Корона для айдола 2.
  Helgers
  
  Пролог.
  
  Остров Чёджу. Отель семьи Ким 'Hyatt Regency Jeju'. Понедельник. 10 августа. Утро.
  
  В гостиной двухкомнатного люкса за большим столом на мягком стуле сидит одетая в светло-коричневый халат отеля и отгородившаяся от окружающего мира большими студийными наушниками ЮнМи. Рядом с ней на специальной концертной подставке стоит синтезатор 'KORG'.
  
  Изредка бросая взгляд на экран монитора ноутбука, стоящего на столе, ЮнМи что-то сосредоточенно набирает в своем планшете. Периодически задумчиво хмыкая и покачивая головой, она откладывает планшет в сторону, поворачивается к своему 'KORG'-у и начинает перебирать его клавиши.
  Сижу в номере, отдыхаю. Провожу первый день отпуска в работе. Кажется, я отвык отдыхать. Или делаю это как-то неправильно. Оккупировал стол в гостиной и пишу партитуру для оркестровых 'Времен года'. Очень нудная и методичная работенка. Но необходимая. Я ведь будущий всемирно известный композитор классической музыки. Ох, кажется, шею начинает сводить. Пора сделать паузу.
  Снимаю с себя наушники, встаю, и на ходу потягиваясь, выхожу на огромный балкон со стоящими там шезлонгами. Стеклянная дверь легко сдвигается в сторону. Мульча, лежавшая до этого свернувшись калачиком на диване, бежит следом. Да-а. Какие запахи. Смесь моря с цитрусовыми. Ах да, это же мандариновый остров. И что-то еще лесное. Какие-то деревья. А вот это называется вид на море. Все-таки, я к нему явно неравнодушен. Каждый раз при виде уходящего вдаль горизонта у меня что-то замирает в глубине души. Да, когда-нибудь и у меня будет своя океанская яхта. И домик, здесь, на Чёджу. Из камня. И крыша из черепицы.
  - ЮнМи, ты уже встала? - слышится голос СунОк, выходящей из спальни. - Что-то ты рано. Обычно я тебя бужу.
  - Кто рано встает - тому Бог подает, - поворачиваюсь к двери в гостиную.
  - Опять ты со своими загадочными фразами, - выходит на балкон СунОк в желтой домашней пижаме. М-да, спички в глаза ей вставить не помешало бы.
  - Подразумевалось, что встав пораньше, можно успеть сделать больше всего за день. Вот я, онни, уже успела немного поработать на 'KORG'-е. А вот ты? Чем ты сейчас займешься?
  - Ну, схожу в душ, - слегка растерянно отвечает мне старшая сестра.
  - Нет, онни, сначала зарядка. Сейчас переоденемся и пойдем в тренажерный зал.
  Хватаю СунОк за руку и веду сестру за собой. Надо воспользоваться тем, что она еще не проснулась и не оказывает сопротивления.
  - У меня каникулы, ЮнМи!
  - А у меня отпуск. Идем, онни.
  
  Стойка администратора на этаже. Чуть позже.
  Сестры Пак, одетые в мешковатые спортивные брюки и футболки на размер больше, с накинутыми на плечи яркими полотенцами, общаются с девушкой на ресепшене.
  - Агасси, можете сказать нашим менеджерам и девушкам из группы, что мы в тренажерном зале? - спрашивает ЮнМи, в ногах которой стоит Мульча.
  - Конечно, Агд... молодая госпожа, - отвечает, слегка запнувшись, девушка-администратор, не отводя глаз от чёрной кошки.
  М-да. Кажется, пора мне привыкать к этому обращению. 'Молодая госпожа'. Тьфу. Но девчонка вежливая. Когда ночью провожала нас в наши номера, даже показала, где находится кошачий туалет для Мульчи. Хорошо что СанХён предупредил про нашу кошку, а то бы сейчас пришлось искать какую-нибудь коробку и набирать в нее морской песочек.
  
  Тренажерный зал отеля. Еще позже.
  
  - Делай 'раз', - отжавшись, смотрю на пытающуюся сделать то же самое упражнение СунОк.
  - ЮнМи, я больше не могу, - жалобно стонет онни.
  - Можешь, СунОк, можешь. Ты же сестра Агдан. А, значит - можешь! В последний раз. Давай, онни. Раз! Два!...
  СунОк, выпрямив руки, тут же расслабляет их и падает на пол, растекаясь по нему бесформенной кляксой. Я начинаю подумывать, что указка ДжуБона была неплохим средством для стимулирования учеников.
  - Пойдем, онни, нам осталось только немного пробежаться, - встаю и иду к беговой дорожке, показывая сестре пример. - Ты же сама хотела уменьшить свой вес? А с завтрашнего дня будем брать с собой ЁнЭ с СонЁн. С ними будет веселее отжиматься и бегать на берегу.
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. В это же время.
  (+78801;-230) ДА! Теперь я знаю, что такое СЧАСТЬЕ!!!
  (+78812;-187) А я сходила и купила себе новую клаву. Старую закапала слезами счастья. Агдан!!!
  (+79107;-92) Агдан!!!
  Удалено модератором.
  (Специальное сообщение от администратора сайта.) Я тоже купил новую клавиатуру. Всегда с вами.
   (+81001;-102) Адми, мы любим тебя!
  Удалено модератором.
  (+81342;-137) А я взяла в приюте для животных котенка. Но черных не было. Взяла трехцветную. Я так ее люблю.
  (+81405;-93) Адрес. Скажи адрес приюта. Тоже хочу позаботиться о тодук-коянъи.
  (+82249;-73) А вот я хочу себе именно трехцветную. Сегодня же поеду туда.
  (+82405;-78) Когда провожали 'Корону', мы встретили в аэропорту госпожу ДжеМин и даже ехали вместе с ней обратно в Сеул. Какая у Агдан добрая мама.
  (+82375;-241) 'FAN Entertainment' объявили о конкурсе на должность по доставке еды для 'Короны'. Все туда.
  (+83341;-205) Через час в прямом эфире будет выступление президента СанХёна. Он уже летит на Чёджу. Скоро нам покажут наших девочек.
  
  Коридор в отеле. Еще позже.
  С трудом бредущих к себе в номер с намотанными на шею полотенцами ЮнМи и СунОк с разных сторон окружает небольшая телегруппа во главе с ХёБин и СанХёном.
  - Сабоним?! - недоуменно оглядывается по сторонам ЮнМи, с трудом удерживая на руках Мульчу.
  - Вы видите, господа? Даже в этот торжественный для себя день мои айдолы начинают своё утро с тренировки, - довольно говорит СанХён.
  - А я, зная вкусы ЮнМи, со стороны нашей семьи привезла с собой итальянского шеф-повара для невесты моего брата, - светится улыбкой ХёБин.
  - Buongiorno, senorita, - широко распахивает объятия выступивший вперед Бенндетто. - Сейчас мы устроим для вас роскошный завтрак.
  - Si, signore, grazie, - кланяется в ответ слегка замешкавшаяся ЮнМи. СунОк повторяет движения сестры. - Мы только примем душ и переоденемся.
  
  Номер в отеле. Чуть позже.
  Умытые и нарядившиеся в легкие летние платья сестры стоят перед зеркалом и помогают друг другу закрепить на плечах небольшие видеокамеры.
  - Только не урони, ЮнМи.
  Да, теперь придется мне побыть одновременно ведущим и оператором для передачи 'Вечер с СунОк'. Хорошо, для сестры я готов на всё. Выходим в коридор. И девчонки тоже здесь. Какой у всех бодрый и цветущий вид. Успели выспаться.
  
  Коридор в отеле. Почти сразу.
  - ЮнМи! - во весь голос кричит ДжиХён.
  Под прицелами телекамер девушки 'Короны' бросаются обнимать свою макне.
  - Агдан, что вы можете сказать о своём награждении? - протягивает сквозь частокол рук микрофон к лицу ЮнМи журналистка.
  Стою. Вымучиваю из себя кривую улыбку. Шатаюсь и едва не падаю от повисших на мне со всех сторон смеющихся девчонок группы. Но держусь. Спокойно, Серёга. Я же мужик. Пацан, в конце концов. Слышу за спиной недовольное урчание лежащей на руках у СунОк Мульчи.
  - Сейчас я просто счастлива, - надеюсь, что мой платье выдержит дружеские объятия. - Мама, мы здесь, мама!
  А каких усилий нам с СунОк стоило ночью успокоить маму по телефону. Уговорили не плакать с большим трудом.
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля. Спустя некоторое время.
  К сидящим за несколькими сдвинутыми вместе столами айдолам 'Короны', СанХёну и ХёБин с большими подносами в руках подходят Бенндетто и трое официантов.
  - А теперь вы попробуете фирменный 'флорентийский' завтрак нашего отеля, - говорит по-итальянски шеф-повар.
  Выслушав перевод ЮнМи, все присутствующие с удовольствием принюхиваются к запаху блюда. Да, жареная курица с фенхелем - лучшее средство для поднятия утреннего настроения.
  - Простите, госпожа ХёБин, но, к сожалению, нам с 'Короной' придется поторопиться, - посмотрев на наручные часы, замечает СанХён. - Осталось совсем мало времени для пресс-конференции.
  
  Глава 1.
  Конференц-зал отеля.
  Сидим большой толпой с группой за длинным столом. Я в центре рядом с СанХёном. Рассматриваю небольшой зал с корреспондентами и установленными здесь же камерами и лампами на штативах. В дальнем углу с Мульчей на руках разместилась СунОк. Народу не особо много. Как я понял, СанХён взял сюда с собой только особо нужных и лояльных представителей СМИ. Скорее всего, еще и согласовывал всё это с Министерством культуры и ХёБин, которая неожиданно прилетела сюда. Она тоже в зале сидит. Вся такая стильная и сверкающая белозубой улыбкой. Ничего, мы с ЮнМи внешностью тоже не уступим. Прошли те времена. Денег бы только побольше. И вообще было бы замечательно. Но какие наши годы. А вот некоторым стоит призадуматься.
  - Господин СанХён, агентство KBS. Позвольте задать вопросы вашим айдолам, - встает журналистка.
  - Разумеется, - кивает СанХён.
  - Агдан, я повторю свой вопрос, который задала чуть раньше при встрече. Что вы можете сказать о своём награждении?
  А что тут говорить? СанХён уже предположил, что, скорее всего, в Министерстве культуры увеличили на одну степень невыданный мне год назад орден Орден Цветочной короны до Яшмовой. Подняли до уровня 'FreeStyle'. Эх, парни. Ладно, надо улыбнуться и говорить по сценарию. Не забыть бы кого. Оптимистичнее, Серый.
  - А я отвечу вам почти также. Наверное, нет сейчас человека счастливее меня. Хочу выразить благодарность всем за эту награду. Президенту госпоже Пак КынХе, президенту нашего агентства господину СанХену, Министерству обороны, Корпусу морской пехоты, Министерству культуры, Министерству образования, школе 'Кирин' и всем моим учителям, господину Ким ДжонХвану.
  Встаю и глубоко, с почтением, кланяюсь. Не переломлюсь. Аккуратно, стараясь не примять край платья, придерживая его руками, сажусь обратно на стул.
  - Агдан, агентство SBS, - задает вопрос пожилой седовласый кореец. - В чем вы будете одеты на награждении?
  - На этот вопрос отвечу я, - берёт слово СанХён. - Президент Асоциации ветеранов Корпуса морской пехоты полковник Хон СонМин уже передал парадную форму Корпуса для Агдан и, конечно, на вручении награды она будет в ней.
  - 'Ежедневная газета', - вступает совсем молодой парень с чёлкой, прикрывающей один глаз, - Агдан, всех наших читателей волнует ваша собственная интерпретация стихотворения 'Завет'. Ведь вы сами еще ничего о нем не говорили.
  М-да, как же без этого вопроса. Хорошо. Улыбнусь ещё шире и отвечу.
  - Главная идея заключена в последней строке:
  'Тогда, мой друг, ты будешь Человек!'
  Конечно, чтобы остаться Человеком, нужно в любых ситуациях оставаться самим собой. А для этого надо пытаться выполнить то, что перечислено выше: не лги, верь в себя, не реагируй на сплетни завистников, будь великодушен, не теряй достоинства ни перед толпой, ни перед власть имущими. А когда тебе кажется, что все потеряно и сгорело - собери всю Волю в кулак и продолжи свой Путь.
  Уф-ф. Выдыхаю и вглядываюсь в застывшие лица в зале. А ведь мои слова идут в разрез с некоторыми корейскими обычаями. Что ж, на то я и Агдан. Еще бы и самому эти провозглашенные принципы выдержать в жизни.
  
  Позже. Телефонный разговор.
  - Хальмони, я все сделала, как ты и просила. Хотя здесь и без меня все было организовано.
  - Ты там не для организации отдыха 'Короны'. Не забывай об этом, ХёБин. Ты находишься там как представитель нашей семьи и поэтому постарайся быть с ЮнМи дружелюбней.
  - Хорошо, хальмони. А сколько мне еще быть здесь?
  - А вот это ты должна определить сама.
  Тяжелый вздох в трубке.
  
  В это же время. Телефонный разговор.
  - Анньён, ЮнМи.
  - Анньён, ЧжуВон-оппа.
  - Тебя можно поздравить?
  - Наверное.
  - Поздравляю, ЮнМи. Думаю, что орден будет хорошо смотреться на твоей парадной форме.
   - Спасибо, ЧжуВон-оппа. Да, белое на черном - идеальное сочетание для награды.
  - У тебя начинает проявляться вкус, ЮнМи.
  - Я не стою на месте и развиваюсь, ЧжуВон-оппа. Советую и другим заняться тем же.
  - Другие защищают Родину, ЮнМи. Не забывай об этом.
  - Но ведь это не должно мешать развитию личности. Мне кажется, как раз защита Родины и должна способствовать этому. Как ты думаешь, ЧжуВон-оппа?
  - Анньён, ЮнМи. Позвоню позже.
  - Анньён, ЧжуВон-оппа. Была рада услышать поздравление от тебя.
  Отбой связи.
  Хе-хе. Улыбка сама наползает на мое лицо. Какие мы обидчивые, ЧжуВон-оппа. Все течет, все меняется. На жизнь надо смотреть ширше, а к людям быть мягше. Пойду пообщаюсь с СанХёном. Как же хорошо и радостно у меня на душе.
  
  Один из кабинетов для совещаний отеля. Чуть позже.
  Во главе протянувшегося вдоль окна стола сидит расслабленно улыбающийся президент 'FAN Entertainment' СанХён. По правую руку от себя он разместил менеджера Кима, ЁнЭ и ЮнМи, а по левую группу 'Корона' во главе с КюРи. По-отечески бросив взгляд на каждого из присутствующих, СанХён приступает к разговору.
  - Как вы догадываетесь, мне пришлось оставить все дела в Сеуле и срочно вылететь сюда. Я уже поблагодарил госпожу ХёБин за предоставленные нам условия для отдыха и работы.
  СанХён обводит руками вокруг себя, указывая на окружающую их роскошную обстановку кабинета. Члены и менеджеры группы внимательно следят за словами и жестами своего президента.
  - Но это был хороший повод, - СанХён смотрит на макне. - Всегда бы так. Давайте ещё раз все вместе поздравим ЮнМи с заслуженной наградой.
  - Юх-ху-у! Поздравляем, ЮнМи! - вскакивает с мест 'Корона'.
  - Спасибо, сабоним, менеджер Ким, сонбе! - ответно кланяется вставшая со стула ЮнМи.
  Переждав бурные восторги, СанХён продолжает.
  - А теперь вернемся к нашим так внезапно изменившимся делам. Менеджер Ким, вам слово.
  - У нас полностью меняется весь график, господин президент. Ведь вместо воскресенья уже в пятницу вечером после концерта мы должны вылететь в Сеул, чтобы Агдан могла участвовать в церемонии награждения. Сейчас по расписанию до обеда группа должна была заниматься хореографией новой песни на французском языке. Там, конечно, легкая хореография, но...
  - Вижу, менеджер Ким, - успокаивающе машет рукой СанХён, - здесь нет вашей вины. Хорошо, представьте мне вместе с ЁнЭ после обеда новый график. Рассмотрим его вместе. ЮнМи, ты помнишь о моей просьбе?
  - Конечно, сабоним. Я постараюсь к вечеру дать вам черновую запись двух новых песен. Я бы сделала это раньше, но не думала, что это так срочно.
  - Хорошо, все свободны. Да, - замечает СанХён поднятую руку, - что ты хотела, ЮнМи?
  - Э-э, простите, сабоним.
  - Все свободны, - повторяет СанХён.
  Дождавшись, когда за менеджером Кимом плотно закроется дверь, СанХён вопросительно поднимает брови.
  - Итак?
  - Я с просьбой, сабоним.
   - Слушаю.
  - Сабоним, - вскидывает голову ЮнМи, - у моей онни в четверг день рождения и мы подумали, что можно было бы получить за это время права на автомобиль. Это было бы приятно для неё.
  - Здесь, на Чёджу? А почему не дома в Сеуле?
  - Моя мама против того, чтобы я получала права. Ну, после той аварии на скутере, сабоним.
  - А, - наконец догадывается СанХён, - То есть, права вы хотите получить вдвоём с сестрой?
  ЮнМи согласно кивает.
  Президент, откинувшись в кресле, задумывается.
  - Сабоним, я все равно получу права, - упрямо не отводит взгляд от СанХёна ЮнМи. - Не сейчас, так позже. Но хотелось бы пораньше. У всех они есть. Мы же в отпуске, сабоним.
  - Адж-ж-ж, - с упреком качает головой СанХён, - И когда же ты научишься вежливо обращаться к старшим. Я думал, что все наладилось... А что я скажу потом ДжеМин-сси?
  - А зачем ей что-то говорить, сабоним? Не было прав, а потом появились. Что здесь такого? Нашла время и сдала.
  СанХён исподлобья смотрит на своего, возможно, 'злого' гения. Молчание затягивается.
  - Хорошо. Сколько вам с сестрой понадобится на это времени?
  - Мы сейчас могли бы съездить и все уточнить, сабоним. Здесь всего минут пятнадцать на машине. А так, рассчитываем на два дня часа по три.
  - Езжайте. Возьмете с собой ЁнЭ. Скажи менеджеру Киму, что я распорядился.
  - Спасибо, сабоним.
  Качая головой, СанХён наблюдает, как резко отодвинув от себя стул, ЮнМи стремглав бросается к двери.
  - ЮнМи, надень очки!
  - Конечно, сабоним! - раздается уже из коридора.
  СанХён тянется к внутреннему карману костюма, чтобы достать небольшую плоскую упаковку с таблетками. Но не найдя на столе привычного стакана с водой, он тяжело вздыхает и откладывает таблетки в сторону.
  - И ведь не оштрафуешь её. Как же было хорошо раньше.
  
  Минивэн 'Hyundai' группы 'Корона'. Еще позже.
  Едем с СунОк в Центр получения водительских прав на Чёджу. Переоделись в шорты и футболки, нахлобучили на головы бейсболки, закрепили на плечах на ремешках камеры, взяли с собой ЁнЭ и уселись в выделенный для группы автобус. Мордовороты МуРан с нами. Куда же без них.
  - С вами опять я - СунОк, - говорит онни, держа в руке палку для селфи, на конце которой закреплена направленная на нас видеокамера. - А эта девушка рядом со мной с нашей кошкой мисс Мульча на руках моя сестра - ЮнМи. Надеюсь, вы узнали её. На соседнем сиденье сидит менеджер 'FAN Entertainment' ЁнЭ. Её вы тоже уже все видели. Мы с 'Короной' на Чёджу. И я веду мою передачу 'Ужин с СунОк'.
  Слушаем с ЁнЭ СунОк и улыбаемся. Сестра явно прибавила в мастерстве тележурналистики. Может быть, ей стоило перейти в университет Ихва на какой-нибудь факультет гуманитарных наук? Помнится, был там такой. Но уже поздно. Ничего, пока есть возможность, будет здесь практиковаться на нашей группе и перебарывать природное корейское женское стеснение. Вроде, у неё неплохо получается. Ну, а дальше жизнь рассудит.
  - ЮнМи, включай камеру только по моей команде, береги заряд, - командует мне СунОк.
  - Как скажешь, онни, - соглашаюсь с сестрой.
  Приехали. Выгружаемся. Черт, сколько здесь народу. Не ошиблись ли мы? А я еще и маску для лица с собой не взял. Ладно. Будем надеяться на очки и думать только о деле. Маскировка - наше все. Вот только Мульча нас запросто может выдать.
  Минуя столы с бланками, сразу идем к очереди к регистрационному окошку. Ведь у нас все наготове. И заявления, и фото и даже медсправки. Сунок ещё в Сеуле добросовестно подготовилась к данному действу. Тем более, что мы получаем права не в первый раз, а расширяем действие существующих.
  
  Чёджу-сити. Центр получения водительских удостоверений на Чёджу. Спустя некоторое время.
  Под деликатное перешептывание посетителей и направленные, словно невзначай, камеры смартфонов, сестры Пак в сопровождении вышедшего к ним сотрудника центра, ЁнЭ и охранника 'Sea group' направляются к кабинету для сдачи теоретического экзамена. Отдав Мульчу на попечение ЁнЭ, а камеры спрятав в рюкзачки, ЮнМи и СунОк скрываются за закрывшимися дверями.
  
  Бально-концертный зал отеля. В это же время.
  Девушки 'Короны', одетые в разнообразные тренировочные костюмы, сидят за одним из столиков в зале и прислушиваются к СанХёну, который разговаривает по смартфону невдалеке от сцены. Менеджер Ким, подобострастно наклонив голову, стоит рядом со своим президентом.
  - Да, КиХо, немедленно собирай техническую группу с аппаратурой и отправляй их сюда. Без них не обойтись. Стилистов отправишь послезавтра, в среду.
  Дождавшись ответа, СанХён добавляет.
  - Мне придется задержаться, КиХо. Насколько, пока не знаю. Все. Жду звонка.
  Положив телефон за пазуху, СанХён разворачивается к менеджеру Киму.
  - Показывайте, что у вас с хореографией песни на французском.
  'Корона' бежит на сцену.
  
  Центр получения водительских удостоверений на Чёджу. Спустя час.
  Довольно улыбающиеся ЮнМи и СунОк выходят из экзаменационного кабинета и, приняв поздравления от держащей на руках Мульчу ЁнЭ, начинают надевать друг на друга видеокамеры. Снова подошедший к ним сотрудник центра, ведет их к боковому выходу.
  - Файтин, СунОк! Файтин, ЮнМи!
  - Файтин! - откликаются сестры, тряся сжатыми кулаками.
  После успешно сданной теории предстоит практическое вождение на площадке.
  Автодром Центра. Почти сразу.
  Сижу в видавшем виды желтом 'KIA', слушаю инструктора. Запоминаю последовательность действий. Сейчас мы прокатимся с ним, а потом я буду сдавать уже экзамен под команды компьютера, чей сенсорный экран светится по центру на месте штатной аудиосистемы. Рядом стоит такая же машина СунОк. Отличие только лишь в коробках переключения передач. У неё автомат, а у меня механика. Онни решила не рисковать, подумав, что для управления нашим 'Соренто' ей вполне достаточно одной сдачи экзамена на автоматическую коробку. И то верно, зачем девчонкам утруждать себя лишний раз. СунОк, скорее всего, никогда в жизни не придётся переключать передачи с пониженной на повышенную и обратно вручную, нащупывая при этом ногой педаль сцепления.
  Наша маскировка с самого начала полностью накрылась медным тазом. Хотя, может, и к лучшему. Узнав, что у них сдает на права Агдан с сестрой, за окошком началось легкое броуновское движение, завершившееся тем, что нашими бумагами начал заниматься кто-то из начальства, а потом он же повел нас сдавать теорию. Эту самую теорию, состоящую из тестовых сорока вопросов я сдал на максимальные 100 баллов при проходных 60 за полчаса. Мог бы и быстрее, но некоторые вопросы заставили меня изо всех сил сдерживать смех, крепко сжимать губы и надувать щеки. Но, все-таки, я сдержался и не показал виду. Почему-то самым смешным для меня вопросом показался такой.
  - Самая желательная ответная реакция, в случае если транспортное средство, движущееся навстречу, пересекло центральную линию:
  1. Немедленно снизить скорость и отклониться в сторону обочины дороги.
  2. В случае неизбежного столкновения, желательно лобовое столкновение.
  3. Переместить рычаг селектора коробки передач на низкие передачи и снизить скорость.
  4. Убрать ногу с педали газа и ждать, пока транспортное средство само не снизит скорость.
  Очень хотелось выбрать пункт 2, но подумал, что даже для Агдан это было бы чересчур. В итоге остановился на первом - правильном. Спрашивается, зачем я выучил местные правила дорожного движения, если большая часть вопросов к ним имела такое отдаленное отношение. Какой корейский затейник составлял эти тесты? Почти сразу после меня, и тоже на 100 баллов, закончил парень моего возраста, сидевший за соседним столом справа. Увидев, что я на него смотрю, он весь покраснел до каких-то пожарных цветов, снял свои очки и начал пытаться их оттереть носовым платком. Но, видимо, не справившись с волнением, уронил очки на пол и полез под стол в их поисках. Смотреть на это я был уже не в силах. От смеха и катастрофы меня спасла только СунОк, закончившая тест на 86 баллов и быстро уволокшая меня за дверь.
  Так, вроде все понятно, пора приступать. Поправляю сиденье, зеркала, пристегиваюсь. Ручник на месте. Проверяю передачу. Нейтралка. Включаю зажигание. Кажется, все по инструкции. Поворотники. Прикасаюсь ногами к педалям сцепления и газа. Как же давно я не сидел за рулем. Можно ехать.
  Там же. Спустя полчаса.
  К СунОк, вышедшей из машины, подходит ЮнМи, уже сдавшая свой экзамен на механику.
  - Ну как, СунОк?
  - Я сдала, ЮнМи!
  СунОк, попросив разрешения у сотрудника Центра, вытягивает на палке камеру и начинает снимать кадры для своей передачи.
  - С вами опять СунОк. Мы с сестрой сдаем на права. Видите, за моей спиной кто-то заводит машину задним ходом на стоянку? Это так называемая 'площадка'. Мы только что прошли её, а если завтра сдадим вождение в городе, то получим права. Надеюсь, вы сможете нас поздравить.
  Там же. Ещё чуть позже.
  СунОк на камеру, принадлежащую Центру получения водительских удостоверений, делает групповой снимок сотрудников, между которыми стоит улыбающаяся ЮнМи, снявшая очки и бейсболку. На заднем фоне хорошо видны желтые учебные автомобили.
  
  Сразу после съемки сестры входят в здание и на руки к ЮнМи запрыгивает соскучившаяся Мульча. Под светящимися экранами смартфонов ЮнМи, СунОк, ЁнЭ и охранник быстрым шагом устремляются к своему минивэну.
  
  Минивэн 'Hyundai' группы 'Корона'. Еще позже.
  М-да. Кажется, надо звонить маме и каяться, каяться, каяться. Может, простит? Ведь, наверняка уже к вечеру она будет знать, что мы сдавали на права. Да, надо позвонить.
  - СунОк, надо позвонить маме.
  - Что? Боишься? - ехидно усмехается онни.
  Что значит - боишься. Ну, немного опасаюсь.
  - Лучше я сделаю это сама, - берет инициативу на себя Сунок. - ты совсем не умеешь её успокаивать.
  - Хорошо, онни.
  Да, у СунОк это получится намного лучше. Эх. Сколько можно врать. А как же есть охота. Надеюсь, Бенндетто угостит чем-нибудь этаким, тосканским, например.
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля. День. Приблизительно четырнадцать часов.
  За столиком в ожидании заказа сидят президент СанХён, ЮнМи, ЁнЭ и СунОк. Зал почти пуст. Время обеда подошло к концу. Рядом с ЮнМи на придвинутом поближе к ней стуле лежит Мульча, уже съевшая свой нарезанный на маленькие кусочки обед из сырой говядины, поданный специально для неё на подносе официантом. Виновато опущенные головы девушек отражают полное их раскаяние в содеянном. Только дерзко смотрящая на СанХёна черная кошка выражает своё неодобрение проходящим воспитательным процессом.
  - Я понадеялся, что старшая сестра ЮнМи и ЁнЭ смогут присмотреть за Агдан, а что в результате? Вас уже показывают по всем новостям.
  - Сабоним, но они ни в чем не виноваты, - поднимает голову ЮнМи. - Никто же не ожидал, что здесь в провинции будет столько народа в каком-то...
  - Молчать! - побагровевший СанХён судорожно расслабляет узел галстука. - Будешь отвечать, когда я скажу. А пока всем слушать меня!
  ЮнМи недовольно кривится, но опять опускает голову.
  Опять СанХён нас пропесочивает. Для нас с ЁнЭ это дело уже привычное. А СунОк вся сжалась и даже, кажется, дрожит от страха. Хотя, и ЁнЭ такая же. Ничего, немного переждем и будем отмазываться. Не дам их в обиду. А пока и о жизни можно поразмышлять. Мама после объяснения СунОк успокоилась, но мне сказала, что на одну хитрую продуманную задницу есть очень хорошее действенное средство. Кажется, я догадываюсь, что она имела в виду и поэтому постараюсь откладывать возвращение домой до последнего. Буду в общаге ночевать. Главное, что мамино разрешение получено и завтра можно будет сдавать на права поездку по городу. Девчонки с менеджером Кимом, не дождавшись нас, умотали на экскурсию в Парк скульптур 'Love Land', в котором я был в свою первую поездку сюда, а потом еще куда-то. Ну, мы с СунОк и ЁнЭ обойдемся. Вроде бы, танец БоРам и девчонок под новую песню на французском устроил СанХёна. О, кажется, несут обед. Бенндетто наш спаситель.
  - Синьор СанХён, - с жизнерадостной улыбкой отвлекает итальянец президента на себя, - пожалейте девушек хотя бы во время обеда.
  Начинаю переводить с итальянского. Мы все заказали одно и то же. Я служил примером. Кроме одного блюда, которое выбрал сам СанХён. Причем сделал он это с плохо скрываемой усмешкой.
  - Вот ваш куриный бульон с яйцами, шпинатом, пастой и сыром пармезан. А через десять минут вам подадут медальоны из телятины, обжаренные с грибами в винном соусе Марсала.
  Чувствую взгляд СанХёна на себе, но вида не подаю. Подумаешь - Марсала. М-м-м, какая вкуснота. От удовольствия сами собой зажмуриваются глаза.
  Чуть позже.
  Девушки торопливо доедают на десерт мороженое яркого бирюзового цвета, а подобревший после обеда СанХён, отодвинув в сторону блюдце с чашкой недопитого чая, продолжает свою речь.
   - Теперь все твои записи сначала просматривает ЁнЭ и выкладываешь их в сеть только после её разрешения. Вся ответственность на ней. По возвращению в Сеул ты получишь контракт с моим агентством. Понятно?
  - Я буду стараться, господин президент! - СунОк, бросив ложечку на стол, торопливо вскакивает и кланяется в пояс, едва не ударяясь лбом о край стола.
  СанХён, лениво махнув рукой, разрешает ей сесть и обращается к ЮнМи.
  - Теперь. ЮнМи, ты точно сможешь записать обещанные песни к вечеру?
  - Я постараюсь, сабоним. Но обещать наверняка не могу. Вы же понимаете, сабоним. К тому же, как мне записать голос? В номере это не очень удобно. Возможно, ещё понадобится гитара.
  - Основную запись мы все равно будем делать в студии в Сеуле. А сейчас я должен понять, чего ожидать от твоих песен, - СанХён смотрит на наручные часы. - Через час прибудет наша техническая группа, которая будет готовить концерт. У них есть все необходимое, в том числе гитары. Вечером можно будет записать вокал уже в концертном зале и даже сразу раздать партии. ЁнЭ, остаешься с ЮнМи. СунОк, можешь походить по отелю, чтобы потом показать зрителям, в каких условиях отдыхает 'Корона'. Разрешение госпожи ХёБин уже получено.
  - Будем стараться, господин президент! - в разнобой громко отвечают девушки.
  
  Коридор перед номером отеля ЮнМи и СунОк. Позже.
  
  СунОк и ЁнЭ с выпученными глазами смотрят, как ЮнМи, присев на корточки рядом с Мульчей, дает той ценные указания.
  - Нечего тебе сидеть со мной в номере. Пойдешь гулять с СунОк и будешь всегда рядом с ней. Погуляете вместе по парку и по берегу. Понятно?
  Выпрямившись, ЮнМи поворачивается к сестре.
  - Иди, онни. А мы с ЁнЭ останемся здесь.
  СунОк, намертво вцепившись руками в видеокамеру, оглядываясь на ЮнМи и какими-то судорожными движениями переставляя ноги, уходит к лифту в сопровождении Мульчи.
  - Онни, прости, - извиняется ЮнМи перед ЁнЭ, - придется тебе поскучать со мной.
  - Поскучаю, - пожимает плечами слегка пришедшая в себя менеджер. - Главное, чтобы у тебя получились песни. Займусь пока ответами на твоей страничке.
  
  Парк скульптур 'Love Land'. В это же время.
  Шушукающиеся между собой, покрасневшие от смущения девушки 'Короны', посмотрев на отошедшего от них шагов на двадцать менеджера Кима, выталкивают из своих рядов ДжиХён.
  - Смелее, ДжиХён. Я тебя не узнаю. А ну, улыбнись! - командует СонЁн.
  Штатный 'метеор' группы робко подходит к скульптуре мужчины и женщины, изображающей достаточно целомудренный поцелуй, в отличие от стоящих дальше мраморных пар, застигнутых во время актов любви. Повернувшись к ней спиной, с вымученной улыбкой поднимает руку вверх в жесте девочки-волшебницы.
  
  - ДжиХён, улыбайся по-настоящему. БоРам-онни, снимай! Кто следующий?
  - Ты! Нет, ты! А почему я?! Я старше!
  Девушки весело смеются. Развлечения начинаются. Проходящая невдалеке группа иностранных туристов, по всей видимости, японцев, бросает косые взгляды на шумных айдолов.
  
  Бассейн во дворе отеля. Примерно через час.
  - СунОк снова с вами, - обращается к камере, закрепленной на палке для селфи, возможно, будущая звезда Youtube. - Пока ЮнМи работает, мы с нашей кошкой мисс Мульча обходим территорию отеля. Сейчас мы около бассейна. Я только что позвонила СонЁн-онни и она сказала, что как только они с группой вернутся перед ужином, мы обязательно придем сюда купаться. А пока мне предстоит трудный спуск к пляжу. Трудный он потому, что с завтрашнего утра мы с тонсен будем здесь бегать. Посочувствуйте мне, зрители.
  
  Бально-концертный зал отеля. Поздний вечер.
  На сцене ЁнЭ вместе с СунОк и бегающей вокруг Мульчей отпаивают минеральной водой сильно кашляющую ЮнМи. Скоро должен подойти СанХён с 'Короной', чтобы послушать новые песни, записанные для группы.
  Весь выложился. И даже больше. Кажется, это мой нынешний предел. Едва не сорвал голос. Третья песня была лишней.
  - Все хорошо, онни, - полушепотом успокаиваю СунОк и ЁнЭ, - уже все в порядке.
  Кажется, связки восстанавливаются и голос начинает звучать как обычно. Пожалуй, такой вокальный объем на концерте мне повторить будет трудно. Только если под фонограмму.
  Там же. Чуть позже.
  СанХён и участницы 'Короны' столпились вокруг макне.
  - Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спрашивает СанХён у ЮнМи.
  - Все хорошо, сабоним, - кивает та головой, - но спеть сегодня я уже, наверно, не смогу. Но у меня все записано. А здесь тексты. Я только не успела расписать все партии.
  ЮнМи быстро подхватывает со стола стопку распечатанных листов и, вернувшись, раздает каждому его экземпляр.
  - Опять у тебя какое-то дикое название. Что еще за 'DDU-DU DDU-DU'? - возмущается СанХён.
  - Это же имитация звука выстрела из пистолета, сабоним. Я сейчас покажу, как это будет выглядеть в хореографии.
  - Включай.
  Чуть позже.
  СанХён оглядывает слегка напряженные лица присутствующих участников обсуждения, 'предвкушающих' будущую тяжелую работу над двумя новыми песнями.
  - Ты сможешь перевести 'California Dreamin'' хотя бы частично на корейский?
  - Сабоним, думаю, что этого не стоит делать. Ведь эта песня, также как и 'Baby', задумана под американский рынок.
  - И на какой из этих двух ты едва не сорвала голос? - требовательно спрашивает СанХён.
  - Я успела записать ещё одну песню, сабоним, - со слегка виноватым видом начинает отвечать ЮнМи, - Я подумала, что раз мы будем выступать в Калифорнии, где рядом граница с Мексикой, то 'Porque te vas' на испанском там будет самым выигрышным вариантом. Но я полностью изменила стилистику и аранжировку. Мне показалось, что в таком виде она хорошо подойдет под 'Boombayah'. И еще я думаю, что её даже можно исполнить дуэтом с кем-нибудь.
  Девушки группы вопросительно и с надеждой смотрят на свою макне.
  - И кто это может быть, на твой взгляд? - уточняет СанХён.
  - Каждая может спеть, - пожимает плечами ЮнМи. - Главное - успеть поставить произношение по-испански. Наверное, можно сначала попробовать с ИнЧжон-онни.
  - Включай.
  Чуть позже.
  - Я сейчас позвоню КиХо, чтобы он срочно записал тебя в очередь на получение сертификата по испанскому языку. Сможешь его сдать? - спрашивает СанХён, внимательно смотря на ЮнМи.
  - Попытка - не пытка, сабоним, - слегка легкомысленно отвечает ЮнМи, кивнув головой.
  Но, оглянувшись на недоумевающие лица окружающих, поспешно добавляет.
  - Не убьют же они меня там.
  
  
  BlackPink - DDU-DU DDU-DU
  DDU-DU DDU-DU
  Sia - California Dreamin'
  California Dreamin'
  Hot Banditoz - Porque te vas
  Porque te vas
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Через час.
  (+79381;-274) Завтра мы с подругами будем встречать Агдан с СунОк около Центра выдачи прав на Чёджу. Мы живем там совсем рядом.
  (+81237;-261) Не забудьте взять с собой плакаты.
  (+81923;-204) Как же вам повезло.
  (+80304;-196) А СунОк, все-таки, хорошо ведет свои репортажи.
  (+79284;-237) Надо написать слова в поддержку СунОк на ее странице.
  (+79103;-214) Да, как бы Агдан не загнала её тренировками.
  (+77027;-292) Может быть, тоже начать бегать по утрам?
  (+12382;-51435) Я бы тоже так хотела отдыхать на Чёджу и ничего не делать.
  (+78037;-314) Поработай сначала как они и выйди в HOT100. И откуда ты знаешь, что они ничего не делают? Нам показывают далеко не всё.
  (+79826;-273) А вы заметили, как вела себя мисс Мульча, пока СунОк с 'Короной' купались в бассейне?
  (+82531;-148) Её чем-то кормили около бара. С тарелочки. Хе-хе. А потом она охраняла СунОк.
  (+82957;-124) А ЮнМи, выходит, после обеда работала. Её же нигде не было.
  (+81062;-216) БоРам выложила новые фото 'Короны' на своей страничке. Все туда.
  (+83237;-384) 'Корона' была сегодня в Парке скульптур 'Love Land'. Видели бы вы эти фото. Хе-хе.
  
  
  Глава 2.
  Коридор в отеле. Вторник. 11 августа. Раннее утро.
  ЮнМи и СунОк, одетые в тренировочные шорты и футболки, ждут СонЁн и ЁнЭ на утреннюю пробежку по парку, окружающему отель.
  Стоим вместе с СунОк, просыпаемся. Вчера дурные девки опять дорвались до спиртного, накупив разных бутылочек в баре, и отмечали мою награду в номере СонЁн и ЁнЭ. Один я сидел там как идиот и пил черный чай, который мне несколько раз заваривала ЁнЭ. Лечил горло. А пива хотелось. Даже очень. Еле сдержался. Правда, как-то быстро все угомонились. Как же мало им надо для приведения себя в состояние опьянения. Хотя, тело ЮнМи, скорее всего, так же отреагирует. Пока нет желания испытывать его на прочность. Золотистый соджу ДжуБона никак не выветривается из моей памяти. Но пива хочется. Очень. Вечером выпью баночку.
  Но все равно неплохо вчера оторвались. Постреляли друг в друга из сложенных вместе указательного и среднего пальцев под 'DDU-DU DDU-DU', а мы с ИнЧжон порепетировали дуэт 'Porque te vas', слегка потолкавшись под общий дружный смех. Сегодня буду писать сценарии клипов для СанХёна. После обеда займусь. Кажется, мой отпуск никогда не начнется.
  Ну, наконец-то, СонЁн с ЁнЭ идут. А глаза-то какие опухшие. Даже у СунОк не такие после вчерашнего. Я, правда, не давал ей много пить. Ну, раз они сами этого хотели, значит, будем приводить в форму. Физнагрузки - наше все.
  
  Пляж отеля на берегу. Позже.
  - ЮнМи, ты смерти нашей хочешь? - хрипит, лежа на животе на песке, СонЁн.
  - Я уже умерла, - выплевывает песок изо рта вместе со словами ЁнЭ, распластавшаяся рядом.
  - СунОк, как ты?! - вскакиваю и пытаюсь растормошить лежащую как бревно онни, не подающую признаков жизни и уткнувшуюся лицом в песок.
   Кажется, я слегка переборщил. Постоянно забываю о корейской ответственности. Будут выполнять упражнения, пока им не скажут: 'Стоп'. А я считал количество вслух и не смотрел на девчонок. А они после пятикилометрового забега взяли и сразу сдохли на отжимании. Хотя СонЁн еще молодцом. Сказываются танцевальные тренинги. Хотя и сам тоже слегка подустал. Правда, я и бегал с Мульчей на руках, изредка опуская её на землю. Не очень удобно. Надо что-то придумать для её транспортировки во время ходьбы.
  - СунОк! - переворачиваю сестру на спину.
  М-да. Еле дышит. Но дышит. Это главное. А то уже успел заволноваться. Даже Мульча, изучавшая до этого водоросли, выброшенные на берег ночью и которые сейчас убирают служащие отеля, подбежала к нам поинтересоваться, что же тут происходит.
  - Ты садистка, ЮнМи, - еле слышно шепчет СунОк, слегка приоткрыв глаза.
  Ну вот, уже и разговаривает. Значит, все отлично.
  - Что ж, раз вы такие слабые - предлагаю вернуться в отель и позаниматься йогой в зале, - не даю времени на расслабление своим жертвам.
  В ответ раздается дружный стон. Да, горка здесь приличная. Если спускаться к пляжу было довольно просто, то на обратной дороге вверх к отелю уставшим девчонкам придется тяжело.
  - Подъем, онни. Мы не привыкли отступать! - мой голос должен вдохновлять на подвиги.
  - Я не смогу сегодня спеть твою 'Калифорнию'.
  - А я не смогу заваривать тебе чай.
  - ЮнМи, я не смогу сдать сегодняшний экзамен на права.
  Точно, как я мог забыть об этом. Вождение по городу с дрожащими от усталости руками - плохая идея.
  - Хорошо, онни. Тогда вы сейчас отдохнете, я еще немного поотжимаюсь, а потом спокойно вернемся в отель.
  Слышу дружный облегченный вздох. Слабачки. Но будем заниматься и тренировать Волю дальше. Кажется, я знаю, что подарить СунОк на её день рождения. Надеюсь, моя улыбка не выглядит слишком зловещей.
   - Что ты задумала, ЮнМи?! - с истерическим интонациями в голосе и устремив на меня пронзительный взгляд, восклицает СунОк.
  Вот сестра и пришла в себя.
   - Для тебя - только самое лучшее, онни!
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля. Спустя некоторое время.
  За отдельным столиком сидят внучка владельца 'Sea group' госпожа ХёБин, президент 'FAN Entertainment' СанХён и ЮнМи. Рядом с ЮнМи на соседнем стуле вальяжно возлежит Мульча. Отдельно сидящие девушки 'Короны' со своими менеджерами и СунОк изредка осторожно посматривают на своё руководство в лице СанХёна. Почти все столики в зале заполнены постояльцами отеля.
  Сижу, завтракаю. Вкушаю столь любимый ХёБин неаполитанский завтрак, заботливо приготовленный и поданный нам самим Бенндетто. Вкуснота. Отличная вещь эти яйца под пармезаном. Хорошо восстанавливают потерянные во время утренней зарядки калории. Лишь только слегка мешает навязанное мне чувство подготовленного к расстрелу узника с завязанными за спиной руками, стоящего перед бетонной тюремной стенкой. Всему виной два чем-то неуловимо похожих друг на друга взгляда, направленных на меня. ХёБин и СанХён, объединив усилия, пытаются прожечь во мне сквозную дыру. Тренирую 'каменный фейс' и чувствую молчаливую поддержку уже позавтракавшей Мульчи.
  - Твоя кошка скоро станет символом нашего отеля, - отодвинув от себя тарелку и взявшись за чашку с кофе, наконец, нарушает молчание ХёБин.
  - Надеюсь, вы не против, госпожа ХёБин? - сразу отвечает ей СанХён.
  - Разумеется, нет, господин СанХён. Я же давала вам разрешение на съёмку. Мне кажется, сестра ЮнМи отлично с этим справляется. Чем больше людей узнают о существовании нашего отеля, тем лучше для компании.
  Решаю промолчать и берусь за свой чай. Моя невозмутимость выходит на новый уровень.
  - Как идет ваша подготовка к концерту? Надеюсь, мои сотрудники идут вам навстречу, господин СанХён?
  - Спасибо, госпожа ХёБин, все в порядке. Сцена почти готова. Уже сегодня у 'Короны' будут первые репетиции.
  - Ожидаются высокие гости. Я потом покажу вам список, господин СанХён.
  - Буду ждать, госпожа.
  Как же веселее было бы сидеть сейчас с девчонками, чем участвовать в этой напыщенной беседе. Шутили бы сейчас над БоРам.
  - Ты сейчас без макияжа, ЮнМи, - утвердительно говорит ХёБин, пытливо разглядывая моё лицо.
  - Врачи же запрещают, госпожа. Использую только на концертах или важных съемках, - поднимаю голову и смотрю в глаза ХёБин.
  - Я слышала у тебя сегодня экзамен на права. Желаю удачи.
  - Спасибо, госпожа.
  - Бабушка просила передать, что она следит за всеми новостями, чтобы посмотреть на невесту внука.
  Чёрт бы побрал старую змеюку. В Аду ей место.
  - Передайте госпоже МуРан мою искреннюю благодарность, госпожа.
  - Как дела у моего брата в армии?
  Это она спрашивает у меня? Наверное, мой взгляд полон недоумения.
  - Ну-у, он звонил вчера, поздравлял. Но про армию ничего не говорил.
  - Я спрашиваю это потому, что нам с бабушкой кажется, что ЧжуВон чаще разговаривает по телефону с тобой, чем со своей семьёй.
  Вот ведь кретин этот. Ну, а я-то здесь при чем? Откуда мне знать, кому и сколько раз на дню он звонит?
  - В следующий раз я передам ему, что о семье нельзя забывать, госпожа ХёБин.
  - Я была бы тебе благодарна за это, ЮнМи.
  Допиваю чай и выжидающе смотрю на СанХёна.
  - Думаю, стоить отпустить ЮнМи, госпожа ХёБин. Ей сейчас надо ехать сдавать экзамен.
  - Конечно, господин СанХён.
  - Иди, ЮнМи.
  - Спасибо, госпожа ХёБин. Спасибо, сабоним.
  Вскакиваю, торопливо кланяюсь, хватаю Мульчу в охапку и на полной скорости пытаюсь свалить как можно дальше отсюда.
  - Надень очки, ЮнМи!
  - Конечно, сабоним!
  
  Центр выдачи водительских удостоверений на Чёджу. Позже.
  Чёрный минивэн 'Короны' останавливается на стоянке рядом с Центром. Обычно полупустая площадка перед входом сегодня почти заполнена. В ожидании Агдан стоят четыре съемочные бригады телевидения и несколько десятков поклонников. Завидев приближающуюся коробочку из четверки бодигардов, между которыми плотной группой идут три девушки, фанаты с приветственными криками поднимают плакаты:
  'И только Воля говорит: 'Иди!'
  'Тогда, мой друг, ты будешь Человек!'
  ...
  Приехали. Спрятались за широкими спинами здоровяков и идем ко входу. ХёБин ещё троих из охраны отеля на эту поездку выделила. СанХён попросил. Пришлось слегка задержаться и подождать их в машине. Хорошо быть мужиком в Корее. Все видят, что люди на работе, заняты делом и лучше им не мешать и не преграждать дорогу. Толпа перед нами расступается как перед богатырями дядьки Черномора.
  - Агдан, почему вы решили получить автомобильные права на Чёджу?
  - Когда вы увидитесь с ДжонХваном?
  - Файтин, Агдан!
  - Файтин, СунОк!
  - Мы здесь, ЮнМи!
  Онни, идущая рядом, поднимает камеру на палке для селфи повыше, чтобы снять наших фанатов. Приходится, придерживая одной рукой Мульчу, улыбнуться и помахать другой рукой в знак того, что я их услышал.
  Вот и входные двери. Пора идти к регистрационному окошку. Вчера заплатили по пятнадцать тысяч вон. Сегодня экзамен по городу уже дороже. Двадцать пять тысяч с каждого. Ну, да не обеднеем. Права - вещь нужная. Даже необходимая. Мне кажется, что наш красный 'Соренто' уже снится сестре по ночам. Встаем в короткую очередь. Осматриваемся. Да, сюда-то очередь короткая. Зато ко всем стендам и стойкам с бланками длинные. И все таращатся на нас, выставив смартфоны. Понятно, сегодня здесь толпа 'левых' граждан. Ну, хоть молча все это происходит. Соблюдают корейцы дисциплину в официальном учреждении. А за окошком нас уже ждут. Как же его зовут? Ах да, Чо ХёНу. Надо отдать Мульчу ЁнЭ.
  Под внимательными взглядами посетителей, СунОк и ЮнМи, в сопровождении руководителя Центра, идут на парковку учебных автомобилей.
  - Файтин! - желает удачи напоследок ЁнЭ.
  - Файтин! - подняв плотно сжатые кулаки, отвечают сестры.
  ЁнЭ с Мульчей на руках, в сопровождении охраны, идет к минивэну группы, который будет сопровождать сестёр в поездке по городу.
  
  Учебный автомобиль с автоматической коробкой переключения передач. Чуть позже.
  Сижу на заднем сиденье и снимаю на камеру прохождение СунОк экзамена. Пошли нам навстречу и разрешили съёмку для передачи. Потом моя очередь на механике. Здесь, оказывается, принято сразу по несколько человек в машину сажать. Но в нашу никого не подсадили. Только мы с СунОк и инструктор.
  - Вот четыре пятнадцатиминутных маршрута, выбирайте, госпожа Пак, - предлагает сестре инструктор, - все ваши ошибки мгновенно отразятся на экране компьютера.
  М-да, а ручонки у онни подрагивают. То ли от волнения, то ли от утреннего моциона. Мысленно сжимаю за неё пальцы в кулаки. Файтин, СунОк.
  Там же. Спустя пятьдесят минут.
  Довольные сёстры выпархивают из автомобиля, чтобы тут же пересесть в стоящий рядом точно такой же, но с механической коробкой передач.
  
  Лавовая пещера Манчжангуль. В это же время.
  
  
  Рядом с главным входом в пещеры, в кафе на открытом воздухе, под большим красным тентом, уютно устроившийся в глубоком кресле и заказавший чашечку кофе, менеджер Ким рассматривает многочисленные группы туристов, снующие вокруг. Полуприкрытые глаза и расслабленная поза тела выдают его твердое желание слегка вздремнуть до возвращения 'Короны'.
  Сами же девушки, в данный момент спустившись вниз по крутой лестнице, останавливаются на площадке перед несколькими информационными стендами.
  
  - 'Объект ЮНЕСКО', - читает вслух ХёМин. - Пещера Манчжангуль является уникальным туннелем, образованным потоками лавы при извержении вулкана. В пещере имеются разнообразные геологические структуры, включая лавовые сталагмиты и лавовые трубы. Из тринадцати с половиной километров пещеры только один открыт для туристов. Здесь можно увидеть каменные столбы - сталактиты, а также здесь находится крупнейшая в Корее колония летучих мышей.
  
  - Фу, мыши, - фыркает КюРи, - терпеть не могу мышей и крыс.
  - Там же написано - летучие, - поясняет её, как маленькому ребёнку, СонЁн.
  - Вампиры! Там вампиры! - корчит страшную гримасу ДжиХён.
  - Ага, как в фильмах ужасов! - поддерживает её ИнЧжон, - А сейчас вон из-за того поворота выйдет здоровый мужик в маске и с бензопилой в руках.
  В этот момент из-за темного угла, действительно, показывается чья-то фигура. А за ней ещё и ещё.
  
  - А-а-а! - ультразвуковой девичий визг закладывает уши.
  - Да заткнитесь вы! - пытается перекричать всех СонЁн. - Какие ещё здесь вампиры?! Какие фильмы ужасов?! Это же туристическая экскурсия. Вы с ума сошли?!
  Девушки виновато замолкают, пережидая прохождение встречной группы экскурсантов.
  - Ну что, успокоились? Хорошо, что нас в этих кепках не узнали, а то потом от позора бы не отмылись. БоРам-онни, начинай нас фотографировать здесь, а то там, в темноте, может не получиться.
  Закончив фотосъемку, группа осторожно начинает продвигаться вглубь слегка подсвеченного прожекторами туннеля.
  Чуть позже.
  Девушки 'Короны' возвращаются к площадке со стендами после подземного путешествия.
  - Я не увидела ни одной мыши, - с радостным облегчением восклицает КюРи.
  - А я, кажется, порвала кроссовок, - жалуется ДжиХён. - Там такие острые камни.
  - Да, - соглашается с ней ИнЧжон, - если бы я знала, то одела бы туристические ботинки.
  - А мне все понравилось, - спокойным голосом вносит свою лепту ХёМин. - Особенно в конце. Ну-у, где был семиметровый сталактит.
  
  
   - А я не слишком уверена, что у меня получатся фотографии, - озабоченно хмурит брови БоРам. - Было слишком много бликов из-за ламп на стенах.
  - Слушайте, - внезапно спохватывается СонЁн, - надо позвонить ЁнЭ и узнать, как там экзамен у ЮнМи и СунОк. А то наша томбой-макне так и не увидит Чёджу, сидя в отеле. Вдруг СанХён запрёт нас в агентстве готовить камбэк для Америки?
  Задумчивое молчание, вызванное тревогой айдолов за ближайшее будущее, снова решительно нарушает СонЁн.
  - Потом будете горевать. А сейчас нам нужно отдохнуть на всю катушку и не забывать про ЮнМи.
  - Действительно, - оглядывает стоящих вокруг девушек ХёМин, - до обеда ещё полно времени. Мы можем их подождать и съездить куда-нибудь ещё.
  - А куда?
  - Да здесь все рядом. Выберем что-нибудь. Заодно и пообедаем там. Я уже соскучилась по кимчхи.
  - И менеджер Ким нас поддержит. Слушайте, а ведь СонЁн вместе с СунОк и ЁнЭ уже неделю не ест специй.
  - Им всем тоже нужно дать орден за героизм.
  - Не завидуйте мне.
  - Надо будет выбрать какой-нибудь мясной ресторан, чтобы вы могли там есть своё пресное мясо, а мы, наконец-то, поели жареную свинину со специями и кимчхи.
  - Я набираю номер ЁнЭ, - достает из сумочки смартфон СонЁн.
  
  Центр выдачи водительских удостоверений на Чёджу. В это же время.
  На стоянке учебных автомобилей ЮнМи расписывается на сделанных вчера совместно с сотрудниками Центра фотографиях. СунОк и один из инструкторов ведут видеосъемку.
  - Госпожа Пак, позвольте и ваш автограф на фото, - обращается к СунОк Чо ХёНу.
  - Мой? - смущенно краснеет сестра Агдан, опустив камеру.
  - Ваш, ваш.
  - Конечно, аджосси, - начинает суетиться СунОк, не привыкшая к такому вниманию и дающая свой первый в жизни автограф.
  Чуть позже.
  Из дверей Центра в сопровождении охранников выходят ЮнМи и СунОк.
  - Агдан! - поднимают плакаты фанаты 'Короны', терпеливо дожидавшиеся во дворе всё это время.
  ЮнМи победно вскидывает вверх правую руку с новеньким водительским удостоверением.
  - Агдан! Агдан!
  Девушки под аплодисменты идут к минивэну, около которого их уже поджидает ЁнЭ с вырывающейся с её рук навстречу хозяйке Мульчей.
  
  Минивэн 'Hyundai' группы 'Корона'. Спустя десять минут.
  Едем на встречу с девчонками к местному аэропорту. А потом уже с ними вместе куда-то на экскурсию. Я сегодня уже проезжал мимо него, когда на механику сдавал. Маршрут выпал такой, что как раз пришлось ехать через центр местной столицы островной провинции Чёджу-сити и аэропорта, а потом вернуться обратно. Ездил я медленно, осторожничал. Все-таки у ЮнМи не было опыта вождения автомобиля, а, значит, и необходимые рефлексы тела не выработались. Но, всё было в порядке. Голова работала, глаза видели ситуацию на дороге, руки и ноги выполняли команды без промедления, так что в конце я уже вполне освоился и даже захотелось слегка похулиганить. Но, вспоминая, что это официальная сдача экзамена, заставлял себя остановиться.
   В итоге за вождение допустил всего пару незначительных ошибок. В первом случае при обгоне мелкого трактора с тележкой, которых в городе оказалось неожиданно много, слегка наехал на линию разметки, а во втором слишком резко затормозил перед стоп-линией на светофоре. Но моих 94 баллов из 100 возможных при 70 необходимых вполне хватило для сдачи. СунОк, основываясь на опыте сеульской автошколы, уверенно отъездила на 90 баллов и теперь мы, заплатив по семь с половиной тысяч вон за водительские удостоверения, можем спокойно садиться за руль нашего 'Соренто'. Эх, еще бы права на мотоцикл. Но тратить третий день отпуска...? Займусь этим в Сеуле. А там и косуху мотоциклетную прикуплю.
  Вместе с Мульчей, лежащей на моих коленях, разглядываем фото на новеньких, блестящих глянцем, правах. Пожалуй, надо слегка укоротить сильно отросшие волосы. Завтра как раз прилетают наши стилисты. Попрошу их меня подстричь и подкрасить. С этим удостоверением сделан ещё один шаг к моей будущей самостоятельной жизни. Задумываюсь. А что значит для меня быть самостоятельным? Жить одному и заботиться только о себе, изредка вспоминая о родных, как в прежней жизни? Как-то это неправильно сейчас выглядит. А как же здешняя мама, СунОк? Нет, без них я уже не смогу. А ЁнЭ и СонЁн? Да и остальные девчонки, несмотря на все их закидоны, стали мне не совсем чужими. М-да. Поворачиваюсь к СунОк, тоже едва не пробующей на зуб свои автомобильные права.
  - Онни, а как ты собираешься справлять свой день рождения?
  
  Один из пляжей недалеко от Чёджу-сити. Станция парапланеристов. Позже.
  Стоим. Ждем, когда менеджер Ким договорится о нашей очереди на катер, с которого будем взлетать на парашюте для парасейлинга. Уговорили нас девчонки на морские развлечения. Теперь вот распределяем очередь.
  - А что тут думать? Раз получили права, значит, им уже можно и полетать в небе, - смеясь, предлагает СонЁн. - Сначала этот отличившийся дуэт и мы с ЁнЭ с ними, а потом вы впятером.
  Решение теневого лидера оспаривать некому. Все согласно кивают.
  С помощью местных продавцов экстремальных видов отдыха надеваем на себя страховочные спасательные жилеты и пристегиваем сверху ремешки с видеокамерами.
  - СунОк, а если на них попадет вода? - решаю я уточнить.
  - Я покупала камеры специально для Чёджу. В инструкции написано, что они все влагостойкие, - слегка недовольно отвечает мне сестра. - Можешь её сразу включить.
  Да, инструкциям надо всегда верить. Решаю не усугублять, включаю камеру на плече и, не отвечая, сажусь на корточки.
  - Мульча, останешься здесь с онни и присмотришь за ними. Мы скоро вернемся.
  Все же понятливая у меня кошка. Почти как собака. А может, и умнее. Девчонки странными взглядами рассматривают мой лоб. Да, за ним находится отлично развитый мозг.
  БоРам делает наши снимки и мы идем на посадку в большой катер. Менеджер Ким с нами. Ну, ещё бы. Хотя мы и застрахованы, но, не дай Бог, что-нибудь случится. Тьфу-тьфу-тьфу. Тогда Киму лучше не попадаться на глаза СанХёну, а сразу же прыгнуть в море и спокойно дать себе уйти на дно. Вообще странно, что сабоним согласился на наши полёты. Хотя всплеск адреналина нам, определенно, не помешает.
  - Файтин!
  - Файтин!
  Оставшиеся девушки садятся на пластиковые, стоящие в ряд стулья. Мульча изучает берег недалеко от них.
  - Все-таки, мне немного страшно, - с волнением крутя в руках фотоаппарат, еле слышно говорит БоРам.
  - Поздно бояться, БоРам-онни, - веселится ДжиХён, - Но знай, что если ты упадешь в море, то тебя спасёт наша великолепная мисс Мульча!
  Девушки вежливо посмеиваются, с задумчивым видом рассматривая чёрную кошку Агдан, которая, заслышав своё имя, большими прыжками мчится к ним на зов.
  - ИнЧжон, это к тебе, - улыбка ХёМин полна ехидства.
  
  Катер парапланеристов. Через пять минут.
  
  Вышли на большой скорости в море и готовимся к полётам. Я, как всегда - первый. СунОк снимает. Моя камера тоже работает. Вижу лица волнующихся за меня девчонок и очень сосредоточенную физиономию менеджера Кима. Не хотел бы я оказаться сейчас на его месте. Ведь море - вот оно. Только опусти руку за борт.
  Стараясь выглядеть героем крутого боевика, подхожу к буксировочному устройству и мою подвесную систему скрепляют карабинами со стропами парасейла. Клещом вцепляюсь в них руками. Теперь не оторвать.
  - Готова?
  - Да.
  - Файтин, ЮнМи! - слышу общий хор.
  
  Трос отпускают и я взлетаю. Молча, но улыбаясь. Слишком медленный подъем в высоту. Но скорость увеличивается и одновременно внизу стартует катер. Поднимаюсь всё выше и лечу вперёд всё быстрее. Вот это я понимаю. Смотрю вниз на всё уменьшающиеся фигурки сестры и СонЁн с ЁнЭ и раскидываю руки в стороны.
  - Я лечу, мать вашу!!! Лечу!!!
  Ещё выше, ещё быстрее. Да это почти так же как в Йокогаме на розовых американских горках 'Diving Coaster'. Ветер свистит в ушах, я лечу и мне это нравится. Очень нравится. Обязательно куплю себе самолет. Мне вполне хватит какой-нибудь небольшой 'Сессны'. Да. Получу удостоверение пилота и куплю себе 'Сессну'.
  
  Чёджу-сити. Улица 'мясных ресторанов' Black Pork Street. Один из ресторанов. Время - около полудня.
  
  Девушки 'Короны' вместе с ЁнЭ и СунОк, стоя рядом с двумя занятыми ими круглыми столами, в ожидании обеда рассматривают на смартфонах и оживленно обсуждают видео своих полётов на парасейлах. Менеджер Ким и ЮнМи, уже занявшие соседние места за одним из столиков и сев совершенно одинаково - откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди, участия в беседе не принимают. Рядом с ЮнМи устроилась Мульча. Четверо охранников 'Sea group', разместившись с суровым видом за одним из столиков невдалеке, бдят за посетителями, которые явно узнали группу.
  Говорят, что побывать на Чёджу и не попробовать 'чёрную' свинину подобно смерти. 'Чёрная' она из-за цвета кожи. По крайней мере, так сказала ЁнЭ, открыв путеводитель. Все дружно согласились, что для обеда это будет самым лучшим решением, а найти хороший ресторанчик через поисковик было делом нескольких секунд. Теперь вот ждем, когда принесут заказ. Для Кима какой-то особо вкусный с тремя слоями сала самгепсаль, а для всех остальных менее жирный моксаль. Диетическая свинина - новое слово в кулинарии. Надо будет попробовать когда-нибудь кабанятину.
  - Всё-таки теперь точно можно сказать, что самый сильный голос из нас у ИнЧжон, - смотря в смартфон и уменьшая на нем громкость звука, делает вывод СонЁн.
  Это точно. Мы даже на берегу отлично слышали её крик. Думаю, что у Кима там едва не случился инфаркт.
   - А второй у ДжиХён, - вставляет своё слово ХёМин.
  Ну, да. И эту было слышно.
  - А самая смелая - БоРам. Смотрите, за все время полёта она даже не открыла рот, - замечает ИнЧжон.
  - Да это она от страха, - подначивает ДжиХён.
  Возможно. И, скорее всего, для смелости закинула в рот какую-нибудь шоколадку.
  - Замолчи, ты...! - БоРам страшна в гневе.
  - Тихо! Несут обед.
  Распря заканчивается не начавшись и все, рассевшись по местам, собираются приступить к любимому всеми корейцами действу - жарке мяса на гриле. Вижу просящий взгляд Мульчи и, покопавшись в рюкзаке, достаю из его внутреннего кармана пакетик с кошачьим кормом. Выдавив его в маленькую плошку и поставив на стул перед Мульчей, начинаю наблюдать, как СунОк мастерскими движениями разрезает мясо на кусочки ножницами и выкладывает их на решётку. Да, опыт в нашем кафе незаменим. А что, выглядит заманчиво. А вот эти, приготовленные для менеджера Кима куски, наверно, и есть самгепсаль. Смотреть на них без содрогания невозможно. Это же сплошной жир.
  Спустя некоторое время.
  
  - СунОк, а что это? - показываю сестре на какие-то большие листья, очень похожие по размеру на лопухи.
  - Это мята. Заворачиваешь в него мясо и ешь.
  
  Хм. Не помню, есть ли мята в моём аллергическом списке. Попробую один листок. Сестра, СонЁн и ЁнЭ с грустью разглядывают мисочки с приправами и кимчхи. Молодцы, держатся.
  Краем глаза вижу, как некоторые посетители пытаются незаметно сфотографировать нас из смартфонов, но под взглядами охранников, пьющих кофе, тушуются. Работают люди.
  Пробую кусочек поджаренной свинины, завернув его в мяту. Вполне съедобно. Но рисковать не буду. Дальше поем просто мяса. А что? Неплохо. Свинья она и в Африке свинья. Хотя, в этом я не уверен. А вот и мой любимый омлет. Сосредотачиваюсь на нём.
  
  - ЮнМи, тебе налить? - показывает мне какую-то бутылку СунОк.
  - А это что? - настороженно отвечаю я.
  - Макколи лучше всего подходит для 'черной' свинины.
  - Хорошо, - раз Ким ничего не говорит, значит, можно.
  
  Пенящийся в стакане мутно-белёсый напиток выглядит подозрительно. Пробую. Что-то это мне напоминает. Да это же брага. А я-то думаю, что за знакомый запах. Угощала нас в Москве в общаге одна девчонка брагой и медовухой. Семейный бизнес у них дома в провинции. Утром было очень плохо. Зато как шла. А, допью. От одного стаканчика ничего не будет. Это же как пиво. Только для пользы.
  Спустя несколько минут.
  Вот это я обожрался. Как бы не прибавить в весе. Впрочем, сегодня же репетиция. Там и сброшу. А завтра, как сказал Ким, в гору двинем. Покорять самую высокую вершину Кореи - вулкан Халласан. Вспоминаю об онни.
  - СунОк, - тихо говорю сестре, слегка к ней наклонившись, - сегодня займёшься моим подарком тебе. Посмотришь в Интернете и закажешь доставку в наш дом беговую дорожку. Будешь заниматься на ней утром и вечером.
  Сжав губы в нитку и вперив в меня ненавидящий взгляд, СунОк сквозь зубы отвечает по слогам.
  - Хо-ро-шо.
  Хе-хе. Я злодей.
  - ЮнМи, что ты сказала СунОк!? - защитница СонЁн уже здесь.
  - Я только сказала онни, что пришла пора заказать подарок. Сама у неё спроси.
  СунОк молча кивает.
  СонЁн с угрозой посмотрев на меня, встает со стула.
  - Поели? Пойдём чистить зубы.
  Уф-ф, как же я обожрался.
  
  Выход из ресторана. Чуть позже.
  Девушки 'Короны', с трудом двигаясь после сытного обеда, собираются рассаживаться по закрепленным за ними двум минивэнам.
  - Сонбеним, - внезапно останавливается ДжиХён, - Я порвала кроссовки в пещере. Я скоро захромаю.
  - Хорошо, сейчас вернемся в отель и ты переобуешься, - оценив тревожную ситуацию, решает менеджер Ким.
  - Я не взяла из Сеула запасные.
  Хм. Смотрю на белоснежные кроссовки, купленные мною в 'The Gallеria', к которым я успел прикипеть всей душой и начинаю подозревать, что их подошва может не выдержать похода в горы. Судя по таким же взглядам на свою обувь, остальным в голову приходит такая же умная мысль. Мне бы очень не помешали горные ботинки, похожие на мои концертные берцы.
  Оглядев нас грустным всепонимающим взглядом и тяжело вздохнув, Ким обращается к моему менеджеру.
  - ЁнЭ, посмотри, где здесь ближайший магазин с обувью.
  - Сейчас сделаю, сонсенним, - достает смартфон из рюкзака ЁнЭ.
  
  Чёджу-сити. Пешеходная улица Chilsung Fashion Street. Один из магазинов, представляющий спортивные и туристические бренды. Спустя 15 минут.
  
  Девушки, за исключением ИнЧжон, увлечённо меряют обувь, отдавая предпочтение туристическим кроссовкам и ботинкам.
  Наконец-то подошел размер. Ботинки сидят на ноге так идеально, что не хочется их снимать. Пока девчонки выбирают кроссовки попугайных оттенков, мы с СунОк меряли американские ботинки. Онни долго сомневалась и даже пришлось её уговаривать. Но результат налицо. Или на ноге. Тьфу, чёрт. Стоя рядом, смотрим в зеркало и удовлетворенно улыбаемся.
  
  - Вот видишь, онни, как они тебе идут. Произведены на фабрике в Америке. Они идеальны с джинсами и шортами. А какие практичные. Смотри, - показываю СуНок вкладыш инструкции по уходу за ботинками, - написано, что они созданы специально для фермеров и охотников. Да им сносу нет, онни. Смотри, какие тройные швы. А какая кожа. Толстая и мягкая. Тебе же удобно в них, верно?
  СунОк кивает, слушает меня, впечатляется всё больше и я понимаю, что наша покупка уже совершена. В поход на Халласан мы почти готовы.
  Чуть позже.
  Сёстры, купив ботинки и средства ухода за ними, собираются на выход, как взгляд ЮнМи падает на стену с развешанными на ней сумками и рюкзаками. Быстро подойдя к ней, она снимает с крепления чёрный рюкзак и начинает тщательно осматривать его, распахивая поочерёдно все отделения.
  
  - ЮнМи, он похож на военный. Зачем он тебе? - пытается воззвать к голосу разума сестры СунОк.
  - Смотри, онни, - ЮнМи подхватывает с пола Мульчу и засовывает её в рюкзак, оставляя снаружи только голову. Кошка удивленно смотрит из слегка приоткрытого верха.
  
  - Вот видишь, СунОк, теперь можно спокойно носить Мульчу в рюкзаке и она не порвет эту прочную ткань. Я смогу теперь даже бегать с ней. А чёрный цвет будет под цвет парадки морпехов. Здорово, правда, онни?
  - Делай что хочешь, - сокрушённо машет рукой СунОк.
  
  Выход с улицы Chilsung Fashion Street. Позже.
  Стоя рядом с минивэнами в окружении девушек, менеджера Кима и охраны, ЮнМи демонстрирует сестре, как нужно пользоваться новым переносным средством для кошки.
  - Мульча, сюда!
  Под наставленными смартфонами Мульча уверенно запрыгивает на рюкзак и оказывается внутри него.
  Kitten who likes to travel in a backpack.
  Kitten in a backpack
  - Вот, онни, - снимая с себя черный рюкзак с кошкой внутри и надевая его на СунОк, - теперь можете ехать на свои водопады, а мы с ЁнЭ-онни будем работать в отеле. Желаю вам хорошо там повеселиться. А Мульча постережёт.
  С несколько растерянным видом все рассаживаются по автомобилям, которые почти сразу разъезжаются в разные стороны.
  
  Номер в отеле. Незадолго до ужина.
  ЮнМи спит за столом в гостиной перед светящимся экраном ноутбука, уронив голову на сложенные руки.
  В открывшуюся дверь номера входит ЁнЭ, одетая в платье мягкого темно-зеленого оттенка. Подойдя к подопечной, она трогает ту за плечо.
  - ЮнМи, просыпайся.
  - А? Что? - вскидывает та голову с заспанным лицом, чтобы посмотреть на своего менеджера. - Уже прошло пятнадцать минут?
  - Я дала тебе поспать полчаса, ЮнМи. Тебе нужно переодеться и идти на ужин.
  С сомнением оглядев ЁнЭ сверху донизу одним открывшимся после сна глазом, остановившись на босоножках и для сравнения кинув взгляд на свою футболку с шортами, ЮнМи недовольно спрашивает.
  - Это обязательно, онни?
  - Очень желательно. Только иди сначала умойся.
  Всем видом выражая вселенские муки, ЮнМи со старческим кряхтением вынуждена встать со стула и направиться в сторону ванной комнаты.
  - ЁнЭ, - внезапно притормаживает она, начиная осознавать окружающий мир, - а где СунОк?
  - Она мне только что звонила и сказала, что они будут ужинать в каком-то рыбном ресторане. Поэтому приедут позже.
  - Да? - удивляется ЮнМи, но пожав плечами, добавляет. - Хорошо, будем отдуваться за всех вдвоём.
  Умылся и рассматриваю себя в зеркале. Вроде, проснулся и лицо выглядит почти нормально. Все-таки ранний подъем сказывается и за день немного подустал. Подготовил сценарии клипов и расписал вокальные партии для группы, как я это вижу. Надо будет сейчас отправить ЁнЭ сделать распечатки в кабинет к СанХёну, который устроил там филиал агентства. Мы с ЁнЭ уже заходили к нему после обеда. Доложиться и показать видео с парасейлинга. СанХён только хмыкнул и промолчал. И все же странно это. Фляки делать запрещает, а на парашютах - пожалуйста, летай на здоровье. Зато и песню для СунОк придумал. Попробовал её перевести на корейский и тут понял, что если не хочу упасть где-нибудь в коридоре, а ещё хуже - в ресторане мордой в тарелку, надо немного поспать. ЁнЭ сжалилась и дала немного больше времени на сон. Заботливая она у меня. А песню завтра с утра попробую перевести. Или что-нибудь забойное для СунОк подобрать? Нет, эта нравится.
  А какое платье мне надеть? Хотя, выбор не такой уж большой. Всего три платья. Придется ещё прикупить. А завтра у стилистов можно будет позаимствовать что-нибудь подходящее. Теперь осталось потратить время на расчесывание отросших волос. Как же больно. Ладно, пойду посмотреть, что можно одеть к ужину.
  
  Чёджу-сити. Ресторан морепродуктов. В это же время.
  Оставшись без Агдан и ЁнЭ в урезанном составе, но получившие в лице СунОк и Мульчи их замену, девушки 'Короны' вместе с менеджером Кимом, сдвинув несколько столов, готовятся к ужину в одном из ресторанов города.
  - Мы опять с 'Короной', - говорит СунОк в камеру, которую держит опытной рукой БоРам. - Уже вечер и теперь я могу спокойно сказать: 'Это передача 'Ужин с СунОк'. Мы только что вернулись с юга Чёджу, где побывали сразу на двух водопадах - Чхонджеён и Чонбан.
  
  
  
  - Эти водопады, - продолжила СунОк, - считаются одними из главных достопримечательностей острова и я думаю, что у БоРам-онни получились хорошие фотографии, даже несмотря на мешающую съемкам пелену брызг. А ДжиХён с помощью ИнЧжон даже успела опробовать свои новые кроссовки на их скользких скалах. Думаю, всем понравятся их свежие 'мокрые' фото. Всё это вы увидите в моей передаче и на страничке БоРам. А сейчас мы приехали поесть в ресторан морской кухни. Должна выдать небольшой секрет. Сразу после ужина 'Корона' будет репетировать и поэтому наедаться им не стоит. Но больше сказать ничего не могу. К сожалению, с нами нет моей тонсен и её менеджера ЁнЭ, которые, надеюсь, в отеле тоже закажут себе морепродукты. Ведь Чёджу славится своими рыбными блюдами. Я уже вижу - нам несут сашими. А потом будет запеченная рыба. На этом я заканчиваю свою передачу. Постараюсь всё снятое сегодня показать вам. Ждите продолжений и подписывайтесь. Анньён!
  
  
  
  С удовольствием жуя жаренную рыбу и наблюдая, как СунОк заботливо заказывает для Мульчи дополнительную порцию сашими, СонЁн решается спросить.
  - СунОк, а сколько ещё ЮнМи знает иностранных языков?
  Та, слегка вздрогнув, недовольно поморщившись и бросив быстрый взгляд в сторону сидящего на другом конце стола менеджера Кима, отвечает.
  - Онни, пусть лучше моя тонсен расскажет об этом сама.
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля. В это же время.
  Чинно сидя за столом и размеренно стуча вилками и ножами, ХёБин и СанХён ведут методичный допрос подозреваемой в многочисленных преступлениях ЮнМи, молчаливым адвокатом которой выступает её менеджер ЁнЭ.
  Ужинаю. Никого не трогаю. Ем мясо. Сначала была обжаренная ветчина, а теперь ем котлетку из телятины. С соусом. Как бы не лопнуть. Но организм требует. Когда я ещё так пожру. Остальные заказали рыбу на шпажках. Интересно, как там СунОк с девчонками? Надеюсь, они не кормят Мульчу бегающими по столу осьминогами. Хотя, кошка как раз порадуется охоте.
  - Значит, можно тебя поздравить, ЮнМи? - с приклеенной улыбкой спрашивает ХёБин. - Ведь получение водительских прав - это большой шаг на пути к настоящей взрослой жизни.
  Смотрю на неё и пытаюсь понять - это ирония или ... ирония. По лицу ничего не понять. Будем соответствовать.
  - Спасибо, госпожа. Надеюсь, что это поможет мне в дальнейшем.
  ХёБин внимательно вглядывается мне в лицо. Кажется, это становится её любимым приёмом.
  - Скажи, ЮнМи, а ты не боишься сгореть на солнце?
  - Я - нет, госпожа, - отрицательно качаю головой. - Загар почти не липнет ко мне. А сестра и остальные девушки не снимают с себя футболки с кепками и мажут кожу санскринами.
  - Да, - переведя взгляд с моего лица на открытые руки, - по тебе не заметно, что ты много была на солнце.
  - За эти два дня я, действительно, не так уж и много была на открытом воздухе. Но можно будет посмотреть завтра, госпожа ХёБин, как будет выглядеть моя кожа вечером после похода на Халласан.
  Вижу свет надежды в глазах ХёБин. Наверняка она будет очень рада увидеть вечером мою тушку в состоянии подгорелого шашлыка. Гуань-Инь, не подведи.
  - Я слышала, что у твоей сестры послезавтра День рождения.
  Подождав, пока я проглочу кусок и кивну, ХёБин продолжает.
  - Можете использовать одну из наших яхт. Пусть это будет моим небольшим подарком для СунОк.
  А буду ли я должен за это? Эта семейка ничего не делает просто так. И ведь отказаться невозможно.
  - Большое спасибо, госпожа. Но на это замечательное предложение, - со всем возможным восхищением и преданностью смотрю на СанХёна, - я не могу дать ответ без моего президента.
  - Тоже благодарю вас, госпожа ХёБин, - вежливо кивает СанХён, - за заботу о сестре моего айдола. Думаю, что никаких препятствий для того, чтобы отметить её День рождения на вашей яхте не существует.
  Вот и решили. Можно сказать - без меня. Ладно, переживём. Всё же, я никогда не бывал на яхте. А уж СунОк с девчонками точно изойдут слезами неземного восторга. Яхта чеболя - это звучит гордо.
  - Господин СанХён, а сможете ли вы рассказать, чем так занята ЮнМи, что по полдня сидит в отеле? Моя хальмони очень интересуется этим.
  Какая всё-таки любопытная бабуля. Наверное, это что-то старческое. Что-то от пенсионерок у подъезда, щелкающих семечки, разглядывающих всех входящих-выходящих и приклеивающих к ним ярлыки. Придвигаю к себе тарелку с тирамису. Буду пытаться утешить себя сладким.
  - Конечно, госпожа ХёБин, - отвечает СанХён. - Абсолютно уверен, что это не уйдет дальше госпожи МуРан. 'Корона' готовит камбэк в Америке, а ЮнМи пишет песни для этого. Между прочим, мы готовим диск с записью её фортепианного концерта. Он выйдет как раз перед поездкой в США.
  Маска вежливого безразличия спадает с лица ХёБин. Неужели ей так нравится классическая музыка? А ведь похоже на то.
  - Может, сыграешь, ЮнМи? У нас здесь, как говорят специалисты, очень неплохая 'Yamaha'.
  - Разумеется, госпожа, - отодвинув тирамису, встаю со стула, - но я бы хотела сыграть что-нибудь другое.
  - Конечно, ЮнМи, на твоё усмотрение.
  Хорошо, что на мне сегодня удобные туфли на низком каблуке и не надо пытаться держать равновесие. Так, где там их 'Yamaha'.
  Внимание покидающих ресторан по окончанию своего ужина постояльцев приковывает к себе совсем молодая блондинка в платье светлого бежевого цвета до колен быстрым шагом идущая к стоящему у стены чёрному роялю. Сев на стул перед ним, откинув клап и покрутив для разминки кистями рук в воздухе, она быстро пробегает пальцами по всей клавиатуре, проверяя звучание. Судя по всему, удовлетворившись звуком, она начинает играть. Постепенно все в зале поворачивают головы в сторону пианистки.
  Michael Giacchino - Star Trek (London Calling) Piano Cover
  London Calling
  Закончив короткую композицию, встав и поклонившись аплодисментам небольшого обеденного зала, девушка вдруг озаряется веселой улыбкой, встряхивает копной белокурых волос и громко объявляет.
  - Пак ЮнМи. А сейчас - 'Пираты'!
  После чего снова возвращается на свое место за роялем.
  Только услышав это имя, до многих из присутствующих постепенно приходит мысль-воспоминание, где же они видели эту девушку. Зал вспыхивает экранами телефонов.
  Не обращая внимания на вызванный ею легкий ажиотаж, блондинка начинает объявленную ею композицию.
  Jarrod Radnich - Pirates of the Caribbean (Piano Solo)
  Pirates of the Caribbean
  Закончив виртуозную игру, ЮнМи вскакивает, поворачивается спиной к роялю и по-хулигански усаживается на клавиатуру, скрестив на груди руки. Длинная чёлка почти полностью скрывает её глаза.
  Зал бьет в ладоши. ХёБин усмехается. ЁнЭ закрывает глаза. СанХён хмурится. Агдан довольно улыбается.
  
  Бально-концертный зал отеля. Позже.
  Заканчиваются последние приготовления к первой полноценной репетиции 'Короны' на Чёджу. Вся аппаратура уже подключена техниками 'FAN Entertainment' и осталось дождаться только самих участниц группы, из которых пока присутствует только Агдан, сидящая вместе со своим менеджером ЁнЭ за столиком перед сценой и внимательно слушающая президента агентства.
  - И что прикажешь делать с твоими выходками? Опять начать тебя штрафовать?
  Вот привязался. Хочешь сделать как лучше, а получается как всегда. Хотя, кажется, СанХён ворчит на меня больше для порядка.
   - Но, сабоним, я всего лишь выполняла просьбу госпожи ХёБин. Да и что такого я сделала? Немного пошутила в конце. По-моему - всем понравилось
  - А завтра в газетах напишут, - СанХён начинает раздражаться, - что Агдан издевается над классической музыкой. ЁнЭ, в Интернете уже появились ролики?
  - Вот, господин президент, - подает через стол двумя руками планшет ЁнЭ.
  СанХён, включив звук, внимательно рассматривает ролик, пока мы с ЁнЭ ждем его реакцию. А ведь неплохо у меня получилось.
  Хмыкнув на завершающем моё выступление великолепном аккорде, полученном посредством моей посадки на клавиатуру рояля, СанХён поднимает голову и начинает разглядывать меня с интересом энтомолога, обнаружившего новый вид насекомых. Это очень похоже на пронизывающий взгляд ХёБин. Я даже расправляю спину и вытягиваюсь.
  - У тебя отросли волосы, - наконец, изрекает он.
  - Да, я как раз хотела их завтра подстричь, сабоним.
  - Держи, - протягивает мне СанХён планшет. - Внимательно посмотри на себя в конце.
  Включаю ролик и перематываю на конец. Вроде, как обычно.
  - Нынешняя длина волос идёт тебе гораздо больше, - снисходит до объяснений СанХён, заметив моё недоумение. - ЁнЭ, проследи за этим. Скажешь завтра стилистам, что я запретил Агдан укорачивать причёску. Пусть там что-нибудь придумают.
  - Но, сабоним, - пытаюсь оказать сопротивление, - у меня и так нет времени. А тут ещё и придётся постоянно следить за волосами.
  - Всё, я сказал, - отрезает СанХён.
  - А если в 'VELVET' их опять укоротят? - надо бороться до конца.
  - Только после моего согласия, - кивает СанХён. - А я его не дам. Тебе ясно, ЮнМи? А если тебя подстригут без моего согласия - знаешь, что будет?
  - Знаю, - бурчу я. - Штраф?
  - И не просто штраф, - довольно кивает он, - а какой штраф, ЮнМи?
  - Символический? - с надеждой в голосе спрашиваю я.
  - Гигантский! И хватит шутить!
  Вот же чёрт. Не было печали, добавилось забот. Надо будет взять уроки у СонЁн по применению 'волшебной' расчески. С этой светлой копной на голове буду косплеить из себя одуванчика. Главное, чтобы не божьего. Ничего, прорвёмся.
  - Где твои сценарии клипов? У ЁнЭ? Давайте их сюда.
  ЁнЭ с поклоном подаёт папку с моими распечатками СанХёну.
  - Пожалуйста, господин президент.
  Спустя некоторое время.
  - Хорошо, завтра ещё раз просмотрю твои фантазии, - захлопывает папку со сценариями СанХён. - Теперь. Что у тебя с партитурой для оркестра к 'Временам года'?
  - Наполовину готово, сабоним. Но ведь это не к спеху. Вы же сами так сказали.
  - Посмотрев твоё сегодняшнее выступление, - показывает всю глубину своего ума президент, наморщив лоб, - я решил, что стоит с помощью 'Sony' предложить это какому-нибудь американскому оркестру, когда мы будем там.
  - А как же Кёнсанбук-до? - неподдельно удивляюсь я.
  - Обойдутся, - решительно рубит СанХён, - У американцев можно хоть что-то заработать на классике. А эти даже спасибо не скажут.
  - Я постараюсь успеть до пятницы, сабоним.
  - Постарайся. А после возвращения из Америки, если всё будет удачно для нас, подумаем о записи еще одного твоего диска с классикой. У тебя ведь там уже порядком накопилось?
  - На диск точно есть, сабоним.
  - Вот и посмотрим.
  Интересно девки пляшут. Скорее всего, СанХён уже пообщался с кем-то из менеджмента 'Sony' и те ему что-то пообещали. Хорошо, лишь бы денег дали. Слышу, как вдалеке горестно завыл недописанный мной 'Чебурашка', о котором каждый день теребит меня СунОк. Между прочим...
  - Сабоним, - пытаюсь привлечь внимание задумавшегося СанХёна к себе.
  - Говори, ЮнМи.
  - Я бы хотела написать песню для своей онни, сабоним. К её Дню рождения. Музыка у меня уже готова и осталось только придумать слова.
  - Вот когда будут слова, тогда и поговорим.
  - Завтра вечером, сабоним.
  - Вот завтра вечером и поговорим.
  О чём-то СанХён всё-таки упорно размышляет. А что если...
  - Сабоним, а ведь мы на первом месте в HOT100.
  - Я прекрасно знаю об этом без тебя, - кажется, он немного раздражен.
  - А в субботу мне вручают орден, сабоним.
  - Все мои мысли сейчас полностью сосредоточены на этом великом для агентства моменте, ЮнМи, - сколько иронии в его голосе.
  - И сегодня мы с сестрой получили права на вождение автомобиля. Меня даже показали в новостях.
  - К чему ты клонишь? - подозрительно отвечает СанХён.
  - Ну, я думаю, что заслужила своё право на пиво, сабоним.
  СанХён, снова бросив исподлобья на меня взгляд энтомолога, внезапно обращается к ЁнЭ.
  - Что у ЮнМи с этой справкой от врача на пиво?
  - У меня, господин президент, - без промедления отзывается мой менеджер.
  - Купишь ей сегодня пару банок. Но не больше. И ни шагу из номера. Узнаю, уволю.
  - Будет сделано, господин президент.
  Наверное, СанХён решил, что раба на галере тоже положено иногда кормить и разрешил мне выпить пива. Да он сама доброта. О, кажется, девчонки приехали. Надо бы и мне сбегать переодеться.
  
  
  Номер в отеле. Поздний вечер.
  СунОк, сидя за столом в окружении СонЁн, ХёМин, КюРи и БоРам, наперебой дающих ей советы, монтирует на ноутбуке свою передачу. ЮнМи, улегшись на диване, смотрит новости по телевизору, изредка прикладываясь к банке с пивом. ЁнЭ, устроившись у неё в ногах, в свою очередь набирает текст на планшете, изредка поглядывая на подопечную. Мульча, свернувшаяся клубком на постели ЮнМи в спальне, закрыв глаза и подняв уши, внимательно прислушивается к происходящему в гостиной номера.
  Дверь распахивается и в неё врываются ИнЧжон и ДжиХён, тряся поднятыми руками, в каждой из которых зажат яркий полиэтиленовый пакет.
  - А вот и мы! - кричит ИнЧжон.
  - Ура-а! - отвечает ей разноголосый хор.
  - Сейчас СунОк закончит и можно отмечать, - улыбается СонЁн и в этот момент замечает пьющую пиво макне. - ЮнМи! Ты нас даже не дождалась! ЁнЭ, ты не должна была ей разрешать начинать без нас.
  ЮнМи, салютуя в воздухе зажатой в руке банкой и продолжая лежать, нехотя отвечает.
  - Онни, вы все были так заняты помощью СунОк, что я устала ждать. А вы не забывайте, что завтра нам рано вставать и потом долго подниматься в гору.
  - Кажется, наш 'умный младенец' говорит дело, - успокаивающе похлопывая по руке СонЁн, произносит ХёМин. - Давайте поторопимся. Где фужеры и тарелки?
  Работа по обустройству стола начинает кипеть.
  Лежу, лениво медитирую. Пью пиво. Наконец-то кипящий от переутомления мозг может отдохнуть. Хорошо. А какой, всё-таки, прохиндей этот СанХён. Пока мы пели и танцевали на сцене, он позвонил ХёБин и вуаля - День рождения СунОк на чебольской яхте превратился в эпизод съёмок клипа 'California Dreamin'. Вызвал меня к столу и на его глазах, задействуя фантазию, пришлось переделать сценарий. Теперь мы там будем прыгать в воду с борта яхты и гонять на аквабайках. Если режиссёра устроит качество, то будут задействованы кадры, снятые СунОк на сегодняшних полётах на парасейле и завтрашние при подъёме на вулкан Халласан. Онни, кстати, пришлось удалить видео с камеры, закрепленной на моём плече. На ней слишком хорошо слышны мои вопли с нецензурными выражениями. Ну и ладно. Обойдемся.
  - Я спасла ДжиХён от верной смерти. Мне тоже положен орден!
  - Кампай!
  Да, показала мне СунОк это душераздирающее зрелище. ДжиХён поскользнулась и едва не упала в воду со смотровой площадки у водопада, но ИнЧжон её успела поймать и с трудом вытащила за руку. В результате обе имели бледный непрезентабельный вид, взъерошенные волосы и мокрые футболки с просвечивающими сквозь них бюстгальтерами купальников. Даже СанХён рассмеялся, увидев это непотребство и разрешил показать в передаче СунОк. А что? Пусть знают, как лезть через перила ограждения. Странно, что БоРам не принимала в этом участия. Скорее всего, просто не решилась перелезть через бортик. А то какие же забавы без неё.
   - Кампай!
  Вот же старые алкашки. Нет бы учить сейчас текст на английском, а ИнЧжон на испанском. Я им сегодня уже столько разжевывал и показывал произношение, что у самого язык заплетаться начал. Надо присмотреть за СунОк, чтобы не перебрала. Где там моя вторая баночка пива? Придется встать и сходить к холодильнику.
  - Наконец-то наш знающий всё на свете 'младенец' выполз из своей коляски, - замечает меня СонЁн. - А ну, признавайся, ЮнМи, сколько ещё ты знаешь иностранных языков?
  Вот же чёрт. Смотрю на СунОк, которая в ответ только пожимает плечами. Понятно, ей уже устроили экспресс-допрос. Что же соврать?
  - Э-э-э, я только возьму пива, сонбе.
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Глубокая ночь.
  (+78801;-230) Я тоже хочу полетать на парасейле.
  (+45873;-3412) Кто тебе мешает? Если хватает смелости - съезди на побережье. Там тоже есть эти любители парашютов.
  (+79104;-212) Агдан здорово придумала новый способ переноски мисс Мульчи. Надо будет попробовать научить свою трехцветную также забираться в рюкзак.
  (+54834;-149) Надо написать президенту СанХёну, чтобы он выписал премию ИнЧжон. Ведь она помогла выбраться ДжиХён из водопада.
  (+33049;-4827) А я думаю, что президент СанХён их обеих оштрафует и правильно сделает.
  (+85104;-212) 'FAN Entertainment' объявили о прямой трансляции концерта группы 'Корона' на канале SBS 14 августа.
  (+82731;-194) Может быть, кто-то из наших, кто живёт на Чёджу, сможет туда попасть?
  (+77082;-241) Это бесполезно. Там всего триста мест и, наверняка, будут только постояльцы отеля и кто-то из приглашенных.
  (+86183;-359) 'FAN Entertainment' объявили об участии группы 'Корона' в праздничном концерте в честь Дня Независимости 15 августа с маршем 'Red Alert' на Олимпийской гимнастической арене.
  (+86437;-318) Надо попробовать организованно выкупить билеты на какой-нибудь сектор. Встретим наших девочек. Всем приготовить наши лайтстики и плакаты.
  Удалено модератором.
  Удалено модератором.
  (+84073;-216) Агдан лучше всех!
  (+84816;-207) + 100500!
  
  Глава 3.
  Автомобильная парковка у подножия потухшего вулкана Халласан. Среда. 12 августа. 7 часов утра.
  Два минивэна 'Короны', выпустив из своих дверей пассажиров, занимают места на стоянке среди множества других автомобилей.
  Девушек группы, выстроившихся на фоне входа на пешеходную тропу, фотографирует БоРам, рядом с которой ведет репортаж СунОк.
  
  - Каждый кореец знает, что остров Чёджу - это Халласан! А Халласан - это остров Чёджу! - восторженно тараторит СунОк в камеру, держа в руке палку для селфи. - И вот мы здесь, вместе с 'Короной' готовы подняться на самую высокую гору нашей страны. Напоминаю всем - это 1950 метров. Но для этого нам придется пройти почти десять километров до вершины, а потом спуститься другим, более коротким, но сложным маршрутом. Для этого мы подготовлены лучше некуда. Горная обувь, плотные джинсы, бейсболки, кожаные перчатки и много-много еды с водой. Всё это у нас есть. Внимание. Девушки, если вы заботитесь о белизне своей кожи, возьмите с собой средства против загара. Не берите пример с моей тонсен, которая совсем не боится солнца и не пользуется макияжем.
  
  Смотрю на онни и хвалю себя за то, что не дал девчонкам сильно набраться вчера вечером. Равняются на мой трезвый образ жизни. Относительный, конечно. Ведь пиво нельзя брать в расчёт. Зато все живы-здоровы и готовы двигаться наверх. Расстраивает только одно - пришлось вчера сознаться в знании русского. Соврал, что плохо его знаю и тренирую в разговоре с Мульчей. СунОк посмотрела, прищурившись, видимо, вспомнив, что рассталась со своим ухажером именно после его проверки моих знаний по русскому языку, но промолчала. Минус пять к карме.
  Сегодня из-за раннего подъема пришлось обойтись без привычной утренней зарядки и успел только перевести песню для СунОк.
  - Как видите, мы сегодня далеко не первые. Ведь каждый турист обязан побывать на вулкане Халласан, - бойко продолжает сестра и обводит рукой вокруг себя. - Смотрите, сколько их здесь.
  Да, народу много. Самого разного. Полно европейцев, почти не обращающих на нас внимания. Некоторые идут в альпинистских касках и со складными палками для ходьбы в руках. Неужели там так сложно? Начинаем с опаской переглядываться.
  - Молодая госпожа, - подходит ко мне ЧхольСук, старший из двух охранников, сопровождающих нас на подъеме. Сегодня их не узнать. Куда подевались костюмы? Оделись в какие-то военизированные серовато-коричневые брюки и рубашки-поло. Через плечо перекинуты сумки. Интересно, что в них. - Я иду первым. Остальные цепочкой за мной. Никому не отставать. Всем следить друг за другом. Замыкающим идет мой напарник. Все ясно?
  - Конечно, аджосси, - понятливо киваю я, поправляю новенький рюкзак с выглядывающей из него Мульчей и смотрю на ЁнЭ, которая сегодня замещает оставшегося с СанХёном в отеле менеджера Кима.
  - Пошли, онни, - машет рукой ЁнЭ и идет сразу за охранником.
  Надеваем солнцезащитные очки, натягиваем поглубже кепки и зацепляем за ушами лицевые маски. Проверяю ремень на своих любимых протёртых голубых джинсах, которые надел сегодня, скорее всего, в последний раз. Надеюсь, они выдержат. Новые пожалел. Пора. Быстро пройдя участок с вкопанными в гравий деревянными ступеньками, вступаем на узкие деревянные мосточки.
  
  
  Чуть позже.
  
  Иду последним. Позади только второй охранник. БоРам передо мной то и дело вскидывает фотоаппарат. Где-то впереди звонко перекрикиваются девчонки. Различаю среди них голос СунОк. Дорога становится все хуже. Деревянных дощечек все меньше, камней всё больше. Пялюсь по сторонам на обалденную тропическую красоту. Сквозь деревья начинают пробиваться лучи поднимающегося солнца и становится совсем жарко и душно. Сдергиваю с лица быстро надоевшую повязку.
  Мульча внезапно спрыгивает с рюкзака и ныряет в кусты, из которых стремительным прыжком взмывает вверх небольшая косуля и исчезает из вида. Вот это да.
  - Мульча, здесь нельзя охотиться! Это национальный парк!
  - ЮнМи, я успела их снять. Знаешь, какие будут кадры?! - БоРам восхищенно трясёт рукой с зажатым в ней фотоаппаратом. - Отправлю на конкурс.
  - Если выиграешь приз, - отвечаю я, наклонившись и гладя вернувшуюся на тропу кошку, - угощаешь Мульчу.
  - Ещё бы! Обещаю для неё лучшее свежее сашими!
  - БоРам, ЮнМи, не отставайте! - кричит СонЁн. - А то Мульча спугнёт кабана. Видите таблички с предупреждающими рисунками?
  - Да идём мы, идём. Не нужны нам кабаны. Верно, Мульча? - спрашиваю я кошку.
  Не понял. Кажется, Мульча не согласна со мной. Охотница, блин.
  Кажется, первый привал. Позади начальные четыре километра пройденные быстрым темпом. Даже получалось обгонять попутный народ. Рассаживаемся на скамеечках и достаём бутылки с водой. Наливаю в отдельную плошку для Мульчи.
  
  - Как самочувствие? - оглядывает нас ЧхольСук и обращается ко мне. - Молодая госпожа?
  - Всё хорошо, аджосси, - вразнобой отвечаем мы.
  - Сейчас будет сложнее. Тропа резко пойдет вверх. - ЧхольСук поднимает руку с бутылкой, чтобы сделать глоток и слегка задирает полу рубашки.
  Хм, а вдоль брючного ремня у него закреплены кожаные ножны. Ещё бы знать, какой там нож. Рукоять разглядеть не успел. Но уже понятно - это что-то с узким лезвием и небольшой гардой. Кинжал? Не обязательно. Но, всё равно, хочу такой же. Авось пригодится - колбаски порезать.
  - Попили? Вперёд.
  - Стойте, - вместе вскакивают СунОк и БоРам, - а наш репортаж?!
  Отойдя чуть в сторону, не снимая маскировку, под лучами уже вовсю палящего солнца, устраиваем быструю фотосессию.
  - Надо торопиться, - подгоняет нас ЧхольСук.
  - Мы продолжаем наше восхождение! - тарахтит в камеру СунОк. - ЮнМи, надень маску, чтобы не сгорел нос.
  Показывая уважение к онни, натягиваю маску почти до глаз. Ничего, скоро они уйдут вперед и я опять опущу её на подбородок.
  
  Идем вверх. Немного пройдя, вываливаемся толпой на небольшую площадку, за которой видна каменистая тропа, а где-то далеко впереди между деревьями заметны просветы.
  
  ЧхольСук поворачивается к нам лицом.
  - Молодая госпожа, девушки. Выстраиваемся так же как и рань....
  - Змея! - оглушает меня крик подпрыгнувшей рядом со мной ДжиХён.
  Щёлк. Время приостанавливается и словно в замедленной съёмке я вижу, как из-за моей спины из ранца взлетает Мульча, чтобы опуститься за спиной разворачивающегося и схватившегося за поясные ножны ЧхольСука. Еще несколько сменяющих друг друга кадров, в которых Мульча двумя длинными прыжками перехватывает быстро ползущую к нам желто-коричневую гадину. Перелетая через нее, кошка задевает когтями полосатую спину пресмыкающегося, заставив остановиться. Змея пытается свернуться в спираль, но Мульча не дает ей такой возможности. Исполнив невообразимый акробатический номер, черная молния в обратном сальто падает на змею сверху, смыкает челюсти на её шее и сразу делает ещё один высокий прыжок в нашу сторону.
  Щёлк. Время снова бежит как прежде. В нескольких шагах от нас корчится шевелящимся клубком умирающая змея. Слегка наклонившись в её сторону, вздыбив во все стороны шерсть и вертикально подняв распушенный хвост, Мульча замерла в ожидании.
  Я зачем-то пытаюсь сделать шаг вперед, но у меня не получается.
  - Это не ваше дело, молодая госпожа, - говорит мне ЧхольСук, а я понимаю, почему стою на месте. Оказывается, охранник крепко схватил рукой мой рюкзак.
  - Но ...- киваю я в сторону Мульчи.
  - Стойте на месте, - отпускает меня ЧхольСук и быстрыми, какими-то скользящими шагами обогнув Мульчу и подойдя к змее, обрывает её мучения уколом ножа в голову. Схватив змею за шею и приподняв на вытянутой вверх руке, охранник демонстрирует нам длинные змеиные клыки.
  - Щитомордник. Японцы у себя называют их мамуши. Очень ядовитый. Вполне мог убить.
  Подойдя к краю тропы, ЧхольСук забрасывает все ещё извивающееся тело далеко в кусты и возвращается к нам.
  - Я думаю, если кто-то из девушек снял эти кадры, то их стоит удалить, - предлагает он, глядя на меня.
  Все отрицательно мотают головами. Всё произошло настолько стремительно, что про камеры никто даже не подумал.
  - Мульча, - наклоняюсь я к кошке, - сегодня вечером тебя ждет двойная порция говядины.
  Слегка нервный смех девчонок выдает их волнение. Выпрямляюсь и смотрю на нож, который ЧхольСук, вытерев о штанину, собирается вернуть в ножны.
  - Нравится? - спрашивает он, заметив мой взгляд и протягивает нож мне. - Можете посмотреть. Я слышал, вы умеете обращаться с ножами.
  - Хорошо умею нарезать капусту для кимчхи, аджосси, - пожимаю я плечами, аккуратно беря за рукоятку кинжал. Да, пожалуй, это кинжал. Или, всё-таки, нож?
  
  Кажется, истерика в смехе девчонок исчезает, что не может не радовать.
  - О да, - слышу веселый голос ИнЧжон, - это она умеет - нарезать капусту.
  - Да еще как, - вторит ей КюРи.
  Балаболки. Тут такая ВЕЩЬ. А они?
  - Я бы отдал его вам в награду за вашу кошку, но не могу - достался мне ещё во время службы в армии, - говорит ЧхольСук, забирая нож обратно. - К тому же потребуется оформлять разрешение. А вы ещё и несовершеннолетняя. Но вот это можно подарить.
  Он наклоняется и, подвернув брючину, достает откуда-то из высокого ботинка небольшой чёрный нож в пластиковых ножнах.
  
  - Держите. Видите сзади клипсу. За неё вы можете закрепить нож хоть на поясе, хоть на кармане.
  Мне так нравится этот небольшой красавец, что я снимаю очки, чтобы рассмотреть его получше. Какой прекрасный живопыр. А как хорошо он лёг в мою руку.
  - Спасибо, ЧхольСук-сси.
  - ЮнМи, повернись сюда и посмотри в камеру СунОк, - слышу довольный голос СонЁн.
  - Что?
  - А теперь взгляни на экран, что получилось.
  Да я фремен из 'Дюны', чёрт возьми. Лицо скрыто под черными маской и кепкой, а глаза, то ли от яркого солнца, то ли от восхищения подарком, горят каким-то сине-фиолетовым огнём. Ночью увидишь, спать уже не ляжешь. Может, стоит написать потом? Надо подумать. А то ведь признают Муад'Дибом и не отмыться будет. Торопливо нацепляю очки обратно и говорю в ответ.
  - Онни, да вы только оглянитесь друг на друга и скажите - кто вы после этого?
  - Мы пираты!
  - Контрабандисты в масках!
  - Ха-ха-ха!
  - У ЮнМи теперь с собой всегда есть большой острый нож. Осторожно!
  - Ха-ха-ха!
  Ничего не понимающие в мужских радостях дурёхи. Смешно им.
  - Молодая госпожа, могу дать вам потом несколько уроков по обращению с ножом, а сейчас нам пора. Сзади уже видны другие группы.
  Быстро собравшись и выстроив цепочку, держим путь к следующему пункту. Нож, уютно устроившись на ремне, греет и радует душу.
  Позже.
  Идем уже среди высоких лугов и хвойных деревьев. Тропики остались где-то внизу.
  
  Скоро мы достигнем облаков.
  
  Три часа пешей каменистой дороги начинают сказываться и БоРам выглядит слегка уставшей. Смотрю на очередном витке, как там СунОк. Вроде, бодрячком. На подходе последний кемпинг. Вот и он.
  
  Рассаживаемся на одной из длинных скамеек, расставленных вдоль заборчика, и достаем наши припасы. Утром никто толком не завтракал. Все смогли только выпить кофе, а я чай. Зато в дорогу Бенндетто собрал нам пиццу. У всех куски с разной начинкой. Начинаем сравнивать и делиться. Со вчерашнего вечера у нас ещё осталась целая груда шоколадок в ярких упаковках. Тоже хорошо. Жаль, что мне нельзя.
  - Мульча, - беру пакетик с кормом и зову изучающую высокие кусты с розовыми цветами кошку, - обедать!
  Запивая последний кусок пиццы, слышу гитарные аккорды на другой стороне двора.
  - Да это же наша 'Baby', - спохватывается СонЁн и смотрит на ЁнЭ, а потом на меня. - Может, сходим посмотрим?
  Кажется, я сегодня главный. Кидаю вопросительный взгляд на жующего какой-то батончик, стоя невдалеке вместе с напарником, ЧхольСука.
  - У нас есть время, молодая госпожа, - кивает тот и добавляет. - Держитесь всегда рядом, девушки, чтобы мы могли держать вас в поле зрения.
  Когда им что-то очень сильно хочется, девчонки могут собраться удивительно быстро. Я глазом не успел моргнуть, как весь мусор был убран в пакетики, а рюкзаки собраны.
  Подхватив уже собравшуюся поспать Мульчу и вернув её на законное место в своём ранце, иду за девчонками. Стража за мной.
  Там же. Почти сразу.
  Прислонившись к бревенчатой стене кемпинга, парень европейской внешности в повязанной на голове свето-серой бандане, играет на гитаре, а стоящая рядом с ним русоволосая девушка поёт на английском языке песню 'Baby', лидирующую в чарте Billboard HOT100 на данный момент. Вокруг них уже собралась небольшая группа любителей живой музыки из числа посетителей кемпинга, среди которых есть как корейцы, так и иностранцы. Сейчас к ним быстрым шагом приближается группа 'Корона' с сопровождающими.
  Как же я могу не узнать своих соотечественников. Девушка неплохо поёт и отлично выговаривает слова, но легкий акцент узнаётся. Ещё бы гитарист играл получше. Да и сама гитара не настроена, хотя обладает отличным звуком. А девушка симпатичная. Интересно, кто они такие. Вижу - они здесь вшестером. Четыре девчонки и два парня. И с ними, судя по всему, сопровождающие их две молодые кореянки. Хлопают в ладоши под гитарный ритм и народ вокруг начинает их поддерживать в этом. Барды-любители. Но девчонка хороша. Эх, Серёга. Ладно, тоже похлопаем.
  Внезапно одна из кореянок замечает БоРам, единственную среди нас, никогда не надевающую затемненные очки и, широко открыв глаза, толкает в бок подругу. Та, встрепенувшись, тоже устремляет взор на БоРам, а потом и на всех нас по очереди. Ну вот, узнали.
  - Это же 'Корона'! - восклицает первая из кореянок. - Смотрите! Это БоРам! А это СонЁн! Это же их песня!
  Парень недоуменно бросает играть, а девушка, лишившись аккомпанемента, замолкает.
  - Агдан, ДжиХён, - не умолкает кореянка. - Мы фанатки 'Red Velvet' из вашего агентства, но 'Baby' и 'Boombayah' нам тоже очень нравятся. Да нам никто не поверит, что мы встретили вас на Халласане.
  Давно не общался по-русски, не считая редких слов Мульче и сейчас не могу сдержать себя. А, будь что будет. Выхожу вперёд.
  - Я могу настроить твою гитару, - кажется, язык и губы слегка отвыкли от русских звуков.
  Парень с подозрением смотрит на меня.
  - Ты из наших?
  - Местные мы, - опускаю маску на шею, открывая лицо, - сеульские. Я Пак ЮнМи - автор этой песни. Давай гитару. Не бойся, не сломаю.
  Девушка-певица, тоже округлив глаза на высунувшуюся из-за моего плеча Мульчу, с придыханием в голосе говорит парню.
  - Это точно она. Мы же видели её вчера с чёрной кошкой в корейских новостях на музыкальном канале.
  Заторможенным движением парень передает мне гитару, а я начинаю её настраивать, сняв перед этим рюкзак с Мульчей и поставив его у стены на деревянный помост. Вот теперь звук тот, что надо. Беру начальные аккорды 'Baby'. ИнЧжон и ДжиХён, пристроив свои рюкзаки рядом с моим, встают по бокам и всей группой, слегка пританцовывая, мы начинаем петь.
  Чуть позже.
  Успокоившись, немного пообщались и познакомились. Гитариста зовут Максим, а певицу Света. Все парни с девчонками оказались из моего бывшего института и сейчас в Сеуле оформляют какие-то бумаги для учёбы по обмену. А на Чёджу махнули по совету своих подруг из Сеульского университета, с которыми и приехали сюда на пару дней. Очень удивились моему знанию русского и произношению на нём. Что-то опять тягостно и муторно на душе. Надо попробовать взбодриться.
  - Я сейчас учу русский язык и написала песню на нём, - стараясь улыбнуться пошире, говорю я, - Скорее даже стихи под музыку. Хотите послушать?
  - Да, да!
  Снова беру гитару в руки, перекинув через голову ремень.
  - Песня про белого слона! Шуточная!
  Оксана Акиньшина - Песня про белого слона (No В.Высоцкий)
  Песня про белого слона
  Заканчиваю уже под ритмичное хлопанье в ладоши и вижу знаки, которые подает мне ЧхольСук.
  - Моя тонсен отлично спела и сыграла, - перекрикивает шум толпы СунОк, высоко подняв палку для селфи с камерой. - Она пообещала дать перевод новой песни вечером. Мы здорово отдохнули и сейчас нам предстоит последний рывок к вершине. Вперёд, 'Корона'!
  - Вперёд, 'Корона'! - кричат нам. - Мы сразу за вами!
  Снова упаковавшись, возглавляем шествие к пику вулкана.
  Чуть позже.
  Наступило время деревянных лестниц и открытого пространства. Уже отлично видна вершина, слегка затянутая дымкой облаков.
  
  Девчонки заметно устали. БоРам всё реже поднимает фотоаппарат. СунОк я уже не слышу, хотя вижу, что переставляет ноги по ступенькам она ещё живо. Зато что-то постоянно громко скандируют неунывающие ДжиХён и ИнЧжон - наши моторы. Тоже начинаю чувствовать легкую тяжесть в ногах, но вполне терпимо.
  Спустя час.
  Мы уже почти на вершине и до неё осталось только преодолеть несчастные триста метров деревянных шпал вперемешку с камнями. Как же хорошо, что мы купили вчера новые ботинки. Карабкаемся вверх, иногда вставая на четвереньки и опираясь на руки в перчатках.
  
  Но даже этот трудный участок позади и мы на верхней площадке. Ноги слегка гудят. Кругом на ступеньках туристы, пришедшие раньше. Подойдя к ограждающим перилам, смотрим на кратер вулкана.
  
  - А где озеро? - расстроенно спрашивает БоРам. - Здесь же должно быть озеро.
  - В путеводителе написано, - устало начинает отвечать ЁнЭ, - что озеро появляется после дождей. А их уже давно не было.
  - Ну-у-у, так не интересно, - тянет БоРам. - Давайте хоть сфотографирую вас всех по очереди. СунОк, не отставай.
  - Молодая госпожа, девушки, вам нужно передохнуть и обязательно выпить воды, - перебивает ЧхольСук.
  Снимаем рюкзаки и плюхаемся на ступеньки. Девчонки достают бутылки с водой и начинают шуршать обертками шоколадок. Выкладываю перед собой плошку.
  - Мульча, пей.
  Русские студенты с корейскими девчонками устраиваются по соседству. Света рядом со мной, с интересом посматривая на лакающую воду кошку.
  Сделав глоток из бутылки, спрашиваю Свету по-русски.
  - Значит, будем соседями?
  - О чём ты?
  - Главный кампус Сеульского университета в двух шагах от нашего дома в Гванак-гу.
  - Ах, ты об этом.
  Перевожу сидящей рядом СунОк наш разговор. Что наши, что русские внимательно слушают.
  - И когда вы узнали о 'Baby'? - интересуюсь я, гладя запрыгнувшую на колени Мульчу.
  - Дай подумать. - Света закидывает голову, устремляя голубые глаза в небо и что-то подсчитывая в уме. Я отвык от такого близкого вида красивых русских девчонок. - Это было на той неделе, в Москве, а позавчера, в понедельник, после прилета в Сеул, мы её слышим везде по несколько раз в день. Вот и решили выучить её с Максом. Мы играем в нашей институтской команде КВН. А вашу 'Boombayah' и так крутят по музыкальным TV в России.
  Хорошо бы мне перепало с этого больше денег. Перевожу с русского на корейский ответ Светы.
  - А спроси у неё, - ИнЧжон с ДжиХён уже стоят напротив, - какие еще наши песни она слышала?
  Кажется, зря я начал этот разговор. Придётся поработать переводчиком у этих болтушек. Ладно, тренировка тоже нужна. Но у нас есть ещё одно важное дело, порученное лично СанХёном.
  Чуть позже.
  Девушки группы, сняв на время с себя маски, но оставив кепки, а Агдан ещё и очки, стоят рядом с камнем, символизирующим наивысшую точку Республики Корея. Под направленными со всех сторон камерами и смартфонами 'Корона' хором начинает читать 'Завет':
  Владей собой среди толпы смятенной,
  Тебя клянущей за смятенье всех....
  ...
  Тогда весь мир ты примешь во владенье,
  Тогда, мой друг, ты будешь Человек!
  
  Многие молодые корейцы повторяют стихи за ними.
  Редьярд Киплинг 'Заповедь'. Читает Анна Простова (с 3-25)
  Заповедь
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Спустя двадцать минут.
  (+61302;-891) Анньён. Я фанатка 'Red Velvet'. Но, наверное, уже бывшая. Мы с подругой только что встретились и познакомились с 'Короной' на Халласане. Они спели 'Baby', а Агдан сыграла на гитаре песню на русском языке. Я спросила у СунОк про перевод и она сказала, что ЮнМи постарается вечером её перевести. Я разговаривала с ними со всеми: СонЁн, ИнЧжон, КюРи, ДжиХён. Поверить не могу.
  (+63083;-467) Я её подруга. Принимайте нас в ряды 'Queens'. Выкладываю наши фото с 'Короной'. Только что они прочитали 'Завет'. Добавлю его потом. А сейчас нам пора догонять 'Корону' на спуске с вулкана.
  (+77084;-209) Почему я не могу так же встретить где-нибудь на улице Агдан и ДжиХён.
  (+81029;-251) Нам с тобой тоже когда-нибудь повезёт.
  (+86016;-427) Наши девочки такие красотки.
  Удалено модератором.
  
  Склон вулкана Халласан. Около полудня.
  Спускаемся по обратному маршруту. Более короткому, но, как написано в путеводителе и как сообщила нам ЁнЭ - более сложному. Начинаем понимать, что движение вниз по горному склону тоже - то ещё удовольствие. Приходится принимать дополнительные усилия, чтобы опустить и поставить ногу на требуемое место. А нога уже устала и сопротивляется. И солнце печёт. Очень помогают красивые горные виды. Представляю, каково сейчас БоРам и СунОк. У них, наверно, уже отваливаются руки от камер. Надо помочь.
  
  Позже.
  На этом пути кемпингов нет, поэтому останавливаемся у небольшой скамеечки с родником, упрятанным в каменную кладку, рядом. Снимаем солнцезащитные очки и маски.
  Мульча выпрыгивает на разведку. Подхожу к БоРам.
  - Онни, может, я за тебя поснимаю, а ты передохнёшь?
  БоРам, подумав, отрицательно качает головой.
  - Спасибо, ЮнМи, но здесь нужен опыт. Может быть, потом, в лесу, где не будет больших пространств?
  - Хорошо, - соглашаюсь я. - Но не забывай, что мы все тебе поможем, если надо.
  ДжиХён выхватывает камеру с палкой для селфи у СунОк, примостившейся на скамейке.
  - А про СунОк забыли. Но мы с ИнЧжон сейчас поможем ей провести репортаж. А, ну! Начнём с СонЁн. Онни, твои впечатления от посещения вулкана?
  СонЁн, сидящая рядом с СунОк и как раз отпивавшая в этот момент воду из бутылки, начинает кашлять от неожиданности.
  - Пока СонЁн занята, - направляет руку ДжиХён с камерой ИнЧжон, - зададим тот же вопрос ХёМин. Онни?
  - Отлично, - улыбается ХёМин, - только немного жарко.
  - А что нам скажет КюРи?
  - Всё здорово! - складывает большие и указательные пальцы ладоней в сердечко КюРи. - Любите нас!
  - Возвращаемся к СонЁн! - кричит ДжиХён.
  - Лучше не бывает! - показывает большой палец уже откашлявшаяся СонЁн.
  - А сейчас мы спросим у самой волевой девушки нашей группы, - ИнЧжон с ДжиХён подскакивают с камерой уже ко мне, - как её настроение? Не болят ли её ножки?
  - Ножки в полном порядке! - теперь веселюсь уже я. - Клянусь, что дойду до конца маршрута и ни разу не пожалуюсь!
  Снимаю с правой руки перчатку, сильно сегодня мне помогшую, прикладываю руку к сердцу и поднимаю вверх. Кольцо с чёрным камнем светится на солнце матовым завораживающим отблеском.
  - Клянусь! - не перестаю улыбаться я, продолжая держать поднятой руку.
  СунОк вскакивает, выхватывает камеру у ДжиХён и начинает снимать, как все девчонки собираются вокруг меня, чтобы повторить мой жест и хором воскликнуть.
  - Клянёмся!
  - Ха-ха-ха!
  - Только что вы увидели один из самых ужасных секретов группы 'Корона'! - с таинственным видом и 'зловещим' голосом говорит СунОк в камеру. - Их ритуальную клятву, подтверждающую их готовность идти до конца! Обычно они проводят её в полночь перед каждым камбэком, уколов пальцы и смешав свою кровь в специальной чаше, но сегодня вы, дорогие зрители, увидели её облегчённую версию. Мы продолжаем наш репортаж. Не отвлекайтесь от экранов. Дальше будет ещё интереснее.
  - Ха-ха-ха! - вместе с нами смеются даже охранники. - СунОк -лучший репортёр!
  Дружно берем бутылки с водой и начинаем пить. Не мешало бы подкрепиться. Но у меня ничего нет. Недоработка.
  - ЮнМи!
  Кажется, к нам приближаются русские барды-любители. Впереди раскрасневшаяся Света. Ну, да, темп мы держим неплохой, а они оставались на вершине и чтобы догнать нас, им пришлось изрядно выложиться.
  - ЮнМи..., - Света согнувшись в поясе и держась за бок, пытается перевести дыхание.
  Из-за её спины выскакивают две кореянки-студентки - ЧоХи и ЧжуЫн .
  - ЮнМи, мы только что стали членами 'Queens', - с несколько пугающим фанатским блеском в глазах начинает тараторить одна из них, ЧоХи, - Все на форуме передают вам привет и ждут перевода твоей песни.
  - Очень ждут, - поддерживает подругу ЧжуЫн, - Света увидела твой ролик с игрой на рояле и хочет что-то сказать.
  - Конечно, я слушаю, - с улыбкой жду, пока Света начнет что-то говорить.
  Но она замирает, едва выпрямившись и открыв рот. Кореянки тоже замолкают. Что это с ними?
  - Вот это глаза! - слышу негромкий возглас стоящего где-то на заднем фоне Макса.
  - ЮнМи, надень очки! - командует ЁнЭ.
  Ах, да, забыл. Торопливо напяливаю очки и смотрю уже сквозь них.
  - Я посмотрела ролик с твоей игрой, - слегка робко начинает Света, - и хочу сказать, что это было чудесно. Да, чудесно. Это подходящее слово. Я сама закончила музыкальную школу на фортепиано и могу сказать: тебе надо играть классику, ЮнМи.
  - Скоро выйдет мой первый диск с классикой на фортепиано, - соглашаюсь я, - так что скоро можно будет его послушать.
  - Я бы хотела обменяться телефонами. Мне уже сказали, - Света начинает говорить торопливо, - что у айдолов трудно получить номер, но, может, ты могла бы...
  Смотрю на замолчавшую Свету и раздумываю. Надо ли мне это? Наконец, решаюсь.
  - Хорошо. У тебя уже есть корейская симка?
  Света отрицательно качает головой.
  - Мне не было смысла её заводить, ведь завтра мы возвращаемся в Москву. Но через неделю уже прилетаем, чтобы устроиться в университете.
  - ЁнЭ-онни, - зову я, - дай, пожалуйста, какой-нибудь лист бумаги из блокнота. У тебя же он всегда с собой.
  ЁнЭ с девчонками улыбается, но протягивает мне просимое. Оторвала от сердца.
  - Вот здесь наш сеульский адрес. Там спросишь мою маму, ДжеМин-сси или СунОк, её ты знаешь. Они позвонят моему менеджеру ЁнЭ и она всё устроит. Но, к сожалению, у меня будет мало времени перед поездкой.
  - Какой поездкой? - озадачена Света.
  - А, ты же не знаешь. Перед поездкой в Штаты на гастроли и премию Хьюго.
  - Премию Хьюго? Это же литературная премия?
  - Ну, да, я в двух номинациях: 'Лучший рассказ' и 'Лучший дебют'
  Света хлопает ресницами. Какие же красивые у неё глаза. Надо попробовать как-нибудь такой метод на СанХёне.
  - Но, как такое возможно?
  - Не бери в голову. Некоторые считают, что я гений, а гении все сумасшедшие.
  - Молодая госпожа, нам пора, - подходит ЧхольСук.
  Быстро натягиваем маски и кепки и прощаемся с усевшимися на отдых студентами.
  - Анньён!
  - Анньён!
  - Наша 'Корона' никогда не сдаётся, запомните это, дорогие зрители.
  Все дружно смеются.
  
  Пешеходный мост недалеко от выхода. Около 15 часов.
  
  - Дорогие зрители, не повторяйте наших ошибок, - осипшим голосом выдаёт в камеру спитч СунОк. - Когда мы начинали наш подъём, казалось, что предусмотрено всё. Но мы просчитались. Мы взяли слишком мало еды. И теперь, всего в пятистах метрах от выхода, кто-то из группы должен принести себя в жертву, чтобы на полученной энергии оставшиеся смогли дойти до наших автомобилей. Сейчас всё решит жребий. Надеюсь, что это будет не моя тонсен. Ведь если на неё падет слепой выбор, я выйду вместо неё.
  Да, как хочется жрать. Желудок стонет, плечи болят, а в ноги словно залит свинец.
  - СунОк - лучший репортёр! - кричит ДжиХён.
  - Да! - не менее громко поддерживает её ИнЧжон.
  Наши моторы, ДжиХён и ИнЧжон, в действии. Улыбаясь из последних сил, снимаем фотосессию на фоне вершины вулкана и, ковыляя, двигаем к выходу. Фотик БоРам давно уже несу я, а камеру СунОк по очереди все девчонки.
  Спустя пятнадцать минут.
  Рядом с двумя минивэнами стоят снявшие с себя чёрные маски и кепки девушки 'Короны'. В центре Агдан держит на руках Мульчу, а перед ними СунОк, с торжественным выражением лица и слегка пришедшим в норму голосом, проводит завершающий эпизод съёмок подъёма на Халласан.
  - Дорогие зрители, вы увидели эпохальное восхождение группы 'Корона' на величайшую вершину нашей страны. Теперь вы знаете, насколько 'Корона' тверда в достижении своей цели. Поблагодарим её мемберов за несгибаемую Волю и не забудем отметить их отличную физическую подготовку, которые вы смогли оценить сами.
  - Любите нас! - хором, с поклоном, кричат девушки.
  - Снято! - поворачивается к ним лицом СунОк и поднимает руки, в одной из которых победно вздымается палка для селфи, вверх.
  - Аха-ха! СунОк - лучший репортёр!
  Дружно обнимаем сестру и рассаживаемся по машинам. Быстрее в отель, где нас ждут душ и то ли поздний обед, то ли ранний ужин, приготовленный Бенндетто после предупредительного звонка ЁнЭ менеджеру Киму.
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля. 17 часов.
  Ресторан пуст. Лишь только в одном, уже привычном для себя углу зала, сидящий во главе нескольких сдвинутых столов СанХён с поднятой недоумённо правой бровью наблюдает шествие 'деревянных солдатиков' Урфина Джуса, которых изображают девушки 'Короны' и СунОк с ЁнЭ. Менеджер Ким, сидящий по правую руку от своего президента, с болью в глазах следит за девичьими страданиями.
  - И как они будут завтра сниматься в клипах? - спрашивает СанХён у Кима, милостиво кивнув рукой, разрешая садиться поклонившимся айдолам. - Они же еле ходят. ЁнЭ, - обращается к севшей по его левую руку менеджеру, - вы там что, разгребали каменные завалы?
  - Сабоним, - отвечает вместо ЁнЭ усевшаяся рядом с ней ЮнМи, - можно, мы сначала поедим. А то у нас все силы остались на этом огрызке Везувия. Э-э-э, - поняв, что сказала что-то не то, она срочно пытается подобрать иные слова, - то есть, я хотела сказать, на самой высокой горе нашей страны. За нами остались двадцать километров горной тропы. Это же половина марафонской дистанции, сабоним.
  - Поговорим с тобой после ужина, - с многозначительной угрозой в голосе отвечает СанХён и внимательно разглядев подопечных, уже подобрев, добавляет. - И никто не обгорел. Наоборот, все выглядят свежими и отдохнувшими.
  Переглянувшиеся между собой девушки, очевидно, имеют своё, кардинально отличающееся мнение, но предпочитают промолчать.
  Подошедший лично шеф-повар Бенндетто приносит меню и, с помощью ЮнМи, начинается выбор итальянских блюд.
  Мульча, сидящая позади хозяйки на специально подготовленном для неё стуле, спокойно ожидает обещанной ей награды в виде говяжьей вырезки.
  
  Кабинет СанХёна в отеле. Позже.
  СанХён, сидя за столом, рассматривает на ноутбуке рабочие материалы сегодняшнего похода 'Короны' на Халласан, а ЁнЭ и СунОк, стоя по бокам от него, дают пояснения. ЮнМи что-то набирает в своём планшете.
  Сижу. Перевожу песню. Весь разбит. Как и все девчонки. Болит всё. Начал чувствовать мышцы, о которых раньше и не подозревал. Но виду не показываю. Даже хожу ровно, а не судорожно переставляю ноги как БоРам и СунОк.
  - Значит, ты у нас великий полиглот и знаешь ещё и русский язык?
  Кажется, СанХён что-то у меня спрашивает. Словно несмазанный робот со скрипом распрямляю шею и смотрю на него.
  - Только учу, сабоним.
  - И сразу же написала песню?
  - Вы же знаете, что мне может внезапно прийти в голову что угодно, сабоним.
  - Перевела? Давай сюда.
  - Это подстрочный перевод, сабоним.
  - Мне хватит.
  Кажется, надо подготовиться к ответу, пока он читает. СунОк и ЁнЭ что-то начали подозревать и заранее сжались. Стараюсь выпрямить спину. Всё хрустит.
  СанХён, прочитав текст, поднимает голову и смотрит мне прямо в глаза. Не отвожу свои, включив ожидание. Очередная игра в гляделки.
  - Значит, у меня в агентстве теперь есть свой белый индийский музыкальный слон?
  - О чём вы, сабоним? - недоуменно спрашиваю и вспоминаю Свету. Как там она это делала? А, ну - хлоп-хлоп ресницами.
  СанХён, сначала удивлённо подняв брови, начинает безудержно смеяться. Я, слегка переждав, тоже не выдерживаю. ЁнЭ и СунОк, хоть и не понимая в чём дело, вежливо хихикают.
  Отсмеявшись, СанХён говорит.
  - Больше так не делай, ЮнМи.
  - А что, не получилось, сабоним?
  - Тебе не идёт. Итак, что это была за песня?
  - Это же шутка, сабоним. Просто шутка, - вкладываю в голос и взгляд всю доступную мне проникновенность и уважение к президенту.
  - Хватит паясничать. ЁнЭ, опубликуете этот перевод под роликом. Когда ты сможешь сделать литературный, ЮнМи?
  - Вы же знаете, сабоним, - печально вздыхаю. - Здесь нет гарантий. Но постараюсь до пятницы что-нибудь изобразить.
  - Изобрази, - передразнивает меня СанХён. - Всё, идите к стилистам.
  Проводив недовольным взглядом троицу подчиненных и мрачно задумавшись, СанХён произносит.
  - Надеюсь, что она всё-таки не пророк. Хватит с неё звания гения. Но эти слова про подорванное здоровье мне не нравятся.
  
  Один из номеров отеля, превращенный в гримерную агентства. Позже.
  ЮнМи, переодетая в чёрную парадную форму морского пехотинца, смотрит на себя в ростовое зеркало. Рядом, с белой фуражкой в руках, стоит ЁнЭ, за спиной которой, подняв камеру на уровень глаз, с восхищением наблюдает за младшей сестрой СунОк. Одно из ближайших кресел у стены оккупировала Мульча. Номер выглядит переполненным из-за бегающих туда-сюда стилистов агентства.
  Стою. Смотрю на себя в зеркало. Мне слегка подравняли волосы и подкрасили корни. Ладно, пусть так и останется. Хотя и предстоят дополнительные хлопоты по расчёсыванию. Зато какая на мне форма. Как же здорово ЮнМи выглядит в этом прикиде. Примеряю фуражку. Подходит. Осталось нацепить ремень с сияющей бляшкой и поправить золотой аксельбант. Всё. Выгляжу браво и молодцевато. Даже блестящие ботинки с белыми шнурками не жмут. Поворачиваюсь к ЁнЭ с сестрой.
  - Ну, как, онни?
  СунОк, не находя слов, поднимает большой палец, а ЁнЭ удовлетворенно кивает. Я и сам сделал бы так же. Не думал, что во мне есть такая тяга к военной униформе. Но, видимо, это сидит в нас, мужиках, очень глубоко и прочно, и совершенно не похоже на легковесную женскую тягу к шмоткам и шоппингу. Смотрю на БоРам, невдалеке примеряющую форму ВМФ: чёрную матроску с белыми шейным платком и бескозыркой. Дальше ИнЧжон и ДжиХён в синей форме ВВС, а в противоположном углу СонЁн, КюРи и ХёМин возятся с зелёной армейской. У всех парадные варианты: кителя с воротником стоечкой, брюки с лампасами в ботинках с высокими голенищами, фуражки в цвет формы и аксельбанты, в отличие от наших с БоРам - серебристые. В таком вот виде и будем выступать на праздничном концерте 15 августа, символизируя единство армии и флота. По распоряжению Президента, шепнула мне на ухо ЁнЭ. Прочитаем 'Завет', а я сыграю 'Red Alert'.
  - ЮнМи, - говорит мне ЁнЭ, - теперь переодевайся в повседневную.
  Да, мне от Ассоциации ветеранов Корпуса морской пехоты прислали три комплекта формы. Парадную для церемоний, обычную парадную и повседневную. Пора примерить повседневку - зеленовато-бурую, почти хаки. В ней вместо фуражки полагается женская шляпка армейского образца, юбка или брюки на выбор, а под кителем светлая рубашка с галстуком. Сойдёт. Надеюсь, что мне не придётся её часто использовать. А вот потом начнется самое главное и тяжёлое для меня - примерка купальных костюмов и футболок для съёмок клипа. СанХён, как всегда, подключил контракт с известным брендом спортивной одежды и мы будем красоваться в фирменных тряпках. Да-а, учиться мне ещё у СанХёна и учиться. Но ничего - перетерпим. Как же всё болит. Проклятый Халласан.
  
  Бассейн во дворе на втором ярусе отеля. Позже.
  
  Территория вокруг бассейна ярко освещена софитами. Заметны суетящиеся возле своей аппаратуры члены съёмочной бригады. У одного из искривлённых бортиков установлена высокая деревянная платформа, на которую направлена основная часть освещения и камер. Рядом с ней, сидя на скамеечке, в окружении стилисток и менеджеров, выслушивает наставления СанХёна группа 'Корона', одетая в разноцветные футболки, из-под которых видны длинные шорты купальных костюмов.
  Кажется, наш отпуск окончательно зачах, так и не дав из ростка побега. Режиссёр убедил СанХёна провести первые съёмки клипа сегодня вечером и вот мы здесь - настраиваемся. Будем изображать неземную радость от пребывания на райской земле Калифорнии. Вернее, воде. Народ повыгоняли, как-то извинившись. Но большинство теперь с балконов верхних этажей теперь пытаются выцелить нас в свои смартфоны. Чёрт с ними. Главное, чтобы получилось. Выслушав предупреждения СанХёна об осторожности, начинаем разминку. Мы у себя в агентстве уже неделю как понемногу тренировали сальто вперёд. Даже стало получаться. А здесь, на воде, с запасом высоты, тем более должно получиться. Осматриваем вчетвером деревянную площадку, примеряемся и совещаемся. Я - первый. Потом по очереди ДжиХён, ИнЧжон и ХёМин. Встав на дальнем краю помоста, стартую в сторону бассейна. Слышу голос СунОк и вижу в воде несколько парней из охраны отеля, которые должны меня подстраховать.
  
  - Дорогие зрители. Сейчас прямо на ваших глазах проходят съёмки нового клипа 'Короны' и президент 'FAN Entertainment' господин СанХён дал беспрецедентное разрешение на частичный показ этого зрелища. Вы видите мою тонсен, которая должна совершить величайший трюк в истории. Смотрите.
  Агдан разбегается, подбегает к краю помоста, резко отталкивается ногами, взмывает в воздух и, сделав сальто вперёд, чисто уходит под воду с вытянутыми вперёд руками.
  - ЮнМи! - счастливо кричат все вокруг.
  Агдан выныривает и показывает большой палец. Всё хорошо. На место старта встаёт ДжиХён. Вылезшую из воды ЮнМи укутывает в большое коричневое полотенце ЁнЭ. Через минуту к ней присоединяется сушится также удачно совершившая свой прыжок ДжиХён.
  
  
  Там же. Позже.
  - Снято!
  Начинаем закругляться. Всё у нас получилось. И сальто вперёд, и простые ныряния рыбкой, и общее падение всей группой в бассейн. Так что теперь девчонки расслабленно развлекаются. ДжиХён с ИнЧжон корчат гримасы в камеры. СонЁн с ХёМин приветственно машут в адрес зрителей на балконах. Только КюРи с БоРам устало сидят на скамеечке. Да, денёк получился тяжелым.
  
  - Завтра вы увидите ещё один замечательный репортаж со съёмок клипа! - заливается СунОк. - Ждите, дорогие зрители.
  - Переодевайтесь и можете быть свободны, - командует СанХён.
  Когда же закончится этот день? Но у меня осталось ещё одно дело.
  - Сабоним, вы помните, что я хотела показать вам текст песни?
  - Подойдёшь потом в концертный зал.
  - Хорошо, сабоним.
  
  Бально-концертный зал отеля. Полночь.
  ЮнМи, сидя на стуле рядом с синтезатором и положив на колени акустическую электрогитару, ждёт вердикта СанХёна, смотрящего куда-то поверх неё и задумчиво жующего нижнюю губу.
  ЁнЭ, стоящая за его спиной, с тревогой переводит взгляд с затылка президента на свою подопечную. Мульча, свернувшись в клубок, спит на одном из стульев.
  Дверь в зал приоткрывается и в него заглядывает СунОк. СанХён, оглянувшись, подзывает её.
  - Всё сделала?
  - Да, господин президент.
  - ЮнМи, сыграй ещё раз специально для сестры.
   ЮнМи, заведя сопровождение на синтезаторе, берёт в руки гитару и начинает петь в стоящий рядом на подставке микрофон.
  В открытую дверь зала потихоньку входят все девушки 'Короны'.
  Закончив играть, ЮнМи откладывает гитару, подходит к сестре и говорит.
  - Эта песня посвящена тебе, СунОк. С Днем Рождения тебя.
  Слёзы брызгают из глаз СунОк и, всхлипнув, она крепко прижимает к себе сестру. ЮнМи, ответив на объятия, успокоительно шепчет той на ухо.
  - Всё хорошо, онни. Всё хорошо.
  СанХён отворачивается от сестёр и говорит вслух.
  - Это точно подойдёт для какой-нибудь дорамы.
  - ЮнМи, сыграй ещё раз! - молитвенно сложив руки на груди, жалобно просит ДжиХён.
  ЮнМи, оглянувшись на СанХёна и, получив его согласный кивок, отвечает.
  - Конечно, онни.
  Снова сев на стул и взяв в руки гитару, ЮнМи объявляет песню.
  - 'Колыбельная СунОк'!
  Женя Любич - Колыбельная тишины
  Колыбельная тишины
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. В это же время.
  (+77019;-238) СунОк выложила свою программу. Все туда.
  (+82273;-386) И кто теперь скажет, что наши девочки 'толстые коровы'.
  Удалено модератором.
  (+80831;-218) Наши девочки настоящие герои.
   Удалено модератором.
  (+81267;-387) Как же надоели эти тупые девчонки из 'Once'.
  (+57296;-793) Если вы ещё раз прибежите сюда, то получите наш ответ.
  (+71192;-172) Не обращайте внимания на этих дурочек. Лучше подумаем, что ЮнМи имела в виду под 'белым слоном'?
  (+73832;-271) А мне всё понятно. ЮнМи - наша королева.
  (+54807;-5271) Пусть кто-нибудь позвонит в психушку.
  (+79284;-204) Заткнитесь все вы. Лучше подумайте, что подарить СунОк на день рождения.
  (+54733;-781) Кто ты такая, чтобы дарить ей подарки?
  (+58701;-732) Агдан её уже поздравила. Все плачут.
  (+83297;-367) Откуда тебе это знать.
  (+57826;-775) А вот знаю.
  
  Форум института иностранных языков в Москве. В это же время.
  (+132;0) Что это за девчонка с синими глазами. На каком она факультете?
  (+172;0) Ты идиот. Светка в Корее познакомилась с Агдан. Той самой Агдан.
  (+179;0) Светка везунчик. Всё лучшее ей. Но я тоже собираю сейчас сумку в Корею.
  (+154;0) Собирайся-собирайся. Слушайте, а ведь 'Baby' здорово звучит. А ещё эти корейские девчонки классно танцуют.
  (+160) А эта девчонка точно кореянка?
  (+162;0) Прочитай её биографию.
  (+175;0) Я влюблен в неё.
  (+169;0) Знаешь, сколько там таких, как ты?
  
  Глава 4.
  Пляж отеля на берегу. Четверг. 13 августа. Утро.
  - Начнем с простого. Как вы будете держать этот кинжал в бою, молодая госпожа? - спрашивает меня ЧхольСук.
  - Ну, хотя бы так, - показываю я.
  - Это называется обратный хват. Но есть и другие. Сначала расскажу вам, как называются части кинжала по отдельности. Начнём с клинка. Вот это называется рикассо.
  Позже.
  - Не будьте такой скованной, молодая госпожа, - снисходительно улыбается ЧхольСук, перебрасывая из руки в руку резиновый нож. - Преодолейте свою усталость после вчерашнего похода. Двигайтесь быстрее. Ведь главное - ноги.
  Мульча, возникнувшая из ниоткуда, шипя, с поднятой правой лапой вверх, ощетинивается в защитной стойке перед отряхивающейся от морского песка хозяйкой. Мстительный взгляд ЮнМи в сторону охранника обещает много ответных развлечений.
  - Главное - голова. Не правда ли, ЧхольСук-сси! - победно восклицает ЮнМи спустя минуту боя, наклонившись к сидящему к ней спиной на коленях охраннику, приставив тренировочный нож к его горлу и одновременно взяв левой рукой за прядь волос.
  - Простите, молодая госпожа! - с виноватой, почти никому незаметной усмешкой кается ЧхольСук, опустив голову.
  - ЮнМи лучше всех! - веселятся сестра с СонЁн и ЁнЭ.
  О да, я крут. Я суперкрут. Поражаюсь сам себе. Откуда в теле ЮнМи эти знания о ножевом бое? А резкость движений? Хотя я прекрасно видел уловки поддающегося мне охранника, но доля уважения в его глазах мелькала.
  - Можете убрать кинжал с моей шеи, молодая госпожа.
  Убираю большой палец с основания клинка и меняю диагональный хват кинжала на обратный.
  - Не забывайте тренировать переводы кинжала между пальцами самостоятельно, как я вам показал, молодая госпожа.
  - Обещаю. Спасибо за урок, ЧхольСук-сси, - киваю я и получаю ответный поклон уже вставшего передо мной охранника.
  - ЮнМи, нам пора на завтрак, - смотрит на часы ЁнЭ.
  Точно. Как хочется есть. Но сначала в душ. Трясу головой. Во все стороны летит песок.
  - СунОк, онни, догоняйте!
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля.
  - С Днём Рождения, СунОк! - хором кричит 'Корона', вызывая ажиотаж в зале ресторана.
  На глазах постояльцев отеля, уже слегка привыкшим к постоянно привлекающим к себе внимание айдолам, девушки группы вручают СунОк корзину с фруктами и коробку конфет. Агдан, отвесив церемонный поклон, двумя руками передаёт сестре в руки какой-то яркий конверт. ХёБин, стоящая вместе с СанХёном позади 'Короны' подаёт пример присутствующим, начиная хлопать в ладоши. Под направленными видоискателями камер небольшой съёмочной группы 'FAN Entertainent' все начинают рассаживаться за длинным, укрытым белоснежной скатертью, праздничным столом, составленным из нескольких маленьких. Во главе - ХёБин. По правую руку от неё - СанХён. По левую - ЮнМи, рядом с которой смущённая донельзя виновница торжества. Снятый материал должен будет войти в специальный выпуск программы 'Ужин с СунОк'.
  - Мой подарок тебе известен, СунОк, - обращается с холодной улыбкой ХёБин к моей сестре. - День на яхте.
  Онни вскакивает из-за стула с одновременным поклоном.
  - Большое спасибо, госпожа.
  Кажется, даже недавнее начало тренировок даёт свои плоды. СунОк окрепла и слегка подтянулась. Будем продолжать. Интересно, сколько стоит этот самый день на яхте? Думаю, что недёшево. Вижу, как доволен СанХён. Ещё бы. Халявщик. После кивка ХёБин приступаем к завтраку. Бенндетто нам сегодня прислал итальянский омлет - фритатту с фасолью, перцем и томатами. Божественно. Даже скромно молчащим девчонкам нравится.
  А у меня как будто всё ещё в волосах песок после утренней бойни. Знатно поиздевался надо мной ЧхольСук. Столько раз кинул на землю. И подставился он грамотно. Теперь я это окончательно понимаю. В реальном бою ни за что меня не подпустил бы. А здесь дал шанс для удара по выставленному вперёд локтю. После чего я быстро запрыгнул ему за спину и подбил под колени, уронив на вулканический песок. А как он играл: 'Простите, молодая госпожа'. Утешил, называется, слабака напоследок. Козёл. Но двигаюсь я действительно быстро и силенок прибавилось. Вот только этого пока мало. Ничего, главное - не сдаваться. Возьму завтра в пару СунОк. Буду её валять.
  Вчера перед сном подсчитали мы с онни наши деньги и умылись кровавыми слезами. После всех трат в отпуске осталось у нас девяносто восемь тысяч баксов. Но ЁнЭ обрадовала сообщением, что собрала пятьсот зелёных на подарок на День Рождения. Девчонки сбросились, менеджер Ким, и даже СанХён. Поэтому фрукты, конфеты и, частично, беговая дорожка, будут куплены на их деньги. А от меня - тысяча триста долларов на ту же беговую дорожку и, главное - сертификат на две тысячи пятьсот в клинику 'Медицинский центр красоты ВонДжин'. В понедельник СунОк отправится на обследование перед операцией на 'двойное веко'. В результате чего наш итоговый сальдо будет равен примерно девяноста пяти тысячам баксов. Маловато. И когда же придут деньги от 'KORG'-а?
  - Как я заметила, цвет твоей кожи совсем не изменился, ЮнМи, - говорит мне ХёБин, заставляя отвлечься от тарелки и посмотреть на неё.
  - Я же говорила, госпожа, что не боюсь загара, - вежливо улыбаюсь в ответ. Надеюсь, не очень нагло.
  
  - Вижу, - с тщательно скрываемым внутренним сожалением соглашается ХёБин и поворачивается к СанХёну.
  - Господин СанХён, я с удовольствием понаблюдала за вечерними съёмками клипа и думаю, что можно поздравить ваших айдолов с блестящим выступлением. Постояльцы отеля также высказали своё восхищение. Жаль, что самой песни никто не слышал.
  - Я доволен, - кивает СанХён, делая глоток кофе. - Но сегодня им предстоит не менее тяжелая работа. Ведь запланированы съёмки сразу двух клипов.
  - А каких именно, господин СанХён? - пытается уточнить ХёБин. - Моя хальмони всё так же интересуется делами невесты своего внука.
  Пора выпить кофе для успокоения.
  - Первый - всё тот же для камбэка в Америке, - отвечает СанХён, - а второй на песню на французском языке.
  - Тоже камбэк?
  - Нет, - кладет чашку СанХён. - Я решил, что пришла пора снять клип для песни 'Tu Es Foutu'. Она сейчас очень популярна во Франции.
  - Вот как? - удивлённо поднимает брови ХёБин. - Обязательно передам это хальмони.
  Спокойно, Серёга. Пьём кофе. Молчим.
  - Спасибо за угощение, госпожа ХёБин. Прошу отпустить девушек. Им уже пора.
  - Конечно, господин СанХён. Надеюсь, ЮнМи, у тебя и сегодня вечером сохранится этот восхитительный цвет лица.
  Вот же стерва.
  - Я постараюсь, госпожа ХёБин. Спасибо за пожелание.
  Встаём, кланяемся и идём на выход. Мульча выныривает из дверей на кухню.
  
  Набережная Чёджу-сити. Недалеко от яхт-клуба. Позже.
  Стоим в тенечке в окружении стилисток. Некоторые сидят. Ждём, когда закончит свои съёмки БоРам. Они с братом ДжиХён раскатывают по набережной в шикарном красном кабриолете в сопровождении автомобиля съёмочной группы. Как закончат, двинем все вместе к уже подготовленным двум катерам. Так как БоРам совершенно не умеет водить транспортные средства, менеджер Ким вместе с режиссером долго думали, кому из группы доверить управление катером. Ким даже звонил СанХёну. Выбрали меня. Всё показали и объяснили. Ничего сложного. Ручку вперед, ручку назад. Главное, чтобы штурвал из рук не вырвался. А то ведь как поднажму. Держаться, Серёга.
  - Я знаю, что многих девушек после 'Playing with fire' интересует, как же ХёДжун, брат ДжиХён, выглядит в жизни, - включает свою камеру СунОк. - Но вынуждена вас разочаровать. Вы узнаете это только после премьеры клипа.
  - Твой брат станет настоящей звездой, ДжиХён, - подшучивает ХёМин.
  - В его спину влюблена уже куча девчонок, - добавляет СонЁн.
  - А-ха-ха!
  Надеюсь, с нас не потечёт грим. А то становится жарковато. На нас поверх купальников яркие короткие платья. У каждого свой цвет. Мне достался жёлтый. Изображаем группу поддержки брошенной кавалером БоРам.
  Позже. Акватория невдалеке от набережной.
  ЮнМи ведет катер. Рядом с ней стоит поющая БоРам в ярко-голубом платье. У обеих девушек на шеях повязаны развевающиеся на ветру легкие прозрачные под цвет платьев платки. Параллельными курсами идут два катера съёмочной группы. Работа над клипом 'Tu Es Foutu' продолжается.
  Чуть позже.
  Катер, в окружении двух других, покачивается на небольших волнах. Смеющиеся девушки группы, поднатужившись, перекидывают через борт тело ХёДжуна в белом щегольском морском мундире. Заметно, что рот несчастного залеплен пластырем, руки связаны сзади, а к ногам прикручена верёвка с камнем.
  Бултых!
  - Стоп! Снято! - орёт режиссёр. - Вытаскивайте его скорее. А то парень не перенесёт четвёртого дубля.
  
  Небольшой пляж с серым вулканическим песком рядом с набережной. Ещё позже.
  Почти всё пространство пляжа занято оборудованием и членами съёмочной группы. На берегу стоят несколько аквабайков. Вдали на воде качаются два катера.
  Обед прошел, а мы не емши. Вместо празднования Дня Рождения СунОк работаем. Закончили, наконец, 'Tu Es Foutu'. Режиссёр, вроде, доволен. ДжиХён с девчонками, окружив ХёДжуна, ласковыми речами восстанавливают его подорванное психологическое состояние. Лучше бы делом его отвлекли - за жратвой послали. А то сидим тут без обеда. Переходим к очередному эпизоду 'California Dreamin''. Чувствую, что до яхты семьи Ким мы доберёмся ещё не скоро.
  
  Переоделись, надели на себя лазурные спасательные жилеты и готовимся к езде на аквабайках. СунОк нацепила мне на руку браслет с видеокамерой. Ещё одна закреплена перед рулём на капоте. Режиссёр дал согласие. Будем парами рассекать по волнам. Сначала мы с ИнЧжон. Инструкторы объяснили нам управление и дали немного прокатиться вдоль берега. Ничего сложного. Главное - держать равновесие и не забывать, что при выключенном газе руль перестаёт работать. А вокруг настоящее оцепление на водных скутерах и катерах. СанХён побеспокоился. Уже и сам прибыл. О чём-то совещается с режиссёром. Идёт к нам с девчонками.
  - ЮнМи, не вздумай озорничать! - решает предупредить меня СанХён.
  - Сабоним, как вы только могли такое подумать! - надеюсь, что на моём лице искреннее недоумение. - Я сама дисциплина, сабоним. Только вот без обеда тяжело.
  - Ничего, потерпите. Я и сам ничего не ел после завтрака.
  Кажется, у меня бурчит в животе. Или у кого-то из девчонок. Лично я готов съесть мамонта. Сырым. С кровью.
  - Агдан, ИнЧжон, приготовиться! - слышим рык режиссёра в рупор.
  - Ещё раз напоминаю, - слушаем инструктора. - На полпути стоит первый катер. Обходите его, доходите до дальнего катера, разворачиваетесь вокруг него и обратно. Операторы следуют с вами параллельными курсами на скутерах. Они задают темп. Около катеров вас дополнительно страхуют. Это всё. Понятно?
  - Конечно, аджосси, - переглянувшись с ИнЧжон, отвечаем почти синхронно.
  - Двигатели заводите только в воде.
  - Понятно, аджосси.
  Отталкиваем аквабайки от берега, садимся и включаем движки, закрепив страховочные чеки.
  - Привет всем подписчикам моей сестры! - говорю в камеру на руке.
   Смотрим с ИнЧжон друг на друга и внезапно перемигиваемся.
  - Мотор!
  - Погнали до второго катера! - ору я.
  - Спорим на мороженое! - слышу ответный крик ИнЧжон.
  - Конечно, онни!
  Резко стартуем и сразу начинаем оставлять позади себя скутеры с операторами. Мой аквабайк слегка болтает. Ещё ускориться! ИнЧжон отстаёт. О, здесь волны повыше. Перелетаю с одной на другую. Меня уже раскачивает из стороны в сторону, потряхивая в седле. Приходится иногда привставать на ноги и наклоняться к рулю. Здорово. Катер с выставленными камерами и бледными лицами за ними возникает прямо передо мной. Закладываю крутой вираж направо, окатывая судёнышко пенной волной и, обогнув его по дуге, лечу дальше. Ветер в лицо. Но как же быстро всё заканчивается. Второй катер уже здесь. Сбрасываю газ и разворачиваюсь в ожидании приближающейся ИнЧжон, за которой несутся аквабайки с операторами.
  - Я победила! Мороженое за тобой, онни! - мне очень весело.
  - А я вся мокрая после брызг от твоего скутера! Скорее всего у него сильнее движок! Но мороженое я проиграла! - громко смеётся ИнЧжон. - Давай обратно. Только медленно, а то нам не поздоровится.
  Кажется, вдали на берегу я вижу красные от злости лица СанХёна, режиссёра и инструктора. Упс. Увлеклись. Но ведь это только ради дела. Мы же в Калифорнии. Почти.
  
  Размеренным темпом возвращаемся обратно. Судя по двум мужикам, занятым вычерпыванием из первого катера воды пластиковыми ведёрками и смотрящим на меня дикими зверями, я их чуть не потопил. Как бы они не включили пресловутый корейский 'Ук'. Хорошо, что между нами толща воды и сразу до меня им не добраться. Скашиваю глаза и вижу, как ИнЧжон сжала губы и надула щёки, сдерживая смех. Строю морду кирпичом. Приближаемся к берегу. Да-а. Встреча нам уготована самая доброжелательная. Сразу три синьора Помидора. Лопнут ведь сейчас.
  - ЮнМи, немедленно на берег!
  Рулю. Не нравится мне выражение лица СанХёна. Зачем-то поправляет ремень на брюках. Может быть, мне стоит изобразить голодный обморок? Ни за что. Девчоночьи уловки не для нас. Честно, лицом к лицу примем нашу участь. Применяю 'каменный фейс' и слезаю с аквабайка.
  - ЮнМи, иди сюда!
  Да иду я, иду. Незачем так орать. Я и в первый раз всё прекрасно слышал.
  Под напряженными взглядами присутствующих ЮнМи подходит к СанХёну и останавливается перед ним, смотря ему прямо в глаза. ИнЧжон чуть погодя робко встаёт за спиной Агдан. СанХён, помолчав, громко и чётко, с армейской дикцией, произносит.
  - Я не буду говорить о том, что ты задерживаешь производственный процесс и нарушила инструкции. Но ты подумала о том, что мне пришлось бы говорить твоей матери, если бы что-то случилось?
  ЮнМи меняется в лице и виновато опускает голову.
  - Простите, сабоним. Этого больше не повторится.
  - Прощение надо будет ещё заслужить. Идите, переодевайтесь.
  Одновременно развернувшись, ЮнМи и ИнЧжон быстро идут к молча ждущим их девушкам 'Короны', рядом с которыми стоят менеджер Ким, СунОк с камерой и ЁнЭ с Мульчей на руках.
  - ХёМин и ДжиХён, приготовиться к съёмке!
  
  Чёджу-сити. Пирс яхт-клуба. Около 16 часов.
  
  На узком, покрытом деревянным настилом, бетонном пирсе, рядом с пришвартованной нему огромной белоснежной яхтой 'Mercury', расположилась съёмочная группа 'FAN Entertainment'. На флагштоке судна развевается большой стяг Республики Корея.
  Неужели последний эпизод. Мы уже никакие. Не осталось даже сил на выражение восхищения роскошной яхтой. Даже режиссёр устало хрипит. Они с СанХёном, посмотрев отснятые накануне кадры в бассейне, отменили наши морские акробатические этюды на яхте и оставили только торжественно-ознакомительную часть. А может, СанХён перестраховывается? Вдруг опять что-нибудь отчебучим. Хотя, вряд ли. Энергии в девчонках почти не осталось. С тоской поглядываем на белый минивэн с названием отеля, рядом с которым стоит Бенндетто. Итальянец ждёт окончания съёмок, чтобы устроить нам на яхте торжественный ужин. ХёБин распорядилась. Спасибо ей.
  Там же. Почти сразу.
  Девушки 'Короны', одетые в белые сейлор-фуку с синими юбками, поднимаются по трапу со стороны кормы на нижнюю палубу яхты и выстраиваются на ней, чтобы развернувшись в сторону камер, с улыбками помахать в них руками.
  Чуть позже. Капитанская рубка яхты.
  ЮнМи, выпрямившись и устремив торжественный взгляд куда-то вдаль, держится за штурвал. По обеим сторонам от неё в высоких мягких креслах перед мониторами сидят СонЁн и ХёМин. Сзади них, положив руки на спинки сидений, стоят остальные девушки группы.
  Ещё чуть позже. Открытая кормовая часть верхней палубы.
  Девушки 'Короны', сидя вокруг большого овального стола, накрытого белой скатертью, поднимают фужеры с игристым вином, по всем видимости, шампанским.
  Открытая носовая часть верхней палубы. Примерно 19 часов 30 минут.
  'Корона' стоит вдоль поручней борта и смотрит в камеры. Чуть правее за ними, оранжевый солнечный диск заходит за горизонт, оставляя в темнеющем синем небе постепенно тускнеющую яркую полосу красной зари.
  Внутренняя зона отдыха на верхней палубе. Чуть позже.
  Девушки группы, уже переодевшиеся в свои футболки и шорты, сидят в креслах и на диванах и слушают президента СанХёна с самым внимательным видом. Менеджер Ким, ЁнЭ и СунОк стоят позади него.
  
  Сидим, внимаем СанХёну. Вроде он успокоился и перестал зыркать на меня исподлобья. Надеюсь, не штрафанёт.
  - Хочу вас всех поздравить с окончанием этого долгого рабочего дня, - держит речь СанХён, почему-то смотря на меня. - Хочу отметить - успешным окончанием. Невзирая на все те проблемы, которые нам устроила ЮнМи.
  Все смотрят на меня с осуждением.
  - Но, сабоним, я же извинилась, - пытаюсь оправдаться. - Мне хотелось, чтобы всё выглядело как можно лучше. К тому же вы сами сказали, что кадры с моим вождением на аквабайке понравились режиссёру.
  - И даже сейчас она перебивает старших, - укоризненно качает головой СанХён.
  Градус осуждения во взглядах увеличивается. Придётся замолчать.
  - Ты не оштрафована только благодаря своей сестре, у которой сегодня День рождения.
  Все устремляют взоры на СунОк.
  - Спасибо, господин президент! - низко кланяется та.
  - Теперь я вас здесь оставлю до утра, - довольно посмотрев на мою сестру, продолжает СанХён. - За вами присмотрят ЁнЭ и охрана. ЁнЭ, ты знаешь, какие кадры может использовать в своей передаче СунОк. Надеюсь увидеть вас всех на завтраке живыми и здоровыми. Отдыхайте.
  СанХён разворачивается и в сопровождении менеджера Кима идёт к трапу. Торопливо вскакиваем и кланяемся ему вслед.
  Слышим, как заводится двигатель и выходим на палубу к накрытому столу. Стюард команды стоит наготове. Рассаживаемся и ждем, когда он зажжёт свечи на большом торте. Чувствуем, как яхта медленно отходит от причала.
  - СунОк, задувай свечи!
  - с Днём Рождения тебя!
  Спустя час.
  Яхта медленно движется в море, не отходя далеко от береговой линии. Основная часть группы и ЁнЭ, держа в руках фужеры с шампанским, расположилась в кают-компании, помогая СунОк советами, как закончить её сегодняшнюю передачу. В углу одного из диванов, вытянувшись вдоль его спинки, спит Мульча.
  - Смотрите, сколько комментариев! - удивлённо говорит БоРам.
  - Все ждут, - соглашается ХёМин.
  - Вы заканчивайте, а мы с ДжиХён проведаем, как там наверху ЮнМи и СонЁн, - встаёт с кресла ИнЧжон.
  В это же время. Флайбридж яхты.
  В круглом джакузи расположились ЮнМи и СонЁн. На обеих закрытые купальники. На бортике ванны стоят наполовину заполненные тёмной жидкостью стаканы.
  Сижу в джакузи, смотрю в небо. Какие всё-таки здесь большие и блестящие звёзды. Пытаюсь вспомнить, когда я в последний раз смотрел на них. Кажется, это было в день прилёта из Японии. Точно. Как вчера было. Зато сейчас объелись с девчонками мяса. Сердобольный Бенндетто приготовил нам на праздник тосканский бифштекс, а Мульче отправил говяжью нарезку. Разбалуемся мы здесь. Но будем пользоваться моментом.
  - Как хорошо вы тут устроились! - слышу восклицание ДжиХён. - Мы там работаем, а они тут купаются.
  Явились - не запылились. А я только в философские размышления впадать начал. О жизни, можно сказать, задумался.
  - Переодевайтесь и занимайте наше место, - отвечает СонЁн. - А мы с ЮнМи посмотрим что-нибудь на видео. Пойдём, ЮнМи.
  - Как вы можете пить эту кислятину, - встаю и киваю на фужеры в руках девчонок.
  - Ничего ты не понимаешь, - отзывается ИнЧжон. - После сладкого торта это самое оно. Но подожди. Сейчас мы искупаемся и перейдём на коктейли.
  Пьянчужки. Лишь бы не утопли сегодня. Накидываю на себя полотенце, беру стакан с пивом и иду за СонЁн к трапу.
  Sunseeker Yacht 131
  Sunseeker
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Ночь.
  (+85072;-284) Как мне не терпится услышать новую песню.
  (+81379;-243) Наверное, камбэк будет в Америке. Начинаем считать дни.
  (+83261;-237) Мне кажется, песня будет про отдых на море. Не зря же они прыгали в бассейн и катались на аквабайках.
  (+80136;-292) Ты забыла про яхту семьи Ким.
  (+87604;-175) Надеюсь, с Агдан всё в порядке. Мне показалось, что она слишком резко свернула на водном скутере.
  (+85437;-238) С этой наручной камеры ничего не разобрать. Но мне тоже показалось, что она лихачила. Ведь ИнЧжон сразу отстала от неё.
  (+82915;-391) На яхте Агдан была уже в полном порядке. Зато как смеялась на аквабайке.
  (+80437;-436) Не забываем поздравить СунОк с Днём Рождения на её страничке.
  (+64804;-143) СунОк очень повезло с тонсен.
  (+82437;+176) СунОк и сама молодец. Посмотрите, как здорово она всё снимала и комментировала.
  Удалено модератором.
  (+91731;+376) 'FAN Entertainment' объявляет о концерте группы 'Корона' в воскресенье 16 августа на Олимпийском стадионе.
  (+85379;-326) Наконец-то наступила ясность. Но нам сначала надо подготовиться к Торжественному концерту 15 числа.
  (+83294;-367) А завтра концерт в отеле. С нетерпением ждём наших девочек.
  
  Глава 5.
  Борт яхты 'Mercury'. Пятница. 14 августа. Раннее утро. Одна из кают.
  
  На огромной двуспальной кровати спят девушки. В центре, вытянув одну руку вдоль туловища, а предплечьем второй закрыв глаза, на спине лежит ЮнМи. По обеим сторонам от неё, повернувшись на бок и уткнувшись лбами в её плечи, сопят СонЁн и СунОк. ЁнЭ, положив руку на талию СунОк, устроилась сразу за её спиной. Судя по тому, что лежат девушки в бывших на них вечером футболках и шортах, сон сморил их настолько внезапно, что сил на переодевание в пижамы не осталось. Мульча запрыгивает в изголовье кровати и, улёгшись на подушку рядом с головой ЮнМи, начинает хвостом щекотать её нос. Будущий великий композитор смешно морщит нос и, не выдержав, чихает.
  - Апчхи! Мульча! - шиплю я, обнаружив у себя перед глазами чёрный кошачий хвост. - О-о, моя голова.
  Как же болит крыша. Как будто со всех сторон в неё позабивали толстенные гвозди. Кажется, мы вчера немного перебрали. А где это мы? Пытаюсь сфокусировать зрение. Веки весят тонну, как у гоголевского Вия. А, это наша каюта. А почему так неудобно лежать? Понятно. Зажат СонЁн и сестрой. Надо сходить проведать 'белого' друга. Аккуратно, стараясь никого не разбудить, сажусь и, перебирая ногами, продвигаюсь к краю кровати. О, и ЁнЭ тоже здесь. Ничего не помню. С трудом встаю. Пошатывает. И футболка вся в каких-то пятнах. Пахнет алкоголем. А что творится во рту. Тьфу. Где там душевая с гальюном?
  
  Чуть позже.
  Нашел свой рюкзак с вещами, почистил зубы, принял душ и переоделся в чистое. Хоть немного начал чувствовать себя человеком. Теперь смотрю на себя в зеркало, расчёсываюсь и пытаюсь вспомнить ночную попойку. Ведь вроде, ничего не предвещало. Как же всё-таки трещит башка. Кажется, я знаю, с чего всё началось. Или, точнее, с кого. Виновник найден. ДжиХён, зараза. Она всех завела. Больше некому.
  Мы с СонЁн, со стаканами пива в руках, сидели с важным видом перед телеком в зале на нижней палубе и смотрели бейсбол. Да-да. Бейсбол. Они же тут все фанаты. Кроме меня. Я лениво слушал комментарии СонЁн про кручёные подачи питчеров и даже не пытался запомнить фамилии кетчеров. Только вежливо кивал головой в знак того, что я ещё здесь. Хотя уже серьёзно подумывал о койке.
  - Слушайте! - крик ворвавшейся ДжиХён чуть не заставил нас подпрыгнуть до потолка. - Стюард сказал, что весь бар в нашем распоряжении! Быстро идём наверх. Все ждут вас, чтобы снова поздравить СунОк.
  Пришлось идти. Надо же было проконтролировать сестру. Поднявшись в кают-кампанию, увидели, как девчонки заворожённо рассматривают бутылку шампанского в руках стюарда.
  - Специальный подарок от госпожи ХёБин для невесты своего брата, - расхваливает вино стюард. - 'Dom Pérignon Rosé' урожая 2006 года. Эксклюзивная коллекция розового шампанского. Молодая госпожа, - заметил он меня, - позволите открыть?
  И вот тут-то меня и осенило.
  - Аджосси, а у вас есть нож? Большой нож, - уточнил я.
  - Конечно, молодая госпожа, - ответил он, доставая откуда-то из глубины барной стойки длинный поварской нож.
  - ЮнМи, зачем тебе нож? - с опаской спросила меня СонЁн.
  - Онни, - начал я пафосную речь. - Сейчас вы увидите, как открывали шампанское гусары. Всем приготовить бокалы! Аджосси, разрешите бутылку и нож.
  - Пожалуйста, молодая госпожа!
  - Смотрите!
  Прижал лезвие ножа плашмя к основанию горлышка бутылки и с силой ударил в сторону пробки. Верхняя часть горлышка отлетела в сторону бара, заставив вздрогнуть стюарда, а струя шампанского начала бить вверх.
  - ЮнМи, что ты творишь?!
  - Подставляйте фужеры, онни!
  Кажется, я нашел виновного. Это был я сам. Идиот. И что на меня нашло? Но девчонкам понравилась и сама кавалерийская процедура и, судя по всему, очень дорогое шампанское. Хотя и пришлось потом помочь стюарду убрать разлитое вино. Наверное, тогда же я и посадил себе пятна на одежду. А потом в ход пошли коктейли. Разные. Вспоминаю, что начались песни под караоке. В основном, наши. Потом пошли танцы. А потом я вспомнил кинофильм 'Титаник' и пошел в рубку уговаривать капитана прибавить скорость. Как ни странно, тот согласился. А мы устроили фотосессию. Отправили БоРам с фотоаппаратом на нижнюю палубу, а сами по очереди начали изображать сцену на носу корабля, когда Ди Каприо за талию удерживал Кейт Уинслет, а та раскидывала в сторону руки и радовалась встречному ветру. Сначала я, подав пример, удерживал СонЁн. Потом ИнЧжон ДжиХён. Затем я схватил запищавшую КюРи, а после отправился к ХёМин, которая с визгом побежала прятаться за спину ЁнЭ.
  - Ой, ЮнМи, - услышал веселый голос ДжиХён, - ты такая смешная, когда я пьяная!
  Откуда-то выскочила СунОк и обхватила меня сзади.
  - ЮнМи, хватит!
   Да-а. Повеселились. Интересно, что получилось на фотике у БоРам. А что было дальше? Ещё один коктейль. Я начал отключаться и меня подхватил ЧхольСук. Сквозь наступающий сон услышал голос СунОк.
  - Положите её сюда. Спасибо, аджосси.
  От злости на нахлынувшие воспоминания чуть не вырываю у себя клок волос и выхожу из ванной.
  СонЁн уже сидит на краю кровати и смотрит на меня.
  - ЮнМи, иди сюда, - хлопает она по покрывалу рядом с собой, - я расчешу твои волосы. У тебя самой это плохо получается.
  
  Чуть позже. Кормовая часть верхней палубы с накрытым столом.
  Пытаемся позавтракать присланной из отеля едой от Бенндетто. Никому ничего не лезет.
  - У нас есть аспирин, - туманно намекает стюард. - Может быть, кто-нибудь желает?
  Переглянувшись, мотаем головой.
  - Спасибо, аджосси.
  - Можно сразу кофе?
  - А мне чаю, аджосси.
  Звонит телефон ЁнЭ.
  - Слушаю вас, сонбеним. Конечно, сонбеним. Мы готовы, сонбеним.
  Убрав смартфон, ЁнЭ смотрит на нас.
  - Я разговаривала с менеджером Кимом. Через десять минут подъедут наши машины и мы едем к пику Сонсан Ильчубон. После него надо успеть вернуться к обеду в отель, чтобы подготовиться к вечернему концерту.
  Срочно собираем вещи и прощаемся с командой. Торопливо спускаясь по трапу, чувствуем на своих спинах улыбки морячков. Чёрт побери.
  
  Автостоянка перед парком Сонсан Ильчубон. Спустя полтора часа.
  
  Девушки 'Короны' в глубоко надвинутых на головы бейсболках и затемнённых очках на глазах тяжело выгружаются из двух минивэнов. СунОк выставляет вверх палку для селфи.
  - И вот наступил последний день отдыха 'Короны' на Чёджу, - голос набирающей популярность ведущей канала на Youtube слегка сипит. - Мы приехали посетить одну из главных достопримечательностей этого райского острова - потухший вулкан Сонсан Ильчубон. Сейчас мы поднимемся на его вершину.
  Все грустно вздыхают. Вроде и подремали немного в дороге, но этого не хватило. Слишком много было выпито накануне. Мы надолго запомним вчерашний вечер. Слышу звук моего смартфона в рюкзаке у ЁнЭ.
  - Конечно, аджосси. Да, она здесь. Передаю трубку.
  Кто это? Читаю по губам ЁнЭ имя. Нашёл время для звонка.
  - Анньён. Слушаю тебя, оппа.
  - У тебя не очень радостный голос, ЮнМи. Анньён.
  - Я вне себя от восторга, оппа. Если бы еще только не надо было подниматься в гору.
  - Как почётный член нашей Ассоциации ветеранов, ты должна подавать пример самоотверженности простым морпехам, ЮнМи.
  Кажется, этот тупой солдафон пытается острить. Привожу свои похмельные мозги в рабочее состояние.
  - Между прочим, оппа, почему ты не поздравил мою сестру со вчерашним Днём Рождения? Забыл? Тебе же должна была сказать ХёБин. И вообще, не пора ли тебе называть СунОк нуной? Она, вроде бы, не против.
  Успокаивающе машу рукой округлившей глаза СунОк. Девчонки, прислушивающиеся к разговору, выглядят примерно также. С удовольствием слушаю нервный кашель ЧжуВона в трубке.
  - Вы случайно не заболели, оппа? Надо беречь себя.
  - Передай мои поздравления своей сестре. Но я звоню тебе по другому поводу.
  - Сейчас для меня нет дела важнее Дня Рождения моей онни, оппа.
  - Я всё понял, ЮнМи. Передай ей мои самые лучшие поздравления.
  - Хорошо, оппа, обязательно передам.
  - Завтра нам нужно встретиться.
  - Для чего?
  - Жених ведёт свою невесту в ресторан после её награждения орденом. Понимаешь? У нас с тобой свидание, ЮнМи. Хальмони уже звонила президенту СанХёну, а я на завтра получил увольнительную.
  Хм, как-то я не подумал об этом. Ладно, придётся выполнять договор.
  - Конечно, я пойду на свидание, оппа. Но у меня будет одно ма-аленькое условие.
  - Ресторан с говядиной?
  Мелко мыслите, жених. Надо показать возмущение.
  - Это даже не обсуждается, оппа. Но от тебя мне понадобится ещё кое-что.
  - И что же?
  - Я хочу проехаться за рулём твоей машины, ЧжуВон.
  Задумался. Молчит. Добавим убедительности.
  - У меня уже есть водительское удостоверение, оппа.
  - Хорошо. Я согласен.
  Слышу, как скрипят его зубы. Хе-хе.
  - Отлично, оппа. Значит, завтра после концерта?
  - Я позвоню. Анньён, ЮнМи.
  - Анньён, оппа.
  Возвращаю смартфон ЁнЭ, которая, покачав головой, идёт покупать билеты.
  - СунОк, мой оппа передаёт тебе огромное поздравление с Днём Рождения.
  Сестра отворачивается. Что это с ней?
  - ЮнМи, - как всегда, СонЁн начинает учить меня жизни, - почему ты не можешь повежливей разговаривать со своим женихом?
  Да что я опять не так сделал?
  - СунОк, что с тобой? - догоняю быстро идущую ко входу сестру. Кажется, она на что-то обиделась. - Онни, постой. Мне не нужно было говорить ЧжуВону про нуну? Онни, прости.
  Деревянная лестница на склоне вулкана. Спустя пятнадцать минут.
  
  Пыхтим, переставляя ноги со ступеньки на ступеньку. Все взмокли. Мульча спит в моём рюкзаке. Наверное, надышалась винных паров, пока ехали сюда. Но вершина уже рядом. Еще два шага, ещё шаг и, тяжело дыша, мы чуть не падаем у последнего барьера. Кругом народ. Всё-таки, корейцы - туристическая нация.
  - Посмотрите, дорогие зрители, какой отсюда открывается вид, - простившая меня СунОк - экскурсовод отрабатывает будущий контракт.
  - Онни, вставайте сюда, - подзывает всех БоРам. - Сниму вас на фоне долины.
  Сил на возражения никаких нет. Спустя несколько минут, не обращая внимания на взгляды, начинаем спускаться. На красоты природы уже не смотрим. Быстрей бы упасть в комфортное автомобильное кресло, почувствовать прохладу кондиционера и закрыть глаза.
  
  
  Обеденный зал рядом с террасой отеля. День.
  Девушки 'Короны' вместе с менеджерами и СунОк сидят за одним столом. Агдан присоединилась к ХёБин и СанХёну за другим.
  Вроде бы пришёл в себя и даже появился аппетит. Пробую феттучини с куриной грудкой под сливочным соусом. Желудок не протестует. Хорошо. Если бы ещё не было совершенно не нужного для меня общения с ХёБин. Спокойно, Серый.
  - Надеюсь, вам с сестрой понравились мои подарки? - с двусмысленной улыбкой Моны Лизы спрашивает меня ХёБин.
  - Вы про яхту и шампанское, госпожа ХёБин? - уточняю я и после ответного кивка, состроив радостную гримасу, продолжаю. - Мне не с чем сравнивать. Но на яхте нам понравилось всё. Особенно каюты и джакузи. А ещё вообразите, - приподнимаю правую руку с ножом вверх для усиления эффекта, - ночь, темнота, волны, ветер, а мы стоим на верхней палубе быстро идущей в море ярко освещённой яхты. Это было незабываемо, госпожа ХёБин.
  - Ты поэт, ЮнМи! - маска невозмутимости всё-таки слетает с лица ХёБин. - Я представила это, как будто нахожусь там же. А как же бар и шампанское?
  - И бар тоже был хорош, - киваю я с видом знатока, - по крайней мере моим сонбе очень понравилось ваше шампанское и коктейли, которые делал стюард.
  - Да, - соглашается ХёБин, - в этом он мастер. А разве ты не пробовала?
  - Ну, - невозмутимо пожимаю плечами, - выпила бокальчик. Кажется, неплохо.
  Вижу ехидную улыбку ХёБин и чувствую наполненный подозрительностью взгляд СанХёна. Надо срочно перевести тему.
  - Сабоним, вы же отпустите нас сегодня вечером домой. Мама соскучилась.
  - Отпущу, - слегка успокоившись, но оставив недоверчивость в уголках глаз, отвечает СанХён, - Потом объявлю всей группе. А сейчас вам всем лучше думать о концерте.
  - Кстати, - оживляется ХёБин, - господин СанХён, вы же видели список гостей?
  - Разумеется, госпожа ХёБин. Там несколько человек из правительства. Я даже договорился кое с кем о встрече. Французская и американская съёмочные группы.
  - Да, верно. Но так случилось, что сегодня приехал второй по важности человек из русского посольства с группой бизнесменов. У них здесь запланировано несколько встреч с корейскими партнёрами. Я подумала, господин СанХён, что ЮнМи могла бы исполнить ту песню на русском, которую она пела на Халласане.
  - ЮнМи? - вопросительно смотрит на меня СанХён.
  - Конечно, сабоним. Это недолго. Сейчас пойду и запишу сопровождение. А на гитаре сыграю и спою вживую. Только надо будет пустить синхронный перевод на экране.
  - Я скажу, чтобы занялись.
  - Нам будет трудно без наших фанатов, сабоним, - решаю сделать умный вид и добавить своё соображение. - Слишком м-м-м, взрослая и серьёзная аудитория.
  - Ваша задача как раз в этом и состоит, чтобы раскачать их.
  - Мы будем стараться, сабоним. Обязательно раскача...
  ЮнМи замолкает и устремляет затуманившийся взгляд между собеседниками.
  - ЮнМи? - недоумённо подняв брови, обращается к ней ХёБин. - Господин СанХён, что с ней?
  СанХён прижимает палец к губам и вполголоса отвечает.
  - Она так видит музыку. Надо немного подождать, госпожа.
  Кажется, ко мне пришло последнее воспоминание со вчерашней ночи. Верхняя палуба. Девчонки смеются, а я вскакиваю на поручень, раскидываю руки в сторону и ору.
  - 'Меркюри' - самая лучшая яхта в мире. We will we will rock you!
  - ЮнМи, угомонись! - пытается перекричать меня СонЁн. - Держи коктейль.
  Спрыгиваю на палубу, беру бокал, делаю глоток и начинаю выпадать в осадок.
  - ЧхольСук-сси, - слышу голос СунОк, - помогите отнести ЮнМи в каюту. Она уже засыпает.
  - ЮнМи больше не наливать ничего крепче пива! - снова кричит СонЁн. - Никогда!!!!
  А перед глазами встаёт клип с участием Бритни.
  Britney Spears, Beyonce & Pink - We Will Rock You (Pepsi)
  We Will Rock You
  Моргаю и вижу озадаченные лица СанХёна и ХёБин.
  - Э-э, простите, я немного задумалась.
  - Ничего не хочешь сказать, ЮнМи? - с завуалированным интересом спрашивает СанХён.
  - Пока не знаю, сабоним. Может быть, получится записать что-нибудь новое на днях. А как быть с 'Временами года'? Мне совсем некогда было ими заняться.
  - У тебя неделя в запасе.
  - Хорошо, сабоним.
  Оглядываюсь в сторону выхода и вижу, что девчонки уже пообедали и ждут меня. Мульча с ними. Гляжу на СанХёна.
  - Отпустим ЮнМи, госпожа ХёБин?
  - Конечно, господин СанХён. Береги цвет лица, ЮнМи.
  - Спасибо, сабоним. Спасибо за пожелание, госпожа ХёБин. Уверена, что под вашим мудрым руководством сетью отелей 'Sea group' надобности в обращении в Минобороны за танковой поддержкой не понадобится.
  Что, выкусила, чеболиная стерва. Подтянув джинсы, довольно спешу на выход, пока ХёБин пытается разобраться в моей прощальной фразе. Оглянувшись напоследок у дверей, вижу лица СанХёна с многообещающей улыбкой и ХёБин с кривой усмешкой. Хорошо-то как получилось. Хе-хе. Ускоряюсь, чтобы догнать ушедших вперёд девчонок.
  
  Бально-концертный зал отеля. 19 часов.
  Кажущийся обычно огромным зал сегодня выглядит уменьшившимся до неприличных размеров. Впечатление создано полным отсутствием свободного пространства между столиками. Вдоль всех стен и перед самой сценой размещена теле-и видеоаппаратура с операторами. Над крохотной сценой, во всю её длину висит огромный экран. Присутствующие ждут начала концерта группы 'Корона' в честь завтрашнего Дня Освобождения.
  Поглядываем на один-единственный монитор в здешней небольшой гримёрке. Настраиваемся. Не помню, чтобы при мне у нас было выступление в таком маленьком зале. Прямо камерное. Жаль, что бесплатное. СанХён дал понять, что выступаем за проживание в отеле. Ладно. И то хлеб. Вроде, неплохо здесь отдохнули. Сам сабоним сейчас сидит рядом с ХёБин вместе с какими-то важными мужиками в дорогих костюмах. Наверно, это и есть представители правительства. Впрочем, где они и где мы. О себе будем думать. Записал 'Белого слона'. Посмотрим, как примут. Не думаю, что здесь много народа его слышало. Ладно, пора.
  На экране всплывает фиолетовый бриллиант и 'Корона' начинает чтение 'Завета'. Отсутствие фанатов сказывается. Поддержать чтение стихотворения в зале некому. Звучат звуки 'Boombayah' и группа появляется на сцене. Только теперь начинаются хлопки в знак узнавания.
  Энергичное выступление девушек не может оставить равнодушным никого и во время объявления 'Playing with fire' возгласы одобрения звучат уже громче. А при крике ДжиХён: 'Наше первое место в Billboard HOT100 - 'Baby'!' зал встаёт.
  Чуть позже.
  Казавшаяся железной ХёБин явно волнуется при звуках 'Музыки слез'. СанХён внимательно наблюдает за её реакцией. Настроение зала уже полностью подчинено девушкам 'Короны'.
  После небольшой паузы, вызванной очередным переодеванием 'Короны' в сейлор-фуку и заполненной кадрами данс-практики 'Baby', группа появляется на сцене, а вперёд выступают СонЁн и Агдан.
  - У нас уже есть одна песня в честь Года Франции в нашей стране, - начинает с улыбкой СонЁн, оглядываясь на переводящую её слова на французский ЮнМи. - Вы уже услышали 'Tu Es Foutu'. Но мы подготовили ещё одну. Итак, у нас камбэк!
  - 'Un monde parfait'! - восклицает Агдан.
  - 'Совершенный мир'! - повторяет по-корейски СонЁн.
  Девушки отходят назад, пропуская вперёд БоРам, которая, состроив на лице максимально возможное 'Эгьё', начинает петь. Участницы группы заводят вокруг неё хоровод. На экране появляется бегущая строка синхронного перевода.
  Ilona Mitrecey - Un monde parfait
  Un monde parfait
  Ещё позже.
  На сцене одна Агдан с гитарой.
  - У нас здесь сегодня гости из России. - ЮнМи говорит по-корейски, повторяя фразу на русском. - Я недавно начала учить русский язык и попробовала написать шуточную песню на нём. Надеюсь, что она вам понравится. 'Песня о белом слоне'
  Оксана Акиньшина - Песня про белого слона
  Песня про белого слона
  - У меня ещё не всё, - улыбается ЮнМи, закончив песню и переждав аплодисменты, перемежаемые возгласами на русском, - Сейчас я исполню песню, посвящённую моей сестре, у которой вчера был День Рождения. Когда я была ещё маленькой, у нас умер отец. Мама целыми днями была на работе и сестра после школы постоянно сидела со мной. Я её очень люблю, как и она меня. 'Колыбельная СунОк'.
  Женя Любич - Колыбельная тишины
  Колыбельная тишины
  Позже. Окончание концерта.
  Многие вытирают слёзы после композиции 'Жизнь продолжается'.
  Выбежавшая на сцену вперёд всех ДжиХён кричит в микрофон уже знакомый почти всем клич.
  - Да-а! Жизнь продолжается! И поэтому теперь 'Boombayah'!
  - 'Boombayah'! - поддерживает зал.
  
   (+93261;-356) А я искусала себе все губы. Как бы я хотела быть на концерте и вместе с нашими девочками читать 'Завет'!
  (+93576;-334) Не ты одна переживала. Было видно, как тяжело наши девочки заводили зал. И всё равно они справились.
  Удалено модератором.
  (+83721;-299) Кажется, президент СанХён выбрал для наших девочек стратегию неожиданных камбэков. Даже не было никаких тизеров.
  (+84273;-307) Да, помните, с 'Baby' было то же самое?
  (+83164;-282) Может быть, это должно как-то увеличить популярность? Ведь новая песня на французском, а концерт будут показывать во Франции.
  (+86397;-306) Не знаю, не знаю. Мне кажется, 'FAN Entertainment' могли бы организовать рекламную компанию.
  (+85393;-291) А мне песня понравилась, хоть и не по-корейски.
  (+84318;-275) По-моему, она очень подходит БоРам.
  Удалено модератором.
  (+87394;-293) А 'Колыбельная СунОк'? Скорее всего, на неё намекала наш инсайдер, что в отеле все плачут. Наверное, Агдан как раз поздравляла свою онни с Днём Рождения.
  (+86314;-273) Классная получилась песня. Как раз подойдет для дорамы.
  (+81304;-213) А вы видели русских после того, как Агдан спела 'Белого слона'? Я думала, они перевернут стол, за которым сидят.
  (+91276;-297) Где наш инсайдер, когда она так требуется? Только что в новостях показали, как наши девочки прилетели в Инчхон и их никто не встретил, кроме журналистов.
  (+92460;-273) Я устрою кое-кому хорошую взбучку за то, что не предупредил меня. Такого больше не повторится.
  (+93158;-305) Обязательно устрой. Всем, кто сумел купить билеты на завтрашний концерт, подготовиться. У нас там целый сектор.
  Удалено модератором.
  
  Дом мамы ЮнМи. В это же время.
  Только что отпустившие минивэн с охраной и высадившиеся с вещами около входа в кафе ЮнМи и СунОк возятся около большого красного автомобиля. Мульча, сидящая рядом, с недоумением наблюдает за их действиями.
  Спокойно прилетели. Спокойно приехали. Разве что слегка удивились, когда не встретили наших фанатов в аэропорту. Может быть, обиделись, что никого из них не допустили на концерт в отеле? От них всего можно ожидать. Сейчас смотрю, как онни розовым носовым платочком вытирает лобовое стекло нашего 'Соренто'.
  - СунОк, что ты делаешь?
  - Не мешай. Не видишь, я здороваюсь.
  Ясно. Женское мышление в действии.
  - Но это же неправильно, онни.
  Подхожу и постукиваю ногой в кроссовке по шине ближайшего переднего колеса.
  - Вот так надо здороваться с машиной, СунОк.
  - Отойди, ЮнМи, я сама.
  Ну, сама так сама. С улыбкой жду завершения обхода сестрой всех четырех колёс нашего дизельного зверя и хватаю чемодан.
  - Онни, пойдём, мама ждёт.
  Заходим в двери, пропустив Мульчу, и чувствуем аппетитные запахи. Мама выходит нам навстречу.
  - Наконец-то мои непутёвые дочери вернулись. Как же я счастлива, дети.
  СунОк, ловко стряхнув с ног кроссовки, летит в объятия мамы.
  - Дочка, что с тобой?! Вас там что - не кормили?! ЮнМи, ты почему не проследила за сестрой?! А ну, мыть руки и за стол.
  Мы дома.
  
  Глава 6.
  Суббота. 15 августа. 10-30 утра.
  Здание Ассоциации ветеранов морской пехоты. Кабинет президента.
  Полковник Хон СонМин с улыбкой наблюдает за ЮнМи, сосредоточенно рассматривающей своё новое удостоверение почётного члена Ассоциации.
  - Ну что, нравится?
  - Конечно, аджосси, - поднимает голову в белой фуражке с золотой эмблемой Корпуса морской пехоты на тулье ЮнМи, - то есть, я хотела сказать, господин полковник.
  Хон СонМин удовлетворённо кивает и, ещё раз оглядев девушку в черной форме сверху донизу и довольно хмыкнув, произносит.
  - А теперь в Министерство обороны. Нас уже ждут.
  Зал для церемоний Министерства обороны Республики Корея. Позже.
  Идёт вручение наград по итогам года командному составу. Почти все присутствующие офицеры мельком бросают взгляды на стоящую между рядов около входа известного члена агентства 'FAN Entertainment' Агдан, перед которой стоит знакомый всем полковник Хон СонМин. На обоих парадная черная форма Корпуса морской пехоты.
  - Пак ЮнМи - почётная грамота Министерства обороны за ее вклад в победу наших подразделений в международных учениях 'Щит моря'.
  - ЮнМи-ян, иди вперёд, как я тебе показывал, - вполголоса говорит полковник, повернувшись боком и пропуская мимо себя девушку.
  Агдан, быстро пройдя между рядов кресел, подходит к группе офицеров и генералов, раздающей награды, уже почти выверенным строевым шагом.
  Моложаво выглядящий генерал в стандартной зеленой парадной форме сухопутных сил с непокрытой головой с серьёзным лицом вручает ЮнМи грамоту в серебристой обложке.
  - Спасибо за помощь армии.
  - Господин генерал, ваше имя, случайно, не Пак ГонХён? - внезапно задаёт вопрос Агдан, приняв грамоту двумя руками.
  - Мы встречались? - заинтересовывается генерал.
  - Я вас узнала по голосу, господин генерал. Помните? Зима, снегопад, а вы направили на помощь в наш отель танки. Вы были дежурным по городу, когда я вам звонила. Мы ещё говорили о том, что у армейцев всегда отличный коньяк, с которым можно отметить получение вами нового звания. Вижу, вы его получили.
  - Так ты та девушка с ресепшена "Golden Palace"? - хмурится Пак ГонХён. - ЮнМи-ян! И ты пьёшь коньяк! С кем ты здесь?
  - Это же была нервная шутка, господин генерал, - оправдывается ЮнМи. - Ведь при волнении нужно больше шутить. А здесь я с полковником Хон СонМин. Вон он - у выхода. Я оставила ему свою фуражку.
  - Вижу, - странным тоном хмыкает Пак ГонХён. - Он стоит с генералом Им ЧхеМу. Передай им мою просьбу задержаться. Речь пойдёт о тебе. А теперь повернись кругом и отдай честь залу.
  - Мансе! - кричит ЮнМи каким-то задиристым тоном, развернувшись на каблуках и приложив руку к виску.
  Зал, блестящий наградами и эмблемами офицеров армии и флота, вяло аплодирует.
  
  Фойе перед входом в зал для церемоний Министерства обороны. Чуть позже.
  Перед весело смеющимися генералами Им ЧхеМу, Пак ГонХён и полковником Хон СонМин стоит ЮнМи, бережно удерживая в одной руке Почётную грамоту, а в другой белую фуражку и переводя взгляд с одного собеседника на другого.
  - Так и сказала: 'Дайте тягач на гусеничном ходу! А у армейцев - всегда отличный коньяк!'? - улыбается Хон СонМин.
  - Именно так, господин полковник, - отвечает Пак ГонХён. - К тому же, для Министерства обороны этот неожиданный звонок принёс неплохой доход и великолепный пиар.
  - У меня не было выбора, - пытается объясниться ЮнМи, - в отеле было много замерзающих людей, да ещё и иностранцев. А про коньяк я пошутила. Между прочим, некоторые считают, что это - лекарство! Ведь коньяк расширяет не только сосуды, но и связи!
  - А-ха-ха, - смеются военные.
  - Отлично, ЮнМи-ян! - говорит генерал Им ЧхеМу. - Теперь у нас всегда будет оправдание, почему у многих в карманах есть фляжки с этим напитком.
  - На вечернем банкете мы обязательно поднимем за тебя бокалы с лучшим бренди, ЮнМи-ян, - утирая слёзы смеха, добавляет полковник Хон СонМин. - Но сейчас нам с генералами пора в президентский дворец на вручение мечей "Сэмджуге". Пойдём, я провожу тебя до машины.
  - Спасибо, аджосси, - кланяется ЮнМи. - Господа генералы, - сразу поправляется она и отдаёт честь. - Анньён хигесэё.
  - Анньён, ЮнМи-ян.
  Уже отойдя на несколько шагов, ЮнМи ворчливо высказывается.
  - И почему мне не встречаются люди, которые зовут попить кофе, а сами наливают коньяк?
  Только что успокоившийся полковник снова разражается смехом, привлекая внимание стоящих группами офицеров.
  - Тебе ещё рано, ЮнМи-ян. Но кофе я тебя всё-таки угощу. Сейчас завернём по пути в местный буфет.
  - Вы мой спаситель, господин полковник. Надеюсь, там можно чем-нибудь перекусить?
  - Думаю, что для тебя у них обязательно что-нибудь найдётся, ЮнМи-ян!
  - Дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде.
  - А-ха-ха! Если такой момент наступит, ты всегда можешь обратиться к нам, ЮнМи-ян, - с трудом переводит дыхание Хон СонМин. - Уж казарму в твоё полное распоряжение мы точно найдём. А-ха-ха!
  ЮнМи вежливо улыбается, но лёгкое недовольство фразой полковника мелькает в её глазах.
  
  Одно из сеульских кладбищ. Позже.
  ЮнМи, мрачная донельзя, что усугубляется чёрным цветом морпеховской формы, стоит в окружении 'Короны' и СунОк с ЁнЭ. Чуть поодаль стоят охранники и КиХо с менеджером Кимом. Возложив цветы на могилы членов группы 'FreeStyle', они слушают речь СанХёна. СунОк изредка поднимает к глазам свою видеокамеру. За спинами родственников и друзей погибших участников 'FreeStyle' стоит несколько ещё остающихся фанатов и небольшая съёмочная группа 'FAN Entertainment'. Участие 'Короны' в церемонии до последнего держалось в секрете.
  СанХён, закончив речь, подходит к группе.
  - Жизнь продолжается, ЮнМи.
  - Я знаю, сабоним, - злым и резким жестом вытирает рукавом кителя появившуюся на щеке слезу ЮнМи. - Но почему-то очень часто она несправедлива.
  
  Культурный центр Сечжон. Один из кабинетов рядом с залом Малого театра. Около 15 часов.
  
  - Здравствуйте, госпожа Президент, - говорю я, оставив позади СанХёна с моей фуражкой в руках и дядюшку Хвана, войдя в двери и не забыв о поклоне. Делаю шаги вперёд.
  - Значит, вот ты какая - Агдан, - говорит сидящая за небольшим белым столом Пак КынХе, задумчиво препарирующая меня взглядом.
  Пожимаю плечами. Молчу. Жду продолжения. Кажется, кто первым сейчас выскажется - тот и проиграет. Стараюсь не шевельнуться. Взгляды друг от друга не отводим.
  - Я ознакомилась с твоим 'Заветом', - нарушает, наконец, наше молчание Президент. - Надеюсь, мне ты расскажешь, что хотела выразить его сочинением?
  Да сколько же можно объяснять? Всё же сказано.
  - У меня есть краткая версия, госпожа Президент, - отвечаю я, взяв небольшую паузу. - Прочитать?
  - С интересом выслушаю, - кивает Пак КынХе с улыбкой.
  Сосредотачиваюсь, глядя на фигурную лепнину на потолке и вспоминая слова полярного исследователя Эрнеста Шеклтона. Начинаю декламировать.
  Если ты умеешь мечтать и не превращать мечту в своего хозяина,
  Если ты умеешь мыслить и не превращать мысли в самоцель,
  Если ты умеешь встречаться с триумфом и катастрофой
  И одинаково обращаться с этими двумя обманщиками,
  Если ты можешь заставить свое сердце, и нервы, и мышцы
  Делать свое дело и после того, как их уже не будет,
  И таким образом сохраниться, когда от тебя уже ничего не останется,
  Кроме Воли, которая говорила им: "Держитесь!",
  Если ты можешь заполнить неумолимую минуту
  Шестидесятисекундным пробегом,
  - Тебе будут принадлежать земля и все, что в ней,
  И более того, ты будешь человеком!
  
  Кажется, слегка перестарался с пафосом.
  Пак КынХе задумывается, довольно хмыкает и делает золотым 'Паркером' какие-то заметки в своём блокноте, лежащем перед ней.
  - Понятно. Садись, ЮнМи, - показывает она рукой на изящный деревянный белый стульчик перед столом.
  Присаживаюсь и кладу руки на колени.
  - Действительно, очень красивый цвет глаз, - отмечает Пак КынХе, ещё раз внимательно посмотрев на меня. - Между прочим, надеюсь когда-нибудь услышать твою игру на органе в соседнем зале Большого театра. - вскользь бросает она. - Но, сейчас речь пойдёт не об этом. Итак, ЮнМи, я начну с того, что мы, корейцы - очень образованная нация, добившаяся в последние годы огромных успехов во всех начинаниях. От того же образования и заканчивая медициной и промышленностью. Это признают во всём мире.
  Согласно киваю в знак подтверждения. Читали - знаем.
  - Да и твоё выдвижение на премию Хьюго говорит само за себя. Поэтому у меня к тебе есть предложение, ЮнМи.
  Судя по выражению лица Пак КынХе, меня ожидает очередное вежливое предложение, от которого невозможно отказаться.
  - Какое именно, госпожа президент? - решаю я уточнить, вскидывая подбородок.
  - Я думаю, что твоя миссия по спасению молодёжи от неудачи на суныне завершена, - слегка наклоняется ко мне Пак КынХе. - Нужно идти вперёд, ЮнМи. - снова выпрямляется она. - Это же твой Путь. Ты же сама сказала о нём на пресс-конференции. Теперь твоё участие в церемонии вручения премии Хьюго в США становится нашей государственной задачей. Ты послужишь примером для всех молодых корейцев. Начнём с того, что ты должна получить аттестат об окончании школы. Поэтому.., - застывает на время Президент, - ты должна сдать сунын.
  Как торжественно она говорит. Аж заслушался. Кажется, меня, всё-таки, не спросив, назначили знаменем корейского халлю. Откашливаюсь.
  - Но ведь сунын только раз в год, госпожа Президент?
  - Сегодня вечером будет объявлен мой Указ о сдаче сунын для тех, кто по уважительной причине не смог принять в нём участие. Министерством образования уже всё подготовлено и пересдача назначена на следующую среду. Ты принимаешь в ней участие.
  - А можно спросить, госпожа Президент? - спрашиваю я, дожидаясь согласного кивка Пак КынХе. - Какая уважительная причина была у меня?
  - Врачебную тайну мы раскрывать не будем, но, предположим, что у тебя был небольшой нервный срыв. Так ведь, ЮнМи?
  Сжимаю недовольно губы. А ведь если откажусь, она может устроить мне огромные проблемы. И о поездках в загранку можно будет забыть. И о деньгах. А у меня мама, СунОк, Мульча. Что же делать?
  - А если я не сдам?
  Пак КынХе снова листает свой блокнот.
  - У тебя были лучшие предварительные оценки в школе и у тебя идеальная память. А значит, ЮнМи, речи о несдаче тобой сунына идти не может.
  - И что же дальше, госпожа Президент? - обречённо вопрошаю я.
  - А дальше ты с хорошим аттестатом начинаешь получать высшее образование в своей любимой школе 'Кирин', у своих любимых учителей и едешь в Америку на премию Хьюго.
  Хочется со всей силы впечататься мордой лица в стол. Наговорил слов, балбес.
  - Я даже подумаю о том, чтобы ввести тебя в консультативный совет по культуре и образованию при Президенте, - кидает мне 'плюшку' Пак КынХе.
  - И когда это произойдёт? - больше для проформы, понимая, что уже проиграл, интересуюсь я.
  - Сразу после возвращения из Америки успешной корейской студентки высшей школы искусств 'Кирин' Пак ЮнМи.
  - У меня есть время подумать, госпожа Президент?
  - Нет. Времени у нас нет. Ни у тебя, ни у меня. И я вижу, что мы с тобой договорились, ЮнМи. Верно?- с довольной торжествующей улыбкой спрашивает Президент.
  Хмуро киваю.
   - Ступай, скоро будет вручение наград. Тебе нужно подготовиться, чтобы выглядеть ещё лучше, ЮнМи-ян.
  - Спасибо за приём, госпожа Президент, - очень надеюсь, что твёрдым голосом отвечаю я и, с трудом встав, на ватных ногах шагаю к дверям. Сейчас главное для меня - не споткнуться о порог. И почему так свербит на душе?
  
  Культурный центр Сечжон. Малый театр. Чуть позже.
  В двухэтажном зале Малого театра, рассчитанном на четыреста сорок мест, идёт награждение нескольких наиболее отличившихся представителей корейской науки и искусства. Короткая церемония выверена до минуты. Особую торжественность мероприятию придаёт ярко-красное убранство зала и личное участие Президента республики Корея Пак КынХе. В партере вместе с 'Короной' сидят президент 'FAN Entertainment' Ли СанХён и госпожа Пак ДжеМин с ЮнМи и СунОк. Сразу после Ким ДжонХвана наступает очередь ЮнМи.
  - Пак ЮнМи - Орден Яшмовой Короны за содействие развитию национальной популярной культуры и продвижению ее за рубежами нашей Родины.
  ЮнМи встаёт с места и под аплодисменты идёт стремительным широким шагом на сцену, где её уже ждёт Президент Пак Кынхе.
  Госпожа ДжеМин тихо всхлипывает в носовой платок. СунОк громче всех бьёт в ладоши, а 'Корона' пытается не отстать от неё. На сцене Пак КынХе набрасывает на шею ЮнМи ленту с наградой и вместе они разворачиваются улыбающимися лицами к залу. На чёрной ткани парадной формы ЮнМи белый орден светится яркой жемчужиной.
  Там же. Почти сразу.
  На сцене, собравшись вокруг Президента Республики Корея, обладатели только что полученных орденов снимаются в групповой фотосессии. По бокам от Пак КынХе стоят ДжонХван и ЮнМи.
  
  Jamsil Sports Complex. Гимнастическая арена. 18 часов. Начало Торжественного концерта.
  Сегодня на трибунах находится всё политическое руководство страны, включая её президента. Не обошлось и без представителей оппозиции. В этот день нация объединена и сплочена как никогда. У большинства зрителей в руках разноцветные лайтстики и маленькие флажки Республики Корея. Одна из трибун верхнего яруса, на которой собрались поклонники 'Короны', выделяется из общего ряда своим ярко-фиолетовым освещением.
  Звучит торжественный марш, зал встаёт, а военнослужащие церемониального полка выносят на сцену флаги Республики Корея - Тхэгыкки и родов войск - сухопутных сил, военно-воздушных сил, флота и морской пехоты. На сцену выходит одетый в чёрный смокинг с бабочкой ДжонХван и начинает исполнение Государственного гимна. Люди в зале, прижав правую руку к сердцу, поют вместе с ним.
  
  Сразу после гимна на сцене появляется 'Корона', чьи участницы одеты в ту же форму, что и члены почётного караула. Агдан в чёрной форме Корпуса морской пехоты с хорошо видимым, висящим на шее белым орденом выступает вперёд и начинает читать 'Завет'. Зрители, начинающие садиться на свои места, снова поднимаются, увидев на экране за спиной ЮнМи, что Президент Пак КынХе продолжает стоять на трибуне. На весь зал слышен хор фанатской поддержки стихотворения с трибуны 'Короны'.
  Наступившую по окончанию тишину нарушает крик ДжиХён, облачённой в синюю форму военно-воздушных сил, и кажется, не нуждающейся в микрофоне, закреплённом за её ухом.
  - Марш победителей учений 'Щит моря-2015' 'Red Alert'! Композитор и исполнитель - кавалер ордена Яшмовой короны Пак ЮнМи!
  ЮнМи встаёт за выплывший из сцены синтезатор, а участницы группы встают вокруг неё, подняв руки к фуражкам. Военные, которых в зале очень много, повторяют их жест. Комплекс заполняется торжественными звуками марша, который с сегодняшнего дня будет знать каждый гражданин страны.
  Закончив композицию, 'Корона' под аплодисменты покидает подмостки. Почётный караул со знамёнами отходит на край сцены. Начинается основная, менее военизированная часть Торжественного концерта.
  
  Кабинет ЮЧжин в доме ее семьи. В это же время.
  ЮЧжин, с каменным выражением лица посмотрев по телевизору начало Торжественного концерта, принимает какое-то решение и берёт в руки смартфон.
  - Онни? Анньён!
  
  
  Загородное имение семьи Ким. Кабинет МуРан. В это же время.
  Госпожа МуРан с невесткой ИнХе смотрят Торжественный концерт. Внучка ХёБин, встав и отойдя в сторону, отвечает на входящий звонок.
  МуРан огорчённо качает головой.
  - И какие тут могут быть внуки? Клиническая смерть, слабая голова, пить не умеет.
  - О чём вы, мама? - удивлённо спрашивает ИнХе.
  - Жалею, что на её месте не её сестра.
  - Сестра?
  - После ужина покажу тебе её передачи.
  - Но-о-о...
  - Вот там внуки стали бы настоящими мужчинами. И ЧжуВон - тоже.
  ИнХе потрясённо смотрит на МуРан, открыв от изумления рот и не находя слов.
  Вернувшуюся к старшему поколению ХёБин МуРан встречает вопросом.
  - Кто звонил?
  - Договорились встретиться завтра с ЮЧжин. Давно не виделись, а у меня как раз выходной.
  - Встречи со старыми подругами - это хорошо. Я как раз собиралась всех обзвонить и порадоваться вместе с ними новостям о невесте внука. Ты, кстати, показала ЧжуВону запись с яхты?
  - Разумеется, хальмони. Скинула ещё днём, как только он приехал.
  - Ты передала ему мою просьбу, чтобы он наладил отношения с сестрой ЮнМи?
  - Конечно, хальмони.
  - Хорошо. Она нам может быть очень полезна. ИнХе, закрой рот.
  
  Гимнастическая арена. Комнаты ожидания. Позже.
  ЮнМи, переодетая в легкую белую блузку с короткими рукавами и чёрные брюки прямого кроя, сидя на стуле, насупившись, смотрит на себя в зеркало. Девушки 'Короны', тоже уже переодевшиеся, с интересом наблюдают за ней.
   Смотрю на себя в зеркало. Стилистка слегка пошаманила над моей причёской, выдала казённые золотые серёжки и удалилась. Уже вечер и я устал. Даже не физически, а эмоционально. Слишком много сегодня было впечатлений и тушка ЮнМи слегка расклеилась. Собираю себя из разрозненных частей в единое целое. Предстоит ещё один эпизод. Надеюсь, последний на сегодня. Встаю и смотрю на большую чёрную сумку, которую протягивает мне СунОк. Вместе с сегодняшним нарядом это было моей последней покупкой в 'The Galleria'. СонЁн тогда заставила меня её купить, чуть не выкрутив руки.
  - Ну, и куда я с этим чемоданом? - обвожу взглядом девчонок.
  - А мне кажется, с ним у тебя очень представительный вид, - хихикает ИнЧжон.
  - Ты даже выглядишь старше, - подтверждает КюРи.
  - Если ей дать в руки указку, она будет точно как моя школьная учительница, - подкалывает ДжиХён.
  Вот раскудахтались курицы.
  - А может, мне лучше взять в руки биту? - делаю попытку осадить на место распоясавшихся девиц.
  БоРам с опасливым видом прячется за спину СонЁн.
  - ЮнМи, успокойся, - вступает та в разговор. - Пройдись по комнате, а мы оценим, как ты будешь выглядеть перед женихом.
  Эх, жизнь моя жестянка.
  - Может, у вас кирпич завалялся? - спрашиваю я у девчонок.
  - Кирпич? Зачем?- с недоумением переглядываются они между собой.
  - Засуну его в этот портфель и буду отмахиваться им от маньяков-извращенцев. Для чего же ещё? Или лучше носить с собой биту? Как думаете, онни?
  ХёМин смеётся первой.
  - Наконец-то наш умный младенец пришёл в себя.
  - А-ха-ха! Но биту ей не давать!
  - И кирпич тоже!
  - И указку!
  И где там наш 'жених'? А то ведь заждался уже. Весь извёлся от нетерпения.
  
  Фойе перед комнатами ожидания. Спустя пять минут.
  К выстроившимся строем девушкам 'Короны', выставившим вперёд ЮнМи и СунОк, с букетом красных роз в руках подбегает слегка запыхавшийся ЧжуВон. На нём летний светло-бежевый костюм и серая рубашка с расстёгнутым воротом.
  - Анньён хассэйё!
  - Анньён хассэйё!
  Приветствия звучат почти одновременно.
  - Прошу простить за опоздание, - извиняется ЧжуВон. - Перед выходом было очень много народа. Провожали Президента.
  Подойдя к ЮнМи, рассматривающей его с лёгкой задумчивостью, он с улыбкой вручает ей роскошный букет.
  - Моей красавице невесте!
  - Спасибо, оппа, - после паузы реагирует ЮнМи.
  ЧжуВон поворачивается к сузившей глаза СунОк и достаёт из внутреннего кармана пиджака жёлтый конверт.
  - А это очаровательной нуне. Слегка запоздавший подарок ко дню её рождения.
  СунОк принимает подарок двумя руками и, уже с широко распахнутыми глазами, изображает легкий поклон.
  - Спасибо, ЧжуВон-оппа, - бурчит она.
  - Могу я попросить у нуны разрешения взять с собой на прогулку её тонсен? - с напором спрашивает ЧжуВон.
  - Конечно, ЧжуВон-оппа, - растерянно бормочет СунОк.
  - Идём, ЮнМи?
  ЮнМи, пожав плечами и оставив букет с розами на попечение сестры, идёт к выходу вместе с 'женихом'. В её руке тяжело раскачивается большая чёрная женская сумка.
  - А он ничего!
  - Покажи, что он тебе подарил.
  - Как сладко пахнут розы.
  - Они, наверное, стоили целое состояние.
  СунОк всё еще стоит, ошеломлённо глядя из-за букета вслед сестре и ЧжуВону.
  
  Автостоянка рядом с ареной.
  ЧжуВон, стоя рядом со своим красным итальянским 'Ferrari', протягивает ключи зажигания ЮнМи.
  - Можешь сесть за руль.
  ЮнМи, слегка подумав, отрицательно мотает головой.
  - Не сегодня, ЧжуВон-оппа. Сейчас мне хочется только жрать и спать.
  - Что ты делаешь завтра?
  ЮнМи пожимает плечами.
  - Сабоним отпустил до самого концерта и мы с онни хотели проехаться по магазинам купить кое-чего. Разного.
  - У меня завтра ещё день увольнительной и, если захочешь, то могла бы проехаться на машине. Можем сходить куда-нибудь.
  ЮнМи задумывается и снова пожимает плечами. Внезапно какая-то мысль приходит в её голову.
  - Слушай, ЧжуВон-оппа, а ты не мог бы свозить меня на стрельбище? Ну, то, где мы были с ЧонХаном?
  ЧжуВон снисходительно улыбнувшись, отвечает.
  - Хочешь ещё раз пострелять в молоко?
  - Да, именно в молоко я и буду стрелять, - весело отвечает ЮнМи, - Ну, что, куда держим путь, ЧжуВон-оппа?
  - Я снял для нас ресторан.
  ЮнМи внезапно заходится кашлем.
  
  Плавучий ресторан на реке Ханган. Вечер.
  
  
  Рядом с переполненной людьми набережной покачивается на волнах небольшой уютный ресторанчик. Радующие глаз лианы на окнах и зелёные деревья в квадратных кадках вокруг столиков располагают к самому приятному времяпрепровождению. В углу зала официант принял заказ и оставил одних ЮнМи и ЧжуВона.
  - У них здесь отличная говядина, - решает оповестить меня 'жених', не дав мне раскрыть рот во время заказа.
  - И поэтому ты заказал для себя свиные шкурки? - иронизирую я.
  - Если бы ты знала, как я скучаю по ним в армии.
  - Недоедаешь? А по тебе не скажешь, ЧжуВон-оппа.
  - Свиных шкурок не предусмотрено в нашем рационе. Может, всё-таки будешь называть меня оппой, ЮнМи?
  - Мы это уже обсудили, ЧжуВон-оппа. Зачем возвращаться к этому разговору? Да и стоило ли ради фиктивной 'невесты' так разоряться? Снимать целый ресторан.
  - Люди не поймут, если в день, когда моя невеста получила орден, я не организовал для неё праздничный стол.
  - Тогда закажи мне пива. Пары банок мне вполне хватит.
  ЧжуВон достаёт из-за пазухи смартфон и включает мне запись, сделанную на яхте во время нашей пьянки с девчонками. Вспоминаю, что там рядом с фотографирующей нас БоРам стоял один из членов команды. Ого, как из меня тогда пёрла энергия. И куда она сейчас подевалась.
  - Мне не хочется, чтобы ты вела себя так же и здесь, ЮнМи. А если ещё вспомнить тот день, когда мы с тобой оказались в полиции...
  - Нашёл что вспоминать. Лучше бы ты попросил у меня снимки, которые делала БоРам, - иронично хмыкаю я и машу рукой. - У неё наверняка всё получилось лучше. На вашей яхте было виновато шампанское и коктейль, а я прошу у тебя банку пива. Две банки.
  Подходит официант и приносит нам заказ. Хватаю палочки и собираюсь приняться за жарку говядины.
  - Подожди, ЮнМи. Это тебе, - подталкивает ко мне ЧжуВон по столу две черные коробочки, обвязанные золотистыми бантиками. Кажется, я догадываюсь, что там внутри. ЮнМи внутри меня загорается от нетерпения. Силой Воли заставляю её уйти в тень. Спокойно, Серый. Ты сам виноват, что не купил ей такое. Хотя и мог. Теперь корить нужно только себя. А этот хлыщ, который сидит напротив, все продумал. Умный гад. Но всё это не относится ко мне. Это для ЮнМи.
  - ЧжуВон-оппа, это - то, что я думаю? Наконец-то вы собрали весь комплект? - пытаюсь не язвить над бывшим другом. Хотя, почему бы и нет. Но, только слегка. - Я удивлена, ЧжуВон-оппа. Вы могли один из подарков перенести на какую-нибудь следующую дату.
  ЧжуВон хмурится, но терпеливым тоном выговаривает.
  - Открой, ЮнМи.
  Развязываю бантики и распаковываю подарки. Вау-у. Вот это красота. Даже самому нравится. Я бы тоже выбрал для ЮнМи такое. Серёжки и подвеска с теми же топазами, что и на обручальном кольце. Слышу, как ЧжуВон, подозвав официанта, заказывает ему два пива в непрозрачных кружках. Цепляю на себя побрякушки, вытащив из ушей старые серёжки. Нащупываю пальцами замок на подвеске.
  - Тебе помочь? - привстаёт со стула 'жених'.
  - Не стоит, ЧжуВон-оппа. Я сама.
  Вынув из сумки зеркальце, разглядываю в нём себя. Ну, вот. Кажется, ЮнМи теперь выглядит как рождественская ёлка. Или нет, всё же чего-то как будто не хватает. Точно. Во лбу звезда не горит. Не хватает короны. Или, как там её - диадемы. Ладно. Верну все подаренные цацки ЧжуВону после окончания всей этой клоунады и куплю ЮнМи новые - из сапфира и добавлю к ним диадему. А что? Пусть будет. Запас карман не тянет.
  - Я заказал нам пива, ЮнМи. Надеюсь, ты не будешь бить бутылки и бросаться на людей.
  - Обещаю, ЧжуВон-оппа. У меня для этого есть теперь очень тяжёлый чемодан, - киваю на сумку.
  ЧжуВон растягивает губы в улыбке.
  - Спасибо за подарки, ЧжуВон-оппа.
  - Моя невеста в них самая красивая.
  - Оставим эту фальшивую лирику, ЧжуВон-оппа.
  Хватаю палочки и цепляю ими кусок мяса. Пора порадовать не только ЮнМи, но и себя.
  
  Чуть позже.
  Насытившаяся ЮнМи откладывает палочки и с совершенно умиротворённым видом, зажмурив глаза от удовольствия и откинувшись на спинку стула, отпивает из кружки.
  - И, всё-таки, ЮнМи, - нарушает её спокойствие ЧжуВон, тоже взяв в руки кружку и сделав глоток, - что такое ты там орала на яхте по-английски? Было очень похоже на песню.
  - Ммм, - мычит ЮнМи, приоткрыв один глаз. - А ты не мог бы подождать несколько минут с расспросами? Не видишь, я - в нирване, ЧжуВон-оппа? И я не орала.
  - Орала. Тебе дать посмотреть видео ещё раз?
  - Мне лучше знать, когда я ору, а когда пою, ЧжуВон, - ЮнМи полностью открывает глаза и, выпрямившись на стуле, с недовольным видом ставит недопитое пиво на стол. - Ты что, решил мне испортить настроение в праздничный вечер?
  - Адж-ж-ж, - шутливым тоном отзывается ЧжуВон, покачивая головой. - Разумеется, я не могу себе позволить этого. Моя невеста заслуживает самого лучшего всегда, а не только в этот торжественный вечер.
  - Да ты джентльмен, ЧжуВон-оппа, - чуть поморщившись, ЮнМи снова берёт в руки кружку. - А то я уж было подумала плохое.
  Несколько минут оба в молчании пьют пиво - ЧжуВон, не сводя изучающего взгляда с ЮнМи, а та, в свою очередь, рассматривая интерьер ресторана.
  - Хотел спросить, как поживает мой компьютер? - невзначай задаёт вопрос ЧжуВон.
  ЮнМи переводит взгляд на него и с понимающей улыбкой отвечает.
  - А заодно напомнить про песню, которую я за него должна. Верно, ЧжуВон-оппа?
  Тот, слегка пожав плечами, довольно кивает.
  - Хорошо, ЧжуВон, я выскажусь по этому поводу так, - ЮнМи наваливается локтями на край стола и, наклонившись к собеседнику, с грохотом отставляет в сторону кружку допитого пива. - Ты потерял право на мои долги, пойдя на поводу своей хальмони, когда она нарушила наш с ней договор. Помолчи, ЧжуВон-оппа, - не даёт возможности раскрыть ему рот ЮнМи, - сначала выскажусь я, потом - ты. Так вот, право что-то требовать от меня ты потерял. И поэтому никакой песни для тебя не будет.
  - А как же 'слово твёрже стали'? - уточняет ЧжуВон. - Твои фанаты постоянно твердят это твоё выражение.
  - Только оно заставляет меня продолжать этот разговор, - с досадой хмурит брови ЮнМи. - Хорошо. Вот моё предложение.
  - Я весь внимание, дорогая, - усмехается ЧжуВон.
  - Не надо этих слов, 'оппа', - резко бросает в ответ ЮнМи, - иначе наш разговор закончен.
  - Сдаюсь, сдаюсь, - дурачась, поднимает вверх руки ЧжуВон.
  Ещё раз бросив на него угрожающий взгляд, ЮнМи достаёт из сумки смартфон и, несколько раз проведя по нему пальцем, протягивает его через стол ЧжуВону.
  - Читай. Там текст.
  ЧжуВон пролистывает страницы, слегка шевеля губами. Дочитав, поднимает голову.
  - Мне нравится. А музыка?
  - Отдай смартфон обратно.
  Снова взяв телефон в руки, ЮнМи быстро находит аудиофайл.
  - Записала вчера вместе с 'Песней про белого слона'. Звук здесь, конечно, не тот, но суть расслышать можно.
  С этими словами ЮнМи кладёт смартфон на стол и включает запись.
  При звуках музыки официант и бармен отворачиваются от стойки и тоже начинают вслушиваться. По залу разносится звонкий голос поющей ЮнМи.
  - Так это же марш! - восклицает ЧжуВон.
  ЮнМи кивает.
  - Очень надеюсь, что ты под него будешь маршировать перед казармой, ЧжуВон-оппа. Но теперь слушай моё предложение. Твои юристы оформляют права на неё на нас обоих в равных долях, а потом мы вместе дарим её нашему родному Корпусу морской пехоты. И после этого все мои долги тебе, не считая игры в фальшивых жениха и невесту, аннулируются. Согласен?
  - Моя невеста знает столько умных слов, - восхищённо улыбается ЧжуВон. - Согласен.
  Договаривающиеся стороны пожимают через стол руки.
  - А как же СанХён?
  - Я договорюсь.
  - Ты сама будешь петь?
  ЮнМи ненадолго задумавшись, качает головой.
  - Сначала я думала, что её исполнит дядя Хван...
  - Дядя Хван?! - удивлённо поднимает брови ЧжуВон.
  - Да, я так его зову в узком кругу, - кивает ЮнМи. - Но потом подумала, что если её исполнит СыХон, у нашей армии появится ещё большая поддержка в лице молодых девчонок.
  - Куда уж больше? - ворчит ЧжуВон.
  - Будет ещё больше, - не соглашается ЮнМи. - А с хором, я думаю, поможет полковник Хон СонМин. У вас ведь есть оркестр и хор при Корпусе?
  - Кажется, есть, - неуверенно отвечает ЧжуВон.
  - Вот! - убеждённо восклицает ЮнМи. - С ними и споёт СыХон.
  - А название?
  - А чем тебе не нравится моё - которое в заглавии текста?
  - 'Не плачь, девчонка'? Хорошо, пусть остаётся.
  - Договорились. Прямо как в прежние времена. Верно, ЧжуВон-оппа?
  - Хм, - пытается, хмыкнув, найти ответные слова ЧжуВон. - Не совсем.
  - А по-моему, похоже, ЧжуВон-оппа, - смеётся ЮнМи и трясёт пустой кружкой. - Может, закажешь ещё одно пиво? В честь заключения сделки.
  ЧжуВон подзывает официанта.
  
  Влад Соколовский - Не плачь, девчонка
  Не плачь, девчонка
  
  Дом мамы ЮнМи. Позже.
  Предупреждённые звонком мама ЮнМи и СунОк стоят у двери в ожидании приезда кавалера ордена Яшмовой короны.
  Из подъехавшего автомобиля с водительского места вылезает ЧжуВон и, пробежав перед капотом, пытается успеть открыть дверь перед ЮнМи. Но та, не дожидаясь его, сама выпархивает из машины, выставив в руке чёрную сумку и подходит к маме с СунОк. Те внимательно рассматривают новые украшения ЮнМи, ярко вспыхивающие в свете лампы над входной дверью.
  - Анньён хассэйё, ДжеМин-сси, нуна. Доставил вашу дочь в полном порядке, как обещал. До завтра, ЮнМи.
  - До завтра, ЧжуВон-оппа.
  ЧжуВон, вернувшись в машину, резко стартует с места.
  СунОк принюхивается к тонсен.
  - Ты пила?
  - Стакан пива, онни.
  - Тихо обеим, - командует мама, - марш в дом.
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Ночь.
  (+93382;-927) Сегодня мы снова были лучшими. Даже Президент видела нашу поддержку. А как выступили девчонки.
  (+92934;-914) Да, мы лучшие. А Агдан круче всех.
  (+93014;-318) ЮнМи тоже надо было вручить меч. Это же её 'Red Alert' помог выиграть учения.
  (+1672;-57314) Не такая уж она и крутая. Все видели, как она заплакала на кладбище.
  (+68302;-348) По-твоему, быть крутым - никогда не плакать? Да и где она расплакалась? Уронила слезу. Я думаю, что многие бы на её месте разрыдались до размазывания соплей. Ведь это члены её бывшей группы и она тоже могла оказаться вместе с ними в том несчастном автобусе.
  (+1437;-62479) Ещё не было никакого официального подтверждения, что Агдан состояла во 'FreeStyle'.
  (+57346;-437) Вот увидишь - подтверждение появится.
  (+89607;-872) Не кормите тролля.
  (+92924;-178) У меня на стене появилось второе фото с Агдан. Теперь она в парадной форме с орденом.
  (+79198;-527) 'FAN Entertainment' объявили победителя конкурса на оказание транспортных услуг. Им стала компания 'Geo cargo'.
  (+35468;-2810) Они убили меня. Я так надеялась, что мы с другом будет возить еду для Агдан. Что это ещё за 'Geo cargo' такие?
  (+24359;-2497) Меня с подругами тоже убили. 'Geo cargo' - доставка грузов в Китай, Японию, Тайвань. Таможенное оформление любых грузов. Третье место в Республике Корея по грузообороту. Там все руководство из бывших морпехов. Куда нам с ними тягаться.
  (+36198;-1437) Зачем им это? Это же для них совершенная мелочёвка.
  (+43872;-1468) Это как раз не мелочёвка. Возможно, они даже заплатили сами. Это же какая реклама - доставка еды для самой Агдан. К тому же она почетный член Ассоциации ветеранов морской пехоты. Может быть, это как-то связано?
  (+26324;-352) Я напишу письмо президенту СанХёну, чтобы он пересмотрел итоги конкурса.
  (+16051;-5492) Меня окружают идиоты. Или идиотки.
  Удалено модератором.
  Удалено модератором.
  (+82438;-376) Всем немедленно успокоиться и готовиться к завтрашнему концерту.
  (+910743;-54) Объявлен Указ Президента о возможной пересдаче сунын. Ничего не понимаю.
  (+19197;-8214) Я же написала, что меня окружают идиотки.
  Удалено модератором.
  
  Глава 7.
  Воскресенье. 16 августа. Кафе мамы ЮнМи. Раннее утро.
  Перед стендом, визуально отображающим текущие достижения ЮнМи, кроме врученных накануне почётной грамоты Минообороны и ордена Яшмовой короны, на расчищенной от столов и стульев площадке, с сосредоточенным видом наматывает километры на беговой дорожке СунОк. Перед ней прыгает через скакалку ЮнМи. Услышав рингтон 'Boombayah' на смартфоне, лежащем на столе, обе девушки останавливаются.
  - Онни, продолжай бежать, - говорит сестре ЮнМи. - Это был сигнал для меня.
  СунОк, тяжело вздохнув, снова включает беговую дорожку.
  ЮнМи, подойдя к столу и нагнувшись к телефону, одной рукой быстро пролистывает страницы, а другой прокручивает между пальцев небольшой кинжал, лежащий до этого рядом со смартфоном. Наконец, видимо, что-то найдя, она кивает самой себе, откладывает кинжал в сторону и, довольно улыбнувшись, оборачивается к сестре.
  - Смотри, онни!
  С этим возгласом ЮнМи отходит на пару шагов назад, взяв небольшой разбег, и, стремительно ускорившись, забегает на стену, чтобы, оттолкнувшись от неё ногами, совершить сальто назад.
  - Оп-ля! - весело улыбается ЮнМи, глядя на сестру и расставив руки в сторону.
  СунОк теряет равновесие от увиденного и падает на край беговой дорожки.
  - Адж-ж-ж, - шипит она, скорчив гримасу боли.
  - Где? Где больно? - подбежавшая на помощь встревоженная ЮнМи ощупывает руку сестры.
  - Локоть, - стонет СунОк. - И ещё, кажется, я ушибла задницу. Предупреждай в следующий раз, ЮнМи.
  - Прости, онни, - ЮнМи подхватывает сестру под руку. - Так получилось. Идём к маме. Там вроде был какой-то пластырь.
  Позже. Вход перед домом мамы ЮнМи.
  Поздоровавшись, вся семья ЮнМи, включая Мульчу, внимательно рассматривает вытянувшегося перед ними во весь рост ЧжуВона, который сегодня надел на себя некий военнизированный вариант одежды: коричневый джемпер и серые брюки с многочисленными карманами.
  - Ты хорошо подготовился, я смотрю, - хмыкает ЮнМи. - Весь такой тактический.
  - Да и вы тоже, - с ответной улыбкой кивает ЧжуВон на футболки, джинсы и высокие ботинки сестёр. - Надеюсь, вы не забыли удостоверения личности?
   - Спасибо за заботу, оппа. Не забыли, - ещё раз хмыкнув, ЮнМи берёт сестру за руку. - Идём к машине, онни. Надо всё проверить, прежде чем ты поедешь.
  - Я надеюсь на вас, ЧжуВон-сси, - вполголоса говорит мама ЮнМи 'жениху' её дочери. - Если с моими дочерьми что-нибудь случится...
  - Даю вам слово, - глубоко кланяется ЧжуВон. - Всё будет в порядке, ДжеМин-сси.
  Усадив сестру за руль 'Соренто', ЮнМи, под внимательными взглядами мамы, ЧжуВона и Мульчи, застёгивает на той ремень безопасности и спрашивает.
   - Нигде не болит?
  СунОк отрицательно качает головой.
  - Заводи, - подбадривает сестру ЮнМи и захлопывает дверь машины. - Я буду ехать медленно, онни. Держись за мной.
  Закинув назад небольшой клатч, ЮнМи устраивается в водительское сидение итальянского спорткара ЧжуВона. Откинувшись в кресле, она недовольно шипит.
  - Тс-с-с.
  Под ошарашенным взглядом 'жениха' она достаёт с пояса сзади из-под футболки небольшой кинжал в ножнах и, наклонившись, прилаживает его под завернутую штанину джинсов к светло-коричневому ботинку.
  - Откуда он у тебя? - находит в себе силы спросить ЧжуВон.
  - Неужели ты не нашёл времени прочитать отчёты вашей же службы безопасности, ЧжуВон-оппа? Это подарок с Чёджу от ЧхольСук-сси.
  - От ЧхольСук-сси? Он же ждёт нас в тире. Обязательно спрошу.
  - Спроси. Не забудь. - ЮнМи поднимает руку вверх. - Мы едем, мама! Не волнуйся за нас!
  Заведя машину и тронув подрулевые лепестки, ЮнМи вместе с сестрой отправляются в первую в их жизни самостоятельную поездку на автомобиле.
  В глазах провожающей их мамы стоят слёзы.
  Восьмирядный перекрёсток в одном из оживлённых районов Сеула. Позже.
  Бок о бок, ожидая зелёного разрешающего сигнала светофора, стоят два красных автомобиля: большой кроссовер и низкий спорткар.
  ЮнМи, оперевшись локтем левой руки на опущенное стекло, ухмыляясь, смотрит вверх и направо, на свою сестру, тоже выглядывающую из открытого окна 'Соренто' и, как бы нехотя, опускающую взгляд вниз - на ЧжуВона, сидящего на пассажирском кресле спорткара.
  ЧжуВон, переводя взгляд между сёстрами, чувствует себя в легкой растерянности.
  - Что скажете, ЧжуВон-оппа? Может быть, вам стоило бы себе купить автомобиль повыше? - усмехается ЮнМи.
  - Чусан-пурида..., - начинает заводиться в ответ ЧжуВон.
  - Лучше молчи, оппа, - перебивает его ЮнМи. - Следите за словами, ЧжуВон-оппа. А то могу ускориться и не уследить за знаками на дороге. Я ведь такая обидчивая.
  ЧжуВон замолкает, нервно сглотнув и опустив взгляд на педаль газа, слегка подрагивающую под изящной ножкой ЮнМи, обутой в тяжёлый кожаный ботинок.
  
  Автостоянка перед спортивным комплексом 'Чёрная стрела'. Позже.
  Два красных автомобиля подъезжают к стоящему недалеко от входа чёрному минивэну, рядом с которым выстроились в ряд несколько крепких молодых людей, одетых в костюмы с галстуками. Идущий впереди спорткар внезапно резко газует, заставив взвыть двигатель и с небольшим дрифтом резко затормаживает у мостовой.
  Из него выбирается ЮнМи и торопливо шагает мимо охраны 'Sea group' навстречу спокойно приближающемуся автомобилю сестры.
  - Анньён хассэйё, ЧхольСук-сси! - на ходу кланяется она знакомому.
  - Анньён хассэйё, молодая госпожа! - раздаётся ей вдогонку мужской хор.
  - Ты в порядке, онни? - заботливо спрашивает ЮнМи у сестры, помогая той выйти из большого кроссовера.
  ЧжуВон в это же время отводит в сторону ЧхольСука и что-то ему выговаривает. Тот с уверенным видом оправдывается.
  
  Кабинет президента 'FAN Entertainment'. В это же время.
  Сидящий в своём кресле президент СанХён и стоящий рядом с ним главный менеджер КиХо угрюмо слушают новости, которые озвучивает девушка на экране телевизора.
  - Несколько сотен жителей Сеула придут на пересдачу сунын в здание Сеульского университета, который любезно предоставил свои аудитории для экзамена. Напоминаем, что среди пересдающих будет всем известная айдол группы 'Корона' Агдан.
  - И что нам теперь делать? А, КиХо? Я думал, что история с суныном закончена. Так нет.
  - И она пойдёт, сабоним?
  - А куда она денется от приказа Президента страны. Да я сам отведу её туда под конвоем.
  СанХён нащупывает во внутреннем кармане пиджака упаковку лекарств.
  - Что у нас там дальше, КиХо?
  - Церковь запросила за съёмки клипа 'California Dreamin' триста тысяч долларов.
  - Сколько? - СанХён едва не падает с кресла на пол от возмущения.
  - Триста тысяч, сабоним.
  - Обойдутся, - СанХён трёт переносицу. - Снимем всё в павильоне. А изображение церкви попросим у 'Сони'. Они ведь и так передали нам кадры снегопада в Калифорнии.
  КиХо кивает.
  - Я нашёл новый дом для 'Короны', сабоним. Но вам нужно осмотреть самому.
  - Цена вопроса, КиХо?
  - Четыре с половиной миллиона долларов, сабоним.
  СанХён глотает таблетку и запивает её водой из стакана.
  - Заметь, КиХо. Во всём иду навстречу этой девчонке.
  КиХо сочувственно кивает, глубокомысленно наморщив лоб.
  
  Позже. На ресепшене тира спорткомплекса.
  ЮнМи и СунОк, обе одетые в лёгкие, камуфлированные в песочный окрас бронежилеты и каски, выбирают пистолеты для стрельбы.
  ЮнМи, оперевшись на плечи сестры, шепчет той на ухо.
  - Онни, не вздумай выбрать эти два.
  - Которые?
  - Пустынный орёл и Кольт 1911. Наш выбор - Браунинг Хай Пауэр.
  - А, почему?
  - Не видишь? Они слишком большие, онни.
  Бросив взгляд на стоящего позади ЧжуВона, тоже одетого в бронежилет, но без каски на голове, и стеснительно покраснев, СунОк принимает решение.
  - Да, Хай Пауэр! - указывает она пальчиком в рисунок понравившегося ей пистолета.
  - А, может быть, начнём с меньшего калибра, онни? Вон, смотри - Вальтер ППК, - ЮнМи, крепко удерживая плечи сестры, направляет её взгляд в сторону небольшого пистолета. Вопросительно посмотрев из-под козырька каски сначала на тонсен, а потом на ЧжуВона, внимательно прислушивающегося к разговору, и покраснев ещё больше, СунОк соглашается.
  Там же. Чуть позже.
  ЧжуВон сегодня - главный. Хех. Распушил павлиний хвост перед работниками стрельбища. Весь такой важный. Мы с СунОк рядом - слушаем. Чувствую, что выглядим в этих брониках и касках глупо. Да и неудобно в них. Обзор и движения ограничены. И вес чувствуется.
  - ЧжуВон-оппа, зачем ты заставил нас надеть эти каски? Они же необязательны.
  - Я дал слово ДжеМин-сси, что с вами ничего не случится.
  И когда это он успел? Наверно, когда я сестру в машину усаживал, перекинулся с мамой несколькими словами. Ну, ладно. Пожелания мамы надо исполнять.
  - А может, тебе тоже стоит взять каску, оппа? А то мало ли что?
  - Мне это не нужно, - возвращается ЧжуВон к разговору с менеджерами.
  Шепчу СунОк на ухо, стараясь, чтобы кроме неё никто ничего не услышал.
  - Наверно, там вместо головы с мозгом - сплошная кость. Вот поэтому ему каска и не нужна. Пуля не пробьёт, а срикошетит.
  СунОк состраивает мне 'страшные' глаза, но не выдерживает и прыскает от смеха. Я поддерживаю. Стукаемся краями касок. Ещё веселее.
  - Здесь не место для смеха, ЮнМи! - с мрачной физиономией поворачивается к нам ЧжуВон. - Будьте серьёзнее, нуна.
  Киваем, стиснув губы, надув щёки и давя в себе смех. Прислушиваемся к дальнейшему разговору.
  - Вам нужен инструктор, ЧжуВон-сси? - спрашивает менеджер.
  - Думаю, я сам смогу показать своей невесте и её сестре, как следует обращаться с пистолетами. Я уже штатный инструктор в Корпусе морской пехоты, - показывает своё удостоверение ЧжуВон.
  - Разумеется, - с вежливой улыбкой кивает менеджер, - вы наш старый клиент, господин Ким. Уже тогда не было никаких сомнений в вашей квалификации. Итак, на каком же оружии вы остановились и какое количество патронов вам понадобится?
  - Вальтер ППК, Хай пауэр, - начинает перечислять ЧжуВон, - и, всё-таки, мы возьмём Кольт 1911. Если он не подойдёт девушкам, я постреляю из него один. На каждый по сотне патронов. Если не хватит - мы докупим ещё.
  - Хорошо, господин Ким. С вас - один миллион двести тысяч вон.
  ЧжуВон протягивает кредитку для оплаты.
  Вижу, как на меня смотрит СунОк, выпучив глаза. Да-а. Сам обалдел. Вот это цены у них. Четыре бакса за выстрел. Это же на сколько я настрелял в прошлый раз? А ЧжуВон мне и слова тогда про деньги не сказал. Хм-м. Было в нем тогда что-то хорошее - человеческое. Не зря я его другом считал. Хотя-я. Это же для него не деньги.
  - Надевайте беруши и очки, - командует нам ЧжуВон, обернувшись.
  Помогаю сестре и сам вставляю беруши себе в уши. Звуки глохнут. Чувствую себя каким-то космонавтом в скафандре.
  - За мной, - требовательно зовёт нас за собой ЧжуВон, тоже нацепивший наушники, стрелковые очки и взявший в руки кейсы с пистолетами. Менеджер тащит за ним коробки с патронами.
  Идём за ними. Щас как постреляем.
  
  Тир спорткомплекса. Одна из крытых 25-метровых галерей для стрельбы из пистолетов. Почти сразу.
  Длинное узкое помещение, облицованное многослойными шумопоглощающими светло-зелёными плитами. На дальней стене неровными волнами выделяется навес из дополнительных подвешенных вертикально чёрных резиновых полос. Под нависающим потолком хорошо заметны тросы, на которых ездят каретки с мишенями.
   Перед одной из пяти открытых кабинок, разделённых синими щитами, разложив пистолеты на прозрачной столешнице, стоят ЧжуВон, СунОк и ЮнМи. Кроме них, никого из посетителей нет. Коробки с патронами выложены на соседнем столике.
  - Мы здесь, что - одни? - удивлённо спрашивает 'жениха' ЮнМи.
  - Я с утра по телефону забронировал и выкупил эту галерею на два часа, - нехотя отвечает ЧжуВон. - Ты бы хотела, что бы все на нас пялились и фотографировали?
  ЮнМи безразлично пожимает плечами, но, улыбнувшись, весело говорит.
  - Может быть, это будет единственной возможностью у людей увидеть 'великую' Агдан? Они, наверно, обрадуются? Как думаешь, оппа?
  - Тебе стоит быть поскромнее, ЮнМи, - качает головой ЧжуВон. - Продолжим. Это всем известный пистолет агента 007 - Вальтер ППК. Калибр - 9 мм Short. Магазин на шесть патронов. Очень удобен для скрытого ношения. Подойдите ближе и смотрите. В отличие от Кольта и Хай пауэр, его усм двойного действия, а, значит, можно стрелять самовзводом. Это - предохранитель. Это - кнопка сброса магазина...
  
  Закончив первый инструктаж, ЧжуВон спрашивает внимательно слушающих и наблюдающих за его действиями сестёр.
  - Запомнили? Кто повторит первым? ЮнМи.
  ЮнМи берёт Вальтер в руки и почти дословно повторяет слова и жесты ЧжуВона.
  - Хорошо. Теперь нуна.
  СунОк, подбадриваемая подсказками сестры, постоянно запинаясь, с трудом, но, всё же справляется с заданием.
  - Будем считать, что удовлетворительно. Теперь покажу стойки. Вам пока хватит и одной.
  ЧжуВон расставляет чуть согнутые в коленях ноги, слегка наклоняет корпус и берёт пистолет в вытянутые вперёд руки.
  - Попробуйте. Нуна.
  СунОк, а затем ЮнМи повторяют.
  ЧжуВон подходит к соседнему столу и вскрывает коробку с патронами.
  - Показываю, как заряжается магазин.
  С этими словами ЧжуВон по одному вставляет маслянисто блестящие латунью патроны в магазин Вальтера. Затем подходит к огневому рубежу.
  - Стрелять будем на пятнадцать метров.
  - А почему не на двадцать пять? Пятнадцать метров - это же слишком близко, ЧжуВон-оппа.
  - Вполне достаточно для пистолета, ЮнМи.
  С этими словами ЧжуВон с лёгким щелчком загоняет магазин в пистолет, снимает предохранитель, передёргивает затвор и, приняв боевую стойку, начинает быстро стрелять. Закончив упражнение и поставив оружие на предохранитель, он нажимает на кнопку пульта, управляющего мишенями. Каретка по тросу подъезжает к столу. Сняв квадратный лист плотной бумаги с размеченными на нём кругами и, передав его сёстрам, Чжувон закрепляет новую мишень и снова нажимает на пульт. Каретка едет обратно.
  Сёстры рассматривают круглую мишень, испещрённую в центре пулевыми пробинами.
  - Девять, десять, десять, десять, девять, десять! - с восхищением в голосе считает СунОк. - Это здорово, ЧжуВон-сси!
  ЧжуВон кланяется, приложив руку к сердцу.
  - Спасибо, нуна.
  - Может, и мы начнём, наконец-то, стрелять? - недовольно фыркает ЮнМи.
  ЧжуВон протягивает ей пустой магазин и, вежливо выставив руку в сторону соседнего стола с боеприпасами, отвечает.
  - Прошу. Каждый заряжает для себя сам. У нас два магазина на каждый ствол.
  Сёстры начинают снаряжать магазины.
  - Кто первый? Нуна?
  СунОк кивает, берет пистолет и идет на рубеж. ЧжуВон встаёт позади неё, подстраховывая. Зарядив пистолет, она ждёт команды.
  - Готова? Начали!
  Тщательно прицеливаясь, СунОк медленно отстреливает все пули из пистолета.
  - Промах, промах, семь, три, шесть, промах, - считает ЧжуВон, - Для первого раза неплохо. Ты ведь не стреляла раньше?
  СунОк мотает головой. Каска слегка сваливается набок и она вынуждена её поправить.
  - ЮнМи.
  ЮнМи, взяв пистолет у сестры, уверенно подходит к столу для стрельбы. ЧжуВон становится за ней.
  - Готова? Начали!
  Быстро отстрелявшись, ЮнМи ждёт мишень.
  - Пять, шесть, пять, четыре, четыре, три. Слабо, ЮнМи, - с притворным сочувствием и усмешкой в глазах произносит ЧжуВон. - У тебя же есть опыт.
  - Не волнуйся, ЧжуВон-оппа, - с натянутой улыбкой отвечает ЮнМи, - я здесь как раз для того, чтобы улучшить свою стрельбу.
  - Звучит оптимистично, ЮнМи. Продолжим. Моя очередь.
  - А такими темпами у нас ствол не перегреется?
  - Сейчас скажу ЧхольСук-сси, чтобы он взял ещё три пистолета.
  Позже.
  - А это лучший пистолет Второй мировой войны, до сих пор состоящий на вооружении многих стран. Браунинг Хай Пауэр. 9 мм. Вместительный магазин на тринадцать патронов.
  
  Разошёлся "женишок". Красноречие проявляет. Довольный, гад. Отлично у него стрельба идёт. Не то, что у меня. Застрял в пятёрках и шестёрках. И кучности нет. Может, с пистолетом побольше получаться начнёт? Щас попробуем.
  Ещё позже.
  За столом с боеприпасами СунОк расстроенно оборачивается к ЮнМи.
  - У меня патроны не входят. Руки устали и пальцы еле шевелятся.
  ЮнМи, не говоря ни слова, кивает и заряжает магазин сестры. Через минуту обе стоят перед ожидающим их ЧжуВоном.
  Все трое стреляют по очереди из Браунинга. Магазины сестёр заряжает подошедший ЧхольСук.
  Усмешка в глазах ЧжуВона сходит на нет. ЮнМи, не выказывая ни грамма усталости, постоянно повышает точность стрельбы. Уже пошли десятки и девятки. А вот СунОк держится на одном упрямстве.
  - Вам нужно передохнуть, нуна. Я настаиваю.
  - Хорошо, ЧжуВон-сси, - отходит в сторону и садится на стул СунОк.
  
  Ещё позже.
  - А теперь Кольт 1911. Снова Браунинг. Классика и легенда! Один из символов Америки. Знаменитый 45 калибр. Кольт 1911 прошёл с американцами обе мировые войны, Корею, Вьетнам и только в восьмидесятых был заменён девятимиллиметровой Береттой. Многие из их офицеров до сих пор не согласны с тем выбором и покупают 1911 для себя самостоятельно.
  
  ЧжуВон сегодня в ударе. Хохмит беспрерывно. У меня тоже настроение поднялось. Кажется, начал попадать в центр мишени. Смотрю на СунОк. Вроде, немного отдохнула и тоже хочет пострелять из 45-го калибра. А какие пузатые патроны.
  - Вы с нами, нуна? - спрашивает 'жених'.
  - Ты уверена, онни? - беру сестру за локоть.
  СунОк кивает.
  
  Позже.
  - Десять. Девять. Девять. Десять. Десять. Десять. Десять. Да-а! - подпрыгивает в восторге СунОк.
  - Молодец, ЮнМи! Отстрелялась не хуже меня.
  - Спасибо, оппа.
  Вот теперь я доволен.
  
  
  Кафе в районе Каннам. Примерно это же время.
  ЮЧжин, одетая в выходной вариант 'девушки из высшего общества' - стильный синий жакет, с показной небрежностью наброшенный на белоснежный топ, серебристую юбку до середины бедра, открывающую замечательный вид на длинные, стройные ноги и босоножки на высоком каблуке, держит путь к известному итальянскому кафе с богатым выбором кондитерских изделий и выпечки. Общее впечатление великолепной леди несколько смазывает жевательная резинка, которую жуёт прекрасная девушка. Всё становится понятно, когда ЮЧжин, приподняв одной рукой затемнённые очки и воровато оглянувшись по сторонам, подходит к рекламным стендам с изображениями айдолов К-Поп, среди которых находится и фото Агдан со своим 'KORG-ом'. Чуть приподнявшись на цыпочках, ЮЧжин размазывает бледно-розовую жвачку по синим глазам главного недруга своей жизни. Закончив грязное дело и, ещё раз оглянувшись по сторонам, она удовлетворённо вздыхает и направляется к дверям кафе.
  
  Выход со спорткомплекса 'Чёрная стрела'. Чуть позже.
  ЧжуВон обсуждает с сёстрами дальнейший маршрут движения.
  - В следующий раз обязательно постреляем из винтовок! - с довольным видом восклицает СунОк.
  - Обещайте, что будете стрелять только под присмотром ЧхольСук-сси, - сразу пытается поставить её на место ЧжуВон.
  - Это выходит за пределы наших договорённостей, ЧжуВон-оппа, - так же быстро отвечает ЮнМи. - Это наше дело: где, когда и как стрелять.
  - Нет, не только ваше. Хотите, чтобы ДжеМин-сси переживала за вас?
  Сёстры переглядываются.
  - Хорошо, - бурчит ЮнМи. - Приедем в следующий раз с ЧхольСук-сси.
  - Обещаете?
  - Обещаем, - в разнобой отвечают сёстры.
  - Итак. Куда теперь?
  - Мне нужно в ювелирный, а СунОк нужно проводить до Университета Ихва - изучить дорогу.
  - Зачем тебе в ювелирный?
  - По-твоему, я всегда должна ходить в дорогущих колье и серьгах, ЧжуВон-оппа? - недовольно фыркает ЮнМи. - Мне нужно что-то небольшое и аккуратное на 'каждый день'. И ещё часы.
  - Отлично, - с показной жизнерадостной улыбкой ЧжуВон достаёт из кармана смартфон, - Давайте наметим маршрут по карте.
  - И поесть надо успеть, - добавляет ЮнМи.
  Посовещавшись, участники собрания рассаживаются по машинам и кавалькада из 'Ferrari', 'Sorento' и 'Hyundai' трогается в путь.
  
  Район Хондэ. Позже.
  
  По незатихающему ни днём, ни ночью студенческому району Хондэ, сквозь толпу молодёжи, идут ЧжуВон, ЮнМи и СунОк. ЧжуВон впереди - гранитным волнорезом. Девушки - сразу за ним. Ещё дальше, метрах в пятнадцати - ЧхольСук с напарником, снявшие тёмные пиджаки и галстуки и оставшиеся в светлых рубашках.
  Сегодня, сразу после университета Ихва, ЮнМи с сестрой посетили творческий центр Сеула, сосредоточившийся вокруг университета Хонъик (Hongik). Именно здесь возникают модные идеи, распространяющиеся волнами по остальным районам Сеула. Каждый может найти здесь занятие по душе. Посмотреть картины, послушать живую музыку всех жанров, посетить ночной клуб, увидеть уличный спектакль, найти подарок на любой случай в жизни. Цены во-многом рассчитаны на студентов. То есть, низкие. Это - наиболее загруженный район Сеула.
  ЮнМи и СунОк выглядят совершенно естественно среди таких же, как они, молодых девушек в футболках, кепках и джинсах. Внимания на них никто не обращает. Чего нельзя сказать о ЧжуВоне. Почти все встречные девушки кидают оценивающие взгляды на крепкую, довольно высокую для корейца, фигуру парня, одетого в модном в нынешнем сезоне стиле милитари.
  - ЧжуВон-оппа, - останавливает 'жениха' ЮнМи, - подойдём послушать.
  Она кивает в сторону расположившейся на одной стороне дороги явно состоящую из студентов рок-группу в составе двух парней на гитарах и девушки, без устали бьющей по барабанам и тарелкам. Подойдя к небольшому кругу зрителей, ЮнМи, наклонив голову набок, внимательно прислушивается к игре музыкантов.
  Luo Xiaobai (S.White) - Fantastic baby (BigBang)
  Барабанщица
  - Онни, - поворачивается она к сестре, - у тебя есть лист бумаги?
  СунОк, кивнув, начинает рыться в своей сумочке и достает небольшую записную книжку.
  - Слушай, что надо сделать, онни..., - черкнув несколько слов на вырванном листе, начинает наставления ЮнМи.
  Через несколько минут зрители становятся свидетелями как СунОк, дождавшись перерыва в игре подходит к лидеру группы, что-то говорит ему, поклонившись и передаёт лист бумаги девушке-барабанщице. Та, прочитав написанное, поднимает неверящий взгляд на стоящую в нескольких метрах от неё ЮнМи, которая, улыбнувшись, поднимает указательный палец к губам. Барабанщица судорожно кивает, пытаясь поклониться.
  ЮнМи с ЧжуВоном, дождавшись СунОк, сразу уходят. Особого внимания окружающих сценка не привлекла.
  
  
  Итальянское кафе 'La regina'* в районе Каннам. Позже.
  Любой посетитель, зайдя в кафе 'La regina', поймает себя на мысли, что он находится где-то недалеко от склонов Везувия. Об этом говорит ровный пол, выложенный из серых каменных булыжников, стены и потолок, покрытые кремовой пастельной итальянской штукатуркой и средневекового вида фонари, свисающие с потолка на кованых металлических цепях. Средиземноморский интерьер навевает тепло и уют. О том, что ты в столице Кореи, напоминает только большой экран на одной из стен в окружении высоких колонок и аппаратуры для караоке. В ползвука на нём идет трансляция музыкального канала SBS. Зал наполовину заполнен женщинами разного возраста, в которых с первого взгляда можно опознать их принадлежность к высшему классу. Об этом говорит их подобранная со вкусом одежда самых известных брендов и кукольные личики, являющиеся явным результатом косметических операций.
   В углу небольшого зала, за невысоким прямоугольным столиком из светлого дерева, на мягких розово-коричневых диванчиках, напротив друг друга, сидят две молодые женщины. Судя по их оживлённому общению, они давно не виделись и теперь рады каждому мгновению своего разговора. Это ХёБин и ЮЧжин. На столике перед ними в вазе стоит большой букет из разных видов цветов, чашки с кофе, два бокала с каким-то золотистым напитком и тарелочки с заказанной выпечкой.
  - Онни, я восхищаюсь тобой. Проводить целые дни на работе - это такое самопожертвование.
  - Да, работа отнимает почти всё время, - утомлённо вздыхает ХёБин, - У меня сегодня первый настоящий выходной за месяц. Хотя прошедшая неделя на Чёджу тоже слегка напоминала отпуск.
  - Расскажешь, онни? - заглядывает в глаза подруги ЮЧжин.
  Кивнув, ХёБин хочет ответить, но её взгляд падает на экран телевизора, в котором ЧжуВон и ЮнМи выйдя из дверей плавучего ресторана, идут по набережной. Выглядят они, хоть и усталыми, но довольными. На заднем плане видна фигура ЧхольСука. Синие камни на серьгах и подвеске ЮнМи ярко искрятся в свете фонарей. ЮЧжин тоже обращает взор на экран. Слышится женский голос диктора.
  - Сейчас это, безусловно, самая красивая пара, вызывающая повышенный интерес у всех зрителей. Наши корреспонденты сделали эту съёмку вчера и, судя по всему, господин Ким ЧжуВон сделал своей невесте праздничный подарок в честь её награждения орденом Яшмовой короны, сняв для этого целый ресторан. К тому же, обратите внимание на новые украшения Агдан. Они полностью схожи видом с её обручальным кольцом. Вероятнее всего, это тоже подарок жениха в честь этого знаменательного события.
  Карие глаза ЮЧжин чернеют от ненависти, а изящные пальчики сжимаются в кулачки.
   - Кстати, - оборачивается к собеседнице ХёБин, - из-за Агдан почти не вижу младшего брата. Надо позвонить ему и позвать на чашку кофе. А то он опять уедет и когда мы увидимся в следующий раз - неизвестно.
  ХёБин нажимает на иконки смартфона. ЮЧжин наблюдает за ней с затаённой надеждой.
  - Анньён!
  
  Район Каннам. Ювелирный салон. Отдел по продаже наручных часов. В это же время.
  ЧжуВон со скучающим видом наблюдает за сестрами, которые, стоя рядом, вытянули руки с надетыми на запястья часами и, словно загипнотизированные, не могут отвести от них глаз.
  Стою, смотрю на часики. Купил уже для ЮнМи серёжки. Почти такие же, как у СунОк. Небольшие. Аккуратные. В форме капли. Две с половиной тысячи долларов. А теперь вот на часики смотрю. И СунОк рядом тоже на свои смотрит. У нас они почти одинаковые. Золотые. С брюликами. Только циферблаты разных цветов. У меня - чёрный. У онни - золотистый. Rolex Lady-Datejust. Диаметр двадцать восемь миллиметров. Тридцать тысяч долларов. Со скидкой. Сердце обливается кровью. Смотрю и пытаюсь затоптать зелёное земноводное, которое не даёт мне расстаться с такой суммой. Ловлю умоляющий взгляд СунОк. Снова гляжу на фирменную эмблему Rolex на циферблате - корону. И не могу решиться. И снять с руки не могу. Чувствую, что надо брать. Иначе, ЮнМи не даст мне покоя. А ведь это же - инвестиции! Точно! Как же я сразу не догадался. Совершенно успокоившись, с чистой совестью киваю сестре. СунОк обрадованно достаёт карточку. Эх. Чёрт возьми. Что мы творим? Мама нас убьёт.
  - Анньён, нуна. Да, я совсем рядом. Скоро буду.
  С кем это ЧжуВон разговаривает по телефону?
  
  Недалеко от входа в итальянское кафе 'La regina'. Район Каннам. Чуть позже.
  Идём в кафешку. Сильно хочется есть. Перед глазами стоит барабанщица. Круто она играла. Я бы даже сказал - виртуозно. Решил попробовать сделать с ней интересную вещь, пришедшую в голову тогда же. Позвал её завтра на разговор в Агентство. Надо будет СанХёна убедить. Думаю, что получится. Не может не получиться.
  - Смотри, ЮнМи, там реклама с тобой! - подпрыгивает довольная СунОк. Часы ярко блестят на её руке. Мои не отстают.
  О, какой-то хейтер залепил глаза на моём рекламном плакате жвачкой. Живут же на свете уроды и завистники.
  - ЮнМи, не расстраивайся, - 'женишок' мне соболезнует.
  - Всё хорошо, ЧжуВон-оппа.
  Подтягиваю джинсы и поправляю собранный из металлических колечек ремень клатча на плече. Взгляд опять прикипает к новым часам на руке. На душе тепло. В голове продолжает крутиться: 'Свобода', 'Свобода'.
  HAVASI - Freedom
  Freedom
  
  
  Район Хондэ. В это же время.
  Девушка-барабанщица, студентка второго курса университета Ихва Квон АЁн откладывает палочки и, сняв дымчатые очки, протирает запотевший лоб белым носовым платком.
  - Неудачный сегодня день, АЁн, - подходит к ней лидер группы 'Chainsaw', студент второго курса университета Хонъик Юн ЁнГю, - Почти ничего не заработали. Наверное, слишком жарко и народ собирается у продавцов мороженого и колы, - он кивает на спрятавшиеся под тентами разнообразные точки общепита. - Если бы не тот здоровый парень, который положил купюру в пятьдесят тысяч вон, вообще остались бы на мели. Опять пришлось бы просить денег у родителей. А что хотела та девчонка, которая просила разрешения поговорить с тобой? Она твоя однокурсница? Мне показалось, что я её где-то видел.
  - Это была СунОк, сестра Агдан, - протягивает ему свернутую в несколько раз записку АЁн. - А тот парень, который положил купюру, жених Агдан - Ким ЧжуВон.
  С сомнением взяв и развернув лист бумаги, ЁнГю возмущённо восклицает.
  - И почему ты ничего сказала? Эй, ДонгСу! - зовёт он своего давнего друга, бас-гитариста. - Иди сюда, смотри, кто был у нас на концерте, а мы с тобой ничего не заметили.
  ДонгСу, уже собиравший аппаратуру, чтобы загрузить её в их фургон 'KIA', подходит и читает записку.
  - Это точно была Агдан? - задаёт он вопрос АЁн. - Может быть, кто-то решил подшутить над тобой?
  - Да. То есть, нет, - пучок волос, собранных на макушке запутавшейся в словах АЁн, мотается вокруг её головы. - То есть Агдан просила меня молчать. Представляете, что бы здесь началось, если бы её узнали?
  Парни, оглядев толпу на улице, соглашаются.
  - И всё равно, она поступила неправильно, - подумав, продолжает возмущаться ЁнГю. - Сманивает участника группы, даже не поговорив со мной. Я пойду завтра с тобой и всё выскажу ей в лицо.
  - Но здесь написано, что пропуск будет только на меня, - расстроенным голосом отвечает обычно весёлая и неунывающая АЁн. - СунОк записала только моё имя.
  - Решим на месте, - заявляет ЁнГю, - ДонгСу, ты как думаешь?
  - А что тут думать? Я всегда с тобой, брат. Там, в Агентстве всё и узнаем.
  - Значит, завтра утром собираемся у 'FAN Entertainment'.
  - Договорились, брат.
  АЁн молча пожимает плечами.
  
  Итальянское кафе 'La regina' в районе Каннам. Примерно в это же время.
  Спокойствие зала нарушает молодой человек, появившийся на входе. Поскольку мужское население Сеула редко появляется в этом уголке женского царства из-за отсутствия здесь в меню кимчхи, все взгляды посетителей сразу обращаются к нему, проявляя повышенный интерес. На парне легкий коричневый джемпер с накладными нагрудными карманами, усилением под погоны и локтевые сгибы. Рукава закатаны. На серых брюках нашиты набедренные карманы с клапанами.
  - Это кто? Чей-то охранник? - шепчутся за одним из столиков.
  - Будь внимательней. У него на руке платиновые часы.
  - О-о-о.
  - ЧжуВон, мы здесь! - зал оборачивается посмотреть, кто же там приглашающе машет рукой парню, который тоже поднял голову на оклик.
  В этом момент за его спиной возникают две девушки. Одна чуть повыше другой. На обеих кепки с длинным козырьком, чёрные футболки, светло-синие джинсы и затемнённые очки. У той, кто повыше, на футболке яркая надпись - Hard Rock.
  - На них золотые часы, - снова шепчутся в зале.
  - Куда смотрят родители? В таком наряде им место только в таких забегаловках, как Hard Rock кафе. Тем более, оно в квартале отсюда.
  - Да-а. Плохо одевается нынешняя молодёжь.
  - Да-а. Никакого вкуса.
  - Кажется, они здесь вместе с парнем.
  Не обращая внимания на пересуды, удостоенная внимания троица держит путь мимо стойки бара к дальнему углу, где их, стоя, уже ждут две хорошо одетые молодые женщины.
  Внезапно они останавливаются. Девушка пониже ростом натыкается на спину идущей впереди блондинки.
  Вот же чёрт. Вот это подстава. Рядом с ХёБин вижу 'тварь из преисподней' - Ючжин. Всё-таки, она вернулась из Франции.
  - ЧжуВон, это твоя идея? - шиплю как можно тише, чтобы слышал только 'жених'.
  - Сам не ожидал, - так же вполголоса отвечает он. - ХёБин мне ничего не сказала о ЮЧжин.
  - Ну, давай тогда шагай. И не забывай, что у тебя есть невеста.
  - Об этой красавице я всегда помню.
  - Пф-ф-ф.
  Идиот. Но, вроде, не врёт. Выглядит слегка озадаченным. Быстро нацепил широкую улыбку и ведёт нас с СунОк к столику.
  - Анньён, нуна!
  - Анньён хассэйё, ХёБин-сси, - здороваемся одновременно с СунОк.
  - Анньён, ЧжуВон! ЮнМи, СунОк, можете звать меня онни, - улыбается ХёБин.
  - Анньён, оппа! - кажется, для ЮЧжин наша встреча тоже неожиданна, - Я так рада тебя видеть. Ты выглядишь таким повзрослевшим.
  Отожравшимся в армии он выглядит, а не повзрослевшим.
  - Анньён, ЮЧжин, - помня мои слова, ЧжуВон достаточно холоден. Молодец.
  - Анньён, ЮнМи, - судя по тону ЮЧжин, мне только что пожелали сдохнуть.
  - Анньён, ЮЧжин, - и тебе, сучка, не хворать.
  Спокойно, Серый. Судя по всему, это какая-то проверка со стороны ХёБин. А где ХёБин, там 'добрая' хальмони МуРан. Но не думала же она, что мы тут с ЮЧжин будем друг другу волосы рвать. А может, просто решила посмеяться над нами. Со скуки. Пока не понятно. Ладно, будем поступать по обстоятельствам. А пока буду игнорить длинноногую стерву. Время для мести ещё не наступило.
  - Знакомьтесь. Это ЮЧжин, а это СунОк - сестра ЮнМи.
  Рассаживаемся на диваны. Мы с онни с одной стороны, а ХёБин с ЮЧжин напротив. ЧжуВон, подумав, притащил от соседнего незанятого столика кресло и сел с узкой стороны столика. Тесновато ему. Неудобно. Сам виноват. Вот удружил же мне. Хотелось нормально пообедать. А тут.
  - Ваше меню.
  Начинаем с СунОк рассматривать картинки. Хм. Кимчхи нет. Уже хорошо. А соджу есть. Ну, как же без него. Наверняка здесь по пятницам клерки офисные собираются. Из тех, что побогаче. Вон и караоке стоит. Только почему-то сейчас здесь женщины одни. На нас смотрят. Ну, да. Я очки и кепку снял. Узнали. Но, хоть смартфонами в лицо не светят. Чёрт с ними. Хочу есть.
  - Оппа, расскажи, как ты служишь. Я так переживаю за тебя.
  Вот пусть ЮЧжин на пару с ЧжуВоном и треплются, а мы с СунОк пока пообедаем. Заказываю себе классический паннини с ветчиной, сыром и базиликом, а СунОк выбирает с креветками. Надеюсь, что они не сильно уступят божественной готовке Бенндетто. Слышу, как ЧжуВон просит для себя брускетто с курицей и пармезаном. Балует себя перед армейской пищей. Его дело.
  - Поздравляю с наградой, ЮнМи. Это тебе подарок от нас с хальмони.
  ХёБин толкает ко мне по столу перетянутую бантиком деревянную коробочку. О, так это же тот самый китайский чай 'ГуаньИнь', который МуРан подарила мне в честь нашей сделки. Намекает, скорее всего, старая карга. Значит, всё-таки, это было спланировано. Но, не отказываться же мне.
  - Спасибо, ХёБин-сси.
  - Онни, - перебивает меня ХёБин, - называй меня онни.
  Вижу, как недовольно кривит физиономию ЮЧжин. Хе-хе.
  - Спасибо, онни. Передай мою благодарность госпоже МуРан.
  - Обязательно, ЮнМи.
  Передаю подарок СунОк, у которой сумка побольше моей. Кажется, несут наш заказ. Наконец-то.
  Чуть позже.
  Доедаем с СунОк десерт, который выбрали - спумони. Многослойное мороженое с фруктами и орехами. Чувствую себя надутым до предела воздушным шариком. Ничего, на концерте сброшу.
  - Я думала, айдолы едят как птички - по крохотному кусочку. Не боишься растолстеть, ЮнМи? - кидает мне шпильку ЮЧжин. - Говорят, вас штрафуют за каждый грамм лишнего веса.
  - Кто как работает, тот так и ест, - отвечаю ей. - А если сильно прижмёт, то воспользуюсь замечательным подарком госпожи МуРан. У чая 'ГуаньИнь' отличный похудательный эффект.
  Кажется, лазеры из глаз ЮЧжин могут прожечь меня насквозь. Применяю каменный фейс. СунОк рядом, кажется, начинает что-то подозревать. Вижу, как усмехается ХёБин.
  - Может, закажешь нам кофе, оппа? - по-доброму улыбаюсь ЧжуВону. - А то, нам с онни уже скоро на концерт.
  ЧжуВон подзывает официантку.
  
  Рядом с выходом из итальянское кафе 'La regina' в районе Каннам. Позже.
  Выйдя из кафе, ЧхольСук и его напарник расходятся в разные стороны на десяток метров каждый. Одновременно из кондитерской, принадлежащей кафе 'La regina', чей вход находится в нескольких шагах от основного заведения, появляются два молодых человека самого обычного вида. Один из них несёт в руках большой жёлто-белый торт под прозрачным колпаком. В этот момент он видит выходящих из дверей кафе ЧжуВона, СунОк и Агдан, которая ещё не успела надеть на себя тёмные очки. Распахнув глаза в знак узнавания, он бросается к ней, на ходу отбрасывая упаковку с торта.
  - НамЧун! - пытается остановить его приятель.
  На окрик оборачивается ЧхольСук и бросается вдогонку, но понимает, что уже не успевает. Слишком невелико расстояние парней до Агдан. Остаётся надежда на ЧжуВона, но тот смотрит в противоположную сторону.
  Как хорошо. Какое прекрасное настроение. И весь мир вокруг замечателен. И небо голубое. И солнышко яркое. А всего-навсего стоило нормально пообедать. Как мало человеку надо для счастья. Стоп. Хватит о низменном. Подумаем о высоком. Например, о предстоящем концерте.
  Мои философские размышления прерывает какое-то движение сбоку слева. Щёлк. У меня замедляется время. Вижу всего в двух шагах от себя искажённое злобой лицо парня, замахнувшегося на меня какой-то бледно-лимонной дрянью в руках. Делаю шаг ему навстречу. Подныриваю под его уже распрямляющуюся в броске руку. Взяв за шиворот, чуть отклоняю вектор его движения в сторону от СунОк, поднимаю согнутую в колене ногу и, как завещал ЧхольСук, резко её распрямив, со всей дури впечатываю ему в задницу каблуком ботинка. Щёлк. Течение времени восстанавливается. Вижу, как парень с криком 'HotIce!' влетает в раскрытый дверной проём. Не-е-ет! С огромной скоростью парень врезается в выходящую ЮЧжин и вместе с ней падает на пол, обмазывая её, как я теперь понимаю, кремом от торта.
  - Момо - лучший танцор! - затухающим голосом вопит он, теряя сознание и ёрзая по телу ЮЧжин, которая нелепо размахивает руками, пытаясь столкнуть с себя живой груз. Кажется, я перестарался с ударом по копчику.
  - Не бейте его! НамЧун - хороший! - орёт другой парнишка, уже скрученный ЧхольСуком.
  'HotIce'? Момо? Лучший танцор? Ничего не понимаю.
  - ЧжуВон! Не стой столбом! - пытаюсь криком оживить замершего в ступоре 'жениха'. Кажется, их плохо готовят к внезапным скоротечным схваткам. - Снимай его с ЮЧжин!
  ЧжуВон бросается на помощь бывшей невесте и, грубо стащив с неё тело парня, поднимает её на ноги. Вид у ЮЧжин очень непрезентабельный. Синий жакет, белый топ и лицо облеплены кремом. Вижу СунОк, в ужасе прижавшую ладошку ко рту. В глубине кафе, в коридоре, ХёБин уже кому-то звонит.
  - Дрянь! Всё из-за тебя, дрянь! - обвиняюще визжит в мою сторону ЮЧжин, одновременно размазывая по лицу косметику, смешавшуюся с кремом.
  М-да. Приплыли. При чём здесь я? Я, что ли, в неё врезался головой.
  - ЧжуВон, дай ей пощёчину, чтобы унять истерику и отведи её умыться.
  ЧжуВон хватает ЮЧжин и исчезает в кафе, перешагнув через тело стонущего парня, так и не потерявшего сознание.
  - 'HotIce'. Момо, - бормочет тот. Кажется, бредит.
  Пипец какой-то.
  Поворачиваюсь к сестре. Кажется, надо её успокоить. Обнимаю и крепко прижимаю к себе. СунОк дрожит.
  - Всё хорошо, онни. Всё хорошо.
  Слышится полицейская сирена.
  
  Итальянское кафе 'La regina' в районе Каннам. Позже.
  Освобождённый от посетителей зал заполнен уже другими действующими лицами, среди которых полицейские в форме и без, сразу несколько адвокатов в строгих деловых костюмах, охранники, а на нескольких диванах сидят сами участники недавнего происшествия. За одним из столиков заполняет бумаги седой полицейский инспектор в гражданском. К нему подходит сотрудник 'Скорой помощи' в чёрной с оранжевыми и белыми вставками униформе.
  - С пострадавшим всё в порядке, господин старший инспектор. Переломов нет. Присутствует ушиб мягких тканей в области ягодичных мышц. Сейчас мы, конечно, отвезём его в госпиталь на МРТ, но, поводов для беспокойства о его здоровье нет.
  - Он в состоянии дать показания?
  - Разумеется, господин инспектор.
  В сопровождении ещё одного полицейского, они выходят в дверь подсобного помещения кафе, в котором только что 'спасали' жизнь нападавшему с тортом.
  Там же. Спустя некоторое время.
  Сижу в кресле. С сочувствием посмотрел, как на каталке 'Скорой помощи' увезли незадачливого парня-агрессора. Теперь пытаюсь одновременно серфить в сети и слушать негромкие объяснения ЁнЭ, которая приехала минут двадцать назад вместе с СанХёном, сразу присоединившимся к совещательной группе около полицейского инспектора. Пользуюсь выпавшими нежданно-негаданно минутами свободного времени. Становится понятен смысл нападения. Оказывается, после шоу 'Айдол недели', на котором я с первого раза повторил хореографию песни 'What Is Love?' девчонок из 'HotIce', их фандом возревновал и объявил лучшим танцором К-поп Момо - японскую участницу группы. Прокрутив в памяти кадры клипа, вспомнил пластичную и хорошо двигавшуюся девушку. А то ведь, в голове, кроме красотки ЦыЮн, из 'HotIce' никто не отложился. Да, судя по увиденному, Момо умеет танцевать. И хоть до меня ей всё равно далеко - это же не повод устраивать срач между фанатами. Но, дошло и до этого. Нетизены 'HotIce' пришли с оскорблениями на форум 'Короны', а наши, в свою очередь, не остались в долгу. И вот - результат. Парнишка, купивший дорогой торт на день рождения своей приятельнице, при виде меня впал в безумный 'Ук' и попытался измазать в креме. А если бы у него в руках было что-нибудь другое? Дикий народ, всё-таки, эти корейские фанаты.
  Смотрю, как СунОк, отойдя к стойке бара, что-то объясняет в телефон. Это она уже в третий раз говорит с мамой - успокаивает. В первый нам с ней даже помог ЧжуВон - извинялся за то, что охрана, да и он сам, не углядели за событиями. Вроде - помогло. Но, судя по всему, СунОк продолжает беспокоиться за мамино здоровье. Вечером заеду домой.
  Перевожу взгляд напротив. Там, уже переодевшаяся в привезённую ей адвокатом голубую блузку и умытая, но без макияжа, ЮЧжин охмуряет ЧжуВона, сидящего рядом с ней напряжённым видом.
  - Оппа, ты - герой. Ты так меня выручил. Если бы не ты...
  В уголках её глаз выступают капельки слёз. Она кончиками пальцев с благодарностью гладит по плечу ЧжуВона и с ликующим выражением торжества посматривает на меня. Актриса, почти равная мне. ЧжуВон возводит глаза в потолок, а я едва удерживаю смех внутри себя. Спокойно, Серёга. Хе-хе.
  - Итак, будут ли стороны выдвигать обвинения друг другу? - слышу голос старшего полицейского инспектора, который брал показания.
  Поскольку всё решено спустить на тормозах, то спокойно реагирую на отрицательные ответы всех стоящих около стола полицейского. Да и зачем портить жизнь парню, как выясняется - студенту Сеульского университета. У него всё впереди.
  - Госпожа Пак?
  - Нет, - быстро отвечаю я.
  - Госпожа Ким?
  - Нет, - качает головой ЮЧжин.
  - Госпожа Пак?
  - Нет! - откликается СунОк.
  - Господин Ким?
  - Нет, - оглядывается ЧжуВон.
  - Прошу подойти и поставить подписи.
   Едва поставив на ноги ЮЧжин, ЧжуВон протягивает руку мне.
  - Спасибо, оппа, - с благодарностью киваю ему и принимаю помощь.
  Кажется, у брошенной ЮЧжин от ненависти из глаз летят искры. Да я - суперактёр! Да! Главное - сдержать смех. Не улыбаться, Серёга, не улыбаться. С деланным сочувствием поворачиваю лицо к ЮЧжин. На мгновение скорчив мне злобную гримаску, она натягивает на себя образ истинной леди. Негодяйка.
  
  Рядом с выходом из итальянское кафе 'La regina'. Через несколько минут.
  Мимо толпы журналистов, выставивших камеры, в окружении охраны, быстро проскакивают участники прошедших событий.
  - Агдан! Вы можете рассказать, что здесь произошло?
  - Прошу отойти! - отодвигает рукой особо настырных представителей прессы ЧхольСук. - Никаких комментариев!
  Сразу за ним в окружении цветника, состоящего из ЮнМи, ЮЧжин и СунОк, с видом уставшего от жизни владельца гарема, идёт ЧжуВон. Ещё дальше СанХён с ХёБин и ЁнЭ. На губах ХёБин слегка заметна лёгкая усмешка, с которой она взирает на едва сдерживающую вулкан внутри себя ЮЧжин, со злостью пронизывающую взглядом держащихся за руки ЧжуВона и ЮнМи. Взяв сестру под локоть, сбоку семенит СунОк. Не выдержав, ЮЧжин тоже хватает за рукав ЧжуВона.
  - Помедленнее, оппа, - вымученно стонет она, - я так устала.
  Усмешка ХёБин превращается в улыбку.
  
  Jamsil Sports Complex. Гимнастическая арена. 17 часов 15 минут. Коридор перед комнатами ожидания.
  Перед президентом СанХёном стоят ЮнМи и СунОк. Рядом - ЧжуВон и ЁнЭ.
  - Я только что согласовал с президентом 'GoldHot Entertainment' наше совместное заявление, в котором осуждаем нападение на тебя и призываем фанатов быть терпимее друг к другу. Перед концертом от имени 'FAN Entertainment' его озвучишь ты, а с их стороны в новостях выступит Момо. Прочитай.
  Беру лист бумаги, быстро пробегаю глазами текст и киваю.
  - Хорошо, сабоним, я запомнила. А этого будет достаточно, чтобы остановить вражду фанатов?
  - Может быть, придётся организовать какое-нибудь шоу с общим участием групп. Но, думаю, этого хватит.
  Заметив вопрошающий взгляд ЧжуВона, решаю ковать железо, пока СанХён спокоен.
  - Сабоним, я должна была ещё одну песню моему жениху. Мы хотим подарить её Корпусу морской пехоты. Бумаги будут готовы завтра. Онни, достань мой планшет из сумочки.
  СунОк, расстегнув молнию и достав планшет, передаёт его мне.
  - Вот, послушайте. СыХон споёт её намного лучше меня.
  Через несколько минут.
  Дожидаюсь, когда СанХён запьёт таблетку водой из стеклянной бутылочки, которую ему протянула ЁнЭ. Разговор почти завершён.
  - Сабоним, не надо так волноваться. В научных журналах утверждают, что нервные клетки не восстанавливаются. Ведь в кафе всё хорошо закончилось.
  Сделав шаг к президенту, поворачиваю экран смартфона к нему.
  - Смотрите, сабоним, что я нашла. Речь о вашем здоровье. Здесь пишут, что почти половина случаев язвы желудка вызвана действием бактерии Helicobacter pylori. Лечится приёмом антибиотиков. Нужно только пройти обследование, сабоним.
  - Не хочу даже слышать об этом.
  - Я знала, что вы так ответите, сабоним. Смотрите дальше.
  - Последствия, - читает СанХён, - перфорация желудка, перитонит, смерть. Где ты нашла эту мерзость?
  - Это не мерзость, сабоним. Это реальность, которая не должна случиться с вами. Нам же скоро предстоит поездка в Америку. Вам там таблеток не хватит, сабоним.
  СанХён, глядя на страшные картинки, судорожно сглатывает, бледнеет и начинает искать в кармане упаковку лекарств.
  - ЁнЭ, ещё воды!
  - Сабоним, я же вам говорю - таблеток не хватит.
  - ЁнЭ, срочно ищи мне больницу, специализирующуюся на заболеваниях желудка.
  - Уже нашла, сабоним!
  - Вы что, сговорились? - СанХён гневно оглядывает нас.
  Я молча, с надеждой в душе, киваю.
  СанХён тоже молчит, тяжело дыша и не сводя с меня взгляда. Не отвожу свой. Кажется, я победил и он, наконец-то, согласен лечиться.
  - Хорошо! ЁнЭ, во время концерта распечатаешь мне их прайс.
  Наконец-то. Надо изобразить восхищение на лице.
  - Вы - мой кумир, сабоним! - торжественно восклицаю я, сложив перед собой ладони. - Глядя на вас и на принятое вами решение о начале лечения, я начинаю понимать, что опыт - всему учитель, сабоним.
  - Хорошо сказала, - с благосклонной улыбкой кивает мне СанХён. - сама придумала? ЁнЭ, запиши куда-нибудь фразу про опыт.
  - А ещё, сабоним, я нашла нам барабанщицу и завтра хочу показать вам её. Вот запись её игры на ударных.
  - Завтра обсудим.
  - Сабоним, - не отступаю я, - а когда придут деньги за рекламу 'KORG-а' и концерты? А то ведь уже отпуск прошёл, а на мои плакаты жвачку лепят. Денег нет. Я расстраиваюсь, сабоним.
  - ЁнЭ, воды мне! - требует СанХён и замечает золотые часы на моём запястье.
  Вот чёрт. Прятать поздно. Да и какая разница. СунОк резким движением убирает руку со своими 'Rolex' за спину. Но СанХёном это тоже не остаётся незамеченным.
  - Мотовки!
  - Сабоним, - пытаюсь оправдаться, - это наши деньги.
  - Молчать!
  Затыкаемся и ждём. СанХён, переведя дыхание, выговаривает.
  - Завтра, в понедельник, бухгалтерия сделает окончательный расчёт и переведёт деньги ДжеМин-сси.
  - Спасибо, сабоним! - хором выкрикиваем с СунОк.
  - Почему ты ещё не готова? - оглядывает меня СанХён. - Через полчаса концерт.
  - Форс-мажор, сабоним, - удивлённо пожимаю плечами. - Вы же были с нами.
  - Быстро в гримёрную!
  Оставив СанХёна наедине с ЧжуВоном, идём с СунОк и ЁнЭ ко входу в гримёрку.
  - Мудрость приходит с годами... - бурчу себе под нос.
  - ЁнЭ, эту фразу ЮнМи тоже запиши.
  - Обязательно, господин президент.
  - Но иногда годы приходят одни, - еле слышно добавляю я.
  СунОк и ЁнЭ прячут улыбки, стиснув губы. Чувствую, как мою спину буравит подозрительный взгляд СанХёна. Хорошо, что он ничего не расслышал. Нельзя ему волноваться.
  
  Загородный дом семьи Ким. Кабинет МуРан. Позже.
  - Значит, СанУ, говоришь, что это - досадная случайность?
  - Вне всяких сомнений, госпожа. Заместитель полковника Хон СонМина, выслушав мои объяснения, был вынужден согласиться, что охрана сделала всё возможное.
  - Что говорит ЧхольСук?
  - Девушка, в отличие от вашего внука, сразу оценила происходящее и действовала молниеносно.
  - Значит, его уроки не прошли бесследно. Как сам ЧхольСук?
  - Через год он вполне достойно может занять место моего заместителя.
  - Хорошо, СанУ. Можешь идти.
  Дождавшись, когда за начальником охраны закроется дверь, она произносит.
  - Какая проворная девочка.
  Набрав номер на смартфоне, Муран требовательно спрашивает.
  - Где ты, внучка? Ах, утешаешь подругу? Немедленно ко мне. Хочу услышать всё от тебя.
  
  Jamsil Sports Complex. Гимнастическая арена. После концерта. Коридор перед комнатами ожидания.
  ЧжуВон, уже переодетый в цифровой камуфляж морского пехотинца с зелёным беретом на голове, фотографируется для сослуживцев. По бокам от него, держа под локти, стоят СунОк и ЮнМи. За их спинами - 'Корона' в полном составе. На ЮнМи - строгая белая блузка с закрытым воротом и чёрная юбка до колен. На руках, шее и ушах - полный набор из колец, серёжек, колье и золотых часов. Синие камни ярко переливаются на искусственном свету помещения.
  - Надеюсь, ты будешь скучать, ЮнМи? - шепчет сквозь натянутую улыбку ЧжуВон.
  - По тебе? Конечно, оппа, - так же тихо отвечает ЮнМи. - Я давно так не веселилась. В следующий твой приезд опять что-нибудь натворим. Как думаешь?
  ЧжуВон заходится надсадным кашлем.
  - Оппа, где ты успел простудиться? Может быть, ты начал курить?
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Ночь.
  
  (+93520;-127) Нам надо помириться с 'Once'. А то так дело дойдёт до драк с ними. Надо сходить к ним поговорить.
  (+75327;-3781) Мы из 'Once'. Многие из нас думают так же. Надо мириться. Хоть Момо - лучшая, но Агдан тоже неплохо танцует.
  (+93143;-146) Агдан - лучший танцор. Но Момо - тоже ничего. Хе-хе.
  (+86512;-921) Почему сегодня на концерте не исполняли 'Белого слона' и 'Колыбельную СунОк? Мне так понравилась 'Колыбельная'.
  (+78374;-135) Может быть, мы услышим их теперь только в какой-нибудь дораме.
  (+94381;-114) А всё-таки, ЮнМи с женихом - такая красивая пара.
  (+1243;-87254) Если бы мне подарили столько украшений, то я выглядела бы не хуже.
  Удалено модератором.
  (+93561;-78) А меня больше всего волнует, как ЮнМи сдаст сунын.
  
  
  *Королева (италь.)
  
  Глава 8.
  Понедельник. 17 августа. Кабинет президента 'FAN Entertainment'. Утро.
  И снова будни. И снова мы все вместе за длинным столом. И 'Корона', и менеджеры, и СанХён. Не хватает только СунОк, которая с утра пораньше отправилась на нашем 'Соренто' в 'Медицинский центр красоты ВонДжин' на обследование. Надеюсь, обойдётся без аварий.
  СанХён, 'пожираемый' преданными взглядами, с гордостью посматривает на два моих вчерашних изречения, каллиграфическим почерком нарисованных на бумаге, обрамлённых лакированной деревянной рамочкой и подвешенных на стене напротив входа.
  'Мудрость приходит с годами'.
  'Опыт - всему учитель'.
  Снизу подпись: 'Уважаемому президенту 'FAN Entertainment' Ли СанХён от Пак ЮнМи'.
  Мы с ЁнЭ уже понимающе улыбнулись друг другу, когда прочитали эти слова, едва войдя в кабинет. Главное, чтобы СанХён не узнал продолжение.
  - Итак, - встаёт из кресла СанХён и, выпрямившись во весь рост, начинает толкать речь. - Нам всем предстоят тяжёлые, но, одновременно с этим - великие две недели. Именно великие. Ведь через две недели 'Корона' даст первые гастроли в Америке, приуроченные к вручению премии Хьюго нашей ЮнМи. Министерство культуры даже выделило транш на съёмки фильма, посвященного этому событию. Наше Агентство уже получило эти деньги и съёмочные группы уже ждут вас за дверями. Так что нам всем надо будет серьёзно потрудиться.
  Да уж. Это точно. Придётся потрудиться и 'объять необъятное'. Здоровья и сил бы нам побольше.
  - Повтори, что ты сказала, ЮнМи?
  Чёрт. О чём это он? Я что - задумался и отвлёкся?
  - Э-э, я что-то произнесла вслух, сабоним?
  - Конечно. 'Объять необъятное' - слышали все, - кивает президент на уставившихся мне в рот присутствующих. - И что это значит, ЮнМи?
  - Ну-у, я подразумевала под этим решение нереальной задачи, сабоним. Слишком уж много нам надо успеть.
  СанХён пронизывает меня насквозь тяжёлым взглядом. Наверное, думает. Сидим, ждём.
  - Мне нравится, - наконец, выговаривает он. - Пока так и будем называть наш новый фильм: 'Объять необъятное'!
  Все, в том числе и я, бесшумно и с облегчением, выдыхают.
  - Начинаем обсуждение расписания!
  Эх. Что ж я маленьким не сдох.
  
  Казарма подразделения морской пехоты, в котором служит Ким ЧжуВон. В это же время.
  Улучив минуту свободного времени перед началом очередных тактических занятий, морские пехотинцы собираются у экрана телевизора, на котором в новостях показывают съёмки ЧжуВона вместе с ЮнМи, её сестрой и 'Короной'.
  - Хён, как же я хотел бы быть на твоём месте. Прекрасная умная невеста, а вокруг сплошные красотки.
  ЧжуВон с сомнением смотрит на товарища, подыскивая слова.
  - Это фото будет здорово смотреться в вашем свадебном альбоме, хён!
  Где-то далеко на ЮнМи нападает приступ насморка.
  
  
  Кабинет президента 'FAN Entertainment'. В это же время.
  - Апчхи! Апчхи!
  Да что такое, чёрт возьми. Вроде никогда не простужался в этой жизни. Беру у ЁнЭ носовой платок. Надо высморкаться. Всё с сочувствием смотрят на меня. Никак мне нельзя сейчас болеть. Некогда. Сглазил меня, что ли, кто-то? ЮЧжин, наверно. Больше некому. Да чтоб тебе самой это аукнулось. <
  Одновременно в респектабельном пригороде Сеула, закрытом за высокими заборами и выстроенном из домов в разном стиле высокого архитектурного вкуса, и в предельно выразительной по дизайну бетонного армейского примитивизма казарме 1-ого полка морской пехоты 2-ой дивизии 'Голубых драконов' в городе Кимпхо, длительные приступы чихания нападают на ЧжуВона и ЮЧжин.
  - Предводитель! Хён, что с тобой?! Нельзя чихать за час перед марш-броском!
  - Госпожа Ким ЮЧжин! Как можно помочь вам?!
  
  Через несколько минут.
  - КиХо, ЁнЭ, записали? - спрашивает СанХён менеджеров. - Завтра у ЮнМи сдача экзамена на сертификат по испанскому языку. ЮнМи, ты готова?
  - Всегда готова, сабоним. Апчхи!
  Да что ты будешь делать. Собраться, Серёга. Вдох-выдох. Спокойствие. Только спокойствие.
  - Всё в порядке, сабоним, - гундосю я через ткань носового платка.
  
  Там же. Позже.
  Вроде прочихался и очистил нос. С извинением во взгляде возвращаю платок ЁнЭ. Все сидят, что-то чертят у себя в блокнотиках. Закрашивают даты. КиХо, глядя в свой ноут, диктует расписание. СанХён смотрит на меня.
  - ЮнМи, когда будет готова к работе твоя сестра?
  - Я жду звонка от неё, сабоним. Но, говорят, после таких операций требуется неделя.
  - Она будет нужна нам в Америке. Да и сейчас, - делает неопределённый жест рукой СанХён, - её передача совсем бы не помешала.
  Радуюсь за сестру, которая доказала свою нужность Агентству, что признал и сам СанХён. Пора бы ей уже и позвонить мне, между прочим. А вот и жужжание смарта в сумочке.
  - Можно, я отвечу, сабоним? Это как раз СунОк.
  СанХён кивает в сторону выхода. Метнувшись за дверь в коридор, здороваюсь с сестрой.
  - Анньён, онни. Как ты?
  - Анньён, ЮнМи. Всё хорошо. Анализы отличные. Только... - слегка мнётся СунОк.
  Всё-таки не зря я не разрешал СунОк пить алкоголь на Чёджу, чтобы она получше подготовилась к операции. Но что значит её затянувшееся молчание?
  - Что 'только'?
  - Немного не хватило денег. Можно, я добавлю из твоих?
  - Конечно, СунОк. Только почему не хватило? У тебя же был сертификат на две с половиной тысячи, да ещё и ЧжуВон тысячу подарил? Должно было даже остаться.
  - Доктор сказал, что можно сделать сразу две операции. И двойное веко, и чуть-чуть поправить нос.
  - Это он сам предложил?
  - Нет, сначала я спросила.
  Не поверю, что она не позвонила сначала маме.
  - И что сказала мама?
  Чуть помолчав, СунОк отвечает.
  - Разрешила.
  - И сколько будет стоить операция?
  - Всё вместе, с обследованием и завтрашним днём на реабилитацию - пять миллионов вон.
  - И когда сама операция?
  - Через час.
  - Уже, так быстро? - ахаю я.
  - Так будет дешевле, - говорит СунОк, - обследование и операция в один день. Так мне объяснили.
  Молчу, думаю. Вот это темпы у них. Прям, метеоры.
  - ЮнМи!
  - Хорошо, онни. Я сейчас позвоню маме, а вечером мы заедем к тебе. О, СунОк, а где твоя машина?
  - Здесь, рядом, на стоянке.
  - Придётся забрать её, а завтра я отвезу тебя домой на минивэне.
  - Хорошо, я буду ждать вас!
  - Файтин, СунОк! - подбадриваю я онни.
  - Файтин, ЮнМи!
  Поговорив с мамой и, убедившись, что с ней всё в порядке, возвращаюсь в кабинет и сажусь на своё место.
  - Ну, как сестра? - отрывает голову от экрана компьютера СанХён. - когда её ждать?
  - Скоро операция, а вечером мы с мамой всё узнаем на месте, в клинике. А вы, сабоним, когда на обследование?
  Всё вокруг шустро навостряют уши. Взгляд СанХёна становится злым. Наверно, зря я это спросил.
  - Не твоё дело!
  Как это не моё? Вот же упрямец.
  - Вы обещали, сабоним, - упорствую, пытаясь дожать его в очередной раз.
  - Сразу же, как только закончу с вами, - вскипает СанХён. - Я даже не завтракал из-за этого!
  Отличная новость. И про завтрак, и про обследование. Но придётся его постоянно теребить и напоминать о здоровье. ЁнЭ подталкивает ко мне ежедневник.
  - И напоследок - наверное, самая важная для вас новость, - в голосе президента опять появляется тожественность. - Через неделю, как только закончится ремонт, группа переезжает в новое общежитие, которое приобрело Агентство. У каждой будет своя комната и свой санузел.
  Вот это он хорошо сказал - про санузел. А то ведь надоело в очереди иной раз стоять.
  - Будем стараться, господин президент! - вскакивают девчонки.
  Ладно. Присоединюсь.
  
  Вестибюль агентства 'FAN Entertainment'. Позже.
  Бегу на встречу с девчонкой-барабанщицей. Хочется порхать как бабочка. Возможно, со стороны я именно так и выгляжу. Позвонила мама и сказала, что на её счёт упали восемьдесят четыре тысячи за два концерта на Олимпийском стадионе, сто сорок за рекламу 'KORG-а' и пять за выступление с дядюшкой Хваном. И сейчас на нашем счету, даже за минусом шестидесяти тысяч долларов, потраченных на золотые 'Rolex' - двести тысяч зелёных бумажек.
  Чувствую себя Скруджем МакДаком, с размаху ныряющим в хранилище с деньгами и совершающем в нём заплыв с периодическим отфыркиванием и выплёвыванием изо рта золотых монет. Я счастлив. Я богат.
   - Юх-ху-у!
  
  Там же. Почти сразу.
  Два молодых корейца, стоящих рядом со стойкой ресепшен, прячущих за решительным внешним видом внутреннее смущение и задвинувших за свои спину девушку в очках, следят за приближением к ним подпрыгиваюшей на ходу и улыбающейся чему-то своему Агдан, за которой с трудом поспевают худощавый охранник лет двадцати пяти в тёмном костюме с галстуком и её менеджер ЁнЭ. Ещё дальше мчатся с камерами на плечах и микрофонами в руках члены съёмочной группы.
  - Анньён хассейё, Агдан! - выступает вперёд с побледневшим лицом один из парней. - Простите, мы к вам с разговором.
  ЮнМи притормаживает прямо перед ним и, слегка приподняв левую бровь и продолжая улыбаться, недоумённо здоровается.
  - Анньён.
  - Ты не узнаёшь нас?
  Кинув взгляд на парней, ЮнМи замечает стоящую за ними АЁн.
  - А, кажется, я поняла, - кивает она. - Вы ведь парни из той группы, которую я видела вчера и пришли поддержать в разговоре свою барабанщицу. Я права? Кстати, меня ты знаешь, а сам так и не представился.
  Под тяжелым пронизывающим насквозь взглядом бодигарда, вставшего чуть сбоку от Агдан, ЁнГю начинает терять показную храбрость.
  - Ещё раз прости, Агдан, - кланяется он. - Я - Юн ЁнГю, это - Чу ДонгСу, а нашу барабанщицу ты знаешь - Квон АЁн.
  ЮнМи ещё раз кивает. Подходят ЁнЭ и съёмочная группа.
  - Хорошо. Раз уж вы пришли..., - она оглядывается на своего менеджера, - Онни, может быть, проводишь их в музей, сфотографируетесь там. А мы пока пообщаемся с АЁн.
  - А можно мне тоже сначала в музей? - подаёт голос барабанщица.
  - Можно, - улыбается Агдан.
  - У нас мало времени, ЮнМи! - вклинивается в разговор менеджер.
  - Успеем, онни. Идём.
  
  Музей агентства 'FAN Entertainment'. Через несколько минут.
  ЮнМи в окружении ЁнГю, ДонгСу и АЁн фотографируется на фоне экспозиции группы 'Корона'. Хорошо видны 'фанерная' крышка от 'KORG-а', бейсбольная бита из 'Tokyo dome' и копьё со съёмок 'Принцессы Мононоке'.
  - Нам пора прощаться, парни, - говорит напоследок ЮнМи уже в коридоре. - А с АЁн мы, скорее всего, задержимся надолго. Так что не ждите её.
  - Спасибо, ЮнМи, - вразнобой отвечают студенты. - Анньён хигесэё!
  - Анньён.
  Едва лишь отойдя от Агдан, ЁнГю и ДонгСу начинают пререкаться.
  - Кажется, кто-то хотел всё высказать в лицо Агдан, как нехорошо сманивать членов нашей группы.
  - А сам что молчал?
  - Ты же лидер.
  - Да я как только увидел её синие глаза, а за ней камеры, так сразу и забыл, что говорить. А ещё этот её телохранитель.
  - Я заметил. Хе-хе.
  - Тихо, не смейся, ДонгСу. Зато теперь мы можем набрать к себе в группу настоящих парней.
  - Точно. Надо на твоей страничке разместить наше фото с Агдан и объявить о новом наборе в группу.
  - Будем надеяться, что из этого что-нибудь получится.
  - И всё-таки, будет жаль, если АЁн уйдёт. Она здорово играет.
  - С этими девчонками одни проблемы. Лучше возьмём парней.
  - Надо успеть до начала учёбы.
  - Подождём, что вечером скажет АЁн. Вдруг её игра чем-то не устроит Агдан.
  - Тебе видней, ЁнГю.
  
  Один из репетиционных залов агентства 'FAN Entertainment'. Позже.
  В небольшом квадратном зале на еле заметном возвышении стоит ударная установка. Рядом, за квадратным столиком, разложив бумаги, разместились ЮнМи, ЁнЭ и АЁн. Чуть в стороне на подставке стоит синтезатор Агдан, а на стуле лежит электрогитара. Ещё дальше - элетропианино.
  - Получается, что я на пять дней старше тебя? - надеюсь, мой голос не выдаёт скрытое удовлетворение. Неужели я встретил хоть кого-то младше себя. Начинаю стареть. Эх.
  АЁн кивает, мотнув своим хвостом на макушке. Чем-то неуловимым она очень напоминает мне СунОк. Чем именно, пока не понял. Но, разберусь. Пока только вижу, что рост у них одинаковый. Уже допросил девчонку. Оказывается, из небедной семьи. С детства училась музыке. Но в 'Кирин' родители в последний момент решили её не отдавать, чтобы сосредоточилась на учёбе и дальнейшей нормальной деловой карьере. Для девушки, конечно. Вот уже год играет с парнями, с которыми познакомилась через подруг-студенток. До последнего времени играли в каком-то кафе, но их выставили оттуда и вот - оказались на улице. Репетируют в гараже у их лидера. Что-то это мне знакомо. Смелая девчонка.
  - А сейчас? - уточняю я. - Если агентство предложит тебе контракт - твои родители не будут против?
  - Если они узнают, что я буду работать с самой Агдан и это не будет мешать моей учёбе, думаю, что нет.
  - Моя онни тоже перевелась в Ихва и у неё тоже контракт.
  - Она мне сказала.
  М-да. Придётся убеждать СанХёна.
  - Извини, АЁн, но я не могу не спросить - у тебя есть парень?
  Покраснев, АЁн снова мотает хвостом на голове. Теперь - отрицательно. Надеюсь, не сорвётся внезапно замуж. Не хочется повторения истории с ХеРин.
  - Пока подготовься, - показываю я, вставая, на нотные листы на столе. - А я посмотрю, что там с пианино.
  - Конечно, ЮнМи-сонбе.
  Под насмешливым взглядом ЁнЭ иду к электропианино. А что? ЮнМи-сонбе - это звучит.
  
  Там же. Время обеда.
  Сразу после стука, в дверь решительно входят два крепких молодых человека. На каждом одинаковые чёрные брюки и оранжевые футболки с кепками. У стоящего позади в руках - две коробки.
  - 'Geo cargo'! Доставка грузов! - восклицает первый.
  Строевым шагом подойдя к сидящей за пианино ЮнМи, он прикладывает руку к козырьку.
  - Сержант в запасе 2-ой дивизии 'Голубые драконы' Корпуса морской пехоты Ли СунМин и рядовой в запасе той же дивизии Корпуса морской пехоты Хан МёнДжу доставили в агентство 'FAN Entertainment' обед в соответствии с выигранным конкурсом.
  ЮнМи встаёт из-за пианино и, вытянувшись, тоже вскидывает руку к виску.
  - Вольно, сержант! - отвечает она с улыбкой. - Вы видели мою маму, СунМин-сси?
  - Мы только что от неё, госпожа Пак.
  - Зовите меня ЮнМи, аджосси. Как она там?
  - Хорошо, госпожа ЮнМи. С ДжеМин-сси, когда мы уезжали, всё было в порядке.
  Дождавшись, когда ЁнЭ заберёт коробки с едой у МёнДжу, ЮнМи спрашивает у СунМина.
  - Вы сейчас в павильон KBS?
  - Да, госпожа ЮнМи. Менеджер Ким нам всё объяснил и группа ждёт нас там.
  - Передайте им привет от нас с ЁнЭ и пожелание не порезаться большими мечами.
  - Обязательно, госпожа ЮнМи, - прячет улыбку СунМин. - Анньён хигесэё!
  - Анньён хигесэё!
  ЮнМи поворачивается к барабанщице, сидящей за ударной установкой.
  - Поможешь нам с ЁнЭ с обедом, АЁн? Мама всегда столько накладывает, что мы не справляемся.
  АЁн утвердительно мотает хвостом причёски.
  
  
  Съёмочный павильон KBS. Чуть позже.
  ХёМин, ДжиХён и ИнЧжон, переодетые в футуристические одеяния мира постапокалипсиса, под внимательными взглядами инструкторов и с их подсказками репетируют боевую сцену с японскими мечами-катанами из нового клипа для песни 'Day by day'. Невзирая на все ухищрения, у каждой из девушек уже есть ушибы на руках и плечах. Незаметны они из-за большого количества уже нанесённых гримом искусственных царапин и синяков. Кисти рук пока спасают защитные перчатки и цубы (гарды) катан. КюРи, играющая роль 'избранной' и СонЁн с БоРам, стоя на краю съёмочной площадки, выступают в роли группы поддержки.
  - Повезло, что снимаем короткую версию, - вполголоса произносит БоРам.
  - Да, - подумав, соглашается СонЁн, - у ЮнМи там был сценарий на целый фильм. Когда бы мы его смогли снять? А сейчас, кажется, успеваем.
  - Жалко, что в моей роли не предусмотрен меч, - с жадностью следит за яркими росчерками катан КюРи.
  - Хватит и этих трёх 'хулиганок', - мрачно качает головой СонЁн. - Надеюсь, обойдётся без травм.
  - Мне на эти мечи даже смотреть страшно, - кивает БоРам. - Они, как будто, с меня длиной.
  - А если бы здесь была ЮнМи? - ехидно улыбается ей КюРи. - Ты представляешь её с катаной?
  - Только не это! - громко восклицая, в ужасе прикрывает рот рукой БоРам. - Мне хватило бейсбольной биты в Японии!
  - ЮнМи будет с катаной в клипе '4DU',* - усмехается СонЁн и сразу добавляет. - Но, не волнуйся, онни, мы не дадим тебя в обиду.
  - Да! Макне познает силу нашей щекотки! - весело отзывается КюРи, тряся кулачком.
  БоРам робко и с выражением надежды на лице, начинает улыбаться, но, всё равно, ворчит себе под нос.
  - Почему-то я в этом начинаю сомневаться.
  Девушки замечают менеджера Кима, идущего к ним в сопровождении двух парней в чёрно-оранжевой униформе.
  - Девушки, привезли обед, - показывает он на коробки в руках молодых людей. - Это компания 'Geo cargo'.
  - Ли СунМин и Хан МёнДжу, - представляется старший из посыльных, - У меня пара слов для девушек от госпожи ЮнМи. Разрешите, менеджер Ким?
  - Конечно, - недоумённо кивает Ким.
  Поставив на ближайший стол коробки с едой, Ли СунМин чётко произносит.
  - Госпожа ЮнМи просила передать привет от них с менеджером ЁнЭ и пожелание не порезаться большими мечами. У меня всё.
  Девушки начинают улыбаться.
  - Спасибо, - отвечает за всех СонЁн.
  - Вы, наверное, недавно вернулись из армии, СунМин-сси? - серьёзно спрашивает Ким.
  - Уже прошёл месяц, господин Ким, - без запинки рапортует бывший сержант.
  Улыбаться начинают уже все вокруг, включая самого СунМина.
  Но веселье нарушает крик боли, перебивающий уже привычный лязг ударов катан друг о друга со съёмочной площадки.
  - Ай!
  В одновременном столкновении сразу трёх девушек, катана ХёМин срывается с лезвия меча ИнЧжон и, изменив траекторию, бьёт обухом клинка в подбородок ДжиЁн. Та с криком, выронив свой меч и схватившись за лицо, падает на колени. Подруги по группе сразу бросаются на помощь. От стены срывается её брат ХёДжун, тоже участвующий в съёмках. Появляются двое дежурных медиков студии, перед которыми все начинают расступаться.
  - Перерыв полчаса!
  Спустя пятнадцать минут становится понятно, что обошлось без увечий. Невольно выступившие на глазах ДжиЁн слезы высохли и она даже начинает разговаривать, держась за подбородок, который чем-то обработали врачи.
  - Она сможет продолжить, доктор? - тихим голосом интересуется у медика менеджер Ким.
  - Думаю, что сможет, менеджер Ким, - отвечает тот. - У неё небольшой, но болезненный ушиб. Надо только немного подождать, пока подействует болеутоляющее. Если к вечеру боль не пройдёт, придётся ехать в госпиталь. У вас совершенно самоотверженные айдолы, менеджер Ким, - добавляет врач.
  - Спасибо, доктор, - кивает Ким.
  Сразу после обеда, в течение которого ДжиЁн кормили палочками поочерёдно БоРам с СонЁн, к девушкам подбегают гримёры.
  - Приготовиться к съёмкам! - звучит громогласная команда режиссёра.
  
  Один из репетиционных залов агентства 'FAN Entertainment'. Вечер.
  ЮнМи, отложив гитару, с довольным видом ждёт решения СанХёна по поводу новых композиций. АЁн, крепко сжав барабанные палочки в руке и напряжённо глядя на СанХёна, сидит за ударными. ЁнЭ, прижав папку с бумагами к груди, спокойно стоит чуть сбоку от президента.
  - Как я понимаю, ты споёшь это сама? - утвердительно спрашивает СанХён самого беспокойного мембера своего агентства.
  - Надеюсь, сабоним, - ответно улыбается ЮнМи, пожимая плечами.
  СанХён надолго задумывается.
  - Хорошо, - наконец произносит он и обращает взор к барабанщице. - Я готов предложить временный контракт АЁн. Если твои родители будут не против, то буду ждать их утром у себя. Ты согласна?
  АЁн, одним движением выскочив из-за установки, глубоко кланяется.
  - Спасибо, господин президент!
  Уже повернувшегося к двери СанХёна останавливает возглас ЮнМи.
  - А как прошло ваше обследование, сабоним?
  Тот, остановившись на полпути, устало оборачивается.
  - Завтра будет назначен курс лечения. Может быть, я ещё что-то должен тебе доложить?
  - Нет, сабоним, - качает головой ЮнМи.
  - Езжай проведать сестру. Я буду ждать тебя завтра к обеду, после твоего экзамена на сертификат по испанскому языку.
  - Спасибо, сабоним.
  СанХён, не отвечая на прощания, выходит в дверь.
  
  Район Каннам. 'Медицинский центр красоты ВонДжин'. Одна из палат. Позже.
  
  
  Стою рядом с мамой, держащей за руку беспомощно лежащую на больничной кровати СунОк и испытываю неистребимое чувство дежавю. Ведь точно так же я был когда-то на месте сестры, а она с мамой смотрели на меня. Только обстановка в этой клинике покомфортнее. И кровать одна.
  С жалостью и сочувствием, понимая её состояние, разглядываю онни. У СунОк полностью закрыт повязкой нос, а на глазах, под марлевыми тампонами, удерживаемыми полосками лейкопластыря, оставлена узкая щёлочка, сквозь которую торчат ресницы.
  Мы с мамой уже успели пообщаться с доктором и тот обнадёжил нас. Операция прошла успешно и осложнений не ожидается. Через неделю в норму придут глаза, а через две спадёт отёк с носа. То есть, к поездке в Штаты СунОк будет готова.
  - Мама, не волнуйся, - слабым голосом говорит СунОк, - доктор сказал, что скоро я смогу уже вставать, а завтра буду дома.
  - Я заберу тебя перед обедом, онни, - киваю я, подтверждая.
  - Моя дочка будет красавицей, - продолжает гладить по руке СунОк мама.
  - ЮнМи мне не догнать, - улыбается самыми уголками губ сестра.
  - Догонишь и перегонишь, онни! - бодрым тоном отзываюсь я.
  - Нет, - качает головой СунОк.
  - Когда поправишься и будешь заниматься по той программе, которую я тебе нашла - догонишь, - убеждённо повторяю я. - Главное - не сдаваться. Тем более, президент СанХён сказал мне, что твоя передача очень нужна агентству перед камбэком в Америке.
  - Ты как всегда, ЮнМи, - улыбка сестры становиться шире.
  - У меня две дочери - красавицы.
  - И умницы, - добавляю я.
  - И умницы, - соглашается мама, наконец-то тоже начав улыбаться.
  
  Улицы Сеула. Автомобиль семьи Пак KIA 'Sorento'.
  Мама ЮнМи, сидящая на месте переднего пассажира, с тревогой наблюдает, как её младшая дочь уверенно ведёт кроссовер в автомобильном потоке, изредка лавируя при обгоне.
  - ЮнМи, мы не слишком быстро едем?
  - Разумеется, нет, мам, - отзывается та, бросив взгляд в зеркало заднего вида. - Никакого превышения скорости.
  - Надо выбрать храм, куда сходить помолиться, - шепчет мама.
  Подъехав к дому, ЮнМи выпрыгивает с водительского места и быстро обогнув капот машины, помогает маме выбраться из автомобиля.
  - Мама, я только попрощаюсь с ЧхольСук-сси и сразу домой, - скороговоркой произносит она и подходит к минивэну, остановившемуся чуть позади кроссовера.
  
  Дом мамы ЮнМи. Большая комната. Позже.
  ЮнМи, сидя на тонкой подушечке на полу, что-то набирает на планшете. Сбоку к её ноге прижалась Мульча. Мама смотрит дораму, изредка поглядывая на дочь.
  Поужинали и я решил, что пока есть время, надо добить Чебурашку. А то когда ещё то самое время появится. Ничего не мешает. Даже голоса в телевизоре создают не мешающий мне рабочий фон. Но, чего-то не хватает. Даже знаю. Не чего, а кого. Мне не хватает СунОк с её громким возгласами и подпрыгиваниями. Настолько привык к её присутствию рядом со мной в последнее время, что чувствую себя без неё слегка неуютно. Когда сестра и мама вблизи, то понимаю, что не один в этом мире.
  ЮнМи не замечает, как мама, полностью оторвавшись от экрана телевизора, с любовью смотрит на склонившуюся к планшету голову младшей дочери.
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. В это же время.
  (+89216;-54) Какой-то парень выложил у себя на странице своё фото вместе с Агдан. Пишет, что производит набор в группу.
  (+90824;-137) Надо спросить его, когда он фотографировался.
  (+90382;-121) Снимок сегодняшний.
  (+81357;-327) Говорят, эту девчонку берут в агентство 'FAN Entertainment'.
  (+87627;-256) Да кто она такая?
  Удалено модератором.
  
  *Примечание. Название песни BlackPink 'DDU-DU DDU-DU' на разговорном сленге.
  
  Глава 9.
  Вторник. 18 августа. Утро. Улицы Сеула.
  Минивэн 'Hyundai', принадлежащий 'Sea group', мчится в плотном утреннем автомобильном потоке, совершая редкие, но резкие обгоны в появившиеся просветы. Вослед ему раздаются гудки недовольных опасными манёврами минивэна водителей. ЮнМи, сидя в мягком сиденье и прижав к груди городской рюкзак, мрачно поглядывает на циферблат золотых наручных часов.
  - Мы опаздываем, ЧхольСук-сси, - со слегка заметным напряжением в голосе говорит она.
  - Мы стараемся, молодая госпожа, - оборачивается к ней с переднего пассажирского сидения телохранитель. - Но, вы же видите - здесь кругом камеры и лежачие полицейские. Мы и так нарушаем. Повезло, что сегодня почти нет пробок.
  ЮнМи, чуть поморщившись, кивает.
  - Мы ждали вас у дома сорок минут, молодая госпожа, - с укором добавляет ЧхольСук.
  ЮнМи, сжав губы в тонкую нитку и надвинув козырёк чёрной бейсболки поглубже на глаза, отворачивается к окну.
  Еду на экзамен. Опаздываю. Проспал. Не среагировал на будильник в смартфоне. Вечером мама отправила меня спать, но я, немного поворочавшись на тонком матрасике, снова встал и пошёл добивать 'Чебурашку'. Закончив с ним, начал заниматься партитурой 'Времён года'. Хотя без 'KORG-а' это было трудновато, но, под влиянием нашедшего на меня очередного вдохновения почти закончил. Очнувшись, посмотрел на часы, отметил про себя время - три часа ночи, и отрубился. В отсутствие СунОк растолкала меня мама, которой я накануне не сказал о точном времени своей побудки. Заподозрила неладное и пришла вытаскивать меня из постели.
  - Дочка, тебе не пора вставать? Ты даже сегодня не занималась утром.
  Быстро посмотрев на часы и чертыхнувшись, согнал с себя Мульчу и бросился с помощью мамы собирать себя в дорогу. Времени было в обрез и его хватило только на душ и расчёсывание. О завтраке пришлось забыть. Решил попросить купить потом что-нибудь съестное ЁнЭ. Авось не погибну голодной смертью.
  - ЮнМи, может быть оденешь что-нибудь посолиднее, чем эти джинсы и футболка? - даёт совет мама.
  - Ты в точности повторяешь слова президента СанХёна, мама, - ответил я, прыгая на одной ноге и пытаясь попасть другой в штанину джинсов. - Когда я буду что-нибудь мерять, мама? К тому же, на этом экзамене не требуется ничего официального в одежде. Главное - чтобы было прилично.
  Мама, расстроенно покачав головой, была вынуждена согласиться.
  Слетев по лестнице в прихожую со второго этажа, моментально натянул кроссовки. Шнурки решил завязать уже в машине.
  - Я ушла, мама! - открыв входную дверь, прокричал маме, неторопливо спускающейся за мной.
  - Удачи, дочка!
  - Мульча, остаёшься с мамой!
  Вылетел за порог на улицу, едва не запнувшись.
  - Анньён, ЧхольСук-сси, до экзамена полчаса, надо успеть! - торопливо поздоровавшись с охранником, запрыгнул в предусмотрительно распахнутые им двери, закинул на одно сиденье рюкзак, сел в другое и начал завязывать шнурки.
  - Анньён, молодая госпожа. Мы попробуем, - с сомнением ответил ЧхольСук.
  Смотрю в окно минивэна на пролетающие мимо нас дома и нервно постукиваю подошвой по полу, отбивая ритм. Слышу жужжание входящего виброзвонка и достаю смартфон из кармана рюкзака.
  - Анньён, ЁнЭ-онни. Ты уже на месте? Ждёшь? Скоро будем.
  
  Перед входом в информационный центр языкового тестирования. Чуть позже.
  Из дверей остановившегося с режущим визгом покрышек минивэна ловко выпрыгивает ЮнМи и, держа в руке рюкзак, стремглав бросается к зданию информационного центра, рядом со входом в который виднеется фигурка нервно вышагивающей на небольшом пятачке ЁнЭ. Из автомобиля выходит ЧхольСук и, бросив взгляд по сторонам, устремляется за подопечной.
  - Бежим, ЁнЭ! - восклицает на ходу ЮнМи и вбегает в узкий зазор между начавших расходиться в стороны створок автоматических стеклянных дверей центра.
  Поскольку сегодня день, свободный от сдачи теста на знание английского TOEIC и коридоры почти пусты, ничто не мешает ЮнМи ускориться до результата чемпиона Олимпийских игр на стометровке и лишь в последний момент затормозить перед седеньким благообразным старичком среднего роста в очках и с папкой в руке.
  - Анньён хассэйё, аджосси, - слегка запыхавшись, выпаливает она.
  - Пак ЮнМи? - невозмутимо смотрит на неё поверх очков, наклонив голову, старичок.
  - Пак ЮнМи, - с широкой улыбкой кивает девушка.
  - Заходите, раз уж успели.
  - Спасибо, аджосси, - слегка поклонившись, благодарит ЮнМи и прошмыгивает мимо старика в аудиторию.
  - А вы кто? - недоумённо спрашивает тот подбегающих к нему ЁнЭ и ЧхольСука. - В моём списке больше никого нет.
  - Не волнуйтесь, аджосси, - кланяется тяжело дышащая ЁнЭ, - мы сопровождающие.
  - А-а, понятно.
  
  В аудитории. Почти сразу.
  Зашёл и, найдя свободный стол, разложился. Так. Кепку и очки в кармашек рюкзака, смартфон на стол. Достав ручку, начинаю заполнять бланк. Чувствую направленные взгляды. Пора привыкнуть. Тоже осматриваюсь. В аудитории - человек двадцать. Ну, да. Это же испанский - никому в Сеуле неинтересный, редкий европейский язык. Две трети сдающих - парни. В животе подсасывает. Есть охота. Не отвлекаться, Серёга.
  Чуть позже.
  Начинаю отвечать. Первый же вопрос в тему.
  1) A qué hora sales de casa para ir a trabajar?
  Normalmente ... a las 7:30.
  В какое время вы выходите из дома, чтобы пойти на работу? Обычно ... к 7:30.
  И ответы на выбор:
  Salio (вышел)
  Salgo (я выхожу)
  Salto
  Да, сальто мы умеем и даже практикуем. Сегодня, например, почти получилось это сделать дома, на лестнице. Едва не навернулся. Кажется, мама даже испугалась за меня. Выбрав правильный - второй ответ, продолжаю тест.
  
  Перед входом в аудиторию. Спустя час.
  Сдавшие тест по испанскому языку молодые люди и девушки по очереди фотографируются с Агдан, пока в дело не вмешивается ЁнЭ.
  - ЮнМи, время!
  - Иду, онни.
  Форум поклонников группы 'Корона'. Чуть позже.
  (+87281;-67) ЮнМи сегодня сдавала тест по испанскому языку. Кто там был, выкладывают свои фото с ней.
  (+89372;-92) Кажется, я знаю, какая будет песня на камбэке.
  (+54927;-56) Откуда тебе это знать?
  (+90283;-127) Про саму песню я не знаю, но думаю, что она будет на испанском.
  (+91053;-72) Думаешь, что из-за того, что в Калифорнии много мексиканцев, ЮнМи придумала песню на испанском?
  (+89067;-53) Да, думаю.
  (+38729;-42201) Какие тут все умные собрались. Я это давно вам говорила.
  Удалено модератором.
  Удалено модератором.
  (+77214;-193) Лучше предлагаю встретить её завтра перед университетом. Пожелаем ЮнМи успеха на пересдаче сунына.
  (+34627;-4782) А если она опять сбежит?
  (+57264;-2314) Это будет значить, что в прошлый раз она испугалась сдавать сунын и её дальнейшие слова про суициды школьников ничего не будут стоить.
  (+90257;-201) Кажется, ей не оставили выбора. Но я верю в нашу ЮнМи.
  (+91026;-77) Поддержим Агдан.
  (+91084;-83) +100500.
  
  Дом мамы ЮнМи. Маленькая кухня. Позже.
  За обедающей за столом троицей, состоящей из ЮнМи, СунОк и ЁнЭ, с улыбкой наблюдает госпожа ДжеМин.
  Сидим и вкушаем мамины разносолы. Это я образно, конечно. Специй почти нет. Но, всё равно - вкусно. Девчонки терпят. Через паузы, связанные с проглатыванием еды, рассказываю о прошедшем экзамене и поездке за СунОк. Привёз сестру из 'ВонДжин'. Сняли там у неё перед выпиской повязку с глаз и теперь она может более-менее взирать на окружающий мир. Насколько это возможно сделать через опухшие веки, на которых хорошо заметны послеоперационные швы. А нос её всё так же закутан. Да-а. Душераздирающее зрелище. СунОк старается молчать, потому что при каждой попытке что-то сказать, боль отдаётся ей куда-то глубоко в нос. Врач в клинике сказал, что это будет ещё пару дней. Но по мере уменьшения отёка, боль будет спадать.
  - Звонил президент СанХён, - говорит мама. - Сказал, что с сегодняшнего дня они с главным менеджером КиХо обедают без специй.
  'О-о-о'. Мысленно аплодирую я сабониму. Жизнь заставила и придётся забывать об острой кимчхи. Не удивлюсь, если узнаю, что и КиХо отказался от специй в поддержку президента.
  - А его секретарша? - спрашиваю я.
  - Пока по-прежнему, - пожимает плечами мама.
  Не нравится мне её голос. Пока был голоден, не замечал. А сейчас обратил внимание. И СунОк тоже заметила. Смотрит на маму сквозь глазные щёлочки с подозрением.
  - Мама, что случилось? - настойчиво спрашиваю я, отложив палочки для еды.
  - Приходила жена деверя, - чуть помолчав, с грустью в голосе отвечает мама. Но снова замолкает.
  Сидим и молча ждём. Перестаём жевать.
  - От ЮнСок-сси пока известий нет, - тяжело вздохнув, продолжает мама. - И его семье нужны деньги. Раз уж у нас они появились, то мы могли бы пойти им навстречу и освободить этот дом. Она извинилась и дала понять, что это пожелание вашей бабушки. Кто-то предложил им большую сумму за аренду и, пока есть возможность, они хотят её использовать.
  Чувствуя, что в интонациях мамы появляются нехорошие нотки, переглянувшись с СунОк, встаём и обнимаем её с двух сторон.
  - Мама, с дядей всё будет хорошо, - с трудом гундосит СунОк.
  - Я попрошу полковника Хон СонМина, - подхватываю я. - Может быть, с его связями удастся узнать больше про дядю.
   Снова молчим, но чувствую, что настроение мамы начинает подниматься.
  - Мама, - говорю я, крепче сжимая объятия, - у нас двести тысяч долларов. Найдём дом или квартиру.
  - Только если в аренду, - решает уточнить ЁнЭ. - Или в кредит.
  Я сразу мотаю головой.
  - Никаких кредитов. Никаких ипотек. Через три месяца мне придут роялти. Вот тогда и купим. А пока - аренда. Только ты, мама, должна сейчас составить примерные требования. Наверняка, будет нужна большая кухня. Минимум три комнаты. Стоянка для 'Соренто'. Правильно, мам? СунОк?
  Мама кивает, улыбнувшись.
  - Я сразу после обеда начну смотреть сайты с арендой недвижимости, - забавно, в нос, говорит СунОк.
  Я не выдерживаю и начинаю смеяться.
  - Тебе лучше пока молчать, СунОк, - продолжает улыбаться мама.
  - Я покажу тебе потом, - шипит и показывает мне кулак сестра, отчего мне почему-то становится ещё смешнее. Уж очень нелепо выглядит её опухшее, обмотанное бинтами, личико.
  - ЮнМи, - нарушает наш семейный разговор ЁнЭ. - У отца АЁн - своя риэлторская фирма. Ты не забыла? Можно обратиться к нему.
  А, точно. Она же говорила вчера. Через знакомства может получиться и быстрее и дешевле.
   - Кто такая АЁн? - поворачивает ко мне голову мама.
  - Девушка-барабанщица, - отвечаю я. - СунОк знает. Учится в Ихва и если СанХён заключил контракт с её родителями, то поедет с нами в Америку. Мы записали с ней пару композиций.
  Вижу, как ЁнЭ показывает мне на часы.
  - Нам пора, мама, - прощаюсь я. - СанХён ждёт. Вечером приеду.
  - А в чём ты пойдёшь завтра на сунын? - не отпускает меня мама.
  - Президент сказал, что должны сшить новую форму 'Кирин'. Старая выглядит уже не очень.
  - Это он хорошо придумал, - кивает мама.
  Попрощавшись, бежим с Ёнэ в прихожую. Мульча провожает нас.
  
  Кабинет президента 'FAN Entertainment'. В это же время.
  В кабинете двое: сам его владелец - президент СанХён и ДжонХван. На столе перед выдающимся исполнителем песен в стиле трот стоит темная стеклянная бутылка с пивом, а сам же он, откинувшись на мягкую спинку полукресла, специально для него доставленного сюда из приёмной, с видимым удовольствием делает глоток из запотевшего стакана. Крякнув, ДжонХван ставит стакан рядом с бутылкой и вытирает получившиеся пенные усы над губами темно-коричневым, в клеточку, носовым платком.
  - Нет ничего лучше, чем в эту августовскую духоту выпить немного холодного пива, - довольно говорит он грустно следящему за его действиями СанХёну.
  Тот молча кивает с печальным видом.
  - Значит, благодаря ЮнМи, ты, наконец, взялся за своё лечение, СанХён? - переходит к сути разговора ДжонХван.
  Президент, не меняя скорбного выражения лица, поднимает глаза на табличку с изречениями ЮнМи. ДжонХван, перехватив направление его взгляда, читает вслух:
  - 'Мудрость приходит с годами'. 'Опыт - всему учитель'. Я всё больше удивляюсь этой девочке, СанХён. Как верно подмечено. И сколько уважения в этих фразах к возрасту. Лучше расскажи, как будет проходить твоё лечение? Надеюсь, никаких операций?
  - Две недели - антибиотики. И диета. Ничего острого, кислого и алкогольного, - машет рукой СанХён с оленьей тоской во взоре.
  - Да-а, - с сочувствием тянет ДжонХван. - Трудно тебе будет без кимчхи и соджу, СанХён. Но, у тебя было ко мне какое-то дело.
  СанХён, встав из-за стола, включает флешку на музыкальном центре и садится обратно.
  Спустя несколько минут.
  - Всё-таки её голос постоянно улучшается. Молодец девочка.
  - Согласен, дядя Хван. Но у этой девочки на Чёджу появилось сразу несколько идей. Одной из них было предложение, чтобы в Америке твоя группа сыграла вживую с 'Короной'. Американцы должны будут принять это на 'ура'.
  - Но ты же сам знаешь, СанХён, что мой ударник попал в аварию и лежит в больнице. Врачи говорят, что это ещё на месяц. А потом ему ещё полгода ходить на костылях. Я никак не могу подыскать ему замену.
  - ЮнМи нашла барабанщика. Вернее, барабанщицу. Её зовут АЁн. Она ещё моложе ЮнМи и я сегодня подписал контракт с её родителями. Ты слышал запись ударных как раз в исполнении АЁн.
  - Девушка? Барабанщица? Это она стучала на ударных? Я хочу немедленно познакомиться с ней, СанХён.
  - Она скоро будет здесь вместе с ЮнМи. Но наша 'талантливая' проблемная девочка написала в отпуске ещё одну вещь для камбэка. Вот, послушай, дядя.
  СанХён меняет флешку в проигрывателе на другую.
  Дослушав, СанХён садится обратно в своё кресло и протягивает тонкую папку в синей обложке задумчивому ДжонХвану.
  - Здесь сценарий клипа и текст, дядя Хван.
  Тот вслух читает название:
  - 'California Dreamin''.
  После чего начинает шуршать листами. Наконец, закончив чтение, ДжонХван поднимает глаза к президенту.
  - Значит, она видит меня в роли священника?
  - Да, дядя. Она мне так нагло и заявила. Или дядя Хван или вырезать этот эпизод из сценария.
  ДжонХван задумывается, оперевшись локтем на стол и прижав ладонь к подбородку.
  - Эта сцена выглядит, как будто я благословляю 'Корону' на поездку в Америку, - отмечает он.
  - Именно так, дядя.
  После немного затянувшегося молчания ДжонХван, снова откинувшись на спинку полукресла, даёт ответ.
   - Хорошо, я согласен.
  - Отлично, дядя Хван, - улыбается СанХён и нажимает кнопку вызова секретарши на телефоне.
  - Принеси ещё пива для дяди Хвана.
  - Нам всё равно ещё ждать здесь ЮнМи с АЁн, - объясняет он удивленно поднявшему брови певцу.
  - Ты же знаешь, СанХён, что я никогда не бываю против пива, - довольно смеётся ДжонХван. - Я жалею только о том, что ты не можешь присоединиться ко мне.
  Ответная улыбка СанХёна наполнена вселенской тоской.
  
  Приёмная президента 'FAN Entertainment'. Позже.
  Из дверей кабинета президента выходят ДжонХван, ЮнМи, АЁн и ЁнЭ.
  Навстречу им поднимает наизготовку камеры и микрофоны съёмочная группа. ДжонХван понимающе улыбается.
  - Кажется, это съёмки фильма 'Объять необъятное'. Так, ЮнМи?
  - Я подумываю предложить президенту СанХёну другое название - 'Остаться в живых', - кивает ЮнМи.
  - А-ха-ха! - веселится ДжонХван. - 'Остаться в живых'!
  Окружающие робко улыбаются.
  - Надеюсь, дядя Хван, вы не дадите в обиду АЁн? - переждав приступ смеха великого исполнителя, обращается к нему ЮнМи.
  - Не волнуйся, дочка, - успокаивает её ДжонХван. - АЁн наверняка понравится группе. Её манера игры подходит для нас почти идеально.
  - Спасибо, дядя Хван.
  - Не за что, дочка. Увидимся завтра на репетиции. Удачи на экзамене.
  - Ещё раз спасибо, дядя Хван. Зайди ко мне вечером, АЁн. Расскажешь, как всё прошло.
  - Обязательно, ЮнМи-сонбе.
  - Сонбе? - слегка удивлённо интересуется ДжонХван. - Растёшь, ЮнМи-ян.
  - Стараюсь, сонсенним.
  - Идём, АЁн.
  Гляжу вслед ДжонХвану и АЁн. Эх. Как непривычно это, всё-таки, звучит: ЮнМи-сонбе. А ведь СанХён поручил мне ставить всю новую хореографию группы. Так что теперь я и правда - сонбе. И как мне теперь общаться с девчонками? Как всё запутанно. Идём с ЁнЭ на запись '4DU', а потом начнём первые 'танцы на паркете' под неё. Познакомился по телефону с отцом АЁн и он уже едет к нам домой, чтобы обсудить с мамой и СунОк аренду квартиры. Какой обходительный мужик. Всё понял и вошёл в положение. Не то, что этот грубиян СанХён. Я как посмотрел на него сегодня, решил отложить разговор про 'Чебурашку' на потом. И про деньги от американского издателя тоже - на после. Когда СанХён успокоится. На него, наверно, таблетки от желудка плохо действуют. Серый весь и нервный какой-то. Слово нельзя сказать. Не то что я - само спокойствие.
  
  Малый кабинет для совещаний Президента Республики Корея. В это же время.
  Президент Пак КынХе, подписав какие-то бумаги, толкает их по столу вытянувшимся перед ней подчинённым. Один из них, с глубоким поклоном берёт их в руки.
  - Президент СанХён предупреждён?
  - Сейчас же займусь этим.
  - Дайте ему понять, что в случае успеха, его будет ждать заслуженная награда. Ведь это его группы гремят сейчас в Америке.
  - Будет сделано, госпожа Президент.
  - Вы свободны, господа.
  
  Кабинет президента 'FAN Entertainment'. Спустя некоторое время.
  СанХён смотрит на входящий звонок и вскакивает с кресла.
  - Здравствуйте, господин министр. Я вас внимательно слушаю.
  
  Кабинет ЮЧжин в доме её семьи. В это же время.
  ЮЧжин, стоя перед столом и скрестив на груди руки, слушает своего помощника.
  - Всё прошло, как мы и ожидали, госпожа. Американец взял деньги.
  - И сколько?
  - Пятнадцать тысяч наличными. Статья появится в ближайшее время.
  - Недорого, - после небольшой паузы выносит вердикт ЮЧжин. - Отличная работа. Можешь идти.
  Дождавшись ухода помощника, ЮЧжин победно грозит холёным пальчиком в недавно повешенное у неё на стене большое фото, на котором ЧжуВон, в сопровождении сестёр Пак и самой ЮЧжин, выводит их из кафе 'La regina' после инцидента с нападением на ЮнМи.
  - Кажется, у кого-то грядут небольшие неприятности? Интересно, у кого? Может быть, у тебя, ЮнМи? - насмешливо обращается к сопернице она. - Маленькие нищие голодранки должны знать своё место в жизни. N'est-ce pas?* Я припомню все свои унижения, маленькая дрянь! Это фото всегда будет мне напоминать о них!
  
  Одна из гримёрных комнат в агентстве 'FAN Entertainment'. Вечер.
  
  Стою и смотрю на себя в ростовое зеркало. Тягостно раздумываю. Всё-таки я продолжаю расти. За месяц прибавил сантиметр в высоту и нажрал килограмм веса. Итого: сто семьдесят сантиметров - рост, пятьдесят пять килограммов - вес. Это, скорее всего, мой организм оторвался на раздолье в отпуске. На Чёджу. Уж в жратве там я себе не отказывал. Ещё бы - обеды Бенндетто. Мм-м-м. И сейчас бы не отказался. Чёрт, а дальше-то что? Я и так самый высокий в группе. А что, если ГуаньИнь включила в мою 'природную красоту' понятие 'коломенской версты'? Или что у них тут есть в Корее похожее? Вымахаю, этак, до ста восьмидесяти сантиметров и буду над девчонками на сцене возвышаться. Что-то многовато это. Хотя и плюсы есть. Можно будет напялить что-нибудь на каблуках и свысока посматривать на стоящего рядом ЧжуВона. Хе-хе. Да его удар хватит. Смертельный. Ну, это даже к лучшему было бы. Контракт с 'доброй' хальмони МуРан был бы прерван по форс-мажорным обстоятельствам. Хе-хе. Эх, мечты-мечты. Так, не о том думаю. Дело - прежде всего. Об этом мне напоминает внимательный и, вместе с тем, требовательный взгляд ЁнЭ, стоящей за спиной. Новенькая отглаженная форма 'Кирин' уже висит на плечиках в шкафу и дожидается, чтобы я забрал её домой. Ведь завтра придётся в ней на экзамене страдать. А сейчас примеряем с девчонками первый наряд для съёмок будущего клипа '4DU'. Потом ещё и первый ролик снимем. Для интриги. СанХён решил пораньше начать рекламную кампанию.
  На моих ногах те самые приснившиеся в самолёте ядовито-розовые ботфорты в блёстках. Как ни странно, чувствую себя в них вполне комфортно. Даже не приходится удерживать равновесие. Но падать, всё равно, не стоит. Чёрный 'гангстерский' пиджачок с закатанными рукавами, как будто вышедший из времён 'сухого закона' в Штатах, тоже мне нравится. Весь вид портят зелёные, едва ли не до локтей, перчатки, очень похожие на хозяйственные, в которых я раньше мыл грязную посуду в нашем кафе. У меня в сценарии таких не было. Это всё режиссёр свои идеи проталкивает. Под влиянием золотистого соджу, скорее всего. Ну, ладно. Не буду спорить по мелочам.
  - Если после 'Boombayah' у парней кровь капала из носа, то что же будет после этой?! - громко, на всю гримёрку смеётся ДжиХён.
  - Она будет хлестать из них! - тоже со смехом отзывается ИнЧжон.
  Да пусть хлещет. Лишь бы не умерли поклонники от потери крови. Главное - чтобы на мой счёт побольше падало чёрно-зелёных бумажек с ликами мёртвых президентов. Деньги нашей семье сейчас очень нужны. Я с самого приезда из Японии чувствовал, что они нам могут срочно понадобиться.
  - Фантазия у ЮнМи-сонбе - безгранична! - с показной лестью обращается ко мне ХёМин.
  Вот зарр-р-разы. Услышали, что так называет меня АЁн и теперь постоянно подкалывают этим.
  - А, ну! Всем, кру-у-гом! - командую я, развернувшись. - Марш на выход!
  - Слушаемся, ЮнМи-сонбе! - все шутливо берут под козырёк и цокают каблуками к дверям.
  Я же говорю - поганки. Бледные.
  - ЮнМи-сонбе - страш-ш-шная! - громко шепчет мне проходящая мимо СонЁн.
  - ЮнМи-сонбе - железный морпех! - с едкой ухмылкой добавляет к её словам идущая следом КюРи.
  Р-р-р. Придушу. Я вам ещё устрою порядок в танковых войсках. Я вас сейчас научу Родину любить.
  - Шире шаг! - уже во весь голос ору я.
  Как ни странно, все слушаются. Впереди - БоРам. Хм-м. А ведь это работает. Может быть, мне стоит добавить в образ Агдан немного черт унтера Пришибеева. Довольный собой, наблюдаю девчачью давку в дверях. Вот что значит - настоящий командный голос. Эх, пропадает во мне талант истинного, неподдельного офицера. Это я, наверно, от СанХёна набрался. Любит он орать на меня.
  Кстати, об армии. Напоминаю себе, что надо позвонить полковнику Хон СонМину. Может быть, ему удастся узнать что-то о судьбе дяди. Мне больше некого об этом попросить.
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. Ночь.
  (+81263;-192) Девчонки из японского фандома объявили об открытии своего нового офиса в Йокогаме, Минато Мирай, 21, в башне 'Landmark Tower'. Теперь они могут хоть каждый день ходить в кафе, где 'Корона' ела лапшу.
  (+84812;-171) Как я им завидую.
  (+94357;-126) Срочно! 'FAN Entertainment' выложили первый тизер будущего камбэка 'Короны'. Агдан учит жесту стрельбы из пистолетов.
  (+94028;-124) Похоже, наши девочки окончательно меняют концепт. Они выглядят абсолютно шикарно.
  (+76521;-1123) Они такие стильные в этих коротких блестящих шортиках. Хе-хе.
  (+94783;-119) Да! Неужели мы скоро увидим камбэк?
  (+15305;-34127) Ты ещё дни начни считать до Америки. И в календарике их закрашивать. Хе-хе.
  Удалено модератором.
  Удалено модератором.
  (+91028;-94) Мне почему-то кажется, что ЮнМи не только автор новой песни, но и хореограф.
  (+92134;-95) Почему бы ей им не быть. Она же училась хореографии в Америке.
  (+94802;-124) Агдан - лучший танцор!
  (+75264;-143) Я уже тренируюсь новым движениям перед зеркалом.
  Удалено модератором.
  
  BlackPink Lisa - (DDU-DU DUU-DU)
  В роли ЮнМи солистка BlackPink Lisa.
  DDU-DU DUU-DU
  
  *Примечание. (Не правда ли? Франц.)
  
  Глава 10.
  Среда. 19 августа. Утро. Казарма подразделения 1-ого полка 2-ой дивизии 'Голубых драконов' Корпуса морской пехоты в городе Кимпхо.
  ЧжуВон с сослуживцами, получив двадцатиминутную передышку перед занятиями по строевой подготовке, наблюдают, как на экране телевизора, на канале KBS2, раз за разом чередуют фото и рекламный ролик будущего клипа 'Короны'. Изредка за кадром звучит голос дикторши:
  - Тизер 'Короны' собирает невероятное количество просмотров. Поклонники группы обсуждают наряды и движения участниц. Этот тизер едва не затмил тот факт, что Агдан сегодня принимает участие в пересдаче сунын в одном из корпусов Сеульского национального университета. Напоминаем зрителям, что наши корреспонденты будут вести прямой репортаж об этом, из ряда вон выходящем, событии.
  - Предводитель, ты же сам рассказывал, что учил Агдан с её сестрой стрельбе из пистолета. Смотри, как отлично у тебя получилось. Она сразу же написала об этом песню. А как ловко она двигается! Как будто родилась с пистолетом в руках. Здесь чувствуется твоя школа, хён.
  - Стрельбе с двух рук я её не учил, - качает головой в ответ ЧжуВон. - Это она придумала сама.
  - Всё равно, если бы не ты, не было бы и новой песни. Предводитель, ты должен больше гордиться своей невестой. Из-за неё у нас в полку, а, может, и во всей дивизии не осталось фанатов других групп.
  - Я горжусь, - скривив уголок губы, хмыкает ЧжуВон.
  - Ефрейтор Ким ЧжуВон! Срочно в штаб к командиру части! - раздаётся голос из динамика на стене.
  Недоумённо переглянувшись с однополчанами, пожав плечами на их общий немой вопрос, надев берет и на ходу поправляя складки на форме, ЧжуВон быстрым шагом устремляется к дверям.
  
  Дом мамы ЮнМи. Маленькая кухня.
  Вся небольшая семья Пак в сборе. ЮнМи, уже в форме школы Кирин, и СунОк, в домашней одежде, с нетерпением ждут, когда мама, суетящаяся у плиты, положит перед каждой из дочерей тарелку с завтраком.
  - Вот рис, а потом будет омлет, - с заботой в голосе поворачивается к столу мама.
  Невзирая на кажущееся общее благодушие, кухня наполнена нервными флюидами, распространяющимися от госпожи ДжеМин и СунОк. Сама же виновница непредвиденного события в жизни страны выглядит спокойно и уверенно. Хотя слегка напряжённая улыбка выдаёт окружающим, что и у неё на душе всё обстоит не очень просто.
  - ЮнМи, не спеши, - строгим тоном делает замечание мама. - Ложку проглотишь.
  Остановив на полпути к своему рту ложку с рисом, стараюсь действовать в дальнейшем помедленнее. А то так и, правда, подавиться недолго. Нацепил на лицо маску уверенности, но, кажется, мама с СунОк чувствуют моё внутреннее волнение. Надо собраться и не показывать вида.
  Вчера вернулся уже поздно и почти сразу лёг спать. Поужинал в агентстве с девчонками. Дома успел только пролистать с СунОк буклет риэлтерского агентства отца АЁн и посмотреть по телеку ролик, в котором бойко изображал стрельбу из пистолета. Утром позанимался физкультурой сам и заставил СунОк немного порастягиваться. Нос у неё ещё болит и я над ней не стал издеваться. Не став слушать её причитания о соблюдении бредовых примет о поведении перед экзаменом, спокойно принял душ и помыл голову. Надел школьную форму, а сейчас жую рис, слушаю новости в телевизоре и настраиваюсь. Дикторша на экране монотонно читает текст.
  - Из-за незначительного числа сдающих сунын и большого количества экзаменаторов, результаты будут известны уже к двадцати часам. Напоминаем, что пересдача сунын проводится во всех городах-метрополиях и провинциальных столицах страны. Задействован весь личный состав полиции. Въезд на территорию Сеульского национального университета будет ограничен, но количество автобусов на его внутренних маршрутах будет увеличено вдвое.
  Блин. Неужели из-за какой-то поездки в Штаты, президентша Пак КынХе заварила эту кашу? Какая ей разница, есть у меня корочка об образовании или нет? А какие затраты? Она же ещё будет перед парламентом об этом отчитываться. Впрочем, это уже её проблемы. Хотя, чувствую, что крайним буду назначен я. Кажется, я становлюсь 'любимцем' корейских аджум. Что 'бабуля' МуРан, что Пак КынХе: обе хотят от меня чего-то. Чёрт. Смотрю на лица сестры и мамы и они мне не нравятся. Уж очень заметно на них сильное беспокойство. Кажется, они понимают, что я иду на экзамен только ради них, хотя я ни разу не дал им этого понять.
  - Так всё-таки, что вы решили по поводу квартиры? - решаю я отвлечь внимание родных от самого себя, захватывая ложкой ещё одну порцию риса.
  Мама с СунОк переглядываются.
  - Кажется, ни одна квартира нам не подойдёт, - гнусавит в перебинтованный нос СунОк.
  - Скорее всего, придётся арендовать дом, - кивает мама и пускается в объяснения. - Нам же будут возить продукты, увозить еду. Это будет очень нелегко сделать в многоквартирном доме.
  Да, пожалуй, хлопотно это.
  - Отец АЁн, господин Квон, - продолжает монолог мама, - предложил нам несколько вариантов. Может быть, как освободишься, съездим посмотреть?
  - Сегодня не получится, - подумав, качаю я головой. - Может, завтра?
  - Один дом принадлежит семье АЁн и он нам с мамой особенно понравился, - тоже пускается в объяснения СунОк. - Помнишь, я его показывала тебе вчера на фото в буклете. Он там был последним. От него до ФАН-а всего полчаса езды. Представляешь?
  Да, припоминаю. Неплохой домишко. Два этажа, огромная кухня, лужайка, высокий забор. Там даже Мульче понравится гулять.
  - И сколько?
  - А, ты про деньги? - на глазах грустнеет СунОк.
  - Сорок три миллиона вон в месяц, - отвечает вместо неё мама. - И первоначальный взнос за три месяца. Это стандартный договор. Господин Квон сказал, что предлагает этот вариант нам ради своей дочери. Надеется, что ты позаботишься о ней.
  Сто двадцать девять тысяч долларов. И останется в запасе около семидесяти. Нормально. На жизнь хватит. А если СанХён задержит роялти? Ничего, впереди ещё полно времени. Заработаю.
  - Господин Квон сказал, - не дождавшись от меня ответа, продолжает мама, - что мы можем выкупить его в собственность, когда появятся деньги. Два с половиной миллиона долларов.
  Теряю дар речи от названной суммы. Чёрт. Когда у меня ещё такая появится? Выдавливаю улыбку. Надеюсь, что оптимистичную.
  - Думаю, надо соглашаться, - выдаю бодрым тоном. - Не может же семья Агдан жить в какой-нибудь развалюхе. Только сначала все равно посмотрим на него вживую. Мама? Онни?
  - Мы тоже так думаем, - бросив короткий взгляд на СунОк, отвечает мама.
  Молча едим и смотрим, как на экране телевизора я стреляю прямо в камеру.
  - Я купила вчера специально для тебя 'сеульское молоко', - вспоминает мама и, налив, ставит передо мной стакан, наполненный белым напитком.
  А, точно. Если его выпить, увеличивается возможность поступить в Сеульский университет. Мама ещё не знает, что при успешной сдаче сунын, мне светит возвращение в родной и любимый 'Кирин'. И никуда больше.
  - Спасибо, мама, - благодарю я и, немного отхлебнув, обращаюсь к сестре. - Президент СанХён снова вспоминал о тебе, онни. Просил быстрее выздоравливать.
  - Хватался за ремень? - испуганно отвечает СунОк и осекается, заметив мой предупредительный прищур. Маме лучше не знать, как иногда может злиться СанХён. Причём тогда, на Чёджу, это было совсем не по делу. Я же как лучше хотел. До сих пор, вспоминая, как я там лихачил на скутере и едва не потопил один из катеров, в крови появляется адреналин, начинает учащаться пульс и захватывает дух. А вчера СанХён, действительно, высказал мне своё недовольство СунОк. Дал понять, что разрешал операцию только на 'двойное веко', а она решила изменить ещё и нос. Помогло присутствие ДжонХвана, который сказал, что девушки всё время стремятся быть как можно краше и СунОк в этом можно только поддержать. Я кивал и поддакивал, пока сабоним не велел мне заткнуться. Ну, я потом особо и не отсвечивал. Вчера решил об этом СунОк не говорить, чтобы не расстраивать онни лишний раз. Пусть спокойно выздоравливает и, надеюсь, хорошеет.
  - Президент СанХён может хвататься за ремень? - с удивлением поворачивается к СунОк от плиты наливающая чай мама.
  - Это она образно выразилась, - прихожу сестре на помощь и верчу кистью в воздухе, выписывая ею круги, - фигурально.
  - Держи рот на замке, дочь, - недовольно выговаривает мама сестре. - разве можно такое говорить о господине СанХёне. Он столько сделал для нашей семьи.
  Не выдерживаю и разражаюсь смехом. СунОк и мама с удивлением переводят взгляды на меня.
  - Вчера президент СанХён сказал мне точь-в-точь то же самое, - слегка отдышавшись после приступа смеха, поясняю я. - 'ЮнМи, держи рот на замке на экзамене. Жаль, что его нельзя тебе зашить'.
  Теперь смеются уже и мама с СунОк. Как удачно я всё проделал. Отвлёк и развлёк родных.
  С улыбками поднимаемся и выходим в сопровождении Мульчи к дверям. Начинаю обуваться в начищенные до зеркального блеска чёрные ботинки. Мама заботливо стряхивает несуществующую пылинку с моего пиджака. Выпрямляюсь и поднимаю руку, согнув её в локте.
  - No pasarán!
  Смотрю на удивлённо расширивших глаза СунОк и маму и усмехаюсь.
  - Это по-испански, онни. Они не пройдут.
  - С тобой точно всё в порядке, ЮнМи? - настороженно вопрошает СунОк.
  - Всё отлично! Лучше не бывает. Файтин!
  - Файтин, - нестройно отвечают мама и СунОк.
  Взяв из рук СунОк свой небольшой рюкзак, поворачиваюсь к дверям, нацепляю на лицо улыбку и выхожу. Сегодня на мне нет очков. СанХён приказал открыть глаза и быть во всеоружии. Что ж. Я готов. Съёмочная группа уже перед порогом. Изображаю радость от встречи и здороваюсь, помахивая ладошкой, в направленную на меня камеру.
  - Анньён всем! Я еду на сунын!
  Сжимаю пальцы в кулак, слегка наклоняю голову вперёд и зло прищуриваюсь.
  - Файтин!
  Поздоровавшись с ЧхольСуком, сажусь в минивэн. Удачи мне.
  В прихожей покинутого ЮнМи дома с напряжением смотрят друг на друга мама и СунОк.
  - Мама, тебе не кажется, что она сегодня какая-то странная?
  - Надеюсь, я не зря вчера ходила помолиться.
  - Не волнуйся, мама. Лучше пойдём ещё раз посмотрим, как она танцует.
  - Идём, дочка.
  
  Въезд на территорию основного кампуса Сеульского национального университета. Спустя пятнадцать минут.
  
  
  Как всегда плотный транспортный поток, идущий в сторону большой долины, в которой находится знаменитый Сеульский национальный университет, сегодня вынужден разворачиваться в обратную сторону сразу за треугольной металлической аркой на конечной автобусной остановке, неподалёку от которой выстроено оцепление из полицейских машин, которое в обычное время отсутствует.
  Очередной изгиб судьбы привёл сегодня ЮнМи в один из трёх лучших и престижнейших ВУЗов Кореи, начальные буквы названий которых составляют аббревиатуру SKY (Seoul National University, Korea University, Yonsei University). Любой молодой кореец, поступивший в один из университетов 'Неба' (SKY), может не волноваться за свою дальнейшую судьбу. Ведь по окончании всех выпускников будет ждать работа в самых известных корейских компаниях, а девушки, с наличием элитного диплома, смогут выйти замуж за достойного человека. Но всё-таки вершиной пирамиды 'звёздных' корейских ВУЗов является Сеульский национальный университет (SNU), входящий в десятку лучших во всей Азии и чьи студенты нарасхват ещё до завершения своей учёбы. Многие из самых влиятельных политиков, юристов, врачей, инженеров, журналистов, профессоров и государственных служащих Южной Кореи закончили его. Именно в главном кампусе SNU, представляющем собой настоящий небольшой город из двухсот зданий на четыре тысячи постоянных обитателей и расположившемся в родном для ЮнМи районе Кваннак, сегодня проводится пересдача сунын для жителей Сеула.
  К очереди автомобилей, проходящих проверку, пристраиваются два минивэна, в одном из которых сидит ЮнМи, а в другом съёмочная группа.
  Сижу, смотрю в окно. Пробрались через пробки, забирая всё выше в гору и, вроде, приехали. Что-то многовато народа вдоль дороги. Где-то здесь меня должна ждать ЁнЭ.
  - Молодая госпожа, - оборачивается ко мне ЧхольСук, - придётся выйти и дальше идти пешком.
  Киваю и, дождавшись, когда ЧхольСук, выйдя из машины, откроет дверь, выпрыгиваю.
  - Агдан! - оглушает меня вопль толпы с обочины.
  - Быстрее вперёд, молодая госпожа, - подталкивает меня в рюкзак на спине ЧхольСук.
  Едва успев махнуть приветственно рукой в сторону народа с плакатами, быстро перебираю ногами к полицейским, проверяющим документы. Вижу ЁнЭ. И не только.
  - Сабоним?! Господин полковник?! - от неожиданности забываю поздороваться, но сразу исправляюсь с поклоном. - Анньён хассэйё!
  Зачем они здесь? СанХён в костюме, а полковник в повседневной форме. И оба радостно, но ненатурально улыбаются. Напутствие дать пришли? Так я уже столько их выслушал в последние дни. Неужели и полковник сейчас будет выносить мне мозг?
  - Как чувствуешь себя, ЮнМи-ян? - здоровается Хон СонМин.
  - Отлично, господин полковник, - бодро отзываюсь я. - Но вскрытие покажет!
  Встречаемся взглядами с ЁнЭ и я ловлю в её глазах смешинки. Она уже знает мой юмор. Зато у СанХёна и Хон СонМина лёгкий ступор. Хотя полковник приходит в себя почти сразу.
  - Отличный ответ, ЮнМи-ян! - смеётся он. - Теперь вижу, что ты готова к сунын. Именно так должен отвечать морской пехотинец.
  - Быстро и по существу, господин полковник? - любопытствую я.
  - Нахалка! - качает головой СанХён.
  - Ну, что вы, господин СанХён, - улыбается Хон СонМин. - Отличный вопрос, содержащий утверждение, с которым невозможно спорить. Мы проводим тебя, ЮнМи-ян, - полковник разворачивается и устремляется к полицейскому заслону. СанХён рядом. Иду за ними, а мне в кильватер пристраиваются ЁнЭ с ЧхольСуком. Ещё дальше - киношники, тоже вылезшие из машины.
  Показываем временные пропуска на кордоне. Полицейские отдают честь Хон СонМину. По пешеходной дорожке, плавно ведущей в лёгкую горку, начинаем подниматься в кампус.
  Нам в спины бьёт ритмичный грохот из фанатских барабанов и хоровых возгласов под него:
  - Агдан! Агдан! Удачи, Агдан!
  Сразу встречаем несколько съёмочных групп с телевидения. Но они только снимают, не отвлекая меня вопросами.
  Вместе с группами молодых людей, сопровождаемых родственниками и постоянно оборачивающихся в мою сторону, движемся, разглядывая окружающую природу. Рядом, по дороге, мелькают зелёные автобусы университета, а мы подходим к развилке, почти полностью затенённой со всех сторон деревьями. Народ переходит дорогу и идёт куда-то налево. СанХён слегка запыхался. Да, тяжело ему лечиться. А ведь как классно здесь. Небо голубое. Солнышко жёлтое. Горы зелёные. Совсем невысоко над нами плывут небольшие белоснежные лоскуты облаков. Птички поют. Зданий университета почти не видно из-за растительности. Рядом с нами останавливаются три машины: мой минивэн, чёрный 'Mercedes AMG 63 S' СанХёна и незнакомый мне серо-стальной KIA 'Quoris'. KIA, наверное, от Ассоциации ветеранов. Скорее всего, проехали полицейский кордон. Хм. А я ведь назвал минивэн своим. Нельзя привыкать к этому. Это не моя машина. Это машина доброй 'хальмони' МуРан. Полковник останавливается и оборачивается ко мне.
  - Отойдем в сторону, ЮнМи-ян.
  Кажется, всё-таки мне предстоит очередная накачка. Втроём с присоединившимся к нам СанХёном отходим чуть вперёд.
  - Кто знает в подробностях твой разговор с Президентом Пак КынХе, ЮнМи-ян? - задаёт вопрос Хон СонМин. СанХён взглядом присоединяется к нему.
  Пожимаю плечами.
  - Президент СанХён, господин ДжонХван и вы, господин полковник. Больше никто. Даже мама с сестрой.
  - Каким было твоё первое решение после разговора с Президентом? - решает уточнить полковник. - Постой. Разреши угадать.
  Смотрю вопросительно и киваю. Интересно.
  - Скорее всего, исходя из твоего психологического портрета, - продолжает Хон СонМин и кивает, - Да-да, не удивляйся. Естественно, он у нас есть. Разумеется, так же, как и у Президента Пак КынХе...
  - Но-о-о... - пытаюсь спросить я.
  - Так вот, - не слушая меня, продолжает полковник, - Скорее всего, твоё первое решением было следующим. Ты, выполняя 'просьбу' Президента, пришла бы на сунын, села, заполнила бланк с именем и сложила руки на столе, так ничего и написав. В результате получился бы самый низкий балл за всю историю сдачи сунын. Я угадал, ЮнМи-ян?
  Чувствую, как кровь отходит от моего лица. Чёрт. И что же ответить?
  - Упрямая девчонка, - ворчит СанХён.
  - Но, поскольку ты обладаешь великолепным аналитическим мышлением, успокоившись и подумав, ты приняла другое решение, - прочитав что-то на моём лице, усмехается Хон СонМин. - Ты решила сдать его не хуже, чем на предварительном тесте. Ведь Президент Пак КынХе во многом права. Основная твоя задача была выполнена. Ты, действительно, помогла многим из выпускников осознать, что суныном жизнь не заканчивается, а неудачная его сдача не стоит лишения себя жизни. Так, ЮнМи-ян? Я прав?
  Киваю, сжав губы. Неужели меня и мои поступки так легко просчитать? И ещё мне очень не нравятся эти досье, составленные где-то в каких-то кабинетах. А ведь о них можно было догадаться. В голове мелькают какие-то кадры с подземными казематами и бродящими по ним людьми в белых халатах с папками в руках.
  - Если ты не сдашь сегодня сунын, - добавляет СанХён, - то все твои усилия будут напрасны. Теперь никто не поверит, что ты сбежала в первый раз, чтобы спасти школьников от самоубийств. Все будут думать, что ты просто испугалась сдавать сунын.
  - Я знаю, сабоним, - собравшись с силами, отвечаю я. - Мы говорили об этом вчера с вами и дядей Хваном. Но я не выполнила вторую цель. Я не доказала, что без диплома можно быть успешным и богатым. У меня нет денег, господин полковник.
  Хон СонМин и СанХён, удивлённо переглянувшись, начинают благодушно смеяться.
  - Твои песни известны во всём мире, а многие за всю жизнь столько не заработают, сколько у тебя уже есть, ЮнМи, - снисходительно объясняет СанХён, наклонив ко мне доверительно голову. - Или ты опять всё спустила, транжирка? Тебе же пришли деньги за 'KORG'!
  - Пришли, сабоним, - соглашаюсь я с трагическим видом. - Но скоро их не будет. Так сложились обстоятельства, сабоним, - невесело развожу руками. - Придется арендовать дом, а кафе вернуть родственникам. У них трудные времена, сабоним. Придётся помочь.
  - Я спрошу у ДжеМин-сси, так ли это на самом деле? - слегка успокаивается СанХён.
  - И моя мечта о доме на Чёджу всё дальше и дальше, - я почти плачу. Но слезу выдавить не удаётся, как ни стараюсь.
  СанХён краснеет от злости, а Хон СонМин уже в голос смеётся.
  - Хватит корчить из себя клоуна, ЮнМи! - рычит президент.
  Что у него за привычка обзывать меня клоуном и орать. Ведь это же применение мною навыка 'актёрское мастерство'. Хотя, наверное, стоит развивать его более усиленно. Тренироваться и тренироваться. Снова приведя лицо в обычное состояние, флегматично отвечаю.
  - Сабоним, нас могут услышать журналисты, - машу рукой в сторону дороги. - А вам нельзя волноваться.
  - Дом на Чёджу появится, если хорошо выступишь в Америке, - поправляет свой чуть сбившийся в сторону галстук СанХён, тяжело дыша. - А теперь, главное для тебя - сдать сунын.
  - Я сдам, сабоним, - обещаю я.
  - Надеюсь, - снова ворчит тот.
  - Морская пехота в любом случае с тобой, ЮнМи-ян, - вступает в разговор посерьёзневший Хон СонМин. - Но мне хочется пожелать тебе получить самый высокий балл, на который ты способна.
  - Я постараюсь, господин полковник.
  - Отлично, можно возвращаться.
  - Господин полковник, мне надо с вами поговорить, - останавливаю я возгласом уже повернувшегося ко мне спиной Хон СонМина. - Наедине.
  - Мы с господином СанХёном встретим тебя после сунына, - кивает тот в ответ. - Тогда и поговорим.
  - Спасибо, господин полковник.
  Возвращаемся к машинам.
  Смотрю на СанХёна и полковника. Вскидываю кулак к плечу.
  -Venceremos!
  На недомевающие лица окружающих перевожу.
  - 'Мы победим' по-испански!
  - Мы победим! - одобрительно соглашается Хон СонМин.
  - Мы победим! - подхватывают ЁнЭ и ЧхольСук.
  СанХён качает головой.
  - Иди, наконец, ЮнМи.
  Оглядываю ЁнЭ и ЧхольСука и с ними перехожу дорогу.
  
  Оставшиеся у автомобилей СанХён и полковник Хон СонМин, проводив взглядами ЮнМи, смотрят друг на друга.
  - Она вызывает у меня беспокойство, - вытирает платком проступивший на лбу пот СанХён. - Думаю, что это последствия сдачи ею теста по испанскому языку.
  - А я уверен в ней, - со спокойным видом возражает полковник. - Сверим часы, господин СанХён? На моих - семь часов, сорок пять минут.
  - Хорошо, господин полковник, - отвечает СанХён, бросив быстрый взгляд на наручные часы. - Предлагаю продолжить наш разговор в моём кабинете.
  - Согласен, - кивает Хон СонМин, - там будет удобнее, чем у меня.
  - Господин полковник, не могли бы вы во время поездки подумать о моей просьбе?
  - Какой именно, господин СанХён?
  - Для съёмок нового клипа 'Короны' нужен танк.
  - Танк? - удивлённо вскидывает брови Хон СонМин. - А-а, я понял, вы снимаете тот клип, где ЮнМи стреляет из пистолета. Я видел его утром. Это что-то про армию - патриотическое?
  - Я вам всё объясню в кабинете, господин полковник.
  - Хорошо. Но думаю, что у меня есть возможность помочь вам.
  Рассевшись по своим автомобилям, два президента держат путь к выходу.
  
  Втроём с ЁнЭ и ЧхольСуком продолжаем путь. Минивэн едет чуть позади. Что-то становится жарковато.
  - Онни, - обращаюсь я к ЁнЭ. - А сколько нам ещё идти? Может, проедемся на машине?
  - Судя по карте, - крутит та в руках ярко разрисованную схему кампуса, - ещё минут пять ходьбы. А, вот, смотри, ЮнМи, - показывает кивком ЁнЭ направление, - это стадион, а сразу за ним Колледж делового администрирования. Видишь - коричневое здание? Нам туда. А другая часть сдающих пойдёт в соседний Колледж - социальных наук. Во время учёбы здесь не протолкнуться.
  Да, вижу стадион. И почти весь кампус вижу. Вытянулся вдоль долины. Здания все невысокие. В разном стиле. Почти все современные. А симпатично всё же здесь. Может быть, действительно, сюда попроситься учиться? Подальше от 'Кирин'. И от директора СокГю с ЧжуБоном.
  - Идём, онни.
  А что это там летает и стрекочет над стадионом?
  - Это полицейский квадрокоптер, молодая госпожа, - слышу голос ЧхольСука сзади. - Они сейчас постоянно применяют их во время таких операций, как сегодняшняя.
  Киваю с понятливым видом. Ясно. Охраняют общественный порядок. Работают люди.
  
  
  
  Дом мамы ЮнМи. Маленькая кухня. Чуть позже.
  СунОк и госпожа ДжеМин с тревогой следят, как на экране телевизора, ЮнМи в своём коричневом пиджаке и серой в красную клеточку юбке прощается с ЁнЭ и ЧхольСуком и заходит в раскрытые нараспашку стеклянные двери какого-то университетского здания.
  Мать и дочь переглядываются.
  - Может быть, займёмся обедом для агентства, мама? - вносит предложение СунОк. - Я могу помочь.
  - Да, нам лучше отвлечься, - встаёт из-за стола ДжеМин-сси. - СунОк, возьми список пожеланий девочек из группы. Им сейчас надо хорошо кушать. Особенно - БоРам. Она такая худенькая.
  
  Сеульский национальный университет. Колледж делового администрирования (College of Business Administration) Одна из аудиторий на втором этаже. 8 часов 10 минут.
  Сижу в аудитории. Слушаю вместе со школьниками мужика крайне интеллигентного вида лет сорока, который объясняет нам правила проведения экзамена. Рядом с ним молодая женщина, которой предположительно лет тридцать-тридцать пять. Это наши экзаменаторы. Сейчас у нас - корейский язык. Сначала - литература, а потом чтение и грамматика. Мне уже скучно. Оставил снаружи ЁнЭ и ЧхольСука, зарегистрировался в холле, получил направление с номером аудитории и вот я здесь. Мучаюсь. Почти всё здесь очень светлое. Белые стены и потолок. Светло-салатовые парты, рассчтанные на одного человека. Светло-жёлтый пол. Даже огромная электронная интерактивная доска светло-серого цвета. Включаю периферийное зрение. На вид парней и девчонок примерно поровну. Человек тридцать. Все не отводят глаз от экзаменатора. Почти все в школьной форме разных расцветок. Кажется, моя - одна из самых консервативных. Так, не о том думаю. Надо собраться, Серёга. Нельзя отвлекаться. Быстро прокручиваю в голове весь список корейских страданий, отраженных в их литературе. Вскрывают конверты. Понеслась.
  
  Там же. 10 часов 30 минут.
  У меня математика. Смотрю первый пример.
  Решить уравнение: 3^(х-5) = 1/27.
  Какой примитив. Быстро решаю.
   3^(x-5) = 3^(-3)
  х-5 = -3
  х = 2
  Сразу вношу ответ в выделенную строчку: 2
  Та-ак. А следующее задание выглядит поинтереснее...
  
  Коридор в Колледже делового администрирования. 12 часов 15 минут.
  ЮнМи, в окружении десятка самых смелых представителей женского пола из числа сдающих экзамен, с маминым бенто в одной руке и палочками для еды в другой, рассказывает о своей диете без специй. Изредка она торжественно поднимает руку с палочками вверх, в чём-то убеждая собравшихся, в ответ на что слышится протяжное и восхищённое девичье:
  - О-о-о!
  После чего девушки продолжают жевать принесённые с собой наперченные до предела блюда корейской кухни, так способствующие интенсивной умственной деятельности. Ведь впереди предстоит самая сложная часть сунын - английский язык.
  - Что стушевались, парни! - ЮнМи подходит быстрым шагом к стоящей неподалёку группе молодых людей, до этого внимательно прислушивающихся к её громким кулинарным рассуждениям, но молчащим. Прекратив жевать, все, широко распахнув глаза, смотрят на стоящую прямо перед ними Агдан и шумно проглатывают куски пищи во рту.
  - Английский - один из самых лёгких языков в мире! - бодрым голосом выдаёт довольно спорное утверждение ЮнМи и добавляет. - Так что сдадим! А, парни?!
  Молодые люди одновременно кивают головами, напоминая собой послушных деревянных болванчиков.
  
  Колледж делового администрирования. Одна из аудиторий на втором этаже. 13 часов 10 минут.
  ЮнМи, надев на себя наушники, готовится к первой части экзамена по английскому языку - аудированию. Прочитав задание и прослушав запись, она заносит ответ в таблицу на экзаменационном бланке.
  
  Там же. 15 часов 30 минут.
  Близится к окончанию последняя часть сунын: четвёртый обязательный для всех экзамен - история Кореи. Все сдающие выглядят сильно уставшими. Единственным исключением в аудитории является ЮнМи, с живым и нетерпеливым видом поглядывающая на наручные часы.
  Всё написал. Всё вспомнил. Все даты. Ни одной битвы и ни одного императора не забыл. Талант и знания не пропьёшь. Даже если стараться. Но устал от физического бездействия. Отсидел зад. Хочется движухи. И мороженого. И пива. Видел тут прямо на углу колледжа студенческую столовую с минимаркетом. Наверняка там есть мороженое, которое я просил купить ЁнЭ.
  
  Выход из Колледжа делового администрирования. 16 часов.
  В первых рядах покидающих здание мелькает довольное лицо ЮнМи. Завидев встречающих её СанХёна, полковника ХонСонМина и ЁнЭ с ЧхольСуком она первым делом бросается к своему менеджеру.
  - ЁнЭ! Где моё мороженое?!
  
  Дом мамы ЮнМи. Спустя час.
  Из подъехавшего первым минивэна 'Hyundai' выпрыгивает ЮнМи и бросается в объятия мамы, вместе с Мульчей встречающей её на пороге. Из второго минивэна, мешая друг другу, пытаются вылезти члены съёмочной бригады 'FAN Entertainment'. Невзирая на все, связанные с этим неудобства, они успевают запечатлеть на камеры встречу госпожи ДжеМин и её дочери.
  Обнимаю маму и вижу в глубине коридора прячущуюся от камер СунОк. На ней даже медицинская маска на всё лицо.
  - Я сдала, мама, - успокаивающе шепчу маме и мягко расцепляю её руки на своей шее, смотря ей в глаза. - Мы ненадолго. Только переоденусь и поужинаю с ЁнЭ. Все ждут в агентстве. И президент, и дядя Хван, и 'Корона'.
  - Заходите.
  Вхожу в коридор и пытаюсь удержаться под весом в очередной раз запрыгнувшей на меня СунОк.
  - ЮнМи-и-и!
  - Тише СунОк, тебе нельзя кричать, - пытается остановить ДжеМин-сси свою старшую дочь. - А ЮнМи надо отдохнуть.
  
  
  Танцевальный зал группы 'Корона'. 20 часов.
  ЮнМи, полчаса назад освободившаяся от репетиции с группой ДжонХвана и переодевшаяся в спортивные брюки и футболку, показывает танцевальные па для песни '4DU'. Хореограф группы, сами участницы 'Короны' и присоединившиеся к ним трейни агентства пытаются их повторить. ЁнЭ, сидящая на стуле у входа, листает экран смартфона и что-то увидев, звонит по нему. Тихо поговорив и кивнув, она встаёт и подходит к ЮнМи, протягивая ей смартфон. Но первой его выхватывает ДжиХён и громко читает вслух.
  - Срочные новости! Новый рекорд Сунын! Выпускница школы 'Кирин' Пак ЮнМи набрала четыреста баллов из четырёхсот возможных! ЮнМи-сонбе - самая умная!
  Отодвинув в сторону ЁнЭ и хореографа девушки 'Короны' бросаются на ЮнМи с новым боевым кличем.
  - ЮнМи-сонбе!
  В дверях появляется СанХён в сопровождении КиХо. Со сдержанной улыбкой с минуту понаблюдав кучу-малу, окружившую рекордсменку, он хлопает в ладоши, привлекая к себе внимание.
  - Устроим празднование позже. А пока - за работу! Время - деньги!
  Медленно, постепенно, но в зал возвращается прежняя рабочая обстановка.
  
  Дом мамы ЮнМи. Маленькая кухня.В это же время.
  Госпожа ДжеМин и СунОк смотрят друг на друга, переваривая услышанную новость. Одновременно с этим, на экране телевизора, ЮнМи, закрыв от удовольствия глаза, поедает огромный розовый конус мороженого в вафельном рожке.
  - Нам, наверно, нужен соджу, мама? - слегка растерянно спрашивает СунОк.
  ДжеМин-сси кивает.
  - Я сейчас всё достану. Сиди, мама.
  
  Загородное имение семьи Ким. Кабинет МуРан. В это же время.
  Госпожа МуРан, сложив руки на стол перед собой, смотрит, как в новостях даёт интервью директор школы 'Кирин' господин СокГю.
  - У нас в школе, - говорит он, - Собран великолепный педагогический коллектив и поэтому наши выпускники всегда среди лучших...
  Хмуро и задумчиво кивнув себе, МуРан изрекает.
  - Какая всё-таки, умная девочка. Тяжело ей придётся в жизни. Но позвоню-ка я всем знакомым.
  ИнХе, сидя рядом с ней, беспомощно хватает воздух, по-рыбьи открывая и закрывая рот.
  
  Кабинет ЮЧжин в доме ее семьи. В это же время.
  На стене, рядом с фото, запечатлевшим выход из кафе 'La regina', появилась круглая мишень для дартс, на которой, по периметру, канцелярским кнопками закреплено вырезанное из журнальной обложки изображение улыбающейся ЮнМи с одного из концертов.
  ЮЧжин, пытаясь бросить в мишень металлическую стрелу, ломает ноготь и, разглядывая его, яростно шипит.
  - Как же я тебя ненавижу, маленькая дрянь!
  Между тем, на экране телевизора диктор рассказывает о новом рекорде сунын, а ЮнМи, стоя на пороге своего дома, сверкает в камеру прищуренными синими глазами.
  - Файтин!
  
  Глава 11.
  Форум поклонников группы 'Корона'. 22 часа.
  (+95473;-110) Агдан - гений!
  (+96012;-97) А ведь были сомневающиеся. И даже на нашем форуме.
  (+34731;-55792) Я всегда говорила, что их надо сразу банить.
  (+87304;-3512) У нас в стране свобода слова.
  (+12345;-64927) Наш адми слишком добрый. Надо поменять его. Тогда бы не было здесь постоянного срача.
  Удалено модератором.
  (+93426;-124) О чём вы спорите в такой момент. Выкладываю свои фото. Я их сделала, когда ЮнМи выходила из своей машины перед въездом в университет.
  (+94028;-117) Я её сначала даже не узнала, хотя была совсем близко от неё. Она была вся такая правильная, в школьной форме 'Кирин'.
  (+72310;-19017) Агдан! Я люблю тебя!
  (+32164;-24735) Этого идиота давно надо забанить. Только мешает обсуждениям своими криками. Мы тут все любим Агдан, но не орём об этом по десять раз в день.
  (+39342;-22516) Парни никогда не думают головой.
  (+43626;-21373) Как раз ей они и думают. Хе-хе.
  Удалено модератором.
  Удалено модератором.
  (+90614;-93) Как вы думаете, будет теперь ЮнМи поступать куда-нибудь? Ведь теперь ей открыты дороги в любой университет из 'SKY'.
  (+96217;-85) Я абсолютно уверена, что она подаст документы в Сеульский национальный университет. Ведь он уже стал для неё счастливым.
  (+73960;-3427) Я долго думал, какую фотку Агдан повесить на стене над своей кроватью и наконец-то я сделал это. Я выбрал сегодняшнюю, где она ест мороженое после сунын.
  (+39253;-21834) Я же говорила. Все парни - идиоты и неадекваты. Адми, этого дурака тоже надо забанить.
  (+22061;-39146) Не знаю, что ты там себе навоображала. Скорее всего, это ты, как и все девчонки - извращенка. Адми, забань её за разжигание.
  Удалено модератором.
  (+93829;-118) Успокоились? Объявляю голосование. Куда поступит Агдан? 1. Сеульский национальный университет. 2. Университет Корё. 3 Университет Ёнсе.
  (+76216;-254) Предлагаю добавить пункт 4. Школа искусств Кирин.
  (+77261;-226) Принято.
  (+73249;-195) А по-моему, Кирин - уже пройденный этап для ЮнМи.
  (+92317;-42) Моя подруга сегодня была в одной группе с ЮнМи, когда сдавала сунын. У неё был аппендицит и она не смогла сдать его вовремя. Говорит, что у всей группы результат выше среднего по стране. Агдан их подбадривала во время обеда. Вот адрес её страницы. Там много их фото с Агдан после сунын. Все едят мороженое. Хе-хе. Можно задать ей вопросы про сунын с ЮнМи.
  (+94383;-57) Как же ей повезло.
  (+92465;-98) Кто знает, куда пропала СунОк?
  (+92507;-84) Действительно. Где она? Надо спросить об этом у менеджера ЁнЭ на страничке Агдан.
  (+96346;-91) Принимаю варианты, как мы будем поздравлять ЮнМи.
  (+97612;-57) Агдан - гений!
  (+37243;-29816) И ты тоже всем тут надоел. Забанить его, как тролля.
  (+23825;-38654) Девчонки совсем распоясались. Не дают нам даже слова сказать. Адми, прояви солидарность. К ногтю их.
  Удалено модератором.
  (+99065;-42) Пока вы здесь спорите, на сайте Министерства образования появилась скан-копия письменных результатов рекордного сунын Пак ЮнМи. Наверное, вывесили специально для сомневающихся.
  (+97524;-112) Агдан - гений!
  (+36291;-29143) Зато ты идиот. Модератор, пусть он замолчит хотя бы на сутки.
  Удалено модератором.
  
  Резиденция Президента Республики Корея. Голубой дом (Blue House). Рабочий кабинет. Двумя сутками ранее.
  
  Президент Пак КынХе, ознакомившись с бумагами, лежащими на её овальном столе, поднимает голову и обводит взглядом сидящих по бокам от неё министров - обороны, образования и культуры.
  - Отлично, - спокойным тоном произносит она. - Решение найдено. Теперь главное, чтобы она сдала сунын не хуже, чем на предварительном тесте и получила диплом о среднем образовании. Впрочем, в этом ни у кого из нас нет сомнений. Верно, господа? - дождавшись согласных кивков, Пак КынХе продолжает речь. - От министерства образования требуется обеспечить своевременную проверку результатов и их опубликование. Как отнеслись к полученному заданию генерал Им ЧхеМу и полковник Хон СонМин? - обращается она к министру обороны.
  - Постараются сделать всё возможное, - отчитывается гражданский министр обороны, как и все, одетый в костюм-двойку с галстуком. - Начальник Центра подготовки предупреждён. Будет выделен самый опытный офицер-инструктор. Послезавтра, в день сдачи сунын, мы планируем вызвать её жениха. Отказа мы не ожидаем, тем более, что впоследствии он получит два дня увольнения для встречи с семьёй. Полковник Хон СонМин пообещал, что вместе с господином Ли СанХён приложит все усилия для моральной подготовки Агдан к успешной сдаче ею сунын, а потом лично доставит в Центр.
  - Что ответил на наше предложение СанХён? - обращается Пак КынХе к министру культуры.
  - Естественно, согласился, но попросил всё уложить в два дня и, главное, вернуть Агдан в целости и сохранности. Иначе возникают проблемы с камбэком и гастролями в Америке, а от Агдан сейчас зависит почти вся подготовка 'Короны'. Генерал Им ЧхеМу заявил, что опытные офицеры Центра сделают всё необходимое для её безопасности при предельной приближенности обстановки к реальной боевой учёбе и уже готовят сценарий, по которому съёмками будет заниматься группа от Корпуса морской пехоты. Также для неё будут готовить специальные блюда, исключающие возможность аллергической реакции.
  Пак КынХе встаёт и с задумчивым видом начинает прохаживаться взад-вперёд за своим креслом. Наконец она останавливается перед столом и, чуть наклонившись над ним и оперевшись руками на столешницу, в очередной раз обводит взглядом подчинённых.
  - Хорошо, - сухо говорит она. - На этом и остановимся. Задача ясна и все роли распределены. Продолжайте, господа. Вы свободны.
  Подчинённые встают и, с поклонами попрощавшись, выходят из кабинета Главы государства, оставив её в одиночестве.
  
  Танцевальный зал группы 'Корона'. 22 часа.
  Хотя прошло два часа с момента объявления о новом рекорде сунын, это никак не влияет на работу группы. Трейни покинули зал, но все участницы 'Короны' терпеливо продолжают раз за разом отрабатывать новую хореографию '4DU'. Уже идут групповые номера в надежде на обретение хоть какой-то синхронности движений. ЮнМи с хореографом, стоя, обсуждают перестроения группы, что-то вырисовывая в бумажном блокноте. ЁнЭ, сидевшая на стуле около выхода, убирает планшет в сумочку, встаёт со стула и, в попытке размяться, сводит в замок пальцы рук, поднимает их вверх и выгибает грудь вперёд. ЮнМи, заметив это, беззлобно усмехается.
  - ЁнЭ-онни, может быть тебе стоит переодеться и присоединиться к нам?!
  - Нет, ЮнМи, - с улыбкой опустив руки, отклоняет предложение менеджер. - Должен же кто-то вести твою страницу в Сети вместо тебя.
  ЮнМи, оторвавшись от разговора с хореографом и с извинением его оставив, быстро делает несколько шагов и встаёт перед ЁнЭ.
  - Онни, а по утрам ты продолжаешь бегать? Как бы тебе не потерять форму, набранную в отпуске.
  - Не у всех столько энергии, как у тебя, ЮнМи. - улыбка менеджера приобретает невесёлый характер. - Ты предлагаешь мне перестать спать?
  ЮнМи, чуть нахмурив брови и, на секунду задумавшись, качает головой.
  - Нет. Но ты нужна мне здоровой и бодрой, онни. И я знаю, что нужно сделать. Я куплю тебе такую же беговую дорожку, которую подарила СунОк на день Рождения. Отлично я придумала? А, онни? - ЮнМи заглядывает в глаза девушке. - А сейчас ты позвонишь СунОк и попросишь сбросить ту программу, которую я для неё составила. Она лёгкая и не будет занимать много времени по утрам. Зато ты всегда будешь в форме.
  - Я не могу это принять, ЮнМи. Какой у тебя есть повод для таких подарков?
  - Считай это премией от меня, онни, которую ты давно заслужила, постоянно находясь рядом и помогая, - ЮнМи осторожно, но твёрдо кладёт ЁнЭ руки на плечи и, напустив в голос нарочитой строгости, произносит. - И отказа я не приму. Только ты должна пообещать мне постоянно заниматься этими тренировками и не бросать их на полпути.
  Тяжело вздохнув, менеджер согласно кивает головой, а ЮнМи победно улыбается в ответ.
  Двери в зал неожиданно распахиваются и все присутствующие оборачиваются посмотреть на человека, посмевшего помешать группе в момент проведения ответственной репетиции.
  Входит президент СанХён, бросает исподлобья быстрый хмурый взгляд вокруг и через плечо говорит кому-то пока невидимому в коридор.
  - Проходите, господа. Она здесь.
  ЮнМи сначала выразительно поднимает вверх брови в знак удивления, но почти сразу же кисло морщится от узнавания. Ведь среди гостей, вошедших в танцзал, скорее всего, находится очень знакомый для неё человек. Позади самого СанХёна, полковника Хон СонМин, менеджера Кима и незнакомого коротко постриженного человека средних лет в темно-сером костюме с чёрным кейсом в руке и явно армейской выправкой, стоит её 'жених' ЧжуВон, с крайне невозмутимым выражением лица и с необъятным армейским баулом, вскинутым за лямки на его спину. В руках же 'жених' с явным трудом удерживает милейшего плюшевого коричневого медвежонка едва ли не с него ростом, наряженного в цифровой армейский камуфляж на брюхе, а на голове лихо запрокидывающуюся набок морпеховскую кепку-восьмиуголку.
  - Госпожа Пак ЮнМи? - сразу же находит взглядом искомую человек с кейсом и делает несколько шагов навстречу ей. - Я - курьер Канцелярии Президента Республики Корея и это - для вас, - с этими словами человек 'в сером', сначала предварительно внимательно её оглядев, вручает ЮнМи пакет, состоящий из нескольких плотно связанных вместе конвертов. - Прошу вас ознакомиться и расписаться.
  Бросившаяся на помощь оцепеневшей ЮнМи ЁнЭ быстро вскрывает верхнее письмо и зачитывает его вслух:
  - Указ Президента о мобилизации!
  Стою. Леденею. Ничего не понимаю. Машинально расписываюсь в бумажках, подсовываемых ЁнЭ. Какого чёрта? Что происходит?
  - Присвоено звание - Чжунви*.
  Кажется, мои волосы встают дыбом.
  - Приказано немедленно прибыть в Центр подготовки личного состава Корпуса морской пехоты!
  Чувствую, как закипаю от злости. Хон СонМин, быстро выйдя из-за спины 'серого' курьера, не отрывающего взгляда от моего лица, вполголоса начинает объяснять политику партии.
  - Пойми, ЮнМи-ян, это - единственный выход для присвоения тебе звания.
  - Но я же несовершеннолетняя, господин полковник, - пытаюсь воззвать к разуму единственного военного, которому доверяю. - Неужели в стране не осталось парней, готовых защитить слабых женщин?
  - Это всего лишь на два дня, ЮнМи-ян, - продолжает успокаивать меня Хон СонМин. - И это - всего лишь необходимая формальность. Лучше возьми у своего жениха подарок от его роты. Посмотри - какой великолепный медведь!
  Хочется сделать кому-то что-то плохое. Например - оторвать что-нибудь.
  - Господин полковник, а я смогу прыгнуть с парашютом?
  - Конечно, ЮнМи-ян, - довольно улыбается Хон СонМин, - для этого тебе и выделен помощник. Твой жених. Он даже собрал все необходимые вещи, которые могут понадобиться в эти два дня.
  - Господин полковник, а ведь мне сейчас лучше было бы постричься? Длинные волосы наверняка будут мешать, - трясу обросшей головой. - Берет не налезет.
  Держу каменный фейс и наблюдаю, как полковник и СанХён обмениваются телепатическими взглядами.
  - Разумеется, ЮнМи-ян, - отвечает за двоих Хон СонМин, - Уверен, что господин СанХён даст на это разрешение.
  Хе-хе. Как замечательно.
  - Всей группе немедленно умываться и переодеваться, - с кривой улыбкой распоряжается СанХён - Стилисты уже ждут. А тебя там заодно и подстригут, ЮнМи. Менеджер Ким, возьмите пока этого медведя у господина ЧжуВона.
  
  Музей агентства 'FAN Entertainment'. Спустя час.
  'Корона', наряженная в парадную форму разных родов войск, с которой выступала на Дне Освобождения, стоит перед стеной, на которой закреплены символы её успеха - 'фанерный' щит синтезатора, пластиковое копьё и бейсбольная бита. В центре, в полевой форме Корпуса морской пехоты, находятся Агдан, полковник Хон СонМин, ЧжуВон и в строгом деловом костюме президент СанХён. В руках у ЮнМи - плюшевый медведь, тоже в форме морпеха. Через несколько минут он должен будет занять своё постоянное место в изменившейся экспозиции музея. Вокруг суетятся члены съёмочной группы. Скоро на сайте агентства и над входом в его здание появится эпическое фотополотно под названием: 'FAN Entertainment' провожает своего мембера в армию'.
  Помылся, переоделся, подстригся, поговорил по телефону с мамой и сестрой и сейчас спокоен. Полковник ещё раньше успел всё рассказать моим домашним, которые, судя по их голосам, уже начали отмечать четырёхсотбальный сунын. Представляю, как там прыгает СунОк. И мама не плачет. Все счастливы. Одному мне нерадостно. Хотя Хон СонМин сказал, что ничего страшного в Центре подготовки меня не ждёт, почему-то тревожно на душе. Беспокойно. Хотя объективных причин не видно. Разве что чуть неудобно в новых высоких армейских ботинках. Жаль, что полковник не разрешил взять мои испытанные на Халласане. И часики золотые пришлось отдать ЁнЭ на хранение. Ну, зато бельишко нижнее своё. В трёх экземплярах. И купальник закрытый тоже в бауле. А как я в армии теперь буду без ЁнЭ? А как она тут без меня?
  - Тебе надо будет всего лишь подтянуть свою строевую подготовку, показать физическую форму и моральную выдержку, немного пострелять, - объяснил мне по пути в гримёрки Хон СонМин. - То есть, всё то, чем должен обладать почётный член Ассоциации ветеранов морской пехоты. После этой учёбы никто уже не сможет взглянуть на тебя со снисходительностью. Моя ученица - капитан Мун ГаЫн окажет тебе в этом неоценимую помощь. А рядом всегда будет твой жених. Всего через два дня ты принесёшь присягу, получишь официальное звание чжунви, будешь демобилизована и спокойно вернёшься домой, где тебя радостно встретят господин СанХён и госпожа ДжеМин. Со званием чжунви ты уже сможешь более уверенно общаться с офицерским корпусом и оно придаст тебе дополнительной значимости при поездке в Америку и получении премии Хьюго. Президент Пак ГынХе устроит для рекордсмена сунын Торжественный приём. В общем, для тебя - сплошные плюсы, ЮнМи-ян. И, разумеется, наша Ассоциация обретёт, опять же, благодаря тебе, дополнительное политическое влияние.
  Звучало всё убедительно. Я даже вздохнул облегчённо. Но чувство какой-то недоговорённости не оставляет до сих пор.
  - А с парашютом мне прыгнуть, всё-таки, разрешат, господин полковник? - с надеждой ещё раз спросил я.
  - Всё будет зависеть только от тебя, ЮнМи-ян, - серьёзным тоном ответил мне Хон СонМин. - Но, надо будет приложить все усилия.
  - Я буду стараться, господин полковник! - ради такого я из кожи вон вылезу. Может, ещё раз удастся испытать чувство полёта. Того, что было на Чёджу.
   Ладно, надо ещё напоследок подмигнуть в камеру для показа моего великолепного настроения.
  - Снято!
  - Нам пора, ЮнМи-ян!
  - Анньён хассэйё, сабоним! ЁнЭ! Онни!
  - Аннён, ЮнМи.
  - Анньён.
  ЮнМи, отдав медведя в руки менеджера Кима, в сопровождении полковника Хон СонМина и ЧжуВона покидает музей. Ошеломлённые проходящими прямо на их глазах небывалыми событиями девушки 'Короны' шепчутся между собой.
  - Мир никогда не будет прежним, - качает головой СонЁн.
  - Кажется, мы окончательно потеряли нашу макне, - кивает БоРам.
  - Как будто у нас была макне? ЮнМи всегда была томбоем, - фыркает КюРи.
  - Вы ещё здесь? - поворачивается к ним СанХён, - Быстро переодевайтесь и бегом в танцзал. Хореограф ждёт вас там. - Менеджер Ким, поставьте пока этого ... - с раздражением указывает он на медведя, - У стены. Завтра привлечёте людей для его установки. А пока, вместе с ЁнЭ, займитесь группой.
  Из коридора доносится громкий возглас ЮнМи.
  - Онни, ждите меня! Я вернусь! I'll be back!
  СанХён недовольно морщится, словно от зубной боли. Девушки бегут к двери.
  
  Авиабаза ВВС Республики Корея 'Соннам'. Спустя полтора часа.
  Соннам - миллионный город-спутник Сеула, состоящий, по большей части, из многоэтажных высотных жилых зданий, сумел выделить на своей окраине место для размещения базы ВВС, включающей, помимо обычной военно-транспортной авиации, также и технику авиаотряда Президента Республики Корея.
   К стоянке синего президентского вертолёта 'Sikorsky' S-92 подъезжает KIA 'Quoris' Ассоциации ветеранов морской пехоты, из которого появляются под звёздным ночным небом полковник Хон СонМин, ефрейтор ЧжуВон и ЮнМи. В руках полковника - небольшая чёрная кожаная папка, ефрейтор вскидывает за спину зелёный армейский баул, держа в руках ещё один. ЮнМи - налегке.
  - Оппа, будь осторожней, - обращается к 'жениху' ЮнМи. - Не помни мою шляпку и фуражку. Они лежат на самом верху.
  - Я всегда осторожен, ЮнМи, - недовольно отвечает ЧжуВон.
  - Я не уверена, оппа. А почему ты не подарил мне голубого дракона?
  - Я не успел найти таких в продаже. Поэтому пришлось купить медведя. Дракона найду позже.
  - А ты уверен, что сможешь найти его?
  - Я уже работаю над этим.
  - И почему я опять не уверена в твоих словах, оппа? Как ты можешь над этим работать, когда ты стоишь здесь?
  Полковник, слыша пререкания парочки, оборачивается и объявляет.
  - Тихо! ЮнМи-ян, с этого момента для тебя начинается служба в славном Корпусе морской пехоты. Ефрейтор Ким, отдайте курсанту Пак её баул.
  ЧжуВон с еле сдерживаемой на лице радостью вручает ошарашенной 'невесте' её кладь. ЮнМи, обиженно надув губы, прижимает мешок к груди.
  Хон СонМин, снова развернувшись к вертолёту, показывает на него рукой.
  - Прошу обратить внимание. Точно на таком же аппарате летает Президент США. Отделка кожей и деревом. Активная система подавления шумов и вибраций. Можно даже поспать в полёте. У нас - час времени.
  Троица морских пехотинцев входит в боковую дверь, верхняя створка которой нависает над головами, а на нижней размещены ступеньки. Слышится краткий доклад:
  - Всё готово к полёту, господин полковник.
  - Отлично, майор.
  Спустя ещё мгновение раздаётся удивлённый возглас ЮнМи.
  - Да тут настоящий бизнес-класс, господин полковник!
  - Ошибаетесь, курсант Пак. Это - президентский класс!
  Включаются двигатели. Створки идут навстречу друг другу, собирая дверь в единое целое. Винт начинает вращаться и спустя несколько минут вертолёт, с разворотом тяжело набирая высоту, берёт направление на юго-восток.
  
  Форум поклонников группы 'Корона'. В это же время.
  (+75219;-89) Агдан призвали в армию. Что происходит?
  (+41237;-34028) Я догадываюсь. Это какая-то акция в поддержку армии. Смотрите. Наверняка, теперь снимок в униформе будет входить в разряд парной одежды для влюблённых.
  (+35624;-42016) Опять глупое девчоночье объяснение.
  Удалено модератором.
  (+16734;-23824) Я только что попросила своего оппу подарить мне такого же медведя. Видели бы вы, как он обрадовался.
  Удалено модератором.
  (+17346;-24251) Все в магазин за медведями.
  
  *Уоррент-офицер - звание в армиях стран НАТО. Аналог прапорщика.
  
  Глава 12.
  Четверг. 20 августа. 2 часа. Борт вертолёта Президента Республики Корея. В ночном небе над Южной Кореей.
  
  
  Салон вертолёта разделён узким проходом на две неравные части. Вдоль правого борта прилепился одноместный ряд сидений. Вдоль левого - несколько столиков, за которыми, почти как в каком-нибудь кафе - напротив друг друга, расположились двухрядные места, состоящие из мягких, высоких и предельно уютных кресел. За одним из таких столиков, сразу за пилотской кабиной, устроились сейчас трое морских пехотинцев. ЮнМи с ЧжуВоном рядом - по пути движения. Через столик - полковник Хон СонМин. Нахохлившаяся ЮнМи пытается что-то рассмотреть в прямоугольный иллюминатор. ЧжуВон с блуждающей улыбкой рассеянно разглядывает богато отделанный салон. Хон СонМин листает, положив локти на столешницу, экран своего смартфона. В салоне так тихо, что можно говорить вполголоса. Гул двигателей создаёт едва ощущаемый фон. Полковник, найдя что-то интересное на телефоне, обращается к ЮнМи.
  - Курсант Пак - выше нос! Морской пехотинец не должен грустить! Разрешаю посмотреть вам с ефрейтором последние новости о себе. В ближайшие двое суток вы будете лишены этого.
  ЧжуВон берёт двумя руками смартфон у полковника и они вместе со встрепенувшейся ЮнМи начинают читать известия о себе. Хон СонМин с по-отечески доброй улыбкой и сентиментальностью в глазах наблюдает за парочкой, сдвинувшей вплотную головы и с жадностью вперившейся в экран.
  Читаем с 'женихом' новости. И там везде - я. И ЧжуВон - рядом. И события из разных времён. Я - то в парадке, то в сегодняшней полевой форме. И ЧжуВон тоже - в разном: в повседневке, парадке. А ещё последнее фото из музея, на котором я с медведем в руках едва виден. И 'жених' меня за талию обнимает. И я даже не заметил. Не почувствовал. Отвлёкся в тот момент. Медведя удерживал.
  Шепчу 'жениху'.
  - Я убью тебя, ЧжуВон.
  Слышу мгновенный ответ.
  - Я сделаю это раньше, ЮнМи.
  Гадёныш. И бабуля его - кобра.
  А СанХён, видимо, уже включил весь рекламный потенциал агентства. 'Агдан мобилизована!'. 'Самая красивая пара страны!'. 'Пожелаем молодым людям успеха в армии и жизни!'. 'Не исключена свадьба прямо в расположении части!'. 'Объявлена мода на парный костюм влюблённых в униформе!'. 'Интернет-магазины переполнены заявками на плюшевых медведей. Как их выполнить?'.
  Повторяю ещё раз, смотря ему в глаза.
  - Я убью тебя, ЧжуВон.
  - Замолчи, мичиннён, - с улыбкой на губах и злостью во взгляде шепчет он мне. - Мы с тобой в армии. Здесь нельзя бросаться таким громкими словами. Под военный трибунал захотела?
  Перевожу дыхание. Спокойно, Серый.
  - Хорошо, ЧжуВон, - усмехаюсь криво. - Отложим на время.
  - Обязательно буду ждать, ЮнМи.
  А уж как я буду ждать. Чувствую, как краснею от злости. Надо прийти в себя.
  - Пф-ф-ф.
  Полковник с заинтересованным видом следит, как ЮнМи, довольно фыркнув, с порозовевшими щёчками после трогательного воркования с женихом, откидывается в кресле и закрывает глаза. Путь отдохнёт девочка. А с какой заботой смотрит на свою невесту ефрейтор ЧжуВон. Воистину, достойный молодой человек.
  
  
  Корейское побережье Японского (Восточного) моря. Город Пхохан. Взлётная полоса базы 1-ой дивизии 'Морские драконы' Корпуса морской пехоты Республики Корея. Около 3 часов ночи.
  В центре сталелитейной промышленности Кореи, в небольшом городе Пхохан, на нескольких квадратных километрах побережья и прилегающих гор разместились одна из двух дивизий и Центр подготовки и обучения личного состава Корпуса морской пехоты.
  Синий президентский вертолёт стоит на бетонной полосе. Его двигатели постепенно глохнут, а огромный несущий винт над фюзеляжем теряет инерцию вращения и появляется возможность разглядеть все четыре лопасти.
  В двадцати метрах от него, полукругом, направив фары на бортовую дверь вертолёта, расположились несколько армейских джипов KIA KM-131. Дождавшись тишины, из них появляется встречающая делегация: начальник Центра подготовки генерал-майор Юн ГынХо, командир 1-ой дивизии полковник Чон ИнСон и командир 2-ой учебной роты Центра подготовки капитан Мун ГаЫн. Все - в камуфляже. За ними двое операторов в полевой форме.
  Створки дверей раскрываются и по ступенькам сходят полковник Хон СонМин, ЧжуВон и ЮнМи. Слышатся отрывистые приветствия.
  - Здравия желаем, господин президент! Как добрались?
  - Здравия желаю, господин генерал, господа офицеры. Отлично. Позвольте представить нашу сегодняшнюю героиню сунын - курсант Пак. В сопровождении ефрейтора Ким.
  После краткого представления друг другу все рассаживаются по автомобилям, сразу устремившимся по бетонке в сторону высокого забора из колючей проволоки.
  
  
  Кабинет начальника Центра подготовки личного состава морской пехоты. Позже.
  В огромном квадратном кабинете заканчивается оформление вновь прибывших. Генерал Юн ГынХо сидит в своём кресле за столом цвета тёмного ореха, а напротив него - полковник Хон СонМин. Вдоль одной из стен стоит длинный узкий стол из светлого дерева, за которым устроились капитан Мун ГаЫн и лейтенант-кадровик Центра. Перед ними вытянулись ЧжуВон и ЮнМи. Около входной двери военный оператор с помощником ведут съёмку с камеры, установленной на штативе.
  - Прошу расписаться, - протягивает ручку лейтенант.
  - Всё готово? - оживляется генерал.
  - Так точно, господин генерал, - встаёт со стула лейтенант. - Ефрейтор Ким прикомандирован во 2-ую учебную роту, а чжунви Пак - пока приписана к штабу Центра.
  - Что ж, - выпрямляется генерал, - Господин президент, прошу приступить к торжественной части.
  - Чжунви Пак, - подзывает к себе ЮнМи также вставший с кресла Хон СонМин.
  - Слушаю, господин полковник, - поворачивает к нему голову ЮнМи.
  - Подойдите сюда, - улыбается полковник. Так же, как и все присутствующие.
  ЮнМи встаёт перед ним, а Хон СонМин закрепляет на липучих петлицах, пришитых к воротнику её полевого кителя, присвоенные указом Президента Республики Корея знаки различия.
  - Что нужно сказать и сделать, чжунви Пак? - вполголоса говорит полковник. - Я же тебе показывал, ЮнМи-ян.
  - Честь имею, господин полковник! - звонко восклицает ЮнМи и прикладывает руку к виску.
  Все присутствующие повторяют жест.
  - Честь имею!
  ЮнМи с торжеством в глазах косится на стоящего неподалёку ЧжуВона. Тот держится совершенно невозмутимо.
  - Помните, чжунви Пак, - добавляет полковник, - Что официальная церемония присяги и вручения вам знаков различия будет проведена через два дня.
  - Так точно, господин полковник! - снова козыряет ЮнМи.
  - Лейтенант Мун, займитесь чжунви Пак и ефрейтором Ким! - командует генерал Юн ГынХо.
  - Слушаюсь, господин генерал! За мной.
  Дождавшись, когда за выходящим последним лейтенантом закроется входная дверь, полковник Хон СонМин обращается к генералу Юн ГынХо.
  - Ну, что, старый друг, теперь можно немного выпить за встречу.
  - А как же твой вертолёт?
  - Подождёт, - небрежно машет рукой полковник.
  - Ты обещал рассказать мне занимательную историю, рассказанную ЮнМи-ян про коньяк на её награждении.
  - Ты приготовил лимон и бренди?
  Генерал, подойдя к небольшому сейфу, замаскированному в стене за своим креслом, и открыв кодовый замок, достаёт из него большую бутылку греческого бренди 'Metaxa', два бокала, плоское блюдце, лимон, несколько порционных пакетиков с сахарным песком и банку мелко молотого кофе.
  Поставив всё на стол и разлив напиток по бокалам, он спрашивает полковника.
  - Итак, что дальше?
  Полковник, достав из кармана перочинный нож и разложив его, быстрыми движениями разрезает на тарелочке лимон на тонкие дольки и посыпает их сверху сначала сахаром, а потом кофе. Высокие чины опрокидывают бокалы и закусывают бренди лимоном, пытаясь понять вкус.
  Наконец, генерал задумчиво выговаривает.
  - А ты знаешь, СонМин, мне понравилось.
  - Мне тоже, ГынХо.
  - Откуда у неё такие познания в бренди и закуске для него?
  - Говорит, что чисто теоретические. Якобы, где-то прочитала, что так пьют офицеры, то ли в Германии, то ли в России.
  - Хм-м, какая начитанная и знающая пошла молодёжь.
  - Поправлю тебя, друг. Это знает молодая девушка, сдавшая сунын на рекордный балл.
  - Хорошо. Но она рассказывала вам с генералом Им ЧхеМу ещё какие-то истории про коньяк.
  - О-о-о, это было великолепно, - улыбается воспоминаниям Хон СонМин. - Итак, слушай...
  Генерал Юн ГынХо обновляет золотистый напиток в прозрачных бокалах.
  
  Казарма 1-го учебного батальона Центра подготовки личного состава Корпуса морской пехоты. Позже.
  Узкие коридоры. Полусумрак. Бледные серовато-голубые крашеные бетонные стены. Покрытые большой квадратной керамической плиткой кирпичного цвета полы. Тёмно-коричневые двери. Тупики. Опять коридоры. Прямо лабиринты какие-то. Едва успеваю отложить в голове пройденный маршрут. Только что посетили вещевой склад и мне вдобавок к привезённым с собой шмоткам добавили рюкзак с положенной здесь амуницией. Несу сейчас баул за спиной, а в руках сложенная аккуратно вещевая гора. Придавливаю её сверху подбородком, чтобы не уронить, а левой подмышкой удерживаю плечики для одежды. Давно я столько не таскал. Сзади ЧжуВон с точно таким же грузом. Чувствую постоянно его пристальный взгляд на своём затылке. Гадёныш. Я сейчас на тебе за всё отыграюсь. Всё тебе припомню. И руку в машине на колене. И вчерашнюю руку на талии. И 'жениховство' это проклятое. И вообще.
  Впереди - ведущая нас по этим закоулкам капитанша Мун, успевшая поменять свой зелёный берет на красную морпеховскую бейсболку. Кажется, она положена командному составу. Гляжу ей в спину и укрепляюсь в мысли, что армия - это не моё. Им всем как будто штырь в позвоночник забили. Они тут все как солдатики ходят. Хотя, почему как? Они и есть солдатики. Деревянные по пояс: и сверху, и снизу. Вспоминаю поговорку: чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона. Губы растягиваются в улыбке, но сразу убираю её, пока никто не заметил. Продержаться бы два дня, прыгнуть с парашютом и смотать отсюда домой. К маме и СунОк. Но, кажется, мы пришли.
  
  Капитанша открывает дверь с надписью 'Женский взвод'. Входим в длинное ярко освещённое помещение и она поворачивается к нам лицом.
  - Это - женская казарма на двадцать человек, моей роты, - с поставленной дикцией говорит капитанша. - Как видите, пока она пуста, как и вся остальная часть. Сейчас по всей стране идёт отбор в морскую пехоту, так что через три дня казарма будет заполнена. Мой заместитель занят сейчас как раз этим. Сейчас здесь разместится чжунви Пак, а вы, ефрейтор Ким, расположитесь через коридор, - машет она рукой в сторону открытой двери. - Даю вам пять минут, ефрейтор, после чего вы возвращаетесь и показываете чжунви, как нужно правильно складывать вещи. Выполняйте.
  ЧжуВон, заставив меня вздрогнуть, подрывается как бешеный и, стремглав, летит в коридор. Капитанша с усмешкой смотрит на меня. А ведь она совсем не старая, как мне сначала показалось. Лет тридцать с небольшим. Но взгляд суровый.
  - Вот так должны выполняться команды в армии, чжунви Пак. И моя задача, как раз и будет состоять в том, чтобы научить вас этому. Положите вещи вот сюда.
  Осматриваюсь. Становится понятно. По центру - проход шириной метра в полтора, а с обеих сторон от него поднятый сантиметров на сорок светлый деревянный настил. Вдоль стен, на этом самом настиле, вплотную друг к другу, стоят серые шкафчики. Получается, чтобы добраться до них, мне придётся разуваться и ползти к ним босиком. Что за хрень вообще. Я почему-то представлял казарму совсем по-другому. Где кровати? Ах, да, мы же в Корее. Тут и казарма устроена по местным обычаям. Складываю всё на настил и вопросительно оглядываюсь на капитаншу.
  - Сейчас придёт ефрейтор и всё вам покажет, - отвечает она на мой молчаливый вопрос. - А мы с вами, чжунви Пак, пока поговорим о плане на эти два дня.
  Киваю и жду продолжения.
  
  
  - Итак, я - капитан Мун, - говорит она, положив руки себе на пояс. У нас в народе это обычно называют 'руки в боки'. - Для вас - госпожа капитан. Вы - чжунви Пак.
  Опять киваю. Мол, всё ясно.
  - Когда я громко говорю 'чжунви Пак', что вы должны сделать? - спрашивает она.
  - Спросить, что вам нужно, госпожа капитан? - отвечаю я, перебрав варианты.
  - Вы почти угадали, чжунви, - усмехается капитанша. - Но, сначала вы должны отозваться. Полковник Хон СонМин сказал мне, что с некоторыми основными понятиями из Уставов вы ознакомлены. Итак. Чжунви Пак!
  А, ну так бы сразу. В голове начинают крутиться наставления полковника, которые он мне по-быстрому вдалбливал перед награждением Почётной грамотой от Минобороны.
  - Я, госпожа капитан! - восклицаю, вытягиваясь.
  - Вот теперь правильно, - довольно кивает она.
  Какая, всё-таки, дичь эта армия. Хочу домой. Но ещё хочу поставить на место одного нехорошего человека.
  - А я могу отдавать приказы, госпожа капитан?
  - Разумеется, можете, - подходит она ко мне вплотную и я вижу, что рост у нас с ней почти одинаковый. Может, я на сантиметр выше. - Ведь вам официально присвоено звание. Но, не будете, чжунви.
  - Почему, госпожа капитан?
  - Во-первых, - начинает перечислять Мун, - Прежде чем научится командовать, надо научиться подчиняться. Во-вторых, что вы можете приказать солдату, не зная ни одного уставного слова. И в-третьих, так хочу я. Вам понятно?
  Кажется, она догадалась, что я хотел устроить 'сладкую' жизнь одному гадёнышу. Их, наверное, психологии в военных училищах натаскивают.
  - Понятно, госпожа капитан.
  Ещё раз взглянув мне в лицо, она отступает и продолжает.
  - Работа у нас будет построена следующим образом. У меня чёткий приказ - сделать из вас хоть какое-то подобие солдата морской пехоты за двое суток. Поскольку общий курс начальной подготовки в Центре составляет пятьдесят дней, это выглядит невозможным. Но я уверена в обратном. Поэтому, - она делает паузу, чтобы перевести дыхание, - я отдаю приказ, а ефрейтор Ким показывает, как он должен быть выполнен. Вы повторяете за ним. Если у вас не получается с первого раза, то ефрейтор Ким получает взыскание за ненадлежащее объяснение, а вы продолжаете повторять его до получения результата.
  - А каким будет взыскание для ефрейтора Кима? - сдерживая радость в голосе, интересуюсь я. Ведь получается, что если я ошибусь, то накажут его. Какая удача.
  - Я придумаю что-нибудь, - задумчиво смотрит на меня капитанша. - В основном, это отжимания и приседания. Он будет это делать до тех пор, пока у вас не получится выполнить задание.
  Великолепно. Я буду тормозить вечность, ЧжуВон сдохнет, а я поеду домой довольный и весёлый.
  - Должна заметить, чжунви, - спокойно и убедительно говорит Мун, - что вы будет стимулироваться точно таким же способом.
  Эх, как мне грустно. А я уже обрадовался.
  - Полковник Хон СонМин сказал, что вы очень хотите выполнить прыжок на парашюте, - переводит тему разговора капитанша.
  - Хочу, госпожа капитан, - сразу отзываюсь я.
  - Я не могу допустить вас до него, пока не буду уверена в вашей готовности. Поэтому вам надо будет очень постараться убедить меня и выполнить весь учебный график в срок.
  Да-а, кажется меня обложили. Подвесили морковку перед носом и ведут, как осла. И ведь перед самим собой это трудно отрицать. Настоящий осёл. А как хочется прыгнуть с высоты. Чёрт с ним, с ЧжуВоном. Потом разберусь.
  - Я буду стараться, госпожа капитан!
  - О сне придётся забыть на двое суток, чжунви.
  - Мне не привыкать.
  Капитанша хмыкает, подходит ко мне, поправляет мой берет и расправляет складки на рукавах.
  - Вы пока даже не умеете носить берет и форму, чжунви, а уже собираетесь отдавать приказы, - кажется, в её голосе я слышу укоряющие интонации моей мамы. Показалось, наверное.
  
  В казарму влетает ЧжуВон, опять заставив меня чуть вздрогнуть.
  - Ефрейтор Ким прибыл!
  - Начинайте, ефрейтор.
  ЧжуВон мгновенно скидывает ботинки и, запрыгнув на настил, начинает раскладывать на нём мои пожитки. До меня доходит, что это не просто деревянный настил, а пол в корейском доме, по которому ходят босиком и на нём едят и спят.
  - Это матрац, а это одеяло, - показывает ЧжуВон, быстро собирает всё названное в рулоны и запихивает в ниши.
  Вопросительно смотрю на капитаншу.
  - Присоединяйтесь, чжунви.
  Расшнуровав и бросив на полу ботинки, хватаю свой баул с плечиками. Достаю и разглядываю шляпку и фуражку. Вроде, не помялись. Кладу на полку. Теперь надо подвесить форму на плечики. А вот её придётся гладить. Вытаскиваю труселя с лифчиками, думаю, в какой шкафчик их засунуть и чувствую снисходительный взгляд ЧжуВона.
  - Глаза оставишь, ЧжуВон, - шиплю ему как можно тише.
  - Что я там не видел, ЮнМи, - тоже шепчет он, складывая в рулон плащ-накидку.
  Урод нахальный. Зато как быстро всё разобрал и собрал. А как много шмоток. Одних тренировочных костюмов три штуки. Ладно, подскажут, когда что надевать надо. Та-ак, раздумываю, куда положить шампунь, мыло и зубную щётку с пастой. ЧжуВон показывает рукой полочку. Всё замечает, гадёныш. И капитанша внимательно наблюдает за происходящим. Хочу домой. Собраться, Серый. Главное - Воля.
  
  Плац перед казармой. Спустя некоторое время.
  Небольшой ярко освещённый несколькими прожекторами пятачок перед невысокой открытой трибуной, на которой возвышается живым памятником, уставив руки в бока, капитан Мун. В нескольких метрах от неё, вытянув руки по швам, стоят ЮнМи и ЧжуВон. Устроившиеся неподалёку от них военные операторы ведут съёмку.
  - Смирно! - командует капитан. - Вольно!
  ЮнМи и ЧжуВон расставляют ноги на ширину плеч и закладывают руки за спину.
  - Ефрейтор Ким, нале-е-во. Десять шагов вперёд. Шаго-ом марш. Кру-у-гом. Десять шагов вперёд. Шаго-ом марш. Стой. Чжунви Пак, напра-а-во. Десять шагов вперёд. Шаго-ом марш...
  Идёт первое занятие ЮнМи в Корпусе морской пехоты - строевая подготовка.
  
  
  
  Там же. 6 часов 30 минут.
  Сразу из нескольких разноэтажных кирпичных зданий, окружающих плац, раздаются звуки сигнальной трубы.
  - Стой! - командует капитан Мун и спускается со своей трибуны, - Даю вам тридцать минут на утренние процедуры. Потом завтрак. За мной, шаго-ом марш.
  Операторы сворачивают аппаратуру, а ЮнМи и ЧжуВон следуют строевым шагом за своим командиром. Из казарм, подгоняемые командами сержантов, появляются морские пехотинцы Центра подготовки. Парни светят голым торсом, девушки в футболках. 1-ый учебный батальон выходит на зарядку.
  - Построение повзводно. На плацу. Бегом-бегом!
  Возвращаемся в казарму. Рука бойца махать устала и слегка гудят ноги. Но, раз уж говорят, что я 'лучший танцор' К-поп, то пришлось соответствовать. Не сделал ни одной ошибки в выполнении строевых команд. Да там и не было ничего сложного. Раз-два, левой-правой. Не то, что у нас на репетициях. Правда, появилось у меня чувство, что мне, как и солдатикам, кол вдоль хребта забили. И раньше не сутулился, а теперь совсем выпрямился. Как бы не начать разговаривать так же, как они. Немногословно и туповато. Ощущаю, как интеллект падает вниз. Вот оно - следствие дубовой армейской муштры. Хочу домой. К маме, СунОк и Мульче. Как они там без меня? А ЁнЭ?
  Уже рассвело и можно рассмотреть, где это я оказался. Оказывается, совсем рядом - море. С пляжем. А вокруг горы. Кругом аккуратные асфальтовые дорожки и много деревьев. И кирпичные казармы. И солдатики бегут навстречу. И все косятся на нас. Кажется, узнают и притормаживают, но подгоняемые громкими командами снова устремляются на плац, который мы сегодня ночью топтали с ЧжуВоном. Постоянно чувствую его взгляд на своём затылке. Надоело. Хотя, наверное, это взаимно.
  - Женский душ - справа, мужской - слева, - капитанша смотрит на часы. - Через двадцать пять минут я зайду за вами, чжунви. Будьте готовы к тому времени.
  Блин, а у меня часов нет. Если б знал наперёд, что так жизнь повернётся, то купил такие же, как у неё и ЧжуВона. Какие-то электронные. Скорее всего, водонепроницаемые. Поинтересуюсь потом у 'жениха'. О, вспомнишь дурака, а он тут как тут. ЧжуВон в шортах и красной футболке уже стоит в коридоре. Быстрый он, всё-таки.
  - ЮнМи, тебе отдельное приглашение надо? - кивает он на мою форму. - Капитан Мун ждать не будет.
  - Пф-ф-ф, - не отвечая, забегаю в казарму и быстро переодеваюсь. Времени, действительно, мало. Та-ак. Чёрные шорты, красная футболка, зелёные шлёпанцы. На плечо полотенце, в руку - пакет с душевыми принадлежностями. Надо спешить.
  Там же. Через пятнадцать минут.
  Стою перед зеркалом на входе. Расчёсываюсь. Тут большие зеркала на стене с обеих сторон от двери. Наверное, специально для девчонок подвесили. Сверху приятно обдувает вентилятор. Всё-таки, вовремя я подстригся. А то без посторонней помощи не смог бы нормально причесаться. Какое-то движение на полу привлекает внимание. Чёрт! Подпрыгиваю от неожиданности. Кузнечик! Большой. Чёрный. Фу-ух. Отлегло от сердца. Вспомнил змею на Чёджу. А с этим-то что делать? Вижу приставленную в угол щётку на короткой палке. Беру её в руку, открываю дверь и аккуратным кистевым движением выметаю насекомое в коридор.
  - Эй! - теперь наступает очередь ЧжуВона подпрыгнуть на месте. - Ты что творишь, ЮнМи?!!
  - Э-э, навожу порядок, - смотрю снизу вверх на 'женишка' и нахожу ответ, чуть замедлившись.
  - Давай сюда, - выхватывает он у меня из рук щётку и гонит ею бедного кузнечика в конец коридора, где стоит обычная пластмассовая урна, а рядом с ней лежит на полу совок.
  Закинув несчастное создание в мусорку, он оборачивается ко мне.
  - Ты почему ещё не переоделась?
  - Как вы обращаетесь к старшему по званию, ефрейтор! - выпрямляюсь я и с удовольствием вижу, как 'жених' делает то же самое. - Не твоё дело, ЧжуВон!
  Оставив его с кривой мордой торчать в коридоре, спешу обратно в казарму. Быстро стягиваю шорты с футболкой и надеваю полевую форму. Всё-таки трудно мне без часов.
  
  Столовая Центра подготовки личного состава Корпуса морской пехоты. Чуть позже.
  Гигантский светлый зал с поддерживающими потолок квадратными колоннами. Широкие окна с небольшими пролётами между ними. Почти всё пространство занято длинными столами, рассчитанными на десять человек каждый. Перед линией раздачи стоят одетые в полевую форму капитан Мун, ЧжуВон и затравленно оглядывающаяся вокруг ЮнМи.
  Пришли позавтракать и у меня чуть не пропал аппетит. Настолько здесь всё однообразно, стерильно и убого. Вроде и солнечный свет падает в окна, но это совершенно не изменяет общего впечатления. Абсолютно всё в серых оттенках: и стены, и полы, и столы, и пластиковые стулья. Только потолок белый. Не знаю, не видел, но, может, во всех армиях так же уныло. От этого так тоскливо на душе. Почему-то на грудь начинает давить металлическая цепочка с двумя армейскими монелевыми жетонами, на которых выгравированы моё имя, дата рождения, личный номер военнослужащего и группа крови. Тяжело, но незаметно вздыхаю.
  - До завтрака основного состава ещё полчаса, - говорит капитан Мун. - Поспешим, ефрейтор. Вам, чжунви, выдадут еду отдельно.
  Отдельно? Смотрю на неё недоумевающе.
  - Офицеры, сержанты и солдаты питаются у нас из одного котла. Но, вы у нас на особом счету, чжунви, - говорит капитанша без тени иронии. - Поэтому вся еда для вас будет приготовлена в соответствии с медицинской картой, переданной нам из 'FAN Entertainment'.
  - Поня-ятно, госпожа капитан, - тяну я, хотя сам ничего не понимаю
  - На всякий случай должна спросить у вас, - чуть обеспокоенно спрашивает она. - Антиаллергенные препараты у вас с собой?
  - В казарме, госпожа капитан, - отвечаю я, но, заметив её чуть нахмурившиеся брови, поспешно добавляю. - Но, вы не волнуйтесь, всё не настолько плохо. Я не буду падать от приступа аллергии на пол и умирать.
  - Будете их носить постоянно с собой, чжунви. Это приказ.
  - Слушаюсь, госпожа капитан, - набрав в голос бодрости, отвечаю я.
  - Хорошо, чжунви, - сухо выговаривает капитанша. - Приступим.
  Она сразу показывает пример, беря стальной поднос с выдавленными в нём углублениями и ставя его на рельсы перед стойкой раздачи. Ползу за капитаншей, а за мной ЧжуВон.
  Пахнет съедобно и мой аппетит начинает, всё-таки, просыпаться. Прикидываю в уме. А ведь я ел дома у мамы ещё вчера в шесть вечера, когда заехал туда вместе с ЁнЭ после сдачи сунын. Как будто сто лет прошло. Смотрю, как молодой мужик в белой поварской куртке наливает половником какой-то совершенно прозрачный супчик с плавающими в нём водорослями в подносы Мун и ЧжуВона. Капитанша кивает ему на меня и тот сразу бросается куда-то вглубь кухни. Оттуда появляется ещё один мужик, уже лет сорока, тоже одетый в белую куртку. В руке у него такой же стальной поднос, как у капитанши и ЧжуВона. Мужик протягивает его через полку раздачи мне.
  - Это для вас, чжунви! - говорит он с улыбкой.
  - Спасибо, э-э-э, - беру поднос и думаю, как к нему обратиться. Знаков различия нет.
  - Младший капрал морской пехоты в отставке Ко ХанГиль! Начальник сегодняшней смены столовой Центра подготовки! - поняв мои затруднения, рапортует он.
  - Спасибо, младший капрал! - благодарю я.
  - Мои сын и дочь без ума от ваших песен, чжунви. Только скажите, что вы любите и мы приготовим вам это.
  - Я люблю мороженое, младший капрал, - стремительно отвечаю я, пытаясь воспользоваться моментом.
  - Приобретём, чжунви. А ещё?
  - У вас есть чёрный чай?
  - В данный момент отсутствует. Но я сейчас запишу, чжунви.
  - Хватит, младший капрал, - обрывает наш разговор с улыбкой на губах капитанша. - У вас и так есть диетический список для чжунви. Готовьте в соответствии с ним.
  - Слушаюсь, госпожа капитан, - кивает мой новый знакомый, но я вижу, что он сделал пометку в своей записной книжке.
  Краем бокового зрения замечаю, как мрачно насупился ЧжуВон. Завидует, видимо. Вот она - слава! Даже в армии я не останусь без вкусного. Та-ак, а что тут у меня на подносе? Лапша, варёная курица, порезанный на дольки огурчик и несколько больших листов салата. И всё с горкой. Отлично. И маленькая бутылочка минералки с металлической кружкой к ней.
  - Офицерский стол в том углу, - показывает подбородком направление Мун. Вижу, как в столовой появляются два оператора, которые снимали нашу строевую подготовку. Наверное, тоже пришли позавтракать.
  Садимся вместе с ЧжуВоном рядом, а Мун напротив. Береты кладём на стол, рядом с подносами. Смотрю, что взяли себе ЧжуВон с капитаншей. А много у них всего. Недаром ЧжуВон отожрался здесь. И суп, и лапша, и мясо - кажется, курица в красном остром соусе. И кимчхи, конечно. И сок какой-то. И молоко в тетрапаке. Печально, что мне его нельзя в таком виде пить. Ладно, мне и так немало жратвы положили.
  - Учитесь у ефрейтора, как вы должны есть за столом, чжунви, - отвлекает меня от созерцания еды Мун.
  Смотрю на ЧжуВона и от удивления открываю рот. Вот это мастер-класс. Сидя прямо и не опуская голову, он зачерпывает ложкой суп и подносит её ко рту, не пролив ни капли. Да он жонглёр. Пробую палочками взять свою лапшу и изобразить такое же действо. Не получается, и лапша, конечно, сваливается мне на китель, на грудь. Чёрт. Даже салфеток нет. Хорошо, что лапша не жирная и следов, скорее всего, не останется.
  - Расслабьтесь, чжунви Пак, - смотрит на меня, усмехаясь, капитанша, - Этому искусству учатся не один день. Поэтому ешьте нормально, а то вы не успеете позавтракать. Вас это тоже касается, ефрейтор Ким.
  Прислушиваемся с ЧжуВоном к совету и налегаем на еду.
  - Госпожа капитан, - решаю спросить я, прожевав кусок курицы с листом салата. - А правда, что армейский рацион не предусматривает жареных свиных шкурок?
  - Правда, - удивлённо поднимает брови Мун. - А почему вы спрашиваете? Вы любите свиные шкурки, чжунви?
  - Нет, - качаю я головой. - Для меня они слишком жирные. Просто мой жених всегда на наших свиданиях их заказывает. Он говорит, что жареные свиные шкурки и кишки - это самая патриотическая пища для корейца.
  С удовольствием слышу, как рядом откашливается ЧжуВон, а капитанская усмешка превращается в откровенную улыбку.
  - В какой-то мере он прав, - смотрит она на моего 'жениха'. - Поэтому ефрейтора можно только поблагодарить за такую любовь к простой народной еде. А вот вам не стоит так увлекаться курицей, чжунви, ведь сразу после завтрака предстоит проверка на вашу физическую готовность.
  - Всё будет отлично, госпожа капитан, - киваю я с легкомысленным видом. - Хит-пойнты восстановлены, а пища усвоена.
  Чувствую, как похрюкивает, с трудом сдерживаясь от смеха ЧжуВон. Козёл он.
  Встаем из-за стола, убираем за собой подносы на отдельный стол и идём на свежий воздух.
  Слышу тихий голос ЧжуВона почти в самое ухо.
  - Я убью тебя, ЮнМи!
  Бросаю в ответ через плечо, чуть повернув шею.
  - Я сделаю это раньше, ЧжуВон.
  
  

  Черновик. Возможны правки и дополнения.
  
  BlackPink Lisa's Dancing. X-Academy.
  Lisa's Dancing
  LISA Dance.
  LISA Dance
  
  Вдохновляло автора при написании фанфика.
  Five Finger Death Punch - I Apologize
  I Apologize
  Five Finger Death Punch - House Of The Rising Sun
  House Of The Rising Sun
  Evanescence - Bring Me To Life
  Bring Me To Life
  Dropkick Murphys - Rose Tattoo
  Rose Tattoo
  Мёртвые Осы - Я Буду Твоим Солнцем
  Я Буду Твоим Солнцем
  Blur - Song 2
  Song 2
  Survivor - Eye Of The Tiger
  Eye Of The Tiger
  Nancy Sinatra - Bang Bang - My Baby Shot Me Down
  Bang Bang
  Rolling Stones - Angie
  Angie
  Nightwish - Sleeping sun (cover by Natalia Tsarikova)
  Sleeping sun
  
  Улыбки ради.
  MiatriSs - Песня Яндере
  Песня Яндере