Минимально необходимое воздействие


Книга 2


   Новый путь?

Глава 1.


   Минут сорок активнейшего обсуждения обоих писем привели только к одному очевидному и бесспорному, как считали оба собеседника, выводу - эти пророчества предназначались, разумеется, главе государства, а не редактору газеты. Когда выдвигаемые идеи мало того, что приобрели абсурдный характер, так и стали повторяться, родственники решили расстаться и обдумать случившееся самостоятельно. Алексей вернулся в редакцию, а Сергей поехал к оставленной у родителей, точнее у матери, жене. Нина Петровна Галю охотно привечала, в отличие от Никиты Сергеевича, который её недолюбливал.
   Войдя в столовую, сразу понял, что отец вернулся и только что пообедал вместе с семьёй, со стола ещё не убрали.
   - Серёжа, будешь обедать?
   - Обязательно. Папа давно приехал?
   - Как раз перед обедом, сейчас ушёл в свою спальню.
   С возрастом Нина Петровна стала заметно похрапывать, и некоторое время назад Никита Сергеевич переоборудовал бывшую бильярдную в отдельную спальню. За обеденным разговором выяснилось, что отец вернулся из Крыма, где отдыхал на государственной даче номер 1, на день позже, чем рассчитывала мать, потому что по дороге заехал в свою родную Калиновку.
   Сергей поднялся к бильярдной и, подойдя к двери, услышал птичьи трели. Значит, отец не спит, раз крутит привезённый ещё из Киева магнитофон, на который сам записал ночное пение соловьёв. На осторожный стук в дверь Никита Сергеевич отозвался, точно, не спит, мог ведь и задремать под музыку природы.
   - Заходи, Серёжа, хочешь послушать вместе со мной?
   - Вообще-то, я поговорить хотел. Произошли непонятные вещи, хочу с тобой посоветоваться.
   - Ну, так, говори, чего ты мнёшься.
   - Лучше не здесь, на улице.
   - Ладно, пойдём, - старший Хрущёв посмотрел на серьёзного сына, выключил магнитофон и двинулся вслед за ним.
   - В общем, так, в октябре 1957 года Алексею в редакцию "Комсомолки" пришло письмо с тремя предсказаниями. Там было написано, что в марте 1960 года у нас будет создан отряд космонавтов, а 12 апреля 1961-го один из них, Юрий Гагарин, первым в мире полетит в космос и благополучно вернётся. Ещё в этом письме было про собак, что в 1960-м две собаки, Белка и Стрелка, совершат успешный полёт на орбиту с возвращением.
   - Что за ерунда, это шутка?
   - Алексей тоже так думал, пока предсказания не начали сбываться.
   - Погоди, не спеши, ну-ка, повтори ещё раз.
   ...
   - Так, значит, это всерьёз?
   - Пап, какие могут быть шутки, я бы к тебе с ними и близко не подошёл.
   - Говоришь, в октябре 57-го письмо пришло. До спутника, или после? - с памятью у старшего Хрущёва всё было в порядке, важные даты он хорошо помнил.
   - После, но до Лайки.
   - Оно у тебя с собой?
   - Нет, у Алексея.
   - Да, задал ты мне загадку. У таких заковыристых штук разгадка обычно простая, но пока ничего дельного мне в голову не приходит. Королёв ещё в конце 57-го из всех видов животных окончательно остановился на собаках, но это было уже после вашего с Алексеем письма. С кличками проще, их можно любые присвоить, наверное, Сергей Павлович сам их и даёт.
   - Нет, имена собакам давал маршал Неделин. Только тут одна неувязка, в других, неудачных полётах, собаки назывались иначе, а сказать заранее какой запуск будет успешным, никто не мог.
   - Знаешь что, позови-ка ты Алексея, два ума хорошо, а три лучше, я пока ещё над этим ребусом помозгую. Да, и пусть письмо прихватит с собой.
   - Второе тоже?
   - Так их там не одно? Скажи, пусть все везёт, где он сейчас находится?
   - В "Известиях".
   - Ладно, я сам прикажу машину за ним послать.
   Никита Сергеевич вернулся через несколько минут и обсуждение продолжилось.
   - Алексея скоро привезут, - коротко заметил Хрущёв и вернулся к разговору о предсказаниях. - С датой создания отряда тоже непонятно. Решение об этом ЦК и Совмин приняли только в 59-м, я тогда уже был председателем совета министров, и знать в 57-м о точном месяце и годе никто не мог, только угадать. С Гагариным тоже не легче, отбор в 59-м вели ВВС и медики, кандидатуры отклонялись одна за одной, они и в этом году отбраковывались, некоторые лётчики отказывались сами. Пока не могу понять, как это было сделано, скорее Алексей с письмом что-то напутал, да и зачем, не вижу в этом никакого смысла.
   - Мы тоже терялись в догадках, пока два дня назад не пришло второе письмо. Ясности оно много не прибавило, но стало хотя бы понятно, что это переписка с продолжением.
   - Что было в другом письме?
   - Оно полностью копировало первое, и ещё была приписка, что копия приведена на тот случай, если Аджубей не сохранил и забыл предыдущее. Кроме того, было написано, что если он хочет получить следующее предсказание, то должен напечатать в "Известиях" статью определённого автора.
   - Какого автора?
   - Д.Иванов.
   - И что вы с Алексеем решили?
   - Рассказать тебе.
   - Ну, рассказали, и что, вам легче стало?
   - Да, легче, теперь тебе принимать решение.
   - Все вы норовите перекинуть на меня ответственность. Ага, Алексей идёт, - Хрущёв зашагал навстречу зятю.
   - Показывай, - Никита Сергеевич принял от зятя первое письмо. - Оно, оказывается печатными буквами написано, тем лучше.
   Он внимательно прочёл текст, долго изучал конверт, хмыкнул на обратный адрес "Москва, главпочтамт, до востребования, Д.Иванову".
   - Смотрю, разными фамилиями отправитель нас не балует. Алексей, скажи точно, когда ты получил это письмо, - Хрущёв требовательно смотрел прямо в глаза Аджубею.
   - 15 октября 1957 года. Это могут подтвердить по меньшей мере два человека, может быть, не день в день, но приблизительно подтвердят, конверт не совсем обычно подписан.
   - Верю, верю тебе. Не помнишь, кто-нибудь из них читал это письмо?
   - Не должны были, всё-таки оно адресовано лично главному редактору, но поручиться не могу.
   - Ладно, давай второе.
   С ним Хрущёв поступил также как и с первым, прочёл текст, изучил конверт.
   - Ну, что думаете делать?
   Ответил Сергей: Думаю, нужно заметку за авторством этого самого Диванова в газете поместить, если придёт ответ, то по нему и решить, что делать дальше. Если не придёт, то останется одной загадочной историей больше.
   - Да, считаю, что так и надо сделать, - поддержал шурина Аджубей.
   - Соглашусь с молодёжью, - интересно, можно ли по карандашной писульке установить, когда она писалась, подумал Никита Сергеевич, впрочем, на экспертизу никогда не поздно её отдать, а пока подождём продолжения. - Только ты не тяни, Алексей, хочу почитать ответ до отъезда в Нью-Йорк.
   ***
   Ожидание реакции Аджубея имело тот минус, что приходилось теперь не только покупать все выпуски "Известий", так ещё и каждый выпуск внимательно просматривать. Причём просматривать не в общаге и не в аудиториях, не хотелось объяснять нашим ребятам мой внезапно возникший интерес к этой газете. Дело осложнялось ещё и тем, что с этого лета стал выходить и вечерний выпуск газеты. Но мне повезло, получатель или получатели не стали тянуть волынку, уже дней через десять после отправки второго письма в "Известиях" нашлась небольшая статейка Д.Иванова, что-то там про зависимость удоев от качества кукурузного силоса.
   В институте уже начались занятия, и я вернулся в общую комнату, где не так просто безопасно рисовать очередное послание. К счастью, после отправки мною последнего письма Иван Антонович не вернулся на дачу в Абрамцево к своей печатающей машинке, а продолжил работу над исторической повестью в Москве, одновременно ожидая реакцию зятя Хрущёва, а, может быть, и самого Хрущёва.
   Текст третьего письма Аджубею был давно продуман, и его начертание никаких проблем не вызывало. По предложению Ефремова решили ограничиться 1968 годом, продолжать стратегию "резать хвост собаке по кусочкам".
   - Глеб, тебя приглашают в комитет комсомола, - подошла ко мне после занятий Маша.
   - Что, опять?
   - Нет, не думай, ничего плохого не будет, может даже хорошее, - пояснила приглашение комсорг.
   - Ну, ладно, идём, - и я потащился вслед за девушкой.
   На этот раз в комнате, где меня "пропесочивали", находилась одна Лора.
   - Здравствуй, Глеб, садись, - приветливо обратилась она ко мне, указывая на место рядом с собой.
   Маша пристроилась с другой стороны.
   - Три дня назад к нам в комитет зашёл твой тренер, Геннадий Иванович. Он рассказал, что тебя совершенно несправедливо не допустили на олимпиаду в Риме. Уже с твоим победным результатом на первенстве СССР ты вполне мог претендовать на призовое место в беге на стометровку, а со временем, показанным на последних тренировках, и на золотую медаль. Я ещё тогда в столовой поняла, что ты не знаешь, по какой причине тебя на эти соревнования не пустили, тренер тоже находится в недоумении. Мы на комитете обсудили этот вопрос и решили, что все комсомольцы возмущены допущенной несправедливостью, Маша может подтвердить, и готовы тебя поддержать, - она дружески накрыла мою руку своей и продолжила. - В общем, мы, комсомольцы, решили написать письмо в ЦК Никите Сергеевичу Хрущёву. Ты не возражаешь?
   - Конечно, не возражаю, может быть, хотя бы узнаю за что меня сняли с пробега, - я покосился на Машу, которая с неодобрением смотрела на так и не убранную с моей руку девушки.
   - Вот и хорошо, займусь письмом, - Лора встала, видимо, показывая, что визит окончен.
   Я тоже тут же поднялся, вслед за мной Маша, и мы с ней отправились на выход.
   - Мне кажется, или она в самом деле вела себя несколько фамильярно? - спросила комсорг.
   - Ты имеешь ввиду, что Лора взяла меня за руку? Не вижу в этом ничего особенного, обыкновенный дружеский жест.
   - Значит, если я сделаю то же самое, это тоже будет обыкновенный дружеский жест?
   - Ну, да, если это искренне, - в очередной раз я подивился способности некоторых женщин делать проблему из ничего.
   ***
   После публикации небольшой заметки Д.Иванова о проблемах сельского хозяйства главный редактор "Известий" попросил занимающихся разбором почты сотрудников без промедления передавать ему письма этого народного корреспондента. И очередное не заставило себя ждать, несложный подсчёт показал, что оно было отправлено буквально на третий день после публикации заметки. Никто в редакции не сомневался, что это, адресованное главреду письмо, содержит текст новой статьи или, скорее, статейки некоего Д.Иванова.
   Аджубей посмотрел на конверт, который ничем, кроме почтового штемпеля не отличался от предыдущих, и распечатал его. Написанное в таком же лаконичном духе, как и предшествующее, это письмо было немного длиннее.
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо содержит прогноз некоторых событий с октября 1960 года по 1968. Итак:
   1.В октябре 1960 года на 15-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН председатель Совета Министров СССР, Никита Сергеевич Хрущёв, пообещает мировому капитализму "показать кузькину мать" (в некорректном переводе на некоторые языки "мать Кузьмы").
   2.8 ноября 1960 года на выборах президента США победит Джон Кеннеди.
   3.В 1962 году произойдёт так называемый "Карибский кризис", связанный с размещением на Кубе советской военной техники. В результате "взаимодействия" Хрущёва и Кеннеди он не приведёт к ядерной войне и закончится относительно благополучно.
   4.22 ноября 1963 года президент США Джон Кеннеди будет убит снайпером (снайперами).
   5.В этом же, 1963 году, в СССР будет сильная засуха и неурожай.
   6.14 октября 1964 года на пленуме ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв будет смещён со всех должностей и отправлен на пенсию. Главой КПСС станет Леонид Ильич Брежнев, он будет объявлен Генеральным секретарём.
   7.В 1967 году будет принят "обезьяний" закон, предписывающий копировать американские разработки в области вычислительной техники и микроэлектроники. Поскольку эти научно-технические направления будут на несколько десятилетий ключевыми для роста производительности труда, то это обеспечит радикальное отставание СССР в технике и экономике.
   8.В 1968 году произойдёт восстание в Чехословакии, которое будет подавлено вводом 21 августа войск Варшавского договора."
   Ошарашенный содержимым письма, Аджубей оглянулся по сторонам, как будто не знал, что он в кабинете один. Вот это номер, подумал Алексей Иванович, если предыдущие письма были в общем-то безобидны, то это письмо - бомба, и касается оно не только моего тестя, но и лично меня, понятно, что с падением Никиты Сергеевича, мне на этой должности не продержаться и дня. Главред отложил письмо в сторону и потянулся к телефону.
   - Никита Сергеевич занят, у него на приёме Долорес Ибаррури, - секретарь Аджубея узнала, некоторые даже считали его кем-то вроде министра иностранных дел на общественных началах, но соединять не стала, видимо, Хрущёв был действительно занят.
   - Ничего, если я позвоню позже?
   - Позвоните минут через пятнадцать, - дала совет секретарь.
   В указанное время звонок удался.
   - Добрый день, Никита Сергеевич.
   - Здравствуй, Алексей, - чуть запыхавшимся голосом ответил тесть, - что у тебя?
   - Поступила информация по известному вам делу, очень важная.
   - Давно?
   - Полчаса назад.
   - Почему сразу не позвонил?
   - Я звонил, но вы были заняты, разговаривали с Долорес Ибаррури.
   - Да, она всё-таки выдавила из меня обещание на ассамблее ООН заклеймить позором режим Франко в Испании. Значит, так, времени до отъезда в Нью-Йорк у меня осталось не очень много, поезжай сейчас ко мне домой, машину за тобой я вышлю, и жди меня, постараюсь подъехать поскорее, - видимо, Никита Сергеевич всё же отнёсся к первым письмам серьёзнее, чем показывал, решил Аджубей.
   Через час он уже был в резиденции Хрущёва на Воробьёвском шоссе, чуть позже туда прибыл сорванный с работы отцом Сергей.
   - Здравствуй, получил ответ?
   - Здравствуй, получил. Показать?
   - Ещё спрашиваешь! Показывай.
   ...
   - Да-а. Если всё это правда, то даже и не знаю что делать, глаза, в смысле, мысли разбегаются. Сам как считаешь?
   - Боюсь, что правда, очень боюсь, сам в шоке.
   - Что же делать?
   - Для начала показать Никите Сергеевичу, и думать.
   Особо долго думать не пришлось, подъехал Хрущёв. Уже завтра ему нужно было выдвигаться в сторону областного Калининграда, подниматься на борт почти одноимённого с Балтийским морем корабля. В этот раз советская делегация двинется в Нью-Йорк морем, к ней присоединятся и делегации братских социалистических стран.
   Здороваться с сыном и зятем Никита Сергеевич не стал, уже приветствовали друг друга по телефону, и сразу приступил к делу: Показывайте.
   Алексей протянул тестю вскрытый конверт с письмом, и оба младших родственника продолжили негромко переговариваться.
   - Надо же, Лёня, человек-праздник, - прокомментировал старший Хрущёв главный для него, на первый взгляд, пункт предсказания.
   Аджубей собрался было спросить, почему праздник, но Никита Сергеевич сам развернул характеристику.
   - Брежнев человек лёгкий, компанейский, любитель хорошеньких женщин, застолий, дорогого коньяка. На последнем майском пленуме его назначили Председателем Президиума Верховного Совета СССР, эта должность по его характеру самое то, что надо. До этого он курировал оборонку, не один, конечно. Там нужно было бесконечно что-то решать, с кем-то конфликтовать, кого-то обижать, то генеральные конструкторы жалуются Хрущёву, то совнархозы что-то между собой не поделили. Новая должность пришлась ему по душе: приём верительных грамот у иностранных послов, ни к чему не обязывающие речи, лёгкая беседа под шампанское. Вручение орденов: радостные улыбки, объятия с поцелуями. Государственные визиты: почётный караул на аэродроме, красная ковровая дорожка, беседы с важными иностранцами, которые прекрасно знали, что его должность чисто представительская и неприятных вопросов не поднимали. И надо же, ему захотелось большего, а ведь я его считал человеком не только безвредным, но и преданным.

Глава 2.


   Хотя и в предотъездной суматохе Хрущёв время от времени возвращался мыслями к письму-предсказанию, но начать по-настоящему его обдумывать удалось только на борту "Балтики". Во-первых, ни в каких пророков, в том числе и религиозных, Никита Сергеевич не верил, а верил только в науку и Марксизм-Ленинизм, в некоторой степени. Значит, кому-то удалось каким-то хитрым способом узнавать как пройдут некоторые события. Беглый обзор предсказаний показал, что почти все они, за исключением засухи, зависят от людей. С засухой проще всего, видимо, какие-то учёные научились вычислять долгосрочный прогноз погоды, непонятно только, почему прямо не сообщат об этом ему, если, конечно, это наши учёные. Надо будет поинтересоваться, в каких институтах этими вопросами занимаются.
   В общем-то, пока неважно, каким способом эти предсказания получены, ничто не мешает отнестись к ним всерьёз, раз они сбываются. Пора поразмышлять над всеми "пророчествами" по порядку.
   Первое предсказание, его выступление на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, вообще не важно, упомянёт он кузькину мать или нет, никакого существенного значения не имеет. Тогда зачем оно вообще приведено?
   Пункт 2 для Советского Союза, пожалуй, тоже непринципиален, какого бы президента американцы не выбрали, он всё равно будет отстаивать интересы капиталистов. Это может, пожалуй, иметь значение только в связи с пунктом третьим, Карибским кризисом, раз с Кеннеди удастся договориться. Так что вмешиваться в эти выборы в любом случае никакого смысла нет даже если бы была такая возможность.
   Пункт 4, насильственная смерть Кеннеди. Предупредить его? Как бы тогда нас в этом убийстве и не обвинили. До этого дня ещё больше трёх лет, есть время подумать, что делать.
   А вот засуха 1963 года, это серьёзно, и так с целиной не всё ладно, а там написано, что она будет сильной. Ладно, вернусь, посоветуюсь со специалистами, вот только о пророчестве никому говорить нельзя. Никита Сергеевич перебрал в памяти всех членов и кандидатов Президиума ЦК, и понял, что никому из них на 100% он доверять не может, скорее всего, они его самого сочтут ненормальным со всеми вытекающими.
   Пункт 6, отправка его, Хрущёва, на пенсию в октябре 1964. Ну, тут мы ещё посмотрим, кто кого и куда отправит.
   Пункт 7, копирование американских разработок в якобы ключевой области. Вообще-то, ничего против копирования передовых технологий Никита Сергеевич не имел, вон, Сталин тоже вполне их копировал, это и было главной причиной его успехов в индустриализации страны, если не считать всесильности марксистско-ленинской теории. Хрущёв, имеющий тип мышления, в большой степени основанный на впечатлениях, не понимал, что Сталин проводил в жизнь определённый стратегический план определёнными средствами. Он считал, что успехи в строительстве страны отдельно, а суровые меры по отношению, в первую очередь, к руководству, отдельно. Думал, что достаточно убрать нависающий над каждым руководителем дамоклов меч наказания, как страна начнёт развиваться ускоренными темпами.
   Вот почему электронно-вычислительные машины решающим образом повлияют на производительность труда, непонятно, тем более, если мы их скопируем. Ну, будут наши считать чуть медленнее, и что, сколько там этих машин нужно? Дальше микроэлектроника. Что такое электроника, Хрущёв себе представлял, да и ЭВМ ему показывали, в ней действительно много деталей разного размера. Слово "микро" у него ассоциировалось с микрометром, который, по сравнению со штангенциркулем, который он, как бывший слесарь, хорошо себе представлял, куда большую точность измерений позволяет. Получается, микроэлектроника - это детали ЭВМ, которые нужно измерять микрометром? Надо будет со специалистами поговорить, в первую очередь с Сергеем. Хотя разные специалисты зачастую говорят противоположное, и кому верить?
   Пункт 8, контрреволюция, а ничем иным мятеж в Чехословакии быть не может. Рецепт здесь известен ещё с Венгрии 56-го, и связан, скорее всего, с очередным слабым руководителем. Метод решения вопроса тогда же и опробован, другое дело, что зная заранее, этот мятеж наверняка можно предотвратить. Правда, сначала нужно будет вопрос с Лёней решить.
   Вчерне наметив, что нужно делать с учётом этих, пока непонятным способом сделанных предсказаний, глава советской делегации решил спокойно наслаждаться первым в своей жизни морским путешествием, благо, корабль был достаточно комфортабельным.
   Почти до самой Атлантики "Балтику" с делегациями соцстран сопровождали советские миноносцы, но по открытому океану судну предстояло идти самостоятельно. Никите Сергеевичу продолжительная морская прогулка понравилась, его организм оказался стойким к укачиванию, он отлично высыпался и даже в периоды значительного волнения на море был одним из немногих, кто неизменно посещал корабельный ресторан. При приближении к Американскому континенту установилась спокойная погода и большинство пассажиров высыпали на палубу. Неожиданно справа по курсу всплыла чья-то подводная лодка без опознавательных знаков. Переводчик подошёл к Хрущёву и передал ему опасения некоторых представителей братских делегаций, что одним ударом эта лодка может обезглавить руководство большинства социалистических стран.
   Посмотрев на огромное тело следующей параллельно судну стальной рыбы, Никита Сергеевич подумал про себя, как я смогу пообещать капиталистам в октябре показать кузькину мать, если сейчас нас потопят? С одной стороны, коль эта лодка выпустит по нам торпеду, то никакое предсказание не поможет, с другой стороны, если предсказание верно, то она не выпустит. И глава советской делегации уверенно сказал: По этому поводу у нашего народа есть хорошая частушка "Лом по морю проплывал, из села Безменова, ну и пусть себе плывёт, железяка хренова". Переводчик направился к обеспокоенным друзьям-иностранцам, размышляя, как правильно передать эту игру слов.
   Так, неожиданно полезным, хотя бы и для душевного спокойствия, оказался даже самый первый, невинный пункт предсказания, и дело вовсе не в кузькиной матери.
   ***
   Разработка новой элементной базы у меня застопорилась. Насколько я смог понять, максимальная частота работы полевых кремниевых транзисторов, которой смог добиться автор мемуаров составила 10 гигагерц. Минимальное быстродействие человека по моей грубой оценке составляет порядка квадриллиона операций в секунду. Чтобы достичь его на кремниевых процессорах, их потребуется около ста тысяч, работающих в параллель.
   Несуразное количество. Даже если отвлечься от проблем коммутации и согласования, получится вычислительная машина, как бы, не массивнее М-20. Значит, нужен транзистор, работающий на частоте хотя бы в сто, а лучше в тысячу раз большей, чем кремниевый. Представить себе ЭВМ из сотни процессоров вполне можно, наверное, она поместится в среднего размера ящик.
   По грубым прикидкам для достижения требуемого быстродействия подвижность электронов в подходящем полупроводнике должна быть порядка 10,000,000 см^2/(В*с), то есть, средняя скорость электронов 100 км/сек при напряжённости электрического поля 1 в/см. Есть определённые требования и к ширине запрещённой зоны. Судя по Книге, такие вещества есть или могут быть синтезированы. В доступной мне литературе я ничего подходящего не нашёл, следовательно, нужна экспериментальная лаборатория.
   И здесь я упираюсь в проблемы обычного советского человека, которые озвучил Ефремову. На создание собственной лаборатории у меня нет денег, а если бы они и были, то никто не продаст мне необходимые приборы и оборудование. Для ИТМ и ВТ, где я работаю на полставки лаборантом, эта тема непрофильная. Нужно найти организацию, где работают над чем-то подобным, и как-то убедить руководство заняться исследованием, которое не обещает конкретных результатов в обозримом будущем. В принципе, кое-что в этом направлении я могу попытаться сделать, нужно только продумать детали.
   Жаль, конечно, что невозможно умозрительно "вычислить" необходимые химические вещества. В принципе понятно, что искать их нужно среди полупроводников, возможно, среди конгломератов полупроводников, насколько я понимаю, там должны наблюдаться интересные пограничные эффекты. А вообще, вопрос теоретического вычисления необходимого вещества, если требуемые свойства известны, интересен сам по себе. Вселенная существует на ограниченном количестве мировых постоянных и четырёх типах сил, правда, в школе я думал, что их всего три. По идее, если вся математика физических законов известна, то стоящая передо мной проблема теоретически должна решаться на бумаге. Другое дело, что математика может оказаться очень громоздкой и сложной. Здесь возникает вопрос, насколько созданная людьми математика, начиная с позиционной системы счисления, адекватна устройству вселенной или, другими словами, может ли существовать математика более адекватная, чем ныне существующая. Впрочем, я отвлёкся на праздные размышления.
   Что касается "взаимодействия" с Аджубеем, то предполагаю, что высланную мной информацию он Хрущёву уже передал, но на какую-либо реакцию пока не рассчитываю, так как глава государства отбыл в Нью-Йорк на Ассамблею ООН. Способ общения с главным редактором "Известий" мне перестал нравиться ещё две недели назад, когда я почти каждый день был вынужден покупать газеты. После отъезда Хрущёва я перешёл на отложенный режим поиска статей Д.Иванова, один раз в неделю просматриваю в библиотеке подшивку "Известий". Сегодня как раз очередной день просмотра, прошлый был пустышкой. Хотя без тестя Аджубей вряд ли запросит предсказание, но на всякий случай с недельной подшивкой познакомиться надо.
   Оказалось, не зря. В предпоследней газете была вторая статейка Д.Иванова, короткий рассказ о том, с каким удовольствием коровы поедают силос.
   ***
   Проводив Никиту Сергеевича, владеющие тайными знаниями родственники остались одни и договорились в очередное воскресенье встретиться в городской резиденции отца и тестя. Ошеломляющее предсказание настолько овладело мыслями Аджубея, что на его рассеянность обратили внимание сотрудники редакции. Некоторые решили, что у него какие-то семейные проблемы, возможно с тестем, и с интересом ждали развития событий, а то и перемен.
   Прогуливаясь, теперь уже можно сказать традиционно, по дорожкам резиденции, они смогли, наконец, спокойно обсудить последнее письмо с предсказаниями. После очередных бесплодных попыток понять, кто и каким способом их делает, Алексей с Сергеем перешли к вопросу "зачем".
   - Как считаешь, Алексей, с какой целью этот или эти некто нам свои пророчества присылают?
   - После третьего письма у меня появилось стойкое ощущение, что этот Д.Иванов пытается нам помочь, предотвратить нежелательное развитие событий.
   - Нежелательное для кого?
   - После прочтения шестого пункта о смещении Никиты Сергеевича я думал, что для него, а после седьмого, что для нашей страны. Правда, я не понимаю, каким образом немного более медленные ЭВМ могут привести к радикальному отставанию в производительности труда в целом. Наверное, это потому, что я гуманитарий.
   - Это значит, что какие-то расчёты будут выполняться быстрее, но таких сверхсложных расчётов, где требуется очень высокая скорость работы вычислительной машины, не так много. Потому что большинство расчётов проще сделать вручную или простыми средствами. Хотя не так давно появился удобный язык программирования, но сама метода подготовки программ для ЭВМ, набивание перфолент или перфокарт, их ввод, исправление ошибок, повторный ввод, в большинстве случаев сводят выгоды быстродействия машины на нет. Правда, я слышал, что у кого-то появилась идея собирать данные со всех предприятий в какой-то большой вычислительный центр и таким образом улучшить управление экономикой. Может, дело в этом? Но деталей я не знаю и толком ничего сказать не могу.
   - Сергей, как ты думаешь, к чему вот это отставание нашей страны, в конце концов, приведёт?
   - Не знаю, и думаю, что никто не знает.
   - Точно, никто?
   - Ты предлагаешь?
   - Ну, да. А то что-то давно наш Д.Иванов ничего о сельском хозяйстве не писал.
   - Может быть, стоит дождаться возвращения отца?
   - К тому времени, как мы получим ответ, он как раз и вернётся, ну, а если нет, то успеем сами этот ответ обсудить. Или тебе не интересно?
   - Ладно, давай.
   ***
   Ефремов оказался дома. Подозреваю, что без меня он, скорее всего, безвылазно сидел бы в Абрамцево, где имел практически идеальные условия для написания художественных книг. Теперь же ему было крайне интересно, как будут развиваться события, в которых он и сам принимает участие.
   Поздоровавшись, писатель сразу спросил: Новое письмо?
   - Да, - я покрутил головой вокруг, задав молчаливый вопрос.
   - Никого нет, можно говорить спокойно.
   - Иван Антонович, а что о моих визитах думают ваши жёны, извините, я хотел сказать, жена?
   - Пустяки, не за что извиняться. С моих слов все считают, что вы помогаете мне с сюжетами будущих книг, тем более, что в определённой степени это так и есть.
   - В общем, поступила ещё одна просьба рассказать о будущем. Хотел с вами посоветоваться, какой период описать, сам я раздумываю над двумя вариантами, до 1991 года включительно, или до 2000-го.
   - Так, 1991-й, это, насколько я помню, год распада Советского Союза, - начал вслух рассуждать Ефремов, - 2000-й, распад и первые девять лет результатов этого распада. Однозначно, предсказание до конца тысячелетия. Хотя бы потому, что если выдать прогноз только до 91-го, то почти наверняка тут же поступит просьба дать следующий. А над вариантом показать меньший временной интервал, скажем, года до 80-го, вы не думали?
   - Думал, но не вижу особого смысла, никаких критически важных событий там не происходило. СССР проиграл гонку за высадку человека на Луну, но принципиальных последствий это, вроде бы, не имело.
   - Да, постепенное разложение общества, сужу по вашим рассказам, происходило без особых внешних эффектов, как там говорится, лягушка варилась постепенно.
   - Ну, что ж, до 2000-го, значит, до 2000-го, - и я приступил к уже привычной работе.
   ***
   Аджубей ждал письмо, хотелось даже спросить в отделе писем, ну, нет там чего-нибудь от Д.Иванова? При этом он прекрасно понимал, что нельзя никоим образом проявлять свой интерес к этому народному корреспонденту. И так существует опасность, что кто-нибудь вскроет письмо просто из праздного интереса, и даже выбранная, донельзя скучная, тема корреспонденций стопроцентной гарантии не даёт.
   - Алексей Иванович, вам письма, - сообщила вошедшая в кабинет секретарь.
   - Положите их на мой стол, - спокойным безучастным тоном попросил главный редактор.
   Дождавшись ухода девушки, он начал перебирать небольшую стопку писем. Есть! Уже четвёртое по счёту письмо от специалиста по силосу. Внимательно изучив конверт, Аджубей никаких следов вскрытия не обнаружил и распечатал его. Через несколько минут он откинулся в кресле, это предыдущее письмо он считал бомбой? Вот настоящий шок!
   Редактор снова склонился над текстом и прочёл его медленнее.
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо содержит прогноз некоторых событий с 1969 по 2000 год. Итак:
   1.В июле 1969 года американский космический корабль "Аполлон-11", пилотируемый тремя космонавтами долетит до орбиты Луны, и двое из них на спускаемом аппарате совершат мягкую посадку. Первый землянин, ступивший на поверхность иного небесного тела, Нил Армстронг произнесёт исторические слова "Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества", которые, однако, не станут пророческими. Всего до конца 1972 года американцами будет совершено 6 полётов на естественный спутник Земли. Других пилотируемых людьми полётов до горизонта прогноза не будет.
   2.В 1971 году американская компания Intel выпустила первый микропроцессор, четырёхразрядный 4004, где на одном кристалле кремния размещалось всё АЛУ (арифметико-логическое устройство).
   3.31 августа 1972 года разбился самолёт Ил-18, выполняющий рейс 558 Алма-Ата-Караганда-Москва, на участке Караганда-Москва по причине пожара, возникшего в багажном отделении из-за самовозгорания багажа. Все пассажиры погибли. Причина - отсутствие системы пожаротушения в багажном отделении и доступа в него из кабины самолёта. Несмотря на этот трагический случай, в целом этот самолёт отличался достаточно высокой надёжностью.
   4.В апреле 1978 года в Афганистане произошла социалистическая революция.
   5.После убийства в сентябре 1979 года членом ЦК НДПА Х.Амином своего соратника и соправителя, генерального секретаря Народно-демократической партии Афганистана Н.М.Тараки, в декабре 1979 года в Афганистан были введены части советских войск, положив начало войне в этой стране, которая продолжалась до 1989 года.
   6.Первая массовая ЭВМ, которая размещалась на обычном рабочем столе, была разработана американской фирмой IBM в 1981 году.
   7.В начале 1980-х годов в СССР были введены талоны на некоторые основные продукты питания (кроме хлеба).
   8.В 70-е и 80-е годы затеваются заведомо бессмысленные и чудовищно затратные проекты, ложащиеся тяжёлым бременем на экономику СССР.
   9.В ноябре 1982 года умер Генеральный секретарь ЦК КПСС, четырежды Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда, Леонид Ильич Брежнев. Его место занял Юрий Владимирович Андропов, который, зная о неблагополучном положении в стране, но не понимая первопричин, попытался его исправить надзорными методами. Безуспешно. Умер 9 февраля 1984 года. Ему на смену пришёл Константин Устинович Черненко, который правил, как говорили злые языки "не приходя в сознание". Умер 10 марта 1985 года.
   10.На смену К.У.Черненко 11 марта 1985 года пришёл Михаил Сергеевич Горбачёв. Жив до горизонта текущего прогноза.
   11.26 апреля 1986 года взорвался реактор четвёртого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции, не имеющий прочного корпуса и оболочки над всем реакторным отделением. Основным поражающим фактором стало радиоактивное заражение на большой территории. В наибольшей степени пострадали некоторые территории Белоруссии, России и Украины, хотя задело и многие другие регионы Европы. Общий ущерб оценивался от ста до четырёхсот миллиардов долларов.
   12.В 1988 году М.С.Горбачёв получил пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР, в 1989 председателя Верховного Совета СССР, в 1990 президента СССР. Предпринял недостаточно продуманные реформы экономики и идеологии, которые привели к дестабилизации ситуации в стране.
   13.19 августа 1991 года силовыми министрами, вице-президентом, Председателем Президиума ВС СССР был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению, который попытался отстранить от власти Горбачёва и повернуть события вспять. Попытка оказалась неудачной и привела к усилению позиции Бориса Николаевича Ельцина, недавно избранного президентом РСФСР, ранее объявившей о своём суверенитете, спровоцировавшем парад суверенитетов союзных и даже автономных республик.
   14.8 декабря 1991 года Республикой Беларусь, Российской Федерацией и Украиной было подписано соглашение о прекращении существования СССР.
   15.В 1992 году начался процесс передачи государственных предприятий Российской Федерации (РФ) в частную собственность. Начался, и в течение немногих лет завершился процесс реставрации капитализма. В итоге была выстроена модель периферийного сырьевого капитализма. Большое количество предприятий было уничтожено, оборудование распродано за бесценок. Квалифицированные рабочие, инженеры потеряли работу, там, где она ещё была, зачастую задерживалась или вообще не выплачивалась зарплата. Бывшие специалисты ездили за ширпотребом в Турцию и перепродавали привезённое на рынках. Инфляция в тысячи процентов в год, обесценившиеся вклады в сберкассу. Несмотря на приток русскоязычных репатриантов из союзных республик, население РФ к 2000 году сократилось на два миллиона человек. Одновременно образовалась немногочисленная прослойка богатых и сверхбогатых. Советский Союз окончательно закончил своё существование.

Глава 3.


   - Вот, б####, не может быть! - Сергей впервые в присутствии зятя выразился матом.
   - Ага, я тоже примерно так подумал, когда это прочитал, только ещё сильнее, - в процессе истории с письмами повысился не только уровень доверительности между родственниками, но и непосредственность в общении.
   - Б####, у него карточки на продукты, а он весь в звёздах героев. Кстати, а почему всего четыре, а не пять или шесть?
   - Думаю, единственная причина - звучит плохо, четырежды герой нормально, а пятижды или шестижды коряво, - ответил Аджубей на риторический вопрос.
   - Остальные двое не лучше, в стране, судя по всему, развал, а они на последнем издыхании высшую должность в государстве стремятся занять. Да и третий, как его там, Горбачёв, не лучше, развал не уменьшился, а скорее увеличился, а он должности одну за одной примеряет. Ещё один, - Сергей заглянул в письмо, - Ельцин, вообще враг в чистом виде. А ведь они все сейчас уже живут, надо будет отцу сказать.
   - Никите Сергеевичу всё, конечно, скажем и покажем, но, Сергей, давай попробуем успокоиться и мыслить здраво.
   - Тебе хорошо говорить, ты уже со всем этим дерьмом переспал. Ладно, - младший из собеседников ненадолго замолчал, - будем мыслить здраво, слушаю первую мысль.
   - Ты веришь, что эти предсказания достоверны?
   - К сожалению, похоже, что так и есть.
   - Можно, конечно, годика три-четыре повременить и проверить, подтвердятся они или нет. Посмотреть, полетит ли 12 апреля Гагарин в космос, выберут ли Кеннеди в президенты, а потом убьют, сместят ли Никиту Сергеевича или нет...
   - Когда сместят, нам поздно будет метаться, сможем только держать фигу в кармане и думать, "я же говорил!". Говори вторую мысль, у тебя же было время её придумать.
   - Полагаю, что ответ на вопрос "зачем эти письма" получен, тот, кто их отправил, хочет предотвратить падение нашей страны. Согласен?
   - Наверное, да. Иначе не вижу в них смысла.
   - Отсюда следствие, будущее не предопределено.
   - Это и так понятно, отец может приказать вместо Гагарина отправить в космос кого-нибудь другого, и дату старта поменять, только это ничего по большому счёту не изменит, а то и хуже будет. Назначат, например, 30 марта вместо 12 апреля, а в ракете окажется какая-нибудь неполадка, которую чуть позже выявили и...
   - Это значит, что хорошее менять не надо, знать бы ещё, что надо менять. У меня, например, есть куча вопросов, на которые я хотел бы получить ответы, в том числе, и по предыдущему письму.
   - У меня тоже, но давай, Алексей, сначала ты.
   - По-прежнему не понимаю, как отставание в ЭВМ и микроэлектронике приведёт к решающему отставанию по производительности труда. Здесь написано, что в 71 году американская компания выпустила микропроцессор, а другая через десять лет начала массовое производство настольных ЭВМ. И что, как это решительным образом повлияет на производительность труда? Ну, будет у меня на столе в редакции стоять ЭВМ, что мне на ней считать, зарплату?
   - Пока не могу ответить, вообще есть мнение, что электронно-вычислительных машин много не нужно, затраты не окупятся. Хотелось бы спросить об этом у Д.Иванова, тем более, что это лишь один из многих вопросов, но как? Если ты поместишь у себя в газете его очередную статейку, то мы получим прогноз на следующие после 2000-го годы, а что нам с этого толку? Сейчас нужны ответы на вопросы, а не предсказания на следующие века. Может быть, написать ему письмо по обратному адресу, как там - Москва, Главпочтамт, Д.Иванову, до востребования?
   - Пустой номер. Ты бы пошёл, зная, что тебя там могут ждать?
   - Нет, конечно, там действительно могут ждать.
   - И я, нет, да и ненастоящая это наверняка фамилия. Никита Сергеевич когда возвращается?
   - До 12 октября Ассамблея, потом дней 8-10 на корабле, так что числа после 20-го должен быть.
   - Ну, это я тоже знаю, думал, что новое известно. В общем, попытаюсь что-нибудь придумать.
   - Я тоже.
   ***
   - Саша, Мельников у себя? - придя на работу, я сразу приступил к реализации замысла о доступе к лабораториям полупроводников.
   - А зачем он тебе? Если ты насчёт повышения зарплаты, то тебе надо вместе с Пашей идти, он тоже ею не очень доволен.
   - Нет, зарплаты мне на жизнь хватает, я по другому вопросу.
   - Счастливый человек, я бы с твоей зарплатой давно зубы на полку положил.
   - У меня ещё стипендия есть, и на спортивных сборах неплохо кормят. Так-то деньги мне бы не помешали, но такие, какие на самом деле нужны, никто не заплатит, а если бы заплатили, то я бы всё равно не смог купить, что мне нужно.
   - Это машину что ли?
   - Нет, не машину.
   - Девочку, жадную до бриллиантов завёл?
   - Нет, не девочку.
   - Так зачем тебе Мельников нужен?
   - Вообще-то, мне нужен Лебедев, но сначала Мельников. Вижу, ты не отцепишься, ладно, слушай. Ты в курсе, что М-20 устарела? В том смысле, что следующую на другой элементной базе надо делать.
   - Ну, да. Она должна быть полностью на транзисторах, Сергей Алексеевич и Владимир Андреевич уже над этим думают.
   - А после неё что будет?
   - Не знаю, и никто не знает, наверное. Вон куда тебя понесло, хочешь сказать, что ты знаешь?
   - Предполагаю. Как думаешь, насколько чисто транзисторная машина будет меньше лампово-транзисторной?
   - Намного, транзистор ведь в несколько раз меньше лампы, да и ещё дальше его можно уменьшать.
   - До какой степени?
   - Главное, чтобы ножки можно было паяльником прихватить.
   - Вот и предел, не очень впечатляющий, между прочим.
   - А ты что предлагаешь? - недоумевающий программист не понимал, куда клонит слишком умный лаборант.
   - Про интегральные схемы слышал?
   - Вообще ничего конкретного.
   - А я кое-что слышал. Насколько уменьшится ЭВМ, если на одном кристалле полупроводника будет размещаться не один транзистор, а два?
   - Вдвое, если не считать остального, - пожал плечами Саша.
   - А если десять?
   - Понял, не дурак, дальше можно спросить, а если сто и так далее. Хочешь сказать, что где-то у нас такое делается?
   - Да, вот на эту тему я и хотел поговорить с Мельниковым, так сказать, на долгосрочную перспективу.
   - И когда это будет, ну, десять в одном, сто в одном?
   - Не знаю, но хочу узнать, вот поэтому и ищу Мельникова и Лебедева.
   - Тут ты прямо в точку попал, Мельников как раз у Лебедева, что-то обсуждают, если не боишься, сейчас и пойдём.
   - Когда это я боялся?
   В кабинет к директору секретарь их закономерно не пустила, сообщив, что у Сергея Алексеевича совещание. Препирательство с ней продолжалось минут пять, но тут из кабинета вышел Мельников.
   - Владимир Андреевич, а мы как раз вас ищем.
   - Зачем?
   - У Глеба есть к вам разговор насчёт будущих поколений ЭВМ.
   - Даже поколений? - Мельников сделал акцент на множественном числе последнего слова. - Ну, идём.
   Я рассказал ему примерно то же самое, что и Саше, и добавил, что слышал про НИИ-35, где как раз интегральными микросхемами и занимаются.
   - Так что ты хочешь? - подытожил мой короткий рассказ Мельников.
   - Чтобы вы меня туда командировали и я на месте сориентировался, есть ли у этого направления перспективы, а если есть, то когда они примут реальные очертания.
   - Как ни странно, но командировать тебя туда возможно. Случайное это совпадение, или ты заранее что-то разузнал, но этот НИИ получил нашу машину, пуско-наладочные работы уже завершились, и они просили в помощь кого-то из наших программистов. Вот с этой целью тебя командировать можно, а узнаешь ли ты что-то ещё, будет зависеть от тебя.
   - Меня это устраивает, что нужно делать?
   - Оформлять допуск, паспорт у тебя с собой?
   - Нет, но он у меня есть, летом отдавал на загранпаспорт, после несостоявшейся поездки в Рим его вернули.
   - Так у тебя и загранпаспорт есть? - это уже Саша.
   - Нет, нельзя иметь на руках оба паспорта одновременно.
   ***
   10 октября я уже стоял в проходной НИИ-35 и ждал сопровождающего. На самом деле им оказалась сопровождающая, средних лет брюнетка в белом халате, на голову ниже меня, Сусанна Гукасовна, так она мне представилась.
   - Значит, вы будете учить наc программированию на новомодном языке. Извините за вопрос, а вы сами-то давно ему научились?
   - Если вы имеете ввиду ПАЛ-1, то больше двух лет, с момента его создания. Дело в том, что я являюсь одним из двух авторов этого языка, вместе с М-20 должна была прийти книга с его описанием.
   - Наверное, пришла, я её не видела, но ваша фамилия кажется мне знакомой. Так вы, Глеб, наверное, сильный программист?
   - Становая тяга 250 килограммов.
   - Что?
   - Говорю, могу оторвать от пола груз 250 килограммов, если у него будут удобные ручки. Это шутка, хоть и правда.
   - Я запомню. Кстати, не забудьте перед уходом подписать свой временный пропуск у Александра Викторовича Красилова, это наш заведующий лабораторией. Где же всё-таки мне встречалась ваша фамилия?
   - Может быть в моих письмах? Четыре года назад, - неожиданно мой план начал осуществляться немедленно.
   - Точно, вспомнила "Вам пишет ученик 9Б класса Глеб Ильин", так это вы и есть?
   - Ну да, я.
   - Откуда вы взяли всю ту информацию для своих писем?
   - Из головы.
   - И сколько вам сейчас лет?
   - Девятнадцать.
   - Девятнадцать, и два с лишним года назад вы написали язык программирования, а четыре года назад описали технологию получения кремниевых интегральных схем?
   - Так и есть.
   - Хи-хи-хи ха-ха-ха..., - вместо следующего вопроса немолодая, на мой взгляд, женщина вдруг залилась смехом, как какая-то девчонка.
   - Представляю ха-ха-ха... что скажет директор ха-ха-ха... и маститые коллеги, когда ха-ха-ха... узнают, что мы начали дорогостоящие и трудоёмкие исследования из-за ха-ха-ха... фантазий школьника. А Александр Викторович сказал, что только ха-ха-ха... такой человек как наш парторг, может поверить, что это ха-ха-ха... написал школьник.
   С невольной улыбкой я терпеливо дожидался пока женщина просмеётся. Наконец, она достала носовой платок и промокнула глаза и нос.
   - Пожалуй, не стоит никому об этом рассказывать, чтобы самим не превратиться в посмешище. Что скажете, Глеб?
   - Так у вас ничего не получилось?
   - В том-то и юмор, что получилось. Первая кремниевая интегральная схема заработала ещё в прошлом году, о десятимикронных технологиях речь, конечно, не идёт, но на порядок худшие не за горами.
   - Монокристаллы кремния получаете вытягиванием из расплава?
   - Да.
   - Потом зонная плавка?
   - Опять да.
   - Интересно было бы познакомиться с технологическим процессом вживую, увидеть то, что представлял только в голове.
   - Он не везде безопасен.
   - Понимаю, но хотя бы, где можно.
   - Надо будет с Александром Викторовичем поговорить. Ещё вопросы есть?
   - Есть, и не один. Меня, например, интересует подвижность электронов в кремнии и других полупроводниках, неплохо бы увидеть таблицу по всем известным.
   - А вдруг эти сведения секретны?
   - Для кремния я и сам вам скажу, приблизительно. От 1000 до 2000 см^2/(В*с). По моим прикидкам максимальная частота, на которой сможет работать полевой кремниевый транзистор, 10 гигагерц. Для одной моей задумки это очень и очень мало.
   - Десять гигагерц вам мало, да тут и одного в интегральной схеме добиться невозможно. Хорошо всё-таки, что мы с Александром Викторовичем не распространялись, откуда растут ноги у новой технологии, это я о письмах школьника, если вы не поняли, говорю.
   - Они, наверное, уже давно уничтожены.
   - Нет, у Александра Викторовича хранятся.
   - Так это очень хорошо, я с удовольствием заберу их себе на память о моей детской наивности, а вам другие напишу.
   - Может быть, так и лучше, или всё же уничтожить. Поговорю с Александром Викторовичем. А о каких других вы говорите?
   - Речь идёт о памяти, долговременной энергонезависимой памяти.
   - Так она в вашей машине есть.
   - Есть, магнитофон и магнитный барабан. Вы видели их размеры? Магнитофон для произвольного доступа к информации никуда не годится, а барабан напоминает конфетку, единицу информации, упакованную в ящик размером с тумбочку. Я предлагаю электронную долговременную память, которую можно реализовать в интегральной схеме. Спорим, что можно 1 бит хранить в одном транзисторе?
   - При выключенном питании?
   - Да.
   - Чушь, даже я, химик-технолог, а не физик-электронщик, прекрасно понимаю, что это невозможно.
   - Это значит, вы готовы спорить?
   - А на что спор?
   - Если я выиграю, то вы будете искать для меня полупроводник с максимально высокой подвижностью носителей и, желательно, с узкой запрещённой зоной, но тут уж, как получится. Если проиграю, то напишу вам программу по вашему выбору.
   - Две программы.
   - Ладно, две программы.
   - Только то, что вы, Глеб, просите, это серьёзные исследования и от себя я их обещать не могу. Могу лишь попросить руководство.
   - Хорошо, у вас тут есть где-нибудь обыкновенная школьная доска?
   - Идёмте к Александру Викторовичу, нашему завлабу.
   В своём кабинете заведующего лабораторией не оказалось, но он нашёлся в комнате для производственных совещаний, где как раз и имелась доска.
   - Александр Викторович, это Глеб Ильин с ИТМ, он должен научить наших работать на лебедевской машине.
   - Здравствуйте.
   - Здравствуйте, ну так и учите, или решили начать с меня?
   - Он заявил, что можно сделать однобитовую ячейку долговременной памяти на одном полевом транзисторе. Я с ним поспорила, что это невозможно.
   - Разумеется, невозможно, тут не о чем спорить, - почти мгновенно ответил Красилов.
   - Для доказательства Глеб попросил школьную доску.
   - Доска перед вами, раз уж вы, Сусанна Гукасовна, поспорили, то и я чуток посмотрю и послушаю. Вам не слишком много времени для доказательства потребуется?
   - Не слишком, - я подошёл к доске и взял в руку мел.
   Для начала крупно нарисовал обычный полевой транзистор, слева исток, справа сток, обе области n-типа, над каналом затвор с областью p-типа.
   - Всё как обычно, исток на земле, на стоке небольшой плюс, на затворе плюс побольше, транзистор открыт. Теперь небольшая добавка, - над проводящим каналом изобразил тонкую полоску диэлектрика, над ней полосу подзатвора и ещё одну полосу диэлектрика.
   - Если в этой изолированной области, - я показал на подзатвор, - накоплен отрицательный заряд, то транзистор закрыт. Таким образом, в зависимости от того, есть в подзатворе отрицательный заряд или нет, транзистор будет закрыт или открыт. Налицо два устойчивых состояния, которые не меняются при отключении питания, то есть, один бит долговременной памяти.
   На некоторое время воцарилось молчание, оба слушателя переваривали сказанное. Первым отреагировал Красилов: А как этот заряд попадёт в подзатвор, если тот изолирован?
   - Туннелирование электронов. Для этого слой диэлектрика между подзатвором и каналом должен быть достаточно тонким, а на затвор и сток подано повышенное напряжение, - я сделал в рисунке необходимые изменения.
   - Насколько тонким должен быть слой диэлектрика? - Красилов неожиданно понял, что стал относиться к предложенной идее серьёзно.
   - По моим прикидкам, единицы нанометров.
   - Что скажете, Сусанна?
   - Если это диоксид кремния, то реально.
   - Насколько повышенным должно быть напряжение?
   - По моим, опять же, прикидкам, на затворе раза в два выше рабочего, на стоке выше обычного рабочего на затворе.
   - Так... а как убрать заряд из подзатвора? Хотя... процесс, наверное, будет сходным с занесением заряда.
   - Да, здесь придётся на затвор подать порядочный минус, а на исток плюс.
   - Хм... на что вы, Сусанна, поспорили? - после задумчивого молчания продолжил разговор Красилов. - Впрочем, это не важно, а вот если идея рабочая, то это же настоящая революция в долговременной памяти, все эти магнитные барабаны можно будет отправлять на свалку!
   - Александр Викторович, вы представляете требования к технологическому процессу? Тут при производстве обыкновенных полевых транзисторов сплошной брак идёт, страшно подумать, что будет с этими подзатворами.
   - Ничего, будем совершенствовать техпроцессы, повышать культуру производства. Да, вспомнил, где я видел вашу фамилию, Глеб, в старых письмах вашего однофамильца. И тёзки, - посмотрев на улыбающуюся коллегу, всё понял. - Это были вы?
   В общем, визит в НИИ-35 полностью удался, я не только выручил свои старые письма, но и запустил в ход новую идею, и получил обещание по возможности выполнять мою долгоиграющую просьбу. На радостях зашёл в библиотеку, чтобы между делом просмотреть недельную подшивку "Известий", хотя и не ждал от Аджубея никаких новостей. К своему удивлению обнаружил очередную статейку Д.Иванова.

Глава 4.


   Похоже, что мы с Иваном Антоновичем ошиблись, наши контрагенты просят следующий прогноз. Я быстро прочёл короткую заметку специалиста по коровам и силосу, однако на этот раз тема была несколько иной. Оказалось, что Д.Иванов не чурается технического прогресса и рассматривает его влияние на производительность труда в сельском хозяйстве, в частности, задаётся вопросом, каким образом электронно-вычислительные машины могут существенно эту самую производительность повысить. Смысл размещения в газете этой статьи стал понятен, никакой дальнейший прогноз Аджубею не нужен, он хочет получить ответы на конкретные вопросы, видимо не смог понять, каким образом микроэлектроника может радикально повысить производительность труда.
   Захотелось посоветоваться с Ефремовым, хотя и так понятно, что такой ход событий - это очень хороший ход, и дать ответ, разумеется, нужно. Придётся прямо сейчас ехать к Ивану Антоновичу, завтра у меня тренировка, и в перерыв между ней и занятиями написать письмо не успею, так что ужин и общежитие откладываются. Нужно ещё решить, что делать с моими старыми письмами, немедленно уничтожить или показать Ефремову и уничтожить. Остановился на последнем, вариант оставить их ему на хранение всерьёз рассматривать нельзя.
   Писатель был у себя на квартире, он не собирался покидать город как минимум до возвращения Хрущёва. С тем, что статья в газете содержит вопрос Ефремов сразу согласился, как и с тем, что это хороший признак, предсказания, по меньшей мере, вызывают интерес, более того, предложил важное дополнение к письму. Пришлось задержаться допоздна, зато проблема ужина, по настоянию Ивана Антоновича, решилась на месте.
   ***
   - Что скажете, Сусанна Гукасовна?
   - Вы насчёт Глеба или его идеи с подзатвором?
   - И того и другого.
   - Парень большой талант, надо найти на карте посёлок, откуда он родом, может там ещё такие водятся? Шучу, конечно, таланты встречаются где угодно. Интересно, что почти всё им предлагаемое работает. Думаю, что и идея с подзатворами тоже рабочая. Вот проблем вагон и маленькая тележка. Например, явно нужно повышать требования к чистой комнате.
   - Согласен, это нужно и для некоторых, уже существующих, производств. Более того, было бы неплохо разработать шкалу чистоты помещения и присваивать ему соответствующий класс, как это сделано, например, для шероховатости поверхности. Для работающего в таких помещениях персонала нужна особая спецодежда, которая не "пылит" самоё собой, нагнетающие насосы не должны гнать собственную ржавчину, требуется соответствующее качество фильтров, материалов поверхностей стен, пола и потолка. По существу, нужна целая новая индустрия, а это что значит? Деньги и фонды, скорее даже наоборот, фонды и деньги.
   - И что делать?
   - Пока что обходиться собственными силами и ставить вопрос перед директором.
   ***
   Ответ на статью Д.Иванова не заставил себя долго ждать, уже 14 октября письмо одноимённого отправителя лежало на столе главного редактора "Известий". Аджубей распечатал конверт, да, это был именно ответ на заданный вопрос.
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо за номером пять содержит некоторые пояснения к п.7 третьего и пп.2 и 6 четвёртого писем. Вышеуказанные пункты говорят о связи роста производительности труда с развитием микроэлектроники и вычислительной техники.
   С созданием микропроцессора, который представляет собой функциональное ядро вычислительной машины, размещённое на кристалле полупроводника, величиной не более нескольких сантиметров в любом измерении, появляется возможность устанавливать их на самые разные машины и оборудование. Управляемые микропроцессорами (без токаря) станки и манипуляторы (механические руки) в состоянии работать круглые сутки без перерывов (не считая технологических), выдавая минимум брака.
   Двигатель внутреннего сгорания с управляющим микропроцессором работает оптимально на любых оборотах и нагрузках, и не нуждается в карбюраторе. Бытовая техника может работать по заданной программе с минимальным участием человека. Например, в стиральную машину достаточно загрузить бельё и моющее средство и нажать кнопку пуск. Всё остальное, стирку, полоскание, отжим она сделает сама.
   С участием персональных настольных ЭВМ ускоряются проектные и конструкторские работы, не только расчёты, но и чертежи выполняет сама вычислительная машина с достаточно совершенными внешними устройствами. Ускоряется писательская и издательская деятельность, тексты и рисунки набираются с экрана и клавиатуры, в памяти ЭВМ хранится большое количество готовых рисунков и макетов.
   Создаётся всемирная информационная сеть, связывающая большинство владельцев ЭВМ. Она даёт доступ к огромным массивам информации, в идеале ко всей существенной информации, накопленной человечеством. Отправка и получение писем занимает секунды.
   P.S.Предложение: в последующих заметках Д.Иванова не обязательно оформлять вопрос явно, достаточно указать тему."
   Роль микроэлектроники стала Аджубею понятнее. Не всё понятно, но понятнее. Непонятно что делать с работавшими за станками токарями и другими рабочими, да и техническая осуществимость написанного под вопросом. А вот по поводу последнего нужно будет поговорить с Сергеем, кто из нас двоих инженер?
   - Алло, Аджубей звонит, Сергея Никитича пригласите, пожалуйста, к телефону.
   ...
   - Здравствуй, Алексей.
   - Здравствуй, у меня есть новости.
   - У меня тоже, отец вернулся.
   - Я в курсе, что он на Ту-114 прилетел, как насчёт встречи?
   - Подъезжай сегодня вечером, хочу спросить, вопрос сработал?
   - Да, вполне.
   Этим же вечером молодые родственники уже прогуливались по городской резиденции Первого секретаря ЦК. Первым делом Сергей рассказал зятю, почему отец вернулся в страну намного раньше, чем предполагалось. В правительственном Ту-114 удалось устранить обнаруженные ранее неполадки, и сам Туполев ручался, что с самолётом всё в порядке.
   - Показывай письмо, пока сам почитаю, отец подойдёт немного позже.
   - О письме с распадом СССР ты ему говорил? - спросил Аджубей, подавая полученное сегодня предсказание-пояснение.
   - Нет, лучше пусть он сам его прочитает.
   Оба молодых человека остановились на дорожке так, чтобы был виден вход в дом, и Сергей приступил к чтению.
   - В общем, всё понятно. В принципе, современная ЭВМ вполне может управлять станком, естественно, что будут нужны электродвигатели, обеспечивающие точное позиционирование, возможно шаговые, и силовая электроника для управляемого питания двигателей. Разумеется, поставить на каждый станок современную ЭВМ совершенно нереально, но если эти микропроцессоры можно будет выпускать сотнями тысяч и стоить они будут ненамного больше транзисторов, то да, это может быть целесообразно. Правда, потребуется разработка новых станков, вряд ли удастся обойтись переделкой существующих. Здесь ещё написано про манипуляторы - механические руки, то есть одним только радикальным обновлением станочного парка не обойтись, по сути дела, потребуется реиндустриализация. Улучшение автомобилей и бытовой техники, наверное, не сложнее, чем улучшение станков и потребует решения примерно тех же проблем. От настольной ЭВМ, которая умеет не только считать, но и печатать тексты и чертежи, польза тоже несомненна. Всемирная информационная сеть с доступом к чему-то вроде электронных библиотек тоже, конечно, очень полезна. Только как будет передаваться информация, по радио? В целом я понял, каким образом повысится производительность труда, не знаю только, что у нас делается в плане микроэлектроники, и делается ли вообще, - младший из собеседников вернул конверт с письмом.
   - Обратил внимание на приписку?
   - Да. Очень хорошо, что тот, кто посылает эти письма, не только понял наш вопрос, но и упростил их подачу в будущем. Вон, отец идёт.
   - Здравствуй, Алексей.
   - Здравствуйте, Никита Сергеевич.
   - Ну что, молодёжь, как настроение?
   - Бодрое, жить становится всё интересней и интересней.
   - Пап, ты всё-таки сказал на Ассамблее про кузькину мать?
   - А почему бы и нет? Зачем менять то, что не имеет значения или хорошо. Знаете, что ещё хорошего в предсказании о моём снятии?
   - Что можно заранее принять меры.
   - Это само собой, оно ещё означает, что я встречу своё семидесятилетие на боевом посту. Во время плавания у меня было время обдумать последнее письмо. Самое важное там, это засуха 1963, отправка меня на пенсию и эта самая электроника, которую нужно микрометром мерить, - Хрущёв посмотрел на мрачно молчащих родственников. - Что, не согласны?
   - Пап, это письмо не последнее, было ещё два.
   - Ну так, показывайте.
   Аджубей раскрыл папку и зашуршал бумагами: Сначала вот это, потом это.
   Хрущёв прочёл предпоследнее письмо, потом последнее, потом снова предпоследнее, что-то бормоча про себя.
   - Не может быть, не верю! Капитализм историческое прошлое, нельзя повернуть историю вспять! - круглое лицо Первого секретаря ЦК покраснело, он сопровождал свои слова энергичной жестикуляцией.
   Сергей с Алексеем переглянулись, но не сказали ни слова, примерно такую реакцию они и ждали. Энергично шагающий взад и вперёд по ухоженной дорожке отец и тесть, наконец, остановился: Ну, что молчите, воды в рот набрали?
   - Папа, скажи, в Болгарии социализм?
   - Да. К чему ты клонишь?
   - В Венгрии тоже социализм?
   - Социализм, социализм. Ты намекаешь на 56 год? После войны тогда прошёл всего десяток лет, он там ещё не устоялся, были сильны пережитки прошлого.
   - Но если бы не Советский Союз, то реставрация капитализма произошла бы?
   - Я же сказал, прошло слишком мало времени, рабочий класс ещё не успел по-настоящему осознать свои интересы.
   - Из письма я понял, что в 68 нечто похожее случилось в Чехословакии, и опять, если бы не мы, то произошла бы капиталистическая контрреволюция. А после войны пройдёт уже 23 года.
   - Этого ещё не случилось.
   - Да, ещё, - Сергей выделил последнее слово, - не случилось.
   - Ладно, - старший Хрущёв уже успокоился и потряс письмо, - ты хочешь сказать, что это можно предотвратить?
   Некоторое время Первый секретарь молчал, потом продолжил: Нужно, необходимо предотвратить. Думаю, причина в том, что меня отправили, то есть отправят, на пенсию, а Брежнев наворотит дел, или, наоборот, ничего делать не будет.
   - Никита Сергеевич, - слово впервые взял Аджубей, - вы считаете, что если бы вместо Брежнева из Президиума ЦК пришёл кто-то другой, было бы лучше?
   - Думал уже над этим, ни в ком из Президиума не уверен, - до этих пророчеств Хрущёв обычно избегал обсуждения своих коллег в кругу семьи, - я, хотя бы, знаю, что делать. Что там у нас, микроэлектроника? Сергей, сможешь узнать, у кого из наших с этим лучше всего дела обстоят? Я тоже, конечно, буду это выяснять, только каждый там свои интересы преследует. В общем, нужно составить план действий, и где-нибудь в декабре, а лучше в ноябре собрать пленум ЦК.
   - Никита Сергеевич, мне всё же не совсем понятно, как отставание в одной технической области может без всякой войны привести к падению страны, - Аджубей озвучил свои настоящие сомнения.
   - У тебя есть какое-то предложение?
   - Да, я думаю, что нужно задать "пророку" вопрос о других причинах.
   - Задавай, - пожал плечами Хрущёв, - хуже не будет.
   ***
   Характерный звук разбивающегося стекла показал направление, и я бросился вперёд с высокого старта. На этот раз наша группа патрулировала переулки, а звук раздался с главной улицы. Может быть, наконец, удастся получить ответы на пару вопросов. Да, я не ошибся, это опять тот многострадальный телефон-автомат, на моей памяти его остекление разбивают уже в третий раз. В сторону от него метнулась невысокая фигура, мне пришлось ускориться. Разделяющие нас поначалу три десятка метров я нагнал секунд за пятнадцать. Как и ожидалось, злоумышленником оказался подросток, на мой взгляд, лет 14-15. Когда я вёл его за руку на место преступления, на мои вопросы он не отвечал, только канючил: Отпусти... это не я... оно само разбилось.
   Нагнавшие нас остальные парни, сегодня не было только Механошина, тоже не смогли добиться от подростка внятного ответа, зачем он разбил стекло. Орудие преступления, обломок кирпича, нашёлся на месте, телефон оказался исправен, небольшой запас пятнадцатикопеечных монет мы для этих случаев хранили. Кстати, с учётом объявленной денежной реформы, я уже начал придерживать медные двушки.
   Дальше уже хорошо знакомые нам процедуры, милиция, протокол "Нанесение ущерба социалистической собственности из хулиганских побуждений". У меня не укладывается в голове, зачем портить полезную всем вещь? Какой в этом, хоть малейший смысл? Однако, как рассказывают милиционеры, да я и сам это вижу, явление довольно частое. Интересно, а как обстоит с этим дело в капиталистических странах?
   На следующий день после занятий Маша сообщила, что меня снова приглашают в комитет комсомола. На этот раз кроме Лоры там был секретарь комсомольской организации. Меня поставили в известность, что письмо в ЦК КПСС на имя Никиты Сергеевича Хрущёва от имени комсомольской организации МЭИ уже отправлено, и дали мне возможность ознакомиться с копией. Обычное дежурное содержание, но смысл передаёт верно. Секретарь, между делом, заметил, что получено одобрение партийной организации. В целом, не имеющее для меня существенного значения событие, но когда я собрался уже уходить, за мной вышла Лора и предложила проводить её до метро, если я, конечно, располагаю временем.
   К чему бы это? Временем я располагал, ехать в ИТМ и ВТ или в НИИ-35 было уже поздно, тренировки сегодня не было. Лора или знала об этом, или так случайно совпало. Ответил, что располагаю, и через несколько минут мы уже выходили из учебного корпуса. Она оказалась довольно высокой, всего на полголовы ниже меня, ну и идти рядом с красивой девушкой было приятно.
   - Глеб, как смотришь на то, чтобы пройти до метро пешком?
   - Положительно, на трамвае сейчас битком народу. В абитуре я даже в центр ходил пешком, да и на первом курсе частенько.
   - На работу тоже пешком ходишь?
   - До Ленинского проспекта слишком далеко, да и не на первом курсе я туда работать устроился, - осведомлённость девушки о том, что я работаю, понятна, характеристика на меня от комсомольского комитета.
   - А почему тебя, студента, в научный институт на работу приняли?
   - Я написал язык программирования, с помощью соавтора с кафедры математики, он отправил его на рецензию в этот институт, там как раз новую ЭВМ сделали. Язык понравился академику Лебедеву, он обещал его опубликовать, если я напишу транслятор этого языка для их новой машины. Я написал, вот после этого меня и приняли на работу.
   - А книгу опубликовали?
   - Конечно, почти два года назад, целых сто экземпляров, правда, ДСП, для служебного пользования. Но прочесть её можно будет, она должна скоро выйти в "Науке".
   - Ты сильно расстроился, что тебя не допустили до олимпиады в Риме?
   - Как тебе сказать, так-то интересно, конечно, было бы посмотреть на жизнь в другой, капиталистической стране, да и тренер по результатам спринтеров победителей олимпиады считает, что у меня были неплохие шансы на победу. Но бег для меня всего лишь развлечение и способ поддерживать физическую форму, так что, сказать, что я сильно расстроился, нельзя.
   - Что собираешься делать после института?
   - Работать, конечно, что же ещё.
   - Понятно, что работать, я имела ввиду где, ну и планы вообще, аспирантура там, диссертация.
   - Диссертация сама по себе меня не интересует, а вот наука и техника, другое дело.
   - Помнишь, когда мы были абитуриентами, ты сказал, что мечтаешь создать мыслящую ЭВМ, не отказался ещё от этой мечты?
   - Нет, не отказался, просто сейчас лучше понимаю предстоящие трудности.
   - Понятно. И да, спасибо тебе за ту помощь при поступлении.

Глава 5.


   Хотя было очевидно, что своеобразная переписка с Аджубеем вступила в активную фазу, на его месте у меня самого была бы масса вопросов, режим просмотра "Известий" я менять не стал, лишним свободным временем не располагаю. Очередная недельная подшивка этой газеты одарила образцом творчества Д.Иванова. Пробежав глазами заметку, я не смог однозначно определить на какой вопрос он хочет получить ответ. Этот сельский корреспондент жаловался на то, что замедлился рост удоев колхозных коров, и что специалисты не могут установить точную причину, или корма недостаточно сбалансированы, или нехороши условия содержания, или порода неподходящая для наших условий. Всё, больше ничего похожего на вопрос в статье не было. Прикинув варианты, решил посоветоваться с Ефремовым.
   На этот раз он был дома не один, хорошее в этом было то, что жена немедленно занялась готовкой чая с перекусом, плохое - поговорить удастся, написать (нарисовать) письмо, нет. Выслушав максимально точно переданный мною текст статьи, Иван Антонович ненадолго задумался.
   - Пожалуй, нужно будет на следующий год выписать эту газету. А по вопросам с удоями я думаю так - общий смысл этой заметки: есть проблемы, которые неизвестно как решать. Считаю, что это удобный случай написать почти что угодно, то, что мы с вами посчитаем самым важным.
   Что считать на настоящий момент самым важным мы обсуждали вплоть до приглашения к чаю. Подготовить само письмо договорились на послезавтра, в четыре часа, завтра я не могу, слишком занят.
   За чаепитием, в котором принимала участие и жена Ивана Антоновича, разговаривали на общие темы. Учитывая лёгкий характер беседы, я рассказал забавную историю отношений со студенткой с не слишком часто встречающимся именем Лора, которая вдруг сменила едкое неприязненное ко мне отношение на вполне доброжелательное. Тема Таисию Иосифовну неожиданно заинтересовала, и она стала задавать вопросы.
   - В какой момент, после каких событий её отношение начало меняться к лучшему?
   - Она села ко мне за стол, когда наши собачки слетали в космос, хотя Белка и Стрелка тут, конечно, не причём, - начал вспоминать я. - Пожалуй, начиная с того момента, как меня не пустили на олимпийские игры в Рим.
   - Так вы, Глеб, оказывается, спортсмен. Что ж ты, Ваня, мне об этом не рассказывал?
   - Чемпион и рекордсмен СССР в беге на 100 и 200 метров. Но ты, Тася, спортом никогда особо не интересовалась.
   - Тогда, может быть, она вас, Глеб, пожалела. Женская жалость, особенно к несправедливо обиженному мужчине, сильное чувство. После этого вы ещё о чём-нибудь с ней говорили?
   - В последнюю и единственную нашу встречу вдвоём, Лора узнала о том, что я опубликовал свою первую научную книгу, вроде бы, новое слово в языках программирования. Ещё расспрашивала о моих планах на будущее.
   - Понятно, - Ефремовы переглянулись и Таисия Иосифовна продолжила. - Возможно и не жалость, парень вы, Глеб, видный, умный и интересный.
   - Тася, хватит, а то испортишь нам молодого человека неумеренными комплиментами, - улыбнулся Ефремов.
   ***
   Очередное письмо "пророка" Аджубей получил только через неделю после опубликования заметки Д.Иванова. Привычно проверив целостность конверта, распечатал его и приступил к чтению.
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо за номером шесть содержит субъективный анализ событий в СССР от конца 20-х годов по настоящее время. Период от начала индустриализации и до смерти И.В.Сталина можно кратко охарактеризовать как конструктивный период тирании. Для того, чтобы тирания была конструктивной с точки зрения развития страны необходимы, как минимум, два условия: первое, догоняющая экономика, когда необходимо быстро перенять известные в наиболее развитых странах передовые технологии и, второе, умный, сильный и бескорыстный тиран. Тираническая элита должна быть простым проводником воли тирана, который точно знает, что нужно делать. Для достижения этой цели тиран проводит ротацию элиты, заодно не давая ей основательно загнить и обеспечивая собственную безопасность. При этом народ фактически не влияет на формирование элиты.
   Когда основная цель достигнута, ключевые известные технологии внедрены и освоены, и требуется поиск новых, неизвестных технологий, тираническая модель управления социальной системой перестаёт быть в этом отношении эффективной. Тиран больше не знает, что нужно делать, а элита, привыкшая выполнять приказы сверху, тем более. Стала ещё заметнее работать в минус сильная прежде сторона сталинской элиты, высокая степень ответственности за порученное дело. Руководители, вплоть до среднего звена, опасаются внедрять новые разработки, предпочитая хорошо известные им решения, тем более, что большинство новшеств бесполезны или вредны. Рискуют только руководители авантюристического склада с самыми разными последствиями.
   Самые грубые, системные, ошибки, совершённые в постсталинский период по настоящее время.
   1.Ликвидация артелей постановлениями 1956 и 1960 годов привела к снижению гибкости народного хозяйства, невозможности достаточно оперативно реагировать на изменяющийся спрос. Научно-технические артели могли бы на свой страх и риск разрабатывать новые технологии без существенного ущерба для социалистической экономики. По мере внедрения в производство микропроцессоров и других достижений электроники, вместе с автоматическими станками появятся цеха и даже заводы-автоматы, что приведёт к освобождению большого количества рабочей силы. Артели - один из инструментов смягчить проблемы этого процесса.
   2.Принятый в 1956 году запрет на сбор компрометирующих материалов на партийно-советскую и профсоюзную номенклатуры, по существу создал новое привилегированное сословие, тем самым определив неравноправие граждан страны, и создав предпосылки для сословного общества. Другое последствие, быстрое разложение номенклатуры и распространение разложения на другие слои населения".
   Дважды перечитав письмо, Алексей Иванович задумался, интересно, а удачные решения у Никиты Сергеевича были? И сам же себе мысленно ответил, наверняка, да, например, прекращение выплаты дополнительной, необлагаемой налогом и даже партвзносом, зарплаты. Просто в статье Д.Иванова я задал неявный вопрос об ошибках и проблемах, ну и получил соответствующий ответ. Правда, идти с этим ответом к Хрущёву страшновато, но придётся. Надеюсь, после информации о распаде страны его уже ничто не сможет смутить.
   - Ну, что ещё плохого имеешь сообщить? - этими словами глава государства встретил зятя в своей резиденции.
   Поздоровавшись, Аджубей без комментариев подал конверт.
   - Здравствуй, - к компании присоединился Сергей и показал глазами на читающего отца. - Что там?
   - Сейчас сам прочтёшь, а если коротко, то ответ на расплывчато заданный вопрос.
   Хрущёв не спеша читал письмо, по всей видимости, размышляя в процессе над содержимым. Наконец, он закончил: Да, надо в ближайшее время собирать пленум. Дождёмся, на всякий случай, выборов Кеннеди, и будем определяться с датой. А пока можно думать над докладом, я там обязательно должен выступить, - Никита Сергеевич ненадолго остановился. - Тебе, Сергей, будет партийное поручение, мы уже об этом говорили, найди в каких институтах лучше всего обстоит дело с микроэлектроникой, если нужно, посети их. Выбери самые на твой взгляд перспективные, я их сам потом навещу.
   - Мне и самому это очень интересно, построить управление ракетой, которое может намного больше, и при этом весит в разы меньше. Я ещё Челомею об этом не говорил, но представляю, как он заинтересуется. Пап, дай, пожалуйста, письмо.
   - Держи. Следующий год, год XXII съезда партии и начала новой пятилетки. Я планировал принять программу построения материально-технической базы коммунизма к 1980 году, достижение самого высокого в мире жизненного уровня народа. Вместо этого карточки на продукты и реставрация капитализма. Неужели ликвидация артелей и прекращение преследования руководящих работников могут к этому привести?
   Сергей принял из рук отца письмо и углубился в чтение. На риторический вопрос тестя ответил Аджубей: Там написано, что это самые грубые системные ошибки, видимо, подразумевается, что есть и другие, и про преследование руководящих работников ничего не сказано.
   - Что имеется ввиду под словом "системные"?
   - Влияющие на всю общественную систему в целом, а не только на какой-то конкретный аспект.
   - Странно, почему такая мелочь, как артели, может на что-то серьёзно влиять, - негромко, разговаривая сам с собой, произнёс Хрущёв.
   Потому, что ты не понимаешь смысл таких слов, как "системные", подумал Аджубей, который и так не считал своего тестя слишком умным человеком, а сейчас получил лишнее подтверждение.
   - Сказано, что Сталин знал, что надо делать и намеренно заменял одних руководителей другими, но мы все это знали, - нет, не все, например, ты сам поначалу придерживался взглядов Троцкого, сказал внутренний голос. - Ладно, некоторые ошибались, но стрелять-то зачем?
   - Никита Сергеевич, вы что-то спросили? - участливо обратился к тестю Аджубей.
   - Нет, ничего. Для тебя, Алексей, у меня тоже будет поручение.
   ***
   Я обучал выделенных мне сотрудников НИИ-35 программированию на ПАЛ-1 и, несмотря на мою признанную Красиловым победу в споре, не спеша писал обещанные Сусанне Гукасовне программы. Требующих машинных расчётов задач у них было немного, а те, что они просили, в основном представляли собой сметы на выполнение строительных и отделочных работ. На мой взгляд, для них было бы полезнее использовать ЭВМ в технологическом процессе, например, для управления измерительными приборами на выходном контроле, о чём я и заявил Мадоян. Сусанна Гукасовна высказанной идеей заинтересовалась и немедленно повела меня к Красилову.
   Я повторил ему своё предложение, рассказал, что можно будет программно задавать входные параметры, получать отпечатанные результаты измерений с сопровождающей информацией вроде даты и времени, получать области устойчивой работы, ну и отбраковывать негодные, разумеется.
   - Что для этого нужно?
   - В первую очередь цифро-аналоговые и аналого-цифровые преобразователи, адаптированные под управление М-20. И небольшая доработка периферии ЭВМ и программного обеспечения.
   - Глеб, это немножко не наш профиль.
   - А что мешает заказать необходимое в ИТМ и ВТ?
   - Пробиваете интересы своего института?
   - А кто справится с задачей быстрее и лучше всех?
   В этот момент в дверь постучали и в кабинет завлаба заглянула секретарь директора: Александр Викторович, вас Михаил Георгиевич вызывает.
   Красилов вернулся минут через двадцать в сопровождении незнакомого молодого парня в очках.
   - Сергей Никитич направлен к нам от КБ, которое интересуют разработки, позволяющие уменьшить и облегчить электронные блоки.
   - Сергей Никитич, это Сусанна Гукасовна, наш ведущий химик-технолог, занимающаяся технологией электронных интегральных схем, и прикомандированный от института точной механики специалист по электронно-вычислительным машинам Глеб... э-э
   - Станиславович, - подсказал я, - можно просто Глеб.
   Услышав имя и отчество незнакомца, сына Хрущёва я немедленно опознал. Имелось и некоторое фамильное сходство, слегка скрадываемое более высоким ростом и молодостью. С большой вероятностью считаю, что он в курсе моих писем, и этот визит с ними и связан. Понятно, что он никак не может предположить во мне автора писем, тем не менее, нужно внимательно следить за своим языком, чтобы не заронить даже тени подозрения.
   - Наша организация заинтересована в разработках, позволяющих существенно уменьшить габариты и массу электронных средств управления. Руководству стало известно, что вы работаете в этом направлении, и меня направили ознакомиться с текущими и перспективными результатами.
   - Что конкретно вас интересует? - очевидный вопрос задал завлаб.
   - Как у вас обстоят дела с интегральными схемами.
   - Полтора года назад получена первая работоспособная кремниевая интегральная схема с биполярными транзисторами. В этом году впервые заработала аналогичная на униполярных, - Красилов вопросительно посмотрел на гостя.
   - Я понимаю разницу между ними, - ответил тот на невысказанный вопрос, и задал свой. - К какому году вы сможете создать первый микропроцессор?
   Красилов с Мадоян недоумённо переглянулись и посмотрели на меня. Я тоже пожал плечами, показывая, что не в курсе. Эта пантомима закончилась вопросом Красилова: Что такое микропроцессор?
   - Извините, это неустоявшийся зарубежный термин. Речь идёт об арифметико-логическом устройстве, размещённом на одном кристалле.
   Снова воцарилось молчание, я с интересом ждал ответа Александра Викторовича, очевидно, что отвечать должен он. И заведующий лабораторией не обманул моих ожиданий. Не знаю, прикинул ли он необходимую плотность компонентов и требуемый уровень технологического процесса, но минут через пять дал "взвешенный" ответ.
   - Потребуется лет 8-10.
   Ответ Ходжи Насреддина, это самое то. Любопытно, что по срокам это приблизительно соответствует моему письму Аджубею.
   - А в случае режима наибольшего благоприятствования? - настаивал Сергей Никитич.
   Красилов снова задумался, потом решил уточнить: Это означает неограниченное финансирование и любые фонды?
   - В разумных пределах.
   - А как с валютным финансированием?
   - Тоже в разумных пределах, с учётом, что это валюта.
   - Лет 5-7, - отвечать всё-таки пришлось.
   Гость кивнул и задал новый вопрос: Допустим, первый микропроцессор успешно создан. Сколько после этого потребуется времени, чтобы создать настольную ЭВМ?
   Взгляды присутствующих обратились ко мне, как к соответствующему специалисту. Я, естественно, тоже задумался и, наконец, выдал: Лет десять. Сейчас поясню, почему так долго. Первый, хоть на что-нибудь годный микропроцессор, например, управлять каким-нибудь не слишком сложным устройством, или быть ядром калькулятора, может быть довольно маломощным, иметь относительно невысокую скорость работы, малую разрядность шины адреса и шины данных. Для более или менее нормальной ЭВМ этого недостаточно, значит плотность электронных компонентов должна быть на порядки выше. Плюс к этому нужна компактная оперативная и долговременная память, плюс экран. Думаю десять лет - это реальный срок.
   Этими ответами Сергей Никитич удовлетворился и дальнейшая часть экскурсии прошла без меня. Убеждён, что Красилов с Мадоян показали ему какой-нибудь участок техпроцесса, образцы интегральных схем и, главное, обрисовали массу проблем, для решения которых нужны финансы, оборудование и новые рабочие места.
   Вернувшись минут через сорок, они стали обсуждать в моём присутствии, ведь я тоже вовлечённое в эти события лицо, что бы этот визит значил. Первым делом меня просветили, что это был сын самого Хрущёва, и задались главным вопросом, чьи интересы он представлял, своего КБ или Первого секретаря ЦК. В целом, оба местных исследователя излучали умеренный оптимизм.

Глава 6.


   - Папа, можешь меня сейчас выслушать?
   - Подожди, соберу бумаги, - Хрущёв занимался не слишком привычным делом, своими руками готовил доклад к пленуму.
   По той причине, что писал Первый секретарь с большим количеством грамматических ошибок, Никита Сергеевич предпочитал диктовать тексты машинистке. Но сейчас был не тот случай, он прикидывал, как поступить с Брежневым. Взять и волевым решением, без всяких оснований, отправить члена президиума ЦК послом куда-нибудь в Эфиопию не получится. Его не поймут даже свои, особенно свои, ведь Брежнев считается его преданным сторонником. Сейчас он как раз рассматривал вариант назначить Леонида Ильича куратором освоения целины, где-нибудь годика через полтора, в аккурат перед засухой 63-го. Пустяковые события в письмах не предсказывались, так что засуха должна быть очень сильной. После катастрофического провала Лёню можно будет отправлять куда угодно. Вариант был заманчивым, но никуда не годился, вместо того, чтобы, зная предсказание, смягчить последствия погодной катастрофы, пришлось бы сидеть сложа руки, пока эта катастрофа не разразится. Не говоря уже о том, как после этого смотреть в глаза Сергею с Алексеем, да и до других людей история может постепенно дойти.
   - Говори, Серёжа.
   - По твоему поручению я навёл справки и посетил пару наиболее перспективных организаций. В общем, самым интересным оказался НИИ-35, они первые в СССР смогли получить кремниевые интегральные схемы. В разговоре я задал их ведущим специалистам вопрос, когда они могли бы сделать микропроцессор. Мне ответили, что лет через 8-10, что в принципе согласуется с указанными в письме сроками. То есть, они это могут сделать приблизительно одновременно с американцами. Но если обеспечить им максимально благоприятный режим, то срок сократится лет до 5-7, а это значит, что в этом вопросе мы можем сильно опередить США. Насчёт сроков создания после этого настольной ЭВМ мне ответил командированный к ним специалист из института точной механики и вычислительной техники. Он назвал срок 10 лет и привёл обоснование почему. Меня немного смутил его молодой возраст, но мне позже пояснили, что он придумал новый перспективный язык программирования и смог установить его на ЭВМ. То есть, является известным специалистом в этой области.
   - Значит, в удачном случае мы можем опередить американцев лет на пять, а что с другими странами НАТО?
   - Их можно не принимать во внимание, здесь они нам не конкуренты.
   - Если в 65-м у нас появятся эти самые микропроцессоры, - Никита Сергеевич прочно усвоил это полуиностранное слово, - то мы сможем немедленно начать модернизацию предприятий, ты её назвал новой индустриализацией. За две пятилетки мы её, конечно, завершим, если Сталин за десять лет провёл индустриализацию, то и мы не лыком шиты. К 75-му году у нас будут самые современные заводы в мире. Я это к тому, что на XXII съезде хотел выдвинуть лозунг "Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме", после этих ваших предсказаний засомневался, а сейчас думаю, может всё-таки получится?
   - Не знаю, пап, но сомневаюсь, что всё будет как по нотам. Вот у нас в КБ иногда кажется, ну вот, все проблемы решены, а ракета "клюёт" носом через несколько секунд после старта.
   - Молод ты ещё Серёжа, не застал те времена, когда мы из ничего создавали заводы и электростанции. Нет таких препятствий, которые бы не смогли преодолеть советские люди! - воодушевлённо воскликнул Хрущёв и, сбавив тон, добавил. - Если, конечно, знают, что нужно делать, а мы знаем. Ладно, скажи лучше, сколько микропроцессоров и настольных ЭВМ нам понадобится?
   - Микропроцессоры потребуются в станках, промышленных роботах, для управления сваркой и другими операциями, в двигателях внутреннего сгорания, в бытовой технике. Думаю, что их количество будет исчисляться миллионами, если не десятками миллионов. Что касается настольных ЭВМ, то здесь число намного меньше, нужно прикинуть, каким специалистам они будут необходимы с точки зрения повышения производительности труда. Наверное, речь нужно вести о сотнях тысяч. Пап, а какое поручение ты дал Алексею, если не секрет, конечно?
   - Разузнать, как народ отнёсся к закрытию артелей. И в "Комсомольскую правду", и в "Известия" приходило много писем ещё с 56-го года, и, как он рассказал, до сих пор приходят. Попросил его оценить, сколько таких писем было, и выбрать наиболее яркие и интересные, хочу зачитать их на пленуме. Ну, и ещё кое-что он сам предложил сделать. Скажи, а для ваших ракетных дел микропроцессоры будут представлять интерес?
   - Не то слово, там каждый килограмм на вес золота. Я ещё Челомею о них не рассказывал, но хорошо представляю, как он отреагирует.
   - Так расскажи, Серёжа, расскажи, очень неплохо будет иметь его отзыв, - немного подумав, Никита Сергеевич добавил, - и с авиаторами тоже надо будет поговорить.
   ***
   - Видели, в туалете плакат повесили "В унитаз бумагу не бросать!", - сообщил нам Маршал, вернувшись из упомянутого общественного места.
   - Это, наверное, после позавчерашнего засора, - пояснил Механошин, - видимо, недавняя деревня её туда накидала.
   - Ты первокурсников имеешь ввиду? Вон, Глеб у нас тоже деревня, но за три года пообтесался, - пошутил Влад Панцерновский. - Интересно, а буржуйская выдумка, пипифакс, тоже унитаз может засорить?
   - Смотря что он из себя представляет, - я тоже решил принять участие в общей светской беседе, - кто-нибудь его видел?
   - Я видел, - отозвался всё тот же Влад, сын главного инженера одной из кузбасских шахт, - по консистенции что-то вроде промокашки.
   - Тогда, может быть, и не засорит, хотя, наверное, смотря сколько накидаешь. А то было бы удобно, и ведро для бумаги не нужно. Интересно, у нас где-нибудь этот пипифакс выпускают?
   Никто не ответил, высказался только Маршал: Деревья жалко, представляете, сколько их дополнительно нужно срубить?
   Все промолчали, видимо, представляли лес из этих деревьев, и я решил озвучить только что пришедшую в голову шуточную идею: Не надо лишние деревья рубить, можно обойтись без этого.
   - Как? - общий вопрос.
   - На востоке издавна не подтирались, а подмывались из кувшина "нечистой" левой рукой. В наш век водопровода и унитазов это и того проще.
   - Так ты говоришь о такой штуке, которая похожа на унитаз, но не он, там есть кран с водой, сейчас вспомню, как называется...
   - Биде, - помог Маршалу с названием просвещённый в вопросах личной гигиены Панцерновский.
   - Точно, биде. Ты, Глеб, о нём? Так это целая история, ещё одна приблуда типа унитаза, на которую к тому же пересаживаться надо.
   - Не надо пересаживаться, и дополнительной приблуды не надо. Что мешает установить в унитаз подключённую к воде простую форсунку с вентилем или нажимным клапаном, и подмывайся в своё удовольствие. Если надо, я за несколько минут схему нарисую, расположение форсунки, чтобы случайно её не испачкать и струя воды куда надо лилась, подключение к воде, и всё это с простейшей доработкой унитаза.
   С минуту все осмысливали идею, первым с критическим замечанием отозвался Вадим Механошин: Хорошо, подмылся, сидишь чистый c мокрой ж#### на унитазе, а дальше что делать?
   - Ха-ха-ха, ждать пока высохнешь...
   - Промакнуться носовым платком, только потом не надо девочкам рассказывать, как ты его использовал...
   - Встроить в унитаз тепловентилятор для сушки, - посыпались со всех сторон предложения.
   - А как насчёт "нечистой" руки?
   - Напротив комнаты туалетов у нас находится комната с умывальниками, ты слышал, что после посещения туалета нужно мыть руки?
   - Кстати о девочках, женщины больше всего должны оценить "изобретение", а если кроме шуток, - посерьёзнел Влад, - то идея заслуживает внимания, можешь, Глеб, попробовать получить авторское свидетельство на изобретение.
   - Нет, не хочется прославиться своим первым изобретением, доработкой унитаза.
   - По-моему, это чистоплюйство, да и не первое это твоё изобретение.
   - Что ты имеешь ввиду? - насторожился я.
   - Крышки для кефира из фольги, которые недавно появились. Согласитесь, они удобнее картонок? - вопрос Влада был обращён ко всем.
   - Точно, - вспомнил Маршал, - ты их года три назад придумал, а теперь ещё кому-то в голову пришло.
   - Не факт, что ещё кому-то. В том, что крышки появились, есть и моя заслуга, я их тогда в книге жалоб и предложений нашего гастронома подробно описал, - уточнил Панцерновский.
   - Вот видите, и наша комната внесла небольшой вклад в улучшение жизни советских людей, - подытожил Механошин.
   Ладно, повеселились и хватит, у меня, между прочим, сегодня закончилась командировка в НИИ-35, завтра нужно будет за неё отчитаться, пора прикинуть, что и как говорить.
   - Здравствуйте, Владимир Андреевич, - поздоровался я с Мельниковым, - всё, с сегодняшнего дня лаборант Ильин снова в строю.
   - Здравствуйте, Глеб. Как успехи, обучили технологов программированию?
   - Обучил, но я же не только этим там занимался.
   - Помню, интегральные схемы. Есть что рассказать?
   - Есть, возможно, Сергею Алексеевичу это тоже будет интересно.
   - Да? Ну, пойдём, он сейчас у себя.
   Директор действительно был на месте, секретарь лишь предупредила, что он разговаривает по телефону и попросила подождать. Ожидание надолго не затянулось, и минут через пять мы уже в кабинете Лебедева.
   - Сергей Алексеевич, помните, мы командировали Ильина в НИИ-35, чтобы он обучил их персонал работе на нашей машине?
   - Помню, раз он здесь, значит, обучение прошло успешно, я прав, Глеб?
   - Да, вполне успешно. Кроме того, я разобрался в том, чем они занимаются. Мне кажется, это может быть для нас интересно.
   - Даже так? Что ж, рассказывайте, Глеб, - рассеяно заметил директор, думая явно о своём.
   - Сергей Алексеевич, я вам ещё не говорил, но нам стало известно, что в этом НИИ занимаются интегральными схемами, и Глеб должен был узнать, может ли эта тема быть для нас интересной, - пояснил Мельников.
   - Интегральные схемы? Насколько я помню, это означает несколько транзисторов на одном кристалле, но выслушать подробности будет интересно, - кивнул академик.
   - Несколько лет назад они прекратили работы с германием и практически полностью переключились на кремний, как более перспективный в этом отношении полупроводник, - начал я, - и полтора года назад им впервые удалось разместить на одном кристалле несколько биполярных транзисторов, а в этом году сравнительно успешно завершились опыты с полевыми.
   - Почему сравнительно успешно?
   - Очень маленький процент выхода годных, но они уже разобрались в причинах и совершенствуют технологический процесс.
   - Сколько транзисторов на одном кристалле?
   - Всего два логических элемента И-НЕ в одной интегральной схеме, но технология постоянно совершенствуется и предела интеграции пока не видно.
   - На каких частотах работают транзисторы?
   - Полевые?
   - Пусть полевые.
   - Насколько я понял, теоретический предел для полевого кремниевого транзистора десять гигагерц.
   - Сколько?! - расслабленного состояния Лебедева как не бывало.
   - Десять гигагерц, но это, видимо, недостижимый идеал. Допустимая частота работы полевого транзистора растёт с уменьшением размеров из-за уменьшающихся паразитных ёмкостей. Для десяти гигагерц его размер должен быть несколько нанометров.
   - А если говорить о реальном?
   - Обозримое будущее - мегагерцовый диапазон.
   - Кроме И-НЕ они собираются что-нибудь выпускать, например, сдвиговый регистр?
   - Думаю, они смогут выпускать что угодно, в пределах освоенной технологии, конечно, а наш институт, в принципе, один из потребителей их продукции. Да, чуть не забыл, недавно к ним приходил Сергей Никитич Хрущёв, и спрашивал, за какой срок они могут сделать микропроцессор. Это полноценное АЛУ на одном кристалле.
   Оба разработчика ЭВМ переглянулись, я примерно представлял о чём они думают. Потом Лебедев спросил: Что они ему ответили?
   - Что лет за 8-10, а если не будет проблем со снабжением и финансированием, в том числе валютным, то лет за 5-7.
   - Что на это ответил Хрущёв?
   - Ничего. У меня создалось впечатление, что он просто собирает информацию, а решение будет принимать кто-то другой.
   - Это и так понятно, но телодвижения интересные.
   - Да, ещё одно, они хотят использовать М-20 для управления технологическим процессом и им нужны кое-какие доработки машины, в частности, управляемые ЦАП и АЦП.
   - Не проблема, пусть составляют техзадание и оформляют договор.
   - Как я им это передам, срок моей командировки и пропуска в их институт закончился.
   - Это тоже не проблема.
   Начальство разрешило мне быть свободным, и осталось обсуждать свои начальственные проблемы. Впрочем, понять, что они сейчас обсуждают, нетрудно.
   ***
   Прошли ноябрьские праздники, отметив 43-ю годовщину Великой Октябрьской Революции, в Соединённых Штатах Америки на выборах 8 ноября победил, как и предрекало письмо, Джон Кеннеди, а Никита Сергеевич Хрущёв определился с датой пленума ЦК, назначив его на 22 ноября текущего, 1960 года. Главным пунктом повестки дня значился доклад Первого секретаря. За десять дней до начала пленума всем членам президиума были розданы тезисы доклада. Главными были три вопроса:
   1.Ускорение внедрения в производство новейших достижений науки и техники, что прямо перекликалось с постановлением предыдущего июльского пленума "О ходе выполнения решений XXI съезда КПСС о развитии промышленности, транспорта и внедрении в производство новейших достижений науки и техники".
   2.Возрождение промысловой кооперации и создание новых форм её предприятий в условиях научно-технической революции.
   3.Усиление ответственности руководителей всех уровней за порученный участок работы.
   Что касается вопроса о снятии запрета на сбор компрометирующих материалов на номенклатуру, то поднять его на этом пленуме Хрущёв не рискнул, решил подождать подходящего случая.
  

Глава 7.


   Президиум ЦК собрался на заседание за неделю до предстоящего пленума, чтобы обсудить выносимые на него Первым секретарём вопросы. С докладом по существу заявленных в тезисах вопросов выступил председатель собрания Никита Сергеевич Хрущёв. Первый пункт доклада действительно напрямую касался постановления предыдущего пленума о внедрении в производство новейших достижений науки и техники, но отличался большей конкретикой. Хрущёв сослался на мнение советских и зарубежных учёных, что в ближайшей перспективе рост производительности труда будет в первую очередь связан с развитием микроэлектроники и внедрением её достижений в производство.
   - Чтобы не отстать от наиболее развитых капиталистических стран, а напротив, опередить их в этой области, нужно развивать это направление научно-технического прогресса опережающими темпами. По прогнозам специалистов в обозримой перспективе ожидается создание ЭВМ микроскопических размеров, не более десятка сантиметров в любом измерении. Их можно будет устанавливать в станки, приборы, двигатели, что резко повысит производительность труда. По существу, - сообщил Первый секретарь, - мы находимся на пороге научно-технической революции, и от того, как мы её пройдём зависит судьба нашей страны и всего социалистического содружества.
   Большинство членов президиума решили, что Никита Сергеевич привёз из Соединённых Штатов Америки очередные новые идеи, вроде предыдущих, посевов кукурузы или строительства плоских заводов в один или два этажа с искусственным освещением. Пара подобных была заложена в Черёмушках, текстильный и по производству ракетной электроники. Принципиальных возражений это уточнение решения предыдущего пленума не вызвало. Прения развернулись по вопросу, кого из членов президиума назначить куратором этого важнейшего, со слов Первого секретаря, направления. Первым голосовалась предложенная Хрущёвым кандидатура Брежнева. Сам Леонид Ильич возражать против ответственного поручения не мог, с предложением рассмотреть и другие кандидатуры выступил лишь Николай Викторович Подгорный. В ответ председатель собрания предложил членам президиума заняться самовыдвижением, если кто-то считает, что он лучше Леонида Ильича справится с этим ответственным поручением. В итоге кандидатура Брежнева оказалась единственной, других предложений или самовыдвижений не было.
   В отличие от первого пункта доклада, по второму развернулась дискуссия. Возражение не по существу, что своим решением мы совсем недавно фактически ликвидировали кооперативы и артели, а теперь предлагается вернуть всё назад, Хрущёв легко парировал предложением вспомнить, что партия никогда не стеснялась признавать сделанные ошибки и исправляла их.
   Он задал риторический вопрос, ответ на который мог быть только один: Должна ли партия учитывать мнение всего народа? - И сам на него ответил, что оно является очень важным, а по большому счёту, решающим и игнорировать его нельзя.
   В качестве примера привёл почту "Комсомольской правды" и "Известий" на эту тему, где большинство писем критикует решение о ликвидации кооперации.
   На резонный вопрос, почему Никита Сергеевич раньше не принимал эти письма во внимание, Хрущёв ответил: Предполагалось, что они писались заинтересованными лицами и не отражали мнение большинства народа, поэтому по его поручению под патронажем "Комсомольской правды" с 26 октября по 2 ноября этого года был проведён опрос общественного мнения. Его результат: 63% относятся к артелям положительно или скорее положительно, 7% относятся отрицательно или скорее отрицательно, и 30% не имеют своего мнения.
   С осторожным заявлением о том, что государственная собственность является, вообще-то, более высокой формой общественной собственности на средства производства по сравнению с кооперативной, выступил Михаил Андреевич Суслов.
   Хрущёв предложил ответить: Какой из принципов социализма нарушают артели? Да, любой из артельщиков может вносить в имущество артели свою личную собственность в денежной или материальной форме, но с этого момента она становится собственностью всей артели, то есть общественной, а внёсшему лишь постепенно возвращается в виде амортизационных отчислений.
   Часть из членов президиума отчётливо осознала основной, как они считали, посыл: личная собственность становится общественной, то есть, весьма вероятно, что Хрущёв затеял очередную конфискацию денежных средств населения, в памяти была ещё свежа отмена выплат по облигациям государственного займа. Другое дело, что часто проводить такую операцию, разрешить артели/запретить артели, вряд ли удастся, с третьего или четвёртого раза народ на эту удочку ловиться перестанет.
   Ещё одно возражение поступило от Алексея Николаевича Косыгина о том, что производительность труда на больших государственных предприятиях выше, чем в артелях.
   - Да, это так, - не отрицал Хрущёв, - но одновременно с этим госпредприятие не обладает гибкостью артели, которая в течение короткого промежутка времени может наладить выпуск нового вида продукции. Более того, артели могут выступать в роли своеобразного испытательного полигона, который позволит понять, какая продукция пользуется спросом и, в этом смысле, являются не антагонистом госпредприятий, а их полезным дополнением. Причём испытательным полигоном они могут быть не только при производстве новой продукции, но и в научных исследованиях, до которых "не доходят руки" у научно-исследовательских институтов. Что касается замечания Алексея Николаевича о высокой производительности труда больших заводов, то оно совершенно справедливо, а с повсеместным внедрением электроники и появлением вследствие этого станков-автоматов и даже автоматических цехов, резко вырастет. Это одновременно может повлечь за собой сокращение рабочих мест и, опять же, многочисленные артели помогут смягчить этот переходный период.
   В результате продолжившейся ещё некоторое время дискуссии все члены президиума, правда, по разным мотивам, проголосовали "за".
   Третий пункт никаких особых возражений не вызвал, все участники собрания прекрасно знали как о приписках, так и авантюрных решениях некоторых безответственных руководителей.
   Состоявшийся через неделю пленум ЦК КПСС, как обычно, все предложенные президиумом решения, в том числе кадровые назначения, утвердил, и поручил совету министров проработать вопрос об изыскании средств на выполнение принятых решений. /АИ/
   ***
   Мне совершенно не нравился способ отладки программ, когда я набиваю её на перфораторе, ввожу через фотосчитыватель, получаю список ошибок, правлю распечатку программы на бумаге, снова перфоратор и фотосчитыватель, и так по кругу, пока все ошибки не будут исправлены. Недостатки этой цепочки процедур стали особенно заметны при обучении сотрудников НИИ-35. Если я совершал в программах очень мало ошибок, и количество отладочных циклов было невелико, то у неопытных программистов картина выглядела совсем печально.
   В общем, нужно нормальное интерактивное устройство ввода/вывода, сиречь экран с клавиатурой, плюс соответствующая программа, редактор текста. Если с программой никаких проблем нет, написать её я, да и любой опытный программист может быстро, то экран - это проблема. Какие устройства вывода визуальной информации существуют в настоящее время? Электронно-лучевая трубка, графопостроитель, алфавитно-цифровое печатающее устройство, электрическая печатная машинка. В Книге упоминаются ещё два, экран на жидких кристаллах и голограмма, но для их нормальной реализации даже от сверхчеловека потребовались серьёзные затраты времени. Пока, временно, я их отброшу.
   Итак, ЭЛТ - в принципе, рабочий инструмент, недостатки: дорогая громоздкая штука, вредная для здоровья. Остальные три устройства, графопостроитель, АЦПУ, печатная машинка, не являются экранами, кроме того, вывод на них информации является необратимым.
   Хотя... к планшетному графопостроителю это, пожалуй, не относится. В некотором смысле экраном, то есть полностью доступной для обзора площадкой, на которую выводится информация, он является. Насчёт необратимости на него вывода я тоже поспешил, если он рисует карандашом, то нарисованное вполне можно удалить ластиком. Понятно, что писать/рисовать нужно не на бумаге, а на чём-то вроде грифельной доски, и не обычным карандашом, а выдвижным подпружиненным графитовым стержнем или... возникшую попутную идею я временно отбросил, вернусь к ней потом. Ну и рабочих органов получается два, специальный карандаш и ластик. Управление позиционированием должно быть с клавиатуры, а может быть, ещё и непосредственно руками. Увы, всё это перечёркивается низким быстродействием, даже не хочется считать, сколько времени займёт полное обновление экрана.
   Остаётся попробовать найти собственное решение. Для начала остановлюсь на растровом чёрно-белом изображении, для программирования на текущем уровне этого вполне достаточно. По существу, вопрос стоит об отображении одной микроскопической точки, которая может быть белой или чёрной. Кстати, не такой уж и микроскопической. Допустим, экран размером 40х30см, для разрешения 400х300 точек диаметр отдельной точки будет целый миллиметр. Этого, конечно, недостаточно, например, для качественных пикантных картинок, хотя бы и таких, как на карточной колоде, которую мне когда-то показывал Витя Жердин после возвращения из малолетки.
   Что-то такое крутится в голове насчёт изображения на игральной карте, но не могу поймать ускользающую мысль. Представил себе некоторых из знакомых девочек на Витиных картах и в такой же одежде, нет, не то, и вообще, мысли забрели куда-то не туда. Всё, вспомнил. Витёк рассказывал о каком-то легендарном карточном шулере, у которого были карты, изображение на которых изменялось, если провести ими по штанине брюк. Например, у тебя туз червей, провёл им по своим брюкам, и у тебя уже туз пик. Идея понятна, карта покрыта ворсинками, на которые, уложенные в одну сторону, нанесено одно изображение, в другую сторону, другое.
   Так, точка диаметром миллиметр, на которой лежат двухцветные ворсинки, которые нужно укладывать в ту или другую сторону. Как это сделать?
   Стоп, а зачем двухцветные, когда можно иметь чёрные ворсинки на белой площадке. Нужно только, чтобы лёжа они закрывали её всю, и тогда цвет точки будет чёрным, а стоя только часть, правда, цвет точки будет не белым, а серым, то есть, чёрный текст на сером фоне. Для работы с текстом это без разницы, да и для простых чертежей, тоже. Как заставить ворсинки встать дыбом или лечь? Варианты должны быть - электрическое поле, магнитное поле. Интересно, насколько такая конструкция технологична и долговечна, в смысле, когда ворсинки обломятся от таких упражнений? Нужны эксперименты.
   А как сделать, чтобы нечему было обламываться? Есть такой вариант, маленький шарик-магнит, выкрашенный наполовину в чёрный, наполовину в белый цвет, и разворачивающийся в нужную сторону под воздействием электрического поля. Известный из школы опыт: магнитная стрелка около проводника с током. Правда, есть проблема, как он будет держаться на своём месте. Посадить каждый шарик на свою ось? Выглядит полной ерундой с точки зрения технологичности. Экран будет представлять из себя 300 ниток, на каждую из которых насажены, как бусы, 400 маленьких шариков. Читается, как записки из детского сада. Вообще-то, есть и другой способ фиксации этих шариков, ячейка с прозрачной жидкостью, например, маслом. В этом случае экран будет представлять из себя залитую маслом решётку 400х300 ячеек, в каждой из которых находится правильно окрашенный шарик-магнит. Эта решётка герметично зажата между двумя пластинами, одна из которых прозрачна.
   Интересно, а каково будет быстродействие такого экрана, фактически, оно зависит от времени, за которое магнит сориентируется в электрическом (электромагнитном) поле. Можно попробовать рассчитать, хотя влияющих факторов довольно много, включая и вязкость жидкости, в которой "плавает" шарик. Интуитивно кажется, что это время не будет слишком большим, ведь полное обновление экрана даже за целую секунду для поставленной задачи не является смертельным. А если он будет обновляться, скажем, за одну десятую секунды, это просто праздник. Достоинством подобных экранов должно быть и отсутствие свечения, более щадящий режим работы зрения. Назову такие, пока ещё не существующие экраны, пассивными, в отличие от экранов на ЭЛТ, жидких кристаллах, и вообще всех светящихся, которые буду считать активными.
   Несмотря на внешнюю бредовость измышленных идей, очень захотелось проверить их экспериментально. В процессе экспериментов у меня вполне могут появиться новые идеи, которые, увы, потребуют новых экспериментов. Вот только где? Или в ИТМ и ВТ, или в НИИ-35, вот только как их убедить выделить ресурсы на смешное дело.
   Ладно, с этим пока всё. Между тем, идёт уже второй год, как я не был дома, надо написать маме письмо.
   Написал. Кроме обычных тем, между прочим, попросил её узнать, не поселилась ли у нас в Чу, в Парковом переулке, семья Беловых. Эта просьба не должна маму слишком сильно обременить, в этом переулке расположен всего десяток домов.
   На этот раз мама с ответом припозднилась, письмо от неё я получил только во второй половине декабря. Кроме обычных слов, что у них всё нормально, рассказала, как её вызывали в школу из-за Шурика, который сильно побил двоичника-второгодника, поругала дядю Ваня, который учит моего младшего брата махать кулаками. Ответила мама и на мой вопрос насчёт Беловых, семья с такой или похожей фамилией в Парковом переулке не проживает. Задала и свой, точнее, передала дядин Ванин вопрос. Сначала описала своими словами, как он ругался, сам знаешь на кого, за постановление о передаче имущества артелей госпредприятиям, а потом и сам вопрос. Дядя Ваня спрашивал меня, как человека просвещённого, обитающего в столице и умеющего гадать, насколько серьёзным является последнее постановление Совмина о восстановлении и развитии артелей, надолго ли оно, или так, погулять вышло. Совсем хорошо, если бы я смог предположительно сказать, когда выйдет постановление противоположное.
   Относительно Беловых понятно одно, если к этому времени их семья в Чу не появилась, то скорее всего, и вовсе не появится. Следовательно, либо в Книге об этом сознательно дана ложная информация, либо описанная в ней реальность Советского Союза 21 века является уже сработавшей развилкой, либо развилку реальности создал я. И в том, и в другом случае я могу рассчитывать только на себя.
   Что касается вопроса дяди Вани о долговечности артелей, я неожиданно понял, что не могу дать на него достоверный ответ. Немного подумав, решил, что скорее всего, пока Хрущёв находится у власти, их не ликвидируют. Сел за ответное письмо, в котором среди прочего высказал предположение, что 1963 год артели, вероятно, переживут, а насчёт дальнейшего ничего определённого сказать не могу.
   Сегодня для встречи со мной Лора впервые не воспользовалась "служебным положением", то есть не вызвала меня в комитет комсомола, а просто подошла в перерыве поточной лекции по теории автоматического управления. Сам я никакой активности в этом направлении не предпринимал, так как не мог определиться со своим к ней отношением.
   - Привет, Глеб.
   - Привет.
   - Что собираешься делать после занятий?
   - Идти в столовую.
   - А потом?
   - Потом на тренировку. Кстати, ответ на ваше письмо в ЦК по поводу меня не пришёл?
   - Пока нет и, возможно, не придёт, говорят это обычное дело, что не отвечают.
   - И что в этом случае нужно делать?
   - Немного погодя отправим второе письмо. Для тебя это так важно, иметь возможность ездить за рубеж?
   - В общем-то, нет, не очень важно, но я люблю ясность в понимании ситуации, насколько это возможно, конечно, а здесь ничего для меня неясно.
   - Ладно, так что там насчёт твоей тренировки, пойдёшь на неё сразу после столовой?
   - Нет, конечно, будет двухчасовой перерыв.
   - Не хочешь прогуляться в этот перерыв?
   - Я и так собирался в город, хотел в книжный зайти.
   - Вот и договорились, встретимся в столовой после третьей пары.

Глава 8.


   По дороге к книжному магазину Лора поднимала самые разные темы, от спорта до работы, которой мы будем заниматься, от работы к космосу, от космоса к будущему, которое ждёт нашу страну. Начала она со спорта.
   - Глеб, вот ты бегаешь стометровку, и твой тренер говорил, что неуклонно улучшаешь свои результаты, подбираешься к десяти секундам. Рассказывал, что чемпион олимпийских игр конца девятнадцатого века сейчас не выполнил бы даже второй разряд. Рекорды будут всё время улучшаться?
   - Нет, конечно, дойдут до предела человеческих возможностей и остановятся.
   - А где он, этот предел?
   - Если ты говоришь о беге на сто метров, то думаю, что десять секунд будут преодолены, а вот насколько, сказать не могу. Хотя задача довольно любопытная, определить предел скорости человека, исходя из его конструкции.
   - Можешь подсчитать?
   - Только если у меня будет лишнее время.
   - А предел пребывания человека в космосе есть?
   - Там главная проблема, скорее всего, гравитация, если её решить, то предел пребывания будет таким же, как и на Земле. Вот в невесомости, наверное, ограничение есть.
   - Это ограничение не помешает полететь человеку на Луну?
   - Нет, конечно, что там за расстояние до Луны, рукой подать.
   - И когда мы на Луну полетим?
   - Мы? Не знаю.
   - Ну, а кто, если не мы?
   - Инопланетяне какие-нибудь.
   - С Марса или Венеры? Но Маша мне рассказывала, что ты считаешь, ни там, ни там жизни нет.
   - Болтушка твоя Маша. Если сейчас жизни нет, это не значит, что её не было раньше. А инопланетяне могут быть не только с Марса или Венеры.
   - Почему обязательно болтушка, просто любит о тебе поговорить. Инопланетяне с других звёзд, как у Ефремова в "Сердце змеи"?
   - Примерно так, - последними фразами мы обменивались уже стоя недалеко от входа в книжный магазин, и я поймал себя на том, что не столько слушаю, что она говорит, сколько любуюсь её красиво очерченными губами и живой мимикой.
   - Интересно, когда люди смогут поселиться на Марсе, сначала хотя бы и под куполом, как это изображено на фантастических картинах в "Технике молодёжи"?
   - Понимаешь, проблема в том, что мы живём на дне глубокого гравитационного колодца. Для того, чтобы вывести на орбиту одну тонну полезной массы, требуется на два порядка большая по массе ракета с химическим двигателем. Чтобы действительно осваивать космос, туда нужно вывести миллионы тонн полезной массы, с Луны это можно сделать намного проще. Там, наверное, можно сделать даже пушку, которая будет стрелять на орбиту, или электромагнитный ускоритель.
   - Но для этого сначала нужно построить лунную базу, на которой могли бы жить люди, а для этого нужна вода. Интересно, на Луне есть вода?
   - Есть, в кратере Ш... - я тряхнул головой сбрасывая наваждение. - То есть, вода должна быть в виде льда в каком-нибудь лунном кратере. Зайдём в магазин, у меня не так много времени.
   Через несколько минут просмотра новинок научной и технической литературы я обнаружил свою книгу и не удержался от восклицания: Вот она!
   - Что случилось, Глеб? - подскочила Лора.
   Я молча подал ей книгу. Девушка сначала прочитала название "Алгоритмический язык ПАЛ-1" и только потом обратила внимание на авторов.
   - Так это та самая книга, о которой ты говорил, - студентка с интересом посмотрела на меня. - Вот будет забавно, если нас станут по ней учить программированию, когда автор учебника учится вместе с тобой за соседним столом.
   - Автор здесь, вообще-то, не один.
   - Ну и что, твоя фамилия на первом месте, значит ты главный. Кто, кстати, твой соавтор?
   - Преподаватель с кафедры математики, только он на нашем потоке занятия не вёл, но ты его видела.
   - Где?
   - Помнишь вступительный экзамен по математике устно? Он был одним из экзаменаторов.
   - Экзамен помню, жаль, что ты его не забыл. Книгу будешь покупать?
   - Пожалуй, что куплю, поставлю у себя в комнате. Да и ребятам будет интересно, два года назад они были первыми, кто увидел рукопись, кроме авторов, конечно.
   ***
   - Значит так, Леонид Ильич, - начал предварительный инструктаж свеженазначенного куратора микроэлектроники Хрущёв, - ваша задача добиться создания первого в мире микропроцессора в 1965 году, то есть к концу пятилетки. Микропроцессор, это и есть та самая маленькая ЭВМ, которая помещается на ладони, как раз о ней я и говорил на заседании президиума. Вот название организации, дальше других продвинувшейся в этом направлении.
   - Другие контрольные точки, кроме создания этого самого микропроцессора будут?
   - Обязательно, их вы уточните со специалистами предприятия, потом рассмотрим и утвердим на президиуме. Эта дата, 1965 год, была ими названа как реальная при условии создания режима наибольшего благоприятствования. Думаю, Леонид Ильич, вы хорошо понимаете, что это значит. Потребности в оборудовании, материалах, в том числе и импортных, должны удовлетворяться первоочередным образом, это же касается и штатного расписания. Но и спрос со всех будет самым серьёзным.
   - Отчёта один раз в год будет достаточно?
   - Полагаю, что да.
   - Что делать, если выделенных этой организации, или даже всей отрасли, средств окажется недостаточно?
   - Будем изыскивать с других статей расходов, но положительный результат необходим кровь из носу. Отставание от капиталистов в этой области научно-технического прогресса совершенно недопустимо.
   - Понятно, когда нужно приступить к делу?
   - Немедленно, времени на раскачку нет!
   ***
   - Владимир Андреевич, чем у вас сотрудники лаборатории занимаются? Один уже который день школьные опыты с магнитами проводит, другой в туалете с унитазом что-то учудил. Как это понимать?
   - Сергей Алексеевич, и то и другое, это Ильин. Магниты - разработка нового оборудования, а унитазы что-то из "Тысячи и одной ночи", по крайней мере, он так это объяснил.
   - Да? Пригласи его ко мне, хотя... пойдём лучше к нему, послушаем этого сказочника на месте.
   Ильин действительно находился на своём рабочем месте. На столе перед ним на приподнятой, опутанной проводами печатной плате, стояла узкая маленькая ванночка из тонкого плексиглаза, поделённая поперёк на несколько крошечных секций, заполненных маслом. Приглядевшись, Лебедев увидел, что в этих секциях сквозь масло просвечивают маленькие тёмные шарики.
   - Это надо понимать, как раз магниты, - показал академик на ванночку. - С чего, Глеб, вы вдруг решили заняться памятью на ферритах?
   - Это не память, это чёрно-белый экран. Магниты по идее должны быть выкрашены наполовину в белый, наполовину в чёрный цвет, пока я чуть мазнул северный полюс белилами. В ответ на токовый импульс они должны разворачиваться, в зависимости от направления тока оператор увидит точку белого или чёрного цвета.
   - И как успехи?
   - Не очень, пока магниты сравнительно большие, система худо-бедно работает, для маленьких не удаётся избавиться от влияния поля на соседей. Экран с каждой точкой диаметром в сантиметр никуда не годится, разве что для плакатов. Похоже, что придётся вместо жакана переходить на мелкую дробь и электрическое поле.
   Академик ненадолго задумался: Имеете ввиду мелкие разнозаряженные и разноокрашенные частицы?
   - Да, что-то в этом роде, надо будет ещё с химиками поговорить.
   - Ладно, с этим понятно, а что вы с унитазом сделали, и причём тут "Тысяча и одна ночь"?
   - Если коротко, то "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью". В ней арабы использовали кувшины с водой для подмывания после туалета и не только. Газеты содержат вредный для здоровья свинец, а туалетную бумагу, я специально узнавал, у нас даже не планируют выпускать. Конечно, для нашей организации, пока работают АЦПУ, проблема не слишком актуальна, хоть бумага и жестковата, так что этот унитаз можно рассматривать как испытательный полигон.
   - Идею понял, а вам не кажется, что конструкция несколько сложновата?
   - Сначала была мысль сделать отвод воды при смыве, как бы два в одном, но потом прикинул, что если пользователь потянет за ручку сидя на унитазе, то в первый раз от неожиданности он может вскочить, с понятными последствиями. Потом думал провести трубку от бачка с водой, он расположен достаточно высоко и напора воды хватит, но мне сказали, что бачки бывают низкорасположенными, значит, остаётся вариант от водопровода.
   - Ясно, между прочим, этой вашей конструкцией заинтересовались наши сотрудницы, не можете организовать ещё один испытательный полигон в женском туалете?
   - Вообще-то, это может сделать любой сантехник, а нужная деталь без проблем изготавливается в нашей мастерской. Я сейчас подумал, что в таким образом оборудованном туалете нужна ещё сушилка для рук после мытья. Это совсем простая штука, тепловентилятор в корпусе с раструбом, кнопка включения и реле времени.
   - В квартирах тоже электросушилку предлагаете поставить?
   - Нет, хватит специального для этих целей полотенца.
   - Ладно, сантехник вас найдёт, надо пойти дамам навстречу. Вернёмся к экрану, основанному на повороте магнита или электрофорезе, это неважно, но там придётся управлять каждой точкой. Представляете размер схемы на транзисторах? - видимо, во время экскурса в сторону сантехники академик продолжал размышлять над экраном.
   - Представляю, но рассчитываю на интегральные схемы.
   - Хорошо, пусть даже на двух И-НЕ в одном корпусе, представили?
   - Год назад в НИИ-35 в одном корпусе был один полевой транзистор, что будет ещё через год или два, я не знаю, убеждён только, что прогресс будет существенным. И для этой цели нужна будет, скорее всего, специализированная микросхема. Потом, если на большой многострочный экран её не хватит, можно будет временно обойтись одной строкой.
   - Значит, работу программиста в этом случае вы, Глеб представляете себе так: набирается одна строка, если в ней не видно ошибок, то она отправляется на перфоратор. Если ошибки замечены, то они исправляются и исправленное, опять же, отправляется на перфорацию. Понадобится ещё и память. То есть, речь идёт о совершенствовании рабочего места программиста, но довольно дорогой ценой.
   - На перфорацию отправлять не обязательно, если есть связь с машиной, то можно писать в долговременную память. При необходимости потом можно всю программу с машины на перфоленту выдать. Разумеется, придётся дорабатывать операционную систему, но это не проблема.
   - Насчёт доработки ОС понятно, не хотите оставить себя без работы, - улыбнулся Лебедев, - но тут есть ещё один аспект, если линия связи с ЭВМ двусторонняя, то и результат работы программы можно здесь же увидеть, фактически получается удалённое рабочее место. Так что, не возражаю против продолжения вашей работы над экраном, в свободное от других задач время, конечно.
   - Спасибо, продолжу.
   - Хотелось бы знать, чего в плане интеграции электронных компонентов добьётся НИИ-35 через год, через два или пять. Не сможете попытаться что-то выяснить по их перспективам?
   - У капиталистов это называется промышленный шпионаж, - с улыбкой заметил Мельников.
   - Зная, хотя бы примерно, чего они достигнут в ближайшие годы, мы можем учесть это при проектировании следующего поколения электронно-вычислительных машин. Более того, заказать у них функционально нужные нам микросхемы. Так что у нас это называется взаимовыгодная социалистическая кооперация.
   ***
   Ближе к Новому году Д.Иванова пробило на мечтательное настроение, в конце своей небольшой статьи он написал, как приятно после работы на колхозной ферме зимой, когда солнце заходит очень рано, выйти на улицу, смотреть на морозное ночное небо и думать, есть ли разумная жизнь на Марсе, Венере и других планетах.
   Посыл понятен, пора ехать к Ивану Антоновичу готовить очередной ответ, заодно и поздравлю с наступающим праздником, хоть до него ещё и целых три дня.
   Дома он был один, так что к составлению письма можно приступить почти сразу. Ефремов выслушал переданный своими словами текст Д.Иванова и также как и я понял вопрос однозначно, Аджубей и другие хотят получить информацию по ближайшим к Земле планетам Солнечной системы.
   - Глеб, вы мне почти ничего не говорили о будущем, которое ждёт нас после 2000 года, в двадцать первом веке. Расскажите хотя бы об освоении двух ближайших планет, чтобы я осознанно мог принять участие в составлении письма.
   - Что касается будущего без участия сверхчеловека, то там всё печально, никакого освоения нет, и рассказывать просто нечего. Вариант реальности с его активным участием выглядит интереснее. Как я уже говорил, на Луне Советский Союз построил большой производственный комплекс, результаты его работы, в частности элементы конструкций космических кораблей, выводились, а правильнее сказать выбрасывались на орбиту большим электромагнитным ускорителем. На Лунной орбитальной верфи собирались космические корабли. На Марсе была построена большая база, а после 2030 года началось его постепенное терраформирование. С Венерой дело обстояло намного сложнее из-за крайне неблагоприятных условий. Подробностей я вам об этом ещё не рассказывал, мы их опишем в этом письме.
   Я передал Ивану Антоновичу основные параметры "сестры Земли", потом коротко обрисовал, что успело сделать человечество в попытке её терраформирования.
   - Для решения сразу трёх задач: связать ядовитые облака серной кислоты, снизить температуру поверхности и раскрутить планету вокруг своей оси, по ней была нанесена серия сильнейших ударов относительно небольшими металлическими астероидами. На момент 2050 года на Венере установилась неядерная зима, ядовитые облака были в основном связаны, скорость вращения незначительно увеличилась.
   Я ответил на естественный вопрос Ефремова, что такое неядерная и, соответственно, ядерная зима, и сам спросил его мнение о том, почему информация о Марсе и Венере могла заинтересовать Аджубея.
   - Возможно, в обозримом будущем планируется отправка космических аппаратов на эти планеты и в целях экономии средств хотят выбрать более перспективный вариант.
   Я придерживался примерно такой же точки зрения, и после короткого обсуждения мы приступили к подготовке письма.

Глава 9.


   Новогоднее "поздравление" от Д.Иванова Аджубей получил 4 января уже следующего, 1961 года. Текст начинался традиционным приветствием:
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо за номером семь содержит краткие справочные данные по двум ближайшим к Земле планетам Солнечной системы, Венере и Марсу. Итак:
   1.Венера. Ближайшая к Земле планета Солнечной системы, минимальное расстояние 38 миллионов километров. Масса Венеры составляет 0,815 массы Земли, ускорение свободного падения около 0,9 g. Время оборота вокруг своей оси около 243 земных суток, направление вращения обратно земному, магнитное поле практически отсутствует. Атмосферное давление на поверхности приблизительно 93 атмосферы, состав атмосферы: 96,5% углекислый газ, 3,5% азот, содержание других газов, диоксида серы, аргона, водяных паров, и других, незначительно. На высоте от 30 до 70 километров располагаются сернокислотные облака. Приповерхностная часть тропосферы представляет собой океан полужидкого сверхкритического углекислого газа. Средняя температура на поверхности около 462 градусов по Цельсию.
   2.Марс. Минимальное расстояние от Земли около 56 миллионов километров. Масса 0,107 массы Земли, ускорение свободного падения 0,378 g. Время оборота вокруг своей оси около 24 часов 37 минут. Атмосферное давление на поверхности в среднем в 160 раз ниже земного, состав атмосферы: 95,32% углекислый газ, 2,7% азот, 1,6% аргон, 0,145% кислород, содержание водяного пара и других газов мало. Средняя температура на поверхности в умеренных широтах около -50 градусов."
   Причины просьбы Никиты Сергеевича задать Д.Иванову этот вопрос Аджубею были понятны - получение информации, которой сейчас никто на Земле не владеет и на которую влиять не может, и если она верна, то окончательно убедиться, что пророчества достоверны. Поправка к "никто на Земле не владеет": никто, кроме пророка. Достижения США в космической области по сравнению с советскими более чем скромны, Америка не может похвалиться даже хотя бы одним успешным запуском в сторону Луны, о других странах нечего и говорить.
   Непонятно Алексею Ивановичу было другое, каким образом на Венере могут существовать столь невероятно тяжёлые, буквально адские, неприемлемые ни для какой жизни условия. Единственный плюс, если эта невероятная информация подтвердится, то всякие сомнения в предсказаниях исчезнут. А подтверждение или опровержение должно быть получено в течение нескольких ближайших месяцев. Как рассказал Аджубею Хрущёв, ОКБ-1 запланировало на период января-февраля этого года, когда взаимное расположение Земли и Венеры благоприятно, запуск автоматических межпланетных станций на поверхность утренней звезды.
   Встреча с тестем и шурином состоялась этим же вечером. Оба Хрущёвых прочли письмо, но реакция была разной, Никита Сергеевич погрузился в глубокие раздумья, а Сергей занялся его обсуждением с зятем.
   - Невероятно, никто не думает, что атмосферное давление на Венере может быть больше десяти атмосфер, а многие считают, что и десять вряд ли, - младший Хрущёв был также удивлён, как и Аджубей при первом прочтении. - Большинство считает, что поверхность планеты покрыта океанами, хотел бы я на них посмотреть при почти полутысяче градусов.
   - Сергей, получается, что отправлять на Венеру межпланетную станцию бессмысленно, раз она даже близко не рассчитана на такие условия, а существенно её доработать за считанные дни не удастся?
   - Грустно, конечно, ни о каких поселениях на Венере не может быть и речи, также, как и о каком-либо её освоении. При такой температуре плавятся некоторые металлы, и давление как на глубине в километр под водой. Но станцию всё равно посылать нужно.
   - Зачем?
   - Чтобы отработать сами процедуры отправки космических аппаратов к другим планетам. Как специалист, говорю, что там будет много проблем, которые заранее не предусмотришь.
   Раздумья главы государства, наконец, завершились, он подошёл к родственникам и единомышленникам, которые приготовились выслушать его решение. Оказалось, нет, Никита Сергеевич решил поделиться своими сомнениями.
   - Не знаю, как об этом рассказать Королёву, чтобы он поверил. При тех условиях, на которые он рассчитывает, отправка станций заведомо обречена на провал. Не только этих первых, но, наверное, и нескольких следующих, пока, в конце концов, не соберётся достаточное количество достоверных данных. А это означает лишние выброшенные в трубу народные средства. Есть, конечно, одна возможность, показать Сергею Павловичу эти письма, мне или, скорее, нам он должен поверить, всё-таки коллективное сумасшествие встречается не часто.
   - Пап, а как он объяснит своим конструкторам неожиданное изменение технического задания столь радикальным образом? На американцев здесь не сошлёшься, они достигли гораздо меньшего чем мы.
   - В том то и дело, секретная информация начнёт расползаться, пока не перестанет быть секретной, и мы лишимся важного преимущества.
   - А есть ли у нас это преимущество? - вступил в разговор, молчавший до этого Аджубей. - Мне тут пришла в голову мысль, где уверенность, что этот условный Д.Иванов не передаёт информацию и американцам?
   - Тогда какая у него может быть цель? Просто играть сильнейшими мировыми державами, как шахматными фигурами?
   На некоторое время собеседники замолчали, первым осмысленную "космическую" гипотезу выдвинул Сергей: Например, чтобы подхлестнуть развитие Земной цивилизации.
   - Зачем? Мы и так стараемся изо всех сил, - пожал плечами старший Хрущёв.
   - Секретари обкомов, которые занимаются приписками, тоже стараются изо всех сил, ты, папа, сам об этом рассказывал?
   - Их могут обманывать руководители предприятий.
   - А они об этом, конечно, не знают. Если действительно не знают, то зачем они нужны?
   - И что, ты, Серёжа, предлагаешь? Восстановить Рабкрин?
   - Может быть и восстановить. Согласно теории автоматического управления, чтобы сложная система нормально функционировала, она должна иметь эффективную отрицательную обратную связь.
   - Что такое отрицательная обратная связь?
   - Это когда сигнал с выхода системы, в случае человеческого общества от рабочих, крестьян, рядовых служащих, поступал на её вход, орган управления, заставляя его изменять управляющие сигналы.
   - Ну, у нас такая связь есть, трудящиеся присылают в ЦК или прямо на моё имя письма, я их читаю и могу принять меры.
   - Сколько писем трудящихся приходит в Центральный Комитет КПСС за год?
   - Примерно полмиллиона.
   - Папа, ты же не можешь на них все отреагировать, да их даже прочесть не успеешь.
   - Отдел писем ЦК их сортирует, мне передают только самые важные, хотя не всегда они делают это правильно. Например, только вчера я получил письмо о том, что какого-то нашего чемпиона по бегу не выпустили на олимпийские игры в Рим, тогда как в стране есть гораздо более важные вопросы.
   - Это случайно не студент моего института, Глеб Ильин? - неожиданно заинтересовался Сергей. - То-то я удивлялся, почему его фамилии нет среди призёров олимпиады по лёгкой атлетике, думал, что он неудачно выступил, а оказывается, вот оно что. Но согласен, вопрос не для главы государства. Значит, получается, что обратная связь у нас работает неэффективно.
   - Ладно, над этим тоже надо думать, но вот что делать с Королёвым, показывать ему эти письма, или нет? А насчёт помощи нам или Америке, чтобы подхлестнуть, то надо честно признать, по большинству направлений, я не об армии, мы от США отстаём, так что, чтобы уравнять шансы, нам придётся помогать ещё очень долго. А там увидим.
   ***
   В НИИ-35 небольшой аврал, стало известно, что завтра институт посетит член президиума ЦК КПСС, бывший председатель президиума Верховного совета СССР, Леонид Ильич Брежнев. Ожидания знакомых мне сотрудников были преимущественно положительными, этот визит большинством рассматривался как продолжение декабрьской встречи с Сергеем Хрущёвым. Я тоже решил побыть в это время в институте, хотелось посмотреть вблизи на вероятного будущего главу государства, хотя сейчас может получиться по-всякому.
   Понятно, что участвовать в самой встрече мне не светит, вряд ли уровень участников будет ниже заведующих лабораториями, но посещение самих лабораторий высокопоставленным партийным деятелем вполне вероятно.
   Так, в общем-то, и произошло. После совещания на "высоком" уровне Брежнев прошёлся по институту, кое-где останавливался и произносил соответствующие слова. Из Книги я знаю описание его визита в другой институт, где Генерального секретаря сопровождала свита из нескольких десятков человек, здесь же их было всего четверо, если не считать директора института и секретаря партийного комитета. Никаких звёзд Героя Советского Союза и Социалистического Труда у него не было, видимо, всё ещё впереди. Или нет.
   Больше ничего интересного во время его визита не произошло, интересное случилось позже. Красилов собрал коллектив лаборатории на общее собрание, мне также не возбранялось присутствовать, и сделал короткое сообщение.
   - Как все видели, у нас в гостях был член президиума ЦК, Леонид Ильич Брежнев. Он сообщил, что ноябрьский пленум партии принял постановление о чрезвычайной важности такого направления науки и техники, как микроэлектроника и поручил ему это направление курировать. В связи с достижениями в области создания интегральных схем наш институт признан одной из базовых научно-исследовательских организаций. Партия в лице Леонида Ильича поставила нам задачу создать не позднее 1965 года полноценный однокристальный микропроцессор, - Александр Викторович сделал паузу, чтобы перевести дух после этого пассажа.
   В комнате для производственных совещаний поднялся шум, слышны были лишь отдельные возгласы.
   - Нереально...
   - Подождите, сначала нужно узнать требования...
   - Нельзя было соглашаться...
   Подождав несколько минут, Красилов предложил задавать вопросы.
   - Откуда был взят этот срок, 1965 год? - вопрос задал самый старший из присутствующих специалистов.
   - В этом есть и моя вина, - на секунду склонил голову вниз Красилов, и пояснил в чём, тем сотрудникам лаборатории, кто был ещё не в курсе. - В декабре у нас в гостях был с дружеским визитом Сергей Никитич Хрущёв и задал вопрос, за какое время мы могли бы разработать микропроцессор (АЛУ на одном кристалле) при условии режима наибольшего благоприятствования. Я назвал срок 5-7 лет. Сергей Никитич, очевидно, довёл мой ответ до сведения президиума ЦК. Когда во время встречи с Леонидом Ильичём я заикнулся о семи годах, он ответил: партия сказала пять и ни о каких семи годах не может быть и речи!
   - Разрядность микропроцессора указана? Это я к тому, что если нет, и нужен лишь сам факт однокристального АЛУ, то его можно сделать двух и даже одноразрядным, - высказанная Сусанной Гукасовной идея заставила специалистов задуматься, а лица некоторых даже прояснились.
   - Нет, разрядность микропроцессора не указана, но имеется уточнение - он должен быть, как минимум, пригоден для создания электронного калькулятора, - обрушил надежды отделаться относительно малой кровью заведующий лабораторией.
   - А плюшки какие-нибудь будут, в том смысле, что понимается под режимом наибольшего благоприятствования? - спросил тот же пожилой специалист, не помню его имени.
   - Да. Создание на базе лаборатории отдела, фонды, расширение штатного расписания, неограниченное в разумных размерах финансирование, выделение валюты для обоснованной цели, личная поддержка Брежнева.
   - Что означает личная поддержка?
   - Наш директор может напрямую звонить Леониду Ильичу.
   Обсуждение продолжалось ещё некоторое время, но принципиально важные, на мой взгляд, вопросы больше не поднимались. Сотрудники лаборатории разошлись на небольшие группы и группки и обсуждение продолжилось там. В нескольких таких группах принимал участие и Красилов, когда, наконец, накал страстей утих и народ разбрёлся по своим рабочим местам, Александр Викторович пригласил Мадоян и меня в свой кабинет.
   - Даже не знаю, плакать нужно или смеяться, кто же знал, что тот разговор с Сергеем Хрущёвым будет иметь такие последствия.
   - Александр Викторович, а почему нужно плакать, ведь всё так здорово складывается?
   - Завидую вам, Глеб, молодости присуще видеть всё в розовом свете, в реальности может получиться по-разному. Леонид Ильич предупредил, что в случае провала проекта, оргвыводы последуют не только по отношению к директору.
   - Значит, нельзя его проваливать.
   - Золотые слова, устами младенца глаголет истина, хоть она и очевидна. Светлана Гукасовна, что скажете?
   - Плохо разбираюсь в схемотехнике, но даже я понимаю, что количество компонентов на кристалле будет на пару порядков больше достигнутого нами на сегодня. Заранее могу сказать, что стомикронной технологией здесь не обойтись, нужно, видимо, ориентироваться на 20 или даже 10 микрон. Хотелось бы, конечно, увидеть схему микропроцессора.
   - Как думаете, Глеб, возьмутся ваши за его разработку?
   - Почему бы и нет? Насколько я понял, проблем с деньгами у вас не будет, а проблема не видится мне слишком сложной. Собственно, при наличии достаточного времени, я и сам мог бы её решить, или наши студенты под моим руководством, знаю несколько толковых ребят. Желательно заранее определиться с разрядностью, раз на его основе должна быть возможность реализации калькулятора, то не меньше 4 двоичных разрядов, а лучше 8. Но это уже будет зависеть от ваших успехов в технологии.
   - Это уже технические детали, главное, что один из вопросов можно считать закрытым. Что ещё потребуется для калькулятора?
   - ПЗУ точно, насчёт ОЗУ не уверен, возможно, удастся обойтись внутренней памятью процессора. Что касается индикации, то тут есть разные варианты, да и Брежнев напрямую такую задачу не ставил.
   - Сусанна Гукасовна, продумайте, какое оборудование и оснащение нужно по вашей части, я тоже этим займусь. Нужно будет также озаботиться более широким фронтом исследований, раз уж подвернулась такая возможность.
   - Александр Викторович, - напомнил я о себе, - вы мне, между прочим, должны проигранный спор, это тоже исследования, которые вы можете включить в план.
   - Ну, не лично я спорил, но не отказываюсь от обязательства.
   - Спасибо, у меня есть ещё кое-какие предложения. Я убеждён, что существует возможность создания полупроводникового квантового генератора, возможно с использованием слоистых структур из разных полупроводников с определёнными параметрами кристаллической решётки. Если вам это интересно, то я могу подготовить теоретические выкладки.
   - Интересно, хотя бы потому, что позволяет на полную катушку использовать предоставленную руководством возможность. Когда ещё удастся по полной удовлетворить своё любопытство за государственный счёт.
   - Ну, и в связи с этим, интерес может представлять оптическое волокно, как для передачи большого количества информации между вычислительными машинами, так и для других целей, например, заглянуть в труднодоступное место.
   - Готовьте свои предложения, Глеб, опыт показал, что некоторые из них заслуживают серьёзного внимания. Гулять, так гулять.

Глава 10.

   16 января 1961 года вступило в силу принятое в декабре постановление ЦК КПСС и Совета министров "О развитии кооперативов и артелей в современных условиях", которое я назвал законом воссоздания артелей. В основном это постановление повторяло правила их работы до ликвидации, но были и отличия. Артелям запрещалась торгово-закупочная деятельность, они могли продавать лишь то, что сами производили, почти полностью, за малыми исключениями, запрещалось производство с использованием жилых помещений. Разрешалась деятельность в области общественного питания, но в удовлетворяющих санитарным требованиям арендованных у государства помещениях. Государственные предприятия могли продавать артелям свою сверхплановую продукцию по безналичному расчёту. Дозволялся широкий круг видов деятельности, но с ограничением численности артели до 100 человек, для превышения этого числа требовалось специальное разрешение.
   Я был практически уверен, что дядя Ваня свою артель воссоздаст, и когда это случится, собирался сообщить ему с помощью письма маме парочку легко реализуемых идей.
   Осенняя сессия шла как обычно, я спокойно получал свои пятёрки, поскольку с преподавателем научного коммунизма в дискуссии не вступал, то и здесь всё обошлось благополучно. Сегодня только что сдал последний в этой сессии экзамен по ТАУ, и едва вышел из аудитории, как ко мне подошла Маша: Глеб, тебя какая-то девушка дожидается.
   Оглянувшись по сторонам, я заметил стоящую у окна в торце коридора хорошо мне знакомую, тонкую девичью фигурку.
   - Здравствуй, Инка.
   - Здравствуй, Глеб. Как сдал?
   - Как обычно, на отлично. Что ты делаешь в Москве?
   - Разговариваю с тобой. В прошлое лето ты не приехал в Чу, вот я и решила тебя навестить. Да и столицу хоть раз в жизни надо посмотреть.
   - Давно приехала? И где остановилась?
   - Два дня назад, живу у двоюродной тёти, недалеко от метро Автозаводская.
   - Как твоя учёба?
   - Нормально, сдала сессию досрочно и в первый раз в жизни полетела на самолёте.
   - Как Алма-Ата?
   - Хорошо. Много строек, хоть и меньше, чем здесь, кроме трамваев появились троллейбусы.
   Я видел, что Инка рада меня видеть, но её что-то беспокоит, как будто есть какие-то невысказанные вопросы. Под взглядами части моей группы мы прошли к лестнице и покинули учебный корпус.
   - Глеб, ты ведь уже на четвёртом курсе, меньше, чем через два года закончишь институт. Что планируешь делать дальше, и вообще, какие у тебя планы на жизнь?
   - Закончу ВУЗ, пойду работать в научно-исследовательский институт и буду строить коммунизм, собственно, я уже пытаюсь его строить. Это я о своей нынешней работе в институте точной механики и вычислительной техники.
   - И как успехи?
   - Надеюсь построить до выхода на пенсию.
   - О-о, почему так долго, аж к началу 21 века? К тому времени люди, наверное, уже на Марсе будут жить.
   - Это вряд ли, вот на Луне, может быть, какой-нибудь заводик построим, сразу после коммунизма. Мне нужно ненадолго зайти в общежитие, подождёшь меня несколько минут?
   Вернулся я действительно быстро, большую часть времени потратил на составление короткого текста.
   - Это тебе, - я подал Инке свою книгу, - подарок от автора.
   Девушка посмотрела на обложку с названием языка программирования и двумя фамилиями, одна из которых была моей: Что означает "ПАЛ-1"?
   - Сокращение от слов "программирование алгоритмов", версия номер 1.
   Инка раскрыла книгу и прочла дарственную надпись: "Самой красивой девушке 9Б класса от одноклассника и автора". Завершала короткий текст моя подпись с расшифровкой.
   Мы провели вместе весь этот день и два раза по половинке следующих. Я рассказывал чем занимаюсь на работе, показал ей достопримечательности города, в том числе внушительное здание места моей работы, один раз мы ходили в кино. Вспоминали одноклассников, других общих знакомых, забавные случаи из нашей Чуйской жизни. Когда я провожал Инку в аэропорт, она выглядела, как бы это выразить... грустно-умиротворённой, что ли, но у меня было отчётливое чувство, что я вижу её если и не последний раз, то встретить снова могу только случайно.
   Позже, когда я рассказал чете Ефремовых об этом визите моей, теперь уже бывшей моей, девушки, Таисия Иосифовна высказала своё видение ситуации. Она решила, что моя одноклассница приезжала, чтобы внести ясность в наши отношения, понять мои намерения. Как считала жена Ивана Антоновича, толчком могло послужить появление у Инны молодого человека, имеющего в отношении неё серьёзные планы. По её мнению многие девушки стремятся выйти замуж либо до окончания института, либо сразу после него.
   К Ефремову я зашёл, чтобы ответить на очередную заметку Д.Иванова, в которой он, кроме прочего, описал любопытный случай на колхозной ферме, когда у коровы и быка чёрной масти родился пятнистый телёнок. Запрос понятен, речь, очевидно, идёт о генетике. Проблема в том, что эта тема находится вне моих текущих интересов. Кроме школьного учебника по биологии я располагаю лишь обрывочной информацией из Книги и кулуарными разговорами с коллегами по работе, в которых упоминалась фамилия Лысенко, обычно ругательно. То есть, мне неизвестно даже современное состояние дел в этой области.
   Есть, конечно, вариант проигнорировать эту заметку Д.Иванова, но он чреват тем, что Аджубей вообще прекратит задавать вопросы, посчитав, что "пророк" свою миссию закончил. Некоторую ясность в понимание ситуации внёс Ефремов. Оказалось, что Трофим Денисович Лысенко, весьма авторитетный в некоторых кругах "народный" академик, по существу, отрицает генетику как науку, и даже всемерно борется с некоторыми учёными-генетиками. Например, академик Михаил Алексеевич Лаврентьев, основатель сибирского отделения академии наук, из-за происков Лысенко не смог назначить директором института цитологии и генетики профессора Николая Петровича Дубинина, чудом уцелевшего во время лысенковского "выпалывания с научного поля вейсманистско-морганистских сорняков". При этом Никита Сергеевич Хрущёв Лысенко полностью поддерживает.
   Ефремов предположил, что Аджубей, один или совместно с Сергеем Хрущёвым решили внести определённость в этот вопрос в глазах Никиты Сергеевича, и привлекают для этого авторитет "пророка". Так что, хочешь не хочешь, а отвечать придётся. Впервые за всю короткую историю этой переписки на подготовку ответа я потратил несколько дней. Изучил, насколько смог, доступную мне литературу, кое-что знал Иван Антонович, ну и скудную информацию из Книги, конечно, тоже использовал. Наконец, письмо от Д.Иванова было составлено и отправлено редактору "Известий".
   ***
   Последний вопрос пророку был задан по инициативе Сергея, который не оставлял попыток убедить отца в несостоятельности позиции Трофима Денисовича Лысенко, бывшего президента Всесоюзной академии сельско-хозяйственных наук имени Ленина. Ответа на заметку Д.Иванова Аджубею пришлось ждать больше недели, в какой-то момент Алексей Иванович даже решил, что его, ответа, вообще не будет. Тем не менее, в сегодняшней почте очередное письмо сельского корреспондента обнаружилось.
   "Здравствуйте, Алексей Иванович! Это письмо за номером восемь содержит информацию об отдельных достижениях генетики конца XX-го, начала XXI-го веков.
   Человеческий геном, состоящий из 23 пар хромосом и митохондриальной ДНК содержит приблизительно двадцать тысяч активных генов, которые задают наследственные признаки организма. Изучение генома человека позволит не только точно доказать родство, например, отец-сын, поскольку у них должна полностью совпадать Y-хромосома, отсутствующая у матери, или мать-сын по митохондриальной ДНК, которая передаётся от матери всем её детям, но и определить его этническую принадлежность. Это даёт возможность определения причин генетических болезней, а в дальнейшем и их лечения. Для этого появится новое направление в технологиях, генная инженерия, которое позволит производить манипуляции с генами, создавая искусственные организмы.
   Будут открыты гены, которые могут преобразовывать дифференцированные клетки организма в недифференцированные (стволовые), из которых можно вырастить любые другие, например, клетки внутренних органов, мышц, или нервной системы."
   От Сергея Аджубей знал о намерении Никиты Сергеевича в ближайшее время вернуть Лысенко на пост президента ВАСХНИЛ, и сейчас не мог понять, повлияет ли на это решение лежащее перед ним письмо пророка. Для начала Алексей Иванович попытался осмыслить то, что только что прочёл. Да, в коротком тексте имелись неизвестные главному редактору слова и понятия, но общий смысл был вполне доходчив.
   Во-первых, никаких сомнений в существовании отдельной части клетки, обеспечивающей наследственные признаки, даже не подразумевалось, считалось само собой разумеющимся. Во-вторых, приводились практические результаты: возможность создания новых организмов, из которых, наверное, можно выбрать полезные растения или животных и, самое интересное для больных и старых людей, выращивание новых органов или частей органов взамен повреждённых или больных.
   Интересно, можно ли вырастить ампутированную конечность? Никакой конкретики в этом отношении в письме не было, но перспективы завораживали. Как бы к этому письму не отнёсся тесть, в любом случае, перед тем, как показать его ему, желательно узнать точное значение некоторых терминов. Главный редактор газеты выписал из письма на отдельный лист непонятные слова и потянулся к телефону.
   ***
   Последнее время у нас в ИТМ и ВТ начал курсировать слух о реорганизации академии наук и, в частности, передаче нашего института в промышленность. Отношение большинства сотрудников к ожидаемому нововведению было скорее отрицательным. Придётся каждый день ходить на работу, будет какое-то ухудшение с отпуском, а некоторым институтам и вовсе придётся переехать из Москвы. Мне лично это было безразлично, я был убеждён, что переезжать нашему институту никуда не придётся, а обязательное посещение работы в определённые часы вряд ли будет обязательным для полставочников.
   В НИИ-35 тем временем шла лихорадочная организационная работа, которая, правда, в первую очередь касалась руководства, начиная с уровня заведующих лабораториями. В середине марта институт удостоился второго визита высокого гостя, но на этот раз Леонид Ильич общался только с директором. Сразу после отъезда члена президиума ЦК директор вызвал к себе Красилова, а тот после возвращения из директорского кабинета пригласил к себе Мадоян и меня.
   - В общем, так. Все видели, что у нас сегодня был куратор, который поставил перед институтом новую задачу, - обвёл нас взглядом Красилов, убедился, что мы его внимательно слушаем и продолжил. - Она заключается в том, чтобы сделать полноценно работающий калькулятор к 7 ноября.
   - Вообще-то, насколько я помню, речь шла о конце 65-го года, а не о седьмом ноября.
   - Разница, конечно, не слишком принципиальная, но всё же, - поддержала меня Сусанна Гукасовна.
   - Вы оба не поняли, Леонид Ильич назначил срок 7 ноября не 65-го, а этого, 61-го, года.
   - Что?! Директор должен был ему сказать, что это абсолютно невозможно.
   - Он и сказал, но решение Брежнева было твёрдым, вынь и полож калькулятор к 7 ноября!
   - Что значит полноценно работающий, имею ввиду, что он должен уметь делать?
   - Это не оговаривалось, полагаю, что четырёх действий арифметики будет достаточно.
   - Всё равно нереально.
   - Да, забыл сказать, единственная уступка, которой удалось добиться директору, мы сделаем работающий макет калькулятора.
   - Питание обязательно от батареи?
   - Этот вопрос не уточнялся.
   - Значит, он может питаться от сети, то есть не быть совсем автономным. Тогда я предлагаю сделать терминальный калькулятор.
   - Кажется, я догадываюсь о чём вы, Глеб, говорите, но всё же, что это такое? - оживилась, находящаяся до этого в прострации, Мадоян.
   - Все вычисления выполняет ЭВМ, калькулятор служит только устройством ввода/вывода. Придётся, конечно, пробросить с машины кабель связи, с её точки зрения он будет фотосчитывателем и перфоратором.
   Некоторое время завлаб и технолог обдумывали предложение.
   - В принципе, мы ничего не нарушаем, надо было правильно оформленное техническое задание выдавать, - задумчиво произнёс Александр Викторович и продолжил рассуждать вслух. - В этом случае задача сводится к урезанной клавиатуре и индикации. Сколько там нужно клавиш, десять цифр, десятичная точка, четыре знака арифметических действий и знак равно, всего шестнадцать.
   - Ещё нужен сброс, без стирания назад можно обойтись, - добавил я.
   - Да, сброс нужен, итого семнадцать клавиш. Пожалуй, главная проблема, это индикация. Из скольких сегментов можно составить все десять цифр?
   Я представил в уме цифры от нуля до девяти и подсчитал, что если обойтись без наклонных линий, то получается семь отрезков, четыре вертикальных и три горизонтальных, что и озвучил.
   Красилов кивнул и продолжил: В принципе, такой дешифратор можно и на логике собрать, но будет совсем хорошо, если мы сможем выпустить специализированную микросхему, она и на автономном калькуляторе пригодится. Надо ещё решить, что использовать в качестве индикатора.
   - Может быть светодиоды? - сказал я, сочтя его последнюю фразу вопросом.
   - У них слишком маленькая яркость, их на свету будет плохо видно. Но, вообще-то, индикаторы не проблема, тем более в макете, там можно даже лампочки накаливания использовать, да и другие индикаторы имеются.
   - Кстати, насчёт яркости светодиодов, помните, я предлагал включить в план исследование слоистых структур? Думаю, на том пути проблемы с яркостью не будет. Между прочим, я подготовил кое-какие теоретические соображения.
   - В черновик плана я это включил, теорию потом обсудим. Глеб, сколько времени вам понадобится, чтобы написать программу калькулятора?
   - Сущие пустяки, не заслуживающие внимания, может быть, один день.
   - Александр Викторович, - прорезалась Мадоян, - раз считать всё равно будет ЭВМ, то, может, стоит сделать и подсчёт функций? Ну, будет у нас на клавиатуре на десяток клавиш больше.
   - Нельзя, потому что в будущем, на автономном калькуляторе, мы вряд ли сможем сразу эти функции реализовать, и внешне это будет выглядеть как шаг назад, - подумав, завлаб добавил. - Вот для нашего внутреннего пользования их сделать, пожалуй, можно.
   Потратив ещё немного времени на обсуждение второстепенных деталей, Красилов это импровизированное производственное совещание закончил и отправился докладывать его результаты директору.
   Возвращаясь в общежитие, я решил, что возможно ошибся в понимании мотивов Хрущёва в отношении Брежнева. Когда я узнал, кто будет курировать микроэлектронику, то предположил, что Первый секретарь хочет убить одного из двух зайцев, либо Брежнев провалит дело, чему способствуют самые жёсткие сроки создания микропроцессоров, и его можно будет обоснованно устранить с политической арены, либо он справится с проблемой, отчего выиграет вновь создаваемая отрасль и страна в целом. Судя по последней поставленной перед НИИ-35 неразрешимой на первый взгляд, задачей, вариант, что Брежнев справится Хрущёвым не рассматривается. Получается, что находя решение, я невольно нарушаю планы Никиты Сергеевича и "спасаю" Леонида Ильича.
   Правильно ли я поступаю? Безусловно правильно, моя задача - это развитие производительных сил моей страны, а не сознательная помощь в борьбе аппаратчиков друг с другом.

  
  
  
  
  
  
  
  

79