• Аннотация:
  Очередной попаданец. ГГ могли убить в момент попадания, но ему повезло. Невероятно повезло. Неприветливый мир. Перекос в сторону женщин, но ГГ, слишком молод. Никаких любовных терзаний, случайные «знакомства». Никаких способностей к магии, разве что Интуиция. Никакой учебы в магических академий. Но ГГ использует свою Интуицию, чтобы стать обеспеченным человеком. Версия от 20.06.20
  Мальчик-бродяга
  (черновик)
  

  Глава 1
  Чудесное спасение
  
   Я долго не мог заснуть, сегодняшние сборы в дорогу измотали меня до последней степени. Завтра нашу семью должны были забрать люди из сопротивления и тайными тропами отправить из страны. Окно на границе должно было открыться буквально на час. Я это подслушал из разговора отца с его старинным другом. Я в очередной раз перевернулся на другой бок. Старый раздолбанный диван стоял в домике на дереве с самого момента его строительства.
   Неужели этот безумный день наконец закончился?
   Ничего не предвещало нашу очередь. Казалось, бегство из страны - это далекое-далекое будущее. Еще вчера я в десятый раз перечитывал книгу выживальщика в промежутках между тренировками на гибкость и выносливость, а сегодня ранним утром приехал «старинный друг» отца, и все закрутилось.
   Ночевать я устроился в домике на дереве. Хотел попрощаться с детством. Ближе к полуночи пошел дождь, сначала упали крупные редкие капли, потом полило, как из ведра. Заворчали обе кавказские овчарки. Я выглянул в окошко, чтобы увидеть тех, кто взволновал кавказцев. Вовремя, огромные псы замертво упали посредине двора. Свет погас.
   Чудовищная молния ударила в высокий тополь, стоящий посредине двора. Дерево вспыхнуло, будто облитое бензином. Оно разбрасывало огромные ветки по всему двору, а десяток фигур в чёрном шли к дому, лениво уворачиваясь от огня. Метров с пяти они открыли стрельбу по щитовому дому, изрешетив стены, как сито. Пару минут спустя стрельба прекратилась, двое убийц вошли внутрь и пробыли там минут десять. Они подошли к командиру, спрятавшемуся от дождя под моим деревом.
   - Не можем найти мальчишку.
   - Проверьте домик на дереве, - приказал командир, указав в мою сторону. Он сам смело полез за бойцами, как бы страхуя их.
   Небольшая шаровая молния встала на пути убийц, спасая меня на мгновение. Оба бойца выпустили в сторону шара две очереди из автоматов, но шар только вырос в размере. Командир, видя, что пули бесполезны для шаровой молнии, всё равно попытался разрушить её длинной очередью. Шар мгновенно вырос, поглотив и убийц, и входную дверь, и меня. Затем шаровая молния взорвалась с оглушительным свистом, отбрасывая меня на пол, испепеляя стену вместе с дверью, и сбрасывая убийц на землю. От удара моя голова закружилась, из ушей пошла кровь, а в глазах стало двоиться. Дождь мгновенно закончился, а я покатился по абсолютно сухому двору, и провалился в маленькую ямку, скрывшую меня от убийц. В предрассветных сумерках было достаточно светло, чтобы убийцы могли меня найти. Я попытался изобразить из себя «пустое место». Меня нет!
   Минут через пять я не выдержал напряжения и раздвинул стебли травы. Дерево с домиком пропало. Наш дом пропал. Командир и двое его бойцов озирались, с перекошенными от напряжения лицами. Мне показалось, будто какое-то голубоватое облачко размером с кулак, подлетело к командиру убийц и растянулось на всю его голову. Ноги жертвы подкосились, «тушка» мерзавца упала на траву мягко и аккуратно, будто убийца улегся отдохнуть. Я зажмурился изо всех сил, но всё равно видел голубоватое облако точно также, как с открытыми глазами. Вокруг я ничего не видел, но облачко мне мерещилось.
   Двое бойцов издали сдавленный вопль. Синхронно. Мне послышался ужас в их крике. Я испытал благодарность к своему защитнику, а тот дважды напал на бандитов, убивая их, и становясь немного больше в размере. Я не испытывал к убийцам моей семьи ни капли сочувствия. Каждый из них мог сказать: «Ничего личного, только работа». Но я не хочу умирать. Моя семья хотела жить!
   Рассветало, и голубоватый шар становился тускней. Я снова закрыл глаза, чтобы увидеть, своего спасителя. С закрытыми глазами мне казалось, что он светится мягким, приятным светом. Я протянул к нему руку, и шар лег на ладонь, было настолько приятно, что по коже побежали мурашки. Хотелось завилять хвостом, как делали наши овчарки. Я снова вспомнил о смерти семьи и заплакал. Казалось, шар успокаивает меня, обещает защиту от «плохих». Я мысленно попросил его: «Не уходи!»
   Внезапно мне захотелось есть. И я понял, что у меня нет ничего. Ни еды, ни воды, ни одежды, ни обуви, ни оружия. Я стоял на холодной, мокрой от росы траве, босиком. Пижама совсем не грела. Главный убийца был худенький и невысокого роста. Конечно, не такой тщедушный, как я, в свои четырнадцать лет. Я раздел труп командира. Сделал это без всякой брезгливости. Поговаривали, будто после смерти сфинктера расслабляются, но одежда убийцы была чистой. И всё равно, я натянул его чёрный костюм поверх своей пижамы. Из оружия оставил нож и необычный пистолет. Фляжка была полная, объемом около полу литра. На вкус кисловатая жидкость, думаю, вода, с добавлением сока лимона. Еды не было совсем, если только двухсотграммовая плитка не была шоколадкой. У рядовых фляжки были также полные. Я разбогател на две «шоколадки», проверять их было рано, аппетит за время мародерства исчез. Взял пачку презервативов, из-за веса, командирские часы, они тоже весили немного. Рядовых раздел, все вещи сложил, но был не уверен, что найду их в высокой траве, если у меня будет необходимость вернуться.
   Пока я экипировался окончательно рассвело. Мой голубой шар никуда не улетал, я его постоянно видел, закрывая глаза. Он постоянно находился рядом, как щенок. Я даже старинную песню вспомнил из древнего мультика: «Голубой щенок». Я представил себе голубое ухо щенка и почесал шар, а тот, казалось, заурчал. Внезапно шар медленно полетел в сторону восхода солнца, там, вдалеке, виднелась уродливая башня, не круглая и не квадратная, возможно, гениальное озарение архитектурной мысли. Я пошел вслед за шаром. Ботинки были велики, размера на три, я напихал в носы тряпок, но идти было неудобно. Спустя минут десять я закрыл глаза, и затылком увидел, что мы с моим «щенком» удираем от серого шара раза в два большего размера, чем мой друг. Серый шар был не такой плотный и яркий, как мой Щенок, но, видимо, опасность исходила от его размера. Я чувствовал ужас, охвативший моего друга, но он не захотел спасаться бегством. Щенок так испугался, что его страх парализовал меня. Серый шар подлетел неторопливо, как хищник, уверенный в том, что жертве некуда бежать. Внезапно меня охватило бешенство. Я издал вопль, хотя вряд ли шары могли меня слышать. Я был готов разорвать серый шар голыми руками. Не знаю, что именно случилось, но мы вдвоем с моим Щенком набросились на серый шар. Голубой шар смог каким то образом воспользоваться моей помощью, вырос в размере и победил. Теперь уже хищник издал беззвучный вопль смерти. Я упал на колени, думая, что умираю, улегся на бок, и наблюдал битву шаров затылком. Бой еще не закончился, а я уже начал жевать шоколадку, запивая её кисленькой водичкой.
   Я лежал на траве часа три. Съел полторы шоколадки из трех, и был готов прикончить вторую, но неопределенность моего будущего, меня остановила. Щенок дежурил рядом со мной, морально поддерживая. Как только я почувствовал, что в силах передвигаться, то поднялся на колени. Голова закружилась от слабости, но вполне терпимо. Щенок обрадовался и медленно поплыл по воздуху в сторону башни. Два километра я шел три часа. Специально засек время по командирским часам. Внутри башни был родник. Невероятно холодная вода вытекала из маленькой чаши, закрепленной на стене, но стена треснула. Через трещину вода просачивалась наружу, где на солнечной стороне росла громадная яблоня с зелеными незрелыми плодами. Когда то это место было террасой, но за три с лишним десятка лет листва, плоды и сучья превратили её в крошечный садик. Крысы забирались сюда, чтобы полакомиться упавшими яблоками, змеи заползали, чтобы полакомиться крысами, а шар – хозяин «водокачки» - убивал и тех и других, чтобы получить маленькую искорку энергии от их смерти. Поэтому тут и там виднелись мелкие кости.
   Зеленое яблоко я выбросил, но решил вернуться, как только разожгу костер. Внутри башни был лифт, или устройство, которое я привычно интерпретировал как лифт. Он не работал или я не понимал, как его запустить. Узкая винтовая лестница меня не вдохновила. Я не мог бы взобраться даже на один этаж вверх. Делать было нечего, нужно было собирать сухую траву и хворост для розжига костра. Непонятно, зачем у боевиков с собой презерватив, зато он пригодился мне, чтобы разжечь огонь. Хотя нести литр воды в презервативе, а потом держать полминуты над комком сухой травы было для меня достаточно трудно.
   Как только загорелся крошечный костер, то тут же появился Щенок. Я увидел его, когда зажмурился от дыма. Голубой шар буквально купался в огне.
   Громадная куча хвороста прогорала очень быстро. Яблоки, запеченные на огне, казалась мне вполне съедобными. Помню, отец в походах кормил меня разной экзотической едой: вареными улитками, червями, рогозом, подорожником и щавелем. Нужно искать что-то съедобное, невозможно долго протянуть на яблоках. Подорожника и щавеля я в пути не увидел, водоемов тоже, а следовательно остаются только черви. Вечером попробую подняться на один этаж вверх, нужна соль, без неё я быстро похудею.
   К вечеру я набрался сил и добрался по винтовой лестнице до второго этажа. Дверь рассохлась и не хотела открываться. Я потратил час, чуть не сломал нож, но открыл дверь. Маленькая кухня обрадовала бы меня больше, чем бесконечные шкафы с книгами. Хотя жечь книги мне не позволяло воспитание, но выгрузить книги на пол и разобрать старинные шкафы на дрова я мог легко. То есть в моих планах шкафы уже ярко сгорели, но пока работа по разборке мебели была мне не по силам. Все шкафы были одинаковые, кроме одного низенького буфета рядом с невысоким столом и неудобным креслом из гнутого дерева. В буфете было много банок, когда то, судя по намекам на цвет и запах, содержащих мед, кофе, сахар, специи. Возможно, в одной из банок была соль, но заведомо мало. Зато на круглой подставке обнаружилась литровая емкость с длинной ручкой. Металл походил на серебро.
   Всего этажей было девять. Везде стояли шкафы с книгами, но что гораздо важнее металлические ковши и стеклянные баночки с окаменелыми специями. Подставка под ковш явно была нагревательным элементом, но человек, не сумевший запустить лифт, не мог рассчитывать включить нагреватель. Книжные шкафы открывались лишь на втором этаже. На третьем этаже и выше они были закрыты, видимо, магией, замков не было видно. На девятом этаже было всего два шкафа, которые «дышали» прохладой и выглядели так, будто были сделаны вчера. У буфета сидел мертвый старик в абсолютно целой одежде. На каждом пальце у него сверкали перстни, а бабский медальон вызывал подозрения о его нетрадиционной ориентации. На девятом этаже было много запертых дверей. Возможно, они вели в спальню, кухню, гардеробную, хранилище вкусняшек. Старик не хотел отдавать свои перстни, я смог снять только четыре. Еще я разбогател на две золотые монеты, лежащие на столике. Медальон показался мне излишне вычурным.
   Червей в степи я не нашел, а питаться теми, что жили в грунте под яблоней, мне пока не позволяла брезгливость. Неожиданно меня выручил Щенок. В один из дней он убил большую змею. Дома я слышал восторженные отзывы о вкусе змеиного мяса, но этот экземпляр без специй и соли был слишком пресным. На второй день я расковырял ножом закаменелые остатки «соли» и «специй», поэтому мясо показалось мне вполне съедобным.
   Из девятого этажа библиотеки было два выхода на северный и южный балконы, крошечные площадки для одного человека. В пяти километрах на север виднелись развалины маленького города или крепости. На юге, когда садилось солнце, мне мерещились огоньки костров. Ночью оценить расстояние было крайне сложно, но до них было очень далеко, возможно, километров десять.
   Потянулись одинаковые скучные будни. Днем я пытался составить местный алфавит и вскрыть двери комнат на девятом этаже, вечером разжигал костер для Щенка. Шар не рос от огня, не набирал силу, но, я так понимаю, не тратил ночью силы, спасаясь от холода. Я успел «насладиться» мясом второй змеи. Через две недели «кормушку» моего Щенка попытался отнять очередной серый шар. Надувшись для устрашения врага, тот казался не просто большим, а огромным. Его диаметр был в полтора раза больше, совсем не маленького Щенка. Я приготовился умирать, или остаток дня выбираться из неминуемой слабости, но внезапно мой голубой шар легко победил. Я, как в прошлый раз, отдал Щенку всё, что мог, все мои силы, всё здоровье, весь накопленный запас энергии, но голубой шар сожрал противника за считанные секунды. Я сразу же смог сделать десяток шагов до ближайшей баночки с густым раствором сахара, выпил приторную гадость и улегся на топчан ждать, когда желудок подаст голове сигнал об отсутствии голода. Я лежал с закрытыми глазами, поэтому видел Щенка. Его огромный яркий шар растекся по моей груди, проник в руки, ноги, и даже то, что находилось между ног, но не затронул голову и спинной мозг. Через открытую дверь залетела крошечная птичка. Она села на выступ лепнины у меня над головой и нагло насрала, по-снайперски попав мне в волосы на голове. «Сука», - подумал я, хотя всегда любил собак, независимо от их половой принадлежности. Я рефлекторно вырастил щуп из тела Щенка и коснулся птички. Мой друг обрадовался даже маленькой искорке жизни, полученной от смерти пичуги. Общение без слов, на уровне эмоций начало мне нравиться. С этого дня Щенок завел себе привычку прятаться у меня в теле. До сих пор он, видимо, ориентировался на свои, особые чувства, эмоции в поиске жертв и врагов, но теперь Щенок использовал моё зрение для стрельбы щупом в охоте на крыс и змей. А его конкурентов я видел издалека, стоило мне закрыть глаза. Щенок приучился прятаться внутри моей ауры, а когда шар-соперник неторопливо приближался ко мне, своей добыче, в полной уверенности, потеряв малейшую осторожность, мой голубой шар внезапно атаковал. На ночь я оставлял Щенка у костра, заснуть с ним внутри было невозможно.
   Через месяц яблоки полностью созрели, соль и специи закончились, для костра осталось четыре шкафа на втором этаже. Нужно было решать. Куда идти? На юг или север? Я разжег костер, но не спешил уходить в башню. Щенок чувствовал мою нерешительность и тоже не торопился к огню, на свою ночную грелку. Внезапно на юге ярко вспыхнул желтый луч лазера. Он мгновенно разгорелся до ослепительно белого, преодолел десять километров за пару секунд, и ударил меня в грудь с невероятной силой. За долю секунды до этого шар выпрыгнул из моего тела навстречу лазерному лучу. Щенок вспыхнул весь, не только в месте удара. Голубой шар испарился за секунду, оставив после себя крошечную точку, едва различимую невооруженным взглядом.
   Я перестал жечь костер ночами, Щенок теперь спал у меня рядом с сердцем. Весь день я охотился на крыс, змей и птиц, с ужасом ожидая появление шара-конкурента. Это наверняка означало бы смерть для меня и моего голубого друга. Мне повезло, за месяц не было ни одного шара-конкурента. А однажды прилетела большая стая ворон. Они клевали верхние, самые спелые яблоки, когда птицы пытались отобрать друг у друга особо вкусное яблоко, оно падало вниз. Смерть соседней вороны не настораживала, часто птицы продолжали сидеть на ветках, вцепившись когтями намертво. Мне удалось убить дюжину ворон, пока мудрые птицы осознали опасность. Это был удачный для Щенка день. Вечером прибежала стая крыс, решившая поохотиться на неподвижных птичек, часть из которых всё-таки упали на землю. Крысы сбросили ворон, сидевших на яблоне, вниз на землю и устроили пир, на который приползла толстая змея. К концу месяца Щенок вырос размером с кулак, и я перестал ежеминутно дрожать, ожидая неминуемую смерть.
  

  Глава 2
  Женские интриги
   Серо служил магом на заставе более тридцати лет. Состав охраны менялся каждый год. Княгиня присылала на границу штрафников. Редко кто из охранниц доживал до конца своей смены. Маги своевременно обновляли заклинания, удерживающие демонов на границе, но либо им не хватало силы, либо появлялся особо сильный демон. Любой прорыв приводил к смерти множества охранниц. Амулеты часто были бессильны, они лишь оттягивали время. Пока маг скакал от заставы к месту прорыва, демон успевал убить пять или шесть охранниц. Но и потом борьба с демоном была трудной и долгой. Серо был сильным магом. На участке его заставы гибель охранниц было самой низкой, часто до половины состава доживали до конца срока и могли возвратиться в армию на службу. Серо знал, что многие давали взятки чиновницам, чтобы попасть именно на его заставу. Магу было больше ста пятидесяти лет, и причиной его службы была Библиотека. Её башня была хорошо видна в дорогую подзорную трубу, установленную на вышке рядом с границей. Всё своё свободное время Серо проводил, наблюдая за башней. Маг каждый год покупал в столице княжества накопители. По расчетам Серо через восемь лет можно будет перестроить охранную линию границы, передвинув её на пять километров ближе к Библиотеке. В начале лета Серо заметил отблески огня у входа в башню. Какая-то мразь обосновалась в Библиотеке, и, несомненно, жгла книги, самое дорогое наследие Древних. Маг пришел в бешенство. Безусловно, это преступление следовало прекратить. Серо вызвал к себе начальницу заставы.
   - Гита! Завтра ночью мне будут нужны двенадцать охранниц. Отбери самых своенравных, тех, на кого у тебя зуб.
   - Ваша милость, для какой цели нужны охранницы, - почувствовала неладное Гита.
   - У входа в Библиотеку какая-то паскудница жжет книги. Каждую ночь!!! Я положу этому конец. Завтра днем нарисую пентаграмму, а ночью уничтожу эту Осквернительницу Святыни.
   - Ваша милость, каждая из охранниц имеет шансы выжить. Я не могу отобрать у них жизнь, лишая их последней надежды, - упала на колени Гита.
   - Ты мне сопли по полу не размазывай. Хорошо. Пусть тянут жребий. Для оставшихся бонус. Я увеличу размер маны, вливаемой в защитный контур. Шансы выжить у охранниц возрастут в разы. Считай, дюжина смертниц заплатит своей жизнью за жизнь остальных. Сестры по оружию!!!
   - Ваша милость бесконечно милосердна в свой заботе о недостойных! - поползла задом в дверь Гита.
   Пентаграмма вышла на удивление удачной. Большую роль сыграло то, что охранницы были крепкие, полные жизни женщины, а не, как часто бывает, заморенные рабыни. «Копьё огня» легко преодолело десять километров. Серо четко видел в свою подзорную трубу, как оно вонзилось в грудь Осквернительнице Библиотеки. Выжить в этом море огня не смог бы сам магистр. Только после этого Серо смог вздохнуть спокойно, с чувством выполненного долга.
   После мастерски выполненного удара костер больше не горел на ступенях башни, проникшая в Библиотеку мразь была уничтожена. К концу лета в степи появился одинокий путник, Серо рассмотрел в подзорную трубу юношу, скорее даже мальчишку. Тот спокойно шел к границе, не боясь демонов. Дважды начинал накрапывать дождь, уже не летний, а скорее осенний. Мальчишка поднимал лицо вверх, наслаждаясь непогодой. Маг с ужасом ожидал неминуемую смерть юноши. Время шло, но мальчишка оставался жив. Серо знал, что демонов привлекала сама граница, вернее жизни охранниц, такие близкие, и такие недостижимые. Поэтому чем ближе к границе, тем больше становилась смертельная опасность.
   Необычная одежда юноши очень заинтересовала Серо. Мало того, что кто-то включил в состав экспедиции в Пустошь мужчину, жизнь которого дорого стоит, но его одежда говорила о высоком статусе.
   - Гита! Ко мне! – приказал маг.
   Начальница заставы попыталась не потерять уважение подчиненных, одновременно не раздражая мага излишней медлительностью.
   - Всех лошадей делишь на два табуна. Один твоя охранница погонит левее мальчишки, второй табун другая охранница погонит правее. Главное, чтобы мальчишку не затоптали!!!
   - Обе охранницы погибнут. А у нас договор! Ваша милость!!!
   - Сто золотых той, кто привезет мальчишку живого. Пятьдесят за его тело.
   - Я сама рискну. Вдруг смогу привезти своей дочери денег, чтобы купить мужчину на пару ночей, - решилась Гита.
   - Скорей ищи напарницу. Время решает жить мальчишке или умереть.
   Два табуна вырвались на простор степи, погоняемые безжалостными ударами кнутов. Хорошо, что расстояния между лошадьми были достаточно большими, и смерть лошадей не создавала завалы. Задние лошади успевали обогнуть или перепрыгнуть упавших.
   Напарница Гиты погибла в самом начале, и её табун постепенно потерял скорость, а затем лошади стали падать на землю одна за другой. Гита гнала свой табун изо всех сил, каждый удар её кнута вырывал клок кожи из лошади. Ей порой казалось, что это она убивает животных, а не демоны, злобные порождения эльфов.
   В десяти метрах от мальчишки лошадь умерла, и Гита чудом успела соскочить, ничего не сломав, даже не потянув связки. Мальчишка захлопал в ладоши, выражая свой восторг мастерством охотницы. Он шел по степи медленно, хотя не казался уставшим. Самец подошел к Гите, взял её за руку, и повел за собой. Охотница понимала, что преодолеть сотню метров степи в окружении демонов нереально, но подчинилась мальчишке, его харизма завораживала.
   Дважды мальчишка останавливался. Гите в эти моменты казалось, будто её волосы встают дыбом, и жуткий холод продирает до самого сердца. После третьей остановки самец пошатнулся, потом залез Гите на спину, крепко обнял её и заставил изображать лошадь. Охотница поняла, что мальчишка выдохся, и больше не в силах защищать их. Она бросилась бежать изо всех сил. За двадцать метров до границы над её головой пронесся ледяной ураган, - это Серо разгонял демонов. Когда Гита упала в объятия мага, ей показалось, что сердце выскочило из груди.
   - Запашок, однако, специфический. Мальчишка обосрался от страха. Помоешь, приведешь в порядок, одежду постираешь, как только мальчишка начнет вставать приведешь ко мне, - распорядился маг.
   Гита была несогласна с Серо. Но не стала возражать. Ей напротив показалось, что самец был достаточно смелый. Но сейчас он балансировал на грани жизни и смерти.
   Мальчишка застонал и потянулся рукой в нагрудный карман. Гита помогла ему достать стеклянную баночку с притертой крышкой. Самец попытался открыть банку, но и здесь потребовалась помощь охранницы. Мальчишка выпил жидкость и провалился в беспамятство. Гита позвала дочь, вдвоем они легко раздели самца, вымыли теплой водой и уложили на кровать Лалиты. Через час мальчишка очнулся и попросил пить и есть. Во всяком случае, именно так Лалита интерпретировала его жестикуляцию. Она принесла ему кашу и кружку воды, но мальчишка настойчиво совал ей в лицо свою банку.
   - Ты не слишком обнаглел, маленький засранец? Где я тебе возьму мёд? Ты маг? А может дворянин? Нет! Бери выше! Ты чиновник! – издевательски спрашивала самца девчонка.
   - Gde moi monety? Gde zoloto, naglaja devka?
   Лалита поняла, что засранец слишком нагл для её уровня и позвала мать. Гита сделала самое страшное лицо. Новобранки ссались от страха при её виде.
   - Loshadka! – обрадовался мальчишка. Он с любовью посмотрел на Гиту.
   - Gde moi monety??? - самец доступно изобразил игру с золотом.
   - Лалита, принеси трофеи, - зло выплюнула Гита.
   Мальчишка отдал Гите свой нож, который охранница оценила в десяток золотых. Сталь была невероятно прочной, причем без всякого намека на магию.
   - Loshadka! – нежно погладил охранницу самец.
   Гите захотелось упасть на колени и завилять хвостом, которого никогда не было. Охранница расплылась в довольной улыбке.
   - Лалита! Принеси банку мёда, - строго приказала она дочери.
   Та в недоумении уставилась на мать. Мальчишка протянул монету, и постучал по банке.
   - Volshebnoe slovo: «Sdachu mozhesh ostavit sebe!»
   - Я теперь у него на побегушках? – недовольно спросила Лалита.
   - Ты видела его четыре перстня? Он дворянин! Не из последних! Свой характер засунь себе …
   Самец съел всю банку меда, явно через силу, запил водой, и завалился спать.
   - У него сейчас начнутся газы, а потом понос, - злорадно напророчила Лалита.
   Но желудок мальчишки оказался крепким.
   «Нужно было принести ему молока,» - подумала Лалита. На заставе держали корову, маг обожал простоквашу и творог. - «Хотя, с учетом небывалой вредности самца, молоко могло пойти ему на пользу.»
   Серо пришел сам на следующий день.
   - Я не знаю имперского, а он не говорит на Великом, ваша милость, - доложила Гита.
   Маг выругался по-эльфийски. В герцогстве насчитывалось шесть человек, знающих благородный язык исчезнувшего народа, но догадаться было несложно.
   - Учи его языку. Каждый день с утра до вечера. Я принесу настойку для улучшения памяти. Стоит… Твоя банда покидает заставу через полтора месяца, я также заказал себе замену. Лалита должна непрерывно быть рядом с мальчишкой, и болтать без остановки. Если я загляну, и застану тишину, то она заплатит штраф – золотой.
   - Каждая работа должна быть оплачена, ваша милость.
   - Медная монета в день! – как отрезал маг, и через пару минут молчания добавил, - У тебя может появиться мысль: завести внучку от дворянина. Учти в своих расчетах следующее. Я заберу мальчишку с собой. Он не узнает о наличии у него дочери, никогда ей не поможет, ты не сможешь подтвердить его отцовство.
   Гита поговорила с дочерью. Лалита была амбициозна, завести ребенка от дворянина – это возможность улучшить кровь. По всем признакам было видно, что самец быстр, вынослив и умен. Через два дня мальчишка пришел в норму. К этому времени он уже запомнил три сотни слов и мог разговаривать на бытовые темы. Он смешно строил фразы, а его жуткий акцент напоминал речь варвара из северных баронств империи, но жуткое снадобье мага прекрасно действовало. Лалита уже дважды делала попытки соблазнить Фила Плескова, но пока напрасно. Мальчишка сам завел разговор об обычаях своей страны. Он начал рассказывать о таком устройстве, как душ и ванна, оказалось, на его родине его принимают ежедневно.
   «Непонятно. То ли он стесняется своего запаха, то ли намекает на то, что я грязнуля?»
   Гита не поверила, будто где-то есть такая богатая страна.
   - Сама подумай, Лалита, метр дров стоит золотой. Мне каждый зимний месяц выдают десять золотых на дрова. И я не могу протопить на них свою крошечную квартиру. Тем простецам, что ловят в реке бревна, отбившиеся от плотов, рубят руки, как ворам.
   - Можно пойти в общественную баню, и помыться там за серебренную монету.
   - В верхнем зале бассейн для чиновников, чуть ниже для дворян, еще ниже бассейн для магов, а уже потом - для обычных людей за серебро. Вода мутная, грязная. Подхватишь заразу - отдашь десять золотых магу за лечение. Нет! Я лучше на эту монету куплю дров, подогрею большую кастрюлю воды, и помоюсь в тазике, - поделилась своим богатым опытом Гита, - На вот тебе, Лалита, золотой. Иди к магу и купи у него дров. Этой зимой они ему здесь не пригодятся.
   Вечером мальчишка блаженствовал в большой бочке с теплой водой, а потом всю ночь отрабатывал золотой.
   На следующий день Серо решил, что пришло время поговорить с мальчишкой.
   - Фил Плесков? Моё имя Серо.
   - Полностью будет Филипп Андреевич Плесков. Фил – это уменьшительное имя для друзей. Андрей – имя отца, а Плесков фамилия. Вы намного старше меня и я не могу звать вас просто Серо. У вас есть фамилия?
   - Я маг. Мой уровень слишком низок для родового имени, такие имена возможны только для дворян, и то не для всех. Обращение на «Вы» со стороны дворянина чревато для меня. Это может быть воспринято как самозванство, будто я присвоил себе баронский титул.
   - Зовите меня Фил, а я буду звать вас Серо.
   - И на «ты».
   - Согласен. Буду звать тебя Серо.
   - Буду откровенен. Заработки магов не так велики, а мне пришлось вложить в твоё спасение сотни золотых.
   - У меня ничего нет, кроме вот этих перстней, - мальчишка показал магу левую руку с четырьмя перстнями, - Возьми столько, сколько считаешь нужным.
   - Любой такой перстень многократно перекрывает стоимость моей услуги. Но я столько лет нанимаюсь на эту заставу по причине близости к Библиотеке. Выйдем на крыльцо.
   Маг указал мальчишке на башню.
   - Ты там был???
   - Да. Занятное место. Книги на втором этаже можно посмотреть, но шкафы на третьем этаже и выше закрыты магией.
   - Каждая книга на эльфийском языке – сокровище!
   - У тебя есть образец, я хочу сравнить твою книгу с теми, что видел на втором этаже Библиотеки.
   - Пойдем. Посмотришь. Ты рассчитываешь вспомнить незнакомый текст, написанный изящными эльфийскими буквами? Мне приходится всматриваться, чтобы прочитать фразу.
   - Попытка не пытка, - сказал Фил загадочную фразу. В его устах она прозвучала, как поговорка.
   Фил долго изучал сборник заклинаний, всматриваясь в каждое слово.
   - А отдельно лист с буквами эльфийского алфавита у тебя найдется? – спросил мальчишка, явно испытывающий трудности идентификации.
   - Есть, - Серо достал большой лист, где он отражал варианты написания одной и той же буквы.
   Фил внимательно посмотрел на алфавит и кивнул головой.
   - На втором этаже много книг соответствующих твоему эльфийскому, но есть книги, видимо, более древние или более современные. Там написание букв несколько иные.
   - Фил! Твои способности к языкам невероятны! Осталось совсем немного. Нам нужно проникнуть в Библиотеку, взять там парочку книг, и вернуться живыми обратно, - издевательски засмеялся Серо.
   Фил надолго задумался. Потом неожиданно попросил Серо рассказать об устройстве герцогства. Почему маги ниже дворян? Почему дворяне ниже чиновников? Почему Гита и Лалита - грязь под ногами и первых, и вторых, и третьих?
   Серо неожиданно проникся доверием к Филу, и долго рассказывал ему о герцогстве.
   - Маги везде, во всех странах, столь же бесправны, как в герцогстве?
   - Я нигде не был. Поездка за границу - дорогое удовольствие. Одна дорога три-четыре месяца.
   - А за Пустошью?
   - То есть? Ты разве не оттуда? – удивился Серо.
   - Нет! Я издалека.
   - Там горы. Холодные снежные горы. Демоны не могут их преодолеть. Если идет снег и даже в шубе холодно, то демоны медлительны и не столь опасны. Через три недели будет пересменок, на заставу прибудет новая штрафная команда. За неделю до этого возможен холодный день с дождем. Дождь неприятен для демонов. Если твои перстни дают защиту, то я могу зарядить их.
   - Это так просто???
   - Нет. Но я много лет коплю камни с запасом маны. Их хватит для зарядки всех твоих перстней.
   - Я приношу тебе пару книг. Через десять дней мы приезжаем в город. У тебя отнимают книги. Меня отправляют в застенки. Я уверен, что на заставе есть шпион. Даже не один.
   - Мне известно о двоих.
   - Сколько осталось лошадей?
   - Четыре старых больных кобылы.
   - Грузим на лошадей зерно, сушеное мясо, изюм, курагу, орехи, соль, мед и сахар. Убиваем шпионов. Переодеваем в свою одежду и затаскиваем в Пустошь так далеко, чтобы их было видно, но невозможно достать.
   - Нам никто не поверит!
   - Но и не докажет!!!
   - Какие у нас шансы на удачу???
   - Если вернемся в город - гарантированная мучительная смерть под пытками. Если выберемся в Пустошь? Мгновенная легкая смерть или немного шансов уцелеть.
   - У вас там совсем плохо, если дети вырастают такими прагматиками?
   - Если бы мой отец работал мерчендайзером, сисадмином или водителем такси, то он бы не был никому нужен. «Не высовывайся!!!» Отец высунулся.
   - Не буду спрашивать кто такой мерчендайзер. Ты достаточно циничен, чтобы понять, что ждет Гиту и её дочь в городе? - Серо посмотрел в глаза Филу.
   - Будут пытать? Узнают все наши разговоры до последнего слова, а потом убьют? - высказал догадку Фил.
   - У тебя нет никаких чувств к Лалите?
   - Тебя я как то сумею защитить. Гита и Лалита - это перебор!
   Серо долго смотрел на Фила. Приятный молодой человек. Слишком расчетливый. Слишком прагматичный. Слишком циничный. Серо не смог бы оставить даже случайную женщину на растерзание убийцам, Фил делает это легко, без особых угрызений совести.
  

  Глава 3
  Поход за автоматами
   Через неделю я продумал разговор с магом. Ежедневный секс с Лалитой давал мне необходимый стимул для поиска вариантов спасения Гиты и её дочери. Я целенаправленно расспрашивал Гиту о вариантах бегства. На севере и северо-западе к герцогству примыкали независимые баронства. Формально независимые. Они держали опытных охотников, которые ловили беглянок и за деньги возвращали в герцогство. Бегство, на мой взгляд, можно было разбить на два этапа. Первый - это максимально быстрая скачка до баронств, на лучших лошадях, загоняя их. Второй - это уничтожение команды охотников.
   Я навестил Серо, чтобы сообщить ему, что мой вид бездушного молодого негодяя обманчив.
   - Я хотел бы, чтобы ты, Серо, зарядил мои перстни, - с порога заявил я магу.
   - Зачем? Еще слишком рано, - изобразил недоумение Серо.
   - Я прогуляюсь в Пустошь. У меня там есть оружие.
   - Зачем тебе оружие?
   - У меня есть план! Гита рассказала мне об независимых баронствах.
   - Это иллюзия.
   - Я понимаю. Но представь себе Гиту, которая может с двух сотен метров убить парочку магов и пятерку дворян?
   - Добраться до баронств крайне сложно. У них будет на хвосте погоня.
   - Не обязательно. Ты отдаешь Гите всё своё золото.
   - Не вопрос. В Пустоши оно мне не потребуется, - легко согласился маг.
   - За четыре дня до пересменка Гита дезертирует и едет в город на двух наших клячах. Там она покупает лучших лошадей. Ты рассказываешь всем, что граница требует срочной зарядки. Ночью я убиваю нового мага и начальницу охранниц.
   - Не мага, магиню.
   - Магиню. Мы убиваем шпионов и бежим в Пустошь. На заставе паника. Демоны прорывают периметр и уничтожают заставу. Догадаться, что мы сбежали в Пустошь, а Гита дезертировала будет крайне сложно.
   - У вас все такие…?
   - Ты мне рассказывал, что на всех других заставах штрафники крайне редко доживают до конца смены, - ехидно уточнил Фил.
   - Маги не штрафники. Они всегда выживают.
   - То есть я меняю жизнь незнакомой мне женщины на жизни невесты и будущей тещи?
   - Оставь перстни. К вечеру я заряжу их.
   На душе у меня стало легче, но нужно было подготовиться к поездке. Мне нравилась Гита, она не задавала лишних вопросов, хотя наверняка была любопытна, как все женщины.
   - К вечеру подготовишь все четыре лошади. Две лошади оседлаешь, одну для меня, вторую для себя.
   Гита молча подняла на меня свой вопросительный взгляд.
   - Мы ненадолго, Гита. Едем на две ночи и один день. На вьючных лошадей погрузишь мешки с зерном. Мешки выбирай прочные, чтобы крысы не сразу добрались. Тебе всё понятно?
   - Воду брать? Лошади много пьют.
   - Нет. Там есть родник.
   Гиту распирало любопытство, я это прекрасно чувствовал. Общество, в котором дисциплина выше женского любопытства, поражало меня своей уникальностью. Моя мама уже пытала бы отца, угрожала ему страшными карами. Мне опять вспомнилась семья, и я ушел в комнату, где улегся на кровать лицом к стене, и тихо заплакал. Щенок попытался меня успокоить, он опять вырос, наевшись шаров, при пересечении границы. Щенок вновь стал огромным, заполнив собой всего меня, от пальцев ног, до кончиков рук, исключив места, где расположен мозг. На этот раз мой друг стал невероятно ярким, хотя обычным зрением я его не видел.
   «Мне грустно. Я знаю, что не смогу вернуть ни маму, ни папу. Пройдет несколько лет, и мои воспоминания поблекнут. Я даже отомстить не смогу, потому что огромная шаровая молния выбросила меня в чужой мир. Я никогда не смогу отомстить этим уродам!!!»
   «У тебя есть я. Может быть я твой ангел-хранитель?» - мне почудилась ответная мысль Щенка. Шизофрения расцветает пышным цветом.
   «Ты не кормил меня очень давно. Мы сможем поесть по дороге?»
   «В тебя столько не влезет!»
   «Влезет-влезет.»
   Мы болтали о глупостях очень долго. Щенок освоил осязание, обоняние и вкус. Использовать мои глаза и уши он боялся, слишком близко располагался мозг. Представление Щенка о мире было крайне убогим. У него было собственное чувство. Щенок ощущал эмоции. Именно по ним он искал добычу. Его враги также могли найти его. Мы подружились из-за моих эмоций. Я в самом начале воспринял Щенка как друга и защитника.
   У меня высохли слезы.
   Вечером я объявил Серо, что возьму с собой Гиту.
   - У тебя есть что-нибудь успокоительное? Лучше средство для короткого сна. Я беру с собой Гиту носильщиком. Крупная, здоровая самка, но крайне эмоциональная. При переходе границы она может перенервничать.
   - Ничего подобного нет. Завяжи ей глаза на час, - посоветовал маг.
   - Или так…, - согласился я.
   Я на самом деле завязал Гите глаза перед отъездом от заставы. Потом долго крутил её лошадь, чтобы «теща» потеряла ориентацию. Мы ехали гуськом до самой границы. Холодный дождь намочил мою одежду так, что я стал замерзать. Спецодежда спасала от пистолетной пули, но была бессильна против холода. Отъехав от границы метров на сто, я развязал Гите глаза.
   - Мне нужно вернуться к границе. Дальше ехать безопасно. Ты можешь повести лошадей к башне, или поехать со мной, - спросил я Гиту.
   Охотница настолько перепугалась, что волны её страха начали беспокоить Щенка. Я решил не торопиться. Возможно, на жуткие всплески ужаса Гиты добыча прилетит сама.
   - Хорошо. Немного отдохнем, успокоимся. Я открою тебе свою главную тайну. Ты видела у меня четыре перстня, - я показал Гите давно знакомые ей украшения.
   Охотница от любопытства перестала бояться. Не совсем, но градус страха упал на порядок. Я закрыл глаза. К нам медленно летела четверка блеклых шаров. Такие Щенку на один укус. Время ещё было.
   - Серо зарядил все четыре перстня, и теперь демоны нас боятся.
   Гита пожирала глазами невиданную защиту.
   - Дашь поносить? - жалобно попросила охотница.
   - Для любимой «тещи»? - я стал передавать Гите перстни.
   Её лицо выражало неслыханное удовольствие. Интересно, она так реагировала на звание «теща», или перстни своей красотой и значением поднимали её самомнение на небывалый уровень. Перстни на самом деле испускали лучи света, еле заметные в темноте. Но тут прилетели вражеские шары и я занялся питанием Щенка.
   - Поехали к башне, - прервал я идиллию Гиты, - Я замерз. Пора развести костер, согреться и высушить одежду. Поспать нам тоже не мешает.
   Гита мгновенно поменяла настрой на рабочий, и погнала лошадей к башне. Мне показалось, что она смотрела не на дорогу, а на перстни. Луна вылезла из-за туч, и по-моему свет перстней разглядеть стало невозможно. Мешки с зерном в башню Гита перетащила без моей помощи. Я показал ей куда их положить. Лошадей Гита завела вовнутрь, я разрешил. Пожалел о своем решении сразу. Охранница может быть и привыкла спать на конюшне, но меня явно ожидала бессонная ночь. Мы разломали два шкафа из четырех, огонь в камине быстро поднял температуру до уровня солдатской казармы. Пока Гита развешивала одежду сушиться, я расстелил на топчане свою пару простыней и своё одеяло, нырнул в условно теплую постель, и начал мелко дрожать. Гита не стала стелить себе отдельное место, она набросила свое одеяло поверх моего, и решительно улеглась рядом.
   «Правильное решение», - подумал я вначале, затем теща активно занялась моим массажем, видимо, решила согреть.
   - Когда испытываешь смертельную опасность, то после неё ужасно хочется секса. Но не с кем. А тут такой уникальный случай! Это было сильнее меня! Поверь, я не такая! У нас не будет больше игр со смертью? - Гита доступно объяснила мне свой двухчасовой секс.
   - Завтра ночью мы пересечем границу обратно, - напомнил я очевидное, - Ты так орешь, что разбудишь всю заставу.
   - Я что-нибудь придумаю, - обнадежила меня теща.
   Лалиту я не любил, так что моральных терзаний у меня было немного. Гита, на ощупь, выглядела вполне на уровне немецкого порно. Прекрасная грудь, немного перекаченный пресс, спортивная задница, а главное, невероятное желание доставить мне удовольствие. Я слишком хорошо читал её эмоции. Меня не слишком коробил её возраст. Гита меня так вымотала, что я начал засыпать даже в «конюшне».
   - Ты еще не спишь?
   Раньше мне казалось, что Гита крайне молчаливая, лишнего слова не вымолвит. Лалита, напротив, болтала без умолку. Я еще гадал, в кого она такая балаболка.
   - Нет.
   - У меня очень маленький опыт в этих делах, - виновато сообщила Гита, - Женщин много, купить достойного мужчину для того, чтобы зачать Лалиту, было сложно. Я тогда отдала всю свою премию за год.
   - У тебя великолепная грудь, - я погладил её прекрасную троечку в подтверждение своих слов, и получил в ответ волну удовольствия.
   Гита начала распускать руки.
   - Если я смогу сегодня поспать, то завтра после обеда ты получишь доказательство своей привлекательности. Договор?
   - Если бы ты знал, как мне тяжело молчать! Этот Серо целый год делал из меня молчаливую рабыню!
   - Хорошо. Поговорим. Но тогда завтра после обеда я буду спать.
   Гита мгновенно замолчала.
   После завтрака я тщательно «осмотрел» окрестности. В ближайшем километре-полутора вражеских шаров заметно не было, и я приказал Гите седлать лошадей. «Место моей высадки» мы нашли достаточно быстро, неспеша погрузили одежду и оружие и вернулись в Библиотеку. Гита развесила одежду сохнуть и занялась обедом. Я поднялся на второй этаж, чтобы переложить мешки с зерном в свободные книжные шкафы. На всякий случай проверяя помещение, я заметил две искорки жизни: за одним из мешков спряталась крыса, на которую охотилась толстая змея. Щенок, по-моему, отнесся безразлично, съедая две жизни.
   - Гита! - я отвлек внимание поварихи от готовки обеда, - Ты ешь змеиное мясо?
   - Ни разу такую не ела. Они крайне ядовитые, на них опасно охотиться, - говорили мы о еде, но мысли Гиты были о сексе. Что она нашла интересного в худосочном мальчишке, со скромными возможностями и практическим отсутствием опыта было непонятно.
   - Опасность? Это такой важный повод для секса! - засмеялся я, - Пошли на второй этаж? Пообедаем потом.
   Гита радостно завизжала, схватила одеяла и взлетела на второй этаж, мгновенно догнав меня. Похоже, для неё секс со мной был отдушиной в её однообразной скучной службе. Она купалась в волнах удовольствия, доставляя мне тем самым необыкновенно радостные моменты.
   Обедали мы в сумерках. Подгоревшей кашей, салом и еле теплым чаем. Теплый вечер не располагал к пересечению границы, ветер разогнал тучи и можно было рассчитывать, что к утру станет холодно. Можно было выспаться и пересечь границу на рассвете в самое холодное время. Я легко просыпаюсь в заданное время, но на всякий случай подстраховался, дав задание Гите разбудить меня.
   Пока мы ехали до границы я пытался втолковать теще о необходимости держать всё в секрете. Лалита сойдет с ума от ревности, если узнает о нашем поступке. Я не любил Лалиту, но молодая девочка была полна романтики. Разрушить её мир было подло. То, что для меня было просто сексом, для Лалиты было первым чувством. Нельзя было вызвать ни словом, ни взглядом малейшего подозрения. Но Гита так смотрела на меня влюбленной коровой, что пропустила момент, когда нужно было бояться демонов.
   Серо встречал нас на границе.
   - Я начал волноваться, - сообщил он хмуро.
   - В ясную погоду самое удобное время - это раннее утро. Холодно, - пояснил я, - Мы же позавчера подробно обсуждали всё это.
   - Какие у Гиты замечательные перстни!!! - подозрительно спросил Серо, - Фил, ты научил её колдовать защиту?
   - Гита, верни их мне. Теперь они тебе не нужны.
   На заставе Серо отправил Гиту на конюшню.
   - Я так понимаю, Фил, перстни совсем не нужны для защиты от демонов? Из-за женщин мужчина часто совершает глупости.
   - Возьми. Я всё равно хотел отдать их тебе. Может быть ты поймешь для чего они, - я протянул Серо перстни.
   - Зря ты с ней переспал.
   - Это так заметно?
   - По тебе не видно, а Гита вся светится.
   Серо освободил стол и я положил на него два автомата, долго рассказывал о возможностях оружия, сделал особый акцент на нехватку патронов.
   - То есть две обычных группы охотников: магиня, дворянка и дюжина боевиков, Гита перестреляет без особых усилий. Со ста метров арбалет теряет свою убойную силу, костюм такой выстрел держит. Мы это уже проверяли. Уровень магини в таких отрядах слабенький. Обычные заклинания третьего уровня. Шансы у Лалиты и Гиты совсем неплохие.
   - Если дурные бароны не бросят на их захват третью группу охотников, - я добавил пессимизма.
   - Будет время, попроси Гиту продемонстрировать тебе учебный бой на саблях. Хороша!!! Я ей сабли магически укреплю, она всю третью группу покрошит.
   - Это ты, Серо, мою совесть успокаиваешь? - догадался я.
   - Если женщины будут рожать, то делать это надо в нормальных условия, а не в Пустоши. Гита очень опытная и разумная женщина. Шансы прорваться сквозь баронства у них есть.
   Гита долго изображала процесс стрельбы, экономя патроны. Опыт стрельбы из арбалета у неё был богатый, и когда дело дошло до реальной стрельбы, она положила все три пули в центр мишени. Вечером Серо передал Гите все свои деньги и трех из четырех лошадей. Маг объяснил охраннице что её ждет в случае попадания в лапы правосудия и предложил дезертировать уже завтра.
   - Ваша милость, я ничего не нарушила, меня не за что пытать и убивать, - пыталась встать на сторону закона Гита.
   - Безмозглая курица, - Серо отвесил Гите звонкую оплеуху, - Фил, позови Лалиту, может у неё есть хоть какие-то мозги.
   - Гиту жизнь достаточно била за её глупости, так она мне говорила, - я не согласился с оценкой Серо. Затем я подмигнул магу, - Серо, а ты уверен, что Гита беременна? Может быть гормональная перестройка организма вызывает эмоциональный дисбаланс?
   Серо удивленно посмотрел на меня. Я кивнул ему ему в ответ.
   - Сейчас рано говорить, но есть очень большие шансы. Мало того, скорее всего у неё будет сын.
   - То есть пытки, или жестокие допросы о моем нахождении могут вызвать выкидыш? - полным трагизма голосом произнес я.
   - Гарантировано! Но если Гита предпочитает сдаться властям, и сдать им свою дочь, то оба ребенка обречены. Женщин будут пытать, чтобы узнать малейшие сведения о тебе, - подыграл мне Серо.
   - А потом и Лалиту, и Гиту убьют, чтобы скрыть свои зверства? - я попытался представить в голове сцены из фильмов ужасов, транспонируя на Гиту свои эмоции.
   - Это делается именно так. Я видел столько всего за свои полторы сотни лет… Предпочитаю принять яд, но не попадать в лапы законников.
   - Твой план спасения Гиты и её дочери показался мне идеальным. Ты так благороден, Серо. Отдать все свои деньги…
   - Ты тоже рисковал собой, чтобы привезти оружие, - вернул мне комплимент Серо.
   - Жаль, что я никогда не увижу сына, - я упал лицом на стол, моё тело сотрясли рыдания.
   - И дочь!!! - уточнил маг.
   - Хорошо! Рассказывай свой план, маг. Как я буду нарушать присягу, - не выдержала Гита. Она как бы забыла добавить «ваша милость».
   - Завтра рано утром ты берешь дочь и вы бежите с заставы. До новой смены четыре дня. До этого момента некому будет организовать погоню.
   - Лошади такие клячи! Мы пешком пойдем быстрее, - прервала мага Гита.
   - Балаболка! Фил, она не удосужилась рассказать тебе историю о том, как лучшая фехтовальщица герцогства так проштрафилась?!
   Гита побледнела и прикусила язык.
   - Я целый год возил её мордой по земле, выбивая дурь. А ты, Фил, за одну ночь превратил её в трещотку.
   Я подошел к Гите и ободряюще похлопал её по заднице.
   - Ну-ну, Серо. Гита хорошая девочка.
   Как она на меня посмотрела! С одной стороны радость от похлопывания, с другой стороны жуткое удивление от «девочки».
   - Тогда я продолжу, - скептически посмотрел на Гиту Серо, - Я отдаю им три лошади. «Доска-два соска» даже для клячи не такая уж обуза. «Жирная корова» загонит свою лошадь за день.
   - Серо, ты будь добр, определись. «Жирная корова» или «безмозглая курица»? Я бы попросил тебя, всё-таки, называть её по имени. Гита!
   - Хорошо. В двух днях пути расположено большое село. Гита может купить там трех-четырех лошадей. Или отнять. В городе Гита покупает четырех лучших лошадей, кольчуги и провиант. Дальше путешествие через свободные баронства в империю.
   - Гита, никто вас преследовать не будет. Только в баронствах нужно будет перебить охотничьи команды. С двухсот шагов ты легко перебьешь и охотников, и магиню, и дворянку.
   - Фил. Почему про нас забудут? - осмелилась спросить Гита.
   - Я устрою небольшой беспорядок: убью магиню и новую начальницу заставы. Демоны прорвут границу и устроят здесь небольшое побоище. Когда резерв из города закроет дыру на границе, никто о вас не вспомнит. А главное о нас с Филом тоже!!!
   Серо выложил на стол мешочки с золотом, и пододвинул их Гите.
   - Для обустройства в империи я даю тебе перстень. Это собственность Фила. Я проверил его, обычный накопитель. Он стоит две тысячи золотых, но ты продашь его в самом надежном магазине магов, пусть даже за полторы тысячи, вам хватит на пару лет.
   - Я поняла, Фил. Ты принц! Я убью всех, кто встанет на моем пути, твои дети выживут!!!
   - Гита. Принеси свои мечи, я укреплю их магически.
   - Можно мне принести меч Лалиты? Моя дочь за последний год существенно выросла в мастерстве.
  
  
  
  Глава 4
  Библиотека
   Когда прибыла новая команда штрафников, Серо собрал и стариков, и новичков на площади перед своим домом.
   - Старая команда свободна, все могут отправляться в город. Лошадей нет, придется идти пешком. Не всем посчастливилось выжить. Пусть удача поможет новой партии штрафников. Завтра магиня Сэра зарядит периметр, чтобы демоны не могли его прорвать. Я уезжаю сейчас. Оставляю магине свой дом.
   Сэра с удивлением посмотрела на Серо. Она рассчитывала, что старый маг побудет на заставе дней десять.
   Сэра молча наблюдала за Серо, и ей показалось, что маг повернул от ворот в сторону границы. Серо шел пешком, ведя на поводу груженую мешками клячу.
   - Гопинат, - позвала магиня начальницу охранниц, - Пойдем, проследим за магом. Похоже, он направился к границе.
   Женщины проследовали за магом на удалении. Серо подъехал к вышке, где его ждал мальчишка в странной одежде. Самцы стали что-то делать с опорами вышки, потом Серо создал мощное заклинание, которое обрушило вышку в сторону границы.
   - Он разрушил периметр!!! - в ужасе закричала магиня, и бросилась к Серо.
   Маг обернулся и, когда Сэра приблизилась, ударил магиню молнией в голову, выжигая мозг. Гопинат остановилась, выхватила саблю, но Серо небрежно отмахнулся от неё, разрывая ей сердце.
   - Фил, нам пора, - вывел мальчишку из оцепенения Серо, - Не хотел убивать их на заставе. Удачно получилось, женщины такие любопытные.
   Фил шел по степи молча.
   «Если я доживу до ста лет, то превращусь в хладнокровного убийцу. Я уже сейчас убиваю «демонов» без всякого сожаления. Когда Щенок убивал бандитов, меня переполняла радость. Отпустить магиню живой - это фактически убить Гиту и Лалиту.»
   Фил шел медленно, успевая кормить Щенка серыми шарами. Серо спокойно шел позади, старательно выбирая дорогу. Так они и путешествовали все десять километров до башни.
   - Главная проблема - дрова, - повторил Фил то, что он многократно говорил Серо раньше, - У нас две возможности. Либо взломать магическую защиту шкафов на третьем и четвертом этаже, чтобы использовать их для отопления, либо принести дрова из развалин крепости.
   - Ты упомянул однажды о нагревательном элементе, на котором стоит ковш. Я надеюсь найти центральное отопление башни. Оно должно быть, - философски заметил Серо.
   - Пока ты будешь искать центральное отопление мы замерзнем и умрем. Я предлагаю начать со шкафов.
   Серо подошел к нагревательному элементу и внимательно осмотрел его.
   - Обычный накопитель… Хватит года на два непрерывно кипятить воду. Заклинание слишком простое, но эльфы сделали два ненужных переключателя. Фил, ты воду в ковш пробовал налить?
   Мальчишка выругался и сбегал за водой. Когда он поставил ковш на подставку, тот начала нагреваться. Минут через семь нагреватель сам отключился.
   - Непонятно, как можно заставить «кипятильники» работать круглосуточно. Кипящая вода создаст неприятную влажность. Кроме того восемь «кипятильников» не согреют библиотеку, здесь такие толстые стены, что они целый месяц будут вымораживать все тепло. Я помню, что мы с Гитой спалили два шкафа, а хватило их до полуночи.
   - Заставить кипятильники работать круглые сутки легко. Из крепости привозим восемь больших кастрюль. Вода не будет успевать закипать. Она будет горячая, но не будет парить. Если десять дней возить из крепости дрова, то помещение прогреется и будет хватать одних кипятильников, - не согласился Серо.
   - А если в крепости нет кастрюль? - недовольно буркнул Фил.
   - Там должна быть кухня для охраны. Вспомни заставу. Иди, доламывай последние два шкафа. Попробуем поспать в тепле хотя бы немного.
   Промозглое холодное утро встретило Серо и Фила мелким отвратительным дождем. Фил тянул время, смакуя густой чай с сахаром. Вчерашние булочки зачерствели, но были необыкновенно вкусные. Во всяком случае именно так казалось Филу. Наконец мужчины собрались для похода в крепость. До крепости было достаточно близко, за день можно было обернуться дважды. Но нужно было учесть время для поиска кастрюль или заготовке дров.
   Развалины крепости вблизи оказались грудой камней. Серо как-то смог определить, где именно находится кухня, но войти в помещение было невозможно. Неплохо сохранилось сердце крепости - жилище эльфийского князя, а, возможно, мага. Все эльфы были магами. Так считал Серо. Фил забросил веревку с кошкой на ветку огромного дерева, которое Серо называл Маллорн. Ветка упиралась в стену здания и мальчишка смог добраться до окна на втором этаже. Филу посчастливилось однажды любоваться лампой Тиффани, но окно эльфов - это было настоящее чудо, а лампа Тиффани - ремесло. Художественное мастерство, дизайн и инженерные расчеты - всё это вместе гарантировало сохранность окна, которое тысячу лет выдерживало ветер и дождь. Фил любовался невиданным растением, изображенным в окне, и не мог ударить топором, разрушая невиданную красоту.
   - Бей!!! Не тяни, - рыдал внизу Серо.
   Когда маг убивал на границе двух женщин, Фил не почувствовал у него ни всплеска сожаления. Сейчас Серо страдал так, что у Фила шевельнулась нехорошая мысль о том, что маг запросто зарежет его ночью, стоит ему заподозрить Фила в порче эльфийских книг.
   Фил попытался с помощью топора открыть створку окна. Напрасно. Щель между створок была слишком тонкая, туда не лез даже нож. Мальчишка размахнулся и ударил топором по стеклу. Через десять минут Фил вычистил проем окна и залез в комнату.
   - Осторожнее. Там могут остаться охранные заклинания, - закричал Серо.
   - Они сдохли сто лет назад, - наплевал на эльфов мальчишка.
   Фил больше рассчитывал на Щенка. Когда летом Серо попытался испепелить его, именно Щенок защитил от удара, поэтому Фил осмелел. В комнате мальчишке повезло, там была большая деревянная кровать и шкаф. Фил посмотрел на шкаф, красивые книжные шкафы Библиотеки были жалким подобием нынешнего. Фил подумал, что Серо не обязательно знать, какое именно произведение искусства он сейчас уничтожит, и принялся сбрасывать вниз «дрова».
   - Кастрюлю пока не нашел, но на тумбочке стоит «кипятильник».
   Ковш на тумбочке, также как и чашка, вызывали восхищение. Судя по одежде в шкафу, это была женская спальня. Тумбочка была забита баночками с кремами, так их идентифицировал Фил. Мальчик снял с подушки наволочку и ссыпал косметику туда. В шкатулке лежали драгоценности. Хотя по-эльфийским меркам, это, возможно, была дешевая бижутерия. Комната была слишком мала для хозяйки замка. Фил спустил в мешке еще один нагревательный элемент, ковш, чашку и шкатулку.
   - Попробуй спуститься на первый этаж. Нам нужно найти кастрюлю, - забеспокоился маг.
   - Нет. Я предлагаю отвезти дрова, разжечь камин и вернуться искать кастрюли, - Фил спустился по веревке вниз, и стал грузить дрова на клячу.
   - В шкатулке одни бесполезные побрякушки. Там нет ни одного магического предмета.
   - Это значит, что все «побрякушки» мои!
   «Дрова» прекрасно загорелись. Видимо, мебель была пропитана чем-то ароматическим, по помещению поплыл одуряющий запах, уходить не хотелось. Но нужно было успеть сделать вторую ходку до темноты.
   Фил собрался карабкаться на второй этаж через окно, а Серо остался внизу собирать шишки. Он где-то прочитал, что семена Маллорна омолаживают организм, поэтому эльфы жили по пять тысяч лет. То есть маг собрался жить много тысяч лет. У Серо явно поехала крыша. Фил попросил набрать шишек и на свою долю. Маг посмотрел на него подозрительно, ему показалось, что мальчишка издевается.
   - Я для Гиты, - пояснил Фил, - Она считает себя старухой.
   - Очень разумная позиция. Гита не такая дура, как я о ней думал. Хотя, возможно, это обычное кокетство, чтобы ты битый час рассказывал ей, что она ого-го!
   - Но-но! Секс с Гитой умопомрачительный!
   Фил залез в комнату, попросил Щенка подстраховать, и открыл дверь в коридор. Жуткий удар в грудь заставил его пролететь до окна, выбросил на густую ветвь Маллорна, откуда мальчишка упал вниз. Серо поймал его у самой земли.
   - Ты жив? Удивленно спросил маг.
   «Сам удивляюсь».
   Фил не мог глубоко вздохнуть. И говорить не мог. «Ребра все поломаны?»
   - Ничего себе костюмчик!!! - высказал догадку Серо.
   Фил не мог пошевелиться, он лежал на толстой шапке опавшей хвои Маллорна, но всё равно замерзал. Серо долго накачивал себя магической энергией, прежде чем собрался лезть по веревке. Было понятно, стоит ему свалиться вниз и они оба обречены. Удача была на стороне Серо, он смог забраться в окно, хотя в конце у мага потемнело в глазах от слабости. Серо сбросил вниз матрас, подушки и одеяла. Спуск был гораздо более легким. Маг выломал из шишки одно зернышко и дал разжевать Филу.
   - Сейчас у тебя исчезнет боль и резко подскочит температура. Если ты сможешь выдержать лечение, то к утру будешь абсолютно здоров.
   Серо потратил остатки магии, чтобы перенести мальчишку на матрас. Он укрыл его одеялом, сам улегся с краю под вторым одеялом. Подушка пахла тленом и маг натянул воротник на нос. Через час Серо потрогал у Фила лоб, мальчик к этому времени потерял сознание и горел в лихорадке. Эльфийские орешки хороши для эльфов. Видимо, те имеют иную магическую составляющую, а для человека такое средство опасно. Серо трезво оценивал свое здоровье. Шансы остаться в живых при таком способе омоложения были, но под наблюдением мага жизни очень высокой степени. Ночью Серо не уследил за клячей. Та сожрала шишку, сошла с ума и убежала в степь. К утру температура у Фила пришла в норму, он пришел в сознание и попросил пить. Разговаривал мальчишка свободно, дышал глубоко, ребра, видимо, срослись. Фил явно похудел. Известие о бегстве лошади он воспринял спокойно.
   - Выходить в коридор я пока побаиваюсь. Это значит поиски кастрюль невозможны. Либо ты, Серо, найдешь центральное отопление в Библиотеке, либо мы замерзнем под этой ёлкой.
   - Маллорн!!! Под ним сухо и гораздо теплее, чем в Библиотеке, - обиделся маг.
   Фил нехотя поднялся и направился в сторону башни. Шел он с трудом, часто останавливался на отдых. В Библиотеке Фил и Серо переоделись в сухую одежду и напились горячего чая. Серо постарался не затягивать чаепитие, он сразу же отправился на поиски центрального отопления. Через час к магу присоединился мальчишка.
   - Серо, у меня появилась идея. Вдруг один из перстней, что остались у эльфа, служит ключом к личным комнатам на девятом этаже. Там может быть и кухня с кастрюлями, и спальня с камином, маленькую комнату отапливать гораздо легче.
   Маг взял все свои накопители и вернулся на девятый этаж. Фил был уже там. На столике лежали пальцы эльфа со снятыми перстнями. Это вызвало бурю гнева у Серо. Фил был настолько возмущен несправедливым отношением Серо, что демонстративно подошел к самой невзрачной двери, возможно, входу в кладовку, и начал ломать её топором. Дверь звенела, но не поддавалась. Филу быстро надоело глупое занятие. Чтобы не мешать магу смотреть на перстни, мальчишка решил отдохнуть, но почему-то ударил топором рядом с дверной коробкой. Топор вошел в камень достаточно глубоко. Фил принялся пробивать дыру в стене там, где обычно крепится замок. Маг хотел остановить мальчишку, который создавал шум и пыль, отвлекая от структуры заклинаний в перстнях, но передумал, собрал перстни и спустился на этаж ниже. Через час дыра в стене стала позволять просунуть руку, но дверь оставалась закрытой. К вечеру дыра стала настолько большой, что Фил решил пролезть в комнату. Мальчик позвал мага и сообщил ему о своей рискованной затее. Серо бросил в комнату светящийся шар. Это на самом деле была кладовка с бельём.
   - С одной стороны защищать простыни убойной защитой - глупо. С другой стороны, если там нет камина, то большая комната или маленькая, но замерзнуть там можно одинаково быстро, - рассудил маг.
   - Там нет камина. Полки справа, полки слева.
   - Попробуем отыскать кухню. Я бы расположил кухню здесь! - показал на большую дверь Серо.
   Филу было всё равно. Спать не хотелось. Маленькая удача с бельевой комнатой раззадорила мальчика. Он врубился в стену с ожесточением.
   - Мне кажется, или ты на самом деле стал гораздо сильнее? Я думаю, это влияние эльфийского орешка, - сказал маг в перерыве.
   - Возможно. Но жрать хочется постоянно. Серо, будь другом, свари кашу с мясом. А пока я бы выпил чашку чая с сахаром. Сахара не жалей.
   - Ты приобрел сто тридцатилетнего мага на побегушки. Не стыдно?
   - Ты мне целый месяц внушал, что мы равноправные партнеры. Чтобы я не обращал внимания на возраст, - засмеялся мальчишка.
   Фил поднялся и с новой силой врубился в стену. Серо нехотя пошел заваривать чай. Филу казалось, что негодование мага по поводу разделения труда в их паре неадекватное реальности.
   Когда Фил прорубил дыру в комнату, Серо забросил туда светящийся шар. Им крупно повезло, маг угадал, это была кухня. Фил бездумно полез вовнутрь. Больших кастрюль было только две, но кухня была настолько просторна, что Серо согласился спать в комнате для белья. Легли не сразу. Каждый притащил себе снизу постель, поставил сверху по четыре коицы с кипятком, и только потом залез в тепло. Дыру в стене заткнули подушкой.
   К утру две огромные кастрюли смогли немного компенсировать холод, идущий от крошечного окна. Во всяком случае при дыхании пар изо рта шел не такой густой.
   ***
   Путешествие по независимым баронствам напоминало легкую прогулку. Ни одного нападения. Это беспокоило Гиту. В последнем городке Гита купила двух борзых, и они везли их перед собой на лошади, спуская каждый раз на землю, когда Гита считала удобным место для засады. Гита осматривала окрестности через подзорную трубу, она пыталась обнаружить засаду заранее. И всё таки Гита прозевала засаду. Маг так замаскировал людей, что собаки не могли их учуять, и для Гиты заросли кустов казались пустыми. Зато, Гита и Лалита избежали магического удара. Стрелы посыпались со всех сторон, охотники пытались сохранить главную добычу - прекрасных лошадей, и просчитались. Арбалетный болт ударил Лалиту в спину, она упала на шею лошади, потеряв сознание. Лошадь остановилась, и Лалита сползла на землю, ударившись плечом, и отсушив тем самым руку. Гита ударила шпорами свою лошадь, и оказалась напротив мага. Это был высокий красивый самец. Он бросил поддерживать заклинание маскировки, и готовил что-то убойное. Гита выстрелила короткой очередью из трех патронов, все они вошли магу в его черное сердце, именно такого цвета хлынула кровь из его развороченной груди. Это было так необычно. На Гиту, как обычно, нахлынуло упоение боя, ей хотелось покрошить всех охотников саблями, но она была уже не какая-то зеленая девчонка, дисциплина и целесообразность уже стали для Гиты законом. Она разыскивала охотниц и убивала их экономя время. Хотя, последних двух ей удалось загнать, и отрубить им голову. Самым последним её противником была дворянка, как ни странно, гвардейка, смутно знакомая Гите. Дворянка узнала Гиту и, поступившись честью, попыталась удрать. Гита в очередной раз сказала спасибо Серо. Денег тот дал достаточно и лошадь Гиты была существенно лучше дворянского коня.
   Когда Гита вернулась к дочери, та рыдала, баюкая руку. Мать грязно выругалась, что она никогда не делала в присутствии Лалиты. Ехать верхом, при такой травме дочь не сможет дней пять. Мало того ей необходим костоправ.
   - Сколько у тебя патронов для пистолета?
   - Двенадцать.
   - Я вернусь в городок. Нам нужна карета и костоправ. Отдай мне пистолет, сама возьми второй автомат и десяток патронов.
   Гита загнала лошадь, но приехала в городок на час раньше, чем она ехала из городка до места засады. Она прошла к госпоже бургомистру, не задерживаясь в приемной. Разве что отвесила оплеуху секретарше, с удовольствием вспомнив уроки Серо.
   - Тут недалеко один безмозглый петух и бестолковая курица пытались меня убить, - Гита вывалила на стол регалии мага и дворянки.
   - Это любимый петушок нашей графини, - хладнокровно оценила безделушки бургомистерша.
   - А дворянка - командир её личной охраны? Две дюжины охотников - это цвет её охраны?
   - Примерно так.
   - Приготовьте мне карету, набитую подушками, и лучшего врача костоправа. Моя дочь выбила руку. Я на час отлучусь, навещу графиню.
   Гита бегом направилась ко дворцу. «Даже стену возвести поленились. Страна непуганых идиотов.» Гита шла, убивая всех встречных. Она экономила патроны, но сабли намагиченные Серо бы восхитительны. Дважды она останавливалась, что уточнить дорогу. В неё стреляли много раз, позже всё тело будет в синяках. Многие стрелы были отравлены, но костюм держал выстрелы. Дверь в кабинет графини охраняли две чиновницы.
   - Я приказываю тебе сложить оружие, - с привычной манерой командовать сказала старшая, и лишилась головы.
   - Открой дверь, - попросила Гита, - Без фокусов.
   Вторая чиновница включила амулет, и нагло уставилась в глаза Гите. Той пришлось три раза выстрелить из пистолета. Графиня сидела за столом, который сам по себе представлял мощный артефакт. Пули из пистолета он отклонял легко. Гите пришлось потратить три патрона для автомата.
   - Фил сказал, что уверен во мне. Я должна сохранить жизни его детей, - в пустоту, никому, сказала Гита.
   На площади стояла карета. Врач сидел внутри.
   «Я, конечно, много чего слышала о Гите. Но мне все эти истории казались небольшим преувеличением. Теперь мне понятно, что это было огромное преуменьшение. Её не убила Пустошь. Её не смогли убить две дюжины лучших охотниц, во главе с хорошим магом и дворянкой. Она перебила всю охрану графини. Ни одной царапины!!! Графиня напрасно рассчитывала на свой артефакт. А герцогиня зря разбрасывается такими людьми. Иногда можно перетерпеть вздорный характер!!!»
   Через десять дней карета пересекла границу герцогства.
  
  Глава 5
  Ненависть к эльфийскому
   Стоило немного наладить быт, то есть перестать ночью трястись от холода в крошечной, душной комнате, и Серо стал читать свои книги. Целый день. С утра до вечера. Мало того, он считал, что для меня будет великим счастье стать седьмым знатоком эльфийского в герцогстве. А что остаётся делать в Библиотеке, где единственное развлечение - книги на эльфийском? Можно было сходить в крепость и получить в коридоре чудовищный удар по ребрам. Не хочу! Можно было целый день болтать с Щенком, он уже оккупировал мои уши и подбирался к глазам. Я два раза практически терял зрение от его экспериментов. Щенок потом долго извинялся, говорил, что мои знания о строении глаза неправильны. Это я оказывается виноват, а Щенок белый и пушистый. С другой стороны Щенок гарантировал, что даже выстрел в лоб из арбалета не сломает мне шею. На ночь мой друг уходил нежиться в кастрюлю. Вода была близка к температуре кипения и шар нежился, от него шли такие волны восторга, что я ему завидовал. Наркоман. Алкоголик. И т. д. , и т. п.
   Эльфийский я выучил быстро. Серо отнес мой успех на счет съеденного орешека эльфийской ёлки. (Если он узнает, что я называю Маллорн ёлкой - я труп) Моё мнение иное. Серо на заставе дал мне выпить редкостную гадость. После этого моя память стала гораздо лучше. Не думаю, что это полезно для здоровья. Серо уже настолько стар, что память у него работает крайне медленно. Но почему-то пить свою фирменную гадость он не хочет. Зато маг нашел для меня работу. Он научил меня рисовать трехмерные проекции заклинаний. То есть я читаю очередную книгу, разбираюсь в бесконечных бла-бла-бла, нахожу среди горы красивых бессмысленных слов заклинание, и рисую его схему. Серо изучает схему, понимает, как именно работает заклинание, рассказывает мне мои ошибки, ругает меня за мою бестолковость, и заставляет снова изучать бла-бла-бла, потому, что я упустил очень важные детали, из-за спешки. Иногда мне приходится рисовать три, или четыре схемы. Это здорово повышает моё внимание. Я бы стал великим магом, если бы мог магически формировать заклинания и наполнять их маной. Я так думаю. Серо думает, что я на редкость бестолковый и невнимательный ученик. Он не знает, что я слышу его эмоции. Если бы не Щенок, то от скуки можно было сойти с ума, но Серо в восторге от такой жизни. У мага есть, конечно, разочарование всей его жизни. Горе горькое. Тоскливое напоминание о собственном бессилии. Каждый раз, проходя мимо третьего, четвертого, пятого и т. д. этажей, сидя на девятом этаже, он страдает. Серо недоступны самые ценные и важные книги. За зиму мы не успеем прочесть даже десятую часть книг на втором этаже. Я не собираюсь сидеть здесь пять лет, весной мы должны перебраться в империю. Таков договор! Это свято!
   В один из солнечных зимних дней Щенок наконец то подключился к зрению. Это было ужасно. Я не мог ни минуты оторваться от разговора с ним. Серо я объяснил перерыв проблемами со зрением. Он поверил. Освещение в Библиотеке было плохим, у мага тоже болели глаза. Для отдыха мы решили посетить крепость. По дороге нам попался огромный серый шар. Медленный и важный. Щенок сожрал его с удовольствием. Чем старше шар, сообщил мне Щенок, тем он вкуснее.
   - Серо! Мне пришла в голову интересная мысль. Ты утверждаешь, что половина эльфийского орешка не дает никакого эффекта.
   - Так написано в медицинских трудах.
   - Но никто не пытался съедать половину ореха каждый день. Например, сто дней подряд.
   - Это так. Один орех стоит тысячу золотых. Нет такого богача, у которого есть сто тысяч золотых.
   - Давай поверим на тебе! Вреда не будет. Риск минимальный. Если через месяц у тебя на голове появятся волосы, то результат очевиден. Тогда мы возьмем с собой столько орехов, сколько сможем унести.
   - Тебе приходят в голову замечательные мысли. Влияние эльфийских книг очевидно!!!
   Я решил промолчать, иначе Серо завел бы свою песню надолго. Маг достал шишку Маллорна из заплечного мешка и начал выковыривать ножом орешек. Затем он откусил половину ореха и начал её жевать, с выражением экстаза на лице.
   Через пару минут у Серо «пропало першение в горле», «немного поднялась температура», «исчез шум в голове», «стала меньше одышка» и «улучшилось зрение».
   - Я тебе никогда не жалуюсь, но из-за мерзкой погоды у меня постоянно болела коленка на правой ноге.
  «Как же. Каждый день ноешь и ноешь.»
   - Я сейчас абсолютно не чувствую боли. Ты меня слушаешь?!
   - Да. Коленка.
   - На правой ноге!
   «На правой ноге. Он повредил её в молодости. Денег было мало, и поэтому Серо залечил её кое-как. А когда появились деньги, то лечить застарелые травмы стало невозможно», - сообщил мне Щенок.
   «Это ты так издеваешься?»
   «Вдруг ты забыл!» - захихикал шар.
   Я проверил, все ли крысы живы, не задохнулись они в мешке. Щенок научился убивать только спинной мозг крысы, чтобы они были живы, но неподвижны. Я планировал использовать крыс при проверке эльфийского заклинания в коридоре дворца. Была надежда, что оно срабатывает на живых существ, не ранжируя их по массе. Когда мы подошли ко дворцу, я облегченно вздохнул. Обычно молчаливый Серо, всю дорогу трещал, как Лалита. Я узнал имена его женщин во время учебы в академии, чем они отличались друг от друга в сексе. Я выслушал историю его единственной любви. Склоки на кафедре, подсиживания и подлости, успехи и разочарования. Серо прорвало на словесный понос.
   Я набрал два мешка старых шишек. Оставил внизу мешок с крысами и полез в окно по веревочной лестнице. Это было удобнее, чем по веревке. Потом Серо поочередно привязывал веревку к мешкам, а я поднимал их на второй этаж.
   Мешок с шишками заклинание сочло несущественным и не сработало. На крысу реакции тоже не было. Когда я добавил в мешок с шишками крысу, то мимо меня пронесся ураган. Это с учетом того, что я стоял за стеной, в метре от дверного проема. Я подошел к окну, успокоил Серо, и попросил набрать мне три мешка старых шишек.
   Моё предположение оказалось верным, заклинание срабатывало через три секунды после обнаружения цели, и било оно в сторону этой цели. Теперь, когда дверь отсутствовала, заклинание видело цель за три метра. Можно было пройти вдоль стены, а потом резко выскочить в коридор, но как вернуться обратно в комнату. Я объяснил свою идею магу.
   - Серо. Ты высовываешь голову из-за проема и пару секунд смотришь на заклинание. Когда ты увидишь где оно проходит, то расскажешь мне. Меня интересует та линия контура, что проходит снизу. Я беру длинную палку с веревкой, двигаю «гранату» к контуру заклинания, и делаю большой «Бам».
   Я показал Серо гранату.
   - При разрушении заклинания может случиться такой «Бам», что всё здание рухнет, - не согласился с планом Серо.
   - Хорошо. Веревку сделаем длинной. Сами спустимся вниз и спрячемся за Маллорном.
   Мы сделали так, как предложил Серо. Здание подпрыгнуло, но устояло. Маг оглох на пару часов, а меня спас Щенок. На втором и третьем этаже вылетели девять окон. Маллорн гневно зашумел, засыпая нас острой хвоей. Я вновь забросил лестницу в окно второго этажа. Даже от окна было видно, что в стене напротив, там, где было заклинание, отсутствует огромный кусок стены.
   «Во всяком случае, есть два плюса. Большой и маленький. Серо замолчал. И маленький. Коридор свободен до следующей ловушки. А зачем мне коридор? Чтобы блуждать от одной звенящей сталью двери до другой. У меня девять окон и мешок с шишками плюс две живые крысы.»
   Через полчаса я забросил мешок с шишками и крысой в первое окно. Эльфы были очень тупые. На окнах они почему-то не ставили защиту. Или ставили, но тысяча лет её истощила. Комната была непонятно чей. Ни мужской, ни женской. Платьев не было. То есть в ней жил мужчина. Драгоценности в шкатулке мало отличалась от женских. Три сабли в углу я принял поначалу за зонтики. Кинжал на тумбочке и жезл были делом рук ювелира, но не оружейника. Я спустил мешок вниз, даже не подумал открывать дверь в коридор и слез в объятия Серо. Тот тряс передо мной жезлом, пытаясь выкрикивать на эльфийском свои восторженные оценки. Стало понятно, что я сегодня не буду спать, а буду слушать бла-бла-бла.
   Я с ужасом полез в следующее окно. Мне повезло, там стояли ведра и швабры.
   «У эльфов не было моющих пылесосов???»
   В третьем окне мне повезло окончательно и бесповоротно. Я забросил в окно мешок с шишками и крысой. Раздался небольшой взрыв и крысы кончились. Я накарябал на стене фразу для Серо: «Идем в Библиотеку». И пошел в дождь. Краем глаза я увидел, как маг откусил кусочек эльфийского ореха. Он шел, на лице его играла наркомановская счастливая улыбка. Через час у Серо восстановился слух.
   «Не делай добра не получишь зла», - я проклинал себя за свой длинный язык, и вспоминал счастливые дни, когда старый пердун молчал и ворчал. Часто я даже не вникал в его бур-бур-бур.
   - Завтра наловишь крыс, и мы снова пойдем в развалины крепости, - отдал мне маг команду.
   «Жить становится все веселее и интереснее. Не умру, так искалечат».
   - Крысы кончились. Я ловил их десять дней, - бессовестно соврал я.
   - Хорошо. Через десять дней. Я пока разберусь с жезлом. Все остальные игрушки можешь взять себе. Книги можешь не читать. Мне всё равно некогда проверять заклинания.
   «Спасибо, хозяин», - подумал я.
   Через десять дней мы пошли в крепость. Я нес два десятка крыс, разбросал еду под яблоней и приманил целую стаю. Поговорил со Щенком. Тот убил восемь подопытных крыс, пытаясь подключиться к их зрению. На девятой дело пошло на лад. Я отращивал щуп длинной пять метров, а Щенок смотрел серые картинки. Понять что именно видел шар второй парой глаз было нереально. Тогда я закрывал свои глаза, а Щенок пытался передать мне картинку грязного пола.
   Комнату, защищенную заклинанием я оставил на потом. Сначала обошел все остальные комнаты. Кинжалы и сабли попадались в каждой второй комнате, в двух комнатах были кольчуги очень тонкого плетения, шкатулки были везде. Серо расстроился. Он явно рассчитывал на второй жезл. Наконец дошло дело до загадочной комнаты. Мне пришлось три раза бросать в комнату крысу, чтобы та легла удобным для осмотра образом. Серо не понимал, чем я занимаюсь. Я не стал объяснять. В комнате вдоль стенок стояли стеллажи, где за стеклянными витринами прятались явно магические штуки. Артефакты, амулеты, жезлы, перстни и броши с огромными камнями. Я понимал, что мы столько не унесем, а если унесем, то убивать нас будут всей империей сразу.
   - Пошли в библиотеку, - хмуро сказал я.
   - Уже темнеет. Ты сам понесешь свои игрушки, или тебе помочь?
   - За десять дней ты стал настолько здоровее???
   - Я ем по три четверти ореха, - смущенно признался маг, - Ночью немного знобит, зато весной буду выглядеть на тридцать лет. Что там в комнате???
   - Наша смерть!!!
   - Наша смерть во всем. В той книжке со схемами заклинаний, что ты нарисовал. В тех заклинаниях, что остались в твоей голове. В том единственном жезле, который мне никак не понять. В сотне эльфийских орешков. В тех двух саблях, на которые ты так любовно смотришь. Даже десяток кипятильников нас убьет. Смерть в самом твоем существовании, в твоей способности переходить границу и убивать демонов. Ты же их убиваешь???
   - Та комната полна жезлов и всяких других магических штучек. Что это тебе даст? Ты не можешь понять как работает один жезл, как ты сможешь разобраться в сотне разных устройств?
   - Была бы инструкция…
   - В моей стране ни один уважающий себя мужчина не читает инструкцию. Хотя бы до тех пор, пока ему не оторвет палец, - вспомнил я дядю Васю.
   - Ты тоже не читал?
   - Меня отец заставил выучить книгу выживальщика. Это такая инструкция тем, кто заброшен в опасную местность, без еды, воды и огня.
   - То есть ты здесь на практике? И когда за тобой придет отец или мать?
   - Их убили. Те три костюма и оружие - это трофеи от убийц моих родителей. Убийц было десять. Я не хочу вспоминать.
   «Вот это страна!!! Я бы не отказался от инструкции и оружия. Убивать голыми руками бандитов???»
   - Ты сможешь достать что-нибудь из сокровищницы?
   - Нужно будет смастерить кошки разного размера.
   Через неделю мы вернулись в развалины. Я таскал своими кошками эльфийские раритеты. Что-то я мог ухватить, что-то нет. Однажды я потянул целый стеллаж и он заблокировал мне окно. За три дня мы отнесли в Библиотеку много драгоценных вещей.
   - Нам потребуется вьючная лошадь для магических штучек, вьючная лошадь для моих «игрушек» и две верховые для нас, - оценил я запасы.
   - Я думаю иначе. Через десять дней меня нельзя будет узнать. Мне сейчас на вид не больше пятидесяти, станет около тридцати. Мы оставляем в Библиотеке всё, что нас сможет выдать. Твой костюм, твоё оружие, оружие эльфов, их драгоценности. Спрячем во внутренних карманах по паре орешков, окунем их в сахар, чтобы не было видно. Возьмем один кипятильник в дорогу. Ты можешь взять десяток золотых брошей, вынув камни и превратив их молотком в лепешки. Мне нужен один рабочий жезл, чтобы при любых обстоятельствах я мог превратить город в пустыню.
   - У нас ничего не получится. Магов слишком мало и они знают друг друга. Тем более ты мужчина, что большая редкость. По номеру жетона легко понять когда выпускался маг. Мужчины привлекают много внимания, нам будет трудно затеряться. Я предлагаю переодеться в женщин.
   - Стой!!! Это позор. Если об этом кто-то узнает.
   - Если нас раскроют, то нас убьют. К тому же никому не придет в голову, что мужчины переоденутся в женщин. Кстати, употребление эльфийских орехов дало интересный эффект. У тебя перестала расти борода.
   - Это неудивительно. У эльфов не росла борода. Я превращаюсь в эльфа.
   - Еще один целый орешек и тебе можно будет сойти за девушку. Ты будешь искать свой первый найм, а я буду твоей сестрой-ученицей. Серо, тебя учили в академии фехтованию?
   - Семь лет. До Гиты мне, конечно, далеко, но уровень Лалиты я превзойду.
   - Моя идея маскировки сработает лучше, чем твоя.
   - Если скопировать манеру поведения Гиты до того как я повозил её мордой по земле, то в нашу сторону будут боятся смотреть, - развеселился Серо.
   Чем моложе становился маг, тем он был веселее и склонен к авантюрам.
   Сего занялся их экипировкой. Оружие должно было выглядеть бедно, но с претензией на богатство. Большую кулон-накопитель маг повесил на медную цепочку, которая изображала золотую, но каждой дуре было понятно, что это подделка. Камень Серо упрятал в серебряную коробочку, можно было подумать, что там портрет. В крепости я нашел несколько тонких рубашек, не тронутых тленом, и обшил ими эльфийские кольчуги. Там, где грудь, я нашил два холмика второго размера. Серо примерил и долго смеялся. Изготовление «монет» я поставил на поток. У Серо сохранилась пара настоящих монет. Моей задачей было выковать диск размером чуть больше. Золото было высокой пробы и легко обрабатывалось. У одного из эльфийских кинжалов был круглый набалдашник с эмблемой. На одной стороне вроде герба, на другой непонятная надпись. Так появились монеты «северных варваров». Камни от испорченных драгоценностей я складывал в мешочек, угадать в них эльфийские было невозможно.
   Серо наконец то решился проглотить целый эльфийский орешек. Организм мага настолько привык к орехам, что ни потери сознания, ни лихорадки у Серо не было. Наутро он сбросил лет пять, стал выглядеть на четвертной. Поэтому процедуру пришлось повторить, а дозу увеличить вдвое. Маг провел не самую лучшую ночь, но сознание не терял ни разу. Ниже двадцати его возраст не опустился, но Серо превратился в сногсшибательную красотку. Я немного позавидовал и втихомолку начал жевать орешки.
   В начале весны мы тронулись в путь.
  
  Глава 6
  По следам Гиты
   Фил превратился в нежную девчонку с шикарными глазами и восхитительной кожей. Серо пару раз замечал, как мальчишка выковыривал из шишек эльфийские орешки. Ни Филу, ни Серо, по большому счету, не требовались наставленная грудь и фальшивые бёдра, их нежные эльфийские лица никто и никогда не принял бы за мужские. Это несколько коробило мага. Кстати, именно в фальшивых бедрах были спрятаны главные богатства: эльфийские орехи, магические накопители и амулеты, драгоценные камни из «игрушек» Фила. Серо открыто носил эльфийские сабли. Он нашел способ зачернить эльфийский рисунок. Фил обмотал рукояти ярко красной кожей и ему удалось испортить ножны, обжигая их кожу на костре.
   При переходе границы Фил переправил Серо на безопасную территорию, а потом два часа кормил Щенка серыми шарами. Щенок научился в Библиотеке имитировать ужас, приманивая случайных соперников, здесь ему это здорово пригодилось. Голубой шар разъелся так сильно, что не смог уместиться в теле Фила. Граница его не пропускала.
   «Что будем делать, Обжора???» - поинтересовался Фил.
   Щенок виновато заскулил.
   «Что будет, если я приведу Серо, а ты наполовину переберешься в него. После границы половинки соединятся?» - через час спросил своего голубого друга Фил.
   «А если не соединятся?»
   «Это был мой вопрос!»
   «А можно как то не разрывать контакт? Ты можешь держать Серо за руку?» - спросил Щенок.
   «Можно!» - согласился Фил.
   Серо долго не мог понять, почему им нужно вернуться, и зачем переходить границу, держась за руки, как дети.
   В первом же селе Серо долго возил старосту мордой по земле, пока она согласилась продать ему выбранных им лошадей. Крестьяне окружили представление с дубьём, ожидая сигнала от старосты для атаки. Но не дождались, у неё весь рот был забит землей. Зато все видели золотую монету, переданную ей за лошадок. Ну как переданную? Брошенную на громадное тело старостихи.
   - Я долго буду ждать??? Почему лошади до сих пор не оседланы??? - противным нежнейшим голоском спросил маг.
   Нынешний нежный облик всё портил. Когнитивный диссонанс от такого несоответствия был неслабый. Хотя старостиха уже не испытывала психического дискомфорта, она прятала золотую монету.
   Фил пытался научиться ездить верхом. Его физическое состояние было великолепно, он мог бы установить три десятка мировых рекордов по бегу, прыжкам в длину и высоту, а также поднятию тяжестей. Но езда верхом его выматывала. Серо показывал как нужно ехать, но у Фила ничего не выходило.
   В городе Серо купил себе нормальную лошадь, но крестьянских лошадей продавать не стал. По его мнению им нужна была вьючная лошадь, а для Фила годилась любая спокойная кобыла. Только третья меняла согласилась принять монеты «северных варваров» по разумной цене. Все пытались облапошить молодую и неопытную охотницу. Серо нельзя было демонстрировать свои богатства и он торговался за каждый процент.
   В последнем городке, там, где Гита сменила графиню, Серо долго ходил по кабакам, чтобы найти найм. Ему пару раз предлагали вступить в дружину того или иного баронства, но оклад предлагали, как вчерашнему крестьянину. В одном кабаке Серо и услышал историю смены графини.
   «Приезжала столичная штучка, невероятно богатая. Одни лошади стоили целое состояние. Бывшая графиня послала своего мага и начальницу гвардии во главе отряда охотниц отобрать лошадей и убить столичную гвардейку. Но та покрошила весь отряд в капусту и не поленилась вернуться. Отрубила голову графине и уничтожила всю её охрану. И ты не поверишь! Ни единой царапины!!!»
   - Невероятная жестокость!!! - влез в чужой разговор Серо.
   - Она ехала с дочерью, а та во время засады неудачно соскочила с лошади. Потянула себе руку. Молодежь всё повторяет за старшими, но у них не всегда получается. Гита, так звали гвардейку, понятно, немного разозлилась, -ответил рассказчик.
   - Представляю себе что могло произойти, если бы она разозлилась по-настоящему!!! - поддержал рассказчика собутыльник.
   Серо вернулся в гостиницу и обрадовал Фила.
   - Жива твоя «теща». Перебила в городе всех охотников и гвардейцев, отрубила голову графине и поехала дальше. Целая и невредимая. Лалита вывихнула себе руку, соскакивая с лошади на скаку.
   - Нечего нам здесь ждать. Поехали дальше.
   - Согласен.
   Но уехать в тот же день друзьям не удалось. Есть люди, которым кажется, что огромный рост и весь дают им преимущество в ссорах с другими людьми. Обычно дело заканчивается мордобоем, а в этом они хороши. То есть отбить им почки или сломать ребра не так просто. Когда Серо и Фил выносили вещи, чтобы уехать, им перегородил путь любить местного порядка, вернее, любительница местных беспорядков.
   - А отходную???
   Серо ударил автоматически. Сломал дебоширке нос, а грохот падения тела привлек внимание всех пьяниц.
   - У нас так не принято, - поддержала дебоширку вышибала.
   - Сколько пьяниц мне нужно убить, чтобы мне дали спокойно уехать, - Серо задал своим нежнейшим голоском простой вопрос.
   Коллективный ржачь был ему адекватным ответом.
   - Я считаю до трех. Если на «три» ты будешь мешать мне идти, то умрешь. РАЗ, - сказал Серо и отрезал вышибале ухо, - ДВА.
   Вышибала бросился за стойку к хозяйке, а в гостиницу вошли две дамы-полицейские.
   - Нарушаем!!!
   - Во-первых, мне мешают уехать. Во-вторых, хочу задать вам вопрос. Как давно у вас сменилась графиня?
   - Ах ты засранка-малолетка!!! Равняешь себя с Гитой?
   - Нет. Как говорит моя сестра, - Серо кивнул головой в сторону Фила, - «Кто над нашим миролюбием посмеётся, тот кровавыми слезами обольётся».
   - Можно я парализую пьяницу, что незаметно ползет ко мне? - попросил Фил.
   - Да. Можешь убить их всех, - Серо сделал вид, что это совершенно обычная просьба. И сообщил, - Моя сестра магиня!
   - Нам нужно сходить к бургомистру, - униженно и льстиво сообщила дама-полицейский.
   Бургомистр был занят, но стандартная оплеуха секретарше открыла дверь кабинета.
   - Знакомый костюмчик. А вы, я смотрю, всё моложе и моложе, - покачала головой бургомистр, - Графиня не удосужилась сделать ограду вокруг дворца. Охрана малочисленна, магиня не заслуживает доброго слова.
   - Нам попросту уехать.
   - Я сейчас же дам вам провожатого. Своего секретаря.
   - Сегодня уже поздно. Завтра утром.
   - Оплата номера за мой счет! - обрадовалась бургомистр.
   - И последнее. Если «толпа» задумает сжечь гостиницу, то я сожгу весь город, - Серо поморщился, настолько фраза выглядела фальшивой.
   - Я разбираюсь в людях. Ваш внешний вид меня не обманул.
   В гостиница было пусто. Хозяйка пряталась за стойкой. Дебоширку утащили приятели. Секретарша пошепталась с хозяйкой и они обе потащили вещи постояльцев обратно в номер. Не успел Серо откупорить бутылочку вина, ка приперлась магиня, которая не стоила доброго слова. Она показала свой жетон.
   - Незаконное использование магии карается смертной казнью.
   Серо набросил на магиню паралич.
   - Бронзовый жетон. Выбраковка. Настоящий жетон из золота, - сообщил маг, дал Филу посмотреть свой жетон, - К завтрашнему полудню она очнется.
   Гостиницу не сожгли. Дюжина полицейских с дубинками гоняли зевак. Утром прискакали гвардейки, но Серо и Фил уже уехали, даже не позавтракав. Серо взял в погребке хозяйки дюжину бутылок лучшего вина. Та сделала вид, что расстроилась, но выставила счет для бургомистра, завысив стоимость втрое. Бургомистр перечеркнула сумму и разделила на четыре.
   Гвардейки не стали устраивать погони, только забрали магиню во дворец.
   В первом же имперском городе Фил нашел Гиту. Теща открыла фехтовальную школу. Пока учеников было мало, одни убытки. Лалита ждала ребенка, а Гита укоризненно смотрела на Фила, как на обманщика.
   - Ты заметила, моя радость, как помолодел и похорошел Серо? - спросил Фил, когда они смогли остаться одни.
   - Трудно не заметить! - женщина с нетерпением ждала разгадку тайны.
   - Он съел эльфийский орех. Целую ночь у него была лихорадка, он терял сознание, но в результате все болезни исчезли, и он немного помолодел. Я привез тебе такой орех!
   Гита мучительно боролась с собой. Буря чувств пронеслась в её голове.
   - У Лалиты не выздоравливает рука. Для неё лечение будет важнее, - решилась Гита.
   - Я съезжу туда еще раз и привезу еще один орех для Лалиты. Лалите сейчас нельзя лечиться, может случиться выкидыш. Ты хочешь рискнуть? Только я прошу, не рассказывай никому, даже Лалите, это секрет. За такой орех нас всех убьют.
   - Почему нельзя привезти два, или три ореха?
   - Орехи созревают раз в год. Их трудно искать. Даже один орех - это невероятная удача, - легко и непринужденно соврал Фил.
   - Но вы нашли три ореха?
   - Да. Я нашел. Всю зиму их искал! Серо занимался своей магией, а я искал орехи. Один я отдал Серо, второй съел сам, третий привез тебе, - Фил вложил всю возможную любовь в свои слова, и Гита поверила.
   - Я для тебя столько значу, мой принц?
   - Ты станешь моложе, быстрее, сильнее, умнее. Твоя красота затмит красоту всех женщин мира! Я хочу от тебя сына!
   - Мне разжевать орех до секса, или после? - задала глупый вопрос Гита, раздеваясь.
   - Утром ты еще будешь спать. После полудня, - сказал Фил, отдаваясь на волю шаловливых рук тещи.
   Чтобы не волновать Лалиту, Гита закусила во рту ладонь Фила. Кровь капала ей в рот и её это дополнительно возбуждало. К утру ладонь посинела. Серо посмотрел и пригласил врача-мага. Одно утешало Фила: рука была левая.
   - Как же это тебя угораздило, - фальшиво удивлялся Серо.
   - Как же это тебя угораздило, - спросила врач, - На собачий укус не похож. Воспаления нет. Я наложу мазь, рана должна зарасти дня за три.
   - У нас еще одна больная, - Фил показал в сторону Гиты, - Вся дрожит, лихорадка, то и дело теряет сознание. Прошу вас побыть с ней пару часов.
   - Хорошо. Это мой врачебный долг. Хотя Серо известны мои расценки.
   Гита справилась лихорадкой гораздо легче Фила. Возможно, потому, что она была здорова, а Фил тогда представлял собой отбивную. Возможно, сказалась помощь врача. К вечеру Гита заснула здоровым сном, врач ушла, а Фил перестал трепать нервы. К утру Гита сменила мокрую одежду на сухую и села жрать.
   - Пока ничего не видно, - в перерывах между мясом и курицей заявила Гита, пристально рассматривая себя в зеркало.
   - Мама, что именно ты ищешь??? - поинтересовалась Лалита лениво глотая творог.
   - Врач сказала, что я чего-то не то съела. Я смотрю, нет ли аллергии, - выкрутилась Гита.
   Через десять дней Гита мало изменилась. Если помолодела, то на пару лет. Скорость и сила у неё выросли, но Гита ходила хмурая. Фил рассказал про свой обман с орехами Серо. Тот пожурил друга. Потом решил.
   - Я тебя выручу.
   Серо дождался когда в доме осталась только Гита и попросил её о разговоре.
   - Я никудышный друг, я обманщик. Я случайно нашел место, где много эльфийских орехов. Их там была цела дюжина. Я не сказал Филу. Я съел восемь орехов. Поэтому я так помолодел. Я ел их по одному, а в конце съел два. Фил думает, что достаточно одно ореха, но это не так.
   - То есть я не стану молодой и красивой???
   - Станешь! - Серо высыпал на стол четыре ореха, - Я хотел немного заработать, но дружба важнее денег. Принимай орехи каждый день по одному. В последний день съешь два. На всякий случай дай Лалите денег, чтобы она могла позвать врача.
   - Как я объясню Филу свою лихорадку на третий день?
   - Я увезу его на весь день к ювелиру, у нас еще остались перстни. Ты помнишь. Лалиту попросишь молчать.
   - Ты такой замечательный друг!!! Ты меня многому научил. А твоё бескорыстие потрясает.
   - Фил изменил мою жизнь! - Серо видел, с каким нетерпение Гита смотрела на орехи, - Я пойду?
   Гита кивнула. Она даже не дождалась, когда Серо закроет дверь, схватила со стола орешек и начала его жевать.
   Серо рассказал Филу о разговоре с Гитой.
   - Что ты будешь делать, если твоя любовница помолодеет только на пять-шесть лет? Какую сказку мы тогда выдумаем?
   - У меня осталось сорок орехов. Я буду давать Гите орехи каждый день. В вине, в твороге, в конфете. Десять дней по две штуки. Эффект может быть кумулятивный, а срабатывание медикаментозных средств запоздалым.
   - Транжира!!!
   - Глупости. Мы в любом случае не сможем продать больше трех-четырех орехов. Это должна быть столица империи. Каждая продажа должна быть обставлена многоходовой комбинацией. С обрубанием концов…
   - Тысяча золотых не такие большие деньги. Накопитель можно продать за две.
   - Накопитель один, два, три. Это не такая редкость, скорее искусство, стоимость камней, работа по наполнению маной. А орехов может быть много, если кто-то знает, где растет Маллорн. Это опасный бизнес.
   - Уговорил. Тогда лучше их не показывать. Оставить на крайний случай.
   - Или так.
   Гита помолодела лет до двадцати и Фил начал поить её вином с орехами. Пока Гита не выполняла команду: «Пейдодна, пейдодна, пейдодна», секса ей было не видать. Когда мать помолодела до восемнадцати лет, у Лалиты появились вопросы.
   - Дочь спрашивает, как мне удалось помолодеть? Что говорить? - насела на Фила Гита.
   В прямом смысле этого слова. Гита не хотела слезать с мальчишки, даже после…
   - Слезь и открой шкафчик. Видишь банку со спиртом? Там плавает безобразный корень. Это корень эльф-эльф. Тот, кто съедает его становится эльфом. Живет пять тысяч лет. Не может иметь детей. Думает только о красоте. Отнесешь Лалите. Пусть решает: быть ей эльфом, или рожать мне дочь.
   - Ты заставлял меня пить вино с этой настойкой?
   - Ты мне вчера сказала, что у тебя задержка семь дней?
   - У меня точно будет сын???
   - То есть дочь ты отдашь в монастырь?
   - Что такое монастырь???
   У Серо было три десятка перстней, доставшихся от мага в Библиотеке и сокровищнице во дворце. Серо смог определить только накопители, шесть штук. Маг заряжал их, а потом продавал в магазин магии. Там уже привыкли, что примерно через сорок дней приходил смазливый юноша и продавал накопитель со скидкой. Он каждый раз отчаянно торговался с хозяйкой за каждый золотой, но у той оставалось впечатление, что делает он это из уважения к ней, к её работе. В очередной приход хозяйка магазина посчитала своим долгом предупредить милого юношу об опасности.
   - Приходила магиня из дворца. Интересовалась вами. У неё, видимо, возникла идея «отжать» часть вашего дохода.
   - Выйдем на крыльцо, - предложил красавец. Юноша показал пальцем на дворец и спросил, - Магиня, видимо, высшей категории.
   - Нет. Безусловно нет.
   Перед красавцем начал формироваться шар огня. Он стал выше магазина магии.
   - Если я брошу туда этот шарик, магиня сможет защитить дворец?
   Он только что продал хозяйке накопитель. То есть это его внутренний резерв. Сделала вывод владелица магазина. Она не знала о медальоне-накопителе.
   Юноша собрал ману обратно и нехорошо усмехнулся. В этот момент он показался глубоким стариком.
   - Ох уж эти мне слишком молодые магини!!!
   Когда магиня из замка навестила магазин в очередной раз, хозяйка дала ей совет.
   - Надумаешь воевать с красавчиком, предупреди меня заранее, я уеду из города. Хорошо, если он ограничится только дворцом, хуже, если оставит от города развалины.
   - Он тебя пугал?
   - Нет. Он без всякого накопителя, не напрягаясь сформировал огненный шар выше моего дома. И еще. Когда он пришел в первый раз, я попросила показать его жетон. У них в герцогстве выдают номерные жетоны. Так вот. У него был короткий номер из старой серии. Ему полторы сотни лет.
   - Неплохо сохранился!!!
   - Живет этот маг в доме фехтовальщицы Гиты. Та поначалу открыла здесь школу, но приехал маг с племянником и она её закрыла. Когда Гита пересекала границу, то прорывалась с боем. Уничтожила мага, два отряда гвардии и отрубила голову графине.
  

  Глава 7
  Столица империи
   Лалита родила дочь и дом превратился в сумасшедший. Я нанял няню, кухарку и прачку, но это добавило суеты и беспорядка. Серо с удовольствием нянчился с моей дочерью, а у меня отцовские чувства не просыпались. Лалита злилась на меня и устроила мне бойкот.
   «Ты меня не любишь!» повторяла она сто раз на день, и даже лечение руки эльфийским орехом взял на себя Серо. Дошло до того, что Лалита стала строить глазки этому старикану. Но в целом мне было скучно. Я ходил ежедневно в школу верховой езды. Я отобрал у прачки глажку утюгом пеленок. Я учил разговорные особенности имперского языка. Жизнь превратилась в быт. Это то, что ненавидел мой отец.
   Ничего не предвещало неприятностей. Неожиданно Серо пригласили к местному феодалу. Графиня посчитала, что её власть должна быть абсолютной, и проживание в её городе мага, способного превратить дворец в груду битого камня - это не комильфо. Внешне всё выглядело пристойно. Графиня отправила письмо своей подружке, ректору столичной академии, и, что странно, в середине учебного года освободилось место преподавателя эльфийских заклинаний. Графиня передала приглашение Серо и добавила.
   - Племянника можете взять с собой. Да! Думаю так будет лучше для всех. В приглашении упомянута вакансия помощника преподавателя со знание эльфийского языка, - сообщила графиня на прощание Серо.
   - Живем тихо, никого не трогаем. За что? - спросил я мага.
   - Было бы за что, графиня вызвала из столицы мага высшей категории. Но она деликатно договорилась с подругой. Проявления человечности у феодала? Это нужно ценить.
   - Пойду собирать вещи и прощаться с дамами. Думаю, нужно оставить им половину золота от реализации эльфийских камешков.
   - Смотри. Жизнь в столице дорогая. Хотя в академии жильё бесплатное, но зарплаты преподавателя хватит на одно посещение ресторана.
   Странно, но Гита любила золотые монетки. Пока я собирал вещи, она с вожделением смотрела на столбики золотых монет.
   - Лалита расстроится, узнав, что ты уезжаешь.
   - Лалита расстроится, узнав, что Серо уезжает, - парировал я.
   - Серо стал такой красавчик, - мечтательно закрыла глаза Гита, - Лалита слишком молодая, без опыта…
   - Без мозгов…
   - Сердцу не прикажешь, - изрекла Гита великую женскую мудрость.
   Столица империи пахла не очень ароматно. Академия располагалась в парке, что немного притупляло амбре.
   Ректорша долго мариновала нас в приемной. Щенок обнаружил новый вид добычи - деревья, я уговаривал его оставить в покое громадную липу за окном, еды на один укус, а липа может рухнуть на здание и выбить окно. Серо, как обычно, занялся расчетом очередной магической модели.
   - Так вы тот самый Серо из герцогства? - спросила ректорша очевидную вещь, увидев номер жетона.
   - Да, - Серо поддержал разговор из вежливости.
   - Ваш племянник не слишком молод для преподавателя эльфийского языка?
   - Для помощника.
   - С окладом преподавателя!
   - Фил знает трехмерные схемы двенадцати эльфийских заклинаний. Его задача изобразить чертеж без ошибок.
   - Такое умение вызывает уважение, - удивленно подняла брови ректорша.
   - Такое умение стоит денег.
   - Договорились. Завтра можете приступать к лекциям на первом курсе, - ректорша показала нам, что мы свободны.
   Секретарша рассказала нам, как найти завхоза, и мы пошли выбивать себе комнаты для жилья. Завхоз показал нам что-то совсем убогое, сославшись на середину семестра. Я спросил у него про расценки в городе.
   - Четверть городской аренды. До конца семестра, - я дождался, пока Серо выйдет из комнаты, чтобы не смущать завхоза, и выложил пять золотых монет.
   - Треть, - твердо сказал завхоз, - Окна на южную сторону. Новая мебель, новое постельное бельё, широкие кровати для секса, у каждой комнаты своя ванна. Правда… Санузел совмещен.
   Я уже добавил плату до трети, но забрал серебро обратно.
   - Санузел совмещен, - поморщился я.
   Завхоз согласился. В середине семестра ему не с кем было торговаться.
   На первом занятии меня ожидало откровение. В аудитории не было ни одного мага, только магини.
   - Занятия мы будем строить следующим образом. Мой помощник, Филипп, рисует для вас схему заклинания. Я объясняю его работу. Вам дается три дня, чтобы его выучить и показать работу на полигоне.
   - Никто не способен запомнить эльфийское заклинание за три дня. Я буду жаловаться тёте, - сказала толстуха с блудливыми глазками.
   - Фил тратил на каждую схему три дня!!! За это время он успевал прочитать книгу и начертить трехмерную схему заклинания. Затем Фил читал следующую книгу.
   - То есть Филипп держит в голове все двенадцать заклинаний?
   - Только их схемы. У Фила нет способностей к магии, - уточнил Серо.
   Три дня я проверял схемы у юных магинь, отыскивал ошибки, исправлял. На четвертый день я сообщил Серо очевидную вещь.
   - У нас в стране есть народ, который смотрит на всех «голодными и жадными глазами». Вот и магини. Они не учат, они смотрят на меня голодными и жадными глазами.
   - Ты самец. Тебе не нужно рисковать жизнью, чтобы зарабатывать на роскошную еду и шикарное жильё. Поманил пальцем толстуху, племянницу ректорши, и сотня золотых за ночь у тебя в кармане.
   - А если устроить чемпионат? Победительнице - ночь любви. Первая из них, кто выучит все двенадцать заклинаний, проводит со мной ночь безумного секса.
   - Преподаватель не может спать со студентками.
   - Я помощник!!!
   - Они перестанут учить другие предметы.
   - Почему это должно меня волновать?
   Условия соревнований взбудоражили академию. Через три дня нас вызвала ректорша. Всё как обычно. Ректорша долго мариновала нас в приемной. Я уговаривал Щенка оставить в покое громадную липу за окном. Серо, как обычно, занялся расчетом очередной магической модели.
   - Преподаватель не имеет права заниматься сексом со студентками, - изрекла ректорша очередную очевидность.
   - Мне это известно. Я готов строго выполнять это правило, - согласился Серо.
   - Ваш племянник…
   - Он не преподаватель…
   - Невозможно прочитать эльфийскую книгу за три дня и разобраться в заклинании, - свернула на опасную дорогу ректорша.
   - В академии есть книги на эльфийском?
   - Три книги с заклинаниями.
   - Госпожа, прикажите библиотекарю их принести, - с очевидной ноткой презрения в голосе, попросил Серо.
   Библиотекарь принес книги.
   - Это копии, - сказал я, открыв каждую из книг, - Вот тут переписчик ошибся. Фраза на эльфийском всегда звучит музыкально. Видимо, образец был испорчен временем.
   Я отложил книгу.
   - Я бы не рискнул использовать эльфийское заклинание с ошибками. Ого!!! Вот эта книга была в Библиотеке. Я могу нарисовать схему заклинания здесь и сейчас. Серо! На третьей странице ошибка. Можно мне карандаш, я исправлю текст.
   - Торопиться не надо!!! - остановил меня Серо.
   - Да делайте вы всё, что хотите. Но!!! В последний раз! - устало согласилась ректорша.
   Полтора месяца безделья я использовал для занятий в школе фехтования. Я оставлял там почти всю свою зарплату, но это того стоило. Поначалу я не получал от студенток ничего, кроме презрения. Девушки били меня в полную силу, пытаясь выжить, лишь защита Щенка помогала обходиться без переломов и ссадин. С одной из студенток я подружился, без всяких постельных авансов, просто кофе и пирожные в кафешке. Девушка объяснила мне такое отношение моей самцовой принадлежностью. С одной стороны презрение женщин к изнеженным созданиям, с другой стороны, никому не нужные, бои между студентками за моё внимание. К концу полутора месяцев за счет скорости, силы и выносливости я вышел на третье место в группе, с конца. На первом и втором местах были студентки с недавними травмами, но я уже не вызывал смех каждым своим движением, только легкие улыбки.
   Первое место заняла худенькая девушка с горящими глазами. Круги под глазами указывали на явный недосып, но я подозревал, что Серо ей подыграл. Дождавшись вердикта мага, я положил девушку на плечо и понес к себе, под восторженные визги конкуренток. Джу, так звали победительницу, пошла красными пятнами. Пока я её раздевал, она мне что-то бессвязно объясняла. «Я не такая!!!» Когда Джу, лежа голышом на кровати, в двадцатый раз заявила, что она не такая, я открыл ей тайну: «Я не такой».
   - Ты любишь мужчин? - удивилась Джу.
   - Ты любишь женщин? - поинтересовался я, и снял трусы.
   - Ой, - сказала Джу и легла на живот.
   Грудь и попа отсутствовали у неё абсолютно. Это была не единичка, как у Лалиты, а ноль. Попа была размером в мой кулак.
   - Хочешь принять ванну? - попытался я оттянуть обвинение в педофилии.
   - С удовольствием, - обрадовалась Джу, но пахло от неё свежестью и теми самыми духами «Магическая ночь», что я купил для Гиты после двух недель хождений вокруг и около.
   - Я присоединюсь? Чтобы не было сомнений в моей чистоплотности, - пояснил я Джу через десять минут.
   - Если ты должна привыкнуть ко мне, мы можем сегодняшнюю ночь просто полежать рядом, - предложил я.
   - И вторую, и третью? - с отчаяньем крикнула Джу, - Что??? Ректорша не смогла пристроить свою толстозадую племянницу?
   Я завернул Джу в банный халат отнес на кровать. Всю ночь я честно пытался превратить девушку в женщину, но Джу была настолько зажата, что мне могло помочь только прямое насилие.
   - Дорогая, завтракать пойдем?
   - Извини, я не взяла кошелек. Но в кофейне «Три осла» нас обслужат в долг.
   - На пару чашек кофе и пироженки у меня хватит зарплаты. На один раз, - уточнил я.
   Джу так задорно засмеялась, что захватил с собой три зарплаты.
   - Если кто-то будет задирать тебя, то молчи, не отвечай. Я сама разберусь, - приступила к инструктажу Джу.
   - Ты принцесса?
   - Нет.
   - Мы никуда не идем. Я не конфликтный человек. Кофе я тебе приготовлю здесь. В тарелке оставалось печенье.
  Градус симпатии со стороны Джу упал.
   - Я думала, что ты необычный мужчина, не как все. Что ты смелый. Я больше не хочу от тебя ребенка.
   - Свободна!!!
   - Я принцесса!!!
   - Свободна! На занятия больше не приходи. Серо поставит тебе зачет.
   - Я прикажу и тебя убьют за то, что ты лапал меня.
   - Убивалка у них не выросла. Запомни, принцесса, любой выпад в мою сторону, или в сторону Серо, и от столицы останутся головешки!!!
   - Ну что ты так орешь??? - в комнату вошел Серо.
   - ПРИНЦЕССА!!!
   - Она самая адекватная принцесса из всех знакомых мне принцесс. Умная, красивая, нежная. Я случайно проходил мимо «Трех ослов» и купил именно тех вкусняшек, что любит Джу. Я их сейчас принесу, а ты пока приготовь кофе.
   Джу задрала нос на словах «умная, красивая, нежная», и так и ходила. Я поставил коротницу на кипятильник.
   - Никогда не видела такое устройство. Как ты его включил? Ты же не маг.
   - Серо объяснял, но я пропустил мимо ушей.
   - Себе хочу.
   - Не знаю. Ограниченная партия.
   Мы выпили кофе и сразу, без вкусняшек приступили к сексу. Джу было больно, но ярость соития сметала все остальные чувства. Серо вошел в комнату без стука. Джу даже не подумала прикрыться.
   - Я уберу боль и ускорю заживление, - сообщил Серо, магича, - Два часа отдохните.
   - Можно я пока поиграю вот этой штучкой? - попросила принцесса разрешения, но с запозданием.
   Во второй раз Джу не летала в небеса, в третий раз тоже, хотя процесс ей понравился. Ночью принцессу потянуло на разврат. Чем тверже я упирался, тем настойчивее становилась Джу.
   - Племянница ректорши так делает. Она рассказала своей подруге, та рассказала старосте, а староста уже мне.
   - Это настолько отвратительно, что ты испортишь себе всю ночь.
   - А толстуха получает… оргазм!!!
   Всё было плохо, очень плохо. Оргазм получил я. Он передался Джу, та задрожала, подняла на меня сумасшедшие глаза, облизнулась и я понял, что попал.
   Всю ночь мы не спали, утром забылись в коротком сне на пару часов, и гонка продолжилась.
   - Мама говорила, что на нашем роде лежит проклятие. Будто женщины всегда будут холодные и никогда не испытают счастья. Вот вам всем!!! - Джу показала имперский аналог фака.
   Я смог смог найти решение только через три дня. Я переворачивал Джу на живот, подкладывал ей подушку и шпилил принцессу легко и свободно, не испытывая комплекса педофила. Оргазм получался гораздо круче, чем от минета, я транслировал наслаждение принцессе и мы оба были счастливы. Почти.
   - У меня будет маленькая просьба…?
   - Сразу нет.
   - Но ты еще её не слышал, - обиделась Джу.
   - Мой ответ: «нет», но если тебе хочется, можешь озвучить свою «маленькую» просьбу.
   - Мы можем переехать жить ко мне???
   - Зачем?
   - Мама любит, чтобы я было рядом.
   - Мне не нравится твоя мама, а твоей маме не нравлюсь я.
   - Вы знакомы, - удивилась Джу.
   - Нет. Твоей прагматичной маме не может нравиться глупая любовь глупой дочери к циничному, расчетливому самцу. Ты меня любишь?
   - Безумно.
   - Маленькая поправка. Безумная любовь глупой дочери.
   - Ты не циничный и не расчетливый!
   - Твоя мама уверена в обратном. И чем дольше я буду рассказывать ей, что твоя попа и твоя грудь меня взволновали, тем меньше доверия будет с её стороны. Давай договоримся! Для твоей мамы я циничный и расчетливый самец.
   - Зачем???
   - По парку движется вооруженная толпа. Это твоя мама. Успеем оттянуться в последний раз?
   - Давай сделаем это!!!
   Джу сама перевернулась на живот, подоткнула подушку и мы занялись сексом, который от раза к разу становился всё более захватывающим.
   «Мама» вошла в комнату одна. Видимо звуки проникали в коридор, и ей не хотелось смущать дочь охраной.
   - Не помешаю, - скромно спросила «мама».
   - Садитесь в кресло. Джу сейчас ничего не слышит и не видит, а меня вы совсем не смущаете.
   Это была неправда. «Мама» сбила у меня настроение и мне пришлось убедить себя, что это последний раз, что я больше не увижу принцессу, чтобы завестись по полной.
   Я устало отвалился на спину. Через пару-тройку минут ожила Джу.
   - Твоя мама сидит в кресле, - предотвратил я слишком откровенные сцены.
   - Мама!!! Я так рада тебя видеть! - неизвестно чему обрадовалась Джу, - Пригласи Фила к нам. Он отказывается переезжать. Считает, что ты ему будешь не рада.
   - Умный мальчик, - прошептала себе под нос мама. И громко добавила, - Любишь мою дочь?
   - Такой вопрос в вашем возрасте, мадам, неприличен. Я никогда не читал бульварные романы, как говорят, насквозь пропитанные слезами и соплями.
   - Что ты себе позволяешь?
   - Извините, мадам. Безусловно, тонкая многогранная душа вашей дочери произвели на меня глубокое впечатление. Как только я увидел это создание, явно с корнями благословенных эльфов, что не мог пить, есть, спать. Только мечтал о минуте, когда снова увижу ангела.
   - Это всё?
   - Конечно, нет. О любви к вашей дочери я могу говорить часами.
   - Джу!!! Одевайся. Едем домой. Самец остается здесь, - грубым командным голосом произнесла «мама».
   Джу подскочила и начала одеваться так быстро, что у меня возникло подозрение о казарме.
   Прощались мы коротко. Джу говорила о любви, я повторял за ней слова, вкладывая туда чувство. «Мама» смотрела на дочуру с жалостью, на меня с презрением.
   Когда толпа ушла к воротам, я зашел к Серо.
   - Куда ты меня втянул? Её мама жуткий монстр без капли человечности.
   - Монстр недооценивает опасность. Я мог размазать их в любой момент. Но с сегодняшнего дня ходим на фехтование вместе. Мне нужно подтянуть технику. Возьми ключ. В конце коридора заброшенная комната. Туда сунутся только при тотальной проверке.
  
  
  Глава 8
  Бегство
   Десять дней Фил и Серо исправно посещали школу фехтования. Серо там приняли с уважением. Там, где он отставал в технике, он с лихвой компенсировал в скорости. Инструктор запала на Серо с первого дня. На вид ей было лет сорок, но маг снизошел до постели с ней. Она воспринимала близость как последнюю вкусняшку в своей короткой жизни и отдавалась Серо по каждому его зову.
   Фил снял дешевый номер на краю города за крепостной стеной. Он отвез туда вещи для возможного бегства, чтобы покидать академию налегке. Серо купил четыре лошади. Себе хорошую, для Фила спокойную и две выносливых степных лошадки для замены и перевозки вьюков. Аренда мест в конюшне стоила дороже самого номера.
   На одиннадцатый день к Филу прибежала Джу. В слезах, соплях и истерике.
   - Мама нашла мне пять мужей. Каждую ночь они меняются. Приходят ко мне и насилуют меня!!!
   - Если я убью всех твоих мужей, то мама найдет тебе новых. Кроме того твои мужья могут также страдать, как ты. Их могли заставить, - попытался успокоить принцессу Фил.
   - Ты на чьей стороне??? - от ярости глаза Джу высохли и засверкали.
   - На твоей!!! Есть единственный способ остановить этот ужас…
   - Ну! Говори скорее!!!
   - Ты не согласишься.
   - Я согласна на всё!!!
   - Источник твоих неприятностей…
   - Ты монстр! Ты сволочь! Ты мерзавец! Я иду домой, и пусть меня насилуют каждую ночь, но быть рядом с таким человеком, как ты - это адские муки!
   - Можешь не спешить. В парке гвардейцы с собаками. Идут по твоему следу.
   - Сделай хоть что-то.
   - Собаки ни в чем не виноваты, - стукнул кулаком по столу Фил.
   Юноша отпустил на охоту Щенка и стал убивать собак, одну за другой. Он плакал, но это ему не мешало, поиск целей он вел с закрытыми глазами.
   Фил отвел принцессу в потайную комнату.
   - Сиди тихо. Любого, кто сунется сюда, я убью.
   Фил поцеловал Джу на прощанье.
   - Я никому из мужей не делала минет, - гордо сообщила принцесса.
   - Я тебя тоже люблю.
   Фил вернулся к себе, сел за стол и через минуту дверь распахнулась без стука. Ворвался гвардейский капитан. Он начал кричать, путая слова. Из своей комнаты вышел Серо и наложил на голову капитана заклинание сферы. Оно было тем хорошо, что не пропускало воздух. Капитан сразу же замолчал и начал задыхаться. Простые гвардейки опешили и стали ждать магиню, которая неторопливо подошла к комнате и также неторопливо сняла заклинание сферы.
   - Нехорошо. Вы убили наших собачек, - сказала она скрипучим голосом, убедившись, что капитан жив.
   - Вам, коллега, должно быть известно, что на территории академии запрещено содержание животных. Видимо, действует соответствующее заклинание для нарушителей, - холодно ответил Серо.
   - Вы позволите осмотреть ваши комнаты?
   - Прошу вас.
   Гвардейки ушли, но оставили оцепление.
   Фил привел Джу к себе и переодел её в «костюм охотницы», в котором ранее красовался Серо, при путешествии по герцогству. Всё сидело мешковато, с чужого плеча, а вторая, внешняя кольчуга свешивалась почти до колен.
   - Может без кольчуги? - заскулила Джу, - Эльфийской кольчуги достаточно.
   - Идеальная маскировка, - не согласился Фил, - Как раз эльфийскую кольчугу снимай. Её отдадим Серо. Твой черный мешковатый костюм защитит тебя от стрел и ударов сабли. Даешь противнице себя «убить», одновременно отрубаешь ей голову.
   - Подождешь нас в моей аудитории. Я провожу тебя под скрытом, потом отправлю Фила и, наконец, проскочу оцепление сам.
   Фил дал Джу половинку эльфийского ореха, сам демонстративно разжевал вторую половину, и объяснил принцессе, что это повысит выносливость и силу до конца дня. Через час беглецы покинули академию. Еще через пять минут в парке показалась новая свора собак. Две магини тщательно проверили парк и не обнаружили никаких охранных заклинаний для убийства животных.
   - Подумай только. Это ***** Серо попросту убивал невинных собачек!!! Это каким мерзавцем нужно быть? Мне говорили, что самые безжалостные садисты - это мужчины. Я не верила. Внешне, они нежные и ласковые, а внутри монстры. Когда мы его поймаем…
   Магиня долго перечисляла те пытки, которые она применит к магу. В комнате в конце коридора магини обнаружили одежду и обувь принцессы.
   - Джу приняла ванну с дешевым мужским шампунем, сменила одежду, теперь все трое для собак пахнут одинаково. Весь побег продуман заранее. Искать их будет крайне сложно.
   - Если они взяли извозчика.
   - Нет. Пошли пешком, - сарказм у магини зашкаливал.
   Пока магини проверяли парк на заклинания, обыскивали комнаты и отслеживали путь беглецов до извозчика, Фил и Серо вынесли вещи из гостиницы и оседлали лошадей. Выезжали по одному, ничем не показывая, что они группа. В двух переходах от столицы попытались наняться в охрану каравана, но безрезультатно. Повторяли свои попытки на каждом переходе, благо двигались беглецы вдвое быстрее караванов. Так продолжалось каждый переход, пока им не повезло. На один из караванов было нападение, охрана отбилась, но понесла большие потери. Шеф охраны была вынуждена набирать всех, кто не выглядел откровенным бандитом. Джу, Серо и Фил смотрелись откровенно молодо, но двое из троих показали неплохую подготовку, а Фил проявил стойкость, выдержав от сержантихи избиение. Его сержантиха похвалила больше всех.
   - Две девчонки прошли хорошую подготовку, ни ту, ни другую не смогла достать ни разу. Но третья, видимо, из обычных городских. Зато характер виден сразу, её бьешь, а она только морщится.
   В охране Джу, Серо и Фил с друг другом не контактировали, но и с другими охранниками не дружили. Один только Фил навел мосты с сержантихой, попросив её о спаррингах. Та получала удовольствие, гоняя Филю по площадке. Филя изображала усталость, поминутно пропускала удары и корчила рожи, любимыми матерками сержантихи демонстрируя боль. Фил назвал Джу Джульеттой, той понравилось необычное имя. Серо взял себе имя Сэра, магини, которую он убил на заставе.
   До границы Республики дошли без приключений. Нападений больше не было. На границе началась проверка документов. Этого никогда не было. У большей части охранников и купцов они либо присутствовали, либо внушали погранцам подозрение. Серо потерся у КПП и вернулся хмурый.
   - На КПП стоит определитель магии. Задурить голову погранцам не удастся.
   - Они проверяют документы десять дней. Здесь скопилось две сотни недовольных. Проводим агитацию, ломаем охранную систему и устраиваем массовый побег. За речкой территория Республики. Они нас там не достанут, - предложил Фил.
   - Ни Республика, ни Империя не хотят конфликтов из-за «бандитов». Республика, я уверен, подтянула к границе войска, как только Империя начала проверку документов. «Бандитов» выдадут в тот же день обратно, - забраковал предложение Серо.
   - Мы можем использовать несовершенство паспортной системы Империи. Что написано в паспорте купчихи в нашем караване? Купчиха Бла-бла с тремя детьми. И года их рождения, - сообщила Джу.
   - Мы вышли из детского возраста.
   - Что написано в паспорте вон той баронессы? Я её знаю, и это плохо. Баронесса Шапи с семью служанками. Но сейчас с ней их всего три. Нам срочно нужны длинные платья с рюшами. Серо магически дурит голову баронессе, мы присоединяемся к служанкам, а магия остаётся далеко от КПП.
   - Торопиться не надо, эта слишком молода. Она может тебя вспомнить. Подождем другую, старую, слепую баронессу, или графиню, - решил Серо, - Пошли, купим себе платья с рюшами, пока наши знакомые купчихи не уехали.
   Переход границы прошел как по нотам. Старая баронесса «вспомнила» о том, что поручала Джульетте, Филе и Сэре привезти ей шкатулку с духами и догнать её у границы. Служанки «вспомнили» своих подружек. На КПП никто не подумал искать принцессу среди служанок. Кормежка у баронессы была терпимая, правда, комнату в гостиницах она снимала одну на всех служанок, и Серо приходилось доплачивать за два отдельных номера. Обязанности для такой толпа служанок были необременительны. Поэтому новоявленные служанки путешествовали с баронессой до самой столицы Республики, и даже там поселились вместе с ней в арендованном ею доме. Серо сходил на разведку в столичную академию и оказалось, что его там ждут агенты Империи. Две магини высшей категории. У Серо была подруга, знаток эльфийского, она его предупредила.
   - Имперские магини не всегда вместе. Я могу внезапно напасть, мой эльфийский амулет содержит такое количество маны, что не выдержит ни одна защита. Всплеск такой силы будет виден каждому магу. Мы всем объявим, где нас искать. Фил? Ты можешь убить их так, чтобы никто не подумал о магии?
   - Да. Ты давно догадался. Но я не хочу убивать. Они не нападают на нас.
   - Когда они нападут, будет поздно. Каждая из них может в долю секунды парализовать всех нас. Или убить меня и тебя, а парализовать только Джу. Её вывезут дипломатическим багажом, потом в столице Империи к ней каждую ночь будет приходить новый муж.
   - Ты подслушивал!!!
   - Вы всегда так громко кричите.
   - Предположим. Предположим, я убиваю одну магиню. Ей в шею втыкаю ядовитую стрелку. Мы забираем деньги и драгоценности, а труп под скрытом оттаскиваем в подворотню. Криминальная полиция перетряхивает весь город. Свидетелей нет, но нас уже подозревают. Мы в конце списка. Я убиваю вторую магиню. Мы сразу возглавляем список убийц. Конклав магов Республики твердо знает, что это сам Серо в столице. На тебя, на нас идет охота.
   - Нам нужно переехать в маленький городок, на отшибе. В противоположном от Империи месте. Что там у нас на карте? - предложила Джу.
   - Доминион. Снова учить язык? - расстроился Фил.
   «Служанки» прожили с баронессой в столице Республики целый месяц, баронесса даже ходатайствовала об оформлении им вида на жительство. Обосновывала она это тем, что дом ей понравился, скоро в столицу Республики должна приехать её дочь, и баронесса хочет, чтобы служанки легально жили в ожидании новой хозяйки. Серо «двигал» дело, подмазывая чиновников и к отъезду баронессы документы были готовы. Оставалось получить пропуск на выезд из столицы. Его ввели временно, по просьбе дружественной Империи. (Всего-то сотня тысяч метров дров для отопления дворца президента) Для получения пропуска нужно было явиться лично и в конторе всегда дежурила одна из двух магинь.
   В столице Республики была широкая сеть мальчиков по вызову, на порядок большая, чем в столице Империи. Магини от скуки каждый свободный день заказывали себе роскошных «мальчиков». Серо в первый же день нанял слежку за магинями, и это было ему хорошо известно. Большая часть «мальчиков» промышляла грабежом. Они давали приезжим богатым клиенткам особую магическую настойку, от которой временно отнимались руки и ноги, пропадала память и становилась не разборчивой речь. По магиням среди сутенеров прошла информация, и сутенеры выдавать настойку «мальчикам» прекратили. Но один из «мальчиков» уже трижды посетил свою магиню и жаждал её обобрать. Серо приготовил две порции настойки, внушил «мальчику», что он - это его сутенер, и продал настойку. Совесть Фила Серо успокоил быстро. Маг объяснил юноше, что если магиню не убивать, а ограничиться только парализацией ног, то полиция всё спишет на действие магической настойки. Вторая магиня будет не на шутку напугана и спрячется в посольстве Империи.
   План Филу понравился. В тот момент, когда магиня скакала на «мальчике» у неё отказали ноги. Надо заметить, что магиня почувствовала запах настойки, но не была насторожена, её магия блокировала магию настойки. Когда у магини отнялись ноги, она со зла убила «мальчика», обрубив тем самым все ходы к Серо.
   Обе магини переехали жить в посольство, и туда потянулась очередь великих врачей. Каждый из них брал невероятно большие деньги, но ноги полностью потеряли чувствительность. Вторая магиня думала, что первая была слишком увлечена «мальчиком» и не увидела магической атаки. Великие врачи смеялись над глупостью непрофессионала.
   Беглецы успешно получили пропуска уже собирали вещи, как Серо слишком задумчиво посмотрел на Джу.
   - Раздевайся, я хочу осмотреть будущего ребенка, - сказал Серо принцессе, почесывая затылок.
   - Трусики тоже снимать? - смутилась Джу.
   - И их тоже, - маг поразил Фила слишком серьезным подходом к осмотру.
   - Что??? - задергался Фил.
   - Я твердо вижу - будет мальчик. Это открывает нам совершенно другие перспективы. Теперь Джу в полной безопасности. Была бы девочка, и принцессе организуют выкидыш. А потом зачатие от договорных мужей. Но мальчик меняет всё! Принц - это невероятная ценность. Статус Джу взлетает до небес. Любой её каприз исполняется мгновенно. Мы никуда не едем! Я сегодня же иду в посольство Империи!!!
   - А что будет с Филом? - запричитала Джу, - Мне разрешат его видеть.
   - Отца принца не тронут, - заявил Серо. Но уверенности в его голосе не было, - Пока Джу оденется нам с тобой Фил нужно поговорить. Пойдем в другую комнату.
   - Еще откровения будут?
   - Будут. Перед нашим бегством пришло сообщение о рождении Гитой сына. Гиту ты кормил орехами и Джу ты кормил орехами.
   - Да-а. Связь налицо. Но, как известно, пол ребенка определяет мужчина.
   - Не думаю, что всё так просто. Нам нужно провести независимое исследование…
   - Не сейчас!!! Джу правда ничего не угрожает?
   - Только вечные слезы о первой любви с мальчиком, которому она была безразлична.
   - А тебе. Тебя не грохнут у входа в посольство???
   - Нет. Но защитный костюм и эльфийскую кольчугу я забираю. Накопитель позволит мне устроить большой магический взрыв. Ты потом отомстишь???
   - Ради тебя я готов поступиться принципами. Иначе зачем друзья.
   На пороге посольства Империи Серо ждал недолго. Его провели прямо к послу, где сидели обе магини.
   - Странный визит, - заявил посол, - Надоело бегать? Или настолько сильны, что пришли покончить с нами?
   - Нет и нет. Принцесса желает вернуться домой.
   - Приводите хоть сегодня. Такая радость, - но в голосе посла не было ни капли радости. Он уже в пять лет понял, что бесплатных подарков не бывает.
   - Подпишите вот эти обязательства и отправьте при мне порталом в столицу Империи.
   - Вы знаете цену отправки одной депеши? - спросил посол, читая обязательство.
   - Я сам напитаю портал маной.
   Магини и посол одновременно ахнули.
   - «Распространение любых сведений о принцессе, вольно или невольно, без разрешения её матери карается смертью», - прочитал посол.
   - Подписывайте, подписывайте. В любом случае вам троим обеспечивать доставку принцессы в империю. Я вложу к вашим обязательствам свой пакет. Он опечатан моей печатью.
   - Мы об этом пожалеем, - сказали магини хором.
   - В столице нам троим отрубят головы??? На всякий случай, - обреченно сказал посол.
   - Вы пока удалите из посольства всех магов, кроме присутствующих здесь. А я схожу за принцессой.
   - Постойте, Серо. Можно что-то сделать с моими ногами?
   - У вас, коллега, полностью умерли нервные окончания ниже поясницы. Как известно, они не восстанавливаются. Можно попробовать. Но результат не гарантирую.
   Серо вынул из кармана, приготовленную для этого поворота событий, стеклянную баночку с настой безобразного корня.
   - Это корень эльф-эльф. Сколько у вас на счету в имперском банке?
   - Семьдесят две тысячи золотых.
   - Выписывайте два чека. На пятьдесят тысяч и на двадцать две. Пятьдесят - это аванс мне, двадцать две - при положительном результате отдадите принцессе. Вам на сутки нужно будет задержаться. От лекарства будет лихорадка и потеря сознания.
   - Обычные лекарства просто горькая гадость. Ваше уже внушает надежду на успех.
   - Господин посол, коллега. Вам нужно нас покинуть. Лечение конфиденциально.
   Серо взял чек и попросил магиню закрыть глаза. Он спрятал настойку, достал орех и попросил больную его разжевать.
   - Это не корень эльф-эльф, - возмутилась магиня.
   - Это эльфийский орех, - шепнул ей на ухо маг, - Никому не говори.
  
  Глава 9
  Эксперименты
   Серо получил у посла официальную бумагу, что Империя не имеет ни к нему, ни к Филу никаких претензий. Маг отнес её в конклав магов Республики, а тот уже дал указание прекратить поиск беглецов. Общие запасы орехов составили двенадцать штук. Серо решил отложить четыре ореха на форс-мажор, а восемь пустить на эксперимент. Меня никто не спрашивал, хотя трудиться в постели предстояло мне.
   - Только чур, выбираю девушек я сам. А то ты опять найдешь мне принцессу, - строго-настрого предупредил я мага, - Никаких твоих любимец больше не потерплю! Джу в печенках со своим минетом.
   - Нечего было конкурс устраивать. Джу умом тронулась, когда появился шанс тебя завалить.
   - Только третий размер! И чтобы была жопа!
   - Как ты относишься к бальным танцам?
   - Никак. Я полный ноль.
   - Выбираем самую большую школу. Овладеешь нужными навыками, и одновременно сделаешь шестнадцать детей. Отцовские чувства пока спят?
   - Стыдно признаться…
   - Знать своего отца у нас - большая редкость, - грустно произнес Серо.
   Я записался в школу танцев без всякого труда. Мне даже сделали скидку. Оно и понятно, мужчин было трое, если не считать платных танцоров школы. Первая половина дня уходила у меня на фехтование с Серо, во второй половине дня я оттачивал искусство обольщения в школе танцев. Хозяйка школы была несколько удивлена, что двое мужчин снимают большой дом, мы привыкли жить в «доме баронессы» и Серо попросту продлил аренду.
   Через пять или шесть дней хозяйка школы пригласила меня на кофе.
   - Что ты делаешь у меня в школе? Зачем тебе танцы? Ты планируешь стать мужем и посещать балы?
   - Нет, мадам. Что? Все девушки, занимающиеся здесь, купят себе мужей?
   - Да. Можешь называть меня по имени. Люси. Я не так стара, - обиделась хозяйка.
   - Спасибо, Люси. Тогда посоветуй мне место, где я мог бы ухаживать за приличной девушкой, которая не против родить от меня ребенка.
   - Меня трудно удивить, но тебе это удалось. Я могла бы подобрать тебе вариант приличной семьи, у которой нет денег на мужа, а покупать самца-оплодотворителя, она стесняются.
   - Всё не так просто. Серо занимается наукой. Он ученый. Поэтому мне нужно шестнадцать девушек.
   - Тебе удалось удивить меня второй раз.
   - Люси. Тебе будет бонус. Золотой за каждую девушку. Два золотых, если девушка мне подойдет, а я подойду ей.
   - Кто её будет спрашивать…, - махнула рукой хозяйка.
   - Я. Мне нельзя соврать.
   Хозяйка посмотрела на меня так внимательно, что я заподозрил её причастность к местной службе.
   Я перестал танцевать. Но на следующий день меня ждали три портрета невероятных красавиц. Я прочитал характеристику на каждую девушку, отдал хозяйке три золотых.
   - Как мне с ними познакомиться?
   - Сегодняшний ужин мы проведем в семье вот этой толстушки.
   - Я бы сказал, что на портрете изображена худышка, - удивился я.
   - Художник очень хотел премию, - рассмеялась Люси.
   - Во сколько ужин? Форма одежды?
   - Можно ехать уже сейчас. Твой костюм достаточно приличен.
   Ужин был невероятно обилен. Блюда менялись, не переставая. Девушку имела, на мой взгляд, мужское имя Танно, и была несколько толстовата для своего возраста. Зато характер у нею был легкий. Я попросил её рассказать о её гимназии торговли и она говорила до тех пор, пока я не сменил тему. Пару раз в разговор пыталась вклиниться мать девушки. Я хмурился и мама мгновенно переключалась на хозяйку школы танцев.
   - У нас возле дома есть маленький садик, - неожиданно с гордостью произнесла Танно.
   - Извините невежу, я, видимо, должен сказать «вау»!
   - А у вас есть садик? - обиженно спросила Танно.
   - У нас с Серо даже дома нет. Мы его арендуем. Но рядом с домом есть сад. Серо каждое утро повышает там мои навыки в фехтовании.
   - Зачем мужчинам оружие??? - удивилась Танно.
   - Недавно произошло недоразумение. Серо стала разыскивать имперская безопасность. Мы переоделись в охранниц, нанялись в охрану каравана и спокойно приехали сюда. Было весело.
   - Если не считать остановки торговых караванов, - заметила мама Танно.
   - Серо зашел к послу Империи, разрешил все недоразумения, и розыскной лист на нас аннулировали.
   - То есть ты со своим Серо развлекаешься. Похищаешь принцесс. А законопослушные купчихи терпят убытки? - стукнула по столу мамаша, - Вон!!!
   Я тут же собрался уходить.
   - Мама!!! Ну как же??? Я бы могла послушать о приключениях принцессы!
   - Купи бульварную газетенку. Там всё это подробно описано.
   Уходя, я шепнул Танно свой адрес.
   Утром следующего дня Танно буквально ворвалась к нам в дом.
   - У меня в запасе час. Мама ушла в контору, но скоро вернется, - сообщила мне Танно, торопливо снимая платье.
   Я быстро сменил постельное бельё, чем явно удивил девушку.
   - Я собирался принять ванну. Потратим десять минут? - предложил я. Увидел удивление в глазах девушки и добавил, - У каждого свои недостатки.
   Огромная грудь и большая попа в шестнадцать лет держали прекрасную форму, были обалденные на ощупь, а кожа Танно, нежная, как у ребенка, (почему как?) вызывала постоянное желание потискать, чем я и был занят.
   В постели мы провели часа три, Танно махнула рукой на мамин гнев.
   - Это даже близко нельзя сравнивать. Её «гнев» и твои ласки. Немного пошлепает для порядка по мягкому месту. Завтра снова приду, как только мама уйдет в контору.
   - Я могу тебе чем-то помочь? Подарок для твоей мамы? Цветы?
   - Смеешься. Твой дядя нанес ей убытков на две тысячи золотых. Помоги пуговицы застегнуть, красавчик.
   - Из-за двух тысяч такая ярость? Он просто жадина!
   - Если это для тебя пустяк… Тогда почему Люси взяла за тебя сто золотых? Мама вчера в ярости проговорилась.
   Я весело рассмеялся.
   - Ну Люси!!! Деловая женщина нигде своего не упустит! К твоему сведению, я плачу Люси по два золотых за девушку. За тебя, в частности, тоже.
   - Зачем тебе много девушек? Я готова выполнить любой твой каприз!
   - Завтра. Все подробности завтра.
   Вечером я пошел на второй званый ужин. Красавица на портрете оказалась дурнушкой. Кожа нездорового землянистого оттенка, жидкие волосы, узловатые пальцы.
   - Сразу нет, - сообщил я на ухо Люси.
   - Желудок, - театральным шепотом произнесла Люси, и громко добавила, - Филипп абсолютно забыл о важной срочной встрече.
   Когда мы вышли, Люси протянула мне золотой, и виновато улыбнулась.
   - Совсем никак? Это моя старинная подруга. У девочки глаза засияли, когда она тебя увидела.
   - Художник получил премию в тройном размере, - пошутил я.
   - Нет. Это её портрет. Прошлого года.
   - Вернемся, - я решил перевести девушку из контрольной группы в группу поедателей орехов.
   - Филипп подумал, что уже опоздал, и мы решили вернуться, - объяснила наше поведение Люси.
   - Да. Попытка номер два.
   - Нам с подругой нужно посплетничать, - Люси забрала подругу и они ушли в соседнюю комнату.
   - Со своей лучшей подруги Люси тоже взяла сто золотых, - поинтересовался я у девушки.
   - Двести! - насупилась девушка.
   - Нас не успели представить. Филипп. Можно просто Фил.
   - Лиз.
   - Очень приятно. Лиз, цель моего появления тебе известна. Я могу для начала тебя поцеловать?
   - Двести золотых для тебя столь значимы? Ты готов целовать жабу?
   - Это маленький эксперимент. Если тебе понравится поцелуй, то мы продолжим разговор, если нет, то я тебя покину.
   - Моё мнение кому-то интересно? Пришел самец, раздвигай ноги, жаба!
   - Я тебе настолько противен?
   - Внешне ты красавчик, а внутри гнилой.
   - Предположим, ты вернешься на год назад. Станешь красивой, как на портрете. Тогда ты дашь мне шанс?
   - Тогда мама купит мне мужа, а не самца.
   - А в досье Люси твой золотой характер выделен особо.
   - Зачем тебе мой характер, раздвигатель ног?
   - Верно. Вставай. Пошли в спальню.
   Лиз заковыляла в спальню. Слезы лились у неё в три ручья. Она легла на кровать, а юбку задрала на лица, чтобы не видеть меня. Пальцы на ногах и колени были также изуродованы болезнью, как и руки.
   - Лиз. Как давно ты переболела?
   - Полгода назад. Ужас. Ни руку, ни ногу согнуть не могла, боль чудовищная. Сейчас сердце болит каждый день. Смотри, умру от такого «счастья», - пошутила Лиз в конце, попытавшись залезть ко мне в штаны.
   - Сердце… Это плохо, - я снял штаны и положил руку Лиз себе между ног.
   Лиз стащила с лица юбку.
   - Я тебя не пугаю? Можно мне посмотреть?
   - У меня к тебе деловое предложение. По хорошему, нужно решать вопрос с твоей матерью. Сердце у тебя плохое, поэтому большие шансы умереть. Мой дядя маг.
   - Люси говорила об этом.
   - Чем сильнее лекарство, тем оно опаснее. Ты можешь умереть во время лечения.
   - Я согласна! - Лиз сжала пальцы так, что мне стало больно, - Только сделай меня счастливой сейчас, вдруг я умру, и «потом» не наступит.
   Вымогательница орала так, что её мать заглянула в щелочку из любопытства.
   - Люси ушла. У неё срочные дела.
   - Нас не познакомили. Филипп.
   - Для тебя Жужу. Подруги зовут меня так.
   - Это те, что не стесняются брать по двести золотых за услугу, которую им уже оплатили.
   - Есть за ней такой маленький грешок. Я рада, что процесс… пошел. Когда следующий… сеанс?
   - Это была небольшая проверка. Я должен был убедиться, что не противен Лиз.
   - Кто её будет спрашивать?
   - Фил спросил, - вылезла из спальни Лиз.
   Мы грозно посмотрели на Лиз. Та захихикала и ушла.
   - У Лиз слабое сердце. Она не переживет роды.
   - Врач гарантирует жизнь ребенка, - прагматично парировала Жужу.
   - Мой дядя маг. Он может дать Лиз сильнодействующее лекарство. Если оплатить пару часов визита хорошего мага-врача, то риска практически не будет, а Лиз станет полностью здорова.
   - Сколько стоит такое чудо?
   - Практически бесплатно. Две тысячи золотых. Оплата только за результат.
   - А если четыре месяца по пятьсот золотых? - в Жужу проснулась купчиха.
   - Нужно договариваться с Серо. Он подойдет сюда завтра утром и вы договоритесь.
   На следующий день Серо собрался идти к Жужу.
   - Две тысячи! Это не слишком? Или общение с купчихами настолько заразно, - стал поддевать меня Серо.
   - Жужу не поймет дешевого лечения. У неё профессиональная деформация.
   - Слов каких нахватался…
   Как только Серо ушел, тут же появилась Танно. Она тут же разделась и полезла в ванну. Перед этим потеряла десять минут, демонстрируя свою красную попу.
   - На спине я лежать не могу, - предупредила Танно, и улеглась на меня сверху.
   Когда такие номера вытворяла принцесса, было весело. Танно весила килограмм шестьдесят, и это было вполне ощутимо. Девушке такая поза понравилась, и она развалилась на мне даже после секса.
   - У меня есть знакомые девушки-гимназистки, которые не против получить ребенка от такого красавчика, как ты. Ты заплатишь мне два золотых, как Люси?
   - Конечно. А у тебя хорошая купеческая хватка!
   - Давай еще разок. Нужно компенсировать порку от матери. Как же она меня лупила! Как она меня лупила! Я думала кожа лопнет!
   - Ты не могла ей объяснить, что две тысячи не вернешь, а сто золотых с Люси содрать можно? А за моральный ущерб? Двести золотых!!!
   - Ах ты мой сладенький! Вот кто бы подумал, что у мужчин есть мозги? Мама меня всегда уверяла, что вы думаете совсем другим местом, - Танно ласково ухватила то место, которым, по общему мнению женщин, думают мужчины и уверенно привела его в боеготовность.
   Серо вернулся от Жужу недовольный. Купчиха выторговала и рассрочку, и скидку.
   - Они получают от этого удовольствие. И от процесса, и от результата.
   - Тебе ли страдать? Разорил магиню на полсотни тысяч, и двести золотых для тебя не деньги. А моему будущему сыну на няню они пригодятся. Серо, я думаю мне нужно подыскивать себе работу. Девушки, конечно, из богатых семей, но подарки раз в год от отца не помешают.
   - А, собственно, что ты умеешь делать? - как-то слишком серьезно спросил Серо.
   - Во-первых, я знаю эльфийский.
   - Ни ставку преподавателя, ни помощника преподавателя нам здесь никто не предложит.
   - Во-вторых, я могу наняться в охрану караванов.
   - Не смешно.
   - В-третьих, я умею ходить в Пустошь. В Библиотеке осталось много эльфийского оружия, драгоценностей и магических предметов. Если вернуться туда с лошадьми, то мы обеспечим себя на всю жизнь.
   - Ты еще про эльфийские орехи забыл. Дорога в Пустошь - это полгода. Здесь слишком далеко от бывшего королевства эльфов, и не так опасно. Никто не помнит про Пустошь. Но миновать Герцогство и Империю - это реальная смертельная опасность. Малейшее подозрение, и на нас объявят такую охоту, из которой один выход — смерть.
   - Если афера с мальчиками сработает, то нам всё равно ехать в Пустошь.
   - Орехи в сахарной глазуре и камешки от драгоценностей не так бросаются в глаза, как оружие. Их легко спрятать. Подожди с работой. Побудь пару месяцев самцом.
   - Но подготовиться к поездке надо!
   - Я напишу письмо Гите. Предложу ей нанять два десятка охотниц, чтобы не иметь проблем в «Вольных баронствах». Это самый опасный участок пути. Лалита и Гита - это прекрасная охрана в герцогстве. Особенно в глаза не бросаются, а стоят дюжину обычных охранниц.
   - Ты готов ими рискнуть?
   - Мужчины слишком ценны, чтобы умирать.
   Я на два месяца выпал из реальности. Купался в женских ласках. Статистику мы с Серо собрали. В контрольной группе мальчики не предвиделись. В группе поедателей орехов наметилось трое пацанов. То есть и мать, и отец должны были пройти лечение эльфийскими орехами, чтобы пропорции рождения детей вошли в норму. Мне понравился сам процесс. Особенно с Лиз. Девочка стала похожа на свой портрет. Её крики напоминали мне о Гите, по которой я откровенно скучал. Жужу поздно узнала о беременности дочери. Она начала уже подыскивать вариант покупки мужа, но замужество пришлось немного отложить. Лиз хотела взять с меня слово, чтобы я сделал ей второго ребенка, но Жужу посмеялась ей в лицо. Общеизвестна ветреность мужчин, которые забывают о своем слове спустя секунду.
   Мы недолго собирались в дорогу. Серо договорился с караваном до самой столицы Империи. Там нам были не совсем рады, и мы поспешили уехать к границе. Гита и Лалита, казалось, были рады только Серо. Меня не игнорировали, но встретили холодно. Мне сразу дали понять, что никакого секса ни с Гитой, ни с её дочерью не будет. К детям меня пускали неохотно. Отряд Гита набрала, но в разговорах подчеркивала, что сделала это по просьбе Серо. Магу это тоже надоело. Он собрал нас, чтобы объясниться.
   - Гита. Объясни. Чем так провинился Фил?
   - Он поссорил меня с дочерью, - заявила Гита.
   - Да!!! Он соблазнил мою маму в Пустоши, воспользовавшись её беззащитностью при стрессе. Она до сих пор не может избавиться от чувства вины передо мной, - поддержала Гиту Лалита.
   - Я переспала с Филом и тем самым разрушила её первую хрупкую любовь. Это травма на всю жизнь. Она никогда не зарастет.
   - Принцесса, - подсказала шепотом Лалита.
   - И еще принцесса!!! - выплюнула мне в лицо Гита.
   - Мы отправляемся на девять месяцев в путешествие. Нас двое мужчин и двое женщин. Я хочу знать, кто разделит со мной кровать? Лалита? Я не слишком стар для тебя?
   - Можно подумать пару минут? - запаниковала Лалита.
   - Гита? - Серо строго посмотрел на неё.
   - Если положение безвыходное, то я уступлю напору Фила, - согласилась Гита, - И можешь не рассчитывать, красавчик, на то, что я тебе буду делать каждый день минет, как некая развратная столичная особа!!!
   - Мне просто ничего не остается. Я согласна, Серо, - принялась строить глазки Лалита.
  
  Глава 10
  Пустошь
   Серо приобрел для путешествия восемь невзрачных лошадей. На внешний вид. Но выносливость и скорость были у них существенно выше средних. Те же требования маг предъявил к внешнему виду: одежда старая, но крепкая, лица неумытые, запыленные, посадка в седле неумелая. Последнее прекрасно выходило у Фила. Такая незамысловатая маскировка позволила отряду легко приблизиться к границе с Пустошью. Весна была в самом разгаре и корма для лошадей хватало. Отряд расположился на стыке зон ответственности двух застав, и их никто не беспокоил. Фил, для начала, решил разведать границу в одиночку. Щенок немного похудел с прошлого раза, несмотря на то, что убил свору собак в Империи. Серых шаров не было видно, возможно, те концентрировались напротив застав, где «пахло» едой.
   - Демоны набросились на меня со всех сторон. Голодные, злые. Еле отбился, - рассказал Фил, вернувшись.
   - Много ты один не вывезешь, - недовольно констатировал маг, - Гиту сумеешь провести в башню?
   - Не знаю. Риск огромный. Гита, я тебя так люблю. Если ты погибнешь, то я себе этого не прощу.
   - И всё таки нужно рисковать, иначе мы тут застрянем надолго, - решил Серо.
   Гита мужественно боролась со страхом. Её ужас волнами расходился по окрестностям. Фил был доволен эффектом, за границей уже барражировали два десятка серых шаров.
   - Я сейчас снова перееду через границу, разгоню демонов. Потом позову тебя, Гита, - сообщил Фил.
   - Может мне ударить «ледяным ураганом»? - предложил Серо.
   - Не надо. Он внесет флуктуации в движение демоном и запутает меня, - не согласился Фил.
   - Флуктуации, флуктуации…, - ворчала Гита, - Чтобы ты понимал, самец.
   Гите очень хотелось снять штаны и просраться, но она гордо подняла голову. Постепенно страх превращался в ярость. Она требовала выхода, но враг был неощутим. Гита не знала, что Фил «видит» её насквозь.
   Фил кормил Щенка целый час. Где-то далеко еще виднелись серые шары, привлеченные страхом и яростью Гиты, но Щенок так наелся, что Фил решил их не ждать. Он махнул рукой и громко закричал, подзывая Гиту.
   - Вьючных лошадей забери. Сейчас безопасно. Быстрее Гита, не копайся.
   Через пятьсот метров от границы Гита поинтересовалась, насколько здесь безопасно. Фил, не ожидая подвоха, признался, что зону демонов они миновали. Гита тут же набросилась на Фила. При этом так бурно выражала эмоции, что серые шары вновь начали слетаться. Щенок настолько разъелся, что перестал помещаться в теле Фила. Он сформировал огромную грудь десятого размера с ярко синими сосками и крупными голубыми ареолами. Теперь Фил не мог закрыть глаза, чтобы не заржать в голос.
   В Библиотеке Гита продолжила свои домогательства, объясняя Филу потребность в сексе нервами. Лишь через час они смогли выехать в разрушенную крепость. На этот раз у Фила было лебедка, чтобы вытащить из сокровищницы, застрявшие в окне стеллажи. Прежде чем продолжить расхищение магических вещей, Фил хотел освободить проем окна.
   Лебедка натянула магически укрепленный трос и стойки стали выгибаться, обещая вот-вот пройти сквозь оконный проем. Внезапно что-то пошло не так, в сокровищнице взревело пламя, окно стало размером во всю комнату, здание подпрыгнуло и все окна, бывшие до этого целыми, посыпались наружу.
   Из ушей Гиты текла кровь, и Фил дал ей разжевать пару орехов. Немного подумал и сам тоже разжевал пару.
   «Серо будет недоволен. Все его магические штучки в сокровищнице сожрал огонь. Но что-то вылетело наружу - это факт. И, возможно, уцелело. Что хорошо, все окна настежь. Завтра принесу крыс и начнем проверять обычные комнаты. Золото и камни - это тоже хорошая добыча. Главное удобство. Из сокровищницы выгребать остатки стало легко и просто,» - подумал Фил.
   Фил набрал целый мешок непонятных обгорелых не то камней, не то обломков, из тех, что взрыв разбросал по земле. До заката оставалось совсем немного и Фил поспешил вернуться в Библиотеку. От Гиты пользы пока не было никакой.
   На следующий день Фил наловил крыс и они снова поехали на развалины крепости. Гита была вялой, слух восстанавливался медленно, но оставлять её одну в Библиотеке было рискованно. Сокровищница потеряла свою защиту, Фил дважды устраивал проверку, забрасывая туда крыс с мешком шишек. Это облегчило задачу и Фил выгреб остатки магических обломков в пару мешков. Юношу больше интересовали комнаты с вылетевшими окнами. Ни одна из них не была защищена заклинанием, но в каждой из них были шкатулки с драгоценностями, кипятильник, часто дорогое оружие.
   Вернувшись в Библиотеку, Фил понял, что оружие нужно оставить. Он уже набрал груз на четыре лошади, и не собирался становиться пятой. От золота пришлось отказаться, из драгоценностей он брал только камни. Фил решил накормить лошадей эльфийскими орехами, чтобы поднять их выносливость. Гита посмотрела на него странным взглядом, но слышала женщина еще очень плохо, и Фил не стал пытаться объяснять ей своё гениальное решение. Орехов Фил набрал пятьсот штук. Он отдал их в работу Гите, покрывать сахарной глазурью. Оторвал женщину от безделья и получил моральное удовлетворение. Гита тут же забросила один орешек в рот.
   - Вторую сторону дворцовой башни, где окна остались целые, когда планируешь вскрывать, - закричала во весь голос Гита.
   - Нет, - перекрестил руки Фил, - Мы перегружены.
   Фил показал на мешки, стоящие у стены.
   - Я пойду пешком, - Гита положила на плечо связку эльфийских сабель.
   - Две, - показал два пальца Фил, - Он снял с кипятильника баночку с оливковым маслом, перемешал с сажей и начал портить эльфийский орнамент на ножнах.
   «Фил немного не в себе. Поит лошадей вином с эльфийскими орехами. Портит эльфийский орнамент», - решила Гита. Но промолчала. Что творится у мужчин в голове — загадка.
   Только день спустя Фил смог объяснить Гите свою идею с лошадьми.
   «Иногда и мужчина может придумать что-то разумное».
   Превратить эльфийские кольчуги в обычные фуфайки Гита согласилась сразу. Но портить ножны позволить не могла.
   - В любом месте, где увидят эльфийскую саблю на её владельца сразу откроют охоту.
   - Я буду убивать их сотнями. ***** **** ******, - сказала Гита.
   - Серо это не одобрит. Тебя давно по земле лицом возили???
   Гита вся осунулась, почернела лицом, вспоминая былые времена.
   - Неправда. Маг стал совсем другой!
   - Ты пойми, подруга. Кто я против мага? Я тебя защитить не смогу.
   - Уговорил. Зачерняй ножны.
   Фил тащил на себе два мешка эльфийских амулетов, а Гита мешок с орехами и оружие. Лошади с трудом перебирали ногами. Серо встретил их удивленно.
   - Фил, друг мой, куда вы столько всего набрали???
   - Эти два мешка твои. Ты слышал небольшой взрыв? Сокровищница больше не существует. Эти два мешка для твоей оценки. Выбросить сразу, или что-то подлежит восстановлению.
   - Хорошо. Я переберу амулеты. Но всё равно перегруз.
   - Я накормил лошадей эльфийскими орехами. Они стали существенно выносливей. Сделаем то же самое с остальными лошадьми, а потом распределим груз равномерно.
   Серо одал приказ Лалите выкопать яму, а сам сел за переборку амулетов.
   - Дерьмо, дерьмо, дерьмо, - слышал Фил, каждый раз за летящим в яму куском металла, - Накопитель!!!
   Фил пропустил восторженный вопль мага.
   - Просто огромный. Пустой. Но резерв!!!
   - Больше того, который из Библиотеки?
   - В несколько раз.
   - Есть еще два амулета, из той же серии, что я оставил для изучения на девятом этаже башни. Всё остальное можно закапывать.
   - Ну, извини.
   - Я уже попрощался с вами, - расчувствовался маг.
   - У Гиты из ушей два часа кровь шла. Эльфийские орехи не помогали.
   - Пора увеличивать дозу. Организм привыкает. Ты заметь, Фил, они опять их жуют. И Гита и Лалита!
   - Я скоро начну спать с десятилетней девочкой, - пошутил Фил, и почему-то вспомнил принцессу.
   - Гита, ты слышишь? О тебе говорят.
   - У меня всё в порядке. Девяносто, шестьдесят, девяносто, - парировала Гита.
   - Она знает, что означают эти цифры, - удивился маг.
   - Нет, - засмеялся Фил, - Но она на самом деле сейчас им соответствует.
   Фил напоил лошадей вином с орехами. Затем все отдыхали до самого утра.
   До самого города двигались пешком. Люди берегли лошадей. В городе Серо попытался заплатить охране каравана, чтобы их взяли с собой, но хозяйка каравана отказала в самый последний момент. Еще дважды Серо делал попытки. Их не брали. Говорили, что на дорогах неспокойно, и чужих не берут. Поехали перед большим караваном. Начальница охраны предупредила, чтобы помощи они не ждали, и держались не ближе пятисот шагов.
   - Будут на нас проверять наличие засады, - неодобрительно высказалась Гита.
   - Это нормально, - оценил прагматизм купчихи маг, - Я смогу сжечь всю засаду одним ударом. Но тогда мы создадим ненужную нам шумиху.
   - Проще удержать щит от стрел и болтов, это не так эффектно. Дать лошадям шпоры и уйти в отрыв, бросая караван, - предложила Гита.
   - Преследовать нас не должны.
   Конечно, на караван напали. Конечно, куцые умишки бандиток не додумались пропустить четверку хорошо вооруженных людей. Вернее, бандитки устроили погоню. Впереди, на породистом огромном коне скакала главариха, всё больше догоняя отставшую вьючную лошадь. Бандитка выстрелила из арбалета и вьючная лошадь упала замертво.
   - Теперь не отстанут, - выругался на эльфийском Серо, и развернул лошадь, - Гита! За мной! Всех убить! Одна лошадь нужна живой. Лолита! Охраняешь Фила.
   Лошади под бандитками стали умирать одна за другой. Не все бандитки соскакивали удачно, но Гита рубила их всех.
   - Фил! Мне нужна живая лошадь заорал Серо.
   Главариха почувствовала, что надо удирать, но Гита одним ударом отрубила ей голову.
   - Коня я возьму себе, - попросила Гита.
   - Глупость, но другой лошади у нас нет, - согласился Серо.
   Через час, когда обоз отбился от нападения, охрана подъехала к месту смерти главарихи бандиток.
   - Шеф, они не стали забирать трофеи.
   - Я иногда тоже брезгую рубить пальцы из-за перстней.
   - Но золото в кошельке ты бы взяла?
   - Это не все странности. У них был маг. Лошади убиты магией.
   - А бандитки убиты саблей. Шеф! Их надо догнать и хорошенько потрясти. Что за груз они везут?
   - А если они остановятся, чтобы нас потрясти? Нужно сделать проще. В городе доложим графине, что в независимые баронства движется обоз с сокровищами. За донос нам полагается небольшой процент.
   - Они уйдут вперед на перегон.
   - Ничего. Отряд гвардеек догонит их за два дня.
   Отряду Серо не хватило буквально пары часов, чтобы соединиться с наёмницами из Империи. Серо увидел клубы пыли за спиной и понял, что их догоняют официальные бандитки. Полсотни гвардеек гнали лошадей слишком быстро, чтобы быть чем-то иным. Лалита ехала на бандитском коне Гиты, она выпросила его прокатиться. И поэтому именно её послали за подмогой.
   - Лалита. Скачи за бугор, там должен быть лагерь имперских наемниц. Пусть они сразу выдвигаются нам на помощь, - приказал Серо.
   - Фил. Ты сможешь перебить лошадей?
   - Нет. Ветер гонит пыль в нашу сторону. Я их не вижу. Ты сможешь поднять ветер, чтобы он согнал пыль в сторону?
   - Я не маг воздуха.
   - А «ледяной ураган»???
   - Это не ветер. Это заклинание резко снижает температуру воздуха. Вымораживает.
   - Серо. Ты иногда пугаешь магинь, и создаешь огромный шар огня. Это сможет остановить гвардеек?
   - Их магиня вступит в схватку и погибнет. А её смерть вызовет замешательство среди гвардеек. Они же не знают, есть у меня запасы маны для дальнейших атак. Как только они остановятся, ты сразу можешь убивать лошадей.
   Для начала Серо до полусмерти напугал вьючных лошадей. Те понеслись вдогонку за Лалитой так, что Фил испугался, не затопчут ли они коня Лалиты вместе с ней самой.
   - Через полчаса у лошадей разорвется сердце от безумной скачки, - сообщил Филу маг, - Будь готов. Сейчас гвардейки остановятся.
   Гвардейки не остановились. Серо убил магиню, взрыв уничтожил всех гвардеек, кроме десятка, вырвавшихся далеко вперед. Именно они напали на Серо, Фила и Гиту. Кони у гвардеек были огромны, вдвое больше, чем невзрачная лошадка Фила. Когда он начал убивать коней гвардеек, до них оставались считанные метры. Уже мертвые кони делали последние шаги, на подгибающихся ногах, и стаптывали врагов. Фил лежал под крупом мертвого коня и ему казалось, что все кости у него переломаны. Он закрыл глаза и наконец-то нашел последних живых. Людей от животных Фил отличал легко. Он убил коней, и шансы в бою сравнялись. Серо досталось по голове палицей, он потерял сознание. Гита, как всегда, ловко соскочила с лошадки, и была радостно возбуждена в ожидании боя. Гвардеек в живых осталось всего пять. Дворянка, увешанная амулетами, двигалась легко и свободно. Монстр двухметрового роста сжимал в руках огромное копьё. Три высокие гвардейки были неопасны, они были слишком тяжелы для сабельного боя.
   Гита резко напала на одну из гвардеек. Та немного прихрамывала. Кончик эльфийской сабли пробил кольчугу на уровне сердца, гвардейка упала на колени уже мертвой. Гита даже не посмотрела в её сторону, она бросилась в образовавшуюся дыру в кругу врагов. Гита не ставила своей целью бегство, она хотела растянуть гвардеек в длинную цепь и убивать их по одному. Но дворянка что-то крикнула и гвардейки побежали вслед Гите ровно, как на тренировке.
   «Ты умрешь первым, безобразный монстр. У тебя от бега разорвется сердце. Мне не нужно будет марать свою саблю твоей поганой кровью», - радостно думала Гита, легко набрав скорость.
   Гвардейки бежали в двадцати шагах сзади. Им не хватало сил догнать Гиту. Дворянка порылась в карманах и нашла небольшой флакончик. Она выпила жидкость, с ужасным выражением на лице, будто это яд. Минут через пять дворянка резко ускорилась, догнала Гиту и навязала ей бой. Скорость движений у гвардейки была запредельная, но у Гиты сложилось впечатление, что практики работы в таком темпе у неё нет. Гита уже дважды могла убить дворянку, но её подчиненные бросались под удар. В результате на поле боя осталось трое врагов. Гита, дворянка и огромный монстр с копьем. Дворянка замедлилась, уставая. Гита вонзила ей саблю в шею и почувствовала ужасный удар в спину.
   «Ничего. Эльфийская кольчуга выдержит. Или костюм спасет», - подумала Гита, выплевывая кровь.
   Копьё пробило и кольчугу, и костюм. Монстр заревел нечеловеческим голосом. Он упал на колени перед мертвой дворянкой и умер от разрыва сердца счастливым, что смог отомстить.
   Лалита погрузила тела матери, Серо и Фила на телеги и повезла в город. Гиту следовало похоронить, а Серо и Фил еле-еле дышали. Была надежда их вылечить.
   Врач сложила все кости Фила на место и замазала гипсом. Над Серо она колдовала гораздо дольше.
   - Организм молодой, здоровый, возможно больной придет в себя. Но есть шансы превратиться в растение. Половина мозга мертва. Хотя у меня был случай, успокоила Лалиту магиня, пациент жил без половины мозга. Ездил на лошади, занимался домашними делами. С другой стороны, это же мужчина. Зачем ему мозги, - как бы пошутила в конце магиня.
   Лалита перетирала орехи, перемешивала с вином и давала пить больным. Но температура не поднималась. Тогда Лалита увеличила дозу до десяти орехов. У Фила началась лихорадка, а у Серо нет. Наутро Фил очнулся и стал выздоравливать. Лалита подняла дозу для Серо до двадцати орехов. Она с ужасом смотрела на абсолютно мокрого Серо. Пот не успевал охладить кожу и Лалита смачивала тело мага уксусом. Магиня ушла, признавшись в бессилии. Наутро Серо очнулся. Он никого не узнавал. Но разговаривал!!!
  

  Глава 11
  Возвращение в Пари
   Мои кости зажили и я превратился в прежнего юношу. Конечно, вру, не прежнего. Когда я убил коней, но сохранил жизнь гвардейкам, то фактически убил Гиту. Лалита никогда не поднимала эту тему, но смотрела на меня с ненавистью. Я это чувствовал. Какой человечностью нужно было обладать, чтобы лечить такого мерзавца, как я??? Сколько бы я не замаливал свою вину, но Гиту назад не вернешь. Я сделал для себя главный вывод. Мне не нужны приключения. Я не должен попадать в ситуацию, где убийство человека - это правильно и морально. Мне нужна спокойная работа. Достаток. «Серые» будни изо дня в день.
   Серо превратился в ребенка. У него пропали все воспоминания, не связанные с детством, но и детство своё он помнил плохо. Лалита каждый день плакала, но так, чтобы Серо не видел. У него на глазах Лалита была весела и счастлива. Внешне. Магические способности у Серо не пропали, но он не помнил ни одно заклинания и не мог контролировать свою магию.
   Я предложил Лалите переехать в столицу Республики. Несметные богатства, привезенные из Пустоши, отберут, как только об этом станет известно в Империи. В Республике иные правила. Пустошь далеко. Диковины из Пустоши более редки, чем в Империи, но права собственности лучше защищены законом. В Республике дворянин и купец равны в правах, если сумма в банке у них одинакова.
   Лалита собрала старую команду наемниц и мы поехали в столицу Республики со странным именем Пари. Кто с кем заключал пари история умалчивала. Путь наш пролегал так, чтобы обогнуть столицу Империи по огромной дуге. До меня дошли слухи, что принцесса возжелала второго ребенка. Возможно, Джу наела попу и отрастила грудь, но проверять это мне как-то не хотелось. Тем более, судя по её костлявой мамам, это маловероятно.
   Границу мы миновали без особой проверки, а это значило, что я преувеличиваю своё значение, в качестве самца.
   Дом, где мы жили год назад с Серо, оказался занят. Гостиница стоила дорого и я поспешил рассчитать весь отряд наемниц, кроме двух. Уволились кухарка, прачка и служанка, осталась только няня. Нужно было срочно искать дом, и персонал для ухода за детьми. Сначала я хотел обратиться в агентства, но потом решил навестить толстуху Танно. Та обладала наследственной купеческой хваткой и массой знакомств, в чем я убедился при выборе матерей для моих детей. Я захватил небольшой камешек, по визитам к ювелиру еще в Империи я оценил его в полторы тысячи, и посчитал, что затраты Танно на воспитание дочери тем самым компенсирую.
   Я застал Танно заплаканную.
   - Тебе нельзя волноваться. У тебя пропадет молоко. Чем ты будешь кормить мою дочь, - начал успокаивать я толстуху.
   Как ни странно, Танно похудела.
   - Чудесно выглядишь! Ты стала ослепительной красавицей!
   Танно криво улыбнулась.
   - У матери рушится бизнес. Она вся в долгах. Даже дом заложен. Экономим на еде, - грустно сказала Танно.
   - Тебя с дочерью я могу взять к себе. Тем более, что мне нужна домоправительница. Наем дома, служанок. И так далее. Ты, я помню, обладаешь прекрасной деловой хваткой. Как ты маме не успела помочь? Не понимаю?
   - Может быть ты купишь наш дом? Банк хочет забрать его за долги вдвое ниже реальной цены.
   - Сначала ты отвечаешь на мои вопросы, потом я отвечаю на твои.
   - На первый вопрос, увы, нет. Я не дееспособна для заключения сделок. А ты предлагаешь мне такую работу, где без них не обойтись. Возьми мою маму. Она разрушила свою репутацию, и мою тоже. Теперь её даже приказчицей не возьмут.
   - Нам нужно с ней поговорить. Что касается вашего дома. Он слишком мал. Я, Серо, подруга Серо, двое моих детей, няня, две охранницы. Ты, твоя мама, наша дочь. Служанка, прачка и повариха, которых надо еще нанять.
   - Ты не видел дом целиком.
   - Хорошо. Я вернусь вечером для разговора с твоей мамой и посмотрю. Мне неудобно. Я не помню имя твоей мамы.
   - Джозефина. Для подруг Джо.
   - Странное имя.
   - И не говори, - Танно приложила палец к губам, - Её бабушка была с другой планеты.
   Танно покрутила пальцем у виска, показывая, что пробабка была сумасшедшая.
   - Угадай. Как зовут нашу с тобой дочь?
   Я закатил глаза к небе, демонстрируя ужас.
   - Я привез дочери подарок, - я показал Танно камень, - Пока не отдам, а то он уйдет на погашение долгов.
   Я пришел вечером к Джозефине и меня пустили. Джо улыбалась мне, как самому родному зятю. И это было правдой.
   - Я сегодня уже навещал свою дочь. Какое у неё красивое имя!
   Танно продемонстрировала мне жест восторга.
   - Я так благодарен!!! Подарить своё имя - это высокая честь для вашей внучки и моей дочери. Она будет всегда благодарна своей бабушке за это.
   - Танно родила дочь без моего разрешения, но я сразу влюбилась в это божественное создание. Сразу. Как только увидела. Танно, принеси отцу вашу дочь, пусть он тоже насладится минутами счастья.
   Я взял свою Джо на руки и она тут же меня описала. Но я промолчал, генерируя во все стороны волны счастья.
   Танно унесла дочь, перепеленала, а мне принесла пеленку, чтобы чуть-чуть подсушить брюки. Мы пили чай с печеньем. Это отличалось от разносолов нашей первой встречи. Около часа пустых разговоров закончились и стало приличным перейти к делам.
   - Джо, я могу посмотреть дом? Танно сказала, что он выставлен на продажу.
   - Да. Пройдем.
   Я не был специалистом, но перед приездом посмотрел цены на подобные дома в приличном квартале. Джо называла реальную цену.
   - Дом заложен. Хватит ли остатка рассчитаться по долгам?
   - Нет. Мои товарные запасы арестованы. Если бы я могла отдать долги, а потом продать товарные запасы, то вышла бы в ноль. Меня загнали в банкротство две моих «подруги». Это нормальная практика. Разорить конкурента и вырасти на его долгах.
   - Общая сумма всех долгов. Оценочно.
   - Девяносто тысяч золотом, - сокрушенно призналась Джо.
   - На текущем счете у меня нет такой суммы. У Серо, которого вы так не любите есть вексель на пятьдесят тысяч золотом. Если добавить туда суммы на наших текущих счетах, то денег хватит. Я имею право выкупить твои векселя?
   - Ты? Нет. Ты не дееспособен совершать такие сделки. Серо может!
   - У нас небольшая проблема. Серо забыл последние сто сорок лет своей жизни. Неудачный удар по голове.
   - Но выглядит он по-старому? Как и год назад? Он свой жетон вынуть может? Сделать крайне неприятное лицо, как раньше?
   - Неприятное лицо? Это сейчас его обычное выражение.
   Серо пришел в секретариат конклава магов. Сел напротив секретарши председателя и показал свой жетон. Затем вынул визитную карточку банка.
   - У меня вексель на пятьдесят тысяч. Банк придумывает причины отказа второй день. Я могу узнать… Кто должен умереть особенно мучительной смертью, чтобы ни конклав магов, ни банковское сообщество не имели неприятностей? Я старый больной человек. Мне тяжело обивать ногами кабинеты.
   Секретарша посмотрела на юношу лет восемнадцати, вспомнила беготню стариков в конклаве магов год назад, и побежала к шефу.
   - В приемной сидит Серо. Банк не учитывает ему вексель на пятьдесят тысяч.
   Секретарша положила на стол шефу визитку банка. Председатель набрал номер по магической связи. (Золотой за минуту разговора.)
   - Что там за проблемы у клиента Серо?
   - …
   - У меня ты, жаба, тоже будешь интересоваться, есть ли мне двадцать лет? Серо старше меня на полсотни лет, жаба.
   - …
   - Жаба!!!
   - …
   - Поинтересуйся у своей начальницы службы безопасности за что Серо выписали пятьдесят тысяч. И сама готовь такую сумму.
   - …
   - Страховка??? Я тебя сам убью, жаба! Принесу Серо твою голову на золотом блюде, за счет твоего банка, и попрошу мага меня извинить на нерасторопность.
   Председатель отдышался, посмотрел на секретаршу.
   - Если вексель у Серо, поедешь с магом в банк. Любое промедление со стороны банкирши, можешь её бить… по жопе. Сразу же прикажи принести тебе большое золотое блюдо.
   Серо выкупил векселя Джо, приобрел на моё имя, за мои деньги дом и Танно набрала персонал. Я проверял кандидатов на «детекторе лжи» и отсеивал женщин со вторым дном. Джо занялась своей торговлей и расцвела. Танно хотела возобновить ужины с десятком вкуснейших блюд. Я предложил это делать без меня.
   - Красота мужчины - это его главное богатство. Тебе, Танно, просто. Есть у тебя пивной животик или нет, ты купишь себе самца и получишь нового ребенка. А кто будет покупать мня, толстого и безобразного.
   - Врешь ты всё, Фил!!! Ты зарабатываешь деньги совсем по-другому. Это там Серо получил удар по голове???
   - Любопытство чревато!!! Нет. Оно смертельно опасно.
   - Ты убьешь меня, мать твоей дочери?
   - Я? Нет! Я попрошу Лалиту.
   - Она убьёт, точно убьёт, и не поморщится.
   - Если будешь в бизнесе, то ты частично узнаешь секрет.
   - Я твой «секрет частично знаю». У тебя очень часто рождаются мальчики. Трое мальчиков на шестнадцать детей. Обычное соотношение один к двадцати.
   - У тебя есть знакомые, которые готовы заплатить за мальчика двадцать тысяч. За результат.
   - У тебя нет гарантии.
   - Согласен.
   - Богатая купчиха всегда скажет, что шансы родить мальчика есть у всех. Не за что платить.
   - Помнишь Лиз, дочку Жужу?
   - Жужу собирается купить для Лиз мужа. Лиз перебирает варианты. Красавица! У нее сын! Возможно, второй ребенок тоже будет мальчиком.
   - Ты помнишь Лиз до нашего знакомства??? Девушка была изуродована неизлечимой болезнью. Если вылечить её, то она испытает больше доверия, когда я буду ей говорить о шансах на рождение сына.
   - Это непростая задача. Таких девушек очень сложно найти. Еще сложнее убедить. Договориться.
   - Десять процентов с каждой сделки, - предложил я.
   - Двадцать! - в Танно проснулась купчиха.
   - Пятнадцать, - вяло торговался я, чтобы Танно не потеряла квалификацию.
   - Шестнадцать. Тебе не стыдно? Обирать мать своей дочери - это вообще за пределами добра и зла?
   - Хорошо. Шестнадцать.
   - Как с тобой неинтересно… Я еще не сказала, что моя мама разорена. Что я живу в чужом доме. Что отец моей дочери так и отдал ей подарок.
   - Ты сама назначила дату.
   - Правильно. Именно это ты мог возразить.
   - А вечерами меня морят голодом.
   - А по утрам заставляют делать зарядку с Лалитой? - рассмеялся я, - Торжественно обещаю. В следующий раз я постараюсь.
   - Для тебя есть первый кандидат. Герцогиня Ги. Богата как мифическая царица Са. У Ги в горах золотые прииски. Я даже близко не вхожу в круг её знакомых. Однако. Я на следующей неделе восстанавливаюсь в гимназии, а вы с Серо поступаете. На зачислении всегда присутствует герцогиня, она глава попечительского совета. Гарантирую, увидев юношу, она задаст тебе пару вопросов. Очаруй её.
   Герцогиня Ги на самом деле выделила меня и Серо из массы девушек.
   - Какой милый мальчик. Как твоё имя? - подозвала она мага.
   - Серо, ваша светлость, - маг показал герцогине жетон.
   - А рядом твой племянник? - мгновенно сменила тон герцогиня.
   - Разрешите его вам представить, ваша светлость. Филипп. Здесь ему будут рады больше, чем мне.
   - Не такой смазливый, - прошептала герцогиня, и добавила громко, - Чем обусловлен твой, Филипп, выбор учебного заведения?
   - Ваша светлость, экономика - двигатель прогресса. Математика, физика, химия, биология - это лишь слуги у госпожи экономики.
   Я транслировал герцогине своё обожание, уважение и любовь.
   - После торжественной части найди меня, - благосклонно кивнула мне Ги.
   Герцогиня уделила мне долгие пять минут. В конце она пригласила меня на завтрашний утренний чай. Форма одежды свободная.
   - Умница, - похвалила меня Танно. Будто по умолчанию все мужчины тууупые. У них тут даже слово «умница» женского рода.
   Чай и правда был один чай. То есть без пирожных, печенья и конфет. Даже сахара не было. Дочь герцогини явно перенесла полиомиелит. Симптомов, видимо, не было и процесс запустили. Хотя, насколько я помню, болезнь имеет вирусный характер, а вирусы та еще дрянь, мало поддаются лечению.
   Мы долго обсуждали способы добычи золота. Я подготовился и изложил, полученные вчера сведения. О дроблении породы, добавлении свинца, калия или щелочного натрия, плавлении, добавлении воды. Перемешивания осадка с соляной кислотой и так далее.
   Герцогиня смотрела на меня, как дети смотрят в цирке на собачку, умеющую считать.
   - Чем тебя, Филипп, заинтересовала гимназия? - прервала нашу замечательную беседу Зоэ, дочь герцогини. Она носила титул принцессы Марси, - Можешь обращаться ко мне по простому, принцесса.
   - Спасибо, принцесса. В гимназии много разных интересных предметов: экономическая география, история экономических учений, делопроизводство, гражданский кодекс, правила республиканской торговли, я все их даже не перечислю.
   - Что же в них интересного?
   - Однажды я сидел в холодной комнате целых полгода, и изо дня в день читал книги на эльфийском языке. Каша и сухое мясо, чай с сахаром и сухарик. Серо проверял, понял ли я содержание книги, я рисовал трехмерную схему заклинания, там описанного, не имея ни малейших магических способностей. Предметы в гимназии - это божественная сказка.
   - Какой злой у тебя дядя!!! - засмеялась принцесса.
   «Почему всех так веселят чужие неприятности?» - подумал я.
   - Он очень добрый. Он думает, что так для меня будет хорошо. У каждого свой взгляд на добро и зло.
   Наконец-то мы подошли к вопросу, ради которого меня позвали.
   - Филипп. Я слышала, что мать твоего сына, Лиз, страдала от неизлечимой болезни?
   - У неё был ревмокардит. Возбудитель, если я еще что-то помню из школы, стрептококки. У вашей дочери полиомиелит. Это вирусная инфекция. Я прогуливал занятия в школе и могу ошибаться. Ваша светлость.
   - Какая у тебя интересная была школа! - покачала головой герцогиня.
   - Ваша светлость. Слава о вашем саде гремит по столице. Я могу взглянуть одним глазом?
   Я взял ложечку и начал указывать ей на места расположения соглядатаев.
   - Я провожу тебя. Филипп, - герцогиня встала из-за стола.
   - Пятьдесят тысяч, - шепотом сказал я в саду, - Полное выздоровление. Шансы на рождение сына один из двух.
   - Я согласна.
   - Нужна будет доверенная магиня-врач, которая не станет трепать языком. Принцессу целый день будет лихорадить. Вплоть до потери сознания.
   - Выжили все?
   - Все десять.
   - Но у тебя девятнадцать детей.
   - Серо такой формалист, каких поискать. Девять девушек - контрольная группа.
   Мы вернулись.
   - Я совсем забыл о вкусняшках, - сообщил я, вынимая два ореха в сахаре, - Принцесса, любой на ваш выбор.
   - Зоэ, прояви уважение, - приказала герцогиня.
   Принцесса разжевала орех и проглотила. Я тоже, демонстративно, съел свой.
   - Жду вашего приглашения, ваша светлость. Разрешите откланяться.
   Следующее приглашение пришло через два дня. Прогулка по парку - это было символично.
   - Я жив, следовательно принцесса выздоравливает. Ей нужно будет набрать вес. Это важно. Ваша светлость.
   - Моя дальняя родственница, Джу, обошлась без этого.
   - Ваша светлость!!! Зато я в процессе существенно сбросил вес. Хорошо, когда принцессе это приятно. Как Джу. А если Зоэ влюблена в смазливого красавца? Я могу пожертвовать одной «вкусняшкой» для самца.
   - Ты угадал. Только этот самец мой. Хорошо. Я откармливаю Зоэ неделю.
   - Позовите Зоэ, я проверю насколько ей противен. Всего один поцелуй, ваша светлость.
  
  Глава 12
  Герцогиня
   Ритуал проверки был отработан Филом еще в прошлом году. Он нежно поцеловал принцессу, транслируя ей «своё неземное блаженство». В ответ Зоэ внешне выразила одобрение, но внутри девушки кипело отвращение. Такое Фил испытал впервые. Было безразличие, или смущение, но такой ярости не было никогда.
   - Я разрываю соглашение, ваша светлость, - сказал Фил. Деньги платить не надо.
   - Это ты мне заплатишь, красавчик. Сумму я назову позже, - сочла себя оскорбленной герцогиня.
   - Всегда к вашим услугам, ваша светлость, - радостно заявил Фил. И эта его радость герцогине не понравилась.
   - Что не так, Зоэ?
   - Грязное быдло!!!
   - Джу так не считает, - герцогиня была в курсе усилий принцессы по возвращению Фила в Империю.
   - Извращенка.
   - Иногда нужно разнообразить секс. Мужчины такие игруны. Романтические особы.
   - Нет. Он не романтическая особа. Он хищник. Не нужно было ему угрожать, мама. В конце концов, он же вылечил меня.
   - Он плебей. Плебей отказал в близости принцессе! Как он смел?! Он считает себя ровней, хотя повторяет «ваша светлость». Он думает, что страх конклава перед Серо его защитит?
   - Конклав промолчит, если Серо нас убьет?
   - Да. Эти трусы сделают вид, что ничего не случилось. Мы способны сами постоять за себя!!!
   Фил рассказал Танно о неприятностях. Та не одобрила его щепетильность.
   В гимназии начались занятия. Кроме того Серо арендовал в школе магии полигон, и восстанавливал запас заклинаний. Фил показывал Серо очередную схему из тех двадцати, что он помнил, а Серо старался понять заклинание, и испытывал его на полигоне.
   В Республику с неофициальным визитом приехала Джу. После этого у Фила не осталось ни минуты свободного времени. Сказать принцессе «Пошла нафиг» он не решался. Приходилось всю ночь «умирать в восхищении от неземного удовольствия», а потом с кругами под глазами сидеть в гимназии на занятиях. Джу превратилась в красавицу. По меркам модельного бизнеса Земли. Но её грудь выросла до первого размера, и Фил перестал ощущать, что занимается сексом с девочкой из пятого класса.
   Приглашение герцогини Ги Джу игнорировала до самого отъезда, они были слишком дальними родственниками. Но посол, очарованный несметными финансами Ги, настоял на визите.
   Джу долго обменивалась с герцогиней официальными любезностями, лишь раз раскрыла глаза в удивлении, когда в зал вошла Зоэ.
   - Твой красавчик снова сделал тебе сына? - грубо спросила Зоэ.
   - Не знаю. Меня больше интересовал сам процесс. Могу я себе хоть раз в год позволить путешествие в рай.
   - Я бы тоже могла побывать в этом твоем раю… с помощью твоего красавчика, - попыталась уколоть свою родственницу Зоэ.
   - С черной душой? В рай? - Джу встала, - Никогда!!! Запомни, никогда!!! Рай только для тех, кто готов отдать себя целиком, до последнего вздоха.
   Джу ушла, а Зоэ почувствовала себя побитой дворняжкой.
   Через неделю после отъезда Джу Танно нашла Филу новую кандидатуру. Он уже собрался идти на полуденный чай, как у ворот остановилась карета. Зоэ попросила сделать вторую попытку.
   - Принцесса надеется спрятать от меня своё отвращение? - удивился Фил.
   - Я была неправа. О людях нужно судить не только по длинной череде предков, но и по личным заслугам.
   - Поставь на первое место личные заслуги, а череду предков на второе.
   - Согласна. Я могу сделать вторую попытку?
   - Кто я такой, чтобы отказать красотке в поцелуе?
   Зоэ решительно шагнула вперед и попыталась изобразить страстный поцелуй. Фил отметил, что отвращение у принцессы пропало, но желание было на нуле.
   - Прогресс очевиден…, - заметил Фил.
   - Но…
   - Сколько в среднем твоя мама держит у себя очередного красавца?
   - Два-три года.
   - Ты не хочешь подождать, когда твой «идеал» надоест хозяйке?
   - С каждым днем я нахожу в нем всё больше недостатков.
   - Секс со мной убьёт твою способность полюбить. Без симпатии, влечения, жалости - это будет напоминать поход в публичный дом.
   - Ты посещал публичный дом???
   - Нет!!!
   - Теоретик! Попытка номер три?
   - Кто я такой…
   Зоэ закрыла Филу рот поцелуем.
   - Ты уже пробовала пить вино? У Серо есть чудесное красное…
   - Мама меня убьет.
   Фил и Зоэ напились и всю ночь занимались чем угодно, только не сексом. Сексом они занялись утром.
   - Это была волшебная ночь. Но утро всё испортило, - заявила Зоэ.
   - Что ты молчишь??? - обиделась принцесса.
   - Хорошо! Останешься до утра?
   - Балда. Уже утро!
   - Я задал тебе вопрос. Ты останешься до утра?
   - Да!!!
   - То есть у меня еще сутки, чтобы выправить ситуацию. Ты поспи, а я схожу в гимназию. Там такие строгости. Такие строгости.
   Герцогиня приехала на нейтральную территорию, в гимназию.
   - Когда Зоэ собирается домой?
   - Пока она решила задержаться на сутки. Ваша светлость.
   - Пока?
   - Пока. Ваша светлость.
   - Если бы ты знал…
   - Знаю. Ваша светлость.
   Герцогиня каждый день приезжала в гимназию. Зоэ каждую ночь испытывала новые штуки, которые считала ласками. Утром Фил исполнял знаменитое упражнение «туда-сюда» и получал стандартную оценку. «Это была волшебная ночь. Но утро всё испортило». У Фила начал развиваться комплекс неполноценности. То есть у Зоэ нет проблем, все проблемы у Фила! Танно возобновила разносолы на ужин под девизом: «Зоэ любит вкусно покушать». Заодно по утрам Лалита снова делала зарядку в одиночестве. «Зоэ не делает зарядку, но всё равно невероятно красива».
   - Как себя чувствует Зоэ? - встретила Фила герцогиня стандартным вопросом.
   - У неё не жизнь, а сказка. Сегодня утром она отказалась от секса, боюсь, она поселилась у меня навсегда. Ваша светлость.
   - Всё так плохо?
   - Всё слишком хорошо. Вы не понимаете своих проблем, ваша светлость. Ужас ждет вас дома. Утренний секс Зоэ угнетал, а теперб вы будете забирать свою дочь с боем. И это я говорю не для красного словца. Я чего то не понимаю. Слишком молод, увы. У вас есть знакомый психотерапевт?
   - Это кто?
   - Значит, нет. Ваша светлость.
   - Когда мы вдвоем, не говори «ваша светлость». У тебя это звучит, как издевка.
   - Как скажешь. Ги, - поклонился Фил, - Пришли врача-магиню.
   - Надеешься на первые три дня секса?
   - Надеюсь, Зоэ начнет думать, а не летать в облаках.
   Несмотря на волшебную память, Фил спустился в самый низ успеваемости в гимназии. Магический полигон был заброшен.
   Зоэ выматывала Фила ночными ласками, вернее бессонными ночами.
   - Я могла бы помочь тебе сбросить напряжение, - заявила Зоэ очередным утром.
   - Созрела для секса? - не поверил Фил.
   - Нет. Пока нет. Но я знаю, что есть такие… извращения?
   - Забудь. Это отвратительно.
   - Все знают, что Джу это нравится. И мама со своим красавчиком практикует.
   - Почему ты так против нормального секса?
   - Я рожу ребенка любимому мужчине. Ты меня не любишь, я не люблю тебя, - гордо сказала принцесса.
   - Почему ты тогда пришла ко мне?
   - Полетать на небесах. Обзавидовалась на Джу.
   - Полетала?
   - Это волшебство. Пока не налетаюсь, я никуда не уйду, - мечтательно заявила Зоэ.
   Фил мрачно посмотрел на любительницу сладкого. Нужно было прекращать бесконечный праздник.
   - Насчет извращений ты права. Не попробуешь - не поймешь, - решился Фил.
   Он решил сегодня пропустить первое занятие в гимназии и ласкал Зоэ до тех пор, пока она не выпала из реальности. Лишь после этого Фил позволил принцессе заняться «извращением».
   - Какая гадость! Какая гадость, - Зоэ облизала губы, - Это так отвратительно! Спасибо Фил, что предупредил. Неужели маме это нравится? Брррр… Запомни! Я делаю это только, чтобы ты мог сбросить напряжение. Как бы в медицинских целях. Лекарства - они всегда такие горькие.
   Зоэ пристально посмотрела на Фила.
   «Ждет благодарности от самопожертвования?»
   - Я искренне благодарен тебе, Зоэ.
   - Не надо, Фил. Я всю ночь провожу в раю. Будет справедливо, если утром я буду возвращать тебе капельку удовольствия.
   Фил шел в гимназию и лишь одна мысль мучила его. «Как перевести отношения с принцессой в привычные туда-сюда».
   Герцогиня встретила Фила недовольно.
   - Опаздываешь на занятия.
   - Если я срочно ничего не придумаю, то умру.
   - Всё так плохо?
   - И не говори, несравненная Ги. Ей всё лучше и лучше.
   В конце занятий Филу пришла в голову простая мысль. Если невозможно решить обе задачи, то почему не решить одну задачу, даже в ущерб другой.
   Фил зашел в аптеку и купил магическую настойку для предотвращения беременности.
   Зоэ настойке обрадовалась.
   - А ты рискованный мужчина, Фил. Ты же понимаешь, что моя мама тебе это не простит?
   - Зоэ, ты не поверишь. Сегодня утром я понял, что влюблен. Всё ради тебя. Лишь бы ты была счастлива.
   - Это надо запомнить! - Зоэ потрепала Фила по щеке, - А шалунишка еще тот извращенец! Теперь мы займемся сексом по-настоящему!!!
   Через два часа оба любовника умирали от изнеможения. В эту ночь Фил выспался, проглотил утром двойную порцию завтрака. За себя, и за спящую принцессу, и пошел в гимназию, веселый и довольный. За сто метров до гимназии Фил сделал унылое лицо, прищурил глаза, его походка приобрела шаркающий характер, плечи опустились.
   Он вяло помахал герцогине. Ги даже не подошла.
   Всю неделю Фил приходил в себя, пока Зоэ не задала ему неприятный вопрос.
   - Фил. Я подумала. Ты мне нравишься. Я вижу, ты по-настоящему влюблен, но и мне до любви осталось пол шага. Как ты относишься к женитьбе?
   - В нашем возрасте?
   - Хорошо. Просто переезжай ко мне. Будем жить вместе.
   - Твоя мама уже недовольна.
   - Я умею плакать часами. Мама сдастся на втором часу.
   - Мне нужно подумать.
   - Уверяю тебя, я не потерплю конкуренток!!! Считай, что сегодня твой бизнес по производству мальчиков умер.
   Утром в гимназии герцогиня позвала его в кабинет директриссы, попросив хозяйку прогуляться.
   - Рассказывай. На тебе лица нет.
   - Раньше было очень плохо, а теперь ужас-ужас-ужас. Мы переезжаем к тебе домой, мама.
   - Меня спросить не надо? Зятек.
   - Зачем? Зоэ уверяет меня, что ты у неё на коротком поводке, виляешь хвостом на каждое ласковое слово, говоришь «гав» по команде «голос».
   - Зоэ не любит собак. Сам придумал?
   - Интерпретировал.
   - С огнем играешь!
   - Она приперла меня к стенке. Ты что-то можешь, кроме угроз мне, твоему самому верному союзнику?
   - Чем тебе так плохо у меня дома?
   - Ты! Жестокий финансист и промышленный гений будешь прыгать на задних лапках, подчиняясь причудам взбалмошной девчонки?
   - Тебе не понять. Я мать! Она так долго болела… Я готова умереть за неё.
   - Она разрушила мой бизнес одним словом.
   - Я решу твою проблему. Найдем мальчиков. Вылечим. Десять мальчиков дадут в десять раз больше прибыли, чем ты один.
   - Пятьдесят мальчиков еще больше.
   - Ты серьезно? Если расширить рынок до трехсот мальчиков, то цены упадут в десять раз. Поговорим об этом позже. Принципиально о твоем переезде мы договорились?
   - Хорошо.
   Вечером Фил сообщил Зоэ о встрече в гимназии с герцогиней.
   - Твоя мама в восторге от твоего решения. Я ей, конечно, несимпатичен. Плебей в доме - это потеря имиджа. Но ты сама приняла решение. Это крайне важно. Герцогини Ги знамениты тем, что никогда не отступают.
   Зоэ удивленно посмотрела на Фила.
   - Видимо, для неё оказалась важна шпилька для этой задаваки Джу. Вечно они нас унижают. Мало того, что мы живем в Республике, так еще на две ступеньке ниже в генеалогическом древе.
   Фил удивленно посмотрел на Зоэ.
   - Переедем завтра утром. А сегодня попробуем все грязные извращения. Дома столько лишних ушей. Даже постонать нормально нельзя.
   - Давай делать как обычно. Захочешь чего-то новенького, мы всегда можем заехать сюда, в гости к Серо.
   Переезд в дом герцогини добавил напряжения в отношения Фила с Зоэ. Фил много времени уделял организации нового бизнеса, который они повели совместно с герцогиней. Зоэ ревновала. Не помогал даже умопомрачительный секс по ночам. Зоэ пыталась этим что-то доказать Филу. Из-за болезни Зоэ не посещала гимназию, поступить в класс для малолеток она отказалась, а пребывание Фила в гимназии считала блажью. Мало того, она начала делать неприличные замечания о гимназистках. Филу это быстро надоело. Фил промолчал, но за ужином, игнорируя Зоэ, завел разговор с герцогиней.
   - Наши отношения с Зоэ стремительно катятся под уклон. Через пару дней мы, видимо, расстанемся. Я хотел бы знать, повлияет ли это на наши деловые отношения?
   Зоэ от неожиданности опрокинула бокал с соком.
   - Зоэ?! - недовольным тоном сказала мать, - Ты уже нашла Филу замену, как я погляжу.
   - Фил! Мама! Фил! Мама, что он делает целый день в гимназии? Выбирает смазливую гимназистку, отводит её в укромный уголок…
   - Фил! - прервала дочь герцогиня.
   - Конечно, всё совсем не так. Я выбираю двух красоток сразу. Завожу их в пустой класс и мы устраиваем там многочасовой праздник секса. Вечером, когда я возвращаюсь домой, меня едва-едва хватает на пару часов. Очень устаю в гимназии.
   - Фил. Как грубо! - заметила герцогиня.
   - Почему мне учиться с малышней не зазорно? У меня нет должного систематического образования. А Зоэ не желает пойти со мной в один класс. Заодно посмотрела бы на гимназисток с мальчиковой попой и нулевым размером груди. Успокоилась бы немного.
   - Зоэ!?
   - С завтрашнего дня я готова слушать насмешки малышни.
   - Фил. Для чего нужен был весь этот спектакль? Неужели в ваших вечерних секс-играх нет «наказания плохой девочки».
   - Виноват! Исправлюсь! Мне всегда казалось, что попа у Зоэ такая… просто просит, чтобы её отхлопали.
   - Заодно? Заодно!?
   Ревность Зоэ пропала. Занятия в гимназии оставляли мало свободного времени. К тому же Зоэ подружилась с Серо. Маг, потеряв память, вел себя достаточно свободно. У Зоэ обнаружились крохотные магические способности, она могла зажечь свечку. Серо не возражал, когда Зоэ ходила с ним и Филом на полигон. Она не могла активировать ни одного эльфийского заклинания, не хватало маны, но видела процесс и была в восторге. Серо расщедрился и подарил Зоэ накопитель от мертвеца из Библиотеки. Теперь Зоэ могла повторять за Серо любое из эльфийских заклинаний. За ужином она забивала голову матери восторгами о магии. Герцогиня смотрела зверем на Фила, виноватого в знакомстве.
   Упреки от Ги Фил принимал стоически. Но однажды не выдержал.
   - Мне каково??? Лежу я сверху и делаю «туда-сюда». А Зоэ говорит: «Помнишь дорогой, как я сегодня активировала финтифлюшку? Это было так весело. Ты заметил?» Я, дорогая Ги, теперь сомневаюсь, смогу ли я теперь делать это «туда-сюда», или меня нужно списать, как старика за негодностью.
   - Зачем сразу так печально? Может всё образуется.
   - А если Зоэ «потеряет» накопитель?
   - Нет, Фил. У неё может быть нервный срыв.
   - У меня уже нервный срыв.
   - Да сколько их всего, этих эльфийских заклинаний.
   - Я знаю двадцать. А если Зоэ надумает посещать магическую школу?
   Единственное, что немного успокаивало Фила - это успешный бизнес по производству мальчиков. Цены на самом деле упали до смешных пяти тысяч, но врач-магиня уже определила больше двух сотен будущих мальчуганов и компаньоны получили миллион дохода. За вычетом затрат и налогов чистая прибыль составила лишь половину суммы, но она была сравнима с прибылью от золотых рудников герцогини. Прибыль делили на три части: Ги, Фил и Серо. Дружба Фила с Ги крепла с каждой новой тысячей.
  Глава 13
  Бандитка
   Разлад с Зоэ начался сразу после её поступления в магическую школу. В Республике не одобрялись связи между студентами и преподавателями, но и наказание отсутствовало. На мою беду, преподаватель у Зоэ, старый длинноволосый хмырь, лет тридцати, виртуозно владел построением заклинаний. Серо, однажды заглянувший на лекцию, чтобы забрать Зоэ, отозвался об уровне его заклинаний пренебрежительно. Но для Зоэ этот волосатик показался гением. Сначала у Зоэ начала болеть голова и она отказывалась от секса. Потом начались придирки к моему поведению, образованию, воспитанию и даже прическе.
   - Что я не то сказал???
   - Важно, не что, а как!!! - с умным видом заявляла Зоэ. И я отправлялся спать в гостевую комнату.
   Наконец нарыв лопнул. Я зашел за Зоэ в магическую школу чуть раньше, мне чудом удалось достать билеты на премьеру новой драмы с многообещающим названием: «Любовь всегда права».
   Они целовались. Нет. Сосались взасос. Его рука нежно тискала Зоэ грудь, её рука нежно тискала ему… Мне захотелось его убить. Но я сдержался.
   - Будет справедливо, если мы решим наш спор на дуэли, - заявил Бонбон. Вот такое дворянское имя, не сравнить с каким-то плебейским Филиппом.
   - Я не маг.
   - Значит будет бой на саблях, - сказал Бонбон, и я вспомнил, что два месяца не тренировался с Серо.
   Понятно, что Щенок меня защитит, и скорость моя никуда не пропала. И тут я вспомнил одну книгу, где герой получает в нос, а девчонка выбирает именно его. В ней просыпается жалость, а победитель кажется девочке жестоким плохишом.
   Мы прошли в зал дуэлей, где дежурный маг гарантировал мне защиту от магических атак Бонбона.
   Я раза три запоздал с защитой, но Бонбон пропускал удобные моменты для атаки. Наконец маг «подловил» меня на двойном переводе и вонзил клинок в правое легкое. Было чудовищно больно. Я упал, а Зоэ радостно поздравила Бонбона. Они ушли счастливые. Что-то в той книге было не так! Я прижал к ране платок, чтобы исключить пневмоторакс, и стал ждать врача-магиню. Через полчаса пришел Серо и я с облегчением потерял сознание.
   Очнулся я часа через два. Серо уговорил магиню (за десять золотых) заштопать меня, та не хотела брать на себя ответственность.
   - Он всё равно умрет. Бонбон провернул саблю после удара, повреждены сосуды, крови вытекло слишком много.
   - Зашей сосуды и рану. Уверяю тебя, утром Филипп пойдет на занятия в гимназию.
   Меня отвезли домой, где Лалита коротко оценила мои умственные способности. Серо протер мне пять орехов на литр вина. Я провалился в счастливую кому, которую можно было назвать медикаментозной. Утром, как ни странно, болела голова. Серо принес еще пол литра вина и я продолжил лечение. Вечером зашла Лалита, проведать.
   - Ты зачем позволил себя ударить?
   Я изложил ей эпизод из книги.
   - Ты дурак, и книга твоя дурацкая.
  В гимназию я попал только через два дня. Девчонки встретили меня радостно. Староста выразила общее мнение.
   - Серо говорил, что у тебя пустяковая рана. А сестра Мишки учится в школе магии, там дежурный по арене маг говорил, что тебя унесли с дырой размером в кулак.
   Когда я смотрел на Мишку, то всегда вспоминал Землю. Там была песенка, посвященная певице с таким именем: «Мишка, Мишка, где твоя улыбка, полная задора и огня...»
   - Это неприлично. Но я покажу вам свой «огромный» шрам.
   Я расстегнул рубашку и все девчонки с разочарованием посмотрели на тонкую царапину.
   - Ты теперь свободен, и я открываю на тебя охоту, - посмотрела мне в глаза Мишка.
   - Тебе двенадцать.
   - Сестра видела твою Джу год назад. Она утверждает, что я её полная копия.
   - Да, - я внимательно осмотрел Мишку с ног до головы, - Но Джу была старше меня на два года. Хочешь посмотреть на мечту всех мужчин?
   Мишка кивнула головой.
   В выпускном классе была девушка с идеальными пропорциями. Мы прошли в чужой класс и я показал Мишке образец.
   - Девяносто-шестьдесят-девяносто.
   - Где?
   Я показал руками. Девушка легонько ударила меня по щеке. То ли поощряя, то ли жалея раненого.
   - Но-но! - зло сказала Мишка, - Я уже его застолбила!
   «Идеальная девушка» отступила, признавая Мишкино первенство.
   Весь оставшийся день девочки ходили смотреть на «мечту всех мужчин». Её три раза обмерили, выяснили, что попа немного больше груди. «Мечта всех мужчин» тут же показала, что на ней три юбки. Занятия в гимназии были блокированы.
   - Мне скоро будет тринадцать, - уведомила меня Мишка, - Ты можешь быть моим парнем без секса. Я согласна подождать.
   - Пока тебе не исполнится четырнадцать? - назвал я бесконечность на взгляд девчонки. Опрометчиво.
   - Договор!
   - Договор.
   - Вечером меня приедет забирать сестра. Объявим ей официально, - весело заявила Мишка.
   - Я всегда держу слово, - успокоил я девочку.
   Сестру звали Мила. Ей было около двадцати. Внешне добродушная девушка, она смотрела на меня глазами хладнокровного убийцы.
   - Хочу представить тебе моего парня. Филипп согласился отложить секс, до тех пор, пока мне не исполнится четырнадцать лет. Только поцелуи, объятия, всякие нежности, которые допустимы между подростками. Мила! Ты не против?
   - Мишка! У Филиппа было много девушек. У него девятнадцать детей! Джу уехала вынашивать его очередного ребенка. Мама будет в ярости.
   - Встань на мою сторону, сестра!
   - Я уверена, что ты ничего не рассказала Филиппу о нашей Семье, - Мила повернулась ко мне, - Наша Семья сейчас ведет войну. Даже дети в опасности, поэтому я забираю Мишку из гимназии. Тебе, Филипп, нужны смертельные опасности? Только потому, что ты парень Мишки.
   Я посмотрел на Мишку с обидой.
   - Ты меня использовала?
   - Пока ты не поцелуешь меня договор не вступит в силу!
   - Как я ненавижу приключения!!!
   - Это значит нет? - потеряно спросила Мишка.
   - Я позволил Бонбону ударить себя. Два дня я слышал от Серо и Лалиты одно и то же слово «дурак». Что скажут мне Серо, Лалита и Мила, когда узнают, что я стал твоим парнем?
   Я обнял Мишку и легонько поцеловал.
   - Дурак!!! - добродушно сообщила мне Мила.
   - Зато тебе не нужно будет отвозить и привозить сестру.
   - Маме не говорим, - решила Мила.
   Мишка захлопала в ладоши.
   - Ты свободна, сестричка, мой парень меня проводит. Фил, пошли в кафешку, я наемся вкусняшек, чтобы скорее подобраться к девяносто-шестьдесят-девяносто.
   Мила вопросительно посмотрела на сестру, а Мишка показала ей язык.
   Пять дней была рутина. Я отвозил и привозил в гимназию Мишку. Той немного надоели одинаковые скромные поцелуи и посещение кафешки. Похоже, она представляла себе наши отношения несколько иначе.
   - Где это: «Их руки случайно соединились, и как будто молния проскочила между ними. Неземное блаженство охватило...», - недовольным тоном спросила меня Мишка.
   - У тебя не так? Странно. Я каждый раз попадаю на небо, целуя тебя, - нагло соврал я, - Может всё дело в том, что ты пока подросток. Год или два, и ты будешь испытывать это самое неземное блаженство.
   Мишка с подозрением посмотрела на меня, как на самого завзятого лгуна.
   «Сегодня же спросит у сестры. Надо подстраховаться», - подумал я.
   Днем я отпросился с занятий и поехал в магическую школу. Милу я нашел без труда. Изложив проблему, я попросил её меня поддержать.
   - Зачем тебе Мишка? Это хорошо, если она поймет, что ты ей не нужен. Что ей попросту рано думать о любви.
   - Хорошо, если так. А если она начнет менять парней? Мишка такая чистая и романтичная девочка. Мне будет искренне жаль, если она вымажется в грязи.
   Мила вышла из школы проводить меня до стоянки извозчиков. Мы прошли метров сто, когда я почувствовал жуткую злобу со стороны зарослей кустарника. Я обнял Милу и закрыл её собой. Три огненных шара, сливаясь в один, ударили мне в спину, но не смогли достать даже до одежды. Затем мне в голову попали три арбалетных болта.
   - Они совсем охренели! - удивился я, - В самом центре города! Я только вчера посетил салон красоты на площади. Отдал золотой за прическу! Они мне выдрали клок волос!
   Мила не слушала мою болтовню, а шарахнула молнией по кустам. Я «присмотрелся», одну она завалила.
   - Две шалавы бегут влево. Сейчас выскочат! Бей.
   Мила швырнула еще одну молнию, и толстая тетка покатилась по брусчатке абсолютно мертвая.
   - Попробуем догнать? - спросил я в азарте.
   - Накопитель пустой! Пошли за трофеями.
   - Возьми меня за шею сзади, ноги на талию. Я тебя повезу. Если вдруг нападут, я смогу защитить обоих.
   Весила Мила прилично. Я подошел к первому трупу. Осмотрелся. Вокруг было пусто. Когда Мила обобрала второй труп, из школы прибежала подмога.
   На прощание Мила сказала, что согласна врать сестре.
   - До тех пор, пока ты рядом с Мишкой, я за неё буду спокойна.
   Вечером я проводил Мишку домой. На мой легкий поцелуй она отвечала вяло.
   У входа в наш дом меня встретил Серо.
   - Герцогиня пришла за орехами. Хочет один орех бесплатно.
   - Для Бонбона?
   - Конечно.
   Я вошел в дом и сердечно поздоровался с Ги. Герцогиня представила новый список клиентов. Итоговая цифра была на один орех больше.
   - Бонбон забрал мою женщину, разворотил мне бок, собираясь убить, а теперь хочет еще подарок.
   - Это подарок мне, а не ему, - не согласилась Ги.
   - Предлагаю обмен. Я вызываю Бонбона на реванш, и убиваю его. А вам два ореха в подарок.
   - У тебя была возможность убить Бонбона. Ты дурак!!! Серо рассказал про твою глупую идею.
   - У нас осталось полсотни орехов. Тебе нужно поднимать цены, а мне ехать за новой партией.
   - Поднимать цены? Да! Новая партия нам пока не нужна. Мы истощили рынок. Богатых людей не так много. Нужен год-другой, чтобы появился спрос у соседей, в Империи. За Бонбона я заплачу, внук нужен мне. Зоэ через месяц захочет вернуться к тебе, ты не примешь её из-за гордости. Поэтому лучше, чтобы она была в положении.
   Мишка ходила хмурая и недовольная. Собой. Я снова удрал с занятий к Миле.
   - Что теперь?
   - От Серо тебе накопитель. Это не подарок, во временное пользование, пока у вас война. Помалкивай о нем.
   Мила посмотрела на накопитель. Расстегнула рубашку и повесила его на грудь, ближе к телу.
   - Кого нужно убить? - пошутила Мила.
   - Серо убивает сам, без малейшего сожаления.
   - Тут все наслышаны!!!
   - Хочу потискать Мишку.
   - Там есть, что тискать? - рассмеялась Мила.
   - Нет. Но еще пара дней, и она сорвется.
   - Я тоже заметила. И мама дважды к ней приставала с вопросами.
   - Куда поведешь тискаться?
   - Есть тут у вас гостиницы для встреч?
   - Возьми адресок. Очень прилично. Два золотых за час, - сообщила Мила и покраснела.
   Вечером вместо кафе я пригласил Мишку в отель, потискаться. Она посмотрела на меня с подозрением.
   - Без секса?
   - Там решим, - пошутил я, и вогнал Мишку в полный ступор.
   В отеле меня спросили о возрасте. Женщина на ресепшн отрицательно покачала головой.
   - Мы оба не попадаем под уголовную ответственность. Нам нужно пару часов поговорить.
   - Сто золотых, - презрительно посмотрела на меня женщина.
   Я без всякого спора выписал ей чек.
   - За сто золотых... Мне точно придется раздвинуть ноги, - сделала вывод Мишка.
   Она приняла ванну. Закуталась в халат и улеглась на кровать.
   Пока я принимал ванну, Мишка заснула. Видимо, сказалось нервное напряжение. Я спустился вниз и продлил номер еще на пару часов.
   - Подружка заснула.
   Четыре часа - это был тот предел, после которого мама начнет «убивать» Мишку.
   Через три часа Мишка проснулась, но продолжала лежать с закрытыми глазами.
   - Ты проспала три часа. Можем сразу бежать, чтобы мама тебя не прибила. Или десять минут потискаемся?
   - Потискаемся!!!
   Десять минут превратились в полчаса. Мишка чуть-чуть порадовалась. После чего мы побежали домой. У ворот нас ждала Мила.
   Во все следующие дни походы в кафешку прекратились, но отель продолжал обходиться по сто золотых.
   Два часа ласок примеряли Мишку с отсутствием неземного блаженства. Через месяц мне тоже понравились наши незамысловатые ласки. А вот Мишка вышла на другой уровень.
   Я снова прогулял занятия в гимназии и посетил школу магии.
   - Мишка попросту расцвела. Ты заметил, Филипп, она превратилась в красавицу.
   - Это понятно. Чувство собственного достоинства зашкаливает. Когда у тебя появится молодой человек, готовый платить каждый день сто золотых, чтобы два часа просто целоваться с тобой, вот тогда я посмотрю на тебя. Ты мгновенно превратишься в красавицу.
   - Не появится, - безнадежно отрезала Мила, - Ты зачем пришел?
   - Я нарисовал двадцать трехмерных схем эльфийских заклинаний. С позволения Серо, передаю их тебе. Что будет непонятно, спросишь у Серо.
   - Зоэ две недели, как не посещает школу.
   - Неинтересна.
   - Я так понимаю, ты готов заняться сексом с Мишкой?
   - Нет! Но она опять ходит хмурая и недовольная.
   - Формулируй.
   - Ласки бывают разные. Одно дело массаж шеи и спины. И того, что некоторые гордо именуют грудь.
   - Не потерплю шуток по поводу сестры!
   - Хорошо. Другое дело… попа и живот.
   - Хорошие схемы. Но как подумаю, что продаю за них малолетнюю сестру педофилу-развратнику...
   Десять дней Мишка наслаждалась новыми ощущениями. На одиннадцатый день к нам в номер вломилась огромная бабища. Она без всяких угроз попросту швырнула в нас метровый огненный шар. Я как раз встал, реагируя на звук разлетающейся двери, и шар попал мне в живот и грудь. Я посмотрел на самое важное место организма. Внешне всё было на месте. Магиня бросила в нас еще один шар, вдвое меньше, видимо, накопитель маны был у неё небольшой. Я сделал два быстрых шага, и ударил бабищу в висок. То ли она не поставила защиту, то ли против кулака защита не действовала, но магиня упала на паркет. Мишка порылась в одежде на стуле, вынула откуда-то маленький стилет и ударила бабищу в глаз. Ноги магини забили по полу с ужасающей силой. Я отвернулся, а Мишка начала собирать цацки.
   Мы оделись и я проводил Мишку домой. Мы пришли слишком рано и нас встретила её мама.
   - Меня проводил Фил, одноклассник, - сказала абсолютную правду Мишка.
   - Второгодник? - улыбнулась мама.
   - Я пропустил несколько лет из-за переездов.
   - Пытаешься соблазнить мою дочь?
   - Безусловно. Но теперь буду действовать с осторожностью.
   - Меня увидел, испугался?
   - Нет. Кое что посерьезнее. Мишка носит с собой стилет. Как сегодня выяснилось. Я снял номер в отеле, рассчитывая задурить голову сладенькой девочке. На нас напала огромная бабища. Мишка убила её стилетом в глаз. Вот теперь я как-то немного опасаюсь соблазнять Мишку. Вдруг я буду недостаточно хорош.
   - Ха! - не оценила мою речь мамаша.
   Мишка высыпала на стол магические безделушки.
   - Это была их старшая магиня.
   - Мила!!! - закричала мама.
   Мила мгновенно вошла в комнату.
   - Пока у них неразбериха, предлагаю напасть. У меня мощный накопитель. Сейчас соберем всех наших. Мишку оставим дома с Филиппом.
   Поднялась суматоха. Забегали вооруженные женщины. Через четверть часа нестройной толпой Семья отправилась на войну.
   - Пока они играют в войнушку, мы можем продолжить наши игры, - сообщила Мишка.
   - Час во всяком случае у нас есть.
   Мы целый час ласкали друг друга, пока Мишка не сообщила о её завтрашнем дне рождении.
   - Хочу подарок.
   - У меня есть эльфийская брошь. Ей много тысяч лет, - я попытался заинтересовать Мишку.
   - Фи! Новые ласки сегодня!
   - Попа и животик уже устарели?
   - Нет. Но завтра день рождения. Давай сделаем что-то из ряда вон выходящее.
   - Что?
   - Например, ты погладишь мне клитор. Языком, - с замиранием сердца попросила Мишка.
   Я долго думал. Как быстро это войдет в наш обиход? Сколько дней мне ожидать требований минета? Как скоро Мишка захочет продолжения?
   - Нет.
   Настроение Мишки резко изменилось. Она не ожидала отказа.
   - Я найду того, кому это не будет противно! Я разрываю наш договор!
  

   Глава 14
  Независимые баронства
   Фил перестал посещать гимназию, не хотел видеть Мишку. Дня через три после их разрыва в гости к Филу наведалась Мила. Она принесла накопитель, война закончилась и его следовало вернуть.
   - Мишка плачет все дни напролет.
   - Она привыкла, что я ей всегда говорил «да». В первый раз получила «нет» и мгновенно слетела с катушек. Это будет ей хорошим уроком.
   - Ты жесток, как все мужчины.
   - Мне жаль, что мы расстались. Мишка хорошая, чистая девочка, но аппетиты у неё росли слишком быстро. И она не понимает, что условия договора обязательны. Я понимаю, что год - это целая жизнь, в её возрасте. Мне тоже дались непросто эти месяцы без секса.
   - Ты не вернешься к Мишке?
   - Нет.
   - Ты любил когда то?
   - Да. Гиту. Она погибла, защищая меня.
   Мила ушла, а Фил погрузился в грустные воспоминания. Серо пришел из гимназии и нарушил одиночество Фила.
   - Пора ехать за новой партией орехов. Но не хочется, - заявил Серо.
   - У меня тоже нет желанья. Рисковать из-за денег жизнью как-то глупо. Если бы ты был всё также одержим эльфийскими заклинаниями, как раньше. Но тогда ехать нужно на всё лето, на полгода минимум, там на втором этаже еще восемьдесят книг осталось.
   - У меня нет коммерческой жилки. Мы будем рисковать своими жизнями, а я потом буду учить студентов бесплатно, почти бесплатно.
   - Науку двигают бессребреники, - глубокомысленно изрек Фил.
   - Ты опять прочитал глупую книгу? Науку двигают прожженные хапуги-дельцы, рассказывающие доверчивым дурачкам об альтруизме.
   Вошла охранница и доложила о визите герцогини.
   Ги сердечно поздоровалась с Филом и Серо. Она на самом деле прекрасно относилась к обоим мужчинам.
   - Сразу к делу, - заявила Ги, - Вчера в разведку Республики поступил доклад от её агента в Империи. Партия старателей намыла значительные объемы золота в независимых баронствах. Формально, по договору Великого герцогства с Империей, все три баронства независимы. Но Герцогство имеет там больше влияния. Последний раз, когда некая Гита вырезала всю верхушку, включая графиню, чиновников, дворян и магов, новая графиня приехала из Герцогства, хотя формально и отреклась от гражданства. Существует три возможности. Во-первых, баронства начинают платить налоги Герцогству. Во-вторых, баронства начинают платить налоги Империи. В-третьих, баронства становятся полностью независимыми от Империи и Герцогства. Республика всегда может напомнить Империи, что нарушение международного права чревато санкциями.
   - Империя гораздо мощнее Герцогства. Она может легко захватить и Баронства и Герцогство, - возразил Фил, две недели назад написавший реферат на эту тему.
   - Всё не так просто. Герцогство постоянно ведет борьбу с демонами Пустоши. Поэтому все люди, с малейшими проявлениями склонности к магии, получают обучение. Магов в Герцогстве больше, чем в Империи и Республике вместе взятых. Нужно учитывать также характер герцогини, авторитарный, безжалостный к гражданам. Она готова пожертвовать всеми, но сохранить свою власть. То есть открытая война невыгодна для всех.
   - И зачем ты всё это нам рассказываешь, дорогая Ги, - поинтересовался Фил.
   - Серо и Лалита граждане Герцогства. Формально. Ты, как всем известно, племянник Серо, формально тоже гражданин. Гита не так давно захватила власть в Баронствах, но уехала. Если Лалита объявит себя графиней и даст пинка нынешней «незаконной авантюристке», то ни Герцогство, ни Империя не будут иметь формальных поводов для вмешательства.
   - Мне лень ехать за новой партией эльфийских орехов. А это четыреста тысяч золотых чистыми нам с Серо на двоих. Сколько там всего, этого золота? Кто его будет добывать? Какие затраты мне потребуются на охрану Баронств? Сколько чистой прибыли останется? - на всякий случай поинтересовался Фил.
   - Промысловая партия намыла золота за год на пятьсот тысяч.
   - Да-а-а-а!!!
   - Мои оценки, при промышленной добыче, месторождение даст золота на два-три миллиона. Это больше, чем все мои рудники. Триста тысяч работникам. Пятьсот тысяч содержание армии. Пятьсот тысяч Республике за поддержку. Остальное мы делим пополам.
   - Ха!!! Республика, по-хорошему, должна еще доплачивать за ослабление позиций Империи. С твоей разведки триста тысяч! Что касается тебя, дорогая Ги. Ты свою долю наберешь на реализации золота.
   - Это нереально!
   - Хорошо. Поеду через неделю за орехами. Как раз к моему приезду там потеплеет.
   - На мою помощь в реализации орехов можешь не рассчитывать!!!
   - Давно я не был у Джу…
   Из соседней комнаты зашла Лалита.
   - Фил, тебе нужен этот авантюрный план с золотом Баронств?
   - Нет. Но хотелось проверить, чему меня научили в гимназии. Максимально жесткие переговоры!
   - Что ты будешь делать, если республиканская разведка согласится? - ехидно спросила Лалита.
   - Принесу присягу графине Лалите!!! - засмеялся Фил.
   - Лалита, умница моя, ничего не бойся. На таких условиях разведка найдет десяток прикормленных авантюристок, - развалился в кресле Серо.
   Разведка не нашла прикормленных авантюристок. Или герцогиня умалчивала о важных недостатках обстановки в Баронствах. Через два дня Ги приехала снова и подтвердила своё согласие и согласие разведки на условия Филиппа.
   - Мы будем составлять договор? - спросила герцогиня.
   - Зачем? Как только разведка передаст мне деньги, я тут же начну набирать армию. Как только разведка перестанет платить мне деньги, я тут же меняю покупателя золота. Это понятно?
   - Всё не так просто. Статью финансирования нужно провести в парламенте. Бюджет на следующий год предварительно одобрен. Тебе будет выделена сотрудница финансового управления для контроля за расходом денежных средств. Самый ранний срок - это девять месяцев.
   - Так, сейчас осень. Сезон золотодобычи начнется через полгода, или позже. Некуда спешить. Я буду ждать курьера на границе Империи с Баронствами через девять месяцев. Соберу костяк армии. Если денег не будет, то распущу наемников, - сформулировал свои требования Филипп.
   Герцогиня ушла, а Лалита начала задорно смеяться.
   - Что??? Вляпались в авантюру!!! Мыслители! Что делать будете?
   - Поедем за орехами, - решил Серо, - Но на этот раз возьмем с собой к границе с Пустошью весь отряд наемников. Ты сегодня же отправляешься в Империю, и восстанавливаешь старые связи. Детей я предлагаю оставить у Джу. С ней им будет безопасней, чем с Ги.
   - Нужно посмотреть, кого можно нанять в школе магии. Например, Милу, - предложил Фил.
   - Согласен. Мила прирожденная убийца.
   На этот раз двигались отрядом в полсотни наемниц, поэтому с трудом добрались за полгода. Пару раз гвардейки герцогини пытались блокировать движение отряда, угрожая боем, но Серо демонстрировал свою магическую силу и гвардейки сдувались. У границы с Пустошью отряд наемницы остановились на границе ответственности двух отрядов. Чтобы избежать глупых инициатив от дежурных магов, Серо пригласил их поговорить.
   - У меня лично есть заклинание - защита от демонов Пустоши. Но для молодых, бесшабашных магинь я могу показать, как за полчаса уничтожу пять камней из периметра охраны Пустоши. После этого в Герцогстве не останется в живых ни одного жителя. Северные и южные варвары тоже погибнут. Империя успеет соорудить периметр на своей границе.
   Магини поклонились и в бешенстве наблюдали, как Серо и Фил спокойно пересекли границу, а потом демонстративно, около часа, стояли рядом с ней. Магиням был известен вздорный характер Серо, поэтому они поверили его бесчеловечным угрозам.
   Фил начал разбивать прекрасные эльфийские окна на целой стороне здания в центре крепости. На этот раз Фил собирал всё: и кипятильники, и оружие, и драгоценности, и даже серебренные ковши. Серо поставил своей целью собрать все орехи, которые он мог найти. Получилось около тысячи. В этот раз дело шло быстро, орехи не маскировали в сахаре, а драгоценности не разбирали, вынимая камни. Пришлось сделать четыре поездки к границе, чтобы перевести весь груз. В прошлый раз Фил оставил в Библиотеке все золото, и всё оружие, а орехов было вдвое меньше. После первого пересечения границы Серо приказал Лалите накормить всех наемниц орехами и тоже самое сделать с их лошадьми. Лалита пыталась уговорить Серо не рисковать, в отряде не было врача-магини, но Серо был уверен, что здоровому человеку ничего не угрожает. Наемницы выжили все, но на Серо косились. Правда, когда Серо выдал наемницам эльфийские кольчуги и сабли, то недовольство сменилось обожанием. Уже на следующий день наемницы на каждой стоянке демонстрировали виртуозное владение оружием. Единственное, что всех раздражало, это положение магини Милы. То есть Лалита была признана первой саблей сразу. То, что её мать Гита еще больше повышало статус подруги Серо. В конце концов, именно Лалита отбирала наемниц. Но Мила получила все плюшки. Серо отдал ей пару накопителей, найденных в крепости, ей досталась самая красивая эльфийская сабля, хотя фехтовала она хуже Фила. И самое главное, она всю дорогу проводила в постели Фила. Мила не стонала, не кричала, но чем она занимались, знали все. «Какую саблю сучка насосала!!!» - было общее мнение всех наемниц.
   На обратном пути гвардейки трижды пытались напасть на отряд наемниц. Серо и Мила проходились по рядам противника без долгих разговоров, а наемницы на лучших лошадях, с лучшим оружием добивали оставшихся в живых.
   - А не проехать ли нам в столицу? Не засиделась ли старуха не троне? - спросила после третьей стычки Лалиту самая говорливая наемница.
   - Нищая страна. Она никому не нужна, - ответила Лалита.
   - В Баронствах, поговаривают, нашли золото, - сообщила болтушка.
   - Тогда чего мы так медленно едем? - удивилась Лалита, - Я помню мама мне говорила, что это наша собственность. По праву сильного.
   - Слышала-слышала. Как твоя мать всех там покрошила в одиночку!!! - наемница поехала вперед, сообщая всем, - Лалита берет под свою руку Баронства. Это я её уговорила. Теперь заживем!!!
   Наемницы визжали от восторга. Серо подумал, что они напились, но Лалита ему объяснила.
   Перед столицей Баронств на них напал отряд гвардеек, по численности вдвое больше. Серо с Милой уничтожил вражеских магинь. И наемницы буквально растоптали гвардеек.
   В столицу Баронств отряд ворвался без всякой подготовки. Серо пошел к знакомой ему бургомистру.
   - До сих пор не удосужились построить стену вокруг дворца. Так им и надо, - льстиво посмотрела на Серо бургомистр, - Вы к нам надолго?
   - Насовсем. Поговаривают, будто где-то в горах открыли золото. А золото - это такая вещь, которая нужна всем.
   Улыбка бургомистра стала еще шире.
   - Я все вам расскажу. Кто нашел. Где добывают. Сколько. Куда везут. Кто охраняет.
   - Как много у них охраны?
   - Много. Я бы посоветовала увеличить ваш отряд до тысячи сабель.
   - Я так и сделаю.
   - Вам нужны будут магини, десятка два. Собаки для поиска беглецов.
   Графиня Лалита начала набрать армию. К ней неожиданно потянулись сорокалетние старушки-гвардейки из столицы Герцогства, подруги бесшабашной Гиты, дочери гвардеек, даже незнакомых ни с Гитой, ни с Лалитой.
   Прошел месяц, Лалита не успела набрать армию, Филипп не успел получить деньги от разведки Республики, но раскрылся секрет, почему разведка и Ги согласились на крайне невыгодные условия. В Ревелек, столицу Баронств, приехала графиня-соправительница от Империи. Оказалось Великое Герцогство и Империя договорились, что Независимыми Баронствами будут управлять две графини-соправительницы. Соглашение формально не подписано из-за бюрократических проволочек, видимо, Республика дает кое-кому взятки. Графиня-соправительница дала Лалите копию договора. Лалита попросила конкурентку уехать домой.
   - Может быть этот договор никогда не будет подписан? Ваши бюрократы могут тянуть годами.
   Фил поехал в Империю к Джу за детьми.
   Джу снова родила мальчика и была рада показать Филу два чуда.
   - Я сама кормлю нашего сына!!! - гордо сообщила принцесса.
   - Вау!!! - восхитился Фил.
   Часа два они сюсюкали о сыновьях, пока не пришла грозная мама Джу.
   - Рада тебя видеть. Никогда не думала, что это скажу.
   - Взаимно. Я всегда относился к вам с большим уважением и любовью, - Фил транслировал волну самого высокого обожания.
   - Сейчас ты бесполезен. Приезжай, когда Джу перестанет кормить сына грудью. Не заставляй её ездить к тебе, это неприлично для принцессы.
   - Больше такого не повторится, - максимально искренне ответил Фил.
   - Я на тебя рассчитываю. Филипп, ты мне сразу понравился. С первой минуты. То, что ты тогда сделал свою работу до конца, несмотря на мой приход, заставило меня тебя уважать.
   - Спасибо. Я считаю, что Джу достойна счастья, - Фил обнял принцессу, а та нежно прильнула к нему.
   - Мне жаль, Филипп, но из Баронств вам придется убраться.
   - Ваш договор с Герцогством еще не подписан. Графиня Лалита согласна отдавать половину прибыли Империи, если Империя подпишет договор с ней.
   - Договор с Лалитой - это война с Герцогством. Нам не нужна эта нищая территория, мы не хотим держать всех магинь на границе с Пустошью. Пойми, Филипп, Республика получит слишком большое преимущество.
   - Мы можем заключить негласный договор. Здесь. На словах. Я буду закупать зерно, мясо, ткани, фрукты и овощи в компании, принадлежащей моему старшему сыну от Джу, по ценам компании моего сына, примерно на миллион золотых в год. Ваши чиновники еще год будут согласовывать пункты договора. В договоре с Герцогством нет ни слова о военном сотрудничестве. Вы будете бесконечно долго тянуть время и не выделять свои войска. Если Герцогство решится напасть, мы найдем способ отбиться. Империя не нарушит ни одной буквы договора с Герцогством.
   - Мне надо подумать. Посоветоваться. Надеюсь, ты уезжаешь не завтра. Мне приятно смотреть на счастливую Джу.
   Три дня Фил занимался пустой, бесполезной работой «туда-сюда». С другой стороны видеть счастливую Джу было приятно. На четвертый день мама Джу забежала на минутку.
   - Я заключаю с тобой Договор!!! - сказала она, и внезапно поцеловала Филиппа, - Приезжай. Хочу третьего внука.
   Фил забрал своего сына от Гиты и дочь Лалиты с собой, а Джу сказала на прощанье.
   - Начнется война, им всегда есть место здесь, у меня, с их братьями.
   Империя тянула с подписанием договора. Герцогство сделало попытку, прислало графиню-соправительницу со свитой. Лалита посадила их в темницу на хлеб и воду. Удвоенные относительно Герцогства оклады вызвали отток гвардеек, и особенно свободной молодежи. Серо открыл школу магии, куда устремились жадные магини. Чаша терпения герцогини переполнилась, и она начала формировать армию вторжения, не дожидаясь помощи от Империи. Цены в герцогстве подскочили вдвое. Но население одобряло восстановление исторической справедливости и готово было потерпеть. Бодрая старушка обещала экономический бум. Скоро. Совсем скоро. Северные и Южные варвары в испуге начали заискивать перед Империей и Республикой. Республика провела через парламент удвоение военного бюджета в части расходов на подготовку магинь. В газетах писали, что война Герцогства с Баронствами приведет к краху периметра на границе с Пустошью. В Империи газеты помалкивали, но финансирование магической академии выросло втрое.
  Глава 15
  Заговор
   Мила собралась рожать, поэтому в качестве охраны мы, я и Серо, взяли с собой двух наемниц, тех что жили с нами еще в Пари. Мы поехали навстречу герцогской армии. За три дневных перехода от границы Баронств с Герцогством был маленький городок, миновать который было нельзя. После него дорога шла в гору, перевал считался естественной границей. Затем дорога спускалась в огромную долину, где собственно и располагались Баронства. В городке караваны обычно останавливались на пару дней. На выезде из городка, большая горная река разливалась в начале лета и огромные заливные луга позволяли отдохнуть лошадям. Дальше на четыре перехода не были ни клочка травы, только каменистые осыпи.
   Мы сняли большой номер из трех комнат, но на мансарде, оттуда хорошо были видны луга для выпаса лошадей. Щенок за последнее время существенно вырос. Я попробовал достать до одинокой лошади в километре от гостиницы. У Щенка легко получилось убить её.
   Пять дней мы отдыхали, в ожидании армии. Наемницы каждый день фехтовали, часто приглашали меня и Серо размяться. У всех нас были зачерненные эльфийские сабли, а кольчуги наемницы прятали под одеждой. Мне показалось, что наемницы слишком часто переодевались при мне, демонстрируя великолепную грудь слегка перекаченные мышцы рук и ног. Недостаток мужчин приучил женщин пользоваться каждой возможностью, чтобы забеременеть. Про смазливого Серо гулял слух, что он пустышка, Лалита почему-то тянула со вторым ребенком, поэтому интерес к нему был небольшой.
   Наконец городок заполонила армия. Хозяйка гостиницы пыталась вернуть мне деньги за не прожитые десять дней, и выбросить нас вон. Но я давно потерял уважение к «слабому полу», поэтому отдубасил хозяйку, вышибалу, повариху и женщину-конюха до потери сознания.
   Когда на лугах появились лошади, мне стало ясно: у меня время до вечера, завтра на лугах не останется ни травинки, и армия тронется в путь. Я начал убивать ближних к гостинице лошадей и тех, что могли ускакать по дороге, они падали, а я убивал всё дальше и дальше. Интересно, что убийство собаки переворачиваем мне сердце. Мне каждый раз больно. Я несколько дней переживаю, думаю, что можно было сделать, чтобы собака осталась в живых. Умом я понимаю, что лошадь не менее умное и доброе животное. Я люблю свою Рыжуху. Но не так, не всем сердцем, как я любил своих псов. Я не переношу свою любовь с Рыжухи на других лошадей. В общем, я убивал лошадей хладнокровно и безжалостно.
   Щенок так сильно разъелся, что стало понятно, больше мне через периметр на границе не проехать, мой голубой друг не сможет спрятаться во мне и моей лошади, несмотря на то, что Рыжуха была очень крупной. Я продолжал убивать лошадей, и они наконец-то запаниковали. У них не было иного выхода, кроме реки. Быстрая холодная река с гор ломала лошадям ноги, они падали друг на друга, их уносило вниз по течению еще живых, но уже практически мертвых.
   На следующее утро мы собрались ехать в Баронства. Не тут то было. Хозяйка не забыла мордобоя, и указала гвардейкам на четыре прекрасных лошади. В конюшне гвардеек было пятеро, и наши охранницы их почти убили. Не хватило пары минут, на крики прибежала остальная дюжина.
   Серо набросил на гвардеек легкое заклинание сна. Те зашатались, изо всех сил стараясь остаться на ногах. Наши охранницы убили их всех. Мерзавка-хозяйка смотрела на нас из окна гостиницы, со второго этажа, но я не стал терять время, чтобы набить ей морду.
   В тот же день, что мы уехали в Баронства, армия Герцогства повернула назад. Казалось бы, любой человек выносливей лошади. Десятидневный переход до столицы Баронств не такая уж невыполнимая задача. В пешем бою гвардейки мало уступают коннице. Но жуткая, необъяснимая смерть тысяч лошадей напугала всех. Магини, пришедшие с армией, никогда не слышали о таком заклинании. Слава Серо пополнилась еще одной страшилкой. Никто не захотел умирать.
   Я приехал в Ревелек на пару дней, пора было ехать в Империю, выполнять обещания. Серо оставался с Лалитой.
   - Наемницы ничего не заподозрили? Может быть мне почистить им память? - предложил Серо, - Что ты так смотришь? Я не монстр. О тебе беспокоюсь.
   - Нет. Они с таким отвращением смотрели на тебя, когда я убивал лошадей. Я их лучше с собой возьму в Империю. Слухи они уже распустили, а вот долгое обсуждение подробностей излишне.
  *****
   Джу встретила меня со следами горя на лице.
   - Что-то случилось? - забеспокоился я.
   - Старший сын, Ананд, тяжело заболел, мама еле ходит, - заплакала Джу.
   - Что говорит врач-магиня.
   - Много чего говорит. Показывает свой высокий уровень, - со злостью сказала Джу, - У тебя есть с собой эльфийские орехи.
   - Есть.
   Я вынул мешочек с орехами. Достал один.
   - Это для мамы. Но давать маленькому ребенку орех - это, на мой взгляд, крайне опасно.
   Я высыпал орехи на стол. Все тридцать штук. Два ореха вернул в мешочек.
   - Это мне. На случай форс-мажора.
   Остальные пододвинул к Джу.
   - Предлагаю следующее: каждый день перетираем один орех и смешиваем его с вином. Ананду в первый день ты даешь одну каплю, остальное выпивает твоя мама. Во второй день, дозу увеличиваем до двух капель. Если температура не увеличивается от приема ореха, то четыре капли, восемь капель. И так далее. До тех пор, пока не подскочит температура. Главное, чтобы температура не стала слишком высокой, но здесь у нас есть врач-магиня. Возможно вас травят всей семьёй. На тебя яд действует слабо, ты его практически не ощущаешь, младший сын не есть какой-то продукт, тот, что содержит яд.
   - Тогда я маленькому Приму тоже буду капать в еду вино с орехом, сделала вывод Джу.
   - Про себя не забудь. Если все орехи твоя мама поделит с внуками, то слушком уж помолодеет. Станет моложе тебя, и такой же смазливой, как Серо, которому, как ты знаешь, сто пятьдесят лет. Никто не сможет устоять перед её красотой, - пошутил я.
   - Будешь крутить шашни с моей мамой - выцарапаю тебе глаза, - серьёзно заявила Джу.
   В её эмоциях было столько ярости, что я зарекся шутить по этому поводу. Я обнял Джу, страстно поцеловал, и потащил на диван. Короткий жесткий секс не был похож ни на что, случившееся со мной ранее. Ни капли нежности, только дикая страсть.
   Джу встала, облизала искусанные губы, с трудом привела одежду в минимальный порядок.
   - Лежи. Отдыхай. Я к сыновьям, потом к маме.
   Джу была неутомима. Когда она находила время для лечения детей и матери для меня было загадкой. Впрочем, на третий день цветущая «теща» пришла пожалеть трудягу-зятя.
   - Не нравится мне ваш внешний вид. Нужно купить парик с седыми волосами, изготовить перчатки с псевдо старческой кожей и сделать макияж: темные круги под глазами, морщины у рта, дряблая кожа на шее, -посоветовал я.
   - Зачем?
   - Серо, когда помолодел, потерял всех своих подруг-магинь. Они стали его ненавидеть. Остались две-три знакомые, которые слегка симпатизировали ему.
   - Ты прав и одновременно не прав. Если оценить курс омоложения в сто пятьдесят тысяч, то для магини - это все её деньги. А может быть даже и нет у неё такой суммы. Мои подруги, напротив, будут мне благодарны за информацию о возможности приобрести молодость. Здоровье за пять тысяч золотых? Все уже встали на очередь у герцогини Ги. Здоровье, молодость и красота - это мечта каждой моей подруги. Это принципиально другой уровень. Я их знаю.
   - Отравительницу нашли?
   - Ищем. А ты, Филипп, хочешь помочь?
   - Страстно желаю!!! Эта продажная тварь хотела убить моих сыновей! Не говоря уже про Джу. И ваша неоценимая поддержка мне очень нужна. Про то, что вы бабушка моих сыновей, я промолчу. Мои личные к вам симпатии очевидны.
   - Убедил. А практически, чем ты можешь помочь?
   - Открою вам свой огромный секрет. Я чувствую эмоции. Если человек врет, то я это знаю. Поговорите с каждой из возможных отравительниц в моем присутствии. Задайте им много вопросов. Я буду делать вам знак, когда подозреваемая врет.
   - У меня нет столько свободного времени. Ты переоденешься в женское платье, на лице у тебя будет вуаль, сейчас это модно. Моя дознавательница будет задавать вопросы. Запомни. Врут все. Но у каждой свои причины врать.
   - Эмоции тоже часто разные. Ужас, страх, зависть, ненависть, жадность. Их уровень. Я могу правой рукой показывать эмоцию, а левой её уровень. Лучше будет, если дознавательница не услышит мой голос.
   «Теща» подошла и погладила меня по щеке. Видимо, гормоны уже требовали выхода.
   - Курс с орехами еще не закончен, а я уже чувствую изменения.
   - Джу предупредила меня в первый же день, что выцарапает мне глаза. И она была крайне серьёзной. Почему мои походы на сторону с незнакомыми девушками не вызывают у неё ревности? А тут!
   - Тебе не все известно. Твой роман с Мишкой вызывал у Джу дикую ревность.
   - Роман? Роман? Поцелуи и легкий массаж, - я был возмущен.
   - Джу это знала. Но… Это было слишком похоже на любовь. Мы отвлеклись. Пойдем, я найду тебе одежду, познакомлю с дознавательницей и объявлю ей условные знаки.
   Мы вошли в кабинет, где сидела сухонькая старушка самой милой внешности, если не считать неприятного взгляда убийцы. «Теща» кратко рассказала ей о моей роли. Для того, чтобы уловить скепсис, не нужно было обладать моими способностями.
   Женщины подолгу врали, но ни одна из них не годилась на роль отравительницы.
   Вечером пришла «теща».
   - Пусто, - сообщил я ей на ухо.
   - Узнала много интересного, - доложила старушка.
   - Отрицательный результат - это тоже результат. Нужно расширять круг поиска. Включать тех, кто вне подозрений, - предложил я.
   «Теща» посмотрела на меня угрюмо.
   - Завтра вызываешь второй список. Без исключений. В соседней комнате посади охрану, чтобы тебя могли спасти. О безопасности экспертши не беспокойся.
   «Ого!» - подумал я, - «Как много ей известно обо мне.»
   На следующий день женщины совсем не врали. Почти. Пока не появилась одна, заставившая меня выбросить все пальцы на левой руке. Кто-то из нас себя выдал. Тварь выхватила кинжал, и в прыжке из кресла, из крайне неудобной позиции, попыталась добраться до старушки. Дознавательша ловко упала под стол, а я изо всех сил ударил ногой по колену твари. Если бы не Щенок, я сломал бы себе ногу. Тварь вытянула в мою сторону левую руку и струя огня уперлась мне в грудь, съедая тело Щенка какими-то невероятными темпами.
   «А я еще волновался, что мы не сможем пройти периметр!» - мелькнула в голове глупая мысль.
   Дверь распахнулась и появилась охрана. Умирать во славу Империи!!! Тварь на мгновение отвлеклась, я ударил Щенком по её позвоночнику. Тварь медленно осела на пол. В её глазах плескалось море удивления. Я подошел к столу и постучал по крышке. Старушка бойко вылезла, уселась на стул и довольно заулыбалась.
   - Так и знала, что это она!!!
   Мне захотелось дать старушке затрещину, но я пока не был к этому готов. Может, года через два.
   Джу радостно завизжала, узнав об окончании поиска.
   - Теперь у нас освободилась масса времени для всяких личных дел.
   Под всякими личными делами Джу понимала секс. И только секс. Мне было понятно, что нехватка мужчин несколько изменила отношения полов, но это было слишком. Впрочем Джу решала в постели и деловые вопросы.
   - Я слышала, что Республика не заплатила тебе два раза по триста тысяч. Соглашение с Ги можно считать полностью недействительным. Мама предлагает купить у тебя всю партию эльфийских орехов. Сколько их у тебя? - принцесса начала выведывать коммерческую информацию.
   - Восемьсот, - я не стал делать из этого тайну, - Сотню я оставлю себе. Семьсот орехов по пять тысяч составит три с половиной миллиона.
   - На опт положена скидка.
   - Может нам устроить аукцион с Ги? Вдруг цена вырастет до десяти тысяч за орех?
   - Учеба в гимназии сделала из тебя купца!
   - Деньги останутся лежать здесь, в имперском банке. Это не золотые кругляши, а простые записи в банковских книгах, - попытался я образумить Джу.
   - На эти «простые записи в банковских книгах» ты уже нанимаешь тысячи строителей для возведения крепости на перевале.
   - Я повышаю деловую активность. Строители зарабатывают деньги и привозят их в Империю. Предприятия Империи получают заказы на материалы и инструменты. Помещики увеличивают производство зерна и скота. А до этого деньги мертвым грузом лежали на счетах престарелых герцогинь, графинь и баронесс. Теперь деньги в обороте!!! Мало того, Ги осталась с носом, а это значит, что золото огромным потоком хлынет в Империю.
   - Финансовый гений!!! Отдохнул? Готов к продолжению?
   Профилактические дозы ореха положительно сказались на сексуальной активности Джу.
   Врач-магиня диагностировала беременность Джу. Как только мы заключили договор на поставку орехов, я в тот же день уехал в Баронства во главе отряда для их охраны и транспортировки.
   Строительство крепости на перевале шло невиданными темпами. Также быстро тратились деньги. В Герцогстве были самые мощные маги, поэтому стены крепости делались с большим запасом. Бюджет строительства вырос до миллиона золотых. Самое главное было сохранить баланс. Если в Империи и Республике на миллион золотых можно было нанять больше магов и магинь, чем Герцогство выделит на захват Баронств, то строительство теряло смысл. С другой стороны расход маны на разрушение крепости мог быть столь значителен, что, ослабленных штурмом магинь Герцогства, можно было уничтожить обычными силами. Старушка-герцогиня продолжала угрожать сепаратистам из Баронств, но не предпринимала никаких реальных шагов. Торговля с Империей и Республикой, которая ранее шла через Баронства, полностью прекратилась. Чиновники и дворяне не привыкли к простой и грубой пище. Им нужны были экзотические фрукты и овощи, вкусные сыры и копчености, изысканные вина, даже модные наряды из дорогих тканей хотелось менять несколько раз в год. Слухи, доходившие до столицы Герцогства говорили о том, что обычные магини, переехавшие из Герцогства, пользуются всем этим свободно. Мало того, лучшие из гвардеек, перешедшие в наемницы, тоже позволяют себе хорошие вина, сыры, фрукты и овощи. Уровень жизни в Баронствах оказался в три раза выше, чем в Герцогствах. Понятно, что всё это позволила сделать добыча золота. Но Лалита дала отсрочку всех налогов для новых предприятий на три года. В Баронствах начали открывать свои филиалы предприятия из Республики и Империи. Герцогству стало затруднительно поддерживать дипломатические отношения с Империей и Республикой. Ни дипломаты, ни почта, ни денежные переводы до посольств не доходили, всё это задерживалось в Баронствах. Старушка-герцогиня не могла даже кричать о нарушении международного права. Северные и Южные варвары окончательно обнаглели. Наконец, Герцогство стало готовить договор о признании независимости Баронств. Старушка направила к Лалите посла, текст договора многократно переписывали и дополняли. К моменту завершения строительства крепости она стала бесполезной. Договор заключили. Караваны пошли через Баронства.
   Мила уехала с ребенком в Пари, а я поехал посмотреть на своего третьего сына от Джу. Принцесса захотела назвать моего сына в честь деда, моего отца. Невиданное дело.
   Я ехал в Империю, но в мыслях был вместе с Серо. Маг устал от занятий в школе магии. Теперь, когда путь в Пустошь снова был открыт, он подбивал меня в поход за знаниями. Эльфийские книги не давали ему покоя.
  

  Книга вторая
  

  Глава 1
  Эльфийские книги
   Джу еще больше располнела и... помолодела. Как оказалось она «выбила» из матери порцию эльфийских орехов. Я был крайне удивлен. Зачем очень молодой женщине курс омоложения? Всё оказалось крайне просто. Каждый из нас подспудно желает что-то улучшить в своем теле. Серо считал себя непривлекательным, стал смазливым красавцем. Мне казалось, что мой «корешок» по-детски мал, в результате он стал немного больше нормы. Женщины сразу обратили внимание именно на эту сторону процесса, на красоту. Поэтому Джу выглядела на шестнадцать лет, но имела идеальные пропорции. Мало того, её грудь не требовала бюстгальтера.
   - Джу! Тебе не кажется это аморальным? Тридцать орехов могли спасти от смерти тридцать человек.
   - А восемьсот орехов могли спасти восемьсот человек. Жизнь, мой красавчик, жестока и несправедлива.
   - Вы могли бы не только спасти восемьсот женщин, они, имея идеальное здоровье могли родить десять-двенадцать детей. Половина из которых были бы мальчики.
   - Империя не идеальное государство эльфов. Поэтому государство эльфов и было уничтожено. Никому не нужен такой пример! Да, у нас есть небольшая несправедливость. Человек слаб, личные интересы всегда важнее государственных. Так было, есть и будет. Моя красота важнее тридцати любых жизней, если только они не герцогини.
   - Почему в Республике герцогиня Ги спасала жизнь и здоровье людей? Один орех - одна жизнь.
   - Потому что в Республике деньги делают деньги. А в Империи власть делает деньги. В Республике все деньги работают. Для купчихи достаточно отдать пять тысяч (на последнем этапе десять) и получить идеальное здоровье. Красота? Сто пятьдесят или триста тысяч? Нет!!! Она лучше откроет новую фабрику!!!
   Мне стало неприятно смотреть на красоту Джу, я уехал в Баронства.
   Серо начал меня агитировать съездить в Пустошь за книгами. Еще ему хотелось напитаться от источника маны в Библиотеке и Крепости. Серо утверждал, что источники маны в Герцогстве, Империи и Республике крайне слабы, а за зиму в Библиотеке его внутренний источник существенно вырос. И, конечно, у Серо был главный довод: там в Библиотеке еще восемьдесят книг лежат в открытом доступе на втором этаже.
   - Мой друг, я затрачиваю на чтение и анализ одной книги три дня. То есть мне потребуется двести сорок дней. Без выходных, я сойду с ума. Это значит, что мы должны приехать в Библиотеку ранней весной, а уехать поздней осенью.
   - Это попросту прекрасно! Мой собственный источник маны существенно подрастет!
   - Я предпочитаю магиню с маленьким источником, но большой грудью.
   - Ты шутишь? Ни одна магиня из здешней школы не сможет разобраться в заклинаниях. Я по два-три раза поправлял тебя, Фил, пока ты чертил трехмерные схемы заклинаний.
   - Согласно договора Баронств с Герцогством, пункт 238, мы имеем право добывать в Пустоши любые хреновины, - сообщил я Серо, - Мы приведем к границе двадцать лошадей и вывезем все книги.
   - Во-первых, найдутся «бандиты», абсолютно неизвестные герцогине, которые легко разобьют наш отряд охраны. Армию герцогиня не разрешит нам вводить. Во-вторых, я не смогу использовать источник Библиотеки для роста собственного источника.
   - Можно попробовать договориться со старухой. Герцогине нужны эльфийские орехи, - предложил я решение.
   - Ты помнишь, Фил, тебя «настоятельно попросили» строго учитывать расход каждого ореха. Главное условие употребление эльфийского ореха в твоем присутствии. Империя не отдает эльфийские орехи в свободный доступ. Только по спискам. Только при условии разжевать и проглотить в присутствии назначенной магини-контролера. Ты готов поссориться с Империей? Путешествовать нам нужно вдвоем. Ты и я. Чтобы никто не знал. Чтобы мы с собой ничего не увозили из Пустоши. Даже если нас негласно проверят. Едут две молоденькие охранницы, хотят наняться на работу.
   - Можно уехать в Пустошь на лето. Я нарисую еще тридцать схем. Герцогине отдадим пятьдесят книг, по которым у нас будут схемы, себе заберем пятьдесят непрочитанных книг.
   - Нет! И нет! Герцогине книги не нужны. Их, конечно, можно продать, но на это нужны годы. Старухе нужны эльфийские орехи.
   - Пусть её чиновницы обыщут нас до нижнего белья! Нет орехов! Тысячу лет зрели. А мы их за два раза все собрали. Теперь еще тысячу лет надо ждать.
   - Старуху это не интересует. Авторитарную правительницу не интересует ничего, кроме того, что она хочет услышать. Все чиновницы говорят ей: в Пустоши много тысяч орехов.
   - Хорошо. Поехали на девять месяцев рисовать схемы. Я так думаю, что смогу обеспечить безопасность третьего человека. Предлагаю взять с собой магиню с третьим размером, - после долгих размышлений я предложил компромисс.
   - Двух магинь! - мгновенно отреагировал Серо.
   На следующий день надежда на третий размер была мгновенно разбита. Ко мне приехала Мишка. Она бросила сумки в моей спальне. Потребовала освободить две из трех секций шкафа от моих вещей, и объявила, что прощает моё распутство с Милой.
   - Джу передай. Я не боюсь её угроз! - заявила Мишка, - Где у тебя служанка? Позови. Пусть сразу узнает, кто у неё теперь госпожа.
   Я позвал Эльку. Та вошла, ничего не подозревая об ужасе предстоящей службы.
   - Элька? Подогрей мне ванну.
   Служанка вопросительно посмотрела на меня. Я развел руки в стороны.
   - Будешь лениться, получишь плетей на конюшне, - увидела промедление служанки Мишка.
   Элька побежала в ванную комнату.
   - Телесные наказания запрещены по контракту, - предупредил я Мишку.
   - Даже оплеуху ей дать не могу? - удивилась Мишка.
   - Нет!
   - Может быть она греет тебе постель?
   - Иди, полежи в теплой ванне. Мне кажется ты устала с дороги.
   Слухи в маленьком городке распространялись мгновенно. Через несколько минут ко мне в гости пришел Серо и начал изгаляться в комментариях: как мне невероятно повезло, какое неземное счастье мне привалило, как благосклонна ко мне судьба.
   - А мы завтра могли уехать, и ты бы не знал чего ты лишился! - ехидно заявил Серо, - Везунчик!!! Я так тебе завидую!
   Дверь резко распахнулась.
   - Я всё слышу!!! - метала Мишка молнии и в меня, и в Серо, - Я такая стерва? Я несносная дрянь? У меня жуткий характер?
   - У меня срочные дела, - убежал с улыбкой Серо.
   - Мишка! Почему ты так поздно приехала? Я ждал тебя год назад. Не могла оторваться от молоденьких мальчиков? Как ты сказала мне на прощанье? «Я найду того, кому это не будет противно!»
   Мишка рыдала так, что я понял. Переборщил. Она размазывала сопли по лицу и я почувствовал себя последней сволочью.
   - Я ни с кем. Никогда. Ни поцелуя, ничего. Я ни на кого смотреть не могла. Я сюда приехала потому, что мама начала подыскивать мне мужчину. Я сбежала. И я всегда знала, что не могу без тебя жить, но дурацкая гордость мешала приехать. Я дура!!!
   - Я завтра уезжаю в экспедицию на год. Ты можешь оставаться здесь и тиранить Эльку в полном комфорте. Или поехать со мной и прожить год на каше и сушеном мясе.
   - С тобой!!! - закричала Мишка и повисла у меня на шее.
   - У Милы был небольшой дар магини. У тебя?
   - У меня еще меньше. Но дар с возрастом растет, - преданно заглянула мне в глаза Мишка.
   - Если ты не очень устала… Мы могли бы немного поласкаться.
   - Без секса? - ошарашенно спросила Мишка.
   - У меня нет магической настойки, а ребенок в экспедиции нам будет мешать. Я пойду, приму ванну?
   - Иди. У тебя всегда был повод отложить секс, - грустно сказала Мишка.
   Мне показалось, что Мишка меня стесняется, раньше она вела себя свободнее. Я предложил поласкать ей клитор, она покраснела и сдвинула ноги.
   - Ты же тогда именно этого хотела. Мы поссорились из-за моего отказа. Что происходит? - удивился я.
   - За два года девчонки в гимназии многое обсуждали. Сейчас я себе кажусь такой распущенной!
   - Как же мы будем заниматься сексом?
   - Фи! Мне ничего не будет видно.
   - Ты и сейчас можешь закрыть глаза.
   - Я себя знаю. Я буду подглядывать, - жалобно произнесла Мишка.
   Уехали мы только через три дня. Мишка и очень молодая магиня Шарлотка составили такой список необходимого, что вьючные лошади не могли увезти. Мы с Серо три раза выбрасывали лишнее. Лалита отдала Мишке и Шарлотки кевларовые костюмы, свой и матери. У Серо был свой, третий экземпляр. Все трое надели эльфийские кольчуги.
   Мишка дважды испытала прелести секса, но её зажатость никуда не исчезла.
   Путешествие в Пустошь прошло почти без неприятностей. Мы с Серо переоделись в наемниц. Наша четверки изображала крошечный отряд очень молодых наемниц. Мы не демонстрировали ни кольчуги, ни сабли, поэтому никому не были интересны. Перед самой Пустошью на нас напала дюжина бандиток, хотя, возможно, это были штрафники-гвардейки. Думаю, им приглянулись наши лошади. Серо сжег их всех одним заклинанием. И людей, и лошадей. Смотреть на это было отвратительно. Я, Мишка и Шарлотка блевали от ужасного запаха.
   Сначала я пересек границу один. Я закрыл глаза. Стояла холодная погода, после морозной зимы серые шары были неактивны. На расстоянии километра их не было видно. Я крикнул Серо, что вокруг всё чисто. Мои спутники пересекли границу и мы поскакали к Библиотеке.
   В башне было холоднее, чем снаружи. У нас были спальники на гусином пуху, два двойных, но всё таки мы достали кипятильники. Мы поставили обе кастрюли под окно в бельевой комнате, к тому же нагрели ковшами постель. Восемь лошадей крупной породы при положительной температуре воздуха, могли комфортно чувствовать себя в помещении на первом этаже, где нет ветра.
   В дороге мы с Мишкой почти не занимались сексом. Мне не нравились условия в гостиницах. В Библиотеке мы помылись горячей водой, переоделись в чистую одежду, но в тесной бельевой комнате, где отчетливо слышно дыхание Серо и Шарлотки, я предложил Мишке повременить. Она радостно согласилась.
   Утром мы выпили горячего кофе с невероятно вкусными сухарями. Серо посадил женщин медитировать, сам тоже стал изображать изваяние, а я пошел работать, читать эльфийскую книгу. На обед Шарлотка сварила отвратительную кашу.
   - Послушай, магиня, пока не научишься варить нормальную кашу, будешь дежурить по кухне, - сказал я самым отвратительным голосом, на который был способен.
   - Ты здесь никто! - заявила Шарлотка, и выжидающе посмотрела на Серо.
   - Филипп здесь главный!!! Мы все ему помогаем, - ответил на не заданный вопрос Серо.
   Магиня пошла мыть посуду.
   Через две недели резко потеплело. Серо забрал одну кастрюлю с кипятильником и увел Шарлотку спать на кухню.
   Я пробил на девятом этаже еще три дыры рядом с дверями и нашел ванную комнату. Две другие комнаты были кабинетом и спальней. Они были защищены магией и любой предмет, брошенный внутрь, мгновенно осыпался на пол пеплом, без малейшего дыма и огня. Серо заинтересовал кабинет. Я предложил рискнуть содержимым одного из шкафов на девятом этаже.
   - Послушай Серо. Шансы сломать защиту такого шкафа у тебя минимальны. Я сделаю дыру в кабинет до самого пола. Расширю её по размеру шкафа. Думаю, что за пару дней справлюсь. Потом мы запихиваем шкаф в кабинет.
   - Если будет взрыв, то от нас останется мокрое место, - испугался Серо.
   - Хорошо. Перед дырой делаем горку. Намазываем её жиром. Кладем шкаф на горку, вы уходите из башни, я отступаю на лестницу и прикрываю дверь. Дергаю за веревку, вытаскивая упор. Шкаф сам заезжает в кабинет. Надеюсь моя защита выдержит. Не первый раз!
   - Верёвку может выдернуть Мишка или Шарлотка. Твоя жизнь слишком ценна, - не согласился Серо.
   - Ты прав. Но я не думаю, что риск настолько велик.
   Мишка и Шарлотка насупились, услышав наши рассуждения.
   Серо с Мишкой и Шарлоткой разобрали буфеты на всех этажах, и, пока я расширял дыру, построили прекрасную горку. Сначала мы проверили работу горки в коридоре, потом пододвинули к отверстию в кабинет.
   Я остался на лестнице, остальные выбежали наружу. Когда я дернул за веревку, то ничего не произошло. Никакого взрыва, не было даже маленького хлопка. Я подождал целый час и осторожно подошел к кабинету. Шкаф заехал в кабинет почти целиком. Беззвучно сверкали молнии и пахло озоном.
   Я спустился к Серо и рассказал ему то, что видел.
   - Я попробую принести спальники. Ночевать, видимо, будем на свежем воздухе, - предложил я.
   Я осторожно пробежал по коридору, нырнул в бельевую комнату, схватил свой спальник, быстро перебрался на кухню и забрал спальник Серо. Пробегая мимо кабинета, я бросил взгляд на шкаф. Искры всё также окутывали его, как иголки ежа.
   Мы уже укладывались спать, когда прозвучал выстрел огромной пушки, в стене башни на девятом этаже возникла огромная дыра, шкаф пролетел метров двадцать и упал на мягкую землю, но она содрогнулась.
   Мы с Серо побежали смотреть на шкаф. Тот лежал абсолютно целый, будто это не он пробил толстую кирпичную стену.
   - А!? Какая идея? Блеск! - я сам себя похвалил.
   - Пошли посмотрим кабинет, разрушитель! - с сомнением в голосе предложил Серо.
   Кабинет выглядел точно также, как до выстрела шкафом. Дверь и окно не пострадали. Даже стеклянные дверцы шкафов не потрескались. Я забросил в кабинет доску от разбитой горки, она осыпалась пеплом.
   Я плюнул на возможность войти в кабинет и начал таскать горячую воду в ванну. Очень хотелось полежать в горячей воде и отмокнуть по-настоящему. Как только я натаскал воды, Мишка улеглась в ванну и довольно заурчала. Я стоял рядом и укоризненно смотрел не неё.
   - Нет. Если тебе нечего делать, то можешь потискать меня. Разрешаю. Спинку потереть. Пятки поскоблить. Волосы осторожно вымыть.
   Я принес стул. Основательно уселся рядом с ванной. Глубоко вздохнул. В ответ получил хихиканье. Поднял из воды мишкину ступню и начал обрабатывать ногти пилкой из древних запасов местного эльфа.
   В ванную комнату пролез Серо.
   - Грудь пока мальчиковая, - раскритиковал мишкины выпуклости маг.
   - Мне нравится, - соврал я.
   - Я тут подумал… Давай второй шкаф в кабинет запихнём?
   - Зачем? Результат нам известен.
   - Не совсем. Мана в защитном артефакте не бесконечна.
   - Я помогу погрузить шкаф на горку. На этом всё!
   - Хорошо. Я пошел ремонтировать горку.
   Результат со вторым шкафом был практически идентичен первому. Но было небольшое отличие. Шкаф попал в уже готовую дыру в стене, поэтому улетел дальше.
   Секс Мишке был неприятен. Мы договорились обходиться ласками, как это было в Пари, и Мишка была счастлива. Но отнимало это три часа от сна. Днем Мишка медитироваля, и как бы отдыхала, а я разбирал очередную эльфийскую книгу, пытаясь в словесных кружевах уловить структуру заклинания.
   Проблему сна мне скоро удалось решить. Мишка решалась попробовать, как оно будет, если позволить мне поласкать ей клитор языком, и подсела на куни. После этого ласки стремительно упростились. У Мишки десять минут сердце выскакивало из груди, после чего она проваливалась в сон. Я тоже засыпал довольный тем, что могу выспаться.
   Шарлотка в конце концов научилась готовить, и дежурить на кухне они стали с Мишкой по очереди. В один из таких дней мы сидели втроем под яблоней.
   - У Шарлотки есть к тебе предложение, - как-то слегка смущенно обратился ко мне Серо.
   - Ходят слухи о твоих больших «возможностях», красавчик. Я посмотрела на твоего «дружка», когда ты нежился в ванной последний раз. Хочу попробовать…, - откровенно предложила магиня.
   - Мишка расстроится. Она еще ребенок, и относится к сексу слишком романтично, - ответил я.
   - Выбрось ты из головы эти книжные глупости. У тебя уже давно нет секса. Тот, что был раньше с Мишкой - полное дерьмо. Ты уже по пустякам на Серо бросаешься.
   - Шарлотка! Я очень тебе благодарен. Очень. Если бы не было Мишки, я бы не стал думать ни секунды.
   - Как знаешь.
   Вечером Мишка захотела поговорить.
   - Я слышала ваш разговор под яблоней.
   - Тебе не нужно беспокоиться. Я твердо знаю, что секс тебе неприятен. Я никогда не сделаю тебе больно.
   - Я подумала. То, что обожает принцесса Джу сгодится для такой простой девочки, как я? Что ты так смотришь? Попробую один раз. Если не понравится, то я сразу скажу.
   - Я сам узнаю.
  

  Глава 2
  Сокровища кабинета
   Фил так много времени проводил с книгами, что у него испортилась осанка и вырос небольшой животик. Каждый раз, занимаясь с Филом оральным сексом, Мишка находила возможным подшутить над ним.
   - Это уже не смешно, - на пятый или шестой раз заявил Мишке Фил.
   - Делай перерывы во время чтения.
   - Нельзя. Концентрация пропадает.
   - Заканчивай на два часа раньше.
   - Я и так запаздываю против графика на четыре дня. На последние две книги ушло десять дней.
   - Серо хвалился. Заклинания боевые. Одним он может уничтожить всё живое на двести шагов, без всякого использования накопителя. Сейчас учит ему нас. Но даже Шарлотка тупит, а я совсем ничего не понимаю.
   - А второе?
   - То слишком сложное для нас. Серо не хочет впустую тратить время на наше обучение.
   - Мишка, кончай меня подначивать по поводу животика. Я сам всё понимаю. Войду в график, сразу займусь собой. Договор?
   Через три дня у Серо возникла новая идея.
   - Фил. Давай используем мумию эльфа, как ключ в кабинет. Забросим его туда через дыру. Попытка не пытка?
   - Если бы у эльфа сохранились перстни, это бы имело смысл. А так… Пять минут ничего не решают. Пошли.
   Мумия эльфа упала на пол кабинета и не превратилась в пепел. В двери громко щелкнул замок.
   Серо распахнул дверь. Но входить не спешил. Фил сбегал до клетки в конце коридора, где у него хранились крысы, притащил всю дюжину прямо в клетке, и бросил мимо Серо внутрь кабинета.
   - Ты гений, Серо. Я преклоняюсь перед тобой!!!
   - Я войду? - замандражировал Серо.
   - Шарлотка!!! - закричал Фил.
   Магиня мгновенно прибежала на зов.
   - Клетку принеси, - приказал Фил.
   - Какие же вы трусы!!! Мужчины, одно слово! - выплюнула Шарлотка в лицо Филу, и смело вошла в кабинет.
   - Мои шкафчики, мои накопители, мои артефакты, - заблеял Серо, забегая вслед за магиней в кабинет.
   Шкафы оказались закрыты. Серо принес топор, но в ответ на бешеные удары по стеклу, в ответ раздавался издевательский музыкальный звон.
   Шарлотка рассказала Мишке о трусливом поведении мужчин.
   - Не знаю. Когда первый шкаф нужно было запихать в кабинет, то Серо обсуждал с Филом возможность огромного взрыва. Фил рисковал сам, а мы ушли из башни.
   - Серо и тогда предлагал использовать меня или тебя. Наши жизни ничего не стоят!
   - Фил заботится обо мне! Даже в мелочах. Ванну всегда уступит. Вкусняшки свои отдаст. Я уже молчу о сексе.
   - Точно! Ни один мужчина не стал бы тебя, с твоими закидонами терпеть.
   Фил продолжал анализировать книги. Серо забросил обучение магинь. Вместо этого он изображал мыслительный процесс в кабинете. Наконец ему надоело, он позвал Фила и они запихали мумию эльфа в спальню. Дверь кабинета закрылась. Дверь в спальню открылась, но там не было ничего интересного, кроме невероятно свежего и чистого постельного белья. Серо честно разделил бельё поровну. Фил утащил себе ещё и матрас. Стало совсем тепло и можно было спать не в спальнике, а под одеялом на простынях. Сексом, безусловно, можно было заниматься и в спальнике, но всякие извращенные позы удобнее было всё таки применять на широком ложе.
   Серо вернул «открывашку» в кабинет, и надолго выпал из реальности.
   - Фил. Я придумал новое решение, - заявил Серо за очередным обедом.
   - У тебя есть две рабыни, - заметил Фил.
   - Нужен ты.
   - Излагай, - дал согласие Фил.
   - Мы сбрасываем стеклянный шкаф наружу.
   - Без меня.
   - Без тебя, - согласился Серо, - Я становлюсь за тобой и бью в шкаф самым мощным заклинанием. Возможно, стекло треснет.
   - Или будет жуткий взрыв, - предложил вариант Фил.
   - В этом случае нас немного отбросит в сторону.
   - Шагов на двести? - уточнил Фил.
   - На двести, на пятьсот… Ты нас защитишь?
   Магини смотрели на Филиппа огромными глазами. У Шарлотки отвалилась вниз челюсть.
   - Ты, мой друг, даже близко не представляешь, как болят сломанные ребра. Все ребра сломаны, а сам контужен!
   - В каждом шкафу несметные богатства!!! - возбудился маг.
   - Нам никто не позволит их вывести. Нагонят сотню магинь и отнимут добычу.
   - В одном из шкафов лежат три накопителя. Очень большие! Огромные. То заклинание, которому я не стал учить Мишку и Шарлотку, может погрузить в сон всех на десять тысяч шагов. Оно сломает любую защиту. Но мне нужен огромный запас маны. Такой импульс маны может дать звезда из сотни с лишним рабынь.
   Фил надолго задумался.
   - Для начала, давай попробуем пассивный метод. Книжные шкафы, защиту которых не смогла одолеть защита кабинета, лежат в степи. Притаскиваем их под дыру в башне. Укладываем один на другой. Затем сбрасываем сверху твой стеклянный шкаф. Есть шансы, что от удара защита сработает, и стекло треснет. Если это не поможет, то будем рисковать ребрами.
   - Пробуем.
   Книжные шкафы по степи тащили с помощью лошадей. Но устанавливать их друг не друга пришлось вручную. Магини спрятались за башню, а Фил и Серо сбросили стеклянный шкаф вниз. Шкаф ударился о книжные шкафы и улетел в степь по огромной дуге, приземлившись в тысяче шагов от башни.
   Хлопок был такой, что у Мишки, Шарлотки и Серо заложило уши.
   - А ты хотел полетать! - сказал Фил магу часа через два, когда тот немного очухался.
   - Пошли! Посмотрим на стекла, - хмуро предложил Серо и взялся за голову.
   Стекла были целы. Дверцы не отрывались. Но от удара об землю чуть-чуть отошла задняя стенка шкафа. Это было почти незаметно. Но Серо сразу же закричал, как будто шкаф уже открыт.
   - Поставим на попа, и ты ударишь своим главным заклинанием в заднюю стенку? - спросил мага Фил.
   - Как-то немного ссыкотно, - занервничал Серо.
   - Пошли за лошадьми. Привезем к башне, затащим наверх и сбросим снова. Это хлопотно, но не так страшно.
   Магинь Фил попросил открыть рот и заткнуть уши. Шкаф полетел вниз, а Серо с Филом побежали в конец коридора. Не добежали. Взрыв был такой мощности, что магинь пришлось кормить эльфийскими орехами. Книжные шкафы остались целы, но стеклянный разлетелся в разные стороны.
   На следующий день Фил начал злорадствовать.
   - Закончилось ваше безделье, любители медитаций. Теперь до самой зимы будете накопители и артефакты по всей степи собирать.
   Серо недолго думал. Зачем прочесывать окрестности в поисках содержимого одного шкафа? Маг решил побросать вниз все шкафы из кабинета. Пять дней не стихала канонада. На ближайшей заставе магиня думала, что проснулись древние эльфы и ведут войну с демонами.
   Мишка и Шарлотка заранее приготовили себе орехи. Они прятались на четвертом этаже, где звук был не так слышен, но исправно жевали орехи. Мишка каждую секунду мечтала стать красавицей, а Шарлотка думала только о магии.
   После разгрома кабинета маг и магини отправились на поиски сокровищ в степь, а Фил запек первые зеленые яблоки в сахаре. Он ясно понял, что не успевает прочитать все книги до зимы.
   «Кто я? Раб на галерах?» - подумал Фил, - «Глупость, но Серо должна убедить».
   Мишка теперь знала, где лежат эльфийские орехи. Она подбила Шарлотку, они стали жевать орехи каждый день. Первым заметил неладное Серо.
   - У Шарлотки магический резерв сравнялся с моим. Мы оба получаем прибавку от одного источника. Что-то тут не так, - сообщил Серо Филу.
   - Она гораздо моложе. Её организм гибче, легче меняется. Это нормально, - успокоил мага Фил.
   - Возможно…
   - Я хотел поговорить с тобой о книгах. Я не успеваю к зиме. Никак не успеваю. Десяток книг нужно будет взять с собой.
   - Нет. Пусть остаются тут. Твоих схем хватит на годы.
   - Договорились.
   Вечером Фил обратил внимание на подросшую грудь Мишки.
   «Как быстро в этом возрасте меняются девчонки. Вчера еще совсем соплячка, а сегодня вполне… Как же она похожа на Джу. Недавнюю Джу.»
   - Мишка!!! Ты продолжаешь есть орехи? Так… Вместе с Шарлоткой?
   - Орехов много. С собой их брать ты запретил. Что такого???
   Утром, за завтраком, Фил сообщил Серо своё открытие.
   - Пусть жрут, - согласился с инициативой магинь Серо, - Так вот почему у Шарлотки так вырос резерв. Надо себе устроить курс. Как я раньше не сообразил. Фил, попробуй и ты раскрыть хоть малейший магический дар. Ты знаешь все схемы заклинаний. Стоит тебе увидеть ману и ты станешь великим магом. При условии огромного накопителя.
   - Попробую. Но что-то мне подсказывает, раздуть из искры пламя можно, но когда нет искры, то нечего раздувать.
   - Ну-ну. Не стоит так печально. Сделаешь попытку. Не получится. Значит не судьба. Шарлотка и Мишка, не увлекайтесь. К орехам есть привыкание. Потребуется залечить рану, нужно будет съедать огромную дозу. Она не всегда есть в наличии.
   Магини расстроились. Но Фил их успокоил.
   - За пару лет этот эффект проходит.
   - Как у вас успехи с поиском накопителей? - поинтересовался Фил.
   - Найдем. До зимы пять месяцев. Кое что нашли, но совсем не то. Расчертили степь на сектора и методично обшариваем по очереди. Пока ближние. Поэтому мало чего есть. Основные находки начнутся за сотни шагов. Взрывы были неслабые.
   - Перед тем, как бросать шкафы, начиная со второго, нам нужно было вырыть глубокую яму. Книжные шкафы уложить на дно. Тогда бы поиски были серьезно облегчены, - сказал Фил.
   - Нет. Три огромных накопителя были в первом шкафу. Их нужно обязательно найти. Всё остальное не столь важно. Я не могу разобраться с работой ни одного артефакта, из тех, что мы привезли в первый раз, - не согласился Серо.
   - То есть у тебя работы на сотню лет?
   - У меня. У Шарлотки. Если Мишка перестанет отращивать себе грудь, и возьмется за ум, то и для неё работа найдется.
   - Мне эта магия даром не нужна. Главное, чтобы Фил был рядом!!! - горячо запротестовала Мишка.
   - Мишка! Неужели ты не видишь, что ты значишь для меня? Ты была мне дорога в детском облике. Вспомни, я целовал тебя, когда тебе было двенадцать лет. Сейчас ты невероятно красива, но я люблю тебя не за внешность. Твоя чистая и нежная душа всегда будут для меня важнее внешности, - Фил врал от всей души, вкладывая в свои слова всю свою убежденность, - Если ты хочешь стать магиней, то становись. Я буду только рад.
   - Я хочу родить от тебя сына. Нет! Четырех сыновей! Чтобы Джу сдохла от зависти.
   Маг и магини пошли искать накопителей, а Фил отправился читать книги.
   Через два месяца Серо нашел первый накопитель, маг сразу занялся его зарядкой, а магини остались в степи вдвоем.
   - Фил. Накопители для меня важнее книг. Без меня Мишка и Шарлотка филонят. Так они ничего не найдут. Помоги им, - попросил Серо.
   - У тебя есть два старых накопителя из первой поездки. Они тоже мощные. Пообещай девчонкам премию. Кто найдет супер накопитель, тот получит твой старый в подарок, - предложил Фил.
   - Хорошо. Но ты поможешь в поисках?
   - Да. Это чем-то напоминает поиски грибов. А я в своё время считался главным специалистом по их сбору.
   - Грибы? В вашей стране едят грибы?
   - В лесу собирают и едят.
   - Может быть из-за этого у тебя нет ни малейшего магического дара? У каждого есть крохотная искорка магического дара. Часто только такой маг, как я, может её рассмотреть. У тебя нет ни малейшего намека, даже орехи на помогли.
   Фил с удовольствием занялся поиском накопителей. Это было совсем не просто, трава была густая и очень высокая. Если два месяца назад какие-то следы от падения накопителей еще были видны, то они давно пропали. За ужином Фил начал изобретать сенокосилку.
   - Серо, у тебя есть такое заклинание, чтобы скосить всю траву на тысячу шагов вперед?
   - Зачем? Под скошенной травой ты всё равно ничего не увидишь.
   - Трава высохнет за три дня. Я её сожгу.
   - И под пеплом всё равно ничего не увидишь.
   - Бугорки будут заметны. Нужно будет палкой их проверять. Это проще, чем ползать в зарослях травы.
   - Сжечь траву я могу сразу. Не нужно её косить. Нужен ураган, который сдует пепел, но не унесет накопитель, - задумался маг.
   - Да! Ты пока сделай предварительный расчет, испытай на участке, где нет накопителей. А мы отдохнем. У Мишки коленки в мозолях от ползания по траве. И лицо поцарапано!
   Серо за три дня придумал «сжигалку» для травы и «свежий ветер» для сдувания пепла. Два дня ушли на испытания. На шестой день Фил с магинями отправились на поиски накопителей. Что именно говорили магини в адрес Серо из-за двух месяцев ползания по траве невозможно было слушать. Фил пригрозил Мишке вымыть ей язык с мылом, молодой девушке не пристало употреблять такие слова.
   Дело пошло быстрее. За два месяца было найдено множество артефактов, стекляшек от полок и дверей шкафов, деревяшек от боковых и задних стенок и … накопитель. Накопитель нашел Фил, но ему захотелось сделать приятное своей подружке, и он отдал его Мишке.
   Серо уже полностью зарядил первый накопитель, источник в Библиотеке был очень мощный. Маг не стал включаться в поиск, работа по зарядке требовала огромной концентрации, поэтому Серо две недели медитировал. Как только Мишка отдала магу второй накопитель, тот с жадностью включился в работу. Внутренний резерв у Серо существенно вырос, каналы передачи маны стали шире, и магу стало проще заряжать накопители.
   Каждые десять дней Серо приходилось отвлекаться на «пустяки», он повторял процедуру уничтожения травы, которая росла, несмотря на отсутствие дождя.
   Третий накопитель нашла Шарлотка. Уже начало холодать, вот вот должны были пойти дожди. До отъезда оставалось меньше месяца, Фил категорически отказался спать в холодной башне.
   - Успеешь зарядить полностью, не успеешь зарядить полностью - мы уезжаем!!! Мне двадцать лет, я не намерен спать в морозильнике, щупая свою подружку внутри спальника, когда рядом со мной сопит и хрюкает Шарлотка, изображая оргазм. Мне надоела каша с сушеным мясом. Мне не нравится выходить из горячей ванной на мороз. Я хочу теплый сортир.
   - Всё перечислил?
   - Нет. На ужин бутылку красного вина за десять золотых, отбивную из нежной телятины, иногда жареная форель с белым вином. Кофе со сливками. Утка с яблоками…
   - Хватит!!! Я всё понял!
   - Как только в луже появится ледок - мы собираем вещи!
   - Я хочу сказать, - влезла в разговор мужчин Шарлотка. И, с обидой в голосе, объявила, - Я не изображаю оргазм!
   Мужчины весело засмеялись.
   Поиски прекратились. Магини медитировали, Фил отдыхал. В один из сухих дней все съездили в крепость набрать эльфийских орехов. Учитывая четырех вьючных лошадей, собрали практически весь урожай, около двух тысяч штук. Серо почувствовал себя всемогущим магом. Однако отказываться от кевларового костюма и эльфийской кольчуги маг не стал. Как только в луже появился первый ледок, отряд тронулся в путь.
   Границу миновали удачно. Ни серые шары, ни гвардейки отряду не встретились. Внешним видом они не привлекали особого внимания, но кто-то посчитал крупных лошадей особой приметой. У крупного города, стоящего на перекрестке дорог в Баронства и в столицу Герцогства, отряд ждали. Видимо, в столице собрали всех наличных магинь. На заставе к Серо выехала чиновница высокого класса, маг помнил её по столице. Её мундир был украшен планками бесконечных наград. На шее висел высший орден Герцогства. Лошадь под чиновницей была невероятно дорогая и породистая, из Южных диких стран. Стоила она, как сто годовых окладов Серо, когда тот служил на заставе. В ушах чиновницы висели серьги. Серо даже приблизительно не мог представить их цену.
   - Почему в седлах? Упали на землю мордой в грязь! - грозно приказала чиновница.
  

  Глава 3
  Мародерка
   Я не выдержал комичности ситуации и заржал в голос.
   - Дура! Мы не твоё быдло. Дай команду освободить дорогу, - спокойно сказал Серо.
   Из-за чиновницы выехала магиня. Такая старая, что у нас столько не живут.
   - Спокойно, Серо. Груз мы конфискуем вместе с лошадьми. Оружие и все магические вещи снимаете с себя и сдаете, - неожиданно твердым и четким голосом произнесла магиня.
   Старуха начала плести заклинание, странно шевеля пальцами и что-то нашептывая шипящим голосом.
   Я выехал вперед и закрыл Серо от удара. Тонкий, как игла, светящийся желтым цветом, щуп вонзился мне в грудь. Его сила и давление нарастали всё сильнее. Казалось, Щенок кипит и испаряется, как вода, а старухина мана бесконечна. Наконец магиня выключила своё заклинание. То ли у неё сдох накопитель, то ли сама поняла бессмысленность атаки. На вид, магиня стала выглядеть еще более древней, хотя, казалось, это невозможно.
   - Мне жаль, Юдэ. Когда-то мы были друзьями, - смело выехал из-за меня Серо.
   - Сто с лишним лет назад…, - ответила старуха, теперь уже другим, дребезжащим голосом.
   - Значит, не договорились, - сказал Серо и ударил по площади своим новым эльфийским заклинанием.
   Я стоял не на линии удара, сбоку от Серо, но меня тоже зацепило. У меня закружилась голова, не помог даже Щенок. Многие лошади остались на ногах, видимо, решили поспать стоя. Люди в основном упали на землю, но были такие, что удержались в седле, обняв шею лошади.
   - Фил, ты зачем выехал вперед?
   - Прикрыл тебя. Испугался удара старухи.
   - Спасибо. Да! У тебя защита адская! Такое заклинание!!! Сильна старая магиня и накопитель у неё на зависть громадный. Был…, - восхищенно сказал Серо, снимая со старухи все её магические штуки. - У нас в запасе примерно восемь часов. Всех всадников сдергиваем на землю. Всё оружие собираем в кучу, я его потом сожгу. С магинь снимаем все магические вещи. Их грузим на наши лошадей. Желательно оставить магинь «голышом». Они всю жизнь копят деньги на накопители и артефакты. Это будет для них уроком.
   Чиновницу обобрала Мишка.
   - Ты зачем её раздела? - удивился я.
   - Серо сказал «голышом».
   - Он в переносном смысле. Брось. Не одевай, не трать время, - остановил я Мишку.
   Делали мы свою работу поверхностно. Я взял на себя гвардеек. Не занимая себя особыми поисками, я вынимал из ножен только сабли и складывал их в одну кучу на свободном месте дороги. Серо, Мишке и Шарлотке приходилось сложнее. Магини часто запрятывали накопители ближе к телу, приходилось или расстегивать одежду, или разрезать, в поисках магических штук. Самое обидное, что ни для кого из нас эти дешевки не представляли интереса, а делали мы это, чтобы лишить силы Герцогство.
   Много раз проезжали обозы. Они останавливались. Их охрана и сами обозницы предлагали свою помощь: раздеть магинь и гвардеек, увести лошадей, которые скорее не спали, а были в дреме, даже зарезать спящих «служителей закона». Серо их прогонял.
   - Неизвестно, сколько человек останутся в живых, пролежав на мерзлой земле восемь часов. Если их раздеть, то никто не проснется, - пояснил Серо для меня свою позицию, - Я знаком с многими магинями. С теми, что помоложе могла учиться Шарлотка.
   Когда женщины стали просыпаться, мы поехали в город. Серо ехал на лошади чиновницы. Зря Мишка раздела изнеженную женщину до гола, чиновница не проснулась, замерзла насмерть. Юдэ тоже не проснулась, изношенный организм не выдержал нагрузки. Видимо, сказалась последняя атака магини. Было видно, что она далась ей нелегко. Я думаю, многие магини и гвардейки заболели. Невозможно без всяких последствий пролежать так долго на холодной земле.
   В городе мы поселились в лучшей гостинице, в самых дорогих номерах. В самом шикарном ресторане мы заказали себе поздний ужин.
   В ресторане Шарлотка заплакала. Мишка принялась её утешать.
   - Там были две моих подружки. Мы вместе учились в школе магии Герцогства.
   - Они пришли тебя убивать.
   - Они не знали, что это я, - возразила Шарлотка.
   - А если бы узнали? Отказались? Нарушили приказ?
   - Война - гнусная штука!
   В городе нас откровенно боялись, хотя мы платили по всем счетам и никого не задирали. Я купил себе мужской костюм у самого дорогого портного. Всю ночь ателье работало, подгоняя костюм по моим меркам. С маскировкой мы закончили. Если сам Серо гарцевал на лошади за двести тысяч золотых, то про конспирацию можно было забыть. До самого Ревелька не было никаких стычек.
   В Ревелеке Шарлотку ждала отставка. Лалита мгновенно забрала себе своего фаворита. Серо выставил магические трофеи на продажу в школе магии. Цены установил крайне низкие, но предупредил, чтобы не было спекуляции, чтобы студентки покупали их только для себя. Шарлотка рассказала в школе о грабеже подруг. Кто-то всплакнул о судьбе знакомых, кто-то обрадовался, что вовремя сбежал из Герцогства. Шарлотка с её огромным магическим резервом стала в школе легендой. Большинство восхищались её удаче. Но были и те, кто завидовал, распускал грязные слухи. «Насосала. Насосала маны у Серо!» Мишка, на фоне Шарлотки потерялась. О ней никто не говорил, не сплетничал. Её никто не знал до поездки. Мишке не понравился оскорбитель-унизительный тон в комментариях «насосала». Поэтому она решила отложить в сторону удовольствие и удобство и заняться сексом. Придя из школы, она мне решительно заявила, что хочет ребенка, поэтому нам нужно, несмотря ни на что, перейти к сексу.
   На этот раз я сделал всё по самому высшему классу. Сначала мы устроили роскошный ужин с самым дорогим вином. Ужин привезли из лучшего ресторана. Из соседнего ресторана я пригласил музыкантов, которые играли в нашем саду негромкие мелодии на своих необычных инструментах. Только тогда, когда от моих ласк у Мишки наступил оргазм, я приступил к неприятной процедуре, сексу. Я старался изо всех сил, транслировал своей партнерше наслаждение, радость и удовлетворение. Мои усилия не пропали даром.
   - Скажу тебе откровенно, Фил. Это было даже приятно, - сообщила мне Мишка, - Я не против завтра повторить!
   Я был вымотан так, что не смог ничего ответить. Мишка заметно обиделась на это.
   Я каждый день устраивал Мишке праздник. Оркестр заменялся на фейерверк, тот в свою очередь на салют, фонтан начинал бить разноцветными, светившимися в темноте, струями, артисты театра пели любовные арии, гимнасты и гимнастки изображали во вспышках огня эротические скульптуры. Примерно на десятый день Мишке на самом деле понравился секс. Без вранья, без преувеличения, я это почувствовал.
   - Девчонки в школе спрашивают о чудесах, происходящих в нашем саду. Я сказала, что нам надоели обычные серые отношения в путешествии, и тебе захотелось праздника.
   - Хорошо, что Шарлотка уехала в Империю за их отрядом гвардии. Эльфийские орехи нужно и передать, и сопроводить. Иначе она могла насплетничать о нас и развалить твою красивую легенду, - я указал Мишке на слабое место в её фантазиях о Пустоши.
   - У Шарлотки появилось прозвище. За глаза её зовут «Соской», - смутилась Мишка, - Я пыталась им сказать, что Шарлотка никогда не делала этого с Серо. Меня засмеяли.
   - Какое тебе дело до чужого мнения? В Пустоши тебе нравилось одно, здесь понравилось другое. Ты счастлива? - спросил я Мишку.
   - Да! Да!
   Серо дождался ближайшего приема у Графини, где должна была присутствовать посол Герцогства. Маг подгадал момент и приехал на своей новой лошади прямо перед глазами посла.
   - Откуда у вас эта лошадь? - резко и не дипломатично спросила посол.
   - Проезжал по Герцогству. Тут совсем рядом с нашей границей. Выскакивает вздорная дура, бандитка без капли магии. Кричит всякие непотребства, угрозы, оскорбления. Требует отдать всё!!! Даже лошадей. Огромная банда. Пришлось всех усыпить.
   - Всех?
   - Всех. Их много было. Я не считал. Филипп, может ты посчитал? - обратился ко мне Серо.
   - Я похож на человека, который считает бандиток?
   - Это был отряд гвардии, усиленный магами, во главе с начальницей департамента таможни, - сообщила посол.
   - Им перестали платит заплату? Зачем они занялись грабежами на дорогах? - очень натурально удивился Серо.
   - Вы обязаны были отдать начальнице департамента таможни всё, что она потребовала, - прорычала посол.
   - Вот как? Вам нужно было поставить меня в известность, что Герцогство разрывает договор, - вмешалась Лалита, - Такой инцидент не может остаться незамеченным. Либо Герцогство возместит Серо моральный ущерб, либо я попрошу посольство покинуть Ревелек. Даю вам три дня на размышление. А сейчас покиньте прием!
   На следующий день посол посетила министра иностранных дел Баронств.
   - В договоре нет ни слова о праве начальниц таможни конфисковать грузы, - министр внимательно просмотрела текст договора, который и так хорошо знала.
   - Наша начальница департамента таможни всегда обладала таким правом! - парировала посол.
   - Не нужно волноваться, - успокоила посла министр, - Сейчас составим дополнение к договору, мы его подпишем, и оно будет действовать с момента подписания. Наша начальница таможни будет невероятно довольна. Сейчас в Ревелеке стоят два ваших каравана. Один с дорогими винами, второй с сырами и рыбными деликатесами.
   - Вы хотите конфисковать грузы этих караванов? - возмутилась посол.
   - У меня нет таких прав. А у начальника таможни уже сегодня они будут! Пишите приложение к договору, моя уважаемая посол.
   - Вы меня не так поняли. Конфискации подлежат запрещенные товары, - заюлила посол.
   - Хорошо. Внесем в приложение их список. Серо рассказал про лошадей, оружие и магические предметы. Этого, на ваш взгляд, уважаемая посол, будет достаточно? - невероятно серьезно продолжила министр.
   - Нужно будет добавить орехи и книги, а лошадей из списка убрать, - после долгого размышления сказала посол.
   - Тогда у меня четыре замечания. Во-первых, если лошадей в списке не будет, то нужно составить протокол о незаконности действий начальницы вашей таможни и определить сумму компенсации, которую Герцогство выплатит Серо. Во-вторых, орехи и книги ваши торговцы не везут, следовательно, вместо них предлагаю включить вещества, содержащие алкоголь, и ткани. В-третьих, прошу указать, что шишки и саженцы деревьев для провоза не запрещены. В-четвертых, предлагаю упростить документ, и объединить оружие с магическими предметами в одно наименование: изделия из камней и металла, - министр решила утопить посла в замечаниях.
   - Мне нужно посоветоваться с торговцами в караванах, - отступила посол.
   К концу трехдневного срока посол не захотела уезжать из Баронств, и согласовала с министром размер компенсации для Серо. Был составлен протокол, где виновником конфликта стала покойная чиновница. В Герцогстве об этом никто, кроме новой начальницы управления таможни, не узнал, старуха-герцогиня скрипя зубами выделила золото для моральной компенсации Серо.
   Я уже устал выдумывать новые развлечения для Мишки. Сегодня приехала Лалита, которая долго пытала меня по поводу секса с Мишкой. Что такого «сладкого» есть в Мишке, чего не было в ней.
   - Ты эти выкрутасы прекращай. Узнает Джу, врагу не пожелаю. Принцесса может запросто потребовать выдачи ей Мишки. Я воевать с Империей не стану.
   - Три месяца туда, три месяца обратно. Мишка успеет забеременеть и сбежать в Республику, - флегматично парировал я.
   - А ты готовься ехать с орехами к Джу. Под охраной отряда гвардии. Без возражений!!! Было бы замечательно, если бы ты сделал сына… её мамаше. По слухам, старуха в тебя влюблена.
   - Ты стала такой графиней!!! - желчно парировал я приказ Лалиты.
   - Мужчины! - презрительно бросила Лалита, уже в дверях.
   Из спальни вышла Мишка, она сегодня прогуляла школу.
   - Я правильно понимаю? У нас всего полгода на секс?
   - Даже немного меньше.
   - Не нужны фонтаны, салюты и роскошные ужины. Школу магии я смогу посещать в Пари. Всё свободное время на секс!!! Он мне уже нравится. Я не вру, - горячо сказала Мишка.
   Я увлек подружку в спальню и мы немедленно занялись ласками. Мне в последнее время понравился секс с Мишкой. Странно, практически все предыдущие женщины были горячее. Такой бешеный оргазм, как с Гитой, у меня не был ни с кем. Год неумелых ласк с Мишкой не смог перерасти во что-то большее. В Пустоши я был виноват в этом сам. Я не высыпался и пошел по пути экономии времени, приучив Мишку к куни и минету. И только теперь понял свою ошибку. Сейчас мне нужно было перестроить привычки моей подружки, а это стало совсем не просто. На моей стороне было горячее желание Мишки завести ребенка.
   Как бы то не было, но энтузиазм моей подружки завораживал. Мишка вырастила себе идеальное тело, но вела себя, как подросток. Меня злила всегдашняя внешняя схожесть Мишки и Джу. С принцессой меня связывали деловые отношения, которые эмоционально скреплялись нашими сыновьями. С Мишкой всё было с точностью до наоборот. Никакой выгоды, никаких, пока, детей, только эмоции. В то же время Джу и Мишка были невероятно похожи внешне. Это меня сбивало с толку и вызывало когнитивный диссонанс.
   Через три месяца Мишка забеременела и я решил не ждать возвращения Шарлотки, а лично проводить Мишку до границы Республики, чтобы со спокойной душой поехать к принцессе. Для путешествия я выпросил у Серо кевларовый костюм и эльфийскую кольчугу для Мишки. Накопитель маг отдал ей еще в Библиотеке.
   В дороге мне постоянно чудилась слежка, я менял маршрут, переодевался, над чем смеялась Мишка. Лошади у нас оставались старые, и по ним отследить нас было крайне просто. Когда показалась пограничная застава, я был настолько напряжен, что решил проводить Машку до самого дома.
   - Можно подумать, что в положении не я, а ты, - насмехалась надо мной подружка.
   Засада ждала нас у самой калитки, у забора Мишкиного дома. Мы расслабились. Я позвонил в колокольчик, и собрался поцеловать подружку на прощанье, когда чудовищный удар в спину бросил меня на Мишку, и мы впечатались в забор. Мила открыла калитку мгновенно, будто стояла за ней, и затащила нас во двор.
   - Они сейчас пожалеют!!!
   Мишка минуты три что-то шептала, потом выругалась по эльфийски, и повторила процесс. На её лице появилась счастливая улыбка. Мишка открыла калитку и бросила в сторону врага какую-то гадость.
   - На двести шагов все мертвы!!! - сообщила мне моя подруга, - Серо всё таки заставил нас выучить эту мерзкую структуру.
   - Они тут двадцать дней кругами ходили. Вас ждали! - сообщила Мила.
   - Я схожу, проверю. Остался кто-то жив, или нет, - сказал я и вышел за калитку.
   От бандитов остался только пепел. Никаких следов.
   - Если ты не поставишь на место свою стерву Джу, то как только я рожу тебе сына, я съезжу в Империю. И как ты, Фил, обычно говоришь? «Те, кто останутся в живых, позавидуют мертвым».
   Я достал мешочек с орехами.
   - Мишка! Здесь ровно две дозы, шестьдесят орехов. Измените внешность. Я хочу, чтобы вы были живы!!! И ты, и твоя сестра.
   Я закрыл калитку, а Мишка сказала сестре.
   - Прятаться? Никогда! Я стану в два-три раза сильнее в магии, ты станешь в два-три раза сильнее в магии. Мы не будем прятаться. Прятаться должны они. Не мы развязали войну. Но в нашей семье другие порядки. Мы на удар отвечаем двумя ударами. Они не знают на кого, замахнулись.
   - Фил молодец! Довез до дверей. Если бы не его защита, покушение могло состояться, - похвалила меня Мила.
   - Фил - идеальный мужчина, мечта. У меня были такие проблемы с сексом! А он …
   Я не уходил, стоял за забором и подслушивал планы убийства Джу. Я слушал и ужасался. Мила и Мишка, такие нежные и ранимые создания, я постоянно боялся как то обидеть, ранить их чувствительные души, предстали мне в их бандитской ипостаси. Жестокие, безжалостные, мстительные чудовища. Безусловно Джу перешла все допустимые границы. Но для мести тоже существует предел бесчеловечности.
  

  Глава 4
  Дорога в Доминион
   Фил поехал в отель на окраине Пари и снял лучший номер, который обошелся ему гораздо дешевле плохонького номера в гостинице на центральной площади. У Фила было отвратительное настроение. Он понимал, что мир жесток, и не может принцесса быть нежным созданием из детской сказки, а члены мафиозной семьи проводить всё свободное время в общественной больнице, вынося горшки и моя туалеты.
   «Зачем они притворялись? Зачем изображали передо мной милых девушек из слезливых розовых романов? Это какой-то перевернутый вверх ногами мир! У нас политик или олигарх приходит домой и изображает перед женой заботливого семьянина, нормального человека. Здесь Джу, Мила и Мишка оставляют за дверями дома свой звериный оскал, а со мной, нежным и ранимым мужчиной, они ласковы и беззаботны.»
   Фил бездельничал трое суток. Наконец решился, снял со своего счета тысячу золотых, нашел караван в Доминион и отправился в бегство. От Серо, которому снова ничего не было важно, кроме разбора эльфийских схем и анализа артефактов; от Лалиты, ставшей настоящей графиней; от совсем не сказочной принцессы Джу; от бандиток Милы и Мишки. Фил написал для Серо огромное письмо, с причислением всех своих детей и попросил использовать свою долю от реализации орехов для помощи им.
   Дорога в Доминион занимала три месяца. Фил заплатил один золотой маленькой, худой и смешливой девчонке, дочери бухгалтерши каравана, по имени Глок, та трещала с ним с утра до вечера. Память у Фила оставалась великолепной, та вредная настойка, что Серо дал ему семь лет назад, продолжала действовать. При этом мозг Фила до сих пор не был разрушен, чем пугала его герцогиня Ги. Через два месяца Фил заговорил практически идеально, если не считать акцента. Именно на произношение Фил запланировал третий месяц. Девчонке уже исполнилось пятнадцать лет, она каждый день делала намеки Филу. Достаточно прозрачные намеки.
   «Фил. Я рассчитывала, что кроме золотого, ты будешь спать со мной каждую ночь. Неправильная оплата получается. Или добавляешь еще один золотой, или пошли в фургон. Выбирай.»
   В начале учебы Фил отдал девчонке аванс серебром, поэтому посмеивался над шантажисткой.
   «Ну что тебе стоит? Ты же ни с кем в караване не спишь. Тебе для здоровья полезно. Не глупи.»
   Девчонка допекала не только Фила, но и свою мать. Та подошла однажды и предложила десять золотых за ребенка для Глок. Никогда еще Фила не ценили так дешево.
   - Сто, уважаемая Бинго, - сказал Фил, чтобы отвязаться.
   Бухгалтерша ушла задумчивая, а не в ярости, как рассчитывал Фил.
   На следующий день на Фила посыпались предложения.
   - Нет. Я люблю молодых мальчиков, - заявил Фил, - Глок, она внешне, как мальчик, с ней мне будет не так противно. Поэтому я пошел навстречу бухгалтерше.
   Глок весь день насмешничала. Фил не выдержал, ушел в фургон и переоделся в женский наряд, который вез с собой для маскировки от самого Ревелека. Когда Фил сел на облучок, девчонка чуть было не упала под колеса.
   - Ты абсолютно не был похож на этих. Такой милый, нежный, предупредительный, ранимый - настоящий мужчина. И вдруг такое преображение. Может ты еще на саблях дерешься, а не просто так её привесил? Слова всякие нецензурные знаешь и на них разговариваешь? Вино хлещешь бутылками и бьешь морды наемницам?
   - Примерно так, - улыбнулся Фил.
   - Я так думаю. Всё равно родится девочка. Будут у неё твои замашки, уйдет в наёмницы. Я все равно еще рожать буду, найдется кому продолжить славную династию бухгалтеров.
   - Сто золотых!!! - напомнил Фил.
   - Получай аванс, жадоба. Я уже выбила из матери деньги. Всё равно, когда покупаешь мужчину, может попасться кто-то с гнилью. А ты почти нормальный мужчина, если бы не этот твой выверт в голове. Пошли в фургон, лошади никуда не свернут.
   Весь оставшийся день Фил работал над своим очередным ребенком. Собственно, именно этому были посвящены все остальные дни. Дни для зачатия были вполне подходящие, но результат отсутствовал. Либо Глок была слишком худа для вынашивания ребенка, либо не совсем здорова.
   - Это стоит всех моих развлечений за год, - сообщила Глок на десятый день.
   - Не понял?
   - Мама отдала мне сто золотых в счет моих карманных денег, или, как она называет, зарплаты. Восемь золотых в месяц. Хотя… вполне приличная зарплата!
   Фил смеялся минут десять не переставая. Попросту ржал. Глок обиделось.
   - Извини, Глок, о материальном положении твоей мамы я ничего не выяснил. Вопрос номер один. Твоя мама сможет нанять тебе няню, служанку и повариху на первые два года?
   - У нас большая семья, - насупилась Глок.
   - Ты не ответила на мой вопрос!
   - У нас очень большая семья!
   - Ты ответила на мой вопрос. Вопрос номер два. Твой адрес?
   - Я не приму твою помощь! - решительно отрезала Глок.
   - Две-три ночи без сна и твоё мнение поменяется, - возразил Фил.
   У самой границы с Доминионом, когда охрана расслабилась на караван напали бандитки. Отмороженные на всю голову. До заставы три часа езды. По тревоге прискачет толпа пограничниц.
   - Глок! У тебя есть что-то убойное? Лук, арбалет магическая хреновина?
   - Мы бухгалтера!!!
   - Залезай в фургон и ложись между тюков. Бухгалтер, твою мать.
   Фил залихватски засвистел, призывая свою лошадь. Он не хотел, чтобы её убили. За долгие годы он успел полюбить Рыжуху. Седла на лошади не было, но Филу не нужно было быстро скакать, кого-то догонять, поворачивать. Ему нужно было, чтобы Щенок защитил Рыжуху. Фил проехал чуть вперед, у бандиток была неплохая магиня, которая систематически бросала огненные шары. Фил решил немного помочь охране каравана и проехал так, чтобы перегородит путь полета шаров. Магине это не понравилось, она немного выждала и бросила в Рыжуху молнию. Лошадь затрясла головой, видимо, опять забыла закрыть глаза. Дура, одно слово. Фил так и не научился жалеть лошадей, если не считать свою Рыжуху. Поэтому он убил лошадь магини. Конечно не сам лично, Щенок помог. Магиня оказалась отвратительной наездницей. Она не смогла вовремя соскочить с лошади, и та придавила ей ногу. По тому, как магиня орала, можно было подозревать перелом ноги. Охрана каравана оживилась. Бандитки, напротив, суматошно забегали. Двое бандиток попытались вытащить магиню из-под лошади, но Фил неторопливо подъехал и объявил, что это его добыча. Бандитки дали деру. Подошли две охранницы, которые помогли вытащить магиню из-под лошади.
   - Седло и сбруя ваши. Я беру только цацки с магини. После чего и она ваша, - сообщил Фил.
   Фил вернулся к фургону со своими жалкими трофеями. Когда он подъезжал к фургону раздался душераздирающий крик с той стороны, где осталась магиня. В фургоне на животе, высунув голову наружу, лежала Глок. В её жалкой заднице торчала стрела. Бухгалтерша выкрикивала очень интересные слова. Глок не обучала Фила таким словам.
   - Какие интересные термины в бухгалтерии, уважаемая Бинго, - восхищенно сказал Фил.
   - Теперь, Глок, ты будешь ясно понимать, что любопытство - это зло! - пожурил Фил девочку, - Вот, что мне интересно, как я буду зарабатывать свою сотню золотых.
   Бухгалтерша сказала несколько слов в адрес Фила. И опять на своем бухгалтерском сленге. Её видимо переклинило.
   - Очень много охранников ранено. До Глок очередь дойдет к вечеру, если повезет. Может быть нагноение, - объяснила своё состояние бухгалтерша.
   - Рана поверхностная. Я много таких видел за последние семь лет. У меня есть кинжал. Протрем его и саму рану крепкой настойкой. Я выну стрелу, забинтую чистой тряпкой порез, небольшая температура ночью, к утру рана полностью заживет, - предложил Фил свою помощь, - Завтра вечером, дорогая Глок, мы сможем продолжить эти приятные телодвижения, которые стоят твоей зарплаты за год.
   - А мне говорила, дрянная девчонка, совершенно другое. Больно, неприятно, отвратительно.
   - Я хотела выторговать у тебя скидку. Неужели не понятно, мама? - Глок говорила с трудом, видимо, потеряла много крови.
   - Молодец! Так держать, - похвалила Глок бухгалтерша, - Фил, тебе приходилось резать такие раны?
   - Много раз, - легко соврал Фил, добавив бухгалтерше сто тонн убеждения.
   - Если к утру рана воспалится, то делаешь ребенка бесплатно. Даже если Глок придется раздвигать ноги целый год.
   - Тогда жильё и кормежка за ваш счет! - решил вспомнить уроки гимназии Фил.
   - А ты не так прост! Не хочешь пойти учиться на бухгалтера?
   - Не настолько я хорош. У вас поколения предков-бухгалтеров. Мне не стоит рассчитывать ни на что выше счетовода.
   - Знаешь своё место.
   - Тогда я начну?
   Фил торопливо дал Глок выпить стаканчик вина с эльфийским орехом. Рана была безобразная. Стрела вошла в ягодицу и прошла по ноге до самого коленного сгиба. В ноге стрела задела крупный сосуд и Глок быстро теряла кровь. Фил сделал быстрый разрез, вынул стрелу и кровь брызнула фонтаном. Бухгалтерша в ужасе закричала.
   - Бинго!!! Быстро. Найди мне нитку. Любую!!! - закричал Фил.
   Бухгалтерша вынула из шляпа иголку с ниткой. Далеко не первой свежести.
   - Рана воспалится, - обреченно сказала бухгалтерша.
   - Она истекает кровью!!! - парировал Фил.
   Фил перетянул сосуд, забинтовал рану и пошел мыть руки. Ночью у Глок подскочила температура.
   - Она умирает? - жалобно спросила Бинго.
   - Это организм борется. Позови врача-магиню.
   Бухгалтерши долго не было.
   - Я еще не прилегла ни на мгновение, - заворчала магиня. Она разбинтовала рану, - Ужасный разрез. Крови потеряно много. Шансы минимальны.
   - Нужно немного сбить температуру и подкачать маны, - Фил показал врачу амулет бандитской магини.
   - Сейчас сделаю, - быстро согласилась врач, забирая амулет.
   Утром Глок очнулась и попросила есть. Фил принес бутылку красного сухого вина, он считал, что оно полезно при потере крови. Бухгалтершу Фил попросил еще ночью приготовить печень одной из погибших лошадей. Обоз тронулся вперед, на заставе есть врач-магиня, она могла помочь раненым. Своя врач, обессиленная, спала в одном из фургонов.
   - Мама, нога чешется. Сил нет, - в промежутке между жевание печени и глотанием вина, заявила Глок.
   - Я тебя, дуру, убью. Как только задница заживет, сразу убью, - сквозь слезы говорила Бинго, рассматривая чистый рубец на ноге. Фил как раз менял повязку.
   - Нужно будет заплатить врачу по высшей ставке, - сообщила бухгалтерша.
   - Она своё получила. С неё причитается еще много чего. Советую вам, уважаемая Бинго, намекнуть ей невзначай. «У меня глаза очень зоркие, я бухгалтер. Теперь, со своими многочисленными болячками мне к вам можно бесплатно приходить?»
   - Можешь обращаться ко мне на ты, как ночью.
   - Благодарю тебя, уважаемая Бинго, - скромно согласился Фил.
   Бухгалтерша ушла. Фил похлопал Глок по целой половинке попы.
   - Жри печенку, пей вино. Вечером займемся нашим любимым «туда-сюда».
   - Я на грани жизни и смерти!
   - Не хочешь? Жаль.
   - Вечером поговорим. Не спеши.
   - Я пошутил, - засмеялся Фил.
   - А я нет!
   Пару дней Глок отъедалась, напивалась красного вина и засыпала. Шрам от раны сделался почти незаметным, но потеря крови компенсировалась медленно, Глок была слишком худенькая. Бухгалтерша с удивление смотрела на ягодицу и ногу дочери, и призналась мне, что до конца не верила в мой опыт. Доминион был небольшой по своим размерам, через две недели мы должны были доехать до его столицы, Мокко. Бухгалтерша расхваливала её чистоту, сравнивая с грязными столицами Империи и Республики. Она также расхваливала свой дом, рассчитывая заманить меня туда на первое время.
   - Ты, Фил, не успеваешь сделать Глок ребенка. Я понимаю, нападение, жуткие переживания, для мужчины это довольно опасно. Возможно ты не сразу сможешь заниматься производством детей. Поживешь у нас, всё наладится.
   «Сказать, что стал импотентом? Это может не прокатить, здесь врачи-магини, вылечат от такого в два счета. А вот объявить себя мужчиной нетрадиционной ориентации, любителем молоденьких мальчиков, это железная отмазка. Мальчики здесь большая редкость, богатейки готовы платить за них умопомрачительные суммы. То есть «на мою долю ничего не осталось». Увы. Увы и ах.» - решил Фил.
   - Не нужно волноваться, через три дня у Глок начнется удобный для зачатия период, я успею выполнить свои обязательства. Но, на всякий случай, запиши мне адрес, - Фил решил как нибудь заехать, посмотреть на ребенка.
   Молодой организм Глок быстро восстановил силы.
   - Ты не поверишь, Фил, я себя чувствую лучше, чем до ранения.
   - Я не поверю. Ты права. Соври еще что-нибудь, более похожее на правду, - Фил специально подначивал девчонку.
   - Ну, Фил. Я соскучилась.
   - Ты же знаешь, Глок, я люблю мальчиков. С тобой согласился переспать только из-за твоей мальчиковой внешности.
   - Ты врешь! Постоянно врешь.
   - Дай мне три дня. Я постараюсь забыть, что ты девушка, и сделаю тебе ребенка.
   - Пока у меня не будет настоящего оргазма, денег ты не получишь, - не сказала, а отрезала Глок.
   - Откуда ты это слово узнала? Оргазм? Кто тут в караване его получал? Хочу посмотреть на сверх удачливую врушу. Она врет, а все верят. Через три дня я закрою глаза и сделаю тебе ребенка. Если у тебя хватит наглости, то можешь вопить своим пронзительным голосом на всю округу. А потом всем расскажешь про оргазм.
   - Сволочь! Наглый ползучий гад! Никому не нужный кобель! Облезлый кот!
   Фил свистнул Рыжуху и поехал в начало каравана. Там у него завелись две приятельницы-охранницы. Подруги по оружию. С ними он разделил трофеи от бандитки магини. Седло, а главное содержимое седельных сумок, порадовали охранниц. Та, что постарше теперь носила на поясе красивый кинжал.
   - Вовремя приехал, - сказали они хором, и достали из седельных сумок бутылки с пивом. А старшая добавила, - Пиво будешь?
   - Я привык к вину, оно немного покрепче, - поддержал свой образ альтернативно озабоченного мужчины Фил. Он вынул из бутылки пробку и сделал огромный глоток.
   - Нам вино нельзя. Мы не работе, - грустно заявила старшая охранница, и запрокинула бутылку.
   - С лошади не свались, - пошутил Фил.
   Все трое заржали так, что лошади встрепенулись.
   - Ты приезжай почаще. С тобой спокойно можно пить пиво. Если бандитки нападут, то у нас на одного охранника больше.
   Через три дня, когда караван остановился в маленьком городке, Фил снял роскошный номер. Это был единственный номер с ванной. Отмыл Глок до хруста, накормил её деликатесами, сводил её в салон красоты, купил ей неприличную пижаму и у девочки в этот вечер был оргазм. Без криков. Без стонов. Без потери сознания. Эрзац-оргазм. Вроде как она летала по небу, но выше облаков, ниже облаков, непонятно.
   Утром караван покинул городок. Весь день Бинго не могла объяснить дочери то, о чем сама знала понаслышке.
   - С мужчинами всё очень сложно. А со сложными мужчинами сложно вдвойне, - выдала в конце Бинго очередную бухгалтерскую мудрость.
   Фил появился вечером. Он весь день пьянствовал со своими подружками-охранницами.
   - Я сегодня никакой. Завтра вечером будет стоянка в городе. Вот тогда повторим.
   - Ты сегодня отвратителен! От тебя такой жуткий запах! Скотина!
   - Тебе нельзя так грубо ругаться. Ты будущий бухгалтер! - Фил поднял большой палец в восхищении.
   На следующий день Фил повторил программу «обольщения» красотки. Очнувшись после секса, Глок долго обнюхивала Фила.
   «Почему от него никогда не пахнет перегаром? Почему Фил всегда бодр и свеж? Странно. Странно то, что я стала меньше уставать, у меня ничего не болит. А когда Фил поил меня красным вином, то утром мама также удивлялась отсутствию запаха.»
  

  Глава 5
  Знакомства в лицее
   Столица небольшого государства, формально провинции островного королевства, оказалась самым современным и цветущим городом из всех, что я тут видел. Я правда еще не видел столицу маленького островного королевства, которое на самом деле давно королевством было только формально, и считалось фабрикой мира.
   Единственный недостаток всех городов этого мира был в жуткой дороговизне дров. В результате, любители жизни в тепле и чистюли, вроде меня, должны были платить огромные деньги. У меня на родине старики принимали ванну раз в неделю, а молодежь каждый день, правда не ванну, а душ.
   Компромисс между стоимостью жилья и отопления привел меня к съему не дома, а квартиры. Выбор был очень сложен, потому что я не хотел расставаться с Рыжухой, желал иметь в маленькой квартире ванну и жильё располагалось в разумных пределах от политехнического лицея, куда я поступил учиться. Разница в стоимости квартир с конюшней и без таковой составляла три золотых в месяц. Это была редкость. Я подумал и поехал к Бинго.
   - Как я рад тебя видеть, уважаемая бухгалтерша, - на максимуме доброжелательности поздоровался я с Бинго, - У тебя прекрасный дом, с садиком и огромным сараем.
   - Ты хочешь устроиться ко мне на постой? - с надеждой спросила Бинго, - Я недорого возьму.
   - Я поступил учиться в политехнический лицей. Увы, он расположен на другом конце Мокко. Зачем тебе такой требовательный постоялец, как я?
   - Из-за Глок предстоят большие расходы, и я не хотела бы оставлять дочь одну. Так что мои поездки с караванами пока прекратятся.
   - Глок говорила мне, что у вас очень большая семья. Не хотела принимать от меня помощь?
   - Гордая девчонка. У меня есть запасы. Я всё-таки бухгалтер.
   - У меня есть лошадь. Рыжуха. У тебя есть большой сарай. Овес, сено, прогулка на лошади каждый день, стойло в сарае, уборка навоза, я думаю, три золотых в месяц - это будет честная цена.
   - Три с половиной золотых. В Мокко есть налог на содержание лошадей. Через год ты затратишь на содержание Рыжухи больше, чем она стоит. Прогулка час в день не спасет твою лошадь, ей нужна нормальная нагрузка. Поговори со своими подружками-наемницами, они возьмут твою Рыжуху в аренду.
   - Бандитки могут напасть на караван, лошадь могут убить. Нет, - отказался я.
   - Тогда четыре золотых. Лучший овес, лучшее сено и два часа прогулки. Если ты так ценишь Рыжуху, - пояснила Бинго.
   - Почему ты не хочешь нанять для Глок служанку? Бывшую наемницу-инвалида. Это составит лишь часть твоей зарплаты бухгалтера. А сама на полгода съездишь с караваном, например, в Пари.
   - А через полгода я выброшу инвалида на улицу, потому что лишних денег у меня нет, а во время родов я хочу помочь дочери.
   Я достал чековую книжку и выписал Бинго чек на пятьсот золотых.
   - Я отец ребенка. Только у меня огромная просьба. Надо обналичивать чек в Пари или достаточно далеко от Мокко. Сумеешь?
   - Да.
   - Это деньги на служанку, на няню и повариху. Пеленки, распашонки. А главное, дрова!!! Если вдруг родится мальчик, он не должен простывать.
   - Да. Мальчики такие нежные. Знаю-знаю, - согласилась бухгалтерша, - Оставляй Рыжуху и полсотни золотых на год.
   «Какие всё таки бухгалтера молодцы. Хваткие женщины, дашь им палец - откусят руку.»
   Я отсчитал Бинго полсотни золотых. Угостил Рыжуху яблоком и уехал подписывать договор об аренде квартиры. На Глок смотреть не пошел.
   Я хотел закупить дрова на весь сезон, пока цены не подскочили, но соседки меня предупредили, что дрова воруют. Не совсем воруют, подворовывают. Дровяной сарай закрывается на жалкое подобие замка. Из своего дома воровать у соседа не принято, а из соседних домов то одна, то другая замерзшая женщина заглянет и пару поленьев унесет. В результате экономия превращается в убыток. У меня с собой был кипятильник, но глупо было расходовать ману там, где можно было легко купить дрова.
   Утром я пошел на занятия в лицей. Все студентки были моложе меня на пять лет. Им было шестнадцать, мне двадцать один. Выглядел я моложе, лет на семнадцать, и студентки вели себя свободно, хотя, я думаю, мой возраст их бы вряд ли остановил. Я придерживался выбранной стратегии. Мужчина нетрадиционной ориентации. Этим я не столько отпугивал девушек, сколько превращался из объекта охоты в коллегу по поиску мальчиков. Я выбрал троицу самых отмороженных особ, любителей выпить и подраться, пригласил их сходить вечером, за мой счет, в самый низкопробный бар. Все трое девушек были, не по годам, крупные, спортивные, со сбитыми костяшками кулаков. То, что надо, для подтверждения легенды. Ту, что потолще, звали Тося; интеллектуалку, озабоченную сексом, с манерами аристократки, Мисс; мрачную пьяницу с громадными кругами под глазами и жутким выхлопом, все называли Графиня.
   Я где то слышал, будто женский организм плохо перерабатывает алкоголь. Но, видимо, бывают исключения. Каждая из моих новых знакомых выпила больше меня, у которого идеальная печень и прекрасный обмен веществ. Вторым пунктом программы шла драка. Мы затеяли её с наемницами. Тех было вдвое больше, они были трезвее и последнее спасло нас от переломов. Нас выбросили на улицу, попинали ногами, чисто для вида. Наемницы вызвали нам извозчика и ушли, не забрав добычу.
   - Прекрасный бар, - сказал я, демонстративно потрогав шатающийся зуб. Я специально попросил Щенка ослабить защиту. К утру зуб всё рано заживет.
   Тося и Графиня жили ближе, их отвезли первыми. Мисс захрапела, отказываясь просыпаться даже после пощечин. Пришлось её везти ко мне. Я взвалил Мисс на спину и она тут же заблевала мне куртку, хотя не забыла и про свой наряд. Последнее меня немного утешило. Я бросил свою куртку в ванну отмокать, хотя блевотина отстирывается плохо, скорее всего куртку надо будет выбрасывать. Снять одежду с Мисс было непросто. Я забросил её одежду в ванну к своей куртке. С трудом заволок девчонку на кровать. Не успел я вытереть лицо Мисс полотенцем, как что-то весело зажурчало. Я успел подложить полотенце под зад зассанке, но её огромные рейтузы промокли насквозь. Пьяница радостно заулыбалась, вызывая желание открутить её ухо, но я проявил выдержку. Я полностью раздел девчонку, накрыл одеялом и сдвинул к стене, сам улегся с краю.
   Проснулся я ранним утром. Какая-то тварь залезла ко мне в трусы, дергала меня за яйца и бубнила на ухо: «Кудряшка, Кудряшка Сью, ты меня нашел. Ты меня любишь. Любишь так, как тебя люблю я.»
   Я сделал то, о чем мечтал вечером. Взял тварь за ухо и начал крутить. Тварь заорала нечеловеческим голосом. Мисс отпустила мои яйца, я отпустил её ухо.
   - Ты мог по-человечески сказать, что ты не Сью? - обиженно спросила девчонка.
   - Пить надо меньше, - посоветовал я.
   - Немного не рассчитала дозу. Где моя одежда?
   - Ты всё заблевала, а что не заблевала, то обоссала. В ванной одежда замочена, вместе с моей курткой.
   - В чем я пойду в лицей?
   - У меня есть костюм наемницы. Размеры у нас одинаковы. Хотя таких роскошных труселей мне не найти.
   - Обычные рейтузы. Здесь все такие носят, - возмутилась Мисс.
   Она перелезла через меня, сходила в ванну. Вернулась в моем халате.
   - Одежду не выбрасывай, я после занятий займусь стиркой. Я приняла ванну, удивлена: у тебя утром есть теплая вода. Где лежит моя новая одежда?
   Я к этому времени уже сидел одетый, пил вторую чашечку кофе со вчерашними пирожками.
   - Одежда подождет. Налей мне огромную чашку кофе со сливками и сахаром. Пирожки я не буду. Немного мутит.
   Мисс развалилась в кресле у окна с наслаждением потягивая кофе.
   - Отлично устроился. В комнате тепло, голышом ходить можно. Ванна! Теплая вода, - с отчетливым чувством зависти сказала Мисс.
   - Одна комната, один шкаф, крошечный стол и стул, кресло, одна кровать, ванна, но нет кухни - это, на мой взгляд, жильё аскета. У тебя хуже?
   - По утрам зуб на зуб не попадает. Нет ванны. Я буду тебя навещать каждые … пять дней?
   - У тебя есть деньги на дрова?
   - У меня нет денег даже на мясо.
   - Хорошо. Друг должен помогать другу. Ванна и кусок мяса раз в пять дней мне по карману. Кстати, каким чудом ты рассчитываешь отстирать свои вещи?
   - Есть опыт.
   Я достал из шкафа костюм наемницы. Вместо огромных
  рейтузов и майки с коротким рукавом я предложил Мисс свою летнюю пижаму.
   - Пижаму можешь не возвращать, а костюм мне понадобится в начале лета.
   - Шикарный костюм, в меру потрепан. Ты любишь путешествия инкогнито?
   - Так проще. В облике юноши я слишком часто попадал в драки. Пошли в лицей?
   Лекции в лицее я записывал с огромными ошибками. Алфавит в Республике и Доминионе был одинаков, но написание слова всегда содержало подвох. В одном слове нужно было вставить пару букв, которые не читались, в другом слове буквы читались иначе. Но я писал лекции для себя, а не для соседки, чтобы её рассмешить. Фактически, мне не нужны были лекции, гадостная настойка, выпитая мною семь лет назад, продолжала действовать, память у меня была замечательная.
   Мисс сбросила мою соседку на пол и уселась на её место рядом со мной.
   - Смотри. Подумают что-то нехорошее, доложат Кудряшке Сью, будешь биться головой об стену в полном отчаянии, - предупредил я Мисс.
   - Уже. Стерва химичка соблазнила Сью два дня назад. Затрахала его до полусмерти на своей кафедре, - Мисс заскрипела зубами от бессильной злобы.
   - Поэтому ты так перепила вчера? Ты успела откусить кусочек пирога, или безуспешно глотала слюни?
   - Весь клуб любителей Кудряшки Сью в том же положении, что и я. Девственницы с голодными глазами!!!
   На перемене Мисс заглянула в мои конспекты, видимо, чтобы поржать.
   - Давай я буду тебе исправлять ошибки. Ты поднимешь грамотность, в жизни может пригодиться. Это будет моя компенсация за ванну и мясо.
   - Возьми все тетради, кроме этой, она мне нужна на следующей лекции.
   Подошли Тося и Графиня.
   - Драку я помню нетвердо, - заявила Тося, - Мы победили наемниц? Мисс? Ты начала собирать трофеи?
   - Нам наваляли!!! - сказала Графиня, - Мне отбили почки, сегодня утром ссала кровью.
   - Я легко отделался, зуб закачался, но уже зажил, - доложил я, - Мисс повезло. Она вчера перебрала, из-за истории со Сью. Сразу упала, её пару раз стукнули по голове, если бы были мозги, то могло быть сотрясение.
   - Хорошо погуляли!!! - сделала вывод Тося.
   - Мне тоже понравилось. Хороший бар. Через пять-шесть дней можно повторить, - я закинул удочку.
   - Как почки отживеют, то сразу, - круги под глазами Графини занимали половину лица.
   Вечером Мисс затащила меня в лавку, где я оплатил кусок мыла, с невообразимым запахом. Около дома в лавке мясника я купил две порции фарша на ужин, выторговав себе скидку из-за того, что уже вечер. В булочной рядом, пирожки на завтрак.
   - Как ты приготовишь фарш? У тебя нет кухни!
   - Я же не выведываю твоих секретов, Прачка!
   Пока Мисс стирала тряпки, я набрал воды и поставил маленькую кастрюльку на кипятильник. Почистил луковицу, мелко порезал, сделал два десятка фрикаделек и всё это забросил в кастрюлю. Сварить настоящий суп на кипятильнике было сложно, он выключался, как только вода закипала. Через полчаса я снова поставил кастрюльку на кипятильник. По опыту, фрикаделькам для готовности хватало двух раз. Мисс вышла из ванной злая.
   - Если сразу не застирать, пятна уже не вывести!
   - Садись ужинать, я фрикадельки сварил.
   - Фрикадельки…, - повела носом в блаженстве Мисс.
   Она набрала себе в тарелку фрикаделек, явно больше десятка.
   Я поторопился забрать остальные.
   - Извини, не подумала.
   - Ты сегодня без завтрака. Обедали второпях. Я понимаю.
   Мисс сидела в кресле, у окна, тарелку поставила на подоконник. Ела аккуратно.
   - Послушай, Фил. Ты умеешь держать язык за зубами. Мне нужно продать фамильные драгоценности так, чтобы следы не привели ко мне. Ты говорил, что имеешь связи в караванах. Я отдам свои драгоценности, а они продадут их в Пари ювелирам. Такое возможно?
   - Если посредника найдут? Будут пытать? - я захотел определить уровень опасности.
   - Трудно сказать.
   - Сколько стоят твои фамильные бриллианты?
   - Формально две тысячи золотых. Я хочу получить половину.
   - Завтра утром принесешь, до занятий. Я пропущу первую пару в лицее и схожу, попробую договориться.
   - Они со мной. Возьми нож и осторожно сломай застежку чокера из бархата. Застежка фальшивая.
   Я снял чокер с шеи Мисс. Из бархата показался настоящий чокер из бриллиантов и сапфиров.
   «Беглая дочка графини? Герцогини?» - я пытался определить степень угрозы.
   - Ему больше двух тысяч лет. Эльфийская работа, - оценил я чокер. Мне пришлось повидать много работ эльфийских мастеров.
   Мисс взрогнула.
   - В Империи чокер стоит десять тысяч золотых. Принцесса Джу дала бы все двенадцать, - я оценил реальную стоимость украшения.
   - Ювелир сможет продать лишь камни. Тысяча золотых, - проявила твердость Мисс.
   - Караван вернется через полгода. Тебе есть на что жить?
   - Потребуй с них аванс. Сто золотых, - выдала себя Мисс.
   Мисс попросила заварить ей чай. Долго пила его.
   Я тоже налил себе кружку. Достал четыре пирожка, купленные на завтрак. Предложил пару пирожков принцессе. Та взяла, улыбнулась в знак благодарности.
   - Я заночую у тебя. Устала, нет сил идти домой, - информировала меня принцесса.
   Она разделась и улеглась к стенке. Моя пижама ей пригодилась.
   Я добавил света в настольной лампе, достал свой нож и открутил набалдашник. Высыпал драгоценные камни на стол и стал сравнивать с камнями в чокере. На мой взгляд отличия были минимальны. То есть при попытке продать неприкосновенный запас, я мог попасть в жуткий переплет. Судьба сохранила меня от смертельной опасности. Я взял нитку с иголкой, развязал завязки на поясе трусов, вытащил одну из завязок сколько было возможно и пришил чокер по всей длине. Камни с трудом пролезли в отверстие, но мне это удалось. Тайник получился плохой.
   Утром мы выпили много кофе с сахаром и сливками. Мисс пошла в лицей, а я остался ждать открытия булочной. Купил вчерашних пирожков, вернулся домой и нормально позавтракал.
   У Бинго мы долго болтали о пустяках. Дважды приходила Глок, но мать находила ей срочную работу.
   - Лицо у тебя, Фил, очень хмурое. Хочешь попросить об опасной услуге.
   - Мне нужна тысяча золотых. Я выпишу тебе два чека по шестьсот. Твоя доля двести золотых. С чеками всё законно, но как только ты обналичишь первый чек, они будут наготове. Те, кто меня ищут. Договорись со своей начальницей, если тебя схватят, она может обратиться к герцогине Ги. Ты можешь обещать герцогине сотню по цене пять. Это всё, что у меня есть.
   - Сотню чего?
   - Тебе это знать не надо.
   - Я могу нанять охранниц. Они получат золото в разных банках одновременно.
   - У охранниц на лбу написано: «охранницы». Их будут мурыжить до самой смерти.
   - Магиня и начальница охраны подойдут? У них на лбу написано: «за любое промедление бью в лоб».
   - Двести золотых на троих не делится.
   - Делится. Им по шестьдесят. Мне восемьдесят.
   Я ушел, а Бинго задумалась. «У Фила тесные отношения с герцогиней Ги. Она занималась продажей эльфийских орехов, которые лечили любую болезнь. Глок получила страшную рану. Фил её вылечил. То есть сто штук - это орехи!» - сделала вывод бухгалтерша.
   Я пришел в лицей. Отдал сто золотых Мисс. Принцесса обрадовалась невероятно. Она вернула мне тетради с исправленными ошибками. Каждое второе слово было написано мною неверно.
   Вечером, когда я пошел домой, за мной увязалась Мисс.
   - Я так замерзла. Проголодалась. Сваришь мне фрикаделек?
   - Нет.
   - Кто-то рылся в моих вещах. У меня ощущение, что за мною следят.
   - Когда ты ешь фрикадельки? Это мой жадный взгляд!
   - Купи три порции фарша! - посоветовала Мисс.
   - Как долго ты намерена спать у меня?
   - Ты хочешь, чтобы я переехала на совсем? Я завтра же откажусь от квартиры.
   - Если я найду себе мальчика, то куда я его приведу?
   - Твои шансы найти мальчика равны нулю!!! - издевательски похлопала меня по щеке принцесса.
   - А что ты будешь делать, когда химичка бросит Кудряшку Сью?
   - Тебе обязательно нужно довести меня до слез???
  

  Глава 6
  Технологии
   Принцесса долбила Фила своими стонами о моральных страданиях из-за Кудряшки Сью; о невозможности выспаться, ей мерещатся шаги по комнате; о мнимой слежке; об отсутствии аппетита, съедая вторую порцию пирожков; об ужасах жизни без горячей ванны; об одиночестве, когда не с кем перекинуться парой слов; об одинаковом душевном настрое, когда рядом друг, с которым ты на одной волне. Всего три часа нытья, и Фил сдался, но поставил жесткие условия: не ходить голышом по комнате, не пожирать вечером пирожки, купленные на завтрак, не разбрасывать одежду по комнате, мыть ванну после себя, не бросать мокрое полотенце на пол, не выпивать утром чужой кофе, не оставлять крошек на подоконнике и еще два десятка условий. Они были мгновенно приняты, и также мгновенно забыты. Мисс мгновенно сняла одежду, бросила её на пол, улеглась к стенке и счастливо засопела.
   Утром пирожков не было, лишь на подоконнике стояла тарелка с маленьким огрызком. Принцесса вылила себе в кофе все сливки, доела огрызок и радостно запела фривольную песенку прекрасно поставленным голосом.
   «У неё жор. Наверно на нервной почве. Первая любовь. Горькое разочарование.» - пожалел принцессу Фил.
   Поначалу Фил думал, что развитие техники тормозит отсутствие мужчин. С другой стороны кевлар изобрела женщина, Фил не помнил её имя. Потом он вспомнил о Складовской и Кюри. На лекции по истории Фил наконец-то понял почему в этом мире медленно развиваются технологии. Обычно война аккумулировала средства государства и толкала развитие науки и техники вперед. В магических войнах пушки никак не могли сравняться с мощью магинь. Звезда на двенадцать жертв давала магине столько маны, что пушке требовалось выстрелить десяток раз, чтобы сравняться по результату. Быдла в любой стране много, и в Герцогстве, и в Империи. В Республике жертвоприношения жителей были запрещены, но всегда была возможность захватить пару тысяч пленных. Это было немного хлопотно, но не более.
   Развитие пушек шло, но крайне медленно. Создалась парадоксальная ситуация, именно промышленность была локомотивом прогресса, а не война. В Империи и Республике человеческий труд был крайне дешев, поэтому машины и механизмы были редки. Фил помнил, чего ему стоило внедрить в Баронствах самую прогрессивную, как он думал, систему добычи золота. И то, лишь потому, что рабочих рук в Баронствах катастрофически не хватало. Теперь, очутившись в Доминионе Фил увидел, что существуют гораздо более эффективные технологии и оборудование. На занятиях в лицее Фил видел рисунки и схемы примитивных паровых машин для добычи золота и серебра. А вот устройство плотин было доведено до совершенства: вода льется - и мелет, толчет, пилит, кует и откачивает воду. Фил с удивлением узнал, что одна водяная мельница приходится в Доминионе на десять-пятнадцать сельских хозяйств.
   Единственное, что удивляло, это использование в паровых машинах дров, а не угля. С одной стороны месторождения золота в Доминионе были в горах, где много дармового леса, с другой стороны везти в горы уголь было крайне дорого. Главной причиной скорее всего было низкое качество угля. В металлургии, насколько помнил Фил из школьной программы, применялся антрацит.
   Фил всерьез задумался о замене дров на бурый уголь, но ему нужен был стартовый капитал не менее миллиона золотых. В Баронствах доля Фила давно переросла пять миллионов золотых, но перевод крупной суммы денег из Баронств в Доминион означал мгновенную информацию для всех заинтересованных особ о месте расположения Фила. Этого он стремился избежать. Несмотря на солидное финансовое положение, Фил оставался мелкой фигурой по сравнению с принцессой Джу.
   - Фил, ты сегодня на всех лекциях сидишь задумчивый. О чем ты мечтаешь целый день? - заинтересовалась Мисс.
   - Пора повторить поход в бар. Пьянка, драка, сломанный зуб. Но как посмотрю на Графиню, желание пропадает.
   - Ей бы уменьшить дозу спиртного. Выгонят из лицея, мать карманные деньги давать перестанет. Она у Графини инженер на золотом прииске. Мечтает, что дочка станет инженером. Но Графиня покатилась по наклонной, пьянки и драки. Мать в Мокко бывает редко, надзора за дочерью нет никакого, - начала выкладывать подноготную принцесса.
   - С тобой тоже всё примерно ясно. А Тося как к вам, оторвам, прибилась? За компанию? Все пьют, и я пью, все дерутся, и я хожу с побитой мордой?
   - Я не оторва! - Мисс отвернулась и замолчала.
   - Ты не оторва, - согласился Фил и сделал паузу. Мисс улыбнулась, а Фил продолжил, - Ты только учишься… на оторву.
   Принцесса изо всех сил ударила Фила по печени и опять отбила себе руку. Она задрала Филу рубашку, убедилась, что кольчуги нет и покачала головой.
   - У тебя стальные ребра и каменные мышцы. Обидно.
   - Домой придем. Я специально расслаблюсь, ты меня ударишь по печени, мне будет очень больно и я заплачу. Договор?
   - Так будет совсем глупо. Ты можешь открыть свой секрет. У нас одинаковый рост и вес. Моя правая рука толще твоей, я с раннего детства тренируюсь с саблей. Почему ты вдвое сильнее меня?
   - Хорошо. Только не говори никому. Во-первых, я старше тебя на пять лет, следовательно дольше тренируюсь. Силовые тренировки увеличивают и количество мышечного волокна, и их поперечное сечение. Во-вторых, количество мышечных волокон обусловлено наследственными особенностями.
   - То есть, если выкинуть твоё желание показаться умным, тебе повезло с твоей мамой и бабушкой.
   Вечером Фил снова готовил фрикадельки, но принцесса начала брюзжать, что они ей надоели.
   - Завтра я веду тебя в ресторан. У меня есть сто золотых. Будет глупо экономить на желудке.
   - Сколько же в Мокко стоит поход в ресторан на двоих? - спросил Фил, демонстрируя неосведомленность.
   - Я знаю место, где нас вкусно накормят за один золотой. Там поёт мужчина с таким бесподобным басом. Небывалая редкость.
   - Хорошо. Завтра слушаем бас. Сегодня как? Фрикадельки будешь?
   - Я съем пирожки. Булочная еще открыта, сбегай, купи мне с яблоками, сливами, курагой, медом, крыжовником, клюквой, малиной и парочку пирожков с мясом, луком и яйцом.
   - С творогом не брать?
   - Бери. Три штуки.
   Фил заторопился, побежал в булочную, до закрытия оставались считанные минуты. У забора стояла девушка, показавшаяся Филу знакомой. Он повернул к ней, а она побежала. Это показалось Филу странным. Он догнал девушку, но тут из-за угла вышла габаритная женщина, вдвое шире Фила. Она снесла юношу одним ударом кулака. Фил упал, ему не было больно, но было обидно. Он встал и несколько минут они мутузили друг друга кулаками. У женщины было в кровь разбито лицо, но она не сдавалась. Девушка заходила со спины и била своими ботинками по ногам Фила. Через пару минут к драке присоединилась магиня, вернее эрзац-магиня. Она бросала в голову Фила маленькие шарики огня, не больше мяча для тенниса. Наконец огромная женщина свалилась, получив очередной удар в голову. Магиню Фил ухватил левой рукой за ворот, чтобы она не уклонялась и тремя ударами по печени отправил её в беспамятство. Девушка пятилась назад, выставив перед собой руки. Фил поймал её за руку и сломал ей указательный палец. Девушка потеряла сознание.
   Фил оттащил всех троих на дровяной склад. Связал и заткнул им рот. Девушка очнулась и замычала.
   - Вы за кем следили?
   Фил вытащил кляп.
   - Не скажу!
   Фил затолкал кляп обратно. Он взял полено и ударил девушку по колену.
   - Врач-магиня тебя сможет вылечить, но колено будет болеть всю жизнь. Это, конечно, если я не закопаю твой труп здесь, в сарае.
   Фил сломал девушке второе колено и она снова потеряла сознание. Зато очнулась громила. Её восьми пудовую тушу Фил с трудом дотащил до сарая.
   - Вы за кем следили? - спросил Фил, не вынимая кляп изо рта громилы.
   Та посмотрела на Фила звериным взглядом. Оба её глаза успели заплыть, а щека невероятно раздулась. Фил стащил с громилы сапог, подложил под пальцы ноги полено и отрубил топором сразу все.
   - Вы за кем следили? - спросил Фил.
   Изо рта громилы потекла струйка крови, видимо, она прикусила себе язык.
   Дверь склада приоткрылась, Мисс просунула туда свою любопытную голову.
   - Тебя нет и нет. Я смотрю на складе фонарь горит… Ты хочешь убить мою няню?! - Мисс увидела громилу и топор в руках Фила.
   - Они молчали… Я хотел немного напугать… Третья вообще полностью целая, - попытался оправдаться Фил.
   - Что ты сделал с моей молочной сестрой? - Мисс отобрала топор у Фила и угрожающе набычилась.
   - Не надо нервничать. Нервные клетки не восстанавливаются. Я сейчас отнесу твою няню в комнату, положу на кровать, дам обезболивающее. Завтра утром она будет, как новенькая.
   - А пальцы???
   - Завтра найду хорошего врача. Пальцы за пару недель отрастут.
   Фил поднял на плечо няню и понес её в квартиру, всё время показывая как ему тяжело. Мисс развязала магиню, та немного сняла боль у молочной сестры Мисс. К этому времени вернулся Фил, легко поднял девушку на плечо и понес её.
   - Аккуратнее, - бегала вокруг Мисс, - Не тряси.
   Фил перетер два эльфийских ореха, посмотрел на габариты няни и добавил еще один, размешал орехи в вине и дал выпить пострадавшим.
   - Твоя мать, Жестокая Зюзя, умирает. Поговаривают, что её отравила твоя тетя. Она хочет захватить твоё наследство: ткацкую фабрику и поместье. Мы самовольно приехали сюда, чтобы защитить тебя, - сообщила магиня.
   - Как вы меня нашли?
   - Твоя мать сказала, что ты в Мокко.
   - Самовольно приехали... ?
   - Как твоё имя, жалкая пародия на магиню? - поинтересовался Фил.
   Магиня фыркнула.
   - Её имя Горжетка, - сообщила Мисс.
   - Как давно болеет Жестокая Зюзя?
   - Двадцать дней до нашего отъезда. Учитывая десять дней на дорогу, и четыре дня в Мокко, получится тридцать четыре дня.
   - Или она давно умерла, или с самого начала притворялась, чтобы вернуть дочь домой.
   - Мама не такая.
   - … она значительно хитрее и коварнее? - сделал удивленный вид Фил.
   Мисс зло топнула ногой.
   Няня с молочной сестрой заняли кровать, Фил уснул в кресле, а Мисс и Горжетка улеглись на полу, подстелив одеяло.
   Никто не выспался. Мисс и Горжетка трещали полночи, няня ужасно храпела, молочная сестра кричала во сне и размахивала руками.
   Утром пили кофе. Мисс предложила пропустить пару в лицее, поэтому Фил дождался открытия булочной и скупил все вчерашние пирожки и плюшки.
   Няня и молочная сестра снова улеглись спать. Фил сел на подоконник и они втроем умяли корзину пирожков.
   - Горжетка, мне интересно, откуда у тебя такое необычное имя? Все имена, которые я знаю, эльфийского происхождения. Но твоё имя не имеет эльфийских корней.
   - Ты знаешь эльфийский язык?
   - В совершенстве.
   - Понятно. Горжетка - очень древнее имя. На мертвом языке северных ведьм оно обозначает «защищающий шею». Меня невозможно повесить, или отрубить мне голову. А как переводится твое имя?
   - Любящий лошадей.
   - Фил. Ты поедешь с нами? - спросила Мисс.
   - Я ненавижу приключения. Люблю комфорт. Но судьба постоянно устраивает мне испытания. Я поеду с вами. Деликатный вопрос. Сколько стоит эта фабрика? И поместье? Неужели за это могут убить?
   - Фабрика очень большая. Мать говорила, что она стоит гигантскую сумму, - ответила Мисс, - Поместье тетя не сможет унаследовать до тех пор, пока я жива. Земля не может быть продана, или поделена, иначе, чем по решению королевы.
   - Хорошо, вопрос с поместьем отложим. Фабрика. Как дорого она стоит? Миллион? Пять? Десять?
   - До семисот тысяч!!! - гордо заявила Мисс.
   - Её тетя, Тишайшая Мюза, наняла сотню бандиток. Они избивают работниц фабрики и срывают выполнение заказов, - заложила ближайшую родственницу Милы языкастая Горжетка, - Охрана не справляется, а свободных денег на фабрике нет.
   - Тогда нам нужен отряд наемниц, - сказал Фил.
   - Сотня наемниц на четыре месяца - это двадцать тысяч золотых, - сообщила расценки Горжетка.
   - У тебя есть подружки в лицее? Кроме твоих оторв, чтобы мамы работали в банке, - уточнил Фил у Мисс.
   - Кстати, мама Тоси директор здешнего филиала банка, центральный офис которого расположен в Метрополии! - подняла палец вверх Мисс, - Но денег она тебе не даст. Дружба с Тосей - это худшая рекомендация.
   - Существует три варианта: дам, не дам и дам не вам. Мне дадут, - самоуверенно заявил Фил.
   - Почему?
   - Я самый обаятельный и привлекательный.
   Горжетка весело засмеялась, вытирая слезы.
   - Принцесса, допивай кофе и побежали в лицей!!!
   В лицее Фил долго уговаривал Тосю отвести его к матери в банк.
   - Мама не даст тебе кредит! Лучше обратиться к любому клерку.
   - Мне нужно много золота, клерк такую сумму не даст. Ты меня только проведи в кабинет, после этого уйдешь. Я сам договорюсь с твоей мамой, я это умею.
   Фил так долго обхаживал Тосю, что начал бояться закрытия банка. Наконец Тося сдалась, и они пошли в банк. Еще немного, и они бы опоздали, мама Тоси собиралась ехать домой на ужин, который в Мокко называли обедом. Тося представила Фила, и лицо у мамы сделалось невероятно мрачным.
   - Приятель? Филипп? Собутыльник! Любитель драк! - банкирша достала из ящика стола тонкую папку, - Никакого кредита!!!
   Фил попросил Тосю выйти, а потом достал свою чековую книжку.
   - Никакого кредита, - согласился Фил, - Хочу обналичить чек.
   Банкирша изучила чековую книжку.
   - Золотая, с магической защитой, лимит до пяти миллионов, - покачала головой банкирша, - Спускайся к начальнику расчетного отдела. Банк выдаст тебе любую сумму, в разумных пределах.
   - Мне нужно сделать так, чтобы местом получения денег значился другой город. Например, Пари. Не хочу афишировать своё местоположение.
   - Филипп? Редкое имя, - банкирша подошла к шкафу «Республика», - Такого нет.
   - Посмотрите в Баронствах.
   - Тут всего три папки. Графиня Лалита, маг Серо и «темная лошадка» Филипп. Сорок процентов в золотых приисках, сорок процентов в Имперской торговой компании, двое детей… от Лалиты и её матери Гиты. Три сына от принцессы Джу, два ребенка от наследниц самого крупного мафиозного клана Республики. Шестнадцать детей от обычных купеческих дочек??? Участие в предприятии герцогини Ги, - банкирша постучала пальцем по столу, - От кого прячетесь, милостивый государь?
   - От Джу. Она хочет четвертого сына.
   - Это настолько трудоемко???
   - Я не хочу, чтобы мои дети выросли копией графини, принцессы, бандитки! Я был молод, и не испытывал родительских чувств, сейчас повзрослел.
   - Хорошо. Так не бывает. Ни один мужчина никогда не интересуется своими детьми. Но я сделаю вид, что верю тебе. Такую нелепость трудно придумать. Я помогу тебе, - банкирша посмотрела на меня оценивающе, - Десять тысяч золотых компенсируют затраты банка на организацию анонимности сделки.
   - Мне нужны тридцать тысяч завтра и миллион через три месяца, - уточнил я размеры суммы.
   - Это совсем не те разумные пределы, о которых я говорила. Услуги банка возрастут до десять процентов от суммы!
   - Пять процентов - это реальная цифра, миллион мне нужен не завтра, а через три месяца.
   Фил торговался целый час. Банкирша прочла ему лекцию о кредитно-денежных отношениях. Он вспомнил курс лекций в гимназии, и продолжил её. Банкирша предложила выпить ликера и они переместились на диван.
   В кабинет без стука вошла Тося.
   - Мама, мы скоро поедем домой? Зря ты его спаиваешь, он любит молоденьких мальчиков.
   - Тося! Мальчиков? У него двадцать три ребенка! - рассмеялась мать. И повернулась к Филу, - Хорошо. Семь с половиной. Только из-за твоей дружбы с Тосей. Приходи завтра утром к открытию банка и мы всё оформим.
   У Тоси отвисла челюсть.
   - Фил, ты самый обаятельный и привлекательный. Невероятно. Моя мама…
  
  

  Глава 7
  Гильдия убийц
   Вечером я сообщил Мисс, что договорился в банке. Я предложил оформить чековую книжку Горжетке на двадцать тысяч, чтобы она могла безопасно распоряжаться деньгами. Наемницы иногда могут отнять наличные деньги, а магиня у нас откровенно слабенькая. Горжетка сначала расцвела, когда услышала про чековую книжку, а потом надулась, когда узнала мою оценку уровня её профессионализма. Я посоветовал магине нанять пару-тройку опытных магинь для поддержки, чем еще больше расстроил Горжетку.
   Няня и молочная сестра в разговоре не участвовали. Они жрали. Мисс купила в каком-то дешевом ресторане десять порций печенки и двадцать порций мяса, вино они пили моё по восемь золотых бутылка.
   - Тебе не кажется, принцесса, что можно было купить три дюжины бутылок вина, вместо того, чтобы они распивали мою бутылку вина. Им всё равно, что именно пить!!!
   - Хорошее вино полезно при кровопотере, - нагло посмотрела мне в глаза Мисс.
   - У твоей сестры нет потери крови. Если твоя няня немного сбросит вес, то моя многострадальная спина скажет мне огромное спасибо.
   - У моей молочной сестры есть прекрасное имя, Ванья. Няню зовут Лара. Запомни это!
   - Зажили ли колени, о, Милостивая?
   - С трудом хожу, - соврала Ванья, - Боль нестерпимая. Так хочется дать тумака тому, кто бил меня поленом.
   - Но ты же Милостивая.
   - Только это меня и останавливает!
   Лара вытерла правую руку о полотенце, и отвесила дочери подзатыльник.
   - Хватит болтать. Ешь мясо, запивай вином. Вино дорогое, больше нигде тебе такого не дадут.
   Я встал на колени перед Ларой, бросил на пол подушку и положил ногу няни так, чтобы стопа повисла в воздухе, потом размотал бинт. Раны не просто зажили, показались маленькие отростки, зачатки пальцев. Мисс просунула свой любопытный нос, сзади нее стояла, пританцовывая Горжетка, повторяя «нучтотам-нучтотам».
   - У Лары отличная регенерация. Она наверно не человек, а дракон, - сообщил я.
   - Кто такие драконы? - с подозрением спросила няня.
   - Это огромные ящерицы. Они летают по небу, плюют во вредных людишек огнем. И потом съедают на ужин. А если им отрубить хвост, то он снова вырастает.
   - Можешь не бояться, вредный человечек. Я не стану тебя есть, - Лара похлопала меня по плечу так, что я улегся на пол мордой вниз.
   - Горжетка, забинтуй ногу Ларе. Как-то она меня приласкала… по-драконовски круто.
   Утром я пошел в банк оформлять договор на свой миллион, получать чековую книжку для Горжетки и свои десять тысяч на мелкие расходы. Магиню взял с собой. Через час всё было готово, клерк вручил чековую книжку Горжетке. Я поехал к Бинго в некотором волнении, потому что забыл спросить у неё дату отправления каравана, и боялся не застать, но успел вовремя. Бухгалтерша собирала вещи, завтра, ранним утром караван уходил в Пари. Я забрал у Бинго чеки и отдал ей семьсот золотых.
   - Вот куда ты прикажешь мне девать это золото? Доверить Глок? Чтобы она накупила безделушек.
   - Оплати работу служанки за полгода. Купи дрова на весь сезон. Заплати вперед мяснику, булочнику, бакалейщику, зеленщику. Остальные деньги положи в банк. Я должен объяснять Бухгалтеру, как нужно тратить деньги.
   - Знаю я всё! Но поворчать я могу?
   - Всё ты можешь, несравненная Бинго.
   Глок стояла рядом, жадно оглядывая стопки золотых. Попытки прогнать её у матери заканчивались неудачей.
   - Фил. Ты был счастлив со мной? Я лучше всех? Я самая горячая девушка в Мокко?
   - Лучше тебя в Мокко никого нет. Ни с одной девушкой в Мокко мне не было так хорошо. Ты для меня единственная, несравненная девушка Мокко, - сказал я чистую правду.
   Бинго подозрительно посмотрела на меня.
   - Счастливой поездки!!!
   Вечером, в разговоре с Мисс, я попытался отвертеться от поездки. Теперь, когда Горжетка наймет отряд, моя защита не важна, Мисс сама раскатает тётю с её бандитками в тонкий блин. Принцесса обиделась.
   Утром, когда мы шли в лицей, принцессу попытались убить отравленной стрелкой из мини-арбалета. Я рефлекторно дернулся, прикрывая Мисс, не успев ничего понять и толком рассмотреть. Стрелка упала, не пробив даже рубашку. Я взглядом нашел в толпе стрелявшего, и побежал к нему, набирая максимальную скорость, разбрасывая прохожих в стороны, как кегли. Убийца на мгновение оторопел, увидев такую картину, мгновенно понял, что не уйдет и вытащил длинный и узкий стилет. Даже мне, абсолютному нулю в магии, была видна черная дымка вокруг лезвия. Я вынул из кармана стопку золотых монет, завернутых в бумагу, и изо всех сил швырнул в грудь убийце. Стопка вдавила ему в грудь кольчугу до самого сердца. Убийца захрипел и потерял сознание. Розовые пузыри неприятно выходили у него изо рта, превращая меня в убийцу. Я отодвинул ногой стилет, вытащил сверток монет у киллера из груди, и снял с него кольчугу. Когда я начал перевязывать убийцу, Мисс удивилась.
   - Зачем?
   - Чтобы не дать умереть, - нашелся я, - Полечим немного, а потом будем жестоко пытать.
   - Ну ты монстр!!! Как ты пытал Лару и Ванью, мороз по коже. Не хочу даже представлять, что ждет этого убийцу.
   - Если он останется в живых, то позавидует мертвым, - я сделал жуткое лицо, и оттранслировал принцессе Настоящий Ужас.
   Копы прибежали вместе с полицейским врачем-магиней.
   Я снял с убийцы ножны и забрал стилет, но арбалет и ядовитая стрелка всё равно тянули на каторгу.
   - Кто его так? - восхищенно спросил старший коп, - Это же сам Неуловимый Джи.
   - Повезло. Бросил в него стопкой золотых монет. Золотых! Он от жадности рот раззявил. Я подойду завтра? Хочу поучаствовать в допросе.
   - Бесполезно. Его в больничке ночью убьют. У них такой порядок, все следы зачищать. Теперь жди, тебя будут стараться убить каждый день, чтобы не потерять лицо.
   Мы шли в лицей и я подробно рассказывал принцессе, что я о ней думаю. О её матери, о её тете, о фабрике, о поместье. О методах решения наследственных споров в её семье.
   - Что ты бухтишь? Я же видела, как ядовитая стрелка упала рядом с тобой, ударившись в защиту, я видела с какой нечеловеческой скоростью ты бежал к убийце, с какой силой ты разбрасывал прохожих, как стопкой монет пробил убийце грудь.
   - Это не значит, что меня невозможно убить. Это не значит, что мне нравится убивать. Я люблю комфорт, спокойствие, мне нравится учиться технике, я надеюсь сам делать машины и механизмы.
   - Фил, ты поедешь со мной?
   - Да.
   - Тогда кончай ныть.
   Мы опоздали, пропустили пару. После чего я выслушал массу вопросов от Тоси. Её интересовало, чем я покорил её мать.
   - Ты представляешь, Мисс, сижу я у секретарши, лясы точу целый час. Надоело кофе пить без плюшек, заглядываю в кабинет, они на диване ликер за десять золотых пьют. Мама с такой улыбкой, будто встретила подругу детства. Фил довольный, будто увидел девушку своей мечты.
   - Скорее, юного мальчика, невинного и кудрявого, как божество в сказке, - поправила подругу Мисс.
   - А то!!! У Фила двадцать три ребенка!!! Ты сильно рискуешь, допуская его к своему телу.
   - Фил!!! Ты опять дурил мне голову??? - нависла надо мной принцесса.
   - Подруги!!! Мне сейчас не до этого. Меня должны убить!!! Копы сказали, что будут убивать каждый день, пока в гильдии убийц есть убийцы. На мешайте, я думаю. Хочу остаться в живых.
   - Тося! Ты слышала? Мужчины умеют думать? - засмеялась Мисс.
   Вечером мы спокойно добрались до дома, гильдия убийц, видимо, еще не успела найти замену арестованному киллеру.
   Горжетка весь день искала уже готовый отряд, так было быстрее и проще, но конкретных результатов пока не было. Я отдал магине стилет убийцы и она назвала его запрещенным для мужчин артефактом из арсенала ведьмаков. В те времена, когда мужчины не желали отдавать свою власть женщинам, существовали маги, специально обученные для убийства магинь. Магия смерти не была запрещена, её широко применяли на войне, при активации звезд. Но у ведьмаков был ритуал, который не смогли раскрыть магини. Они вкладывали всю силу звезды в артефакт. В момент боя с магиней ведьмаку не нужно было тратить время на построение звезды, один удар стилетом, и магиня убита.
   - Если бы кто-то увидел этот артефакт у тебя, то тебя приговорили к смерти. Мгновенно, - сообщила мне Горжетка.
   - Но я не умею пользоваться магией. У меня нет ни малейшей искры, - я попытался оправдаться.
   - У всех есть магия, крошечная искра, но есть.
   - Серо, ты о нем наверняка слышала, говорил, что это потому, что я ел грибы в детстве.
   - Грибы? Ты сошел с ума? Зачем?
   - У нас многие едят грибы.
   - Нищие люди. Дикая страна. А хлеб у вас делают из опилок?
   - Из опилок делают очень крепкое вино.
   - Хватит этих ужасов! - приказала принцесса, - Горжетка, ты купила большой матрас?
   - Да. Но я против того, чтобы спать с Филом. У него ненормальная ориентация.
   - Всё в порядке. У него двадцать три ребенка. Значит, я положу тебя с его стороны.
   Горжетка засмущалась.
   - У него плохая наследственность. Нет ни малейшей магической искры. Я хотела бы дочку-магиню.
   Я не мог сдержаться и зафыркал от смеха.
   - Если бы ты видела, как Фил сегодня сражался с убийцей. У него такая наследственность, что любой позавидует. Кстати, помнишь, он нес на плече мою няню. Кто на это способен?
   Горжетка убежала принять ванну.
   - Принцесса, я не буду делать ребенка твоей подружке, твоей молочной сестре или тебе самой!!!
   - Тебе понравилась няня???
   - Совсем забыл! - сообщил я принцессе.
   Я снял штаны и начал стягивать трусы. Ванья, Лара и Мисс с интересом уставились на мой корешок. Я натянул штаны, прервав сеанс стриптиза. Взял нож и вытащил из трусов чокер. Мисс молча забрала у меня свои фамильные драгоценности.
   - Горжетка будет рыдать от досады, что пропустила это, - заявила Ванья, - Фил, можно будет повторить? Я всё уже рассмотрела, но магиню жалко.
   - Я пойду, сниму номер в отеле. Такое впечатление, что вы впервые увидели голого мужчину.
   - Впервые, - сказала Ванья.
   - Я уже забыла, как они выглядят, - прошептала Лара.
   - Я за тобой не подсматривала! - отрубила Мисс.
   Я собрал вещи, взял денег и отправился в отель. Взял приличный номер с душем, с ванной номеров не было совсем. Утром, во время завтрака, сменилась официантка, и я решил не есть, принесенную ею, вторую порцию кексов. Отравить меня сложно, но даже недомогания не доставляют удовольствия. Когда новая официантка направилась на кухню, я пошел за ней следом. Старая официантка лежала раздетая под столом, сразу за дверью, поэтому я не стал раздумывать, а бросил в убийцу металлический поднос, который застрял у неё в спине. Поднос издал мелодичный звон, на который выглянула шеф-повариха. Умная и сообразительная женщина. Мне было достаточно показать в сторону настоящей официантки и перевернуть убийцу на спину, вытащив из её спины поднос.
   - Ах-ах-ах, - покачала головой шеф-повариха, - Поднос совсем испорчен.
   Я вынул серебряную монету, и улыбка заиграла на лице поварихи.
   - Обязательно свяжите убийцу. Вызовите полицию. На моём столе остались кексы, я думаю они отравлены.
   Я шел в лицей спокойно, не может гильдия убийц поставлять по два киллера в день. У входа в лицей стояла скамейка, где обычно сидели молодые студентки. Странно было видеть там сегодня пожилую женщину, визуально мне незнакомую, она не могла быть преподавателем.
   «Возможно, чья-то мать», - попытался я себя успокоить, хотя уже знал, что это киллер, - «Нет. У них не может быть двух артефактов для убийства магинь. Это редкость. Это очень дорого.»
   Убийца вытащила из-за спины, знакомый мне стилет, сразу, без замаха, нанося удар. Я отшатнулся, упал, встал, дверь в лицей была закрыта, убийца перекрыла мне отход на улицу и мы запрыгали на крошечном пятачке в смертельном танце.
   Кто-то из студенток засмеялся, не видя лезвие тонкого стилета.
   Дверь лицея отворилась. Раздался громоподобный бас заведующей учебной частью.
   - Прекратить безобразие!
   Я мгновенно спрятался за завучем. Киллер завела руку со стилетом за спину, но завуч, молниеносно ухватила своими огромными пальцами её за воротник. Убийца потеряла координацию и уколола себя стилетом. Этой жуткой картины я не забуду всю жизнь. Киллер начала мгновенно стареть, затем высохла, как мумия, потом у неё начали отваливаться кусочки кожи, выпадать волосы. В конце убийца превратилась в кучку пепла. Завуч завопила, очень-очень громко. Студентки подхватили вой высокими голосами. Коп появилась без всякого вызова, видимо, проходила мимо.
   - Кто-то может объяснить, что здесь случилось? - коп уставилась взглядом на меня.
   - Я мужчина. У меня шок. Мне нужно будет освобождение от занятий. Минимум на месяц. Спрашивайте у толстокожих женщин, - сказал я и залился слезами.
   Коп недовольно переключила своё внимание на завуча.
   - Я вообще только что вышла из лицея.
   - Училка схватила женщину за воротник, и та умерла, - раздался из толпы вредный, предательский голосок.
   - Пальцы у тебя ого-го, - оценила коп хватку завуча.
   - Свидетели, не расходимся, - сказала коп волшебную фразу, после чего студентки мгновенно испарились. Даже завуч убежала к директору искать помощь.
   Я тоже дернулся бежать, но коп стояла рядом и ухватила меня за локоть.
   - Я схожу за напарницей. Если сбежишь, то пеняй на себя. Мужчин в лицее не больше трех, я тебя мгновенно найду и в соучастники училки пойдешь. Я испуганно закивал головой, как самый последний трус. Стоило копу отойти, я сломал ветку, отыскал в куче пепла стилет и ножны. Потом улегся на скамейку и принялся рыдать. Напарник копа была помоложе, и не потеряла доверия к людям. Она утешала меня как могла. Если бы мы были в кабинете, то я бы мог заподозрить сексуальные домогательства. Я уткнулся ей в грудь, обнял её и долго говорил пустые слова, жарко дыша ей в её большие полушария. Вторая коп пару раз делала замечания, но безуспешно.
   - Бедный мальчик ничего не соображает после, увиденного им, ужасного убийства. Жуткие картины будут преследовать мальчика всю его жизнь. Он будет каждую ночь просыпаться от страшных кошмаров.
   Из лицея вышли две огромные дамы, директор и завуч.
   - Я знаю что случилось!!! - внезапно закричал я сумасшедшим голосом, - Наша завуч - это небесный ангел, посланный богами, чтобы карать плохих женщин!!!
   - Всё. У мальчика мозги закипели. Его пора отправлять в больницу, - предложила старшая из копов.
   Мне вызвали извозчика, дали в провожатые старосту выпускного курса и мы уехали в больницу. По дороге я выкрикивал слово «Ангел!!!»
   В больнице сразу пришел в себя.
   - Мы зачем сюда приехали?
   - Тебе же плохо!
   - Ты на последнем курсе учишься, а находить отмазки от неприятностей до сих пор не научилась?
   - Ну ты попросту совершенство! Это что-то невероятное. Даже копы поверили.
   - Ну скажи мне подруга, зачем мне пустая беготня в полицейский участок? Завуч её придушила, с неё, как с гуся вода, у неё связи, репутация. А меня будут месяц таскать, заставят писать бумаги, будут мотать нервы. Нафиг-нафиг!
   - Всё по делу говоришь, а на внешний вид классический мальчик.
   - Ты что? Я в бары хожу с Графиней. Выпиваем, деремся.
   Староста уважительно посмотрела на меня, репутация Графини была известна всем.
   В лицей я больше не пошел, заехал на квартиру и отчитался о двух новых покушениях.
   - Пока тебе явно везет. Это хорошо. Гильдия убийц бросила на операцию свои лучшие силы. Это плохо, - заявила Мисс.
   - В первый раз покушались на тебя. Потом переключились на меня. Зачем?
  

  Глава 8
  Банкир-милашка
   Всю вторую половину дня Фил размышлял на тему убийств. Безусловно, заказ убийства в гильдии был крайне дорог. Тетя принцессы сильно потратилась на наем большой банды. У неё нет таких свободных денег. Десять дней назад тетя могла прислать обычных бандиток, которые бы попросту зарезали Мисс за десять золотых. Единственное разумное допущение было то, что первое покушение было на самого Фила, а не на Мисс. Если предположить, что мама Джи решила прикарманить бизнес орехов себе, то со смертью Фила отпадет необходимость делиться с Серо и Лалитой. Двух тысяч орехов хватит на несколько лет, цена в десять тысяч золотых большинству не по карману, уже не говоря про триста тысяч золотых для омоложения. Двадцать миллионов золотых - это такой куш, который не хочется ни с кем делить, и золото Баронств по сравнению с ним пустое место. С другой стороны, большие люди не привыкли жить сегодняшним днем. Пройдет пять-шесть лет, орехи потеряют все свои магические свойства. Через двадцать лет захочется снова стать молодой и красивой девушкой, а не крепкой, здоровой сорокалетней женщиной. Империя - не Республика, деньги там значат на порядок меньше. Герцогиня Ги убила бы за десять миллионов сразу, в момент получения орехов, именно поэтому Фил никогда не выдавал ей орехи, только клиентам.
   Все варианты были сомнительны. Нужно было осуществлять захват киллера, пытать его до полусмерти, чтобы узнать имя заказчика, или искать выход на начальство гильдии и заставить шефа убийц назвать заказчика.
   До вечера оставалось еще немного времени и Фил отправился в полицейский участок, в тот, копы которого задержали первого киллера. Фил нашел этих полицейских, подарил им по паре бутылок крепкого вина, и узнал, сбылся ли прогноз, убили киллера в больнице ночью, или он жив.
   - Убили, еще до полуночи, - сказала старшая из копов.
   - Эта гильдия еще двух киллеров ко мне присылала. Чудом остался жив. Я немного нервничаю. У вас есть какие-то неофициальные контакты с руководством гильдии. Хочу откупиться. Деньги у меня есть, а жизнь одна, - жалостливо попросил Фил.
   - Это к шефу, - посоветовала старшая, - Я провожу.
   Коп провела Фила к шефу полиции, коротко и четко изложила проблему. Шеф посочувствовала Филу, но отказалась помочь даже после пятисот золотых.
   - За твою жизнь уже заплатили. Гильдия никогда не отменяет заказы. Это не финансовый вопрос, стоит потерять лицо и клиенты потеряют доверие.
   Фил уходил из полиции обеспокоенным. У выхода его догнала невзрачная женщина, незапоминающейся внешности.
   - Репортер газеты «Известия». Веду криминальную колонку. Слышала о вашей проблеме и могу помочь.
   - Сколько?
   - Место расположение главы гильдии - сто золотых, рисунок фас и профиль - сто золотых, совет по ведению переговоров - сто золотых, одежда и грим …
   - … сто золотых. Я понял. Уйдем подальше от участка, здесь могут быть чужие уши, - попросил Фил.
   Конспираторы заказали скромный ужин в крошечном кафе. Фил пододвинул к репортерше сто золотых, завернутых в бумажки. Они мгновенно исчезли со стола.
   - Глава гильдии занимает верхний, шестой этаж в отеле «Гюрза». Четыре нижних этажа занимает охрана и дежурные киллеры. На пятом этаже бухгалтерша, заместители, начальницы отделов.
   Фил достал очередную сотню. На месте монет появились большие цветные рисунки мерзкой старухи.
   - Я почему-то думал, что её внешний вид будет напоминать мне добрейшую бабушку.
   Фил пододвинул третью сотню монет.
   - Никто никогда не захотел слушать мои советы!
   - Не будем нарушать традицию. Это мой тебе совет. Хочешь умереть в жестоких пытках? Нет? Тогда сегодня в ночь беги из города, не заходя домой, сейчас, сразу. Разве что зайди в туалет и загримируйся.
   Фил зашел на квартиру и забрал у Мисс свой костюм наемницы, и попросил никому об этом не говорить. Затем пошел в тот же отель, где ночевал и снял тот же номер. На всякий случай для копов ему нужно было подобие алиби. Номер был на третьем этаже, но крона ближайшего дерева позволяла сильному и ловкому Филу легко покинуть номер. Фил нацепил на дверь табличку «не беспокоить», вылез через окно и отправился в отель «Гюрза». Перед отелем был крохотный сквер, абсолютно пустой в ночные часы. Фил уселся на скамейку, вдали от входа, чтобы не привлекать внимание охраны, закрыл глаза и осмотрел отель. На первом этаже все десять боевиков не спали. На трех следующих этажах было больше двухсот боевиков. Из них активно двигались не больше десятка. На четвертом этаже семеро главарей спали. Вместе с шефом гильдии, на верхнем, шестом этаже жили десять собак. Фил недобро помянул репортершу, которая либо не знала этой детали, либо специально умолчала. Фил начал с первого этажа. Охранницы ходили парами, видимо, контролируя друг друга. Сразу стало понятно, что нейтрализовать их нужно одновременно, чтобы они не подняли тревогу. Фил начал с дальних пар, он убивал весь спинной мозг в районе шеи. Боевики падали неподвижными куклами. Без крайне дорогого лечения им была гарантирована полная неподвижность всего тела, нарушение работы желудка, мочевого пузыря, дыхания, сердечного ритма и кровяного давления. Это Фил помнил по страданиям магини в Пари. Звуки падающих тел всё-таки привлекли внимание последней пары. Охранницы успели поднять тревогу, до того, как упали на пол. Второй, третий и четвертый этажи начали просыпаться. Фил не решился бороться с сотнями охранниц, он обездвижил шефа гильдии и семерку главарей на пятом этаже.
   Фил встал и собрался уходить, когда с четвертого этажа пронесся ураган. Заклинание погрузило в сон всех охранников второго и третьего этажей, «случайных прохожих» в радиусе километра, а Фил упал на скамейку, с трудом сдерживая дремоту. Заклинание было какое-то «левое», потому что сердце работало с перебоями, хотелось снять штаны и засрать весь сквер. Фил нарвал пучок листьев с дерева.
   «Насрать на мага. Схватят меня или нет, но штаны пачкать я не буду», - подумал Фил.
   Никто не торопился спускаться с четвертого этажа.
   «Видимо, соседей маг тоже немного зацепил, и сейчас там идет битва за унитазы. Какие всё-таки маги безжалостные люди, на втором и третьем этажах три четверти охранников не проснутся. Если у меня с идеальным здоровьем, в ста пятидесяти метрах от мага прихватило сердце, то в двадцати метрах от мага боевиков умирает не меньше девяносто процентов.»
   Фил натянул штаны и приступил к поискам мага: он начал ломать спинной мозг всем подряд на четвертом этаже. Маг должен забеспокоиться.
   Маг забеспокоился, он так перенервничал, что ударил в Фила чем-то сверх убойным. Фила спасло только то, что маг не видел цели и бил по площади. Все охранники мгновенно умерли, умер шеф гильдии, умерли собаки, у Фила Щенок испарился на три четверти. Жители ближайшего квартала тоже умерли.
   «Это сколько звезд нужно вложить в артефакт, чтобы получить такую мощь?» - подумал Фил.
   Теперь, когда в отеле остался единственный живой человек, цель была ясна. Фил сломал магу спинной мозг и побежал в отель. Нужно было не просто найти мага, но заставить его назвать заказчика убийства Фила. Понятно, что гильдия существенно дезорганизуется от сегодняшней акции, но Фил хотел гарантий, и ему не терпелось узнать кто его заказал.
   Маг оказался тщедушней магиней. Фил объяснил ей два своих желанья и пообещал вылечить от паралича. Она не поверила.
   - Хорошо. Выполняешь любое из двух моих требований, я тебя лечу, и тогда ты выполняешь моё второе требование. Так годится? Нет? Тогда я сажусь здесь на десять дней, перерываю все шкафы, нахожу то, что мне надо, а ты сидишь рядом и гадишь себе в штаны.
   Фил поднял магиню и понес её на пятый этаж. Возле каждого шкафа он останавливался и ждал, моргнет ли ему магиня. Наконец магиня моргнула и Фил открыл шкаф. Папки стояли по датам, и Фил быстро нашел свою. Он прочитал имя заказчицы, сумму заказа и перечень киллеров. На всякий случай спрятал папку себе в сумку. Магиня быстро-быстро заморгала глазами. Филу пришлось таскать магиню по всем комнатам пятого этажа. Наконец он нашел нужное помещение. Там лежала мертвая бухгалтерша. Код сейфа магиня знала, и Фил легко открыл дверь. Там лежали драгоценности, сотня килограмм золота и чековые книжки на предъявителя. Золото Фил положил обратно, магиня плакала. Потом опять заморгала и Фил полез на шестой этаж. Там магине потребовались перстни шефа и медальон. Когда магиня помогла Филу открыть сейф с магическими стилетами и другими орудиями убийства, он собрался идти домой, но передумал и вернулся в комнату, где отыскал заказ на своё убийство. Три часа Фил читал заказы, отбирая для себя громкие дела, руководствуясь суммой оплаты.
   Лишь на рассвете Фил притащил магиню себе в квартиру. Он дал ей орех, потом связал, отчего магиня радостно заплакала.
   - Я вернусь через восемь часов предупредил Фил Мисс и Горжетку. Следите за ней. Ни в коем случае не развязывайте, иначе вы все умрете. Документы, драгоценности, орудия убийства и чековые книжки не трогать. Пальцы отрублю.
   Фил положил рядом с документами топор.
   «Какие всё-таки жестокие мужчины, добравшиеся до власти! Прямолинейные, абсолютно нелогичные. Для них дважды два - это всегда четыре. А в жизни бывает и три, и пять, и головка сыра. Если он сможет вылечить меня, то нужно будет бежать при первой возможности», - думала магиня.
   Фил забрался в комнату в отеле, снял табличку «не беспокоить», улегся спать и тут же пришла горничная. Фил попроси его не беспокоить, и вновь повесил табличку. Во время позднего завтрака к Филу за столик подсела старшая из копов.
   - Рад тебя видеть. Созрела? Готова получить сотню золотых за информацию о гильдии? - притворился несведущим Фил.
   - Теперь эта информация ничего не стоит. Ночью на гильдию совершено нападение. Все киллеры убиты, - сообщила коп.
   - Вот!!! Если бы вчера вы не жадничали, то могли продать свою информацию, а сегодня она протухла и ничего не стоит!
   - Тебя видели около полиции с репортершей.
   - Я не даю интервью газетам, - отрезал Фил.
   Подошла официантка.
   - Нужно что-то заказать, - напомнил копу Фил.
   - Слишком дорого.
   - Тогда завершим наш разговор.
   - Мы вас вызовем.
   - Я занят. Пришлю своего адвоката. Но платить ей будите вы.
   - Полиция никогда не платит!
   - Судится вплоть до верховного суда никто не готов. Дорого. Но вы знаете, что для меня эти деньги небольшие. Мало того, вы упомянули репортера. За время суда газеты изваляют вас в дерьме с ног до головы. Безусловно, этих денег не не вернуть, но мне будет приятно читать. Уволят вашего шефа, или нет, но нервов я и попорчу много!
   - Кто в наше время верит газетам?
   - Я. С нетерпением жду сегодняшних газет. Но готов немного заплатить тебе за подробности разгрома гильдии. И очень много, чтобы увидеть подлинник заказа моего убийства. Кто заказал? Где мне найти исполнителей?
   - Это уже деловой разговор. Сколько?
   - Две тысячи золотых!
   - Я побежала к шефу.
   Фил решил не откладывать дела в долгий ящик, и направился в банк. Секретарша мгновенно доложила о его приходе, но запускать в кабинет Фила не спешила. Через час Фил разорвал банкирше спинной мозг на уровне поясницы и ушел домой.
   Добыча лежала в углу нетронутая. Магиню из гильдии била лихорадка. Вся её одежда была насквозь мокрая от пота.
   - Ванья, Горжетка, вам трудно было её переодеть? - недовольно спросил Фил.
   Девушки мгновенно занялись делом.
   - Если у этой магини есть мозги, то мы завтра получим шестого члена команды. Ей некуда бежать.
   Фил приступил к разборке трофеев. Горжетка и Мисс непрерывно ахали, увидев очередную вещь, часто даже не понимая её значение.
   - Фил, ты кого ограбил?
   - Это трофеи. Гильдия убийц решила откусить слишком кусок, и подавилась. Жертва укусила гильдию так, что в живых мало кто остался. Я сидел в скверике, наблюдая схватку. Когда всё закончилось, я вошел в здание и обнаружил единственного живого человека, магиню. Вот она. Заодно, магиня посоветовала забрать немного трофеев, - Фил не сказал ни слова неправды, но сильно исказил произошедшее.
   - Двадцать два ведьмачьих стилета!!! - ахнула Горжетка, - Это четыреста тысяч.
   - Формально, это собственность магини… или полиции, - уточнил Фил.
   - Чековые книжки на предъявителя. Двести тысяч, еще сто, еще сто пятьдесят, триста двадцать пять… Я сейчас слюной захлебнусь, - сообщила Мисс.
   - Что за листочки ты прячешь? Фил, дай посмотреть! - протянула загребущие руки принцесса.
   - За эти листочки тебя убьют, воскресят и снова убьют. Это заказчики!!! - сообщил Фил.
   - Ты хочешь заняться шантажом, или благотворительностью???
   - Благотворительностью. Всю кучу перебрали? Ложимся спать!
   Утром в лицее к Филу подошла Тося.
   - Моя мама согласна на все твои условия. Она просила передать, что её устроит любой штраф.
   - Поехали к вам домой, - согласился Фил.
   Тося потеряла всё свою боевитость и выглядела потеряно.
   Банкирша не спала ночь, её мучили боли.
   - Я на днях покидаю Мокко. Через два месяца вернусь, тогда поговорим. Сумма штрафа будет равна той сумме, которую ты хотела у меня украсть. Собирай деньги, распродавай имущество, оформляй займы. Заказ на моё убийство пусть тебя не беспокоит, с киллерами я разберусь сам, еще до отъезда.
   - У меня нет такой суммы, даже близко нет. Взаймы мне столько не дадут. За два месяца меня выгонят с работы, а я сойду с ума от этой чудовищной боли.
   - Сколько ты сможешь собрать?
   - Триста, триста двадцать тысяч.
   - Тося, выйди из комнаты.
   Девушка вышла, Фил достал эльфийский орех.
   - Жуй. Через два часа будет лихорадка, поэтому нужно заранее вызвать врача, чтобы она сбила тебе температуру. Немного. И накачала тебя маной, сколько сможет. Завтра сможешь выйти на работу. Ты теперь моя рабыня. Все сомнительные операции буду осуществлять через твой банк. Сомнительные, но не криминальные. Тося тоже у меня в рабстве. Конец пьянкам, конец дракам, учиться, учиться и учиться!
   Фил вернулся домой крайне недовольный собой. Он снова ввязался в местные разборки, вместо того, чтобы учиться в лицее. Очевидно, что поездка с принцессой к её маме не принесет спокойствия. Нужно было решительно поставить тётю Мисс на место, а самому планировать отъезд в метрополию. Там выше комфорт, принципиально другой уровень преподавания. Там современные заводы и фабрики. Сколько можно вариться среди феодалов в жутком средневековье. Нет нормального туалета, мягкой туалетной бумаги, шампуня с розовым маслом, телефона, парового отопления, освещения, игры в футбол, самое главное, нет нормальных мужчин, у которых психология не изуродована обилием женщин.
   Дома Фил начал пилить Горжетку.
   - Меня не интересуют деньги. Нанимай любой отряд за любую сумму. Бери себе в помощь самых мощных магинь. Я хочу, чтобы завтра ты закончила переговоры, и послезавтра мы поехали наводить порядок.
   - Что ты как с цепи сорвался? Если ты так торопишься, то я завтра всё сделаю. У меня есть пара вариантов. Какие вы мужчины нервные. Ужас!
   - Сегодня был тяжелый день, вчера был тяжелый день. Позавчера был тяжелый день… Черная полоса, - оправдался Фил.
   - Знаю я, знаю. Три покушения подряд. Потом на твоих глазах убили сотни людей, киллеров, прохожих, обычных жильцов. Я читала газету. Ужас!
   - По секрету, только тебе, на ушко. У меня был жуткий понос. Самому неудобно. Загадил весь сквер!
  
  

  Глава 9
  Пинок по зад
   Поздним вечером я отправился на скотобойню. Если я решил уехать из Доминиона, то не было смысла вести себя скромно. Щенок существенно похудел во время боя в отеле гильдии, нужно было подкормить его. Размеры Щенка - это моя подушка безопасности. Я убивал лошадей и коров сотнями, пока Щенок не вырос но старых размеров. Думаю, утром на бойне будет переполох. Домой я возвратился к утру, как раз магиня из гильдии собралась уходить. Она попросила отдать ей те магические штуки, что я забрал в её комнате. Помня о том, что Серо за два года не смог раскрыть действие ни одного магического артефакта, я согласился. Но, когда магиня нацелилась на перстни и кулон, снятые с шефа гильдии, я задумался и попросил Горжетку проверить. Та долго смотрела на перстни и кулон, потом виновато обернулась ко мне и отрицательно покачала головой. Я, скрипя сердцем, разрешил гильдейской магине забрать перстни и кулон. Тогда она попросила денег на дорогу.
   - Ты золото в отеле обратно в сейф бросил, - обосновала она свою просьбу.
   - Мне предстояло тащить тебя, документы, драгоценности и магические артефакты.
   Я всё таки дал ей десять золотых.
   - Беги! Беги из Мокко. Не сегодня-завтра к тебе придут. Их будет много. Весь ковен Мокко, - сказала на прощание магиня.
   Магиня ушла, а спустя несколько минут вернулась.
   - Они уже окружили дом и окрестности. Я не могу пройти даже под скрытом. Надеюсь, у них хватит благоразумия не развязывать бойню в городе.
   Через пять минут в дверь аккуратно постучали. Вошла худенькая старушка. Она представилась шефом полиции Доминиона, и сообщила, что вчера генерал-губернаторша и премьерша приняли решение о конфискации моих трофеев, и скорейшем выдворении меня из страны.
   - Какие ваши доказательства? - сказал я глупую фразу из глупого фильма.
   Шеф полиции весело рассмеялась и показала на угол комнаты, где лежали трофеи.
   - Обыск без ордера, без понятых, - это нарушение законов Доминиона.
   - Может быть ты, красавчик, включишь мозги. Если они у тебя есть, конечно. Предлагаю тебе добровольно сдать награбленное в гильдии, - сделала зверское лицо шеф полиции.
   - Как будет выглядеть выдворение меня из страны? – испуганно проблеял я.
   - Я даю тебе полчаса, чтобы собрать свои вещи. Ближайшая наша граница со Штатами, это бывшая колония Метрополии, у них неприязненные отношения. Тебя проводит небольшой отряд.
   - Хорошо. Садитесь за стол, составим ведомость передачи трофеев. Я буду писать ваш экземпляр, а вы мой.
   Около часа мы писали список вещей. Единственный спор возник, когда я потребовал поименного перечня заказов на убийства. Шеф требовала проставить количество листов, я настаивал на детализации. У меня сложилось впечатление, что шеф хочет иметь маневр для шантажа и продажи данных. Сумма, полученная с заказчика, могла быть значительно выше той, что предложила бы семья убитого. Я уперся, после чего шеф полиции решила меня убить. Для меня это было ясно по её эмоциям. Я понял, что сглупил, по назад дороги не было. Гильдейская магиня попросилась со мной. Она посчитала, что так будет для неё безопаснее, не подозревая о принятом решении расправиться со мной.
   - Мне нужно забрать свою лошадь, - резко, как только мог, потребовал я.
   - Нет. Вам дадут двух лошадей. Я ссажу любых гвардеек по твоему выбору, - не согласилась полицейская.
   - Сколько ехать?
   - Двадцать дней, - оценила дорогу шеф полиции.
   - Горжетка и Ванья. Сходите в мясную лавку, булочную и винный магазин. Купите хлеба и копченого мяса на дорогу. Вина купите тридцать бутылок, самого лучшего, - попросил я девушек и выдал им двадцать золотых. Затем повернулся к полицейской, - Мне нужны четыре лошади. Две из них вьючные.
   - Договорились. Боишься, что гвардейки отравят тебя на привале?
   - Со мной магиня, она отраву сразу увидит. Как твоё имя, магиня? Скажи, раз уж ты решила путешествовать со мной.
   - Химера!!!
   - О-о-о!!!
   Пока Горжетка и Ванья ходили за припасами, я собрал свои вещи. Попросил Мисс подобрать для Химеры пару смен белья. Взял матрас, подушки и одеяла. Выбор лошадей поручил магине.
   На первом же привале я предупредил Химеру, что шеф полиции решила меня убить.
   - Я сглупил, заставил её внести в список поименный перечень заказов на убийства. Видимо, разрушил план её обогащения. Так что будь наготове.
   - В отряде нет ни одной магини. Это значит они направят вперед дюжину магинь, и те подготовят нам ловушку.
   - Я увижу их за две тысячи шагов, - успокоил я магиню.
   - Если известно место привала, то нет необходимости в очень мощном ударе. Заклинание медленно теряет силу, когда направлено на небольшую площадь. Поэтому магини могут построить свои звёзды далеко от места привала. Привезут полторы сотни рабынь, начертят пентаграммы, наметят линию удара, а гвардейки подадут сигнал, когда мы окажемся в нужном месте.
   - Гравдейки тоже погибнут. На большом расстоянии неизбежно рассеивание заклинания, - пожалел я невинных женщин, - Неужели они готовы умереть.
   - Им скажут, что это будет заклинание сна. Они привыкли доверять командиру.
   - У тебя мощные накопители от самого шефа гильдии. Неужели ты не сможешь себя защитить?
   - Если будет шесть звезд, то смогу. Если двенадцать звезд, то ничто не спасет.
   - Ты умеешь добавить оптимизма! - печально произнес я.
   Химера долго размышляла.
   - Деревья и кустарники существенно гасят силу заклинания, - заметила магиня.
   - То есть мы пока в безопасности?
   - Перед границей целый перегон будет голая степь, - сообщила Химера.
   - Как только мы выезжаем из леса, я мгновенно убиваю всех лошадей в отряде. Мы скачем, оставляя гвардеек в лесу, и некому подать магиням особый знак.
   - Хороший план!!!
   Мы ехали спокойно. У нас сложились хорошие отношения с гвардейками, с двумя я даже подружился. На привале они давали мне уроки боя на саблях, вполне объективно оценивали мои успехи.
   В тайне от начальства, я угощал подружек вином. Когда мы выехали из леса, я убивал их лошадей с сожалением. Мы заранее выехали вперед, и не испытывали проблем оторваться от пеших гвардеек. Нам вслед неслись проклятия.
   Я внимательно сканировал дорогу справа и слева, стараясь захватить территорию как можно дальше. Нигде не было видно ни одной звезды. Кроме рабынь и магини, там нужна была охрана. То есть каждая звезда - это примерно двадцать человек.
   Когда мы подъехали к границе, то расслабились. На пропускном пункте толкалось много народа, пришедшие с этой и той стороны. Существовал вариант использования заклинания сна, но Химера считала его нереальным. Во-первых, такие заклинания, по словам магини, давали побочный эффект: большую смертность. Во-вторых, в ста метрах от пропускного пункта Доминиона, находился пропускной пункт Штатов. Если удар будет концентрированный, то таможенницы там не заснут, и пойдут проверять, что именно произошло на пропускном пункте Доминиона. И придут штатовские таможенницы раньше магинь.
   - Как только мы подошли к пропускному пункту, и спешились, над ним взлетела ракета.
   - Химера! Защищай только себя, - закричал я, набирая немыслимую для обычного человека скорость.
   Заклинание ударило по небольшому пяточку, метров сто диаметром. Я почти успел выскочить за границу его действия, магини и их охрана убивали рабынь секунды три-четыре. Щенок скукожился в десять раз, я не зря подкормил его на скотобойне и совсем недавно в лесу. Я вернулся к Химере. Она умирала. Это было видно невооруженным взглядом.
   - Филипп, нам осталось жить две минуты, после чего мы превратимся в прах. Всё живое здесь превратится в прах. Но я отомщу. В медальоне шефа гильдии оружие последнего удара. От него нет защиты никому, ни самой магине, ни людям на десять тысяч шагов вокруг. Они начинают гнить изнутри, умирают тридцать дней, и ни одна магиня не в силах их вылечить. Нам уже всё равно, мы умрем через минуту.
   Химера не просто говорила, она запустила заклинание и Щенок таял у меня на глазах, достигнув размера теннисного мяча. Наконец, я догадался дать ему отбой. Я рассчитывал, что оставшихся у меня девяносто орехов хватит, чтобы вылечить эту жуткую гниль. Других вариантов не было, через десять секунд Щенок бы умер, а заклинание всё-равно атаковало меня. Я достал пять орехов и приступил к лечению. Мне трудно было оценить, насколько организм приспособился к орехам. Сколько их нужно? Десять, двадцать? Поэтому я решил действовать постепенно.
   Вокруг лежала одежда на кучках праха. Ещё недавно это были живые люди. Рядом с одеждой Химеры лежали перстни, слегка припорошенные прахом её пальцев. У меня было с собой только четыреста золотых, поэтому я поднял перстни, и, немного подумав, порылся зацепил кинжалом цепочку кулона. Заниматься мародерством было не совсем хорошо, но я подумал, что магиня была бы не против. Из своего мешка я взял пару бутылок вина и золото, орехи были у меня с собой. Мешок Химеры был небольшой, я не стал в нем копаться и забрал его весь.
   У меня начала кружиться голова, меня немного подташнивало, движения потеряли координацию. Я взял две подушки, одеяло и пошел вперед, в Штаты, рассчитывая выйти из зоны смерти, улечься на траве и заснуть. Возможно, не проснуться. Проходя мимо пропускного пункта, я заглянул туда, на всякий случай. На столе лежал паспорт юноши. Штаты делали свои паспорта с рисунками лиц, с описанием примет и огромным количеством других данных. Тоталитарное государство во всей его красе. Кудрявый юноша, с надменным и аристократическим выражением лица, мало напоминал мою простецкую физиономию. Бывший хозяин паспорта лежал на стуле в виде кучи праха, внутри приличного костюма, который я решил забрать в стирку. Я освободил костюм от хозяина, сложил его в свой мешок, и собрался уходить. Мой взгляд остановился на сотне всадников, скакавших к пропускному пункту.
   «Магини и их охрана не до конца поняли, что скоро умрут. Они хотят отыскать доказательства смерти Химеры и моей смерти. Если я пойду в степь, то они меня увидят и догонят», - мелькнула неприятная мысль.
   Я начал убивать лошадей. Всадницы падали на землю неловко, тряпичными куклами. У них, видимо, тоже начались проблемы с координацией. Я вышел из здания пропускного пункта и пошел в сторону Штатов. Я двигался до тех пор, пока не упал. Подложив под себя подушки, я укрылся одеялом и потерял сознание.
   Проснулся я от жуткого холода. Видимо, у меня началась лихорадка, я пропотел так, что одежда, одеяло и подушки стали насквозь мокрые. Я достал из мешка своё грязное, но сухое, нижнее бельё, натянул костюм мертвого юноши, и принялся жевать очередную пятерку орехов. Вспоминая опыты принцессы Джу, я захотел стать кудрявым аристократом, копией рисунка на паспорте. Лежать на голой земле было холодно. Я двинулся к телегам, стоявшим не так далеко. По моей походке можно было подумать, будто я сильно пьян.
   Подходя к телегам, я заметил мародеров, собирающих добычу. Они сторонились меня, не желая тратить время на драки. Я нашел телегу, на которой лежал матрас, и улегся сверху. Лежать на телеге мне не было страшно, даже если мародеры решили ткнуть меня ножом, то Щенок защитил. Он немного отъелся на последней сотне лошадей. Я попытался заснуть, но мародеры шастали туда-сюда, заставляя меня просыпаться. Мне это надоело и я решил сделать два добрых дела: покормить Щенка и озадачить мародеров. Я истребил всех лошадей вокруг. Примерно час мародеры галдели, кричали, плакали и стонали. Потом начали выбирать самое дорогое из добычи и тащить на себе в свою деревню. Через два часа наступила тишина, и я заснул счастливый и довольный.
   Ранним утром я увидел отряд штатовских таможенниц. Поначалу они ехали спокойно, потом увидели магинь и их охрану, ищущих Химеру и меня в остатках тел, и прибавили темп езды. Когда отряд таможенниц проезжал мимо меня, никто из них не обратил внимания на живого человека на телеге. На расстоянии магини не казались мне здоровыми. Во-первых, многие получили травмы при падении с лошади, во-вторых, им пришлось проделать достаточно длинный путь пешком, находясь не в лучшей форме, в-третьих, действие заклинания гниения я ощутил на себе, оно явно отнимает здоровье и силы. Таможенницы начали арестовывать магинь и их охрану, те воспротивились, разгорелся бой. Магини явно побеждали, поэтому я сбросил матрас на землю и поволок его в степь.
   Через час я снова заснул, а когда проснулся был уже вечер. Магинь не было видно, они, наверно, не захотели нести потери и удрали. Я снова разжевал пять орехов, посмотрел на паспорт, и всё время, пока засыпал, представлял себя холеным аристократом с рисунка.
   Хотя температура у меня больше не поднималась и я не потел, но всё равно ночью я замерз. Я встал, сделал разминку, голова не кружилась, координация была прекрасная. Была общая слабость и жуткий аппетит. Телеги уже увезли, поэтому я решил обойти штатовский пропускной пункт ночью, а затем купить себе еды. Я рассчитывал, что за три дня со стороны Штатов выстроилось несколько караванов. Такое скопление людей сложно контролировать, поэтому купить еду или лошадь не составит проблемы.
   Через час я добрался до огромного скопления людей. многие не спали, сидели у костра, выпивали, пели песни. Я быстро нашел себе и вина и еды. Выпивая в компании, ведя пустопорожние разговоры, кокетничая с девушками, я быстро стал своим парнем.
   - На вид, ты холодный аристократ, а пошутишь, рассмеёшься, и будто обычный парень, даже не парень, а подруга-охранница, - говорила мне захмелевшая девушка из охраны каравана.
   - У меня беда. Лошадь заболела и умерла. Не поможешь найти замену. Я хорошо заплачу, - попросил я подружку, оглаживая её по мягким местам.
   Та, довольно хихикая, прижималась ко мне. Но заклинание гнили еще не полностью вышло из меня, общая слабость была такая, что я бы не смог удовлетворить запросы подружки. Девушка нашла мне место для ночевки, видимо, собираясь наведаться ночью, перечислила возможных продавцов лошадей с примерными ценами на каждую из них, и выпила лишний стаканчик вина за мой счет, после чего привалилась к моей спине и захрапела. Последнее меня крайне раздражало. Я опять разжевал пять орехов, хотя сутки еще не прошли.
   Ранним утром меня разбудила моя новая подружка.
   - Вставай, старшая сказала через час караваны пойдут в Доминион. Если не передумал покупать лошадь, то у тебя всего одна попытка.
   - Ты лучше всех! - я поцеловал подружку и дал ей серебро на удачу.
   Мы пришли к первому из вероятных продавцов. Я купил лошадь не торгуясь, зато хозяин сделал мне скидку на седло. Я с сожалением расставался с новой подружкой. При дневном свете она выглядела красавицей. Или последняя порция орехов окончательно убила заклинание гнили. Караван уезжал, моя подружка откровенно плакала.
   - Когда вы вернетесь? - спросил я её.
   - Через три месяца, - с безумной надеждой в голосе сказала девушка.
   - Напиши свой адрес в Штатах. Я ничего не обещаю, мне неизвестно, где я буду через три месяца. Если звезды сойдутся, то мы встретимся.
   Караван уходил, а случайная подружка махала мне рукой, развернувшись в седле. Я махал ей в ответ. Охранницы улыбались, кое-кто одобрительно свистел, кто-то отпускал шутки. Добродушно. Наконец подружка потерялась в караване, я сидел в седле и улыбался,как дурак. На душе было светло и весело, будто я влюбился с первого взгляда. Неужели я влюбился с первого взгляда в самую рядовую охранницу. Необразованную, с грубыми руками от постоянных упражнений с саблей, любительницу выпить, хохотушку, храпящую ночью мне в ухо.
  

  Глава 10
  Любовь к золушке
   Фил долго сидел в седле, раздумывая об очевидном. Сам он не хотел ехать в Штаты, его туда заставила отправиться шеф полиции. Не могла вчерашняя колония быть более развитой, чем метрополия, поэтому ехать нужно в Королевство. Но ехать куда-то далеко-далеко без денег было страшно. Профессии у Фила пока не было, следовательно ему нужно было учиться три-четыре года. Четыреста золотых - это большие деньги для провинции, в столице богатого государства всё будет очень дорого. Учеба всегда и везде требует больших вложений, кроме тех случаев, когда диплом - пустая бумажка. На родине Фила дело дошло до того, что работодатели перестали интересоваться дипломом. Хотя, Фил слышал были страны, где за выпускниками престижных университетов шла настоящая охота.
   Кроме денег было еще три причины вернуться: месть шефу полиции; беспокойство о судьбе Мисс, Горжетки, Ваньи и Лары; желание поближе познакомиться с новой подружкой, превратить короткое путешествие в романтическое приключение. Фил дал шпоры своей лошади и поскакал догонять караван.
   Охранницы встретили возвращение Фила улюлюканьем и свистом. Подружки начали давать счастливой наемнице веселые советы по постельным делам.
   - Нюся, давай! - кричали подруги хором.
   Нюся смущенно улыбалась. Всю дорогу до стоянки на обед Фил отделывался короткими репликами. Подружка тоже откладывала приятные разговоры на потом. Они постоянно находились под пристальным внимание любопытных наемниц.
   - Фил, ты ко мне надолго приехал?
   - Пока до Мокко, дальше будет видно. Не будем загадывать.
   «Это понятно. Фил такой красивый аристократ, а она обычная наемница. И мать у неё наемница, и бабка наемничила. Но всё-таки Фил в ней что-то нашел. Выбрал её, а не первую саблю отряда, Тимошу, не зеленоглазую красавицу Анну», - Нюся мечтательно посмотрела на Фила.
   На стоянке Фил сходил к старшему в караване и оплатил питание до Мокко. На стоянках в городках он не собирался пользоваться кухней каравана, но говорить об этом не стал. Вечером караван остановился в крошечном городке, который, в основном, жил за счет караванов. Здесь Фила ждал облом, все хорошие номера в гостиницах были зарезервированы для владельцев караванов. Ему предложили отдельную комнату с кроватью, это считалось роскошью. Фил хотел отмокнуть в ванне, и Нюсю пригласить туда же. Он ужинал в ресторане при отеле вместе с подружкой, и никак не мог сказать ей, что им не повезло с номером. К ним за стол подсела хозяйка их каравана.
   - Я слышала твой эмоциональный спор с хозяйкой отеля. Ничего не сделаешь, так заведено. Весь наш караван болеет за вас, поэтому Фил, у меня есть для тебя подарок. Я поменяюсь с тобой номерами в отеле.
   Фил искренне и сердечно поблагодарил хозяйку каравана. Нюся уже вскочила из-за стола, не доев десерт, и, умоляюще смотрела, дергая за рукав.
   Когда влюбленные прошли в номер, Нюся мгновенно оккупировала ванну. Мысль развлечься там вдвоем пришлось оставить, это был сидячий вариант, только для отскребания грязи. Но на деле это оказалось хорошо, Нюся никогда не видела голых мужчин, поэтому страшно стеснялась сама, и стеснялась голого Фила. Хотя прекрасно понимала для чего они так рано уединились.
   - Ты меня не бросишь? Сразу? Завтра?
   - Странная идея.
   - Я не сумею доставить тебе удовольствие. Всё произошло так быстро. Я к этому совсем не готова.
   - Успокойся. Я знаю, что секс иногда не превращается в волшебство ни с первого, ни с десятого раза. Будем рассчитывать на мгновенный успех, но не впадем в панику при неудаче. Правда?
   - Ты такой, просто сказочный принц! Я не могу поверить! - с обожанием потерлась Филу о грудь щекой Нюся.
   Фил ласкал подружку попросту, руками. Он понимал, что всякие изыски введут её в панику, даже могут оттолкнуть, изменить её мнение о нем. Даже от обычного теребления клитора, чем без всякого сомнения Нюся занималась периодически сама, девушка пришла в смущение. Очень скоро Нюся возбудилась и Фил смог выполнить свой долг мужчины.
   Фил рассчитывал нормально поспать в приличной постели, чего он долго был лишен, но Нюся захотела узнать о нем больше, и рассказать о себе. Фил несколько раз пытался прекратить разговор, уговаривая девушку продолжить его на лесном привале, за едой, когда ничем другим заниматься нельзя, но Нюся была неумолима. Тогда Фил решил применить традиционный метод отвлечения девушки от болтовни - секс. Это было ошибкой, заснуть Фил смог под утро.
   За завтраком Нюся заинтересовалась, орешками, которые жевал Фил, пришлось и ей дать один. В общем, девушке было полезно запастись здоровьем, профессия у неё была опасная. Кроме того, после сегодняшней, слишком бурной, ночи поездка на лошади могла доставить Нюсе массу неудобств.
   Подружки, увидев походку Нюси, кричали ей «Так держать!!!». Хозяйка каравана предложила проехать один перегон в фургоне, одобрительно подняв большой палец. Её комната была рядом и она рассказала начальнице охранниц как долго не спали влюблённые.
   - В следующий раз выберу себе комнату с другой стороны от Нюси, - сделала вывод начальница, - Не тебе одной слушать приятные стоны.
   - Они свет в комнате не погасили.
   - Подсматривать неприлично. Хотя в нашем возрасте…
   На привале Фил дополнил обед пирогом, захваченным из ресторана отеля. Нюся угостила пару подружек, в результате всем досталось по небольшому куску. Поговорить влюбленным не удалось, из-за постоянно встревающих в беседу подружек. Фил заметил на огромном дереве в конце поляны большую стаю ворон, и решил подкормить Щенка.
   - Я отойду, немного помедитирую, - заявил Фил.
   Когда юноша пошел в сторону деревьев, охранницы засмеялись.
   - Там столько «медиумов» собралось. Запах, наверно, убойный.
   Фил остановился, не доходя до дерева, сосредоточился и принялся убивать ворон. Размер мозга вороны в пятьдесят раз меньше, чем у лошади, поэтому для того, чтобы немного подкормить Щенка, следовало убить сотню ворон.
   Через пять минут Фил убил сорок ворон, многие из которых упали на землю. Их кустов вылезли охранницы, с удивлением смотревшие вверх. Умные вороны поднялись вверх, стали кружить над поляной и бомбить людей отходами жизнедеятельности. Фил принялся убивать «бомбовозы» и напуганные птицы улетели.
   - «Медитация» прошла удачно? - спросила Фила языкастая охранница, когда тот вернулся.
   - Они там всё засрали, - возмутился Фил.
   Охранницы весело засмеялись.
   - Взлетели с дерева, и давай гадить, прямо на голову.
   Возникла длинная пауза. Никто ничего не понимал.
   - Вороны! Они сидели на дереве! Я подошел, а они взлетели и стали гадить сверху. Мне тоже попало, теперь шляпу чистить, - медленно и по слогам рассказал Фил.
   Обед закончился. Все начали собираться в дорогу. Нюся и Фил расстались, она поехала на фургоне, а он выехал немного вперед, чтобы меньше глотать пыль, а иногда подкармливать Щенка птицами и мышами. Грязная шляпа настроила Фила против птиц, он искал их с удовольствием, а убивал с чувством удовлетворения. Можно было убивать крупные деревья, но пищи в них для Щенка было меньше, чем от мышки. К тому же падения огромных исполинов могло заинтересовать людей гораздо больше, чем падение птицы или мышки, которую можно не заметить.
   В городе хозяйка каравана снова уступила Филу свою комнату. Ужин в ресторане был поистине шикарен, повезло с поварихой. Вино подкачало, дорогие сорта не пользовались спросом, хозяева отелей их попросту не закупали.
   Пока девушка Фила нежилась в ванной, он высыпал на стол содержимое мешка магини Химеры. За стилет ведьмака его могли убить сразу, десяток перстней-накопителей от шефа гильдии были пусты и бесполезны, медальон шефа нужно было разобрать на камни, заклинание «последнего удара» крайне не понравилось Филу. Было много артефактов непонятного назначения, серьги с крупным жемчугом. Ничего полезного, кроме десяти монет золотом, которые Фил сам дал магине в Мокко. Артефакты следовало разобрать, но сделать это можно было только после того, как высвободится мана. Часть из артефактов была пуста, только Фил не видел маны, и не мог их определить.
   Вторая ночь прошла намного проще. Нюся перестала стесняться, даже больше того, пользуясь хорошо натопленной комнатой, она резвилась на Филе в позе наездницы абсолютно голой. Эльфийский орех успел подействовать, у девушки ничего не болело, поэтому никаких перерывов на разговоры она не затевала.
   Щенок, как всегда, нежился в огне камина. Он не понимал зачем нужен секс.
   Утром, сонные, усталые, но довольные, любовники торопились позавтракать, так как опаздывали на отправление.
   - Можете сегодня оба ехать в фургоне, - заметила хозяйка каравана, проходя мимо.
   - Две бутылки лучшего вина и два самых больших пирога, - закричал официантке Фил, и добавил для Нюси, - Вставай. Доедим в фургоне.
   Как только любовники доели первый пирог и прикончили первую бутылку вина, Нюси завалилась на тюки и заснула. Она немного храпела. Почему эльфийский орех не смог ликвидировать этот недостаток до конца, для Фила было непонятно. Заснуть Фил не мог, поэтому занялся кормлением Щенка. У Фила была мысль, что он занимается глупостью, один поход на скотобойню в Мокко давал в тысячу раз больший эффект.
   - Фил, ты знаешь, что люди светятся по разному? - спросил Щенок.
   - Чем больше мозг, тем ярче свет. У людей белый свет, у животных красный, у птиц оранжевый; у твоих врагов, серых шаров, черный.
   - Свет не может быть черным!
   - Это мой мозг раскрашивает свет в цвета.
   - Чтобы не забыть. Я вижу два цвета у людей, - снова сообщил Щенок, - У тебя только белый, а у твоей подруги есть маленькая искорка зеленого цвета.
   - Странно. Цвета ты видишь с помощью моих глаз, а свет людей своим чувством, название которого я не знаю. Важно другое. Ты видишь магинь. Чем ярче зеленый свет, тем сильнее магиня. Это светится мана. Что это нам дает???
   - Я могу предупредить тебя о сильных магинях.
   - Это замечательно, - согласился Фил, - Интересно ты сможешь забрать у магини только ману? Останется ли магиня после этого жива?
   - Не попробуешь - не узнаешь.
   - На убийство я пойти не могу. Представь себе, что за ману отвечает часть мозга. Ты забираешь не ману, а убиваешь часть мозга, отвечающего за накопление маны, за управление маной.
   - Не знаю.
   - Нужно мнение Серо, который понимает тонкости магии. Можно оплатить консультацию магини из ковена Доминиона. Интересный вопрос, видишь ли ты ману в накопителях? Если это так, тогда в человеке ты тоже видишь ману.
   Фил достал из мешка стилет ведьмака, и затаил дыхание. Потом сам посмотрел на стилет, ожидая увидеть дымку, как в первый раз, но ничего не произошло.
   - Стилет разряжен. Сейчас поищу что нибудь.
   Фил стал доставать из мешка магические вещи Химеры. Щенок ничего не видел.
   - Это ни о чем не говорит. Подожди, у меня есть кипятильник.
   Фил залез в свой мешок и вынул эльфийский магический кипятильник.
   - Я вижу, - сообщил Щенок, - Но свет фиолетовый.
   - Кипятильник имеет заряд на год непрерывной работы. Это очень много. Может быть меньший по размеру заряд тебе не виден. На стоянке я попрошу магиню каравана показать светильник.
   Фил с нетерпением ждал стоянки. Как только караван остановился, он разбудил подружку, вручил ей пирог и бутылку вина, попросил запастись едой из общего котла, а сам направился на поиски магини. Ей было не до Фила, она не любила назойливых молодых людей, особенно аристократов. Но Фил так долго её уговаривал, что ей показалось проще показать магический светильник, чем продолжать терпеть нескончаемые просьбы. Щенок увидел фиолетовый свет, и Фил захотел продолжить эксперимент, то есть дать возможность Щенку съесть ману из накопителя. Фил достал золотой и предложил магине продать ему светильник.
   - Сто золотых, - отрезала магиня.
   Фил решил умерить своё любопытство до вечера. В городе наверняка есть магическая лавка, где можно купить светильник за гроши. А когда Щенок съест ману, то вернуть его за полцены.
   Подружка была недовольна невниманием Фила. Тот ел молча, думая о своем. Нюся насупилась и молчала весь обед, чего Фил даже не заметил. Чуть позже пришли подружки Нюси. Они пытались растормошить Фила. Одна, языкастая, остро шутила, на что молодой человек «аристократически» молчал. Подружки Нюси обиделись и ушли.
   Фил сел в фургон, а его подружка оседлала лошадь.
   - Ты зря на меня дуешься и делаешь глупости, - сообщил Нюсе Фил, - В городе может не оказаться номера с ванной, от тебя будет пахнуть лошадиным потом, и такая ты мне в постели будешь не нужна.
   Девушка долго боролась с собственной обидой на Фила, потом расплакалась, привязала лошадь к фургону, и полезла к Филу.
   - Так нечестно!!! Ты всегда будешь мной командовать? Я не хочу быть твоей служанкой. Я Человек!
   - Я бросил свои дела и поехал с тобой в караване. Ты не осталась со мной в Штатах, бросив свою службу в охране.
   - Ты самый лучший!!! - зарыдала Нюся.
   Она прижалась к Филу всем своим телом. Она бормотала бессвязные фразы о любви. Она хотела его всем сердцем. У девушки счастье первой любви затмевало всё на свете. Охранницы каравана проезжали мимо фургона и по-доброму завидовали, видя нежную сцену. Хозяйка каравана и начальница охраны проехали мимо, одобрительно поглядывая на парочку.
   - Бросит он её в Мокко.
   - Бросит. Но у кого из нас всех, здесь в караване, было счастье длинной сорок дней? Не купленный мужчина-производитель, а вот такое сказочное счастье?
   - Кому-то везет. Раз в жизни. Одной из сотен.
   - Страшно. Как она сможет справиться потом с расставанием. Сможет она потом жить без любви и счастья, одними воспоминаниями?
   - И так плохо, и так нехорошо.
   В городе нашелся приличный отель с дорогим номером, хозяйке каравана он был не по деньгам, поэтому она традиционно снимала номер классом ниже. Фил снял самый дорогой номер, с огромной ванной, с широкой постелью, с шелковым бельем. Сам он отправился в магическую лавку, а Нюсе поручил заказать роскошный ужин с вином в номер. Начальница охраны и хозяйка каравана вынуждены были потратиться на соседний номер. Зато номера соединялись балконом и можно было с удобствами наблюдать за играми любовников. И те, и другие потеряли всякий стыд.
   Фил быстро нашел лавку, купил светильник, и сразу после выхода на улицу Щенок съел ману. Фил вернулся в лавку и виновато положил светильник на прилавок.
   - Сломался.
   - Он сам не ломается.
   Фил помолчал минут пять.
   - Обменяйте на другой, рабочий… За четверть цены.
   - За половину.
   - Согласен, - потеряно произнес Фил.
   Фил вернулся в отель довольный. Нюся лежала в ванной, ожидая его. Любовники только-только приступили к своим играм, как привезли ужин. Пришлось прерваться, иначе ужин остынет. После сытного ужина парочка развалилась на кровати, не спеша заняться любовью. Зрительницы на балконе ворчали, хотя виды голого Фила были приятны.
   - У меня такое впечатление, что твои коллеги по каравану и подслушивают, и подсматривают, - прошептал Фил на ухо Нюсе.
   - Пусть завидуют. У меня нет богатой сабли, нет лошади за тысячу золотых, нет драгоценностей, даже дешевого колечка нет. Но есть ты, готовый всю ночь осуществлять мои самые сокровенные желания, самые невероятные мечты. У тебя такой «корешок», что не поместиться у меня во рту!
   - У тебя для него есть другое место, - засмеялся Фил.
   - Я это к тому, что так им будет лучше виден размер.
   - На первом месте у нас наше удовольствие, - поправил подругу Фил, - Утром подберем тебе колечко.
   - Если Нюся начнет выполнять все советы подружек сегодня, то что ей останется на завтра, послезавтра и так далее? - на балконе дружно осудили минет.
  

  Глава 11
  Эксперименты
   Я смотрел на неловкие попытки Нюси изобразить, придуманную подружками, позу. И мне это нравилось. Неумелое желание любви было трогательно и невероятно приятно. Мне не хотелось поправлять подружку, нарушая тем самым её волшебную непосредственность. Мой излишний опыт и так вступал в конфликт с первыми, робкими уроками секса девушки.
   - Фил, тебя не смущает, что за нами подглядывают?
   - Я полгода занимался сексом в шаге от другой такой же парочки.
   - Вы не могли уединиться?
   - Моему другу требовалось выполнить большую работу. Кроме меня её не мог сделать никто. Жили мы в каменной башне целых девять месяцев. Весной и осенью было холодно, поэтому мы ночевали в крохотной комнате, её проще было согреть. Мой друг взял с собой молоденькую подружку, я поступил также. Представь себе, тишина, а в шаге от тебя в оргазме похрюкивает девушка друга.
   Нюся захихикала.
   - А в чем твоя уникальность?
   - Я лучше всех знаю эльфийский язык.
   - Немного нескромно. Не находишь?
   - Восемь лет назад один сумасшедший маг дал мне выпить настойку. От неё у человека появляется абсолютная память, но через год человек сходит с ума. Мне повезло, я остался в здравом уме. Чуть позже я смог изучить эльфийский язык. Пойду. Поищу тебе колечко.
   Я помнил, что среди вещей Химеры было простенькое колечко. Обычное золотое кольцо с крошечным бриллиантом, который даже трудно было заметить. Я принес его Нюсе.
   - Примерь.
   - На мизинец налезло, - обрадовалась подружка, - Куда делась твоя подружка?
   - Подружка?
   - Из каменной башни.
   - Еще полгода, после возвращения из путешествия, мы были вместе. Потом она вернулась в семью. Это была долгая дорога, я довез её до самого дома и передал старшей сестре.
   - Я лучше твоей старой подружки?
   - Несомненно! Особенно, если мы сейчас угомонимся и заснем.
   Мне так показалось, но Нюся подумала, будто Мишка была у меня единственной женщиной, и я крайне постоянен, два года - это для неё огромный срок.
   Утром, я в первый раз за многие дни встал выспавшись. Завтракать мы пошли в ресторан, Нюсе захотелось блеснуть колечком. Не думаю, что кто-то его заметил. Я попросил хозяйку каравана разрешить мне снова ехать на фургоне, та согласилась. Нюся поехала верхом, ей нужно было перекинуться парой слов с каждой охранницей, случайно показав при этом колечко.
   Я пытался помочь Щенку вернуть ману, взятую из светильника, в любой накопитель. Если это у Щенка не выйдет, то его успех становился опасным для меня. Магини будут думать, что я маг. Пока Щенок съел ману светильника, это безопасно, людей с ничтожным даром много.
   Я видел, как Щенок съедает ману из светильника. Он вытянул отросток и мана сама перетекла в Щенка. Но обратный процесс не работал. Щенок вытягивал из себя отросток тонкий, но с крошечным шариком на конце. В этот шарик Щенок загонял всю ману, хотя ману я не видел, но доверял Щенку. Мана не хотела перетекать в накопитель и оставалась в шарике. Щенок стряхивал шарик о накопитель, уменьшал размер шарика до практически незаметного, ничего не помогало.
   На стоянке я отправился к магине каравана. Презентовал ей один из двух пирогов и бутылку вина.
   - Что-то опять потребовалось, красавчик?
   - Только хорошее расположение умной и талантливой женщины. За работу я привык платить, - я достал золотой.
   - Расскажи мне, аристократ, какая работа тебе от меня потребовалась, - несколько более доброжелательно сказала магиня, прожевав кусок пирога и запив его неплохим вином.
   - Хочу узнать в деталях, как происходить зарядка накопителя. Магический дар у меня слабый, поэтому желательно услышать подробное описание.
   - У тебя есть пустой накопитель? - спросила магиня, доев пирог и допив вино.
   - Да, - я передал ей один из перстней шефа гильдии.
   - А ты на самом деле аристократ! Видел когда нибудь процесс зарядки накопителя?
   - Сотни, возможно, тысячи раз. Увы, но я не вижу ману, поэтому сам процесс для меня загадка. Я знаю, что есть место хранения маны и каналы передачи маны.
   - Место хранения маны расположено в груди, там где солнечное сплетение. Каналы передачи похожи на артерии. Чем они шире, тем легче передавать ману. Еще важна способность управления маной. Школа магии всегда расположена на природных источниках маны. Магини учатся в школе управлению магией, но также медитируют: увеличивают место хранения магии и каналы передачи магии. Заряжать накопители гораздо проще там, где есть природные источники маны, там её восполнение идет быстрее. Обычно магини накапливают ману в своем месте хранения, а потом передают её в накопитель, но есть такие уникумы, что могут направлять ману из источника непосредственно в накопитель. Но это требует высокой концентрации.
   - Насколько я понял, магиня берет ману из своего места хранения и отправляет в накопитель. При этом канал передачи касается накопителя. Почему мана из накопителя не возвращается обратно в место хранения? - не понял я процесс передачи.
   - Когда магиня заканчивает передачу маны, то она убирает канал передачи от накопителя. Процесс длится долго, если малая часть вернется обратно, то это не страшно. Филипп, хочешь посмотреть на процесс? За твой золотой я согласна работать до самого вечера.
   - Хорошо. Приходи к фургону, - согласился я, надеясь, что Щенок увидит что-то полезное.
   Мы ехали, а магиня порциями отдавала ману в накопитель. Щенок комментировал для меня процесс зарядки, но я давно понял, что у Щенка место хранения и каналы передачи - это он сам, а способность управления минимальна: сожрать ману.
   Вечером я искренне поблагодарил магиню, мы расстались без всякой неприязни, той, что была у неё еще вчера. Нюся подъехала несказанно довольная.
   - Подруга, ты посмотри какой большой город. Предлагаю выбрать лучший номер, а потом посетить оружейную лавку.
   - Звучит заманчиво, - охранница навострила свои уши на волшебные слова «оружейная лавка».
   Номер в отеле нам выпал скромнее, чем вчера. Но ванна там была. В оружейной лавке не было ничего, на чем бы остановился мой взгляд.
   Нюся также презрительно смотрела на оружие. Хозяйка оценила мой костюм и достала из-под прилавка кольчугу.
   - Эльфийская работа, - шепотом сказала она.
   - Вы хоть раз видели эльфийские кольчуги? - удивился я, - Мне довелось осмотреть три экземпляра. Они вдвое легче, их нельзя пробить стрелой или саблей, только огромным копьём.
   - Считается, что и копьем нельзя, - влезла в разговор Нюся.
   - Я сам это видел. Правда, копьеносец была в три раза тяжелее меня.
   - Но ты выжил!
   - Тогда умерла моя подруга, лучшая сабля из всех, что я знал, - я вспомнил Гиту и замолчал.
   Пауза затянулась.
   - Это вам, благородный господин, известно, как выглядит настоящая эльфийская работа. Но никто другой не увидит разницу, - отметила маленькую тонкость хозяйка лавки.
   - Разумно. Сколько стоит эта подделка?
   - Имитация, благородный господин. Сто пятьдесят золотых.
   - Примерь, - попросил я Нюсю.
   Через мгновение кольчуга висела на моей подруге.
   - Велика, - недовольно сказал я, - У тебя есть еще одна, чуть меньше.
   Хозяйка застыла в раздумьях. Если кольчуг много, то цена явно завышена, если не предложить снобу то, что он хочет, то напыщенный индюк уйдет, ничего не купив. Жадность победила расчет и хозяйка выложила на прилавок второй экземпляр. На Нюсе кольчуга сидела идеально.
   - Сто двадцать, если моя подружка захочет носить «имитацию», - подчеркнул я последнее слово, - И если я не смогу кинжалом пробить сразу два слоя.
   - Сто, если сможете пробить оба слоя, иначе сто пятьдесят, - повелась хозяйка.
   Я вынул сотню золотых и дал пересчитать их хозяйке. Затем достал кинжал, разложил вторую кольчугу на прилавок.
   - Где бить, чтобы ремонт вышел не так дорого?
   Хозяйка посмотрела на эльфийский кинжал.
   - Я верю. Не надо портить вещь, благородный господин.
   Нюся, пританцовывая, вышла из лавки и пошла по улице, гордо посматривая вокруг.
   - Фил, ты пока закажи ужин, а у меня срочные дела. Совсем о них забыла.
   - К полуночи приходи в отель. Если я засну, то не буди, - попросил я подружку.
   - Фил. Запомни! Это эльфийская кольчуга!
   Я поужинал, даже не рассчитывая на появление Нюси. Пошел в конюшню, подкормить свою клячу морковкой и остановился. Во дворе девчонки лет десяти играли в непонятную игру, типа лапты. Они били дубинкой по круглым камням. Те летели в стену сарая, где был нарисован силуэт женщины. Удары камней о стену оставляли вмятины в бревнах. Камни и дубинка оставались целы. Это меня удивило. Девчонки объяснили мне, что бита сделана из железного дерева, а камни – это куски плохого железа. Я попросил сделать пяток ударов, девочки согласились из любопытства. Игра мне понравилась. Я узнал, где продаются биты с камнями, не поленился сходить туда и купить себе игрушку.
   Нюся осталась без ужина, и я попросил принести тарелку с мясными деликатесами в номер. Три бутылки вина и корзинка пирожков должны были приглушить её аппетит. Подруга пришла пьяная, видимо обмывала с подружками покупку.
   - У тебя деньги остались, мотовка? Или вы просили всё записать на мой счет?
   - Что? Так было можно? Это мы рано разошлись по номерам…, - растерянно пробормотала Нюся и отрубилась.
   Утром у Нюси не болела голова и был зверский аппетит. Она съела всю еду в номере и мы спустились в ресторан, чтобы добавить. Там вся её банда сидела с кислыми лицами. Подружки уставились на Нюсю с подозрением.
   - Т-ссс, - нашлась моя подружка, она указала на бутылку вина у меня в корзине, намекая на опохмел.
   Вошла начальница охраны, грозно осмотрев подчиненных, она уставилась на меня.
   - Сам всю ночь не спал, ставил подружке компрессы. Проще было выдать утром стакан вина. Но нельзя…, или можно? - преданно заглянул я в глаза начальнице.
   - Сегодня нужно! Иначе мы уедем в обед. Всем по стакану вина!!!
   - За мой счет, - добавил я.
   Я снова ехал в фургоне, Нюся храпела, улегшись между тюков. Пока это было единственное свойство подружки, которое меня слегка раздражало. Щенок предложил способ управления маной. Он построил, вместо тонкого хоботка, конус. Мана двигалась по конусу, как бы уплотняясь, и должна была выскочить из Щенка в накопитель. Мне эта идея понравилась. Эксперименты показали, что мана в накопитель не выскакивает.
   Мы ехали медленно. Я любовался красивым лесом, то есть, кормил Щенка птицами и мышами. Для этого мне нужно было постоянно «сканировать» окрестности. Впереди виднелась лесная дорога, на которой стоял отряд всадниц, без телег. Подозрительно. Я подозвал охранницу, ехавшую слева, с той стороны, где примыкает лесная дорога.
   - Через сто шагов будет лесная дорога. На ней стоит отряд всадниц. Двадцать одна бандитка и магиня в придачу.
   - Двадцать бандиток нам на один укус. Они не посмеют напасть, - сказала охранница, но сама достала свисток и выдала несложную мелодию.
   Я разбудил Нюсю, она села на лошадь и… наш фургон благополучно проехал мимо лесной дороги. Десяток охранниц постепенно смещались в конец каравана, никак не демонстрируя свою озабоченность. Последние фургоны в караване уменьшили интервал, чтобы бандиткам было сложнее отсечь их от основного каравана. Видимо, бандитки ждали другой караван, или это были не бандитки, а обычные люди. За нашим караваном следовал небольшой обоз, хозяйка которого была в хороших отношениях с нашей хозяйкой. Сразу после начала тревоги туда поскакала охранница. Сейчас они стегали лошадей, догоняя хвост нашего каравана.
   Когда обоз миновал засаду и все успокоились, и я уже собрался пересаживаться с лошади в фургон, отряд бандиток пришел в движение. Наблюдая всё время за этим отрядом, я перестал сканировать лес, а караван въехал в настоящую засаду. Я сообщил об этом ближайшей охраннице, та просвистела тревожную мелодию, но что-то делать было поздно. В лоб каравана несся тяжело вооруженный отряд, точно такой отряд выехал сзади. Первыми я убил лошадей у того отряда, что нападал на нас в лоб. С тыла нас прикрывал чужой обоз. До первых фургонов было далеко и я не видел результатов своей диверсии. Вторым ударом я убил лошадей бандитов, атакующих нас с тыла. Это сразу ставило крест на их боеспособности. Как показало сканирование, только передняя часть обоза была окружена, поэтому рассчитывать на помощь эти бандитки не могли.
   Нюся не слышала шума боя ни впереди, ни сзади, но караван остановился.
   - Сзади бандиток уже всех перебили, поехали, Нюся, вперед, - предложил я, любительнице подвигов.
   Нюся поскакала за мной. Я специально не пускал её вперед, моя лошадь была явно хуже.
   Магиня у бандиток была сильнее нашей. К нашему прибытию, она взломала щит нашей магини, та лежала на земле неподвижно, но пока еще живая. Я старался перекрывать магические удары в Нюсю, она явно выделялась среди всех своей новой кольчугой, и дура-магиня могла подумать, что приехала лучшая сабля каравана и сейчас начнет всех убивать. Магиня бросила соперницу и начала бросать файерболы в Нюсю. На меня, мужчину, без сабли, без кольчуги, на плохой лошади никто не обращал внимания. Даже то, что три файербола не причинили мне вреда, магиня списала на дорогой амулет.
   Я достал из седельной сумка биту и бросил её, как при игре в городки, по ногам магини. Та попыталась поставить защиту, но опоздала, и повалилась на землю с диким, нечеловеческим криком. Это я так подумал. На самом деле магиня упала, а шум стоял такой, что ничего не было слышно. Магиня достала какой-то большой медальон, размером с блюдце, схватила его двумя руками. Все перстни на её руках с треском рассыпались. Медальон превратился в нечто живое.
   «Прощай Щенок!» - сказал я.
   Но Щенок всосал ману и медальон рассыпался в труху. Магине тоже поплохело, и она потеряла сознание.
   Я обернулся, Нюся лежала на спине, в правом боку у неё торчала арбалетный болт.
   - Сволочи! Испортили кольчугу! - прошептала она, теряя сознание.
   Я разжевал эльфийский орех и через поцелуй переложил его ей в рот. Затем разжевал еще один. Я надеялся, что часть ореха всосется изо рта, что Нюся на секунду придет в себя.
   Я сломал у болта оперение и приподнял кольчугу, спереди и сзади. Пробивать болтом Нюсю насквозь, и вытаскивать болт их спины было нельзя. Наконечник болта, судя по его длине, лишь вошел в печень, но не пробил её насквозь. Я попросил Щенка отрастить трубку диаметром чуть больше болта, накрыть этой трубкой болт и напитать маной. Как только Щенок это сделал, Нюся пришла в себя и проглотила орехи. Щенок потерял концентрацию от моего радостно вопля, и Нюся снова потеряла сознание.
   Охрана добивала бандиток. Хозяйка каравана принесла кинжал.
   - Это всё, что осталось от бандитской магини. Я видела, как ты ей ноги переломал. Молодец, мало, что мужчина. Вел себя достойно. Нюсю жалко. Такая молодая. Ранение в печень смертельно.
   - Нюся не хочет умирать, значит выкарабкается. Она такая!!! - возразил я.
   Щенок снова построил свою трубу, снова загнал туда всю свою ману. Но Нюся не приходила в себя. Я потрогал её лоб, температура подскочила, организм боролся. Болт на ощупь казался горячим. Я слегка потянул его, мне показалось, что болт вылез на пару миллиметров.
   Через час караван двинулся вперед, его подпирали сзади и спереди, нельзя было допускать затор. Мне оставили наших лошадей и вещи.
   Болт постепенно выходил наружу. Это было заметно. Пару раз я оплатил проходящим мимо магиням лечение. Необходимо было немного сбить температуру и закачать в рану маны.
  
  
  

  Глава 12
  Сокровища бандиток
   К вечеру болт наконец вышел из тела Нюси. Фил решил, что нужно рискнуть и вернуться обратно в город, но, как назло, караваны перестали ехать. Когда появился небольшой крестьянский обоз, идущий в село, Фил спросил одну из селянок о возможности у неё переночевать и обрадовался согласию. Ехать было недалеко, что было крайне важно. Нюсю бережно положили на телегу, и обоз поехал в село. Фила слегка насторожило то, что телеги повернули именно на ту лесную дорогу, на которой стояла засада бандиток. Через час показалось село, на взгляд Фила, со слишком мощным забором, скорее стеной. Крестьянка размахнулась и ударила Фила по затылку дубинкой, как две капли похожей на биту из железного дерева. Если бы не Щенок, то мозги Фила превратились бы в кашу. Фил упал лицом вниз на холодную землю, изображая труп, его подняли за руки и ноги, и бросили на телегу, рядом с Нюсей. Обоз въехал в ворота села. Фил просканировал округу. В селе жили девятнадцать взрослых женщин, ни одного ребенка или старухи.
   - Эти двое из того каравана, охрана которого утром перебила наших на дороге. Я стояла рядом с магиней, когда красавчик бросил дубинку и переломал ей ноги, - сказала «крестьянка», ударившая Фила по затылку железной битой.
   У бандитки тут же отказали ноги, и она кулем повалилась на землю. Фил не стал долго раздумывать, он методично, одну за другой, превращал бандиток в инвалидов. Женщины падали на землю, их подруги не понимали, откуда им грозит опасность, и разбегались, затрудняя Филу его занятие. Две бандитки были верхом, они удрали за пределы села, и Фил никак не мог попасть им в поясницу. Расстояние стало слишком велико для точного попадания. Когда Фил сообразил убить их лошадей, то стало только хуже. Бандитки лавировали между деревьями, поднимались на возвышения и спускались в низкие места.
   Фил прошелся по бандитскому логову, проверил всех бандиток, чтобы ни у кого не было рядом оружия. Каждая из них могла выстрелить из арбалета, даже лежа, не говоря уже о том, что бросить кинжал.
   Одна из бандиток была прекрасно вооружена, её лицо даже сейчас сохраняло надменность.
   «Главаря мы, похоже, упустили», - подумал Фил.
   - Ты может сказать чего хочешь, или попросить об чем?
   Бандитка плюнула Филу в лицо, но не попала, он был к этому готов.
   Бандитские дома не блистали чистотой. Туда, где было меньше мусора, Фил отнес Нюсю, надеясь, что насекомые не съедят её за ночь. Подружка была без сознания, но лоб был не такой горячий.
   Фил вернулся к главарю бандиток, ударил ногой по голове, и тщательно обыскал, изымая всё оружие. Она посмотрела на мужчину с презрением.
   - Откуда у тебя сабля с графским гербом? Зря ты играешь в молчанку. Я могу сделать так, что мучительная боль будет разрывать тебя всю непрерывно, ты будешь мечтать о смерти.
   - Я была учителем фехтования в этой семье. Девять лет назад издевательства хозяйской дочери стали таковы, что я хотела повеситься. Я не могла бежать. Моя мать, моя дочь-малютка были в руках графини. Я не стала убивать себя, зато убила хозяйку, убила её дочь, забрала семью и бежала. Нас выследили. Ушла я одна, вот с этой раной в боку, - бандитка показала огромный шрам.
   - Утром я уеду. Две бандитки успели сбежать, но они вернутся. Если ты была жестока со своими подчиненными, то тебя добьют.
   - Подожди! У меня достаточно спрятано, чтобы сделать тебя богатым. Увези меня отсюда. Они будут меня пытать, чтобы найти добычу за те годы, что я возглавляла банду. Это, по-твоему, будет лучше?
   - Завтра, или послезавтра выздоровеет моя подруга. Она решит судьбу всех бандиток, и твою в том числе.
   Фил решил посмотреть, есть ли еще какие-то вещи в добыче банды, по которым можно определить судьбу жертв. Понятно, что тайники главарю банды проще всего было устроить в своем доме, или рядом с домом. Конечно, не все тайники, но большинство.
   В центре села ничего похожего не было, что-то приличное Фил отыскал на противоположном конце от ворот, у самой стены.
   «Там, наверно, еще подземный ход наружу прорыт. Чтобы при штурме можно было удрать», - подумал Фил.
   Поиски продолжались до самой темноты, пока Фил не решил проверить, где находятся накопители маны. Магиня, безусловно, забирала себе большую часть магических вещей, но, как оказалось, не всё. Щенок показал, где расположена пара накопителей, это оказался огромный сундук. Фил выбросил все вещи на пол, но ничего не нашел, а сундук невозможно было стронуть с места. Даже с магическим светильником было видно не так хорошо, и Фил долго провозился, отыскивая поворотный механизм у сундука. Ящик с оружием и драгоценностями располагался сразу под сундуком. Он был настолько тяжелый, что Фил его с трудом вынул, и то, после того, как переложил из него оружие на кровать. Под ящиком начинался подземный ход. Было поздно, Фил хотел спать, поэтому он не стал его исследовать, а вернулся в дом к Нюсе. Уже улегшись на сундук, кровать была занята подругой, Фил подумал о том, что этот, достаточно чистый дом, мог принадлежать одной из магинь, и проверил его, с помощью Щенка на наличие маны. Догадка оказалась верна, на полке лежала маленькая шкатулка с бижутерией и магическим светильником.
   Фил улегся на сундук. Ему не спалось.
   «Теперь, когда ты съел манну с огромного накопителя бандитской магини, можно попробовать снова сбрасывать манну в накопитель. Раньше у тебя было мало манны, а сейчас огромное количество. Это может повлиять на процесс», - предложил Фил Щенку.
   «Я не успел тебе сказать», - замялся Щенок, - «Я скачал манну не с накопителя, а у магини. Она держала артефакт на уровни груди, ты прицелился не совсем точно… Но она не умерла. Ты можешь по этому поводу не беспокоиться.»
   «Ей явно стало плохо!»
   «Она не смогла больше управлять заклинанием, поэтому её ударило манной.»
   «Возможно. Но манны у тебя сейчас много?»
   «Магиня была не очень сильная.»
   «Тогда отложим наши эксперименты.»
   Утром Нюся посчитала себя достаточно здоровой, чтобы ехать на телеге. Фил соорудил для своей девушки мягкую постель из сена и подушек, перетащил на телегу ящик с бандитской добычей, перебил всех ненужных ему лошадей, остающихся в бандитском селе, и в это время на лесной дороге показался отряд стражи. Пока караван ехал до города, пока в городе собирали стражу, пока стражницы искали лесную дорогу, всё происходило, как всегда неспешно.
   - Сейчас нас будут убивать, - сообщил Нюсе Фил.
   - Мы не бандитки!!!
   - Они потом разберутся. Может быть, - почти согласился с подругой Фил.
   «У каждого человека есть запас маны. Если бандитской магине стало плохо, то и стражницам станет плохо. Вы уедите, они вам не помешают», - посоветовал Щенок.
   «Попробуем с теми двумя, что одеты богаче, и лошади у них явно дороже», - согласился Фил с предложением Щенка.
   Стражницы зашатались, но удержались в седле.
   «Переходим к основному плану. Убиваем лошадей!»
   Голова у лошади большая, целиться в неё было просто, и скоро весь отряд двигался пешком. Тогда Фил отдал команду Щенку о манне, и стал целиться в солнечное сплетение стражниц. Женщины стали двигаться медленно, многие падали на землю.
   - Мы сможем обогнуть их слева, там мы будем прикрыты холмом с высоким кустарником. Нас не будет видно, стражницы не смогут даже стрелять, - сказал Фил Нюсе.
   Фил спешился и повел лошадь с телегой по ложбине. Верховые лошади были просто привязаны к телеге и никак не помогали. Огромная сила Фила помогала протаскивать телегу сквозь кусты и небольшие ямы. В конце, когда нужно было преодолеть небольшой подъем, телега всё- таки застряла. Филу пришлось затратить время, чтобы привязать верховых лошадей за седла к телеге. Объединив усилия трех лошадей, Фил вытолкал телегу наверх. Выехав на лесную дорогу, Фил отвязал верховых лошадей, и поторопился уехать.
   Возвращаться в город, где приобрели кольчугу было намного ближе, поэтому поехали именно туда. Через два часа телега въезжала в город, еще через час влюблённые устроились в лучшем номере самого дорого отеля.
   Нюся залезла в роскошную ванну, полила себя с ног до головы жутко дорогим шампунем из розового масла, взяла в руку бокал с шипучим вином, разжевала три эльфийских ореха, и выпила вино... залпом.
   - Дорогой. Мы долго будем жить в этом номере?
   - Пока ты окончательно не придешь в себя.
   - Да? Двадцать дней! Я чувствую себя полностью разбитой.
   - Нюся. Орехи, которые ты ешь, волшебные. Если чего-то сильно захочешь, то это сбудется. Ты не могла бы помечтать.. немного меньше храпеть.
   - С твоей стороны это обидное замечание. Я лучше помечтаю о чем-то другом.
   Пока Фил нежился в ванной, Нюся начала рыться в огромном ящике с бандитскими сокровищами. Ей понравилась сабля с графским гербом, ожерелье из сапфиров, серьги с топазами и десяток старинных перстней.
   - Ты зря отбираешь себе подарки. Это сокровища бандитов. Их нужно пустить на благотворительные цели, а саблю отвезти родственникам, - остановил поиски драгоценностей Фил.
   - В этом городке детский приют на полсотни малышек. Ты пожертвуешь им вот этот перстень? Глава города его заберет, - возразила Нюся.
   - В бандитских сокровищах на шестьдесят тысяч золота. Я пожертвую приюту пятьсот золотых. Всё остальное раздам в Мокко. Драгоценности и оружие продам на аукционе.
   - Аукцион? Не верю, что богачи дадут реальную цену этим драгоценностям, - Нюся нацепила себе на руку шестой перстень и покрутила рукой, любуясь игрой света.
   - Я оценю всё у ювелира. Дам тебе список и двести тысяч золотых. Ты будешь торговаться, пока драгоценность не оценят выше семидесяти процентов стоимости.
   - Уверена, мне придется скупить всё!!!
   Фил взял испорченную кольчугу, чтобы отнести в ремонт. Недалеко от выхода он заметил ателье, где даже давали скидку постояльцам отеля. «Костюм аристократа» износился в дороге и Фил решил заказать себе дубликат.
   - Такой же костюм, как на мне. Из лучших тканей, что у вас есть в наличии. Срок три дня, - сообщил свои пожелания Фил.
   - Сапоги, шляпа, перчатки? - уточнила хозяйка ателье.
   - Да! И маленькая просьба. В этом отеле со мной проживает дама. Вы можете дать мне портниху или закройщицу? Я отведу её в номер и озвучу ей свои пожелания.
   - Любой каприз вашей дамы — закон! - льстиво сообщила хозяйка, - Я сама пройду с вами в ваш номер.
   Нюся сидела за столом в халате, она поедала вторую корзинку пирогов, запивая третьей бутылкой вина.
   - Когда ты успела? Я ушел десять минут назад? - возмутился Фил.
   Хозяйка ателье деликатно смотрела в сторону.
   - Ты сам сказал, что тебя не будет два часа.
   - Оторвись от еды, обжора. Это хозяйка ателье.
   - Я сама могу зашить дыру от арбалетного болта, - сообщила Нюся.
   - Для этой слишком самостоятельной дамы мне нужен костюм начальницы отряда наёмниц герцогини Савской. Шляпа, перчатки, сапожки, портупея, - повернулся к хозяйке ателье Фил.
   - Простите, ваша светлость, я ничего не знаю о герцогине Савской.
   - Никто не знает. Но слишком самостоятельная дама должна выглядеть именно так. Я вас оставлю. Мне еще кольчугу отдавать в ремонт.
   Хозяйка оружейной лавки скептически осмотрела кольчугу.
   - Соболезную вашему горю.
   - Нет-нет. Моя подружка жива. Болтом пробили печень, но она уже пьет вино, никакой диеты.
   - Невероятно!
   - Кольчугу нужно починить. Срок три дня.
   - Даже после хорошего ремонта след от болта будет заметен. Я могу обменять её на новую кольчугу, с доплатой всего-навсего тридцать золотых.
   - Ремонт!!! Три золотых. Чтобы Нюся смотрела на заплатку и не лезла вперёд.
   - Я даже кольца подберу с иным отливом, чтобы заплатка бросалась в глаза, - пообещала хозяйка.
   Фил давно собирался продать свою клячу, и купить хорошую лошадь. В новом костюме это стало необходимостью. Ни одна из лошадей не могла служить рекламой его новому внешнему виду, но лучшая из них хотя бы не вызывала вопросов у окружающих. Фил купил эту лошадь, и хотел вернуться в отель, чтобы привести на продажу лошадь с телегой и свою клячу, но его взгляд задержался на коне. Это было большой редкостью. Стоили они в пять раз дороже, но использовались только для развода лошадей. Как ни странно, конь стоил на уровне остальных лошадей. Филу объяснили, что конь очень норовистый, и использовать его для путешествий неудобно, а для размножения он не пригоден, беременность кобыл постоянно заканчивается выкидышем. Все в городе об этом знают.
   Фил подошел к коню, дал ему морковку, тот не возражал.
   - Застоялся? Прокатимся по городу?
   Коня оседлали, и Фил поехал в отель. Никаких фокусов от коня он пока не видел. Возможно, совпали два события, визит Фила на базар и усталость коня от нескончаемого простоя.
   В отеле коня отвели в конюшню, Фил решил рискнуть. Нюся, пьяная от трех бутылок вина, увидела Фила во дворе, и вышла в халате, периодически сверкая голой грудью, проверить новую покупку.
   - Конь!? – воскликнула подружка в ужасе.
   - Конь. Я дал ему новое имя - Буцефал. Это был очень своенравный конь, - весело сообщил Фил, - Я купил тебе смирную лошадь. Красотка южных кровей. Свою лошадь продашь, или сделаем её вьючной?
   - Не буду её продавать. Когда мы догоним караван, я найду ей новую хозяйку.
   Когда Фил приехал на новой лошади, Нюся уже спала. Она разлеглась на кровати абсолютно голая, если не считать драгоценностей. На запястья и щиколотки Нюся нацепила браслеты, крупные цепочки изображали пояс, на голове сверкала диадема. Левая ладонь с перстнями слегка закрывала грудь, а правая ладонь стыдливо прятала от Фила кучерявую поросль внизу живота. Хотя указательный палец указывал на вполне конкретное место.
   Фил накрыл подругу одеялом, внимательно прислушался, Нюся продолжала храпеть. Пальцы её рук стали чуть тоньше и чуть длиннее, глаза были закрыты, поэтому неизвестно, сменили ли они цвет, брови стали тоньше, лоб выше.
   «Есть ли на свете женщины довольные своей внешностью», - подумал Фил.
   Утром Нюся долго не могла насытиться Филом, даже завтракать не стала. Сначала требование снять с себя драгоценности её возмутило, но потом, после трех-четырех комплиментов, она смирилась.
   - Фил, ты говорил о двухсот тысячах золотых, которые ты отдашь мне в Мокко для покупки драгоценностей? - спросила Нюся, сидя на Филе в позе наездницы.
   Девушка на минуту остановила своё приятное занятие. Её глаза волей-неволей были направлены на стол, где лежали, отобранные ею украшения.
   - Говорил, - подтвердил Фил.
   - Откуда у тебя столько денег???
   - Если тебе это так интересно, то предлагаю одеться, сесть за стол, и я тебе подробно всё объясню, - недовольно пробурчал Фил, снимая подружку с себя, - Одевайся.
   Нюся поймала Фила за руку, повалила на кровать, и принялась «извиняться» за то, что не вовремя отвлеклась.
   Обедать и ужинать Фил водил свою подружку в ресторан, оговорив с ней полное отсутствие украшений.
   - Не знаю, видела ли обслуга отеля твоё голое тело, усыпанное драгоценностями, но собирать все банды города для убийства нас двоих — это будет слишком остроумный способ искоренения криминала.
   - Ха!!! Мы дождемся очередного каравана, проедем с ним два перегона, а затем оторвемся от возможной погони. У нас лучшие лошади!!! - абсолютно наплевательски отнеслась к вероятному бою Нюся. Она слишком быстро забыла, как умирала.
   - Тебе нужно посетить магическую лавку, и купить себе защиту от арбалетных болтов.
   - Как скажешь, дорогой! Как скажешь!
  
  

  Глава 13
  Драгоценности
   Я нагрузил на бывшую Нюсину лошадь оружие и золото, упакованное в плотные мешки и понял, что еду, вино и другие вещи нам девать некуда. Пришлось покупать вторую вьючную лошадь. Мы договорились с небольшим караваном, я заплатил хозяйке за четыре перегона, и мы поплелись неторопливо, несмотря на наших хороших лошадей. Ни Нюся, ни я не стали носить в дороге новые костюмы. Подружка не стала даже отремонтированной кольчугой сверкать, в магической лавке ей продали защиту, которая гарантировано выдерживала три выстрела из арбалета в упор. Тренировки с охранницами каравана показали, что сила, скорость и ловкость Нюси резко выросла, ей не было равных. Моя подруга недолго ходила с задранным вверх носом, я быстро указал ей её место. Нюся обиделась, ночью в городе была холодна, только куни её растормошила, и жуткий оргазм она восприняла, как предательство тела над разумом.
   - Никогда! Никогда так больше не делай! Если ты видишь, что я тебя не хочу, то дай мне насладиться обидой. Это хуже, чем изнасилование, - заявила Нюся.
   - Тебя в молодости насиловали?
   - Ты прекрасно знаешь, что нет! Я абстрактно. Есть такая поговорка.
   Утром Нюся продолжала дуться. Мы завтракали молча.
   На дороге Нюся уехала вперед, с пятеркой непосед. Договорилась с начальницей охраны, и та включила её в состав дозора. Я ехал так, чтобы видеть Нюсю, но на мне были еще и вьючные лошади.
   Всё прошло без происшествий, вечером мы попрощались с начальницей охраны, а утром встали пораньше, и отправились догонять свой караван.
   Догнали мы его за пять перегонов от Мокко. С приближением к столице города становились крупнее, отели роскошнее, рестораны изысканнее. Когда мы заехали в город, караван уже разместился в отеле на окраине, на самом выезде из города. Нюся не первый раз ехала в Мокко и отель был ей знаком. Сам караван останавливался на постоялом дворе, в отеле ночевали только хозяйка, начальница охраны и те, чьи заработки могли это позволить. Мы заняли лучший, из свободных номеров, отеля. Нюся не стала тратить время на ванну, она умылась, переоделась в свою новую шикарную одежду, выпросила себе серьги с топазами и пошла навещать руководство. Пробежав но номерам, Нюся оседлала новую лошадь, проехала двадцать метров до постоялого двора, и произвела там фурор. Её подружки мгновенно побросали все дела и высыпали во двор. Все кричали что-то, делали это одновременно, и понять ничего было нельзя. Нюся не слезала с лошади четверть часа, чтобы все могли оценить её новый статус. Лошадь, седло, костюм, серьги, цветущий вид Нюси — это всё разбиралось в деталях. Завершающим аккордом, как обычно, послужили три дюжины бутылок вина.
   Я в это время развлекал в ресторане руководство каравана.
   - Как же здорово, что Нюся выкарабкалась! - сказала начальница охранниц, наслаждаясь ароматом дорого вина, - Мы с её матерью близко знакомы. Как представлю себе разговор с подругой, мороз по коже.
   - Нюся живучая! Вся в мать, - сообщила хозяйка каравана, прожевав большой кусок бифштекса, - Помню ей саблей, вот такую рану поперек спины сделали. Магиня зашила, в фургоне повалялась на животе десять дней, даже не загноилась.
   - Повезло тебе, Фил. Нюся так тебя любит, расцвела, превратилась в красотку. Мне кажется, что у неё грудь немного больше стала. Она беременная?
   - Я не спрашивал, но настроение у неё скачет. Возможно, - сообщил я.
   Мы еще немного поговорили о Нюсе, о её ране, о её прекрасной наследственности. Я сообщил, что намерен заботиться о ребенке. Это вызвало восторженные охи и ахи.
   Нюся пришла в отель после полуночи. Пьяная, счастливая, позабывшая свой номер. Она подняла на ноги всех служащих отеля и разбудила половину постояльцев. Затем, Нюся долго снимала подштанники, показала богатый запас ненормативной лексики, что звучало из её красивых уст вполне приятно.
   Посреди ночи Нюся захотела в туалет, запуталась в подштанниках, упала на пол, чем меня разбудила. Мне пришлось отнести её на руках. Она долго-долго журчала, вцепившись в меня, говорила, что любит меня, и ей ничего в жизни не надо, лишь бы я был рядом. Я отнес её на кровать, стащил подштанники, улегся рядом и немного потискал грудь. Начальница охранниц оказалась права.
   Утром Нюся была свежа, как только что распустившийся цветок. Пробитая арбалетным болтом, печень работала на удивление прекрасно, вечером Нюся не принимала ванну, но она пахла свежо.
   Мы немного провозились, особенно за завтраком, у Нюси прорезался аппетит. В результате нам пришлось догонять караван.
   Встречали нас веселыми шутками, и одобрительными возгласами. Я ощущал себя несколько неловко, то ли новой лошадью Нюси, то ли дорогими серьгами, то ли редкой саблей. Странно, но равное к себе отношение я чувствовал только со стороны хозяйки каравана и начальницы охранниц. Магиня слегка побаивалась меня, это было неприятно. Мне всегда было неприятно, когда кто-то меня боялся. Я знал людей, кто любил, чтобы их боялись, ничего, кроме брезгливости во мне они не вызывали.
   Нюся любила общаться с подругами, а я оставался с вьючными лошадьми. Я загрустил. Мы достаточно долго были вместе, но ничего кроме секса нас не объединяло. Во многом я сам виноват, мало рассказывал о себе, мало интересовался семьёй Нюси, её планами и желаньями. Скоро Мокко, там у меня будет много дел, и мы еще более отдалимся друг от друга.
   В обед, Нюся забежала за вкусняшками из ресторана, чтобы угостить подруг. Я отдал ей всё, а сам отправился к общему котлу. Около хозяйки каравана было свободно и она пригласила меня. Умная женщина, лет сорока, прекрасно понимала, что шансов у неё никаких нет, но ей было приятно кокетничать со мной. С другой стороны, в четырнадцать лет моя гиперсексуальность побудила меня переспать с Гитой в Библиотеке. Теперь я стал мужчиной не только из-за возраста, но и потому, что в отношениях мне стала важна духовная составляющая. Два года отношений с Мишкой изменили меня.
   В каждом последующем городе условия в отеле становились всё шикарнее. Номер, где мы поселились в этот раз был на уровне Мокко, не центра, но приличных окраин. Нюся проверила соединяется ли балкон с соседним номером, довольно заулыбалась и раздвинула шторы.
   - Что ты хмуришься, Фил? Мне так весело когда они жадными глазами смотрят на нас. Сами занимаются мастурбацией и впадают в оргазм похлеще нашего.
   - Мне кажется, будто ты, подруга, возбуждаешься от этого больше, чем от меня, - недовольно сказал я, - Именно это меня беспокоит. Странно это.
   - Когда кто-то из отряда покупал себе мужчину, то она не возражала, чтобы подруги подсматривали. Мы бросали жребий, пару раз удача выпадала мне. Это нормально. Я бы с удовольствием пригласила бы подруг, это было бы справедливо, но балкон занят, - с чувством собственной правоты ответила Нюся.
   - Сколько у тебя близких подруг?
   - Совсем близких пятеро. Предлагаешь посадить их здесь, на ковер?
   - Нет. Я несколько иначе воспитан, извини. Я куплю им в Мокко мужчин. На весь срок пребывания там каравана. Надеюсь, живой мужчина для них лучше, увиденного в крохотную щель.
   - Ты самый-самый!!!
   В Мокко я прибыл через два месяца после отъезда из него. Магини, атаковавшие нас у пропускного пункта, должны были вернуться в столицу двадцать дней назад и умереть от «гнили» десять дней назад. Как реагировал ковен магинь на гибель своих двенадцати коллег было неизвестно. Шеф полиции Доминиона — это сильная фигура, но смерть магинь не рядовое событие.
   Пока караван устраивался на постоялом дворе, я узнал список агентств, по аренде мужчин. Нюся представила мне своих подруг и мы направились по мужчинам. Я не ограничивал охранниц в затратах, чтобы они выбрали приятных им партнеров.
   - Если первый секс окажется неудачным, то вы сможете обменять «бракованный» экземпляр на другой, - предупредил я девушек, - Номера в отеле рядом с постоялым двором я оплатил. Увы, с ванной остался только один номер, вам нужно будет договариваться об её использовании. Я, вместе с Нюсей, снимаю номер на втором этаже.
   Я переоделся в старый костюм Нюси и пошел на разведку. Проходя мимо знакомого отделения полиции, с целью побеседовать с одной из старых знакомых копов, я наткнулся на репортершу газеты «Известия», которая, видимо, вернулась в столицу.
   - Мадам, не хотите пообедать в ресторане, немного заработав на пустопорожней болтовне?
   - Мы не знакомы.
   - У нас есть общий знакомый. Вы продали ему не совсем полные сведения об отеле «Гюрза».
   - Его убили на границе.
   - Двенадцать звезд по двенадцать жертв. Невозможно уцелеть. Это не место для разговора. Ресторан? - снова предложил я.
   Скоро мы сидели в том самом крошечном кафе, за тем же столиком.
   - Двенадцать магинь, насколько мне известно, умерли ужасной смертью. Убийство нашего общего знакомого оказалось для них слишком сложной задачей.
   - Сгнили заживо. Страшная смерть. Что вас интересует, графиня?
   - На мне, вроде бы, совсем простенький костюм охранницы, порядком заношенный.
   - Надменный взгляд, порода, манеры — этого не скроешь.
   - Понятно, - согласился я, - Шеф полиции Доминиона, после такой явной ошибки, смогла удержаться на месте.
   - Это знают все. Был скандал в ковене магинь, но его притушили.
   - Вам известна причина, по которой шеф полиции, приняла решение об убийстве нашего общего знакомого?
   - Были разговоры. В основном три версии. Шеф полиции имела свой интерес в гильдии килеров. Она захотела присвоить добычу, взятую нашим общим знакомым, после разгрома отеля «Гюрза». В материалах гильдии были сведения, настолько опасные, что все, кто их мог увидеть, подлежали уничтожению. Я склоняюсь к последней версии, потому что четыре женщины, проживавшие с нашим знакомым были в тот же день убиты.
   - Прочитайте вот этот документ, - предложил я репортерше расписку шефа полиции.
   Репортерша внимательно прочитала расписку и заплакала.
   - Теперь меня убьют!!!
   - Если эту расписку не прочитают все. Опубликуйте её в вашей газете. Я готова заплатить. Много заплатить. Так много, чтобы текст газеты подменили в самом конце, уже после набора. У вас есть знакомые редактора маленьких газетенок. Или незнакомые, но жадные на деньги, недалекие, не читающие рекламу. Думайте! Вы знаете эту индустрию от и до. Ищите обходные пути. Мы уже в одной лодке!
   - Я знаю типографию, которая разорилась. Если её арендовать и нанять рабочих, то можно напечатать рекламный листок большим тиражом. Нужно будет разбросать листок по ресторанам, полицейским участкам, редакциям газет, раздать его извозчикам, доставить в мэрию, министерства и ведомства. Тысяча за издание листка, две тысячи мне, чтобы я могла жить остаток жизни в Республике.
   - Согласна. Пошли арендовать типографию.
   Мы решили все вопросы в тот же день. Договорились об аренде, у хозяйки оставался небольшой запас бумаги. Рабочие еще не устроились на новую работу. Хозяйка знала контору для доставки курьерами рекламных листков. Репортерша переписала текст расписки и взяла деньги на оплату услуг типографии и доставки. Она обещала никуда не уходить, всю ночь следить за работой. Я сделал вид, что поверил. Сам ушел недалеко, оборудовав себе место для слежки буквально в трех шагах от типографии.
   Через два часа, когда сон почти сморил меня, из ворот выскользнула незаметная тень. Репортерша даже не пыталась оправдываться. После серии ударов по печени и груди, она заскулила.
   - Я не смогу сбежать в Республику. У меня мама, бабушка, тетя, две дочери, племянница.
   - Тебя убьют даже тогда, когда ты меня заложишь. С большой вероятностью убьют твоих родственников. Я дал шанс тебе, дочерям и твоей матери. Пошли в типографию. Закончим работу и делай всё, что хочешь. Когда рассылка отправится, можешь бежать. В Республику или к шефу полиции — это твой выбор. Если ты назовешь мне адрес, где живет эта мразь, то я гарантирую, у неё появятся такие проблемы, что твои поиски станут неактуальны.
   Репортерша с трудом дошла до типографии, но через час пришла в себя. Когда мы погрузили «рекламные» листки для отправки, она решилась, и написала адрес шефа полиции, а также этаж и примерное расположение спальни. Я тут же взял извозчика и поехал к дому шефа полиции. Доверять сведениям репортерши можно было лишь отчасти, это я знал по отелю «Гюрза», поэтому я попросил извозчика подождать, а сам устроился у изгороди, откуда был виден вход в дом. Через полчаса из двери вышла шеф полиции. Через мгновение у неё отказали ноги, и она упала на мраморные плиты. Я вернулся к извозчику и отправился к лицею, мне хотелось поговорить с Тосей. Узнать, как дела у её матери, как погибла Мисс. Что-то ей должно было быть известно.
   Тося не пришла на занятия, это меня удивило, и я стал подозревать неприятности у её матери. Графиня, как обычно, опоздала на первую пару. Она сидела на скамейке печальная, но трезвая. Я уселся рядом с двумя бутылками пива.
   - Тяжелая выдалась ночка, - спросил я наобум.
   - Как обычно, - не захотела поддерживать разговор Графиня.
   Я протянул ей бутылку пива, Графиня взяла, но после заметной паузы.
   - Я не была в Мокко больше двух месяцев. Хотела пересечься в лицее с троюродной сестрой, Тосей. Домой к ней не хочу идти, её мать меня не любит. Странно, её нет.
   - У Тоси неприятности. Мать посадили, дом отняли. Всё из-за нашей знакомой, Мисс. Она оказалась шпионкой Республики. У неё обнаружили большую сумму денег, а счет был в банке матери Тоси. Меня тоже держали в тюрьме, две недели, но ничего не смогли доказать.
   - Моя мать — самый лучший адвокат Мокко. Сегодня расскажу ей о этих безобразиях. Я уверена, что мать тоси не только освободят, но выплатятогромную сумму за незаконное заключение. Кстати, тебя освободили, значит держали в тюрьме незаконно. Должны заплатить по сотне за каждый день.
   - Не может быть, - удивилась Графиня.
   - Половину отдашь моей матери и компенсация у тебя в кармане.
   - Половину?
   - Как хочешь.
   - Согласна!
   - Пиши своё имя, кто и когда арестовал, кто вел дело. На каком основании выпустили. Доверенность на ведение дела подпишешь тогда, когда моя мама проверит материалы в полиции.
   Через пять минут я уже знал достаточно, чтобы начать трясти «машину правосудия». Графиня меня мало интересовала, но в банке застрял мой миллион, а за Мисс следовало отомстить. Найти всех причастных к делу об убийстве и поместить их в инвалидные коляски. Массовое заболевание позвоночника у коррупционеров. Понятно, что полсотни случаев никто не признает случайностью, но если поиски обидчика заканчиваются параличом, то активность следаков резко падает.
   Графиня сообщила мне, где теперь живет Тося, и я направился к ней. Девочку явно пасли, на всякий случай. Трудно заподозрить, что есть люди, которые выживают после магического удара от двенадцати звезд. Но у чиновников никто не считает деньги. Сказали следить, будут следить. Преступники не так важны. Я увидел троих топтунов, то есть они себя ничем не проявили, кроме внимания к моей персоне. Иногда быть эмпатом крайне выгодно. Я начал с внешнего топтуна. Подошел к старушке, лишил её маны, и ударил кулаком в лоб. Потом проделал это со второй и третьей женщинами. Я связал им руки и провел неприятный допрос. Безусловно, переломы ног и рук легко излечимы, но болезненны. Они мало знали. Фактически, только имя начальницы, его адрес знала только одна из женщин, самая молодая. Я забрал полупьяную Тосю, и мы отправились пытать служителей закона. Они не были ни в чем виноваты, но я не имел другой возможности добраться до того, кто отдавал приказы.
  

  Глава 14
  Бои с коррупцией
   - Звать тебя как, подруга? - спросила Фила Тося.
   - Зови Мишкой, - решил взять имя своей недавней девушки Фил.
   Фил легко отыскал дом начальницы над топтунами. Охрана отсутствовала, и сканирование показало наличие в доме всего четверых человек, поэтому Тося и Фил попросту вломились в дом. Было позднее утро, и хозяйка дома могла уже уехать на службу, но она оказалась дома. Хотя, сначала Филу попалась старушка, он вырубил её без шума и оставил Тосю связывать. Затем в коридоре Фил напоролся на служанку. Та успела закричать, через секунду Фил дал ей в лоб, но было поздно, дверь в комнату резко открылась, и оттуда показалась начальница над топтунами. Это была тщедушная женщина с волевым выражением лица. На ней был мощный амулет, на защиту которого она явно рассчитывала. Фил забрал у неё ману, после чего подошел и сдернул медальон, зачем-то порвав цепочку.
   В коридоре Тося вязала руки служанке, когда из соседней комнаты вышла маленькая девочка.
   - Тося! Заткни ей рот, сейчас всю округу на ноги поднимет, - приказал Фил, и спросил начальницу, - Зовут то тебя как?
   - Долли, - ответила полицейская.
   - Твои топтуны следили вот за этой девчонкой, Тосей. Что было сказано в решении суда? Причина слежки? Кто подавал ходатайство? - Фил залепил пару затрещин, бить женщин он давно привык.
   - Не было решения суда. Мне приказала шеф полиции Доминиона, - хмуро призналась Долли, зажимая рукой нос, чтобы остановить кровь.
   - Ты, Долли, слуга закона. И сама нарушаешь закон. Ты разрушаешь основы основ. Как вот эта девочка Тося сможет жить в этой стране? Как она может верить в институты власти? В полицию? В суд?
   - К чему эти высокие слова? Вы пришли убивать? Убивайте! Прошу вас, дочь мою пощадите, - взмолилась Долли.
   - Мы никого не убиваем. Это вы стали такими, как гильдия киллеров, гильдия бандитов, или гильдия воров. Нет разницы между полицией и гильдией убийц. Нет ни малейшей разницы, - закричал Фил.
   - Неправда!!! К нам приходят обычные граждане, они просят найти и наказать преступников. Мы находим и наказываем преступников, - попыталась оправдаться Долли.
   - К шефу мафии тоже приходят обычные граждане, они тоже просят найти и наказать преступников. Мафия находит и наказывает преступников. Разница между бандой и полицией очевидна. Начальник полиции не может отдать преступный приказ потому, что тот, кому она его отдала, ни за что не станет его выполнять, а тут же напишет на начальника заявление.
   - И вылетит с работы, - подвела итог Долли.
   - Если это так, то вы банда! Ваш шеф полиции два месяца назад приказала убить шесть человек, чтобы иметь возможность присвоить ценности больше, чем на миллион. Она посадила в тюрьму банкиршу, отобрала у неё имущество, а тебе поручила следить за её дочерью. Я не могу посадить тебя в тюрьму, ваша власть насквозь прогнила. Сейчас у тебя, как и твоей шефа полиции отнимутся ноги. Остаток жизни ты будешь страдать, - вынес свой приговор Фил.
   Фил вообразил себя Зорро из детского фильма. Тот мстит плохим испанцам и отвратительным гринго. Правда, Зорро эффектно убивал направо и налево стражников и солдат, настолько плохих, что их не было жалко даже ребенку. К тому же Ален Делон был невероятно красив, Фил ему сильно проигрывал. Тут он вспомнил Серо. Старый маг мог составить конкуренцию Алену Делону.
   Фил взял за руку Тосю, и потащил из дома.
   - Идем! У нас совершенно нет времени. Тебя таскали в полицию?
   - Несколько раз, - сообщила Тося.
   - Туда же, где допрашивали твою мать? - уточнил Фил.
   - Да. На площади, в главном управлении есть отдел борьбы с иностранными агентами. На первом этаже, вторая комната слева, - вспоминала Тося.
   - Документы приносили с собой, или у них в комнате стоят сейфы с личными делами? - спросил Фил.
   - Обычные металлические шкафы, - пренебрежительно заявила Тося, - Ты не представляешь, Мишка, какие огромные сейфы я видела в банке.
   - Не отвлекайся! Полицейские каждый раз доставали дело твоей матери при тебе? Ты помнишь шкаф? - с надеждой спросил Фил.
   - Да. Мишка, ты хочешь уничтожить дело моей мамы? Что это ей даст?
   - Завтра адвокат официально потребует показать ему уголовное дело. Будет скандал, если им нечего показать, - объяснил Фил, - Показания были даны под пытками. Теперь полиция будет вести себя осторожно. Адвокаты.
   - Они восстановят документы.
   - Не сразу, и без признаний твоей матери в шпионаже, - возразил Фил, - Сколько человек сидит в комнате? Есть ли дежурные на входе в здание?
   - На входе сидят два человека, иногда один. В комнате четыре женщины, за перегородкой кабинет начальницы. Но стоит кому-то закричать, и набежит целая толпа.
   - Ты не заметила, когда дверь хлопает, то раздается не деревянный, а металлический звук? – Фил заинтересовался магической защитой комнаты.
   - Точно!!! Я еще удивилась, - обрадовалась Тося.
   - Всё крайне плохо! Комната защищена, нам не удастся ни проникнуть туда, ни выйти оттуда, - сообщил Фил.
   - Послушай, Мишка, ты можешь сделать всех в здании полиции инвалидами? Как сделала это с начальницей над топтунами.
   - Во-первых, в здании посетители. Ты предлагаешь наказывать невиновных людей? Во-вторых, наша цель – уничтожение документов. Нарисуй мне схему первого этажа с комнатой отдела борьбы с иностранными агентами, чтобы я знал, где сидит начальница.
   - Ты накажешь начальницу? - обрадовалась Тося.
   - Да. Но это попросту повод для вызова врача-магини. Врачу откроют дверь, я войду сразу за ней, и оставлю дверь открытой. Обездвижу врача и полицейских, затем полью маслом документы в шкафу и подожгу. Полицейские не захотят умирать в огне, и не станут блокировать дверь.
   - Если дверь в само здание под магической защитой, то ты сгоришь! – рассудила Тося.
   - План авантюрный. Признаю, - согласился Фил.
   Фил заехал в аптеку и купил бутылку керосина, ни бензина, ни спирта в аптеке не было.
   Фил подошел к зданию полиции с той стороны, где располагались окна отдела борьбы с иностранными агентами, просканировал обе комнаты, шеф была на месте. Когда Фил отрубил ей ноги, раздался короткий вопль, который было слышно даже на улице.
   Внутри здания, у входа, была перегородка, примерно по грудь. Или Тося о ней забыла, или её сделали позже. С одной стороны Филу было неудобно тянуться, чтобы ударить в лоб полицейским, с другой стороны их неподвижные тела никто не рассмотрит. Дверь, в нужную Филу комнату, была приоткрыта. В коридор периодически выглядывала полицейская, ожидая врача, которого вела другая полицейская. Фил направился по коридору с таким расчетом, чтобы оказаться рядом с дверью одновременно с врачом. Фил отнял ману у полицейских и врача, запихнул их в комнату, вошел, и … дверь за ним захлопнулась. Врач лежала в обмороке, полицейские лишь слегка опешили. Фил продолжал действовать по плану, он лишил возможности ходить четверых полицейских и магиню. Затем подошел к шкафу, где, по словам Тоси, хранились документы на её мать, и попытался открыть. Дверь не поддавалась. Тогда Фил повалил шкаф, что ему удалось сделать с огромным трудом, и стал лить керосин в щель между дверцей и боковой стенкой. Фил оставил немного керосина на дне бутылки и подошел к открытому шкафу. Он стал вынимать дела, складывать их на закрытый шкаф, создавая огромную гору бумаги. Затем Фил полил эту гору бумаги остатками керосина и поджег.
   Пока Фил устраивал поджог, его пытались убить все четверо полицейских, бросая стилеты и стреляя из мини-арбалетов. После поджога вероятность умереть от удушья резко возросла. Костер горел прекрасно, но полицейские не торопились открывать дверь. На счастье на окнах вместо магической защиты стояли обычные решетки. Фил поднял пустой металлический шкаф, тот весил около ста килограмм, и ударил им в окно. Рама и стекло вылетели наружу, но решетка устояла. Воздух из разбитого окна добавил костру кислорода, и пламя взлетело до потолка. Тогда Фил поднял шкаф, отступил к стене и побежал к окну. Филу казалось, что у него глаза выскакивают из орбит от жуткого напряжения. Решетка снова устояла, но один штырь выскочил из замурованного отверстия, и появилась небольшая щель. Фил повторил свой разбег со шкафом, понимая, что он уже наглотался дыма. У решетки выскочили еще два штыря, она отогнулась снизу, но Фил не рискнул пролезать, боялся застрять. Из нижней части окна дул свежий воздух. Фил несколько раз глубоко вдохнул, поднял шкаф, и снова ударил в решетку, теперь без разбега. Выскочил еще один штырь. Фил начал вылезать наружу, на улице его ждали двое полицейских, один из которых оказался боевой магиней. Она засветила Филу в лоб молнией, и была удивлена, что результат оказался нулевым. Фил ответил ей тем, что выпил её ману, она упала на землю, её глаза закатились. Вторая полицейская начала убегать, но Тося снесла её своим немалым весом, полицейская неудачно упала на низенький заборчик, и затихла.
   Фил побежал в переулок, рядом весело топала Тося. Она оглянулась.
   - Пожар выбил все три окна в комнате. Знатно полыхает. Думаю управление полиции сгорит дотла!!! - сообщила девушка.
   - Нам сегодня еще с адвокатшей разговаривать. Потом нужно найти тебе место для жилья, - сообщил свои планы Фил.
   - А с тобой можно? - притерлась к Филу девушка, которая давно догадалась, что он мужчина в женском костюме, и зовут его совсем не Мишка.
   - Я сам не знаю, где я буду ночевать, - объяснил Фил.
   - Это значит нет, - захлюпала носом Тося, - Потому что я толстая… Ты не представляешь, какой мужчина был в меня без ума влюблен! Его убили два месяца назад. Филипп!!! Он был гораздо симпатичнее тебя. Как он за мной ухаживал! Водил в ресторан. Дрался из-за меня. Познакомился с моей мамой. Хотел сделать мне ребенка. Но я гордая!!!
   Фил отвел Тосю к маленькому отелю в центре города, где номера сдавались на пару часов, для влюбленных пар. По дороге он купил себе мужской костюм в лавке старьевщика, а Тосе отдал костюм охранницы. Фил сунул Тосе горсть серебра.
   - Ты сняла меня, мужчину-проститутку. Оплати номер до конца дня. Ты немного отдохнешь, а я выберусь из номера незаметно, решу дела с адвокатшей, и вернусь к тебе вечером.
   Фил вернулся к себе в отель, где ему пришлось долго успокаивать Нюсю.
   - Ты меня не любишь!!! - рыдала Нюся, крепко держа Фила в своих объятиях. Ей казалось, что стоит на мгновение отпустить любимого мужчину и он исчезнет.
   - Любовь — это безопасность. Я не хочу, чтобы тебя убили. Как только ситуация в Мокко нормализуется, я выполню любые твои желания.
   Наконец подружка его простила, но только после того, как он поклялся провести всю ночь с ней. В своем лучшем костюме Фил смотрелся достаточно солидно, чтобы к нему отнеслись серьёзно в лучших адвокатских конторах.
   Чтобы вытащить банкиршу из тюрьмы нужна была адвокатша с огромными связями в верхах. Соответственно оплата за такую работу зашкаливала.
   Первое адвокатское агентство было в курсе неприятностей шефа полиции и там знали о пожаре в центральном аппарате. Но хозяйка агентства посчитала, что шеф полиции справится с новыми проблемами. С Филом разговаривала обычная адвокатша, что было неуважением.
   Во втором агентстве Фила пригласила в свой кабинет хозяйка. Она читала «рекламный» листок с распиской шефа полиции.
   - Ваша работа? - спросила она.
   - Где я мог взять такую расписку? - сделал удивленное лицо Фил.
   - Вот именно. То, что двенадцать магинь погибли, не сумев найти для шефа полиции оригинал расписки, говорит о многом. Как вы думаете, почему имена заказчиков убийств в «рекламном» листке замазаны черной краской?
   - Это очевидно. Чтобы осталась возможность продать оригинал с именами заказчиков.
   - В списке убитых помощница министра обороны. Её семья не получала копию заказа на убийство, следовательно шеф полиции продала эти сведения заказчику. Месяц назад сестра убитой возглавила департамент спецопераций. Шеф полиции поставила не на ту лошадь.
   - Тут еще пожар в центральном аппарате полиции. Как я слышал сгорели все дела, в том числе дело моей клиентки.
   - Это сплошная белая полоса. Вам невероятно везет.
   - То есть, ваше агентство берет мой заказ? - уточнил Фил.
   - Если вас устроят наши расценки, - плотоядно улыбнулась хозяйка.
   - Это деловой разговор. Обсудим контракт.
   Для себя Фил решил искать выходы на начальницу департамента спецопераций. Достаточно было продать ей оригинал расписки и участь шефа полиции будет решена.
   Чтобы высвободить себе время, Фил решил снять для Тоси роскошную комнату в центре города на длительный срок. В поисках девушки полицейские ищейки в первую очередь будут проверять отели и меблированные комнаты, а дорогой сегмент оставят на потом. Фил зашел в агентство, где ему предложили пару квартир, одна из которых его устроила. Она занимала целый этаж, имела два выхода, а главное, за неё просили баснословную сумму. Агентша отвезла Фила посмотреть квартиру. Владельцы квартиры, видимо, давно потеряли надежду её сдать, даже не проводили уборку. В комнатах лежала пыль, из трубы в ванной комнате потекла ржавая вода, магические светильники в комнатах еле работали.
   - Мне понравился садик на заднем дворе. Ухожен. Кто живет на первом этаже? - мило улыбнулся Фил.
   - Семья владелицы трех ресторанов. Она сейчас на водах, - подобострастно ответила агентша.
   - Квартиру не могут сдать месяцев пять? Шесть? Цена непомерно высока. Уверен, даже первый этаж сдаётся дешевле. А это второй этаж, мало престижный.
   Фил продолжал сбивать цену всю дорогу до агентства.
   - Я хотел бы услышать реальную цену аренды, - заявил Фил, - Подпишем контракт, я тут же внесу арендную плату за первые полгода.
   - Я вправе снизить арендную плату только на десять процентов, - сказала агентша.
   - Хозяйка квартиры в городе?
   - Нет.
   - Может быть хозяйка вашего агентства сможет решить этот простой вопрос? Поговорите с ней сами. Еще десять процентов скидки, и цена меня устроит.
   Агентши долго не было.
   «Они что тут, изобрели сотовые телефоны, и дозваниваются до хозяйки квартиры?» - хихикнул Фил.
   Наконец, агентша пришла в расстройстве чувств. Ей, наверно, досталось за пыль и ржавую воду в квартире.
   - Хозяйка скинула еще пять процентов, - от неё фонило недавней выволочкой.
   «Отняли твой процент?» - подумал Фил.
   - Оформляем договор, - согласился Фил.
   Фил переселил Тосю в квартиру и отправился ублажать Нюсю. Ей захотелось поговорить, убедиться, что их отношения не закончились с приездом в Мокко. Фил заснул под самое утро. У него опухла голова от повторения одного и того же по десять раз. Но столько нового о Нюсе он не узнал за всю поездку.
   Утром Фил проснулся раньше Нюси, и никак не мог решить, то ли поехать на скотобойню, чтобы покормить Щенка, то ли отправиться в детективное агентство, чтобы собрать сведения о новой начальнице департамента спецопераций. Фил сильно разочаровался в моральном облике «сильных мира сего», он вполне допускал, что она могла быть заказчицей убийства сестры. Имя Мальвина наводило Фила на ассоциации с проститутками, что было для этого мира не совсем характерно.
   Задачу покормить Щенка Фил признал более важной, на него могли напасть в любой момент, и он поехал на скотобойню. Кормежка Щенка наверняка привлечет внимание полиции, но время работало на Фила.
  

  Глава 15
  Аукцион
   Визит в детективное агентство увенчался успехом не сразу. Первые два первых не хотели даже слышать о сборе подобной информации. В свой третий визит я максимально переформулировал свои требования так, чтобы такой сбор не казался криминальным. Я попросил выяснить кто скрывается под псевдонимом Мальвина, а остальные сведения об опасной Цинчен, начальнице грозного департамента, пойдут довеском. В агентстве мне сразу подтвердили, что слышали упоминание имени Мальвина, в связи с Цинчен, но ничего конкретного неизвестно.
   Пока адвокаты и детективы работают у меня появилось время для продажи бандитских сокровищ. Я вернулся на постоялый двор, где разместился караван и нашел начальницу над охранницами. Зена, воодушевленная просмотром порносцен, с моим участием и участием Нюси, сняла себе юношу на весь период стоянки в Мокко. Пока я разыскивал Зену, охранницы мне все уши прожужжали, что её партнер очень на меня похож. При этом они похлопывали меня по мягкому месту, видимо, были пьяны.
   Зена заглянула на постоялый двор с проверкой, и уже собиралась возвращаться в отель, где её ждал партнер. Мы поздоровались, и я изложил ей свою проблему.
   - Зена, тебе должно быть известно, что я собрался отдать на благотворительность бандитские богатства.
   - Те четверо охранниц, которым ты заплатил за сохранность груза, растрезвонили об этом на весь постоялый двор. Жду-не дождусь, когда местные бандитки решатся напасть, - засмеялась слегка пьяная, и очень довольная жизнью Зена.
   - Пора организовать аукцион, поместить ценности под охрану, организовать оценку, - перешел я к скучным реалиям.
   - Говори прямо, я сейчас не понимаю намеков, - Зена сделала попытку меня обнять.
   - У тебя же есть мужчина? Брось, а то Нюся узнает и взбесится.
   - А если не узнает, то ты не против? - погладила меня по заднице Зена.
   - Эта!? Узнает и убьет! Я предлагаю тебе заняться аукционом. Скучно же пить целый день, а мужчины хватает на пару часов. Создашь себе рекламу. Вам не нужны бандитские драгоценности, политые кровью невинных жертв. Пять процентов от оборота твои. Соглашайся, - обнял я Зену, тиская её за грудь.
   - Никто не поверит, что охранницы отдали добычу.
   - Ты назначишь каждой охраннице отдельную саблю, брошь или перстень. Та расскажет журналистам какой подвиг она совершила, когда получила эту добычу. Как месяцы и годы думала о невинных жертвах бандиток, а тут узнала про аукцион и сердце подсказало ей правильное решение. Журналисты будут смотреть на зверские рожи твоих охранниц и удивляться, какая нежная душа таится под суровой внешностью.
   - А ты в чем-то прав, красавчик. Безделье на постоялом дворе — это вредное занятие.
   - Поехали к организаторам выставок драгоценностей?
   - Поехали! - махнула рукой Зена.
   Хозяйка первой же выставки посоветовала нам свободную, кто-то из оружейников отказался от ежегодной рекламы, и на ближайшие десять дней зал оказался не занят. Получилось так, что мы приехали уже по рекомендации, Зена сослалась на хозяйку первой выставки. Мы быстро договорились об оплате, страховке и оценке, охрану взяли на себя. Хозяйка, Беттанкур, долго не могла поверить, что Зена говорит правду. Уже сегодня мы могли привезти оружие и драгоценности, на завтра мы наметили раскладку по витринам каждого из предметов, с указанием на табличке имени пожертвователя. Пять дней отвели на оценку стоимости, и четыре дня на аукцион. Беттанкур получила аванс, а мы отправились за бандитскими сокровищами.
   К вечеру клад перевезли на выставку. Беттанкур показала комнаты охраны, рассказала о порядке безопасности. К ночи мы снова вернулись на постоялый двор, и Зена изложила мою легенду о появлении драгоценностей. Каждой из охранниц нужно было придумать историю боя, где она получила трофей. Нюся тоже пожелала поучаствовать.
   Утром, после бессонной ночи, мня подняла с постели хозяйка каравана. Она обрушила на меня шквал обвинений. Будто я её не уважаю, не люблю, забыл о её существовании. Она за завтраком узнала о нашей с Зеной затее, и захотела стать обладателем той сабли, что я хотел отвезти графине.
   - Мы не сможем продать её на аукционе. Хозяйка сабли известна. Будет правильно везти саблю графине, - заявил я.
   - Мы отложим продажу сабли на последний день. Затем объявим, что нашлась хозяйка, и лот снимается с продажи. Но подвиг должна совершить я! В трудной схватке одолела главаря бандиток, и захватила трофей.
   - Так слишком коротко. Это должен быть рассказ на десять минут. Красочный, смачный. Тебя должны ранить, но врач-магиня долго билась за твою жизнь и здоровье...
   Днем я проехал по агентствам. Ни адвокатша, ни детектив не достигли никаких результатов, но долго сообщали мне ненужные факты.
   Вечером меня начала пилить Нюся. Сначала она испортила мне удовольствие от ужина, потом бубнила в ванне, затем в постели. Я заснул под её монотонный голос, но она заметила, и разбудила. Все знают, как тяжело заснуть второй раз, когда тебя пинают в самом начале. Я давно согласился выполнить все условия Нюси, но ей было необходимо истощить весь накопленный запас претензий. Она вспоминала выдуманные, как мне казалось, эпизоды нашего путешествия.
   «Вот она какая! Настоящая семейная жизнь», - восхищенно подумал я.
   «Всего сорок дней, ни одна из моих женщин не позволяла себе такое поведение даже в конце, даже после двух-трех лет отношений.»
   «И я считал, что принцесса Джу слишком много о себе воображает!»
   - Ты спал с принцессой Джу!? - ударила меня кулаком в печень Нюся.
   «Я сказал это вслух???»
   - Нюся, ты в своем уме? Как я, простой гражданин Штатов, мог познакомиться с принцессой Империи?
   - Покажи паспорт!!! - приказала подружка.
   Я неторопливо встал, прошел по комнате, отвлекая Нюсю видом голого мужского тела. Принес ей паспорт.
   - Здесь написано «Эммануэль», - ткнула мне в грудь пальцем Нюся, - А ты просил называть себя Фил.
   - Мне с детства не нравилось имя «Эммануэль». Оно казалось мне слишком слащавым, невероятно мужским. Я считал себя более женственным, склонным к фехтованию.
   - Считай, что выкрутился. На рисунке точно ты, рисунок магически обработан и не может быть подделан, - вздохнула Нюся, - Но ты не забыл? Я победила вражескую магиню и сняла с нею огромный перстень.
   - Ты мне об этом десять раз сообщила!!! - не выдержал я.
   Утром мы завтракали в некотором напряжении. Затем нас прервала Зита, и мы поехали на выставку. Мадам Беттанкур должна была привезти туда оценщика ювелирных изделий и оружейника.
   По дороге Зита выразила мне своё восхищение моим бескорыстием. На что я рассмеялся, и объяснил всё голым расчетом.
   - Пару дней назад я прочитал несколько газет. Выяснился интересный факт, полиция склонна отнимать ценности у одиноких богатых людей. Один маг-иностранец имел миллионный вклад в банке. Чтобы завладеть его вкладом некто заказал его убийство гильдии киллеров. Интересно, что место расположение гильдия было всем известно, но полиция, скорее всего, получала свою долю и не трогала убийц. На мага совершили три покушения, но убить не смогли. Мага это стало раздражать и он уничтожил всех киллеров, всех магинь, всё руководство гильдии. Благо, всё руководство располагалось в огромном отеле в центре Мокко. Затем маг собрал трофеи, больше чем на миллион. Утром квартиру мага окружила полиция, с поддержкой из десятков магинь. Шеф полиции потребовала отдать ей все трофеи, а самому магу покинуть страну. Маг не стал спорить с властью, и сдал всю добычу под расписку. Затем ему выделили военный отряд, который препроводил его до границы с Штатами. Шеф полиции захотела присвоить добычу себе, поэтому она приказала убить четырех охранниц, что проживали с магом. У мага оставалась её расписка о передаче трофеев, поэтому шеф полиции послала двенадцать магинь для уничтожения мага. Они нагнали мага только у границы, потому что везли полторы сотни человек, для создания двенадцати звезд смерти.
   - То есть та жуткая бойня на границе, что остановила движение нашего каравана, это была битва мага с полицейскими магинями? - прервала мой рассказ Зена.
   - Именно!!! Магини обрушили свой чудовищный удар, за пару минут все сотни людей у пропускного пункта должны были превратиться в тлен. Понимая, что сейчас умрет, маг применил заклинание последнего удара, всё живое в десяти тысячах шагов от мага, и он сам, начинали гнить изнутри. Этот процесс невозможно остановить, он мучительный и страшный.
   - Что с того? Маг отомстил исполнителям, но шеф полиции получила свой очередной миллион, - сказала Зена.
   - Всё так, но не совсем. Магини не смогли найти расписку шефа полиции. Они вернулись в Мокко ни с чем. Маг встретил по дороге своего знакомого и отдал расписку ему. Когда знакомый приехал в Мокко, то опубликовал эту расписку, - я показал Зене «рекламный» листок.
   - Неприятный факт, но шеф полиции с ним справится,. Она поделится с начальством, - глубокомысленно заявила Зена.
   - Я это рассказываю потому, что нет у меня ни малейшего бескорыстия, а только голый расчет. Если хозяин сокровищ одинокий иностранец, то это крайне опасно для жизни. У большой команды охранниц отнять драгоценности немного сложнее, а убивать их попросту опасно. Я пригласил на выставку нашего посла. Думаю, она сможет организовать защиту своих граждан.
   - То есть, Эммануэль, ты не исключаешь конфискацию полицией этих сокровищ?
   - Да! И тут важно не сопротивляться, не создавать повода для насилия, а получить от полиции расписку. По возвращению в Штаты с этим документом можно будет обратиться в суд.
   - Тогда нужно ускорить работу оценщиков. Мы сможем получить в Штатах большие деньги с этого Доминиона!!! - обрадовалась Зена.
   - Я рассказал тебе, Зена, самый мрачный вариант. Но надеюсь, что власти будут соблюдать минимальные рамки приличий, и мы успешно завершим аукцион.
   Мы пришли в выставочный зал позже оценщиков. Те уже приступили к работе. Я попросил мадам Беттанкур оторвать от работы ювелира.
   - Вы можете выбрать из всех перстней самый дорогой? Пока без оценки стоимости.
   Ювелир подвел меня в витрине в самом центре зала.
   - Вот этот красный камень — алмаз. Такой цвет большая редкость. Я думаю, перстень стоит в несколько раз дороже любого другого, - сообщил мне ювелир, - Таких камней немного, и скоро отыщется его настоящий хозяин.
   Нюся жадно слушала слова специалиста.
   - Тогда у меня к вам будет просьба. Те ювелирные изделия, где возможно отыскание настоящих хозяев, пометить в описании, с целью их продажи в последний день.
   - Это несложно.
   - Уважаемая госпожа Зена, - обратился я к формальной хозяйке сокровищ, - Можно внести в условия аукциона право выкупа его предметов у новых владельцев бывшими владельцами? С небольшой наценкой. Десять или двадцать процентов.
   - Да, Эммануэль! - Зена так часто употребляла моё штатовское имя, что это наводило меня на подозрения.
   Эксперты занялись работой, а нас позвала мадам Беттанкур. Оказывается приехала госпожа посол. Еще до того, как нас представили, посол узнала меня.
   - Мой высокомерный мальчик! Эммануэль! Ты опять сбежал из дома, негодник?
   - Я не мальчик!!! - отрезал я, напряженно думая, как выходить из неприятной ситуации, - Я абсолютно самостоятельный, совершеннолетний мужчина!
   - Ну-ну, не будь таким высокомерным! Это не красит нежного и романтичного юношу. Не надо дуться! Кстати, ты совсем не повзрослел за последние четыре года.
   Я вспомнил, что дата выдачи паспорта стояла четырехлетней давности. То есть в двадцать один год я выгляжу на семнадцать лет.
   - Выдумки!
   - Ты ведешь себя точно так, как четыре года назад, когда твоя тетя нас познакомила. Только не говори, что не помнишь меня.
   - Не помню! - изобразил я вредного мальчишку.
   - Я подруга твоей тети по академии госслужбы, у нас одно и то же имя, Френси. Ты состроил тогда скептическую улыбку, когда услышал. Вспомнил?
   - Я не хочу быть излишне невоспитанным, поэтому совру. Вспомнил!
   - Не так уж ты обидел старуху…
   - Но-но, вы, Френси слишком молоды, чтобы напрашиваться на комплименты, - прервал я женщину, - Вы попросту не стареете. Во всяком случае, последние четыре года. Я хотел бы возобновить знакомство. Любой ресторан, любое время по вашему выбору.
   - Немного оттаял, бука! Около семи вечера, в ресторане «Империя» на площади.
   - Согласен.
   Мадам Беттанкур представила Нюсю и Зену. После чего Френси долго восхищалась бескорыстием охранниц. Френси особо заинтересовала Нюся.
   - Моя лучшая сабля, - охарактеризовала, богато одетую, охранницу Зена.
   - Какую драгоценность вы, Нюся, пожертвовали?
   - Перстень с красным алмазом, - не растерялась девушка, и подвела посла к витрине.
   - Греете юному лорду постель? - спросила Френси.
   - Да. Но Эммануэль не любит рассказывать о своей семье. Поделитесь со мной основными фактами?
   - Вы отвечаете на мои вопросы, я отвечаю на ваши.
   - Здесь недалеко есть тихое кафе. Пообедаем и поговорим?
   Когда Нюся вернулась в отель, я заставил её подробно изложить весь разговор. По вопросам Френси я понял больше, чем по её ответам. Семья Эммануэль переехала в Штаты давно. Несмотря на знатность, она была небогата и в самом королевстве, и в колонии. Наверно поэтому семья поддержала борьбу Штатов за независимость. Интересно, что титул и развалины замка королева не конфисковала, а семья никогда не прекращала платить небольшой налог на землю, где стоял замок. Эта тема интересовала Нюсю чрезвычайно. Её парень — лорд!!! Это было круто. Френси удивили моё пренебрежительное отношение к деньгам и отчаянная смелость. Она никак не могла поверить, что я прекрасный фехтовальщик. Френси сообщила Нюсе, что у меня есть младшая сестра Люси, а имя матери Роз. Слишком много знала об Эммануэль эта Френси. Мне сразу стало страшновато ужинать с ней. Любой вопрос, или ответ мог выдать меня. Но прятаться от Френси было еще опаснее.
   На ужин я пришел чуть раньше, но Френси уже заняла для нас столик. Мы сделали заказ. Мой выбор вина удивил посла, но она промолчала. Несколько пустых замечаний о погоде, о Мокко, об аукционе были пристрелкой.
   - Нюся проговорилась, что это твоя добыча выставлена на аукцион.
   - Я не считаю себя вправе использовать кровавые деньги. Мародерство приравнивает благородного человека к бандиту и грабителю, - холодно объяснил я свою позицию, и пригубил из фужера вино.
   Я подозвал официантку.
   - Замените. Вино кислит. У вас есть сомелье? Попросите его сделать всё, как положено. Пусть он принесет бутылку, покажет этикетку, нальет для дегустации мне немного вина. И не забудет отдать пробку.
   Официант испарился.
   - Для чего тебе пробка? - спросила меня Френси, явно издеваясь.
   - Чтобы я мог убедиться в отсутствии плесени и грибка, - удивился я, - Не только в академии дают элементарные знания.
   Мы немного помолчали. Я чувствовал со стороны Френси положительные эмоции, поэтому решил попросить её помочь с аукционом. Я кратко изложил причины своего решения. Зена прикрывала меня от произвола полиции.
   - Я впервые в Мокко. Может быть газетные статьи не отражают реального состояния дел, и мои страхи напрасны?
   - Мне известно об этом чудовищном злоупотреблении. Ты прав, лучше перестраховаться. Если будут проблемы с полицией, то я помогу! - Френси сердечно предложила свою помощь.
  
  

  Глава 16
  Аукцион 2
   Фил отрезал тонкую полоску от лангета, когда сзади накатила волна ненависти. Фил даже не стал раздумывать, он мгновенно выпил ману у, стоящей в трех метрах, магини, быстро развернулся, бросая нож и вилку в грудь убийце. Последнее было излишним, амулет взорвался в руках магини, превращая её в огненный столб. Внешне, это выглядело так, будто нож или вилка пронзили амулет. В ресторане повалило на пол все столы. Посетители, покатились по полу, лишь Френси усидела за столом в целости и сохранности, проехав вместе с ним метра три. Стол, разделявший магиню и Фила, устоял. Посетители только что ушли, но грязные тарелки собирал официант. Поднос полетел Филу в лицо, заляпав его с головы до ног.
   - Это мой лучший костюм. После чистки он будет годиться только для езды верхом в составе каравана, - Фил хотел грязно выругаться, но сдержался, - Я в бешенстве.
   Френси заливалась истерическим смехом.
   - Френси. Я ухожу. Ты могла бы умолчать о моём присутствии? - попросил Фил.
   - Эммануэль! Ты виртуоз по бросанию вилок в цель!!! Увы, официант расскажет о тебе полиции, - развела руками Френси.
   - Скажи полиции, что я мальчик по вызову. Моё имя ты не хочешь говорить.
   - Хорошо! Магиня хотела убить именно тебя!!!
   - Да-а? Мы оба превратились бы в головешки!
   Фил нашел десяток чистых салфеток и привел свой костюм в минимальный порядок, чтобы меньше привлекать внимание. Затем вышел из ресторана, нашел извозчика и уехал.
   Френси задумалась. Нюся, подружка Эммануэль, говорила о его невероятном чувстве опасности. «Его невозможно застать врасплох!!!» Френси считала её восторги обычными преувеличениями влюблённой девчонки. Сейчас она убедилась — это правда. Мало того, невероятная удачливость в метании вилок также удивляла. Эммануэль не стал бросаться на пол, он был уверен в успешном броске.
   Подъехала полиция. Узнав о статусе Френси, копы помрачнели, дело приобретало политическую окраску.
   Фил приехал в отель, переоделся и отдал свой костюм в чистку. Там его сразу предупредили, что соус и вишневый крем отстирать не удастся, останутся следы.
   «Снова заказывать в ателье костюм, и ждать три-четыре дня», - сделал вывод Фил.
   Утром Фил поехал в лучшее ателье, и, только потом, в детективное агентство. Там его обрадовали. Мальвина оказалась прозвищем дочери начальницы департамента спецопераций. Фил закрыл сбор информации, оплатил расходы и отправился к адвокатше. Здесь прогресс оказался минимален.
   - Добейтесь в суде выпуска под залог, - предложил вариант Фил.
   - Залог будет слишком большой. Какой суммой вы располагаете? - заинтересовалась адвокатша.
   - До пятидесяти тысяч — свободно, большие суммы заставят меня подумать, - ответил Фил.
   Адвокатша странно посмотрела на Фила.
   Обедал Фил в отеле вместе с Нюсей. Разлад в их отношениях постепенно исчез, они весело болтали, строили планы на ночь, обменивались эротическими шутками. К их столику подошла властная женщина, излучавшая волны негатива, но опасности Фил не почувствовал.
   - Я Цинчен, - представилась она.
   - Садитесь, - пригласил Фил, потушив на лице улыбку.
   - Вы нанимали детективное агентство для сбора информации обо мне. Зачем?
   - Меня интересовала некая Мальвина. Агентство сообщило мне, что это псевдоним вашей дочери, и я закрыл заказ на сбор информации. Надеюсь, мои действия нельзя расценить, как шпионаж в пользу Штатов?
   - Вы не до конца откровенны, - Цинчен была крайне недовольна.
   - Дорогая, - обратился к Нюсе Фил, - Принеси мне шкатулку с прикроватной тумбочки.
   Нюся покорно вышла из ресторана.
   - Вы, Эммануэль, обеспечиваете безопасность вашей девушки, в предстоящей схватке? Или у вас шкатулке есть какой-то документ?
   - Ни то, ни другое. Я хочу, чтобы разговор остался между нами. Я хотел найти союзника в борьбе против шефа полиции Доминиона. Ваша кандидатура не подошла, и я ищу другие варианты.
   - Какая связь между Мальвиной и тщедушной, немощной старухой?
   - Вы не знаете??? - удивился Фил.
   Эмоции Цинчен показали, что она не знает заказчика убийства своей сестры.
   - Слухи о моей осведомленности преувеличены, - позволила себе улыбнуться Цинчен.
   - Когда тщедушная и немощная старуха лишится своего поста, тогда вы завладеете её архивом. Одно могу сказать определенно, этот секрет личного характера, но он таков, что вам нужно забрать архив себе. Лично.
   - Вы меня совсем не боитесь. Почему?
   - Моя смерть не принесет вам никакой выгоды, а затраты на моё убийство могут быть чрезмерны.
   - Мне говорили, милорд, что вы крайне высокомерны.
   - У каждого свои недостатки.
   Пришла Нюся со шкатулкой. Фил раскрыл её.
   - Не могу найти документ. Извини, дорогая, что отвлек тебя от десерта.
   - С вами было приятно поговорить, - встала Цинчен.
   - Удачи!
   Через два дня адвокатша потребовала у Фила сто тысяч. Суд определил сумму залога. Фил поехал в посольство.
   - Мне нужно пятьдесят тысяч на пять дней. Сейчас! - попросил Фил посла.
   - Ты стал излишне резким. Твои решения слишком неожиданны. Я не могу, Эммануэль, дать тебе такую сумму без обеспечения. Извини.
   - Я выпишу тебе чек на пятьдесят тысяч, мы обратимся в банк, где тебе, Френси, подтвердят подлинность чека. Если я не верну тебе долг наличными, то на пятый день, ты сможешь обналичить чек.
   - Хорошо. Поехали в банк, - согласилась Френси.
   Через час Фил поехал с адвокатшей в суд, они внесли залог, а потом поехали забирать банкиршу Эггерт из тюрьмы.
   Выглядела она ужасно. Всего два месяца в тюрьме превратили её в старуху. Адвокатша указала отель рядом с тюрьмой.
   - Пока суд не вернул конфискованный дом, жить нужно здесь. Таково соглашение с полицией, - сообщила адвокатша, - Все номера прослушиваются.
   После чего попрощалась, пообещав зайти утром.
   Эггерт час отмокала в ванной, Фил терпеливо ждал, сидя у окна.
   - Я превратилась в старуху? - спросила банкирша, выйдя из ванной.
   - У вас идеальной здоровье! Через пять-шесть дней вы вернётесь в норму, - небрежно парировал Фил. Он показал Эггерт чековую книжку, - Шеф полиции смогла добраться до денег?
   - Мои средства конфискованы абсолютно все, - банкирша указала пальцем на чековую книжку и отрицательно покачала головой.
   - Мой приятель, - Фил помотал чековой книжкой, - Попросил меня вам помочь. Я нанял трех охранниц. Они будут спать в вашем номере.
   - Что с моей дочерью?
   - Видел её несколько дней назад. Она сняла квартиру, - Фил показал свой восторг, подняв оба больших пальца вверх, - Нужно подождать вашего восстановления в правах, и на работе. Моему приятелю нужен его…
   Фил показал на пальцах миллион.
   Фил позвал охранниц, объяснил им задачу, и поехал в отель. В отеле его ждала Зена.
   - Сегодня ювелир и оружейник заканчивают предварительную оценку. Завтра начинаем аукцион. Приглашены посол, редакторы газет, представители местной элиты. Тебе тоже желательно быть.
   - Зачем? Нюся представит свой перстень с огромным красным бриллиантом. Что я там буду делать? - не согласился Фил.
   - Эммануэль! Неужели тебе неинтересно?
   - Мне нечего надеть! - воспользовался стандартной мужской отмазкой Фил, - Новый костюм еще не готов, а старый безнадежно испорчен.
   Утром Нюся ушла, а Фил провалялся в постели до самого позднего завтрака. Еще немного, и ресторан в отеле закрыли до обеда.
   На открытии выставки долго произносили хвалебные речи, восторгаясь бескорыстием охранниц. Затем Нюся красочно описала тот бой, на котором получила свою великолепную добычу, перстень ценой в тридцать тысяч. Она стояла в своей старенькой кольчуге, чтобы все видели след от арбалетного болта. Никто не мог поверить, что после таких ран остаются в живых. Хозяйка каравана на порядок превзошла Нюсю в своем описании подвига. Она сражалась с десятком бандиток, которые не давали ей добраться до главаря. Потом долго описывала своё виртуозное владение саблей. Её собственная сабля сломалась, но удача была на её стороне, у неё остался кинжал, который вошел прямо в глаз бандитке.
   Когда начался аукцион, в зал вошел наряд полиции. Оказалось, что в Доминионе есть закон, по которому необходимо сдавать в полицию все трофеи. Поэтому драгоценности и оружие подлежит конфискации. Зена начала возмущаться, но посол приказала всем соблюдать законность и сдать все под роспись, благо существует оценочная ведомость. Журналисты радостно разбежались, падкие на сенсацию. Полиция стала принимать ценности. Начальница копов посмотрела на итоговую сумму, увидела миллион и обрадовалась.
   - Зена, это политика. Нельзя дать повод полиции вас арестовать, - пояснила Френси, - Вам известно, что недавно на меня покушались. Киллер до сих пор неизвестен. Вашему каравану нужно собираться и срочно ехать в Штаты. Возможна война. У вас есть расписка от полиции. Подадите её в Штатах в суд, вам всё компенсируют в полном размере. Я сегодня же отправлю гонца в Штаты с описанием произвола в Мокко.
   Нюся застала Фила в отеле, он собирался в ателье за костюмом. Девушка рассказала ему о скандале в выставочном зале.
   - Этого следовало ожидать, - спокойно ответил Фил.
   - Посол торопит нас уезжать. Она сегодня соберет хозяек караванов и посоветует им покинуть Доминион. Я так думаю, многие её не послушают.
   - Френси предупредит, а решать каждому самостоятельно: рисковать или нет, - ответил Фил.
   - Что может случиться?
   - Посол направила в Штаты письмо об этой провокации. Следовательно, караваны из Доминиона начнут тормозить на границе и применять к ним наш аналог закона о трофеях. Законы очень похожи, законодательство выросло из королевского свода законов. Какие предметы могут быть трофеями?
   - Оружие, драгоценности, магические предметы, - ответила Нюся.
   - Лошадей вы оставляете в лесу?
   - Нет. Тоже берем. Наши часто гибнут в схватке.
   - А золото и серебро? - задал невинный вопрос Фил.
   - Да!
   - Иногда попадается хорошая дорогая одежда?
   - Твоя логика мне понятна! Полиция может конфисковать всё!!!
   - Пример её работы в Мокко позволяет это делать без решения суда. То есть каждый может доказать, что купил лошадь или саблю в ближайшем городе, но обычно документов ни у кого нет. Даже хозяйки караванов могут не иметь документы купли-продажи. Как только на нашей стороне границы начнется конфискация, со стороны Доминиона все будут выходить голыми и пешком. Вот и весь риск.
   - Охрана караванов поднимет бунт.
   - У Штатов так много каменоломен. Каторжники — это тоже товар.
   - Нужно всё рассказать Зене.
   - Зена опытная и ушлая женщина. Я уверен, ранним утром караван будет нахлестывать лошадей. Я догоню вас у границы.
   - Ты меня бросаешь???
   - Я догоню караван у границы. Твоя задача выжить!!!
   Двое суток в министерстве иностранных дел Доминиона напрасно ожидали визита Френси. Наконец министр попросила свою помощницу выпить кофе с послом Штатов.
   Френси каждое утро пила кофе в одной и той же кофейне. Кофе было неплохое, но возможность «случайной» встречи давала огромные преимущества.
   - Какая встреча?
   - Невероятно!
   Женщины долго обсуждали рецепты кофейных изысков, прежде чем коснуться дела.
   - Этот неприятный эпизод с полицией…, - закинула удочку Ненси, помощница министра.
   - Да. Прошло столько времени. В ковене магинь есть полный их список. Уровень силы магини известен. Чтобы проверить всех живых, достаточно одного дня. У меня складывается впечатление, что кто-то в верхах тормозит расследование.
   Это был незапланированный поворот беседы. Ненси долго уверяла, что такого не может быть.
   - Я завтра заеду в министерство, отдам официальное извещение об отъезде. Мне становится страшно в вашем городе. Постоянно мерещится слежка, - сообщила Френси.
   Она встала и направилась в посольство. Ненси поспешила доложить о беседе министру.
   - Френси сильно напугана покушением. Бездействие полиции она воспринимает, как подготовку убийства. Поэтому нет никакой её реакции на конфискацию драгоценностей. Завтра она завезет извещение об отъезде.
   Министр поехала к исполняющему обязанности шефа полиции Доминиона.
   - Как себя чувствует ваша шеф? Что говорят врачи?
   - Болезнь неизлечима. Ссылаются на опыт Республики. Известно, что маг Серо знал это страшное эльфийское заклинание. И только он мог его вылечить. До Графства шесть месяцев пути.
   - Посол отчаянно боится смерти. Завтра она покидает Мокко. Генерал-губернатор с ней в хороших отношениях. В результате вся ваша верхушка полиции может уйти в отставку, - министр решила давить на испуг.
   - Магиня-киллер вычислена в первый же день. Она из личного резерва шефа полиции Доминиона. Известно, что покушались на молодого лорда Эммануэль, - быстро ответила исполняющая обязанности.
   - Этот высокомерный красавец чем ей не угодил. Он — пустое место. Ни богатства, ни влияния в Штатах, - грязно выругалась утонченная дипломатка, - Поехали к премьеру. Со старухой пора кончать.
   Премьер не хотела их принимать, но в конце дня сдалась.
   - У этой старухи такие рычаги воздействия!!! Она опутала своими щупальцами всю столицу. Ходят слухи, что в её архиве есть материалы гильдии киллеров.
   - Вызовите Цинчен и сегодня ночью весь архив будет в ваших руках.
   - Архив может быть спрятан.
   - О Цинчен ходят такие слухи!!! Будто никто не выдерживает её допросов больше получаса.
   Ночью Цинчен читала архив гильдии киллеров. Она искала имя «Мальвина», а когда нашла, то расплакалась. Она злилась на свою дочь, и на высокомерного красавца-лорда. Цинчен забрала коробку, куда складывала, интересные ей заказы на убийства, положила сверху расписку на изъятие добычи, написанную незнакомым почерком, и чековые книжки на предъявителя. Остальное отвезла премьеру.
   - У бывшего шефа полиции оказалась слабое сердце. Но мои специалисты обнаружили тайную комнату. Там были архив и драгоценности.
   - Чековые книжки на предъявителя? - премьер показала «рекламный» листок.
   - Состав листка сильно разнится и с архивом, и составом драгоценностей. Кто-то видел процесс передачи трофеев, но без всех подробностей.
   - Я не хочу искать нового шефа полиции. Вас не затруднит информировать министра иностранных дел о благополучном завершении операции?
   - Нисколько!
   Фил подъехал к посольству ранним утром, чтобы наверняка застать там Френси. Посол готовилась к отъезду, карета стояла во дворе, слуги грузили вещи.
   - После завтрака я отвезу в министерство иностранных дел официальное извещение об отъезде, и сразу отправлюсь в Штаты. Не желаешь поехать со мной в карете? - предложила Френси.
   - У меня есть незавершенные дела, я задержусь. Френси, вы мой чек еще не обналичили?
   - Сделаю это в Штатах.
   - Хорошо. Счастливой дороги!
   Фил поехал в адвокатскую контору, посол отправилась в МИД. Там Френси, как ни странно, ждали. Министр была не одна, в кабинете присутствовала Цинчен. Не успела Френси передать своё извещение, как министр сообщила об окончании следствия.
   - Убийца-магиня действовала по приказу бывшего шефа полиции. Целью являлся ваш знакомый Эммануэль. Госпожа Цинчен арестовала преступницу, но у той не выдержало сердце. Я надеюсь инцидент исчерпан?
   Френси слегка замешкалась.
   - Я к вам приехала совсем по другому вопросу. Охранницы одного штатовского каравана решили провести в Мокко благотворительный аукцион. Как вы знаете, на караваны иногда нападают бандитки. Охранницы часто побеждают их, и получают трофеи. Пользоваться ими они считают аморальным, поэтому решили устроить благотворительный аукцион. Полиция конфисковала ценностей более, чем на миллион.
   - Виновата бывшая шеф полиции. Сегодня абсолютно всё вернут вашим охранницам.
   - Караван уже ушел из Мокко.
   - Значит, представителям этих охранниц. Вы посол. Вам виднее, кто примет ценности.
  
  

  Глава 17
  Лорд-вымогатель
   Визит в адвокатское агентство увенчался успехом. Судья вымогала взятку. Десять тысяч были не очень крупной суммой, и хотя меня крайне раздражала коррупция, заплатить судье следовало. Для меня было странно, что в Доминионе, который наследовал порядки Королевства, была коррупция, сравнимая с беспределом Герцогства. Герцогиня установила жесткую вертикаль власти, законы там практически не действовали, но в Доминионе была рыночная экономика, никаких государственных корпораций, частные газеты и низкий уровень затрат на силовые структуры. Откуда взялась коррупция мне было непонятно.
   Оправдание Эггерт не давало ей автоматического права занять своё место в банке, министерство финансов должно было дать своё заключение об отсутствии даже косвенных улик в её деле. Поэтому суд должен был дать максимально благоприятное решение, полностью отвергая любые подозрения и оговорки на счет Эггерт, фактически восстановить доброе имя банкирши. Я отдал адвокатше свои последние деньги, понимая, что в следующий раз мне нужно будет выписывать чеки, то есть раскрывать своё место положение.
   В отеле меня ждала Френси.
   - Вы не уехали, - удивился я.
   - Шеф полиции надоела премьеру своими закидонами, она науськала на неё Цинчен. Слышал о ней? - спросила Френси с подвохом.
   «Она подозревает во мне штатовского супер шпиона?»
   - Недавно познакомился. Мороз по коже пробирает! Меня!
   - Легко отделался. У бывшего шефа полиции случился «сердечный приступ», бедняга умерла. По версии МИД магиня-киллер охотилась на тебя, - Френси опять посмотрела на меня с интересом.
   - Я сразу же поверил!!! Если МИД что-то утверждает, то это гарантия наглой лжи, - возразил я, потом вспомнил, где работает Френси, - Штатовский МИД - исключение из правил.
   - Что касается наглого отъема миллиона у твоих подруг-охотниц. Сегодня всё вернут. Абсолютно всё!!! Полиции нужен тот, кто примет ценности вместо охранниц, ушедших с караваном. Выручи свою старинную знакомую.
   - Знаете ли вы, Френси, о моей уникальной зрительной памяти? Полиция не сможет всучить мне подмену. Если они расхитили ценности, то им нужно будет вернуть оценочную стоимость по описи.
   - Ты помнишь все предметы, выставленные на аукцион?
   - Да.
   Мы поехали в выставочный зал, где уже хозяйничала полиция, расставляя экспонаты по местам. Френси представила меня старшей полицейской.
   - Я посол Френси, Эммануэль примет у вас коллекцию.
   - Я Клайва, - представилась коп.
   - Что будем делать, если часть экспонатов будет отсутствовать? - задал я вопрос Френси.
   - Полиция выпишет чек на сумму оценки, - отрезала посол.
   - У нас нет недостачи! - заявила Клайва.
   - Можно мне пустую коробку? - попросил я.
   Клайва передала мне деревянный ящик. Я пошел вдоль стеллажей, снимая чужие драгоценности. Затем перешел в ту часть зала, где выставлялось оружие.
   - Вот эта сабля!!!
   - Что в ней не так? - спросила Клайва.
   - Она единственная из коллекции, остальное здесь чужое.
   - Описание полностью соответствует! - возмутилась Клайва.
   - Этой эльфийской сабле тысяча лет? На ней клеймо графини Ларош? Или вы даёте сто плетей всем своим ворюгам, и они возвращают экспонаты, или вы выписываете чек. Выбирайте!
   - У меня дела в посольстве, - заявила Френси.
   - Я вернусь завтра утром. Это последний срок, законопослушная Клайва!
   - Вымогатель, - услышал я уже в дверях зала.
   Мы вышли из здания вместе. Френси рассыпалась в благодарности, наговорила столько комплиментов, что я заподозрил её в желании поручить мне еще какое-то неприятное задание.
   - Завтра ты получишь коллекцию. Когда собираешься в Штаты? - спросила Френси с намеком.
   - Мои дела здесь далеки от завершения, - я не оставил ей ни шанса на выпихивание меня из Мокко.
   - Я могу помочь…, - продолжила натиск Френси.
   - Я давно уже не маленький мальчик, и справляюсь со своими проблемами сам, - мой тон стал недопустимо резким.
   - Да? Мне сегодня пойти в банк? Почему чек выписан от имени некого Филиппа? - сладким голосом спросила Френси.
   - Мои дела крайне далеки от дипломатии. Мне нужно найти боевиков, убивших четырех моих знакомых. Это определенно люди бывшего шефа полиции. Когда у убийц начнутся «неприятности» наше посольство не должно иметь к этому ни малейшего касательства.
   - Тогда я пошлю в Штаты курьера. Иначе караваны из Доминиона начнут обирать на границе уже через двадцать дней, - сделала вывод Френси.
   Утром я долго-долго завтракал, давая возможность для Клайв подготовиться. Потом долго-долго ехал, останавливая извозчика по любому поводу. Выставочный зал был на четверть пуст. Я поздоровался с Клайв. Мы методично обошли стеллажи, Клайв держала коробку, а я складывал туда чужие драгоценности. У тех позиций в списке драгоценностей, где мне казалось, что новый экспонат был не хуже старого, я делал пометку.
   - Это чужая вещь, - комментировал я для Клайв, - Но её качество хорошее. На мой взгляд, эту замену можно оставить.
   - Спасибо, милорд, - каждый раз благодарила коп.
   - Самая большая ваша неприятность — это отсутствие первого номера в списке. Перстень с красным бриллиантом, по оценке ювелира, стоит двадцать тысяч.
   - Это огромная редкость. Его обязательно найдут, - заверила меня Клайв.
   - Не в этом веке, так в следующем, не у нас, так в Герцогстве, - я охотно согласился.
   Мы перешли в отдел оружия. Тут тоже отсутствовал первый номер списка - «эльфийская» сабля с графским клеймом.
   - Еще двадцать пять тысяч, - огорчил я копа.
   Оружие стоило не так дорого, поэтому я выбрасывал со стеллажей даже вполне хорошие замены. Попросту минимизировал груз.
   - Будем считать размер чека, или вы сделаете еще одну попытку. Ваша работа заслуживает уважения. Я в восхищении, - похвалил я Клайв.
   - Я достаточно нажила себе врагов, вчерашними угрозами в адрес подруг. Меня могут наказать за слишком большой размер чека, но быть цепной собакой мне надоело.
   Мы посчитали по оценочной ведомости недостачу, подписали передаточные документы, Клайв помогла мне упаковать оружие и драгоценности. Мой шикарный Буцефал недовольно ржал, когда его превращали во вьючное животное.
   - Через два часа, милорд, вы можете получить в управлении свой чек, - обрадовала меня Клайв.
   Я приехал в отель к банкирше Эггерт, обрадовал её, что суд полностью очистил её доброе имя.
   - На завтра назначено заседание в министерстве финансов. Судебное решение туда уже передано. Как только министерство даст своё заключение, можно будет выходить на работу. Предлагаю вам переехать к дочери, там более комфортно.
   - Да. Я сильно соскучилась по дочери. Сейчас соберу вещи, - обрадовалась Эггерт.
   Я предупредил охранниц, что мы переезжаем.
   Тося с визгом бросилась матери на грудь. Охранницы принялись обследовать квартиру. Я отнес драгоценности и оружие в кладовку, затем коротко попрощался и поехал в полицию за чеком.
   В посольство я заехал вернуть свой старый чек на пятьдесят тысяч. Френси начала насмехаться надо мной, формально я тратил деньги Зены и её подчиненных.
   - Через два дня я полностью решу все вопросы с деньгами, но основная задача — поиск убийц оказался слишком длительный и сложный. Я оставлю его профессионалам, а сам вернусь в Штаты. Если курьер еще не уехал, то я готов выполнить эту работу.
   - Работа курьера будет ждать тебя через два дня. Ты, Эммануэль, решил сэкономить на охране?
   - Я повезу миллион, и об этом будет знать каждая бандитская рожа Мокко. Сама охрана может польститься.
   - Эммануэль, ты помнишь мою дочь Бони?
   - Нет. А должен? - я решил рискнуть.
   - В детстве вы неплохо ладили.
   - Неужели это она доводила меня до слез, безжалостно избивая палкой на уроках фехтования, когда мы неделю жили в столице?
   - Это была другая девочка. С Бони ты играл в футбол.
   - Вспомнил. Она сломала мне ключицу, когда я играл в качестве «фри сэйфти».
   - Ты опять что-то путаешь. Бони моложе тебя на три года, она хрупкая и, я бы сказала, воздушная. Играли вы вдвоем. Ты её опекал.
   - Я не помни ни одной девушки, кроме Нюси, с которой бы я «неплохо ладил».
   - Бедный мой Эммануэль! Для забитого и униженного мужчины ты слишком самоуверен и нагл.
   - Что там с Бони?
   - Она уже год отвергает мои кандидатуры на роль отца первого ребенка. Я не прочь породниться со старинной подругой, через тебя.
   - Нюся будет в ярости. Она вызовет Бони на дуэль до «первой крови» и «случайно» убьет её. Вы не поверите, Френси, с некоторых пор я крайне ответственно подхожу к сексу. Я считаю, что важны чувства обоих партнеров.
   - Жду тебя через два дня.
   На следующий день Эггерт получила решение министерства финансов и отвезла его в свой банк. Полиция сняла магические печати с дверей дома банкирши, а я помог с переездом, чтобы быть уверенным в своих ценностях. Тося начала готовиться к возвращению в лицей.
   Банкирша рассыпалась в благодарности. Я прервал поток её красноречия.
   - Как поживает мой миллион?
   - Миллион Филиппа. Он слишком больно наказывает за ошибки, - Эггрет жестко поставила меня на место.
   Я достал договор и отдал его банкирше.
   - Чеки с подписью Филиппа у вас, его экземпляр договора тоже. Двенадцать магических звезд не оставляют шансов выжить никому, даже самому сильному магу с самым огромным накопителем.
   - Я слышала, будто у бывшего шефа полиции отнялись ноги. Следовательно не всё так однозначно.
   «Как я её запугал? Или она хочет присвоить мой миллион?»
   Я достал чековую книжку, и выписал очередной миллион.
   - Подпись вас устроит? Тогда завтра после обеда я навещу вас в банке, где получу чеки на предъявителя по первому договору. Подготовьте такой же договор на второй миллион.
   - Я всё-таки не уверена, - банкирша явно боялась.
   - Дойдем до калитки, - пригласил я Эггерт.
   На другой стороне улицы на гнедой кобыле ехала высокомерная девица, курившая травку. Не люблю девушек-курильщиц.
   - Гнедую лошадь видите? - спросил я банкиршу, отрубая лошади задние ноги, - Филиппа нет, а заклинание есть. Выбирайте.
   - Завтра после обеда, чеки на предъявителя будут ждать вас, милорд, - обреченно подтвердила Эггерт.
   На следующий день я привез в банк чеки на очередной миллион, на семьдесят пять тысяч комиссии, и еще один на полсотни тысяч.
   - Что я должна совершить за полсотни тысяч? - мрачно спросила Эггерт.
   - У Тоси была подруга Мисс. Её убили вместе со кормилицей, молочной сестрой и подругой-магиней. Примерно в тот же день, что арестовали вас. Я вернусь в Мокко через три месяца, и хочу знать исполнителей. Приказ отдавала ныне покойная шеф полиции. Наймите детективов. Охрана себя любимой, и Тоси обязательна, и входит в этот полтинник. Если расходы будут выше, разницу я возмещу.
   Утром следующего дня я уехал из Мокко с полудюжиной посольских охранниц в ярких мундирах, фасона вековой давности. Мы ехали по графику моей первой поездки, вдвое быстрее караванов. На половине пути мы нагнали караван, где в охране была Нюся. Я попросил посольских охранниц дать мне час, и попытался уговорить подружку покинуть караван. Она начала нажимать на договор с Зеной. Пришлось искать начальницу охраны.
   - Зена, все вопросы с полицией решены. Её попросту убили. Новая шеф вернула ценности, кстати, вот твой чек, - передал я ей обещанные деньги. Я попытался задобрить Зену.
   - Нюсю не отпущу. Я подняла ей оплату, она теперь старшая над десятком, - подняла палец вверх Зена.
   - Я не могу остаться с караваном. Войны не будет, я, как курьер, еду в Штаты. Мне нужно догнать двух первых курьеров. Это государственная задача!
   - Когда мы приедем в столицу, найдешь там свою Нюсю, - небрежно ответила Зена.
   - Адрес у меня есть, еще с прошлого раза, - сообщил я обреченно, мне не хотелось расставаться.
   Я подъехал к Нюсе, попрощался и наш маленький отряд устремился вперед. Нюся рыдала взахлеб, но ни сделала ничего, чтобы догнать меня.
   «Дура, ты дура, упустила такого мужчину. Лорд, красавец, богач, тебя на руках носил. Понятно, работа должна быть выше всего, но это очень уж редкий шанс!» - наперебой советовали подружки.
   - Ты забеременеть успела? - задала главный вопрос Зена.
   Я нахлестывал коня так, будто это он виноват в моих неприятностях. Я не мог себе представить, что Нюся посмеет остаться в караване.
   Из-за нашей быстроты движения, мы успевали к доехать до города к обеду, и ели в нормальных ресторанах. У каждой из посольских охранниц была сменная лошадь, как и у меня. Вьючная лошадь была только одна. Постепенно она устала. Хотя груз был меньше пятидесяти килограмм, но сама лошадь была старовата. Поэтому мы на час задержались после обеда, чтобы купить вторую вьючную лошадь. Из-за этой задержки, а также из-за моих бесед в караване, мы подъезжали к следующему городу уже в темноте. Форму посольских охранниц стало невозможно рассмотреть, и на нас напали бандитки. До города оставалось меньше часа езды, у меня не было причин сканировать окрестности, нападение стало неожиданностью. В самый последний момент я ощутил злобное удовольствие бандиток, но было поздно. Посольские охранницы имели прекрасные защитные амулеты, и первый арбалетный залп их не задел. Я привычно убил свою вьючную лошадь, чтобы затруднить бандиткам захват добычи. Металлические ящики были закрыты на замок, и, кроме ремней, были пристегнуты тонкими цепями.
   Исход боя решила главная ошибка бандиток, они решили убить именно меня. В Мокко я откормил Щенка до огромного размера, он спокойно закрывал не только меня, но и моего Буцефала. Я сидел на коне практически неподвижно, не понимая, что мне нужно предпринять. Бандитки не стояли на месте, а перемещались, мешая прицелиться в источник маны. В темноте, это оказалось сложнее, чем днем. С другой стороны, посольские охранницы закрутили сложную карусель, усложняя задачу бандиткам. Последние выбрали удобную цель — меня. Это было их ошибкой. Два десятка арбалетных болтов упали на землю, но в полутьме бандитки подумали, что промахнулись. Наконец, под одной из охранниц убили лошадь, она грациозно спрыгнула на землю, если женщина, на голову выше меня и на тридцать килограмм тяжелее, может совершать такие действия изящно. Затем она вступила в бой с бандиткой, та ушла в глухую защиту и оказалась легко досягаема для меня. Стоило Щенку выпить её ману, как охранница отрубила ей руку.
   Через несколько минут бандитки бежали. Всё было замечательно, но было убито три лошади, а у одной из охранниц в руке торчал болт.
   Я разбудил самого лучшего врача в городе, оплатил ему лечение, и мы отправились в ближайший отель.
   - Утром встаем на час раньше, нужно купить недостающих лошадей, - объявил я пятерке охранниц.
   - Я сама куплю, остальные могут спать, - заявила Нина, та, что убила бандитку.
   Я заметил нерешительность в эмофоне.
   - Возьми самых лучших, - протянул я ей полсотни.
   - Нам выделили деньги на ремонт лошадей, - изобразила нерешительность Нина.
   У границы мы догнали одного из курьеров. Задание Френси я потихоньку выполнял.
  
  

  Глава 18
  Щенок
   Обычно курьеры сутки отдыхали, после пересечения границы. Фил не стал этого делать. Он предупредил Нину, что после обеда, они поедут дальше.
   - Милорд, вы всю дорогу, после стычки, постоянно хмуритесь. Нет ни малейшей связи между нападением на нас и двухчасовой задержкой в пути, - пыталась успокоить меня Нина, доедая десерт.
   - Леса заканчивались, в степи никогда бандитки не нападают. Вот я и расслабился, - объяснил Фил причину своего мрачного настроения.
   - Может быть причина в вашей подружке? - задала нескромный вопрос Нина.
   Фил хотел поставить охранницу на место, но передумал. Они двадцать дней ехали бок о бок, они вместе сражались. Фил всегда чувствовал эмоции Нины. Это был надежный боевой товарищ.
   - Нюся не захотела нарушать, данное её слово. Это правильный поступок, но я рассчитывал, что невероятно важен для неё, - подтвердил догадку Нины Фил.
   - Долг оказался важнее! - с уважение произнесла Нина, - Если бы она побежала за вами, милорд, виляя хвостом, как домашняя собачонка, то как скоро вы перестали её уважать?
   - Сколько нам осталось этой безумной скачки?
   - Тридцать дней до Босстоун.
   - Караван отстанет от нас на тридцать три дня. Ничего не случится. Я увижу её, и наши разногласия исчезнут, - Фил не верил тому, что говорил.
   Возможность подкармливать Щенка в степи была существенно меньше, чем в лесу. За восемь лет Фил превратился в неплохого наездника, поэтому он снова мог занялся экспериментами с магией, даже сидя в седле. Щенок накопил большой запас маны, достаточный для десяти обычных магов. Кроме того у Фила было несколько накопителей, маной которых мог воспользоваться Щенок.
   В первый день Фил занялся тем, на чем остановился в прошлый раз. Щенок формировал крохотную каплю на тонкой ножке, закачивал в эту каплю максимум маны, и пытался стрясти её в пустой накопитель. Результат не изменился. Огромный запас маны никак не влиял на её способность сохраняться в этой капле.
   «Щенок, если ты разорвешь тонкую ножку, то капля останется в накопителе?» - предположил Фил.
   «Это будет еще один Щенок. Второй я, только неразумный. Этот крошечный голубой шар сможет убить мозг Нины, чтобы стать больше и сильнее. Он сможет убить весь твой отряд!» - предположил Щенок.
   «Для этого Щенок2 должен будет покинуть накопитель. Мы постоянно будем следить за ним, и ты его вовремя обезвредишь», - не согласился Фил.
   «Серо знал заклинания для границы. Из них можно было бы построить ловушку для Щенка2».
   «Сначала проведем эксперимент!»
   Щенок максимально напитал «каплю» маной, и разорвал ножку. Два часа ничего не происходило, потом Щенок сообщил, что «капля» покинула накопитель вместе с маной. Щенок поглотил «каплю», и эксперимент признали неудачным.
   Ночью Щенок грелся в камине, а Филу снились кошмары. Будто гильдия магинь в Штатах, всем своим составом напали на него, они построили сотни звезд. Огромные молнии одинакового желтого цвета должны были разорвать его на мелкие кусочки. Из обычного солнечного света возникла живая девушка. Она заслонила Фила собой, это была Нюся. Фил проснулся в холодном поту.
   В это время Нюся металась в горячке и бредила. Врач-магиня пыталась сбить температуру, но у неё ничего не выходило. Нюся заболела в день отъезда Фила, сейчас ей казалось, что она умирает. Но произошло чудо, ей приснился Фил в первый день их знакомства, он напевал ей грустную песню о расставании. Песня имела непривычный ритм, рифмы не было совсем, а смысл тогда ускользал от Нюси. Фил как будто предвидел их разлуку. Он пел песню со своей далекой родины, уверяя, что плохо её помнит.
   «Ветер будущих измен меня уносит, не оставив никому ничего взамен. Может быть ты хочешь улететь со мной? Но он не спросит: «Ты отправишься со мной? Чтобы путь мне не пророчил?» Думал, будешь со мной навсегда...»
   Нюся приняла разлуку, как должное, и врачу удалось немного сбить температуру. Идеальное здоровье Нюси смогло справиться с желанием больной умереть.
   Фил встал с кровати. Он постучал в комнату Нины.
   - Я уезжаю. Возьму третью лошадь на смену. Твою лошадь. Ждите меня здесь.
   - Что случилось? - спросила полусонная Нина.
   - Нюся умирает. Мне приснился кошмар.
   Фил рассказал Нине свой сон. Она не могла понять, как из этого следовала болезнь Нюси.
   - Я вижу здесь два знамения. Во-первых, у вас, милорд, будет жестокий конфликт с ковеном магинь. Во-вторых, ваша любимая девушка приедет к вам, и спасет вас каким-то образом. И то, и другое — загадки. В Штатах ковен действует строго в рамках закона. Он не может напасть на гражданина. Обычная охранница не в силах противостоять ковену. Странно. Очень странно, - сказала Нина.
   - Я всё-таки поеду, - упрямо сказал Филипп.
   - Долг не позволяет вам этого. Курьер должен доставить почту в срок, - высокопарно заявила Нина, - Или умереть!!!
   - Я не профессиональный курьер, поэтому могу поставить на первое место любовь!
   - Вот-вот!!! Обычные граждане, пришедшие защищать свою родину от врага — не профессиональные военные! Они могут сдаться в плен?
   Фил долго спорил с Ниной. Её лицо раскраснелось, глаза загорелись, разрез ночной рубашки распахнулся. Эта крупная женщина была смела и воинственна. Фил, по сравнению с ней, казался цыпленком.
   - Посол доверила вам своё донесение. Возможно, именно оно остановит войну! Оно спасет десятки тысяч жизней!
   Нина взяла Филиппа на плечи и встряхнула. При этом её грудь эротично заколыхалась.
   «Какие глупости лезут в голову! Так не вовремя! Они сбивают мой настрой!»
   - Я доставлю пакет, - устало согласился Филипп.
   Когда взошло солнце, сон уже не казался кошмаром, не был пророческим. Филипп завтракал в компании Нины. Та одобрительно посматривала на него.
   «Взяла надо мной шефство. Перестала в каждой фразе называть «милорд». Кстати, Нина оставила незастегнутой верхнюю пуговку мундира. Так она никогда не делала. Это не кокетство. Она никогда не позволяла даже намека, возможно, я не в её вкусе. Нина использует все средства, чтобы отвлечь меня от «пророческого сна». Она хочет, чтобы я выполнил свой долг курьера. Её самоотверженности позавидуешь.»
   Филипп допил свой кофе. Заказал на дорогу булочек.
   - Я уже взяла, - Нина показала на бумажный пакет.
   - Здесь выпечка на редкость вкусная и разнообразная. Напомнила мне Мокко. Я жил рядом с булочной. Пирожки с яблоками, сливами, курагой, медом, крыжовником, клюквой, малиной, с творогом, с изюмом и даже с мясом, луком и яйцом, - Филипп вспомнил, тогда еще живую, Мисс.
   - Грустные воспоминания?
   - Да. Со мной жили четыре девушки. Их убили, а я выжил. Шеф полиции Доминиона, она отдавала приказ, сейчас мертва, но исполнители живы, - мрачно сказал Филипп, - Поехали?
   Фил уже привык работать со Щенком, не отвлекаясь на езду. Сейчас они обсуждали второй способ, который пробовали раньше, создание конуса, но с большим количеством маны. Щенку казалось, что процесс пошел лучше, чем в прошлый раз. Он уменьшил выходное отверстие конуса до игольного ушка, но чего-то не хватало.
   «Мана, которая сейчас в тебе, получена от живых людей. Наверняка есть отличия «живой маны», от маны в накопителях. Если бы ты мог удалить из себя всю живую ману, и забрать ману из накопителя, то мы могли бы попробовать эксперимент с неживой маной», - придумал Фил новый способ.
   «Куда можно сбросить живую ману?»
   «В Нину. У неё есть маленький источник, как у каждого человека.»
   «У меня огромное количество маны. Если Нине станет плохо, то её срочно нужно будет лечить. Это нужно делать в городе. Заранее позвать врача-магиню, дать Нине прожевать эльфийский орех.»
   «У меня осталось восемь орехов. Нина большая и здоровая женщина», - пожадничал Фил.
   «Если она умрет??? Ты сможешь спать спокойно?» - возразил Щенок.
   На привале отряд пил чай с булочками. Нина подсела к Филиппу. У неё было расстегнуто три пуговицы.
   - Сегодня тепло, - ответила Нина на невысказанный вопрос Филиппа.
   - Нет. Мне кажется, что ты заболела. Сможешь скакать до самого вечера? После ужина я приглашу врача-магиню.
   - Я в полном порядке, - застегнула пуговицы Нина.
   Во время обеда Фил снова поднял вопрос здоровья Нины. Он поцеловал её в лоб.
   - У тебя температура. Предлагаю потерять половину дня. Останемся в городе, - мрачно предложил Филипп, - У тебя румянец на щеках.
   - Румянец не от этого. Поехали!
   Филипп заставил Нину скакать рядом, и постоянно присматривался к ней, мрачнея.
   За ужином Филипп смог скормить Нине эльфийский орех, и послал одну из охранниц за врачом. Сам он остался в отеле, отслеживая приход врача-магини. Как только она показалась в дверях, Филипп дал команду Щенку сливать в Нину всю «живую ману». Даже в холле был слышен жуткий вопль Нины. Врач бегом устремилась в номер Нины. Та билась в судорогах на кровати, разбрасывая простыни и подушки по полу. Филиппу стало немного стыдно. Эксперименты на живых людях были несколько аморальны.
   «А ты хотел закачать ману в дороге», - шпынял Фила Щенок.
   «Осознал».
   «А еще ты жадничал. Эльфийский орех пожалел», - продолжал нудить Щенок.
   «Главное!!! Эксперимент завершился удачно. Ты смог сбросить ману!» - Филипп был крайне доволен.
   Врач-магиня провозилась в Ниной два часа.
   - Что с ней? - Изобразил заботу Филипп.
   - Похоже на позднее пробуждение магических способностей. Обычно от этого умирают. Магическая составляющая ломает закостенелую структуру организма. Но ваша охранница обладает невероятным здоровьем. Отбор в посольские охранницы необычайно жесток. Я слышала, что выбор делают из ста кандидатов. Кризис миновал. Завтра ваша охранница будет здорова. Очень слаба, но здорова. Вы, милорд, вовремя заметили начало изменений в её организме. Не каждый может похвалиться такой заботой о подчиненных.
   Четверо других охранниц смотрели на Филиппа влюбленными глазами.
   Утром Нина вышла на завтрак.
   - Тебе нужно лежать! - жестко приказал Фил, - Марш в постель! Завтрак принесут в номер.
   - Я полностью здорова!!!
   - Я это слышал весь вчерашний день, - парировал Фил.
   - Я ощущаю необыкновенную легкость в теле, мне кажется, что я стала сильнее.
   - Нина, ты стала магом. Это эйфория. В реальности твой организм балансирует на хрупкой грани жизни и смерти.
   - Поехали к врачу-магине!!! Я хочу услышать её мнение, - не согласилась Нина.
   - Поехали, - мрачно согласился Филипп.
   Врач с удивлением осмотрела охранницу.
   - Такого быстрого восстановления не бывает даже в раннем детском возрасте при пробуждении магических способностей с небольшим по объему местом хранения маны. У охранницы оно огромно. Я думаю, что пробуждение её магических способностей произошло давно, и мана накапливалась в месте хранения, пока не стала переполнять его. Я научу вашу охранницу передаче маны в накопитель. Периодически вам следует находить дипломированного мага, для проверки места хранения. В столице охраннице следует обратиться в школу магии.
   - Я могу сегодня продолжать свой путь? - прервала магиню Нина.
   - Да. Сейчас я научу вас передаче маны в накопитель. У вас есть пустой накопитель? - спросила врач.
   Фил достал один из своих накопителей.
   Нина ехала весь день, задрав нос. За обедом она вспомнила, кто её спас.
   - Я благодарна вам, милорд, за заботу. Я не понимала, что со мной происходит, а вы были так внимательны, - и расстегнула еще пару пуговиц на мундире.
   - Нина, у тебя гормональный взрыв, будь осторожна.
   - Милорд, я не столь образована. В посольские охранницы отбирают по здоровью. Что такое гормональный взрыв?
   - Сейчас магия меняет твой организм. Ты должна оценивать свои желания разумом. Например, в служебных поездках ты заказывала в номер мальчиков?
   - Никогда, - согласилась Нина, потом демонстративно облизала губы, - Никогда у меня не было таких номеров в таких отелях.
   «Я с ней хлебну горя!!!» - пожаловался Фил Щенку.
   «Ты сам придумал эксперимент, результат которого поедает тебя глазами!»
   «Она такая старая, такая огромная, такая мускулистая. Я не смогу.»
   «Купи ей мальчика на ночь. Двух мальчиков на каждую ночь!»
   - Нина. Что говорит устав о выполнении прямых приказов непосредственного начальника? - строго спросил Филипп.
   - Неукоснительное соблюдение.
   - Вечером мы пойдем в контору по найму мужчин, и приобретем тебе двух мальчиков на ночь.
   Нина мгновенно зарыдала, привлекая внимание четырех своих подруг.
   - Милорд. Вы не имеете права отдавать такой приказ, - к столу мгновенно подошли все охранницы. Они подслушивали разговор.
   - Я буду любить вас издалека. Милорд, я поеду в конце отряда. Я не подойду к вам ближе, чем на десять шагов, - Нина застегнула все пуговицы до самого верха, - Не вынуждайте меня страдать в объятиях продажных мужчин!
   - Хорошо. Я отменяю свой приказ.
   Нина упала на колени и поцеловала Филиппу руку.
   - Ты теперь магиня! Ты большой человек! Скоро станешь членом высшего магического ордена — ковена. Привыкай держать свою голову высоко. У тебя будет свой дворец, десятки слуг. Твои подруги будут гордится знакомством с тобой. Ты проживешь сотни лет, заведешь себе и дочерей, и сыновей.
   - Я не могу в это поверить, - сказала Нина.
   - Я предлагаю сходить к магине. Мы узнаем мнение другого специалиста, - предложил Филипп.
   Магиня подтвердила огромное место хранения маны.
   Нина ехала сзади, и Филу казалось, что она прожигает ему затылок своим взглядом.
   «Я не могу сосредоточиться, она сломала мне моё желание экспериментировать», - пожаловался Филипп Щенку.
   «Возможно, это не так плохо. Наши эксперименты не всегда хорошо заканчиваются», возразил Щенок.
   За ужином к Филиппу пересела самая молодая охранница. Нина попросила развлекать его разговором?
   - Эмма, как тебе наша поездка? - спросил Филипп из вежливости, просто, чтобы не молчать.
   - Удобный сезон для путешествия, милорд. Прекрасные отели для отдыха. Одна небольшая стычка в Доминионе. Пока всё идет замечательно, милорд. Я даже не чувствую усталости, - улыбнулась охранница.
   - Эмма, тебя прислала Нина?
   - Я сама высказала такое желание. Я учусь на курсах унтер-офицеров. Там есть экзамен по этикету. Вы, милорд, невольно научите меня многому, что поможет сдать экзамен.
   Фил вспомнил отрывочные занятия в гимназиях и лицеях.
   - Моё образование в этой области неполно и разноплановое. Оно может тебе навредить, - рассмеялся Филипп.
   Злая волна ревности обдала Эмму. Филиппу тоже досталось.
   Филипп поманил пальцем Нину. Та прибежала, с виноватым выражение лица.
   - Пошли на веранду, ревнивая ты моя! - приказал Филипп.
   Нина плелась сзади, пожав хвост.
   - Что с тобой происходит? Ты гордая, смелая, красивая женщина.
   - Красивая? Правда? - единственно, что услышала Нина.
   Филипп долго ругался на эльфийском, потом перешел на русский.
   - Что я должен сделать, чтобы ты перестала выплескивать на других свою ревность сумасшедшими дозами? Ты убиваешь своих подруг.
   - Эмма мне не подруга. В первый же вечер побежала кокетничать с вами, милорд.
   - Еще один взрыв твоей ревности, и ты останешься в городе, а отряд поедет дальше, - жестко предупредил Филипп.
   - Я не могу. Это сильнее меня.
   - Потерпи пять-шесть дней и всё придет в норму. Ты снова начнешь относиться ко мне, как к постороннему мужчине.
   - Не хочу! Если это случится, то лучше мне умереть, - гордо подняла голову Нина.
   «На ровном месте! На ровном месте крыша поехала!»
  

  Глава 19
  Туземцы
   Ночью Нина рыдала за стенкой, а я не мог пересилить себя, чтобы заняться с ней сексом. Дело было не в возрасте Нины, не в её габаритах, дело было в эмоциях. Каждый раз новая подружка ставила мне более высокую планку. С Гитой в башне мы занимались голым сексом, без малейшей любви, как самец и самка приматов. Мои чувства к Нюсе можно было назвать любовью. Возможно, не будь Нюси, я бы смог переспать с Ниной, я чувствовал свою вину. Именно гормональная перестройка организма охранницы после превращения её в магиню снесла ей крышу. Под утро Нина заснула, меня перестали будоражить её, невероятно сильные, эмоции, и я смог заснуть сам.
   За завтраком Нина вела себя спокойно, я посчитал, что она приходит в норму. Я механически рисовал на салфетке девушку. Это меня отвлекало и успокаивало.
   - Милорд, кто эта девушка? Такая воздушная, как бы сотканная из света. Это портрет эльфы? - спросила Нина.
   - Странно. Я никогда не видел их портретов. Я так представляю себе идеальную красавицу.
   - Ей не выжить в нашем мире. Любая охранница… Нет! Любая бухгалтерша справится с ней одной левой…
   - Иногда внешний вид обманчив. Помнишь наш спарринг на саблях? Ты не ожидала поражения?
   Через час после отъезда из города мы догнали огромный караван туземцев, который занимал всю дорогу, мешая встречным караванам. Нам тоже пришлось объезжать туземцев по степи.
   - Туземцы, дикие люди. Работать они не хотят, а бедность унижает их, поэтому туземцы пытаются задирать обычных жителей. Это способ самоутверждения, - пояснила мне Эмма.
   - Если навстречу поедет караван, где у хозяйки гонору хватит на всех этих туземцев? - спросил я.
   - Власти войдут в положение дикарей, а гонористая хозяйка заплатит за ущерб.
   Мы обгоняли голову туземного каравана, когда с дороги наперерез нам выехала огромная женщина на гигантской лошади-дестриэ. Её сопровождали семь подружек, главным признаком красоты которых были большие задницы.
   - Я забираю этого мужчину в свой гарем, - прогрохотала она, и попыталась отобрать у меня поводья.
   Я пробил ей по руке, ломая запястье. Нина за последний день несколько разрушила мою обычную толерантность. Бабища взревела, а подружки набросились на меня, сменив сладкие улыбки на жуткие, зверские рожи. Я не стал ждать неприятностей, и приступил к убийству лошадей. Трое подружек моей «невесты» остались на ногах, четверо рухнули на землю не совсем удачно, судя по воплям. «Невеста» встала перед Эммой, игнорируя её лошадь, и повалила обоих на бок. Подружки «невесты» расправились с моими охранницами, которые не решились отрубить им головы. Зато решилась Нина. Она убила всех семерых подружек и саму невесту. Караван туземцев мгновенно ответил нам сотнями стрел и копий. Если бы охранницы оставались в седле, то мы бы смогли уйти в степь.
   Казенные амулеты защищали только охранниц, лошадей туземцы выбили вторым залпом. Остался только мой конь. Охранницы попрятались за телами убитых лошадей, была вероятность, что туземцы испугаются огромных потерь, и не станут нападать на пеших, но крайне опасных профессионалок. За несколько минут я убил всех тех лошадей туземцев, что несли всадников. Вьючных животных я трогать не стал. Ко мне подползла Нина.
   - Амулет твоего коня защищает его от стрел и копий. Пока. Он истощится. Уезжай. Твой долг довезти пакет.
   - Садись на моего коня, и покажи туземцам, кто тут бог и император смерти. У тебя будет минут десять-пятнадцать. Ты сама великая фехтовальщица, которую я видел.
   Я соскочил с коня, спрятался за мертвой лошадью «невесты», и попросил Щенка защитить Нину и Буцефала. Нина, не раздумывая, вскочила в седло. Буцефал почувствовал шпоры, отчаянно заржал, и ринулся на туземный караван, стараясь попасть в самую его середину. Думаю, в надежде, что дикари убьют злую всадницу.
   Нина врезалась в туземный караван, как смерч. Она убивала бедных туземцев, которые не могли её даже ранить. Два десятка туземок попробовали окружить меня с моими охранницами, но Нина напала на них с тыла и отрубила им всем головы. Давно истекли десять минут, но Нина не успокаивалась, она в одиночку погнала туземный караван в степь. Люди бежали в ужасе, бросая вьючных животных, детей и скот.
   Буцефал пару раз пытался сбросить наездницу, но получал кулаком по голове, и в конце концов смирился.
   - Трусливые, жирные старухи. Я так хотела умереть!!! А они не могли подарить мне такую малость! - заявила Нина соскакивая с коня.
   - Эмоции свои оставь на потом! - приказал я, вылезая из под трупа лошади, - Нам нужны шесть лошадей, чтобы доехать до города. И телегу не забудь, Эмма сломала ногу.
   - Корова! Приедем в Босстоун, я напишу ходатайство о твоём неполном соответствии, - выплюнула Нина в лицо Эмме.
   Пятерка охранниц молча отправились за лошадьми, а Эмма заплакала.
   - До столицы еще далеко, может быть что-то изменится.
   Я накаркал. Под телегами каравана затаились молодые и безрассудные туземки. Когда Нина подошла совсем близко, на неё обрушился град стрел и болтов. Защита сработала не на все выстрелы, два болта и три стрелы впились в ноги и руки охранницы. Я бросился к Нине. Один из болтов перебил на ноге артерию, и моя охранница быстро теряла кровь. Я разжевал два ореха, выплюнул их Нину в рот и залил вином. Только после этого я стал вынимать болт. Охранницы помогли мне, у них была серьёзная медицинская подготовка, по оказанию первой помощи.
   Мы положили Нину на телегу и погнали лошадь назад. Этот город был ближе. Только после этого я перевязал Эмму.
   - Ты поцеловал меня на прощанье?
   - Нет! Ты магиня! Завтра ты будешь абсолютно здорова.
   В город Нина приехала чуть живой. Врач-магиня вытаскивала её с того света, и материлась. На Эмму она посмотрела три секунды.
   - Всё сделано правильно, - заметила она.
   К обеду мои охранницы купили себе три лучших лошади, из тех, что продавались в городе. Для меня они тоже купили вьючную лошадь, ни одна из туземных лошадей не пришлась мне по нраву.
   - У нас кончились деньги на ремонт лошадей, - заявила мне старшая из охранниц, Лола.
   - Может быть у Нины есть? - закинул я удочку наобум.
   - Она потратила все казенные деньги еще в прошлый раз. Свои личные сбережения она отдала Инге, той что была ранена в первой стычке.
   - У меня есть сотня, но нам нужно будет купить сменных лошадей в следующем городе, - обманул я охранницу.
   - Можно экономить на отеле и ресторане, - предложила Лола.
   - Где взять деньги на оплату врача-магини? - я изобразил недоумение.
   - Это не проблема. Когда Нина выздоровеет, то она составит обязательство от казны, и врачу в конце года уменьшат налог на эту сумму. Добраться до столицы Нина и Эмма смогут на государственных дилижансах, - успокоила меня Лола.
   Я пошел к врачу.
   - Состояние ваших охранниц не внушает опасений, - заверила меня магиня, не дождавшись вопроса.
   - Я к вам по другому вопросу. Мои охранницы смогли купить только половину, необходимых нам лошадей. Деньги на ремонт закончились. Я прошу вас вернуть мне ту часть суммы, что вы сможете получить от государства.
   - Это несколько замедлит выписку ваших охранниц. Мэр должна будет подтвердить законность обязательств. Она всегда тянет, делает это крайне неохотно.
   - У меня крайне стесненные обстоятельства.
   - Хорошо.
   Врач вернула мне часть денег и я пошел к мэру.
   Мы долго раскланивались. Мэр была шапочно знакома с моей «матерью». Я подарил мэру брошь.
   - Хотите ускорить подписание мною обязательств на лечение ваших охранниц?
   - Ни в коем случае. Это можно было бы расценивать, как взятку. Напротив. Одна из мойих охранниц вполне адекватна, вторая считает себя здоровой, даже с незажившими ранами.
   - Карьеристка!
   - Что вы. Нет. Человек с гипертрофированным чувством ответственности.
   Мэр понимающе улыбнулась.
   - Они не уедут отсюда до тех пор, пока врач не гарантирует мне их полное выздоровление. У меня просьба, напомните обо мне своей маме.
   - Непременно!
   Сразу после обеда мы выехали из города.
   «Надеюсь Нина никого не убьёт в этом городе», - подумал я.
   «Кого она там убьёт? Магиню? Мэра?» - хихикнул Щенок.
   «Всех перережу!!! Всех перережу! Всем кровь пущу!» - в ответ захихикал я.
  
   Посольство Штатов в Мокко.
   - Госпожа посол, поступили новые сведения об Эммануэль, - обратилась к Френси начальница службы безопасности.
   - Плохие? - Френси не понравилось, что её оторвали от завтрака.
   - Наша осведомитель в посольстве Империи сообщила, что порталом прибыла депеша. Посол так громко ругалась с начальником СБ, что стало известно, депеша касается некого Филиппа. Ваш, горячо любимый, Эммануэль обменял для него в банке чеки на миллион. Послу предписано, не считаясь с последствиями, найти Филиппа. Уже была попытка захватить банкиршу, Эггерт.
   - Важность депеши очевидна — она передана порталом. Я могу использовать портал только в случае войны, - оценила угрозу Эммануэль посол, - Что известно о Филиппе?
   - Учился в политехническом лицее, где познакомился с Тосей, дочерью Эггерт. Его убийство заказали в гильдии киллеров. Было три покушения. После чего Филипп уничтожил всё руководство гильдии, располагавшееся в отеле «Гюрза». Сотни киллеров, десятки магинь, он всех уничтожил в одиночку. Ныне покойная, шеф полиции Доминиона потребовала, чтобы Филипп отдал трофеи и покинул Доминион. Филипп согласился. На границе его атаковали двенадцать магинь. Они создали двенадцать звезд, ни один маг не может спастись от такого магического удара. Филипп успел ответить ударом на удар. Магини, вернувшись в Мокко, умерли страшной смерть. Кстати, четверо девушек, живших с Филиппом, были убиты по приказу шефа полиции.
   - «Мне нужно найти боевиков, убивших четырех моих знакомых. Это определенно люди бывшего шефа полиции. Когда убийц начнутся «неприятности», наше посольство не должно иметь к этому ни малейшего касательства», - сказал мне перед отъездом Эммануэль.
   - То есть у Эммануэль и Филиппа не только денежные отношения. Смерть шефа полиции странным образом совпадает с приездом в Мокко Эммануэль. В это же время сгорело здание полицейского управления, и отдел, занимавшийся расследованием по делу Эггерт, погиб в полном составе.
   - Как быстро посол Империи узнает о роли Эммануэль?
   - Я уверена, он уже знает все подробности. Посольство Империи оплатило срочную зарядку маной портала. Боюсь, они собираются передать депешу в Босстоун, - ответила начальница СБ.
   - Трата таких огромных средств говорит сама за себя.
   - У Эммануэль с собой почти два миллиона. Он бы мог оплатить портал, если бы знал об опасности.
   - Или решил бы развлечься, - не согласилась Френси, - Готовь депешу для отправки порталом. Я подпишу.
   - Ваша дипломатическая карьера окажется под ударом.
   - Эммануэль — племянник моей самой близкой подруги. Если для продолжения карьеры нужно жертвовать дружбой, то я готова расстаться с местом посла.
  

   За один перегон до Босстоуна наш отряд встретили личные охранницы министра иностранных дел Штатов.
   - Ознакомьтесь с моими полномочиями, - заявила улучшенная копия Нины, - Прошу передать мне ваш пакет.
   Я прочел указание министра и отдал пакет под роспись.
   - Вам личное письмо, от бывшего посла в Доминионе.
   - Бывшего?
   - Нецелевая трата казенных средств. Нарушение порядка использования портала. Отправка вот этого личного письма, - сообщила охранница министра, - Я забираю вашу охрану.
   Отряд ускакал, оставив меня посреди площади с моим конем и лошадьми. Ко мне подъехала хрупкая девушка, настолько необычная для этого мира, что я сразу догадался кто она.
   - Сними шляпу и наклони голову, - потребовала она, выплескивая на меня тонны ненависти.
   - Бони? - спросил я. Девушка чуть заметно кивнула, - Предлагаю спешиться. Тебе будет удобнее бить меня по щекам. Заодно, нецензурно ругаясь, расскажешь о причинах.
   Девушка не стала снимать перчатки, поберегла свои нежные руки. Она била меня изо всех сил, но злость не покидала её.
   - Боня, возьми плетку. Я прикрою глаза ладонью.
   Она на самом деле взяла плетку. Народ собрался вокруг нас плотной толпой, оставив пустую площадку метров шесть диаметром. Когда советы посыпались особенно активно, Боня прекратила бессмысленное избиение.
   - Боня, твоя мать знала на что идет. Она решила спасти племянника своей подруги ценой своей карьеры. Это её моральный выбор.
   - Уйди, не хочу тебя видеть, ничтожество.
   Я направился в отель, не желая вести пустые дебаты. Лучший номер оказался свободен. Через час я сидел в ресторане, наслаждаясь обедом. Письмо Френси разрушило все мои планы. Я два года не мог приступить к добыче каменного угля и внедрения на основе его дешевого отопления в крупных городах. Теперь мне снова нужно будет скрываться от агентов Империи. Я понимал, что эльфийские орехи закончились, и императрица в бешенстве. Серо спокойно сослался на меня, ужасный циник и прагматик.
   Ко мне за стол подсела Бони.
   - Это неприлично. Вам следовало спросить разрешения, - недовольно заявил я.
   - А пощечины получать крайне прилично. Наверно, даже привычно. Тебя каждый день бьют по … морде.
   - Официант! Кто разрешил подсаживать посетителей!
   - Госпожа, прошу вас покинуть столик, - униженно попросила официант.
   - Нет!!! Ты мне покажи, Эммануэль, письмо моей матери! - не унималась Бони.
   - Если бы она сочла это нужным, то объяснила тебе сама. Дождись её. Возможно, она объяснит тебе причины своего решения. Или нет, - я резко отказал Бони, - Официант, мне нужен ваш директор.
   - Я уйду сама!!!
   - Будь так любезна, дорогая.
   - Дорогая?! Дорогая! - опять возбудилась Бони.
   - Это такая форма вежливости. На самом деле ты …
   - Договаривай!!!
   - Нежный цветок — небесное создание, ты подобна ангелу, достойна восхищенья, обожанья, божественно чиста, - решил я немного позлить Бони.
   Я думал, что у «кипящего чайника» сейчас снесет крышку. Нет. Бони грациозно встала, и пошла к дальнему, пустому столику с задумчивым выражением лица. Я подумал, что с её фигурой почитателей у Бони никогда не было. Джу и Мишка были «доска-двасоска», но нормального, для этого мира, роста. Здесь все женщины стремились к мышечной массе, малявки считались изгоями. Есть какое-то извращение в том, что мнение женщин для самих женщин важнее, чем мнение мужчин. Собственно, мужчины, имеющие собственное мнение, в этом мире — редкость.
   Мне некуда было бежать. Императрица искала Филиппа, Эммануэль был для её агентов — расходный материал. Если меня схватят для допросов, то ради выживания мне останется одно средство — убивать.
   У меня не было даже нужного количества эльфийских орехов, чтобы сменить внешность. Единственный выход я видел в том, чтобы разрушить портал в посольстве Империи. Френси отправила своё сообщение в тот же день, как получила информацию от шефа СБ. На зарядку портала, как она уверяла, потребуется три дня. Один день мною потерян из-за медлительности министра иностранных дел, второй день я истрачу на поездку в Босстоун. Мне останется один день на поиск посольства Империи, и подготовки диверсии.
   Я подошел к столику Бони.
   - У тебя есть возможность прочитать письмо твоей матери ко мне.
   - Какую мерзость я должна совершить? - Бони посмотрела мне на ширинку.
   - Ты знаешь место расположение посольства Империи в Босстоуне? - разбил я хрупкие мечты девушки.
   - Да, - скучным голосом подтвердила Бони.
   - Мне нужно быть в столице сегодня.
   - Письмо! - потребовала Бони.
   - Прочитаешь в дороге.
  

  Глава 20
  Диверсант
   Боня оказалась неплохой наездницей, она абсолютно не тормозила Фила, хотя у неё и не было сменной лошади. Вес Бони был невелик, меньше пятидесяти килограмм, её лошадь совсем не уставала. Боня прочитала письмо.
   - Послушай, Эммик, это правда? - она показала рукой на вьючную лошадь.
   - Что именно?
   - У тебя с собой два миллиона?
   - Да. Послушай, Боночка, так это правда?
   - Что именно?
   - Женщины думают только о деньгах?
   - Фи. Как грубо. Зачем мы так спешим в столицу? Завтра на каждом столбе будут висеть твои портреты.
   - Для того и спешим, чтобы не висели, - рассмеялся Фил.
   Бони надолго задумалась.
   - Ты собираешься истребить всё посольство Империи?
   - Фи. Как грубо, - Фил передразнил Бони, - Достаточно испортить им портал.
   - Будет гигантский взрыв. В портале огромное количество маны, - проявила эрудицию Бони.
   - Я думаю магини предусмотрели защиту. Подвал из трехметровых стен. Антимагическая хрень. Это их проблемы, - возразил Филипп.
   - Посольство пользуется защитой Штатов. Ты не имеешь ни малейшего права на него нападать, - попыталась вразумить Фила Бони.
   - Мне наплевать. Я хочу выжить, поэтому собираюсь сделать то, что меня спасет. Выжить, нарушив закон, или умереть, его соблюдая. Я выбираю первое.
   - Тетя тебе вправит мозги на место, - заявила Бони.
   - Тетя?
   - В Босстоун я живу у твоей тети. Мы едем к ней? - удивленно спросила Бони.
   - Да. Так будет проще, - подумав, согласился Фил.
   - Виола тебя очень любит. Мне иногда казалось в детстве, что свою дочь Летти она любит меньше. Меня можно совсем не считать. Я — изгой.
   - Ты — чудо, - лизнул Фил Бони, послав ей максимальный импульс обожания.
   Скоро они догнали небольшой отряд всадников, который никак не могли обойти. Пришлось немного отстать, чтобы меньше глотать пыль, но разговоры прекратили. До самой столицы ехали молча. К дому подъехали вечером.
   Тетя затискала «племянника» в своих объятиях. Филипп полчаса не мог вымолвить ни слова. Наконец, он смог прервать поток обожания.
   - Тетя, остановись на мгновение и прочти письмо Френси. Мне осталось жить сутки-двое. Каждая минута, потерянная на пустые разговоры, приближает меня к гибели.
   - Они не посмеют. В моей власти защитить тебя!!! - горячо воскликнула Виола.
   - За тебя, Эммик, мама переломает хребет любому. Даже посольству Империи, - язвительно заметила Летти.
   - Это будет меня радовать, на том свете, - парировал Фил.
   - Эммик хочет сегодня ночью разрушить портал в посольстве Империи. Посол не сможет вовремя получить пакет из Мокко. Они будут восстанавливать портал две-три недели, за это время Эммик скроется, - пояснила план Бони.
   - Любое посольство хорошо охраняется. Нужен большой отряд, чтобы взять его штурмом. За это время подтянутся полицейские части, - не согласилась Виола.
   - Тетя, вы отнимаете у меня драгоценные минуты. Ваши слова могут стоить мне жизни. Летти, мне нужна бита из железного дерева.
   - Возьми кочергу.
   - Тетя, у вашей служанки есть старая одежда. На выброс, на тряпки.
   - Сейчас принесу.
   - Летти, набери мне кисет сажи из камина. Бони, я сейчас переоденусь, и мы поедем к посольству.
   Фил накинул одежду служанки поверх своей, взял кочергу, кисет с сажей, и Бони повела его к стоянке извозчиков.
   Когда коляска проезжала мимо посольства, Бони указала на здание.
   - Едем еще квартал. Ты высаживаешь меня, сама доезжаешь до людного места, где пересядешь в другую коляску и вернешься домой. Я приеду сам.
   Фил неторопливо шел к посольству, двое рослых гвардеек внимательно смотрели на него от дверей.
   «Это они на мою грязную от сажи рожи пялятся, или на старую одежду».
   Фил закрыл глаза, с той стороны к дверям подходила крупная женщина. Фил выпил ману у гвардеек, резко ускорился, и ударил своим «железным» кулаком и той, и другой гвардейке в лоб. Практика показала, что человек теряет сознание на несколько минут, а потом его сильно тошнит, при любом движении. Кулаки у Фила при этом оставались абсолютно целыми. Дверь в посольство открылась, Фил уложил на пол грузную женщину, стараясь, чтобы она не дала двери закрыться.
   Стоило Филу войти в холл, как в него полетел десяток арбалетных болтов, а представительная «привратница» бросила в него молнию, толщиной в руку. Фил откачал у привратницы ману, после чего она потеряла сознание. Фил повалил кресло привратницы на пол, и кочергой переломил магине обе ноги. Ему в спину, ожидаемо, прилетел очередной десяток арбалетных болтов, и Фил пошел методично ломать руки и ноги гвардейкам.
   Примерно через час полсотни обитателей либо лежали без сознания, либо стонали от невыносимой боли. Фил сломал обе руки начальнице СБ, и подвел её к послу.
   - Я буду ломать вашему послу кости: на руках, на ногах, ребра, позвоночник. Пока ты не покажешь мне дверь в помещение портала. Потом подожгу здание, и портал взорвется сам.
   - Хорошо. Я провожу вас к порталу, - согласилась шеф СБ, и Фил почувствовал подлянку в её эмофоне.
   Они подошли к обычной двери, за которой Щенок не чувствовал ни малейшей магии. Фил открыл дверь. Чудовищной силы воздушный кулак ударил его в грудь. Пока Фил летел через комнату, он успел подумать, что следовало встать сбоку от двери, что он потерял осторожность, что зря наслаждался абсолютной защитой от магии. Удар о стену вышиб у него из головы глупые мысли. Через два часа Фил пришел в сознание.
   «Плохая новость. У тебя сломаны обе руки и правая нога, три ребра, одно из которых пробило легкое. Ты истекаешь кровью. Перелом шейного позвонка не позволяет боли свести тебя с ума», - сообщил Щенок.
   «Хорошая новость?»
   «Всех, кто пытался двигаться в твоем направлении, я полностью обездвижил».
   «Ты можешь достать моей рукой последние эльфийские орехи?» - спросил Щенка Филипп.
   «Нет.»
   «К утру я умру от потери крови.»
   «Раньше. Примерно через час.»
   В дверь посольства просунулась знакомая рожица Бони.
   «Живем!!!» - обрадовался Фил.
   «Как ты ей расскажешь, что она должна достать орехи?» - мрачно остановил его Щенок.
   - Ну ты монстр!!! Ты один перебил всех гвардеек! Ты живой, Эммик? - спросила Бони, склоняясь над Филом.
   Фил на секунду закрыл глаза.
   - Виола меня живьем съест. Ну чем я могу теперь тебе помочь?
   Фил снова на секунду закрыл глаза.
   - Ха! Чем? Ты не можешь говорить?
   Фил опять моргнул.
   - Я могу позвать врача-магиню? - предложила Бони.
   Фил не стал закрывать глаза.
   - Ошибка. Убить тебя, чтобы не мучился? - обрадовалась девушка.
   Фил хотел дать ей по заднице, но не мог.
   - Зашить тебе рану?
   Фил выпучил глаза.
   - Дать тебе лекарство?
   Фил моргнул.
   - Где же оно? В брюках?
   Филипп опять выпучил глаза.
   - Значит, в куртке?
   Фил моргнул.
   - Это и так было понятно, - констатировала очевидный вывод девушка.
   Бони вынула маленький ножик и стала разрезать старую одежду спереди, чтобы получить доступ к настоящей одежде Фила. Делала это Бони осторожно, боясь потревожить раненого.
   «Что она так копается, курица? Я умру от потери крови.»
   Бони наконец распахнула лохмотья.
   - Слева или справа? - задала идиотский вопрос девушка, но потом сообразила, - Слева?
   Фил моргнул.
   Бони начала вынимать из карманов всё подряд, и никак не могла добраться до орехов.
   «Если я останусь в живых, затрахаю эту дуру до полусмерти», - решил Фил.
   Наконец, Боня добралась до орехов, но почему-то не спешила показать их Филу. Тот заморгал с дикой частотой.
   - Орехи? - удивилась Бони, - Как ты проглотишь такой здоровенный орех? Ты можешь жевать?
   Фил выпучил глаза.
   - Это было понятно сразу.
   Бони надолго задумалась.
   - Нужно найти кухню с кофемолкой и залить порошок вином?
   «Пока эта дура будет искать кухню, я отброшу копыта».
   - Мне разжевать орех? - с отвращением спросила Бони.
   Фил закрыл глаза.
   Боня тщательно пережевала орех, открыла Филу рот, и сплюнула туда кашицу. Фил долго не мог проглотить орех, наконец-то сумел, и часто-часто заморгал глазами.
   - Еще? - удивилась Бони.
   Девушка кормила Фила минут пятнадцать. По инерции она хотела разжевать последний орех, но бесконечное моргание Фила её остановила. Бони догадалась задать ему вопрос.
   Через два часа Фил смог невнятно мычать. Щенок смог через открытую дверь в комнату портала опустошить все накопители портала, Фил пытался объяснить Бони, что нужно забрать сами накопители. Ещё через полчаса Бони поняла, что от неё требовалось. Либо мычание становилось всё более членораздельно, либо девушка вспомнила цель визита «Эммика» в посольство.
   Бони отсутствовала полчаса. Фил начал беспокоиться, не случилось ли что, но оказалось девушка решила покопаться в шкафу, и обнаружила запасные накопители. Всего портал питался от двенадцати накопителей, сделанных из бриллиантов, без малейшего дефекта, размером с голубиное яйцо. В запасе хранилось еще четыре накопителя.
   - Посмотри, это мой личный трофей. У магини отняла, у той, которая в дверях лежит. Она держала его в руке, хотела ударить меня магией. А я наступила ей на кулак и отобрала медальон. Я Бони — воительница с магинями!!!
   «Она замолчит или нет?»
   - До рассвета четыре часа. Я затащила тела гвардеек внутрь, но первый же полицейский патруль заинтересуется их отсутствием у двери. Как мне тебя довезти до дома?
   «Если бы я знал! У посольства должна быть своя конюшня, где есть лошади и карета!»
   - Лошадь! Лошадь! Лошадь! Лошадь! - мычал Фил.
   - Лошадь? - догадалась Бони.
   - Конюшня! Конюшня! Конюшня! - рычал Фил.
   - Не дура, поняла. Сейчас найду. Как ты поедешь верхом? - спросила Боня, сама же догадалась, - Поедем на посольской карете. Я никогда еще не запрягала лошадей в карету.
   У Фила не осталось никаких слов, кроме матерных.
   К рассвету Боня запрягла в карету пару лошадей, затащила туда волоком Фила, и они поехали по сумеречному городу к дому тети Виолы. В дом Фила заносили вчетвером: Бони, Летти, Виола и служанка. Бони предупредила, что врач-магиня не нужна, и поехала в карете на окраину города, а потом вернулась домой на извозчике.
   К этому времени Фил всё еще притворялся спящим. Виола и Летти ходили по дому на цыпочках, стараясь не тревожить любимого «Эммика».
   - Это не Эммик, это монстр. Он перебил всю охрану посольства и всех его магинь. Накопители портала у меня, - Бони высыпала на стол шестнадцать бриллиантов, - Эммик отправил меня домой, но я решила немного обождать. Села через дорогу от посольства на лавочку. Сижу, сижу, на крыльце посольства две гвардейки побитые встать не могут. Два часа сидела. Холодало и я не выдержала. Решила посмотреть и зашла в посольство, а там весь его состав лежит с поломанными ногами и руками. И Эммик весь побитый, но с кочергой в руках. Сам в лохмотьях, лицо в саже. Ужас.
   Она еще час рассказывала о своих приключениях в посольстве.
   Фил был благодарен Бони, что она промолчала об орехах. Девица оказалась совсем не глупой.
   - Тетя, - слабым голосом, смертельно больного человека, позвал Виолу Фил.
   - Да. Я здесь, Эммик, - склонилась к постели Виола.
   - Открой мой саквояж, - прошептал Фил.
   Тетя принесла саквояж.
   - Здесь чеки на предъявителя. Возьми на пятьсот тысяч этих чеков. Сегодня, как можно раньше, обойди ювелиров и скупи все бриллианты годные для портала. Размер, чистота и так далее. Не торгуйся. Объяснишь покупку отъездом дочери, и твоим желанием защитить её от нападения бандиток. Это будет моя дополнительная страховка. Магиням будет затруднительно быстро восстановить портал.
   - Имперскому послу для начала нужно будет вылечиться, - рассмеялась Боня.
   - Это можно делать одновременно: лечиться и восстанавливать портал, - заметил Фил.
   - В МИДе сразу догадаются, что это ты напал на посольство, - заявила Бони.
   - Один самец с кочергой перебил всю охрану? - улыбнулся Фил.
   - Тетя, как только я приду в себя, то сорвусь в бега. Посольство взвинтит цены на бриллианты до небес. Добычу Бони афишировать нельзя, но твои покупки у ювелиров можно смело продать с наценкой.
   - Я боюсь оставлять тебя одного, - запричитала тетя.
   - Твоя скупка бриллиантов — это для меня выигрыш времени. Свобода и жизнь!!! - подтолкнул Фил Виолу к действиям.
   Бони ушла спать. Фил тут же притворился спящим, но Летти было не обмануть.
   - Я твою хитрую натуру с детства знаю. Четыре года тебя не было, но каждый день я слышала это ненавистное имя — Эммик! Ты отнял у меня мать! Проклятый подлиза! А сейчас задумал отнять Бони! Она мне ближе, чем любая сестра! - чуть не плакала Летти.
   - Я ничего не задумал. Завтра-послезавтра я уеду. Наслаждайся моим отсутствием еще четыре года, - парировал Филипп.
   - И Бони, и мама хором будут каждый день вспоминать твоё имя! Зачем ты рассыпаешь комплименты в адрес Бони?
   - Никаких комплиментов. Бони на самом деле прекрасна, как ангел, - любопытная Бони просунула свою голову в дверь. Фил не мог её видеть, он лежал головой к двери, но знал о её присутствии.
   - Ты слегка преувеличиваешь, - не решилась в присутствии подруги отрицать оценку её внешности Летти.
   - Я абсолютно объективен. Бони самая красивая девушка из всех, кого я видел. Но не это важно. Она смелая, решительная, умная, меня она спасла от смерти. В посольстве я, как обычно, допустил разгильдяйство, попросту сглупил. Мне оставалось жить около часа, но пришла Бони и спасла меня.
   - Поэтому ты необъективен, - отрезала Летти, пряча свой взор от подруги.
   - Ты не знаешь психологии. Люди крайне неблагодарные существа. Бони спасла меня от смерти, и я тут же придумал массу нелестных оценок. Она копуха — могла прийти раньше, она бестолковая курица — до сих пор не умеет читать мысли, она плохая хозяйка — не умеет запрягать карету.
   - Как ты был самовлюбленным мерзавцем, так им и остался, - засмеялась Летти, торжествующе посмотрев на Бони.
   - Я хочу обменять трофеи Бони, взятые её в посольстве на обычные драгоценности, а шестнадцать бриллиантов и брошь спрятать в банковский сейф.
   - У тебя есть драгоценности? - заинтересовалась Летти.
   - На вьючной лошади были два баула, большой с оружием, маленький с драгоценностями. В баулах документы полиции Мокко с оценкой оружейника и ювелира. Всё законно. Открой маленький баул.
   Летти открыла баул с драгоценностями и ахнула.
   - Кого ты ограбил?
   - Никого. Я же говорил, есть документы из полиции Мокко. Это бандитский клад. Когда я путешествовал в Мокко с караваном, одному ехать по лесу опасно, на нас напала банда. Охранницы смогли отбиться, но одна из них получила арбалетный болт в печень. Караван не мог взять её с собой, я остался с умирающей охранницей, чтобы похоронить её после смерти. Когда мы остались одни, вернулись разбойницы. Они взяли меня в плен, чтобы продать в сексуальное рабство.
   - Ты слишком высокого мнения о своей красоте, заморыш, - не выдержала Летти.
   - Разбойницы тоже посчитали меня заморышем. Когда меня привезли в бандитский лагерь, я взял дубинку и положил всю их банду. Потом забрал в доме главной разбойницы дорогое оружие и драгоценности.
   - Вот так просто? - удивилась Летти.
   - Худенького самца никто не воспринимает всерьёз. «Почему не поиграть с мальчиком? Не надо его бить в полную силу, у него такие худенькие руки и ноги, дунь — улетит». А когда здоровенная бандитка получает дубинкой по голове, то совсем перестает думать.
   Фил сел на кровати, сделал вид, что увидел Бони.
   - Ты проснулась? Мы тебя разбудили громкими криками? Что ты думаешь об обмене бриллиантов на драгоценности разбойников?
  

  Глава 21
  Аэросани
  

   Боня подошла к столу, высыпала на него драгоценности из саквояжа, скептически перебрала их, и внимательно прочитала опись.
   - Цены явно завышены. На пятьсот тысяч не тянет, - подвела итог Боня.
   - Пятьсот тысяч? Ты бриллианты оцениваешь по тридцать тысяч? Я назвал эту цену для тети только в условиях повышенного спроса. Двадцатка — это красная цена! - начал торговаться я.
   - Я леди, а не торговка на рынке! - отрезала Бони, видимо, позарившись на мои чеки.
   - Назови разницу! - я пошел на попятную.
   - С тебя сто тысяч наличными, - мгновенно обнаглела Бони.
   Летти наслаждалась процессом торговли.
   - По рукам! - я улегся на кровать, - Летти, я забыл упомянуть еще одно, невероятно большое достоинство Бони. Она очень хорошая хозяйка!
   - Ты, Эммик, забыл моё главное достоинство — я не любительница болтать, - Бони подошла ко мне и похлопала рукой по моему карману. Именно там хранился последний эльфийский орех.
   - Я у тебя на крючке. Ты можешь требовать от меня абсолютно всё!
   - Абсолютно всё? - Бони изобразила блудливую кошку, даже потянулась и выгнула спину.
   - Это нечестно! Так мой долг сразу непомерно вырастит, - я попробовал смутить Бони.
   - Мне уже пора выйти из комнаты, чтобы вы могли продолжить свои игры в горизонтальном положении? - спросила Летти.
   Я снова поднялся с кровати и начал раздеваться. Бони поддержала меня, сняв платье. Летти вышла, хлопнув дверью.
   - Она стоит, проложив ухо к двери, - прошептал я.
   - Какой он у тебя огромный, - громко сказала Бони, надев платье обратно.
   - Это еще что! - заявил я, - Правильно, возьми его в рот, он станет еще больше. О-о-о!
   Летти упала в открытую дверь, растянувшись до самой кровати, а мы заржали, как две лошади.
   Подруги ушли, весело подшучивая друг над другом, а я задумался о том, чтобы стать магом. Пока доза эльфийских орехов составляла во мне ударную дозу, можно было попробовать закачать в организм ману.
   «Ты хотя бы врача-магиню позови», - проявил осторожность Щенок.
   «Много в последний раз эта врач помогла Нине? Умные слова говорила!» - не согласился я.
   «Хотя бы Боню позови. Начнешь орать, перепугаешь девушек», - озаботился Щенок.
   Я встал и крикнул в коридор: «Бони, Летти, Бони.»
   Девушки мгновенно прибежали.
   - Бони. Мне кажется у меня озноб. Два раза были судороги. Побудь со мной полчаса, - жалобно попросил я.
   - Бони надо отдохнуть. Я побуду, - сказала Летти, коснувшись моего лба губами. Бони на это выдала в эмофоне злость.
   - Хорошо, - сказал я, и отдал команду Щенку закачивать в меня ману.
   «Всю? Я в посольстве обожрался маной», - предупредил меня Щенок.
   «Всю!!!» - рискнул я.
   Меня на секунду подбросило над кроватью на метр. Я упал на перину, с ужасом ожидая смерти. Бони и Летти отбросило от кровати и повалило на пол.
   «Не паникуй! Вся мана вышла из тебя мгновенно», - успокоил меня Щенок.
   - Это у тебя, Эммик, такие судороги? - спросила Летти.
   - Сейчас не так сильно. Предыдущая была неприятной, - пошутил я, но никто не засмеялся, - Я так думаю, кризис пошел на спад. Вы можете идти.
   - Это с тобой так часто происходит? - спросила Бони.
   - Впервые. Магиня в посольстве чем-то нехорошим ударила, злобная старуха, - нашел я себе маленькое оправдание.
   - Это та, которой ты сломал позвоночник? - ткнула «шпилькой» Бони.
   - Один