От автора.
  
  Митьки, как известно, никого не хотят победить, а автор, соответственно, никого не желает удивить. Вместо этого я буду выражать благодарности.
   В первую очередь - Кириллу Еськову, за, собственно, идею. Идею сыграть свою любительскую самодеятельность в величественных декорациях, построенных классиками для своих постановок. Если Кирилл ставил своего "Последнего кольценосца" в антураже руин мифа "Сильмариллиона", неторопливо разрушаемых историей Третьей Эпохи Средиземья, авторства Джона нашего Рональда Руэла Толкина, то я буду постмодерниздить постмодернизм в заброшенных величественных строениях Днепровского Института Системотехники и НИИ Чародейства и Волшебства, счастливо избежавших превращения в оптовые склады с китайскими чайниками. Я, конечно, не Еськов, но буду стараться - наследие предков надо уважать.
  Выражаю свою благодарность, естественно, в кавычках, физике как науке, точнее - её теперешнему состоянию. В нём уже ничего даже ломать не надо, авторским произволом, для написания вполне себе жёсткой НФ - всё украдено до нас, со всеми этими "нелокальностями" и "квантовыми запутанностями". Бери и пользуйся, что я, собственно, и собираюсь сделать.
  Выражаю свою благодарность прогрессивной японской мультипликации, за три вещи. Во-первых, за забавный и симпатичный антураж, что для любого произведения немаловажно. Во-вторых, за то, что аниме сейчас (в лучших образцах, естественно) - это единственное в мире уцелевшее "умное кино" для ширнармасс (в т.ч. и для меня, любимого), не боящееся поднимать крайне сложные и неприятные темы, без оглядки на политес. Как результат, породившее поджанр "онемэ" и в литературной фантастике, отлично подходящий (толковому автору, конечно) для разного рода социального, психологического и прочего научно-фантастического экспериментирования. Впрочем, некоторые, особо рьяные, олдовые онемешники в своё время обходились и вообще без аниме (как первые танкисты Илья Муромец и Покатигорошек без танков у И.Кошкина, уважаемого) - "Призрак времени" или "За перевалом" В. Савченко, например. Ну, и, в-третьих, за удобство и наглядность рекурсии, переотражения между внутренним содержанием произведения и его антуражем.
  Выражаю свою благодарность замечательным людям, в реале сотворившим почти все, за исключением непосредственно фантастических моментов, безумства, приписанные автором произведения своим героям, и придумавшим для этих героев множество реплик.
  И сугубая благодарность юной особе, сочинившей поразительное словосочетание "сферическая махо-сёдзё в вакууме", с которого всё и началось.
   Ну и последнее. Многие умники с жалобной мордой ноют, что НФ кончилась, что вампиры и драконы сожрали всё живое, а попаданцы втоптали кирзачами в грязь потроха и кости. Автору тоже не по душе разухабистые, но на самом деле унылые ирландские рагу фантасмагорий из прынцесс-джыдаев, инопланетян, мутантов и значков радиации, видя которые, инстинктивно хочется обойти книжную полку с этой радостью подальше. Но, на вкус и цвет сами знаете. Критикуя - предлагай, и я сделал попытку доказать, что научная, в полном смысле этого слова, фантастика, может быть интересней похождений гламурных кровопийц и попаданцев, с их безграмотными поучениями Лаврентия Палыча на предмет ядрёны-матрёны. Доказать, что ковырнув никому, кроме сдающих экзамены школьников, да и то только до получения отметки, не интересный физический закон, можно сочинить такой, при этом, не расходящийся с формальной логикой, угар, что от зависти застрелится, из щербатого обреза, любой раскрученный автор серии S.T.A.L.K.E.R. Разумеется, мой параноидальный, линейно-хронологический блин будет комом, так ничто не мешает написать самому.
  
  
  
  
  Доктор Шредингер, Ваша кошка еще жива.
  Написала бестселлер, прекрасно играет в покер
  (На каре из тузов ей всегда выпадает джокер),
  Раздает интервью, в интернете ведет журнал,
  И, сказать по секрету, весьма популярный блоггер.
  
  Ящик - форма Вселенной, какой ее создал Бог.
  Геометрия рая: шесть граней и ребра-балки,
  По периметру - вышки, забор, КПП, мигалки.
  Иногда вспоминается кресло, камин, клубок,
  И его почему-то бывает ужасно жалко.
  
  Доктор Шредингер, Ваша кошка не видит снов,
  Бережет свою смерть в портсигаре из бычьей кожи,
  Не мечтает однажды создателю дать по роже,
  Хочет странного - редко, но чаще всего весной.
  Любит сладкое. Впрочем, несладкое любит тоже.
  
  Вероятности пляшут канкан на подмостках стен,
  Мироздание нежится в узких зрачках кошачьих.
  Ваша кошка, герр Шредингер, терпит невольный плен
  И не плачет. Представьте себе, никогда не плачет.
  
  Ширанкова Светлана "Кошка Шредингера"
  
  
  
  0. Введение в запой.
  
  
  Заплачет юзер где-то
  Коннекты пропадут,
  Трейсроут покажет звезды,
  И пинги не пройдут,
  А сервер год от года
  Держать им тяжелей,
  Их достает зануда -
  Директор-дуралей!
  Пока сидят админы,
  Контроль не подведет:
  И ни один их демон
  В кору не упадет
  В преддверьи кернел-паники,
  Им ночью не до сна,
  Хоть не дают зарплату им,
  Админы с бодуна!..
  
  По мотивам радиоперехватов
  
  3-16 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
   Троллейбус лязгнул своими электрическими потрохами, дёрнулся и подъехал к остановке. Стоящая у средней двери на выход высокая сероглазая блондинка, в светло-голубом джинсовом костюме и с большой 'мужской' ноутбучной сумкой через плечо улыбнулась, спустилась на тротуар, и вдруг, словно получив невидимый тычок в солнечное сплетение, cогнулась, схватившись обеими руками за стойку павильона остановки. После чего звонко, в голос, рассмеялась, не обращая никакого внимания на удивлённых прохожих.
  Смешливую девушку звали Светлана, и на самом деле она была, несмотря на юный возраст, вполне серьёзным человеком - аспирантом МФТИ, сотрудницей перспективной лаборатории квантово-механических систем. В случившемся на остановке были равно виноваты её богатое, склонное к визуализации воображение, и афиша на стенде, с надписью 'БАРБО-СКИНЫ'. Через минуту Света обнаружила, что дефис в странном слове - это на самом деле хвост одного из нарисованных рядом на афише собакоморфных существ, а само слово, по видимому, их общая фамилия и заодно название нового телешоу. Но видение моба лысых Барби и Кенов в бомберах, пинающих 'гадами' такого же пластикого негра, продолжало доводить её до смеховой истерики.
  Отсмеявшись, Света достала сотовый, и отправилась по своим делам, по пути рассказывая любимому, хотя пока и гражданскому, мужу, новую ржаку. Ездить на общественном транспорте она терпеть не могла, но сегодня её старый верный 'Гольф' сам муж, инженер-строитель, забрал для поездки в дальний угол области на объект. Свои дела у неё были буквально в ста метрах от остановки, она приехала к начальнику своей лаборатории и по совместительству родному деду, для согласования деталей монтажа детища их 'семейного предприятия' последних двух лет - кванто-ионного фильтра, точнее установки для его окончательно испытания. Закончив пересмеиваться с мужем по поводу 'барбо-скинов', девушка, прежде чем зайти в подъезд, позвонила ещё одному сотруднику лаборатории, Диме Мышканцеву, чтобы был в готовности номер один, и не брал на завтра любые халтуры.
  Доктор физико-математических наук, профессор Борис Викентьевич Чекан сидел в кресле-качалке на балконе своей квартиры на юго-западе столицы, и курил. Несмотря на солидный возраст, он сохранил достаточно острое зрение, чтобы опознать в идущей от троллейбусной остановки к подъезду его шестнадцатитиэтажной башни девушке свою старшую внучку, затушил сигарету и отправился открывать дверь. Пока Светлана поднималась на седьмой этаж, дед разгреб завал из исчирканных распечаток, справочников и всякой рабочей электронной мелочи на столе в гостиной.
  ****
  Дмитрий Мышканцев, для родни и друзей просто Мыш, был занят - сидел под столом, и пытался пропихнуть наверх патчкорд для локальной сети в узкую щель между прикрученными к полу рабочими столами, попутно матеря дизайнеров офиса и мебели, не оставивших для этого никаких шансов. Локалка на столе была абсолютно необходима, а все длинные патчкорды, естественно, 'зохавал Ктулху'. Впрочем, настроение у Мыша было в целом неплохим: принесённый владельцем продовольственной торгово-закупочной фирмы, где он сейчас халтурил, жесткий диск, обмылок рейда со старого сервера, ему удалось прочитать. Когда он взялся спасать с предоставленного пятисотгигового обгорелого диска клиентскую базу, нигде больше не забекапленную, честно сказал, что ничего не обещает, но, если получится, цена вопроса десять тыщ (ровно столько ему требовалось, чтобы свести дебеты с кредитами после недавнего ремонта квартиры). Купец согласился. И, о, чудо - рейд, единственный диск от которого выжил в катаклизме, оказался единичкой, зеркалом, и о, ещё одно - собран погибший в пламени недосервер был на той же модели 'мамки', на которой работал один из компов второго офиса. Впрочем, это везение было, по мнению Мыша, компенсацией от мироздания за апрельские кошмары, когда и на основной работе, и на халтурах железо бунтовало, глючило, ломалось и горело. Но и сейчас Дима, успешно переписав все содержимое 'погорельца' на винт офисной машины, мучился с переносом вожделенной для шефа базы на его личный ноут. По вайфаю это заняло бы времени до обещанного астрологами падения Нибиру, а хвост гиговой локалки упорно не вылазил на стол. Переносной винт был маленький, на него всё вместе не лезло, а тут ещё лежащий на столе телефон начал звонить.
  -Да! - отрывисто бросил Дима, протянув руку из-под стола и схватив сотовый.
  -Привет! Ты на завтра ничего не планировал? Структуры на шестьсот четвертом доделали, я с утра заберу, ставить будем.
  -Ничего. Подъеду когда скажешь.- Мыш поморщился.- 'Кроме как десятку с Шарифа слупить, блин, сегодня он хрен доедет...'
  -Тогда в одиннадцать в лабе.
  -Хокей. Забери киловаттник у себя из коридора. Он тебе там вместо мебели, а на контроллер упса нужна, всё на схемы отдали.
  -Джа бросит в машину, а наверх тогда ты потащишь. Он как танк весит.
  -Ладно. Скажи деду, чтобы пропуск сделал, а то Гомес снова догребётся.
  -Скажу. Тогда до завтра.
  -Пока.
  Мыш положил трубку, снова чертыхнулся, взял ноут и залез с ним под второй стол, где стоял выключенный комп. Воткнув короткий патчкорд в ноут, начал перепись.
  'Осталось 29 минут' - флегматично сообщила винда. Телефон снова зазвонил.
  -Ну как, удалось? - сквозь гул автотрассы спросил Шариф.
  -Да, всё готово.
  -Маладэц! Я сейчас приеду, дэньги отдам!
  'Что-то мироздание расщедрилось, ага. Жди беды'
  Перепись завершилась удачно. Дима проверил базу. Всё пустилось и работало. Повелитель восточных сладостей ввалился через сорок минут, выщелкнул две бежевые банкноты из лопатника, рассыпался в благодарностях и комплиментах компьютерному гению. Попрощавшись, гений поглядел на часы, было 17.20 - пора домой, завтра будет ударный труд на благо своему любопытству. Даже если бы Шариф не успел добраться, как это и ожидалось, Мыш бы всё равно поехал в лабораторию, отложив до понедельника получение левой десятки. Подработки подработками, но когда есть интересное дело - всё остальное шло побоку. Для таких людей как Дима, удовлетворение собственного любопытства и желание сделать такие штуки, которых никто и никогда раньше не делал, подчинить себе или обхитрить строптивую природу были смыслом жизни. Викентич таких себе и подбирал, невзирая на чины, и говорил, что это главные качества настоящего учёного. К тому же, в отличие от многих и многих мест в несчастливой российской науке, в чекановской лабе платили, причём вполне достойно. Эта аномалия была вызвана двумя причинами: во-первых - энергией и опытом научно-аппаратных игр самого профессора, а во-вторых - волшебным словом 'нано'.
  Эта ни в чем не повинная приставка, означающая в оригинале просто одну миллиардную часть чего-то, на языке родных осин стала саркастическим синонимом околонаучного шарлатанства, воровства, бюджетного 'попила' и прикрывающего всё это безобразие бесплодного, но навязчивого пиара. Еще одним синонимом того же самого безобразия было Сколково, с которого всё и началось. Большое научное начальство, пинающее двери президентских и премьерских кабинетов, отпилив свою долю, спустило работу среднему, на уровнях университетской и отраслевой (что еще уцелело) науки. Оглядев пейзаж безудержного сколковского строяка, среднее пришло в ужас. В новеньких стеклобетонных коробках, помимо свежераспакованных импортных 'фотонобластеров', должны были завестись инженеры и учёные, умеющие делать дело, то есть открытия, разработку и внедрение на базе этих открытий технических новинок. А новопостроенная кубатура наполнялась сплошь детками начальства, которым весь мир всё должен по определению, пиарными комиссарами и просто жуликами от науки. Никакой отдачи от этих личностей ждать не приходилось. Взор начальства, естественно, повернулся в сторону старых научных центров - нужно было хоть какое-то реальное дело, иначе от больших прилетят в течение нескольких лет атата и оргвыводы. Строй как старых умников, так и молодого пополнения был жидок до неприличия: большая часть наиболее перспективных расползлась, как хлопцы у пана-атамана без золотого запаса, по Калифорниям и Куала-Лумпурам, в общем повсюду, где к развитию науки относились более дальновидно и менее свински, чем в России. В этот печальным момент ровно два года назад взор 'средних' в лице одного их представителя, чиновника Миннауки, и упал на Чекана. Это было неудивительно, на общем нерадостном поле он высился титаном.
  -Я отсюда никуда не поеду, - оптимистично заявил чокнутый профессор, - Тут стоя и сдохну. Как анчар.
   На упомянутых посиделках, на жалобы чиновника о том, кто бы взялся что настоящее сделать, Чекан ответил четко выверенной фразой (опыта в играх с чиновным племенем ему, как уже отмечалось, было не занимать) по сути повторённой потом Димой в истории с горелым диском: не обещаю, но можно попробовать. Тем более, что идеи у БВЧ были, и доводить их до 'железа' он умел, чиновники это помнили. Благо, с должности завкафедры он уже год как ушел, по причинам общего недовольства положением дел не только в отечественной, но и мировой науке, и был, как Винни-Пух, свободен до пятницы. Как говорят, полжизни ты работаешь на репутацию, полжизни репутация на тебя. 'Рыжему' (он же 'Хохол') всегда всё удавалось, ну, кроме 'Аэлиты', конечно, но там вопрос был сугубый. Обладая невероятно детальным, мощным воображением, он в голове мог моделировать квантово-механические взаимодействия, перенося их затем на бумагу в виде формул, опыты исправно подтверждали его визионерство. Не ошибся он и в этот раз. Получив негласный картбланш от начальства, пользуясь наработанными за долгую научную жизнь неформальными связями и полным бесстрашием перед обитателями самых высоких кабинетов, Чекан сколотил из новообразованной лабы (грант дали, никуда не делись) и 604-ого производственного участка 'Роснано' нечто вроде научно-производственного объединения советских времён в миниатюре. Опасения сотрудников, что из исследователей им придётся переквалифицироваться в заполнителей гомерического количества отчётов и справок, не оправдались - бумаг было в меру, сам профессор уделял им не больше двух часов в неделю, и то только потому, что до сих пор не очень дружил с экселем. Та же Света справилась бы и за час, но Чекан давно сделал для себя вывод, что если хочешь быть здоров, закаляйся, а хочешь оставаться на свободе и руководителем, пиши бумаги сам, не поручая это дело самым даже расторопным сотрудникам, будь это брат, сват, внучка или Жучка. В лабораторию, помимо своей внучки-дипломницы, сейчас уже аспирантки, любопытной и упёртой математической моделистки, он взял еще одного аспиранта, интересующегося темой, Рому Морица, тоже с ФОПФ, и Мыша. Дима смотрелся чужеродным элементом - выпускник лохматого, 1995-ого года, да еще и радиотехник. Но БВЧ вообще на регалии и корпоративность всегда чихать хотел, главное - желание что-нибудь природное распотрошить, а у Мыша оно было. Плюс профессору и обычная человеческая благодарность была не чужда, а основания для неё имелись. Лаборатория занималась активными нано-фильтрами, по одной из многообещающих идей Бориса Викентьевича. Правда, в названии, по его настоянию, никакого 'нано' не было и в помине.
   -Лавры Пэдрика мне не нужны! - изящно высказывался Чекан.
  -Не смейте модным словом 'нано'... - дурашливо спел как-то Ромик.
   -Во! - поднял указательный палец профессор. - Чуешь!
  Уже через год появились первые результаты, опытные образцы вычищали водные растворы от ионов тяжелых металлов в разы эффективнее обычных очистных сооружений, что открывало массу перспектив, и радовало поставивших на 'Хохла' научных чинуш. А тут еще добавился 'золотой' грант со стороны. Дело уже шло к окончательным испытаниям и началу внедрения. Светлана завтра ехала в Сколково за готовыми мультиионными структурами - собственно самими фильтрами, умеющими заданным образом выбирать металл для фильтрования. Контроллер, обычный комп с подключенным набором датчиков и программами для них и управляющей схемой фильтра Мыш с Ромиком уже сварганили, как обычно, из того, что было.
  ****
  -А контроллер работает? - спросил профессор, наливая чай себе и Свете.
  -Да, но для промышленности всё придётся перепилить. Пока опытный, на линухе.- Светлана по- домашнему налила чай в блюдце.
  -Ну, это уже не наша забота будет, только программы отдадим. Из чего этот сделали?
  -Как обычно, из говна и палок. Офисный десктоп пятого года на четвертом пне, USB с ИКСом, управление по 'комам', но всё кажет, проверили на пустых датчиках - о-кей, нули светятся.
  -Дима завтра придёт? Без него смысла нет включать.
  -Да. Думаю, если за завтра соберём, потом выхи, в понедельник-вторник откалибруем по золоту. Там день Победы, а в четверг уже можно основной тест пускать.
  -Не говори гоп, сама знаешь. Хорошо, что отчёт в декабре только, успеем довести и золото. Нужно посчитать, как померяем, стоит ли вообще с ним связываться. Хотя бы грубо. Да, Ромик к фрицам уезжает до августа, отбери у него всё по программному обеспечению до следующей пятницы, иначе встанем.
  -Уже. Там самое главное - долбанутый драйвер для ИКСа, что он накурил.
  -Света, говори по-человечески.
  -Прости, дедааа...
  ****
  В пятницу начался ад. Точнее, продолжился апрельский, когда лаборатория квантово-механических систем чуть не сгорела, спалив заодно и всю новенькую двухэтажную пристройку к лабораторному комплексу МФТИ. Причина, как обычно, была в спешке и нетерпеливости. Суббота, 28 апреля по календарю была 'чёрной', рабочим днём, перенесённой с 30-го, но в четверг Железный Гомосек всем научным маньякам пристройки объявил, что в субботу никого не пустят. Свете не терпелось испытать ИКСы на каких-то левых растворах, Ромику с Мышом - контроллер, и понеслась. По кочкам. Монтировали до полуночи, пока охрана всех, во главе с БВЧ, чуть не в шею выгнала. Ну и конечно, нашелся вдруг чудак - с разницей в одну значащую букву. Который, как в известной песне, всё делает не так. И его костёр взвивается до небес. Причём 'не так' он сделал даже не всё, а ровно одну важную вещь, но для срабатывания пожарных датчиков этого вполне достаточно. В данном случае означенным чудаком оказался обычно крайне аккуратный, до педантизма, Ромик, за которым криворукости отродясь не водилось - не проверил, есть ли реальная земля на указанной местными электриками 'земле', и начал монтаж всей немалой и запутанной силовой схемы с бесперебойниками. И на старуху бывает всякое, в общем. Виноватых искать не стали, тем более, что в остальном 'сумасшедшим учёным' повезло - старшим смены охраны, когда на пульте взвыла пожарная сигналка, оказался Фомич, приятель Мыша, воевавший в первую Чечню в 'двести пьяной', он, собственно всю полыхающую конструкцию чётко обесточил, потушил, и позвонил Диме на сотовый. Так что обделались лёгким испугом, если так можно назвать звонки в 3.50 утра субботы всем фигурантам. Шума и неприятностей удалось избежать, Фёдор Алексеевич Жегом, начальник лабораторного корпуса, он же ЖЕлезный ГОМосек или Гомес, ничего не узнал, и даже не унюхал. Полезная вещь боевое братство, да. Профессор за свои деньги заменил утраченные упсы и 'пилоты', основное оборудование не пострадало, за исключением пары колб со свинцовой солью, разбитых Фомичом при тушении пожара. Похоже, мироздание вновь сменило милость на гнев - сначала Мыш чуть не уронил принесённую из светкиного 'Фольксвагена' киловаттную упсу с полки прямо на ИКС, 'иономер комплексный специальный', громоздкое и хрупкое заказное устройство бешеной стоимости. Поймав на лету тяжелую хреновину, выбил себе безымянный палец на правой руке, что резко снизило производительность сборки стенда. Потом вышибло силовые автоматы на всём этаже. Пока разбирались с электричеством - потеряли вторую упаковку структур. Как можно было потерять довольно большую коробку в помещении площадью менее тридцати квадратных метров, было совершенно непонятно, но этот вопль, обращенный Светланой к черным и голубым небесам, остался без ответа. Потом кладовщик отказался выдавать Чекану растворы, ссылаясь на Гомеса, запретившего выдачу реактивов после пятнадцати часов пятницы. В общем, всё было как всегда. К вечеру удалось закончить монтаж только вчерне, включать договорились в понедельник, и разошлись, не сильно довольные друг другом.
  ****
  Выходные у Димы тоже как-то не задались. Натали, 'некст дур гёрл', иногда скрашивавшая его холостяцкий досуг, уехала по делам. Впрочем, она была не очень некст, живя двумя этажами ниже, на шестом, и далеко не гёрл, с двумя детьми, что резко ограничивало свободу маневра. Половину времени он убирался в собственноручно отремонтированной квартире, унаследованной три года назад от бабушки, и обставленной с применением самодельных элементов 'умного дома'. Потом бесцельно шлялся по парку и улицам и перезванивался с друзьями, не в силах заставить себя заняться чем-то полезным, хотя было чем. 'Тупил' в интернете, глядя на вялотекущие политические битвы.
  В понедельник Мыш, не выспавшийся и злой, как сто двадцать восемь чертей, был разбужен в семь утра заказчиком очередной подвальной локалки известием, что всё куплено и пора делать. Перенеся монтаж на четверг (денежная ситуация хоть и выправилась, но толщина денежной пачки на полке под килограммовым железным ежом внушала пессимизм) он понадеялся, что калибровка фильтров не затянется. Понятно, что это был чистой воды авантюризм и безответственность - работы в подвале было немало, там нужен был весьма специальный сервер для IP-TV, Интернет и все удовольствия, могло и двух ночей не хватить. С калибровкой тоже без глюков не обошлось, но уже к вечеру понедельника фильтр вроде как фильтровал, приборы измеряли и вообще жизнь стала налаживаться. Примерно рассчитав время, заполнение основного испытательного бака сверхслабым раствором солей золота перенесли на пятницу.
   Во вторник таблицы калибровки были готовы, и Ромик начал отстраивать по ним прогу контроллера. В день Победы поехали на шашлык к БВЧ на 'ближнюю' дачу, где выяснилось, что в лабе, с учётом отъезда Ромика, будет помогать светкина сестра - ну хоть в чём-то. На шашлыках младшей внучки профессора, кстати, не было, она смоталась к родителям подруги, вместе с самой подругой, конечно, в Дубну. Зная Дарью Чекан, Мыш сомневался в пользе от её работы, это была ядерная бомба в обличье десятиклассницы, но, не желая напрягать Викентьича и Светку, промолчал. Тем более, что свой участок Ромик, по сути, закрыл до конца испытаний, а это июль-август. Зато, пользуясь своей привилегией безмашинного ('Нива' в гараже у Марата еще грустно дожидалась своей очереди на ремонт, не забывая поглощать деньги на закупку деталей) Дима явно злоупотребил. Очень зло. Нет, безобразиев он не нарушал, конечно. Просто отрубился в гамаке, и был доставлен домой непьющим Ромиком. В четверг Мыш отпросился - работы для него просто не было, Светка тестировала контроллер и подпрыгивала от нетерпения, поглядывая на заготовленные триста литров 'золота'.
  ****
  Монтаж с похмелья - хреновое занятие, но Диме удалось себя преодолеть и взяться за дело всерьёз, без скидок на головную боль. В результате ночной смены с четверга на пятницу всё, при помощи монтажников, присланных по договорённости Мышу в подмогу бывшим IT-директором со старой работы, смонтировали, и он принялся за 'умное'. К счастью, образы дисков под сервак уже две недели как были заготовлены, и осталось только их 'склонировать' на новенькое железо, что и было сделано. Заказчик остался доволен, но расчёт назначил на понедельник. Упираться Мыш не стал, кидалова за хипстером, как про себя называл телевизионщика Дима, никогда не водилось. После подвальной темноты солнце резало глаза, было два часа дня, зелёный бульвар был на удивление пуст. Мыш с наслаждением потянулся. Стало хорошо.
  'Мне триста лет, я выполз из тьмы'
   Первое было художественным преувеличением, зато второе чистейшей правдой. Прямо на него по пешеходной дорожке бульвара стремительно летели две девушки-роллерши. Солнце алыми языками искрилось в волосах лидирующей девицы, коньки визуально удлиняли её ноги, и так бывшие весьма ничего себе, до мультяшного гротеска.
  -Ой, Мыыыыш! - радостно завопила роллерша, и прежде чем Дима понял, что видит младшую внучку своего шефа, та без изысков на полной скорости вцепилась ему в локоть. Вторая девица, маленькая круглая блондинка, в свою очередь оттормозилась о подругу, и совместный импульс чуть не снес Диму в колючие кусты.
  -Ээ, девы, с ног сшибёте... Привет, ры... тьфу. Каштановая.
  Дарья дипломатично пропустила 'ры' мимо ушей, из застарелого уважения к Мышу - кому другому спуску бы не было.
  -Познакомься, это Яна Ложкина, одноклассница. Это Дмитрий Валентинович Мышканцев, сотрудник нашей лаборатории, - церемонно представила их друг другу 'Каштановая'.
  Мыш улыбнулся этому 'нашей', и поддержал дашкину 'великосветскость', поцеловав руку Яне.
  -Очень приятно.
  Подружка и правда была очень приятной. Даже укусить хотелось, как сдобную булочку. Но Яна стремительно распрощалась и укатила по бульвару - через час у неё была тренировка.
  -А я пропуск получила на практику. Сегодня иду к вам в лабу.
  -А. Поехали тогда вместе, я туда же.
  Дашка сняла коньки и засунула в рюкзак, взамен извлекла кроссовки.
  -Поехали.
  По дороге выяснилось, что практику в лабе для Дарьи, на восемь часов в неделю в счёт научной стажировки для физмат-лицеистов, выбил дед. Не сказать, что рыжая была от этого в восторге, резонно сообразив, что у старшей сестры не забалуешь. Впрочем, это открывало для неё некоторые недокументированные возможности, и она тут же пристала к Мышу с задачками по физике.
  -Ага, а Светка мне опять башку отрывать будет,- проворчал Дима. Родители сестёр, исследователи элементарных частиц, уезжая в Швейцарию, в CERN, возложили основную педагогическую функцию на старшую. Светлана старалась соответствовать, и не давать младшей халявить. Впрочем, та и сама особо не злоупотребляла свободой от пристального родительского внимания к успехам в учебе. Чего нельзя было сказать о прочих аспектах жизни.
  -Это будет нашей маленькой тайной, - ухмылялась Даша.
  -Знаю я твои тайны...- отказать этой глазастой сущности было невозможно,- ладно, давай так. Я тебе выписываю законы и показываю вывод. Считай сама, у нищих слуг нет.
  -Да, нормально. Спасибо.
  ****
  Из распахнутых настежь дверей лаборатории квантово-механических систем звенело сопрано Тарьи Турунен, распевающей что-то из 'Призрака оперы'.
  'Понятно, Гомес в отпуске...'
  У входа, на деревянном ящике из-под распакованного второго ИКСа, 'сидел на дорожку' Рома Мориц. Рядом с ним стояла здоровенная туристическая сумка: прямо с работы аспирант собирался рвануть в 'Шарик'.
  -Здорово. О, смотрю, замену мне нашли.
  -Понабрали тут по объявлению, - буркнула Света, увидев сестру.
  -Любите вы друг друга, я смотрю. Ладно, я отчаливаю. Пожелайте. - Ромик хлопнул Мыша по ладони.
  -Зиг хайль, браза.
  -Димон, красавицы, пока! - Ромик подхватил сумку и испарился.
  Светлана ожесточенно щёлкала тумблерами управления крыльчаткой, лопасти которой вяло ворочались в баке с тестовым раствором.
  -По-моему, здесь нифига не двадцать об-мин, - озабоченно произнесла она.
  -Глянь описалово, я через пять минут подойду, - Мыш вдруг вспомнил о обещании профессору забрать его лазерный принтер с кафедры.
  -Давай. Купи мне минералки по дороге.
  Мыш отправился в другой корпус, а Дарья стала добычей сестры, немедленно приставившей её к хрестоматийной лаборантской работе - мыть пробирки, точнее две большие конические колбы из-под солей олова.
  Квест с принтером вместо пяти минут занял полчаса, несчастный лазерник успел трижды сменить место жительства в 'чернильнице'. Подходя к открытой двери лабы, Мыш отметил необычную тишину внутри. Сёстры Чекан - девушки 'громкие', особенно младшая, рыжий квазар, источающая губительное для мозга окружающих рыжее излучение. Молчала она разве что во сне. Войдя, он застал мизансцену, безо всякой доработки пригодную для рекламного плаката пресловутого Сколково 'лица современной российской науки'. Даша, в новеньком белоснежном халате с лейблом 'Роснано', сидела на крутящемся стуле прямо перед баком, подавшись вперёд и вперившись взглядом в лопасти ротора, неторопливо мешающие прозрачный раствор, будто увидела в баке 'звёздный линкор Ямато' какой-нибудь. Её 'онейе сама' стояла за спиной младшей, удовлетворённо пощёлкивая алыми ноготками по приводу укрощенной крыльчатки. Для рекламного снимка не хватало разве что мудрого руководителя научных красоток, убелённого благородными сединами старого учёного. Впрочем, БВЧ на эту роль не годился, внешне он был похож на этот расхожий образ меньше, чем бульдозер на стрекозу. Мыш даже принтер забыл поставить, любуясь живой картинкой. Некоторый романтизм и чувство прекрасного ему были не чужды.
  -Ну что, разобралась? - спросил Мыш, сгрузив, наконец, свою ношу на профессорский стол и протягивая Свете поллитровую 'Бонакву'.
  -Да. Там табличка с режимами приклеена, на немецком, но всё понятно. - Светлана села в кресло перед мониторами контроллера.
  Достав из шкафа силовой и интерфейсный проводки, Дима подключил принтер и уселся во внушительное кресло руководителя, чтобы установить 'дрова'. Действуя в автоматическом режиме, никак не занимающем мозги, он продолжал наблюдать за сёстрами, это было интересно.
  'Забавная штука генетика'.
  Светлана, унаследовавшая от деда богатое 'видеовоображение' и любопытство, внешне пошла в питерскую бабушку с материнской стороны, северную красавицу с 'васильевскими' чертами лица, в своё время сводившую с ума мужскую половину ленинградского подводнолодочного КБ. А вот в младшей внучке чекановская природа взяла своё во всём. Профессор отражался в Дарье, как в волшебном зеркале. Медноволосая, с огромными изумрудными глазами и задорно вздёрнутым носиком, украшенном десятком веснушек, Даша, в общем, не была канонически красивой девушкой. Но искрящаяся жизненная сила и природное веселье, несомненно, привлекали к ней внимание. Характером же это была настоящая оторва. Нет, рыжая не была какой-то 'гулящей' и распущенной, себя блюла, даже без дополнительного правежа старших. И училась вполне прилежно, уже в целом определив свою специализацию - информатика, уже в десять лет слова 'машинный код' и 'ассемблер' для Дарьи не были загадкой. Интересовалась ещё много чем, занималась плаванием, ну и ролевые игры, плюс аниме, естественно, с подачи Юльки, старшей подруги. Но уж если что-то ей ударяло в башку - всё. Сдайся враг, замри и ляг, ногами к рыжей вспышке. Удрав из летнего анапского лагеря, ночью переплыть Керченский пролив и заявиться в Угловое, на 'дальнюю' крымскую дачу к охреневшей родне. Испытав лирическое разочарование в однокласснике, запустить в небо над Долгопрудным внушительных габаритов самодельный, надутый водородом аэростат с приаттаченым баннером, на котором, со всей рабоче-крестьянской прямотой значилось: 'ЖЕНЯ ПЕРМИНОВ - ПИДОРАС'. И в таких выходках была она вся. Более всего младшая прославилась на ниве киберхулиганства, учитывая избранную ей специализацию - это было естественно.
  -Восемьдесят три процента от теории,- прервала его размышления Светлана,- по техусловиям от восьмидесяти на участке обещали.
  -Надо же, выдержали. Причём с первого раза, по олову полгода мучались. - ответил Мыш.
  Принтер был установлен, и теперь Дима смотрел через плечо Светланы на первый монитор контроллера, отображающий характеристики работы структур со встроенных датчиков. Там зеленая линия количества захватов 'золотых' ионов в сотую долю секунды, мелко плясала под красной чертой теоретического предела.
  -Тут золото, да? - неожиданно нарушила своё молчание Дарья, не отрывая взгляда от бака.
  -В составе иона, конечно. Цианоаурат натрия, комплексная соль. Ядовитый, что мама не горюй, - разочаровал рыжую Дима.
  Дарья что-то сказала, точнее - сморозила, потому что это была какая-то форменная чушь. Но ожидаемого едкого комментария по поводу уровня знаний сестры от Светы не последовало, потому что ТУТ ВСЁ И СЛУЧИЛОСЬ.
  Нет, ничего не взорвалось, и зубастые монстры из пробирок не полезли. Жизнь вообще не похожа на голливудские околонаучные штампы. Просто Светлана неожиданно и резко наклонилась к экрану, повторив дашкину позу.
  -Что за на...
  -Ну, и что там стряслось? - Мыш встал за спиной Светы.
  -Сам смотри,- растерянно произнесла та. Зелёная линия, пять секунд назад безмятежно подрагивавшая на ухабах случайных флуктуаций, сейчас рванула вверх к теоретическому пределу, проткнула его, и устремилась дальше к верхней рамке экрана, явно собираясь пробить и её.
  Светлана машинально щелкнула горячими клавишами, уполовинив вертикальный масштаб, будто и вправду испугалась за сохранность монитора.
  -Вроде не война...- пробормотал под нос Дима, но аспирантка услышала.
  -Какая ещё война? - раздраженно спросила Света.
  -Анекдот такой. В военное время значение синуса может достигать четырех.
  -Почему не война? Американцы вчера на Иран напали! - снова проснулась Дарья.
  -И это всё объясняет! - выдавив из себя максимум ехидства, ответила старшая сестра.
  'Значение синуса', тем временем, и вправду почти вчетверо превысив теоретический предел, отскочило вниз и снова поднялось, нарисовав наглую издевательскую ухмылку.
  -'В бой роковой мы вступили с врагами, и это причина для всех оправданий...', - нараспев процитировал Егора Летова Мыш.- Что первым ковырять будем, контроллер или схемы управления на структурах?
  Ковырнуть ничего не успели. Линия рухнула вниз, за несколько секунд восстановив нормальное значение.
  -Что на ИКСе в отстойнике?! - Запоздало спохватилась Света.
  -Пока ничего. У него пулинг стоял минутный. Можно на двадцать секунд перенастроить, но это предел. А, вот. Есть!
  -Блин! Рост выше нормы, и на первом убыль тоже!
  -Твою же ж мать, Картман!!! Считай интеграл этой кракозябры, он в проге есть, Ромик откалибровал. Границы по пулингу ИКСа. Там погрешность будет на опрос, но не больше процента.
  -Бьётся. - Света обалдело ткнула в экран.- До двух знаков. Погоди! Это же независимые устройства, у них даже питалово разнесено. С ума вроде поодиночке сходят!
  -Давай всё проверять, полюбэ.
  Следующие два часа разбирали и проверяли всё, чуть ли не до часов над дверью. Дарью оперативно вывели из созерцательной комы, и приставили к делу, в стиле принеси-подай. Но всё было напрасно. Странный глюк не повторялся. Ни один прибор не был поломан. Идеи как-то не вырисовывались, точнее были недостаточно глобальными, чтобы объяснить массовое помешательсво независимых друг от друга устройств. Грешить на контроллер тоже смысла не было, он просто и честно собирал информацию, ему, чтобы так согласованно соврать, нужна была написанная человеком вредоносная программа. Светлана внимательно посмотрела сестре в глаза... нет, это уже паранойя. Рыжая к контроллеру даже не подходила, а локалки на нём вообще нет, не втыкали. Не говоря уж о том, что нужно знать, что врать, а в этом разбирались только четыре человека на Земле, двое из которых присутствовали здесь и сами пытались понять, что же случилось. Единственным объяснением, не противоречащим показаниям приборов, могла быть внушительная неравномерность концентрации цианоаурата вблизи фильтра, что тоже было для сверхслабого, неделю как разведённого, да и постоянно перемешиваемого раствора полным бредом.
  -Может, забьём? Глюк при включении, всё такое. Сейчас нормально фильтрует...- Мыш сам себе не верил, уныло прихлёбывая минералку и озирая пейзаж после битвы.
  -Нее. И деда подставим, и сами в говне будем. Даже если нигде потом не вылезет... а оно вылезет. Я ему уже позвонила, кстати.
  Мыш знал, что собственное предложение 'забить' - это от бессильной злости на непонятное. Ему бы в зеркало после 'забить' противно смотреться было. БВЧ же вообще был на научной честности по-хорошему помешан. Это был вызов, вызов от самой природы, не принять его - было равносильно пойти спиваться под забором. Но сейчас он просто устал. Ничего не придумывалось, сказывалась бессонная ночь, мысли противно тянулись, как старая ириска на зубах.
  -И что он сказал?
  -Ничего нового. Говорит, такое будет, если комок подвернётся, так нет же комков. Думать будет, в понедельник придёт.- Света резко встала.- Думаю, хватит на сегодня. Дашка!
  Ответа не было, Дарья продолжала 'втыкать' в бак.
  -Чудо морское! Там тебе что, мультик кажут? Домой пошли!
  -Ааа. Пошли.
  Это было странно, на каждое слово рыжая обычно отвечала десятком, особенно переругиваясь с сестрой. Но сейчас Света на состояние младшей внимания не обратила. Просто не до того было.
  ****
  Мыш поставил перед собой задачу - в выходные отоспаться и отдохнуть, не высушивая мозги над случившимся. Глюк не волк, в лес не уйдёт. Это было непросто, отстроиться от вынимающей душу загадки получалось, только отвлекаясь на что-то другое. Чем-то другим последовательно выступили футбол во дворе, каковой он посещал раз в полгода, помощь с компом какой-то натальиной подруги, бредовый фильм-комикс, на который он позвал Натали по принципу, что чем больше трэша и угара, тем лучше. Фильм ожидания оправдал - через минуту после просмотра в голове от содержания оного не осталось ровно ничего. Натали выскользнула из койки в полночь - порученный заботам бабушки младший, Артёмка, категорически потребовал маму. Освежившись под прохладным душем, Дима вышел на балкон. Отстроиться не получалось и, плюнув от злости с восьмого этажа, он вновь начал, в который уже раз, перебирать возможные причины аномалии. Наиболее перспективно смотрелась идея промыть структуру, вдруг в её поры забился осадок какой-нибудь, или при выращивании что-то делали с цианидами, хотя нет, это именно золото. ИКСы же намерили изменение концентрации. Ничего толком не надумав, он отключился.
   В воскресенье сходили в кабак, компанией со старой работы, пили умеренно, но отвлечься удалось. Бывшее начальство переманивало к себе, админом, естественно. Дмитрий отвечал уклончиво, хотя и вправду до жути хотелось всё бросить и удрать туда, где все глюки от китайских вздутых кондёров, и решаются покупкой нового железа с переустановкой системы.
  'А ведь никуда не уйду. Скорее в дурку увезут'
  Мыш отлично знал жестокость своих личных демонов. Если не скормить им решение загадки, они съедят изнутри собственное пристанище - его разум. В понедельник Дима приперся в лабу полвосьмого утра, запустил установку, пересмотрел все таблицы по растворимости ауратов - бестолку, естественно. Глюков не было, те же восемьдесят три процента от теории. Не было и Дарьи - их всем классом возили в Жуковский, до вечера. Единственным значимым событием понедельника, зато приятным, стала зарплата, упавшая на карту - пятьдесят восемь тысяч с копейками от 'Роснано'. Хипстер тоже расплатился исправно, и заказал на июль ещё один похожий узел. Мыш ощутил себя Рокфеллером.
  'Те, кто говорят, что в деньгах счастье - идиоты. Те, кто типацынично говорит, что счастье не в деньгах, а их в количестве - вообще анацефалы'.
  Во вторник пришлось с утра плюхать в Сколково, оставив лабу Светке в полное владение (профессор обещал понаехать в три). Разборы залётов на участке выращивания заняли полдня, но промышленные фильтры на разнообразные 'хэви метал' того стоили, их, вроде как мексиканцы какие-то даже захотели купить, прослышав о чудесах русской науки. Приехав в лабораторию, он узнал две неприятные новости - во-первых, у Чекана разболелась спина, и приехать он сможет, если отойдёт, только завтра, а во-вторых... между десятью и одиннадцатью утра чертов глюк снова вылез! Не так мощно, как в пятницу, зато, на добрые десять минут, эффективность фильтра превысила теоретический предел процентов на двадцать. Светка же момент глюка позорно прохлопала по банальной причине - сидела в туалете. Мышу, искренне и от души, захотелось кому-нибудь разбить рыло, но не одной подходящей кандидатуры на горизонте не было. Заковыристо матюгнувшись, Дима стал прикидывать, как измерить 'мгновенную' концентрацию в конкретной точке раствора. Погуглив, без труда нашёл необходимое, но добыть простые, но маленькие датчики получалось, если заказать завтра (а сегодня уже всё, солнце скрылось, муравейник закрылся) в лучшем случае к следующему понедельнику. Впрочем, до доставки иономеров-малюток можно было попробовать поиграться и с ИКСами, сдвигая их датчики в баке, но для этого придётся пилить-строгать, чем Мыш и планировал заняться в среду. Всё же он провозился до девяти, подбирая материал для завтрашнего изготовления оснастки, и был вытурен домой Фомичом, порекомендовавшим ему на прощание 'голову лечить'.
  Мыш шел домой пешком - добрых семь кэмэ, через МКАД и свалки, и размышлял.
  'Ну, хорошо, выявим, что раствор неоднородный, причем в разы. Аппаратура не врёт, она тут не причём. А что вызывает эту неоднородность? Это только с цианоауратом такое, или другие соли тоже дурят? Опять же так, наверное, может глючить, если бы фильтр успел забиться, но на таких концентрациях до насыщения, как до Китая раком. Да и эффективность бы падала ровненько, а не прыгала, как блоха. Так что надо разбираться с неоднородностями грёбанного раствора. Вообще тема интересная, никогда о таком не слышал и не читал. Но ведь с солевыми растворами уже третий век экспериментируют всерьёз, и никто не заметил таких диких флуктуаций? Да они вообще всему научному опыту противоречат, вплоть до второго начала, небось...'
   Придя домой, Дима полез в сеть - читать, что наработали поколения предков на эту тему. Нихрена они не наработали. Отклеиться от экрана, впрочем, не получалось. Почитав всякие политические, криминальные и прочие новости, облазив блоги друзей, френдов и коллег (тех, которых бы за хрен да под снег) Мыш, сделав чудовищное волевое усилие, разорвал невидимый липкий провод между собственным разумом и всемирной паутиной. Поганая штука интернет-зависимость, на этот рывок как будто ушли все силы, Мыш безвольно привалился к спинке самодельной кровати, словно из него хребет разом вытащили.
  'А ведь у меня ещё в лёгкой форме. Дети вон, вообще живут там, отключи их на день, ломаться будут, как торчки. Или как в 'Тёмной материи' Пулмана, где детей от их 'деймонов' отрезали'
  Мысли явно покатились куда-то не туда, начали расплываться.
  'Дашка, например, тоже все время онлайн, блин, и с бананами в ушах. Но эта хоть шумная, с людьми вокруг общается, и в сетку тоже за общением лезет, ну и разузнать, как что-нибудь вкусное в сети крякнуть. А натальина Кристина, ей ровесница, вообще даже из виртуала не выныривает, экран перед носом, затычки ушные, а из всех интересов во внешнем мире - где вайфай ловится. Аутичная, как овощ... Поганое дело - что-нибудь написать в сеть, и потом сто раз проверять, как твоё мнение драгоценное всем упёрлось...вон профессор зимой тоже зажёг...'
  Эпичный философский спор между БВЧ и океанологом из Находки, Валерием Неоновым, на темы природы человеческого сознания, и ещё много о чём, вплоть до возникновения Вселенной, что называется 'вошёл в анналы'. В плохом смысле, да. В сети Чекан продемонстрировал редкую агрессивность, козырял возрастом и заслугами, что за ним в личном общении обычно не водилось, то есть полностью подтвердил мнение некоторых религиозных фундаменталистов, что сеть - зло, и порождение диавола, разжигающее в человеке все худшие черты. Океанолога Борис Викеньевич посылал 'гоняться за дельфинами, а не рассуждать об элементарных частицах' в которых он, океанолог, понимал 'меньше, чем я в сардинах'. Конфликт, к тому же, усугублялся характерным отражением спора 'научных отцов и детей', Валерий был достаточно молод, и действительно выдвигал довольно завиральные идеи, что человеческое сознание является неким 'квантовым субстратом' состояния конкретного электрона, содержащегося в молекулах коры головного мозга в каждый момент времени. Трансгуманист и техномузыкант, записавший с владивостокскими анимешниками красивую и извращённую технооперу '2048', про безответную любовь наделённого женским сознанием искусственного разума, к властителю дожившего до середины двадцать первого века СССР, Валерий был несомненно талантливым человеком, но прочитавший об этих сторонах личности своего оппонента Чекан окончательно рассвирепел, и послал дальневосточного коллегу 'рисовать глазастые электроны в коротких юбках под японские песенки'. Этот тред, естественно, угодил в сообщества анти-аниме, вызвав там полный ад, куда на огонёк и заявились Дарья с Юлькой... это было нечто...
  Сознание соскальзывало в стороны, лениво обтекая, как вялая равнинная река большой валун, чёртову историю с фильтрами.
  ...Кстати, пресловутая '2048', после завершения сетевого веселья, успешно прописалась десятком треков на дашкином 'Харьковском Тракторном', как обзывал смартфоны HTC Ромик. Всё это неспроста...
  ...Советский Союз, уже более двадцати лет как исчезнувший, растворялся в аниме, наряду с такими же красивыми и жестокими проектами, как Имперская Япония и Третий Рейх, занимая своё законное место грозного призрака в этом искусстве проигравших... тоже проигравших...тоже странно надломленных историей. Да, со стороны, СССР, особенно ранний, вполне соответствовал духу этого чуждого искусства. Садистичные истории пионеров-героев, сгорающие в своих фанерных бипланах 'ночные ведьмы'... подростково-травматичное искусство раннего Союза, все эти 'Судьбы барабанщиков', да и позднее... Мегакавайная 'Гостья из будущего' та же, 'Отроки во Вселенной'... Мысли окончательно раскрепостились, Дима никак их не сдерживал... 'мои мысли - мои скакуны, да, авось вывезут...' Не сдерживал, надеясь на любую шальную ассоциацию, которая поможет решить загадку проклятого раствора. И ещё от странной уверенности, что эти культурологические загоны останавливающегося сознания неуловимо, буквально одним аксоном, но связаны с терзающей его проблемой.
  Мыш отключался, небытию противостоял лишь вредный дежурный демон порядка, требовавший немедленно встать, раздеться, почистить зубы, умыться, разобрать кровать и лечь спать по-человечески. Но эта борьба была неожиданно прервана.
  В прихожей длинно, настойчиво прозвенел дверной звонок.
  
  
  
  1. Два в одном
  
  Однажды в студеную зимнюю пору,
  Сижу за решеткой в темнице сырой.
  Гляжу поднимается медленно в гору,
  Вскормленный в неволе орел молодой.
  И шествуя важно в спокойствии чинном,
  Мой грустный товарищ махая крылом,
  В больших сапогах в полушубке овчинном,
  Кровавую пищу клюет под окном.
  
  Н.С. Некрушкин (собрание неполных сочинений)
  
  
  16-18 мая, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Мыш резко приподнялся, не успев понять, приснился ему звонок, или был на самом деле. Снова длинно, хамовато, учитывая время (часы показывали 1.32, всё же на несколько минут он отключился) прозвенело. Дима бросил взгляд на 'экран параноика', выводящий изображение с потайной камеры, глядящей на лестничную клетку, и вспомнил, что у камеры уже месяц как накрылся блок питания. Впрочем, и безо всякого видео Дима знал, кто бы мог притащиться в полвторого ночи без приглашения. Мыш подошел к двери, машинально встал к ней вполоборота и протянул руку к полке над косяком. Так, на всякий случай, ухмыляясь собственной дури.
  -Ну, и кому не спится в ночь глухую?
  -Открывай, сова. Медведь пришёл! - Неизобретательно ответил с той стороны обшитой дермантином железяки голос старого друга и однокашника. Излишняя бодрость которого свидетельствовала о приличной степени примирения с действительностью и желании это примирение продолжить в хорошей компании.
  Нда. Бухой Марат Ишмаков посреди ночи, это, вспоминая неполиткорректную народную мудрость о незваном госте, просто два в одном. Если не три. Дима открыл, и незваный гость шустро проследовал на кухню.
  -Ну, чё? Есть чё?
  -Есть, но не про вашу честь, - проворчал Мыш, добывая из холодильника и ставя в микроволновку внушительное блюдо с котлетами. Натали угощала нечасто, но по-сибирски основательно,- Вообще-то правоверным пророк запретил вкушать бродящий сок виноградной лозы, если что.
  -Да, Всевышний смотрит на нас, как на говно,- притворно понурилась наглая татарская морда, - Ты наливай, наливай.
  -А за какие заслуги тебе наливать-то? - продолжил ритуальную пикировку Мыш, доставая маринованные огурчики, нарезку и прочую снедь, и расставляя всё это на столе. Выпивку без плотной закуски он не воспринимал в принципе. Наконец, он добрался до вожделеемого Маратом литрового хрустального графина, под пробку заполненного контрабандным, зато натуральным, измаильским бренди, и поставил на жёлтую столешницу две серебряные червлёные стопки вместимостью 'по писят грамм', - Ваще, где моя тачка, чувак?
  -Гы. Ты ж сам сказал - к лету. До лета еще две недели.
  -К лету - это значит, когда снег сойдёт, а не до первого июня. Ладно, давай за встречу.- Щёлкнули стопки, Мыш закусил корнишоном и подцепил на вилку котлетину. - Где ж ты только успел?
  -После работы, имею право.
  Автосервис, где Марат был совладельцем и заодно главным специалистом , в основном 'затачивался' на всяком эксклюзивном электрическом и электронном тюнинге для автомобилистов, желающих странного: киловаттные ксеноны на крыше, или камеры под колёсами - в общем, сколько людей, столько извращённых желаний.
  -Между первой и восьмой...- снова соударилсь древние, еще дореволюционные стопки, Марат вгляделся в озабоченное лицо друга, сглотнул, поморщился и откусил полкотлеты разом.- А ты чего такой мороженный, как левая нога Буша?
  -...Влезет литр не один. - закончил Дима расхожую присказку. - Ты уверен, что хочешь это услышать?
  -Слушаю же.
  Марат был умён и весьма изобретателен, но это был ум инженера, сборщика 'одного рабочего из трёх поломанных', укротителя уже созданного кем-то железа. Впрочем, мнение свежей и неглупой головы не повредит в любом случае, Дима подробно, минут на двадцать, описал происходящие чудеса.
  -Такой вопрос. Эти твои ...структуры, они управляются и мониторятся разом... ну, на весь фильтр, или там по ячейкам... это... статистику, короче... можно собрать? - Марат был уже совсем 'хорош', но мыслил чётко.
  Мыш понял. Блин! Вот что называется 'замылиться'! А ведь и правда, если скачки концентрации есть, то вряд ли они идут строго в плоскости фильтра, и можно получить их 'карту', а если еще учесть время, то и градиенты, направления и резкость изменений концентрации. За такую подмогу и затяг с 'Нивой' простить можно. Впрочем, с благодарностью Дима опоздал, друг отключился и был оставлен спать на кухонном 'уголке'. Такое с ним бывало редко, не чаще двух раз в год, но уж если бывало, то метко, Марат пил до упора и падал по наступлению оного, там где стоял или сидел. Да, посидели хорошо - графин был пуст, закуска тоже не уцелела. Прибрав посуду, Мыш тоже отправился спать - завтра, точнее уже сегодня, всё же среда, а не суббота.
  Поутру Марат вытурился на удивление легко: жил он буквально через три дома, и сообщил, что идёт отсыпаться.
  -Буржуй я или кто? Имею право!
  Вооружённый новыми идеями, затолкавшими головную боль в самый дальний чердак сознания, в лаборатории Дима с утра принялся 'разводить кроликов', что по отцовскому выражению, означало переворачивание всего с ног на голову на рабочем месте. Для начала он снял показатели по отдельным узлам фильтра и убедился, что маратова догадка работает. Десятка два из почти тысячи узлов показывали количество 'заглотов' во время пятничного и вчерашнего глюков в десятки раз выше среднего, остальные оставались на обычном уровне. Просматривая дифференцированную по узлам статистику он сделал ещё одно открытие - на одном из них в пятницу 'чудеса' начались на добрых полчаса раньше основного глюка, интенсивность его работы, незаметная на общем фоне, подскочила в тридцать раз. Используя полученные данные, он составил себе динамический 'портрет' неоднородностей, который выглядел просто несуразно. Эти неоднородности, судя по данным, бесстрастно отмеченным контроллером, и тщательно просчитанным Мышом, неторопливо, с черепашьей скоростью, утыкались в фильтр, как бы наползая от крыльчатки. Имея довольно прихотливую форму, напоминающие согнутую колбасу, они обладали совершенно невозможной четкой границей, во всяком случае градиент был ломовой. Создавалось полное впечатление, что в баке водятся невидимые и невыявляемые приборами 'мешки' с раствором в разы крепче основного.
  -Свет, ты гондон видишь? А он есть! - придвинул аспирантке исчирканную ручкой распечатку с расчётами Дима.- Три раза проверял, с разных концов.
  -Фигня какая-то... но это только по данным структуры. Надо бы просто концентрацию замерить.
  -Мелкие только во вторник придут. Я вчера тут кой-чего натащил, чтобы датчики ИКСовые подвигать по баку.- Мыш показал свои заготовки для 'попила' и пластиковые рельсы.- Но сам бак нужно будет отодвинуть от стены...
  -Я помогу! -Заявила самоотверженная исследовательница.
  Мыш скептически посмотрел на Светку, потом на громоздкую полутонную конструкцию в углу.
  -Да ну, нафиг. Я пока тут оснастку сделаю, может кто у Лисицина придёт, поможет. - Дима подразумевал персонал соседей-радиофизиков. - Там надо верх подержать только, саму бадью я подвину.
  - В час Дашка придёт, мы вдвоём подержим.
  -Та еще... Дуся-агрегат. Охота вам спины уродовать.
  -Да она уже здоровей меня! На такой лошади пахать можно!
  'Успеете ещё по жизни напахаться...'
  Дарья и вправду была уже 'пофигуристее' тоненькой Светы, но Мыш продолжал резонно сомневаться в грузоподъёмных характеристиках сестёр и пользе таких упражнений для их здоровья. Потому, закончив работать пилой и резаком, он притащил для тяжелоатлетических манипуляций здоровенного лаборанта от радистов: вдвоём они всё отлично подвинули ещё до прихода Дашки. Та заявилась вовремя, и была приставлена к сортировке колб по названиям солей, всяческой ядовитой дряни, для избавления природы от которых изначально фильтры и проектировались. Сегодня структуры работали штатно, чудес вроде пока не случалось. Подвигав для теста по баку датчики основного ИКСа, Мыш доткнул их почти вплотную к фильтру, и пошёл отдавать пилу. В этот момент зазвонил его сотовый. Дима, глянув на экранчик, перехватил другой рукой ножовку, и нажал приём.
  -Привет, пап.
  -Главный академик Иоффе? Как там бозон Хиггса, не нашли ещё? - Это были первая и вторая дежурные шуточки родителя. Иоффе иногда заменялся на, почему-то, Ландау. Третьей была свободная импровизация на тему безумных учёных.
  -И не искал, не поверишь.
  -А зря, ты у Севки с Танькой поищи, в коробках, - отец намекал на неорганизованность и лень младшего брата Димы с супругой, за год после ремонта не удосужившихся разобрать коробки с вещами. Такой пофигизм отцу был настолько поперёк души, что он доставал этой проблемой всех родных и друзей. - Наверняка завалялся десяток. Шнобелевку получишь, дачу, наконец, перестроим.
  Дача была второй больной темой.
  -Вот Севка пускай и получает, - по случаю больной головы остроумные ответы Мышу не сочинялись.
  -Я, собственно, чего звоню, - Перешел к делу отец, - Яму, помнишь, обещал?
  -А как же. Вырою, как договорились.
  -Машина у тебя бегает?
  -Стоит пока.
  -Ну, так приезжай на электричке в пятницу, я тебя у платформы заберу. В субботу шашлычок организуем.
  'Почему бы и нет. Надо отвлечься, я рехнусь тут с этими невидимыми гондонами!'
  -Приеду.
  -Давай, жду. Пока.
  -Пока.
  Мыш неловко, одной рукой, засунул телефон в карман джинсов, но не успел сделать и десятка шагов по коридору к радистам, как вдруг...
  -БЛЯДЬ!!!!!!! - даже для экспрессивной Светки это было слишком. Мыш сорвался назад в лабу, опасаясь, что со старшей сестрой случилось что-то весьма хреновое, типа кислоты на руки. Но Света внешне была вполне здорова, хотя о здравом уме и трезвой памяти, судя по злобным пинкам, которыми она награждала ни в чём не повинную стойку с приборами, не могло быть и речи. Дарья сидела у бака с поллитровой колбой сапфирово отсвечивающего медного купороса в руке, никак не реагируя на антиобщественное поведение сестры, и отрешенно улыбалась своим мыслям. На первом экране бесился зелёный график, то и дело выскакивая за верхнюю рамку монитора. Закинув пилу в угол, Мыш стремительно подогнал катающееся кресло, и, с немалым усилием оторвав аспирантку от её неодушевлённой жертвы, усадил на место.
  -Весело тут у вас, я смотрю, - на пороге стоял профессор Чекан собственной персоной.
  Дарья покивала деду, типа, здрасте.
  -Как в дурдоме у буйных, ага. Здравствуйте, Борис Викентьевич, - Мыш обмахивал уже немного успокоившуюся Светлану плоской пластмассовой упаковкой от какого-то прибора.
  График продолжал свои дикие танцы.
  -Что, опять?
  -Да. Я тут неравномерности по прошлым глюкам обсчитал. Это песец. Разница концентрации в тридцать раз в пределах миллиметра.
  -Дай я посмотрю.
  Мурлыкнул дашкин НТС, та вылетела в коридор общаться. Светлана поднялась из кресла.
  -Всё,- обречённо произнесла она, показывая на зелёную линию графика, свалившуюся вниз, к норме.
  -Успокоилась? - двусмысленно спросил профессор, подразумевая то ли Свету, то ли активность фильтра.
  -Всё нормально, - сдавленно ответила 'буйная'. Активность скромно промолчала, но окончательно утвердилась под положенной красной чертой теоретического предела.
  Чекан подошёл к установке и уставился в замершие лопасти крыльчатки.
  -А миксер почему выключен, так задумано?
  Исследователи переглянулись.
  -Это я тумблер зацепил, когда рельсы ставил,- виновато произнёс Дима.
  -Ну, ладно. Журнал-то вести не забываете?
  -Нет, конечно, он электронный, прямо на контроллере. Очень удобно, со ссылками. Фотки, видео вставляются. Каждый вечер резервируем,- Светлана окончательно пришла в себя.
  -Ну, так запишите, выключен миксер тогда-то. Как дети, чесслово...- профессор явно был не в духе, что и неудивительно,- Я на кафедру, буду через час. Света, завтра семинары, не забывай.
  Чекан удалился, по дороге поймав в коридоре Дашку и за что-то отчитав. Рыжая вернулась в лабу и начала, демонстративно стуча колбами, точно старая вредная бабка кастрюлями на кухне, доделывать порученную ей инвентаризацию реактивов. Улыбка с её лица исчезла. Светку и Мыша, впрочем, тоже жизнь не сильно радовала. Полчаса все молча занимались своими делами. Забивая названия веществ в колбах в экселевскую таблицу, Дарья добралась до верхней полки шкафа, на которой сиротливо стояла единственная большая коническая склянка.
  -Здесь не подписано! - сообщила она исследователям с таким вызовом, будто обнаружила на полке невручённый ей новогодний подарок. Содержимое безымянной колбы, впрочем, было тем ещё подарочком.
  -Олеум. Аккуратнее с ним, сюда поставь. И не пыхти, ради бога, без тебя тошно. Всё раскидала? - Светлана озабоченно крутила туфлю, пострадавшую от столкновения с прозой жизни в виде железной приборной стойки.
  -Да, - буркнула практикантка, снова усаживаясь перед баком.
  -Что, опять гипножабить будешь? Фильтр и так глючный, а ты в нём уже, небось, дырку проглядела! Поехали домой, мне к семинару готовиться надо, а у тебя предэкзамен по матану в пятницу. Два часа отработала, свободна! - Света одела многострадальную туфлю, и подошла к сестре.
  Та ничего не ответила. Только фарами своими зелёными хлопнула и тяжко вздохнула, мол, привязались к маленькому больному котёнку. Старшая набрала уже воздуха для фразы в смысле, что котёнок совершенно здоров, и уже совсем не мал... но промолчала. Было очевидно, что с рыжей творится что-то неладное. Вероятных причин, по светкиному мнению, могло быть две - безответная любовь или подростковая депрессия. Светлана на своём опыте знала, что последнее штука поганая, в таком возрасте это, как правило, не симуляция или с-жиру-бешенство. Впрочем, помятуя историю с аэростатом, и лирические переживания в исполнении Дарьи могли быть небезопасны. Не понимая, что творится с сестрой, старшая решила сменить тактику, надеясь на взаимную откровенность. Подвинув второй стул, Света присела рядом и обняла за плечи юную страдалицу.
  -Дарёнка, ну пошли домой! Вон Мыш какой злой, того гляди нас съест!
  Рыжая заулыбалась, как весеннее солнышко, но продолжала молчать.
  -Я... детей не ем... это в ... администрацию президента! - Пропыхтел Мыш, сдвигая ближе к баку недавнюю светкину жертву, стойку с приборами и бесперебойниками к ним.
  Сёстры без сомнения любили друг друга, но увидеть их не грызущимися было явлением столь же редким, как полное солнечное затмение. И не более продолжительным.
  -Да, поехали, - внезапно согласилась Дарья. Девушки распрощались с Мышом и ушли.
  Оставшись в философском одиночестве, Дима врубил музыку. Рандомник проигрывателя, словно чувствуя его настроение, вытолкнул из колонок злобный рёв Брюса Дикинсона, 'Общественную клизму номер раз'. Под эти чарующие звуки он продолжил анализировать сегодняшний глюк, и довольно быстро раскопал интересное. Никаких 'невидимых контрацептивов' сегодня растворе не было. На фильтр вышла плоская волна концентрации четко параллельная его плоскости, буквально в сотую долю секунды (а по меньшим промежуткам не было данных) накрывшая все узлы структуры, в максимуме семикратным превышением обычной крепости. Датчики точного и надёжного, а, главное, никак от фильтра не зависимого ИКСа, сдвинутые вплотную, до трех миллиметров от середины фильтра, это подтверждали. Системы во всём этом безумии, таким образом, никак не обнаруживалось.
  -Девчонки удрали? - задал риторический вопрос Борис Викентьевич, появляясь на пороге лаборатории,- Пойдём-ка покурим на балкон.
  Мыш не курил, вместо затяжек рассказывая профессору об отличиях сегодняшнего глюка от прошлых, показывал распечатки.
  -То есть, сегодня нас поимели по взрослому, без презервативов, - не сдержался Чекан.
  -Да уж. Натянули... сову на глобус.
  -А вы говорите коллайдер, хренайдер... тут в баке с рассолом такое творится. Ладно, что происходит, в общем понятно. Непонятно как. Нужна вторая установка, аналогичная. Проверяем другие солевые растворы, концентрации, в общем всё. Фильтр тут сбоку-припёку, по большому счёту он здесь и не нужен, но такую вкуснятину я никому не отдам, хотя нам и не по специальности, - Чекан хищно улыбался, предвкушая схватку с неведомыми силами природы. - С понедельника приступаем! Во вторник иономеры придут, я все по поставкам решил. Вот они будут до зарезу нужны, и много.
  -Завтра комплекты меняем?
  -Конечно, проверим другую пачку, даром что ли на испытание прислали? Ладно, давай за вторым баком на склад. Сам дотащишь?
  -А то. За завтра соберу. Да, кстати, мне кажется - фильтр во вторую надо поставить, в качестве пространственного измерителя, что ли... малыши нам полной картины не нарисуют, их мало, да и всюду не засунешь.
  -Здраво. И оригинально. Да, ты прав, благо образцов навалом прислали.
  Впрочем, до вечера больше ничего сделать не удалось. Зато в четверг с утра БВЧ с Мышом 'развели кроликов' по полной. Участие в парково-хозяйственном дне приняла и Дарья, мыла пол от пролитых ядовитостей, таскала всякие мелочи и даже собирала второй миксер. К вечеру в лабе было всё вымыто, расставлено по фэн-шую, фильтры в рабочем стенде были заменены, а у окна уже возвышалась полностью смонтированная вторая установка, ожидающая только мини-иономеров. Дашке не дали присесть ни на секунду, и ровно в три её выпинали домой 'уроки делать'. Запустив под вечер старый стенд, Мыш внимательно смотрел на монитор. Те же восемьдесят три процента, чуть подрагивающая горизонтальная линия. Ничего не случилось и в пятницу, кроме того, что Светка, по диминым таблицам, нарисовала трёхмерные 'портреты' неоднородностей, очень напоминающие помесь колбасных изделий с пространственным, похожим на обросшую матрёшку, грубым аналогом известного фрактала - множества Мандельбродта. Для понимания происходящего картинки ничего не прояснили, но послужили для мозгового штурма, выдвижения и разноса в пух и прах теорий, объясняющих чудеса в баке. Результатов штурм не дал, и выродился, после отбытия Чекана, в дикий гон на эротико-гидродинамические темы с участием, кроме присутствующих Светы и Мыша, ещё и Ромика по скайпу. Вовремя спохватившись, что обещал отцу быть в восемь уже на 'пл. 84 км', Мыш резво распрощался и скачками понёсся на остановку.
  Толкаясь в пятничной электричке, Дима неожиданно вспомнил, что засыпая в ночь со вторника на среду, поймал какую-то важную мысль, неуловимо связанную со странностями в растворе. Но, в момент, когда он попытался её снова отловить, получил сокрушительный удар в спину черенком лопаты от вооружённой огромной связкой садового инвентаря бабки. Та, естественно, извинилась, но мысль юркнула куда-то в дебри подсознания, и больше вылезать не желала. Произнеся про себя что-то близкое к малому петровскому загибу, Мыш перебрался к двери, и через остановку вышел на богом забытую платформу, у которой, кроме синей 'шахи' местных 'такси-до-города-недорого', стояла только одна машина - зелёный отцовский уазик. Глянул на часы - успел.
  Отбившийся от очередных 'иоффе' и 'бозоновхиггса', привезённый на дачу Мыш плотно поужинал и попил чаю с родителями, обсудил с ними все семейные новости и заранее разметил на земле под отцовским руководством 'проект ямы'. Когда родители стали укладываться спать, забрал в свою, стоящую на отшибе у края участка, бытовку постель, и сходил прогуляться до своего любимого места, излучины холодной родниковой речки. Примерно через час, вдоволь насладившись природой и одиночеством, Дима подошел обратно к дому. Небо уже начало темнеть, и на нём, между розовыми инверсионными следами, стали загораться первые звёзды.
  
  
  2. Небесная тригонометрия
  
  Приходит день, приходит час,
  Приходит миг, приходит срок -
  И рвётся связь.
  Кипит гранит, пылает лёд,
  И легкий пух сбивает с ног -
  Что за напасть?
  И зацветает трын-трава,
  И соловьём поёт сова,
  И даже тоненькую нить
  Не в состояньи разрубить
  Стальной клинок!
  
  из к\ф 'Обыкновенное чудо'
  
  18-19 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Отгадка пришла внезапно. Её безумию отдал бы должное сам старина Нильс Бор, она подкралась легко, как сон Менделеева, и треснула по башке не хуже яблока Ньютона. Случилось это, правда, не в саду, а в менее романтичном месте - дачном туалете, в своё время построенном Мышом лично, после прихода из армии. Ну, если уж быть совершенно точным, то озарение пришло, когда Дима, выйдя из темной кабинки, задрал голову вверх, к ещё бледному в начале двенадцатого ночи подмосковному небу. На нём загорелись редкие звёзды, пока только самые яркие. Прямо над головой светили три альфы: Вега, Денеб, Альтаир - огромный летний треугольник...
  ...Что-то царапнуло память, так, как царапает более острое, периферийное зрение вещь, находящаяся на пределе видимости, и не воспринимаемая пока прямым взглядом. Медленно и плавно, чтобы ненароком не вытряхнуть из головы долгожданную ассоциацию, Мыш переместился к рукомойнику.
  'Что зацепило? Звёзды? Нет. Созвездия? Нет. Летний треу...'
  Снова царапнуло, на этот раз сильнее.
  'Спасибо, звёздочки, вы тут не причём. ТРЕУГОЛЬНИК. Так, какое отношение треугольник имеет к чудесам в растворе?'
  Внутренний ютуб запустился сразу. Прошлая пятница, лаборатория, над дверью зелёные цифры 'Электроники-7', найденной в строительном мусоре и любовно восстановленной Ромиком, известным любителем советского винтажа: 15.34. Дарья сидит, уткнувшись взглядом в бак...
  -Тут золото, да?
  -В составе иона, конечно. Цианоаурат натрия, комплексная соль. Ядовитый, что мама не горюй.
  -ЗОЛОТЫЕ РЫБКИ В МОРЕ СИНИХ ТРЕУГОЛЬНИЧКОВ...
  Так. Стоп! Собачий бред и мистика. Но...
  ...Просто глюк начался именно в 15.34. Мыш даже напечатал себе графики всех трёх чудес, а хронологию уже наизусть помнил.
  ' ...И та, локальная проблема на одном узле... как раз это рыжее чудо в бак начало пялиться, где-то 15.10'
   Видеопамять тут же показала ещё одну картинку. Среда этой недели, начинается глюк, Светка бесится, входит БВЧ, нежно мурлычет дашкин Харьковский Тракторный, рыжий вихрь уносится за дверь общаться, и сразу же сникают зелёные зигзаги активности фильтра на первом мониторе, послушно сползая под положенный предел.
  Мыш неожиданно обнаружил, что даже полностью проговорить свою догадку вслух, находясь в полном одиночестве он не может, настолько дико это звучало.
  ' Кстати... надо бы рассчитать как должна выравниваться концентрация... Волна была плоской, там считать нечего...кстати , мог бы в пятницу прямо на контроллере прикинуть, вместо раскрытия темы сравнительной гидродинамики сисек с молодёжью... так, реальная кривая есть, надо только перенести в масштабе на миллиметровку...'
  Мыш вымыл руки и отправился в бытовку, где лежала пачка старых календарей, еще бабушкой в своё время зачем-то завёрнутая в миллиметровку, его разум вцепился в чудовищную догадку, как бульдог.
  'Если спад в среду - простая диффузия после снятия некоего... внешнего воздействия... ладно. А считать-то сейчас на чём?'
  Но история с ромиковыми часами вдруг напомнила, что есть на чём: те же годы, и тот же бренд. Программируемый калькулятор 'Электроника МК-61' 1987 года выпуска, лежащий с прочим электронным хламом разных поколений в ящике под старой тахтой на летней веранде. Заскочив в два прыжка на террасу, Мыш засунул руку под тахту и вытянул ящик. Есть! Калькулятор в оранжевом кожзамовом чехле, и угловатый блок питания. Действуя на автомате, Дима продолжал напряжённо размышлять.
  ...Как выглядит молекула воды, теоретически Дарья могла знать. Хотя для объектов таких размеров слово 'выглядит' вообще бессмысленно, конечно. Конфигурацию аниона, кислотного остатка, - видимо тоже, правда, с какого-то ракурса он действительно похож на головастую рыбёшку, в своё время как раз с выращиванием фильтр-каналов мучались, запомнилось. Но в открытых источниках, сети, этого не было, вообще. Узнала у сестры? Теоретически могла... но никогда ведь этим она не увлекалась. Про цианоаурат она в пятницу в первый раз и услышала. Так играть? Но зачем, а, главное, чудес в баке даже извратная и бессмысленная мистификация, задумай её рыжая на самом деле, никак не объясняет... кроме...
  ...Но тогда вопрос - что со вторником. В понедельник и пятницу глюков не было - и Дарьи вблизи установки тоже! В четверг установка не работала, остаётся вторник. Это нетрудно узнать, Светка была в лабе и проворонила чудо. Была ли рыжая на практике в этот день? Но прежде, чем пугать людей на ночь глядя...надо бы посчитать.
  Мыш опасался, что калькулятор просто не включится, но Древний Имперский Вычислитель, как обрадовавшись, что кому-то еще нужен, приветливо показал зелёный нолик.
  'Умели же делать...'
  Вспомнив странные заклинания-операнды обратной польской логики, Дима составил программу, карандашом записав её на полях графика. Зная характеристики раствора, а их Мыш, после недели чудес, помнил наизусть, это было не биномом Ньютона. Так, Ф-прг, погнали, 18 шагов, Ф-авт, в-о, контрольный пример. Бьётся. Теперь пять точек по времени. Есть. Уже сейчас, без масштабирования, Мыш видел, что всё совпадает, но не поленился, и, воспользовавшись вместо лекала какой-то гибкой стяжкой, тщательно перенёс масштабированный график спада последнего глюка с распечатки на ту же миллиметровку. Расчитанные точки легли на график идеально, расхождение вписывалось в допустимою погрешность, которую Дима тоже педантично проверил. Как будто неведомая сила прижала плоской ладонью к фильтру 'золотых рыбок', а потом разом исчезла...Неведомая?! Мыш выключил 'шестьдесят первого', благодарно погладил пальцами чёрный корпус. Вернулась та странная мысль, выбитая бабкиной лопатой в электричке. Это была не догадка или ассоциация, а скорее картинка, навеянная полусонными размышлениями о Советском Союзе, аниме и зимнем споре с Неоновым: Дарья на фоне бака с золотым раствором, левая ладонь - на наклеенном фирменном полупрозрачном лейбле со схематически изображённой молекулой чего-то...всё в строку.
  'Вторник. Если рыжая была во вторник... есть повод для разговора...'
  Мыш глянул на часы. Все его действия, начиная с сумасшедшей догадки, заняли чуть больше получаса, но Диме показалось, что он заново прожил всю последнюю неделю.
  '23.47, далеко за гранью для звонка в приличном обществе, ну так кто нас назвал приличным, ага. Но если подтвердится, то...'
  Настроение у Мыша ухнуло вниз, как пресловутый график. Отец неприезды или удирания сыновей с дачи воспринимал как предательство, да и матери тоже это нож острый...ну да ладно. Секунду помедлив, Дима набрал светкин номер, отгоняя неуместные высокопарные мысли о конфликте долга и совести.
  -Да? - Света была несколько удивлена, вроде совсем недавно расстались, и обсуждать уже было нечего.
  -Привет снова. Там Дашки рядом нет?
  -Пошла к Могиле модуль гонять,- жутковато звучащая фраза Светланы объяснялась вполне невинно, Дарья была у соседки-ролевички. Аня Могила, дашкина подруга и ровесница, жила через два подъезда в их же доме в Курчатово, и, пользуясь отъездом родителей на дачу, устроила тур квартирной ролевой игры. - В час придет. Нафига она тебе сейчас, опять накосячила чего?
  Мыш глубоко вздохнул. Сейчас он отрезал себе пути назад, после того, что он собирался сказать, его перестали бы считать нормальным все, включая ближайших друзей и коллег.
  -Нее, я как раз чтобы она не слышала. Скажи, она во вторник у нас практиковала?
  -Была, с десяти до часу, потом у неё пары были...так что натворила-то? - Уже всерьёз забеспокоилась старшая сестра.
   - В общем, я тут такое нарыл... по нашим чудесам...ну , это с ней связано... но она не виновата. Ну, в общем, надо встретиться...
  -Ну...мы завтра к одиннадцати в 'лошан' едем, я , Джа и Рыжик. Хочешь, подходи. Я их отправлю шопиться, и поговорим у входа. Хоть чуть-чуть намекни, в чём дело, я ж тут кипятком описаюсь...
  -Понимаешь, это не по телефону, совсем. Потерпи, и ей вида не подай,- До Мыша вдруг как-то разом дошло, что дело не просто серьёзное. Если есть хоть одно 'нано' вероятности, что их услышат чужие люди...
  'Если я прав, то самое серьёзное в человеческой истории. После мировой революции. Неолитической.'
  -Ого! Ладно, жду, - Света тоже прониклась. 'Пугать детей' было совершенно не в мышином характере,- До завтра.
  Пока всё подтверждалось. Мышу оставалось самое неприятное - сообщить родителям о срочном отъезде. Мама уже заснула, отцу он приподнёс чистую правду в своё оправдание, просто сдвинутую на три недели - пожар в лаборатории, реально случившийся в конце апреля.
  -Пап, я яму с утра выкопаю, и уеду, на восемь-двадцать. К вечеру вернусь, еще на шашлык успею, вы готовьте.- Мыш не очень сам верил в свои слова, это было 'как пойдёт'.
  -Ну...ладно. Приезжай, - Отец явно ему не поверил: то ли в пожар, то ли в то, что сын вернётся, - Спокойной ночи.
  Мыш вышел на дорожку к бытовке, чувствуя себя морально опущенным.
  'Вот почему так, всегда...ну я инфантил, понятно. Старый, матёрый. Дух со стажем...Понятно, наврал. Нда, а как здесь правду-то скажешь, если сам этот бред придумал и людей пугаю...тьфу!'
  Будильник в сотовом Дима, оценив трудозатраты на яму, поставил на 4.30, спать оставалось чуть больше четырёх часов, но заснуть после такого... тем не менее, вопреки его опасению, взбудораженное сознание достаточно легко отключилось, отомстив лишь под утро чудовищной эротической фантасмагорией, - почему-то со Светкой в главной роли. Вырубив мерзко попискивающий сотовый, Мыш, не отвлекаясь на сновиденческие психоанализы, вышел в сырой предрассветный туман, клочьями висящий вдоль дачных строений, по пояс облился ледяной водой, брутально хекнув, размялся и приступил. Монотонный физический труд интересен тем, что не занимает практически никакого 'машинного времени' мозга, и не мешает думать об отвлечённых материях. Впрочем, за два с лишним часа работы без единого перерыва (Мыш вкалывал, как будто этим извиняясь перед родителями) никаких теорий на тему, каким образом... ну, в общем, понятно... без разрушения основ всей науки, начиная со школьных истин, не построилось. И только закончив свою работу, укрепив края ямы, вымывшись и переодевшись, Дима, прикрывая дверь бытовки, чтобы отправиться в получасовой поход до платформы, решился высказать свою догадку вслух, словно какую-то странную присягу.
  -Дарья Чекан каким-то образом видит или чувствует отдельные молекулы и ионы, и может влиять на их движение.
  Мир не рухнул, не пошёл трещинами. Разогнав туман, светило блестящее весеннее солнце, всё было на своих местах, и даже электричка пришла минута в минуту, пустая и гулкая. И 'активная затычка' от воплей вагонных коробейников, эмпеплейер, остался не удел. Уже подъезжая к платформе, стоящей вплотную к МКАДу, откуда он намеревался пешком добраться до 'Ашана', Мыш неожиданно вспомнил странную, аутичную дашкину улыбку в среду, когда Светка бесилась и пинала стойку, и обозлился.
  'Всё эта... ведьма-практикантка к среде уже поняла. Игралась с нами...ну, погоди у меня. Хотя, собственно, что 'погоди'? Если сегодня она пойдёт в отрицалово - всё. Викентич, конечно, мужик широких взглядов, чудес не боится, даже наоборот ищет... но, с такой 'теорией' про собственную паранормальную внучку он мне первый санитаров вызовет. За меня объективно лишь то, что таких странностей раньше никто и никогда, по открытым источникам, не наблюдал. Дашка сейчас 'закуклится', про воспроизведение этих чудес можно будет забыть. С одной стороны хорошо - фильтры доведём без проблем, тему закроем... но...через неделю у неё практика закончится, и Чекан сам будет беситься, не находя объяснения, что это было и куда делось...'
  Мыш понял, что подходя всё ближе к месту встречи, начинает испытывать страх. Страх, сродни тому, что испытывает человек, идущий к врачу-онкологу, например. Даже хуже. Сегодня он выслушает приговор не себе, а вообще всему сущему.
  '...Так, наверное, становятся религиозными маньяками, над которыми мы смехуёмся на досуге. А ведь всё не так просто. Мы, умники, без труда объясняем то, от чего у ребят с аула крыша едет. Умники, говорите? Хотели пати? Вот вам, нате! Вселенная вам какбэ намекает, что не хрена вы о ней не знаете...'
  Выйдя на огромную и пока почти пустую стоянку гипермаркетного комплекса, Дима испытал невероятное желание зашвырнуть прихваченные с собой графики и расчёты в канаву, объяснить Светке, что ошибся, не раскрывая сути, и свалить назад на дачу, жрать шашлык, пить водку, залезть в ледяную речку, простудиться и заболеть на неделю. Не ходить на работу, валяться дома, попивая чай с малиной.
  'Не пойдёт. Если уж залез на десятиметровую вышку - прыгай. Не для зевак вокруг - для себя'
  Погода портилась, солнце макнулось в серую пелену и в ней завязло. Мир, как на самом деле ощутив метафизическую пробоину в своей ткани, терял краски, серел, будто лицо раненого, исходящего кровью.
  'Романтичненько. Рагнарёк, блин. Что я еще могу предъявить? А ничего. Никаких паранормальных явлений, подтверждённых строгими научными опытами, никто не зафиксировал. А тут еще не банальный медийный полтергейст с летающими утюгами, а вообще черт знает что...чёрт, наверное, знает, да поди его спроси... кстати, полтергейст - как раз спутник девочек в пубертате, по тем самым попсовым 'исследованиям', на которые эти... 'охотники за приведениями' простейшие градусник и барометр притащить забывали. Впрочем, они же упоминали, что у тех 'носительниц' сплошь детские травмы и болячки, а Дашка, судя по переплытому в тринадцать лет Керченскому проливу и ещё куче подвигов, здоровее космонавтов, даже сопливой её ни разу не видел. Она, конечно, рыжая и зеленоглазая, и, по устоявшемуся мнению, это 'ведьмачий' фенотип, неспроста же в народ пошло... работают ведь народные приметы... да, той ещё 'научности' аргумент, конечно, в самый раз для инквизиции века так шестнадцатого...'
  Дойдя до дверей 'Ашана', Мыш уселся на пирамиду корзин, и стал ждать. Светкин 'Гольф' подъехал минут десять двенадцатого. Дима невольно залюбовался: Света с Игорем, высоким, неформального вида парнем, старше её на два года, действительно смотрелись. Джа, как его называли, в черных брюках и кожаной жилетке, с 'хвостом', придерживал свою 'почти жену' под локоть. Светлана, в своей любимой джинсовке, что-то, полуобернувшись, говорила младшей сестре. Все прибывшие подошли к двери.
  -Привет, - буркнула сонная Дашка, проскакивая в храм потребления, и остановилась у входа.
  Мыш пожал руку Игорю.
  -Вы закупайтесь по списку, я подойду, - Светлана, по видимому, уже сказала спутникам, что приедет Мыш по делам, во всяком случае Джа с рыжей, отыскав в дашкиной сумке список, без лишних расспросов удалились вглубь огромного магазина.
  -Что случилось? Секреты какие-то...
  Мыш снова вздохнул. Достал бумаги. Отошёл к вентиляционной тумбе.
  -Смотри. Я не знаю, как это описать. Когда глюки начались, ты помнишь, Дашка что сказала?
  -Какие-то рыбы...бредятина, короче. Причём тут эта фигня?
  -Золотые рыбки в море синих треугольничков. Ты веришь, что она форму молекул воды знает? Но это ладно, а ионов соли? А теперь смотри сюда. Это начало пятничного глюка. Помнишь, я тебе предглючок на одном узле показывал?
  -Даа...- Светлана сделала невольный шаг назад, с опаской поглядывая на Мыша.
  -Теперь смотри сюда. Последний глюк в среду. Ты помнишь, как он кончился?- Мыш улыбнулся.- Нет, ничего я не курил. Не пил и колёс не глотал. И справка у меня есть. Что не.
  -Я истерила...
  -Да, я тебя усадил в кресло, и...
  -Дед пришёл?
  -Да, а у рыжей телефон зазвонил и она в коридор улизнула. Вот этот момент на графике, до секунды. Падение - обычная диффузия, я рассчитал вчера, вот. Всегда чудеса на установке были, когда Дарья сидела без дела у бака. Ни разу не глючило, когда её не было в лабе. Она знает вещь, которую знают только узкие спецы, и которой нет в сети. Ты же ей про рыбок не говорила?
  -Нет. Ты хочешь сказать, что она...
  -Что вижу, то пою. У тебя альтернативные теории есть?
  -Но... это же песец. Толстый биполярный. Паранормальщина. Я с этим фэнтези к деду не пойду, он меня ссаной тряпкой погонит.
  -Не надо ходить к деду. Надо развести Дашку на поговорить. Никогда не поверю, что ребёнок не хочет поделиться своими тайнами. Она уже неделю смурная, как раз после начала практики на установке. И еще вот что. Надо как-то взять с неё обещание молчать. Дело серьёзное, сама понимаешь. Даже намёка на такие её способности хватит, чтобы нам всем без башки остаться.
  -Ты комиксов не перечитал на ночь?
  -Не смешно. Я тебе сейчас не комиксы показывал. В любом случае, в первую очередь - поговорить.
  -Поехали с нами. Машина тесная, но утрамбуемся. Заодно поможешь выгрузиться. Я Рыжика придержу на полчаса, поговорим. Знаешь, никогда бы не подумала... Я пойду на кассу, чтобы мои поциенты там слона не купили...
  -Я помогу отнести.
  По дороге в Курчатово молчали так, что, наверное, родилось целое управление внутренних дел. Джа сосредоточенно рулил, удерживая старую перегруженную машину на трассе, Дарья, пять минут погадав, что было надо Мышу, снова уснула, закопавшись в упаковки бумажных полотенец - сказался ночной 'могильный' модуль. Светлана переваривала дикую догадку коллеги и колебалась между желаниями: допросить сестрёнку по канону 'Молота ведьм' или вызвать Мышу доброго доктора с крепкими медбратьями. Сам же Дима, уже изрядно подустав от мировых философских проблем, вернулся к околородительской рефлексии. Всё же, когда родители-пенсионеры зовут взрослых сыновей на дачу, они от них не вырытой ямы жаждут, которую любой узбек, со стройки рядом, выроет за те же два часа и смешные пятьсот рублей. Им хочется видеть своё продолжение, вошедшее в силу, здоровое, весело ржущее и рассказывающее всякие не очень понятные им истории из невидимой ими жизни...и зов далёких галактик в этом случае - отмазка не лучше, чем банальная головная боль или срочный ремонт на балконе...
  По приезду выгрузили всё в один заход. Дарья, естественно, тут же попыталась удрать 'по делам', но была схвачена и... ещё раз схвачена. Родной сестрой, прямо за рыжий хвост.
  -Полчаса, и на свободу с чистой совестью.- Светлана пихнула свёрток на антресоли и спрыгнула с табуретки.
  Говорить решили в парке, в трех минутах ходьбы от квартиры сестёр. Когда Мыш с девушками спускался в лифте, он, общаясь со Светланой на отвлечённую тему (покупку новой машины), внимательно, в рекламное зеркало, наблюдал за младшей, по-видимому, перебиравшей в голове свои прегрешения, достаточные до того, чтобы в выходной заявился для серьёзного разговора обычно крайне снисходительный ко всем её выходкам Дима. Ничего не припомнив, рыжая приняла гордый вид подпольщицы, ведомой на расстрел сатрапами, и, дойдя до первой скамейки парка, экспрессивно шлёпнулась на неё задом.
  -Ну?
  -Дарья, когда ты в пятницу сказала 'золотые рыбки в море синих треугольничков', что это значило?
  -Я...я не хотела...- рыжая явно не ожидала захода с этой стороны
  -Значит, золотых рыбок подталкивать к фильтру не хотела, чтобы посмотреть, как он их забавно хавает, - Лицо Мыша стало злым и жестким, он вдруг всё понял до конца: девчонка просто игралась, пользуясь своей странной силой, и разглядывая недоступный другим мир. - И лыбу давить не хотела, когда сестра с ума чуть не сошла? Смайлик сам нарисовался? Рафик совсем невиноватый был, да?
  Дашка испугалась. Испугалась сильно, веснушки на бледном носу стали контрастно-чёрными, и без того огромные глаза сделались в точности мультяшными индикаторами, на которых можно было все мысли прочесть - и не мудрено, таким она Мыша никогда не видела. Дима выбрал короткую паузу. И безжалостно ударил по дашкиным страхам, сформированным масскультурой даже у умнейших из современных подростков.
  -Светлана, пересядь и успокой сестру. Она не знала о силе, которой обладает, - пафосно и официально.
  Света удивлённо взглянула на Мыша, мол, ты что несёшь, но...
  -Я ...правда не хотела... когда в пятницу всё включили... я провалилась... потом испугалась, что умираю...а потом стала всё видеть...ну...не видеть а ...это как потрогать, но не рукой, а ну..всем воздухом...я была везде... ну далеко... видела все, как конструктор или три-дэ модели...- Дарья закрыла руками лицо, - я не хотела...правда...
  -То есть, ты на самом деле это всё устроила?! - подсевшая к сестре на лавочку, Светлана чуть не подавилась от возмущения.
  Мыш снова молчал, успокаиваясь. Пугать девчонку по расхожей методике 'момента истины' было жестоко, и, в общем, несправедливо, но понять случившееся было необходимо, а без её сотрудничества - совершенно невозможно.
  -Дарья, я хочу попросить у тебя прощения. То, что ты нас неделю дурила, это нехорошо, конечно. Но ты сейчас могла подумать, что мы знаем природу твоих способностей, просто это настолько запретная тема, что её даже обсуждать нельзя. Я сознательно тебя напугал, чтобы ты сказала правду.
  Дарья растерянно убрала ладони с лица.
  Так вот, - продолжил Мыш, - Нет никаких запретов. Нет тайных орденов и инквизиции. Природу твоих способностей никто из нас не понимает. Ты, небось, уже пытки и костёр вообразила?
  -Я - так точно, - ворчливо бросила Светлана.
  Несостоявшаяся жертва аутодафе, счастливо заулыбавшись, прижалась к старшей сестре.
  -Так, с извинениями разобрались. Теперь давайте по порядку. Нам нужно понять, когда, каким образом и какой природу силу ты приобрела. Помогать будешь?
  Рыжая энергично кивнула, ей явно импонировало, что с ней говорят как с равной.
  -Я правильно понял, что всё началось в лабе в прошлую пятницу?
  -Да. Когда Рома уехал, а ты пошёл за принтером. Светка включила как-то эту штуку с турбиной... миксер, сказала, что запускаем, загрузила плоский комп в стойке, контроллер. Еще сказала, что тебя за смертью посылать, всё сами запустим... я посмотрела в бак, вообразила структуру, про которую ты рассказывал, и... не знаю, как объяснить! - Дарья страдальчески зажмурилась.
  -Ладно. Я понимаю так. Ты ...инициировалась, вошла в резонанс, правда, неясно чего с чем, но пока и неважно...где-то между без десяти три и тремя. В пятнадцать-десять ты освоилась, перестала бояться и обнаружила, что можешь как-то влиять на увиденный микромир. Правильно?
  -Да. Я ... как бы чувствовала всё вокруг. Далеко, весь универ, дороги, дома, машины. Не видела, а ... ну как бы всё это внутри меня. И я видела из чего всё сделано... как из 'лего', что ли, только не квадратного...бетон, разные сорта этих деталек, железки в нём...
  -Арматура?
  -Ребристые такие железяки длинные, внутри стен. Все это живёт, движется, колеблется... как сердце.
  Мыш вдруг догадался, что Дарья и людей вокруг неизбежно ощущала в виде конструктора из молекул. Ему стало неприятно. Как в душе с прозрачными стенками.
  -Хорошо. А почему именно с фильтрами ты стала забавляться?
  -Ты же сам сказал. Прикольно. На всякие другие штуки трубки забивают, а как рыбка в неё уткнётся - кусь! - с трогательной непосредственностью сообщила рыжая. - Я их... как бы прошу, они ...переворачиваются, что ли, или наизнанку выворачиваются. Как носок. И плывут, куда я хочу.
  -Постой, - влезла Света. - Ты так единичных 'рыбок' заворачивала, а ведь даже в таком в растворе их немерянные квадрильёны в секунду фильтруются...
  -Ну, это как...
  -Горстью песок сыпать? - помог Мыш.
  -Вот, точно! Я как бы камерой 'отъезжаю'. Но могу и один ...ион по баку водить из угла в угол. Если захочу.
  -Интересно... а когда ты поняла, что воздействуешь на показатели, которые мы мониторим?
  -Сразу, но до среды сомневалась.
  -То есть, в пятницу сперва потренировалась на одиночных рыбках, потом сыпанула горстью в один узел - ничего не случилось, и ты, типа, взяла лопату?
  -Типа, да.- Дарья яростно дергала свой 'хвост', в котором застряли какие-то пушинки.
   Погода, тем временем, окончательно испортилась, над головой повисла унылая свинцовая кастрюля обложной низкой облачности, угрожающая в любой момент пролиться дождём.
  -Во вторник,- продолжила младшая,- я еще поигралась, а когда в среду вы сказали, что опять был глюк, я решила приколоться.
  -Надо мной? - злобно ощерилась Светка,- Урою нафиг! Ведьма рыжая!
  -Ээ...хватит уже средневековья. По хронологии понятно.- Мыш бесцельно вытащил из кармана цепочку с ключами, крутанул на пальце. - Хорошо, ты, когда приходила в лабу, как бы подключалась каждый раз? И тебе для этого именно установка нужна?
  -Даа...- несколько неуверенно протянула 'ведьма рыжая'.
  -А...- Мыш закусил губу,- Сейчас ты включиться не можешь? Просто, без всякой техники? Синие треугольнички, там, увидеть? Вокруг нас.
  Дарья прикрыла глаза, повисла тяжёлая, вязкая пауза. Дима почувствовал нарастающую волну неадеквата, словно они все играли в какую-то бессмысленную игру.
  -Чувствую, - просто сообщила рыжая, - только вокруг их совсем мало. В основном какие-то бейсбольные мячи, как бы... это ... если треугольники - вода, то ... кислород и азот, да?!! Ой...
  -Это она нас насквозь увидела, - с ледяным спокойствием прокомментировал Мыш.
  -И себя...- растерянно добавила Даша.
  -Подозреваю, что зрелище в целом неаппетитное. То есть можешь и без железа подключаться. Отлично, играем дальше. Ощущай воздух вокруг. Что там ещё есть, кроме бейсбольного инвентаря и треуголок?
  -Есть ещё круглые какие-то штуки, много. И другие, какие-то сложные, по чуть-чуть.- Продолжала сидеть с закрытыми глазами рыжая.
  -Аргон. И примеси, каждой твари по паре. Так, понятно. А далеко ты всё видишь?
  -До магазина стройматериалов, а с другой стороны до поворота на Долгопу, где старая остановка. Дальше всё сразу расплывается.
  -Так.- Светлана выудила смартфон, выбрала приложение. - Смотри, мы тут, вот 'Самоделкин', вот павильон.- До магазина семьсот двадцать метров, до остановки шестьсот восемьдесят...
  - Забор у магазина вижу, а арменовские лотки уже нет. - Дашка открыла глаза. - А на шоссе вижу ровно по второй блок. Автобус там едет, из Долгопы к нам. Леонидовна кота везёт, от ветеринара...
  Помолчали минуту, переваривая произошедшее. В проёме отсутствующего блока забора, служившим входом в лес, неторопливо проехал бело-зелёный рейсовый ЛиАЗ.
  -Погоды стоят предсказанные, - для никого произнёс Мыш.
  -Так, радиус действия - семьсот пятнадцать метров. Точненько. То есть - одна сверхспособность выявлена, суперзрение. Неплохо. - Света положила телефон на скамейку. - А вниз? Или вверх?
  -Ну, там то же, круглое лего. Только всё на месте стоит и как бы дышит, я говорила. Вот там, - показала рукой Даша, - трубы. Железные, неглубоко. Треугольнички в них. Двигаются. Я потом разберусь во всех этих штуках, это же химия, да? Вверх - один воздух...
  -И физика. Молекулярная, а может быть и ядерная...- Мыш улыбнулся. - Знания - сила, для тебя теперь в прямом смысле. - А вот попросить молекулы газов подвинуться можешь? Чуть-чуть, на метр...
  -В воздухе? Я попробую, а куда?
  -Да куда угодно, влево например. От забора...
  БАММ!!!
  Света схватилась за уши, Дарья вскочила со скамейки. Мыш остался философски недвижим, по-видимому исчерпав сегодняшний лимит удивления.
  -Я не нарочно!
  -Верю. Ну, что же, Гермиона, давай дневник. Пять за 'бомбардо'.
  Пятёрку рыжая, несомненно, заслужила. Бетонная секция забора, справа от входа, лежала на земле, расколотая на три куска, выставив наружу арматурные рёбра, следующая за ней покосилась. Звук был не хуже, чем от взрыва гранаты подствольника.
  Дима тоже поднялся.
  -Пока нами не заинтересовались полицаи, предлагаю, - Мыш кивнул на начало лесной тропы, - уйти в партизаны. По понятным причинам наша версия событий будет для органов слишком экзотической. Ты контролируй окрестность, никто нас не видел, я надеюсь?
  -Нет. У поворота Хорват с Анькой на великах катаются, на турнике мужик какой-то... все далеко.
  'Партизаны' углубились в лес. Тропа была нахоженной и широкой, и валежника на ней почти не было. Дарья шла, как контуженная, держась правой ладонью за щеку.
  -Получается, она изменяет по желанию направление движения молекул, - обратилась к Мышу Светлана,- как от несуществующей стенки отражает. Может отбирать сорта молекул, атомов... то есть законы сохранения, ньютоновы законы, начала термодинамики идут лесом... вся база.
  -Как такое существо называть? - отозвался Дима,- Что-то вертится на языке, склероз, аднака...
  -Фея Максвелла. По аналогии,- придумала Света,- Она же как-то управляет этими триллиардами частиц, у человека в голове быстродействия и количества нейронных цепей напрямую этого делать не хватит, даже если о 'приводе на физику' не думать. Значит, есть какие-то посредники для, так сказать, пакетных операций, те самые демоны Максвелла...
  -Ага, заведующие входом и выходом...
  -Какими?!
  -Классику читать надо... 'Понедельник начинается в субботу'.
  -Ааа, - протянула Светлана, потрепав рыжую по голове. - Ну, теперь уж это точно про нас. Феечка, блин!
  -Я?
  -Лампа от буя! - срубила заруливающий пафос старшая сестра, - скажи, а поаккуратнее можешь молекулы попросить подвинуться? Чтобы без жертв и разрушений?
  Дарья остановилась. Они были на небольшой поляне, с трёх сторон был густой ельник, тропинка, изогнувшись, как бы отчёркивала лиственный лес от хвойного.
  Резкий порыв ветра пронёсся вдоль тропинки, закидав всех старыми сухими иголками и мелкими сучками.
  -Впечатляет!- весело произнёс Мыш, отряхивая куртку от лесного мусора. Света его веселья не разделила, протирая платком глаз, куда попал мелкий кусочек коры. - А вот если... строго в заданную поверхность избыток давления приложить?
  -Это как?
  -Ну, смотри. Я ставлю ладонь. Ты все молекулы воздуха, что рядом, утыкаешь в неё.- Мыш протянул руку с поднятой ладонью. - Нафига нам ураганы, правильно? Просто дай избыток давления строго в выбранную поверхность, и ни молекулы мимо.
  -Сейчас попробую. - Дарья снова прищурилась.
  -А зачем ты глаза закрываешь?
  -Ну, это, как одновременно два телика смотреть. Неудобно, путаюсь.
  В ладонь Диме ощутимо упёрлась мягкая подушка.
  -Сильнее!
  Теперь в эту подушку, как показалось исследователю, на полном ходу электричка врезалась. Рука сложилась перочинным ножиком, Мыш резко отшатнулся назад.
  -Это от души... поняла, зачем я тебя это попросил сделать?
  -Я... могу вещи двигать, да?
  -Да, умничка. Ииии? Ещёёёё? - протянул Дима,- Я что, у девочек-волшебниц преподаю на полставки? Думай, Сейлормун, в жизни пригодится.
  -Я не Сейлормун, - презрительно фыркнула рыжая, - И мне не семь лет.
  -Скорее, кузькина мать, - вступила сидящая на пеньке Света, - а я вот уже догадалась. Подсказываю. Атмосферное давление - десять ньютонов на квадратный сантиметр. Твой вес - что-то вроде шестисот.
  -Я что, летать могу?! - Дарья глядела на исследователей как на умалишённых.
  -Ну, в ладонь ты мне шарахнула минимум на полторы тысячи, учитывая, что от груди я сто десять кило жму, на силу это тысяча сто, примерно. Сама весишь меньше шестисот. Прилагаешь силу ты не от своего тела, стало быть эпик фейл имени барона Мюнхгаузена, не договорившегося со стариком Изей, тебе не грозит. И?
  Рыжая еще раз диковато сверкнула глазищами, словно только что поняла происходящее. Потом ломаной, вихляющейся походкой пересекла поляну, Мыш отметил, что она примеривается к своему весу и центру тяжести, чтобы просто не перевернуться. Остановилась. Странно, как от неосязаемого другими сильного ветра шатнулась, раскинула руки, и плавно, будто поднимаясь со дна несуществующего бассейна, оттянув мыски, взлетела вверх примерно на полметра. Светлана одобряюще улыбнулась, Дима смотрел на невероятное зрелище мрачновато-напряжённо, опасаясь, что рыжее чудо испугается, потеряет контроль над своими 'демонами' и больно шлёпнется.
  -Ну, и что ты зависла, как винда? - Раздался задорный голос старшей сестры. - Давай! Вперёд и вверх, в божественных ветрах...
  Мыш открыл было рот, чтобы напомнить о технике безопасности, ну и заодно о том прозаическом факте, что они не в тайге, и последствия того, что посторонние люди увидят ТАКОЕ, могут быть, как обтекаемо выражаются политики, дабы не кликать зря северного пушистого, непредсказуемыми.
  Но было уже, конечно, поздно. С восторженным визгом Дарья взмыла в небо, буквально за десять секунд уменьшившись до оранжево-чёрной точки, а потом и вовсе пропала в серой мгле.
  Дима вдруг вспомнил чёрно-белый снимок тридцать лохматого года: стоящие на поляне испытатели, только что успешно запустившие какую-то примитивную ракету. И, хрюкнув под нос, еле подавил смеховой припадок, настолько нелепо всё это ассоциировалось.
  -Где бы ты ни был...- снова в пространство произнёс он.
  -Что?
  -Рассказ такой. Фантастический.
  -Знаешь, я когда слышу людей лет на десять меня старше, кажется, что вы все инопланетяне. Язык русский, все слова знаю, а смысла понять не могу.
  -Потому что эра сменилась. У нас были книги. В них инфу было искать медленнее и сложнее, зато по дороге массу всего ещё узнаёшь. У вас - сеть, там всё сразу можно найти, вы резче и конкретнее, а в эрудиции провалились. Рассказ я этот случайно прочёл в девять лет, когда в сборнике фантастики искал про космос всякое. Кстати, это одна из лучших философских вещей про суперспособности.
  -И что теперь делать-то? - опустошённо проговорила Светлана, - Деду что говорить будем?
  -А я не знаю. Да и ладно 'деду'. Ты понимаешь, что вообще произошло?! Всей современной наукой можно будет с чистой совестью подтереться. 'Дети, запишите формулировку второго начала термодинамики. В замкнутой системе энтропия всегда нарастает. Этот фундаментальный закон природы ,исполняется везде, кроме текущих окрестностей радиусом семьсот пятнадцать метров гражданки Чекан Дарьи Владимировны, 1996 года рождения, номер паспорта такой-то'. Тьфу!
  -Но...ведь это новые принципы. Значит, есть, что узнавать. Да и любимому дедову 'тупику физики' тоже песец!
  -Ага. Тупику точно песец, стены снесены нахрен, иди куда хошь. Это уже даже не ка-эм или теория относительности в своё время, тут всё под ноль. Да и ладно! Ну, Дарья, зажгла!
  Зазвонил светкин сотовый.
  -Тут сыро и туман какой-то, и земли не чувствую уже. Не видно ничего. И уши очень болят, - как-то по-детски нажаловалась сестре новоявленная волшебница.
  -Это не туман, а облака. Земли ты не чувствуешь, потому что выше семисот метров забралась. А уши болят, потому что барометрическую формулу надо было в школе учить, и не взлетать, как зенитная ракета. Так что спускаться будешь, аккуратно выровняй давление вокруг себя, ты это можешь, я в тебя верю, - Светка весело хмыкнула. - Что значит как? Кто из нас супердевочка?
  -Вы сдурели, по телефону-то, а? - разъярился Мыш и отобрал сотовый. - Значит так, летишь к поляне, где ручей. Прежде чем вывалиться из облака, проверь, нет ли чужих на земле рядом. Если есть, зависнешь и доложишь обстановку. Спускайся медленно, вниз - ухам больнее. Конец связи.
  Испытатели отправились к роднику. Светлане казалось, что Мыш злится, и это было правдой.
  -Ну, скажи уже! - подходя к точке рандеву, не выдержала аспирантка.
  -Не, вот нафига было подначивать? - хмуро спросил 'преподаватель на полставки', - 'Вперёд и вверх...' ...Кстати, сама цитатами разговариваешь... А перепугается, или там резонанс какой пропадёт... и всё. Не изучено ж ни хрена. К тому же лес из окон отлично видно. Достаточно бинокля, чтобы увидеть, что не воздушный шарик там летает... и про телефон - я же предупреждал!
  Светлана промолчала. Контрол-фричество из Мыша всегда лезло, когда случались какие-то сложности. Надо просто было ему разрешить вдоволь напараноиться.
  Чужих не было. Дарья уже довольно уверенно приземлилась на бетонную плиту около родника, озабоченно рассмотрела свои насквозь мокрые топик и брюки.
  -Ну, и как тебе? - Светлана внимательно оглядела вернувшуюся с небес сестру.
  -Это...это ваще! Только сыро! И резинку от хвоста потеряла!
  -Естественно, это ж облако, рыба ты летучая. Ты, кстати, можешь лишние треугольники из одежды выселить. Только без фанатизма.
  Дарья окуталась паром, забавно, прямо как утюг.
  -Ну, ты пыхнула!
  -Знаешь, мне кажется, что мы все пыхнули. И выдохнуть забыли, - Дима поднялся с перил поломанного мостика, устало улыбнулся, - Пойдем до дому, поговорить надо. Так, по лётной практике тоже пятёрка. Теперь домашнее задание. Первое - сортировка быстрых и медленных молекул. Это откроет тебе путь к магии льда и пламени...
  -Мы проходили, это эмкатэ, - кивнула рыжая.
  -Вот и ладненько. Второе - электричество. Разделение заряженных частиц, ионов, и, если их чуешь, электронов. Тоже хорошая штука в арсенале любой, уважающей себя, супергероини.
  -Я чувствую электричество. Как будто натянуто ...всё. И радиоволны, как... ну, это как дрожит что-то.
  -А тяготение? - обернулась к сестре шедшая впереди Света.
  -Ммм. Не понимаю...
  -Ладно, с ним потом разберёмся. Третье. Работа с твёрдыми телами.
  -Я их чувствую, но делать с ними ничего не могу, всё как-то ... скручено.
  -А разом все их молекулы или там, атомы, обернуть, как ты говоришь? Давай только, это, подальше от нас. Вон тот пень попробуй. Вверх.
  Дарья зажмурилась, но ничего не случилось.
  -Облом, - признала юная волшебница, - Держится всё, только трясётся. Зато могу что-нибудь разрезать. Это как проволоку: если быстро-быстро гнуть, она ломается...
  Дарья снова зажмурилась. Приличного размера дубовый сухой сук упал на тропинку. Дима поглядел на идеально гладкий срез, со всей древесной структурой.
  -Лучше, чем лазером...
  -Люси отдыхает! - Дарья хвастливо глянула на сестру.
  -Хм. Кто? - Мыш догадался, что на этот раз молодёжь обязательно отомстит.- В облаках с бриллиантами?
  -Это онемэ. Тоже про паранормалов, - объяснила Света. - Вот тебе за входы-выходы!
  Облака окончательно мутировали в тучи, накрапывал мелкий, холодный и противный дождик. Исследователи возвращались назад к опушке, на место первого 'эксперимента', заново незаметно намокшая под дождём 'летучая рыба' висела над головой у сестры, пытаясь ухватить её за заколку, и глуповато хихикая. Дарья забавлялась своими способностями, как ребёнок новой игрушкой.
  'Хотя почему 'как'. Ребёнок и есть. А детство через пять минут кончится'.
  -Ну, всё, достала! - Резко повернувшись, Светлана ухватила младшую за руку и попыталась вернуть левитирующую проказницу на грешную землю. Получилось немного наоборот, но, подойдя к самой дальней от входа скамейке, Мыш пресёк наметившееся веселье на корню.
  -Дарья, поставь сестру на планету. И сама на неё спустись. Сейчас будет серьёзный разговор. Самый серьёзный за всю твою жизнь.
  Рыжая послушно приземлилась, и уселась на скамейку, не обращая внимания на сырость.
  -Ты знаешь, как кончается детство? - Мыш говорил и слышал себя будто бы со стороны, со спокойной отрешённостью от происходящих запредельных событий. Сейчас ему казалось, что он смотрит фильм, с собой в одной из главных ролей. Такое чувство хорошо знакомо спортсменам, перед концом дистанции делающим финишное ускорение, когда сознание чувствует себя свободным от тела. - Так вот, оно кончается не с первым сексом или первой собственной зарплатой. Это всегда какой-то вызов от жизни, на который ты уже не можешь ответить по-детски. Заплакать, пожаловаться сестре и маме, или полезть драться...так вот. Тебе не повезло, оно кончилось раньше времени. Здесь и сейчас. Ты больше не любимый ребёнок, рыжее солнышко. Ты самое могущественное существо на Земле, и пока даже ещё непонятно, где границы твоей силы.
  -Я понимаю, - Дарья взглянула прямо в глаза Диме, спокойно и серьёзно.
  -В природе твоей силы надо разбираться, и мы попробуем это сделать, - продолжил Мыш, - Мы - это твои сестра, дед, и я. Борису Викентьевичу мы всё расскажем обязательно. Хочу тебя предупредить, и Светлану тоже. Я по поводу телефона не зря параноил. Больше никто и никогда не должен знать о твоих способностях. Никогда не обсуждай всё, связанное с ними, по любым каналам связи, только в личном нашем присутствии и без свидетелей. Никогда не проявляй их таким образом, что странные явления могут заметить чужие люди и связать их с тобой. Мне раскрывать тему, в стиле, что нельзя летать в школу или лупить молнией хулиганов во дворе?
  Улыбнувшись, рыжая отрицательно помотала головой.
  -Я помню, что то, что знают двое, знает свинья, и у нас мало шансов. Но пойми простую и страшную вещь. В мире есть могущественные, богатые и сильные люди, для которых мы - грязь под ногами. Если они узнают о твоей силе и смогут тебя персонифицировать, мы превратимся в заложников. Все, родители, сестра, дед, прочая родня, друзья, даже знакомые. Ты причинишь нам всем мучение и смерть. Самим фактом своего существования ты посягаешь на власть этих невидимых королей, не говоря уж о том, что им будет нужна твоя сила. Для себя, чтобы сделать свою власть вечной. Эти люди, конечно, менее колоритные, чем злодеи в твоих мангах, или, там, комиксах, но куда более злые и жестокие, поверь мне, - Мыш пригладил намокший 'ёжик' волос, потёр уши, удивляясь собственному высокопарному гону, - И, ещё одно. Так получилась, что ты снесла теперешнюю науку начисто. Если мы разберёмся в твоих способностях... в общем, земляне станут сверхцивилизацией. Если же мы откроемся раньше, чем всё поймём, есть немалый шанс на глобальный песец раньше времени. Всё, пятиминутка пафоса завершена, ты девочка умная. Мы не в армии, повторения не требуется. Пошли домой.
  -Ой, Джа рыбные котлеты делает! - в который уже раз закрыв глаза, облизнулась Дарья, мгновенно снова становясь беззаботной девчонкой. - А Игорю не будем рассказывать?
  -Нет. Ради жизни на Земле и его собственной безопасности. Знать должны только четверо.
  -Знаю, - вздохнула Дарья, - А можно я...облака разгоню? Хочу солнышко...
  -Хм. А как, ты же девочка-волшебница тактическая, радиусом действия всего семьсот метров. А такой обложняк наверняка на километры вверх.
  - Я просто сильный ветер вверх устрою!
  -Ну, попробуй...
  Над головой лихо засвистело, дождь разом исчез. Через минуту в сером мареве, точно в зените, нарисовалась огромная белёсая медуза, её щупальца, жутковато извиваясь, отрывались и исчезали в уплотнившихся, почти чёрных, стенах окружающей медузу облачной 'трубы'. Сильный, постоянно меняющий направления ветер закидал всех троих прошлогодней листвой. Мыш понял, что, разрешив доморощенной повелительнице стихий вдоволь оторваться, сделал глупость - такое атмосферное явление обычным не назовёшь. Но снова опоздал с замечаниями: медуза лопнула ослепительной синевой чистого неба, а через мгновение в 'трубу', яркое как лазер, ворвалось солнце! Дарья звонко, счастливо расхохоталась.
  -Всё, пошли. Жрать охота!
  У ворот лесопарка на поверженной секции забора стояла депутат местного совета 'курчатника' Нора Робертовна Шкиль, старая знакомая профессора Чекана, неопределённого возраста дама в очках, похожая на хрестоматийную строгую училку. Увидев выходящих из леса сестёр и Мыша, она покивала головой.
  - Свет, ты не видела, кто тут нахулиганил?
  -Нет, мы по той стороне гуляли. Вроде хлопок какой-то был.
  -Я тоже слышала, а гари то нет! Я наряд из Долгопрудного вызвала, но эти пока доедут, тут полпосёлка взорвут! Чёрт знает что творится. А сейчас смерч над лесом видела, только что. Вы-то нормально?
  -Да, просто ветер сильный был. До свидания, Нора Робертовна!
  -До свидания, Дима, девочки. Я тут полицию нашу, - едко усмехнулась активистка, - родную, дождусь.
  Исследователи вернулись домой как раз к обеду, заготовив дежурное враньё для Игоря про причины незапланированного производственного совещания под дождём в лесу.
  Съев одну фирменную игореву котлету, Мыш откланялся. На шашлык он тоже успевал, но аппетита за этот сумасшедший день явно не нагулял. В голове был 'сумбур вместо музыки', и, в довершение всего, он почти физически ощущал, как под всем миром тикает таймер чудовищной бомбы. Бомбы, которую он сам сегодня заложил, накормив своего личного демона любопытства.
  Родители немало удивились - Дима вернулся почти точно в срок, примерно полшестого.
  -Ну, что, Ландау, - начал снова отец, - нашли бозон Хиггса? В кладовке валялся, всеми забытый?
  -Неа. Не поверишь, в школе учился, - показал руками примерные дашкины габариты Мыш. - Вот такой вот бозонище!
  Дима подцепил на вилку и отправил в рот внушительный кусок шашлыка.
  
  
  
  
  
  
  
  
  3. Месть Аэлиты.
  
  
  ...Пусть мертвый месяц еле освещает путь,
  Пусть звезды давят нам на грудь - не продохнуть...
  Пусть воздух ядовит, как ртуть,
  И пусть не видно, где свернуть,
  Но мы пройдем опасный путь через туман...
  
  Сектор Газа, "Туман"
  
  19-20 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Когда за обедом Дарья слопала шесть здоровенных рыбных котлет в панировке, не обойдя вниманием и картофельное пюре, и салат, то есть съела больше всех остальных присутствующих, вместе взятых, Джа, естественно, воспринял это как комплимент своим кулинарным способностям. Раз в неделю Игорь гнал с кухни женщин, и начинал разводить мужской поварской шовинизм. Хотя и Мыш, и Светлана тоже отдали должное действительно вкусному рыбному эксклюзиву, для себя каждый из них по поводу аномального аппетита рыжей имел свои соображения, которыми, впрочем, делиться ни с кем не спешил. После ухода Димы, Дарья, заявив, что пойдёт, наконец, по своим делам, отправилась переодеваться в свою комнату. Но через час после обеда, когда Игорь, перемыв посуду, отправился в гараж, проверить машину, поведение которой на дороге сегодня ему не понравилось, Света обнаружила, что "дела" у волшебной сестрёнки как-то не задались - из своей комнаты Дашка так и не вышла, а дверь была закрыта. Когда старшая сестра подошла к сдвижной двери крохотной дашкиной комнаты, рукастым отцом семейства иронично отделанной под гермопереборку неведомой орбитальной станции, и собралась постучать, "космическая" дверь стремительно откатилась влево. На мгновение Света растерялась - у порога никого не было, потом зашла в комнату. Послушная воздушным "демонам" рыжей, дверь скользнула обратно.
  -Осваиваешься? - улыбнулась Светлана.
  Дарья, одетая в любимое домашнее кимоно кремового цвета, сидела на ковре, спиной опираясь о кровать и обхватив колени руками. На вошедшую сестру она смотрела спокойно, глаза были сухими, но на правой щеке блестела предательская слёзная трасса.
  -Света, что со мной? - не отвечая на вопрос сестры, сырым, каким-то больным голосом тихо спросила младшая, - Весь город у меня в голове. Я так больше не могу. ЭТИ ГЛАЗА НЕЛЬЗЯ ЗАКРЫТЬ.
  Дашкина фраза была настолько обречённо страшной, что Свету буквально передёрнуло. Реалити-шоу на две тысячи квартир, обитатели которых и не подозревают, что вся их жизнь видна кому-то насквозь, как скелет на рентгене, и просто живут, со всей жизненной физиологией... вероятно, к этому как-то можно притерпеться... брр. Старшая тоже опустилась на коврик рядом с сестрой, обняла Дарью, провела ладонью по шелковистой меди волос.
  -Дарёнка... отключайся. Переключись сюда на нас...- Притчу про Ходжу Насреддина и обезьяну с голым красным задом Света не знала, но и без этого догадывалась, что эффект от её психотерапии, мягко говоря, сомнителен. Живое воображение аспирантки сейчас было её врагом, помимо страха за разум поперечной, но родной и любимой сестры, она себе в подробностях представляла, насколько опасно было бы для всех неадекватное поведение супер-Дарьи. Но, вопреки ожиданию, её увещевания сработали.
  Младшая слабо, измученно улыбнулась.
  -Да. Нельзя закрыть, но можно не глядеть, как бы. Буду свой браслетик по атомам рассматривать, - Дарья вздохнула, подняла руку с медной змейкой на запястье, - А я всегда хотела быть... как люди Икс...
  Светлана подумала, что, будь здесь Мыш, он бы уже десяток цитат накидал, что-нибудь типа "трудно быть богом", или "бойтесь своих желаний, они могут исполниться".
  -Ну, ты и стала... что-то типа...
  -Если из иксов, то Шторм. Я ей вчера анькин модуль играла, и меня вынесли цереушники. Как то... тупо получается. Я теперь реальная супергероиня с кучей скиллов - и ничего не могу делать... кроме как за людьми чужими подглядывать...
  -А это и есть взрослость. Никто тебе ничего не запретит, кроме тебя самого. Такова объективная реальность.
  -Я - мутант? - неожиданно сменила тему Дарья.
  -Глупости это, киношные. Ты как-то подключилась к той самой Большой Машине... и получила админские права на свою локацию. Скорее, кулхацкер. Генетика здесь просто отдыхает, она на несколько уровней ниже лежит.
  -К матрице?
  -Нееет, тут всё ещё глубже. Каждая элементарная частица - запись в базе данных, каждый атом или там, ион - структура или объект. Ты в полях скорости им как бы знак инвертируешь. Матрица по сравнению с этой штукой дешёвка...
  -То есть мы все - циферки?
  -А если бы мы все были буковки, тебя бы это меньше напрягало?
  На этот раз волну бреда ощутила и Светлана. Страх перед безумием, дашкиным и собственным, отступил, сменившись полной апатией.
  -Даш, я пойду поваляюсь... ты, вроде по делам собиралась?
  -Не знаю пока. Я хочу с температурой и электричеством поиграться, в лесу. Можно?
  -Лес не спалишь? Хотя он сырой сейчас... ладно, давай. Только чужих в округе контролируй... ... огонь тебе к лицу, танцуй, ведьма, танцуй... - Светка прикусила язык: нахваталась у Мыша дурной привычки.
  -Свет!
  -У?
  -А где-нибудь можно найти ... ну, про атомы, с картинками, как они выглядят? Чтобы их отличать?
  Если минута смеха продлевает жизнь на сутки, как сказал какой-то мудрец, то младшая сестра подарила Светлане не меньше бонусного месяца в этом бренном мире. Если, конечно, старшая бы не подавилась насмерть, представив себе "иллюстрированную таблицу Менделеева для юных фей Максвелла". Икая и хватаясь за стены, жертва собственного богатого воображения потащилась на кухню за ложкой и сахарным песком, провожаемая недоумённым взглядом начинающей чародейки.
  -А что я такого сказала-то?
  -Если... я... сейчас сдохну... ик! ... то спроси... у Мыша про картинки... станешь серийной убийцей! Ик!
  -А по телефону можно?
  -Лучше... ик! ... не надо!
  -Ладно, тогда в понедельник спрошу.
  -Только если... ик! ... деда в лабе... не будет... ик!
  -Ну, а что смешного-то? Я же не знаю, как они выглядят! Ну, кроме десятка, что я уже поняла.
  Светлана кое-как уняла икоту.
  -Понимаешь, есть отдельные изображения, как бы тени электронных облаков отдельных атомов и молекул, да. Эта тень получается, если как бы обдувать их потоком электронов, так электронный микроскоп и работает. По ним можно судить о форме этих облаков, примерно как о форме предмета по тени на стене от очень слабого фонаря. Слово "видеть" к микромиру вообще неприменимо, оно относится только к нашему восприятию видимого света, отражённого предметом, который мы наблюдаем, причём для статистически большого числа фотонов... понимаешь?
  -Да. Если в отдельный атом попадает мало фотонов, мы ничего не увидим.
  -Вот. А твоё суперзрение - это вообще отдельная песня скворца, так как ты атомы и молекулы видишь, их видишь только ты и больше никто. Так что периодическую систему элементов в картинках сама для себя рисовать будешь. Ну, и для следующих поколений феечек. Пойдём индуктивным методом. Берёшь кусок кадмия какого-нибудь, и запоминаешь вид атомов.
  -Ааа. Я поняла. Пойду, файерболы поучусь пока кидать!
  -Давай.
  Дарья, переодевшись в нечто милитарное, отправилась в лес осваивать новые аспекты своей силы, оставив старшую наедине со своими невесёлыми мыслями, среди которых первым пунктом шла неискренность, которая должна теперь была прописаться в доме навсегда. Да, из лучших побуждений, но они уже наврали Игорю, и, по согласованной позиции исследователей, должны будут держать в неведении родителей. Формальный запрет на общение по каналам связи, конечно, пока спасёт от желания Дарьи поговорить с предками, да и она сама не прочь поиграться в тайное общество, но это ненадолго. И обойти этот запрет для её теперешних возможностей раз плюнуть, ей самолёты теперь не нужны, как не понадобился паром, чтобы попасть из Анапы в Крым два года назад...
  ****
  Борис Викентьевич с явным неудовольствием разглядывал распечатанные Светланой "портреты" неоднородностей раствора, напоминающие обросшие фрактальными пупырышками сосиски. Нельзя сказать, что для профессора сосиски были каким-нибудь родовым проклятием, но жизнь они отравляли ему уже в третий раз. В первый раз, в студенческой молодости, они это сделали буквально, но тогда Чекан был сам виноват - вместе с Сёмой Друзем, одногруппником, стащил из столовки три кило этих мясных изделий для загородного пикника по случаю его дня рождения. Жили студенты бедно, стипендия - далеко не зарплата, и анекдот про "две сосиски и шестнадцать вилок" был для второкурсника МФТИ Чекана в 1961ом году суровой правдой жизни. Что с сосисками было не так, Борис не знал, на вкус, зажаренные на костре, они были вполне ничего себе. Но через пару часов почти все отмечающие ощутили в желудке серьезные неисправности. В результате сам Чекан отделался лишь испорченным выходным, поносом и рвотой, а вот Семён и ещё пара одногруппников оказались в больнице. Виновата, скорее всего, была слишком тёплая для сентября погода - холодильники в общаге, в ту пору прекрасную, проходили по разряду светлого коммунистического завтра - не было их в помине, и чёртовы сосиски два дня лежали просто в тумбочке. Второй раз, при разработке термоядерного космического двигателя на основе литий-дейтериевой реакции в ФИАНе, уже в восьмидесятых, Чекан напоролся на нестабильность самообжимающейся плазмы настолько напоминающую связку сосисок, что её так, не мудрствуя лукаво, официально и назвали. Впрочем, тогда сосисочная нестабильность, по известному киноафоризму "кто нам мешает, тот нам поможет", Борису Викентьевичу действительно помогла придумать, по сути, новый принцип обжатия плазмы. Но проверить его тогда не удалось. Точнее, не удалось уже никогда и никому - на календаре был проклятый апрель 1985ого года... Чекан поморщился. Это была его личная "сказка с несчастливым концом", сказка про убитое огненное сердце "Аэлиты"...
  Доктор принадлежал к той редкой породе учёных, которых раньше было принято называть энциклопедистами. "Таких людей уже нет, и скоро совсем не будет", но, в исчезающее малых количествах, несмотря на всю специализацию современной науки, они продолжали появляться. Конечно, современная физика имела массу сложнейших подразделов, охватить всё было одному человеку невозможно, будь он хоть новым Ломоносовым, но несколько смежных направлений квантовой и ядерной физики Чекан, что называется, "чуял". И брался за самые разные задачи, всегда успешно их решая. И "третью сосисочную проблему" он сейчас тоже собирался "крякнуть", как говорили его внучки. При внимательном рассмотрении весёлых картинок с сосисками профессор, мысленно представляя происходящее в баке, обнаружил интересную вещь, которую сейчас проверял на маткаде и еще добром десятке программ. Похоже, странная догадка подтверждалась - такие "сосиски" могли образоваться в случае, если анионы кислотного остатка как бы "отражались" от каких-то препятствий в растворе, изменяя направление движения на строго противоположное, но не меняя модуля скорости. Во всяком случае, это полностью "билось" для пятничного и вторничного казусов. С последним, в среду, всё было ещё интересней - исходя из данных фильтра, это было отражение от невидимого зеркала, с изменением на противоположную лишь одной из трёх проекций скорости, в плоскости, точно параллельной фильтру. Впрочем, и то, и другое было полным бредом - первый закон Ньютона еще никто не отменял. Чекан довольно сдержанно относился к математическому моделированию, часто поминая еще задолго до компьютеров придуманную народную мудрость про "гладко было на бумаге...", с той разницей, что про наличие оврагов матмоделисты не забывают, а просто не знают. Стало быть, сейчас исследователи что-то о растворе именно не знали. Борис Викентьевич протянул руку за телефоном, чтобы поговорить о парадоксальном поведении ионов со Светланой.
  ****
  Мыш, пребывая в одиночестве, сидел на берегу речки, на стволе огромной поваленной ивы рядом со старой плотиной, и, кидая в прозрачный поток камешки, по завету Козьмы Пруткова, глядел на круги, ими образуемые. Родители, нагулявшись после шашлыка, ушли по остаткам запущенной "графской аллеи" к дачному домику, оставив его наедине с природой и заходящим алым солнцем. Погода успела снова измениться, уже второй раз за двенадцать часов. Впрочем, именно про такие дни поётся, "что бывает в жизни день, больше чем столетие". Насчёт столетия Дима бы поспорил, но начало чудовищно спрессованных суток уже начало казаться ему как минимум прошлым месяцем.
  Из наблюдений за зверским аппетитом рыжей он сделал далеко идущие выводы. Поскольку никаких прямых энергозатрат на свои фокусы с молекулами по логике Дарья не несла, значит питание расходовалось на работу с предположенными Светланой "демонами-посредниками пакетной обработки", то есть задействовались дополнительные нейронные цепи головного мозга, или стали более интенсивно работать прежние... всё это было, без нормальных физиологических исследований организма юной волшебницы, конечно, записями вилами по воде, но как гипотеза... это означало, что девушка становится сверхсуществом не только физически, но и ментально, начинает ПО ДРУГОМУ мыслить... догадка была очень неуютной. Одно дело, когда рядом знакомый ребёнок, просто с новой игрушкой, а совсем другое...
  "Нда. Удар по науке, конечно, страшный и совершенно неожиданный, прямо двадцать второе июня какое-то. Внезапно, Гитлер, блин! Но ведь дело не ограничится научно-философским, пусть и грандиозным, скандалом. Цивилизация к появлению сверхсуществ не готова в первую очередь морально, этически... Странно, ведь нет более заезженной фантастами всех мастей темы, чем всякие паранормальные способности, а в качестве хоть каких-то шаблонов для реакции ничего и не припомнишь. Несколько полустёбных, хотя и умных вещей, Ганн тот же, Воннегут, Каттнер... всё олдскул. И ревущий вал видео- и текстовой комиксовой попсы... забавно, что японцы со своими мультиками, судя по всему, оказались на уровне, неспроста же первое, что нам приходит в голову - эти ... махо-сёдзё, девочки-волшебницы, как целый поджанр... да, тут есть над чем поразмыслить. И наверняка в этом потоке есть вещи, достойные анализа... ага, за неимением лучшего. Был какой-то сериал амерский ещё... "Герои" вроде, там тоже неплохая попытка психологического анализа и просчёта последствий для Земли в целом, правда на фоне настолько заруливающего псевдонаучного бреда и сказочности... да еще и в постмодернизм грёбанный они там заигрались, не-комикс на фоне комикса. А главное - в момент, когда всё открывается, конец фильма. Логично, такую матрицу, сто-на-сто, хрен посчитаешь... Чтобы "не открываться", фантасты придумывают какие-то адские спецслужбы, людей в чёрном, инквизиторов тех же, что, типа хранят тайну от простых людей, в результате конструируются дикие социальные химеры, целые волшебные криптоцивилизации внутри нашей... не работает такое, слишком сложно и глючно, серафимные шестикрылы, блин! А чем страшна тайна? Для самих суперов понятно, может друзей-родню зацепить, мы же Дарью сходу прикрыться ветошью и не отсвечивать заставлять стали - и это логично, самосохранение. А для цивилизации? В общем-то, сразу и не скажешь. Психоз возможной межвидовой войны? Этот мотив нередок в комиксах открытого типа, в мире которых суперы - объективная реальность, "людях икс" тех же...да, аргумент, в общем. На этом движке и в реале стрёмные штуки случались, причём совершенно без объективной причины даже - те же салемские процессы. Сейчас весь мир психологически нестабилен, дико мистифицирован, иррацио вовсю бесится, откройся сейчас рыжая, даже безотносительно к безопасности её близких, и всемирный съезд крыш гарантирован. В смысле, что не конференция организованной преступности, конечно, а массовое помешательство. Они другие, они крутые, они нас всех убьют, чтобы освободить планету для себя... "Вавилон-5", кстати, в ту же кассу, про телепатов...что ещё? Зависть? Плюсуется к страху. И что ещё? Ничего в голову не приходит, то есть после первой волны психоза и паники - сплошная польза. Если понять, КАК она это делает... Без дураков, на выходе сверхцивилизация. Да и в качестве одиночной супердевочки-Немезиды... Посмотрел бы я на захватчиков самолётов каких-нибудь... стоп! Я девчонкам сам объяснял, что мировая элитка любого супера будет числить угрозой её праву всех нагибать, то есть по определению раскручивать механизм видовой войны...даа, попали..."
  Солнце коснулось леса на той стороне поймы, тень неторопливо поползла по руслу речки. Дима бесцельно шлёпал по холодному тугому потоку сухой веткой.
  "Вообще, конечно, для цивилизации в целом это полезно. Только горе тем, перефразируя, через кого эта польза придёт..."
  ****
  Света лежала на диване в гостиной, и понимала, что сегодня не то, что делать что-то - встать не может. Апатия была столь глубока, что даже непонятный резкий треск и грохот, доносящийся с улицы, не вызывал у неё никакого интереса. Когда зазвонил телефон, аспирантка добрых полминуты заставляла себя пойти за лежащим в спальне аппаратом. Окно спальни выходило на лес и долгопрудненскую трассу. Ответив деду в перерывах между странными звуками, Светлана мельком глянула в проём между почти задёрнутыми шторами, и её апатия улетучилась быстрее пролитого на горячую плиту жидкого азота. Со времени их прогулки погода успела улучшиться, облака поднялись выше и стали из серых белыми, но над лесопарком висела чёрная тучка, единственная в своём роде. Тучка была очень миленькая, аккуратная, такая, как рисуют тучи ученики, изучающие три-де редакторы. В общем, тучка была такая трогательная, что даже прослезиться можно было от умиления. Разве что "я вовсе не медведь" не пела, зато вовсю искрилась разнообразными молниями: двойными, тройными, цепными, всех возможных оттенков. Вот только звук на грозу был совершенно не похож, это был скорее дребезжащий хруст замыканий на мощной линии электропередач.
  Шестиэтажный матерный "диспел" в светкином исполнении сработал мгновенно, молнии исчезли - чудо-девочка наверняка мониторила квартиру и поняла, что сестра не в восторге от её метеорологической забавы. Света, взяв с полки маркер, написала на синем квадратике-напоминалке "домой иди" и положила бумажку и маркер на стол. Через секунду маркер, подскочив, накалякал кривыми буквами "Ну как?". Света изобразила на лице гримасу, примерно означающую тройку с минусом, действительно, гроза была всем хороша, вот только смотрелась по сравнению с натуральной как моделька в масштабе один к тридцати пяти. Да и устраивать уже второе за день показательное выступление в небе над родным посёлком тоже было не комильфо с точки зрения выбранной на встрече стратегии - необычные атмосферные явления привлекают лишнее внимание, особенно два подряд на одном месте.
  -Странная какая-то гроза. Как игрушечная. - Игорь стоял в прихожей, в грязном гаражном камуфле, - И дождь грибной. Сегодня весь день с погодой абзац, времена года Вивальди...
  Сердце исследовательницы болезненно сжалось. Полтора года назад, когда у них с Игорем всё только начиналось, Джа что-то по мелочи ей соврал, они поссорились, а помирившись, долго клялись друг другу не лгать, никогда-никогда-никогда и ни в чём... и теперь необходимая, но мерзкая ложь во спасение станет их постоянным спутником, третьим-в-койке... самое противное, что и виноватых в сложившейся ситуации, кроме гипотетической мировой закулисы, поедающей девочек-волшебниц и не позволяющей им делать грозу (и получать КЗ, судя по звуку), не было. Хотя, Светлана чувствовала, что какой-то, глубоко запрятанной, частью сознания, обвиняет в случившемся сестру и Мыша. Ей стало противно. Как говорит Мыш, с его фразочками на все случаи жизни, "противно на себя в зеркало смотреть". Она торопливо скомкала бумажку со странными словами, порвала её и кинула в ведро. Порывисто содрав с Игоря засаленную куртку, сбросила её на пол, обхватила любимого за шею и повисла на нём, плача одновременно от счастья и обиды неизвестно на кого...
  Света так и провисела на шее Игоря до прихода рыжей. Дарья ввалилась в чёрном, изгвазданном хуже ремонтной подменки и воняющем гарью камуфляже, сама грязная словно чушка, даже нос в саже, но сияющая, как начищенный червонец.
  -С грозой лажа какая-то, - негромко отчиталась чародейка, расшнуровывая берцы и дождавшись ухода из коридора Игоря, - зато с температурой... какие там файерболы, огненная стена получается, чуть, правда, лес не сожгла! Особенно, если уже горит, хорошо кислородику фильтрануть!
  -Я заметила, - демонстративно принюхалась Светлана. В её душе боролись любопытство и нежелание портить младшей явно улучшившееся настроение. Победило, как обычно, первое.- А с этим... шоу-за-стеклом, в своей... ноосфере, разобралась?
  -Да, - спокойно ответила рыжая.- Фокус на себя, и всё, без напрягов. Я теперь даже глаза не закрываю, когда ... это... молекулами управляю. Как эльфы, во "Властелине Колец", вижу видимый и невидимый мир сразу.
  Дарья ушла отмываться. Света поняла, что теперь созрела для разговора с дедом, а сестра вполне психологически готова к показательному выступлению перед ним, и не выкинет какого-нибудь фортеля при этом. Но сначала надо бы поговорить с Мышом, чтобы поехать вместе.
  -Поехали завтра к деду, сдаваться, на ближнюю...
  -Нихт капитулирен! Не сдаваться, а хвастаться, догадались же!
  -Ну, догадались... просто окончательно поняли ЧТО. А вот КАК...
  -Гы. Так для этого докторов наук и придумали. Подхватишь меня у Северного, на старом месте?
  -Давай, в двенадцать, без фанатизма.
  -Пока.
  Отключившись, старшая минуту тупо "втыкала" в экран смартфона, с фоном в виде серебристой туманности Андромеды, потом решительным движением потянула контакт деда.
  - Привет снова. Мы, кажется, нашли ответ. С твоими расчётами согласуется.
  -Ну, хвастайся, умняша.
  -Знаешь... тут такое дело, не по телефону. Давай мы с ответом завтра подъедем. В полпервого?
  -Приезжайте. Угощения особо не обещаю, сама знаешь, но чайком побалуемся. Заговорщики...
  ****
  Бесконечная суббота, наконец, закончилась. Уходя с плотины, Мыш умылся холоднющей водой, встав на бетонные обломки старинного сооружения. Русло реки тонуло во мраке, незаметно, за своими мыслями, он проторчал на берегу до полуночи.
  "Разум раскрылся и зазиял ледяной пустыней... или что-то в этом роде. Интересно, сможем мы докопаться до такого знания о нашем мире, что после этого и жить не захочется? Большая Машина имени Б.В. Чекана - штука неприятная, но хотя бы психологически выносимая... во всяком случае, человек в ней, вторичная виртуальная машина, не принуждается никем постоянно возносить хвалы её Конструктору, Программисту и Админу... нда. То ещё хульство. Опять же нет ответа, есть ли эта "троица" на самом деле, или это... Мегамойшинко само по себе, всегда была, есть, и будет есть, а кроме неё - ничего нет. Спасибо тебе, рыжая кулхацкерша, за прогресс философии. Теперь уж точно убогую "философию науки", нежно "любимую" шефом, отменят нахрен. Он, помнится, иначе как "идеологической пидерсией креационистов", эту дисциплину никогда и не величал. И был, как всегда, прав..."
  ****
  -Вставай уже, ктулха рыжая! - Светлана запустила в мирно сопящий на кровати клубок самый крупный экземпляр из плюшевого зверинца дашкиной комнаты, - Вставай, сраная земляшка ждёт твою волю!
  Впрочем, розовый игуанодон, не попав в цель, по баллистически невозможной траектории и с двукратно возросшей скоростью полетел обратно в старшую сестру. Это доказывало, что дрессировщица бешеных молекул не спит, а придуривается.
  -Я не ктулха! - подтвердила светкин вывод младшая, приподнимаясь на локте.
  -Еще скажи, что не рыжая! - Света волейбольным движением отразила контрудар, - Джина Грей вполне подходит. Кинетичка, кстати.
  Ночью, утомившись в серьёзных поисках теоретических подходов к случившемуся, аспирантка залезла на сайт энциклопедии супергероев.
  -Это только мордой лица, по способностям Шторм, я же говорила, - Дарья села на кровать, вдела ноги в тапочки, - У неё радиус воздействия больше, зато у меня скиллов навалом.
  -Ладно, собирайся, стихийное бедствие. Через полчаса поедем.
  ****
  Сёстры опаздывали на сорок минут, одетый в расчёте на машину в одну майку Дима изрядно подмёрз. Виновата в этом была Дарья, обычно мальчишески реактивная на подъём, сейчас она собиралась даже не как вор на ярмарку, а скорее как целый олигарх на залоговый аукцион. Наверняка искала что-нибудь хоть примерно супергеройское, перевернула весь шкаф, прежде чем догадалась воспользоваться своим суперзрением, бестолочь. Нарыла старую светкину джинсовую пару, рыжей она была маловата, и смотрелась в ней младшая... несколько вызывающе. Света ничего не возразила, "дабы дурь каждого видна была".
   Когда машина наконец подъехала, Света, обычно любительница порулить, попыталась с водительского места слинять, сославшись на недосып.
  -Неет, - упёрся Мыш, - я раз в полгода езжу. Врежемся - я с тобой не расплачусь.
  -Не врежемся, - уверенно произнесла мучающая смартфон на заднем сидении Дашка.
  -Это ещё почему?
  -Пата-мушто глади-олус! - нараспев, исчерпывающе объяснила рыжая.
  Исследователи переглянулись... и поняли. Разговор как-то увял, до самой ближней дачи ехали молча, под мрачноватые музыкальные фантазмы любимой светкиной "Литургии отмороженных". Откровенное бравирование своей мощью в исполнении младшей изрядно пугало...
  Профессор стоял у калитки, поджидая задержавшихся коллег. Увидев Дарью, он несколько удивился, но вопросов задавать не стал, проводив прибывших к большой беседке, где стоял уже накрытый для чаепития круглый стол.
  -Как ты считаешь, дачу слушать могут? - тихо спросила деда Светлана.
  -Вы что, декабристы, с ума посходили? Нет, беседку точно нет, сам две недели назад купил и собрал!
  Все расселись, причём Мыш расчётливо посадил Дашку напротив хозяина.
  -Ну, давайте ваше решение, - не выдержал Чекан, даже не налив по первой чашке.
  -А вот оно, - бездумно мотнул головой в сторону младшей внучки Мыш.
  Борис Викентьевич внимательно посмотрел на стол между ним и Дарьей, где, судя по диминому жесту, должен был находиться объясняющий всё предмет. Там стоял лишь пузатый заварочный чайник, который, однако, вёл себя для приличной посуды крайне странно. Взлетев над столешницей сантиметров на тридцать, он неторопливо описал круг, наклоняясь над каждой из четырёх чашек, и наливая в них дегтярной крепости заварку. Создавалось полное впечатление, что исследователей обслуживал расторопный официант-невидимка. После этого чайник вернулся на своё законное место. Когда полёт заварочника завершился, профессор еще секунду смотрел на стол.
  -Ладно.- Чекан улыбнулся, помолодев разом лет на двадцать. Хорошую шутку или розыгрыш он всегда ценил, недоумевая лишь, что ради странной хохмы "молодёжь" потащилась к чёрту на рога в собственный выходной, - Факир был трезв, фокус удался. Теперь объясните, как вы это сделали, а, главное, какое отношение этот цирк имеет к нашей теме.
  -Разоблачения не будет, Борис Викентьевич, - твердо глядя в глаза шефу, без тени улыбки ответил Дима, - Сделали это не мы, а конкретно уважаемая Дарья Владимировна. В прошлую пятницу, она, непонятным для нас образом, овладела возможностью менять вектора скоростей молекул газов и жидкостей на противоположные в произвольной точке пространства. И начала это делать, используя анионы нашего тестового раствора. Именно о таком предполагаемом поведении ионов вы сообщили вчера Свете.
  -Та-ак.- Теперь профессор глядел на младшую внучку, невозмутимо наливающую себе в чашку кипяток из краника электросамовара, так, словно узрел под её личиной инопланетянку, - А что нам расскажет сама... виновница торжества?
  -Прости меня, пожалуйста, я больше так не буду! - заученно отбарабанила Дарья, заставив заулыбаться всех исследователей.
  -Прощу, разумеется, но давайте выясним, что такое "так". Если пугать деда летающим чайником, то можешь продолжать. Главное - не урони.
  Мыш разлил кипяток всем остальным, поняв, что чая, с таким разговором, можно будет ждать до вечера.
  -Я про установку. Когда я поняла, что умею переворачивать ионы, я решила...- Дарья замялась, выбирая слова и помня, что дед не любит сетевого сленга, - ну... пошутить.
  Профессор молчал, на этот раз долго, слова внучки его, казалось, удивили куда больше летающего чайника. Или он только сейчас понял, что произошло, до конца.
  -И... каковы пределы твоих... способностей? - произнёс наконец Чекан.
  Дарья привстала, по-видимому решив, что "её выход", но Света мягко усадила сестру обратно.
  -Я теоретическую часть опишу сначала... что удалось выявить, - вклинился Дима.- Так вот. Видит или чувствует, не важно, любое вещество до уровня отдельных молекул и атомов в радиусе до семисот пятнадцати метров от своего текущего положения в пространстве, без всяких препятствий и недоступных областей. Может инвертировать вектора скоростей как отдельных молекул, так и макроскопических их количеств для жидкостей и газов, в том же радиусе. С твердыми телами это не работает, но она может их разрушать, судя по её собственному описанию, аккумулируя тепловые колебания в выбранной плоскости разделения... используя эти способности, может эмулировать любую расхожую паранормальщину, как сейчас и продемонстрировала. Объяснений у меня нет.
  Чекан снова молчал. И Мыш, и Света знали, что сейчас переживает старый учёный - происходящее было далеко за гранью любой теории, оставляющей в целости хотя бы фундамент всех естественных наук. При этом загадка никуда не делась, КАК осталось основным вопросом, а объект исследования, из бессловесного бака с ядовитой химической дрянью, превратился во вполне живую курносую девчонку, к тому же родную внучку. Неудобный объект исследования же, не теряя зря времени, поедал клубничное варенье.
  -Куда в тебя только лезет, ты не лопнешь, деточка? - Светлана придвинула сестре банку для уже третьей заправки её розетки.
  -Неа. Сегодня взвесилась - кило сбросила с вчера.
  Это было странно, особенно учитывая котлеты. Но странно было вообще всё вокруг. В радиусе семисот пятнадцати метров...
  -Свет, пойдём прогуляемся. Дима, не обижайся, это семейное. - Борис Викентьевич резко встал, словно принял какое-то принципиальное решение. - Дарья, я не знаю, как меняется метаболизм у... людей, приобретающих такие способности, но с вареньем всё же аккуратнее. Мы отойдём на полчаса, не скучайте.
  Мыш пожал плечами, мол, естественно, какие обиды.
  -С ней соскучишься, ага.
  Дед с внучкой, выйдя за калитку, повернули направо, к воротам дачного посёлка, и скрылись за растущими вдоль рабицы вишнями.
  Дима понял, зачем Чекан отозвал старшую - та сейчас, по сути, замещала Дарье мать, и дед хотел согласовать, информировать ли её родителей о чудовищном казусе, когда и в какой форме это сделать...
  - Пошли решать, что родокам говорить. - Словно прочитав его мысли, вздохнула рыжая, расправившаяся с третьей розеткой варенья, и теперь забавлявшаяся летающими вокруг самовара ложками.
  СЛОВНО?!!
  Тёмный, иррациональный ужас затопил разум, Дима резко выдохнул, по собственной, еще с армии аутотренинговой методике на случай, когда страшно.
  Дашка удивлённо воззрилась на Мыша, видимо, ощутив своим молекулярным суперчутьём адреналиновый шторм в организме сидящего рядом друга семьи.
  "Нет. Дешифровывать снятое нечем, по логике. Но, если она и правда... и еще не расскажет... но тогда бы она на меня сейчас не таращилась, как дикарь на бронепоезд... или правда читает, а прокололась от неопытности? Брр... гадость какая... но проверить можно"
  Мысль, как проверить, не заполучила ли рыжая ещё и телепатический дар, была простой, но настолько махровой, что Дима просто решил забить. И оказался прав.
  -Испугался, что будет "по секрету всему свету"? - дашкины изумруды глядели сочувственно, ей было приятно, что за неё всерьёз переживают и боятся не только родные.
  -Да, - сипло соврал Мыш.
  Дарья, искренняя и смелая, была просто не способна, после случившегося, утаить столь страшный аспект своего дара, оставлявший окружающих её людей вообще без личного пространства, даже в собственной голове.
  "Но ведь молчала же неделю. Игралась даже. Но нет, пока. Потом может и научиться, физических и информационных препятствий для её скиллов нет. Поганая, всё же, коллизия в "Вавилоне" описана, пока на своей шкуре не почуешь, не поймёшь. Ну что же. Погнали, "Где бы ты ни был - 2" в три-дэ, занимайте третий ряд!"
  -Даш?
  -А? - Чародейка забавлялась дистанционным перекладыванием поленницы под невидимым никому со стороны улицы навесом, по-видимому пытаясь научиться удерживать в полёте сразу много предметов.
  "Никак не наиграется. Девчонка. Ребёнок за пультом управления миром..."
  -Ты электрические импульсы считывать можешь?
  -Да, но сколько там вольт, не скажу, я не тестер.
  -Это не важно. Я про нервы.
  -Если ты про телепатию, Светка мне уже мозг вчера съела. Не получается. Дррр и треск, и никаких мыслей.
  -А звуки считывать? Ну, в какой-нибудь точке твоей ноосферы?
  -На что считывать?
  -Ну, смотри. Берёшь какой-нибудь пробный объём воздуха, он сжимается и разжимается, когда звуковая волна идёт. И приводишь эти колебания прямо на свою барабанную перепонку, только осторожно с ней. Как бы ставишь жесткую связь, как игла патефона, с пластинки на мембрану.
  -Я попробую.
  Дрова снова взлетели под крышу навеса, и на этот раз сложились вполне товарно.
  ****
  -Это до-физика? - С места спросила Светлана деда.
  -Да, хотя сам термин бессмысленный, всё, что есть - физика. Просто лежит уровнем ниже, нами не изученном. Скажи, она нас сейчас видит?
  - Думаю, да еще.
  Минут пять шли молча.
  -А... слышать нас, считывая звуковые колебания, она умеет?
  -Не говорила, но вчера вроде не могла.
  -Хорошо. Вроде отсюда уже больше семисот. Что родителям вашим говорить будем?
  -Правду, но только когда приедут. До декабря ещё долго. Мы договорились по любой связи ничего не обсуждать.
  -Правильно. Но, как я понял, она летает... что ей те границы...
  -Я уже над этим думала. Если захочет к маме, хрен поймаешь... Знаешь, я Дашку люблю, очень... но жить в этом её... стеклянном яблоке... она же нас с мужем видит... Джа не знает, а мне... это как голой на семинар придти...
  -Хочешь съехать от неё? Ну, на лето решаемо, она в Крыму до сентября может как всегда сидеть, у неё через неделю занятия кончатся - и вперёд. Вот только изучать её как-то надо...
  ****
  -Слышишь их? - Мыш отобрал у Дарьи литровую банку с жалким остатком варенья.
  -Даже не вижу, вне зоны доступа. Дед хитрый.
  -Да уж. А в синей четвёрке что играет?
  -"...золотые купола да медный звон, о любви моей звонят колокола...", фу, шняга какая-то!
  -Как есть шняга... ээ, стоять! - Мыш попытался ухватить банку, но стекляшка выскользнула из его пальцев и перелетела в руки рыжей.
  -Не поймаешь!
  -Ну, погоди! - Дима, вскочив, попытался догнать наглую девчонку, что на огороженном участке ему бы несомненно удалось, не обладай Дашка вертикальным взлётом. Расположившись на ветках огромной липы метрах в четырёх от земли, фея Максвелла продолжила демонстративно поедать сладость, не забывая строить Мышу рожи и показывать язык.
  "Ох, ну и объектик нам достался... детский сад же..."
  -Мыш!
  -Да?
  -Я не хочу быть подопытной крысой. Я боюсь. Даже вас боюсь, вы меня любите, но и разобрать на винтики хотите, чтобы узнать, как я работаю.
  Неожиданный, но в какой-то степени справедливый упрёк Дарьи застал Диму врасплох. Действительно, они во всех разговорах с чудо-девушкой постоянно напирали, что она должна давать себя изучать и не кочевряжиться, ради светлого будущего планеты, естественно, должна молчать и никак не раскрывать чужим своей силы, ради безопасности своей и близких, должна продолжать жить как раньше, никак не меняясь, ради того же... должна, должна. И всё это должна пятнадцатилетняя оторва, с которой и без сверхспособностей сладу не было. Она же просто взорвётся, как ударно обжатый закритический кусок плутония - заряд ядерной бомбы.
  -Слезай, чудо. Не буду я у тебя отбирать...
  -А уже нечего!
  -Да, варенье это хитрый предмет. Почти как мёд. Так вот. Ты не крыса, ты жар-птица. Одно твоё пёрышко может обогреть целые города.
  -Или сжечь. А жар-птица тоже сидела в клетке. Не хочу. Хочу быть героиней. Защитницей мира.- Рыжая бесстрашно спрыгнула с немалой высоты, мягко оттормозившись перед приземлением. - Почему я должна сидеть под плинтусом? Это моя страна, это моя планета!
  "Уже живёт в трех измерениях, высоты вообще не воспринимает, правда как птица..."
  -Чем сжечь, до тебя наделать успели... а что про героев... знаешь, кто золото спёр?
  -??? - Казалось, глаз больше уже быть не может, ан - нет предела совершенству.
  -Анекдот такой был, - объяснил Мыш, - еще до того, как ментов в полицаев перекрестили. Типа, загадка. По углам комнаты сидят: Баба-Яга, Кощей Бессмертный, умный мент, глупый мент. Посреди комнаты сундук с золотом. Свет на секунду гаснет, потом включается - сундука нет. Кто спёр золото?
  -Знаю. Глупый мент. Все остальные - сказочные персонажи. На анекдотах-ру было.
  -Ты сама себе ответила, просто замени Кощея на Бэтмена, а Бабу-Ягу на свою любимую Шторм, например. Жизнь не оперетта, где все на сцене пляшут и поют. Не комикс и не онемэ. Ты считаешь, что стала всемогущей, но это не так. Ты очень сильная, да, но ты не можешь не спать, скажем. И постоянно сторожить нас, чтобы мы не оказались в заложниках. Мы повторяемся, я это уже объяснял. И ещё один аспект. Если мы ничего о твоей силе не выясним, а ты откроешься, общественное мнение запишет тебя в новый вид. Плевать, что будешь единственная в мире суперочка, плевать, что природа твоих способностей ни разу не генетическая, гадом буду, главное - никакой личной жизни, не говоря уж о детях... оценила?
  ****
  -Дед, так что случилось?
  Чекан мало с кем мог поговорить откровенно. Обычно это "откровенно" означало положение дел в науке, его специальности, и вообще. С переходом на незавидную судьбу земной цивилизации. Коллеги-ровесники разъехались или поумирали, молодёжь его в основном не понимала. Не понимали даже сыновья, поминая историю с "большим гудронным коллайдером" и "алфизиками". Наиболее близкий ему теоретик, профессор Музалевский, сейчас читал лекции в Калифорнии, "китайским студентам за американские деньги". Старшая внучка Чекана, в отличие от её отца, могла воспринимать "дикие" идеи, не отвергая их сходу.
  -Будь я суеверным, я бы сказал, что это месть Аэлиты.
  -Что?
  -Так, ничего. Как ты говоришь, проехали. Точнее, пришли... а зачем поленницу переложили?!
  -Тренировка. - хмыкнул Мыш, подозревая, что Дашке сейчас влетит.
  На даче дрова использовались только для разных видов шашлыка и барбекю, в которых Чекан знал толк, и лежали в ведомом одному хозяину порядке, который сейчас был, ради внешней красоты, безнадёжно разрушен.
  -Это я. - Дарья, как всегда, невинно хлопала своими зелёными фарами, надеясь на прощение, но не тут-то было.
  -Здоровья много? Варенье в башку вступило?! Неудивительно, природа не терпит пустоты! Значит так. Всё переложить по моим указаниям. Сейчас. - Чекан уселся в своё любимое кресло-качалку, закурил, откинулся назад. - Вишнёвые, большие. Лево, низ.
  - Я в них не разбираюсь, - растерянно сказала Дарья.
  -Тут всего пять видов дров, - Чекан протянул было руку, чтобы стряхнуть пепел в каменную плошку пепельницы, как вдруг...
  Дровяной вихрь - это круто, во всяком случае, ни в одном кино такого Мыш не видел. Профессор, видимо, тоже оценил креатив - рядом с его креслом, в воздухе, разреженным порядком висела вся поленница.
  -Так, какие куда?
  Чекан резко обернулся в сторону калитки, потом к рыжей.
  "Нет, такую жар-птицу нам не удержать. Руки коротки. Переходим к плану Б, запасаемся тушёнкой и патронами, и прячемся"
  "Виновница торжества" улыбалась, ожидая дальнейших приказов, прямо как злой джинн, исполнитель желаний. Профессор явно сделал над собой немалое усилие, чтобы принять игру внучки, и чётко разъяснил, что куда складывать. Когда он закончил, поленница уложилась на место за три секунды, на мгновение развернувшись в воздухе красивым киношным цветком.
  -Теперь в квартире каждый день убираться будешь! - обрадованно нашла применение дашкиным талантам Светлана.
  -Инициатива наказуема, да, - усмехнулся профессор, - кстати, ты слышишь, что люди говорят, внутри твоего шарика?
  -Сейчас научилась, - честно призналась Дашка.
  Светлана с дедом выразительно переглянулись.
  -А... элементарные частицы ты ощущаешь? Отдельно протоны, нейтроны? Электронные облака молекул, атомов? - Борис Викентьевич закурил потухшую было сигарету, - Радиоволны, как я понял, ты ощущаешь как рябь, а видимый свет, ультрафиолет, рентген? Природа та же...
  -Да, как очень быструю тряску. И частицы - да, такие плотные, маленькие, врезаются в атомы, могут разбить, но редко. Электроны... ну как пушинки, что ли... это видеть надо...
  -Научи как, увижу... а влиять на частицы?
  -Запросто. Могу по сортам переворачивать, или все подряд. Вот свет не могу, его слишком много. Но самую... злую рябь могу отбивать.
  -Покажи. Только аккуратно.
  Над головой исследователей сверкнуло и растаяло нечто вроде огромного радужного пузыря.
  -Она тогда может термоядерный реактор из ничего собрать, - хмыкнул Мыш, вынося из дома новую порцию чая, сушек и варенья на огромном подносе.
  -Ничего я собирать не буду, - запротестовала рыжая, вцепляясь в новую банку варенья, - Я жрать хочу!
  На этот раз исследователи переглядывались не меньше минуты.
  А ну, - обратился к юной волшебнице профессор, - Принеси градусник, наверху, в зелёном ящике.
  Медицинский термометр спланировал на стол рядом с чашкой Чекана.
  -Не царское дело, ножками ходить, да... ставь себе, и держи три минуты. И без фокусов над прибором! Свет, когда домой вернётесь, на весы её, прошлый показатель есть? И еще раз температуру и давление. Сейчас, как температуру измеришь, тонометр сюда, там же.
  -Да, пятьдесят семь и три, с утра до завтрака, - подошла к столу старшая.
  -Дед, а есть что-нибудь... из еды, нормальное? Ну, там, картошка, шашлык?
  -Найдём. Градусник давай... так тридцать восемь и девять. Ты нормально себя чувствуешь?
  -Даа. - Дарья протянула сестре прилетевший к ней из окна дачи тонометр, - вот.
  -Так, - затянула манжету на дашкиной руке Света, фыкнула грушей. - Сто пятьдесят пять на сто десять! Это запрет на фейскую профессию, имхо. Пульс сто пять!
  -Мне нормально. Только есть хочется...
  Измерения через ещё пять минут показали тридцать шесть и шесть, сто десять на семьдесят и шестьдесят, причём Дарья клялась, что приборы не трогала.
  - В холодильнике кило отбивных, картошка тоже найдётся. - Профессор встал, налил себе чаю, улыбнулся. - Обожрали таки старика, черти...
  ****
  В последующие два часа Чекан взялся за внучкино дарование "по науке", принёс огромную тетрадь, разлиновал, и тут же исчиркал добрые пять страниц только ему понятными рунами, явно наслаждаясь процессом исследований. Попутно раскрыв ещё десяток неочевидных эффектов, он внимательно вслушивался в путанные дашкины описания, сетуя на отсутствие на даче даже простейших приборов, совершенно в жизни необходимых. Примерно, как в бане пассатижи.
  Когда на трёхсотметровой высоте сверкнул бело-голубой разряд какой-то хитрой ионизации, досконально сооружённой Дарьей из подвластных ей частиц по подробным дедовым наставлениям, профессор решил, что лавочку пора на сегодня закрывать. Конечно, при дневном солнце, спецэффекты не впечатляли, но вполне могли быть замечены обитателями дачного посёлка ФИАН, в основном старыми учёными, оснащенными видеоаппаратурой и отнюдь не склонными к поискам НЛО под кроватью. Тем более, что чудо-девочка снова успела оголодать.
  -Дед, забирай себе этот рыжий биореактор, - жалобно протянула Светка, наблюдая за исчезновением уже второй внушительной порции мяса с картошкой, - Мы её такую не прокормим!
  -А вы её в Роскосмос устройте. Спутники пускай запускает, по полмиллиона долларов за штуку. Вполне способна, как выяснилось, - посмеивался Чекан. - Заодно и конкуренция ракетчикам будет, те уже совсем расслабились, я смотрю. Вот и отработает.
  -Не возьмут её в Роскосмос, даже на аутстаффинг, - хмыкнув, налил рыжей ещё компота Мыш, - Она же племянника их шефа обидным словом, дирижабель помните...
  -Так выгнали ж его уже.
  -А осадок остался...
  -Ну, тогда... - прикурил следующую сигарету профессор, выдохнул облачко дыма, - пускай в цирк устроится, я же предлагал. Копперфильд... это, как у вас там...
  Чекан отнюдь не был противником новомодных словечек или оборотов, наоборот, старался их усваивать и идти в ногу со временем, не стесняясь спрашивать разъяснения у молодых, просто не любил, когда словесные выкрутасы закрывали смысл идиомы.
  - Со... в смысле, отдыхает, - поправилась Света, под ехидную улыбку сестрёнки.
  ****
   Почти горизонтальные лучи закатного солнца засвечивали беседку сквозь прореху в живой изгороди, как луч кинопроектора. Мыш и Светка отошли поговорить за семисотметровый "порог событий" и профессор остался наедине с паранормальной внучкой.
  -Дед, ты сказал "месть Аэлиты", это что?
  -Подслушивать нехорошо, юная леди... я тебе расскажу, но не сейчас. Это неприятная тема, поверь мне. Узнаешь.
  Дарья чуть-чуть, буквально на секунду, обиделась. Но ничего не сказала, что означает "скелет в шкафу", она, несмотря на молодость, отлично понимала. И до возвращения сестры сидела молча, размышляя о чём то своём. Дед, в свою очередь, убрав со стола чайные принадлежности и положив на него свой "лабораторный журнал", что-то в нём писал, зачёркивал... думал. Подумать было о чём. Всем.
  Исследователи уехали в полдесятого, договорившись с дедом согласовать примерный план вскрытия природы сверхспособностей во вторник, когда Дарья придёт на практику. Молчание в пути, похоже, становилось традицией, за всё время поездки сёстры и Мыш не произнесли и десятка слов. Светлана вела машину быстро и агрессивно, резко перестраиваясь и небрежно придерживая руль правой рукой. Из динамиков звенел "Полёт валькирий".
  ****
  -Пятьдесят шесть и восемь... ну и метаболизм у неё, - в пустоту произнесла Светлана, сгребая конспекты для завтрашних семинаров в кучу на краю стола. Выходило, что Дашка сбросила полкило, съев не меньше трёх рационов взрослого человека за день, не считая полутора килограммов варенья. Похоже что на самом деле, учитывая скачки температуры и кровяного давления, организм рыжей выстраивал дополнительную энергоподпитку заработавших нейронных цепей, отвечающих за связь с "демонами пакетной обработки". Для точных исследований понадобится медоборудование... а где его взять, хотя бы на время? Света глянула на часы - полдвенадцатого, нормальным людям спать пора. Дашки не было, она, после взвешивания, смылась на улицу "на полчасика", не забыв прихватить из холодильника очередную шоколадку. Интересно, куда, семья Аньки Могилы с дачи давно приехала, их "Пассат" Света видела, когда парковалась у дома...
  "ты где" - написала смс сестре старшая.
  "на славе думаю" - пришёл через минуту ответ.
  Усмехнувшись, представив, что бы мог подумать гипотетический "товарищ майор", следящий за Дашкой, о её интимной жизни, Светлана накинула легкую куртку и вышла на улицу, сообщив Игорю, что скоро придёт с сестрой, и чтобы он не беспокоился.
  "Слава КПСС", они же "две башни", они же "близнецы" - две одинаковые двадцатидвухэтажки, поднявшиеся над южным выездом из уютного и зелёного "курчатника", с его трех- и пятиэтажными "сталинскими" и более поздними кирпичными домиками, на самом исходе застоя, при Черненко. Имена собственные они получили по трёхметровой высоты красным буквам, составлявшим слова "Слава" и "КПСС" на своих крышах. "Слава", ближняя к их дому башня, по формальному адресу "Ул. Ферсмана, 7", который, правда, никто не помнил, была одним из любимых мест времяпровождения сестёр в детстве. Все секреты огромного дома они знали наизусть, и нередко "тусили" на его плоской крыше, невзирая на все замки и запреты. Через пять минут Светка была на двадцать втором этаже местного "небоскрёба", и, поднявшись по железной лесенке, протиснулась на крышу.
  ****
  Дарья, пребывая в одиночестве, думала. С ней это случалось и раньше, её обычная шумная общительность, правда очень редко и ненадолго, могла прерываться периодом угрюмой сосредоточенности. Сейчас предметом её размышлений была школа, в которую она в понедельник пойдёт, как будто бы ничего не случилось. Как и всякая любительница японской мультипликации, рыжая знала, что обыкновенная японская школа, "чуть больше чем наполовину" набита инопланетянами и -тянками, древними божествами, демонами, ведьмами, разнообразными паранормальными сущностями, высокопоставленными офицерами спецслужб и прочим странным народом, в меру своих способностей маскирующимся под обыкновенных японских школьников и школьниц. Насчёт обыкновенной русской школы Дарья не была в этом столь уверена, но инопланетные полиморфные пираты и гостьи из будущего в ней вроде как тоже отметились. К тому же, дашкину школу обыкновенной можно было назвать с немалой натяжкой - физико-математический лицей при знаменитом Физтехе давал подготовку, во всяком случае, по блоку естественных дисциплин, не уступающую таковой у знаменитых "пятидесятисемитов". Но самой оказаться в роли "девочки-волшебницы под прикрытием"... в общем, Дарье было, над чем задуматься.
  Выйдя на крышу, Светлана увидела сестру сразу - эффектный тёмный силуэт на фоне сникающего заката, Дарья стояла на краю крыши, одной рукой чуть опираясь на ржаво-красную "А" утыканную разбитыми патронами от когда-то освещавших её лампочек. На подошёдшую сестру рыжая никак не среагировала, и минуту старшая любовалась роскошной кинематографической сценой, усевшись на крышку венткороба - красивое, сильное и свободное существо, без малейшего страха глядящее на семидесятиметровую тёмную пропасть под ногами. Подбородок горделиво приподнят, левая рука отведена назад... картинка, да и только. Жар-птица...
  Ни малейшего желания сгонять Дашку с края крыши у Светы не было, высота сестре ничем не грозила. Темная бездна для рыжей сейчас была наполнена упругой массой невидимых и неподвластных другим частиц, они стали для неё тем же, чем была с детских лет вода бассейна или моря.
  -Ну, и что надумала? - Света подошла к младшей, бесстрашно встала рядом.
  -Знаешь, я... больше высоты не боюсь. Совсем. Как в бассейн с бортика прыгнуть...
  Аспирантка улыбнулась такой синхронности мыслей, но не удивилась - сёстры, как-никак.
  -Знаешь, Мыш меня назвал жар-птицей, - продолжила Дарья. - Нет. Это неправильно. Я не живу в воздухе, я им управляю. Я стихия, как... Шторм. Да, это сказки, знаю...
  -Ты рождена, чтоб сказку сделать былью, - припомнив последний разговор с Мышом, улыбнулась Светлана. У друга был набор цитат на все случаи жизни и ещё на полчаса после оной.
  -Я попробую, - серьёзно ответила феечка.
  Отношения сестёр, при внезапно возникших странных и опасных обстоятельствах, сейчас очищались от суетливой бытовой грызни и взаимной иронии, как слетает нагар и окалина с раскалённой стали под ударом кузнечного молота. И обе это чувствовали, не срывая разговор на стёб и подколки.
  -Клюква. Это что они о нас думают, бредятина,- Неожиданно высказалась рыжая.
  -Это ты о чём? - Не поспела за дашкиной мыслью Света.
  -Ну, что у нас зима всегда, в комиксах, фильмах. Если у них есть Шторм... то я буду Вьюга.
  
  
  
  
  4. Меланхолия Яны Ложкиной
  
  
  Плохо жить на свете октябрёнку Пете,
  Больно бьёт по роже пионер Серёжа...
  
  Из архива наблюдений за живой природой
  
  
  21 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Посещение родного лицея в новом качестве оказалось для Дарьи психологически значительно легче, чем она предполагала. Да, вид школы и изрядной части приличных размеров города "в разрезе" впечатлял, но это она уже проходила, "инициировавшись" на позапрошлой неделе во время лабораторной практики. Уже ко второму уроку рыжая вполне освоилась, и теперь с интересом оглядывала своим суперзрением одноклассников. Успешно сдав расчётно-графические работы по физике, которые, к счастью, были сделаны ещё в четверг, не без телефонной помощи Мыша, и отсидев ещё две "пары" (в старших классах лицея уроки были сдвоенными, по схеме ВУЗов) Дарья собралась домой, в "курчатник", где её ждал любимый бассейн. Учебный год заканчивался, из серьёзных дел оставался только предэкзамен по химии и зачёты по гуманитарным предметам, где у начинающей замаскированной супергероини всё тоже было в порядке. Ну, почти. И свобода! Лето, Дубна, Юлька, Крым и неописуемый простор для подвигов и приключений! Пребывая в почти эйфорическом настроении, Дарья пошла общаться с подругами.
  В десятом классе лицея наблюдался изрядный демографический дисбаланс - попросту, на двадцать ребят было только семь девчонок. Это было, в общем, характерно для советских и постсоветских специальных школ при технических вузах, а особенно для Физтеха, с его знаменитой "системой", и в точности отражало гендерный состав студентов. При этом в классе ребята, как и везде, естественно образовывали единую стайную пирамиду авторитетов, а вот ситуация у девушек была несколько сложнее. В классе были две чётко выраженные альфа-девочки, лидерши двух неравных групп. Красавица Катя Резникова, дочь немалого чина Рособоронэкспорта, возглавляла одну из них, куда входили ещё три ученицы. Дашка была второй альфой, к ней примыкали Лида Сонина, темноволосая, худощавая девушка заурядной внешности, и Яна Ложкина. Кругленькая, очень миловидная Яна сегодня выглядела не лучшим образом - одутловатость на свежем, белом с мягким румянцем личике и красные глаза выдавали то, что одноклассница плакала. К тому же она пришла только на последнюю пару, и даже пообщаться на перемене подруги не успели.
  -Что? - Дарья даже не расшифровывала вопрос, всё и так было понятно.
  -То... - Янка, стоя перед раковиной туалета, тёрла белую курточку. - Эти.. на раёне... опять.
  На спине было красноватое жирное пятно, не желающее отмываться. Дарья поняла.
  ... История жизни Яны была типичной и грустной. Биологический отец одноклассницы скрылся в неизвестном направлении ещё до её рождения. Мать, молодая чиновница Минтопэнерго, тянула дочку в "одно лицо", и в битве с невыносимой лёгкостью бытия начала двухтысячных, что называется, "уверовала". Сам по себе религиозный пыл православной матери никак на дочери не отражался, во всяком случае, запретным садизмом на радости жизни она Яну не доставала. Но четыре года назад, когда мать поехала в паломничество по монастырям западной Украины, оставив дочку на попечении сестры, коммунального босса рабочего посёлка при одной из московских ТЭЦ, микроавтобус с паломниками перевернулся на трассе в районе Тернополя. Янкина мать сгорела в разбитой машине вместе с двумя другими женщинами, не успев выбраться. Оставшуюся, по сути, круглой сиротой, девочку тетка сумела удочерить - у неё было трое своих оболтусов, старший из которых был на три года младше Яны. Теперь она жила у тётки в "серверной", как при случае именовала посёлок Северный Дарья. Пробивная, "хабалистая" тётя обеспечила девочку всем необходимым. Даже в престижный физмат-лицей пристроила, распознав склонность племянницы к точным наукам. Жизнь Яны уже вошла в нормальную колею, почти преодолев неизбывную боль страшной потери, но... повод для дворовой травли можно найти всегда. Особенно, когда не успевшим к раздаче слонов дебиловатым недорослям, трусоватым для прямого криминала, но являющимися его пассивным трудовым резервом, просто больше нечего делать. Свист, мычание при каждом проходе по двору. Комки глинистой грязи в спину. Мат, оскорбления и ежедневная двукратная "жирная корова"...
  ...Тётя не раз пыталась "принять меры". Но коса нашла на камень - у нескольких, наиболее активных радетелей за хорошую фигуру была своя родня, причём даже среди непосредственного начальства второй мамы...
  ... Любимое место посиделок "предводителя дворянства" со своей свитой было как раз на пути к янкиному новому дому. Посёлок сам по себе был не сильно приятным местом, а выбранный для почти непрерывной тусы "пасанов на раёне" закуток был просто апофеозом мерзости - подобное к подобному. Тропинка к дому, единственная, по которой можно было пройти, не утонув в луже, своими размерами и всепогодностью напоминавшей, скорее, грязное озеро, проходила между пирамидой из еще советских времён бетонных плит, так и не использованных при какой-то стройке, и чудовищного размера помойки. На этом пути каждый день Яну и ждало испытание, а в прошлую пятницу ситуация дошла до разлива гноя - старший двоюродный брат вернулся из поселковой школы избитым, защищал честь сестры по принципу "за корову ответишь". Сегодня же ей пришлось, спасаясь от урлы, вооружённой комками жирной красной глины, вброд форсировать грязную яму, а один из "снарядов" всё-таки угодил в цель, перемазав воскресную обновку, утешительный подарок тётки.
  -Дай сюда, - Дарья решительно отобрала куртку, и повернулась к раковине таким образом, чтобы подруга не заметила странностей в процессе очистки, после чего вымела при помощи послушных молекул газов воздуха из синтетических волокон чужеродные вещества, и заодно, лишнюю влагу. - Вот, держи.
  Подруга изумлённо воззрилась на идеально чистую, и даже почти сухую куртку.
  -Тереть надо вдоль, видишь - структура, - "пояснила" Дашка, - Поехали к тебе. С кусками дебила разберёмся.
  -Мы?
  -Ну да. Я их буду пинать, а ты на айфон снимать.
  -Как? Там зверей штук десять...
  -Руками и ногами, естественно.
  Дашкином напору Яна всегда уступала, а тут ещё накладывалась странная, весёлая уверенность подруги в успехе, как будто та не предлагала ничего сложнее, чем затоптать десяток тараканов. Ну, и наконец, избавиться от ежедневного унижения маленькая пышка уже давно мечтала... и Яна согласилась. На остановке автобуса дашкина подруга внезапно выудила из рюкзачка банку с винным кулером "Винтаж", с хрустом отодрала язычок, глотнула красную гадость.
  -Довели до алкоголизма...
  -Бяка, небось? - Рыжая с интересом забрала банку, тоже приложилась. В её семье спокойно относилось к употреблению натурального сухого вина подростками, официально разрешив его с четырнадцати лет Дарье, как и Свете в своё время, но "яги" и кулеры были презираемы, как химия, концентрат нефрита и вообще убожество. А вот сейчас, что называется, "хорошо пошло".
  -Ты какая-то... другая. Ты?.. - опытная подружка ошиблась в своём невысказанном вопросе.
  -Нет, - весело помотала головой рыжая, понимая. - Просто настроение. Прёт.
  Народу в автобусе было немного, и подруги уселись вместе, весело болтая. Яна продолжала удивляться переменам в своей однокласснице, та изменилась... не меняясь при этом. Просто стала из язычка пламени свечи испепеляющим факелом пожара на газовой скважине, однажды виденным Яной в детстве, когда мать таскала её с собой по командировкам.
  -Где они тусят? - спросила рыжая, выходя из транспорта.
  -Как всегда, на плитах.
  Дарья просканировала свою ноосферу, действительно, перед началом ряда серых пятиэтажек, на стопке плит, обретались шестеро подростков. Рыжая опознала "предводителя дворянства", как саркастично называла его янкина тётка. Рядом крутился подпружиненный кавказец, естественно, с травматом на кармане, и ещё четыре невыразительных урела. Кроме "лица национальности", вооружён был только предводитель - китайской "бабочкой". Юная супергероиня решительно пошла вперёд, подтягивая за собой опасливо отстающую подругу.
  -Камера. Интервал десять шагов. - С некоторым пафосом отрывисто скомандовала рыжая, приблизившись к точке невозврата, первому контейнеру помойки, - Ближе не подходи.
  -Мууу! - поприветствовал Яну предводитель, изображая пальцами рога, и переключил внимание на Дарью, картинно распустившую рыжие волосы по плечам, - О, бляаа...
  Повелительница стихий сейчас сожалела, что не одета в недавний подарок питерской бабушки, металлизированное серо-голубое короткое платье и того же цвета туфли на шпильке - эффект был бы совсем убойный. Впрочем, в лицей в таком нельзя, да и заранее о проблемах одноклассницы она не знала.
  -Не мычи, баранина, - спокойно и чётко, чтобы услышала вся урла и записал айфон подруги, произнесла Дарья. - Слова забыл?
  Предводитель рванул навстречу судьбе сразу. Про лорда Дизраэли он, скорее всего, в жизни не слышал, но, тем не менее, жил точно по заветам старого интригана. То есть умел, когда нужно, доставать "понятия" из кармана, а когда нужно - прятать. Сейчас был именно второй случай.
  -Ты чё, щель конопатая, поднялась ниибаца?
  Не отвечая на оскорбление, рыжая небрежно отмахнулась от прямого удара в лицо, аккуратно придержанного парой септиллионов подвластных ей молекул. После чего, в свою очередь, отвесила вождю дебилов внушительно заряженную "силой" оплеуху. Гопника отшвырнуло метров на пять, голова его безвольно мотнулась, и, ударившись спиной о стопку бетонных плит, жертва броуновского движения сползла на сырой песок. Дарья улыбалась, ей было хорошо, не от ста граммов кулера, а просто. Само по себе. Что такое состояние грогги рыжая не знала, но отметила - предводитель больше не боец, и стала ждать продолжения банкета. Которое немедленно и настало.
  ...Дарье вспомнился рассказ Лиды Сониной, о временах, когда та, с семьёй, жила в Каспийске. Лида, крепкая как стальная проволока, занимавшаяся единоборствами с пяти лет дочка офицера-спецназовца из "Вымпела", тогда "закусилась" с лидером местной дворовой кодлы, и успешно поваляла его в грязи в поединке один-на-один, разбив физиономию. Да, такое бывает не только в феминистических сказках. Просто в сказках не бывает того продолжения, которое всегда есть в реале. На одинокую безоружную девчонку разом кинулось не меньше десятка рыл, вооружённых ножами и арматурой, от смерти или серьёзных увечий майорскую дочку спас только случай, стаю спугнули, но жутковатый, особенно для пятнадцатилетней школьницы, ветвистый шрам на шее и лице у одноклассницы остался, как хорошее напоминание, что против лома нет приёма...
  Последовавшая пятиминутка избиения младенцев больше всего напомнила Дарье одну из бесчисленных максим Мыша, парадоксальную фразу "если бы у меня был пистолет, я бы вам дал пощёчину ногой". "Пистолет" у рыжей был, но та с удивлением отметила, что больше ни разу не применила своей силы, ограничиваясь только контролем поля боя, чтобы никто вдруг не прыгнул на Яну, прилежно исполняющую обязанности оператора. Солнечная улыбка Дашки и её отмороженное потустороннее спокойствие, видимо, настолько деморализовали урлу, что драки как таковой не получилось. Отправив в обидный заплыв по мегалуже последнего, наиболее настойчивого получателя звездюлей, как раз кавказца, предварительно отобрав у него "Осу", защитница мира вернулась к плитам, рядом с которыми сидел на песке, ошалело держась за шею и покачиваясь, главарь.
  -Подъём, животное, - Дарья унизительно схватила "предводителя дворянства", как нашкодившего первоклашку, за левое ухо и потащила на тропинку, где стояла сияющая, как новогодняя гирлянда, Яна с айфоном, - Сейчас глупая невоспитанная девочка будет извиняться. Девочка, повторяй: "простите меня пожалуйста, уважаемые Яна Алексеевна и Дарья Владимировна, я больше никогда не буду ругаться матом и оскорблять людей".
  -Пиздец тебе, жирна-а-АААА!!! - от дикой боли в рвущемся ушном хряще у гоблина подломились ноги, он жалко плюхнулся в грязь на колени.
  -Совсем некультурная девочка, - сокрушённо выдохнула мстительница. Ровесник лицеисткам, босс дворовой недошпаны, был мелким, значительно ниже Дашки подростком, сейчас к тому же грязным и жалким. - А давай видео снимем, где она из лужи пьёт?
  Рыжая сама не была уверена в своей способности на изощрённое издевательство, да и, заглядывая в лицо униженному хулигану, льстила себе, что обладает "страшным взглядом". Взгляд у неё был самый обычный для девчонки её возраста, и ничуть не стал страшнее с прошлой субботы. Но предводитель, впечатлённый устроенным бешеной подругой Яны блицкригом, поверил. И начал визгливо каяться. Когда он закончил, Дарья удовлетворённо покивала.
  -Значит так. Если хоть одна обезьяна поднимет глаза, когда по двору идёт Яна Алексеевна, этот хит будет на "трубе" и в ваших "одноглазниках". Всосала, жертва? - Дашка жестом показала Яне сменить ракурс и резко встряхнула ухо гоблина. - Ну?
  -Дааа.
  -Пошёл вон. - Дарья брезгливо отшвырнула предводителя, не удержавшись от искушения применить способности. В результате тот скатился с тропинки и оказался в луже.
  От внимательной Яны не ускользнуло, что Дашка в ходе сражения осталась свежей и чистой, как голливудская актриса, умудрившись как-то в грязи и крови не перемазаться, хотя брызги до небес летели. Даже распущенные медные волосы не спутались. Это было странно, да и вела себя подруга... как-то... по киношному.
  -Поднимешься к нам?
  -Зайду, конечно, только на пять минут. Заодно флешку заберу. - Дарья, вытащив из кармана сумки Тракторный, посмотрела время. - Слушай, у тебя еда есть? Хоть какая-нибудь...
  Дарья уже начала стесняться своего супергеройского аппетита, но ничего поделать с собой не могла. В результате молниеносного набега мстительницы холодильник в янкиной квартире изрядно опустел, хотя на настроение хозяйки это никак не повлияло. Дарья и раньше была для подруги авторитетом, Яна безоговорочно признавала лидерство смелой, заводной и изобретательной одноклассницы, но сейчас рыжая поднялась в её глазах на недосягаемую, сияющую олимпийскую высоту. Феечке стало неловко, ведь в получении силы не было никакой её собственной заслуги... ещё и обожрала бесцеремонно подругу, которая, похоже, её уже обожествляет... и замечает перемены в дашкиной личности. Распрощавшись, рыжая отправилась на остановку долгопрудненского автобуса - с пересадкой она впритык, но ещё успевала в бассейн родного "курчатника" на тренировку. Заодно начинающая супергероиня собиралась проверить, удастся ли ей полностью отключать способности для честной физической нагрузки, это вопрос её занимал уже с вечера субботы. Автобуса всё не было, но настроение у сидящей на лавочке остановочного павильона волшебницы было безоблачным. И его не испортило даже то, что к остановке от поворотного круга посёлка потянулась шобла, частично укомплектованная её сегодняшними, изрядно ощипанными, но не побеждёнными супостатами, и пополненная свежими силами. К тому же милые дети сплошь были "на говне", как выражался её одноклассник Лёша Стариков, фанат "Спартака", то есть с оружием, железками и травматами. Когда стая приблизилась со стороны глухой стенки павильона, Дарья неторопливо вышла ей навстречу, испортив гопникам заготовленный ими сюрприз - зажать рыжую стерву в строении остановки.
  -Рука-лицо-дже-пе-ге! - прокомментировала всевидящая фея, не зная анекдота про не-охотников. - И аккордеон.
  Стая остановилась. У Дарьи мелькнула мысль, что ситуация намного хуже, чем она решила сначала - если кинутся все разом, ей придётся или наглухо закрыться, или увечить напавших гопников, или попросту улететь. Все три варианта были плохи тем, что демонстрировали её способности для кучи левого народа, который явно не будут давать обет молчания. И, хотя веры битому хулиганью будет не больше, чем "свидетелям НЛО", любимым объектам стёба в семье Чекан, но осадок останется. Очень быстро звон дойдёт до деда и Светки, ведь опознать подругу Яны Ложкиной раз плюнуть...
  Уловив её сомнения, но ошибочно распознав их как страх, кодла качнулась вперёд. Дарья никогда не изучала групповую психологию, конфликтологию и прочие тонкие науки о поведении групп людей, но сейчас отлично чувствовала, что шаг назад, неуверенный жест, отведённый взгляд или закушенная губа будут означать немедленное нападение.
  ...Был ещё один вариант - убить их всех. Технически самый даже простой. Рыжая ощущала их трепыхающиеся сердечки, подразогнанные адреналином, теплую кровь... но феечка родилась и выросла в Курчатово, а не в Сержень-Юрте. И для неё этот вариант был недоступен. Был закрыт серым, как отключённый пункт меню в программе. Если бы гоблины знали, что может сотворить с ними эта зеленоглазая сущность, сейчас спокойно глядящая на них с обочины дороги, они бы уже бежали, через пустырь и лужи, назад к посёлку, завывая от ужаса и стремясь удалиться на спасительные семьсот метров... но они не знали, и даже не могли предположить, потому что такого просто не бывает.
  -Асу атдай, - подало голос "лицо национальности".
  -Перетопчешься, - спокойно ответила мстительница, - Ещё вопросы?
  Вопросов больше не было. Подростки разглядывали миловидную курносую девчонку, не понимая, что им мешает сделать всё задуманное, косясь на предводителя. А тот, преодолевая головную боль и мерзкий привкус во рту, остановившимся взглядом сканировал брюки лицеистки. Светло-серые, без единого грязного пятнышка. Несмотря на юный возраст, главарь был вполне завершённой мразью. А вот дебилом не был, и помнил, как летела в разные стороны грязь, когда ЭТО... замаскированное под школьную подругу "коровы", купало в луже его подельников. И медлил, понимая, что столкнулся с тем, что "не надо трогать даже восемнадцатиметровой палкой"... он ошибался. Ровно в сорок раз. Рыжая поняла его взгляд, наблюдательностью дворовая гнида явно не уступала школьной подруге. Да, плохая, негодная девочка-волшебница...
  Потом подъехал автобус, и выпустил на остановку рабочий люд со смены на ТЭЦ. Гопники сделали вид, что они тут так, гуляют, но Дарью это уже не волновало. Ей по-прежнему было хорошо, хотя досада на своё полное, как выяснилось, неумение быть прежней, несколько портило настроение.
  Мир неторопливо проезжал, с движением автобуса, через её сознание, как через волшебный шарик из сказок, где щелкнешь по стеклу - землетрясение, сыпешь пухом - летит снег. Когда самый верх её ноосферы (а что, хорошее слово, хотя и значило раньше совсем другое) зацепил, буквально на две секунды, заходящий на посадку в Шереметьево аэробус, Даша на мгновение сама ощутила себя огромной дюралевой птицей, пламя турбин, жадно хватающие воздух компрессоры, усталость держащих могучие крылья лонжеронов и нервюр...
  ...Алюминий, магний, титан, железо. Всё это надо было знать и отличать друг от друга. Мир был сложен, и его надо было понимать, чтобы научиться защищать. Иначе его очень легко сломать или разбить, как тот самый хрустальный шарик...
  ****
  -Типа, уже скучно, да? - Мыш щелкнул по монитору, отображающему положенную эффективность фильтра. - Тема по олову, в общем, закрыта. А с золотишком так эффективность и не прикинули...
  -Я посчитаю сегодня. По энергетике всё ок, почти вдвое ниже, чем по-старому. - Светка, восседающая сейчас в кресле шефа, готовила для деда прикидки к отчёту. - Так что будем оформлять, дальше не наше дело. Инновационная премия от нанистов уже гарантирована, в июне подаёмся.
  -То есть, получается, что у нас есть почти полгода на... новую тему. До отчёта в ноябре-декабре золото тянем?
  -Да, дед одобрит. Он говорил, и в его время так делали - дежурные дела не закрывали, пока интересным занимались. Чтобы не мешал никто. Тут главное, чтобы не настучали...
  -Некому у нас... слушай, так структуры - это теперь дежурное?.. Нда... тут проблемка есть. Ромик то не в теме. У него крышу со стропил снесёт. В "само пропало" ты бы поверила?! Ладно, пока скажем, что после перебора установки гондоны саморастворились, до августа сойдёт, у него пока своих дел навалом. Но всё равно что-то придумывать надо... чёрт! Гнусно это как-то. Не вовремя он уехал. Ровно в этот день. Когда узнает правду, зарядит мне в табло, и будет прав, а я утрусь...
  Мыш расстроено добыл из шкафа чайный пакетик, залил кипяток в чашку с вездесущим роснановским лейблом. Выждав минуту, потянул горячую жидкость.
  -И всё у нас так.- Неожиданно произнесла Светлана.
  -То есть? Ты про ацкие моральные проблемы? Выбор между благом для всей цивилизации и собственным душевным спокойствием? - Мыш интонацией "зациничивал" высокопарные периоды, - Во. "Кто сберёг свои нервы, тот не спас свою честь". Цоперайт не помню.
  -Я про аморальные. Всё у нас - как не у людей. У нормальных исследователей открытия как открытия. Электромагнитная индукция там. Лазер, сверхтекучесть, реликтовое излучение... явления. Что хочешь с ними, то и делай. А у нас открытие глазами хлопает, с ЙУношами в кино обжимается...- Света, подражая Мышу, подчеркнула "подоночий" слог, - И коллег на решения задачек разводит...
  -Не решал я ей ничего.
  -Да ладно. Так магнитный поток уже десять лет не пишут, олдскул с порога видно... пофигу, короче. Она мне сестра. Родная, а не импульсный генератор - спалили, ещё закажем... понимаешь? Когда на даче у неё давление за сто пятьдесят скакнуло, я чуть на месте не обделалась, может быть, она себя убивает, когда чайники левитирует, а мы ей новые фокусы придумываем... как ты там говорил, когда нам установку двигать не дал? Про Дусю?
  -...Ты агрегат, Дуся, на сто киловатт... "Любэ". Я понял. Те же самые проблемы, что я сказал.
  -Ни фига ты не понял. Это не спасти свою честь, в гробу я эту честь видала, если у Дашки инсульт какой-нибудь случится. Она мне не "объект".
  -Мне тоже. А что делать-то?
  -Не знаю. Врём, врём, молчим, живём в этом её... шарике... сферичеcкая махо-сёдзё в вакууме, блин... на мужа прыгнуть не могу, вдруг эта... смотрит. И съехать тоже не могу, мать уроет, деточку бросила! - Аспирантка зло пнула ногой бак второй, так и не пригодившейся, установки.
  -Вся проблема как раз в том, что не в вакууме.
  -Спасибо, товарищ капитан Очевидность! - Светка изобразила нечто вроде воинского приветствия.
  -К пустой голове... слушай, так что по родителям решили? Они-то уж точно имеют право знать. Заодно и это... сами же не захотят так жить. В Крым её отправить? А как тогда изучать, у нас отпуска по месяцу, ну можно там натянуть недельку ещё...
  -Ничего пока не решили. И боюсь, она сама всё решит прекрасно... над CERNом херня летала, серебристого металла... помнишь, ей бабушка платье подарила... металлик.
  -На "день педофила", что ли?
  -Да, у них последний звонок в пятницу, для десятиклашек форма свободная.
  -Интересный праздник придумали... - Борис Викентьевич, как всегда неожиданно появляясь на пороге и поздоровавшись с Мышом за руку, кивнул Светке и уселся перед монитором контроллера, - это кто ж догадался то, а?
  -Ну, теперь общее место, он же день блюющих бантиков...
  -Умеют люди настроение изгадить... сначала на кафедре, потом вы туда же. Короче. У меня следующие выводы: по вашим математическим моделям сосисок, что получались от дашкиных выходок с концентрациями, и по её субъективным описаниям, пока без измерений, естественно, получается, что она может не просто отражать в какой-либо плоскости, а разворачивать вектора скорости частиц в любом, желаемом ей направлении. Любых, кроме ЭМИ. С фотонами она тоже что-то делать может, но как-то странно, будто просто не успевает все обработать. Затык именно информационный, и как раз в этом случае у неё проблемы с физиологией начинаются.
  -Мощность процессора исчерпывается, или оперативка? - предположила Света.
  -Что-то вроде того. И еще. Модули скоростей не меняются. До пятого знака, то есть до погрешности самой модели. Понимаете? В каком-то виде она законы сохранения соблюдает, хотя, строго говоря, учитывая относительности скоростей, тоже бредятина. Я думаю, что этот... закон базируется на ноль скорости её собственной ноосферы. Термин, кстати, подходит. Нужно проверять, заставить её погулять по коридору при работе с ионами на установке.
  -Боюсь я за неё, - продолжила высказывать свои сомнения аспирантка, - Она живая... родная, я тут Диме уже говорила...
  -Свет, естественно, я что - маньяк-живодёр тебе? Мне перед Вовкой... самому неудобно, чёрт. Делаете из меня доктора Менгеле. Постоянно будем обследовать, медоборудование найдём... медик толковый нужен, конечно. Правда, как с нашей омертой тогда быть?
  -Да уж.- Подал голос Мыш, что-то копируя на флешку с контроллера, - Хотя... можно придумать. Она что-то делает с молекулами за полкилометра, врач её обследует, потом сопоставляем. Извращение, конечно, но вполне рабочий вариант.
  -Не уверена. Учитывая её метаболизм, у неё в организме бог знает что происходит, нормальный врач и без летающих поленьев с нарезки соскочит. И потащит её в стационар, где с ума сойдёт уже весь конвульсиум. Я уж не говорю о чисто технических и денежных моментах... - Светлана, закончив таблицу по оловянному фильтру, пересела на подоконник, освободив шефское кресло, - Всё самим придётся делать. Но я не только о наших опытах...
  -Да, Борис Викентьевич, я тоже хотел сказать, - влез Дима, - Не удержим мы её. Нет у нас клеток для жар-птиц.
  -То есть? - поднял глаза от своего талмуда профессор.
  -Она сейчас самое сильное существо на планете. При этом с разумом обычной школьницы. В мире много всякой несправедливости и дряни, и она наверняка захочет, в меру своих ...не очень скромных сил с этим побороться. Результат будет... по всей морде. Причём, в первую очередь, нашей.
  -Вроде, ты ж ей всё объяснял... Дашка умная, я всегда говорил. Хулиганистая, правда.
  -Ну... её недостатки - это продолжения достоинств. Конечно, если бы мы проводили открытый конкурс для девочек четырнадцати-шестнадцати лет на получение суперспособностей, лучше бы вряд ли нашли. Умная, смелая... честная...
  -А уж скромница-то какая... - фыркнула Светка, - ...каких поискать. Не вздумай только ей это лично брякнуть. Косяки будет сшибать носом своим рыжим.
  -Я о том, что она ввяжется в такие разборы, что нам не то, что исследовать её спокойно, без головы бы не остаться, я уже говорил. Из лучших побуждений, конечно. - Мыш негромко включил проигрыватель на своем компе. - Вот по уму было бы тихо и без напрягов сначала понять её силу. А уж потом...
  -А что потом? - Заинтересованно повернулась к нему Светлана. - В истории человечества ни разу не было, чтобы серьёзное открытие было использовано самим изобретателем. Как максимум - люди находили, как и кому продаться. Да и понятно, в сарае ядрёну бомбу не соберёшь, дерево технологий, всё такое. Маньяки-учёные, вооружённые своими изобретениями, это кино и комиксы те же, не бывает их на самом деле. Так и у нас будет, ну придумаем мы, как подключиться к этим её "демонам" даже... это будет типа первых паровых машин или самолётов - угрёбище, кривое и глючное... и будем искать спонсоров, чтобы установку опытную замонстрячить... ну, шнобелевку получим, может быть... и это в идеале. Такие штуковины серьёзным людям будут как нож острый, нефть-газ не нужны... закрывающие технологии, как этот твой... инноватор пишет. Вот НАС закрывать и будут, чтобы их не было...
  -Ну, права, да. Только не закрывать, а зарывать. В лесу под пень. И ещё один аспект. Фактор Дарьи и других... детей индиго, если появятся. Ведь им техносфера, в общем, как рыбе зонтик. Перекошенный мир получится...
  -А сейчас он какой?.. Подозреваю, что даже если мы всё исследуем и воспроизведём, бросить в него ТАКОЕ... нате, пользуйтесь - и кирдык всему. Как в гнилую стену кирпичом швырнуть.
  -Ну, с бомбой же кирдыка всему не случилось.
  Светлана хотела возразить, но поселившийся в рандомнике проигрывателя ехидный тролль запустил мейденовских "Детей проклятия", и аспирантка только невесело ухмыльнулась. Зазвонил лежащий на столе смартфон, и она, жестом попросив Мыша убрать громкость, взяла сотовый. Выслушав абонента и что-то быстро несколько раз ответив, девушка ровно, с прямой спиной опустилась на стул, как отключённый от питания андроид.
  -Что случилось? - первым среагировал Чекан.
  -Это тётка Яны Ложкиной, что с Дашкой в лицее учится. Сегодня наша фея поехала заступаться за Яну после школы, её во дворе гопота травит. Заступилась, ага. Полпосёлка видело, как она ихнего Карика пинала на плитах. Её там не знают, но все запомнили, что была рыжая подруга, с Яной пришла. У Карика сотрясение того, что вместо мозгов, в больнице лежит. А у него папа - главный инженер на ТЭЦ... короче, у неё мой телефон с родительского собрания в марте был. Предупреждает, что дело может быть, если тот заяву напишет.
  -Блядь! Ну, вот и началось. - Мыш стукнул кулаком по столу. - И ведь только двое суток прошло!
  -Давайте-ка по домам. Свет, я с тобой в Курчатово, внушение делать. Нечего здесь просиживать, шесть уже, - Поднялся со своего места Чекан. - Думаю, сейчас все обойдётся, там трястись нечему, не будет никакой собаки с милицией. Но Дашке вливание показано. Все, вперед!
  ****
  -Уши не болят? А сейчас будут! - профессор был свиреп, как уссурийский тигр, и Дашка понимала, что хлопанье глазищами, любимое средство обезоруживания рассерженной по случаю очередной её выходки родни и друзей, с дедом не сработает. - Тебя что, в подземном хранилище теперь содержать, как спецбоеприпас?
  Дарья стояла на своей любимой крыше "Славы", в сырой светкиной джинсовой паре и стоически выслушивала разнос, держась за уши, которые действительно болели после свободного падения с километровой высоты, остановленного только что в двух десятках метров от кровли небоскрёба.
  -Не пойму, в какую ты камеру больше хочешь... телевизионную или сразу в цугундер? Нахрена было в Северном шпану гонять, умнее ничего не придумала? Вон, Обама Иран и Сирию бомбит, слетай, ему по роже стукни! Под камеры CNN! А сейчас ты чем думала, когда над посёлком реяла, как жид пархатый над арабской мирной хатой? Знаешь, за сколько простой белый шарик из самолёта видно? Ты бы сразу уже бальное платье одела, как невеста Дракулы!
  ...Когда исследователи через понедельничные пробки добрались до "курчатника", было уже начало девятого. Дарьи дома не было. Заглянув в ванную, Света сообщила, что бассейн волшебная сестрица явно посетила, и куда-то уже снова смылась. Чертыхнувшись, Борис Викентьевич отправился навестить друзей, бывших коллег по НИИФВЭ, посёлком при котором было Курчатово, и в свою очередь исчез, выйдя на связь только к одиннадцати. Тем временем, Дарья таки объявилась, сообщив, что скоро будет на "Славе". Мстительно не предупредив рыжую, что по её душу заявился дед, Светка позвала Чекана на дашкину "посадочную площадку". Через десять минут после того, как профессор со старшей внучкой поднялись на крышу высотки, с еще бледноватых небес свалилось смутно-белёсое джинсовое пятно...
  -Я понимаю, - сбавил обороты Борис Викентьевич, - такая сила, конечно, провоцирует на подвиги. Но мы же люди разумные, неспроста так называемся. Дима о последствиях говорил, не буду повторяться. Тебе, небось, кажется, что мы просто трусы и перестраховщики, да? Боимся за себя, и за тебя по инерции, а тебе уже сам чёрт не брат?
  Дарья стояла неподвижно, в сумерках выражение её лица было не понять, и молчала.
  -Кажется, кажется. Понимаешь, каждый ребёнок, взрослея, должен набить свои шишки, на чужом опыте мало кто учится. Я тоже сам свои набивал, а родителей за динозавров держал, мол, что они понимают, жизнь меняется, итэдэ-итэпэ... Но у тебя случай не то, что особый, а просто уникальный, пойми. И ты себе не шишек набьёшь, а сразу башку вдребезги! И себе, и нам! Большая сила - большая ответственность. И никак по-другому, иначе получается обезьяна даже не с гранатой, а с нейтронной бомбой. Давай так. Я понимаю, что тебе хочется научиться пользоваться своей силой, и сделать что-то... хорошее. Тщеславие - это такая двоякая штука... Поэтому пользуйся. Только так, чтобы никто ничего не понимал. Ну что тебе мешало придумать шутку, после которой шпана бы на эту Яну твою лишний раз взглянуть боялась? С такими-то возможностями! Вы же девчонки, женщины как раз и славятся коварством... стратегия непрямых действий, интриги. А ты - сразу в морду, сама как эти...
  -С раёна. - с напускной мрачностью дополнила феечка. Дарье до колик хотелось хрестоматийно поковырять крышу мыском туфли, но она сдерживалась, понимая, что дед, в общем, прав.
  -Вот, точно. С полётами твоими... тоже беда. Ты же через две недели в Крым умотаешь, ночь там длиннее и темнее, хоть облетайся. Только не над Угловым и Песчаным, сама понимаешь... старое правило - не воруй, где живёшь. И чёрное себе что-нибудь купи или сшей... короче, головой думай. Она у тебя умная, но ты как-то ей не пользуешься...
  Рыжая, поняв, что гроза миновала, уселась на венткороб, и заинтересованно глянула на будку, где был вход на крышу. Лестница в будке лязгала - по ней кто-то поднимался.
  -Шкилька.- тихонько шепнула деду всевидящая внучка.
  -Что тут за сборище? - Нора Робертовна распахнула дверь, осветив сестёр лучом мощного автомобильного фонаря и явно собираясь дать разгон детской или молодёжной компании.
  -Норушка? Привет, дорогая. - "Доктор Хаус" теоретической физики шагнул из темноты, опираясь на внушительную ореховую трость и снимая усилие с больной спины.
  -Боря? - растерянно произнесла старая активистка, - Я думала, дети опять хулиганят. Твои-то красавы уже большие... что вас на крышу понесло?
  -Симпозиум по подростковой депрессии, - нашлась Светка.
  Дарья, облыжно записанная в суицидницы, надулась, но промолчала, чувствуя, что сама кругом виновата.
  -Ааа,- "понимающе" оглядев рыжую, протянула депутатша, - Борь, а пошли ко мне в гости! Мы уже три года не виделись.
  -С похорон Кима. Как раз три года в июне будет, - припомнил Чекан, - Только на похоронах и встречаемся. А пошли.
  -Мы домой пойдем, - тактично прояснила вопрос Светлана.
  Дед и Нора согласно кивнули. На пятом этаже "старики" вышли, Чекан сообщил, что придёт часам к трём ночи и попросил Светку не запирать большой нижний замок.
  -Ну, и куда ты сегодня летала? - дождавшись, когда закроются двери, спросила старшая.
  -Никуда. Просто вверх, тренировалась. Не могу понять, как давление выравнивать, уши всё равно больно.
  -Янкина тётка звонила. Дело на тебя могут завести. Карик в больницу попал с сотрясением. Если будет писать заяву, могут быть проблемы. Посадить тебя, конечно, не посадят, а вот в лицее... могут не понять.
  -Я маленькая ещё. А в лицее я Павлу Ефимычу всё расскажу. Он мне грамоту выпишет, с благодарностью.
  -Ну тебя нафиг. Кстати, сотрясение - это средняя тяжесть, ответственность с четырнадцати.
  - Он что, напишет, как я одна избила шестерых?
  -Да на раз! У него папа - зам начальника ТЭЦ, главный инженер. Янкиной тётке проблемы уже обеспечены.
  -Я тут подумала - дед прав. Надо юзать силу незаметно, так даже прикольнее как-то.
  Сестры пришли домой и Дарья, тут же слопав всё съестное, до которого смогла дотянуться, отправилась в свою комнату.
  ****
  -Кусик, пойдём прогуляемся, - старшая вытянула почти-мужа из-за компа. Одетая в короткое чёрное платье, блондинка держала на правом плече рюкзак.
  -Зачем?!!
  -Увидишь! - игриво прогнувшись, Светка нацепила на Игоря кроссовки, и, буквально силой, выпихнула недоумевающего парня за дверь.
  ****
  -Черт знает что творится. В субботу забор взорвал кто-то, целую плиту вывернуло. Дегенераты! А вчера на верхнюю поляну ходила, там один бурелом, правда, и сухостой, живых деревьев почти нет... а по всей поляне корка горелая, как на Новой Земле после... стекло. Не знаю, как такое вообще можно жечь в лесу, сгорело бы всё... - заканчивала свои жалобы на несовершенство мира Нора, провожая профессора, - Ты заходи, Борь, почаще. Мало нас осталось...
  Чекан сочувствовал, кивал. Ему было неприятно - всю жизнь он презирал мелкое бытовое враньё и лицемерие, а сейчас... пообещав заходить по случаю, Борис Викентьевич распрощался и ушёл.
  ****
  -Ну... ты голодная... набросилась, как.. Дашка на котлеты... - Игорь не мог отдышаться, приподнявшись на надувном матрасе и положив голову на бедро невесты. Светлана уже дышала спокойно после пароксизма страсти - сказывалось спортивное прошлое. Глядя вверх, на Большую Медведицу в прорехах свежей листвы, девушка левой рукой нащупала на земле рядом с матрасом бутылку минералки, и неожиданно устроила любимому холодный душ.
  -Уй, блин! - Джа соскочил со стоящего на лесной поляне импровизированного ложа, - Ты как с цепи сорвалась, что происходит? Почему дома-то трахаться нельзя, типа, романтика?! И зачем мы сюда забрались, ближе к дому поляна есть... тут же через ельник опять, будем как ёжики в иголках! С субботы у всех как будто башни посносило...
  -Ещё скажи, что не понравилось! - Светка, став на матрас ногами, угрожающе замахнулась пластиковой бутылкой.
  -Понравилось, конечно! - Игорь увернулся от холодных брызг. - Странно всё просто... что происходит-то?
  Старшая знала, что совершает опасную ошибку. Умная и достаточно практичная, Светлана осознавала, к чему в конечном итоге приведёт расширение круга посвящённых в тайну её сестры. Но жить в сферическом прозрачном аду она не смогла. Честно пыталась двое суток.
  -Одевайся, холодно, - Света ковырялась в ворохе одежды, образовавшемся на земле рядом с надувным траходромом. - Я расскажу, что происходит. Об этом никому и никогда. Ты не должен даже подавать вида, что знаешь...
  -Даа...- Игорь, одевшись, плюхнулся назад на матрас. - То есть, знает твой дед, ты и Димыч. И я теперь... она одна такая?
  -Других не знаю. Мне и её во, - Показала рукой старшая, - Выше крыши...
  -А что теперь будет-то?
  -А я знаю? Исследовать её будем. Но, честно говоря, я сегодня подумала... технический путь, мне кажется, тупик. Надо чтобы все такими стали, это будет правильно.
  -Все?!
  -Да. Сингулярность называется. Станем сверхцивилизацией.
  -Брр!
  -Мне ещё брррее. Ещё и за неё. Знаешь, Мыш говорил, что ему страшно, что она станет... ну не девчонкой с новой игрушкой, а просто... другой. Она столько жрёт - это у неё новые цепи подпитки требуют, а значит, она уже... не совсем как человек мыслит.
  -С новой игрушкой - это ладно, да. Обычная дура за рулём тоже сцукоопасна для людей... но понятна.
  -Хорошая аналогия, кстати. Пятиклассник на джипе может хоть Валуева пополам переехать... но тут чуть другое. Она высоты бояться перестала, например, ей везде опора, как птице. Это уже не по-человечески... ты своё всё нашёл?
  -Да. Сдуваемся?
  -Давай. - Светлана запихнула в рюкзак съежившийся матрас.
  
  
  
  5. Сумерки богов.
  
  
  У Аргунского ущелья,
  Негры дохнут от похмелья,
  Бомбы сброшены на лес,
  SYSTEM : CLEANING IN PROGRESS...
  Сталинград... Вуковар...
  Утомил гнилой базар,
  Вуковар...
  
  По мотивам радиоперехватов
  
  
  22-27 мая 2012 года, Москва и Московская область (локации условны)
  
  Соседи чекановской лабы по этажу, радиофизики, с недоумением наблюдали, как рыжая лаборантка фильтровиков уже второй час расхаживает туда-сюда по коридору мимо их распахнутой двери. Но люди они были воспитанные, как тот кролик, и ничего не сказали. На самом деле они наблюдали вполне честный научный эксперимент - Чекан пытался выяснить, как перемещение дашкиной ноосферы влияет на "переворачивание" тестовых ионов. Когда ведьма-практикантка отправилась на оставшиеся пары в лицей, профессор, проанализировав данные структур, удовлетворённо хмыкнул - скорости складывались, по вполне очевидному закону, будто молекулы наталкивались на движущееся как раз со скоростью пешехода препятствие.
  -Она до лицея уже добралась? - профессор оторвался от кучи распечаток и тетрадей, отхлебнул чаю.
  -Должна уже. А что? - Светлана аккуратно расставляла на полке не пригодившиеся иономеры-малютки, ящик с которыми только что принёс со склада Мыш. - Мне самой это её всевидение, как кнопка в стуле...
  -Не хотел бы, чтобы мелкая услышала, да... провокация получится. Если я правильно посчитал, а я правильно посчитал, - самодовольно усмехнулся Чекан, - то вектора скоростей частиц инвертируются относительно её собственного движения, со своим шариком. То есть она может таскать с собой всё, что ей заблагорассудится. Например, воздух с собой, в космос. И летать в вакууме, как... не совсем обычная, но ракета.
  -Так я уже предлагал ей термоядерный реактор собрать, - заметил Дима, сдвигая упаковки из-под новых приборов в угол в поисках очередной потерянной коробки структур, - Вот и двигло готовое. Пару тонн воды как рабочее тело, банка дейтрида лития, воздух, и вперёд, на Марс.
  Мыш заметил, что затронул неприятную тему - профессор помрачнел и замолчал. Диме тоже стало не по себе, он уловил, что Светка опоздала с предупредительным жестом, и смутился, как матюгнувшийся в гостях при родителях школьник. Повисла неприятная пауза.
  "Молчание - золото, ага. Что-то дофига у нас золота в жизни последнее время. Во всех смыслах".
  -Космический корабль-оболочка из лучей звёздного света. Лавкрафт. Сказка... - Светка мечтательно прищурилась. - Правда, ей лучше пока не говорить. Головы-то нет.
  -Читала она этот "Серебряный ключ". В прошлом году, в Крыму, все мозги мне Рэндольфом Картером забила, до ушей. А даже если не вспомнит, сама догадается, - ответил Дима. - Возможностей она открывает всё больше, а средств сдерживания у нас, кроме морального авторитета, никаких. Жар-птиц голыми руками не ловят.
  -Она Вьюга. Имя уже придумала себе супергеройское. Клюква рулит.
  -Ну, всё, пипец мировой плутократии. Медвед, всем водки из самовара, кто не выпьет два литра - поедет в ГУЛАГ. А если серьёзно, хреново все это. Придумала, значит, точно применит по назначению. Как не есть ириску, если ириска есть?
  -Дед ей разрешил способностями пользоваться, только тайно...
  -Стоп! - Неожиданно поднял голову закопавшийся в записях и молчавший все это время профессор, - Дима! Что сейчас играет?
  -"Хелловин". Сумерки богов, с первого хранителя, восемьдесят седьмой... - Недоумённо ответил Мыш. В особом интересе к тяжелому року шефа "молодёжь" никогда не замечала, хотя Чекан совершенно терпимо относился к играющим фоном в колонках подборкам любых песен, скачанных Димой, Романом и внучками, от "Металлики", и до какой-нибудь Нюши. Единственным, кого Борис Викентьевич почему-то не переваривал, был БГ.
  -Нет, что он там спел? Поставь сначала, громко! Свет, найди мне текст, быстро, ну! - Шеф резко встал, подошёл к компу Мыша, - Про богов, что нас хранят, я понял, а что случилось с "Инсанией две тысячи четырнадцать"?! А главное - про ошибку что-то...
  -Заменена на олимпиаду в Сочах, билеты действительны, - Пробурчал Мыш, - Обычный пафос, социальщина, песец настаёт, все дела, аллюзии к скандинавским мифам, у "хелловина" полно таких текстов...
  -Нет. Я про "эррор". Там будто отладка. Изделия.
  -Error in store 103! - Провозгласила Светлана, скидывая текст на принтер.
  -Ошибка. Ошибка в сто третьем блоке. Сумерки богов... всего лишь ошибка... и всё, - Чекан достал дипломат, запихнул в него свою тетрадь наблюдений за супервнучкой, распечатки, сверху положил текст странной песни, - Так, дети. Я поехал. Звонить только, если что-нибудь серьёзное. Завтра меня не будет. Думать надо. Пока.
  Исследователи недоумённо попрощались, и, когда за сумасшедшим профессором захлопнулась дверь, переглянулись.
  -А пошли вы все, я - домой! - голосом Эрика Картмана выдала Светка.
  Оторжавшись, Мыш внимательно перечитал слова. Действительно, странные. Старый поклонник "HELLOWEEN", Дима никогда не замечал таких чужеродных вставок в тревожно-социальный текст с юношества знакомой песни, и только сейчас прочитал его с листа. А услышал в нём что-то важное почему-то шеф, никогда металлом не увлекавшийся, просто в силу возраста. Забавно.
  -Ну, что? Идём ресторан заказывать?
  - Давай дед хоть объяснит, что он понял. Я, например, ничего. Что за сто третье устройство?
  -А я знаю? Хранилище какое-то, накопитель. Хард? Я эту песню в спортлагере первый раз услышал, летом восемьдесят девятого. Толком в текст никогда не вслушивался, у "хелловина" стихи не такие интересные, как у "мейден", например...
  -Мне тогда полгода было... Тайные знания древних, ага.
  -Ну, ладно. Сам расскажет, что его так торкнуло, не будем пока тревожить. Отчёт для нанистов сегодня допишем, шефу только скопипастить останется. И до ноября можем исключительно Дашкой заниматься. Надо проверить кучу вещей - граничные области её ноосферы, как в них убывают её возможности, дискретно или есть переходная область, совпадает ли зона всевидения с зоной эффективного воздействия. С твёрдыми телами тоже загадка, почему она разом их отражать не может... гравитация, ядерные силы... снова не понятно ничего. Дед твой вопросов сто накатал, что надо прояснять.
  -Сколько?
  -Ну вот, тут от руки, как он любит, я копию сделал. Сто... три?!
  -Блин. И какой сто третий?
  -Система реального времени.
  -И что бы это значило?
  -Ну, помнишь, он упомянул, что Дашка тормозит при работе с ЭМИ. Система реального времени реагирует на события, если не успевает обработать по нехватке ресурсов - просто останавливает обработку. Как тогда, со светом - отразить целиком не смогла, получилась какая-то хроматонь. Её мозг, в сочетании с демонами-драйверами - тот же комп... ошибка в сто третьем... фигня какая-то, ничего в голове не вяжется. Давай, сегодня отчёты допилим, и по домам. Завтра у неё что?
  -Химия - предэкзамен, и два зачёта. Будет у нас с трёх до шести, поработаем с границей. Как раз с утра оборудование надо будет нарыть и настроить.
  ****
  Квартира сверкала такой чистотой, что Джа со Светланой шли будто бы по музею, со стрелками "направление экскурсии", которую проводила рыжая, сияющая и гордая, как олимпийская чемпионка. Игорь, хотя и оказался посвящён в тайну юной волшебницы, под обещание не подавать прочим посвящённым вида, что ему всё известно, был, тем не менее, поражён. Светка, впрочем, тоже была в шоке - заставить младшую у себя-то в комнате прибраться, и то было подвигом. Похоже, Дарья на самом деле решила внять дедовым наставлениям, и стать "хорошей". Что, по привычке, изрядно пугало - сестрёнка теперь обладала неограниченными возможностями причинять окружающим добро, и, очевидно хотела, чтобы никто не ушёл обиженным.
  На столе в гостиной лежала внушительная кучка предметов, тоже вычищенных и аккуратно разложенных, считавшихся в семье давно утраченными "военно-морским способом". Тут была лауреатская медаль деда, имперский червонец конца девятнадцатого века и масса других, менее ценных, но дорогих как семейная память вещей.
  -Четырнадцать килограммов химической грязи. - Тихо похвалилась феечка, стоя с сестрой на балконе. - Пакет руками выносила. Ну, в смысле, вид делала.
  -Ты что, взвесила его?
  -Ага. Просто интересно. - Дашка лукаво улыбалась, искрясь озорством и желанием продолжать игру в добрую волшебницу.
  Причину её хорошего настроения Света отлично понимала. Ирина Петровна, бабушка курчатовской дашкиной подруги Ани, вела в местном ДК "Энергия" кружки мягкой игрушки, вышивания и прочего рукоделия. Энергичная соседка отловила сестёр и Игоря, возвращавшихся из магазина, и вдоволь пожаловалась на тяжёлую жизнь. Основным элементом тяжести, в прямом смысле этого слова, был непосредственный начальник Ирины - Пётр Сергеевич Снобков. Сей представительный господин неприятной наружности и устрашающей окружности, занимающий должность директора дома культуры, в жизни хорошо умел делать три вещи. Во-первых, писать для районного начальства блестящие отчёты о непроделанной им, на самом деле, работе в области культуры, во-вторых, красть во вверенном ему ДК всё, что плохо или хорошо лежит, стоит и висит, а в-третьих, превращать в ад жизнь подчинённых. Причём в последнем умении он настолько продвинулся, что от его административного пыла страдали не только сотрудники, но и вообще все, кто хоть как-то соприкасался с несчастной "Энергией". Посетителям и даже сотрудникам арендующего небольшое помещение местного интернет-кафе он запретил доступ в туалет, впрочем, туалетное самодурство директор проявлял и в целом по ДК, открывая и закрывая доступ к заведениям по желанию собственной левой пятки. Забетонировал сливы ливневой канализации, в результате чего двор ДК превращался в уличный филиал бассейна каждый серьёзный дождь. А главное, методично выдавливал из своей вотчины всё живое, способное заинтересовать хоть каким-нибудь творчеством молодёжь, стремительно превращая вверенное ему хозяйство в разграбленную коробку, начинённую кружками "пенсии и пляски". Благоволил он только к странному господину, арендующему помещение для студии звукозаписи на втором этаже, чудовищно жадному персонажу, вместо установки нормальных звукоизолирующих окон предпочитавшему устраивать скандалы по поводу шума всем, от детей-кружковцев, до строителей, чинящих козырек над входом в компьютерный клуб. Нельзя сказать, что местный совет, сплошь "красные" активисты, старые сотрудники НИИ во главе с Норой, не пытались разобраться со всем этим безобразием, но у жирной гадины, видимо, были неплохие подвязки в районе. Поэтому вороватый самодур продолжал занимать в ДК своё директорское место, а также, подражая газу, весь предоставленный ему объём - даже в дверь боком протискивался. Последними "подвигами" директора были перекрашивание здания в цвета украинского флага, замена ещё советской, но вполне приличной и красивой двери главного входа, на железное убожество, с умыканием старой на свою дачу, естественно, и спиливание с монументального стенда афиши, стоящего напротив входа в дом культуры, металлических молний. Молнии были местным брендом, тут они были везде - Курчатово было посёлком при институте, созданном для решения проблем термоядернго синтеза, источника безграничной энергии. Но вчера какой-то районный культурный деятель, инспектируя вверенное хозяйство, неожиданно обратил внимание господина Снобкова, что четырёхметровые железки по краям афиши явственно напоминают какие-то очень нехорошие руны. В свете последних политических веяний так и вовсе, страшно сказать, экстремистские. В советские времена, помнится, была легенда, что якобы, вполне безобидную рок-группу "KISS" не пустили в Советский Союз на гастроли из-за двух несчастных "зиг" в логотипе. Но заподозрить в симпатии к эсэсовской символике построивших в шестидесятые годы Курчатово, со всеми его молниями, бывших фронтовиков, было, естественно, за гранью всего. Тем не менее, начальственное указание директором было принято к исполнению со всем рвением, и сегодня днём два трудолюбивых мигранта вовсю резали болгарками стальных призраков нацизма, добрых сорок лет, до этого дня, мирно украшавших площадь.
  Собственно, на весь этот беспредел и пожаловалась сейчас Свете, за неимением рядом свободных ушей мамы сестёр, Галины Викторовны, Ирина. Разумеется, даже в страшном сне, рукодельница не могла вообразить, какого джинна она только что выпустила на волю. Зато это прекрасно понимала старшая сестра, внимательно, в фоновом режиме с кивками и поддакиванием, разглядывавшая Дарью. Рыжая даже отвернулась, чтобы "онейе сама" не увидела полыхнувших глаз и прикушенного кончика языка, но родную кровь не обманешь. Дарья уже пару раз отмечалась в мелких каверзах "слизню", как называли вороватого самодура местные подростки. Но сейчас было понятно, что феечка намылилась взяться за дело всерьёз, а у Светки, в свою очередь, не было ни малейшего желания спасать Снобкова от её волшебной силы. Даже наоборот, хотелось посмотреть, что за фокусы измыслит на этот раз младшая. Поэтому аспирантка не сказала сестре ни слова по поводу ДК, и только расхвалила супергеройскую уборку. И осведомилась, не забыла ли сестрёнка, случаем, что завтра экзамен.
  -Помню я всё, - проворчала недовольная возвращением сестры к педагогизму Дарья.
  -Це-восемь-аш-восемнадцать?
  -Октан.
  -Пэ-аш?
  -Мера активности ионов водорода... отстань уже, а?
  ****
  Сто три вопроса Чекана, на самом деле, были чисто случайным совпадением, с числом из текста песни старых немецких металлистов. Мысль, которая пришла в голову профессору, не имела номера. Строго говоря, это была даже не мысль, а испуг. И ушёл старый учёный так спешно, потому, что собирался проверить его обоснованность. Еще два дня назад Борис Викентьевич расценил бы такую догадку, как следствие переутомления, или просто бессонницы - иногда сны, особенно кошмары, не прочь навестить не выспавшегося человека прямо во время работы, или активного отдыха. Но сейчас... Чекан просто хотел проверить один расчёт, сделанный им, опираясь на своё видеовоображение, в случае малоизученности явления обычно работавшее куда лучше любых математических моделей. Ошибка МОГЛА БЫТЬ действительно в устройстве... накопителе. STORE. Но вся ирония состояла в том, что чёртов накопитель в "золотом" фильтре отлично работал, выдавая эффективность, близкую к теоретическому пределу. Если бы профессор ошибся в знаке, как он сейчас панически предполагал, фильтр бы просто не функционировал. Никак, просто и тупо перекрывая перед анионом нанотрубку. Но фильтр работал, работал надёжно, даже когда над ним издевалась волшебная внучка. А значит, расчёт был верен. Если верна теория, но она была подтверждена тысячами опытов, и не только в его лаборатории... и это была ЕГО теория.
  Через полтора часа после догадки в лаборатории Борис Викентьевич Чекан стоял посреди большой комнаты своей квартиры и обессилено, задрав голову, смотрел на мерцающие блики от заходящего солнца на хрустальных висюльках люстры. Так страшно ему не было уже... сорок четыре года. Да, с той памятной киевской ночи, когда он сам загнал себя в тупик. Безупречный математический тупик, идеальную гильотину, с любовью выстроенную для себя совсем другим человеком...
  ...Листки А4 с расчётами огромными снежинками устлали пол, но это были "полуфабрикаты". Важно было лишь то, что он держал в руках. Два листка. На первом, со всей зубодробительной алгебраической очевидностью значилось, что золотой фильтр работать не мог. Эта ошибка была студенческой, почти детской - перепутанный знак в обратной матрице, частая причина бессильного отчаяния невнимательного студента-первокурсника. Если бы фильтр не заработал, всё бы стало ясно. Было бы обидно, досадно... но ладно. Такое бывает, хотя не выловить "жука" на стадии проектирования - несомненная потеря авторитета. Но проклятый фильтр работал, и вот это уже было страшно. А особенно страшно было смотреть на второй листок. Там был просто английский текст. Глупые, пафосные стихи для волосатых подростков...
  ****
  Рыжая сидела на какой-то странной конструкции, установленной на детской площадке во дворе жилого дома, стоящего недалеко от платформы "Новодачная". Удобно расположившись на пластиковых эрзац-брёвнах, Дарья выполняла тесты по управлению молекулами, находящимися на самой границе её ноосферы - от детской лазалки до центра лаборатории было ровно семьсот пятнадцать метров. Впрочем, этот радиус, да и точную форму её волшебного шарика экспериментаторам ещё предстояло уточнить, для этих целей Мыш уже одолжил, у соседей-оптиков, точный лазерный дальномер, но полевые опыты решили отложить на завтра - Светлана надеялась, что дед прояснит ситуацию с загадочным сто третьим накопителем. Впрочем, пока Чекан не подавал признаков жизни, даже телефон отключил. Такое с ним редко, но случалось, обычно предвещая серьёзный прогресс в исследованиях и новые идеи. Теперь Света, находящаяся со своим рабочим местом внутри ноосферы, отдавала сестре распоряжения - что проделать с молекулами газов, содержащихся в тестовой ёмкости, оснащенной кучей приборов, и уточняла, чувствует ли феечка объект при перемещении внутрь или наружу проходящей через стеклянную колбу границы. Результаты были интересны - ноосфера имела идеально точную грань, за пределами которой Дарья полностью утрачивала власть над микромиром, равно как и способность его видеть. Если некий переходной слой и наличествовал, то его толщина была меньше размаха непроизвольных перемещений самой неподвижно сидящей девушки, откинувшейся на венчавший шедевр дворового абстракционизма жёлтый конус.
   Экзамен Дарья сдала на пять, с зачётами тоже проблем не возникло, и теперь ей осталось только два учебных дня, точнее, даже полтора, с учётом праздника последнего звонка. По этому случаю, волшебница пребывала в прекрасном настроении и строила радужные планы на отдых. Впрочем, начать веселье рыжее чудовище планировало уже сегодняшним вечером, не дожидаясь каникул, и первым объектом приложения волшебной силы, естественно, оказывался господин Снобков. Вчерашний рассказ анькиной бабушки, конечно, не прошёл мимо ушей юной супергероини, и начать спасать мир она собиралась с курощения вороватого директора.
  Дашкина практика официально тоже подходила к концу, завтра профессор должен был поставить ей в зачётную книжку оценку, но волшебница отлично понимала, что родственники и друзья, по совместительству маньяки-учёные, спокойного житья ей не дадут. Рыжая с этим смирилась, воспринимая происходящее как интересную и забавную ролевую игру. Ещё один такой "модуль" Дарья играла в школе, девочка-волшебница на занятиях. Единственное, что омрачало удовольствие от этих игр, это невозможность поделиться впечатлениями с подругами, особенно с самой близкой, Юлей Музалевской, жившей в Москве, недалеко от дедовой квартиры, рядом с университетом, у своей тётки.
  Юля училась на втором курсе физфака МГУ, хотя по возрасту была лишь на год старше Дарьи. Юное дарование, победительница несчётного множества математических олимпиад и даже автор каких-то навороченных методов прогнозирования нелинейных процессов, уже нашедших применения в астрофизике, Юлька, она же Терция, Юлия Третья (за минувший двадцатый век в семье Музалевских уже были две учёные Юлии), в рыжей оторве нашла себе моральную ровню - школьные, а сейчас уже университетские подруги умницу откровенно побаивались. Язвительная и резкая девица чихать хотела на все авторитеты, как и разницу в возрасте с другими студентками, а в Дашке чуяла родственную душу. Именно Юлька, живущая так, как будто решила доказать всему миру, что анимешница, вопреки распространённому мнению, это не тупая инфантильная сущность, а вовсе даже наоборот, может знать всё на свете, от методов построения множества Жюлиа до дульной скорости снаряда орудия ЗиС-3, и открыла для Дашки странный мир японской мультипликации. В своё время Мыш довольно ехидно заочно сравнил Терцию с феминисткой, пытающейся доказать своё право на укладку шпал перед мужиками, но Дашка, что называется, в дискурс не врубилась, и посчитала, что Дима, в своей любимой манере, высмеивает их с Юлькой общее увлечение.
  К тому же Дарья небезосновательно считала, что лучшая подруга, если со временем как-то узнает ТАКУЮ правду, на неё всерьёз разобидится. Дарья собиралась к Юльке в Дубну в начале июня, когда у Терции закончится сессия, немного пожить, до отбытия подруг в Крым. Талантливая девушка пользовалась в семье полной свободой, родители справедливо решили, что если дочка получает внушительные, в том числе и в денежном выражении, международные математические награды, то и свою личную жизнь уже вправе определять самостоятельно. В Дубне подруги собирались жить в коттедже деда, сейчас преподававшего в Калифорнии.
  От приятных мыслей о праздном и веселом времяпровождении с подругой её отвлёк звонок сестры - Дашка так замечталась, что напрочь забыла об экспериментах, да и вообще обо всём содержимом своей ноосферы, в том числе и об опытах.
  -Ты что, заснула там? Я тут прыгаю, десятый раз повторяю! - Светка подумала, что действительно выглядела комично, произнося малопонятные физические мантры стенке лаборатории.
  "Устала и жрать хачу" - появилось в открытом окне текстового редактора "обратной связи" на светкином компе, где волшебная сестрёнка удалённо нажимала клавиши.
  -Давай, соберись! Два пункта осталось, и домой.
  Вздохнув, Дарья вернулась к успевшим опостылеть молекулам, представляя себе, как залезет в бассейн, а после, вдоволь наплававшись, займётся страшной местью "слизняку".
  ****
  Разбираясь с лазерным дальномером, Мыш пребольно ободрал себе палец объективом, и полез за пластырем в аптечку, висящую над электрощитком у входа в лабораторию. Разумеется, именно в это момент зазвонил телефон, и Дима неловко прижал трубку левой рукой.
  Звонил Денис Скориков, бывший светкин одногруппник. В апреле Мыш, загруженный заказами "по самое не могу", сплавил ему одну из своих халтур. Теперь же у старательного, но, что называется, ботанистого парня возникли проблемы. Суть их была в следующем. На втором этаже старинного купеческого особняка, на Садовом кольце, в районе "Маяковской", находился шикарный ресторан, хозяин которого пожелал переделать локальную сеть в служебных помещениях своего заведения, с подключением к интернету и прочими сервисами. Марат, старый знакомый хозяина, конечно, отрекламировал ресторатору в качестве подрядчика Диму. Денис не подвёл, и в течение недели сделал практически всё, причём в одно лицо: проложил сеть, настроил и подключил сервер для бухгалтерии, установил маршрутизатор для резервированного на два канала интернета. Ресторатору, помимо второго этажа строения, принадлежало маленькое помещение в подвале особняка, куда тоже должна была дотянуться локальная сеть. Первый этаж и большая часть подвала принадлежала офису крупного банка. Сделав мини-сетку внутри подвальной каморки, со своим вай-фаем, Денис уже собирался притащить рабочего с громадным профессиональным перфоратором, но... охрана банка подробно объяснила компьютерщику, куда ему следует засунуть бур, и что никаких дырок в охраняемом пространстве не допустит. Разговор с ай-ти директором и начальником СБ банка, естественно, ничего не дал - от незадачливого подрядчика потребовали массу бумажек, вплоть до совершенно секретной лицензии ФСБ. Было ли это законно, Мыш, равно как и Денис, не знал, но отлично понимал, что по закону здесь ловить нечего, работа делалась на птичьих правах.
  Выругавшись, и поглядев на часы, Мыш сказал, что через час приедет "рамсить" сам, благо рабочее время закончилось, а Светка с оголодавшей феечкой умотали к себе в "курчатник", выполнив все волшебные штучки, намеченные на сегодня.
  Ситуация с сетью была бы вполне решаема, будь на месте сам хозяин роскошного кабака, но тот уже вторую неделю наслаждался прелестями восточно-азиатской природы в Таиланде, и даже по телефону был недоступен. Со стороны заказчика всем заправлял очередной "директор", на этот раз коммерческий. Господин Ловчинский без обиняков заявил Денису, что никаких денег молодой специалист за сделанную работу не получит, пока единая локальная сеть не заработает. Теперь несчастный очкарик пребывал в состоянии, близком к панике - он рассчитывал на полученные деньги свозить свою девушку в путешествие. По дороге Дима измышлял обходные решения, известные каждому опытному сетевому инженеру, но каменный цветок не выходил - проводов на своей территории, как лежащих до входа на лестницу второго этажа, так и закреплённых на стене, банкиры не допустят. Ничего не придумав, Мыш стал гадать, каким образом Ловчинский собирается монетизировать своё кидалово, ведь почти вся работа была сделана, а коммерческий директор знал, что у подрядчиков есть прямой выход на хозяина. Но доехав, и поглядев на комдира лично, сразу всё понял. Никакой жажды наживы или даже желания выслужиться перед хозяином, кинув на пятьдесят штук "студента", в действиях шавки не было. Была лишь чистая, незамутнённая и бескорыстная ненависть к "умнику", говорящему непонятные словечки типа "вэ-пэ-эн туннель" или "резервное копирование". По-видимому, неплохо разбираясь в сетях, и, зная о неуступчивости банкиров заранее, Ловчинский устроил неопытному парню подлую засаду, из которой теперь пришлось выбираться Мышу.
  "Мы в ответе за тех, кого аутсорсили, ага. Блин, СвоЛовчинский и Помойский, кто средь шляхты им чета..."
  -А вай-фай мост, если присобачить? - безнадёжно спросил Денис.
  Это могло быть выходом, но начальника СБ банка, как выяснилось, звали Господин Нет. Никаких, торчащих на здании, антенн он тоже допускать не собирался, а окна второго этажа были расположены так, что "засветить" вайфаем внутрь каморки было нереально. Но, даже если бы решение сработало, дополнительное оборудование покупалось бы уже из денисового заработка. Совсем бред, типа мобильного модема и туннеля через интернет, откинули сразу, по очевидным причинам - кто бы за этот "свисток" платил каждый месяц, не говоря уж о скорости.
  -Сука! - Высказался Скориков, подразумевая гадёныша-комдира, - Знал ведь заранее. Готово почти всё. С Ольгой теперь посрусь... она уже дни считает до отпуска. Я им что, волшебник, через гиперпространство витуху тянуть?
  "А вот это ты верно сказал. Даже сам не знаешь, насколько".
  -Пойду, позвоню, здесь берёт хреново. Кстати, сколько ты на штробить-долбить планировал откинуть?
  -Семь.
  -Давай десятку, за тяжёлый случай. Попробуем решить.
  -Конечно, главное, чтобы получилось.
  Выйдя на улицу, Мыш набрал Дарью.
  -Ня-а?
  -Рифма некультурная... не желает ли многоуважаемый джинн немного подзаработать честным трудом? На благо меня.
  -Сколько? - Заинтересованно спросила младшая. Дима не раз привлекал её к разнообразным компьютерным подработкам, ведь карманные деньги от родителей и сестры не бесконечны, а подросткам много чего хочется. Для мелкого эникея и монтажа локалки подготовки рыжей взломщицы хватало с избытком. Но сейчас от неё требовались именно применение новых способностей.
  -Десять. У тебя пары во сколько кончаются? - Мыш заранее знал, что Дарья согласится
  -Желает. - Сумма была внушительной, столько феечке ещё не перепадало ни разу. - В полпятого.
  -Тогда завтра возьми с утра комбез, он тебе и в поле понадобится, на практике. Жду в полшестого, у нового выхода с "Маяковской", наверху. Хотя, по любому, в лабе встретимся в девять.
  Вернувшись, Дима успокоил Дениса, сказал, чтобы тот подъезжал завтра, устранять недоделки, если таковые остались, и распрощался. Неторопливо прогуливаясь от метро "Алтуфьево" до своего дома, Мыш вдруг осознал - он настолько свыкся с происходящим очевидным невероятным, что уже применяет способности рыжей для вполне обыденных вещей.
  "Да... ты агрегат, Дашка... таким ударным инструментом мы пробьём все стены в мире..."
  ****
  Директор ДК "Энергия" господин Снобков сидел в своём кабинете и смотрел на ручку. Ручка была замечательная - роскошное сувенирное изделие с золотым пером, в незапамятные времена оно было подарено позапрошлому руководству дома культуры директором одного из заводов, могучего, в свое время, научно-производственного объединения. На ручку директор смотрел по весьма прозаической причине - во всём здании уже не осталось других вещей, не стоящих на балансе ДК. Разумеется, толстяк утянул бы домой или на дачу вообще всё, невзирая на любую бухгалтерию, но его останавливала активность въедливых старых учёных коммуняк во главе с Норой - её всевидящее око не позволяло Петру Сергеевичу совсем уж откровенно не уважать уголовный кодекс. Вредная бабка не раз прямо угрожала ему тюрьмой, но сейчас директор, мысленно проклиная старую активистку, не знал, что за ним наблюдает взгляд совсем иного рода.
  Наконец решившись, "слизень" запихнул ручку в сумку, и, сообщив своей заместительнице, а по совместительству и любовнице, невыразительного внешнего вида даме по кличке Причёска, что идёт домой, запер кабинет, и, неторопливо колыхаясь, как внезапно оживший студень, спустился по лестнице. Для работы было уже довольно поздно, около девяти вечера, но, учитывая время года, еще светло. Впрочем, работа у директора случалась нечасто - только во время отчёта перед районом. Проходя мимо стенда афиши, толстяк обратил внимание, что спиливавшие "неполиткорректные" молнии таджики свою работу делали очень аккуратно: не то, что кусков металла, даже опилок не осталось.
  ****
  Завершив свои обычные два километра, сорок бассейнов туда и обратно, Дарья вернулась домой. Плавала феечка честно, полностью отключая помощь подвластных стихий - чтобы не терять форму. Правда, она попробовала соорудить некий аналог жабр, но её попытка получить кислород для дыхания из воды, чтобы дышать как рыба, успехом пока не увенчалась. Впрочем, рыжая не унывала, и надеялась в ближайшее время освоить водную стихию целиком. Её отношения с водой с детства были особенными, она умела не просто плавать, а полноценно жить в этой среде, и сейчас, получив способности управлять молекулами газов и жидкостей, просто как бы расширила свой ареал обитания, теперь она жила и в воздухе, в трёх равноценных измерениях. Как и раньше в воде, она сейчас не была придавлена лапой тяготения к земной поверхности, осуществив, и даже превзойдя свою детскую мечту...
   ...В детстве Дарья мечтала стать русалкой. Она сооружала из подручных материалов хвосты, училась плавать с моноластой и надолго задерживать дыхание, подражая знаменитой Ханне Фрезер, девушке-русалке из Австралии. Хотя у рыжей не было возможности, как у австралийки, круглый год сидеть в море и заказывать хвосты у лучших спортивных фирм, она достигла на русалочьем поприще впечатляющих результатов. Во всяком случае, она без труда плавала под водой по полторы минуты без дыхания, и, даже с самодельным, комбинированным из моноласты и лавсана хвостом, делала это весьма резво, легко обгоняя подготовленных аквалангистов. Просматривая ролики Ханны, Дарья не раз самодовольно заявляла, что сможет обогнать и эту профессиональную русалку. Год назад она даже написала австралийке письмо с приложенными собственными съёмками, но послание осталось без ответа. Тем не менее, постеры Фрезер остались висеть на стене, рядом с огромными боевыми человекоподобными роботами и глазастыми персонажами аниме. Сейчас, просто ради развлечения левитируя над кроватью у себя в комнате, Дарья подумала, что теперь сможет сама слетать в Сидней и вызвать Ханну на соревнование, хотя это уже было бы нечестно... но это всё потом.
   А сейчас... перед зданием ДК рядом с афишей никого не было, и поэтому странные явления остались незамеченными. Никем, кроме директора, который через полчаса, уходя домой, отметил про себя необычайную чистоплотность гастарбайтеров, расправлявшихся с подозрительными стальными рунами. Ещё примерно через час в комнату юной волшебницы тихо зашла старшая сестра, и, не сказав ни единого слова, вышла. На мониторе дашкиного компьютера были не "одноглазники" или очередная серия "китайских порнографических мультиков". В дежавювере была открыта книга, которую младшая читала, упёршись взглядом в экран и забыв обо всём на свете. Светлана мельком уловила название: "Технология сварки металлов в атмосфере инертного газа"...
  ****
  Дальномер, наконец, перестал дурить, и несчастная девочка-волшебница, отмучившись, села в машину. Светлана резко дала по газам, испытатели спешили назад в лабу, где их уже ждал профессор. Однако первая российская беда подстерегла сумасшедших учёных на самом краю огромного пустыря аэрополя, где они и проводили измерение геометрической формы и точного радиуса дашкиной ноосферы. Размер оказался семьсот четырнадцать метров семьдесят пять сантиметров, плюс-минус пять, форма - идеальная сфера, с центром, расположенным точно на веснушчатой дашкиной переносице. Давало ли это какую-нибудь пищу для размышлений, Мыш толком понять не успел. Старый "Фольксваген" с чвоканием плюхнулся на брюхо, в незамеченную Светкой под прошлогодним сухостоем огромную лужу.
  -Всё, приехали! - Аспирантка высунулась из машины через опущенное боковое стекло.
  -Вам самим-то не смешно? - Неожиданно процитировала Мыша Дарья. - Сидите спокойно. Ремни можно не пристёгивать, до дороги.
  -Эээ, только без глупостей! - Догадался Дима, - Два-три сэмэ, не выше, нездоровые сенсации нам не нужны!
  -Я что, дура, по-вашему?!
  Лететь было приятно, как во сне. Особенно доставляла тишина, мотор не работал, и лишь железка кузова чуть поскрипывала, поддерживаемая снизу невидимой воздушной подушкой. Через две минуты исследователи уже были у съезда местной бетонки. Рыжая аккуратно поставила "Гольф" на твёрдую площадку, и, не удержавшись, довольно рассмеялась, глядя на офигевшие физиономии сестры и друга.
  ****
  Директор ДК пришёл в свой кабинет в начале второго дня, разбитый, после отвратительной, бессонной ночи. Заснуть ему удалось только под утро, измученному мерзким скрипом открывающихся и закрывающихся межкомнатных дверей, жутковатым шуршанием бумаг на столе, а главное, призрачной музыкой. Эта музыка, то ли действительно где-то далеко играющая, то ли галлюцинация, буквально доводила вороватого самодура до безумия. Собираясь на работу, к тому же, он не нашёл на столе сувенирной ручки, хотя склерозом не страдал, и отлично помнил, что забрал ёе из ДК, принёс и выложил на стол. Усевшись в застонавшее от нагрузки кресло, Снобков хотел было потребовать кофе, чтобы взбодриться, но тут взгляд директора упал на уже девственно чистую, его усилиями, сувенирную полку. На ней, издевательски поблескивая золотым пёрышком, лежала ручка. Подавив вопль в зародыше, толстяк подскочил, как будто получив подобающий его габаритам силы пинок в зад, и трясущимися руками схватил изящное изделие. Оно было вполне материальным, холодило пальцы хромированной сталью, костью, золотом...
  ****
  -Давай зачётку! - Профессор был замкнут, лаконичен и холоден. Это значило, что разгадки сто третьего устройства сегодня они не услышат. Дарья подала синенькую книжку - в десятом и одиннадцатом классах лицея уже была университетская система оценок, дневники были формальным документом, в который проставлялись лишь конечные результаты учёбы.
  Выведя чёткое "хорошо" и расписавшись, Чекан вернул зачётку внучке.
  -Догадалась, за что снизил?
  -Да. За то, что сразу не сказала.
  -Умница. А вот пять у нас заработал Дмитрий Валентинович, но его зачётки давно в архиве истлели... так, я поехал. Не беспокоить. До свидания.
  Исследователи попрощались с шефом.
  -Так что делать надо? - Спросила рыжая, подразумевая вечернюю халтуру.
  -Ну, расклад примерно такой... - Мыш детально описал, что потребуется от волшебной монтажницы. - И вот еще. Когда я выйду от приказчика, если опущу большой палец вниз, как "убить" у гладиаторов, аккуратно подламываешь оранжевую пару входа провайдеров, на половине глубины внутри стены. Потом - то же самое с эмгэтээсным телефоном, потом сбиваешь маршруты на "циске", знаешь как?
  Дарья поставила глаза, будто родилась на планете, где выпускники детсада знают команды интерфейса маршрутизаторов "CISCO".
  -Ну и отлично. При этом, когда будешь наводить порчу, ты должна уже стоять на улице, прямо перед камерой банка. Главное, никакой пиромании... пока. Пароли вот, не терять. На "циску" зайдешь с сервака, терминалкой. Всё, давай в школу, полшестого где сказал.
  Дарья ушла в лицей, а Мыш разложил на столе результаты тестов.
  -Так что, вроде половину вопросов отбили, надо бы систематизироваться. Но без шефа некузяво. Да и идеи как-то не одолевают.
  -Ты заметил, как Дашка себя ведёт? Я её бояться начинаю, хотя она играется в добрую фею. Доминирует откровенно. В машине мы... ну, как в её власти были. До сих пор трясёт... Я думаю, что будет, если ЭТА игра ей надоест?
  Мыш промолчал. Он уже давно понял, что вопросы без ответов будут только множиться...
  ****
  На Маяковку Дашка приехала вовремя, в том же жёлто-зелёном комбезе "Телесервис", только волосы по плечам совершенно не по рабочему распущены, как будто не сеть монтировать приехала, а босса очаровывать. Мыш хмыкнул, но ничего говорить не стал, смена рыжего имиджа была забавной. Выглядела феечка несколько ошалело - впервые, после приобретения суперзрения, проехалась на метро.
  -...И несёшься по трубе, как в игре. Здорово, но плющит, чуть не стошнило!
  "Да уж. Двусторонняя канализация, набитая человеками"
  -А это кто? - Несколько удивлённо спросил Мыша Денис, когда девушка, поздоровавшись, юркнула в злосчастную каморку.
  -Студентка, монтажница. Помогать будет.
  -Приятная. А где перфоратор?
  -Я дрелью твоей обойдусь. У этих домов одна особенность есть...- Мыш практически не врал, особенности были, он ими досыта наглотался в своё время. - Давай наверх, проверяем сервак, инет, всю хрень. Я сейчас приду.
  Скориков удивился, но ничего не сказал, безропотно отправившись в импровизированную серверную на втором этаже. Дима зашёл в каморку.
  -Девять метров кирпича примерно, если вывод тоже рядом со свичом.
  -Да, прямо в короб. Только случайно к банкирам не проткнись.
  Дарья снова посмотрела, как отыскивая в голове менее грубый аналог поговорки про обучение отца основам сексуальной жизни, и опять промолчала.
  "В принципе, ей язык нафиг не нужен, в глазах всё крупным шрифтом, как на двух айпадах"
  Мыш, чтобы не бездельничать, взял коробку из-под пачек бумаги, натянул на неё пакет, как на мусорное ведро.
  -Сюда отход. Пыль приземлить сможешь?
  Рыжая кивнула. Тихий, но очень неприятный высокий звук повис в комнате. Казалось, что в ней летает огромный невидимый комар. Четвертинки кернов из толщи стены с пулемётной скоростью посыпались в коробку. Пыли не было. Через пять минут Дарья сообщила, что канал готов. Мыш по телефону отозвал Дениса из верхней комнаты, чтобы ненароком не травмировать его психику методами дашкиного монтажа. Послушные воле юной волшебницы, молекулы воздуха за минуту пропихнули витую пару в отверстие.
  -Пойду наверх, обожму, - сказал Дима, тысячекратно отработанным движением насаживая "джек", и лязгая обжимными клещами.
  Комдир уже собирался домой, когда его попросили принять работу. И расплатиться, естественно. Лицо господина Ловчинского побелело. Это был нокаут. Денис победно улыбался, но стоящий рядом с ним Мыш был серьёзней паровоза.
  -Бухгалтер должен проверить. Всё завтра.
  -Мы же договорились, что сдача и оплата сегодня, в четверг. И бухгалтер ваш на месте, вы же сказали вчера, что работу будете завтра принимать - не будет сделано, денег не получу.
  Такого просто не могло быть. Никаких шансов у "ботана" сдать работу полностью и в срок не было, коммерческий директор, в своё время менеджер одной из крупных районных сетей, знал это доподлинно. Кидала-неудачник неотрывно смотрел на стоящих перед ним подрядчиков. Возможно, Дениса, этот взгляд и мог бы смутить, но не Мыша, он в такие гляделки в девяностые успел наиграться.
  -Если есть вопросы к нам, - Вежливо и официально произнёс Дима, - Мы можем с самим Эмиром связаться, он вам всё прояснит.
  Это был блеф. Но Ловчинский понимал, что мяч на его стороне, и виноватым в сложившейся ситуации перед шефом будет именно он. И сдался, вызвав бухгалтершу. Тётка, естественно, подтвердила, что всё работает, и в каморке тоже. Вытянув из сейфа конверт, с лаконичной надписью "сеть", комдир сунул его Скорикову, буркнул "до свидания" и заперся в кабинете.
  Пересчитав десять бежевых купюр, Денис протянул две Мышу.
  -Спасибо... я точно больше не должен?
  -Нет. А за что? За один провод и знать, где дырка? Мне только на голодных рыжих котяток.
  -Аа. Кто она тебе?
  -Последняя надежда человеческой цивилизации.
  Денис "понимающе" хмыкнул. Подрядчики собрали свои вещи и вышли на улицу, где уже двадцать минут скучала в наушниках, стоя перед фасадом особняка, рыжая фея. Скориков, пожав Мышу руку и помахав Дарье, удалился к переходу через Садовое кольцо.
  -Держи.
  -Он думает, что мы... это... - принимая деньги, улыбнулась волшебница.
  -Дети. Глупые, озабоченные дети. Поехали домой.
  ****
  -Вот. - Дарья выложила на компьютерный стол перед сестрой пятитысячную банкноту.
  -Это ещё что?
  -Ну, я ем очень много. Это с монтажа сети, - Младшая как-то смущалась. - Помнишь, ты говорила, что меня легче убить, чем прокормить...
  Проблемы с давлением и температурой у Дарьи прекратились, вес стабилизировался, но зверский аппетит никуда не делся, за три дня рыжая уничтожила недельный запас съестного на всю семью, и теперь чувствовала себя виноватой.
  -Вау. Ладно... спасибо.
  Светка подумала, что младшая на удивление щепетильна в материальном плане - сейчас ничего ей не мешало удалённо вытрясти любую кассу, на свой выбор, или просто забрать понравившиеся вещи. Старшая даже решила сделать сестре комплимент.
  -Нет, я думала, конечно... как-то неудобно...
  -Мелко?
  -Да. Я Вьюга, а не воровка.
  ****
  Директор ДК, лёжа в кровати, слушал музыку. Жена уехала на дачу, сын был в заграничной поездке, и толстяк, оставшись в одиночестве, тихо сходил с ума под жутковатые звуки моцартовского реквиема, доносившиеся ниоткуда. В голове билась одна-единственная мысль: как он сглупил, не пригласив сегодня домой Римму. Впрочем, после вчерашней ночи, директор был совершенно не в форме, но просто присутствие другого человека было бы спасением для разума "слизня", сейчас разрушаемого потусторонними звуками.
  Сегодня вечером, несколько отойдя после пугающего приключения с ручкой, директор, уходя домой, разумеется, снова забрал проклятый сувенир, и, придя к себе, запихнул его в верхний ящик письменного стола. Закрыв хранилище на ключ, и проверив надёжность запора, подергав ящик - не открывается, Снобков положил ключик в хрустальную призовую вазу, принесённую домой из ДК годом ранее... после чего вновь услышал музыку. Методично устроив скандалы всем соседям, и выслушав, в свою очередь, массу обидных слов от жильцов, потревоженных в полночь, по поводу собственного психического состояния, самодур вернулся к себе, кипя от праведного гнева. Скандалы не помогли, музыка продолжала играть... тихо-тихо, на грани слышимости. Поиски источника, разумеется, результатов не дали, а единственная соседка, согласившаяся быть независимым экспертом, ушла от директора в начале первого с твёрдой, хотя и не высказанной вслух, уверенностью, что Петру Сергеевичу требуется квалифицированная медицинская помощь. Это было неудивительно - в момент, когда пожилая учительница литературы посетила директорскую квартиру, музыки не было. Но стоило "слизню" остаться одному - музыка снова заиграла. Это было непонятно и страшно, директор и вправду начинал склоняться к мысли о посещении психиатра.
  ****
  Разумеется, толстяк не мог знать, что источником его ужаса является старый плейер, посеянный старшей сестрой, лет пять назад, за шкафом, и найденный Дарьей при суперуборке в своей квартире. Обычно электронные устройства не обладают способностью летать и лазать под кроватью, но тут был особый случай. Рыжей было хорошо - теперь для организации любых проказ в радиусе семисот метров от дома ей даже из своей комнаты выходить было не нужно. Светка сегодня обозвала её ноосферу "мечтой лентяйки", на что феечка ответила в стиле "а тебе завидно".
  Сказать по правде, старшей действительно было завидно. И, вспоминая утренний волшебный полёт в машине, страшновато. Даже трогательно внесённые в семейный бюджет, на свой прокорм, пять тысяч, честно заработанные сестрой, Светлану напугали ещё больше - как ей показалось, рыжая недвусмысленно дала понять, что готовится к роли настоящей "защитницы мира", становилась существом, которому ничего не нужно от простых людей...
  ****
  Директор проснулся около восьми утра. Было тихо. Комната была уже засвечена ранним майским солнцем. С трудом, после всего трёх часов тяжёлого предрассветного сна, поднявшись, Пётр Сергеевич достал из вазы ключ, отпер ящик, и, будучи уже не в силах сдержать рвущийся из глубин души ужас, истошно заорал...
  ****
  Праздник последнего звонка в лицее удался, Дарья блистала и сияла в своём серо-голубом металле. Рыжую трудно было назвать красавицей, но сейчас она притягивала взгляды молодых людей наряду с признанными "принцессами". Всерьёз опасавшаяся какой-нибудь дикой выходки волшебной сестрёнки Светлана, что называется, выдохнула. Всё шло, как и было запланировано школьным начальством, выпускник таскал на руках первоклашку, та звонила в звонок, море цветов и шариков, веселье, и никаких блюющих бантиков, во всяком случае, около лицея. Единственный имевший место небольшой инцидент, по случаю которого аспирантка показала сестре кулак, случился уже во время неофициальной части - из динамиков вдруг заиграл, вместо доброжелательной попсы, Пинк Флойд, "Другой кирпич в стене". Естественно, Дашка (а кто же ещё!) удалённо подсунула двусмысленную мрачную композицию, на тему родной школы, в ротацию проигрывателя.
  Впрочем, на этом феечка и остановилась, решив сосредоточиться на другом празднике - дне посёлка Курчатово, который должен был состояться в воскресенье, и на который она планировала финал страшной мести "слизняку", уже почти доведённому до кондиции. Сегодня с утра Светлана снова встретила Ирину Петровну, и та, "по секрету", конечно, рассказала, что директор пришёл полчаса назад на работу в разных ботинках. Трясясь, с ног до головы, он потребовал у технички, глубоко верующей женщины и местного "консультанта" по вопросам православных обрядов Клавдии Михайловны, святой воды... Понятно, что без рыжей волшебной силы тут не обошлось, но старшая просто решила "широко закрыть глаза", к психическому здоровью жирного ворюги и самодура Светлана была совершенно равнодушна.
  ****
  Многократно окроплённая святой водой и убранная в футляр, злосчастная ручка уже в третий раз оказалась в чемодане уходящего домой Петра Сергеевича. Туда же перекочевала и литровая пластиковая бутылка со средством от нечистой силы, экспроприированная директором у набожной уборщицы во временное пользование. Вооружившись, таким образом, против дьявольских козней, мешающих завершить приватизацию советского культурного наследия, "слизняк" отправился домой. В этот раз жуткая музыка в доме не играла, и толстяк соотнёс это с действием святой воды. Впрочем, не удовлетворившись локальной победой над злой силой, директор этой ночью собирался нанести врагу рода человеческого полное поражение. С этой целью Снобков проделал следующие манипуляции: побрызгав содержимым бутылки по всей комнате, залил остаток святой воды в стеклянную банку, куда положил герметичный пластиковый футляр с проклятым сувениром. Таким образом, по замыслу директора, должен был получиться недоступный для происков ада контейнер. Закрыв банку пластиковой крышкой, изобретательный борец с нечистой силой убрал "защищённое хранилище" в сейф, тоже понятно, откуда в квартире директора взявшийся. Сейф запер на ключ, а ключ, в свою очередь, привязал на прочную бечёвку, которую намотал на руку. Засыпая после двух бессонных ночей в абсолютной тишине, самодур успокоено подумал, что экзорцисты, видимо, набивают себе цену, справиться с бесами вполне по силам и любителю...
  ****
  Устроенный директором парад мракобесия сама нечистая сила наблюдать не могла - Дарья, в числе прочих лицеистов, отмечала окончание учебного года в ресторане, в Долгопудном. После этого, в компании Светланы, и Димы с Игорем, подошедшими позднее, феечка отправилась в кино. Конечно же, на очередную развесёлую комиксовую бредятину. По окончании сеанса Светка заявила, что устала, так что домой Мыша, через остатки пятничных пробок на МКАДе, не повезёт, и всегда рада видеть его в гостях. С некоторой паникой в голосе отказавшись от, шёпотом высказанного на ухо, эксклюзивного предложения авиакомпании "Вьюга-Эйрлайнс", Дима решил остаться на выходные в "курчатнике", всё равно своих дел, расписанных на субботу и воскресенье, у него не было.
  О планах дальнейшего курощения "слизняка" рыжая вспомнила, уже укладываясь спать. Просканировав квартиру директора, Дашка немедленно обнаружила ручку, но теперь задача явно усложнилась. Сувенир был убран почему-то в банку с водой, а та в свою очередь, была спрятана в сейф. Вода в банке была какая-то странная, в ней содержалось много увесистых круглых ионов, которых раньше волшебница не встречала. Впрочем, через минуту, вспомнив рассказанную Светкой утреннюю хохму про директора, Дарья догадалась, что в банке святая вода, а ионы, соответственно, серебро. С трудом задавив взрыв смеха, феечка попыталась открыть замок сейфа без ключа, соответствующим образом нажав направленными молекулами на механизм замка. С дверью кабинета физики в лицее у неё это вчера получилось, но сейчас замок не поддался. Дашка поискала ключ, и почти сразу нашла, но срезать бечёвку не захотела, это была грязная работа, а ей хотелось всё сделать идеально - восстанавливать целостность твёрдых тел рыжая ещё не научилась. Поэтому она сосредоточилась на замке, но ничего не вышло, слишком сильное давление немедленно давало следствие в виде разогрева механизма, молекулярно-кинетическая теория недвусмысленно указывала начинающей супергероине на пределы её способностей. Тогда, поразмыслив, Дарья решила запросить помощи квалифицированного специалиста, благо родная сестра-аспирантка была рядом, через две стенки, и сидела за компьютером, что-то записывая в блокноте.
  Светлана, приподняв голову, узрела на пороге комнаты классический японский призрак в кимоно, беззвучно висящий в дециметре от пола - сестра не хотела разбудить спящего Игоря, делая старшей знак выйти на кухню.
  -Лаи, помоги. - Дарья использовала игровые псевдонимы детских времён, как пароль для доверительного разговора.
  Посмеиваясь, Светлана без запинки подсказала, как справиться с нагревом, но замок всё равно не поддавался, площадь нажатия была слишком малой. Разумеется, вскрыть любой сейф для феечки было не сложнее, чем картонную коробку, но оставлять следы сёстры не хотели.
  -Не спится? - Присоединился к кухонным посиделкам Мыш.
  Девушки рассказали про свои адские планы.
  -Значит так. Пункт раз, ищи маслёнку у него, или левитируй от нас, и смазывай замок. Если сейф цельнотянутый из ДК, ещё советский, то он лет тридцать не смазан. Пункт два, если ключ не идёт к сейфу, пусть сейф летит к ключу, только аккуратно, не кантовать, там банка. Есть же запасик по верёвке?
  -Да, сантиметров двадцать.
  -Ну и отлично. Пункт три. Звукоизолируй сейф от жирдяя, чтобы не проснулся. Прослойка вакуума, на пару сантиметров. И с верёвкой поизящнее, не дёрни.
  -Ясно. - Дарья ушла в транс на пару минут, - Готово, не проснулся. Что с банкой делать?
  -Да оставь ты её в сейфе. Ручку на базу, и всё. Кстати, ты на праздник что замыслила... - В эту секунду Мыш краем глаза отметил, что Джа стоит перед аркой входа на кухню, и всё отлично слышит. Волшебница так заигралась, что не контролировала даже собственную квартиру. И Светка, в общем, тоже.
  -Я не помешаю? - Игорь шагнул на кухню, открыл холодильник, налил себе стакан минералки.
  -Нееет, - Протянула старшая, - Мы тут...
  -Модуль играете. Накажи Снобкова, называется, я понял.
  -Нуу...
  -Пипл, конечно, хавает, но не всё. Ванну, чище магазинной, я ещё понять могу. А вот как Дарья стеллажи в одинарь поднимала, уже нет. Они по триста кило без вещей. - Джа пристально глядел на свою почти-супругу и та поняла, что Игорь просто решил воспользоваться ситуацией, для снятия с неё напряга двойного вранья.
  Дарья встала с пуфика в углу кухни.
  -Я обладаю паранормальными способностями. Это тайна, её никто не должен знать.
  -Об этом я, не поверишь, догадался. И лучший способ сохранить тайну, конечно, это чморить слизняка. Димыч, ты извини, конечно, но... я понимаю, девчонки, а ты чем думаешь? Её же на запчасти порвут, для опытов... нахера так палиться?
  -Это мы уже проходили. - Мышу было неприятно. И особенно то, что вполне справедливый упрёк был высказан парнем, который был младше Димы на добрых тринадцать лет. Но и прямо сказать, что мелкие дашкины проказы поощрялись старшими, чтобы супероторва вообще полный пипец не учинила, значило обидеть рыжую. С непредсказуемыми последствиями. Основная проблема была в том, что политику партии Джа не понял, а объяснять её, находясь в ноосфере, значило то же самое, что рассказать всё это самой феечке в глаза.
  -Я спать пошла, - спокойно произнесла Дашка, - Можете разбираться, подслушивать не буду, обещаю.
  Молчавшая с момента появления Игоря, Светлана ощутимо вздрогнула всем телом. Это отметил стоящий на том же кухонном диванчике-уголке одной коленкой Мыш. Но прежде, чем Дима что-либо успел спросить, рыжее пламя метнулось через стол к сестре, феечка обхватила старшую, и совсем по детски разрыдалась.
  -Не бойся меня... пожалуйста, Лаи... я не хочу никого пугать... я же не виновата!
  -Ты так сказала... будто обычные люди тебе уже... не интересны просто, - Выдавила Светка, - Не обижайся... а тогда, в машине... ты дверь заблокировала... зачем?
  -Играла... прости. Я тупая. Больше не буду. Я человек, и останусь человеком. - Поднявшись, и внешне мгновенно успокоившись, Дарья вышла из кухни. Глухо вжикнула космическая дверь её комнатушки.
  Все трое переглянулись.
  -Ну и мудаки же мы. - Тоскливо произнёс Джа.
  Светка и Мыш синхронно кивнули, соглашаясь.
  ****
  На этот раз директор с утра даже не стал открывать сейф, настолько был уверен, что нечистый посрамлён. Поэтому, придя на работу, что называется, без фанатизма, часам к двенадцати, долго отдавал распоряжения, готовясь к завтрашнему празднику. Распоряжения были в основном отрицательного свойства - местным предпринимателям, на вчерашнем совещании привлечённым администрацией к организации мероприятий, в основном путём обустройства торговли, столов и стульев не давать, в холл их, раньше начала праздника не пускать, и вообще, пускай знают своё место. В кабинет он отправился только часам к двум. Всевидящее око за ним наблюдало с утра, Дашке до чесотки хотелось посмотреть, что будет, когда Снобков дойдёт до кабинета. И её ожидания были полностью вознаграждены.
  Рёв бешеного слона, севшего на противотанковый ёж, был бы лишь слабым подобием того, что довелось услышать персоналу ДК и арендаторам. Толстяк ревел, визжал, изломав несчастную ручку на десяток кусочков, топтал их ногами в коридоре. Требовал кого-то расстрелять, повесить и посадить в тюрьму...
  Римма-Причёска носилась с валерьянкой и более сильными успокоительными средствами по коридору, несчастная Клавдия Михайловна, выслушав всякого по поводу качества святости её воды, заперлась в своей каморке, и сама глотала валокордин, Ирина Петровна, с подругами-коллегами, не понимая толком, что происходит, злорадно перешучивались. Впрочем, то, что директора спровадили домой и уложили в кровать, сказалось на подготовке торжества крайне положительно. Не обременённый самодурством руководства, персонал показал чудеса изобретательности, администрация и поселковый совет были довольны. На праздник собирались прибыть какие-то районные и даже областные чиновники, и местное начальство лезло вон из кожи, чтобы не опозориться.
  Директор лежал с ледяным компрессом на голове в своей кровати и ждал скорой и мучительной смерти. Когда Римма, позаботившись о больном начальнике, удалилась, опасаясь оставить дела в ДК на самотёк, Петр Сергеевич сжался в студенистый, нервный комок на мокрой постели, страшась неизбежного. И оно случилось. Как только щелкнул замок за уходящей Причёской, из небытия вновь пришёл реквием. Потусторонние голоса вымораживали душу, не оставляя надежды, вор и подлец хотел кричать, за что ему ЭТО... а потом музыка кончилась, и, захлёбываясь истеричными слезами, "слизняк", жалкий, втоптанный в грязь кусок вонючего жира, начал понимать, что такое счастье... это когда тебя не убивает призрачный голос, на непонятном языке поющий песню смерти...
  -Я больше так не могу, - серьёзно сказала Дарья.
  Младшая никогда не была злобной стервой. Озорной, хулиганистой - да, лезла драться, била врагу по морде... а вот прыгать на голове уже лежащего - не умела. Это умение, способность добивать, приходит с возрастом, Мыш это знал, но ничего не ответил. Он умел. И поэтому молчал. А потом позвал Игоря и девчонок гулять. Сёстры надели роликовые коньки, и, взявшись за руки, носились по площадке у ДК, мягко подталкиваемые в спины послушной атмосферой, удивляя своей скоростью других роллеров. Игорь и Мыш играли на скамейке в шахматы. И всем было хорошо.
  ****
  Борис Викентьевич удовлетворённо откинулся на спинку кресла-качалки, стоящего на балконе. Проверка, которую он замыслил своей очередной безумной догадке, была крайне проста - если теоретически не способное к работе устройство исправно работает, то его теория либо не верна, либо просто неполна, как неполна ньютонова механика для случая околосветовых скоростей. Поэтому профессор расписал для нескольких тестовых структур все возможные комбинации решений, их было четыре, а рабочее, по его выкладкам, только одно.
  Если заработают ВСЕ варианты, а Чекан был в этом уверен, то ошибка найдена. Только не его, свою ошибку он уже нашёл и исправил во вторник. Именно этот баг сейчас и позволял Дарье повелевать стихиями. И о том, ЧЬЯ это ошибка, лишний раз не хотелось даже задумываться. Профессор выписал два уравнения - красивых, чётких описания чудовищной сложности мировых явлений. Система не была полной - не хватало главного, для Большой Машины, уравнения. Уравнения Воли...
  ...Проблема была в том, что третье уравнение можно было увидеть только изнутри. Так, как видела сейчас мир рыжая взломщица, что-то внезапно такое понявшая, но не умеющая объяснить другим. Структура, сложная, упорядоченная схема, состоящая из квадриллионов наносборок, здесь была чем-то вроде увеличительного стекла для сознания внучки, показала ей способ получить права администратора на какую-то часть Вселенной. Не полные, естественно. Прошла, как в написанный с ошибкой демон, системную программу, проходит хакер, захватила управление какими-то устройствами...
  ...Это был первый шаг к разгадке. Профессор очень не любил, когда научный термин, слово по определению имеющее конкретный смысл, попадая на язык журналистам и околонаучным шарлатанам, как говорил поэт "от употребления частого" даже не "ветшало как платье", а становилось просто половой тряпкой. Так случилось с несчастной "нанотехнологией", так начал уже затрёпываться строгий математический термин "сингулярность", получивший мутное полуфантастическое дополнительное значение - некоего перехода какого-нибудь разумного вида к сверхцивилизации. Но разгадка этот переход открывала.
  -Ошибка в сто третьем устройстве, ночью мы видим солнце... - Вслух произнёс профессор строки из перевода странной песни, пробуя слова на вкус. - Сумерки богов... а вот кое-кто сквозь стены видит...
  Электронная почта со странным техзаданием ушла на ящик "шестьсот четвёртого". У Чекана было в запасе больше полугода. Ровно до двадцать первого декабря. Борис Викентьевич вспомнил, что Светлана, увидевшая дату "золотого" отчёта, почему-то фыркнула. Но Светка вообще с детства была смешливая.
  ****
  -Ну, смотри, - В сотый раз Мыш, поминая старую песню про грозу, козу и волшебника-недоучку, объяснял Дарье отличия гранецентрированной кристаллической решётки от объёмно-центрированной. При этом выдумывая на ходу дикие методы соединения не желающих собираться в единый кристалл атомов, - Вот, по атому в центрах граней. Их надо прижать, чтобы эти твои пушинки как бы всех сразу обтекали!
  Пушинками чародейка называла электроны, чувствуя их, как мягкое облачко, вокруг плотных тяжёлых зёрнышек ядер атомов железа, хрома, марганца и ещё кучи металлов, содержащихся в нержавейке раздавленного колпачка.
  Над дашкиной кроватью висела в воздухе уже почти полностью восстановленная ручка, растоптанная днём ботинками взбесившегося жирного ворюги. Сделанный из отличной легированной стали баллон не пострадал, сращивание кости и золота оказалось вполне по силам консилиуму из двух физиков, строителя и начинающей волшебницы. А вот хрупкая сталь корпуса оказалась неожиданно крепким орешком, Дима всё ждал, когда рыжая плюнет и скажет, чтобы исследователи сами сращивали свои гамма-железяки, если такие умные. Но Дашка проявила невероятную усидчивость, ради повышения своего волшебного уровня наглухо игнорируя мышиные ироничные комментарии.
  -Я попробую их как бы потрясти, - сказала феечка, - тогда они друг в друга вставятся, как ты говоришь, и всё зацепится.
   Трещины на колпачке чуть заискрились... и пропали.
  -Вот. - Дарья протянула ручку Светлане, сидевшей на полу спиной к кровати.
  -Смотри, как новая. Растёшь... - Старшая передала восстановленный сувенир Мышу с Игорем, - Гермиона... умница. Давайте спать уже, а? Полчетвёртого!
  Расхвалив профессиональный рост рыжей, исследователи расползлись по своим комнатам, а Дарья, используя полученные знания, решила выполнить ещё один задуманный заранее квест, губительный для снобковской карьеры. Через пятнадцать минут всё было готово, и усталая, но довольная волшебница спокойно уснула.
  ****
  Директор шёл к дому культуры, всем своим видом, и координацией движений, напоминая непомерно раздувшегося зомби, из дешёвого ужастика. Хотя ночь для Снобкова и прошла спокойно, пережитый вчера кошмар не дал ему заснуть. Впрочем, размышления на тему, за что на него ополчились все демоны ада, к утру уже сменились диким страхом, что нечистая сила не оставит своим вниманием и праздник, вызвав на голову толстяка начальственный гнев. Как и любой мелкий управитель, Пётр Сергеевич боялся даже тени немилости вышестоящих чиновников куда больше, чем всех чертей на свете во главе с адским сатаной лично. Именно этот страх и погнал "слизняка" ранним воскресным утром на работу. Уже на площади перед ДК директор увидел, что его опасения не были напрасными, но кричать у самодура не было больше сил, он просто икнул и привалился спиной к угрожающе заскрипевшей мачте освещения...
  ...В свете раннего солнца яростно, вызывающе, сияли молнии, восстановленные на прежнем месте неведомым злоумышленником. Отшлифованные до зеркального блеска, символы небесной энергии словно издевались над директорским желанием выслужиться и злободневными похотями начальства...
  На площади играла музыка, носились дети, степенно прогуливались ветераны и просто пенсионеры. Над широким крыльцом тянулись к чистому майскому небу гирлянды шариков, площадь по периметру была заставлена лотками торговцев, за прилавками делали свой малый бизнес местные предприниматели, торгуя всем подряд, от китайской пиротехники до, почему-то туалетной бумаги и шампуней. Массовики-затейники возились с малышнёй, рядом с установленной на крыльце трибуной группками перемещалось местное начальство и депутаты, ожидая прибытия более высокопоставленных коллег из района и даже области. С приездом больших шишек должна была начаться официальная часть, с вручениями, награждениями и бурными продолжительными аплодисментами. Кого и за что награждать, было, собственно, неважно, пенсионеров за долгий труд на благо отечества, или детей за трогательно нарисованных синих котиков, главное - за всё хорошее против всего плохого. Народ гулял, покупал, веселился...
  ...Впрочем, директору ДК было не до веселья.
  -Нет, нет и нет! - Твёрдо произнёс начальник курчатовской жилконторы. - У меня всего пять человек и одна болгарка, резчиков вообще свободных нет. У меня своё начальство, у вас своё, обращайтесь к Елфимову. Если он скажет, срежем.
  Андрей Викторович энергично положил трубку на рычаг, с неприязнью посмотрел на телефон.
  -Боров жирный!
  Дима с ухмылкой отметил, что на крыльцо, конечно же, под разлюли-напев Кадышевой "за мои зелёные глаза - называешь ты меня колдуньей...", поднялась рыжая. Дарья сейчас не просто так прогуливалась, а играла со Снобковым в восхитительную заочную игру, нечто среднее между шахматами и зарницей, охраняя от происков директора возродившиеся из праха молнии. К феечке сейчас даже подходить было страшно, она буквально искрилась удовольствием и весельем, как перезаряженный конденсатор, того гляди током ударит.
  ...Вызвать, используя свои районные связи, резчиков из райцентра, у толстяка получилось только к двенадцати, большое начальство уже было на подходе, и "слизняк" пребывал в цейтноте, да ещё и остался должен своим покровителям. Впрочем, подъехавшая газель, содержащая в своём ржавом чреве, помимо водителя, двух, на сей раз узбеков, с аккумуляторными болгарками, недвижно встала на въезде в посёлок. В этом случае, вопреки известной поговорке, дело было как раз в бобине, точнее в десятке обрывов, внезапно образовавшихся в обмотке этой важной детали автомобильного зажигания. Подгоняемые ретранслируемыми собственным шефом по телефону воплями директора ДК (естественно, тут же прослушиваемыми Дашкой) трудолюбивые дехкане неторопливо подошли к стенду, где их ожидал следующий сюрприз повелительницы стихий - аккумуляторы пил странным образом оказались разряженными. Попытка узбеков запитаться напрямую со стенда, где было местное электричество, привела лишь к снопу искр и порче розетки, и, закономерно рассудив, что в блестящих железяках поселился шайтан, гастарбайтеры отправились восвояси к газели, по дороге объясняя своему шефу, почему работа не сделана. Крики Снобкова не произвели на удаляющихся сынов знойной Азии ни малейшего впечатления, зато от души позабавили собравшуюся на площади публику, включая саму Дарью, тут же устроившую на фоне злосчастных рун при светкиной помощи фотосессию. В этот момент на площадь, наконец, подъехал автобус с начальственной делегацией. Детишки, ведомые массовиком, пропуская громадину "Экоплана", посторонились, а от поднятого автобусом ветра один из шариков гирлянды оторвался и красным пятнышком поплыл над площадью, поднимаясь в небо...
  -Ой, хочу шарик! - Запищала маленькая, лет пяти, кудрявая девочка...
  -И я! Мне! - не меньше десятка разновозрастных детей бросилось к привязанной на крыльце гирлянде шариков.
  На глазах вальяжно выбирающегося из автобуса начальства, директор, с невероятной для своей комплекции сноровкой, вскочил на крыльцо, перекрывая дорогу малолетним мародёрам.
  -Нееет!!! Не положено!
  Снобков, грудью вставший на защиту украшения, сделал еще шаг, пытаясь поймать самого шустрого охотника за шариками, поскользнулся и, как Барон Апельсин из известной сказки, скатился по ступенькам. Виновата в этом была, разумеется, рыжая, не рассчитавшая плотность скользкой воздушной подушки, "заботливо" подложенной директору под ногу. Огромный вес толстяка продавил дашкину "конструкцию", в результате чего феечке пришлось спасать от увечий уже детишек на лестнице, направив падение директора по нужной траектории. Убедившись, что никто, включая Снобкова, не пострадал, Дарья решила устроить детям шариковый коммунизм.
  Резкий порыв ветра растрепал гирлянду, на детишек обрушилась разноцветная невесомая волна. Обиженным и вправду никто не ушёл, все получили желаемое, над площадью повис восхищённый визг детворы, а на всё это благосклонно взирало приехавшее начальство. Когда буря детских эмоций несколько поутихла, а лишние шарики растворились в синем небе, представитель областного начальства дал отмашку на официальную часть.
  -С директором вопрос надо решить, - поднимаясь на трибуну, обратился к тому самому районному "политкорректору" областной чин, - Неадекватность зашкаливает, я смотрю, да и жалоб уже море от известных людей. Но сам бы не увидел, не поверил. Шариков пожалел, идиот.
  Скрипнув зубами и косясь на сияющие "зиги", тот согласился. Дальше были речи и поздравления, вручения, награждения и аплодисменты, бурные и продолжительные, конечно. Снобков, тем временем, осознавая, что начальство сильно разочаровано в лучших чувствах, решил использовать Клавдию Михайловну как свидетеля, что распоряжение было выполнено, а возрождение чёртовых молний из праха было чьей-то интригой лично против него. Воспользовавшись стихийным перерывом в мероприятии, он отправился в каморку технички. Но, не дойдя до цели, в очередной раз икнул, и попятился. В совершенно пустом стеклянном стенде, где раньше размещались подаренные ДК сувениры, перекочевавшие домой к директору, появился одинокий экспонат. Ручка с золотым пером...
  ...Задом распахнув дверь туалета, толстяк буквально вдавился в тесноту заведения...
  -...Да что вы привязались к этим молниям? - Раздражённо спросил культурный шеф района, - Какое тут СС, бред полный! Я эти молнии с детства помню, тут их везде, как у дурака фантиков. Вон, у энергетиков в эмблеме тоже молнии есть, и что теперь?
  -У связистов в петлицах есть, - Поддержал его крепкий лысый мужик лет пятидесяти, ответственный за патриотическое воспитание, - Да и Илья-пророк, опять же, покровитель наших войск Дяди Васи...
  Директор, сполоснувшись холодной водой, несколько пришёл в себя после всех потрясений, и решил вернуться на мероприятие. Но попытка выйти успехом не увенчалась, дверь не открылась. Самодур попытался выбить неожиданную преграду, но сейчас Дашка была на высоте, помятуя свою ошибку с недооценкой веса и силы врага, и ни один удар Снобкова даже не достиг дерева двери. Тогда он перешёл к окну - с тем же результатом. Заревев, как спасающийся от тигра буйвол, жирный ворюга, стоя на подоконнике, всей тушей ударился в раму наполовину закрашенного окна, где снаружи была приварена решётка...
  -С директором у вас, да, проблема, - сочувственно произнёс областной чин, обращаясь к Норе, стоящей рядом на трибуне с пачкой грамот, - Но праздник удался, я считаю. И скоморохи, бег в мешках... а уж с шариками и этим... прямо товарищ Огурцов-два сам собой получился. Молодцы. Со Снобковым вопрос назрел, решать уже в июне будем...
  В этот момент награждение какого-то ветерана за пятьдесят лет плодотворного научного труда было беспардонно прервано, да так, что Нора оступилась, и чуть сама не упала с трибуны. Из забелённого окна туалета справа от крыльца, с жутким воем и грохотом, сорвав могучую, ещё советских времён решётку, вылетело нечто огромное и бесформенное. Разделившись в полёте на, собственно, тушу директора и кучу обломков и осколков от рам и стёкол, чудовищная комета рухнула в клумбу, уничтожив вчерашний труд Клавдии Михайловны, прямо как астероид Нью-Йорк, в очередном многобюджетном блокбастере. Начальство, равно как и большинство прочих присутствующих, уронило челюсти - такого смертельного номера, даже от Снобкова, никто не ждал...
  Директор поднялся сам, без единого синяка, пореза или даже царапины - Дарья тщательно оберегала подопытный объект от механических повреждений. Мыш тут же вспомнил, и рассказал Игорю и Свете почти аналогичную историю из школьной жизни своего брата, когда севкин одноклассник, напившись водки до безобразия и завернувшись в алую занавеску, с самонадеянным рёвом "я сатана" рухнул в зал со сцены на новогоднем мероприятии для младшеклассников. Естественно, появление неклассического для школьной "ёлки" персонажа вызвало похожую бурю веселья...
  Несколько обалдевшее начальство грузилось в автобус. Местный врач, осмотрев директора, не нашёл у него никаких повреждений, но настоятельно порекомендовал Петру Сергеевичу, таки посетить... невролога. После чего верная Причёска снова утащила Снобкова домой, отлёживаться.
  -Нет, ну везёт же дуракам, - удивлялась Нора, обсуждая дикие происшествия на празднике с Ириной и другими бабушками, - Люди в своей ванной шеи сворачивают, а этот... кабан решётку вынес, и хоть бы хны... даже пальчик не порезал.
  В глубине души кандидат наук Шкиль была довольна. Её долгая борьба с жирным самодуром, похоже, увенчалась успехом. А уж неведомого Робин Гуда, вернувшего на стенд молнии, Нора была готова расцеловать - эти железки когда-то резал из пятимиллиметровой стали её давно покойный муж...
  
  
  
  
  6.Эффект Барнхауза
  
  ...Легион бессмертья,
  Легион - вулкан,
  Ангел - истребитель,
  Адский ураган!
  
  Коррозия Металла, "Чёрный террор"
  
  28 мая - 11 июня 2012 года, Москва, Московская и Тверская области (локации условны)
  
  -Юла! - Дарья, обхватив подскочившую подругу, крутанула её вокруг себя на добрых полтора оборота.
  -Привет! Ты что, лифтингом, вместо плавания, занялась? Чуть не раздавила нафиг! - Терция надрывно вздохнула после излишне горячего приветствия рыжей.
  Подруги встретились у монументального здания физфака МГУ, справа от высотки главного корпуса, и теперь весело переглядывались, как бы не зная, с чего начать долгожданное общение. Хрупкая невеличка, Юля была на полголовы ниже феечки. Темноволосая и кареглазая, изящная как фарфоровая куколка, она очень походила на французскую актрису Софи Марсо, особенно в профиль. Компенсируя небольшой рост, Терция носила туфли на высоченных шпильках, и сейчас стояла на гранитной плите вровень с рослой Дашкой, обутой в кроссовки.
  -Всё! Свободна до осени! Только небо, только ветер, только хардкор, бля! - Юлька хлопнула по сумке, содержащей зачётку. Естественно, что "принцессе хаоса", как разухабисто называли Терцию околонаучные издания, по специальности экзамены ставились "не глядя", но, к немалому сожалению самой Юли, на свете ещё была такая зараза, как гуманитарный блок. Впрочем, и с этой бедой юное дарование как раз сегодня и разделалось, закрыв сессию.
  Только встретившись с лучшей подругой, Дарья поняла, насколько тяжёлое обещание дала исследователям. Злые демоны буквально дёргали рыжую за язык, вынуждая хотя бы намекнуть Юле о страшной тайне, вследствие чего, обсуждая с подругой все новости, от школьных историй до новинок аниме, феечка постоянно этот язык прикусывала и заикалась. Разумеется, в результате Юлька догадалась, что собеседница чем-то напряжена, и прямо спросила, что за хрень с Дашкой творится. Выслушав неопределённое мычание, Терция сочла, что с личной жизнью рыжей всё не так уж и плохо, и подруга просто боится спугнуть простое человеческое счастье. Поэтому сходу перешла к планам на лето.
  -Второго Неонов из Владика приезжает, с Ариэлькой, на съезд пиратов. Давай с нами, мы с Серым идём!
  Дашка поморщилась. Причин для неудовольствия у рыжей было навалом, и первая из них - ещё зимняя история с дедом, про глазастые электроны. Естественно, компьютерные пираты, техномузыканты и анимешники - люди в массе своей воспитанные, попрекать феечку родством со злющим физиком никто бы не стал, но осадок, что называется, оставался. Во-вторых, насколько Дарья обожала аниме, настолько недолюбливала тематическую тусовочку, "чуть менее чем наполовину" состоящую из каких-то психически изломанных личностей неопределённой половой принадлежности. Не то, чтобы юная волшебница их боялась, но относилась с опасливой неприязнью, хотя Юльке в этом и не признавалась, не желая показаться "дикой". Ну и напоследок... Терция зацепила больное место, у неё есть какой-то Серый. Возможно, впервые в жизни, рыжая ощутила боль от этой статусной иглы - даже в неприятную тусовку легко нырять, когда за спиной ироничной глыбой отвисает молодой человек, пускай даже молчаливый, как рыба об лёд. С личной жизнью у Дашки всё было плохо.
  Хотя своеобразная и эффектная девушка привлекала поклонников в избытке, как яркая лампа ночных насекомых, отношения с ними у рыжей не выстраивались. И, в зависимости от степени своей увлечённости, очередной кавалер удирал со сверхзвуковой скоростью, в срок от трёх дней до недели. Зеленоглазая богиня, абсолютно равнодушная к любым цветочно-конфетно-ништяковым подношениям и символам материального статуса, просто занимала собой всю вселенную незадачливого Ромео, требуя безоговорочного соучастия в своих авантюрах. К тому же, Дарья откровенно доминировала, никогда и никому не уступая лидерства в паре. И, если среди подруг она нашла волевое равенство со старшей, более опытной и умной Юлькой, то ни с одним парнем в своём круге общения у неё такого равновесия не сложилось...
  ...Недавно Мыш, обсуждая с Ромиком и Светой очередной "бабосрач" в интернете, ёрнически предложил презентовать Дашку в качестве первого приза наиболее ярому сетевому адепту "кюхе, киндер, кирхе". После чего запастись попкорном и удобно устроиться перед экраном, для просмотра нового реалити-шоу "укрощение огня". За что Светлана, без тени улыбки, обвинила Диму в призыве к геноциду в отношении социальной группы "теоретические поборники домостроя"...
   Терция предлагала Дарье переключить внимание с ровесников на ребят постарше, но рыжая, несмотря на юность, прекрасно понимала, что её уделом в этом случае окажутся неуверенные в себе персонажи сомнительных достоинств, типичные поклонники "моделей женщин в натуральную величину", по злому определению Игоря.
  -Пойдём в "Морию". Угощаю! - справилась с раздражением феечка, движением фокусницы добывая из ладони свою вторую честно заработанную пятёрку.
  -Я Серёгу приглашу? - Полуутвердительно озаботилась Юлька.
  -Да хоть двух. - Ехидно бросила Дашка, поминая подруге недавнее предложение познакомить её с каким-то другим Сергеем.
  По дороге в "нескучник" девушки согласовали примерный план отдыха - завтра умотать в Дубну, вернуться в Москву днём второго июня, посетить пиратский съезд, с плавным переходом с оного в ночное сборище анимешников в клубе, благо всё рядом, и тусовка одна и та же.
  ****
  Профессор говорил какие-то серьёзные и важные вещи. С учётом происходящих событий, может быть, самые серьёзные для судеб цивилизации, но Мыш слушал, что называется, в пол-уха, и никак не мог отстроиться от вчерашнего эпизода с Натальей. В самом деле, это было полное свинство - держишь женщину в объятьях, и тут снова звонит её мамаша, мол, внучок опять разбушевался. Дима понимал, что это по-мальчишески несолидно, но начинал испытывать к шестилетнему плаксе Артёму, младшему сыну соседки-любовницы, самую настоящую ревность. И всерьёз подумывал о применении в следующий раз техсредств, типа валяющегося в столе без дела подавителя сотовой связи, лично собранного им пару лет назад для совсем другого дела. Впрочем, донимаемой юным скандалистом бабке и два этажа вверх пробежать не влом, если что, так что подавитель GSM тоже не панацея... три раза подряд - это уже тенденция. Но Натали всем, за исключением наличия мелкого гадёныша, была хороша, и полностью Мыша устраивала.
  -Носятся с этим ЭПР-парадоксом и нелокальностью, как с писаной торбой. Да вся квантовая физика - сплошной парадокс в парадоксе, как матрёшка! - продолжал яриться Чекан, - Вспомнила бабка, как девкой была! Запутанность у них... в голове она, эта запутанность! Причём в прямом смысле, дашкины демоны за эту запутанность и дёргают.
  Поводы сердиться у профессора были, в первую очередь это было научное творчество коллег. Да, тех самых. Состоявшее, по мнению ворчуна, в переводе ресурсов цивилизации на дерьмо и обогрев атмосферы. Коллег Борис Викентьевич подразделял на три категории. Большая их часть ничего в квантовой физике не понимала, и, соответственно, ничего сделать не могла, кроме написания обоснований дать ещё денег. При этом Чекан науку не делил на нашу и благословенно-заграничную - типа, везде теперь одна помойка. Вторая разновидность, к которой профессор относил и себя - учёные, которые что-то понимают, но высказать не могут, просто нет таких понятий в языке, а математика это штука лукавая. С её помощью БВЧ, ради развлечения, после просмотра фильма по трешевой книге Берроуза, на спор со Светкой расписал квазиньютонову механику мира Джона Картера, Марса-Барсума, с полным обоснованием диких прыжков и прочих чудес. Всего-то и потребовалось, что послать в пень принцип эквивалентности с соответствием инертной и гравитационной массы. Третья же разновидность рождалась раз в век, и сейчас в живом виде не встречалась. Это были те, кто могли объяснить другим, что они поняли...
  -Умом Россию не понять, аршином общим не измерить... прямо неопределённость Гейзенберга какая-то выходит,- собрался, наконец, Мыш, - То есть, получается, что понять и измерить - одно и то же? Измеряя - понимаем, и... тем самым изменяем?! Как у Аспекта с его фотонами?
  -Примерно так. Просто никто раньше даже не предполагал, что это работает для целых атомов и молекул. В какой-то момент Дашка себе представила фильтр, а он поляризует... и определяет состояние объектов, она это всё себе представила и... ухватила демона за хвост...
  ...Была у Чекана ещё одна классификация коллег. На богопоклонников и богоискателей. Себя он, с некоторой оговоркой, относил ко вторым. Свойства Большой Машины, её философия, по прежнему были для старого учёного загадкой, но в её реальности он уже не сомневался. Во всяком случае, нащупанная исследователями дыра мироздания идеально объяснялась именно багом программного обеспечения. А вот вопрос о Суперадмине оставался открытым... есть он, нет его, сидит на месте, или забил на всё и ушёл за суперпивом...
  -Хорошо. А мы тогда почему не можем? Не буду льстить, но вы-то уж в голове структуры точно лучше Дашки держите!
  -Не знаю. Только смутные предположения. Хакерша. Тип мышления.
  -То есть... следующий кандидат...
  -Светка. Матмоделистка, умная. У них просто баланс лучше, я электроны чую, а байты - нет. Понимаешь?
  -Понимаю, но мне как-то... это переход и есть?
  -Нет. Это только указатель на переход. Ржавый знак на дороге. Ещё сумей прочесть.
  Мыш минуту молчал, читая профессорские распечатки. Поднял от бумаг красные, воспалённые глаза.
  -Ну, хорошо. Если, как с этими фотонами, состояние переносится мгновенно, то у Машины, как я понял, своё Супервремя, а наше для неё, типа, одно из просто измерений.
  -Верно. Но его отношения, с нашим, я не нащупал... изнутри надо смотреть. И лучше пусть смотрит кто-то... теоретически посильнее Дарьи, конечно. Вы, я смотрю, всё промерили, по плану?
  -Да. Радиус и форму даже трижды, чтобы выявить тенденции. Не меняется, до миллиметров. Но я вот чего боюсь: а вдруг этот... Суперадмин чухнется, что ломанули его. И заплатку поставит. А Дашка где-нибудь лететь будет, над горами, над лесами...
  -Не надо. Даже думать об этом не хочу. - Чекан резко поднялся из кресла начальника. - Последний пункт проверили? Я записей у Светки не нашёл.
  -Да, вот. Кстати, интересно, что с фотонами Дашка как раз не справляется. Вычислялка вешается. Ваш сто третий пункт как раз, предел для её системы реального времени, она больше пятидесяти люксов не отбивает через любую поверхность в своей ноосфере, мы по зелёному лазеру меряли и считали. Похоже, что отражать она может именно тупо некое количество фотонов, плевать какой частоты, через единицу площади, я там посчитал, шестая страница. Но домерять по уму нужно, разноцветными лазерными указками - это ламерство.
  -Вижу. Ладно, сейчас Светка придёт, прикинем. В Крым с ней с двадцатых чисел поезжайте, с аппаратурой я на КРАО договорюсь, что у них есть, конечно. Навру им, с три короба... и эту свою, Натали, тоже бери, с потомством. Места всем хватит, да и веселее.
  -Рад бы в рай, да грехи... Борис Викентьевич, а... расскажите всё же, что за сто третье устройство у "хелловинов" вас так высадило?
  -Аа, это... я просто понял, что с фильтром ошибся. Но, учитывая, что он... - Чекан неопределённо кивнул вправо-вверх, - тоже, мы скомпенсировались, и без обид. Я отправил тестовые структуры проверяться, через неделю получим, но я уверен, работать будут все, а должна только одна. А остальные... ну, в общем, я тоже чёрный маг, получается. Гну реальность усилием воли...тем самым измерением-пониманием-изменением, причём смех в том, что тут я покруче Дашки буду, заклятье действует, когда я о нём и не думаю, мало того, даже если помру, всё равно будет работать. По-идиотски звучит, конечно, но понятийного аппарата нет, лепим из...
  -...Из того, что было. Интересно, сколько таких... глюкозаклятий уже работает в технике? Причём ведь... люди же не знают, что творят.
  -Дим, я же сказал, не знаю. Может быть, мы первые, а может... поговорим, но не сейчас. Пускай кривые фильтры сначала заработают, для очистки совести. Но первый шаг, мне кажется, мы сделали. Главное, чтобы не в болото...
  ****
  "Мория", по случаю дня понедельника, была пуста. Заведение в знаменитом Нескучном саду, он же Эгладор, он же "поганище", расположенное в отсеке бывшего бомбоубежища на спуске к набережной Москвы-реки, было, разумеется, тематически-ролевым. Пройдя через могучие металлические ворота, расписанные узорами и эльфийскими рунами, и спустившись по устрашающе отделанной, под шурф старинной горной выработки, крутой лестнице, девушки оказались в довольно уютном небольшом помещении. Ресторанчик был выдержан в усреднённо-фэнтезийном духе, под средневековую корчму. Вместо ламп искрились разрядники-палантиры, на стенах сверкали мечи и копья. Посетителей не было, за столиком администратора мучила айфон местная версия Зены, мощная девица в бронелифчике и прочем металлопрокате. Увидев клиентов, она оторвалась от своей жертвы, и отмахнула вошедшим нечто среднее между "хайлем" и пионерским салютом. После чего пнула, железным мыском сапога, "мифриловую" дверь с искрящимся на ней светодиодным "заклятием", ведущую в служебное помещение.
  -Аань!
  Появившаяся из двери "демонесса", в весьма экономном алом наряде, отлично знала обеих посетительниц.
  -Привет! Вам как обычно?
  -Да. Нальёте, или?.. - Юлька обобщенно изобразила взглядом напряги от органов.
  Чертовка согласно кивнула. Пока Дарья ходила мыть руки, Терция сосредоточенно пикала телефоном, но Серый был недоступен. Прорезался юлькин "молодой чемодан" только после того, как девушки успели по первой. Трёхсотграммовая доза японского "Асахи" пошла хорошо, рыжая подразморозилась, подруга тоже оживилась. Дашка на время отключилась от мыслей о своей тайне, и, наметившийся было барьер, в общении, рухнул. Поедая острые роллы, девчонки болтали, наперебой повествуя о дебилизме одноклассников и одногруппников, извращенцах и фриках тусовки, сплетничали и ржали, как лошади, не над собственно шутками, а просто от радости встречи и ощущения свободы. Поэтому, когда замурлыкал долгожданный звонок, Юлька даже нахмурилась, ей сейчас и так было хорошо. Услышав собеседника, Терция как-то поникла, и Дарья решила, что и у подруги не всё так шоколадно. Подслушать телефон феечка могла, считывая саму мембрану, но не стала, рыжей сейчас было уютно и весело, и думать, ни о каких своих способностях, совершенно не хотелось.
  -Я выйду на пять минут, - хмуро сообщила Терция, - скоро вернусь.
  Дарья осталась, вяло потягивая вторую порцию "Асахи", уже поллитровую, и столь же тягуче размышляя на тему, все ли мужики сво. Впрочем, через минуту от её меланхолии не уцелело и остатка: разумеется, не выведать сердечные тайны подруги оказалось выше её сил. Но подслушанная история оказалась совсем иного жанра. И сразу предложила рыжей тяжелый моральный выбор...
  ...Серёга, студент конаковского энергоколледжа, оборудовал новые богатые коттеджи аппаратурой "умного дома", в составе бригады, включавшей в себя инженеров-программистов, электриков и ещё много кого - смарты штука сложная. Простой, но толковый и умный, монтажник приглянулся Юльке, когда настраивал все электронные потроха нового дома её тёти, заместителя мэра Дубны. Несмотря на очевидную социальную разницу, отношения молодых людей сложились на редкость удачно для их возраста. Серый был старше Терции на год, спокойный и ироничный рабочий паренёк не позволял Юле безраздельно лидировать, и довольно уверенно вписался в её окружение. Случившаяся сейчас беда была именно полноценной, недетской трагедией.
  Сергей не помнил своего отца, а его мать, уже долгое время, представляла собой человеческую руину, разрушенную типичной провинциальной безнадёгой и алкоголизмом. Его воспитанием, с детства, занимался двоюродный брат, человек непростой судьбы, завязавший наркоман, сержант-контрактник с двумя чеченскими "сроками", между которыми он успел ещё и на срок обычный, тюремный. Несмотря на все перипетии судьбы, Александр Серёгу вытянул из предсказуемо ожидавшей его савёловской наркотической ямы, отправил учиться в колледж. Брат работал строителем в Дмитрове, до прошлой недели. До того момента, когда ЧОПовцы не выкинули его с ещё двумя рабочими из офиса фирмы, где строители поимели наглость потребовать, страшно сказать, зарплату за два месяца. Вернувшись в родное Ярково, живописную деревушку на берегу Волги, вместо денег имея пару сломанных пальцев и фингал на пол-лица, Сашка, скорее всего бы просто нажрался водки, пожаловался на жизнь соседям, проспался и пошёл искать новую работу. Но в деревне, на отшибе, уже строил кирпичный домик Коля-цыган. И, разумеется, заявился утешить соседа. С дозой универсального утешителя, конечно. Вчера Александра вытащили из тамбура электрички на станции Талдом. Мёртвого. Ишемический инфаркт на фоне передоза...
  ...История была бы типичной, коим несть числа в современной России. Не будь Серый, тихий и щупловатый провинциальный парнишка, столь зол, мстителен и упёрт, и не подслушивай сейчас его простую и жуткую исповедь Дарья. Шутки кончились...
  -Нужны деньги на ствол и алиби.
  Юля понимала - скажи она сейчас, что помощи не будет, Серёга не уйдёт. Просто... отношения станут, такими, "как у всех". Кино, вино, ночной клуб... а "принцессе хаоса" хотелось большего. Когда всё пополам, и степные восходы, и автоматные очереди... Юлия Третья, восходящая звезда математики, эмоционально была просто домашней семнадцатилетней девчонкой, никогда не видевшей всей изнанки жизни...
  Терция, закусив губу, кивнула.
  -Пойдём, пива выпьем. Потом поговорим, Дашка обидится. Я придумаю что-нибудь, и бабло есть. Обещаю.
  -Спасибо тебе... Кто обидится?
  -Ну, рыжая. Помнишь, я тебе ролик с русалкой показывала, это она. Угощает сегодня.
  -Да... познакомь. - Серёга был далеко, ему было не до подруг-русалок.
  Когда Юля вернулась и представила Дарье кавалера, бокал феечки был пуст, а сама повелительница стихий - зла как собака, хотя и очень старалась этого не показывать. Злилась волшебница в первую очередь на себя и жизненные обстоятельства, не позволяющие проявить свою силу, когда в мире столько гадства. Общение, понятное дело, не заладилось, настроение у молодёжи испортилось, а Юлька, к тому же, гадала, что за время её отсутствия так выбесило подругу. Расплатившись, девушки и Сергей покинули тёмное подземелье, и пошли прогуляться по дорожке сада. Молчание стало нестерпимым. И Дашка решилась.
  -А давайте здесь, на лавке потусим, - Рыжая расчётливо выбрала почти невидимую со стороны скамейку.
  Серега с Юлькой переглянулись, не понимая, почему мрачная подруга вдруг решила продолжить не сложившееся общение. Да и наедине остаться влюблённые мстители хотели поскорее, но возражать не стали, получасом раньше или позже, для их планов значения не имело.
  Когда все уселись, и Серый чуть приобнял Терцию за плечи, как будто защищая своё сокровище, Дарья глубоко вдохнула, словно готовясь к прыжку.
  -Не надо стволов. Я помогу, и никто ничего не поймёт.
  Ответом были обалдевшие взгляды заговорщиков. Слышать их рыжая не могла. Никак. Вокруг клумбы, у которой парень изливал душу, было добрых двадцать метров пустого пространства.
  -Я вижу насквозь и слышу всё за семьсот метров от себя. И делать могу в этом шарике всё, что захочу. Вот, например...
  Дашка понимала, что затягивать с демонстрацией нельзя, просто сочтут сумасшедшей. Увесистая скамейка, вместе со всеми на ней сидевшими, рывком поднялась вверх, сантиметров на двадцать.
  -Выше не буду, люди увидят.
  Влюблённые переглянулись, болтая ногами в воздухе.
  -Это... ты сделала? - с неожиданным спокойствием спросил Серёга.
  -Нет, блин, Скарлетт Йохансон.
  Юлька потрясённо переводила взгляд со своей длиннокаблучной туфельки, покачивающейся на приподнятом мыске, на солнечную дашкину физиономию, и обратно, а рыжая ждала вспышки гнева подруги. Но его всё не было, похоже, Терция даже обозлиться забыла... потом вдруг ухватила Дарью за руку, вцепилась, будто боялась упасть. Ещё раз уставилась на феечку, так, как дети на вчерашнем празднике смотрели на воздушные шарики...
  -Расскажи!
  Мягко приземлив скамейку, Дарья минут за десять описала, что случилось и свои обретённые возможности.
  -Знаешь... - тихо проговорила Терция, когда рыжая закончила, - ты... смелая. Я бы, наверное, молчала. Это же реально пиздец науке, умри всё живое...
  -Я просто трепло. - Самокритично отозвалась волшебница, помятуя предостережения исследователей, - меня в поликлинику сдадут, для опытов.
  -Даш, я понял, что ты твёрдое резать можешь, издалека, - по-прежнему спокойно и практично обозначился Сергей, - ну, как эти... помнишь, были по два-на-два...
  Серый вопросительно глянул на Юльку.
  -Ди-клоны, - Подсказала сама Дарья, догадавшись, О ЧЁМ подумал мститель. - Эльфен лит. Я не знаю, как сравнить со сказкой, но я... сильнее. У меня облако, сфера, а не векторы, и семьсот пятнадцать метров дальнобойность. Да, могу, конечно. Но...
  Терция, уже поняв, что не успел высказать Серёга, злобно зыркнула на кавалера. Но тот сам догадался.
  - Не надо никого шинковать. Если ты скамейку, с нами всеми, подняла, сможешь... меня одного в деревню забросить, и потом забрать. Мне алиби даже важнее ствола. Колян, конечно, лось здоровый... ну ладно, главное, чтобы никто не просёк, что я в избе у него был. Деревня, понимаешь, все всех... наблюдают. Я на лагере никого не знаю, нафиг... - Парень сейчас подбирал слова и образы, понятные городской девчонке, реальную деревню, скорее всего, только на картинке видевшей. В отношении рыжей это было не совсем так, но Серый раньше Дарью знал только по русалочьему ролику.
  - Конечно. - Уточнять, что Серый будет делать, свалившись ночью к цыгану во двор, феечка не стала, понятно, что не цветы дарить. Сейчас повелительница стихий начала понимать, уже не разумом, а нутром, во что она влезла. При помощи её способностей планировалось осуществить безнаказанное убийство. Но волна злой гордости несла неудержимо, Дарья уже для себя решила, что человеческий закон ей не писан, отвечать она будет только перед собственной совестью. А та, против расправы с мерзким деревенским пушером, никак не возражала.
  -Идея есть. - Пришла в себя Юлька, - Серёг, когда похороны?
  -Послезавтра, как положено.
  -Смотри, мы с Дашкой завтра в Дубну уезжаем, подползай к нам завтра вечером... потом, второго пиратский съезд. Идём, тусим. Рядом парк, туса с анонами будет до утра... Даррил, ты троих нести сможешь? Если ты молекулами управляешь...
  -Да хоть весь съезд в Антарктиду. Вместе с конференц-залом.
  -Ну, это нам не надь, смысл такой. Идём в парк, взлетаем... какая у тебя скорость?
  -До МКАДа от "курчи" за две минуты... я ещё мало летала. Дед запретил, палево.
  Терция с пулемётной скоростью защёлкала ноготками по смартфону.
  -Прилично, триста-триста пятьдесят в час. А с пассажирами?
  -Знаешь, я пока не пробовала, все боятся. - Умильно хлопнула своими изумрудами девочка-волшебница, словно всерьёз сожалея, что перспективный воздушный транспорт не находит потребителя.
  -Ну, если то же самое, то можем за сорок пять, ну пятьдесят минут, обернуться, и всё сборище - одно большое алиби! Если на месте десять минут...
  Молодые люди, не сговариваясь, просто решили не упоминать, что будет на месте. Так всем было легче - подруги не желали это знать, а Серёга... он как раз всё себе представлял в деталях. Внезапно появившись и воспользовавшись неожиданностью, взять фомку или кочергу, и бить гниду по голове, пока та не будет валяться дохлой, в луже собственной крови и мочи. Самому убивать юлькиному поклоннику не доводилось, но повидать уже пришлось всякого. Серый был рабочим парнем, для каждого дела он пользовался тем или иным инструментом, и месть не была исключением. Да, такой инструмент был необычен, ну и что? И ещё мститель был благодарен Юльке. Влюблённый, он сейчас был бы счастлив, Терция оказалась настоящей. Верной, честной и искренней. Был бы. Если бы не Сашка.
  - Так. - Продолжила Терция, - второго, как смоемся из "Юми", телефоны на тихий режим и в сумку, на вершину дерева в парке. Твой в первую очередь, Сержик. Вернёмся, заберём. А завтра вечером...
  Юлька мечтательно заулыбалась, задрала голову к вечернему московскому небу, бледно голубеющему в прорехах молодой листвы.
  -Я подъеду. - Серёга снова обхватил рукой за плечи свою избранницу.
  -Конечно, и останешься, - безапелляционно заявила та, - Дом большой.
  -Даа... - Неуверенно протянул юноша, поглядывая на рыжую, эффектно облокотившуюся на ствол дерева напротив скамейки. Феечка откровенно красовалась, расчёсывая волосы.
  -Я могу и на облачке поваляться, пока вы там... - Довольно бесцеремонно ответила на невысказанный серёгин вопрос Дарья. Бравировала она неспроста, заглушая снова начавшую её грызть зависть к подруге с обустроенной личной жизнью.
  -Ну, я вообще-то без комплексов, пофиг мне на твоё всевидение, - прижалась к любимому Терция, - Но если Серёга напрягается, а ты не против, полетай, мы тебе посадочный знак из костров зажжём, когда "мы там" всё...
  Все рассмеялись. Юлька облегчённо вздохнула - похоже, её кавалер с рыжей в компании оказались совместимы, что, учитывая милые планы мстителей, было критично. Да и от своего горя любимый отвлёкся, чудовищный сюрприз от лучшей подруги оказался кстати. Жизнь явно становилась интереснее.
  -Пора мне. - Серый озабоченно поглядел на часы, - Про топ-сикрет я в курсах, никому и никогда. Вообще... я как твоё видео посмотрел, сразу подумал, что ты какая-то... паранормальная. Так люди не плавают.
  -Блин. У меня это в позапрошлую субботу открылось, я же сказала. А мой ролик на ютубе с прошлого года.
  Подруги забрали сумки, висевшие на спинке лавки, и отправились провожать Серёгу на Савёловский вокзал. Всё было решено, круг посвященных расширился ещё на двух человек, и теперь в ситуации двойного вранья оказалась сама Дарья...
  ****
  Утренний экспресс уносил девчонок из пыльной столицы на север, мимо цепи водохранилищ, вдоль канала Москва-Волга. За прошедшие полдня девушки успели изрядно накрутить себя в плане паранойи, и теперь общались отрывистыми фразами, произносимыми свистящим шёпотом. Юлька оказалась просто кладезем литературных знаний на заданную тему, и теперь пересказывала Дарье сюжеты многочисленных фантастических историй, от классики до наших дней. Рыжая, наконец, поняла, что за "Где бы ты ни был", и откуда есть пошла "ведьма-практикантка", столь часто поминаемые Димой. Истории, почти все, были трагические, и уверенности в завтрашнем дне не прибавляли.
  Сегодня вечером в Дубну должен был приехать Серёга, для окончательной доработки плана мести цыгану, а до его прибытия девушки посетили многочисленную юлькину родню, научную и чиновную. Естественно, в каждом доме бедных студенток кормили, и к вечеру Терция уже "мяу" не могла сказать, не икнув. Дашке, напротив, было самое то, аппетит у волшебницы продолжал быть паранормальным. Дойдя до своего временного жилища, внушительного кирпичного двухэтажного особняка, второго в ряду на длиннющей улице, Юля рухнула на диван в гостиной, заявив, чтобы её часик не кантовали. Рыжая деятельно осмотрела дом и осталась довольна, в первую очередь, конечно, полной самостоятельностью. Заняв приглянувшуюся комнату, и перетащив туда свои вещи, Дарья спустилась во двор.
  ...С вещами была отдельная история, огромная спортивная сумка юной волшебницы весила столько, что подруга просто не смогла оторвать баул от земли. Дашку, по понятным причинам, вес поклажи не волновал, а её содержимое было довольно специфическим, и могло бы насторожить исследователей. Там, кроме обычных вещей и одежды, были книги из дедовской библиотеки, по молекулярной и ядерной физике, те, что не представлены в интернете. Разговор старших о "лавкрафтовском" космическом корабле, в лаборатории, рыжая, естественно, подслушала, и теперь всерьёз собиралась освоить термоядерный синтез, дабы летать среди звёзд...
  ...Повелительница стихий так заигралась с котёнком во дворе, что не заметила, как наступил вечер. Подруга, наконец, оклемалась после родственного гостеприимства и девушки отправились встречать Серого на автобусную остановку, он приехал из Конаково. На сегодняшнюю ночь мстители запланировали, по сути, "отработку тактического десантирования". В смысле, выяснить, насколько хороша Дашка в плане воздушно-десантного средства. Когда юлькин кавалер перекусил, обсудили план действий. Естественно, Терция настояла на своём присутствии, хотя она, несомненно, была бы полезней, оставшись в "Юми", для лучшего обеспечения алиби. Так что Дарье в любом случае, пришлось бы тащить из Москвы за Волгу по воздуху двоих. Впрочем, она не возражала, так даже интересней и веселее. Переодевшись в чёрные брюки и балахоны с капюшонами, заговорщики отправились в парк, для полевых учений. По дороге, отвлекая Серёгу от тяжёлых мыслей, девчонки весело гнали на тему, за кого примут их встреченные прохожие, сатанистов или готов.
  -За торчков. - Мрачно ухмыльнулся Серый. Отстроиться от своей беды ему не удалось.
  Народу в парке, плавно переходящем в полноценный лес, не было. Дарья сказала, что чует только обжимающуюся парочку на самой границе своей ноосферы. Через минуту нашли поляну, которая идеально подходила в качестве стартовой площадки.
  -Ну, что? - Дарья развела руки, обхватывая друзей, - Это не обязательно, можем разлетаться, но мне спокойнее.
  -Давай на первый раз за руки держаться... - нервно ответила Терция, - Стрёмно же!
  Атмосфера мягко оттолкнула всех троих от земли. Дарья уже немного научилась компенсировать давление, придерживая вокруг себя плотное облако приземного воздуха, и довольно резвый взлёт прошёл для ушей феечки и её "пассажиров" безболезненно.
  -Ну, и как вам? - Самодовольно спросила рыжая у потрясённо молчащих друзей, прекратив подъём на полукилометровой высоте.
  -Охренеть! - достаточно спокойно, как всегда, отозвался флегматичный Серёга.
  -Юла? - Молчание подруги Дашке не нравилось, хотя контроль выдавал, что та вполне жива и в сознании. Вокруг была мёртвая тишина, хорошо знакомая лишь парашютистам и планеристам, тем, кому доводилось летать без мотора. Под ногами зависшей троицы мстителей искрилась ночная Дубна, чёрная лента Волги казалась жидким гудроном. Слабым заревом на юге обозначало себя чудовище московской агломерации. Огромная жёлтая половинка луны шла на закат, а вокруг были звёзды, жутковато близкие...
  -Я сейчас чуть не кончила, - едва слышно отозвалась Терция, - Так вообще бывает? На сон похоже...
  Дарья понимала, в ту субботу она испытала нечто подобное, взлетая сквозь толщу сырого тумана низких облаков и визжа от запредельного восторга.
  -Давайте разлетимся. Не уроню, обещаю.
  -Уж постарайся, - снова хмыкнул, освобождая руку, Серый.
  Юлька отцепиться от руки феечки смогла не сразу. В полной темноте рыжая чувствовала, что сведённые пальцы Терции оставили на её запястье хороший синяк. Впрочем, через пару минут железный захват разжался. Дашка раскинула руки, друзья удалились от неё на десяток метров, и рыжая свела их вместе, закрутив в каком-то фееричном звёздном танце, ненормальном и невозможном...
  ****
  -Спасибо тебе, - как всегда, спокойно и солидно, произнёс Серёга, - Я... ну, в общем, такого даже придумать бы не смог.
  -Я тоже, - улыбнулась рыжая фея, уплетая очередной внушительный бутерброд с плавленым сыром. - Всегда пожалуйста, обращайтесь!
  Друзья чаёвничали в огромной гостиной. Старинные часы, невозмутимо машущие угрожающе похожим на нож гильотины маятником, пробили три. Спать никому не хотелось.
  -Будто звёзд наглотались! - изящно сформулировала Юлька, - Внутри всё чешется...
  Уже никак не сдерживаясь, Терция, обхватив Серёгу, потащила парня в выбранные апартаменты. Вспомнив о своём обещании и улыбнувшись, Дашка отправилась прогуляться. Всё равно куда, главное, подальше семисот метров от дома. Купаться в облаках ей уже не хотелось, сегодня впервые она налеталась досыта, а травить душу, ощущая экстатично звенящие нервы влюблённых друзей, рыжая тоже не желала. Поэтому, снова дойдя до границы парка, взлетела и уселась на удобной развилке веток трёхсотлетнего дуба.
  Феечка хотела обдумать свою идею с термоядерным двигателем, примерную схему которого почерпнула из дедовской документации по "Аэлите", но незаметно съехала на размышления, стала ли она уже взрослой, или, на самом деле, нет никакого резкого окончания детства. Впрочем, долго сосредотачиваться на серьёзных рассуждениях рыжая не умела, да и спать вдруг захотелось. Через листья пробивался рассвет, плавно, как в театре перед началом представления, гася звёзды-лампочки. Зевнув, Дарья спрыгнула на землю, чуть придержав своё падение, и отправилась домой. Друзья уже спали, её возвращению ничего не мешало, и волшебница тоже присоединилась к большинству.
  ****
  Дима оформлял документацию по оловянному фильтру, чтобы отправить профессору. Рутинная работа мозг почти не занимала - то же самое, что винду переустанавливать или яму копать. Светлана была в Сколково, тестовые фильтры для проверки профессорской "чёрной магии" вырастили, почему-то, прямо таки ударными темпами, и аспирантка поехала забирать готовые структуры. Сегодняшняя работа Мыша была важна для получения в июле исследователями инновационной премии - двенадцать окладов каждому, не хухры-мухры. Но сейчас... даже почти пятьсот тысяч, на фоне текущих событий, были для Димы не более, чем приятым пустяком. Пребывая в одиночестве, он продолжал раздумывать, какую невероятную дыру удалось им обнаружить в программном обеспечении... всего. И какие это будет иметь последствия.
  "Получается, что Дашка не уникальна, её отличие от других лишь в том, что она имеет некую обратную связь с базой данных мироздания, и видит вносимые ей изменения. Если она бросает управлять, всё устанавливается по умолчанию. А мы, якобы угадывая неизвестные нам законы, а на самом деле, их программируя, откатить правку не можем. Интересно, с какого момента в технике вовсю юзаются такие глюкозаклятья? Учитывая, что чуть не вся квантовая физика стоит на догадках... компы все, точно. Кроме, может быть, ламповых. Измеряя, изменяем... и ДУМАЕМ, что понимаем. Мало того, уверены в этом, как очень сильный выпускник полицейской академии из анекдота, пропихнувший круглую чушку в треугольную дырку, и считающий, что верно решил задачу... Ведь пролезло! Работает же! Фильтры работали, отлично переворачивая нужным концом чёртовы ионы... неспроста ведь шеф всегда говорил, что наша наука похожа на пантеон разной древней чертовщины. Вот оно и полезло, здравствуй, Ктулху, новый год! И, если Суперадмин таки есть, и не зря получает свою суперзарплату, то опасность грозит не только летучей Дашке. Когда на наш мир поставят сервис-паки, мы останемся с паровыми машинами и старыми ДВС, без электроники, которая теперь правит всем, от электростанции до унитаза. Самолёты с небес попадают, наравне с нашей супердевочкой, вся техника встанет, покруче любой проблемы-2000"
  Мышу было страшно. Мир стал зыбким, неустойчивым миражом. Похожее ощущение у него было в детстве, после прочтения азимовского "Конца вечности"... "Я принимаю решение искать между двадцать пятым и пятидесятым годом двадцатого столетия... и мир уцелел...".
  Но уцелел он лишь потому, что это было нужно автору. Нужно ли это "нашему" автору и есть ли он вообще, Дима не знал...
  ****
  ...Борис Викентьевич, обнаружив на месте томов в своей библиотеке изрядные дыры, полез проверять папки с наследием "Аэлиты". Найдя зияющую пустоту и там, профессор только рассмеялся.
  -Вся в меня, чертёнок!
  ****
  Двое суток, после отъезда Серого на похороны брата, пролетели незаметно. У парня ещё были дела в Конаково, по учёбе, и подруги остались вдвоём. Встретиться мстители договорились второго в двенадцать, на Савёловском вокзале, чтобы вместе отправиться на пиратский съезд, и позднее на аниме-сборище в "Юми", которое должно было стать прикрытием для их планов.
   Девушки общались с местными друзьями Юльки, гуляли, лазили в сеть. С Терцией у Дашки состоялся лишь один примечательный разговор, когда рыжая, отчаявшись сама разобраться в термояде, посвятила в свои планы подругу. Естественно, глаза у юного дарования вспыхнули адским пламенем, особенно когда феечка рассказала про космический корабль по лавкрафтовски, теоретически описанный исследователями, наивно считавшими, что они вне зоны ноосферного доступа. Добыв из баула документацию, обложившись книгами и гаджетами с интернетом, восходящее математическое светило добрых шесть часов что-то писало и считало. Дашкина роль заключалась только в доставке подруге пиццы и соков, и в ответах на рваные, почти бессвязные вопросы, в основном, на темы, как волшебница видит те или иные частицы, и как с ними может работать. Под вечер Юлька потребовала вина и шашлыков, и рыжая поняла, что фейской космической программе быть. Заказав еду на дом, Дарья уселась на диван и выслушала длиннющую лекцию, как можно построить волшебную капсулу с термоядерным двигателем. Для движка "оболочки из света звёзд" Терция затребовала пятьдесят литров обычной воды, два литра полутяжёлой, и три кило хлорида лития-6, из расчёта полёта на Луну и обратно с тонной полезной нагрузки, не мелочась. Тяжёлую воду рыжая могла за полчаса, из обычного пруда, нафильтровать без проблем, а нужная соль, в смеси изотопов, и вовсе была в любом интернет-магазине химреактивов. Но пока, поразмыслив, освоение космоса подруги решили отложить до крымского отдыха.
  В ночь на первое июня девушки таки повалялись на облачках. Сами облака, правда, оказались совершенно неромантичными, какими-то холодными и сырыми.
  -Брр, блин!
  -А ты думала, в сказку попала? - ответила волшебница, выныривая из промозглого тумана.
  -Давай на посадку, я замёрзла нафиг!.. Осторожно, грохнемся! - Ощутив свободное падение, заволновалась Терция.
  -Не грохнемся. Я обогрев включила, кстати.
  Приземлившись, подруги выпили травяного чаю, и завалились спать. Назавтра Юлька, несмотря на фейский микроклимат, чихала, сопливилась и забавно ругала всяческую романтику, веселя Дарью, которую с детства ни одна зараза не брала. Но второго, когда девчонки сели в московскую электричку, все хвори у Терции мгновенно улетучились - собственный адреналин сделал своё дело.
  ****
  Пиратский съезд был интересным сборищем: хакерьё, анонимусы, копилефтеры, линуксоиды всех изводов и фракций - народ довольно колоритный. Дашка с Юлей здесь были как рыба в воде, хотя почти всех рыжая раньше знала только в сети. Парад развиртуализаций настолько увлёк феечку, что она в какой-то момент потеряла Терцию с Серым, и обнаружила их на противоположной от себя стороне большого фойе, только своим суперзрением. Перемещаясь по залу и обходя плотные группы общающихся, волшебница перепрыгнула перила центральной лестницы... и нос к носу наткнулась на Неонова с Ариэллой.
  -Привет! - Уверенно произнесла дальневосточная сирена, - Ты Dar-real, Даша Чекан.
  Рыжая вспыхнула, как стоп-сигнал. Но, похоже, Ариэлла была не в курсе зимней истории, или просто не придавала ей значения.
  -Ну, да. Привет, - хрипло выдавила Дашка.
  Обладательница звенящего сопрано оперы "2048" даже не сочла нужным представляться, зная, что феечка "в теме", и сразу перешла к делу.
  -Мы новую оперу записываем, ты знаешь... "Русалочка". Мы с Валерой хотим разрешения попросить твои русалочьи видео использовать, ну, не с Ханной Фрезер же договариваться. А ты... лучше. Это для как бы визуализации, на сайте. Флеши наделаем.
  -Даа. - пришла в себя рыжая, - Конечно, без проблем. Только там хвост отстойный, самопал.
  -А нам хвост по хвосту, - Подключился Неонов, до этого загадочно улыбавшийся и молчавший, как принявший буддизм Винни-Пух, - там видеографика будет, главное модель движения, она у тебя волшебная. Люди так не плавают.
  У Дарьи в голове мелькнуло, что они все сговорились.
  -Да, пожалуйста. А когда "Русалочку" доделаете, примерно? Я послушала бету...
  -Спасибо. Даже обещать пока ничего не можем, делаем третью часть.
  -Ладно, я пойду, пока...
  -Деду привет, Даррил, - широко улыбнулся Валерий, - Без обид, ладно? Пока.
  Красная, как варёный рак, феечка добралась до Юльки с кавалером, которые общались с каким-то могучим пузатым гуру в чёрной майке. Поговорив с пиратским авторитетом, мстители прибились к компании, выдвигающейся к "Юми"
  ****
  На съезде Дашке было вполне комфортно и самой по себе, а вот в аниме-клубе ей сразу вспомнилось горькое изречение, почёрпнутое из просторов всемирной паутины "если у тебя нет мальчика, нужно его хотя бы выдумать". Для начала в девочку-волшебницу мёртвой хваткой вцепилась одна из столь нелюбимых характерных сущностей тусовочки, вроде как женского пола, с весьма прозрачными предложениями - угостить коктейлем и потом отвезти "куда скажешь". Рыжая, невероятным усилием воли оставшись в рамках приличия, объяснила, что нетрадиционные отношения её не интересуют, и вообще. Но, чтобы окончательно отцепиться от жутковатой синеволосой поклонницы, феечке пришлось даже применить силу. Послушные молекулы сжали тонкую костлявую лапку лесбиянки поверх дашкиной ладони так, что та чуть на пол не села. Избавившись от назойливой любительницы свежатинки, Дарья угодила из огня в полымя, теперь ей заинтересовался какой-то кавказец, которого в "Юми" затащила шальная подруга-анимешница, и здесь, разругавшись с ним в пух и прах, бросила. Теперь сын гор, лет примерно девятнадцати от роду, перемещался по клубу в поисках добычи, благо её тут было в количестве, и наткнулся на рыжую. Возможно, его ввел в заблуждение, относительно моральных принципов повелительницы стихий, её наряд, включающий чёрные кожаные брюки в обтяжку, но этот раунд борьбы за целомудрие занял у Дашки не меньше получаса. Впрочем, отработанный на синей любительнице школьниц приём помог и тут, продолжать процесс знакомства с девушкой, похоже, способной раздробить кисть руки, пожатием изящных длинных пальчиков, аварец благоразумно не пожелал. Хорошо, хоть объявились, в товарном количестве, общие с Юлькой знакомые, и больше эксцессов не последовало. На улице стемнело, но народ, что называется, только начал.
  -Пора.- Подошедший сзади к девушкам Серёга чуть приобнял сразу обеих подруг. Парень уже освоился с ролью "ударной силы". И сейчас настраивался на месть.
  Что делать на месте, заговорщики так и не стали обсуждать. Сейчас друзья, выйдя из клуба и скрывшись во тьме парка, натянули чёрные балахоны, покидали выставленные на тишину сотовые в чёрный же пакет. Юлька добыла из сумки старый навигатор.
  -Летим по приборам.
  Плавно взмыв на уровень вершины берёзы, Дарья повесила пакет в развилку веток. Потом разом вытолкнула себя и друзей вверх. На этот раз полёт был очень быстрым и высоким, феечка тащила с собой общую для друзей воздушную капсулу. Уже через пятнадцать минут мстители увидели чёрный прогал Волги среди дымчато-серых перелесков. Терция глянула на жёлтый дисплей.
  -Два кэме на восток и снижаемся.
  Через минуту, даже во тьме, Серёга опознал Ярково.
  -Так, Серёг. Кирпичный дом через овраг от основной улицы. Мужик, здоровый, шрам на лице. Смотрит телек... НТВ.
  -Он, сука.
  -Снижаемся на сто, - произнесла Дашка, как будто управляла вертолётом.
  Троица мстителей зависла над двором. Как в насмешку, над названием, во всей деревне горели четыре лампы на столбах. На дворе у дилера и вокруг было темно.
  -Никто нас не видит. Может, все вместе пойдём? - Рыжая обращалась к Серёге. - Дверь на щеколде, но я открою...
  -Ну... ладно.
  Волшебница с друзьями аккуратно спустилась прямо во двор. Засов отодвинулся без проблем, и мстители быстро зашли в дом, прошли коридор, открыли дверь комнаты... а потом случилось неожиданное. Спокойно сидевший в кресле, перед висящим на стене телевизором, толстоватый мужик в тренировочных штанах, видимо, краем глаза уловив в зеркале шкафа движение, вскочил, и, ничуть не удивившись неожиданности вторжения, резким движением дёрнул с гардероба кургузый обрез двустволки. Дарья, поражённая внезапностью обороны, даже киношно, как какая-нибудь "зачарованная", взмахнула рукой, воздушная волна ударила снизу по оружию, курковая резаная "тулка", ударившись о потолок, полетела рыжей за спину. Вторая волна сбила цыгана с ног, отбросив его к стене под висящим экраном. Феечка шагнула вперёд...
  -Серый, не на...
  Терция не договорила. Почти метровый язык пламени, от дуплета, полыхнул справа от Дашки, по ушам всем больно ударил сдвоенный хлопок. Крик волшебница задавила в горле, бессмысленно закрыла руками глаза... но оторвать внимание от судорожно дёргающихся конечностей, почти безголового окровавленного существа, и россыпи красного, по всему полу и стене, не смогла.
  -Нет, ну нахера, а... - ненужно протянула Юля, спокойно наклоняясь над трупом.
  -Он... мёртвый, да? - Беспомощно спросила Дарья.
  Серёга не отвечал. Всё было ясно, затем и пришли. Никто бы ему мешать не стал, а по сравнению с задуманным методом расправы, так и вовсе даже гуманно получилось... да и ругать всевидящую бестолочь, проворонившую оружие, видимо, сочтя его деревенским колоритом, он тоже не спешил, психологическое состояние их "летательного аппарата" и так оставляло желать. Парень продолжал стоять с обрезом в руке, преодолевая дурацкое желание дунуть в, еще чуть дымящиеся, стволы.
  -Мертвее табуретки, - мрачно ответила Терция.
  -Валить надо, - произнёс, наконец, мститель, бросая на пол оружие.
  -Ты уже его завалил, - хмыкнула Юлька, - Отпечатками кидаешься, маладцца!
  -Полетели, не надо ничего вытирать, - Неожиданно быстро оклемалась феечка, - Взлетим, и я сожгу дом. На атомы разнесу, ничего не останется, ни ружья, ни трупа.
  -Правильно. Полетели, - Серёга оправился к выходу.
  -Слышать выстрел могли? - Спросила Терция волшебницу.
  -Может быть, но сейчас никто за нами не смотрит, - Ответила та, сканируя ноосферу. - В домах напротив нет никого, там дальше две бабки, они вообще глухие, видно... ладно, взлетаем.
  Мстители набрали метров двести высоты, и Дарья остановилась, протянув друзьям руки. Закрыла глаза. Несколько секунд ничего не происходило, а потом в конёк крыши цыганского дома, с почти ясного неба ударила... даже не молния, а целая огненная колонна. Пламя вылетело из всех окон разом, строение вспыхнуло, как брошенная на угли сигаретная пачка.
  -Всё. Ничего не осталось.
  -Что... это такое? - Потрясённо спросила Терция.
  -Разряд. Разделение ионов.
  ... Назад, в Москву, летели молча, избегая даже встречаться взглядами. Все трое молодых людей были умны, и понимали, что строить из себя бывалых и кровь-мешками-проливавших смысла не имеет, но каждый чувствовал, что первый, кто заговорит о происшедшем, как бы проиграет в эту глупую игру...
  -Сорок семь минут. - Юлька, остановившись у дверей "Юми", глянула на часы.
  -Да какое, нафиг, алиби теперь, - Зло улыбнулся Серый, - там и пепла не найти. "Шмель" сосёт с проглотом...
  Тем не менее, мстители продолжили тусить, пока им просто всё не надоело. Старая юлькина знакомая, у которой родители куда-то уехали, пригласила всех троих ночевать, и девчонки вместе с хозяйкой до утра смотрели какие-то рисованные кровавые ужасы, горячо их обсуждая. Серёга же завалился спать, недоумевая, на кой им это надо, можно подумать, не насмотрелись сегодня...
  ****
  Дашке было стыдно. Девушки нередко имеют то или иное "мальчуковое" увлечение, сёстры Чекан их разделили поровну. Старшая, более организованная и практичная Света взяла себе автомобили, с подросткового возраста умела водить, по мелочи ремонтировать четырёхколёсных друзей человека, и вообще хорошо разбиралась в теме. Непоседливая и хулиганистая младшая была любительницей разного рода смертоубийственных железок, в основном огнестрельных. Для анимешной среды это было общим местом, у Дарьи с Юлькой было по пять штук пневматических реплик "пушек" основных пистолетных брендов мира. Когда случилась история с цыганом, феечка обрез, конечно, при сканировании заметила, но... просто сочла его поломанным ружьём, и не придала значения. Будь там пистолет, было бы другое дело, и теперь рыжая переживала, что выглядит дурой и лохушкой, подставившей друзей под стволы грубого и некиногеничного, но вполне смертельного оружия.
  Впрочем, ни Юлька, ни Серый по поводу случившегося никаких претензий, естественно, не имели. Вернувшись воскресным днём из Москвы, девчонки, посадив невозмутимого Серёгу на конаковский автобус, развлекались. Суперспособности Дашки, вкупе с юлькиной фантазией располагали к забавам со стихиями, заодно отвлекая подруг от неприятной мысли, что вчера они активно посоучаствовали в самом настоящем убийстве.
  -Смотри! - стоя посреди пустого подвального гаража особняка Музалевских, феечка держала на ладони небольшой кусок каменного угля, подобранный ей по дороге от станции. Уголь как будто кипел и дымился, испуская струю непроницаемо-чёрной пыли.
  -Фуу! - Терция замахала руками, отгоняя чернильное облако от себя.
  Дашка, не обращая внимания на вопли, продолжала дробить уголь. Когда кусок исчез, посреди гаража появилась двухметровой высоты матовая полусфера, полностью скрывшая волшебницу от глаз подруги.
  -Ну, и нафига тебе эта дымовая завеса?
  -А летать, - Весело ответила рыжая, заставляя пыль убраться в заготовленную пластиковую бутылку, как настоящего джинна, - Вместо чёрной одежды будет.
  -Слууушай... - протянула Юлька, - А ведь так можно себе типа одежды... сделать.
  Следующие три часа девчонки примеряли на себя призрачные наряды самых диких цветов и фасонов, собранные из пыли разнообразных веществ, найденных Дарьей внутри своей ноосферы. Когда показ волшебных мод надоел, подруги отправились в очередные гости.
  ****
  Новенький блестящий "Форд-транзит" следственного отдела Кимрского района смотрелся на фоне ярковской грязищи чужеродно, как трактор "Беларусь" на стоянке отеля "Ритц".
  -Честно говоря, такого никогда не видел, - степенно произнёс эксперт. - От головы и половины туловища вообще ничего не осталось, температура не меньше семи тысяч градусов... и окалина железная везде, сталь какая-то горела.
  Кирпичный дом Николая Кривенко, цыгана, был переломлен в середине, от крыши до фундамента, огромной трещиной, сотрудники заходили в выгоревшее помещение с опаской, пережжённые небывалой для простого пожара температурой кирпичи в любой момент могли посыпаться.
  -Позвонили уже, оформляем несчастный случай, - настойчиво повторил для непонятливых коллег следователь, - всё согласовано. Прямой родни нет, а с... ну, в общем, и с ними тоже.
  -Да, понятно... - поморщился молодой парень, местный участковый оперуполномоченный, - Баба Маша, вот, говорит, молния была с ясного неба. Кара божья. И ангелов она видела. Троих, над домами летели. Уж не знаю насчёт ангелов, а кара так точно по адресу...
  ****
  -Ну, если у тебя десятого сессия заканчивается, приезжай в Крым, - Юлька, перегнувшись через спинку дивана, немилосердно кусала своего кавалера за плечи.
  -Ай. На какие деньги? У меня шесть штук до июля!
  ...Серёга снова приехал днём в понедельник к любимой. Странная модель взаимоотношений, в присутствии всевидящей подруги, у молодых людей вполне выстроилась, психика юных вообще достаточно пластична, и легко приспосабливается к самым странным обстоятельствам. Поэтому Серый никак не возражал против присутствия феечки, которая в свою очередь, просто отправлялась полетать в одиночестве, когда влюблённые удалялись в спальню. И в Крыму друзья собирались продолжить в том же духе. Парень был очень благодарен волшебной подруге за помощь с местью наркодилеру, и теперь относился к Дарье с искренним восхищением, словно к какой-то языческой богине, вдруг вознамерившейся помочь людям восстановить справедливость. Сегодня, пока у друзей случалась любовь, рыжая испытала в полёте свою угольную маскировку, каковой осталась довольна, чёрное облако никто не заметил, даже когда девочка-волшебница перешла на бреющий полёт над берегом Волги, где было полно народу. Теперь все трое, по новой традиции, пили чай глубокой ночью, обсуждая планы на будущее.
  Планируемая серёгина поездка была под вопросом, и парень разрывался между гордостью, не позволявшей ему принять юлькино финансирование, и желанием быть со своей избранницей. Терция любимого понимала, но устраивающего всех выхода из патовой ситуации предложить не могла. И курносая богиня, неожиданно, вновь пришла на помощь.
  - Вот, - разорвала повисшую безнадёжную паузу феечка, выкладывая на стол пачку разномастных купюр, - здесь под сто пятьдесят тысяч! И это не в долг, Серёг, это ТВОИ.
  -То есть? - изумился тот.
  -Я там подумала... а зачем мёртвому деньги... ну, у него тайник был. Когда улетали, я его и выставила.
  Влюблённые изумлённо воззрились на Дашку. Особенно Юлька, по привычке держащая подругу во многом за восторженного ребёнка, хотя и шебутного. А тут, неожиданно, даже не успевшая отойти от зрелища убийства, рыжая проявила редкостный циничный прагматизм.
  -А что, верно. Компенсация морального ущерба! Это твои деньги. - Громко одобрила Терция.
  Серёга поразмыслил... и без слов кивнул, сгрёб купюры в карман.
  -Спасибо. Я приеду. Ты... - Повернулся к Дарье мститель, - ...правда, волшебная. Не из-за своей силы, а просто. По жизни.
  Феечка смущённо захлопала глазищами. Ей всегда хотелось быть сильной и доброй. Причинять счастье, и чтобы ей восхищались. И тут мечты начали сбываться, да как!
  Юлька тоже присоединилась к благодарности, волшебница избавила её от навязчивой моральной проблемы. Друзья, разрешив, таким образом, последний вопрос, отделявших всех от крымского счастья, минут десять говорили о всяких пустяках, но Дашка, вдруг, утратила общительность, и задумалась о будущем.
  ...Fleet in being. Чёткий, лаконичный англицизм, про который рыжей в своё время рассказывал отец, означал, что флот, даже не выходя из гавани, меняет реальность самим фактом своего существования. Например, не даёт кому-то начать войну. И теперь начинающая супергероиня понимала, что находясь в тени, сможет лишь мстить тем, кто несёт зло, маскируя свое воздействие под силы природы и случайности. Что означает невозможность это зло предотвратить, просто потому, что злодей не осознаёт угрозы для себя. А проявив один-два раза свою подавляющую силу, и создав медийный образ, она сможет предотвращать огромные трагедии, войны... просто напугав оборзевших хозяев мира. Да, став при этом для них врагом номер один. Но ведь не обязательно раскрывать свою личность.
  Когда друзья отправились спать, Дарья вышла во двор, решив завтра поговорить обо всём этом с Юлькой.
  -Vyuga in being... - тихо, как бы пробуя на вкус афоризм, произнесла рыжая фея, - Спокойной ночи, Земля...
  ****
  -Тебя дед родной сам замочит, не дожидаясь людей в чёрном, - Терция, уже втянувшись в задуманную подругой новую авантюру, спорила просто по привычке.
  Дашкина идея была проста, как мычание. Понаделать десяток аккаунтов в соцсетях и блогосервисах, с левых подключений, естественно. Благо, теперь для феечки физически доступны любые серверные, сетевые устройства и прочие точки доступа, даже баловаться с "торами" и зомби-компами не надо. Раскрутить этих виртуалов по полной, при небескорыстной помощи топовых блоггеров и разномастного хакерья, оставаясь, естественно, анонимусом. После чего анонсировать снос цыганского наркоторгового анклава, из десятка особняков, в Шипиловке, удалённом районе Кимр. И... снести гнусный "бродвей" нафиг, в назначенное время. Аккуратно, никого не убив. Просто забросив всё взрослое население мегапритона прямиком во двор местного ОВД, в качестве "толстого троллинга" кимрских органов, сидящих по уши в доле с барыгами.
  -Посмотри, - Юлька закончила рисовать макет сайта, которому суждено будет стать летучим голландцем интернета, после того, как всё начнётся.
  -Уу. ШЫдевр! - оценила феечка.
  На титуле двуязычного сайта летела над каким-то обобщённым городом, с торчащими башнями высоток, смутная фигурка девушки, в пелене серебристых снежинок.
  -Финансы нужны, на раскрутку. Раскидаем через платоматы, удалённо. - Терция выстраивала чёткий план военных действий, записывая пункты, и прямо-таки жмурясь от удовольствия, как греющаяся на солнце кошка, - Я прикинула, нужно пятьсот штук, на всё, вместе с хостингами, железом... у меня только двести сейчас.
  -А давай тех же цыган и выставим. И потом с их собственных подключений всё запустим. Киргуду!
  Юлька согласно кивнула, не отрываясь от своих макетов. Скандал, конечно, обещал быть грандиозным, но Терцию жареный петух как следует никогда, за её, в общем размеренную и обеспеченную жизнь, не клевал. Поэтому масштаб грядущих неприятностей "принцесса хаоса" воспринимала чисто академически, и ни малейшего страха не испытывала. Дашку же больше всего в задуманном напрягал неизбежный конфликт с роднёй и друзьями, все предостережения которых она сейчас собиралась послать в сторону моря со снижением. Но и сидеть на месте, обладая такими возможностями, для рыжей было невыносимо. Сейчас феечка утешалась тем, что все возможные опыты маньяки-учёные уже поставили, да и от второй серии, в Крыму, она не отказывалась.
  ****
  Сказано-сделано, причём в ту же ночь со вторника на среду. Налички у барыг, в избранном для волшебной экспроприации особняке, оказалось под два лимона, не говоря уж о почти кило золота. Зависшие над Шипиловкой, в чёрном антрацитном коконе, грабительницы, усмехаясь, пересчитывали добычу. Найденные при сканировании наркотики, разумеется, тоже изъяли, распылив над посёлком. Заодно, "присев" на цыганское подключение, с их же ноута, воткнув свою флешку, залили контенты сайтов, создали запланированные аккаунты.
  -Всё честно. Предупреждаем за трое суток. Кто не спрятался, мы не виноваты, - улыбалась рыжая, распихивая добычу по кармашкам сумки.
  Финансов теперь было в достатке, и подруги полетели в Москву, чтобы щедро подкормить платоматы. Поразмыслив, раскрутку решили начать в четверг вечером, а экзекуцию назначили на ночь с воскресенья на понедельник.
  Ночные полёты и власть над стихиями Юлька уже воспринимала почти как обыденность, и теперь часто устраивала Дарье настоящие научные допросы, не уступая во въедливости сестре и деду.
  -А ведь интересно, - Покачиваясь в гамаке, рассуждала Терция, отоспавшись после вчерашних приключений, - ты, наверное, можешь прожить вообще без цивилизации, главное, чтобы биосфера еду вырабатывала. Одежда тебе, кроме условностей общества, нафиг не нужна, ты же любой микроклимат для себя устроишь. Передвигаешься без ограничений, сможешь, наверное, и в воде жить, как получение кислорода из неё освоишь...
  -То есть, бананами питаться и летать голой. Клёво!
  -Ну почему. Любого мяса навалом, рыбы. А одежда... ну, мы же проверяли. Кстати, Вьюга... - сейчас Юля намеренно назвала подругу супергеройским псевдонимом, без тени иронии, - тебе нужна... дневная капсула. Снег это красиво, но недолговечно. Помнишь, ты на меня из соли с серебрянкой типа, комбез, примеряла. Вот... такая нужна, как на сайте, только оттенок вывести.
  -А почему недолговечно, я же любую температуру могу создавать?
  -Можешь, но это лишний раз отвлекаться, у тебя и так параллельных задач будет навалом. А здесь взяла с собой полкило смеси, и всё!
  Подруги, поискав, довольно скоро нашли оттенок смеси, "как на сайте". Искрящаяся, как сухой снег в лютый мороз, вьюжная пелена легко имитировалась смесью алюминиевой пудры с хлоридом кальция. Оболочка почти скрывала летящую Дарью романтичной вуалью, оставляя, как на юлькиной картинке, некий обобщённый абрис супергероини.
  -Ну, всё, теперь и костюмчик есть. Оригинальный. - Юлька довольно оглядела зависшую, посреди гаража, феечку в новом "прикиде", - Имеешь скафандр, готова путешествовать...
  ****
  Раскрутка удалась на славу, и теперь рыжая ожидала грандиозных звездюлей, пялясь на свой НТС, как на гремучую змею. Сейчас, днём пятницы, она гадала, кто первый обнаружит у хорошо подкормленных, небрезгливых топовых блоггеров ссылки на проект VYUGA-IN-BEING, которыми уже к утру наперебор пестрели френдленты подруг во всех блогах, от "живых журналов" до "няшных лирушечек" и бестолковых "дайрей".
  Снова подключившись к цыганам, на этот раз к другому особняку, летучие взломщицы активировали ночью с четверга на пятницу аккаунты "Вьюги" и сайт, и вышли на связь с раскрутчиками их проектов. Ухнув, не скупясь, в это дело семьсот штук из своих трофеев, девушки убедились, что таки да, BMW, большие деньги работают. Скандал был грандиозен, и новости о том, что некая супергероиня "Вьюга", по её словам, повелевающая воздушной стихией, угрожает наркоторговцам разрушить их кимрский анклав, перепечатывали даже жёлто-новостные сайты. В субботу психоз перекинулся за границы России, волна неадеквата понеслась по блогам и форумам заокраинного запада.
  В субботу вечером Дарья уже перестала бояться "вливания" от сестры или деда, и начала скорее обижаться на равнодушие родни и Мыша к её замечательной персоне. В то, что за два дня Дима или Светка ни разу не были в сети, она не верила, но это было именно так. Сумасшедшие учёные уже полторы недели монтировали "чёрномагические" фильтры профессора, и в пятницу невозможная установка... заработала как ни в чём не бывало. Все четыре варианта. Шеф устало улыбался - ошибочные структуры работали ничуть не хуже правильной, выдавая восемьдесят три процента эффективности от теории. Слово "теория", таким образом, обретало свой жуткий изначальный смысл - божественное видение... Суббота у Мыша со Светкой ушла на тысячекратные перепроверки выкладок профессора, многоэтажная сложная алгебра досуха отжимала исследователям мозги, но все попытки спасти жалкие остатки реальности от разрушения провалились. Чекан был прав. До интернета Дима добрался в воскресенье вечером, проспав почти весь первый, после чёрной субботы, выходной. Вяло мотнул френдленту... и облился потом, как из душа, вся сонная одурь разом смылась адреналиновой волной. Дёрнулся к телефону... и безвольно опустил руку. Впрочем, телефон зазвонил сам. Светка.
  -Видел?
  -Да, только что.
  -Едем?
  -А смысл? Полдесятого...
  Исследователи говорили мутными полуфразами, будто уже почуяв пристальный взгляд в спину. Это была паранойя, но всё же...
  -Винтовка - это праздник, всё летит в пизду. Я - спать. Завтра поедем, хотя особого смысла не вижу. Деду до утра не звони, спокойной, блядь, ночи! - Мыш нажал отбой и бросил сотовый на стул.
  ****
  Плюхать среди ночи на Шипиловку Пете не хотелось, совсем. Но раз уж обещал, сдуру, сетевой общественности отснять, что произойдёт (или не произойдёт, что куда реальнее) в полночь на Международной, хошь-не-хошь, отрабатывай, тащись в этот стрёмный наркомаркет, где и подрезать могут потемну. Добравшись до места без десяти двенадцать, блоггер забрался в кусты, в начале наркоторгового "бродвея", и там выудил из кофра дорогую, хорошую видеокамеру, славную тем, что давала приличную картинку при "никаком" освещении. Убедившись, что его, в свою очередь, никто не "пасёт", Пётр начал свой репортаж.
  -Без семи полночь... - тихо проговорил он на микрофон, давая панораму пустынной улицы, освещённую несколькими синюшными ртутными лампами, - пока ничего.
  Рыжая Немезида, в этот самый момент, висела на двухсотметровой высоте над примерно геометрическим центром приговорённого притона, облачённая в свой ночной угольный наряд. Феечка видела и чуяла всё, в том числе и самодеятельного оператора, появлению которого была весьма рада. Разгрому подлежали одиннадцать домов, это были солидные, двух-трёх этажные строения из красного кирпича, торчащие на улице вперемешку с деревянными домиками. Старые избы, в основном, уже были брошены хозяевами, по причине столь "приятного" соседства.
  Тем временем, из двух домов на другом конце улицы, примерно за три минуты до анонсированной расправы, вышли несколько человек, в тренировочных штанах и резиновых тапках, что-то говоря друг другу на непонятном языке и посмеиваясь.
  Дождавшись, когда блоггер-репортёр тихо скажет "полночь, пока ни...", Дарья задорно ударила воздушной волной, поддевая металлочерепицу ближайшего к Пете особняка, сорвав и растрепав его крышу. Камера обалдевшего оператора непроизвольно дёрнулась, но парень взял себя в руки, продолжая снимать, хотя и понимал - если смерч сейчас прогуляется по улице, ему самому точно несдобровать. Сам Пётр сейчас даже слабого ветра не чувствовал, всё было тихо, как во сне, только раздираемые листы жести трещали. Как сухие спички, поломались и улетели куда-то вверх стропила крыши, странным облаком рассеялись кирпичи сначала третьего, потом второго и первого этажей. И, нарушая эту дикую тишину, страшно, истошно орали люди. На улице, прямо перед объективом, мягко, как будто заботливо отпущенные странной стихией, шлёпнулись несколько визгливо кричащих, перепуганных разновозрастных детей. Все обломки разрушенного дома, вместе с его взрослыми обитателями, уносились куда-то вверх. Беззвучный вихрь, покончив с первым строением, принялся за второе, третье... с нарастающим темпом. Это было настолько нереально, что блоггер просто решил, что спит, и пошёл по улице, следом за... за чем, Петя не знал. Он прочёл в сети предупреждение "Вьюги", и, как и все, от души посмеялся. Теперь он шёл по уничтожаемой Международной улице, снимая тихий ад. Почему-то он был твёрдо уверен в своей полной безопасности, в этом смерче летающих вокруг стройматериалов и цыган... Шёл, затем побежал, пытаясь нагнать удаляющийся от него эпицентр разрушения. Навстречу, по улице, бежали, что-то непонятно крича, обитатели "бродвея" в домашних тапках, вихрь подхватил их, буквально в трёх метрах от оператора, утащил вверх, к чёрному небу, где уже закрывало звёзды кирпичное облако. Пётр не испугался, он понимал, что разумная стихия к нему благожелательно-равнодушна, и расправляется только с заявленными врагами. И ничуть не удивился, что по пути движения этой... "Вьюги", не пострадала ни одна старая изба.
  Дарья не забывала сортировать добычу. Детей назад на улицу. Взрослых барыг - в кучу, отвратительно орущий десятитонный комок протоплазмы. Так... деньги отдельно, оружие отдельно (сколько же у них его, на мгновение поразилась рыжая), наркотики отдельно. А строительный мусор, феечка, собрав в огромную вращающуюся воронку, решила вывалить на дворы внушительных домов местных боссов администрации, главы ОВД, начальника следственного отдела, и прокурора. Поровну, чтобы никого не обидеть.
  Когда крутящаяся в воздухе груда всего, что раньше было "бродвеем", унеслась вверх и в сторону, Пётр понял, что не спал, и всё произошло на самом деле. По улице бродили цыганята, вновь тихие, мгновенно пришедшие в себя. В проёме калитки избы истово крестилась и что-то причитала старуха. Блоггер снимал её, и про себя думал, что сейчас вполне бабку понимает, увидеть ТАКОЕ... а потом проследил за остановившемся взглядом молящейся.
  Рыжая, сменив угольную маскировку на блестящую пелену Вьюги, нырнула вниз, удерживая в воздухе руины, людей и добычу.
  Петя, вздрогнув, поднял камеру. Перед ним, в воздухе, была ОНА. Картинка с сайта, девушка в искристой морозной вуали. Даже холодом обдало.
  -Я же обещала, - спокойно произнесла Вьюга.
  -Петр Суриков, Surneps в жеже, - Без тени страха представился парень, продолжая снимать.- Только всё равно никто не поверит, тебя не бывает.
  Старуха, что-то истерично взвыв у оператора за спиной, повалилась на колени.
  -Поверят, куда денутся. Успокой бабушку, ладно?
  -Ладно.
  -Спокойной ночи, - унеслось к небу серебристое облако.
  Пётр взмахнул рукой, прощаясь. Выключил камеру. Поднял с колен причитающую бабку, проводил в избу, накапал валерьянки. И пошёл домой. День обещал быть интересным
  ****
   "Росбизнесконсалтинг" - новости, 11 июня 2012 года
  00.37 - В городе Кимры Тверской области ураган разрушил несколько домов. Сведений о жертвах пока нет.
  Прочитав новость с сайта, Дима достал с полки графин с измаильским бренди, наполненный заново после татаро-монгольского набега, и с тех пор не тронутый. От души, доверху, набулькал гранёный стакан, добыл кусок колбасы из холодильника.
  -С переходом вас, дорогие товарищи. Вон куда! - чокнулся со своим отражением в зеркале шкафа, в прихожей, и одним длинным глотком выпил янтарную жгучую жидкость.
  
  
  
  7. Гнев Аллаха
  
  
  ...Set the world on a fire
  I'll do anything to get what i want...
  
  E-Type
  
  
  
  11-19 июня 2012 года, Россия (Москва, Московская и Тверская области), Крым (Угловое), Иран (Джаск), Аравийское море, Оманский залив (локации условны)
  
  Советник никогда не злоупотреблял своим неписаным правом посещения Президента безо всяких предварительных заявок в любое время, включая праздники и выходные дни, и пользовался им считанные разы за всё время их долгого знакомства. Официальное название должности Советника звучала длинно и казённо, должность эта, не раз, начиная с конца девяностых годов, когда теперешний Президент ещё не был официально главой государства, менялась, всякий раз начинаясь с "заместитель" или, чаще, "исполняющий обязанности". Про Советника говорили много всякого, придумывая ему, то связи с американскими банкирами, то чеченских родственников, а то и вовсе членство в масонских ложах. По большей части это было враньё, но опытный вельможа никогда не подтверждал и не опровергал самых диких слухов по поводу своей персоны. Кем он точно никогда не был, так это бюрократом, бумажной душой, хотя себя нередко так называл, в порыве самокритики. Советник даже писал декадентские стихи и тексты для рок-групп, под псевдонимами, естественно. Но самое главное - советы Советника ни разу, за все непростые двенадцать лет, не нанесли вреда Президенту, и, как правило, если глава государства им следовал, приносили победу в бесчисленных информационных схватках. Именно компетентностью Стаса, как, прямо по имени, называл его в личном общении Президент, и объяснялось его право быть "равнее других" в доступе к правителю. И если Советник запросил встречи сейчас, утром второго дня длинных выходных, явившись в личную резиденцию, то случилось действительно экстраординарное событие, требующие немедленной реакции Президента.
  Советник ждал главу государства в информационном кабинете, довольно большом помещении, оборудованном, помимо прочей оргтехники, огромным, во всю стену, экраном, на который были заведены выходы телевизоров, видеоселектора совещаний, и мощного компьютера, подключённого к интернету. Именно последним и собирался воспользоваться, излагая свою озабоченность главе государства, утренний гость, заранее взяв со шкафа беспроводную клавиатуру с трекболом-мышью, и выведя на экран внушительных размеров окно браузера.
  Вошедший правитель поздоровался с Советником за руку, и уселся в кресло напротив экрана, ни говоря не слова. По виду Президента легко можно было догадаться, что тот не в лучшем настроении. Если бы случилась какая-нибудь явная беда, катастрофа первого плана, главе государства бы доложили об этом, минуя любых советников. А значит, если Стас явился прямо к нему домой, в полдесятого утра, в выходной, катастрофа ещё не случилась, но долго ждать себя не заставит.
  -Ну? - Президент, по случаю старого знакомства, не придерживался с Советником правил хорошего тона.
  -Два вопроса. Взаимосвязанных. Но сначала - вот.
  Советник методично прокрутил сначала новости об урагане в Шипиловке, районе Кимр, затем, обращая внимание молчаливо отхлёбывающего минеральную воду правителя, на даты сообщений и постов, всё о странном проекте VYUGA-IN-BEING. Напоследок он оставил сообщение кимрского блоггера Surneps от 1.03 понедельника. Дав Президенту минуту на прочтение короткого поста, Стас запустил видео.
  -Так. - Заинтересованно произнёс глава государства, досмотрев девятиминутный ролик, - И? Какие вопросы?
  -Первое. Эта Вьюга для пипла - просто мимимишечка. Летает, борется со злом и вообще. Народная любимица будет, прямо таки. Не то, что мы, унылое говно и бюрократы, которые с наркоторговцами двадцать лет справиться не могут, а она раз, и за восемь минут! С этим мы ничего поделать не можем. А можем мы - не быть при этом ещё и идиотами, стоящими на своём, когда больно. Они... - Советник неопределённо кивнул в сторону экрана, видимо, обобщённо подразумевая оппозицию, - ждут, и уже вовсю давят, кстати, на то, что мы будем тупо пропихивать через наши ресурсы версию обычного урагана. Уже, наверное, с ночи в фотошопах сидят, демотиваторы рисуют... не стоит недооценивать опасность ситуации, когда власть держат за неадекватов. Мы должно поломать им игру. Вьюга, что бы это ни было - дело рук и мозгов человеческих, мы должны чётко отсигналить всем... нашим. Ну... просто... нашим. Чтобы отключить им самоцензурку.
  Советник кривовато усмехнулся своим мыслям и продолжил.
  -Даже если не принимать во внимание романтическое фэнтези от этого... Сурнепса, ураган, скидывающий сотню цыган во двор ОВД без единого ушиба и царапины, а обломки домов - строго во дворы местного начальства, это какой-то странный ураган. Картинка в начале девятой минуты ролика - там один в один девица с сайта Вьюги. Меньше, чем за пару часов, видеографику создать просто нереально, а ролик на "тытрубу" выложен в 0.58... Короче, я заготовил изменение информполитики, жду только вашего "добро". С первым вопросом всё.
  -Разумеется, добро, тут всё ежу понятно... что ничего не понятно. Второй вопрос?
  Стас пикнул смартфоном, видимо, передавая полученную отмашку насторожённым помощникам.
  -А второе... тут не моя епархия. Ловить их надо.
  -Кого?
  -Психов-учёных, что эту Вьюгу создали. И в шарашку, как при... как раньше. Манерка-то видна, это не креативный класс... хренов, это умники. Крутостью своей немереной упиваются, технари, с закосом в НС, скорее всего, такое среди них популярно. Да и текст угрозы на сайте доставляет. И ещё признаки. В хакерские игры играть не стали, за "торами" всякими прятаться...
  -То есть?
  -Ну, как бы промежуточные компьютеры-посредники, чтобы анонимами остаться. Просто взяли, и прямо к этим же цыганам, которых потом снесли, за пять дней до урагана и подключились, контент закачали. С того же "Кимры-Линка", я уже пробил, с ночи мониторил. Просто и со вкусом. "Он сказал, что его зовут Шерлок Холмс".
  Президент усмехнулся, вспомнив коллизию из популярного фильма.
  -Это понятно. Сейчас либо мы покажем, кто в доме хозяин...
  -Либо эта научная отморозь, по факту, будет рулить страной. Просто, записывая свои хотелки во вьюгины блоги. Для этого всё и устроили, скорее всего. И ещё один аспект. - Советник закрыл раздражающую своим сверканием флеш-картинку, с летящей над городом новоявленной супергероиней, - Тут какое-то изобретение. Очень серьёзное, и при этом не требующее огромных ресурсов для освоения, как термоядерный реактор, например, если его небольшая группа, пусть даже богатая, смогла тихо довести до практического использования. Ни одно открытие, из всех сделанных раньше, этого не позволяло в реальной жизни. Если это означает конец эры углеводородного топлива...
  Президент и Советник переглянулись.
  -... Ну и просто аспект безопасности. - Продолжил Стас, - Ничего сейчас им не мешает устроить подобное в Кремле, например.
  -Да. Я всем этим займусь, - встал с места глава государства. - Подъезжай послезавтра к десяти. Будет Шалимов, обговорим.
  ****
  Чёрная "Нива" подъехала к внушительным воротам особняка Музалевских, в Дубне, в начале второго. Появлению Мыша и Светки в городе ядерщиков предшествовала мутная утренняя коллизия, включавшая получение, наконец, починенной машины в маратовском гараже, и поездку к профессору. Чекан отнёсся к очередной выходке внучки довольно индифферентно.
  -Всё, большая уже. Передайте ей, что пришло время самой за всё отвечать. И, да, Дима, ты был прав. Такое стихийное бедствие людям в руках не удержать. Перед родителями - тоже пусть сама объясняется. Я думаю, что сезон охоты на нас открыт, поэтому действуем по плану. В Крым.
  Дима толкнул калитку, она была не заперта, и открылась, поэтому нажимать на кнопку домофона Мыш не стал, а спокойно пошёл к крыльцу дома по бетонированной площадке.
  -На месте стоим! - произнёс высокий, нервный голос девушки или молодой женщины.
  На крыльце стояла, лично не знакомая Диме, невысокая темноволосая девица, в которой Мыш опознал, по виденным ранее фото, дашкину подругу-вундеркинда, Юлю Музалевскую. "Принцесса хаоса", в шёлковом халате и домашних тапочках, наводила Диме в переносицу внушительный пистолет, судя по виду, вполне боевую "Беретту-92". А рядом с грозной амазонкой находился незнакомый обалдевшему, от такого "гостеприимства", Диме, щуплый, молодой белобрысый субъект, вооружённый ещё более солидно - помповым ружьём. Незадачливый гость остановился, и медленно, плавно поднял руки. Вооружённая и напуганная молодёжь - это очень, очень страшно. За спиной у Мыша лязгнула калитка.
  -Юлька, ты чё, сдурела, да?! - Светлана решительно направилась к крыльцу. - Дашка где?
  Юля старшую сестру подруги, в отличие от Димы, отлично знала, правда не сказать, чтобы любила. Скорее, наоборот, по особым причинам. Терция опустила оружие, Серёга, чуть помедлив, тоже.
  - Спит.
  -Императрица отдыхает, бля... - взлетела на крыльцо "онейе сама" - А пушки откуда?
  -Трофеи с цыган, - объяснил Мыш, заходя в дом вслед за Светкой, - Молодёжь в теме, так?
  Юля и Серый согласно кивнули - отпираться не было смысла, и представились Диме.
  -А вы... Мыш?.. в смысле, Дмитрий Мышканцев? - осведомилась Терция, положив пистолет на стол в гостиной, заваленный кучей прочей добычи.
  -Да.
  -Где эта... Катрина Батьковна дрыхнет? - продолжала беситься Светка, - Утомилась, бедняжка, города разрушать... всё, подъём, ща у меня дворцы строить будет!
  Мыш поднялся по лестнице на внутреннюю галерею двухэтажного дома, и повернул ручку двери дашкиной спальни. Дверь была не заперта.
  -Посмотри, она не Катрина, а Медуза Горгона, - усмехнулся Дима. Рыжее чудовище безмятежно посапывало, свернувшись клубком. На голове у "медузы", правда, была всего одна змея, но большая - плюшевый зелёный удав, времён юлькиного детства. Дарья до сих пор плохо засыпала, не вцепившись во что-нибудь игрушечное.
  Светлана, не отвечая, вдавила кнопку пульта телевизора, висящего на стене спальни.
  "... несомненно, имел искусственное происхождение. Уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного четвёртой частью статьи сто одиннадцать уголовного кодекса Российской Федерации, нанесение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть, а также частью второй статьи сто шестьдесят семь..."
  Казённые фразы диктора, зачитывающего реляции органов власти, сработали лучше любого будильника, феечка резко приподнялась, испуганно открыла глаза.
  -Ка... кую смерть?
  -Обыкновенную, мёртвую. У двоих цыган со здоровьем было не очень. - Спокойно ответил Мыш, уже слышавший много интересного по радио, в машине, - Это какой же наивной ромашкой надо быть... подумай сама, что с человеком будет, если его из своего дома выдуть, по воздуху потаскать минут десять, а потом спокойно приземлить в ментовский дворик. Я, наверное, не зная тебя, от такого сам бы кончился. Инфаркт, инсульт. Там ещё без вести рыл тридцать, но эти от полицаев сами разбежались, скорее всего. И ещё в дурку две газели твоих жертв отвезли.
  Дашку как будто в лицо ударили, она дёрнулась, схватилась за щёки...
  -Ну, а что ты хотела? - Дима криво улыбнулся, - Ты взрослая. Сама за свои дела отвечаешь. Мы убиваем, нас убивают. Всё это часто не совпадает, ага. Я же предупреждал, ты очень сильная, можешь ненароком зашибить, даже того не желая.
  Света, присев на край дашкиной кровати, молчала. Понимая, что цинизмы старшего друга сошедшей с нарезки юной волшебницей воспринимаются куда серьёзнее, чем ругань сестры.
  -Понимаешь, мне не барыг жалко, чёрт бы с ними, - продолжал Дима, - Хоть в кишмиш их покроши... главное, ты о себе заявила. Всё, это точка невозврата. Теперь ты меняешь земную историю. И на тебя охотятся, равно как и на нас, логично считая, что Вьюга - это оружие коллективное. Фактоид. Слышала такое?
  -Нннеет.
  -Это враньё, ставшее общепринятой истиной. Сейчас мы - маньяки-учёные, совершившие какое-то мутное открытие, ну, научившиеся управлять теми же демонами Максвелла. И создавшие такую вывесочку - Вьюгу. Помнишь, была певица - Глюкоза, которую сперва в три-де нарисовали, а потом уже под образ реальную девушку подобрали. Вот и про нас думают, что мы такие... продюсеры. Это мнение нам не изменить. Что там на самом деле, мало кого волнует. Правду себе никто даже не вообразит, настолько она за гранью вероятности.
  Дарья вдруг поняла, что её действительно больше никто не будет ругать или отчитывать, что эти благословенные времена, когда мать или сестра могут устроить головомойку, наорать или оставить без карманных денег, ушли навсегда.
  -Одевайся, спускайся вниз, хоть чаю попьём. А то твои друзья меня чуть не грохнули на входе, что за понятия у людей о гостеприимстве...
  Через десять минут вся компания то ли чаёвничала, то ли обедала внизу, в гостиной.
  -Семь миллионов рублей, примерно, по двести тысяч долларов и евро, золота два с лишним кило. АКМС, три боевых пистолета, "беретка" и два "макара". Две винтовки. Гладкоствола десять штук, разного, газюков и травматов... вон, корзина целая. Патронов гора. - Словно на полицейском брифинге, отчитывался Серёга. - Герыч Даша распылила в воздух.
  -Глянь, - обращаясь к Светлане, улыбнулся Мыш, показывая какую-то винтовку с дырчатым кожухом, - тёзка твоя, можно сказать.
  -То есть?
  -Самозарядная винтовка Токарева, СВТ-40. В просторечии "светка".
  -Аа. - К оружию старшая была равнодушна, - Давайте-ка за Крым поговорим. Как я понимаю, в средствах мы теперь не ограничены. Серёг, ты с Юлькой?
  -Да.
  -Я думаю так. Отпуска у нас по факту полтора месяца, с Мышом. Дед поедет, когда захочет, но тоже скоро будет. Мы с Игорем, Дима с Натальей... дядя Гриша с мелкими. Уже комплект на два дома.
  - Натали с Кристей будет. Мелкого сплавили, наконец, - У Мыша была маленькая радость. Хотя, наверное, не очень маленькая. Артём был изрядной проблемой, и сейчас Дима опасался спугнуть нежданное счастье. Старшая же дочка Натальи, ровесница Дашки, проблем не доставляла вообще, был бы интернет.
  -Серёг, вас с Юлькой и Дашкой я на себя пишу, у тебя разрешение...
  -Есть. Позавчера всё оформил.
  -Если вас втроём у Козихи поселить... как раз километр от нашей дачи. Просто у нас ещё питерские понаедут, с двадцать первого. Вы насчёт... дашкиной ноосферы... как?
  -Без проблем, - влезла Терция, - нам пофиг.
  -А самой Дарье? - резонно осведомился Дима.
  -Ну, мы... справились. - Смущенно хлопнула ресницами рыжая фея, - Я летать ухожу, когда...
  -Понятно. Синхронные оргазмы не рулят, - Попытка Светланы вогнать молодёжь в краску позорно провалилась, все трое только заухмылялись.
  -Оборудование дед достанет, на КРАО. Будем тебя мучить. И, кстати, фейские уборки за тобой, и у нас, и у Козихи, еси чо. - продолжила старшая.
  -А Бельгия где? Два наряда вне очереди! - Не сдержался Мыш.
  Все облегчённо заржали.
  -А этим... троим, вообще билеты и разрешения нужны? - посмеиваясь, продолжил Дима, - Есть мнение, что они и без самолёта отлично обойдутся.
  -Не, миграционки должны быть. Мало ли... - Светлана задумалась, - А вообще... это идея. Ящик с аппаратурой, по ЭМИ и гравитации, что не домеряли, пускай отсюда тащит. А с билетами... мелочиться не стоит. Покупаю на всех, на четырнадцатое, кроме деда. Данные на Наталью и Кристину нужны. И серёгины.
  Старшая сгребла в кучу купюры со стола.
  -Ого. Я реквизирую лимончик, с вашего позволения.
  Дарья пожала плечами, мол, грабьте, проблем-то.
  -Экспроприация экспроприаторов. - Мыш налил себе ещё чаю, присел на диван, - И военный коммунизм.
  -Ну, раз мы теперь враги общества номер раз, можем себе позволить. - Терция ковырялась в куче оружейных трофеев, - А у Козихи мне нравится. И до моря полкилометра всего.
  -Только давайте, пока, без супергеройских приколов. До отъезда. - Дима, как всегда, всё рыжей уже простил. На это чудо природы он никогда не мог подолгу обижаться, что бы Дашка не сотворила.
  По дороге домой Мыш, слушая радио, осознал, что мир изменился необратимо. Появление на сцене мировой политики странной, неподконтрольной силы вызвало психоз планетарного масштаба. Комментаторы и эксперты, наперебой анализируя тексты с сайта и блогов Вьюги, соревновались в размахе апокалиптических предсказаний, для мировой экономики, торговли и бирж. Естественно, многие аналитики предрекали "дикую охоту" за авторами проекта, и почти один в один перечисляли последствия, что Дима изложил сёстрам в ту злополучную субботу, 19 мая...
  ****
  "...болванкой в танк ударило, и лопнула броня..." - разносились над Угловым звонкие девчоночьи голоса.
  Мыш усмехнулся, поднимаясь на второй этаж главного дома объединённой дачной усадьбы Чеканов-Петровых-Коршей, учёных и конструкторов, в своё время выкупивших несколько, подряд расположенных, участков в прибрежном селе, на западе Крыма. Песня, в исполнении сестёр Чекан, а также Юльки и Кристины, доставляла - девушки, скорее всего, танки только на параде видели. Хотя Света в "Мир танков" ещё игралась.
  Прилетев в четверг вечером, пёстрая компания довольно организованно разместилась. Оставив часть "гостевого" дома под размещение Григорию Борисовичу с "мелкими", младшему сыну профессора, Дарья и Серый с Юлькой, как и было ранее решено, перебрались к соседке, живущей на местных выселках. Тётка, со странной кличкой Козиха, с радостью сдала небольшой двухкомнатный домик московской молодёжи, по согласованию со Светой. Сейчас, в одиннадцать вечера пятницы, молодёжь веселилась во дворе большого дома. Серёга и Джа жарили шашлык, девчонки пели хором и просто валяли дурака, накупавшись за день до обалдения. Всем было хорошо, но Мыш от такой... "Валгаллы-Угловой" довольно быстро уставал, и поэтому пошёл посмотреть, что делает его женщина, которую и в отпуске настигла срочная работа.
  Натали что-то печатала на ноутбуке, сидя в кресле перед открытым окном комнаты, из которого днём был роскошный вид на море, а сейчас наблюдались только белые и жёлтые светляки фонарей на прибрежной полосе, утопающие в чёрной бездне слившихся моря и неба.
  -Пройдёмся? - Дима крутнул на пальце светодиодный фонарик.
  -Куда?
  -До Керменчика и обратно.
  -Пошли. Всё равно голова не варит. - Наталья писала сценарии для каких-то бесконечных детективных телесериалов.
  Ночь была ясной и безлунной. Над головой висел Млечный Путь, незаметный на засвеченном московском небе, здесь, в Крыму, он действительно казался неровным краем огромного, косо стоящего блюдца нашей галактики.
  -Красиво, - притёрлась к плечу подруга, - Четыре года на море не могла выбраться, прикинь. А что Дарью-то отселили, как не родную? Я понимаю, Юлька с Серёгой...
  За день Наталья успела пообщаться со всей молодёжью, и составить своё мнение о новых знакомых. И уже была им благодарна, за извлечение Кристи из её аутичного кокона. Во всяком случае, с дочкой случилось невероятное - за целый день она ни разу не лазила в сеть. И даже про тормоза, на здешнем WiMax, не ныла.
  -Ну, самостоятельности ей хочется, - Дипломатично отбился полуправдой Мыш. Решение Светланы об отселении феечки с друзьями к Козихе он всецело поддерживал, пребывать внутри дашкиного волшебного шарика ему тоже было неуютно, особенно со своей женщиной, неосведомлённой о столь невероятной коллизии.
  ****
  Игра явно удалась, молодёжь жгла напалмом. "Логос - реактор", наконец, разогнался до проектной интеллектуальной мощности, и автор идеи, Сергей Платонович Передельский, ощутил законную гордость, студенты и прочие слушатели его геостратегических курсов придумали массу необычных ходов за Иран в ролевой игре, по уже происходящей, реальной войне. К тому же, по завершению анализа игры, многие участники, в личном общении, понаделали Киту, как называли среди своих гуру футурологии, массу комплиментов, по поводу удачного предсказания будущего. На самом деле, история с Вьюгой была тем самым ожидаемым "диким джокером" будущего, о которых Сергей Платонович так часто любил упомянуть. Правда, молодёжь, не признавая никаких авторитетов, малопочтительно упоминала его удачное предвидение в связке с мерлиновскими "предсказанными погодами", но настроение Киту это ничуть не портило, Передельский был довольно самоироничным человеком.
  Когда народ уже расходился, к Сергею Платоновичу подошёл, ранее спокойно ожидавший окончания семинара в фойе, крепкий, представительный мужчина, лет пятидесяти, в партикулярном костюме. Поздоровавшись, он протянул Киту визитку, где значилось: "Алексей Ренатович Шалимов, начальник Секретариата Совета Безопасности Российской Федерации". Передельский знал, что довольно часто реальное значение человека во властной структуре не совпадает с формальной должностью. Глядя на своего собеседника, мощная фигура которого явно была привычнее к штурмовому доспеху спецназовца, чем к деловому облачению чиновника, футуролог сразу смекнул, что этот "секретариат" не минералку и тетрадки закупает, для заседаний.
  -Играете? - В вопросе отставного терминатора был лёгкий оттенок иронии, мол, умные люди, а дурью маются. Хотя это могло Киту и показаться. - Если вы не против, конечно, проедемте со мной, в наш... офис. Много времени я не займу, обещаю, просто есть одно предложение...
  Садясь в чёрный "Мерседес", Сергей Платонович уже примерно представлял, о чём будет разговор, хотя, что ему хотят предложить, оставалось загадкой.
  ****
  Дарья продолжала совершенствоваться, постигая свои способности. Непоседливая и заводная, она никогда не выносила более двух часов "овощного" отдыха, столь желанного замордованным работой взрослыми людьми. В смысле - валяться на пляже или читать, лёжа в гамаке. Дело было в том, что за свою жизнь рыжей, равно как и её подруге Терции, ни разу не доводилось убиваться о тяжелую работу за кусок хлеба. Учёба умной Дарье, не говоря уж о Юльке, давалась легко, и поэтому усталости как таковой девушки не ощущали, чего нельзя было сказать о Серёге, который предпочитал традиционный отдых в стиле пляж-гамак-кроссворд, и участие в фейских забавах принимал весьма эпизодически. Девушки же крутились, как электровеники, придумывая новые развлечения. Ночью с пятницы на субботу феечка, успев повеселиться с друзьями, освоила не больше, не меньше, как заатмосферный, баллистический полёт. Благо и повод к этому был, нужно было тихо спереть из лабораторного корпуса МФТИ, в Долгопрудном, ящик с аппаратурой, заботливо подготовленный дедом в пятницу, не подставив вдруг научившуюся летать упаковку под объективы охранных камер, во избежание "нездоровых сенсаций".
  Сложность суборбитального прыжка была в том, что в верхней части траектории девочке-волшебнице было недоступно маневрирование - просто нет достаточного количества молекул, ей подвластных. Воздушная капсула, где вместе с Дарьей находилась и Терция, летела как брошенный камень, до падения в плотные слои атмосферы. Первый блин, вышел, как водится, комом. Неверно оценив требуемую скорость и угол разгона (и совершенно не приняв во внимание кориолисову силу, как совершенно верно, но запоздало заметила Юля, любовавшаяся лимонной волной рассвета, катившегося с востока по чёрной чаше ночной стороны планеты), Дарья закинула себя и подругу вместо Москвы аж под Вологду. Сориентировавшись по GPS, девушки ушли на второй прыжок, и на этот раз попали довольно точно, в Мытищи. Долетев до "долгопы", рыжая, зависнув на полукилометровой высоте, шустро утянула ящик, и юные космонавтки отправились обратно. На этот раз прыжок, просчитанный Терцией, ориентирующейся по звёздам, был идеален, девчонки свалились в тропосферу точно над мысом Керменчик, в паре километров от Углового.
  -Блин. Юла, ты такая умная, тебе мозги не жмут? - Дашка была малость раздосадована, в основном самодовольной улыбкой "принцессы хаоса", сумевшей буквально на пальцах (никаких электронных устройств, кроме древнего навигатора, с собой, из пущей паранойи, не брали) вычислить нужные параметры разгона.
  -...не пропьешь! - Юлька, как и феечка, успела хорошо отметить приезд перед полётом, закусив приличным количеством шашлыка.
  -Ахтунг, две пьяные дуры в воздухе. - Дарью, вставшую на твёрдую землю, качнуло, и она ухватилась за подружку, - Пошли домой, спать охота.
  -Ахтунги - это совсем другое, гы... ящик не потеряй.
  -Боян... опять я всё таскай, да? - Тяжеленный ящик неторопливо летел вслед за идущими по тропинке к козихиному домику девушками. К счастью, на сельской улице, в полчетвёртого утра, пугаться странных явлений было некому. Все полёты заняли меньше двух часов...
  ****
  -А Дашка где? - Мыш вынырнул из воды рядом с большим заякоренным пластиковым понтоном, с которого, поочерёдно с другими отдыхающими, прыгала вся компания.
  -Тут где-то плавает. Это ж рыба, а не ребёнок. - Светлана, которую Игорь держал на руках, стоя на шершавом пластике, счастливо смеялась, болтая в воздухе длинными ногами.
  По голове Диму стукнул, и отскочил в сторону, мяч. Наталья замахала рукой возмущённо обернувшемуся Мышу, мол, плыви к нам. Поймав уплывавший снаряд, тот, сделав свирепую физиономию, рванул кролем к расшалившимся девчонкам. Криста, Натали и Юлька играли в "собачку". Собакой был, естественно, Серёга. Достать мяч ему никак не удавалось, пока Наташа не запустила им в своего бойфренда, и летал мячик до этого по весьма странным траекториям. Да и попасть в голову Мышу, метров за двадцать, при ветре, было мудрено. Значит, феечка была где-то рядом, и опосредованно принимала участие в игре, не показываясь на поверхности. Бросив мяч Серому, который снова не смог его поймать, Дима нырнул. Вода была ещё мутновата после позавчерашнего шторма, как это бывает при песчаном дне, но силуэт Дарьи, неподвижно распластавшейся на жёлтом песке, на трёхметровой глубине, Мыш заметил. Впрочем, отжать от дна волшебницу, разумеется, не удалось, рыжая стремительно отплыла в сторону. По диминым расчётам, она сидела под водой уже минут десять.
  -Поздравляю. Жабры освоила. - Тихо, себе под нос, произнёс Дима, вынырнув.
  Вода рядом взорвалась пенным фонтаном, феечка выскочила почти на свой рост над поверхностью.
  -Да. Хочу новый хвост.
  Дашка действительно освоила дыхание за счёт растворённого в воде кислорода. Создав "виртуальные" трубки, от носоглотки прямо до лёгких, феечка теперь могла вообще не дышать в обычном смысле. Причём, на воздухе она могла делать то же самое, просто "жабры" были не нужны. Это было настолько не по-человечески, что рыжая даже чуть испугалась.
  -Помнишь, ты говорил, что перестану... думать как человек?
  -И что, перестала? - Улыбнулся друг.
  -Неет. Но могу не дышать.
  -Ерунда это. Дыхание - чисто инструментальная вещь, для газообмена. Ты в нём, со своими... спецустройствами, когда они включены, не нуждаешься. Когда спишь, по любому нормально ведь дышать будешь, на автомате. Кстати, на воздухе эта способность, тоже вещь полезная. Ты же газы фильтровать можешь, значит, гарь и отрава тебе нипочём. Типа, виртуальный противогаз. Ты лучше, если боишься расчеловечиться, подумай, что в сознании изменилось, в усвоении информации.
  Дарья, усевшись прямо на песок прибойной линии, начала мысленный аудит своих способностей, а Мыш, озадачив волшебницу, и таким иезуитским способом выведя её из игры, поплыл к Натали с компанией, чтобы занять место "собаки".
  Поразмыслив, рыжая обнаружила у себя две новые информационные способности. Во-первых, она теперь очень быстро читала, воспринимая информацию из любой, даже закрытой и стоящей далеко в шкафу книги, не по словам или даже строкам, а страницей, прочитывая её за две секунды. Во-вторых, ещё до отъезда она обнаружила, что впитывает любую интересную ей информацию из любого источника, находящегося внутри её ноосферы, причём на подсознательном уровне, не переводя внимание на этот источник, будь то разговор людей, экран компьютера или книга. Видимо, демоны Максвелла и вправду подключились напрямую к нейронным связям. Кстати, аппетит у феечки почти вернулся к норме. Как сказал Дима "всё, что нужно, уже выросло".
  Долго размышлять на одну тему Дарья не могла, а поэтому в мыслях перескочила на проект нового хвоста. В финансах теперь супер-русалочка ограничена не была, и решила смотаться в Севастополь, дабы закупиться лучшей моноластой и тканью для "хвостовой" юбки. Благо, соединять любые предметы, практически не оставляя следов спайки она теперь умела, даже шить не потребуется. Возжелав что-либо, рыжая не могла усидеть на месте ни секунды, и поплыла к Юле, советоваться.
  Времени было уже прилично, начало четвёртого, встали отдыхающие поздно, и, позавтракав, отправились купаться. Для крымчан успело пройти полдня, а привыкшие полуночничать приезжие только глаза продрали... Это несоответствие режимов дня напрягало всех отдыхающих москвичей, а для девочки-волшебницы и вовсе усугублялось невозможностью летать в светлое время суток. Летняя ночь, даже в Крыму, коротка, а в Москве её, по сути, вообще нет.
  Подруги вылезли на берег, и, помахав рукой продолжающей веселиться компании, удалились. Проблема была в том, что попасть в Севастополь было затруднительно - пока переоденешься, пока маршрутка... а манеру местных магазинов работать до шести, а то и пяти, по случаю, "летне-местная" Дарья отлично знала. Не говоря уж о том, что легко не успеть вернуться до окончания движения микроавтобусов, и придется "гондурасить" в городе-герое дотемна, когда можно будет улететь. И тут ноосферный взор рыжей феи упал на содержимое гаража большого дома "дальней" дачи. Понятно, что прав у девчонок не было, они просто не могли их получить, по возрасту. Впрочем, для подруг, оснащенных внушительной денежной суммой, местные "даишники" проблемой не были, но основную машину дачи, "Шевроле-Ниву", зимой используемую местным мужиком, живущим в чекановском поместье на правах сторожа, Светка не отдала бы сестричке даже через свой труп. Рядом в гараже стояла старая, двадцатилетней давности, красная "Таврия". Двигатель древней тачки был уже год как полуразобран, но ходовая-то исправна...
  Девчонки стремительно переоделись в своём домике и рванули к основной даче.
  -А нафига нам движок? - резонно спросила Дарья. - Ставим на нейтралку, и погнали!
  -Звук. Палево.
  -Ну, давай звук с плейера на колонки подадим, эм-пе-три по кругу... динамики в тачке есть.
  -Блин, он же разный, на разных оборотах...
  -Ладно, давай сначала на машину хоть посмотрим. Там ещё с электрикой траблы будут, генератор ведь с движка крутится. - Рыжая знала устройство автомобиля куда хуже Светланы, но кое-что понимала.
  -Генератор нам вообще не впился, ты же батарейку можешь зарядить, ионы распихивая тепловым движением. С аккумулятором та же песня.
  Так, на ходу решая технические проблемы, подруги дошли до гаража и открыли дверь. Машина оказалась во вполне пристойном виде. Ключи были в замке двери. Дарья подняла машину на полтора метра вверх, для удобства осмотра.
  -Так, спидометр работает. И качалка на газу. Я на них - на раз имитатор звука соберу, двухканальный, добудь мне... - Юлька использовала рыжую, как "то, чего не может быть", называя кучу мелкого электронного хлама. Нужное нашлось на чердаке дачи. Даже в избытке, потроха старых проигрывателей пластинок и динамики древних колонок пошли в дело.
  -А на родных просто музыку будем слушать. И... блокнот ещё роди, с ручкой.
  Требуемое слетелось в гараж, прямо на пыльный капот "Таврии". Теперь Терция, быстро что-то почеркав, выдала рыжему технологическому комплексу задание на пайку и сборку навесным монтажом грубой схемы звукоимитатора, прямо на обломке ламинатной пластины в две ладони размером, оставшейся от ремонта.
  -Ёшкин слон. Забыла, файл звука нужен, для холостого хода, наложением. И эмпешник.
  ...Вероятно, что Мыш, инженер-радиотехник, справился бы быстрее и лучше. Но впоследствии, осмотрев юлькину схему, даже он оценил остроумное решение, измысленное сумрачным гением Терции, буквально за полчаса. Эмпешник добыли без проблем, использовали старый, валявшийся в вазе, в большой комнате, без дела, и подключили через промежуточную схему питания, тут же придуманную Юлькой и мгновенно Дарьей спаянную, буквально на лету. Файл скачали с сети, залили, феечка за пять минут зарядила аккумулятор до упора, проблем с ним и вправду не возникло, разве что в гараже резко похолодало, а на синем корпусе батареи появилась изморозь - больших аккумуляторов волшебница раньше не заряжала. Рыжая учинила старой машине фейскую экпресс-уборку, и тачка заблестела, как "Ламборджини" какой-нибудь кинозвезды.
  В этот момент Дашка отметила, что в пределах её ноосферы нарисовалась вся компания друзей и родни, неторопливо бредущая с пляжа.
  -Наши идут. Ноги делаем!
  -Едем. - Юлька решительно уселась на пассажирское место. - Ты за рулём.
  Дарья, сев в машину, повернула ключ. Заработал имитатор, вроде довольно похоже, на звук реального мотора. Если не вслушиваться, конечно. Приподняла автомобиль в воздух, развернула радиатором к выезду. Осторожно примериваясь к усилию, вытолкала "мини-зубило" за ворота. Добавила воздуха в чуть спущенные шины, после чего машина покатилась совсем легко.
  Светлана, увидев в переулке выруливающую на трассу красную "Таврию", заподозрила неладное, и когда вся компания, включая Серёгу, явилась домой, старшая первым делам проверила гараж. Поломанной машины не было, и Светка набрала номер волшебной сестрёнки.
  -И куда вы намылились? - аспирантка была изрядно удивлена звуком работающего двигателя, помня, что в прошлом году несчастную "ЗАЗ-1102" так и не перебрали, поленились.
  -В Севу, за хвостом, - честно ответила рыжая.
  -Ничего, что машина дохлая?
  -А мы починили!
  -Залетишь, сама знаешь. - Бросила старшая и отключилась. Никакого желания препираться с сестрой по поводу её очередной выходки у Светки не было. Тем более что опасности обычного плана рыжей уже не грозили. Плюнув, старшая сестра, совместно с Натали, занялась приготовлением обеда для всей голодной, накупавшейся банды.
  Дашка довольно уверенно гнала машину по прибрежной трассе, через Фруктовое. Водила феечка так себе, но ей сейчас особые умения и не требовались. Автомобиль был для девочки-волшебницы чистой видимостью, отмазкой. Главное было - не зевать знаки, и вовремя включать поворотники, а с этим рыжая вполне справлялась. Машин было немного, дорожные инспекторы, которых Дарья опасалась, равнодушно отводили взор от старой "Таврии", с ещё советскими номерами. В город приехали без каких-либо приключений, кроме долгого поиска дайверского магазина по навигатору.
  Продавец магазина опознал в придирчивой покупательнице навороченной гипермоноласты Даррил, чьи русалочьи ролики он видел в сети, и вломился с рыжей в получасовой спор о фридайвинге. В результате девушки чуть было не опоздали купить нужную для хвоста синтетическую материю и уплотнители, заскочив в "Мир ткани" без пяти шесть. Закупив нужные отрезы, подруги прогулялись по улице. Дарья обзавелась в одном из магазинов дорогущим, но очень красивым зелёным купальником, подходящим к хвосту оттенком и фасоном. Теперь рыжая обладала полным комплектом русалочьей оснастки, и юные авантюристки, перекусив в летнем кафе на живописной набережной, отправились домой.
  ****
  -Девяносто процентов, что, как изначально и предполагалось, группа интеллектуалов, вооружённая каким-то открытием, и вознамеривавшаяся повлиять на историю всей Земли. - Шалимов спокойно переложил листки распечатки. - Это понятно. А десять?
  Сергей Платонович Передельский, со вчерашнего дня аналитик спецгруппы "В", при секретариате Совбеза России, улыбнулся. Вчера его новый шеф недвусмысленно заявил, что "чтобы поймать маньяка - нужен другой маньяк". Настоящая должность футуролога в группе была "штатный псих". И, пользуясь своим положением, Кит высказал безумные догадки.
  -Текст на сайте. Очень похоже, что делалось наспех, и под кальку. Общие места, за всё хорошее, против всего плохого. Умники, тем более группа, своё бы написали. А собственно угроза - это типичный вопль взбесившейся цундере...
  -???
  -Тип героини в аниме, этакая влюблённая стерва. Шумная, резкая, но симпатичная.
  -Причём здесь мультфильмы-то?
  -При десяти процентах. Я их откидываю на то, что, уж не знаю каким способом, но стихией рулит одиночка. Скорее всего - девчонка, студентка или даже школьница. Подозреваю, что эти цыгане как-то её или её друзей обидели. Да, звучит бредово, но если бы эта полная чушь не творилась, я бы тут не сидел, так?
  -Ну, хорошо... хотя это скорее комикс, девочка радиоактивную шоколадку съела, и начала взглядом предметы двигать... но что это нам даёт? Девочка, мальчик, какая в... для национальной безопасности разница? Искать надо. Методы.
  -Ну, методы схожие, я там написал. А для проверки десяти процентов, предлагаю...
  Кит изложил сюжет информационной провокации. Простой, как валенок, и даже без какой-либо лжи и подтасовок.
  -Только - правда, и ничего кроме правды. Но... не всю.
  -Да, у наших ведомств такая возможность есть. Фактура будет, а вот с интернетом работать вам.
  ****
  -Ну, как? - Дарья висела, как на турнике, на П-образной трубе, проходящей над бетонированной площадкой, перед крыльцом козихиного дома, игриво помахивая огромным зелёным хвостом. Мощный плавник, наконец, после трёх часов мучений с соединением ткани и моноласты, и сотен волшебных сращиваний, сидел как родной. В прямом смысле, казалось, что рыжая русалкой и родилась. Конструктивно новый хвост представлял зауженную юбку из эластичной ткани с приращенными внутри наполнителями, соединённую со здоровенным, хитрой формы, изящным углепластиковым плавником.
  -Дас ист фантастиш! Слезай уже. - Юлька разливала чай по чашкам, стоящим на складном столике во дворе, рядом сидел в шезлонге Серый, поедая натальину выпечку, целую корзину которой щедрая сибирячка уделила "ссыльным".
  Изящным полуразворотом "русалка" скользнула на скамейку перед столом. Небо уже было тёмным, горели огромные крымские звёзды, видимые даже при включённом над входной дверью фонаре. Дарья откинулась назад, манерно подбирая под себя новую игрушку, оперлась спиной о теплый ещё борт стоящей во дворе "Таврии".
  -Я боюсь. - Неожиданно для друзей вдруг произнесла феечка, - Вдруг мне всё это снится? Мне этот... Сурнепс... тогда сказал, что меня не бывает.
  -Нее, - возразила подруга, проведя рукой по дашкиным волосам. - Ты была, есть, и будешь есть!
  ****
  Все девушки, кроме Светланы, приняли участие в угарнейшем шоу "примерь хвост". Даже Натали. Мыш обратил внимание, что на отдыхе понятие разницы в возрасте как-то стёрлось, во всяком случае, подруга веселилась наравне со своей, внезапно излечившейся от тяжёлого случая интернет-зависимости, дочкой, и другими девушками. В пол-одиннадцатого утра, в воскресенье, на пляже села Углового уже были люди, но компания сумасшедших учёных и их друзей как-то сумела уединиться, во всяком случае, на стометровом отрезке береговой линии, дальнем от села, они были одни. Поэтому веселуха ажиотажа среди отдыхающих пока не вызвала. Впрочем, и без постороннего внимания цирк получился ещё тот. Миниатюрной Юле и худощавой Кристе хвост оказался велик, Наталье - напротив, чуть маловат, но зато димина подруга оказалась единственной, кроме собственно Дарьи, кто смог с ним вполне прилично плавать. Это было неудивительно, почтенная мать семейства в юности играла в водное поло. Мыш смеялся над происходящим так, что подавился минералкой, и чуть не задохнулся.
  Наконец, хвост перешёл в безраздельное пользование рыжей русалки, и та решила сплавать в Песчаное, обогнув по морю мыс Керменчик, разделяющий прибрежные сёла. Расстояние было довольно приличным, не меньше полутора километров, но, даже без всякой волшебной силы, скорость плавания Дашки оказалась просто фантастической. Не выдержав, на представление отправились смотреть, по берегу, естественно, Дима и Серый с Юлькой.
  Впрочем, русалка по морю доплыла до места быстрее, чем зрители успели пройти полпути, через подлесок и речку Альму. Дарье теперь воздушное дыхание не требовалось, и она сейчас наслаждалась полной властью над водной стихией, с дельфиньей грацией перемещаясь над самым дном. Скользя над обросшими сине-зелёной подводной травой камнями и песчаными осыпями, рыжая подплыла к первому от мыса бетонному пирсу. Народу здесь было много, отдыхающие прыгали в воду, фотографировались, загорали. Пока, тихо скользящую в мутноватой, у песчаного пляжа, воде, морскую деву никто не заметил.
  И когда, разогнавшись, русалка в пенном всплеске выметнулась на серый бетон, возвышающийся над уровнем моря на добрые два метра, народ шарахнулся в стороны, а кто-то даже заорал от страха. На такой эффект сама Дашка не рассчитывала, её в Угловом и Песчаном знали, считая почти местной, и русалочье увлечение рыжей тоже не было секретом. При прыжке феечка, естественно, себе малость подыграла, чтобы не удариться о пирс, но трюк и без того был невероятен. И очень красив - яростный всплеск, летящая пена и брызги...
  Минуту народ остолбенело пялился на сидящую на изъеденном штормами фасе пирса морскую гостью, кокетливо сложившую под себя хвост, словно вдруг оживший копенгагенский памятник героине сказки Андерсена. Наконец, Дарью опознал местный парень, хозяин пневматического тира, спустившийся на пирс посмотреть, куда ломанулись привлечённые странным событием отдыхающие. Люди разглядывали "чудо морское", стоя на пирсе, но оставаясь на почтительном расстоянии.
  -Привет, Эльдар. - Помахала рукой русалка.
  -Да... рья? - неуверенной походкой подошёл уже семь лет знакомый татарин, удивлённо разглядывая роскошный хвост.
  -Ну, да, ты что, забыл?
  Эльдар встал рядом c спокойно сидящей девушкой, отдыхающие, видимо, убедившись в том, что опасности та не представляет, тоже подтянулись ближе.
  -И что, такое продаётся? - тирщик, видимо, стыдился своего первого испуга, и теперь говорил с циничной отстранённостью.
  -Нет, сама сделала.
  -На фотках за день отобьёшься.
  -Нафига мне, я отдыхать приехала.
  Пляжная публика, наконец, поняв, что видит все же не хтонь морскую, а просто незаурядно экипированную и подготовленную пловчиху, начала подходить познакомиться. И, ожидаемо, сфотографироваться с почти настоящей русалкой. Дашка, имея такую цель, и вправду могла бы сделать за пару часов свою месячную норму карманных денег. Только на фотографиях с суровыми запорожскими и луганскими мужиками, не говоря уж о прыжке на бис, снимать который сбежались оснащённые аппаратурой отдыхающие со всех пляжей Песчаного. Рыжая фоткалась, катала восторженно орущих детей вдоль всей длины береговой линии, кувыркалась над вновь разгулявшейся волной, выскакивая из воды на свой рост, вместе с хвостом. Короче, несколько часов подряд исполняла роль дельфина, причём совершенно безвозмездно, даже рыбы не просила. Жила полной жизнью, наслаждаясь своей мощью, всеобщим вниманием, морем и солнцем.
  Мыш наблюдал весь этот репертуар дельфинария, в дашкином исполнении, сидя на пирсе. Юлька с Серым, естественно, полезли в море, и Дима, оставшись в одиночестве, спокойно размышлял. Он любил такие моменты - тихо понаблюдать за кипением жизни, когда самому тепло, хорошо и уютно. Рядом с пирсом взорвался пенный бурун. Русалка, извернувшись в прыжке какой-то невероятной лентой Мёбиуса, уселась рядом на зернистый бетон.
  -Купаешься в лучах славы?
  -Да. - С обезоруживающей простотой ответила феечка.
  -Давай, только без читерства. В прыжке магия за версту видна.
  -Только если знать. Я чуть-чуть, чтобы не стукнуться.
  -Просто предупреждаю, здесь поумнее донецких-реальных народец есть. Физику помнящий. О, блин, по твою душу опять прутся. - Мыш кивнул в сторону берега, по пирсу к русалке шли трое крепких, бритых мужиков, со своими "половинами" и висящими на шеях чадами, на ходу взводя свои цифромыльницы. - Оставляю тебя на растерзание. Смотри, заточат вместо воблы под пивко, они рыбу любят.
  Хмыкнув, Дима прыгнул в море, и поплыл к красному мячику ограничителя купальной зоны.
  ****
  Сидя воскресным вечером в "Шоколаднице", за чашкой кофе, Сергей Платонович размышлял о резкой перемене в своей судьбе. Физик-ядерщик по образованию, Кит был умным и сообразительным человеком, но, что называется, слишком разбрасывался, будучи ещё со школы просто неусидчивым. Ощущая свою малопригодность к рутинной деятельности разработчика реакторов, бесконечным расчётам и выверке разнообразных "эффективных сечений" и "хороших геометрий", Передельский нашёл свою нишу в футурологии, странном, но модном сейчас сплаве науки о прогнозировании, фантастики и игры. Именно элемент игры более всего привлекал Кита, с юности мечтавшего о Большой Игре, сложной и опасной. О своём месте за той самой, великой шахматной доской цивилизации. О месте в большом штабе, Имперском и Генеральном. Но мечты оставались недосягаемыми, во всяком случае, до этой недели.
  Да, предсказания гуру нередко, хотя и в странной, какой-то извращённой форме, но сбывались. Войны с Японией в этом году не случилось, да и не случится уже, теперь это было очевидно. Но многие признаки "пороговой" войны неожиданно, предсказанные в книге Передельского "2012: Море Дирака", проявились четырьмя годами раньше, в ходе грузинского конфликта. Причём некоторые "попадания" оказались просто поразительно точными, в частности то, что обычная гражданская сотовая связь работала у обеих сторон лучше и надёжнее армейской. Да и сейчас, в связи с Вьюгой, "диких джокеров" будущего, предсказанных футурологом, поминали все, кому не лень.
  Обидно было другое. Главное предсказание, скорее даже застарелая личная мечта, прорывающаяся сквозь напускной цинизм и нарочитую отстранённость, в книгах и статьях Кита, так и не сбылось. Мечта о том, что элита страны наконец, перестанет разрушать своё владение и тупо глотничать, и возьмётся, наконец, за ум. В смысле, за ту самую Большую Игру, в которую, с восьмидесятых годов минувшего века и по сию пору, за Россию "играл компьютер". Но пока жизнь подтверждала не глубокомысленные построения футуролога о том, что, переболев гедонизмом, серьёзные люди возьмутся за серьёзные дела, а сермяжную правду таксиста из "Брата-2". Элита страны, сливаясь в единстве с мировой, сдавала всё и вся за "красиво тусоваться"...
  Принимая "предложение, от которого трудно отказаться", Сергей Платонович руководствовался целым комплексом смутных, порой даже противоречивых желаний. Первым, и главным из которых было всеми своими силами поспособствовать прямому столкновению элиты с неведомой угрозой. Найти Вьюгу, вызвать новую странную силу на прямую схватку с хозяевами страны, а то и, чем чёрт не шутит, всего мира. "В борьбе обретёшь ты право своё", право на виллы и яхты, заводы, газеты, пароходы. А не по наследству места в тусовочке...
  И если его не брали в Большую Игру, Кит сыграет свою. Да так, что чертям жарко станет. А ещё футурологу хотелось попробовать себя в роли оператора настоящего, большого штаба. Да и анатомировать первый серьёзный "дикий джокер" хотелось лично.
  -Учёный - это человек, который удовлетворяет своё личное любопытство за государственный счёт, - тихо, только для себя, но вслух, произнёс старый афоризм Кит, отпивая глоток кофе.
  Задуманная им провокация, в случае удачи, позволяла сделать некоторые выводы о природе Вьюги, что облегчит поиск. Но у Передельского была ещё одна цель, о которой новому начальству знать было не обязательно. Если ураганом над Кимрами и вправду, как, отнюдь не на десять процентов, был убеждён "штатный псих", управляло одиночное сверхсущество, то Сергей Платонович хотел понять, насколько оно ещё оставалось человеком. Насколько его ещё занимали проблемы обычных людей...
  ****
  Сайт Вьюги в зоне RU, естественно, уже лежал, "на всякий случай" убитый хостером, но многочисленные заграничные зеркала были исправны. Аккаунты в блогосервисах тоже уцелели, причём практически все, и забугорные, и наши. Начиная веселье, Терция предполагала, что снесут всё на следующий же день, по принципу "власти скрывают". Сейчас "принцесса хаоса", стоя за спиной Дарьи, параноила на тему, что хозяевам серверов "люди в чёрном" прямо запретили удалять вьюгины блоги.
  -То есть - они думают, что я дура. И полезу логиниться из дома или, там, с работы. - Усмехалась феечка. К летающему перед ней ноуту рыжая даже не прикасалась, аккуратно нажимая клавиши миниатюрными флуктуациями атмосферного давления.
  -Ну, на всякий. И иногда и суперкракеры палились, мало ли... уй, бляяя... - Юльку едва не стошнило, когда волшебница мотнула комментарии к своему посту в ЖЖ, с угрозами цыганам. На одной из страниц была подборка фотографий с иранской войны. Та же подборка была во всех остальных блогах Вьюги - чудовищный пожар, вызванный попаданием американского "Томагавка" в огромное портовое нефтехранилище на острове Харг. Небольшой одноимённый город, находящийся рядом, в течение одного часа повторил судьбу Сен-Пьера, на Мартинике, в своё время уничтоженного извержением вулкана. Фото были и в правду жуткие, а от одного из них Дашку просто передёрнуло - обгорелые останки девушки, рядом с опаленным остовом "Фольксвагена-Гольфа", точь-в-точь такого же, как у их семьи. Здесь же было фото этой иранской блоггерши при жизни - высокая, красивая блондинка, чем-то похожая на Светлану, в платке песочного цвета. И видеообращение её младшего брата, парнишки лет тринадцати, на плохом английском... к Вьюге. Он просил... даже не отомстить за сестру. Просто прекратить ЭТО.
  Дарья встала. Ноутбук мягко приземлился на столик, где стояли стаканы с соком и минералкой. Не говоря ни слова, феечка вышла за ворота, оставив подругу недоумённо переглядываться с качающимся в гамаке Серёгой. Впрочем, далеко рыжая не ушла, остановившись посреди дороги, в десяти метрах от калитки, и задрав голову к звёздам.
  -А чем они лучше цыган? - Спросила у Веги девочка-волшебница. Далёкое светило равнодушно промолчало.
  -Я пройдусь. - Дарья вернулась в дом, натянула "лётную" джинсовку, залезла в пакет с вьюгиными гаджетами, закупленными перед отъездом, и ещё ни разу не использованными. Взяла плоский нетбук SONY , загрузила систему, удовлетворённо хмыкнула. И отправилась по дорожке в направлении основного массива сел. Юлька и Серый, не сговариваясь, оставили подругу в покое, уйдя в свою комнату.
  Мыш сидел на скамейке, на задворках основной усадьбы, и тоже разглядывал звёзды. Подходя, рыжая сразу поняла, что друг изрядно "под мухой". Дашку это не пугало, Дима в таком состоянии никогда не был агрессивен. Скорее, просто откровеннее и грустнее. Не посвящённая в тайну Наталья уже легла спать, и феечка могла спокойно посоветоваться.
  -Хочешь пиндосов наказать? - выслушав сбивчивый дашкин рассказ, сделал вывод Мыш.
  -Да. Убивать не буду. Просто унизить, как тех, в Северном.
  -Оттаскать за ухо АУГ? Сильно. Только вот, что я скажу. Мы русские, и у нас самих полный бардак. Цари - берегов напрочь не видят. Нас увольняют. Как народ, системно, и хотят особо трудолюбивых на наше место набрать, чтобы работали и не петюкали, что мало платят. Собачками нас травят, серыми... вон, Ставрополье им под заповедник отдали, чтобы только на олимпиаду тихо было... и это у нас всё. Понятно, тут же всё ровно, никаких "томагавков", вполне травматы с заточками сойдут, да... и это наше начальство, бля. Наше, родное, исконно-посконное... православное по самое некуда... может, лучше... в консерватории сначала поправить? В Кремле, там, божественный ветер учинить, а?!
  Дарья, не зная, что отвечать, на этот почти бессвязный поток злобы и обиды, молча глядела на заострившееся, остервенелое лицо старшего друга. Ей казалось, что она понимает, что-то такое она чувствовала, но лично и всерьёз эта несправедливость и унижение пока феечку не касалось...
  - А вообще, - внезапно изменил тон Дима, - смысл в этом есть. Просто ты должна понимать, что берёшь ответственность за цивилизацию на себя. Есть грубый анекдот. Ковбой удирает от индейцев, блин, что делать, всё, пиздец! Внутренний голос говорит - нет, это ещё не пиздец, поворачивай и подъезжай к вождю. Ковбой развернулся, подъехал. Внутренний голос говорит - доставай кольт и стреляй ему в башку. Ковбой достал, выстрелил, и спрашивает, что теперь? Внутренний голос говорит - а вот теперь точно пиздец!
  Рыжая заулыбалась - в её присутствии Мыш рассказывал матерные анекдоты, и вообще грубо ругался, только в изрядном подпитии. Дима, тем временем, продолжил свою политинформацию для тактических девочек-волшебниц.
  -Смысл в том, что ты потренируешься как бы. Напугаешь все элитки мировые до усрачки, они пока тебя за локальный феномен держат, а после такого курощения... наши ещё больше перестремаются: если ты уж на самых главных прыгнула... - друг злобно улыбнулся, - Они твоей тени бояться будут. И твои желания на лету ловить, что ты в уйутненькой напишешь... какая нахрен олимпиада, какие чечены... только помни. Чистеньким никто не уйдёт, и ты, в том числе. Говно и кровь... извини. Просто помни, что я тебе в Дубне ещё сказал.
  Феечка чуть вздрогнула, вспомнив последствия серёгиного выстрела в цыгана.
  -И что ты хотела знать о Седьмом флоте, но боялась спросить? - неожиданно спокойно и иронично продолжил друг.
  -Ну... всё!
  Мыш рассказывал долго, даже принёс ноут для иллюстрации. Через час у Дашки уже ум за разум зашёл от всяких "Иджисов" и "Арли Бёрков". Главное, что для себя уяснила волшебница - первым делом гасить реакторы авианосца. Ядерных штуковин внучка ликвидатора, умершего через год после аварии на ЧАЭС "питерского" деда Петра Егоровича, полковника войск РХБЗ, опасалась на уровне инстинктов.
  -Мыш?
  -Да?
  -Можно я прямо с участка взлечу? В угле?
  -Лети, валькирия.
  -Пока. Завтра еще расскажи, я туплю уже.
  Чёрная клякса стремительно унеслась в небо, на одно мгновение перечеркнув Млечный Путь.
  Дарья сейчас направлялась в Севастополь, помня, что когда они с Юлькой ездили за хвостом, в самом центре города её ноосфера зацепила потенциально очень вкусное подключение к интернету. Тогда ей пришла в голову забавнейшая шутка, которую феечка сейчас и собиралась проделать.
  ****
  "Я требую от правительств Соединённых Штатов и Великобритании немедленного прекращения войны против Ирана и Сирии. Если моё требование не будет выполнено до 12.00 по московскому времени 19 июня, я сама прекращу эту войну доступными мне средствами".
  Шалимов вслух зачёл присутствующим подчинённым новый текст, появившийся ночью во всех блогах Вьюги, хотя он и так светился на огромном экране, в окне браузера. Подчинённых было двое - "штатный псих" Передельский, и начальник оперативной подгруппы Волков Николай Петрович, человек с неприметной внешностью и неприятным взглядом профессионала. Чья профессия - тихая смерть.
  -Ну, что же, Сергей Платонович, ваша идея, похоже, сработала. Во всяком случае, обратная связь есть. Десять процентов не увеличились?
  -Увеличились. До пятидесяти. Разводка была дешёвая, на слабо и жалость, на такое только дети и реальные психи ведутся. Пятьдесят - ставлю на психов. Откуда логинились, отследили?
  -Да. - Спокойно сообщил Волков, - С диапазона адресов, принадлежащего пресс-центру штаба нашего Черноморского флота, в Севастополе. Подключение в 2.07 Москвы к лайвджорнал, прочие блоги с интервалом в минуту-две, зеркала сайтов обновлены в 2.16. Проникновений в помещение не было, их вай-фай ночью не работал. На камерах ничего.
  -Толсто, - усмехнулся Кит, - но что-то в этом роде я от неё и ждал.
  -Характерно, - заметил шеф, - что на этот раз текст только русский. Как вы сказали... от неё?
  -Да, от Вьюги. Мы ищем напуганную собственной силой девчонку. Может быть, с небольшой группой друзей или родственников, которые сами не знают, что с такой чертовщиной делать.
  -Ну, это ваше особое мнение. Вы обещали представить детализацию методов поиска.
  -Да, всё готово. - Передельский протянул десяток стандартных листов.
  -Работайте с Николаем Петровичем. Встретимся послезавтра в это же время. Все свободны.
  Выходя из кабинета, футуролог отметил себе, что шеф, не желая строить диких сценариев вероятной схватки Вьюги с авианосной ударной группой ВМС США, дальновидно отложил обсуждение на момент, когда уже всё станет ясно. А сам Передельский на завтрашний вечер запланировал неформальную, но многообещающую встречу со старым знакомым.
  ****
  Попытка орущей и хохочущей толпы отдыхающих луганских старшеклассников поймать русалку в настоящую рыболовную сеть потерпела фиаско, Дарья, расшалившись, выпрыгнула из воды метра на три вверх, перевернулась в воздухе, и вонзилась в накатывающую волну. Мощным всплеском хвоста рыжая обдала неудачливых ловцов потоком брызг, и скрылась в пучине. Тем не менее, подростки своей затеи не оставили, и начали тралить побережье, попутно захватывая в невод визжащую малышню и просто подвернувшихся отдыхающих на пляже Углового.
  Русалка, естественно, не попалась, по большому кругу обогнув охотников, и подплыла к берегу за их спинами. Орда с улюлюканьем развернулась, и бросилась обратно, волоча за собой сеть. На этот раз наиболее "резкий" охотник успел ухватить замешкавшуюся на мелководье морскую деву за руку, и был вознаграждён двухсотметровым заплывом на буксире. Дашка настолько энергично протащила парня вдоль пляжа, что тот даже испугался, и не мудрено - феечка себе откровенно подыграла, разогнавшись до скорости хорошей подлодки.
  Когда двенадцатилетний удачливый охотник за морской экзотикой, ошалело пошатываясь, отправился делиться впечатлениями с друзьями, рыжая вспомнила, что делу время, а на потеху ушло уже больше, чем полдня. Мыш с Натали, накупавшись, отправились делать обед, который в этот раз был почти праздничным - приезжал дядя Гриша, с двоюродными дашкиными братьями, семи и четырёх лет от роду, Светка поехала за ними в аэропорт Симфа. Дарья же так и не удосужилась прослушать вторую часть мышиной лекции, на тему, что такое АУГ, и с чем её едят.
  Усевшись на песчаное дно, рыжая стянула с себя хвост, под разочарованное нытьё детей, надеявшихся на продолжение веселья. Юлька с Серёгой тоже уже смылись домой, зато Дашке махала рукой Кристина, приглашая вместе пройтись с пляжа до развилки. Феечка несколько удивилась - Криста, хотя и вышла из своей аутичной скорлупы, но общалась больше с Мышом и Светой. Девушки молча успели пройти полдороги, когда вдруг натальина дочка прервала молчание.
  -Просто добавь воды?
  Дарья, естественно, смотрела популярный русалочий сериал, но причём он здесь, не врубилась, и удивлённо посмотрела на спутницу.
  -Ну, сидишь под водой по полчаса. Ты ведь настоящая русалка. Завидую. - Криста несколько замялась. - И ещё... я вчера тебя видела. В окно, ты с Мышом говорила, а потом...
  Феечка поняла. Окно кристининой комнаты выходило во двор, освещённый фонарём над дальним сараем. Опять махнулась с контролем ноосферы...
  -Никому не говори.
  -Не скажу. Я даже тебя спрашивать не буду, что это было. Не хочу знать.
  Попутчицы расстались на развилке, Дашка ушла переодеваться к себе. Разговор с Кристей оставил у неё какое-то неприятное чувство. Впервые рыжей встретился человек, узнавший о способностях, который просто и откровенно её боялся. Настолько, что страх даже перевешивал естественное любопытство.
  Обед, с учётом того, что рейс Григория задержался на два часа, плавно перетёк в ужин. Дарья, выслушав таки вторую часть диминой лекции про американский флот, рассказав о своих планах Юльке и поев, ровно в десять отправилась к себе, точнее к Козихе, конечно - спать. За ужином феечка не употребляла ничего, кроме минералки, логично решив, что воевать с авианосной ударной группой, будучи сонной, и с больной головой - хреновая идея. Будильник поставила на восемь утра, примерно рассчитав время до окончания своего ультиматума, на прыжок и поиски флота - Мыш предупредил, что это может оказаться нетривиальной задачей, Аравийское море большое, а АУГ, исходя из сведений, полученных по интернету, была "где-то там".
  Перед сном феечка, не выдержав, полезла в сеть, узнать, что думают по поводу её заявления. Комментариев от всевозможных аналитиков, как обычно, было навалом, блоги и жёлтые новости пестрели перепостами угрозы, но официальной реакции не было. Один отставной американский адмирал бодро отвечал репортёрам: "Наш флот - не подмосковная цыганская деревня. Если эта сердитая русская девушка заявится в Персидский залив, у наших парней есть чем её встретить". Всерьёз, похоже, Вьюгу пока не воспринимали. Посмеявшись, супергероиня легла спать.
  ****
  Днём Дашка летела впервые, стартовав в полдесятого, из безлюдного перелеска по дороге в Вилино. Искристая вуаль скрывала волшебницу, буде кто увидит, до обобщенного абриса, но лишний раз засвечиваться она не хотела. День был ясным, облаков практически не было. Прыжок в район Оманского залива прошёл удачно, с небольшим перелётом - Дарья угодила почти на южный, оманский берег. Уже падая в тропосферу, рыжая увидела внизу, на огромном расстоянии еле различимые, силуэты боевых кораблей. Перемахнув вражескую эскадру, благоразумно не сующуюся в узость Ормузского пролива, феечка вернулась чуть на север, и стала разглядывать свою будущую жертву - огромный авианосец "Джордж Вашингтон" со свитой. Рядом с трехсотметровым чудищем резали синие волны две "Тикондероги", ракетные крейсеры, опознанные Дарьей по характерному "чемодану" надстройки, возглавлял ордер остроносый эсминец типа "Арли Бёрк". Прочие корабли были довольно далеко. Рыжая, как и многие анимешницы, немного разбиралась в военно-морских делах, а вчера и вовсе "сдала зачёт" Мышу по составу АУГ америкаского флота. Порядок построения, конечно, отличался от теории, но Дима вчера упоминал, что каждая операция против берега уникальна, и ордер строится всегда по-разному.
  В этот момент в боевых частях, ответственных за радиолокационное наблюдение, и прозвучало первое "вотзефак" - девочка-волшебница для зорких радаров была чем-то средним между большой птицей и беспилотником, и если первое было безопасно, то от БПЛА нынче можно ожидать всякого. Впрочем, подлетев километров на семь к эскадре, Дашка снова включила вуаль. Опасаясь быть увиденной и заснятой в натуральном виде в хорошую оптику (а у моряков плохой не водится), феечка совершила первую в этот день ошибку - теперь она отражала радиоволны, спасибо серебрянке, не хуже приличного истребителя. "Вотзефаки" немедленно сменились "мазафаками". К тому же данные разных локаторов противоречили друг другу, на предмет классификации цели. "Иджис" взял странную отметку на сопровождение. Через минуту командующий операцией приказал открыть огонь. Дашка летела прямо к авианосцу, до которого было уже меньше километра, на трёхсотметровой высоте, когда ощутила несущийся к ней град металла - стреляли "вулканы", автоматические пушки "Вашингтона", выплёвывая, в уже отлично видимое и невооружённым глазом с борта корабля странное серебристое облачко, по тридцать стограммовых снарядиков в секунду. На мгновение рыжая испугалась - всё же в неё стреляли впервые в жизни, не считая пейнтбола, и сразу из пушек. Потом поняла, что может без труда отклонять этот смертоносный восходящий дождь в стороны. Зависнув над примерным центром плавучего острова, феечка, продолжая отбиваться от огня "фаланксов", вгляделась в огромный корабль, сейчас целиком уместившийся в её ноосферу.
  Дашкина идея, как обычно, не отличалась сложностью - взять авианосец, вытащить из воды, оттащить на побережье и бросить, в десятке километров от моря. Но для этого сначала нужно было заглушить реакторы морского чудовища, вырубить пушки, ракеты и вообще обесточить электросеть, лишив корабль возможности огрызаться. Никаких сложностей, с этим, на своё удивление, волшебница не обнаружила. Реакторы выдавали себя, в восприятии феи Максвелла, тяжёлыми, какими-то воспалёнными, как гнойники, атомами урана, которых рыжая раньше не встречала. Рядом с входом в каждую реакторную капсулу висел ящик со здоровенной красной кнопкой под стеклом, подписанный "EMERGENCY SHUTDOWN". Хлоп, хлоп - кнопки не просто нажались, а приварились к основе, на случай, если найдётся умник, который попытается запустить ядерные котлы. Невидимая коса прошлась по электропроводке ракетных и артиллерийских установок, "Вулканы" замолчали. Потом Дарья методично распотрошила прочие кабели, на корабле погас свет, экраны бесчисленных компьютеров, остановились огромные самолётные лифты, топливные насосы, помпы. Через считанные секунды сложнейший внутренний механизм авианосца был мёртв, "Джордж Вашингтон" превратился в набитое людьми огромное стальное корыто. Причём людьми, в ситуации совершенно непонятной, близкими к массовому помешательству. Такого странного нападения никто просто не мог вообразить. Военные моряки, вне всякого сомнения, без паники выдержали бы ракетный удар или авианалёт иранцев, если бы у тех было, чем налетать. Но главное испытание для психики добрых пяти тысяч человек ещё предстояло. Повелительница стихий, прихватив избыточным давлением середину корпуса корабля, под взлётной полосой, попыталась выдернуть его из воды. Не тут-то было. Чёртова лоханка начала гнуться, ощутимо треща рёбрами шпангоутов, накренилась, и два F-18, стоящих на палубе, плюхнулось в море, еще несколько самолётов начали сползать к борту. Дашка, выругавшись (авианосец был точь-в-точь "чемодан без ручки") взялась за дело всерьёз. Создав вдоль всего корпуса корабля воздушную подушку равной плотности, феечка без особых усилий вытащила корабль из воды и подняла его, примерно за минуту, на стометровую высоту, над основательно прогнувшейся поверхностью моря. Волна лютого холода пронеслась по заливу, авианосец окутался клубами не бутафорской, а самой настоящей искристой изморози - природа перераспределяла тепловую энергию, покрывая созданный феечкой дефицит быстрых молекул. Со своим супергеройским именем Дашка явно не ошиблась: несколько минут над теплой водой кружила натуральная вьюга. Никаких неприятных ощущений переноска ста тысяч тонн у рыжей не вызвала. Неторопливо разгоняясь, волшебница потащила свою внушительную добычу на север, к побережью восточного Ирана, до которого было примерно девяносто километров.
  Происходящее вызвало изрядное замешательство и на других кораблях АУГ. Как только экипажи крейсеров увидели вылезающий из моря киль "Вашингтона", и потоки воды, стекающие по его корпусу и обнажившимся винтам, среди матросов послышались крики ужаса. Впрочем, надо было отдать должное как офицерам эскадры, так и штабу флота в Йокосуке. Когда "Вулканы" плавучего аэродрома не нанесли непонятному облаку ни малейшего вреда, система "Иджис" передала целеуказание на "Шайло" и "Коупенс", ракетные крейсера, сопровождавшие авианосец. И теперь штабу хватило трёх минут на принятие решений в откровенно сумасшедшей ситуации. Отличные радары крейсеров чётко разделяли отметку непонятного облака, явно бывшего причиной этого кошмара, с вдруг пожелавшим стать летающим объектом "Вашингтоном". Командир "Коупенса", рассмотрев в мощный бинокль висящую над захваченным непонятной силой авианосцем серебристую пелену, вдруг выругался так, что удивились даже его бывалые подчинённые. Буквально через несколько мгновений уже в штабе, в Йокосуке, дежурные "вотзефаки" по поводу непонятного явления сменились "мазафаками" в адрес собственной разведки, а на экранах появился сайт Вьюги, с той самой картинкой. А еще через минуту... по маленькому рыжему котёнку, утащившему сардельку не по чину, невозбранно упражнялась в стрельбе вся АУГ, осиротевшая без своего А. События в Аравийском море сейчас изрядно напоминали шутовской поединок кота Бегемота с пришедшими арестовывать его шефа сотрудниками органов. С той лишь разницей, что Дашка не отстреливалась - ей просто было нечем. В феечку с кораблей эскадры летело буквально всё - от внушительных зенитных ракет "Стандарт" и пятидюймовых снарядов, до чуть ли не объедков с камбуза. К тому же, с надстройки лидирующего крейсера, волшебницу больно ударил по глазам мощный зелёный лазер - о таком оружии, кстати, Дарью никто не предупредил. Чтобы не испортить зрение, феечка развернулась к крейсерам строго задом, демонстрируя американцам своё полное презрение.
  Первый испуг рыжей прошёл, и сейчас ей было хорошо. Влетающие в её ноосферу ракеты и снаряды, получая, каждый в свой черёд, по наглому взрывателю электрическим импульсом или просто плотным воздушным щелчком, разлетались искристыми облачками, грохотали победной музыкой боя. Так хорошо Дашке было в Северном, когда она лупила обидчиков Янки, или ранней весной, когда они с Лидой Сониной отпинали двух гоблинов в электричке, столкнувших с сиденья старушку. Ракет было, пожалуй, многовато, они летели не только с крейсеров и эсминца, но и откуда-то из-за горизонта. "Насыщение ПВО", вспомнила рыжая мышиную лекцию. Только "насыщали" сейчас саму волшебницу. Дашка сбросила вьюжную маскировку, было не до неё, красота только отвлекала внимание от ракет. Артиллерийский обстрел прекратился, идущие вслед за утаскиваемым авианосцем крейсера безнадёжно отставали - супергероиня, даже со столь солидным багажом, разогналась до двухсот километров в час, и теперь чуть придерживала стоящие на палубе "Вашингтона" самолёты, чтобы их не сдуло. Ракеты тоже внезапно закончились. Сориентировавшись, феечка поняла, что тащит "корыто" на берег чуть восточнее небольшого города Джаск. Дашка вспомнила, из прочитанного вчера про Иран, что там была военно-морская база персов. Представив себе воодушевление, с которым воспримут столь роскошный подарок тамошние вояки, летучее стихийное бедствие фыркнуло. Но тут у волшебницы внезапно нарисовалась новая проблема.
  ****
  КСИР, корпус стражей исламской революции, был в Иране государством в государстве, феодальным религиозным орденом двадцать первого века. Орден располагал своим судом, полицией, и был сам себе армией, включающей даже небольшой флот и авиацию. А так же сеть командных пунктов по всей территории страны, по сути дублирующую армейскую, и окружённую куда большей тайной. Был у КСИР и свой, фирменный сюрприз для "большого шайтана", приберегаемый на случай, когда заокеанский агрессор потеряет страх и уже будет уверен в полной победе.
  На одном из таких командных пунктов, в скальном бункере, размещенном в толще прибрежных гор на юго-востоке страны, сейчас спорили два человека. Командир восточного сектора морской обороны Бахман Савафи стоял перед креслом, где, глядя на пульт связи и экраны, сидел военный консультант КСИР, с крайне редким для иранца именем и фамилией - Фёдор Березин.
  Оба офицера уже пятнадцать минут не понимали, что происходит. Всё шло как обычно ровно до половины двенадцатого дня, по Тегерану.
  АУГ "шайтанов" ленивой змейкой перемещалась в Аравийском море вдоль иранского берега, не подходя к опасной узости Ормузов. После того, как там неделю назад эсминец "Мак-Кемпбелл" "поймал" в надстройку небольшую ракету "Наср-1", выпущенную иранцами с шустрой моторной лодки, агрессор предпочитал, до полного подавления авиацией любого сопротивления персов, "не обострять". Хотя пока это был, пожалуй, единственный успех иранского флота, уже почти переставшего существовать, ПВО исламской республики продолжало небезуспешно огрызаться, уничтожив, с момента начала войны, три десятка боевых самолётов агрессора, не считая сотни беспилотников. Впрочем, по заявлениям командования операции, все это, разумеется, упало само, из-за технических неполадок.
  Сеть РЛС иранцев, хотя и изрядно прореженная авиаударами, подавляемая мощнейшей американской системой радиоэлектронной борьбы, продолжала функционировать, поставляя на командный пункт информацию о перемещениях вражеских кораблей. Ещё одним способом получения этой информации были спутники. Российские, китайские, даже частично европейские. Хотя своей орбитальной разведывательной группировки у Ирана не было, республика пользовалась неофициальной благосклонностью больших держав и корпораций, имевших в главной нефтяной цистерне мира, Персидском заливе, свои интересы.
  Сейчас же и радары, и спутниковая разведка, согласованно демонстрировали какую-то чушь. Авианосец "Джордж Вашингтон", почему-то резко изменив характер своей внушительной радиолокационной отметки, внезапно, с невероятной для любого корабля скоростью в сто двадцать узлов, направился на север, курсом примерно на Джаск. Спутниковые фото это подтверждали. Наблюдательный консультант, в прошлой жизни майор ещё советской армии, обнаружил на снимках ещё одну странность - увеличившуюся полосу тени под носом и левым бортом не в меру резвого плавучего аэродрома. При этом прочие корабли АУГ резко отстали, хотя тоже повернули на север, идя своим номинальным полным ходом. Создавалось впечатление, что моряки "большого шайтана" вдруг сошли с ума - судя по поступающей, по всем каналам, информации, они обстреливали ракетами собственный авианосец, причём без особого успеха.
  Перед Савафи и Березиным теперь стояла задача понять, что задумал враг, и соответственно отреагировать. По всем расчётам выходило, что через десять минут авианосец, если не изменит курс, подойдёт вплотную к берегу, в пяти-семи километрах восточнее Джаска. Чем реагировать, у Бахмана наличествовало, это как раз и был КСИРовский сюрприз. Двенадцать противокорабельных ракет "Яхонт", в трёх четверных ячейках, размещённых в прибрежных скалах. "Яхонты" были не совсем настоящие, российского производства в них были только корпуса ракет и двигатели, боеголовка и электроника поставлена китайцами, а программное обеспечение и вовсе написано дружным интернациональным коллективом программистов, работавшим в Тегеране. Но и "левые" ракеты подобного класса были весьма грозным оружием, три-четыре таких подарка могли, если и не утопить, то изуродовать до полной потери боеспособности даже авианосец.
  Времени на сомнения больше не было. Но русский советник неожиданно привстал, и стал буквально по миллиметру разглядывать спутниковые фото, потом вывел на второй экран данные радиоразведки...
  -Всё, - отрывисто произнёс перс на фарси, - бьём по авианосцу.
  Савафи, получив данные активации боеголовок, положил руку на кнопки запуска ракет. Предварительные целеуказания уже были подготовлены и загружены в "головы", но...
  -Постой, Бахман, - Березин говорил по-русски, Савафи учился в России и хорошо знал язык. Хотя и Фёдор неплохо говорил на фарси. - Смотри... он - вообще ничего не излучает. Дохлый, как змеиный выползок. И вот сюда глянь. Мне эта увеличенная тень... вот!
  На отличном снимке с французского спутника отчётливо выделялись, на синей морской глади, тени винтов и рулевого устройства авианосца.
  -Он... что, летит? - Бахман был откровенно напуган.
  -Судя по изменению отметки и дикой скорости, да. Высота примерно... сто метров. Посмотри. - Березин, вспомнив вдруг вчерашнее ночное сидение в интернете, открыл окно браузера, вбил адрес. Переводить русские слова для Савафи было излишне. Рядом с текстом угрозы сверкала флеш-картинка...
  Иранец молчал. Молчал будто целую вечность, а на самом деле - не больше полминуты.
  -Почему эта... пери-джаду... нам помогает?
  -А я откуда знаю. Может, ей скучно, на своём Сириусе. Кстати, судя по тому, сколько "Стандартов" американцы запузырили по этой "Вьюге", зенитные ракеты у них кончились. Предлагаю бить по крейсерам и эсминцам, отбиваться им нечем. Авианосец эта милая девушка нам и так, похоже, подарит. Поставит посреди Тегерана, на площади имама Хомейни, хе-хе. Давай уж и мы поработаем, не всё же женщинам за нас отдуваться.
  -Да. - Через мгновение резко одобрил Савафи.
  Консультант быстро прошёлся пальцами по клавиатуре, переключая целеуказания ракетам.
  -Готово.
  -Бей! - По-русски выдохнул Бахман.
  -Ну, с богом, - цинично улыбнулся Фёдор, нажатием кнопки выпуская на волю двенадцать огненных дьяволов.
  ****
  Дарья видела мелькнувшие в отдалении дымные хвосты несущихся со скоростью в две звуковые "Яхонтов", но значения этому не придала, ракеты явно летели мимо и не предназначались волшебнице. Да и вообще война, мало ли кто в кого стреляет. У феечки была другая проблема - вернувшаяся патрульная пара "Хорнетов". Пилоты, хотя шли, в отличие от Винни-Пуха, не в гости, а домой, тоже попали в безвыходное положение. Выслушав от командования какую-то дичь, в качестве объяснения ситуации, и убедившись в том, что авианосец, сам находящийся в интересном положении, самолёты не принимает, и вообще молчит по радио, как рыба об лёд, сладкая парочка начала нарезать виражи вокруг Дашки. Головки ракет воздух-воздух, по паре которых было на подвеске у каждого, рыжую, с её серебрянкой, вполне себе почуяли, но пуск, естественно, результатов не дал, феечка расправилась с AIM-120 не хуже, чем до этого со "Стандартами". Деваться истребителям было некуда - дотянуть до аэродромов Омана или Эмиратов, теоретически могущих их принять, горючки уже не было, и теперь "сироты" носились мимо вновь надетого девочкой-волшебницей серебристого облачка, цепляя её ноосферу и вообще всячески домогаясь. Наконец, ведущий пары катапультировался, в надежде, видимо, быть подобранным эсминцем "Стетем", идущим сейчас по следу уносимого неведомой силой "Вашингтона", во главе ордера. Но ведомый оказался из другого теста. На последних литрах горючего он, развернувшись, решил протаранить непонятное облачко, по всей видимости, и являющееся причиной происходящего. Когда двадцатитонный "Хорнет" попёр прямо на неё, Дашка снова напряглась, что-то припомнив из читанных в детстве книжек про войну, из внушительной родительской библиотеки. Впрочем, разобраться в своих смутных ассоциациях волшебница не успела. Псих на F-18 просто не оставил ей на это времени. Ударив воздушной волной снизу по плоскостям истребителя, рыжая оторвала ему разом крылья и рули высоты. Пилот, молодой парень лет двадцати двух, белобрысый, чем-то похожий на Серого, катапультировался, но парашют с куполом, свившимся в нейлоновую колбасу, не открылся. Повинуясь безотчётному чувству уважения к храброму врагу (лётчик-отморозок действительно феечку изрядно напугал), Дашка срезала стропы и аккуратно переправила сжавшегося в комок, в предчувствии гибельного удара об воду, смельчака на палубу авианосца. В этот момент внизу мелькнула пена береговой линии, и серо-жёлтые скалы. Обалдевшие от невиданного зрелища иранцы выскакивали из машин, остановившихся по обочинам прибрежной дороги, выхватывали телефоны и мыльницы, исступлённо давили на кнопки. На берег, к счастью, совершенно безлюдный, хлынула пятиметровая волна прижатой избыточным давлением воды...
  ****
  Вопреки известной поговорке, трагедия и фарс в истории сплошь и рядом ходят парой...
  Удар "яхонтового веера" был страшен. Догадка старого вояки Березина оказалась верной, противоракет у американской эскадры действительно не осталось, и надеяться экипажи попавших под раздачу крейсеров и эсминцев могли только на скорострелки "Вулкан-Фаланкс". И, хотя штатно сработали только десять ракет (точнее, девять с половиной) из двенадцати, для поражения основных сил АУГ этого хватило с избытком. Получив в правый борт три драгоценных камешка, завалился на бок ракетный крейсер "Коупенс", словно поражённый меткой "турбинкой" опытного браконьера лось. Пионерским костром рядом вспыхнул и остановился, потеряв ход, его близнец, "Шайло", отбившийся от двух "Яхонтов", но пропустивший удар третьего, в машинное отделение. Эсминец "Стетем" исчез с поверхности моря меньше, чем за минуту, растерзанный попаданием двух ракет и детонацией остатка своего боекомплекта. А в отдалении пятнали чёрным безмятежную синеву ещё два чадных пожара. Эсминец "Лассен", которому "повезло", китайская боеголовка поразившей его ракеты не сработала (но в его внутренностях полыхал не успевший сгореть в коротком полёте твердотопливный двигатель "левого" "Яхонта"), и штабное судно "Блю ридж", медленно садящееся носом в волны, задрав над водой винты.
  Меньше чем за тридцать секунд флот США потерял только погибшими почти две тысячи моряков, включая командующего операцией, убитого взрывом ракеты на командном корабле, вместе с почти всем штабом. И это не считая экипажа авианосца, судьба которого тоже была неясной. Седьмой флот практически перестал существовать...
  ****
  Дарья не видела разыгравшейся намного мористее трагедии, она искала место, куда сгрузить свой "чемодан без ручки". Замедлив полёт, феечка приглядела небольшую долинку между скал, километрах в семи от побережья, и мягко опустила вниз свою ношу. Теперь сжимаемый воздух, наоборот, грелся, над и так раскалённой летним солнцем скальной грядой. Без потерь всё же не обошлось, рули и винты огромного корабля обломались о скалы, острые камни врезались в обшивку, и "Джордж Вашингтон" обрёл свое последнее пристанище - снять его с иранского берега было бы некому и нечем, кроме самой девочки-волшебницы, конечно. Сев на землю, авианосец чуть накренился влево и намертво застрял в этой позиции. Выполнив задуманное, Дашка снизилась, и на мгновение, раздёрнув свою романтичную вуаль, сделала пару снимков смартфоном, высокомерно проигнорировав выпущенную по ней кем-то с надстройки очередь из М-4. Феечка внезапно вспомнила песню любимой светкиной "Оргии праведников", словами из которой сестра проводила её в первый полёт, ровно месяц назад. И солнечно улыбнулась.
  -Линкор, прими мою любовь!
  
  
  
  
  8. Три хороших поступка
  
  
  Северный ветер, вернись,
  Ливнем, грозой обернись,
  О, Регентруда, проснись!
  
  к\ф 'Регентруда'
  
  
  19-26 июня 2012 года Крым (Угловое), Украина (Киевская область), Чёрное море, Россия (Москва, Центральная и Восточная Сибирь), США (Кливленд, Нью-Йорк) (локации условны)
  
  
  -Ах ты, зараза! - Натали резко соскочила с двухместного надувного матраса, на котором уютно дрейфовала вместе с сонным Мышом.
  Дима, с трудом поймав равновесие, чтобы не перевернуться, теперь с ленивым интересом наблюдал, как подруга техничным кролем рванула в погоню за Кристей, не нашедшей умнее развлечения, чем запустить медузой в родную мать. Никаких шансов спастись у молодого поколения не было, Наталья плавала лучше всех в компании, за исключением патентованной русалки Дарьи. Чудо морское тут же и нарисовалась, уже хвостатое. Тихо вынырнула из пучины и задрала подбородок на матрас.
  -Ну, как оно? - Мыш с облегчением приветствовал вернувшуюся боевую девочку-волшебницу, шутливо нажав пальцем на курносый феечкин нос, 'кнопку включения солнышка'. Дашка заулыбалась и начала рассказывать о своих подвигах.
  Дима, честно говоря, за рыжую весьма беспокоился: всё же АУГ флота США - это не гопа 'с раёна'. Даже на пляж не пошёл с друзьями, сославшись на какую-то хворь, и непрерывно листал новости. Только когда, во вьюгиных блогах, появилась фотка нелепо торчащего, среди скал южного Ирана, авианосца, Мыш присоединился ко всей прочей, веселящейся на пляже компании.
  Когда феечка закончила своё повествование, к матрасу уже возвращалась Наташа, завершившая экзекуцию оборзевшей дочки, и подробно обсуждать дашкины проделки было нельзя.
  -Турбокальян порвало! - Коротко и загадочно прокомментировал неклассический морской бой Дима, - Вечером обсудим, отдыхай... божественный ветер, блин!
  ****
  -Всё, никаких игрушек! - отрезал Президент, прощаясь с Советником. - Никакой 'Вьюги' больше не должно быть. Вообще. Сроков не ставлю, но чем быстрее, тем лучше, так Лёше и скажи. От него доклад каждую неделю. Если сумеете что полезное выжать из... них - отлично. Если нет - значит, нет.
  Усаживаясь в машину, Стас поймал себя на том, что ему стыдно. Стыд - чувство, по определению, для любого царедворца, старательно вытравленное, его испытывать - дурной тон, но откровенный страх на лице правителя огромной, ядерной страны... причём страх не перед вдруг появившейся, неподвластной людям, силой, нет. Перед НИМИ. Теми, кто 'убил Кенни'... и может потребовать отчёта от власти любой страны на Земле, не давая в свою очередь отчёта никому... это тоже было понятно, но страх Президента, его зависимость, был для самолюбивого вельможи ножом острым. Одно дело, быть прислужником короля, совсем другое - слугой слуги, да ещё и напуганного. Стас знал, как работает эта система. Тонкий намёк средней руки финансиста, и под козырёк берут все, от президентов могучих государств до вождей какого-нибудь 'Талибана'. Никаких вызовов на ковёр, никаких жидомасонских ритуалов, просто клубы, кулуары конференций, неторопливые разговоры, аккуратные слова, обтекаемые обещания... и бесчестие, опала, отрешение от власти, смерть для нарушителя правил. Не кровавой клятвы - правил клуба яхтсменов, или филателистов...
  'А ведь эта 'Вьюга' может и 'тусовочку' потрепать' - с неожиданным злорадством подумал Советник. Появление сторонней силы открывало поле для интереснейшей игры, и, если правитель боится в неё играть, то его, или ЗА него будет играть свита...
  ****
  Внеочередное совещание спецгруппы 'В' началось с двадцатиминутным опозданием. Передельский пришёл вовремя, вызванный в 'офис' к пяти часам дня, опаздывал шеф. Точнее, задерживался - начальство, как известно, не опаздывает. Обычно иронично-добродушный, Кит сейчас был зол, как тигровая акула. Послушав радио в машине, где в новостях шли бесконечные заявления - МИДа, спецслужб, всего правительства, футуролог вызверился. Во всех казённых оборотах этих документов сквозили дикий ужас вперемешку с лакейской угодливостью, вопли 'это не мы' и заполошные обещания найти, покарать, отдать на расправу, всех - от новоявленных супертеррористов, создавших 'Вьюгу', до нелегальных продавцов противокорабельных ракет, буде такие найдутся. Страх элитки, потерять уютные кембриджские лужайки для своего потомства, и не менее уютные многозначные циферки на счетах, был столь очевиден, что не оставлял места каким-то там глупостям типа национальной гордости. Сейчас Передельский, сидя за столом совещаний, в ожидании прихода Шалимова, поймал себя на том, что уже испытывает к 'объекту В' явную симпатию, кто или что бы то ни было.
  Алексей Ренатович, войдя и поздоровавшись, начал с начала, коротко, буквально за две минуты, изложив суть произошедшего, которую удалось понять, учитывая информационную бурю и отвязное враньё всех участников событий, только вот сейчас, перемолотив гору данных от разномастных разведок и прочих источников. Впрочем, врали не совсем все...
  -Она... - Шеф чуть замялся, употреблённое местоимение как бы придавало вес версии Передельского, о природе их объекта розыска, - ...что, линкор с авианосцем путает?!
  -Это строка из песни. Группа 'Оргия праведников'. Про японских камикадзе, вот клип, - Кит, выведя во второе окно браузера ролик, для иллюстрации своего объяснения, подумал, что лыко снова в строку, и копилка аргументов за его догадку вновь пополнилась. - Авианосец в размер стиха не лезет. Там ещё есть оптимистичная строчка 'во мне полтонны пробуждающей весны'. А тротиловый эквивалент нашего объекта не возьмусь даже оценивать.
  В первом окне уже светилась запись во вьюгином 'живом журнале'. Снова - только по-русски. 'Линкор, прими мою любовь', как заглавие поста, картинка с 'Вашингтоном' на грязно-жёлтых камнях. 'Если через сутки война не закончится, всё авианосное УГ будете забирать из кратера Эребуса!'
  -В каждом маленьком ребёнке, и мальчишке, и девчонке, есть по двести грамм взрывчатки, или целых полкило, - неожиданно улыбнулся суровый начальник. Передельскому на миг показалось, что шеф начал склоняться к его версии. И тоже тайно одобряет выходки супероторвы. - Так, а откуда сейчас, для записи, заходили?
  - Санаторий 'Адлер'. В Адлере, конечно. С вай-фая. - Отчитался Волков. - Там сейчас наши занимаются...
  -В этом санатории сейчас губернатор Краснодарского края отдыхает. И целых два вице-премьера. Там же... наше хозяйство.
  -Ну да, повезло. Видели там эту Вьюгу. Даже на телефон засняли, минут пятнадцать над крышей, как НЛО, висела. Охрана чуть в штаны не наложила... облако блестящее, как на картинке у неё. Заход в блоги 13.56 по Москве, 'Андроид', HTC One X, MAC адаптера смартфона отловили, сейчас бьём по сериям поставок, может, что и нароется, где купили, как украли... Вот снимки, но они так себе. - Клавиатура перешла к Волкову, выводящему на экран входящую информацию спецслужб. - Намного интереснее данные по линии внешней разведки и ГРУ. Вот.
  -А наглая... - хмыкнул шеф, - ничего не боится...
  -И кого ей бояться, если её 'Стандарты' не берут? - резонно заметил Кит.
  -Вот съёмка, что ГРУ перехватила. Гнали с 'Коупенса', открытым потоком, когда он уже ракет нахватался. Нарезали в четыре файла, чуть цвет вывели. Сейчас наши спецы ещё шаманят, но пока так. Снято в оптику, тут есть момент, вот, где она о-натюрель видна, правда сзади. - Продолжил оперативник. - Тут, на четвёртой минуте.
  -Рыжая. Фигура хорошая, ноги длинные. - Оценил Передельский.
  -Интересно, - разглядывая стоп-кадр, осведомился Шалимов, - это какую энергетику надо иметь, чтобы авианосец утащить, как у ребёнка ведёрко?
  -Да не запредельную, я тут посчитал, она чуть послабее реактора РБМК-1000, если по механике процесса взять. Сто тысяч тонн на сто метров вверх за две минуты... восемьсот мегаватт, примерно. Тут, кстати, снег виден, на видео вокруг авианосца, она энергию отбирает как-то, не пойму... ладно. Как я понял, получилось так. Наша красавица подняла и утащила 'Вашингтона', дети-дебилы, по недоразумению, вместо учеников коррекционной школы, ставшие командирами их соединения, мало того, что открыли огонь, так ещё и сподобились расстрелять по Вьюге все эс-эмки. После чего персы им и впендюрили. Подозреваю, что 'Яхонтами' или 'Брамосами', один чёрт...
  -Ну да. А бедная девочка совсем невиноуная была. Как Рафик. - Продолжал ухмыляться шеф. Начальник секретариата совбеза явно, несмотря на напряги сверху, был доволен. 'Штатный псих' догадывался, что именно создавшейся ситуацией, когда бывших вероятных противников, а теперь заклятых партнёров, Вьюга, вместе с персами, искупали в грязной луже.
  -А ведь, она и вправду, старается не убивать. - Неожиданно подал голос Волков.
  Реплика для конкретного, в правильном смысле этого слова, начальника оперов, была настолько нехарактерной, что Шалимов и Кит недоумённо переглянулись. И промолчали.
  ****
  Война в Заливе не прекратилась. Экипаж авианосца, деморализованный, и ничего не понявший, капитулировал. Хотя от почти мгновенно подъехавших джипов местных 'басиджей' морякам удалось отстреляться, из наспех починенного одного 'Вулкана', но когда в надстройку ударил танковый снаряд, американцы поняли, что ловить нечего, и помощи не будет. Савафи своё дело знал туго - уже через четыре часа на авианосце хозяйничали, словно крабы на туше выброшенной на берег рыбины, спецы КСИР, вокруг железного острова, посреди скал, стерегли небо острые жала зенитно-ракетных комплексов, а пять с лишним тысяч 'шайтанов' брели на закат, в Джаск, классической, для пленных, растянувшейся бесконечной колонной. Съёмки мгновенно нарисовавшихся, на месте событий, репортёров, со всеми этими зрелищами, сотрясали телеэфир и сеть. Вид у американских матросов, идущих по четыре человека в ряд по пыльной дороге, под охраной молодых, свирепого вида, персов с 'калашами', был жалкий и растерянный. Но боевые действия продолжались, и даже наоборот, стали куда активнее, за счёт выравнивания сил. Авиаудар, наносимый антииранской коалицией из Ирака, через всё ПВО исламской республики, и на максимальную дальность, по пленному авианосцу, привёл к большим потерям с обеих сторон, не достигнув цели. Действия авиации США из Саудовской Аравии тоже не увенчались особым успехом. Из своих схронов повылазили уцелевшие иранские самолёты и 'москитный' флот, и вялый костерок ближневосточной войны вспыхнул, как будто в него плеснули хорошую канистру бензина...
  ****
  -Да, и часовню четырнадцатого века тоже ты! - Мыш, усмехаясь, довернул к себе ноут, где, в открытом окне обозревателя сети, бесился новостной шквал. - Привыкай, теперь так будет всегда.
  Дарью, во время вечерней 'отчётной конференции' по результатам налёта на АУГ, всё же слегка 'подтрясывало', хотя без слёз и истерик. Рыжая помнила, что ей говорил старший друг, ещё в Дубне, после атаки на цыган. Жуткую морскую бойню акулы видеокамер и клавиатур, разумеется, тоже приписали Вьюге, в ситуации пробовали разобраться лишь отдельные специалисты и эксперты. Но их голоса тонули в сотнях роликов и картинок с горящими и опрокидывающимися кораблями и толпами пленных матросов, под градом камней и огрызков бредущими по улицам Джаска. Дашка поняла, что означало 'говно и кровь' - поток несущейся, в сети, отвязной лжи, казалось, обдавал её нечистотами, хлещущими через рамку экрана...
  -Понимаешь, да, ты виновата. Хотя тут ты пятая по счёту. Сначала, естественно, ЗОГ, потом американская власть, которая матросиков на войну послала. Потом адмирал, кретин, который, как вон, Мурыгин говорил, по тебе все противоракеты расстрелять приказал... ну, с этого уже не спросишь. Потом иранцы, что свои ракеты запустили...
  -Я видела.
  -Ну да, что-то здоровое, береговое. Ты здесь на скромном пятом месте. Но понимаешь, война, это хитрая штука. Это всегда весы. Если даже ты сам мухи не обидел, вмешался на чьей-то стороне - всё, свою гирьку бросил. А ты нынче не гирька, а целый астероид...
  'Астероид' хлопнул глазищами, сухими и усталыми, и, молча, продолжал слушать. Юлька с Серёгой, мерно покачиваясь в гамаке, тоже не вмешивались. Над козихиным двориком висел чёрный, с блёстками, бархат южной ночи.
  -Ты изменила реальность, раскачала весы. Осталось в живых много иранцев, не разбили очередной терминал или город, а вот пиндосам не повезло, хотя ты их не убивала, ни одного. Ты их позволила убить. Создала ситуацию, как... ну, Луна, например, разведгруппу выдала, и её перебили. Но Луна - она же небесное тело, облака там, всякие - стихия. А ты живая... хотя тоже стихия, конечно. И при этом, в таких сложных делах, никогда заранее не поймёшь, лучше или хуже ты сделала. Вот ты спасла лётчика, приземлила его на авианосец. Но откуда ты знаешь, что ему не лучше было бы об воду сразу разбиться, может быть - ему сейчас персы пальцы дверью, в кутузке, давят, уж прости за прозу жизни. Знаешь, я на что поражаюсь, в этой ситуации... вот, представь себе, что ты - охранница, в антикварном магазине...
  Дарья, с интересом воспринявшая некоторую перемену темы, придвинулась к столу и подпёрла кулачком подбородок, продолжая заинтересованно слушать философствующего Мыша.
  -Вот. У тебя стоит в углу античная ваза, хрупкая, бешеной цены. И вдруг какой-то урел её хватает, и ломится на выход. У тебя есть пистолет, ты роскошно умеешь стрелять, на сто процентов зная, что никого левого не зацепишь, и за жмурика по любому тебя не закроют. На жизнь и здоровье урела тебе плевать, предположим, ты точно знаешь, что он раньше детей убивал и ел. Будешь стрелять?
  -Если я его раню или убью, он же вазу разобьёт? Нее.
  -Вот, бля!!! А у тебя была не ваза, а пять с лишним тысяч жизней в железной лоханке! Что бы с ними было, если бы ты прохлопала снаряд, летящий в башку, а? Что с человеком бывает, если его со ста метров уронить?
  -Убьётся.
  -А почему верный ответ даёт школьница? Что-то я не слышу ни одного слова в сети по поводу умственных способностей штаба янкесов. Если и ругаются, то на то, что все противоракеты по тебе расстреляли. А вообще нахера стреляли-то? Вора, что вазу спёр, потом можно поймать, и вазу вернуть. Так же и с авианосцем, а если бы они тебя сумели убить, всему экипажу пипец был бы. Никто ведь не додумался засунуть свои 'Стандарты' в жопу, и следить со спутников. Авиацию вызвать, там, дополнительно. 'Нимицы' - корыта здоровые, не потеряли бы. Дебилы. Что в армии, что в науке. Что эти - 'стреляй, потом разберёмся', что те, 'заткнись и считай'. Вот и досчитались... до тебя, блин. И это у всех, что у нас, что там.
  Дима налил минералки, разом вытянул бокал 'воды с дырочками' и продолжил.
  -Мир во власти глупых, жадных детей, не умеющих на один ход вперёд считать, не то, что на два. Типа, прагматики, циники... тьфу! Знаешь, я всё больше рад, что ты эту силу получила. Давно пора им дать просраться. Хуже уж точно не будет, ты ребёнок умный, в отличие от... всему на лету учишься. Помнишь, ты говорила, что хочешь быть защитницей мира? Ну, так стань ей!
  ...Дашка крутнула головой в сторону ворот. В очередной раз поздно. Тёмный женский силуэт, за несколько шагов к столу, превратился в Наталью.
  -Конспираторы... на всё село орёте. - Подруга опустилась на скамейку рядом с Мышом, упруго прижалась к плечу, и мягко, как-то снисходительно улыбнулась рыжей. - Ну, Дим, представь мне вашу супергероиню. По всей форме. А Юлька у нас... тоже?
  Терция отрицательно помотала головой.
  -Тенденция, аднака. - Мыш сделал 'чукотскую' рожу, и сам рассмеялся, вспомнив, как о дашкиной силе узнал Джа.
  -Я тут вашу 'Таврию' малость подвинуть хотела, днём, от ворот. Ключ в замке... ну и... я чуть не рехнулась, как есть ведьмы!
  На этот раз заржали все.
  -Криста тоже знает? Она мне что-то всё тут мозги крутила, за русалочьи дела.
  -Да, не всё, но видела, как я со двора взлетела, в ночном, - виновато поморщилась рыжая фея.
  -Объясни ей всё... да и мне, сейчас. Как ты стала... такой. Это эксперимент был?
  Дашка в очередной раз всё рассказала. Дима молча тянул минералку, мрачно прикидывая в уме, как скоро их страшная тайна окажется известной последнему бомжу с вокзала.
  -Бедная девочка... - дослушав, тихо произнесла Натали. - Стань ей... не стыдно?!
  -Почему? - Вместо Мыша вопросила Юлька, непонятно, к какой части наташиной реплики, адресуясь. Но женщина поняла.
  -Потому, что такую ношу можно и не поднять. Это не авианосец. Былина есть, про сумочку и всю тяжесть земли, читала?
  Терция читала. Она вообще много читала.
  -Да. Ещё есть про богатыря, который был такой сильный, что его земля не могла выдерживать, и он только по святым горам мог ходить...
  -Извините меня. - Выдавил Дима, - Крыша не на месте... я это... прогуляюсь, пойду. Развеюсь.
  -Приходи через полчаса. Я тут детям поесть принесла, сейчас ужинать будем. Поможешь приготовить... Катрина? - Улыбнулась Наташа.
  Феечка кивнула.
  -Она у нас божественный ветер.- Усмехнулся Мыш, поднимаясь, - Так, онеме-фаги?
  -Проваливай. Морду никому не бить, через полчаса, как штык, здесь. - Ворчливо ответила за всех димина подруга.
  ****
  Сергей Платонович был довольно пунктуален, и, несмотря на всю запарку сумасшедшего дня, явился на встречу вовремя. Его собеседник, впрочем, пришёл заранее, успев заказать чай, и сейчас неторопливо его потягивал, благодушно разглядывая интерьер заведения, выполненный в стиле среднеазиатской чайханы. Старый знакомый Кита не был человеком, облачённым властью, и не занимал никаких постов - государственных или в коммерции, - не был богат, и известен был лишь в довольно узком кругу, точнее в двух кругах: ролевиков, и, что сейчас для Передельского было критично - айтишников. Среди компьютерных специалистов этот полноватый, с начинающей седеть бородой, мужчина был непререкаемым, хотя и абсолютно неформальным авторитетом. Гуру. Безо всяких кавычек. Инженер высочайшего класса, компьютерный бог для массы людей 'хотящих странного' (от тех же ролевиков до политических радикалов), он носил в сети короткий позывной - ровно в одну латинскую букву. Или две русские, так тоже бывает.
  Поздоровавшись и перебросившись с приятелем несколькими фразами 'за погоду', футуролог перешёл к делу. Задача перед Китом была непростая: его собеседник, в уплату за свою помощь, в столь необычных делах, принимал, как отлично знал Передельский, только одну валюту. Знание. Нефильтрованную информацию, правду, и ничего, кроме правды. А знание, доступное сейчас Сергею Платоновичу, содержало гостайну высшей пробы...
  Аналитик прекрасно понимал, что корректного выхода из этой дилеммы нет. И решил донести до инженера просто условия задачи. Не сомневаясь, что тот догадается, для чего бывшему начальнику виртуального 'имперского генштаба' понадобилась помощь. Дослушав, гуру несколько секунд молчал.
  -В каком формате 'сырьё'? - спросил, наконец, приятель.
  Передельский показал распечатки.
  -Если это тебе доступно, то ты сейчас...
  -Да. Сам понимаешь...
  -Конечно. Это же интересно. Но, если пришёл ко мне, а не к начальству, с техзаданием для штатных программистов, то в свою игру играешь. - Инженер говорил чётко, не озираясь и не понижая голоса, совершенно игнорируя антураж пошлого шпионства. Гуру был просто слишком умён и самодостаточен, чтобы не заниматься глупостями.
  -Разумеется.
  -Твой алгоритм будет работать, как мне кажется. Но только для одиночки. С бандой 'ивил мэд сциентистс' - не катит, они так не проколются. Есть данные за?..
  Это и был ключевой момент. Инженер, по сути, повторил Киту его же вывод. Футуролог колебался не больше секунды - возможность своей игры для него критически зависела от согласия айтишника на соучастие и помощь в весьма страшненькой авантюре. Он протянул собеседнику вторую пачку распечаток - с последними данными и своими соображениями. Прочитав очередную порцию 'секретных материалов', авторитет киберпространства передал листки назад, Передельскому. Подлил себе и футурологу чая в чашки, улыбнулся.
  -Помнишь, был фильм. Ещё советский. 'Визит дамы', вроде. Перефразируя, 'я превращу ваш мир в мультик', да?
  -Вроде того.
  -Сделаю. Через два дня будет готово.
  -Не боишься?
  -Нет. Во всяком случае, не твоих начальников, они просто ничего сделать не успеют. В сети, по любому поводу, орут 'началось, началось'? Так вот. Оно НАЧАЛОСЬ.
  ****
  -Ты победила.
  Дашка сонно, замедленно провела рукой по лицу, приподнялась на локте, и недоумённо воззрилась на лучшую подругу, стоящую посреди её комнатки с ноутом в руках.
  -А? Кто, кого? Что я сделала?
  -Вот. - Юлька присела на край древней железной койки, и запустила ролик из интернета, где выступала перед журналистами госсекретарь Соединённых Штатов. Вид у Клинтонихи был, что называется, краше в гроб кладут.
  -Мы приостанавливаем операцию 'Заря свободы' до прояснения обстановки, - синхронно переводила Терция, для не успевающей, за беглым английским, подруги.- Мы категорически требуем от правительств всех стран мира, и, особо, от российских властей, безоговорочного содействия в поиске и задержании людей, причастных к созданию этого чудовища гипертерроризма - VYUGA. Мы не отказываемся и никогда не откажемся от миссии распространения демократии... ну, короче, бла-бла-бла... Обосрались! Вставай, пошли жрать, чудовище гипертерроризма. У нас голяк, кроме коктейля в холодильнике, вчера всё подъели.
  'Ссыльные', собравшись, отправились на главную дачу. Это случалось почти каждое утро - Дарья и Юля готовить не умели ничего, кроме пельменей и макарон, а Серый, если и обладал какими-нибудь кулинарными талантами, то скрывал их не хуже, чем Штирлиц рацию. Феечка, правда, развивая свои способности, наловчилась делать, прямо в воздухе, без всякого шейкера, коктейль из парного молока и варенья, охлаждая компоненты лучше любой морозилки. Зрелище было не для слабонервных. Но коктейль - не еда.
  -Ты же, в одно лицо, пиндосов нагнула... гордишься?
  -Ну... да. Я, вообще, теперь хочу что-нибудь доброе сделать. Для всех.
  -Ну, тогда, комаров у нас на ночь ликвидируй. Тебе это на раз. Я слоупок, третий день тебе сказать забываю...
  -Я сама газ медленный... неделю туплю, а меня едят. - Дашка задрала голову и блаженно прищурилась, как будто приветствуя рыжего небесного коллегу. Впрочем, солнце, выглянув на минуту, снова спряталось в хмарь, с моря шёл шторм.
  Волшебница, пожалуй, немного кривила душой, по поводу комаров. В самой идее уничтожить насекомых при помощи способностей было что-то настолько неприятное, что феечка просто заставила себя воспринимать мерзкий писк и укусы, как нечто неизбежное. При этом рыжая, разумеется, преспокойно шлёпала ладонью кровососов и травила их дихлофосом. А вот расплющить писклявую дрянь удалённо, хлопком атмосферного давления, или просто порезать хитиновый 'фюзеляж' комара пополам - не могла. Разумом Дарья отлично понимала, что может мгновенно убить любое живое существо, находящееся внутри ноосферы, вне зависимости от его размеров и силы... и придумала себе настоящее, почти религиозное табу. И только сейчас, выслушав Терцию, догадалась, что убивать и не надо, достаточно выдуть насекомых из дома на улицу.
  -А что ты можешь сделать доброе, и для всех... давай сначала на Луну слетаем, как хотели.
  -Слетаем... слушай. Я же атомы фильтровать могу... и испорченные, которые радиоактивные, чувствую. Они как воспалённые, когда реакторов... коснулась, поняла. Могу чернобыльскую зону очистить. Не совсем, если что-то глубоко в твёрдом, не доберусь, но с почвы я попробовала - выходит, если воздухом вымести. Ну, как уборка, только мусор другой. И из воды, запросто.
  -И сколько времени надо будет на зону?
  -Несколько часов, если вот так, спиралью летать. Медленно. И 'Маяк' могу, и Фукусиму... ой, ватрушки! - Дашка облизнулась, ощутив в ноосфере вкус натальиной выпечки, которой сейчас завтракали старшие на террасе главной дачи. - И ещё я могу лесные пожары потушить, сейчас Сибирь горит, помнишь, в новостях было. Заодно Байкал посмотрю, всегда хотела.
  -Давай. Только завтра, сегодня хочу в Бахчисарай, дворец смотреть. Погода дрянь, купаться не охота.
  -Поехали...
  Уже успевший позавтракать, Мыш открыл 'ссыльным' калитку.
  -Дети, быстро лапы мыть и за стол! - скомандовала Натали, обращаясь и к подошедшей молодёжи.
  Мимо феечки с друзьями стремительно пронеслись её мелкие двоюродные братья.
  ****
  Используемые спецгруппой 'В' втёмную, опера экономических и компьютерных подразделений МВД сделали невозможное. Во всяком случае, Волков на подобную удачу даже не рассчитывал: сотовый телефон Вьюги, по MAC и идентификатору, удалось проследить до розничной партии в десять аппаратов, отправленную на реализацию в конкретную точку продаж - салон сети 'Ион', в торговом центре у метро 'Ясенево'. Конечно, след мог оказаться пустышкой - коммуникатор вполне могли украсть, из самого салона или, уже купленный, у нового владельца. Но начальник оперативной подгруппы решил проверить всё лично. Для этого он воспользовался документами оперативника ФСКН (сотрудники спецгруппы могли использовать любые личины, от торгинспекции до военной разведки). Старший менеджер довольно большого салона на первом этаже комплекса, равнодушно скользнув взглядом по волковской 'корке', начал обстоятельно объяснять.
  -One X штука недешёвая, мы их помаленьку заказываем. Предыдущая партия пятого кончилась, я сразу заказал, пришли восьмого. Ушло пока четыре, остальные вот.
  Сыщик, осмотрев упаковки смартфонов, убедился, что они лежат в точности по порядку идентификаторов, стало быть - продавцы их в этом порядке и брали из стопки. Позвонив компьютерщикам, Волков выяснил, что три из четырёх проданных аппаратов сейчас присутствуют в сети, первый, третий и четвёртый. Не было второго, как раз вьюгиного. Это была ещё одна несомненная удача.
  -Когда второй продали?
  -Сейчас посмотрю в базе... тринадцатого. В шестнадцать-десять.
  -А кто продавал? Продавца хочу послушать.
  -Конечно, - менеджер, выглянув из служебного помещения, помахал кому-то рукой, - Антон!
  -А... видеонаблюдение за тринадцатое сохранилось? - спохватился опер.
  -Нет, к сожалению, у нас пять суток глубина записи.
  Подошедший продавец-консультант, с профессиональной солидностью и доброжелательностью, подробно описал Волкову покупателей дорогого коммуникатора.
  -Девчонки купили, и ещё кучу мелочи с ним. Смешливые, всё что-то обсуждали.
  -Девчонки?
  -Да. Студентки, наверное. Одна - с меня ростом, рыжая, причём натуральная, с веснушками, волосы как медная проволока. Не красавица, но такая... позитивная. Как солнце. Я бы с ней познакомился, но запарка по работе была... ноги длинные, спортивная. В джинсовой паре, 'Кира Пластинина'. Вторая маленькая, темноволосая. В итальянском таком стиле, или французском, ну, понимаете...
  Оперативник вспомнил видео, перехваченное с гибнущего крейсера, и комментарий Передельского. Пока, получается, со своей сумасшедшей мультяшной версией, псих-аналитик кругом прав, серьёзная группа так бы не ошиблась.
  'Сама заявилась покупать левый аппарат... нда, парень, тебе повезло, что была запарка. Сверхмощная одиночка, с подругой?'
  Волков, пройдясь по торговым точкам, и офису службы безопасности самого центра, затребовал себе видео за тринадцатое. Почти везде глубины записи не хватило, но в небольшом ресторане, в центре первого этажа, оперу снова подфартило, на видео в 15.43 отобразились описанные продавцом подруги, секунд восемь предполагаемую Вьюгу было видно. Не с лучшего ракурса, и почти без лица, но хоть что-то. Скопировав себе ролик, сыщик вышел из торгового центра и сел в машину. Закурил, и задумался.
  ****
  -Кристя, смотри - коровки! Мимими! - Натали подсмеивалась над дочкой, в отличие от Юльки с Дашкой, всякое сельское хозяйство только на картинках до поездки в Крым видевшей, и разглядывающую обыкновенных коров и овец, как инопланетного тигрокрыса.
  Безмоторная 'Таврия', ставшая 'вьюгомобилем', сейчас, безо всякого усилия рыжей, скатывалась по отрадненской дороге с холма в долину, где раскинулся Бахчисарай. За рулём была Наталья. Вся компания отдыхающих поражалась, как легко слетела с диминой подруги маска замороченной матери-одиночки, открыв истинный облик - весёлой авантюристки, много чего знающей, умеющей и просто интересной женщины. Сегодня, после завтрака, когда подруги собрались на экскурсию в 'хамский дворец', как называл резиденцию крымских ханов Мыш, из-за наглой толпы зазывал и парковщиков перед входом, Наталья с дочкой неожиданно решили составить феечке с Терцией компанию. Посмотрев на дашкины виляния рулём, на выезде из Углового, почтенная мать семейства потребовала остановиться. Рыжая подчинилась. Натали вышла из машины и открыла водительскую дверь.
  -А ну, кыш отсюда!
  Обалдев, волшебница беспрекословно пересела назад, к Кристине. Сев за руль, димина подруга поочерёдно понажимала педали газа и тормоза.
  -Тормоза я вам вчера прокачала, если что. Давайте разделим обязанности. Даш, ты напряжение пружины чувствуешь, в этом своём астрале?
  -Да.
  -Всё просто. Это газ. Чем сильнее натянуто, тем больше толкаешь. И наоборот, бросаю педаль - не давишь вообще. Ты только двигатель, рулить буду я, и поворотники включать тоже. Всем удобно. Кстати, Юль. Подними частоту на своём имитаторе. Он ничего, но звук, как у КАМАЗа...
  И действительно, поездка задалась. К тому же Наталья оказалась отличным экскурсоводом, подробно и интересно рассказала девчонкам про историю Крымского ханства. Девушки посетили заодно и пещерный город Чуфут-Кале, налазившись по горным тропинкам и древним ступенькам так, что ноги звенели от усталости
  Когда вся компания отдыхающих вновь собралась за обеденным столом, Дима понял, почему Наташа так прониклась к Дашке. Рыжая просто напоминала диминой подруге её саму двадцатилетней давности. Оторвы явно нашли друг дружку.
  ****
  -Я тебя скоро к этой 'махо-сёдзё' твоей ревновать начну. - Елена подсела на диван к супругу, который напряжённо разглядывал видео из торгового центра, доставленное Волковым, сравнивая его со стоп-кадрами, из потока, переданного погибшим американским крейсером. - Насчёт девушки, не уверена, но джинсовка такая же, поверь мне. 'Кира Пластинина', коллекция девятого года.
  -Интерееесно. - Протянул Кит, и запустил аудиоотчёт опера, найдя слова продавца. - Она не моя. Она сама по себе девочка.
  -Она это. Чую. Ты бы отоспался, человек в чёрном. Третий день - то лазишь где-то, то за экраном сидишь...
  ****
  Пенсионерка Вера Петровна Козихина была... шокирована - это ещё мягко сказано. Когда троица молодых квартирантов попросила её, днём, после обеда, объяснить, где на огороде полезная трава, а где сорняки (Серёга, хотя и деревенский, в местных странных гибридах сомневался), хозяйка домика решила, что 'студенты' просто хотят надёргать зелёной заправки для супа, на ужин. Она не возражала - щедрая оплата с лихвой перекрывала все издержки. И когда, с последними лучами солнца, Козиха занесла молодым людям, как обычно, по договорённости, двухлитровую банку свежего молока, для фейских коктейлей, сосуд выскользнул у неё из рук. Впрочем, банка, 'почему-то' не рванула у ног остолбеневшей хозяйки белой бомбой на бетонной плите двора, а аккуратно встала на зернистую поверхность. Но Вера Петровна на странное событие не обратила никакого внимания, поражённая невиданной, стерильной чистотой дворика, идеально прополотым огородом, а, главное... тяжеленные бетонные блоки, раньше беспорядочной кучей уже два года загромождавшие проход на задний двор, теперь образовывали собой ровненький куб. Дашка, наконец, смогла поковырять пол мыском кроссовка.
  -А мы тут... прибрались. Вот, нашли...
  Потерянных предметов было не меньше десятка, но домовладелица больше всего обрадовалась простому крестику на цепочке.
  -Как же вы... бетон-то?
  -Да ерунда, втроём легко. В доме тоже убрались.
  Хозяйка растерянно прошлась по столь же идеально чистым комнатам. У Веры Петровны просто не было слов. Поблагодарив за труды и пожелав молодёжи спокойной ночи, восхищённая, и даже чуть напуганная, Козиха удалилась. Излишне даже говорить, что Дарья в прямом смысле, убираясь, и пальцем не пошевелила. Валяясь в гамаке, и управляя своей силой, феечка справилась с уборкой за десять минут, единственное, что друзья сделали руками - повесили на верёвку покрывало, загородив часть двора, чтобы не удивить соседей летающими бетонными плитами.
  Совершенствуя свои способности, юная волшебница отметила интересную тенденцию. Если раньше ей приходилось прилагать волевое усилие, 'включая' своих демонов, то теперь, наоборот, сила была включена по умолчанию, без сознательного контроля. Сейчас Дашка, опасаясь атрофировать мышцы и потерять обычную хорошую спортивную форму, подтянутость, и соответственно, привлекательность, заставляла себя именно выключить силу, и плавать, бегать и заниматься на турнике (точнее на трубе, над двором) честно, 'без читерства'. Но теперь, если мышечное усилие становилось запредельным, помощь молекул газов воздуха и воды стала включаться помимо сознания. Дарью эти метаморфозы несколько пугали. Влетев случайно, сегодня вечером, в заросли колючего 'держи-дерева', на склонах изрезанного оврагами хребта, образующего мыс Керменчик, феечка не получила не единой царапины. Это было жутковато, особенно когда рыжая, испугавшись, намеренно ударила незащищённой ладонью по особенно колючей ветке, и убедилась, что 'заботливые' демоны отклоняют воздушной подушкой острые отростки растения, оберегая её руку от порезов, совершенно не советуясь с сознанием, на автомате.
  Конечно, владеть такой силой Дарье было приятно, да и в бытовом плане удобно. Светка не зря называла дашкин 'шарик' мечтой лентяйки - даже неприятные обязанности, типа уборки, для младшей сестры теперь были забавной игрой, совершенно необременительной, сознание феечки осуществляло только общее руководство миллиардами параллельных процессов. Но страх 'расчеловечиться' по-прежнему продолжал портить рыжей настроение. И волшебница вновь отправилась, на ночь глядя, посоветоваться с Мышом, продолжавшим с успехом играть для Дарьи роль 'преподавателя фейской школы на полставки'. И, заодно, убийцы страхов.
  ****
  Сергею Платоновичу не спалось. Просматривая новости в интернете (это был кошмар, Кафка и Лавкрафт в одном флаконе, приправленные для вкуса шизофренической мангой), Кит размышлял. Уже не о способах поймать 'чудовище гипертерроризма', а о последствиях произошедших вчера событий.
  'Вьюга, возможно, сама того не понимая, нанесла американцам, именно как нации, тяжелейший психоудар, отнюдь не исчерпывающийся погубленным Седьмым флотом. Именно в США появились эти 'легенды и мифы современности', сказания о супергероях. Этакий пантеон новых богов. И, соответственно, Олимп, Асгард, и все прочие божественные обиталища оказались как бы на их территории. Последнее время, ребята, не стесняясь, и вовсе начали импортных древних Торов и Немезид кооптировать в свои новые мифы-комиксы - логично, чем они отличаются от всяких супер-кто-угодно. Разумеется, в этих комиксах, невзирая на изначальное, сколь угодно странное, происхождение, большая часть супергероев (и суперзлодеев, конечно, для равновесия и драматичности, иначе неинтересно) - американцы. Нет, есть свои суперы и у других стран и цивилизаций, разумеется, для колорита, но, как правило, их и поменьше, и сами они слабее. Труба пониже и дым пожиже. В большей части этих саг - весь мир поле для американских внутренних разборок, а 'локализованные' национальные персонажи играют подчинённую, сервильную роль, относительно к главному герою-слеш-злодею, американцам. Подсознательно американцы считали супергероев своим изобретением, пусть и медийным, несуществующим в реальности. И вообще 'своими'. Когда русская супероторва, наглая и неуязвимая, шутя, выкинула символ их мощи и доминирования, авианосец, на иранские скалы, словно портфель одноклассника в школьное окно, американская нация восприняла это как... предательство, иначе не скажешь. Хотя это и бред, конечно. Мы тебя придумали, а ты, гадина такая... даже имя супергеройское взяла, всё как надо. А главный травмирующий фактор - то, что своего супергероя, для защиты, у них не оказалось. Хотя они так долго убеждали себя и всех остальных, что всегда и во всём будут первыми. Стратегическое психоравновесие нарушено - у чужих есть то, чего нет у нас... Каждый американец сейчас будет воспринимать происходящее, как личное оскорбление - хороший повод для единения и мобилизации, вокруг даже не сильно популярной власти. Это серьёзно...'
  Футуролог отхлебнул горячего кофе, заботливо сваренного супругой, и продолжил свои размышления.
  'Вот только с культурным генезисом Вьюги они хрен угадали. Тут всё сложно. Она - гибрид, и собственно американского, в её информационном коде, немного. Клюква, ирония русских на представления населения США и, в меньшей степени, Европы о себе - прямо подчеркнута в супергеройском имени. Но основной смысловой движок Вьюги - явно анимешный, втихую враждебный американцам... аллюзия к камикадзе в её блоге, через песню 'Оргии праведников'... всё это требует осмысления'.
  ****
  -Я повторяю, то, чего ты сейчас боишься - ерунда. Ты теперь существо частично эфирное, в физическом смысле, так зачем удивляться, что новые органы начинают работать в автоматическом режиме? Сердце же кровь качает без твоей особой команды? Так и эти демоны тебя от повреждений оберегают, как в случае с кустом сегодня. Они теперь - тоже твои мышцы, кожа, нервы... боишься расчеловечиться - лучше следи за сознанием и хотелками. Чего тебе хочется? По-прежнему: любви, счастья и всенародного восхищения?
  -Ну да.
  -Значит, ты человек. Мало того, ребёнок ещё пока. - Мыш потрепал феечку по рыжей меди волос, это была единственная фамильярность, которую он себе позволял, по отношению к сёстрам. Ну, ещё иногда включал фирменную дашкину улыбку, нажатием на её веснушчатый нос. Друзья прогуливались по обрывистому берегу моря в районе мыса Тюбек, любуясь на умирающие, над Каламитским заливом, последние отблески заката. Теперь к фейской вечерней психотерапии присоединилась и Натали, молча идущая сейчас рядом. - Ладно, забей, всё нормально. Вон, старину Збига до кондратия довела, чудовище.
  -А кто это?
  -Новое поколение Бжезинского не выбирает, - развела руками Наташа, посмеиваясь. Феечка тоже явно повеселела, очередную порцию её страхов Дима с подругой успешно разнесли в клочья, и Дашка, распрощавшись, отправилась домой.
   На радостях она собиралась устроить маленький самодеятельный опыт, изучая способности. Благо, что учёные маньяки от феечки пока, со своими гравиметрами и счётчиками Гейгера, на время отстали, видимо, дожидаясь приезда деда. Ещё будучи в Дубне, волшебница заинтересовалась, что будет, если она заснёт, левитируя. И теперь собралась это проверить, запасшись надувным матрасом, чтобы не удариться, светодиодным зелёным ночником и ноутбуком с камерой, поставленной на запись. Вариантов, собственно, как казалось Дашке, было два - или сила выключится разом, и тогда повелительница стихий шлёпнется на матрац, или постепенно, устроив феечке мягкую посадку. Исследовательница тщательно настроила камеру, убедившись, что ноут пишет, и света достаточно, чтобы понять, что будет снято. После чего постелила себе на матрасе, и зависла над ним в воздухе, примерно на полуметровой высоте. Натали сегодня как раз рассказала рыжей о своей личной аутотренинговой методике для ускоренного засыпания, несколько более сложной, чем банальный подсчёт воображаемых овец. Правда, приступить к эксперименту Дашке удалось только со второй попытки - впёрлась Терция, с напоминанием о комарах. Пришлось отвлечься и вымести кровососов из дома, а на всякий случай и вовсе из своей ноосферы, очистив от писклявой гадости всю семисотметровую округу. Заснуть волшебнице удалось быстро, минут через десять, после окончания депортации насекомых - то ли наташина методика оказалась эффективной, то ли Дарья просто устала, от лазания по горам и русалочьих забав. Проснувшись, феечка, с немалым удивлением, обнаружила, что по-прежнему левитирует, причём даже выше, чем когда засыпала, и к тому же в стороне от матраса, почти над кроватью. Зелёные дигитальные часы на стене показывали 4.10. Вздрогнув, и чуть не грохнувшись, от неожиданности, Дашка улеглась на матрас и снова заснула. Результат был, конечно, интересный, и его надо было обсудить с друзьями, но не в начале, же, пятого утра...
  ****
  Джина Голино, кандидат Западного Общества, заместитель начальника отдела России и Европы разведывательного директората ЦРУ, просматривая утреннюю порцию аналитических материалов, не удивилась телефонному звонку с вежливой просьбой-требованием прибыть в Кливленд. Сорокадвухлетняя, высокая и худощавая темноволосая женщина, мать-одиночка (сын, студент и раздолбай, ошибка молодости, звонил матери раз в полгода), потомок итальянских иммигрантов в третьем поколении, отличный работник и, по мнению коллег, жуткая стерва, хорошо понимала, зачем она понадобилась секретарю Джеффу Мортону, на пикнике Общества. Собрания этой сверхвлиятельной структуры-невидимки по традиции назывались только пикниками, даже если проходили в солидном, но небольшом офисе, неприметной консалтинговой компании. Речь, разумеется, пойдёт о Вьюге, и всё будет всерьёз, это же не слетевший с катушек в своё время 'князь тораборский'. И уже заранее Джина, не дожидаясь поручений, продумывала планы, как 'сесть на хвост' спецгруппе 'В' при Совбезе русских. Сейчас интересы официальной и 'ночной' властей как никогда совпадали, что всегда было залогом успеха любого большого дела. В салоне 'Боинга', следующего рейсом Нью-Йорк-Кливленд, разведчица пока просматривала новости на ноутбуке, отметив себе скоропостижную смерть Збигнева Бжезинского, по-видимому, напрямую связанную с поводом для внеочередного 'пикника'...
  ****
  Можно ли довести русалку до состояния, когда она хвостом пошевелить не в силах, от усталости? Как оказалось - запросто, если за дело возьмутся русалкины двоюродные братья.
   За завтраком, когда за столом собралась вся компания, включая 'ссыльных', дядя Гриша сообщил, что хочет поехать в Научный, посёлок при Крымской обсерватории, к старым друзьям, на весь день. Мыш и Светка собирались составить ему компанию. Разумеется, брать с собой шебутных и горластых Ярика и Данилу у Григория не было никакого желания. Чёрт дёрнул Дашку за язык предложить дяде присмотреть за 'мелкими', на что нерадивый папа, естественно, согласился, причём раньше, чем Наталья, почуявшая назревающие проблемы, успела открыть рот. Феечка самонадеянно считала, что имея столь замечательную штуку, как ноосфера, отлично справится с приглядом за малолетними хулиганами, да и от возможных неприятностей, типа падений с пирса, или покусов собакой, надёжно убережёт. Рыжая, будучи сама заводной и неуёмной, просто не представляла себе, на что способны юные террористы.
  Через два часа, исполнив несчётное число раз все возможные русалкины трюки, покидав братцев в волну и изведя на пневмотир три сотни гривен, Дашка стала строить планы суровой мести родному дяде, в основном изыскивая способы довести до Кати, отсутствующей сейчас дядиной жены, как 'прилежно' её супруг исполняет родительские обязанности. Это, разумеется, было глупо - сама напросилась. Ещё через час феечка никаких планов уже не строила, и вообще находилась в полном ступоре. Утащив мелких бандитов за мыс Лукулл, в открытое море, Дарья бездумно катала братьев на буксире, уже со скоростью хорошей торпеды, втайне надеясь, что мучители испугаются и запросятся на берег и домой. Щаз. Никакие волшебные силы не помогали. Наконец, наступило время обеда.
  И тут феечке, наконец, повезло. Бредя к основной даче, с хвостом и сумкой в руках, в компании своих, по-прежнему галдящих палачей, Дарья встретила, на тропинке у 'ставка', местного водохранилища, Натали с Кристей, тоже идущих домой. Димина подруга, сжалившись над умученной русалкой, взяла заботы о братьях на себя, до возвращения Григория. Не веря своему счастью, волшебница поплелась к Козихе, с ужасом воображая себя, в туманном будущем, матерью таких вот бешеных спиногрызов. От обеда Дашка отказалась, и мечтала лишь об одном - завалиться на кровать и не шевелиться. Хотя бы пару часов.
  -Дарья! - окликнул феечку смутно знакомый женский голос, - Можно с тобой поговорить?
  Рыжая вспомнила - миниатюрную блондинку звали Ольга, она была из Киева. За время своих русалочьих показательных выступлений Дарья успела перезнакомиться с массой отдыхающих. Эта женщина снимала домик за два участка от Козихи, с мужем, Евгением, и восьмилетней дочкой Ликой. Семья, таким образом, постоянно присутствовала в дашкиной ноосфере, и волшебница уже успела понять, что Лика больна, у неё не работали ноги. Отец носил дочку к морю на руках. Феечка, позавчера, заметила, с каким восхищением смотрит на неё, здоровую и сильную морскую диву, стремительно носящуюся в волнах, больной ребёнок, и испытала тогда странное и неприятное чувство стыда. Как будто она была в чём-то перед Ликой виновата...
  -Да, конечно.
  -У Лики день рождения сегодня. Мы хотели тебя попросить, можешь ты поиграть с ней, до вечера? Поплавать, как ты с ребятами сегодня, я видела. Она русалок обожает, все фильмы про них собрала... хотим подарок ей сделать. Мы готовы... ну, в общем, сколько скажешь...
  Дарья покраснела. Брать деньги с родителей несчастной девочки за такую ерунду...
  -Конечно. Но пусть это будет мой подарок, хорошо? Ей, лично. Никаких денег.
  -Спасибо тебе... когда будет удобно?
  -Давайте через... - измученная русалка прикинула время на отдых, - ...два часа, на Лукулле, у ступенек. И до заката.
  Отлежавшись (выносливой и сильной девушке вполне хватило пары часов, чтобы прийти в себя, после своего фиаско в роли Мери Поппинс), Дарья подошла к месту встречи, в оговорённое время. Зелёный 'Опель' киевлян уже стоял у лестницы, ведущей к маленькому галечному пляжу, под нависающим мысом.
  -Ничего, если я Лику до Песчаного покатаю?
  -Конечно, - согласился Евгений, подхватывая на руки невесомую, как сухая щепка, дочку, и спускаясь вместе с Дашкой по бетонным ступенькам.
  Феечка спустилась в море, приняла Лику из рук отца, и, посадив 'экскурсантку' на камень, шустро нацепила хвост. Больная девочка смотрела на рыжую с таким восхищением, что Дашке даже было неловко. Народу на пляжике почти не было. Сказав имениннице, чтобы держалась за плечи, и приняв её на спину, русалка сразу 'включила ускорение', рванув, вдоль берега направо, к пляжу Углового. Лика восторженно запищала. Удалившись на полкилометра, Дарья сменила курс, повернув из залива в открытое море. Тут, примерно в семистах метрах от берега, было её любимое место для ныряния, в одиночестве, над грудой обросших подводных скал. Феечка остановилась, сняла со спины 'пассажирку', глядящую счастливо-обалдевшими глазами, придержала её на поверхности воды.
  -Ты настоящая русалка?
  -Да. Но мы не такие как в кино, хвосты у нас не вырастают, если облить водой, - Дарья улыбнулась, измышляя удобоваримую для девочки фантастическую смесь из сериала, собственной выдумки и основ реальной генетики, - Хвосты мы сами делаем. Конечно, мы отличаемся от обычных людей, мы намного сильнее, можем не дышать под водой. Но русалки рождаются в семье обычных людей. И у самой русалки дочка может быть тоже русалкой, а может и обычной девочкой. Ещё у нас, у каждой, есть какая-нибудь волшебная способность, я, например, могу взять с собой, под воду, обычного человека, и он не будет задыхаться. Поплыли?
  Выслушав дашкин гон, Лика чуть сразу не захлебнулась от избытка чувств, энергично закивав головой. Для феечки, обеспечить подводный воздухообмен, в лёгких, было уже раз плюнуть, как для себя, так и для любого спутника. Самые невероятные фокусы, типа 'виртуального батискафа', воздушного пузыря в толще воды, волшебница, разумеется, показывать не собиралась. Во избежание.
  -Тогда не дыши. Просто не дыши, иначе нахлебаешься. И никогда не пробуй так плавать без меня, утонешь. - Последняя инструкция, для девочки-инвалида, впрочем, была излишней. - Глаза в воде открой, щипать не будет. Смотри, как красиво.
  Дарья с Ликой плавали, любуясь подводными красотами. Послушные молекулы мягко перемещали 'пассажирку' вслед за русалкой. Глубоко рыжая не забиралась, опасаясь словить сбой дыхания - для опытной пловчихи это было безопасно, но именинницу Дашка бы точно утопила, отключив ей 'жабры'. И без того, девочка пребывала в дичайшем восторге от невероятного приключения. Примерно через полчаса дайверши, наконец, вынырнули.
  -Лика, я не могу рассказывать всё это взрослым. Детям - можно, но ты не должна ничего пересказать маме с папой, поняла? Это будет нашей тайной.
  -Да. А тут акулы есть?
  -Нет, это же Чёрное море. Акулы в океане. Зато дельфины есть.
  -А прыгнуть со мной можешь, как дельфин?
  -Запросто. Держись.
  Развлекая именинницу, Дарья вспоминала двустрочный медицинский диагноз-приговор Лики, наизусть сообщённый ей Ольгой. Как поняла феечка, проблема была в неработающих нервах, в крестцовом отделе позвоночника. Сравнив электрику нервов 'пассажирки' со своей, а для верности, еще и с попавшей в ноосферу катающейся на 'банане' здоровой девчонки, одного с больной малышкой возраста, волшебница обнаружила разницу. Воспитанная в семье учёных-естественников, Дашка не питала особого пиетета перед природными конструкциями - да, сложно, но, по сути, те же провода, электролиты... найдя сбойное место, феечка попробовала его 'прозвонить' небольшим напряжением. Действовала девочка-волшебница совершенно бездумно, будто глючное компьютерное устройство тестируя.
  -Ой, щипет! - Лика схватилась за спину.
  -Потерпи, сейчас пройдёт, - слицемерила Дарья, испугавшись. Действительно, через минуту малышка сказала, что боль утихла.
  Солнце стремительно падало в море, времени было изрядно. Родители, наверное, уже беспокоились о судьбе именинницы, отданной во власть морской девы, но Дарья не видела берега в своей ноосфере, они были дальше семисот метров. Феечка ещё поразвлекала девочку прыжками, несколько раз выкинула Лику из воды, вверх, чуть придерживая её в полёте. 'Пассажирка' визжала так, что охрипла.
  -Ну, что, домой?
  -Даа. - Несчастная малышка уже явно перегрузилась впечатлениями.
  Подплыв, со своей спутницей за плечами, к берегу, Дарья передала дочку отцу. Евгений, действительно уже начинавший волноваться - дочки не было уже три с лишним часа, посадив девочку на раскладную табуретку, на пляжике, вместе с Ольгой собирали вещи. Рыжая стягивала с себя хвост, выслушивая восхищённые впечатления Лики, и благодарности родителей...
  -Лика!!! - от крика Ольги у волшебницы заложило уши, она уронила хвост, и обернулась, как ужаленная.
  Больная девочка СТОЯЛА на мелкой гальке. Сделала шаг, другой, тонкие ножки, с атрофированными мышцами, подломились, и малышка упала, но была подхвачена отцом. Дашка, забрав хвост и свою сумку, без слов отправилась к лестнице, надеясь уйти от неизбежного. Но не получилось.
  -Кто ты?!- ольгин вопрос, как выстрел в спину.
  -Я... - повернулась феечка, но не ответила и шагнула вперёд, перепуганная тем, что взрослая красивая женщина сейчас повалится перед ней на колени. Восхищение людей Дашке всегда нравилось, но это было совсем другое. Невыносимое и нечеловеческое...
  -Оля, иди сюда! - Евгений стоял рядом с дочкой, которая, покачиваясь и держа отца за руку, беззвучно плакала. И смотрела на Дарью.
  Оля подлетела к Лике, что-то быстро и тихо ей заговорила. Феечка тоже подошла, и девочка, сделав шаг мимо родителей, с трогательным 'ииии' повисла у своей невольной исцелительницы на шее. Без всякого усилия Дарья распрямилась - малышка почти ничего не весила. Волшебница хлюпнула носом, и сама по-детски разревелась, придерживая именинницу. Особой гордости собой рыжая не ощущала - мало того, что наврала больной девчонке, так ещё и эксперимент на ней, по сути, поставила. Хорошо, что так всё обернулось, а ведь могла и окончательно искалечить, учитывая уровень медицинских познаний (почти нулевой, 'спортивный', естественно).
  -Дарья, я не знаю, что случилось. И понимаю, что деньги тебе глупо совать... - Жесткое, 'калмыковатое' лицо отца семейства, явно человека с непростой судьбой, и привыкшего 'отвечать за базар', сейчас откровенно выражало, помимо радости и благодарности, суеверный страх, - ...не тот случай... но помни. Если у тебя будут проблемы - позови, любым образом. И я сделаю для тебя всё. Всё!
  Утерев красные, зарёванные глаза, и распрощавшись, Дарья отправилась в 'большой дом', ожидать ужина.
  ****
  Феечка, кроме табу на убийство её 'демонами' живого (почему-то, исключая растения, при волшебной прополке огорода), измыслила себе ещё одно странное суеверие. Незнайка получил волшебную палочку, сотворив три добрых дела, Дарья же убедила себя, что, уже получив авансом способности, тоже должна совершить три значительных благородных поступка. И тогда обязательно обретёт настоящую любовь и счастье. Разумеется, фейские уборки и комариные депортации в качестве подвигов не подходили, а вот историю с Ликой рыжая, поразмыслив, записала себе в актив - она же бескорыстно желала сделать подарок несчастному ребёнку...
  'Ссыльные' потягивали фейский коктейль, и обсуждали планы на наступающую ночь.
  -Нее, нечего в этой зоне делать, - лениво возражал девушкам Серый, - Там уже всё распалось, кроме самого саркофага и могильников! На Луну - согласен, а Чернобыль... нафиг.
  -Ну и спи себе! - обиженно ответила Терция, поднимаясь, - Мы тогда вдвоём полетим.
  Серёгины слова имели под собой некоторые основания - действительно, радиоактивная грязь, в зоне отчуждения, сейчас, через двадцать шесть лет после взрыва, была представлена, в основном, изотопами цезия и стронция, с длинным, почти тридцатилетним, периодом полураспада, и невысокой активностью. Фон, в основной части Зоны, почти пришёл в норму, 'звенели' лишь пятна наиболее злых выбросов, и могильников. Всё это девушки без труда узнали из интернета. Но долгий период полураспада искалеченных атомов означал и то, что радиоактивные 'мины' будут опасны для людей и природы ещё сотни лет. Феечку, буквально подпрыгивающую, от желания как следует, ещё разок, причинить людям добро, такие сроки не устраивали.
  Дашка уже три недели, как, восприняв всерьёз совет сестры, составляла 'фейскую таблицу Менделеева' - начертила периодическую систему в 'экселе', пометила название каждого элемента гиперссылкой, по которой записывала, идентифицировав конкретный вид атомов, своего рода впечатления от знакомства, с учётом распространённых соединений и образуемых молекул. Сейчас рыжая уже собрала досье на половину элементов, наиболее часто встречающихся в природе. Применяя на практике свои знания, волшебница убедилась, при работе с больными, воспалёнными атомами радиоактивных изотопов, что фейская деактивация, при помощи молекул газов воздуха и тепловых колебаний в твёрдом теле, значительно эффективней любого другого метода. Дарья могла без труда собрать все 'порченные' атомы, с поверхности любого предмета, в любом нужном месте. Именно это и собиралась проделать девочка-волшебница, разом со всей Зоной, или, как минимум, с наиболее изгаженными окрестностями АЭС. С 'несколькими часами', Дашка, конечно, во вчерашнем разговоре с Юлькой погорячилась, посчитав площадь поверхности, подлежащей волшебной уборке, феечка убедилась, что поработать придётся не меньше полусуток, не считая перерывов на обед и прочие дела. Летая, расширяющейся спиралью, над Зоной, с центром в районе станции, в ночь было никак не уложиться.
  -Да и пофиг! Завесу включу. - Резюмировала рыжая, направляясь, вместе с Юлькой, в 'большой дом', за съестными припасами и напитками. Натали, без лишних вопросов, упаковала девчонкам рюкзачок с десятком самодельных гамбургеров, термосами с чаем и кофе, и всякими фруктами.
  -Куда собрались? - Мыш, стоя во дворе у столика, показывал Кристине созвездия, объясняя мифологическое происхождение их названий.
  -В Припять.
  Дима, зная, что феечка умеет 'заворачивать' любую радиацию, даже не стал лезть с предостережениями. Просто пожелал удачи уборщицам.
  Прыжок, снова по расчётам Юльки, оказался удачен. Перемахнув мерцающего, внизу во тьме, осьминога Киева, девушки вышли в плотные слои атмосферы над водохранилищем, недалеко от мёртвого города. Брошенная после взрыва на ЧАЭС, и страшно разграбленная в голодные годы, начала девяностых, Припять произвела на феечку гнетущее впечатление. Но Дашка прилетела не на экскурсию, и не собиралась терять время на переживания. Юлька же, не обладая ноосферным зрением, и вовсе не видела ничего, кроме чёрной пустоты внизу - света в городе, естественно, не было. Зато почему-то, хотя и слабо, 'на две палки', но работала сотовая связь и, соответственно, интернет. Феечка прихватила собой, кроме вьюгиного коммуникатора, ещё и нетбук с модемом.
  Начинать волшебную уборку рыжая собиралась с обзаведения инвентарём. Если 'веник' и 'совок' у Дарьи были по определению, то 'мусорное ведро' она решила позаимствовать на заброшенной железнодорожной станции Янов. Там стоял, уже почти вросший в ржавые рельсы, товарный состав, в котором обнаружилась пустая шестидесятикубовая цистерна из-под бензина. Звякнув, распались сцепки, и ржавая, но не дырявая ёмкость улетела в чёрное небо. Наблюдать дикое зрелище здесь было некому...
  -Накой нам такая дура, всех изотопов, в пределе, десятки кило, я же считала?! - поразилась Терция, увидев летящее навстречу 'ведёрко', уже тщательно Дашкой деактивированное снаружи.
  -Пускай будет. Я потом всю дрань в стеклянные шарики заплавлю, и туда засуну. И, заодно, рабочее место.
  -Это как?
  -А вот так. Я тут недограбленную кровать вижу, в девятиэтажке. Сейчас почищу, цистерну вверх колесами переверну, и горло открою. Отходы туда, а койку на станину, между колёс, приклею...
  -Ну да, мародёрка рулит...
  Феечка, действительно, развела полный гедонизм. Развалившись, вместе с Юлькой, на огромной тахте, закреплённой между тележек цистерны, Дарья направила полёт своего походного офиса на промплощадку ЧАЭС. Оттуда волшебница и начала зачистку зоны, летая архимедовой спиралью, на маленькой, стометровой высоте, чтобы обеспечить наилучшую проекцию своей ноосферы на поверхность земли. Терция тоже не бездельничала, выполняя работу 'секретаря' Вьюги, по связям с общественностью - авторизовалась в блоги, и анонсировала новый подвиг, после чего начала отвечать на вопросы комментаторов, советуясь с сосредоточенной на уборке Дарьей.
  Очистка не принесла особых сюрпризов - триллионы волшебных игл, направленных ударов молекул, выметали со всех предметов внизу покорёженные атомы, даже успевшие хорошо въесться в поверхность. Наибольшие проблемы были на могильниках и промплощадке, дальше дело пошло веселее, пролетая над южным сектором своей спирали, Дарья смогла увеличить скорость - фон там был почти нормальным, грязи было мало. Испорченные атомы, вместе с молекулами, в состав которых они входили, слетались в открытую горловину цистерны, где скапливались на песке, пару тонн которого феечка накидала в своё 'ведёрко'.
  ****
  -Есть заход в блоги Вьюги, - отчитался дежурный опер Волкову, - 0.27 по Москве, МТС-Украина, по GPRS, север Киевской области. И там же её НТС, что пробивали. В сети есть, активность с 0.17. Вьюга в новой записи пишет, что хочет 'прибраться' в зоне ЧАЭС, чтобы можно было там жить. Интересуется у специалистов, ковырять ли могильники, так и написала. Обещает фотки, как рассветёт. Ихние вояки докладывают презу, что здоровенное НЛО, судя по отметке, над Припятью летает, кругами, низко. Данные получу, передам.
  -Спасибо, Толь. До связи.
  Волков секунду неподвижно сидел на кровати, потом набрал Передельского.
  ****
  Грязи и вправду было, в физическом выражении, немного, но собранная в одном месте, она фонила так, что мама не горюй, Дашка несколько раз прерывала уборку, чтобы заплавить очередную порцию дряни в песок. Изломанные атомы фее Максвелла внушали отвращение, сродни тому, что вызывает уродливое растение или животное-мутант у обычного человека. Щербатые обломки изотопов цезия и стронция, мерзкие рассыпчатые атомы плутония, америция, ещё какой-то трансурановой пакости, жирные как... как Снобков. Директор ДК, теперь уже бывший, не без помощи рыжей. Тем временем начинало светать.
  В 5.20 начальник поста МЧС, в Припяти, выйдя на связь с администрацией зоны отселения, находящейся в более чистом Чернобыле, заявил, что хотя и пребывает в здравом уме и трезвой памяти, наблюдает уже второй пролёт над городом железнодорожной цистерны. При этом слышен странный звенящий звук. Практически такой же доклад поступил и с поста милиции на въезде в город. Глава администрации, выслушав бредовые донесения, и обнаружив совершенно аномальное падение радиационного фона, как рядом с саркофагом, так и брошенном городе, приказал подготовить вертолёт.
  -Гости летят, - сказала Юлька, вставая ногами на кровать, - включай завесу!
  -Слушай, напиши наш номер, а? - ответила феечка, наблюдая за приближающимся зелёным Ми-8, и вытряхивая из бутылки дневную маскировку, - а то работать не дадут!.. Ого, генерал!
  Телефон зазвонил уже через минуту после того, как вертолёт с генералом пристроился слева от неторопливо летящей цистерны, над которой искрилось серебристое облако.
  -Глава администрации зоны отселения Бойко. - Представился глуховатый голос, - Вы, как я понял, Вьюга?
  -Да, - ответила феечка, прерывая процесс очистки, и остановив цистерну в воздухе, - а как Вас по имени-отчеству?
  -Юрий Анатольевич. Позвольте поинтересоваться, что Вы делаете?
  -Уборку. Соберу все радиоактивы с зоны, заплавлю в стекло и поставлю, куда скажете, в этой бочке. Я же написала.
  -И... как чисто получается?
  -Ну, у Вас же дозиметры есть. Проверьте.
  Бойко видел показания приборов, но старый ликвидатор не мог в них поверить, в большей части зоны они теперь были ниже природного фона, что неудивительно - Дашка гребла всё ломаное, без разбора. И даже над могильниками стройматериалов, леса и техники уровень стал совершенно безопасным. Там, где пролетала Вьюга, зоны больше не было...
  -Я видел. Спасибо. Хочу попросить, если Вам нетрудно, на севере почистить. Тут уже нормально, пятен почти нет. Цистерну можете назад в Янов поставить.
  -Хорошо. Дорогу покажете? - За своей пеленой Дарья задорно улыбалась.
  -Разумеется.
  Вертолёт, висящий рядом с фейским мусорным ведром, потянулся на север. Работы там оказалось не мало, рыжая дважды прерывалась на перекусить, и завершила работу только к двум часам дня. Вертолёт то улетал на заправку, то вновь возвращался. У уборщиц, к тому же, закончилось питьё.
  -Юрий Анатольевич, у Вас минералки не найдётся?
  -Найдётся, а как передать-то?
  -Да просто выбросите в дверь. Спасибо.
  Бутылка улетела в искристую пелену над цистерной, сопровождаемая обалдевшими взглядами свиты начальника через иллюминаторы.
  -Это Вам спасибо. Как я понял, хотите всю грязь в кварц заплавить?
  -Да, что-то не правильно? Я читала, что так и хранят.
  -Нет, всё нормально. Оставляйте гранулы в цистерне.
  Сплавлять между собой песчинки было довольно муторно, тепловой энергии в воздухе не хватало, но Дарья справилась, рассовав радиоактивную дрянь в тысячи маленьких слитков. Поставив цистерну на место и распрощавшись с генералом, феечка с подругой прыгнули обратно в Крым.
  ****
  Сергей Платонович, играя с шефами в свою игру, руководствовался старой ковбойской пословицей 'умеешь считать до десяти - остановись на семи'. Анализируя и делая выводы, он, естественно, сообщал их начальству. Но... не полностью. Заказав программу для выборки нужной информации из массива информационного сырья, предоставляемого базовыми станциями сотовой связи, своему старому приятелю, вместо штатных программистов, он сделал первый ход. Вторым сегодня стало сокрытие важнейшего вывода о некоторых свойствах 'объекта В', который Кит сделал, анализируя предоставленную ГРУ сводку с украинских радаров, о траектории полёта цистерны, 'мусорного ведра' Вьюги, при очистке зоны ЧАЭС. Но сейчас мысли аналитика съехали в сторону, к общеполитическим последствиям нового отжига девочки-волшебницы.
  'Интересно, как теперь быть с 'чудовищем гипертерроризма' имени Хилари Клинтон? МЧС Украины просто взяло и благодарность Вьюге на своём официальном сайте разместило... и неудивительно. Зоны-тридцатки больше нет, Припять чище любой Рублёвки с Барвихой, селись не хочу. А наглая девчонка ещё и 'Маяк' зачистить обещается, и Фукусиму. Фотки вида на Зону сверху постит, как школьница своих няшных котиков... Как её держать за злое чудище?'
  ****
  -Наталья Вик... Наташа, расскажи теперь о себе, пожалуйста? - Дарья снова уселась в любимой позе для вечернего прослушивания интересных историй старших друзей, подавшись вперёд и положив подбородок на подставленный кулачок.
  Самый длинный день в году закончился. Стемнело. Сегодня навестить 'ссыльных' и послушать рассказ девушек о волшебной деактивации Мыш пришёл с подругой. Ну и с корзиной наташиной выпечки, естественно - женщина всё больше вписывалась в роль хозяйки 'большого дома' и своего рода общей мамы для разношёрстной и раздолбайской компании отдыхающих.
  -А конкретно? - улыбнулась Натали.
  -О детстве.
  -Я росла на метеостанции, в тайге, на берегу Лены. Триста кэмэ на север от Иркутска, десять до Усть-Илги, ближайшей деревни. До шестого класса, пока в Иркутск не уехали, школу по факту экстерном проходила, с родителями, раз в четверть в Жигалово всё сдавала. Хозяйка тайги... зверья не боялась, сама, как рысь, была... когда из Иркутска, на каникулы, ребята приезжали, они со мной в войну играть не хотели, я могла на метр незамеченной подойти, куда там эльфам вашим... рыбу ловила, охотилась - всё сама.
  -Круть! - восхищенно отреагировала Юлька.
  -Мне самой нравилось. Потом базу свернули, в Иркутске до одиннадцатого класса доучилась. Мама у меня - метеоролог, отец - начальник фактории, уважаемый человек... был. Я решила в геологи пойти, по маминым связям в НГУ поступила...
  -То есть ты - геолог? - заинтересованно спросила феечка.
  -Геофизик, вообще-то, - ответила сибирячка. - Правда, по специальности уже лет десять не работала, не нужны теперь мы никому, ну, кроме нефтеразведки, так это не моё... хорошо хоть Кристя у меня гуманитарий, художница. А что?
  -Так, ничего...
  По хитрому прищуру рыжей Мыш тут же понял, что это 'ничего' ещё ничего себе, как потом вылезет.
  ****
  -Нет, так пожары можно до опупения тушить. Там площадь такая, что твоего шарика в микроскоп не видно, - размахивая руками, объясняла Терция феечке, - Смотри, если ты берёшь целый слой це-о-два, то пожар, конечно под ним потухнет. А как сдвинешь - снова загорится. Я уж не говорю, что двигать придётся с такой скоростью, если хочешь везде успеть, то лес просто ураганом весь поломаешь, какой смысл тогда... ай, бля!!!
  Кусок гребня обрыва ушёл из-под юлькиных ног и, глухо ухнув, провалился вниз, на узкую полосу пляжа внизу. Взвизгнув, подруга зависла в воздухе, и, через мгновение, перелетела к стоящей на надёжной дороге Дарье.
  -Блин! Спасибо... Никого внизу не убило? - Юлька поглядела на замершую, в каком-то трансе, рыжую, - Что с тобой?!
  -Никого внизу не было. В том и дело, что не за что... опять автомат... уже и на тебя срабатывает. - Напряжённо выдавила спасительница, и рассказала вкратце о разговоре с Мышом и своих страхах.
  -Я читала что-то такое, советский ещё пост-ап, вроде...
  -Да, мне Дима говорил. Ариадна Громова, 'В круге света'... предупреждал, что ноосфера начнёт и друзей охранять, сама по себе.
  -Точно, но там про другое. От радиации спасало...
  -Моя тоже может.
  Девушки, накупавшись, гуляли по обрывистому берегу, между Песчаным и Угловым. Русалочье развлечение рыжей уже стало надоедать, и Дарья, честно отплавав свою ежедневную пятёрку, стянув хвост, решила прогуляться с подругой, и обсудить новый подвиг - потушить горящую в сотне мест Сибирь. Всю, разумеется - феи не мелочатся. Впрочем, поглядев на карту пожаров и видео с мест, из задыхающихся в дыму Томска, Иркутска, ещё десятка разбросанных на огромном пространстве за Уралом городов, Дашка несколько усомнилась в своей крутости. Но изобретательная Терция нашла, как ей казалось, толковый способ справиться с бедой, и до неприятности с обвалом как раз хотела его объяснить.
  -Ну, ладно... а что ты пожарами-то придумала? Удушить нельзя, лапы короткие, это я поняла.
  -Смотри. Удушить нельзя, да. Но средний дождь лесной пожар тушит, ливень - на все сто. Ливень - это, допустим, десять миллиметров осадков, это много. Площадь пожаров у нас сейчас под сто тысяч га, это тысяча квадратных километров. То есть надо всего десять миллионов кубов...
  -Всего?! Это же десять миллионов тонн, как сто 'Нимицев'! Я столько не унесу. Да и как с этим летать, пожары не на одной линии, я так месяц метаться буду?
  -Почему не унесёшь-то? Ну, час будешь воду набирать... а метаться не надо, создаём вот такую капельку, и разбрызгиваем сверху сильным ветром... я дома на ноуте покажу. Скорость я посчитала, там пожары почти все в полосу, километров в пятнадцать шириной, укладываются. С пяти тысяч только так раскидаем.
  -И сколько получится по времени?
  -Сутки, если до двухсот разгонишься, как с авианосцем. Но это чистого времени, по любому с ночёвкой лететь. Я планирую так, первый раз заправляемся в Байкале, второй в Енисее...
  -Что, палатку возьмём?
  -Ну, и спальники, ага...
  ****
  Мыш резко вздрогнул - Наталья была мокрая и холодная, только что вылезла из воды, и умудрилась как-то подойти сзади совершенно незамеченной.
  -Нервы не к чёрту, прости. Ты не только в лесу подкрадываться умеешь.
  -Да ладно, ты уже пятнадцать минут на пирсе торчишь, как столб, и не шевелишься. Давай уже домой, обедать пора.
  -Через мыс?
  -Да, там здорово. Пойду, переоденусь.
  -А Кристина где?
  -С девчонками, в Угловом, осталась.
  Поднявшись по прихотливо изогнутой тропинке на мыс Керменчик, Дима с подругой отправились домой, и через несколько минут наткнулись на что-то оживлённо обсуждающих Дарью с Юлей.
  -О чём спорим? - Улыбнулся Мыш.- Опять расчеловечилась, уши позеленели?
  -Не смешно, - надулась феечка, - сейчас Юлька провалилась на обрыве, и эти мои демоны автораном её подвесили, я и подумать ничего не успела.
  -Интересно. Но ожидаемо, я предупреждал. И по обрывам не шляйтесь. Бережёного ноосфера бережёт, да.
  -Ну да, я уже ей сказала... - Дарья, в своей любимой манере, резко переключилась, - Наташ, я тут посоветоваться хотела. Про драгоценные камни, вы... ты же геофизик. Я пробовала цветные сделать, вчера вечером, из угля, всякие металлы добавляла, какая-то хрень выходит. Мутные, слоистые. А просто алмаз - нормальный, я атомы углерода, как лего, собираю, получается.
  -Постой. Цветные - это рубин, сапфир, изумруд?
  -Ну да.
  -Так это не углерод, а оксид алюминия, корунд.
  -Я ей уже говорила, - Влезла Терция. - Это та же глина?
  -Не совсем, но формула та же. Аллотропия, слышала? Глинозём и корунд, они как графит и алмаз соотносятся. Ну, с бериллом и изумрудом хитрее, там комплекс из оксидов алюминия, бериллия и кремния, подкрашенный оксидами хрома и ванадия. Рубин - тот же корунд с хромом, сапфир - с титаном и железом... а алмазы у тебя, говоришь, получаются?
  -Вот. - Дашка запустила руку в сумку и добыла...
  -Твою ж мать! Убери!!! - разом выскочил из своей нирваны Мыш.
  Восьмигранный кристалл искрился и сиял под высоким солнцем южного дня так, что все непроизвольно зажмурились. Немыслимой чистоты бриллиант занимал всю ладонь феечки...
  -Почему? - обиженно хлопнула глазищами волшебница, - Я его Наташе хотела подарить, за консультацию...
  -Потому, что у тебя в руке штука ценой во весь Крым!
  -Ааа... - одурело протянула рыжая.
  -Бэ! - Дима стремительно запихнул драгоценность обратно в дашкину сумку и воровато огляделся по сторонам, - Ты понимаешь хоть, что творишь? Я же сказал, насчёт твоей силы... пипец всей экономике устроить хочешь, разом?
  -Я просто попробовала... дома ещё больше валяется, я его по огранке 'принцесса' сделала, на кило примерно...
  -Тут три тысячи карат, не меньше... - Натали поражённо рассматривала невероятный камень в феечкиной сумке, - При такой чистоте, поболе Крыма ценой. Только продать нельзя, он же в пять 'Куллинанов' весом, да и чище... я не могу это взять, но спасибо. Такие камни - все именные, наперечёт, не продажные. Сколько ты его...делала? По времени?
  -Да минут двадцать, на оба. Не спалось просто.
  -Твой камушек - самый большой и самый чистый бриллиант в мире, без вариантов.
  -Блин! А давайте, я попробую для Вас рубинчик собрать. Тут этого оксида - как грязи... ну, в смысле, это грязь и есть. И хром найдётся... я маленький сделаю. Только... объясни, как молекулы зацеплять...
  Наталья, присев на корточки, прямо на грунте тропинки нарисовала остриём пляжного зонтика схему нужного кристалла и... через пять минут держала в руке кровавую искристую каплю, размером с ноготь пальца, сгустившуюся прямо из небольшого мутного вихря над ладонями феечки.
  -Спасибо, чародейка. Пойдём домой, а то мелкие там Светку сожрут вместо обеда.
  Девчонки ушли чуть вперёд, обсуждая тушение Сибири. Натали придержала своего кавалера за руку.
  -И что с этим дальше делать?
  -С чем?
  -Я со вторника как во сне живу. И боюсь. Весь мир на дыбы встал... за Кристю боюсь, она же тоже теперь в теме... за Тёмку, маму. За тебя, распиздяя. Нас под асфальт закатают, всех. Куча всяких вещей станет ненужными... вон, совет директоров той же 'Де бирс' прямо сейчас стреляться может, да ладно, брильянты. Если в мире есть девчонка, способная лёгким движением души топить флоты и вычищать радиоактивные зоны, то нафига нужны эти флоты, зачем МЧС...
  -Ну да, если бога нет, то для чего я штабс-капитан? Я уже месяц мозги над тем же ломаю. Понимаешь, Дашка действительно кучу всего обессмысливает. Дело даже не в том, что масса привычных вещей разом устарела, такое уже бывало. Главное, что наш мир - ненастоящий, и не матрица-хуятрица, а по-взрослому. То есть, реального ничего нет, мы никакие не батарейки, мы структуры данных по сегменту такому-то, смещению такому-то... виртуальные машинки черт-те какого уровня, виртуалы виртуалов виртуалов...
  -Не надо, страшно. Дашка - это Нео, или личинка агента Смита, как ты думаешь?
  -Думаю, что пока ребёнок, забавляющийся летающими ложками, - Дима вдруг вспомнил феечкину забаву, на ближней даче, и непроизвольно поморщился. Мир вокруг был таким солнечным и радостным, подкупал настоящестью запаха моря, колючестью крымской травы, тяжёлым гулом пролетевшего 'морского охотника'...
  Натали вгляделась в феечкин подарок.
  -Знаешь, если я просто такое на улице нашла, визжала бы от радости, тут на две мои квартиры. А сейчас... во многих знаниях многие печали, да.
  -Ледяная пустыня разума, по Толстому. Месть Аэлиты. Давай сегодня напьёмся!
  -А давай.
  ****
  Приготовление шашлыка - занятие, по традиции, мужское, даже если это не совсем шашлык, а барбекю, жареные на решётке пласты мяса. Наталья, освобождённая от поварских обязанностей, немедленно оказалась центром притяжения всей женской части сообщества. Мыш, сдав вахту у мангала Серёге с Игорем, переместился к девушкам, смеющимся и что-то оживлённо обсуждавшим, и не пожалел.
   Натали уже явно стала душой компании, найдя общий язык со всеми, включая даже Светлану, не лучшим образом сходящуюся с новыми знакомыми, и к тому же поначалу откровенно напрягавшуюся на психологическое 'удочерение' Дашки диминой подругой. Григория, с мелкими бандитами, не было, он уехал к отдалённой родне в Евпаторию, и за столом были только посвящённые в тайну Вьюги. Это снимало 'цензуру' для любых разговоров и обсуждений, связанных с феечкой, и вообще размораживало обстановку. Ещё больше оную размораживало сухое красное вино, потребляемое отдыхающими поллитровыми пивными кружками. Закупленный у козихиной родни пузатый бочонок, на пятьдесят литров, красовался на почётном месте в центре стола.
  -Даш, а знаешь, кто ты?
  -Кто?
  Натали крутанула ноутбук, и передала его Светке.
  -Антихрист!
  -Ой. Я?!!
  -Ну не я же. Вот, Парамон Интеко пишет...
  -Это который майки с 'пуссираетом' сдирал? - припомнил Дима.
  -Он самый. Пишет, что Вьюга замахнулась на пророчества из откровения Иоанна Богослова, где там третий ангел, на третью часть земли и вод, звезда Полынь... подрывает доверие, в общем. Раньше он вроде как сомневался, а теперь, после вчерашнего, точно уверен. И поведёшь ты за собой людей и народы, прельщённые, ко вратам ада, поняла, Дарён?
  -Аааа! - Мыш подавился, и обдал винной пылью, как из пульверизатора, камуфляжную куртку подруги, икнул и кое-как продышался, чему весьма помог хороший удар по спине, наташиной ладонью. Рука у сибирячки была тяжёлой, и Дима про себя помянул религиозного фанатика обидным словом. Все остальные, включая феечку, впрочем, тоже чуть не попадали в смеховых конвульсиях.
  -Когда мы в Чернобыле летали, какой-то дебил в каментах Вьюге написал... - отсмеявшись, подхватила тему Юлька, - типа, хватит дурью маяться, лучше сама знаешь кого прогони! Ну, мы ему ответили, сам и прогони. Я тебе что - Богородица?!!
  -Ад и Адик... - Дима обессилено привалился к плечу Натальи, которая сочувственно приобняла своего мужчину. - А ну их всех в... давайте уж песни петь.
  Песни, правда, пришлось отложить - подоспела первая партия барбекю. Расправившись с мясом, дополненным салатом, и звонко соударившись кружками, компания вновь образовала круг, в центре которого была сибирячка.
  - И что споём? - иронично осведомилась Наташа.
  -Снежинку!!! - выпалила Терция.
  Музыкальные пристрастия пёстрой компании явно не оставляли надежд на мирный вечер в стиле КСП, начавшись стёбной, издевательской песней из 'Дня радио', окончиться 'символом веры', в смысле, 'Солнышком лесным' - он не имел никаких шансов.
  -Так гитару давайте! - Натали повелительно протянула руку вверх и чуть в сторону, не вставая с места. Через мгновение на её ладонь лёг гриф прилетевшей из тьмы шестиструнки. Смотрелось это всё очень эффектно... и страшновато. Феечка невозмутимо отхлёбывала вино, якобы она тут абсолютно не причём.
  'Эк они спелись то, а... практически общий доступ к ресурсам дашкиной ноосферы реализовали... клиент-серверная технология... а что? Нормально...'
  Мыша откровенно срубало, сказывалось внушительное количество уже выпитого вина, в процессе возни с углями и мангалом. Немалым волевым усилием вытащив себя из шезлонга, Дима посетил туалет. По пути назад он обнаружил, что после предсказуемого 'Аве, Цезаря' Крупского, исполненного общим хором, репертуар самодеятельного концерта и вовсе стал неклассическим.
  -...Трещит земля как пустой орех, как щепка трещит броня...
  Низкий и сильный, голос Наташи 'до степени неразличения' сейчас был похож на голос Иры Короленко, капитана медслужбы, исполнявшей ту же самую мрачную балладу из 'Последнего дюйма' в грозненском стойбище 'двести пьяной'...
  После 'Любо, братцы, любо' гитара перешла к Джа, освободившемуся от жарки мяса. Далее восприятие действительности Мышом напоминало рваный, паршиво смонтированный самодельный клип. Потухающие угли мангала бросали на лица веселящихся какой-то потусторонний багровый отсвет, и даже цинично-мажорный репертуар, привнесённый Игорем, никак не повлиял на димино настроение - тоскливо-обречённое ощущение пира во время чумы.
  -...труляля, траляля, всё могу за три рубля, пополам гори земля, неприятеля!..
  'Могу пятьдесят раз бесплатно, ага. Нахрена я так надрался-то, а? Знал же, что потянет на жопоголизм и уныние...'
  Шезлонг, в котором полулежал Мыш, как будто бы бесконечно переворачивался назад, вместе со всей планетой, стоило закрыть глаза, выходки вестибулярного аппарата, оглушённого внушительной дозой алкоголя, становились тошнотворно-невыносимыми. Сознание то проваливалось в вязкую черноту, то вновь всплывало, ухватывая мечущиеся светлые пятна - лица друзей, и обрывки песен. Вынырнув из бездны в очередной раз, Дима обнаружил, что народ вовсю горланит 'Пьяного матроса', своего рода англоязычную морскую 'дубинушку'.
  -Я это... спать. - Мыш, шатнувшись, встал, и, сопровождаемый сочувственными взглядами, отправился в свою комнату, на второй этаж.
  Рухнув на кровать, последним усилием Дима придвинулся к стене, чтобы потом Наташе не пришлось кантовать его грешное тело, освобождая себе жизненное пространство. Веселье во дворе, тем временем не утихало, его не прекратил даже внезапно начавшийся дождь. Впрочем, для юной волшебницы это проблемой не было, она лишь спросила, на какой площади отключить осадки. Наташа посоветовала ограничиться двором дома.
  -А... я могу вообще сдуть тучу! - Дашка, которую уже явно саму 'штормило', зачем-то залезла ногами на лавку, и подняла руки. Дождь исчез, зато дико завыл, закручиваясь вихрем, ветер. Наталья, передав гитару Кристине, уверенно стащила феечку со скамейки и усадила в шезлонг. Ветер стих.
  Мыш в очередной раз проснулся, вынырнул из пьяного небытия. Что его разбудило на этот раз, он не понял, ему почудился свист шторма... или не почудился?
  -... красным знаменем страны советов, мы пойдём на запад и восток...- звонкие, молодые голоса, Дашка и Кристя, вроде. И Юлька. Откуда только они ЭТО откопали?
  -...Чтоб помочь бороться братьям...- И Светка с Игорем, все уже 'хорошие-хорошие'.
  Каким братьям, было не разобрать, то ли 'бедным', то ли и вовсе 'меньшим', каждый, видимо орал своё. По части крыши, со стороны улицы, стучал дождь, но выглянув в окно, ведущее во двор, Дима убедился, что фейский климат-контроль включён, двор был сухим.
  -...против царства...- снова хор, чуть враздрай.
  -...расовых жидов!!! - естественно, Музалевская, заглушая всех.
  Взрыв всеобщего дикого ржания. И порыв ветра, такой силы, что крыша затряслась.
  -Рыжик, харэ уже, а?! - Светлана, голос пьяный, с усиленной занудно-педагогической интонацией. - Напилась, так веди себя как...
  -Как? Всем можно, а мне? - сварливо завелась рыжая.
  -Нельзя. Ты самая сильная. В мире. - Мягко, но как-то непреодолимо произнесла Наташа. - Поэтому и трезвая, и пьяная, будешь себя в руках держать.
  -Угу. - Прогнулась юная волшебница. - Юла, а давай это... 'Бойцового кота', помнишь...
  На этот раз Мыш провалился надолго, во всяком случае, песен уже не пели, и дождь, редкими крупными каплями, падал и во двор, откуда доносился только невнятный разговор двух девушек. Спустившись вниз, Дима открыл дверь и наткнулся на стоящую за ней Наташу. Безвольным рыжим полотенцем на руках сибирячки провисла Дарья.
  -Ии... what'll we do with drunken Sailormoon?
  -Положим в нашу комнату, не к Козихе же тащить. Давай сюда.
  -Не надо, лучше двери мне открой, а то все косяки её головой соберу.
  -За неимением коня и горящей избы... - За сарказмом Димы скрывалось неподдельное восхищение. Употребив вина наравне со всеми, Наташа шла ровно, говорила чётко, даже по-английски, и без видимых усилий занесла по узкой и неудобной лестнице в комнату второго этажа Дашку, хотя и фею, но далеко не дюймовочку.
  -Ладно. Сочту за комплимент... а сами то где спать будем? - Заботливо укрыв пледом побеждённую зелёным змием волшебницу и убедившись, что она не подавится, если что, подруга спустилась вниз.
  -Пойдём к Козихе. Там у неё в комнате матрас двуспальный, Дашка брала.
  -Ключ нужен.
  -А мы как раз Юльку с Серёгой проводим.
  Выйдя во двор, Мыш убедился, что в первенстве дачи по пьянству и алкоголизму безоговорочную победу одержала женская команда. Малопьющая Кристя сидела на крыльце и меланхолично гладила большого чёрного кота. Зверюга довольно щурился - ему перепала сегодня изрядная добыча. Джа дремал на скамейке у стола, Серёга, в позе эмбриона, свернулся в своём любимом гамаке. Ни о какой транспортировке юлькиного кавалера не могло быть и речи. Светка с Терцией, стоя посреди двора, сцепились в неизбывном клинче 'ты меня уважаешь'. Маленькая Юля комично ухватилась за пояс платья высокой аспирантки.
  -Сама ты... галактическая! У меня только один прадед евреем был, и то... крещёным, вот. Мы из шляхты, что пошла русским царям на службу, родословную с шестнадцатого века ведём! Показать?
  -Верю, верю... не обижайся.
  -Я не обижаюсь... точнее не на тебя, ты - хорошая... как Дашка. Мне уже остоебенило, в реале, как кто умный, так сразу жидовская морда, да? На каждой олимпиаде достают вопросами...
  Девушки уселись на скамейку, и начали друг дружке плакаться за тяжёлую жизнь. Юлька пообещала Диме, что разбудит Серёгу, и они пойдут спать наверх, к Дашке, отдала ключ.
  -Вы там втроём поместитесь хоть? Ленин с нами, ага!
  -Да ладно...
  Оставив молодёжь невнятно обсуждать национальный вопрос, Дима с Натальей неторопливо пошли к прибрежной базе отдыха. Дождь прекратился.
  -А... ведь она может быть бессмертной, как с белковыми молекулами разберётся. Если за месяц научилась рубины из грязи собирать и в космос летать. Так что, это все такими станут, со временем? - Примерно на полдороги вдруг спросила женщина
  -Давай не сегодня. У меня сейчас ай-кью, как у утюга, а тема обширная.
  -Ну, тогда баиньки.
  ****
  Семнадцатый корпус онкоцентра был, по сути, детским хосписом, хотя, разумеется, никто его так не называл. Волков подъехал к семи часам вечера. Поговорив с врачом Маргариты, своей тринадцатилетней дочки, сыщик ничего нового не услышал - жить Рите осталось от месяца до трех, в самом лучшем случае.
  -Методов очистки от... неправильного, поломанного белка, на такой стадии нет. Просто нет. - Врач, здоровенный молодой парень, лет двадцати семи, избегал встречаться взглядом с отцом.
  Память оперативника вдруг выдала 'тревожный звонок'. Точнее, наоборот... какую-то призрачную надежду. Волков вдруг чётко, как наяву, вновь услышал Передельского, утреннее обсуждение истории с очисткой Зоны...
  -Она отличает 'неправильные' атомы. Иначе бы просто не знала, что брать. В физике есть понятие 'демон Максвелла', быстрые молекулы от медленных может отличать, и отбирать. Вьюга - это что-то вроде такого супердемона, или их комплекса, под управлением обычного человека, девчонки.
  -То есть она может управлять молекулами?
  -Видимо. Точно пока нельзя сказать... но этот снег... и американцы снег и холод упомянули. Она как-то отжала кинетическую энергию молекул из атмосферы, нарушая второе начало, для поднятия 'Вашингтона'. Молекулы замедлились - вот и холод, и влагу выморозило в снег.
  Поговорив с Ритой, отец уехал, чтобы вернуться завтра. Теперь точно зная, ЧТО он будет делать. Он спасёт дочь, даже если весь мир провалится ко всем чертям, вместе с непосредственным и вышестоящим начальством...
  ****
  Мыш проснулся от лязга металла. Сообразив, с некоторым трудом, где он оказался, Дима осторожно, чтобы не разбудить Натали, вышел во двор. Дарья, как ни в чём не бывало, крутилась на своём импровизированном турнике, газовой трубе, делая подъём переворотом. От одного вида этих упражнений Мыша чуть не вырвало, башка и так была чугунной.
  -Как ты?
  -Хорошо. Только Юлька меня на пол ночью спихнула. Тогда я над ними зависла и заснула, пусть боятся, гы. А Серёга, гад, с утра мне на ногу тесьму привязал, типа, я - воздушный шарик.
  -Я про голову.
  -Нормально. Ночью чуть заболела, и сразу прошло.
  -Это, кстати, твои демоны автоматом работают. Слушай, разберись на досуге с химическим механизмом похмелья, а? Моя благодарность будет безгранична.
  -Из меня клирик - как из тебя балерина.
  -Никогда не говори никогда. Вон, Лику же вылечила.
  -Это случайно. Просто наугад напряжение подала. А кому-нибудь, наоборот, инсульт устрою, оно нам надо?
  -Ладно, разбирайся. Полетите Сибирь-то тушить?
  -Вечером собираемся. Юла карту пожаров, свежую, потянет, и путь проложит, чтобы почти всё зацепить. Там главное, вокруг Иркутска, Томска и Новосиба потушить, народ задыхается...
  ****
  На этот раз прыжок был столь дальним, что даже Терция не смогла точно его рассчитать. Летя прямо в сияющую волну рассвета из крымской ночи, Дашка поняла, что слишком уклоняется к северу, но ничего не смогла сделать, естественно - ей просто было нечем. В космосе феечка была практически бессильна, считанные молекулы никак не могли отклонить траекторию её волшебной капсулы, с бешеной, почти первой космической, скоростью выскочившей из тропосферы. Девушки, заключённые в оболочку прихваченного с собой воздуха, сейчас описывали в околоземном пространстве траекторию межконтинентальной баллистической ракеты, на высоте, где летают космические корабли и орбитальные станции. И, за невозможностью поправить орбитальный 'косяк', любовались видами, доступными из обычных людей только космонавтам.
  -А по нам ПРО ракетой не отработает? - Юлька придирчиво крутила рюкзак, собранный в расчёте на двухдневный, с ночёвкой, 'поход'.
  -Не знаю, но если что, отобью. Эсэмки-то амерам посбивала.
  -Эти ядерные, вроде.
  -Да, стрёмно. Хотя в Москву летали, ничего, а Сибирь... не знаю, может быть, она вообще не прикрыта. Дед рассказывал, что у нас только Москву прикрывали, по договору. Прилетим, погуглим. Имхо, мелкие мы. На ракету не похожи.
  -Ты русскую симку-то взяла?
  -А то. Целых три. В Иркутской области будет работать, я проверила. Только включать смысла не вижу, как напишем номер, будет как в Чернобыле.
  Дарья имела в виду ситуацию, когда ей пришлось занести в 'белый список' единственный номер, с которого звонил генерал - столько было желающих напрямую пообщаться с супергероиней. Поэтому подруги решили ограничиться блогами, по прилёту анонсировав новое доброе дело. Свалившись в плотные слои, феечка с подругой выяснили, что уклонились больше чем на тысячу километров к северо-западу от Иркутска, угодив примерно туда, куда век назад упал знаменитый Тунгусский метеорит. Чтобы оценить 'объем работ', рыжая решила не прыгать, а просто пролететь над тайгой на пятикилометровой высоте, дабы зачерпнуть воды из Байкала. Воды, как выяснила вчера днём Терция, понадобится много. Для гарантированной 'проливки' сотен квадратных километров полыхающей тайги, охваченной небывалой засухой, потребовалось отнюдь не десять миллионов тонн воды. Расчёт Юльки, исходя из 'хорошего ливня', был наивен. Дашка решила не мелочиться, и прихватить все пятьсот.
  Внизу расстилался пушистый зелёный мох бесконечной тайги, изредка прорезанный зубцами горных хребтов и синими прожилками рек, и освещённый ярким летним солнцем. Это 'одеяло' тянулось и тянулось на юг, час, другой, третий... пространство Сибири откровенно издевалось над подругами. Только сейчас девушки как-то разом поняли, насколько огромна... и пуста их родная страна, следов присутствия человека в этом пейзаже с пятикилометровой высоты не просматривалось. Вообще, словно они летели над Землёй юрского периода. Сначала подружки храбрились, орали 'Под крылом самолёта...' и ещё какой-то бодрый советский винтаж. Потом сдались, и, как напуганные страшным взрослым фильмом первоклассницы, схватились за руки. Дарья, ещё недавно упоённая своей мощью, теперь ощутила, что её всемогущая ноосфера - не горошина, и даже не песчинка, а просто жалкая круглая полуторакилометровая пылинка, на поверхности большого школьного глобуса...
  -Даа...вот тебе и терраформинг... - раздавлено пробормотала, в ответ на невысказанный вопрос подруги, Терция.
  Юлька, строившая почёрпнутые из фантастики планы на 'переделку', в пригодные для жизни, планет Солнечной системы, при помощи дашкиных способностей, соотнесла масштабы. И поняла, что 'тактическая' феечка, пожалуй, такое 'ниасилит'. Во всяком случае, в одиночку...
  Наконец, внизу заблестела Ангара, и, через несколько минут, показался Иркутск. Набирать столько воды в Иркутском водохранилище, узком и длинном рукаве начала Ангары, фея не рискнула, опасаясь учинить какую-нибудь катастрофу, и спустилась ещё дальше на юго-восток, к Байкалу, задержавшись над городом лишь для того, чтобы выйти в сеть, и сообщить о своих планах народу через блоги.
   Карта с примерным маршрутом полёта у девушек уже была, с учётом почти всех пожаров. Общая длина этой змеи составляла без малого шесть тысяч километров. 'Заправиться' рыжая хотела в самом Байкале, у посёлка Листвянка. Как здраво рассудила волшебница, для огромного озера потеря половины кубического километра воды - сущий пустяк. Дашка, давно мечтавшая увидеть жемчужину Сибири, не обманулась в своих ожиданиях, Байкал был прекрасен, с такой высоты был виден и противоположный берег, горная оправа для синего сапфира водной глади...
  Подруги снизились. Феечка, 'зацепив' ноосферой холодную воду, поняла, что 'идёт на рекорд'. Для поднятия чудовищной массы воды на высоту пяти километров, откуда, по расчётам Юльки, её можно будет с толком распылять в широкой полосе, требовалось совершенно неприличное количество энергии, которую нужно было выжать из атмосферы. Для этого придётся прогнать через шарик тысячи кубических километров воздуха. На всякий случай, удалившись от берега, Дарья взялась за дело. Уже через минуту над озером бушевала настоящая пурга, вымороженный до минус пятидесяти воздух нёсся на восток, покрывая ледяным салом поверхность воды. В эпицентре же локального метеорологического безобразия творилось нечто и вовсе дикое. Выгнувшись какой-то чудовищной линзой, вода устремилась вверх, огромная 'капля наоборот' начала отрываться от водной глади. Юлька, стараясь не отвлекать закусившую губу сосредоточенную подругу, отвечала на испуганные комментарии местного народа, с берега наблюдающего за этим жутким зрелищем. Над Листвянкой бушевал ураган, а к востоку, за 'капелькой', на стыке холодного и тёплого воздуха, мгновенно сформировался грозовой фронт, полыхающий тысячами молний, и грохочущий, как артподготовка при штурме берлинских укреплений. Это уже была не 'моделька грозы', собранная Дашкой в первый день обретения силы. Рыжая фея самодовольно отметила, что не такая уж она маленькая и слабенькая, как подумала по дороге к Байкалу, напуганная сибирскими просторами. Оторвавшись от поверхности озера, сплюснутый эллипсоид капли, больше километра в поперечнике, начал подниматься в небо, из синего превратившееся в чёрное. Интернет пропал - помехи от невиданной грозы были такие, что слабый сигнал GPRS был задавлен начисто. Терция захлопнула нетбук, и с интересом стала наблюдать за происходящим. Быстро подниматься, с такой 'капитошкой', рыжая, разумеется, не могла, на подъём ушло не меньше двух часов. Уже явно вечерело, низкое солнце прорывалось сквозь рваные клочья 'грибного' дождя, точнее, снега, града и ещё чёрт знает каких осадков, учинённых мощью феи Максвелла. Вытянувшись узкой и длинной полосой, тучи изливали тропические ливни уже не только в озеро, но и на противоположный берег Байкала. Когда Дашка прекратила набирать высоту, гроза стала рассеиваться, вновь заработала связь. Неторопливо разгоняясь, феечка направила полёт своей капельки на первую цель, очаги пожара вокруг Иркутска. Похоже, Юлька была права, с такой высоты вода удобно разбрызгивалась поперечным направлению полёта сильным ветром. Главное было попасть, чуть потренировавшись, рыжая отлично научилась накрывать очаги щедрым ливнем. Имея в запасе аналог заправки почти пятнадцати миллионов больших пожарных самолётов, можно было не жмотничать. Терция, вновь выйдя в сеть, предупредила пожарных и спасателей, чтобы те были готовы к фейской помощи на голову. Народ и эмчеэсники, в первую очередь, не скупились на комплименты и оживлённо общались с волшебной помощницей.
  'Сколько у тебя воды, Вьюга?'
  '500000000 т. Закончится, в Енисее ещё раз заправлюсь'
  'Э... ты, конечно, круче яиц Чака Норриса, но ты нули не попутала?'
  'Нет, я хорошо училась. 5е8'
  Интернет снова отключился - покрытие в Сибири оставляло желать, и полностью пропало в сотне километров от Иркутска. Впрочем, GPS и Глонасс работали, карта, с проложенным маршрутом и отметками 'целей' у подруг была, а больше ничего, для их затеи, и не требовалось. Солнце коснулось горизонта, но Дашка решила отработать 'ночную смену', благо пожары тем и 'хороши', что их отлично видно и в темноте. В этот момент над головами девушек, выше их примерно на километр, пронеслась серая стрела - военный самолёт. Анимешницы и, соответственно, милитаристки, безошибочно опознали в нём фронтовой бомбардировщик Су-24.
  -Этим-то что надо? - недовольно проворчала волшебница.
  -Изучают, чо. Ты ж феномен.
  Взяв Терцию за руку, Дарья прыгнула прямо в гладь своего летающего водохранилища, чтобы в воздушном пузыре проскочить её насквозь и вылететь внизу, спрятавшись, таким образом, от взглядов пилотов.
   ****
  -А... теперь что, по поводу её энергетики, скажете? - Шалимов напряжённо улыбался Передельскому.
  -Судя по габаритам этой штуки, насчёт пятисот миллионов тонн наша краля не врёт, - футуролог что-то пролистывал на своём ноуте. - На пять километров вверх...
  -Четыре семьсот, от нижней поверхности.
  -Ну да, в среднем как раз пять примерно... всё просто. Поднимала она это хозяйство примерно два часа. Двадцать пять квадриллионов джоулей делим на семь тысяч двести... примерно, три с половиной миллиарда киловатт. Это раза так в полтора больше, чем у всех электростанций Земли.
  На огромном экране 'офиса' спецгруппы 'В' сейчас демонстрировался интереснейший документальный фильм - прямой репортаж оператора из ГРУ, с борта авиаразведчика. Чудовищная сплюснутая капля неторопливо, примерно со скоростью вертолёта, плыла на северо-запад, направлением примерно на Братск. Время от времени летучее озеро как будто 'отращивало' крылья, мощные потоки воды срывались с его поверхности и уносились в сторону. Пилот быстрого Су-24МР, чтобы уравнять скорости с объектом наблюдения, описывал над ним осторожную 'змейку', стараясь не попасть под брызги, иногда взлетающие вверх на несколько километров, чтобы потом обрушиться на горящую тайгу. В полосе, шириной примерно пятнадцать вёрст, по ходу этой 'пожарной машины' Вьюги, огня больше не было, только чёрные, мокрые проплешины.
  -В Иркутске на неё уже молиться готовы. Неделю в газовой камере сидели... - продолжил шеф. - Теперь её в Новосибирске и Томске ждут, обещала и там погасить. Не девушка, а клад, даже зарплаты не требует. Десяток таких - и нас всех можно гнать в шею...
  Волкова сейчас, на совещании, не было, он проверял наработки оперов различных ведомств, и должен был подъехать только к пяти часам вечера. А в Сибири уже наступала ночь, и разведчик, последний раз пролетев над каплей, пошёл домой, на посадку.
  -Пока от Вьюги сплошная польза, - осторожно заметил Кит. - Цыгане-наркоторговцы массово из страны уезжают, война прекратилась, Зона... теперь вот пожары...
  -И, правда, нахрена мы её ловим, да? - саркастично усмехнулся начальник секретариата, - Ладно. Наше дело солдатское. Вот только так ТАКОЕ ловить, когда вычислим, ума не приложу... она же любой город в порошок стереть может, на раз-два...
  ****
  -Не спи, убьёмся!!! - перепугано завопила Терция.
  Оторвавшись от прокладки курса, по карте в нетбуке, Юлька вдруг заметила, что Дарья, в своём невидимом коконе, удерживающим подруг в воздухе избыточным давлением, откровенно засыпает - глаза у феечки были закрыты, голова откинулась к правому плечу. Демоны ноосферы, видимо, уже несколько минут работали на автопилоте, не давая упасть самой волшебнице, её подруге, рюкзаку, и висящим над ними миллионам тонн воды. Хотя капелька уже похудела, раз в десять, за бессонную ночь, уронить её оптом...
  Дашка вздрогнула, очнувшись от дрёмы, и подруга почувствовала резкую встряску - мягкая воздушная опора, пропав на мгновение, вновь появилась.
  -Блин! Извини...
  -Давай на посадку, выспаться тебе надо. Уронишь ещё...
  -А воду куда девать, тут же ещё на сотню пожаров хватит?
  -По карте здесь, через час лёту, куча очагов. В самый раз раскидаем, а там уже Енисей рядом. И заночуем. Не засыпай, я тебя отвлекать буду. Дальнобойщики иногда нарочно пассажира берут, чтобы было с кем говорить и не отключиться.
  -Какое ночевать, утро уже, небо светлое.
  -По Крыму - 0.10, а тут... плюс шесть часов. Но спать по любому надо.
  -Где мы хоть?
  Терция глянула на экранчик навигатора.
  -Получается, восточнее Канска на пятьдесят километров. Горит на западе от него, потушим и спать ляжем. Только давай на скале, недоступной, а то ещё какой-нибудь медвед сожрёт!
  -Самой-то не смешно? Я его даже близко не подпущу!
  -Ага, особенно когда ты спать будешь. Пока тебя добудишься, он нас обеих съест и не подавится!
  Когда девушки пролетали Канск, вновь появился интернет. Феечка прочитала благодарности иркутян себе, любимой, и заулыбалась, как будто конфетку слопала. Умом Дарья понимала, что тешит своё, в общем, ещё детское тщеславие, но ничего с собой не могла поделать. И, к тому же, рыжая таким образом успокаивала себя, что честное и неподдельное желание похвалиться своей немереной мощью, перед другими людьми, было очень человеческим. Канские блоггеры не оплошали, и, несмотря на ранний час, запостили кучу фоток летящей над городом вьюгиной капельки. Местные эмчеэсники пригласили волшебницу в гости. Поблагодарив спасателей, феечка, с искренним сожалением, отказалась.
  Выплеснув остатки воды на горящие леса у Енисейского кряжа, Дашка снизилась, в поисках места для отдыха, и быстро нашла отличную поляну, на склоне поросшего ёлками довольно крутого холма, несколькими обрывистыми террасами спускающегося к большой реке. Это и был, собственно, Енисей, ещё не набравший здесь, в районе впадения в него Кана, своей полной силы, но уже выглядящий впечатляюще.
   Заверив продолжающую страдать медведофобией Юльку, что не проспит нападения бурого хищника, и, спустившись на грешную землю, феечка резво обустроила место днёвки, всё по давно известной рыжей походной науке - гора лапника, палатка... естественно 'не прикладая рук'. Накидав кучу сухого валежника рядом с палаткой, Дарья пижонски запалила его ударом небольшой молнии с ясного неба, нырнула в пластиковое нутро 'комариной столовой' и моментально отрубилась. Терция, не убеждённая феечкиной антимедвежьей риторикой, осталась сидеть снаружи, на принесённом волшебной силой из леса здоровом бревне, сторожить и бояться. Благо, Юлька могла себе позволить потом поспать и в полёте. Впрочем, через полчаса и она, пригревшись, начала клевать носом - медведь всё не приходил, равно как и любые другие звери, и только заунывно и противно орала в кустах какая-то птица. Наконец, плюнув на свои страхи, 'принцесса хаоса' тоже залезла в палатку и уснула.
  Разбудил девчонок не с ужасом ожидаемый Терцией косолапый, а рокот вертолёта. Ми-8, с опознавательными знаками МЧС, пролетел на север, видимо, разведывая пожарную ситуацию. Точнее, полное отсутствие таковой на правом берегу Енисея, после вьюгиного вмешательства. Было жарко, высокое летнее солнце Сибири припекало не хуже крымского. Подруги обильно перекусили, уничтожив половину прихваченной с собой снеди. Дашка, за отсутствием душа, даже слетала искупаться в Енисей, удерживая Юльку на самой периферии своего шарика, на всякий случай. Вода в могучей реке была холоднющая, и мерзлявая Терция от водных процедур предпочла воздержаться, поминая ныряние в облачках и последующие сопли. В общем, Дарье ничего не стоило и согреть пару кубометров воды, для юлькиного купания, но та предпочла на сей раз обойтись без гедонизма.
  Теперь волшебница с подругой собирались исполнить вторую часть своего подвига, небесной помощи ждали Новосибирск, Томск, Кемерово и ещё добрый десяток городов, сосредоточенных в относительно небольшом и густонаселённом пространстве юго-западной Сибири, и сейчас задыхающихся в дыму. На этот раз большого озера под рукой у Дашки не было, и она решила зачерпнуть половину кубического километра из Красноярского моря, огромного водохранилища на Енисее - как раз почти по пути. Долетев налегке до Красноярска, девушки вышли в сеть. Их квест явно пользовался успехом в интернете, за перемещением супергероини следила масса блоггеров и сетевых журналистов, на местных телеканалах Вьюга, со своей 'пожарной машиной', тоже была новостью номер один.
  -Ю сенсейшен, эври стейшен...- весело распевала Терция, прокручивая френдленты и отвечая на вопросы.
  Стоило только Дарье озвучить свои дальнейшие планы, по поводу набора воды, как в Дивногорск, к плотине ГЭС, рванула целая кавалькада машин разнообразных спецслужб. В комментариях появились местные спасатели, энергетики и гидрологи.
  'Вьюга, я уж не знаю, ради кого, но с плотиной - осторожно!!!'
  'Без проблем, могу южнее набрать, у Даурского'
  'Давай лучше у Егазаша, там людей вообще нет. Гроза такая же будет, как на Байкале?'
  'Это само выходит'
  'Побочные эффекты?'
  'Типа да, физика. Консул, а кто ты в реале, если не?'
  'Не. Денис Кобзарев, гидролог. Зам начальника службы мониторинга гидротехнических сооружений ОАО Красноярская ГЭС. А ты? LOL '
  'Я не волшебница, я пока только учусь (Ц)'
  'Ну, как диплом получишь, прилетай в гости. Сколько воды хочешь вынуть?'
  'Как из Байкала, 5е8. А что?'
  'У нас сейчас её самим мало, на 40% пруд наполнен. Пол-куба - это ещё почти минус метр уровня, тут не Байкал. Вообще я тебе не начальство, конечно. Но официально не разрешал ?, если чё'
  Когда Дарья начала своё 'светопредставление', у безлюдного устья притока Енисея, вокруг её самодельного тайфуна немедленно начал, как осы у незакрытой банки варенья, увиваться добрый десяток самолётов и вертолётов. Причём военные разведчики, на 'двадцать четвёртых', лезли чуть не в самое грозовое пекло. Феечке пришлось отвлечься, и напялить свою фирменную искристую пелену.
  -Работать не дают, - пожаловалась рыжая Юльке, - а если кто убьётся, я виновата буду.
  Терция, лукаво усмехнувшись, оттранслировала вьюгины жалобы в интернет, который, на этот раз, кое-как шевелился. Результатом стало всенародное блоггерское возмущение безобразным поведением государственных структур. Особенно лютовал народ из задыхающегося Новосиба, мол, сами не тушат и другим не дают. Видимо, это бурление дошло до нужного начальства, и безбашенных 'чкаловых', лезущих прямо под формирующуюся капельку, несколько уняли. Водохранилище прямо на глазах покрылось даже не шугой, а настоящим льдом, на десяток километров к востоку, куда нёсся морозный ветер 'отработки'. Длиннющий грозовой хвост мотался над лесом, полыхая десятками вспышек разрядов. На сей раз тайфун получился мощнее, чем над Байкалом, видимо потому, что Дашка спешила, и за полчаса затащила свою заправку на рабочую высоту. Самолёты продолжали крутиться рядом, и на глазах подруг один из авиаразведчиков получил удар молнией, после чего улетел на базу, видимо, чиниться. Девушки осведомились о здоровье пилотов этой машины, и получили заверения, что с лётчиками всё в порядке.
  'Вьюга, а без спецэффектов можешь обойтись?' - задал вопрос пилот вертолёта, вернувшегося в Красноярск после того, как Дарья потащила свою супертучку по направлению к Кемерово, на запад.
  -А энергию где брать, я ему что, реактор? - обозлилась феечка.
  -Так и ответить?
  -Да!
  ****
  Надежды начальника оперов на новомодную программу, анализирующую фотографии в сети, на предмет поиска лиц, по добытым им в торговом центре записям камеры наблюдения ресторана, не оправдались. Лица предполагаемой Вьюги там практически не было, и эффективность сопоставления оказалась слишком низкой. Теперь несчастного продавца злополучного НТС опера мучили на предмет составления фоторобота, а сам Волков сидел на утреннем совещании у шефа, на котором демонстрировался очередной прямой репортаж о похождениях новоявленной повелительницы дождей, с борта авиаразведчика.
  -В этот раз быстрее поднимает! - заметил Шалимов.
  -И гроза явно сильнее, - добавил Кит, - Логично. Время меньше, мощность больше.
  В этот момент экран полыхнул белым и разом погас. В центре его замигало диагностическое сообщение о разрыве соединения. Впрочем, как быстро выяснил шеф, ничего страшного с экипажем самолёта не случилось, от попадания молнии вышла из строя видеоаппаратура, и разведчик просто ушёл на базу.
  -Посмотрите. -Передельский показал коллегам новую запись в блогах Вьюги. Стихийное бедствие... беспокоилось о судьбе пилотов, отметив попадание в 'сушку' молнии.
  -Даа... - не нашёл слов начальник, - Сергей Платонович, напишите ей, что ли... что всё в порядке. Видите, волнуется девушка.
  Футуролог написал. И тут же обнаружил ещё кое-что прекрасное.
  -Вот! - Кит обрадовано ткнул пальцем в экран. - Сама пишет! Она использует внутреннюю энергию газов воздуха, что запрещается вторым началом термодинамики. Так что Вьюга, правда, управляет демонами Максвелла!
  ****
  В этой части Сибири очаги пожаров располагались довольно плотно. Расстояния между городами здесь были не очень большие, но лететь приходилось весьма прихотливой змейкой. Дашку с её увесистым багажом изрядно заносило на поворотах. Девчонки не успели оглянуться, как уже начало темнеть. Ужинать решили прямо в воздухе, вися под прогнувшимся, блестящим, как в каком-то фантастическом фильме, километрового диаметра брюхом ещё не истраченной капитошки. Доев наташины гипергамбургеры, феечка довольно хмыкнула и отряхнула ладони.
  -Чаю бы попить. У нас вода вышла. - Юлька жалобно посмотрела вверх, и положила чайные пакетики в две большие жестяные кружки.
  -Легко.
  'Кусочек' воды, примерно в литр, отделился от капельки, закипел, и распределился по чашкам.
  -Тебе охладить?
  -Нее.
  Щедро залив окрестности Кемерово и Томска, рыжая, уже в полной темноте, повернула к Новосибу. Впрочем, путь был довольно извилист, с учётом карты возгораний, и до столицы Сибири девушки добрались уже утром. Дашка откровенно лихачила, разогнавшись до трёхсот километров в час. Сытая Терция начала засыпать, и, пару раз не вписавшись в поворот, по вине штурмана, феечка отобрала у Юльки ноут, с картой и навигатором.
  -Да спи ты, чуть-чуть осталось.
  Человек, как известно, ко всему привыкает. Дарья заметила, что подруга уже настолько свыклась с волшебными приключениями, что сейчас безмятежно дрыхнет. Вися над пятикилометровой бездной, собственно, ни на чём.
   Интернет, лучше или хуже работающий, тут был почти везде. Слава катилась впереди Вьюги, спасительницу превозносили так, что у Дашки горели щёки. Происходящее далеко зашкаливало за порог самых невероятных её фантазий, недавнего времени... Новосиб встретил феечку восторженными сетевыми приветствиями. Её наперебой приглашали в клубы и просто в гости, буквально все, от академиков до диджеев. Когда Вьюга напомнила общественности, что она, помимо всего прочего - подозреваемая по тяжёлым статьям уголовного кодекса, чудовище гипертерроризма и целый Антихрист, в придачу, ничего, кроме гыгыканья, это не вызвало. Народ недвусмысленно сообщал, где он видал следственный комитет вместе с Хиллари Клинтон и религиозными фанатиками. Снова, с большим сожалением, рыжая фея от визитов отказалась. Работы ей оставалось на пару часов - очаги тут были большие, но воды у Дашки было в избытке, и к местным восьми утра всё было кончено. Если в Сибири где-то и остались пожары, то мелкие и вдали от населённых мест.
  Нужно было шустро прыгать назад в Крым, чтобы обогнать рассвет и не 'палиться', летая там посветлу. Растолкав Юльку, феечка затребовала расчёт прыжка. На этот раз Терция, даром что сонная, как осенняя муха, превзошла сама себя - упав в тропосферу, Дарья обнаружила строго под ногами блестящие, в свете ртутных фонарей, новенькие ёмкости реконструируемого угловского винзавода. То есть, юное математическое светило ухитрилось на глаз рассчитать траекторию не хуже системы наведения баллистической ракеты. Впрочем, выразить своё восхищение способностями подруги волшебница ей не смогла. Приземлившись в крошечный перелесок, в сотне метров от козихиного дома, практически на берегу моря рядом с пляжем, рыжая обнаружила, что весь космический полёт Юлька проспала, мало того, продолжает спать и сейчас. Решив не будить Терцию, Дашка просто отнесла подружку домой, благо никакого труда это ей не составляло, и нежно приземлила умницу под бок к спящему Серёге. После чего отправилась искупаться в море. Три серьёзных добрых дела были исполнены, и теперь феечка ждала великой и чистой любви - всё остальное у неё уже было.
  
  
  
  9. Звёздная пыль.
  
  I breathe clouds beneath my window
  I see rockets in the sky
  I feel satellites in limbo
  I breathe oxygen up high
  
  I"ve been trained to navigate my
  Futurist balloon
  After years a week will see me
  Landing on the moon...
  
  Vacuum "I breathe"
  
  27 июня - 2 июля 2012 года, Крым (Угловое, Арабатская стрелка), Чёрное и Азовское моря, Мариуполь, Россия (Москва), США (Кливленд), околоземное космическое пространство, Луна (море Спокойствия), Большой Барьерный Риф (локации условны)
  
  У Бориса Викентьевича, в его долгой и интересной жизни, было, если не считать мимолётных, хотя и сильных страстей, всего две настоящие любви. Первую, собственно, так и звали - Любовь, с большой буквы. Люба Костенко, студентка пятого курса КГУ на момент их встречи в 1970 году в Киеве. Впоследствии - жена, и мать двоих сыновей Чекана, тогда ещё кандидата наук. Вторая пришла к нему в конце семидесятых, когда мировая ядерная физика, разделённая железным занавесом холодной войны, наперегонки рвалась к овладению звёздным пламенем термояда. Никакой аморалки тут, впрочем, не было, хотя Любовь Николаевна Чекан вполне себе мужа ревновала. Да и трудно не ревновать, если благоверный сутками сидит на работе, домой приходит есть и спать. Хорошо когда приходит, бывало, что сумасшедший учёный и по три дня дома не появлялся. Но и Бориса Викентьевича тоже можно было понять.
  
  Объект его страсти носил скучное название "литий-6-дейтериевая реакция". Но больше ничего скучного в ней не было. Эта реакция, если сравнивать её со всеми прочими, из милой термоядерной семейки, была прекрасна и восхитительна. Обладая огромной мощностью, как и все ядерные реакции слияния, она была "чистенькой, как голландская кухарка" (по выражению любимого в детстве Борисом автора авантюрных романов Луи Буссенара, характеризовавшего так совсем другую вещь, разумеется - пулю винтовки "Маузер"). Но, в самом деле - при слиянии ядер лития-6 и дейтерия появлялись ровно две одинаковые альфа-частицы, крайне удобные как передатчик тепла и легко направляемые в нужную сторону электромагнитным полем реактора. Или... двигателя космического корабля. Обладая такой мощью, проектируемая "Аэлита" долетела бы до Марса за две недели, наплевав на притяжение Солнца, напрямую...
  
  Не порождая, как прочие, мерзкой и совершенно неуправляемой нейтронной радиации (уносящей большую часть энергии слияния, а, главное, крушащую вокруг себя все ядра атомов без разбора, делая вещество рядом радиоактивным), красотка Li6+D была главной претенденткой на роль "движка" для космических кораблей, осваивающих Солнечную систему. Впрочем, объект чекановских воздыханий, при всех своих достоинствах, был, как и большинство красавиц, с характером. Прямо сказать, недотрогой. Для пробуждения звёздного огня в упругих ладонях магнитных полей требовалась чудовищная температура, значительно большая, чем для зажигания термоядерных "огневушек" попроще, типа дейтерий-тритиевой, и ещё куча условий, среди которых цветы, конфеты и походы в кино не значились, а котировались подношения куда более, во всех смыслах, дорогостоящие. Но профессор всё-таки нашёл путь к огненному сердцу Аэлиты, после семи лет мучений и разочарований, с двухлетним перерывом. Это случилось в феврале 1985 года. А через месяц после этого...
  
  Через месяц жизнь нанесла БВЧ жестокий, двойной удар. Сначала у него отняли уже покорившуюся Li6+D, закрыв тему термоядерного двигателя в ФИАНе. Ничто не могло помочь - всё было решено сверху, а его соавтор и однокашник по физтеху Семён Друзь подло предал Чекана, реактивно, за день, написав обоснование бесперспективности их работы. Как выяснилось позже - подкупленный снятием первой формы и возможностью отбытия на историческую родину...
  
  11 марта 1985 года страну возглавил Горбачёв. Тему "Аэлиты" закрыли 14-го, как потом саркастично замечал Чекан, даже понедельника не дождались. "Русских на Марсе быть не должно"... впрочем, сейчас, в 2012 году, профессор придерживался уже более глобальной и страшной позиции. "ЛЮДЕЙ на Марсе быть НЕ ДОЛЖНО"... 14 марта 1985 года стало для БВЧ датой на неотомщённой могиле, той самой, что с пикой и зелёной тряпкой у некоторых, не обременённых цивилизацией народов Кавказа...
  
  А ещё через две недели судьба вырвала у него и первую любовь. "Оптимистка и скалолазка", Люба навсегда осталась лежать под осыпью безымянного памирского ледника, при неудачной попытке зимне-весеннего восхождения на Пик Коммунизма. Хоронили пустой гроб.
  
  Удары не сломали Чекана, лишь сделав его более угрюмым и циничным, чем раньше. С некоторым злорадством профессор отметил, что перворожденное пламя термояда людям так полностью и не покорилось, реакторы до сих пор остались лабораторными установками, дорогими игрушками учёных без практической пользы. Устойчивую же Li6+D вообще больше никто и никогда не получил... БВЧ с изрядной иронией относился ко всякого рода мистике, но однажды, пару лет назад, прямо и грубо рубанул старому другу, Илье Музалевскому, на очередных похоронах очередного коллеги, что огненная красотка - не шлюха, и научным попильщикам-откатчикам - не даст...
  
  ****
  
  -Я одного никак не пойму... на кой нам вообще двигатель?! Если ты молекулы разворачиваешь, как захочешь... ну дави снова на капсулу, и всё! По любому законы сохранения нарушаешь... - Юлька выбрала для научной дискуссии самое подходящее место - взволнованное далёким штормом море.
  
  Двухметровой высоты валы неторопливо выкатывались на отлогий песчаный пляж Углового, где сейчас и развлекалась нырянием в волны феечка, в компании Серого и Юльки. Вся остальная компания тоже плескалась чуть поодаль, весело вопя и прыгая среди шумно рушащихся водяных гребней. Прочих отдыхающих было немного - забава была на грани экстрима.
  
  -Нуу... - рыжая русалка неопределённо поболтала хвостом, - понимаешь, если стоять на месте, просто что-то держать, то без проблем. А если разгоняться, как на прыжок... молекулы становятся как мыльные, одними и теми же я управлять не могу, выскальзывают. Если так лететь, я весь воздух потеряю. Дед говорил, что это... вырождение квантовых... этих...
  
  -Состояний. Понятно. Новый закон сохранения.
  
  - Да, точно. Говорил ещё, что описывается этими... ква...
  
  -Ква-ква! - "поддержал" разговор далёкий от фейской физики Серёга, выскочив из воды и обхватывая свою девушку.
  
  -Ну, Серый, блииин! Квантернионы, что ли?
  
  -Ага. - Дашка, как торпеда, сорвалась на помощь подруге, но была поймана Мышом и Натальей за руки. Впрочем, удержать русалку, даже вдвоём, было мудрено, мощный хвост отталкивал вспененную воду, как винт лодочного мотора.
  
  -Ээ, без магии! - негромко произнёс Дима, когда морская дева рванула так, что старшая пара разом опрокинулась в воду.
  
  -Вдвоём нечестно! - оправдалась рыжая, освобождая подругу от захвата кавалера.
  -Завтра дай хвост поплавать, - улыбаясь, вынырнула Натали, - хочу на Тарханкут съездить, там море вообще сказка.
  
  -Ладно... а хочешь, я тебе тоже такой сделаю, по размеру? Поехали в Севу сегодня...
  
  -А обратно как поедем, уже времени пол-третьего, а ещё обедать?
  
  -Туда маршруткой, всё купим, а как стемнеет... ну, или на "Таврии"...
  
  -Дарён, скажи честно - я люблю летать, всех катать и хвастаться!
  
  Рыжая смущённо дотронулась указательным пальцем до носа, и рассмеялась.
  
  -У тебя тоже суперспособности есть. Телепатия.
  
  -Таких суперспособностей у любой мамы... спасибо, чудо морское. Да и поехали. Обожаю Малахов курган вечером. Только... давай на машине, всё же.
  
  ****
  
  -Как родной. Умница. Не хочешь с нами, в Оленевку? - Натали довольно огладила обновку, новенький плавник, в отличие от дашкиного, радикально чёрный, под цвет её любимого бикини.
  
  -Нее. Мы с Юлькой будем лунный проект монстрячить!
  
  -Давно хотел сказать... - Мыш бережно поднял на руки хвостатую теперь подругу, которая тут же обхватила своего мужчину за шею, - с космосом осторожно. Это не Земля с атмосферой, которая ошибки простить может. На несколько секунд отключишься... и всё. Вместо Даши, Юли и Серёжи - полтора центнера сильно попорченной протоплазмы в пространстве.
  Вы же будете ускоряться, махнешься с перегрузкой, блек-аут и амбец!
  
  -А почему? - неожиданно, вместо предполагаемых путешественников, спросила молчаливая Кристя.
  
  -Потому, что герметичной капсулы, из реального вещества, как у нормальных космонавтов, у них не будет. Воздух вокруг будет держать Дашка, управляя молекулами. Если внешнее давление исчезнет, хоть на немного, человека просто изнутри разрывает в клочья, как хомяка - капля никотина... десять ньютонов на каждый квадратный сантиметр... нда. Все клетки, сосуды... Это не голливуд, знаешь... дышите, не дышите.
  
  -Понятно... так у Дарьи автопилот есть, вроде. Она может прямо в воздухе спать, я видела. Серёга ей верёвочку привязал, как к шарику, помнишь? - продолжила Кристина.
  
  Серый усмехнулся, феечка состроила ему "страшные глаза".
  
  -Я бы не стал на это полагаться. Спокойный сон - это одно, отключка... мало ли, какие цепи за что отвечают.
  
  -Кстати, да, - влезла Терция, - помнишь, как нас в Сибири тряхнуло, когда я тебя разбудила! Этого нам может и хватить, имхо.
  
  Дарья задумалась. В космосе она уже не раз бывала, во время своих суборбитальных прыжков, но одно дело - несколько минут, другое - полноценный космический полёт, минимум на полсуток. Потом задорно заулыбалась, видимо, измыслив очередную сумасшедшую идею.
  
  ****
  
  Такие глаза Кит раньше видел. Нет, если бы эта девушка посещала его семинары, игры, или "Реактор", футуролог бы её вспомнил... Художник одного из спецотделов МВД, исполнивший портреты предполагаемой Вьюги и её подруги, по описанию продавца из ясеневского "Иона", был талантлив. Пожалуй, даже на грани гениальности - его рисунки давали куда лучшее представление, чем 3D-фоторобот, составленный со слов того же свидетеля. Карандашный рисунок был живым, девушка на нём, на фоне интерьера магазина, чуть намеченного десятком мастерских штрихов, прямо-таки искрилась озорной, дерзкой жизненной силой. Передельский, увидев такое чудо, не забыл бы, выделил её из сотен сверстниц, пусть даже и куда более красивых, но без весёлых огоньков в глазах, обычных... но именно такие глаза Сергей Платонович где-то видел. Давно, очень. И это было не дежа-вю и не самообман, Кит хорошо умел отличать иллюзии памяти от реала.
  
  "Если кому и покорятся демоны Максвелла, то таким вот... подобное к подобному, да..."
  
  Мысль была бредовой, но забавной. А в каждой шутке, как известно, содержание шутки ниже ста процентов.
  
  ****
  
  "Ссыльные" сидели в полной темноте на берегу моря, под обрывом, около мыса Лукулл. Дашка, с помощью своих способностей, фильтровала морскую воду, заполняя три притопленные у берега кулерные пластмассовые колбы весьма специфичным "рассолом" - обогащённым раствором "кривых треугольников" и "зазубринок". Так, на своём ассоциативном птичьем языке, фея Максвелла называла молекулы полутяжёлой воды и ионы лёгкого изотопа лития. Собственно, на пятьдесят семь литров планируемой смеси термоядерного горючего с рабочим телом, необходимых, с изрядным запасом, для полёта на Луну, должно было прийтись шестьсот грамм лития-6 и двести - дейтерия. Всё это добро содержалось в Чёрном море в достаточном количестве. "Спроект