- Приветствую тебя, незнакомец. Не спеши так шустро, остановись хоть на минутку.
  - Э-э-э …, привет, ну стою. А дальше что? И ещё, ответь. Где это я? Что со мною произошло? И вообще…. Кто ты такой? Неужели ты бестелесный призрак, или быть может ангел?
  - Х-м …. Интересные размышления и умозаключение, но не правильное. Впрочем, всё это не важно. Главное, тебе сильно повезло и тебя, ждёт увлекательное приключение - переселение в мир магии.
  - …?
  - Понимаю, нет слов. Ты послушай самое главное, ты вселишься в тело не какой-то там подзаборной голытьбы, а высокородного господина, наследника престола. Ты этому рад?
  - Не понимаю, как подобное может происходить, но, наверное, рад. Если только, ты меня не разыгрываешь.
  - Ну-у-у…, такими обещаниями не шутят. Всё, уговорил, дарю тебе шанс ещё немного пожить. Только потом, не жалуйся …
   Фрагмент странного диалога, случайно подслушанного где-то в астрале и о котором, один из его участников полностью забыл.


  
  
Пролог.

  
   Эта интенсивная круговая тренировка ожидаемо довела Кирилла до состояния привычной усталости, только навалилась она немного раньше, чем ему того хотелось. Ничего не поделаешь, возраст берёт своё. Впрочем, этому мужчине грех жаловаться на здоровье и дряблость своего тела. Не всякий его ровесник может похвастаться его физической формой и неутолимой жаждой до любовных утех. Да, Смолин до сих пор охоч до противоположного пола. Правда, в последнее время амурный пыл заметно приутих, да и по совету кардиолога, приходится ежедневно пить разжижающее кровь лекарство и регулярно проходить медосмотры. А так, некоторые молодые любовницы утверждают, будто крепости его тела могут позавидовать многие их знакомые парни. С одной стороны подобные утверждения приятны, но, претит само сравнение с кем-то другим.
  Вернув гантели в стойку, ощущая приятную усталость натруженных мышц, Кирилл, подобрал со скамьи полотенце и молча пожал протянутую тренером руку.
  - Кирилл Маркович, на сегодня всё. Вы отлично поработали. Жду вас в среду, к одиннадцати часам, отработаем первый комплекс. Всего вам доброго.
  - Спасибо Денис. Сегодня ты меня качественно ушатал, как я того и желал. Молодец. - улыбнувшись только краюшками губ, ответил Смолин.
  - Да чего там. Да, кстати, Маринка - Шанель, уже с полчаса по вам глазками "стреляет". И постоянно крутится вокруг нас. Видать желает продолжение ...
  - Денис, это только её дело, что и где она хочет. Помнишь наш уговор?
  - Молчу – молчу. – шутливо подняв руки и хитро улыбаясь, ответил атлетически сложенный крепыш одетый в клубную спортивную форму. – Всего лишь хотел обратить внимание на девчачьи страдания.
  - А тебе какое дело до этих страданий? Поэт недоучка. – строго "кольнул" тренера взглядом Кирилл.
  - Никакого.
   - Вот и молчи. Всё, пока, до послезавтра.
   Не слушая, что ещё скажет парень, коренастый мужчина, на вид сорока пяти, пятидесяти лет, с сильно расплющенным носом боксёра придающим лицу немного зловещий вид, развернулся, и неспешно пошёл к выходу из спортзала. Вышеупомянутую Марину по кличке Шанель, он заметил давно и не имел никакого желания с нею общаться. С этой двадцати двух летней "охотницей на папиков" он познакомился чуть более месяца назад и именно в этом зале. Лучше бы он этого не делал. Польстился на свеженькую "куколку", сводил пару раз в ресторан. На третий день, заглянув в ювелирный магазин, подарил понравившуюся ей безделушку. А когда в тот же вечер, пожелал повести её в гостиничный номер, получил категоричный отказ. Эта …, не будем уточнять, как хочется назвать ту особу, которая заявила что "бесплатного кино" не будет. Мол, она не какая-то там дешёвка, и переспать с нею стоит весьма дорого, так как поддержание её красоты дело не копеечное. На прямой вопрос, не является ли она элитной проституткой, красавица изобразила сильную обиду и ушла с гордо поднятой головой. Была бы в торговом центре обычная дверь, могла ею хлопнуть. Эх, даже сейчас, приходилось сдерживаться, чтоб не пробить в эту наглую, "помеченную" стандартными следами пластики мордашку шустрой девки. Да не хотелось об это ... марать руки. Ведь сейчас, эта аферистка стояла на его пути, и, смотря прямо в глаза, приветливо улыбалась. Делать немалый круг, петляя среди тренажёров, дабы обойти эту "элитную путану" не хотелось, поэтому, мужчина продолжил свой путь, ничем не выказывая своё презрение к этой "породистой тёлке".
  - Привет Кирилл. – защебетала лилейным голосочком Марина, когда до неё оставалось не более трёх шагов. – Почему не звонишь? Совсем забыл …?
  - А что? Разве я кому-то что-то обещал? – удивленно вздёрнув бровь, и приостановившись, поинтересовался бывший боксёр.
  - Но ведь мы так хорошо с тобою проводили время. – слегка сконфузившись ответила девица.
  - Ты да. Я нет. Мне такие дорогие куколки как ты, не по карману. Прощай. – без эмоционально ответил Смолин и продолжил свой путь в раздевалку.
   На что надеялась эта молодая "хищница", непонятно. Да и думать об этом, уставшему после хорошей нагрузки мужчине не хотелось. У него и без неё хватало подруг, которые, не требуя платы сверх получаемых от него дорогих подарков, имели намного больше, чем некая самовлюблённая пигалица. Да и в отличие от этой малолетки, с вышеупомянутыми подругами было интересно общаться, а не выслушивать жуткий бред самовлюблённой дурочки. Тем более, не так давно у него появилась новая и весьма интересная содержанка, двадцати летняя Рита. Она олицетворяла тот идеал, который нравился ему с самого детства. Какой именно? Непритязательный и естественный по тем временам эталон женской красоты. Как говорится: "Кровь с молоком". – Приехавшая из области естественная брюнетка, не была худышкой, впрочем, толстухой тоже. И самое странное, это была разносторонне развитая личность. Кто был "виновником" этого чуда, старые учителя поселковой школы, или семья в которой она росла, это уже не важно. Девчонка решила "завоевать цивилизацию", точнее "своё место под солнцем", используя Смолина как первую ступеньку, ведущую к её "великой" цели. Так и он был не против таких меркантильных планов девушки. Каждый получал своё и обе стороны были этим довольны.
  
   Впрочем, Кириллу было не до размышлений об амурных перипетиях его нескучной жизни, он спешил в свой офис. Здесь, его ждало "не паханое поле забот", точнее защита от слетающихся со всех сторон стервятников. На днях, в принадлежащем ему автохозяйстве, избавиться от которого всё не доходили руки, сгорел только что купленный автобус, благо всё обошлось без жертв, если не считать напуганных до полусмерти пассажиров. Водитель, естественно, немного придя в себя после ЧП, позвонил в парк, доложил о случившемся и, сославшись на плохое самочувствие, отпросился домой. То, что говоривший с сотрудником диспетчер поступил правильно – по человеческим меркам, подтвердил другой шофёр, того же маршрута. Работник, объезжая на своём "сарае"(сленговое название автобуса) выгоревшую машину, "плавающую в озере" воды и пены – следы недавней работы пожарников, видел своего коллегу, которого трясла крупная нервная дрожь. Естественно, человек, переживший сильный шок, после дачи показаний дорожным инспекторам и подписанием соответствующих протоколов, добравшись до дому, напился. Осудить его за это, может или заядлый трезвенник, или тот, кто никогда не попадал в подобные стрессовые ситуации. Вот с этого всё и началось. Первой, себя "обезопасила" медичка, выпускающая водителей на маршрут. Она написала акт о злостном нарушении, водитель, после ЧП, не пришёл на медицинское освидетельствование. Взятый на следующий день анализ крови, показал наличие следов употребления крепких спиртных напитков. Почему-то сразу забылся факт, что после аварии, сотрудника отвозили на освидетельствование и в крови, следы алкоголя не были обнаружены. И в "дело" была подшита новая "бумажка".
   Дальше, дела стали напоминать крушащую всё на своём пути лавину, или что-то похуже, слетались почуявшие наживу стервятники всех мастей. Пожарники, прокуратура, ГИБДД, и прочие – прочие - прочие. Все крутили перед лицом удостоверениями, размахивали какими-то актами, различными служебными "бумагами", фоном к этому мельтешению, шли угрозы, вплоть до открытия уголовных дел. Итог этих наездов был один, откуп, или как там его правильнее назвать. Когда "властелин бумаг" получал своё, дело заканчивалось устным порицанием за несоблюдение чего-то там такого, и уход важного лица, выполнившего свой долг. От этого грабежа, не спасали даже акты с места аварии; экспертиза, подтверждающая, что всему виной был вовремя не обнаруженный механиками АТП заводской брак. И всё равно, пострадавшая сторона была вынуждена откупаться от "оголодавших пиявок", для чего, влезть в кредиты. Зачем вешать на себя долги? Так деньги все крутятся в бизнесе, свободных средств нет. И такое напряжение, вызванное ожиданием очередного проверяющего чиновника, держалось весь день. Не стоит забывать и о текущих проблемах, которые также требовали своего решения. Поэтому, поближе к вечеру покидая кабинет, Кирилл утвердился в решении срочно избавиться от бизнеса, не приносившего ничего, кроме "головной боли".
  Следующий день, суббота. Утром, точнее, в одиннадцать часов, произошло традиционное посещение сауны. Здесь, было то единственное место где можно немного расслабиться, и общаясь со старинными друзьями, временно забыть обо всех проблемах. Посидеть в предбаннике, за большим общим столом, поговорить, по желанию слегка перекусить, и... Но не всё так просто и легко, как того хочется - особенно в нашей жизни. В очередной раз, опаздывал банщик. Находящегося на взводе Кирилла, выручил Серафим(В компании, друзья часто обращались друг к другу по прозвищам, данным ещё в буйной молодости.), этот некогда сухопарый боец, а ныне невысокий, слегка заплывший жирком крепыш, без лишних слов, принялся проливать баньку.
  - Вот видите, Серафим как был, так и остался лучшим другом. – обратился к товарищам Смолин, натужно улыбаясь. – Увидел что мне плохо, и без лишних слов решил выручить. Не то, что вы.
  - Ха! А тебе, Оса, ничем не угодишь, всегда чем-то не доволен. – громоподобно, почти прокричал лысый атлет, с низким лбом и чётко выделяющимися бровными дугами.
  - А тебе, Грымза, вообще слова не давали. - огрызнулся Кирилл. - Может быть, это ты нашего банщика так напугал, вот он и ходит к нам как на каторгу. Он от твоего внешнего вида, и грозного голоса, ночами не спит, беднягу кошмары мучают. А быть может и не только ночными страхами обходится, как ты ему приснишься, - страдает бедолага реактивным энурезом.
  - Причём тут я? – с весёлой улыбкой, возмутился Гринин. – Этот алкаш, не меня боится, а вновь набухался. Так что, если не появится это чудо, сегодня я буду вас лично пробивать веничками. Поэтому фильтруйте базар…. Помните золотое правило, написанное на подаренных мне, вами заумных самоклейках: "Не грубите бармену, только он решает, что будет намешанно в вашем бокале!" – Ха-ха-ха!...
   Егор Павлович смеялся громко, долго и как обычно, его никто не поддержал. Не то что этого человека игнорировали, просто хохма была старою, заезженной.
  - Оса, у меня всё готово. – из парилки вышел вспотевший, раскрасневшийся Серафим. – Можно зайти и немного прогреться перед веничками. ...
   Уже сидя на полке, вместе с двумя товарищами радуясь мягкому пару, Смолин услышал громогласный выкрик Грымзы:
  - "О-о-о! Вот и наш, алкаш пришёл! Почему опаздываешь?"
  - Трамвая долго не было.
  - На такси езди! Или мне пригласить тебя к себе на тренировку – вместо груши? Знаешь, как вставляет мозги и развивает память. …
   Что говорилось дальше, услышать было не дано, парилка "содрогалась" от хохота находящихся в ней людей. Далее, всё шло как по накатанной дороге: поочерёдная пробивка вениками; разговоры о бабах, о спорте, работе…. Не обошлось без "промывки косточек" родным политикам, разворовывающим страну и выводящим средства на зарубежные счета. Не обошли вниманием и "внутренние органы", якобы даже в лихие времена, подобного беспредела в милиции не было. Далее, кое-кто сетовал о том, что нынче, с такой жизнью, даже их компания собирается не в полном составе. Глядишь, скоро все забросят эти посиделки, впору вводи штрафы за прогулы. Именно сегодня, не обошлось без заказа пива, каждому по небольшому бокалу. После чего, один за другим, старинные друзья начали расходиться. Смолин уходил последним, рассчитавшись с администратором сауны наличкой. Водителя он отпустил, дом находится рядом, в получасе неспешной ходьбы, да и хотелось после "посиделок" пройтись по свежему морозцу, мечтая о завтрашней встрече с Ритой. А вокруг благодать, снег ещё свежий, чистый. Это на центральных улицах и дорогах его регулярно убирают, в смысле, растворяют едкими реагентами. А здесь, пока автомобили их доставят на своих покрышках, и то, нужной концентрации для начала активного таяния спрессованной снежной корки, можно не дождаться. Разве что участковый, решив поработать, заставит домовладельцев потрудиться ручками на благо города. Да и детвора, этому снежному покрову рада. Вон, катается ребятня по уличному уклону, как на горке. Плохо, что иногда, эти пострелята выезжают на проезжую часть. Но, движение слабое…. Из размышлений, вырвал резкий сигнал клаксона, и вид скользящего чуть ли не боком автомобиля . И самое страшное в этой "картине", лежащий на санках мальчишка, остановившийся прямо на проезжей части, ему лет шесть, максимум. Малец от испуга застыл как статуя и даже не пытается пошевелиться. Он оторопело смотрит на неуправляемую иномарку, быстро скользящую к нему. Не было никаких раздумий и каких-либо расчётов. Миг, резкий разгон с места, прыжок подогнутыми ногами вперёд, удар. Одна нога, распрямившись, попадает по санкам, вторая, приходится в бок шалопая. Ещё несколько мгновений, слышен чей-то крик, заглушаемый приближающимся гулом мотора. Мелькает запоздалая мысль, что мальца можно было ударить немного слабее, он лёгкий, и так должен успеть вылететь из-под колёс. А так, если сложить массу тела Кирилла, силу его мышц и инерцию, ребенка могло покалечить. И темнота. Нет ни боли, ни шума. Одна лишь безмерная пустота, без всяких там обещанных коридоров-тоннелей, в конце которых обязательно виден свет.
  
  

Глава 1


  
  Великое ничто не было жестоким, при этом, оно не являло и эталона благодетели. Как всегда, пустота безвременья, была ко всему безразлична. Оно, не заметило и краткого, весьма странного диалога, окончившегося перехватом пролетающей по ней транзитом души. Похищенной сущностью был мужчина, помнящий не только свою нелепую гибель, но и всю прошедшую жизнь, со всеми её горестями и прекрасными моментами. Вопреки его феноменально отличной памяти, этот человек забыл всё, о чём после гибели говорил с поймавшим его "духом". Всё это осталось позади, а сейчас, Кирилл, преодолевая дурноту, открыл глаза, и вновь закрыл, так как в этом не было нужды - вокруг царила полная тьма. Лёжа в неожиданно мягкой постели, Смолин силился вспомнить, как он добрался до дома, с каких пор его постель стала такой непозволительно мягкой, и раз он проспал весь день, почему его так развезло от небольшого бокала пива. Неужели в него что-то добавили? Нет, не должны. А главное, неясно, почему он так хорошо помнит страшный сон, где погибает под машиной? На этом, силы покинули ослабшее тело, и внешний мир отключился.
   Утро добрым не бывает, эту истину, Смолин познал на физическом уровне. Во-первых, ему стало намного хуже, чем было ночью. К общему недомоганию добавились блуждающие боли в суставах и чувство онемения во всём теле. Как будто он умудрился его отлежать, и сейчас, когда восстановилось кровоснабжение, в кожу впивались миллиарды острых иголок. На сей раз был день, и Кирилл осознал, что находится не у себя дома! Он лежал на мягкой перине, скорее всего пуховой. Подобный, напоминающий нежное облако аксессуар постели, до сих пор была у его престарелой матери, а голова, покоилась на высокой подушке. Эта неудобная, излишне мягкая постель, была застелена грубой, накрахмаленной простынкой. Утопающее в этом "облаке" тело пациента, до самого подбородка накрывало настоящее лоскутное одеяло без пододеяльника, был виден его небольшой разноцветный уголок. Дальнейший обзор показал следующее: Судя по убранству маленькой, плохо освещённой комнаты с грубо оттёсанными бревенчатыми стенами, Кирилла принесли в чью-то хату. Вопрос: "Почему это сделали и зачем?" – Непонятно.
  Справа слышится еле различимая скороговорка. Кто-то шепчет её себе под нос, с монотонностью первоклассника выучившего непонравившийся ему стишок, и сейчас, с неохотой декламирующего его у классной доски. Это только усложняет понимание ситуации, в которую он попал – возникают новые безответные вопросы. А это плохо, для начала, необходимо узнать, кто этот бесталанный декламатор, может быть, удастся с ним хоть о чём-то поговорить. Всё лучше, чем полное неведение ситуации, без попыток её прояснения. Прошло много времени, пока непослушные мышцы шеи смогли повернуть голову, речитатив продолжался, не сбившись ни на мгновение. Взору предстал седовласый мужчина, на вид, чуть старше сорока лет. Одет тот был в светло-серую, старую хламиду – непонятно, то ли это рубаха, то ли халат, то ли плотно запахнутый дорожный плащ. Отчего возникла ассоциация с последним, так же не понятно. Незнакомец пристально смотрел на Смолина черными, как всепоглощающая бездна глазами и продолжал читать свою мантру. Через пару секунд, сознание вновь выключилось.
  Второе пробуждение можно было назвать жутким. Появилась подозрение, будто на фоне полученной во время странной аварии травмы, у него начал развиваться синдром раздвоения личности. Кирилл, чувствовал, как в его голове зародился некий Владимир. Вопреки своему властному имени, это был жутко испуганный человек, почему-то боявшийся, что на него вот-вот будет совершено очередное, на сей раз удачное покушение. Благо, эта трусливая, слабая личность не доминировала, и вообще, старалась спрятаться, то есть быть незаметной. Что ещё? На сей раз, бубнящий под самым ухом голос, был другим, явно молодым. Снова поглощающий не великий запас силы поворот головы, и взгляд останавливается на русоволосом юноше, в тёмно-серой хламиде. Даже удалось рассмотреть его серые глаза, упрямо буравящие Смолина, и мягкий пушок на слегка шевелящейся от шёпота верхней губе. Естественно, долго созерцать этого "говоруна" вновь не получилось, так как сознание, предсказуемо резко отключилось. Не стоит описывать последовавшую за этим череду кратких пробуждений, во время которых, мужчина видел только тёмную комнату, и трёх чтецов, поочерёдно чего-то упрямо бубнящих себе под нос. Они сменяли друг друга как по расписанию, а диссоциати́вное расстройство идентичности, прогрессировало семимильными шагами. С каждым разом, несуществующий Владимир обзаводился новыми эпизодами ложных воспоминаний о детстве и отрочестве. Как ни странно, особое место в зарождающийся душе, занимала рано умершая мама, которую он помнил как обезличенный образ тихой женщины, от которого веяло любовью, заботой и как ни странно, защитой. И так далее, и тому подобное…, зарождающаяся иллюзия чужой жизни, становилась более реальной, можно сказать осязаемой. И для её скучного описания, потребуется слишком много времени, так что, не будем на этом заострять внимание. Тем более, сегодня в комнатушке было непривычно тихо, вокруг царила тьма и приятная прохлада. Тело не болело, оно радовалось долгожданному покою, и главное, не было постоянной, изнурительной слабости. Не так. Чувствовалась сильная усталость, без привычной немощи и просто хотелось спать. Кириллу даже было лень задаваться вопросом: "Почему он проснулся, ведь его ничего не беспокоило?" – Прошла минута, вторая, …, пятая. Человек уснул, на сей раз по-настоящему, а не провалился в бездонную тьму. Он даже не заметил того, что более не ощущает в своей голове пугливого соседа, он исчез, испарился или чего-то там ещё … Правда, уходя, Владимир, оставил о себе весьма заметный след, в виде реалистичных воспоминаний о своей вымышленной жизни, то, что могло постоянно о нём напоминать.
   Сегодня, сигналом к побудке, послужил тихий скрип открывающейся двери и чьи-то мягкие, неспешные шаги. Так не хотелось окончательно просыпаться и открывать глаза, что Смолин постарался укрыться с головою. Он даже попытался это сделать, только не получилось, послышался усталый мужской голос - говоривший: "Ну, всё, хватит бездельничать, Владимир. Твоей жизни больше ничего не угрожает, пора позаботиться о своём ослабшем теле". – Ответом ему была тишина. Тогда вошедший мужчина, подойдя вплотную к изголовью постели, слегка по нему постучал пальцем. Раздался деревянный стук и следом, человек заговорил более строго:
  - Владимир Олегович, хватит валяться, уподобившись брёвнышку – вставай, сокол ты наш быстрокрылый. Дела не ждут.
  - Никакой я не Владимир Олегович, а Кирилл Маркович. – ответил Смолин, не узнав свой заспанный голос.
  - Про это, ты, мил человек забудь. И никому больше так не говори. Подольше проживёшь. И вообще, выгляни из-под одеялки-то, негоже честному мужу, во время беседы свое лицо прятать от собеседника. Ты же не душегуб какой-то, который попался на преступлении и с тех пор трусливо прячется от народа.
   Одновременно с этой странной отповедью, чья-то сильная рука резко рванула одеяло, полностью раскрыв лежащего на постели Кирилла. Естественно, беспардонным грубияном оказался седовласый чтец непонятных молитв. Его чёрные глаза, смотрели на Смолина с мягкой, почти отеческой смешинкой, сильно контрастируя с суровым выражением загорелого, как будто вытесанного из камня бородатого лица. Незнакомец стоял возле изголовья добротной деревянной кровати, отброшенное им лоскутное одеяло сиротливо валялось в углу комнатушки, а ошарашенный пациент, лежал в постели и силился понять, что здесь происходит. Продлилось это несколько мгновений, затем, Смолин ни нашёл ничего лучше, чем зло процедить сквозь плотно стиснутые зубы.
  - Эй, мужик, ты хоть понимаешь, на что ты нарываешься? О-о-о нет, я ошибся. Ты паск...а уже нарвался. – при этом Кирилл, не смотря на болезненную слабость во всём теле, смерил наглеца презрительным . буквально "пылающим" от гнева взглядом.
  - Нет, чужак. Это ты ничего не понимаешь в этой жизни. – тихо, разговаривая как с несмышлёнышем ответил бестактный посетитель. - Иль по-прежнему не догадываешься, куда ты попал? Э-хе-хе, мил человек. Уверен, коль тебя не растормошить, ты так и продолжишь понапрасну пролёживать бока на этом мягком ложе. Ты это, ответь. Почему так безрассудно транжиришь времечко, которого у тебя почти не осталось?
  - Ты это на что намекаешь? Мужик.
  - Я тебе, мил человек не намекаю, а конкретно говорю. И это, ты не прав - не мужик я, землицу то не пашу и хлебушек на ней не выращиваю. Обращайся ко мне просто, отшельник Уйка, а если со временем заслужишь такое право, то сможешь кликать учителем. И не смотри на меня так грозно, соколик быстрокрылый. Это я твою душу в великой пустоте перехватил, в этот мир притянул и помог в этом тельце прижиться. Ох и намаялись мы с тобою. Понимаешь, о чём я говорю? Нет? Тебе от этого сплошная выгода, дарована вторая жизнь. И государству нашему польза будет – оно не останется без наследника, значит случись что..., не "слетятся" соседушки, делить меж собою бесхозные земли. Ты, у твоего батюшки, по мужской линии последним из деточек в живых остался, остальных поизвили проклятые интриганы и иноземные прихвостни. Не надо, не выпучивай так свои глазоньки-то. Ты, отныне живёшь в теле наследника, значит, для всех не посвящённых в эту тайну, таковым и являешься. Но обо всём по порядку. Отныне, житие безвременно покинувшего этот мир отрока ты знаешь как своё - благодаря моим стараниям, ну и мои ученики в этом немного тебе подсобили. Это мы помогли тебе сохранить память Владимира. И да, то, что ты так легко говоришь на нашем языке, совсем не означает, будто мы все общаемся на твоей, чужеродной для нас речи. Мы её временно заблокировали, как освоишься, поможем заново её открыть. Сейчас нет, нельзя, иначе, может появиться лёгкий акцент, которого у Владимира никогда не было, и быть не может. Так что, соколик, маленько потерпи. А ноне, мил человек, мы тебе поможем с приобретением навыков необходимых для жизни в этом тщедушном тельце. Вот так. А для начала, уговоримся о наших …
   Разговор состоялся и был весьма долгим, нервозным, временами переходящим в ругань и оскорбления. Естественно, бранился и возмущался только Смолин, а колдун, лишь усмехался, с упрёком покачивая головою, да "гнул свою линию". Затем, когда все слова были сказаны и "точки над и" расставлены, началась борьба с телесной немощью. Как это иначе обозвать, если ты, как ребёнок не можешь ни просто встать, а даже чего-либо самостоятельно взять. При любой попытке выполнить это примитивное движение тычешь руками куда угодно, только не в намеченную точку пространства. Радостным исключением были лишь правильно работающие мимические мышцы, послушная шея и естественно, сама речь. Как позднее пояснил отшельник, возможность понимать и говорить на языке местных, появилась благодаря сохранённой памяти предшественника. Мимика опять же, сохранилась от того, что бывший хозяин тельца страдал, и корчился в сильных муках, или радовался их временному отсутствию, естественно, на лице отражались все проявления этой пытки. Обидно, но эти навыки не были подарками от добрых магов. Их задача заключалась в помощи четырнадцатилетнему подростку. Его умирающая сущность, должна была, восстанавливая себя, поглотить чужую душу, переработать её, сделав частицей своей, заодно поглотив все её навыки и знания. Вдруг мальчишке и они пригодятся. Только юнец, переживший за своё короткое существование несколько страшных покушений, более не желал жить. Он боялся жестокосердия обитателей своего мира и более не жаждал к ним возвращаться. По этой причине призванная из астрала душа, которая была обязана бесследно раствориться в умирающей, и этим помочь той выжить, не исчезла. Ей просто уступили место в балансирующем на грани смерти теле отрока. А маг, со своими учениками, вовремя не заметив этой подмены, сам того не желая сделал чужаку такой шикарный подарок как полное вживление в тело мальчишки. Делать, как говорится нечего, хочешь, не хочешь, а от наследника осталось только дееспособная оболочка с подсаженным в неё чужаком. Отец ребёнка, суровый правитель, пусть был не стар, но неизвестно, когда он сможет вновь обзавестись наследником и главное, сумеет ли защитить малыша от покушения во время очередного заговора.
   Резонный вопрос: "Почему бессмертная душа ребёнка умирала?" – Имеет простое, немного неожиданное объяснение. Здесь мир магии. И отсроченное убийство души чем-то мешающего человека, не самое страшное злодеяние некоторых колдунов этой вселенной. Кстати, с ними давно и вполне успешно борются все правители. Как те кто восседает на троне крупных государств, так и приютившихся на престоле в мелких княжествах. Это то, что знал данный подросток. Далее шли откровения Уйки. Естественно, он также являлся магом и порождением зла себя не считал. Впрочем, это ему не так уж сильно помогало и он, как не многие из оставшихся в живых коллег, был вынужден постоянно прятаться, скрывая свои таланты. Что ещё? Жил маг уже более трёхсот лет, постоянно меняя место жительства и имена, и последние годы опасался разоблачения. По его словам, рождаться волшебником не было необходимости, каждый человек, при желании и наличии наставника, был способен пользоваться этим даром богов. Если чужак пожелает, тоже может овладеть начальными навыками мага. А далее, только от ученика зависит, насколько тот будет силён. Кто-то остановится на бытовом уровне развития: разжечь огонь; вскипятить воду; починить только что поломанный предмет; залечить рану. Каждый сам определял необходимые в его жизни навыки. Были те, кто шёл немного дальше; осваивал боевую магию; магию жизни; плодородия и так далее. И только ограниченное число жителей этого мира, пытались стать универсалами. Этих упрямцев можно определить ёмким словом - архимаги. К ним принадлежал и старец. Наградой за усердие, им была возможность прожить невероятно долгую жизнь. Нет, они небыли бессмертными существами, просто постоянно циркулирующее в их организме волшебство поддерживало их здоровье и тело в том состоянии, когда те пересекали определённый рубеж владения силой. И то, даже в те времена, архимаги встречались не часто. Кто-то из них погибал в междоусобных войнах, кто-то от неожиданно прилетевшего в спину боевого заклинания наёмного убийцы. Встречались и те, кто, потеряв интерес к дальнейшему существованию, добровольно покидал этот мир. Ходили слухи, что эти старцы просто переходили в другое измерение, или нечто подобное. Только подтвердить или опровергнуть такую информацию было невозможно, тела ушедших колдунов бесследно исчезали. Встречались даже очевидцы, которые утверждали, будто видели как их медитирующий учитель, чему-то улыбнувшись, просто растворялся в воздухе. И вновь, представить доказательства своим словам, эти видаки не могли. Так и оставались подобные рассказы слухами и не более того.
   То, что началось после той беседы по душам, можно обозначит двумя словами: "Сплошная рутина". Приходилось учиться всему, сидеть, ходить; держать ложку, вилку, нож. Ладно бы, решались только эти проблемы, но было необходимо учиться пользоваться знаниями Владимира. Иногда это получалось легко, временами, вселенец часами просиживал за книгами, или если таковых не было в наличии, старательно вспоминал отдельные эпизоды из чужой жизни. А когда и это не получалось, слушал нудные лекции тех, кто разбирался в нужном вопросе. Стоит добавить ещё одну деталь к мозаике заново собираемой личности сына правителя. Мстивой младший, как и все его сверстники, до момента последнего покушения не знал, что магия доступна для всех людей, без исключения. Он был убеждён, будто ею владеют только одарённые, и обязательно злодеи, которых необходимо истреблять пока те не вошли в свою полную силу. И да, любое волшебство, это страшное зло. Сейчас же, жизнь открыла для него, то есть для того, кто пришёл к нему на смену, свою другую, скрытую от непосвящённых сторону.
   И так, с момента, когда землянин очнулся в чужом мире, прошёл месяц. Была середина лета, и не находись жилище отшельника в лесной глуши, то Владимир, (Имя звучало по-другому, только означало Владеющий Миром, другие имена фамилии и прочее слова и определения, будут переводиться на близкие по смыслу автоматически.) и все кто его окружал, имели все шансы изнемогать от жары. Но, листва деревьев и создаваемый ими лесной полумрак, даровала приятную прохладу, которая не позволяла сильно прогревать воздух на большой, весьма светлой поляне. Что за поляна? Так на ней стоял дом и подворье старца, и его учеников. Да-да, не стоит удивляться. Уйка-отшельник жил не в ожидаемой землянке, или на крайний случай ветхой избушке, а высоком, добротном тереме, стены которого были сложены из брёвен выдержанного до серебристого цвета сухостоя. Вполне ожидаемо для данных климатических условий, окошки этого большого жилища были небольшие, двери низкие и толстые, крутые скаты крыши, были покрыты дубовыми, пропитанными смолою плашками. До привычного понятия комфорта и идеалов домостроения мира переселенца, это строение всё равно не дотягивало. Однако если судить по воспоминаниям былого хозяина тела, оно мало чем уступало княжескому терему. Как говорится: "Балансировало на грани дозволенного не родовитому человеку". – Подобные дома, часто строили зажиточные горожане, или богатые землевладельцы.
  
   В этот день, как всю предыдущую седмицу, Владимир с самого утра "сидел" в седле, нарабатывая навык долгих конных переходов. У парня, не смотря на регулярные тренировки, по-прежнему болело отбитое седалище, натруженные бедра, и "задеревенели" от усталости надплечье и руки. Что ещё? Занимался княжич под присмотром старшего ученика колдуна, русоволосого крепыша Вторуши, который со дня, когда их именитый пациент начал вставать с постели, ходил только в аляповатой, яркой, нелепой на вид одежде. Сегодня, это были чёрные сапоги из кожи, синие шаровары, длиннополая красная рубаха на выпуск и поверх неё то ли светло-коричневый недовязанный свитер, то ли топик-переросток. Последний предмет одежды был чересчур короткий, прикрывал только грудную клетку и четверть живота своего хозяина. Венчала этот костюм, нелепая войлочная шапка, схожая с теми, что носили древние скифы. Молодой тренер постоянно хмурился и время от времени, ловко щёлкая кнутом, подгонял замедляющего аллюр вороного жеребца. Делать замечания Мстивою младшему он видимо не имел дозволения, поэтому подмастерью волшебника приходилось таким способом пугать бедное животное, которое, услышав громкий щелчок, резко ускоряло свой бег. Впрочем, жалеть животину не стоит, так как через определённые промежутки времени, приморившегося коня меняли. Чего не скажешь о всаднике. Он, после короткого отдыха, а иногда и без оного, пересаживался на очередного скакуна и нудная скачка по кругу продолжалось.
   Не смотря на это, сегодня для осваивающегося в регалиях этого мира переселенца, наступил счастливый день. Спустя час после полудня, в "усадьбу" прискакал гость в форме княжеского воина, и на этом, занятия для утомлённого выездкой отрока были окончены. Ему дозволили ополоснуться в бане, предложили одеться в "парадную" одежду и впервые за всё время, пригласили в большую трапезную. Там, сидя за длинным столом, Владимира уже ждал Уйка и его гость. Мужчина, по виду был сверстником колдуна, широкоплечим воином, невысокого роста. Сильно поражал взгляд его серых глаз, который был способен вызвать у обычных обывателей оторопь. Портило образ грозного вояки одно, красный нос - картошкой. Впрочем, успевшего умыться и вычистить запылённую одежду воина, эта выпирающая деталь лица нисколько не смущала. Он о чём-то мирно беседовал с колдуном и при появлении, Олеговича, быстро, но одновременно величественно поднялся с табурета, на котором сидел.
  - Здравствуй, Владимир Олегович.
   Поздоровался воин, слегка склонив голову. Затем неспешно выпрямился, и окинул вошедшего отрока оценивающим взглядом. Так можно смотреть через прицел, или на допрашиваемого человека, которого подозревают в каком-либо преступлении. Однако, юноша выдержал, не отвёл своего взгляда. Он вспомнил этого служивого, даже больше, перед ним стоял отцов ближник, поэтому, только обозначив лёгкий кивок головы, парнишка ответил:
  - Здравствуй и ты, Игорь Жданович. Как поживает твоя семья? Здорова ли твоя жена Меланья? Как дети, растут, не болеют?
  - На все вопросы отвечу коротко, всё прекрасно. – сказал воин, продолжая "сверлить" Владимира тяжёлым взглядом.
  - По поручению моего отца к нам заглянул, или так, спонтанно решился проведать? – как ни в чём не бывало, поинтересовался Мстивой младший, по привитой привычке предшественника, слегка склонив голову к левому плечу.
   Этот невольный жест, вызвал на лице гостя довольную улыбку, и суровые складки на его переносице и лбу почти мгновенно разгладились. Показалось, он даже довольно хмыкнул, но сделал это так тихо, что полной уверенности в этом не было. Однако Уйка, наблюдавший в этот момент за гостем, лучился довольством, как будто выиграл в лотерее миллион, или даже что-то большее.
  - Ну что, Игорёчек, признал наследника? – с лёгкой ехидцей в голосе поинтересовался колдун.
  - Вроде как и интонации в голосе и жесты все Владимира. – не уверено ответил воин. – Только не ясно, к добру такая схожесть или к беде.
   - По этому поводу-то не беспокойся. Он и про наших "добрых" соседей всё знает. И сколько те на наше добро отвечали подлым "змеиным укусом". Вся память сына Олега, в его распоряжении. Помнит он и про заговорщиков, как это дрянное семя не раз пыталось лишить его жизни, и впредь продолжит это делать.
  - И не говори Ломанный, по этому поводу я сюда и прибыл.
  - Я уже десять лет не Ломанный, а Уйка. Давно должен запомнить то, соколик. – непривычно жёстко и сурово, аж до "пробежавших по спине мурашек", ответил отшельник грозно "кольнув" княжьего посланника взглядом.
  - Прости Уйка, задумался о прошедших годах, вот и запутался.
  - А ты не путайся то, я то смогу уйти, если недруги неожиданно узнают нашу тайну. А вот тебе-то, сокол быстрокрылый, с твоей многочисленной роднёй и князем, бежать некуда. Борцы со скверной, вас везде достанут. – голос колдуна, неожиданно зазвучал спокойно, по отечески тепло.
  - Прости учитель, больше такого не повторится. – совсем по детски потупившись извинился могучий воин. – В этом я клянусь.
   - Полно те. - махнув рукою, ответил волшебник. – Ты лучше сам поведай Владимиру причину, по которой сюда прибыл, А не уговаривай меня, это делать вместо тебя.
  - Так я не знаю, как чужака зовут. Как мне к нему обращаться? – мгновенно приосанившись, поинтересовался воин.
  - Так и обращайся, Владимир. Незачем здесь путаницу устраивать. Вредно это, не только для здоровья, но и для жизни. Особо для тебя, Игорёк и всех твоих близких ...
  - Всё понял, такого больше не повторится. - виновато покосившись на колдуна, заговорил Сокольский. – Значит так. Я уже говорил Уйке, скажу и тебе, Владимир. Для всех, сегодня утром, на тебя вновь было совершено покушение. На сей раз можно сказать удачное, твой двойник погиб, пусть и умер не сразу . Жалко конечно парнишку, но у него такова обязанность, прикрывать твоё отсутствие, или посещать опасные места, где на тебя могут напасть. Егорка был сильно на тебя похож, и другого такого, мы покамест не нашли.
   Игорь замолчал, видимо ожидая вопросов от отрока. А Кириллу было не до них. Ему вспомнился один из мальчишек, что росли в одном дворе с ним. За них и отвечал Сокольский, как-то добиваясь, чтоб они ходили как княжич, говорили, держали осанку. С ними занимались всем дабы те максимально походили на наследника. Этих ребят учили вместе с княжим сыном, правда, спали они в разных помещениях. Временами, когда Игорь решал, кто из них сегодня будет заменять наследника, то выбранный мальчишка светился от гордости. Кирилл, задумавшись, припомнил, в последнее время этих сорванцов стало намного меньше. Значит, не вернувшиеся мальчики пострадали, приняв предназначавшийся княжичу удар на себя. И это не считая тех покушений, которые пережил сам его предшественник. Не сладкая ему досталась жизнь, не менее опасная, чем в девяностые годы, в его былом мире. А Ярович (Отца Игоря звали Ярый), не дождавшись ответа, продолжил:
  - На сей раз, Владимир, погиб твой дядька (Наставник), старый Достомысл, постарался прикрыть мальца своим телом. Стало быть, всё зря - обоим досталось. Колдовская проказа съела тело твоего наставника за несколько минут. Мы уж подумали, что Егорку эта дрянь не задела, однако через час, жуткая короста начала распространяться от его левого локотка по всему тельцу. Уверен, сейчас от мальца уже ничего не осталось, а ту коросту, в которую он обратился, давно сожгли. Стало быть, у нас такие безрадостные дела. Того подлого, иноземного колдуна и парочку его пособников, мы конечно смогли пристрелить, да порубить на мелкие кусочки. Вот того что они натворили, не исправить.
  - А почему дядька Достоум полез под удар? Мог не закрывать моего двойника своим телом, а оттолкнуть того в сторону. – удручённо поинтересовался Кирилл. – Неужели он не знал, что вместо меня он сопровождает Егорку.
  - Всё он знал. – со вздохом ответил Уйка. – Только поступи он иначе то, недруги мгновенно догадаются о подмене, и чего доброго заподозрят, что тебя, соколик, нет в столице. После этого, на всякий случай, будут сторожить тебя сразу на всех дорогах. А так, для всех, ты и твой отец, после сегодняшнего нападения и гибели преданного вам всей душой наставника, сидите в кремле. Твой очередной двойник то, не так сильно как Егорка на тебя похожий, временами мелькает в окошках вашего дома. А к нему, никого кроме нескольких допущенных в тайну человек, близко не подпустят. И вообще, мил человек, перестань думать о себе как о человеке, которым ты ранее был.
  -Но как ты об этом узнал? Ведь я, …
  -Не забывай кто я. И помни, подойдя к тебе поближе, подобное сможет почувствовать и твой враг, если он достиг уровня архимага. Так что будем оставшееся время тренироваться и в этом направлении.
  - Всё так, времени у вас осталось мало. Твой батюшка приказал, прибыть домой через пятнадцать дней, не позже. Иначе все догадаются о твоём отсутствии. Или, чего доброго решат, будто у князя не стало наследника. Так что, ты просто обязан поприсутствовать на пиру в честь твоего счастливого спасения. Пусть все увидят тебя поближе, удостоверятся, так сказать. Да и пора устраивать для тебя смотр невест. Пускай твой батюшка и родичи, подберут тебе подходящую невесту. …
   Гость у отшельника надолго не задержался. По его словам, для всех он вёз на северные рубежи весть о том, что княжич жив и по окончанию траура по погибшим, в честь его спасения, будет устроен пир. Заодно, всем достойным уважения отцам семейств, будет объявлено о предстоящих смотринах невест наследника. О том, что по пути воин заглянул в гости к некому отшельнику, никто из непосвящённых в тайну не узнает. При условии, что гонец надолго в гостях не задержится. После чего, вновь началась рутина напряжённой учёбы. Можно сказать так, успехи были во всех дисциплинах, кроме магии. Никак Владимир-Кирилл, не мог почувствовать её присутствие, не говоря уже о работе с нею.
  
  

Глава 2


  
   Ольга - девица тринадцати лет, которой по осени должно исполниться четырнадцать, с утра крутилась у самой большой ценности её семьи, огромного зеркала, привезённого из далёкой восточной страны. А там, было, на что посмотреть и чем гордиться. В незамутнённой глади дорогого стекла, отражалась её тугая, толстая коса соломенного цвета, которая будучи перекинутой через плечо, резко контрастировала с подведёнными чёрным цветом бровями. Синие, по-юношески широко открытые глаза, привычно смотрели на отражение с озорной смешинкой. Миловидная улыбка, ещё сильнее округляла прекрасный овал её личика, делая девицу очаровательнее. Две компаньонки по играм и учёбе, заодно и молочные сёстры(дети кормилиц), как раз заканчивали приводить Ольгин наряд в порядок, расправляя лишние складки. Поэтому, младшая дочь коменданта крепости, вновь и вновь осматривала свою одежду, выискивая не существующие огрехи.
  - Довольно голубушки, всё в полном порядке. Можете идти, жду вас на завтраке, не опаздывайте.
  - Ладно тебе важничать, Оля, и без того видно что ты у нас прекрасная царица, от рождения. – еле удерживаясь от смеха, ответила чернявая девчонка, вторая, русоволосая, просто хихикнула, игриво закрыв ротик ладошками. – Так мы пойдём? Ваше великолепие.
  - Идите уже, хохотушки. Да не забудьте, сегодня у нас выходной от учёбы день, будем заниматься только рукоделием. Ещё до вечера, необходимо закончить вышивать наш родовой герб и подарить моему батюшке все три экземпляра. Вдруг они ему пригодятся.
   На сей раз, девушки ничего не ответили, а фыркнув, развернулись и высоко "задрав носики", с балаганно-показательным важным видом, удалились из гардеробной комнаты своей подружки. А та, как только за ними закрылась дверь, и утихло их удаляющееся весёлое "щебетание", сощурив глазки и сжав кулачки, посмотрела на фитиль, стоявшей на столике давно погашенной свечи. Прошло несколько ударов сердца, и почерневшая нить огарка, задымилась и нехотя загорелась. Вот уже второй день, как она смогла использовать своё волшебство, пусть не очень умело и легко, однако, это её первый успех в овладении бытовым чародейством. Как говорила обучающая её этому искусству кормилица: "Легка беда начало, Олюшка. Главное, ты почувствовала свою силу, а дальше всё будет намного легче. Ты это, не останавливайся в своём развитии, а я тебе в этом помогу. А в чём я по своему скудоумию не разбираюсь, тебе твой батюшка покажет и научит". – Помня наставления Марины, утверждавшей, будто для закрепления навыка, необходимо заниматься как можно больше, Оля с большим трудом зажгла остальные три свечи. Затем, устало вздохнув, неспешно подошла к столу, на котором хранились её девичьи "ценности", будь то игольница, или пяльцы, и поочерёдно погасила все рождённые её волей огоньки. Всё, сейчас необходимо постепенно восполнять свой мизерный ресурс магии. На сегодня, решила только рукодельничать, или общаться с подружками, не смотря на то, что для восполнения потраченных сил достаточно и получаса. Мамка Стерх (Стерх - белый журавль.), впервые дни не рекомендовала колдовать до полной усталости.
   Немного позже, в обеденном зале. За большим столом из драгоценного чёрного дерева, расположенного посреди большой, светлой комнаты, сидела всё семейство воеводы, ну почти всё. На главном месте восседал сам военачальник, сухопарый, жилистый мужчина, с загорелым, испещрённым морщинами лицом. Он внимательно слушал человека, сидящего напротив него, да временами, строго и не терпеливо посматривал на одну из четырёх дверей ведущих в это помещение. Рядом с ним, по правую руку, примостился его младший сын, Трофим. Полная копия отца, как телом, так и лицом. Единственное, облик молодого человека ещё не иссушило солнце и, не избороздили морщинами прожитые годы. А так, тот же колкий взгляд серых глаз, большой, с горбинкой нос, более похожий на клюв восточной птицы, и угловатое лицо. Было одно существенное различие, у Воеводы волосья были редкие, сухие и белые как саван. А Трофим носил на голове густую "копну" чёрных как смоль волос. По левую руку хозяина дома, стул по-прежнему пустовал, как и два соседних, менее удобных предмета мебели - парочки подружек хозяйки этого места. Они, вечные спутницы этой егозы в учёбе и проказах, по этикету должны войти сразу за Ольгой, поэтому, в данный момент, терпеливо ожидали дочь воеводы по другую сторону двери. Да, необходимо сказать пару слов насчёт княжеского собеседника. Присутствовавший в трапезной неожиданный гость, был одним из ближников правителя государства. Да-да, это небезызвестный Игорь Ярович, изображающий из себя гонца. Все выше перечисленные люди, сидели за ломящимся от обилия блюд столом, вдыхали аромат вкусной пищи и ждали. Ничего тут не поделаешь, таково желание хозяина, идущее в разрез с этикетом. Однако все присутствующее в зале люди друг друга отлично знали, и не придавали такому "пустячку" никакого значения, ведь комендант слишком сильно любит свою младшенькую егозу, и постоянно её балует.
  - Разрешите войти, батюшка. - шагнув в бесшумно открывшуюся дверь, поинтересовалась опоздавшая девица, однако увидев что у них гость, она моментом виновато потупилась. – Простите, задержалась. Коротая время, читая заданный учителем рассказ, нечаянно увлеклась им.
  - Заставляешь себя ждать, это не допустимо, - для вида сурово сморщив лоб и сдвинув брови, строго ответил Лют. - В следующий раз, накажу.
  - Ещё раз прошу прощенье. Больше подобного не повторится. Здравствуйте, Игорь Ярович, простите, что заставила вас ждать моего появления.
   Всё выглядело так, как и положено, девица вела себя кротко, боясь "поднять взгляд", голосок был виноватый, ангельский. Вот только все знали, проказница была далека от искреннего раскаяния, впрочем, в будущем постарается подобную оплошность не допускать. Эти подозрения подтвердились, когда Ольга, усевшись на место, через пару секунд, коротко "бросила" исподлобья на своих товарок озорной взгляд. Никак уже замыслила какое-то очередное развлечение, или шкоду.
  "Раз все мы здесь, то поблагодарим предков за всё хорошее, что с нами происходит, за дарованную ими жизнь. Отца, вершителя мира, за непрестанную заботу о нас, особенно за дарованную нам пищу". – Буднично спокойно проговорил Лют и, прикрыв глаза, тихо зашептал благодарственную молитву. Его примеру последовали все сидящие с ним за столом люди, даже прислуга, в ожидании приказов стоявшая немного поодаль, выстроившись вдоль глухой стены небольшой шеренгой.
  
  После слов благодарности, в полной тишине, нарушаемой еле уловимыми звуками легких соприкосновений ложек с тарелками, началась сама трапеза. Во время этого "священнодействия", все сосредоточились на неспешном приёме пищи и, каждый из сотрапезников, в основном смотрел в свой прибор, только изредка поглядывая на соседей. И вновь, исключениям из этого правила была Ольга, она, слишком часто "отрывала свой взгляд от тарелки", рассматривая гостя, и хитро улыбалась своим мыслям. Так продолжалось до утоления первого голода. То, что этот момент наступил, дал знать сам воевода Злобин, он, отложив ложку в сторону, ещё сильнее приосанился и поинтересовался у служивого:
  - Давай, рассказывай Игорь Ярович. По каким делам оказался в наших краях? Не поверю, что приехал всего лишь со мною поздороваться, или поохотиться в моих угодьях на лося.
  - Ты прав, Лют Лисович, ныне я прибыл к тебе как княжий гонец, обязанный по всему своему пути, оглашать его волю. – подымаясь заговорил Сокольский.
  - Сиди – сиди, друг мой. – может быть слишком высокопарно и сухо, прервал его порыв хозяин дома. – Мы с тобою, Игорь, не одну битву бок о бок сражались, прикрывая друг друга. Такая дружба дорогого стоит. Говори так, не подымаясь с лавки, ты ведь знаешь, что для моей семьи ты не чужак.
  - Как скажешь, Лют. – присаживаясь на место, без тени смущения ответил Игорь. – Стало быть, я должен довести до всех достойных семей одну важную весть. Как я тебе уже говорил, Владимир Олегович входит в возраст и через два три месяца, его отец устраивает первые смотрины невест. Такие вот дела. Я тебе уже отдал приглашение - для тебя и твоей дочери. На этом официальная часть моей миссии окончена.
  - А что с неофициальной …? – хитро прищурившись, сбросив образ властного воеводы, поинтересовался Лют.
  - Так имею же я право навестить своего лучшего друга? – задорно улыбнувшись, ответил Сокольский. – Так сказать, не известно, когда ещё подвернётся такая возможность. Служба, она та…
   Далее, дети воеводы, по жесту отца покинули трапезную и "разошлись по своим неотложным делам". Трофим отправился на мужскую половину дома, где его ожидал учитель картографии. А Ольга, в сопровождении пары подружек по учёбе, прошествовала на свою часть жилища, не доступную для посторонних лиц противоположного пола. Именно там, в тишине светлых покоев, девицы собирались заняться своими, ранее намеченными их предводительницей делами. Вот только от хорошего настроения, у дочери воеводы не осталось и следа. Подходя по широкому коридору к двери своей комнаты для рукоделия, девушка в сердцах толкнула молодую служанку, по её убеждению, не слишком проворно уступившую хозяйке дорогу. Толчок получился такой сильный, что девятилетняя девчушка, стараясь сохранить равновесие, сделала пару поспешных шагов и всем тельцем ударилась о стену. Злобно прошипев сквозь зубы на пострадавшую: "Смотри, у кого под ногами путаешься, коза дранная". – Хозяйка, зло сдвинув брови и плотно сжав губы, продолжила свой путь.
   Стоит пояснить, что так сильно вывело Ольгу из душевного равновесия. Безусловно, это было известие о предстоящих княжеских смотринах невест. Вроде ничего предосудительного или опасного в этом нет. Ведь за возможность породниться с семьёй правителя, будут бороться все уважаемые семейства. И иногда, для "расчистки пути" к выгодному замужеству своего чада, в ход могут пойти как яды, так и наёмные убийцы. Только перед мысленным взором дочери Люта Лисовича, как стоп-кадр вертелся один момент, то есть мало кем замеченный памятный эпизод . Примерно полгода назад, когда она сопровождала отца, поехавшего по служебным делам в столицу, ей - совершенно случайно довелось увидеть наследника. По её наблюдениям, это был заносчивый, самовлюблённый малолетний эгоист. Для ребёнка правителя государством, такая "маска" была весьма ожидаема, то есть, идеально соответствовало образу. Вот только Ольге, довелось посмотреть в глаза княжича в тот момент, когда один из сопровождавших его телохранителей, идущий немного впереди и справа, слегка оступился, и пошатнулся. Так Владимир слегка отпрянул от своего охранника, а в глазах этого труса, читался не свойственный всем людям испуг от неожиданного действия, а жуткий страх. Конечно, это мерзкое откровение продолжалось не долго, через секунду мальчишка снова "излучал" снисходительность и безразличие к окружающим, свойственные всем "сильным мира сего". Только девчонку, маска этого труса больше не обманывала. И связывать свою жизнь с этим убогим ничтожеством, ей до жути не хотелось, до тошноты. Вот только никуда уже не денешься. Хочешь того, или нет? А всё равно придётся участвовать в этом балагане почестному, с полной самоотдачей. Так как победа в объявленном "конкурсе невест", в будущем, сулит всему родовому клану множество льгот и прочих преференций.
   Из-за эмоционального сумбура, творящегося в голове девушки, она, входила в комнату для рукоделия, почти не контролируя себя. Ярость, рвущая душу на клочки, нервическая дрожь, всё сильнее овладевали разумом и телом. Это деструктивное состояние, ставило "жирный крест" на любом запланированном занятии, и дочь воеводы прекрасно это понимала. Поэтому Ольга, резко остановившись посреди комнаты, не оборачиваясь к подружкам, сказала осипшим от нервного возбуждения голосом: "Так подруги, взяли свои незавершённые поделки, и пошли вон. Займётесь ими у себя. А сегодня, меня не беспокоить – ни при каких обстоятельствах".
   Дождавшись пока девицы, возьмут свои пяльцы с незавершённой вышивкой и выскользнут из светлицы, Оля, до боли прикусив губу, ещё какое-то время прислушивалась к звукам их удаляющихся шагов. Она ещё держалась, закрывая тяжёлые створки дверей. А затем, истерично крича; проклиная свою жестокую судьбу и ненавистного княжича, за внимание которого придётся бороться, младшая Злобина не замечая получаемые ею ушибы и ссадины, опрокидывала, ломала, била всё, что попадалось под руку. Когда, весь накативший негатив был выплеснут, девчонка устало осела на пол, и невидяще уставилась на лежащие перед нею осколки разбитой вазы. Ольга никак не отреагировала на то, как в комнату вошла её пышнотелая кормилица и, близоруко прищурив глаза, осмотрела помещение, оценивая учинённый погром, осуждающе качая головой, подошла к своей малышке.
  - Что Оленька, совсем тяжко стало? – поинтересовалась женщина, нежно проведя ладонью по голове своей "молочной дочери".
  - Да-а-а, мамушка-а-а (Именно так переводится это слово, обозначающие обращение детей к своей кормилице.). Я не…! А меня …! - "захлёбываясь" в неожиданно прорвавшемся плаче и содрогаясь всем телом, Оля безуспешно старалась хоть что-то сказать своей кормилице. – А как ты узна-а-а…?
  - Всё просто, радость моя. Твои молочные сёстры, (В этом мире, У Ольги было две кормилицы, одна из них, недавно погибла в результате несчастного случая, а её дочь, осталась при княжне.) мне всё рассказали. Не ругай их за это, они переживают за тебя. Но ты поплачь голубушка, поплачь, наши слёзы то, по началу, хорошо душевную боль смывают… – Опустившись перед воспитанницей на колени и нежно прижав к себе дочь воеводы, тихо, обволакивающе мягким голосом заговорила женщина. Одновременно, она, лёгким мановением руки загасила три спонтанно возникших огонька, вяло разгорающихся на ножках опрокинутой табуретки. Так же, она порадовалась магической силе своей лучшей ученицы, которая обещала превзойти по мощи даже своего батюшку, заодно, под взглядом женщины, затягивались все полученные Ольгой раны. Ещё долго Марина выслушивала жалобы своей воспитанницы, которую она любила не меньше чем свою родную дочь. И это, не так интересно, по сравнению с тем, что сейчас происходило в мире.
   Например, всем будет интересно ознакомиться с содержанием одного тайного послания, благополучно дошедшего до получателя:
  " Господин А…, долгих вам лет жизни и процветания. Пишет вам агент Муравей. По моим наблюдениям, подтверждённым опросом людей приближённых к великокняжескому двору. Покушение на княжича Владимира имело более тяжкие последствия, чем говорится в официальных заявлениях. Сегодня, мне довелось пообщаться в трактире с одним из княжеских лакеев, тот перебрав с медовухой, рассказывал, как самолично видел одну странность. По его словам, атаковавший ребёнка маг, всё же задел мальца своим заклинанием. Не смог дядька полностью закрыть своим телом воспитанника. Исходя из полученных данных, Олег должен был лишиться своего наследника. Так как этого не произошло, значит, его лечили сильные маги. Поэтому, считаю необходимым провести срочный осмотр ребёнка сканирующим амулетом – на остаточные следы магического воздействия. Поспешите, пока не поздно это сделать". – Так как получатель находился в столице княжества принадлежащему Мстивою, то времени на проведение необходимых действий было предостаточно.
   Было и другая тайная записка, пусть более сухая по обращению, но не содержанию. В ней говорилось:
  "Объект выжил, исполнитель акции погиб. Узнать причину провала не удалось. Необходимо провести разведку для планирования новых акций. Предлагаю по…".
  
   В тот же день, когда большинство из неизвестных адресатов прочли сообщения своих шпионов, Владимир прибыл в кремль, где проживало всё его биологическое семейство. Тайное возвращение отрока, к радости его родителя, прошло незаметно от вездесущих свидетелей. Никто не среагировал на появление у стен кремля Сокольского, который как это и положено, слез с коня перед въездом в крепостные ворота и, взяв животное под уздцы, далее пошёл пешком. Стражей был проигнорирован и привычный для возвращающихся посланников крытый возок, в котором, гонец вёз князю собранные по пути его следования дары. Признаться, дарованного от верноподданных горожан, ремесленников и прочего люда добра, каждый раз набиралось немало. Пусть это сильно замедляло скорость передвижения гонца, но по традиции, когда весть не была срочной, служивый был обязан становиться доставщиком разнообразных подношений. А сейчас, этот порок - извечной жадности власти, и согласия "низов пресмыкаться перед верхушкой", весьма удачно "сыграли на руку" тайным делам правителя. На обратном пути, Игорь вновь "заглянул" к Уйке и забрал его тайного пациента. Кто бы мог догадаться, что сын князя будет доставлен в кабинет к отцу в тяжёлом, окованном стальными полосами сундуке. Никто.
   Без присутствия сторонних наблюдателей, злосчастный сундук был вскрыт, и вспотевший, за малым не задохнувшийся, чудом не покалечившийся во время транспортировки по ступеням узких лестниц Владимир, покинул свою "темницу". Слегка щурясь после тьмы сундука, княжич проводил взглядом скрывшегося за дверью Игоря, одновременно начав делать примитивную зарядку, стараясь восстановить кровообращение в своём успевшем затечь теле. Затем, когда зрение пришло в норму, парнишка осмотрелся. Он находился в небольшой комнате, больше всего, похожей на рабочий кабинет успешного буржуа. Стены были обиты гобеленами со сценками охоты; окна и двери, обрамлены тяжёлыми зелёными портьерами. В межоконном проёме, приютился небольшой столик, с двумя стульями с резными спинками. Немногим далее, стояло высокое бюро с тремя подсвечниками, работать за которым можно было только стоя. Завершал это убранство обитый синим бархатом диван, расположенный с противоположной стороны от окон. На этом, с описанием меблировки помещения окончено, стоит уделить внимание человеку, сидящему за столом на одном из двух стульев. Это был мужчина, чуть старше среднего возраста, но всё ещё не утративший силу своего тела. Как его ещё описать? Он был русоволос, его серые, умные глаза внимательно, можно сказать придирчиво рассматривали сына. Что ещё? Черты лица как у родовитого аристократа утончённые, что немного контрастирует с богатырским телосложением. Как и загар на обветренной, огрубевшей коже. Впрочем, правитель страны и не мог быть иным, подданные не поймут.
  - Здравствуй отец, - Кирилл, узнав князя, слегка кивнул головой, и далее, говорил по наитию, - ты звал меня?
  - Проходи сын, присаживайся. – спокойно сказал князь, кивком указывая на второй стул, при этом, его пытливый взгляд излучал настороженность. – Тут, тебя желают лицезреть дипломаты наших заядлых "друзей". Поэтому, во время их аудиенции, тебе предстоит сидеть рядом со мною. Владимир, прошу, веди себя воспитанно, не будь слишком надменным и не забудь ответить кивком на их приветствие. Ты меня понял?
  - Понял, отец. - коротко ответил Кирилл и присел на предложенный ему стул.
  - Ну, здравствуй чужак. – Олег, на сей раз говорил тихо, немного подавшись всем телом к собеседнику. – здесь можешь говорить смело, нас никто не услышит.
  - Здравствуйте, Олег Строгович. Я Кир…
  - Знаю я, кто ты такой, давно об этом ведаю. Для всех, в том числе и для меня, ты по-прежнему остаёшься Владимиром, моим сыном и наследником престола. Но присматривать за тобою будут постоянно, даже после моей смерти. Понял?
  - Всё понял, и вредить державе, в которой я случайно оказался, не собираюсь. …
   Часом позже, в тронном зале, на удивление сильно похожем на декорации, используемые в фильме "Иван Васильевич меняет профессию", состоялся приём гостей из Гральдии. Впрочем, в интерьере тронного зала были и заметные отличия. Вместо скамей у стен, стояли деревянные стулья, и на них сидели не бояре, а представители союзных государств. Одежда действующих лиц тоже отличалась от киношной. На приближённых Олега, и наблюдателях от союзников, была пёстрая одежда, как будто шёл показ авангардной моды, с демонстрацией различных головных уборов и вычурной вышивки поверх сюртуков. Только подданные Гральдии, были одеты в чёрные одежды, по фасону, похожие на костюмы стереотипных пиратов. таким же чёрным, был и принесённый ими сундучок с дарами. Из этой "пиратской" группы, вышел высокий, болезненно худой мужчина, и после элегантно выполненного поясного поклона, заговорил с еле заметным акцентом:
  - Здоровья тебе, правитель земель Урских, князь земель Нарских, великий князь Мстивой Олег Строгович. И тебе здравствовать, наследник престола своего великого отца, Мстивой Владимир Олегович. Примите наши скромные дары в знак нашей дружбы.
   Во время этого короткого монолога, сундучок с дарами был поставлен перед троном и открыт. На это и князь, и его сын почти никак не отреагировали, только слегка кивнули головами. После чего, Олег, безразличным тоном поинтересовался:
  - Что привело тебя ко мне? Посланник заморской державы Гральдии, граф Ксевонд Гран третий. Почему ты так настойчиво, с самого утра, добивался моей аудиенции?
  - Прости великий князь, - вновь низко склонившись, заговорил граф, - меня самого, ещё до рассвета, потревожил представитель великого ордена "Света", и потребовал немедленно устроить ему аудиенцию с тобою и твоим наследником.
  - И что же по твоему мнению, желает нам сказать этот брат великого ордена?
   На этот вопрос ответил молодой парень, стоявший по правую руку от посла. Он шагнул вперёд и без приличествующего поклона, с жутким акцентом, заговорил:
  - Я старший следователь нашего ордена. И желаю немедле…
  - Постой, чужеземец, - прервав на полуслове гостя, и подняв руку в останавливающем жесте, сказал Олег. - Молчи, пока по своему скудоумию не сказал то, за что тебя немедленно казнят!
  - Да как ты смеешь? Я старший следователь ордена, брат Егош, и имею право в ходе поисков этой нечисти – магов, входить в любой дом и требовать предоставить мне любого человека, или открыть указанную мною дверь. Твой сын был атакован нечестивцем и не мог выжить после его колдовства. Или ты, князь, дабы не потерять престол подменил своего погибшего ребёнка, или, подпустил к излечению его тела эту мерзость – проклятого колдуна.
  - Презренный, ты всё сказал? – сухо, без проявления лишних эмоций поинтересовался Олег.
  - Да! И требую не мешать проводимому мною следствию!
  - Стража! Как только мне надоест этот балаган, я махну рукою. По этому сигналу, выведете всех спутников этого чудика во двор и обезглавьте их. – указав кивком головы на Егошу, приказал князь.
  - Да как ты смеешь …?
  - Смею, убогий. Ещё как смею. Граф Ксевонд Гран третий, пожалуйста, озвучите, какие оскорбления в мой адрес позволил этот наглец.
  - Прости великий князь, но по законам нашей страны, следователи братства имеют все перечисленные им полномочия. – постарался тихо возразить дипломат.
  - Небольшая поправка, посол. Это законы вашего королевства, а не моего княжества. И придя в мой дом, никто не имеет право наводить в нём свои порядки. Особенно, так нагло оскорблять меня и моего сына. Я, как и мой отец, согласились вести совместную борьбу с нечестивцами, но не на главенство ваших законов над нашими.
  - Но ты чинишь препоны расследованию опасного преступления! – вновь подал голос, покрасневший от возмущения Егоша. – А это не допустимо!
  - Чего ждём? – обратился князь к своей охране. - Немедленно заткните этому болтуну рот, надоел. Хотя нет, пусть собака ещё полает, - может быть и мы узнаем что-то интересное. А ты посол, перед тем как понести заслуженное наказание, все же озвучь своим спутникам, что недопустимо делать на аудиенции любого правителя. Раз ты не удосужился научить их правилам хорошего тона перед самой аудиенцией. Хоть не дураками помрут.
  - Первая непозволительная ошибка, допущенная братом Егошей. – нехотя, стараясь не смотреть на ставшего центром всеобщего внимания соотечественника, заговорил граф. – Удостоившись аудиенции, необходимо приветствовать правителей только полным титулом, сопровождая это глубоким поклоном. Вторая ошибка, с князем можно говорить только после того, как государь сам поинтересуется о причине твоего визита. Третья ошибка, у правителя ничего нельзя требовать, за исключением момента передачи официальной ноты протеста. Четвёртая ошибка, недопустимо подвергать сомнению слова правителя, или необоснованно его в чём-то обвинять. И главное, к великому князю нельзя поворачиваться спиной, это расценивается как неуважение к правящей особе. И за любое из этих нарушений, есть только одно наказание - смерть через отсечение головы.
  - Всем всё ясно? Какие есть вопросы? – как только смолк дипломат, поинтересовался Олег, обведя стоявших перед ним гостей строгим взглядом.
  - Великий князь, я прекрасно понимаю, что ты вправе отправить нас на эшафот, не выслушивая наших объяснений. Но дозволь поинтересоваться. Как нам быть с делом, из-за которого мы сюда пришли? – картинно приосанившись, поинтересовался взявший себя в руки посол.
  - Отец, разреши мне сказать слово? – вопросил княжич, на мгновение, опередив ответ презрительно сморщившегося отца. - Я, кажется, знаю, как нам разрешить возникшую проблему.
  - Говори, сын.
  - Я правильно понимаю? Эти иноземцы пришли со всем необходимым для моего осмотра? Так? – поинтересовался подросток, небрежно кивнув в сторону гостей. - Только из-за неграмотности и беспардонности, этого служителя ордена, была уничтожена всякая возможность для мирного решения возникшего вопроса. И этим, он создал проблему в наших взаимоотношениях с королевством Гральдия.
  - Думаю что да. Что скажешь посол? Мой сын всё правильно говорит? Граф. Вы пришли с необходимыми для расследования амулетами?– при этих словах, Мстивой недвусмысленно посмотрел на посла.
   - Да, всё верно. Всё что необходимо находятся у брата Егоши. Только это, после его выходки, больше не имеет никакого значения.
  - С этим всё ясно. Продолжай излагать свои мысли далее, сын.
  - В виде исключения из правил, разреши этому глупцу провести нужные обследования. Этим мы всем покажем, что свято соблюдаем все ранее достигнутые договорённости по борьбе с магами. И после этого, казни его за нанесённые нам оскорбления. Только его, а не всех уважаемых людей, которые имели неосторожность с ним прийти. Ведь кто-то из них должен донести своему королю результаты обследования.
  - Будь по-твоему, Владимир. Эй ты, труп ходячий, делай то, что тебе должно, пока я не передумал. Дозволяю. Но смотри, схватишься за тайно пронесённое оружие, или начнёшь магичить, убью тебя прямо здесь и казню всех с тобою прибывших.
   Старший следователь ордена света, надо отдать ему должное, на сей раз не артачился и не пытался вновь поставить себя выше местных законов. Он даже не отреагировал на голословные обвинения в проносе оружия и в причастии к колдовству. Пусть от его лица отлила кровь и сейчас, он был бледен, но, изобразив вежливый поклон, немного не дотягивающий до положенного по этикету, неспешно извлёк из наплечной сумы два артефакта, после чего, оглянувшись, подозвал своего подчинённого и передал ему свою котомку. То, что там могло оказаться вышеупомянутое оружие, никто не остерегался, поклажу многократно проверили перед аудиенцией. И только после этого, сыщик неспешно направился к князю, спокойно поясняя, что собирается проделать.
  - Сейчас, я сниму аурный слепок с отца ребёнка. Великий князь, позволит мне это сделать? Мне это необходимо для подтверждения родства. Затем я сделаю то же самое с полем наследника, и, сличив результаты, обнародую итоговое заключение. После чего, амулет будет уничтожен, для доказательства того, что мы ничего против правящего семейства не злоумышляем. Следующим моим шагом, будет поиск у наследника наличия остаточных эманаций лечебной магии. И я вновь, при свидетелях, обнародую результат и покажу всем присутствующим господам, какая высветится индикация одноразового амулета.
  - Делай что должно, следователь. – церемонно торжественно провозгласил князь.
   Далее всё происходило весьма буднично и просто. Подержав пару секунд предмет, похожий на каменное яйцо возле руки князя, следователь что-то с ним сделал. Затем, Егоша подошёл к мальчишке, и проделал ту же операцию. Яйцо, засветилось синим цветом. И следователь, вновь приобретший нормальный цвет лица, развернувшись так, чтоб не стоять к княжескому семейству спиной, высоко поднял в руке амулет и торжественно заявил.
  "Перед нами сын и наследник правителя земель Урских, князя земель Нарских, великого князя Мстивоя Олега Строговича. Я, брат Егоша Неудержимый, подтверждаю это!"
   С этими словами, следователь передал амулет одному из сопровождающих его княжеских стражников и пояснил: "Достаточно в любой из кузен положить амулет на наковальню и раскрошить его молотом. Так же, допустимо просто опустить его в разожжённый горн, после сильного нагрева, изделие бесследно сгорит".
  "Действуй далее, Егоша, не затягивай свою проверку". – Князь поторопил приговорённого к отрубанию головы и тот, только согласно кивнув, поднёс к груди Владимира новый артефакт. На сей раз, это была тоненькая, прямоугольная пластина, которая через двадцать секунд засветилась зелёным цветом. Борец с магами нахмурился, зло что-то пробормотал на своём языке и нажал большим пальцем на небольшую нашлёпку посредине артефакта, амулет вновь приобрёл серебристый цвет. При второй попытке, через положенное время индикатор вновь позеленел. И это насторожило Владимира. По правде говоря, он испугался, что эта колдовская "лакмусовая бумажка" определяющая следы применённой магии, умудрилась сработать так, как ей полагалось. И это, не смотря на то, что после окончания последней процедуры лечения, многократно истекли все контрольные сроки. Не известно, каких усилий стоило княжичу то спокойствие, которое он старательно демонстрировал. А старший следователь, вновь сбросил показания и, нервно облизнув губы, начал очередное сканирование. Когда, злосчастная пластинка была вновь поднесена к груди Владимира, того ошарашила догадка: "Что-то здесь не чисто. Нам сказали, будто артефакт одноразовый, а он включается третий раз подряд. Как такое может быть?" – И когда пластина приобрела насыщенный зелёный цвет, княжич как можно небрежнее, но при этом, громко, поинтересовался:
  - Любезный, как ты там сказал,? Этот амулет одноразовый. Да? А ты, включаешь его уже третий раз. Может быть, пояснишь нам, что это значит?
  - Так он не правильно срабатывает. А ведь мы, зна… - растерянно ответил задумавшийся Егоша, и тут же спохватившись, осёкся.
  
  - Темнишь, пёс! – резко поднявшись с трона, зло выкрикнул князь, услышав эти слова. – То одноразовый амулет включается несколько раз! То утверждаешь, будто он не то показывает! Как нам понимать твои слова? Отвечай!
  - Амулет всё равно подлежит уничтожению, поэтому я и назвал его одноразовым. А перепроверял я его работу по причине недопустимости ошибки. – наигранно виновато потупив взгляд, немного нескладно ответил сыщик.
  - Или он показывает то, что не выгодно твоему ордену. – вставил своё слово, решивший рискнуть Владимир. – Я видел, все три раза, эта пластинка светилась зелёным цветом.
  - Всё так. - ответил Егоша, но тут же, поспешно уточнил. – То есть, артефакт испускал зелёный свет, и этим подтвердил, что княжич, в интересующий нас период не получал магического лечения. А ордену, нужна только правда, и нечего кроме правды.
  - Покажи всем свою безделушку и чётко, без каких-либо расплывчатых оговорок, огласи заключение. – приказал начавший багроветь от возмущения Олег Строгович.
  - Вот. Все три раза, артефакт показал, что с наследником престола, княжичем Владимиром Олеговичем Мстивоем, не работал не один маг. – еле скрывая недовольство, проговорил вновь побледневший сыщик, поднимая над головою индикатор магии.
  - Заберите у приговорённого брата Егоши его магическое устройство и как можно скорее уничтожьте эту мерзость. А этого плута, не связывая вывести во двор и там обезглавить честным железом - мечом, а не как татя – топором. И разрешить всему посольству наблюдать за всеми вашими действиями. Пусть они засвидетельствуют, что мы, их брата Егошу, перед смертью тайно не пытали. Далее. Тело, в знак уважения к нашим союзникам, разрешите забрать сразу после приведения приговора в исполнение. Дозволяю похоронить его со всеми почестями.
  Немного позже, когда натужно улыбающийся граф, зло "сверкающий" по сторонам очами, вернулся в зал, засвидетельствовав, что всё было сделано так, как было обещано, посол, с разрешения князя, приблизился к трону и тихо сказал:
  - Зря ты княже обошёлся так сурово с этим самовлюблённым следователем ордена. Братство подобного не прощает. Может быть они, специально провоцировали тебя на конфликт. Поверь, я этого не знал и не желал.
  - Не беда. Я и без того, обошёлся с вашим посольством слишком мягко. Тому есть свидетели, представители двух соседних княжеств, которые всегда присутствуют на подобных встречах. Пусть в следующий раз, ваши хитрецы думают, кого к нам присылать. И хорошо их
  инструктируют, по правилам общения с главами других государств. Вздумай мой сановник хоть что-то подобное сотворить при вашем дворе, то уверен, его вместе со всей свитой сразу посадят на кол.
  - Всё так. Только у нас, интересы братства выше любых законов - подданные моего короля, не одобрят то, что ты сегодня сотворил.
  - Интересно, а они, эти ваши пресловутые братья. Так же нагло дерзят своему королю?
  - Нет. Рамлон восьмой - Красивый, является главою ордена, а по уставу ….
  - А я, хозяин земель здешних и ничьей власти надо мною нет, и быть не может. Кем бы себя некоторые умники не возомнили. Я не потерплю, когда на меня лают какие-то мелкие шавки. На счёт мести вашего ордена …, пусть рискнут, но помни, подобное я больше никому прощать не собираюсь и старайся подобные делегации не сопровождать. Всё, иди.
   На следующее утро, курьер одного из представительских домов дружественного государства, в сопровождении пяти гвардейцев, отправился на родину с дипломатической почтой. В двойной стенке одного из находящихся при нём опечатанных тубусов, пряталось короткое, зашифрованное послание. В нём говорилось следующее:
   "Очередное покушение на наследника трона, не увенчалось успехом. Что подтвердил экстренно прибывший следователь от ордена Света. Как обычно, этот варвар вёл себя вызывающе, за что поплатился головой. Как это не странно казнили только его одного. Благо, перед казнью, ему дозволили провести обследование княжича. Заверения наших ликвидаторов о том, что их боевику удалось поразить цель, ложно. Подозреваю, что им, в очередной раз подставили двойника. Начал разработку нового плана по освобождению трона для вашего племянника. Требуются дополнительные средства, желательно высококачественные фальшивки - Нарские золотые и серебреные монеты. Старец".
   Были ещё послания. Например, отправленное в другом направлении, другому адресату. В нём просто предлагалось устроить на ближайшей охоте князю "несчастный случай" – с быстрой расправой над исполнителями. А регентом запуганного, безвольного наследника, сделать его тётушку, ради поддержания имиджа заядлой модницы и роковой женщины, повязшую в больших долгах. Многочисленные расписки родной сестры Олега, у отчаявшихся вернуть деньги кредиторов, были выкуплены по бросовой цене. И сделал это, якобы безумно влюблённый в неё фаворит, который и без того, имеет "рычаги воздействия" на объект разработки.
  Если кто-то думает, что на этом поток тайных посланий был исчерпан, то этот человек ошибается. В тот день, из стольного града вылетела пара голубей, в коротких посланиях которых были указания приказчикам, не забыть закупить определённый товар. Сам текст, был указанием, в каком месте, необходимо срочно изъять закладку с донесением. Впрочем, пересказывать всё множество способов передачи шпионской информации, дело не благодарное, долгое и не всегда интересное.
  
  

Глава 3


  
  В тёмном, плохо освещаемом помещении, самом его центре, стояли двое парней, одетых в серые плащи, ткань которых могла сопротивляться любому воздействию сырой магии. Тот, который выглядел моложе, прикусив от усердия губу старательно прислушивался к своим ощущениям. Второй - постарше, русоволосый крепыш стоял немного сбоку и позади товарища, смотря на него как на забавного несмышлёныша.
  - Снова вы, Владимир Олегович, недостаточно тщательно концентрируетесь, так у вас ничего не получится. – задумчиво разглаживая двумя пальцами едва намечающиеся усики, проговорил Вторуша. – Надобно всё прочувствовать, убедиться в том, что вы ощущаете силу, а не обманываетесь. Дык ,тогда у вас всё и получится, только не спешите как на пожар.
  - Да не спешу я никуда. – спокойно ответил княжич, прислушиваясь к своим ощущениям. – Что-то чувствую, только ухватить эту чуйку не получается.
  - Дык это хорошо. Стало быть, я сейчас покажу вам наглядно, что вы должны искать. Только будьте хоть немного внимательнее. Эта демонстрация отнимет у меня немало сил.
   С этими словами, русоволосый молодой человек подошёл к своему ученику и приложив к его затылку ладонь, застыл на несколько секунд. ... Стоит уточнить, где находились молодые люди, и чем они занимались. Были они в тайном подвале княжьего дворца, где уже ни одно поколение правителей, познавало азы владения магией. Почему это делалось именно в подвале? И почему подземелье было тайным? Ответы просты как мир. Люди, познающие магию, при первом соприкосновении с этой мощной силой, способны вызвать такое возмущение, которое может натворить немало бед. По этой причине, обучаемых отроков обычно отводили в заповедное, то есть, безлюдное место, где уже нечему вредить. А там, учитель ставил на себя защиту и, обезопасившись подобным образом, контролировал потуги ученика. Такие площадки существовали веками, и никто туда, понапрасну не ходил. А сейчас, когда владение волшебством стало сродни преступлению, эти пяточки ожили – заросли травой, деревьями и кустарником. И вздумай кто-то там пройти инициацию, то о его существовании сразу же станет известно постоянно наблюдающими за этими территориями охотникам. Касаемо княжеских родов, так они, испокон веков пользовались такими защищёнными помещениями. В момент, когда начинающий ученик овладевал своей силой, он, на какое-то время начинал "светиться" на всю округу. И пожелай гипотетический убийца "дотянуться" до своей жертвы, лучшего момента выбрать невозможно. От мизерного воздействия определённого свойства, неопытный маг, приговорённый кем-либо к смерти, по "неосторожности" сжигает самого себя. И для окружающих, никто в этом не виноват, кроме наставника. Причём, палачу не обязательно близко приближаться к своей цели, просто сиди на самой границе восприятия, контролируй эфир, выжидай, и в нужный момент, делай своё "чёрное дело". Дабы исключить подобные риски, у всех представителей знати, были подобные тайные помещения с соответствующей защитой, и даже не одно. А нам, "случайно заглянувшим на этот огонёк", остаётся только наблюдать за тем, что происходит в каменном "мешке", сложенном из грубо обтёсанных блоков. И ещё одно небольшое уточнение, на всякого кто сюда впервые входил, низкие, сводчатые потолки действовали немного угнетающе – давили своей "тяжестью". Да и нам, интересна не эта освещаемая магическими светильниками темница с единственной окованной медью дверью, а то, что в данный момент происходит в её стенах.
  - Готов? – тихо поинтересовался молодой педагог.
  - Да.
  - Дык, тогда сконцентрируйся на самосозерцании и ощути тот мизерный "ручеек", который сейчас потечёт из моей ладони. Чувствуешь? Моя сила уже струится через твоё тело. Постарайся найти и запомнить это ощущение.
  - Кажется, у меня всё получилось, чувствую тёплую волну, равномерно расходящуюся по всему телу.
  - Не то. Это самообман. Продолжай прислушиваться дальше.
   Прошли две минуты, может быть, чуть больше, когда ученик, слегка улыбнувшись уголками губ, тихо прошептал:
  - Не могу это описать, не нахожу подходящих ассоциаций, способных передать мои ощущения. Кажется это какой-то поток, нет, ручеёк, или даже не так, невесомый лучик. Снова не то, луч не может так живо извиваться. Вливается он в мой затылок и вытекает из моих ладоней.
  - Дык тогда, попробуй мысленно, а не руками погладить это нечто. … Вот так, молодец. Я тоже чувствую мягкие прикосновения твоего сознания. Надобно запомнить эти ощущения, они помогут тебе находить искомое. Сейчас, сделаем перерыв на час. Дык, это необходимо для того, чтоб рассеялось моё воздействие, его остаточные следы, могут тебе навредить. И только после этого, но, желательно до перерыва на обед, постараешься найти нечто подобное в себе.
   Стой Владимир с открытыми глазами, он мог заметить, с каким встревоженным взглядом на него смотрит Вторуша. Ведь он, сегодня, решил рискнуть и форсировать обучение своего подопечного. То есть, делал то, что знал только в теории – без спроса вычитав этот метод в одном из, хранящихся в огромной библиотеке Уйки рукописных фолиантов. Его даже не остановило написанное на страницах книги предупреждение, что в случае малейшей ошибки дозирования подаваемой через ладонь силы, обучаемый может лишиться разума, или заживо сгореть. Но, осознание того, что тело взрослеющего княжича вот-вот будет закрыто для пробуждения сил, заставляло его "пройтись по лезвию клинка". Да. Отшельник не зря переложил на плечи Вторуши этот неблагодарный труд, так как в случае неудачи, остаётся в стороне. Мол, он сделал всё что мог, а нерадивый подмастерье всё испортил – с него и спрос. И пока что, ничего не предвещает беды. Как только нетерпеливый молодой человек убрал руку от затылка Владимира, он, с большим трудом подавив волнение, присел на пол и начал медитировать. А когда прошло отмеренное им время, он посмотрел на продолжающего стоять с закрытыми глазами княжича и теша себя надеждой что подопечный всё ещё не умер, поинтересовался:
  - Чего сейчас ощущаешь?
  - Как только ты убрал руку от моей головы, сразу же исчезло это непонятное нечто. А сейчас, я ни к чему не прислушивался, просто старался расслабиться и отдохнуть.
  - Прекрасно, ты всё сделал правильно. – ответил Вторуша, чувствуя как "тиски страха", помимо его воли "сжимавшие его грудь" мгновенно ослабли - его самоуправство прошло без негативных последствий. – Дык это ... Сейчас, постарайся найти нечто подобное тому, что я тебе продемонстрировал. Твой центр управления силой находится не в затылке, а в районе "солнечного сплетения", там его и ищи. Не спеши, у нас ещё много времени. …
  Договорить Вторуша не успел, благо он не поддался искушению хоть на время снять с себя защиту, поэтому он стоял рядом с учеником и демонстрировал наивысшую степень удивления. Ещё бы, в начале, защитный контур его тела засветился ярко красным огнём, таким плотным, что через эту пелену, нельзя было ничего рассмотреть. Так продолжалось пару секунд, а когда эта подсветка барьера опала, то ошарашенного подмастерья ослепили излучающие яркий свет стены. Особую жуть всему этому придавало то, что на этом фоне, магические светильники выделялись как едва различимые светло-серое сферы. Естественно, эта слепящая феерия, на какое-то время лишила Вторушу возможности разглядеть хоть что-то, помимо белоснежного свечения. И это вполне ожидаемо, ведь инициированный маг, пропустил через себя огромное количество энергии. После чего, по движению бледной, почти прозрачной тени, наставник, скорее догадался, чем разглядел как мальчик обессиленно осел на пол и со стоном на нём распластался. Владимир выжил, но по вине Скорняка за малым не перешагнул за кромку.
  
  - Это-о ..., как это? – сипло, еле слышно забормотал молодой наставник, когда смог более или менее хорошо разглядеть неподвижно лежащего неподалёку от него Владимира. – Это же не правильно, спонтанный выплеск должен быть в разы слабее. Дык, как же это вышло-то? Почему? Что это значит? …
   Так продолжалось около десятка секунд, по истечению которых, опомнившийся подмастерье, на четвереньках, подполз к княжичу и медленно провёл над его телом своей ладонью. И только после этого, виновник происшествия позволил себе немного успокоиться, присесть рядом и подумать, что ему делать дальше. Радовало одно, его подопечный был жив, лишь относительно здоровья юноши, имелись определённые сомнения. Странно, по отдельности, не пострадал ни один его жизненно важный орган, вот только "ошпаренная" слишком мощным выбросом силы аура, в данный момент грозила разорваться в мелкие клочки и вдобавок, претерпевала сильные изменения. Нет, аурные амулеты с изменяющимися параметрами не взаимодействуют, поэтому в том что они не подтвердят родство с княжеским родом, можно было не переживать. А вот жизнь подопечного, была под угрозой. Скорее всего, по наитию, чем осмысленно, Вторуша начал успокаивать энергетическую оболочку Владимира и поспешно "сшивать" места появившихся разрывов. Благо, сама атмосфера помещения была переполнена сырой силой, отчего, все манипуляции выполнялись быстро, и относительно легко. Прошло полчаса, и у находящегося присмерти мальчишки, забытьё перешло в обычный сон, он задышал спокойно, и даже перевернувшись на бок, чему-то улыбнулся. С этой секунды, для возвращения в нормальное состояние, прошедшему инициацию отроку необходимо всего лишь отдохнуть - поспать. Пусть об этом нигде не говорилось, но подмастерье посетило очередное озарение. Согласно ему, остаточная сила, всё ещё бурлящая в этом помещении, делала то, о чём мало кто из людей догадывался. Эта живая энергия повышенной концентрации пропитывала всё, и всех кто здесь находится, а не только подзаряжала огромные накопители охранных плетений. Подмастерье отшельника чувствовал, как даже у него, невзирая на мощную защиту, каждая клетка тела взаимодействует с витающей вокруг магией и в свою очередь, преобразуется. Да, он мог ошибаться, и все его ощущения, это самообман. Однако хуже от того что он и Владимир проведут здесь пару дней, не будет. Пусть и зиждется (Основывается, опирается на что-либо.) это убеждение только на догадках, но, упускать шанс затереть странным фоном следы своей беспечности не хотелось. Пускай сон княжича, может продлиться от часа, до нескольких дней. Что же, после пробуждения магического дара, Владимир будет фонить чуть менее суток, или даже больше, вот и причина оправдать затянувшееся заточение. А на это время, княжича подменит его двойник. Очередной парнишка, уже полдня изображает наследника, "наказанного" за то, что вмешался в диалог отца с графом Ксевондом Грандом третьим. Мол, воспитывать своего ребёнка при посторонних, Олег не пожелал, а вот когда посольство ушло, запретил нарушившему основные правила приличия мальчишке покидать свои покои четыре дня. Это для начала. …
  
  В день, когда строгое "наказание" было отменено, Владимир покинул свои покои немного осунувшимся, побледневшим и понурым. По "двору", моментально поползли слухи о том, как будто князь заставил своего беспардонного наследника учить правила этикета наизусть, оставляя для сна не более четырёх часов. Эту информацию, в какой-то степени, подтвердил срочный вызов к отцу, и долгий разговор родителя со своим отроком без свидетелей. И это, только сильнее подхлёстывало полёт фантазии падких до сплетен людей. Никто из дворни, не мог видеть, или слышать, о чём и как говорил отец со своим чадом. Некому было удивляться, когда Олег, через несколько минут беседы слегка поморщился, как будто почувствовав что-то неприятное. Затем, неспешно извлёк из весящего на поясе кисета амулет, близнец того, что был у казнённого следователя братства и, поднеся к сыну, тихо сказал: "Да. Мне ничего не показалось, следы от магического воздействия, до сих пор превышают фоновые показания и они, какие-то необычные. Их присутствие можно уловить и без применения этого проклятого устройства от братьев ордена Света. Не знаю и не желаю знать, как и что вы там творили, но придётся тебя прятать от людей как минимум ещё на денёк. Но. Продлевать твоё "наказание" я не желаю, мало ли что дворня по этому поводу придумает. Посему, решено. Отправляемся на охоту, денька на два — три. Пока егеря найдут достойное стать трофеем животное, пока всё подготовят, а мы тем ...".
   Далее, разговор касался только личных, семейных дел — разграничение прав и обязанностей в отношениях меж этими людьми. Говорили долго, определяли границы дозволенного поведения, заключали секретные соглашения о дальнейших совместных действиях. Противодействие вероятному подслушиванию, обеспечивалась легально продающимся представителями братства Света амулетом. А через час, из восточных ворот княжеского кремля, выехала кавалькада охотников и с гиканьем, смехом, и скабрезными шутками, понеслась к лесу. Никто не обратил внимания на то, что князь и его наследник, мчались немного обособленно, опрометчиво сильно оторвавшись вперёд от своих спутников. Этим, они сводили на нет, все возможности по их защите. Но, это было их добровольное решение и никто им в этом деле не указ.
  
   Чумазый мужичок, одетый в заношенный, но по-прежнему добротный охотничий костюм, беззвучно шёл по лесу. Почему он был описан как чумазый? Так его лицо было покрыто аккуратно нанесёнными полосами какой-то тёмно-зелёной мази. Так что, притаись он в кустах, то никакой зверь, находись тот в наветренной стороне, этого человека не заметит. Как не странно, в руках этого умелого лесовика, был не охотничий лук, а дамский арбалет. А в небольшом колчане, притороченном к бедру, хранились три тупоконечных "болта", видимо для охоты на мелкого пушного зверька. От чего возникало множество вопросов, только они, совершенно не беспокоили данного человека. И он, уверенно пробирался к известному только ему месту, где он собрался немного поохотиться. Ради справедливости, стоит заметить, лес не оставлял чужака без внимания. Время от времени, птицы начинали испуганно щебетать, оповещая округу о приближающейся опасности. На это реагировали некоторые лесные обитатели, стараясь или притаиться, или срочно покинуть опасное место. Всё было как всегда.
   Не будем обвинять неизвестного нам охотника в том, чего он не заслуживает. Ибо, добравшись до места своей лёжки, он, быстро окончив последние приготовления, замер, привычно прислушиваясь к звукам природы. Лес постепенно успокоился, угомонился и забыл о существовании чужака. Такая беспечная идиллия продлилась недолго. Вычленив из тишины еле уловимые звуки, соответствующие приближению его добычи, лесовик тихо взвёл арбалет и наложил на его желобок тупоконечную стрелу. Короткий щелчок насторожил шуструю, молодую белку, которая в этот момент подбегала по ветвям к облюбованному ею дуплу, юркое существо замерло, насторожило ушки. А вокруг снова была тишина, только маленький зверёк, доверяя своим инстинктам, развернулся и убежал проч.
   Нет, такая охота скучна, не имеет леденящей душу динамики. Поэтому оставим незнакомца, и вернёмся туда, где азарт разгонял горячую кровь по жилам, а инстинкты, взвывали от нетерпения и желания воткнуть смертоносную сталь в матёрого кабана. Сегодня, честь вонзить копьё в тушку секача принадлежала сыну правителя большого княжества, Владимиру, поэтому, он скакал впереди всех, только немного приотстав от преследующих жертву псов. Парень, уже эпизодически видел убегающую цель, и время от времени, поглядывая на скачущего рядом отца, чего-то возбуждённо кричал. Не известно, как это получилось, но неожиданно, Володя, заметил периферийным зрением, как из зарослей кустарника промелькнул чёрный росчерк какого-то снаряда, и конь отца, испуганно запнувшись, взбрыкнул и сбросил своего седока. Так уж совпало, что Олег, в этот момент целил в секача из своего короткого лука, желая того немного поранить. Вот и не удержался Строгович в седле. Да и упал он не хорошо – приложившись о землю не просто спиною, что само по себе не очень хорошо, а верхней частью корпуса, почти головою.
   На одних лишь инстинктах, княжич притормозил своего скакуна, развернул на примеченные заросли, и, прильнув к самой шее своего коня, ринулся в кусты. Надо признать, пригнулся парнишка не напрасно, потому что, стоило ему начать движение в нужном направлении, как там, где мгновение назад была его тело, пролетела очередная стрела. Естественно, в заросли конь не полез, поэтому, Олегович, спрыгнув на землю, и обнажив охотничий нож, ринулся в кусты. Ожидаемо, погоня была не долгой и злоумышленник, тот самый лесовик с дамским арбалетом, выскочив из зарослей, резко остановился, моментально развернулся, одновременно замахиваясь для нанесения удара коротким клинком. Вот только у попаданца, сработали инстинкты прошлой жизни, наложенные на тренированность доставшегося ему тела. Бац, и прямой удар кулака левой руки в подбородок убийцы, поставил точку в этом скоротечном противостоянии. Здесь все дела были окончены, стоит вспомнить о неудачно свалившемся с коня князе. А там, на месте трагедии, над телом своего сюзерена склонился Игорь, и на свой страх, и риск, пока не были утеряны шансы на удачный исход, лечил магией смертельные раны своего предводителя. Благо, остальная свита, не заметив, откуда вылетела стрела но увидев, как наследник ринулся в густые заросли кустарника устремились следом за ним. Благодаря чему удача осталась на стороне Сокольского. Ещё пару минут, он мог не опасаться, ненужных свидетелей. Так как его товарищам, выполнявшим наказ: "Владимира беречь со всем чаянием!" - Было не до его самоуправства, они, выполняя княжеское поручение, были вне зоны видимости, увлечённо ругались, кричали, а всю эту какофонию, перекрывал звонкий голосок княжича. Затем, был слышен только он, мальчишка раздавал какие-то приказы. И вновь удача, к моменту, когда ближники правителя вернулись, Игорь не только избавил своего друга от ран не совместимых с жизнью, но и "затёр" ощутимые следы своей ворожбы. Против магического амулета подобная защита не поможет. Но большего сейчас и не нужно, достаточно того, что даже средней силы маг, ощутить творимое недавно колдовство не сможет. Всё так и произошло, запоздало подошедшая пара соратников Олега, разорвав на полоски чью-то чистую рубаху, начала бинтовать полученные им раны. Воины, даже не догадывались, что видят только малую часть полученных этим мужем увечий. Здесь всё. Но остаётся интерес. Что происходило там, где был пойман подлый убийца?
   Вернёмся на несколько минут назад, когда Володя вязал руки подлого стрелка его же поясом. Он как раз затягивал последний узел на путах, когда сбоку и немного сзади, послышался возмущённый крик: "Ах ты подлый убийца! Сдохни, пёс!" – В тот же миг, в опасной близости, пролетела стрела и вонзилась в затылок пойманного разбойника. А ещё через несколько секунд, вокруг сидящего на трупе мальчишки, столпились княжеские ближники, которые оглашали округу отборными проклятьями, адресуемыми вездесущим гадам-злоумышленникам.
  "Тихо!" - Зло проорал Владимир, пытаясь перекричать толпу. Результат был нулевым. Коротко ругнувшись, отрок, встав и воздев руку со сжатым кулаком к небу, замахал ею, одновременно рявкнув: "Молчать! Что разорались как зазывалы на большом торжке?" – И вновь это не помогло. Тогда княжич, схватив ближайшего к нему воина за грудки, потряс его, вопросив глядя прямо в его глаза: "Мне кто-либо даст сказать слово? Или здесь эпицентр бунта и я окружён оголтелыми заговорщиками?" - На сей раз, нужный эффект был достигнут и с помощью вышеупомянутого воина, порядок был наведён. Отцовы товарищи, стояли вокруг княжича, демонстрируя покорность.
  - Так, первый вопрос. Кто стрелял в этого убивца? Чья это стрела торчит в его бестолковке?
  - Ясно дело, стрелка Третьяка. – ответил самый старший из воинов, посмотрев на оперение. – Только у него на охотничьих стрелах перья такой окраски. Да и я видел, как он что-то выкрикнул, прицелился в этого душегуба, а затем выстрелил.
  - Связать его и следить, чтоб с его головы не упал не один волосок. Он ещё много чего обязан нам рассказать. Другой вопрос. Кто остался рядом с моим отцом?
  - Так это, Там Игорь Ярович, он и за князем присмотрит и первую помощь окажет. – ответил всё тот же воин.
  - Значит так, негоже моего отца оставлять в лесу без должного догляда. Поэтому поступим так, ты и ты, – указывая рукою на выбранных им бояр, продолжил отдавать распоряжения Владимир, - бегом к князю и оказать ему первую помощь, а затем, охраняйте его как зеницу о́ка!
  - Княжич, за что ты меня так позоришь? - возмущённо поинтересовался хмурый Третьяк, когда к нему, немного растерянно подступила пара его товарищей и отобрала оружие.
  - Никого я не позорю. Ты сам во всём виноват. Зачем так целеустремлённо спешил заткнуть рот наёмному убийце? Да так, что в спешке, за малым меня не ранил.
  - Так я испугался за тебя, Владимир Олегович, вдруг он тебе навредит. Ты-то ещё слабосильный отрок, а он взрослый муж. Вот я и стрельнул из лука.
  - Будто не видно было, что я сидел на оглушённом теле и, без какого-либо сопротивления, вязал ему руки.
  - В суматохе я не заметил этого.
  - Это очень странно. Такой опытный воин как ты, натягивает лук, целится и точно поражает противника - насмерть. С одной стороны это хорошо. Только возникает вопрос. Как ты умудрился не понять, что схватка давно закончена? Одно дело, на такую слепоту жалуется неопытный боец, участвующий в своём первом бою, другое ты. Вывод. Твоей задачей было не моё спасение, а "спрятать концы в воду".
  - Какие концы? В какую воду? – непонимающе поинтересовался уже известный пожилой воин, одновременно подавая своим подчинённым условные знаки: "Заткнуть Третьяку рот и связать его покрепче".
  - Я имею в виду условные "концы ниточек", способных привести нас к заказчикам этого покушения. Да – да, именно подлого покушения. Ведь в случае успеха, его так легко представить как несчастный случай, - арбалет слабый, стрелы чернёные и тупые, которые на теле коня ран не оставляют. Не заметь я выстрела, всё бы у злопыхателей получилось, и никто не виноват. Тут ещё странная не увязка, у этого убитого "охотника", стрелы только на пушного зверя. Это летом. Мне одному кажется это странным? Далее, прости, я отвлёкся от ответа. Ты интересуешься причём тут вода? Так если я заброшу в глубокую, мутную реку золотую монету, ты сможешь там её найти?
  - Нет.
  - Почему? Ты ведь увидишь, где она плюхнется в воду.
  - Во-первых, большая глубина. Наверняка, раз есть муть то там илистое дно и сильное течение. Во-вторых, в такой воде, при всём желании ничего не увидишь.
  - Вот ты и ответил на свой последний вопрос. Получается, я, в этой воде, надёжно "спрячу" денежку так, что никто её не найдёт.
  - Вот теперь, всё ясно и понятно. Однако как всё не привычно сказано и тонко подмечено. Ведь …
  
   Тем же вечером, приказчик одного из знатных дворян, решился на спонтанную покупку пары сапог в одной из лавок, расположенных на главной городской площади, хотя, несколько торговых точек с аналогичным товаром, располагались к его подворью намного ближе. Всё бы нечего, всякое в нашей жизни бывает. Но, расплачиваясь с хозяином, вместе с деньгами, тот незаметно передал небольшую записку, в которой говорилось: "Князь Мстивой жив, однако, при падении с коня, получил серьёзные ранения. С охоты, Третьяка привезли безоружным и связанным, по прибытию, сразу отдали в руки дознавателей. Немедленно ликвидировать всех, кто с ним контактировал". – Как итог, эту ночь не пережил один иноземный купец; мелкий дьяк иноземного приказа и трое горожан, вхожих в дом арестованного боярина. Не стоит уточнять, что дома всех пострадавших ограбили, за одно, были "пущены под нож" все их домочадцы. Странность была уже в том, что произошли эти преступления почти одновременно. Только инициаторы этой резни знали один секрет, три главы вырезанных под покровом ночи семей, никакого отношения к заговорщикам не имели. Смерти этих людей, к своему несчастью ведших общие дела с Третьяком, должны были создать ложные следы в расследовании, а быть может, увести его в сторону от зачинщиков.
  Как итог, вся "мышиная возня" в столице утихла, доморощенные заговорщики и иноземные "рыцари плаща и кинжала" притаились. Причиной тому был сыскной приказ, точнее его сотрудники, которые с утроенной силой проверяли всякую подозрительную деятельность любого попавшего в их зону повышенного внимания человека. За неосторожность уже поплатились некоторые прохиндеи, которые не смогли понять нависшей над ними опасности. Впрочем, забегая вперёд, можно процитировать слова, одного служивого, наиболее точно сформулировавшего итоги "чисток": "Верхушка заговорщиков отделалась лёгким испугом. За последние дни, были "выловлены" трое мелких интриганов, не имеющих к крамольникам никакого отношения. Эти карьеристы, всего лишь боролись за более "тёплое местечко" при дворе, стараясь напакостить конкуренту и не смогли вовремя свернуть свою деятельность". – Естественно, "заплечных дел мастера", смогли найти нескольких "заговорщиков", которых после получения признательных показаний, тут же демонстративно казнили. Только служба безопасности не желала успокаиваться и по этой причине, вокруг правящего дома ничего существенного не происходило. Ведь не кому не интересны детали работы дознавателей, облачённых в кожаные фартуки мясника? Думается, что нет.
   И всё же, было одно действие, контрастирующее с основными событиями, Олег, придя в сознание, вновь отправил своего наследника к Уйке. Сделано это было с одной целью, вывести единственного наследника из-под возможного удара злопыхателей. Истину о том, будто в мутной водичке можно поймать даже осторожную рыбку, знали все. Естественно, сделано это тайно. А старец, по прибытию, по привычке осмотрев высокопоставленного отрока, долго ругал Вторушу. Колдун, делал это без крика, без свидетелей, но от этого, молодому человеку было не легче.
  - Ты что это удумал? Тварь безголовая. – холодно, с отзвуками метала в голосе, поинтересовался отшельник, после того, как накинул на комнату полог тишины.
  - Так это, учитель, - виновато потупившись, ответил подмастерье, - кажись у меня, не было другого выбора. Я чувствовал, что Владимир, вот - вот начнёт "костенеть" и я не смогу выполнить ваше поручение. Дык, только поэтому я и решился на подобный риск. …
  - Что замолчал? Оправдывайся далее, я внимательно тебя слушаю. Может быть, смогу понять и простить. Напряги то свои "куриные мозги", сокол ты наш быстрокрылый, вспоминай всё что думал и что творил.
  - Дык вот, я и вспомнил, учитель, как вычитал в одной из хранящихся у тебя книг, эффективный способ быстрого пробуждения у человека способности чувствовать магию. То есть, ускоренной инициации.
  - Ага. Значится так? И разрешите мне, глупому старику полюбопытствовать? Что такого полезного вы, юноша, там вычитали? Надеюсь, вы весь источник мудрости осилили, а не "вырвали" из него отдельную главу?
  - Всё не получилось, - почти шёпотом ответил ученик, покрывшись румянцем, - в моём распоряжении было слишком мало времени. Да и я, тогда, просто полюбопытствовал.
  - Эх, дела мои тяжкие. Видимо зря я тебя среди других учеников выделил и приблизил к себе. Видимо придётся исправлять эту ошибку. Мил человек, ты внимательно читал оглавление того хранилища знаний? Нет? Скорее всего, вам было не до того. Так я скажу. Подобную инициацию проводили только тогда, когда оканчивались самые кровопролитные войны и, армия теряла слишком много сильных магов-боевиков. Тогда, все семьи – без исключения, добровольно отправляли к князю по одному неинициированному отроку. Не желаешь узнать, зачем они так делали? И для чего опытным магам надобно так много детей?
  - Почему?
  - После подобной инициации, отрок через десять лет становился весьма сильным магом, или в момент ритуала, погибал в жутких муках. И это в руках опытного наставника. Так же, кто-то из них становился слабосилком; юродивым; абсолютно не восприимчивым к магии инвалидом, и так далее. Перечень последствий от такого пробуждения мага огромен. В двух словах, можно выразиться так: "Только четверть мальчишек попадали в число счастливчиков". - А ты, Вторуша, ещё и превысил силу тока энергии вытыкаемой через твою ладонь и делал инициацию не на природе, а в "энергетическом мешке". Правда, превысил силу воздействия не намного, но все же. И ещё, по неопытности, заставляя паренька "делать следующий шаг", не проверил инициируемого на предмет наличия остатков переданной тобою силы. Я правильно пересказал то, что произошло при инициации? Вижу что да. Так что, не знаю, что с нашим подопечным будет далее, одно благо, он не умер и не лишился рассудка. Постараюсь пока не поздно подлатать аурное тело Владимира, может и получится что-то исправить. А ты, в наказание, будешь заточён в своей комнате. Там, тебе, уже принесли книги с необходимыми закладками и чистый гроссбух. Твой урок, по порядку, как выложено в стопках, переписать все отмеченные главы в новую книгу, вместе с подробным введением в оные. Копировать текст посредством магии, запрещаю. Написанная тобою книга, может стать учебником для княжича, если ему повезёт остаться магом. Будем надеяться на лучшее, но го…
   Повествовать о процессе реабилитации пострадавшего по неосторожности Вторуши княжича, или, как несколько учеников Уйки, с помощью магии копировали необходимые для Владимира дополнительные учебники, дело нудное. Поэтому, в нашем жизнеописании стоит пропустить какое-то время, и вдобавок, переместиться в другое место.
  
  Дом коменданта крепости Совец, князя Злобина, послеобеденное время отдыха. Впрочем, для многочисленной прислуги, полуденный перерыв был не долгим и она, уже суетилась по двору или, разойдясь по служебным помещениям, занималась своими прямыми обязанностями. Не придавался праздности и Лют, уделив время накопившейся служебной переписке. Подобно отцу, Трофим также не нежился на диване, а став к бюро, читал вслух старинный трактат по тактике сражения крупных войск. Пусть сейчас армии воюют немного по-другому, но забывать о былых военных хитростях – непозволительная глупость.
   Единственное место в доме, где жильцы позволили себе до сих пор расслабляться, это была его женская половина. Ольга, как и обе её молочные сестры, удобно разместившись на большом диване, вели беседу с мамушкой Мариной. Вернее сказать, они впитывали излагаемые ею житейские хитрости.
  - Ошибаешься ты, Красава. Только глупая женщина считает, будто она является "шеей" своего мужа. Мол, куда она повернёт, туда "голова" и смотрит. Против слабого, безвольного мужчинки это правило может и подействует. Только вам, подобные слизняки не нужны. Умная женщина, сродни тихому ночному ветерку, еле слышно шелестящему листвой деревьев. Она должна исподволь, не навязчиво "нашептывать" своему мужчине то, что ей нужно. И таким образом, помогать мужу, принимать судьбоносные решения, и делать то, что пойдёт на пользу их семейному "гнёздышку".
  - Ты нас этим премудростям научишь? Мамушка. – сдержанно улыбнувшись, поинтересовалась Ольга.
  - Нет, лебёдушки вы мои. Этому вы должны учиться самостоятельно. Я только могу намекнуть, что мужчины не терпят частых истерик и быстро привыкают к женским слезам – не злоупотребляйте этим почти безотказным приёмом. Не вырабатывайте у супруга иммунитет. Оттачивайте свои маленькие хитрости, учитесь нежно "стрелять глазками", совершенствуйте ласковые словесные ловушки и постигайте искусство лёгких, ненавязчивых намёков, да недомолвок. Как это осваивать и пользоваться? Так нарабатывайте этот навык на мальчишках из прислуги. Если они будут вам прислуживать со щенячьим удовольствием, то вы на верном пути. Если заметите только услужливую вежливость, значит, вы что-то делаете не так. И самое главное, чувствуйте грань допустимого - не зародите в этих мальчиках несбыточных надежд и не давайте пустых обещаний. Не призирайте и не отталкивайте их, если они выберут вас объектом своего почитания. Это может плохо окончиться как для них, так и для вас.
  - Всё бы хорошо, мамушка. Но, через три недели, я отправляюсь на смотрины. А там, глядишь, если мне не повезёт, стану княжьей невестой. Такова воля моего батюшки.
  - Не беда, Олюшка. Даже став невестой, ты всё равно на два года останешься в доме своего отца. единственное, к тебе будет приставлена одна из придворных дам. Таковы обычаи наших мудрых предков . Вот и оттачивай женское мастерство быть хорошей и желанной женой, да выведывай через матрону все пристрастия своего будущего супруга. Подобный подход, в высшем обществе только поощряется. Кстати, поговорим относительно этикета, воспитания и такта. Княжна, на вас вновь жаловались. Надеюсь, мне не требуется уточнять кто именно? - резко сменила тему кормилица.
  - Естественно, наш садовник Ждан. Так он сам виноват, не стоит так сильно напиваться по вечерам брагою. – озорно сверкнув глазками, и мельком посмотрев на Красаву, ответила Ольга.
  - Я всё понимаю, но нельзя шутить над несчастным человеком так жестоко. Хорошо, что он пожаловался мне, а не вашему батюшке.
  - Тогда…! – встрепенувшись, слишком эмоционально возмутилась чернявая девчонка. - А тогда,..,! Козёл он душной! Тогда он, убегающей от него кружкой пива и смотрящими на него из печи огненными глазами, не отделается. Вот.
  - Свою кровиночку то, Лют Лисович, как всегда простит. Ну, пожурит немного для оправдания души и успокоится. А вот вам дурёхи, быть поротыми розгами, да так, чтоб седмицу не могли на своё "мягкое место" сесть. Я-то сразу догадалась, что это ты навела такую реалистичную иллюзию. Подобное, Красава, только ты освоила.
   Такие, и сходные этой познавательные беседы, дочери воеводы были интересны. Не портили их даже нудные нравоучения. Вот только мысли о трусливом муже, за внимание которого ей вскоре предстоит усиленно бороться, "резали душу" не хуже острого ножа. Частенько, во время обучения магическим атакам, мишени княжны, мысленно подменялись образом Владимира. И, по словам наставницы, атаки её девочки, обычно равносильные уколу тупой щепкой, когда цель "приобретала ненавистную личину", получались более эффективными, хоть по-прежнему по-детски слабыми.
  
   Тот же день, только не пограничный город-крепость Совец, а столица Нарси. По мощёной камнем мостовой, цокая по камням подковами, горделиво и неспешно брёл великолепный конь. Почему ни единым словом не было обмолвлено о всаднике этого вороного красавца? А что можно сказать о невзрачном человеке, одетом дорого, со вкусом, но не броско, да и внешность у него была настолько усреднённая, что обычный обыватель, не будь он с ним знаком, отвернувшись от этого молодого мужчины, через пару минут не сможет его достоверно описать. Нет, по жизни, этот персонаж не был "невидимкой", не страдал социопатией. Многие родовитые люди, уважали этого человека и не считали зазорным приглашать его на устраиваемые ими ассамблеи. А то, как он мог легко поддержать любую тему разговора, становилось объектом завести многих франтов. Об этом человеке можно говорить много, но это мало что прояснит. Естественно, помимо отличной родословной, этот достойный муж обладал острым умом, природным чутьём на опасность и имел необходимые связи с "сильными мира сего". В данный момент, о чём-то задумавшийся всадник, ехал к одному, весьма известному в узком кругу молодому щёголю-моту, для оказания тому некой помощи. Не секрет, иногда боярин Солнцев, мог выручить многочисленных друзей и знакомых дельным советом, или ссудить деньгами – без грабительских накруток, налагаемых на заёмщиков жадными процентщиками. И самое главное, зарождаются подозрения, что в соседнем княжестве, некоторые люди могли называть этого героя странным прозвищем Старец. Да-да, благодаря выше перечисленным качествам, есть все основания думать, будто перед нами таинственный мастер интриг, который временно притаился, "лёг на дно", но всё равно продолжал осторожную "подготовку почвы", для воплощения своих тёмных замыслов, и … в общем, тайные дела должны воплощаться в жизнь без свидетелей, иначе, они переставали быть таковыми. Поэтому оставим гипотетического Старца наедине с его думами. У нас, есть другие, не менее интересные герои.
  
  
  

Глава 4


  
   Для дальнейшего повествования, необходимо вновь перенестись в другое место. На сей раз, это "лесная избушка" отшельника Уйки, вернее, обширный хозяйственный двор, защищённый от проникновения диких животных всех видов, высоким, крепким забором. Там, на вросшем в землю валуне сидел уставший после изнурительной учебной схватки на мечах Владимир, не совсем успешно совмещая восстановительную медитацию с думами о происходящих вокруг него событиях.
  - О чём так задумался, отрок? – тихо спросил отшельник, незаметно подойдя к Владимиру со спины. – Да не вздрагивай так сильно, не пугайся, ничего дурного я против тебя не умыслил.
  - Да вот, Уйка. Сижу и думаю о своей новой жизни, и понимаю, что я влип в неприятную историю. Знаю о реалиях этого мира мало, врагов вокруг меня излишне много, преданных лично мне соратников по-прежнему нет. Если не чего не изменить, то жить буду недолго и несчастливо.
  - Даже так. И чем же ты так не доволен? Ведь Олег тебя так рьяно оберегает, и поддерживает твои начинания. Разве тебе этого мало?
  - Ты прав, только его усилия не достаточны. Инициатива по-прежнему находится у наших недругов, а мы от них только отбиваемся. Посуди сам, было время, когда обо мне, как о наследнике никто и не помышлял. Я имел трёх старших братьев, которые в полной мере соответствовали этому определению. А мой предшественник, рос маменькиным, избалованным сынком. Ни характер, ни сила воли, ни ум не являлись его коньком – один лишь ни на чём не основанный гонор. За последние пять лет, никого из братьев не осталось, все погибли от "случайных" несчастных случаев. Как о подобных смертях говорили в моём былом мире: "Умер от апокалиптического удара табакеркой по голове". – Кажется, цель достигнута, достойных наследников у Олега не осталось. Куда там, даже на такого слизняка как младший сын князя, которым можно будет управлять как послушной марионеткой, продолжают "охотиться". Вывод, кто-то желает освободить престол для своего родича, или вообще, разделить моё государство на множество мелких, слабеньких уделов.
  - Ты прав, - тяжко вздохнув, ответил старец, - у нас слишком много врагов. И они, мило улыбаясь в глаза, желают сделать с княжеством все, что ты только что сказал – каждый готовит свою пакость. Да они много чего хотят с нами сделать. А ты знаешь, почему они так усердствуют?
  - Почему?
  - В очень удобном месте наши предки основали государство. В этом мире, есть два больших торговых пути, и все они проходят через наши земли. Выходит так, что в принадлежащем нам городке Торжок, самый крупный рынок. Не только по размеру, но и по товарообороту. После него, на втором месте по прибыльности торговли, идёт городок Быстрореченск, стоящий на южном тракте. И он снова принадлежит князю Олегу.
  - Всё понятно, стричь нашего "золотого барашка" желают многие. И они, наши завистливые "друзья", не перед чем не остановятся. А я, тут си…
  - Всё так. Только не переживай так сильно. Твой отец уже начал собирать беспризорников соответствующего возраста. Для них, в глуши, уже построено несколько селений. Ими уже занимаются мастера - наставники. Мне, честно говоря, понравилась твоя идея, хоть она и не нова. Только ранее, таким способом воспитывали воинов, а не обычных ремесленников. Да и поручались сироты на воспитание лучшим ратникам, то есть отдавались в их семьи по одному, или по трое - как ученики.
   Владимир ничего не ответил. Парнишка только улыбнулся, подумав о том, что из местных, вряд ли кто-то мог смотреть старый советский фильм - "Республика ШКИД". Поэтому, отшельник и приписывает ему авторство этой идеи. А так, можно создать в этом "средневековье" парочку, другую, мастеровых городов. А в процессе, выбрать из воспитанников самых бойких мальчишек и вырастить из них свою свиту. Только Уйка не правильно понял задумчивость мальчишки и постарался его успокоить. Грустно вздохнув, он взъерошил на голове княжича волосы и тихо сказал:
  - Не обижайся так на Вторушу, он не желал тебе зла. Наоборот, он хотел тебе помочь. Сам ведь княжич знаешь, всякому умению определено своё время. Не научи ребёнка к определённому возрасту говорить, далее-то, можно и не пытаться это сделать. Так и с магией. Ты ... м-м-м, о, вот. Так уж вышло, приблизился вплотную к рубежу, после которого, твоя мечта становится невыполнимой. Вот мой ученик и рискнул. Только сделал это не совсем правильно. Поэтому, в тебе, вроде как, есть сила волшебства, только из-за её неправильной деформации, ты ею воспользоваться не можешь. Так, соколик мой, не унывай, вон, с дозволения князя, какие у тебя дела начинаются. А ближников, которые не только станут с тобою расти и учиться, но, и будут тебе обязаны своим новым положением, я обучу всему, что понадобится для воплощения твоих замыслов. И к подрастающим мастерам пошлю своих учеников, будут натаскивать тех в науках которые ты позволил вызволить из твоей головы. Мои ребятки, их уже усвоили и готовы стать этими, как ты их там назвал, о, педагогами.
  - Спасибо Уйка. Без твоей помощи, я со всем этим вряд ли справлюсь, жизни не хватит.
  - Справишься. И да, сокол ты мой быстрокрылый, не прекращай теоретические занятия по магии, может пригодиться, когда какой-то шарлатан постарается тебя запутать, или обдурить. Да и на всякий случай, не забывай занятия медитативными практиками. Вдруг, со временем, у тебя получиться совладать с изменённым магическим каналом и ты научишься с ним работать. Да. Помни о том, что эти занятия идут твоему телу на пользу, согласно моим наблюдениям, даже эта изменённая сила постепенно укрепляет твоё здоровье. Пусть по эффективности, сила её воздействия сильно уступает той, которая циркулирует в организме обычного волшебника, так у него все каналы целы. А у тебя, многие изуродованы, некоторые вообще, соколик, нуждаются в постоянной тренировке - иначе их не оживить.
  - Не переживай так, Уйка. Я и не собирался забрасывать эти занятия.
  - Вот и умница. А сейчас, потренируй свои энергетические меридианы. – подытожил беседу Уйка и не по возрасту легко поднявшись с камня, неспешно направился в терем.
   Подросток, с небольшим запозданием, так же поднялся с валуна, с уважительным поклоном, поблагодарил старца за беседу, и, проводил его взглядом. После чего, вновь присел на свой гранитный постамент, привычно погрузившись в медитацию. Мальчишка довольно быстро "пробежался" по своим сильно мутировавшим магическим каналам, стимулируя их работу. Одна беда, изменяемая ими энергия, пусть и ощущалась, только по-прежнему не "желала" откликаться на упорные попытки взаимодействия. Поэтому, подросток усиленно впитывал своим телом эфирную субстанцию, преобразовывал, прогоняя эту силу по восстановленным Уйкой протокам, бесполезно выпуская её в небо. Так продолжалось до полной усталости, после чего, шёл перерыв до вечера и очередная медитация на куске гранита. Наставник, не пояснял, почему сейчас так важно заниматься именно на этом, слегка фонящим радиацией куске горной породы, а ученик, ему доверял и не задавал не нужных вопросов. Самое главное наследник знал, он, по возвращению домой, должен дважды в день спускаться в защищённое подземелье, и, находясь под магическим прикрытием, до полной усталости гонять энергию по телу. Впрочем, резонность занятий в "темнице", отрок понимал без каких-либо пояснений. Пусть выплёскиваемая им сила совершенно не походит на ту, которой манипулируют все маги, но её регулярные выбросы, могут заинтересовать вездесущих охотников за колдунами. Да. Есть в беде княжича и своя "бочка мёда", в которую "капнули немного дёгтя" – правда условный бочонок небольшой, с чайную ложечку, но всё-таки ... Дело в том, что у всех жителей этого мира имеются магические каналы и любой волшебник способен их увидеть. Вот только отличить волшебника от того, кто так и не развил свой талант, не возможно. А в случае с Владимиром, разглядев его в аурном зрении, любой слабосилок-колдун сделает однозначный вывод: "В результате нескольких пережитых магических атак, мальчик навсегда отрезан от возможности работать с магией. " - Значит, возвести на княжича напраслину, ни у кого не получится.
  
   Для дальнейшего повествования, необходимо перенести своё внимание в другое место, на сей раз, в ещё большую глухомань. Здесь, на берегу небольшой, но ограниченно пригодной для судоходства реки, с неприхотливым названием, Извилистая, в поте лица трудился народ, возводя новый острог. Таковое творилось по повелению светлейшего князя Мстивоя, решившего освоить очередной участок принадлежащих ему диких земель. Естественно, до момента возведения каменной тверди, форпостом обеспечивающим безопасность переселенцев, должна стать эта небольшая, деревянная крепость. Именно поэтому, её возводили в первую очередь. А по остаточному принципу, на образовавшейся в результате усиленной вырубки пустоши, впритык к менее полноводному притоку, именуемого местными племенами Сестрой, выкорчёвывались вековые пни и возводились подворья простых поселенцев. Далее, эти работяги, должны будут своим трудом, обеспечивать поселение и форпост самым необходимым.
   На первый взгляд, в этом нет ничего странного. Рачительный хозяин земель, заселяет пустые владения, это вполне нормальная практика. Вот только все эти люди, кроме воинов, были выкуплены на невольничьих рынках. И к их счастью, в основной своей массе, являлись ремесленниками, которых пленили во время различных набегов. Именно по этой причине, Урские и Нарские купцы выкупали их семьями. Делалось это не бескорыстно, а ради существенных налоговых послаблений на несколько лет. Возникают резонные вопросы: "Раз невольников свозили с разных земель, то, как быть с неизбежным в таких случаях языковым барьером?" - "Как эти люди могли меж собою общаться и понимать друг друга?" – Здесь белое братство, неизлечимо "болело" избирательной слепотой. Те, кто на рабских рынках, по требованию покупателя, "обучал" за малую копейку товар говорить на нужном наречии, были невидимками. Нет, с этими мастерами все здоровались, общались, по необходимости, весьма быстро находили. Это делали все, кроме охотников на колдунов. Признаться, на это обстоятельство никто не жаловался, и не желал что-либо менять. Причина в такой незрячести борцов с нечистью одна, создать необходимый языковой артефакт не возможно. А устраивать лишние неудобства самым влиятельным торгашам этого мира, способным осложнить жизнь кому угодно - дураков нет.
   Однако хватит ненужных отступлений. Всех "переселенцев" объединяло одно, если они оправдают доверие, то через десять лет, эти люди станут свободными. Вот только если пожелают вернуться на родину, будут вынуждены уходить с тем имуществом, с которым здесь появились. То есть, с небольшими узелками сменной одежды и без гроша в мошне. А если осядут в этом городке, то второе их поколение, становятся полноценными хозяевами всей построенной ими недвижимости. С такой щедростью, холопы столкнулись впервые и никто из них, не желал упускать свой шанс обрести свободу и покровительство столь мудрого правителя. Хватит описывать то, чему ещё предстоит воплощение. Главное это люди и мотивы, побуждающие их что-либо делать. "Вольные" поселенцы работали не покладая рук, и ожидали навязанных им подопечных, которые уже начали прибывать небольшими партиями.
  
  Пробуждение Хорька, к его удивлению было лёгким и безболезненным. Он лежал на мягкой постели, пахнущей свежестью недавно постиранного белья. Рядом с ним были люди, судя по звукам, некоторые из них также не спали. Что в свою очередь, сильно удивило низкорослого, худого мальчишку, тринадцати лет отроду. Не сложно догадаться, Хорь, было прозвищем этого сорванца-альбиноса. Что было удивительным в таком пробуждении, так это наличие неизвестной ему компании по сну и отсутствие боли во всём теле. Так как последнее, что помнил беспризорник, была жуткая боль от получаемых им ушибов и переломов. Да. Сироту избивали, причём жестоко, ногами. Впрочем, было за что. Он попался на воровстве и не смог убежать от разъярённых преследователей. Помнилось, он успел нанести схватившему его за ворот торгашу удар своим дрянным ножом, попал тому по руке, но тот, всё равно его удержал, так как плохое железо не пробило плотную ткань сюртука. А далее, …, лучше не вспоминать. Сейчас же, ничего не болело, и не скрипели при глубоком вдохе треснутые рёбра. Да и сломанная при первых ударах челюсть, послушно открывалась, что было совсем удивительно.
   Немного осмелев, альбинос открыл глаза, он лежал в большой комнате недавно построенного терема. В пользу такого умозаключения, говорили не только цвет стен и потолочных балок, но и запахи свежей стружки и древесной смолы. Следующей странностью, были десять топчанов, на которых, испуганно озираясь, лежали с открытыми глазами, или продолжали спать другие мальчишки, его сверстники. Рядом с каждой постелью стоял небольшой рундук, сверкающий своей новизной. А поверх крышек этих единственных хранилищ для вещей, покоились аккуратные стопки добротной, крепкой одежды.
  "Странно. – подумал мальчишка, закончив осмотр. – Мои увечья от побоев каким-то непонятным способом вылечили. И нахожусь я не в темнице. Значит, судить меня никто не собирается, да и на каторгу, о которой ходит столько нехороших слухов, это тоже не похоже. Однако, при первой же возможности, отсюда стоит бежать …".
  - Ну что сорванцы, пора вставать! – громко и весьма строго, сказал мужчина, незаметно от Хорька появившийся в проёме единственной двери. – Нечего бока отлёживать! Одевайтесь, заправляйте койки и ждите приглашение на завтрак. После чего, я вам отвечу на некоторые ваши вопросы и, расскажу, чем вы будете заниматься под моим приглядом.
  - А если я не желаю делать то, что ты мне приказываешь? Дядя. – из дальнего от выхода угла, с вызовом, прозвучал немного осипший, детский голосок.
  - Тогда останешься голодным. Дармоедов не кормлю. – прозвучал бесстрастный ответ.
  - А если я сам, без твоих подачек способен прокормиться? – не сдавался мальчонка.
  - Тогда, пеняй сам на себя. Отрубленные руки, назад никто не пришьёт.
  - А ты меня вначале поймай. Дядя.
  - Беги куда хочешь, княжий закуп. Ближе чем на полсотни вёрст вокруг нас, ни одного селения не имеется. Всюду дикие леса и никаких дорог.
  - Это почему я княжий закуп?
  - Всех вас выкупили у палачей, или выловили в притонах. Князь оплатил ваше лечение и транспортировку к новому месту жительства. Так что, всех тех, кто будет артачиться, ждёт суровое наказание или даже смерть. Выбирать вам.
   После этих слов, желание Хоря сбежать от этих странных людей, только усилилось. Пусть он сделает это не сразу, а только разузнав обстановку и хорошенько подготовившись к длительному переходу по реке, которая обязательно приведёт к другим людским поселениям. Всё так и будет, жить княжеским закупом, он не согласен.
  
   И вновь, возникла необходимость перенестись в лесное убежище Уйки, по времени, это раннее утро. На сей раз, сонный Владимир, зябко кутаясь в накинутом на плечи дорожном плаще, в очередной раз выслушивал наставления отшельника.
  - Повторяю, - говорил маг, давая последние напутствия, за малым не зевнувшему княжичу – Рарок выехал ещё вчера днём и, везёт в столицу все твои вещи и книги. Этому никто не удивится, его воины, часто охраняют особо ценные грузы. Да и кому принадлежит эта поклажа, никто из посторонних никогда не узнает. А ты, сегодня, вместе с моими учениками, и Сокольским, инкогнито направляешься в сторону крепости Совец, там тебя ждёт купеческий корабль. К Воеводе Люту не обращаешься и в сам город не заходишь, ты до него даже не доезжаешь. Твоя цель, ночная стоянка на Великой реке. Это место располагается там, где в неё впадает Извилистая.
  - Я всё понял.
  - Не перебивай, а слушай внимательно и запоминай. По реке, доберёшься до двух новых острогов, в одном из них, расположенном у устья Сестры, уже собрали достаточное количество отроков, из числа которых, ты выберешь себе первых соратников. …
  
   Десяток всадников, опознать которых мешали глубокие капюшоны их плащей, относительно не так уж и долго пылил по огибающим пастбища и посевные поля грунтовым дорогам . Странные путники передвигались молча и никуда не спешили, поэтому, останавливались возле водопоев только пару раз, так как их животные не сильно то уставали и успевали щипать травку на обочине. Когда уже в сумерках они подъехали к месту ночной стоянки торгового карбуса,(более близкий перевод на русский язык, карбус — парусно-гребное промысловое и транспортное судно.) и их окликнули, один из странников сказал фразу, которая прозвучала как абсолютная нелепица. Однако, никто такому глупому ответу не удивился и путников даже пригласили к костру. А утром, едва забрезжил рассвет, судёнышко начало движение против течения. Мерным речитативом задавался ритм для гребцов, вёсла мощно вспенивали воду и будь карбус загружен товаром, то его движение, могло быть невыносимо медленным и тяжёлым. Но не в данном случае. Впрочем, в этом походе купца, всё было не так как должно быть. К уже озвученной незначительной осадке судёнышка, стоит добавить то, что оно свернуло в русло Извилистой. Эта река не могла привести ни к одному городку, или даже маленькому селению и для торгового люда, не могла представлять никакого интереса.
   Не сложно догадаться, на корме судёнышка, открытым посторонним взглядам со всех сторон, не снимая с головы капюшон, сидел Владимир. В руке он держал большой щит и настороженно, поочерёдно поглядывал на оба берега, густо поросших не известным ему кустарником и ракитой(ракита – верба, ива). В своей настороженности, он был не одинок, волнение захватило не только пассажиров, но и отдыхающую смену гребцов. Они, также поддев под свободные рубахи броню, группировались парами, один боец держал щит, второй наготове лук, с наложенной стрелой. В случае нападения, щитоносцы прикроют стрелков, а тем, останется натянуть лук и выстрелить.
   А вокруг, была тишина и покой. Где-то вдалеке щебетали птицы; временами подавал голос лесной зверь; плескалась о борт судёнышка вода, да приноровившись к задаваемому ритму, скрипели уключинами вёсла, да разбрызгивали воду, синхронно в неё погружаясь. Сею идиллию портили тихие перешёптывания речников, "развлекающих" своими путевыми байками пассажиров.
  - Ты это, друг, не верь этой тиши. Она обманчива. – не сводя пристального взгляда с суши, говорил молодой, веснушчатый, рыжий лучник. – Тута дело такое, здеся живут племена дикие и коварные. Они вроде как платят княжью десятину, тока живут по своим законам.
  - Ага, всё так и есть. – поддержал стрелка взрослый мужчина с плешивой бородкой. – Племяш правду кажет. В прошлый раз, нас тута обстреляли, даже пытались взять на абордаж. Тока мы отбились.
  - И что? – поинтересовался пассажир, в котором Владимир, по голосу узнал Сокольского. – Хоть узнали, кто на вас напал?
  - Нет. Эти разбойники не глупцы, какое из племён вышло на разбой, понять почти не возможно. Дысь, они были в разномастной броне, да и мы, спешили от них оторваться. – ответил молодой речник. Да и тута, в глуши, у них слишком много магов – почитай все, поголовно могут молнии метать. Ведь охотники на колдунов сюда не забредают. Слабоумных самоубийц среди них нету. Вот как закрепимся мы тута основательно, окончательно присмирим местные племена, так и эти сволочи сюда пожалуют и запылают вдоль реки костры. Развернутся во всю свою подлость, тудыть их …, чтоб злыдни не поднялись, и в закромах их амбаров было пусто. Но не ранее того. …
   Подобные слова не успокаивали, а лишь сильнее подстёгивали разгорающуюся паранойю. Через полчаса, каждый доносящийся с берегов звук, начал казаться сигналом к началу нападения. Благо, никто не вздрагивал, и не посылал в лес дорогостоящие стрелы со срезнями. По форме, эти наконечники отдалённо напоминали заострённые листья лаврового листа. Однако, не о них идёт речь. Прошло ещё немного времени, как кто-то с форштевня, голосом от которого хотелось стать по стойке смирно, тихо сказал:
  - Готовься, братцы. Вон они разбойники, впереди …, видите? Птицы вон как всполошились.
  - Ага, вижу. – вторил чей-то хриплый голос. – Кто-то птах потревожил. Чую, что-то назревает.
  - Одеть шеломы и быть начеку. – отдал команду купец. – Прикрыть гребцов.
   По этой команде, люди купца сноровисто установили дополнительные щиты, которые не мешали работе вёслами, и при этом служили хорошей защитой от стрел. Была одна оговорка, наращённые "борта" спасали от прямого выстрела, но не против снаряда пущенного навесом. Да и против магов, в этой конструкции было мало проку. Ритм ускорился, вёсла стали опускаться в воду намного чаще, естественно, купеческая лоханка пошла немного быстрее.
   Не успел прозвучать выкрик: "Вон он! Берегись!" - Как в заросли, где неправильно пошевелились ветки, влетело сразу несколько стрел. Владимир даже успел заметить, как начала падать срезанная наконечником одной из стрел веточка. Как через мгновение, из-за занавеса вербы, выпало большое тело и, неестественно изгибаясь, скатилось по крутому, не высокому склону. Нельзя сказать, будто кто-либо видел торчащие из него стрелы, так как они были почти сразу обломаны. Но выжить после такого падения, не возможно.
   Все кто шёл по реке на карбусе, вздохнули одновременно облегчённо и раздосадовано. На берегу лежал и дёргался в мелких предсмертных конвульсиях молодой лось. Всем было радостно, тревога была ложной, не было никакой засады, и обидно за глупо потраченные стрелы, и напрасную смерть животного. Почему гибель лесного красавца была лишней? Так пристать к берегу и разделать его тушку, было не реально. Уже когда судно немного отплыло, на берег вышел молодой, невысокий охотник с рогатиной в руке и, удивлённо посмотрев на ещё тёплую тушу, перевёл настороженный взгляд на карбус. Ответом на недоумение паренька, прозвучал весёлый голос купца: " Будь здрав, охотник, эта добыча твоя, на неё мы не претендуем! Поверь, мы её подстрелили по ошибке, подумали, что на нас была устроена засада. И главное, забрать трофей не имеем возможности! А так бросать, негоже! Не правильно так поступать!" – В ответ не прозвучало ни звука. А далее, никто из находящихся на судне людей не видел, как через несколько минут, трое аборигенов так же одетых в серую, не броскую одежду появившись на берегу, помогли своему товарищу оттащить добычу от реки. Уже под прикрытием леса, о чём-то скупо переговариваясь, они проворно её освежевали. Лесовики, не забыли и про кованые наконечники стрел чужаков, забрав все, что им удалось найти.
   Если кто-то решил, будто это была единственная встреча купеческого судна с аборигенами, то он глубоко ошибается. Прошло немногим более часа, как в наращённые на борта щиты, воткнулась пара обмотанных промасленной паклей стрел. Странно, перед выстрелом, снаряды не удосужились поджечь, и бывалые путники поняли, их всего лишь предупреждают, что живы они, всего лишь благодаря нежеланию аборигенов проливать кровь, о чём, те заранее оповещают чужаков. Вторым предупреждением, последовавшим через несколько секунд, была нарочито слабенькая ледяная стрела, поразившая присевшую на мачту птицу. Самое обидное было осознавать то, что никто не заметил стрелка, или атаковавшего пташку колдуна, так как на берегу густо поросшему зарослями камышей, не шелохнулся ни единый стебелёк. Не мудрено, при желании, местные охотники, умели отводить взгляд.
  - Резвятся, растудыть твою тудыть и через колено. – зло проворчал веснушчатый лучник, пнув ногою упавшую перед ним, не смотря на жару, начавшую покрываться инеем птичью тушку. - Напоминают нам, что именно они тута хозяева. А мы, сплошное недоразумение.
  - И часто так происходит? – внешне спокойно поинтересовался Игорь, немного крепче сжав лук.
  - Почитай, каждый раз, как мы ходим к строящимся острогам, или оттуда. Тока ноне, можно успокоиться, раз они предупредили о своём пригляде за нами, то нападать на нас не будут. Ну-у-у это, если мы не вздумаем пристать к берегу.
   Так и вышло, обе ночёвки на якорной стоянке, прошли спокойно, но утомительно, ни горячей еды приготовить, ни размяться перед сном, ни подсушить одежду у костра. Обошлись без стычек и сами дневные переходы. Это стало причиной сдержанной радости, вызванной показавшимися после очередного поворота реки стенами небольшой крепости. Заметили судёнышко и поселенцы, было видно как они засуетились, дозорные воины, начали оборачиваться назад и жестикулируя, отдавать какие-то команды своим товарищам. Мастеровой люд, прекратив работу, поспешно скрылся за возведённым частоколом, чтобы через десяток минут, появиться принаряженным. Как только карбус замер у деревянной пристани, и были скинуты небольшие сходни, пассажиры впервые за всю дорогу сняв дорожные плащи, с большим облегчением и желанием как можно быстрее отдохнуть в нормальных условиях, сошли на берег. И да, на пирсе, их встречали как дорогих гостей, пусть и без излишней помпезности.
   О том, что хозяева нового поселения ждали княжича именно сегодня, свидетельствовала заранее приготовленная банька и роскошный обед, который, по количеству блюд, и разнообразию ассортимента угощений, вряд ли мог быть рядовым приёмом пищи. Естественно, пиршество было устроено в крепости, на деревянной площадке, сколоченной посреди двора. Ибо, во внутренних помещениях подходящих для этих целей хором, велись отделочные работы. Да, ещё одна не маловажная деталь, во главе богато сервированного стола, восседал Олег, по обе руки от княжича размещались, новоиспечённый воевода с ближниками, спутники княжича и поставленные Олегом, для управления поселенцами дьяки. И никуда от этого показного радушия, и условного деления по старшинству не деться — традиция. Естественно, весь оставшийся день был безнадёжно испорчен. Ибо слова восхищения и глубокого уважения. звучавшие в адрес Владимира, воспринимались им как грубая лесть. Без сомненья, эти люди были в какой-то мере беззаветно преданы дому Мстивоев, как самому князю, так и его погибшим сыновьям. Однако, они прекрасно знали нынешнего наследника и не питали в его отношении никаких иллюзий. Да, они не жалея ни себя, ни подчинённых им людей, воплощали в жизнь задумку княжича, но при этом, были твёрдо убеждены, будто все эти дела есть детище Олега Строговича. А этого бездарного отрока, правитель пытается хоть таким способом заставить начать думать о государственных делах. Мол, пусть смотрит на отцовы дела и учится, глядишь и приобщится. А далее, под присмотром верных друзей князя, вокруг бестолоча сформируется патриотически настроенное окружение, которое, после соответствующей накрутки и воспитания, не позволит безвольному "слизняку" развалить княжество. Князю, об опасности такого решения проблемы уже не раз было сказано. Ведь среди пригретых молодых отроков, может притаиться "змея подколодная", которая способна нанести свой коварный укус в самый не подходящий момент. Но он, на эти слова только улыбался, отшучивался: " Что други, боитесь пригретые возле Владимира отроки, оттеснят вас и ваших чад от моего трона? - Заодно, пытался убедить сподвижников, будто Владимир, после последних попыток покушений поумнел, и им, беспокоиться не о чем.
   "Ярмарка лицемерия" закончилась, когда начало смеркаться. Княжича торжественно проводили в выделенные ему покои, доведённые до ума незадолго до его прибытия. И Володя, был уверен, что учтиво оставшиеся по ту сторону дверей хозяева, облегчённо выдохнули, а быть может, тихо сплюнули ему в след. Почему так? Так он сам от них устал и был безмерно рад, что остался один. Тому, что более нет необходимости в продолжении лицедейства, когда мимика показывает одно, а взгляды, временами "говорят" абсолютно противоположное. Шаг от двери, другой. Послышалось, как Сокольский инструктирует оставляемых при входе в опочивальню стражей. А боковое зрение фиксирует на фоне открытого окна плавное движение. Кто-то медленно подымается со скамейки. От неожиданности, по телу пробегает холодок, оно слегка вздрагивает, а рука, с небольшим запозданием тянется к рукояти ножа. За этим, следует короткий полушаг назад, и, кажется, что сердце, начинает быстрее перегонять обильно насыщаемую адреналином кровь.
  - Прости княжич, - прозвучал немного сонный, девичий голос, - меня прислали подготовить твою постель, и помочь переодеться, перед сном.
  - А зачем ты притаилась в этой полутьме? Почему до сих пор не зажгла свечи?
  - Прости княжич, - резко упав на колени, испуганно залепетала незнакомка, лица которой по-прежнему не было видно, - прикорнула я. Быстро управилась с наведением порядка, присела у окошка, послушать, как вы пируете, а глаза как-то сами смежились. Прошу, княжич, не наказывай меня за это.
   - Так почему тогда стоишь? Почему до сих пор не зажжены светильники? - стараясь говорить как можно спокойнее, беспечнее, и одновременно осматриваясь по сторонам, да прислушиваясь к обстановке, ответил Владимир.
  - Ой!
   Только и прозвучало в ответ, и одна за другою, начали ярко вспыхивать свечи в подсвечниках. Несколько секунд, и стало видно, миловидное личико девушки в повседневном одеянии зажиточной горожанки-модницы. На её голове красовался чёрный чепец, окаймлённый белым кружевом. Стройность служанки, подчёркивало строгое, тёмно-синее платье до пола, пошитое из плотной ткани. Оно имело длинные, узкие рукава по самое запястье и было подпоясанное сразу под грудью широким поясом с той же ткани, завязанного на манер незатейливого банта. Не будь служанка столь юной, то, по мнению Владимира, такая одежда должна выглядеть совершенно непрезентабельно. Милое личико девушки, с пылающими от румянца щеками, демонстрировало сильный испуг, а взгляд метался от одного канделябра к другому. Ответом на эту "стрельбу глазками", фитили свечей вспыхивали и весьма шустро разгорались, усиливая освещённость помещения.
  - Красавица, а разве тебе не говорили, что пользоваться магией на виду у кого-либо как минимум глупо. А скорее всего, опасно для твоей жизни. – необдуманно пошутил княжич.
  - Ой! Мамочки!
   На сей раз, это "ой" походило на испуганные причитания маленького ребёнка, а личико прелестницы сковала маска ужаса. Её подбородок задрожал, а карие, округлившиеся глаза заблестели от нахлынувших слёз. казалось ещё мгновение, и по-прежнему стоящая на коленях служанка упадёт в обморок.
  - Тише, тише, глупенькая. Никто тебя не собирается выдавать охотникам из белого братства. Я просто предупредил, о необходимости постоянно контролировать своё умение и не демонстрировать его при посторонних.
  - Да, но … ты же … вы же …
  - Успокойся. Давай, ты сейчас подымишься с пола, присядешь на скамейку у окошка, и будешь дышать глубоко, и спокойно. Вот так, умница. Не спеши. Я никому ничего не расскажу про твои давешние фокусы. А ты молчи, и ничего не говори у открытого окна, тебя могут услышать те, кому ничего подобного знать не полагается.
   Девица только кивала головой и вытирала откуда-то взявшимся в её руках белоснежным платочком, стекающие по её щекам слёзы. А через пару секунд, служанка, видимо осознав слова княжича, решительно встала и закрыла оконные ставни. После чего, поспешно отойдя к противоположной стене, остановилась, развернулась лицом к Владимиру и, спрятав за спину руки, постаралась улыбнуться. Получилось весьма забавно и нелепо. Слегка покрасневшие щёки и нос, блестящие от переполняющих их слёз испуганные глаза, и вымученная улыбка на по-прежнему милом личике.
   Затянувшуюся паузу прервала девушка, робко потупившись, она поинтересовалась:
  - Перина и подушки на вашей постели взбиты. Свечи, как вы и велели, княжич, зажжены. Что прикажите делать дальше?
  - Устал я после дороги и обильного застолья, не хочу никому ничего приказывать. – ответил Володя, подойдя к большому, единственному на всю спальню сундуку, стоявшему в углу около огромной кровати и присел на него. – Осталось только одно желание, отдохнуть. Ну, может быть, ещё увидеть, как ты мило мне улыбнёшься, и послушать твой рассказ о том, кто ты такая есть. И вообще, как тебя зовут? Красавица.
  - Ой! В самом деле. Простите Владимир Олегович. Что это я веду себя не подобающим образом? Я Синица, родители так назвали. Жила с ними пока не забрали от них за неуплату, так как им, три года подряд, из-за неурожаев было нечем выплатить десятину.
  - И-и-и? Что замолчала?
  - Вот уже двенадцать лет, я дворовая девка воеводы Дубыни. Только я не жалуюсь! Мы ..., ну нас у воеводы всего пятнадцать девок, живём хорошо, он нас не обижает. Работаем по дому, помогая хозяйке Дарьяне Игоревне, выполняя её мелкие поручения. Так же, помогаем воеводе развлекать гостей или коротать вечера за приятной беседой. Нас хорошо кормят, одевают, многому учат. При необходимости, мы можем поддержать любую беседу, так как много читаем. И ещё ...
  - И понемножку колдуете. Да?
  - Есть такое. - после недолгого раздумья, призналась Синичка. – А разве вы сами не обучились этому мастерству?
  - А ты посмотри на меня внимательнее, присмотрись как следует. – слегка поморщившись, ответил Володя.
  - Ой, мамочки…! Кто вас так? Как вы, Владимир Олегович, после такого вообще выжили?
  - Да вот, выжил как-то. Только магом вряд ли стану. Но поверь, моим врагам, от этого легче не будет.
  - Так вы, наверное, после подобного всех магов, без исключения, считаете своими врагами? И меня тоже?
  - Нет. Враг, всегда враг, настоящий друг, не смотря ни на что, остаётся другом. А есть ли у кого из них магия, или нет, для меня ничего не меняет.
  - Так может быть, я помогу вам переодеться, умыться перед сном, и согрею этой ночью постель? – обильно покраснев, поинтересовалась служанка. – Меня, специально к вам прислали, так как я ещё ни разу, не была с мужчиной. Я подарок, от воеводы.
   У Владимира моментом взыграла личность Кирилла. Пусть в прошлой жизни он был бабником, но, он никогда не "спал с женщиной" по принуждению. У него даже был своеобразный кураж, самому искать и добиваться ту красавицу, которая слегка "сопротивлялась" его ухаживаниям. А здесь…. Этой девчонке приказали ублажить глупого юнца, это раз. Ключевое слово, приказали. Два, Синица попалась ему в момент колдовства, и получается, согласна "залезть в его постель" только ради сохранения своей тайны. Всё вместе, погасило взыгравшие гормоны, и задушило начавшее "разгораться" желание близости. Поэтому, продолжая улыбаться, княжич слегка покивал головой, как будто соглашаясь с принятым решением и сказал:
  - Синичка, я же уже говорил. Я, с дороги сильно устал, и желаю только одно, умыться и спать. Желаю спать в одиночестве, без ночных утех. Так что, поможешь мне приготовиться ко сну, и иди к своему хозяину.
  - Не могу. – как-то глухо ответила девушка и прикусив губу, высоко запрокинула головку, как будто желала как следует рассмотреть потолок.
  - Это ещё почему?
  - Я дарована вам. И если вы от меня откажитесь – вернёте назад. Значит, я не справилась с поставленной задачей, то есть неисправимо глупа. После этого, меня уберут из дома, отправив на самую тяжёлую работу.
  - Вот не было печали, так черти накачали. – обречённо вымолвил княжич.
  - Какие такие черти? И что они накачали? – недоумевающе переспросила холопка.
  - Не заморачивайся так. Это я таким образом возмущаюсь. Хорошо. Остаёшься со мною, я принимаю у воеводы его дар. Но сегодня, ты только помогаешь умыться и всё. Я и в самом деле сильно устал. Раз тебя мне подарили, то слушай мой первый приказ: "Кровать большая, спишь на другом её краю. Ночью, меня не беспокоить, утром тоже". – Всё поняла?
  - Да.
   Утром, княжич проснулся первым, "подарок" от воеводы спал на другом краю постели, озябши свернувшись калачиком, так как платье, головной убор и другие вещи девушки лежали аккуратно сложенными на подоконнике, она спала совершенно голой, и без одеяла. Когда она только успела раздеться? Подавив вновь нахлынувшее возбуждение, Владимир тихонько накрыл Синицу одеялом и начал самостоятельно одеваться. Нет. Он не собирается отказываться от любовных утех с этой красавицей. Но. Это произойдёт намного позднее, по его правилам и желанию. Он не кобель в питомнике, чтоб ему приводили …, ну, в общем, понятно кого. Была у этого решения и другая причина – мальчишке подсунули девчонку, дабы тот развлекался с нею все эти два дня и не "путался под ногами" у взрослых дядек. Имеется в виду, когда они будут навязывать сопровождающему его Сокольскому только тех отроков, которые по какой-либо причине для них не годны. Ведь, по их мнению, взрослый муж понимает, что ради пустых забав княжича, не стоит забирать перспективных воспитанников, способных послужить новому городу.
  Подтверждением правильности последней гипотезы, относительно целей дарителя живого подношения, было нескрываемое удивление хозяев, когда они увидели идущего к ним в сопровождении своей свиты Владимира. Его присутствия на мероприятии, явно не ожидалось. Особенно, их покоробило, когда княжич пожелал присутствовать на всех соревнованиях отроков и только после этого, по своему усмотрению, отбирать себе потешников (считается, что мальчишек отбирают как компаньонов для подростковых игр княжича). А не на следующий день, довольствуясь теми, кого ему подсунули. Ничего не поделаешь, воевода и его ближники лица покривили, но выполнили настойчивую "просьбу" юнца. Особенно их передёргивало, когда после каждой игры, княжич отбирал себе самых агрессивных и целеустремлённых отроков. Тех, кто не боялся во время атак идти на конфликт, или проявлял себя как признанный лидер команды.
  
   Шёл третий день пребывания Хорька в непонятном поселении, возводимом вместе с крепостью, получившей название Сестрорецк. Что он смог понять о происходящем вокруг него? Да почти ничего хорошего - для себя. Собранных с разных городов отроков, учили различным ремёслам, заставляя выполнять простейшую работу, впрочем, кормили досыта. Правда, свято соблюдалось ранее оглашённое правило: "Как поработаешь, так и полопаешь". - Уже на обед первого дня, небезызвестный, мелкий и шустрый мальчишка с осипшим голосом, остался голодным. Всё вышло так, как и предупреждал объявивший побудку мужик. Крысёныш, именно так звали этого мальца, демонстративно отлынивал от работы, за что и был обойден при раздаче пищи. Вернее, его даже не пустили в столовую, таким способом продемонстрировав, что правило, по которому дармоедов не кормят, здесь свято соблюдается. После ужина, двое товарищей Крыса, вынесли ему несколько кусков хлеба, как они думали, сделали это не заметно. Следующим утром, на завтраке, на столах хлеб отсутствовал, а порции каши, обычно накладываемые в миски с горкой, были ополовинены. Как позднее объяснили надсмотрщики, именуемые здесь воспитателями: "Раз вы считаете, что вас слишком обильно кормят, и вы думаете, что можете подкармливать некоторых "трутней". То мы будем исправлять этот перекос, всеми, доступными для нас способами". - На обеде, порции были так же урезаны, как и на ужине. Что только усилило нарастающее чувство нестерпимого голода у "растущих организмов", ведь они, весь день занимались тяжёлым физическим трудом.
   Это было вчера, но сегодня утром, на зарядку, Крысёныш и его товарищи вышли весьма угрюмыми и как бы точнее выразиться, "немного помятыми". У одного отрока, самого рослого и крепкого из провинившейся троицы, была сильно рассечена губа, расплющен нос, в результате чего, под глазами, красовались две отёчных гематомы. Воспитатели, предпочли ничего не "заметить", только один, тот, кто звался Неждан, еле заметно улыбнулся и слегка кивнул своему товарищу, указав глазами на пострадавших. Что только укрепило решение альбиноса, при первой возможности бежать. Для чего, необходимо, как следует осмотреться, ещё немного физически окрепнуть и так ..., подготовить вещи, которые могут пригодиться. Далее, на завтраке, группу учеников кузнеца ждал приятный сюрприз – накормили от пуза. А продолжавшего отлынивать от работы лоботряса, вновь не пустили в пищеблок. И это, не смотря на то, что был объявлен выходной день, да и выглядел сиплый весьма жалко. А далее произошло совсем неожиданное, Крыс подошёл к надсмотрщикам и, заискивающе на них поглядывая, что-то долго им объяснял или даже обещал. А когда воспитатели согласно закивали, немного оживился и сильно прихрамывая, поплёлся к столовой. И это, не смотря на то, что вся группа учеников, отправилась на уборку общежития.
  - Слушаем меня внимательно! – по окончанию уборки постелей и наведения образцового порядка в общей избе, - прямо с порога, громко заговорил Неждан. – Сегодня, как было сказано на утренней зарядке, вы в кузницы не идёте. К нам прибыли ближники князя и по этому, мы устраиваем для вас день соревнований. Играйте…
   Вначале, идея играть в мяч перед высокой публикой, Хорька не захватила, даже не так, она начала бесить тем, что они будут выступать на потеху неким именитым гостям. Да и сами правила, по которым игрок должен схватить тяжёлый кожаный мячик в руки и пробиваться к кругу на стороне противника, были странными. Как и то, что должна победить та команда, в которой игроки, за определённый промежуток времени, как можно большее количество раз, забегут в заветный круг, держа мяч в руках. Всё бы хорошо, но там, возле какого-то кона, постоянно находится как минимум, двое стражей. Которые будут делать всё, чтоб не допустить нападающего в охраняемую ими зону. Впрочем, поговорку: "Аппетит приходит во время еды", - никто не отменял. Не прошло и пяти минут, как Хорёк, раздосадованный тем, что команда соперников, собранная из учеников сапожников, воспользовавшись его бездействием, уже дважды побывала в их кругу, включился в борьбу. Поэтому, резко ринувшись на чужого нападающего, вновь решившего прорваться к кону через него, схватив мяч, оттолкнул наглеца плечом. Не встречая помех, пробежал с пяток шагов и, ему пришлось стряхнуть с себя повисшего на спине неприятельского защитника. Ещё шаг, и в глазах сверкнули искры, а голова немного мотнулась назад, в следующий миг, перед альбиносом возник прижавшийся к нему, зло улыбающийся увалень, который старался его удержать на месте. На выработанных в многочисленных потасовках рефлексах, Хорёк ударил лбом в переносицу своему недругу и, рванув всем телом, освободился. Ещё пара шагов, боковым зрением Хорь увидел, как его товарищ по учёбе, с разбегу таранит устремившегося к нему игрока башмачников. Прорыв продолжается до тех пор, пока, ноги Хорька не запинаются о подножку и он летит на землю кубарем. А через секунду, на него, прижимая к земле, падает неприятель. Причём, судя по толчкам и усилению тяжести, начала расти, своеобразная куча мала. Пока чужие тела не перекрыли обзор, мальчишка увидел, как возле него присел его недавний спаситель, его звали Олешкой и протянул к нему обе руки. Преодолевая сильное сопротивление, Хорь начал выталкивать мяч навстречу пытавшейся достать до него рукам соратника, и у него это получилось. Мяч, обхваченный чьими-то ладонями, оставляя на земле небольшую борозду, исчез.
   Мальчишка не слышал, как радостно взревели игроки его команды и их болельщики. Так как из под шевелящегося, что-то орущего и постоянно пинающегося завала , его освободили немного позже. А на вопросы судьи, княжьего ближника: "Голова не болит? Не кружится?", - только отрицательно помотал головою. На сей раз, Хорёк сам желал продолжить игру, и отплатить соперникам за те тумаки, которыми его обильно награждали сапожники, прижав своими телами к земле. Надо отдать должное противнику, выиграть у него не получилось. Только обидчики, кого мальчишка запомнил, своё получили. Особенно не повезло толстяку, ударившему Хорька кулаком в лоб. Стоило ему попробовать задержать Хоря, захватив того со спины за торс, как тот получил локтем по уже травмированному носу.
  
  Надежды альбиноса, как и десятка других мальчишек из других команд, на то, что после обеда у него будет время заслуженного отдыха, не оправдались. Его, при выходе из столовой, отозвал в сторону хмурый Неждан , сделав это прямо на выходе из пищеблока, и ничего не поясняя, повёл в дом воспитателей, где уже находились его собратья по несчастью. Мальчишки сидели на выстроенных вдоль стены просторного директорского кабинета стульях, и затравленно поглядывали на членов попечительского совета интерната. А те, игнорируя большой, Т – образный стол, обставленный мягкими креслами, хмуро стояли у окна, о чём-то беседовали с воеводой.
  - Господин директор, этот отрок, последний из числа отобранных княжичем. – с этими словами Неждан, грубо втолкнул в помещение Хорька, при этом мальчишка за малым не растянулся на полу, споткнувшись о порожек.
  - Отлично. Не будем напрасно терять время и приступим. – недовольно пробурчал директор, незряче прищурив свой единственный глаз. – Ты отрок, присаживайся к друзьям, а вы Ярослав Ксенофонтович, поясните этим чадам, как им повезло в этой жизни.
  - К-х-м, к-х-м. Всем вам очень повезло. - прокашлявшись, заговорил воевода, обведя детей сочувствующим взглядом, что не сочеталось с только что сказанным. - Значит так. Вы больше не наши ученики и Сестрорецк, больше не несёт за вас никакой ответственности. Радуйтесь, вы более не закупы, а товарищи княжича по учёбе и играм....
  - Ксенофонтович, что ты там мямлишь? Как будто не воин, а неизвестно кто. – возмутился директор натужно улыбнувшись. - К нам, приехал наследник престола, дабы отобрать себе потешников. Как вы, отроки, поняли, вам сильно повезло. Все вы, отныне будете жить при княжеском дворе и, ни в чём не будете нуждаться. Может быть, даже станете родоначальниками новых дворянских родов.
   Вот такого счастья, Хорьку совершенно не хотелось. Он не был глупцом, и прекрасно понимал, отныне, о свободной жизни можно забыть. У мальчишки, за малым не сорвались саркастические слова, буквально просящиеся на язык: "Да здравствует сытая жизнь, и тесная золотая клетка! Со всеми из неё вытекающими ... Прощай свобода, отныне я, Хорёк, жалкое домашнее животное". – То, что далее говорил воевода, "пролетало" мимо ушей мальчишки. Да, не возможно всерьёз воспринимать слова, когда по человеку видно, он говорит одно, а думает совершенно другое. Если судить по мимике сидящих рядом подростков, они полностью разделяли его мнение.
   Когда пытка пустым трёпом окончилась, подростков отвели в огромное помещение с непривычным названием закрытый спортивный зал, где им предстояло провести всё оставшееся до отбытия время. Там их уже ждали. Посреди игровой площадки стоял княжич, а за ним, пятеро вооружённых воинов. Все входящие в зал отроки, перешагивая через порог, снимали головные уборы и низко кланялись, на что, Олегович отвечал лёгким кивком головы. И только когда приученные своими воспитателями - надсмотрщиками мальчишки, после кратковременной сутолоки построились в одну шеренгу, Владимир заговорил:
  - Приветствую вас друзья. Да-да, вы не ослышались, я вас всех назвал своими друзьями. Хотя, не все из вас ими станут.
  - Это ещё почему? – не удержался от вопроса Хорь.
  - Хороший вопрос. Отвечу коротко. Дружбу необходимо заслужить своими делами и отношением к тем, с кем будешь делить все невзгоды. А это дано не всем.
  - Так может быть, я пойду прямо сейчас, куда глаза глядят. Или ты княжич, по своей доброте желаешь подвезти меня до ближайшего города?
   Ответом на эти слова, был сдержанный, нервный смешок кандидатов в ближники. А альбинос, почувствовав поддержку коллектива и то, что свита княжича не собирается вмешиваться, осмелел. Да и что они могут ему сделать? Исполосуют спину розгами, да оставят здесь, как неподходящего для воплощения их задумок нахала. Это тут, он начал подготовку к своему "рывку" и имеет все шансы на успех. А там, в столице, при княжьем дворе, под усиленным надзором дворцовой стражи, шансы на удачный побег, ровны нолю. Поэтому, мальчишка продолжил игру на обострение.
  - Я Хорёк, животинка вольнолюбивая, чуть что, могу не только коготками поцарапать, но и вцепиться в глотку зубами. Не страшно? Княжич.
  - Говоришь, что вольная птичка. – с хитринкой во взгляде поинтересовался Владимир.
  - Не птичка я, а хорёк. Запомни это, запрёшь меня в темнице, зубами любую стену прогрызу, но сбегу на волю.
  - Никак дерзить осмелился? – озорно подмигнув альбиносу, поинтересовался княжич. – И готов подтвердить свою крутость кулаками?
  - Ага. Тута дураков нет. Я тебе кровавую юшку с носа пущу, а меня, за это, на кол посадят. – огрызнулся мальчишка, не поддавшись на провокацию.
  - Зачем сразу на кол? – деланно удивился Олегович. – У нас, по нашему укладу, за подобное или руку отрубят, или повесят, если ты простолюдин.
  - Во-во! Одним словом – казнят! – с вызовом вставил своё слово Хорь. – Дураков среди нас нету.
  - Хорошо. При всех даю приказ своим людям и слово вам всем. Если ты, Зима, пустишь мне юшку, или собьёшь с ног. То ты победил, и тебя отпустят там, где ты пожелаешь, и за этот поединок, преследовать не будут. Все это услышали? Моё слово прозвучало! Если же я одержу победу, то ты, Зима, будешь полгода делать всё, что я только тебе прикажу.
  - Я не Зима, а Хорь. Незачем меня переименовывать. А если я, проиграв, через полгода сбегу?
  - Тебе же хуже, Зима - возможный родоначальник одноимённого клана. Не оправдаешь моё доверие, двери моего дома, для тебя, будут навеки закрыты. То же касается остальных, предателей не прощаю.
   Далее, без лишних слов был образован круг, в центр которого вышел княжич, предварительно раздевшись до пояса. Его примеру последовал Хорь. Правда, он был немного ниже соперника и худощавей. После команды: "Бой!" – Владимир принял странную стойку, прикрыв лицо кулаками. Хорёк, широко замахнувшись, шагнув вперёд, нанёс по противнику серию размашистых ударов. И все они, провалились в пустоту. Стоило альбиносу на мгновение застыть, пытаясь осознать происходящие, как послышался странный, резкий и шипящий выдох соперника, а в голове что-то сверкнуло, и мгновенно потемнело в глазах.
  
   Вновь возвращаемся в столицу Нарского княжества. На сей раз, нам предстоит посетить один из трактиров, в котором так любят отдыхать после заключения сделок купцы, да мелкие чиновники. За столом, находящимся в дальнем углу светлого и весьма пристойно выглядевшего заведения, сидят два ничем не примечательных торговца и, судя по всему, "обмывают" удачно заключённую сделку. Об этом красноречиво свидетельствует обильное возлияние ими хмельных напитков и то, как они начали друг перед другом и окружающими их коллегами, бахвалиться своей удачливостью. По крайней мере, если судить по коротким репликам, доносившимся от их стола, всё так и выглядело. И всё же стоит вернуться к тому моменту, когда начались настоящие деловые разговоры, исключив из повествования лишние реплики, и "пьяные перебранки", время от времени звучащие для публики. И так. Стоит начать с того, что в кружках этих хитрых "выпивох", лежали амулеты, мгновенно "испаряющие" из наливаемой в них жидкости алкоголь. Это было озвучено для полного понимания, почему собеседники, не смотря на количество выпитых горячительных напитков, не несли пьяный бред.
   - И так, Варлаам, ты нашёл агнца, который выкупит нужный нам дом? – поинтересовался чернявый купчина со свойственной, для представителей графства Гральдии бородки клинышком.
  - Да. Домовладение у известной нам вдовушки уже выкуплено. Подставной человек, уже занимается его ремонтом и переделкой. – Ответил рыжий детина, с окладистой бородой.
  - Это прекрасно. Там, в купленном тобою товаре, спрятаны все необходимые для оснащения этого дома артефакты. нужные тюки помечены известным тебе знаком. Пусть нанятый нами мастер, установит их в указанных местах. По окончанию "ремонтно-строительных" работ, он и его помощники должны получить от агнца оговоренное вознаграждение и "отбыть" на свою родину. Желательно так далеко, чтоб их никто, никогда не нашёл.
  - Всё будет сделано в лучшем виде. Деньги, выплаченные этим мастеровым, отличная приманка для татей, тем более, если их об этом заблаговременно оповестят их постоянные наводчики.
  - Мы не сомневаемся в твоей изворотливости. Поэтому, мы решили тебя дополнительно премировать. Земляное масло перельёшь в другую тару, а амфоры разобьёшь. Там, в их утолщённые донышки, наши маги вмуровали кошели с качественными золотыми монетами.
  - Благодарю, друг.
  - И ещё. Не забудь про то, что даже агнец не должен догадываться на кого он работает и кто финансирует его покупки. Впрочем, подробные инструкции по использованию усовершенствованного под наши нужды дома, твоему приказчику передаст посланник Старца. И не приведи боги, тебе попробовать узнать, кто скрывается под этим прозвищем. Кончится всё весьма печально.
  - Ага.
  - Дрянная нога. Разогакался тут, понимаешь. Запомни главное, допустишь хоть одну промашку и даже я тебя не спасу. Впрочем, и мне тогда несдобровать. Поэтому, друг, будь внимателен и осторожен. – после этого, мужчина нарочито неловко поднялся, пьяно качнулся, скорчил соответствующую моменту миму и подняв над головою кружку с пивом, выкрикнул. - За всех богов и духов покровительствующих торговле! Да пусть наша кубышка никогда не оскудеет и только пополняется! За нашу удачную сделку, друг!
  - Ик -ик, да! За дальнейшее продолжение наших торговых дел! – икнув ответил его рыжий собутыльник, попытавшись но, так и не сумев подняться из-за стола.
  
   Оставим торговый люд в покое, и без них в столице происходит немало, достойных нашего внимания дел. Например, в Нарске были приведены в идеальный порядок все столичные резиденции высшего дворянства. В этом нет ничего удивительного, огромные дома постоянно поддерживались в надлежащем состоянии. И только время от времени, по необходимости, в них проводился дорогостоящий ремонт. Причиной тому мог быть торжественный приём гостей приглашённых на ассамблею, приходилось регулярно демонстрировать своё присутствие при дворе. Или, велись официальные деловые, а чаще, политические переговоры с другими уважаемыми семьями. А сейчас, в стольном граде творился натуральный ремонтный бум, да такой, что пришлось выписывать зарубежных архитекторов с их бригадами строителей. Ничего не поделаешь, вот-вот должны состояться смотрины невест для наследника. А здесь, в ожидании такого события, нельзя ударить в грязь лицом. Но вся эта суета осталась позади, счастливчики, успевшие привести свои дворцы в порядок, уже в них обживались, и готовились к предстоящему мероприятию. А некоторые, нерасторопные хозяева, только приводили свои хоромы в порядок, отмывая их от строительного мусора. Не обошлось и без происшествий, в которых, отличилось белое братство, на сей раз, в хорошем смысле этого слова.
   Об одном из таких, самом ярком инциденте, можно узнать, подслушав разговор двух горожанок, "случайно" повстречавшихся возле продуктовой лавки.
  - Привет Любава, тебя не узнать, похорошела то как! – громко, огласив своим голосочком всю улицу, поздоровалась дородная женщина, лет тридцати. – Никуда подруга не спешишь?
  - Нет. – спокойно, грудным голосом ответила та, к которой обратились как к Любаве. – Вот, служанка отпросилась на пару дней, а сегодня, мне пришлось самой выйти за продуктами. Ведь говорила своему обормоту: "Найми ещё прислугу". – А он ни в какую на это не соглашается. А я, страдай из-за этого.
   - И не говори. – ответила первая женщина, оценивающе окинув взглядом более полную подругу. - Мой опецак, вообще обнаглел, у нас из прислуги до сих пор только дворник. Говорит, что остальное только лишнее расточительство.
  - Да, и не говори, Агнесса, наши обалдуи, такие куркули, за лишний медяк удавятся.
  - Да пошли они ко всем духам, жмоты. Ты слышала, что вчера на въезде в верхний город произошло? – поставив полную корзинку с продуктами на землю, перешла на пересказ сплетен голосистая баба.
  - Не-а.
  - Ой, вчера, на карету князя Медведева произошло нападение колдуна. В ней как раз ехала младшая дочь главы рода.
  - Да ты что?! А я-то думала, что эту нечисть давно извели.
  - Ага, я тоже так думала. Ан-н, вон чо делается-то. Тама, когда экипаж стал притормаживать перед воротами, этот злыдня метнул в него огромный огненный шар. Представляешь? Такой горяченный и жутко шипящий. Вот.
  - И что? Много людей погибло-то?
  - Не-а. Там к счастью дежурили два охотника от белого братства. А они, как обычно, под своими хламидами увешаны мощными амулетами, как священное дерево бантами.
  - И что? – нервно теребя в руках ручку пустой корзинки, поинтересовалась домохозяйка.
  - Да один из братьев, заметив начало колдовства, успел выставить защиту и стать на пути того чудовищного огненного шара. А другой, рубанул обряженного под нищего колдуна, своей вострой сабелькой, вжик по шее и всё. Голова того злыдни так и покатилась по каменной мостовой, как оброненный кочан капусты.
  - Да иди ты! А что же сталось с первым героем?
  - Так его это, амулеты защитили. Правда, они, спасая своего хозяина, так разогрелись, аж задымились и в паре мест прожгли одёжу. Да часть колдовского огня, долетела до бедных лошадок, ну это, запряжённых в ту злосчастную карету, значится. Ой, как они жалостливо голосили, умирая в жуткой му́ке, прямо как люди. А защитник, тока получил несколько ожогов от испорченных амулетов, и его отправили в княжью лечебницу.
  - А как сама княжна Беляна? Что стало с дочерью главы Медведевых?
  - Так она, тока испугалась. Поговаривают, будто на её транспорте, тоже имелась сильная защита от колдовства. Только бедную животинку, она не прикрывала.
  - Ну да, ну да, и не говори. А лошадок-то, всяко жальче, чем людей …
   Странно, но нападение неизвестного мага на представителей одного из сильнейших родов. Обеспечило в столице большую безопасность для обывателей, чем неудачное покушение на князя Олега, в простонародье именуемого Лисом. Здесь встрепенулись и государевы службы безопасности, и клановые. А главное, кто-то из них переговорил с "Отцами ночного города", сумев привести веские для них аргументы. Как итог, возникла интересная ситуация, когда даже уснувший в самом глухом переулке пьянчуга, у которого, каким-то чудом на поясе окажется кошель полный золотых монет, мог не опасаться за его сохранность. Да и самая разбитная девица, вздумай она подразнить мужиков своим откровенным нарядом, или отсутствием оного, максимум, будет "облаплена" сальными взглядами вечно "голодных" до амурных утех юнцов. А вздумай они воплотить свои мечты в реальность, то найдутся те, кто "направит грешника на путь праведника". Поэтому, на какое-то время, Нарск стал самым безопасным на планете городом. Ещё одним, более или менее выделявшимся на общем фоне событием, стал приезд группы странных всадников из шестнадцати человек. Они появились закутавшимися в запылённые дорожные плащи, с накинутыми на голову капюшонами. А ещё, была странной реакция стражников, решивших раскрыть инкогнито незнакомцев, они, поговорив с одним из странников, неожиданно стушевались и с почестями достойными императора, сопроводили "гостей" до княжьего двора.
  
  

Глава 5


  
   Почти незаметно прошли спокойные, весьма обыденные, вернее, скудные на какие-либо события четыре дня. На пятый, как только на востоке забрезжил рассвет, "двери кремля распахнулись настежь". Но открылись они не все, а только те, которые вели к комплексу зданий, сосредоточенных вокруг двухэтажного дворца, где обычно проводились устраиваемые правящим домом торжественные приёмы. Буквально через несколько минут, как по команде, в распахнутые ворота начало въезжать множество шикарных экипажей с разноцветными гербами различных кланов, и запряжённых великолепными жеребцами. А там во дворе, они, повинуясь указаниям княжеской дворни, разъезжались к выделенным им гостевым постройкам.
   В одном из этих статусных экипажей, в чёрной подрессоренной карете, с наглухо занавешенными окошками, в компании с мамушкой и двумя молочными сёстрами сидела небезызвестная нам Ольга Злобина. Наряженная в шикарное бальное платье, специально пошитое к этому случаю, девица была на удивление хмурой и всю дорогу, смотрела перед собою злым, невидящим взглядом. Лёгкий магический посыл кормилицы, который был нежнее еле ощутимого летнего ветерка, должный улучшить настроение воспитанницы, достиг своей цели. От его мягкого воздействия, дочь воеводы, облегчённо вздохнув, вышла из ступора. Та часть энергии, что прошла мимо девицы, была мгновенно поглощена защитой экипажа, как и последовавшая за ним троица подобных пасов. Признаться, сделано это было весьма своевременно, так как карета уже почти остановилась возле здания, где участнице смотра невест, предстояло провести шесть нелёгких дней. К моменту, когда открылась дверь, главная пассажирка и её мини свита, уже мило, искренне улыбались встречающей их немолодой даме.
   Думается, не стоит вдаваться в описание того, как вышколенные слуги выгрузили и занесли в дом багаж прибывших гостей. Не станем акцентировать внимание и на том, как дама-куратор проводила подопечную в предоставленные ей апартаменты. Затем, ещё во время завтрака, началась череда разнообразных испытаний, через которые проходили все девицы. Далее, они, с утра до вечера демонстрировали свои навыки в рукоделии, экзаменовались в познании этикета и прочих обязательных к изучению "науках", без которых ни одна девица из высшего общества, не может быть к таковому причислена. В пяти дневном "марафоне" не могло быть выбывших, впрочем, подобного никто и не ожидал. Как уже ранее говорилось, в этом мире правят традиции, и условности, которые отпрыски знатных фамилий впитывают вместе с молоком своих кормилиц. Странно, но эту скуку развеет нежданное происшествие, которое произойдёт в последний день смотрин. Но, не будем забегать вперёд. расскажем обо всём по порядку.
   Начнём с небольшого отступления. В эти дни, больше всего хлопот досталось не тем, кто оценивал понаехавших в столицу девиц, решая, достойны ли они продолжать участие в смотринах невест наследника. Даже лакеи, обеспечивающие кандидаток всем необходимым, не были перегружены работой. Впрочем, и кремлёвская стража, в кулуарах громче всех жаловавшаяся на авральный режим службы последних дней, сильно преувеличивала свои страдания. Единственные, кто молча выступал в роли Золушки (жаль, в этом мире она никому не известна), это были сотрудники тайной канцелярии. Их не расслабляло затишье на улицах города, и показательно образцовая бдительность стражи. Эти не заметные для посторонних взглядов люди, день и ночь не знали покоя, словно невидимым бреднем прочёсывая город и княжий двор. Признаться, эти "рыбаки" не остались без улова. Первой их добычей стала парочка боярских детей, (Низшее военное сословие, состоят на службе у боярина, получив от него небольшой надел на прокорм.) эти воины, проявляли чрезмерный интерес к недавно появившимся при дворе потешникам княжича, нагло наблюдая, чем те занимаются. Ладно бы только это, любопытных и без того хватало. Однако эти молодцы, порознь, неоднократно посещали один кабак, где оба встречались с одним и тем же человеком, долго о чем-то тому рассказывая. И надо же, чудеса, любителем исповедовать именно этих воинов, оказался обычный сапожник. Дальнейший путь уходящей информации, отследить не получилось. Было решено никого из них не задерживать, а продолжить дальнейшую разработку. Даже начать помогать в получении некоторых "правдивых" данных. В раскинутые "сети" попались и те шпионы, кого не только задержали, но даже отправили в подземелья дознавателей, вместе с теми, на кого они вывели. В подвалах службы исчезали не только подданные княжества, но и некоторые зарубежные гости со всем своим имуществом. Куда они затем девались? Непонятно. Да и стоит ли задаваться подобным вопросом? Стража их уже усиленно ищет, вот только по их убеждению, преступный мир умеет заметать свои следы. И не стоит так наивно доверять той безмятежной обстановке покоя, завладевшей улицами. Когда трофеи обещают огромную выгоду, ночные тати забывают о всяких договорённостях и со всем рвением "вычищают" дома своих жертв, надёжно пряча трупы пострадавших. Мол: "Нет тела - нет дела". - Попробуй в этих случаях доказать причастность приступного мира к данным происшествиям. Здесь "балом" правят жадность и корысть, такова людская натура, и ничего с нею не поделать.
   Все эти дела проворачивались тайно, на то она и тайная канцелярия. Зато, смотрины невест, в какой-то степени ни от кого не скрывались, и всё что на них происходит, надёжно приковало к себе всеобщее внимание. Будь в этом мире журналисты, то за эти дни, они измочалили бы в хлам не одно перо, и по самую макушку заляпались чернилами, выдавая очередную сенсационную статью. А так, за неимением оных, повсюду ходили разнообразные слухи о происходящем за закрытыми дверями кремля, пересказанные и поочерёдно дополненные не одним десятком "очевидцев". От чего, многие слушатели только удивлённо открывали рот, и умудрялись довести свои глаза до странного состояния, близкого к определению "как блюдечки". И всё же, это всего - лишь взгляд "незрячего и вдобавок глухого" человека. Нам же, доступно увидеть действо своими глазами, как говорится: "Сидя в первом ряду". – Для чего, прибегнем к помощи уже известных людей.
   И так, приступим. Для начала, нам предстоит попасть в большой зал, с высоким, сводчатым потолком и двумя редкими рядами колонн из бледно-розового камня. Всё это освещалось множеством огромных люстр, которые делились с пространством приятным, но не тусклым светом. Естественно, вместо свечей, или масляных светильников, сияли магические шары, пользование которыми, в отличие от услуг колдунов, в запретных списках не числились. Внизу, за застеленными белоснежными скатертями столами, сидели претендентки, двадцать восемь девиц, и демонстрировали своё умение общаться на пиру. Для удобства "экзаменаторов", состоявших только из дальних и не очень родственниц князя, все три стола были составлены буквой " П " – будь таковая в местном алфавите. Внешне, всё выглядело чинно и спокойно, женщины сидели, ведя непринуждённую беседу с подростками. И ещё, временами, дамы обменивались красноречивыми взглядами с сидевшими за отдельным столом Олегом, и его единственным сыном Владимиром. И всё же, понимающие люди могли воочию наблюдать, как с милыми улыбками на личиках, юные сотрапезники, вели меж собою незримую битву. Оценивались как иносказательные "шпильки", отпускаемые в сторону конкурентки. Так и соблюдение той грани, за которой завуалированные реплики могли перейти в разряд оскорбления. Зарабатывали балы и ответы, способные свести на нет риторический выпад, или заставить оппонента оправдываться. Без сомнений, данные смотрины, совершенно не соответствовали тем сплетням, по которым барышни должны были "скакать" на балу до упада, исполняя иноземные танцы. Или то, что княжич, вместе с тётушками наблюдал через потайное оконце, как девицы мылись в баньке, выбирая ту, чьи стати окажутся ему по нраву. Да, у каждой этой сказки есть свои почитатели, вот некоторые сказатели подобное и сочиняют.
   Однако вернёмся к смотринам. Ольга, не смотря на отсутствие в зале мамушки и молочных сестёр, вела себя естественно и раскрепощённо. Из-за её "острого язычка", и нежелания поддевать тех, кто её не "атаковал", про неё как будто забыли. Не подумайте превратно, с девушкой общались, задавали вопросы, интересовались её мнением, вот только больше не подтрунивали. Временами, дочь воеводы поглядывала на князя и его сына, и к своему удивлению, больше не замечала у княжича признаков страха или надменности. Только обмануть её, это не могло, она уже видела, что собой представляет этот мальчишка, и "маска крутого перца" ему больше не поможет.
   В то время, когда лакеи в очередной раз обновляли напитки в бокалах, наследник престола неожиданно забыл о приличиях, и повёл себя весьма странно. Вначале, мальчишка вскочил на ноги, с грохотом опрокинув тяжеленный стул, и громко выкрикнул неожиданный приказ: "Задержать! Не дайте ему уйти!" – По мановению, его руки, трое стражей постарались перехватить кинувшегося к двери лакея. Не смотря за тем, как выполнялся его приказ, княжич указал на одну из кандидаток в свои невесты и на удивление властным голосом произнёс: "Не смей это пить!" – только он, с последним приказом запоздал, девица, у которой от долгого разговора пересохло горло, сделала большой глоток медовухи. От чего Олегович, с секундной задержкой, выскочил из-за своего стола, в пару прыжков оказался возле удивлённой подобным обращением девушки и взвалив её себе на плечо, помчался к ближайшему окну. В этот момент, в огромном зале, началась непонятная драка, кто-то кричал от полученных ранений, кто-то от страха. Послышался зычный голос князя, потребовавшего: "На пол! Всем лечь на пол!" – В завершение этого ада, послышался глухой взрыв, на пол посыпались осколки оконного стекла, и княжну Злобину, обдало слабой волной, резко высвободившейся магической, смертельно опасной энергии. Не известно, каким образом приглушенный "поток смерти" не смог нанести присутствующим в здании людям вред, однако в глазах у Ольги потемнело, в ушах появился лёгкий гул и, сознание отключилось.
  
  Не будем отказываться от возможности посмотреть на произошедшие события глазами другого участника случившегося переполоха. Того, кто видел намного больше дочери воеводы. И так, приступим. Последний день смотрин, Владимир, сидит с отцом за отдельным столом. У них, всё как положено на пиру, стол "полная чаша", за одним исключением; мужчины ничего не едят и не пьют. Не мудрено, перед ними стоит другая задача, внимательно наблюдать за приглашёнными девицами и обдумывать, к кому из них засылать сватов. Сидящие вместе с кандидатками родственницы, и профессиональная сваха, задают девицам нужные темы для беседы и указывают мужчинам взглядами, на кого им стоит обратить своё внимание. Именно по этой причине, все столовые приборы на мужском столе, показательно перевёрнуты вверх донышками.
  - Сын, обрати внимание на княжну Злобину, и боярыню Сычёву. – тихо прошептал Олег, слегка склонив голову к наследнику.
  - Что с ними не так? – настороженно поинтересовался княжич.
  - Всё так, сын. И лицом девицы милы, и способны одним словом "заткнуть" роток своей обидчицы. Только сами, без нужды ни кого словом не обидели. Такие женщины, для любого мужа настоящий клад.
  - И что? Мне прямо сейчас выбирать одну из них, и объявлять моей невестой? Или, взять в жёны обоих? - с сарказмом поинтересовался отрок.
  - Нет. Просто присмотрись к ним внимательнее. Послушай о чём и как они говорят. А там, вместе и примем решение.
  - Хорошо, я сейча…
   Что хотел ответить отцу княжич, осталось тайной, так как он, позднее сам не мог об этом вспомнить. Просто его внимание привлёк подавальщик обслуживающий одну из кандидаток в его невесты. Точнее не сам слуга, а момент, когда тот, слишком медленно проносил руку над бокалом девушки. Владимир заметил как с ладони прислуги, в напиток гостьи скользнула зеленоватая искорка. Всё ничего, всякое может померещиться, только на секунду, контур чаши окрасился таким же еле заметным свечением. А служка, позабыв о своих обязанностях, поспешно направился на выход, стараясь догнать вереницу слуг уносящих грязную посуду. Не раздумывая и опрокинув стул, парнишка вскочил и, указав рукою на странного работника, приказал: "Задержать! Не дайте ему уйти!" – Запоздало вспомнив о той, над чьей посудиной колдовал незнакомец, отрок посмотрел на девушку и запоздало, попробовал ту остановить. Только слова: "Не смей это пить!" – Прозвучали слишком поздно. Володе, оставалось смотреть, как заколдованная жидкость запускает в организме девчонки какую-то странную реакцию. Ему было не понятно почему, тело отравленной девицы через несколько секунд, начало усиленно тянуть в себя силу, а источник, впитывая ее, вначале резко увеличившись, начал медленно сжиматься.
   Больше ни о чём не думая, Владимир устремился к жертве магического отравления, схватил её, закинул на плечо, и побежал к окну. Почему побежал именно туда? Так дотронувшись до живой бомбы, да-да, именно бомбы, по вибрации переполняющей жертву силы, он осознал, что та вот-вот взорвётся. И уже не церемонясь, отрок выбил телом несчастной, оконное стекло, выкидывая ту на улицу. Звуки боя за спиною утихли, княжич, на рефлексах, доставшихся от прошлой жизни, в ожидании возможного взрыва упал на пол, накрыв голову руками. Прошло три секунды, а быть может целая вечность. Во дворе послышался глухой взрыв, его ударная волна выбила все оконные стёкла, и только древняя, магическая защита здания, спасла находящихся в нём людей от неминуемой смерти.
   Владимиру повезло, и одновременно нет. То, что магический взрыв, должный убить не только гостей но и присутствующих на испытании представителей правящей семьи, произошёл вне помещения, это огромная удача. Вот только не считая шквала мелких обломков, наносящих незначительные порезы, осколок одного из дорогих заморских стёкол, умудрился глубоко воткнуться в Олеговича. Благо, попал он в руку, и при этом не раскрошился. По крайней мере, так было позднее объявлено придворным лекарем. Что касаемо мага убийцы, так после смерти, тот претерпел метаморфозу - вместо юноши, в луже крови лежал труп взрослого, худощавого мужчины. Тело несчастного, чьим обликом воспользовался этот перевёртыш, позднее нашли с ножом в спине в пустом сеннике, рядом с парой трупов сотрудников тайной канцелярии. Это та информация, что была озвучена князю в первый день, заодно с заверениями, что следствие продолжается. И естественно, завершение смотрин перенесли на месяц, сочтя не этичным продолжать торжество после стольких смертей. Хотя, "судьям" только и оставалось, что объявить победительницу.
   Наступил следующий день после громкого ЧП, и уже приближался час, когда большинство людей начинают думать исключительно о предстоящем обеде. Именно в это время, в кремле появились давно ожидаемые гости - представители белого братства. После соблюдения всех положенных придворным этикетом формальностей, в сопровождении усиленной стражи, эти люди были допущены к княжичу. Естественно, эти уважаемые люди являлись сыщиками, и на этот раз, они вели себя вполне корректно, и учтиво. Видать прошлый урок пошёл им в прок. А самое главное, они преподнесли в дар несколько лечебных амулетов, которые за полчаса бесследно залечили все полученные наследником раны. Всё же, не стоит так спешить с повествованием, необходимо рассказывать всё по порядку.
   Начнём, Владимир, лежал в просторной светлой комнате придворной лекарни, на большой кровати, с которой, по его требованию убрали пуховую перину, заменив её двумя ватными матрасами. И это был не каприз избалованного мальчишки, а необходимость. Попробуйте сами пролежать всю ночь на животе, "утопая" в мягкой как облако постели. Как долго ваше тело выдержит подобный прогиб? Вот то-то. Рядом с княжичем, чей торс и руки были обмотаны неким подобием бинтов, делающим его немного похожим на мумию, тихо сидела девушка, и с тоской на него смотрела.
  - Так, Синица, я кому сказал, что ты просто обязана хоть немного поспать? Не подскажешь? - с укоризной в голосе поинтересовался раненый, с трудом развернув голову в сторону сиделки.
  - Мне. Но я не хочу спать.
  - А ты в зеркало давно смотрелась? Людей, краше в гроб кладут.
  - Нешто. Это от того что я долго плакала. Ведь вы, Владимир Олегович, так сильно пострадали и всю ночь не спали, я же видела, как вы от боли мучились. Непонятно. Почему не позволяете мне вас хоть немного подлечить?
  - Вот глупая девка. - беззлобно огрызнулся княжич, - Тебе было понятно сказано. Нельзя над моими ранами колдовать. Скоро придут представители белого братства и если заметят остатки следов магического лечения, то потребуют выдать злостного мага. Тебе оно надо? Не думаю. Вот и сиди на попе ровно, дабы не было сколиоза.
  - А как на ней ещё можно сидеть? - вполне искренне удивилась Синица, на всякий случай, отодвинувшись от говорящего непонятные слова Владимира.
  - Скособочившись и скорчив самую глупую миму. Всё-всё, успокойся, с моей психикой всё в полном порядке, не переживай по этому поводу. Этой фразой, я иносказательно предлагаю зря не суетиться. Потерпи когда уйдут заморские сыщики, а затем, я в полном твоём распоряжении, о великая лекарка. Лечи, волшебница, сколько твоей душеньке будет угодно. Но только после того, когда уйдут эти злыдни.
  - Хорошо.
   В помещении, пропитанном запахами лечебных снадобий, повисла относительная тишина, изредка нарушаемая горестными вздохами о чём-то задумавшейся девицы. Лежащий на постели юноша, погрузившись в свои думы просто молчал. Молодые люди настолько отрешились от действительности, что синхронно вздрогнули от тихого, робкого стука в дверь.
  - Войдите, не заперто! - зло отозвался отрок, поморщившись от боли в потревоженных резким движением ранах.
  - Владимир Олегович, к вам пришли гости из королевства Гральдии и просят вашей аудиенции. - зайдя в комнату и прикрыв за собою дверь, сказал пожилой, седовласый лекарь. - Вы сможете их принять?
  - Думаю что да. А ты, Синица, помоги мне встать с ложа и сесть на стул. раз они припёрлись, то так и быть, пусть входят, только обойдёмся без соблюдения положенных по протоколу церемоний. Прошу вас доктор, предупредите наших гостей что это не официальный приём, да и я, не могу ответить на церемониальные ужимки должным образом, а это плохо. В виде исключения, сегодня проведём так называемую дружескую беседу, без чинов.
  - Пусть будет так. - удивлённо ответил семейный доктор, проворно скрывшись из виду.
   Стоило девушке помочь княжичу пересесть на стул, накинуть на его плечи камзол и подать сигнал покашливанием, как открылись обе створки двери, и в комнату кремлёвской лекарни, вошли три "пирата". Появились они в сопровождении уже известного врачевателя и четырёх стражников. Стоит напомнить, одежда подданных Рамлона Красивого, вызывала у Владимира именно такую ассоциацию. Парень остался сидеть, даже не попытавшись как либо пошевельнуться, а сиделка, державшаяся за его спиною, испуганно сжалась и, потупив взгляд нервно "прикусила" губу.
  - Здравствуйте, наследник земель Урских, княжич земель Нарских, Владимир Олегович. - без признаков какого-либо акцента, поздоровался вошедший молодой мужчина, с завязанными в хвост, длинными, обильно тронутыми сединой волосами.
  - И тебе здравствовать, гость заморский. Ты отвлёк меня от важных размышлений, поэтому, ради экономии времени, давай общаться без соблюдения мешающих нормальному диалогу формальностей. Я ещё не правитель княжества, дай боги здоровья и долгих лет моему батюшке. Поэтому, допустимо один раз нарушить кое-какие протоколы, мешающие доверительной беседе соратников в борьбе с нечистью. Как я понял, именно ты занимаешься поисками того злопыхателя, который подослал к нам своего мага убийцу.
  - Да, я, как представитель ордена белого братства, веду расследование вчерашнего покушения на вашу семью. Но, это не главная причина, по которой я пришёл именно к вам. Я принёс дар от нашего консульства, граф Ксевонд Гран третий, поручил мне безвозмездно передать вам пару лечебных амулетов нашего производства. Их необходимо приложить к телу рядом с ранами.
  - Вы понимаете, чем рискуете? - поинтересовался наследник, сдвинув брови и придирчиво посмотрев на собеседника. - Что вас ждёт, если что-то пойдёт не так и ваши амулеты будут признаны причиной этих осложнений.
  - Да. Поэтому я лично разрежу себе ладонь, и на ваших глазах, залечу её. Только после этого, я приложу эти артефакты к вашим ранам и активирую их. Далее, я не отойду от вас, пока придворный лекарь не убедится вашем полном излечении, а вашей жизни и здоровью, больше ничего не угрожает.
  - Благодарю вас, ... - Володя замолчал, выразительно посмотрев на гостя и дожидаясь, когда ему подскажут имя собеседника.
  - Брат Ксенис. Княжич, мня зовут брат Ксенис, я следователь. - с лёгким поклоном, ответил посетитель.
  - Благодарю вас, брат Ксенис. Продемонстрируйте нам на какие чудеса способны ваши безделушки, после, можете приступать к моему лечению.
   Далее, всё происходило весьма предсказуемо. Стража, внимательно наблюдала за каждым движением гостей, как наносились порезы и тут же залечивались. А тем временем, лекарь, разбинтовывал торс и руки Владимира. Когда все приготовления были окончены, Ксенис с поклоном приблизился к княжичу и попросил того протянуть ему раненную руку. Подходить к наследнику сбоку, или со спины гости не имели права. При этом, Володя заметил, как с руки следователя, сорвалось слабенькое заклинание определения родства крови - подобное ему уже показывал Вторуша. Визуальных эффектов, различимых простыми людьми оно не имело, и было весьма слабым, однако, борец с магами, явно смог получить ответ на своё колдовство, и в его взгляде промелькнула досада. Он понял, что перед ним не двойник. Ещё шаг, и целительский артефакт, соприкоснувшись с кожей отрока, начал свою работу. Рана начала стягиваться, тело под нею выравниваться, а через минуту, отвалились струпья с несколькими прилипшими к ним осколками стекла, открыв взору чистую, молодую кожу. Вернее, на руке исчезли все ранки и застарелые шрамы. Через минуту, то же самое произошло и со второй рукой, которая была менее пострадавшей.
  - Владимир Олегович, вы видели, как работает этот артефакт при прямом воздействии. Позвольте его отключить, и продемонстрировать работу второй поделки?
  - Дозволяю.
  - Благодарю. Сейчас, вы увидите, что наши амулеты, способны лечить и без непосредственного наложения на раневую поверхность. Это на случай, если вы останетесь одни, а дотянуться до раны не можете. Просто активируете нажатием на эти руны, и в отличии от первого варианта использования, держите на пару секунд дольше, пока не почувствуете лёгкую вибрацию. Вот, так. Сейчас я его приложу к уже вылеченной руке, а ваш лекарь скажет, когда ваша спина отчистится от многочисленных болячек.
   Представитель союзников не заметил, или не обратил внимания на то, как после его слов встрепенулись охранники, а Владимир, остановил тех коротким повелительным жестом.
  - Надо же, - через несколько секунд послышался голос придворного медика, - на спине княжича не осталось не то что ран, но даже шрамов! Чудеса, да и только.
  - По-другому, не могло и быть. – довольно улыбаясь, ответил сыщик белого братства. – Владимир Олегович, я оставляю вам эти артефакты. Только вы должны знать, второй режим работы, быстро истощает накопители, поэтому граф Ксевонд Гран третий, преподносит вам в дар сразу пару этих полезных вещиц. И не переживайте, даже в случае их полного истощения, эти предметы будут готовы к работе в течении трёх часов. Они могут самостоятельно подзаряжаться от окружающего нас эфира.
  - Благодарю за столь ценный подарок. – ответил Володя, слегка кивнув. – А сейчас, на время покиньте меня. Для дальнейшего продолжения нашей беседы, мне необходимо одеться.
  - Да-да, всенепременно. - ответил Ксевонт, церемонно пятясь к выходу.
  - Ты заметила, что борец с колдунами, сам является не слабым магом, умеющим тонко управлять своей силой? - тихо поинтересовался княжич у Синицы, когда они остались одни.
  - Нет. – ответила девушка, помогая парню одеть нательную рубаху. - Я за ним внимательно следила, исподлобья, но ничего похожего на магию не увидела. Только наблюдала свечение света индиго, это вокруг работающих амулетов.
  - Странно. Я чётко видел, как он сканировал меня на принадлежность княжескому роду. Значит, они давно имеют образцы наших аур, но умалчивают об этом. Надо в том разобраться и как можно быстрее. Я же тебе уже говорил, что не смотря на сильные искажения каналов, могу наблюдать, как колдуют другие люди.
  - Помню. Ведь это благодаря этому своему посттравматическому дару, ты заметил активацию заклинания "живой бомбы". Ты ведь так назвал это колдовство?
  - Да-да, всё так. И про эту мою магическую особенность, никто кроме тебя и князя не должен знать.
  - Эта тайна как и всё что я ещё узнаю, умрёт вместе со мной. - флегматично ответила девушка, подовая княжичу повседневный камзол. - Я уже поставила себе все необходимые блоки. Даже, если меня будут пытать, я умру еще до того, как успею сказать хоть слово о любой вашей тайне.
  - Зачем же так радикально? – не став просовывать руки в рукава, обернувшись, возмущённо поинтересовался Володя.
  - Это я так сама решила. - нарочито строго ответила девушка. - Не хочу даже невольно придать семью, которая сделала для меня так много хорошего.
  - Хорошо, пусть всё будет так, как ты решила. Зови наших так сказать "друзей".
  Вопреки ожиданиям Владимира, Синица не начала покашливать, или суетливо-визгливым криком призывать "союзников", предлагая им вернуться в больничный покой. Наоборот, девица, неспешно оправив на камзоле Володи не существующую складку, с величавой плавностью подошла к двери, и открыла её. Затем, непринуждённо изобразив местный аналог реверанса, официальным голосом отлично вышколенной секретарши произнесла:
  - Брат Ксенис, княжич готов принять вас незамедлительно. Для экономии вашего времени, мы не станем переносить вашу аудиенцию в его рабочий кабинет. Поэтому, прошу вас вновь пройти в эти апартаменты.
  - Благодарю вас сударыня. – послышался учтивый ответ следователя.
   Описывать получившуюся помесь светского приёма и скрытого допроса подозреваемого, по недоразумению называемого свидетелем, ещё та, не благодарная работа. Пусть не напрямую, но княжичу попеняли, что по его вине, погибли невинные люди. А именно, десяток находящихся при исполнении своих служебных обязанностей стражников, да возницы пяти подвод, привёзших к княжескому двору продуктовый обоз. На что Владимир указал, что это не их собачье дело. Не им осуждать его действия по спасению членов своей семьи. Пусть в своём королевстве решают, что можно делать, а что нельзя. Как это ни странно, но никого не удивил дерзкий ответ мальчишки на озвученный иноземным сыщиком вопрос: "Как вы княжич поняли, что боярыня Большутина, вот-вот взорвётся?" - А прозвучал он так: "Убивец, после того, как чего-то кинул в бокал своей жертвы, засуетился и постарался поспешно покинуть трапезную. Чем и привлёк моё внимание. А ныне покойная боярыня, тут же начала багроветь, а её живот медленно раздуваться. Мне так показалось, и я не ошибся". - На это, Ксенис только кивнул головой и не высказал никаких возражений. Ещё одна странность, старший следователь, неожиданно пристально посмотревший на наследника, так и не поинтересовался: "Владеете ли вы Владимир Олегович зачатками магии, если да, то кто пытался вас к этой ереси приобщить?" - Не понятно, то ли он смог чего то рассмотреть, то ли, прекрасно помнил то, чем окончилось предыдущая попытка его коллеги обвинить правящий дом в причастности к колдовству. В общем, так, обе стороны расстались с заверениями в вечной дружбе и, искренне улыбаясь. Вот только вряд ли в душе участников этой встречи, царило демонстрируемое ими миролюбие.
  Прошло ещё два дня, которые ничем особенным не выделялись. В здании, где произошла попытка покушения, после окончания всевозможных следственных действий начался ремонт. Обе группы сыщиков: как от княжества, так и от белого братства, пришли к единому выводу: "Явно просматривается чёткий след, ведущий в баронство Гурян. Вот только прямых доказательств, достаточных для предъявления ноты протеста, нет. но расследование продолжается…".
   Что ещё? Будет не лишним заглянуть в рабочий кабинет князя Мстивоя в тот момент, когда в нём сидели отец с сыном и внимательно слушали тайно прибывшего к ним отшельника Уйку. Маг сидел за столом и задумчиво крутил в руках один из отданных ему на экспертизу амулетов. Рядом, на втором стуле восседал правитель, а за его спиной, скромно стоял Володя.
  - Ну что, дружище, - нарушив томительное молчание, обращаясь к Володе, заговорил колдун, - я по твоей просьбе внимательно осмотрел подарок наших "друзей". Что можно про него сказать? Тонкая работа, качественная, и эти произведения магического искусства, сотворили не так давно. Перед нами работа великого мастера, можно сказать, магистра.
  - И что? Это точно лечебный артефакт с теми параметрами, которые были озвучены следователем?
  - Да. Всё так. Я три раза их внимательно изучил, и нечего плохого в них не нашёл. Но. Не скажи ты мне фразу: "Чувствую, здесь имеется скрытый подвох. Иногда, лучше пережить укус змеи, чем поцелуй от таких друзей". - То я, ничего не обнаружив, на этом не смог успокоиться. Тем более, передо мною лежала весьма сложная и тонкая работа. Но на следующее утро, при более внимательном изучении, обнаружил одну, так называемую закладку. Она искусно замаскирована и присутствует в обеих поделках. Этот амулет, способен запустить процесс отсроченной смерти.
  - О как? - побледневший Владимир, на пару мгновений опередил отца. - И как долго мне осталось жить?
  - Не переживай, с тобою всё в полном порядке. На данный момент, эти амулеты на самом деле только лечат. Они делают это весьма быстро и качественно. Всё изменится, когда некий маг, "по чистой случайности" знающий один маленький секрет, пошлёт в их направлении определённый магический "пасс". После этого, любой человек, пожелавший излечиться от ранения, или какой-либо болезни избавится, примерно через двадцать дней сляжет и скоропостижно помрёт. И с момента первого проявления странного недуга его уже никто не спасёт. Даже я.
  - Гады! Ну никак не угомонятся! Да я их, этих псов бешеных …!
  - Успокойся Олег, ничего ты им делать не будешь. Сам подумай. Ну как ты мог разобраться в этой подлой ловушке, если официально, у тебя нет магов? А здесь, даже слабосилки тебе не помощники.
  - Учитель, но как подобное можно стерпеть и оставить без ответа?
  - А кто тебе сказал, что мы этот коварный выпад стерпим? Просто месть, как и доброе вино, любит когда её выдерживают в тёмном, холодном подвале. У меня, в Гральдии, осели несколько преданных мне учеников. Они всё разузнают, выведают, а мы, позднее, решим, в каких муках и как долго будут подыхать наши недруги. А самое главное, начнём мы с этого великого артефактора и его учеников. Ты знаешь, иногда в подобных мастерских случаются страшные катастрофы с множеством жертв. Как помнишь, они сами запустили эту "утку", когда по всему миру тайно убирали своих конкурентов. Я, как раз подготовил несколько сценариев таких производственных "аварий".
  - Это и есть твоё "выдержанное вино"? То, которое ты, ещё тогда пообещал "выпить" за помин души твоих погибших друзей?
  - Да. Приближается время большой тризны. А если, мы поминая моих невинно погибших товарищей, "поднимем на несколько кубков вина больше", то моим другам, там, будет только веселее.
   Не станем смаковать детали разработки князем некоторых планов, относительно суровости наказания недавно проявивших себя злопыхателей.
Тем более, некоторые государственные дела не терпят оглашения. Позволим себе только небольшое романтическое отступление, которое не с вязано с уничтожением себе подобных, естественно, его героиней является дочь воеводы Злобина.
   И так, со времени страшного происшествия прошло пятнадцать дней. Всех участниц смотра невест, действуя совместно с иноземными следователями из ордена белого братства, давно опросили служащие твоего сыскного приказа. Показания давались свидетелями не однократно и всё равно, очевидцы покушения на правящую семью, должны были оставаться в Нарске, то есть, до особого распоряжения, проживать в своих столичных домовладениях. Что воспринималось многими из них как домашний арест. Но, хватит говорить на отвлечённые темы, вокруг нас раскинулся спящий город и ... Ночная тьма, опустила своё плотное покрывало на улицы города, да так основательно, что в ней невозможно было разглядеть даже свою вытянутую руку. Нет, если подсвечивать свой путь тусклым огоньком масляного фонаря, то никаких проблем в прогулках по спящему городу не возникнет. Так передвигаться предпочтительней, но, только не в случае, когда желают избежать не нужных свидетелей. Ольга, томимая предвкушением амурного свидания, с замиранием сердца ждала своего избранника. Невзирая на ночной холод, она приоткрыла окошко своей спаленки, и коротала время, прислушиваясь к тихим звукам ночного города. Ей всё время мерещилось что под ногами её любимого, скрипнула деревянная плашка, уложенная вместо черепицы на тонкий межэтажный карниз. От этого, душа прелестницы "уходила в пятки", ей казалось, что вот-вот послышится треск ломающейся древесины и короткий вскрик пылкого юноши, падающего с высоты третьего этажа. Но, время шло, и ничего подобного не происходило.
   Не однократно, Оля вскакивала со своей постели, зябко кутаясь в одеяло, иногда приближаясь к окну на пару робких шагов. Делала она это с одной целью, подвесить над своим окном небольшой, слабенький магический огонёк, дабы тот, помог её ненаглядному другу сориентироваться и подсветил опасную "тропинку", ведущую вдоль стены к её окошку. Только благоразумие, моментально брало верх. Этот маячок, способен увидеть не только избранник, но и стража отцовского дома. А самое страшное, подобное беспечное деяние девицы, станет приманкой для вечно голодных "акул", то есть охотников за колдунами. Вновь приходилось возвращаться в постель и, нервно покусывая губы, мучаясь в вязкой муке томительного ожидания лежать, вздрагивая от малейшего звука.
   В очередной раз за окном забрехали соседские собаки, почти сразу, их поддержал лай дворовых псов, охраняющих двор её батюшки. К ним мгновенно присоединились ворчливые, вечно чем-то не довольные голоса сонных сторожей, тихо ругающих своих питомцев. Вот только это не помогало, остервенелый лай кем-то потревоженных псов не утихал. Зло, выругавшись на неугомонную охрану, Ольга покинула свою тёплую кровать, и, ступая по высокому, мягкому ворсу ковра, позабыв про одеяло, направилась к окошку. Не будь небо затянуто тучами, скрывая от земли луну и звёзды, или гори в комнате хоть одна свеча или лучина, то в их неверном свете "летящую" во тьме белую ночную рубаху княжны, можно было спутать с приведением. Но, нам не дано обмануться такой иллюзией, скрытая во мраке хозяйка покоев, незримо двигалась к своей цели, ориентируясь только на еле различимый силуэт открытого окна. В паре шагов от распахнутой "двери для любовника", прелестница остановилась, и зябко поёжившись, приложила сложенные "лодочкой" ладошки к своей груди, прижав их точно против загнанно бьющегося сердечка.
   Постаяв в нерешительности несколько секунд, девушка тяжело вздохнула и нехотя повернулась к постели. Только измученное томным ожиданием сознание, не позволило ей сделать первый шаг, так как княжне показалось, что она ощутила какое-то движение. Резко обернувшись, дева различила еле видимый силуэт стройного юноши, который ловко залазил в её окошко.
  - Володя. – надрывно прошептала девушка, кидаясь к избраннику, когда тот сделал свой первый шаг от окна.
  - Тише, тише, радость моя. – с лёгкой хрипотцой зашептал Владимир, заключив девушку в свои жаркие объятья. – Отойдём от окна, иначе мы рискуем из него выпасть.
  - Да-да, любимый мой, сейчас. – шептала Ольга, в промежутках между слов, покрывая лицо юноши жаркими поцелуями, и прижимаясь к нему всей грудью. – Я так тебя ждала, боялась, что ты не придёшь. Так ждала ...
  - Да как я мог не прийти. - шептал молодой человек, легко подхватив тело юной прелестницы и направившись с ним к постели. - Ведь ты, душа моя, единственная яркая звёздочка на тёмном небосводе моей жизни ...
   Шаг, другой, третий. Голая девичья грудь, прижимается обнажённому мягкому торсу полюбовника. Последней мыслью юной Злобиной было: "Куда подевалась моя одежда? И почему юный княжич такой рыхлый?" – В следующий миг, сон прервался и Ольга, с недоумением осознала, что лежит в своей постели и крепко обнимает одну из трёх пуховых подушек.
   Несколько секунд ушло на понимание произошедшего казуса, пока сонная нега неспешно отпускала сознание. После чего, княжна с отвращением оттолкнула от себя подушку и, уподобившись змее, зло прошипела:
  - Снова этот Мстивой младший. Бр-р-р…. Уже и во сне, от этого гадёныша, нет покоя. Ненавижу …
  
  

Передел


  

  
   Оставим растерявшуюся от резкого перехода из сонной сказки в явь девушку в покое.
Тем более, её угнетали противоречивые чувства, испытываемые к человеку который без спроса проник в её жизнь и никак не желал из неё исчезать. Дополнительной причиной незамедлительно покинуть спальню княжны, были импульсивные высказывания девушки, которые могли вогнать в шок даже бывалого "морского волка". Нам предстоит перенестись ещё на неделю вперёд и подслушать доверительную беседу двух соратников. И так, Кремль, князь Олег и его учитель Уйка стоят на балконе, имеющем выход только из хозяйского кабинета. Они, включив амулет полога тишины, с внешней ленцой беседуют и как будто, с отрешением смотрят на тренирующихся отроков, которые, под руководством княжича отрабатывают странные удары пустыми руками. Волшебник, для вида поёжившись, поправил слегка съехавший с его плеч тулупчик, продолжил тихий разговор:
  - И всё же странно, в этом году, зимние холода ударили слишком рано и неожиданно. Ты это не находишь?
  - Нашёл о чём переживать, Уйка. У меня совершенно о другом болит голова. Что мне далее делать с этим чужаком? Не подскажешь?
  - А что не так, Олежка? Вроде никакой угрозы от него не исходит. Тем более я, "твоего" отрока, из-под своего контроля не выпускаю.
  - Да знаю я, учитель. Но до сих пор, не все его замыслы и деяния мне понятны. А то, в чём я не могу самостоятельно разобраться, меня сильно тревожит.
  - Правильно делаешь, голуба, что не теряешь бдительность. Только не доводи её до состояния паранойи. – хитро улыбнувшись и переведя взгляд на Мстивоя старшего, ответил маг. – Я вот его деятельность нахожу полезной. Пусть от деяний этого чужака, мы, пока не видим заметных успехов. И не можем понять все его замыслы. Но. Я чувствую, что со временем, все его начинания ждут большие успехи.
   - Ой-ли? И не выйдет ли нам боком его деятельность?
  - А ты не сомневайся, молодой человек, и не бойся, я, и мои ученики, с этой стороны надёжно подстраховываем. Ты вот послушай старика, да подумай, хоть немножко.
С помощью магической стимуляции проводимой моими учениками, сироты, обучаемые у выкупленных нами ремесленников, вскоре станут хорошими мастерами. При этом не забывай об обучении некоторым специфическим, то есть никому кроме нас не доступным знаниям. Это те, что я с позволения чужака, выудил из его памяти. Вот так то. А тут, ещё наши мастеровые-холопы начали удивляться такому стремительному прогрессу в учёбе своих подопечных, так что, нам стоит больших трудов уводить их мысли от ненужных выводов.
  - Вот видишь, ты сам признался, что эти успехи достигнуты трудами твоих учеников, а не самого иномирянина. – не отрывая пристального взгляда от своего наследника, задумчиво проговорил Олег. – Хотя, своих ближников он тренирует интересно. Кое-что из его ухваток, можно перенять и для моих дружинников.
  - Коль так считаешь, то можно и перенять. Но вернёмся к ремесленникам. Сам понимаешь, есть силы, которые задались целью полностью искоренить магию. А скорее всего, сделать её доступной только для избранных. Значит в нашем мире, всё меньше и меньше будет магически укреплённых инструментов и прочих изделий – включая оружие. И надо же, только в королевстве Гральдия, остались сильные артефакторы. Нет, есть ещё великие мастера, которые раскиданы по всему свету. Но, по сравнению с артелями короля Рамлона Красавчика, это капля в море.
  - Нашёл чем удивить, это знают все. Но ведь ты пообещал, что скоро, этот перекос будет исправлен.
  - Всё так, Олежка. Только не забывай, что этот красавчик уже двадцать лет, выявляет и собирает по всему миру лучших ремесленников. Кого сманивает условиями работы, кого похищают, и якобы выкупают у рабовладельцев.
  - Прямо как ты. – с кривой усмешкой съязвил князь.
  - Нет. Это я вынужден действовать как они. Нельзя оставаться чистоплюем, когда неприятель так нагло мухлюет. Да и не пойманный – не вор. Тем более, я это делаю не ради своей личной выгоды. Однако не будем отвлекаться от начатой темы разговора, вернёмся к нашим ремёслам. По весне, пробная группа отроков убудет на новое место жительства, и там, мои ученики организуют невиданные ранее производственные артели. Они начнут действовать согласно рекомендациям Кирилла. Пусть не сразу, а через три года, ну максимум пять лет, они начнут полноценно работать. Поверь, я сам полностью убежден, что такая организация труда, которая будет применяться там, позволит нам совершить большой скачок в промышленности. Пусть мы и не сможем в ближайшие годы воспроизвести странные станки того мира, но мы хоть приблизительно знаем что и как необходимо "изобретать", а наши "друзья" нет.
  - Да-да. Всё это звучит красиво, только скрыто от нас "туманом" отдалённых перспектив. А что прикажешь нам делать сейчас?
  - Пока пользуемся нашим выгодным местоположением и продолжаем зарабатывать на идущей через наши земли торговле. Правда, ты сам понимаешь, время беспечного заработка в стиле купи-продай, безвозвратно проходит. Потому что вокруг нас, кто-то, воздействуя на тайные рычаги, создаёт зону нестабильности и многие торговцы, начинают подумывать о более длинных маршрутах по морям. Проход по ним более долгий, зато не такой опасный как по территориям наших соседей. Тебе не кажется это странным?
  - Знаю, сам не раз над этим задумывался.
К этому стоит добавить и участившиеся в моём княжестве заговоры, и покушения на мою семью.
  - Ага, правильно подметил, кто-то старается и у нас подстегнуть смуту. Вон, даже слухи, распространяют, мол, клан Мстивоев ослаб. А главное, твоя семейка погрязла в разоряющей страну коррупции. Впрочем, дыма без огня не бывает, твои родичи временами злоупотребляют своим положением. Однако не настолько как об этом говорят, и у нас ,на самом деле пошёл отток денежных средств.
  - И что ты предлагаешь?
  - Прислушаться к твоему сыну и позволить ему, на базе потешников создать свою секретную службу, о которой никто не знает и какое-то время, не будет её учитывать в своих планах.
Кстати, как он там её назвал? Не помню.
  - Бригада.
Кажется, это звучит именно так. – Хмуро подсказал своему старому наставнику князь.
  - Да-да. Именно бригада. И я, ему уже в этом начинании помогаю.
  - Даже так. Своевольничаешь старик? – сурово вздёрнув бровь, и смерив колдуна полным негодования взглядом, поинтересовался князь.
  - Почему своевольничаю? Ты мне сам позволил помогать, это случилось сразу после того покушения на территории кремля. Вспомни, я тебе говорил, что все потешники, узнав, что у княжича появилось обострённое зрение, позволяющее без труда заметить даже малые признаки колдовства, изъявили желание пройти через такую же инициацию.
  - А ты их предупредил об опасности погибнуть во время этого ритуала?
  - Да. Но мальцам достаточно того, что твой Володя добровольно пошёл на этот риск и от этого только выиграл.
  - И что?
  - Согласились все, без исключения. Я, в свою очередь, для достижения нужного нам результата, полностью воссоздаю условия инициации, которую провёл Вторуша. И ты знаешь, сам этому удивляюсь, но ещё ни один потешник не погиб. Да, какое-то время им предстоит проходить процедуры магического исцеления, но все они живы. Странно, как о подобной инициации не додумались ранее. Хотя-а-а … Может быть, подобную инициацию и пробовали, только посмотрев на результат, не захотели уродовать детей – не было в подобных "талантах" нужды. Просто никто не задавался целью, уродуя мальчишек, выращивать столь сильных охотников на магов. Ранее, только боевики ценились.
  - Ты хочешь сказать, что они все уже прошли …
  - Нет-нет. – вяло отмахнулся старый маг. - Только десяток отроков. Но я подкорректировал процесс и сейчас, парни восстанавливаются быстрее, а в аурном зрении, ничем не отличаются от твоего наследника, такие же калеки. Вот только процессы формирования специфического магического зрения, как и перестройки всего тела, у них идёт намного быстрее.
И мы от подобного преображения мальчишек, только выиграем. Ты сам знаешь, моё чутьё меня никогда не подводит. Пусть они не будут колдунами, но, из них получатся отличные охотники на вражеских магов, настоящие ищейки
  
  

Продолжение


  
  Собеседники замолчали, рассеяно устремив свои отрешённые взгляды на отчищенную от снега тренировочную площадку. В этот момент, оба соратника размышляли каждый o своём, о наболевшем. И скорее всего, завладевшие ими думы были безрадостными, так как мужи невольно хмурили лбы и зло сжимали губы в тонкую полоску. В гнетущей тишине прошло две минуты, пока Олег не обратил внимания на проходившую мимо тренировочной площадки Синицу. Трудно не заметить то, как привлекающая своей внешностью внимание мужчин девушка, по прихоти наследника не по статусу одетая в соболиную шубку и меховую шапку, остановившись возле поля, начала открыто любоваться княжичем.
  - А почто, твой олух всё мучает девку? – ехидно подметил архимаг, так же пристально рассматривавший девчонку. – Не известно за какие заслуги дал бедняжке вольную, после чего, внезапно остыл к её прелестям.
  - Не правда, он её вообще не пользовал. Как будто он совершенно не интересуется подаренной ему девицей, а быть может и другими.
  - Ой-ли? – усмехнулся маг, с издёвкой посмотрев на князя. – Я вот наоборот, слышал, будто наш пострел, не смотря на хроническую занятость, уже четырёх придворных красавиц совратил. Из них, две вдовые молодки вроде как непраздны, и ты, как полагается, пристроил их на кормление.
  - Да, всё так, перещеголял меня наш гость, даже я, так по молодости не гулял. Только ничего не поделаешь, выделил этим вдовушкам по деревеньке – без права передачи их ближней родне. Надел наследуют только дети Владимира. А этому оболтусу, наказал быть в своих амурных делах аккуратнее, иначе заставлю самому решать возникающие по причине его беспечности проблемы.
  - Вот это правильно, сразу бы так. Надеюсь, додумался, тем, с кем твой княжич сейчас кувыркается, временно "затворить чрево"?
  - Спасибо великим духам, успел. Кстати, я слышал ты эту Синичку в ученицы взял?
  - Не совсем так, Олежка. Я её и ещё пятерых инициированных мальчишек решил сделать лекарями. У всех их, для подобного пути развития магии, есть отличные задатки. я только простимулировал их ауру к ускоренному развитию а далее, ими занялась Красава.
  - И ты у них…?
  - Само собой, сделал магическую привязку на верность твоему сыну. Так же, как, в своё время, твоим ближникам. Тем, с кем ты ещё в детстве играл.
  - И как?
  - Если ты интересуешься на счёт того, смогут ли они тебе навредить? То ответ нет. Так же, как твои дружки ныне покойному князю Строгому. Вон, кстати, твой лучший дружок по детским забавам к нам идёт.
  Даже торопится бедняжка, стараясь делать это незаметно.
   В самом деле, не прошло и трёх минут как в двери, ведущей с балкона в кабинет, показался Сокольский. Появился в дверном проёме, привычно оправил одежду и без проявления придворного подобострастия, обратился к Олегу:
  - Княже, дозволь отвлечь тебя от общения с учителем. Дело важное, не терпящее отлагательств.
  - Говори. – развернувшись к ближнику, строго приказал Мстивой.
  - Люди Власа Парубы раскрыли новый заговор и предотвратили очередное покушение на наследника. Все заговорщики взяты и дают признательные показания.
  - Знаю я, как Паруба у них "языки развязывает". После его мастеров заплечных дел, любой признается, что он правитель некого далёкого королевства, или просто рыбка, которую только что выудили из пруда.
  - Нет. Эти мясники, задержанных "паршивых собак" и пальцем не тронули.
  - И то правда, - показательно иронизируя, продолжил шутить над другом князь, - незачем этих нечестивцев руками трогать. Для правильного контакта, у них есть раскалённые щипцы и прочий пыточный инструмент. Что там у нечестивцев они "вытащили"?
  - Ты не прав, князь, дознавателем у этих "псов" трудится Пестун младший. У него никто не брешет, и на себя, напраслины не возводит.
  - Даже так. – вмиг посерьёзнев, поинтересовался князь. – Всё настолько серьёзно?
  - Да. Мы вышли на группу заговорщиков, курируемую неким Старцем - прозвище у него такое. Такие дела огласке не подлежат, противник должен исчезать без следа. Да и главное в этом деле не победная реляция, а сам результат.
  - Отлично сработали, молодцы. – влез в разговор старый маг. – Неужто самого Старца поймали?
  - Можно сказать и так. Еле выследили, и с трудом захватили. Он оказался сильным колдуном, и погубил троих моих подчинённых.
  - И как же вы на него вышли? – вернулся в беседу князь. - Ведь он, напрямую, со своими агентами редко общается. И то, обставит встречу так, что придраться будет не к чему.
  - С трудом, но вычислили его. А затем, дабы утвердиться в догадках перехватили его курьера с тайным посланием. Это сделали уже тогда, когда выяснили всё о готовящейся западне на твоего наследника.
  - Молодцы, оперативно сработали. И что, очень мерзкая ловушка строилась?
   - Жуткая. И не предотврати мы это покушение, было бы много жертв среди горожан. А последнего своего сына, ты бы лишился. Шансов выжить у него не было - без вариантов.
  - И где эта "гадюка"? Хочу сам его на кусочки порезать.
  - Не выйдет. Мы то его и взяли после того, как смертельно ранили. Даже до приказу не смогли довести, и это не смотря на то, что наша лекарка, над ним постоянно магичила, стараясь поддержать его жизнь.
  - Жаль что этот пёс смог так легко от нас уйти. - в сердцах, с силой ударив по периллу кулаком прошипел сквозь зубы Олег.