Минимально необходимое воздействие

Книга 3

   Круг второй.

Глава 1.

   23 ноября 1963 года, вечер, продолжение заседания Президиума ЦК КПСС.
   Н.Г.Игнатов: Я предлагаю решить вопрос в духе коллективного партийного управления, сделать должность Первого секретаря по настоящему сменяемой, переизбирать его каждый год.
   Н.В.Подгорный: Это нарушение всех партийных традиций ещё со времён Сталина может подорвать доверие рядовых членов партии к Первому секретарю и Президиуму в целом.
   Н.Г.Игнатов: Вы считаете, что оно не было подорвано на последнем пленуме, когда выяснилось, что не совсем нормальный человек руководил партией? Это мы сейчас знаем, что это не так и некоторые его действия вызваны предсказаниями, но большинство ЦК считает Хрущёва не в своём уме.
   А.Н.Шелепин: Николай Викторович, извините, если я сейчас уклоняюсь в сторону, но когда вы упомянули Сталина, то у меня возник вопрос, не получал ли он тоже подобных писем, уж очень последовательными, а иногда и неожиданными были некоторые его действия. Это я к тому, что история с Д.Ивановым может оказаться гораздо старше, чем мы думаем. А предложение Николая Григорьевича я поддерживаю, как раз отказ от персонификации Президиума в лице Первого секретаря может поднять авторитет Президиума в целом.
   К.Т.Мазуров: Я считаю нужным затронуть другой важнейший вопрос, на предыдущем заседании мы наметили ряд действий, которые отменяют почти все решения Хрущёва последних лет, Совнархозы, разделение обкомов, усиленную поддержку электронной промышленности. Собрались, напротив, усиленно развивать программы строительства танков, самолётов, надводных кораблей, атомных пушек и миномётов, вернуться к программе высадки человека на Луну и так далее. Предлагаю, снова вернуться к рассмотрению сделанного Хрущёвым и, с учётом предсказаний, изучить каждый пункт, прежде чем принимать то или иное решение. Что касается предложения товарища Игнатова, то я его тоже поддерживаю.
   Л.И.Брежнев: Товарищи, не приведёт ли реализация этого предложения к размыванию ответственности? Не станет ли имеющий всего лишь годовые полномочия Первый секретарь принимать только решения с краткосрочной перспективой? Или, наоборот, будет принимать безответственные решения, понимая, что результаты разгребать придётся не ему? Считаю предложение Николая Григорьевича скороспелым и недостаточно продуманным. Михаил Андреевич, что по этому поводу говорит марксистская наука?
   Суслов понимал, что рано или поздно ему придётся высказаться по этому, поднятому Игнатовым "горячему" вопросу. Он ещё раз обвёл взглядом участников заседания. Из тринадцати членов Президиума присутствовали двенадцать, отсутствовал только приболевший Куусинен, все шесть имеющих лишь совещательный голос кандидатов, мнение которых тоже нельзя было сбрасывать со счетов, и председатель КГБ, всего девятнадцать человек. Предложение Игнатова безусловно поддержат Шелепин и Полянский, возможно, Воронов, который всегда ратовал за коллективное управление, всего четыре человека из двенадцати с решающим правом голоса. Группировку Брежнева-Подгорного скорее всего поддержит Косыгин, возможно Шверник, просто, чтобы не менять привычный порядок вещей. Микояну, скорее всего, всё равно, он должен понимать, что ему в любом случае ничего не светит. Остаются Шелест и Кириленко. Без этих писем они бы, наверное, поддержали Брежнева-Подгорного, но сейчас...
   В итоге Суслов разразился одной из своих бессодержательных речей, в которой всё же просматривался общий смысл, что хотя непредвиденные обстоятельства заставляют пересмотреть некоторые устаревшие взгляды, ведь марксистская теория это живое дерево, а не застывший слиток чугуна, но в столь сложных условиях не стоит предпринимать непродуманные, ломающие привычный порядок решения. В общем, было понятно, что или марксистская наука, или Михаил Андреевич, по данному конкретному вопросу определённого рецепта предложить не могут.
   В результате дискуссии прийти к согласию по предложению Игнатова Президиуму не удалось и вопрос решили перенести на одно из следующих заседаний, так как всем присутствующим было понятно, что в настоящее время позиции сторон непримиримы, и единогласие вряд ли возможно. В то же время имеется ряд проблем, которые нужно безотлагательно решать.
   Если до писем-предсказаний казалось очевидным, что почти все решения Хрущёва нужно отменять, то теперь ситуация не представлялась столь однозначной, и предстояла большая работа по отделению зёрен от плевел. Ввиду сложности поднятой темы этому вопросу также решили посвятить отдельное заседание.
   Вернулись к интересующей всех проблеме предсказаний. Кто и как их делает, насколько они всё-таки достоверны, сомневающиеся, несмотря на доклад Семичастного, были, какую позицию должен занять Президиум в отношении Пленума. По вопросу "кто" слово дали председателю КГБ.
   В.Е.Семичастный: Очевидный и, скорее всего, бесполезный шаг для установления личности или личностей отправителей предсказаний, это отправить письмо по указанному на конвертах адресу "Москва, главпочтамт, до востребования, Д.Иванову", проинструктировать нужных работников почты и установить наблюдение. Более перспективным, но и труднореализуемым является вариант опубликовать в "Известиях" статью Д.Иванова и установить наблюдение за почтовыми ящиками. Из десяти писем-предсказаний шесть были отправлены из центральной части города, четыре из других разных районов. Все десять писем были адресованы Алексею Ивановичу Аджубею, хотя целью отправителя был, конечно же, глава государства. Значит, родственные отношения редактора "Известий" и Н.С.Хрущёва были ему хорошо известны. Хотя круг осведомлённых людей довольно велик, определённый смысл в действиях в этом направлении тоже есть.
   Н.В.Подгорный: Товарищи, я считаю, что нужно одобрить предлагаемые председателем Комитета меры по поиску Д.Иванова, тем более, что у меня есть к нему вопросы, на которые хотелось бы получить ответы.
   Возражений со стороны Президиума не последовало, и слово снова попросил Семичастный.
   - Неизвестно, будет ли отвечать Д.Иванов на статью Д.Иванова, если редактором будет не Аджубей.
   Н.В.Подгорный: Это зависит от того, помогает "пророк" именно Хрущёву или нашей стране, не попробуем, не узнаем. Если при настоящем редакторе "Известий" ответа на статью не будет, можно вернуть Аджубея, хотя бы и формально, и повторно опубликовать статью Д.Иванова. Если с этим вопросом всё, то следующий, это достоверность предсказаний. Пока она базируется на рассказах трёх человек, подлинных почтовых штемпелях на письмах и дате убийства Кеннеди. Доказательства, конечно, веские, но возможность мистификации полностью не исключают. У нас есть письма с научными данными по Луне, планетам и генетике. Предлагаю пригласить соответствующих специалистов.
   Возражений опять не было, и Подгорный продолжил.
   - Остаётся вопрос, как быть с Пленумом. Объявлять, что предсказания хрущёвского "письма к съезду" являются истинными, или считать их порождениями больного рассудка.
   Н.М.Шверник: Как можно сообщить Пленуму, что это письмо ничего не значит, если предсказания сбываются?
   Д.С.Полянский: Значение могут иметь только предсказания позже 6 ноября 1963 года, дня раздачи Хрущёвым своего письма. Если внимательно его прочесть, то видно, что существенна только дата смерти Кеннеди, но для неё комитет госбезопасности дал вполне резонное объяснение без всякого предсказания. Дальше идёт смещение Н.С.Хрущёва в 64 году, что не соответствует действительности, потом некий "обезьяний" закон в 67-м и восстание в Чехословакии в 68-м. И то и другое мы можем предотвратить. Вот полёт американцев на Луну мы, скорее всего, предотвратить не сможем, хотя и тут бабка надвое сказала, но его и не нужно предотвращать, здесь Хрущёв прав, пусть тратят деньги. К тому же, до 69-го ещё шесть лет, за это время много что может произойти. В общем, я за то, чтобы сохранить легенду о временном помутнении рассудка у Никиты Сергеевича. А пленум в декабре в любом случае проводить нужно, и легенду подтвердим, и ряд вопросов в связи со всеми этими событиями решать нужно.
   М.А.Суслов: Насчёт декабрьского Пленума согласен, много вопросов есть, мы в суматохе ноябрьского забыли даже Аджубея из состава ЦК вывести.
   Г.И.Воронов: Товарищи, есть же ещё письма с точными научными данными, когда они подтвердятся, как мы будем в глаза членам ЦК смотреть?
   Н.М.Шверник: А как они о них узнают?
   Г.И.Воронов: Николай Михайлович, вы, наверное, невнимательно протоколы допросов Хрущёва, его сына и зятя читали. Хрущёв передал эти научные данные Королёву, его сын Челомею, а кому те успели о них сообщить, мы не знаем. Фактически нужно все контакты Сергея Хрущёва проверять, да и остальных тоже.
   Н.В.Подгорный: Товарищ Семичастный, возьмите вопрос на контроль.
   А.И.Микоян: Нельзя сообщать Пленуму, что "письмо к съезду" содержит истинные предсказания. Сейчас поясню, почему. Дело в том, что на сто процентов мы и сами в их истинности не уверены.
   Это выступление поставило точку в вопросе, что нужно сообщать Пленуму, и без пятнадцати одиннадцать вечера это заседание было завершено.
   ***
   В конце первой декады декабря в Ашхабаде выдалась тёплая погода и только что вернувшийся с декабрьского Пленума ЦК КПСС Первый секретарь ЦК Компартии Туркмении, Балыш Овезович Овезов, отдыхал в небольшом саду своей резиденции, сидя за невысоким круглым столом под сенью мощной ветвистой чинары. Пленум прошёл... необычно. Вообще-то, и предыдущий, ноябрьский, обычным не назовёшь.
   Сначала сошедший с ума от потери своего положения Хрущёв, раздавший участникам Пленума письмо с "пророчествами". После прочтения Балыш Овезович только грустно поцокал языком, лица окружающих его членов ЦК сохраняли соответствующее, удивлённое, скорбно-сочувствующее выражение. Без особых раздумий проголосовав за, как обычно, заранее подготовленные Президиумом решения, глава Туркмении вернулся на родину. Рассказал о событиях на Пленуме членам республиканского ЦК, как снимали Хрущёва, кого выбрали Первым секретарём, примерную расстановку сил в Президиуме, но не о хрущёвском "письме к съезду".
   Содержимым письма поделился только со своей женой Реймой, матерью шестерых его детей, и верным другом. Через полмесяца, утром 23 ноября глава республиканского комитета государственной безопасности лично пришёл в рабочий кабинет Первого секретаря туркменского ЦК, изъял и на его глазах сжёг в большой, подаренной трудящимися Туркмении, керамической вазе злополучное письмо. Интересно, что, в отличие от предупреждённого звонком из Москвы Овезова, причину такого действия высокопоставленный безопасник не знал, или делал вид, что не знает.
   Правда, в этот же день выяснилось, что и сам Овезов настоящую причину не знал, утренним звонком из Москвы его лишь предупредили, что в его обязательном присутствии письмо Хрущёва должно быть уничтожено. Истинная причина стала понятна, когда поступило известие об успешном покушении на президента США, Джона Кеннеди. Балыш Овезович не помчался немедленно к жене, а дождался конца рабочего дня, попросил водителя заехать по дороге в строящуюся школу, и только потом отвезти его домой.
   - Рейма, принеси мне чай на столик под чинарой, и сама со мной посидишь.
   - Ты никому не рассказывала о письме Хрущёва? - спросил жену муж, отпив глоток горячего крепкого чая, и поставив пиалу на стол.
   - Нет, только сестре, под большим секретом.
   - Надеюсь, что у неё окажется не такой длинный язык как у тебя. Вчера убили американского президента Кеннеди.
   - Ой, - Рейма зажала рукой рот, - бегу к сестре.
   - Беги.
   Следующие две недели Овезов прожил как на иголках, а приглашение на Пленум в Москву принял с тяжёлым сердцем. К счастью, всё обошлось, и предсказанию нашлось правильное объяснение, и новые решения Пленум самостоятельно принял. И вот сейчас он снова сидел за столиком в саду и ждал, когда жена вернётся с чайником.
   Наполнив пиалу чаем, Рейма с тревогой ждала, что скажет муж. Долго томить её он не стал.
   - Всё обошлось. Американцы сами убили своего президента. Кто-то проболтался о хрущёвском предсказании, - Овезов грозно посмотрел на жену, - какие-то фанатики узнали об этом и решили исполнить "предсказание". Есть ещё мнение, что этим "предсказанием" воспользовалось ЦРУ, чтобы уничтожить Кеннеди, а потом обвинить Советский Союз, но не вышло.
   - Спасибо, Балыш. Как тебе новый Первый секретарь, ведь добрые отношения с ним важны для Туркмении?
   - А вот тут произошли очень интересные вещи. Игнатов, это новый старый член Президиума, выдвинул предложение переизбирать Первого секретаря каждый год, причём повторно один и тот же кандидат может выдвигаться только раз в пять лет.
   - Вы сразу за это проголосовали?
   - Нет. Потом выступил Подгорный и сказал, что это не общее предложение Президиума, а только некоторых его членов, и Пленум должен решить поддержать его или нет. После него выступил Полянский и сказал, что да, это не предложение всего Президиума, но его большинства. Потом было ещё много выступлений и предложение Игнатова было принято большинством Пленума.
   - Значит, через год в Москве будет другой Первый секретарь?
   - Да, Рейма, ты всё правильно поняла. Скажи, почему тебя это беспокоит? - спросил Овезов встревоженную жену.
   - Не может так случиться, что и в Туркмении и в других республиках Первые секретари будут меняться каждый год?
   - Нет, не думаю, это значит, что и секретарей обкомов следует менять каждый год. Нет, не думаю, - повторил Овезов.
   - Скажи, Балыш, а не может ли это письмо всё-таки быть правдой? Туркмения станет отдельной страной, никто из Москвы не сможет указывать тебе, что делать, ты сам будешь решать как нам жить. Все в Туркмении знают, что ты лучше всех заботишься о нашем народе, никто на твоём месте не сможет так. Народ называет тебя - наш Туркменбаши.
   - Замолчи, женщина, я считал тебя умнее, но твой язык длиннее твоего ума.
   ***
   После отстранения Хрущёва прошло уже больше месяца, но ни о его судьбе, ни о Сергее с Аджубеем я ничего реального не знал. Сейчас, сидя за обедом в институтской столовой, рассеянно думал одновременно ни о чём и обо всём, в том числе и о своей личной жизни. В ней, собственно, ничего не происходит. Отношения с Ириной застыли на мёртвой точке, и это притом, что я вижу, она ко мне неравнодушна, как реагирует на мои "нечаянные" прикосновения и поглаживания. Когда этим летом мы с ней впервые попали на речку, я заметил, что ей не очень понравилось, как на меня смотрели некоторые девушки на пляже. Между прочим, у неё оказалась отличная фигурка. Не то, чтобы я не мог себе её представить под лёгкой летней одеждой, но на пляже всё стало явственнее. А вот мою фигуру она "покритиковала": Глеб, вот эти квадратики у тебя на животе - это пресс, а что у тебя на талии по бокам? Неужели жирком начал обзаводиться?
   - Жирка у меня отродясь не было. Хотя отродясь, это значит с рождения, ладно, поправка, за младенчество не поручусь, но сколько себя помню, ничего лишнего не имел. То, на что ты показываешь, это косые мышцы живота. И такой вопрос мне задаёт специалист по древнегреческой истории и культуре, неужели ты не видела скульптур древнегреческих богов и героев? - по улыбке девушки я понял, что так она пытается шутить.
   - А ты себя кем считаешь, богом или героем?
   - Ага, Хроносом.
   - Повелителем прошлого и будущего?
   - Прошлым повелевать нельзя. Хотя... - я вспомнил отправленную мне из будущего в прошлое Книгу.
   - Значит, ты можешь повелевать будущим?
   - Не повелевать, влиять. Мы все влияем на него своими поступками.
   Попробовать, что ли, сделать решительный заход на Новый Год. Жаль, конечно, если она твёрдо наметила меня в мужья. Иногда я жалею, что современные нравы отличаются от таковых, например, в Российской Федерации 2018 года. Там девушки в двадцать восемь, а то и в тридцать лет, считали себя совсем молодыми и не стремились непременно выскочить замуж, а Ирине вообще только двадцать три, гуляй, не хочу.
   Из летних пляжных воспоминаний я вернулся в настоящую декабрьскую хмарь, не так уж много осталось до Нового Года. В работе наметился прогресс с плавающим затвором, удалось занести заряд в изолированный подзатворный объём, который устойчиво там держится без утечки. Это серьёзный успех на пути к подзатворной памяти. Женя и Вася пока ещё здесь, их уволят переводом только в начале следующего года. Я, как и обещал Красилов, остаюсь на своём месте. Вот, кстати, и он сам, немного запоздал на обед.
   - Глеб, зайди ко мне после обеда, есть разговор.
   Отчего же не зайти, раз начальник просит.
   - Значит, так, Глеб, отбой тревоги, - начальник отдела внимательно посмотрел на меня, как будто хотел прочесть мои мысли. - Михаилу Георгиевичу сообщили сверху, что всё отменяется, в смысле, сокращение финансирования, штатов и прочее. Можешь считать, что нашего разговора о закрытии тем, переводе сотрудников, сокращении площадей, не было.
   - Кажется, понял, линия партии вильнула и вернулась на прежние рельсы. Спасибо за хорошее известие.
   - Пожалуйста. Продолжайте работу как будто ничего не случилось.
   Как же, не случилось, наоборот, случилось, и нечто очень важное. Вот если бы Хрущёв вернулся к власти, тогда всё было бы понятно, а так я вижу только два правдоподобных варианта с одинаковым результатом, либо его раскрыли, либо он сам раскрылся во время или сразу после снятия. Интересно, письма мои ему пришлось показать? Скорее всего, да. И убийство Кеннеди тут кстати, иначе вряд ли бы ему поверили. Вот только кому он их показал, только Подгорному или всему Президиуму?
   В целом, это действительно хорошее известие, после снятия Хрущёва мы с Ефремовым уже не раз ломали голову, как безопасно для себя донести информацию до принимающих решения. Причём оба считали, что круг "посвящённых" надо расширять, Ефремов даже готов был "пожертвовать" собой, не знал только, как сделать, чтобы меня при этом не зацепило. И вот, вопрос, похоже, начал решаться сам собой. Интересно, захочет ли Подгорный или кто-то ещё задать вопрос "пророку"? Я бы на их месте захотел, а способов у них всего два, пора снова начать просматривать "Известия". Другой вопрос, насколько теперь безопасно отправлять из Москвы ответ?

Глава 2.

   - Добрый день, Иван Антонович, - поздоровался я с Ефремовым в это предновогоднее воскресенье.
   - Здравствуйте, Глеб, проходите.
   - Можно, я разуюсь, до Нового Года два дня, а на улице слякоть, как осенью.
   - Конечно. Вы по поводу статьи Д.Иванова в "Известиях"?
   - Да, по ней, ну и вас с наступающим праздником поздравить. На Новый Год подойти не смогу, девушку пригласил к себе в гости.
   - Хорошо. Суть статьи простая, если не обращать внимания на описание сцен сельской жизни, то Д.Иванов задаёт не слишком сильно завуалированный вопрос, какую пользу могут принести нашей стране искусственные спутники Земли.
   - Ответ, в общем-то, очевиден, навигация и связь. Текущим состоянием дел в этой области я специально не интересовался, но думаю, что хватает людей, которые понимают, насколько это перспективно. Что касается военного аспекта, боевых космических платформ с орбитальными лазерами и тому подобного, то эту тему вообще не собираюсь затрагивать, во всяком случае, не в ближайшие несколько десятилетий. Нападение инопланетян в книге имеется, но оно будет через шестьдесят пять лет и в параллельной реальности.
   - Навигация, Глеб, это то, о чём я думаю?
   - Да, в обычном смысле. Определение точного местоположения объекта в привычной форме. Применительно к поверхности Земли это географические координаты и высота над уровнем моря.
   - С какой точностью определялось местоположение?
   - Единицы метров. Математика там простая, требуется определить расстояние от приёмника до навигационных спутников, по минимуму четырёх одновременно доступных достаточно, хотя чем больше, тем лучше. Зная координаты этих спутников, несложно найти радиус-вектор приёмника. Кроме передатчика и приёмника на спутниках должны находиться точные синхронные часы, так как расстояние до спутника определяется по времени запаздывания сигнала, полученного приёмником объекта, ну и сравнительно сложная по нынешним меркам электроника.
   - А зачем на спутнике приёмник? В описанной вами, Глеб, схеме работы такой навигационной системы он, вроде бы, не нужен.
   - А как управлять навигационными спутниками, например, передавать на них корректировочные данные? Для этого нужен третий компонент навигационной системы, наземные контрольные станции.
   - Когда такая спутниковая навигация была реализована?
   - В реальности сверхчеловека начала реализовываться вскоре после создания им разумной машины в начале семидесятых, по косвенным признакам нормально заработала в конце семидесятых, начале восьмидесятых. В реальности Российской Федерации лет на десять позже.
   - Сколько для этого потребуется спутников на орбите?
   - В Книге о количестве спутников ничего не было, я прикинул несколько вариантов, например, на высоте двадцать тысяч километров их нужно порядка тридцати.
   - С навигацией, кажется, понятно, ну а что такое связь и так известно, видимо, речь идёт о теле и радиовещании.
   - Нет, Иван Антонович, имеется ввиду несколько иное, организация спутниковой мобильной связи для доступа в глобальную информационную сеть. Я вам об этом ещё не рассказывал, как-то не пришлось к слову. Речь идёт о небольших переносных телефонах, в некоторых вариантах карманного размера. В обоих известных мне вариантах будущего они были реализованы, причём с какого-то момента в этих телефонах стала находиться полноценная электронно-вычислительная машина. В бесспутниковом варианте связь между этими телефонами осуществлялась с помощью базовых станций, которые как узлы рыболовной сети покрывали территорию региона. Эти базовые станции выполняли функцию своеобразной радиоАТС. С использованием спутников сигналы мобильных телефонов проходили через них, увеличивая зону покрытия. В Книге сверхчеловек обошёлся одной только спутниковой группировкой без наземных станций, правда, реализовал он такую систему связи не на Земле.
   - Глеб, правильно я понял, что вы хотите описать в своём письме все три момента: глобальную навигационную систему, спутниковую и бесспутниковую телефонную связь, глобальную информационную сеть?
   - В принципе да, проблема в другом, нужно ли вообще на эту заметку Д.Иванова отвечать.
   - Видимо, имеется ввиду вопрос нашей безопасности. Хотя главное, это не наша с вами личная безопасность, а достижение цели. Вопрос, что является целью? Очень упрощённо, это построение по возможности справедливого общества, причём такого, в котором человеку, не скажу, что счастливо, это слишком неопределённое понятие, но интересно жить. Отчасти оно описано в некоторых моих книгах, отчасти в ваших рассказах о реальности сверхчеловека середины XXI века. Конечно, и там и там не хватает, мягко говоря, деталей, но самые общие контуры очерчены. Будет ли этому способствовать потеря вами, Глеб, свободы, проживание всей жизни в какой-нибудь персональной шарашке? По моему мнению, нет. Это будет скорее способствовать укреплению власти какого-нибудь человека или более или менее узкой группы людей. Вы стремитесь к построению безэлитарного общества, по моему мнению, потеря вами свободы не приближает к нему, а отдаляет от него. Теперь по конкретной текущей ситуации. Судя по тому, что возобновлено приоритетное развитие микроэлектроники, восстановлен Совет по науке при Совмине, и по некоторым другим действиям Президиума ЦК, Хрущёв передал полученную от вас информацию. Вопрос кому?
   - Естественными выглядят два варианта, либо лично Подгорному, либо всему Президиуму. Если информация передана только Подгорному, то письмо от Д.Иванова можно спокойно отправлять, с соблюдением обычных мер безопасности, конечно, ведь из-за необходимости сохранения тайны, он не может широко привлечь органы КГБ или МВД. Но я считаю более вероятным, что информация передана Хрущёвым всему Президиума, вряд ли Подгорный смог бы единолично отыграть многое из отменённого назад. А в этом случае на Д.Иванова вполне может быть открыта охота.
   - Что вы предлагаете?
   - Повременить с ответом. К тому же редактором "Известий" сейчас работает не Аджубей, заодно и ему немножко поможем, вдруг его вернут на место.
   - Не возражаю, и насчёт отправки письма-предсказания у меня есть одно предложение. Я много времени проработал в Ленинграде, там до сих пор живут некоторые мои друзья и коллеги, кое-кто из них приглашал меня в гости, да и сам я туда давно собирался. Сейчас как раз начал книгу, многие события которой пройдут в этом городе, с удовольствием поживу там пару месяцев, вновь проникнусь атмосферой северной Пальмиры. Так что подготовить и отправить письмо вполне смогу, если, конечно, мы с вами составим точный текст. Уеду я, разумеется, задолго до письма, и, конечно же, без проживания в гостинице. Если отправителя действительно будут искать, то их вполне могут проверить.
   - Хорошо, как вариант это можно рассматривать, а текст письма мы можем продумать прямо сейчас.
   ***
   - Ирина, за новогодним столом в нашей коммунальной квартире будут хорошие добрые люди, мои соседи и коллеги, все работают в нашем институте. Толя с Катей уже были женаты, когда заселялись в свою комнату, Женя с Васей вообще вместе со мной работают, ну и мы с тобой, вот и всё, - я рассказывал девушке о составе скромной новогодней вечеринки по дороге на неё.
   - Женя парень?
   - Нет, девушка. Из-за её имени и фамилии произошёл один забавный эпизод, когда мы с ней впервые увиделись.
   - Какой?
   - Сама у неё спросишь, она тебе расскажет, если захочет.
   - Они с Васей тоже женаты?
   - Нет, она его пригласила в гости так же, как я тебя. Всё, мы пришли, это мой дом, нам с тобой в первый подъезд, номер моей квартиры девять.
   Войдя в подъезд Ирина поняла, почему квартира с небольшим номером оказалась на последнем, пятом этаже, на площадке было только две двери. Открыв ключом квартирную дверь, я повёл девушку к себе в комнату. В почти квадратном коридоре никого не было, небольшой шум доносился только из кухни, и мы без помех прошли ко мне. Я помог Ирине снять пальто, снял свою куртку, на улице было совсем не холодно, и оставил её одну, чтобы она могла переобуться и вообще привести себя в порядок.
   Оставшись в комнате своего парня одна, Ирина осмотрелась. Самой внушительной частью меблировки была широкая, метра, наверное, полтора, кровать у дальней от окна стены. Стол с двумя стульями, одёжный шкаф с зеркальной дверцей, тумбочка и полки с книгами. Ничего лишнего, если не считать слишком большую кровать, в комнате одинокого мужчины не было. Потратив на себя немного времени, девушка вышла в коридор и двинулась в сторону кухни, откуда раздавались весёлые молодые голоса.
   - Здравствуйте.
   - Здравствуй, вразнобой поздоровались с ней двое незнакомых парней и столько же девушек.
   - Это Ирина.
   - Ирина, это Катерина, Анатолий, Евгения и Василий.
   - Очень приятно.
   - Взаимно.
   На этом представление гостей и хозяев закончилось, и через несколько минут обстановка была уже вполне непринуждённой.
   - Женя, - обратилась Ирина к невысокой темноволосой девушке, расставляющей на столе тарелки, - Глеб говорил, что вы с ним смешно познакомились, не расскажешь мне, как?
   - Да, мы тоже с интересом послушаем, - присоединились остальные.
   - Мне тогда было не до смеха. Я пришла с большим чемоданом в выделенную мне комнату общежития, открываю дверь, а там на широченной кровати сидит здоровенный парень в трико и говорит: "Я жену сюда не заказывал", - переждав смех, Женя продолжила. - Потом он, конечно, извинился за шутку и помог мне занять другую комнату.
   - Откуда в общежитии "широченная" кровать?
   - Я позже сообразила, что он составил её из двух, видимо любит просторно спать.
   - Я тоже это заметила, - подтвердила Ирина.
   До 24:00 ещё было время, компания ужинала, делилась воспоминаниями о недавних студенческих временах, строила планы на будущее. Само собой подразумевалось, что оно будет светлым и неразрывно связанным с будущим всей страны. Это я знаю, что над нами нависает тёмная туча, которая может разбить их надежды и мечты градом нерешённых вовремя проблем. Оптимизм работающих в нашем институте технарей понятен и объясним, они видят, что с каждым днём мы продвигаемся вперёд, создаём всё более совершенные технологии и технические устройства. С гуманитариями сложнее, они наблюдают только результаты технологий, зато могут лучше понимать социальные изменения в жизни общества.
   - Ирина, как ты представляешь себе жизнь при коммунизме, в том числе и на бытовом уровне?
   - А ты сам?
   - От себя пока ничего не скажу, приведу слова одного пожилого человека, моего хорошего знакомого: "По возможности справедливое общество, в котором интересно жить".
   - Ладно, попробую ответить. Возможность заниматься интересной работой не заботясь о материальном благополучии. Чтобы эта моя работа была нужна людям. Чтобы моя страна была самой лучшей в мире, но при этом у меня была возможность свободно поехать в любое место Земли. Любить и быть любимой, впрочем, это совсем личное. А как, Глеб, по-твоему, должно быть организовано общество при коммунизме?
   - Я не слишком хорошо разбираюсь в устройстве общества в целом, могу лишь попытаться обрисовать производственно-экономическую сторону этого устройства, но это довольно нудный рассказ.
   - Ничего, мы потерпим, да, девочки? - Женя спросила согласия женской части общества, подразумевая, что мужская часть не станет перечить, и тут же получила его.
   - До Маркса доминировал взгляд на исторические события, как на результат случайных действий сильных личностей. Маркс впервые дал научное обоснование ходу истории, как детерминированному процессу, основанному на борьбе классов. Соответственно, коммунизм по Марксу, это первая попытка научной организации общества. Как это может в идеале выглядеть в нашей стране? Повторю, я коснусь только производственно-экономической стороны. Сквозное планирование, когда планируется абсолютно всё, от объёма выработки электроэнергии и выплавки стали до номенклатуры и количества пуговиц. Чтобы не возникало ситуации, когда в большом количестве производятся товары народного потребления, которые никто не покупает, а вместе с тем не хватает тех, которые требуются, нужно непрерывное изучение спроса и достаточно оперативное на него реагирование. Значит, планирующий центр должен в каждый момент времени, с одной стороны, располагать полной информацией, что имеется в стране, производственные мощности каждого завода, сколько готовой продукции и комплектующих находится на его складах, что и в какой стадии находится в процессе производства, что хранится в магазинах и других хранилищах, что и где находится в процессе транспортировки. С другой стороны, планирующий центр должен располагать исчерпывающей информацией о потребностях. В идеале коммунистическая экономика должна работать как отличный хронометр, где каждая деталь точно выполняет свои функции. В общем, как-то так. Я полагаю, что почти все присутствующие представляют, какие для этого потребуются вычислительные мощности, и насколько развита должна быть связь. Зато будет достигнута немыслимая для современного капитализма эффективность.
   - Глеб, но будет ли в таком обществе интересно жить? - поёжилась Ирина.
   - Я же предупредил, что веду речь только о производственно-экономической части. Кстати, о твоём желании посмотреть на жизнь в других странах, здесь тоже есть и практическая сторона. Нашим производственникам было бы тоже полезно поездить по развитым капиталистическим странам, посмотреть какие там производятся товары, не для того, чтобы их скопировать, а сделать свои, лучшие.
   - Ладно, Глеб, Ирина, хватит скучных разговоров, до Нового Года осталось пять минут, пора открывать шампанское.
   Где-то через полчаса нового, 1964 года, пары разошлись по своим комнатам, правда, планы у них были разными.
   Ирина устроилась на стуле в моей комнате и слегка вытянула ноги вперёд.
   - Устала?
   - Немного, весь день сегодня на ногах.
   - Так разуйся. Давай, я помогу тебе снять туфельки, - не дожидаясь ответа, я присел рядом и расстегнул ремешки.
   - От усталости ног помогает массаж икроножных мышц, если хочешь можно попробовать, у меня неплохо это получается, - я бережно охватил руками гладкую кожу стройной ножки.
   - Хочу попробовать, только откуда у тебя такой навык?
   - Ты забыла, что я спортсмен? А у нас проблемы с мышцами случаются. Массаж получится лучше, если нога занимает горизонтальное положение, для этого тебе лучше пересесть на кровать, чтобы выпрямить ноги.
   - Хотела спросить, откуда у тебя любовь к широким кроватям, - спросила девушка, пересаживаясь. - А что, очень удобно, где ты её взял?
   - Наверное, после того, как я пять лет спал в общежитии на узкой. Эту сделал сам, - ответил я, приступая к массажу, одновременно предваряя занятие, имеющее приятное начало и приятный конец.
   Правда, с приятным окончанием дело на этот раз не задалось. Сразу после "начала" я услышал болезненный женский "ой" и через секунды почувствовал там лишнюю влагу. Вот чёрт, девственница в 23 года, не ожидал, хотя и понял теперь кое-что в её поведении. Я осторожно отвалился в сторону, не зная, что говорить.
   - Почему ты... прекратил? - спросила девушка, сведя ноги.
   - Не хочу продолжать делать тебе больно, как говорил твой любимый Аристотель: "Человек не равен животному".
   - Он говорил не совсем так: "Человек не может быть равен животному, он либо много лучше него, либо много хуже". Что мне сейчас делать?
   - Советую идти в ванную.
   - Как?
   - В квартире сейчас нет никого кроме нас, все ушли на Красную площадь и вернутся не скоро, так что можешь идти голышом, или, для душевного спокойствия, завернуться в простыню, ей всё равно конец.

Глава 3.

   После ванной, мне, разумеется, потом тоже пришлось её посетить, Ирина лежала рядом со мной, приткнувшись к моему левому боку. Её поползновение отправиться домой я немедленно пресёк: Хоть ты и сильная девочка, но отправляться сейчас в дорогу нам ни к чему. Постарайся просто уснуть.
   - Ты считаешь меня сильной?
   - Для твоего веса, да. У тебя хорошие, хоть и небольшие мышцы.
   - В школе я занималась фехтованием.
   - А вот во врачебно-физкультурном диспансере мне доводилось видеть самую слабую на моей памяти девушку.
   - Кто это был, и почему ты так решил?
   - Одновременно с нами там проходили обследование шахматистки. Не знаю зачем, но их тоже проверяли на становую тягу, это когда тянешь вверх двумя руками присоединённые к динамометру ручки.
   - Я знаю, что это такое, хотя тянуть эту штуку мне не приходилось.
   - Так вот, я после этого испытания узнал у медсестры их результаты. У всех кроме одной они были обычными для молодых женщин, но эта одна меня поразила, её становая тяга составила 20 килограммов.
   - Это очень мало?
   - Невероятно мало, возможно, у неё какая-то проблема со здоровьем.
   - А как думаешь, сколько будет у меня?
   - Не меньше твоего веса.
   - А у тебя?
   - Больше моего тройного веса. Сразу скажу, это очень высокий результат.
   - Ну да, со скромностью у тебя всё в порядке.
   Под этот умиротворяющий разговор ни о чём мы и уснули.
   Проснулись поздно, почти в девять утра, но все остальные в нашей квартире ещё спали, благо, что первое января выходной день. Позавтракали тем, что оставалось после вчерашнего ужина и вернулись в мою комнату собираться, Ирина должна была встретиться с подругами в своём общежитии.
   - Как ты себя чувствуешь? - я, наконец, догадался задать этот вопрос.
   - Неплохо, неидеально, но сносно, - она, конечно, поняла, что я имею ввиду. - Иногда я завидую вам, мужчинам, что вы избавлены от этих проблем.
   Она сказала "проблем", а не "проблемы", значит...
   - Ирин, давно хотел передать тебе одну вещь, но не было удобного случая, сейчас он, наверное, наступил.
   Я достал из шкафа небольшой свёрток в обычной коричневой упаковочной бумаге, и вручил его девушке.
   - Это новогодний подарок?
   - Ну, на подарок он не тянет, просто полезная, надеюсь, вещь, изделие одной малоизвестной артели. Внутри есть техническое описание и инструкция по эксплуатации. Нет, нет, здесь открывать не нужно, сделаешь это дома.
   Проводив девушку до общежития, и договорившись встретиться во второй половине дня, я отправился в гости к Ефремову, чтобы поздравить его с наступившим Новым Годом, и заодно кое-что обсудить.
   Иван Антонович оказался дома не один, поздравить с праздником и его и Таисию Иосифовну мне удалось, а вот обсудить что-нибудь серьёзное, нет. Зато провёл несколько часов в благожелательной дружеской атмосфере, ну и вкусно пообедал.
   За Ириной зашёл в общежитие около трёх часов дня. В комнату к ней вахтёр меня не пустила, пришлось ждать пока вызовут, причём ждать немало, минут, наверное, пятнадцать. Появилась она не одна, а вместе со стайкой девушек в количестве четырёх, видимо, это и есть её подруги, с которыми у неё была назначена встреча. Уже издалека я заметил, что, судя по бросаемым на меня взглядам, все они испытывают ко мне живой интерес. Любопытно, с чего бы это, не припоминаю, чтобы я пользовался таким успехом у женщин, если, конечно, не считать моих спортивных болельщиц. Тем более, что две из них мне знакомы, видел в библиотеке, и никакого особого интереса они ко мне не проявляли. Объяснение может быть только одно, наша с Ириной прошедшая ночь. Интересно, что она такого им наговорила, чтобы вызвать подобную реакцию, притом, что почти ничего, кроме факта потери невинности, этой ночью и не было.
   Быстрое знакомство, перечень имён, поздравления с праздником, тут же прощание, и вот мы с Ириной вдвоём идём по улице.
   - Глеб, ты поставил меня в неудобное положение, - с сердитым видом произнесла девушка
   - Какое, конкретно, положение ты считаешь неудобным? - не понял претензии, вроде бы, ничего особенного я не делал.
   - Подруги захотели посмотреть твой подарок, мы развернули бумагу и не смогли сразу понять что это такое. Потом прочли то, что ты назвал "Техническим описанием" и инструкцией.
   - Но я же тебе говорил, что это не подарок. Не сказал, что предмет женской гигиены, в смысле, двадцать предметов, потому что хотел сделать сюрприз... ха-ха-ха, - я не удержался от смеха, представив удивление девушек. Теперь их взгляды стали мне понятны. - Инструкцию писал не я, а дядя Ваня, председатель артели-изготовителя, и в ней нет ни одного нецензурного слова.
   - Да, но каков стиль и слог! - Ирина не смогла сохранить сердитый вид и тоже рассмеялась. - Жаль только, что с ними познакомились две девушки с моей работы.
   - Зато охват шире, я не знал, как тактично внедрить новое изделие в широкие массы, а тут всё сложилось наилучшим образом.
   - Да, с тактичностью у тебя, Глеб, примерно также, как и со скромностью.
   ***
   Сегодня у Жени, наконец, случился прорыв в создании натрий-ионного аккумулятора, сработала моя идея установить экран между анодом и катодом. В качестве экрана была использована пропитанная электролитом тонкая деревянная пластина. Хотя было понятно, что дерево для экрана далеко не самый лучший материал, аккумулятор начал более или менее устойчиво работать.
   На волне относительного успеха я решил обратиться к начальству с несколькими просьбами.
   - Александр Викторович, машину надо менять, - я зашёл в кабинет Красилова с очередной сгоревшей лампой в руках, - и дело не только в том, что М-20 сейчас больше ремонтируется, чем работает, но и в недостаточной мощности.
   - На что менять?
   - На М-22. Она, конечно, тот ещё гибрид, но у неё на порядок выше быстродействие и настолько же больше оперативная память, да и с надёжностью дело обстоит получше.
   - Это всё?
   - Нет, я хочу сделать следующий шаг в автоматизации проектирования, перейти от расчёта электрических схем к их печати на бумагу. Мне нужно устройство символьной и графической печати в одном лице. Разработанный у Лебедева игольчатый принтер печатает только символы, если вы помните, они для него заказывали у нас микросхемы ППЗУ, но его вполне можно использовать и для графической печати. Схема управления существенно изменится, но в принципе ничего невозможного там нет. Правда, матрица иголок печатающей головки у них 8х8, а хотелось хотя бы 16х16, в общем, предлагаю его у них заказать.
   - Теперь всё?
   - Для начала, да.
   - Готовьте ТЗ на печатающее устройство, а насчёт новой машины я переговорю с директором, действительно пора уже менять устаревшую технику. Вы в курсе, Глеб, что в Зеленограде во втором квартале планируется начать выпуск микроэлектронных компонентов для калькулятора?
   - В общем-то, слышал, но точных сроков не знал. А где будут собирать сами калькуляторы?
   - Сначала планировалось в Риге, но сейчас наверху переиграли и, по крайней мере, первые партии будут собирать в Зеленограде.
   Интересно, это случайное совпадение или Президиум ЦК воспринял мои предсказания всерьёз и на всякий случай готовится к распаду Союза, сосредотачивая высокие технологии в центре? Вряд ли, конечно, не должны они готовиться к поражению.
   ***
   После декабрьского Пленума пятничные встречи Семичастного и Шелепина в городской резиденции последнего стали регулярными. Иногда к ним присоединялись Игнатов или Полянский, иногда и они оба. Первый секретарь ЦК Подгорный об этом, разумеется, знал, но относился терпимо, в новых условиях, когда срок полномочий Первого секретаря исчерпывается одним годом, создание против него какого-либо заговора потеряло смысл.
   Сегодня, 10 января 1964 года на посиделки к Шелепину прибыл один только глава Комитета государственной безопасности.
   - Володя, есть что-то новое по "пророку"?
   - Есть, но не то, что ты думаешь. Как ты знаешь, 12 декабря на главпочтамт на имя Д.Иванова было отправлено письмо "до востребования". Оно пролежало там две недели, а 27-го адресат его получил.
   - Кто?
   - Некто Дмитрий Олегович Иванов, возраст тридцать два года, работник отдела снабжения треста "Череповецметаллургстрой". Заранее проинструктированная работница почты вручила ему письмо, поскольку фамилия и инициал имени совпали.
   - Что было в этом письме?
   - Тот же вопрос, что и в последующей газетной статье "Известий", только в немного другой форме, на случай, если оно попадёт случайному человеку. Там было написано, что газета проводит экспериментальный опрос общественного мнения на тему "Какую пользу могут принести нашей стране искусственные спутники Земли", и просит отправить ответ письмом в газету. Получив письмо, товарищ Иванов отправился по месту своего временного проживания, в гостиницу "Золотой колос".
   - Видимо, случайный человек?
   - Да, конечно. Тем не менее, за ним было установлено постоянное наблюдение. И знаешь, что самое интересное? Он написал ответ в редакцию "Известий", в котором предложил фотографировать со спутника территорию Америки, чтобы в случае войны нанести удар по местам расположения американских атомных ракет. Вообще, считаю, что действия по этому направлению не имеют никакого смысла.
   - А что со статьёй в "Известиях"?
   - После опубликования в "Известиях" статьи Д.Иванова было организовано наблюдение за всеми почтовыми ящиками, почтовые отправления из которых поступали в те отделения связи, которые обрабатывали прежние письма-предсказания. За каждым ящиком одновременно следили два наблюдателя, снабженные биноклями. Всем наблюдателям был заранее предъявлен вид конверта с написанным печатными буквами адресом. Со дня опубликования в "Известиях" статьи Д.Иванова прошло две недели, но никакого письма в редакцию от него не поступило. Это уже в полтора раза превышает максимальный прежний десятидневный срок реакции.
   - Вывод?
   - Возможны несколько вариантов:
   1)"пророк" вообще прекратил выдавать предсказания;
   2)выдаёт их только через Аджубея;
   3)выдаёт их только Хрущёву во главе страны через Аджубея;
   4)выдаёт их только Хрущёву во главе страны через кого угодно.
   - По-моему, Володя, возможен ещё вариант, что "пророк" держит паузу, пытается разобраться, что у нас произошло, ведь смещение Хрущёва случилось на одиннадцать месяцев раньше, чем предсказано.
   - Это не должно было смутить "пророка", понятно, что знание будущего позволяет его изменить.
   - Может быть, он рассчитывал, что Хрущёв, наоборот, продержится дольше, и случившееся стало для него неожиданностью. Что ты предлагаешь?
   - Если "пророк" общение с нами прекратил, то единственное, что остаётся делать, это искать его на основании тех сведений, которые мы имеем. Этот вариант пока откладываем, как неконструктивный. Предлагаю выждать ещё неделю, если ответа не будет, то вернуть Аджубея на должность главного редактора "Известий".
   - А если и в этом случае ответа не будет, то восстановить в должности Хрущёва?
   - Шутку понял. Даже для восстановления Аджубея потребуется решение Президиума ЦК, а возвращение Хрущёва превратит в посмешище сам Президиум, да и вообще всё руководство партией.
   - В общем так, ждём до четверга, если письма-предсказания не будет, то в четверг, на очередном заседании Президиума, я ставлю вопрос по Аджубею.
   - Хорошо, Саша, я и сам собирался это предложить.
   - Хочу ещё знать, что относительно возможности и достоверности предсказаний может сказать наша наука. Пока что в курсе событий, да и то не полностью, только два её представителя, Королёв и Челомей. Сможешь пригласить их к себе на завтра, скажем, часов на двенадцать?
   - Да, смогу, они оба в Москве, только зачем? Вы же уже приглашали их для разговора на Президиум?
   - Хочу поговорить с ними ещё раз в спокойной располагающей обстановке, да и со встречи в Президиуме порядочно времени прошло, мало ли до чего они додумались.
   Поскольку обстановку допросных комнат КГБ спокойной и располагающей назвать было нельзя, то беседа состоялась в кабинете его председателя.
   - Здравствуйте, Сергей Павлович, Владимир Николаевич, присаживайтесь.
   - Здравствуйте, - оба генеральных конструктора в общем-то понимали, зачем их пригласили в кабинет Семичастного, и не удивились, увидев там и Шелепина.
   - Полагаю, товарищи генеральные конструкторы, что вы догадываетесь о причине нашей сегодняшней беседы, - начал разговор Шелепин. - Мы хотим знать, насколько всё же достоверны, по вашему мнению, изложенные в переданных вам Хрущёвым письмах предсказания будущего. Сергей Павлович, слушаем вас.
   - Строго говоря, с моей точки зрения достоверность равна нулю. Письма Никита Сергеевич передал мне 5 ноября 1963 года, следовательно, всё "предсказанное" до этой даты можно не принимать во внимание. Сведения о пилотируемых полётах американцев на Луну с 1969-го по 1972-й год пока ещё не подтвердились, так что их тоже можно не принимать во внимание. Остаются данные по Луне, Венере и Марсу. Если они подтвердятся, то это, конечно, неопровержимые факты, но предсказание будущего они никоим образом не подтверждают, а говорят о другом, что кто-то побывал на этих небесных телах. Учитывая, что ни мы, ни американцы там точно не были, остаются только два варианта: либо Хрущёву передали сведения сильно опережающие нас в развитии инопланетяне, либо были расшифрованы сохранившиеся записи давно исчезнувшей Земной цивилизации, также в прошлом значительно нас опередившей. Я исхожу из содержания тех писем, которые мне известны, хотя от Хрущёва знаю, что были и другие.
   - О других письмах пока говорить не будем. Когда мы сможем получить эти самые сведения о Луне, Венере или Марсе? - в ожидании ответа Шелепин посмотрел на обоих конструкторов.
   - На пицундском совещании в 62 году было принято решение отказаться от пилотируемого полёта на Луну и исследовать её автоматическими межпланетными станциями, - подхватил эстафету Челомей. - Монтаж стартового комплекса в Байконуре завершён в декабре 63-го, первый старт двухступенчатой УР-500 запланирован на февраль этого, а четырёхступенчатой на 65 год, с тем, чтобы не позднее 68-го можно было доставить с Луны образцы грунта. Так что подтвердить или опровергнуть информацию письма можно только в 68-м или 67-м году, вряд ли раньше.
   - Когда в 62-м Хрущёв решил отказаться от проекта Н-1 и пилотируемой лунной программы, то наше КБ решило сосредоточить усилия на исследовании Венеры. Сейчас как раз наступает благоприятное окно для полёта. Мы подготовили четыре старта, а с учётом переданной мне Хрущёвым информации об условиях на поверхности Венеры, 100 атмосфер и 500 градусов по Цельсию, доработали и ещё дорабатываем спускаемые аппараты. При удаче сможем получить информацию уже в этом году, - высказал свои возможности Королёв.
   - Хорошо, теперь прошу ознакомиться с остальными письмами, - Шелепин перевернул и передвинул к конструкторам лежащие перед ним листки бумаги.
   Прочтение и осмысление прочитанного заняло у них около четверти часа, первым решил высказаться Королёв.
   - Значит, убийство Кеннеди было точно предсказано, когда и как. Это меняет дело, слишком уж много совпадений. Значит, всё-таки машина времени?
   - Теоретически, наверное, возможен и другой вариант, расчёт будущего с учётом всех существенных факторов, - предложил свою версию Челомей. - Я исхожу из того, что мощность электронно-вычислительных машин быстро растёт и неизвестно, каких высот она могла достигнуть у инопланетян.
   - Сомнительно, слишком велико количество факторов, одних людей на Земле три миллиарда, - покачал головой Королёв.
   - Не думаю, что действия любого из трёх милииардов могут существенно повлиять на историю, вообще, считаю, что количество таких влияющих людей весьма ограниченно.
   - Не скажите, Владимир Николаевич, кто знал этого Освальда, а он раз, и повлиял на историю, да и фактор людей далеко не единственный. Думаю, что вариант машины времени всё же предпочтительней, как это ни невероятно.
   - Ладно, допустим. В одном из писем, предсказатель фактически прямо настаивает на развитии микроэлектроники, зачем ему это нужно?
   - Например, его машина времени сломалась и для ремонта нужна совершенная электроника, далеко превосходящая современный уровень человечества. Или она нужна для ремонта потерпевшего аварию космического корабля.
   - Что вы можете предложить? - Шелепин остановил спор специалистов.
   - Задать какой-нибудь конкретный вопрос на достаточно близкое будущее, который зависит от уже изменившегося хода истории. Если "пророк" сможет на него ответить, значит, его машина времени исправна, и вообще, она есть.
   Задать то можно, подумал Семичастный, вот только как получить ответ?

Глава 4.

   Традиция со времён Хрущёва каждый четверг проводить заседания Президиума ЦК была его обновлённым составом сохранена. На очередное заседание 16 января по предложению Шелепина первым пунктом повестки дня был вынесен вопрос о пророчествах. С докладом о текущем положении дел выступил председатель КГБ Семичастный.
   Он доложил о принятых мерах по поиску "пророка" и о полном отсутствии результатов, в том числе, игнорирование им статьи Д.Иванова в газете "Известия". Первым в прениях выступил Александр Николаевич Шелепин.
   - Мне представляется, что нам нужно принять принципиальное решение, есть ли вообще смысл получать пророчества? Для этого мы можем оценить пользу и/или вред, которые они нам уже принесли. Сначала положительные итоги: 1)Карибский кризис - здесь уверенность Хрущёва в его благополучном разрешении позволила занять твёрдую позицию и заставила США признать нас равной в военном смысле державой и, в конечном итоге, снизить международную напряжённость, отодвинуть угрозу третьей мировой войны; 2)предупреждение о сильной засухе прошлого года несколько снизило возможные издержки; 3)восстановление артелей тоже можно считать скорее положительным результатом, оно несколько смягчило ситуацию в сфере товаров народного потребления; 4)отставка Н.С.Хрущёва на год раньше позволила, наконец, приступить к реально коллективному управлению страной вместо волюнтаристского. Спорные итоги: 1)отказ от пилотируемой лунной программы сэкономил большое количество средств, но приведёт к тому, что первым, кто шагнёт на иное небесное тело, будет не гражданин СССР; 2)большие капитальные и иные вложения в микроэлектронику позволили опередить в этой области капиталистические страны, об этом подробнее может рассказать Леонид Ильич, который два года курировал эту отрасль и курирует её сейчас, но привели к сокращению танковой и некоторых других военных программ; 3)некоторые научные сведения, неизвестные современной науке, пока не получили подтверждения или опровержения. Отрицательные итоги: 1)нанесение ущерба авторитету Президиума ЦК в результате демарша Хрущёва при его отставке; 2)подрыв уверенности Президиума, а возможно и части всего Центрального Комитета, в исторической победе социализма над капитализмом.
   - Спасибо товарищу Шелепину, что он не забыл упомянуть о моем скромном вкладе в развитие микроэлектронной науки и промышленности, - саркастически заметил Брежнев, - но хочу внести некоторые уточнения. По оценкам наших ведущих учёных мы не только на пять лет опережаем США в этой области, но и уже добились ряда конкретных результатов. Созданы ранее невиданные в мире приборы, высокую оценку нашей работе дали ракетчики, авиаторы, другие военные и гражданские специалисты. В намеченные сроки будут созданы микропроцессоры и другие микросхемы, что позволит в следующей пятилетке приступить к запланированной модернизации нашей промышленности. Так что я считаю этот итог взаимодействия с предсказателем, кем бы он ни был, не спорным, а положительным, и в целом поддерживаю продолжение с ним контакта.
   - Относительно ущерба авторитету Президиума из-за действий Хрущёва, то это скорее падение авторитета самого Хрущёва, а действия Президиума, организовавшего его отставку, были в глазах Пленума, напротив, вполне оправданными, разве что чуть-чуть запоздавшими, - высказал своё мнение Председатель совета министров РСФСР Геннадий Иванович Воронов. - Что касается "подрыва уверенности в исторической победе социализма", то я никакого подрыва уверенности не ощущаю, считаю лишь необходимым принять правильные меры, чтобы эту победу обеспечить. В частности, задать предсказателю правильные вопросы, например, спросить, как получилось, что в плановой социалистической экономике дело дошло до карточек на продукты по прошествии более 60 лет после Октябрьской революции.
   В результате дальнейшего обсуждения было принято единогласное решение о продолжении контактов с "пророком".
   Слово снова попросил Семичастный, и предложил, во-первых, для восстановления контакта с предсказателем вернуть на прежнюю должность Аджубея и опубликовать в "Известиях" ещё одну статью Д.Иванова, во-вторых, поскольку возможности "пророка" неизвестны, в качестве жеста доброй воли временно остановить в отношении него какие-либо мероприятия, в частности, снять наблюдение с главпочтамта и почтовых ящиков.
   Эти предложения председателя КГБ, как и содержание будущей статьи в "Известиях", были также утверждены, и Президиум перешёл к следующему вопросу повестки дня.
   ***
   На этой неделе произошло сразу два события: 20 января очередной номер "Известий" вышел с новым (старым) главным редактором А.И.Аджубеем, а 22 января в газете появилась новая статейка Д.Иванова, притом, что и на предыдущую Ефремов должен был ответить только в начале февраля. То есть, нам отправили новый вопрос, не получив ответ на предшествующий. Восстановление в должности Аджубея недвусмысленно заявляет о том, что новая власть желает восстановить диалог с предсказателем. Я не могу безопасно проверить восстановили ли его на самом деле, но это не имеет существенного значения, важен лишь факт намерения Президиума ЦК.
   В самой статье Д.Иванов рассуждает о преимуществах планового ведения хозяйства при социализме и к какому изобилию разнообразных продуктов и товаров, и в целом замечательному будущему оно приведёт нашу страну лет через тридцать.
   Что имеется ввиду? Срок тридцать лет не мог быть выбран случайно, именно тогда произойдёт распад Советского Союза и реставрация капитализма. И слова о продуктовом и товарном изобилии на фоне предсказания о продуктах по карточкам тоже, конечно, не случайны. Скорее всего, смысл вопроса - как в условиях плановой экономики при отсутствии большой войны, спецоперация в Афганистане на неё никак не тянет, страна докатилась до дефицита всего и вся. Президиум, наконец, добрался до одного из главных вопросов. Осталось правильно на него ответить, жаль посоветоваться не с кем, Ефремов-то в Ленинграде.
   Собственно, на этот вопрос я уже пытался ответить Ирине во время новогодних посиделок. Но тот мой ответ годится только для некоего идеального состояния общества при неограниченных вычислительных ресурсах и совершенных средствах связи. Некоторое подобие этого было описано в хранящейся в моей памяти Книге, причём постепенное приближение к идеальному планированию в параллельной реальности началось после полноценного вступления в строй разумной машины и развивалось вместе с её развитием и совершенствованием информационной сети.
   Сейчас существуют только средства связи в виде телеграфа, телефона, радио и почты, и примитивные ЭВМ, по существу, с этими средствами связи не интегрированные. А если бы они были с ними интегрированы, то утонули бы в огромном по сравнению с их мощностью потоке информации. К тому же, достаточно быстродействующих и ёмких средств хранения машинных данных тоже нет. По сути, сейчас идёт переходный период от директивного ручного планирования к более гибкому автоматизированному, а потом и вовсе с решающим участием разумных машин. И продлится этот период несколько десятилетий, а сколько именно зависит, в том числе, и от темпов развития микроэлектроники.
   Проблема в том, что я совершенно не разбираюсь в современном планировании, лишь как обычный гражданин вижу результаты некоторых его просчётов, например, висящие рядами в ГУМе унылые зимние пальто, которые никто не покупает. Причём, насколько мне известно, их будут всё равно продолжать производить до конца пятилетки. То есть, соответствующим предприятиям установлен план, они его успешно выполняют и у них всё хорошо. Ну, здесь хотя бы в области товаров народного потребления рецепт понятен, изучение спроса и действующая обратная связь, и это, наверняка, всем и без меня хорошо известно.
   Вопрос, почему планирование вообще эффективно работало в условиях отсутствия нормальной обратной связи? Ответ, видимо, заключается в догоняющей экономике, когда было точно известно, что нужно делать - как можно быстрее скопировать существующие технологии, воссоздать производственные цепочки, от добычи сырья и выработки энергии до готовой продукции.
   Ещё одна вещь, про которую я знаю, называется приписки/недописки, подача неверных, завышенных или заниженных сведений о количестве собранного урожая, произведённой продукции, перевезённых грузов и т.п. В этом случае в сложной кибернетической системе начинает курсировать ложная информация, на основании которой вырабатываются неточные сигналы управления, и при отсутствии эффективной обратной связи ошибки системы нарастают, сигналы управления становятся полностью неадекватными и система идёт вразнос. Но это всё, опять же, должно быть современным специалистам прекрасно известно.
   Больше ничего в голову не приходит, так что придётся либо писать общеизвестные вещи, либо вообще не отвечать на эту статью. Ладно, до 1 февраля, условленного дня, когда Ефремов отправит из Ленинграда своё письмо, время на принятие решения ещё есть.
   На работе же дела идут более или менее нормально, три дня назад нам вернули уже вторую партию микросхем, побывавшую в открытом космосе, практически за пределами магнитосферы Земли. Эта вторая партия, как и первая, находилась в составе тестового работающего устройства, но была доработана с учётом результатов исследования первой. Общий вывод, к которому пришло руководство, и который мне давно известен из Книги: да, требуются определённые технологические и архитектурные ухищрения, но в принципе, микросхемы в космосе работать могут.
   Чего я не знаю, так это известно ли уже нашим специалистам, что защита от космической радиации с помощью тяжёлых элементов бесполезна, а с помощью лёгких её можно уменьшить где-то на порядок. Автор хранящейся в моей памяти книги боролся с ней ещё и с помощью магнитного поля, но подробности и конкретные результаты в книге не описаны. Надо будет осторожно узнать, как со всем этим обстоят дела в настоящее время.
   В разработке натрий-ионного аккумулятора отчётливо виден прогресс, использование в буквальном смысле слова деревянного экрана, позволило сдвинуть исследования с мёртвой точки, и создание работоспособного устройства теперь дело времени. Говорить о том, что они подоспеют к выпуску первых калькуляторов, разумеется, не приходится, но получение годных аккумуляторов в течение нескольких ближайших лет кажется мне вполне реальным.
   ***
   3 февраля 1964 года произошло ожидаемое событие: председателю КГБ Семичастному было доставлено курьером письмо Д.Иванова на имя главного редактора газеты "Известия", А.И.Аджубея. Надпись на конверте была оформлена также, как и во всех предыдущих письмах, начертана печатными буквами через трафарет, дата поступления в почтовую службу, 1 февраля. Согласно указанию Первого секретаря ЦК вскрывать его Семичастный не мог, сделать это следовало только на заседании Президиума ЦК, ближайшее из которых состоится через три дня. Чего именно опасался Подгорный неизвестно, например, того, что получив какую-то критически важную информацию, Семичастный предпримет действия против Президиума?
   При таких опасениях курьер ЦК мог доставлять эти письма прямо в секретариат Центрального комитета партии. Правда, в этом случае расширяется круг, хотя бы и отчасти посвящённых лиц, тогда как председатель КГБ и так полностью в курсе событий. Как бы то ни было, письмо в присутствии курьера было помещено в специальный конверт и опечатано его печатью.
   А вот 5 февраля, за день до заседания Президиума, произошло событие неожиданное, курьер доставил второе письмо, причём на почту оно поступило также как и первое, 1 февраля, но отправлено не из Москвы, как все остальные, а из Ленинграда. Это наводит на определённые размышления, но никаких действий по выявлению личности "пророка" Семичастный предпринимать не стал, запрет Президиума никто не отменял.
   Утром следующего дня, перед началом заседания Президиума, председатель КГБ вручил заранее оповещённому Подгорному оба конверта с письмами.
   - Товарищи, - начал своё сообщениё Первый секретарь, - как вы уже знаете, от Иванова получено два письма, отправленных в один день. С какого начнём?
   - Получены они тоже в один день?
   - Нет, московское на два дня раньше, предлагаю с него и начать. Будем считать молчание знаком согласия, - не услышав возражений, Подгорный вскрыл письмо. - Так, здесь ответ на запрос относительно планирования и карточек на продукты, зачитываю.
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо за номером двенадцать содержит хорошо известные вашим специалистам причины ошибок планирования, которые не позволили Советскому Союзу достигнуть более высокой, чем в развитых капиталистических странах, производительности труда, обеспечить более высокий уровень жизни народа.
   Государство является сложной кибернетической системой, и для её эффективного функционирования, как и для любой сложной системы необходимы минимум два условия: 1)достаточно достоверная информация о внутреннем состоянии её составных частей и процессов; 2)действенная обратная связь, как на глобальном, так и локальных уровнях, когда результат управляющего воздействия, пройдя через систему возвращается к органам управления и решающим образом влияет на выработку нового управляющего воздействия.
   В современном СССР недостоверная информация о состоянии, например, экономики может быть либо по объективным, либо по субъективным причинам. Объективные - ошибки измерения из-за несовершенства приборов или методов учёта, ошибки расчётов. Субъективные определяются человеческим фактором, они могут быть нечаянными или намеренными, по причине получения экономической, карьерной или иной выгоды. Самыми опасными являются последние, одна из их частых разновидностей приписки/недописки, то есть намеренное завышение или занижение результатов измерений. Это приводит к нарастающим ошибкам планирования, и в конце концов оно становится вообще неадекватным, что при отсутствии эффективной обратной связи может породить дезорганизацию системы в целом.
   Вообще говоря, система может более или менее успешно функционировать без обратной связи, но это должна быть очень простая, жёстко детерминированная система, например, двигатель внутреннего сгорания или электродвигатель, хотя и там она желательна.
   Можно ли в принципе оперативно получать достаточно достоверную экономическую информацию? Да, можно. Для этого каждая единица оборудования, каждое изделие или деталь, вообще любая вещь, должна быть снабжена специальным кодом, который может быть мгновенно считан специальным устройством и отправлен в информационный центр. На заводе этот специальный код сопровождает любое изделие на всём протяжении технологического процесса, изделие без кода станок вообще не может обрабатывать. В результате и завод всегда знает, что у него есть и что происходит, и региональный или центральный информационный центр это тоже знают. При продаже любого товара этот код также задействуется, без него некриминальным путём товар продать нельзя, и магазин также, как и завод, всегда знает, что у него происходит, и информационные центры тоже это знают. Понятно, что в магазине должен быть соответствующий кассовый аппарат, который умеет считывать специальный код и переправлять данные куда нужно.
   Кроме прочего, такая система контроля путём последовательных и перекрёстных проверок в некоторой степени способна обнаруживать хищения, приписки и недописки.
   Что нужно, чтобы создать подобную систему учёта, контроля и управления? Высокопроизводительные электронно-вычислительные машины, в миллионы раз превышающие по быстродействию ныне существующие, электронные хранилища данных, во столько же раз превышающие те, что есть сейчас, средства связи с огромной по современным меркам пропускной способностью.
   Сколько времени потребуется СССР, чтобы достигнуть такого технологического уровня? Если существующие в последние годы темпы технологического развития электроники будут сохранены, то три-четыре десятилетия, а видимые промежуточные результаты могут быть достигнуты через два-три десятилетия."
   - Всё, конец письма, - закончил чтение Подгорный. - Будем его обсуждать или сначала прочтём следующее? Хотя, судя по номеру двенадцать, это письмо последнее, а то, наоборот, предыдущее.
   - Как могло получиться, что двенадцатое пришло на два дня раньше? - очнулся чуть не убаюканный монотонным голосом Подгорного Брежнев.
   - Другое письмо пришло из Ленинграда, хотя оба были отправлены в один день.
   - Получается, что товарищ Иванов отправил в Москве одно письмо, потом поехал в Ленинград и отправил второе?
   - Или наоборот.
   - Или наоборот, - согласился Брежнев, - но это же зацепка, чтобы попытаться определить его личность. Не так уж много людей в этот день приехали в Ленинград из Москвы.
   - Или в Москву из Ленинграда, или не приехали, а прилетели, - уточнил Шелепин.
   - Товарищи, - вмешался в "дискуссию" Первый секретарь, - мы, вообще-то, собрались письмо обсуждать, а не способы ловли товарища Иванова, который, может быть, вовсе нам и не товарищ.
   - Что касается письма, то нового там для нас не очень-то и много. Про приписки с недописками мы и так хорошо знаем, то, что в торговле регулярно происходит затоваривание, тоже. Здесь написано, как организовать идеальный учёт и контроль, так до этого ещё лет тридцать или сорок. Пользу я в чём вижу, что эта самая микроэлектроника важнее некуда, но ошибку по ограничению её развития мы уже исправили. И ещё одно понял, нам нужно лет тридцать-сорок продержаться, а там с её помощью всё наладится. Конечно, если реализовать эти специальные коды, связь и мощные ЭВМ, - высказался молчащий до этого Полянский.
   - Значит, сейчас никаких особых мер предпринимать не надо?
   - Пока вижу только необходимость усилить борьбу с приписками на всех уровнях, а то, если экономика действительно пойдёт вразнос, можно эти тридцать лет и не продержаться, - ответил Шелепину Полянский.
   - С этим согласен, и, учитывая, что приписки/недописки могут привести к крушению страны, предлагаю ужесточить ответственность, вплоть до высшей меры наказания.
   Когда обсуждаемый вопрос принял конкретные очертания, как и за что наказывать, в дискуссию включился весь состав Президиума. За пару часов удалось прийти к согласованному мнению и было решено перейти к чтению второго письма.

  
  
  
  
  
  
  
  

33