Глава 1
  
  - Поздравляем, индекс Вашего развития составляет одиннадцать пунктов. - Холодный механический голос бесстрастно раздался из динамиков.
  Тут же, с легким шипением, открылась крышка диагностирующей капсулы, и я очутился в палате районной клинической поликлиники, которая сотрудничала с нашей гимназией. Одевшись, и, оторвав распечатку результатов тестирования, я вышел в больничный коридор.
  'Тоже мне, поздравляем', - думал я, вчитываясь в полученный документ, который гласил:-
  'Поздравляем, индекс Вашего развития составляет 11 пунктов, рекомендуем Вам обратить внимание на возможность реализовать свой потенциал в медицинской или военной сфере, также Вам рекомендованы следующие специальности...'.
  Никогда еще меня не поздравляли в том, что я недоразвитый. Юмористы, блин. Ну почему одиннадцать? Хотя бы пятнадцать, уже более радужные перспективы для карьеры и дальнейшего обучения. Как же я теперь буду смотреть в глаза Лире?
  Лира - это моя девушка, у нас любовь, и грандиозные планы на совместную, дальнейшую жизнь, которые, я, только что похерил. Но давайте расскажу все по порядку.
   Меня зовут Ростислав Драгомирович Туров, мне восемнадцать лет. Я попаданец. Да, да, как в книгах, попаданец в параллельный мир. В прошлой жизни меня звали тоже Ростиславом, только отчество и фамилия были другими, Артемович Гуров. И было мне тридцать лет. Трудился обычным программистом, гулял девушек, занимался спортом для поддержания формы. В общем, наслаждался жизнью, пока не полез в горы на Кавказе. Соблазнился на уговоры друзей и полез. Шел в связке с опытным инструктором, все было нормально, и вдруг, стремительный полет, перед глазами проносится вся жизнь. Последнее, что помню - это итог своей жизни, который сам же и подвел, - жизнь прожил бездарно, и умер так же, и дикое желание жить и все исправить. Удар и темнота. А больше говорить и нечего, тридцать лет, как с куста, а толку ноль, ничего после себя не оставил.
  Очнулся в больнице. Вокруг возгласы радости, противно пищит аппаратура, а надо мной склонилась красивая, седовласая женщина в белом халате, заляпанном кровью. Женщина оказалась матерью парня, в чье тело я угодил. Вернее, уже моей мамой. Моей второй мамой, потому что, она приложила неимоверные усилия, чтобы я жил. Как она сама в дальнейшем призналась, как будто снова родила меня. Буквально по кусочкам собрала, без сна оперировала в течение двух суток, постарела лет на двадцать, стала седой, как лунь, но собрала. Пять остановок сердца, постоянные внутренние кровотечения, отек мозга, отказ всех органов и прочие прелести, которые бывают после падения с сотни метров. То, что парень дожил до операционной, просто чудо. Еще одно чудо, что я оказался в его теле. И на протяжении восьми лет я гнал от себя мысли признаться, что ее настоящий сын умер на том самом операционном столе, скорее всего во время самой первой остановки сердца, которая длилась десять минут.
  Вообще, все, что случилось с десятилетним Ростиславом, чистой воды фантастика, так не бывает, но не бывает и того, что люди между мирами перемещаются. Мне повезло, кого благодарить - не знаю, но я много думал о тех событиях, и так ни к чему и не пришел. Единственное, что не вызывало сомнений - это второй шанс, и его надо использовать, приложив все силы, добиваться результатов, чтобы в конце, не было ни капли сомнения, и ни капли сожаления о прожитой жизни, чтобы не было той всепоглощающей, безнадежной тоски, которая, словно замораживает в последний миг бытия, и приносит такую боль, что не возможно описать, и даже смерть не приносит избавления от нее.
  Два года я учился снова ходить, говорить, самостоятельно держать ложку, справлять нужду, в общем, функционировать, как здоровый организм. За эти два года перенес еще четырнадцать операций. Я жил в больнице, то в хирургии, то в реанимации. Постоянно отказывали органы чувств: то видеть перестану, то слышать - мучения еще те, но никогда, никогда еще я так не стремился жить. И, словно подчиняясь моему стремлению, моей воле, выздоровление, медленно, но верно приближалось к своей кульминации.
  В двенадцать лет, меня перевезли домой, на семейную ферму. Отец построил целый реабилитационный комплекс, моя комната превратилась в современную больничную палату, напичканную медицинским оборудованием. Под маминым присмотром со мной постоянно занимались брат и сестры.
  Брат и сестры, там, в прошлой жизни, я был один. Единственный ребенок в семье, который не знал, ни родительской ласки, ни домашнего тепла и уюта. При первой возможности, я ушел из дома, оставив отца алкоголика, а мама ушла еще раньше, не знаю куда, даже не интересовался. Но в этой, новой жизни, у меня была любящая, заботливая семья. Старший брат и две младших сестры. Ждан, Лада и Белослава. Они поочередно дежурили у моей постели, рассказывали о нашей семье, об окружающем мире, помогая восполнить пробелы в памяти после амнезии, занимались физкультурой, проходили со мной школьную программу, от которой я безнадежно отставал.
  В четырнадцать лет я полностью восстановился. Ощущал себя нужным и любимым сыном. Я был счастлив в своей новой семье, и готов был сложить за них голову, в благодарность за эти четыре года жизни, наполненных радостью и любовью.
  Благодаря семье, я все же смог окончить среднюю школу в срок. Свое пятнадцатилетие я встречал, будучи учеником одной из элитных императорских гимназий нашей столицы - Великого Новгорода.
   Вообще, как я стал учиться в заведении, где конкурс, чуть ли не сотня человек на место, это отдельная история. Нет, я не смог бы сам сюда поступить, и отец, хоть и имел средства, не давал взяток. Вопрос решил Дед. Воислав Драгомирович Туров, капитан-лейтенант императорской морской пехоты в отставке. Человек, о котором можно рассказывать бесконечно. Патриарх нашей семьи, глава рода Туровых. Да, мы, хоть и простолюдины, но у нас есть свой родовой герб. Дед его заслужил, совершив подвиг на войне с бритами полвека назад. За герб дед отдал правые ногу и руку, и ослеп на один глаз. Но нисколько не жалел о содеянном. Как он говорил: - 'Это того стоило'. Вместо личного дворянства, он выбрал родовой герб, как первый шаг к потомственному дворянству, получил императорские военные ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия четвертой и третьей степени, а также георгиевское оружие с бриллиантами, и звание капитан-лейтенанта в отставке, как завершение своей карьеры.
   Именно, благодаря орденам Святого Георгия, по последним указам отца нынешнего императорского величества, дед и определил меня без экзаменов в гимназию, была у него такая 'льгота'.
   Если и поступил я в гимназию по своеобразному 'блату', то учился я все-таки прилежно, старался, оставался на факультативы и девятый класс закончил без единого 'удовлетворительно'. А в десятом классе, я встретил ее.
   Графиня Иллирика, дочь его сиятельства Графа Данакта Родомировича Юдина, моя любовь и мой смысл жизни. Никогда, ни к одной девушке я не испытывал тех чувств, что с первого взгляда на Лиру поселились в моем сердце. И вроде вторую жизнь живу, и в первой тридцать лет пробега, но такой нежности, такого желания просто смотреть, находиться рядом, дышать одним воздухом и держать за руку, не было ни разу. Это была Любовь с первого взгляда, которая затягивала, словно омут, и, в тоже время, заставляла воспарить в небо от одного только её взгляда. Влюбился, как пацан. И какая же эйфория, какое неземное счастье обрушились на меня, когда я понял - это взаимно.
   Два года мы встречались, сначала тайно, потом, когда безумство влюбленности пересилило страх, набравшись отчаянной храбрости, мы заявили о себе и стали встречаться открыто. Не скрываясь и не таясь, ходили за руку, до глубокой ночи любовались звездами, слушали шум океана. Мы говорили обо всем на свете и не могли наговориться. Мы дышали друг другом и не могли надышаться, жили моментом встречи, и торопились жить, торопились навстречу к своей любви.
   Ей попадало за эти отношения от отца. Он гневался и определял ее домой под замок, но не мог долго сердиться на единственную и любимую дочь и она снова появлялась в гимназии. В одиннадцатом классе, я узнал, что у нее есть жених - Граф Юдин обручил ее с каким-то дворянином из столичных миров. Узнал я это от самого графа, который долго распинался, что аристократка в двадцатом поколении, и жалкий простолюдин не могут быть вместе. Что наши отношения - это блажь школьного возраста. Что у нас нет будущего. Отдельно он и по мне проехался, что после перенесенных травм, я ни за что не смогу развить свой индекс выше двадцати, что он никогда не обречет свою дочь на жизнь с таким, как я, и, что наши отношения закончатся её замужеством за дворянина. В общем, оскорбил по полной программе, но ни как не смог повлиять на наши отношения. Единственное, чего он добился, так это того, что теперь мы знали, он нам точно не друг.
  Мои же родители повторили, что союз простолюдина и аристократки граф не допустит, и, благословили.
  В свете всех этих событий, мы с Лирой планировали сбежать. Планировали, что мне необходим высокий индекс, чтобы пойти на гражданскую государственную службу, сразу получить чин, пусть и самый низкий, но он давал бы защиту от ее отца. Провести для нее эмансипацию и жениться по согласию двух свободных граждан империи. Жить вместе, на зарплату чиновника, пусть и не большую, но независимо от ее отца, да и мои родители помогли бы первое время.
  И вот, громадье наших планов рушилось, и как я, мог быть столь наивным? Взрослый же мужик, но туда же, потерял голову, как какой-то безусый сопляк. С индексом одиннадцать мне не светит никакой чин, только вне табеля, а он не дает ничего. Розовые стекла брызнули осколками, и на меня сквозь прорехи, во весь оскал смотрел реальный мир, заставляя все мои, все наши мечты забиться в дальний уголок души и трепетать от страха.
  На выходе из поликлиники я увидел Лиру. Она стояла не далеко от входа и нервно переминалась с ноги на ногу. Увидев меня, любимая кинулась в мою сторону.
  - Ростик! - Лира подбежала ко мне, и, зарыдав, упала в мои объятия. - Ростик, беда!
  - Что такое, Лира? - Я обнимал свою возлюбленную, целовал ее то в щеки, то в лоб, то в губы, пытаясь успокоить. - Не плачь, любовь моя. Что произошло?
  Мы сидели на лавочке, в парке перед поликлиникой, я платком снимал слезы с ее милых щечек, любуясь тонкими чертами ее прекрасного лица, дышал ароматом ее русых волос, и не понимал, о чем она говорит.
  - Постой, как убьет? Меня? За что?
  - Это все из-за выпускного, Ростик, ты не понимаешь, он в бешенстве! - Воскликнула Лира, и снова зарыдала.
  - Ну же, душа моя, успокойся, - я взял Иллирику за плечи и заглянул ей в глаза. - При чем здесь выпускной?
  - Не выпускной, а то, что было после!
  - Как же он мог узнать?
  - Я..., у меня..., - немного растерялась Лира. - У меня сегодня была медкомиссия, я не могла утаить!
  Дела. Позавчера у нас был выпускной, праздник, после которого, мы с Иллирикой отправились искупаться в океане при звездном свете. И, в общем, у нас случилось то, что бывает между всеми подростками, когда они влюблены и долго встречаются. Над нами властвовал Амур. Все это вышло само собой, я не напирал, она была не против, одним словом Любовь. А сегодня у Лиры была медкомиссия. И страшный женский доктор, конечно же, все сообщил ее папаше, который пришел в бешенство, заявил, что я обесчестил его дочь, нанес оскорбление его роду, и он удавит меня, как уличную дворнягу. Спасало меня только то, что граф не знал, где меня искать. Сегодня, мы должны были явиться в гимназию, чтобы забрать документы об окончании, вот там его люди меня и караулили. Но и дома, на ферме, скорее всего, меня ждет засада.
  - Домой тебе тоже нельзя, ты просто не дойдешь до вашей земли. - Сказала Лира, подтверждая мои мысли. - Что нам делать, Ростик?
  Еще никогда я не думал так четко и быстро. Бендер, который Остап, был бы мной доволен - различные варианты действий проносились в моей голове, и отметались, как негодные. Прятаться в Великом Новгороде не получится, рано или поздно найдут, в Малом Новгороде тем более. А больше у нас и нет городов на планете. Податься в рабочие поселки при шахтах? Лиру туда не заберешь, да и там найдут, чуть позже, но все же. Вариант гражданской службой отметается, чин из табеля, а с ним и иммунитет от графа, мне не получить. Остается два варианта. Вызвать графа на дуэль, и победить, что невозможно в принципе, у него индекс развития наверняка выше двадцати. Значит, либо умереть, либо покинуть планету. Но куда уезжать? Вот так с ходу нам никто не продаст билеты, Лире нужно согласие родителей, так как в империи совершеннолетие начинается с восемнадцати лет, но, девушки из аристократии, могут быть свободны в своих действиях только с двадцати пяти, а до этого возраста они находятся на попечении рода, если не проведено эмансипации. Чем именно это обусловлено никто уже и не помнит, но этой традиции больше тысячи лет. Все никак не отменят, хоть и порываются. Улетать нелегально? Так нет связей.
  - Ростик, любимый, тебе надо бежать. - Взволнованно зашептала Лира, прижавшись своими нежными губами к моему уху. - Мне ничего не будет, папа не сможет меня тронуть, а тебе надо бежать, я не переживу твоей смерти.
  - Куда? - В отчаянии простонал я. - Один, без тебя? Я не смогу, лучше умереть.
  - Умереть ты всегда успеешь, молодо-зелено, поживи еще. - Неожиданно раздался голос деда, заставив нас вздрогнуть.
  Дед, в парадной форме, при орденах, стоял рядом с нами, опираясь на трость, и хмуро смотрел на меня.
  -Да, внучок, заварил ты кашу.
  - Воислав Драгомирович, он не виноват, это все я. - вскинулась Лира.
  - Конечно ты, все беды от женщин. - Улыбнулся дед. - Но если бы не вы. Дас, если бы не его бабушка, внучка, я бы сейчас был с обеими руками и на своих ногах.
  -Дед...
  - А ты помолчи, если бы Иллирика не позвонила к нам домой, и не рассказала все, то меня бы здесь не было, а ты бы точно, готовился к закланию, как молодой бычок. - Перебил меня дед, - лучше дай сюда свою диагностику, какой там индекс?
  - Одиннадцать, - протянул я ему документ, обернулся к Лире и меня прорвало. - Прости, душа моя, я подвел тебя. Это не то, на что мы рассчитывали, я пойму, если ты не сможешь быть со мной...
  - Ростик, дурак, - не дала мне договорить Лира. - Я люблю тебя, хоть ноль там будет, я всегда буду с тобой.
  - Хватит целоваться, нацелуетесь еще. - Дед отвлек нас друг от друга. - Чего сидишь, бычок? Пошли решать твою проблему.
  - Но как? - не понял я.
  - Армия, внучек, армия. Определим тебя в матросы, они и без всяких табелей под защитой императора, раз в году отпуск, зарплату платят, образование сможешь получить.
  Точно. Армия. Вот то решение, которое постоянно от меня ускользало. Но, как же Лира? Она же не сможет со мной, получается, я сбегаю, и бросаю ее здесь. Я посмотрел на нее:
  - Лира...
  - Я люблю тебя Ростик, и буду ждать.
  Кажется, мы целовались целый час. Как будто пытались надышаться перед смертью. В этих поцелуях смешалось все, и горечь расставания, и нежность, и страсть, и любовь, и тоска, и радость. От лавины нахлынувших эмоций у меня увлажнились глаза. Я, еле касаясь кончиками пальцев, гладил волосы, шею, лицо своей возлюбленной. Целовал ее уста, ловил своими губами ее слезы, и утешал:
  - Я люблю тебя, я вернусь, ты только жди. - Шептал я. - Душа моя.
  - Я дождусь, любимый. Люблю тебя. - Повторяла Лира. - Мой светлый, Люба мой.
  ***
  Я сидел в пассажирском кресле транспортного шаттла, ждал отправки на орбиту и думал. Думал, как быть дальше, как выйти из сложившейся ситуации, желательно, без потерь, а еще лучше с выгодой. В голову то и дело лезли мысли о случившемся, не давая сосредоточиться на главном.
  Вот Лира уезжает домой, а мы с дедом едем на вербовочный пункт. Вот перед ним тянутся по стойке смирно все сотрудники, даже глава пункта - местный военный комиссар. Вот меня опрашивают, обещают пристроить в артиллерию или пехоту, но дед противится, и настаивает на морской пехоте. Комиссар, даже не думает, сразу же соглашается, при этом постоянно косится на дедовы ордена. Вот оформлены все документы, говорят, что сами заберут свидетельство об окончании гимназии. Вот мы уже в комнате ожидания, где по видео связи я прощаюсь с родителями: плачущую маму обнимает отец, сестры выглядят потерянными, и, кажется, тоже сейчас разревутся, брат смотрит твердо и сурово. Вот прощаемся с дедом, перед трапом на шаттл.
  - Главное, Рося, не дрейфь. - Дает наставления патриарх нашей семьи. - Служи достойно, не посрами честь нашего рода. И запомни, после службы ты все равно под ударом, поэтому развивай свой способности, тебе необходимо дослужиться до дворянства, тогда будут шансы и на жизнь, и на Иллирику.
  Крепко по-мужски дед обнимает меня, и, невесело оскалившись, толкает в сторону трапа.
  - Матрос Туров, - командует он, и тут же тихим, сбившимся голосом продолжает, - иди с Богом, внучек.
  Не оборачиваясь, поднимаюсь по трапу и захожу в шаттл. В груди защемило, в горле, как будто застрял ком. Через силу сдерживаюсь и киваю матросу в форме, который указывает на одно из свободных мест.
  Так, хватит, былое не вернуть, надо думать о будущем, расслабился я рядом с Лирой. Поразительно, как любовь делает нас глупыми и слабовольными. Надо собраться, и продумать план своих действий, ради Лиры, ради нашего счастья, но делать это лучше на холодную голову. Дед прав, просто вернувшись после армии, ситуация никак не изменится, угроза графа никуда не исчезнет. Дворяне, они злопамятные, а Граф Юдин точно не исключение. Убить простого матроса, ему ничего не стоит. В своем праве будет. С младшим офицером, тоже, особо возиться не будет. Тут два варианта, либо дворянство, либо старший офицерский состав. Хотя, первого, без второго не бывает. Но как этого достигнуть? Необходим более высокий индекс, в армии звание зависит от него, как рыба зависит от воды. Поясню, чтобы Вы понимали, что это за индекс такой. В этом мире, нет, не так, в этой вселенной очень много в обществе всех стран завязано на индексе развития. Чем он выше, тем легче продвигаешься по службе, тем больше почет и уважение. Даже больше, человек с низким индексом никогда не сможет подняться по профессиональной и социальной лестнице выше определенного уровня.
  Еще в самом расцвете двухтысячных годов, когда все люди жили на материнской планете, эволюция сделала очередной шаг вперед. Стали появляться люди с экстрасенсорными способностями. Телекинез, развитая интуиция и прочее. Не буду рассказывать, какую реакцию это вызвало в обществе - прочтете в учебнике по истории. Но через сотню лет, ученые обнаружили, что у этих людей, мозг работает по-другому, а именно задействовано больше его участков. Начались исследования, опыты, эксперименты, и через несколько сотен лет человечество стало использовать куда больше, чем шесть процентов мощностей своего мозга. Целые теории и учения, были построены на этом, в тоже время появилось и понятие биополя, которое тесно увязали с этими способностями. Да, не всем удавалось развить новые способности, кому-то удавалось чуть-чуть, а кому-то больше, но это было доступно всем, были бы желание и деньги. Со временем, эти проценты обозвали индексом развития. Людей с индексом выше от стандартного с радостью привечали везде, ведь у них и память лучше, и реакция, и здоровье, не говоря уже о том, что, чтобы влиять на объекты окружающего мира, необходима серьезная концентрация, собранность. В общем, такие люди были более дисциплинированны и ответственны, и более успешны. Сейчас на дворе три тысячи семнадцатый год. Только в Российской Империи количество людей с индексом выше шести составляет девяносто процентов от всего населения страны. А население у нас много миллиардное. Поэтому индекс стал неотъемлемой частью общества, от него зависит будущее, и собственные силы.
  Лично я со своими одиннадцатью пунктами, могу обходиться без зонтика во время дождя, растягивая свое биополе и уплотняя его вокруг своего тела. Капли просто скатываются по получившемуся кокону, не достигая тела. Да и не только от дождя, от ветра, от не очень низкой температуры. Могу усилием мысли поднимать небольшие предметы, не тяжелее полкилограмма. Так же у меня более сильный иммунитет, чем у тех, у кого индекс ниже, быстрее заживают порезы и переломы. Но на этом все. И, если, я превосхожу тех, кто ниже десяти пунктов, то все те, кто выше моих одиннадцати, превосходят меня в разы. И биополе у них мощнее, и с его помощью они могут не только от дождя спасаться, но и от падающего кирпича или горшка цветочного, и телекинез более сильный, а свыше тридцати начинается магия, по-другому и не назвать: управление огнем, водой, воздухом, чтение мыслей, ментальные закладки, целительские способности, чего только нет. Наглядно, многое можно увидеть в современных боевиках, в основном зарубежного происхождения. Герои этих фильмов кидаются огненными шарами, и ледяными сосульками, работают вместо огнеметов и пожарных гидрантов, прыгают круче джедаев из наших звездных воинов и т.д. В общем, Голливуд, только в реальной жизни. Кстати Голливуд есть и в этой вселенной, там снимают те самые боевики.
  И так, что я имею? Чтобы получить более развернутую информацию, пришлось выйти в интернет, используя пассажирский коммуникатор шаттла. У меня индекс развития одиннадцать. Это мало, очень мало, даже до четырнадцатого класса в табели о рангах не хватит. А уж на звания более высоких классов и подавно. У отца и деда индекс выше двадцати, и то, отец дослужился до лейтенанта морской пехоты в отставке, а дед до капитан-лейтенанта в отставке, при чем, получил он его вне очереди, минуя звания лейтенанта и старшего лейтенанта. Оба обер-офицеры - младшие офицеры, младший командный состав нашей армии, одиннадцатый и девятый класс в табели о рангах соответственно. На потомственное дворянство можно претендовать с восьмого класса, с уровня штаб-офицеров. Обер-офицер при должном везении может претендовать на личное дворянство, или на свой собственный родовой герб. И то, если чин десятого или девятого класса. Все, что ниже, только почетное гражданство. Но отец и дед служили более двадцати лет, а для меня это слишком долго. Минимум, который мне нужен - это звание капитана, восьмой класс, возможность получить потомственное дворянство. Учитывая, что, мне надо уложиться в пару лет, ну, максимум, в пять, выслуга по годам не мой вариант, значит, нужен подвиг. И не один, а на каждое звание по подвигу, такому, как дед совершил. Это фантастика. Это нереально, и не только из-за подвигов, тут, как раз, и подводит мой индекс. Для военного чина восьмого класса нужен индекс не меньше чем сорок пунктов, а лучше, выше. За несколько лет мне не совершить такого скачка в развитии, годам к тридцати, возможно, но не в ближайшее время.
  Как ускорить развитие, что я знаю о нем? Вернее, что об этом говорит интернет? Индекс развития зависит от личного усердия и генетической предрасположенности. Надеюсь, генетика не подведет, все-таки, уже третье поколение, и в первых двух, уверенно средние результаты, да и более ранние предки, тоже не подкачали. Остается личное усердие - постоянные тренировки, медитации, экстремальные ситуации. Кстати, насчет экстремальных ситуаций. Помню, мама говорила, что до моего падения с утеса у нее был индекс в шестнадцать пунктов, а после двух суток операций, на пределе сил и возможностей, она стала замечать, что ее способности улучшились, и на очередном обследовании анализатор выдал результат в двадцать одну единицу. Получается, тот экстрим не прошел для нее даром. Но какой ценой? Я видел фотографии, сделанные буквально за несколько дней до того события: красивая, светловолосая женщина, на вид не старше тридцати лет, а после - седая, осунувшаяся, постаревшая лет на двадцать. Конечно, со временем, она пришла в норму, морщины разгладились, но былой молодости уже не было, да и эта седина...
  Хорошо, это о развитии способностей, но есть ли способы его ускорить? Оказывается есть. Различные ноотропы, и прочие нейро-стимуляторы, а также, некоторый вид наркотиков. Препаратов и стимуляторов очень много, у каждого из них своя специфика, свои противопоказания, способы применения. Как пишут на одном сайте, под комбинацию различных препаратов, необходим комплекс определенных тренировок. Из плюсов - увеличение скорости развития от двух, до десяти раз. Из минусов - многие из них запрещены, цены на них заоблачные, и, почти под каждое из них требуется подстраивать свой образ жизни. А я в армию отправляюсь, и, хоть там и не был ни разу, даже в прошлой жизни, думаю, что образ жизни там будет один - уставной.
  - Внимание, говорит командир корабля, Капитан-лейтенант Васильев. - В салоне, прерывая мои рассуждения, раздался голос из динамиков. - Пристегните ремни, мы отправляемся.
  И в ту же минуту я почувствовал, как шаттл завибрировал, наверное, заработали двигатели. Я поспешил пристегнуться к креслу и оглянулся. Салон был пуст, если не считать того матроса, который указывал мне на кресло. Вибрации стали усиливаться, превращаясь в судорожные рывки, сквозь стальные переборки послышался рев двигателей. Напряжение последних часов переполнило меня и плеснулось наружу, на глаза невольно навернулись слезы. Путь в новую жизнь начинался, и все зависело от меня, второй шанс, но в этот раз я отвечал не только за себя.
  Шаттл в очередной раз вздрогнул и оторвался от земли, а я заплакал. Я не видел в иллюминатор, как под нами промелькнули горы, не видел облаков, сквозь которые мы летели. Я плакал, а перед моим внутренним взором стояла Лира, которая шептала:
  -Я люблю тебя, я дождусь.
  - Я люблю тебя Лира, я вернусь!
  
  Глава 2
  
   Две недели длилось путешествие до учебного центра морской пехоты, расположенного на планете Владивосток. Позади остались: наша орбитальная военная станция, где я несколько дней ждал транспортный корабль, сам транспорт, достаточно комфортный барк с длинным серийным номером вместо названия, а также мои переживания и размышления.
  Две недели я, сам не свой, метался, как в бреду между своими мыслями и страхами. Вспоминал опыт двух своих жизней, пытаясь понять, что меня ждет. Увы, я в армии никогда не служил. Пытался понять, как вообще получилась такая ситуация. В общем, пришел к выводу, что права была одна из моих девушек в прошлой жизни. В том мире я был эмоционально не зрелым человеком. Да и тут, отринув все условности и законы, начал встречаться с девушкой другого социального уровня. Конечно, можно оправдываться, что сердцу не прикажешь и прочее, но, я должен был подумать и все взвесить.
  Две недели, я занимался самокопанием и самоанализом. Пришел к тому, что, не смотря на все, я люблю и любим, и, это именно то, чего мне не хватало в прошлом для счастливой жизни. Этого не изменить, это данность, это чудо, которое, наконец, произошло со мной. Это нельзя предать.
  На поверхность Владивостока я ступал уверенно - у меня была цель, надомной реяло знамя Любви, освещая мой дальнейший путь, давая мне смысл и цель в жизни, а также силы, чтобы их добиться. И осторожно - сила притяжения на планете была меньше, чем на Святогоре, поэтому, с первых шагов, я чуть было не навернулся на ровном месте.
  Учебный центр расположился на огромном полуострове, который омывался теплым морем. Больше всего, он напоминал огромный пригород с парками, садами и спортивными площадками.
  Оформление необходимых документов, становление на довольствие, распределение в жилой фонд, все это заняло целый день.
   Вместе с сотней таких же новобранцев, я мотался пешком по территории центра. Офицеры, которые встречали нас у космопорта, выдали нам карты-путеводители, с отмеченными на них обязательными к посещению учреждениями, и отбыли в неизвестном направлении. Мы оказались предоставлены сами себе.
  Через полчаса, у пропускного пункта на территорию центра не осталось ни одного новобранца, все разбрелись в разные стороны, в поисках необходимых зданий. Лично я потратил на все эти мероприятия около восьми часов, прошел, наверное, километров пятьдесят. Но, результат того стоил. Оформившись, как новоприбывший в кадровом отделе, я получил удостоверение матроса морской пехоты с цифровой подписью. Затем, отыскав на территории центра экономический отдел, встал на довольствие и заполнил несколько анкет, получив личный банковский расчетный счет, для начисления зарплаты. Следующим пунктом, я посетил медицинский центр, где за пару часов прошел медицинское обследование. Самым насыщенным по всяческим плюшкам было посещение склада снабжения. Хмурый мичман с шикарными усищами выдал мне обмундирование, сверяясь с данными на инфопланшете. Удивительно, но никаких попыток зажать что-то из списка, как любили рассказывать в России моей прошлой жизни, мичман так и не предпринял, выдал все, что значилось в списках.
  В результате, я оказался владельцем пяти комплектов нательного белья, трех комплектов ежедневной и полевой формы, и одного парадной. Также мне выдали две пары высоких берц: зимние и летние; две пары туфлей, так же по сезонам, как и берцы, по паре носков на каждый день. Все это помещалось в специальный военный рюкзак. Кроме одежды выдали инфопланшет, боевой нож и странный костюм, который назывался компенсирующим.
  Поставив свою цифровую подпись на документах в инфопланшете мичмана, и взвалив на плечи достаточно тяжелый рюкзак, я поспешил на поиски оставшегося последним на карте объекта.
  Все предыдущие здания располагались, как я понял, в административной части учебного центра - на стенах домов висели вывески с названиями, на перекрестках дорог встречались указатели направления к тому или иному объекту. Да и сами здания были от трех до пяти этажей, а также, было множество ангаров и складов, и везде были люди в форме, которые сновали в разные стороны по каким-то своим делам. К последней же отметке на карте вела дорога через кпп, за которым менялись архитектура и высотность - одно и двух этажные дома с несколькими подъездами и номерами. Перед многими домами были небольшие лужайки с зеленой травой, а на указателях появились названия улиц.
  Прежде, чем найти искомое здание, пришлось изрядно поплутать по безлюдным улицам, на которых я, с удивлением, увидел несколько кафе, ресторан и продуктовые магазины.
  Нужный мне объект оказался двух этажным особняком с красивым крыльцом, парковкой на два десятка машин, и небольшим парком овальной формы перед парадной. В парке был установлен работающий маленький фонтан, который напоминал собой гигантскую многоуровневую вазу для конфет, и несколько лавочек окрашенных в коричневый цвет.
  Справа от двери была кнопка звонка, на которую я и нажал. Дверь открыл среднего роста седовласый мужчина в такой же форме, какую выдали мне на складе. Оценив мой вид, задержавшись взглядом на карте в моей руке, он молча посторонился, пропуская меня внутрь дома. Я перешагнул порог и оказался в просторном холле с минимумом мебели: пара кресел, диван, большой телеэкран, висящий на стене, музыкальный центр на комоде и несколько ростовых зеркал. Пол был застелен огромным ковром со сложным узором, а напротив входной двери начиналась лестница на второй этаж. Больше ничего, кроме закрытых двух межкомнатных дверей, в комнате не было.
  - Позвольте взглянуть на Ваше удостоверение? - Неожиданно басовито спросил седой.
  - Матрос Туров, значит. - Протянул он, после того, как изучил суетливо отданные мной документы. - Будете заселяться?
  Что за глупые вопросы, подумал я, а сам ответил:
  - Разве еще есть варианты? Конечно, буду.
  - Комната, номер семь, на второй этаж, слева от лестницы. - Мне показалось, или он немного удивился? - Договор подпишем после ужина.
   Какой договор? Думал я, поднимаясь по лестнице наверх. Комната мне понравилась - большое, квадратов пятнадцать помещение, из мебели одноместная кровать, стенной шкаф, комод, что-то вроде серванта с полками и стеклянными секциями, два мягких кресла, большой письменный стол, одну половину которого занимал современный компьютер. Отдельный уют создавали несколько торшеров по углам, ковер на полу и огромное окно, из которого открывался вид на лужайку с фонтаном. Но главное, в комнате имелся свой санузел - в крошечном закутке на пару квадратов поместился даже душ.
   Все вопросы по поводу договора отпали, когда я, распаковав все свои немногочисленные вещи, спустился вниз на ужин. Трапеза проходила в довольно большой столовой, с одним, длинным столом на двадцать четыре персоны, по количеству стульев.
   В целом заселение и знакомство прошло успешно. Дом, в котором я остановился, оказался пансионом для военных. Его содержал старший мичман в отставке Родион Кириллович Соловьев вместе со своей женой Ириной Викторовной. Вообще, все оказалось совсем не так, как я думал. На чем основывалось мое представление об армии? На рассказах друзей и фильмах из моего мира, и на рассказах отца с дедом, которые о казарменной жизни, особо не распространялись. Действительность же, была совсем иной.
   Как рассказал Родион, оказался я на не совсем обычной базе морской пехоты. Из-за огромной территории и большого количества населенных планет в Российской Империи поддерживалось разделение на военные округа, только состояли они из пяти систем минимум. Всего таких округов было пятьдесят и в каждом свои учебные базы и центры, региональные, где готовили в основном рядовой состав и унтер-офицеров, и центральные, где обучали также обер и штаб-офицеров. Естественно, дорога простолюдинам лежала в региональные учебки, и только за большие успехи в обучении и службе могли перевестись в окружной. Все же аристократы попадали сразу сюда, и только самые ленивые и криворукие заканчивали учебу рядовыми или капралами. Еще одно отличие окружного центра от региональных - это условия проживания. Здесь были не казармы, как в регионах, а пансионы, которые содержались отставными офицерами. За отличную службу им разрешалось выкупить или взять в аренду землю и построить доходный дом на территории учебного центра. Кто-то так же открывал свой магазин или кафетерии. В общем, служивые не оказывались выброшенными на гражданку без средств и смысла для существования, а находились в родной для них стихии. Вот и селились они здесь целыми семьями. Единственно условие - уровень обслуживания и проживания должен соответствовать. В моем случае было именно так, Ирина Викторовна отвечала за кухню, прачечную и порядок в доме, а Родион Кириллович занимался всеми остальными вопросами. Самое интересно, что за пансион надо было платить. Когда я поинтересовался, как же я буду оплачивать проживание, то Родион меня успокоил, сказав, что денег со стипендии вполне хватит, а если не выйду на стипендию, то придется переселиться в барак, но он этого не советует, там специально созданы такие условия, что желание учиться хорошо всегда присутствует у всех курсантов. Сейчас же, на первый семестр все оплачено казной.
   В конце ужина Родион Викторович скинул мне на инфопланшет мое расписание и маршруты, в каких корпусах будут происходить занятия. К моему удивлению в мою учебную программу входили такие предметы как физика, химия, высшая математика. На мой вопрос Родион развел руками и ответил:
  - А ты как думал? Тут же, как в университете, кроме военной подготовки дадут еще и диплом о профессиональной подготовке по одной, а то и двум специальностям.
   Обалдеть, теперь я понимаю, почему в этом мире все дворяне так рьяно рвутся в армию, это же кузница элиты. И военная подготовка и образование.
   А теперь самое интересное, угадайте, как же я сюда попал? А ларчик открывается просто - Дед. После всего, он только Дед, именно так, с большой буквы. По полной программе использовал все свои привилегии для своего непутевого внука.
   Засыпая в своей новой кровати после сытной трапезы, и познавательной беседы я думал, как и чем мне благодарить Дедушку за все, что он для меня сделал. Но заснул, так ничего и не придумав.
   Утро началось со звона колокола, а после на весь дом заговорил голос Родиона, сообщавший, что завтрак через полчаса. Инфопланшет показывал шесть ноль ноль - как же рано.
  Умывшись и почистив зубы - в ванной в стаканчике были не распакованные принадлежности, видимо, подарок заведения, я оделся в повседневную форму и спустился в столовую. Ирина Викторовна уже расставляла приборы на троих человек, а на столе исходила паром небольшая кастрюлька. А какой запах.
  - Как же вкусно пахнет, - я не выдержал и потянул носом, в животе заурчало.
  - Садись, Ростислав, - улыбнулась хозяйка дома, - сегодня на завтрак овощное рагу и вареная грудка.
  Она уже начала накладывать мою порцию, когда из кухни появился Родион, неся в вытянутых руках большое блюдо с белым мясом. Порция поражала воображение, мне положили почти пол кило мяса и, наверное, столько же рагу.
  - Какие на сегодня планы? - Спросил Родион, во время еды.
  - Думаю прогуляться по городу, посмотреть, что и как.
  - Ростислав, позволь совет, - хозяин отложил ложку и внимательно посмотрел на меня. - Здесь не казарма, но и не гражданский университет, все же армия. Здесь все ориентировано на самостоятельность и самосовершенствование - рядовых исполнителей и так хватает, а тут готовят элиту, тех, кто сможет сам в трудных условиях, сориентироваться, поставить задачу и выполнить ее.
  Он прервался, чтобы сделать глоток чая, и продолжил:
  - В первую очередь тебе необходимо понять, что стипендии тебе хватит на проживание, но не более того, захочешь сходить в кино, посидеть в кафе, или купить что-нибудь полезное - денег не будет.
  - То есть, мне нужно найти работу? Но...
  - Да кому вы, новобранцы, нужны, как работники? Что вы умеете? - прервал меня он. - Тем более все дворяне, ты, конечно, что-нибудь и умеешь, но не сейчас, если только официантом, или грузчиком, но там платят не много, да и не все пойдут на такую работу. Есть более выгодный для тебя вариант - факультативы.
  - В смысле? - Не понял я, - каким образом дополнительные занятия помогут в зарабатывании денег?
  - Все очень просто, кроме основной своей учебы, ты выбираешь дополнительные направления, и за успехи в них твоя стипендия увеличивается. Если выбираешь дополнительные профессиональные специализации, то там еще большая оплата.
  Ничего себе, вот это мотивация к учебе, грызи гранит науки, а тебя обеспечат, хотя, я понимаю руководство - ничто не отвлекает, хочешь комфортно жить - учись, все будет. А потом, потом будет готовый, высококвалифицированный специалист, который всегда будет повышать свою квалификацию, ведь он знает, что он востребован.
  - Родион, а Вы не могли бы рассказать, что здесь есть?
  - Расскажу, и дам дельный совет. - Он взял вилку с ножом, - но после завтрака.
   Дальше завтрак проходил в молчании. Я старался не спешить, но получалось не особо - нетерпение из меня так и лезло. Первой ушла Ирина Викторовна, забрав пустую посуду, затем, окончив есть, Родион сходил на кухню за кувшином сока, и продолжил просвещать меня о местных реалиях.
  - Смотри, в первом семестре у вас не будет специализации, только общие предметы, затем, во втором уже пойдет разделение, необходимо будет выбрать специализацию, например: инженер-механик, инженер-программист, мастер-оружейник, полевой фельдшер и так далее. Все это необходимо, что бы в каждом отделении кроме бойцов, были и специалисты, которые повышают боеспособность и расширяют круг задач, которые может выполнить отделение. Так вот, официально тебе предложат выбрать одну специализацию, но на факультативах ты можешь их набрать столько, сколько хочешь. Есть только одно но, надо трезво оценивать свои силы. Если ты успешно их осваиваешь - тебя премируют повышенной стипендией, а если не успешен, то ты оплачиваешь эти факультативы из своего кармана, а это очень дорого, в бараки точно переселишься, и еще должен останешься, да и в званиях быстро расти не получится.
  - А сколько они стоят? - Что-то такая перспектива меня не сильно радует, это же пан или пропал.
  - Не дрейфь, - улыбнулся Родион - ты же не наберешь их все. Одного, для начала, будет достаточно, остальное можно добрать не профильными факультативами.
  - Так, а какие они? Я понял, что можно, но, что именно есть, и вообще, как от этого зависит стипендия?
  - Ага, значит обо всем по порядку, но с конца. Стипендия у тебя - один серебряный рубль, такая же, как и зарплата у матроса, только зарплату ты будешь получать, когда попадешь на место службы. К слову за жилье и питание ты должен мне тысячу пятьсот рублей в билетах банка.
  - Ну и цены здесь, - не сдержался я. - Это же и есть этот рубль серебром.
  - А ты думал, - улыбнулся Родион, - тут не окраина, все-таки центр, цены высокие, да и за аренду, я, не копейки плачу. Но, ты не прав, по нынешнему курсу один серебряный рубль стоит одну тысячу пятьсот пятьдесят рублей, семьдесят восемь копеек в билетах банка. У тебя еще целых пятьдесят рублей останется, как раз на мороженое.
  - Ага, на одно в месяц.
  - Не ерничай, ты легко можешь увеличить эту сумму.
  - А если я провалюсь, как я оплачивать буду? - Возмутился я. - Это же банкротство.
  - Ну, в бараки переедешь, составишь кредитный договор. - Успокоил меня старший мичман, - имей в виду, здесь не получится расплачиваться переводами из дома, на территории базы ты можешь расплатиться только деньгами со своего счета, а он закрытый, на него только стипендия, зарплата, да премии переводятся.
  - Я правильно понимаю, что все, что здесь заработаю, я тут же и оставлю? Хитро.
  - В каком-то смысле да, но это только до конца учебы.
  - Принцип кнута и пряника в действии. - Я не сдержался и ухмыльнулся.
  - Вроде того, - улыбнулся в ответ Родион. - А теперь о главном, как увеличить твои заработки. Ты умеешь водить машину?
  - Да, отец дома научил.
  - Странно, отметку о правах я не увидел в документах.
  - А вот прав нет. - Я смущенно развел руками и пояснил - не успел получить.
  - Вот, значит, первый факультатив тебе нашли, запишешься на курсы, и получишь права, только обязательно запишись на управление комбинированных авто.
  - Это, которые на антигравах могут летать и, как старые авто, на колесах?
  - Да, получишь старое удостоверение автолюбителя и удостоверение пилота автограва. А еще запишись на курсы экстремальной езды и экстремального пилотирования.
  - Я понимаю про автогравы, но на колесах зачем? Их же уже не используют.
  - Это здесь, и у тебя дома, а там, никогда не знаешь, где придется служить и вступать в бой, какая техника окажется под рукой, может, вскроют старые мобилизационные склады, или антигравы выйдут из строя, и придется передвигаться на колесном ходу, всякое может быть. И еще, кроме пилотирования, там же, обязательно на механика отучись, ничего сложного, но сможешь провести полевой ремонт.
  - Как будто больше не кому будет, это же время, да и...
  - Все это вместе, при успешно сданных экзаменах и тестах, рубль серебром к стипендии. - Не дал мне возмутиться Родион.
   Остаток возражений я проглотил. Рубль серебром, целый рубль серебром, тем более пилотировать я умею, да и свое авто было в той жизни, правда механик из меня посредственный, но целый рубль.
  - Ты чего завис, слушай самое главное, записываться пойдешь сегодня, чтобы за первый семестр все освоить и уже в следующем получать свою заслуженную награду.
  - Понял, во сколько идти, и где их искать?
  - Не спеши, это еще не все, кроме этого обязательно запишись на рукопашный бой.
  - А это зачем? - не понял я, - нас же будут обучать, я видел это в расписании.
  - То, чему будут учить в академии, это простейшее, чему можно обучить, пара ударов и захватов, все. Ты же займись углубленно, рукопашный бой, ножевой бой, рукопашный бой в условиях невесомости, бой в ЛДП.
  - Что такое ЛДП?
  - Легкий доспех пехоты, у вас будет модификация для морпехов.
  - А бой в среднем и тяжелом доспехе?
  - А там нет рукопашного боя, - улыбнулся Родион, - ты, что фильмов не смотрел? Это такие дуры, что там учить нечему, разве, как по танку кулаком долбить, но это и любой дурак поймет.
  -И что мне дадут эти навыки? - Я спросил, а сам замер в предвкушении.
  - Еще рубль серебром к стипендии. - О да, я не ошибся в своих чаяниях. - Причем здесь его заплатят сразу, по мере осваивания, то есть, сдал экзамен на рукопашку, и пошел дальше, получай рубль. Ты чем-нибудь дома занимался?
  - Да не особо, - расстроенно протянул я - отец показывал пару ударов, но так, от хулиганов отмахаться.
  - Понятно, с этими факультативами у тебя свободными остаются только выходные, я бы рекомендовал тебе взять дополнительный профессиональный факультатив.
  - Какой?
  - А это ты уже сам реши, я бы рекомендовал в медицину, на военного врача. Там при успехе тебе еще два рубля накинут к стипендии. И все, считай, ты богач.
  - Только деньги тратить некогда будет. - Заметил я иронично.
  - Это дело не трудное, заведешь себе подружку, или в увольнительную за пределы базы отпустят, на что потратить найдется.
  - Родион Кириллович, я все понял, но есть вопрос, почему нам дают такие деньги? На гражданке рубль серебром это отличная зарплата, обычные трудяги меньше получают, у меня у отца помощники на ферме получают тысячу рублей в билетах, а тут серебро щедро раздают.
  - А ты как думаешь? - Родион выпрямил спину и посмотрел на меня суровым взглядом. - Мы воины, мы не простые трудяги. Нам предстоит рисковать жизнью, кто-то погибнет, кто-то выживет, но живем мы сейчас, и государство нам показывает, что мы важны, что о нас помнят не только, когда посылают умирать, но и в мирное время, давая возможность жить комфортно, и ни в чем себе не отказывать. И семьи наши будут получать пенсию за погибшего такую, что не будут бедствовать. И помни, это не просто так, не за труд на заводе или в шахтах, наша работа защита государства, защита людей. Наши жизни ничто, Империя все.
   Блин, я сам непроизвольно выпрямился и расправил плечи. От его слов аж сердце застучало быстрее. Он же гордится своей Родиной, гордится тем, что о нем помнят и его жизнь ценят высоко, а главное, что его не забудут. И это не пустые слова, у меня пример Деда перед глазами. Смог бы в моей прошлой жизни ветеран вот так устроить внука, сначала в гимназию, потом в элитную академию? Смотрели бы ему в рот чиновники, когда он к ним обращался, и не смели бы они ему перечить? Конечно, нет. Он бы только перебивался с пенсии на пенсию, и изредка дарил внукам шоколадку на сэкономленные деньги. Как же здесь все не так, как там, и это радует. В такой стране хочется жить, и каждый готов сложить за нее свою голову.
  - Я тебе отправил на инфопланшет данные по ближайшим факультативам, которые мы определили, сам выбери в какой именно ты пойдешь, и определись с профессиональным.
  - Благодарю Родион Кириллович, что бы я без Вас делал. - Улыбнулся я, и встал из-за стола.
  - Да, Ростислав, будешь идти записываться, не забудь одеть компенсирующий костюм под форму.
  - Вот, Родион Кириллович, а что это за костюм? Зачем он мне нужен? А то выдали, а зачем не сказали.
  - Если проще, то на твоей планете и здесь разная сила притяжения, здесь, почти стандартные десять же, а у тебя двенадцать. Я сам с планеты, на которой двенадцать же, поэтому содержу этот пансион, и здесь живут люди с таких же планет, так как здесь стоит компенсатор, поэтому ты не чувствуешь разницы. Но, чтобы чувствовать себя комфортно на поверхности, и не получить вред для организма, нам необходим этот костюм. Он компенсирует недостающую нагрузку, чтобы не атрофировались мышцы, и снабжен медицинскими датчиками и устройствами ввода медицинских инъекций, чтобы наши внутренние органы функционировали, как следует без сбоев. Когда у тебя будет индекс выше двадцати, он тебе больше не понадобится, но сейчас без него ни шагу за порог дома.
  - Понял Родион Кириллович, и еще раз спасибо за консультации.
  - Да не за что, Ростислав, иди, определяйся с крайним факультативом.
  
  Глава 3
  
   Интернет - это сила. А еще нормальный компьютер, а не только инфопланшет. Вспоминаю, как в шаттле через коммуникатор выходил в сеть, ужас, как неудобно. Вообще в этом мире технологии шагнули далеко вперед, и тот же самый компьютер выглядит не совсем привычно. Системный блок намного меньше по размерам - самые большие размером с кирпич, есть и со спичечный коробок, но такие стоят огромных денег. А уж по производительности..., core i7 потерялся в столетиях. Мониторов, как таковых уже нет, есть проекционные мониторы - широкое, от десяти до пяти сантиметров, и длинное, в зависимости от модели бывают от двадцати до ста сантиметров, основание монитора, толщиной сантиметров пять. И все. Вот такой брусок лежит на столе и проецирует над собой изображение. От габаритов бруска зависит и размер, считай разрешение, изображения. При чем, может и в 3D проецировать. Есть еще голографические мониторы, но они дороже, и я такие только в кино пока видел. Инфо планшет работает по той же технологии, только проецирует маленькое изображение, приблизительно А7 или А8 формата, да и сам он выглядит как широкий браслет на руку. А вот коммуникатор в шаттле технология старая - вмонтированный в спинку пассажирского кресла планшет с сенсорным экраном, как в моем мире.
  Что же касается интернета, то все немного сложнее. Интернет здесь, это что-то вроде интранета, только на всю планету, плюс орбитальные космические станции и спутники. При помощи межпланетных спутников и космических станций объединяют все космическое пространство системы и остальные планеты в одну сеть. Но, в такой интернет можно войти и использовать его только здесь же и находясь, да и задержка сигнала будет ощутимой, если подключаться к ресурсам на другой планете - от нескольких минут, до нескольких часов. Объединение же всех систем империи в одну сеть, дело глобальное и очень сложное, сюда можно отнести и подключение к сегментам интернета других стран. Огромные расстояния, которые разделяют между собой системы, делают эту задачу крайне сложной. И на данный момент связь реализована курьерской серверной службой - КСС. Данная служба представляет собой курьерские боты, на которых находится различное сетевое оборудование, и каждый из них имеет свой маршрут по определенным системам. Между этими курьерами распределяются пакеты данных с нужными адресами, и они, согласно своему графику, отправляются в другую систему, где передают всю информацию на местные серверы, взамен получая новые пакеты, и отправляются дальше. Таким образом, через интернет существует связь между системами, но задержка зависит от расписания курьерских ботов и она огромна. Но, благодаря этому я могу зайти в свой почтовый ящик и проверить почту или написать письмо, так как серверы всех крупных социальных сетей, почтовых сервисов и других ресурсов, которые позиционируют себя, как имперские или международные находятся в каждой системе. Единственное, что надо сделать, это подтвердить права доступа и вывести свой аккаунт из архивного состояния там, где находится пользователь. Это сделано из соображения безопасности, пока учетная запись находится в состоянии архивации, в нее никто не может получить доступ. Но на этом с межсистемным интернетом и все. Для поистине глобального доступа открыты только международные и все имперские ресурсы. Подключиться же к местному интернету из другой системы не реально. Еще на Святогоре я читал, что ведутся исследования и разработки способов передачи сигнала, но прорывов пока не было.
  К чему это я, а к тому, что после разговора с Родионом, поднявшись в свою комнату, воспользовался стоящим там пк - хотел отправить электронку Иллирике и родным, но, как выяснилось, доступна мне была только внутренняя сеть планеты. Так что, я напечатал обычные письма, чтобы потом отправить почтой, и занялся поиском информации о факультативах, которая нашлась достаточно быстро и в большом количестве. Её было так много, что на изучение пришлось потратить почти весь день, прерываясь только на обед.
   Вариантов получения второй специализации оказалось довольно много, но не все они подходили для заочного изучения, и требовали посещать занятия по будням после учебы. Но мы это время уже застолбили под рукопашку и курсы вождения. Пришлось выставить фильтры на курсы, которые допускали посещение в выходные или заочное обучение. И сразу стало легче. Факультатив медицины, который советовал Родион, мне сразу не понравился. Он забирал оба выходных полностью - шесть пар в субботу и пять пар в воскресение. Можно было рассмотреть вариант с курсом 'Экономики и хозяйственного дела', но тянуть потом службу в частях обеспечения, мне не хотелось. Логистика, курсы связистов, даже менеджмент, все это пролетело мимо. В какой-то момент я углубился в чтение форума - попался занятный паблик на три тысячи страниц, я же начал читать его с самого начала. Странице на пятисотой заметил интересный пост, где человек с ником 'Капитан' советовал взять специализацию юриста. Сообщение было устаревшим на десять лет, но он приводил очень интересные доводы. В частности он писал, что это полностью заочное обучение, только приходи тесты и экзамены сдавать, да и на самой службе, знание своих прав и законов, в том числе военного времени, никогда не помешают.
  А что, - подумал тогда я, - теория, полностью заочное, и, что странно, за успехи целых три рубля серебром к стипендии. Этот момент был для меня не понятен, но я даже не стал на нем заострять внимание. Нашел факультатив юриспруденции и записался на полный курс.
   Тут же сигнал с инфопланшета отбился о принятом сообщении: - 'На Ваш счет зачислено три рубля'.
  - Не понял, - от неожиданности я заговорил вслух. - Это что такое?
   Тут же нажал на кнопку подробности - оказалась стипендия с юридического факультатива. Только какого лешего она пришла сейчас, а не после результатов экзамена. Пришлось лезть в интернет и выяснять. Оказалось, что я, лопух, подписался на полный курс. Да, он заочный, но не совсем такой, как мне думалось. Вот что значит усталость и поспешность. А все было просто - 'Юридический факультатив' подразумевал под собой не просто изучение права, но и целую кучу других дисциплин, таких как: теория дознания, судебная теория, следственная теория, гражданское право, военное право, теория криминалистики. Но это еще и не все. В довесок по всем этим дисциплинам еще и практика шла, а это уже на заочное не тянуло никак. И отказаться уже нельзя - при нажатии на кнопку 'отказаться' вылетала табличка:- 'Вы уверены? В этом случае, Вам необходимо будет заплатить штраф в 30 рублей серебром'.
  Вот попал. Хотя, первый семестр шла только теория, и практика в расписании появлялась только под конец второго. Ладно, прорвемся.
   В общем, я закончил со всеми делами только к ужину, но записался и на рукопашный бой, и на подготовку пилотов-водителей. Оказалось, все это можно было сделать через интернет. Просто уделил немного времени на поиск и изучение тех секций и школ, которые были расположены недалеко от моего дома. Правда, выбирал почти наугад, ориентируясь на отзывы и видео ролики. А еще на одном из сайтов взгляд зацепился за объявление, в котором приглашали в тир. Тир оказался в шаговой доступности, и работал в субботу и воскресение. Так что до кучи я записался и туда, два занятия в неделю по три часа много времени не отнимут.
   За ужином рассказал Родиону и Ирине, о факультативах, а также о том, что уже получил три рубля на свой счет. Получил одобрение хозяйки, выслушал несколько её наставлений о пользе учебы. Выдержал ехидную улыбку Родиона, когда он узнал о курсе юриспруденции. Ничего против он не сказал, лишь посоветовал стараться изо всех сил и зубрить все досконально, дескать, экзамены сложные, но, надо помнить - тяжело в ученье, легко в бою.
  После ужина, еще немного посерфил в интернете, пару часов посвятил подготовке к первому учебному дню, и улегся спать. Утром вставать рано, и идти на учебу. Кстати, я узнал, что за колокол звонил при подъеме - это корабельные склянки.
  
  Глава 4
  
  Подъем, умыться, поход в спорт зал на зарядку с Родионом, затем душ, завтрак и вот я, в повседневной форме с рюкзаком (тяжелый, зараза) за плечами, стою на улице и всматриваюсь в навигатор на планшете. Первый учебный день начался.
  Занятия начнутся в девять утра, сейчас на часах около восьми. У меня есть целый час, чтобы добраться до учебного корпуса. Пешком.
  Я даже не опоздал - ноги гудели, сердце в исступлении колотилось о грудную клетку, меня даже вырвало в какие-то кусты. В какой-то момент, когда сил на бег уже не осталось, я думал, что все, сейчас умру. Но что-то пискнуло, в руку и задницу что-то кольнуло, а потом стало легко, головокружение ушло, появились силы продолжать путь. Да здравствует компенсирующий костюм, насколько помню, из моего обмундирования только он может вводить различные инъекции.
  Да, надо срочно подтягивать себя по физухе, иначе я загнусь однажды утром во время гонки с расписанием занятий, и никакие уколы не помогут.
  Не знаю, чего я ждал от учебы, но явно не того, что все будет, как в школе или в универе моего старого мира. Весь день состоял из обычных пар, по обычным предметам: математика, философия, психология, физика. Вся разница только в том, что не было классов - на занятиях по каждому предмету я всегда был в обществе совершенно новых студентов. Матросов, если быть более точным. Не один я удивился этому - на четвертой паре кто-то спросил преподавателя, седовласую физичку в звании лейтенанта, почему каждый раз в классе другие люди. На что был получен простой и лаконичный ответ - потому что. А дальше продолжилась лекция о 'Основах кинематики материальной точки'. Когда-то проходил в прошлой жизни. Оказалось, бессмертная вещь, прошли века, но физика осталась.
  В общем, из-за странного принципа формирования учебных групп, я так ни с кем и не познакомился. Даже обедать все разбрелись по разным местам - только что был полный класс народу, и после звонка никого не осталось. Я же не ходил искать столовую. Зачем, если Ирина Викторовна собрала мне рюкзак и положила туда несколько контейнеров с едой. Смутило меня только одно, под контейнерами в рюкзаке лежало несколько стальных блинов от штанги, а я удивлялся, что там такого тяжелого может быть? Хотел, было, их выкинуть, но остановила записка, которая призывала вернуть блины в пансион.
  Так что обедал я тоже один, на лужайке перед учебным корпусом. Хотя, почему один, там было много других матросов, у кого был обед с собой, но все как-то отдельно друг от друга сидели.
  Через час после окончания занятий, у меня начиналась тренировка по рукопашному бою - и снова забег, головокружение, тошнота, новая пара уколов.
  ***
  - Первое занятие - ознакомительное! - сказал тренер, высокий морпех по имени Воислав Доброславович. - Садись на лавку и смотри.
  Я не понял, в каком он звании. Представился тренер просто по имени и отчеству. Никаких знаков различия и прочей атрибутики - просто здоровый мужик в трениках и с голым торсом. Он не блистал какой-то выдающейся мускулатурой, как у Шварца, скорее крепыш, как Слай, но уважение внушал на каком-то интуитивном уровне. С ним просто не хотелось спорить, то ли из-за прищура безразличных глаз, то ли из-за мягких и плавных движений, как у кобры, которая раскачивается из стороны в сторону, но всегда готова резко укусить.
  А еще у него на плече была татуировка - какой-то небольшой зверек с агрессивно раскрытой пастью. Несмотря на размеры и пушистый хвост зверек выглядел опасным.
  Я занял место на одной из лавок, которые стояли вдоль стены спортивного зала, который своими размерами напоминал стандартный студенческий, где играют в баскетбол или волейбол. Но на этом сходство и заканчивалось. Здесь не было ни сеток, ни колец, да и пол был бетонным с линолеумом вместо паркета. Не было даже матов. Зато вся стена напротив меня была завешана зеркалами.
  Тренирующихся было всего десять человек. Воислав быстро разбил их на пары и подозвал к себе одного мужика, который стоял в паре с молодым парнем.
  - Сегодня у нас отработка ударов ногами. Смотрите внимательно, удар наносится гребнем или подъемом стопы, вот сюда в бедро. - Тренер показал, куда и чем бить на своем партнере. - Удар должен быть хлестким, тогда вы сможете вывести противника из равновесия. Чтобы этого достичь, удар должен идти от бедра, расслабьте ногу, и вот по такой траектории, наносите удар. Сначала медленно. Поехали!
  Я смотрел, как все отрабатывают удары, и не понимал, что это за удар, есть же лоу-кик, понятный и простой, даже я им владею, хоть и занимался кикбоксингом еще в школе в той жизни. Но, не смотря на эти мысли, я старался не отвлекаться, и внимательно следил за тем, что происходит.
  Вот у молодого матроса, не получается, он постоянно пробивает как раз тот самый лоу-кик. Воислав подходит к нему и спрашивает:
  - Чем на гражданке занимался?
  - Каратэ. - Коротко отвечает парень
  -Понятно, почему такой деревянный. Смотри, ты пытаешься бить, контролируя удар, напрягаешь мышцы, напрягаешь ноги, а ты наоборот расслабься, представь, что ниже колена у тебя кнут, и раскручивай его вот так, восьмеркой. А потом резко бедром бей, куда он прилетит - туда прилетит, удары выше пояса вообще не нужны, и все получится. Давай еще раз.
  Но у 'падавана' снова выходил лоу-кик. Я смотрел и сам не понимал, как же не получается, все же просто. Через десять минут мучений, тренер снова подошел к нему:
  - Встань в стойку, сейчас тебе покажу.
  Воислав медленно показал технику исполнения еще раз, а потом быстро провел удар в полную силу по бедру своего оппонента. Ученика моментально скрутило в сторону по направлению удара, он упал на одно колено, и согнулся, схватившись руками за бедро.
  - Ну а в таком положении следует добивание, и дальше, выполнять боевую задачу. Иди, отдохни минут двадцать, потом покажешь, как понял.
  Матрос медленно отполз к ближайшей лавке, а Воислав встал к его напарнику для дальнейшей отработки.
  Мне, после увиденного, стало реально страшно. Он же так и покалечить его мог, а что, если у меня будет не получаться? Я также буду отхватывать от тренера? Что-то мне не нравится эта перспектива. Может, сменить секцию, пока не поздно.
  Пока я предавался грустным размышлениям, прошло минут двадцать, и побитый матрос вернулся к занятиям. К моему удивлению, у него с первого раза получилось правильно выполнить удар. По-видимому, он тоже удивился, но и второй и третий, и дальнейшие удары получались идеально. За что он был поощрен похвалой тренера:
  - Вот и славно, теперь не забудешь.
  Домой я шел уже в сумерках. Желание уйти из секции боролось с мыслью, что метод работает, и, к сожалению, проигрывало. Нас бьют, а мы крепчаем, не попробую позаниматься, не узнаю, как это. Но работает ведь. Еще один вопрос, который надо решить - это передвижение без изнурительных забегов, правда ведь, упаду когда-нибудь и не встану.
  Дома в холле находился Родион, который смотрел какую-то передачу. Я проскочил к лестнице, и стал подниматься на второй этаж.
  - Как все прошло? - Он отвлекся от телека и крикнул мне вдогонку.
  - Понедельник - день тяжелый!
  - Так сегодня среда, Ростислав! - донеслось до меня снизу. Но я уже открывал дверь в свою комнату, и мне было все равно.
  
  Глава 5
  
   Три следующих месяца слились в один день. Подъем, утреннее офп, завтрак, учеба, кружки, самостоятельные занятия, сон. Думать о чем-то постороннем, не было ни времени, ни сил. На основной учебе за это время ничего не поменялось. С одногруппниками так и не сошелся, потому что их не было, постоянные группы не формировались, и лектории до сих пор наполнялись рандомным образом. Единственное - пробежки до учебного корпуса стали даваться намного легче, и не грозили неожиданной смертью от чрезмерной нагрузки, хотя был период, когда мне казалось, что на половину состою из инъекций, которые автоматика костюма исправно вводила в организм.
   Не смотря на однообразие расписания, каждый день был насыщен интересными моментами, в основном в кружках, на учебе, пока все шло легко и просто. Но главное, мне повезло, и я сегодня сдам на водительские права, и смогу обзавестись своим транспортом. Обо всем по порядку.
   В целом, я зря переживал из-за секции рукопашки. Воислав оказался не таким жестоким, как показалось в самый первый день нашего знакомства. Не жестокий, но жесткий - спуску на тренировках он не давал ни кому. Использование инвентаря, как защитного, так и различных груш, манекенов, было очень редким. Все приемы показывались на учениках, и отрабатывались в парах. Так что все мы, периодически щеголяли с синяками и ссадинами. Всего в группе нас было одиннадцать человек, не считая тренера, иногда заходили офицеры - действующие или в отставке, видимо, чтобы растрясти 'жирок'. А еще тренер был не многословным - касательно тренировок, все подробно объяснял, но после окончания занятий ни с кем не заводил разговоров на отвлеченные темы. Если быть справедливым, то здесь все были не многословны, так что завести какие-то знакомства в секции не вышло.
   Сами занятия длились по три часа, три раза в неделю по классическому расписанию - понедельник, среда, пятница, и оказались до ужаса увлекательными. Каждая тренировка начиналась с разминки: офп, нижняя и верхняя акробатика. А через час, мы начинали отрабатывать захваты и прихваты, различные удары и хлесты.
  Минимум силовых бросков, все основано на инерции и весе тела, своем и противника. Больше всего это мне напоминало айкидо. Противник воспринимался не как человек, а как биологическая конструкция подчиняющаяся законам физики и математики. Различные оси, векторы, рычаги и прочее. В общем, очень интересный подход, главное, чтобы работал.
  Нет, были, конечно, и силовые элементы. Уделялось время и различным 'классическим' техникам, таким как бокс, муай-тай, джиу-джитсу, то же каратэ, дзюдо и т.д. Да чего только не было, но все это было не цельным, а связанным в единую, какую-то странную систему, до сегодняшнего дня, мне не встречавшуюся.
   Еще в том мире я пытался заниматься боевыми искусствами. Начинал в школе, как и многие с каратэ Кекусинкай, был опыт занятий в секции спортивного дзюдо, затем кикбоксинг и бокс. Я даже несколько раз ходил на занятия по русскому стилю - хотелось понять, что же это такое. Ну и конечно, как и все подростки смотрел фильмы с Сигалом и Джеки Чаном. Так что, мне казалось, что я имел достаточно широкое представление о боевых искусствах. Как же я ошибался.
  В какой-то момент, еще на первых занятиях, я попытался узнать у других учеников, как называется наше направление, но на меня смотрели, как на идиота, и никто не спешил поделиться информацией. Оказывается, просто не знали - в одну из попыток, мой вопрос расслышал Воислав:
  - А тебе не все равно? - Тренер неожиданно оказался рядом. - Не важно, как называется, главное, чтобы у тебя был рабочий инструмент для выполнения боевой задачи. Так что не забивай голову ненужными вопросами, а сосредоточься на главном. На тренировках. А я научу всему, что поможет тебе в этом.
  Вот так и получилось, что я занимался неизвестным видом боевых искусств, возможно у него и названия не было, но винегретом назвать язык не поднимался - очень неуважительно к тому, что возможно когда-нибудь спасет мне жизнь. Ведь, для выполнения боевой задачи, надо обязательно остаться в живых, правда же?
  За эти три месяца я успел почувствовать на себе жесткие методы вдалбливания правильного исполнения не приемов, нет - приемов тут как таковых не было, а принципов ведения боя, но и получить несколько памяток. Что такое памятка? Это когда Воислав подходит и в полную силу (правда, сомневаюсь, что он ударил хоть один раз не сдерживаясь, но было больно), на полной скорости показывает как правильно выполнять тот или иной элемент. После того, как прочувствуешь на себе, проникнешься всей душой - сам начнешь выполнять верно. Порой мне кажется, что тут даже не мозг понимает, а сам организм, получив очень чувствительный пинок, на физическом уровне начинает все делать идеально правильно.
   Узнал я и что такое ножевой бой, не сам, а только со стороны - в один из дней, наблюдал за тренировкой старшей группы. Конечно, наблюдал громкое слово, скорее подглядывал со стороны, в свободные секунды отдыха.
  А на крайней тренировке, Воислав обрадовал меня и несколько других ребят, что через две недели мы будем участвовать в местном турнире, и по его результатам он будет решать, кого допустить к сдаче зачета досрочно, а кто еще три месяца будет заниматься, и сдавать зачет в положенное время.
  ***
   Если на рукопашке все было строго, поддерживалась жесткая дисциплина, и тренер был суров, то у пилотов-водителей все обстояло по-другому.
   Старший мичман Евпатий Михайлович Цветков, он же Михалыч, он же Евпат, он же Цветок (причем любой от тюльпана до ромашки), вел кружок пилотирования и автодела. Познакомился я с ним в четверг, на следующий день после посещения ознакомительного занятия по рукопашному бою, и как дома оказался - очень уж он напомнил мне моего соседа автослесаря из первой жизни. Добродушный, веселый, не дурак выпить, Михалыч заведовал огромной территорией, на которой располагались ангары складов и мастерских. Несколько десятков человек подчиненных, и всего один студент, Ваш покорный слуга.
   На первом занятии Старший мичман устроил мне экскурсию по вверенной ему территории, и выдал целую лекцию, о том, какой правильный выбор я сделал, что решил получить удостоверение пилота и автолюбителя, и именно у него. Он распинался о том, какая это важная специализация, как сложно научиться разбираться в ремонте техники, а я возьми и ляпни, когда можно сдать экзамены досрочно, так как ничего сложного в этом нет. Конечно он обиделся, и, видимо, с горяча, выдал мне, что учить ничему не будет, но дает время самому подготовиться и сдать комплексный экзамен. Не два отдельных на пилота-механика и водителя-механика, а комплексный. Единственное условие, экзамен надо сдать досрочно, до сессии. Если я завалю хоть один из двух, то выгонит с позором. Уже на следующем занятии он предпринял попытку как-то уладить эту ситуацию, и отменить свое решение, но меня все устраивало, и я отказался что-либо менять.
  На прошлом занятии я сдал ему нормативы на пилота-механика, починив старый гравитационный грузовик (Спасибо отцу за науку, подчиненным Михалыча и интернету). Сегодня же был день, когда я снова сяду за руль автомобиля нефтяной эпохи. Ни грамма волнения, и никаких сомнений что сдам - посмотрел в интернете на модельный ряд, один в один наши, а уж в ремонте отечественных авто я нормально разбираюсь.
  
  - Привет Михалыч! - Приветствовал я старшего мичмана, копающегося в одном из ангаров рядом с каким-то агрегатом скрытым огромным чехлом камуфляжной расцветки.
  - А, Ростик, здрав будь - улыбнулся Михалыч, - пришел сдавать нормативы? Да ты заходи, не робей, я для тебя как раз задание подготовил.
   Заинтриговал, ничего не скажешь. Я подошел к Михалычу, и не успел и слова сказать, как он сдернул чехол, открыв миру старенький уазик.
  - Вот, УАЗ 469, старая военная машина, специально для тебя со склада вытащил.
   Я все еще стоял и молчал, рассматривая старый, но такой родной автомобиль, когда старший мичман вышел из ангара, бросив на ходу:
  - Как починишь, выезжай на площадку, сдавать на права.
   Я еще минут десять разглядывал привет из прошлого, а затем стал действовать. Визуальный осмотр авто, попытался завести - безуспешно, стал готовиться к диагностике, когда в голову пришла мысль:- 'Если он ждет на площадке, значит неисправность не такая уж и серьезная'. Окрыленный своими мыслями, я полез под капот.
   Несколько часов мне понадобилось, чтобы авто заработало. Надо было натянуть отсутствующий на положенном ему месте ремень ГРМ, заменить свечи зажигания, прокачать тормоза, зарядить аккумулятор, прочистить жиклер, и еще по мелочи, такие как накачать шины, отрегулировать ступичные подшипники. Ничего особо сложного, но повозиться пришлось. В бардачке даже нашлась инструкция по эксплуатации, но кому она нужна? Шучу, конечно, я не такой дока, чтобы перебрать движок с закрытыми глазами, но сегодня она мне не понадобилась.
   Михалыч довольный стоял на дальнем конце площадки и, улыбаясь, наблюдал, как я к нему еду, преодолевая извилистую разметку.
  - Поздравляю! - Он похлопал меня по плечу и улыбнулся во все тридцать два зуба. - Я в тебе не сомневался.
  - Еще бы не сомневался, мы же в поддавки не договаривались играть. - Делано возмутился я.
  - Ты про пустячные неисправности? - Он сразу понял, о чем я говорю. - Это не поддавки, а норматив на полевой ремонт, большего никто не ожидает в боевых условиях.
  - Ладно, успокоил ты меня. - Я улыбнулся, да и нельзя было на него злиться или обижаться, он же легкий, душевный человек, даром что военный, уже на втором занятии не то, что попросил, потребовал обращаться к нему по отчеству или прозвищу Евпат, и перешел на 'ты'.
  - Сейчас отправлю запрос, и электронная копия прав упадет тебе на планшет, захочешь карточку, обратись в канцелярию. - Михалыч завозился со своим рабочим гаджетом.
   Я стоял и прикидывал, где бы мне теперь арендовать авто, чтобы не дорого вышло. Соответствующим вопросом я и прервал работу старшего мичмана.
  - Аренда? - Он на мгновение задумался. - Ты же собираешься дальше заниматься экстремальным вождением?
  - Так точно.
  - Тогда сделаем так, после экстремалки на два часа остаешься у меня в мастерской и помогаешь, а я тебе вот этот агрегат отдаю в аренду. - Показал он рукой на уаз.
  - Вот этот? - удивился я.
  - А что тебе не нравится? Он из консервации, все работает, ты вообще второй, кто сел за руль, первым я был, когда пригнал его со склада.
   Предложение было шикарно. Нельзя отказываться.
  - Евпатий Михайлович, огромная Вам благодарность. - Я искренне поблагодарил его. - Только, зачем я Вам нужен?
  - Понимаешь, Ростик, - Михалыч внимательно на меня посмотрел, - мне, чтобы продолжать и дальше учить курсантов, надо выполнять план. Либо с десяток пилотов или водителей-механиков, либо специалист механик хотя бы четвертого класса.
  - А курсантов, кроме меня и нет. - Кивнул его словам я.
  - Да, кроме тебя никого нет. И я тебе скажу, ты сейчас легко сдашь на пятый класс.
  - Ладно, тебе Михалыч, где я, а где пятый класс. - Изумился я, - скажешь тоже.
  - Да вот, как раз шестой класс дают, если разбираешься в чем-то одном и поверхностно, с ходовой там, или с движком, ты же сдал на механика и гравитационных аппаратов, и автомобилей, при чем, везде показал знание предмета поверхностно, но в целом, а не по конкретным направленностям. Это уже почти четвертый, но пятый точно. Я за полгода натаскаю тебя, возможно и третий класс возьмем. Выручи старика Ростислав.
   Я долго не раздумывал, баш на баш, наука пригодится в любом случае.
  - По рукам, только заправка моего уазика с тебя.
  - Да не вопрос, вон к служебной заправке подъезжай и заправляйся, оформлю, как хоз нужды. - Обрадовался Михалыч. - Ты главное не забудь, права получишь, пригласи ребят отметить, а сейчас езжай уже домой.
   Попрощавшись с Евпатием, я вырулил на своем новом коне с территории складов и поехал в сторону дома. Как все хорошо получилось. Я намеревался выиграть спор, получить права и арендовать машину, а тут еще и авто почти даром и в подарок. Прав Цветок, его ребятам проставлюсь обязательно, если бы они мне все это время не помогали, сомневаюсь, что я сам бы справился. Настроение еще больше улучшилось, когда вместе с сообщением о правах, на планшет упала информация о зачисленных на счет трех рублях серебром - при досрочной сдаче, стипендия выплачивается за все время предыдущего семестра. А что, мне нравится.