул десяток сложенных вдвое листов.
  - Сказ о попе латыньском, и работнике его Балде?..
  Прочитав название, Авдотья перевела вопросительный взгляд на своего господина - а тот, слегка улыбнувшись, пообещал:
  - Понравится еще больше.
  Затем убрал с губ даже намек на улыбку и распорядился доставить к вечеру дюжину больших свечей, кувшин со сбитнем и ведро обычной воды. Как впоследствии оказалось, это был только первый из длинной череды сюрпризов: стоило сумеркам опуститься на Кремль, как царевич тут же кликнул стражу, коей указал перетащить большой стол от окна в самую середку Комнаты для занятий. Затем он внимательно осмотрел принесенные ей свечи, более похожие на восковые поленца в руку длиной, самолично укрепив четыре штуки по углам того самого стола. Наполнил десяток одинаковых плошек (а она-то все удивлялась - куда столько?) разноцветными чернилами, придирчиво осмотрел тот самый большой пук уже очиненных гусиных перьев, достал с верхней полки несколько гладко оструганных палочек разного размера...
  - Заплети в косу.
  Совсем было расстроившаяся Авдотья (мало того, что ничего не понятно, так еще и привычного удовольствия лишили!..) услышав столь ясное и понятное распоряжение, немного приободрилась. А в процессе исполнения оного и вовсе утешилась, ведь рано или поздно волосы придется распускать, после чего основательно расчесывать - вот тогда она и доберет свое.
  - Засов.
  Сходив до двери, ведущей из покоев, она послушно задвинула толстую полоску железа в специально вырубленный паз, а когда вернулась, ее господин как раз расстелил на столе самый большой кусок пергамента. Разгладил его, явно оставшись доволен качеством выделки, затем ненадолго ушел в Опочивальню, вернувшись в легких льняных портках, такой же рубахе и обутым в мягкие теплые черевички. Увязал толстую змею серебристых волос вокруг шеи, благосклонно принял ее помощь в закатывании длинных рукавов и кивнул на ждущие касания огня белые фитили больших свечей.
  - Я буду рисовать подарок батюшке. Сколько - не знаю, но мешать мне нельзя, потому что буду при этом творить особую молитву.
  Немного подумав, хозяин покоев взял с полки свои четки, и обвил ими женскую руку:
  - Поможет не уснуть.
  Показав вначале на кубок, а затем и на кувшин со сбитнем, выдал последнее распоряжение:
  - Чтобы был полон. И за свечами тоже следи.
  Уняв целый ворох скачущих мыслей, служанка только и смогла, что напомнить юному господину что следующий день будет воскресным - а следовательно, в четыре утра ему надо будет идти на заутреню в Успенский собор.
  - Успею.
  Усевшись на татарский манер прямо на голый пол Комнаты, ее хозяин медленно прикрыл глаза. Чуть сдавило виски, затрепыхалось испуганной пташкой сердечко, а потом накатила приятная истома, похожая на ту, когда она возилась с длинными тяжелыми прядями своего соколика - только в этот раз она была заметно сильнее. Выпав из реальности, Авдотья смаковала это ощущение как драгоценное вино, пила и не могла напиться... Пока до нее как-то разом не дошло, что она уже довольно продолжительное время сидит с глупой улыбкой - а юный господин наполняет светлицу ровным шорохом и скрипом пера, довольно уверенно что-то выводя на иссиня-белом пергаменте. Правда, сам он при этом выглядел немного непривычно: лицо странным образом расслаблено, глаза словно бы и не живые, а движения слишком уж уверенные и четкие. Будто и не рисует он, а обводит уже кем-то нарисованное!.. Тихонечко привстав для лучшего обзора, верховая челядинка кинула любопытствующий взгляд на стол, увидев занятный узор из синих ветвистых линий разной ширины, алые кружочки с мелкими надписями вокруг, обильные зеленые штрихи и редкие непонятные значки бурого цвета. Вспомнив об обязанностях, перевела взор на кубок и тут же заполошенно подхватилась с места, осторожно долив из кувшина сбитня. Утерла небольшую лужицу, да так и осталась стоять, наблюдая, как на пустом месте Димитрий Иванович выводит крупные (по сравнению с остальными) буквы, постепенно складывающиеся в очень даже понятную надпись:
   'Варяжское море'.
  А через несколько минут на выделанной телячьей шкуре появились еще две надписи:
  'Хвалынское море' и 'Русское море'.
  Прикрыв для пущей верности ладонью рот, и примерившись (не помешает ли?), Авдотья подшагнула поближе, пытаясь прочитать меленькую-меленькую надпись под одним из самых крупных кружочков:
  'Москва'.
  Чуть передвинула взгляд, изо всех сил вглядываясь, и успешно сложила из отдельных буквиц новое слово-надпись:
  'Спасо-Прилуцкий монастырь'.
  Множество точек-городов, синие нитки рек, мелкие пятнышки озер, зелень лесов - целый мир, с необычайной точностью и красотой проявляющийся на обычном куске пергамента. Понимание того, что происходит прямо на ее глазах, разом переполнило Авдотью гордостью, страхом и благоговением. Ведь с таких горних высей могут глядеть на землю тварную лишь ангелы Господни и сам Вседержитель...
   ***************************************************
  
   Полностью книгу можно прочитать на ЛитРесе: https://www.litres.ru/aleksey-kulakov/