Глава 13. Вольный ветер степи
   "Утро красит нежным светом..." Увы, но к моменту моего пробуждения рассвет (который в нашей местности начинается около четырех утра) уже давно ничего не красил, а Солнце светило довольно-таки высоко в небе. Осторожно, чтобы не потревожить спящую эльфийку, я выбрался из кровати. И не надо представлять себе ничего пошлого: иногда слова "спать вместе" означают "просто спать вместе и ничего больше"... Ну, разве что чуть-чуть воли дал рукам. Но не больше. Точно.
   Хотя "утро" уже заканчивалось, вовсю приближаясь к понятию "день", поднимать по тревоге войска и вести их куда бы то ни было - было рано. Сперва - управление доменом. То есть - разбор поступивших отчетов, доносов и прочего. Так что, оглянувшись на посапывающую немного курносым носиком эльфийку, я вздохнул, и отправился в тронный зал, куда, собственно, и стекалась вся информация о домене.
   Сообщение о завершении строительства второго яруса Палат Вечности меня порадовало, хотя и было абсолютно ожидаемо. И теперь началось возведение Военной школы. К счастью, я еще вчера, перебирая список строений, доступных в моем замке, наткнулся на эту строчку, и, буквально в последний момент заменил строительство третьего яруса Палат Вечности на школу. Да, конечно, юниты, которых можно нанять в данном строении, особой боевой мощью не обладают. Горнисты, барабанщики и знаменосцы сами по себе не обладают сколько-нибудь значительной боевой мощью (подростки с характеристиками примерно на уровне крестьян, хотя и обладающие навыком владения оружием), зато способны неплохо усиливать отряд, к которому приписаны. Горнисты увеличивают дисциплину подразделения и его управляемость, подавая сигналы, которые, с точки зрения игровой механики, являются краткосрочными нестакающимися баффами на скорость движения, защиту юнита или атаку, барабанщики - поднимают его боевой дух (хотя эффекты их мелодии и не складываются между собой, и даже легион барабанщиков все равно даст прибавку не более, чем +1), а знаменосец - обеспечивает всему отряду усиления командира, хотя и урезанные в два раза, а командиру отряда, к которому приписан - +1 к Тактике (разумеется, если она у этого командира есть). В целом, даже учитывая, что их можно нанять не так уж много (трех горнистов, двух барабанщиков и одного знаменосца в неделю), все равно это будет неплохим усилением войск. А главное - поможет при действиях несколькими отрядами в разных частях владений.
   Также важно то, что Военная школа - реальное учебное заведение. В ней можно научить своих бойцов нескольким случайным навыкам, вроде Владения оружием, Верховой езды, и даже Конного боя. А героев там ждут Лидерство, Тактика, ходят слухи даже о Логистике и Навигации, волей янтарного короля временами выпадающих в списке доступных к изучению навыков. И даже игрок там может позаниматься. Правда, "Владения оружием" в списке навыков, доступных для игроков, нет, но это не отменяет возможности реально поучиться у мастеров своего дела. Говорят, что после обучения в военной школе игроки и в реальности обретают способность ездить верхом и фехтовать выбранным оружием... Но вот степень овладения навыком сильно зависит от упорства и прилежания обучаемого.
   Еще одним сообщением о строительстве оказался доклад бригады самопальных строителей о том, что они закончили-таки возводить конюшни. Долго ребята что-то... Ну, да ладно. Сам не проконтролировал - сам дурак. Зато теперь, если в Военной школе будет доступен навык "Верховой езды" (а он там почти всегда появляется - это же не "Бой верхом" и не "Стрельба с коня") - надо будет прогнать еретиков и оборотней через обучение этому нужному навыку. Драгунские части мне нужны.
   Сообщения о жизни в домене начались со скромного известия о пожаре на удаленном хуторе. Сам хутор до сих пор не привлекал моего внимания, и даже оставался не принесшим присягу. Так что на моих доходах этот несчастный случай никак не скажется. Но вот на пожарище прибывшие туда дозорные обнаружили однозначные свидетельства деятельности демонического культа: останки жертв, следы проведения тщательно замаскированных ритуалов... Вот и гадай теперь: то ли проводимый ритуал подразумевал и такой результат, и теперь по домену шарится демон с группой поддержки, а то и несколько, то ли доморощенные культисты нарушили технику безопасности, и пострадали от собственной безалаберности... Или же действия культистов привлекли чье-то еще внимание?
   Несколько сообщений о возможных шпионах эльфов, Империи и Каганата отправились в отдельную папку, а потом, по моей команде, сформировались в виде записей на пергаменте. Это я отдам Ставру - пусть разбирается. Только нужно обратить его внимание, что мне не нужны "схваченные шпионы", мне нужны "выявленные сети", по которым можно, в случае необходимости, слить нужную мне информацию... или же дезинформацию.
   Сообщения о поступлении ресурсов не содержали в себе чего-либо особенно интересного: все было так, как и должно быть.
   Вкладку "Дипломатия" я открывал, признаться, рассчитывая увидеть пустое окно: границы еще закрыты, а кто еще мог известить меня по дипломатическим каналам о чем бы то ни было? Однако, это рассуждение оказалось ошибочно.
   Во-первых, во вкладке мигало сообщение о том, что Серебряные башни сумели-таки организовать несколько культов на территории домена Каганата. Два из них так и остались ересями в отношении учения Тенгри-хана и ортодоксального культа предков. А вот один уже получилось склонить к почитанию Святого Эндера Ксеноцида, духа-предка, защитника народа от нечестивых орков, стоящего одесную самого Потрясателя Вселенной пред троном Тенгри-хана... и согласен признать меня главой культа. Так что и до полноценного внедрения ереси осталось уже совсем немного. Я выдал согласие встретиться с представителями новообразованного культа в начале следующей недели, и перешел к чтению следующего сообщения.
   Оно также оказалось от кочевников. Только уже не соседнего домена, а самого что ни на есть моего. Великий вождь вождей, Хранитель Традиции и Верховных жрец Тенгри-хана Джагерай-хан (сильно подозреваю, что за столь громким титулованием скрывается вожак кочевого племени общим счетом в несколько десятков низкоранговых бойцов) предлагал "могучему вождю людей, живущих за Большой рекой" союз против "богомерзкого убийцы, беззаконно именующего себя Вождем вождей", Джумена "не имеющего прав на титул "нойона". И для того, чтобы оговорить условия союза, Джагерай-хан отправил ко мне своих верных нукеров и мудреца Анатэ-мобеда.
   Что ж... Подобное не может оставаться без адекватного ответа.
   - Где там эти... посланцы? - поинтересовался я у ожидавшего моих распоряжений Ставра. Пока что он совмещает должности главы службы безопасности и внешних сношений... что, в принципе, не очень хорошо. Надо будет найти ему замену на посту министра иностранных дел.
   - Ожидают Ваших распоряжений в таверне, - ответил мне лучник.
   - Через час сообщи им, что я согласен даровать аудиенцию посланцам своего подданного.
   Вот и посмотрим, насколько ребята адекватны. Конечно, хорошо было бы склонить хотя бы часть кочевых племен без боя... Но этот домен - мой. "Недовольные должны покинуть страну", - как сообщали глашатаи одного широко известного Короля.
   Подготовка сцены для "торжественного выступления" заняла у меня не так уж много времени... но смысл заявления "явишься через час" - был совсем не в этом. Требовалось выяснить, с одной стороны - насколько я нужен этому самозваному "вождю вождей", я с другой - насколько адекватны его посланники. Как показал эксперимент, нужен я пославшему просто до зарезу. А вот с адекватностью у посланников... не очень. Многочисленные оскорбления моего приближенного вряд ли можно будет зачесть им в плюс при торговле. Тем более что, не уехав, и благополучно дождавшись назначенного времени, они показали слабость своей позиции. Тут бы им стоило вести себя повежливее... Или, по крайней мере, постараться соблюсти дипломатический протокол. Но ни то, ни другое у них не получилось. Что ж. Для такого случая я и подбирал декорации и хор...
   Посланцы главного кочевника старались изображать из себя напыщенных и гордых посланников могучего владыки... но вот получалось это у них... не очень. Искажение, накрывшее остров, на котором и располагалась цитадель моего города, отнюдь не способствует душевному равновесию существ, не посвященных Хаосу. Однако ребятки оказались тертые, и кое-как шли своими ногами... до самого Тронного зала.
   В знак уважения к дорогим гостям ворота распахнулись, и посланники двинулись по коридору, образованному почетным караулом: всадниками Хаоса. Разумеется, сворачивать Ауру Ужаса никто из них даже не подумал. Так что посланникам пришлось буквально "идти сквозь строй". И, честно говоря, не думаю, чтоб реальное наказание шпицрутенами произвело бы на "гостей" намного более сильное впечатление. Так что, выйдя к моему трону, все трое уже еле стояли на ногах. А цвет их лиц, несмотря на степной загар, выглядел скорее бледно-зеленым. Разумеется, намного больше, чем эти внешние признаки, мне сказал значок дебаффа "страх", отмеченный в статусе у всех троих. И страх отнюдь не первого уровня. Все трое были близки к панике. Так что я сделал знак Всадникам отойти и свернуть ауры. А то, боюсь, разговор мог не получиться "по техническим причинам".
   - Итак, - начал я переговоры после того, как посланники представились, и выслушали мое представление в исполнении герольда, каковым я на данный момент назначил Дрэк'Тала. Само присутствие в моем тронном зале высокоранговых бойцов было довольно-таки сильным заявлением на переговорах, и серьезным аргументом... разумеется, для тех, кто способен этот аргумент понять. Мобед, все-таки сумевший справиться с дрожью в коленях, похоже, к таковым не относился... А вот один из сопровождающих поглядывал и на всадников Хаоса, и на одержимого с большим уважением. Ну а для мобеда у меня был припасен еще один сюрприз. Как только он оправился достаточно, чтобы заговорить, двери снова открылись, и в Тронный зал впорхнула Иримэ. Эльфийка скользнула мимо почетного караула Всадников Хаоса, вежливо кивнула Дрек'талу, и уселась на подлокотник моего трона.
   Эйс. Гейм, сэт и партия. Девушка, спокойно порхающая там, где они, великие воины и могучий маг, едва удерживались от позорного расслабления кишечника - взорвала мировоззрение посланцев. Остекленевшие и остановившиеся взгляды мягко намекали, что любые мои слова сейчас будут всего лишь сотрясением воздуха. Меня не то, что "не поймут" - не услышат. Стоит дать посланникам время прийти в себя.
   Когда же в глазах кочевников снова засветилась искра разума, я повторил:
   - Итак. Прибыли ли вы сюда с правом заключать некие обязывающие соглашения? Или же пославший вас не доверяет вам этого?
   Признаться, напыщенное представление, которое содержалось в переданном мне послании, не наводило на мысли об избытке адекватности данного у Джагерей-хана... равно как и собственно, именование "хан", допустимое лишь для потомков "Потрясателя Вселенной", какового разработчики ввели и в историю этого мира. Так что никаких особенных результатов я от данных переговоров не ожидал. Признаться, тем больше было мое удивление, когда Ставр передал мне, что один из нукеров, сопровождавших Анатэ-мобеда, шепнул ему, что хотел бы переговорить со мной отдельно от прочих. Разумеется, я согласился. Но пока что шла официальная часть, и делегация присутствовала в полном составе.
   Анатэ-мобед оправился от "радостного и почетного приема", и уже разливался соловьем, живописуя прелести будущего союза: как его хозяин, Джагерей-хан, возьмет под свою руку всех кочевников в этом домене, прекратит набеги на мою сторону, и в братском союзе с "могучим властителем живущих за рекой" отправится покорять иные земли. В чем именно будет заключаться союзная помощь "могучего властителя Степи", Анатэ-мобед старательно не упоминал, и только лишь рассказывал, как все будет замечательно, и к моим ногам потекут реки золота и караваны рабов.
   - Что ж... - я поднялся с трона, когда посланец Джагерей-хана, наконец-таки, замолчал. - Я, как полновластный хозяин всех земель, в настоящее время окруженных туманной Границей... - мобед незаметно (как он сам считал) скривился. А вот нукер, выразивший желание переговорить отдельно, согласно прикрыл глаза. - ...возложил на себя обязанность и священное право оказывать помощь моим вассалам и подданным по мере сил. Так что, как только Джагерей-хан принесет мне оммаж - я немедленно выступлю против Джумен-нойона в силах тяжких, и помогу своему вассалу привести к покорности его неразумных подданных. Известите меня, когда пославший вас прибудет для принятия присяги.
   Разумеется, следом за отбывшими посланниками Джагерея двинулся смотрящий. Уходящие посланники скрежетали зубами. Впрочем, на мой взгляд, тот, что запрашивал отдельной встречи, переигрывал так, что Станиславский при виде столь бездарной игры сказал бы "не верю". Правда, надо уточнить, что зрительская аудиторию в данном случае особенной взыскательностью не отличалась. Так что, в отличие от великого режиссера, я склонен сказать: "сойдет для сельской местности".
   - Да что он о себе возомнил, этот мальчишка?! - в голос возмутился Анатэ-мобед, покинув территорию острова. - Ему что, моча в голову ударила? Так обращаться с уважаемыми и могущественными людьми!
   - Он поступает так, потому что может так поступать, - пожал плечами тот из нукеров, кто, судя по всему, сохранил верность Джарегею. - В его руках Место Силы, он контролирует города и селения на своем берегу реки, и даже шахту и мастерскую големов - на нашем. Он может нанимать высокоранговых бойцов. Те, кто нас сегодня встречали... Мороз по коже. Боюсь, они вчетвером смогли бы если не вырезать все рода, склонившиеся перед нашим господином, то серьезно их потрепать. Вчетвером! Господин правильно решил, что нам нужна эта сила...
   - Хр-р-р... - отозвался мобед, которому происходящее явно не понравилось.
   Третий собеседник молчал. Мне было очень интересно: во исполнение каких таких секретных инструкций он просил о встрече наедине, без своих товарищей? Так что я кивнул Ставру, извещая его о том, что мои распоряжения относительно организации встречи с "несогласным" не изменились.
   Когда измотанные тяжелыми, хотя и кратковременными, переговорами посланцы Джагерея отдыхали в таверне, к ним заглянул Ставр. Он сообщил, что владыка земель и подданных испытывает желание поохотиться в лесу, что растет в балке возле города. Мобед скривился, и заявил, что должен дождаться ответа от своего повелителя, которому он уже отправил голубя с изложением результатов переговоров. А вот оба нукера решительно согласились принять участие в "развлечении". Хотя им, как воинам вольной степи, Орбаковская балка должна быть немногим приятнее, чем искажение на острове. Тем более, что хотя мое искажение и намного слабее того, которое устроил лорд-маг Арениус своим ритуалом, но все-таки действует в пассивном режиме, и всегда предваряет мое появление. В принципе, это было еще одной причиной, по которой я отказался от навыка "Скрытность". Умелому и наблюдательному часовому само появление искажения пространства подскажет, что рядом есть кто-то, кого тут, по идее, быть не должно.
   Признаться, идея Ставра у меня не вызвала особенного энтузиазма: коня в моем распоряжении по-прежнему нет (в свежепостроенной конюшне нанять пока что можно разве что крестьянских лошадок: неприхотливых, выносливых... но годных разве что таскать обозы). Да и с охотничьим оружием (луком или рогатиной) я обращаюсь так... что лучше и не браться, чтобы не позориться. Но Ставр убедил меня, что охота будет достойна, и он сделает все, чтобы престиж домена не пострадал. Благо, опыт у бывшего егеря Империи Света в организации охоты для ВИП имелся.
   Орбаковская балка была выбрана в качестве места охоты именно по причине того, что скакать верхом там не представлялось возможным. Так что мы шли пешком, а еретички-охотницы выгоняли на нас отреспавнившихся кабанчиков. Если в начале моей здешней карьеры пара-тройка таких вот зверушек представляла опасность как бы не для всех вооруженных сил домена, то теперь даже мне было прикольно постреливать по ним Стрелами Хаоса. Опыта с этого шло... кот наплакал, но вот в качестве тренировки меткости и устойчивости к откату охота оказалась неожиданно хорошим решением. По крайней мере, к тому моменту, когда внезапно выкатившийся из кустов кабан подбил ногу "ненужному" нукеру, я успел получить +1 к Ловкости и +2 к Устойчивости к откату. Последнее неудивительно. Обычно я старался экономить ману и не спамил заклинания в режиме "стрельбы по готовности". А тут я швырялся Стрелами Хаоса как из пулемета, сражая одного за другим низкоуровневых кабанчиков, которые весьма неплохо уродились в эту неделю.
   - Все, отды... - начал было командовать я, обратив внимание, что столбик маны у меня сильно просел. Но договорить не получилось: из близких, но весьма густых кустов вылетел кабанчик, похоже, недавно избавившийся от поросячьей полосатости, но для своего возраста - довольно-таки крупный, и, прежде чем кто-либо сумел среагировать, ударил нукера Идигея в ногу под коленом.
   Разумеется, долго после этого кабан не прожил - парная Стрела Хаоса сложила бы его, даже не попади в животинку еще три или четыре обычных стрелы. Но ущерб уже был нанесен. Иримэ, осмотрев пострадавшего, дала экспертное заключение, что необходимо применить магию Жизни, чтобы предотвратить потерю ноги. Однако среди кочевников Каганата была широко распространено поверье, колдун-лекарь, исцеляя человека, забирает часть его души. Да и в целом, подставляться под заклятья малознакомых магов мало кто горел желанием. Так что Идигей потребовал, чтобы его доставили к Анатэ-мобеду. Мне это было очень даже на руку. Так что приказ оборотням из охраны, очень вовремя лопухнувшимся, последовал немедленно.
   - Итак, Шибан-нукер, - повернулся я к оставшемуся, когда пострадавшего унесли. - О чем ты хотел переговорить со мной в отсутствие своих товарищей?
   По моему приказу вниз, к поляне, на которой мы расположились на отдых, спустился крикун, на спине которого расположились мы с Иримэ. Шибан-нукер раскатал подстилку, на которой и устроился, скрестив ноги, с идеально ровной спиной, и начал говорить.
   История оказалась стара, как мир. Джагерей, задумав взять под свою руку всех кочевников Заречья, засомневался в верности своих нойонов (в сущности - обоснованно), и потребовал заложников от наиболее известных семей. Ход достаточно стандартный, все еще эффективный... Но вот демонстрировать свои силу и власть, устраивая децимацию заложников, пожалуй, не стоило. Эффект мог и должен был получиться противоположный желаемому. Таковым он и оказался. Ненависть сильнее страха.
   Шибан был одним из нукеров Джагерея. Но его сын был дружен с одной из казненных. Они даже подумывали о помолвке после вхождения в возраст. Так что, когда родители выживших детей обратились к нему с просьбой передать мне, что готовы пойти под мою руку, если я сумею спасти заложников, Шибан немедленно согласился.
   Истинность истории отчасти подтвердила система, сообщив о полученном квесте "Спасение". Награда за его выполнение была обозначена как "Вариативно": видимо, в зависимости от количества выживших. Разумеется, квест был немедленно принят. Убивать детей из политических соображений - это, прежде всего, неэффективно, и частенько приводит совсем не к тем результатам, который планируется, а во-вторых, не соответствует моим эстетическим воззрениям.
   Некоторое время я уточнял подробности: где содержат заложников, кто их охраняет, и прочее. По итогам допроса я сделал вывод, что, освобождать заложников прямой атакой - дело больно уж рисковое. Если охране поставлена задача "любой ценой не допустить побега" (а она, скорее всего, именно так и поставлена), конные стрелки успеют перебить если не всех детей, то очень многих, стреляя не по спасателям, а по спасаемым. Второй вариант - скрытное проникновение. Но, опять-таки, малейший промах - и потери среди заложников неизбежны. Так что, пожалуй, стоит совместить оба варианта... и добавить небольшой отвлекающий маневр, чтобы охраны при заложниках осталось как можно меньше.
   - Я понял тебя, воин, - произнес я, поднимаясь во весь рост на спине крикуна и принимая квест. - И сделаю все, чтобы дети вернулись к своим семьям.
   Вернувшись в замок, я занялся необходимыми призывами, и раздачей поручений. Это заняло у меня не так уж много времени. Так что примерно через час я наблюдал попеременно глазами двух смотрящих за происходящим в лагерях Джагерея и Джумена.
   У Джагерея все было относительно тихо. Кони стояли у коновязи. Воины отдыхали в шатрах. Женщины занимались обеспечением быта всей оравы. Заложники сидели в одном из шатров в середине лагеря. Опознать его по охранникам было не так уж трудно. Да и проникнуть внутрь для невидимого демона - ненамного сложнее.
   Настроение среди детей было, мягко говоря, не очень. Состоявшаяся на днях казнь произвела впечатление. И многие ребята погрузились в отчаяние. Надеюсь, это будет недолго. Потому как к лагерю Джумена и верных ему племен уже подлетел Археон на крикуне, управляемом одним из культистов.
   Стражники Джумена схватились за оружие, когда огнеглазый рухнул с бронированной спины крикуна.
   - Джумен-нойон, - прогремел голос демона Хаоса над лагерем кочевников. - Я принес тебе слово Кайларна. Господина земель и подданных в этом домене. Ты отправлял свои отряды в мои селения. Твои воины убивали мужчин и гнали в рабство женщин. Но я желаю быть тебе честным врагом. И мне не нужен союз с Джагерей-ханом. Я выступлю против тебя в силах тяжких. Выступлю сам.
   Археон повернулся к набычившимся воинам Джумен-нойона, и неторопливо зашагал в степь, где его и подобрал культист на ездовом крикуне. Я же переключился на восприятие того из смотрящих, который сумел пробраться в шатер самого нойона.
   - Проклятый чернокнижник! - нойон шарахнул кулаком по кошме, на которой сидел.
   - Господин? - поднял голову пожилой мобед, видимо, являющийся советником вождя.
   - Воинам надо было стрелять в проклятого посланца прежде, чем он открыл рот! - губы нойона кривились в ярости.
   - Убивать посланников - не в обычае степи, - покачал головой жрец. - К тому же этот принес важную весть...
   - Какую? - усмехнулся нойон. - О предательстве Джагерея? Ха! Как будто я сам не знаю, что этот потомок сына рабыни от презренного животного сам мечтает стать владыкой всех воинов степи, и ради этого пойдет на союз хотя бы и с демонами Инферно! Хан... Ха! Он имеет столько же прав на титул хана, как и раб, выносящий навоз из стойла моего коня.
   - Тогда почему Вы так злитесь, господин? Ведь, как сказал тот неумирающий, чьи советы временами слушают при дворе Повелителя Повелителей: "ты сердишься, Цезарь - значит, ты не прав!", - мудро покачал головой мобед.
   - Шаман, - тяжело вздохнул нойон. - Ты хорошо знаешь пути духов. И пути простых людей, лишенных ореола власти открыты тебе. Но вот интриги властителей скрыты от тебя. Как будто чья-то воля застилает твои зоркие, несмотря на почтенный возраст, глаза.
   - Так открой мне их, - ответил шаман. - Чтобы дать хороший совет - я должен знать множество странных вещей... и причину твоей злости - в первую очередь.
   - Ответь мне, вещий шаман, - криво усмехнулся нойон, - могу ли я оставить без ответа весть о предательстве презренного Джагерея? Весть, которую слышали множество воинов... да что там - женщины, дети и рабы слышали голос этого демона.
   - Нет, господин, - покачал головой мобед. - Люди посчитают, что Вы слабы, если предательство останется без ответа.
   - А могу ли я оставить без охраны свое племя, женщин и детей, рабов и имущество, и мудрых старцев? - спросил нойон.

   - Нет, господин, - покачал головой мобед. - Слишком многие из тех, кто сейчас вовсю изображают из себя "вольных воинов степи", не понимая, что нам надо объединиться, иначе чернокнижник сомнет нас, посчитают это хорошим моментом для нападения. Но я все еще не понимаю...
   - Пойдем, мудрый шаман, - усмехнулся нойон, - посмотрим на то, что сейчас скрыто от нас стенами шатра...
   Степняки вышли, а смотрящий остался внутри. Однако голоса беседующих были по-прежнему отчетливо слышны.
   - Взгляни, шаман: что ты видишь? - спросил Джумен.
   - Я вижу Мать-Землю, - ответил жрец. - Но я не...
   - А теперь подними свой взгляд выше, над прекрасными холмами плодородной Матери, - посоветовал нойон. - Что ты видишь теперь?
   - Отца-небо, - ответил мобед, имя которого так и не было названо. - Того, кто посылает нам благодатный дождь и испытывает палящим Солнцем.
   - А между Матерью-Землей и Отцом-небом что видишь ты, о зоркий шаман, чей взор не упустит даже незримый прочим след духа ветра? - поинтересовался нойон.
   - Я вижу... точку? - задумался мобед. - На орла не похоже... Сейчас я... Ох!
   - Вот именно, шаман. Вот именно, - отозвался нойон. - Духи земли и неба не помогают мне. Я не слышу шепота трав и дыхания ветров. Но я и так могу сказать, что та летучая тварь, на которой прибыл посланец чернокнижника - никуда не делась. Она кружит там, как гриф в поисках падали. Кружит... и ждет, когда я разделю свои силы. Ну что, какой совет ты дашь мне, мудрый шаман?
   - Отправь гонца, нойон, - отозвался мобед. - Отправь гонца и сообщи ничтожному Джагерею о предательстве чернокнижника. Пусть он мучается выбором. Думаю, над лагерем ничтожного кружит такая же черная птица несчастья... Пусть твои враги сойдутся в бою. А ты посмотришь на их схватку. Посмотришь - и решишь: напасть ли на ослабленного победителя, откочевать ли в более спокойные земли...
   - ...или пойти под руку сильного, в чем тоже нет позора, - дополнил вывод мобеда нойон. - Что ж. ты по-прежнему мудрый шаман. И советы твои - хороши. Я благодарен тебе, и сделаю так, как ты сказал.
   В сущности, такой вариант меня пока что устраивал.
Неприятно было бы, если бы Джагерей, получив от Джумена весть о коварном предательстве, плюнул бы на слова давнего врага, и остался во весь опор сидеть на месте.
   Разумеется, Джумен не стал отправлять с дурной вестью одного из своих воинов.
Вместо этого к Джагерею отправился раб, которому пообещали: "выживешь - будешь свободен". Признаться, на месте этого паренька, я бы поведал послание Джумена разве что грозе, что потихоньку собиралась над степью. Ведь гроза всегда говорит правду... и всегда говорит: "Нет!" Но мальчишка оказался чересчур честным для такого решения, и теперь мчался на север... к возможности обессмертить свое имя в качестве "верного раба" и "погибшего героя". И кто я такой, чтобы ему мешать?
   Между тем к лагерю Джагерея выдвинулись не только этот мальчишка, но и восемь из девяти имеющихся у меня на данный момент Теней, которых везли на своих ездовых крикунах культисты. Ставр остался в замке в ожидании сведений о демоническом культе, следы которого обнаружились в сгоревшем хуторе.
Сведения были заказаны у Ночной гильдии, чей гонец должен был появиться в ближайшее время. С тенями выдвинулась и мой главный специалист по скрытному проникновению, убийствам и похищениям - Кэра Серриган. Высадив пассажиров, культисты отлетели подальше, чтобы не мешать скрытности, но при этом - остались достаточно близко, чтобы, в случае чего осуществить экстренную эвакуацию.
   Где, по-хорошему, стоит размещать помещение с ценными заложниками? Разумеется, там, где они окажутся под наибольшим наблюдением, т.
е. неподалеку от резиденции вождя, где, помимо собственно охраны заложников за ними смогут присматривать и охранники вождя. Но такое решение не для великого Джагерей-хана! Регулярно видеть рядом с собой этих низших - это не для него! Поэтому детям выделили самый поганый шатер на краю стойбища. Сами дети точно не убегут, а приближение отряда из племени их родителей - заметят в ровной степи издалека... Однако, в нашем случае ситуация сложилась не совсем обычная...
   Джагерей-нойон, совершенно не по делу претендующий на титул Джагерей-хана, выскочил из своего шатра, размахивая саблей в одной руке и отрубленной головой несчастного гонца в другой. Из его невнятных воплей стало понятно, что он призывает своих верных воинов последовать за ним и отомстить подлому предателю.
Некоторое время стоянка племени, державшего руку Джагерей-нойона, напоминала не то закипающий на огне чайник, не то картину, живописующую официальный визит лисы в курятник. Однако, постепенно, картинка упорядочилась, и кочевники все-таки сумели выступить. Два десятка конных стрелков, пяток нукеров, и два хирбада, видимо - учеников Анатэ-мобеда, карьером двинулись в сторону Великой реки. В лагере же остался крайне недовольный своим назначением нукер, двое конных стрелков и все сорок погонщиков.
   Признаться, я ожидал, что Джагерей оставит на охране лагеря больше народу.
А сложившийся расклад давал мне возможность для одной интересной комбинации... Тени и Кэра укрылись в небольшом распадке неподалеку от лагеря Джагерея, а культисты отправились к Азиру, и через некоторое время недалеко от стойбища собрался неплохой ударный отряд, способный смять сопротивление оставленной опрометчивым вождем кочевников стражи. Сами же культисты, возглавляемые Пьеном и его пассией, высадив бойцов, ушли на большой высоте вслед за воинами Джагерей-нойона. С ними же отправились две из прилетевших сфено. Просто так, на всякий случай. Вдруг хирбады Джагерея сумеют-таки призвать что-нибудь летающее и достаточно сильное, чтобы угрожать культистам.
   Ожидая, пока Кэра просочиться в лагерь (что белым днем было не так уж и просто даже для обладательницы навыка Скрытность 4 уровня), я смотрел, как Ставр общается с посланниками Джагерея, еще не знающими о чудесной перемене в их судьбе.
И о том, что пара оставленных в замке Всадников Хаоса присутствуют при беседе не для того, чтобы показать уважение к посланцам... точнее, не только для этого.
   Следующим мое внимание привлек смотрящий, приставленный к Джагерею.
Будучи существом, материальным не более чем "несколько", невидимый демон перемещался немногим медленнее, чем лошадь, скачущая галопом. Всадники же Джагерея заботились о своих верховых животных, и перемещались, поддерживая "экономический ход", то есть - легкой рысью. Так что смотрящий вполне мог наблюдать за движением отряда. Тем более, что траектория этого самого движения оказалась на редкость предсказуемой: вначале Джагерей-нойон выехал на пляж напротив Азира, махал там руками и что-то кричал, похоже, не осознавая, что на другом берегу его совершенно не слышно. Однако переправляться прямо к замку предводитель кочевников не стал. С его силами штурмовать Азир мало чем отличалось от самоубийства. Другим возможным решением было спуститься вниз по течению, и переплыть реку где-то за балкой, а потом - уйти в рейд по малым поселениям, вроде Красноголовиков, Каменки и множества безымянных хуторов. Вреда таким образом он мог причинить немало... Но любое перемещение к югу приближало Джагерея к ставке Джумен-нойона... а этого "храброму предводителю", похоже, не очень хотелось. Так что отряд кочевников двинулся к северу, в сторону золотоносной косы. Ожидаемо. Так что возле золотой копи уже располагался отряд оборотней и еретиков под предводительством Фабриса. С ними же отправилась и Лёсса с феечками. Причем феечкам я поручил очень важную задачу "защищать мою приемную дочь", а Лёссе, соответственно - "присмотреть за феечками, а то существа они наивные и взбаломошные... как бы чего не случилось". Учитывая присутствие в этой компании еще и Фабриса, можно было ожидать, что уж у них-то потерь быть не должно.
   Кочевники бросились в воду и поплыли, держась за шеи лошадей.
Течение Великой было сильно, так что Джагерей отправился в свой великий заплыв, стартовав серьезно севернее предполагаемой точки финиша.
   Увидев начавших переправу кочевников, работники золотого прииска побросали свои инструменты, и кинулись к обрыву, где наверх вела единственная тропа.
Пытаться спасать имущество, включая уже добытое золото, им было строго запрещено. Так что эвакуация была завершена прежде, чем отряд Джагерея доплыл до середины реки.
   В так и оставшемся бессмысленными, но, тем не менее, уже оговоренных пункта несостоявшегося договора с Джагерем было оговорено, что его воины не должны приближаться к моим владениям ближе, чем на середину Великой. Так что, как только невидимая граница была перейдена, я отдал приказы и Ставру, и Пьену.
   Ставр обратился к посланникам Джагерея, и сообщил им, что пославший их перешел границу с вооруженной силой.
Так что у них теперь есть два пути: принять присягу Кайларну, полноправному владыке всего домена, либо же отправиться в тюрьму. Анатэ-мобед выбрал третий путь: он начал читать какое-то заклинание... Глупое решение для мага в зоне досягаемости мечей всадников Хаоса, что последние немедленно и доказали: в Страну Вечной охоты мобед отправился тремя кусками. Шибан поднял руки, открытыми ладонями в сторону всадников, показывая, что не собирается драться. Идигей же дернулся было к сабле... но под насмешливыми взглядами бойцов, превосходящих его и рангом, и уровнем, и вооружением, также не стал оказывать сопротивления.
   Одновременно с этим событиями Кэра вонзила свои хитиновые клинки в горло и грудь оставленного на хозяйстве нукера, оставившего охрану заложников на подчиненных и с удобствами отдыхающего в шатре.
В отличие от лича в подземельях Акрелата, нукер, так и оставшийся для меня безымянным, не имел ни характерной для нежити устойчивости к критическим ударам и ударам в спину, ни амулета "Верного стража". Так что одного удара ему хватило. Следом за ним отправились и стрелки у шатра заложников: каждому хватило не более чем двух стрел от теней, а влетело в обоих по четыре. На всякий случай я решил перестраховаться.
   Большей части погонщиков в лагере не было: они, как им и положено, выпасали стада, принадлежащие племени.
Так что восьми теням и Кэре противостояло не более пяти погонщиков. Расклад более чем безнадежный, и все присутствующие это отчетливо сознавали. Тем более, что противостояние в таком составе длилось считанные минуты, понадобившиеся для того, чтобы мы с Иримэ и сфено добрались на помощь к нашим. После чего лагерь был захвачен, и официальное прикладывание Кольца Лорда и смена флага были уже формальностью.
   Между тем на основные силы Джагерея, старательно плывущие через реку, обрушились культисты.
Не входя в зону поражения мощных луков степняков и заклятий хирбадов, они рассыпали множество флешетт. А поскольку кочевники плыли довольно-таки плотной группой и были стеснены в маневре, попадаемость оказалась получше, чем по цели на суше. К тому же, даже ранение, которое могло бы показаться довольно легким для существа, твердо стоящего на земле, плывущего неумолимо влекло на дно в связи с невозможностью остановиться, перевязать рану и остановить кровотечение. Однако часть кочевников все-таки сумели выплыть. Среди них оказался даже один из хирбадов, а также сам Джагерей-нойон.
   И тут над обрывом поднялись оборотни, составившие стену щитов.
А из-за их спин ударил залп еретичек-охотниц. Ответный залп выживших кочевников ударил, главным образом, по щитам оборотней: навесом забросить стрелу по невидимой цели, и так стоящей на пятиметровом обрыве, решились немногие стрелки кочевников. А немногих пострадавших подлечили феи.
   Оборотни стояли так, что для поднимающихся по тропинке, по которой убежали работники золотого прииска, они оказывались справа.
И кочевники отчетливо поняли, что взобраться на обрыв им не дадут. Узкая полоска пляжа к югу от места столкновения стремительно зарастала колючими кустами. Их еще можно было перепрыгнуть... но Джагерей решил не испытывать судьбу, и повернул своих воинов к северу, возможно - надеясь уйти за Завесу. Но тут воздух со стоном пошел трещинами, и из получившегося провала на окровавленный песок пляжа шагнул Палач Лёссы. Первый же взмах чудовищного меча искалечил сразу трех коней, вызвав вой черной, подсердечной ненависти у кочевников. Следующий удар тяжелого клинка перерубил ногу Джагерея над коленом, и глубоко ушел в бок его коня. Кочевники, успевшие остановиться и не влететь в получившуюся кучу-малу, дали залп. Поскольку цель была прямо перед ними, отчетливо видима и не закрыта щитом, эффект был гораздо лучше, чем при стрельбе по еретичкам. Однако запредельные характеристики палача позволили ему пережить первый залп, а когда его все-таки расстреляли, над грудой кричащих, искалеченных людей и лошадей уже поднимались колючие кусты, намекающие, что сбежать в этом направлении тоже не получится.
   Выжившие кочевники отъехали на косу, где, собственно, и добывалось золото.
Еретички-охотницы, бывшие отнюдь не такими уж хорошими стрелками, на такое расстояние стрелять не стали... зато из-за их спин взлетела виверна, потом вторая... В общем, положение осажденных быстро стало безнадежным: попытка переплыть реку обратно под обстрелом никуда не девшихся культистов и атаками виверн и сфено, была сочтена не дающей надежды на выживание. И оставшиеся в живых кочевники выкинули белый флаг.
   Еще когда толпящиеся на косе, избиваемые с берега и с воздуха всадники не решались капитулировать после смерти вождя, выяснилось, что Джагерей не зря именовал себя "Вождем вождей". После его гибели под моей рукой оказались еще два кочевых племени. Уж не знаю, было ли это связано с тем, что его убили именно мои воины, или же с тем, что над его главным стойбищем уже развевался мой флаг, но ездить по степи и принимать оммаж у предводителей этих поселений мне не пришлось. Их просто приписали к моим владениям, и все.

   "Стойбища кочевых племен". Главная сила и главная слабость "белой" ветви каганата. В отличие от хуторов, деревень и даже сел людей, живущих под Светом империи, или в тени Хранителей, да даже и бондов Повелителей Моря, стойбища кочевников позволяют нанимать не только погонщиков, но и воинов второго ранга - конных стрелков. В результате армии Каганата всегда многочисленны, и "их стрелы затмевают Солнце". Но есть у этих поселений и иная, не столь приятная повелителям Каганата, сторона: свободолюбивые и жадные кочевники очень не любят расставаться с деньгами. В результате при повышении налога более, чем по пяти монет с человека - в кочевых стойбищах начинает расти недовольство, а там и до бунта недалеко. Учитывая же, что большая часть армии Каганата - те самые конные стрелки, которых в стойбищах и нанимают, бунт стремительно растет, захватывая и отряды армии владыки. И это, наряду с интригами высших сановников, эффективно ограничивает амбиции владык Каганата, и тех игроков, кто принял на себя управление доменами этой фракции.
   Впрочем, надо сказать, у "черной" ветви Каганата все еще хуже. Племена охотников и собирателей просто не могут добывать намного больше, чем это необходимо для собственного прокормления. Так что больше, чем по две монеты с жителя выбить просто нельзя никакой жестокостью. И владыки этой ветви быстро приходят к мысли сделать основным экспортным товаром и источником дохода распродажу собственных подданных, благо, плодятся они в неимоверных количествах.
   Впрочем, размышления об особенностях экономики Каганата, с которыми мне еще придется столкнуться, пока что не слишком актуальны. Вернемся к реальности.
   Квест на спасение заложников в полном объеме выполнить не удалось: как я выяснил из логов, одну из девочек убили буквально через минуту после того, как я принял задание. Бывает. Эта особенность игры провоцировала непрерывный плач, стон и скрежет зубовный на форумах, но реакция администрации была на удивление пофигистичной. Да. Не все квесты, сгенерированные системой можно было пройти, получив максимальную награду. Более того - не все задания вообще реально выполнить. Случается, что иногда квест оказывается провален как бы не прежде, чем за него возьмешься. К счастью, такие квесты практически никогда не сопровождаются штрафами за провал. Тем не менее, большую часть детей я спас, и теперь, как следовало из описания квеста "Спасение. Часть 2" надо известить родителей спасенных детей. Награда опять была обозначена как "вариативная". Что ж. Посмотрим. Но пока что - любимая часть игры для многих. Мародерство. То есть - сбор трофеев.
   Палатка, принадлежавшая раньше Анатэ-мобеду, была обозначена как "храм Тэнгри-хана". Разумеется, я немедленно переосвятил алтарь своему богу, получив дополнительную репутацию в глазах Изменяющего пути... и привязанного к храму культиста. Он медленно сформировался из туманной дымки. Высокий кочевник с отметками клана Плети Ветра, к которому принадлежал и Джагерей.
   - Я, Ненитар-мобед, приветствую тебя, Высокий жрец, - кочевник склонил голову. Вежливо, но не опуская глаз. Он ожидал атаки от своего предводителя... и был, в сущности, прав. В конце концов, мы служим не кому-то там, а Архитектору судеб.
   - Рад видеть тебя, Ненитар-мобед, - улыбнулся я ему. - Надеюсь, ты достаточно хорошо слышишь нашего бога, чтобы ступить хотя бы на верхние ярусы Лабиринта... и правильно нести Его Слово своим соплеменникам.
   Я всмотрелся в характеристики нового жреца. Что ж. Полноценный мобед: Свет, Разум, шаманизм... Разве что вместо обычных для мобеда Стихий - Хаос, что, в общем-то, для жреца Изменяющего пути и не удивительно. Немного жаль, что, в отличие от предыдущего хозяина этого стойбища, Джагерея, я не смогу присоединить жреца к своим войскам. Что ж. Кроме преимуществ, у статуса Неумирающего есть и недостатки. Пока я не захвачу хотя бы один город Каганата - настоящих мобедов, магов света, разума и стихий мне не нанять... кроме, разве что, одиночек в таверне. Но там будут скорее герои...
   Оговорив с новым жрецом общее направление проповедей, я стал осматривать сундук Анантэ-мобеда. Как ни странно, но у него нашелся совершенно не подходящий для мобеда свиток "Призыв совы", первого круга магии Жизни. Что ж. Вот и способ известить родителей заложников о том, что их дети вне опасности.
   Свиток я отдал Сайе, одной из феечек, что были со мной практически с самого начала.
   Совы, призванные феечкой, получили по записке на лапке и улетели к адресатам. Я же продолжил мародерку.
   В шатре Джагерея обнаружился неплохой лук, видимо, из числа "запасных", и кольцо лучника с неплохими статами: Ловкость +5, Вероятность критического удара при стрельбе +3%, Скорость стрельбы +10%. По сугубому невежеству я предложил все это Иримэ, но увы... Выяснилось, что стрелки Каганата натягивают тетиву монгольским способом (тетива тянется большим пальцем, который, собственно, и защищается кольцом лучника), а эльфы, как впрочем, и стрелки Империи и Хранителей Древних - средиземноморским (тетиву тянут три пальца: указательный, средний и безымянный, при этом стрела удерживается между указательным и средним), и пользуются не кольцами, а перчатками, каковая и была мне немедленно продемонстрирована.
   Точнее, оную перчатку ткнули мне в ном, после чего я был обвинен в невнимательности, грубости, глупости, и много чем еще. Успокаивать девушку пришлось долго... И есть у меня сильное подозрение, что в результате успокоить удалось не за счет моего собственного красноречия, а просто тупо сработала "Дипломатия", удачно наложившаяся на и так высокую репутацию в глазах эльфийки. Так что и лук, и кольцо, я ее уговорил-таки взять, пообещав, что обязательно найду для нее учителя из числа кочевников. Благо, после открытия границ, я так и так собираюсь вести экспансию в сторону Каганата, а уж там - обязательно найму высокорангового кочевника, рано или поздно, так, или иначе.
   Всего в шатрах погибших при моей атаке на кочевье и в попытке набега на мой берег, обнаружилось 7251 золотая монета. Что, вспоминая о близящемся конце недели, выплате жалования и оплаты техобслуживания, а также найме новоприбывших - было очень даже вовремя. Также нашлись 5 мер кристаллов и 3 меры самоцветов. Руду, лежащую в запасе при походной кузнице, я трогать не стал. Серы и ртути не обнаружилось вовсе.
   Еще в шатре мобеда нашлась книга "Путь Тенгри-хана". Она не давала никаких навыков или же умений. Но в ней описаны были "различные пути постижения бесконечной Воли Неба", то есть секты, течения и ереси главной веры Каганата. Так что, когда родители бывших заложников добрались до не менее бывшей ставки Джагерея, я все еще читал, разбираясь в тонкостях и хитросплетениях веры людей, которых собирался завоевать.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Эйс - в теннисе подача навылет. Подача, которую невозможно принять. Выигранный одним ударом мяч.
   Децимация - казнь каждого десятого