За окнами всю ночь монотонно шумит дождь. Он стучит по черепичной крыше, с тихим шорохом скатывается по желобам и выливается небольшими говорливыми водопадами на вымощенный гранитными плитами двор, чтобы затем растечься десятками ручейков, и исчезнуть без следа в глубоком овраге за оградой сада.
   Кажется, сам дом нежится под струями тёплого летнего дождя, подставляя под них изгибы своей крыши и стремясь смыть со скатов своих плеч пыль и грязь, накопившуюся за долгие жаркие месяцы. А умывшись, сияет солнечными лучистыми улыбками, отражёнными в больших светлых окнах.
   Грайх любил свой дом больше всех чудес космоса. Слишком долго ютились они с матерью по съёмным хибарам и развалюхам, слишком дорогой ценой достался этот дом его семье в своё время, слишком много души вложено в него теперь.
   Но ещё больше любил он, в нечастые свои визиты домой, просыпаться по утрам в своей постели, вслушиваясь в тихие шорохи и неясные шумы, просыпающегося вместе с обитателями, дома...
   Раньше всех просыпался хозяйственный двор. Едва над горизонтом появлялись первые лучи солнца, многочисленное птичье воинство покидало свои насесты и загоны и громко спешило сообщить о своём пробуждении. Кукарекали петухи, гоготали гуси, крякали утки, объявляя всему миру о начале нового дня, обсуждали свои птичьи дела куры. Вслед за ними просыпались дикие голуби и вездесущие воробьи, а в ближайшей роще начинали выводить свои рулады лесные птахи...
   Дом просыпался медленно, как будто старый, уставший от жизни человек : хочется продлить утреннюю негу, помечтать с закрытыми глазами, но как всегда торопят каждодневные неотложные дела...Раньше всех на кухне начинала звенеть посудой кухарка, затем подтягивались остальные слуги: хлопали двери, шаркали ноги - все спешили заняться своими делами...
   Это утро не стало исключением...Только ко всем привычным звукам присоединились звуки дождя...Он навевал умиротворение, которого так не хватало в повседневной жизни вольного торговца.
   Поэтому, возвращаясь из дальних рейсов, Грайх предпочитал дорогим отелям и базовым гостиницам, тишину и покой родного дома...Поэтому всегда стремился сюда из самых дальних и заманчивых уголков бескрайнего космоса....
  
   АРХИВ СЛУЖБЫ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ ИМПЕРИИ АЙДОРА:
  
   Из личного дела вольного торговца Грайха Валсторна...
   Происхождение:
  
   Побочный сын советника императора Айдоры по внешним связям.
   Внешние данные:
   Рост - выше среднего, спортивного телосложения, волосы светлые, обычно собраны в хост, глаза серо-голубые, предпочитает одежду в стиле "милитари".
   Образование:
   Факультет межмировых отношений Айдорского имперского университета. Вместо положенных восьми лет обучался одиннадцать, ибо трижды исключался без права восстановления за проступки , не соответствующие статусу имперского студента и все три раза восстанавливался по личной просьбе императора.
   Семейное положение:
   Холост, но пользуется большой популярностью среди женской части населения всех сословий ...
   Мать, Мелисандра Валсторн, в прошлом выпускница школы лекарей при Имперском университете, ныне владелица поместья Сардаяла и сестра Алианта, брачного возраста.
   Род занятий:
   Хозяин и единственный владелец фирмы по доставке грузов "Крылья богов"
   Специализация:
   Доставка живых грузов и саженцев редких растений в пределах заселённой части Галактики. Не отказывается от лёгкой контрабанды, хотя ни разу не был пойман с поличными.
   Владеет грузовой космической яхтой класса "Экстрим", которую выиграл в карты у наследника престола, ещё будучи студентом. Скандал тогда удалось замять, но наследник категорически отказался принять проигранную яхту обратно. Впоследствии, немного изменив внутреннее устройство яхты, начал использовать её для грузоперевозок.
   Увлечения:
   Коллекционирует старинные предметы Эпохи первых переселенцев. Его собрание раритетов является вторым в Империи после коллекции факультета истории Имперского университета, с которым Валсторн плодотворно сотрудничает много лет, зачастую делясь редкими экспонатами.
   Кроме того, занимается различными видами единоборств, но, скорее на уровне любителя высшего уровня, нежели профессионала.
   Место жительства:
   Небольшое поместье Сардаяла в окрестностях столицы. Всеми делами в нём заправляет лайра Мелиссандра, железной рукой приведя некогда разрушенное хозяйство к процветанию.
   Финансовое состояние:
   Нестабильно, но позволяет жить без лишних забот. Поместье не бедствует, а сестра уже сейчас является завидной невестой в своём кругу.
   Заказы на грузоперевозки берёт очень избирательно, действуя зачастую без должной логики и в ущерб собственному финансовому благополучию.
   Политические предпочтения:
   Существующей власти лоялен, в антиимперских действиях и высказываниях замечен не был.
   Поддерживает дружеские отношения с наследником престола, иногда выполняя для него деликатные поручения.
  
  
   Грайх
  
   Последний рейс выдался довольно напряжённым: по договору с фермерами Эльдаи, маленькой аграрной планетки в окрестностях Империи, пришлось доставлять из питомника на планетарную биостанцию мальков рыбы хойце.
   Рыбка эта была знаменита тем, что была абсолютно всеядной, поэтому повсеместно использовалась для очистки водоёмов, независимо от солёности воды и наличия в ней химических примесей.
   Более того, имела ещё одно удивительное свойство - цвет чешуи зависел от того, чем в данный момент питалось данное чудо, а сама чешуя была правильной элипсоидной формы, в связи с чем, она вовсю использовалась ювелирами всех миров для поделок и дешёвой бижутерии... Поэтому разводить данную рыбку было весьма прибыльным делом...
   Единственным её недостатком было то, что рыбка эта была завезена с какой-то далёкой планеты, и в естественных условиях размножаться категорически отказывалась. Ну и при отсутствии подходящей пищи, питались своими сородичами... Короче, штучка ещё та.
   А теперь представьте себе грузовой космический корабль, загруженный по самое не могу, контейнерами с мальками. Перегруз - это наше естественное состояние, с этим мы уже давно свыклись, но в целях более полной сохранности рыбок по условиям контракта, были категорически запрещены колебания скорости, гравитационных полей, усиление перегрузок и ещё масса всяческих, абсолютно не нужных нам заморочек...
   И вместо того, чтобы разогнаться сразу после выхода на орбиту до нужной скорости и уйти в гиперпрыжок, а потом через пару недель оказаться в околопланетном пространстве Эльдаи, пришлось тащиться три месяца на черепашьей скорости...
   Слава всем богам, экипаж у нас небольшой и дружный, но груз сопровождали два лаборанта из имперских лабораторий...
   Духи-хранители, и где разводят подобных им идиотов? Никак в самих лабораториях... Либо доступ в лаборатории имеют лишь законченные "ботаники".
   Каких усилий нам стоило не выбросить в открытый космос этих индивидуумов, заслуживает отдельного описания и то после обильного возлияния очень -очень расслабляющих напитков.
   Если бы не мой грузовой помощник, который весь рейс играл роль буфера между мной и лаборантами, они, задолго до окончания рейса, изучали бы космические просторы на ближайшем к Эльдае астероиде...
  
  
   АРХИВ СЛУЖБЫ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ ИМПЕРИИ АЙДОРА
   Лестариус Гентаро - грузовой помощник капитана и второй пилот на яхте "Крылья богов", отзывается на имя Таро.
   Происхождение:
   Полукровка
   Отец - орк, судя по всему, кто-то приближённый к верховному вождю, но имя и местонахождение выявить не удалось.
   Мать - Мендесья Фиорро - владелица дома развлечений в столичном квартале Целительниц душ. С матерью никаких отношений не поддерживает. С представителями орочьх кланов старается не пересекаться и всячески избегает общения...
   Внешний вид:
   Взял лучшие черты от обеих рас. Высок, подтянут, смуглокож, темноволос. Глаза раскосые, болотно - зелёного цвета... На спине татуировка парящего дракона, маскирующая шрамы от старых ожогов.
   Образование :
   Ускоренные курсы пилотирования космических яхт при имперском космопорте Дельта, на которые был отправлен лично Грайхом Валсторном . Пилот от рождения. Цепкий ум, гномья хватка, невероятная изворотливость и везение. Правая рука капитана.
   Семейное положение:
   Холост и, судя по всему, не торопится связать себя узами брака.
   Увлечения:
   Боевые искусства (посещает вместе с капитаном школу мастера Тамо в столице империи), но превосходит капитана по всем параметрам - сказываются детство и юность, проведённые в городских трущобах (в восемь лет впервые сбежал от матери, был выловлен в космопорту и больше домой не возвращался).
   По непроверенным данным, часть заработанных денег передаёт в приют для беспризорников при столичной гильдии ремесленников.
   Место проживания:
   Постоянного дома не имеет, живёт на борту яхты, но по прибытию в столицу переселяется в поместье Валсторнов.
   В поместье занимается выездкой лошадей. Много и без разбору читает, пополняя библиотеку в поместье после каждого рейса. Особых предпочтений выявить не удалсь.
  
   Лестариус
   Утро наступило, как всегда, неожиданно: в рейсах я отвечал за груз и по очереди с Граем пилотировал яхту. В итоге, на сон оставалось, в лучшем случае, два-три часа, Поэтому привычка высыпаться в кратчайшие сроки и подниматься при первых признаках беспокойства, существовала уже независимо от того, где я сплю, с кем и в какой обстановке.
   За окном шумел дождь... Дом и его обитатели ещё не проснулись, и это были самые счастливые минуты в моей жизни.
   Я не тяготился жизнью в поместье, я не был обузой для капитана и чудной зверушкой для его семьи, но слишком много лет я был предоставлен сам себе, и одиночество въелось в моё сознание, как остарский клещ в свою жертву...
   Именно в такой одинокой тишине лучше всего думалось. А подумать было о чём... Последний рейс был очень долгим и напряжённым. Идя на поводу у заказчика, мы взяли несколько сотен лишних контейнеров с мальками этой клятой рыбки. Всё бы ничего, но каждый из них, по правилам перевозки, должен был быть упакован в специальное антиударное покрытие, температурный режим не должен был отклоняться ни на градус, кормление совершалось строго по расписанию и по тщательно составленному меню.
   И самое страшное в данной ситуации - к рыбкам прилагались сопровождающие. Парочка лаборантов - биотехнологов в очках и белых комбинезона защиты.
   "Повеселились" мы знатно...Мне данное веселье стоило нескольких прядей седых волос, капитану замечания в грузовые документы о технологических нарушениях при перевозке груза. Так что по завершении рейса, мы оба пришли к единодушному мнению, даже под страхом смерти к подобным грузам не приближаться и на шаг.
   Десять лет назад Грай выкупил меня у службы безопасности космопорта, когда меня в очередной раз уже были готовы передать в Службу контроля и наказаний. И в тот раз простым внушением и небольшим штрафом дело бы не закончилось - я имел не один десяток приводов в участок.
   Но что я мог поделать, если днём и ночью мечтал о космосе, если заработав несколько монет лишь для того, чтобы перекусить, всеми правдами и неправдами снова пробирался на взлётно -посадочную полосу Дельты...
   Чтобы вдохнуть запах дальних странствий, которым пахнут все без исключения большие и малые космические суда... Чтобы хоть кончиками пальцев прикоснуться если не к обшивке корабля, то хотя бы к стабилизатору, крепко удерживающему его у причальной стойки...
   Сколько раз меня выдворяли оттуда под белы ручки, просто так или наоборот, напинав для большего впечатления, космолётчики, сколько раз меня сдавали властям и сколько раз инспектор из Службы контроля выдавал мне предписание на штраф и приказ не появляться даже в окрестностях космопорта. Но если бы та же Служба безопасности знала все мои тайные входы и выходы из космопорта, не было бы ей покоя ни днём, ни ночью... И только один человек, Грайх Валсторн, увидел в моих глазах настоящую тоску по космосу, которая сжигала меня изнутри и не давала мне спокойно жить.
   Никогда не забуду выражение лица охранников на проходной космопорта для служебного пользования, когда я показал им пластиковый пропуск курсанта. Они сканировали его приборами молекулярного контроля, просвечивали рентгенаппаратами для изучения особо опасных грузов, делали спектральный анализ - и никак не могли поверить, что я пришёл на законных основаниях. Что я на самом деле буду приходить сюда каждый день в течение целого года, потому что с этого дня я курсант и будущий пилот.. А я лишь тихо млел от восторга и, подтолкни меня кто-нибудь вверх, просто взлетел бы, так мне было легко и радостно.
   Ни разу впоследствии, Грай не имел возможности усомниться в правильности своего решения - я был лучшим курсантом всё время обучения, и я стал лучшим выпускником курсов за последние двадцать лет. И хотя, для допуска к полётам мне не хватало трёх лет (хоть и выглядел я, благодаря отцовским генам, старше своих семнадцати), комиссию удалось убедить в том, что капитана Грайха Валсторна вполне устроит такой второй пилот. А всю ответственность за последствия он берёт на себя. И ещё в том, что именно я нужен ему на "Крыльях богов". В первые выходные он привёз меня к себе домой...
   Нас встретила статная красивая женщина, глядя на которую, можно было сразу понять, на кого так похож Грай... Из - за её спины с любопытством выглядывала нескладная, угловатая девчонка, как две капли воды похожая на мать. Видимо, посторонние люди были нечастыми гостями у них в поместье, и она смущалась, видя чужого взрослого парня. Но тут Грай, хитро улыбаясь, достал из кармана крошечную статуэтку танцующего мотылька и сказал:
   - А что я тебе привё-ё-ё-з,- за что тут же был практически задушен в объятьях, затискан и зацелован, как образок богини Сайке...
   - Алианта, оставь брата в покое. Грай, познакомь нас со своим другом, - в женщине чувствовалась командная жилка, да и дети, судя по всему, подчинялись ей беспрекословно...
   После представления у меня отпали всякие мысли о главе этой семьи, и вскоре мы были отправлены в свои комнаты: приводить себя в порядок и готовиться к обеду. Малявка категорически отказалась оставить нас, но на предложение матери помочь ей накрыть стол, побежала на кухню, весело взмахнув косичками.
   Именно с этого момента началась моя новая жизнь...
   Именно в это момент я родился во второй раз...
   C той поры, каждую свою свободную минутку, я мчался в поместье. А когда после драки с сородичами в столичной таверне, Грай повёз меня не к лекарям, а домой и лайра Сандра, зашивая мои раны, плакала и шептала, думая, что я ничего не слышу:
   -Сынок, потерпи, сейчас всё будет хорошо, сынок, - моё сердце навеки осталось в этой семье.
   ...Мне не удалось поваляться в постели подольше - загудел зуммер служебного коммуникатора, с которым я не расставался ни днём, ни ночью. А это означало, что появились сведения о новом заказе. Вставать не хотелось, отпуск только начался, мы строили грандиозные планы, а на самом первом месте стоял пункт о непрерывном трёхдневном сне. И кому же это не спится с утра пораньше? Но тут же пришло сообщение от Грая: "Зайди"...
   Значит, капитан уже прочитал условия заказа, взвесил ситуацию, обдумал со всех сторон и сделал соответствующие выводы... Осталось согласовать наши действия, взвесить степень опасности , довести до сведения остальным членам экипажа и приступать к выполнению. Где же мы будем искать свой экипаж? Связь-то у них с нами есть, но, как говорится, для экстренных случаев, да и в отпуске мы все не были почти три года. А чужих на яхту капитан пускает с большим скрипом и только под давлением обстоятельств...
   - Ладно, механик и системмер есть, а где мы возьмём ветеринара? Нас без него не то, что не выпустят из космопорта, но даже самый захудалый продавец, без наличия на борту звериного лекаря, ни за какие коврижки не продаст нам свой товар... Ситуация, однако..., - обо всём этом я успел подумать, пока торопливо собирался и бежал в комнаты Грайха Валсторна.
   Как ни торопился, но первым прийти не получилось - в кресле у окна, поджав ноги и положив на колени планшет с очередными расчётами, сидел Дерек Алсторн - наш личный компьютерный гений.
  
  
   АРХИВ СЛУЖБЫ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ ИМПЕРИИ АЙДОРА
   Дерек Алсторн. Человек.
   Происхождение:
   Неизвестно.
   Куплен Грайхом Валсторном на общепланетарном рынке рабов в системе Рыжей звезды.
   В связи с отсутствием в Айдоре рабства и уголовного наказания за любые его проявления, был принят в семью Валсторн младшим членом побочной ветви (хотя никаких ветвей не существует - вся семья состоит из Меллисандры Валсторн и её детей).
   По закону о побочных ветвях дворянских семей, у фамилии главы отнимается первая буква и получившееся словосочетание становится родовым именем для нового члена семьи.
   Все попытки выяснить его происхождение, наталкивались на полное отсутствие, какой бы-то ни было информации.
   Внешний вид:
   Невысок, рыжеволос и светлоглаз. На левом виске тату в виде свёрнутой спирали.
   Щуплое, хрупкое телосложение, изящные руки, больше подходящие для музыканта или хирурга. Походка скорее танцора или мастера боевых искусств, чем космолётчика. Ни к одному из известных генотипов человеческой расы отнести не удалось. Есть предположение о тайной разработке подпольных лабораторий на одной из отдалённых планет всё той же системы Рыжей звезды.
   Образование:
   Степень образованности не доказана, но экзамены за полный курс имперского Университета по специальности глобальные космические системы связи сдал экстерном.
   Речь грамотна, владеет имперским и межгалактическим языками, а также несколькими диалектами.
   Семейное положение:
   Холост. Сексуальные предпочтения неизвестны. Ведёт очень замкнутый образ жизни.
   Увлечения:
   Боевые искусства. Тренируется вместе с капитаном и грузовым помощником, но показатели мастерства значительно выше - где-то на уровне бойца элитных войск охраны императора. В свободное время занимается резьбой по дереву - двери, окна, декоративные наличники, перила и лестницы в поместье - всё вышло из-под его резца. Проверка всех известных резных дел мастеров империи на предмет ученичества положительных результатов не дала.
   С деньгами очень аккуратен - все излишки тратит на рабов(выкупает и отпускает на волю, устривая их дальнейшую жизнь). Более того, с попустительства или согласия Мелиссандры Валсторн, в империи уже живут и процветают несколько десятков людей и нелюдей с фамилией Эль Сторн. (осталось выяснить к какой ветви рода они относятся.)
   Место проживания:
   Поместье Сардаяла. Оккупировал чердачное помещение под лабораторию. Снабдил всю территорию поместья новейшими системами слежения и видеонаблюдения собственных разработок и изготовления. Вся электроника в поместье находится под его неусыпным контролем. Неоднократные проверки, как в поместье, так и на "Крыльях богов", следов противоимперской деятельности не выявили. На настойчивые предложения перейти работать в университетские лаборатории, отвечает неизменным отказом. Исключительно предан Грайху Валсторну.
  
   Дерек Алсторн
   Отпуск не задался...
   Первые два дня я утрясал вопросы имперского гражданства для двух полукровок, купленных в прошедшем рейсе... Затем помог им найти и оплатить на полгода вперёд жильё, ну а с трудоустройством им помогут остальные Эль Сторны, которые, помня своё рабское прошлое, никогда не оставят без помощи товарища по несчастью... Мечтал поспать, проверить все электронные системы в поместье, покататься с Таро на лошадях. Удивительные животные - чем больше узнаю о них, тем больше покоряюсь их дикому природному магнетизму. Всё чаще и чаще меня посещает мысль о том, что бы было, не купи меня в своё время капитан. А по ночам снятся рабские торги. И снова, и снова меня накрывает волна ужаса и непрекращающегося отчаяния. Два месяца, изо дня в день, меня выводили на помостки рынка рабов в Этрикее - городе тысячи базаров, где можно было купить всё: от звездолёта до живой игрушки, от старинного оружия до современных навигационных систем... В этом городе не знали слова "нет", так же, как не знали слова "не будет в продаже"...
   "Нет в продаже" - это нонсенс в Этрикее... Конечно, есть, куда прикажете доставить? - раздавалось на улицах и площадях, переулках и проспектах. Ежедневно, день и ночь, без перерывов на обед, сон, выходные и отпуска...
   За два месяца моего вынужденного пребывания на рынке рабов, я не сказал его хозяину и двух слов, притворившись немым, и все два месяца, он пытался сбагрить меня хоть кому-нибудь... Торговец пошёл даже на беспрецедентный случай в своей практике: снизил мою первоначальную цену в два раза... Но и это не помогло. Вероятно, ненависть ко всему окружающему в моих глазах была столь велика, что покупатели просто шарахались от моего, ставшего уже законным, места в торговом ряду, пока однажды не появился высокий, светловолосый парень, сразу же привлекший к себе всеобщее внимание... Грайх Валсторн. Он о чём-то спорил с торговцем, яростно жестикулируя, тряс его за полы халата, но тот только отчаянно качал головой в знак отрицания... Невиданное дело в Этрикее. И тут произошло событие, раз и навсегда изменившее всю мою дальнейшую жизнь: он схватил лист бумаги, большими печатными буквами написал:
   -- СИСТЕММЕРЫ ЕСТЬ????? - и поднял импровизированный плакат над головой..
   Тишина, разверзшаяся вслед за этим действом, казалось, была ощутимой материально и говорила сама за себя. А я понял, что судьба дает, наконец, мне тот шанс на свободу, о котором я её молил всё последнее время. Торговец начал рвать на себе волосы клоками сразу после того, как на вопрос Грайха о специальности, я ответил:
   - Глобальные космические системы связи, - ибо специалисты данного профиля были бесценны и покупались, не успевая появится в продаже, независимо от цены.
   Так моя жизнь началась с нуля во второй раз...
   Грай, уставший, измученный недосыпом (странно, с чего бы это?), тоскливо взглянул на меня и махнул рукой в сторону кресла:
   - Приземляйся, подождём Таро и всё обсудим...
   В ту же секунду в комнату вошёл старпом, и капитан, кивком головы поприветствовав вошедшего, начал:
   - У нас снова безвыходная ситуация... И мы никак не можем отказаться - это имперский заказ, сегодня ранним утром пришло сообщение о найме. "Крылья богов" арендует Имперский зверинец для доставки новых экземпляров с перевалочной станции Х 9 в Дальнем космосе... Мы никогда не были в тех краях и никогда не брали подобных заказов, но нам, по большому счёту, никто ничего такого и не предлагал. Заранее предупреждаю: об отказе не может идти и речи. Задача довольно сложная, но выполнимая. Я тут пробежался по поисковым системам, пообщался с друзьями и выяснил, что раньше перевозками грузов для зверинца занимался лёгкий крейсер пограничных имперских войск "Эскапея" по договору со Службой земель и угодий империи, перебрасывавший животных на орбитальную станцию...Оттуда их уже разбирали заказчики. Но на последнем дежурстве "Эскапея" встретилась с пиратами. В результате: ремонтные работы на неопределённое время, так как крейсер только чудом добрался до базы.
   Таро сидел за рабочим столом, перебирая какие-то бумаги и создавалась видимость, что он витает в облаках, но тут раздался его недовольный голос:
   - И что мы будем иметь в итоге? И будем ли мы сами, в этом итоге? Тебе никак экстрима захотелось? - его ехидство не знало предела и разливалось подобно уксусу.
   - Будем, - неожиданно рявкнул Грай, - и не только будем, а очень хорошо будем. И я уже сказал, что вопрос нашего согласия даже не обсуждается.
   - А как же Нестор? У него же в третий раз сорвётся свадьба , - не сдавался Таро, - пожалей парня...
   - Ты же понимаешь, что без ветеринара нам можно даже не дёргаться.
   Нестор Гарреда был бессменным ветеринаром на Крыльях с самого первого рейса и с этого момента наши проблемы со Службой ветеринарной защиты были решены один раз и навсегда. Он был звериным доктором от Бога... И не было такой болезни, которая составила бы для него проблему. Больше всего он мечтал иметь семью, маленький домик, частную ветеринарную клинику... И каждый раз, улетая в рейс, клялся, что этот последний ...Потом встретил бойкую весёлую официантку в баре космопорта, и с ним случилась неожиданная любовь... Крошка Селайя была маленькой пышной блондинкой, и вот уже третий отпуск подряд наш док пытался отвести её к алтарю богини Сайке...
   - Таро, ты отправляешься в службу распределения и без доктора не возвращайся, а ты, Дерек, свяжись с механиком, пусть отправляется в космопорт и ждёт нас на яхте, - голос капитана был сух и официален ничем не напоминая голос того Грая, который разговаривал со мной десять минут назад. Как всегда, Грай становился строг, мелочен и беспристрастен, стоило замаячить впереди серьёзному делу.
  
   АРХИВ СЛУЖБЫ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ ИМПЕРИИ АЙДОРА
   Лисисайя Раниэль Эйхан.
   Полукровка.
   Происхождение:
   Признанный ребёнок Хранителя лесов Радужной долины и единственной дочери имперского архивариуса Каотейцу Эйхана. Мать после родов поспешно уехала из столицы, оставив внебрачного ребёнка родителям. Дальнейшая её судьба неизвестна. До первого совершеннолетия воспитывалась в семье лара Эйхана. Затем несколько лет жила в Радужной долине. Отзывается на имя Лисси.
   Внешний вид:
   Высокая, стройная, немного нескладная девушка. Утончённые черты лица. Роскошные вьющиеся волосы цвета горького шоколада, которые обычно свёрнуты в непонятное сооружение, напоминающее разорённое птичье гнездо. Глаза тёмно-коричневые с золотыми искорками, что указывает на примесь эльфийской крови. Тонкие, изящные кисти рук и стопы.
   Образование:
   Медицинский факультет Айдорского имперского университета. Диплом с отличием по специальности "Общая хирургия". Блестящий хирург. Но по неизвестным причинам медицинской практикой не занимается. Исчезла в неизвестном направлении сразу же после вручения диплома и в течении пяти лет в столице отсутствовала. Причины отсутствия и местонахождение в этот период времени выяснить не удалось.
   Семейное положение:
   Не замужем. Имела место неподтверждённая история о связи лайны Раниэль Эйхар с полномочным послом империи, младшим графом Чегери. Но дальше слухов дело не пошло. Хотя репутации лайны однозначно был нанесён некоторый урон. В свете вышесказанного, ведёт довольно замкнутый образ жизни.
   Увлечения:
   Живопись. Прошла полный курс обучения в эльфийском центре прикладных искусств.
   В связи с тем, что жена лара Эйхана несколько лет назад покинула сей мир, всё домашнее хозяйство легло на плечи внучки. Факультативно изучала в течение нескольких лет кухни миров и народов при Службе обеспечения империи. При этой же службе впоследствии прошла расширенный курс ветеринарии.
   Место проживания:
   Служебный флигель имперского архивариуса при государственном архиве Айдоры.
   Действующей власти лояльна. В противоимперских деяниях замечена не была.
  
   Лисисайя
  
   Мы с дедом, однозначно, скоро пойдём по миру с протянутой рукой. Жалование его невелико. Работал он больше на энтузиазме. Человеком был незаметным, хоть и занимался важным делом. Срок его службы подходит к концу, и нас просто выселят из флигеля архивариуса, расположенного в дальнем углу императорского сада. А идти нам некуда. Жилья вне дворцовой территории у нас нет. Дед всю жизнь посвятил своему любимому делу и никак не озаботился своей старостью.
   А во всём виноват этот урод, графёнок Чегери.
   В тот раз я только приехала от отца из Радужной долины и готовилась к поступлению в университет. Бабушка была ещё жива и заботиться о порядке в доме и пропитании не было необходимости. Часами я просиживала в каморке при архиве вместе с дедом и штудировала предметы, необходимые для сдачи экзаменов. А каждую свободную минуту с планшетом и красками бежала в дворцовый парк на этюды. Там, у озера Влюблённых сердец, расцвели буйным цветом брайгариусы с островов архипелага Келмаары. Удивительные цветы, которые меняют цвет от белого до пурпурного в зависимости от времени дня и освещения. Я любила их рисовать, и у меня было несколько папок с их набросками и полноцветными рисунками. Для рисования с натуры я обычно выбирала укромные уголки, чтобы не создавать себе проблем и не попадаться лишний раз на глаза придворной молодёжи. Но однажды мой тайный уголок был обнаружен мерзкой скотиной по имени Лакрай Чегери.
   Кузен императрицы. Смазливый франт, не вылезающий из чужих постелей , любитель юных девушек - самое неприятное, самое гадкое из всего, что могло приключиться со мной во дворце. После возвращения из Радужной долины, я весьма удачно избегала встреч с любыми придворными, как с мужчинами, так и с женщинами, прилагая к этому немалые усилия. Особенно тщательно я скрывалась от принца Норвея и его компании. Но когда до экзаменов оставались считанные дни, наши пути с младшим графом Чегери очень неудачно пересеклись. Каким-то образом он нашел моё убежище. Может быть случайно. Может быть намеренно. Но скорее всего, следил за мной не один день.
   Мне некуда было деваться, крошечный пятачок берега под листьями плакучей смийры, был абсолютно незаметен ни с парковых дорожек, ни даже с другого берега озера. Звать на помощь было бесполезно. И, как бы впоследствии я ни объяснила свои крики о помощи, мне бы никто не поверил. Правда всегда на стороне сильнейшего.
   Из дворцовых сплетен, которые приносила наша служанка, я знала о неприглядной участи опозоренных графом девушек. Всеобщее порицание и разрушенные жизни - это минимум из обширного списка последствий. Поэтому я не могла себе позволить бросить хоть маленькую тень на имя и репутацию моего деда. Он этого просто не переживёт. Да и я, оставшись без защиты, стану лёгкой добычей для графа Чегери.
   Выслушав его предложения и свои будущие перспективы, не долго думая, послала его так далеко и на долго, что граф, не ожидавший от молоденькой девицы таких познаний, слегка опешил. А потом я ещё и уточнила направление его движения по-эльфийски. Взбешённый повеса попытался схватить меня за волосы. Вероятно, чтоб не брыкалась. А может, конечно, хотел попробовать, каковы они на ощупь?
   Ха-ха! У моего отца в Радужной долине было трое сыновей. Все ненамного старше меня. И поскольку дочерей у него не было и больше не предвиделось - воспитывали нас вместе. Те у кого есть в семьях братья, представляют, сколько мы выдрали друг другу волос, наставили синяков и сколько раз были наказаны, покрывая совместные проделки.
   Я не стала ждать, пока граф озвереет окончательно, подобрала подол своего сарафана и нырнула прямо с берега в воду. Что там видел или не видел граф, это его личное дело. Но из двух зол надо всегда стараться выбрать меньшее. Честь моего деда и моей семьи я сочла более дорогой вещью, нежели цвет моего нижнего белья. Естественно, никто за мной не погнался ни вплавь, ни по берегу, но домой я заявилась в таком виде, что бабушка долго не могла выговорить ни слова.
   Жаль только, что альбом с рисунками и краски пришлось оставить на берегу.
   С той поры Лакрай Чегери объявил на меня охоту. А охотником он был очень терпеливым и опытным.
   Не будь дурой, я в тот же день всё рассказала деду и попросила прикрыть меня до поступления в Университет. Став студенткой, я автоматически перейду под юрисдикцию императора и до окончания обучения буду находиться под его негласной защитой. Дед мой - человек старой закалки, ситуацию понял по-своему и поступил так, как посчитал нужным. Восемь лет от меня ни на шаг не отходил охранник из гильдии наёмников. Дедов то ли друг, то ли должник, Ирга Кесс поселился в комнатах для прислуги и все годы обучения в Университете просидел со мной за одним столом и простоял рядом в операционной. Старый, но подтянутый и крепкий, как эльфийский лук, он не оставлял моему недругу особого простора для фантазий. Как это удалось провернуть деду, но из университета выпустилось два хирурга: один дипломированный специалист в моём лице и один вольный слушатель в лице Ирги. Надеюсь, ему когда-нибудь пригодятся полученные знания.
   В силу сложившихся обстоятельств, мои студенческие годы были наполнены насмешками однокурсников, отсутствием друзей, полным одиночеством и постоянным присутствием где-то на краю ощущений, графа Чегери. Во всём этом был один единственный плюс - я не тратила время на друзей и посещала факультативы и дополнительные занятия по всем интересующим меня предметам.
   За время моего студенчества граф успел жениться, похоронить жену и нерождённого ребёнка, но не оставил попыток затащить меня в свою постель. Только теперь я понимаю, от чего спас меня дед....
   Диплом, как лучшей выпускнице курса, мне вручал сам император с распределением на работу в госпиталь Дальних космических сил. Все выпускники мечтали туда попасть, но повезло только мне. На церемонии вручения дипломов рядом с императрицей стоял Лакрай и время от времени что-то нашёптывал ей на ушко, мило улыбаясь в мою сторону.
   Потом был выпускной бал и я отказала графу в танце, сославшись на жмущие туфли и растёртые ноги. Он особенно и не настаивал. Но отомстил.
   На следующее утро меня вызвали в Службу распределения трудовых ресурсов и вручили приказ о назначении меня лаборантом в дворцовую клинику. Так, даже и не начавшись, закончилась моя медицинская карьера...
   Но и я уже была не та юная девица, которая встретилась графу Чегери в дальнем уголке дворцового парка. Обрезав волосы и оббрив налысо голову, обвязав её банданой, перетянув грудь и переодевшись в мужскую одежду, я покинула столицу, оставив деду записку с объяснениями своего поступка и направление на работу. Он всё понял правильно. Кстати, за деда я не боялась - с ним остался Ирга, по старости и болезням, вышедший в отставку и не имевший своей семьи.
   Знал бы дед, где я пробыла все эти годы!
   В Радужный лес я, естественно, направиться не могла, чтоб не создавать лишних проблем отцу, но связь с ним и братьями время о времени поддерживала . А уж они, в свою очередь, передавали мне весточки от деда.
   Спустя пять лет, дед, наконец, сообщил мне, что граф Лакрай Чегери покинул Айдору в связи с назначением на пост полномочного представителя Империи в малом Совете миров. И я смогла вернуться в столицу.
   Увы, даже блестящий хирург, после стольких лет отсутствия практики, был никому не нужен.
   Дед поддерживал меня изо всех сил, но жить нужно было, независимо ни от чего, проблемы решать тоже, и я пошла на курсы звериных лекарей - в имперский зверинец требовался хирург.
   После годичных курсов, я даже честно отработала три дня, когда меня нашла императрица...
   В тот самый момент я собирала по кусочкам сломанную лапу мохнатого кегара и не заметила вошедшую в операционную венценосную даму. Естественно, не выказала соответствующего пиетета. Мне было просто не до неё.
   Узнала она меня или нет - тайна покрытая мраком. Хотя, скорее "да", чем "нет".
   Мой дед и в этот раз всё понял правильно.
   Так я оказалась в Службе распределения трудовых ресурсов.
   И здесь, заполняя положенные формуляры стандартного заявления, неожиданно прислушалась к спору, разгоревшемуся у окошка срочных заявок. Двух минут мне вполне хватило, чтобы понять - срочно требуется ветеринар на корабль вольных торговцев. А в базе данных Службы на данный момент нет ни одного кандидата.
   Это был мой единственный шанс... И я не намеревалась его упустить.
   - Я вам идеально подхожу, - обратилась я к высокому орку-полукровке, который отчаянно жестикулируя, умоляющим голосом о чём-то просил клерка и с потерянным видом оглядывался вокруг, надеясь выискать в пустом , просторном холле Службы, несуществующего врача...
   Надежда, озарившая его лицо, не поддавалась описанию Мужчина ухватил меня за плечи и начал трясти, приговаривая :
   - Ты и вправду врач, не врёшь? Милая, ты - наше спасение!!! Ты наше спасение!!!!
   Голова моя болталась из стороны в сторону, зубы выбивали чечётку, а мой будущий работодатель и не думал останавливаться.
   - Боги, куда ж это я попала? - мысли скакали, как бешеные и не могли выдать ни одной нормальной идеи о происходящем, - что ж мне так не везёт с работой? Зачем мне сумасшедший хозяин?
   Тут он вдруг остановился и подозрительно спросил:
   - Документы в порядке? - Я подала ему персональный чип с данными об образовании, социальном положении, послужном списке. И чем дольше он читал, тем круглее становились его глаза.
   - Таро,- представляясь, полукровка быстро подал мне руку и, не дожидаясь ответа, подтолкнул меня к выходу.
   - Бежим! Капитан умрёт от горя, если тебя сейчас у нас уведут...
   Так началась моя новая жизнь
  
  
   Лестариус
   То, что нам несказанно повезло, я понял, едва просмотрев документы полуэльфийки.
   Теперь главное, уговорить капитана - он не очень адекватно относится к женщинам на борту Крыльев. А если честно, он их вышвыривает с трапа без каких - либо объяснений своего поступка. Не хотелось бы испугать девчонку ещё больше, чем я это уже сделал, но нам надо торопиться. Надеюсь у капитана хватит ума и терпения хотя бы просмотреть её документы.
   Схватив её за руку, бегом побежал к флаеру. Время не терпит, работы много - предполётную подготовку никто не отменял, да и нашему будущему ветеринару не мешало бы осмотреться на новом рабочем месте. Девчонка молча бежала за мной, не пытаясь вырваться, только тяжело дышала и хватала ртом воздух.
   -- Это ж, что , барышня совсем не тренированная? Ничего, приживётся у нас, мы её будем с собой на тренировки брать - нам слабаки ни к чему, - я без слов запихнул её в кабину флаера. И опять девчонка не сопротивляясь, выполнила все мои команды. Молча пристегнулась и тихонько вздохнув, отвернулась в сторону, разглядывая что-то, видимое только ей, за стеклом.
   Лететь до космопорта было всего ничего, и минут через двадцать мы приземлились у причала для малых воздушных судов Дельты. Девчонка держалась молодцом. Ничем не выказывая ни своего страха, ни удивления, двинулась за мной к крайнему терминалу, возле которого была пришвартована наша красавица. И вообще, она была подозрительно не болтлива, что весьма нехарактерно для всего женского пола. Шла, понурив голову, не рассматривая космопорт, не задавая никаких вопросов и вообще, вела себя так, как будто ей была абсолютно безразлична её судьба.
   -- Что это - спокойствие или безразличие, явное или показное, она всегда такая или притворяется ? - я уже начал потихоньку сомневаться в правильности скоропалительного решения взять её к нам на "Крылья богов". Как бы чего не вышло - капитан человек не всегда предсказуемый.
   Стоило подумать о Грайхе, и он тут же выскочил на трап яхты, как будто за ним гнались все демоны преисподней. Наверное, увидел нас на экране внешнего обзора.
   Стараясь предотвратить неминуемый скандал, быстро отрапортовал:
   -- Кэп! Ваш приказ выполнил - ветеринара нашёл и доставил на борт! - моей лучезарной улыбке мог бы позавидовать самый лучший актёр имперских театров...Но на капитана моя радость не произвела никакого впечатления. Он ринулся с трапа вниз с такой скоростью, как будто от этого зависела его жизнь.
   -- Таррро, -пророкотал он, низко наклонив голову и исподлобья рассматривая нового доктора, - разве не с тобой мы были вчера в квартале Целительниц душшшшш ? Или я что-то забыл, или ты чего-то не понял? С каких это пор ты начал проводить на яхту шлюх? - зашипел он сквозь стиснутые зубы, повернулся всем корпусом к доктору и вдруг приказал:
   -- Распусти волосы, - я от удивления выпал в осадок, а девчонка, бледностью своей сравнявшаяся со стенами столичного храма Всех богов, вытащила из растрёпанной копны волос какую-то спицу и тряхнула головой.
   Волосы... Боги... Её волосы волнистым шоколадным облаком окутали хрупкую фигуру, чуть-чуть не доставая до талии. Мы с капитаном потеряли дар речи. А я судорожно начал вспоминать её имя и понял, что даже не обратил на него внимание в документах. И тут она подала голос:
   -- Я не поняла, это вольный торговец или передвижной бордель? Извините, господа, вы, вероятно, что-то перепутали и вам нужен не ветеринар, а штатная шлюха..., - с этими словами она быстро собрала волосы в бесформенный пучок и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, двинулась в сторону проходной. И тут капитану удалось удивить меня во второй раз за столь короткий промежуток времени.
   -- Стоять, - гаркнул он так, что вздрогнул даже я, знающий капитана не один год. Доктор же продолжала идти, как ни в чём не бывало. - Пять тысяч имперских кредитов за каждый рейс. Плюс премия в случае непредусмотренных договором обстоятельств. У меня отвисла челюсть. Это была капитанская доля в прибыли. Я с ужасом смотрел на своего друга и никак не мог понять логики его поступков.
   - На один рейс, - шёпотом поведал мне свои планы капитан, - потом выйдет из отпуска наш док, и мы отправим дамочку восвояси. Как оказалось впоследствии, и капитан иногда мог ошибаться. Так у нас в экипаже появилось чудо, за которое мы впоследствии будем благодарить всех богов.
  
  
  
   Грайх Валсторн
   Я занимался предварительной прокладкой курса, когда сработал зуммер камер внешнего наблюдения - к яхте кто-то приближался. Присмотревшись внимательно, обнаружил нашего старпома с какой - то девкой, которую тот волоком тащил к трапу.
   -- Он что совсем обалдел, последние мозги растерял - шлюх на корабль таскать? Судя по всему, ветеринара найти не удалось, и он решил притащить хоть кого-нибудь на замену, - не успев додумать мысль до конца, я уже нёсся к трапу, чтобы расставить всех по местам и показать, наконец, "кто в доме хозяин".
   Одетая в мешковатые штаны и не менее мешковатую кофту, с гнездом на голове вместо нормальной причёски, девка безучастно смотрела на меня и как будто даже не боялась. Это ж сколько ей заплатил наш драгоценный пилот?
   -- Ну, берегись,- подумал я, - сейчас я тебе надую холоду... На всю оставшуюся жизнь запомнишь, как шляться по космопорту. Меня аж трясло от злости - придётся вызывать Нестора, но пока он успокоится из-за сорванной в очередной раз свадьбы, пройдёт не одна неделя. Весёленький у нас ожидается рейс.
   А Таро улыбался во всю челюсть и что-то там бодро рапортовал с блаженной улыбкой клинического идиота. Прислушиваться ни желания, ни настроения не было, всё катилось в демонову пасть и, даже сам рейс, был под огромным вопросом.
   - Интересно, что такого нашел в этой полукровке старпом, если привёл её даже сюда. Благая Сайке, такими темпами он скоро притащит её в поместье - я был зол, нет, я был страшно зол! И мне захотелось вдруг так же сильно разозлить Лестариуса. Пусть и он побудет хоть немного в моей шкуре.
   - А она могла бы быть ничего, если бы носила волосы распущенными, не сворачивая их в неопрятный узел, - мелькнула вдруг неожиданная мысль и сразу куда - то исчезла. Но даже я не ожидал от себя того, что произошло в следующий момент.
   - Распусти волосы, - рявкнул вдруг я ни с того, ни с чего и впору было бы взять свои слова обратно, да только сказанного не воротишь. Вы когда-нибудь видели, чтобы кто - то бледнел в считанные секунды до состояния снежной белизны? Вот и я тоже не видел, до этого самого момента включительно. Полукровка прикусила нижнюю губу и стояла неподвижная, как мраморная статуя и потерянная, как маленький ребёнок, заблудившийся в лесу. Затем резким движением вытащила из волос какую-то спицу и тряхнула головой. И я задохнулся от восхищения .
   А из скорлупы страшненькой, неприметной полукровки вдруг появилась прекрасная, как цветок, бабочка. Но очарование момента было тут же разрушено. Бабочка вдруг тихо вздохнула и ехидным голосом спросила:
   - Я не поняла - это вольный торговец или передвижной бордель? Извините, господа, вам нужен не ветеринар, а штатная шлюха - с этими словами она опять собрала в жгут свои волосы, заколола их всё в тот же пучок, повернулась к нам спиной и двинулась в сторону выхода.
   Всё решали считанные минуты. Я понял, что оскорбил её, и я же должен был спасти ситуацию.
   - Стоять, - гаркнул я не столько для того, чтобы напугать её, сколько для того, чтобы задержать хоть на минутку.
   - Пять тысяч имперских кредитов - громко объявил я , сам не ожидая от себя такой щедрости. За один рейс я не обеднею, а там выйдет из отпуска наш док.
   Таро стоял с выпученными глазами и хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег.
   - Дыши глубже, старпом, туман будет - прорвёмся!
   - Лисисайя, - звериный доктор кивнула, развернулась обратно и ни говоря больше ни слова, пошла к трапу. Интересный нам попался доктор, однако. Но вся ситуация ещё раз перевернулась с ног на голову, когда на трап неожиданно вышел наш бессменный механик, эльф Серхай Раниэль Д" Акканто.
   - Сестрица, а что ты забыла на "Крыльях богов"? - наверное, если бы в этот момент разверзлись небеса, и оттуда прямо на взлётно-посадочную полосу космопорта сошёл сам Хранитель путей Эрцу, я удивился бы гораздо меньше.
   А наша спокойная и невозмутимая, как каменный истукан, ветеринар, взвизгнув, как девчонка, бросилась ему на шею и залопотала что-то непонятное по-эльфийски. Из потока непрекращающихся ни на секунду слов, лишь время от времени перемежаемых поцелуями, понять можно было только одно - имя нашего коллеги и друга - Серхай, Серхио, Серханиэль, повторяющееся между всхлипываниями. Причём произносилось оно таким тоном, что мы с Таро, переглянувшись, молча позавидовали нашему ушастому товарищу. А она что-то рассказывала ему, захлёбываясь слезами и время от времени кивая головой в нашу сторону. Эльф прижимал её к себе, как драгоценное сокровище, которому предстояло исчезнуть из его рук на всю оставшуюся жизнь, гладил по волосам и с любопытством поглядывал на нас со старпомом.
   Не люблю плачущих женщин. Ненавижу. Всегда, когда вижу ручьи слёз, испускаемых этими притворщицами, мне хочется их ударить. Наверное, потому, что моя мать никогда не плакала. И я никогда не видел у неё даже заплаканных глаз. Малявка Лиа не в счёт. Она пролила на мои рубашки столько слёз, что ими можно было спокойно мыть полы. Но ей простительно. Малявка, она и есть малявка. И вдруг сейчас, увидев слёзы этой девчонки, понял, что точно так обнимал бы и жалел, случись что, свою выросшую сестру.
   Ладно, пусть плачет... Слава всем Богам, мы укомплектовали экипаж полностью. А это значит, что завтра с утра можно начинать предполётную подготовку. Каждый из нас чётко знает свои обязанности и проблем не будет. А контракт с доктором мы подпишем на один рейс. Во избежание проблем и непоняток, лучше всё расставить по местам и желательно сразу.
   - Серхай, покажи доктору её каюту и сразу ко мне...,- тот кивнул и без лишних слов увёл сестру устраиваться на новом месте. Он вообще был немногословен этот ушастый. Никогда не забуду, как впервые увидел его на яхте: перепуганный, отчаявшийся эльфёныш с направлением на практику от Звёздного корпуса имперской лётной Академии. С документами механика. И с отказными записями от девяти капитанов, к которым он уже обращался. Сказать, что я был удивлён, означало ничего не сказать. Эльфы не имели собственного Звёздного флота, но из них получались на удивление великолепные навигаторы. А поскольку в космос из них стремились единицы, то и ценились такие эльфы тоже на вес золота. Прибавьте сюда ещё их маниакальную педантичность и интуицию на грани невозможного и получите специалиста, о котором мечтает любой капитан в пределах обозримого космоса. Я тоже мечтал. Но профессионалы данного класса были недосягаемой мечтой не только для меня. А тут вдруг приходит на яхту нескладное, ушастое чудо и, умоляюще глядя на меня, просится на практику. Не вдаваясь в подробности предыдущих отказов, решил дать парню шанс. Сам понимал, что эльф - механик - это нонсенс. Но с той поры не устаю радоваться и удивляться: откуда в Радужном лесу могло появиться это гениальное исключение из правил. И тихо радуюсь, что моя крылатая девочка находится в его надёжных руках.
   ...Они вошли в каюту, держась за руки, как нашкодившие дети в ожидании наказания от сурового отца. Не понял? Ладно, мышь эта серая меня боится после такого - то знакомства, а этот братец её, что тут из себя строит? Делаю удивлённое лицо и ехидно посматриваю на механика. Мама дорогая, как всё запущено! Серхай, разве что грудью своей, не прикрывает сестру от страшного и злобного меня. И тут мышь удивляет меня во второй раз.
   - Иди, Серхио, я скоро вернусь. Всё будет хорошо, - эльф потрясённо уставился вначале на Лисисайю, затем на меня и покачал головой.
   - Меня ж отец убьёт.
   - Не убьёт, он в курсе. Подожди меня в каюте.
   Серхай подчинился. А моему удивлению нет предела.
   Девчонка подала мне чип с персональными данными и, затаив дыхание, приготовилась ждать. Хотя, думаю, понимает, что ситуация безвыходная, деваться нам просто некуда, поэтому возьмём её на работу без всяких проблем. Все эти мысли мигом покинули мою голову, как только я начал читать сведения о нашем новом ветеринаре. Наверное, я чем-то приглянулся богам, что в моём экипаже собрались такие специалисты.
   "Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как - нибудь", - до сих пор помню любимую фразу профессора по древней литературе. Эта училась много, на "отлично" и, видимо, со вкусом.
   За что мне такая милость богов? И не буду ли я потом расплачиваться втройне за эту милость?
   Ветеринар оказалась, помимо всего прочего, с дипломом хирурга столичного Университета. А вот эта новость порадовала несказанно - позволить себе иметь штатного врача могли только очень богатые судовладельцы. Обычно обходились медицинскими курсами для старпомов и портативными терминалами экстренной помощи.
   - И что должно было случиться, чтобы такой специалист оказался ветеринаром на заштатной яхте вольных торговцев? - теперь главное не напугать её ещё больше и постараться расположить к себе спокойным голосом и доверительным тоном.
   - Граф Чегери случился, - на меня посмотрели с тоской и какой-то жуткой обречённостью.
   Ох, ни чего себе! Надо внимательней присмотреться к этой барышне. Уж если Лакрай обратил внимание на это недоразумение, то тут явно зарыта далеко не одна собака.
   Опустила голову, сжала руки в кулаки.
   - Не волнуйтесь, я не беременна, не скрываюсь от полиции, не имею долгов ни перед государством, ни перед частными лицами. С младшим графом Чегери виделась последний раз шесть лет и семь месяцев назад. У меня, просто, нет и не будет работы по специальности в столице. Уехать в провинцию или же к отцу в Радужный лес сейчас не могу. У меня престарелый дед. И больше ни кого. Братья не в счёт - незачем обременять их своими проблемами.
   - Позвольте узнать, а в чём, собственно, состоит проблема с Лакраем Чегери? - любопытство проснулось и насторожилось в ожидании пикантных подробностей. Пусть говорят, что мужчины не любопытны и не занимаются сплетнями. Нагло врут. Мы просто тщательно это скрываем.
   - Вас это совершенно не касается, и ни каким образом не повлияет на мою работоспособность.
   - Да, а барышня - то щёлкнула меня по носу. Всё интересней и интересней. Придётся связаться с принцем Норвеем. Уж он точно в курсе всех дворцовых сплетен и должен знать, как и когда перешла дорожку его родственнику сия девица.
   - Лисисайя, в силу сложившихся обстоятельств, я вынужден нанять на яхту совершенно незнакомого специалиста, и не хотелось бы иметь впоследствии проблемы с императорской семьёй. Кивнула головой, закусила губу, соглашаясь. Подумала, улыбнулась краешком губ.
   - У вас не будет со мной проблем - я просто не буду покидать яхту ни разу за всё время контракта. Мне не привыкать. Согласна на все ваши условия, за исключением интима.
   - Ух, ты, а барышня - то на самом деле так серьёзна, как о ней пишут в резюме. Да кто ж тебе его будет предлагать, радость ты наша? Мы ж не самоубийцы - остаться совсем без доктора, - мысли меня посещали не очень весёлые. Всю жизнь поддерживал между женщинами и собой приличную дистанцию, во избежание лишних проблем. Либо общался с дамочками, не обременяющими себя излишней моралью. Умная женщина - это всегда головная боль. Её мысли и действия невозможно просчитать.
   - Тогда, я думаю, мы сработаемся, ознакомься с условиями стандартного контракта и подпиши его. Не читая, поставила свой идентификационный код. И вздохнула с таким облегчением, как будто от этого контракта зависела вся её жизнь. Что-то тут нечисто. Необходимо срочно проверить всю доступную информацию об этой барышне. И начну я прямо с принца Норвея. Пусть отработает свой последний должок.
   - Разрешите приступить к своим обязанностям?
   - Приступай. Старпом введёт тебя в курс дела.
   Кивнула. Спокойно, не торопясь дошла до двери. Тихо прикрыла дверь. Оглянулась по сторонам. И... вприпрыжку поскакала по коридору, размахивая руками, как крыльями. Видимо, не знает ещё о камерах наблюдения и датчиках движения по всей яхте.
   Я же набрал заветный номер на коммуникаторе.
   - Привет, Нори. Ты не занят?
   - Привет, Грай...
  
  
  
   Лисисайя
  
   Свершилось! У меня есть работа!
   Наконец - то я смогу работать там, где меня никто не найдёт.
   У двери моей каюты стояли брат и старпом, тихо переговариваясь, заглядывая в экран коммуникатора.
   - Ну что? - Серхай никогда не любил ходить вокруг да около.
   - Показывайте моё рабочее место, - он схватил меня в охапку и закружил вокруг себя, как когда - то в детстве. Полукровка удивлённо смотрел на нас, видимо не верил до конца в наши родственные отношения.
   - Лисси, ты не ругайся, я связался с отцом - он должен знать, что с тобой всё в порядке. Серхай потёрся носом о мою щёку, - теперь я за тобой присматриваю.
   - Ну-ну, смотритель. Неизвестно, кто за кем будет присматривать.
   Таро в это время набрал код запирающего механизма на двери, и мы очутились в святая святых любого уважающего себя врача. Медблок штатного ветеринара находился рядом с его каютой и состоял из двух помещений. Собственно кабинета и операционной. Сердце моё запело от предвкушения. Я была в своей стихии. Скомкано попрощавшись со старпомом, быстренько вытолкала братца и приступила к ревизии оборудования и медикаментов. Операционная сверкала стеклом и металлом, видимо, хозяин всего этого великолепия, знал и любил свою работу. Но создавалось впечатление, что пользоваться своими знаниями и умениями ему приходилось не слишком часто. Неиспользованные медикаменты оставались на полках шкафов, хирургические инструменты не распаковывались со дня поступления на борт яхты. Не пыльная здесь, однако, работа. За что ж тогда капитан пообещал такие деньжищи?
   Что меня поражает в мужчинах, так это их способность устраивать беспорядок на пустом месте. Попытавшись найти амбулаторные журналы, перелопатила массу макулатуры, от которой надо было избавиться ещё несколько лет назад. В результате нашла кучу дешёвых детективов о похождениях звёздных рейнджерах, конспекты двадцатилетней давности, вероятно, моего предшественника, засохшие бутерброды и мумифицированные сосиски, но нигде не было и упоминания о том, где эти журналы могут быть. Жаль. Придётся расспрашивать старпома. Очень хочется поподробнее узнать о специфике работы космического ветеринара.
   Так увлеклась наведением чистоты, что даже не заметила, сколько прошло времени. Братишка влетел, как вихрь, присвистнул, увидев идеальный порядок.
   - Собирайся, мы опаздываем! Капитан приказал явиться вместе с тобой. Мы едем к нему в поместье на прощальный ужин.
   - Я никуда не еду, - желания ехать на какой-то там ужин не было совершенно. Усталость и голод навалились одновременно, Да и с дедом надо бы связаться, чтобы не волновался зря.
   - Лисси, ты что - это ритуал. Лайра Мелиссандра печёт пироги, жарит гуся и варит глинтвейн. Без прощального ужина рейс будет неудачным и никакой прибыли не принесёт, - брат смотрел на меня взглядом побитого щенка.
   - Я обещала капитану не покидать яхту на время моего контракта, - брат присвистнул и умчался, как будто ему поджаривали пятки.
   Дверь снова отворилась, впуская капитана.
   - Какие проблемы, Лисисайя? Обещаю, ничего страшного с тобой не произойдёт. Обычный ритуал прощания в поместье моей матери. И если тебе не трудно, переоденься. Мало того, что одежда напоминает мешок из под картошки, так ещё и во время уборки запылилась вся и покрылась пятнами.
   - Вот и славно! Полный перечень причин, почему мне не надо ехать в ваше поместье, вы озвучили! Да и нет у меня здесь ничего из одежды - ваш старпом выкрал меня прямо из Службы распределения. Капитан удивлённо посмотрел на меня, махнул рукой и, сцепив зубы, рявкнул:
   - Быстро собирайся! Иначе понесу на руках!
   Да что ж он на меня орёт-то всё время? Решила использовать последний аргумент:
   - А репутацию свою испортить не боитесь? Что скажет ваш экипаж, увидев с новым сотрудником на руках?
   - Детка, мою репутацию нельзя уже испортить ни чем. А для твоей репутации я никакой угрозы не представляю. Так что будь спокойна и поехали быстрее. Матушка не любит ждать.
   Глаза наполнились слезами, но закушенная до крови нижняя губа не дала пролиться и слезинке. Снова оскорбил. За что он так со мной? Что плохого я успела ему сделать за эти несколько часов? Промолчит или дождаться, когда начнёт неуклюже извиняться? Странный тип, как с ним можно работать? Уйду! Посмотрел на меня с сожалением:
   - Ты не правильно меня поняла. Я имел в виду, что у тебя есть серьёзная защита - Серхай. И за его спиной тебе ничего не страшно.
   Кивнула головой, пожала плечами. Мужчин не понять. Молча вышла из медкабинета и также молча просидела час на заднем сидении флаера, пока добирались до Сардаялы. Устала за этот день так, как будто простояла целый день у операционного стола. Знала бы я, на что себя обрекаю, заперлась бы на яхте, и ни под каким предлогом не открывала никому дверь.
  
  
  
   Грайх
  
   Мама встречала нас на ступеньках усадьбы. Парни, обрадованные возможностью посидеть за семейным столом и отведать маминой стряпни, смеясь и шутливо толкаясь, приветствовали её. Как будто не жили здесь месяцами и как будто не получали от лайры Мелисандры нагоняев за то, что волочились за дочками всех окрестных помещиков. Она любила их всех, как собственных детей и даже наш ушастый механик чувствовал себя в поместье, как дома. Но в этот раз мама повела себя очень странно. Быстренько поприветствовав мой экипаж, обратила пристальное внимание на Лисисайю.
   - Это кто, сын? - металлу в её голосе могла позавидовать стойка межпланетной спутниковой антенны в нашем саду. А поджатые по-старушечьи губы и сузившиеся глаза, выдавали крайнюю степень злости. Опять мама сделала неправильные выводы. Надо срочно спасать ситуацию.
   - Наш новый ветеринар. Вместо Нестора - он женится.
   - Ты нарушил свои правила? - металл в голосе начал меняться на лёд, а его уже можно попытаться растопить
   - У нас срочный имперский заказ и без ветеринара мы его теряем. В Службе распределения не было ни одной свободной вакансии, - выпалил на одном дыхании.
   - Ну-ну, - мама, с любопытством, переходящим все грани дозволенного, рассматривала нашего нового доктора. Что ж она пытается в ней увидеть? Что пропустили мы с Торном? И что скрывается за неприметной внешностью этой девицы? Фейсконтролю лайра Мелисандра подвергала всех моих друзей, так или иначе попадавших в наше поместье. И никогда не возникало никаких проблем. Женщин же я не приводил ни разу, ибо ещё на заре моей зелёной юности мне было заявлено, что в этот дом я могу привести только свою жену.
   Лисисайя безучастно смотрела в сторону, не подавая, казалось, никаких признаков волнения. Только опять покусывала нижнюю губу. Всё-таки нервничает. Значит, может сорваться.. Необходимо проследить, чтоб чего не учудила.
   Но тут барышня выдала свой очередной перл:
   - Лисисайя Раниэль Эйхан, приятно познакомиться. Вы полагаете, лайра, что я имею планы на место в постели вашего сына и специально пробралась к нему в экипаж, чтоб быть поближе к его, так сказать, телу? Боюсь вас разочаровать: даже если бы он оставался последним мужчиной в Айдоре, то не привлёк бы моего внимания. Не мой стиль. И за сегодня я получила от вашего сына столько оскорблений и унижений, сколько не получала за всю свою предыдущую жизнь. Мне очень жаль, лайра. Не имею чести знать вашего имени. Но на этом мы наше знакомство и закончим, - с этими словами доктор резко повернулась ко мне и припечатала:
   - Потрудитесь вызвать мне такси, я разрываю контракт с вами в одностороннем порядке. Вы, ваш корабль, ваш экипаж и ваша семья мне отвратительны. Сожалею о нашем знакомстве. И вы не единственный торговец в империи, которому нужен ветеринар! - сказано всё это было на одном дыхании, но без единого признака истерии. Сквозь зубы. Слава всем богам, что парни уже оккупировали кухню и все вместе помогали сестрёнке накрывать на стол. Их смех, болтовня и звяканье столовых приборов были слышны сквозь раскрытые окна первого этажа. Мама стояла, не смея от удивления открыть рот. Давно ей не попадался такой строптивый экземпляр. Уж слишком она привыкла к всеобщему уважению и, особо, преклонению со стороны моего экипажа.
   Не ожидая от меня никакого ответа, Лисисайя собралась уходить. Ага, сейчас! Внимательнее надо читать подписываемые документы, девушка. Посмотрим, что ты запоёшь, когда узнаешь, что идти-то тебе некуда, милая. И уже мысленно представил, как поставлю на место эту вздорную гордячку. Но мой триумф был испорчен самым мерзким способом.
   - Браво, лайна Лисисаийя! - со ступенек дома спускался собственной персоной наследный принц Айдоры Норвей Агасси Вернальд, - наконец в империи нашлась хоть одна женщина, которая смогла поставить этого зазнайку на место. Давно пора было, да всё не находилось желающих рискнуть.
   - Добрый вечер, уважаемая лайра, привет, Грай...- поклон матери, кивок мне и внимательный взгляд в сторону доктора.
   Какого демона ему надо? И что он забыл у нас дома? От удивления я забыл, что сам попросил его раздобыть мне информацию о своём новом ветеринаре. Что ж он узнал такого, что не посчитал за труд прилететь в Сардаялу? Тихий то ли вскрик, то ли всхлип и звук падающего тела отвлёк меня от грустных размышлений. А вот тут уже открылось поле деятельности для лайры Мелисандры. И боюсь, что сейчас кое-кому придётся поближе познакомиться с характером моей матери.
   - Что, мальчики, доигрались во всемогущих мужчин? - матушка шипела почище змеи, - нашли объект для испытания своего сногсшибательного обаяния? Мало вам шлюх всех мастей по всей империи, вам теперь подавай домашних девушек? Или вы думаете, я не знаю ничего о ваших похождениях? - как-то странно быстро поменялись матушкины приоритеты... Или это извечная женская солидарность, или я чего-то не понимаю в жизни.
   - Быстро отнесли девушку ко мне в кабинет, - кабинетом с нашей лёгкой руки назывался небольшой флигель у ворот в усадьбу. Там матушка принимала всех страждущих и оказывала первую медицинскую помощь пострадавшим. Она всегда говорила, что император дал ей образование бесплатно и теперь её долг, как лекаря, вернуть империи потраченные деньги, излечивая больных.
   Оттеснив рванувшего было к Лисисайе принца, взял её на руки. Самое главное, чтоб на порог ни в коем случае не вышел Серхай, иначе нам всем придётся в подробностях объяснять эльфу, а потом ещё и всей его родне, что мы тут сотворили с их родственницей. Флигель был не так уж далеко и я почти бегом добежал до вожделенной двери. Уф! Пронесло! Принц, потрясённый увиденной сценой, молча шёл за нами. А мать уже подготовила диагностический терминал и крепила клипсы на теле девчонки. Затем, сунув ей под нос нечто неприятно пахнущее, попыталась привести в сознание. Посмотрела на монитор терминала и ... врезала мне пощёчину. Ничего себе! Это точно моя мать?
   - Ты знаешь, что она сегодня ничего не ела? Ты хоть спросил у неё, когда она ела в последний раз? Она что у тебя там полы мыла? Или драила иллюминаторы? А вы, принц, что замерли, как статуя в дворцовом парке? И вообще, хотелось бы знать, что венценосной особе нужно в нашем доме? - матушка разошлась не на шутку. Нори, странно улыбаясь, наблюдал матушкин беспредел, а потом вдруг выдал:
   - О-о-о! Вот теперь я вижу настоящую Буйную Сандру, - мать поперхнулась воздухом, и своё выступление резко прекратила. - Я, вообще-то, по приглашению вашего сына, - принц прямо источал флюиды доброжелательности. Сразу видно, что не зря столько лет изучал искусство дипломатии. Результат налицо. Но Нори произведённого эффекта показалось мало и, выглянув из-за материного плеча, он внимательно посмотрел на девушку и небрежно бросил:
   - Эльфийская модель "Эйфория", коллекция прошлой осени, прямые поставки из Радужного леса. И вот тут-то лайра Мелисандра очнулась.
   - А ну, брысь отсюда, охальники, довели девочку до голодного обморока, так им этого мало, они ещё и изгаляются в два голоса! Принц шутливо поднял вверх руки, сдаваясь на милость матушки и снова брякнул:
   - Я не виноват - моя бывшая любовница проела мне плешь с этой "Эйфорией", вот я и запомнил.
   - Ты, Грай, иди, отвлекай свой экипаж, чтоб им не пришло в голову начать нас искать, а вы, принц Норвей, несите Лисси в дом, - и тут же ехидно добавила, - будет потом девочка внукам своим рассказывать, как её настоящий принц на руках носил.
   - Я сама, - подала голос наша болезная.
   Но была быстро одета, застёгнута, всунута на руки принцу и под предводительством матушки переправлена в дом. Лайра Мелисандра закрылась с ней в гостевых покоях и никого туда не впускала. Ситуация всё больше выходила из-под контроля.
   Через полчаса мы всё-таки собрались за столом. Умытая и причёсанная, Лисисайя уже не смотрелась такой замухрышкой, как раньше. Представил её всем остальным. Нори загадочно помалкивал, отдавая должное матушкиной стряпне и глинтвейну. Сестрица извелась от любопытства - так ей хотелось быть поближе к принцу, что даже не уделила должного внимания гостье. Небось, в мечтах уже рассказывает подружкам о том, кто у нас был сегодня в гостях. Парни впали в ступор, неожиданно оказавшись за одним столом с венценосной особой. Мать кудахтала над нашим доктором, как будто хотела накормить её на весь рейс вперёд. Та стойко сопротивлялась. Серхай, на удивление, не обращал на неё внимания, как будто забыл о существовании у него сестры. С Норвеем переговорить не удалось. И вообще, всё пошло как-то наперекосяк. Ритуал прощания был скомкан впервые за последние десять лет. Это пугало. Космолётчики все суеверны, верят в приметы и страшно даже предположить, каким будет наш рейс.
   Всё из-за этой девицы. Пустота меня поглоти, и откуда она взялась на нашу голову?
  
   *** Глава 8
  
   Лисисайя
   Я была уверена, что сегодня мне, наконец, повезёт. Утром по электронной почте пришло приглашение на собеседование в Службу распределения. Всё! Сегодня закончится полоса неудач! Закончится вечное невезение. Впервые в жизни уверенность била из меня фонтаном. И я не намерена была сдаваться. Предложат медицину - соглашусь. Хирургию, тем более. Будет вакансия ветеринара - я только "за". Теперь, когда я смогу жить без оглядки и боязни встречи с Лакраем Чегери, мне будут по плечу любые трудности. Дед был удивлён моему боевому настрою, хотя не разделял полностью моей непоколебимой уверенности в начале новой жизни. Эх, знала бы, чего я себе напророчила...
   Привычка быть незаметной, за много лет намертво въелась в мою плоть и кровь. Неброская, мешковатая одежда, гнездо вместо причёски на голове - кто обратит внимание на такую невзрачную курицу? А если я ещё одену дедовы очки - полный отпад. Поэтому, собираясь за вакансией, особенно не заморачивалась с одеждой: широкие брюки и свободная блуза с длинным рукавом, никаких украшений и косметики.
   Клерк был вежлив и даже внимателен - я была единственным его клиентом. Но орк-полукровка, ворвавшийся в офис через некоторое время, спутал мне все планы. Он, судя по костюму, космолётчик, а я скромный хирург без работы. Мне не было до него никакого дела. Пока я не вслушалась в его чрезмерно эмоциональную речь. Благая Сайке, на яхту вольных торговцев срочно требуется ветеринар! Сейчас орку предложат кандидата на вакантное место, а я так и не успела заполнить стандартные бланки! Копуша несчастная, вот так теряют свои шансы на успех... И, не успев даже обдумать, зачем космолётчику звериный доктор, зажмурившись, произнесла:
   - Я вам идеально подхожу.
   Мужчина, как с цепи сорвался. Меня трясли, кружили по офису, обнимали так крепко, как будто я спасла кого-то от неминуемой смерти. Потом опомнился.
   - Документы в порядке? - молча подала чип со своими данными. Он внимательно изучал информацию, а я впервые гордилась сама собой - эмоции сменялись на лице моего будущего работодателя с небывалой быстротой: удивление-недоверие-сомнение-радость-большая радость-очень большая радость - опять недоверие. Знай наших!
   - Бежим! Капитан не простит ..., - меня схватили за руку и волоком потащили к выходу. Клерк что-то кричал нам вслед, но мы его уже не слышали. Вот это трудоустройство! И где ж я интересно буду работать? Мозг отказывался работать, хотя допускал, что если полукровка искал себе ветеринара, значит всё законно. Тогда почему не заключили договор официально? Торопился? За размышлениями не заметила даже, как меня запихнули во флаер. На автомате пристегнулась. И ужаснулась неожиданной мысли. Неужели граф оставил своих соглядатаев? Столько времени успешно скрываться от его внимания и так бездарно попасться? Как я могла согласиться на такую авантюру? Ни имени мужчины не знаю, ни куда летим. Я впадала в панику. А это чревато последствиями. И не всегда предсказуемыми.
   За такими грустными размышлениями не заметила, как прилетели. Осмотрелась. Космодром Дельта. Было бы смешно, если бы было что-то другое... И снова меня потащил вперёд этот неуёмный полукровка. Так торопится сдать своему хозяину? Но с чего такая радость? Мы затормозили у трапа красавицы - яхты.
   А по трапу бегом слетал ещё один представитель мужского роду. Блондинистый красавец в полувоенной форме. Зол он был невообразимо - это было видно невооружённым взглядом. Аж искрил от злости. И скрипел зубами.
   - Капитан, ваш приказ выполнил... Ага, это и есть мой будущий начальник. Интересно - интересно. Чем он так сильно недоволен? Может он хотел ветеринара-мужчину?
   - Ты кого притащил? Тарррро, разве не с тобой мы были вчера в квартале Целительниц душшшш? Ничего себе! Он что, решил, что я девка этого полуорка? Ах, сволочь! Мозг отключился и не подавал признаков жизни. Хотелось хотя бы повизжать для приличия, но воспитание, будь оно неладно, не позволяло этого сделать. Следующая фраза настолько выбила меня из колеи, что я не нашлась, что ответить:
   - Волосы распусти...
   От удивления распустила... Он что, полуэльфиек не видел? Так у них у всех сочетаются цвета человечьих волос и роскошность эльфийской гривы. Даже смотреть не хотелось в его сторону. Злость поднималась неконтролируемой волной.
   - Я не поняла, это вольный торговец или передвижной бордель? - ух ты, а мужчина-то занервничал! Ну и дёргайся на здоровье, нервный ты наш! Никогда не хотела работать в космосе. Поворачиваюсь и собираюсь уходить. Если потороплюсь - успею попасть в Службу до закрытия и смогу подать новую анкету. Но чудеса на сегодня, оказывается, ещё не закончились.
   - Пять тысяч имперских кредитов за рейс! - он точно ненормальный. Надо бежать отсюда и как можно быстрее, пока дело не зашло слишком далеко. И тут, как всегда, совершенно не к месту, включился мозг. Это ж годовое жалование деда в имперском архиве! На эти деньги можно снять и на десять лет вперёд оплатить неплохое жильё! Где ещё я смогу заработать такие деньги? И главное, так быстро? Рассудок кричал диким голосом, что здесь, что-то нечисто, а мозг бодро переводил все проблемы в количество кредитов. Естественно, он победил. Поворачиваю и иду обратно. Радуйся, капитан, радуйся, в этом рейсе у тебя будет ветеринар. Но только в этом...
   - Лисисайя, - девушка я всё - таки воспитанная. Придётся знакомиться, и самое главное, не показывать своего страха. А там, будь, что будет! Устала я с этими ненормальными работодателями. Меня взяли на работу, значит пойду я заниматься своим делом. Но судьбе показалось этого мало. - Сестрёнка, а что ты делаешь на "Крыльях богов"? - с верхней ступеньки трапа на меня смотрел младший сын Хранителя Радужного леса, мой сводный братец Серхариус. Я, конечно, знала, что он механик и знала, что космолётчик - не более того. Вот и встретились. Тут мои нервы не выдержали напряжения, и я разревелась, как самая последняя истеричка. Зато отвела душу и пожаловалась на всех и вся. Но только гораздо позже до меня дошло, что не плакала так со дня смерти бабушки. Медотсек оказался отлично оборудован и укомплектован всем необходимым. Пыль и лёгкий беспорядок - это поправимо. Да и не в первой мне наводить порядок своими руками. Хоть и учили нас, что руки хирурга - это святое и беречь их нужно даже больше девичьей чести.
   А потом пришлось лететь к капитану домой. Традиция у них, видите ли. Поместье было небольшим, но идеально ухоженным. А дом - пределом моих мечтаний: двухэтажный особняк из серого дикого камня, крытый черепицей. Весь он, от фундамента и до флюгера на крыше, напоминал маленький замок из детской книжки. Большие окна, резные двери и ставни - мне никогда не приходилось видеть подобной красоты.
   Его мать встречала нас на ступенях дома. Красивая. Спокойная даже в радости. Уверенная в себе. Но мне до неё не было дела. Я рассматривала дом. Везёт же некоторым! Нам с дедом такой и не светит. А подлый мозг уже считал, сколько рейсов с торговцами надо сделать, чтобы купить хоть крошечный домик с садом в пригороде... И здравый смысл сдавал одну за другой свои позиции. Мысли были очень грустными и отвлекали от разговора главных действующих лиц.
   Лайра Мелисандра смотрела на меня зверем и что-то выясняла у сына. А грозный космический капитан стоял, едва ли не по стойке смирно, и отчитывался перед ней, как нашкодивший мальчишка. Вот это да! Занятая своими мыслями, я не слышала, о чём они говорят. Прислушалась. Оказывается обо мне. И маман почему-то считает меня любовницей капитана. Ох, ни чего ж себе! Всё! Надоело! Поеду я лучше домой. Мне здесь нечего делать. И братец уж очень подозрительно исчез, как только мы вошли во двор усадьбы. Придётся прощаться без него. Видеться с этой семейкой мне больше не придётся, поэтому щадить чьё бы то ни было самолюбие, я не собиралась. Для начала представимся:
   - Лисисайя Раниэль Эйхан, - уже при первых словах, глаза глубокоуважаемой лайры стали размером с блюдце, но она не произнесла ни слова в ответ на мою прочувствованную речь. В конце своего выступления я потребовала вызвать для меня такси. Капитан очень подозрительно и ехидно улыбался и не двигался с места. Улыбайся, улыбайся, Грайх Валсторн, пока у тебя есть такая возможность. Сейчас я уеду. А вот тебе придётся либо срочно искать другого ветеринара, либо отменять рейс. Посмотрим, как ты будешь улыбаться, когда до тебя дойдёт эта простая мысль. Даже не заметила, что мысленно разговариваю, с уже бывшим теперь работодателем, на "ты". Но судьба, видимо, не до конца наигралась со мной сегодня.
   - Браво, лайна Лисисайя, - по ступенькам дома спускался наследный принц Айдоры Норвей Агасси Вернальд, собственной персоной. Ближайший родственник графа Чегери.
   - Не может быть, неужели за мной на самом деле следили, - последняя мысль, мелькнувшая в моём темнеющем сознании, была очень безрадостной.
   Пришла в себя на кушетке явно в медицинском заведении. Хотела подняться, но тут же была отругана гневной лайрой, и вручена принцу, с приказом доставить в гостевую комнату. Тот без слов подчинился. От удивления и ужаса боялась даже дышать. Молча рассматривала обстановку просторного и уютного дома. Принц молчал тоже. Ситуация напрягала. А он, оказывается, неплохо ориентируется в доме у Валсторнов. Обстановка становилась запутанней, а будущее страшнее и страшнее. У самой двери гостевых покоев не выдержала:
   - Вы отдадите меня Лакраю? Зачем вам это? У вас же есть сёстры..., - он усмехнулся, наклонил лицо поближе ко мне и прошептал:
   - Не бойся, девочка, он тебя не получит. Сгрузил меня в кресло и быстро вышел. От облегчения расплакалась второй раз за день. В таком виде меня и застала лайра Мелисандра. На мои попытки объяснить сквозь слёзы, что мне не нужен её сын, а просто необходима работа, отмахнулась с величием вдовствующей королевы.
   - Извини, детка, когда имеешь взрослого сына, везде мерещатся хищные охотницы за его рукой и сердцем. А у малышки Кирайсы, оказывается, выросла прелестная дочь.
   Я подскочила на месте. Дед никогда и ничего не рассказывал мне о матери. И я росла, долгие годы, считая их с бабушкой своими родителями. Да и в Радужном лесу я не узнала о ней ничего нового. Отец был нем, как рыба и все разговоры на эту тему пресекал на корню. У нас с лайрой Мелиссандрой для разговоров было мало времени. Но мы обязательно встретимся ещё и поговорим.
   На ужин мы спустились вместе, и сразу попали под любопытные взгляды всех гостей. Хотелось спрятаться под стол и не вылезать оттуда до окончания ужина. Экипаж подозрительно молчал. Скорее всего, присутствие за столом венценосной особы, угнетало не только настроение, но и аппетит. Аппетит пропал и у меня, хотя лайра так старалась накормить меня, что на это обратил внимание даже капитан. Поджал губы, покачал головой, фыркнул и отвернулся к принцу Норвею. Очень не хотелось бы, но придётся извиняться.
  
   Грайх
  
   Разошлись далеко за полночь...
   Дерек ещё раньше убежал на свой чердак, остальные знали, что и где сами. Доктора в её комнату увела мать. Странные дела происходят в нашем доме. Она что-то узнала или просто женская солидарность? Ну да это не мои проблемы. Впереди разговор с Норвеем. Я и так еле высидел ужин. Всё порывался запереться в кабинете и узнать, наконец, что ж такого он узнал о нашем новом докторе. Может, пока не поздно, и вправду расторгнуть контракт и забыть о её существовании?
   Норвей остался верен себе и захватил из отцовских подвалов пару бутылочек красного эльдайского Яльсе, и мы уже вдвоём продолжили сегодняшний вечер. Разлил по бокалам вино. Поставил на стол фрукты и приготовился ждать. Принца торопить не имело смысла, царственная кровь не терпит принуждения. Молча сел на подоконник, ожидая, когда тот заговорит первым.
   Прохладный воздух приятно холодил кожу, лёгкий ветерок раздувал занавески. Ночь за окном была ясная и светлая, такие не редки в конце лета в наших краях. У Айдоры нет спутников, поэтому нет и ночных светил, но звёзды на небосводе так велики и их так много, что отсутствия светил никто и не замечает. Тишина была осязаемой. Казалось, её можно потрогать рукой или набрать в пригоршню. Вот где-то вспорхнула ночная птица, тихой тенью мелькнула над деревьями и унеслась в сторону леса. Вот всхрапнула лошадь в стойле. И снова тишина...
   Что ж принц-то так нагнетает обстановку? Сидит с отрешённым видом и цедит потихоньку вино. Или ночевать решил остаться в поместье? Завтра с утра дел невпроворот, поспать бы хоть немного.
   - Держи, здесь всё, о чём ты просил узнать. Зря волнуешься. Тебе действительно повезло.
   Потянулся к папке. Норвей дёрнул её на себя и, мне показалось, со злостью, заявил:
   - Береги доктора, уведут. Потом жалеть будешь. А содержимое папки изучишь в рейсе.
   Вспомнили буйное студенчество, дурацкий спор за карточным столом, в результате которого я стал владельцем яхты, похождения в квартале Целительниц душ...Вино быстро закончилось, темы для разговоров тоже, пора на отдых. И тут принц преподнёс мне сюрприз. Уже уходя, он, слегка замявшись, спросил:
   - Тебя не затруднит привезти в этот раз с десяток радужных марш?
   Что это с ним? Дорогая живая игрушка стала очень популярна в последнее время в столице. И куда ему столько? Одна, ну две. Но десяток? Норвей виновато развёл руками.
   - Не могу же я сделать подарок любовнице и забыть о собственных сёстрах? А сколько красивых девушек при дворе! И каждая мечтает о марше. У императрицы, кстати, недавно появились новые фрейлины...
   Норвей в своём репертуаре. Брачный договор о браке с наследницей Радужного леса уже подписан, и он старается по полной использовать последние месяцы холостяцкой жизни.
   - Какие проблемы, хоть сотню. Снабдишь заодно и весь двор.
   Проблем с покупкой радужных марш не было. Существовала проблема с доставкой. Они очень плохо переносили невесомость и перегрузки в космосе. Порой из десятка купленных марш, выживали одна-две. Поэтому и стоила одна радужная марша, как флаер последней модели. Пока что на весь Дорхелл их было от силы несколько штук. И что весьма странно, ни одной в императорской семье. Придётся купить штук пятьдесят, тогда гарантированно доставим хоть несколько штук. Жаль их, очень красивые и весёлые зверьки. Ещё одна проблема на мою голову. Но игнорировать просьбы принца нельзя. Не тот он человек.
   Принц вдруг сделался серьёзным и засобирался домой. Вызвал охрану. И уже уходя, вдруг сказал:
   - Удачи тебе, Грай. Ты там посмотри материал и впечатлись. Не ожидал от своего кузена такой одержимости...
   Утром поднял всех ни свет, ни заря, попрощался с матерью и сестрой. Порылся в карманах в поисках камешка, положил его на домашний алтарь Эрцу. Ещё один ритуал. Чтобы рейс был удачным, и мы все вернулись домой. Увидел там ещё три камешка и рассмеялся - опередили меня парни. И когда успели? В это время Серхай привёл заспанного доктора и вложил ей в ладошку камешек. Удивлённо глянула на брата. Тот кивнул и подтолкнул её к алтарю. Хороший у меня экипаж. Всё знают и всё предвидят. А я и не знал, как подойти к Лисисайе, предложить ей помолиться Эрцу.
   Вот и всё. Теперь за дело. И никаких промедлений и отговорок...
   - Вылетаем немедленно. На яхте необходимо переделать массу работы.
   И началась круговерть предполётной подготовки.
   - Серхай! Заказать и получить снабжение...
   - Старпом, где заявка и документы на груз? Сколько перечислено кредитов?
   - Дерек, ты уже получил новые программы и полётные данные?
   - Док, срочно в ветеринарную службу за подтверждением допуска к работе.
   - На все мероприятия полдня...Сбор в каюткомпании.
   Вот и закончился отпуск. Снова у нас контракт и снова мы начинаем работать, как слаженный механизм. Иначе нельзя. От этого зависит наша жизнь и успех рейса. Все разбежались по службам. Ветеринар осталась. Опять что-то не так?
   - Что не понятно? - снова она начинает меня раздражать.
   - У меня неограниченный допуск и подтверждения не требует. Могу я съездить домой за вещами? Не опоздаю. Хотелось бы попрощаться с дедом и Иргой. Они будут волноваться. И ещё. Простите, пожалуйста, за вчерашнее. Мне действительно очень нужна работа. Вы не пожалеете, что взяли меня, обещаю. Не дожидаясь согласия, повернулась и побежала к служебному выходу. Только сейчас обратил внимание, что гнездо на голове исчезло, а волосы заплетены в сложную эльфийскую косу. Братец, видать, постарался.
   Круговерть подготовительных работ не отпускала ни на минуту. Главное, не упустить ни одной мелочи, ибо в космосе они разрастаются до огромных проблем и помощи, зачастую, ждать неоткуда. Парни работали, как часы. Снабжение доставлено, грузовые документы получены и заверены в Службе контроля, карантинная комиссия проверила боксы для животных и дала разрешение на транспортировку груза. Марш заявлять не стали, оформим в рейсе, как дополнительный груз. Нет нужды трезвонить на всю Айдору о том, что через некоторое время кто-то снова привезёт их в столицу. Служба контроля проверила идентификационные карты всего экипажа. До назначенного времени оставалось ещё пару часов, когда к трапу подъехал грузовой флаер, доверху заставленный коробками. Рядом с водителем примостилась ветеринар.
   Это что, всё её вещи? Весь гардероб свой притащила? И куда она собирается надевать свои тряпки? Пока не поздно, надо отправить их обратно. Зря я не прочитал в свободную минутку хоть несколько страничек из папки, переданной мне Норвеем...
   - Эй, док, столько вещей тебе не понадобится, отправляй их обратно.
   Нахмурилась, недоумённо улыбнулась, окинула непонимающим взглядом груду коробок. Как будто видела и их, и меня впервые, и не понимала моего приказа. А зря. Ох, зря! Приказы желательно исполнять сразу и без раздумий.
   - Минимум вещей с собой, остальное отправить обратно!
   - А это не вещи. Здесь микролаборатория и мои инструменты. Служба контроля проверила и дала допуск. Вещей на самом деле минимум, - показала средних размеров спортивную сумку.
   Что ж там за лаборатория и почему её не устраивает наша? И зачем ей инструменты, кого она собирается оперировать? Сдурела совсем, девка? Хочется поиграть в великого специалиста? Храни нас Рохон, за все годы работы в космосе ни разу не пришлось иметь дел с лекарями ни мне, ни кому из экипажа.
   Как-то не получается у меня с доктором прогнозировать ситуацию. Никогда не думал, что смогу настолько ошибаться в женщине. Вроде, такая же, как все. Только постоянно загоняет меня в тупик. Ну да, ладно. Теперь надо перебросить груз на яхту. Проблема в том, как это сделать. Не будет же доктор таскать ящики сама. Для погрузочно-разгрузочных работ и ухода за животными у нас есть три биоробота. Но активируем мы их только после покупки первой партии товара. Из экипажа никого нет. Может уговорить помочь пилота с флаера? Лисисайя в это время что-то сказала ему, они вместе рассмеялись, и начали носить ящики к грузовому трапу. В моей помощи не нуждались. Посмотрим, девушка, как вы будете таскать все эти тяжести внутрь яхты? Уж тут без меня не обойтись. Но моим мечтам не суждено было сбыться, прибыл механик, отправил восвояси пилота флаера и начал таскать ящики сам. Она не осталась в стороне, носила то, что поменьше и полегче. И опять они с Серхаем смеялись. Он громко и заливисто, что никак не вязалось с его типично эльфийской внешностью, а она мелодично и едва слышно, как будто боялась, что смехом привлечёт к себе ненужное внимание.
   ...В каюткомпании собрались минута в минуту, и экипаж оперативно доложил об окончании подготовительных работ. Доктор тоже была немногословна. Это радует. По устоявшемуся за многие годы правилу, в рейс мы уходили ночью. Поэтому оставшееся время обычно тратили на то, чтобы доработать последние мелочи и отдохнуть. Короче, все занимались своими делами. Даже не ужинали вместе в последний вечер перед рейсом. Перекусывали галетами и кофе, чтобы не отвлекаться. В последние моменты всегда находилось что-то, что требовало неотложного внимания.
   Сегодня Дерек установил новые навигационные программы - пришлось выложить за них приличную сумму. Да и места, в которые мы собирались, были для нас совершенно незнакомы. Раньше наши интересы лежали внутри обжитого района космоса. Мы не авантюристы и не искатели приключений. Мы вольные торговцы. Наше дело-торговля, наш идеал-прибыль, наши боги-деньги в любом виде, любым номиналом и желательно большем количестве. Пусть сколько угодно говорят о нашей жадности и беспринципности, без нас в империи было бы гораздо меньше диковинок, деликатесов и эксклюзивных товаров из разных миров. Мы работаем на себя и в то же время, на империю. Вот и в этот раз у нас имперский заказ. Вислоухие горты - удивительные животные с не менее красивой и удивительной шерстью. Абсолютная терморегуляция изделий из шерсти гортов до сих пор является неразрешимой загадкой для учёных империи, да и не только для них. Подозреваю, что подсуетил нам этот заказ не кто иной, как принц Норвей собственной персоной. И всё из-за этих радужных марш. Дались они ему. Решил, наверное, осчастливить всю женскую часть императорского дворца.
   Надо предупредить доктора о грузе, который предстоит транспортировать, пусть изучает на досуге всю доступную информацию. Да и о маршах рассказать. Когда мы везли их в первый раз, Нестор был в шоке из-за того, что не смог спасти ни одну. Во второй раз из десяти выжила одна. Бедный док чуть не запил с горя.
   Выйдя с мостика, отправился в медотсек. Но, не пройдя и половины пути, с удивлением втянул воздух: умопомрачительно пахло свежими ванильными сухариками. Потряс головой. Понюхал снова. На яхте просто не может быть таких запахов! Проблему питания мы решили давно и однозначно - биосинтезатор пищи. Ни забот тебе, ни хлопот. Тридцать тысяч программ позволяют разнообразить меню в любых вариантах и на любой вкус. Пища, конечно не натуральная, но вполне съедобная, а временами даже вкусная. Но такой программы в синтезаторе точно не было. За много лет мы перепробовали всё и вся. И уж сухарики я бы запомнил. В детстве матушка частенько делала вечерами горячее какао и целое блюдо ароматных хрустящих ванильных вкусностей. Мы сидели на кухне, грызли сухарики, попивали какао и говорили обо всём на свете. Но это было давно и дома...
   На космической грузовой же яхте этого запаха быть не должно! Ему просто неоткуда здесь взяться...
  
   ****
   После пожарной тревоги, в экстренном порядке объявленной мною и продублированной всеми службами, осталось чувство недоумения. Каждый член экипажа чётко знал свой участок работ, и проверка на возможные очаги возгорания не выявила никаких нарушений. Странно. Ветеринар по тревоге не явилась и о состоянии дел в санблоке не доложила. А вот это уже похоже на саботаж.... Мне даже в голову не пришло, что она о чём-то может просто не знать.
   Дверь в её каюту была не заперта. Заглянул... Пусто. Кабинет...Пусто. Но проклятый запах ванили усилился. Может, она притащила на борт новый дезинфицирующий газ или специальный раствор? Животных в процессе перевозки не усыпляют и не погружают в анабиоз, поэтому их приходится не только кормить, но и убирать за ними продукты жизнедеятельности. Именно для этих работ мы и держали на яхте биороботов. Надо предупредить Лисисайю, чтобы сменила отдушку растворов...
   Но то, что я увидел в операционной, повергло меня в шок. Наша доктор, одетая в обтягивающие брючки и майку, в наушниках и опять со своим растрёпанным гнездом из волос на голове, что-то делала на операционном столе. Присмотрелся. Режет скальпелем, мелкими кусочками сдобную булку. Наушники мешали меня услышать, поэтому моё появление осталось незамеченным. Двигаясь в такт музыке и что-то мурлыча себе под нос, доктор открыла шкаф - сухожар (Нестор два года доказывал мне, что есть категория микроорганизмов, гибнущих только при температурах свыше трёхсот градусов - пришлось купить), и достала оттуда полную тарелку одуряюще пахнущих ванилью сухариков. Ярость затопила моё сознание всепоглощающей волной. Сухарики мы, значит, делаем? Нам, значит, на всё и на всех наплевать? Ну, всё! Моё терпение закончилось. Подскочив к столу, смахнул тарелку, булочки, кружку (всеблагая Сайке, в кружке какао), схватил за плечи эту дуру:
   - Ты почему не в каюте? Скоро стартуем, ты что, не помнишь, где должна находиться? Почему без формы? Что творится в операционной? - я тряс её из всех сил, пытаясь добиться хоть какой-то реакции с её стороны. Она же молчала. Обвисла, как тряпичная кукла в моих руках, не пытаясь даже сопротивляться. Хотя это даже к лучшему - только истерички мне в экипаже как раз и не хватало.
   Как ни странно, успокоился. Пора на мостик. Но даже не успел убрать руки. Меня оттолкнули. В глазах бешенство.
   Втянула сквозь сжатые зубы воздух. Влепила со всего маху пощёчину.
   - Не смейте ко мне прикасаться! Никогда!
   Великая бездна! Меня! Ударила! Женщина! И эта мегера прикидывалась слабой и беззащитной? На её счастье сработала внешняя связь - прибыли гравибуксы, для транспортировки яхты на орбиту Айдоры.
   Проблема защиты окружающей среды была решена на планете давно и очень категорично: ни один космический корабль не имел права входить в атмосферу Айдоры и стартовать с её поверхности с работающими двигателями. Несколько оборотов вокруг планеты для того, чтобы погасить скорость, и гравибуксы плавно принимают очередной корабль в свои цепкие объятья, чтобы доставить к платформам грузового или пассажирского терминалов. Точно так же они выводили корабли на орбиту, а те, разгоняясь со стартовых платформ, уходили в космос через Звёздные врата. Большие галактические корабли, вообще, проводили все погрузочно-разгрузочные операции на орбитальных станциях. Вот и мы через несколько часов транспортировки будем на орбите, и для нас снова откроются врата. Отшвартовались по графику, получили подтверждение от диспетчера Дельты:
   - Грузовая яхта "Крылья богов", ваш коридор Дельта 3Б, - и пожелание сверх протокола, - храни вас Эрцу.
   Свершилось. Мы покидаем Айдору. По грузовому плану рейс будет длиться два месяца. Можно было бы обернуться и побыстрее, но на обратном пути у нас на борту будет живой груз, который необходимо транспортировать со всем тщанием...
   На мостике тишина. Таро корректирует навигационные карты, сосредоточенно делая вид, что меня нет. Он очень сердит на меня. И всё из-за доктора. Видел на камерах внутреннего обзора, как я чинил ей разборки в операционной. Считает, что я не прав и молчит уже несколько часов.
   Первый конфликт за десять лет совместной работы. И из-за кого? Из-за дурынды, которую сам же и притащил на яхту. Тыкал пальцем в экран видеопанели , где было видно, как плачущая Лисисайя, ползая на коленях, собирает на полу операционной осколки посуды. Жалко ему стало девушку, видите ли. А я был, оказывается, не прав. Вот пусть сам с ней и возится.
   - Таро, настоятельная просьба, не говори ничего Серхаю, не хватало мне ещё разборок с эльфом. И сходи к ветеринару. Проверь, чтоб была готова к старту, похоже, она новичок в космосе. Объясни ей, что к чему.
   Что кривить душой, мысль о том, что доктор впервые на космическом корабле, мелькнула у меня на некоторое мгновение, но быстро пропала. Слишком она была абсурдна. В её возрасте каждый молодой житель столицы, хоть раз, хоть на экскурсии, но в космосе был. Что это не так, я даже не предполагал. Такой ситуации просто не могло быть. Где она жила до этого в конце концов?
   Жаль, что до сих пор не было времени прочитать досье, принесённое Норвеем...
  
  
  
   Таро
  
   Что капитан съехал с катушек, я понял сразу, как увидел его на экране внутреннего обзора, сбрасывающего тарелки и кружки со стола в операционной. Девчонка молчала и только вжимала голову в плечи, когда он изо всех сил тряс её, схватив за руки...Глазам своим не поверил. И это известный на всю столицу сердцеед? Обязательно покажу ему запись с камеры наблюдения, пусть посмотрит на своё зверское выражение лица и впечатлится своим видом. Размахался руками. И на кого? На женщину. Она ж вся в синяках уже, наверное. Красотка Итхи, хозяйка Дома одиноких сердец, если узнает об этом случае, на пушечный выстрел не подпустит его к своим девочкам. Нет, с этим надо что-то делать...
   Пока я предавался своим грустным размышлениям, барышня совершила просто героический поступок: врезала Грайху смачную пощёчину. Ай, да молодец! Ай, да умница! Так ему! Может мозги встанут на место...
   Грай влетел в рубку, не замечая ничего вокруг, швырнул что-то на стол, выругался. Вовремя он. Не люблю я иметь дело с капитанами гравибуксов. Слишком уж они озабочены собственной значимостью. Прямо без них мир перевернётся, и никто не сможет улететь в космос. Прошипев нечто из разряда проклятий, Грай вышел на связь с экипажами буксиров. Те доложили о готовности своих судов к транспортировке яхты. Он, в ответ, сообщил о нашей готовности к буксированию. Началось! Присмотри за нами, Эрцу. Мы должны непременно вернуться назад.
   Лёгкий рывок, и сердце запело радостную песнь полёта. Каждый раз, когда наша яхта отрывается от поверхности Айдоры, я испытываю ни с чем несравнимое счастье и каждый раз, как будто впервые покидаю родную планету. Кажется, будто незримые крылья вырастают за плечами, и я парю в небесах рядом с кораблём.
   К доктору схожу попозже - время ещё есть. Пусть немного отдохнёт от нашего общества. А я пока немного вправлю мозги капитану. Что-то он стал слишком нервным.
   - Ты освободился? - главное, не выдать себя сразу. Грайх дёрнулся, как будто я оторвал его от тяжких раздумий, - просмотри почту, там несколько сообщений с грифом "Ограниченный доступ". Что-то важное? Или я чего-то не знаю?
   Встряхнулся, удивлённо посмотрел, покачал головой.
   - Иди к доку, не нравится она мне, как бы чего не натворила...
   - Она натворила? Она? Натворила? Чего она такого натворила, что ты ведёшь себя, как беременная самка гриса? Ты сегодня себя со стороны видел?
   Включаю запись камер наблюдения. Смотри, внимательно смотри, Грай. Ты меня сегодня удивил. Смотрит. А куда он денется? Побледнел, но не проронил ни звука. Вот- вот, капитан. Всегда интересно бывает увидеть себя со стороны. Можно заметить очень много чего интересного...
   - Я в грузовой отсек, а к Лисисайе зайду перед выходом на орбиту. Можешь не волноваться. Проинструктирую.
   Грузовой отсек встретил тишиной и запахом химобработки. На то, чтобы очистить воздух, а заодно и протестировать систему вентиляции, проверить наличие различных видов корма, витаминных и растительных добавок, ушла масса времени. Абсолютно без разницы, что многое из того, что лежит мёртвым грузом в складском помещении, мы не используем годами. В космосе бывает всякое. Лучше постараться застраховать себя от всяческих неприятностей заранее.
   Задержался. К счастью, вовремя сработала система оповещения, и я побежал проводить инструктаж с ветеринаром.
   Каюта была не заперта. Она что, ничего не боится? Или настолько нам доверяет? В любом случае, надо серьёзно поговорить с Лиссисайей. Приоткрыл дверь. Девчонка спала, свернувшись калачиком и укрывшись с головой пушистым пледом. Вот уж точно подмечено, женщина всегда женщина. Мужчина никогда и ни за что не станет тащить с собой в космос домашнее одеяло.
   Потихоньку, боясь вспугнуть, потряс за плечо. Промычала что-то невразумительное и перевернулась на другой бок. Всё это под одеялом. Ещё и подушку попыталась натянуть себе на голову.
   - Подъём, доктор. Выходим на орбиту. Скоро старт. Нельзя спать, - ноль эмоций. Потряс ещё. И снова практически никакой реакции. Дёрнул плед изо всех сил. Нет у меня сейчас времени нянчиться с нею. И не будет потом. Мы все взрослые люди.
   В другое время вызвал бы Серхая, пусть сам воспитывает свою сестру. Но механик готовит двигатель к запуску, и отвлекать его сейчас от любимого детища чревато далеко идущими последствиями. Да и родственные отношения у эльфов разительно отличаются от людских или оркских. Они довольно прохладно относятся даже к ближней родне, а уж про дальнюю, и говорить нечего. Поэтому очень странно и удивительно, что наш эльф заметил и признал сестру. Мог бы вполне сделать вид, что впервые видит её.
   Дерек вообще не при делах. Он безвылазно сидит в своей рубке, зачастую не выходя даже поесть. Вот уж фанат - системмер нам достался. Но именно благодаря ему и его одержимости, мы не имеем никаких проблем со связью в любом краю галактики.
   - Подъём! - из-под пледа показалась заспанная физиономия доктора и недоумённо уставилась на меня.
   - Что-то слишком много мужчин вокруг меня в последнее время, - сказано это было очень тихо, и я слегка наклонился вперёд, чтобы расслышать, что ж она скажет ещё...
   - А она хорошенькая со сна, - додумать свою мысль до конца я не успел. В этот момент в лицо мне уже летел маленький крепкий кулачок. И я никак не успевал уйти с линии удара. Причём, била девчонка очень грамотно, ближе к переносице, чтобы гематомы были под двумя глазами сразу. Вот, что значит хирург! К счастью, нас с Граем не видит учитель Тамоиши. Прибил бы обоих на месте. В один день оба его любимых ученика получили по шее от мелкой девчонки, которая не имеет никакого понятия о единоборствах вообще и о хатакайских, в частности.
   Ах, как она извинялась! Как она извинялась... Так бы слушал и слушал. Но Серхай предупредил всех однозначно - в случае чего, разбираться будет лично. Инструктаж я всё-таки провёл. Но кто бы видел, как ржал надо мной Грай, увидев мою живописно раскрашенную физиономию.
  
  
   Лисисайя
  
   Что это сегодня на меня нашло? Радоваться надо, что появилась работа. Теперь нужно трудиться, трудиться и трудиться. Дед работал всю жизнь, содержал нас с бабушкой, учил меня, помогал во всём и всегда. Теперь настала моя очередь позаботиться о нём...
   Только работа какая-то неправильная.
   То, что вокруг одни мужчины, пережить можно, но то, что они бесцеремонны, как старые грымзы из Службы надзора за нравами, меня слегка удивило. Хотя, говорят, что на яхте раньше не было женщин. Но это же не повод вести себя, как дикари. А уж нервные все, просто ужас!
   Я привыкла, что я всегда одна. В жизни, в работе, в отдыхе и увлечениях. Дед и Ирга - моя семья и мои друзья в одном лице. Никто и никогда не общался со мной настолько грубо и не вторгался в мою жизнь настолько близко, как мои теперешние коллеги по работе. А ещё я знаю, что и всю дальнейшую жизнь тоже буду одна. Эта уверенность поселилась в моём сердце давно и чем взрослее я становилась, тем отчётливее понимала, что проведу свою жизнь, скрываясь от графа Чегери. Более того, я также понимала, что граф уже не столько ищет моего общества, сколько одержим жаждой мести.
   Так, спокойно! Надо как-то исправить ситуацию, пока меня не оставили на орбитальной станции или не отправили назад на гравибуксе. Извинения вряд ли помогут, капитан начинает звереть при одном виде меня, старпом теперь меня просто уничтожит. А ведь нам придётся вместе заниматься животными: он отвечает за сохранность груза, а я за здоровье этого же груза. Брата во все эти дела лучше не вмешивать, начнёт пилить меня ещё хуже своей мамочки. Та ненавидела меня лютой ненавистью и шпыняла по любому поводу.
   Остаётся Дерек. Очень странный он. Нелюдимый и замкнутый. Вечно витает где-то в заоблачных высях. Или гении все такие? В любом случае, надо попытаться наладить с ним контакт...
   За всеми своими переживаниями я пропустила момент, когда мы вышли в открытый космос, и яхту пристыковали к орбитальной станции. Десятки раз я слышала о том, как нереально красив космос. И девушки, и парни, взахлёб делились впечатлениями после очередной экскурсии, показывали снимки созвездий и туманностей, орбитальных станций, свои снимки на фоне Звёздных врат. После пятого курса вся наша группа даже летала отдыхать на планету - курорт Коттор, но меня с собой не пригласили, привыкнув за столько лет к моим отказам. Да и я уже настолько свыклась со своим вынужденным одиночеством, что не обращала на него внимания. Кроме того, я даже никому не завидовала. Ибо давно известно: из зависти прорастают неисполнимые желания.
   Но очень хочется посмотреть, что же представляет реально из себя этот загадочный космос? Хотя бы краешком глаза. Убедиться своими глазами, почему все, рассказывая о нём, восторженно вздыхают и заявляют, что космос нужно только видеть...
   В каюте иллюминатора не предусмотрено, но что-то похожее, помнится мне, было в санблоке. Пока все заняты и меня никто не беспокоит, надо сбегать посмотреть. Заодно перенести в лабораторию свои конспекты по ветеринарии, личный набор скальпелей, чернила для биомаркеров и контейнер с реактивами, которые перевозила в сумке с личными вещами - слишком дорогими и ценными они были. Кроме всего этого, нужно перенести в рабочий стол мои краски и кисти. Работы пока не предвидится, а с выходом в открытый космос необходимо постоянно присутствовать на рабочем месте. Буду рисовать. Хоть какой-то плюс в сплошной полосе неприятностей.
   Набрав гору пакетиков, кулёчков и коробочек, примостив под подбородком контейнер, на цыпочках вышла из каюты. До места работы идти было всего ничего, поэтому я не боялась встретиться с кем-нибудь из экипажа: по идее все должны быть заняты подготовкой к старту. Инструкции по стартовой программе я получила, антиперегрузочные браслеты на щиколотках и запястьях активировать всегда успею. Я их специально надела пораньше. Теперь только бы добежать до медблока и никого не встретить.
   Выглядываю из двери - тихо и пусто. Мне несказанно повезло. Теперь быстренько пробежать двадцать восемь шагов, и я у цели...
   Десять..., двадцать..., двадцать три..., двадцать семь... Удар... Всё, что было на руках, взлетело в воздух. Рассыпались все пакетики и коробочки, кисти и краски. Скальпели валялись на полу тонкими стальными рыбками. И, что самое страшное, каким-то образом открылась баночка чернил. Только контейнер с ампулами чудом удалось поймать в полёте.
   - Демонова яхта! Нет, ну это уже напоминает цирк! Что можно делать в это время у медблока? - я даже не стала смотреть, в кого врезалась, ибо выбор был очень невелик.
   Срочно собрать рассыпавшееся вокруг имущество, вычистить нейтрализатором безобразное пятно на полу и спрятаться в операционной. Там меня точно никто не найдёт.
   - Лайна Лисси, простите меня, - от удивления я выронили краски, которые судорожно пыталась запихнуть в коробку. Рядом стоял улыбающийся Дерек, в заляпанном чернилами белом рабочем комбинезоне.
   - Не волнуйтесь, я отдам вам свой комбез, у меня их два, а я очень аккуратно ношу вещи, мне хватит и одного, - быстро затараторила я. Главное, не дать ему возможности рассердиться. А пятно получилось роскошное - видимо, баночка с чернилами раскрылась в верхней точке траектории своего полёта и, падая, залила Дерека от плеча и до колен. Интересное пятно получилось и очень мне что-то напоминает. А если посмотреть с другого ракурса? Точно. Напоминает дракона, осталось дорисовать ему крылья. И получится шикарный летящий дракон, с распростёртыми крыльями!
   - Вы можете постоять несколько минут без движения? - системмер был или очень спокойным человеком, или умел хорошо скрывать свои эмоции, - я вас дольше не задержу. Заодно расскажете, что делали у медблока.
   - Как скажете. Вообще-то, я искал вас, лайна Лисисайя...
   - Лисси, меня зовут Лисси. И никак иначе. Стойте и не шевелитесь.
   Быстро взяла тонкую кисть и, окуная её в лужу на полу, дорисовала дракону крылья, глаза и зубы в распахнутой пасти. Теперь даже самый предвзятый критик не смог бы предположить, что изначально этот роскошный дракон был безобразной кляксой.
   - Пойдёмте в кабинет, расскажете, что у вас случилось, может, я чем - то смогу вам помочь. Заодно посмотрите в зеркало на свой комбинезон. Кстати, чернила не отстирываются, не смываются и не отчищаются никакими химическими растворителями. Только специальным нейтрализатором.
   Схватив банку оного, быстро выскочила в коридор, отчистила пятно на пластиковом полу. Всё. Теперь никто не узнает о том, что здесь произошло.
   - Я вас слушаю...
   - Мне нужна ваша помощь, - Дерек отвёл с виска прядь волос, и я увидела татуировку. Выглядела она ужасно - воспалённая, лилового цвета, вспухшая спиралевидная шишка. Более того, создавалось впечатление, что внутри татуировки вшиты бусы из мелкого бисера. Как же он терпит такую боль? И я ещё задержала его со своими выкрутасами. Порисовать мне, видите ли, захотелось!
   - Только оперировать. Причём срочно. Начался воспалительный процесс. Вы её недавно сделали? Что ж вы не обрабатывали её антисептиком? - системмер во все глаза смотрел на меня и отрицательно качал головой.
   - Мы могли бы прооперировать вашу татушку прямо сейчас, но сами понимаете, во время взлёта этого делать нельзя. Дальнейшие слова Дерека повергли меня в шок:
   - Яхта будет стоять в очереди к вратам не менее четырёх часов. Этого времени вам хватит?
   - Но вам придётся лежать хотя бы сутки, - врач во мне не хотел сдаваться сразу. Системмер не дал мне договорить до конца, резко взмахнул рукой.
   - Давай на "ты". Оперируй, дальнейшее не твои проблемы. Если не сделать этого сейчас, будет ещё хуже.
   Попробовала пискнуть про свою ответственность. Достал из кармана лист пластика, подал мне.
   - Устроит? Всю ответственность за возможные последствия беру на себя. Дерек Алсторн. Число. Подпись. Если, конечно, ты настоящий хирург...
   Ну всё, достал! Интересно, как все эти твердолобые идиоты оказались вместе в одном экипаже? Их будто специально кто подбирал. Один другого лучше.
   - Пятиминутная готовность. Больной в дезинфекционную камеру и на стол
   Спокойствия, которого требовал от нас на каждой, даже самой простой операции преподаватель по общей хирургии, не было и в помине. Я вам сейчас покажу настоящего хирурга, уважаемый лар. Будете помнить меня всю жизнь. Дерек пришёл с обработки притихший и даже где-то присмиревший. Молча переоделся в стерильный операционный комплект и умостился на столе. Зафиксировала конечности. Затем голову.
   - Пожалуйста, только местный наркоз. Вам понадобится моя помощь, - Дерек удивлял меня всё больше и больше.
   - Да никто вас и не собирался усыплять! Может вы ещё и скальпель мне подавать будете? - моему сарказму не было предела. Но как оказалось впоследствии, язвила я зря.
   Помимо того, что я нервничала, я банально трусила. Почти пять лет я не держала в руках скальпель. Для хирурга это равносильно потере зрения у художника или слуха у музыканта. Операция в королевском зверинце не в счёт.
   - Но тебе всё равно придётся хотя бы час полежать в восстанавливающей капсуле. И не спорь со мной. По времени мы уложимся, - я казалась себе очень строгой, но какой же я была наивной.
   Операция была несложной и отработанной за годы обучения до мелочей. Хвала всем богам и Хранителю Рохону, в частности, преподаватели не мучили нас сидением в душных аудиториях. Все лекции по хирургии читались в операционных. Сами операции проводились в огромных прозрачных камерах, а студенты извне следили за каждым движением хирургов. Наиболее способных допускали сразу же ассистировать. Мне эта честь выпадала чаще других. Ну и Ирга всегда стоял рядом.
   Приготовив инструменты, включила таймер. Интересно, потеряла ли я квалификацию? Пять лет назад на такую операцию уходило, в среднем минут двадцать пять. При условии, что не было осложнений.
   ... Обезболила. Сделала надрезы. Зафиксировала. Очистила раны от омертвевших тканей. Промыла. И чуть не уронила скальпель. Этого просто не может быть! Внутри татуировки, по всей её длине, свернутая в спираль, лежала, матово поблёскивая, тонкая металлическая проволока.
   - Что это, Дерек?
   - Это? Лучше тебе не знать. Аккуратно удали её, только не порви, иначе куски уйдут глубже. Тогда придётся долго и нудно извлекать обрывки уже из всего организма.
   Ох, что ж это делается? Я вполне уложилась по времени. У меня даже руки не дрожали. Страх ушёл, остался холодный расчёт. Как будто на зкзамене у профессора Зелиска. Стоит закрыть глаза и можно услышать его скрипучий голос:- "Так-с, милочка, что вы смастерили в этот раз?" Но вместо этого слышится другой голос.
   - Давай, Лисси, работай, у тебя мало времени, - системмер начал нервничать. Спираль шевельнулась. Я потрясла головой. Закрыла глаза, снова открыла. Не может быть! Померещилось? Стоп! Что я делаю? Времени, действительно мало. Надо вспоминать полевую хирургию. Нужны магнитные захваты для извлечения осколков, шовный пластырь, лазерный скальпель. Откуда им здесь взяться? Какие операции могут быть на вольном торговце? Думай, Лисисайя, думай. Ещё секунд тридцать можешь подумать, но не больше. Голова трещала от вопросов, на которые не было ответов, но руки уже действовали...
   Мы с Дереком боролись с этой клятой спиралью больше часа. Временами казалось, что ещё вот чуть-чуть, и всё закончится, но спираль вела себя, как разумное существо. Казалось даже, что у неё вдруг вырастают мириады маленьких мохнатых конечностей, которыми она вцеплялась в истерзанную плоть и спираль отказывалась сдвигаться хоть на йоту. Дерек был прав, без его помощи я никогда бы не справилась с этой проблемой. Всю операцию он подсказывал мне, что делать дальше, шаг за шагом. Вначале я нервничала, а потом сдалась и доверила руководство своими действиями ему. Видимо, когда эта мерзкая железяка в очередной раз вцеплялась в мышцы и нервы, боль усиливалась, и наоборот. А может, что-то другое. Но спустя час и восемнадцать минут по судовому времени, спираль лежала в стальном вакуумном контейнере, а я начала послеоперационную обработку раны. Видок у нас был ещё тот: стол в крови, мои руки в крови, всё лицо Дерека в крови.
   И этот самый момент выбрал капитан, чтобы притащиться в санблок. Я дико устала, Дерек вообще чудом держался в сознании. А нужно ещё и поторопиться, чтобы успеть к старту. Вместе с усталостью пришло и раскаяние. Как я могла согласиться на такую авантюру? Как системмеру удалось уболтать меня? Ведь уже после начала операции я поняла, что общий наркоз был не просто необходим, а обязателен. Одно неверное движение и всё могло бы закончиться очень плачевно.
   Капитан так стучал в прозрачный пластик операционной кабины, что, казалось, он сейчас разлетится на мелкие кусочки. А орал так, что было слышно сквозь герметично закрытые двери.
   - Дерек, Лисисайя, что, демоны вас забери, здесь происходит? Ты, дура, что не знаешь, что без моего разрешения, на борту яхты не имеешь права даже прикасаться к скальпелю?
   Что ты сделала с системмером? - капитан продолжал кричать, вероятно, думая, что мы его не слышим, - если с ним, что-нибудь случится, я передам тебя в Звёздный трибунал!
   Наши с Дереком слова прозвучали одновременно...
   - Не мешайте, мне нужно наложить швы.
   - Не мешай, Грайх, она всё сделала правильно. Работай, Лисси...
   От капитана исходили прямо таки ощутимые, почти материальные волны бешенства.
   Но я продолжала обрабатывать раны... А это уже было из раздела того, что даже начинающий хирург должен уметь делать с закрытыми глазами: антисептик, лицевые скобы, чтобы соединить края раны, шовный пластырь. Полчаса покоя, пока пластырь не впитается. Поговорить с Дереком, чтобы немножко отвлечь - пластырь рассасывается довольно болезненно. Перевязка. Всё.
   Грайх Валсторн мерил шагами операционную, время от времени поглядывая в нашу сторону. А едва я открыла дверь, подлетел к операционному столу. И началась война взглядов. Они с Дереком молча и очень выразительно взирали друг на друга. Дерек не выдержал первый.
   - Я не хочу возвращаться к хозяевам. Я должен был попробовать...
   - Что попробовать? Что попробовать? Что? Попробовать? Ты, придурок, ты кому доверился? Помнишь, сколько стоит такая операция на Гальвейне? Помнишь? Даже если ты будешь всю жизнь работать без отпуска, тебе не хватит денег, чтобы убрать метку драгнайров!!!!! Ты совсем разум растерял? Как ты мог догадаться лечь под нож этой недоучки? Как ты мог доверить ей свою жизнь? Она ж дальше носа своего ничего не видит! Она ж спит на ходу! А когда просыпается, машет кулаками налево и направо! Ты видел, что она сделала с Таро?
   Дерек молчит. Сидит расслабленно, загадочно улыбается. Вероятно, даёт выговориться капитану. А тот не может остановиться.
   - А если она разрушила структуру спирали? Даже если просто поцарапала её! Ты же останешься инвалидом на всю жизнь! - и как последний аргумент, - ты же не сможешь летать...
   Сгорбился, засунул руки в карманы форменного комбинезона, отвернулся к иллюминатору.
   Пробирки с образцами тканей и крови убираю в криокамеру. Навожу порядок в операционной. При последних словах капитана, руки начинают мелко и немилосердно дрожать. Пресветлая Сайке, во что я вмешалась? Закладываю инструменты на стерилизацию. А Дерек по-прежнему улыбается. Значит, только на Гальвейне делают такие операции? Сволочи! Ненавижу! Всех вместе с их тайнами и их клятым кораблём!
   - Освободите помещение! Вам, лар системмер, необходимо хотя бы час полежать в восстанавливающей капсуле. Надеюсь, капитан проводит вас до неё. И будьте добры, пригласите ко мне грузового помощника, удалю ему гематомы, - холодная вежливость сейчас моё единственное спасение. Я начинала закипать и поэтому спешила выпроводить мужчин из санблока. Во избежание дальнейших проблем.
   - Она сделала это, Грай. У неё всё получилось. И она, на самом деле, лучший хирург из всего выпуска. Ты плохо изучил её личное дело
   - Как... сделала?
   - Очень старательно и очень красиво. Даже пожертвовала мне шовный пластырь из личных запасов. У нас на яхте его нет, не было и никогда не будет. Он имеется в наличии только у хирургов Звёздного корпуса. Теперь там, где была метка, не останется даже шрамов...
   Вот же въедливый человек наш системмер. Всё - то он знает! Практика у меня была в госпитале корпуса. Вот коллеги и поделились.
   - Она спасла меня от участи, худшей, чем смерть, Грайх. Метка воспалилась - значит где-то рядом драгнайры, - потихоньку встал, подошёл ко мне, покачиваясь и держась за стенку. Всё-таки самочувствие его оставляло желать лучшего. Встал на колени (страсти - то какие!) и поцеловал по очереди обе мои руки, - моя жизнь отныне в твоих руках, Лисси. Потом шкодливо улыбнулся.
   - Только не проси на тебе жениться, - и начал заваливаться на бок.
  
  
   Грайх
  
   Совместными усилиями мы уложили Дерека в капсулу. С виду небольшой и хрупкий, он оказался довольно тяжёлым, и переместить его удалось только с помощью гравиносилок. Да ещё и Лисисайя запретила его транспортировать в одиночку, опасаясь, что все её труды пойдут насмарку. До чего ж упёртая девица! Минут десять укладывала парня в капсуле, как будто ему там придётся провести не час, а всю оставшуюся жизнь!
   Находясь под впечатлением сказанного Дереком, не знал с чего начать наш разговор. Поблагодарить за операцию? Так всё и так уже сказано системмером. Извиниться за свою несдержанность? В последние два дня мы только и делаем, что извиняемся друг перед другом. Никак не могу её понять. Может, если бы я прочитал досье, собранное Норвеем, было бы проще, но делать мне больше нечего в предполётное время, как читать всякую фигню. Выйдем в открытый космос, тогда и займусь чтением. Хотя операция, проведённая девчонкой, уникальна... Если, конечно, она на самом деле так удачна, как рассказывает Дерек. Может ведь случиться, что он выдаёт желаемое за действительное? А если всё сказанное им правда? Если об этом узнают нужные люди, Лисисайю под белы ручки, с оркестром доставят на Гальвейну. Не зря тамошние пластические хирурги славятся на всю галактику. А если об этой операции узнают авторы метки, не берусь даже судить о последствиях. Как для неё, так и для нас. Что же делать? Взять с неё подписку о неразглашении? Так она вроде не особенно болтлива. Понимает, чем это обернётся для Дерека. Ведь он столько лет просто сгорал от безнадёжности своего положения: ибо стоило нам пересечься с драгнайрами, любой из них опознал бы в нём беглого раба.
   Ситуация, к счастью разрешилась сама собой. Барышня свела бровки домиком, изображая строгого доктора и отчеканила:
   - Освободите помещение - я сама прослежу за состоянием лара Айсторна. И, если вас не затруднит, пригласите сюда старпома.
   Вызвал по коммуникатору Таро. Тот прибежал так быстро, как будто стоял под дверью санблока и ждал, когда его вызовут. Пытался что-то схохмить, но увидев, лежащего в капсуле Дерека, поперхнулся.
   - Это что, тоже её рук дело? - и сразу скукожился, замялся, всю его весёлость, как рукой сняло.
   Доктор прикрыла глаза. То ли устала, то ли всем своим видом показывала, как мы ей надоели. Поджала, по-старушечьи губы.
   - Присядьте, лар Таро. Удалю гематомы. Нечего вам людей пугать.
   - Можно подумать, я их сам себе наставил.
   Смелый товарищ, не боится перечить доку. Но, тем не менее, послушно сел, сложив руки на коленях, всем своим видом изображая покорность судьбе.
   - Не будете стягивать одеяла с незнакомых девушек, - Лисисайя извлекла из шкафа с медикаментами небольшой контейнер с чем-то отдалённо похожим на влажные салфетки. Достала несколько штук и повернулась к старпому.
   - И кто у нас тут девушка? В таком-то возрасте?
   И кто ж его за язык тянул? Забыл, что ли, с кем имеет дело? Или путает её с девочками из квартала Целительниц душ? Замерла. Только, как будто споткнулась на мгновенье. Промолчала. Ещё сильнее поджала губы.
   - Убирайтесь. Думаю, моя помощь вам не требуется.
   Таро беспомощно на меня оглянулся, сжал в кулаки руки. Посмотрел на доктора, явно недоумевая. Потом ещё раз на меня, в надежде на вмешательство с моей стороны. Размечтался. Не всё же мне с ней ссориться.
   - Убирайтесь, иначе украшений у вас на лице станет больше.
   - Ты ж сама меня сюда позвала...
   - А теперь передумала.
   Открыла дверь, всем своим видом показывая, что спорить с ней абсолютно бесполезно. Присмиревший Таро, тяжёлым, размеренным шагом вышел за дверь. Аккуратно прикрыл её. Благо, устроена она была так, что хлопнуть ею было при всём желании невозможно.
   - Уходите, пожалуйста, капитан. За Дереком я присмотрю, - вздохнула, снова подошла к капсуле, проверяя показания приборов, - уходите, я очень устала.
   Я шёл в рубку и рассуждал о странностях бытия. Меня, капитана космической яхты, вольного торговца, нормального человека и интересного мужчину (так говорят все мои знакомые женщины!) в упор не хочет замечать какая-то полукровка. То, что я не интересен ей как мужчина, ещё полбеды. Но я не интересую её абсолютно никак! Она не видит во мне даже собственного работодателя!
   Таро бегал по рубке, чудом не сшибая попадающие по пути приборы и кресла пилотов.
   - Ну что, красавец? Показал себя во всей красе? Твоя мама может тобой гордиться.
   Это был запрещённый удар. Больше всего на свете, Таро стыдился своего происхождения. Многие годы он не говорил ничего о своих родителях, убеждая меня и всех в своём сиротстве. И только после драки с сородичами, когда матушка заштопала все его раны, напился до зелёных чертей и, плача горькими пьяными слезами, поведал мне свою постыдную тайну. А утром был пойман с вещами почти на выходе из поместья. На вопрос, куда собрался, ответил, что мне не нужен ни в доме, ни в экипаже сын шлюхи. За что получил по шее от меня, а потом ещё и от лайры Мелиссандры. И эта тема больше не поднималась никогда. Не думал, что придётся сделать это сегодня.
   - Я на самом деле такой идиот? Грай, я же не оскорбил её? Я же почти со всеми девушками так разговариваю, и никто не обижается. Ты же не хочешь сказать, что к нам в экипаж попала домашняя барышня, вышивающая крестиком и читающая сопливые дамские романы?
   - Вполне возможно, Таро. Выйдем в открытый космос, прочтём её досье.
   - А что мне делать сейчас? Через два часа проходим Врата, меня ж диспетчеры засмеют...
   - Идти и слёзно просить прощенья... Ты сам её сюда привёл, создал прецедент, а потом ещё и приравнял к девкам из борделя. И должен теперь сам разрешить ситуацию. У меня и без неё достаточно проблем.
   - Боги-хранители, что ж делать? - впервые в жизни я видел своего старпома в таком смятении. О его обаянии ходили легенды, из его поклонниц можно было собрать небольшую армию. А сейчас он не знает, что делать с одной упрямой девчонкой.
   - Прими мой совет, поговори с ней без твоих заморочек. Она всё поймёт. А там уж, насколько хватит твоего красноречия.
   - Пойду, расспрошу у Серхая, что она любит. Не бывает женщин, которых нельзя купить. Не буду же я извиняться с пустыми руками, - взбодрённый своими идеями, Лестариус торопливо покинул рубку.
   Наконец обстановка прояснилась и можно заняться делами. Практически все предстартовые проблемы уже решены. Ситуация с очередью у Врат тоже в стандартном режиме. Редко бывает, когда на входе или выходе из них, нет ни одного звёздного корабля. Только что-то не давало мне покоя. Стараясь не суетиться по пустякам, проверил прокладки курса на несколько недель вперёд. Пути стандартны. Никаких аномалий в виде блуждающих чёрных дыр, неучтённых астероидов или пиратов в районе полёта нет и не предвидятся. Район налётан. И по пути нам то и дело будут встречаться космические суда из самых разных районов обитаемой Галактики, а также звёздные рейнджеры, несущие свою бессменную вахту на космических путях. Проверил отчёты Серхая и Дерека. Ничего выходящего за рамки обыденного. Откуда ж беспокойство? От размышлений оторвал вызов по внутренней связи. Таро. Что там опять не так у старпома?
   - Кэп, срочно включи обзорные камеры в медотсеке, - сердце пропустило один удар. Неужели проблемы у Дерека? Как не вовремя...
   Кабинет... никого. Операционная... В закутке у восстанавливающей камеры, прямо на полу, устроившись на панели гравиносилок, подложив под щёку ладони и свернувшись компактным клубочком, спала Лисисайя. А рядом топтался растерянный Лестариус.
   - Что нам с нею делать, Грай? Она совсем неправильная. Она ж абсолютно непредсказуема, - шёпотом проговорил он в коммуникатор.
   - Лисисайя проснётся вместе с Дереком. Отправьте её потом в каюту. Пусть отоспится. Похоже, мы с тобой сваляли дурака. Будет упираться, привлеки Дерека. Ему она не откажет.
   Ну что сказать? Дальнейшая наша жизнь протекала без эксцессов. Лестариус просидел в операционной ровно до того момента, как сработал таймер на капсуле и системмер проснулся. Лисси была, конечно, сердита на него, но уступила истовым извинениям и просьбе Дерека. Тот сверкал, как новый чайник и теперь каждую свободную минуту проводил в медблоке. Доктор под предлогом ежедневных перевязок, а затем и просто осмотров, принимала его у себя. Поила какао и угощала ванильными сухариками. Частенько к ним присоединялся и Серхай. После моего разноса, она теперь сушила свои сухари в духовке пищеблока, специально подбирая время, когда я и Таро были заняты.
   Я и старпом были в медблоке персонами нон грата. Но всякий раз, почувствовав ароматный запах, растекающийся по коридорам, я старался уйти подальше, чтобы не пересечься с доктором. Да и девчонка сделала соответствующие выводы и старалась не попадаться мне на глаза без веской на то причины.
   Мы согласно расписанию прошли Звёздные врата, набрали скорость и вышли в открытый космос. Теперь несколько дней пути до расчётной точки и можно уходить в гиперпрыжок. Стандартные дежурства и полётные вахты не требовали особого напряжения - бортовой компьютер работал, хвала системмеру, как часики. Все основные работы начнутся после того, как груз будет на борту яхты.
   В один из таких моментов мы с Лестариусом, коротая ночную вахту (вахта, конечно, была моя, но старпом сгорал от любопытства), открыли первую страницу досье Лисисайи Раниэль Эйхан. Норвей, в силу своего характера, не мог не подсунуть мне хоть маленькую пакость. К бумагам была приложена записка: "Для того, чтобы досье было полным, мне пришлось вскрыть апартаменты своего кузена. Надеюсь, ты не успел натворить ошибок, которые невозможно исправить. Зная тебя, могу сказать только одно: после этого рейса попрошу отца перевести Лисисайю в Звёздный корпус. Там она будет в безопасности"
   Скупые строки биографии. Родилась, росла, училась. Училась, училась и опять училась. Ни друзей, ни подруг, ни родственников - только охранник, да бабушка с дедом. И снимки, множество снимков, глядя на которые возникало ощущение, что за нашим доктором долгие годы велась тотальная слежка. Потом другие снимки. Комнаты во дворце, принадлежащие графу Лакраю Чегери. А здесь уже было кое-что из ряда вон выходящее. В одной из них все стены были увешаны трёхмерными портретами Лисси. Вот она смеётся, скачет по лужам, собирает в букет осенние листья, играет со щенком. Вот сдаёт экзамен строгой комиссии, вот стоит у операционного стола. Вот о чём-то беседует с дедом, а вот пьёт кофе на веранде заплетённого диким хаором кафе. Почти всегда либо одна, либо с пожилым, подтянутым мужчиной с пронзительными глазами стального цвета. Целую стену занимали снимки с выпускного бала в Университете. Мы с Лестариусом удивлённо вздохнули - настолько она была хороша с причёской и в роскошном бальном платье.
   Помимо снимков на одной из стен висели картины. В богатых золочёных рамах, имитирующих древние изделия мастеров Земли, находились простые акварели. Несомненно, художник был очень талантлив. И даже, в некотором роде, был мастером своего дела. Ибо цветы на картинах могли поспорить точностью изображения с живыми оригиналами. А пейзажи просто сияли живыми красками всех оттенков. Конечно, в большинстве своём, это были пейзажи и натюрморты, но среди них было и два портрета. С одного из них, лукаво улыбаясь, на нас смотрел эльф, как две капли воды похожий на нашего механика Серханиэля. С другого строго взирал сухощавый, лысый старик, в очках на кончике носа, в котором мы опознали имперского архивариуса. Первым опомнился Таро.
   - Это кого ж я к нам привёл? Она ж во дворце росла. Ну, или почти во дворце! А мы....
   - Подожди, Таро, тут ещё что-то есть.
   На последнем листе, внизу была приписка рукой Норвея. "По-видимому, в этой же комнате находился и архив наблюдений, но он весь уничтожен или перепрятан, вот всё, что удалось найти".
   И снимок смятого листка, на котором размашистым почерком было написано: "Осталось 675 дней и эта гордячка будет моей".
   Я думаю, мысли у нас со старпомом были в эти мгновения одинаковы. Мы, два взрослых, довольно опытных по жизни мужчины, несколько дней воевали с маленькой домашней девчонкой. Пытались показать ей свою крутизну и силу. Доказывали своё преимущество. И убеждали её в собственном ничтожестве. Хотя мы - её единственная надежда изменить свою жизнь. Тринадцать лет жить старушечьей жизнью, без надежды на будущее и без каких - либо перспектив. Да у неё ангельское терпение! Постоянно прятаться. Жить, отказывая себе в радостях общения. Не знать любви. Неужели её брат ни о чём не знает? Стоп! Каких тринадцать лет? Восемь лет она училась. А где была ещё пять лет? Про это в досье ничего не написано.
   Вызываю по внутренней связи механика. Тот прибежал сонный, взъерошенный, одетый в одни спортивные штаны. Даю ему посмотреть папку с досье. Молча читает, лишь удивлённо поднимает на меня глаза, наткнувшись на снимки портретов...
   - Мы никогда не воспринимали Лисси всерьёз. В Радужном лесу ей делать нечего. Одно дело приезжать в гости и совсем другое дело там жить. К полукровкам относятся терпимо все, за исключением эльфов. Никто из них никогда не возьмёт её в жёны. Даже не смотря на то, что наш отец не последний человек в эльфийской столице. В вашей же столице - она бесприданница. То, что есть у них с дедом, никак не тянет на приданое. Да ещё где-то перешла дорогу императорской семье, - говорит напряжённо, как будто с трудом преодолевает собственные запреты.
   - А где она была в течение пяти лет после Университета, ты знаешь?
   Серханиэль вздохнул, посмотрел ещё раз на снимки, кивнул головой.
   - Знаю...
   - Надеюсь, не в тюрьме? И не в борделе?
   - Хуже, капитан, гораздо хуже. Все пять лет она работала лекарем в приюте Потерянных душ при храме Хранителя Рохона, - встал, бросил папку на стол. И уже выходя, добавил, - у нас не принято помогать родственникам, тем более внебрачным, но я сделаю всё, чтобы она не осталась у нас дольше одного рейса.
   Что ж мы наделали? Боги-хранители, как такое может быть? Приют Потерянных душ - место, где доживают последние дни потерявшие разум и души космолётчики. Это место, куда боялись попасть даже самые отъявленные космические бродяги. Ибо жизнь там гораздо страшнее смерти. И среди этого кошмара молодая девушка. Совсем одна.
   Лучше бы она вышивала крестиком и читала, как все девушки, сопливые дамские романы.
   На Таро досье произвело неизгладимое впечатление. Просидев вместе со мной всю ночную вахту, пересмотрев, наверное, сто раз подряд все документы и снимки, он развил бурную деятельность прямо с утра. В космосе нет понятия день и ночь. Есть только судовое время, синхронизированное с айдорским. Так уж заведено, что все часы на имперских космических кораблях идут минута в минуту с аналогичными приборами на Айдоре.
   Так вот, с утра Лестариус понёсся в кухонный блок. А через некоторое время, по громкой связи пригласил всех на завтрак. Я был в шоке, остальные члены экипажа не менее. Обычно, каждый выбирал себе пищу по вкусу, зачастую обходясь по утрам чашкой кофе и бутербродом. Сегодня на столе благоухала яичница с беконом, кофе со сливками и тосты с ардамисовым джемом.
   Как оказалось, это было только начало. Пока не пришла Лисисайя, он поставил всех перед фактом: отныне каждое утро мы будем готовить завтраки и собираться все вместе в столовой. Серхио, не поднимая головы от тарелки, мрачно кивнул. Затем буркнул, ковыряя вилкой свою порцию:
   - Главное, чтоб никто не отравился...
   Зато Дерек улыбался. Он теперь всегда загадочно улыбается. Как будто знает какой-то секрет или навёрстывает что-то за прошедшие годы, или расцветает у него в душе какой-то диковинный цветок. Последней пришла Лисси. Опять со своим гнездом на голове. Но хоть, хвала Хранителям, в форме. Комбинезона её размера не нашлось, выдали самый маленький. Но он всё равно висел на ней, уже не серым и пыльным, а белоснежным, с логотипом "Крыльев богов", но всё равно мешком. И если раньше мы списали бы её растрёпанный вид на рассеянность или безалаберность, то увидев снимки в апартаментах графа Чегери, нашли всему этому вполне логичное объяснение. И больше не удивлялись.
   Лисси завтраком не впечатлилась. Извинившись, отказалась от своей порции яичницы. Взяла самый маленький тост и кофе. Добавила сливок. Выпила залпом всю кружку, зажевала тостом. Всё это абсолютно без признака каких-либо эмоций на лице. То ли ещё не проснулась, то ли о чём - то задумалась.
   - Разрешите удалиться? - оказывается, не спит. - Жалобы на здоровье есть?
   Ух ты, вспомнила, наконец, что она не только ветеринар, но еще и просто врач. Таро, позавтракавший раньше всех и возившийся опять у пищевого синтезатора, вдруг зашипев, втянул воздух сквозь сжатые зубы:
   - У меня проблемы, - и вышел к столу, зажимая пальцами окровавленную ладонь левой руки.
   Вот это да! И последнему идиоту было бы понятно, что случайно нанести такую рану практически невозможно. И все манипуляции с окровавленными руками есть не что иное, как тактический шаг. Но уж если наш старпом берётся за дело, то к его выполнению подходит со всей ответственностью и изрядной долей фантазии.
   Кровищи натекло предостаточно. Салфетка, которую он подложил под ладонь, быстро пропиталась насквозь. Дерек кинулся было помочь, но Таро сделал страшные глаза, качая головой и всем видом показывая, чтоб мы не вмешивались. Наконец-то узнаю старого друга.
   - Что за проблемы, озвучьте, - Лисси медленно поворачивалась, не глядя на нас, опять витая в своих заоблачных высях. До того момента, пока не увидела Лестариуса. И тут мы все стали свидетелями моментального преображения. На месте полусонной, растрёпанной девушки в считанные секунды появился мастер своего дела. Строгий, подтянутый, серьёзный.
   - В операционную. Быстро.
   Бывают же такие барышни...
   Ни обмороков тебе при виде крови, ни истерик. Коротко и ясно. А Таро меня в очередной раз удивил. Он редко признавал свою неправоту, а признавши, тут же делал вид, что он вообще никто и зовут его никак. И оплошностей по его вине и не происходило. Короче, всё в порядке. Сегодня он превзошёл самого себя.
   Всего полчаса спустя, старпом появился в рубке. Сверкая, как сверхновая звезда, с рукой на перевязи и освобождением от работ. С улыбкой от уха до уха и счастливым выражением лица.
   - Кэп, у неё золотые руки и золотое сердце,- начал он, закрывая глаза и жмурясь, как кот. И дифирамбы полились рекой. Он расписывал достоинства доктора с таким воодушевлением и энтузиазмом, что, казалось, ещё чуть-чуть, и он объявит о своей скоропостижной женитьбе. Эльф сразу после завтрака ушёл в машинное отделение, и, хвала пресветлой Сайке, не слышал восхвалений в адрес нашего доктора...
   Дерек перепроверял в очередной раз новые навигационные программы. Что-то в них ему не нравилось. И он, уже в который раз, пытался довести их до совершенства. На выступление старпома системмер хмыкнул и опять улыбнулся своей загадочной улыбкой.
   А тот заливался соловьем.
   Ровно до того момента, пока дверь в рубку не открылась и не вошла Лисисайя. Кивнула Дереку, мазнула взглядом в мою сторону, покачала головой в сторону Таро.
   - Господа, настоятельная просьба, нечаянно наносить колотые раны острыми предметами, случайно ронять на конечности тяжести, а также непреднамеренно защемлять их в дверях и ломать их не стоит. Вы вполне смогли убедиться в моей компетентности, как хирурга. Думаю, двух случаев было достаточно. Иначе, скоро останемся работоспособны только мы с капитаном.
   Я начал смеяться. Таро, по простоте своей душевной, такой "кровавой" ценой, решил наладить контакты с доком, а она его раскусила.
   - И впишите меня в график дежурства по пищеблоку. Уверяю, я вас не отравлю.
   Тут уже начали хохотать и Таро с Дереком.
   С той поры прошло достаточно много времени. Мы не подружились с Лисси, но отношения перестали быть такими напряжёнными, как в самом начале нашего знакомства. Она, по-прежнему, большую часть времени проводила в медотсеке, но перестала шарахаться от каждого нашего движения. Мы, в свою очередь молча и терпеливо ели всё, что готовили своими мужскими руками на завтраки. Ожидая, когда через три дня на четвёртый, наступит её очередь кормить нас. Наверное, слишком долго мы прожили на яхте без женщин. Простые, но сытные блюда, которые выдавал синтезатор, не вызывали желания взять добавку, но и голодными мы не были никогда. Лисси просто баловала нас. Причём делала это легко и непринуждённо. В те дни, когда она дежурила на кухне, мы выползали с завтрака подобно хардарьинским песчаным удавам, которые запасались пищей на весь холодный сезон, наедаясь на несколько декад сразу. Но и этого ей казалось мало. Каким-то чудом (наверное, Таро проболтался), ей удалось узнать о дне рождения Дерека. В то утро мы не узнали нашу кухню: стол был накрыт белоснежной скатертью, правда, при ближайшем рассмотрении оказавшейся стерильной простынёй, но, тем не менее, выглядевшей от этого не менее празднично. А на самом столе возвышался трёхъярусный красавец - торт, украшенный кремовыми цветами и фруктами.
   Когда после завтрака и всеобщих поздравлений, мы разошлись каждый по своим делам, я пришёл в блок связи. Дерек сидел за рабочим столом и молча плакал, подперев голову ладонями. И я, посвящённый в его тайну, не знал, как его успокоить. Что ж Лисси с нами со всеми творит? Оказалось, успокаивать его нет необходимости.
   - Я могу принять Лисси в свою семью младшей сестрой? - если б он попросил рассчитать в уме траекторию полёта до ближайшей обитаемой галактики, я бы и то удивился меньше...
   - Полукровок тебе там только и не хватает. Ты уверен, что тебе это нужно? - а сам уже прокручивал ситуацию и так, и сяк, понимая, что родство с хранителем имперского архива было бы нам очень кстати. Да и Радужный лес может при случае сгодиться...
   - Я и сам, непонятно каких кровей. И хотел бы просить тебя провести для нас ритуал Принятия кровного родства. Как ты думаешь, она не откажется?
  
  
  
   Потихоньку я втянулась в работу. Впрочем, работой назвать ничегонеделание целыми вахтами, можно было с большим натягом. По нескольку раз навела порядок в шкафах с инструментами, проверила наличие комплектов экстренной помощи, как для экипажа, так и для теплокровных животных. Правилами перевозок животных допускалось усыпление холоднокровных. И, в связи с этим, особенных проблем при транспортировке они не доставляли. Перечитала в который раз все конспекты по ветеринарии. Внимательно изучила записи предыдущего доктора. Думаю, что подготовилась к любой ситуации, если вдруг такая возникнет во время рейса. И нельзя сказать, чтобы я оказалась не права.
   А из иллюминатора можно было часами наблюдать за космосом. Правда, видно было не очень много, но Дерек частенько брал меня в рулевую рубку, когда капитан спал, и я могла часами наблюдать величие бескрайнего космоса во всей его неповторимой красе. Не замечая времени, сидела я в кресле у обзорного иллюминатора. Просто смотрела и не могла насмотреться...
   Космос велик и великолепен настолько, что любые слова, сказанные или написанные о нём, слишком бледны и невзрачны и не отражают всей глубины его красоты. Никаких красок не хватит, чтобы изобразить космос наиболее достоверно. Никакая музыка не передаст восторг души при виде бескрайней и безбрежной черноты с вкраплениями бриллиантов звёзд.
   Я попыталась было передать своё состояние, начав рисовать космос, но быстро поняла, что это не дано никому. Поэтому и мертвы все картины, на которых, так или иначе, он изображён. Тогда я впервые пожалела, что нет у меня голограммера. Деду бы очень понравились снимки.
   Выручил опять Дерек. Предложил во временное пользование свой аппарат. Занятие оказалось настолько увлекательным, что я забывала обо всём на свете, стоило взять камеру в руки. Однажды нас застал на месте преступления капитан. По старой привычке ожидала разноса. Он же пробурчал что-то о том, что и сам был таким же в первом рейсе. И удалился.
   Удивилась. Хотя, чему удивляться, мы с капитаном теперь кровные родственники. Дерек всё никак не мог успокоиться после операции, старался то подарочек мне какой подсунуть, то чем-нибудь вкусненьким угостить. А когда я испекла ему на день рождения торт и подарила его портрет, совсем слетел с катушек и предложил ритуал принятия родства. Зачем это было ему, я так и не поняла. Но согласилась. Родственников, кроме деда, у меня нет. Думаю, он обрадуется ещё одному внуку.
   Как оказалось, родственников у меня прибавилось значительно больше. В тот самый момент, когда капитан (по регламенту, только он на космическом корабле имеет право проводить подобные ритуалы), начал зачитывать текст из старенькой, потрёпанной Книги Богов, в рубку ворвался Таро и чуть не сорвал нам мероприятие. Его возмущению не было предела.
   - Дерек, что за дела? Вы от меня тут прячетесь? Это я хотел взять Лисисайю в младшие сёстры. У тебя и так целая толпа родственников в Дорхелле, зачем тебе ещё и она? Это у меня никого нет...
   - Ну что ты, Лестариус. Хочешь тоже стать моим братом? Без проблем. Присоединяйся.
   Сказать, что старпом был удивлён таким поворотом событий, значило не сказать ничего. Я и предположить не могла, что Таро согласится на эту авантюру. Но его сомнения длились всего несколько секунд.
   - А почему бы и нет..., - и пристроился к нам с Дереком, замыкая треугольник.
   Тут не выдержал капитан.
   - Отдаёшь ли ты отчёт в своих действиях, чадо, - пытаясь накинуть ему на голову огромную кружевную тряпку, называемую пологом Богов и протяжно завывая, пробасил он. А потом начал просто сгибаться от хохота. Проникнувшись ситуацией, смеялись мы уже все вместе.
   Дальше уже всё прошло без эксцессов. В итоге я обзавелась сразу двумя братьями ( чур меня, чур, с чего бы это?). Правда, оказалось, что не двумя, а всё-таки тремя. Дерек уже давно был официально признан членом семьи Валсторн. И вот теперь у одной такой маленькой меня, в общей сложности, шестеро братьев: трое родных и трое кровных. Из них четверо сейчас со мной на яхте. Обалдеть!!!
   Тут же, по простоте своей душевной, пообещала праздничный ужин по этому поводу. Пряное мясо по-сельхантийски, овощные салаты, крошечные мясные пирожки, которые всегда делала бабушка для праздничного стола, запечённая с овощами рыба. А на десерт травяной чай из дедовых запасов и большущий пирог с ардамисовым джемом и орехами.
   Капитан принёс бутылочку вина, и в процессе распития мы выяснили, что теперь наш экипаж представляет из себя одну большую толпу родственников. А Грайх Валсторн просто обязан принять свою новоявленную родню в побочную ветвь рода. Не передать удивления Серхая, когда выяснилось, что и его имя увеличилось ещё на одно слово и он теперь тоже айдорский дворянин.
   - Ух, ты, отец будет рвать и метать. А братья удавятся от зависти... Спасибо, сестрёнка. А уж, вам, "братья", отдельное спасибо.
   Мы долго сидели за столом. Как одна семья. Вспоминали смешные случаи из жизни, делились воспоминаниями. А я смотрела на своих новых братьев и запоминала каждую чёрточку лица, мимику, жесты. Чтобы потом их всех нарисовать. На память. Уйти мне придётся однозначно, но я никогда не забуду эти минуты нашего счастья.
   Когда все разошлись, мы с Дереком перебрались в рулевую рубку. Он занимался своими делами, а я, как всегда, наблюдала за космосом. Он звал меня к себе, манил, мигая огоньками далёких галактик. Душа рвалась за пределы корабля, стремилась к чему-то неизведанному, непонятному и далёкому-далёкому. За пределы видимости, понимания и даже самой смелой мечты.
   Как могло такое случиться, что его красота оставляет многих и многих равнодушными, а мне рвёт душу, показывая мне мою слабость и несовершенство? Сколько невидимых слёз пролила я, сидя у иллюминатора, наблюдая за летящими в вечности мириадами звёзд... Как ненавидела я в те минуты свою хрупкую человеческую оболочку.
   Всякий раз, уходя от иллюминаторов, клялась себе больше никогда не смотреть в бездонные глубины космоса. Ведь видела и знаю, что делает он со слабаками. Пять лет смотрела в пустые глаза. Пять лет пыталась достучаться до сожжённых космосом душ.
   Наверное, я слишком беззащитна, чтобы бороться с соблазном. И поэтому просиживаю часами, наблюдая и просто любуясь. Чувствуя себя пылинкой на обочине мирозданья. Хорошо, хоть скоро получим груз и будет не до наблюдений.
   Мы нередко встречались с разными космическими кораблями. Но встречи эти были столь стремительны и мимолётны, что не оставляли после себя порой даже воспоминаний.
   - Крылья богов - Сантарусу-5, свободных путей... - это мы.
   - Сантарус-5 - Крыльям богов - храни вас Эрцу - айдорский пассажирский лайнер...
   - А7751 - Крыльям богов, пути открыты и свободны - звёздные рейнджеры...
   - Систалья Моа - Крыльям богов, да осенит вас дыхание космоса - о, а это уже звездолёт из созвездия Триады...
   Однажды, уже на подлёте к конечной точке маршрута, наши пути пересеклись с громадой драгнаирского военного корабля. Он был огромен. Он был великолепен. Он потрясал воображение. И он был ужасен. Человеческий разум просто не в состоянии вместить в себя его мощь.
   Во всех мирах обитаемой галактики ходило нескончаемое количество легенд о драгнаирских кораблях. Говорили, будто эти глыбы камня, напоминающие астероиды очень правильной формы, не построены на звёздных верфях, а выращены из маленьких камешков. Причём, выращены в прямом смысле этого слова. Родной планетой драгнаиров. Были они разных размеров, но одинаковой формы, практически неуязвимы и легки в управлении. Поговаривали, что даже самым огромным из них можно было управлять всего лишь с помощью двух навигаторов.
   А мощь их оружия была так велика, что даже одного военного корабля достаточно, чтобы превратить в груду космического мусора самую большую планету.
   Мы с Дереком уходили, когда заработал канал внешней связи. Механический голос без каких-либо признаков эмоций, загремел на всю рулевую рубку:
   - Вольный торговец "Крылья богов" - пункт и цель назначения?
   - Орбитальная станция Х 9 , груз для Имперского зоопарка Айдоры.
   Какое счастье, что Грайх уже заступил на вахту, и нам не пришлось иметь дело с "живым ужасом галактики" - так называли драгнайров все, кто хоть раз в жизни пересекался с ними в реальной жизни.
   Показалось мне или нет, но собеседник на той стороне как будто хмыкнул, хотя более ничем не показал своего пренебрежения к людским делам.
   - Лёгких путей и свободного космоса... - и связь прервалась.
   Капитан вытер пот на лбу рукавом комбинезона и медленно выдохнул сквозь зубы. Потом выругался. И только потом посмотрел вокруг, обнаружил, что я с Дереком ещё в рубке.
   - Столько лет в космосе, а с драгами пришлось общаться впервые. Аж поджилки трясутся. Упаси Эрцу, если бы ему что-нибудь не понравилось...
   Стыковку со станционным терминалом я просто проспала. Да и не было там ничего из ряда вон выходящего. А вот сама станция заслуживает отдельного описания.
   ...В черноте открытого космоса уже не одну тысячу лет парят диковинные цветы. Их всего десять. Разбросанных тут и там по просторам обитаемой галактики. Давно затеряна в веках информация о том, чей удивительный гений придумал и воплотил в жизнь это чудо. Как удалось построить и вывести в космос такую громаду? Но все прошедшие века станции работают так, как будто только вчера выведены в открытый космос. Имена строителей давно стали достоянием истории. Но загадки станций так и остаются неразгаданными...
   Огромное кольцо самой станции, сверкающее огнями в вечной ночи и лепестки - терминалы. Любой корабль с любой планеты найдёт здесь приют и спасение в случае необходимости. Экипажи станций интернациональны и меняются в соответствии с межпланетными договорённостями. Здесь меняются вахты звёздных рейнджеров, здесь проводят свои редкие встречи экипажи Звёздного корпуса. Здесь же находятся перевалочные базы вольных торговцев и караванов торговой гильдии.
   Груз получили быстро и без проблем. Потом все мои братья отправились посидеть в одной из каюткомпаний базы, а я осталась на яхте. Незачем привлекать к себе лишнее внимание. Да и обещала капитану не создавать проблем.
   Наш груз, вислоухие горты, оказались небольшими смешными животными, похожими на толстых пушистых телят-переростков с большими разлапистыми ушами и коротким хоботом. Шерсть у них, конечно, была непередаваемо красива. Но и сами они были, чудо, как хороши. Хотелось их погладить и потискать, как домашнюю кошку. Прижаться щекой к тёплому, мягкому боку и самой замурлыкать от счастья.
   Старпом, видя мои жадно протянутые ручонки, приказал дожидаться их возвращения в рубке и закрыл грузовую палубу. Ещё и ключами перед моим носом помахал. Вот братец мне достался... Сразу же воспитывать начал. Ну-ну, наивный ты наш. Иди, отдыхай.
   - Будут вызовы по внешней связи, не отвечай - всё переводи на Грая... Мы не долго... - Таро прямо издёргался весь от нетерпения. Так хотелось, видимо, поскорее покинуть яхту. Предполагаю, какая там у них встреча намечается. Хоть бы до яхты доползли потом, не заблудились.
   Серхай тоже не отстал от коллектива и изобразил заботливого брата.
   - Может тебе что-нибудь купить? Говорят, здесь есть всё, что только можно пожелать.
   - Серхай, очнись! Откуда я могу что здесь есть? - мне очень хотелось стукнуть его чем-нибудь тяжёлым и не один раз, - Иди уже, тебя ждут. Не надо ничего покупать.
   Идите все и подальше, обойдусь как - нибудь без ваших подарков и без вашего внимания!
   Благая Сайке, как хорошо было одной! Никто не лез в душу, никого не интересовало, где я и чем занимаюсь. А теперь всем вдруг до меня есть дело. Множество родственников напрягает. И очень сильно.
   Идите, мальчики, идите. Отдохните, расслабьтесь. Закройте яхту, заблокируйте все замки. Спрячьте ключи. И уходите. А я отдохну от вас. Утомили вы меня. И самое главное, у меня неотложные дела.
   Сварила какао. Насушила целое блюдо сухариков. Интересно, а булочек хватит до конца рейса? Что-то слишком много любителей сего блюда появилось в последнее время.
   Пообщалась с дедом. Переписка была, как всегда предельно короткой и ясной.
   - Привет, деда...
   - Привет, милая...
   - У меня всё хорошо, я не голодна, не болею, и меня не обижают...
   - Очень хорошо...Мы с Иргой волнуемся...
   И всё.
   Дед любил меня всеми фибрами своей души. И мечтал о том времени, когда я стану независима от чьих-то прихотей. Мы с ним очень сильно надеялись, что будем жить спокойно и счастливо. Жизнь научила нас с ним ценить даже самые маленькие радости. И мы старались доставлять эти радости друг другу. Но он никогда не умел рассказывать о своей любви, предпочитая словам дело.
   Потом сделала снимки станции. Получилось нечто нереальное и абсолютно потрясающее. Думаю, что мои одногруппники и в самых смелых своих мечтах не бывали на Иксах. А меня вот, занесло. Никогда не была стервой, но вот именно в этот момент захотелось похвастаться хоть перед кем-нибудь. Хоть чем-то.
   Полистала материалы по гортам. Пересмотрела их снимки в природной среде обитания. Очаровашки. Может это у меня такой неправильный взгляд, но горты в нашем грузовом отсеке никак не походили на тех уникальных животных, о ценной шерсти которых написаны научные трактаты. Честное слово, либо природа пошутила, либо здесь что-то нечисто...Меховые колобки ростом мне по пояс вызывали только одно желание - холить и лелеять, а не стричь их шерсть. Но на всех снимках, просмотренных мною, горты выглядели несколько иначе. Может это только наши звери такие пушистые и откормленные? Надо пойти посмотреть на них повнимательней, зря что ли Дерек дал мне универсальный ключ от всех дверей.
   Только собралась сбегать в грузовой отсек, как раздался вызов по внешней связи. Не глядя, перевела на Грая. Пусть сам разбирается, что и кому там от него надо.
   Взяла на всякий случай коммуникатор и перебежками помчалась в нужном направлении. Потом опомнилась - никого же нет, прятаться нет необходимости, и пошла спокойно. На подходе к боксам с гортами покрылась мурашками от ужаса - все десять животных кричали жуткими, почти человеческими голосами.
   Тут же проснулся внутренний голос:
   - Ну, что, красотка, отдохнула в одиночестве? Расслабилась? Поздравляю, у тебя проблемы.
   - О! Привет, дорогой, что-то я давно не слышала от тебя гадостей...
   Так, к демоновой бабушке голоса и всех иже с ними. Что делать? Что делать? ЧТО ДЕЛАТЬ?
   Мозг начал усиленно искать нужную информацию. Во всех статьях о гортах указывается на то, что животные очень дружелюбны и не агрессивны. Что с ними происходит? Может какая-нибудь болезнь? Услужливая память тут же резюмировала, что нет у гортов болезней с такими симптомами. Может последствия стресса? Биороботы не активированы. Попытка вызвать капитана или старпома закончилась провалом - видимо, общение проходит в столь тесном кругу, что связь категорически противопоказана. Благая Сайке, помоги. Научи, что делать?
   Быстро открыла дверь грузовой палубы, заглянула. Вдруг они уже разломали боксы и разгуливают по всему помещению? Нет. Пусто. И в боксах не наблюдается никакого движения. Но крик стоит такой, что хочется упасть, закрыть уши руками, поджать колени к груди, замереть и так лежать, дожидаясь, когда придёт помощь...
   Увидели меня, на секунду стихли и снова продолжили крики. Крадучись, подошла к боксам. Все животные напряжённо смотрели в одну сторону, снова не обращая на меня никакого внимания. А в этой стороне находился самый последний бокс и там, судя по всему, что-то происходило.
   Я молилась всем богам сразу. Обещала по приезду принести щедрые пожертвования в Храме всех богов. Молила Хранительницу Сайке о помощи мне, слабой и беззащитной женщине в таком огромном и безжалостном космосе. Но, видимо, богам не было дела до одной, конкретно взятой жительницы Айдоры - у них и на планете было достаточно хлопот. А может, их власть и сила распостраняются только на саму планету, а в космосе другие боги, которым нужно приносить свои жертвы...
   Так что мольбы мои услышаны не были.
   Вдруг из того самого последнего бокса раздался такой мучительный крик, что я из всех сил рванула туда, уже не думая об опасности или ещё о чём бы то ни было...
   Увиденное убило все мои страхи и заставило действовать, используя все полученные ранее навыки и умения. На мокрой от крови подстилке рожала самка горта. Рожала, видимо, давно, потому, что вся её прекрасная шерсть свалялась колтунами и перепачкалась кровью, а сама она обессилено лежала, тяжело дыша и не подавая других признаков жизни.
   Мама дорогая! Я умею принимать роды только у людей! И то, большей частью теоретически. Учебные фильмы, которые нам показывали в процессе обучения, да несколько дежурств в роддоме - вот и все мои познания в данной области! Это не моя специализация! В самом крайнем случае, я могу сделать кесарево сечение. Но эти операции сейчас настолько редки, что упоминались на занятиях только вскользь, а случая посмотреть хоть одну вживую нам так и не представилось за все восемь лет обучения.
   И тут в работу включилось так долго дремавшее подсознание. Итак, роды. Боль. Стерильность. Ага, особенно стерильна мокрая от крови подстилка. Инструменты. Какие инструменты? Откуда?
   Я понеслась в медблок с такой скоростью, что при случае могла бы поучаствовать в каких - нибудь спортивных состязаниях, на ходу вспоминая всё, что мне было известно о размножении гортов.
   Беременность длится шесть месяцев - не то...
   Ребёнок рождается слепым и очень слабеньким - не то...
   Ни шерстяного, ни волосяного покрова на нём нет, поэтому самки рвут на себе шерсть и выстилают ею гнездо - не то...
   В неволе не размножаются - не то...
   Быстро схватив контейнер экстренной помощи и активировав гравиносилки, понеслась обратно. Какая-то мысль постоянно не давала мне покоя. Что-то ускользало по краю сознания, не давая возможности решить вопрос: как всё-таки помочь разродиться несчастной горте.
   И вдруг, словно лучик мелькнул в кромешной тьме. Мысль! Поймать и озвучить!
   - Если плод крупный или детёнышей двое, самец хоботом помогает детёнышам появиться на свет - вот оно!
   Теперь всё будет хорошо. Теперь главное - не струсить!
   Быстро сменить подстилку. Не думать ни о чём, просто сделать ещё и это. Так или иначе, без предварительных работ не обойтись никак. Укол обезболивающего препарата и транквилизатор. Напоить водой. Попытаться уложить поудобней. Это даст мне хоть каплю времени на подготовку к самим родам. Да, а тушка-то весит не хило!
   Обработать горту аэрозольным антисептиком. Нанести на руки гель-перчатки. Подготовить операционные инструменты - на всякий пожарный. Только бы ничего не забыть. Только бы ничего не забыть! Только бы ничего не забыть!!!
   Приступаем. Храни меня Рохон, больше просить всё равно некого. Помоги мне, пресветлая Сайке. Хранительница Ильдаса, спаси своё творение, оно бессловесно и не может просить о помощи.
   Самка начала шевелиться. Пора. Руки дрожат, но этого всё равно никто не видит. Где ж ты, хвалёная внутренняя сила? Что ж ты спряталась и не показываешь носа? Слабо? Значит, обойдёмся без тебя. Сами поработаем вместо самца-горта.
   - Тихо, милая, тихо, всё будет хорошо, я помогу тебе и спасу твоего детёныша, - главное не позволять ей снова нервничать, иначе все мои труды пойдут прахом. Так, вполголоса разговаривая с самкой, я начала родовспомогательную операцию.
   Впоследствии, я попыталась по памяти воспроизвести весь процесс родов у горты. И не смогла.
   Жуткая безысходность и страх накатывали волнами, руки не чувствовались вообще, голова раскалывалась на части. А спустя два часа, счастливая мамаша облизывала двух страшненьких, лысых детёнышей. Она была очень слаба, но хвала всем богам, жива и здорова. Уложив малышей в гнездо, которое я сразу и не заметила, аккуратно подтащила горту к детям. Приложила детей к соскам. Те зачмокали, намертво присосавшись к матери, а я, как последняя дура, разревелась, глядя на них. Стресс и усталость взяли всё - таки своё.
   Так нас и нашёл капитан, который, не сумев в сто первый раз связаться со мной по коммуникатору, прибежал с Таро и Дереком на яхту, чтобы устроить мне грандиозный разнос за испорченный отдых. Не найдя меня ни в рубке, ни в каюте, пошли искать в боксы с гортами.
   Капитан был жутко зол. А увидев открытые двери, он готов был меня разорвать.
   - Лисси!!!! Где ты, бездна тебя забери? - от его голоса проснулся бы даже мёртвый. Проснулась и я. Оказывается, я уснула, привалившись к пушистой мамаше, и видела сладкие сны, в то время как команда искала меня по всей яхте. Подлетев к открытому боксу и увидев меня, лежащей под боком у горты, Грайх попытался было вздёрнуть меня за воротник комбинезона. И не обратил ведь внимания ни на носилки, ни на контейнер с медикаментами, ни на гнездо с детёнышами. И его порыв закончился бы успешно, если б не жуткий рык, раздавшийся у меня над головой. Я автоматически втянула голову в плечи.
   И эти животные считаются мирными и неагрессивными?
   А горта нависла надо мной всем корпусом и начала вылизывать мне щёку своим тёплым, шершавым языком.
   Не поняла, она, что и меня считает своим детёнышем
  
   Грайх
   Я, наверное, сошёл с ума. Или все вокруг одновременно сошли с ума.
   Как только доктор появилась у нас на яхте, события следуют за событиями, и остановить их невозможно.
   Кому расскажи, что у меня, Грайха Валсторна, на "Крыльях богов" передвижной роддом, меня ж засмеют. Анекдоты обо мне будут рассказывать все, кому не лень. Я надолго стану предметом насмешек.
   Как мы могли быть так невнимательны? Нам всучили беременных животных и даже не предупредили об этом. Ведь мы изучили все отчёты по перевозкам гортов. Перелопатили гору информации. Просмотрели десятки видеокристаллов. Но никто и нигде не упоминал о родах во время транспортировки.
   Стоп. Роды не упоминали, а смертность - то, по статистике, довольно высока. Может всё дело в том, что в отчётах неполная информация? Или просто не указывалась причина смертности? Так... а это уже очень интересно. Где там наша звезда сезона? Уж, она-то разъяснит ситуацию с медицинской точки зрения.
   Вчера вечером мне хотелось её просто прибить. Испортила нам весь отдых.
   Только собралась тёплая компания. Только перезнакомились. Приготовились посидеть за рюмочкой чая, пообщаться с девочками из обслуживающего персонала станции. Мы на станции впервые, а они всегда очень рады новым лицам. Тем более, конкретно наши лица, здесь ещё не примелькались. Почему бы и не пообщаться? Связь отключили. Во избежание всяческих непоняток. Вдруг наша новоявленная сестрица захочет проконтролировать, чем мы тут занимаемся? Этого нам только и не хватало. За неё же никто из нас не беспокоился. Что может случиться на яхте за несколько часов?
   Каюткомпания была выполнена в классических традициях маленьких ресторанчиков всех времён и народов: уютный зал в пастельных тонах, приглушённый свет, маленькие столики, накрытые лиловыми скатертями с белоснежными салфетками, устоявшийся за века запах свежесвареного кофе и сдобной выпечки. И цветы. Настоящие живые цветы, в кадках с грунтом, о чём, с полной ответственностью за свои слова, заявил Серхай, а не верить эльфу у нас не было никаких причин. Даже биоры - официантки в кружевных фартучках, навевали ностальгию по Айдоре, покинутой не так давно...
   Дерек не принимал участия в разговорах с девушками, потягивая бренди и посматривая на экран визора, где передавали последние межгалактические новости. Я прислушивался краем уха, не теряя нити разговора за столом, но ничего, из ряда вон выходящего, в новостях не было. Всё то же и всё те же. Политические интриги, локальные войны, кризисы, дипломатические миссии, очередное заседание Совета Миров...
   И тут системмер дёрнул меня за рукав, привлекая внимание к происходящему на экране. Диктор зачитывал последнее сообщение:
   "Вчера, на заседании Совета Миров, было ратифицировано соглашение о развитии многосторонних отношений между государствами, входящими в Совет Миров и империей Дракнайр. В результате нескольких раундов переговоров, договаривающиеся стороны пришли к соглашению о развитии дружественных отношений, обмену дипломатическими миссиями и участии Драгнаирского флота в патрулировании Звёздных путей".
   Вау... Вот это дела! Что ж должно было произойти, чтобы драгнайры снизошли до переговоров с Советом Миров? А я всё удивлялся, что понадобилось их кораблю в нашем районе Звёздного пути?
   Додумать свою мысль до конца не дал Серхай.
   - Эй, кэп, о чём задумался? Нас тут приглашают в нижний сектор - там музыка погромче и народу побольше. Соглашайся, всё равно, сюда мы никогда больше не попадём. Надо успеть увидеть всё.
   Оглядел своих парней. Таро уже включил на всю своё обаяние и соблазнял черноволосую красотку, Дерек же, сидел, ни жив, ни мёртв. Он, видимо, забыл про операцию и теперь уже вовсю прощался со свободой.
   - Ты чего это надумал, системмер? Быстро на яхту, раз здесь тебе нечем заняться, там у тебя масса работы, - надо было срочно отвлечь его от дурных мыслей.- Да и за доком присмотришь.
   Он посмотрел на меня взглядом побитого щенка, печально улыбнулся. Попытался связаться с Лисси. Та не отвечала. Потом тоже самое сделал я. И снова никакого ответа.
   - А скажи - ка мне, друг мой Дерек, не просила ли у тебя наша барышня ключики от боксов? Он покачал головой, отрешённо рассматривая коммуникатор.
   .- Ты думаешь, что-то случилось?
   - Что может случиться с этой блаженной, запертой на яхте? Небось, уже насушила своих сухариков и рисует. А может, перекладывает медикаменты. Или смотрит на звёзды. Сам знаешь, скучно ей не бывает. Но вот то, что она молчит, совсем плохо. А может, всё таки, просто занята.
   Целый час я успокаивал Дерека и объяснял в тысячный раз, что метка удалена, и опознать его не сможет ни один дракнайр. Но его не могли успокоить никакие доводы разума.
   - Послушай, ты ведь никак не отреагировал на дракнаирский корабль. Ты же стоял в рубке, когда они вышли на связь и с тобой ничего не случилось.
   - Грай, моя жизнь закончилась. Теперь мы везде будем сталкиваться с драгами и они заберут меня назад. Знаешь, я и так слишком долго был счастлив. Но теперь мне конец.
   Дерек стенал, как потерпевший. А я не знал, как его успокоить. Нянька из меня фиговая. Надо бы посоветоваться с доктором. На станции, конечно, есть специалисты соответствующего уровня и специализации, но тогда тайна нашего системмера станет известна всем. В этом случае, проще будет самим сдать его дракнайрам.
   Коммуникатор Лисисайи по-прежнему не отвечал на вызовы. Ну, всё! Где там старпом? Пора разобраться с этой барышней раз и навсегда. Оторвал Таро от пышногрудой блондинки. И где он их только находит? Или это они его находят? Блондинка капризно надула губки, но Таро что-то зашептал ей на ушко и та быстро успокоилась.
   Бежим на яхту. Два часа доктора нет на связи. Это уже подозрительно. Более того, страшно. Не могла она увлечься чем-то так, чтобы не слышать вызовы коммуникатора. Зол на неё неимоверно. Но в душе гложет червячок сомнения: только бы с ней всё было хорошо, только бы с ней всё было хорошо!
   Этой дурынды нигде нет - ни в каюте, ни на мостике, ни в медотсеке. Сердце застыло от ужаса. Неужели её похитили? Она у нас всё-таки красивая. И тут же другая мысль: да кому она нужна? Но ведь её никто не видел? Как? Что случилось? Мысли скакали одна перед другой. Ужас сковал и не отпускал сердце, пока мы добежали до грузового отсека.
   Странно, он не заперт. Я покрылся липким потом. Что-то с грузом. Имперским грузом. За который мы не расплатимся головой. Но даже в самых страшных фантазиях я не мог предположить того, что увидел в самом последнем боксе. Глаза заволокло туманом.
   Она мирно спала под боком у горты. Грязная, растрёпанная. В своей дурацкой детской позе с руками под щекой. Улыбаясь во сне. Попытался схватить за шиворот. Думал, удавлю эту малахольную дуру. И скорее всего, удавил бы, если бы не рык горты. Кто рычит? Горта? А с чего это она рычит?
   Потом, добивая меня окончательно, эта пушистая катастрофа начинает облизывать Лисси лицо.
   - Капитан, поздравляю у нас детёныши. Целых два, а скоро будет ещё больше, - полусонная доктор вяло отбивалась от горты, которая продолжала её старательно вылизывать.
   - Какие детёныши? Ты о чём? Откуда к демоновой матери у нас на яхте дети? - я уже не кричал, только громко шептал, опасаясь, что горта снова начнёт рычать.
   - Посмотрите, только осторожно, мамочка тяжело рожала и теперь нервничает.
   Лисси тяжело встала, покачиваясь, подошла к контейнеру с медикаментами, попыталась поднять его. Не получилось. Потом просто присела сверху, сложив руки на коленях, как прилежная ученица. Устало прикрыла глаза. Только тогда я обратил внимание на гравиносилки, гнездо в углу бокса, использованную подстилку.
   Я оглянулся на друзей, в поисках поддержки - они стояли, как безмолвные изваяния, с восхищением глядя на Лисисайю. И тут до меня дошло: пока мы пытались развлечься в каюткомпаниии, она принимала роды у самки. Сама. Второй раз в жизни видя живого вислоухого горта.
   И что она там говорила про будущих детёнышей?
   - Я предполагаю, что у нас на яхте только самки. Все они беременны и скоро начнут рожать, - говорила Лисси тихо, усталым голосом, по-моему, опять засыпая.
   Тут очнулся Таро, подхватил её на руки. Понёс на выход, целуя в макушку и теперь уже, конкретно для Лисси нашёптывая что-то на ушко. Вот уж, вечный соблазнитель! Дерек взял контейнер, и они торопливо покинули бокс. Хотя я улыбнулся от души, услышав, как эта ехидина буркнула:
   - И что за работа! То кричат на меня, то на руках носят, то в братья набиваются...
   Проснётся, обязательно извинюсь, хоть и хочется смеяться над самим собой. В жизни не реагировал так ни на одну женщину. Нет, извинений будет мало. Надо будет что-нибудь ей подарить.
   Активировал биоров, выставив программу постоянного наблюдения. Пора им заняться своим делом.
   Лисси спала, теперь уже в своей каюте, а мы втроём сидели рядом и вполголоса обсуждали сложившуюся ситуацию. Эльф, как и всегда, отдыхал на полную катушку, пока ещё не ведая ни о чём.
   - Братья..., а ведь мы виноваты перед Лисси, - Дерек, ехидно выделив первое слово, без предисловий озвучил мучавшую всех проблему. - Она очень серьёзная девушка и свои обязанности выполняет блестяще. А мы всё пытаемся обвинить её во всех смертных грехах.
   Тут заговорил Таро. Этот начал с нападок на меня.
   - Кэп, что ты орёшь на неё, как псих? Она же приняла нас такими, как мы есть. Заметь, она не жалуется на нас своему единственному родственнику, не стравливает нас, не выказывает неуважения, не пытается флиртовать с нами. Она просто работает. А эти роды, вообще....
   Тут Лисси зашевелилась и он резко замолчал. Присел на корточки у кровати.
   - Ш-ш-ш-ш-ш...спи, девочка, спи.
   Сказать, что мы просто удивились, было огромной ошибкой. Мы были в шоке. Таро охранял сон нашего доктора, как будто у него были свои дети, а она - его самая любимая из них. Чудны дела ваши, боги Айдоры. Старпом понял наше недоумение, застенчиво улыбнулся, сразу став моложе лет на десять.
   - Она моя единственная сестра. Как вы не поймёте?
   - Да я как-то и не против, - что я мог сказать в ответ. Старпом открывался с новой и совершенно незнакомой мне стороны.
   - Тебе не понять этого. У тебя есть лайра Мелиссандра и Алианта. А у меня никого нет. Женщина, которая меня родила, никогда не обращала на меня внимания, растили меня всем борделем. Кормили кто попало и чем попало... И обо мне никто и никогда не беспокоился...Кроме твоей мамы, конечно.
   Тут вмешался Дерек.
   - Я теперь редко буду выходить с яхты, заодно и за Лисси присмотрю. А вы бегом по магазинам. Купите ей что-нибудь такое, чтоб она вас, идиотов, простила. И от меня что-нибудь. Я ведь так и не отблагодарил её по - настоящему.
   Хорошую идею подал наш системмер. Быстро собрались и пошли искать торговый сектор. Но как покупать незнакомой девушке подарок, пусть даже теперь она твоя сестра? Драгоценностей ни на ней, ни на снимках, я не видел. Где и как жила, не знаю. Что она любит, чему конкретно отдаёт предпочтение? В общем, глядя на нас, развлекались все торговцы, чьи лавочки мы посетили.
   Таро тоже заметил недостаток у неё украшений и решил восполнить их отсутствие кардинально. А ввиду того, что своих любовниц он баловал всегда и в украшениях знал толк, я доверился его вкусу. Лишнего и, тем более, всякой безвкусицы он ни за что не возьмёт. Когда мы набрели на лавочку старого эффейца, заполненную, без преувеличения сказать, шедеврами ювелирного искусства, Таро развернулся во всю ширь своей необъятной души.
   А посмотреть было на что. Хозяин лавочки, оказавшийся, к тому же и мастером - ювелиром, был виртуозом своего дела. Цены приятно удивили. В империи эффейские украшения может позволить себе купить далеко не каждый богач. Поэтому, так редко можно увидеть их на айдорских женщинах.
   Прилавки мерцали и переливались всеми цветами радуги. Бриллианты с Картиссы просто меркли перед эффейскими лондаргами - те казались живыми каплями росы, отражая в себе окружающее великолепие. Инкейские самоцветы в оправе из платины, поражали воображение сочетанием цвета и огранки. Жемчуг с загадочной планеты Тимитинати сам просился в руки. Глаза разбегались, Хотелось купить много и всего. Продавец хитро щурился, глядя на наши терзания.
   - Кому ищут подарок молодые господа? Я могу посоветовать и предложить на выбор любые интересующие вас изделия.
   Мы на секунду замерли, продолжая затем бесцельные метания перед витринами.
   - И всё-таки, господа. Я, на самом деле, могу вам помочь.
   - Сестре, - хором выдали мы, - младшей сестре...
   - Тогда ещё легче. Я уж, думал, вы ищете подарок императрице Айдоры или, по крайней мере, одной из принцесс. Покажите мне вашу сестру, и я скажу, что ей подойдёт.
   Помочь мы ему не могли никак - у нас никогда не возникало ни желания, ни необходимости хранить у себя снимки Лисисайи. И вот тут Таро показал себя во всей красе.
   - Ну,...в общем,... она вот такая, руками обрисовав силуэт своей последней пассии, показал волнистость волос, тонкие пальчики и длинные ноги. - Ну, может, не совсем такая, но почти.
   - Ты что показал, балбес? Ты нарисовал свою незабвенную Крели, а не Лисси, - я возмутился, отодвинул старпома и начал изображать сам. Так, что там у неё? Высокая, тонкая, роскошные волосы, красивые ноги и руки.
   - А ты что за чучело изобразил? Разве это наша сестра? Такое приснится, и не уснёшь больше от страха. Она ж ещё больше испугается нас после наших подарков. - Таро был вполне искренне возмущён.
   - Молодые господа, а какого цвета у неё волосы? Светлые, тёмные или, может, рыжие? То, что они волнистые и длинные, я уже понял... А кожа? Белая или смуглая? - торговец с насмешкой смотрел на нас и при этом очень тепло улыбался.- Чем она занимается, что любит? Какую одежду носит? Драгоценности, молодые господа, это не детские погремушки. Они должны соответствовать носителю, иначе быстро померкнут и умрут, превратившись просто в разноцветные камни. И воскресить их уже будет невозможно никакими возможностями.
   Чем дольше он говорил, тем больше мы удивлялись. Вышли, называется, купить подарочек.
   - Я понял вас, молодые господа. Эта ваша сестра. Она вроде и не сестра вам, либо стала ею совсем недавно. И вы её очень обидели. Так какого цвета у неё волосы?
   - Цвета шоколада и их очень много, - расстроено буркнул Таро. - А ещё она художница. И любит рисовать цветы.
   Старик хмыкнул, покачал головой, и вынул из-под прилавка чёрный бархатный лоток с ювелирными изделиями, подобных которым не было на витринах и в помине.
   Мы с Таро прониклись и сразу же поняли, что бывают украшения и есть УКРАШЕНИЯ с большой буквы. И разница между ними, как между нашей яхтой и дракнаирским военным флагманом. Короче, мы набрали их столько, что старик-ювелир взялся их нам доставить сам...
   - Мне очень хочется увидеть девушку, которой будут дарить такие подарки. Наверное, она необыкновенна. А я хоть и старый человек, но люблю красоту во всех её проявлениях. Возможно даже, ваша сестра вдохновит меня на создание ещё каких - нибудь новых изделий.
   Потом мы купили для Лисси знаменитые на всю галактику краски аборигенов планеты Ур. Изготовленные исключительно из растительных материалов, они были практически вечными. Не выгорали на свету, не выцветали от старости и не требовали консервации. Так, по крайней мере, уверял нас продавец из крошечной лавочки, где торговали сувенирами с планеты Ур. Сморщенный, как сушёная слива, старичок - урриец, узнав, что это для нашей сестры - художницы, задёшево продал нам набор кистей из меха древесного червя тосити. Думаю, в имперской Академии изящных наук таких было, хорошо, если десяток.
   Потом с нами связался Дерек и попросил купить от него духи. Ему удалось выпытать у проснувшейся Лисисайи, что она мечтает о духах "Звёздные цветы". Их производили на Гальвейне очень маленькими партиями, в крошечных флакончиках необыкновенной красоты. И Лисси собиралась копить много лет, чтобы потом стать обладательницей такого флакончика.
   Возвращались мы, вдохновлённые покупками, в приподнятом настроении. Я также прикупил подарков матери с Алиантой. Жизнь налаживалась. Мы предвкушали радость Лисси от подарков, ощущая себя чуть ли не волшебниками.
   И в этот момент зазвучал вызов с внешнего модуля связи.
   - Грайх Валсторн, вольный торговец, капитан яхты "Крылья богов"?
   - Он самый. Чем обязан?
   - Теренс Махоро - капитан звёздного рейнджера "Калис". У вас был договор на покупку радужных марш?
   - Да, завтра вылетаем в точку встречи.
   - На торговый корабль напали пираты, но мы подоспели вовремя... Спасти мало, что удалось. Но ваш заказ уцелел. Через 40 условных часов будем на Х 9 . Ждите нас.
   - Вот это фортель! Что-то слишком много событий происходит вокруг нас в последнее время. Может мы плохо молились Эрцу? - старпом хмыкнул и тяжко вздохнул.
   - Не выдумывай проблем на ровном месте. Давай посидим где - нибудь, обсудим ситуацию.
   Время пролетело незаметно. И, возвращаясь на яхту, мы столкнулись у входа в наш причальный терминал с эффейским ювелиром. Он переоделся, сменив свой рабочий халат на классический костюм - тройку и напоминал скорее мецената, нежели продавца из магазина.
   Поднявшись в каюткомпанию, вызвал Дерека. Тот отозвался сразу, но попросил дать им с доком минут десять, уверив, что за это время они освободятся. Извинившись, познакомились с мэтром Хиникасту, угостили его кофе, обсудили последние новости. Лисси так и не появилась.
   - Дерек, где вы, Бездна вас забери! Вас тут ждут!
   - Молодой господин, не стоит без причины поминать Бездну. Мой народ считает, что тем самым вы приближаете встречу с ней. А после этой встречи не выжил ещё никто. Так что, будьте очень осторожны в словах. Они имеют склонность воплощаться в действия, особенно, в космосе.
   Не успел мэтр Хиникасту закончить фразу, как дверь распахнулась, и в каюткомпанию ввалились Дерек с Лисси. Они что-то горячо обсуждали и не сразу заметили гостя.
   - Ох, простите меня, пожалуйста, я в таком виде... Я сейчас.
   И док упорхнула так быстро, что я не успел сказать ни слова. Только отметил рабочий комбинезон, весь в крови и пятнах. Мысль о гортах мелькнула и пропала. А зря.
   - Дерек, что опять произошло? - добавить в голос командных ноток и построже, построже . Что ж им не сидится - то на месте! Опять нашли для себя приключения
   - Роды, - системмер вздохнул, развёл руками, - у нас прибавление в семействе. Ещё две самки родили трёх детёнышей. Лисси сказала, что вполне возможно, сегодня ещё будут.
   Мать моя, богиня Сайке, что ж за наваждение. Представляю, что нас ожидает на обратном пути. Взрослые животные - это одно, а их дети - совсем другое. И мне ни разу не попадались документы с техническими условиями перевозки детёнышей. Вроде даже прецедентов не было раньше. Вот это да! Сменили доктора, называется. Мои горестные размышления прервало появление Лисси. В чистом комбинезоне, с влажными волосами, которые она пыталась на ходу собрать в своё излюбленное "гнездо", с улыбкой на всё лицо.
   - Грайх, у нас ещё трое, два мальчика и девочка. Представляешь, уже пятеро детёнышей! - глаза её блестели, она жестикулировала руками, размахивая ими из стороны в сторону. - Ещё с десяток будет точно - у них часто случаются двойни.
   Мысленно застонал. Знать бы ещё, что с ними делать.
   - Извини, Лисси, к тебе гости...
   Вот я идиот. Где, вообще, находятся мои мозги? Она застыла на середине слова. Сжалась. И опять моментально побледнела, как тогда, в космопорту.
   - Это не ко мне. Точно, не ко мне... Никто не знает, что я у вас... Простите, лар, я впервые вас вижу и не знаю, что вас ко мне привело. Это ошибка. Этого просто не может быть. - Лисисайя беспомощно замерла, повернулась ко мне. - Никто, кроме деда и Ирги, не знает, что я ушла в космос.
   На неё было жалко смотреть. Пропала весёлая, смешливая Лисси. Остался забитый, затюканный ребёнок. И опять по нашей вине.
   Тут не выдержал Таро. Подлетел к ней, прижал к себе. Поцеловал в висок. Что-то часто он её целовать начал... Хотя это помогло. Лисси успокоилась и с её лица потихоньку начала пропадать бледность.
   - Прости, малышка, это мы привели мэтра Хинникасту. Хотели сделать тебе подарок.
   - Молодая госпожа, простите меня, старика. Я не представился. Элквист Хинникасту - глава ювелирного дома "Хинникасту и сыновья". В этот момент мне показалось, что из каюткомпании в одно мгновение исчез весь воздух. Мы стояли, боясь вздохнуть. Самый известный ювелир в галактическом союзе. Самый востребованный из ювелиров. Его украшения носят только титулованные особы и жёны самых богатых людей. Даже не вращаясь в высшем свете Айдоры, мы хоть раз в жизни слышали это имя. И так просто у нас на яхте?
   - Профессор Хинникасту, - Лисси моментально забыла о своих страхах, - я изучала ваши книги, когда училась в Школе искусств в Радужном лесу. Они великолепны. И мне довелось видеть свадебный гарнитур эльфийской принцессы. Он похож на сказку из бриллиантов и золота.
   - Простите меня, я не представилась. Лисисайя Раниэль Эйхан. Штатный ветеринар на яхте. Очень приятно, мэтр Хинникасту, - робко улыбнулась, пытаясь собрать начавшие рассыпаться волосы.
   - Очень рад, что встретил здесь почитательницу моих научных трудов, но я прибыл сюда с иной целью. Ваши братья сделали вам поистине королевский подарок. Вернее, подарки. И я почту за честь вручить их вам. Теперь я понял, что не ошибся. Подарки вам подойдут. А кое - что я добавлю от себя, - ювелир жестом фокусника раскрыл контейнер с украшениями.
   - Это всё мне? Вы с ума сошли, капитан? Как это понимать? Я и так знаю, что моё жалование за рейс в разы больше того, что зарабатывал мой предшественник. Я не могу принять ваши подарки. Нет! Нет! Нет!
   И опять Таро кинулся мне на выручку.
   - Лисси, у меня никогда не было сестры. У меня, вообще, никогда не было родственников. Я ни о ком никогда не заботился. Это тебе подарки, за все годы, которые мы не были братом и сестрой. И... мы хотели бы извиниться, - старпом поднял брови и сделал большие глаза, предлагая мне продолжить его речь.
   - Да, Лисисайя, мы все были неправы, а я в особенности. Не хочу сказать, что сразу, но и я привыкну к тому, что у меня теперь две сестры. Прими, пожалуйста, мы же от чистого сердца... - ненавижу такие ситуации.
   - Лайна, не обижайте братьев, примите подарки. Они созданы, как будто специально для вас, - речь старого эффейца лилась ручейком, завораживая, отвлекая от обид и боли. - Вы достойны каждого колечка и каждой серёжки из этой коллекции.
   - Если всё это мне, то боюсь, носить их придётся на руках и ногах, а так же в носу и пупке, - Лисси грустно улыбнулась. - И где вы взялись на мою голову, братья?
   - Стойте, а где мой подарок? - наконец вступил в наш разговор Дерек.
   Пришлось выложить духи. Увидев вожделенный флакончик, доктор опустила голову и шёпотом, закрыв при этом глаза, сказала:
   - Глупые мальчишки, зачем вы тратите на меня деньги? Я бы мечтала о них всю жизнь, пусть даже и не купила бы, но всё равно мечтала...
   - Какой мечтала? Зачем мечтать, когда нет возможности иметь? Это тебе от меня. Персональный подарок. Сама знаешь, за что. Хотя, мне и всей жизни не хватит, чтобы расплатиться с тобой.
   Мэтр Хинникасту сидел, внимательно рассматривая нашу компанию, не пытаясь вмешиваться в разговоры. А Лисси взяла духи, прижала к груди и молча плакала, отвернувшись к стене. Только вздрагивали худенькие плечи, да причёска потихоньку рассыпалась, прядка за прядкой. Ну что ты с ней будешь делать? Ей столько подарков надарили, а она слёзы льёт.
   - Девочка, не плачь они и вправду тебя любят. О таких братьях можно только мечтать. Не сердись на них. Мне вот уже пора уходить, а я ещё не подарил тебе свой подарок и не видел твоих работ.
   - Ой, что же это я, - Лисисайя постаралась незаметно вытереть слёзы. Побежала в каюту, не выпуская флакончик с духами из рук. Волосы всё - таки растрепались и волной расплескались по спине.
   - Берегите её, уведут. В ней красота внешняя удивительно сочетается с красотой внутренней. В наше время это редкое сочетание. Будь я помоложе, увёл бы её не глядя. Когда уйду, передайте ей от меня. - Старик вытащил из кармана кулон на цепочке из белого золота с каплей эффейского лондарга в венке из крошечных золотых листьев. - Везде, где есть наши представительства, ей помогут, стоит показать этот кулон.
   Происходящее всё больше напоминало театр абсурда. Количество происходящих странностей превышало все допустимые нормы. И я ничего не мог поделать. Ситуация полностью вышла из - под контроля. А с другой стороны, за всю мою жизнь в космосе, со мной не случалось столько всего интересного и загадочного, как в этом рейсе.
   - Вот! Только я не профессионал. Может, хороший любитель, но не больше, - Лисси положила на стол пухлую папку с рисунками.- Сейчас приготовлю ещё кофе, а вы посмотрите. Я даже и мечтать не смела о том, что вы их увидите.
   Профессор внимательно рассматривал каждый рисунок, складывая их потом в две стопки. А мы стояли рядом, удивлённо моргая и не смея верить увиденному. Мы-то думали, что её таланты дальше набросков карандашом не распостраняются, и наши портреты - это вершина её мастерства. Когда почти все работы были изучены, вошла Лисси с подносом. На нём стоял кофейник, чашки и вазочка с конфетами.
   Ух ты, "Эльфийские грёзы". Если духи с Гальвейны считались верхом совершенства в парфюмерии, то эльфийские лакомства из Радужного леса, по праву считались шедеврами кондитерского производства. Стоили они соответствующе. Полна загадок наша доктор. Впрочем, имея родню в Радужном лесу, можно иметь и эльфийские конфетки. Но Серхио нас почему-то сладостями никогда не баловал.
   Молча выпили кофе. Мы, честно глядя Лисси в глаза, отказались от конфет. Эффеец скромничать не стал. С удовольствием пил кофе, в прикуску с драгоценными сладостями, разве что не жмурился от удовольствия.
   - Давно не ел ничего подобного. И кофе изумительный. У вас, милая, золотые ручки, Что бы вы ни делали, вы делаете превосходно. Вот и рисунки ваши, тоже великолепны.
   На щеках Лисисайи расцвели розовые бутоны смущения.
   - И я хотел бы взять на время несколько ваших работ. С обязательным возвратом. Думаю, дорогу в имперский архив Айдоры я найду. Только хотелось бы, чтобы вы подписали их. Надеюсь, вы не откажете старику?
   Лисси счастливо улыбалась и кивала головой. Мы, не осознавая серьёзности происходящего, улыбались тоже.
   - Лайна Лисисайя, ваши братья приготовили вам ещё один подарок, ну и я не смог остаться в стороне. С этими словами ювелир выложил на стол прозрачную пластиковую коробочку с баночками разных цветов и бутылочку с прозрачной жидкостью, судя по консистенции, маслом. Таро, в свою очередь, положил набор кистей и уррийских красок.
   - "Звездная пыль", уррийская натюрель, кисти из шерсти древесного тосити - благоговейно прошептала Лисси, - я самый счастливый художник в обитаемом космосе. Вернусь из рейса, стану уличным художником в столице. Сменю скальпель на кисть.
   - Так вы ещё и хирург, лайна? Впрочем, мог бы и сам догадаться, слишком отточены и филигранны в ваших работах все линии. Только тот, кто работает руками, как ювелир, меня поймёт. Я не прощаюсь, молодые господа и надеюсь на новую встречу. Лайна, был рад знакомству и благодарю за угощение. Буду рассказывать внукам, как прекрасная девушка угощала меня, старика, эльфийскими сладостями. Мне просто несказанно повезло, что я задержался на станции после ревизии.
   Лисси смутилась, опять покраснела, потом унеслась на кухню. Выйдя оттуда, подала эффейцу золотистую бонбоньерку, украшенную замысловатым рисунком.
   - Это вашим внукам. Пусть и они попробуют...
   Старик рассмеялся удивительно молодым смехом, сграбастал бонбоньерку.
   - Неужто сама делала? - покрутил в руках коробочку, хмыкнул в ответ на кивок Лисси. - Когда надоест болтаться в космосе, свяжись со мной, возьму в ученицы.
   Мэтр Хинникасту был уже почти у выхода, когда по громкой связи раздался вызов с грузовой палубы - там опять начались роды.
   Скомкано попрощались, пообещав, при случае, встретиться и побежали помогать Лисси.
   За то время, пока мы ждали рейнджеров, родилось ещё пятеро детёнышей. Итого, в конце рейса ожидается, в общей сложности, где-то штук пятнадцать.
   По документам - десять. В наличии - гораздо больше. Если продать излишки груза - прибыль покроет все наши расходы в несколько раз. Главное, доставить груз в целости и сохранности. Надо поговорить с Таро, чтобы глаз не спускал с горт, да и с доком пообщаться на эту тему. Из рассказа Серхая, я понял, что Лисси с дедом очень нужны деньги. Премию она уже заработала, а прибавка к жалованию, думаю, лишней не будет. Осталось забрать радужных марш и можно отправляться домой.
   Рейнджеры прибыли на пару часов раньше обещанного. Всегда, по - белому, завидовал им. И если бы не мать и сестра, плюнул бы на всё и ушёл к звёздным скитальцам. Они всегда в гуще событий, всегда впереди, всегда готовы хоть к бою, хоть к пирушке - им без разницы. Все девушки мечтают только о них. Там, где они появляются, другим мужчинам делать нечего.
   Именно так случилось и в этот раз. Только вчера барышни со станции порхали вокруг нас, как мотыльки в тёмную ночь вокруг лампы, а сегодня на нас уже и не смотрели. У них появились новые кумиры. Звёздные рейнджеры. Космические бродяги. Элита космолётчиков. И этим всё сказано.
   Мы не особенно страдали. Да и Серхай, наш неутомимый ловелас, отгулял за всех. Пока мы принимали роды всем экипажем, а затем нянчились с малявками и их мамашами, этот ушастый соблазнитель "поправлял" демографическую ситуацию на станции. Трудился изо всех своих эльфийских сил за всех нас.
   Перед прибытием рейнджеров Лисси прочла нам целую лекцию о маршах. Об их образе жизни, питании, размножении, особенностях ухода. Надеюсь, в этот раз никаких катаклизмов не произойдёт или мы будем к ним готовы. Жаль, что они гибнут в таких количествах во время перелётов, но никто ещё не предложил способа, как поправить ситуацию.
   И самое странное, опять вся наша надежда на Лисисайю. Как мы раньше работали? Теперь я не могу понять нашей везучести и удачливости. Ведь мы ходили по кромке луча. Наверное, боги Айдоры были благосклонны к своим непутёвым детям. Другого объяснения я найти не могу.
   Капитан рейнджеров лично доставил нам контейнеры с маршами. Что им двигало, трудно сказать. Но не успели мы отойти от "родильной горячки", как нас уже вызывали по внешней связи птенцы Махоро.
   Лисси, услышав, что у нас гости, ушла в каюту, чтоб не попадаться им на глаза. Но потом в срочном порядке вернулась обратно: нужно было осмотреть марш и заверить их приёмку для ветслужбы станции. С гортами подобных проблем не было - их заказал и оплатил имперский зоопарк. Тут же покупателем выступали мы, поэтому вся ответственность за последствия лежала на нас самих.
   Попытался отговорить её.
   - Лисси, я как капитан имею право подписывать любые документы. Твоё присутствие не обязательно. Если ты не хочешь или чего - то опасаешься, будь в каюте. Мы всё сделаем сами. Не в первый раз.
   - Капитан, я же обещала, что не буду для вас обузой. То, что мы не поняли друг друга вначале, было ошибкой. Я знаю свои обязанности и буду их выполнять.
   В древности у землян была сказка "Стойкий оловянный солдатик". Лисси сейчас отчётливо напомнила мне эту сказку и её героя.
   - Грай, сестрица, меня зовут Грай. Чтобы не случилось, никогда больше не забывай, что у тебя теперь целая толпа братьев. И мы никогда и никому не дадим тебя в обиду. Не бойся рейнджеров. Они порой бывают слишком громогласны и беспардонны, но они добрые ребята. Просто они большую часть жизни проводят в космосе и находятся там далеко не на увеселительной прогулке. Вари побольше кофе и прячь все наши стратегические запасы, иначе они всё выпьют и всё съедят.
   - Всё будет по высшему разряду, кэп, - Лисси шутливо мне козырнула и побежала в кухонный блок.
   - Стой, никаких высших разрядов. Мы ж их потом не выгоним с яхты. Жить ещё у нас останутся. На сухарики твои подсядут, и нам ничего не останется, - очень хотелось развеселить Лисисайю, у неё удивительная улыбка. И почему - то хотелось видеть её почаще...
   Приёмка груза прошла бы очень быстро, не заартачься капитан рейнджеров. Вот должен зверьков осмотреть ветеринар, хоть ты тресни. И всё тут. Как мы не оттягивали с парнями этот момент, предотвратить его не удалось.
   - Доктор Эйхан, спуститесь на грузовую палубу, - мне пришлось изобразить всю строгость, на которую я только был способен.
   - Сию секунду, кэп, - коммуникатор отозвался голосом Лисси, а на лицах рейнджеров отразилось огромное количество эмоций, причём все они были с огромным вопросительным знаком.
   - Так и знал, что вы от нас что-то скрываете, - Теренс Махоро подобрался, как хищник перед прыжком, услышав торопливые шаги Лисси.
   Дело в том, что в космосе очень мало женщин. Более того, их там практически нет. Как бы не твердили на всех уровнях власти о равноправии полов, в космос женщин допускали крайне редко. Межпланетные станции были одним из исключений, да и то, сроки вахт для женщин были в два раза меньше, чем для мужчин. Кроме этого, только вольные торговцы изредка брали к себе в экипажи членов своих семей. Вот, пожалуй, и всё.
   - Какие - то проблемы, капитан, - доктор стремительно подходила к нашей группе, как всегда, не глядя ни по сторонам, ни перед собой. Раскрыла на ходу планшет с документами, достала личный идентификационный чип, которым должна была заверять доставку марш. И только после этого рассмотрела нашу тёплую компанию.
   - А не слабо живут вольные торговцы, - присвистнул капитан рейнджеров, - каких красоток катают с собой! Доктор, говорите... И где же продаются такие доктора-а-а, мы тоже себе купим... Переходи - ка к нам, дорогая, не обидим, рейнджеры, это тебе не скучные торговцы.
   - Сестрёнка, иди сюда, - ситуацию попытался спасти Дерек.
   -Какая она тебе сестрёнка, мелкий, ты себя в зеркале видел? - капитана рейнджеров понесло. И что его могло остановить, я не мог даже предположить.
   - Серхай, срочно на грузовую палубу, - надеюсь, рейнджеры в нём признают Лиссиного брата и успокоятся, наконец.
   О том, что звёздные бродяги не знают слова "нет" знает в космосе каждый, но лично мне в подобной ситуации бывать не приходилось.
   Вальяжной походкой в бокс вошёл наш механик. Удивительно одарила эльфов природа. Помимо красоты, данной им от рождения, имеет место удивительная грация и тонкий вкус. Обычный рабочий комбинезон выглядит на Серхае, как произведение искусства от известного мастера. И при его стройности и даже, можно сказать, изяществе, никакой женоподобности. А тот, кто в этом время от времени сомневался, потом долго лечился у дантистов.
   - Вау, так у них и эльфик есть. Перейти в торговцы, что ли? - Махоро продолжал своё выступление, не замечая, что ситуация накалилась до предела и с минуты на минуту выйдет из-под контроля. Его помощники, то ли испугались чего, то ли просто при капитане приучены были молчать, замерли и не подавали признаков жизни, пожирая Лисси глазами.
   Молчала и Лисисайя. Более того, я с удивлением заметил, что она с каким-то болезненным вниманием разглядывает Теренса Махоро.
   А тот, видя свою безнаказанность, попытался схватить своей огромной лапищей нашего доктора за плечо. Лисси слегка отшатнулась, уходя от захвата и вдруг спросила:
   - А кем вам приходится Эрик Махоро? - впервые в жизни я стал свидетелем того, как можно сломать человека несколькими словами. Капитан вдруг как будто сдулся, посерел весь, постарев на наших глазах на несколько лет...
   - Где? Где ты могла его видеть? Откуда ты знаешь это имя?
  
  
   Глава 14
  
   Лисисайя
  
   Братья упились вусмерть...
   С капитаном Теренсом Махоро и офицерами его экипажа. Наша каюткомпания сейчас похожа на дешёвую забегаловку в городских трущобах: горы грязной посуды, объедки и окурки, на полу вповалку спит краса и гордость всего обитаемого космоса, лучшие из лучших в космических силах - звёздные рейнджеры. Правда, в данный момент трудно понять, где рейнджеры, а где вольные торговцы. Но мне абсолютно без разницы, нужно как - то попытаться найти среди этой свалки своих братьев и растащить по каютам. Грандиозная попойка длилась с переменным успехом всю ночь. Выпито было столько, что я, не особо напрягаясь, могла бы принять ванну...
   Хвала богам, Дерек находится во вполне вменяемом состоянии, хотя периодически пытается облобызать мне щёку и рассказать о том, какая я красивая и как он меня любит. Вот пусть теперь, во имя своей любви и разбирается, кто тут и где.
   Хорошо ещё, не послушалась Грайха и на скорую руку наготовила им закусок. А то они на полном серьёзе собирались занюхивать выпивку рукавами своих форменных курток. Впрочем, оскорбить выпивкой выставленный капитаном марочный коньяк, язык не поворачивался.
   Вначале выпили за Звёздные пути...
   Потом помянули тех, кто ушёл в Бездну
   Затем пили за тех, кто ждёт дома...
   После этого подняли бокалы за удачу...
   Добавили за великий Космос...
   И понеслось...
   Как - то очень быстро выпили и съели всё, что выставили на стол мы. Удивились, почему так быстро всё закончилось. Отправили курьера за добавкой на "Калис". Можно, конечно было заказать доставку через коммуникатор. Но решать этот вопрос по системе внешней связи было ни в коем случае нельзя. Оказывается, это чревато серьёзными последствиями - можно нарваться на звёздную полицию. Назад курьер прибыл с подкреплением в виде трёх звездолётчиков, гружённых по самое не могу. Приступили к дегустации, не раздумывая. Понравилось. Оказалось, наши гости эстеты. Пьют бренди с Эльдаи, а закусывают изысканными деликатесами, которые у нас и в столице не часто и встретишь.
   Потом начались разговоры "за жизнь".
   Поговорили о женщинах, вообще, и на станции, в частности...
   Обсудили цены на топливо на галактическом рынке...
   Рассказали тьму тьмущую анекдотов по поводу и без...
   Вспомнили о политике и ситуации в Галактике. Пришли к выводу, что у драгнайров произошло нечто из ряда вон выходящее. Другой причины налаживания ими межмировых контактов никто не обнаружил.
   Потом снова вспомнили о женщинах и вдруг обнаружили, что я, оказывается, тоже женского пола. Заодно выяснили, что мы в экипаже все кровные родственники. Получила четыре предложения руки и сердца, кучу каких-то финтифлюшек в подарок и в придачу требование Махоро провести и с ним Ритуал принятия родства.
   А потом нас всем экипажем принимали в рейнджеры.
   Не думала, что это серьёзно. Поначалу приняла всё за глупую шутку. Но уже не впервые ошиблась. Рейнджеры ко всему относятся серьёзно и ответственно. Торжественность момента не испортило даже то, что участники сего мероприятия едва стояли на ногах.
   Форма офицерского состава звёздных рейнджеров украшена россыпью крошечных бриллиантовых звёздочек. На левой стороне кителя из них собрано целое созвездие Дифальта. Ведь именно с Дифальты пошло расселение колонистов в нашем районе Галактики. Поэтому одиннадцать звёзд являются теперь эмблемой рейнджеров и украшают не только форму, но и обшивку их кораблей.
   - Лисисайя, ты почему без формы, это нарушение устава, - хлопнув меня по плечу, так, что я слегка присела, Теренс Махоро обратился затем к нашему капитану.
   - Валсторн, ты что, экономишь на униформе для своего экипажа? Почему штатный сотрудник одет не по уставу? - капитана заносило, но спорить с пьяным рейнджером себе дороже. Думала, наш капитан отшутится как - нибудь. Но Грайх хлопнул себя ладонью по лбу и заорал:
   - Механик, куда ты дел пакет с формой?
   На что Серхай заплетающимся языком ответил:
   - Кэп, мы ж хотели... ей праздник... устроить, в команду принять... перед Айдорой...
   - А.... Так она ещё и не в команде? Принимаем! Кто против? Все за? Воздержавшиеся? Нет! Несите форму!
   Ко всеобщей радости, Дерек был достаточно трезв по сравнению с остальными и его снарядили в поход за мифической формой. Как они могли её купить, если не знают моих параметров? Да и вообще, честно говоря, парадная форма шьётся. Только мастерами. Только в мастерских Звёздного корпуса. И больше нигде.
   Моему недоумению не было предела, когда системмер передал Граю упакованный в прозрачный пластик форменный китель звёздных торговцев. Глубокого синего цвета, с серебряным галунами и эполетами. Судя по всему - китель парадный. Неужели где - то есть ещё и повседневный? Спасите боги! Хранительница Сайке, я теряю последние капли терпения! Нашли куклу! Не наряжали они ещё меня! Делаю самый гневный взгляд, с тем, чтобы посмотреть на нашего капитана. Но он прикладывает палец к губам - молчи!
   Капитан рейнджеров, неожиданно трезво, встал во весь свой немаленький рост и гаркнул на всю каюткомпанию, хотя мне показалось, что на всю станцию.
   - Экипаж торговой яхты "Крылья богов", на принятие присяги, стройсь!
   И столько было энергетики и магнетизма в его голосе, что, поневоле, мы все вытянулись в струнку.
   - Повторяйте за мной!
   - Перед звёздами во тьме и великим Космосом, жизнью своей, до последнего мига..., - слова клятвы, величественные и прекрасные, сами собой произносились вслед за Теренсом.
   И настолько волнующим был момент, что мурашками покрылась кожа, и почему-то захотелось расплакаться.
   Чтоб ты не знал покоя всю жизнь, Лакрай Чегери, из-за тебя я прожила в страхе столько лет, не видя жизни, не чувствуя её вкуса, не имея друзей и подруг! Из - за тебя я скиталась пять лет, из - за тебя мне пришлось уйти в космос. И это просто невероятное везенье, что я попала на "Крылья богов"!
   - Клянёмся! Клянёмся! Клянёмся! - отзвучали последние слова клятвы и рейнджеры сняли со своих кителей по звёздочке. Происходящее напоминало одновременно фарс и фантасмагорию. Но теперь мои братья тоже элита звездолётчиков - их только что посвятили в рейнджеры. Купить, получить в подарок или подделать эти звёзды нельзя. И с этого момента мои вольные торговцы имеют полное право носить роскошную чёрную с золотом форму и бриллиантовую Дифальту. Слева, где сердце. А я буду всю жизнь гордиться такими братьями.
   - Теперь, красавица, твоя очередь.
   И на мой китель прикрепили не одну, а одиннадцать бриллиантовых звёзд.
   Боги Айдоры, храните меня, что-то слишком много авансов выдаёте вы мне. Я могу и не поднять ношу, которую вы пытаетесь на меня возложить.
   Затем гости начали учить нас петь гимн рейнджеров. А поскольку голоса уже сипели и хрипели, для лучшего звучания горло регулярно полоскали бренди. Но песню допели до конца:
  
   Мы летим за далёкой звездой
   Годы, месяцы, дни и часы.
   Лишь удача нам светит с тобой.
   Лишь богов о спасенье проси...
  
  
   Звёздный рейнджер - посмотри вокруг -
   Чёрный космос и дом наш, и друг.
   Путь наш долог и нет в нём конца
   Бьются вместе, в унисон наши сердца ...
  
   (допишу, но поэт из меня гораздо хуже, чем балерина)
   Песня звучала величественно и грозно даже без музыкального сопровождения. А мы поклялись выучить её наизусть и никогда не забывать...
   Ближе к утру нас всё - таки посетила местная полиция.
   В один прекрасный момент на яхте всем вдруг стало мало места, и народ решил слегка проветриться. Отлучилась только на минутку. Не успела оглянуться - каюткомпания пуста. Выскочила следом. Чувствовала, что не успеваю, что сейчас что-нибудь случится. Как в воду глядела. На причальном терминале уже во всю шли разборки со стражами порядка. Наши гости кинулись срочно снимать кителя и засучивать рукава рубах. И мои торговцы вслед за ними. Рейнджеры, блин, новорожденные!
   - Рейнджеры, назад! - рявкнула я так, что испугалась сама себя. - Там ещё осталась дюжина бутылок, непорядок!
   Ну и что, что придётся залезть в стратегический запас капитана, так хоть не буду потом искать этих обормотов по всей станции.
   - Я же вам сразу сказал, Лисси - наш человек, эх..., а голос - то ... какой... прямо...командный..., - Теренс Махоро пил вместе со всеми, но при довольно пьяном виде имел подозрительно трезвый взгляд.
   Толпа двинулась обратно, подбирая на ходу свои одёжки. А полицейские, оставив двух патрульных присмотреть за порядком, удалились восвояси. Надо внимательнее присмотреться к контингенту в каюткомпании - похоже, они "патрулируют" тоже где - то здесь, на полу.
  
   ...А начиналось всё до неприличия банально и даже, можно сказать, мерзко.
   Рейнджеры доставили нам груз. Радужных марш с пострадавшего от пиратов звездолёта. В процессе передачи выяснили, что на "Крыльях богов" штатным ветеринаром женщина. То есть я. И решили показать, кто в Космосе хозяин. А хозяину, естественно, можно всё. Безнаказанно обижать слабых, задирать сильных, оскорблять женщин.
   Поскольку к экипажу претензий не было, решили отыграться на мне. С одной стороны, озвучены были все мои достоинства, даже те, о существовании которых я и не подозревала. С другой стороны, сказано всё это было таким тоном, что захотелось вцепиться кое - кому в переднюю часть лица и кое - что выцарапать. Мне обещали золотые горы, бриллиантовый песок и всяческие блага, если я прямо вот сейчас, перейду на корабль рейнджеров. Наивные, прямо как ликерские аборигены. Так у тех, хоть уровень развития застрял на стадии первобытно - общинного строя, так и не сдвинувшись с мёртвой точки за последнюю тысячу лет ни на йоту. А здесь элита звездолётчиков. Прямо подозрительно мне всё это.
   С другой стороны, уж больно знакомый стиль. Где-то я уже слышала и эти обещания, и эти угрозы... И этот мерзкий тон. И видела эту циничную ухмылку . И родинку у виска. Родинка?
   - А кем вам приходится Эрик Махоро? - в одно мгновение сильный, нахальный, самоуверенный мужчина вдруг исчез без следа.
   - Где? Где ты могла его видеть? Откуда ты знаешь это имя? Девочка, не молчи. Не шути так со мной!
   Так изобразить горе не смог бы даже самый великий актёр. Махоро заглядывал мне в глаза, тряс за плечи, пытаясь заставить говорить, а я всё не могла понять, кем приходится он моему бывшему пациенту.
  
   ... Их доставили где-то через через год после того, как я начала свою службу в Приюте потерянных душ...
   Пятерых, оставшихся в живых из экипажа крейсера дальней разведки "Дидолия". В медкапсулах, в состоянии стазиса и мало чем напоминающих людей. Но если физическую форму со временем восстановить ещё было можно, то о состоянии психики можно было высказаться всего - навсего двумя словами: разрушена полностью. Занимался ими исключительно Верховный жрец Рохона, по совместительству главный врач приюта. Меня, как самую молодую из лекарей не допускали к лечебному процессу до тех пор, пока однажды я не спросила мэтра Айсано: почему?
   - Ты мало горя видела, Лисисайя? Я ведь ни разу не спросил, что забыла здесь милая столичная девочка с дипломом Имперского университета... И ведь, отправить обратно не могу - ни причин, ни повода нет... Зачем тебе эти калеки? Ты и так видела и сделала столько, что столичные светила медицины тебе и в подмётки не годятся.
   - Позвольте мне попробовать. Я не психиатр, я - хирург. И может хоть чем-то смогу им помочь в своей сфере.
   Надо сказать, человеческий облик рейнджерам вернули. Современные реабилитирующие технологии творят чудеса. Но и чудеса не бывают без исключений. В итоге выяснилось, что среди пятёрки матёрых рейнджеров, один оказался совсем мальчишкой - на вид чуть - чуть моложе меня.
   Да и психика его оказалась более гибкой по сравнению с другими. Пребывая большую часть времени в беспамятстве, не вылезая из кошмаров, он лишь иногда приходил в себя и тогда срывал свою злость на всех, кто находился рядом. Пару раз доставалось и мне. Но к тому времени я уже получила разрешение от мэтра на пластику ожоговых рубцов.
   А однажды после операции, мой подопечный как-то слишком быстро пришёл в себя и увидел рядом меня. И тогда - то я поняла, откуда в нём столько желчи и надменности. Сиделки в минуты его просветления рыдали горькими слезами и отказывались идти к нему в палату. Молодой организм требовал движения, энергия била ключом, а тело было практически недвижимо.
   Я шла по своим делам, когда из палаты выскочила зарёванная сестра Миора, а вслед ей раздался дикий хохот. Неужели уже пришёл в себя? Меня встретили, как девушку по вызову.
   - Раздевайся! Что замерла? Если я неподвижен, это ещё ничего не значит...Ты ведь за этим сюда пришла? Тебе же за это заплатили? - глаза его метали молнии.- Подожди, сейчас я поднимусь.
   О, боги, Айдоры, Эрик сегодня в сознании и опять зол на весь мир...
   Когда он приходил в себя, то помнил своё имя, понимал, что находится на лечении, с ним можно было поговорить о самых элементарных вещах, он внимательно слушал книги, которые я ему читала и даже вспоминал кое-что из прочитанного ранее.
   Но в моменты, когда пелена беспамятства закрывала его сознание, он превращался в животное. Разумное, владеющее речью животное.
   - Противно смотреть?.. Иди, делай то, зачем пришла, шлюха, и выметайся отсюда, - яду в его голосе было столько, что хватило бы, чтоб отравить весь приют, - не притворяйся скромницей, у тебя скромно выглядят только ногти, да и то на ногах! Ненавижу, вас, твари... как же я вас ненавижу...
   Мне было горько и больно смотреть на большого, когда-то сильного и красивого парня, прикованного к постели в самом прямом смысле этого слова. Будучи в сознании, он часто просил зеркало, но я приводила массу доводов, чтобы оттянуть этот момент. Даже после внешней тканевой реабилитации и нескольких пластических операций, лицо Эрика представляло собой один сплошной рубец. Шовный пластырь в приюте был непозволительной роскошью, да и на лицевые швы их почти не применяли. Но в один прекрасный момент я решилась. После ещё одной операции провела весьма удачный эксперимент. Таким образом, через полтора года мне удалось ликвидировать рубцы на видимых частях тела и уменьшить их количество на всех остальных частях.
   И однажды наступил момент, когда я со спокойной совестью смогла принести ему зеркало. Он долго и очень внимательно рассматривал себя, трогал руками лицо, пальцы рук. Психика его к тому времени стала более стабильна, периоды беспамятства становились всё реже.
   - Здесь у меня была родинка, - он прижал палец к левому виску. - И я бы хотел видеть хирурга, который меня оперировал, - в тот день Эрик был спокоен и даже меланхоличен.
   - Зачем, он, наверное, уже забыл о тебе, у него очень много работы.
   Хотя, какая была работа у хирурга в приюте для душевнобольных? Стричь скальпелем ногти и волосы?
   И вот тут Эрик приятно удивил меня...Видимо, у мэтра Айсано неспроста была, всё - таки, надежда на то, что этот его пациент сможет, в итоге, вернуться к родным.
   - Я хотел поблагодарить его - то, что он сделал, похоже на чудо. Ожоги после слюны ледяного демона съедают кожу и мягкие ткани до костей, а боль в это время такая, что человек сходит с ума в течение нескольких часов, - он посмотрел на меня очень внимательно, затем прикрыл глаза. - Сколько нас спаслось? Я один? Но экспериментальных скафандров было всего пять! - и заплакал.
   Что я могла сделать в данной ситуации? Конечно, успокоить - извечный женский инстинкт. Кожный транквилизатор можно нанести в любой момент. Но пока нужды в нём не было. Пересела к нему на кровать, обняла, как когда - то бабуля обнимала меня. А потом просто слушала, слегка поглаживая по отрастающему ёжику волос.
   - Ш -ш-ш-ш-ш...Тихо, Эрик, всё уже позади, всё уже прошло...
   - Это никогда не будет позади, Кьяра( моё настоящее имя знал только мэтр Айсано, для всех остальных я была Кьярой Пату), это никогда не будет в прошлом. То, что я видел, забыть невозможно..., - слёзы лились рекой, а Эрик, захлёбываясь, рассказывал историю о прекрасной дикой планете Ийсарао, где, кроме льда и камня, нет ничего. Нет на поверхности. Но недра планеты состоят практически полностью из редчайших полезных ископаемых. Никаких следов цивилизаций и, естественно, никаких живых существ. Однако все предыдущие экспедиции ошибались. Жизнь там оказалась многочисленной. И, хоть и однообразной, но очень агрессивной. Неживые, по всем законам живой природы, существа, прозванные впоследствии ледяными демонами. Малоподвижные, но в огромных количествах и со слюной, по составу и качественным характеристикам на несколько порядков выше любой кислоты. От которой не спасало ничего.
   "Дидолия" прилетела на Ийсарао разведать возможные места добычи руд и провести испытания нового типа скафандров усиленной защиты...
   Эрик говорил и говорил. Несколько часов захватывающих приключений, больше похожих на ужасную сказку, чем на простую констатацию фактов. Но пользу его исповедь принесла и немалую. Он успокоился.
   - Эрик, а у тебя есть родственники?
   Он вздрогнул, отвёл глаза и торопливо ответил:
   - Нет, я из приюта...
   С той поры он уверенно пошёл на поправку, а ещё через год, сославшись на то, что родных и близких у него нет, попросил оставить его в приюте санитаром.
   В конце концов, я призналась ему, что операции делала сама. И обзавелась самым преданным, самым верным слугой. Ни мои уговоры, ни угрозы не помогали. Эрик Махоро делал за меня всю тяжёлую работу, успевая добросовестно выполнять и свои обязанности.
   О полном его выздоровлении речи не шло, но как сказал мэтр Айсано, пути богов неисповедимы.
   По приезду домой, с помощью деда попыталась навести справки о семье Эрика. Но никакой информации раздобыть не удалось...
  
   Всё это я рассказала капитану Махоро, пока он сидел с нами в каюткомпании, судорожно сжав руки и глядя в одну точку.
   А потом, без пафосных речей и излишней манерности, он встал, склонил голову в низком поклоне и произнёс:
   - Ты, девочка, вернула меня к жизни... Я виноват перед сыном и искал его пять долгих лет, но кроме того, что "Дидолия" пропала без вести, не смог выяснить ничего. Мы с ним в вечном долгу перед тобой.
   И такая любовь и надежда светилась в его глазах, что я засомневалась - тот ли это Теренс Махоро с которым я познакомилась некоторое время назад?
   Ну вот, ещё один должник нарисовался... Не многовато ли для одной маленькой меня?
   Ситуацию спас Таро, предложив хорошенько обмыть такие новости. Рейнджеры были только "за".
   - Нет, мои дорогие! Вначале мы закончим с документами...- упускать возможность завершить все дела по приёмке груза, было бы, по меньшей мере, глупо.
   - Где твой чип? Давай заверю. Какой смысл вам проверять груз, если всё равно марши вымрут к концу рейса. Вы бы лучше выкупили райсахов. Мы их сдали на хранение, но груз они - опасный, получатель не откликнулся, поэтому долго держать их здесь никто не будет. Тем более малышей. Весьма сомнительно, что они долго протянут. А если и выживут, то ухаживать за ними всё равно некому. Никто не хочет лишних забот. Утилизируют и всё. Если решитесь купить, думаю, их отдадут за символическую цену.
   Райсахи или, как их ещё называют, снежные райсы, нечто среднее между ящерицей и разумным драконом. Снежно белого цвета, размером с хорошую собаку. Крупная рептилия с зачатками разума. Практически не поддаётся дрессуре. Передвигается с такой скоростью, что перемещения отследить не всегда удаётся. Обладает способностью к ментальному угнетению. Хозяин, которого запечатлевают детёныши, едва открыв глаза, становится для них вторым родителем и они верой и правдой служат ему и его семье всю свою долгую жизнь. Дом или усадьба, где живут райсахи, можно не запирать ни днём, ни ночью. Войти в такой дом, конечно, может и удастся, но вот выйти никогда и ни при каких обстоятельствах.
   Первыми, к моему великому удивлению, проснулись рейнджеры. Вот это закалка! Приняв из моих рук коктейль для полной химической очистки организма, подозрительно понюхали его, а потом со словами: " Вроде ракетным топливом не пахнет", - выпили залпом.
   - Спокойно! Сядьте и не шевелитесь - его пьют медленно, из-за реакции организма, а вы заглотили залпом. Ничего не бойтесь - живы будете все. Через минуту всё закончится.
   У этого препарата одним из побочных действий является резкое повышение температуры до критической точки, а потом такое же резкое её падение. Возможны обмороки и судороги, но эффект совершенно потрясающий: алкоголь и продукты его распада нейтрализуются полностью. Как и соли тяжёлых металлов, пары вредных химических соединений и другие пакости, попавшие в организм человека и других рас.
   Готовила я этот коктейль, конечно для своих братьев, но, глядя на страдающие физиономии рейнджеров, не могла помочь и им.
   - Спасительница наша, - мужчины на удивление легко перенесли последствия коктейля, - вот это препарат! Нам надо срочно и побольше. Мы работаем в очень и очень вредных условиях, кругом сплошная химия и без твоего волшебного коктейля мы погибнем, - Теренс говорил предельно серьёзно, но глаза его лучились смехом.- Серьёзно, Лисисайя, что это за чудопрепарат? Или это секретная разработка вольных торговцев? Вот честное слово, с удовольствием увели бы тебя от них - мы тоже хотим иметь такого доктора в своём экипаже.
   - Завтрак на столе, кофейный аппарат заправлен на пятьдесят чашек кофе. Приступайте. А я пойду приводить в порядок своих.
   Быстро придав презентабельный вид братьям, отправила и их в каюткомпанию, предупредив, что если увижу хоть одну соринку, будут убирать всё сами.
   Сама же, быстро побежала в грузовой отсек. За гортов я не беспокоилась - мамаши проследят за детёнышами ещё лучше, чем я. А вот загадочные марши не давали мне покоя.
   В отсеке было тихо. Видимо, биоры уже навели в боксах порядок и накормили животных. Мамаши лежали все, как одна: кто дремал с малышами, кто вылизывал их лысые спинки, кто приводил в порядок свой мех. Вот и хорошо...
   Значит, можно с чистой совестью заняться маршами. И посмотреть, что ж это за зверьки, которые стоят, как флаер последней модели. Будет очень обидно, если они вымрут у нас, как и предсказал Махоро.
   Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы влюбиться в них на всю оставшуюся жизнь. Разноцветные пушистые зверушки вызывали желание потискать, погладить и забрать всех себе. Вспомнила про то, что они обладают небольшими ментальными способностями. Но никаких воздействий на себя не обнаружила. Даже брать на руки никого из них не стала, чтобы не привязываться. Потом будет очень больно, если с ними что случится.
   Просто стояла, рассматривая, как марши играют в боксах, где их поселили по пять в каждом. Вроде бы ничего не говорило о том, что есть какие-то проблемы со здоровьем. Почему же гибнут они с завидной регулярностью при транспортировке? Чего им не хватает? Может взять анализы на биомаркеры? Вполне возможно, в условиях невесомости, начинают бурно размножаться определённые виды микроорганизмов и продукты их жизнедеятельности вызывают смерть организма марш?
   Всё может быть. Но сейчас, глядя на весёлые пушистые комочки, плакала в душе горькими слезами.
   Задумавшись, шаги за спиной услышала в самый последний момент.
   - Хай, ...доктор, а почему ты не в каюткомпании? - небрежно поигрывая связкой не то ключей, не то каких - то безделушек, ко мне подходил один из членов экипажа "Калис", жаль, не запомнила его имя. Что - то экзотичное, вроде Вихоши... Вахеши... Нет... Викеши... Вареши... Ну, да мне без разницы. Через несколько часов мы стартуем и, надеюсь, больше никогда не встретимся. Вспомнила, Вахарештани... друзья звали его Решта. Грузовой помощник с крейсера " Калис".
   - Что вы здесь забыли? Груз давно принят и вы сняли с себя всю ответственность по его сохранности.
   - Тебя забыл, крошка... Вот удивится капитан, если у нас в экипаже появится не просто доктор, а собственный хирург. Мы не торговцы, работы тебе будет предостаточно, штопай, не хочу. Я тоже тебя обижать не буду.
   О, как всё запущено... Хотим и хирурга на крейсер, и бесплатную грелку себе под бок...Стараясь не двигаться слишком резко, передвигаюсь к боксам с гортами. Нервировать его никак нельзя, ибо последствия будут непредсказуемыми. Надо его отвлечь.
   - А с чего вы решили, что я пойду с вами? Мне и здесь нравится, - мило улыбаясь, отшила я рейнджера. И вроде не обидно, а с другой стороны, не очень завуалированный посыл в места не столь отдалённые. Главное, не переборщить. Чтоб не понял, куда я так старательно двигаюсь.
   - Конечно, пойдёшь, думаешь просто так кэп принял вас в рейнджеры... Сейчас быстренько пойдёшь за мной и мы отправимся на "Калис".
   За время его прочувствованной речи я успела потихоньку добраться до последнего бокса, где уже поднялась во весь рост моя любимая горта. Надеюсь, она поймёт меня правильно. Только бы получилось! Только бы всё получилось!
   Уф... На месте...
   - Продолжайте, я вас внимательно слушаю... - теперь можно было добавить в голос иронии, - значит и капитан с вами... интересно, однако. В таком случае, когда мы будем улетать, приходите к причальному терминалу - вышвырну свой китель, подарите его какой - нибудь шлюшке на станции.
   Рейнджер сжал зубы и тяжело задышал. Что, не привык, чтоб тебе отказывали? А ты думал, дорогой, что я сейчас брошу всё и побегу за тобой? Приключений искать? Ха - ха! Хижину тебе ликерскую, а не хирурга на крейсере.
   Потерявший всякий страх мужчина, ринулся было к боксу, но его затормозил рык горты. Моя умница, она поняла меня абсолютно правильно. Теперь бы дождаться хоть кого - нибудь из экипажа.
   - Ты думаешь, тебя это спасёт? Нашла защиту! Пушистая рычащая зверушка... Не смеши меня, барышня! Да и какая ты барышня... Небось по очереди все тобой пользовались? Или ты групповушку предпочитаешь?
   Спокойно, Лисси, не нервничай. Он ничего о тебе не знает и волен предполагать всё, что ему заблагорассудится. Не он первый, не он последний. Молчи, ради всех богов Айдоры, молчи...
   Горта рычала, не прекращая, а начинающий терять терпение рейнджер, потихоньку продвигался всё ближе и ближе к боксу. А это было очень нехорошо. Как бы чего не вышло...
   - Умная ты штучка, доктор, не кричишь. Правильно делаешь. Всё равно, на помощь никто не придёт. Только воздух зря сотрясать будешь.
   - Вы уверены, что у вас получится меня украсть? Мы ж не на улице и не на базаре....
   - Не ты первая... Там твои братья, - рейнджера аж перекосило и он быстро добавил, как выплюнул, - братья во грехе, очень заняты... Кэп повёл их в складские боксы за райсахами. Нужно же будет им хоть чем - нибудь утешиться, когда обнаружится, что тебя нет на яхте. А так, тебя потеряют, зато станут богатыми.
   И тут я со всей ясностью поняла, что не просто этот озабоченный маньяк проявил самодеятельность. Всё это тщательно спланированная операция. И проводится она не впервые. Правда, с разными вариациями. Тут же забрезжила крохотная мыслишка на краю сознания. Что там Махоро говорил о своей вине перед сыном?
   - О, так я не первая ваша добыча, лар Вахарештани? - теперь я уже старалась не раздражать эту сволочь без причины. Мне нужно тянуть время. Не тот человек Валсторн, чтоб не оставить никого на яхте.
   - Я ж говорю, умная ты девка, доктор. Кэп всегда получает то, что хочет, он даже у сынка собственного невесту выкрал перед свадьбой.
   Ах, вот оно, что! Мне всегда было подозрительно сиротство Эрика. Слишком хорошее образование. Да и воспитание явно не приютское. А оно, вон, что получается. Конфликт поколений.
   - А зачем ему я? Красотой не блещу, выдающихся форм не имею... Богатых родственников тоже... Хирург..., так их пруд пруди в Звёздном корпусе.
   - Ну не официанток же со станции тащить? Неинтересно...
   Так мы препирались несколько минут. Постепенно, к моей горте присоединились и остальные. Вой стоял такой, что хоть святых призывай. А рейнджер понял, что я просто тяну время. Выбрал на связке одну из финтифлюшек прямоугольной формы и размером с две фаланги пальцев, направил на самку, и та рухнула мне под ноги. Парализующий министанер. Мать моя, богиня Сайке, да он и меня так же вырубит. Похлопала по карманам в поисках коммуникатора. И похолодела. Он остался в медблоке на полке с препаратами. Приплыли.
   Запирающее устройство на боксе чисто символическое. Закрывать горт на электронику не было смысла. Животные не агрессивны и при транспортировке абсолютно не проявляют признаков беспокойства. Поэтому запирались на банальную задвижку. Такая же была и изнутри. Но при должной сноровке легко открывалась и снаружи.
   - Ну, что, Лисси. Попалась? Обещала ведь капитану, что не будет у него с тобой никаких проблем. А сама представляешь сплошную ходячую проблему. И что теперь? - опять проснулся этот предатель, который внутренний голос. Заткнулся бы уже, что ли, и без него тошно.
   Я внимательно наблюдала за тем, как аккуратно рейнджер просовывал руку между прутьями бокса, пытаясь нащупать задвижку. Умом я понимала, что ситуация патовая и выхода нет никакого, а сердце никак не верило в происходящее и надеялось на чудо.
   Должен же быть выход, обязательно должен быть выход? Как там говорится в старой престарой поговорке? Самый простой выход где-то рядом со входом?
   На крики животных, наконец, появились биоры.
   - Срочно хозяина в грузовой отсек, тревога! - у них в программе есть мой голос и они должны отреагировать. Рановато я обрадовалась. Станер, оказывается, действует и на биороботов - все трое лежат на полу сломанными куклами.
   - Ах, ты ж тварь! Говорил же по-хорошему, лучше молчи, целее будешь! - одной рукой мужчина уже добрался до вожделенной задвижки и пытался её открыть.
   А я понимала, что если не случится чуда, жизнь моя уже ничего не будет стоить... Что я могу сделать в данной ситуации? Ну что я могу сделать? Я же просто врач? Хирург. Я должна лечить людей, резать их в случае необходимости. Чтобы спасти их жизни... Резать... Резать?.. Резать!
   Стоп. Скальпель. Старенький скальпель в боковом кармане комбинезона. . Мне ещё Дерек вшил туда специальный чехольчик, чтоб я случайно не поранилась.
   Наконец долгожданное хладнокровие и умиротворение снизошли на меня, и я изо всех сил воткнула своё импровизированное оружие в руку рейнджера. А, поскольку, так просто вытащить ладонь в небольшой просвет между прутьями решётки было невозможно, да ещё и с раненной рукой, застрял он там основательно и надолго. И чтобы не вздумал дёргаться, зафиксировала скальпель рукой. Мужчина был совсем не дурак и понимал, что теперь мне не составит большого труда разделить его ладонь на сегменты. Видимо, было в моих глазах что - то, что его испугало. Рейнджер шипел от боли, но не шевелился.
   Этот самый момент выбрал Дерек, чтобы, наконец, появиться в грузовом отсеке.
   - Что... Что здесь происходит? Лисси, ты где? - в голосе нашего системмера слышались неподдельная тревога.
   Хотела уже кричать, чтоб спасал меня от рейнджера, но тут увидела его глаза. В них плескался такой дикий ужас, что мне стало страшно. Он молча смотрел на меня и умолял молчать.
   А мне предстоял нелёгкий выбор: то ли сдать чужого старпома властям, что означает для него Звёздный трибунал, то ли сделать вид, что ничего не произошло. Долго размышлять у меня не было возможности, Дерек был уже почти рядом.
   Так же глазами спросила: "Что будем делать?" и снова взгляд, полный мольбы, в ответ. Ну что ж, надеюсь, я не пожалею об этом. Глазами показываю на связку брелков. Безропотно отдаёт. Быстро удаляю из раны скальпель.
   - Дерек, я забыла коммуникатор в медблоке. Лар Вахарештани пытался мне помочь открыть задвижку, и ему судорогой свело руку. Сам знаешь, что нужно делать в этом случае. Сразу ничего не получилось, пришлось надрезать мышцу. Помоги ему.
   Но Дерек уже заподозрил неладное и подозрительно осмотрелся вокруг.
   - А что это с биорами? У всех сразу закончилось питание? Или все сразу сломались?
   Мне было отвратительно это делать, но раз начала, нужно было уже врать до последнего.
   - Не знаю, Дерек, я в них не разбираюсь...
   Системмер на мои сказки не обратил никакого внимания. Тут же по коммуникатору связался с капитаном.
   - Лар Валсторн, у нас ЧП, срочно на яхту. Если можно с Теренсом Махоро, здесь их старпом.
   Тот ответил практически моментально.
   - Что стряслось? Мы уже рядом...
   Через несколько минут оба капитана, а так же Таро и Серхай были рядом с боксами. Меня выпустили на волю, внимательно выслушав версию происходящего из моих уст, а потом из уст рейнджера. Его освобождать не торопились.
   Махоро молчал, а мне всё никак не удавалось поймать его взгляд. Я была полностью уверена в том, что он в курсе происходящего и сейчас судорожно ищет выход из создавшейся ситуации.
   - Я могу оказать помощь раненому? Если руку не освободить, через несколько минут придётся распиливать прутья решётки, - капитан "Калиса" фыркнул, но не проронил ни слова, - Дерек, помоги мне принести контейнер с медикаментами.
   Тот удивился, посмотрел на меня, как на полоумную, но пошёл рядом. И когда я собралась поворачивать в другую сторону от медблока, схватил меня за руку. Шёпотом спросил: "Что?"
   - Дерек, мне срочно нужна связь с Айдорой. Как можно быстрее.
   Системмер всё понял с полуслова. И уже через минуту я разговаривала с дедом.
   - Привет, дедуль...
   - Привет, милая...
   - Дедуль, мне очень нужна твоя помощь. Помнишь, я рассказывала тебе о парне из Приюта?
   - Тот, который Эрик, что ли?
   - Он самый, дедуль. Забери его оттуда, желательно, прямо сегодня.
   У Дерека брови поднялись так высоко, что я начала бояться, а вернутся ли они обратно.
   - Хорошо, Лисси..., а ты уверена, что нужно сделать именно так?
   - Да, дедуль. До связи...
   - Ты, что творишь, Лисисайя! Что, вообще, происходит, демоны тебя задери? Откуда этот придурок взялся возле боксов?
   Что я могла ему сказать? Правду? Тогда сейчас здесь будет вся Звёздная полиция со станции и в ближайшем будущем Звёздный трибунал. А это значит, что мы так скоро отсюда не уберёмся. И ещё это означает врагов в лице рейнджеров на всю оставшуюся жизнь. Кто я такая, чтобы портить жизнь своим только что обретённым братьям?
   Освобождённый рейнджер что-то тихо втолковывал капитану. Тот всё так же молчал, лишь сжимал и разжимал кулаки, да качал головой.
   - Лар Решта, на перевязку, - постаралась за строгостью скрыть своё смятение. Всё - таки, в моей жизни раньше не было места ни лжи, ни интригам.
   Пока обрабатывала рану и перевязывала руку, произошло ещё одно событие. Теренс Махоро напросился к нам на яхту пассажиром до Айдоры. Ну что ж, решим проблему по - своему...
   - Простите, капитан Валсторн, я остаюсь на станции и доберусь до Айдоры самостоятельно, - у Грайха на лице отразилось такое потрясение, что мне его стало даже немножко жаль.
   - Как самостоятельно? Я тебя, Лисси, никуда не отпускаю.
   Валсторн ещё не до конца осознал всю серьёзность происходящего и поэтому пытался как - то повлиять на ситуацию.
   - Не имеете права, капитан.
   Он переводил взгляд с меня на рейнджеров и ничего не понимал. Вернее, понимать - то он понимал, но не мог поверить в серьёзность происходящего. И тут во весь голос засмеялся Махоро. Обхватив себя руками, он не просто смеялся, он захлёбывался от смеха. Отсмеявшись, подошёл ко мне, взял за руку, поцеловал запястье.
   - Да-а-а..., лайна Лисисайя, не хотел бы я видеть вас своим врагом... Переплюнули вы меня. Небось, и сына моего уже спрятали? - снял массивный платиновый перстень и надел мне на указательный палец. - Передайте это ему, пожалуйста. Я вас очень прошу... И скажите ему... Скажите ему, что я... Нет, ничего не говорите. Только позвольте мне поддерживать с вами связь.
   Выдернула руку.
   - Я могу отказаться от сомнительной чести быть рейнджером?
   - Что ты, девочка, это на всю жизнь. Мы звёздами не разбрасываемся. Интересно, что тут тебе наплёл Решта? Я разберусь, не сомневайся. За мной! - обратившись к своему старпому и коротко кивнув Грайху, резко повернулся к выходу и, печатая шаг, направился на выход.
   Немая сцена длилась несколько секунд, а потом произошло сразу несколько событий.
   Зашевелилась горта и я бросилась её поднимать.
   Капитан, взревев раненным зверем, бросился ко мне, вероятно, чтобы получить информацию о происходящем своим любимым методом.
   Серхай взвыл, как пожарная сирена:
   - Грайх, они шевелятся! Этого не может быть! Они же должны спать ещё, как минимум, месяц!
   Мы с капитаном, бросив свои незавершённые дела, ринулись к Таро с Серхаем, которые на вытянутых руках держали пластиковые контейнеры, внутри которых лежали белоснежные смешные дракончики. Когда они открыли глаза, мы, естественно, вчетвером, заглядывали внутрь их спальных мест, стараясь рассмотреть это чудо.
  
   Грайх
  
   Наградили же боги сестрой! Знать бы хоть, за какие грехи. Доберусь благополучно домой, пойду в храм Всех богов. Принесу дары и буду молить их всех, чтоб простили мне все прегрешения, вольные и невольные. Это же не рейс, это какой - то карнавал!
   Выйдем в открытый космос, я ещё разберусь с нашим доктором. Что за тайны она развела на моём корабле? Пришла ведь мышь мышью. Шарахалась от каждого звука и собственной тени. Не прошло и декады, она уже рейнджер!
   Конечно, и мы тоже. Благодаря ей. Но вопрос стоит принципиально. За всю историю, женщин среди них были единицы. И что это были за женщины! Героини! Отважные и самоотверженные! Наше чудо в перьях и рядом с ними не стояло.
   Придушил бы, если бы мог. Почти даром досталась парочка снежных райсов. Дома они ушли бы по пятьдесят тысяч кредитов каждый. Нет бы, усыпила их снова, так вначале решила посмотреть, что же там мы принесли... Теперь до самого дома будем няньчится с этой пузатой мелочью. С другой стороны, нам что - то слишком много в этот раз досталось задаром. Надо начинать беспокоиться - боги никогда не выдают свои кредиты без веской на то причины.
   До отлёта остаётся совсем мало времени. Объявляю часовую готовность.
   - Двигатель к полёту готов! - Серхай всегда на посту.
   - Бортовые системы активизированы, поправки к программам получены и установлены, - и когда он только успевает всё делать. Не устаю благодарить богов за Дерека.
   - Груз на борт доставлен и размещён согласно плану. Биоры работают в стандартном режиме, - Таро не просто спец - он спец высочайшего класса. С ним можно никогда не беспокоиться о грузе.
   -- Не понял, где док? - а в сердце уже шевелится ужас. Только бы опять ничего не случилось! Она же просто притягивает к себе неприятности...
   И опять мы видим ставшую привычной ситуацию: Лисси спит, замотавшись в свой плед, правда, с нашим приходом из-под него выглянули две любопытные мордочки, внимательно нас осмотрели, широко зевнули и тут же зарылись обратно. Ух, ты, уже охраняют!
   Я и забыл о нашем приобретении. Где - то в глубине души шевельнулось глухое чувство раздражения. С запечатлением получилось плохо. Совсем плохо. Но в ситуации есть один большой плюс. Покидая поместье, всегда не находил себе места от беспокойства. Охранные системы Дерека, это, конечно, хорошо, но у матери с сестрой абсолютно нет защитников.
   Вопросительно смотрю на Таро. Тот пожимает плечами. Ну и что прикажете делать?
   - Серхай, надень на неё браслеты, скоро стартуем. Опять что - нибудь учудит...
   Но из под одеяла раздалось:
   - Я в браслетах. Простите, я немножко посплю. Потом всё расскажу.
   До старта оставались считанные минуты, когда взвыли сирены. Что это у них такое? Учебная тревога, что ли? Весело они тут живут, однако. И в ту же минуту голос дежурного диспетчера объявил общее построение экипажей звёздолётов, находящихся на станции. В парадной форме. При всех регалиях. Боги Айдоры, да что ж это такое? Этот рейс когда - нибудь закончится?
   А в рубку влетел бледный, как привидение, Дерек и задыхаясь от ужаса, прошептал:
   - Драгнайры. Катера у терминалов ... Боевая звезда в зоне видимости...
   - Мать моя, богиня Сайке! Не успели... Ну что им стоило задержаться на часик? Зови Лисси с ребятами - надо собрать всех, и в срочном порядке обсудить ситуацию...
   Доктор пришла сонная и сердитая, растрёпанная, в расхристанном комбинезоне, из расстёгнутого ворота которого выглядывали две мордахи снежных райсов.
   - Скажите, это всегда будет так? Я хотела их оставить в каюте, так они залезли мне на голову, растрепали волосы и верещали так, как будто их убивают...
   - Ты у них теперь мать - кормилица...
   - И что мне теперь с ними постоянно носиться? - на лице у Лисси была написана вселенская тоска. - А как делами заниматься?
   - Всё потом... Серхай, заплети ей косу, нам предстоит знакомство с драгнайрами, а то она так лохматая и пойдёт.
   - Фью..., - присвистнул механик, - как быстро. Только подписали договора и уже знакомство. Шустрые они ребята. Или ситуация у них, действительно, безвыходная.
   ...Спустя некоторое время снова раздался голос дежурного диспетчера:
   - Команды в офицерскую каюткомпанию на построение!
   Всё это время мы совещались и решали, как быть с Дереком. И в итоге, пришли к выводу, что чем жить в извечном страхе - лучше вообще не жить. Лисси дала ему транквилизатор, чтобы он не дрожал, как осенний лист на ветру, и мы отправились на место встречи. Райхасы остаться на яхте категорически отказались, выражая свой протест криками и поисками места, где бы спрятаться на теле у доктора. Интересное дело, запечатлели они нас всех, а родителем признают только Лисисайю...
   Странно, но рейнджеров на встрече не было, видимо улетели раньше нас. А так, в общей сложности, нас набралось шесть экипажей. Женщин, кроме нашего доктора, в каюткомпании было всего две. Вероятно, из канцелярии или госпиталя. Мы пристроились в уголке, так, чтобы не привлекать к себе всеобщего внимания. И так на Лисси, в кителе вольного торговца с полным комплектом рейнджерских звёзд, смотрели, как на музейный экспонат или ожившую легенду. Во взглядах смешались ужас и восхищение. Практически все отслеживали взглядами её перемещение по каюткомпании. А она шла, в своей обычной манере, задумавшись о своём и не глядя по сторонам, только время от времени, нервно поводила плечами - под кителем, у неё на груди, мирно дремали райсы. Нас сопровождали вздохи и шепотки: восхищённые, сожалеющие, завистливые. Неужто завидуют нам?
   И вдруг всё стихло... Не слышно было даже дыхания находящихся в каюткомпании людей.
   Вошли драги.
   За несколько тысяч лет жители Айдоры так и не был удостоены чести быть представленными драгнайрам. Сами же они не стремились налаживать контакты. Жили очень замкнуто на своей планете, не идя на контакты ни с кем. Только в созвездии Рыжей звезды находились посреднические конторы, через которые они вели довольно обширную торговлю. Всё, что о них известно, это то, что являются они драконами - метаморфами, имея вторую ипостась человеческую. Все попытки пробиться хоть как - то на их планету, заканчивались для смельчаков трагически. Поэтому даже их внешний вид был, в некотором роде, загадкой.
   В каюткомпанию вошло пять человек. Получается, если к станции прибыла звезда, то ещё пять из драгнайров остались на звездолётах. Удивлённый вздох был первой реакцией на появление извечной загадки обитаемого Космоса. Краешком глаза наблюдаю за Лисси. Странно, почему - то не обратила на них внимания. Держит за руку Дерека.
   Даже на мой, сугубо мужской взгляд, они были слишком совершенны. Слишком красивы. Слишком гармонично сложены. Но их совершенство не было чрезмерным или аляпистым. Невооружённым взглядом было видно, что пятеро мужчин были воинами. До мозга костей, до последней чёрточки в совершенном теле. С кем они там, интересно, воюют? Их сущность подчёркивала полувоенная форма, экономные движения, присущие только тем, кто большую часть своей жизни посвятил воинским искусствами и с трудом скрываемое превосходство над всеми нами.
   Выйдя на середину помещения, один из них представился:
   - Согласно договору с Советом миров, направлены для несения службы в данном секторе. Базироваться нам предложено на Х 9. Командир звезды Горан Орой III - голос драгнаира был сух и не нёс в себе даже признака эмоций.
   Бессменным командором станции на протяжении нескольких десятков лет, был уроженец Хихоры, полуэльф Растаниэль Диканд. Полагаю, за годы командования станцией, он видел немало чудес и диковинок, но сейчас потрясение увиденным сразило наповал и его. Поэтому ответная речь была предельно коротка.
   - Добро пожаловать на Х 9. Надеемся на плодотворное сотрудничество во благо великого Космоса
   И тишина... Создалась неловкая пауза. Но её разрушил молодой голос слева.
   - Мирсааль Гелирхан - командир грузовой шхуны " Мея"...
   - Като Ластарай - крейсер "Дарталис"...
   - Фридрих фон Дец ...
   - Иссато Накри...
   - Доломей Урдо...
   Драграйсы молча следили взглядами за представлением команд, и только их командир плавно перемещался от экипажа к экипажу, коротко кивая в ответ на приветствия.
   Мы ждали его приближения, затаив дыхание. Дерек же, под действием транквилизатора, был спокоен и даже слегка сонлив. Лисисайя не выпускала его руки из своей ладошки.
   Всё. Сейчас свершится.
   - Грайх Валсторн - вольный торговец. Яхта "Крылья богов", - драг лениво осматривал по очереди всех нас и вдруг взгляд его зацепился за Дерека. Сразу подобравшись, как ищейка, резко дёрнулся в его сторону.
   - Драгнаирский раб? - а сам уже ощупывал лицо, не смеющего даже дышать, системмера. Не обнаружив метки, потрясённо уставился на меня, явно желая услышать объяснение парадоксу.
   Я судорожно пытался найти нужные слова, но тут в наш диалог вмешалась Лисисайя.
   - Будьте добры, уберите руки от лица нашего системмера - вы вторгаетесь в его личное пространство, - сказано это было таким тоном, что вздрогнули все находящиеся в каюткомпании. А командор Диканд побледнел и закрыл глаза.
   Видимо, в это время судьба драгнайра решила, что для него сегодня недостаточно потрясений. И выдала, в нагрузку к Дереку, ещё и Лисси. Он от удивления даже потерял дар речи. Но только на несколько секунд. Затем, хищно улыбаясь, обратил своё внимание на доктора.
   - Ну и что мы тут имеем? Человеческая самка... Довольно молода, но уже рейнджер... Интересно, за какие заслуги? Это хорошо... Невоспитанна и несдержанна... Это плохо...
   Вполне возможно, он успел бы ещё что - нибудь сказать, но Лисси опять его удивила.
   - Лисисайя Раниэль Эйхан - штатный доктор на яхте капитана Валсторна.
   - Даже так... И что вы от меня хотите, госпожа штатный доктор? Друга защитить?
   - Не друга, а брата, - Лисси продолжала гнуть свою линию.
   Горан Орой всё - таки неверно воспринял поведение Лисси и попытался тыльной стороной ладони очертить контур её лица. А вот это он зря. Наша доктор не переносит фамильярности и чужих прикосновений. Отшатнувшись, Лисисайя прошипела:
   - А теперь вы вторгаетесь в моё личное пространство, - и сделала шаг назад.
   Драгнайр, видимо, впервые встретил такое к себе отношение, ибо резко наклонившись вперёд, хотел ещё что - то сказать, но опоздал. В это время китель на груди Лисисайи зашевелился. Из под воротника показалась белая когтистая лапка, а райсы внутри испуганно заверещали в два голоса.
   Послышались смешки. Вначале тихие и одиночные, затем всё громче и обширнее. Торжественное мероприятие начало превращаться в фарс.
   Лисси, тяжко вздохнув, отвернулась и достала из-за пазухи детёнышей. Те, радостно взвизгнув, по руке взобрались к ней на голову, растопырили крошечные отростки крыльев и зашипели Орою прямо в лицо, как взрослые райхасы. Наверное, если бы драгу врезали под дых, он не был бы так удивлён.
   Сейчас что - то случится... И нам мало не покажется.
   Сейчас что - то случится... Что ж ты творишь, Лисисайя?
   Сейчас что - то случится... Ты, вообще, о чём - нибудь думаешь?
   Спасите нас, боги Айдоры...
   - Человечка с младшими детьми Великой Матери? - удивление не отпускало драгнайра из своих цепких лап. - Кормит и прячет на своей груди? Заботится о них? - казалось, он не констатирует факт, а бормочет что-то, чему абсолютно не верит.
   Что ж он причитает, как блаженный... Тоже мне, страх и ужас обитаемой Галактики. Не боится, что ли, имидж свой испортить?
   Малыши шипели, Лисси безрезультатно пыталась выпутать их из волос, народ уже отсмеялся, и тихо фыркал или ухмылялся.
   - Шшш-а-рр-а-ссссс а-йй-т-оо, - неподвижно глядя на малышей, произнёс вдруг Горан Орой. Те прижались к голове Лисси, не прекращая шипеть. То, что они испуганы было видно невооружённым глазом. Непонятно было, что пытается сделать с ними драгнайр.
   - Шшш-а рр-а-сссс а-йй-т-оо!
   Райсы вдруг заверещали так пронзительно, что Лисси встрепенулась и рывком выдернула их из волос. Затем прикрыла малышей руками и выдала очередной свой перл.
   - Господин дракон, прекратите угрожать малышам...,- всё - таки, Лисисайя, вероятно, решила, что Орою мало на сегодня потрясений и по очереди запихнула их себе за пазуху, уже не отворачиваясь от драгнайра, - мы не убили их мать, не отобрали детёнышей насильно и не украли их.
   Она, что, совсем никого не боится? Или не знает, чем чреваты такие выступления. Надеюсь, он не будет убивать нас на виду у всех? Или ему всё равно: убить только нас или всех обитателей станции...
   Драгнайр хмыкнул и обратился к присутствующим:
   - Благодарим за радушный приём, мы тоже надеемся на плодотворное сотрудничество...
   Командор Диканд облегчённо вздохнул, взмахом руки распустил высокое собрание и заторопился по своим делам. Но на этом моменте сегодняшние сюрпризы не закончились.
   Горан Орой обратился теперь уже ко мне:
   - Капитан Грайх Валсторн, позвольте нам воспользоваться вашим гостеприимством?
   И команда драгнайров, и наша дружно уставились на Ороя, а я не знал, что и сказать, только кивал головой. Выручил Серхай.
   - Милости просим! - И в жесте гостеприимства прижал руку к сердцу. Да что сегодня с моей командой? Капитан я или где? Слова не дают сказать...
   А Лисси зашептала мне на ухо:
   - А чем же мы их кормить - поить будем, рейнджеры же вычистили все наши запасы.
   Думаю, зависть к нам теперь никто не испытывал, у всех на лицах было крупными буквами написано небывалое облегчение. Ведь перейти от паталогического страха перед ужасом Вселенной к добрососедским отношениям в течение часа просто невозможно. Разумеется, я тоже понимал, что гости идут к нам не чаи гонять. Как - то так случилось, что мы, простые торговцы, не просто заинтересовали, а заинтриговали драгов.
   И как, интересно, выпутываться из этой ситуации? Дерека мы не сдадим, это однозначно. А Лисси, я смотрю, очень быстро освоилась со своим новым статусом. И если не наломает дров, то, худо - бедно, о себе позаботится.
   В каюткомпании места с лихвой хватило всем. Лисси унеслась переодеваться, потом пролетела мимо, направляясь в пищеблок. Через несколько минут выглянула.
   - Чай, кофе, другие колониальные продукты? Или подождёте закуски? Серхай, у меня в каюте пара бутылок "Эльфийской ночи", в шкафу, в нижнем ящике.
   Тот аж задохнулся от возмущения.
   - Мне отец никогда ничего не даёт вообще... А у тебя и конфеты..., и вино из подвалов самого правителя Радужного леса... Может у тебя и печать Хранителя лесов случайно в шкафу имеется?
   Лисси сделала строгое лицо, глазами обещая нашему механику все кары, которые только возможны.
   - Я у него одна, а вас много. И это вино ещё с диплома. Всё не было случая выпить. Теперь, вот, обмоем дружественные отношения с драгнайрами, - ирония в её в речи плескалась на грани дозволенного.
   Показалось мне или нет, но Лисисайя не испытывала абсолютно никакого пиетета к гостям. Порой создавалось впечатление, что она им преднамеренно хамит. Но всё - таки было видно, как она нервничает. Или очень сильно устала. Или опять что-нибудь учудит.
   Вино оказалось выше всяческих похвал. Тонкий вкус, непревзойдённый аромат и богатый букет. В бокалах оно отливало старым золотом, мерцая и переливаясь, как солнце сквозь осеннюю листву. Поистине, вино королей...
   Лисси за стол не села, продолжая метаться по кухне.
   - Ваша женщина всегда так непочтительна с гостями? - задал вопрос самый молодой из гостей.
   - Разве она нарушает какие - то правила этикета? Так она не кухарка и не служанка. Она наш штатный доктор, ветеринар и кровная сестра в одном лице...
   Выражение удивления на лицах драгов было совершенно искренним. Как же часто за сегодня нам пришлось видеть их удивление...
   Но вот их любопытства, судя по следующему вопросу, мне утолить не удалось.
   - И она не связана ни с кем из вас узами?
   Теперь пришла наша очередь удивляться. С какой радости их интересует, замужем она или нет? Интересно... интересно...
   - Я вам предельно честно ответил... Лисисайя наша сестра. Но думаю, это не главная причина, по которой вы сейчас у нас в гостях?
   - Вы правы, - командир драгнайров потягивал вино, смакуя каждый глоток. - Нам нужна ваша помощь. Я уже сказал, что мы будем патрулировать этот сектор Галактики, базируясь на станции. Хотелось бы хоть немного ознакомиться с населёнными планетами. Одно дело читать сводки и изучать съёмки, совсем другое дело видеть всё вживую... Тем более, у нас на борту верительные грамоты и полномочный представитель Драгнайра в империю Айдора. Задерживаться на Х 9 смысла нет. Получается, нам с вами по пути.
   Он, что, бредит? Или не понимает разницы между драгнаирским крейсером и нашей яхтой?
   - Сожалею, у нас на борту животные, имперский заказ, и рисковать ими мы не имеем права. Так что сразу предупреждаю, помочь мы вам ничем не сможем. На Айдоре мы будем, в лучшем случае, через два планетарных месяца. Информацией, если надо, поделимся. Почему бы и нет...
   - Проблему доставки вас на Айдору мы решим... И с животными вашими ничего не случится... В этом случае, нам просто понадобится ваше согласие, а остальное...
   Договорить он не успел, появились Лисисайя с Дереком, с двумя подносами, заставленными ароматными блюдами. Как Лисси удаётся из обычного набора продуктов готовить такие изыски? Запах, действительно, был умопомрачительным. Ну а о вкусе можно было не беспокоиться. И откуда на яхте такая посуда?
   - Лисси, а тарелки случайно, не из твоего необъятного шкафа?
   Она воззрилась на меня с немым удивлением.
   - В синтезаторе есть отдельная программа: посуда повседневная и посуда праздничная.
   Боги Айдоры, больше десяти лет у меня "Крылья богов", несколько лет - новый синтезатор, а я не знаю всех его функций!
   И тут краем глаза замечаю очень плотоядные взгляды, которые бросают на нашего доктора драги. Не нравится мне всё это. Гости они или нет, нужно сразу расставить приоритеты. Не успел. Лисси опять смешала все мои планы.
   - Думаю, в моём присутствии нет необходимости, я в боксы к животным, если понадоблюсь - связь не отключаю...
   - Не торопитесь, доктор, нам нужна ваша помощь. Требуется подтверждение о происхождении вашего системмера. Анализ крови, если вас не затруднит, - Горан Орой ещё просто не знает на что способна Лисси во гневе. И стукнуть ведь может. Тогда конец добрососедским отношениям.
   Смотрю на неё. Закусила нижнюю губу, побледнела. Опустила глаза долу. Думает...
   Только не сорвись, доктор! Только не сорвись! Сейчас от тебя зависят наши жизни. Да и будущее Айдоры тоже. Мы с тобой, как громко это ни звучит, закладываем фундамент будущих отношений между двумя империями. Бездна нас забери, как пафосно и вместе с тем, как горько!
   - Прямо сейчас..., - подняла глаза, а в них какая -то шальная бесшабашность. - И как вы это себе представляете? У вас с собой лаборатория?
   Холод в её голосе мог бы заморозить нас всех вместе взятых и по одному, в частности.
   - Достаточно капли крови на встроенный в персональный браслет анализатор. Все рабы на нашей планете производятся в одной лаборатории и из одного материала. Учёный, который изобрёл технологию их производства, создал их по своему образу и подобию. Из своего генетического материала. За века процесс и технологии улучшили, а вид менять не стали. Кроме того, они - абсолютно стерильны и не могут воспроизводить потомство...
   Тут не выдержал Таро.
   - А чем же мы с ним занимаемся в квартале Целительниц душ? Орочьи ритуальные пляски пляшем? Или песни хором поём? - за что получил пренебрежительный взгляд Ороя.
   Лисси, наконец, пришла к какому - то решению. Кивнула Горану Орою:
   - Хорошо, только анализы сделаем все вместе - вы себе, а я себе. Секундочку... принесу лабораторию.
   ... Глядя, как работает Лисисайя, я впервые в жизни поблагодарил богов за то, что они привели её на "Крылья богов". Лаборатория, которую она в своё время притащила с собой на яхту, оказалась компактным чемоданчиком с кучей аппаратуры и встроенным электронным микроскопом.
   Кровь для анализов была взята у всех, без исключения... Драгнайры попытались было возмутиться, но вздёрнутая бровь и ехидная улыбка Лисси, мигом отбили у всех желание противоречить.
   - Сравним результаты? - наша доктор была сама вежливость. - Прошу в медблок, - а это уже персонально к Орою.
   Глазами спрашиваю: всё в порядке? Лисси прикрыла в ответ свои. Понимаю, что спасти нас может чудо. И ключи к чуду в руках этой девочки.
   - Вы хотите со мной уединиться? - командир драгнайров кажется несколько растерянным.
   - С чего вы взяли, - Лисси изо всех сил старается не рассмеяться, - у вас нет понятия служебная тайна?
   - Не тот случай...
   - Ещё лучше...Прошу, - и протягивает ему планшет с распечаткой анализов,- вы в состоянии разобраться в терминах? Похоже, Лисси решила слегка развлечься.
   - Думаю, что да.
   - И по какому признаку определяем родство? Я ведь правильно поняла, в крови драгнаирских рабов есть нечто, характерное только для крови драконов?
   - Для женщины вы слишком проницательны...
   На что, эта нахалка, мило улыбаясь, ответила:
   - Не без этого, уважаемый лар, не без этого...
   Разносолы стыли на столе. Вино мерцало янтарём в бокалах. Атмосфера в каюткомпании накалилась до предела. Дерек же, наоборот, был спокоен, как скафандр в шкафу. Скорее всего, Лисси опять напичкала его транквилизаторами. Во избежание, так сказать...
   После нескольких минут совместного изучения результатов анализов, драгнайр не смог обнаружить тот самый элемент, который был для него столь важен. Надо сказать, Орою хватило такта, выйти с умом из неловкой ситуации.
   - Приносим глубокие извинения за доставленное беспокойство...
   - Какие проблемы, лар Орой, всегда рады помочь, - Лисси не могла не съязвить, - теперь я могу покинуть вас? У меня дела в боксах с животными. Детёныши райсов пока спят и надо заняться другими животными.
   В подтверждение своих слов, она оттянула ворот комбинезона, из которого тут же показалась недовольная мордаха райсаха.
   - Есть ещё животные, которым требуется моё внимание.
   И ушла...
   Драги проводили её, ну очень, заинтересованными взглядами. Не нравится мне всё это. Как бы выяснить, в чём состоит их интерес к Лисси. И пресечь его на корню.
   С уходом доктора народ расслабился. Дерек сменил закуски на более свежие, выпили вина... Но разговор всё равно не клеился.
   - Вы, вероятно, ждёте извинений? Видите ли, каждый раб, обнаруженный вне пределов Драгнайра, должен быть возвращён хозяину. И о сегодняшнем случае я должен буду доложить вышестоящему начальству.
   - О каком случае? Разве анализы подтвердили ваши предположения? Или вы не доверяете профессионализму нашего врача?
   - В том-то и дело, что я ничего не нашёл и ваш врач выше всяких похвал, но такого внешнего сходства просто не может быть...
   Хорошо ещё, Дерек вышел в это время и не слышал последних слов Ороя. Не берусь даже предположить того, что он мог бы натворить.
   Что самое парадоксальное в этой ситуации, драги, за исключением пары реплик, были немы, как рыбы и это молчание начинало угнетать. Чем развлекать гостей просто не мог себе представить. Да и не договаривались мы как - то на развлекательную программу.
   - В таком случае, приносим свои извинения, но нам нужно готовиться к отлёту... - больше нам с драгами политесы разводить некогда. По моему скромному разумению, добрососедские отношения таким образом не налаживаются...
   - Мы доставим вас к Айдоре в течение ста условных часов. С соблюдением режима безопасности для вас и животных. Но для этого придётся переместить яхту в трюм нашего флагмана.
   Ох, ни себе чего! Заманчивое предложение, чем же мы должны будем расплачиваться?
   - И на каких условиях вы переправите нас на Айдору?
   - Информация, информация и ещё раз информация. Из первых рук. По всем интересующим нас вопросам.
   - Смею вас заверить, вы обратились не по адресу. И ещё раз повторюсь. Мы, всего на всего, вольные торговцы.
   Да как же нам теперь от них отвязаться? Или я чего - то не понимаю, или их интересует не только информация. Неужто, этот напыщенный дракон настолько заинтересовался Лисисайей? Не поверю в жизни. Бред какой - то.
   - А разве вы не хотите стать первым из вольных торговцев, с которым будут заключены коммерческие договора?
   Опять заманчивое предложение. Что ж тебе необходимо на самом деле, драконистый ты наш?
   Так, быстро вспоминаем, чему нас в университетах учили?
   "Даже если вам предлагают абсолютно невыгодную сделку, найдите положительные стороны и в ней. Ибо, любая коммерческая деятельность без прибыли не имеет смысла. Не отказывайте сразу. Прощупайте почву и состоятельность предлагаемых контрактов. Только тогда ваши действия принесут несомненный доход".
   - И в чём подвох? Только не убеждайте меня в том, что вами движет голый альтруизм. Видите ли, я не работаю на империю, я - вольный торговец. И класс моего судна не подходит для сверхдальних рейсов.
   - Но вы ведь хотите побывать на приёме у императора? В знак благодарности, мы возьмём вас с собой на вручение верительных грамот...
   Хотелось рассмеяться в лицо этому чрезмерно самоуверенному в себе существу. И послать его подальше. Но не давала покоя мысль о подоплёке всей этой дипломатической мишуры.
   - Ещё раз сожалею, но вынужден отказать вам...
   - В таком случае, нам придётся взять вас в плен и доставить на орбиту Айдоры в принудительном порядке...
   Рассуждаем логически: конфликта они не хотят, он им сейчас совсем не нужен. Значит, ситуация, действительно, серьёзная. Делать нечего. Придётся потрудиться во благо империи.
   - Вы ставите нас в безвыходную ситуацию. Пусть будет по - вашему. Но объединимся за пределами станции. В космосе информация разлетается со скоростью света. Мы ещё будем в пути, а на Айдоре уже будут готовить нам торжественную встречу. А вы ведь этого совершенно не хотите. Я прав?
   Ответ на мой вопрос, естественно, был положительным...
   Так мы оказались со всем своим зоопарком в трюме драгнаирского корабля. Хотя, лукавлю ... Больше всего, помещение, в котором оказалась наша яхта, напоминало светлую пещеру правильной геометрической формы. Со всеми коммуникациями и службами. Очень удобную и комфортную. Напичканную абсолютно непонятной нам техникой. Красивая такая тюрьма, в которую мы запихнули себя сами, своими руками. С одной стороны, нас пригласили в гости. С другой стороны, отказ не принимался ни под каким предлогом.
   Дерек попытался было сдаться на милость победителей, уверяя, что всё это из-за него. Но выйти с яхты ему никто не дал. Получил внушение от Лисси и всех нас, а так же транквилизатор длительного действия. Во избежание повторения упаднических настроений. Мы старательно поддерживали друг у друга бодрость духа, но нервы были напряжены до предела. Нас ощутимо потряхивало от переживаний, но сделать уже было ничего нельзя. Каждый из нас понимал, что попали мы в практически безвыходную ситуацию. Поэтому решили не нервничать лишний раз. Чему быть, того не миновать.
   Лисси, как обычно в стрессовой ситуации, уснула прямо в каюткомпании, свернувшись клубочком в кресле. Райсы не покидали её теперь ни на минуту. Правда, время от времени, с удовольствием путешествовали от одного "родителя" к другому. Но неизменно возвращались к нашему доку.
   На грузовой палубе тоже царил порядок. Малышня начала открывать глаза и потихоньку обрастать пухом. Корма теперь хватит - можно не урезать рационы. Мамашами горты оказались очень ответственными, и за детьми следили, не спуская глаз.
   Радужные марши не подавали поводов к беспокойству, но Лисисайя бегала к ним каждую свободную минутку.
   ...Первые несколько часов нас никто не беспокоил. Мы даже умудрились выспаться. И решили не нарушать традиций. Собравшись в каюткомпании, слёзно попросили Лисси приготовить побольше вкусненького. Заесть неприятности. Какие радости у нас ещё остались?
   Некоторое время спустя, с пищеблока потянулись умопомрачительные запахи. Лисси потихоньку мурлыкала себе под нос какую - то песенку. Могло показаться, что мы просто в рейсе, а за окном не трюм драгнаирского крейсера, а бескрайний космос. И у нас обычный завтрак.
   - Всё готово, господа, сейчас будем завтракать.
   Иногда Лисисайя забывала о своих комплексах и превращалась в бойкую девчонку, какой, собственно, она и должна была бы быть. Вот и сейчас, подвязавшись фартуком (уверен, что Лисси знает какую-то сверхсекркетную программу для синтезаторов, получая от них всё, что только пожелает), залихватски повесив на сгиб локтя салфетку, она вынесла нам поднос с огромной горой горячих, благоухающих маслом и мёдом оладий. Румяные, золотистые, пышные лепёшки были вкусными даже на вид.
   - Оп, ля - ля! Получите и распишитесь. С пылу, с жару, - Лисси так заразительно улыбалась, что, поневоле мы все заулыбались ей в ответ. - Чай и кофе сейчас несу.
   - Не надо, я помогу, - сорвался с места Серхай.
   В этот момент появились драги. Мы замерли. Помимо уже известного нам, Горана Ороя, прибыло ещё два незнакомых нам мужчины.
   Высокомерный прищур глаз, скепсис на лице, переходящий в презрение, оценивающие взгляды - вот лишь малая толика внимания, уделённого нам гостями. Какого демона изображать презрение, если сами затащили нас к себе на крейсер? Мы в гости не напрашивались. Более того, мы всячески старались избегнуть любых контактов. Или это презрение ко всей человеческой расе? Так из людей, здесь только я и буду. Принадлежность к человеческому виду всех остальных под очень большим вопросом.
   Лисси так и осталась стоять с подносом. Нам же пришлось подняться и поприветствовать гостей. Их совершенство было сокрушительным. Их роскошные волосы, заплетённые у всех в сложную косу, будут на Айдоре предметом зависти не только мужчин, но и женщин. Их глаза, цвета первой зелени с золотыми искорками, манили своей необычностью. Форма сидела на них, как влитая. Рядом с ними моментально развивался комплекс неполноценности.
   - Огнен Даримодо I, координатор Зззвёздного контроля. Оч-ч-ч-ень приятно познакомиться, - выплюнул приветствие старший из гостей. А это мой помощник, Далибор Айгаран II .
   Тот коротко кивнул, не меняя выражения лица. Но на Лисси драконыш посматривал очень заинтересованно.
   Полагаю, ей надоело держать тяжеленный поднос, она с грохотом опустила его на стол и ехидно промолвила:
   - Милости просим, гости дорогие. Или вам по протоколу не дозволяется вкушать пищу с пленниками? В таком случае приходите позже - мы завтракаем...
   - Мы, это кто? - моментально отреагировал тот, который координатор чего - то там. Показалось, от холода в его голосе начал замерзать воздух в каюткомпании...
   Представился... Имя ... Должность... Вслед за мной, вся моя небольшая команда. Дерек тоже озвучил свою принадлежность к семье Валсторн, чем вызвал нездоровый интерес к своей персоне. Лисси же, не захотела оставить хамство драгнайров без ответа. Упоминал уже про стойкого оловянного солдатика. Не сдаётся. Неисправима. Незаметно подмигнула мне. С чего бы это?
   - Лисисайя Раниэль Эйхан, наследная виконтесса Эйхан, дочь Хранителя Радужного леса, окажите честь, господа, разделите с нами трапезу...
   А сама смотрит не менее высокомерно и холодно, прямо на драконьего координатора. Вот попробуй, поспорь с такой баронессой. Вроде, и знакома с моей матушкой несколько часов, а взгляд один к одному. Как будто всю жизнь репетировала. Или росла не в уголке дворцового парка, а в самом дворце.
   Боги Айдоры, кого это мы приняли на работу? Я ведь с самого начала предполагал, что император не держит в должности имперского архивариуса кого ни попадя. Денег и земель у Лиссиного деда, конечно, нет, а вот титул остался.
   - И с каких это пор в империи аристократки работают кухарками? - продолжил изливать на нас свой яд координатор Даримодо.
   Да что ж он не угомонится? Всё - таки, наличие женщины в экипаже, создаёт некоторые проблемы.
   Лисси рассмеялась. Положила себе на тарелку свою порцию, добавила джема и ушла, бросив через плечо:
   - Вот видите, какой экипаж у лара Валсторна, виконтессы завтраки готовят. Завидуйте, господа драгнайры. Прошу прощенья - у меня дела.
   Горан Орой наблюдал за перепалкой вышестоящего начальства с лёгкой ухмылкой - ему уже пришлось столкнуться с Лисси. И ничего хорошего из этого не вышло. Он слегка кашлянул, привлекая к себе внимание.
   - Полномочный представитель Дракнайра приглашает экипаж яхты на ужин сегодня в девятнадцать часов по корабельному времени. Я приду к вам и провожу на крейсер.
   Координатор фыркнул и, резко развернувшись к выходу, буркнул:
   - Слишшшком много чести людишшшкам...
   Как печально обстоят дела! Драги, оказывается, совершенно не хотят никаких дружественных отношений с другими планетами. Видимо, им просто приказано наладить контакты. Или дела у них совсем плохи. И, получается, не все с этим приказом согласны. Что ж, коль обстоятельства сложились не в нашу пользу, приложим максимум усилий к тому, чтобы не случилось конфликта. В том, что провокации сегодня обязательно будут, я уже не сомневался...
   ...Несколько часов мы занимались каждый своими неотложными делами. То, что двигатели не работают, и нет необходимости следить за курсом, не повод отлынивать от работы. Ну а Лисси от своего зоопарка, вообще не отходит. Странно, но марши, которых мы везём для Норвея, ещё все живы. Каждый день лично проверяю их количество и требую от доктора отчёт о состоянии их здоровья. Но изменений в их состоянии нет. В первый же день она сделала экспресс анализ состояния марш и никаких патологий в их здоровье не обнаружила.
   Детёныши гортов растут не по дням, а по часам. И полностью обросли мягким нежным пушком.
   А по поводу райсов, вообще, молчу. Они поселились у Лисисайи в каюте. Даже спят у неё под одеялом. Попытки выдворить их куда - нибудь, в другое место, не привели к успеху. Особенно эти мелкие разбойники полюбили купание под душем. Просто млеют от счастья. А уж хулиганят...
   Храните нас, боги, Айдоры. Может, повезёт, и мы доставим всех зверей живыми и по назначению. В таком случае, можно будет подумать и об отпуске.
   Но чем бы мы ни занимались, мысли, я уверен, у всех были о предстоящем ужине. Очень нервировала ситуация. Неясность нашего статуса, негативное отношение к нам драгнайров, не добавляли ни капли спокойствия. Но отказаться идти к драгам мы не могли. Как смешно это не звучит, нам просто не куда деться.
   На станции ещё раз наведались в лавку мэтра Хинникасту. Теперь у всех на парадных кителях красуется бриллиантовое созвездие рейнждеров.
   Горан пришёл значительно раньше назначенного времени. Хорошо, что один, можно будет попытаться получить ответы на интересующие нас вопросы. Но, видимо, пилоты драгнаирских звездолётов, параллельно с навигацией, изучают и дипломатию. Выведать что - либо интересующее нас не удалось. А вот к нам просьба у Ороя была. Лисси желали видеть в платье. У них, видите ли, женщины мужскую одежду не носят.
   Глубоко сомневаюсь, что у доктора с собой есть платье. Тем более, вечернее. Некуда ей было их носить. Тем более, на яхте оно ей абсолютно не нужно.
   И в очередной раз ошибся в своих предположениях. Серхай привёл Лисисайю в каюткомпанию в потрясающем платье из знаменитого эльфийского шёлка. Роскошного тёмно-синего цвета. С атласными лодочками в тон платью. Относительно ограничений длины драгнайром ничего сказано не было. Поэтому претензии, я думаю, предъявлять тоже будет некому.
   Платье было чуть ниже колена, с открытыми плечами и облегало Лисси, как вторая кожа.
   Мы замерли и потеряли дар речи. Представшая перед нами девушка не могла быть нашим доктором. Идеальная фигура. Точёные ноги. Изумительная линия плеч. Волосы гладко зачёсаны и собраны в тяжёлый узел на затылке. И сапфировый гарнитур из подаренных нами драгоценностей. Как дополнение к дивному видению, неповторимый, будоражащий аромат духов. Чарующий и завораживающий одновременно. О таких духах, действительно, можно было мечтать всю жизнь.
   Из ступора нас вывел голос Ороя. Всё такой же холодный и беспристрастный, он срывался на хрип.
   - Сколько стоит ваша сестра? Я заплачу за неё любые деньги. Я богат, но отдам всё, что у меня есть.
   Только теперь я понял одержимость Лакрая Чегери. Только что, на наших глазах, из серой, невзрачной куколки родилась прекрасная бабочка. Видимо, увидев её однажды, граф именно так навсегда потерял покой... Но он далеко, а драгнайры, к сожалению, рядом. И нужно как - то объяснить Горану Орою, что мы не продаём своих сестёр. Да и не только сестёр. Помогать мне спасать ситуацию никто не торопился. Сразу вспомнили, что на яхте есть капитан. Придётся брать решение проблемы в свои руки.
   - Простите, уважаемый, у нас не принято продавать сестёр, да и просто женщин тоже. Они вправе сделать свой выбор сами. Думаю, от дальнейших объяснений можно воздержаться... Вы должны понять, что поторопились с предложением.
   На драгнайра было больно смотреть. Впервые за время нашего знакомства, он проявил хоть какие - то эмоции. Сожаление... Растерянность... Надежда. И глаз не спускает с Лисси... Да, что, демон его забери, происходит? Она что, сама должна броситься ему на шею?
   -Вы не понимаете... Ей нельзя идти в таком виде на ужин. Может случиться беда. Посол состоит в близком родстве со Старшей семьёй и не привык себе ни в чём отказывать.
   - И вы предложили исправить ситуацию, просто купив меня?! Чем же вы отличаетесь от своего соотечественника? - Лисси восприняла вопрос о предложении своей продажи довольно спокойно. Но вот смолчать, я так понимаю, была не в силах. - Я не зверушка какая - нибудь, чтоб меня продавать. И у меня нет абсолютно никакого желания стать чьей - то игрушкой. Уж лучше я вернусь в Приют потерянных душ...
   - Простите, я неправильно выразил свою мысль. Вы ни с кем не связаны узами. И это будет для посла самым главным. Для исполнения своих прихотей он не остановится ни перед чем. Ещё вы очень красивы, даже по меркам драгнайров, - боги Айдоры, Орой покраснел, что на его белоснежной коже было очень заметно.
   На Лисси заявление драгнайра не произвело никакого впечатления. Она замерла, склонив голову к плечу, о чём - то мучительно раздумывала. Серхай с Таро тихо перешёптывались. Затем эльф решил прояснить ситуацию.
   - Простите, господин Горан Орой, но мы - это не все её братья. На Айдоре есть ещё. Кроме того, у Лисисайи есть ещё отец и дед. Как старшие мужчины в семье, только они имеют право решать её судьбу.
   Браво, Серхай, ты дал нам, так необходимую сейчас, передышку. Посмотрим, что на это ответит дракон. Тот, если и был удивлён, то только слегка.
   - Почему же, при таком количестве мужчин в семье, ваша сестра работает?
   - Это её личное желание. И у нас в Айдоре очень многие женщины работают. Где хотят и сколько хотят. И разве, отправляя посольство, вас не просветили о специфике жизни в нашей империи?
   Тут отмерла Лисси.
   - Господин Орой, я могу отказаться от ужина? - тот отрицательно покачал головой.
   - Грайх Валсторн, вы не могли бы уделить мне несколько минут вашего времени.
   Опять этот холодный тон, от которого мёрзнут кончики пальцев и замирает душа. Вот, готов заложить половину своей коллекции, она уже что-то придумала. Но во взгляде, который доктор мельком бросила на меня, вселенская тоска. Эх, Лисси, Лисси... Что ж за жизнь у тебя? Только немножко ожила и опять проблемы.
   - Прошу прощенья, господа, мы не на долго... На столе кофе и пирожные, угощайтесь.
   Какое - то странное нервное веселье бурлило в крови, в ожидании встречи с драгами. Как будто перед боем, который уже заведомо выигран. Хотя, насчёт победы я поторопился...
   Слова Лисси выбили воздух из лёгких, заставив замереть.
   - Вы не могли бы на мне жениться, капитан. На время. До Айдоры. У вас ведь есть такие полномочия? - опустила голову и почти не дышит. Кулаки сжаты. Ждёт решения своей судьбы.
   В другое время, посмеялся бы вместе с ней. Не сказать, что отказался бы от предложения - такая жена составить честь любому мужчине, но не принято как - то женщинам себя предлагать в жёны. Хотя умом понимал, что не от хорошей жизни Лисс пошла на этот шаг.
   - Пожалуйста, - шепчет еле слышно, - мне ничего от вас не нужно, я после рейса снова уеду в Приют и останусь там навсегда. Я не буду иметь к вам никаких претензий. Я даже заплачу вам за помощь - у нас в семье есть черепаховый гребень из эпохи первых переселенцев. Передаётся по женской линии. Дедушка вам его отдаст. Просто так. За то, что спасли меня.
   А ведь это был выход. Не думаю, что Лисси будет иметь какие - то виды на моё тело - не то воспитание. Да и в помощи она, действительно, нуждалась. Так что, в итоге, из рубки мы вышли уже официально зарегистрированными мужем и женой.
   Пригодились кольца, купленные для сестры. Я всё не теряю надежды, что Таро, в конце концов, однажды признается ей в своих чувствах. И не купить у эффейского ювелира обручальные кольца для младшей сестрёнки, было бы просто преступлением. Вот и пригодились...
   Когда мы появились, в каюткомпании воцарилась мёртвая тишина. Зная Лисси, все уже предполагали какой-нибудь нетривиальный ход с её стороны. Одетая в парадную форму, с россыпью бриллиантовых рейнджерских звёзд на кителе, она была не менее хороша, чем в платье.
   - Лисси, я старался, выбирал тебе платье! Я довёл до нервных припадков продавцов. Меня чуть ли не на руках вынесли из магазина, так я им надоел. Хотел тебя порадовать, а ты, что, не хочешь его носить? - Серхай был искренне возмущён.
   - Так будет лучше, Серхио. Разбери мне, пожалуйста, причёску и заплети косу..., - для женщины, в жизни которой произошло такое важное событие, как замужество, она было на удивление спокойна. И тут, повернувшись в сторону дракнайра, Лисси грустно улыбнулась, а затем добавила:
   - Приношу свои извинения, господин Горан Орой III, но сделка не состоится, я уже связана узами брака с Грайхом Валсторном, - и показала всем безымянный палец с кольцом, - можете проверить запись в судовом журнале.
   Экипаж зашумел, все кинулись нас поздравлять, только дракнайр остался стоять на своём месте, не сводя пронзительного взгляда с Лисси.
  
   Лисисайя
  
   Как ни странно это звучит, я стала замужней женщиной. Будь неладны обстоятельства - пришлось просить ни в чём не повинного человека о помощи. Грайх, правда, оказался превыше всяческих похвал и всё понял сразу. Не хватало мне ещё в мужья одного из этих драконистых чудовищ. Хотя, почему в мужья. Орой предлагал просто купить меня, а для каких целей конкретно, не озвучил. Вон стоит, как памятник самому себе, только глазами сверкает. Сверкай, сверкай, дорогой ты наш, у меня за плечами восемь лет практики по ускользанию от щекотливых ситуаций.
   - Приношу свои извинения, господин Горан Орой III, но сделка не состоится, я уже связана узами брака с Грайхом Валсторном...
   Показываю пальчик с обручальным колечком... Тю - тю, господа драконы... Только не рассказывайте мне, пожалуйста, о любви с первого взгляда...
   Драгнайр, кстати, очень быстро сориентировался в ситуации.
   - Примите от меня поздравления и небольшой подарок, - Орой снял с руки тонкий витой браслет неизвестного металла и надел мне на запястье. Самое странное в этой ситуаации, что я не успела даже глазом моргнуть. Благая Сайке, и что это было? Браслет был ещё тёплым. И удивительные ощущения растекались от него вдоль всей руки и дальше по телу. Как будто, приличный такой отряд мурашек, устроил вдруг полевые учения. Потом мурашки исчезли, а необыкновенное тепло затопило моё сознание.
   - Ваш подарок что - нибудь значит? - ну не могла я не спросить о последствиях данного подарка. Слишком серьёзным он был, символическим, даже ритуальным каким-то.
   - Да... Когда вы вновь станете свободны, я буду первым претендентом на вашу руку и сердце, - и улыбается так, как будто вопрос моего вдовства уже решён и направлен для приведения в исполнение.
   Благая Сайке, как только прибудем в империю, сразу разведусь и спрячусь в Приюте. Там меня никто не найдёт. Боги Айдоры, а ведь он меня просчитал! Уж очень ушлый драгнайр нам попался. Попыталась избавиться от браслета, но он, как будто уменьшился в размерах, и снять его не представлялось возможным.
   - Вы ошиблись, господин дракон, я не хочу больше замуж. Будет достаточно и одного раза. А ещё я абсолютно не конкурентоспособна. И не хочу, чтобы мне выдирали волосья ваши драконьи жёны. Заберите свой подарок. Мне он не нужен.
   - Милая девушка, мне почти тысяча лет и у меня было много женщин. Я их покупал... воровал ... соблазнял... уводил у других мужчин... порой они приходили ко мне сами, предлагая себя. Но ни одной из них я не дарил этот браслет. И, предваряя ваш вопрос - у меня нет внебрачных детей. Так что можете не волноваться. Конкуренции не будет. Вы будете единственной.
   Всё, я закипела! Он уже всё за меня решил! Прячьтесь все, куда сможете и куда успеете спрятаться... Кто не спрятался, я не виновата... Быстро вспоминаем бабушку - ставим руки старинной буквой "ф" и начинаем выступление.
   - Да что вы говорите? - картинно заламываем бровь, - вот прямо так и решили, что я буду ваша? Только вы уж определитесь, покупаете вы меня или просто берёте в жёны. Браслетик то, я понимаю, не простой? И моё согласие уже никому не нужно?
   Вот-вот, посмотрите, дорогой дракон, какая я стерва. Так это ещё цветочки! Сейчас будут ягодки!
   - А вы? Что замерли? - поворачиваюсь к братьям, - без меня, меня женили? Что вы молчите? Или я уже вам не сестра?
   Первым засмеялся Серхай. За ним дружной компанией захохотал весь экипаж.
   - Ой, Лисси, ты прямо, как бабушка Сейдора, один к одному. Дедушки только не хватает: " Сейди, ну что ты, Сейди, успокойся...". Потом слёзы, потом объятья и завершается всё шоколадным тортом из кондитерской на углу у дворцового сада.
   А вот это уже был удар ниже пояса. Я разревелась на глазах у всех мужчин и этого клятого дракона. Только вот, радости лицезреть зарёванную меня я им не доставлю. Я умею плакать молча. Научилась давным - давно, чтоб не расстраивать бабушку с дедом. И сейчас, отвернувшись к стене, оплакивала свою никчемную жизнь, в которую каждый считает своим долгом вмешаться и которой распоряжаются все кому не лень.
   Серхио, мой самый лучший брат Серхио, понял, какую глупость совершил и попытался меня успокоить. Но его мягко отодвинул Таро.
   - Не плачь, сестрёнка. Мы тебя спрячем так далеко, что никакой дракон не найдёт. Давай, лучше я заплету тебе косу. Настоящую оркскую церемониальную косу.
   Уговаривая меня, он потихоньку вытащил все шпильки из причёски. Распустив волосы, расчесал их своим походным гребнем из дерева куири, потом заплёл мне сложную косу, вплетая в неё какие-то штучки, которые доставал из кармана своего кителя. Орой лишь молча смотрел, как Таро шустро справляется с моими волосами и ничем не показывал своего отношения к происходящему.
   - Посмотри, тебе понравится, - старпом подвёл меня к зеркалу у дальней стены. Коса, действительно была необыкновенного плетения, а бусинки, бубенчики, крошечные фигурки животных и кожаные верёвочки, расположенные в кажущемся беспорядке, составляли сложный неповторимый узор.
   - Закругляемся, господа, нам пора, - Грайх снова стал сух и официален, как мажордом в императорском дворце, - напоминаю ещё раз, ни на какие провокации не поддаваться. Особенно, это касается тебя, Лисси. Не забывай, здесь мы абсолютно беззащитны.
   Услышав эти слова, наш проводник хмыкнул, но не спешил хоть как - то их прокомментировать.
   ... Что сказать о драгнаирском крейсере? Он великолепен настолько, насколько может быть великолепен звездолёт. Наша яхта по сравнению с ним выглядела ореховой скорлупкой, лишь по недоразумению названной звездолётом. Но она была тёплой, уютной и где-то даже домашней. Крейсер же подавлял своей мощью, величием и абсолютным бездушием. Не знаю, как другие, а я ощущала себя букашкой. Крошечной, слабой и беззащитной. Под рифлёной подошвой огромного, а самое главное, чужого башмака. И чувство тревоги, не отпускавшее с утра, усиливалось по мере продвижения к цели сегодняшнего вечера.
   Каюткомпания напоминала своей роскошью малую гостиную во дворце императора Айдоры. Нет, я не бывала там, но видела множество раз, заглядывая в окно на первом этаже и воображая себя принцессой. Зеркала и роскошные светильники, хрусталь и позолота. Всё это мерцало в приглушённом свете и переливалось тысячей огней.
   Огромный круглый стол белого дерева был уставлен прекрасной посудой и массой различных напитков. Интересно, драгнайры стараются произвести на нас впечатление или для них такая роскошь обыденна?
   В креслах у стены, имитирующей большое окно, выходящее в сад, сидели и тихо беседовали трое мужчин. При нашем появлении, никто из них даже не пошевелился... Не ждали так быстро? Или делают вид, что не замечают? Или выдерживают паузу? Гостеприимные, однако, ребята, эти драконы. Поворачиваюсь к Орою и шёпотом спрашиваю:
   - Может нам лучше уйти? Мы, кажется, мешаем? - он в ответ покачал головой и направился к беседующим. В это время один из них развернулся к нам вполоборота и процедил:
   - Не спеши, человечка, дойдёт и до вас очередь..., - как красиво нам намекнули на наше незавидное положение! И не поймёшь сразу, гости мы или пленники.
   Теперь я поняла смысл фразы, которую часто слышала в Приюте: ощущать себя, как в пасти у дракона. Мерзкие ощущения, признаюсь честно. Так это ещё только прелюдия. Что ж будет во время ужина? Мы стояли у входа, как бедные родственники, в ожидании подаяния... Пять минут, десять, пятнадцать. Драконы всё также вели свою беседу, не обращая на нас абсолютно никакого внимания. Дёрнулась, было, что-нибудь сказать, но Грайх с такой силой сжал мне руку, что из глаз чуть не брызнули слёзы. Глазами спрашиваю: "Что делать будем?". Отвечает: "Молчи!" Со скрипом подчинилась. У них у всех, опыта в этих дипломатических плясках, побольше моего будет. Но и унижать гостей до такой степени, как это делают в данный момент драгнайры, не годится.
   За этими грустными размышлениями не заметила, как негостеприимные хозяева покинули кресла и медленно двинулись к нам. Осанка, роскошные одежды, вальяжный вид, презрительно сжатые губы - всё для нас, бедных. Ну, прямо, психическая атака! Все действия направлены на то, чтобы мы, убогие, впечатлились могуществом и силой драгнайров. И уже начинали бояться. Только мы, вроде не воюем, а приглашены на ужин. Да мне кусок поперёк горла встанет в гостях у таких хозяев! И странно видеть такое уничижительное отношение к гостям, приглашённым за собственный стол. Хорошо, что накормила мужчин до отвала, как чувствовала, что ничего хорошего из затеи с визитом к драгам не выйдет.
   Драконы столь стремительно оказались рядом, что я не успела даже испугаться. Всё их внимание было приковано к Дереку... Но активных действий они никаких пока не предпринимали. Я же крепко держала его за руку, чтобы он чего не натворил.
   Кроме, уже знакомого нам координатора и молодого драгнайра, побывавших у нас на яхте утром, присутствовал ещё один представитель племени драконьих оборотней. По надменности и высокомерию он явно переплюнул всех находящихся в этом помещении. А когда заговорил, в том, что это и есть полпред Драгнайра в империи, никто из нас не сомневался.
   - Какая зззанятная коллекция людишшшек к нам пожаловала..., - дракон рассматривал нас, как диковинных букашек под стеклом.
   - Грайх Валсторн, бастард Советника Дорая Алаенды. Капитан убогого кораблика с такой же убогой командой. Контрабандист, прикрывающийся именем вольного торговца...
   Лестариус Гентаро - сын красотки Мендесьи и залётного орка... Бедняга, до сих пор не знает, кто его отец. А не мешало бы... не мешало бы... Очень может пригодиться... В жизни всякое бывает...
   Серхариус Раниэль Д "Акканто - недоразумение в семье Хранителя Радужного леса. Младший сын. Без наследства и перспектив. Очень вовремя подался в космос. Больше нигде и никому не нужен. Эльф - механик, смешно даже представить...
   Дерек Алсторн - беглый раб с планеты Драгнайр. Куплен Валсторном на рынке рабов в Системе Рыжей звезды и благородно принят в семью. Прослезиться можно... И всё это было бы хорошо... Уже сейчас сидел бы наш дражайший системмер в каземате крейсера... Но не хватает одной маленькой детальки... Где же ты взял деньги, раб, чтобы сделать операцию по удалению метки? И, кстати, что самое интересное, не существует ещё способа удаления меток такой степени сложности... Так что пока живи, раб, и дрожи дальше...
   Я из всех своих сил держала Дерека за руку, потому что его уже ощутимо потряхивало... Сволочи, какие же сволочи эти драконы!
   - А теперь самое интересное... Лисисайя Раниэль Эйхан - дочь титулованной шлюшки и преподавателя из лекарской школы при имперском университете. И что самое важное, обременённого семьёй преподавателя. Который из благородства принял выродка в свою семью и дал своё имя... Только мать, увы, сбежала с менестрелем в дальние края. Где и скончалась через некоторое время от болотной лихорадки... Барышня подросла и тоже оказалась не промах, захомутала самого графа Чегери... императорского родственника... Да что-то не срослось. Исчезла скоропостижно из Дорхелла в неизвестном направлении и появилась только через пять с лишним лет. А Лакрай Чегери забил до смерти молодую беременную жену только за то, что не была столь утончённой, как виконтесса Эйхан. Плюс ко всему, с горя он поменял ориентацию и теперь предпочитает юношей с длинными волосами цвета горького шоколада. Вас не мучают кошмары, лайна? Или вы уже лайра? Быстро... Даже можно сказать, оперативно... Теперь вы обольстили Валсторна?... О! ... И даже Горана Ороя? Какой профессионализм!
   Боги, спасите меня от этого кошмара. Не мучайте меня, прошу вас, боги! Если я виновата в стольких бедах, зачем мне жить? И что подумают обо мне люди, которые назвали меня своей сестрой? Неужели всё то время, пока я пряталась от графа Чегери, меня считали падшей женщиной? Какой стыд... А дед с бабушкой? Они ведь всё знали и молчали? И бабушка, наверное, умерла от горя...
   Задумавшись, я пропустила массу дополнительной информации о том, какая я, оказывается тварь. Всё. Расставлены все точки над " i ". Вот тебе, Лисси, и новая жизнь. Зачем она тебе нужна, такая?
   А драгнайр, посчитав свою миссию выполненной до конца, наконец, соизволил представиться.
   - Пламен Ардавал II, наследник третьей линии Старшей семьи Драгнайра, полномочный представитель драконов в империи Айдора. С остальными вы уже знакомы. Прошу к столу.
   Только бы Грайх и ребята не вздумали вступаться за мою " поруганную честь". Зачем им лишняя головная боль? Я сама разберусь и прямо сейчас...
   Терять мне, я так понимаю, нечего. Отпустила руку Дерека, погладила кончиками пальцев. Прости меня, братишка, ты не знал обо мне всех этих гадостей, когда решил сделать своей сестрой. Ничего. Всё легко исправляется. Нет меня, и проблемы тоже нет.
   - Один вопрос, господин Ардавал, - изо всех своих сил сдерживала бешенство в голосе.
   Переместился ко мне. Ногтем длинного изящного пальца (какой хирург мог бы получиться из этого урода!) очертил контур моего лица. Еле сдержалась, чтоб не плюнуть ему в лицо. Но раз капитан сказал не поддаваться на провокации - значит не поддаваться.
   - Пламен, дорогая. Для вас Пламен. Всё, что угодно для вас, дорогая. Не могу же я оставить без внимания столь талантливую женщину. Хотелось бы познакомиться поближе...
   Тварь. Мерзкая, скользкая тварь. Дуреющее от вседозволенности и своей безнаказанности, животное. Вокруг мёртвая тишина и я даже не смотрю на окружающих меня людей и драконов... Страшно увидеть на их лицах презрение и гадливость. Но сейчас всё закончится. Один раз и навсегда.
   - Скажите, господин Ардавал, у вас есть мать?
   - Да, моя мать - придворная дама Хозяйки Старшего дома. Прекрасная женщина. Образец порядочности и утончённости, - полпред заливался соловьём, описывая свою мать, с превосходством и пренебрежением, с высоты своего немалого роста, глядя на меня.
   Прекрасно, наживку заглотил. Действуем дальше.
   - А сёстры?
   - Великая мать не дала ей больше детей. Я единственный ребёнок в семье.
   - Это хорошо. Такую сволочь, как вы могла родить только самая мерзкая шлюха во всём Драгнайре. И Великая мать, поэтому и не дала ей больше детей, чтоб не плодила уродов.
   Схватил меня за косу, оттягивая голову назад. Больно! Из глаз полились слёзы. Боги, как же больно...
   - Ты, грязь человечессссская, ты не стоишь волосссска из её причёсссски! - драгнайр склонил ко мне лицо, продолжая оттягивать косу, оскалил зубы и вперил в меня свой немигающий взгляд.
   Вот и всё. Сейчас он меня убьёт и всем сразу станет легче...
   Но, видимо, боги ждали до последнего момента, надеясь, что ситуация разрешится сама по себе. А я старалась держать голову так, чтобы боль была минимальной, и панически ждала развязки. В этот момент вспомнила о скальпеле. Дерек оказался самым заботливым из всех вновь обретённых братьев. Вот и озаботился тем, чтобы у меня во всех брюках был маленький кармашек. Маленький настолько, чтоб поместилось тонкое лезвие скальпеля. С плотным чехольчиком, дабы не поранить руку.
   Одним движением достать и полоснуть по косе... Как там у вас дела, господин полномочный представитель? Нравится моя коса? Дарю на память! Боль сразу исчезла. Но адреналин в крови продолжал бушевать. Нахально смотрю на недоумевающего дракона.
   - Нравится? Могу ещё отрезать, - ну, давай, великий и могучий, побыстрее прибей меня, и закончим этот спектакль.
   Ардавал оглянулся на стоящих, подобно мраморным изваяниям, драконов, показал косу, пожал плечами, медленно, как во сне, повернулся ко мне.
   - Ну, так как, ещё отрезать? - и отхватила от косы приличный кусок. Этого мне, естественно, показалось мало, и я швырнула его прямо в лицо дракону. Какая разница, умру я с косой или без неё... Камешек, вплетённый в косу, зацепил по касательной кожу на виске, и по щеке покатилась струйка крови. От ужаса я перестала дышать. Но что-то с ней было не так. Золотистые капельки медленно стекали вниз... Стоп! Кровь у этого дракона золотистого цвета? Ух ты! Вот бы сделать анализ! Медик он, оказывается, и перед смертью медик. Тут о вечном думать надо, а не об анализах.
   Пугала тишина вокруг нас с послом. Как будто мы одни на всём крейсере. Но посмотреть в сторону экипажа Крыльев я не могла себя заставить ни за какие коврижки.
   Все мысли и действия заняли от силы минуту. А потом, одновременно произошло несколько событий.
   Из-под кителя начали выбираться райсы, естественно, с криками и визгами. Быстро расстегнула верхнюю пуговицу, давая им простор для деятельности.
   И в нашем спектакле появилось новое действующее лицо. Высокий, красивый, как и все драгнайры, мужчина. Но полностью седой. Белоснежные одежды только подчёркивали его необычность.
   В руках Пламена Ардавайла появилось нечто, отдалённо напоминающее хлыст, только струящееся и переливающееся разными цветами. Он резко взмахнул этим хлыстом в мою сторону. Но взгляд, полный ненависти и превосходства сменился ужасом, когда он увидел райсов. Я ещё успела услышать: "...младшие дети" перед тем, как тьма поглотила меня.
   С хлыста сорвалась молния и полетела в мою сторону. Моя смерть. Всё закончилось. Вот и хорошо.
   - Н е е е е т! Лисси, н е е е ет! - краем сознания слышу, как кричит Дерек. А потом меня просто сносит в сторону, и мир вокруг меркнет.
  
  
   Грайх
  
   Будь проклят тот день, когда мы взяли этот заказ! Будь проклят тот день, когда на станции появились драгнайры! Будь проклят этот день...
   Боги Айдоры, чем прогневили мы вас? Чем прогневала эта девочка, которая ещё даже не жила, а уже видела столько горя?
   У нас на глазах её втаптывал в грязь драконий ублюдок. Методично и целенаправленно. Со смаком и явным удовольствием от творимого беспредела. Забыв о приличиях и нормах морали. А она стояла, напряжённая, как струна и не даже не шевелилась. Только всё ниже опускала плечи.
   Эх, девочка, тебе бы танцевать на балах, улыбаясь своей потрясающей загадочной улыбкой, от которой хочется петь и усыпать цветами пол перед твоими ногами. Тебе бы парочку детишек, мальчика и девочку, с такими же необыкновенными глазами, как у тебя. А ещё лучше двух мальчиков и двух девочек. И любящего мужа, который будет носить тебя на руках.
   Но только каждая сволочь считает своим долгом оскорбить тебя. И с каждым разом всё извращённей оскорбления.
   Что можно сделать в этой ситуации? Абсолютно ничего.
   Только теперь я понял, что мы оказались заложниками в большой игре. Итогом которой было стремление разрушить, ещё не начавшиеся устанавливаться дружественные отношения между нашими планетами.
   И спектакль, зрителями и невольными участниками которого мы стали, имеет определённую конечную цель. Не допустить прибытия делегации на Айдору.
   Как же мы могли так по-глупому попасться?
   А Лисси, тем временем, уже что-то для себя решила.
   - Один вопрос, господин Ардавайл, - а в голосе уже плещется бешенство. Гордая девочка, вспыльчивая. То, что и нужно драгнайрам. Благая Сайке! Молчи, Лисси, пожалуйста, молчи, не поддавайся на провокацию!
   - Пламен, дорогая, для вас только Пламен..., - драгнайр, видимо, упиваясь своим превосходством,решил, что Лисисайя начнёт выпрашивать какие - либо привилегии для себя. - Не могу же я оставить без внимания столь талантливую женщину.
   Напыщенный индюк. Откуда такие извращённые понятия о людях?
   И совершает свою самую главную ошибку - даже не пытается увидеть в ней личность. Идиот, драконистый идиот. Разуй глаза, Пламен Ардавайл, присмотрись к ней повнимательней, ты сам веришь в то, что говорил?
   А Лисси уже понесло...
   - Скажите, господин Ардавал, у вас есть мать? - не понять, чего она добивается, просто невозможно... Кажется, наша доктор решила свести счёты с жизнью.
   Дракон хватает Лисси за волосы, что-то шипит ей в лицо, но вдруг недоумённо смотрит на обрывок косы в своих руках. Ух, ты, да она вооружена... Своим любимым оружием. Но ситуацию уже ничего не спасёт. Самое страшное, помочь нашему доктору мы ничем не сможем: неведомая сила сковала наши руки и ноги. Лишив, помимо всего, даже голоса.
   Но действо продолжается, а она всё ещё борется. Что-то кричит. Отрезает ещё кусок от своих, некогда роскошных волос, и швыряет в лицо дракону.
   Дальнейшие события происходят, как картинки в калейдоскопе: появляется посторонний драгнайр, Пламен Ардавайл активирует энергетический хлыст, а Дерек, с криком: "Неееет! Лисси! Неееет!" бросается наперерез летящей в неё непонятной структуре. Падают оба: и Лисисайя, и Дерек. А по ним ползают истошно кричащие райсы.
   Седой не спешит вмешиваться, он даже не двигается и не напрягается. Создаётся впечатление, что его здесь нет, но у него всё под контролем, а голос слышен, наверное, во всём космосе.
   - Пламен, сын мой, вот как ты выполняешь волю Повелителя?
   - Отец????
   И вдруг отпускает ступор, в котором мы находились. Мы бросаемся к Лисси и Дереку. Хотя умом уже понимаем, что опоздали.
   Душу начинает рвать невыносимая боль. Царапает когтями, вырывает куски плоти прямо с кровью, вонзает когти глубоко - глубоко, доставая до самого сердца. И сердце отказывается стучать, выполняя свою работу, его заливает непомерная тоска... И нет во всей Вселенной лекарства от этой боли, и нет от неё спасения... Боги, за что вы так с нами? Хочется выть нечеловеческим голосом, кричать, до хрипоты, срывая связки, так громко, чтобы крик услышали все и узнали о нашем горе.
   Наш системмер лежит изломанной куклой, не подавая признаков жизни, только волосы рыжим облаком разметались вокруг лица, да улыбка застыла на губах.... Нет! Только не это... Не так и не здесь... Не сейчас.
   " Я тебя породил, я тебя и убью"... Слова из древней земной книги оказались пророческими. Дерека убили его же создатели.
   Лисси, в последнем своём движении, так трогательно приникла к нему, что становится непонятно, кто кого спасал...Остатки волос, как и у системмера, растрёпаны, и бледность залила всё лицо, будто вдруг из неё исчезла вся кровь до последней капли. И она тоже улыбается. Грустной улыбкой человека, увидевшего вживую одного из богов, которые являются пред нами в последние минуты жизни...
   Моя жена, которая ею так и не стала... Моя несостоявшаяся любовь... Только теперь я понял, какой дар преподнесла мне эта девочка. А я увидел в нём лишь сделку измученной травлей женщины. Не придал значения доверию, оказанному на грани отчаяния. Не увидел тоски и холода в душе. Не согрел, не спрятал от всего мира. Девочка, чистая, как первый снег и цветы на рассвете. Несущая свет всем вокруг уже самим своим существованием. Боги, за что??? Её то, за что?
   Поворачиваюсь к Горану Орою. Хотелось бы кричать, но из горла вырывается только хрип.
   - Будь ты проклят, дракон, вместе со всеми драгнайрами вместе! Будь проклят тот день, когда мы увидели тебя! Будьте вы все прокляты! Чтоб никто из вас и никогда не знал в своей жизни ни минуты покоя. Пусть эта картина стоит у вас перед глазами всю вашу длинную драконью жизнь! - остановиться я уже не мог, да и не было ни желания, ни сил останавливаться.
   Тот замер, не сводя глаз с Лисисайи. И на мои выпады не отвечал. И вообще, создавалось впечатление, что его здесь нет.
   - Не разбрасывайтесь проклятьями так щедро, лар Валсторн, они имеют странное свойство возвращаться к проклинающему, - седой драгнайр попытался вразумить меня.
   Он, что не видит, что произошло? Или никого не терял? Или за сына своего боится?
   - Довольны? Именно с этого вы решили наладить отношения с империей? Ценой наших жизней? Чем помешала вам эта девочка? Вначале купить предложили, затем браслет одели, а затем убили? И к чему эти реверансы, не проще ли было нас просто сжечь вместе с яхтой? Развлечься захотелось? Небось, наблюдали, как сынок изгаляется над беззащитной девушкой и втаптывает в грязь её достоинство? В таком случае вам не безынтересно будет узнать, что это она сделала операцию по удалению вашей хвалёной метки... Сама... Без чьей-либо помощи... - я выплёвывал слова, как ранее драгнайры, прекрасно понимая, что исправить уже ничего не возможно. Слушайте, сволочи, слушайте, нам терять уже нечего.
   Серхио взял сестру на руки и молча плакал. На Таро было страшно смотреть. Он почернел за считанные минуты.
   - Смешные людишки, по любому пустяку такой накал эмоций... Потому и не живёте долго... Слишком много эмоций, слишком быстро они вас сжигают,- даже голос не дрогнул и не заметно было, беспокоит его сложившаяся ситуация или нет.
   - Вы, наверное, никого в своей жизни не теряли?
   - Что вы, однодневки, можете знать о жизни и о потерях? - мужчина прикрыл глаза, как будто пытался спрятать от нас свою боль. Хотя, вполне может быть, что мне это просто показалось.
   - Мы хотели бы забрать своих друзей и вернуться на яхту...
   - Вам некуда торопиться, тем более вы приглашены на ужин, - в голосе драгнайра появились металлические нотки.
   - Какой ужин? Не наигрались в великих и могучих? На станции слабо было заварушку устроить? Народу слишком много? Так ведь все видели, как ваш Горан Орой напрашивался к нам в гости, - с удивлением обнаруживаю, что удалось удивить дракона, - и, вообще, не хотите ли представиться?
   Сердце колотится, как сумасшедшее, и уже не в груди, а в горле... Проклятые драги! Чего им не хватает? Они и так уже достигли всего, чего хотели... Ситуация патовая... Либо не будет никаких отношений между нашими планетами, либо нас ликвидируют и всё вернётся в изначальное положение. А мы попадём в списки пропавших без вести. Или у драконов есть туз в рукаве. Но верится в это с трудом.
   - Граймар Ардавал, первый советник Старшего дома и, как вы поняли, отец бывшего полномочного представителя империи Драгнайр в Айдоре.
   Повернувшись в сторону мрачно застывших драконов, начал жёстко отдавать приказы, как будто хлестал их той самой энергетической плетью.
   - Не даром я послан проконтролировать выполнением приказа Повелителя. За срыв дипломатической миссии, за невыполнение воли Повелителя, все вы будете наказаны.
   - Пламен Ардавайл, за нарушение Дипломатического кодекса лишается офицерского звания и отправляется рядовым в Корпус дальней космической разведки на срок, который будет выбран Главой Старшего дома.
   -Горан Орой, за утрату командования на собственном корабле, лишается права на корабль и передаёт его в вечное пользование капитану яхты "Крылья богов" Грайху Валсторну. Судьбу капитана Ороя решит Повелитель при личной встрече.
   - Огнен Даримодо, Координатор Звёздного контроля, за невыполнение своих прямых обязанностей лишается титула, звания, состояния и отправляется на исправительные работы. Место и срок на усмотрение Главы Старшего дома.
   - Далибор Айгаран поступает в полное распоряжение капитана Валсторна на неопределённый срок.
   Ох, ничего себе, правосудие по - драконьи! Суров Советник! Ишь, как разрулил ситуацию. Но нам от этого не легче... Что мы скажем Лиссиному деду? Что я скажу Норвею? А что я скажу своей матери? Нет нам прощенья... Лучше бы это случилось со мной.
   Между тем, Советник Граймар Ардавайл выжидающе смотрел в сторону своих соплеменников. Ожидалось, что с их стороны последует хоть какая - то реакция, но дисциплина у драконов была на зависть. Только Пламен смотрел на отца с такой ненавистью, что не заметить её было просто невозможно...
   - Ты что-то хочешь спросить, сын мой, или не согласен с решением Повелителя? Могу от себя добавить, что ты отделался лёгким испугом. За срыв дипломатической мисси наказание должно быть более жестоким. Ты был предупреждён об ответственности. Но твоя мать могла родить только такое ничтожество, как ты...
   Я горько засмеялся. Лисси, Лисси, ты и в этот раз оказалась права. Но сказать об этом я тебе уже не смогу.
   - Позвольте нам покинуть ваш корабль...
   - Ваш корабль, капитан Валсторн, ваш. И не торопитесь ... Вы ничего не хотите сказать в своё оправдание, Горан Орой? Как на человечке оказалась Печать Души? Брачные браслеты драконов не предназначены для самок других рас. У вас ведь есть, что сказать в своё оправдание? Молчите? Тогда за вас скажу я.
   Советник Ардавайл цедил слова сквозь сжатые губы и так внушительно они звучали, что создавалось ощущение, что и нас ждёт наказание.
   - Ваш системмер, господин Валсторн, всё-таки, бывший драгнаирский раб. Это минус, но вы не способствовали его побегу с Драгнайра, вы совершили честную торговую операцию. Это плюс. Сейчас он свободный человек и гражданин Айдоры. Это минус. У вас в экипаже есть блистательный хирург, который сделал то, над чем бьются светила медицины всех миров. Это тоже плюс. Метка рабам вживляется в зачаточном состоянии, и её удаление чревато разрушением мозга. Поскольку рабы производятся искусственно, имеется масса способов их ремонта. Да и плеть подчинения была создана исключительно для воспитания строптивых рабов.
   До моего измученного мозга с трудом доходила информация, которую сообщал драгнайр. Поразила мысль о ремонте рабов. Но ведь Дерек был человеком. Какой ремонт? Стоп! И что, его можно вылечить? Он не погиб? Но ведь у него нет пульса!!! Боги Айдоры, взгляните на детей своих неразумных! Спасите ... Спасите их...
   Моё потрясение отразилось, вероятно, на моём лице, так как Советник недобро усмехнулся.
   - У вас бытует миф о том, что драгнаирским кораблём могут управлять всего два навигатора... Надеюсь, вы так не думаете. Только на этом работает, помимо экипажа, дюжина рабов. Могу предложить любого на выбор, вместо вашего системмера.
   - Нам не нужен раб. Нам нужен Дерек Алсторн.
   - Обычный раб. Каждый из них с детства специализируется в определённой сфере деятельности. Причём, всегда, это специалисты высочайшего класса. Но особых достоинств никто из них не имеет. Чем же, интересно, зацепил вас этот?
   - Дерек никогда не был рабом. Мы знали его, как удивительного человека и мастера своего дела. Он был верным другом и любящим сыном для моей матери. Будь он рабом, не провёл бы Ритуал принятия родства.
   Драгнайр вдруг сделал стойку, как ищейка, взявшая след. Впился в меня взглядом, выискивая в моём лице что-то, одному ему известное. И не найдя, как будто расстроился. Но то, что прецедент принятия рабом кровного родства заинтересовал его, было видно невооружённым глазом. Неужто беспокоится о несанкционированном разбазаривании генетического материала?
   - С кем он проводил этот ритуал?
   - С Лисисайей и Таро... А ранее со мной и моей матерью...
   - Вам несказанно повезло, капитан..., - он уже не говорил, а рычал, и подозреваю, попадаться ему под горячую руку в таком состоянии не стремится никто. - Раба в капсулу, девушку в лабораторию. Орой, вызови прислугу. А потом ко мне. Побеседуем. Что ж вы такое обнаружили в крови у этой человечки, что поспешили одеть на неё брачный браслет? Думаю, повелителю небезынтересно будет с вами пообщаться...
   Горан Орой с каждым словом Советника мрачнел всё больше и больше. Но головы не опускал.
   И тут перед нами появилось четыре... Дерека. Один к одному. Без каких бы то ни было признаков различий. Таро, бедняга, выпучил глаза и рассматривал рабов, как зверушек в имперском зоопарке. Серхай судорожно прижимал Лисси к себе, непонимающим взглядом смотрел то на меня, то на рабов и не собирался отдавать её в чужие руки. Прикрыл глаза: отдавай! Он упрямо покачал головой, не соглашаясь.
   Советник, меж тем, переключил своё внимание на провинившихся.
   - Сын мой, изучи внимательно содержимое этой папки и никогда не делай поспешных выводов. Сейчас и здесь, - советник показал Пламену Ардавайлу очень знакомую папку принца Норвея с материалами о Лисси. А сам в это время так посмотрел на меня, что говорить о непорядочности его поступка не стоило даже и мечтать. Красиво работают драконы. Нас на ужин - ищеек на яхту.
   - И много чего нашли, господин Советник?
   - На удивление, практически ничего...
   - В таком случае, мы можем идти?
   - Ни каких идти!!! Прикажите вашему механику отдать сестру рабам. А вам, капитан, пора привыкать к своему новому кораблю...
   - Нет, я буду рядом с ней, - упёрся Серхай, - не забирайте её. Пожалуйста! Она единственная из всей родни, кто меня любит. Больше я никому не нужен.
   А сам прямо дрожит весь от напряжения. Не знай я Серхая столько времени, решил бы, что передо мной истеричный, гламурный мальчик. Но стоило посмотреть в его глаза, и отпадали все лишние предположения. Если наш эльф чего-то хочет, воздействовать на него невозможно никакими средствами...Тем более, после ситуации, в которой мы не так давно побывали.
   - Вы уверены, что с ней всё будет хорошо? Вы на самом деле уверены, что она будет жить? Она нужна нам всем, - эльф почти рыдал.
   Драгнайр сморщился, что-то прошептал, дал отмашку рабам, но спорить не стал. Дерека унесли. Серхай же не сдал своих позиций и Лисси с рук не спустил.
   Мы с Таро непроизвольно встали рядом. Испытания, выпавшие сегодня на нашу долю, в очередной раз показали нам всю суетность жизни. Мы слишком спокойно жили... Мы, даже в страшном сне, не могли вообразить того, что с нами приключилось. Кто из нас мог предположить ещё совсем недавно, что придётся столь близко познакомиться с самой загадочной расой космоса.
   И, касаясь плечом друга, вдруг понял, что спокойная, размеренная жизнь закончилась раз и навсегда. Мы не просили у богов для себя излишней удачи или сверхприбылей. Мы просто жили, как могли, стараясь не особенно грешить и не забывали о своих ближних. За что нам такие испытания? За что такие испытания Лисси?
   Мои размышления прервал Таро. Наклонившись к самому уху, он прошептал:
   - Кэп, чего мы ждём? Давай, на яхту, не нравится мне здесь и не нравится мне этот демонов корабль. Хочешь капитанить на нём - я уйду. Не лежит у меня душа к драгнайрам.
   Советник, беседовавший на повышенных тонах с сыном, услышал и наш шёпот. Лицо исказила уже знакомая нам гримаса презрения. Но вслух высказывать свою точку зрения он не торопился. Всё также продолжал трясти перед носом Пламена печально знакомой папкой. Чудны дела ваши, боги Айдоры! Мы не дали её просмотреть Лисисайе, которой она, собственно и была посвящена, а драконы изучили её, похоже, досконально. Потом всё же дракон решился.
   - Что есть такого на вашем кораблике, чего нет у нас? Не пригласите ли в гости?
   И тут сорвался Лестариус. Он молчал, когда нас заставили стоять у входа, в ожидании приглашения за стол. Он молчал, когда сынок Советника прошёлся по его родне. Он молчал, когда поливали грязью Лисси. Я даже тихо гордился им. Мне до его выдержки было так далеко, как до края обитаемой Вселенной. Но, видимо, и его терпению пришёл конец.
   - Вы... драгнайры! Мы знали о вашем существовании, но не были знакомы и были счастливы. Стоило вам появиться, и гибнут наши друзья. И после этого вы хотите нормального к себе отношения? Мы наслушались оскорблений на всю свою оставшуюся жизнь. И после этого вы напрашиваетесь к нам в гости? Вы копались в наших вещах, выискивая компромат! О каких дипломатических отношениях может идти речь между нашими государствами?
   - Не тебе решать, сын шлюхи. К счастью, не ты ведаешь политикой своего мира.
   Ну вот, опять начинается. Нужно завершать визит и удаляться восвояси.
   - Простите, господин Советник, нам лучше удалиться. Надеюсь, с нашими друзьями всё будет в порядке.
   ...На Крыльях всё было в порядке. Драгнайры даже не оставили никаких следов своего пребывания на яхте. Но это ничего не меняло. Ни о какой дружбе между нами не может быть и речи. Их превосходство сквозит в каждом взгляде, каждом движении и предполагаю, в мыслях, особенно. И какие бы договора не подписывались - мы всегда будем по разные стороны Грани. А их широкие жесты, в виде дарения звездолётов, нам не особенно и нужны. Зачем нам нужна громадина их корабля, нас вполне устраивает и наша яхта. Да и лишить этого ненормального дракона его собственности, значит завести себе очень серьёзного врага. Нужно придумать, как бы нам мягко отказаться от подарка, не нарушив ещё каких - нибудь правил. А переданный нам дракон, вообще, не вписывается ни в какие рамки.
   Животные в полудрёме шуршали в своих боксах, детёныши тоже дремали, всё так же намертво присосавшись к матерям, марши, все как одна, спали. Странно. По идее, они должны были играть или бегать, или чистить мех. Но ни в коем случае не спать. Неужели они все заболели? И, в самый нужный момент, Лисисайи нет на яхте. Даже посоветоваться не с кем.
   Интересно, сколько времени займёт лечение Лисси? То, что Дерека восстановят быстро, было понятно сразу - процесс ремонта искалеченных рабов у драгнайров давно и досконально отработан.
   Может быть, ритуал придал и Лиссисайе какие - либо драконьи качества и это облегчит лечение? Хотя, скорее всего, нужно не лечение, а полное восстановление всех функций организма. А память? Вдруг они с Дереком потеряют память? Что мы будем делать дальше? Покой ушёл и не собирается возвращаться. Ожидание въелось в душу и сердце, не оставляя ни малейшей надежды на будущее. Работа попросту валится из рук. Все мысли были заняты только нашими друзьями.
   Состояние было настолько взвинченным, что мы с Таро просто обходили друг друга стороной. И постоянно следили за экранами внешнего обзора, чтоб не пропустить, когда появятся гости.
   Недаром говорят, что все истинные чувства проверяются только в экстремальных ситуациях. Мы с Дереком знакомы уже не один год, он член нашей семьи. Но я никогда не думал, что настолько привык и сроднился с ним. Приходилось бывать в разных ситуациях, порой находясь на волосок от смерти. И ощущение сопричастности было всегда основано именно на родственных чувствах. Ни разу в жизни мне даже не пришла в голову мысль о том, что он раб. Он и вёл себя всегда, как свободный человек, со всеми своими слабостями и недостатками. Только теперь я понял, что он пытался жить, как все, стараясь не показывать свои страхи. Но появление драгнайров разрушило так тщательно возводимые бастионы нормальной человеческой жизни. И теперь неизвестно, каким он станет после лечения. Язык не поворачивается назвать этот процесс ремонтом.
   А Лисси появилась в нашей жизни совсем недавно. Неуклюжая, растрёпанная девица, ставшая штатным ветеринаром на яхте, за очень короткий промежуток времени заняла в наших сердцах место, в котором много лет царила пустота. Великолепный хирург, отличный товарищ, а в итоге, ещё и просто очень красивая женщина, она не применяла классических дамских уловок, чтобы нам понравиться. Ей, по-моему, было всё равно, обратим мы на неё внимание или нет. Ещё больше ей было наплевать на то, как она выглядит. Но в её сердце нашлось место для всех. И в момент опасности она подставила под удар себя, прикрывая нас. Храбрая девочка, которая всю жизнь боролась за право просто жить. Она была столь неискушённой в различных жизненных ситуациях, что предложила мне стать её мужем, даже не подумав о возможных последствиях. Только сейчас я понял, что Лисси мне настолько доверяла и была столь высокого мнения обо мне, что не стала выторговывать для себя каких-то привилегий. Более того, пообещала, взамен моей помощи, совершенно бесценную вещь из Эпохи первых поселенцев. Семейную реликвию. А я бросил её на растерзание драконам и не пришёл на помощь. Только Дерек, самый беззащитный перед силой драгнайров, кинулся спасать Лисси. Как мы теперь будем жить? Как будем смотреть в глаза своим друзьям?
   ... Дерек появился в каюткомпании неожиданно, как будто вышел из своей рубки на минутку, попить кофе. Бледный, всклокоченный, недоумённо озирающийся по сторонам. Бледность, при его, практически прозрачной коже, смотрелась ужасно, придавая ему вид неупокоенного призрака. Мы с Таро в этот момент обсуждали дальнейшие варианты развития событий и даже не сразу заметили, что в помещении находится ещё один человек. А раздавшиеся вслед за этим слова системмера, повергли нас в тихий ужас.
   - Ребят, я долго спал? Вы что на ужин к драгнайрам без меня ходили? Классно придумали, - и он заулыбался своей самой бесшабашной улыбкой.
   Мы молчали, не в силах вымолвить ни слова и судорожно пытались найти в поведении Дерека следы вмешательства драконов. Первым пришёл в себя стармех. Он хлопнул его по плечу и быстренько потащил к себе, утверждая, что полностью разладилась система слежения за грузовой палубой.
   - Ты чего это там натворил? Я ж её только вчера настраивал, - Дерек от природы был человеком не скандальным, но побухтеть для порядка любил. Причём, делал это не по злобе, а скорее, чисто символически...
   Неужели память Дерека осталась в полной сохранности? Или драгнайры не портили своих рабов, а лишь жестоко наказывали за непослушание? Боги Айдоры, спасите своих нерадивых детей - мы ведь не самое худшее, что у вас есть. Пусть всё останется, как было и пусть поскорее выздоравливает Лисисайя. Нам её очень не хватает.
   Удивительные дела происходят у нас на яхте. Мы все стали нуждаться друг в друге. Ритуал принятия родства, хоть и древняя вещь, но сроднил нас так, как иногда не роднят кровные узы. И как не трудно себе в этом признаться, мы все, как один очень беспокоимся о судьбе нашего доктора. Безвестность и отсутствие информации очень сильно раздражали. Но выхода у нас не было ни какого.
   ...Серхай появился также неожиданно, как и Дерек. Словно ни куда не уходил с яхты. Опухшие глаза, красное лицо - всё говорило о том, что наш механик пролил по своей сестре немало слёз. Да и его потерянный вид не оставлял сомнений о состоянии Лисси.
   - Как она там?
   - Никак, - Серхай опустил голову, - они просто выгнали меня из своего госпиталя. Вначале взяли у неё все анализы. Потом переложили в стазис-камеру. Сказали, до улучшения состояния. Но оно не улучшается! Я не хотел оставлять её одну, но этот Орой, он сказал, что лучше меня за ней присмотрит. И что мне нужно отдохнуть. А вдруг они её увезут к себе?
   Похоже, у драгнайров Серхай держался изо всех сил, а тут сорвался, и у него началась банальная истерика. Как приводить в чувства истеричных дамочек, я знал. И не только теоретически. Но что делать с истерящим эльфом, не мог даже предположить.
   - Грай, там огромный госпиталь, а она такая маленькая. И совсем одна. Даже врач на звездолёте у них из рабов. Разве смогут они её вылечить? А Горан Орой, он же смотрит на неё так, как будто собирается съесть..., - эльф метался по каюткомпании, как лев в клетке, спотыкаясь о мебель и не обращая внимания на препятствия, встречающиеся на пути.
   Таро с Дереком вернулись гружённые какими - то запчастями, увлечённо беседуя на абсолютно не понятные мне темы. Рассматривая железки под разными углами и пытаясь их совместить. Фух, системмер занят. Молодец Таро! Теперь его уже не оторвать. Серхай кинулся к ним. Затряс бывшего раба.
   - Ты жив? Ты жив!!!
   - А что должно было со мной случиться? Я просто спал. Извините, что вам пришлось идти на ужин без меня. Наверное, сильно перенервничал. Или передоз транквилизаторов так на меня подействовал.
   Я думал, что не бывает квадратных глаз. Глубоко заблуждался. Серхай, не отрываясь, смотрел на Дерека. И, вероятно, не мог ничего понять. Пришлось срочно вмешиваться.
   - Ты поменьше рассуждай, а беги в машинное отделение. В боксах у животных совершенно нет отопления. Не хватало нам их попросту заморозить.
   Чувство долга победило. И ответственность взяла реванш над чувствами. Наш механик вмиг позабыл про всё на свете и умчался разбираться с отоплением.
  
  
   Глава ***
  
  
   Горан Орой
   Советник Ардавал разошёлся не на шутку. Не пожалел даже собственного сына. Интересно, так хочет наладить отношения с Айдорой или у него в этой ситуации личный интерес? Мне с ним раньше не приходилось сталкиваться. Интересы нашего дома ни разу не пересекались: ни в политике, ни в торговле, ни в семейных делах. И кто станет полпредом вместо Пламена? Не понятно, вообще, как он попал на дипломатическую должность? Ни соответствующего воспитания, ни образования у него, насколько мне известно, не было. Впрочем, скорее всего, это дело рук его матери. Недаром, она уже не одну сотню лет плетёт интриги при Старшем дворе.
   Мне бы разобраться со своими делами.
   То, что Советник превысил свои полномочия, это отдельная история. Никто, кроме Повелителя, не имеет права изымать у драгнайров их собственность. А лишить корабля за подчинение вышестоящему, это нонсенс. Мы получаем звездолёты в дар от нашей родной планеты. И они принадлежат нам от рождения до смерти. Спасая в смертельных ситуациях, помогая в безысходности, радуясь с нами победам и воспитывая с нами детей. Он может стать домом в чуждых мирах и крепостью в случае войны. И какой-то самовлюблённый и чрезмерно самоуверенный придворный решил, что он в космосе замещает Повелителя? Или, может быть, думает, что никто не узнает о его самоуправстве? Так уже узнали. Не сообщить в свою Семью о произволе Советника, я просто не имел права.
   И вдруг неожиданная мысль едва не свела меня с ума....
   А что, если все его нарушения Уклада, тоже из - за конкретной человеческой женщины? Если и он увидел в маленькой человечке с яхты вольных торговцев, искру божественного огня, необходимого для того, чтобы самка другого народ родила драконам детей?
   Нет!!! Она моя!!! Сколько бы мне не пришлось её ждать!!! Мои дети будут только её детьми. И Пламен Ардавал дорого заплатит за то, что совершил. Женщины на Драгнайре бесценны и неприкасаемы. Их осталось так мало, что мы бережём их, как самые дорогие сокровища. А теперь ещё вынуждены обратиться к Совету миров за помощью. Гражданская война, которая длится не одно столетие, привела к тому, что у нас перестали рождаться дети. Зачем уничтожать армии, разрушать города и брать пленных? Достаточно уничтожить женщин, и проблема решена. Неизвестно, кому первому пришла в голову столь извращённая мысль, но результат превзошёл все ожидания. Драконы не могут иметь детей от других рас. Время и обстоятельства сами решат проблему уничтожения противника. Нужно только набраться терпения.
   Я в своё время не успел найти свою женщину и озаботиться наследниками. Поэтому, встретив на станции Х 9, маленькую храбрую человечку, не поверил сам себе. С первых мгновений знакомства, всё во мне кричало, что это моя листани. Подарок богов. Мать моих будущих детей.
   У нас нет, как у других рас, понятия Судьбы. Нашими жизнями распоряжаются боги. Они одаривают милостями и наказывают за проступки, решают, сколько кому жить и иметь ли наследников. За годы жизни я уже решил, что наказан богами и детей у меня не будет. И вдруг встретил Лисисайю. У неё даже имя, в переводе с драконьего, означает: подарок Иссайлини - богини любви и домашнего очага!
   Я не смог удержаться и предложил купить её, чтобы она всецело принадлежала только мне. Мне страшно было смотреть на то, как с ней общаются её названные братья, а ещё боле страшным оказался ответный шаг Лисисайи на моё предложение. Она попросту вышла замуж за капитана яхты. Хотя я твёрдо уверен в том, что у них нет ничего общего. Я боялся, что не смогу сдержаться. А когда полукровка заплетал ей орочью косу, готов был поотрывать ему руки только за то, что он посмел прикасаться к моей листани.
   Интересно, кто готовил материалы по обычаям империи Айдора? Там прямым текстом было сказано, что айдорцы продадут, при случае, не только своих соплеменников, но и родителей с детьми. А у Лисисайи оказалось очень много родственников, и никто из них не горел желанием её продавать. Более того, она сама не желала иметь со мной ничего общего. Удивительная, совершенно необыкновенная человечка. Бывая в человеческом обличье в других мирах, драконы не знают отбоя от женщин любых рас. А женщина, предназначенная мне богами, всячески пытается от меня отказаться. Призвав на помощь всё своё мужество, обманом надел на неё брачный браслет.
   Затем Ардавайл младший швырял в лица наших гостей все гадости, которые только сумел о них собрать. И было бы смешно и очень странно, если бы он не обратил своё мерзкое внимание на виконтессу Эйхан. Моя девочка стояла перед тысячелетним мужчиной, как стебелёк на ураганном ветру. Тонны грязи и презрения, вылитые на неё, должны были уничтожить Лисси и заставить ползать на коленях пред великим и могучим драконом, выпрашивая жизнь, как милость. Я умирал от стыда вместе с ней. И вместе с ней сгорал от горя. И ничем не мог помочь. Проклятая субординация. Только бы всё поскорее закончилось. Только бы всё поскорее закончилось. Я увезу свой подарок так далеко, что нас никто не найдёт и окружу любовью. И буду купать в любви, как купаются миры в лучах дневного светила. Боги, дайте сил выдержать и это испытание. Я нашёл то, что искал. Мне больше никто не нужен. Из моей листани получится самая лучшая мать для маленьких драконов. И отношение к ней младших детей богини, лишнее тому подтверждение.
   А Пламен уже не мог остановиться. Ему мало было просто унизить беззащитное существо, ему почему-то было нужно её уничтожить.
   Впоследствии, я долго искал причину такого поведения будущего посла. И кроме его причастности к политическим интригам, не смог найти ему никаких оправданий. О чём тоже доложил в Семью.
   Лисисайя, как ни странно, не сломалась и не встала перед моим соплеменником на колени. Она сопротивлялась с обречённостью приговорённого к смерти. И я слишком поздно понял, что она, на самом деле, искала смерти. Слишком большим и тяжёлым оказался груз обвинений, выдвинутых в её адрес.
   Потом оказалось слишком поздно - разгневанный неповиновением человечки, Пламен ударил Лисисайю энергетической плетью. Раб бросился ей на помощь, взяв основную силу разряда на себя. А я перестал ощущать её через браслет.
   Нет!! Нет!! Нет!!! Этого просто не может быть! Она не могла погибнуть от удара плети! Не так быстро!
   Вот и сбылось проклятие её братьев...
   Великая мать, пощади своего неразумного ребёнка! Спаси её! Что хочешь требуй взамен, но спаси...
  
  
   Лисисайя
   Страшная боль сменилась забвением, но я успела поблагодарить богов за дарованную милость. Больше моих братьев никто не будет оскорблять и терроризировать.
   ...Я плыла по воде, лёжа на спине, в кромешной тьме. Не было ни волн, ни ветра. Но так же не было и опоры под моей спиной. Только ощущение бесконечности пространства и моей крайней беспомощности. Да ещё мелкие брызги иногда долетали до моего лица. Слизнула капельку с губ. Вода была абсолютно не солёной. Где - то на краю сознания мелькнула мысль: значит, не море. Но течение присутствовало. Иначе движение не ощущалось бы совершенно. Пугало полное отсутствие ориентиров. Тишины не было и в помине. Где - то в отдалении раздавался голос. Попробовала сосредоточиться, чтобы разобрать, о чём говорят, но голова взорвалась дикой головной болью. Рядом что-то плеснуло... И снова голос, теперь уже близко. Но всё равно не разобрать, о чём говорят.
   Моё тело абсолютно ничего не весило и, казалось, могло взлететь прямо из воды без особых усилий. Мои руки стали лёгкими-лёгкими и так похожими на крылья, что я могла, взмахнув ими, подняться так высоко, как захотела бы.
   Или они у меня - плавники? И можно плыть куда захочу? А ноги? Вдруг у меня и вместо ног вырос хвостовой плавник? Попробовала пошевелить ногами, но тело пронзила невыносимая боль. Вкупе с головной болью она снова отправила меня в спасительное беспамятство.
   Очнувшись в следующий раз, я начала ощущать окружающий мир, как огромное меховое одеяло. Было тепло и уютно, но пошевелиться никак не удавалось. Все мои попытки заканчивались плачевно и всегда одинаково - страшной болью во всём теле. Пугала абсолютная тишина. Ни звука не проникало в мой уютный кокон. Попытка позвать на помощь не привела ни к чему. Из горла не удалось извлечь ни одного звука. Стало страшно. Во время очередной попытки вырваться из удушающего плена, снова потеряла сознание.
   В очередной раз меня привёл в чувства дождь. Он был тёплым, как парное молоко и ласково щекотал моё многострадальное тело. А ещё он имел голос. Обычный человеческий голос. Мужской. Бог, что ли? Странно... Рохон? Или Ардай? Разве богам есть до меня дело? И у дождя есть, оказывается, руки. Они нежно смывали с моего тела всю боль, которая накопилась во мне за время путешествия в темноте. А голос тихо-тихо шептал только одно слово: листани..., листани..., листани...
   А потом я превратилась в костёр...
   Вначале во мне зажглась крошечная искорка. Она была настолько маленькой, что почти не обжигала. Блуждая по всему телу, покалывая и будоража меня, взрываясь то тут, то там крошечными вулканами, она набиралась сил. И не было ни возможности, ни желания бороться с огнём. Он был везде. Он касался меня своими обжигающими пальцами, заставляя разгораться всё сильнее и сильнее. Он прокладывал огненные дорожки по всему моему телу. Он танцевал по коже мимолётными прикосновениями. Невозможно было найти от него спасения. А вскоре я уже горела вся, горела ровным ярким пламенем. Я пылала лесным костром в ночи, разбрасывая искры в разные стороны. Языки огня колыхались из стороны в сторону под порывами вера. Заворачивались спиралями, взлетали вверх огненными всполохами. Моё дыхание вырывалось из лёгких горячим воздухом, обжигая губы и не давая вздохнуть глубже. Я хватала воздух урывками, стараясь не обжечься. Но уже и воздуха вокруг не было - сплошное пламя. Я дышала огнём. И не горела я, а полыхала. Мои руки стали языками пламени. От моих волос сыпались искры... Но и этого огню оказалось мало. Он поселился внутри меня, обжигая внутренности, стягивая их в тугой, горячий узел...
   И срочно нужно было поделиться с кем-то своим огнём, разделить его, загасить бушующее внутри пламя, иначе я сгорю дотла. Мне нужен был кто-то, кто усмирит его, заставит пламя снова спрятаться, загонит в клетку. Я искала вокруг себя опору, хоть что-нибудь, хоть кого-нибудь, беззвучно взывая о помощи. Руки взлетали языками пламени, в надежде прикоснуться хоть к кому - нибудь и избавиться от огня. А потом пришло спасение...
   ... Это тоже был огонь. Ледяной... Огромными руками, словно крыльями, он обнял моё пламя и прижал к себе... Он сцеловывал с меня языки пламени, растворяя в своём ледяном огне. Он слизывал с меня огненные вулканчики и смерчики, не давая им причинять мне боль. Он забирал себе мою боль, унося её без следа. Я не могла и не хотела от него отрываться. Больше всего на свете мне хотелось тоже раствориться в нём без остатка. И у него был странно знакомый голос. Только теперь он произносил совсем другие слова: " моя...прости...прости... листани...я не могу иначе."
   Боль так резко отпустила моё истерзанное тело, что я испугалась...
   Открыла глаза и обнаружила себя в роскошной постели. Рядом, опираясь на руку, и в упор разглядывая меня, лежал Горан Орой. Если бы могла, я бы закричала. Если бы у меня были силы, я ударила бы его. Или на крайний случай, убежала. Но помочь себе я ничем не могла. Ужас сковал моё сердце, и беспамятство милостиво накрыло меня своим пологом.
   Окончательно придя в себя, я обнаружила, что всё ещё лежу в стазис камере, заполненной сизым туманом, к счастью не мешающим дышать. Нажать кнопку аварийного сигнала было делом нескольких секунд и вскоре, пошатываясь от слабости, я уже стояла перед точной копией нашего системмера и пыталась убедить его в том, что я уже здорова.
   Вот только мучил меня один вопрос: что за странные сны снились мне в этой камере.
  
   Горан Орой III
   Расположившись в моём кресле, как у себя дома, Советник Ардавал отчитывал меня, как нашкодившего мальчишку. Он даже не кричал, он просто орал, забыв, казалось, о своём статусе и воспитании ...
   - Что за самодеятельность с браслетами, Горан? Ты забыл Уклад? На первом месте Повелитель и Старший дом. А потом все остальные! Ты посмел нарушить все мыслимые и немыслимые правила. Ты знаешь, что тебя ждёт? Дальний космос покажется тебе райским островом, по сравнению с тем, что тебя ждёт... О чём ты думал, надевая браслет человечке? У твоего отца больше нет детей, ты один... Ты понимаешь, что ты натворил? Дом Кирхья Орой просто исчезнет... Или хочешь и себе таких наследников, как мой сын? На что ты надеешься?
   Устав Звёздных странников запрещал мне вступать в полемику с лицом старшего возраста, звания и положения. Да и что я мог ему сказать? Что боги сделали мне подарок и девушка - моя листани? Не поверит... Или, что он сам нарушает субординацию, ибо корабль ещё пока мой и я здесь хозяин?
   Как объяснить старику, прожившему три моих жизни, что человечка - подарок богов? И что я не отдам её никому?
   - Анализ крови человечки показал её полную совместимость с кровью драгнайров, - стараюсь скрыть ликование в голосе. Сотни лет учёные Драгнайра искали способ спасти свой народ от вымирания, а решение оказалось столь простым, что никто даже и предположить не мог. Правда, придётся провести массу тестов и полностью восстановить ритуалы, которые проходил экипаж яхты вольных торговцев. Но это уже мелочи по сравнению с тем, что ожидает весь Драгнайр в итоге.
   - Советник, вы же понимаете, что человечка бесценна? И что придётся проверять на совместимость всех женщин. Но хочу вас обрадовать, точно такой же состав крови у всего экипажа...
   - А если с другими самками не получится? Может в ней есть что-то особенное?
   - Придётся искать полукровок. Ведь именно они составляют основную часть экипажа. Да и с матерью капитана Валсторна не мешало бы познакомиться.
   Постепенно Советник успокоился, и стал более взвешенно смотреть на вещи. На его лице зажглась хитрая улыбка, вскоре сменившаяся хищным оскалом.
   - Так ты говоришь, формула крови идеальна? - проговорил он глядя поверх моей головы затуманившимся взглядом.
   Великая мать! Он, что имеет виды на Лисси? Ещё наследников хочет? Он помнит, сколько ему лет? Мысли менялись со скоростью света, вариантов развития событий было множество, но ни один из них меня не устраивал. Мою листани необходимо было спрятать. Подальше от чужих взглядов и загребущих рук. Она моя! О ней, вообще, никто не должен был узнать...
   И вдруг с ужасом осознал, что наша гостья находится в стазис камере в коматозном состоянии, а мы уже строим планы по её поводу. Неизвестно, как она перенесёт последствия удара энергетической плетью.
   Моя листани... Моя нежная девочка... Красивая и гордая... Женщина, о которой можно только мечтать... А какие у нас родятся дети!!! Два мальчика и две девочки...
   Мои мечты были грубо прерваны ехидным голосом Советника:
   - Ужель наследник захудалого дома, пусть и древнего рода, собирается иметь человеческую женщину раньше Повелителя?
   Молча сцепил зубы, не поддаваясь на провокацию и начал считать мгновения до того момента, когда я смогу уйти в госпиталь. Мне крайне необходимо было знать, что с Лисисайей всё в порядке. Что лечение идёт, как надо... И помочь ей в случае необходимости. Ведь даже драгнайр, случайно получивший энергетический удар, в процессе излечения мучается от страшных болей. А она слабая нежная девушка.
   - О чём вы, Советник? Кто я и кто Повелитель? - изображаю раскаяние со всем тщанием, на которое способен. Я не сдамся тебе, Ардавайл, не старайся. Ты такой же, как твой сын, только твоя сущность прикрыта лоском воспитания и тоннами дипломатических уловок. Я моложе, но это не значит, что глупее. Твоя ошибка, Советник великого Повелителя, в том, что ты уже забыл о времени, проведённом в Космосе простым звездолётчиком. И не с того момента начал раздавать наказания. Мне есть, что терять, но человечку я не потеряю ни при каких обстоятельствах.
   - Разрешите удалиться? У меня есть служебные обязанности... да и экипаж волнуется...
   - Куда собрался, ты кого здесь решил обмануть? Я запрещаю тебе приближаться к госпиталю, - голос Советника замораживал и вызывал невольную дрожь. - Забудь про неё. Она не для тебя...
   Он ещё что-то говорил, то угрожая, то обещая новые планеты, то взывая к моему разуму. А в крови взрывались фонтанами адреналиновые снаряды... Моя!!! Моя!!! Моя!!! И ничья больше...
   ... Советник испытывал моё терпение ещё очень долгое время. Поэтому, когда я появился в госпитале, там оставался только механик с айдорской яхты, проливающий слёзы над куполом стазис камеры... Странно было видеть плачущего мужчину. Драгнайры не позволяют себе таких эмоций, тем более, в присутствии посторонних. Он проводил пальцами по толстому стеклу, как будто надеялся, что сестра почувствует его прикосновение. Он не сводил глаз с лица Лисисайи, надеясь увидеть там хоть признак того, что она жива, или ей стало хотя бы легче. Он практически лежал на куполе камеры, обнимая стекло и бессвязно шепча её имя. Если бы я не знал, что эльф родной брат моей листани, подумал бы, что это убивается безутешный возлюбленный. А он замирал на мгновенье, с тоской всматриваясь сквозь стекло и снова, и снова звал Лиссисайю по имени.
   Жалкие подобия великих богов, как они могут жить, испытывая постоянно столь сильные эмоции?
   Заметив меня, Серхай Раниэль втянул воздух с такой силой, что затрепетали тонкие ноздри на породистом лице.
   - Доволен, драгнайр? У меня всего одна сестра и ту вы изувечили... Что вам от нас всех нужно? Чего вам не хватает у себя? Вы столько лет сидели в своей клятой империи, зачем вы выползли в этот раз? - слова давались ему с трудом, голос хрипел, но не понять смысл было невозможно. - Пришёл полюбоваться на дело рук своих? Смотри, любуйся! Один урод уже пытался сделать её своей... Только так далеко не заходил... Скажи мне, драгнайр, зачем она тебе? Она не пара тебе... У неё будет другой мужчина, который будет её носить на руках и купать в шелках... Она достойна лучшего... Оставь её, сними с неё своё клеймо, свой браслет... ей он абсолютно ни к чему... Она нахлебалась в своей жизни достаточно горя, пожалей её, дракон.
   К концу своей речи, эльф уже шептал, с тоской глядя на меня. Хотя, скорее всего, понимал, что я не отступлюсь так просто. Только бы отчаяние не толкнуло его на необдуманные поступки. Надо бы немного охладить его пыл.
   - Ты отдаёшь себе отчёт, эльфик, кому и что говоришь? Иди, отдохни, здесь тебе делать нечего. Ничего с твоей сестрой не случится. Всё под контролем.
   - Уже случилось! - похоже, он был на грани истерики,
   - Убирайссся на сссвою яхххту, ссс ней всё будет в порррядке! - что ж за настырные людишки, эти вольные торговцы! Всё им неймётся. Не буду же я рассказывать ему, что и сам хочу посидеть рядом с моей девочкой.
   - Да пошёл ты..., - а вот этого я уже не ожидал. Драгнайров боится вся обитаемая Галактика - не зря мы тысячелетиями поддерживали именно такой имидж. Но ни времени, ни желания разбираться с эльфом не было, поэтому еле сдерживая себя, выставил его из госпиталя и приказал дежурному отправить на яхту.
   Едва ушёл айдорский механик, приказал кораблю заблокировать все входы в госпиталь и бросился к капсуле стазис регенератора.
   И только подойдя поближе понял, почему так плакал Серхай Раниэль. Приборы показывали, что организм функционирует нормально, но визуально не было видно никаких сдвигов в состоянии Лиссисайи. Не поднималась от дыхания грудь. А сама она была абсолютно неподвижна... Сквозь тонкую белоснежную кожу просвечивали голубые венки, веки и губы были синеватого оттенка.
   Хотелось раскрыть крылья и обнять её всю, защищая от боли и невзгод. Хотелось дышать всю жизнь только ею, спрятав её от всего, что может принести ей хоть маленькую боль.
   Великая мать, за что ей такие испытания? Чем она провинилась перед своими богами? Спаси её, прошу, хватит ей испытаний! Неужели и мои боги дали мне листани, чтобы посмеяться. Слишком везучим и беззаботным я был всю свою жизнь.
   Боги Драгнайра! Великая мать! Я готов понести любое другое наказание, лишь бы она жила...
   ... И тишина.
   Боги редко говорят со своими детьми, предпочитая карать или миловать молча.
   А я начал действовать самостоятельно. Проверив ещё раз показания приборов, сверил со стандартными человеческими показателями. Не найдя отклонений от нормы, отключил сигнализацию, а затем открыл саму камеру.
   Руки мелко дрожали, так хотелось прикоснуться к листани. Очертить контур лица, провести кончиками пальцев по губам, поцеловать закрытые глаза, прижать к себе тонкую фигурку, зарыться в роскошные волосы. Даже то, что осталось от некогда роскошной гривы, было просто великолепно. Долгое время я так и стоял, раздираемый сомнениями в правильности своего поступка, но уже не мог остановиться. Подхватив лёгкое тело на руки, сел в кресло и начал укачивать мою девочку. Она стонала в забытьи от боли, а я шептал ей на ухо о своей любви. О её красоте, о милости богов, сделавших мне такой подарок. Дышал и не мог ею надышаться. Хрупкое тело в моих руках было столь притягательным, что хотелось не выпускать его из рук целую вечность.
   Листани непрерывно дрожала, лоб её покрывала испарина, сердце стучало в бешеном ритме, она стонала, тихо и пронзительно. А моё сердце обливалось кровью.
   Я знал, что моё время истекает, что его уже практически нет, но не мог упустить ни секунды из отпущенного мне.
   Когда я снова уложил человечку в стазис камеру и вышел коридор госпиталя, навстречу мне поднялся врач. Раб, купленный ещё моим отцом, долгие годы преданно служил нашей семье верой и правдой. Подойдя совсем близко, он втянул воздух, улыбнулся и тихо сказал:
   - Господин, тебе нужно сменить одежду, ты пахнешь человечкой...
   Отдав приказ никого не впускать мез моего разрешения, отправился заниматься насущными проблемами.
   ... Чужие люди на корабле - это всегда масса лишних забот. Когда с неотложными делами было завершено, собрался было отдохнуть, но не смог заставить себя сидеть в четырёх стенах каюты. Я метался, как дикий зверь в клетке, не находя покоя. Страх за листани разъедал моё сердце ядовитой кислотой. А вдруг советник уже рядом с нею? Я искал себе всяческие оправдания и не находил, но ноги сами несли меня к госпиталю...
   На моё счастье, у стазис камеры дежурил доктор. Доложив о том, что в состоянии человечки изменений не зафиксировано, он прокашлявшись, шёпотом добавил:
   - Господин, будь осторожен, Советник страшен во гневе... Мы уже восстанавливали сегодня его личного раба...
   - А почему я не знаю, что происходит на моём корабле?
   - Нам приказали молчать и не тревожить тебя по пустякам, господин.
   О! Господин Советник! Уж не Повелителем вы себя вообразили? Можете позволить себе и Уклад нарушить, и Устав... А что будет дальше?
   Необходимо поговорить с отцом, не нравится мне всё это. Но только после того, как проведаю мою листани. А меня тут же начал точить червячок сомнения: неужели я променял свой долг на человеческую женщину? Как бы она не была хороша, долг перед империей превыше всего. Тем более, она под наблюдением приборов и верного раба. Но сердце, вдруг так некстати заявившее о своём существовании, говорило обратное. Но негоже истинному дракону слушать своё сердце.
   Разговор с главой дома Кирхья Орой не принес ни покоя, ни удовлетворения. В империи было неспокойно и что-то затевалось, но отец был слишком далёк от политики и не мог посоветовать ничего дельного. Лишь попросил быть предельно осторожным в отношении Советника.
   Отпустив доктора, отключив внешнюю связь и предупредив вахтенных о том, что отдыхаю, заперся в госпитале.
   Даже сквозь толстое стекло камеры было видно, что листани очень больно. Она дрожала мелкой дрожью. Было жалко смотреть на её мучения. Раб сказал, что несколько раз применял препараты для снятия боли, но облегчение наступало на слишком короткий промежуток времени.
   Взяв Лисисайю на руки, удивился тому, какие ледяные у неё руки. Она дрожала, оказывается не от боли, а от холода. Завернул по самую макушку в принёсённое рабом меховое одеяло, прижал к себе и снова начал потихоньку укачивать...
   Так и уснул, прижимая к себе своё сокровище. И впервые за великое множество лет мне снились яркие тёплые сны. Снилась мама, молодая и красивая. Она смеялась и обнимала меня, уговаривая не расстраиваться оттого, что не получается летать, как отец. Её волосы пахли ветром и цветами. А руки были самыми добрыми в мире. Отец молча наблюдет за нами и улыбается краешком губ. Я же купаюсь в их любви, как цветы купаются в лучах дневного светила. И так легко мне и спокойно, что кажется, будто я уже забыл эти ощущения. Или никогда не знал их....
   Проснулся я оттого, что листани начала вырываться из мехового кокона, в котором я пытался её согреть. Все попытки освободиться сопровождались глухими стонами, в конце концов закончившись глубоким обмороком.
   Уложив мою девочку в камеру стазис регенератора, долго рассматривал ставшие удивительно родными черты. А сердце бешено скакало в груди от счастья - я несколько часов держал в объятьях мою листани!!!
   ...Вызов от дежурного навигатора застал меня врасплох, что мне не особенно понравилось. Если эта женщина так влияет на меня, то при всех плюсах появления у меня листани, очевидны множественные минусы. Как совместить безумное сердце и трезвый холодный разум? Кто может подсказать, как быть в этой ситуации? И что делать с готовностью спрятать Лисисайю от всего мира? А как же долг перед Повелителем? Все эти вопросы не давали мне покоя....Но одно я знал точно: что бы ни случилось, мы обязательно будем вместе...
   Оказывается, капитан торговой яхты пытался выйти на связь.
   - Приветствую... Горан Орой - капитану "Крыльев богов", у вас проблемы?
   - Наша проблема находится у вас в госпитале... Как самочувствие нашего доктора?
   Этот щенок пустынного хийсара не собирался даже казаться быть вежливым. Вызывающий, развязный тон не предвещал ничего хорошего. Странно, ни капли страха или, хотя бы почтения. Мы не переусердствовали?
   - Состояние стабилизировалось, но улучшений пока не намечается. Надеюсь, в течение условных суток что - то изменится, и мы сообщим вам всю необходимую информацию, - так я тебе и сказал, человечишка, всю правду. Отпущенное богами время утекает, как песок сквозь пальцы, а я расшаркиваюсь перед тобой.
   - У вас моя жена! И мне хотелось бы увидеть её!
   А парень упрямый. Обойдёшься, капитан. Как там у вас говорят: "В любви и на войне все средства хороши" ? Ты получишь мою листани только тогда, когда я сочту нужным!
   - Ты шшшто сссебе позволяешшшшь, человечек? Забыл, где находишшшься??? Через ссссутки получишшшь её живой и здоровой! А сссейчас не мешшшай - у меня полно своих дел...
   - Нам нужна связь с Айдорой... приватный канал.
   Настойчивый экземпляр...И опять ни толики уважения или страха в речах.
   - Ты понимаешшшь, о чём просишшшшь? Осталось трое стандартных суток до твоей империи, капитан! Нам совершшшенно не нужна лишшшняя шшшумиха вокруг визита в Айдоррру.
   - Лиссин дед будет беспокоиться ...Она с ним очень часто общалась... будет волноваться...Могут возникнуть вопросы... И ещё нам нужна консультация ветеринара.
   Видно было, что спокойный тон давался ему с трудом, но хамства в речах поубавилось. Я смотрел на экран внешней связи и видел, что Валсторн сдерживается изо всех сил, стараясь не выдать напряжения. Он кусал губы и отводил глаза в сторону. Было прекрасно видно, что он волнуется, и ему на самом деле далеко не так безразлична штатный доктор, как он пытается изобразить. Но помочь я ему ничем не мог, а самое главное, не хотел. Хотя прекрасно понимал, что человек мне не конкурент в борьбе за мою листани. И я даже знаю, как мне подстраховаться. Беспокоило меня только стремление постоянно быть рядом с нею и абсолютная невозможность выполнять свои прямые обязанности. Госпиталь притягивал меня, как магнит, не давая сосредоточиться на делах.
   Ситуацию спас Советник. По внутренней связи он потребовал срочно явиться в его апартаменты. И что понадобилось ему в этот раз? Я лично проинструктировал рабов - стюардов, чтобы не попадались ему под горячую руку. Повода не верить моему доктору у меня ещё не было. И я не без причины опасался, что Ардавал может покалечить и мою собственность.
   Так оно и случилось. Раб лежал без признаков жизни, а Советник метался по всему помещению, изрыгая проклятья в адрес моего корабля, меня и моих невоспитанных рабов. Досталось и Пламену, ибо он скромно сидел в кресле и совершенно не напоминал того самонадеянного аристократа, которого увидели айдорцы, придя на ужин. Потратив уйму времени на то, чтобы успокоить Советника, уже не надеялся попасть к Лисисайе. Ну, разве что, только на минутку.
   Моя девочка всё так же была без сознания. Но признаков жизни было уже гораздо больше. Она изредка вздрагивала всем телом, шевелились пальцы рук, двигались под закрытыми веками глаза... И отказаться от возможности хоть несколько минут подержать её в своих объятьях и почувствовать своей, я не мог. Но обстоятельства сложились так, что мне пришлось задержаться. Лисси была мокрой от пота: волосы и одежда пропитались им насквозь.
   Наплевав на правила, запреты, Уставы и будущие договора, обмыл её в душе. Я трепетал, как юнец, впервые в своей жизни увидевший обнажённую женщину. То, что у листани идеальная фигура, я оценил ещё на яхте. Но действительность превзошла все мои ожидания. Она была великолепно сложена. Казалось, будто все боги Айдоры старательно лепили её совершенное тело. А кожа моей девочки напоминала на ощупь драгоценный шёлк. Её запах кружил голову, его хотелось пить, как драгоценный нектар. Хотелось, чтобы исчезли все и вся и остались только мы вдвоём. Хотелось поставить на неё своё клеймо, чтобы ни у кого не возникало даже сомнений в том, кому она принадлежит. Как ни пытался потом вспомнить, когда оказался с Лисси в своей каюте, достоверно воспроизвести ситуацию не смог. Вероятно, корабль решил эту проблему за меня.
   Капельки воды на её теле были самым вкусным напитком из всех, что мне довелось попробовать. Я собирал их губами, медленно слизывал и пил, смакуя, как дивный напиток, каждую. Утоляя невыносимую жажду, от которой не было спасения.
   Шёлк её кожи перламутрово мерцал в приглушённом огне светильников, и сама она была подобна драгоценной жемчужине с загадочной планеты Тимитинати.
   Я смотрел и не мог насмотреться, я запоминал каждый изгиб её совершенного тела, каждую чёрточку прекрасного лица. Где-то на самом краешке сознания я отдавал себе отчёт, что может так статься, что у нас не будет такого момента ещё очень много лет... А потом до меня дошла простая истина. Нас нет... Есть я, мерзкий в её понимании, драгнайр, вначале подставивший её под удар плети Пламена, а затем подло укравший свою листани прямо из госпиталя и тайком смакующий дивное тело.
   Я обцеловывал каждый миллиметр влажной кожи, перебирая шёлковые пряди отросших волос, прикасаясь к лицу кончиками пальцев и обводя ими совершенные линии. Прижимал к себе податливое тело, в мечтах своих, слыша тихие стоны и прерывистые вздохи. Я чувствовал себя вором, укравшим драгоценность и любующимся ею тайком ото всех. Подлецом, покусившимся на святую невинность. Но в мозгу билась одна мысль: моя, только моя. Прекрасная, как диковинный цветок. Моя. Только моя. Необыкновенная. Светлая и чистая, как свет далёкой звезды. Сомнения не могли мне помешать совершить то, что я задумал...Я уже не мог остановиться. Эта женщина моя листани. Предназначенная богами только для меня. Созданная для меня. Вся моя, до последнего вздоха. Часть меня. И дети у неё будут только мои. Сколько потом у неё не будет мужчин и скольких детей она не родит, это будут мои дети. И будет их четверо: два мальчика и две девочки. Мои. Только мои.
   ...Кожа листани постепенно порозовела и стала тёплой на ощупь. А потом случилось чудо...
   Она подняла руки и попыталась меня обнять. Но, видимо, на большее сил в измученном организме не хватило, и Лисси бессильно уронила их вниз. Нежность затопила меня до краешков сознания. Девочка моя!!! Прижал к себе, боясь причинить хоть какой-то вред и желая растворить её в себе - тогда уж точно никто не сможет её отнять. Она попыталась вырваться, всхлипнула и снова потянулась ко мне. Прижалась изо всех своих слабеньких сил, положив голову на плечо. Потянулась ко мне губами....
   Боги!!! Вы услышали мои молитвы! Я не верил сам себе. Лисси отзывалась на мои ласки! Я даже в самых смелых мечтах не мог и мечтать о такой милости...
   Она едва касалась меня. Её прикосновения можно было сравнить с лёгким дуновением ветра среди палящего зноя пустыни, прикосновением крыльев бабочки в ночи, лепестком цветка, случайно коснувшегося кожи. Но они обжигали настоящим драконьим огнём, выбивая из лёгких весь воздух, заставляя задыхаться и не дышать от переполнявшего меня счастья.
   За сотни лет жизни, я познал множество женщин. Иногда мне казалось, что я любил сам и был любим. Но ни разу до этого мне не пришлось испытать чувства единения, возникшего с маленькой человечкой.
   ...Ещё не стихло эхо последних вздохов, а по сердцу уже полосонула боль от скорой разлуки. У нас впереди годы разлуки - я понял это с отчаяньем и страхом. Счастье оказалось слишком коротким. Я обнимал свою листани с обречённостью приговорённого к смерти.
   А потом она открыла глаза...Ужас, который в них плескался, не шёл ни в какое сравнение с моим счастьем...
   И я понял, что боги решили наказать меня по-настоящему. Уж очень они не любят такого счастья, которое выпало мне в эти короткие мгновения с моей девочкой. Человечка пыталась что-то сказать, но ужас сковал её горло. Она попыталась отодвинуться от меня, но панический страх не позволил ей даже пошевелиться.
   Совсем недавно я не понимал, как может мужчина опуститься до слёз, а сейчас сердце плакало кровавыми слезами. И не желало понимать ситуации, в которой я оказался. Девочка уже стала его частью. Оставить её, означало разорвать моё сердце на части.
   А мне захотелось вдруг хоть ненадолго стать человеком и вылить своё горе в слезах. Хотелось кричать раненым зверем от боли, поселившейся в душе. Она разросталась внутри с огромной скоростью, не оставляя места другим чувствам и взрывала непереносимой болью сердце.
   Неужели не со мной была в своём бреду моя листани? Неужели не мне отдавала столь щедро своё невинное тело? Боги, за что вы со мной так???
   Не может этого быть! Я - её любовь! Я её судьба! Я её половинка на всю жизнь!
   Не сводя с меня испуганных глаз, Лисси снова потеряла сознание. И совсем некстати по внутренней связи пришёл вызов от Советника.
   Мало сказать, что Советник взвинчен, он был просто взбешён. Губы сжаты в одну полоску, уголки их приподняты. И непонятно, то ли он ехидно улыбается, то ли таким образом выказывает своё презрение.
   - Ты где пропадаешь, капитан? Почему я должен ждать, пока ты изволишь явиться? - Он явно решил запугать меня своим всемогуществом. - Срочную связь с Драгнайром!
   - Произошло что-то, о чём я не знаю? - сейчас главное отвлечь его и выяснить причину очередного недовольства...
   - Произошёл ты, Кирхьянский щенок! - похоже советник решил устроить мне очередной разнос. Их сценарии и тексты я за несколько дней выучил наизусть. Но сегодня, видимо, у плохого настроения Советника была серьёзная причина. - Как тебе пришла в голову идея нацепить на эту девку брачный браслет? Ты что не мог просто так затащить её на своё ложе?
   Ах, вот оно в чём дело... судя по всему, обстоятельства переменились. А Ардавал продолжал бушевать.
   - Уже сегодня она была бы у императора в покоях, если бы вы с моим сынком не занялись самодеятельностью. Кто вас просил? И чего вы добились? Из-за вас я должен тащиться на эту захолустную планетку и изображать радость от встречи с аборигенами.
   - Но, Советник...
   - Никаких но..., - от его рёва сотрясались, казалось, стены корабля, - императору нужны наследники, иначе, через несколько лет он лишится власти. Вы этого хотите, щенки? Мало нам войны с соседями, вы хотите ещё и войны за власть?
   Спорить с ним сейчас было бесполезно, он никого и ничего не слышал.
   - Снимай к демонам свой браслет, яхту уничтожим, а девку отправим на Драгнайр. Чего ты ждёшь? Мне помочь? - Советник схватил меня за руку, в надежде обнаружить там искомый предмет. Недоумённо рассматривая витиеватую татуировку на месте браслета, внезапно побледнел, поднял на меня взбешённый взгляд и взревел, - Ты? Посмел? Разделить? С ней? Постель?
   Закрыл глаза. Тяжело, сквозь зубы задышал и слепо двинулся в сторону кресел. Упал на одно из них и горько засмеялся.
   - Я так понимаю, она пришла в себя? И как она в постели? Так ли хороша, как ты представлял? Ты хоть понимаешь, кому перешёл дорогу? Повелитель далеко. И мы найдём ему другую самку. Но ты умудрился нажить себе врагов в императорской семье Айдоры, ещё даже не ступив на её поверхность. Возьми. И внимательно прочти, - с этими словами в меня полетела знакомая папка, которую в своё время Советник Ардавайл вручил своему сыну. - Подготовлена наследным принцем Норвеем для капитана "Крыльев богов".
  
   ******
   Грайх
  
   Все попытки связаться с Айдорой блокировались драгнайрами.
   Все попытки поговорить с драгнайрами заканчивались одинаково: нам практически открытым текстом заявляли, что молчание очень продлевает жизнь.
   Все попытки узнать о состоянии Лисисайи, заканчивались обещаниями скорейшего выздоровления и ничего не значащими фразами.
   На яхте установилась гнетущая тишина, которую лишь слегка разбавляли своими проказами райсы. Первые сутки они просто не находили себе места: жалобно скулили, тыкались мордочками нам в руки, как будто что-то выпрашивая. А мы ведь не знали даже, чем доктор их кормила. В её присутствие они всегда были сытыми, накормленными, ухоженными и весёлыми зверушками. Пришлось вскрывать медблок, чтобы прошерстить все записи Лисси, дабы понять, что и к чему.
   Серхай принёс толстую тетрадь, в которой скрупулёзно был описан и зарисован каждый зверь, находящийся в наших боксах. Питание, привычки, состояние здоровья, рекомендации по лечению и кормлению. Мы были просто потрясены её педантичностью в исполнении служебных обязанностей. С этой тетрадкой можно даже без ветеринара на борту перевозить гортов и марш. Отдельные страницы были посвящены райсам. Внимательно изучив Лиссины изыскания, быстро соорудили им поесть и всем экипажем с умилением наблюдали, как малявки, извозюкавшись с лап и до крыльев, уминали молочную кашу. Расставаться эти хулиганы не хотели и спали по очереди с каждым из нас. Дерек оказался везунчиком - в момент запечатления его поблизости от нас не было. Поэтому он спокойно дрых в своей каюте, а наши ночи были наполнены вознёй с мелкими дракончиками. Странно, как их терпела Лисси? Спать одни они отказывались, привыкнув спать у доктора под одеялом.
   Вначале они по целому часу строили себе гнездо. Потом ещё час в этом гнезде умащивались, потом начинали вылизывать языком свои шкурки, потом снова укладывались, а потом делали вид, что уснули. Но стоило хотя бы шевельнуться, процесс повторялся с самого начала...
   Мы ходили не выспавшиеся и злые, а они спокойно дрыхли днём у кого-нибудь из нас за пазухой.
   Вислоухие горты оказались на удивление смирными животными (два случая с Лисси не в счёт) и биоры вполне справлялись с уходом за ними и их детёнышами.
   А вот марши угасали. Прежде весёлые и шустрые, зверьки сидели, нахохлившись в своих клетках, отказываясь принимать пищу и почти всё время находясь в болезненном полусне. Ни витамины, ни усиленное питание проблемы не решили. Сомнительно, что они доживут до Айдоры.
  
   ...Чего у драгнайров не отнять, так это пунктуальности. Лисси они привели точно в обещанное время. Камеры внешнего наблюдения по - прежнему не срабатывали на драгов, поэтому времени на подготовку встречи у нас не было. Они появились втроём: Горан Орой, Лисисайя и Советник Ардавайл.
   Мрачный, как грозовая туча, Орой. Презрительно ухмыляющийся Советник. И поникшая Лисси.
   Живая и здоровая. Сердце зашлось от радости. Она снова с нами! Причём, видимых проблем со здоровьем, у неё явно не было. Она скромно стояла среди драконов, нервно сцепив в замок руки и опустив голову, не подняв глаза даже на наше приветствие. И, даже радостно кинувшиеся к ней райсы, сразу угнездившиеся на голове и с курлыканьем принявшиеся перебирать её волосы, не добавили ей жизнерадостности. Подменили её, что ли?
   Орой был немногословен.
   - Мы выполнили своё обещание. Здоровье доктора Эйхан даже лучше, чем было до неприятного случая, имевшего место на драгнаирском звездолёте. Мы приносим свои извинения и надеемся на то, что данный инцидент не станет поводом для разбирательств со стороны правительства Айдоры. Виновные понесут наказание в соответствии с их тяжестью вины. Но предложение о передаче вам звездолёта остаётся в силе.
   А сам крепко сцепил зубы, чтобы не выдать нервного напряжения. Чай, не каждый день звездолёты отбирают? Но всё дело в том, что и нам его корабль был нужен, как горту пятая нога. Или ещё один хобот.
   - Сожалеем, господин Советник, но мы не можем принять такой щедрый подарок. Если вам так важно оставить звездолёт Айдоре, подарите его императору. Или принцу Норвею. Думаю, это будет наиболее оптимальный вариант. Я простой торговец и у меня нет лишних средств на содержание такой громадины и экипажа, необходимого для его обслуживания, - кажется, я никого не должен был обидеть или оскорбить своим отказом. Или от драконьих подарков не принято отказываться?
   - Ты, щенок, ты понимаешь, от чего отказываешься? Ни в одном из миров обитаемой Галактики нет ни одного такого корабля!
   Кто бы сомневался в том, что у Советника надолго хватит сил молчать. Он, вообще, дипломат или базарная торговка из орочьих кварталов? Где хвалёная выдержка? Где терпение? Чего ему не хватает сейчас?
   - Ещё раз приношу свои извинения, но вынужден отказаться от вашего предложения, - я старался изо всех сил воспроизвести хоть малую толику тех знаний по практике межмировых отношений, которые в течение долгих лет вдалбливал в нас профессор Курденсе - старый дипломат, не проигравший в своё время ни одной дипломатической битвы. Думаю, у меня были все основания сказать ему по приезду огромное спасибо.
   - У вас в империи все такие? Бедные, но гордые... - Советник не мог не поязвить. Неужели ему на Драгнайре негде развернуться во всю ширь своего мерзкого характера? Презрительно сжатые губы напоминали ротовую щель у рептилий и приятности его облику не добавляли.
   - И ещё раз приношу свои извинения. Но мне казалось, что ваши корабли подчиняются только хозяевам? А хозяин после потери корабля становится изгоем и долго не живёт? Простите Советник, я не могу взять на себя такую ответственность.
   - Ну что ж, мы предложили, а вы отказались, - создавалось впечатление, что Граймар Ардавайл и сам не очень-то хотел отдавать никому из чужаков звездолёт, но вырвавшиеся в порыве гнева слова доставляли ему массу проблем, заставляя искать пути выхода из сложившейся ситуации... И как истинный дипломат, он провёл операцию по, якобы вручению звездолёта нам, так, что мы сами от него и отказались. - Вот и славно. Забирайте пострадавшую.
   Ах, ты, сволочь! Сказаны его слова были таким тоном, как будто Лисси, по незнанию, сунула руки в ядерную топку или взяла поиграться этот их клятый энергетический хлыст.
   - Кстати, господин Советник, и лишний член экипажа нам ни к чему. Поэтому ссылайте своих провинившихся драконов на ваши собственные галеры...,- просто не мог не вставить своё любимое слово из древней истории, - и я так понимаю, по приезду на Айдору наши пути разойдутся?
   А вот дразнил я его, оказывается, совершенно зря...
   Ардавайл взбещённым взглядом окинул нас, прошёлся взглядом по каюткомпании, недоумённо посмотрел на райсов, что-то ласково курлыкающих на голове у Лисси. А потом прошипел:
   - Забирайте свою айдорскую шлюшку, и не высовывайте носа с яхты до прибытия на планету.
   Это он о чём? Вернее, о ком? О Лисси, что ли? Что это за номера? Он же видел и, я думаю, читал папку принца Норвея. Что же произошло такого, что он продолжает оскорблять Лисисайю? Или ему так хочется нагадить нам напоследок?
   К счастью, перед приходом драгнайров, со мной в каюткомпании остался только Таро. Дерек с Серхаем снова ушли в машинное отделение по одним им ведомым делам. Старпом уже был на грани. И я не могу предположить, что бы произошло, если бы не раздался спокойный и где - то даже холодный голос Лисси. Впоследствии я пришёл к выводу, что он скорее был безжизненным, чем спокойным. Но именно таким голосом, думаю, зачитывают смертный приговор.
   - Вам не кажется, Просто. Советник. Великого. Повелителя. Драгнайров, что вы забываетесь? Это не мы направляемся к вам с дипмиссией, а наоборот...
   Наша Лисси! Точно наша! Теперь я твёрдо уверен, что её не подменили!
   - Ты что сейчас сказала, шлюхино отродье? Кто позволил тебе так разговаривать с посланником Повелителя? Или думаешь, если переспала с Ороем, тебе всё позволено?
   Лисисайя вздрогнула, затем медленно повернулась к нам. Подняла глаза. И я поразился, насколько безжизненным был её взгляд. Из них ушли улыбка и смешливые лучики, оставив морозную стужу.
   - Простите меня капитан, что доставила вам столько проблем, - сняла с головы забеспокоившихся райсахов, - позаботьтесь о них, пожалуйста.
   Затем развернулась к драконам и шёпотом, оттого, вероятно, что горло перехватило от услышанного, спросила:
   - Даже так? Осчастливили меня, Горан Орой? Как же я раньше не догадалась, что это были не сны? А вы, Советник, зачем лечили, если от меня проще было избавиться? Вы ведь не любите лишние проблемы.
   Обхватила себя руками и отвернулась к стене. Теперь то я знаю, что это означает. Она опять молча плачет. Бедная девочка. Даже мужчине редко под силу вынести то, что выпало на её долю.
   Но представление, оказывается, ещё не закончилось. Ардавал всё никак не мог успокоиться.
   - Всё дело в твоей крови, глупая человеческая самка. Если бы не этот самонадеянный нахал, ты сейчас уже находилась бы в покоях императора. Со всеми вытекающими последствиями. Только такие, как ты способны дать драгнайрам детей. Скольких ты запланировал, Горан? Двоих, троих? Надеюсь, не дюжину? Она слишком слаба и с нашими женщинами не сравнится.
   Теперь Советник обратил своё брызжущее ядом внимание на Ороя.
   - Что молчишь, капитан? Надеялся, что она так и не узнает, почему рожает своему человеческому мужчине маленьких драгнайров?
   Тот молчал, не выказывая никаких эмоций, только не отрывал глаз от Лисси.
   А Лисисайя вдруг рассмеялась. Жутким, нечеловеческим смехом.
   - Вот и ошиблись вы, великие и могучие драгнайры. Я, если вы ещё помните, хирург. И прекрасно знаю, что надо делать, чтобы не было нежелательных беременностей. В крайнем случае, оперативным путём удалю все репродуктивные органы. Но по-вашему не будет, господа драгнайры Не будет никаких драконышей. А если не оставите меня в покое, есть масса различных способов безболезненно закончить своё существование. Да, кстати, Советник, а что означает на драконьем языке 'листани'?
   Думаю, Советнику никогда ранее не доводилось испытывать подобную боль. С него разом слетела вся спесь, глаза и так большие по человеческим меркам, стали ещё больше, руки задрожали. Медленно повернувшись к Орою, он схватил того за грудки и начал трясти, уже не крича, а только тихо приговаривая. Да и тряс он его только так, для порядка.
   - Что же ты наделал, идиот? Взрослый мальчишка! О чём ты думал? Теперь тебе не вернуть её никогда...
   Потом склонился в поклоне перед Лисси и потерянно глядя на неё, сказал:
   - Мне нет прощенья, виконтесса Эйхан. Но я положу всю свою жизнь на то, чтобы исправить содеянное.
   На этих словах визит драгнайров закончился. Горан Орой уходил, не спуская глаз с Лисисайи. Но и не пытаясь даже хоть что-то сказать.
   Лисси неподвижно стояла ровно до того момента, пока не ушли драгнайры. Казалось, что и силы, и эмоции покинули её разом. Она устало опустилась на пол, закрыв лицо руками. Таро не подошёл, а подлетел к ней. Поднял на руки. Начал укачивать, как маленького ребёнка.
   - Это я виноват во всём, Лисси. Я привёл тебя на яхту. Отсюда начались все твои беды, девочка. Ты только не плачь. Всё будет хорошо. Всё правда будет хорошо. Мы всё исправим.
   Сел с нею на диван, продолжая потихоньку укачивать. Лисси не вырывалась, показалось даже, что она задремала.
   - Прости нас. Плохие мы у тебя братья - не смогли защитить свою сестрёнку. Прости нас. Пожалуйста, прости...
   Лисиси никак не реагировала на слова Таро, по-прежнему, не шевелясь и не открывая глаз. Затем раздался хриплый, каркающий голос:
   - Лучше бы я умерла, братишка. Как мне теперь дальше жить?
   Совсем, как дети малые! Как Я теперь буду жить? Лисси вроде бы моя жена? Но Таро у нас парень простой, поэтому проблему решил одним взмахом руки.
   - Очень просто будешь жить. Также, как жила раньше. Мы тебя знаем и любим такой, какая ты есть. Драконы улетят на свой Драгнайр. А мы останемся. И всё. Сейчас прилетим, купим вам с дедом дом где-нибудь поблизости от Сардаялы, чтобы в гости не далеко ходить. И всё. На этом революции конец. Слава Рохону, ты жива и здорова.
   Лисси, наконец, горько заплакала, обхватив старпома руками, изливая своё горе ручьями слёз ему на рубаху. Ну вот, опять. И странное чувство посетило вдруг меня. Слёзы Лисисайи меня совершенно не раздражали.
   Дав ей немного выплакаться, решил откорректировать ситуацию по-своему.
   - Доктор Эйхан, вы не могли бы приступить к выполнению своих прямых обязанностей? У нас проблемы с маршами.
   И в который раз порадовался её профессионализму. Лисси мигом забыла про слёзы, своё горе и обиды.
   - Что ж вы молчите! Что случилось? И как долго существует уже эта проблема? - выпутавшись из рук Таро, побежала в сторону санблока.
   Таро сделал мне страшные глаза, предупреждая о молчании, а после ухода доктора сказал:
   - Зови остальных. Нужно предупредить, чтобы ненароком не обидели Лисси.
   Разговор получился коротким и по существу. Все поняли суть проблемы сразу, без лишних объяснений. Лишь только Серхай, зло рубанув по столешнице ладонью, пробормотал:
   - Вот чувствовал же, что не надо её оставлять там одну! Проклятые драконы...
   Благодарение богам, вошедшая в этот момент Лисси не слышала нашего разговора. Парни же схватили её в охапку и начали обнимать и щекотать, как мягкую пушистую игрушку. Выбравшиеся из-за пазухи у Дерека райсы, добавляли какофонии в создавшуюся шумиху. Перебравшись быстренько на её голову, они просто разомлели от счастья и уже не обращали внимания на происходящее вокруг.
   - Спасибо вам всем, но у меня дела... Кто со мной в грузовой отсек?
   Естественно, Дерек был готов следовать за Лисисайей хоть на край Вселенной. Получается, она спасла ему жизнь дважды. Теперь он станет Лиссиной тенью. Предав ему чемоданчик с уже виденной нами ранее лабораторией, Лисси отправилась выяснять ситуацию с радужными маршами.
   Словно сговорившись, мы вместе резко выдохнули воздух.
   - Что будем делать, братья? - Серхай был зол, как дюжина драгнайров.
   - Беречь её от встреч с драконами и Гораном Ороем, в частности, - мне, собственно говоря, и предложить то было особенно нечего, - загрузить её работой так, чтобы у неё не было ни минуты свободного времени. Тогда ей некогда будет предаваться тоске.
   - И чем же ты её собираешься загружать? До орбиты Айдоры осталось всего ничего... - Таро, как всегда, сама рассудительность.
   - Пусть проведёт полное обследование экипажа на предмет случайных инфекций. Вдруг мы у драгнайров какой вирус подцепили. Для них это, допустим, никаких проблем не создаёт - простой симбионт, а для нас смертельно опасно. Главное, чтобы Лисси поняла - ситуация очень серьёзна. Не хотим же мы в карантине провести целый месяц. Ну, а мы будем изображать полнейшую заинтересованность.
   Я понимал, что ситуация с вирусом шита белыми нитками и Лисисайя может разгадать нашу задачку в два счёта. Но придумывать что - либо более изощрённое, просто не было времени.
   Видимо Лисисайё было гораздо хуже, чем мы предполагали. Она схватилась за работу с отчаяньем утопающего. Марши были в срочном порядке обследованы на внешние и внутренние инфекции, механические повреждения и инвазии. Анализы подтвердили их идеальное состояние. Но причины угасания так и не удалось выяснить. Лисси проверила каждую зверушку, лично подкормила каждую с помощью инъекций питательного коктейля, а затем где-то в глубинах своего необъятного шкафа откопала концентрат детского питания и начала кормить их насильно. Как сказал впоследствии Дерек, зверькам, кажется, стало легче уже только от одного присутствия рядом с ними Лисисайи.
   Райсы не покидали её ни на минуту. Мелкие хулиганы, которые изводили нас в течение нескольких дней, превратились с её возвращением в сущих милашек. Они спали, ели и даже мылись вместе с нашим доктором. Я благодарил всех богов за то, что рейнджеры практически всучили нам этих зверушек. Глядя на них, Лисси хоть иногда улыбалась. В остальное время она напоминала человека в коме, которого каким-то неизвестным науке способом заставили двигаться.
   Наша затея с проверкой на возможные вирусы тоже оправдала себя. Наш, якобы испуг, передался Лисси, и мы мужественно терпели обследования всеми доступными у нас методами.
   Казалось, она никогда не устанет. Как ей удалось переделать за столь короткий промежуток времени такую массу работы, мне не понять никогда... Дерек внимательно следил за тем, чтобы она вовремя ела, своевременно отдыхала и не загнала себя окончательно. Насильно уложив её спать, подключил в её каюте камеры внутреннего наблюдения.
   Понимая, что поступаю не совсем этично, во время вахты время от времени поглядывал на экран внутреннего наблюдения. Лисси металась во сне, стонала, пыталась подняться. Но райсы, спящие на подушке рядом, строго следили за ней, и как только она порывалась встать, начинали громко курлыкать. Лисисайя сразу же успокаивалась.
   Решив, что ситуация под контролем, перестал даже не смотреть на экран, перепроверяя комплектации документов для прохождения таможенного и пограничного космического контроля.
   Проблемы начались почти перед окончанием вахты. Взглянув в очередной раз на обзорный экран, не обнаружил доктора в каюте. Выждав положенное время, решил срочно проверить, не потеряла ли она случайно сознание в душевой. Но ещё раз просмотрев камеры внутреннего наблюдения, похолодел от ужаса. Лисси, зажав под мышкой одеяло и подушку, шла в направлении боксов с животными. Впервые в жизни я оказался в столь непростой ситуации. Что делать? Звать парней на подмогу? Или заняться ею самому. Я же пока её муж. И что я ей скажу? Вернись в каюту, простудишься? А может она идёт во сне и её зовёт к себе драгнайр? Решил попользоваться ею, пока не прилетели на Айдору?
   Пока терзался сомнениями, она пришла к боксам с маршами, окрыла все клетки, расстелила себе импровизированное ложе и улеглась спать. Всё это происходило в полнейшей тишине. Самое странное во всей этой истории, райсы даже не пикнули, тут же умостившись у Лисисайи под мышкой.
   Понимая, что происходит нечто странное, не раздумывая больше ни минуты, помчался в грузовой отсек. Непонятная тревога колыхалась где-то на краю сознания, заставляя трепетать душу в тревожном предчувствии, в ожидании событий, к которым я абсолютно был не готов. Или наоборот, выуживая из подсознания моменты моей жизни, похороненные под толстым слоем памяти и о которых не хотелось бы вспоминать. Напряжение не отпускало, все мысли в голове перепутались, абсолютно не поддаваясь моим попыткам хоть как-то их упорядочить. Пытаться найти объяснение происходящему на бегу не получалось. Мысли постоянно сворачивали совершенно не в ту сторону.
   - А что было бы, если бы мы с Лисси сочетались браком по-настоящему?
   - Матушка стала бы самой счастливой женщиной на свете...
   - А какие бы у нас родились дети?
   - И сколько бы их было?
   - Почему дракон захотел четверых?
   - Вспомни, сам же мечтал о двух мальчиках, похожих на тебя и двух девочках, точных копиях своей матери...
   - Интересно, она будет вспоминать моменты близости с драконом?
   Понимал, что не имею на Лисисайю никаких прав, но от мыслей было некуда деться....
   На грузовой палубе было непривычно тихо. Впрочем, я практически не бывал здесь ночью и поэтому не знал, что делают звери в это время.
   Предчувствие не обмануло меня.
   У входа в боксы с животными, прямо на полу, вытянув длинные ноги, сидел Горан Орой. Откинув голову к стене и прикрыв глаза. Отчего казался слишком уставшим или больным. Было странно видеть одного из драгнайров в таком плачевном состоянии. Повернув голову в мою сторону, не открывая глаз, похлопал по полу, приглашая устраиваться рядом. Ярость поднялась во мне всесокрушающей волной, но разум не дал ей расплескаться дальше дозволенных пределов.
   - Что ты забыл здесь, дракон? Мало вы поиздевались над Лисисайей, решил добить? - я в бессилии смотрел в ненавистное лицо, понимая, что ничего не могу ему противопоставить.
   - Тсс, - он прижал палец к губам, - разбудишь...Ей нужно отдохнуть.
   - Понравилась, теперь решил проявить заботу? - в полумраке коридора не была видна мимика его лица, но по его голосу можно было понять, насколько он раздражён.
   - Глупец ты, человек...Она абсолютно ни в чём не виновата... Камешек, попавший в жернова... Загляни лучше в боксы.
   То, что я увидел, превзошло самые смелые ожидания. Лисси лежала, свернувшись, по своей излюбленной привычке, клубочком, а вокруг неё такими же клубочками расположились марши. Вся разношерстная компания мирно спала, не обращая ни на что внимания. Вдруг среди марш началось шевеление, тут же высунулась сонная мордочка райса. Оглядевшись вокруг и не заметив ничего подозрительного, он немножко повозился, укладываясь и снова уснул. На мой вопросительный взгляд Орой пожал плечами.
   - Она нужна им. Марши не могут без энергетической подпитки от более сильной в этом плане особи. Взамен притупляют горе, снимают стрессы, уменьшают боль утраты, дают чувство уверенности в себе и лёгкую радость. Вы, надеюсь, знаете об их эмпатических способностях? В вынужденной изоляции они не умирают, а просто истощаются энергетически. Сейчас их много и они вполне справятся с помощью вашему доктору. Проснётся она несколько ослабленной, но настроение будет не чета сегодняшнему. Вам несказанно повезло, что у вас на борту оказались эти зверьки.
   Боги Айдоры, как всё, оказывается, просто! Запертые в своих боксах зверьки нуждались в контактах с людьми и только! Вот почему нашим маршам стало легче сразу после появления Лисисайи! Значит, теперь мы довезём их до места назначения всех в целости и сохранности? Торговец, уснувший под грузом забот и проблем, связанных с Лисси, гортами и маршами, проснулся и начал бодро потирать ручонками, подсчитывая ожидаемую прибыль.
   - Надеюсь, я хоть немного искупил свою вину в твоих глазах, капитан? Только ты уж позаботься о том, чтобы марши не стали дешёвками, доступными любому, кто наберёт горсть лишних монет...
   - Ты пришел для того, чтобы мне это сказать?
   - Не сссслишшшком ли ты высссокого мнения о сссебе человек?
   - Я не напрашивался в гости к тебе на корабль и не лез в твою семью, Орой.
   Драгнайр хрипло рассмеялся. Потом внимательно прислушался к происходящему в боксах и уже тише продолжил:
   - О какой сссемье ты бредишшшь, человек. Лисисайя попросила тебя о помощи. Ты её оказал. Между вами сделка и нет никаких личных отношений. Или ты уже напридумывал себе невесть что? Вас нет, и не будет. Есссть ты и ессть она. Моя листани.
   - По-моему, ты тоже бредишь. Ты что не успел понять, что за человек Лиссисайя? Вы не просто оскорбили её, вы растоптали её честь и достоинство. Такие вещи не прощаются. И, поверь мне, она всегда выполняет свои обещания.
   Драгнайр склонил голову и глухо прошептал:
   - Я всё бы отдал, чтоб повернуть время вспять, - повернулся ко мне и невесело продолжил, - это как наркотик. Знать, что вот она, предназначенная тебе богами, видеть её, наблюдать за нею и не сметь прикоснуться. Ощущать тонкий аромат её духов. Видеть, как вы обнимаете её, радуясь встрече и знать, что для меня в её сердце нет места...
   Тихо разговаривая и вяло переругиваясь, мы просидели с Ороем до конца моего дежурства. Так и сидели бы до той поры, пока Лисси не проснулась, но Таро, заступая на свою вахту, не обнаружил меня не мостике. Не мудрствуя лукаво, начал розыскную операцию. Дракон, в очередной раз посыпающий голову пеплом, был несказанно удивлён, увидев в коридоре моего старпома.
   - Какие лююююди, тьфу..., дракоооны..., в нашей скромной обителииии, - нарочито подражая выходцам из трущоб Дорхелла, он нахально рассматривал драгнайра. - И что забыл великий и могучий Горан Орой у нас на грузовой палубе? Не заблудился случайно?
   Киваю ему в сторону боксов. Не хотелось бы начинать разборки с драгом по новой. Таро вернулся ошарашенный, даже можно сказать, слегка пришибленный. И естественно, сразу же нашёл виновного.
   - Что тебе надо от неё ещё, дракон? Вы и со своими женщинами так обращаетесь? У вас же ни жалости, ни сострадания. Пусть вы презираете людей. Но почему именно Лисси стала предметом вашей ненависти? Вам, что, не всё равно, кого унижать?
   Спровадить Таро удалось далеко не с первой попытки. Он всё порывался кулаками убедить дракона в том, что тот не прав. И обещал устроить ему очень весёлую жизнь по прибытии на Айдору. Надо бы снова заняться тренировками, а то слишком много дурной энергии скопилось у полукровки.
   Лисси и правда проснулась посвежевшая и более спокойная, нежели вчера. Правда, долго извинялась, что заснула прямо в боксах с животными, объясняя свой поступок тем, что марши звали её к себе...
   Звали, так звали... В конце концов польза от спанья вместе с маршами была обоюдная. Разноцветные пушистики теперь уже не лежали неподвижно в клетках, а деловито посвистывали, вычёсывая и вылизывая свои меховые шубки.
   На этом инцидент был исчерпан и мы все занялись своими делами. До орбиты Айдоры оставалось совсем мало времени. Драгнайры навестили нас ещё неоднократно, утрясая вопросы доставки их в империю. Они категорически отказались сажать свой корабль на поверхность планеты, поэтому делегация драгнайров добиралась до космопорта Дельта вместе с нами. Более того, они выпустили яхту из трюма своего корабля задолго до Звёздных врат. Думаю, вся их конспирация была несколько дешёвой и на вид, и в исполнении. Но, так или иначе, несколько часов, пока мы проходил Врата, а потом гравибуксы транспортировали нас на Айдору, драконы смирно сидели в каюткомпании, совершенно не напоминая тех самоуверенных и мерзких повелителей космоса, с которыми мы имели несчастье познакомиться.
   Состав делегации нас позабавил. То ли, поняв совершённую ошибку и раскаявшись в содеянном, Советник на вручение верительных грамот взял всё таки Пламена и его помощника. Сопровождал их, как всегда Горан Орой.
   - Это называется правосудие по - драгнаирски, - не выдержал я, увидев столь знакомую компанию, - наказание свершилось и все прощены? Или это был просто очередной спектакль для неискушённых зрителей?
   Дракон лишь недобро зыркнул на меня и отвечать на мои вопросы не стал, устало махнув рукой куда-то в сторону.
   - А как вы собираетесь добираться до императорского дворца? Если вам так нужна маскировка? И вообще, что происходит?
   - Для всех вы возвращаетесь из очередного рейса...
   - Простите, Советник Ардавайл, но моим чрезмерно быстрым возвращением сразу же заинтересуется Служба безопасности, да и таможенный контроль ещё никто не отменял.
   - Пообщайтесь с принцем Норвеем. Я ведь правильно понял, вы не просто случайные знакомые?
   Ха-ха, дорогой! Норвей уже давно поставлен в известность, а во дворце судорожно готовятся к встрече вашей делегации. В космопорту же нас будет ждать императорский флаер. Да и швартуемся мы на этот раз в правительственном терминале.
   Лисисайя, с появлением драгнайров, покинула каюткомпанию и не выходила из каюты до самой столицы.
   Приземление прошло согласно расписанию, власти не задавали лишних вопросов и мы уже готовились отбыть по направлению к столице, когда по наши души явился таможенный и ветеринарный контроль.
   Звериные эскулапы были корректны и немногословны, как и все опытные и старые сотрудники таких учреждений. Горты с детёнышами их умилили и только. Но вот изумлённого вздоха при виде весело стрекочущих марш, да ещё и в таком количестве им сдержать не удалось. Кроме того, допуск без ограничений у Лисисайи и идеальный порядок в медицинских документах, помог избежать массы лишних проволочек. А уж когда им пред светлы очи явили райсахов, они едва не начали слёзно просить хоть одну зверушку себе на память.
   - Везунчик ты, Валсторн. Ты где оторвал себе такого ветеринара? Как только торговцы узнают, что она довезла тебе живыми марш и горты благополучно разродились прямо в космосе, её будут стараться перекупить все, кому не лень, - начальник Службы ветеринарного контроля, вызванный бригадой полюбоваться на маршей, не вытерпел и потрепал меня по плечу.
   Знаю, знаю, уважаемый лар Пертесью, что и тебе хотелось бы иметь дома одну, а лучше парочку весёлых зверьков. Весь космопорт не один год судачит о твоей семейной жизни. Молодая жена в твоём возрасте довольно хлопотное мероприятие.
   Выделив счастливчику парочку пушистых крошек из личной части товара, сделал старика самым счастливым мужчиной в Дорхелле.
   Бригаду же таможенников возглавлял молодой офицер в новенькой форме. Скорее всего, недавний выпускник Академии. Так и оказалось, стоило ему представиться.
   - Келен Вирдоунт, младший инспектор таможенного поста Дельта, командир мобильной комиссии отдела специальных таможенных процедур. Предьявите к досмотру наркотики, алкоголь, оружие и медпрепараты - бодро прорапортовал он и кинулся исполнять свои служебные обязанности.
   Осознавая всю важность возложенной на него задачи, он попытался было провести личный досмотр всего экипажа на предмет ввоза контрабанды, но был остановлен рыком Советника Ардавала. Храбрый таможенник был не робкого десятка и, коль не получилось с налёту найти рецидив, решил подойти к процессу творчески.
   - Предлагаю вам самостоятельно заявить о незадекларированных ценностях или запрещённых к ввозу на территорию Айдоры предметах! - бодро заявил он, хотя взгляд дракона был более, чем красноречив.
   Боги, и где же их строгают, таких правильных? Прямо, ум, честь и совесть Айдоры в одном лице.
   - Приватный груз, господин офицер, имперский заказ..., - постарался отвлечь я излишне ретивого служаку. Где там демоны носят Норвея, обещал же быть сразу после посадки.
   Таможенник, смерив меня подозрительным взглядом, отправил свою бригаду в грузовой отсек, а сам продолжил с умным видом изучать документы.
   - Почему разное количество гортов в документах, предъявленных комиссии и в оригиналах коносаментов? Всё-таки контрабанда? Как же неумело вы пытаетесь её спрятать. Прямо, как в учебнике описано, - потирая руки, зловеще проговорил таможенник, придётся вызывать ещё парочку бригад и делать полный досмотр яхты.
   Самое смешное в этой ситуации - я не мог ему сказать даже слова против. Не имел права и не хотел себе лишних проблем.
   Мы уже находились на грани нервного срыва, не зная, то ли смеяться, то ли плакать. Драгнайры были в шоке от происходящего. Не могли же мы показывать этому мальчишке верительные грамоты... Тогда пришлось бы арестовывать на яхте всю их бригаду, во избежание срыва дипмиссии.
   А таможенный офицер, видя, что мы не отказываемся от обвинений и не пытаемся оправдываться, разошёлся не на шутку.
   - Сейчас вернётся с досмотра бригада, и будем опечатывать сейфы, каюты, рубку и грузовую палубу, - он гордился сам собой и своей новой должностью. У него горели глаза, весь он был взвинчен до предела, ожидая, как раскроет целую контрабандную сеть по доставке на Айдору запрещённых грузов. И его повысят в должности или наградят за бдительность.
   Но и этого офицерику показалось мало. Ему вдруг приспичило обратить своё неуёмное внимание на драконов.
   - А это что за люди? У них есть с собой груз? А документы у них в порядке? Вы кто, господа?
   Я боялся даже смотреть на советника. Если мальчишка его сейчас серьёзно разозлит, от моей яхты останутся одни обломки. А тот продолжал заливаться певчей птицей.
   - Итак, господа, ваши документы?
   Да когда ж это закончится? Норвей, ты понимаешь, что сейчас произойдёт, если ты не появишься?
   Лисси, которая тихо сидела в уголке после ухода ветеринарной службы, вдруг встала и пошла к таможеннику.
   - Господин офицер, простите меня, я не сразу поняла суть ваших претензий. Я совсем недавно в космосе, поэтому ещё совершенно не разбираюсь в процедуре таможенного контроля груза, - голос её журчал, как ручеёк, глаза были широко распахнуты и выражали крайнюю растерянность. Весь вид её говорил о том, что она вот-вот расплачется.
   - Господин капитан, с гортами всё в порядке, вот справки, заверенные капитаном и грузовым помощником о том, что все самки гортов на момент покупки оказались беременны и рожали во время полёта, - а сама смотрит на мальчишку, как на главу всей таможенной Службы империи.
   - Простите мне мою забывчивость, господин офицер.
   Голос снова обволакивает, заставляет слушать и слушать, купаться в нём, забывая обо всём на свете. Так и слушал бы всю оставшуюся жизнь только её. Попался и бравый таможенник.
   - Какие роды, что вы говорите? О..., и вы принимали у этих огромных зверей роды? Прямо в космосе? Одна? - его удивлению и возмущению не было предела.
   Лисси кивала головой, как детская игрушка-болванчик, на глазах появились слёзы и надо было быть совсем бессердечным идиотом, чтобы не пожалеть такую бедную, несчастную девушку. Не знал за ней таких талантов. Но роль недалёкой дурочки играла она великолепно. Казалось, эту партию Лисисайя выиграла. Но тут опять, совершенно ни к месту, в таможеннике проснулось, заснувшее было, чувство долга.
   - Ничем не могу вам помочь, лайна. Количество груза не соответствует заявленному в коносаментах. Почему капитан не выписал самостоятельно на новый груз? Следовательно, налицо контрабанда.
   - Господин офицер, нам её просто негде было взять...
   - Как негде? Там, где вы покупали гортов для имперского зоопарка, там прикупили по дешёвке и для себя. С целью незаконного обогащения, - мысли бравого таможенника были просты и незамысловаты.
   - Но горты отличаются по возрасту и размерам, - терпению Лисси можно было позавидовать.
   - Правильно, вы купили детёнышей, чтобы было меньше забот, - мальчишка не сдавался.
   Драгнайры находились в психологическом ступоре. Видимо, у них эти дела решаются проще. Но не вмешивались, наблюдая за ситуацией с плохо скрываемым злорадством. Лишь Горан не сводил глаз с Лисисайи.
   - Что же нам делать, господин офицер? - с придыханием спросила доктор, заглядывая в глаза таможеннику.
   - Как что, вам придётся уничтожить излишки груза, и все проблемы автоматически будут решены. Не понимаю, почему вы не сделали этого сразу. Так делают все контрабандисты. И в учебнике об этом тоже написано. Проблем в этом случае у вас не было бы.
   Происходящее начинало напоминать театр абсурда.
   Лисси аж поперхнулась от данного заявления. Но мудро не стала спорить.
   - Господин офицер, мы всё сделаем...
   Закончить свою мысль она не успела - в каюткомпанию стремительно вошёл наследный принц Айдоры - Норвей Вернальд Агасси.
   Узрев вблизи от себя венценосную особу, таможенник рьяно кинулся было доложить ему обстановку.
   - Свободны, офицер. Забирайте свою комиссию, на сегодня ваши дела закончены, - голосом принца можно было замораживать лёд, а потом сразу же дробить на мелкие куски.
  
   ****
   Лисисайя
  
   Принц не вошёл, а влетел в кают компанию. Взвинченный и какой-то слегка расстрёпанный. Губы сжаты, а глаза уже ищут "самое слабое звено". Офицер, ринувшийся было доложить обстановку, был остановлен взмахом руки. С первых же слов, которые он выплюнул в сторону таможенников, стало понятно, что он неимоверно зол. Как бравый офицер не превратился в ледяную статую, совершенно не понятно до сих пор. Лично мне очень захотелось просочиться сквозь обшивку яхты, закопаться поглубже, с условием, чтобы меня никто потом не искал.
   Но когда наивный, правильный мальчик в таможенной форме пытался выяснить судьбу недостающих документов у наследного принца Айдоры, тот просто вытолкал его за дверь, пообещав уволить без рекомендаций и выходного пособия.
   Подействовало. А Норвей, превратившись моментально в лощёного аристократа, обратил своё светлейшее внимание на присутствующих в каюткомпании. Самое интересное, никакого удивления. Как будто всю жизнь только тем и занимается, что принимает делегации драконов.
   - Прошу прощенья за вынужденную задержку. Наследный принц империи Айдора - Норвей Вернальд Агасси. Господа, приветствую вас на Айдоре. Все дипломатические вопросы будут решаться в императорском дворце, куда мы отправляемся через пару минут. Есть какие-либо пожелания, не касающиеся вашей дипломатической миссии?
   Представившись, драгнайры пообещали, что все вопросы, выходящие за рамки протокола, будут решать только с ним. И опять меня поразила разительная перемена, произошедшая с ними по прибытию на планету. Уже не первый раз я поражалась дипломатичности и немногословности представителей драконьей планеты и ловила себя на желании ущипнуть за ухо, чтобы понять, а не снится ли мне всё это и был ли настоящим тот кошмар, в котором мы побывали.
   Обрадовавшись, что о нас уже никто не вспоминает, решила сразу же по прибытии отправиться к деду. Контракт мой закончен и можно будет распрощаться со своими новыми родственниками. С Серхаем мы всё обсудили, и он согласился со мной, что будет лучше, если я на некоторое время уеду в Приют потерянных душ. Работа для меня там всегда найдётся. Да и удалённость от цивилизации даёт некоторую, пусть и иллюзорную защиту от окружающего мира.
   Но боги решили, что нам недостаточно испытаний, выпавших в рейсе, нужно добавить ещё.
   - Принц Норвей, экипаж яхты "Крылья богов" оказал нам неоценимую помощь, доставив на Айдору. Не хотелось бы оставить их без награды, - Советник Ардавал расточал медовые речи, а самое главное, даже изобразил на лице вежливую улыбку, - мы обещали взять их с собой на церемонию вручения верительных грамот.
   Принц недоумённо посмотрел на нас, пожал плечами, явно не понимая, какого демона мы забыли во дворце.
   - Это не составит проблем, но на таких церемониях присутствуют только титулованные особы, - развёл руками Норвей.
   - Тогда это не проблема. Мы тут Ритуал принятия кровного родства, между делом, в рейсе провели. Так что с титулами проблем не будет, - вставил Грайх, - экипаж яхты поголовно является членами семьи Валсторн. А Лисси ещё и виконтесса Эйхан. Так что ничего мы не нарушим.
   - Ты бы лучше мой заказ выполнил, милосердный ты наш, - раздражение, наконец, прорвалось сквозь препоны воспитания. Принц нервно притопывал ногой, встряхивал кистями рук, покусывал губы. И вообще, в этот момент он напомнил мне почему - то породистого жеребца из императорских конюшен. Я несколько раз ходила туда рисовать этих прекрасных животных. Вот и сейчас возникло подозрение, что ему нужна была не парочка марш, а, по меньшей мере, весь наш груз полностью.
   - Принц Норвей, ваше поручение выполнено в полной мере. Не извольте гневаться, - капитан изобразил ревностного служаку, разведя руками в поистине межпланетном жесте: я ж тебе говорил!
   Принца в ту же минуту, как будто подменили. Он резко вздохнул, хулиганисто растрепал свои волосы, окинул нас всех быстрым взглядом, с чего-то подмигнул мне. Схватил Грайха за рукав и потащил к выходу.
   - Экипаж - парадную форму! Господа, буквально минутная задержка...
   Переодевание не заняло много времени. Капитан с Норвеем уже были в каюткомпании и о чём-то беседовали с драгнайрами. Причём говорил принц, а все ему с интересом внимали. Выражение лиц и позы говорили о том, что разговор идёт серьёзный. Только Валсторн почему-то стоял с таким выражением лица, словно ему только что сообщили о беременности его брошенной любовницы.
   Стоило мне войти, принц окинул меня оценивающим взглядом, закончил разговор и со словами: "Такую девушку не грех носить на руках всю жизнь" - подхватил меня на руки.
   - Лисисайя, ты меня спасла... Я перед тобой в вечном долгу. Честное слово, если бы не эльфийская принцесса, женился бы на тебе.
   - Простите, принц, но я замужем...
   Удивление принца было столь велико, что он меня чуть не уронил.
   - И кто из этих поганцев успел тебя окрутить? Теперь даже любовницей тебя взять не смогу - друзья вроде...
   А сам уже хохочет во весь голос.
   - Ты, что ли, Валсторн? Зная тебя, могу предположить, что другие парни просто не имели шансов, - принц аккуратно поставил меня на пол, но руки не выпустил. И вдруг снова стал серьёзным и собранным.
   - Нам пора, господа, во дворце нас уже ждут.
   Роскошь императорского флаера превосходила мои все допустимые фантазии. Но не вызывала ни зависти, ни восхищения. Летать на нём всё равно, что жить в залах музея. Красиво, но испытываешь постоянный дискомфорт. А может быть, у меня просто отсутствует привычка жить в роскоши...
   Драгнайры были молчаливы и сосредоточены. Видимо, предстоящее мероприятие было не столь простым, как казалось внешне. После возвращения из госпиталя, я впервые была так близко рядом с ними. На яхте просто старалась не попадаться им на глаза, во избежание какой-либо реакции со своей стороны. Дерек меня всячески поддерживал и прятался вместе со мной. Ну, не было у нас желания испытать ещё раз на себе внимание драконов. Да и находясь рядом с ними, чувствовала всё тот же всепоглощающий ужас, что и всегда. Только рука принца, крепко удерживающая рядом с ним, не позволяла мне скатиться в банальную истерику. Это с одной стороны. А с другой стороны, что-то он слишком внимателен. Прямо подозрительно. С чего бы это? Но разговаривать не было ни сил, ни желания.
   Так, в молчании, мы и долетели до императорского дворца. А прямо на посадочной площадке нас ждал почётный караул. И понеслось... Ситуация полностью вышла из-под контроля и пошла по сценарию, веками наработанному и тысячи раз отшлифованному в императорском дворце.
   Я чувствовала себя куклой, которая выставлена в витрине дорогого магазина - народу на вручение верительных грамот собралось предостаточно и, судя по всему, излишней скромностью никто из них не страдал. Нечеловеческая красота драгнайров поразила не одно женское сердце. Парадная белоснежная форма, украшенная золотым позументом, смотрелась просто потрясающе и поневоле приковывала взгляд. Наша скромная форма вольных торговцев смотрелась на их фоне очень и очень скромно... Даже бриллиантовые рейнджерские звёзды не спасали ситуацию. Хотя несколько потрясённых взглядов среди явных знатоков космической геральдики мне удалось перехватить.
   То ли женщина в форме для них была столь редким зрелищем, то ли мы представляли собой слишком любопытное зрелище, но взгляды всех присутствующих в зале приёмов были равномерно распределены между драгнайрами и нами. Столь пристальное внимание вызывало дискомфорт. Хотелось поскорее покинуть высокое собрание, проведать деда и заняться своими делами.
   Эффектное появление императорской семьи смотрелось, как роскошный спектакль и было отработано и отточено до мелочей. Но, боги, мне их было просто жаль... Столько пафоса и показной роскоши, сотни метров тканей и килограммы драгоценностей, только для того, чтобы получить клочок бумаги с заверениями в дружбе и взаимопомощи.
   После всего, что произошло в космосе, у меня нет ни капли сомнения в том, что Драгнайру не особенно нужны отношения с кем бы то ни было. Они преследуют свои, только им известные цели.
   Стараясь лишний раз не пялиться на императора, потихоньку присматривалась к его жене и детям. Мало ли, что может случиться. Правящую семью лучше знать в лицо. А потом похолодела от ужаса: на своём любимом месте, рядом с императрицей Сигойрой стоял граф Лакрай Чегери.
   Абстрагировавшись от происходящего, мечтала о встрече с дедом и Иргой. Представляла, как они обрадуются подаркам, которые я им привезла. У меня до сих пор не укладывается в голове мысль о том, что Дерек не человек и произведён искусственно - столько в нём доброты и человечности. Только он один вспомнил о том, что и мне нужно привезти подарки родным. И лично вытребовав от меня список, искал нужное на Х 9.
   Очнулась оттого, что меня пихнул в бок Таро. Море слов сказано, тонны лести вылиты друг на друга с обеих сторон и церемония благополучно завершена. Хвала богам, больше нам тут делать нечего...
   Увы мне, я как всегда ошибалась.
   Советник Орой взял слово.
   - Делегация империи Драгнайр приносит благодарность экипажу торговой яхты "Крылья богов" во главе с капитаном Грайхом Валсторном. Если бы не они, этот визит мог и не состояться. В знак уважения даруем бессрочные визы всему экипажу на свободное посещение империи Драгнайр, а также бессрочные торговые договора с любыми представительствами империи.
   Ай, да Советник! Демонов сын! Нашёл выход из положения! Дерек рассказывал о том, что нам пытались всучить драгнаирский корабль, якобы для того, чтобы извиниться за конфликт, случившийся в космосе. Теперь решили привязать нас договорами. Хотя, почему нас? Я уже практически свободна и то, как распорядится подарком капитан, меня уже не касается. Грустные мысли не поднимали настроения и я в раздумиях своих опять потеряла нить происходящего. Да и сердце сжималось в непонятной тревоге. А посмотреть было на что.
   Император, потрясённый не менее нас столь щедрым подарком драконов, решил внести в происходящее и свою скромную лепту.
   - Империя не оставит без награды своих героев!
   В рядах гостей началось нездоровое шевеление. По слухам, император был скуп, как на деньги, так и на награды, а тут вдруг решил блеснуть перед иномирными послами. Что же он может нам предложить? Сердце сжалось не в предвкушении наград, а в предчувствии беды. Храни нас боги от монаршего внимания! Оно редко бывает от чистого сердца и без последствий. Секретарь подал императору бумаги и тот начал зачитывать:
   - Грайх Валсторн. Капитан яхты "Крылья богов". Вольный торговец. За заслуги перед империей Айдора - титул виконта, с правом передачи своим наследникам и бессрочная лицензия на ведение торговых операций в пределах обитаемых Миров, - император Сарой Агасси выглядел так, как будто и сам не ожидал от себя подобной щедрости. Зал заинтересованно внимал происходящему, не спуская с нас взоров. Жуткое ощущение беспомощной букашки под лупой естествоиспытателя не оставляло ни на минуту. Грайх же ни чем не выдавал своего волнения. Только побледнел и закусил губы. Судя по всему, не мог поверить в происходящее. Почему-то подумалось, что ему понравится быть аристократом и вращаться при дворе. Вон сколько женских взоров переключилось с драгнайров на капитана. А император продолжал:
   - Гентаро Лестариус. Грузовой помощник капитана. Таро вышел вперёд, склонив голову, поприветствовал императора. До чего же хорош мой новый братишка! Статный подтянутый красавец оркских кровей притягивал к себе женские взоры не меньше, чем Грай. Даже принцессы обратили на него своё монаршее внимание, склонившись к друг другу и пошептавшись о чём-то глядя на него. Загадочные улыбки не сходили с их лиц до окончания церемонии.
   - Серхариус Раниэль Д"Акканто - механик на яхте "Крылья богов".
   Эльф-механик на простой яхте вольного торговца - это был нонсенс. Позволить себе эльфа -навигатора могли только самые состоятельные владельцы звездолётов. А тут механик, да ещё и на такой крошке, как наши Крылья. Рейтинг Грайха Валсторна в глазах присутствующих взлетел до самой верхней планки. Император и сам с любопытством начал поглядывать на нашу разношёрстную компанию.
   - Дерек Алсторн - системмер на яхте "Крылья богов". Дерек вышел вперёд, степенно поклонился императору, затем его семье.
   - Давно ли ты принят в семью Валстрн?
   - Более десяти лет, - Дерек был сама невозмутимость.
   - Отделиться не желаешь?
   - Меня вполне устраивает существующее положение вещей, ваше величество...
   Император тут же потерял интерес к нашему системмеру и назвал моё имя.
   - Лисисайя Раниэль Эйхан. Штатный ветеринар на яхте. Первый рейс, император поднял на меня удивлённый взгляд, - повезло же вам, девушка.
   Потом, как будто что-то вспомнив, добавил:
   - А кем вам приходился Хранитель имперского архива?
   Его слова ударили по сердцу страшной болью.
   - Как приходился? Мой дед, виконт Коатейцу Эйхан, действительно имперский архивариус. А что случилось?
   - Будьте добры, после церемонии зайдите ко мне в рабочий кабинет. Вас проводят.
   Я стояла ни жива, ни мертва, пока император зачитывал перечень даров экипажу яхты, но я уже не слышала ни слова. Одна только мысль билась в измученном мозгу - дед умер. Серхай взял меня за руку, сжал ладонь, стараясь хоть таким образом выразить поддержку. Но мне уже не было дела ни до братьев, ни до императора, ни до яростно блестевшего глазами Лакрая Чегери. Я изо всех сил старалась не смотреть в его сторону, но после представления меня широкой публике, пришлось поднять глаза и поприветствовать императора. Сказать, что граф был потрясён, значит не сказать ничего. Он не сводил с меня бешеного взгляда. Рассматривал весь экипаж, презрительно скривив губы. Всех вместе и каждого в отдельности. Думаю, придумывал в своём извращённом уме сладостную месть для всех нас.
   Но сейчас мне было глубоко наплевать на графа, на толпу народа, которая не спешила расходиться, ожидая ещё каких-то объявлений со стороны императора - на всех на свете. В голове никак не могла уместиться мысль о том, что я осталась одна... Сирота... У меня ни осталось никого... Эльфийская родня не считается. Им я не нужна ни под каким предлогом. Да и Серхай, мой эльфийский брат, может исчезнуть так же, как и появился. Тем более, с яхты я уйду в самое ближайшее время. Как я буду жить дальше? С тем количеством проблем, которые навалились на меня за столь короткий промежуток времени, мне одной не справиться. У моих новых братьев свои жизни, в которых хватает проблем и без меня.
   Хорошо, хоть драгнайры стояли впереди справа, так, что я не могла их видеть. Вот уж за кем никогда не буду скучать.
   Слёзы кипели внутри, не находя выхода наружу. Они обжигали сильнее огня. Растапливали ледяной панцирь, которым покрылась моя душа после встречи с драконами. Грозили вырваться из- под контроля и залить собою всё вокруг. Как же мне было больно!
   Народ бурно что-то обсуждал. Кажется будущий бал в честь прибытия высокой делегации. Вот она, жизнь во всей её красе... И абсолютно никому не было никакого дела до меня. Братьев окружила толпа поклонниц, грозя разорвать на лоскутки для сувениров. А я боялась сдвинуться с места. С одной стороны драгнайры. Трудно представить, что им придёт в голову в следующую минуту. С другой стороны - Лакрай Чегери. Попасть ему на глаза в таком состоянии, значит изначально проиграть. Он сегодня в очень боевом настроении. Хотя весь его настрой как-то меркнет перед тем, на что способны имперские гости. Класс не тот. Мелковат будет граф по сравнению с драконами.
   Мысли о смерти деда не давали покоя. Я знала, что дед уже стар. Что имеет кучу болячек, которые абсолютно не хочет лечить. После смерти бабушки, которая строго следила за его здоровьем, в нём как будто что-то надорвалось. И он просто проживал очередной день, не думая ни о чём, кроме своей любимой работы.
   Когда принц тронул меня за руку, я вздрогнула от неожиданности. Окинула взглядом зал. Драгнайры ушли. Братьев тоже не было видно.
   - Император ждёт тебя, Лисисайя.
   - Вы знали, принц?
   - Не хотел тебе портить впечатление от приёма, - Норвей виновато улыбнулся, пожав плечами.
   - Если бы вы знали, сколько я их наблюдала в детстве, сквозь окно из парка. Ничего нового сегодня я не увидела.
   ... Император был не один. Драгнаирская делегация в полном составе сидела в креслах у небольшого столика, напряжённо глядя на нашего монарха. При нашем появлении, четыре пары глаз недовольно обратились ко мне. Император, в это время нервно ходивший вокруг стола, остановился, потёр указательным пальцем переносицу и, глядя на меня в упор, не пытаясь даже быть вежливым, непререкаемым тоном заявил:
   - Лисисайя Эйхан, ваш дед, виконт Эйхан, умер неделю назад прямо на рабочем месте. В виду вашего отсутствия, прах его предан земле рядом с женой. Вам надлежит в течение трёх дней освободить флигель для нового архивариуса. Свободны. Принц Норвей, задержитесь, нам требуется ваша помощь.
   Моих сил хватило лишь на то, чтобы покинуть кабинет. Я не сползла по стенке прямо у кабинета только потому, что боялась привлечь внимание выходящих драгнайров. Ориентируясь по звуку голосов, спустилась на первый этаж. И тут меня прорвало. Слёзы потекли рекой. Правда, умение плакать молча пригодилось и в этот раз. Я шла, не видя дороги, не обращая внимания на окружающих, не пытаясь даже куда-то свернуть. Горе, которое лежало на моих плечах неподъёмным грузом, давило к земле, пытаясь сломить меня и поставить на колени. Мне казалось, вокруг нет ни одной живой души. Что я одна на целом свете. Всеми брошеная и никому не нужная. Забытая всем миром.
   Мне кажется, я даже пыталась спросить у кого-то, туда ли я иду, но не помню, чтобы мне кто-то отвечал...
   Придя в себя, обнаружила, что заблудилась окончательно и бесповоротно. Я и раньше знала, что императорский дворец это огромный комплекс, состоящий из сотен помещений и не меньшего количества коридоров. То, что я видела, подглядывая в окна первого этажа, было лишь крохотной песчинкой по сравнению с громадой дворца в целом. Коридор, в котором я оказалась, заканчивался тупиком. Окно выходящее, как ни странно, в парк, на попытки открыть не поддалось. Думаю, гости императора были бы несказанно удивлены, увидев меня, вылезающую из дворцового окна. Но для меня это был бы самый лучший вариант развития событий. Не хотелось ни кого видеть. Но делать было нечего. Сил не было ни на что, и я присела в уголке у окна. Надежда на то, что меня найдут, была хоть и призрачной, но вполне реальной. Не пустыня всё-таки. Хотя она не была основной среди целого сонма других мыслей, требующих незамедлительного решения. Слёзы высохли и уже не мешали трезво рассуждать.
   И что же мы имеем? Несколько проблем, требующих немедленного решения.
   Проблема первая. Дед умер. Где Ирга? Где Эрик Махоро? Когда я последний раз общалась с дедом, он призрачно намекнул, что парень у нас дома и им занимается наёмник. Где искать жильё? Небольшую квартиру в городе на заработанные деньги я купить смогу, но исходя из сложившейся ситуации, придётся покупать домик в пригороде. Запирать нас в четырёх стенах, да ещё, скорее всего на этаже, неправильно. Хотя, если я уеду в приют, двум мужчинам будет без меня довольно удобно и необременительно. Значит, именно так придётся и поступить.
   Проблема вторая. Браки на звездолёте капитан заключать может, а вот расторгаются они только в Службе социального контроля. Не думаю, что это очень простой процесс. Когда второпях предлагала Валсторну фиктивный брак, не думала о последствиях. И не подозревала, что выход из ситуации будет несколько затруднительным. Хорошо, что Дерек поискал для меня нужную информацию по своим каналам. И я, в принципе, имею представление о процедуре развода. Хотя тоненькие коготки злости царапали душу. Капитан, в окружении поклонниц во дворце, даже и не вспомнил о том, что женат.
   Проблема третья. Драгнайры. Желание только одно. Находиться от них как можно дальше. Лучше в другой Вселенной. Уже нет ни страха, ни удивления от встречи. Осталась горечь и пустота в душе. И проблема детей, которых мне якобы придётся рожать Горану Орою. Но эта проблема, в отличие от двух первых, наиболее просто разрешима. В госпитале Звёздного корпуса осталась масса знакомых хирургов, которые окажут мне любую помощь. Тем более, рейнджеру, пусть и совсем молодому, не откажут.
   Остальные проблемы не столь велики и решаются более просто. Теперь необходимо найти выход из дворца и заняться их решением.
   Странным образом сошедшее на меня спокойствие помогло быстро сориентироваться. Решила не дожидаться, пока кто-нибудь наткнётся на рейнджера, сидящего в дворцовом коридоре, а искать пути выхода. Живут же здесь люди? Куда - нибудь да выйду. Но долго путешествовать мне не пришлось. Судя по внешнему виду и по отделке коридора, это было техническое крыло дворца, поэтому была возможность выйти совсем недалеко от нашего флигеля. Удивляли закрытые двери и полное отсутствие прислуги. Обычно они целый день снуют по всему дворцу, поддерживая порядок, работая на кухне и в парке, а сейчас дворец будто вымер. Неужели перед встречей гостей всю прислугу удалили из дворца? Ничего себе...
   Рассуждая таким образом, я вышла в коридор, ведущий, видимо, в кухню, так как в воздухе витали запахи жарящегося мяса, выпечки и отчётливо слышались разговоры множества людей. Вздохнула с облегчением. Уж из кухни точно есть выход на хозяйственный двор. А эти места я знала в детстве, как свои пять пальцев. Если шеф-поваром там всё так же старая Массара, проблем выйти в парк не возникнет.
   До вожделенной двери в кухню оставалось пройти метров десять, когда из бокового коридора появился Лакрай Чегери. Удивились встрече мы оба и, причём, одновременно. Не знаю, какие чувства испытывал он, а я, глядя на расфуфыренного франта, испытала только досаду. Встретив за последнее время массу более интересных, мужественных и, чего уж греха таить, гораздо более красивых мужчин, не могла понять, почему я так его боялась. Придворный щёголь, главным достоинством которого было лишь родство с императрицей. Возомнивший о себе невесть что, не имея на то никаких оснований. Глядя в ненавистное лицо, не могла понять, почему он вызывал у меня раньше такой панический страх.
   А граф, похоже, не верил сам себе.
   - О! Кто к нам пожаловал...Сама Лисисайя Эйхан... Вот ты и попалась, красотка.
   Он медленными шагами подходил ко мне, надеясь, вероятно, испугать или пытаясь заставить отступать в нужном ему направлении. Впрочем, тактика и стратегия были отработаны годами. Но страх не приходил. Вместо него волной поднималась злость. Столько лет жизни, потраченных на игру в прятки с этим уродом, требовали отмщения.
   - А вы, граф, ожидали кого-то ещё? Или переключились на кухарок? Придворные дамы уже не устраивают вас? - я понимала, что играю с огнём, но остановиться уже не могла.
   Граф же, видя, что страха у меня уже не вызывает, закипал на глазах.
   - Что, сссстерва, думала, спрячешься от меня? Теперь тебя даже в космос не выпустят без моего разрешения...
   - Вы не слишком много на себя берёте? С каких это пор дальняя императорская родня начала распоряжаться в империи? Или вы снова поменяли место работы? - давай, заводись поскорее, графёнок. Посмотрим, на что ты годишься?
   - Ссссука, ты испортила всю мою жизнь! Ты мелькала то тут, то там, не позволяя к себе приблизиться. Ты влекла, как магнитом, но твой охранный пёс объяснил, что если я к тебе подойду, мужчиной мне больше не быть! Утончённая и недоступная, гордая и непреклонная, виконтесса Эйхан. Как тебе в космосе? Ты спала только с Валсторном или со всеми сразу? Где же твоя хвалёная гордость? Сколько она стоит?
   Чегери разошёлся не на шутку. Глаза его горели нереальным, каким-то потусторонним огнём.
   - Чем же я хуже толпы этого быдла? Почему они, а не я? Тварь! Ты моя, ты это знаешь? Завтра нас обвенчают в дворцовой часовне, тётка всё организует. А потом, сссука, ты заплатишь за всё. Босая, постоянно беременная и на кухне. Ты будешь рожать столько, сколько я захочу...
   Граф Чегери разозлился. И не попади я ранее на "Крылья богов", участь моя была бы незавидна. Теперь мне было глубоко наплевать на извращённые мечты графа, на него самого и всю его родню вместе взятую. Моё сердце покрылось коркой льда. В нём нет места посторонним.
   - А больше вы ничего не хотите, граф? - ехидно посмотрела прямо ему в глаза.
   - Хочу... Хочу стереть эту нахальную улыбку с твоего лица. Смелая стала? Надеешься, кто-то тебя спасёт? Да кому ты нужна, валсторновская подстилка? Ннннет, тварь, ты сейчас пойдёшь со мной и останешься до завтра... Посмотрим, что ты запоёшь ночью?
   - Очень сожалею, граф, но я замужем. И не виконтесса Эйхан, а баронесса Валсторн. Вы опоздали, увы..., - хамить можно вежливо, мило улыбаясь и глядя в глаза, - боюсь, что ничем не могу вам помочь.
   А сама потихоньку сдвигаюсь в сторону кухни. Пора и честь знать.
   Одно удовольствие было смотреть на замешательство графа. Он хватал воздух, как рыба, выброшенная на берег, недоумённо смотрел на меня, не смея поверить услышанному, не понимая, что, вообще, происходит и как я посмела снова от него улизнуть.
   - Хватит блефовать! Пошли со мной! Поиграли в оскорблённую невинность и будет...- Чегери попытался схватить меня за руку, но я, воспользовавшись моментом, ещё ближе подбежала к дверям в кухню.
   - Послушайте, я действительно замужем и с вами никуда не пойду...
   Пошёл ты вон, графёнок. Нет у нас с тобой ничего общего и даже не предвидится. Я не для того вернулась практически из-за Грани, чтобы потратить жизнь, ублажая твоё больное эго.
   Злость придала Чегери силы и он метнулся ко мне, стремительно сокращая расстояние. Успел схватить меня за руку и дёрнуть на себя. Потом оттолкнул к стене и придавил своим телом. Удивительно, но страха не было. Кажется, драконы привили пожизненный к нему иммунитет. А граф склонил голову и, обдавая горячим дыханием, зашептал:
   - Знаешь, как долго я ждал этого момента? Сколько раз представлял, как это случится? Теперь я тебя не отпущу... Никогда и ни за что! Ты моя...
   Казалось бы, в такой ответственный момент, любая правильная девушка потеряла бы голову и думала о своём будущем. Я девушка неправильная. Поэтому думала о том, как бы мне незаметно достать скальпель и куда именно ткнуть графа. Чтобы и смертоубийства не было, и графу больше не надо было бы объяснять, насколько он мне противен.
   Приняв мою лёгкую задумчивость за согласие, Чегери попытался меня поцеловать. Благая Сайке, спаси свою дочь от этого кошмара! Возможно, кому-то нравятся поцелуи в подворотнях и за углами, на грани приличий, но только не мне. Почему-то, совсем некстати, вспомнились обжигающие, но лёгкие, как крыло бабочки, прикосновения драгнайра.
   А граф, не дождавшись от меня ответных действий, решил действовать более активно и попытался увести меня в нужном ему направлении.
   - Лакрай Чегери, последний раз прошу вас, оставьте меня в покое. Вы мне отвратительны, - попыталась я воззвать к разуму графа.
   - Ты, что, не слышала, о чём я тебе говорил? Ты моя и это не обсуждается! А Валсторна уже завтра отправят в Дальний космос с поручением от императора. Оттуда редко кто возвращается. Так что считай, что ты уже вдова...
   Какая интересная информация! Значит, императрица решила, всё таки, устроить личную жизнь своего племянника...
   А граф, распаляясь всё больше, и не думал останавливаться. Его руки становились всё смелее и смелее. Всё!!!! Надоело!
   И только хотела приступить к боевым действиям, как раздался зловещий шёпот, окативший меня ледяным ветром. Но я его уже слышала и не раз, а вот Чегери просто замер, не веря в происходящее.
   - Как ссссмеешшшшь ты прикасссатьссся к моей женщщщине? -Горан Орой был в своём репертуаре.
   От звуков его голоса, по-прежнему, хотелось спрятаться подальше и не подавать признаков жизни. Лишь бы не видеть, не слышать и не знать... И не нарываться на яростный взгляд, адресованный непонятно кому - то ли графу, то ли мне.
   Отшвырнув графа, он прорычал:
   - Лисссстани, уходи отсюда, я сссам ррразберусссь с человечишкой...
   Я бы, на месте Чегери, уже была бы в другом конце Дорхелла. Но ему, видимо, не приходилось видеть гнев драгнайров, поэтомуон не мог даже предположить последствий своих поступков.
   - Ты что здесь раскомандовался, дракон? Ты не у себя дома! Девка моя и тебе здесь нечего делать...
   - На Лисиссссайе мой брррачный бррраслет и есссли с её головы по твоей вине упал хоть один волосссок, тебе не жить..., - драгнайр выплёвывал слова так яростно, что малодушное желание спрятаться подальше, зашевелилось с новой силой. Но и уйти просто так я не могла. Любопытство победило все мои остальные желания. Граф же вёл себя так, как будто за спиной у него вся имперская гвардия.
   - Вот оно, что... Да ты не просто шлюха, Лисси. Ты очень предприимчивая особа... Как ты обвела всех вокруг пальца. Нашей скромнице показалось мало морочить мозги людям, она перекинулась на драконов, - граф смотрел на меня с таким презрением, что мне стало даже немного жаль себя. И вправду, от любви до ненависти один шаг.
   Орой рыкнул, пробормотал невнятно что-то, а Чегери упал на колени и начал корчиться от боли. Боги Айдоры, он же сейчас убьёт графа и дипломатического скандала не миновать! Схватила за руку, хоть и жутко было прикасаться к драгнайру, но необходимо было остановить его. Слишком много нежелательных последствий мог вызвать его гнев.
   - Тебе его жаль, листани? Почему я не могу его убить? Его поступкам нет прощенья..., - дракон говорил медленно, растягивая слова, как будто раздумывая над своими дальнейшими действиями. Но сам смотрел, не отрываясь, на меня, пытаясь, если не услышать ответ, то хотя бы прочесть его в моих глазах.
   А я впервые имела возможность рассмотреть свой кошмар вблизи. Идеально правильные черты лица в обрамлении густых чёрных волос, создавали совершенно неповторимый облик. Брови вразлёт, тёмные глаза с золотыми искорками, идеальной формы нос и чувственный рот - боги щедро наградили своих крылатых детей. Гладкая кожа золотистого оттенка, без признака щетины, навевала абсолютно крамольные мысли и желания... Хотелось погладить Ороя по щеке и убедиться в верности своих предположений.
   В реальный мир меня вернула покровительственная улыбка дракона. Он прекрасно знал, какое действие оказывает на противоположный пол и во всю этим пользовался. С трудом отвела взгляд. Граф, скорчившись и прижав руки к лицу, сидел у стены. Плачет он там, что ли?
   - Не трогайте его - зачем вам лишние проблемы? Здесь не ваш корабль, а императорский дворец, не забывайтесь!
   Удивилась сама себе. Даже не предполагала, что найду в себе силы перечить драгнайру. Парадокс заключался в том, что во мне переплелись два чувства: где-то на дне панический страх, проснувшийся с появлением Ороя, и жгучее желание не стать причиной ещё какой-нибудь проблемы.
   На Чегери мои слова произвели совершенно неожиданное впечатление. Он встал, прислонился к стене, вытер тыльной стороной ладони кровь, текущую двумя ручейками из носа, посмотрел на меня взглядом смертельно раненого зверя и заговорил:
   - Много лет назад я встретил в парке у пруда девушку. Она была прекрасна. Не замечая никого вокруг, рисовала диковинные цветы, которые я даже не замечал раньше... Я был молод, самонадеян и глуп. До этого момента я не знал отказов и любая женщина, на которую падал мой взор, оказывалась в моей постели. Понадеявшись, что и таинственная незнакомка такая же, как и все, решил осчастливить её своим вниманием. Я помню, Лисисайя, твоё бельё в тот день было цвета сливок в мелкий цветочек. Ты не побоялась переплыть пруд, убегая от меня. Мне же осталась папка с твоими рисунками. Знаешь, ты очень талантливый художник...
   Чегери помолчал немного, как будто собираясь с силами, посмотрел внимательно мне в глаза, потом скосил взгляд в сторону драгнайра, вздохнул и глухо продолжил:
   - С этого дня начался мой персональный кошмар. Твой дед предпринял все меры, чтобы защитить от меня свою внучку. Ты была рядом и абсолютно недосягаема. Я знал о каждом твоём шаге, но не мог даже приблизиться к тебе. Я знал всё о твоих привычках и предпочтениях, но ты была так далека, как звёзды. Я мог только любоваться тобой со стороны и ни разу за восемь лет не смог даже приблизиться к тебе. Забросил светскую жизнь, поссорился с друзьями. Но несомненная польза от происходящего была. Мне удалось, наконец, закончил обучение в Звёздном корпусе. И хоть полноценный дипломат из меня не получился, но родители прослезились от счастья, когда я привёз им диплом. Мои любовницы в то время были похожи на тебя, как сёстры. Но они были не ты... Если бы ты знала, с какой надеждой я ждал твой выпускной, Лисси... Как мечтал подержать тебя в объятьях хотя бы во время танца... Ты отказала мне даже в этом...
   А потом просто исчезла из города. Твои дед с бабкой не рассказывали, сколько раз я стоял перед ними на коленях, умоляя сообщить место твоего пребывания? Удивлена? Значит, не говорили...
   Император терпел долго, затем приказал мне жениться и заняться делом. Она была из старинной дворянской семьи. Очень богата. И тоже была похожа на тебя, Лисси. Но только внешне. Ни ума, ни души, ни даже малой толики сердечности у неё не было. Не было ничего, что могло бы меня смирить с твоей потерей.
   Совершенно случайно она нашла твои снимки... Мы и так не сильно ладили, но после этого наша, и без того не сладкая жизнь, превратилась в кошмар... Моя жена была из тех людей, которые не сумев вызвать любовь, стараются вызвать хотя бы жалость... Всем и вся рассказывала о том, как я её избиваю и даже показывала синяки на теле. Как она их имитировала, не могу понять до сих пор. От меня отвернулись друзья и знакомые. Она ждала ребёнка, но ненавидела его всеми фибрами души. И умерла, стараясь от него избавиться. Её родители прокляли меня и сделали всё от них зависящее, чтобы смешать с грязью моё имя.
   Упросил императора отправить меня куда-нибудь подальше от Айдоры... Надеялся начать жизнь сначала. Не получилось. Всё, что тебе расскажут о моих безумствах, будет правдой от первого до последнего слова.
   Вернулся в империю только вчера, в связи с заключением договоров с Драгнайром. И не поверил своим ушам, когда на прёме у императора услышал твоё имя. И только потом, присмотревшись, узнал в звёздном рейнджере Эйхан свою Лисси, которую искал столько лет...
   Горан Орой смотрел на меня с подозрительным интересом, как будто на моём месте оказалось нечто, не поддающееся никакой классификации и объяснению. А Лакрай Чегери сжал кулаки и взглянул на меня с неприкрытой ненавистью.
   - Но это была не та нежная девушка, которую я помнил. Тебя держал за руку орк. И рядом стоящие мужчины обеспокоенно посматривали на тебя во время всей церемонии. Кто ты для них, Лисисайя? Неужели на самом деле так дорога для всех? Откуда у тебя форма звёздного рейнджера? Что ты дала им такого, в чём все эти годы было отказано мне? Стерва! Теперь я знаю, что ты притворялась всю жизнь и за маской тихони скрывалась дешёвая шлюха. Но как красиво ты маскировалась... Не удивлюсь, если ты спала и со своим охранным псом, то-то он не отходил от тебя ни на шаг!
   Граф поливал меня грязью ещё некоторое время. С каждым словом его обвинения были всё тяжелее, а домыслы - всё изощрённее. Но странный покой, снизошедший на меня, не позволял защищаться и вступаться за свою поруганную в очередной раз честь. Похоже было, что проблески здравомыслия в очередной раз покинули Чегери. Но что значили его действия в сравнении с обвинениями драгнайров? Как-то пыла маловато... Не впечатлило меня совсем.
   Узрев скуку на моём лице, граф окончательно взбесился.
   - Я не успокоюсь, пока не уничтожу тебя, Лисисайя Раниэль Эйхан! Ты будешь ползать передо мной на коленях, вымаливая себе лишнее мгновение жизни... Я заставлю тебя пожалеть обо всём! Ты...
   Договорить он не успел. Орой вздёрнул его одной рукой за воротник, другой схватив за горло. И уже не шипел, а рычал так, что слышно было, наверное, и в дворцовом парке.
   - Ты не понял, человечишшшшка, это моя женщщщина... Она носссит под сердцем моих детей!
   Ну вот, возвращаемся в исходное положение... Пора покинуть столь милую компанию и постараться исчезнуть как можно быстрее и подальше отсюда.
   - Ты знаешь, дракон, кто я? Ты ещё не понял, с кем связалсяя? Да вас вышвырнут с Айдоры по моему щелчку пальцев!
   Исчез несчастный, измученный жизнью, влюблённый мужчина. Остался мерзкий подонок, вообразивший себя всемогущим.
   - Я полномочный представитель империи в Совете миров, а ты...
   Драгнайру, видимо, надоело слушать визги графа, и он снова зарычал на него так, что тот аж зажмурился.
   - Убирррайся в свой Сссовет и не высссовывайссся оттуда. Ты жив лишь благодаррря пррросьбе Лисссисссайи. Предупррреждаю, за каждым твоим шшшагом будут наблюдать. Одно неверррное движение и ты тррруп.
   Понимая, что действо приближается к логическому завершению, скакнула в сторону кухонной двери. На моё счастье, дверь оказалась не заперта и я попала в святая святых дворцовой поварихи Массары. Огромное помещение размером с армейский плац. Огромные печи, сотни кастрюль и сковородок, десятки поваров и поварят. И умопомрачительные запахи, которыми невозможно надышаться. А над всем этим великолепием возвышается роскошная, смуглая орчанка в белоснежном колпаке. Как главнокомандующий армией на параде, чётко следит за тем, чтобы никто не сбился с ритма и делал то, что должен, так и Массара держит в своих крепких руках бразды правления своим огромным хозяйством. В детстве мы с её младшей дочерью Кисарой частенько получали нагоняи, а то и шлепки, но не менее часто нам перепадали и разные вкусности с имперского стола.
   Меня заметили. Массара обрадованно махнула мне рукой, приглашая подойти поближе.
   - Лиська, это ты, что ли? - тут же прижали к необъятной груди, нежно погладили по волосам и запричитали, - сиротинушка ты моя, осталась одна на всём белом свете. Некому тебя пожалеть, горемычную, некому защитить...
   Сразу же, не меняя интонации, Массара рассказала о том, что была на похоронах деда, что Кисара, поганка, выскочила замуж за приблудного орка, и он увёз её в степь. Что я и так никогда не была красавицей, а сейчас, вообще, превратилась в страхолюдину - кожа да кости. И что замуж меня такую никто не возьмёт. Мои слабые попытки вставить в её монолог хоть словечко, пресекались на корню. Мне было так тепло и уютно в её объятьях, что я, не выдержав, расплакалась горькими слезами. От безнадёжности, от огромного количества проблем, свалившихся на меня в одночасье и понимания того, что у меня, на самом деле, нет никого на свете.
   - Ну-ну, поплачь, милая... Поплачь... Деда то твоего мы похоронили честь по чести... Рядом с женой. И тебе пропасть не дадим. Давай-ка я тебя вкусненьким чем-нибудь побалую...
   Массара была удивительным существом. Для неё вкусная пища была спасением от всех бед. Вот и сейчас, по мановению её руки, на маленьком столике в углу кухни было наставлено не меньше десятка тарелок и тарелочек и меня волоком потащили к этому великолепию...
   - Ешь, Лиська, ешь. Женщина должна быть сильной. С такими мощами, как у тебя, замуж не выйти и детей не выносить, - повариха присела рядышком, подкладывая мне самые лучшие кусочки.
   Только я принялась за пиршество, как дверь в кухню резко отворилась и вошёл Горан Орой. Естественно, злой, как голодный демон. Оглядев кухню, увидел меня с Массарой и целеустремлённо двинулся в нашу сторону. Его мне сейчас для полного счастья как раз и не хватало. Надо было бежать, но куда бежать дальше, я не представляла. Переживала я, оказывается, напрасно.
   - Кто посмел войти в кухню без моего разрешения? - во всю мощь своей необьятной груди взвыла возмущенная Массара. Взлетев со скамейки, как будто не весила, по меньшей мере, полтора центнера, она рванула навстречу незванному визитёру, - сюда император не заходит без моего ведома!
   И схватив по дороге огромную медную сковородку на длинной ручке, ринулась восстанавливать порядок на вверенной ей территории. Драгнайр не был знаком ни с императорским шеф-поваром, ни с порядками на кухне, поэтому не придал значения действиям Массары, всё так же стремительно двигаяясь в мою сторону.
   - Стоять!!! - с таким голосом можно было бы легко командовать парадом объединённых космических сил Совета миров. - Стой, поганец, кому сказала!
   И поняв, что её никто не собирается слушать, грохнула сковородой по поверхности огромной чугунной плиты. Грохот был такой силы, что задребезжали стёкла в рамах. Орой затормозил, недоумённо глядя на повариху, потом попытался что-то сказать, но повторный удар по плите был ещё громче первого.
   - Во-о-о-о-н!!!!!! - не унималась Массара.- Ходют тут всякие, грязь носют... Кому сказано, покинуть помещение!
   Вся кухня замерла, глядя на разыгравшийся спектакль. А драгнайр, впервые на моей памяти, да и скорее, в своей жизни, подчинился заведомо слабому противнику. Медленно повернулся и, печатая шаг, покинул кухню. Массара победно улыбнулась, подмигнула мне и зычно гаркнула:
   - По местам, бездельники, работайте...
   Накормив меня до отвала, Массара проводила меня к чёрному ходу, не забыв вручить пакет размером с небольшое ведро, полный её фирменных пирожков.
   - Не забывай старуху, приходи в гости, мои то все далеко, - обнимая меня на прощанье, попросила она меня. Потом вдруг отстранилась, осмотрела меня внимательно и удивлённо спросила:
   - Что за форма на тебе, милочка? Ты не в космос подалась случайно? - и не услышав ответ, а, скорее, почувствовав мой кивок, продолжила - Так я и знала! Дед от тоски то и сгорел...
   Вот и закончился маленький, душевный праздник, устроенный для меня Массарой. Наступает проза жизни...
   К флигелю шла окольными путями, чтобы не столкнуться ненароком ещё с кем-нибудь...Экспедиция прошла успешно, и я без приключений добралась к конечной цели путешествия. Но в доме горел свет. Во всех окнах. Сердце забилось раненой птицей... Что или кто ждёт меня там? Чего хотят от меня?
   Как быстро моя жизнь поменяла приоритеты и изменила своё направление... Как жить дальше и кто защитит меня от этой жизни?
   Не заходя во флигель, обошла его вокруг и присела под раскидистым кустом пушистой химиройи. Когда-то дед поставил для меня здесь маленькую скамью. Это было моё любимое место в императорском парке. Здесь я проливала свои горькие детские слёзы над разбитыми коленками, пряталась от бабушки после очередной разбитой чашки из её любимого сервиза, готовилась к экзаменам, мечтала и рисовала. Это был мой мир, куда посторонним не было доступа. А сейчас я пришла сюда, чтобы обдумать свою дальнейшую жизнь.
   Пустота в душе, поселившаяся ещё на корабле драгнайров, после известия о смерти деда, разрослась до чудовищных размеров. Она походила теперь на сквозную дыру в груди, сквозь которую уходило наружу все силы. Уходили мечты о счастье, о любви, просто о будущем.
   Мысли, одна другой печальнее, не давали мне покоя. Что делать? С чего начать? Как уговорить Иргу не уходить? Как поскорее провести процедуру расторжения брака с капитаном? Где искать работу?
   Хотелось поплакать, как в детстве, чтобы ушла боль и решились сами собой проблемы. Только некому было пожалеть меня и сказать, что всё будет хорошо.
   Постепенно мысли мои пришли в порядок, и я собралась с духом для того, чтобы войти в дом. Такой родной, знакомый до последней трещинки на перилах лестницы, до каждого стёклышка в витражах окон. И который скоро станет для меня чужим. Долго стояла на ступенях, надеясь, что случившееся со мной просто нелепая случайность, и дед с Иргой сидят на кухне, попивая вечерний чай и обсуждая последние новости. Я войду, а дед скажет: " Здравствуй, милая...". А я ему отвечу, как всегда: "Привет, дед!"
   В гостиной были заняты все кресла. На стук двери повернулся экипаж яхты, Ирга и Эрик Махоро. Много. Целая толпа народа. Хотя мне хватило бы и одного деда. Вскочили все сразу. Заговорили тоже. Самое странное, удивления на лицах ни у кого не было. Я так понимаю, познакомились без меня, всё обсудили и уже приняли какое-то решение.
   - Лисси, ты где была? Я беспокоился... Ты же знаешь, что граф во дворце...
   Это Ирга. До сих пор считает, что должен охранять меня. Заменивший в своё время мне отца и ставший для нас с дедом членом семьи.
   Серхай просто подошёл, схватил меня в охапку, прижал к себе и зашептал:
   - Всё будет хорошо, сестрёнка. Всё будет хорошо...
   - А мы? - это хором запели мои остальные братья. Как жаль, что дед их не увидел. Ему они пришлись бы по душе. Обступили нас с эльфом, а потом обняли, даря тепло и утешение. Делясь со мной своими силами. И обиды сразу растаяли, как туман поутру, и боль показалась не такой сильной.
   - Прости нас, Лисси, мы тебя опять подвели...
   - Прости..., нам в очередной раз нет прощенья...
   - Кьяра, а как же я? - это уже, обиженный на меня и весь мир, Эрик. Пришлось и его принимать в нашу тёплую компанию.
   Только Ирга, улыбаясь краешком губ, смотрел на нас из-под густых бровей. Так смотрит на своих любимых внуков старый дед. Так смотрел бы на нас, уверена в этом, и мой дед. Глядя на Иргу, снова не смогла удержаться от слёз. Он покачал головой, закрыл глаза. И я поняла, что ему больно не меньше меня. Ведь мы с дедом были его единственной семьёй на протяжении многих лет.
   Потом мы пили чай вприкуску с пирожками. Массара, как будто знала, сколько нас будет, когда нагружала меня ими на прощанье. Народ проголодался. А готовить ни желания, ни настроения не было.
   За едой обсудили ситуацию. Договорились встретиться утром - животных необходимо сдать заказчику, продать марш и пристроить райсов. Кроме того, решили завтра разобраться с покупкой жилья и переездом. Парни очень сожалели, что дед умер, и им не пришлось с ним познакомиться. Очень беспокоились о том, как я буду ночевать одна в доме. Даже не беря во внимание, что я остаюсь с двумя взрослыми мужчинами, которые смогут меня защитить. Очень хотели оставить Серхая для охраны. Не понимая, что мне не нужна охрана в собственном доме и что я хотела бы побыть одна. Чтобы проститься со своим прошлым.
   Уговоры не помогали. Братья упёрлись и не хотели меня понять. Ситуацию спас принц Норвей. В разгар наших споров хлопнула входная дверь. Я вздрогнула - мы не ждали гостей. Все разом замолчали. Ирга поднялся, всматриваясь в прихожую, пытаясь понять, кто пришёл. А потом мы дружно засмеялись. В дверь боком вошёл принц, трепетно прижимая что-то к груди.
   - Эй, вы что тут делаете, я вас у яхты ждал почти час?
   - Что, Норвей, выгнала тебя любовница? Без марши не подпускает к себе? Ты у нас сегодня холостяк? А это что? - Грайх начал подначивать принца, не давая тому возможности высказать полностью свои претензии.
   Тот развернул пакет удивительно знакомого размера и фасона и высыпал на блюдо гору пирожков.
   - Я тут на кухню забежал, выпросил у Массары, хотел вас угостить...
   Теперь уже все не смеялись, а хохотали так, что дребезжали стёкла в окне. Принц не понимал причины смеха и удивлённо разглядывал, как мы корчимся от смеха.
   - Вы что-то пили? И я хочу...
   - Нет, мы ели... - показываю ему пакет от пирожков. Теперь уже вместе с нами смеялся и наследник.
   Выдворить разомлевших в домашнем тепле и уюте мужчин удалось не сразу. Они находили тысячу причин, чтобы подольше посидеть за столом, поболтать с Иргой, рассказать о разных случаях из своей жизни, подшутить друг над другом. Даже Эрик, который чувствовал себя несколько напряжённо в присутствии принца, к концу вечера уже смеялся, как ни в чём не бывало, вместе со всеми. Только Ирга по-прежнему не принимал участия в наших разговорах, поглядывая на нас с задумчивой улыбкой. И сердце время от времени покалывало от боли: как радовался бы вместе с нами дед, увидев моих братьев.
   Неизвестно, сколько бы времени длились наши посиделки, но у принца сработал коммуникатор. Он внимательно выслушал говорившего, посмотрел на Валсторна, потом на всех нас.
   - Драгнайры изъявили желание жить во время визита на "Крыльях богов". Флаер ждёт вас на посадочной площадке, - исчез бесшабашный парень, уплетавший пироги вместе с нами на кухне дворцового флигеля. Перед нами стоял будущий повелитель огромной империи.
   Скомкано распрощавшись с братьями и выслушав массу наставлений, решила, не откладывая в долгий ящик, поговорить с Эриком. Он, нахохлившись, сидел в кресле, делая вид, что рассматривает узор на ковре. Видимо, тоже ждал разговора.
   - Кьяра... или Лисси... Каккк к тттебе обращаться? Что тттеперь будет? - Эрик нервничал и поэтому говорил, слегка заикаясь. Но головы не поднимал. - Зачем ты забрала меня из приюта? Там было тихо и спокойно...
   - Эрик, если ты захочешь, то я снова увезу тебя в приют. Тем более, боюсь, и мне придётся туда в скором времени вернуться, - очень хотелось, чтобы парень зря не нервничал. Я не знала в каком состоянии его психика находится в данный момент. Хотя, наблюдая за Эриком во время ужина, не заметила, чтобы он сильно отличался от моих братьев.
   - А что случилось? Только скажи честно. Я всё пойму.
   Обманывать его не было смысла. Кто я, чтобы уродовать его судьбу ещё больше, чем это сделал космос.
   - Тебя ищет отец. Мы столкнулись с ним на станции Х 9, и мне пришлось рассказать Теренсу твою историю. Он хочет с тобой поговорить. И просил передать тебе вот это, - я достала из-за пазухи цепочку, на которой висел массивный платиновый перстень с россыпью чёрных бриллиантов.
   Увидев перстень, Эрик замер. Потянулся к нему. Но потом уронил руки, не попытавшись даже прикоснуться. Опустил глаза.
   - Не могу, Кьяра. Не могу. Это перстень главы рода. Отец отказывается от всего в мою пользу. А я не хочу иметь с ним ничего общего. Он опоздал.
   Как объяснить парню, что в жизни все ошибаются. И хорошо, если у кого-то хватает мужества и сил признавать свои ошибки. Зачастую, когда уже нельзя ничего исправить.
   - Эрик, я тоже не могу хранить у себя этот перстень. Я абсолютно чужой для вас человек.
   - Я хотел бы сменить имя, Кьяра. Не могла бы ты мне помочь?
   Да что ж это за наваждение? Валсторн себе семью увеличил, теперь у меня в перспективе новый родственник. А что? Может и Иргу принять в младшую ветвь рода? Как ни странно это звучит, теперь я - единственный представитель и глава семьи Эйхан. Чудны дела ваши, боги Айдоры!
   - Давай поговорим об этом завтра... И всё решим. Прости меня, Эрик, я хотела защитить тебя от отца, но сам видишь, как получилось.
   Вернулся Ирга, уходивший провожать парней. Тревожно посмотрел на меня, потом на Эрика.
   - Лисси, иди спать. Завтра будет тяжёлый день.
   Уснуть не удалось. Измученный организм требовал отдыха, а сна не было и в помине. Устав бороться сама с собой, завернулась в плед и села в любимое кресло у окна. Почти у самой стены дома росла старая яблоня. Она давно не плодоносила, но долгие годы была моей лучшей подругой. Весной она уже не покрывалась цветами, но молодые, клейкие листочки на её ветках означали начало тёплых дней и новой жизни. Летом её крона давала обширную тень, спасая от жары. Осенью золото её листьев надолго украшало наш уголок парка. Зимой же на её ветках лежали роскошные снежные шапки и звенели сосульки. Сегодня было ветрено. Ветер качал деревья в парке, листья шуршали на ветках, как будто вели шумные разговоры о своих древесных делах. А тонкая ветка царапала стекло, приглашая к разговору и меня.
   Так было всегда. Год назад, пять лет, десять... Дед подрезал нижние ветки у яблони, чтобы они не разбили окно, но одна всегда каким-то чудом оставалась и долгими ветреными ночами, царапаясь в окно, рассказывала мне свои удивительные сказки. В детстве это были истории о матери. Я воображала её дивной красавицей, похищенной злобным драконом, а дерево передавало мне от неё приветы и полные любви письма.
   В юности я слышала в шорохе её листьев рассказы о дальних странах и других мирах, об отважных героях и прекрасных принцессах, грезила о любви.
   Став взрослее, делилась своими горестями и выслушивала слова утешения.
   Сегодня я с ними прощалась. Со своей подругой - яблоней и старым флигелем, бывшим долгие годы моим домом. Я не знала, куда ухожу и где буду жить дальше, но то, что сюда уже не вернусь, было понятно и без лишних слов.
   Сон сморил меня только к утру. Да и назвать сном пограничное состояние межу явью и вымыслом было очень сложно. Снились дед с бабушкой. Они что-то пытались мне сказать, но я не слышала ни одного звука, хотела помахать им, но не смогла даже пошевелить рукой. Ещё какие-то смутные образы проплывали передо мной, но ни один из них не был мне знаком. Потом мне начали чудиться огненные поцелуи драгнайра, и я проснулась в холодном поту. Прикоснулась к губам, страшась, что сон был слишком реальным.
   Дом проснулся вместе со мной. Заскрипел ставнями на ветру, тяжко, с завываниями повздыхал сквозняками не чердаке, зашуршал в подполе прошлогодней соломой. Стояла такая тишина, что, какзалось, прислушавшись, можно было услышать, как паук плетёт в углу свою паутину, как мышь грызёт сухарик в кухне за печью. Всё было, как прежде. Только не было слышно родных голосов, которые будили меня по утрам всю жизнь. Казалось, со смертью деда из дома ушло и последнее тепло, которое согревало нас в прошлом. Теперь мне предстоит самой согревать свой будущий дом. Сегодня я впервые поняла, что стала взрослой. А, следовательно, сама буду отвечать за свои поступки.
   Ирга сидел на кухне и пил свой утренний кофе. Не припомню ни одного случая, чтобы он хоть однажды отступился от своего ритуала. Ему сопутствовали прозрачная чашка с диковинными письменами по краю и колода затёртых карт, которые он раскладывал каждое утро. Так всё знакомо и, вместе с тем, картина страдает незавершённостью. Не хватает деда, который так же, каждое утро, подтрунивал над своим другом: "Что там сегодня ожидается в мире? Наводнения, пожары или другие стихийные бедствия?" Ирга молчит, но продолжает перекладывать карты, хмурясь или, наоборот, затаённо улыбаясь.
   Сегодня он напряжён, как струна и чашка кофе даже не пригублена.
   - Лисси, я уеду, как только ты соберёшь вещи, - говорит спокойно, может даже показаться несколько равнодушно. Но меня ему не обмануть.
   - И куда собрался, если не секрет?
   - При госпитале ветеранов есть бесплатный пансион для таких одиноких стариков, как я.
   - Ты отдаёшь себе отчёт в том, что сейчас сказал, Ирга? О каком пансионе ты, вообще, ведёшь речь?
   - Девочка, у тебя и без меня достаточно проблем. Зачем тебе ещё и мои? - а сам старается не смотреть в мою сторону. И понимание того, что он и сам боится будщего и неизвестности, приходит вместе с решением, которое я должна была принять в первую очередь.
   - Ирга, а что там сказали тебе карты? - от простоты принятого решения стало так легко, что захотелось обнять весь мир. Оказывается, счастье можно сотворить самому, своими руками. - Сегодня я, в присутствии свидетелей, приму вас с Эриком в младшую ветвь рода Эйхан. А определимся с жильём, оформим докуметы в соответствующей Службе. Не могу же я абсолютно не иметь родственников? Вот вы с Эриком и станете самыми первыми. Потом ещё что-нибудь придумаем.
   Видя, что Ирга никак не реагирует на мои слова, подошла к нему, обняла со спины, уткнувшись подбородком в макушку.
   - Неужели ты думал, что я вас брошу на произвол судьбы?
   Он молчал. Но потому, как подрагивали его плечи, я поняла, что Ирга плачет. Благая Сайке, дай мне сил сделать всё правильно!
   - Всё будет хорошо. И, сегодня, или, в крайнем случае, завтра, у нас уже будет свой дом. Я не отпускаю тебя. Ещё не хватало, чтобы ты оказался в приюте! - Ирга сжал мои руки и не отпускал, прижимая их к своим щекам. Так мы и стояли. Нам не нужны были слова, чтобы понять друг друга.
   С молчаливого обоюдного согласия мы начали разбирать вещи, чтобы хоть чем-то себя занять. Освобождать дом всё равно придётся, тем более, один день, из отпущенных мне императором, почти прошёл. Не думала, что это будет так больно. Каждая вещь, вольно или невольно, несла в себе отпечаток прошлого. И я пролила немало слёз, прежде чем поняла, что если я буду плакать над каждой бабушкиной салфеткой или вышивкой, толку от меня сегодня не будет. Хорошо, что Ирга с Эриком оказались рядом в трудную для меня минуту. Без них я просто утонула бы в своих переживаниях.
   К приезду братьев я уже наревелась до одури, нос покраснел и распух, глаза превратились в щёлочки, но часть дела была сделана.
   Громогласная компания, весело толкаясь, ввалилась в гостиную и резко замолчала, недоумевающе уставившись на пустые полки и свёрнутые ковры. Первым не выдержал Серхай. Он вытащил из-за пазухи весело запищавших райсов, отдал мне, проследил, как они зарылись в моих волосах и вздохнул с явным облегчением. Затем задал вопрос, мучавший всех:
   - Лисси, что происходит?
   - Император приказал освободить флигель в течение трёх дней...
   - Ох, ни себе чего, - Таро был не столь дипломатичен.
   - Сестрёнка, а ты нас и чаем не напоишь, мы тут по пути забежали в кондитерскую?
   Появившиеся на кухне Эрик с Иргой лишь удивлённо рассматривали гнездо с райсами на моей голове, но лишних вопросов не задавали.
   На кухне, в присутствии братьев, объявила о принятии обоих в младшую ветвь рода Эйхан. Пусть хоть они будут спокойны. Пока пили чай, Дерек лихо связался со своими знакомыми в Службе жилья и уже обсуждал какие-то вопросы, стоя у окна, чтобы мы не мешали своим шумом. Грайх позвонил матери, доложился о возвращении и передал нам приглашение на торжественный ужин сегодня вечером. Таро клятвенно пообещал помочь упаковать и перевезти куда угодно остальные вещи.
  
   Грайх
  
   Суета с передачей гортов в имперский зверинец была наполнена тихими Лиссиными слезами и восторженными возгласами научных сотрудников и ветеринаров. До этого случая на Айдоре не вывелось ни одного детёныша вислоухих гортов. А тут мы с целым стадом мамаш и их малышей. Лисисайя прощалась с каждым из них так, как будто это были её собственные дети, которых ей приходится принудительно сдавать в приют. Ситуацию не спас даже старый профессор, предложивший ей написать научную статью о родах у самок гортов и пообещавший устроить ей публичное выступление в научном обществе защиты животных.
   Когда приехал покупатель за маршами, я приказал парням отвлечь Лисси хоть на полчасика. Как оказалось впоследствии, не зря. Оставленные без присмотрав каюте, райсы порвали на мелкие ленточки всё, до чего смогли дотянуться: книги, альбом для рисования, подушки, простыни, полотенца и даже Лиссин халат. У меня промелькнула даже продать мелких злодеев и избавить себя от лишних проблем. Но это были только мечты. Причём мечты неисполнимые.
   Продать райсахов нам не удалось бы ни под каким предлогом. Запечатлели они нас на веки вечные, и теперь, подрастая, воспримут только членов наших семей. Пока мы были во дворце, а потом в гостях у Лисси, они мирно спали у неё в каюте. Но когда мы вечером возвратились без нашего доктора, да ещё и с драгнайрами, устроили совершенно дикую истерику. Они обнюхали нас и гостей. Они плакали и завывали, отказываясь есть и спать. Их не устраивал никто из нас в качестве няньки, а драконы раздражали просто своим присутствием. Хорошо, хоть Серхай догадался принести плед с Лиссиной кровати и только тогда эти мелкие чудовища успокоились. Знакомый запах подействовал на них умиротворяюще, и нам, в конце концов, удалось их накормить, а затем и уложить спать.
   Но с утра вчерашняя истерика возобновилась и приняла глобальные размеры. Пока мы завтракали, эти мелкие хулиганы раскрошили всё печенье, перепачкались с мордахи и до кончика хвоста в молочной каше, которую для них обычно готовила Лисси, попробовали чай и кофе из всех наших чашек, понадкусывали все бутерброды. А когда Орой попытался приструнить их на своём драконьем языке, растопырили свои отростки крыльев и, склонив к столу головёшки, зашипели, прямо, как взрослые. Окончательно райсы успокоились только на руках у Лисисайи, тут же превратившись в милых, послушных зверьков. Чувствую, намучаемся мы ещё с ними...
   Зато прибыль превзошла все наши самые смелые ожидания. Впервые за всю свою довольно бурную торговую деятельность, можно было не беспокоиться о завтрашнем дне. И как бы я не гордился своими талантами, вынужден был сам себе признаться в том, что львинная доля заслуги в таком удачном рейсе принадлежит нашему доктору. А контракт у неё уже закончился. Интересно, как Лисси отнесётся к его продлению? И как ей это преподнести?
   Оставшееся время мы потратили на то, чтобы помочь Лисисайе собрать вещи к переезду. Настроение испортил дворцовый служка, пришедший напомнить, чтобы мебель не увозили, так как она является казённым имуществом. В ответ на наше возмущение, он показал инвентарные номера на обратной стороне шкафов и даже на дне стульев. Лисисайя только сейчас, видимо, поняла всю бедственность своего положения. Она стояла у окна, опять одетая в свои безразмерные хламиды, так же, как и в первый день нашего знакомства, обхватив себя руками, и невидящим взглядом смотрела перед собой. От осознания серъёзности момента, меня прошиб холодный пот. Куда бы она пошла сейчас, если бы не мы? Видимо, боги Айдоры направили её к нам не просто так, а с определённой целью. И нам предоставлен ещё один шанс доказать, что слова наши не расходятся с делом.
   Ужаса в создавшуюся ситуацию добавили драгнайры, в полном составе заявившиеся во флигель архивариуса.
   - Грайх Валсторн, у нас разрешение императора на посещение вашего поместья Сардаяла..., - сказано это было таким тоном, как будто нам делали одолжение. Причём говорил Советник, как всегда, сквозь зубы, остальная делегация тенями стояла за ним и не подавала признаков жизни. А вот счастье от этой новости, мы должны были уже изобразить сами. Обойдётесь, господа драконы без нашего счастья.
   - С какой стати вы должны посещать моё поместье, Советник Ардавал?
   - Мы отказались от череды балов в честь подписания договоров, испросив у императора разрешения пообщаться с его подданными в неофициальной обстановке, - нас, похоже, никто не собирался спрашивать, хотим мы общаться с драгнайрами или нет. Но делать нечего. Пришлось соглашаться - волю императора не оспаривают.
   - Что конкретно вас интересует? У нас не тот уровень комфорта, чтобы принимать у себя гостей из других миров, - надо же хоть как-то прояснить ситуацию. Иначе не избежать серъёзных проблем.
   Конечно, никто нам правды не расскажет, но чем боги не шутят? Советник Ардавал, презрительно сжал губы, хмыкнул, всем своим видом показывая раздражение.
   - Мы неприхотливы. Не забывайте, Валсторн, на Драгнайре несколько веков идёт война, и мы привыкли обходиться минимумом комфорта.
   Кто бы говорил! Видели мы ваш минимум на звездолёте.
   Пока я препирался с Советником, Горан Орой не спускал глаз с Лисисайи. В его взгляде не было и намёка на любопытство или пошлость. Только дикая жажда. Он обволакивал её взглядом, одевая в броню своей любви, укутывал любовью, согревая и стараясь спрятать ото всех. И столько чувства было в этом взгляде, что во мне заговорила банальная ревность. Какое он имеет право так смотреть на Лисси, она пока что, ещё моя жена? Ревность... Странно... Ревность? Во мне? Я ни откуда в последнее время не падал? И не ударялся головой?
   А Советник, между тем, решил расставить всех по своим местам.
   - Вы не вправе нам отказать - мы не знакомы больше ни с кем из жителей вашей благословенной империи. И не составим проблем для вашей семьи, - слушал и ушам своим не верил. Первая выпускница пансиона благородных девиц - базарная торговка по сравнению с Советником. К чему бы это?
   Разговор защёл в тупик. Пора провожать гостей. Но тут в гостиную влетел Дерек.
   - Лисси, я нашёл тебе дом! - он сиял, как новый имперский золотой кредит. - Ты не представляешь, как нам повезло! Мы...
   Большего он сказать не успел, ибо увидел драгнайров.
   Лисси отреагировала на заявление Дерека короткой улыбкой. Не понятно было, рада она или нет, но взгляд Ирги, полный потаённой радости, брошенный в нашу сторону, придал сил и уверенности в том, что мы делаем всё правильно.
   Тут же попытался выпроводить драгнайров. Но избавиться от них было так же невозможно, как собрать весь песок в великой пустыне Ассар. Усевшись на кухне, они потребовали, чтобы хозяйка дома сварила им кофе. Лисси, вероятно, пребывала в шоке, потому что молча пошла к плите. У меня сердце обливалось кровью оттого, что я не видел, а самое главное, не слышал ничего из происходящего на кухне. Но Лисси молчала недолго.
   - Простите, господа послы дружественной державы, вы уже не против, чтобы кофе вам варила дешёвая шлюха? Я что-то пропустила? Или вы срочно поменяли приоритеты? Не боитесь?
   Хотелось бы мне видеть лица драконов в эту минуту. Но гробовая тишина сопровождала все действия Лисисайи, пока она молола кофейные зёрна, а потом заваривала кофе в небольшой медной кастрюльке на длинной ручке. Аромат был столь чарующ, что первым не выдержал Серхай.
   - Лисси, а мы? Для нас ты сваришь кофе, мы тоже хотим...
   Похоже, идея драгнайров спрятаться на кухне, не удалась. А вскоре и мы все присоединилсь к их компании за большим круглым столом. Если после первой чашки кофе настороженность и сохранялась, то к концу третьей, да ещё с конфетами и печеньями из бездонных Лиссиных запасов, мы вели почти мирные разговоры. Только Лисси, стоя у плиты, разливая кофе в чашки и подавая сладости, не поднимала глаз, не желая или боясь встречаться с драконами даже взглядом.
   Ещё большую сумятицу внёс принц Норвей, без предупреждения заявившийся к вечеру во флигель и громогласно заявивший, что тоже летит к нам вгости и что ему очень понравилась матушкина стряпня. С его приходом все даже двигаться стали быстрее. Упакованные вещи были сложены в гостиной, ожидая момента,когда их перевезут в новый дом. Набралось их не очень много. Но парни просили меня не беспокоиться - мебель они купят сами. Лисси потерянной тенью ходила по комнатам, прикасалась к стенам, мебели, подолгу стояла у окон. Мы не приставали к ней с расспросами и не пытались выказать сочувствие, боясь сделать только хуже. Даже принц помогал складвать коробки в госиной, торопясь поскорее улететь в поместье. Когда всё было закончено, развёл руками.
   - Всё необходимое уже во флаере. Массара разграбила дворцовую кухню, я опустошил папенькин винный погреб. Что нам нужно ещё для счастья? - если принц и играл, то играл очень талантливо. - От вас требуется только присутствие. Господа драгнайры, прошу на посадку.
   Смотрю на принца и ничего не понимаю. Мы никогда не были особенно дружны. Так , хорошие знакомые, связанные общими воспоминаниями. Что происходит в данный момент? С одной стороны - необходимо присмотреть за гостями, с другой - что за странный интерес к моей семье?
   В этот самый момент Норвей сделал вид, что только заметил Лисисайю.
   - Лисси, это что за вид? Ты собираешься на вечеринку или на кладбище? - только договорив фразу до конца, принц понял смысл сказанного и поперхнулся. Лисси резко побледнела, как тогда, на яхте, и начала зааливаться вниз. Но принц не зря прошёл школу дворцового воспитания. Успев в последний момент схватить её на руки, прижал к себе, уже бесчувственную, и застонал:
   - И что ж я за дурак, Лисисайя? Чему меня только учили столько лет? Никакой дипломатии.
   Так на руках и вынес её во двор. А потом чуть сам не оказался в обмороке.
   - Что с нею? Что вы с нею сделали? Дайте её мне, - рык Ороя вызывал желание втянуть голову в плечи и спрятаться куда - нибудь подальше. Он протянул руки, чтобы забрать девушку себе, но не тут то было. Нашего принца этим было не пронять.
   - С какой стати, Горан Орой? Кто она вам? Или кто вы ей? Ведите себя, как гость. Мы сами решим свои проблемы.
   Самое смешное, оба в этот момент вцепились в Лисси мёртвой хваткой и ни один не хотел уступать. Ситуацию разрешила сама Лисси. Застонав, она начала вырываться из рук Норвея, но тот зашептал ей на ухо:
   - Тихо, девочка, тихо... Всё будет хорошо... Лежи. Прости меня, я натворил, я и исправлю. - Услышав знакомый голос, Лисисайя успокоилась и уже просто лежала у Норвея на руках, не открывая глаз. Орой, заскрежетав зубами и не раз испепелив Норвея взглядом, отошёл к своим.
   По протоколу, принцу необходимо было сопровождать гостей, поэтому речи о том, чтобы оставить доктора с нами, даже и не шло. Странные дела! Лисисайя стремится к тому, чтобы быть подальше от драгнайров, а сталкивается с ними на каждом шагу.
   Поэтому, когда мы появились во дворе поместья, Лисисайя по-прежнему была на руках у принца.
   А моё сердце в который раз затрепетало при виде родного дома. Закатное солнце золотило верхушки деревьев, листья кое - где уже начали желтеть, на клумбах вовсю цвели яркие осенние цветы и их чуть горьковатый запах витал в воздухе. Хотелось остановиться и дышать. Просто вдыхать родные запахи до тех пор, пока не станет больно в груди.
   Как будто пождидая нашего появления, на ступенях появилась мать. Не замечал раньше, насколько она сдала за эти годы. Не было ей от нас с сестрой ни минуты покоя. Так и посвятила всю свою жизнь нам и поместью. Знаю, что отец навещал её несколько раз. Но отношений между ними нет никаких, уж это было бы видно сразу. Мама не простила ему замужества с бароном, хоть оно, в своё время и спасло её в самом прямом смысле этого слова. В молодости она была просто красавица. Да и сейчас на ступенях нашего дома стояла роскошная женщина с копной светло-золотистых волос, прекрасной фигурой и самое главное, любящей улыбкой на устах.
   - Здравствуй, сынок, - её глаза, в этот момент, среди толпы народа, видели только меня и говорили мне о том, как меня рады видеть и сколько бессонных ночей прошло в моём ожидании.
   - Привет, мамуль, я тут привёз гостей...
   - Всё хорошо, сынок, места всем хватит, - а сама смотрит, кажется, в душу, и уже у неё, у души спрашивает: как дела? А сама обнимает, прижимая к сердцу и пряча невольные слёзы.
   - Мам...
   - Подожди, Грайх, - высвободилась, рассмотрела внимательно всех, - Дерек, сынок, а ты что, совсем не рад меня видеть? - как будто почувствовала, насколько важно сейчас ему её внимание.
   Он подошёл, опустив голову, неловко чмокнул в щёку, обрадованно вздохнул, замирая в маминых объятьях. А я краем глаза наблюдал за драгнайрами, стараясь заметить их реакцию на происходящее. Застывшие маски вместо лиц, и только глаза говорят о том, что их хозяева испытывают хоть какие-то эмоции.
   Орой, не сводящий взгляда с Норвея и... Советник, потрясённый взгляд которого направлен в сторону ступеней. Кого он там расматривает? Интересно, интересно... Неужто мать?
   - Принц Норвей Агасси, а кто это у вас на руках? Только не говорите, что всё ещё Лисси?
   Та, услыша гневный голос матери, попыталась дёрнуться, но вырваться из захвата принца было невозможно. Длительные тренировки на фрейлинах во дворце даром не проходят.
   - Мам, познакомься, это посольство драгнайров в Айдоре, император приказал принять их, как гостей империи, в нашем поместье, - драконы, как на параде, шагнули ровным строем к ступеням, склонив головы, поприветствовали её и коротко представились.
   - Добро пожаловать, господа, в Сардаялу. Мелисандра Валсторн, - и ни капли удивления. Как будто делегации инопланетных существ бывают тут едва ли не каждый день.
   - А это родственники Лисисайи - лар Ирга и Эрик Йохан. Дед её умер, пока мы были в рейсе. Мать резко вздохнула.
   - Принц, отпустите девушку, она вполне может сама держаться на ногах. Не создавайте сплетен на пустом месте. Это не у неё, а у вас скоро свадьба! Извините, господа, прошу всех в дом, - дождалась Лисси, обняла её и повела с собой.
   В доме матушка быстренько всем показала, кто здесь хозяин. Встав посреди гостиной, не отпуская Лисси от себя ни на шаг, быстро раздала всем указания.
   - Грайх, покажи гостям их комнаты...Лара Иргу проводи во флигель... Дерек, ты на кухню, проверь, что там и как... Серхай, возьми Эрика в помощь, перенесите вещи из флаеров... Принц Норвей, я надеюсь, о напитках мне беспокоиться не нужно? Таро, займись баней, она уже натоплена - проверь только воду в бассейне, потом встретишь Алианту... А вы, господа драгнайры, немного отдохните. Сначала будет банька, а потом ужин. Раз хотите окунуться в местный колорит, готовьтесь. Персонально для вас ничего делаться не будет. Посмотрите на нашу жизнь изнутри, - а сама ехидно так улыбается.
   Точно уже что-то задумала... Драконы разве что рот не открыли от удивления. Матушка командовала нами, как капрал новобранцами. А принц, в ответ на её приказ, приложил руку к сердцу, вытянулся во фрунт и отчеканил: "Есть, мой командор!" Мать скупо улыбнулась, хотя было видно, что этот дворцовый сердцеед произвёл на неё самое лучшее впечатление. Эх, знает наш принц, как играть на женских слабостях!
   - Гости дорогие, я сама лично приду проверить, как вы устроились, но несколько позже. А сейчас прошу меня простить. Лисси, за мной.
   Две пары драконьих глаз жадно следили за женщинами, пока они поднимались по лестнице. Не нравится мне всё это. Придётся не спускать глаз с драгнайров. И матери необходимо как-то вразумительно объяснить фиктивность нашего брака с Лисисайей.
   Советник был несколько удивлён отсутствием роскоши у нас в доме. Им что, не объяснили, куда они так рвутся в гости? А то я не сочту за лишний труд переправить их обратно в столицу.
   К моменту начала банных процедур, мать освободилась от своих посиделок с Лисси, удостоверилась в том, что все комнаты заняты, гости устроены и вышла лично проверить нашу готовность к помывке.
   - Господа драконы, а что это вы, в парадной форме в бане париться будете? Или у вас сменной одежды нет? Так я выдам... Халаты я всем приготовила, а вот переодеться вам придётся прямо сейчас.
   - Чччееелловеччка, хххввватит нами командовать, - ну вот и сорвался господин Советник. Сочувствую, но помочь ему ничем не могу.
   - Простите, господа, при знакомстве я, видимо, не очень чётко назвала своё имя. Повторяю... Лайра Мелисандра Валсторн. Не "человечка" и не "эй, ты". Вы хотели увидеть, как мы живём, смотрите на здоровье. Устраивать здесь орочьи пляски только потому, что вы инопланетные гости, никто не собирается. Мальчики, в баню...
   Обычно мы бежим наперегонки, стараясь добежать первым и занять самые верхние полки в парилке. Сегодня же мы двигались степенно и важно, как на променаде в дворцовом парке. Драгнайры, всячески проигнорировав матушкино предложение, переодеваться не стали. Эрик смотрел на усадьбу восторженным взглядом горожанина впервые выхавшего на природу.
   Как я и подозревал, драконы не имели ни малейшего представления о том, что такое баня, но стоически терпели все помывочные процедуры, а затем героически парились вместе с нами. Назначение веников оставалось для них загадкой, пока они не испробовали их на своей спине. Хоть и молчаливый, но восторг был виден на их лицах невооружённым взглядом. Бассейн с ледяной водой энтузиазма не вызвал, но когда принц с громким криком плюхнулся в воду и начал отфыркиваясь плавать из одного конца в другой, решили испробовать процедуру сами. И опять молча... Горячий чай с мёдом пошёл на ура. Ионный душ, конечно, прекрасное изобретение, но бывший хозяин усадьбы, несомненно, знал толк в удовольствиях.
   В итоге, мы даже задержались немного, обьясняя Советнику, почему нельзя париться долго и показывая элементы устройства бани. Зато картина идущих в длинных халатах и тапочках драконов, несущих на сгибе локтя аккуратно сложенные вещи, вызвала у матушки очень загадочную улыбку.
   - Как вам банька, господа? - и услышав восторженные вздохи, добавила, - настоятельная просьба, к обеду в форме не выходить - мы по-семейному...
   Перед ужином вытащили Лисси из её комнаты и отнесли дары к алтарю бога Эрцу. Ритуал надо было соблюсти во что бы то ни стало. Но поскольку мы, кроме станции, в этот раз нигде не были, Серхай натаскал грунта из цветочных горшков в каюткомпании и мы, разделив его между собой, приподнесли нашему покровителю. Не гайки же было приносить ему в дар. На выходе меня тронула за рукав Лисисайя. Протянув мне обручальное кольцо, тихо сказала:
   - Капитан, я хотела бы вернуть кольцо. Не хочу обманывать вашу маму. Она может неправильно нас понять. Думаю, вы сами ей всё объясните. Простите меня, пожалуйста, я не хотела создавать вам столько проблем.
   Боги Айдоры, почему я не встретил её раньше? Она о себе когда - нибудь думает? По-моему, таких людей, как она, остались считанные единицы на всю империю.
   - Лисси, да если каждая твоя проблема будет всякий раз приносить мне прибыль по сто тысяч имперских кредитов, я готов терпеть тебя рядом хоть всю жизнь!
   Она облегчённо вздохнула, а мне захотелось вдруг схватить её в охапкуи целовать до тех пор, пока не взмолится о пощаде. Странные мысли меня посещают, однако... Надо завтра слетать с парнями в квартал Целительниц душ. От греха подальше.
   За столом нас собралась довольно большая компания. Стряпня Массары и вино из дворцовых подвалов пришлись, как нельзя кстати. Но ужин оказался чуть не сорван, так как Таро в самом его начале преподнёс Альке парочку радужных марш. Если до этого она сидела, слегка пришибленная присутствием драгнайров, то увидев клетку с пушистыми зверьками, завизжала от восторга и кинулась целовать старпома, позабыв обо всём на свете. Удивилась даже мать.
   - Лайна Алианта, вы что себе позволяете?
   Малявка стушевалась, покраснела вся и юркнула на своё место, трепетно прижимая к себе клетку.
   Принц засмеялся. Драгнайры были слегка шокированны. А сестра, так же, как и матушка, не обращая на драконов никакого внимания, продолжала возиться с маршами.
   Мать проследила за тем, чтобы всем было налито вино и, поднявшись, обратилась к нам:
   - С возвращением, дети, - вроде простые слова, но в глазах, полных непролитых слёз, такая мука и радость одновременно, что, увидев их однажды, никогда не усомнюсь в материнской любви, - хвала Эрцу, вы все живы и здоровы.
   Второй тост, по традиции, был за мной.
   - Лайра Мелисандра, я хочу тебе сказать, что ты теперь очень многодетная мать. Мы провели на яхте Ритуал принятия родства, и у тебя теперь всего четыре сына и две дочери... Прости, что не предупредили. За тебя, мам!
   Драгнайры были несказанно удивлены происходящим. Неужели для них это что-то новое? Или они живут по-другому? Советник не сводил с матери глаз, просто съедая её глазами.
   А мама подняла счастливое, помолодевшее лицо и сказала тихо:
   - Спасибо, сынок, я теперь самая счастливая женщина в Айдоре.
   Принц опустил глаза в бокал, потихоньку покачивая его, отчего вино плескалось маленьким штормом, взлетая почти до самой кромки и опадая до дна. Видно было, что он о чём-то мучительно размышляет и почему-то никак не находит решения.
   А Эрик Махоро, теперь, правда, уже Эрик Йохан, долго не рассуждал. Взглядом, полным телячьей нежности, смотрел то на матушку, то на меня, что-то бормотал, потом поднял руку, как ученик в младшей школе и выпалил:
   - Лайра Мелисандра, а меня вы не могли бы взять в сыновья? Я не помню свою мать. Отец у меня теперь лар Ирга, а мамы нет. Мне у вас очень нравится, - и таким простодушием веяло от его слов, что мы все рассмеялись...
   - Возьму, почему не взять. Ещё желающие есть? - а сама, улыбаясь, смотрит в сторону драконов, - чтобы уже всех сразу...
   - А внештатный сын с хорошей родословной и без вредных привычек вам не нужен? Уж больно компания интересная подбирается, - Норвей нахально осмотрел всех нас, задержался взглядом на Лисисайе, пожал плечами, - я очень послушный, честное слово. Вы не пожалеете, лайра Мелисандра.
   Матушка охнула, румянец залил щёки. Ирга усмехнулся, но сделал это преднамеренно громко, чтобы все услышали. Драгнайры, похоже, не поняли ничего.
   - А что на это скажет твой отец? - мама не сдавалась, - ты, принц, себе не принадлежишь.
   - А мы ему не скажем, - не сдавался в ответ Норвей. Но тут захохотал Таро.
   - Неужели эльфийская принцесса так не хороша? Али жениться не хочешь?
   - Молчи, Таро! Не мешай мне!
   - Есть легенды, что в древности можно было стать крёстной матерью для любого ребёнка. Это был ритуал чужого бога. Ещё с Земли. Но крёстных должно быть двое: отец и мать. И настоящие родители были не против, а даже наоборот. А уж крёстные родители были уже не чужими людьми, но почти родственниками.
   Алианта смотрела на творящийся беспередел широко открытыми глазами, попросту не веря в происходящее. Потом потихоньку улизнула из-за стола, глазами испросив у матушки разрешения. Марши умиротворённо свернулись клубочками у неё на руках - видно, что хозяйка им поонравилась.
   Норвей задумался, видно было, что к какому-то решению он пришёл. Хмыкнул, потёр ладонью о ладонь, сжал руки в замок, покивал чему-то. Вид у него был очень умиротворённый. И, кажется, он был доволен складывающейся ситуацией. Странны дела ваши, боги Айдоры.
   В процессе наших разговоров и дружеских перепалок мы абсолютно выпустили из вида, что рядом с нами посторонние. Драгнайры были чужими на нашем празднике. Они недоумённо следили за нашими спорами, механически ели то, что было на столе ближе всего к их тарелкам и ничего из происходящего не понимали. К алкоголю почти не прикасались. Боялись опьянеть или не приучены?
   - Гости дорогие, а что ж вы сидите? Угощайтесь, чем боги одарили... И не пьёте совсем. Ужель у императора не вкусное вино? - даже не предполагал, что моя мать может быть такой стервой. - Вы уж извините, у нас всё просто...
   Лисси сидела между Дереком и Иргой, но глаз, по-прежнему, не поднимала. Что-то клевала, как птичка, вина не пила вообще. И по всему было видно, что тяготилась нахождением в нашей компании. Заметил это не только я. Принц Норвей долго присматривался к Лисисайе, а потом решил взять ситуацию в свои руки.
   - А что, капитан Валсторн, доволен ли ты своим доктором? Как она работала в рейсе? Справлялась ли со своими обязанностями?
   Лисси дёрнулась, как будто её ударили, но Дерек крепко держал её за руку. Она удивлённо посмотрела на меня, потом на принца.. Похоже, совсем не поняла, к чему Норвей завёл этот разговор.
   - Хорошо работала, - у меня не было желания обсуждать свои дела в присутствии драгнайров.
   - А что так строго? И слова доброго для доктора не найдёшь?
   Орой следил за принцем, не спуская глаз.
   - А тебе, Лисисайя, понравился Космос?
   Я всё никак не мог понять, куда клонит принц. Что за намёки? И что ему надо от Лисисайи? И наперёд знал, что она ответит.
   - Не понравился... Но мой контракт был всего на один рейс, и завтра я уже буду искать новое место. Либо у торговцев, либо в Звёздном корпусе... Мне некуда деваться. В империи для меня работы нет и не будет. Извините, принц, у меня нет желания обсуждать сейчас мои дальнейшие перспективы.
   Тут произошло нечто из ряда вон выходящее. Горан Орой поднялся с бокалом и, обращаясь к Норвею, заявил:
   - Почту за честь видеть доктора Эйхан хирургом в своей звезде. Пять кораблей, масса драгнайров и рабов. С талантами доктора Лисисайи уже имел возможность ознакомиться, - а сам так косо посматривает на Дерека. - Работы будет предостаточно. Контракт бессрочный. А оплата - извините, капитан Валсторн, вашей не чета. Соглашайтесь, Лисисайя. Не пожалеете.
   - Я сожалею, - Лисси не раздумывала ни секунды. Удивительно, создавалось впечатление, что она ждала от драгнайров чего-то подобного, но даже головы не подняла. Начинаю бояться. Как бы чего не вышло.
   Орой же не дал ей даже обосновать свой отказ.
   - Не спешите отказываться. Не думаю, что кто-то из айдорских космолётчиков получит подобное предложение, - голос Ороя обволакивал, завлекая, обещая нечто необыкновенное, неизведанное и потому заманчивое. Он не видел никого из нас, не замечал никого из своих соплеменников. Ему были безразличны все, сидящие за столом, кроме одной единственной Лисисайи. Её ответ был интересен Орою и его он ждал, как решения своей собственной судьбы.
   - Вы полагаете, я имею желание продолжить наше знакомство? - теперь Лисси смотрела Орою прямо в глаза. Без каких бы то ни было эмоций. Абсолютно пустыми глазами. Мы замерли.
   Те считанные секунды, в течение которых происходил разговор, растянулись вдруг до невероятно длинного промежутка времени. Столько было вложено в него эмоций, скрытого смысла и недоговорённостей. Сколько надежд со стороны Ороя и столько же холода и непонимания со стороны Лисси. На что он, вообще, надеется?
   Ситуация накалилась до предела. Молчи, Лисси, пожалуйста, молчи. Принц непонимающе смотрит на всех нас, но мы немы, как Великая пустота. От нас он не узнает ничего. Это не наша тайна.
   - Уважаемый, мы можем представить вам самых блестящих хирургов на выбор. Сделайте запрос и выбирайте любых.
   Драгнайр собрался было что-либо ответить Норвею, но тут сразу произошло два события: Советник дёрнул его за руку и указал на место, затем встал с бокалом в руке, а Лисси начала подниматься, чтобы уйти. Глядя только на мать, следя за её реакцией, Советник, между тем продолжил:
   - Одну минутку, лайна Лисисайя... У вас принято говорить слова перед принятием алкоголя? Тогда позвольте мне. В давние времена Великая мать решила наградить своих любимых детей. И долго размышляла о том, какой подарок им сделать, чтобы он не забылся. Много времени прошло, но так и не выбрала она достойный подарок. И вот однажды рядом с ней пролетала маленькая яркая звёздочка. Была она такой юной и прекрасной, что Великая мать улыбнулась, увидев её, и подставила свою лапу, приглашая присесть. Звёздочка в огромной лапе была столь крошечной, что зинтересовала нашу прародительницу.
   - Что ты делаешь, дитя, одна в Космосе? Тебе не страшно? - спросила она звёздочку.
   - Ищу свой дом... Я рождена, чтобы приносить счастье и должна, как можно скорее найти себе дом, иначе скоро погасну. Когда-то я была большой и яркой. Но сейчас от меня осталась лишь искорка - в Космосе пусто и счастье никому не нужно.
   И поняла тогда Великая мать, что именно она подарит своим детям. С той поры каждый драгнайр при рождении получает частичку этой звёздочки и когда встречает своё счастье, звёздочка вырастает, становится большой и яркой. И горит внутри, освещая нашу жизнь своим светом. И мы всегда твёрдо уверены в том, что встретили именно своё счастье.
   Советник Ардавал замолчал на мгновение, и поднял сияющие глаза на мать. Она смотрела в ответ с изумлением, растерянно, удивлённо, даже обиженно... Как молодая девушка, получившая свой первый в жизни комплимент. Странно, никогда не видел матушку в таком смятении. Привык, что она всегда держит себя в руках, всегда собрана и подтянута. Это что Советник так на неё влияет? А с Советником что происходит? Он хоть сам верит в то, что говорит? Может ментально воздействует?
   - Я поднимаю этот бокал за счастье, пусть каждый найдёт предназначенное именно ему...
   Лисси смолчать, естественно, не смогла.
   - А если ваше счастье уже принадлежит другому? Что вы сделаете, господин драгнайр? Отберёте? Ведь оно должно быть обоюдным? Я правильно поняла? - горько улыбнулась, поставила бокал, - простите, я нехорошо себя чувствую...
   И ушла. Орой было дёрнулся подняться за ней, но под жёстким взглядом Советника сник и сидел тихо, не участвуя больше в разговорах.
   Потом Норвей предложил показать гостям свою коллекцию предметов старины. Я, не сказать, чтоб был сильно удивлён, но и радости особой не испытывал. Не было ни гордости, ни удовлетворения от того, что кто-то увидит её. Но принцам не отказывают. Да и сам Норвей знал о моём собрании древностей только понаслышке. Все охали и ахали, любуясь лежащими под стеклом раритетами. Но удивил всех Дерек. Достав из кармана тщательно завёрнутый небольшой плоский предмет, подал мне со словами: "Это Лисси просила передать".
   Черепаховый гребень из Эпохи первых переселенцев. Она всё-таки выполнила своё обещание, даже не поинтересовавшись, приму ли я его. Ведь эта вешь не имеет цены. Продав её, можно безбедно жить не один десяток лет. Я рассматривал его, любуясь тонкой резьбой, не замечая находящихся рядом людей и драконов. И не обращая внимания на любопытные взгляды Норвея.
   - Это же за что тебе такие подарки дарит Лисисайя?
   Отмахнулся - не время для обьяснений. Избавимся от драгнайров, расскажу ему всю нашу эпопею. Норвей оказался злопамятным. И во всеуслышание обьявил о том, что я, будучи студентом, пел очень странные песни. Ни до, ни после ему такие, вроде бы, не встречались. Матушка засмеялась...
   - Это вы у нас дома, принц, не были, вот и не слышали... Грай, сынок, заканчивай экскурсию, я принесу гитару, - и мать туда же. До только чего не сделаешь во благо империи...
   Ну всё, осталось ещё спеть для драгов и культурная программа может считаться законченной.
  
   Лисиссайя
  
   Цепи качелей на толстой ветке старого раскидистого дерева я заметила из окна своей комнаты. Теперь как можно тише пробиралась к ним, стараясь, чтобы меня никто не заметил. Можно было бы попробовать выбраться через окно, но днём я плохо рассмотрела место приземления и в темноте боялась рисковать. Кажется, клумб под окнами не было. Да если и были, то портить труды лайры Мелисандры было бы верхом неблагодарности.
   После ухода с ужина я долго валялась на кровати, укладывая спать райсов и оплакивая свою несчастную жизнь. С самого рождения в ней не было того, чем мог бы похвастаться самый захудалый бродяга. В ней не было семьи. Дед с бабушкой старались изо всех сил дать мне любовь и тепло, так необходимые каждому ребёнку, и сейчас я даже не могу предположить, что бы со мной было, если бы не они. Но всю сознательную жизнь я мечтала о том, что рано или поздно у меня будут родители. Будет своя семья. Своя собственная. Любимый мужчина и мои дети, которых я никогда, ни под каким предлогом не брошу на произвол судьбы. Отец и мать. Старенькие, но живые дед с бабушкой.
   А теперь я одна. Во всём мире. Во всех мирах. Эльфы, названные братья, друзья, появившиеся у меня столь стремительно, драгнайры. Никого из них я не интересовала настолько, чтобы можно было говорить о полноценной семье. Сказки же драгнайров о счастье обернулись для меня слишком большой болью. Можно даже честно сказать - настоящим кошмаром.
   Застолье продолжалось ещё довольно долго. Капитан с матерью, на два голоса, пели для гостей тягучие, завораживающие песни, заставляя прислушиваться к ним, бередя душу, вызывая новые потоки слёз. Жаль только, слов разобрать было невозможно. Интересно, откуда у них такое чудо? Долго вслушивалась в странные дивные мелодии, разлитые в воздухе. Даже гости притихли, слушая необыкновеное исполнение. Спать всё равно не было сил. Мой организм отказался реагировать на стресс своим излюбленным методом. И когда лайра Мелисандра зашла посмотреть, как я устроилась, притворилась, что сплю.
   Наконец дом затих... Не хлопают двери, не слышно разговоров, не шумит в трубах вода. Подождав для верности ещё с полчасика, решила, что пора. Тихо открыла дверь. Прокравшись на цыпочках по коридору, вышла во двор. Света звёзд было вполне достаточно, чтобы легко найти дорогу в сад.Но идти пришлось под стенами, чтобы не привлечь ненароком к себе лишнее внимание. Не хотелось бы обьяснять завтра, что я делала ночью в саду. Итак, что мы имеем? Сориентируемся на местности. Качели должны быть где-то справа. Лишь только ступив на дорожку, поняла, что босиком. Но возвращаться нельзя. Теперь, самое главное, добежать побыстрее до качелей. Затаила дыхание, чтобы не быть замеченной. Бежала так тихо, что даже сама не слышала своих шагов. Полы длинного халата подняла повыше, чтобы не споткнуться. А натянутые до предела нервы заставляли дрожать не то от страха, не то от предвкушения. В детстве, да и в юности, все свои проблемы решала на качелях. Тихонько раскачиваясь, систематизировала ситуации, искала выходы из проблем, прокручивала варианты развития событий. И в этот раз я надеялась, что удасться разобраться с ситуацией, в которой оказалась.
   Забравшись на широкую доску, потихоньку отталкиваясь, раскачалась. Завернулась в халат, поджала ноги. Забытые ощущения ударили по нервам, вызывая опять желание разреветься. Совсем раскисла я в последнее время. Пора браться за ум.
   Потеряв счёт времени, качалась потихоньку, не чувствуя ночной сырости и прохлады. Мурлыкала незамысловатую мелодию. И думала. Обо всём, что случилось. Искала причины случившихся неприятностей. Выстраивала схемы своей дальнейшей жизни. Состыковывала события. Предполагала, что может произойти ещё. Намечала планы. Определяла первоочередные задачи. Потихоньку становилась прежней Лисисайей Раниэль Эйхан. Такой, какой была после возвращения из Приюта. И понемножку становилось легче. Камень, лежащий на сердце тяжким грузом, не исчез, но стал не таким тяжёлым.
   Облегчение было столь явным, что я решилась посмотреть по сторонам. Звёзды в это время года светят так ярко и их так много, что нет нужды в фонарях.
   Ночной сад был великолепен. Деревья, в мерцающем серебристом свете звёзд, выглядели загадочно и неповторимо, и я пожалела, что со мной нет бумаги и карандаша. Даже у старых деревьев сгладились шероховатости стволов, ветки стали казаться ровнее. Игра теней просто завораживала. Все листья казались отлитыми из чистого серебра. Весь сад как будто превратился в декорации к волшебной сказке.
   Фигуру человека, стоящего у соседнего дерева, я заметила только тогда, когда он вышел из тени и двинулся в мою сторону. И не нужно было даже гадать, кто осчастливил меня своим присутствием. Бежать бессмысленно.
   - Что вы забыли ночью в саду, Горан Орой?
   - Нам нужно поговорить, листани... Один раз... Пожалуйста... Я не потревожу тебя больше своим вниманием. Только выслушай меня.
   - Господин драгнайр, о чём нам с вами говорить? Вы полагаете, что можете меня чем-то удивить или порадовать?
   - Листани, звезда моя, душа моя... Просто выслушай меня. Дай мне возможность оправдаться перед тобой, а потом делай, что хочешь. Я знаю, что тебе очень плохо, но мне также плохо. Женщина, которая должна смеяться от счастья в моих обьятьях, ненавидит меня. Что может быть страшнее, листани?
   - Орой, я замерзла и уже ухожу... - я боялась его. Боялась себя. Потому что во снах драгнайр целовал меня. И что самое страшное, я отвечала ему...
   - Не уходи, Лисисайя, - а сам уже укутывал меня в свой китель, стоя передо мной на коленях, - я виноват перед тобой... Дай мне возможность хотя бы частично оправдаться... Дай мне открыть своё сердце, листани... Может быть, ты поймёшь меня и простишь?
   В кителе стало тепло и уютно. Но покоя не появилось. Меня начало мелко потряхивать. С чего бы это? Но ответ был на удивление прост. Нервы будоражил запах Ороя. Лёгкий хвойный запах с неизвестными нотками, где-то на краю ощущений, вызывал желание закрыть глаза и ни о чём не думать. Просто дышать...
   - Ты должна знать правду, листани, - Орой не поднимался с коленей и говорил хриплым шёпотом. - Наших женщин осталось так мало, что они бесценны и используются лишь только для продолжения рода. Их холят и лелеют, как редкие сокровища. Браки уже давно не заключаются... Семьи, в которых есть женщины, способные к деторождению, очень богаты. Они продают их за огромные деньги тому, кто решил, что пора обзавестись детьми. Новорожденных драгнайров забирает тот, кто заказывал наследника и женщина возвращается в семью, где через некоторое время снова выставляется на торги. А за семьями, в которых подрастают маленькие девочки, наблюдают, как за национальным достоянием. И их жизнь расписана на многие годы вперёд. Наверное, это уже не тайна, но именно демографическая проблема нашего мира заставила Повелителя идти на контакты с Советом миров. Нам нужны женщины. Иначе пройдёт ещё совсем немного времени, и мы начнём вымирать. Долгие годы мы обследовали миры в своей части Галактики. Но ни в одном из них не нашли то, что нам нужно. Видимо, Айдора - это то, что мы искали сотни лет. Увидев тебя и почувствовав в тебе свою листани, я решил, что тебя можно просто купить. Прости меня, Лисси... За всё прости... Я не мог тебя потерять... Поэтому и надел на тебя брачный браслет.
   Драгнайр не знал, куда деть свои руки... Они жили, как будто своей собственной жизнью, постоянно порываясь прикоснуться ко мне. И видно было, каких усилий стоило Орою держать их под контролем. Но он торопливо продолжил свой рассказ, боясь, видимо, что нам помешают.
   - Теперь у меня есть ты... И жизнь обрела смысл... Я буду ждать столько, сколько понадобится, даже если ты решишь не разводиться с Валсторном. Но подарок Великой матери загорается только один раз... Прости меня за детей, листани... Я боялся, что тебя отправят в империю, как подарок Повелителю. Я боялся тебя потерять. Знаю, что мне нет прощенья.
   В конце концов, Орою удалось захватить в плен мои ладони. Он согревал их своим дыханием, а я растерянно смотрела на него и ничего не понимала. Даже предположить не могла, что это будет так волнующе... Может быть, сказывается недостаток общения с противоположным полом?
   - Я вас понимаю, господин Орой... Но что прикажете делать мне? У меня умер дед, своему отцу я нужна чисто номинально, у меня нет дома и я беременна вашими детьми...
   Я готова была кричать и заливаться слезами. Мне хотелось трясти драгнайра так, чтобы ему стало хоть немного больно. Чтобы он почувствовал весь ужас ситуации, в которой оказалась я. Но тот островок спокойствия, который мне удалось с таким трудом отвоевать у себя сегодня, не позволил мне ничего сделать.
   Тихо, Лисси, тихо, не вздумай скатиться в истерику. Мы с тобой уже решили, как жить дальше. Не начинай новую жизнь со слёз. Я успокаивала себя, а Орой, не отпуская моих рук, всё говорил и говорил:
   - Всё будет хорошо, листани... Завтра я куплю тебе дом. И ты не одна. У тебя теперь есть я. Не убивай моих детей, дай им шанс. Прошу тебя... А я всю жизнь буду искупать свою вину.
   Мало мне было его запаха! Он сводил с ума, кружил голову, заставляя трепетать сердце и видеть мир в радужных тонах. Теперь мне не давали покоя ещё и его руки. Сухие и горячие, они лишали меня самообладания, заставляя нервничать и срываться на крик.
   - Какой дом? Вас это не касается, вообще!
   - Тихо, листани, тихо, позволь мне заботиться о тебе. Просто заботиться...
   Я попыталась вяло сопротивляться, но тут мой организм вспомнил о своих особенностях и твёрдо решил, что пора бы и поспать.
   - Простите, Орой, мне пора возвращаться, - надо было убегать, пока не сдалась без боя на милость победителя.
   Но от внимания дракона не удалось скрыть мои босые ноги... Сопротивляться было бесполезно... А у него на руках было так удобно и уютно, что я начала потихоньку засыпать.
   Надежды пробраться в комнату незамеченными, себя не оправдали. В холле оказалось неожиданно светло. Попыталась соскользнуть на пол, но Орой только сильнее прижал меня к себе, пресекая все мои попытки вырваться.
   Волосы на голове зашевелились от ужаса, сердце замерло и пропустило удар. Со светильником, имитирующим подсвечник со свечой, у лестницы стояла лайра Мелисандра. Захотелось тут же провалиться сквозь землю или превратиться в невидимку.
   Между тем, она внимательно осмотрела меня, потом Ороя, особое внимание уделив кителю, в который я была завёрнута и моим босым ногам.
   - Лисисайя, что вы себе позволяете? Насколько мне известно, вы пока ещё жена моего сына, она не говорила, а шипела рассерженной змеёй, - я считала вас благоразумной девушкой. Не думала, что вы способны на такое. Позорить своё имя я не позволю ни кому! Вон отсюда! У меня незамужняя дочь, а вы, практически у неё на глазах, творите непотребство! А с вами, господин драгнайр, я поговорю отдельно!
   - Вы всё не правильно поняли, Лайра Мелисандра..., - больше мне не удалось вымолвить ни слова. Лайра быстро подошла к нам, дёрнула меня так, что я птичкой слетела с рук Ороя, и снова зашипела:
   - Ты хочешь повторить жизнь своей матери? - окинула меня презрительным взглядом и бросила, - благая Сайке, что приличное могло родиться у титулованной шлюшки Кейсарионы? Ни стыда, ни совести! Не успела приехать, уже спуталась с драконом. Даже любовника своего притащила из Приюта.
   Я бегом помчалась в свою комнату, но успела услышать, как драгнайр обратился к матери Грайха:
   - Твоё сссчассстье, шшшто я госссть в твоём доме, чччеллловечччка...
   Что после этого происходило в холле, я не знала - оттуда не доносилось ни звука. Закрыла дверь на замок и подтащила к двери кресло. Решение созрело моментально.
   Ничего хорошего от знакомства с капитаном Валсторном в моей жизни не вышло. А ведь я всегда доверяла своему первому мнению о человеке! Как же я могла ошибиться в этот раз? Нужно было бежать сразу после знакомства, бежать, не смотря ни на какие угрозы и обещания! Побыстрее и подальше. И ничего бы со мной не случилось! И дед был бы жив! Уехали бы вместе в Приют и потихоньку жили, никому не мешая. Теперь - то я понимаю, что и работать, и жить можно везде. Мои руки и голова при мне, больше мне ничего не надо. А мэтр Айсано всегда примет меня обратно.
   Отключила коммуникатор. Все вещи, доставленные с яхты, сложила в кресло. Жаль было оставлять краски и кисти, но в моей будущей жизни ничего не должно напоминать о "Крыльях богов". Главное правило хирурга - операцию, по возможности, проводить сразу, без повторных вмешательств.
   Быстро переодевшись в свою одежду, укутала райсов, чтобы не проснулись аньше времени. Брать их с собой туда, куда я собираюсь, смысла нет. Времени заниматься ими у меня не будет. А здесь кроме меня, у них ещё много хозяев - не пропадут. Да и предназначались райсахи изначально для поместья капитана. Вот пусть и привыкают к новому месту жительства. Погладила по спинкам малявок, прощаясь с ними навсегда. Они что-то проворчали и поглубже зарылись в плед.
   Потом долго сидела, замерев, вслушиваясь в звуки ночного дома, боясь пошевелиться и прислушиваясь к любому шороху. Не знаю, сколько прошло времени, но тишина была полной. Связала простыни и, помолившись всем богам, спустилась из окна в сад, крадучись пробралась вдоль стены, отошла под сень деревьев и побежала...
   Какое счастье, что Иргу и Эрика поселили во флигеле! Куда бы я могла уйти среди ночи? Кого бы просила о помощи? Где же их спальни? Потихоньку постучала в окно... Тишина... Во второе... Опять тишина... И только в третьем по счёту окне появилась заспанная физиономия Эрика.
   - Лисси, что случилось? Что ты делаешь ночью в саду? Ты одна?
   Если ещё и он начнёт выяснять пределы моей нравственности, уеду сама... Пусть остаётся в поместье. Лайра Мелисандра пообещала же его усыновить. Значит, не пропадёт.
   - Впусти меня. Открой окно и помоги влезть.
   - Что происходит, Эрик?
   Вот и славно, Ирга проснулся тоже. Значит, не придётся повторять несколько раз одну и ту же мысль.
   - Не зажигайте свет, пожалуйста. Не нужно привлекать внимание из дома. Я уезжаю в Приют потерянных душ. Если хотите, можете ехать со мной. Не хотите, все заработанные за контракт деньги - ваши. На жильё в пригороде и на первое время хватит. А я не могу больше так жить... Простите меня, - даже в темноте не могла смотреть им в глаза.
   Сил не было. Хотелось свернуться клубочком, закрыть глаза и представить, что в моей жизни всё хорошо. В ней не существует Лакрая Чегери. Живы бабушка с дедом. Я не знакома с семейкой Валсторн. И даже не подозреваю о существовании драгнайров.
   Боги Айдоры, что со мной не так? Почему я не могу просто жить, как живут все? Неужели я не достойна хотя бы крошечного кусочка счастья?
   - Ирга, пожалуйста, на утро флаер. Мне нужно поспать до рассвета и сразу улететь. Прости меня. Пожалуйста, прости. Нет тебе покоя рядом со мной. И никому нет...
   - Девочка моя, что случилось?
   - Потом, Ирга, всё потом... Можно я хоть часик посплю?
  
   Грайх
  
   Кошмар начался прямо с утра...
   Лисисайя не вышла на завтрак. Когда мы хотели разбудить её и пригласить за стол, матушка ехидно промолвила:
   - Утомилась девушка ночью, вот и спит. Не трогайте её, - а сама очень выразительно посмотрела на Горана Ороя.
   Что-то я ничего не понял. Принц улетел ночью. Алианта, будучи дома, раньше обеда не просыпается. Лисисайя же у нас птичка ранняя. Что случилоь такого, что она так долго спит? Не вышли к завтраку также Ирга и Эрик. Да что происходит, в конце концов?
   Завтрак прошёл в угнетающей тишине. Темы для разговоров были исчерпаны ещё вчера, поэтому ни мы, ни драгнайры, не проронили ни слова.
   За драгнайрами должны были явиться с минуты на минуту. Их пребывание в поместье, хвала всем богам, подошло к концу. Мы свою миссию выполнили. Теперь пусть ими занимается император.
   - Господа драгнайры, у вас есть ещё немного времени, чтобы осмотреть поместье. Если вас, конечно, что-то ещё интересует. Мы разводим лошадей и могли бы вам их показать.
   Матушка была в прекрасном настроении и тихо улыбалась своим мыслям. Но озабоченный взгляд её то и дело обращался к Советнику. Он же изредка посматривал в её сторону с таким же загадочным видом.
   На прогулку драконы согласились и мне даже показалось с большим удовольствием.
   А потом наверху дурными голосами начали кричать райсахи. Если их крики были слышни в столовой, то, как же они орут в комнате? Они захлёбывались от крика, не останавливаясь ни на мгновение. И Лисисайя не слышит? Да быть того не может! И тут же неожиданная мысль заставила забыть обо всех делах и бежать к её комнате.
   Что-то с Лисси? Пресветлые боги, только бы с ней ничего не случилось!
   На стук в дверь никто не озывался. И сама дверь оказалась заперта изнутри. Я похолодел. Дурные предчувствия не давали сосредоточиться.
   Что с нею? Почему она не отзывается? Что, вообще, происходит? Благая Сайке, только не Лисси... Кто угодно, только не она... Сколько можно? Она уже давно исчерпала свою долю испытаний. Даруйте же ей хоть капельку покоя!
   Ломать двери не стали, Таро с Серхаем быстро ушли в сад, чтобы попытаться забраться в комнату через окно. Дерек стоял рядом и что-то шептал себе под нос. Прислушавшись, понял, что он молится.
   Поразительно, но мать была на удивление спокойна. Даже пыталась успокоить нас, мол, проснётся Лисси, сама выйдет. Мол, незачем беспокоиться по пустякам.
   Долгое время за дверью ничего не происходило, затем умолкли райсы, послышался шум отодвигаемой мебели и щёлкнул замок, открывая дверь. На пороге появился, растерянно расматривающий лист бумаги, старпом. Руки его дрожали. Он старательно вчитывался во что-то, переводя непонимающий взгляд с бумаги на нас.Протянул листок мне. Даже не глядя на него, я понял, что случилось непоправимое.
   "Оставьте меня в покое. Все". Не нужно быть предсказателем, чтобы понять - случилось что-то непоправимое. Неужели опять драгнайры?
   - Кто вразумительно объяснит мне, что произошло, пока мы спали? Кто видел Лисисайю ночью? - терпение исчезало, как снег под яркими весенними лучами, оставляя взамен чистую злость.
   Как ни странно, ответила матушка.
   - Лучше следить надо было за своей женой! - А вот это уже интересно, откуда она знает о нашем браке? Я ведь собирался рассказать ей об этом только после отъезда драконов. - Чтоб не шастала ночами в саду!
   - Мама, а поподробней рассказать нельзя? Что произошло ночью и почему я об этом узнаю только сейчас?
   Наш разговор прервал Серхай, принеся узел связанных простыней. Он тоже выглядел не лучшим образом. Показал ему записку.
   - Грай, во флигеле тоже никого нет... Они исчезли... Что ты с ней сделал, Грай? Чем она опять провинилась перед вами? Боги, что она всем вам сделала? - у Серхая началась истерика. У. Моего. Механика. Началась. Обычная. Женская. Истерика. А я не знал, что делать. Он тряс передо мной верёвкой из простыней, заглядывал мне в глаза. За столько лет знакомства я, во второй раз после драгнайров, видел его в таком состоянии. - Грай, ей же некуда идти... Что ж ты наделал?
   И среди нас был только один человек, который мог объяснить происходящее.
   - Мама, а что ты можешь сказать по этому поводу? Не каждый день от нас прямо среди ночи сбегают гости.
   - Всё, что захочешь, сын! Таро, будь любезен, отправляйся вместе с гостями в конюшни, а я подойду сразу после разговора с Грайхом, - отправив Таро, матушка обратилась ко мне, - ты собираешься беседовать со мной прямо посреди коридора? Неужто, так хороша твоя жена, что меня на неё променял?
   - Дерек, проверь камеры наблюдения и сообщи мне, что увидишь в записях, - системмер рванул к себе на чердак так быстро, как будто от этого зависела его жизнь.
   Разговор предстоял тяжёлый. Матушка серьёзно была настроена на войну. Хотя понять её можно было. Недостаток информации сыграл со всеми нами злую шутку. И опять в жернова происходящего, как самая слабая и беззащитная среди нас, попала Лисисайя.
   Едва мы вошли в кабинет, матушка пошла в наступление.
   - Как ты мог жениться на этой шлюхе? - я судивлением рассматривал свою, некогда спокойную и уравновешенную, мать. Смотрел и не узнавал. За всю нашу жизнь, она не повысила на меня голоса. Сейчас же лицо её перекосило от злости. Ревнует к Лисси? С чего бы это?
   Пора было брать ситуацию в свои руки.
   - Мам, давай я тебе рассажу всё, что было в рейсе, а потом мы спокойно обсудим то, что случилось ночью у нас дома.
   - Нечего обсуждать. Ночью Лисисаю, босую, растрёпанную, в драгнаирском кителе принёс в дом Горан Орой. Я случайно услышала шум и вышла в холл посмотреть, что происходит. Она ещё пыталась оправдываться, отродье Кейсары Эйхан.
   Да...Ситуация... От драгнайров так просто не отделаться. Но не думаю, что Лисси просто так поддалась его драконьему обаянию. Не тот она человек.
   - И тем не менее, выслушай вначале меня...
   Рассказывая о нашем рейсе и о Лисси, в частности, понял, что если бы такие испытания выпали на мою долю, я бы в какой-то момент сломался. Вспомнил и свою незавидную роль в произошедшем. Рассказал и об этом. О папке принца Норвея и о том, как уничтожал морально невинную девушку. Расказал об уникальной операции, проведённой Лисси на борту яхты, о её всепрощении, о просьбе дать ей на время своё имя, чтобы спастись от драконов. И об обещанной плате, которую она мне вручила, несмотря на смерть деда. О том, что сделали с ней и Дереком драгнайры и о том, что после возвращения от них, Лисисайя перестала улыбаться, а глаза стали совершенно пустыми. Вспомнил о брачном браслете Ороя, и о детях, которых она будет ему рожать. А также о желании Лисси сделать операцию, чтобы не иметь детей вообще. Рассказал о сотне тысяч имперских кредитов, заработанных для нас доктором Эйхан. Добавив в конце своей речи:
   - Какой я идиот! Надо было увезти Лисисайю подальше, от столицы, от драгнайров, от императора и даже от тебя... Знаешь, по приказу императора её выселили из флигеля, в котором жил дед. И я подумал, что у нас она немного успокоится. Вместо этого, я в очередной раз сломал ей жизнь.
   Матушка была потрясена. Она не плакала, что не удивительно, но её глаза были полны слёз. Закусив кулак, чтобы не было видно, как трясутся у неё руки, мать раскачивалась в кресле, думая о чём-то своём. Потом резко встала, подошла к окну. Не проронила ни слова. Ибо сказать, по большому счёту, было нечего. Да и трудно ей было перебороть себя. Ой, как трудно... А ещё труднее было признавать свои ошибки.
   - Сынок... Что же я наделала? И что теперь с ней будет? - мать была не просто раздавлена полученной информацией. Она была уничтожена.
   Ответить я ей не успел. Вошёл Дерек. Передал кристалл с записью.
   - Я нарезал кадры съёмки так, чтобы всё было понятно без лишних объяснений, - потом печально посмотрел на матушку, - вы были не правы, лайра Мелисандра. Очень не правы.
   На экране визора было прекрасно видно, не смотря на ночную съёмку, как Лисси сидела на широкой доске качелей, поджимая под себя босые ноги и кутаясь в полы халата. Слышна была даже незамысловатая мелодия, которую она мурлыкала себе под нос, потихоньку раскачиваясь и не обращая внимания ни на что вокруг. По времени получалось, что просидела она так довольно долго. Хорошо было видно, что она принимает какое-то решение, старательно взвешивая все "за" и "против".
   Потом появился Орой и мать, не дыша, начала вслушиваться в их разговор. Затем ракурс съёмки сменился и пошли кадры с другой камеры. Сцену в холле Дерек оставил в полном объёме, и мне впервые в своей жизни стало стыдно за свою мать. В один из моментов мне даже показалось, что это не она.
   Но увидев в кадре Советника Ардавала, в роскошном халате, спускающегося по лестнице со словами: "Сандра, девочка моя, где ты пропала?", шокирован был уже я. Хотя осуждать её я не мог, но и понять не мог тоже.
   - Мама... Мама... Зачем ты так с Лисси? Это он сказал тебе о нашем браке? Знаешь, на яхте был момент, когда Советник предлагал уничтожить нас вместе с Крыльями, а Лисисайю отправить сразу в спальню к Повелителю Драгнайра. Мама... Как ты могла? Мам, у нас же Алианта... А если с ней поступит кто - нибудь так же?
   - А как я жила всё это время, сынок? Ты знаешь? Если бы ты знал, как я жила... - На лице у матери остались одни глаза... В них плескалось такое горе, что мне даже стало жаль её. Но Лисси мне было жалко тоже. И передо мной, во весь рост, встала дилемма: мать или Лисисайя? У матери есть мы с сестрой и Дерек с Таро, а у Лисисайи - никого нет. На этом интересном моменте нам пришлось прервать свои размышления.
   Принц ворвался в кабинет, как буря. Норвей, вообще, не умеет спокойно перемещаться в пространстве. Если он не бежит куда-нибудь, то летит со скоростью ветра на своём флаере. Медленно и вальяжно он двигается только в двух случаях: в присутствии своих родителей и обольщая очередную матушкину фрейлину.
   - Я за драгнайрами. Во дворце сегодня официальное мероприятие. Но они так очарованы вашими питомцами, что просили ещё хоть на полчаса задержаться, - энергия в нём била через край, - а где Лисисайя? Я привёз ей подарок от Массары.
   - Она уехала, - призался сразу, ибо пытаться скрыть от принца что-либо бесполезно. Заподозрив обман, он не успокоится, пока не докопается до истины, - спустилась из окна на простынях и исчезла вместе с Иргой и Эриком. Отдал записку. Норвей прочёл, покачал головой, ещё раз прочёл и очень внимательно посмотрел на матушку.
   - Гра-а-а-йх... Ты же не будешь утверждать, что не знаешь, в чём дело...
   - Простите, принц, я обещала гостям рассказать о породах наших лошадей, - матушка почувствовав, что разговор намечается серьёзный, быстренько ретировалась.
   Зря... Думаю, ей было бы интересно послушать, что думает по поводу происходящего наследный принц.
   - Сам расскажешь или мне ещё кого расспросить?
   - Смотри, сам всё поймёшь, - снова включил экран, - а когда уберутся драконы, поговорим. Я тебе ещё о рейсе не рассказал. Было очень весело... Я буду внизу... Подходи, когда досмотришь, там немного, - больше всего мне сейчас не хотелось оправдываться перед принцем. Душу и так терзала вина перед Лисси за содеянное матерью...
   Гости обнаружились у загонов с лошадьми. Их восхищение было столь велико, что, думаю, в скором времени у нас будут новые заказы. Мать заливалась певчей птицей, расписывая преимущества той или иной породы. А драконы рассеянно внимали, не сводя глаз с белоснежного красавца, верхом на котором гарцевал Таро.
   Говорят, что на Айдоре никогда не было лошадей и их появление - заслуга первых переселенцев. Тем не менее, они прижились, их полюбили. А орки, так вообще, не мыслят без лошадей своей жизни. Да и мы с матерью, начали заниматься ими с лёгкой руки моего старпома. Теперь это была неплохая статья доходов и наша всеобщая любовь. Уверен, что сердца драгнайров тоже дрогнули перед красотой этих необыкновенных животных.
   - Эй, братец Грай, лови меня! - к загонам на всём скаку подлетела Алианта. Волосы растрепались и облаком вились вокруг её лица. Лицо разрумянилсь, глаза сияли, как звёзды. Тонконогая кобылка Сказка была подарена ей на восемнадцатилетие жеребёнком и выращена под чутким руководством Таро. Вместе они составляли прекрасную пару. Молодые, игривые, необкновенно красивые.
   Восторженный взгляд, которым одарил Альку посол драгнайров, заставил присмотреться к ней внимательней. И уже не в первый раз заметить, что малявка, оказывается, выросла и превратилась в прелестную девушку. Соскользнув с седла, она, не обращая внимания на гостей, подбежала ко мне и, как в детстве, попросила, чтобы я покружил её. Пришлось выполнить просьбу сестры. Она хохотала так заливисто, что мы, естественно, стали предметом всеобщего наблюдения. Матушка, глядя на нас, заулыбалась счастливой улыбкой, но поймав мой взгляд, бысторо сникла.
   Боги Айдоры, хотя бы поскорее улетели драгнайры! По-моему, мы достаточно уже с ними наобщались!
   - Всё, малявка! Уводи Сказку в конюшню и приводи её в порядок! - не нравятся мне эти взгляды драконов. Совсем не нравятся.
   К моменту возвращения принца, мать уже закончила свою лекцию и отвечала на вопросы драконов. Охрана маячила невдалеке и тоже прислушивалась к матушкиному расказу.
   И вот, долгожданный отъезд драгнайров всё-таки наступил. Скомкано попрощались. Стараясь побыстрее разойтись. Да и чего было ожидать от таких гостей? Никаких особенных отношений между нами не установилось Неизвестно, кто из нас устал больше: мы от гостей или гости от нас.
   В последний момент оказалось, что отсутствует Пламен Ардавал. Странно... и где он может быть? Но вдруг, совсем не к месту, вспомнились взгляды драгнайра в сторону моей сестры. Пока я рассуждал, мать уже бежала в сторону конюшен. Раздавшийся вслед за этим дикий крик Алианты подтвердил мои опасения.
   Но открывшаяся картина заставила затормозить у входа и придержать свех остальных. Мать стегала плёткой драгнаирского посла, зажав того в крайнем деннике. А плётка у матери была знатная. Её подарил старейшина одного из орочьих кланов, когда покупал себе коня. Всё никак поверить не мог, что женщина занимается разведением лошадей. А когда понял, что ошибался, преподнёс эту плётку со словами восхищения и благодарности. Сплетена она была из нескольких полос кожи, с колючими серебрянными шариками на концах. Плётка была мощным оружием в грамотных руках. И хотя мать на воина не тянула никак, но била из всех своих женских сил. Причина её ярости была перед нею: драгнайр, принимая все удары на себя, прикрывал своим телом Алианту. Но иногда хвост плётки доставал и до сестры и тогда слышался резкий тонкий вскрик, от которого у меня застывало сердце. Дракон, надо отдать ему должное, принимал удары молча.
   И только увидев, что за избиением наблюдаем мы и вся делегация в полном составе, младший Ардавал закричал:
   - Отец, прекрати это безобразие! - но тот и не думал вмешиваться. Вместо этого внимательно присматривался к матери, словно делая для себя какие-то выводы. - Отец, что позволяет себе эта человечка! Я ничего не сделал!
   - А ты собирался ещё что-то делать? - взвизгнула мать, не прекращая немилосердно стегать парочку.
   - Лайра Мелисандра, может, хватит? - это уже попытался разрядить обстановку Таро.
   - Не вмешивайся, будут свои дети - их и воспитывай! - мать была неумолима.
   Понимая, что ещё совсем немного и разразится нешуточный скандал, стараясь не попасть матери под горячую руку, отобрал плётку.
   Дальнейшие события напоминали театр абсурда.
   В три ручья заревела Алианта.
   Мать, прикрыв глаза, прислонилась к стенке денника, сжала кулаки, пытаясь успокоиться.
   Пламен Ардавал добежал до отца и не придумал ничего умнее, кроме, как начать жаловаться:
   - Отец, почему вам с Ороем можно развлекаться с человечками, а мне нельзя? Чем я хуже вас?
   - И зачем тебе маленькая человеческая девчонка, что в ней такого интересного?
   - Отец, посмотри, какая она хорошенькая, может и у меня смогут родиться дети от человечки?
   -Эх, сын..., сын..., к чему тебе женщина, которая бежит в конюшню с первым встречным? - понять, шутит Советник или говорит серъёзно, было абсолютно невозможно. Но мать и не пыталась этого сделать. В несколько шагов преодолела расстояние до драгнайра и, коротко замахнувшись, влепила ему пощёчину. А вот этого делать ей не стоило. Глядишь, и остались бы у неё самые светлые воспоминания о Советнике.
   - Ты чччто сссебе позволяешшшь, человечччка? Жжжить надоеллло? Или, думаешшшь, побывала в моей поссстели и можешшшь просссто так ко мне прикасссаться? - драгнайр мигом сбросил маску благодушия, оскалился и попытался схватить мать за волосы. Не удалось. Она оказалась быстрее и с ужасом отшатнулась от Советника. Потом горько посмотрела прямо тому в глаза и хрипло прошептала:
   - Вон из моего дома...! Будьте вы прокляты, Советник...! Будьте вы прокляты...! Чтоб вы всю свою длинную жизнь сожалели о том, что сейчас сделали...! - повернулась и, ослепшая от непролитых слёз, пошла в дом. Я порывался было вставить своё веское слово, но был остановлен Норвеем, молча покачавшим головой.
   Мигом прекратив лить слёзы, Алька убежала вслед за матерью. Её маленькое девчоночье горе меркло по сравнению с горем матери.
   -
  
  
   - Я скоро вернусь, - ко мне подошёл принц, - отмечусь на балу и обратно, не предпринимай ничего без меня.
   Советник с видом победителя прошествовал к флаеру и, уже усевшись в кресло, обратился к Норвею:
   - У вас все женщины такие экспрессивные или мы видели исключение из правил?
   Принц пожал плечами :
   - Думаю у вас будет сегодня возможность сравнить...
   На этом расстались...
   В гостиной не хватало только матери. Экипаж яхты, в полном составе, насупившись, сидел в креслах и молчал. Ревущая Алька примостилась на подоконнике и невидящим взглядом рассматривала что-то за окном.
   - Ну что, братья и сёстры, с чего начнём? - как же я не люблю разбор полётов. Одно дело, гонять парней, другое - свою глупую сестру.
   - Меня ругать будете? - Алька прекратила рыдать и с ожиданием уставилась на меня.
   - И тебя тоже...
   - Он сам... Честное слово, он сам! Я чистила Сказку! Он сказал, что я красивая, и он увезёт меня с собой! И пусть увозит! Надо было вам проводить этот клятый ритуал! Теперь мы все родственники и Таро на мне не женится! А мне ненужен никто! - Алька ревела и кричала одновременно, размазывая слёзы по щекам.
   Ну вот, Грайх... Кажется, твоя сестра сейчас получит предложение руки и сердца. Если этого не случится, я съем свои лучшие парадные перчатки из кожи белого самшая. Я давно ждал этого момента, не подавая вида и не подталкивая Лестариуса к принятию столь важного для него решения. То, что он беззаветно влюблён в Альку, не видел разве только слепой. Да её и косые взгляды в сторону полукровки ни для кого не были секретом. Оставалось только выждать время. И неизвестно, сколько ещё они ходили бы вокруг да около, если бы не драгнайр, послуживший невольным катализатором дальнейших событий.
   Таро нас не подвёл, обставив ситуацию в лучших традициях рыцарских романов: стоя на одном колене, преподнёс Алианте роскошное колечко из коллекции эффейского ювелира Элквиста Хинникасту.
   А вот теперь надо бы пригласить матушку. Всё таки, не каждый день её дочери делают предложение. Но звать не пришлось - мать спустилась в гостиную сама. Сухие глаза лихорадочно блестят, вся натянута, как струна. Только губы искусаны в кровь.
   Прижала Альку к себе. Поцеловала в макушку и замерла так. Обнимала так крепко, как будто та могла неожиданно вырваться из рук и улететь лёгкой птицей . Что-то тихо шептала ей, перебирая губами непослушные кудряшки. Потом подозвала Таро, вручила ему Алькину руку. Грустно улыбнулась.
   - Если вы решите разорвать родство, я не буду против - зачем вам такая мать, - опустила покаянно голову, - я всё вам испортила. Оскорбила безвинную девушку, приняв её горе за рапущенность. И не знаю теперь, как исправить содеянное мною зло. Простите меня, если сможете...
   Все молчали, не зная даже, как реагировать в данном ситуации. Подобный случай был у нас в семье впервые.
   - Ой..., там во флигеле, остались Лиссины вещи, их же завтра просто вышвырнут на свалку, - Дерек и в самом деле оказался для Лисси самым лучшим братом, ибо её интересы ставил всегда превыше своих, - может и она там?
   - Ну и куда мы их повезём? Дом мы ей так и не нашли. Эти драгнайры испортили всё, что только можно было испортить.
   - Как не нашли? Я нашёл. Совсем рядом... Коршечное поместье... Шарр'Аллантир... Хозяева срочно уезжают и отдают его практически за бесценок. Но она ведь теперь не согласится... будет жаль его потерять, там чудесный дом и старый парк - всё, как любит Лисси - на системмера было больно смотреть, так он был расстроен.
   Эх, Лисси, Лисси, ты устояла перед силой драгнайров, не сдалась на их милость, боролась до последнего, защищиая нас и спасовала перед моей матерью. Как мы могли допустить такое? Откуда в матери столько злости? Куда мы смотрели и почему не охраняли тебя ночью?
   - Я куплю этот дом для себя, - Таро, как всегда, долго не рассуждал, - для нас с Алиантой, - тут же поправился он, - а Лисси мы купим другой. Мы все ей очень много задолжали. Грай, ты выплатил ей жалование?
   Я похолодел. С чем же она уехала? У неё же совершенно нет денег! А в комнате остались все коробки и сумки, которые мы привезли с яхты. Лисисайя оставила даже свою лабораторию, с которой практически не расставалась. Благая Сайке, где же нам её искать и как исправить то, что натворила мать? Хотя, можно предположить, куда она направила свои стопы. Есть только одно место в Айдоре, где она чувствовала себя в безопасности.
  
   ****
   Мелисандра Валсторн ходила по опустевшему дому, заглядывая во все комнаты и не находя никого. Дом, любимый дом, прежде полный шума и смеха, резко опустел. Нет дочери - они с Таро теперь всегда будут вместе. Улетели в столицу Грай с братьями. Пусто. И нет надежды, что прежняя жизнь вернётся.
   Странно складывается жизнь! Ещё вчера она была безмерно счастлива, радуясь появлению у себя названных сыновей и дочери, а сегодня она никому не нужна. И самое страшное, сама своими руками, разрушила покой и благополучие своей семьи.
   Тёплый уютный мир, который она создавала в доме многие годы, рухнул в одночасье. Принесли же боги этих драконов! Не зря их называют ужасом Вселенной. Они разрушают всё, к чему прикасаются. Даже она, Мелисандра, оказалась растоптана просто так. Походя. За то, что поддалась минутной слабости и красивым словам.
   Как же близко, оказывается, от людей боги Айдоры! Наказание за проступок свершилось практически моментально. Око за око, зуб за зуб. Только она дома, а девочка осталась бездомной. Благодаря ей, Мелисандре Валсторн. Надо найти её и на коленях просить прощенья. Решено!
   - Дорай, я никогда тебя ни о чём не просила, хотя ты часто предлагал свою помощь. Можешь выполнить всего одну мою просьбу?
   - И тебе добрый день, Мелисандра... как дети?
   - Нормально... Алианта собирается замуж. Сегодня ей сделал предложение Лестариус Гентаро, старпом у Грая на яхте. Хороший парень и очень её любит.
   - Вот и славно, хватит ей в девушках бегать, а то так старой девой и останется.
   - Речь не о них, лар Советник. Мне нужно найти другую девушку. Дочь Кейси Эйхан. Лисисайю Раниэль Эйхан.
   - Зачем тебе понадобилась дочь красотки Кейси? Она что-нибудь натворила? Я слышал, архивариус умер не так давно...
   - Пожалуйста, Дорай, найди её, очень тебя прошу...
  
   Норвей Агасси Вернальд
  
   Как я ни хотел вырваться с бала пораньше, ничего у меня не получилось. Отец, как будто боялся оставаться один рядом с драгнайрами.
   Бал, затеянный в честь заключения соглашений о дружбе и сотрудничестве, собрал всё высшее общество столицы. Собрались все, от стара до велика. Как же, вживую увидеть легендарную расу драгнайров! Будет потом, что рассказать внукам!
   Посольство сидело рядом с нашей семьёй и свысока наблюдало за кутерьмой бала. Ни кто из драгнайров не танцевал. Ни кто не пытался даже поддерживать видимость светской беседы. Застывшие, высокомерные маски на лицах, улыбки, за которыми скрывается презрение. Странно, в поместье они и то выглядели более живыми.
   Отец был практически единственным человеком во всём зале, которого Советник Ардавал удостоил своим вниманием. О чём они беседовали, мне расслышать не удалось. Но вот, невольным свидетелем другого, не менее примечательного разговора, мне всё-таки пришлось стать.
   - Советник Алаенде, я не ошибся? - голосом драгнайра можно было замораживать лёд в глыбы, а потом пилить его на куски.
   - К вашим услугам, Советник Ардавал.
   - Позвольте задать вам нескромный вопрос, лар Алаенде?
   - Вы полагаете, в договоре о сотрудничестве и взаимопомощи есть что-то нескромное? - всегда знал, что Советник Алаенде язвит с превеликим удовольствием, но близко сталкиваться с его чёрным юмором не приходилось.
   - Это личное! - дракон начинал злиться.
   - А между нами есть что-то личное?
   - Да... У нас с вами общая женщина... Мелисандра Валсторн, лар Алаенде.
   - Сандра? - задушенно прошептал Советник, поменявшись в лице.
   - Она самая!
   - У нас с Сандрой дети, а какое отношение вы имеете к ней?
   - Ну, так и у нас тоже скоро будут дети, - драгнайр смотрел на опешившего от удивления Дорая с таким превосходством, что даже я слегка растерялся. У кого будут дети? У лайры Мелисандры? Благая Сайке, что творится у нас под самым носом?
   Советник Алаенде, задыхаясь, ртом хватал воздух так, что я начал беспокоиться, как бы его не хватил удар. И отчётливо было видно, что руки его сильно дрожали, когда он кружевным платочком начал вытирать вспотевший лоб. Во дворце практически все знали, что, хотя, у Советника и его жены нет детей, где-то есть парочка бастардов. И надо отдать должное лайре Алаенде: прекрасно зная о том, что у мужа есть дети, никогда его этим не попрекала. По крайней мере, внешне они были очень любящей парой. Да и соответствующее образование Советник дал обоим детям.
   - Но вы не посмеете!
   - Уже посмел... Мелисандра - великолепная женщина...
   Как всё запутано! Я и забыл бы вскоре этот разговор, но утром отец приказал доставить лайру Мелисандру во дворец. Отправлять кого-то, в свете известных мне сведений, я не стал и, придумав несуществующую причину, отправился в поместье сам.
   Сардаяла встретила меня тишиной. Хотя, в те несколько раз, что я посещал поместье, слишком шумно здесь не было. Это уж точно.
   Но то, что меня никто не встретил, наводило на интересные размышления. Что такого могло произойти, чтобы поместье практически вымерло? Где все? Где, в конце концов, экипаж яхты? Где Алианта? Что, вообще, происходит?
   Мои поиски в доме и вокруг него не принесли никаких результатов. Осталась конюшня. Уж если и там никого нет, то придётся возвращаться в столицу одному. Хвала богам, я не ошибся. Все обитатели поместья обнаружились у открытых ворот конюшен. Причём, как ни странно, внутрь не входили, а лишь обеспокоенно заглядывали внутрь помещения и разговаривая шёпотом.
   Когда я попытался выяснить, что происходит, на меня зашикали и чуть не вытолкали куда подальше.
   - Жеребится Ночка, любимая кобыла хозяйки, роды первые и поэтому очень тяжёлые. Лайра Мелисандра делает всё возможное и невозможное, чтобы спасти свою любимицу, - так же шёпотом просветила меня черноглазая толстушка в фартуке, вероятно, повариха.
   Лошади - это святое... Придётся подождать. Зато будет прекрасный предлог побродить по усадьбе. Уж очень уютна она. Чувствуется любовь к ней хозяев в каждом деревце и, как ни странно, каждой лавочке под сенью раскидистых кустов химиройи. Удивительно, но даже спинки этих лавочек покрыты замысловатой резьбой. Что ж за мастер живёт в усадьбе?
   Качели, под старым раскидистым деревом с крупными резными листьями, заметил не сразу. А обнаружив, понял, что именно на них качалась в ту злополучную ночь Лисисайя. Ну что ж, попробуем, как на них думается.
   Итак, что мы имеем?
   Интересы драгнайров к Айдоре носят весьма и весьма спецефичный характер. Ни полезные ископаемые, ни промышленная продукция Айдоры их не интересуют. Не нужны им также деликатесы Радужного леса или планеты Эльдая. Количество миров, им подвластных, даёт возможность не нуждаться ни в чём.
   Пугает их одержимость идеей именно на Айдоре найти так необходимых им женщин. Кто бы рассказал, ни за что бы не поверил. Напоминает детскую сказку. Есть в старинных книгах такая. "Красавица и чудовище". Мои сёстры рыдали в детстве, когда им её читала няня. А теперь, похоже, рыдать будем все мы. Как сказал отец, драгнайры официально заявили, что генетически жители Айдоры подходят драгнайрам по всем параметрам. То есть, страх и ужас Вселенной, как чудовище из детской сказки, будет искать в империи красавиц.
   И всё было бы не так страшно. Драгнайры, как ни крути, внешне очень привлекательны. И женщины наши, что не менее удивительно, готовы рисковать. Прошедший бал очевидное тому подтверждение. Только прямой приказ императора, запретившего приближаться к гостям кому бы то ни было, удерживал женщин в рамках приличий, не позволяя тем штабелями укладываться у ног драконов.
   И ещё одна мысль не давала мне покоя. Сёстры... Некогда мелкие, вредные и капризные девчонки как-то незаметно выросли и превратились в прелестных девушек. Что будет, если кого-то из них или, упаси Ардай, всех, выберут драконы? Не знаю, как отец, а мать попросту сойдёт с ума.
   Правда, есть маленькая поправка к происходящему. Выбираться женщины будут только после соответствующего анализа крови. Интересно... Очень интересно... Как племенных кобыл выбирают. Хотелось бы, в связи с этим, посмотреть на их женщин. Если мужские особи заставляют при встрече затаить дыхание от восхищения, то каковы же женщины?
   Раскачиваясь потихоньку, рассуждая о делах насущных, даже не заметил, сколько прошло времени. Из нелёгких рассуждений меня вывел голос лайры Мелисандры:
   - День добрый, принц, чем обязана? - вид хозяйка поместья имела измученный и даже несколько болезненный.
   - Император приглашает вас, виконтесса Валсторн, на аудиенцию, причём срочно.
   - Простите, я была занята и не могла вас встретить.
   -Знаю, лайра... Вас можно поздравить?
   - Чудесный жеребёнок... Чёрный, как Ночка, но с белыми носочками, - Мелисандра затаённо улыбнулась, как мать, у которой похвалили любимого ребёнка.
   - А я могу на него претендовать? Или у него уже есть хозяин? - было бы совсем не плохо, приобрести для себя пару лошадок из здешней конюшни. К тому же у меня есть, кому их подарить.
   - Пока нет, но давайте поговорим об этом позже...
   Приятно иметь дело с умной женщиной. Ни лишних вздохов, ни слов, ни эмоций - как будто каждый день бывает на этих аудиенциях.
   - Дайте мне немного времени привести себя в порядок...
   И всё. Ни каких лишних телодвижений. Странно, почему, будучи настолько спокойной и уравновешенной, она так неадекватно повела себя с Лисисайей?
   Всю дорогу Мелисандра молчала. Явных признаков того, что она нервничает, не было, но сжатые кулаки и уголок закушенной губы говорили об обратном.
   Вот ещё один вопрос, на который у меня нет ответа. Что понадобилось императору от вдовствующей виконтессы Валсторн? Сообщив отцу о прибытии, провёл заметно побледневшую лайру к Малому кабинету, где он обычно занимался повседневными делами.
   И первая фраза отца, обращённая к лайре Мелисандре, заставила мои брови самопроизвольно подняться вверх.
   - Ну, здравствуй, Сандринья! - И тут же обратился ко мне. - Спасибо за помощь. Можешь быть свободен...
   А вот за происходящим было бы неплохо понаблюдать. Где наша не пропадала?
   Император, конечно, будет недоволен, если узнает, но и у меня есть свои маленькие тайны. Козыри, так сказать, в рукаве. И пусть я не смогу увидеть, что происходит у отца в кабинете, услышать их беседу мне никто не помешает.
   Разговор отца с лайрой Мелисандрой был очень содержательным. Не такой уж наш Советник и правильный. И совсем не положительный. Вернее он стал и правильным, и положительным совсем недавно. А до этого плевать хотел и на свою семью, и на детей. Спихнул Мелисандру замуж за престарелого виконта Валсторна и успокоился. А то, что через год он умер, и после смерти нашлись дальние родственники, вышвырнувшие Мелисандру с Граем на улицу, его даже не взволновало. И жили Грайх с матерью несколько лет где-то в столичных трущобах. Надо отдать должное лайре Мелисандре, на жизнь она не жаловалась и ни чьи пороги не обивала, работая помощником провизора в маленькой аптеке. Лишь случайная встреча с Советником переменила их жизнь к лучшему. Но платой за эту встречу стала беременность, а затем и рождение Алианты.
   Но то, что я услышал дальше, никакому объяснению не поддавалось.
   - Ты хорошо выглядишь, Сандринья. Я часто думал о том, что твои дети вполне могли бы быть моими, если бы ты не выбрала Дорая, - или мне показалось, или у отца вголосе появилась горечь?
   - Вы мне льстите, лар император, - и тихая усмешка в ответ.
   - Отнюдь, Сандра, отнюдь...
   Дальнейший разговор прервал офицер охраны, доложивший о прибытии гостей. Интересно, что за гости?
   - Проходите, уважаемые лары... Приступим, господа.
   - Приветствую, Советник Ардавал! Что заставило вас настаивать на этой встрече?
   - Дело безотлагательной важности, господин император...
   - Вниамтельно вас слушаю...
   - Прежде мне хотелось бы выяснить в каких отношениях находятся в данный момент Советник Алаенда и виконтесса Валсторн?
   Звук, очень похожий на всхлип, принадлежал точно лайре Милисандре.
   - Не могли бы вы выражаться понятней? - о, а это подал голос Алаенда. Что-то он слишком раздражён с утра пораньше.
   - С превеликим удовольствием! Я, Советник Повелителя Драгнайра, первый советник Старшего дома империи Драгмайр Ардавал, прошу Вас, император Айдоры, отдать мне в жёны виконтессу Валсторн. Если она на данный момент не связана ни с кем брачными узами.
   Тишина, наступившая вслед за заявлением дракона, была осязаемой: не слышно было ни вздоха, ни шороха. А потом взорвалась лайра Мелисандра.
   - И для этого меня оторвали от работы? Прошу прощенья, господа, в отличие от вас, мне есть чем заняться. Прощайте! - раздался звук шагов и грозный окрик отца.
   - Стой, Мелисандра!
   - С чего бы это? У вас, ваше императорское величество, полный дворец свободных женщин, каждая из которых с превеликим удовольствием составит счастье господину драгнайру! - последние два слова она просто выплюнула. - И что за улыбки, господа? Вы ещё ничего не поняли?
   Лайра Мелисандра разошлась не на шутку.
   - НЕТ! НЕТ! И НЕТ! В жёны меня захотели? И всё? А что ж так слабо? А ещё один Советник вашему Повелителю не нужен? А то я с лёгкостью... Быстренько помогу вам порешать все ваши проблемы. Раз у самих ума не хватает!
   Вслед за этим раздался восторженный вздох дракона.
   - Какая женщина! Именно о такой, я мечтал всю жизнь!
   - Можете мечтать дальше! Времени у вас предостаточно! Но я ни за кого замуж не пойду. Дальнейшие разговоры на эту тему считаю нецелесообразными!
   Подозрительно молчал советник отца. Ни слова, ни вздоха не было слышно с его стороны. Зато не молчал Ардавайл.
   - Девочка моя, я должен сочетаться с тобой браком, ты беременна двойней. Мальчик и девочка. Затрудняюсь только сказать, сколько продлится беременность: девять месяцев, как у людей или год, как у драгнайров.
   Всхлип и звук удара раздались одновременно. Обморок. У лайры Мелисандры. Ясно, как божий день. Засуетилсь, заволновались мужчины, Алаенда выскочил в коридор, отдавая приказ доставить в кабинет доктора. Возвратился.
   - А что ж вы, господин драгнайр, не спросили у Сандры согласия, когда лезли к ней в постель? Теперь она опозорена на всю империю.
   - Так для того и брак желаю заключить, чтобы не подвергать такую женщину позору. А в постели мы были по обоюдному согласию. И я с превеликим удовольствием отправился бы туда хоть сейчас, -голос Ардавайла сочился таким ядом, что, наверное , вымерли не только все насекомые вокруг, но и мыши в подвалах дворца.
   Ай, да дракон, ай, да молодец! Так и надо лару Алаенде! И сам не гам, и другому не дам! Может и вправду, у них, что-нибудь получится?
   Их пикировку прервал стук в дверь. Это пришёл наш дворцовый эскулап Бергорций.
   - Что прозошло, господа?
   - Обморок.
   - Вы уверены? - зазвенели склянки, раздался ещё один всхлип, потом чих и лайра Мелисандра снова была в добром здравии.
   - Благодарю вас, лар Бергорций, можете идти. - А это уже отец.
   - Продолжим, господа. Что вы имеете против брака, виконтесса. Не каждый день вам предлагают замужество. Тем более в вашем возрасте, - о, а отец начинает злиться! Более того, он уже очень зол. Представляю его сжатые губы и пронзительный взгляд.
   - Я. Никогда. Не. Выйду. Замуж. За. Этого. Драгнайра, - а лайра, оказывается, крепкий орешек! - Как там вы сказали, господин Ардавайл? То, что вы побывали в моей постели, не даёт вам никаких прав? Вот и прекрасно! Прощайте, о детях не беспокойтесь - выращу! Вы, мне кажется, сговорились! А вам, господин император, хочу заметить, что у меня нет долгов перед империей и заставить меня делать то, что нужно вам, вы не сможете!
   Сказала, как отрезала. Да, а я и не знал, в кого такой упрямый Грайх. Советник Алаенда, по сравнению с ним, пушистый и мягкий, как радужная марша. Хлопнула дверь, и звук шагов раздался уже в коридоре. Надо бы доставить лайру Мелисандру домой, но разговор в кабинете ещё не закончен.
   - И что мне теперь делать? - если бы не знал драгнаирского Советника эти несколько дней, решил бы, что он в растерянности.
   - Незачем было лезть в постель к чужой женщине...
   - Успокойся, Дорай! Вы ко мне обращаетесь, как к императору или как к мужчине, Советник Ардавал?
   - Я впервые предлагал брак женщине, тем более, это женщина другого народа и другого мира. Никто и никогда мне не отказывал ранее. Что мне делать?
   - Завоёвывать, Советник... Завоёвывать... Но предупреждаю, что в молодости эту достойную лайру звали Буйная Сандра и молниеносной победы у вас не получится.
   - Что вы, она ласкова и игрива, как детёныш марши. Кажется, мы с вами говорим о разных женщинах.
   - В таком случае, у вас несколько дней до завершения визита. Всё в ваших руках.
   - Разрешите откланяться, господин император. Благодарю за помощь. Мне нужно обдумать ход завоевательной операции, - с этими словами драгнайр покинул кабинет.
   - Как она могла? Как она могла? Я для неё всё, - начал было Алаенда, но тут же был прерван резким окриком отца.
   - Не истери, Дорай. Наслышан я о твоём всё... Благодари всех богов, что Сандра приглянулась Советнику Ардавалу. Будет хоть один свой человек в империи драконов.
  
  
   Лисисайя
  
   Легко сказать - уезжаем... Но далеко не так легко воплотить в жизнь. Надежды на то, что удасться сделать это незаметно, себя не оправдали. Выйти с территории поместья удалось только после рассвета. Утрення прохлада и сырость бодрили гораздо быстрее утреннего душа. Хвала все богам, такси ждало нас до последнего.
   Проза жизни состоит в том, что мечты - это одно, а их воплощение в жизнь - это другое. Отправиться из поместья сразу в приют, как я планировала, не получилось. Ирга был неумолим. Сегодня мы должны были освободить флигель. И бросать вещи на произвол судьбы он мне просто не позволил. Аргументы его были более, чем вескими: мы не настолько богаты, чтобы разбрасываться тем, что дед с бабушкой копили всю жизнь. Я, конечно, была с ним согласна, но у меня абсолютно не было никаких вариантов решения этой проблемы.
   Может, лучше уехать в какой-нибудь крошечный городок в глубине империи, но где гарантия того, что Орой меня там не отыщет. Какой интерес прятаться, чтобы быть тут же нйденной. А вот в том, что капитан меня не станет искать, я была более чем уверена. Какой смысл в поиске, если нас уже практически ничего не связывает. Отправлю сегодня ему согласие на расторжение брака и на этом закончим наше столь плодотворное и многогранное сотрудничество.
   Место временного хранения для наших вещей Ирга нашёл довольно быстро у кого-то из своих знакомых. И вместе с Эриком переправили туда все наши немногочисленные коробки и ящики. В связи с этим, из дворца мы успели убраться ещё до того, как во флигель пожаловал управляющий дворцовым хозяйством с новым архивариусом. Забежала на кухню, обняла на прощанье Массару. Съездила попрощаться к деду с бабушкой.
   Вот и всё... В который раз я на пороге новой жизни. Только теперь, помимо всего прочего, на мне лежит ответственность за двух человек. И если раньше я была беззаботна и даже, можно сказать, легкомысленна, то теперь на мне обязанности главы рода. Но, признаться честно, ни разу не пожалела о своём поступке. Пусть один из них - старик без роду и племени, а другой - не совсем здоровый психически звёздный рейнджер. Теперь мы семья и будем держаться друг за друга. Вообразить себе ситуацию, в которой я сейчас была бы одна, просто не могу. Жаль, что пока от меня никакой помощи - нет у меня ни жилья, ни работы. Плохой из меня получается помощник.
   Самое главное, что мы должны сделать - добраться как можно быстрее до Приюта. В прошлый раз было проще, хотя я и покидала город в спешном порядке. Сразу за городом я примкнула к каравану паломников и путешествовала с ними пешком почти месяц. Теперь в этом необходимости нет, поэтому добираться будем рейсовым флаером.
   С билетами проблем не возникло. И вот уже Ирга с Эриком задремали в своих креслах. Дорога у нас дальняя, и в пути нам предстоит провести несколько часов. Мне же в дороге всегда хорошо думается. Необходимо снова разложить по полочкам всю информацию. И сделать соответствующие выводы.
   Салон флаера был почти пуст. Лишь несколько паломников тихо разговаривали между собой, не мешая мне размышлять, а мужчинам отдыхать. Сомневаюсь в том, что хоть один из них уснул сегодня ночью.
   Небольшой суммы денег из дедушкиного сейфа нам хватит на первое время, а там мы с Эриком что-нибудь придумаем. Не думаю, что капитан Валсторн присвоит себе моё жалование, поэтому, рано или поздно, но средства к существованию у нас будут. И, тем более, смерть от голода нам не грозит. Да и проблем глобальных не предвидится.
   Проблема у нас будет только одна. И эта проблема - я. Всю жизнь мечтала я о тихой, размеренной жизни, без большого счастья, но и без катастроф и катаклизмов, рядом с дедом и бабушкой. За чьи грехи меня так наказывают боги? Кто из нашей семьи и, самое главное, кем, был так проклят, что до сих пор приходится расплачиваться потомкам?
   Жаль, что всё свободное время после рейса было занято драгнайрами и приёмом во дворце и поместье. Надо было бы сходить в храм Всех богов, отнести дары и помолиться.
   Просто не поддаются логическому объяснению происходящие со мной беды. Слишком их много для одной меня. Слишком они разнообразны и полны всяческих изысков.
   Продолжая размышлять о своей судьбе, не заметила, как задремала. Приснился дед. Он опять мне что-то говорил, а я, как и раньше, не могла понять ни слова.
   Разбудил меня Ирга.
   - Лисси, девочка, просыпайся, объявили посадку. Мы почти на месте.
   Городок, от которого до Приюта было полчаса пешего ходу, лежал в небольшой горной долине и ничем примечательным из череды таких же провинциальных городов империи не выделялся. Несколько кривоватых улиц(что было обусловлено исключительно особенностями местного ландшафта) были плотно застроены добротными одно и двухэтажными домикам под разноцветными крышами. Крошечный театр, две гостиницы с собственными ресторанчиками и несколько трактиров представляли горожанам достаточно вариантов для развлечений. Тенистые улочки, полное отсутствие каких бы то ни было памятников и достопримечательностей, да рыночная площадь, не давали особого простора для фантазий. И только огромный замковый комплекс на горе, в котором, собственно, и находился Приют потерянных душ, был его единственным украшением. Чего в городе было много, так это храмов. По одному на каждого из богов Айдоры, плюс ко всему, храм Всех богов, славившийся своими древними фресками. И хотя паломникам и ревнителям веры приходилось делать большой крюк по дороге к другим святыням, побывать в Шеррез" Таон каждый из них считал своим долгом.
   Наш путь лежал именно в гору. Решили не ночевать в городе, а сразу добираться до места.
   Оставив Эрика с Иргой в странноприимном доме, отправилась на встречу с хозяином Приюта.
   Долго искать мне его не пришлось. По территории комплекса я могла пройти даже с закрытыми глазами, поэтому к мэтру Айсано я попала без проблем. Он был не занят и, на моё счастье, оказался в кабинете. И представить себе не могла, что так обрадуюсь новой встрече с ним. Верховный жрец Рохона, за время прошедшее с нашей последней встречи, почти не изменился: высокая поджарая фигура, седой ёжик волос и светлые лучистые глаза, в глубине которых тонет любое горе. Не важно, твоё оно или чьё-то ещё. Но сейчас эти глаза смотрели на меня с тревогой и состраданием. Удивительно, он, что знает о моих проблемах?
   Всё тот же кабинет, обшитый деревом с резной мебелью в старинном стиле. Тот же пейзаж в старинном стиле на одной из стен. Всё таже мантия зелёного цвета. И тот же голос, проникающий в самую душу.
   - Вечер добрый, мэтр Айсано.
   - Добрый, девочка моя, добрый! Что привело тебя в наши края в этот раз? - а сам строго смотрит в глаза, не позволяя отвести взгляд.
   - Хочу снова проситься к вам на работу. Возьмёте? - говорить лучше чистую правду, не приукрашивая её и ничего не скрывая.
   - Что-то случилось, Лисисайя? - А это уже просто интересно! Мэтр знал меня совсем под другим именем. Откуда информация, хотелось бы мне знать?
   - Умер дед, и меня выселили из его дома. Податься некуда. Приехала с родственниками. Одна надежда на вас.
   - Видел. Ты и Эрика назад привезла?
   - Я приняла его в младшую ветвь рода. Теперь в империи снова трое представителей семьи Эйхан, - не смогла сдержать горестный вздох, - я могу надеяться на вашу помощь?
   Мэтр Айсано долго молчал, рассматривая меня и так, и эдак, выискивая что-то ведомое только ему, рассматривая меня так, как будто видел впервые.
   - Ты ведь так и не призналась мне тогда, что твой дед - хранитель имперского архива.
   - Виновата... Простите меня, пожалуйста, мэтр Айсано. Мне очень нужна эта работа, - слёзы уже закипали где-то в груди, грозя выплеснуться в любой момент и затопить собой всё вокруг. Горло перехватывало от волнения.
   Только бы не заплакать! Только бы не заплакать! Только бы не сорваться в последний момент! Я ведь уже решила быть сильной и не пасовать перед трудностями. Мне нельзя сдаваться ни под каким предлогом. Сжала в кулаки руки. Затаила дыхание. Прикусила до крови губу. Солоноватый привкус во рту моментально заставил собраться. Но сердце всё равно начало бешено скакать в груди, предчувствуя беду.
   - Опять от кого-то прячешься, девочка?
   Покачала головой в знак согласия. Пытаться что-то скрыть от мэтра бесполезно и чревато непредсказуемыми последствиями.
   - Прости меня, старика, Лисисайя. Не могу я тебя принять. Хочу тебе помочь, но не могу. Ждут тебя с утра. Очень серъёзные люди ждут. Имперская Служба безопасности.
   И сердце моё просто отказалось биться. Мир поглотила тьма, и я благополучно отбыла в очередной обморок. Пришла в себя я всё в том же печально известном мне кабинете мэтра Айсано.
   - Девочка моя, что с тобой? Я проверил, ты абсолютно здорова. Но, судя по всему, беременна, причём, похоже, тройней. Это от отца своих детей ты решила спрятаться в Приюте? И почему ты решила забеременеть вне брака, Лисисайя?
   За дверью меня ждут агенты Службы безопасности, жизнь планомерно катится под откос и помощи мне не видать даже там, где я очень надеялась её получить. Что могу я сделать, чтобы хоть как-то облегчить своё существование? Конечно, поплакать. Удивлённый моим слезам до глубины души, мэтр Айсано даже пробовал вначале вытирать их мне своим платком. Потом плюнул на это дело и просто слушал историю моих злоключений, которую я сквозь слёзы поведала ему.
   - Вот так я и жила, хотя жизнью это назвать очень сложно..., - рассказывать больше было нечего, а плакать - не было слёз. Я сидела в кресле, обняв себя руками и пытаясь хоть немного успокоиться. Как всё надоело! Только начинаю собирать свою жизнь из разрозненных осколков, как тут же вмешивается, неизвестно кто, и вносит свои коррективы.
   Мэтр Айсано не мог сдержать тяжкого вздоха.
   - Лисисайя, если бы я мог тебе помочь, то сделал бы это не задумываясь. Но с императором играть в прятки опасно для здоровья. Ты хоть предположить можешь, почему тебя ищут?
   - Клянусь, мэтр, я не сделала ничего такого, за что меня следовало бы наказывать. Скорее всего, меня ищут драгнайры. Это единственное, что мне приходит в голову..
   - Девочка моя, император мудр и не наказывает безвинных. Всё устроится наилучшим образом. Я переговорю с императором завтра утром и попытаюсь выяснить твою судьбу. Иди тебя ждут. Да, и оставь свою родню пока здесь. Пока ситуация не прояснится. Работу я им найду.
   - У Ирги диплом вольного слушателя университета по специальности общая хирургия. Может вам пригодится. А если меня отпустят - примете к себе?
   Мэтр Айсаро ничего не ответил, только посмотрел внимательно-внимательно мне в глаза и кивнул в знак согласия.
   Не нравятся мне его разглядвания. Как будто знает обо мне что-то мне неведомое. Благая Сайке, помоги мне! Спаси меня от такой жизни! Больше мне надеяться не на кого!
   - Тебе пора, девочка. Тебя ждут.
   Офицеры Службы безопасности, сопровождавшие меня в Дорхел, были молчаливы и предупредительны: ни лишних слов, ни лишних движений. Флаер же роскошью своей не уступал императорскому, хотя никак не походил на служебный транспорт. И тут же закралась в душу мыслишка о том, что за преступниками такой транспорт не присылают.
   Поскольку делать было нечего, устроилась в кресле поудобней и нахально проспала всю обратную дорогу. Снились качели в саду у Валсторнов. Я качалась, стоя на доске, платье парусом взлетало вместе со мной, волосы растрепались и летали тоже. А ещё я смеялась. Мне было так хорошо там во сне, что я не сразу сообразила, что меня будят. Слышались какие-то голоса, но мне они совершенно не мешали, и поэтому я не обращала на них никакого внимания, продолжая спать.
   - Просыпайтесь, лайра Эйхан, мы на месте.
   Выбралась из кресла, протёрла глаза, с помощью офицера выбралась наружу. И поражённо застыла. Флаер приземлился в поместье Сардаяла.
   На посадочной площадке стоял весь экипаж яхты "Крылья богов" в полном составе. Продумывая разные варианты развития событий, я совершенно упустила из виду названных братьев. А зря. Дружба с наследным принцем тоже даёт некоторые преимущества. Вон, даже Службу безопасности задействовали для поимки беглой жены.
   Я молчала, рассматривая стоящих напротив меня мужчин и понимала, что прежних отношений между нами уже не будет. Молчали и они.
   Темнота вокруг рассеивалась посадочными огнями, отбрасывая замысловатые тени на покрытие площадки. Сырость пробирала до костей, но я не двигалась с места. Молчание затягивалось. Первым не выдержал Серхай. Ещё бы, все эльфы ужасно не любят холода, а от сырости быстро простужаются. Об этом знают даже дети.
   - Лисси, пойдём в дом. Там и поговорим.
   И тут меня понесло.
   - Кто. Дал. Вам. Право. Вмешиваться. В. Мою. Жизнь. - Разговаривать спокойно я не уже могла, поэтому кричала, как потерпевшая. Напряжение последних дней, наконец, прорвало плотину моего терпения и вырвалось наружу. - Что вам ещё от меня нужно? Я же просила оставить меня в покое!
   - Лисисайя, пойдём в дом, здесь холодно. Ты простынешь. - А это нарисовался капитан. Ну что ж, хотите развлечений, лар Валсторн? Будут вам развлечения!
   - Я не напрашивалась к вам в гости, Грайх Валсторн. Что вам от меня нужно? Зря беспокоитесь, капитан. Срок моего контракта истёк сразу после приземления яхты в космопорту. И я вам ничего не должна.
   - Лисси...
   - Идите в Бездну, Валсторн, ещё раз повторяю: я вам ничего не должна! И требую вернуть меня в Приют. Я признательна вам за братскую заботу, но я в ней не нуждаюсь. Слишком дорого она мне обходится!
   Серхай попытался было ещё раз подойти ко мне, но я была на чеку.
   - Что тебе, Серханиэль? Решил проявить заботу? Вспомнил, что я твоя сестра? Я счастлива! Я очень счастлива! Не передёргивай, братец, изображая родственные чувства.
   Таро с Дереком стояли в стороне и не делали никаких попыток подойти или заговорить.
   - Лисисайя, ты оставила в комнате свои вещи. Может, заберёшь? - Ну, что ж вы никак не успокоитесь, капитан? Зачем весь этот фарс с якобы заботой обо мне, зачем вы изображаете чувства, которых совершенно не испытываете?
   - Все мои вещи со мной - в подачках я не нуждаюсь! Думаю, вы найдёте, куда их пристроить! - мои крики имели одно неприятное поледствие: я начала хрипнуть.
   - Лисси, Бездна тебя забери, мы же не сделали тебе ничего плохого! Ты совсем ничего не хочешь понять?
   - Давайте закончим на этом пустые разговоры! Вы преподнесли мне урок! Я его усвоила. Больше я не желаю иметь с вами ничего общего! Более того, ещё вчера вам отправлены все документы для развода. Моё присутствие при разводе абсолютно не нужно. Всё. Концерт окончен, спасибо за внимание. Я вызываю такси. Мне пора.
   - Лайра Эйхан, вы не сдали дела на яхте, а без этого, ваш контракт считается не завершённым! - Терпение Валсторна тоже начало давать трещину.
   Это был запрещённый удар. Но и на него был у меня ответ.
   - А вы, благородный лар, не выплатили мне моё жалование за рейс. Но я вам об этом даже не напоминаю! Воспитание не позволяет! А вам, смотрю, ваше позволяет много чего! Вы можете мне вразумительно объяснить, зачем вы забрали меня из Приюта? - силы мои были на исходе, голос скрипел, как рассохшаяся дверь, но сдаваться я не собиралась.
   - Это я попросила Советника Алаенду найти вас, лайна Эйхан. - Вот это новости! В нашем спектакле появилось новое действующее лицо.
   - Ну, вот и все действующие лица нашей комедии на месте, - прокаркала я, удивляясь, как это мне удалось выдавить из охрипшего воспалённого от крика горла столько слов сразу, - вы решили, что я не поняла сказанного вами или хотите что-то добавить, лайра Валсторн? Смею заверить, я очень понятливый человек и, более того, сделала правильные выводы из сказанного вами. Чем могу быть полезна?
   Бабушка всегда говорила, что в спорах никогда нельзя уподобляться уличным торговкам, пытаясь криком доказать своё превосходство. И что оружием воспитанного человека в спорной ситуации, может быть только вежливость. А уж будет это просто вежливость или станет она ледяной в твоих устах, выбираешь сам.
   - Лисисайя, я хотела бы поговорить с тобой наедине...
   - Не забывайтесь, лайра Мелисандра. Нам с вами не о чем говорить, - мой холодный тон никак не вязался со звуками, которые издавало моё горло. Но и требовать к себе уважения от меня эта дамочка уже не имеет никаких прав.
   - И, тем не менее, лайна Эйхан, я прошу уделить мне несколько минут вашего времени.
   Интересно, что ж такое произошло в поместье за тот промежуток времени, пока меня не было? Лайру Мелисандру как подменили?
   Сдаваться мне сейчас никак нельзя. Иначе всю последующую жизнь я буду жить от беды до беды. К такому выводу я пришла, размышляя о своей дальнейшей жизни во время полёта из столицы. Правда, все планы строились исключительно относительно работы в Приюте, но слегка подкорректировать их никогда не поздно.
   В данный момент все мои силы уходили на то, чтобы не поддаться в очередной раз влиянию (или обаянию?) семейки Валсторн.
   - Неужели в тебе нет ни капли уважения к взрослой женщине, и ты откажешься уделить ей несколько минут? - Да что ж вам от меня нужно, лайра? Неужели так трудно понять, что ни видеть вас, ни слышать, у меня желания нет! Наслушалась дальше некуда.
   - Всё, что вы хотели мне сказать, я услышала. И правильно поняла. Прошу меня простить - я удаляюсь. Такси подожду за территорией усадьбы.
   Мужчины, стоящие в стороне от нас с лайрой, напряглись, но, по-прежнему, ни один из них не вмешивался в наш разговор. Если Серхай с Дереком ещё и разговаривали вполголоса между собой, то Таро, вообще, превратился в статую, сложив руки перед грудью и с немым укором рассматривая всех участников ссоры.
   - Хватит, Лисисайя, ты пока что ещё моя жена, поэтому делать будешь то, что я тебе сказал! - Грайх метнулся ко мне, схватил в охапку и, не слушая моих сиплых криков, быстро пошёл в сторону дома. В какой-то момент, оценив свои потенциальные возможности и придя к выводу, что сил, ни моральных, ни физических, практически не осталось, я даже почувствовала к нему благодарность за то, что так резко прекратил нашу дискуссию на свежем воздухе. Минус в ситуации был только один. Как бы я не отказывалась это делать, мне придётся выслушать лайру Мелисандру и братьев.
   Сгрузив меня в кресло у камина, капитан присел на поручень и, склонившись ко мне, прошептал:
   - Не рекомендую...
   Что он хотел этим сказать, я так и не поняла, так как по телу начало разливаться приятное тепло, я начала потихоньку согреваться, мысли путались и мне ни до кого не было ни какого дела. Поспать бы ещё и поесть. Или наоборот. Поесть и поспать. Додумать эту самую мысль до конца помешал появившийся в поле зрения Дерек, держащий в руках исходящую ароматным паром кружку.
   - Выпей, - протянул мне кружку с горячим напитком и, в ответ на мой вопросительный взгляд, добавил, - не бойся, здесь просто травы..., чтобы не болело горло.
   А сам смотрит на меня, как побитый щенок. Ну, как я могу ему отказать? Пришлось взять отвар. Пила мелкими глоточками, поскольку в кружке был кипяток. Медленно тянула пахучее горьковатое варево, заодно грея руки о кружку. А в голове билась одна единственная мысль: что делать? Что делать дальше? И вразумительного ответа я на этот вопрос не видела.
   Выпадающую из моих рук пустую кружку ловко успел подхватить капитан. А я запоздало поняла, что это был не просто отвар. Меня в очередной раз обвели вокруг пальца. В чай была добавлена приличная доза снотворного.
   Просыпалась я долго и тяжело... Голова ощущалась каменной болванкой, по которой неизвестные, но очень старательные мастера стучали отбойными молотками. Во рту засуха, как в пустыне... Удивительно, что песок ещё не скрипит на зубах. Глаза не открывались вообще - создавалось ощущение, что веки склеились и категорически отказываются подчиняться хозяйке. Критически взвесив состояние своего организма, пришла к выводу, что налицо все симптомы банального похмелья. И тут же мозг пронзила очень трезвая мысль: я же не употребляю алкоголь ни в каком виде! Или уже употребляю? Да нет! Те несколько глотков вина, которые я выпила за всю свою сознательную жизнь, в счёт не идут. Поэтому данная версия отпадает в связи с отсутствием обснований. Так что же такое было вчера?
   Память возвращалась отрывочными кусками: Ирга и Эрик... Приют потерянных душ... Мэтр Айсано... Его отказ взять меня на работу... Флаер Службы безопасности, больше похожий на прогулочную яхту, чем на служебный транспорт... Я засыпаю в кресле. А что дальше? Пустота...
   Глаза открываться по-прежнему не хотели, но покоя не давал дивный запах. Ароматы витали в воздухе, создавая волшебный коктейль. Создавалось ощущение, что вокруг меня цветущая клумба.
   Я? Уснула? В клумбе? Я спала пьяная в клумбе? Да быть этого не может! Благая Сайке, а это точно я?
   Запах не пропадал, а, наоборот, становился всё более насыщенным и резким. Но, вместе с тем, был удивительно приятным. Так пахли, обычно, живые цветы, начиная увядать.
   И снова тревожные мысли заполонили моё сознанание: "Неужели всё-таки клумба? И вокруг помятые мною цветы?"
   С такими грустными мыслями я лежала, не открывая глаз, и думала о перепитиях своей неудавшейся жизни. Потом решила прислушаться к окружающим меня звукам. Довольно неудачно. Тишина была полнейшей. Не жужжали насекомые, не пели птицы, не шелестел в листьях ветер. Только где-то далеко раздавались непонятные звуки абсолютно не природного происхождения.
   Устав угадывать, что происходит, решила пойти по другому пути: ощупала поверхность на которой лежала. Ткань. Слегка шероховата. По всей видимости, полотно. Неужели простыни? Интересно... Откуда в клумбе взяться простыням? А сколько лепестков под руками.. . Судя по всему, клумба приказала долго жить. Это чтож я тут делала? Не выдержав борьбы с организмом, приоткрыла один глаз. Осмотрелась из-под ресниц. И задохнулась от восторга: комната, в которой я находилась, утопала в цветах... Пришлось открыть и второй глаз.
   Были они невообразимых форм и размеров, самых разных сортов и всевозможных оттенков. В вазах, горшках и просто в букетах. А моя кровать была засыпана лепестками роз. От сердца отлегло. Хвала всем богам, я не в клумбе. Но... где, в таком случае, я нахожусь?
   А глупое сердце, решив жить независимо от меня, пело и смеялось от радости... Цветы! Для меня! Это было так ново и неизведанно, что будоражило не хуже вина. Захотелось просто улыбаться всем на свете, танцевать и петь счастливые песни. И руки вдруг стали лёгкими, как крылья, и чудилось, что можно взлететь, не сходя с места.
   Слитный вздох облегчения, раздавшийся от двери, заставил вернуться в действительность и начать судорожно заворачиваться в одеяло. А увиденное, мгновенно сорвало плотины с памяти. Я всё вспомнила. Как и истинную причину моего пребывания здесь.
   Новоявленные братья в полном составе топтались у двери и напряжённо чего-то ждали. А я не знала как себя вести и что делать в данной ситуации. Слишком свежи были раны и не ушли в небытие воспоминания. Сердце начало выплясывать в груди непонятные па.
   - Не скажете случайно, кому из вас пришла вчера в голову гениальная идея, напоить меня снотворным? - дружное молчание было мне ответом, - и к чему всё это? - я обвела рукой цветочное велтколепие. А в ответ тишина. Все напряжённо и многозначительно молчали.
   - Мы хотели извиниться перед тобой... Но помним твоё высказывание о том, что ты нам не веришь, - Дерек оказался самым смелым из всех, - мы сказали уже достаточно слов, ни одно из которых не исполнили...
   Вообще, признаться честно, Дерек, несмотря на своё происхождение, оказался самым сердечным и искренним их всех братьев. Порой он виделся бесшабашным подростком, порой - умудрённым опытом мужчиной. Но всегда был удивительно человечен. Вот и сейчас он смотрел с таким раскаянием и надеждой, что я начала потихоньку сомневаться: а настолько ли они виноваты в произошедшем? И есть ли, действительно, смысл в столь строгом наказании.
   Под пристальным взглядом Дерека, мои планы на воспитание из себя гордой и независимой Лисисайи Эйхан начали таять, как горстка снега под жаркими лучами солнца. Остальные братья выглядели нашкодившими щенками и тщательно скрывали за напускной серьёзностью неуёмное желание узнать, понравился ли их подарок. А я просто не могла им сказать, что никогда в жизни не получала не то, что такого буйства цветов, но и простого букета ко дню рождения. И не было у меня опыта обращения с такими подарками. В виду их полного отсутствия. Дед с бабушкой не в счёт - они родные. Всего остального в своей жизни я была элементарно лишена.
   И что будем делать доктор Лисисайя? Кто прав в данной ситуации, а кто виноват? А как же быть с личной жизнью? И где провести черту, через которую никто из нас не будет переступать? Где бастионы защиты, которые ты столь тщательно возводила для своей новой жизни?
   Мужчины внимательно расматривали меня, а я, не менее внимательно, их. И постепенно, исподволь, рождалось понимание ситуации. Не было сердечности и доверия в наших отношениях, но было тёплое чувство сопричастности. Как, вообще, могло такое случиться, что в течение столь короткого промежутка времени, у меня появилось столько близких людей? И виноваты ли они в моих бедах настолько, насколько видится с моей стороны?
   Мы бы так и продолжали стоять подобно живописной скульптурной группе, если бы в дверь стремительно не вошла Алианта. Может быть, она не знала, что эта комната занята, может быть была в слишком боевом настроении, но увидев море цветов, меня в одеяле и экипаж яхты в моей комнате, пришла в негодование.
   Сравнительно молодая, смешливая девушка, с тонкими чертами лица, копной золотистых волос и россыпью бледных веснушек на лице. Любимица матери, брата и всего экипажа, привыкшая повелевать ими одним движением точёного пальчика или капризным голоском.
   - И все эти цветы для какой-то Лисси? Благая Сайке! Вы что все её любите? И ты, Таро? Мне ты цветов не дарил..., - глаза её наполнились готовыми вот-вот пролиться слезами, она зашмыгала носом, завсхлипывала, грозя разразиться полноценным скандалом. И только было решила продолжить свои обвинения, как была бесцеремонно выдворена из комнаты Грайхом Валсторном, шипящим на сестру не хуже змея.
   - Эта какая-то Лисси - моя жена, выметайся отсюда и истерики закатывай Лестариусу.
   Таро вспыхнул и выскочил вслед за девушкой, а Серхай с Дереком многозначительно переглянулись.
   - Не могли бы вы покинуть комнату на некоторое время - мне бы одеться, - я старалась быть предельно вежливой. Уж, коль разговора не миновать, то не годится вести его, завёрнутой в одеяло.
   Спустя некоторое время мы сидели всё в той же комнате и завтракали. Мужчины, как оказалось впоследствии, тоже ещё были голодны и восприняли предложение перекусить с огромным воодушевлением. Мигом были принесены два огромных подноса с едой и, только уловив умопомрачительные запахи, я поняла, насколько проголодалась. Ели молча, изредка бросая друг на друга заинтересованные взгляды. Начинать разговор первым никто не хотел. Слишком зыбким было перемирие.
   Серхай же издёргался весь от любопытства. Его утончённый эльфийский ум не понимал, как можно отказываться от подарков, куда-то убегать, заставлять беспокоиться о себе, когда у тебя есть практически всё, а то, чего нет, тебе подарят или купят. Это он скажет мне потом, много месяцев спустя, когда решит, что я забыла обо всём, что произошло в поместье. А сейчас мой брат решил прояснить ситуацию.
   - Лисси, неужели всё это напрасно и тебе ничего не понравилось? - он окинул взглядом превращённое в оранжерею помещение и принял вид обиженного судьбой ребёнка. Не зная, что обладатель смазливой физиономии и пронзительного взгляда имеет абсолютно трезвый ум и ничего не делает, предварительно не просчитав варианты последствий, можно легко оказаться в плену собственных ошибок. - Ты же любишь цветы...
   - Люблю. И очень благодарна вам за подарок. Но можно было обойтись и меньшими затратами. Это ни к чему.
   - Ты нас никогда не простишь, да?
   Что я могла им сказать? "Моя жизнь сделала очередной кульбит, уважаемые братья?" Но морально я уже была готова начать работать в Приюте потерянных душ. Конечно, это означало полный отказ от жизни, но другого выхода из ситуации я не видела. Слишком много случайностей и просто катастроф случилось со мной в последнее время. Я устала. Очень сильно устала. Хотя, довольно странно, что я не сломалась. И не возненавидела весь мир.
   - Мне просто интересно, как долго продлится наше общение. Задерживаться здесь я не собираюсь. Меня ждут.
   - Лисси, ну в кого ты такая упрямая? Всё уже позади... В твоей жизни ничего не изменилось... Всё будет по- старому, как..., - тут его одёрнул капитан и Серхай замолчал, проглотив окончание фразы.
   Интересно, что хотел сказать брат? И что будет по-старому? Слишком много вопросов и никаких ответов.
   Задумавшись, я не заметила, как в комнате воцарилась напряжённая тишина. От меня чего-то ждали. Но сказать мне было нечего. Потеряв нить беседы, я в очередной раз оказалась под прицелом множества взглядов. Было очень неловко... Но потом я решилась.
   - В чём дело, уважаемые лары? Что опять делаю не так? Можете объяснить? Нет? В таком случае, я повторюсь: у меня не было ни малейшего желания видеться с вами снова. Всё, что от вас требуется, это моё жалование. На этом мы распрощаемся, - я прислушивалась к тому, что говорила и гордилась сама собой. Кортко, ясно и очень корректно.
   Мои слова не произвели на слушателей никакого впечатления. Капитан, глубоко вдохнув воздух, как будто собирался нырять, быстренько выпроводил братьев, не забыв вручить им подносы с грязной посудой и решительно подошёл ко мне. Прежняя Лисисайя испугалась бы, но мне уже было всё равно. Как оказалось впоследствии, зря. Взяв меня за руку и пристально глядя в глаза, Грайх довольно резко заявил:
   - Лисисайя, я отказываю тебе в разводе, - наверное, у меня было такое ошеломлённое лицо, что Грайх Валсторн сам испугался эффекта, произведённого его словами, что он тут же добавил, - пока отказываю. У нас слишком много нерешённых дел.
   Вот это дела... такого варианта развития событий я не могла предположить даже в бреду.
   - Простите, капитан, у меня в данный момент только одно нерешённое дело - моё жалование. Остальные меня не касаются.
   Грайх зарычал, дёрнул меня за руку и потащил за собой прочь