0x01 graphic

  
  
   Оглавление
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1. Чаепитие
  
   Впервые, особенно отчетливо Каттенька поняла, куда она вляпалась, когда из шкатулки подарка на её коронации от её "царственной сестры" (Нет, так именовалась не Агторрия - Клерисса!) был извлечён свиток телепортации, на бирке которого ажурным почерком королевы Эллезии было вырисовано: "Льиз яррулле".
   Сама коронация - это был отдельный кошмар... Платье... Похороны она провела в том самом найденном в тайной комнате доспехе. Когда на одном из первых... (Нет, вы только вслушайтесь в ужас этого словосочетания: "одном из первых" и представьте нескончаемую их череду!), на одном из первых заседаний по поводу церемониалов похорон и коронации в ответ на её пожелание о доспехе вокруг начали закатывать глазки, вздыхать и причитать: "Но Вы же понимаете...", она оборвала всех:
   " - Такова моя королевская воля!
   И все заткнулись. Ну, почти все. Дакр ла Алевтим пробурчал:
   " - В следующий раз говори "царская"
   " - А не имперская?
   " - Уж тогда "императорская", - опять буркнул царедворец. Но объяснил: - Роггакер I брал власть у тех, которых в предшествующую эпоху звали цезарионами. Тогда это звучало как "небожители". Да и его женой стала дочка последнего из них. Чуть под свой язык упростили , так с тех пор и повелось...
   Но когда она, когда они перешли на коронацию, и она заикнулась опять про доспех, тишина обрушилась такая...
   " - Нет, бунта, конечно, же не случится... - раздумчиво произнёс Дакр и обратился к самой своей учтивой подруге: - Как ты думаешь?
   " - Дважды в течение недели показаться на людях в одном и том же?!
   " - И что?!
   " - Да для Вас, ваше высочество (до факта коронации она числилась принцессой), - это Ваш цезарский каприз, но двор...
   " - И что - ваш двор?!
   " - Катти, - вмешалась Лестра. - Это твой двор. Все будут вынуждены последовать твоему примеру... Противится никто не осмелится - после недавних казней-то!..
   (Казней было много.... Не публичных. Просто без неё и её каких-то приказов - она в это время отходила от всей этой божественной битвы и рыдала с тётками на кухне - семейные дворцы герцога Вротийского и герцога ла Короннель были захвачены стремительными налётами гвардейских отрядов, и вся верхушка вырезана и там, и там. Аналогичная судьба постигла ещё с десяток родов менее знатных - тех чьи отроки пытались убить принца Ритогла.)
   - То есть, - Лестра пожала плечиками: - нам на коронацию - на праздник! - придётся надевать похоронные наряды...
   " - Да делайте, что хотите! - не выдержала девушка.
   И они сделали.
   В подоле её платья оказалось ровно сто футов шёлка, кружев, плетений, узоров, вышивок и... И уж сами представьте, что ещё можно уместить на ста долбанных погонных футах белоснежной ткани... А теперь вообразите ужас всех портних, когда за четыре дня до коронации... Перед похоронами, принцессу Викгторрию отправили в храм... А как же иначе?? Храм Великого Ютерия будет для неё главным после коронации, а пока - любой другой на выбор, и она "выбрала" - ага, выберешь тут! - храм Анатары... А та её там и ждала: "Выбралась, да? Ну, идём пошушукаемся..." Но об этом потом, а вот, что богиня потребовала - хотя, ну, что вы! Вовсе не требовала - всего лишь выказала пожелание! - чтобы в коронационном наряде были её - Аратары - рыжие, тона...
   А портнихи возненавидели её - Веккатту! То есть Викгторрию. Но они успели.
   Подол платья, чтобы оно не касалось "грязного пола", поддерживали четыре мага воздуха - по два с каждой стороны. Ритуал действа был разработан так, чтобы Катти двигалась только по прямой... И она двигалась.
   И вот после этого Лестра обмолвилась, что её, Каттеньку, возненавидели вообще все дамы двора: успеть пошить два платья - тёмное и светлое, всего за двенадцать дней... Пошутила это она - шуточка это у неё была такая! - и переглянулась с Торри... А сестричка только поджала губки.
   Вытащить её - Агторрию - из Эллезии получилось едва-едва. Катти уже хотела махнуть рукой: что взять с влюблённой?! Но советник был категоричен - вы должны продемонстрировать единство семьи! (Даже еле держащегося на ногах Рогттара вытащили из кровати. Напичкали магией и заставили выстоять сначала почти час на похоронах и потом полтора - на коронации... Его девушка - ла Страда, потом смотрела на неё как на изверга!
   Но что такое с братом? Двенадцать дней прошло, а он никак отойти от ран не может! И это при его-то имперском, то есть цезарском, здоровье!)
   А на том совете советница... эйдежь... Дакр, как-то между делом её так назвал, потом её по его примеру так же назвала и Катти, и уж после сообразила, что это стало значить, но... но махнула рукой - пусть пользуется! Правда, Лестра покачала головой... Пришлось всё-таки рыкнуть на Дакра:
   " - Да, я помню, что эйдежь - это та, кого так называет правительница, но тётя Клер мне как-то сказала, что и ровно до тех пор, пока она её так называет. Не смейте больше манипулировать мною!
   Он тогда извиняюще поклонился...
   Так вот, эйдежь ла Ариерти добавила весьма здравое соображение: "Сейчас-то принцесса влюблена, а потом себе не простит, что на похоронах отца не соизволила появиться. И Вам, ваше высочество, тоже!"
   Пришлось рычать на королеву Клериссу (Десяток свитков связи доставил посол Эллезии). И она сказала, что Агторрию отпустит. (Что означало: от Ниэллона отлепит и из дворца выпрет.)
   Но... Требовать, чтобы влюблённые расстались? А они не сбегут ещё раз куда-нибудь в какую-нибудь хижину на краю света?! Пришлось пообещать Торри свой доспех... Его так и так пришлось бы отдавать, но поначалу Катти хотела хоть месячишку в нём походить... Хотя бы месяц... другой-третий...
   " - Но мне же и надеть нечего! - вернувшись, ужаснулась сестра и посмотрела на неё...
   Посмотрела на неё почти так же, как... Как Лестра говорила, что вот так говорили про неё придворные дамы...
   Она-то здесь причем?! Похороны на седьмой день, коронация - на двенадцатый - это их имперские, тысячелетние обычаи! Но вдруг раскопали, что, когда короновалась Лоуррелция, то та объявила о предстоящем за сто - за целую сотню! - заранее дней! А что это был единственный прецедент за пятьсот лет до того и пятьсот - после, почему-то во внимание не принималось.
   И никакая "царская воля" не помогла пригласить тётю Клер...
   " - Ваше высочество! - рыдал церемониймейстер. - В протоколе "прочие коронованные особы" - только после!.. Они могут быть приглашены только после Вашего венчания на царство!.. После!
   Так что, подарок вручал посол Эллезии.
   А наутро... Она думала, что хоть после этого ей дадут выспаться! Ха!..
   Наутро припёрся "главный податель первой чаши чая"... Да-да! Дакр ла Алевтим вытребовал себе именно эту должность! Припёрся не с чаем, а с подарком-шкатулкой, вынул свиток, прочитал надпись на бирке, а потом начал...
   - Ваше Императорское Величество... - со смаком произнёс титулование он, - я уже знаю, что такое "Льиз яррулле". Помимо всего прочего, это место Вашего отдохновения, - и буднично добавил: - Ну, куда ты от уроков сбегала. Школу ты, по моим сведениям, своими посещениями баловала не особо. Но, ваше величество, я надеюсь, Вы понимаете...
   Нет, он не верил, что тётя Клер посредством данного свитка попытается отправить её куда-нибудь в открытое море или прямо в жерло действующего вулкана, и, наоборот, он уверен, что и посол Эллезии - маркиз ла Пенилиаз, и посыльный, который передавал тому данную шкатулку абсолютно достойны доверия королевы Клериссы. И наверняка маркиз хранил её как зеницу ока, и все эти дни, пока она была у него, не спускал с неё глаз. Но уверена ли она, что шкатулка всё это время была вне - вне! - поля зрения ещё и других личностей? И держал ли данный предмет маркиз под своей подушкой, когда спал? Не говоря уж о более деликатных моментах? И... Учтём, что герцогиня Вротийская...
   О, эта проклятая герцогиня! Эта "тётушка"... Это отдельная песня! Она уцелела... Веккатту, то есть Викгторрию, о предстоящей резне в других замках Дакр - чтоб она ненароком не запретила - в известность не поставил, а герцогиня пряталась в Огненном Дворце, наверняка в его теневых коридорах, и они её не нашли... А потом...Прямых улик на неё не было. Что случилось в той комнате с Императором, кто его упаковывал в темницу Пшосграза, Император рассказать - дать показания! - не успел, а то, что она слышала сама... Она же не видела, кто говорил!
   В общем, потом герцогиня заявилась на приём в целой толпе - "в ряду равных"...
   Нет, это появление неожиданным не стало. И премудрый Дакр объяснил девочке, и её молоденькая новая подруга важно покивала, что те двадцать шесть герцогов не об этой драной кошке озаботились, а о своих правах, потому что сегодня - она, а кто будет завтра следующим? Вон, во времена Лоуррелции только чуть слабину выказали, и количество герцогских родов уменьшилось едва ли не на треть... Да и...
   " - Не трогай ты царскую кровь, - поёжился Дакр ла Алевтим. - Смотри, все, кто на то покусился - мертвы. Включая самого Императора...
   " - А наши девочки?! - испугалась Катти. - Которые Ритогла?
   " - "Царская кровь" - это цезарь, его мать-отец, братья-сестры и дети. И всё. Племянники - следующая ступень родства.
   Единственное, что получилось у Катти - запретить тётке именоваться "высочеством". Ну и отрешить от двора. Чтоб в Огненном дворце она появляться не смела! В герцогство свое вротийское пусть валит! К родственникам из-за неё убитого её мужа!
   Её-то она спровадила, но что же получается? - поняла несчастная императрица. - У неё самой даже свиток есть, а выбраться в свой домик, на своё патио, в своё кресло любимое, качающееся, нельзя?!
   " - Уйдите! - потребовала она. - Все уйдите!
   Ведь теперь... Ко всему тому, теперь ей больше нельзя показывать, что ей причинили горе, что её достали - ей больше нельзя плакать на людях!
   И все ушли. Даже её охрана. Её кровники вышли и перекрыли вход в спальню. Они не пустили внутрь даже прибежавшую Торри. И Лестру не пустили тоже.
   " - Да она одна плачет там! - крикнула на сомкнувшийся перед дверьми мужской ряд девушка.
   Но эти солдафоны... Один даже заулыбался!
   " - Плачет, - подтвердил их полковник.
   " - ...А вот, что одна, - ухмыльнулся другой... и ведь барон ещё! - сомневаюсь...
   " - Скучное это дело - рыдать в одиночку...
   " - ...Да ещё на сухую...
   И девушки переглянулись... И понеслись на кухню. Катти была там. Рыдала в обнимку с какой-то старой тёткой. Правда, Торри её назвала "тётей Рокки" - знала, стало быть. Да та, - Лестра была в курсе, - вообще чуть ли не всю кухню по именам звала!
   В общем, потом эта "тётя" втихую посоветовала Лестре рассказать о вставшей проблеме, о причине слёз главному библиотекарю.
   " - А он-то тут причём?!
   И бабка как-то заменжевалась, и высказала полный бредовый аргумент:
   " - Так и Катти тоже же была библиотекаршей...
   Но Торри...
   " - Оставайся здесь! Побудь с нею! - кивнула Торри на сестру и смылась.
  
   Обед ей в обед подавала лично метресса Акакирра. И когда Катти попробовала первое блюдо, она поразилась:
   - Что это?!
   И Дакр расплылся:
   - Нравится? Кечтакий здесь в специях. Метресса говорила, ты его найти помогла. Так? Я эту траву правильно назвал? - посмотрел он на ГлавПоКухни.
   И метресса получила возможность открыть рот. И она промеж, кулинарных уточнений, сообщила, что её, Каттеньки, аудиенции сейчас ждёт мэтр Меттарион, но пока что ему её в следующем месяце, вроде бы, пообещали. А у него для неё подарок от всей библиотеки.
   - Немедленно! - закричала Катти.
   Подарком был ларец наподобие того, в котором переслали "Тёмный молот". И в нём помимо книги какой-то нашёлся ещё и свиток. "Льиз Яррулле"! И записка всё тем же почерком:
   "Приходи завтра, поболтаем. Захвати брата. Со мною будет Арлия. Взглянет.
   А чаем побалуешь?"
   В цепочку: Клерисса - мэтр Каллиен - мэтр Меттарион - она сама, спаянную за несколько часов, вклиниться невозможно! А ещё и Арлия ла Век будет! Всё! Завтра!
   - Такова моя имперская воля! Я... это... - она вспомнила древнюю книгу: - Я царь или не царь?!
   - Воля - императорская, - сухо уточнил Дакр. - Но лучше бы всё-таки просто - царская. Что ж, остаётся уточнить состав делегации.
   - Чего?! - чуть опять не заплакала Каттенька. - Делегация?
   - Но охрана...
   - В Льиз Яррулле мне не нужна никакая охрана! И там будет тётя Клер - уж её-то охраны на всех хватит!
   - Ты понимаешь, что если её охраны не хватит, то меня здесь... Нас, - он оглядел присутствующих, - нас здесь всех перебьют? Слушай, пусть будет хотя бы двое, только две моих охранницы!
   Он был так серьёзен... И Катти вспомнила здешних стражниц в девичей части их Лицея... Палестры, то есть! - да ладно, тётки как тётки. Клерисса на них не обидится.
   - Хорошо. Две. И всё!
   - Значит, и меня ты не возьмёшь? - вздохнул Дакр. - В Льиз Яррулле? - покатал он во рту экзотические слова.
   - А меня?! - подняла на Катти свои фиолетовые глазищи Торри. И в них совершенно отчётливо читалось: "Там же наверняка будет Ниэ..."
   - И я не увижу...
   Чего она не увидит, Лестра договаривать не стала, но, что жизнь её тогда будет прожита напрасно и зря, выглядело совершенно очевидным. (Не "чего", а "кого"... Потом Анаттолия при Каттеньке объяснит Дакру фактор принца Аккора для этой девушки. "Ох, если ещё и неё мозги поедут...", - поморщился советник.)
   Сама эйдежь тогда промолчала. Вымолвить хоть слово без приглашения в присутствии царственной особы для взрослой женщины, дворянки, фрейлины, было совершенно немыслимо, но... Вот вся её фигура и была этим сплошным "но".
   Ещё взяли Астеллия ла Ферн. С точки зрения Катти - обыкновененький серый мальчик. Чего в нём все находят? Но советник настоял: иначе, якобы, ему одному в их женском коллективе будет неловко...
   Обговорив "состав делегации", ещё чуть ли не час обсуждали фразу про чай...
   - Императрица - кухаркой?! Давай возьмём Акакирру! Или кого-нибудь от неё...
   Катти сразу вспомнила про Иртру. Но - нет!
   - А я попрошу кофе. И тётя Клер нам заварит.
   "И по кухне сравняемся", - не стала договаривать очевидное она.
   - Дакр, - вмешалась эйдежь, - ты думаешь королевы доверятся с чаем для них неизвестной им кухарке из враждебной Империи? Ты, вон, даже их послу не поверил...
   - То есть, там ещё и настоящий "Люстак" будет? - облизнулся советник.
   И вопрос сняли.
   Вызвали магов с кафедры Земли... Все ближайшие сподвижники мэтра Кроктауриуса, как и он сам, погибли на Арене, но были и другие, уцелевшие. Они обследовали свиток. Конечные координаты вычислить не смогли, да специалистов таких вообще по миру единицы - Семереник, например, но грузоподъёмность Веккатту удивила: двадцать четыре человека. Однако, свиток-то взводного уровня...
   - Вот видите, ваше величество, - усмехнулся её советник. - Явный намёк, что ждут не только лично вас. Так что, Ваша личная стража тоже идёт с нами.
   Телохранители его вмешательство оценили и запомнили. А те "две тётки-охранницы"... Дакр ла Алевтим на утро приволок двух жриц из храма Анатары! Тех самых, которые за богиней сумели пройти сквозь камень и стены. И явились они не в своих обычных алых халатах. Они пришли в платьях, сшитых по образцу и подобию оных из гардероба Алисандры - по эскизам Верии Интелии. Но Катти только покачала головой: при одной был чемоданчик... Как из другого века.
  
   Якорь телепорта оказался вплотную с вратами города. Стражники успели предупредить Катти, что Семереник разобрался с местным исказителем, так что она не удивилась. Получить текущий кыллизикл всяко не помешает, а вот сколько народа теперь на улицах Льиз Яррулле - это было так непривычно... И двух недель не прошло, как сняли высшую секретность, а люди везде, люди, люди...
   Их ждали внутри, у входа. Три кареты, два десятка лошадей... И...
   - Каттька, привет! - Семереник со своей бандой... - Слушай помоги раскопаться, а? Переведи пару предложений! Я понимаю, тебя королевы ждут, но по старой дружбе... Ты ж наверняка с этим долбанным кыллизиклом уже разбиралась! Вот тут - это что?..
   - Семереник, руки отобью! Не лезь пальцами!.. - отдёрнула его ладонь от пульта Дирллия.
   - Ах, Ваше Величество! - распахнула перед ними свое декольте склонившаяся в глубоком реверансе Эсктелла. - Ох, извиняюсь, - импера-а-аторское...
   - А-а-а!.. - закричала Катти и кинулась к друзьям.
   - Какие миленькие платьица! Говорили, что нашей Верии равных нет, а вот... Очень даже ничего! Я б так даже и себе такое же хотела. Или вон тот доспех! - кивнула она на Агторрию. Та, как его получила, практически с ним не расставалась. - И ведь вроде бы - латы, а как смотрятся! Слушай, но твой чемодан этому не в тон!
   - Эскта! - попыталась остановить её Катти. Но такую остановишь...
   - Слушайте, а где я вас уже видела? - она вообще отвернулась от Каттеньки, которую сейчас обнимала Дирллия, и повернулась к жрицам.
   - А где ж я видела твою собачку? - улыбнулась ей одна из них.
   - Вы про Чёнечку? Опсс... Это ж вы!
   - Так где она сейчас?
   - Да, правда, где? - заинтересовалась и Катти.
   - Уж только не здесь. - влез Семереник. - Местные големы её не переносят от слова "совсем"! И любая охранная магия прежних - тоже, - он схватил свою библиотекаршу за руку и потащил к пульту. - Идём, потом наболтаешься, давай дело сделаем!
   - Я её домой отпускаю, - выкрикнула ей в след Эсктелла.
   - А она возвращается?
   - Хочешь позову?
   - Скта! - совсем усёкши имя девушки, взвыл Семереник. - Только попробуй! Только ещё раз попробуй! Только опять посбивай мне всё! Выгоню! И будешь дома соседей пугать!
   - Какие мы грозные...
   Перешли врата они только через двадцать минн. А что до любимого дворца Клериссы доедут они в неполном составе, так юная императрица и не заметила... Агторрия не заметит тоже - она всё искала глазами, где же, ну, где же он, ну почему его нигде не видно?! Заметит Лестра. Нет, она тоже искала Аккора и тоже его не находила, но, что Телл отстал, она увидела, она даже отрицательно покачала головой на вопросительный взгляд барона Веллитария: "Не трогайте!.. Пусть остаётся!" Сколько можно всё забывать ради Торри?! И уж если в кои-то веки его заинтересовала другая девушка... Тем более, девушка, которая ему так явно рада...
  
   Мальчики нынче исполняли пажеские обязанности. Они были строги, молчаливы и в дурацких пажеских мундирах. Даже Агторрия подступиться не решилась. Церемониал же! Тем более, когда королевы увидели герцога Дакра ла Алевтим, имперского вельможу, увидели равного им, и Клерисса затеяла парад высокомерий...
   Ну, как знала! Зачем было тащить сюда этого аристократа... Отдохнула, называется! Ну и ладно... часик она с ними перекантуется и сбежит. А они тут пусть своими придворными играми тешатся!
   Эх, и не угадала она с чаем! Катти принесла "обезьяний" - самый редкий, самый дорогой, самый недоступный, а надо было "Стехов куст"! Чтобы сбить эту официальщину... А с ним только дала повод ла Век отказаться сразу заниматься Рогттаром: "Ты для начала хочешь лишить меня "Обезьяньего короля"?" А брат... Он держался, но было видно, что ему тяжело, и его девушка опять начала поглядывать на Катти очень нехорошо.
   - Хватит зыркать! - оборвала чаепитие Арлия. - Лучше скажи, ты свою простыню захватила?
   И девочка стремительно покраснела:
   - Да.
   - А кинжалы, которыми его резали?
   - Я... - растерялась Витталия.
   - Да! - вмешался Дакр. - Ольма!
   - Вот, - кивнула жрица на свой чемоданчик.
   - Ах, вон оно что, - одобрительно улыбнулась им Арлия. - Вы догадались?
   - Я, - опять вмешался Дакр. - Сразу после покушения запер. Открыть?
   - Справлюсь. Должно помочь. Простыню мне! И раздевайся, - потребовала она у принца. - И ты тоже, - хмыкнула она на его девушку.
   - Я?! А они?.. - мотнула она рукой на окружающих.
   - Им не надо, - равнодушно ответила главная лекарка Эллезии.
   - Нам выйти? - спросил Дакр.
   - Если стесняетесь... Катти, а вот ты останься, точно! Да тебе, и как императрице, полезно будет. Ах, извините, ваше императорское величество...
   - Тётя Аша!
   - То-то же... Иди ближе. Когда я с твоим братом начну, будешь меня касаться... Лучше голой рукой прямо за тело - за шею или за плечо. А сейчас к другой приглядимся... Кажется, у тебя может быть родственником больше... Клер, подойти и ты...
   - Я-то тебе с ней зачем? Гвардейцы выйдите! Не смущайте девушку...
   - Принцы, останьтесь! - потребовала Агвелта.
   - Но... - покраснел Луфгегл.
   - Никаких "но". Вам тоже полезно будет! Даже не так - вам будет необходимо!
   В конце бесстыдного осмотра ("Так, глаза не опускать! Что я делаю - отслеживать, всем! А ты опусти руки! Совсем опусти!"), Арлия таким же бесстыдным движением вдруг резко перенесла свою ладонь на живот Клериссы. Королева, было, дёрнулась, но тут же замерла.
   - Поздравляю, и у тебя - сын. Аура чистая у обеих. А что касается этой милой девушки - я, в присутствии свидетелей, подтверждаю, что отец ребёнка - данный молодой человек, который является братом Катти. Герцог, - она повернулась к Дакру ла Алевтим, - у вас как всё это оформляется? Подписывать что-либо надо будет?
   - Не только. Я подготовлю! Девушке можно одеваться? Накинуть хоть что-то? Не приведи все боги, просквозит, - озаботился он. - Пожелания для неё есть?
   - Она здорова. Противопоказаний к материнству не вижу. А всем в подобном положении, вот и тебе, Клер опять - я рекомендую одно и то же: меньше волнений, больше красоты и не забывать ходить. И никаких приключений! Не бегать, не колдовать, не нервничать. И уж ни в коем разе не скакать верхом! А вы, вернётесь - сообщите о беременности вашим целителям и её родственникам... Что там дальше - ваша политика, я не вмешиваюсь, - и она отвернулась от застывшей, от заледеневшей девушки. Но к той уже подходили юные жрицы и юные царевны. - А теперь вы, молодой человек... Катти, ближе! Вообще, просто обними меня сзади! Эх, какое у мальчика тело!.. И в такое железки острые совать...
   Она раскрыла чемодан и одну руку положила ему на плечо, а другой один за другим начала перебирать кинжалы. И вдруг, словно обжёгшись, отбросила в сторону очередной...
   - Вел, подойди. Кажется, это по вашей части.
   Но подошёл ещё и Дакр, взглянул на бирку, привязанную к рукоятке.
   - И что тут? Наши смотрели ни на одном ничего не нашли.
   - Проклятие, - через некоторое время ответила Агвелта. - Я думала, такой уровень вам доступен быть не должен, ан вот... Допросить владельца можно?
   - Нет.
   Агвелта правильно поняла тон вельможи Империи:
   - Совсем никого не осталось?
   - Дети малые всё равно ничего не знают. А с принцем что? Без допроса никак?
   - Кинжал здесь - снимем, - целительница захлопнула крышку. - Качественный чемоданчик. Без него - рассеялось бы. Хуже пришлось бы, а так - от чего лечить, от чего избавлять понятно. Я про подобные только слышала.
   - Когда?
   - Да не помню уж... Ах, Вы про молодого человека. Он же в полнолуние его схлопотал? Надо ждать до следующего. У вас тяжело ему придётся.
   - А у вас?
   - У нас вот - Агвелта. И ещё есть Семереник.
   - Поможете?
   - Неделю... В одиночку не потяну, - покачала головой Агвелта. - А Семереник... Он не мой подданный. Я за него говорить не могу.
   "О, - поняла юная императрица, - начинается торг. Ну, подождите!.."
   - Тётя Клер!.. - обернулась она к своей королеве, и на глазах у неё навернулись слёзы...
   - Мама! - подала голос и Сина.
   - Ну, куда ж я денусь, - отмахнулась Клерисса. - Мне расстраиваться, как выяснилось, совсем нельзя. А если тебе, девочка, плохо будет, я расстроюсь. Но лично с ним пусть сами договариваются.
   - Катти, договоришься? - обернулся к ней её советник.
   - Он может потребовать этот чемоданчик. Или ещё чего.
   - Он такой меркантильный?
   - Он? Нет. Для этого у него Дирллия есть.
   - Это та с которой остался наш Астеллий? Я начинаю волноваться.
   - За чемоданчик?
   - Нет. За виконта ла Ферн. Но уж тогда обещай! - согласился Дакр. - Что договоришься!
   - Но я без Рогттара никуда не уйду! - послышался дрожащий голосок Виталлии.
   Катти посмотрела, как её брат протянул исхудалую руку к ней, которую девушки сейчас закутывали в сдёрнутую с какого-то стола скатерть, и опередила реплику Дакра:
   - Мы дозволяем остаться!
   Дакр запнулся, но потом сказал:
   - Хорошо. Я сам графу ла Трейси передам... Всё передам. Все новости.
   Катти облегчённо выдохнула, но тут, открылась дверь, и стало ещё хуже - вошла Эсктелла. Она привела того самого отставшего Астеллия... И с ними был бард Истрелл ла Кратас, он-то что здесь делает?!
   - Вот, ваш. Он никак не мог найти дорогу, - заобъяснялась красотка и тут же принялась зыркать по сторонам...
   Ну, конечно! Дирллия идти к королевам застеснялась, а эта... Подхватила пиита для храбрости и припёрлась.
   И Катти заплакала.
   - Катти! - всполошилась математичка. - Они тебя здесь довели, да? Давай я позову Чёню!
   - Не-ет! Идём отсюда куда-нибудь! Я, я... - она обняла подбежавшую Теллочку и, рыдая, побрела в тут же указанную Клер дверцу... - я сейчас... Тётя Клер, приготовьте пока кофе! Пожа-алуйста!
  
   Пятнадцать минн слёз, но из головы не шло:
   " - И когда мне начинать раздавать латы?
   " - Как вся дюжина вместе соберётся - так и начнёшь. Потому что это будет знак от меня, что откладывать уже некогда.
   Вот вляпалась! - даже выплакаться вдоволь некогда!
   Она вышла. Принцы на месте (пятеро), принцессы - тут же (трое), жрицы - ну, куда им без неё, личные телохранительницы ж (двое), Астеллий - вон он (в единственном экземпляре), и Эсктелла (одна-одинёшенька)... 5+1+3+2+1+1=13. Ах, да. Ниэллон - доспехами будет обделён... Все тут.
   - Рассказывай! - потребовала королева Эллезии. - Это про Анатару, да?
   - Да. В храме я ничего от неё не хотела. Я только одну капельку крови на алтарь уронила, даже больно было не так, чтоб уж... Вы ж знаете, как обычно-то! А она вышла из толпы младших жриц:
   " - Не особенно-то ты и торопилась.
   Я отговорилась, что хлопот за целую Империю, и она посочувствовала. Потом у алтаря отворила дверцу, лестница вниз... Нет, никакой там дверцы потом никто найти не смог. Мы оказались в комнате. Уютная, стол два кресла, две чашки с тёмным напитком... Оказалось, "шоколад". В нескольких источниках об эпохе предшественников упоминается... Прежние его не знали, а секрет приготовления потом был утерян. Вкусный, густой... Приготовляется из бобов одного дерева... "Какао"... Я про него тоже как-то читала. Анатара дала координаты острова, где они растут. Они сюда его из своего мира привезли.
   " - Спрашивай! - потребовала богиня. - Я почти ничего не могу, но именно тебе именно здесь и сейчас на очень многое могу ответить. Правда, у тебя только ауррс.
   " - Где сейчас прежние? - спросила я.
   " - У нас, - не замедлила с ответом Анатара. И только я подумала, что так ничего не успею и не пойму, как она раскрыла ответ. - У них, точнее. Я-то местная. А Пшосграз и которые с ним... Вот те... Вот их туда...
   " - Как прежние оказались там, а боги - здесь?
   " - Поменялись. Почти добровольно. В конце их здешней эпохи их научники начали пытаться докричаться до звёзд. Добраться до звёзд. Добрались не до звёзд, а до них - до богов, до них же и докричались.
   Эшилейда... Тот мир, где обитали боги, мир, который они благоустроили, вылизали... который они выпили. Как тебе объяснить... Представь горы, речку, которая течёт в море. Горы - они такие неровные, некрасивые, да и разных полезностей в них много... И гору срыли. И разбили сад. И стало - лепота. Вот только речка больше течь отказывалась. И полезностей никаких не осталось тоже. И хотели они найти новый мир - с горами и реками, но каждый мир имеет естественную защиту, стену свою собственную, сквозь которую пробиться никак не получалось. Хоть бились долго и упорно.
   И вдруг калитка с той стороны одной из стен открывается и: "Здрасьте! А это вы стучали?"
   "Речка" - для них это люди. Но не всякие. Те, которых вы называете прежние, богам не подходили, потому что они уже были не способны верить, не способны молиться - в их реке уже не было воды. Но остальные... А боги...
   Ну, представь пустыню и влачащих жалкое существование в ней... Берегущих каждую капельку. И вдруг перед ними открывается переполненная родниками долина... Правда, в ней копошатся какие-то непонятные дикари. Их бы и просто уничтожили, но дикарям показали благоустроенный мир... Это, как тебе Лазурный берег по сравнению с Риммериумом, только в сто раз контрастнее. А то, что богам было как вода... Прежние вообще обходились без религии... Окрестным племенам они были не как боги, дикари им были дешёвой рабочей силой, которую они и содержали в дикости.
   Боги им предложили альтернативу: война на уничтожение или одномоментное переселение. И те выбрали.
   " - А ты? - спросила я.
   " - Моя семья как раз и была из "дешёвой рабочей силы". А богам в этом новом мире... Старые запреты давно забылись за ненадобностью... Если из крана льётся уже обеззараженная вода, то чего её кипятить?! А что, если эта вода прямо из речки, то она ещё не обеззаражена, - все давно за отсутствием речек позабыли... Вот и, что прямое воздействие на мир вызывает противодействие мира, забыли тоже. Я - это плод такого воздействия. Пшосграз, когда встретился с живой, верящей в него, влюбившейся в него девушкой, просто протянул руку и сказал: "Моё! Не отдам!".
   " - Тогда кто я?! Я чья?
   " - Нет, - засмеялась она, - ты не его-моя правнучка. Богини не рожают. Ты - потомок моей сестры, которая осталась смертной. Да не только он, тогда многие из них с ума посходили... Вон по своему отцу ты восходишь к женщине Арриграса. И мы сейчас копаемся, понять хотим, ваша Эсктелла - она от кого? Видишь ли, тёмная гончая запечатлённой чистым человеком быть не может. Потому что она выводилась, как охотница на этих самых человеков.
   " - Но Клерисса же с ними управляется!
   " - Клерисса побеждает, насильничает над гончими. Если сорвётся, если не доглядит, они порвут её. А Эсктелла... "Чёнечка"!
   " - Почему меня не тронула Палица Арриграса?
   " - Потому что она не Арриграсова, а наша! Императоров она только терпит. Одного на поколение. А нашим - служит. Как твоей предшественнице Лоуррелции. Её мать - и твоя прабабка по другой линии тоже. Уж не помню в каком по счёту поколении.
   " - Но тогда бы она не тронула и остальных её потомков!
   " - Нет. Должно быть наследование сразу по обеим линиям. Как у тебя и от матери, и через Лоуррелцию - от отца. У твоей сестры - от отца есть, а от матери - не досталось, здесь для неё прошло наследование не от той бабушки. А у брата, и там, и там не то.
   И тут Катти в своём пересказе запнулась. Нет, этот кусочек её диалога с богиней она озвучивать не будет, потому что... Это её! Не Ниэллона, ни Клериссы, а её!
   " - А "Тёмный молот" - спросила тогда богиню она.
   " - "Хранилище"? - переспросила Анатара. - Аккуратнее с ним. Не ты его разбудила. А оно не слабее Палицы... Странно, всегда было наоборот: Палица - у мужчины, а "Хранилище" - изначала принадлежало женщине, а у вас... Молодые вы, и всё у вас не как у людей, - усмехнулась нелюдь.
   Катти не стала уточнять, разбираться - время уже начало поджимать, она спросила...
   Вот тут она и продолжит для королев:
   "- Зачем я вам? - спросила она Анатару.
   " - Наконец-то! У вас - конец эпохи. Как у прежних в их последние годы. И как они стучались в небо, а нарвались на богов, теперь у вас - начали стучаться в другие миры тоже.
   " - Но у нас всё под запретом! Уж я-то знаю, как Семереника контролируют!
   " - Не поможет. Вон меня уже на Арену вытащили. Хорошо, тот книжник пальцем в пласт, где я была, угодил, а если бы в соседний?
   " - Кроктауриус мёртв! Все его ученики - тоже.
   " - Естественно. Я проследила. Эти теперь мертвы. Появятся новые.
   " - Откуда?
   " - А откуда появились те, которые в мои человеческие времена вышли на богов?
   " - Их подталкивали с той стороны... - дошло до меня.
   " - Хорошо, что это не вопрос, и отвечать не надо...
   " - И сейчас откуда-то подталкивают опять?
   " - Да.
   " - И я, - я руками померяла свой рост, - против новых богов?!
   " - Не ты - все вы! Но... Против вас могут выйти новые боги, а у вас - разделённый мир, слабый... Сильнейшую Империю сумела захватить девчонка!
   " - Да какая из этой Империи - сильнейшая!
   " - Вот твоя первая задача. Сделать её таковою. Восстановить.
   И Катти опять замолчала. Нет, и этого она рассказывать не будет. И это только про неё. Это её - личное!
   " - Поможешь? - тогда спросила она Анатару.
   " - Прямое вмешательство запрещено!
   " - А косвенное? Чуть-чуть?
   " - Чуть-чуть? - улыбнулась богиня. - То, что к тебе люди чуть-чуть добрее, чуть-чуть доверчивее, чуть-чуть порядочнее, чем к остальным - считается? Ты знаешь, к примеру, что твоему палачу крабообразному хватает трёх ударов кнутом, чтоб порвать печень взрослому мужчине?
   " - Спасибо.
   " - Ну и... Сколько камер сделали из бывшей дворцовой душевой, ты смотрела?
   " - Три дюжины.
   " - А при скольких из них есть "обсерватория"?
   " - У одной.
   " - В которой за неделю до тебя вдруг умер заключённый... Ещё одно "спасибо" скажешь?
   " - Но отмыть её я сама решила!
   " - Сама-сама, - улыбнулась Анатара.
   И, припомнив улыбку самой бешеной из богинь, Катти улыбнулась тоже...
   Так, а вот дальнейшее уже - критически-важная информация! И она продолжила воспоминание вслух:
   " - Но я и... боги?
   " - Сначала всегда появляется разведка. Вы должны быть готовы. Вам надо её встретить. И вышвырнуть!
   " - Нам - это кому?
   " - Комнату с латами команды моей сестры - родной сестры, той самой, которая твоя прабабка, - тебе открыла я. А их тогда с нею было всего дюжина! Справились. Делай команду! - и она ехидно хмыкнула: - Так что свои латы отдашь своей сестре.
   " - Мои?! Но почему?!
   " - Во-первых, на тебя не хватит, а во-вторых, ты не воин. Ты - императрица. Ниэллону передашь, что и ему не воевать, а командовать надо будет. А эти доспехи... Они к тому же несколько гасят сдержанность...
   И я вспомнила, - Катти перевела взгляд с принцессы на принцессу, - описание, как Никка вдруг устроила скандалище в Огненном Дворце. Ничего ж себе, "несколько"!
   " - То есть всем остальным принцам - достанутся?
   " - Да. Принцу Ритоглу - тоже.
   " - Четверо, а ещё двое?
   " - Пятый не совсем принц - он молочный брат принцессы, твоей сестры.
   " - Виконт Астеллий ла Ферн...
   " - А последний не принц совсем - поэт он ваш знаменитый...
   Ну, конечно, мне тогда про него уже все уши прожужжали... Ах, где он, ах пропал... А он - вот, на курорте греется...
   " - Истрелл ла Кратас. А он согласится?
   Веккатта взглянула на барда... Особого энтузиазма на его лице она не рассмотрела.
   " - А куда он, такой влюблённый, денется? Передай своим принцам, что я запрещаю им помогать ему с его Илленой, если он не будет с ними! И хватит о нём, - она ладошкой двинула, как пятнышко какое-то стёрла и продолжила. - Теперь женские доспехи. Все три принцессы. Обе мои жрицы, которые за мною удержались и... - и Катти перевела взгляд на математичку, - и эта ваша математичка - Эсктелла.
   - Да ни хрена! - взвилась математичка.
   " - Вот она-то не согласится точно, - сказала я.
   " - Да кто её спрашивать будет? - пожала плечиками богиня. - Скажешь ей, что иначе я здесь удавлю её Чёнечку. Она привыкла, что любовь - очень приятная штука: все мальчики вокруг неё бегают, в глазки заглядывают, в декольте косятся и дотронуться до самых сладких её мест пытаются, а ей остаётся только хихикать и млеть... Так вот, запечатление - односторонним не бывает. И без своей гончей она у вас сдохнет от тоски.
   - Да какая из меня воительница?! - возмутилась красавица.
   " - Да какая ж из неё воительница?! - сказала я ей тоже. - Хуже только я!
   " - Во-первых... Передашь Клериссе, что у неё месяц после передачи доспехов на всякое разное обустройство - и сразу после, чтоб всех их отправила в тридцать третий лагерь. На смену. Там их всех и твою "учёную" в частности, "воительницей" - опять съехидничала она, - сделают. А во-вторых, кто вы - вы ещё не знаете.
   " - А тридцать третий - что это? - спросила я.
   - Ад, - поёжилась Клерисса. - Да ещё на зиму...
   Гвардейцы охраны переглянулись и тоже поёжились. Кажется, они про этот лагерь знали. Возможно не понаслышке.
   " - Она тебе объяснит, - ответила мне Анатара.
   " - Но почему против богов - мы?! - никак не могла успокоится я.
   " - Я же сказала: с той стороны сначала тоже будут не боги. И вам надо будет отбить у них охоту соваться!
   " - А если...
   " - Значит, проиграют. Запрет на прямое действие - он такой забавный. Почти как закон вероятностей... Подправить вроде бы не сложно, а потом летит такая ответка!
   " - И когда мне начинать раздавать латы?
   " - Как все соберутся - так и начнёшь... - и юная императрица взглядом пересчитала всех двенадцать кандидатов. - Потому что это будет означать, что уже спешно, - закончила богиня.
   И истаяла в воздухе. А я допила шоколад - такая всё-таки вкуснятина! - поднялась и толкнула дверь. И потеряла сознание. Очнулась у алтаря, у них, - она мотнула головой в сторону своих жриц, - на руках.
   - Императрица капнула кровью на алтарь, - подхватила рассказ Ольма, - и потеряла сознание. Мы успели её поддержать. Но она тут же открыла глаза.
   - Значит, уже спешно... - проговорила Клерисса.
   - А месяц - как раз успеем сыграть свадьбы, - пожала плечами Шитона.
   - А вы уверены? - вздохнула Агвелта. - Что в то мгновение для неё смог уместиться целый ауррс?
   - Катти, ты же дашь мне координаты того острова? Вот и проверим, - раздумчиво произнесла Акнаккора. - Сумею ли я за месяц сделать вам по чашечке "шо-ко-лада"?
   - К свадебному ужину? - улыбнулась Шитона и усмехнулась, взглянув на принцесс.
   Они сидели в креслах, рядом с ними стояли их принцы. Синнаэль и Никкора были в подаренных латах - грозные и прекрасные, парни - в своей обычной одежде, в форме, похожей на гвардейскую, образец которой когда-то предложила им Клерисса. Лаконизм которой странно гармонировал с роскошью доспехов.
   - Сина! - вдруг звонко прозвучал голос вставшей принцессы корсаров. - А ты не знаешь, о каких свадьбах тут речь идёт?
   - Нет! - так же звонко ответила другая, тоже поднявшая, принцесса. - Но, возможно, нам расскажут. Если всё это не тайна какая-нибудь особо секретная, очень государственная.
   - Вот так! Нас всего-то не было пару недель, а тут столько новостей! Одних свадеб с десяток, наверно! Катти, может тебе, как императрице, на что-нибудь намекнули?
   - Мне?
   Катти взглянула на сестру. Она тоже поднялась. И Ниэллон тут же сделал пару шагов к ней. Они теперь стояли очень близко друг к другу. Но даже рукавами не соприкасались. Они хоть целовались?.. Хоть раз? Хоть самый первый... В губы... И тут её ошарашило: свадьбу? За месяц?! Опять??
   - Нет! - выкрикнула она. - Никаких свадеб!
   - Каттенька?.. - изумилась Клерисса.
   - Я не про вас! - опомнилась императрица. - Вы успеете - успевайте. А у меня уже были похороны в неделю и коронация в двенадцать дней! И если я заикнусь теперь о какой-нибудь ещё и свадьбе через месяц... Меня возненавидят все - начиная от мажордома, ему список гостей составлять и, где их расселять, думать, кончая Акакиррой! Нет!
   - Так всё-таки!.. - опять громко вопросила Никкора. - О каких свадьбах здесь все говорят?!
   - Я думаю, о моей, - раздался мужской слабый голос. - Но...
   Все обернулись. Принц Рогттар по-прежнему полусидел, полулежал, и Виталлия по-прежнему держала его за руку. Крепко держала.
   - "Но"? - переспросила Катти его. - Брат?
   - ... Но виконтесса ла Трейси не успела прошлый раз ответить на моё предложение. Да и за эти недели очень многое изменилось. Поэтому я опять спрашиваю: Вита, ты согласна выйти за меня замуж? Я всё ещё могу не выжить, и я больше не наследный...
   - Да! - не дала ему договорить Виталлия.
   И она... Она не бросилась ему, почти прозрачному, на шею, она лишь ещё плотнее прижалась к нему.
   - Поздравляю молодых! - заулыбался Дакр. - Надеюсь, вы оба понимаете, что необходимо ещё одобрение семей?
   - Сестра? - тут же нашёл глазами нынешнюю главу семьи принц.
   И что ей отвечать?! "Да"? А Империя? Вдруг его уже какой-нибудь герцогине давным-давно пообещали? Она взглянула на сестру - та сияла. Да на хрен всё! На герцога-советника она смотреть не стала. Чтоб Катти ещё о каких-то незнакомых герцогинях думала!
   - Я буду рада за твоё счастье! - ответила она. - Но со своими... - она встала, подошла к ним, пожала протянутую исхудалую мужскую руку, чмокнула девичью щёчку. - Но со своими разбирайся сама.
   Следом подошли девушки... А потом... Королевы... Ну, что им чужие свадьбы у них своих забот хватает!
   - Дочь, - обратилась к Никке Акнаккора, - можно тебя попросить?
   - О чём?
   - В качестве личного одолжения - пожалуйста, переоденься!
   - Дочь! - тут же подхватила Клерисса. - Пожалуйста - тоже!
   - Мама! - в один голос произнесли девушки.
   - Торри... - вместо них подала голос Катти. - Я тоже... О том же... Пожалуйста!
   - Да мне здесь и не во что! - возмутилась фиолетовоглазая принцесса.
   Катти вздохнула. Глянула на королев. Потупилась. Повернулась к математичке:
   - Передай Семеренику, у него карта здешняя есть, я видела, - он же здесь, внизу остался, да? - чтоб провёл... Квартал Эйнже, дом "агва". Это неподалеку. Дом открыт. Наверное, это была лавка алхимика или портного. Или портного-алхимика. Ему тоже интересно будет. Но на нулевом этаже найдёте, не спрятано - склад одежды. Можно будет переодеться.
   - Да кто-нибудь только чихнёт, и она рассыплется!
   - Та - нет. На мне всё держалось нормально.
   - Правда-а? - округлились глаза у Эсктеллы. - Одежда прежних?! А мне можно будет?
   - Дом - во владениях короны Эллезии. Ваше величество? - повернулась она к Клериссе.
   - Да, Ваше Императорское величество, - улыбнулась Клерисса, глядя как разгораются глазки у принцесс. - Но, Катти, привыкай обращаться ко мне по имени. И девушки, мы с удовольствием, наконец, посмотрим, как выглядели прежние в обычной жизни. Ждём вас! Молодые люди, проводите дам!
   Катти взглянула на всё ещё закутанную в скатерти графиньку - та даже не дёрнулась, как держала за руку Рогттара, так и продолжила сидеть с ним рядом. Плотно. Неотторжимо.
   Дождавшись, когда молодёжь высыплется из комнаты, Клерисса облегчённо вздохнула:
   - Спасибо, Каттенька. Корра, тебе - тоже. Я бы так сразу не сообразила.
   - Костюмчики-то, получается, с подвохом... - хмыкнула Акнаккора. - Кажется, придётся их ношение серьёзно ограничивать.
   - Не без этого, но...
   - Но? - повернулась к ним Шитона.
   - Хороший добавочный урок может получится: что костюм провоцирует искренность, пылкость, они будут знать. Вот пусть учатся противостоять внешнему влиянию. Предупредить командиров, чтоб они заставляли их время от времени снимать доспехи и после этого оценивать своё поведение.
   - Хм...
   - Так, а что с остальными свадьбами делать будем?
   - Девочки особого восторга не выказали.
   - Ну, если бы мне вот так же между делом сообщили... - поморщилась Клерисса.
   - А тебе об этом сообщили не так? - взглянула на неё Шитона.
   Клер покосилась на герцога посторонней ей Империи и просто ответила:
   - Не так.
  
   Не так, не так! Во-первых, герцогство её отца привозросло на одну долину. Та и так была под охраной барона Стокского - вассала Инейских, и налоги платила ему же, но теперь они заимели королевский патент о передаче долины в вечность. И герцоги Датаарские умылись и заткнулись - да не услышит дочь от неё такие выражения!
   А во-вторых... После того позорного, провалившегося сватовства в Нортирии, после того, как Гилберт перед этим от неё отказался... И ещё была жива-здорова его, ненавидящая её, маменька... Герцог Инейский был готов на опалу, он сказал: "Только с личного согласия дочери!"
   И Гил... Она к нему, конечно, не вышла. Он вызвал Лиссату и Арлию и попросил засвидетельствовать, как он на коленях, с цветами в одной руке и обручальным кольцом в другой - прополз весь длинный коридор от входа на их этаж кампуса Университета до её кельи. А потом простоял на коленях у двери всю ночь.
   "Он сам от меня отказался!" - Клерисса была жестока и неумолима. Но...
   Под утро тому захотелось в туалет, а с колен вставать или даже прямо так отползать к унитазам, он отказывался категорически и наотрез. Попросил горшок. Никаких ночных горшков, естественно, ни у кого в кампусе (этаж, разумеется, не спал и сквозь приоткрытые двери все девицы пялились на него!) не было. У кого-то нашлась цветочная ваза. Девки доставили. Но она оказалась слишком высокой. С колен... под хихиканье всего девичьего этажа - её келья была где-то посередине, и если он отворачивался от одной половины, то подставлялся под взгляды другой - у него ничего не получалось... В общем, случился патетический балаган, и рыдающие с хохота подруги ("Зачем тебе будет муж с порванным мочевым пузырём?!") уговорили её смилостивиться. Но он сначала надел кольцо, и только после поскакал в туалет. Она зарыдала тоже.
   Она рыдала, а слетевшиеся со всего этажа, набившиеся в её келью девочки не могли отвести глаз от сияющего на безымянном пальце королевского кольца.
   Полгода до свадьбы стали самыми счастливыми в её жизни. Клерисса ж тогда даже с сержантом Корртерием нашла, наконец, общий язык.
  
   - У меня тоже - "не так", - сумеречно улыбнулась, что-то припомнив, наследница древнего корсарского рода. - И куда спешить, я не понимаю. Нике даже восемнадцати ещё нет, - она обернулась к Клериссе: - Лучше скажи, что такое ваш тридцать третий лагерь?
   - Север, горы и... - она перевела взгляд на имперца: - И выпадения, как на ваших пустошах. Только никакого хабара, а лишь чудовища. И есть долина, на которую имеются выходы с трёх перевалов, а уж сколькими путями, тропками может спуститься со скал всякая нечисть- не считал вообще никто. Выход из долины и перекрывает лагерь. Казармы - в пещерном замке, можно сказать. Но больше похожи они на каменный мешок, тесный и узкий. У нас лагерь считается штрафным. И всегда им был. Так что, особыми удобствами, особо никогда в нём не озабочивались.
   - Смена - это сколько?
   - Три месяца.
   - Бедная Теллочка... - ужаснулась Катти.
   - Свою сестру тебе не так жалко? - поинтересовался Дакр ла Алевтим.
   Девушка посмотрела на брата и вздохнула:
   - Я её не знаю ещё совсем. Но... Слышала, она всё с мальчишками сравняться старалась - ей не в диковинку будет, а Эсктелла...
   - А разве военной кафедры у неё не было? - пожала плечами Шитона.
   - Как о кошмаре, раз вспоминала.
   - Будет знать, как у богов что-то просить, - так же равнодушно отозвалась Агвелта и передразнила: - "Чё-ё-нечка".
   - Что - завидуешь? - хмыкнула бывшая нортская бандитка.
   Нынешняя жрица Пшосграза смолчала.
   - Я через месяц шоколад буду кушать, а она каменную пыль глотать, - постаралась простыми эмоциями смягчить возникшее напряжение недавняя библиотекарша.
   - Ваше величество, - улыбнулась эйдежь ла Ариерти, которая до этого старалась держаться чуть позади Дакра ла Алевтим и особо не отсвечивать. - Мне кажется, Вы недооцениваете Вашу знакомую.
   - Вы думаете, она сумеет приспособится?
   - Я, кажется, знаю этот тип девушек... И, кажется, богиня - тоже. Я думаю, она не приспособится - приспособит. И для следующих поколений штрафников условия их тамошнего пребывания будут не такими... штрафными.
   - Думаете?.. - задумалась Клерисса. - Что ж, девочкам это был бы полезный опыт.
   - Про девочек закончили? - поднялся со своего места Дакр. - А давайте поговорим про шоколад? - он огляделся. Королевы промолчали. - Так, особого желания раскрыть подробнее эту сладкую тему не вижу.
   - Дакр, - заставила себя назвать его по имени Катти.
   (" - Всех подданных только по именам! И только на "ты"!" - потребовал он при первом их разговоре.
   " - Я не могу! Я не привыкла!
   " - Привыкайте! Начните с меня!
   Вот, приходится...)
   - Дакр, что... ты... имеешь в виду?
   - Я имею в виду желание её величества Акнаккоры отправить на шоколадный остров своё судно. Может, Вам об этом ещё никто не упомянул, но, Ваше величество, у Вас есть свой флот.
   И Катти внутренне ахнула: "Ещё и это?!" Теперь она во главе Империи - главного врага всего Артола? Она теперь - главный враг тёти Клер?!
   - А мы не слишком утомляем нашего больного? - вдруг вмешалась Агвелта.
   - Я думаю, принц Рогттар выдержит, - жёстко ответил Дакр. - И виконтесса ла Трейси не замёрзнет! Веталлия, так?
   Он встал... Его эйдежь тут же чуть вскинула руку, и он учтиво помог подняться и ей. Они сделали несколько шагов к принцу.
   - Здесь не холодно... - почти прошептала девушка.
   Взрослые развернулись, и Катти зримо увидела, как четверым королевам противостоят четверо её подданных... А с нею рядом только тётя Аша - эйдежь, то есть личная подруга королевы - королевы Эллезии.
   - Что - влипла? Привыкай, - улыбнулась ей великая целительница. - И ведь тебе сейчас даже расплакаться нельзя. Знала б ты, как я ненавижу политику!
   "Я - тоже! Даже поплакать нельзя!.. А что можно?"
   И Катти чуть ли не задохнулась от облегчения: она придумала, как вести себя - это всего лишь головоломка, надо решить психологическую задачу, типа, как перевезти на другой берег реки на двуместной лодке козу, волка и кочан капусты. И даже не так, даже проще - парой капустных листьев, а то и всем кочаном здесь можно и пожертвовать.
   - Рогттару с нами не вредно? - спросила она грустно улыбающуюся эйдежь ла Век Катти.
   - Медицинских противопоказаний нет. То, что его убивает, ровно так же будет убивать и одиночных покоях.
   - Брат! - обратилась она к нему. - Я полагаюсь на твой выбор. Твоё решение?
   Кажется, она сумела удивить его.
   - Остаюсь, - голос был слаб, но твёрд.
   - Виконтесса?
   Это не Веталлию она спрашивала. Она по-прежнему обращалась к нему. "Брат! Нам теперь быть рядом! А она... Она -- твоя забота и твоя проблема. Она - твоя."
   - Со мной!
   - Принято!
   Теперь несколько капустных листиков в другую сторону:
   - Тётя Клер, спасибо Вам, вы показали мне пример, как действовать в подобных ситуациях.
   - Когда? - похолодел голос у "тётушки".
   - Полчаса назад. Когда мы говорили про Семереника... Вы сказали...
   Теперь обернуться к "своим":
   - Герцог Дакр. О существовании у Империи флота я знаю. Но не знаю о его возможностях...
   И намекнуть на барашка одной волчице:
   - ...Я даже не знала о шахтах найдерекса на её территории, то есть на нашей территории... Или мне положено говорить - на моей территории? Мне говорили об этом? Не помню...
   И ещё кочан капусты морской королеве:
   - Но о проигранной последней войне Империи я помню... Войне на море.
   ...а теперь шмат горчицы:
   - Но я знаю, что победившие, всегда доминирующие на водах кары за всю историю так и не обследовали южные океаны. И соответственно координаты волшебных островов им неизвестны.
   ... а теперь... тётя Клер, ну, пожалуйста, помогайте!
   - Поэтому теперь я процитирую её величество королеву Эллезии: Дакр ла Алевтим, договаривайтесь!
   Да, герцог вспомнил, как Клерисса отправила его договариваться с Семереником.
   - Вы назначаетесь послом... - как там?... - чрезвычайным и полномочным! - услышала смешок от тёти Аши, вспомнила и про неё: - Мне надо будет что-нибудь подписать?
   - Браво, моя девочка! - рассмеялась тётя Клер. - Жаль, мальчишек здесь сейчас не было. Посмотреть бы им.
   "Спасибо-спасибо-спасибо!"
   - Так мы будем договариваться?
   Кажется, герцог решил взять быка за рога... Не знает он королев - ни одна из них быком себя не числит!
   - Я думаю не с нами, - улыбнулась ему Клерисса. - Это мужское дело.
   - Да, это же не галеру на абордаж брать, - усмехнулась и Акнаккора. - Но, к примеру, не удивлюсь, если в нашей делегации будет Акки. Не главой, конечно.
   - Простите, но состав Вашей делегации - Ваши заботы. Где и когда?
   - Срочно. Но не завтра, - подала голос Агвелта.
   - Почему срочно? - не поняла Шитона. - Если свадеб не будет, куда спешить?
   - На всю зиму отправлять сына в какую-то дыру за очередными приключениями? Ему что - делать больше нечего?! Только если подтвердится, что это - воля богов! А не видения переволновавшейся девочки!
   - Значит, послезавтра.
   - И где? - спросил ла Алевтим каким-то скептическим тоном. - Приглашаю к нам.
   - Нет, разумеется, - тут же отреагировала Клерисса.
   - Тогда вы понимаете, почему - и ни в одном из королевств Артола.
   - Здесь, - вздохнула королева и грустно переглянулась с остальными. - Данный дворец не принадлежит никому. Он экстерриториален.
   - Вы думаете мы уложимся в один раунд? - он поглядел на опять скептично переглянувшихся женщин. - А у её императорского величества имеется здесь дом, где она могла бы на время переговоров приютить нашу делегацию?
   "Дакр, я люблю вас!" - пролетела мысль у девушки, и она грустно произнесла:
   - Приютить - есть.
   - Десять-двенадцать аристократов - с их слугами? - уточнил герцог. - Уместятся?
   - Слуги, наверное, нет, - горестно признала Катти.
   - Я думаю, - всё-таки попыталась отделаться малой кровью Клерисса: - можно будет найти особняк покрупнее под ваше консульство...
   - Думаю, это не решение проблемы... Чем бы оно отличалось от посольского дома в... в Элистане, например?
   - Вы претендуете на часть территорию Льиз Яррулле? - изумилась Шитона.
   Но ответил не главный подаватель... ах, да! - уже не вечернего халата, а утренней чашки чая.
   - Интересно, - улыбнулась специалистка по придворной учтивости, - а на том шоколадном острове будет только одичавшая плантация деревьев какао или ещё и покинутый городок обслуживающего персонала? Небольшой такой - в половину вашего Лазурного берега, скажем? И фабричка какая-нибудь? Заводик крохотный. Ну, не везти же им было плоды через все океаны!
   - И мы будем очень благодарны капитану любого корабля, который очень срочно доставит наших колонистов на наш остров. Очень! - подхватил её любовник.
   Королевы опять переглянулись.
   - Катти, какие дворцы заняты, ты знаешь. Выбирай свободный. Будет твой. Приютишь всех. И пусть договариваются.
   - Спасибо, - и Катти заставила себя произнести, заставила себя вымолвить: - Клер.
   И, убедившись, что пол не провалился, потолок не рухнул, двенадцать тёмных гончих не ворвались в комнату, и сама она по-прежнему может дышать, Катти добавила:
   - Если я сейчас не выпью чаю, я умру. Вы со мной? Я готовлю?
   - Да, - первой выдохнула Клерисса.
   - Да.
   - Да.
   - Да.
   - Умница, девочка, - погладила её по плечу целительница.
   - Спасибо, эйдежь.
   И она взглянула на кушетку, где полулежал-полусидел её брат. И он отнял свою руку от прекрасной сиделки и правым кулаком ударил себе в раскрытую левую ладонь. Что означает этот жест в имперской гвардии, Катти не знала. Но, судя по его улыбке - догадывалась.
   "Брат"... - какое странное слово... Не менее необычное, чем "сестра".
   - Не вставай, - сказала она ему. - Мы тебе принесём. Веталлия, поможешь?
  
  
   2. Большой Совет
  
   Большой Совет Империи давно уже собирался только в чрезвычайных обстоятельствах. До Лоуррелции герцоги участвовали в текущей политике гораздо чаще - Большой Совет был постоянно действующим, но слишком многие из них предали императрицу, и, победив мятежи, она перестала созывать его. Её сын последовал её примеру, и Совет с тех пор обязательно собирался только сразу по воцарению нового монарха - главным образом, чтобы получить присягу со всех герцогских родов. Но у Катти перед глазами была эллезийская Высший Совет, Родовой Совет (совет главных родов) - Техлора, Совет Адмиралов Корлэнда. Даже норты после войны падающих листьев вспомнили про, казалось бы, напрочь забытый Совет Кланов и восстановили его.
   Из разговоров королев Катти знала, что мороки у Шитоны с мужем, конечно, стало больше, но что Нортирия после сокрушительного поражения, когда провалилась не только их армия, но и рухнула честь, не развалилась на отдельные кланы - заслуга, главным образом была именно этого совета.
   Катти не знала, что не только... Раздробить Нортирию или оставить её целой - после войны в Высшем Совете Эллезии спорили много, но в конце концов решили, что иметь дело с сотней мелких банд тяжелее, чем с одной хоть и крупной и... Ну, например, экспорт говядины через свои границы стали разрешать только, если у торговцев имелась виза Совета Кланов. А Совет Кланов начал устанавливать экспортные квоты. И Совет Кланов начал разбирать бесконечные дрязги меж отдельными баронами. Так что, теперь только самые выдающиеся казусы решались лично королём. И король спускал Совету только общие цифры налогов, а тот уже распределял их меж отдельными кланами. И тоже самое с армией. Правда, с точностью до наоборот: от налогов всячески открещивались, а пропихнуть в королевскую гвардию лишнюю свою сотню всадников стремились все.
   Когда Катти впервые озвучила идею сделать Большой Совет перманентным, Дакр встретил предложение с глубоким пессимизмом. Потом... Потом он, кажется, решил провести наглядный урок педагогики: "Как будет угодно Вашему императорскому величеству!" Он только посоветовал оставить Большому Совету чрезвычайный характер, а на каждый день ввести что-то под другим названием. Не копирующее подобное из Артола. Специалистка по учтивости откуда-то вытащила термин - "Палата герцогов". Понравилось.
   И после коронации на Совете, приняв присягу от всех ста сорок четырёх глав герцогств, объявил, что Императрица желает чаще получать советы мудрых мужей. И будет рада регулярно встречаться с ними... Например, во дворце Одрика. (Одрик - один из сподвижников Роггакера I, был первым владетелем дворца, многократно с тех пор менявшего своего владельца). А недавно здание освободилось в связи со смертью герцога ла Короннель, всей его семьи и конфискации столичной собственности рода.
   Каттенька только головой покачала, когда услышала о предполагаемой местопребывании новой Палаты:
   " - В нём хоть кровь с полов отмыли?
   " - Вот будет кому отмывать, - пожал плечами советник.
   " - Но вы же понимаете, что на содержание аппарата потребуются дополнительные расходы? - обречённо спросил её казначей.
   Да-да, "её казначей"! С существованием у неё советника - Катти смирилась почти сразу, а вот личный казначей всё никак не мог уместиться у неё в голове.
   " - ...А о состоянии имперской казны я Вам уже докладывал.
   Докладывал. Если не вдаваться в подробности - казна пуста. Для заведования совершенно пустой казны казначей выглядел слишком румяным, и Катти планировала чуть позже запугать его аудитом от бухгалтера из Корлэнда, и кое-что наверняка выдавить, а потом заменить на кого-нибудь нового из Техлора. Община нагтилинов в Империи была самой немногочисленной, так что тот будет... первое время, хотя бы, практически без сообщников. Но это потом. А сейчас...
   Ну, о подобных ситуациях она читала неоднократно.
   " - Я предлагаю устроить конкурс на места в президиуме Палаты. То есть объявить, что это конкурс, а устроить аукцион.
   " - Какие права будут у Президиума?
   " - Сидеть в Президиуме, главным образом, - хихикнула библиотекарша. - Как вы думаете, на зарплату для уборщиц насобираем?
   Прав в итоге добавили: свои апартаменты во дворце, свои люди в аппарате, право заранее знать повестку очередного заседания, право вносить в неё свои предложения, право определять выступающих на заседании, но главным все-таки осталось именно это - само место. Право быть среди "верхней дюжины". А Председатель Президиума, избираемый императрицей из членов Президиума пожизненно, получил ещё высокое дозволение раз в три месяца на немедленную аудиенцию. Но Викгторрия I на этот пост избрала Дакра, у которого такого добра и так хватало. ("Сейчас - хватает, а что будет через пять лет, вы предсказать можете? А через десять? Хорошо, а через неделю? Что можно гарантировать, имея дело с несовершеннолетними девицами? Гораздыми влюбляться, заводить фаворитов, выходить замуж, наконец?!" - историй про предыдущую императрицу он за эти недели начитался вдосталь!)
   Потом среди этих "верхних" развернулась тихая война за те или иные апартаменты во дворце, те или иные должности своих людей... В общем, забот и забав им Катти подкинула. Ну и денег в казне чуток прибавилось. Даже помимо оплаты на содержание дворца и его новых обитателей.
   Вот им Катти и решила объявить некоторые новости, а Дакр среди них собирался набрать свою делегацию.
   - Вы реально среди них думаете найти людей, которые помогут Вам на переговорах?
   - Катти, ты знаешь об основах переговорного процесса? О его тактике?
   - Читала.
   Особенно интересные истории были из эпохи предшественников.
   Когда прежние ушли, появилось множество мелких государств... Которые и государствами-то назвать часто было сложно - были правители, у которых имелось несколько сотен воинов, или города, окружённые достаточно высокими стенами, или острова с одной единственной легко-обороняемой бухтой, или просто горный кряж с узкими тропами... Но в города надо было как-то подвозить продовольствие, на острова и горы - орудия труда, от топоров до сетей, воинам - доспехи и мечи, а владетелям боевых дружин хотелось ещё и роскоши... Именно тогда появились некоторые правила - неприкосновенность дипломатов и посредников, к примеру, или верность заключённым договорам... Просто с отступниками переставали вести всяческие дела, а то и объединившись, уничтожали.
   - Тогда, скажи мне, кого бы сама ввела в делегацию? Только представь, чтоб тебе легче было, что это посольство не к "тёте Клер", а... наоборот от неё к нам... Ну, с требованиями освободить девочек, скажем? В нём были бы только эллезийцы и коры?
   - Нет, - поняла девушка. - В него надо бы тогда обязательно включить нортов, чтобы они - требовали! Чтобы они - грозили. А уж коры потом торговались бы.
   - Вот. Ты грозить родным королевам не способна. Я - не буду. И никому другому особо не позволю, потому что... Ну, я тебе уже рассказывал почему. Но показать, с кем тебе здесь приходится иметь дело - надо.
   Да он уже рассказывал. Восстановить ирригационную систему прежних Империя самостоятельно была не в состоянии. А ещё один неурожай - станет катастрофой. Это будет настоящий голод с массовыми голодными смертями, с неизбежными бунтами, неизбежными мятежами в провинциях, да просто с плодящимися, как саранча, блокирующими торговлю разбойничьими шайками.
   И, значит - казнями, казнями, казнями...
   Начинать восстанавливать каналы требовалось уже сейчас, но денег на оплату артольским инженерам - не было, своих - не имелось. В прошлом году окончательно провалилась даже попытка реконструировать столичные акведуки.
   Катти планировала поговорить с "тётей Вел" о первой инженерной партии как раз на починку акведуков - при этом чаепитии, да вот... Сорвалось.
   - Ты надеялась, что за чашку "обезьяньего царя" она расплатится аж акведуками? - хмыкнул Дакр.
   - Нет, - сглотнула Катти. - За найдерекс.
   - А вот с этого места - подробнее, - заледенел герцог. И вдруг стал очень похож на Клериссу, когда та выпытывала у неё очередной секрет. - Им про него ты уже раз обмолвилась. А мне до сих пор ничего не известно.
   - Мальчики... Принцы... Они пробились сквозь Ксетронир.
   - Знаю!
   - Они сумели воспользоваться его транспортной системой.
   - Даже так? Она такая же, как в вашем Льиз Яррулле?
   - В Льиз Яррулле - транспортной системы нет. Или она ещё не обнаружена. Вы видели големов-уборщиков. А там... Ребята говорили, всё цело. Как в шахте на острове. А мы в ней уже практически со всем разобрались.
   - То есть и нашу шахту можно как-то запустить? То есть восстановить добычу найдерекса?!..
   - Мы, я думаю, сможем. Я думаю - это ещё один профит от богов. Только...
   - Только?
   - "Мы" - это не Империя. Мы - это Луф, как инженер, я - как переводчик, Нил с мальчиками - как отряд нашей доставки вниз. А там... Явно без Семереника, как супер-мага землянника, не обойтись. И может, без его математички - точнее без её приученной гончей, как защитницы. И без жриц - чтоб Анатара похлопотала за нас перед Пшосгразом. И даже... Я даже не знаю зачем, и почему - но вот боюсь, если с нами не будет моих брата и сестры, то тоже ничего не выйдет...
   - То есть и там потребуется вся команда, весь отряд Анатары в полном составе...
   - Помните... - эйдежь Анаттолия ла Ариерти каким-то неприметным образом стала непременным участником их посиделок. Причём, она как-то становилась именно "эйдежь" - личной подругой юной императрицы, которая могла, к слову, просто выгнать из комнаты мужиков и дать девочке немножечко поплакать. - Помните, Агвелта говорила, что её сыну вообще-то не до глупостей с какими-то там пограничными заставами? А не это ли она имела в виду?
   - Тайком забурятся в шахту, найдерекса много быть просто не может, и примутся они таскать его оттуда телепортами, - криво усмехнулся главный советник императрицы.
   - Нет! - взвилась бедная Каттенька. - Без меня они не справятся! Наверное...
   - Вот и проверим. В любом случае начинать самим предлагать - это плохая политика. У нас время есть. Немного, но есть. Пусть они попросят! И об этом на этих переговорах мы молчим! Так, ваше величество?
   - Так, - она сглотнула и выговорила: - Так, мой Дакр.
  
   Заседание Палаты герцогов было назначено на два часа дня. Чтоб пообедав, с новыми силами...
   Катти прибыла заранее. К одиннадцатому ауррсу. (В Льиз Яррулле, где она последнее годы в основном обитала, от человеческой - десятичной меры времени, она отвыкла и привыкать заново особо не старалась.) С собою взяла сестру, сорвав ту с занятий...
   О, это была отдельная песня! Та с Лестрой заявились на уроки в прихваченных с острова одеяньях прежних! И сразу начали рассказывать обомлевшим сокурсницам про Лазурный Берег...
   Но тут в аудиторию ворвалась Верриса:
   - Плеть! - сходу заорала она. Пригляделась: - Две плети! Каждой! Переодеться! Немедленно!
   Ну, ещё бы - левая грудь в их нарядах была практически не прикрыта. И если у Торри всё было по-девичьи не вызывающе, то у Лестры, чем похвастать, наличествовало.
   У прежних подобный фасон наряда назывался "быть с открытым сердцем" и входил в обычную форму одежды, что у мужчин, что у женщин. Катти, когда примеряла - давно уже, чуть ли не год назад! - про этот обычай вспомнила, но в суете и нервах чаепития в памяти оно не всплыло.
   А там, на складе у портного-артефактора...
   Девушки были к тому же всё ещё в гасящих сдержанность доспехах, и с ними была Эсктелла... Она переоделась первой, и пока остальные пытались оторвать руки от зажатых ими губ, прохлопаться ресницами и продышаться ротом, резюмировала:
   - Миленько! - и обратилась к жрицам: - Правда?
   Ну, тем большего и не требовалось, они двинулись к вешалкам, с ними сразу увязалась и подруга математички - прирождённая эспериментаторша. А потом Эсктелла отвлеклась от зеркал и взглянула на принцесс:
   - А вы что? У вас же просьба от матерей, а у тебя так и ващще - повеление Императрицы! Каттька же наверняка всё это перемерила! Или тебе сеструха не указ?
   Агторрия с Лестрой присоединяться к переодевающимся не поспешили. Остальные девочки были уже практически без одежд, а ещё полностью одетые имперки подошли к любующейся собой в многочисленных зеркалах математичке.
   - Нравится? - спросила она их.
   - Мне - нет, - тихо ответила принцесса.
   - Твои проблемы!
   - Твоими проблемами станет, если это, - Торри ткнула пальцем в обнажённую роскошь взрослой женщины, ткнула, да ещё и, словно проверяя упругость, углубила палец, а потом, отняв от груди, взмахнула им. Будто грязь сбросила, - если это заинтересует Ниэллона.
   - И не только его, - Лестра пальцы никуда не совала, она только чуть приобняла сзади царственную подругу. Одной рукой. Вторая из-за спины принцессы видна не была.
   - Да вы!..
   - Да, - нехорошо улыбнулась, тут же вдруг оказавшаяся рядом, Никка, - мы. И если... - откуда в её руке появился кинжал, Эсктелла и тогда не поняла, и потом не смогла придумать - кора же была практически голой! - Если... Тогда вот это, - и лезвие кинжала оказалось в волоске к сладостной плоти, - совсем не как у нас. Обидно же, понимаешь? Так что, если что - я до своего размера тебе подравняю. Чтоб уровнять шансы.
   - И не вздумай Чоньку свою вмешивать! - так же нехорошо улыбнулась и когда-то уже подошедшая Сина. - Или вот здесь, - она пальцем пошевелила никогда не снимаемую серебряную цепочку, - появится ещё один клык.
   - Да никогда мне малолетки не нравились! - забила отступление расчётливая математичка.
   - Кажется, я тебя люблю! - почти без задержек заулыбалась Лестра. - Поможешь мне что-нибудь подобрать? - и, кажется, за спиной подруги что-то смахнула с ладони.
   - Э, а почему это тебе?! Я тоже хочу! - тут же вступила Сина.
   - Угу, и мне, - поддержала её и Никка. Куда у неё делся сразу пропавший кинжал, Эсктелла, отвлечённая телодвижениями Лестры, опять не уследила. - Даже Иттелия говорила, что твой вкус математически безупречен!
   Торри промолчала. Но одевать девушек самая взрослая в компании начала именно с неё.
   " - Ты почему меня бросила? - потом набросится она на подругу. - Как ты меня одну против них оставила?!
   " - Жрицы не пустили, - ответит Дирллия. - Вцепились и сказали, пусть сами охотничьи угодья поделят. "А если поубивают они друг друга, ваша богиня против не будет?" - прошипела я на них. А они только хмыкнули: "Наша богиня никогда не бывает против хорошей драки".
   " - Мне одной было страшно!
   " - Мне - тоже. Против тебя хоть нормальные девки были, а эти... Они, правда, сквозь стены теперь протискиваться могут?
   " - Сандра, вроде бы, тоже.
   " - У Сандры, самой, когда про них рассказывала, зубы клацали. Ладно, а что с мальчиками-то теперь?
   " - Ой, а то они в казармах гвардии на полуголых тёток не нагляделись! А уж на кораблях в своих "командировках" - на почти совсем голых матросок!.. Провоцирует не обнажённость, а провоцирование обнажаемостью.
   " - Какая ты умная... - улыбнётся Дирллия.
  
   Жриц на предстоящую церемонию Дакр пригласил тоже. Обе пришли в доспехах, и тут же оттеснили гвардейцев, пристроившись вплотную к Императрице. Ещё Дакр предлагал прихватить и Палицу, но Катти предпочла, в качестве символа царственной власти взять "Хранилище".
   Да, она помнила слова Анатары, что разбудил его Ниэллон, и что вроде бы оно больше соответствует ему. Что у них экзотический вариант: ей, девочке, - Палица, а "мужчине" - "Хранилище", но передавать его ему - не собиралась: "Моё!". Она даже переносить его за собою никакому мужчине не доверила - кивнула жрицам.
   " - Высокая честь... - попробовали развести церемонии они.
   Но уж подобных книжек Катти начиталась и пафос подхватить умела в лёгкую:
   " - Вы достойны, - с важным видом ответила она.
   Поначалу ей хотелось пораньше сорваться во дворец Одрика, чтобы втихую по нему побродить-приглядеться... Ага, "втихую". А охрана?! Четверо кровников! Вне своих покоев, своего крыла Огненного, всюду - минимум двое, а вне его - четверо! А теперь ещё и две жрицы! А ещё и Дакр! "Я же практически, как Председатель Президиума, теперь - владелец дворца! Я должен про него знать всё!" А ещё и сестра! "Императоры, разумеется, имеют право вмешиваться в педагогический процесс, но подобной практикой никогда не злоупотребляли", - поморщился советник. Нет уж! Пусть Верриса на Лестре практикуется! Сестру она из-под плетей выдернула. Хорошо, хоть эйдежь не припёрлась - уроки у неё. Но всё равно, такой толпе демонстрировать методику работы с Тёмным молотом?! Обойдётесь! Она сюда как-нибудь ночью в одиночку наведается. Ну, может, с Торри на пару.
   В итоге осмотр Дворца вылился в ознакомительную экскурсию. Большую часть времени которой ушло на галерею - пять полотен мэтра Пратария и три маэстро Ботиани! И ещё с дюжину из тех легендарных времён!
   "Забираю! - тут же решила юная императрица. - При первой же возможности и при первом же предлоге - всё забираю!"
   И предлог тут же нашёлся: ей пояснили, что большую часть коллекции сформировалась сравнительно недавно - из конфискаций ла Короннелем опальных родов... Ну, те заслужили - это они были участники того самого заговора, когда погибла мать Катти, но причём здесь он и его дворец?
   - "Конфискации"? - переспросила юная Императрица. - То есть большая часть из этого - собственность Короны? Тогда почему картины не на территории Огненного Дворца? Дакр, данное недоразумение требуется исправить.
   - Слушаюсь, Ваше Императорское Величество!
   - И... Уж... Кто-нибудь знает, конкретно вот это полотно находилось здесь сызначала?
   - Да, - ответил Дакр. - "Явление Пшосграза" - жемчужина коллекции, личный подарок от Роггакера XXIII, сына великой императрицы Лоуррелции только что получившему в своё владение дворец герцогу, - пояснил неместной девочке придворный.
   Из галереи "Пришествие богов"... На картине Пшосграз держал на руках неровный обломок гранита и смотрел на него, как измученный врачебными диетами мужчина смотрит на кусок скворчащего, капающего жиром мяса! А неподалёку, обнявшись, вжимаясь в скалы, выглядывали из-за скалы две рыжие девчушки. Одной из них было очень страшно, а другая...
   "Ну, сын императрицы - это всё-таки не она сама. Неужели не получится забрать? - потом вспомнила портрет рыжей царственной властительницы у ЦП своего дворца и улыбнулась перепуганной этой: - Бабушка, не бойся: у тебя всё обойдётся, а неё всё получится! Здравствуй!"
   - Это радует, - вслух произнесла она, подошла к картине и поласкала взглядом знакомый завиток на вычурной, так не подходящей сути картины, раме.
   Нет, у всех на виду открывать проход в тень она не собирается. Значит, решено, она точно придёт сюда с Торри. А сегодня вечером покажет сестре комнату с роялем. Кстати, рояль будет ещё одним козырем на переговорах с тётей Клер. Катти про него через девочек даст знать маэстро Видалию. И увечный гений, узнав, что в империи откопали легендарный музыкальный инструмент прежних, вынесет той мозг.
   И хоть, с одной стороны, а кому ещё доверить настройку единственного уцелевшего экземпляра? Но с другой, императрица покажет и всё объяснит Дакру, и тот цену за подобную честь - придумает.
  
   Торжественное помещение дворца Одрика, где поколения герцогов принимали своих вассалов, называлось Голубым залом. Вассалов, видно, имелось много, и зал был саженей десять в ширину и в полтора раза больше - в длину. Отделанные мрамором редчайшего оттенка стены, голубоватые шторы, высокие потолки, где сияли всеми оттенками синевы небеса, расписанные едва ли не учениками маэстро Ботиани. Лазурного оттенка пород деревьев на паркет устроитель найти не сумели, но роскошные ковры имели именно эти цвета.
   И, девушка улыбнулась: полы отмыты, и, девушка опять блаженно улыбнулась: в некоторых арочных каминах горел огонь. Её, наконец-то, не морозило. В зале было тепло.
   Катти ещё раз огляделась и покачала головой - какая роскошь! Она привыкла сравнивать всё с королевским замком в Эллезии, но в империи подобные были у многих и многих герцогских родов и часто - не в единственном экземпляре. Один - на родине, один в столице, а ещё... За тысячелетия кто-то строил ещё и для сына... Или сын - для себя, чтоб сравняться с никак не умирающим отцом, а кто-то - для любовницы, чтоб не было той обидно сравниваться с законной, никак не умирающей женой.
   Возвышение с подобием трона заняла Катти, кресло справа - для жены? - за неимением оной досталось Торри, слева Катти дала указание сделать постамент для "Хранилища", за длинным столом неподалёку и чуть сзади, где раньше видимо располагались особо-доверенные лица, теперь устроились "члены президиума". На сегодня их было лишь восемь. Остальных заседание застало врасплох и в столице не оказалось. Да и в зале людей было гораздо менее полуторы сотен. Пустых кресел (Титул герцога давал право сидеть в присутствии монаршей персоны) было едва ли не половина.
   " - Не ждали, что Вы, ваше величество, призовёте их так скоро, - Дакр при личном общении от обращения на "ты" до "вашего императорского величества" переходил непринуждённо и угадать, когда от него, чего ждать, у Каттеньки получалось не часто. - Ничего, следующий раз будут предусмотрительнее.
   - Господа, - обратилась к собравшимся молодая императрица. - Нам нужен ваш совет.
   Этой фразой открывали заседания Палаты первые императоры. Когда при предварительном обсуждении Катти напомнила про неё, Дакр как-то непонятно пожевал губами.
   " - Вам не нравится?
   " - Не нравится... - с сомнением протянул он. - Вы - императрица, а они - лишь герцоги...
   " - Но? - озвучила недосказанный союз эйдежь.
   " - Но таково Ваша царское пожелание, - не оторвавшись взглядом от Катти, вздохнул советник. - Я никогда не забываю, что ты, девочка, призвана к нам лично богиней... Очевидно, чтобы что-то свершить. Может, чтобы что-то поменять. Чтобы что-то новое внести? Что? Может, и вот это?
   - ...Произошло несколько важных событий, Мы получили несколько новых вызовов, - продолжила свою речь девушка, - и ваша мудрость поможет Нам дать на них достойный ответ.
   " - Не слишком ли заумно? Как-то театрально...
   " - Не в твоём возрасте перед кем-то пренебрегать торжественностью. А в театрах знают, как добиться впечатления.
   - ...Первое из них. Вчера Наш брат Ритогл вторично предложил свою руку и сердце виконтессе Веталлии ла Трейси, - по залу пронёсся шум. - Первый раз предложение прозвучало в день трагических событий и было прервано предателями. Как выяснилось, на одном из клинков, ранивших Нашего брата, оказалось заклятие серого праха. По счастью меры первой помощи принцу оказала его возлюбленная, он обрёл некоторую сопротивляемость, и ураганного течения проклятия удалось избежать.
   И ещё одна волна вздохов, шепотков пронеслась по залу: "Ржавые графы!" "Ведьма!" - расслышать было тоже можно. Дакр настаивал, чтобы слова "чары" и "магия" в связи с Веталлией не прозвучали, но Катти решила: пусть начинают привыкать к новой реальности!
   -...Арлия ла Век вчера подтвердила, что девушка спасла его. Но серый прах убивает реципиента в течение лунного месяца, а полное и окончательное снятие проклятия можно произвести только в полнолуние. Однако, наш брат сейчас находится под попечением архимага мэтра Семереника и до нужного срока продержится.
   И опять по залу пронеслись шепотки. Катти улыбнулась: про "семриксы" - сверхточные часы прежних, которые раскрыл её учёный приятель, слышали многие, а у некоторых доченьки-сыночки их уже и вытребовали. У неё самой тоже был - ещё тот, который ей подарили землянники. Её только ремешок заменить заставили. На царственный.
   - ...И принц, услышав, что он больше не рискует юную невесту сделать юной вдовой, возобновил предложение и получил согласие девушки, которое сегодня было нострифицировано его семьёй. В связи с этим у меня первая просьба к высокому собранию - прошу посоветовать мне выбрать достойную дату свадьбы моего брата!
   (" - Может, просто объявить о предстоящей свадьбе? Мало ли чего они насоветуют?!
   " - Катти... Ну, будь реалисткой! Ну, подумай, чем кончится заседание, в котором участвует почти сотня человек?
   " - Ничем?
   " - Хорошо, если они хоть сумеют договориться комиссию какую-нибудь создать... А вот, что успеют выбрать её состав - уже не верю.)
   - Собственно говоря, это второе, о чём Мы хотели сообщить высокому собранию: великая целительница даёт уверенный прогноз на полное излечение Нашего брата, который в данное время находится на её попечении. Ожидается, что через десять-двенадцать дней он сможет возобновить нормальную жизнь. Несколько ослабевшим после тяжёлой болезни, но кровь рода императоров быстро восстановит его.
   Она опять оглядела зал. Лица мужчин были непроницаемы. Но... Ей и без подсказок Дакра было понятно, о чём они сейчас думают. Там всё от вздоха: "Он же - законный наследник", до откровенного шипения: "Ну, погоди, узурпаторша!". А у неё на всё это есть только одно слово: "Брат!". И остаётся только подавить вздох: брат, которого она знает всего вторую неделю. Который ровно столько же знает её.
   - Третье. Нынешнее местопребывание принца. Три года тому назад королевства Треуля получили доступ на остров, названный прежними Лазурный берег. Или на их языке - Льиз Яррулле.
   И снова вздохи, шуршание одежд, невнятные слова... На недавнем обеде в столовой Палестры Лестра оказалась в гордом одиночестве. Остальные, забыв про еду, кинулись к своим братьям, к своим родственникам, к доверенным людям своих родителей. Девочки были уже взросленькими, и значение новости о Льиз Яррулле - понимали. Ну, а сама Лестра всё рассказала наверняка и того раньше. Торри сказала, что та выглядела не выспавшейся. Неужели от девочки полночи требовали подробностей?!
   -... На острове была обнаружена законсервированная алмазная шахта и нетронутый город. Насколько мне известно, шахта успешно переведена в рабочее состояние, добыча делится меж Эллезией, Нортирией, Корлэндом и Техлором равными долями, хотя ведётся силами лишь нагтилинов. Территория курортного городка разделена меж королевств тоже в равных пропорциях. Помимо зданий, в основном требующих только косметического ремонта, в городе функционируют двенадцать боевых големом, на мой непросвещённый взгляд весьма похожих на големы охраны Арены, а также работает система уборки уличного пространства. Так же, как и големы Арены, переключить големы города на охрану других территорий возможностей найдено не было. Остров связан с Эллезией стационарным мерцающим телепортом. В настоящее время Мы и Наша семья являемся владельцами двух зданий в Льиз Яррулле - небольшим особняком и дворцом Синевы в центре города.
   Катти замолчала, но теперь ни шепотков, ни шорохов не раздавалось... Империя основой своего могущества считала крохи хабара, выпадавшего в пустошах, а тут - целый город, целая шахта... Уже три года... И двенадцать боевых големов!
   "Ничего, сейчас я вас расшевелю, подкину вам позитива."
   - Далее. Принцев Эллезии, в процессе недавней погони за ними, загнали в Ксетронир. Благодаря опыту эксплуатации шахты в Льиз Яррулле, они сумели пробиться на первые рабочие уровни. По их предположениям шахта найдерекса тоже всего лишь законсервирована, то есть имеется хорошая вероятность вывести её на рабочий режим.
   - Найдерекс? - выкрикнул кто-то. - У нас может быть найдерекс?
   Остальные кричать не стали, но глазки мужчин загорелись у всех без исключения. Ещё бы! Легендарное оружие, хранимое в самых защищённых тайниках семей, делало таковым именно крохотные инкрустации, впайки из найдерекса. То оружие, с которым предки нынешних герцогов и становились герцогами.
   - Может, - кивнула императрица. - У Нас - может.
   " - Что ты наложишь на всю добычу свою лапу, это понятно. Но лично тебе этот магически сродненный металл - зачем? В сокровищницу складывать? Нет, ты будешь делать из него оружие и будешь продавать, дарить, экипировать, награждать им! Они всё это просчитают влёт. И кроме плётки Молота, - улыбался подаватель утреннего чая, - у тебя появится сладкий пряничек.
   - Далее. Накануне коронации в храме Анатары у меня случилось видение встречи с богиней. В котором она потребовала сформировать боевой отряд под командованием принца Ниэллона, в котором были бы все четверо остальных порфироносных принцев - от нас принц Рогттар, три принцессы - включая Агторрию, две жрицы, - Катти повела рукой в сторону чуть улыбнувшихся, стоявших за её плечами девушек, молочный брат Нашей сестры - виконт Астеллий ла Ферн, один поэт... да-да, Истрелл ла Кратас! И...метресса Эсктелла. Вы могли слышать про неё: во время недавних событий в Огненном дворце богиня подарила ей тёмную гончую. Данный отряд через уже месяц должен будет отправиться на первую миссию - провести зиму на отдалённом и очень опасном посту Эллезии.
   Мужчины в зале... не то, чтобы запротестовали, но задвигались, начали перекидываться взглядами, вздохами, шепотками...
   - Я понимаю, что термин "видение" не особо располагает к риску царской кровью. Но в процессе разговора со мной Анатара обмолвилась координатами ещё одного острова. Ни его размер, ни, что на нём имеется - неизвестно. Богиня намекнула только о плантации деревьев какао, напитком из которых она меня угостила. Королева Акнаккора тут же предложила услуги своего флота, чтобы проверить существование острова и тем самым подтвердить или опровергнуть истинность моего наваждения.
   А вот тут шепотками и вздохами дело не ограничилось. "Что вы!", "Нет!", "Ваше величество!", "Хитрые коры!"... Катти поняла, будь здесь не она, а её отец, герцоги не удерживались бы и применили другую лексику. Но и сейчас с мест повскакивали многие.
   - Господа! - поднял руку со своего места председателя Президиума Дакр.
   И господа унялись.
   - Благодаря присутствию ла Алевтима, я удержалась от опрометчивых решений. И ныне Мы обращаемся к Палате. Ибо у нас проблема. С одной стороны - таинственный остров, про который даже неизвестно, реально ли он существует? С другой - возможность сделать первый шаг по налаживанию реально союзнических отношений с нашими северными соседями. На одной чаше весов - неизвестно какие островные сокровища, на другой - солнечный Льиз Яррулле; в одном случае - обретение незнамо каких новых технологий прежних, но в другом - помощь в освоении таких же, но реальных шахт найдерекса.
   Катти оглядела свою аристократию. Что ж, они призадумались. Больше криков не звучало. Пустой спеси поубавилось, кажется, тоже.
   - Господа, я напоминаю граничное условие колебаний, размышлений, переговоров - через месяц блистательная дюжина должна отправиться в зимний лагерь. Или остаться по домам. Королева Агвелта, например, настроена весьма скептично. Путь до острова от Льиз Яррулле почти вдвое короче, чем от самого ближнего нашего порта, а корская каравелла "Заря Севера" со своим регулярным визитом ожидается у Лазурного Берега уже через три дня. Так что для принятия решения у нас крайний срок - неделя. Лорд Дакр!
   - Слушаю, Ваше Величество!
   - Вам поручается собрать делегацию на переговоры с Артольским союзом. Главная цель переговоров: определиться с возможностью использования корабля коров. Дополнительная: сделать первые шаги к союзу с северными государствами, - и опять раздался неодобрительный гул. Что ж, припечатать: - Срок - до завтра. Такова моя царская воля!
   Ах, вот почему Дакр предлагал взять с собой палицу Арриграса - сейчас бы опустить на неё руку и поласкать рукоятку пальцами... Значит, следующий раз будет умнее... Или будет созывать подобные заседания в Тронном зале!
   Катти замолчала. Поднялся Дакр.
   - Я понимаю, - он оглядел зал, - что ворох новостей требует осмысления. Поэтому предлагаю устроить перерыв. Напомню, что нам следует принять ряд решений по поводу предстоящего бракосочетания принца Ритогла, а также срочно определиться с составом делегации на первый раунд переговоров с Артольским союзом. Переговоры начнутся завтра - да-да, уже завтра! - в Льиз Яррулле. Тема переговоров - сотрудничество. Первым пунктом которого будет - экспедиция к... - он усмехнулся: - к сладкому острову. Жду вас здесь к пяти часам, - и обернулся к Катти: - Ваше величество?
   Катти кивнула. И он, подавая пример, встал. Остальные поднялись тоже. Склонились в поклонах. Движением руки императрица отпустила их. (У неё на то, чтобы оттренировать этот жест - четверть часа каждый день уходит! Словно вместо зарядки. Почти неделю уже! Он должен выглядеть величественным, но не пренебрежительным! Не пренебрежительным, но не суетливым! И ещё двадцать разных "не", "не", "не"! Катти первый раз под конец чуть не расплакалась - да плакать нельзя больше! Хорошо Торри рядом тогда была - сначала показала несколько раз, а в конце подошла, обняла...)
   Когда последний из герцогов вышел, Дакр зримо расслабился, и Катти выдохнула тоже. Откинулась на спинку... Эх, забраться бы в кресло с ногами... А что - специалистки по учтивости нет рядом, а Дакр без неё особым занудством не отличается. Но... В этом платье, что ли? Не приспособлено оно для подобных вольностей. Вот уж действительно - наряд! Девушка в нём не одетой, а наряженной себя и чувствовала! Так что ноги можно только вытянуть.
   Советник подошел к ней. Похвалил: всё прошло хорошо. Позудел немного на тему, что она пару сказала про себя "я", а не "Мы". Ну, погоди!
   - Мы дозволяем Вам некоторое время помолчать!
   Девушки по бокам хихикнули. Вот хорошо с ними. Они старше её ровно настолько, что выглядят именно старше, но ещё не стали - другого возраста, не стали взрослыми тётками. Жалко, если они через месяц уйдут от неё... В этот - как его? - в тридцать третий лагерь.
   А сейчас жалко, что нет чая. А может, сказануть по этому поводу что-нибудь Дакру, мол, "Мы выражаем свое неудовольствие!". Нет! - опомнилась она. Это для неё хиханьки-хаханьки, а если с этим придворным в двадцатом поколении сердечный приступ случится? - два подряд "неудовольствия"!
   - Дакр, - обратилась она к нему, - а здесь с чаем ещё никак?
   - Почему? - удивился он. - Трое поваров в штате имеются. Старшая - с рекомендацией Акакирры. Чтоб "Империю Маккабари" они закупили, я тоже предупреждал. Про истинную сигнатуру заварки узнать должны бы уже. Сейчас проверим... Милейший! - крикнул он слуге дверей. - Чаю императрице!
   Слуга скрылся за дверьми.
   "Вот так! Выперлась бы ты со своим "неудовольствием"!"
   Катти воровато взглянула на Дакра, но тот смотрел всторону. Впрочем, вряд ли что-либо различая, он явно всё ещё анализировал произошедшее, наверняка перебирая в уме реакцию ключевых фигур Палаты. Благо, большинство из них сидело рядом с ним.
   Девушка вспомнила, как в одной книжке король время от времени требовал от своих советников: "Думайте вслух!" Может, и ей последовать его примеру? Нет, не сейчас. Советник привык находиться рядом с Императором и начнёт тогда выбирать слова, пытаться предугадывать ещё и её реакцию... А сегодня - некогда! К завтрашнему дню делегация должна быть сформирована! Пусть думает без помех.
   Так, пять минн слуге добежать до кухни, пять минн - на заварку, пять - на путь обратно... А пить сейчас хочется! Ну... не то, чтобы жажда уж так одолела, а, чтобы успокоиться отвлечься, забыть почти сотню тяжёлых мужских взглядов, среди которых было несколько откровенно раздевающих, откровенно брезгливых: "Фу, костлявая! Ну, ни рожи, ни кожи...". Эти личики она в памяти отложила.
   И вдруг дверь отворилась и появилась... метресса Тетроккия! Да и правильно! - кого бы ещё могла порекомендовать Акакирра?! Ура, чай будет настоящим!
   Да, "Империя Маккабари" была заварена правильно. Это чувствовалось даже не аромату - по ауре успокоения, отдохновения распространяющейся от её кухонной тётушки.
   - К нам! - закричала Катти. - Тётя Терра, идёмте к нам!
   Герцог Дакр скривил губы, но Катти в ответ раздвинула свои губы и обнажила зубы. Так иногда делала Шитона, и спутать эту гримасу с улыбкой было невозможно! Главный податель утренней чашки чая промолчал. А Катти ещё раз махнула кухарке рукой. А от той вблизи так вкусно, так уютно, так по-домашнему запахло, что даже слёзы подступили... Нет, нельзя.
   Чтоб незаметно проморгаться, Катти отвернулась ото всех к тому своего "Хранилища". Благодаря словарю "кьиллиз - хундр?", она прочитала уже шесть страниц в нём. Много времени уделять ему не получалось, но она старалась... Хоть и не верила, что будет толк: она помнила ухмылку Анатары, когда она ей похвастала об этом. Богиня мгновенно стёрла её, но Катти глаз от лица божественной собеседницы не отводила и её заметила. "Таскать вам не перетаскать!" - было в ней. Что-то она делает совсем не так? Всё равно, сначала надо сделать, что сделать - можно!
   Стоп! - Катти поспешно рукавами протёрла глаза. - Мальчики?!
   - Катти!.. - тут же услышала она брюзгливое от Дакра.
   - Катти?
   - Что случилось?!
   Жрицы поняли её гораздо лучше. А она смотрела на фолиант. Слёзы больше не застилали ей глаза, но оно не помогло - молот опять был тёмным.
   - Дакр! Амулет связи с королевами у вас есть?
   - Да.
   - Здесь?
   - С кем? - он перегнулся к своей сумке, откинул один из клапанов, обнажив карман, из которого выглядывали несколько разноцветных головок амулетов связи.
   - Тётя Клер...
   - Клерисса! - поправил он девушку, но сам тут же выдернул один и протянул его Катти. - Вот.
   - Тётя Клер! - опять выкрикнула императрица, сорвав головку.
   Офицер связи всегда при ней! Всегда при ней!
   - Вон! - показал кухарке на дверь Дакр. - Все вон отсюда. Быстро!
   Та только чуть извиняюще взглянула на девушку и, подобрав юбки, зашелестела к выходу. За ней поспешили и остальные слуги.
   - Катти, это ты?! - послышался из воздуха удивлённый мужской голос.
   - Тётю Клер! Срочно! - выкрикнула она.
   - Уже бегу!.. - судя по голосу, он действительно уже нёсся... Катти знала, как это происходит: офицер выставляет руку с амулетом над собой, и все встречные, едва завидев его, отпрыгивают по сторонам, освобождая ему путь. - Две ми..-нуты! - пару раз выдохнул он. Но через полторы уже крикнул: - Катти!
   - Катти? - тут обозначила себя Клерисса.
   - Молот тёмен. Где мальчики? Где Ниэллон?
   Где сама королева, Катти поняла: голос этого гвардейца она узнала, он - из караула ЦеСа, то есть Клерисса - в своём дворце.
   - Ниэ... С утра был во дворце, с мальчиками. Никуда не отпрашивался, никуда не собирался. Да и куда бы ему собираться, если завтра он в Льиз Яррулле со своей принцессой должен встретиться? То есть с вашей... то есть с твоей... - и Катти чуть ли не наяву увидела сейчас королеву, задумавшуюся, автоматически проговаривающую какие-то пустые слова, ни вслушиваясь в их звучание, ни вдумываясь в их смысл. - Каттенька, а где сейчас - ты? - и через небольшую паузу добавила: - С кем?
   Телохранители-гвардейцы свою королеву поняли быстрее юной императрицы. Слитным, синхронным движением они, оттеснив прочих, пробились к Катти и отсоединили её от остальных. Герцог, сестра, две жрицы - меж каждым из них и девушкой возникло по её кровнику, по её мужчине, её... соотечественнику.
   - Катти, что происходит?! - затребовал информацию Дакр, невольно отступив на шаг, когда шаг к нему сделал капитан её стражи сэр Дартор.
   - Катти?! - возмутилась Торри.
   Жрицы отодвинулись молча, только быстро переглянувшись.
   А Катти думала. Тёмный молот ранее реагировал на принцев. Точнее, теперь понятно - на Ниэллона. А, значит, скорее всего, так же отреагирует и на попавших в опасность остальных, сродненных с книгой-артефактом, то есть на Клериссу и... И на неё.
   В Эллезии всё тихо, спокойно, а здесь? Здесь пока тоже. Пока. Но кого-то из них предупреждает молот. Но королева с сыном - дома, среди своих. А она? В "своей" империи?
   Так, откинем вероятности второго порядка малости, в опасности - именно она! Здесь и сейчас! А сейчас вокруг неё - вот эти, которые рядом, ибо они - здесь! Предательство? Кто? А кому из них она может доверять абсолютно?
   Её кровники? Но их клятва завязана на сохранение тайны Льиз Яррулле, а не на её безопасность. И они верны своей королеве, а не ей! А если королевы в своей мудрости решили, что с влюблённой Агторрией им будет легче, чем с нею? Ведь на другой чаше весов - новый остров, новый город, новые технологии... На другой чаше весов - найдерикс!
   А её сестра? Которую она знает всего вторую неделю, для которой она - это та, что отняла у её брата трон?
   Или жрицы? Они-то должны подчиняться слову своей богини. Но команда уже собрана! И в ней ей места нету! Ей нет даже доспехов. У неё их отняли! И если Нилу назначено место командира, то о ней так просто - молчание! Может, эту пешку, не сумевшую стать королевой, просто теперь смахивают с доски?
   Дакр ла Алевтим? Но наследный принц уже ясно, определённо будет вылечен. Зачем этим аристократам теперь путаница на вершине пирамиды власти с какой-то пришлой императрицей?
   "Катти! - оборвала она себя. - Прекрати панику! Просто опять отсей вероятности второго порядка малости! Потому что в противном случае - против богини, аристократии и любимых королев - да! - почти вслух выкрикнула она, - любимых! - против такого фронта тебе не выстоять и дня! А потому..."
   Эх, поплакать бы...
   - Объясняю. Тёмный цвет молота на фолианте - маркер опасности для кого-то из тройки - Нил, Клерисса, я. Ранее он реагировал на Нила, и я забыла про себя. Тётя Клер - напомнила.
   - И ты, - мрачно усмехнулся Дакр, - решила отгородиться от нас?
   - Катти... - выдохнула из-за спины сэра Ольссона Торри.
   - Нет, - покачала головой девушка. - Как раз наоборот. Я решила не отгораживаться. Сэр Дартор!
   - Да? - повернулся он к ней.
   - Мы - вместе. Ситуация ноль. Командуйте!
   И капитан, отвернувшись от аристократа, метнул взгляд на барона Веллитария, тот почти тут же качнул головой, и тогда командир повернулся к ней:
   - Катти! Телепорт - нет?
   - Нет! - тут же от амулета связи послышался голос Клериссы.
   - Нет! - повторилась и юная императрица. В эту ловушку она больше не полезет. По крайней мере не сразу...
   - Тогда - дай сигнал нашим! - сунул он ей в руку иголку и снова развернулся. - Лорд Дакр, у Вас с вашими связь есть? Вызывайте подкрепление! Торвик - на тот выход! Ольссон, твой - тот! Веллитарий - тот! - махнул он на третий выход. - Смотреть! Бдеть!
   Гвардейцы бросились каждый к указанным дверям, Дакр шагнул к своему суммарю. Катти с облегчением выдохнула: герцог не пустился в прения, кто тут главный. Она всадила иголку в своё запястье. Поморщилась: выступила капелька крови. Теперь ещё! И ещё! Тройной укол - оставшийся с недавних пор сигнал кровникам: тревога! Заметила, как скривился капитан, как сбился с шага бегущий Веллитарий.
   - Катти, легче, спокойней. Они неподалёку - им хватит, - и сэр Дартор повернулся к жрицам: - Леди! С вас наблюдение за магофоном. Умеете?
   - Да, мой капитан, - проворковала одна.
   - Слушаюсь, - вытянулась почти в стойку "смирно" другая. Почти... Она ж при этом расправила плечи... И, повинуясь ей, подстроились под новую позу и диковинные доспехи - облепляя всю фигуру, выделяя все её округлости. Да уж - боевая готовность.
   Каттенька вдруг заметила, как и её сестрёнка, на которой сейчас были латы из той же мастерской, попыталась повторить, скопировать движение жрицы. И люто сестре позавидовала. Она-то в этом балахоне...
   - И, девушки, держитесь ближе! - дисциплинированные девушки тут же шагнули вперёд. - Да не ко мне - к объекту охраны! - почти равнодушно пояснил командир, да вот только перчатка его чуть огладила холёные усы.
   - Через пятнадцать минут сюда прибудет рота гвардии, - оторвался от второго сорванного амулета Дакр.
   - Наши будут чуть ранее, - откликнулся капитан.
   - Не думаю - им ещё и через весь дворец бежать, - покачал головой местный аристократ.
   - Посмотрим!
   Торри пробилась к Катти. Приобняла её. Поддерживает? Сестра! К глазам сразу подступили слёзы. Нет! Нет времени плакать. Может, всё-таки это не по её душу? Можно бы проверить: разблокировать молот и посмотреть, укажет ли он на неё, но... Но открыть всем окружающим ещё одну тайну? Н-нет... А заставить себя отдать им приказ отвернуться, то есть продемонстрировать своё к ним недоверие, Катти не смогла. Хотя до крови проколола себе кожу именно для этого.
   - Есть! - оборвал её колебания возглас жрицы. - Слышу. Чувствую.
   Ольма, её зовут Ольма. А подругу - Ивлия.
   - Да! - подтвердила Ивлия. - Заклятие вызова. Только что сработало!
   - Конкретнее! - потребовал Дартор.
   - Высокая сущность.
   - Из пантеона воздуха.
   - Неужели элементаль?..
   - Точно!
   - Плохо.
   - Очень.
   - Почему? - потребовал капитан.
   - Я - воздух, Ольма - вода, Торри - огонь. Элементали иммунны к атакующей магии своей сути. А воздушные весьма резистентны к магии огня и воды. Нужна - школы земли. Лорд?
   - Осттекий, слышишь? - крикнул Дакр в амулет.
   - Да. Я её в грязь вобью. - Из амулета отчетливо доносился грохот копыт по брусчатке, стальной лязг доспехов, гомон мужских голосов. - Продержитесь. Десять минут, и будем у дворца. Ну, и чтоб внутри ещё... некоторое время. И связь! Держите связь!
   - А у меня магия земли не в приоритете, - качнул головой герцог. - Отступаем. Постараемся отгородиться. Сквозь стены, потолок элементаль пробьётся?
   - Нет. Но сквозь щели дверей просочиться - сможет. Или с разгона их сорвёт.
   - Вот это вряд ли. Двери издавна рассчитывались на внутреннюю оборону. Чтоб их выбить - приличный таран нужен.
   - Просочится всё-таки сможет. Почти наверняка.
   - Просочиться? Вот и пусть - сочиться. Нам бы чуть-чуть перетерпеть... Где тварь сейчас?
   - Там! - сразу указали обе вниз и дальний конец зала.
   - Ты, - он сунул оба распечатанных амулета в руки Ивлии, - это твоя забота. Держишь их до последнего - раз уж к твари иммунна, - и, словно сдавая командование, взглянул на капитана.
   - Торвик! - выкрикнул он. - Запирай их и к нам!
   Гвардеец тут же захлопнул створки и принялся баррикадировать тяжелые двери... О! да при них и засовы имеются! Ну, тогда всё проще.
   - Ольссон!.. - продолжил капитан.
   - Нет, - тихо вмешалась Катти, - барон. И капитан, фолиант - на вас!
   - Ольссон, отставить! Веллитарий! Запирайся тоже и - за нами! Ольссон, готовься! - капитан подхватил древний том и обернулся к остальным. - За мной! - он двинулся к выходу, прикрываемым Ольссоном.
   Катти подхватила свои парадные юбки и бросилась следом. Чуть не запнулась - хорошо, её поддержала сестра.
   "Достали! Завтра же свяжусь с Верией Интелией! Завтра же! Ибо таковою будет моя царская воля!"
   Дакр двигался последним. Впрочем, чуть позже послышались звуки тяжелых ратных сапог сэра Торвика, а ещё через несколько мгновений - рванувшего за ними от своих врат барона Веллитария.
   Нет, бежать во всём том, что на ней сейчас надето, было невозможно. Сбросить - быстро невозможно тоже. Катти попервоначалу как-то пошутила, что единственное достоинство этих имперских одёжек, что для фрейлин, помогавших ей, необязательна всё-таки была квалификация кузнеца. А рассчитано оно только на то, чтобы в нём можно было "ошеломлять", "блистать" и "шествовать".
   В оставленные позади двери, что-то ухнуло. Но створки дверей не рухнули, с петель её не сорвало.
   - Там стёкла зазвякали, - сообщил догнавший их Ольссон. - Выбило их.
   Катти, поёжившись, взглянула на окна коридора - нет, это уже с другой стороны дворца. А элементали не настолько разумны, чтобы вернуться на улицу, обогнуть здание сверху и выбить стёкла здесь. Да и для этого надо знать план здания...
   Она опять попробовала прибавить шаг и опять чуть не споткнулась.
   Да не может же быть, чтобы и Лоуррелция в подобном добровольно мучилась! Надо будет присмотреться к нарядам на её портретах... И узнать, может, в музее каком, они сохранились и в живую?
   - Сейчас направо! - приказала она на следующем перекрёстке.
   Капитан тут же повернул направо, а имперцы... Те всё, включая сестру и жриц, сначала повертели головами. Но расстояние до следующих дверей, что направо, что налево, было примерно одинаковым.
   Двери за нею тут же захлопнули. Где расположены засовы и их конструкцию гвардейцы уже оценили: оба засова не только задвигались, но ещё и стопорились специальными штифтами. Так просто их обратно не выдернешь.
   Но меж полом и полотном двери был зазор с полпальца толщиной, сверху - точно такой же. И гвардейцы, пока пропускали остальных, успели увидеть, как у предыдущем проходе сквозь эти щели пробились тонкие смерчики толи дыма, толи тумана, которые тут же переплелись и начали стремительно утолщаться, формируя набирающую плотность, набирающую мощь призрачную фигуру.
   Управившись с запорами, они кинулись следом за основной группой.
   - Катти, быстрее надо! - с двух сторон они подхватили её под руки и практически понесли.
   Девушка только губки поджала, удерживаясь от вскриков, а за новыми дверьми скомандовала:
   - Прямо!
   А предыдущие - уже заскрипели всеми своими петлями и засовами, но и этими удар от элементали был удержан.
   - Герцог, помогите барону! Веллитарий, дверь! Парни, не останавливаемся!
   И Катти опять оценила, что Дакр не стал пытаться выяснять, с чего бы герцогу подчиняться простому дворянину. Но когда Дакр дёрнулся к своему засову, командовать начал Веллитарий:
   - Догоняет. Щели! Надо замуровать щели! Хотя бы нижнюю. Вон шторы!
   Да, шторы были длинными, толстыми, шторы были роскошными. И, Дакр довольно залыбился: у дверей в глубоких вазах красовались стебли - футов по пять-шесть - стебли цветущих роз. Годится!
   И, пока гвардеец управлялся с засовами, он сдернул одну штору, ножнами забил её в щель у пола и, отбросив цветы, окатил тряпку водой.
   - Приготовься со второй вазой!
   Гвардеец с засовами уже закончил и, не пытаясь понять, зачем, что и как, молча вышвырнув розы, встал наизготовку рядом.
   - А теперь делаем так! - пять секунд на каст и... - Давай!
   Веллитарий, увидев, как тряпка покрывается льдом, поспешно выплеснул на неё и из своей вазы. Вода схватилась, едва коснувшись ткани. Через несколько мгновений щель у пола перекрывал ледяной валик.
   - Сделано! За ними!
   На полу у следующей двери они увидели уже сорванную портьеру.
   Куда они со всем их небольшим отрядом отступали, Дакр скоро понял - галерея. Он попытался вмешаться, выкрикнув:
   - Катти! В галерее - тупик!
   - Знаю!
   - Но...
   - Не мешайся!.. - вмешался капитан. - Катти... - он резко выдохнул: они бежали, а в доспехах, даже в парадных, в которых были сейчас все её гвардейцы, в лёгкую не побегаешь, тем более с девицей в древних тяжёлых одеяниях на руках или, как у него - с ещё более неудобным древним фолиантом. Впрочем, у эллезийских воинов -дыхание не срывалось, а лишь углубилось. - ...Катти знает!
   Герцог замолчал. Императрица приняла решение, ему остаётся только подчиниться привычному фатализму и, приняв её волю, приняв свою судьбу, следовать за нею.
   "Ну, хоть сам увижу, как это происходит..."
   Увидеть, как она спасается. Как у неё получается... Как получилось, например, в семь лет спасти принцев от загнавших их в тупик в Библиотеке тёмных гончих, или в восемь - королев в засаде у Треуля, а в одиннадцать - опять принцев от селя в тупике ущелья, в семнадцать - саму себя в одиночной камере, в казематах чужого замка. Вон как в неё верят её люди! Верят! Ибо ни в одном из воинов не проглядывало ни намёка на безнадежность, на предсмертную истошность, на отчаяние.
   Неужели она собирается учинить сражение?! Нет, он тогда настоит на отступлении через телепорт. Даже если на той стороне - исказитель и засада, у них, чтоб драться с людьми, силы есть. А против элементали?.. Жрицы, кажется, уверены, что - недостаточно.
   - Мы уже почти на площади, гвардейцы императрицы с нами, - послышался голос ла Осттекия. - Вы, слышал, в галерее будете укрываться?
   - Да, - пискнула висящая на руках у своих Катти.
   - Где это?
   - Фред, не тупи! - вмешался герцог. - На входе хватаешь любого ливрейного - проведёт!
   - Держитесь!
   - Катти! - послышался женский голос из другого амулета. - Не вздумай в войнушку ввязываться! Без мага земли с воздушной элементалью не справитесь!
   - Да, тётя Клер, - опять пискнула девушка.
   Вот и последняя дверь. Такая же мощная - предыдущие устояли, и эту тоже элементали не выломать, но такая же высокая - до верхней щели не добраться, не законопатить.
   - Отпустите меня! - внутри потребовала Катти и, встав на ноги, неловко подёргала, помахала явно затёкшими рукам и поспешила вглубь к торцу зала, к тупику.
   "Нет, - окончательно решила она. - Императрица она или как? И свои секреты, насколько возможно, она сохранит! Потому что это не вопрос доверия, а... а... пункт политики! - и найдя нужное, всё оправдывающее слово, с облегчением вздохнула. - Как же я её ненавижу!"
   Но ещё через секунду вспомнила "политику семьи" - протокол Лоуррелции... или -Пратария? Да они и сами никак не договорятся, как его называть! Она повздыхала, поморщилась, но позвала:
   - Торри, за мной! Дартор с книгой - тоже!
   - Что? - оторвался от намораживания двери Дакр.
   А вот ему, фигушки! Так, вспомнить, как тётя Клер управлялась в таких случаях со своими "царственными сёстрами". Она не оправдывалась, но всегда объяснялась.
   - Отряд, внимание! Дальнейшие мои действия - секрет уровня короны! Торри, ты - член императорской семьи, твой допуск необсуждаем.
   "Интересно, кого она копирует, - усмехнулся про себя Дакр. - Да кого-кого - Клериссу, вестимо!"
   - Ваше величество, - повернулся он к ней. - Позвольте нам закончить с дверью, а то оно требует некоторых телодвижений, видите ли... Мы можем неудачно повернуться...
   - Мы дозволяем!
   "Молодец, - оценил царственное "мы" Дакр. - И голосок не сорвался. Вот умеет же, когда по-настоящему хочет."
   - Капитан, ко мне! - продолжила командовать девушка. -Том "Хранилища" - сюда! И отвернитесь. Торри, прикрой меня и смотри!
   Сэр Дартор сгрузил свой том почти вплотную с древней картиной и, тотчас же развернувшись, сделал полшага назад. Местная принцесса замерла рядом, а остальные... Мужчины тёрлись у дверей, а жрицы без лишних слов подыскали себе место рядом с мужчинами.
   - Сделано! - отчитался герцог и отчётливо подровнял свою позу, чтобы быть к принцессам строго спиной.
   Его примеру последовали прочие. И при этом... как показалось капитану, одна из жриц проехала своей грудью по плечу Веллитария. Ну, все в свою богиню - те ещё стервы!
   - Приступаю! - отозвалась Катти, и гораздо тише: - Торри, а сейчас не отвлекайся.
   - Да, сестра, - отозвалась девушка.
   И она была внимательна. Она и глазом не повела, когда со звоном вылетело стекло из широкого окна галереи и рассыпалось осколками по полу, когда снопом сквозняка окатило спину. Элементаль устала просачиваться из одной двери к другой и нашла более свободный путь?! Это не её забота! У неё за спиной - целый отряд! А она - она следила за сестрой.
   До вторжения элементали Катти успела выдавить одну каплю крови на молот. Активировать полностью - выводить его на свободные колебания - она не собиралась. Что он укажет на неё, она не сомневалась, он нужен был её, чтоб тот подтвердил её полномочия, её допуск, как перед вратами Льиз Яррулле, когда она добивалась там полного кыллизикла, как недавно - в ЦП Огненного замка, когда она пробивалась к последнему уровню допуска.
   Что за картиной - теневая комнатка или вход в теневой коридор, она не сомневалась. А двери прежних зазоров не имеют! Вот всем отрядом уйти туда, и пусть элементаль здесь прыгает. Уж если двери почти её современников выдержали напор воздушной сущности, то уж магический механизм прежних справится тем более.
   Барон Фред ла Осттекий - Дакр ей уже рассказывал про него: вообще-то он глава специального отряда охотников за магами, но и за подобной нечистью тоже. Да и, что с воздушной элементалью справится, он не сомневался: "Я её в грязь вобью!". Вот пусть и вбивает. Указание - подмести здесь, она потом отдаст.
   Но всё произошло совсем не так. Пока она возилась с фолиантом, элементаль выбила стекло. Но главной её целью оказалась не императрица. Как потом выяснится - до её "биологического материала" добраться ещё не сумели, и решили, что Дакр ла Алевтим свою императрицу не бросит, и тем самым - подставит. Элементаль для начала кинула на него, то есть на всю их группу у двери воздушный молот, но Ивлия, завизжав и откинув амулеты связи, успела выставить щит. Жрица ничего не могла сделать эфирному телу самой элементали, но противостоять её магии силы и скорости хватило.
   Молот большей частью поглотился, оставшейся - отразившись, сшиб с ног прыгнувшего вперёд, закрывавшего собой "объект охраны" капитана, тот влетел в Агторрию, Торри уткнулась в сестру, и Катти, замахав руками, ухватилась не за вычурный выступ резной рамы картины, как намеревалась, а заехала окровавленными пальцами прямо в вырисованный древним гением кусок гранита, который на изображении ласкал в своих руках бог подземелий, скал и булыжников, бог магии Земли. И Катти вдруг ощутила, как под её рукой холст приобретает рельефность, наливается плотью, твердеет, закаменевает. Как нарисованный камень выдвигается.
   Дальнейшее произошло помимо её сознания, на голых рефлексах, наработанных в бесконечных играх, в которые, отрывая её от книг, без конца втягивали принцески со своими мальчишками. Она с разворота метнула этот камешек в дымящийся, туманящийся меж её группой и группой Дакра силуэт.
   Попала. Чвакнуло. Словно голыш влетел в застоявшееся, покрытое толстым слоем ряски болото. И следом бесчисленные сцепленные, переплетённые меж собой, дающие начало друг другу смерчики, формировавшие фигуру, расцепились, расплелись, рассыпались. И поодиночке в несколько секунд увяли и исчезли.
   - Катти! - закричало тут от амулета в одном углу. - Что с тобой?!
   - Дакр! Что у вас?! - раздалось суматошное из другого.
   - Всё, - выдохнул Дакр и почти не веря себе, добавил: - Элементаль расплелась, - и тут же перешёл на деловой тон: - Осттекий! Заблокируй здание! Никого не выпускать! Надо найти этого затейника!
   - Тётя Клер, слышали?
   - Да, моя девочка.
   - Я отпускаю амулеты, - предупредила жрица. - После щита сил уж никаких нет.
   - Отпускай! - разрешил Дакр.
   И амулеты в своих углах тут же осыпались в прах.
  
  
    3. Плотина
  
   В дальнейшее Каттенька не вникала. Единственное, чего ей хотелось - это забиться в какой-нибудь закуток, чтоб её никто не видел, чтоб ей никого из этих имперцев не видеть, чтоб... чтоб хоть как-то прийти в себя. Она уже хотела потребовать, чтоб все отвернулись, и уйти в тень, где никакая тварь - ни магическая, ни человеческая! - её не достанет, но сестра напомнила, что Тетроккия здесь, неподалёку. И императрица отдала другой приказ: "На кухню! Отведите меня на кухню!"
   Так и тут возникла проблема! Напрочь примороженная к полу дверь выхода из галереи не хотела открываться! Дакр виновато пожимал плечами, девицы ехидно улыбались, Агторрия предлагала выжечь дверь вообще...
   Но к счастью, тут подоспел отряд спасателей, и её кровники с той стороны, когда с этой сняли засовы, вынесли ледяную заглушку, разом вломившись в дверь плечами.
   И уж рядом с тётей Терри... Сначала снять... Нет, сначала выгнать всех мужчин, потом снять эту уродскую хламиду! А вы думаете её снять много проще чем надеть?! Торри, видя Катти уже на грани, схватилась за кухонный тесак - так нельзя же! - запричитала бедная библиотекарша: у хитроумного советника на несчастную императрицу на сегодня ещё имелись многосложные планы!
   - На хрен всё! - ответила настоящая принцесса и в три счёта, в четыре разреза Каттеньку из демоновых царских тряпок высвободила. И Каттенька сдерживаться перестала.
   Как она рыдала!
   Сестра с чувством выполненного долга сгрузила её кухарке: той рыдающая Катти явно не в диковинку, а сама написала записку Лестре, чтоб она что-нибудь из одежды подобрала и быстренько доставила. И малой печатью - если фактически, то перстнем - его при себе всегда иметь Дакр Катти приучал, а девочка его вечно кому-нибудь поносить сбагривала, нынче он был у жрицы Ивлии - малой печатью прихлопнула. Всё! Теперь это - государственный документ, являющий волю Её величества! Так Лестру она из "послеполуденного отдыха" вытащит и из-под плетей, после оного - выдернет тоже!
   Так оно и вышло. Полчаса Катти плакала, потом час на кушетке в подсобке спала, потом они полчаса пили чай с ватрушками (Верриса узнала бы - так и Тетроккию бы под плети загнала). Вот к пяти часам и управились. Ну, а дальше, Дакр убалтывал герцогов, а девочки выбирали из привезённых Лестрой нарядов и одевали Каттеньку. Как раз успели.
   Они уже, императрица и сопровождающие её лица - все видели! - собрались покидать дворец Одрика: уже и охрана вдоль всего коридора выстроилась, и карета прямо у выхода стояла, и сама Викгторрия была на ногах, и двери малой опочивальни (а вы как думали?! - не на кухне же, в самом деле, отдыхала царствующая особа!) были распахнуты... Вот тут Дакр с тремя герцогами, на чьих территориях стояли мерцающие телепорты, и появился. (Ещё троих на заседании Палаты не было.) Правда, на несколько мгновений их опередил барон ла Осттекий, который доложил, что изменники-маги захвачены. Один успел покончить с собой, остальные будут ждать её суда.
   - Я желаю, чтоб они его дождались! - потребовала императрица.
   - Слушаюсь! - ответил, кажется, теперь уж точно - новый глава внутренней безопасности.
   Вот после этого к ней Дакр и обратился. Он попросил её уточнить, правильно ли он из её обмолвок понял, что телепорт из Эллезии на Льиз Ярулле не имеет временных ограничений?
   - Да. При первом нашем проходе мы сняли эту блокировку.
   - Но как?! - не выдержал один герцогов.
   - Секрет короны! - выступила вперёд принцесса Агторрия.
   - Но Ваше Величество!..
   Катти не стала задерживаться, она пошла к выходу, причём именно так, как отрепетировали за несколько минут до того - не обращая ни на кого внимания, вынуждая мужчин отскакивать в стороны и прижиматься к стенкам.
   - Я устала, - вполне искренне произнесла она. Ага, устанешь тут! Мало того, что на ней было восьмое из перемеренных четырнадцати(!!) платьев, так ещё потом и этот тренаж! - Торри, выясни, что хотят мои добрые подданные.
   " - Я?!
   " - Да, наверное, так будет лучше, - согласился с Каттиным предложением Дакр.
   " - Но почему?!
   " - Потому что тебя этому учили, а меня нет! Потому что ты их знаешь, а я - нет! И потому что...
   "И потому что я устала!" - хотела добавить она, но запнулась.
   " - И потому что личный разговор с императрицей - это честь, - которую они ещё не заслужили, - тут же подхватил Дакр.
   "А со мной, значит...", - едва успело всплыть у Торри, как вмешалась Лестра:
   " - А говорить от имени императрицы - честь ещё большая!
   Задачей переговоров было, чтобы герцоги уговорили императрицу снять срочно блокировку телепортов. Которые уже с незапамятных времён не проходили периодического теста на разумность и, соответственно, были работоспособны только где-то около трёх минут в час (если точно, то три минны за ауррс). Налоги с купцов и странников за проход в пропорции восемь к двум шли в казну империи и герцогства. Но вы попробуйте разбить приличный караван, на трёхминутные порции! Много тех налогов насчитаете? А теперь представьте, что его проходимость можно увеличить в двадцать раз!
   Но сделать это могла только Катти. То есть Её Императорское Величество!
   Вот пусть просят! Заодно и телепортационные свитки ротной мощности - с них!
   И срочно! Потому что в казне денег нет! И, потому что в Империи слишком давно не было хороших новостей.
   " - Срочно, значит, завтра. И ты пойдёшь со мной.
   " - Как завтра?! А Льиз Яррулле?!
   Что вообще-то означало: а Ниэллон?! Но во время всех этих примерок-репетиций Каттеньке раз высказали: такова тяжкая королевская доля и несколько раз на то же намекнули. И она устала!
   " - Ты - со мной! - теперь сказала она. - Не обсуждается!
   Что тут обсуждать? Протокол Лоуррелции не допускал, чтобы секреты короны хранило только одно лицо, а протокол безопасности прежних включал запрос на разумность раз в год при случайной дате, и мотаться шесть раз в году по разным транспортным телепортам Катти не собиралась. Так что, пусть сестра учится, а если с Нилом помилуется на сутки позже - с неё не облезет.
   "Да! Злая я! Потому что устала! Почитать и то - некогда!"
   И не только почитать. У неё договор подписан с театром Короны Эллистана, она раз в год должна сдавать им пьесу. А переводить с языка прежних трагедию в пяти действиях с прологом и эпилогом - в стихах, разумеется! - теперь - когда?! Вот уже полтора месяца - ни строчки! Она вчера в Льиз Яррулле даже до своего домика добраться не успела! Послать же других... Кому-то чужому дать допуск в свой дом, в свой архив?! Нет!
   А теперь ещё и это... Вот что это в той галерее было?!
   Расплести воздушную элементаль - её проще схлопнуть! Нет, у Семереника, к примеру, сил бы хватило - не хватило б времени, тварь б его, пока он с перевязками возился, сама бы на ленточки распустила. Да Семереник в одиночку бы с такой задачей на неё и не полез, пару приятельниц бы с воздушной кафедры прихватил, одна бы щит держала, вторая подругу маной подпитывала. Но оно ему надо - расплетать? Хотя... если на спор... На ящик сухого треульского, скажем...
   Ладно, дело не в нём, дело в ней - в картине! Что это было? Неужели картина - магический артефакт? Но что тогда её активировало - присутствие "Хранилища"? Опасность для владетеля "Хранилища"? Кровь потомка богини? Далее, артефакт одно- или много-разов? Если второе - каков период восстановления?
   И самое интересное: а какие ещё из картин великого Пратария - скрытые артефакты? Вот, например, "Рыжая императрица" ничего не прячет? И кстати... А с кого он брал пример, ваяя подобное? Не с "Хранителей", которые прикрывают вход в ЦП, ли?
   Хорошо, что здесь она часик уже на сон урвала, ночью ЦП навестит. Значит, и "Хранилище" сегодня сдавать в Тронный зал нельзя. Ой, скажет, что с ним ей спокойней, и в спальне оставит! Потом спальню запрёт, входить опять запретит и к ЦП сбегает. Благо, от её новых покоев он недалеко.
   И... Верии Интелии она помимо королевских одежд закажет и комплект вот для таких её ночных прогулок. Ибо достало в пижамах по дворцу бегать!
   И последнее... Самое противное... Покушение на неё устроили пятеро молодых магистров с кафедры Воздуха. Чьими друзьями были те парни, которым она помогала раскрыть часы прежних. Которые мечтали познакомиться с Семереником. Которых на Арене "зачистила" Анатара.
   До богини добраться им не было никакой возможности, и они, видать, от мудрости своей великой, решили поквитаться на объявленной ею родственнице.
   Покушение на члена семьи императора - это смертный приговор через колесование.
   Взглянуть на них ей Дакр возможности не дал. Да чего ей-то на них смотреть! Как будто она на таких в своей Академии не нагляделась! Она ж не только у Семереника на его экспериментах "в уголке" или "с краешка" стояла. А всё различие меж академиями - это в Эллезии девок много, которых в империи и на порог Университета не пускают... Соответственно, хороших магов - помимо аристократов, мало. И будет ещё на пять меньше... А попробуй этих аристократов заставить заняться делом, когда те истинным делом считают только бой! Вот и загубили ирригационную систему.
   В Артоле проще. В Артоле помнили, что их туда привели, их туда пустили, чтоб они "сберегли землю". И каждый герцог перед своим королём на присяге клялся не только "защитить", но и "уберечь" свою провинцию. У одного, эллезийского, раз дамба рухнула, так и не стало того герцога больше... И имени его не сохранилось даже. Некому стало его хранить! Тогда даже нагтилины с нортами и корами от себя подмогу прислали. Нагтилины - хирд на осаду главного замка, а потом землекопов, чтоб помочь восстановить дамбу. Норты - табун лошадей-тяжеловозов подогнали, а коры прислали магов-водников. В одно лето управились. Урок уяснили не только в Эллезии. Именно после того нагтилины резко ограничили вырубку лесов на горных склонах.
   Но как же теперь ей спасти мальчишек?
   Ей - никак. Помиловать - выказать свою слабость, противопоставить себя всем здешним, начиная от герцогов, кончая рабами... А ей ещё и с рабством что-то делать предстоит...
   Тётя Клер? - нет. Это можно интерпретировать, как стремление спасти своих, то есть быть косвенным признанием в соучастии.
   Помочь им сбежать? Но тогда подозрение неминуемо падёт на неё саму.
   Что это она спасла принцесс и принцев, уже распевают в уличных балладах. Она сразу не запретила этому "барду"... Да она и думать о том не думала!.. Подумал Дакр. И только довольно свою бородку огладил, когда ей песенку озвучили, и она морщиться начала. "Что? Всё не так было?". Конечно, не так.
   И если маги теперь исчезнут, придётся наказывать всю охрану, начиная от барона ла Осттекия, кончая, может, её крабообразным палачом. А чего ради она ими должна жертвовать ради придурков, которых даже ни разу не видела?
   А если ещё и гнев Анатары из-за них огребёт...
   Но по факту именно благодаря им, она узнала о новых свойствах "Хранилища" и картин Пратария... Ну... Тут сразу возникает ряд вопросов: "благодаря" или "из-за"? Связаны ли "Хранилище" с картинами? С картинами или одной-единственной картиной? И их ли это надо благодарить или как раз всё ту же Анатару, а пацаны просто стали её орудием, её пешками?.. Но тогда их спасению она противится не будет...
   Хм, а вот это, пожалуй, можно проверить. Какова вероятность, что их, или хоть кого-то из них засунут в её камеру? В том крыле тридцать шесть камер для особых преступников. То есть вероятность - одна тридцать шестая, то есть где-то три шанса из ста. А ещё, чтобы оно сработало, их должны повести именно в Огненный Дворец, а она такого приказания не давала, а ещё их запросто могли бросить в какой-нибудь каземат для быдла... И вероятность от сотых явно скатывается куда-то в невозможные десятитысячные.
   То есть, если они в её камере, это явно можно рассматривать, как знак. И тогда можно будет думать.
   То есть появился ещё один пункт, куда ей сегодня ночью надо будет заглянуть.
  
   "Ей"? - размечталась! Вечером её ни на минуту не оставляла сестричка со своей подруженькой, а к ночи заявился со своей подружкой тоже - ла Алевтим. Они там, в своей палате, всё-таки сумели договориться о составе делегации на переговоры с Артольским союзом, и Дакр почти час втолковывал ей, кто из них - кто. В принципе - Президиум в полном составе. Только двое вместо себя отрядили, один - своего брата, другой - мужа сестры. Теоретически - на то у всех имелось много разных очень серьёзных доводов, ну, а на самом деле - все хотели увидеть настоящий, уцелевший город прежних, конечно же.
   Дакр её ошарашил: он сказал, что будет требовать пятую часть Льиз Яррулле... Ну-ну... Торговаться с нагтилинами и корами? С их королями? Да пусть помогут ему все боги! Чтоб они добровольно что-то отдали? Ну-ну...
   И ещё, он так и не спросил её, что произошло в галерее. Даже не обмолвился, не оговорился, не намекнул даже! Но матёрый царедворец каким-то образом подвесил этот вопрос в воздухе, и весь их разговор он висел меж ними, как сосулька сталактита в тесной пещере, в которую по очереди бьются головой все заходящие. Катти едва вытерпела.
   Но когда он с эйдежь ла Ариерти вышли, не выдержала Торри:
   - Ты ему не расскажешь?
   - Не знаю.
   - Почему?
   - Потому что секрет короны.
   В ответ Лестра вздохнула и начала собираться. Когда её не стали удерживать, вздохнула ещё раз. Ушла.
   - А мне? - уставилась сестра в неё своими фиолетовыми глазищами.
   Ну, вот... И с одной стороны - протокол Пратария, а с другой - она же и так уже решила, что сестре доверять - будет. Потому что кому-то - надо. Потому что иначе ей здесь не выжить.
   - Я не знаю, - опять почти повторилась Катти.
   - Но догадываешься?
   Девушка приобняла Каттеньку. Катти поёжилась. Она росла среди взрослых, занятых важными делами тёток, да и её принцессы вечно крутились с нею в мальчишеской компании своих принцев, и обнимания, да и другие прикосновения, как-то были вне этикета их поведения. И вот так - глаза в глаза... Слишком близко.
   Но и отстраняться не хотелось... Потому что вдруг стало спокойно. Почти словно, когда плачешь...
   И, как в гимнастике прежних пятого комплекса Крайддассе Оллитто, когда посылом рассудка расслабляешь нужные мышцы, так и здесь она усилием разума сняла контроль с рук, и они почти сами легли на плечи сестры.
   И помолчать...
   И сестра улыбнулась. И Катти ответила:
   - Предполагаю, - руки Торри чуть пригладили её плечи, руки Катти отозвались тем же движением сами. - Как бы это ни ещё один подарок богини. Ты же видела?
   - На картине сначала ничего не было!
   - А после активации "Хранилища" появилось.
   - Но ты же заранее это предполагала!
   - Не этого. Картина - я думала - прикрывает выход в тень. Полагаю, что за нею - комната. Такая же, как, думаю, за картиной "Рыжей императрицы" на вашем этаже. И хотела в ней укрыться.
   - А там, у нас целая комната имеется?!
   - Скорее всего, да. Точно знаю, что на мальчишеском этаже к нескольким таким открывается вход за картиной Пратария.
   - А здесь, - она обвела одной рукой комнату, - есть?
   - Да.
   - И ты хочешь побродить?
   - Да.
   - Я с тобой.
   - Да, - опять сказала Катти. С запинкой, но сказала.
   - Когда?
   Что ж, нет худа без добра. Теперь не будет терять время, ожидая, когда Торри уйдёт, или пытаясь её выпроводить.
   - Сейчас, только кровников предупрежу.
   Торри тут же соскочила с софы и протянула руку сестре:
   - Идём! - и потащила её к дверям.
   Катти только головой покачала - вот уж темперамент! Сина и Никка так себя не вели. Сину тётя Клер вымуштровала: сначала - думать! Всегда - думать, и только потом действовать. А Никка... Недаром той приходилось в университете драться едва ли больше даже, чем мальчишкам. Рассеянная, мечтательная, словно несколько не от мира сего, художница - вот кем её видели остальные. Как у такой не попытаться увести отчаянного обаяшку принца нортов? И нарваться на боевую машину, которая с тем же лучшим бойцом Университета - с Келдазом - даже в реальных в сражениях - в абордажах! - на равных. И даже на ринге... Правда, в их шутливых или тренировочных дуэлях принцесса корсаров бессовестно применяет магию... Но вы попробуйте сами успеть что-то скастовать в дуэльном круге! Против норта! Который защитными амулетами увешан, как зимняя ёлка шишками! И практически с расстояния меча!
   - Сэр Дартор! - выкрикнула Торри, вытащив Катти в коридор. - К вам просьба: проследите, чтобы нас не беспокоили! - и она потянула на себя тяжёлую дверь.
   Но со своих кресел, почти не переглядываясь, синхронно поднялись жрицы.
   - Сидеть! - скомандовала им принцесса.
   Но те не ответили и шага не замедлили - в легендарных доспехах, с легендарным оружием, экзотичные... божественные...
   На Торри сейчас доспехов не было, но ей, чтоб выглядеть нечеловечески-экзотичной добавочных прибамбасов не требовалось. И она, спиной оттеснив Катти в спальню, попросту у них перед носом захлопнула дверь. И тут же накинула засов.
   - Потому что не обсуждается! - и повернулась к Катти: - Готово. Идём?
   Но рыжая библиотекарша покачала головой и, с видимым усилием заставив себя приобнять сестру, развернула рыжую принцессу обратно к двери... Точно.
   Нет, дерево дверей для жриц было непреодолимо - они протискивались сквозь камень стены. Выбрались, отряхнулись.
   Одна из них откинула засов, раскрыла дверь, отчиталась перед сэром Дартором:
   - Мы проводим, - и опять прикрыла дверь. Повернулась к девушкам: - Потому что не обсуждается.
   А вторая, взглянув на обнявшихся девушек, заулыбалась, тоже обняла подругу и промурлыкала:
   - А вы нас накажите...
   - Я подумаю, - чтобы хоть что-то сказать ответила Катти.
   - Подсказать? - промурлыкала и её подруга.
   - Не требуется. Бирюзовый кодекс Анатары я прочитала в тринадцать лет. А через год нашла первооснову их всех в сочинениях прежних.
   - Правда?
   - Дашь?! - вспыхнули и расплелись жрицы.
   - Посмотрим на ваше поведение, - шагнула им навстречу истинная дочь Императора.
   Они переглянулись и синхронно пожали плечами:
   - Без нас всё равно не отпустим.
   - Хорошо, - вздохнула из-за спины сестры Катти. - Но сейчас всё равно отвернитесь.
   Жрицы послушались, и Викгторрия без слов, пользуясь лишь знаками, показала Агторрии, как открывается выход из спальни в тень.
   А там скомандовала:
   - Теперь за мной. И шаг в шаг.
  
   Больше Катти никуда особо не спешила. Главное она сделала - убедилась, что магов-заговорщиков закрыли в её бывшей камере. И что они - держались. Тратить силы, тратить свой ресурс влияния - и без того невеликий, на сломавшихся слабаков, она бы не стала. А эти... Эти ещё хорохорились. Да, как их, таких гениальных, споро скрутили профессионалы ла Осттекия - оказалось для них шоком; да, осознание неизбежности скорой страшной смерти давило ужасом, но едва ли не ещё более сильным - стали ажурные браслеты. Магичить для них давно было, как дышать, и теперь они задыхались. Да ещё и браслеты были активированы кровью одного из них. Который вовсе не покончил с собой, как доложили Веккатте... И с этой ложью юной императрице теперь что-то тоже надо было делать.
   - Вы с ними справитесь? - спросила она жриц, глядя на мужчин из теневой "обсерватории".
   Те кивнули, и каст малого паралича заготовили.
   - Ты хочешь зайти?! Зачем? - запротестовала Торри.
   - Я хочу, чтобы моя академия стала моей.
   - Ты хочешь их спасти?! - поразилась принцесса.
   - Есть один вариант, - и, чтоб прекратить споры, добавила: - Завтра утром с Дакром обсудим.
   - То есть сейчас вытаскивать их из камеры ты не собираешься! - успокоилась Торри.
   И они вошли. Вход был через уборную-душ-ванную, то есть, как девушки проникли внутрь, а потом, как вышли, маги не увидели, но само их появление... Свою новую императрицу мужчины б не узнали, но какая ещё рыжая могла оказаться в компании с фиолетовоглазой красоткой, да ещё и под охраной двух жриц - догадались, гении всё ж.
   И Торри им подкинула задачку на выживание, она сказала, что Катти свой браслет в неделю сняла.
   - В шесть дней, - поправила её сестра.
   - А ещё через шесть стала императрицей!
   - Браслет снять невозможно! - завопил один из них.
   Но Катти только молча повертела перед ними своей левой ладошкой. Рукав платьица съехал к локтю, и на чистом запястье только семрикс тонким ремешком удерживался.
   - Придумаете - отпущу!
   - Придумаем - не понадобится, - хмуро отозвался другой.
   Да, больше попадать в плен они не собирались. Вот и пусть думают. А вдруг ещё один какой-нибудь способ найдут?
   - А это, - она пальчиком дотронулась до часов прежних, - мне ваши землянники подарили. За то, что я им с дегеей помогла. И за то, что показала, как активировать подобные.
   - Ты их убила!
   - Ещё раз тыкнешь моей сестре - я лично вырву тебе язык, - тихо проговорила Торри. Но стало ясно - выполнит.
   Маг вскочил и попятился. Остальные, наконец-таки, поднялись тоже.
   Призывать их не суетиться, Катти не стала.
   - Погибнуть они должны были ещё при вызове дегеи, - сказала она. - Во второй раз мне стало не до них. Богиню они взъярили сами. Если кто из вас на Арене был, понять должен бы: она явно где-то в своих эмпиреях делами занималась, а её насильно подраться вытащили... -вздохнула: - И мои-то мальчишки от первого её удара устояли, а ваши... Спасти ваших мне было нечем. Впрочем, повторю: и некогда.
   Пусть подумают. Они же гении - думать, сопоставлять факты, отбрасывать ложные гипотезы должны же уметь!
   После них Катти по теневым коридорам направилась к "Рыжей императрице". Представление Торри для ЦП пришлось отложить - показывать жрицам секрет короны? Обойдутся! А смыться ото всех приглядывающих у них с сестрой ещё шанс будет.
   Выйдя на девичьем этаже, она перехватила "Хранилище", отправила одну охранницу в один конец коридора, другую - в другой, а сама с Торри подошла к портрету. Магические светильники давали мягкий небликующий свет, и девушка с картины всё так же недоумевающе грустила: "За что вы со мною так?"
   "Здравствуй, бабушка", - мысленно, чуть запнувшись перед "бабушка", хотела проговорить Катти.
   - Здравствуй, бабушка, - явно повторяя привычный ритуал, опередила её Торри.
   Катти, подчиняясь внезапному порыву, обняла сзади сестру. И та, положив на её руки свои ладони, пригладила их. Постояли.
   Потом Катти высвободилась, достала иголку.
   - Поставь фолиант так же, как там, перед Пшосгразом, - попросила она Торри.
   - А давай я?
   - Потом попробуем, но у тебя почти наверняка, не получится.
   - Почему?
   - Молот семь лет тому назад по нечаянности активировали я, Клерисса и Ниэллон. Точнее первым был Нил, потом я, потом тётя Клер. А теперь я его только поддерживаю. После и Луфгегл, и Келдаз пробовали - их кровь не принималась.
   - Ниэ был первым?
   - Да. А ты... Лучше чуть позже ты попробуешь открыть здесь комнату. Она - за портретом. Я покажу. И в ней может быть такое!..
   - Что?!
   - Не была ещё - не знаю. Увидим! И если... Обязательно расскажешь о том, когда встретитесь, своей математичке.
   - Она не моя, - чуть брезгливо ответила принцесса.
   - Напрасно.
   - Что?
   - Пренебрегаешь! Очень советую: сделай её своей. Очень!
   - Почему?
   - Потому что даже Анатара ею не побрезговала!
   - Хм... Я подумаю. Ну, давай.
   - Извините, мои дорогие, - пробормотала Катти, подумав о своих кровниках, и всадила иглу в мякоть ладони.
   Молот давно уже был светел. Момент, когда он прояснился, поймать не удалось. Скорее всего его и не было, а было постепенное рассеивание тьмы. И теперь его снова хотелось назвать "Закатным молотом". Катти уронила на него капельку крови... Она растворилась, но ничего не случилось - и через две минны полотно картины оставалось плотным и плоским.
   - Что ж, - вздохнула библиотекарша, - значит, либо картина та - особенная, либо необходим ещё какой-то фактор...
   - Например, внешняя угроза?
   - Угу, - согласилась Катти.
   - Не говори, как простолюдинка, - поморщилась принцесса. - Ты - императрица.
   - Императрица я в тронном зале!
   - Твой тронный зал - всё.
   "Если ещё и она начнёт бухтеть..."
   - Извини-извини-извини меня! - сразу поняла её и засмеялась, сверкая белоснежными зубами, Торри. - Но ты обещала нечто. Только, чур, туда - я сама! Показывай - как?
   "Нечто" вышло на славу. У мальчишек было три комнаты, здесь на той же площади уместились лишь две.
   - Моя! - в первой закричала Торри. И по глазам её было понятно, что она уже видит, как приведёт сюда Ниэллона.
   Нет, здесь не как в той, первой, на мужском этаже...
   Во-первых, в комнате было убрано! Подушки не валялись на полу, на столе не осталась грязной посуды с давно окаменевшими кусочками пищи, и взгляд брезгливо сам собою не искал где-нибудь выглядывающего из-под кровати какой-нибудь забытого носка... Если ни чего-то похуже! Да и пыли уже ни по стенам, ни на полу не было тоже. Главный ЦП Катти запустила, и уборка, очистка возобновилась по всем сохранившимся помещениям. (Ей, когда она со своим палачом встречалась - надо же было дядьке спасибо сказать, что не засёк её до увечий! - так он ей поведал, что все камеры теперь, как её, как ею вымытые - чистенькие! Он посчитал это чудом. Дакр посоветовал не разубеждать - пусть и сам считает, и другим рассказывает.)
   Во-вторых... Нет, конечно... Сын рыжей императрицы разгул разврата в империи прикрыл. Например, после смерти матери он жриц Анатары выпроводил восвояси по их храмам, и в Огненном дворце почти хозяйками себя они чувствовать перестали. Великий Ютерий - вот истинный покровитель Императора! И нравы стали построже. Но здесь... Хотя, может быть, Роггакер XXIII до этих комнат уже добраться не смог. А, может, и великая Императрица, его маменька, тоже.
   Нет, тут, конечно, не как у мужчин, в первой комнатёнке - где и отвернуться было некуда, чтоб на ещё одну голую грудастую красотку не наткнуться! - но и тут... В этом будуаре и понять было невозможно, откуда что берётся. Может, от переполненности роскошью? Но почти слышались откуда-то извне тихие мелодии, почти чувствовались вкрадчивые ароматы, почти уже жили в десятках зеркал нескромные отображения. И цветы... Когда-то здесь было много цветов... Теперь лишь кое-где в пустых вазах остались заизвестковавшиеся веточки...
   Катти поёжилась. Пусть берёт! Ей самой подобного добра не надобно.
   Вторая комната оказалось явно подсобной. И, выходит, именно из неё в первую должны были доноситься звуки музыки... По крайней мере множество стульчиков в ней двумя рядками были размещены, и возле них или прямо на них стояли, лежали музыкальные инструменты. А по центру сиял строгой чернотой рояль... Жрицы взглянули, равнодушно переглянулись и неслышно вернулись в первую комнату, где замерли, впитывая давно затихшие шёпоты, давно рассеявшиеся запахи, словно видя давным-давно умершие тени.
   А в этой...
   - Ох... - прикрыла рот ладошкой принцесса. - Ты, что здесь... - и принцесса вспомнила название царя оркестра, - что здесь рояль, знала?
   - Предполагала. У мальчишек я была. Там - тоже есть. Только белый.
   - Это о нём я должна буду рассказать этой... как её?.. математичке?
   - Не при... - "-дуряйся" хотела сказать Катти, но удержалась: - Не притворяйся. Назови её по имени.
   И почти ожидала, что Торри сейчас склонится в издевательском реверансе: "Слушаюсь, Ваше Величество!"
   Но принцесса удержалась тоже.
   - При чём здесь Эсктелла? - просто переспросила она.
   - Она любит музыку и не пропускает пятничные концерты тёти Клер - у Семереника выпросила, чтобы он похлопотал в своё время за неё перед королевой. Под клятвенное уверение, что будет вести себя скромно и неприметно. И выполняет обещанное. А на них почти всегда бывает маэстро Видалий. И ему кто-нибудь - Сина, Никка или Эста - про рояль расскажет. А он... Ты, кто он, знаешь?
   - Да, девочки рассказывали.
   - Если настраивать рояли будет кто-нибудь, а не он, если первым на них сыграет не он - он мне не простит.
   - Вы так тесно знакомы?
   - Он к моим пьесам музыку пишет.
   - К... чему?! К твоим пьесам?!
   - Я перевожу пьесы прежних. У нас их ставят. Уже третью. Ну, первая - одноактная, я для пробы чтоб в языке потренироваться, её переводить принялась, а в театре ухватились. Последняя - уже репетиции заканчивают. И я на премьере - буду! И пусть Дакр хоть облезет - буду!
   - Ну, ты!.. Ладно, об этом потом. Так что маэстро?
   - Он вцепится в королеву.
   - И Клерисса будет у нас просить... - поняла юная принцесса.
   - Да.
   - А нам пока так мало, что ей можно предложить.
   - Да. И ему, чтобы к нам самим его позвать - тоже. А, знала бы ты, как я по его музыке уже соскучилась. И по нему самому.
   - Он, правда, уродлив?
   - Когда первый раз увидела, испугалась. Словно нечеловек. Недочеловечек... Но и обаяние у него - нечеловеческое. Особенно, когда играет. И он им бесстыдно пользуется. Нет, без концерта я его отсюда не отпущу.
   - Давай тогда даже пыль с инструментов вытирать не будем!
   - Точно.
  
   Назавтра предстоял день утомительных прыжков по мерцающим телепортам и, вернувшись, Катти засобиралась в постель. И к ней подошли жрицы.
   - Вы точно больше никуда не полезете?
   - А что? - сразу насторожилась Торри.
   - Нет, - покачала головой Катти.
   - Да мы хотим к этим магам сбегать.
   - Чего ради?
   - Ты же их простить хочешь? А они прощения не заслужили. Богиня не одобрит.
   - А вы?..
   - Пусть отрабатывают, - глядя девушке прямо в глаза, ответила одна жрица.
   - Они отработают, - предвкушающе добавила вторая.
   Девочки переглянулись, покраснели.
   - А завтра? - попыталась рассеять тёмную муть в голове Катти. - У нас же завтра...
   - Мы с твоими парнями поделимся. Они - днём с тобой будут, а мы по вечерам присмотрим.
   - Что ж...- действительно, уж мужчинам нечего с ними ночами шататься, а от этих всё равно не отвяжешься. - Тогда так. Дорогу до камер вы помните? - жрицы кивнули. - С тропы сходить запрещаю. Вротийская на свободе, кому ещё она теневые проходы показала, неизвестно, и я выставила повышенный уровень тревожности. Королева Агвелта или Луф... принц Луфгегл пройти, может, и смогли бы, а вы... Слышали - запрещаю!
   - Принято.
   - И э!.. - вмешалась Агторрия. - Доспехи снимите! Нечего рыцарские латы... - и у неё на лице один за другим проявились синонимы: позорить, марать, пачкать, пятнать...
   И Катти полностью согласилась с нею.
   - Эх, девочки... - улыбнулась одна из женщин.
   - Какие же вы ещё - девочки, - улыбнулась и вторая. И перешла на деловой тон: - Выход отсюда покажете?
   - А напрямую? - ткнула в стенку Торри.
   - Можно, но...
   - Тяжело это, - поёжилась первая.
   - И страшно, - поёжилась вторая. - Каждый раз очень страшно. Это же не от богини - а через неё от Пшосграза... А он... Он пока терпит, но вдруг ему надоест?
   - От магов этих уходить так и придётся, скорее всего...
   - А отсюда - чего зря мучится?
   - Переодевайтесь.
   У жриц в этом крыле имелась своя комнатка (у её кровников на десять человек - три, и ещё одна, крохотная - у их командира).
   Они обернулись быстро. На обеих теперь были привычные для выхода на люди, не смущающие людей, закутывающие их от пяток до подбородка тоги. (Тот же сынок Лоуррелции в своё время постарался!) Эти были - цвета крови.
   Катти пустила вперёд сестру - пусть тренируется! - и та показала им, как выходить.
   - Доброй охоты! - пожелала императрица.
   - Спокойной ночи, - ответили те.
   - Вернёмся мы тихо. Спите!
   И действительно: когда девушки проснулись - было уже утро.
   - Жрицы вернулись? - спросила сэра Дартора Катти.
   - Да, - лаконично ответил он и нервно сглотнул.
  
   Потом с первой чашечкой чая появился ла Алевтим. На это утро он порадовал "Обезьяньим царём". И Катти вдруг подумала: а ведь она может подсказать кое-что его поставщикам, то есть производителям... Но не стала отвлекать Дакра. Для него на сегодня у девушки был другой разговор. Ему она рассказала про магов. Тот закряхтел, начал морщиться... Но тут, небось, на аромат чая, в комнату залетела Торри, разглядела скептическую физиономию советника и, ни о чём не спрашивая, приобняла сзади сестру и уставилась в того своими глазищами. Дакр перечить сёстрам не стал.
   Катти тут же переговорила с Семереником - горсть амулетов для связи с собой он ей в Льиз Яррулле отсыпал. Да и Торри рядом была. Она только чуть на Дакра покосилась и магией капнула. Катти своего дружка ни о чём не просила, просто рассказала про четырёх магов, которым через неделю переломают руки, ноги и позвоночник; после чего пробьют печень, желудок и оставят умирать на вздетом колесе.
   - Эх... - сказал он. - А я за принца твоего у тебя хотел выпросить допуск на ваш одиночный телепорт... Ну, знаешь, который мерцает, но никуда не ведёт...
   - Ох, а я про него и думать забыла... Ладно, с ним чё-нить тоже придумаем.
   - Но без меня не лезь, а? - жалобно попросил он.
   - А что нам за это будет? - не преминула встрять в разговор Торри.
   - Хорошее отношение! - послышался с той стороны голосок их экспериментаторши.
   Ну, да, Экста промолчала. Она, небось, только локотком подтолкнула подругу.
   - А как с моим братом? - не дала настояться паузе Катти.
   - Да без проблем пока. После Арлии-то! Завтра будет тяжче, и прямо перед ритуалом - особенно. Но справлюсь. Она справится тоже.
   - Тогда всё!
   - Ну, ты про тот телепорт всё-таки помни - не забывай!
   - Обещала ж...
   И артефакт рассыпался в прах.
   - Телепорты - это тайна Империи! - не преминул капнуть на мозги герцог ла Алевтим и отбыл.
  
   Своё путешествие по телепортам Катти пришлось организовывать самостоятельно. Это ещё одна причина, по которой императрица не отпустила сестру - не так жутко будет командовать герцогами.
   Ну, и эйдежь Анаттолия. Правда, та ни во что не вмешивалась, ничего не комментировала, вела себя тише воды, ниже травы - она лишь присутствовала. Кажется, и у неё этот день был не уроком для молодёжи, а экзаменом для неё самой. Кажется, ей самой приходилось выполнять задание её покровителя - приучать имперскую знать видеть её в обществе императрицы. Приучать всех к истинности своего титула - личный друг правителя, в данном случае - правительницы. Вот, она так и действовала: как другу, поддерживающе улыбнуться, молча встать рядом - чуть за спиной, но почти вплотную. И только однажды она вышла вперёд - когда герцог ла Трриреим, осознав, что его телепорт теперь в самом деле будет работать не три минуты в час, а круглосуточно, кинулся к девушке. Благодарить, наверное. Но специалистка по придворной учтивости излишнего сближения не допустила.
   Да, разблокирование всех трёх пар прошло без сучка и задоринки. В первом с неё потребовали ввести текущую дату. Семрикс её выдал. А в двух других - время. Аналогично.
   Сестре она всё объяснила, показала. Сама всюду отмечалась кровью первой, следом - тоже самоё проделывала с Торри. Потом звала местного герцога, показывала на тревожную сигнализацию, объясняла, что, если голубая подсветка пропадает, значит, немедленно связываться с Огненным дворцом - она или Торри... или Рогттар - в общем, кто-нибудь из царской семьи прибудет, работоспособность телепорта восстановит. А что значит жёлтый цвет, все уже и без неё знали. И при горящем жёлтом глазе соваться внутрь комплекса их и так было не заставить.
   Ну, и всюду... И Дакр настаивал на этом при предварительном обсуждении, но ей и самой... Ей однажды уже довелось постоять на сцене, перед рукоплещущим залом - на своей первой премьере в Королевском театре - тут происходило нечто подобное. Купцов перед телепортами было гораздо меньше переполненного зала, но видеть их глаза, лица, когда они осознавали перспективы... Видеть, как они хватались за драгоценные амулеты связи... Слышать их восторженные крики: "Императрица!"
   И когда закончила с последним, не устояла и согласилась принять участие в торжествах по случаю... Торри явно не хотела задерживаться: управились со всеми делами они достаточно быстро, и девушка явно надеялась ещё сегодня упрыгать к Ниэллону. Но юной императрице в одиночку лезть в чужие замки, к чужим людям было страшно, а новые союзники требовались! И их надо было начинать привлекать. При разговоре, когда её к себе приглашали, Катти взглянула на свою эйдежь - та никак не отреагировала. Значит, категорически она не против. Никаких учтивостей Катти не нарушит. А остальное - её царская воля. Что ж, да будет так!
   С одеждой тоже было всё нормально: Торри с собой захватила несколько комплектов для себя, соответственно и для Катти. Веккатта на эти два сундука только головой покачала, но ла Ариерти одобрительно покивала и тут же присоединила к поклаже свой кофр.
   "Может, сестра всё это в Льиз Яррулле сразу после утащить хочет?"
   Катти ей свой домик уже показала, перед охраной сестру засветила и пару комнаток выделила, но она ещё утром внутренне хмыкнула: обойдётся, почти уверенная, что сегодня праздничные наряды сестре не понадобятся. Однако, вот, пригодились.
   Торри тогда недоумение сестры заметила, но отправляться куда-либо дальше столицы без трёх комплектов одежды их в Палестре отучили. Да и вспомнить хотя бы её недавний вояж по Пустоши. Окажись она там без приличного платья... Она до сих пор помнила, как вскинулись мальчишки при её в нём появлении... И Ниэллона при этом она запомнила отдельно. А теперь тряпки и нести не самим!
   Провинциальный бал её радовал не особо, но хоть от бала на Святодень в Палестре он отличался не сильно, да на взрослые столичные балы её "приглашали", пускали то есть, ещё не часто. К тому же помочь сестре надо было: у той соответствующего опыта совсем крохи имелись. Катти уже обмолвилась, что со своей аристократией знакома едва ли не лучше Синнаэль, но её с ними общение чаще всего происходило вне этикета и церемоний, для неё это были не герцоги и графини - а "дяди" и "тёти", (например, герцог Инейский - "дядя Иторий"), которые любимицу своей королевы любили и баловали...
   На самом деле, не только из-за королевы... Что случайно встретить её - хорошая примета на целый день, знал весь дворец. У четверти дворца в Университете - магия! - учились или работали родственники, а эта девочка-библиотекарша могла присоветовать и принести им такое!.. Оставшиеся три четверти - это гвардия. Которая все были в курсе, что принцы, как минимум дважды, спасены ею, что она среди них - своя! Работа гвардии защита Короны? - значит, девушка - и их коллега тоже!
   Баловать-то баловали, но баловство всякое опыта светской жизни не прибавляло.
   Когда они вышли в зал, Торри даже удивилась: столько народу! Она поначалу думала, что будет только семья герцога да его ближний круг, но быстро сообразила, что, хоть амулеты дальней связи дороги, а свитки телепортации - тем более, но императрица в этом захолустье вряд ли когда ещё заглянет, и окрестные бароны поняли, что экономить не время.
   Тем более, покачала головой дочь императора, когда с её величеством - сестра-принцесса, и обе не замужем - бароны молодых наследников с собою захватили... На всякий случай. Впрочем, просчитав несложную ситуацию - что мужской части местной аристократии будет много, старшие своих юных баронесс по тёмным своим гнёздам скучать не оставили тоже.
   Она глядела на всех них, а думала... Сегодня одиннадцать герцогов ведут переговоры с королевствами Артола. Их жёны, их дочери, услышав накануне волшебные слова Льиз Яррулле, проели за ночь плеши своим папенькам или мужьям, изластились, изрыдались и наверняка отправились с ними. И весь день пажи Артола - то есть принцы! то есть Ниэллон! - были должны развлекать этот зоопарк. И сейчас у них там, должно быть, тоже бал. И Ниэ танцует с кем-то. А она - здесь!
   "Вы хотите увидеть настоящую принцессу? - вы её получите!"
   Нет, когда её приглашали, она никому не отказывала, на вопросы во время танца иногда отвечала, она даже, бывало, улыбалась! Агторрия очень надеялась, что после трёх-четырёх менуэтов от неё отстанут, но местные не унимались...
   Торри не знала, что здешняя первая красавица баронесса ла Поттрс, завидев замкнувшуюся в своём величии принцессу, пообещала поцелуй, тому, кто выдавит из данной рыжей наибольшее количество откликов. Отказался участвовать из их банды только один - баронет Виттор ла Скелл. Да что с него взять - у них и замок "Волчье логово" называется! Представляете? - официальное название!
   Победивший наскрёб два "нет", одно "да", одно "не думаю" и одну улыбка. У следующего за ним было одно "нет", но зато досталось две улыбки. И ему не засчитали, что она раз взглянула ему прямо в глаза.
   " - Да вы не понимаете! Принцесса... Агторрия она такая!.. Я едва с шага не сбился! Чуть не споткнулся!
   " - Вот уронил бы на себя весь ряд - она бы целую б фразу выдала. Императорскую! И ты б выиграл. А так... Меня целует Чаррик!
   А бедная Каттенька...Танцевать она танцевала, да и разве эти чинные хождения парами танцами назвать можно?! Тут и сбиться негде! Не говоря уж о том, чтоб смутиться... Три прикосновения кончиками пальцев: по одному при приглашении и завершении танца, и ещё одно строго в его середине!
   Нет, Катти на придворные балы в Эллезии через щёлочку в потолке иногда поглядывала - там тоже нечто подобное. Но в кампусе Университета... Простолюдины из провинций привезли свои забавы и свои танцульки. Аристо-краты и ...-кратки поначалу морщились, но после стакана (рюмки? да кто разрешит в кампусе держать рюмки?! Сухой же закон!) после стакана домашней алхимии, контрабандой пронесённой на этаж, нравы размягчались... Катти с подобных посиделок гнали - ещё маленькая! Но рассказов она наслушалась. И тамошним танцам она с хихикающими принцесками на всякий случай обучилась. А тут...
   Говорить о делах сразу запретила ла Ариерти. "Императрица устала!" Боялась, наверное, что без Дакра Катти рабов на свободу выпустит, мещан с графами в правах уравняет, отделиться от метрополии герцогам позволит. А о чём с ними ещё говорить?! О последней постановке в королевском Театре? О последнем романе мэтра Ауканила? О последнем Салоне? Как будто они в своей империи про это всё хоть слышали!
   Барон ла Леррди поинтересовался о големах Голубого берега. И Катти вдруг почувствовала себя предательницей - рассказывать о боевых возможностях обороны острова... Она запнулась...
   Хорошо, его жена оттеснила мужа и завела речь о платьях, к которым привыкла Императрица:
   - Вам же неудобно в том, что на Вас сейчас?
   "Это так заметно?!" - всполошилась девушка и, чтобы отвлечься, чтоб занять руки, попросила бумагу, карандаш... И женщины потихоньку мужчин из ближнего её окружения вытеснили.
   - Что, в подобном и приличные дамы у вас ходят?! - ляпнула одна.
   Катти тогда набросала несколько туалетов Клериссы.
   - В этом Наша царственная Сестра работает в лаборатории, а в этом принимала вашего... - и опять всполошившись, суетно поправилась, - принимала посла Империи, а в таком последний раз гуляла с подругами-королевами по Льиз Яррулле. А они... Вот так была одета тё... королева Шитона, так - Акнаккора, а вот наряд королевы нагтилинов.
   Листочки бумаги пошли по рукам, дамы старались блюсти приличия и не вырывать их друг у друга.
   - А у дам, которым не надо соблюдать нормы этикета...- улыбнулась она и добавила пару нарядов "купальщиц". - На прошлой премьере они фурор учинили. Обычно, после первых актов овации пять-шесть минут длятся, а тогда и на три не вытянули. Актёры были в отчаянии. Но в зале всем хотелось поскорее рассмотреть девушек. Мастерская Верии Интелии, которая одела их, заказов на три месяца вперёд наполучала!
   К Катти - пригласить её - время от времени приближались молодые люди, но дамы их буквально не подпускали - не до мальчишек! Тем более, что Торри не отказывала никому и танцевала, танцевала. И уже время подходило, что можно начинать собираться...
   Да, этот мальчик был хорош. И не придворный красавчик, а вот-вот - и станет таким волчарой!.. Чем-то он напоминал Аккора. Может, тем, что дуэли, драки и для него были не средством самовыражения, как для того же Келдаза, а, как для Акки - дозволенным способом убивать? Тётки попытались оттеснить и его - тоже ж видели, что время кончается, а они явно хотели добраться до эскизов белья. Но он из-за их спин улыбнулся, поклонился, протянул руку, и Катти встала.
   В этом танце вёл он. Они не прикасались. Три шага вперёд, полупоклон друг другу, ещё три шага, голова отклоняется в противоположную сторону, ещё три шага... А вёл он. И с окончанием танца он не выказал намерения вернуть её обратно толпе баронесс, а сразу попросил:
   - Можно ещё?
   Она и улыбнуться не сумела. Осталась стоять. И он отпустил её кончики пальцев. Зазвучала музыка. Опять прикосновение пальцев. И опять три шага вперёд...
   - Ещё? - спросила она его после окончания.
   Ещё.
   На этот раз музыка звучала недолго. А к ней с двух сторон ринулись её сестра и её эйдежь. Она выдернула пальцы из его ладони. Он оглянулся на приближающихся женщин и обратился к ней:
   - Ваше величество!..
   Мороз по коже. От простого обращения. Только от голоса.
   - Ваше величество, - повторился он. - Пожалуйста, пожалуйста, переговорите с моим отцом!
   Она смолчала. Она ждала эйдежь. Она ждала сестру. Подошли. Почти одновременно.
   - Полог! - бросила она ла Ариерти.
   - Сделано.
   - Повтори! - уставившись в пол, потребовала она у юного баронета.
   - Пожалуйста, - повторил он, - переговорите с моим отцом!
   И опять мурашки по спине.
   - Это магия? - стараясь не встретится с ним глазами, обратилась она к женщине.
   Та скосила глаза на перстенёк на мизинце:
   - Отсутствует.
   - Подтверждаю, - тут же добавила Агторрия.
   - Имя? - потребовала она у напружинившегося парня. Она по-прежнему не поднимала на него глаз.
   - Виттор ла Скелл.
   - Я исполню твою просьбу. Но следующий раз, когда я увижу тебя - прикажу казнить, - она сглотнула и всё-таки установила срок: - Год. Сейчас уходи. Торри, не трогай его. Анаттолия, снимите полог. Уходи.
   Баронет упруго развернулся и двинулся на выход, двое её стражников, её кровников, шагнули ему наперерез, но Катти покачала головой, и они остановились. Она дождалась, чтобы он покинул помещение и, чуть повысив голос, проговорила:
   - Барон ла Скелл, подойдите!
   Из угла поднялся и двинулся к ней тот, в кого через четверть века превратится изгнанный ею юноша. Да, волк.
   "Уж не оборотень ли?" - задумалась Катти.
   Подошёл.
   - Ваш сын выхлопотал разговор с Вами. У вас пять минут, чтобы заинтересовать меня.
   - У него получилось, - нагло заулыбался барон.
   Ну, его-то взгляд она выдержит! - подняла глаза Катти.
   - А давай ему оченьки выколем и себе на память оставим? - через полминуты предложила Торри. - Уж больно зелёные...
   - Извините, ваше величество, - смирился и потупил взор барон. - Две с половиной минуты у нас займет переход в синий зал. И за две оставшиеся минуты я заинтересую вас, - и он пожал крутыми плечами: - Или нет.
   Катти повернула голову.
   - Мы проводим! - сэр Дартор уже стоял за её плечом.
   - Ведите.
   - Скрэг! - тут же выкрикнул барон. - Дозволено! Веди.
   "Скрэг"? Скрэг ла Паггар - владетельный герцог этой провинции. Барон к нему, к своему сюзерену, по имени обращается? Указания раздаёт?
   - Ваше величество... - тут же склонился перед нею уже оказавшийся рядом герцог. В его голосе, в его манерах не просквозило ни раздражения на барона, ни приниженности перед теневым узурпатором.
   "Друзья!" - поняла девушка. Друзья детства. Как у Клериссы с обеими её эйдежь. Как у неё самой с артольскими принцессами.
   Синий зал оказался неподалёку. За две минуты успели. Герцог был спокоен, торопить императрицу не пытался. Вот только в коридорах было прохладней, чем в зале. Как раньше - в их Библиотеке, как теневых коридорах Огненного дворца.
   В книгах записные интриганы никогда не упускали случая накануне или в ходе переговоров поставить оппонента в неловкое положение. Заставить их... "потерять лицо"! - вспомнила Катти.
   - Прохладно, - сказала она. - Неужели Ваши дамы любят, когда у них зябнут плечи?
   - В коридорах не установить камины, - проворчал герцог. - У всех так. В Огненном дворце тоже.
   - Уже нет, - покачала головой Катти. - Прежние предпочитали попрохладней, но я температуру на два градуса повысила. И камины жечь у нас уже неделю, как почти перестали. Разве что для уюта в комнате. Чтоб горело пламя, чтоб потрескивали дрова.
   - Но как?.. Таких настроек нет!
   - Что? Вы даже на четвёртый уровень допуска не взяли?
   Герцог чуть с шага не сбился. "Даже"? А сколько тогда их вообще?! Но задать сей вопрос не решился. ЦП - табуированная тема. Не приведите все боги, вдруг обмолвишься чем-либо о сердце безопасности своего замка!
   - Взяли, - кратко ответил он.
   - Это вы про уровень допуска на Центральном Посту дворца? - ничтоже сумняшеся вмешался барон. - А там есть четвёртый уровень?!
   - Есть и шестой, - ответила бывшая библиотекарша. - Но не во всех замках. А температурная настройка доступна на третьем. Хотите - покажу.
   Нет, никто пустить в свой ЦП никого посторонних - даже императрицу! - не согласится.
   - ...Хотя не сегодня. Да и вообще, я, пожалуй, инструкцию напишу и разошлю всем желающим. Чего зря ресурсы зимой переводить!
   Мужчины только переглянулись. Протапливать зимние замки - та ещё морока. Но даже о существовании ЦП с посторонними не обсуждали, а она - "инструкция"!
   - Сюда.
   Катти вошла. Огромный зал. Едва ли не такой же, как парадный, в котором они танцевали. Несколько более сумеречный только. На полу выложена карта... Горы, море... Очертания береговой линии Катти узнала - здешнее герцогство - Паггар. И карта была не нарисована, а именно выложена - горы возвышались над полом почти на сажень.
   - У вас две минуты, - равнодушно напомнила Торри.
   - Я использую слабую магию, - предупредил барон. - "Фонарик". Для наглядности и убедительности.
   Катти оглянулась на сэра Дартора. Он кивнул.
   - Дозволяю.
   Но у Торри на ладони тут же сформировалось облачко "малого паралича". Барон скривил губы. Из его пальца вырвался лучик, который подсветил...
   - Это река Тирронга. Она берёт своё начало в ледниках, ими и подпитывается, течёт по ущельям, - лучик света проскользил по голубой ленточке, - и через две сотни миль бесполезным водопадом сливается в море. Но во времена прежних, вот здесь, - свет перечеркнул русло, - стояла плотина. Она повышала уровень реки на шестьсот футов, и тогда река получала дополнительный сток - здесь. Это территория моего лена, мы там в юности всё облазили. И поняли.
   "Мы"? С герцогом, верно. Который тогда был ещё виконтом.
   - Сток питал собой оросительную систему, снабжавшую водой чуть ли не половину равнины провинции, причём, чем жарче лето - тем обильнее! - и он опять повернулся к царственным слушательницам: - Можно ещё одну слабую магию?
   - Действуйте.
   - Мы нашли её следы. Глядите.
   И голубым подсветилась целая сеть, действительно охватывавшая почти половину карты.
   - Пятнадцать секунд! - напомнила о себе Торри.
   - Мы просим императрицу о содействии. Сами, в одиночку, мы ни плотину, ни каналы не осилим.
   - Вы заинтересовали... - и Катти запнулась, наткнувшись на острый взгляд своей эйдежь.
   Да чего она сейчас-то?! Эти провинциалы сами предлагают то, что она пыталась с них в скором времени требовать! На что предполагала тратить свой ресурс власти, ресурсы своей казны!
   Ах, вон оно что... Казна наша не бездонна, чтоб не сказать пуста, а значит, предстоит торговаться за каждый медный грош, а значит, проявлять излишний энтузиазм не стоит.
   И поиграть в величие не помешает тоже. "Заинтересовали меня"? - вот и нет! -
   -... заинтересовали Нас. В чём конкретно вы ищите помощь Империи?
   Мужчины разве что не выдохнули с облегчением. Теперь заговорил герцог.
   - Для возведения плотины потребуется архимаг Земли. У нас мага такого уровня нет. А учитывая смерти едва ли не всей кафедры Земли столичного Университета, то нет теперь и в Империи. Но Вы, Ваше величество, в хороших отношениях и с королевским домом Эллезии, и, как мы слышали, - лично с её архимагом Семериком.
   - Продолжайте!
   - Далее - каналы. Где они пролегали ранее, мы почти всюду определили, мы бы сумели и откопать их, но очень опасаемся, что этого будет недостаточно. Провал с акведуками для столицы очень показателен. Нужны опытные ирригаторы, которые в Артоле традиционно имеются. Оплатить их работу мы тоже сможем, но для начала надо уговорить их приехать к нам!
   - И оплата должна быть всё-таки не запредельной, - буркнул барон. - А если Корона не даст гарантии безопасности, она и будет назначена таковой.
   - Охрану мы им обеспечим тоже сами, - опять подхватил герцог, - но эллезийцы должны быть уверены, что здесь не появится по их души, скажем, отряд Вашего ла Осттекия.
   Да не будет оплата запредельной, не будет. Потому что... Катти знала проблему с обеих сторон: и королевы жаловались, и в Академии учёные мужи (а учёные жёны - так гораздо пронзительнее!) просто плакались, что настоящей работы по землеустройству не осталось! Что ирригационные системы на всём Артоле - уже просто вылизаны! Что регламенты по обслуживанию - это вообще-то уровень практикантов и первогодков-выпускников, а им...
   - Что скажете, ваше величество?.. - подтолкнул её барон.
   - Почему вы с этим не обратились к Императору раньше?
   - Обращались. Мне было сказано, что у мэтра Кроктауриуса важно-срочные дела. И дозволили обратиться через три года. Срок истечёт летом следующего года.
   Ну, конечно... Что мэтру засуха! У него "великий вызов"! Что ж...
   - Первое. Мэтр Семереник почти наверняка откажется. Да, возведение плотины - дело его уровня силы, но оно монотонно, не потребует... не потребует изысков ума, и ему будет скучно. Но я знаю, что у нагтилинов есть маги требуемого уровня, для которых работа такого объёма - это вызов их мощи, а не темпераменту. Но...
   А это второе. Их будет недостаточно. Для работы с рекой, а тем более - с каналами, потребуется маг Воды приблизительно такого же уровня.
   Третье. Хочу быть уверена, что вы понимаете: когда я говорю "маг Воды" или "маг Земли" - это означает не его в единственном числе, а его и едва ли не всю его мастерскую.
   Далее. Артольцы приедут, все сделают и уедут, но система будет требовать постоянного догляда, поэтому нужны будут местные специалисты. Обучение которых должно быть включено в предстоящие договора. Речь идёт о... я думаю, о десятках магах, не оглушительно сильных, но тем не менее... И это будут не воины, а именно работники, у которых всё их время будет уходить на цивильный, партикулярный труд. У вас таковые люди есть?
   Ага! Аристократы призадумались, как они будут своих дворян впрягать в ежедневную пахоту. Вот! Пусть они попробуют, помучаются, со знакомыми своими страданиями поделятся. И тогда к осени следующего года её требование о допуске в Академию простолюдинов абсолютного отторжения уже не вызовет.
   - Короче, - пара минут ходьбы, а теперь и длинные речи её немного успокоили. И недавнее наваждение... Ох, вот, сказала, вспомнила, и опять стайка мурашек заперебирала своими тонкими лапками по её плечам! - Короче, Корона согласна оказать Вам содействие в этом проекте. Но для начала от вас потребуется развёрнутое детальное предложение, с которым я могла бы выйти перед королями Артола, - эйдежь Анаттолия чуть вскинула голову. - И которое удовлетворит Совет Короны, - послушно добавила Катти.
   - Слушаюсь, - склонился в поклоне герцог.
   На пару с ним поклонился и барон. Да уж, эта спина кланяться не привыкла. И с непонятной злобы, она паузу подержала.
   - Герцог, барон... - наконец, разрешила она им выпрямиться. Взглянула на эйдежь. Та её поняла.
   - У императрицы был утомительный день. Мы отбываем.
   - С Вашего разрешения я поспешу в зал, - вскинулся герцог, - предупредить дам о прощании. А Вас, с Вашего дозволения, к нам проводит барон ла Скелл.
   Катти сорвалась бы прямо отсюда, но это было бы знаком нерасположения, неудовольствия, да и просто невежливости.
   - Благодарю Вас. С Вами было интересно.
   Герцог покинул их, и они неспешно двинулись следом.
   - Ваше величество... - обратился к ней барон.
   Она не обернулась, но боковым зрением отметила, как он повёл глазами на эйдежь и Торри. Он хочет остаться с ней наедине?! Обойдётся! Да он и не осмелится обратиться с этим к императрице.
   Анаттолия всё поняла тоже и на полшага придвинулась к девочке. Просить об уединении барон не осмелился.
   - Ваше величество, - повторился он.
   - Да?
   - Мой сын оскорбил Вас?
   Катти опять вспомнила, почти почувствовала соприкосновение их кончиков пальцев.
   - Нет.
   - Но...
   - Повторяю: если я увижу его, я прикажу его казнить. Более того, я отдам приказ, и, если моя стража увидит, что я заметила его и молчу, он будет умерщвлён и без последующего повеления!
   - Год?
   - Скорее всего, через год я продлю приказ ещё на три.
   Дальше они шли в молчании. И только за несколько шагов до двери, барон подал голос опять:
   - Девочка, ты раньше хоть раз влюблялась?
   Катти остановилась, замерла. Чтобы прийти в себя ей потребовалось несколько секунд. Наверное, вовремя: барона уже держали в шесть рук, а у Торри на ладони клубилось что-то смертельное. Впрочем, барон не сопротивлялся.
   - Нет! - приказала она всем. Убедилась, что сестра, сморщившись, принимая и переживая боль, каст развеяла. Добавила: - Отпустите его.
   Отвернулась. Ничего говорить ему она не будет! Сделала шаг к дверям. Сейчас войдёт в зал, примет прощальные поклоны дам и - домой!
   - Императрица! - послышался сзади глухой голос барона ла Скелл.
   Оглянулась она только из-за с детства привитой вежливости.
   Барон стоял на коленях.
   - Императрица, - ещё раз сказал он. - Прими мою верность.
   И они опять встретились глазами. И в его - опять было это слово: "девочка!..", и всё та же усталая безнадежность.
   - Почему? - вопросила она.
   - За сына, - ответил он.
   - Клинок! - потребовала она.
   Кто-то из её кровников вложил ей в руку свой меч. Ей пришлось перехватить его обеими руками. И всё равно, лезвие на плечо барону она почти уронила.
   - Я принимаю твою верность. - и разрешила: - Поднимитесь.
   - Приказывайте.
   - Плотина. Ваше дело - плотина! И... - она всё-таки не выдержала: - И спасите Вашего сына от меня.
   И не выдержала опять:
   - И меня.
  
   4. И всяческая суета
  
   - Ну, и что это такое было?
   Барон промолчал.
   - Кто ты теперь - мой друг или её верный?!
   - Ты тоже присягал ей.
   - Я - не тоже! Я присягал ей, как герцог - за герцогство! Свою верность я оставил себе! Про себя ты можешь мне объяснить?
   - Могу.
   - Жду.
   - Из-за сына, - пожал плечами барон.
   - Ой, не надо! Она - в Риммериуме, и пока он здесь, ему ничего не грозит!
   - От неё - да. А от её окружения? Которым жених-баронет с окраин Империи на хрен не нужен? Тебе напомнить про её мать? А от её врагов - которым небезразличный ей мальчик может показаться лакомой наживкой?
   - Не пори чушь. Это всё придумки твоей жены, вот пусть они с моей женой об этом и посудачат, а ты... Как будто сомневаешься! Пусть кто-нибудь сюда к нам сунется!
   - Ты прав. Я ей так и сказал.
   - Тогда почему?
   - Из-за сына.
   - Повторяешься!
   - Я спросил её... И девочка вспомнила. Видно так вспомнила их три танца, их девять соприкосновений. Вспомнила свой ужас: "Это магия?!" - "Нет", - ответили ей. "Но тогда..." И тут мой сын попросил: "Переговорите с моим отцом!" Оказывается, всё это была не магия, а просто средство выпросить аудиенцию. Очень важную, очень нужную аудиенцию для его рода, для его семьи. Первый удар чувств, первое волшебство для семнадцатилетней девушки... Мы в коридоре друг другу в глаза посмотрели - она с детства в своей Эллезии сиротой была. И теперь здесь, "на родине"... Вчера - элементаль от предателей, сегодня... Ты б как отреагировал, если б Саатара после первых ваших поцелуев о долине Рос заговорила?
   Герцог промолчал, но барон молчал тоже. Ждал.
   - Про долину - наши родители решали.
   - И мне девочку стало очень жалко.
   - Что-то не слишком это на тебя похоже.
   - В том-то и дело. На меня не похоже, а мне стало её так нестерпимо жалко, что я опустился на колени.
   - Тебе твоя Леонорра что на это сказала?
   - Ничего.
   - Не верю.
   - Что-то хотела. Но вдруг только губы сжала. А потом, - барон криво усмехнулся. - Потом поволокла меня в спальню.
   - И?
   Барон потёр себе лоб тыльной стороной ладони.
   - И давно такого не было. Уж и подзабылось...
   - Подожди... Ты хочешь сказать...
   - Нет. Я хочу зажать руками рот, - хмыкнул Асттор ла Скелл.
   - Хм... А ведь это проверяемо.
   - Угу, - второй мужчина опять потёр лоб и добавил: - И уж у тебя свою спальню подготовить время будет.
   - Заткни пасть!
   И барон послушно положил на свой, снова скривившийся в усмешке рот сначала одну лапищу, а потом для убедительности и другую.
  
   Выплакаться Каттенька всё-таки сумела. Её кровники перед последней дверью встали угрюмым частоколом и следом за нею не пустили никого. Встретившие возвратившихся жрицы попробовали повторить свой фокус с проходом сквозь камень, но мужчины их едва ли не за волосья оттащили от стены. Одна из них дёрнулась магичить, но Торри уже опомнилась и сбила у той каст.
   - Что? - обратилась она к сэру Дартору.
   - Час, - ответил он принцессе. - Дайте ей час.
   - Она моя сестра!
   - Час, - повторился сэр Дартор.
   - Ауррс! - произнесла недавно выученное слово эйдежь и выразительно потрясла рукой с семериком.
   - Пусть будет ауррс, - переглянувшись с бароном Веллитарием, пожал плечами командир стражи.
   Когда они вошли в спальню, Катти, одетая, спала в обнимку со своим томом "Тёмного молота". Все на цыпочках вышли.
   Но ещё через десять минн появились девушки с кухни. Как заваривать "Империю Маккабари", Торри уже знала, эйдежь, да и появившаяся Лестра - узнать хотели. Они вместе со жрицами мстительно не пустили ни одного из мужчин внутрь, а сами занялись священнодействием. Жрицы о новой сигнатуре даже не слышали - вот под стрёкот женской болтовни Катти и проснулась. К тому же так запахло чаем!..
   Лестра рассказала, что через свиток поговорила с матерью (та отбыла в Льиз Яррулле с отцом). Первый день переговоров окончился ничем. Мужчины все переругались. Коры, вроде бы, начали грозиться, а в ответ впервые был озвучен состав нового флота Империи - сто восемьдесят пять фрегатов. Почти вдвое больше, чем каравелл у Корлэнда...
   - Сколько?! - изумилась Катти.
   У них здесь жрать нечего, а они кораблики один за другим клепали?
   В общем, на этом переговоры как-то прекратились, а к вечеру был обещан небольшой бал. Небольшой, потому что на острове на тот момент присутствовали всего одиннадцать имперских семей, и совсем на чуть-чуть больше из высшей аристократии Артола.
   - У них же тоже до последнего времени про Льиз Яррулле никто не знал! Так что, сейчас они всё ещё танцуют, наверное. Принцы тоже.
   Далее последовало обсуждение с кем придётся танцевать двум конкретным принцам. Но когда Торри начала нервничать, Катти, наконец, улыбнулась и предложила поконкретнее представить картину: Ниэллон, приглашающий, скажем, виконтессу Аззалию. Которая в наряде, который в Эллезии перестали носить уж лет десять как. На танец, который она ни разу до того не видела, не то, что танцевала!
   - Так что, думаю, сегодня будут литься не только мои слёзы!
   - А что случилось? - непосредственно поинтересовалась Лестра. - Ты плакала? Из-за чего?
   И все обернулись к маленькой библиотекарше.
   Она попыталась отказаться, но её эйдежь - её "личная подруга", задала вопрос:
   - Ваше величество предпочитает обсудить данную ситуацию со своим личным советником?
   С Дакром ла Алевтим?! Которого она месяц тому назад знать не знала?! С мужчиной?
   - Может, мне лучше уйти? - продолжила настаивать специалистка по учтивости. - Кому ещё? Ей? - указала она на Лестру? - Им? - такой же взгляд на затихарившихся жриц.
   "Эйдежь" с Дакром из Торри всё равно всё выбьют, а наставница - взрослая, опытная женщина.
   Жрицы? - это как раз их компетенция.
   Лестра... Вот ей-то Торри... Торри потом наверняка всё будет обсуждать как раз с ней. Так что, чего уж тут...
   - Оставайтесь все, - вздохнула императрица. - Случилось страшное.
   И она рассказала, как ей уже надоело быть с тётками, слышать их брюзгливые голоса, и при этом видеть жадные огоньки в их глазах, и тут её пригласил приятный мальчик, который до этого ни с кем не танцевал, который даже к Торри не подкатывал...
   - Ваше вел...
   - Эйдежь, прекратите, в конце концов!
   - Катти, - с натугой выговорила классная наставница. - Катти, значит, Вы... значит, ты его сразу отметила?
   - Никого я не отмечала!
   - Ты про всех мальчишек запомнила, кто из них с кем танцевал? - улыбнулась одна из жриц. - И с кем - нет?
   - Н-нет...
   - Я как раз об этом. Продолжай-, - Анаттолия явно хотела добавить "...-те", но насильственно себя оборвала.
   - Его пальцы были абсолютно ледяными. Я ещё поначалу подумала: перед тем, как до него касаться, хоть варежки ему надевай! И тут же увидела, как он скосил глаза на пальцы мне. Они ему показались раскалёнными? Мы вышагивали ваш "танец", и я вдруг поняла: мы оба - и он тоже! - ждём срединного соприкосновения. И три секунды, всего три секунды - а рука у меня по локоть замёрзла. И потом не отогревалась, а наоборот словно холодные искорки к плечу поползли. Я ничего не понимала! Взглянула на него - он что-то спросить хочет, но смолчал. И тоже... Когда ко мне подходил, когда к нам шёл, так, как у зверя, походка была, а в танце не танцевал, а ногами переступал - три шага, три шага, три шага. А в конце он попросил: "Можно ещё?". И держит мою ладонь. И сейчас я отвечу, и он её отпустит. "Что ж ты лаконичный такой?" - подумала я. И сама не нашла никаких слов - только кивнула. Оркестр заиграл словно сразу.
   - Нет, - не согласилась Торри. - Меня и довести до моего места успели, и я, глядя на вас, и встревожиться успела.
   - А потом... Потом у меня голова начала кружиться! Не сильно, но...
   - Но сладко-сладко? - улыбнулась другая жрица.
   Катти поморщилась: в стихах, в переводах она бы эти слова не употребила. Но... Но ведь было-то именно так!
   - Да. А он всё хотел толи спросить чего-то, толи о чём-то попросить, и никак не решался. И, чтобы он всё-таки успел, сама предложила ему ещё один танец. Вот только после срединного соприкосновения понемногу начала соображать. Начиталась же я о подобном! Так это?.. это... Но я - императрица, а кто - он? Как здесь с этим? У меня уже сейчас от него голова кружится, а потом что?!.. Мне эту долбанную империю из дерьма тащить, а я буду... А потом вообще, как ударило: а если всё это приворот какой-нибудь?! На залётную императрицу! Две недели назад они одного императора грохнули, вчера другую грохнуть попробовали, а сегодня?.. Нашли мальчика позачётнее и... К счастью, тут музыка неожиданно быстро кончилась...
   - Я потребовала, - объяснилась ла Ариерти. - Тоже глядеть на вас страшно стало.
   -... и он, наконец, сказал, что хотел. Он похлопотал, чтоб я переговорила о важных делах с его отцом. То есть, всё это было только ради вот этого?! Плотину они у себя возвести хотят.
   - Убила б!.. - очень искренне произнесла принцесса Агторрия. И Лестра кивком тут же согласилась с нею.
   Взрослые женщины переглянулись. "Убить?" - нет, с ними бы несчастный провинциал так легко бы не отделался.
   - Катти, подожди, - Ольма, одна из жриц, взяла её за руки. - Всё-таки, ответь, ты уже влюблялась?
   - Нет.
   - А целовалась? - из-за плеча подруги ей в глаза заглянула другая - Ивлия.
   - Нет! - выдавила из себя девушка.
   - Ну, хоть тебя кто-нибудь трогал? Касался груди, ног, бёдер?
   - Да, - буркнула Катти. Посмотрела на удивившихся девиц и объяснилась: - На тренировках, в играх.
   - Мужчины?
   - У нас игры и тренировки общие, - проворчала она, а сама подумала: кто б её заставил переться в спортзал, если не её подружки-принцессы с их принцами.
   - Варвары, - покачала головой одна жрица, а вторая тогда уточнила:
   - А намеренно? Мальчики?
   - Нет!!
   - Значит, ты раньше об этом ты только в только книжках читала?
   Катти задохнулась.
   - Всё-всё! - Ольма сжала ей руки. - Тяжёлый случай.
   - Испугалась? - спросила эйдежь. И спросила не Каттеньку.
   - Если она чувственностью в свою семью, тут испугаешься... - сочувственно покачала головой Ольма, успокаивающе поглаживая опять замёрзшие ладошки девушки.
   Рядом вдруг стремительно покраснела Торри. Рыжие так умеют - до почти огненного цвета.
   - Так, ещё чаю! - через минну сломала молчание эйдежь Анаттолия. - Я заварю. Девушки, - кивнула она обеим пылающим сёстрам, - отконтролируйте, я всё правильно запомнила?
   - Мы с Вами! - встрепенулись жрицы. Им "Маккабари" ещё в своём храме представлять придётся.
   - Нет! - сумела подать голос Катти. - Никакой суеты - испортите! Эйдежь готовит, а вы...
   - Мы хоть поближе пристроимся!
   - Дамы! - одним только голосом перевела всё в церемониал наставница по учтивости.
   На жрицах были их храмовые балахоны, женщины переглянулись и... Что ж, им в ритуалах участвовать не привыкать. Поднялись, проскользили и опустились на пол в трёх шагах от столика, синхронно и симметрично...
   А через пятнадцать минн, уже поставив свою пустую чашечку на стол, эйдежь церемонно поклонилась:
   - Ваше Императорское Величество! На будущее. Вы никак не поймёте, что равных Вам - больше нет! Мне Дакр как-то похвастал, что при первой встрече он ткнул принцессе Синнаэль, что его род древнее её. Но Вы - вне рангов. И пропасть между Вами и остальными такова, что прочие различия для Вас несущественны. Они...
   - Они - второго порядка малости? - вдруг поняла Катти.
   - Кхм... да. И, например, Вашу царственную мать император встретил в отдалённом провинциальном замке.
   - Она... - не поверила Катти.
   - Нет, дворянство она имела. И всё. Практически служанкой была. Никаких титулов. И в этом - главная причина неприязни к ней дворцовой аристократии. Но самому Императору это было абсолютно неважно. Абсолютно! И ещё одно, мне кажется, мне надо добавить. Чисто на всякий случай. Ни на одного из детей у Императора не было никаких обязательных матримониальных планов. Ни на одного, никаких.
   - То есть, Вы считаете, что я совершила ошибку?
   - Воля императрицы - священна. Даже герцог ла Алевтим не укорит Вас ни словечком. Но не забывайте, что и над Вами тоже есть Воля...
   - То есть, Вы полагаете, это была подстава не тамошнего герцога, а...
   - Остановитесь! - даже чуть пристукнула ладошкой одна жрица.
   - Не надо имён, - тут же добавила вторая. - Не надо излишне сотрясать космос.
   - И почему "подстава", а не... - улыбнулась первая.
   - ...А не "подарок"? - улыбнулась вторая.
   "Может, ещё поплакать?" - вдруг подумала любимица Анатары.
   - Он хоть хорошенький? - спросила Лестра.
   Катти поджала губы и отвернулась, а её сестра переглянулась с её эйдежь, и они заулыбались. Жрицы переглянулись тоже:
   - Так, а вот с этого места поподробнее!
   Ещё через час, эйдежь отправила Лестру домой: "У императрицы был тяжёлый день, ей необходимо отдохнуть!" И сама тут же ушла тоже: "Дакру ябедничать", - поняла Катти.
   Впрочем... Она не стала сдерживать зевок... И сонным голосом попросила сестру: "Не уходи, а? А то мне будет одиноко...". Она угадала: жрицы тут же настропалились к пленным воздушникам. Что ж, пусть пленники "отрабатывают". Она кивнула женщинам в сторону выхода в тень, а когда они вышли...
   - Слушай, - обратилась Катти к сестре: - А тебе в пустошах с Нилом страшно не было?
   Торри посмотрела на неё. Ничего сонного в девушке больше не было.
   - Нет.
   - Подробнее! - почти взмолилась императрица.
   Принцесса улыбнулась и обняла сестру:
   - У нас-то всё началось с того, что они... что он дрался за меня - спас мне жизнь. Ни малейшего повода для недоверия! И... - она вздохнула. - Я была для него не принцесса, а... ну, просто аристократка, одна из тысяч. Да и он... Я была уверена, что они - пришлые из глухой провинции, что мы расстанемся, и всё. Никаких обязательств, никаких последствий.
   - ...Только одно, быстротекущее мгновение.
   - Да.
   Катти вздохнула, высвободилась.
   Ещё через секунду мечтательность, слетела с неё, она выглядела уже совсем по-другому и заговорила совсем другим тоном тоже:
   - Жриц до утра не будет, и нынче мы ничего им не обещали!
   - Что? - распахнула свои фиолетовые глазищи Торри.
   - Побродим. И я покажу тебе изначальный ЦП. И познакомлю с прабабушкой.
   - С рыжей Императрицей?
   - Нет, даже для Лоуррелции она тоже - пра-пра-пра... Даже как бы ни старше Роггакера I.
   - Что прямо в ночнушках пойдём?
   - Нет. Ты сбегаешь переоденешься в доспех - родственники оценят, а я... Слушай! Ты завтра в Льиз Яррулле будешь и, если туда уже не выберется Верия Интелия, то хоть с кем-нибудь передай! Хоть Нилу скажи - он найдёт с кем. Вот опиши ей вот это! Пусть она для меня хоть что-нить пошьёт. Ну, задолбалась!
   - Ваше императорское величество!.. - захохотало её императорское высочество.
   Они вышли из комнаты, Торри прыснула переодеваться, а Катти предупредила гвардейцев, чтоб не волновались - час-полтора её не будет. Сэр Дартор установил контрольный срок и отпустил.
  
   С утра нового раунда переговоров не было. С утра короли предложили имперцам побыть гостями на учениях. Наблюдателями, так сказать. И поначалу это было любопытно. Големы охраны в щепки за несколько минут разносили приближающиеся плоты, парусные лодки. Но... герцоги Президиума Палаты знали, что металлические чудовища переместить из зоны охраны объекта невозможно - у некоторых и самих в древних поместьях подобные имелись, да и юная императрица успела сказать, что здесь - та же самая история. Нападать на столь отдалённый остров - бессмысленно. У вектов есть портал, а без него... Бриллиантов на свитки не напасёшься! Конечно, алмазная шахта - лакомый кусочек, но ради неё как бы ни пришлось тогда держать здесь львиную долю из тех ста восьмидесяти пяти фрегатов. Нет. Никаких нападений. Но, согласимся, големы это любопытно.
   Зато потом... Потом была продемонстрирована десантная операция. Совместная - коров и нортов. Три драккара высадили на берег полторы сотни бойцов. Но не это главное. Главное на одном из суден стояла баллиста, которая предварительно тремя выстрелами разнесла три наземные постройки. Без единого промаха! Не прерывая движения!
   Фрегаты Империи более грузоподъёмны, чем каравеллы коров, но те немного более быстроходны и гораздо более манёвренны. За счёт выучки - виртуозности! - экипажей, главным образом. И герцоги зримо представили себе, как вокруг их эскадр начнут крутиться вот такие драккары, поддержанные каравеллами, и издали примутся их расстреливать.
   Что?! Откуда? Как?! Императрица!.. Императрица должна знать.
   Юной Викгторрии на острове не было. Вчера она занималась "разблокировкой" мерцающих телепортов... В двадцать раз, нет, вы понимаете?! - в двадцать раз увеличив их проходимость! Да больше! Мало кому охота рисковать, и последние секунд десять-пятнадцать в телепорт уже почти никто не совался.
   Герцоги не пожалели амулетов дальней связи, и утром удостоверились: телепорты работали всю ночь без малейшего перерыва. А сейчас - сейчас ни на одном из них очереди нет! Подходи и без выматывающей все нервы спешки переходи в другой конец Империи! Нет, конечно, торговцы скоро опомнятся, и очередь опять восстановится, но всё равно - в двадцать раз!
   Так вот, юная Викгторрия вчера блокировку с телепортов сняла, у герцога ла Паггар на балу оттанцевала и сегодня отдыхала. Но утверждать итоги переговоров ей придётся, и тогда они у неё спросят.
   Впрочем... Главный подаватель чая, господин Председатель Президиума, он же - вот он! Амулетов связи со своей "Катти" у него, как грязи! К нему!
   Дакр их принял. Обещал переговорить, но... Переговоры с артольцами уже через час, и против них надо быть едиными. Потому что, несмотря ни на какие баллисты, войны бывшим врагам с нынешней императрицей - со своей девочкой! - не надобно. Поэтому... Будем требовать пятую часть здесь и поровну всё там, на том далёком островке.
   Пятая часть Льиз Яррулле?! Реально отжать? И тот далёкий островок, перестал манить своим "шоколадом". Конечно, вся эта новая территория будет принадлежать Короне. Кто б сомневался! Но Корона имеет обыкновение награждать, дарить. Да и попросту - продавать! И над этой территорией должен быть догляд. И эта территория может быть отдана в кормление...
   Нет, далёкие земли пусть журавлями летят на юг. А данного мясистенького лазурного воробья упускать нельзя!
   Вот тут ла Алевтим и напомнил про Ксетронир, про шахты найдерекса. "Придётся делиться и нам." Да, вот этот журавель был пожирнее... Да что там журавель - райская птица! Но неожиданно его ощутимо поддержал ла Страда. Его земли, как и императорские, тоже граничили со Ксетрониром, и он напомнил присутствующим, что едва ли ни в каждом поколении их рода кто-нибудь пробовал пробиться внутрь, но не удалось никому. Поэтому - либо с нагтилинами, либо никак. И ещё он напомнил, что дыр в Ксетронире много, и если договориться не получиться, то заблокировать шахты от контрабандного проникновения вряд ли получится. Вон Четвёртый легион пытался мальчишек-принцев перехватить - и что? А на всю гору тем более никаких легионов не хватит. Только непременно надо будет вырвать у артольцев согласие на участие в разработке и - обязательно! - на право контроля.
   - Но ещё одно, - добавил Дакр. - Со мною переговорила императрица. Многие из вас знают о любимой мании ла Паггара - плотине через Тирронгу. Императрица решила взять данный проект под свой патронаж. Участие в тех работах должно стать обязательным условием для допуска артольцев на Ксетронир.
   Катти почему-то была почти уверена, что артольцы ухватятся за это предложение и без дополнительного принуждения. Но королевская казна пуста, и, если нагтилины и - кто там ещё? - особой платы не запросят, то Паггару знать о том не обязательно. Особенно теперь, когда сумма налогов за телепорт в его казну скакнёт раз в пятнадцать-двадцать. И ведь это только начало! А ещё будет для новых толп купцов - всё! От новых постоялых дворов, кончая новыми борделями! С которых тоже потекут налоги.
   - Как она сама? - поинтересовался ла Стиеррх, герцог, владевший главными портовыми городами. Это на его верфях строились большая часть тех двух сотен фрегатов, которыми планировали задавить флот Корлэнда. - Девушка уже выплакалась? Её здесь ждать когда?
   А вот это надо гасить на корню.
   - Ждать послезавтра. На подписание Договора. И на снятие проклятия с брата. Арлия ла Век это заявила непременным условием. Она все свои важнейшие операции уже несколько лет проводит только в её присутствии. А о том, чтоб поплакать... Эллихем... - он встал и подошёл к герцогу. - Ты ж тоже воздушник, так ты, часом, с воздушными элементалями вживую не сталкивался?
   Герцог только мотнул головой.
   - Эх, жаль на тех магов браслеты надели, а то б можно было их попросить лично тебе на развлечение одну вытащить... Мне напомнить, что "девушка" оную в пару секунд расплела? Не схлопнула, как с такими борются землянники, не заморозила, как иногда получается, у водняков, а распустила на струйки. Впрочем, что я! Можно сначала попросить императрицу, она с кого-нибудь браслет и снимет! Как сняла с себя и со своих подружек принцесс.
   Герцоги переглянулись. Что на пленницах были надеты ажурные браслеты, они знали. Но слышали уже все - юный ла Остреди рассказал, - как принцессы водяными лезвиями посекли нападавших на принца Рогттара прямо из-под тех браслетов. Теперь ни на ком ничего не имелось. На балу у принцесс платья были без рукавов, на императрице все убедились в том ещё ранее. Но как-то все были уверены, что провернула сие небывалое дочь Клериссы.
   - Ах, эти маги под запорами и охраной сидят? - продолжил Дакр. - Так и что? - "девушка", пока не императрицей, а пленницей была - как раз в том же отсеке для государственных преступников сидела. И я к ней в день Арены, поговорить зашёл, а её-то и нету! Этот, крабообразный, палач наш знаменитый... Видели б вы, как он по камере метался, под топчан заглядывал!.. А я тогда вспомнил, как за несколько дней до этого... Да и вы все, наверное, в курсе уже, как наш великий ныне покойный мэтр Кроктауриус, совершил "великий вызов" - дегею огненную он вызвал, но вот уходить тварь - отказалась. И что б от того крыла Дворца осталось, ещё большой вопрос был бы, да случилась там девица рыженькая, которая недавно посвящение Анатары прошла... Вам та девочка никого сейчас не напоминает?
   Дакр оглядел мужчин. До тех начало доходить.
   - Ах, как она рыдала на похоронах отца! Только вот, когда на нас напала воздушная элементаль, она не рыдала и не билась в истерике: "Мужчины, спасите меня!". Она командовала. Рядом был я, рядом был командир её охраны, а командовала она - и мною, и жрицами, и принцессой! А потом вступила в бой и победила. И после этого - да, опять рыдала. Мне кубка рома хватило - у меня вот переговоры важные. Эллихем, а тебе как бы? Ах, да ты коньяк предпочитаешь. А она... Она на следующий день разблокировала шесть телепортов. Про меня, каким я был вчера - вы видели, вы помните, а ей - семнадцать лет. Вот только я трижды б подумал... Да, что я - упаси боги всех вас, встать у неё на пути! - и он хмыкнул. - Хотя потом она, наверное, и над вами поплачет. Вот такенными слезами!
  
   Переговоры закончились успешно. Потому что настоящий компромисс - это когда результатом торга в равной степени недовольны все стороны. Пятую часть Льиз Яррулле артольцы не отдали. Отдали одну улицу, закоулками тянувшуюся из центра - практически от ранее отданного императрице дворца - до побережья. Не одна пятая, а где-то одна пятнадцатая. А что такая извилистая, Катти, присмотревшись к карте, потом растолкует: приблизительно равные доли отдали все королевства - там у них тоже торг, видимо, отчаянный шёл.
   На шоколадный остров отправилась прибывшая каравелла "Заря Севера". Командиром экспедиции был назначен принц Аккор, заместителем утвердили принца Келдаза. Но в экспедиционном корпусе были представлены все. А команду высадки возглавил граф Вейрисс ла Трейси - младший брат отца Веталлии, невесты принца Рогттара.
   Принц Луфгегл возглавил партию, отправлявшуюся в Ксетронир. С ним должны были неотлучно находиться юный Оскальд ла Остреди. С нагтилинов всё-таки выбили... или наоборот? - вбили в них, осознание того факта, что Ключ-гора канула в небытие полтора тысячелетия назад, а ныне есть Ксетронир, находящийся в сердце Империи, и шахты найдерекса можно будет эксплуатировать либо совместно, либо никак. Ну, и сплавили под это дело из Дворца несчастного, влюблённого в невесту принца мальчика.
   К немалому изумлению Дакра переговоры пошли проще, когда... Да чего уж там! - сдвинулись с мёртвой точки: нагтилины ни на что не соглашались, коры исходили высокомерием, норты откровенно забавлялись происходящим... И Дакр, чтоб создать паузу, упомянул про плотину герцога ла Паггара. И когда прозвучала чудовищная цифра "шестьсот футов", безразличие разом и нагтилинов, и нортов покинуло. Они потребовали подробностей. По счастью присутствовавший младший брат главы рода был в теме, на большинство вопросов смог ответить. Дакр только подтвердил, что императрица в курсе и проекту благоволит.
   - Хотя, - добавил он, - прямо сейчас саму юную императрицу больше заботит нуждающаяся в некоторой реставрации система акведуков столицы.
   И тогда дело сдвинулось!
  
   Катти хорошо знала Семереника - у него ни задача накидать и утрамбовывать землю на двести сажений в высоту, ни вёрсты вычислений по проверке устойчивости полученной кучи камней - вдохновения не вызвала. Да, признаться честно, его никто особо и не звал - "молод ещё!" А для Руфгориона, восьмого этого имени, выбрать одного из семи его архимагов земли стало сущим мучением! Почтенные мэтры Академии Озталлера едва бороды друг у друга не драли за право принять этот заказ и тем - впечатать, вцеметрировать! - своё имя в летопись славы нагтилинов. Ну, двоих таки заставили здраво оценить своё здоровье - всё ж работы будут проводиться на открытом воздухе, в ветреном ущелье, зимой... Потому что, имперцы, были согласны на существенную премию, если плотина встанет уже к весне, чтоб после паводка следующим летом воду уже можно было подавать в оросительную систему. И хоть особых холодов не ждали - всё-таки западная оконечность Империи - она к экватору гораздо ближе всего Артола, но зима есть зима. Двое, повздыхав, отказались, зато остальные...
   По счастью для таких сложных решений была у короля горняков жена. Она опять не подвела. Агвелта заставила всех составить эскизный подённый график работ - выяснилось: по одиночке к таянию ледников не успевает никто. (Она заранее предупредила, что экспертиза графиков будет перекрёстной, и рисковать опозориться туфтой не захотелось никому.) После этого она предложила каждому из них составить план работы на всех. И мэтр Орригоф, который наиболее полно использовал сильные стороны каждого из магов, получил главенство. И это при том, что непосредственно возводить плотину по его плану доводилось другому! Сам он занимался цементом. Да он им всю жизнь занимался! Да и его дед с прадедом - тоже!
   Охрану всех работающих пообещал местный герцог, но чересчур доверять ему никто не собирался. В вводе хотя бы взвода регулярных войск Техлора, Империя им отказала наотрез, но на её территории и так проживало достаточно и нортов, и нагтилинов. Очень кстати проявил своё присутствие полковник Клофред. И в самой Империи у него, прошедшего Арену, авторитет стал весьма существенным, и кровью за принца Луфгегла он искупил давний позор битвы при Артокии в войне Падающих листьев. Его назначили командиром охраны.
   И работа двинулась! Любо-дорого было увидеть, какими глазами на стройку глядели местные!
   У вектов и коров (Особенно у коров. Их водянники всё-таки были ориентированы на море и на немногочисленных "сухопутников" в академии Корикл обыкновенно поглядывали свысока) внутренних споров было меньше: уж больно впечатляющ оказался масштаб работ - всем хватит.
   Карта прежних? - профессионалы только морщились и хмыкали, глядя на неё - полтора тысячелетия прошло! Хорошо хоть общий рельеф местности изменился не сильно, и в качестве основы её использовать ещё можно... Но пробить за зиму новое русло к морю они пообещали.
   Но... под поливное земледелие требовались, если не новые культуры, то новые сорта семян...
   Герцогство Паггар было не из бедных, однако, такие разовые расходы... Герцогу пришлось залезать в долги.
   Правда, прибывшие толпы артольцев надобно было кормить, поить, развлекать - и кто сказал, что это бесплатно? Заработавший круглосуточный телепорт начал выплёскивать караваны товаров.
   Наглые артольцы под тройной охраной - своей, герцога и императрицы - не собирались потакать нравам аборигенов: женщины - ведьмы! - не скрывали, что они магини! женщины командовали на стройках! женщины ходили в штанах! Их в таких одеяниях не пускали в лавки, кабаки... Но тут же открылись понаехавшими нагтилинами новые просторные светлые "магазины", роскошные "ресторации", где с подобными нарядами уже пообвыклись.
   Ой, да это было уже совсем потом, а раньше по всему Паггару разнёсся слух, как обхохотались заявившиеся в местный бордель охранники-норты, как тыкали они пальцами, когда увидели на девицах местное бельё... Хорошо, случилась с ними абсолютно бесстыжая векттка. И когда она, со всеми упившись, полезла плясать на стол, по дороге скидывая с себя всё верхнее, вот тогда-то девки, включая хозяйку, глядя на неё, слюной и поисходили. И когда она с девкой подмышкой (с бирюзовым кодексом Анатары в заведении всё было в порядке) убрела наверх и там, наконец, отрубилась - бельё её унесли, якобы простирнуть. Нет, вернули отстиранным и выглаженным, но... Ведь чтоб разобраться, особенно с верхней его частью, самой мадам к мэтру Скоббиусу бежать пришлось, пришлось его будить, пришлось, страшно сказать, выслушивать его жену... Но потом достопочтенный мэтр даже оплату за беспокойство не стал требовать.
   Нет, Семеренику всё это было бы скучно. Но он регулярно находил повод показаться Каттеньке на глаза и просто жалобно на неё смотрел.
   Ну, помнила она про одинокий мерцающий телепорт, помнила, но некогда ей! А когда она обмолвилась Дакру, может, хрен с ним, с этим гением, пусть идёт и смотрит один, потом всё равно всё расскажет - герцог на полном серьёзе ответствовал, что воля императрицы - священна. Пусть идёт. А если не дойдёт, так это, значит, не повезло ему, или - значит, воля богов.
   Короче всё это означало - нельзя.
   А был Семереник в Риммериуме, потому что его затребовал маэстро Видалий. Маэстро дал концерт в Льиз Яррулле по поводу выздоровления принца Рогттара.
   Катти, когда увидела брата, едва удержалась от слёз - три дня прошло, а он словно досуха высох. Кожа да кости остались. И жалкие верёвочки мускулов. На ритуале излечения присутствовали члены палаты герцогов, от кровати не отходила юная невеста ла Трейси, и Семереник последние сутки тоже провёл тут. Ну и Арлия ла Век опять потребовала, чтобы её во время обряда всё время касалась Катти.
   Когда в конце обряда на коже принца начал выступать кровавый пот, всем стало страшно, но Арлия спокойно откомментировала, что это отходит отрава. На руках ла Трейси были заранее надеты перчатки по самый локоть, целительница на неё непечатно прикрикнула, девушка опомнилась и принялась оттирать его тело влажной тряпкой.
   А потом лопнул кинжал, лежавший на столике, стоявшем вплотную к голове пациента и кусочки лезвия осыпались в серую пыль. "Выпендрёжник!" - еле слышно проворчала метресса. А громко произнесла:
   - Сделано! - и добавила: - Девочка, протри его ещё раз насухо. Всё использованное - сжечь, пепел утопить в текущей воде. Спать он будет до завтрашнего утра. Утром обмоешь и вытрешь ещё раз. После этого прикосновение к нему будет достаточно безопасным и для тебя, и для твоего ребёнка. Тряпки - туда же. Проснувшись, ему очень захочется пить. Давать по два глотка каждые полчаса до полудня. С полудня - вдоволь. Из еды - в полдень сначала тарелку куриного бульона, час перерыва и потом - что захочет, и тоже вдоволь. Много всё равно поначалу в него не влезет. Вставать завтра - не следует, да и по-любому ему сил не хватит. С послезавтрашнего утра все ограничения снимаются. Сердце у парня железное - уже вынесет всё.
   Слова "твоего ребёнка" были встречены сдержанным гулом герцогской аудитории.
   Дакр о том, когда ставить всех в известность о беременности Веталлии, со старшими ла Трейси почти час обсуждал. Договорились. Свадьбу в три недели не сыграть всё равно, а с венчанием через три месяца досвадебную беременность всё равно не утаить.
   " - Ваша дочь родит внука императора, старшего племянника императрицы, а на прочее остальное - плевать!
   Слова - "возможный наследник", не прозвучали, но они и без того были очевидны.
   Вот после обряда Семереник и потребовал в качестве вознаграждения тех четырёх магов. А когда он их получил...
   " - Ты их что, в злобе своей, не кормила совсем? - спросил он Катти, взглянув на осунувшихся, еле держащихся на ногах, цепляющихся друг за друга, с чёрными пятнами под глазами парней.
   Сбоку залилась смехом разом зардевшаяся Торри, наивно-непонимающе пожали плечами две охранницы, и последние остатки злости к беднягам у Катти пропали.
   Браслеты снять с них пробовали все - и королевы, и короли, и принцы с принцессами, но получилось только у Клериссы и Ниэллона. Что, впрочем, и ожидалось. Но экспериментальный ряд проводил Семереник, и после всего он упрямо пробормотал: "Ну, это мы ещё посмотрим!". Сами они ничего не видели - у всех были мешки на головах. К тому же им никто ничего не объяснял, и слышать однообразное с получасовым интервалом: "Неудача, неудача, неудача", - вымотало им все остатки, хоть как-то уцелевших после развлечений с ними жриц Анатары нервов.
   Маэстро Видалий, когда увидел комнату с музыкальными инструментами и роялем, потребовал, чтобы его оставили одного. Совсем. Катти совсем и ушла - прикрыла двери и каморки, и всего теневого отсека - вышла в коридор и там ждала. Что там делал увечный гений - плакал или скакал от одной медной трубы к другой флейте, или молотил кулаками по клавишам рояля, Катти не знала и гадать не собиралась. Через час маэстро вышел, попросил двух служанок с тряпками и тёплой водой. И чтоб до завтра его не беспокоили. Девушек ему предоставили. Были это никакие не служанки, а профессионалки из какого-то недалёкого борделя поаприличней, которым заплатили за сутки. (Жрицы только головой покачали, но требуемых привели.) Ну, к следующему полудню от пыли на инструментах они совместными трудами избавились.
   А Семереник ему потребовался, чтобы переместить рояль из закутка на "достойную инструмента сцену". Сквозь выход из комнатки рояль не проходил, то есть инструмент надо было разобрать, а потом собрать заново. И маэстро в этом мог довериться только одному человеку - нет, не почтенному мэтру, а его скромной сотруднице Дирллии. Дирллия же и настраивала первый - белый - рояль. Самому маэстро попервоначалу коснуться струн, которым не менее полутысячелетия - решимости не достало.
   " - Лопнули б, так хоть на кого спихнуть, можно было бы, - равнодушно пояснила девушка. - Но я ж сначала их проверила!
   Проверка заключалась в том, что она подушечками пальцев провела по всей их длине. А Семереник при этом нужен был, потому что работать с гениальным мэтром наедине девушка отказывалась категорически.
   "Да что она о себе мнит? - мысленно возмущался маэстро. - Ни рожи, ни кожи!"
   Но с присутствием того или иного помощника из её группы вынужден был каждый раз смириться.
   Что данный инструмент в конце концов окажется в Эллистане, Катти не сомневалась. Маэстро Видалий допечёт королеву, а тётя Клер найдёт достойную цену. Вот увидите, Дакр сам будет уламывать свою императрицу, чтоб она согласилась на обмен!
  
   Сразу после концерта в честь излечения принца Рогттара, молодое поколение королевских домов, наконец спокойно собрались вместе. Была и Веккатта. Был даже лично принц Империи со своими двумя друзьями и невестой. Правда, в разговорах они практически не участвовали. Сам он сначала приходил в себя после перехода по коридорам, а потом готовился к обратному маршу. Слаб ещё сильно был, и как же его бесила эта слабость! Как это - у него нет сил?!
   Его друзья дичились чужой компании, да ещё и "невеста" эта... Ему эта девка нужнее их?! Веталлия от жениха не отходила.
   Ещё парой бедолаг выглядели Никка и Ниэллон. Аккор с Келдазом готовились на шоколадный остров, Луфгегл с Синнаэль - в шахты Ксетронира, а они...
   "Рисковать одновременно двумя членами династии - недопустимо, - объясняли им обоим. - Будете оперативным резервом".
   "Опять! Парни - в драку, а я - "командую"!"
   Но самым несчастным выглядел поэт... Когда он обратился к герцогу ла Алевтим, тот ему разрешил всё!
   " - Куда хочешь! Хоть - на остров, хоть в Ксетронир.
   " - А Иллена?!
   " - Хочешь в Каалекс? Пожалуйста! Но в одиночку. Остальным сейчас некогда. Сразу после отбытия экспедиций с Илленой тебе помогут. И принц Ниэллон, и императрица.
   Но новые земли, но найдерикс - это же легендарка! А Иллена?!
   Катти ему сочувствовать не спешила. Когда он ей пожаловался, она только хмыкнула:
   " - Интересная тема для баллады.
   И ещё раз хмыкнула на вдруг задумавшегося поэта. Она эту тему видела с оборотной стороны: только накануне Торри при ней спрашивала подругу:
   " - Но как же так? А то, что тогда бы мы почти на месяц расстались - это для него ничто?
   Ещё неделю назад она бы и на это только хмыкнула, но теперь... Те девять прикосновений - самыми кончиками его пальцев о самые кончики её... А если бы он тронул ей лицо? О чём-либо более нескромном Катти и не помышляла, но, если бы он был рядом, а потом вот так уходил? Да нет его рядом! Но над Торри она теперь не смеялась.
   Были и хорошие новости: она забрала свои бумаги, свои книги из её островного дворца и сегодня перевезёт их в Риммериум, в кабинет императора. С Дакром и эйдежь они его обследовали весь. Деловую документацию отделили о личной. Личную перенесли в архив - в библиотеке таковой был! А деловую... Дакр взял с неё слово, что минимум час ("Не ваш ауррс, Катти - полновесный час!") она будет его просматривать и, что не касается секретов Семьи, ему пересказывать.
   Кабинет ей понравился. Немного мрачноватый и... не хватало в нём удобной мебели прежних, но...
   Сегодня она переговорила с Верией Интелией. Та заказ на несколько комплектов одежды приняла. Посмотрев на имперских аристократок, добавила, что для выходной одежды постарается уж сильно её Двор не шокировать. Торри её заинтересовала больше. Ну, ещё бы - такую красавицу обшивать! Да и с ней можно не так заморачиваться тем, что Риммериум посчитает "приличным".
   И императрица с сестрой-принцессой удержались! Они Верию к себе в гости не позвали. Верия попросилась сама! Вот тогда Катти и обмолвилась о своём новом кабинете: "Посмотришь, что там можно сделать, а?" Тётя Клер была неподалёку, так даже отвернулась, чтоб не обнаружить смешок.
   Наутро юная императрица издала Указ: с девяти до полудня она недоступна! Сколько можно?! Утром она будет заниматься только тем, что ей - ей самой! - нужно. Умные книжки читать! Переводы возобновить! У неё трагедия на втором действии застряла!
   Ага, размечталась. Когда Семереник со своей бандой заявился, он от склочного гения быстренько смылся.
   Смылись бы и остальные, но Дирллия от риска оказаться с маэстро наедине, потребовала её избавить, чтоб ни минуты! - так что, установили дежурство. Кончилось всё тем, что, когда дошла очередь до Эсктеллы, оставшись наедине с двумя девушками, маэстро Видалий несколько... м-м-м... Ну, в общем, математичка позвала свою Чёнечку. Во Дворце пришлось унимать переполох по поводу "прорыва тьмы", а маэстро написал "Волчью сонату" для виолончели, двух скрипок и оркестра. Но это уж потом, совсем потом.
   (Кстати, на первом прослушивании, Торри сразу начала вести себя как-то странно, а когда вступила партия ударных, почти захихикав, прошептала ей на ухо: "А это заявилась ты со своей палицей". Катти в ответ только плечами пожала: нельзя же читать музыку столь буквально, но дослушать суровую сонату серьёзно уже не смогла.)
   А Семереник выложил перед девушкой дневники исследовательской группы прежних, которую нашли в пустошах принцы. Сам он сумел разобрать в них только один знакомый термин "сур шекера" - серый шар. Который встречался через две страницы на третью.
   " - Ты понимаешь,- потыкав в листы, обратился он к ней - что это может значить?
   Ещё бы Веккатта не понимала! Серый шар - ключевой элемент исказителей телепортаций. И, как бы ни ключ к стационарной телепортации вообще.
   " - А ты королеве, что мне их покажешь, говорил?
   " - Нет, конечно! Она бы с Имернием пошла советоваться, а тот... "В Империю?!" - обморок бы при ней изобразил! И очень достоверно. С глотанием сердечных капель. И кранты. Да их бы у меня забрали, да и всё!
   Да и всё. Вот только сначала тётя Клер бы обсудила всё со своими царственными сёстрами. Да почему "бы"?! Про мелочного нагтилина, который в свой рюкзак не только кресло хотел засунуть, но и почти совсем исписанные тетради пхнул, от своей не менее царственной сестры Катти наслушалась. То есть дневники были хабаром Луфа и попасть к Семеренику могли только через тётю Вел. А младой гений Кьиллиз знает уж никак не лучше юного её сына. И, значит, её сын читать сначала тоже попробовал. И тоже никак. Да, - Катти ещё полистала тетрадь, - тут с одними почерками засыплешься... К кому следом обратится Семереник - гадать особо не приходилось.
   Значит, королевы... Значит, королевы решили провернуть всё в обход своих королей. Это, мол, будет наш, маленький женский секрет, Катти.
   Так как, Катти? Ты расскажешь об этом Дакру? Кто тебе ближе - этот податель чая или их величества?
   Но из всей Империи знать только ей? Нет, свой протокол ввести Лоуррелцию мэтр Пратарий заставил не зря.
   Женский, говорите? Она обо всём расскажет сестре!
   Торри журналы узнала сразу. Как она обиделась! Она даже нашла тот листик, который Луф при торге вырвал из одной тетрадок, со словами: "Тут же всё исписано! Пустых листов осталось совсем чуть-чуть!". Вырвал, смял и выкинул! Теперь страничка была бережно разглажена и аккуратно вложена - вклеена! -- обратно. Он же брал тетради, чтоб, якобы, чистую бумагу для особо важных записей использовать.
   " - Но как же так?!
   " - А что ты хотела? Ты была чужой. И ты находилась... с другой стороны прилавка. Против нагтилина с кором! А где Нил в это время был?
   " - Да вышел он как раз!
   " - Вот мальчишки! - засмеялась девушка.
   " - Ну, я ему!..
   " - Нет. Это наш секрет. От него - тоже.
   " - От Ниэ?! У нас нет секретов друг от друга!
   Катти только усмехнулась:
   " - И он тебе уже подробно рассказал, как они придумали присобачить прицелы от големов на наши... на корские баллисты?
   " - Но про них ты...
   " - И я не знаю. Оно мне надо было? Я тогда с "Аккриддой" по срокам опаздывала. Два месяца оставалось, а я ещё на четвёртом действии копалась. Да всё из-за мальчишек! То с этими прицелами - я их помогала из складов контрабандой вытаскивать, то с шахтой для Луфа копошилась, то для Никки... Секстанты тогда в Льиз Яррулле нашли. Две штуки. Пока с Акки разобрались...
   " - Нашли - что?
   " - Секстант. Коры теперь его вместо астролябий используют, чтоб определиться, где находятся. Широту местности определяют. А позже поняли, почему при обоих и семрики встроены. Точное время те дают, чтоб долготу определять. Но это, когда поняли, что семрики - это хронометры...
   " - Подожди, а ты нашим про эти... сек-стан-ты... - по слогам повторила мудрёное слово Торри, - рассказывала? А ты в нашей сокровищнице - есть ли они и у нас - смотрела?
   "Ещё и это!" - только и выдохнула императрица.
  
   "Ещё и это" - она после "прорыва тьмы" учинила долгий разговор с бароном Фредом ла Осттекием, который нынче заведовал охраной дворца. Дакр присутствовал тоже, но все два ауррса просидел молча. В разговор он вступил уж потом. А Катти ещё и этому мужчине пересказала свой разговор с богиней.
   - Вообще-то я обо всём этом уже слышал, - посмел скривить губы барон.
   Ах, он слышал!..
   - То есть, Вы уже в курсе, что "всё уже срочно"? Что уже завтра в любой части Ойкумены можно ожидать высадки десанта разведчиков новых богов? И Вы уже, конечно, обговорили с артольцами о разделении зон ответственности? И у вас - то есть у Нас! - есть отряды повышенной боеготовности, которым и часа не понабиться, чтобы выдвинуться и стать первым редутом обороны? Ах, с артольцами ещё не говорили, зоны не делили... А скажите, есть ли вероятность, что Огненный дворец окажется в зоне ответственности тёти Коры? То есть её величества королевы Корлэнда Акнаккоры, которая в своём королевстве занимается военными вопросами? Нет?! Тогда скажите, почему при прорыве тьмы в месте этого прорыва первой оказалась я?! А ваш отряд туда добрался только через девять минн после меня?
   Это она про "Чёнечку"...
   Дакр на заседании палаты данный факт своим герцогам ткнуть в нос тоже не побрезговал. Видите ли, один из них высказал претензию, что наглые векты шляются по Огненному дворцу, да ещё к тому же - ведьмы! - вызывают тварей тьмы. И Дакр поинтересовался, откуда тот узнал.
   " - Да был я во Дворце! И весь этот переполох понаблюдал!
   " - Эллихем, это ж ты намедни про плаксу-императрицу сетовал? Так эта плакса схватила Палицу и понеслась воевать с Тьмой! А ты, значит, только "отнаблюдался"?
   - А кто ещё из аристократии был тогда здесь? - заинтересовалась Катти. - Список можно? И как каждый себя повёл при этом - вторым столбцом в нём!
   - Тихо собрать вряд ли получится... - покачал головой ла Осттекий.
   - А не надо тихо! - сразу отреагировал Дакр. - Первый столбец я заготовлю, а ты пусти писцов. Команду! Пусть каждого под роспись опросят! Где они шлялись, когда их императрица неравный бой принимала!
   Ну, да, неравный. Она, сестра, жрицы, кровники - и все на бедную псинку... Торри, небось, уже примеривалась, как будет новые клыки себе на ожерелье вешать, а тут такой облом - Экста глазками хлоп, хлоп:
   " - Здравствуйте... А чего это вы все?..
   Кстати, о родственниках... А где сейчас её брат? Почему она, а не он обсуждает с этими аристократами вопрос безопасности? В спортзале качается? Другой ерундой занимается? А её сестричка - с Нилом милуется?
   Кстати, о Ниле... Он всегда хвастал, что тётя Клер в своём замке знает всё. Почему она не знает всё в своём замке?! Нет, многое она знала. Например, про то, как некоторые из аристов отреагировали на сигнал чёрной тревоги. Она свои знания и то, что ей принесут - ещё посравнивает. Но...
   А не в замке, а в городе? Ведь совсем ничего!
   Разговор об этом она затеет с Нилом - может, посоветует что-нить, пока до тёти Клер не добраться. С ним была и Никка. Собственно, это он был с нею. Никка заканчивала обучение двусторонней шёлковой вышивке, а он... "он был с ней, чтоб ей не было грустно одной на чужбине". Разумеется, была и Торри. И ещё Катти призвала брата. Тот пришёл, разумеется, с Веталлией. И с двумя своими друзьями. Им императрица ещё перед своей коронацией высказала уже, где ж они были, когда Рогттара убивали? Вот ла Страда его спасла, а вы... Слушать их, что их не было, потому что он с этой ла Страдой к ближайшей койке попёрся, и никто третий-четвёртый им были не нужны, она, разумеется, не стала. Но теперь они и спали в соседних от него комнатах.
   А на её сетования, Ниэллон вдруг улыбнулся:
   - Вообще-то есть один вариантик...
   Нил, оказывается, вспомнил про их пленника, местного бандитика, который с ними даже на Арену выходил, а в коридорах дворца отстал. "Но, может, выжил, всё-таки?"
   - И уж, если мы говорим о безопасности... Вы знаете, что команду с ним за Торри специально посылали?
   - За мной?
   - Имени цели он не знал. Он знал, что у старшего был маяк. По которому они шли. Так вышли на нас.
   - Где он, маяк? - сразу подал голос Рогттар.
   - Пропал, - покачал головой Ниэллон. - Они нас на выпадении догнали, а там была зона провала. Кел троих на неё затащил. Двоих засыпало. Маяк был у одного из них. Третьего мы сняли - Шкрот.
   - Кто заказчик?
   - Шкрот не знал. Не его уровень.
   - Цель заказа?
   - Зачистка.
   - А этот... Шкрот?
   - Базовая функция - носильщик.
   - И что он должен был нести? - передернула плечами Торри.
   - Нет, - мрачно покачал головой Ниэ, - не тебя. Но кто-то знал, что вы будете в пустошах, и все бы со временем узнали, что вы туда сорвались сами, и там пропали. А он... Он переносить должен был возможный хабар. Маленький добавочный навар. Пустоши же, в конце концов!
   - То есть через него всё ещё можно выйти на заказчика? - задумалась Катти. - Если он уцелел тогда во дворце?
   - Да не только выйти, - спокойно так ответил ей принц крови Эллезии. - Покушение на принцессу - у нас это смертная казнь через обезглавливание. А здесь? Колесование, я слышал?
   - Да. Всех причастных.
   - Вот я как раз об этом - всех.
   - То есть?
   - У нас - всех, чья причастность доказана, а у вас?
   - Да тоже! - никак не понимала местная императрица.
   - Нет, - резко мотнул головой её брат. - Для простонародья - всех заподозренных. Всех, кто не сможет доказать свою непричастность.
   - Ужас какой!
   - Быдло, которое посмело поднять свой взор на кровь императора?!
   - Я не буду спорить, - пожал плечами эллезиец. - Я работаю с тем, что имею. А по факту мы имеем смертный приговор, повисшей над одной из групп вашей гильдии. У нас подобная называется "семья", а у вас?
   - "Рука", - отозвался имперец.
   - И ещё... У нас бы Шкрота, наверное, уже постарались прикончить, а у вас...
   - У нас его беречь будут.
   - Почему? - не сразу поняла Торри.
   - Он единственный свидетель того, что в заговоре принимала участие не вся "рука".
   - Слабый свидетель.
   - Именно. Поэтому с ними и можно работать, - добавил Ниэллон.
   - Целая "рука"...
   - Именно.
   - Надо будет поговорить с Дакром, - оживилась Катти.
   - Катти, - покачал головой Нил, - ты хочешь их подарить ему?
   - Но не мне же самой идти к этому Шкроту?!
   - А что, больше некому? - не глядя на неё, улыбнулся её новому брату её давний друг.
   - Действительно... - усмехнулся Рогттар. Но через паузу добавил. - Только не завтра. Мне неделя нужна будет.
   - Не мало? Тебя же только недавно с ложечки кормили.
   - Хватит! Через неделю я буду готов. Наверное, это доспех. Силы каждый день прибывают. Каждый день! Очень заметно.
  
   Латы ему Катти вручила на третий день после исцеления. Юную ла Страду императрица с собой не взяла. Выдавила из себя:
   " - Тайна Короны! За нами не ходить.
   И оставила там всех - и свою охрану, и жриц, и даже Лестру. Только сама, Рогттар и Агторрия. Дошли, кивнула сестре:
   " - Потренируйся. Покажи брату.
   Торри показала. Кинжал при нём был - он сразу, как только сил стало хватать, чтобы ложку держать, потребовал и получил оружие. "Ну, хоть какое-то!" И руку он порезал себе сам. И ей. Она своей кровью активировала ключ, а потом пустила к нитрониуму его. Объяснять, что делать, не потребовалось. Всё-таки он был совершеннолетним наследником и по протоколу Лоуррелции должен был уже знать основные тайны дворца. Согласно тому же протоколу Торри знала только о факте - о существовании Центрального Поста. Как ей недавно объяснила Катти - резервного новодела руки мэтра Пратария. Скорее всего.
   Ритогл всё сделал правильно - дождался гонга принятия и вдавил ключ. Вошёл и замер. Как она, когда в первый раз. Хотя, наверное, его это потрясло ещё сильнее - всё-таки он мужчина, он - воин.
   Да. Ритогл не выдержал, не устоял - опустился на пол. Сил хватило только, чтоб не сесть на задницу, а удержаться на коленях. Обе девушки тут же подбежали к нему. Торри придержала его за плечи, а Катти вытерла покрывшееся потом лицо и достала фляжку:
   " - Пей.
   Он выпил. Поморщился. Спросил:
   " - Что за гадость такая?
   Катти только усмехнулась:
   " - Тётя Аша дала. Вкусным у неё ничего не бывает. Может, это она нарочно?
   " - Арлия ла Век? - уточнила для брата Торри.
   " - Да. Сказала раз в неделю ему можно. Сейчас почувствует.
   Ритогл почувствовал. Освободился от сестры. С натугой, опираясь на руки, но встал. Подошёл к доспеху. Оглядел прилагающееся к нему. Плотная рубашка, штаны, бельё.
   " - Кажется, маловато...
   " - Ты удивишься, - опять улыбнулась Катти. - Подожди, остановила она его: - Надо, чтоб из моих рук. Дай ладони...
   И возложила их на доспех:
   " - Владей по праву.
   Он хотел, было, сразу, дёрнуться, но она удержала его. Заставила дождаться гонга. Он покачал головой:
   " - Всё так не просто? Выйдите. Я попробую одеться в это.
   Торри повернулась к выходу, но Катти сказала:
   " - Нет.
   " - Не понял?
   " - Я твой сюзерен, - спокойно ответила императрица. Но через несколько секунд добавила ещё: - Мы твои сёстры, - а потом ещё и хмыкнула: - И что мы тебя голым не видели? -да два дня назад нагляделись! Переодевайся!
   Ритогл опять поморщился, потом - опять... И подчинился.
   А Катти, словно невзначай, пока он, насупившись, подёргивая губами, сбрасывал с себя всё, натягивал на себя необычное бельё, а следом и поддоспешные одежды, сняла с подставки шлем. Металлическая шапка с конусообразной верхушкой - чтобы пропущенный удар сверху почти наверняка стал лишь скользящим - с пластинами, прикрывающими уши и нос. И с короной, странной короной, впаянной, вделанной в его основу.
   Все двенадцать были таковыми. И Катти нигде не читала, ни на каких иллюстрациях, ни на каких портретах не видела подобных - ни шлемов, ни корон.
   Торри помогла затянуть последнюю завязку, Ритогл отодвинулся от неё и выпрямился. Пошевелил плечами. Чуть присел. Слегка подпрыгнул. Скривил губы. Ещё бы! Хорошие доспехи изготовлялись под конкретного человека. И как хороший костюм, требовали далеко не одной примерки и последующей подгонки.
   Сёстры переглянулись, улыбнулись. Сейчас!
   Катти подняла кинжал, обнажила его, остриём указала перед собой:
   " - Сэр, на колени!
   Она была очень серьёзна, но рядом улыбалась от весёлого предвкушения сестра. И "я твой сюзерен!" - недавней памятью ещё звучали слова этой девочки. Которая... Благодаря которой - он сейчас был жив.
   Он был должен ей! И он был благодарен ей. Пока. Пусть поиграется.
   Ритогл сделал шаг и опустился на одно колено. Голову склонять не стал. И увидел, как его сёстры в две руки возложили шлем ему на голову. Тот был маловат, как и все эти хвалёные доспехи! Да, лёгкие, хоть вроде и металлические, но в них он в бой не пойдёт.
   " - Носи по праву! - разом произнесли они.
   Он хотел подняться, но их руки, соскользнув ему на плечи, чуть придержали. Ну, ладно! Пейте мою кровь, пейте!
   Нет, ну, сколько можно! Ещё десять секунд, и он...
   Он не додумал. Раздался гонг. И этой его мелодии принц ещё не слышал.
   " - Встань, брат! - опять дуэтом почти пропели девушки.
   Он поднялся. И пока вставал... Шлем словно расширился, охватил его голову и сжался. То же самое произошло и с доспехами, они облегли тело второй кожей, они оцепили тело вторым - внешним! - скелетом. Он перестал их ощущать тяжестью, он стал их чувствовать поддержкой.
   Он с недоумением поднял руку...
   " - Подпрыгни, - хихикнула Торри, - ещё раз. Только не перестарайся. Потолки здесь всё-таки невысокие.
   Он подпрыгнул. Нет, на пять футов не взлетел. На тот же фут, что и рассчитывал, но... Но в теле больше не было той бесящей слабости, тело больше не наливалось весом непосильных центалов. Он... Он уже хотел взмахнуть рукой, чтобы...
   " - Стой-стой-стой! - подлетела к нему фиолетовоглазая. - Здесь ничего крушить не надо! Давай на манеж, на арену, а здесь - не надо.
   " - Ох... - успокоил он своё желание заехать латной перчаткой в колонну или хотя бы в пол. - Не буду.
   А когда вышли и прикрыли тайную оружейную - присматриваться к оружию он не стал - нервов ещё и на это могло больше не хватить! - на выходе он повернул девушек в другую сторону:
   " - Теперь, сёстры, вас попробую удивить я.
   Он повёл их к тайному ЦП. Удивить этих рыжих не получилось - сам удивился: они про тайну императорского рода знали больше него. И даже, кажется, больше его отца - "Да будь, отец, твой путь в Чертогах вечности светел!"
  
   Последующие дни доспехи он снимал только на ночь. Катти предупредила его об их эффекте искренности, но ла Алевтим при этом как-то непонятно заулыбался.
   " - В чём дело? - сразу потребовала разъяснений Веккатта.
   " - Принц и без них не привык ни сдерживаться, ни лукавить.
   Да, например, Ниэллону во многом именно поэтому нравилось проводить время в компании друзей Ритогла:
   " - Они не врут меж собой, - объяснял он Катти. - Почти, как наши.
   Да, с его-то чутьём на неправду... "Чутьем" - в буквальном смысле этого слова - обонянием, то есть.
   Ну, и его спарринги с ними. Равные. С новыми партнёрами! Впрочем, и партнёров равенство с кем-то помимо них самих приводило в некоторое изумление тоже.
   То, что принц без просьб и без малейшего намёка сам попытался показать Катти ЦП, ещё впечатлило и ла Алевтима. Очень впечатлило.
   А Нилу арена с друзьями Ритогла помогала терпеть, своё безделье: Акки с Келом на "Заре Севера" с каждым днём приближались к означенным координатам, Луф с Синой всё ниже спускались вглубь шахты, а он...
   Но Катти качала головой:
   - Уж не знаю, как там будет с шоколадом, а про найдерекс не верю.
   - Ты не веришь в его существование?!
   - Нет. Я не верю, что их подпустят к нему.
   - Без тебя?
   - Или без тебя. Или без тёти Клер. Без кого-либо из нас троих, как минимум. Но скорее всего, без нас всех - без нашего отряда. Без всего отряда и нас с тобой с ними. Найдерекс - это награда. Награда за что? Пока не за что.
   - Ты о нашей командировке в тридцать третий лагерь?
   - Не исключено.
   При разговоре присутствовала и Эсктелла. Как она так умудрялась? Её едва терпела возлюбленная принца Эллезии, при виде её только не шипела невеста принца Империи, на неё бесилась охранная сигнализация Дворца (ну, не на неё - на её "собачку", на её Чёнечку, вестимо), но она, например, каким-то загадочным образом пролезла в любимицы к кухонных дел мастеру метрессе Акакирре, при том, что каждое её посещение кухни сопровождалось массовыми обмороками девиц, и потерей доброго шмата... даже не так - доброй туши мяса!
   Торри пыталась понять, попыталась спросить свою тётю Какки: "Ну, что Вам она?!" - и нарвалась на ответ: "Ну, чисто я в молодости!.." Торри сначала чуть не хмыкнула, а потом мысленно скинула с мадам пару десятилетий, срезала лишние стоуны, оставив при деле нелишние... И смешочки-то растаяли.
   Так вот, Эсктелла каким-то образом, время от времени, когда хотела, умудрялась включать режим невидимости, под который сноравливалась запихнуть даже свою Чёню. Вот и сейчас она сидела немного в стороне, запустив ладони в шерсть тёмной гончей, и та, как огромная кошка, выгибала спину в такт движениям руки девушки.
   - Катть, - подала она голос, - а без этого долбанного лагеря совсем никак?
   На математичке было строгое тёмно-серое до самого пола платье, на ней была чопорная шляпка, на ней были длинные, но оставляющие свободными самые кончики пальцев - наверное, чтоб был виден художественный маникюр, перчатки...
   ("Ненавижу! Я её ненавижу!" - почти вслух завизжала, увидев её, виконтесса графского рода Трейси. Их портниха была среди помощниц Верии Интелии... Нет, как та там оказалась - это особая история! Но про такие перчатки та ещё ничего не знала, а на "этой" - вот! На императрице есть, и на её сестре - такие же. И ещё на этой простолюдинке - "математичке"!)
   - Ийер-р-ру... - чуть промурчала тёмная тварь и, как показалось Веталлии, искоса посмотрела на неё. Тварь!
   - Можешь отказаться, - предложила Торри.
   - Сама знаешь, что не могу! - ворчливо ответила векттка, наклонилась и обняла своё чудище. И прижалась к нему.
   Именно так, в два приёма, в два действия: сначала наклонилась, явив в скромном декольте отнюдь не скромное его наполнение, и только затем - прижалась к жёсткой шкуре гончей. Тварь!
   - Тогда тебе придётся потерпеть, - достаточно высокомерно продолжила принцесса.
   А её сестра вдруг предвкушающе улыбнулась:
   - Вытерпишь?
   - И не подумаю! - простолюдинка оторвалась от своей зверюги, встала. - Чего ради?!
   - Ты не противоречишь сама себе? - ещё раз спросила её императрица.
   - Как у тебя с логикой? - добавила принцесса.
   - На отлично. На всех курсах, - ответила та. - А ещё у меня есть друзья, которые мне могут помочь. А у Вас, Ваше высочество? - склонилась она в безупречном реверансе перед Агторрией. - Интересно, в том тридцать третьем хоть горячая вода имеется?
   - Моим друзьям греть для меня воду не обязательно.
   - Ах, да! Там у нас в Эллезии, когда женщина по мелочи использует магию, окружающие морды не корчат. А в чём ты её греть собираешься? В ковшике? Все три месяца? Мужикам, чтоб утром глаза продрать, а перед обедом руки перед командиром показательно смочить - хватит. А тебе? - и не дав настояться паузе, ответила: - Вот мне - нет! Мне нужна ванна! И на полчаса в день, минимум! И без всякой в неё очередей! И личная, чтоб без всяких в ней посторонних тел в моё отсутствие!
   Она неспешно подошла к мужскому кружку. Всему женскому окружению вдруг стало ясно, что мальчишки сейчас отчётливо почти видят эту стерву в той самой ванне. В ванне, стоящей посреди заснеженной горных расщелин, в ванне, исходящей густым паром, сквозь который промелькивают отдельные части её округлостей.
   Но как же так?! Ведь нет никакой магии!
   - Женщина! - выкрикнула юная виконтесса.
   - Ийер-р-ру!.. - тихо ответила тварь.
   - Умеет же... - вздохнула Катти. Чуть тряхнула головой и приняла серьёзный вид: - Что ты предлагаешь?
   - Смотаться туда с экскурсией. Которую можно назвать, скажем, инспекцией. Осмотреться. Понять, что нам внутри через три недели может понадобиться. И всё это доставить. Сделать. Подготовить. Анатара велела нам там быть. Но чтоб мы мучились при этом, ни слова не прозвучало. Нил, вот ты хочешь, чтоб твоя девушка три месяца жила в общей казарме?
   - Я?! - возмутилась принцесса. - У меня есть походный шатёр! И с походной ванной!
   - А ты уверена, что в тех скалах будет место для его установки? И что это будет дозволено из соображений безопасности?
   - Да что мы можем сделать за двадцать дней? В тех скалах?
   - Я ничего. А Семереник из скал за двадцать дней конфетку слепит!
   - А ты его уговоришь? - буркнула императрица.
   - Ой, ваше величество! А то ты не знаешь, за что он для твоей сестрички, для твоих жриц и для твоих давних подружек - принцесек я имею в виду, ну, уж и для меня, убогой... Если не в первую очередь, так заодно! - За что он сделает не только ванны с человеческими туалетами, но и нормальную систему обогревания полов, скажем. Чтоб зимой, идя от ванны до коечки - ножки не приморозить!
   - Катти? - сразу заинтересовались и повернулись к ней обе настоящие принцессы.
   - А попасть туда... - начала размышлять Катти.
   - Мама с Семереника дюжину свитков под это дело сдерёт - половину нам отдаст, - пожал плечами Нил. - Он с ними возиться ненавидит, но ты ж его уговоришь?
   Катти вздохнула: свиток телепортации - курсовая работа на седьмом семестре Академии, но из-под рук студентов в основном получается такое, что туда-обратно, и - головная боль на остаток дня или кошмары на всю ночь. Или не "или", а "и". А свитки Семереника - это как господское ландо по сравнению с деревенской телегами.
   Найти знающего t-координаты одинокого мерцающего телепорта, она сумеет, а впечатать их в готовый свиток - для Семереника дело на дассетта минн. В пятнадцать минут, короче, уложится. Ну, заодно и в тридцать третий лагерь...
   - Уговорю, - ответила она сестре.
   И уговорила.
   Сложнее было с подавателем чая. Пускать чужого гения к своему телепорту тот не хотел никак. Ну и что, что он все тысячи лет не работает? Ну и что, что для Империи сейчас он совершенно бесполезен, а вот всё равно!
   Но Торри тогда... Она сидела рядом, и это было нечто! Она с убитым видом начала рассказывать, что её ждёт в ближайшие три месяца. Описание реалий штрафного лагеря и преувеличивать не надо было. Для начала даже мотаться туда не потребовалось - Клерисса предоставила полковника, который пять лет в нём откомандовал. Грязно, противно, опасно. Ну, что опасно - это пережить можно, мальчики в обиду не дадут, но, вот, всё остальное...
   А после рассказа она замолчала, распахнула свои глазищи и в герцога ими уставилась...
   И опять - никакой магии.
   А что уговаривали его под чашечку правильно заваренного чая "Стехов куст" - так разве ж это волшебство? - чистая технология!
   Правда, Семереник выставил ещё одно условие:
   - И страницу в день ты переводишь! И не своей трагедии, а моих дневников. Вне приоритетов! Пусть у тебя здесь хоть землетрясение-наводнение, хоть групповое сошествие богов, хоть любовь самая во всём мире нещщастная - страница в день!
   - Да-а, тебе легко говорить...
   - Катти, слово?
   - Слово, - поморщилась Катти.
  
   Как разобрались с несравненной возлюбленной барда, она даже не вникала. Она только подписала вызов посла Каалекса на утренний приём. Но сам приём прошел мимо её сознания - она сидела на троне и мысленно перебирала текст ещё одной странички тех самых демоновых "дневников". Научная терминология прежних в них мешалось с жаргоном, с сокращениями именно этой лаборатории или этой научной школы, да ещё и с нечитаемыми почерками именно этих "лаборантов"... Приходилось искать источники в других книгах, которые она когда-то откладывала глубоко как на потом, хорошо хоть помнила - в каких, и где они сейчас. МБА работал, а мэтры обеих библиотек Каттеньку баловали.
   С послом говорил да Алевтим, и что он тому втолковывал, Катти особо не вникала. Кажется, у княжества был какой-то древний долг, взыскание которого в очередной раз откладывалось. Но взамен...
   Князю будет деваться некуда: мало того, что младший брат его любовницы помилован, так ещё и этот долг.
   В общем, когда Нил с её сестричкой...
   Чтоб сосватать "первую красавицу Ойкумены", Нил отправился без неё, другая, "не менее первая", и не помышляла.
   " - Я буду личным посланником Императрицы, - аргументировала она.
   И ею стала.
   Вернулись - телепортом, конечно же, и туда, и обратно - обе красавицы вместе. Да, для невесты это было несколько неприлично. С момента обручения до свадьбы жениху и видеть-то её по их обычаям не приветствовалось. Но князь "снизошёл к мольбе поэта". А на самом деле - побоялся. Герцогиня Вротийская на свободе. Князь её знал лично. И предпочёл дочерью не рисковать. "Не доставайся ж ты никому!" - для той бешеной суки могло стать аргументом.
   И полку принцесс в Огненном Дворце прибыло. И Катти на неё налюбовалась. И ведь без всякой иронии, без никаких сарказмов.
   Да уж... Когда три принцессы - Империи, Корлэнда и Каалекса были вместе, глаза у мужчин разбегались, а руки у женщин - опускались. Ну, а застывали поначалу все скопом - и те, и другие.
   Но какие же все они были разные! И не только потому, что Торри - рыжая, у Никки - чёрные, иссини-чёрные волосы, а у Иллены имелся почти тот же пшеничный оттенок волос, что и у отсутствующей сейчас в рудниках вектанки, но Сина была дочерью своей матери, грозной Клериссы, а Илль...
   Рядом с вектской принцессой само по себе выпрямлялись спины, смыкались уста, а уши ждали приказа, а при алексанке - губы расползались в улыбке, и даже тем, у которых вес давно уже ушёл за два центала, даже им вдруг хотелось обрести крылышки и порхать, порхать... Прежним принцессам казалось невозможно не подчиниться, невозможно отказать. У этой хотелось, чтоб она хоть что-то попросила... Хоть что-то! А нет, так угадать и выполнить! Такая светлая девочка - словно из иллюстраций древних книг - идёт и вокруг себя искорки рассыпает!
   Катти на первой же их встрече включила её в круг фрейлин - быть в её обществе реально помогало отдохнуть, а уж когда ту начал учить игре на рояле маэстро Видалий, когда маэстро начал писать для неё простенькие - светлые! - этюды... Девочка умудрилась выпросить у него и то, чтоб учительствовать тому пришлось перед целой стайкой аристократок! Никка тоже туда втиснулась. "Она - волшебница! - как-то обмолвилась она перед Торри. - Дома мы с Синой не смогли." Дома даже Клерисса не рискнула оставлять своих девочек в обществе этого мрачного, порочного гения. А здесь... "Я никогда раньше не слышала, как он смеётся, - представляешь, словно хрюкает! - да вообще не верила, что он может смеяться!"
   И вот на ежевечерних посиделках... Катти со скрежетом зубовным выделила на это целый час! И потому, что Дакр требовал, чтоб к ней привыкали, и она же помнила, что у тёти Клер так же было! Так теперь вокруг рояля постоянно целый хоровод кружился! Одна за другой, одна перед другой, а то и в четыре, в шесть рук! - и хохот, и песенки... И даже дворцовые сплетни теряли оттенки подсмотренного, а становились весёлыми описанием забавных приключений!
   И однажды Катти чуть ли не впервые с того происшествия на площади перед дворцом, перед своим похищением осознала, что она за целый день ни разу не вздохнула по прежней жизни.
   5. Вылазка в Гаррем
  
   Первый раз в гости к Шкроту сходили впятером - Рогттар со своими двумя друзьями, Ниэллон и бард Истрелл. Виконты Фредж из герцогского рода ла Мотторогк и Дуггер из рода маркиза ла Саттрон, чтоб отпустить принца в Гаррем в одиночку, и не задумавались. Нил стал визитной карточкой переговоров... Его поначалу виконты брать не хотели, но...
   - Скажи адрес! И больше от тебя ничего не потребуется. Справимся! Думаешь, нет?
   - Если всех там понагибать - справитесь. Перебьёте и, может быть, даже вырветесь.
   - Не "может быть"!
   - Ты белой ручкой взмахнёшь - улочка, они развернуться - переулочек? Выйдете, а за вами выжженный выход из Гаррема. Новенький, да?
   - Нет! - захлопала ладошкой по столу Катти. - Никаких огненных вихрей в столице!
   - Парни, подумайте. Вот вы туда пришли. Против вас Шкрот. Что вы ему скажете? А меня он хотя бы знает.
   Несколько первых фраз они даже предложили. Сёстры - одна поёжилась, другая покачала головой. Старший брат поморщился и, прекращая прения, произнёс:
   - Уговорил.
   А ближе к вечеру подошёл Истрелл:
   - Возьмите меня с собой, а?
   - Куда?
   - В Гаррем, - ничтоже сумняшеся ответил поэт.
   - Ты откуда о том знаешь?!
   - Илль рассказала.
   - А она?!
   - Да кто ж её знает. Я тоже спрашивал, говорит: девочки болтали... Возьмите! Я в вашем Гарреме ни разу не был - интересно! И я вам пригожусь.
   - Чем? - оторопели виконты.
   - Так они ж тоже мои баллады поют. Представляете, даже есть их куплеты, которые мне приписывают. И я же на Арене был. Меня они сразу убивать не будут.
   - Думаешь, они тоже в божественность твоей победы поверили?
   - Ну, и не без этого. Всё-таки от Анатары я был футов около ста всего. Но... На Арене казнят в основном из Гаррема. Год за годом, век за веком. И мне Шкрот успел сказать, что я, пройдя её, для них теперь немного свой.
   - Ты понимаешь, что это опасно?
   - С вами? - искренне удивился Истрелл
   И его взяли.
   Кто проболтался, от кого именно пошёл слух - установить не удалось. Но даже Нил припомнил, что он на тему Гаррема раз в при посторонних пошутил. Остальные - и принцесса, и виконты обозначили свое молчание словосочетанием: "Вроде бы, нет..."
   Принц Империи и её императрица только переглянулись. И Катти подумала: "С этой дивой белобрысой не только хихикать, но и разговаривать надо бы побольше. Если она из немногих обмолвок версию сумела выстроить..."
   - Ты знаешь, - в ответ на это задумалась её сестра, - их династия полтора тысячелетия на краю Империи самостоятельность княжества умудрялась сохранять. А ведь достаточно было б одного дурака...
  
   Когда принцы шли к указанному Шкротом адресу, остановить их пытались три раза. Первый раз к ним пристала пара пацанчиков:
   - Господа рыцари, девочек хотите?
   Мальчишкам было лет по двенадцать-тринадцать, а сколько их "девочкам" и гадать не хотелось. Поэт вознамерился ответить, но Нил придержал его, взглядом напомнив: "Ты же обещал, что вмешиваться не будешь, а только посмотришь!" Истрелл вздохнул и тоже смолчал. Компания Рогттара поначалу не разочаровала - Фредж кинул каждому по серебряной монете:
   - Это вашим сёстрам. А нам сейчас некогда.
   - Но господа!.. - монеты пацаны на лету перехватили, однако, отступать не собирались.
   - Отстаньте! - буркнул другой виконт. - А то уши оторву!
   - Маленьких-то всякий обидеть горазд! - заскакали они у них на пути. - Дайте золотой, не девкам - нам! - отстанем!
   И бодренько так запрыгали, небось, полностью уверенные, что здоровые благородные, за ними, шустренькими не поспеют, вот только Истрелл, бродя вслед за Нилом, на их тренировках поприсутствовал и...
   И вот...
   Стремительный бросок, мгновенное синхронное перемещение двух, и оба ребятёнка забились в руках молодых аристократов.
   - Может, свернуть им шеи? - чуть ли не на вытянутых руках держа трепыхающегося мальчонку, поинтересовался один.
   - Действительно! Больно они какие-то громкие! - поморщился от визга своего другой.
   И Ниэллон вмешался:
   - Так, а заработать золотой - заработать! - хотите? - негромко спросил он.
   Спросил он негромко, малышня, пытаясь вырваться, орала во весь голос, но тут как отрезало:
   - Да отпусти ты, амбал! - и один из них перекрутился в руках виконта, так чтобы быть лицом к Нилу: - А что сделать надо?
   - Провести до Кривого переулка.
   Мальчишки переглянулись и тот протянул руку:
   - Давай!
   - Э-э... - поморщился принц. - Кто ж за несделанное платит!
   - Тоже мне: вект, а как нагтилин с деньгами жмотится!
   - А у меня мало того, что нагтилин, так ещё и норт в приятелях! - засмеялся Нил, а потом спросил: - Что не так-то? Почему хитрите?
   Мальчонки перестали барахтаться, их поставили на землю, и они аккуратно высвободились.
   - Да Кривой - не на нашей земле, нас там не послушают.
   - А от границы вашей до него далеко?
   - Два квартала с лихом. Не проскочить.
   - Так передайте нас. Пятьдесят белых вам, пятьдесят - тем.
   - Да мы с ними дерёмся всегда... - закручинился один.
   - Пятьдесят серебра! - зашипел другой. - Они на жопы сядут! Мы издаля! Их свистнем, они выползут, мы этих им перетолкнём. Они увидят, как нам деньгу в руки сыплют - не до нас станет!
   - Точняк! Ну, ты голова!
   - Пошли, - важно сказал ободранный и худой "голова", отвернулся и поскакал вперёд.
   Второй раз экспедиция притормозила, когда на перекрёстке, из подъездов домов, стоявших напротив друг друга, на неширокой улочке, куда свернули мальчишки, вышло по небольшой толпе, и двинулись навстречу друг другу, наперерез команде. "Проводники" сжались, перестали подпрыгивать, но движение продолжили. Рыцари подобрались, но тормозить тоже не стали.
   Когда до первых встречных оставалось несколько шагов, Ниэллон чуть повысив голос, ненавязчиво скомандовал:
   - Магию не применять, оружие не обнажать! И, - и он хмыкнул: - не убивайте никого. Если получится. А то Катти расстроится.
   - Мыш! - через несколько секунд донеслось от одного из подъездов.
   - Га? - тут же отозвался и притормозил первый мальчонка.
   Пришлось остановиться и остальным.
   - Куда это вы?
   Обе толпы остановились тоже. Уличные фонари на перекрёстке светили, и Истрелл жадно смотрел на подошедших: он, наслушавшись Катти, начал писать первую свою пьесу, и ему, край, нужно было описание настоящих лохмотьев. А тут - в паре шагов!
   - Да вот, наняли, чтоб до Кривого переулка довели.
   - Так не пройдёшь же!
   - Да я их на Рунной Чижу сдам!
   - Ну, ты деляга! - хохотнул тот же голос. - Ладно, давай, потом расскажешь.
   И толпа раздвинулась, мальчишки двинулись дальше, а через десяток шагов, пройдя сквозь замерший строй, опять перешли на прежнее беззаботное подпрыгивание.
   На полотно Рунной улицы Мышонок вступать отказался, он, только залихватски засунув четыре пальца в рот, выдал заливистую трель. С появившимся Чижом оказалась целая стайка других... м-м-м-м... "воробьёв". И чирикать они принялись довольно пронзительно, но увидев, как Нил начал отсчитывать серебрушки, прямо в ладони Мышу, потихоньку стихли.
   - Их в Кривой к Праксу доставить надо, - важно проговорил мальчонка. - Столько же отсчитают!
   "Да, уж, голова!" - только и переглянулись молодые рыцари: про Пракса они мальчишкам не говорили.
   - Да он же их перебьёт, да и всё?! - удивился Чиж.
   - А тебе что с того?! Заплатить-то успеют! - пожал плечами маленький деляга.
   - Точно? - наконец, обратился ко взрослым второй начинающий коммерсант.
   - Точно-точно, - буркнул принц Империи.
   Их доставили. К самому входу в переулок.
   - Плати! - потребовал мальчишка. - Скорей! Ты обещал успеть!
   Им навстречу, от дома с высоким крыльцом, двинулась очередная толпа.
   - Не боись! - не поспешил торопиться Ниэллон. - Договоренное я отдам. Но нам с нортом, мои друзья, кор с нагтилином, в печёнки въели: денежки счёт любят, - и начал по одной отсчитывать тому монеты: - Одна, две, три...
   Когда он досчитал до сорока, до приближавшихся оставалось несколько шагов. Впереди двигался человек-гора, который был выше даже совсем не маленького Рогттара.
   - Что опять? - "никакого оружия", "никакой магии" и "по возможности никого не убивать"? - повернулся к он как принц к принцу.
   - Угу, сугубо по возможности, - хмыкнул Нил. - Подожди, не сбивай: сорок шесть, сорок семь, сорок восемь, сорок девять. Полтинник! В расчете?
   - Ага! А убивать - вас будут!
   - Вот и я о том - спиной к противнику лучше не поворачиваться.
   - За моей спиной есть кому присмотреть, - выказал свои зубы принц Империи.
   - Да! - с обоих флангов оскалили зубы его друзья. - А твой-то, оказывается - чисто заботливый папенька!
   - Да я у себя - старший. Привычка. - почти пожаловался наследный принц Эллезии. - Вечно приходится не драться, а командовать.
   - А я не жадный - иди вперёд. И ты ж говорил, что идёшь, потому что тебе есть что им сказать - говори!
   - Легко!
   Ниэллон обогнул имперца. Ему навстречу, ухмыляясь, двинулся, притормозивший, было, словно заворожённый передачей такой кучи серебра мальцу, громила.
   - Говори мне! - пророкотало сверху.
   - Говорю: мне - туда, - проговорил Нил, махнув в сторону крыльца.
   - Пройди!
   Ниэллон вскинул голову, зримо измеряя рост... Мда... Почти семь футов, да и в плечах почти четыре... Пожал плечами:
   - Легко. У меня стальные набойки на сапогах, а на тебе - холщовые штаны. Мне одного-единственного удара хватит раздробить тебе колено, и пройду. Поодиночке среди вас нам соперников нет. Ты - тоже.
   - Эй, а я?!
   Толпа раздвинулась. Это был лучник с натянутым уже луком.
   - А щит воздуха? - опять пожал плечами Нил. - Совсем, что ли, мы дурные сюда переться, не подстраховавшись?
   - А "никакой магии"? - прошипело откуда-то сбоку.
   Нил и оборачиваться не стал - он следил за лучником.
   - А губа не треснет?! Скажи спасибо, если непослушные мальчики не перестанут слушаться добренького папеньку, - оскалился он, - и не выжгут всю эту улочку с вон теми, - махнул рукой в сторону крыльца, - домиками.
   - Эллезиец! - опять прошипело сбоку. - А без подлых приёмов никак?
   - О, приятно слышать! Оказывается, это исключительно добропорядочные и исключительно совестливые граждане в количестве... Сколько вас здесь? Человек двадцать? Хлебом и солью, - кивнул он в сторону лучника, - встречают пятерых захожих странников. Эй, ты лук-то всё-таки опусти, а не то вдруг рука отсохнет!
   - Эй, арист, а давай...- прогромыхало сверху, - один на один! Без свинчаток в рукавах! И без сапог с набойками!
   Но, главное, Нила послушался лучник. Что ж, тогда...
   - А давай! Здесь и сейчас! Снимай и ты сапоги, да и рубаху с рукавами тоже! - и обернулся: - Истрелл, а с тебя баллада о том!
   - Легко! - выскочил вперёд поэт. - Так, парни, расступитесь! Круг!
   "Истрелл, Истрелл, - послышалось со всех сторон. - Это Истрелл!"
   И бард, словно принимая со сцены аплодисменты, только улыбался и расталкивал мужиков. И они, подчиняясь ему, раздвигались, освобождая место для боя.
   И ещё поэт заметил, как на высокое крыльцо дома, который был их целью, высыпали другие люди, и среди них мелькнула, вроде бы, знакомая фигура.
   И ещё он своим чувством артиста, чувством своей публики почти увидел сквозь тёмные стёкла прильнувших к окнам окрестных домов людей.
   Залётный аристократ и местный бандит уселись рядом и принялись раздеваться. Когда тот стянул свой сапог, Нил поморщился:
   - Мыть ноги нужно чаще! - проворчал он, но почти тут же взглянул на соперника и будто извинился: - Ах да... У вас с водой, не то, чтобы очень... Но Катти ж договорилась уже! Скажу маменьке, чтоб поторопила наших инженеров.
   - Да кто ты такой?! - не выдержал давешний голос.
   - Ниэллон это, - негромко ответил другой. - Принц Эллезии.
   - Привет, Шкрот! - кивнул ему Нил.
   - Ниэллон, - с натугой выговорил их знакомый филин, - не калечь его, а? У нас целители есть, но среди них нет Арлии ла Век.
   - Калечить? С чего? Поспаррингуем немного, да и всё, - и обернулся к напрягшемуся бойцу. - Тебя как зовут?
   - Питтер.
   - Питтер, бейся в полную силу. За каждый мной пропущенный удар плачу по золотому. Победишь - пятьдесят золотых.
   - А у тебя есть? - прогудел верзила.
   - Есть! - пронзительно загомонил вдруг откуда-то проявившийся Чиж. - У него в левом кармане штанов кошелёк! Толстый! Пятьдесят монет уместятся запросто!
   - Ах, ты шкет! - засмеялся Нил, встал, достал кошелёк кинул его Истреллу. - Подержи. Вдруг я сознание потеряю - расплатишься.
   Колет, рубаху, сапоги он снял. На нём из одежды остались лишь неширокие штаны.
   - Принц! И вправду, настоящий принц! - ахнул женский голос.
   Рядом поднялся Питтер. Гора. Они взглянули друг на друга и на несколько шагов разошлись.
   - Внимание! - закричал Истрелл. - Готовы?
   - Да.
   - Готов.
   - Нил, не вырубай его сразу - потешь публику!
   - Хорошо. Скажешь - когда.
   - Скажу. Бойцы, внимание! - вскинул он руку. - Бой!
   То есть его, что ли могут сделать в любую секунду?! Ну, ты...
   Но через пару дюжин секунд Питтер понял: это не его лига. Он хотел вырубить "принца" с первого удара. Но ни первый, ни последующие размашистые удары цели не находили. Они или уходили в пустоту, или скользящими блоками в пустоту переправлялись.
   А вот принц... Раз за разом - в печень, в печень, в печень. Удар и уход, удар и уход, удар и... Пресс пока держал. Но ведь и удары были не теми, которыми завершают бой. Не как у молотобойца, когда он вдребезги разбивает шелом, а как, когда кузнец, нагартовывая металл, лупит и лупит по заготовке своим молотом.
   Так мало того, так же ещё и ноги! Голая нога принца раз за разом била ему в голень. Вроде бы, совсем не эффектно, но он вдруг начал осознавать, что ещё чуть-чуть, и она может перестать его держать.
   Принц бегал, крутился вокруг него, ему тоже приходилось ворочаться, едва ли не скакать следом, и у него уже не хватало дыхания.
   Надо кончать. Хоть как-то - но кончать!
   - Нил, давай! - вдруг услышал он выкрик этого знаменитого менестреля.
   - А? - оглянулся тот на него и отвлёкся.
   Шанс! Питтер рывком бросил своё тело на шустрого противника - взять в захват, и никуда он не денется. И успел понять: это было не отвлечение, а финт - обманное движение, на которое он поддался - от очередного удара в печень пресс уже не помог, а судорожно вздохнуть не получилось, по причине пережатия шеи, оказавшимся сзади на его плечах векта. Сил хватило только на то, чтоб не рухнуть на мостовую прямо лбом, а осесть, да, чтоб замолотить по ней раскрытой ладонью. К его удивлению, принц этот жест "сдаюсь" знал и принял - он тут же разжал руки и откатился всторону.
   А потом...
   - Награда победителю! - проворковала девчонка, указуя на бочонок пива.
   - Глядишь ты! - сзади удивился Рогттар, узнав фирменную тару. - Неужто мльенское?!
   Тёмное мльенское Нил здесь уже пробовал. Что оно лучше их тёрского, он бы не сказал, но уж что не хуже - точно.
   Он вышиб пробку. Глотнул. Выкрикнул:
   - Оно! - и припал к горловине.
   - Э, нам оставь!
   И началось...
  
   Вернулись они из "разведывательного рейда" под утро.
   Девушки их встретили. За час пёха от Кривого переулка Гаррема до Огненного дворца парни успели несколько прочухаться, но от них разило пивом и грошовыми духами. Принцессы переглянулись и, подхватив под руки, кажется, собиравшуюся разреветься Веталлию, выплыли вон.
   Самым трезвым из них.. хм... а ведь почти совсем трезвым! - выглядел виконт Фредж ла Мотторогк. Вот его она оставила, а остальных отправила отсыпаться.
   - Рассказывай! - обратилась к нему Катти. - Кратко. Мне утром в девять по-вашему уже вставать!
   - Если кратко, то провалились. О нас теперь пол-Гаррема знает.
   - Вы его хоть не спалили?!
   - Нет. Покутили с местными и всё. Представляешь, твой принц их на бочку в две сотни пинт пива мльенского раскатал! Правда, и у них человек пятьдесят было, но всё равно славно так погудели.
   - И сколько среди той полусотни было девиц?
   - Да кто ж их считал?!
   - Про не считанных не надо.
   - А, вон чего девчонки скуксились! - дошло до парня. - Не, там было всё жёстко. Вначале Нил уложил их чемпиона. Представляешь, сразу дал понять, что сделает его в любую секунду, а потом в ту секунду и сделал! Он...
   - Про драки мальчишек мне не интересно.
   - Это потому что ещё никто не дрался за тебя!
   - Я и сама справляюсь.
   - Сама - не в счёт! Спроси сеструху.
   "Спрошу, - вдруг пообещала себе Катти. - Обязательно!"
   - Не отвлекайся!
   - Э-э... - заставил себя возвратиться к рассказу виконт. - Короче, он победил, и ему поставили бочонок - попервости небольшой, пинт на десять всего мльенского и девку. Знаешь, и сладенькая такая...
   - Описание можешь опустить, - перебила его девушка.
   - Э-э... ну, ладно. Так Ниэллон ей и высказал: "Сердце у меня только одно, и оно уже занято"! Представляешь! Наш поэт перо начал требовать, чернил и бумагу - записать чтоб. А девчонка та попыталась Нилу объяснить, что помимо сердца у него, как у настоящего мужчины, много, чего ещё имеется. А он захохотал и заявил, что разделить их не может, потому что делением не размножается! - Катти не выдержала, хихикнула. - И единственно, чего ей досталось: он, когда её развернул, так по заднице хлопнул!
   - А остальные?
   - Рогттар с поэтом? Не! Девки вокруг них тоже тёрлись, но про поэта давно на всю империю известно, что ему его Иллиана весь свет застила, а Рогги, глядя на них, тоже сдержался. Да и... Твой напиток, который ты ему от своей Арлии подкинула, при нём имелся, конечно, но он всё-таки заопасался перед вашим припозориться: вдруг сил дойти тогда не хватит... Понимаешь, оно у него после напитка как-то странно происходит: не постепенно, а резко - раз, и он валится на землю! Короче, девицам, если от него, что и досталось - так это поприжиматься да и тоже по заднице схлопотать, а со Стреллом... Ну, может, поцелуйчик с него кто и урвал...
   - А ты?..
   - Нет, а что я?! Мы же с Дуггером не они. А та девочка, я ж говорю, знаешь, какая сладенькая!
   - Я не о том!.. - поморщилась и покраснела Катти. - Почему ты - почти трезвый?
   - А-а... Так моя очередь, моё дежурство, можно сказать было. Кто-нибудь из нас в таких компашках всегда трезвый. И остальные его с полуслова слушаются. Так что, я - только пару пинт пива выпил и кружку свою перевёрнутую на стол поставил. И знаешь - поняли.
   - Пару? Это тебе "только"? А если б отрава?
   - Нет. Наливали из общего бочонка. И свою кружку каждый при себе держал. У нас это тоже в привычке. Да и я за этим следил.
   - За всеми?
   - Э-э... Нет. Только за своими. За твоим только краем глаза, каюсь. А поэта нашего - так они его только на руках не носили.
   - Ты не понимаешь, что для Вротийской он - главная цель? Наверное, даже я - после него.
   - Не-е, - протянул парень, прикинул и убеждённо закончил: - Нет! Что мы именно там будем, никто не знал, знать не мог, и подготовиться никак нельзя было. Опасным могло быть только что-нибудь местное, сиюминутное. А так - нет.
   - Ладно, всё. Об остальном завтра поговорим. Иди.
   Он ушёл, а она побежала к Торри.
   Точно: все сидели там. Ветта всхлипывала, остальные, как могли, крепились. "Как он мог?!" - было большими буквами прописано на каждой девичей рожице. - "У-у, изменщики коварные!"
   Смешные, у них-то... А вот она... Ну, хоть сдерживаться больше она никому здесь не обязана!
   - Эх, девочки, - всхлипнула и она. - У вас-то что! Вон Нил им сказал, что он делением не размножается. А у меня... Этот баронет сейчас, наверное...
   И она зарыдала. И потом, пока выясняли, как размножаются баронеты и причём здесь Нил, и какую балладу напишет Стрелл, и стоит ли Рогттару давать ещё одну бутылочку снадобья... В общем, потом заявилась зевающая жрица и всех разогнала по своим комнатам. Завтра! Всё завтра!
  
   Назавтра... Сразу после обеда у неё был час, когда она даже сестру не приглашала - она в это время разговаривала с герцогом ла Алевтим. А эта принцесса вошла, - прошла же! - и захлопала своими аршинными, светлыми, как детские вздохи, ресницами...
   - Что ты хочешь? - спросила её Катти.
   - Я хочу стать Вашей эйдежь, Ваше величество, - скромно склонилась Иллиана в почтительном реверансе.
   - Всего-навсего, - пробормотал Дакр, поднялся, подошёл, обошёл её... Она смотрела в землю. Всеми своими ресничками. - И ведь не уговаривает, - пробормотал он опять.
   Пришлось посылать за чаем.
   Принесли чайник, чашки. Пришла старшая эйдежь
   - Разлей, - предложил он девушке.
   - Это Вы сами меня попросили, - засмеялась принцесса и исполнила.
   "Интересно, - подумала Катти, - захотелось ли сейчас Дакру заиметь крылышки и начать порхать, порхать?"
   - Ровесница, - начал перечислять тот, - не входит ни в один из наших кланов, однозначно не может быть подсадной уткой Вротийской, умница... Но, - засомневался он, - слишком красива, слишком!
   - Разве возможно затмить императрицу? - пожала плечиками та.
   - Хм... - почти согласился с ней придворный и обратился к ней: - Что-нибудь ещё? Добавить сможешь?
   - Торри скоро уйдёт с Ниэллоном - уйдёт к наследному принцу Эллезии. Её подруга не упустит наследного принца Нортирии Аккора. С другой стороны, в ближайшие годы, если не месяцы здесь образуются невесты из Артола каких-нибудь ваших виконтов-баронетов...
   -... Которые могут стать для Катти ближе оставшихся наших, а ты - как минимум не из стана наших стратегических... э-э-э... соперников.
   - Каалекс всегда, все полтора тысячелетия - стратегически! - был верным союзником Империи. И ещё... - она показала колебания и добавила: - Я целительница. Конечно, Арлия ла Век меня сильнее. И, наверное, опытнее, но...
   "Она, что Арлия опытнее её, говорит "наверное"?! Девочка-принцесса?"
   Но советник принцессу дослушивать не стал:
   - Ваше величество, - повернулся он к Катти. - Решать Вам. У меня возражений нет.
   - Я решу, - ответила юная императрица. - А пока, Илль, оставь нас.
   - Спасибо, - улыбнулась она Дакру и... ведь и другого слова и не найдёшь! - и упорхнула.
   - Что? - обратился к девушке взрослый мужчина.
   - Я не хочу, чтобы Торри уходила!
   - Так, только не плакать! - всполошился он. - У нас ещё дел вон...
   - Да я понимаю...
   - А сестра твоя здесь ещё самое малое три месяца будет!
   - Нет! Она через две недели в тридцать третий лагерь сваливает!
   - Катти... - поморщился аристократ. - Ты же литературой занимаешься! Неужели не чувствуешь неуместность подобной лексики в подобном, - он оглядел королевский кабинет, - в подобном обрамлении?
   Катти только вздохнула.
   Ближе к вечеру появилась действующая эйдежь. Дакр ей описал происшедшее.
   - То есть, ручки не заламывала, в глазки не заглядывала, обаянием своим не плескалась?
   - Подчёркнуто нет. Только потом, когда чаем поила, сдерживаться перестала.
   - Как бы для контраста? - покачала головой специалистка по дворцовым учтивостям. - Вот жалко даже, что это сокровище всего лишь поэту достанется.
   - А не наоборот? - немного возмутилась Катти. - Как раз: для поэта - красавица!
   - Женщина рода Каа - это не только и не столько "красавица". Например, их школа целительства - на всю Империю славится. Если б не Арлия, то твоего брата отправили бы к ним в Каалекс, - покачала головой Анаттолия ла Ариерти. - Ты думаешь, почему в неё так вцепилась Вротийская? Своего оболтуса в хорошие руки хотела передать!
   - А он бы её не сломал?
   - Женщину рода Каа? Не так это просто.
   - Не сломал бы! - хмыкнул бывший податель халата. - Потому что Иллена предназначалась не ему, а в качестве последнего шанса для принца Рогттара.
   - Как же так?! - теперь всерьёз возмутилась Катти. - Вы же говорили, что никаких матримониальных планов на детей у Императора не было!
   - Катти! - попенял её советник. - Я говорил - обязательных планов, то есть, никому ничего не было обещано! Дети могли выбирать сами. Они и выбрали. Но к двадцать трём годам у принца и к двадцати одному у принцессы должно быть, повторю - должно быть! - по ребёнку. Самое меньшее, по одному. Принцу на сегодня - двадцать. В его окружении, уверяю тебя, нет ни единой девушки подходящего возраста, которая бы была, с точки зрения Короны, не подходяща ему в качестве матери его ребёнка. Например, тот же граф ла Трейси известен не только своей специфической магией, но и своими железными рудниками. Переговоры о приданном ещё идут, но в результате Вы, Ваше величество несомненно станете несколько богаче. А именно, качественной железной рудой. Катти, слово "магнетит" тебе известно?
   - Да, читала.
   - Вот. Но если бы у принца с Веталлией так и не сложилось, а потом бы и ещё, и ещё... О верхней границе он знал. Вот тогда бы красавица из рода Каа и появилась.
   - А Вротийская?!
   - Умылась бы! - неожиданно резко ответил герцог. - Перед девушкой встал бы яркий выбор - Рогттар и Ритогл. А если б ещё и из-за того Вротийшоныча к тому времени погиб её любимый, предпочтение её было бы очевидно, да?
   Катти только головой покачала:
   - И после смерти Стрелла все бы про неё знали: низзя! Это Ваша интрига?
   - В обсуждении участие я принимал. Но решал - твой отец. И предложил этот вариант тоже он. И, Катти, пожалуйста, не надо плакать! У нас ещё есть срочные вопросы!
   Катти слёзы удержала. Помогло ещё и то, что её первая эйдежь улыбнулась ей:
   - Ты же понимаешь, что фактически Илль просто попросилась: "Давай дружить! И кивнула на нас - взрослые не против."
   "Лучше б она так и сказала!" - подумала Катти, но стало легче.
  
   Весь следующий день был посвящён заседанию Палаты герцогов, где она выбивала из своих пэров, чтобы они устроили в своих столицах продажу зерна по фиксированным, доступным ценам - у большинства из них запасы ещё были, а для остальных Корона договорилась с Артольскими королевствами, они согласились открыть продовольственный кредит, надо будет только доставить пшеницу из Корлэнда.
   - У нас же есть почти две сотни фрегатов? - вопрошала Катти.
   - Есть, - ответствовал ей герцог ла Стиеррх. - и один рейс до Корикла и обратно будет стоить...
   И назвал цифру. Катти её и запоминать особенно не стала, она сразу обратилась к писцам:
   - Зафиксируйте!
   ( "- Они же и так ведут полный протокол? - на предварительном обсуждении не поняла она Дакра.
   " - Ваше величество, тем самым Вы им про то и напомните!)
   - Зафиксируйте! Я завтра поговорю с торговой Гильдией, - и девушка вздохнула: - Может, у них будет подешевше.
   - Ваше величество! Купцы думают только о своей прибыли! - возмутился герцог.
   - А ты, Эллихем, только о процветании Империи печёшься? Вот Мы - я ж императрица ещё неопытная! - Мы и узнаем, сколько стоит процветание державы, когда оно делается твоими руками! - и обернулась к секретариату: - Зафиксировано?
   - Исполнено, ваше величество!
   Самое сложное в этой сцене для Катти было назвать седовласого герцога на "ты" и по имени. Но именно он был инициатором создания чудовищного флота, а когда Катти узнала о стоимости его содержания...
   " - Но у Корлэнда только в два раза меньше! - убеждал её Дакр. - А он в пятнадцать раз менее по численности населения Империи. Предвечная война не должна повториться!
   " - Флот их королевского дома - шесть кораблей! И ещё два - это приданное Акнаккоры! Которые фактически до сих пор остаются в её личной собственности. И по наследству они достанутся принцессе Никкоре. Или не по наследству, а, может, и того раньше - опять пойдут в приданное. Уже ей.
   " - Зачем они ей будут в степях Нортирии?
   " - Передаст своей дочери. Чтоб не выросла степнячкой. Да и теперь... Кто его знает, где будет жить, чем будет править Келдаз... Я нигде не находила ещё карт южного полушария. И это странно, это очень странно.
   " - Так если оно не пусто, то, вот, нам флот и пригодится!
   " - А вы его видели - тот флот?
   " - Не моя компетенция. Он же должен был стать сюрпризом для Артола. Секретно всё было. Очень. А твоя "тётя Клер" - уж больно глазастая.
   " - Ох, не нравится мне это всё. Нужно проводить инспекцию. И с кем-нибудь знающим... Вернётся Аккор, с ним бы...
   " - Инспекцию нашего флота с кором?! Невозможно!
   " - Почему?
   " - Тебя возненавидят все флотские!
   " - А если назвать по-другому?
   " - Хм... Предположим, ты захотела похвастать...
   " - Да!
   " - Предупредить, надо будет предупредить заранее. Что немедленно по его возвращению. Они же с Келдазом с острова телепортом вернутся - то есть через три недели. Лучше б месяц, но... Неделя туда, неделя сюда...
   " - Я хотела внезапно.
   " - Девочка, три сотни кораблей - это не кухонька. За ночь можно, конечно, отскоблить их палубы.. Но и только. Если, что скоблить, имеется.
   " - Вы меня пугаете.
   " - Главное, чтобы не перепугался ла Стиеррх, - усмехнулся ла Алевтим. - До смерти.
   " - Эх, лучше б с этим флотом... - императрица вздохнула.
   " - Катти, не пугай!
   " - Лучше бы его распродать.
   " - Катти, нет! Наш флот?! Да и, Катти, кому?!
   Веккатта даже рассмеялась: она буквально увидела, как её советник тут же представил толпу наглых коров, приценяющихся к имперским фрегатам.
   " - Нет, не им. Своим. Торговым гильдиям. Оставить мобилизационные условия на случай военных действий и продать. Да и наверняка найдутся, которые могут потянуть и поодиночке. Особенно, если начнём много торговать с Артолом. А уж если что-то крупное проявится на юге...
   " - А ведь и многие герцоги захотят... - задумался герцог. - Но флот - это армия! Как же тогда без единого командования...
   " - Нортам, что их флот принадлежит не королю, победить вас в Предвечной войне не помешало! И проиграли войну Падающих Листьев они тоже не поэтому!
   " - Но ла Стиеррх будет против абсолютно.
   Вот с него и начали.
   Но когда она заикнулась о визите Аккора...
   - Он же кор! - закричал не только главный герцог флота.
   - На Лазурном береге артольцы продемонстрировали нам свои новейшие возможности. В ответ мы просто обязаны показать, что у нас есть хоть что-то, способное противостоять им. Хотя бы, что мы действительно сможем противостоять им числом. Разве не так? Хотя... - она не стала скрывать свою крайнюю невоинственность. - Видите ли, так произошло, так получилось, что по Льиз Яррулле я - главный эксперт, и королевы очень любили осматривать тамошние дворцы именно со мною. Поэтому я довольно часто бывала в их обществе. И они, случалось, при мне обсуждали свои отношения с Империей. И это почти каждый раз было - как защититься от неё. Наступательную операцию они обговаривали при мне только однажды. Это захват и уничтожение Вероила, - Катти переждала гул и продолжила: - Попытка удержать этот город или рейд вглубь территории Империи не рассматривались - только захват и тотальное его уничтожение - магами огня, земли, воды. Выжившие были бы вырезаны командами нортов. Это должно было стать карательной операцией за какой-нибудь непростительный шаг Империи. Например, я думаю, вы столкнулись бы с данной ситуацией - если бы погибли похищенные принцессы. И то... - девушка вспомнила, как королевы тогда едва не переругались, нервы у всех взвинтились до предела - и глубоко вздохнула: - Возможные собственные потери оценивались, как очень близкие к "неприемлемым"!
   Она опять оглядела Палату.
   - Наиболее употребительным термином, который постоянно возникал при подобных обсуждениях, был - "взаимный цугцванг". Думаю, нечто подобное регулярно звучит и здесь. Поэтому... Давайте учиться дружить, - и закончила: - Свой флот я моему другу Аккору покажу! Такова Наша царская воля! Герцог ла Стиеррх! Тебе надлежит в недельный срок предоставить Нам программу смотра! После экспедиции на шоколадный остров и до убытия в тридцать третий лагерь у него будет несколько свободных дней. Мы должны будем туда втиснуться. Иначе это будет не принц, а его мать. Все свободны.
   Герцоги вышли, а ей почти ещё час предстояло мучиться, держась в королевском наряде, мучиться, держа королевскую осанку, удерживая королевское выражение лица, чтоб даже слуги не заметили и не передали кому-нибудь - да тому же герцогу ла Стиеррх! - что она еле выдержала. Что ей опять хочется домой, в её особнячок в Льиз Яррулле или хотя бы в её кабинетик в королевской Библиотеке Эллистана; чтобы её похвалила тётя Клер.
   Но чтоб теперь об этом её желании не донесли до всевидящей Клериссы.
   А ведь по приезду в Огненный Дворец у неё ещё и ужин. В присутствии малого Двора. На котором ей предстояло ещё одну гадость сказать в адрес того же герцога.
   У-у-у!..
  
   6. Дворец Одрика
  
   После ужина она как-то незаметно вдруг осталась почти одна: её сестричка незаметно растворилась в коридорах дворца с разлюбезным Ниэллоном; корская принцесса, прихватив юную графинюшку, смылась с ней к её родным - Никка истово упёрлась в свою шёлковую вышивку, задумала что-то грандиозное, и ей хотелось предварительно осмотреть "несравненные образцы"; с ними обеими увязалась и Лестра. "Уж не завязывание ли это родственных отношений с предполагаемой снохой?" - ворчливо подумала Катти.
   Хорошо, хоть Иллена никуда не ушла.
   "Надо же, как она и предсказывала... Но даже ещё раньше."
   - А где Истрелл? - спросила она её.
   - Опять в Гаррем отправился.
   - Чего?
   Нет, ну ещё и эта! Нет, Иллена не стала делать замечания о простонародном обороте речи, она только чуть поморщила губы, но... Но потом улыбнулась ещё шире:
   - Хочет, всё-таки переговорить со Шкротом о твоём задании.
   - А имеет смысл? Он же там - почти никто.
   - Смысла не имеет, согласна. А что он - пустое место, уже не так.
   Катти не удержалась и повторила:
   - Чего?
   Чужеземная принцесса опять поморщила губки, но опять удержала смешок и ответила:
   - Он прошёл Арену. И, - а вот тут смех удерживать она не стала: - он ограбил твой дворец.
   - Чего?!
   Словцо теперь уже вырвалось у неё вполне непроизвольно.
   - Он - наверное, единственный, кто сумел вынести добычу из Огненного дворца. Он, когда с твоими мальчишками был - отстал от них, набрал мешок... - принцесса на этот раз уже над собой покачала головой и всё-таки вымолвила слово из низкой речи: -...мешок хабара и умудрился вытащить его из дворца. Подобного ранее, как Стрел говорил, - и в их куплетах не воспевалось.
   - Понятно... Хоть бы кто б ему сказал, чтоб особо не хвастал: дойдёт до ла Осттекия - вытрясет до последней монеты. Да и вместе с головой во Дворец вернёт.
   - А она-то ему зачем?
   - В подземельях есть зал чёрной памяти. В нём черепа прославленных врагов Короны. Между прочим, череп Мхиттарии - уже там же. И череп герцога ла Короннель - он был здесь предыдущим главой безопасности - тоже.
   - Ла Осттекий не постеснялся?
   - Не его компетенция. Есть специальный отдел, оказывается. Его решение может отринуть только император.
   - И ты согласилась?
   - В мелочах пытаться ломать устоявшийся порядок?
   - Целый отдел... У него же работы - хорошо, если пару раз в десятилетие, - задумалась дочка чужой королевы, - чем же они в остальное-то время занимаются?
   - По другим присутствиям работают. А это - так... Больше почетная должность, как повод чуть прибавить в жаловании, - и Катти вздохнула: - Если б не Канцелярия, уж и не знаю, что бы я делала, за что б хваталась!..
   - Что ж тогда вздыхаешь?
   - Неправильно это! Их слишком много, и они ищут и добавляют, добавляют себе работу! Представляешь, здесь крестьяне могут сажать на своих полях только одобренные моей этой самой Канцелярией семена! В Паггарском герцогстве к лету обещают запустить первую ветвь каналов от их знаменитой плотины. Нужны будут новые сорта. Так там боятся, что не успеют получить одобрения моих чиновников! А чиновники мне кричат: "Так не проверено же! Как мы можем верить эллезийцам?! Вот сначала на опытном поле..." Что эллезийцы ими уже столетиями пользуются, и урожайность у них чуть ли не в два споловино раза выше нашей - не аргумент!
   - Но ведь правда: крестьянин не может сам проверить - у него просто полей лишних нет! Да и знаний.
   - Одно дело помочь, подсказать, предложить, другое - приказать. В Эллезии давным-давно... шестьсот сорок лет тому назад случилось. Наши в Академии вывели очень урожайный сорт овса. Было приказано высевать именно им, и вдруг нечаянно засуха ударила чуть ли не до моря. Кто ослушался, остался с хоть с каким-то урожаем, у остальных, он оказался к такой засухе чувствителен - пусто. Ну, овёс всё-таки не пшеница, знаешь, есть поговорка: "семь лет мак не родил, а голода не было!" Но герцоги воспользовались поводом - подняли смуту. И некоторые королевские налоги тогда сумели порезать. И это право отринули тоже. И теперь в разных герцогствах на всё свои собственные сорта. Зато и массовых неурожаев больше нет. Зальёт у одних - другие больше собрали. Засухой побьёт теперь у этих, первые соберут супертвёрдое зерно! Люди не дураки. А дураки - разорятся, и у них купит землю, кто поумней.
   - Будешь менять?
   - Вот как раз под Паггарских и сделаю. Но ведь так во всём. Завтра с торговой гильдией разговаривать буду. Ты знаешь, сколько времени занимает оформление имперского разрешения на торговлю?
   - Знаю. Полтора года.
   - У нас - две недели.
   - "У вас" - это в Эллезии?
   Катти вздохнула:
   - Никак не привыкну... Но не только в Эллезии - по всему Артолу так. Всех сложнее у нортов, у них купцов до сих пор презирают несколько. Но даже у них всех документов - это гарантия от Гильдии, клятва о соблюдении налоговых обременений да свидетельство, что ты - местный, то есть владеешь недвижимостью.
   - Не то, что он - норт?
   - До нашей с ними войны... вот опять! До войны Эллезии с ними, у них так и было. Но после... Некоторые эллезийцы - бывшие рабы - не захотели после освобождения перебираться на родину. Вот уравнять в правах их с нортами и заставили.
   - Бывшие рабы - купцами?
   - Норты! Даже, если и имели разрешение на торговлю, то по факту сами ею не занимались - на рабов спихивали. А мы... Эллезия во все мирные договора вписала освобождение рабов. Два необсуждаемых пункта - разрешение на образование для всех граждан и запрет рабства.
   - Слышала.
   Они замолчали.
   - Но как же это тяжело! - пробурчала Катти.
   - Освобождение?
   - И это тоже, - хмыкнула девушка, - но я о другом: стоять против них всех... Я одна, а напротив - больше сотни "герцогов"! И все мною недовольны!
   - А ла Алевтим?
   - Он сбоку. Там скамья Президиума. Он с ними. Иногда кажется, когда в камере сидела и плети получала - легче было.
   - Так ты ж там не только сидела, да? От твоей камеры до дегеи было полдворца - пробралась же!
   - Да, - вспомнила то приключение и улыбнулась Катти.
   - Ну, так вот, - улыбнулась ей Илль.
   - Что?
   - Вот почему было легче: ты делала, что хотела, а не то, что должна.
   - Я?! Не должна? Да если б я не вышла из тени, она б столько людей спалила бы!
   - А что, она тебя не спалит, ты была уверена?
   - Шанс был, - поморщилась Каттенька.
   - А наоборот?
   - Тоже, - признала девушка.
   - Но ты рискнула...
   - И победила, хочешь сказать?
   - Нет. Я предложение закончила: ты - рискнула. И плети перестали казаться кошмаром.
   - Я тебя не понимаю!
   - Что ж тогда голос повышаешь? Всё ты поняла: ты отдалась риску... - подруга задумалась и заулыбалась: - Знаешь, это словно мальчику в первый раз поддаться... Страшно - почти неприятно! В голове: "Что же ты делаешь?!" Но позволяешь ему и удерживаешься сама, чтоб не сбежать, чтоб не закричать, чтоб просто устоять на месте! И вот его губы, наконец, тебя касаются - и... И всё. Как пелена какая растворяется - никакой тьмы, а только радость.
   - Значит, так бы и у меня с тем баронетом было бы?
   - Виттор. Его зовут Виттор.
   - Я знаю.
   - Я знаю, что ты знаешь. Ты боишься назвать его по имени. Не бойся! Но я не о нём. Я про тебя. Тебе нужен риск. Тебе нужно действие. Своё действие! Странно: ты как мальчишка! Мне бы перед теми герцогами ничего не стоило посидеть.
   - Мальчишки столько читать не любят!
   - Мальчишек так не любит Анатара, - и принцесса вдруг распахнула свои глазищи: - А ведь точно! Это для тебя, как поцелуй Анатары!
   - Ты об этом своему Стреллу не скажи - а то он балладу ещё одну напишет, - и девушка улыбнулась: - Неприличную. Про поцелуи, - помолчала, а потом встала. - Ну, и провались они все ко всем демонам! Может, и вправду поможет?! Ведь после элементали отпустило же немного! Ведь стало же легче!
   Она вскочила со своего кресла, подбежала к двери, чуть приоткрыла её и позвала:
   - Сэр Дартор!
   Глава её личной охраны не замедлил явиться.
   - Дядя Прет, прикройте, а?
   - Что, Катти?
   - Меня пару часов не будет - не пускайте никого!
   - Давай я жриц кликну?
   - Нет! Никого не хочу.
   - А сестру?
   - Вы её в пять минут найдёте? А в пятнадцать?
   - Одну не отпущу, - покачал головой гвардеец.
   - Ну, ладно... Тогда идите.
   - Катти! - укорил её полковник Клериссы. - А то я тебя не знаю. Я ж теперь не уйду.
   - Дядя Прет!
   - Нет! Хотя... - он задумался... - Подожди... - и позвал: - Веллитарий!
   Барон словно у дверей подслушивал - появился тут же.
   - Слушай, такое дело...
   И в пору слов ему обрисовали ситуацию.
   - Так вон, - не понял он затруднений, - пусть с подругой валит. Я слышал, как Дакр со своей тёткой её обсуждали - в эйдежь прочили.
   - Катти? - обратился к ней командир.
   - Илль? - повернулась к своей будущей эйдежь императрица.
   Та только разулыбалась.
   Сэр Дартор хмыкнул и повернулся к своей девушке:
   - Иголка при тебе?
   - Вот, - отвернула Катти воротничок.
   - Мы запросим - отвечай немедленно. По-прежнему: два укола - всё нормально. Всё остальное - тревога.
   - Где тебя искать, если чего? - опять вмешался барон.
   Катти поморщилась, но ответила:
   - Да всё там же. Я никак без свидетелей не могу попасть к картине... Помните? - где мы... где я элементаль расплела.
   - Два часа, значит? - решил уточнить командир.
   - Два с половиной, - опять поморщилась Катти. - Полчаса уйдёт, чтоб переодеться. Когда, наконец, Верия Интелия управится?!
   Полковник вынул свой семрикс. Напоказ взглянул.
   - Два с половиной ауррса. Через полтора дашь о себе знать. И время пошло.
   Мужчины вышли из комнаты.
   Катти повернулась к своей напарнице, оглядела, вздохнула:
   - Но на тебя же первый же встречный пялиться начнёт!
   - Нет, - усмехнулась девушка. - Только переодеться надо будет и мне. Это на фиолетовые глаза рыжей Торри трудно не обратить внимание, а я... Мало ли в столице хорошеньких служанок? А уж поздно вечером и особенно в этом квартале, - но она чуть покачала головой: - Вот только в чём-то из твоего гардероба мне будет тесновато.
   Да... Формы принцессы были повыразительней. Хорошо, однако, что для открытия порталов она не увязалась с ними! Что на балу у герцога ла Паггар не звенел её небесный смех, а была только надменная улыбка имперской принцессы. Что его не слышал тот баронет. Тут она мысленно сжала зубки и мысленно выговорила имя: - Виттор.
   - Ничего, и для тебя найдём.
   Она и для себя-то хотела попросить чего-нибудь у взрослой подружки своей - хозяйки кухни. Да и выйти из дворца она собиралась не у всех на виду. Ведь даже через выход для слуг теперь тоже так просто не выйти. Вообще-то - не войти. Барон Фред ла Осттекий после разноса, учинённого ему юной императрицей за дело взялся со всей пунктуальностью и недавно похвастал, что проникнуть во дворец постороннему - невозможно! Ну, так это постороннему. А не тому, у кого шестой уровень допуска на ЦП дворца.
   Когда они по теневому коридору шли на кухню, Катти, взглянув на горящие глаза подруги, стреляющей взглядами по сторонам, упивающуюся сумрачными декорами и, кажется, запоминающую повороты, предупредила, чтоб без неё не вздумала сунуться. Ещё и ей напомнив, что Вротийская на свободе, и в коридорах - режим повышенной опасности.
   Метресса Акакирра её не разочаровала: наряд кухонных горничных подобрала для обеих в две минуты. Вообще-то, конечно, такие предназначались только для работ внутри дворца: принести важным господам блюда, накрыть на стол, убрать со стола. И выдавался по одному комплекту на год. А буде придёт в негодность ранее - пятно вдруг кто посадит несмываемое, - новое выдавалось с двойным вычетом из зарплаты. Так что, их берегли очень и очень. Но красивые платья из дорогой ткани всё-таки изредка мелькали и по улицам Риммериума. Мало ли у кого из девиц свидание какое "ценою в жизнь", мало ли перед кем понадобится блеснуть своей службой "в самом дворце".
   Когда Иллена переоделась, когда её пшеничные волосы упрятали под чепчик, когда она смыла дворцовую косметику, когда она чуть сменила походку...
   -Ты и это умеешь?! - удивилась Катти.
   - Умею, - кивнула Илль, - мама специального учителя нанимала.
   Да уж! Вообще-то, нормальные люди учителей нанимают, чтобы добиться хотя бы подобия повседневной походки алексанской принцессы. Чтобы - словно легкий смерчик над морем... Над тропическим морем Льиз Яррулле... Невесомый и неудержимый...
   - Вот для таких случаев?
   - Да.
   - Ты сбегала из своего дворца с разрешения матери?!
   - И вместе с нею - тоже, - загадочно усмехнулась королевская дочь.
   И Катти вдруг поймала себя на том, что попыталась запомнить ещё и это выражение лица. "Я хочу его как-нибудь повторить? Перед кем?.." - но не стала додумывать, не стала отвечать себе.
   Что ж, сама Веккатта аристократизмом никогда не заморачивалась, в Эллистане среди прочих не выделялась, но такая принцесса на улицах Риммериума её не выдаст тоже.
   - Спасибо, тётя Какки! - поблагодарила Акакирру девушка.
   А Илль, оглядев себя в зеркало, ещё и чмокнула ту в щёку.
   - Идите уж! - шутливо отмахнулась от них хозяйка главной кухни Империи.
   И они опять ушли в тень. Катти опять предупредила, чтоб подруга шла шаг в шаг. Новые коридоры, нехоженые тропы, ужесточённый режим безопасности... Но и опять... Даже пока они шли к выходу, принцесса рода Каа не скрывала своего восторга... "Она говорила, что мне не хватает риска? На себя посмотрела бы! - и Катти даже задумалась: - А она меня подтолкнула на эту авантюру ради меня, или это ей надоело который день сидеть в благолепии дворца?!" А уж, когда вышли, минуя все двери, минуя все караулы, вышли в тёмный коридорчик с неказистой дверью, открыли её, и открылся переулок, а за спиной осталась громада тёмного здания - нет, не дворца, дворец они увидят, зайдя ему за угол... А это, Катти знала - это было здание "Имперской Канцелярии".
   "Потому что во дворце не уместилась!" - проворчала девушка.
   А её подруга распахнула свои и без того огромные глазищи, оглянулась на дворец, покосилась на Канцелярию и закачала головой:
   - Ох... Я и не верила...
   - Во что?
   - Что в Огненный дворец могут быть неизвестные проходы. Неизвестные страже. Через которые можно пройти.
   - Есть. Можно. Но только со мною. Без меня на внешнем кольце сейчас смерть.
   Они отвернулись от дворца и вскоре вышли на улицу.
   В этом районе здесь ещё продолжалась жизнь, продолжался день. Прогуливались люди, сияли фонари, катились повозки.
   Дома стояли близко друг к другу. От прежних уцелело немного. Когда-то, на излёте эпохи предшественников, когда город захватывал Роггакер I, здесь случились упорные бои, многие здания брались штурмом, а потом, не заморачиваясь с ремонтом, разрушались до основания, и уже на их месте возводили новые. Хорошо, если хоть фундаменты сохраняли... А то одно время был учреждён закон, по которому налог на строение определялся количеством окон, выходивших на улицу, - наверное, чтоб проще было калькулировать: проехал в повозке, пересчитал окна - и готово! - так ушлые аристократы понастроили домов в виде острых трапеций - иногда только с одним-двумя рядами учитываемых окон.
   - А вон там, - на перекрёстке показала на центр площади Катти и поделилась недавно услышанным: - раньше фонтан знаменитый работал. Он каждые пять минут менял рисунок струй и их подсветку. Но засуха, нелады с виадуками... Люди из других районов начали здесь толпиться, чтобы набрать бесплатной воды. Их разгоняли, они пробирались... В общем, когда что-то случилось с механизмом, его не стали чинить.
   - Когда виадуки отремонтируют, ты своих друзей попросишь его восстановить?
   - Их? Нет, - вздохнула императрица. - У меня нынче есть своя Академия. И мне уже предлагали... Но пока нормальное водоснабжение города не восстановится - бесполезно всё это. А инженеры из Эллезии прибудут только через три недели. Было решено, что телепортами слишком дорого, они плывут на судне. На корском. Имперского у Артола не оказалось... Сто восемьдесят пять фрегатов, а у нас практически нет морского флота для торговли с Артолом!
   - Фрегаты не годятся? Потому что военные?
   - Годятся. Водоизмещение, а значит и вместимость - больше каравелл коров. Но коры во время Предвечной войны установили блокаду своих портов для наших кораблей, а после неё её по факту не сняли. Пропало несколько имперских судов, шедших в Артол, и рисковать желающих поумерилось. Коры захватили монополию.
   - Будешь ломать?
   - Сто восемьдесят пять фрегатов! Буду! Ведь официально у Империи с Корлэндом мир. Вот и соберу эскадру. С магами, со свитками связи, и точечной телепортации. Чтобы при первых же признаках нападения я могла обратиться к королям. И предоставить доказательства.
   - Думаешь, коры станут тебя слушать?
   - Не меня - так услышат нагтилинов! Я пригрожу перекрыть Ксетронир. Или послушают вектов. Их инженеры - это не только виадуки для нас, но и работа, настоящая работа для них самих. На годы! На много лет! Обращусь к тёте Клер - она умеет быть убедительной! А ведь есть ещё и шоколадный остров...
   - Тш-ш-ш... - приобняла её подруга.
   И через мгновение засмеялась: Катти так забавно, пытаясь успокоиться, замахала руками! И Катти, невольно увидев себя её глазами, не выдержала и засмеялась тоже. Отстранилась.
   И тут меж них, чтоб не терять времени, чтоб не огибать, попытался проскользнуть худой пацанчик, убегавший от другого - такого же. Но ловкости ему не хватило, и он всё-таки врезался в бывшую библиотекаршу.
   - Ой! - пискнула Катти.
   - Ой! - пискнул и мальчишка, перекрутился и рванул, было дальше, но в него вцепилась принцесса!
   - Не подпускай второго! - закричала она.
   Тот мальчишка попытался сфинтить - телом показал, что оббегать её будет справа, а сам рванул влево, но в своих бесчисленных играх со своими мальчишками, Катти с подобным поднаторела - она даже у Келдаза как-то выиграла! Она тоже сделала вид, что поддалась на уловку, но тут же шагнула в другую сторону. А когда он, чтоб не всем тело врезаться в неё, выставил вперёд руки, перехватила одну из них и заломила её ему за спину.
   - Ой-ой-ой, - заверещал он, - пусти, тётка!
   - Щас завизжу здесь вся улица соберётся! - почти завизжал первый.
   - Давай-давай, - неожиданно поддержала его Илль. - Стража соберётся тоже. Вот с нею мы и разберёмся, чей кошелёк у тебя под рубашкой, и как он там оказался!
   - Я отдам! Я сейчас отдам! - запаниковал мальчишка.
   Конечно, отдаст, - поняла Катти, - прямо сейчас. Потому что иначе в Империи за уличное воровство отсекали руку. Прямо на месте преступления.
   - А это - твой сообщник, да? - качнула принцесса на другого мальчишку.
   То есть и ему тоже отрубят кисть?
   - Тётенька!.. - загоношился шкет и безнадежно дёрнулся.
   Дёрнулся, как обычно это делают - наперекор её силе. Ничего бы у него не вышло - только б руку вывихнул, но Катти не стала его удерживать - он вырвался и со всей мочи припустил прочь.
   - О, а вон и стражник, - обрадовалась алексанка.
   "Зачем она своего запугивает? Ей что-то от него надо? От нищего пацана?! Но она же не дура! Но тогда... Тогда надо, как в историях про пленных: злой пленитель и добрый. Но какая из принцессы злыдня? Но ведь выставляет же себя... А я себя доброй уже показала."
   - Отпусти его.
   - Сбежит. Вместе с кошельком.
   - Я отдам, отдам я!
   - А тебе, подруга, урок: вон у Нила кошель в глубоком кармане штанов был - его и не украли.
   "Нил? Причём здесь Нил?.. Он, наоборот, засыпал серебром гарремских мальчишек. Или... Она как раз об этом?!"
   - Так, я освобождаю руку, ты отдаёшь кошель.
   - Да-да, тётенька!
   - А ещё раз "тётенька" скажешь, язык вырежу!
   - П-п-понял, тётенька... Ой!! - и освобождённой рукой пацан заткнул себе рот.
   Катти захохотала, Илль не выдержала и присоединилась. Катти подняла упавший кошель, вытащила серебрушку и, опять засмеявшись, подойдя, просунула её меж ладонью и грязной рожицей. Ладонь сразу сжалась, а рожица заморгала.
   - Ещё такой заработать хочешь?
   - Да!
   "Что бы ему поручить?.. - задумалась Катти. - Срочно!"
   - Вон дом, видишь? 
   - Это не "дом", чужестранка! - неожиданной спесью налился оборвыш. - Это дворец Одрика. Нынче в нём Палата Герцогов империи! 
   - Мы идём туда. 
   - Вас не пустят! Там охрана, и не пускают никого. Только герцогов! 
   - А слуг? - улыбнулась Катти. 
   - Пропуск крови нужен, - с тем же забавным высокомерием объяснился мальчишка. - Как в императорский. 
   - Ничего, кровь у нас подходящая, - улыбнулась и принцесса. - А тебя как зовут? 
   - Ну, Томр... 
   - Так вот, Нутомр... 
   - Томр я! - запротестовал тот. 
   - То-то же. 
   - Да понял я! Не дурак! Дурак бы не понял! 
   - Нет, - с сомнением выговорила Илль, - кажется, не годится. Шума от него как-то слишком много. 
   И тут мальчик их удивил: он не стал громко протестовать с какой-нибудь уличной прибауткой: мол, я буду молчать, как рыба об лёд! - нет, он вытянулся, обеими руками зажал себе рот и выпучил глазам - "Слушаю!" 
   - Гляди-ка, и вправду, сообразительный, - засмеялась принцесса. 
   "Вот и всё, - вздохнула Катти. - Такой смех... Никто больше не поверит, будто она - злобная "тётенька"." 
   Да, мальчик опустил руки и несмело улыбнулся. Но смолчал. 
   - Туда сейчас два входа? 
   Кивок. 
   - Своего друга найдёшь? 
   Ещё один кивок. 
   - Ты у одного входа, он у другого, и, пока нас не будет - час-два - отслеживаете, кто вошёл или вышел, - мальчик вскинул руку. - Говори! 
   - Кто выйдет, мне за ним следить? 
   - Нет. Запомнить. Если знаешь, нам потом его назовёшь, нет - опишешь. Сможешь? 
   Истовый кивок. 
   - Опиши меня. 
   И мальчик опять их удивил: он не начал разводить руками, мекать, экать: "э-э, вы такая...", он был сугубо конкретен: 
   - Женщина, возраст - от семнадцати до двадцати лет, рост пять футов и пять-шесть дюймов, волосы светлые, с золотистым оттенком, глаза серые или голубые - темно не разглядеть, - он сглотнул и добавил: - Чужестранка, переодетая аристократка, красивая очень, - а потом его глаза выпучились уже без всякого ёрничества, и он сказал: - Ой... 
   - Неужто узнал? - совсем удивилась принцесса. - Видел уже меня? 
   В ответ мальчишка отрицательно затряс головой и сипло, почти заикаясь, изобразил пение: 
    
   И вот, который год пою я, словно пьяный, 
   Про золото волос прекрасной Иллианы. 
    
   И, едва не стуча зубами, добавил: 
   - Всё сходится. 
   - "Иллиана"? - спросила Катти. 
   - Уменьшительно-ласкательное, - поморщила свой идеальный лоб принцесса. 
   - Что-то не сильно оно уменьшает... 
   - "Каттенька" - тоже не сильно короче, чем "Викгторрия", - улыбнулась Илль. 
   "И тем более, чем "Веккатта", - ответила улыбкой на улыбку императрица. 
   - Но знала бы ты, - покачала головой "прекрасная Иллиана", взглянув на подругу, - как он ненавидит эти куплеты! 
   "Да, не образец высокого вкуса", - согласилась с нею переводчица древних стихов, а вслух спросила: 
   - И что нам с этим наблюдательным теперь делать? 
   И тот перевёл на неё совсем очумелый взгляд: 
   - Пощадите, Ваше величество... 
   "Ну, да, какая ещё рыжая переодетая чужестранка может быть в обществе с принцессой из Каалекса! Особенно, если у неё не фиолетовые глазищи." 
   - Кто ты? - спросила она пацана. 
   - Я... Я мою полы в мастерской у маэстро Асторрия. 
   - А это кто? 
   - Катти, это местный художник. Мэтр, - и повернулась к пареньку: - Только моешь полы? 
   - Сижу часто. Подолгу. У них тепло. И ученики едой делятся. Иногда. 
   - И они портреты пишут? С натуры тоже? 
   - Да. И обсуждают., что у кого вышло. И заказывают модели.
   - Мне о них Стрел рассказывал. Он с ними, бывало, пиво пил. 
   - Да, вкусно он о тебе здесь тосковал, - усмехнулась одна девушка. 
   - Поэт! - засмеялась другая. 
   И опять... Так беспечно, так беззаботно, что пробудившаяся паранойя у юной императрицы - а они с пацаном не в сговоре?! - огляделась, фыркнула и опять отправилась на боковую. 
   - Ладно, что надо, ты понял. Друга своего тебе долго искать? 
   - Да вон он, - парнишка махнул рукой в сторону недалёкого фонарного фонаря, за которым примостился второй пацанёнок. 
   - Веди ко входу для слуг. 
  
   Сквозь врата охранного артефакта они прошли без всяких последствий. Катти только пришлось взять подругу за руку. А на самой - у неё на шее, на цепочке висел перстень малой императорской печати, абсолютный допуск для всей подобной магической машинерии Империи. В любой замок любого герцогства. 
   Несколько раз Катти бывала с тётей Клер в чужих замках, и её каждый раз поражало ощущение, что королева чувствовала себя в них хозяйкой. И девочка пару раз замечала, как переглядывались старшие в тех семьях - они ощущали это тоже. И... И ничего не могли тому противопоставить. Противопоставить ей. А ведь урождённой королевой Клерисса не была... 
   "Как она научилась? Как этому научиться мне?" 
   Помещения для слуг было пусто. Даже хозяйка кухни, тётушка Тетроккия свою обитель покинула. Что ж, "Империю Маккабари" под присмотром Катти заварила Илль, благо, здесь комната-сейф с особо ценными ингредиентами, в том числе и драгоценными сортами чая, кофе, марками вин - запиралась не на неуклюжий замок, а тоже прикрывался магическим запором прежних с закладкой на кровь. Девушка только внутри склада на листике "учёта посещений" оставила свой вензель. Чтоб метресса не учинила розыскные мероприятия меж слуг. А за чаем... 
   - Зачем тебе понадобился этот мальчик? - спросила она свою будущую эйдежь. 
   - Наши мальчишки подсказали. 
   - Даже? - поморщилась Катти. 
   То, что те провалили миссию, было и её провалом, ведь очевидно, что ничем другим их разведывательный рейд кончиться не мог. Чужие в Гарреме! Да еще и из императорской семьи! А в придачу, так ещё и принц экзотической Эллезии с их любимым поэтом! Конечно-конечно - пустили полдесятка слонов в лошадиный табун и хотели, чтоб это прошло незаметным! 
   - Помнишь же, кто их довёл до места? Тоже местные пацанята. А про них говорят? Нет. Говорят о бое Ниэллона с их чемпионом, о том, как на их попойке пел Истрелл, а как о мальчишках - да кому они нужны! Их в городе много, они неразличимы, они как невидимки! 
   - Как слуги во дворцах, - раздумчиво проговорила Катти и повторилась: - Как слуги... 
   - Да. Дома, меня с детства сделали их подругой. Они меня подкармливали запретными сладостями, укрывали от наказаний, помогали прятаться в играх, прикрывали мои тайные отлучки, а я, бывало, вступалась за них, именно я раздавала ежегодные подарки, наделяла своими вещами - из которых сама вырастала. Часто помогала с лечением - познакомишь с Арлией ла Век? Я тоже целительством занимаюсь. И они болтали со мной, делились сплетнями, предупреждали, если что-то казалось им опасным... Да что я рассказываю! - и она пожала плечами: - Ты ж тоже, я слышала, всеобщей подружкой была. 
   - У меня само собой как-то получилось. 
   - Нет, у нас не само собой. У нас это внутренняя политика: жена короля - чужая всем женщина, но она - хозяйка, и от неё все строгости, а дети - свои для всех. Особенно, если дочки. Их все и балуют. А короли не дают за это баловство кого-то карать. 
   - Совсем? 
   - Ну-у... Однажды на моей памяти из-за брата выпороли конюшего - он позволил тому на норовистого, запретного для мальчика жеребца сесть, брат почти удержался, но уже в самом конце конкура расслабился, сорвался и сломал руку. Мама на плетях настояла и проследила. Убедилась, что парень даже сознание под ними потерял. Но она не узнала, что Волгла сразу же после наказания, как только она ушла, я залечила, а отец потом, уже через несколько недель - с подсказки брата - добавил золота в приданное его сестре. Не так, чтоб засыпал... Но родители её жениха - купцы они - как узнали о королевском вкладе, так с сыном своим о невесте спорить и перестали. 
   - То есть ты предлагаешь создать разведывательную сеть из мальчишек и слуг? 
   - Да. Только хорошо бы, чтобы пацанята не выходили прямо на тебя - утаить такое не получится. Ну и, соответственно, чтобы тот, через кого ты будешь отдавать задания мог с ними общаться, не привлекая внимания - ни, когда он разговаривает с тобою, ни - с ними. Ну, и чтоб ты ему доверяла, конечно... Хотя тут может помочь клятва. Тебе-то кровником больше, кровником меньше - уже не привыкать. 
   - Кажется, у меня есть такой знакомый, - задумалась Катти. 
   - Не говори никому, - и улыбнулась: - Мне тоже. 
   Она акцентировано отставила всторону чашку. 
   - Пошли? 
   - Помыть надо, - покачала головой Катти. - Убраться. Ладно, дай твою, я сделаю. 
   Истинная принцесса только головой покачала. 
   "Да уж, - подумала новенькая императрица, - наши бы убрались за собою, не задумываясь: принцесса ты или простая горожанка, но в лабораториях Академии к порядку приучили всех! Да и в своих кельях на первых курсах слуг нет, а комиссии по частоте бывают не только регулярные. И от наказаний, если и не болезненных, то уж противных, не отделаться, в случае чего, никому!" 
   К полотну маэстро Пратария она поначалу намеревалась идти проторенным путём: отсюда - к залу заседаний палаты, а там - в галерею, но времени ещё было вдосталь. От кухни Огненного дворца до кухни дворца Одрика проход занял тридцать две минны. Обратно до их спальни займет максимум тридцать пять. И почти ауррс в их распоряжении! Половину того времени можно отдать картине, а остальное... Любимое занятие - осмотр чужого дворца. Без посторонних! 
   Нет, Иллену считать посторонней у Катти не получалось. Уже наоборот! Уже, как с королевами гулять в Льиз Яррулле! - в новом каком-нибудь строении, когда в первый раз, когда у них с Агвелтой шло тихое состязание: кто увидит больше, кто увидит первым, кто первым разберётся в очередной загадке, кто первым предложит решение очередной проверки на разумность. Агвелта под это дело даже больше других королев разобралась в Кьиллиз?- в языке прежних. Что не так-то и просто - у них, например, одних времен в грамматике не три, как у нынешних людей, а двенадцать! Что ж, Катти знала языки, в которых времён, наоборот, вообще нет. 
   Кстати, Дакр уже посетовал, что, неаккуратно-одномоментно перебив верхушку семьи герцога ла Короннель, теперь никак не могли найти ЦП дворца. Заодно и займёмся! 
   А коридорах было темно: дворец брали днём, в нём остались последние настройки - дневные. Допуск к ЦП на высоких уровнях позволял наладить суточный режим, с ночным освещением, значит, и здесь на третий уровень не вышли. 
   Иллена, ещё при входе, после мгновенного колебания, предложила включить "факел". "Конечно!" - согласилась Катти и только потом поняла причину крохотной паузы: и у этой девушки чуть ли не в инстинкт вбито не показывать свою магическую состоятельность. Впрочем...  
   И взрослые королевы всегда, в любом состоянии, предупреждают друг друга о своём использовании самой незначительной магии - Клерисса в них это вбила. Всё-таки до конца доверять друг другу они не стали. Так что, чтоб не нарваться на чей-либо рефлекторный ответ... А уж на ответ Клериссы... Мальчишки, вон, меж собой или с принцессами подобным не заморачиваются. 
   Но она, пожалуй, последует этикету тёти Клер. Сестра иногда забывается - надо будет ей намекнуть. Чтоб вслед за нею не стал расслабляться брат, а за ним и его друзья, а за ними... А в случае чего подключить Дакра и свою старшую эйдежь. А уж та училка, как воздействовать на непонятливых найдёт! 
   Факел магический, в отличие от обыкновенного, давал ровный свет, без дёргающихся теней и не был источником тяжёлых запахов. Идти было приятно. Ну, и сам дворец... За его долгую историю люди его не разрушали и, судя по всему, масштабных перестроек он избежал тоже. Императорский - Огненный - был более украшен и картинами, и скульптурами, и гобеленами, этот остался более лаконичным. Каменная мозаика пола его коридоров не отличалась затейливостью, арочные потолки - излишними дугами, стены - цветными узорами. Недаром он приглянулся Одрику - самому суровому из ближайшего окружения Роггакера I. Первоначальный стиль властвовал и сейчас. 
   Девушки, постоянно оглядываясь по сторонам, то засматриваясь на очередную скульптуру, то указуя друг дружке на необычную мозаику, шли по коридорам, поднимались по лестницам, заглядывали в комнаты... 
   - Не боишься заблудиться? - спросила Иллена. 
   - Я работала с его планами - в здешней Библиотеке они имеются. 
   - Посмотрела на план и всё запомнила? Или в вашем Лазурном берегу таких много, и ты всё про них и так уже знаешь? 
   - Нет, что ты! Льиз Яррулле - курортный городок. Самые крупные здания и в половину от этого не будут, но зато они... Они - как игрушки, которыми прежние друг перед другом хвастались. Они более затейливы. Да и, наверное, чаще перестраивались, а то и срывались начисто да возводились заново - то есть более поздние. Что не такие древние - чёткое ощущение. Я же и Огненный дворец, и этот - в их книгах на иллюстрациях встречала, а про острова нигде ничего. И никаких картинок - тоже. Вот в тех дворцах разбираться, где, что... Было занятно! 
   - А тут... - показала некоторое недоверие Илль. 
   - А тут всё почти наивно, - пожала плечами умудрённая хабарщица. - Вот смотри...- она повертела головой, словно осматриваясь, словно только сейчас задумала небольшое представление. - Нет, здесь ничего нет. Сейчас что-нибудь встретится. Мы же теперь точно знаем, что в простых домах перемещение произошло абсолютно внезапно. В Льиз Яррулле на обеденных столах горожан можно наткнуться даже на тарелки с остатками недоеденной пищи, а вот в таких, как этот... Здесь, всё-таки сигнал: "Всё убрать!" - кажется, успел поступить. И убирать хотя бы начать успели. Тётя Вел... Королева Агвелта мне как-то описывала, что у них, когда векты их дворец захватывали - похожее творилось. 
   - Рассовывали всё по тайникам? 
   - Для прежних тайниками это не было, было чем-то вроде встроенной мебели - чтоб не захламлять коридоры, чтоб не сбивать общий рисунок помещений. Когда они ушли, бывшие слуги - предшественники - сразу найти их все и опустошить не сумели. А потом и подавно. Но она... 
   - Агвелта? 
   - Да. И Луфгегл, кстати, тоже - у них словно чутьё... Может, тоже божественная помощь... Представляешь, она ворчала, что её сам Пшосграз в служительницы к себе призвал! 
   - У Пшосграза - женщина в служителях?! 
   - Раз в пару веков, как она выяснила, и у них подобное случается. 
   - А у тебя - от Анатары? 
   - Может быть, конечно. Но, считаю - просто опыта в Льиз Яррулле?набралась. Я поймала их логику. Как Луф со своей матушкой. Только я рассчитываю, а они - просто сразу видят. Он как-то предположил, что его предки по матери у прежних каменщиками или декораторами какими-то поколениями работали. Вот теперь и всплывает, - и она остановилась: - Вот! Что ты здесь видишь? 
   - Стена! - с ожиданием чуда воскликнула Иллена. 
   И, якобы, что поддразнить, чтоб потянуть время, Катти вытащила иголку. 
   - Подожди, время уже! Сначала надо нашим сигнал дать, что у нас всё нормально. 
   - А игла зачем? 
   - Они же мои кровники - услышат боль. 
   - Оригинально, - неодобрительно проговорила принцесса. - Амулета жалко? 
   - Вот ещё, тратить! 
   - Ваше императорское величество! 
   Удачно! - теперь, словно от раздражения, можно у неё на виду чуть глубже требуемого вонзить иголку, ойкнуть, второй раз уколоться спокойнее и по-простонародному слизнуть кровь. 
   - Ваше величество! - засмеялась истинная принцесса... Или истинная целительница? Тётя Аша, увидь такое, и по губам бы могла надавать! 
   Зато можно недолизнутой капелькой крови ткнуть туда, где притаился нитрониумный ключ. 
   - И? - успела понедоумевать Илль. 
   - Тсс! - успела шепнуть Катти. 
   И мягкий гонг прежних поприветствовал вернувшихся своих. И нитрониумный столбик выступил из стены. 
   - Ох... 
   И Катти картинно лёгонько-лёгонько, почти ноготком надавила на него. Он, под музыкальное сопровождение того же приветливого гонга, охотно ушёл в стену... 
   - Ох!.. 
   - Какая прелесть! - согласилась с подругой хозяйка замка. 
   В небольшом внутреннем ящичке стояла расчерченная, разрисованная доска - чессы! Одна из немногих умных игр прежних, пережившая их уход. Доска и коробка с двуцветными фигурками - из чёрного кварца - мориона, и светлого - цитрина. Двадцать четыре изысканных статуэтки, каждая лежит в своей ячейке... 
   - Хочу-хочу-хочу! 
   - Играешь? 
   - Да! 
   - Выиграешь у меня три из пяти партий - отдам. 
   - Выиграю четыре! Берём?! - и принцесса потянулась вглубь. 
   - Ты не хабарщица, - покачала головой Катти. 
   - И чего?! - не поняла Илль, но руки опустила. 
   - А если ловушка? Сначала успокойся. Притуши радость, азарт и вслушайся в себя. Меня так тётя Вел учила. Это называется прислушаться к своей интуиции. 
   - Но ты же хозяйка?! И ты открыла! 
   - Да. Для меня почти наверняка - безопасно, и всё равно, я паузу бы подержала. А уж тебе... Можешь без рук остаться. Лучше, если возьму я. Или ты, но непременно с моего высказанного разрешения. 
   - Помогает? 
   - Да. И, судя по всему, не только в Льиз Яррулле. Я раз шла с Лестрой по Огненному. И тоже - увидела. Открыла. Горстка колечек лежала. Так она и не дёрнулась -  сначала у меня позволения спросила... У них Пустоши по соседству. Уже въелось... 
   - Но как? Как ты догадалась? 
   - Здесь? Здесь просто... Смотри, что напротив? - Илль послушно обернулась к окну, к небольшой нише около неё... - Будь ты хозяйка - так и оставила б? 
   - Хочешь сказать, так и напрашивается поставить столик, пару кресел... 
   - А за окном... Только не открывай широко шторы - засветимся, охрану можем потревожить. Там, за окном, вид на наш дворец должен быть. Красиво! Как не посидеть за партией... 
   - То есть ты и про чессы заранее догадалась?! 
   - Да нет, что ты... Могли быть и чеккеры... Или полка с книгами. Или пяльцы с только что начатой вышивкой. И рассыпающейся теперь даже от дыхания тканью. Или бутыль с древним вином. 
   - Которому под три тысячи лет?! 
   - Уксус. Вино столько не выдерживает. Наши... нагтилины-шахтёры в основном, многократно убедились. Теперь сразу выливают - только бутылки диковинные себе оставляют. Ладно, пошли... Лучше в галерее больше посидим. 
   - А чессы?! 
   - Доска громоздкая, неудобная. Понесёшь? - принцесса заколебалась. - На обратном пути захватим. 
   За последующие одиннадцать минн, пока они шли к галерее, Катти открыла ещё два небольших тайника.?? 
   Один разочаровал совсем - в нём стояли два ведра и три швабры. Наверное, когда-то лежали и тряпки, но те давно обратилась в прах. Эту захоронку Катти даже не стала закрывать: как состоятельные мужчины, хвастались меж собой мебелью прежних, так? у слуг очень ценились их хозяйственные поделки - лёгкие, прочные, почти не пачкающиеся (или легко отмывающиеся), с радующей глаза расцветкой! Пусть пользуются. Из дворца всё равно не вынести, и, если сразу не обнаружат - она тёте Трокки, где посмотреть, передаст, та спасибо скажет.? 
   Зато? порадовал второй тайничок - в нём стояла этажерка, на каждой полке которой набились группки мраморных фигурок сказочных животных - и горбатые, и даже двугорбые! - и у которых на носу выступал массивный рог, и те, у которых нос был вытянут в "хобот". "Это же слоны?!" - поразилась Иллена. Жаль коробок рядом не было, если б можно было переложить тряпками, ватой - сразу б забрали!? 
   Что ей сюда ещё раз получится скоро выбраться, Катти засомневалась, так что она потребовала, чтоб Илль при ней сама открыла тайничок, вынула одну фигурку, а потом поставила на место. У неё-то время найдётся, зайдёт, принесёт, и Катти выставит у себя в спальне на полке, как в давно читанной книжке - "двенадцать слоников"!?? 
   - А мне вот эти подаришь? Или давай мы их у вас выкупим!?? Нет, это ж придумать таких зверей надо было: чтоб их детки не за шею родителей цеплялись, а из живой сумки на животе выглядывали!? 
   Дальше Катти к стенам особо не приглядывалась - время на эти мелочи утекало, как из прохудившейся клепсидры! - когда они подошли к галерее на всё про всё оставалось уже только чуть более получаса. Раздражение от этого факта помогло девушке задавить чувство неловкости перед той, которую она потихоньку соглашалась назвать своей эйдежь. Она теперь даже поначалу хотела оставить её за дверьми зала с главными картинами, но всё-таки не решилась. Оправдалась перед собою, что если не доверять, то лучше иметь подозреваемую перед глазами, чем гадать, не подсматривает ли она в какую-нибудь щёлку, а если доверяешь, то о чём вообще речь?!? 
   - Извини, но в дальнейшем есть секрет короны! Тебе придётся отвернуться.? 
   - Ты хочешь разобраться, как сумела расплести элементаль?? 
   Катти тяжело вздохнула:? 
   - Извини, но и это - секрет тоже. У нас... - она тут же отчаянно замотала головой и поправилась: - В Эллезии это называется "секретностью первой ступени" - протокол которой? включает в пункты? секретности не только о том, как, но и что, то есть наличие самого факта. А ты ещё и иностранка... Извини.? 
   - Что мне делать... - девушка вздохнула и добавила, - ваше величество? Приказывайте.? 
   - Что хочешь, но ты не должна увидеть про меня хоть что-то!? 
   "Если она сейчас отдаст реверанс - домой отправлю! В свой Каалекс! Вместе с её поэтом."? 
   - Я не хочу выходить: то, чем ты хочешь заняться, может быть опасным. На всякий случай я побуду рядом. Здесь удивительные картины - я посмотрю?? 
   - Спасибо, - пробормотала Катти.?? 
   "И удержать слёзы! Не плакать! Эх, не быть мне среди долгожителей."? 
   Иллена отвернулась и пошла к первым от починенных уже дверей полотнам. А Катти двинулась к упивающемуся своими первыми живыми камнями Пшосгразу, к двум девушкам, подсматривающим за ним. И чем ближе подходила, тем меньше ей хотелось плакать, а вот наоборот... Она вдруг обратила внимание на своё углубившееся дыхание, как... И она вспомнила это своё состояние - как за кулисами, когда из зала королевского театра на прошлой премьере после окончания спектакля зрители начали кричать: "Автора! Автора!", и актёры принялись подталкивать её в спину, и она решалась выйти на авансцену. 
   "Здравствуйте, родные!" - улыбнулась она девушкам. И вдруг отчаянно захотела, чтоб какая-нибудь из них вдруг отвлеклась от явления сурового бога и подмигнула ей!? 
   Стало легче.? Радостней стало.
   ?Обернулась. Илль стояла к ней спиной. Нормально. Итак, картина... Полотно, как полотно. И камень в руках Пшосграза - такой же слой красок, как и на остальной части холста, тот же стиль, та же манера наложения. 
   Но... 
   Но и следов крови, которой Катти должна была заляпать в прошлый раз всю эту нарисованную каменюгу, не было тоже. Пригладила пальцем - ничего особенного. 
   Нет, больше ни на какие исследования времени нет.  Осталось только на то, чтоб посмотреть, что за картиной. Катти мельком оглянулась - Илль перешла к другому полотну, но стояла по-прежнему, спиной  к ней. Нормально. Вытащила иголку, сковырнула ею крохотную болячку, выдавила ещё одну каплю крови. 
   Теперь  подцепить ноготком нелепо-ажурный выступ на раме, потянуть на себя, он  ожидаемо поддался, лёгкий щелчок подтвердил переход в рабочее состояние. И - против часовой стрелки... Опять лёгкий щелчок. Да, гениальный Пратарий немногим отличался от её знакомого гения Семереника - видно, таким же лентяем был, и только двумя подобными рамами, для одного дворца не отделался! Мол, чего ещё-то придумывать! Работает же! Так ведь и в самом деле, работает - Торри же уже видела две картины  маэстро в однотипных рамах, про  которые всё уже знала, а увидев третью - ни о чём не заподозрила. 
   По пятну, прикрывавшемуся лепестком размазать кровь. Двенадцать секк... Гонг! Вдавить. Двенадцать секк... Гонг. Стена с картиной начала втягиваться вправо. 
   Дальнейшее секретом Короны не является. Собственно, и этот проход - тоже. В рояльные комнаты уже толпы народа хаживало. Чем их всех Иллена хуже? 
   Но как обидно, что на секреты - про возможную  магическую суть картины, времени у неё опять не хватает! - всё на чумазых мальчишек да на вёдра со швабрами истратила! Нет, надо, наверное, как Семереник с неё стребовал: задать приоритет "вне приоритетов", послать всех ко всем демонам и... перекрыть, скажем, весь дворец на день, чтоб спокойно позаниматься. Императрица она, в конце концов, или почти как те беспризорники?!  
   - Илль, - позвала она, - подойди.  
   Девушка послушалась, приблизилась, покачала головой на открывшийся проход, на темноту, сгустившуюся за его порогом: 
   - Ты передумала? 
   - О секретности? Нет. Но это не то.  Я сейчас войду. На всякий случай, если через пару минут, не отзовусь - зови наших. Держи амулет. 
   - Там опасно? - и через паузу девушка предложила: - Давай я? 
   - Во-первых, скорее всего, да почти наверняка,  никакой особой опасности нет. Во-вторых, для тебя по-любому опаснее: у меня опыта больше. В-третьих, целительница из нас - ты. Так что, если я, пораненная, из последних сил оттуда выберусь - ты меня спасёшь, а если наоборот, то я тебя - нет, - и опять пожала плечами: - Во-первых я осторожно, я умею, а во-вторых, да нет там внутри ничего! Комнатка, может, с ещё одним роялем, да и всё. Всё. Жди! - и тут же накрыла ладонью губы Иллены, прервав её реплику: - И никаких прощаний, и никаких "желаю удачи"!  
   В Льиз Яррулле за подобное пожелание перед входом в новый дом шахтёры новичкам уже в морду давали! Но последовало неожиданное: Илль проказливо скосила глаза на кисть подруги и... вытянув губки, поцеловала. Прямо в середину ладони. 
   Катти, как обожжённая отдёрнула руку. 
   - Не делай так больше! - выкрикнула она. 
   - Почему? - заулыбалась принцесса. - Не понравилось? 
   "Потому что до пяток пробило! - буркнула про себя  девушка. Но тут же  с привычным самоанализом констатировала: - Не до пяток. Причём тут ноги? Гораздо выше. Гораздо. Но от этого только хуже!" 
   - Именно поэтому, - вздохнула она. 
   И Иллена засмеялась. А Катти тряхнула головой, отвернулась и сделала шаг внутрь.  
   Обычный для прежних тамбур перехода в тень. Тёмный и прохладный. Пауза! Пусть её здесь успеют принять. Стандартная дюжина секк, и с потолка хлынул свет. Слишком яркий. Интересно, сработает? В Огненном Дворце же всё заработало до её обретения статуса хозяйки. Она протянула руку, воткнула палец в стену, нарисовала им небольшой кружок и потянула вниз... 
   Есть! Свет насыщенность резко убавил. Так, чуть поярче... Теперь нормально.  
   Значит, тоже... Видимо, и на территории  Империи это было заложено в стандартные настройки: гостям свет в помещениях, где они находились, регулировать разрешалось. 
   - Ох, - показала, что она из-за порога всё видела, другая гостья. - А это только здесь? 
   - Нет, - пусть и она, и другие пользуются! Королевы это открытие из Льиз Яррулле ещё секретили, но шахтёры об этой системе регулировок знали, и теперь всё так и так распространится. А если Империя их в этом обгонит - так хоть в чём-то! - Нет, не только в этой комнате, и не только в этом дворце.  
   - Ты открыла? - Иллена тоже перешла порог и огляделась... 
   - Книжку, в которой детям описывались простейшие пуанктуры, мне принесли шахтёры в Лазурном. Перевела я.  
   - Расскажешь? 
   - Инструкцию по выходу на второй уровень доступа ЦП и список стандартных процедур я написала. Пуанктуры в них есть тоже. Сейчас всё оформляется и готовится к печати.  
   (По-простому - быстро писцам переписать бы в нужном количестве копий... Ну, на пару дней же работы! - и всем разослать, не получилось! "Слово императрицы"! Особая бумага, особый шрифт... Канцелярия встала насмерть. Единственно, на что "императрицу" хватило - установить жёсткий крайний срок. И то, хотела в неделю, получилось - двадцать дней...) 
   - На второй уровень? Мне отец говорил у нас про четвёртый... 
   - Начиная с третьего, процедура будет платной. Казна пуста. Дакр и слушать ничего не хочет. 
   - Ты сама её будешь проводить?! - ужаснулась принцесса. - По всем дворцам-замкам? 
   - Я - начиная с того четвёртого. Но это будет дорого. Очень. И только герцогам. Заодно и по своим владениям, - он говорит, -  проведаюсь. 
   - Так мне тоже твоего "слова"  ждать? 
   - Ой, да вернёмся в Огненный, покажу. Здесь не мешай пока - время уже кончается! Опоздаем - мне стыдно будет. 
   "Перед своими охранниками?!" - про себя изумилась принцесса, но промолчала, только руками за плечи чуть подтолкнула к внутренней двери свою царственную подругу: тогда иди. 
   - Я подсмотрю? 
   - Ага, - совсем нецарственно отозвалась та, - только следом не выходи. Отсюда - ни на шаг.  
   Открыла дверь и вышла. 
   Илль выглянула: неширокий коридор быстро упирался в тупик. Катти шла медленно. Шла, осматриваясь, едва ли не принюхиваясь. Кажется, про почти полную здесь безопасность она ей лукавила. Впрочем, было бы безопасно, не было б последней фразы! И шла бывшая библиотекарша не по прямой. На полу разноцветными плитками была выложены неширокие - в пол ярда, пожалуй, - волнистые  ленты. Вот по одной из них - голубой - девушка аккуратно и ступала. Более того, она даже чуть поддёрнула подол платья - чтобы ткань не коснулась соседних полос? Ничего ж себе... 
   Катти спокойно по разрешённой дорожке дошла до перекрывавшей проход плиты. На сажень от неё дозволенная зона распространялась на всю ширину прохода. Хорошо. Да прежние особенной злокозненностью никогда и не отличались. И здесь - ещё одна проверка на элементарную разумность, а не на заковыристую эквилибристику. 
    Так, тайного ряда комнат, - она улыбнулась: - с роялями, не нашлось, а оказался дополнительный уровень контроля.  Неужели... Что ж, тогда  Дакр ей спасибо скажет. Хотя не-е, на этот раз спасибом ему не отделаться! И пока он всю эту галерею в Огненный он не перевезёт...  
   Эх, с картиной с Пшосгразом ничего не получится! Трогать её не следует - во избежание... И оставлять её одну - тоже не лучший вариант. Да вместо прежних  разместить новые! Дать заказ местным художникам - пусть чуть заработают! - вот Дакр пусть их и оплачивает. А все остальные полотна  - мне! 
   Так, хватит мечтать. Где замок? Ну, хоть болячка ещё не затвердела - кровью капнуть влёгкую будет... Перекрываем обзор нашей умненькой подружке и... 
   Что Катти у тупика сделала, Иллене рассмотреть не удалось, но вдруг раздался гонг приятия, и верхний слой части тупиковой стены, в ярде от пола уехал вверх, обнажив... Что там было такое у девушки рассмотреть не получалось... А Катти... Через пару минут стало ясно, что у императрицы что-то застопорилось. 
   - Катти, что там? - не выдержала принцесса. 
   - С налёта не получается, а время кончается, - обернулась к ней подруга. 
   - Я посмотрю? 
   Колебалась Викгторрия не долго. 
   - Только очень аккуратно. Может, оно и неважно, но иди строго по голубой ленте. Сможешь? 
   - На хореографии посложней упражнения бывали, - засмеялась Иллена, подобрала юбки и быстренько перебежала пустое пространство. 
   - Здесь тоже, за голубую полосу не заступай. 
   - Слушаюсь и повинуюсь! - ответила она формой подчинения одного из соседних с ними горных племён. - И что здесь? Объяснишь? 
   - Панель проверки на разумность. Как обычно, это лёгкая задачка: вот эти значки  - числа... 
   - Знаю уже. На семриках видела, выучила даже: зер, одиг, одиг, тиккар, куинни, потта! То есть, ноль, один, один, два, три, пять. 
   - Это заданные первые шесть чисел ряда, и надо выставить - вот этими колёсиками - ещё три. Я их знаю - восемь, тринадцать и двадцать один. Если перевести их в их систему - воллг , одди-одди и одди-стелл.  Но наборный механизм заблокирован. Как его разблокировать, предположения у меня тоже есть, но нет необходимого... - Катти чуть задумалась, как назвать свой "Молот", своё "Хранилище", чтоб и не назвать... - нет необходимого артефакта. 
   - Можно я посмотрю? 
   - Немного времени есть... 
   - Много и не надо... А мы что? - на центральный пост вышли? 
   - Ты... Почему ты так думаешь? - непроизвольно на "ты" сделала ударение Катти.
   - Можно, я не буду отвечать? 
   - Почему? - изумилась молодая императрица. 
   - Потому что и у моей семьи есть корона, - изобразила виноватую рожицу принцесса и настороженно посмотрела на подругу.  - И замок с дворцами.
   "Кажется, секреты короны есть не только у королевств с империями, но и княжеств", - поняла Катти. 
   - Ладно... Ты ещё что-то сказать можешь? 
   - Да. Вот видишь? - указала она на выемку в правом верхнем углу. 
   - Что это? 
   - Это под ключ.  
   - То есть? 
   - Требуется печать владельца замка. 
   - Да нету её! Как мне сказали, герцог слишком быстро умер! - и тут до Катти дошло: - Ты хочешь сказать... - и она выпростала малую печать Империи. 
   - Проверишь? 
   - Не опасно? 
   - Не должно. Я останусь. 
   - Тогда чуть сдвинься. К началу голубой ленты. Если вспыхнет жёлтым или заверещит неприятно - бегом отсюда! И строго по ленте! Тогда уж совсем строго! Если они при этом поменяют цвет - прыгай на новую голубую и - прочь! 
   - Принято. 
   - Готовность "три". Один! Два! - и, произнеся: - "Три!", - она поднесла печатку к выемке.  
   Надо же! Она совпала по размеру. Тогда Катти вставила её глубже, задержала... И почувствовала, как стенки чуть сдвинулись и плотно охватили её перстень. Мгновение паники, но тут же вспомнила слова подруги: "Ключ". А что делают с ключом? У прежних замки закрывают вращением по часовой стрелке, значит, чтобы открыть... 
   Повернуть перстень на четверть оборота против часовой стрелки до упора много сил не потребовало. Пауза... Двенадцать секк... Только б Иллена не засуетилась! Она выдержала!  
   Знакомый гонг полного приятия! Как в Огненном дворце! 
   - Что это? - удивилась незнакомой мелодии принцесса. 
   - Кажется, меня и здесь признали хозяйкой, - с облегчением выдохнула Катти. 
   - Кажется, да, - опять удивилась её подруга. - Забери печать и оглянись. 
   Катти послушалась и обернулась - разноцветная окраска пола пропала. Теперь она всюду была белой. С голубоватым оттенком. Или отсветом? Катти не удержалась: воткнула палец в стену, и - кружочек и резко вниз. Освещение погасло. А пол по-прежнему чуть светился голубым. Да, именно отсвет! 
   Катти восстановила освещение. И наборными кругами набрала требуемые числа. Последовательность решалась просто: каждое последующее число было равно сумме двух предыдущих. Да девушка её и не решала - она её знала. Ей Эсктелла, в своё время на этих числах показывала, что математика - везде! Например, количество ветвей многих деревьев от комля до вершины по высоте равно этим числам. Да этими числами даже формы птичьих яиц можно описать! 
   Ещё одна пауза в дюжину секк истекла, опять мягкий гонг, и весь тупик втягивается в стену. 
   Да, это был центральный пост дворца. 
   - Будешь получать допуск? Мне уйти? Секрет короны, да?
   - До третьего уровня, я ж говорила - нет... Смотри, пусть здесь это будет тебе в подарок. Дальше у каждого ЦП своя процедура. Но объяснять ничего не буду - меня казначей съест.
   - А на четвёртый не пойдёшь?
   - Нет. На высшие уровни могут часы потребоваться. Дакру надо будет - за счёт его времени сделаю. Вместо разбора каких-нибудь заморочек меж гильдиями. Пусть их тогда сам разгребает! Или Рогттара с Торри подключает, наконец! У нас... В Эллезии король свой суд даже на чужих принцев перекладывал! И никто ещё не жаловался! Даже те, которых Келдаз на судебных поединках своим мечом дырявил, - она затрясла головой: - Всё, не мешай.
   Девушка словно отмахнулась от подруги и вошла в проём.
   "Мешать я не буду", - отговорилась перед собой Илль и вошла следом. Катти чуть дёрнулась, но смолчала: Иллена была подчёркнуто осторожна, двигалась медленно и плавно, не отвлекая её, не беспокоя. Устроилась недалеко - во всех ЦП не разгуляешься! - но где Катти не споткнётся об неё, не наткнётся нерасчётливым или излишне широким жестом.
   Да и видно было, что излишней суеты не будет. ЦП каждого дворца, каждого замка - это секрет семьи. Говорить о них не допускалось правилами приличия, едва ли не на том же уровне, что и о магической одарённости женской части рода. Да и большинство женщин в свои ЦП не допускались. Потому что или есть шанс, что она уйдёт в чужую семью, или без посторонних шансов - из чужой семьи пришла. Илль допустили только в один - в замке на границе. Который в случае чего должен был стать её последним убежищем. И она очень ярко запомнила, с каким трепетом мать проводила... церемонию - почти обряд! - получения допуска на второй уровень управления. А Катти... Для неё это рутина. Она, вон, по нему инструкцию написала. Наверное, на подобие рецепта приготовления какого-нибудь не особо прихотливого зелья. Ну, еще бы! Она в Льиз Яррулле только дворцов больше полудюжины прошла, а уж домов... которые на звания дворца, может, и не тянут, но ЦП на два-три уровня имеют точно.
   Кое-что Иллена узнала: капнуть кровь на стилус многоликой богини, чтобы дом запомнил своего хозяина, и вынуть его из её рук. Ну и ровно, как в том её замке, а судя по равнодушной реакции Катти - как и везде, на широкой стене кабинета проявилась карта. Полная карта первого этажа дворца. Здесь ничего секретного нет. Но вот дальше...
   Теперь она знала и суть выхода на второй уровень - ввести текущее время. Раньше эти значки, меняющиеся на нижнем левом углу пластины управления были непонятны. Их бездумно копировали, да и всё. Мать ей говорила, что это, чтоб отличить людей. Мол, у зверей пальцев нет. На вопрос, зачем от зверей прятать теневые коридоры, ответа не последовало.
   А вот, что Катти ввела дальше - понятно не было. Но на плите управления картой, внизу, в правом углу вспыхнула голубая точка, Катти тронула ее стилусом , а следом перевела карту на третий этаж... Но это же ЦП! Их комната. А, значит, вот эти две толстенькие точки - это они?
   - Хм, я и здесь фиолетовая, - пробурчала императрица.
   А она, выходит, - серая?
   - Главное, никого вокруг нет. Никто за нами не следит и к нам не подкрадывается, - удовлетворённо резюмировала Катти.
   - По всему дворцу так людей отследить можно?
   - Да, конечно.
   - Покажи?
   Время ещё было. Катти перевела план на четвертый этаж. Уменьшила масштаб, чтоб он высветился весь:
   - Пусто.
   Вернула на третий. Обе точки булавочными уколами по-прежнему выделялись на плане:
   - Мы.
   - А теперь одноцветные...
   Катти молча увеличила масштаб.
   - Теперь видишь? Моя - фиолетовая. Ещё не разобралась, что это - знак владения или знак императорской крови. Серая - твоя.
   - А в других дворцах?
   - Меня в столицах по ЦП особо не пускали. Да и не особо. Да и никого другого из посторонних. У вас же так же! А в Льиз Яррулле дворцы гораздо скромнее. Не тот уровень. И в них владельцы... и приравненные к ним - настроить можно этот статус для близких друзей, например - подсвечиваются голубым.
   Про путаницу с нею в Огненном дворце она рассказывать не стала.
   Вернула общий масштаб и перевела на второй этаж:
   - Смотри-ка?.. А это кто ещё? - пять точек. - Ладно, а на первом?
   Первый этаж подсветок не давал.
   - Интересно, если это слуги, то, что им на господских этажах делать?
   - Ты и вправду не понимаешь? - хмыкнула девушка. - Почувствовать себя господами. Может, мальчишки своих девочек побаловать решили.
   - Посмотрим?
   - Чего ты там увидеть хочешь? - поморщилась принцесса.
   - Не знаю. Но почему-то хочется, - и она поёжилась. - И почему-то мне не смешно. Времени как раз. Дойдём, глянем и домой!
   - Катти!
   - Что такое "проводник", слышала? - улыбнулась Катти.
   - В книгах времён Императрицы читала... Ты хочешь сказать?..
   - В живую увидеть хочешь?
   - Да! - загорелась теперь Илль.
   - Это очень просто. Доступно даже на втором уровне регистрации. Смотри, и там, и на этом - всё одинаково. Сначала помечаем одну из конечных точек маршрута. Мы прямо к этим гулякам не пойдём - вот, рядом теневой коридор - мы туда, - Катти тронула остриём стилуса точку рядом с комнатой в чуть заштрихованном коридоре. - Потом тоже самое делаем с другим... - она быстро листнула этаж, чуть увеличила масштаб, чтобы точки на карте разделились друг от друга, и тронула фиолетовую. - А теперь в завершение... - она наглядно вдавила голубой выступ.
   Привычная пауза в двенадцать секк... Гонг! И по карте пробежал голубой пунктир.
   - Ой! И в коридорах он тоже появится?
   - Проверим?
   - Пошли! - протянула принцесса руку подруге.
   Как же с ней приятно иметь дело - она так расплёскивает эмоции! Которые у неё такие светлые, такие чистые - они реально смывают усталость. И плакать не надо, чтоб почувствовать себя выплакавшейся, умывшейся, выспавшейся! Захотелось даже немного побаловаться.
   Катти подхватила руку подружки и, не отрываясь от неё, перегнувшись, дотянулась до многоликой богини и не вложила, а почти вбросила стилус ей в руки.
   Получилось! Катти засмеялась, и её смех подхватила Илль. А ещё через мгновение, выскочив в холл с картинами, уже она восторженно закричала:
   - Получилось!
   На полу мерцал голубой пунктир. И они, не удержавши восторга, побежали! Думаете легко бегать в этих имперских нарядах? Но Катти как-то уже всё-таки приноровилась, а урождённой принцессе это и вовсе не в диковинку - чуть поддёрнуть подол и, заливаясь смехом - бегом! Тем более, что Катти отбросила дурацкую тёмную конспирацию, и в коридоре появилось какое-никакое, а освещение.
   А потом с ожиданием чуда спросить:
   - И что это?
   Это штрих упёрся прямо в стену.
   - Это мы запускали проводник с третьего уровня. И теперь он нам прокладывает самый простой путь, самый короткий, используя допуск третьего уровня, то есть теневые коридоры. Смотри!
   Она подошла к стене почти вплотную, и штрих заострившись, забрался на стену. Катти пальцем, который после инициации ЦП всё ещё кровоточил поковырялась вплотную с указующим остриём, и оттуда приподнялся столбик нитрониума.
   - Так просто! - здохнулась восторгом Илль.
   Катти даже стыдно немного стало, но что кровь на пальце при первом открытии прохода, это не небрежность, а необходимость, она всё-таки умолчала.
   Дошли они быстро. Да, хоть и почти сразу перешли на шаг, но когда маршрут - это кратчайшее расстояние между двумя точками, а не запутанные, как во всех этих старых замках, торжественные полуокружности, четверть овалы, перегороженные дальнейшими перестройками - хорды и радиусы, то здание словно сжимается.
   На втором этаже Катти опять пригасила свет, а в последнем теневом коридоре и вообще - словно на цыпочках, начала двигаться. И:
   - Тс-с-с! - поднесла она палец к губам.
   "Да ничего эти слуги не услышат, - мысленно поморщилась другая девушка. - Им сейчас не до того, чтоб к посторонним звукам прислушиваться! К шорохам из-за стены! Мало ли - крысы, кошки! А Катти?.. Неужели загорелось посмотреть в живую, что парни с девушками делают?"
   Чем ближе они подходили к своей цели, тем тревожней становилось Катти. А когда в последнем теневом коридоре она увидела ряд окон прозрачности... Ах, какие, там, шашни слуг! Слишком всё напоминало картинку месячной давности - когда она в такие же окна увидела своих родственников, про которых, что они - родственники, - ещё не знала.
   И вон уже - только несколько шагов осталось - голубой штрих оканчивался голубым кругом. Конец маршрута. Катти почти остановилась. Но Иллена, не ведая, сомнений обошла её, с выражением так не привычной для неё презрительной спеси заглянула в окно и... И отшатнулась. И прижала ко рту ладонь. У Катти замерло дыхание, но она заставила себя сделать последние шаги и повернуться к волшебному стеклу прежних.
   Пятеро. Четверо мужчин и одна женщина. Вротийская.
   "Здравствуйте, дорогая тётя", - почти прошептала девушка.
   Она отшатнулась. Непроизвольно на несколько шагов отступила. И уже оттуда увидела, как Вротийская вдруг вскинула руку.
   "Тише!" - явно прикрикнула она и начала оглядываться.
   "Бежать!" - заверещала паника. Девушка судорожно повернулась в сторону прохода, откуда они пришли, и наткнулась на Иллену. Подруга схватила её за плечи и встряхнула. И без голоса, только губами почти заорала:
   "Императрица!"
   Вротийская поднялась, одним жестом заткнула мужчин, отмахнулась от них, заставила их опять сесть, а сама подняла вверх лицо и словно принюхалась - словно змея подняла голову и выцеливала теперь направление броска. Катти почти увидела , как из-за зубов показался и задрожал раздвоенный язычок.
   Герцогиня повернулась к стене, за которой прижались друг к другу две девочки, и, до конца не веря себе, сделала шаг. И уставилась прямо в лицо, прямо в глаза Каттеньке.
   "Там же это зеркало! Она не может, не может сквозь него видеть меня!"
   - Императрица! - прямо ей в уши с отчаянным беззвучием зашептала её юная эйдежь.
   И Катти, двумя движениями сбросив туфельки, босиком бросилась к открытому с этой стороны нитрониумному ключу. Два шага! - но она успела, выдернув иголку, расцарапать себе палец.
   Вротийская вдруг извернулась, буквально прыгнула к ближайшему мужчине, - он и дёрнуться не успел - она вырвала у него из ножен кинжал, располосовала себе руку, отбросила клинок и рванула к стене.
   Блокировка ключей - только с четвёртого уровня допуска, но Катти - императрица! Не позволяя себе усомниться, она кровью обвела круг вокруг него, двумя красными полосками перечеркнула его косым крестом
   Вротийская окровавленной ладонью въехала туда, где, она теперь была уверена, должен был находиться нитрониумный ключ!
   Но Катти успела первой - она сорвала с цепочки малую императорскую печать и успела хлопнуть ею по кровавым разводам. Отпечаток вышел отчётливым.
   И они обе застыли - они ждали истечения двенадцати секк.
   А после ещё почти минуту глядели в глаза друг другу.
   "Она не может видеть меня! Она не видит!" - всё это время убеждала себя девушка. Может, это и помогло ей не отвести взгляда.
   По крайней мере женщина вдруг с размаха заехала в зеркало, и оставляя кровавые разводы, пальцами, ногтями провела как раз напротив щёк своей племянницы.
   Следом отвернулась и, видимо, что-то сказала, потому что мужчины встали и заспешили на выход. Женщина двигалась за ними, но напоследок, резко развернувшись, бросила огненный файер в зеркало. Артефакт прежних выдержал. Его стекло даже не помутнел, лишь вся кровь на нем и рядом - на ключе - выгорела.
   - Быстро! - выкрикнула Катти и со всей мочи понеслась назад в галерею к КП.
   Но не успела. Когда добежала, ни на одном из этажей, открытых на третьем уровне доступа, ни одной посторонней точки не светилось. Дворец был пуст.
   - Как она ушла? - не поняла Иллена. - Что вообще это было?
   - Моя тётя... - Катти достала платок и начала обмакивать своё лицо и задумалась...
   - Сука ещё та! - помогла ей принцесса.
   - Нет... - она вспомнила почти въявь увиденный ею раздвоенный язык. - Она из другого семейства, - но отмахнулась от своих потусторонних видений. - Подожди! Мои кровники сейчас с ума сходят!
   Она достала амулет связи.
   - Сэр Дартор?
   - Катти, что стряслось?! - ответил командир её личной охраны.
   - Столкнулась с Вротийской. Всё обошлось.
   - Мы к тебе!
   - Пятеро.
   - Мы уже на выходе. Семеро. Четверых оставили. Чтоб видимость сохранить и не поднимать панику, хватит.
   - Хорошо. Идите ко входу для слуг этого дворца. Я - тоже туда. Буду ждать.
   - Что с Вротийской?
   - Сбежала. Сейчас её здесь нет.
   - Точно?
   - Да.
   - Умница. До встречи.
   - Жду.
   И амулет рассыпался в пыль.
  
   На выход она успела раньше своих охранников, хоть и ненадолго. Только и хватило, чтоб мальчишки подтвердили, что никто из дворца не выходил. Ещё Катти вынула из кошелька серебряную монетку, надкусила её, показала след от прикуса Томру:
   - Запомнил? Кто с этой серебрушкой придёт - будет от меня. Ещё заработаешь. О нас молчите.
   Мальчишки сразу кивнули, но её подруга всё-таки добавила:
   - А то её сестрёнка любит пальцы ломать... Слышали, небось?.. - мальчишки опять кивнули. Про то, как Торри сломала палец сыну Вротийской, когда он в очередной раз дотронулся до неё, во дворце не скрывали, и по улицам слухи о том - разнеслись. - А ещё, кажется, и глазки выдавливать, и языки вырывать.
   - Да поняли мы, поняли!
   - Тогда всё, - вздохнула Катти, расплатилась с каждым, и те дунули прочь.
   Вскоре подошла и охрана.
  
   Когда она вернулась, то её ждали все-все-все. И Дакр, и её старшая эйдежь, и сестра, и принцы... В уголке даже Семереник со своими приховался. Только Никка всё ещё не вернулась от ла Трейси.
   Но сначала она в своём кабинете поругалась с Дакром. Присутствовал и барон Фред ла Осттекий - начальник Охраны Империи.
   Катти для всех описала произошедшее.
   - Что герцогиня Вротийская делает в столице? - обратилась она к барону.
   Он встал.
   - Я уже связался со своим человеком в Оттере. Герцогиня Вротийская только что открыла традиционный осенний бал. Что она была в Риммериуме, сведений у меня нет. Полагаю, она всё время скрывалась в теневых коридорах дворца Одрика. К которым получила доступ от своего бывшего любовника.
   - Кто эти четверо?
   Катти указала на четыре листа бумаги, на которых она с Илль общими усилиями набросала портреты мужчин. Барон их уже осмотрел. Да их осмотрели все, и никто никого не узнал.
   - Выясним.
   - Когда?
   - Через трое суток.
   - Вы сказали.
   И повернулась к Дакру:
   - Мы ничего не можем с нею сделать прямо сейчас? Она нарушила мой приказ!
   - Нет. Нет свидетелей
   - Я! Иллена!
   - Ты можешь явиться, куда угодно и казнить кого, угодно - ты Императрица! Но это будет твой каприз, а не твой суд. С которым бы согласись и который признали бы судом в Империи. С которым смирились бы герцоги. Должны быть посторонние - посторонние для тебя! - свидетели. А пока... Половина дворца присягнёт, что герцогиня Вротийская всю неделю была в заботах о подготовке к балу и сегодня вечером открыла его.
   - И мы ей всё спустим?..
   Но Дакр зудел, Дакр стенал, Дакр почти заламывал руки... А потом незаметно перевёл речь на ЦП своего нового дворца и ручки начал уже практически потирать. Он уже осторожно так поинтересовался, а какой максимальный допуск в том ЦП может ему устроить Каттенька? Ну, оно понятно: в свой замок пустить чужого человека - будь он(а) хоть трижды императрицей! - рука не поднимается, а вот, где он - глава Палаты Герцогов, побаловаться всей мощью магической машинерии прежних... В общем, когда Катти отправила барона с глаз долой, а сама пошла к друзьям, Дакр увязался за нею.
   Там Илль описывала их поход по тени и Каттины находки - мраморные фигурки экзотических зверей... И уже предлагала устроить турнир по чессам.
   Катти даже начала понемногу успокаиваться, но тут неожиданно подала голос Эсктелла:
   - Катть, но ты же не спустишь ей?!
   Катти уже хотела буркнуть: "А что я могу поделать?!", но взглянув на выкормыша тёти Клер, сказала другое:
   - Предлагай!
   - У них бал. А давай наведаемся!
   - Нет! - тут же отреагировал её советник.
   - Аргументируйте!
   - Встречаться с противником на его территории? Она все эти недели лихорадочно готовилась ко вторжению. Лихорадочно - поначалу. Потом - тщательно. И, что подготовила, предугадать невозможно. Для Вашего Величества это недопустимый риск.
   И Катти почти с облегчение согласилась:
   - Принято.
   - Катть, а давай я сама смотаюсь? - тогда опять подала голос математичка. - На меня она тратить свои стратегические резервы не будет. И я ей прилюдную козью морду сварганю. А если оскорбит в ответ чем, так у тебя появится повод... Как это предшествующие говорили? - "casus belli"! Повод для ответа!
   - Одна - нет. Слишком опасно тоже.
   - Я с нею! - поднялся принц Рогттар.
   - Нет... - покачала головой старшая эйдежь. - Вы, принц - причина смерти её сына. И Вы - живой. Увидит Вас - просто слетит с катушек.
   - И - битва с непредсказуемым результатом, - продолжил Дакр. - Даже если у вас будут свитки возврата - результат не прогнозируем. И следом война, которая сейчас никому не нужна. Нет.
   - Мы, - переглянулись и поднялись жрицы. - Сопровождение посланницы от Императрицы.
   - Хм... - произнёс ла Алевтим.
   - Пожалуй, - согласилась с ним Анаттолия ла Ариерти. - Но тогда, может, и девушке тоже стоит переодеться в доспех?
   - А можно - нет? - попыталась отказаться Эсктелла. - У меня здесь платьице есть... Не от Верии Интелии, конечно, но тоже ничего... Представляете я на их балу?! Они все там... - она воровато взглянула на главную по придворной учтивости и окончание фразы "они все там на задницы сядут!" - проглотила.
   - Нет, - усмехнулся Дакр, прекрасно поняв девушку и в лицах представив картинку. - Нельзя.
   - Девушка, - вздохнула наставница. - Вы будете посланницей Императрицы, а не Вашей собственной королевы, как это может быть прочитано при предложенном Вами варианте одеяния.
   - Доспех! - приняла решение Катти. И вдруг заметила, как плутовато переглянулись жрицы. Небось, чего-то ещё замыслили... Ну и ладно - пусть потешатся. - Дакр, у нас же есть t-координаты её дворца?
   - Дворец не её, а герцога Вротийского. Координаты есть.
   - Семереник, а у тебя пустая заготовка в загашнике найдётся?
   Семереник успел скорчить рожу, что она - то есть, его заготовка,- твоей Империи будет дорого стоить, но...
   - Ваше императорское величество, - усмехнулся главный подаватель утреннего чая императрицы, - у вас есть не только t-координаты всех значимых дворцов Империи, но и готовые свитки перемещения туда.
   "Съел?" - усмехнулась девушка и отвернулась от жадного приятеля к верному царедворцу.
   - А... исказителем она не разжилась?
   - Исказитель установлен в столичном дворце герцогини - в Риммериуме. На родине мужа она бывала столь редко, что установить его ещё и в нём - не озаботилась.
   - Герцог, с Вас свиток! Эсктелла, жду тебя здесь в доспехе.
   - Мы поможем! - вызвались жрицы.
   - Действуйте!
   - Катти, идём со мною. Покажу хранилище. Да и печать потребуется, чтобы его открыть.
   Хранилище девушку впечатлило. И размерами, и порядком. Печать понадобилась не только, чтобы его открыть, но и около каждой секции был уже заготовлен приказ на изготовление новой пары свитков (туда - обратно ) взамен изъятой. Так что Катти тут же, наложив печать, отдала его Дакру на исполнение.
   Через полчаса Катти вернулась. Минут через пять появились и девки... Катти только головой покрутила. Жрицы с доспехами обжились уже плотно и... В общем, на груди латы, оказывается можно сильно не затягивать, а вот ниже - совсем наоборот, и тогда... Ну, у жриц всё было не так вызывающе, но Эсктелла со своими выдающимися формами... Видно, жрицы подсказали не только со шнуровкой, но и с телодвижениями - ой, да кого из эллистанской академии какой-либо хореографии особо учит надо? Покажи только! - и, когда она шла, её части тела теперь тоже двигались, одни упруго покачивались, другие упруго переливались...
   - Кх-х... - вдруг закашлялась Торри.
   - Это будет вот как-то так, - пожала плечиками красотка и перешла на нормальную походку. А когда выслушала, что ей предлагалось передать Вротийской, отмахнулась: - Ерунда какая-то! Дайте красную краску. И бунчук посла. Мне хватит.
   Краску её подобрали.
   Координаты выхода оказались настроены на тронный зал дворца. В нём бал и свершался. "Скукотища!" - как потом описывала Эста. Их выбросило в углу - незанятое место в радиусе доставки. Рядом какие-то старухи в кружок устроились - так визг подняли!
   " - Но я этой бандурой, - математичка кивнула на шест бунчука, - о пол пристукнула, они и заткнулись.
   Те дамы замолчали, а Эсктелла оглядела залу, увидела вход, церемониймейстера при нём и двинулась к нему.
   " - Представляете, когда я шла, так и музыканты замолчали тоже!
   Жрицы на это только потупились.
   "Интересно, - подумала Катти: - на задницу никто не сел?"
   Эсктелла подошла к этому расфуфыренному придворному и прямо перед ним постучала бунчуком об пол. До того дошло:
   - Посланница от её императорского величества! - выдавил из себя он.
   - Да! - гораздо громче него выкрикнула вовсю развлекающаяся девица. - Послание для герцогини Вротийской! - и ещё повысив голос, почти выкрикнула: - От Её Императорского Величества! - на этот раз до окружающих дошло - герцогиня поднялась, а остальные склонились в поклонах и реверансах. - Публичное!
   - Излагайте! - почти прошипела женщина.
   - Мне нужно зеркало! Большое! Здесь! - Эста оглядела залу. - О, подходит!
   Зеркало стояло у стены, практически посредине зала, и было большим. В нём отражался и бал, и гости, и хозяйка, хватало даже и на музыкантов.
   Девушка, всё так же, колыхая всеми формами, подошла к нему. Ещё раз полюбовалась им, собою в нём.
   - Да, самое оно! То, что надо.
   Достала тюбик красной краски, выдавила её себе на пальцы, на ногти, и оставляя почти кровавые следы, почти скрипя ногтями по нему, провела ими по стеклу.
   Повернулась к Вротийской. Грохнула о пол бунчуком.
   - Послание доставлено! Смывать запрещается! Передвигать запрещается! Закрывать запрещается! - и улыбнулась самой роскошной из своих улыбок: - Чтите!
   Откинула локти и, как только жрицы вцепились в них, сломала капсулу свитка возврата.
  
  
   7. Погасшие телепорты
  
   Про разрушенные телепорты Катти вспомнила во время разговора с Треккором. Молодой служитель имперской Библиотеки был идеальным посредником между мальчишками-беспризорниками и ею. Она в Библиотеке - постоянная гостья, хотя какая-такая "гостья"? - регулярно наведывающая свои владения хозяйка! А ему прогуляться вечером по улицам столицы - так тоже не в диковинку. Оказалось даже, что он знаком с одним из молодых художников из студии маэстро Асторрия, где подкармливался Томр. А уж когда он, подёргавшись, и три раза извинившись, передал ей прошение от купцов!..
  
   Когда Катти передала Дакру ла Алевтину свиток... Купцы расстарались - изысканная каллиграфия, на фоне лазурного моря, выполненное всё методом шелкографии! Хоть на стенку вместо картины вешай.
   - Катти, ты понимаешь, сколько это, - Дакр потряс свитком, - стоит?
   - Да.
   - Да не изготовление! А то, что он сейчас у меня?
   - Да.
   - Через нашу Канцелярию он бы шёл три месяца! А что дошёл бы - так ещё большой вопрос! И стандартная стоимость его обработки, которую проситель оплачивает - двести пятьдесят золотых! А казна - пуста!
   - Тысяча.
   - Что?
   - Со свитком мне передали чек на тысячу золотых.
   - И ты взяла?! - ужаснулся придворный.
   - Я не буду отвечать на этот вопрос.
  
   Взяла, конечно. Деньги-то отдавали мальчишке. Но он... Он, может, застеснялся, но скорее всего понял, что про взятку она поймёт, и не стал связываться. А ей тайную службу организовывать, которая потребует тайных расходов. Тайной - своей! - канцелярии у неё ещё тоже нет. Деньги она тут же вернула Треккору. И потребовала, чтобы он в первую очередь нашёл себе бухгалтера. Лучше нагтилина. Который был бы доступен и ей. Посмотрим сумеет ли. А сама она уже решила переговорить о том же с тётей Вел.
   Дакр, если б узнал, что она собирается бухгалтера секретной службы просить у чужой королевы, с ума бы сошел. Так он и не узнает. А у нагтилинов для подобных случаев специальные клятвы предусмотрены. И клановая этика. Тайна клиента выдаче не подлежит. Да к ним с подобным требованием никто и подкатываться не будет. Даже короли. Вот их делопроизводители по всей Ойкумене и ценятся.
   " - Но, Катть, как я его найму?! - ужаснулся мальчишка - В Библиотеку?!
   При чём здесь Библиотека? Офис нагтилин себе сам найдёт легко, где угодно в городе. Хотя... Если в Библиотеке, то все всегда будут под руками. Но, чтоб новых людей принять - её казначей удавится! Да и это будет поводом для подозрений, уликой для ищущих.
   " - Хорошо. Я об этом подумаю.
   Библиотеки в Риммериуме и в Элистане были организованы одинаково - наверху читальные залы, а хранилища - внизу, в подвалах, за добавочными линиями заграждений, за дополнительными линиями обороны, да и просто - так просто не пройдёшь, так просто не найдёшь. Потому в Артоле они в своё время и уцелели: когда до них вр время нашествия векаты в королевских дворцах добрались - горячка боя, горячка грабежа, разрушений уже спала. И будущие коры, нагтилины, норты просто махнули на книжки рукой, и старшему брату из лидеров захватчиков - Иллиоану - не составило труда уговорить братьев передать книги ему (продать по дешёвке) - хоть место в подвалах освободится. Жалеть об отданном начали только спустя столетия.
   Но было и ещё одно общее: она в ЦП дворца по своей карте пятого уровня на Хранилище посмотрела и совершенно не удивилась теневым залам при нём. Разлюбезному мэтру Меттариону девушка о них до си пор молчала, потому что хотелось сначала побродить по ним самой, а времени всё не было, зато была огромная новая библиотека. Да и никуда они не денутся: на фоне двух с половиной тысячелетий месяц туда, месяц сюда!..
   Но теперь... Новые фонды потребуется, как минимум, инвентаризировать! В Элистане книжный фонд увеличился на треть, а численность библиотекарей - вдвое! Ведь все эти десятки тысяч томов надо было описывать, систематизировать, вводить в оборот. Здесь будет аналогично, и никуда её казначей не денется - подпишет. Только провернуть это дело надо аккуратненько.
   " - ... Просто, когда я в Элистане теневые хранилища открыла тётя Клер... королева Клерисса, когда вакансии под них начали заполнять... в награду, что ли, кого туда взять мои рекомендации просила, я про тебя как-то, что ты можешь, и подумала.
   " - Но я же никаких хранилищ не открывал. Слу-ушай, Катть! А ведь здесь же тоже может!.. Догадываешься?!
   " - Хм... Да. И я даже догадываюсь - где! Идём!
   " - Катть... - смутился паренёк.
   " - Что?
   " - Давай мэтра Меттариона позовём... А то, если без него - он обидится.
   "И тебе он того не простит", - про себя договорила за него маленькая библиотекарша. А маленькая императрица про себя улыбнулась: получилось!
   " - Мэтр! - ворвалась она к нему в кабинет. - Мне Треккор подсказал, что не только в библиотеке Иллиоана могут быть тайные хранилища! И я сразу вспомнила про одно подозрительное место! Мы сейчас - туда. Идемте с нами!
   Вот так: не соврала ни единым словом!
   А на месте и изображать ничего не потребовалось - всё было очевидным. Она только, опять объявив о секрете Короны, перед тем как проколола палец (колоть пришлось два раза, чтоб не встревожить понапрасну кровников. А два укола - у меня всё хорошо.) - заставила молодого и престарелого библиотекарей отвернуться, и...
   Когда раздался гонг согласия мэтра ноги перестали держать, и он опустился на пол.
   "Эх! Успокоительных капель не захватила! - спохватилась девочка, но парень её удивил - началами лечебной магии он владел.
   " - Так помнишь, я говорил, какой конкурс сюда был? Мне, что у меня первая ступень - тогда здорово помогло!
   Ну, а потом они вошли... За полчаса, пока они залы обходили мальчишка над стариком ещё два раза колдовал! Второй раз - перед тем, как глава библиотеки с трагическим выражением на лице обратился к Каттеньке:
   " - Ваше величество, но Вы же понимаете, что своими силами мы эти сокровища не освоим?
   Что ж, императрица над своим верным служителем чуть поиздевалась:
   " - Вы предлагаете, чтобы я попросила помощи у королев Артола? Чтобы они ещё и своими библиотекарями подсобили?
   " - Нет, Каттенька, что ты?! У нас у самих есть достойные кандидатуры! Но штатное расписание...
   Тут девушка вспомнила про свою новую подружку и попробовала изобразить её проказливый смех:
   " - Да, дядя Мэт, понимаю я всё! Давайте так: я помогу вам со штатным расписанием, а Вы... Вот у Треккора сестра есть...
   Да помнила она, что та ещё в школу ходит! Но, когда, парень рот, было раскрыл, она так на него зыркнула, что рот он захлопнул.
   " - Да без вопросов!.. - всплеснул руками добрый "дядюшка".
   " - И пару, может, от меня - ну, пожалуйста!
   " - Катть, а они работать-то смогут? - задумался начальник.
   " - Да научите! Вам про них тоже Треккор расскажет. Не хочу я, чтоб они моим именем выделялись. Хорошо?
   Начальник вздохнул, но кивнул.
   Кажется, всё это в эпоху предшественников называлось "залегендировать". Треккору и его будущим агентам она легенду внедрила.
  
   - Через кого ты сей свиток получила - тоже не скажешь? - меж тем продолжал разговор со своей императрицей её советник.
   - Нет.
   - Ну, а ты его хоть прочитала?
   - Да. Они просят снизить налоги на проход через телепорты. Пропускная способность каждого увеличилась более, чем в двадцать раз. И объём налогов теперь реально мешает расширить торговлю.
   - Катти, с какого потолка взят процент налога на телепортах, ты знаешь?
   - Нет. Но восемьдесят процентов - действительно много! У Эллезии входные пошлины не более двадцати...
   - Угу. Ваша Эллезия - это практически всего лишь провинция - одно единственное герцогство! А, чтобы от нас добраться до герцогства Паггар, скажем, надо пересечь границы ещё трёх. Двадцать процентов взятые три плюс один - это сколько? А там не двадцать! Ла Паггар, насколько я помню, взимает двадцать шесть! А ещё есть расходы на охрану, еду людям и тягловому скоту, ремонт повозок, которые они в телепорте экономят. Да и вообще, я сейчас позову твоего казначея, и ты ему сама вот эту самую пошлину уменьшить предложишь!
   "Ага, только я на обмороки любоваться не нагляделась! Мне ему ещё объявлять о расширении штата Библиотеки!"
   - Продовольствие. Снижаем до пятидесяти процентов.
   - Да не снизят они розничные цены! Не снизят! Сто отговорок найдут, "хлеб серый" обзовут "хлебом белесым", а "белый" - "снежным" и оставят высокие цены! Или снизят, но буханка хлеба у них будет не три фунта, а хорошо, если два с половиной! Пока покупают - всё останется по-прежнему! А вот прибыль у них подскочит!
   - Раз будет выгодно, то и повезут больше. Повезут продовольствие, а не тряпки с камушками! Или чего, там, ещё!.. Пятьдесят процентов. Не обсуждается!
   Ла Алевтим замолчал, но потом не удержался:
   - Катти, но хоть теперь ты поняла сколько реально стоит этот, - он брезгливо, на кончиках пальцах, потряс шёлковую каллиграфию, - этот свиток?
   Катти поняла. Она список этих купцов ещё стребует, она с ними тайно ещё встретится, вот они-то ей её тайную канцелярию и оплатят! Всю!
   Но чтоб он заткнулся, она высказала то, что при разговоре с парнем пришло ей в голову:
   - Ещё я хочу посмотреть, что случилось с погасшими телепортами.
   - Разрушены они - пожал плечами ла Алевтим. - Что на них смотреть? Во время войн Императрицы. Пятьсот лет тому назад. Крестьянами.
   - Пятьсот лет тому назад нашлись крестьяне, которые смогли разрушить установки прежних?
   - Хм... - задумался тут советник.
   - Но я буду не одна. Почти наверняка мне понадобится Семереник, то есть вся его банда.
   - Хм... - опять задумался советник.
   - И, если мы сделаем, если хоть один из них заработает - ты пускаешь нас в тот одинокий мерцающий телепорт. Семереника пускаешь!
   - Хм... - в третий раз хмыкнул Дакр.
   Потому что ручейки налогов, вдруг начавших пробиваться в казну, возрождали надежду, что эти самые налоги не придётся вымогать у герцогов, что авантюра с флотом не разорит империю, не опустошит Казну - не ту, где текущие доходы расходятся на текущие расходы, а истинную, где хранится родовое золото императоров...
   А если те суммы удвоятся?
   - Катть, а давай, ты сначала на те угасшие телепорты глянешь, а потом   уж мы налогами займёмся? - кажется, зрелище падающего в обморок казначея пугало не только девушку. - Но, Катть, ты возьмёшь и наших магистров. Ну хоть парочку! 
   - Но... 
   - Ваше величество, не обсуждается! Каттенька, ну, ты пойми... 
    
   Да понимала, Катти, понимала! Она даже понимала, что просить Семереника ни о чём не будет! Потому что эта Дирллия... Её встречи с Астеллием ла Ферн всё уверенней приобретали статус свиданий, и под это дело она всё больше паниковала: "Я для него простолюдинка! А здесь же это значит - ничто!" Катти пыталась ей объяснить, что, если понадобится, то тётя Клер всю их компанию дворянством одарит - да за тот же исказитель! - и её в том числе. Но это когда ещё будет, а Телл - вот он, рядом! И если наберётся смелости решиться её поцеловать - как это завтра, скажем, воспринимать? Как право сеньора?!
   Катти только головой качала на подобные завихрения. Но под это дело Дирллия цеплялась ко всем остальным, и, если при ней о чём-то попросить Семереника - наверняка опять запоёт про оплату: "Катть, ты императрица, а хочешь поиметь халяву!"  
   Да! Именно так. Она теперь императрица и расплачиваться с хитроумной компашкой Семереника уже порядком задолбалась.
   Поэтому она просто попросила приготовить себе "Стехов куст", и на слух об этом предстоящем императорском лакомстве сбежались все, кто мог, а ла Ферн мог. Далее он не мог не попросить Торри, Торри, может и хотела бы отказать, но отказать "братику" не смогла - только поморщилась, но всё же попросила Катти. Что ж, императрица милостиво разрешила пригласить на чаепитие "наших артольских друзей". (Чему сестричка-то хмурилась было понятно: в числе "друзей" прибудет и подруга Эсктелла, которую, когда рядом Ниэ, принцесса терпела, только со значительным напряжением силы воли.)  
   Вот под этот драгоценный чаёк (который согласно сведениям из некоторых книжек, гасит подозрительность и дурные предчувствия, но зато добавляет легкомысленности и беззаботности) она и обмолвилась, что собирается глянуть на погасшие телепорты. Вот только соберётся с духом и отправит запрос на двух магистров Земли и на свитки телепортации к их расположению.   
   - Нет, общаться с этой Канцелярией, которую ещё почему-то и "моей" называют! -- можно только после "Стехова куста!"
   - Катти, а я?! - ожидаемо взвыл великий эллезийский маг.
   - Семереник, а Дакр ла Алевтим?
   - Катти, а он тебе очень дорог?!
   - Семереник, заткнись! - разом в два голоса выкрикнули обе его сотрудницы - и которая теоретик, и которая сугубая практик.
   - Да пошутил я! - опомнился балабол. - Катть, ты ж понимаешь?!
   - Брось! - отмахнулась она.
   - Всё, Семереник, - заявила математичка. - К вечеру тебя отсюда попросят. Герцог "попросит" Каттьку, и здравствуй, Эллезия. Да и хорошо, я хоть дома с девочками нормально пообщаюсь. Надоело за своей спиной слышать: "Ведьма, ведьма!"
   Что там же её уже заждался некий гвардеец, Эсктелла умолчала.
   - А твой мерцающий телепорт, Семереник, заплачет горькими слезами! - добавила экспериментаторша, для которой "домой" означало, наоборот - так и не дождаться Астеллия.
   - Катть?!..
   - Я же сказала...
   - Ты это сказала, пока твой Дакр ещё молчит! - хмыкнула Эста. - А будет вечер - будет и пища.
   - Катть, что? Всё?!
   - Да нет же!
   - Тогда давай сейчас, а? Хоть не на тот мерцающий, а на твои погасшие вместе взглянем?
   - Нет, я без наших магов не могу. Да и как? Пешком? Свитков-то готовых нет!
   - У тебя их t-координаты есть?
   Катти видела, как несколько раз порывалась встрять, чтоб помочь ей отбиться, Торри, но Иллена каждый раз останавливала её. Всё решено: быть ей эйдежь.
   - Да, конечно. В запросе же данные привязки должны иметься... Вон на столе проект указа.
   - Давай. У меня заготовки тут есть. На четыре свитка - час работы. А магистры... Гентр, - обратился он к одному своему парню, - сбегай, позови Весфола и Траниса. Катть, это с вашей кафедры Земли - нормальные ребята! Катть и мне помещеньице тогда какое-нибудь, чтоб не мешали.
   - Паж! - позвала императрица. Молодой человек тут же появился. - Отведи нашего гостя в Октаэгл, - и повернувшись к алфизику, объяснила: - там стол массивный, восьмиугольный, как раз подойдёт -- не шелохнётся. Мальчик, и обеспечь Нашим именем уединение Нашему гостю.
   - Да, Ваше величество!
   - Ди, - тут же обратился завзятый теоретик к своей сотруднице, обладающей золотыми руками: - Ты со мной! Поможешь!
   - А я с ним! - тут же подхватилась в сторону Гентра Эста. - А то его кто-нибудь, бдительный, притормозит по дороге, а меня здесь уже знают, связываться остерегутся.
   - Я тоже с вами! - поднялся Логнит, третий парень из компании Семереника.
   Все вышли.
   - Катти! - не выдержала тут Торри. - Они же тебя практически взяли на слабо!
   - Практически, да, - наконец, перестала сдерживаться и разулыбалась Катти.
   - Классно сделано! - восхитилась алексанская принцесса.
   - Да-а... - согласилась принцесса эллезийская. - Мне даже мама вспомнилась. Недаром ты с королевами столько времени проводила.
   - Так это ты их разыграла?! - поразилась принцесса Империи. - Не они тебя, а ты их?! - и в полном восторге добавила: - Императрица!
   -- Тс-с-с!.. -- засмеялась Катти. И повернулась к затихарившемуся барду: -- Балладу услышу -- чая больше не получишь!
  
   Когда собрались все вновь, то Эсктелла вполне здраво предложила: чего зря сразу переться куда-то на края Империи к порушенным телепортам, когда парные с ними гораздо ближе? Приглашённые местные алфизики сразу доказали свою полезность: расположение погасших телепортов им было известно: "На лошадях от северных ворот Дворца - не больше часа"!
   - На лошадях?.. - брезгливо оглядела своё здешнее платье Дирлия.
   - Карета пройдёт? - тут же уточнила Катти.
   - К каждому - дорога прежних. Теперь уж они заброшены, но что с ними сделается?
   - Паж! Императорский выезд! - она окинула взглядом компанию. Три принцессы вскинули руки, а обе магистрессы молча встали. -- Две кареты! И... - пересчитала и парней, - и восемь лошадей!
   Но тут не торопясь, так же молча поднялся командир её охраны Дартор.
   - Капитан, - вздохнула Катти, - ваше слово?
   - И ещё шесть для нас.
   - Паж! Четырнадцать лошадей и две запряжённые кареты к Северному выходу дворца. Время готовности... - она заколебалась: сколько займет времени запрячь и перегнать кареты?
   - Полчаса Вас, ваше величество, устроят?
   Это он ей подсказывает? У-у, какой толковый юноша. Присмотреться к нему, что ли?
   - Время готовности - полчаса! ?Но - пятнадцать лошадей. Потому что ты - с нами. Твоё имя?
   - Аллфрид. Я - второй сын графа Аттарика ла Предди, ваше величество!
   - На время поездки ты, виконт ла Предди - мой шателен. Распоряжайся.
   - Ваше величество!.. - опустился он на колено.
   - Выполняй!
   Он вскочил, шустренько выудил из кармашка семрик, взглянул:
   - Сейчас четырнадцать восемнадцать. В четырнадцать сорок восемь кареты будут готовы принять дам, а верховые лошади - всадников! - и выскочил в дверцу. Из-за которой послышалось: - Геррот, принимай дежурство! Меня послали!
   - И виконтство, и шателен? - качнула головой Торри. - Щедро.
   - Может быть. Однако, смотри, он сразу снял двузначность времени: здесь же все ваши отмеряют часы, а я привыкла жить по семрикам. И этот Аллфрид, во-первых, уже заимел семрик, а во-вторых, показал, что пользоваться им умеет и будет. Цифры прежних - выучил И ещё... Мне Дакр его тоже хвалил.
   Дакр, как-то описывал ей, почему сам он не был на третьем раунде Божественной битвы, то есть, про то, как пытался спасти Императора. И как раз этот паренёк-паж тоже промелькнул в его рассказе.
   И ещё одно: в величании "ваше величество" от молодого человека чувствовалось осознание дистанции, но не ощущалось истеричности. "Словно из нашей компании", - подумалось о нём Каттеньке.
   Что ж, доверие второй сын графа ла Предди в поездке оправдал. Через тридцать минн, лошади их ждали. Кареты были удобными. Он даже на себя взял деликатный момент: кареты две, девиц - шестеро. Из которых - одна императрица, три принцессы, две простолюдинки. А четверым в карете - тесно! Но пока Катти прикидывала так и сяк - он явочным порядком всех из Артола поместил в одной, а с императрицей оказались её сестра и будущая эйдежь. Спорить - с пажом?! - никто не попробовал. Ну и, как оказалось, припасами он озаботился тоже. И он не лез на глаза, но всё для чая, когда потребовалось, появилось моментально. Должность шателена осталась за ним. Даже казначей без особых причитаний подписал приказ об его жаловании.
  
   Весь путь в каретах разбился на два, почти равных участка: от ворот Дворца до врат города и от них - чуть менее - до погасшего телепорта. По дороге местный магистр, скакавший рядом, пояснил Катти, что вокруг столицы издревле имеется внешнее транспортное кольцо, которое ранее, до времен императрицы Лоуррелции, делилось на шесть сторон света шестью телепортами, ну, а после неё, три луча дорог почти заглохли.
   Качеству дорожного полотна заброшенность не повредила. Шестёрки лошадей тянули кареты плавно и быстро. Молодые магистры, сменяя друг друга, беспрестанно барражируя от одной кареты к другой, умудрялись поддерживать общий разговор, без принуждения находя темы для разговора равно интересные и для принцесс, и для деятельниц науки... Впрочем, позвольте девушкам говорить о самих себе, и все останутся довольны! Мужчины главным образом передавали реплики из одной кареты другой.
   "Семереник и здесь умудрился найти таких же, как Элистане!" - молча покачала головой Катти, когда они вышли из карет, встретившись глазами с Синой. И та, соглашаясь, улыбнулась.
   Рядом с телепортом, как и у выживших его сородичей была огромное замощённое пространство. У работающих - там собирались караваны, там их осматривали таможенники, там они раньше подготавливались к двухминутному спринту через врата телепортации.
   Здесь сам комплекс был огорожен пятисаженной каменной стеной.
   - При императрице ещё сделано было, - тут же пояснили Катти.
   - Почему нет охраны?
   - Её проклятие лучше любых часовых, - поёжился один из магистров.
   - То есть? - встревожилась Торри.
   - Скорее всего, - пожал плечами другой: - големы охраны. Первое столетие охрана стояла. Вот только даже казнь такая была: преступников бросали за стену и предлагали добраться до ворот. Не удалось никому. Слух есть, что гильдейцы её чуть ли не до сих пор практикуют. Как последний шанс своим проштрафившимся. Но там совсем безнадёга - ключа-то от ворот у них нет. "Доберётесь - постучите, выломаем!"
   - Что им мешает по стене добежать и прямо рядом спуститься?
   - Какой-то спуск есть только на диаметральной стороне от них. А так - прыгай. Пятнадцать футов. На каменную мостовую. Пятнадцать минут ждут по-всякому. Ворота, как видите, до сих пор целы.
   - Катти, - встревожился капитан Дартор, - а ты об этом проклятии молчала! 
   - Проклятие - императрицы. А я кто? Сэр, бросьте! Помните, Льиз Яррулле? Особо рисковать не будем. Но прежние всегда поначалу предупреждают. И эту стену как-то выстроили же. Под непрестанным огнём големов, что ли? Представляете, сколько жертв было бы?! И легенды об этом остались бы тоже. А так - просто стена. С воротами. 
   - Мы их будем ломать? Чем? 
   - Ломать не будем. А вынести их... Семереник, ты б управился? 
   - Так сразу не скажешь... Ведь если это работа Лоуренсии, то наверняка и маэстро Пратарий руку приложил. А с ним соперничать с налёту не получится. Приглядеться надо. 
   - Вот, если у меня открыть не получится, тогда вы и приглядитесь. А сейчас... 
   И вытянула цепочку, на которой висела малая имперская печать. 
   - Угу, - согласился Семереник. - Логично.  
   - Дирллия - с нами! Держи, - она протянула печатку ей: - До ворот -- твоя забота. Остальным дистанция пятьдесят сажений.  Не приближаться! 
   - Слушаюсь, - пробормотал капитан и повернулся к своим: - Торвик, обеспечь. 
   Сержант бодрой рысью кинулся к указанной цели. И Катти только головой покачала: сержант, добежав до ворот, развернулся и начал шагами отмерять заданную дистанцию. А она взгромоздила себе на плечо футляр, подаренный королевами, под её "Тёмный молот". Перед тем, как упаковать его и отправиться сюда, она тщательно оглядела том - молот был без сомнения светел. 
   Семереник  и Дирллия тут же догнали её. Глядя на девушку, Катти улыбнулась: та была во всеоружии - прихватила с собой чемоданчик. Свой, рабочий. С набором инструментов. Например, в нём имелись весы, со впечатляющим набором гирек. А Семереник... 
   - Ты же о "проклятии" знала? - спросил он её.? 
   Катти убедилась, что Дирллия присоединилась к ним и ответила: 
   - Да. Дакр рассказал.? 
   - И он тебя сюда отпустил?!? 
   - Сюда - нет. Отпустил посмотреть на разрушенные.? 
   - А про них, - он, верно, подумал, - что либо внутрь давно никак не пробраться, либо, что там всё всмятку.? 
   - Где-то так.? 
   - А ты, куда собралась - просто промолчала... - он переглянулся с Дирллией, та промолчала тоже. - И у кого ты этому только научилась?! Клер подобным не балуется.? 
   - У Агвелты.? 
   - Хорошие у тебя наставницы... Я эту ведьму из них четверых всех больше боюсь.? 
   - Правильно делаешь.? 
   Подошли к вратам. Катти спустила футляр, на секунду захотела потребовать, чтоб её спутники отвернулись, но тут же отмахнулась от этой мысли: это здешний главный Хранитель библиотеки не сумел и подступиться к его запорам, а для Дирллии оно бы...  Минны на две-три меньше, чем когда-то потребовалось ей самой.?? 
   Вынула том, опять пригляделась к молоту - светел! Уже легче.? 
   - Можно спросить: чего ты его всюду с собою таскаешь? - не выдержал Семереник.? 
   - Спросить - можешь. Но безопасней тебе - так даже о том не задумываться.? 
   - Пугаешь?? 
   - Да не особо. Тётя Клер наплюёт на все мои секреты, но тебя не отдаст. Да и я... Максимум - попал бы под команду капитану Дартору.? 
   - В твои кровники, хочешь сказать? Как вообще личные охранники Клер могли кровниками оказаться - твоими?!? 
   - Я теперь думаю: подарок Анатары. 
   - Не-е, я от другого бога. Так что, тебе - не достанусь!? 
   - Ну-ну, надейся... А если Анатара у твоего бога возьмёт и  попросит? Очень и очень...?Ласково-ласково? 
   - Тьфу на тебя! 
   - Э? - возмутилась Дирллия. - Может, хватит пугать нас?! Мы сюда зачем пришли?? 
   - Знали бы вы, ребята, как мне без вас будет тоскливо! - вздохнула императрица и подавила подступившие слёзы. Но одну всё-таки пришлось смахнуть...? 
   Семеренику пришлось приобнять девочку.? 
   - Хватит нюни распускать! План у тебя есть? Говори! - пробурчала Дирллия.? 
   Катти нехотя высвободилась.? 
   - Даю вводную, - вздохнула она. - Исходя из прошлого опыта, сейчас всё сравнительно безопасно.? 
   - Сейчас - это на когда? - тут же затребовала уточнить данные экспериментаторша.? 
   - На время наших ближайших действий. Точнее: наши ближайшие действия в смертельно-опасные обстоятельства нас пока не ведут. Считайте это подсказкой богини.? 
   - Удобно, - улыбнулась Дирллия.? 
   - Принято, - согласился Семереник.? 
   - Ди, та печатка... Семереник знает, скажу и тебе: недавно мне просто в нос ткнули: это в Империи - почти универсальный ключ. Отдавай его: открывать я буду, но сначала поищем: под ключ где-то замочная скважина должна быть.? 
   - А чего его искать, - пожала плечиками самая практичная из компашки Семереника,  - вон она!? 
   Катти взглянула. Металлическая дверь была украшена ребристыми многоугольниками, создающими своеобразный рельефный узор, в котором выемка под ключ в глаза не бросалась. Если не искать специально. Катти тоже бы нашла. Просто она по привычке искала её на обычном для прежних месте, а постройка-то была новоделом.?? 
   - Ох уж мне эти гении, - проворчала девушка на маэстро Пратария, - только б не как у людей!? 
   - Катть, можно - я? - предложила та, которая у Семереника отвечала за всю работу руками и за все эксперименты. Она уже аккуратно примерялась печаткой к замку. - А то, мало ли вдруг чего, а я привычная.? 
   - Нет, - поморщилась императрица. - Тут двоякое: и может быть важным фактор императорской крови, и первоочерёдность может дать право... первородности, что ли. То есть, кто первый - тот и главный владелец.?В Льиз Яррулле? тётя Клер так полный кыллизикл получила. Оно тебе надо потом с Дакром объясняться?? 
   - М-м-м... Убедительно. Хотя... Давай тогда я хоть поверх твоей ладони? А то... Зудит у меня что-то...? 
   - Кстати, Катть, - свои пять грошей вставил и Семереник. - Механизм замка за столько столетий мог заржаветь. А ты ж знаешь, что в те времена идеальной смазкой считалось?? 
   - Знаю, - проворчала девушка и поддёрнула рукав на левой руке. - Ди, исполнишь?? 
   - Легко.?? 
   - Я только кровников предупрежу. Подними клинок, - она показала на висящий на поясе у той кинжал, повернулась к оставшимся позади, дождалась, указала на обнажившееся лезвие и крикнула: - Капитан, у нас всё под контролем!? Всё в полном порядке.? 
   - Катть, ты ж не думаешь, что я тебя этим тесаком резать буду? - проворчала её опытная подруга, вернула кинжал в ножны, открыла свой чемоданчик, вынула скальпель, вынула фарфоровую ступку - небольшую, чтоб почти точно под их артефакт, вложила в неё перстень - печаткой вниз. - Заливаем её всю, но только её - так?? 
   - Угу, - буркнул Семереник. - Лезвие обеззаразь!? 
   - Умный, да? - буркнула Дирллия. - Катть, боль снять?? 
    Она умела. Но Катти решила чужую магию не подмешивать. Чужой магией охранную систему не тревожить.  
   - Нет, режь. Перетерплю. Не первый раз. 
   Дирллия была экономна: крови нацедила ровно, чтобы она в ступке покрыла печатку, побултыхала ею, а потом ухмыльнулась и извазюкала кровью всю правую ладонь подопытной, остатки же через узкое горлышко ступки влила в замочную скважину.  
   - Пробуй!  
   Но умудрённая хабарщица решила выждать ещё сто сорок четыре секки,  и под это дело попросила забинтовать левую руку и уж потом окровавленной правой аккуратно вставила печатку в скважину. Оглянулась на помощницу, и та накрыла её ладонь своею. Катти довела печатку до упора, чуть пошебуршила ею... 
   Есть! 
   Совсем как в замке Одрика, она почувствовала, как стенки скважины плотно охватили перстень. 
   - И вправду... - прошептала Дирллия. 
   - Против часовой стрелки, - предупредила о своих действиях Катти. - Прошлый раз хватило четверти оборота, - напрягла руку... - Помогай. 
   И Дирллия, вот уж... Вроде бы девушка, а пальцы, как клещи! И печатка начала проворачиваться. 
   - Идёт... - обозначила успех экспериментаторша. - Всё! - вдруг выкрикнула она, и остановила руку бывшей библиотекарши. 
   Перстень был повёрнут на 3/8 оборота. 
   - Что? - потребовала объяснения Катти. - Ещё ход есть. 
   - Показалось, щёлкнуло что-то... 
   - Ждём, - Катти теперь осознала, что этот щелчок она почувствовала тоже. - Семереник, приготовься! 
   - К чему? 
   - К неожиданному! - прошипела девушка.  
   Но сама она сразу перевела взгляд на семрик.  Сто сорок четыре секки... И - на "Тёмный молот" - молот светел. 
   Гонг!  
   Нормальный гонг приятия! Нет, ну, маэстро! Ловушку, что ль, ещё одну вместил? И действительно, гений! - машинерию прежних встроить в свою конструкцию!.. 
   Внутренние зажимы замка освободили перстень. Рядом выдохнула Дирллия. Она убрала свою ладонь. Вынула платочек, оттёрла руку от чужой крови и своего пота. А Катти вынула наружу диковинный ключ. 
   - И что теперь? - вопросил теоретик. 
   - Теперь просто, - ответила ему ответственная за практику. - Катть, отодвинься! 
   И когда девушка сделала шаг назад, ухватилась за кованную, широкую, плоскую с одной стороны, ручку и налегла на неё всем телом. Раздался отчаянный скрип, и та чуть сдвинулась. 
   Дирллия отступила, повернулась к оставшимся и выкрикнула: 
   - Мальчики, помогите! 
   Там повскакивали и...  
   - Стоп! - тут же восстановил дисциплину главный "мальчик". - Катти? 
   - Давайте уж, - отмахнулась от них императрица, и вся орава бросилась к ним. 
   Ещё некоторое время все по очереди заглядывали в открывшуюся щель. Сквозь неё был виден стандартный стационарный телепорт - широченная арка перехода и теремок центрального поста управления. Но знакомую картину сбивало то, что двери ЦП были закрыты, на арке не мерцала голубая полоска, а рядом с нею замерли два голема. 
   После недолгого обсуждения приоткрыли ворота чуть шире. Големы не отреагировали, но, когда на ту сторону осторожно зашёл барон Веллитарий, оба механических чудовища ожили. Веллитарий поспешно кинулся назад, они тут же замерли. 
   Начались долгие разговоры, что да как, на которые Катти только морщилась - это для местных големы - монстры, а для неё они привычный антураж Льиз Яррулле
   Её настроение сразу поняли охранники, попытались её притормозить, но Катти при поддержке Семереника сначала убедила их в безопасности общего расположения людей  за пределами стены - хоть дверь и открыта - "Они ж нас видят, но бездействуют!". Семереник предположил, что стену выстроили точно за радиусом охраняемой территории - "Смотрите, их стандартные двадцать четыре интроса!" - чуть более двадцати саженей. Видать, поэтому неживые охранники и не мешали её выкладывать. Потом несколькими быстрыми появлениями  она подманила големов к воротам, а потом взгромоздила на плечо том "Тёмного молота" и, на этот раз не отступив, дождалась привычного вопроса:  
   - Кыллизикл
   С неё потребовали пароль входа. 
   - Тщиртлеккием! - ответила Катти.  
   Но фокус со "Здравствуйте!"  не прошёл. 
   - Кыллизикл! - опять потребовал голем. 
   - Ну, надоел!.. - выкрикнула девушка, сорвала с левой ладони повязку, опять вымазала в крови только что вымытую правую, и заехала ею прямо по высветленной инкрустации молота - двенадцать секк!... 
    - Кыллизикл! - опять прогремел металлический голос. 
   - Сейчас всё тебе будет!.. - крикнула и она. 
   - Катти! - сзади подал голос капитан охраны. 
   - Кыллизикл!  
   Сейчас он заведёт обратный отсчёт, и она поимеет ещё почти дюжину секунд. Ей - хватит. Стоп, а платье?! Только бы ей не запнуться об это демоново  императорское платье! 
   Есть! Молот приобрёл цвет истинной черноты. Освободить!   
   - Дассетта, иллекка..
   - Катти?! 
   - Успеваю! 
   - ...поттум, стелла... 
   Есть! Молот развернулся и своей рукояткой уставился на голема. Есть разрешение! Катти, неприлично задрав подол этого приличествующего императрице платья, метнулась к нему и к счёту: 
   -... кутта, старри... 
   ... дорвалась до этого истукана и мазанула окровавленной ладонью ему по... ну, где достала! 
   - ... потта... - ещё выговорил он и замолчал. 
   И теперь уже Катти мысленно орала цифры прежних: 
   "Оддиг! Тиккар! Куинни! Четра! Потта! Старри! Кутта! Воллг! Стелла! Поттум! Иллекка! Дассетта!
   Ну... 
   - М?нно б?рсьы з?! - со всей возможной царственностью произнесла она. 
   - Тыллзэммез, - громыхнул сверху. 
   - Есть!! - завизжала сзади Сина. 
   И что-то подобное последовало и от гвардейцев - ведь именно эти слова на языке прежних они запомнили с самого своего первого посещения Лазурного берега. 
   - Что? Что? - выкрикнули Торри и Иллена. 
   - Она ему велела следовать за ней, и он её принял приказ, - вытирая лоб, пояснил Семереник. 
   - А вон тот, а если ещё есть и другие? 
   - Меж ними внутренняя связь всегда имеется. Всё. Теперь эта засранка у них у всех за хозяйку. По полной. 
   - Уважаемый мэтр! - ледяным тоном отозвалась принцесса Империи, - Вы не скажете, откуда у меня почти непереносимое желание отрезать у Вас хотя бы половину языка? 
   - Ага, скажи ещё, что у тебя нет почти непереносимого желания выхлестать у этой засранки хотя бы половину задницы! 
   И за секунду до этого грозно взиравшие на алфизика гвардейцы переглянулись и только вздохнули. 
  
   Дальше всё было, если и не проще, то значительно спокойнее. Вход в ЦП блокировала стандартная  проверка на разумность - даже Семереник хмыкнул. Катти ввела затребованное текущее время - дверца и открылась. Но в рабочее состояние телепорт не перешёл - голубая полоса на арке не замерцала. Пришлось проводить процедуру перехода на третий уровень допуска. Он во многом походил на аналогичный в шахтах. Семереник, следя за действиями своей юной подружкой, аж заоблизывался. Катти подозвала и сестру - пусть учится тоже. А вот с Илленой...
   - Извините, эйдежь... - перешла на официоз императрица.
   - Это Вы простите мою бестактность, ваше величество, - отдала реверанс та и отошла к Сине.
   (- Тебя поздравить? - улыбкой встретила одна принцесса другую. - Теперь будет проще?
   - Так и вам - тоже, - беззаботно пожала плечиками первая красавица Алексанского княжества первой красавице Артола. - Теперь, чтоб к Катти попасть, вам всего-навсего надо быть со мною, а не запрашивать какого-нибудь высочайшего соизволения.
   Синнаэль поморщилась и кивнула. Конечно, Каттино "соизволение" на весь срок пребывания принцесс из Артола в Риммериуме было отдано, но местные фрейлины каждый раз находили способ продемонстрировать чужачкам, что данный выверт не в контексте высокого этикета, "впрочем, что ещё ждать от провинциалок!")
   Ни Сина, ни Нил подглядеть не пытались - но им оно надо, что ли? Им Семереник потом всё опишет! Но, во-первых, Катти и не хотела прятать это от Артола то, что известно через Луфа нагтилинам, а во-вторых - одинокий мерцающий телепорт! - чем дальше, тем более настоятельной начинала казаться девочке его загадка. И знания, опыт Семереника, чтобы решить её, могут оказаться критичными! И критичным может оказаться его незнания.
   Потому что Семереник... Юную библиотекаршу не то, чтоб к управляющему контуру артольского телепорта за прошлые годы не подпускали, она сама старалась не акцентировать своё бесконечное и бесконтрольное пребывание в Льиз Яррулле и на глазах у охраны телепортов не маячила. Семереник же, с тех пор, как его к ним пустили, уже в той телепортационной паре знатно повозился.
   В общем, в полчаса они уложились и, что случилось пятьсот лет назад, выяснили: данная телепортационная двойка перешла на уровень повышенной тревожности вследствие зафиксированной враждебной деятельности на той стороне.
   - Отлично, - пробормотал Семереник.
   - Почему? - не поняла Торри.
   - Мерцание прервано не из-за неисправности, - пояснила Катти. - Сейчас тревожный режим снимем, и должно заработать.
   Не заработало. Потребовалось освоить также и процедуру полного перезапуска - ещё час. Хорошо, что прежние, верные своей политике: неразумных зачищать, разумным не препятствовать, оставили ясные подсказки. Хорошо, что Катти одолела уже несколько страниц рукописного дневника из пустошей, а под это дело волей-неволей пришлось ей покопаться в соответствующей, когда-то оставленной на потом, литературе (через МБА доставленной ей из их... то есть из эллезийской, библиотеки), так что, нужные термины понять они с её помощником сумели.
   А потом...
   - Эй!.. - заорал Семереник. И когда все воззрились на них, продолжил: - Катти, давай!
   Катти, покачала головой: "Вот уж позёр!", и ткнула окровавленным стилусом в нужную точку. А алфизик, скосив глаз в свой семрик, во весь голос открыл обратный отсчёт:
   - Дассетта, иллекка, поттум, стелла, воллг, кутта, старри, потта, четра, куинни, тиккар, оддиг!..
   И...
   - Есть!! - заорали все.
   По арке перехода замерцала голубая полоса.
   Первым на ту сторону отправили Торвика, которого по привычке все звали сержантом. Далеко он не ушел: свободным там оказалось только пространство по аркой. Всё прочее было завалено огроменными булыжниками.
   - Что ещё могли с поделать с конструкцией прежних крестьяне под огнём големов? - вернувшись, пожал плечами Торвик. - Забросали всё издали катапультами, навалили целый холм - да и всё!
   - А големы?
   - Два, по бокам под аркой примостились. На меня внимание не обратили.
   - Семереник, посмотреть сходишь?
   - Что я завалов не видел, что ли? А разбирать их лучше сверху. Медленно и печально. Не моё это. Катть, давай лучше оставшиеся разблокируем? До темноты должны успеть.
   - Ну, если просишь... - усмехнулась хитрая императрица и, пока не вмешалась бдительная помощница этого артольского гения, скомандовала: - По коням!
   Да, с двумя оставшимися всё прошло гораздо легче, быстрее... и опять же - спокойнее.
   Возвращаясь, Катти предупредила всех о секретности произошедшего.
   - Все всё равно ж узнают?! - не понял гений.
   - Это политика, - улыбнулись на наивного его принцессы. - Кто узнает первым, от кого, при каких обстоятельствах.
   - Без совета с Дакром - никак, - резюмировав, вздохнула императрица.
  
   8. Первый купец коллегии
  
   Первым всё узнал, конечно, именно Дакр ла Алевтим. (Анаттолия ла Ариерти тоже не упустила случая при разговоре поприсутствовать). Но, узнав, что императрица вернулась, поговорить с ней пришёл и мрачный Рогттар. Его пропустили. То есть он пришёл, его остановили, о нём доложили и, получив дозволение, в кабинет пропустили.
   Катти только-только поставила герцога в известность, что все три телепорта отныне в принципе работоспособны, и приступила к подробному докладу. Когда принц вошёл, она в своём рассказе вернулась чуть назад и ещё раз перечислила, кто был с нею, то есть, кто ныне знает об этом знаменательном факте. И Иллиану она назвала своей эйдежь. Дакр особых эмоций не выказал, он, как узнал о телепортах, так зубы сцепил и, осознавая возникшие перспективы, практически отключился - Анаттолия потом, что надо, расскажет, а сама старшая эйдежь только перевела взгляд с императрицы на младшую и прошептала: "Умница!". И, не вдаваясь в объяснения, кого из двух девушек похвалила, опять замолчала.
   В технические подробности Катти особо не вдавалась, а когда принялась расписывать, насколько юный шателен оказался компетентен, Дакр начал являть признаки нетерпения. Кажется, первоначальный шок у него прошёл, он уже выработал некий план, и ему уже горело...
   Что ж, девушка быстро свернула рассказ, и Дакр, подхватив специалистку по учтивостям, поспешно вымелся.
   - Катти, надо поговорить! - мрачно бросил Рогттар.
   - Говори.
   - Я хочу говорить только с тобой!
   Иллена встала.
   - Ты ошибаешься, - мягко ответила брату Катти.
   И Иллена подошла и чуть приобняла её, сидящую, сзади за плечи. Катти не взглянула на девушку, она и так знала, что та сейчас улыбается. Без всякого ехидства или превосходства, как получилось бы у Торри, без всякого кокетства, как не удержалась бы математичка. А вот Сина бы и не встала бы совсем! Как изваяние на своём стуле застыла бы!
   Принц, набычившись, отвёл глаза от алексанской красавицы и спросил:
   - Катти, почему?
   Не, это он не на ту напал! Она выросла в компании, где девушки с самого начала держали старших мальчиков в чёрном теле. Конечно, некоторые из них к другим некоторым были неравнодушны, но на этих имелись другие, у которых данные некоторые в число собственных некоторых не входили!
   - Потому что зелёное, - пожав плечами ответила она.
   - Какое ещё "зелёное"?!
   - Да то же самое, что и "почему"!
   И Иллена засмеялась. И опять... Ну, как можно обижаться под подобный смех?!
   - Девчонки! - буркнул он, но напряжённости в его позе стало меньше. - Катти, почему ты не взяла меня? Собрала всех, а нас не позвала!
   - Илль, ответь ему.
   - Я тебя спрашиваю! Это ты вашей Анаттолии своей с ушедшим в себя Дакром могла тень на плетень наводить, но мне понятно: там было опасно!
   - Илль ответит. Потому что причины - очевидны, - пожала она плечами. И уточнила: - Вот и проверим, насколько. И да, мы с нею об этом не говорили! Илль?
   - Причина первая - вы были на тренировке, - отвечая, как на уроке перед строгим преподавателем, тут же отозвалась Иллена.
   - И что?!
   - А то, - подхватила Катти, - что для тебя - это сейчас главное, а не целый день прохлаждаться то у одного телепорта, то у третьего! Вот ты без питья метрессы ла Век уже способен обходиться?!
   Рогттар только зубы сжал.
   - Но это не главное, - успокаивающе перехватила слово юная эйдежь: - Главное - там было реально опасно.
   - Ну?!
   - У вас это называется протоколом Пратария: недопустимо подвергать опасности сразу всех представителей династии.
   - Именно, - согласилась с нею Катти. - Если в непосредственной близости от могущими быть опасными - ты правильно заметил, - големов были мы с Торри, то тебе быть рядом - недопустимо.
   - Но...
   - Согласен?
   - Ну-у...
   Ну, эти междометия, может, и прошли бы где-нибудь в столовой, но в рабочем кабинете Катти всегда держала перед очами своей души королев. И называла их при этом мысленно не тётей Клер или тётей Вел, а едва ли не с полным величанием: "моя царственная сестра Клерисса!" А любая из них всегда додавливала оппонента! Даже - да и особенно! - если противником выступала другая царственная сестра.
   - Ты согласен? - уставилась она в глаза брату.
   - Да, - вынужден был признать он.
   Ну, что ж, признаем, он ещё не знает, что пришёл он вовремя.
   - Говори! - приказала она ему.
   - Что ещё? - поморщился он.
   - Выговори, вслух скажи, зачем ты сюда пришёл. Точнее - почему?
   Он встал. Какой же он здоровый! Одежда скрыла его сегодняшнюю худобу, а так... Едва ли не на две головы выше её! И едва ли не вдвое её шире.
   Сделал пару шагов и навис над нею.
   - Я чужой тебе? - пророкотал он.
   Эх, вот кому бы в императоры! И ведь не просчитывает - на чистых рефлексах давит.
   Но сзади плотнее сжала её плечи Иллена.
   - Брат... - негромко проговорила она. - Выздоравливай!
   Должен же он понять, что, чтоб ей избавиться от него, ей надо было всего лишь не позвать к нему ла Век. Не вывезти его в Льиз Яррулле и не позвать туда её. Кстати уж, королевы - все четыре! - хоть и не были против, но удиться этому её решению - удивились.
   - Дай мне дело! - потребовал он
   - Бери!
   - Какое?!
   - Найди!
   - Что?.. - не понял принц.
   Задумался. Выпрямился. И... И что-то даже придумал. Или давно хотел, но его до того не допускали? Не позволяли?
   - А если понадобятся деньги?
   - С казначеем сам разговаривать будешь!.. - хмыкнула Катти. - Я подпишу.
   - Но ты ж даже не знаешь, на что!
   - Расскажешь. Но до этого составишь план мероприятий. Обозначишь требования. Дашь прогноз результата, - а теперь чуть ближе к реальности: - Если убедишь Дакра - он подскажет, что ты упускаешь, посоветует с исполнителями. Не убедишь - будешь делать всё сызначал сам. Моим повелением. Будет тебе игрушка. Императорская.
   - Ужо я поиграю! - смачно пророкотало сверху. И он, наконец, улыбнулся: - Я пойду?
   - Подожди... Это тебя твоя Виталлия поднауськала? - принц зажевал губами. - Передай ей мою за то благодарность. И ещё передай: я понимаю, что она с тобой ни на минуту расставаться не хочет, но всё-таки, пусть и обо мне не забывает, хоть на немного пусть у меня появляется. Хорошо? - пусть хоть немного от себя даст парню отдохнуть. Она же и на их тренировках с ними сидит!
   - Слушаюсь, императрица! - опять заулыбался Рогттар и опять дёрнулся к двери.
   - Да подожди ты! У меня к тебе тоже дело есть.
   - Даже?
   - Хватит ехидничать! Мне нужно двое верных людей. Твоего возраста, но... Не твоей стати. Они должны уметь сливаться с толпой. Поэтому ни Фредж, ни Дуггер не подойдут. Мне нужны будут такие, которых не видно в толпе.
   - Зачем?
   - В сопровождение.
   - У тебя своих нет?!
   - Кому я доверяю - иноземцы или девицы. Мне же надо будет выглядеть незаметной девушкой с обычным парнем, а не шляющимся по улицам цветником. Или толпой экзотов!
   - Тебе? По улицам? В одиночку? Зачем?!
   - Не твоё дело!
   Обидится? Тогда зачем он ей нужен - такой обидчивый! Опять заведёт про "опасно"? Ну так найди таких, чтобы для меня опасно не было!
   - Когда? - спросил он.
   - Через четверть часа.
   - Хм... - дёрнул углом губ парень. - Ты подобные сроки назначать у своих королев научилась? - покачал головой, но добавил: - Пришлю.
   И улыбнулся. Хорошо так, ясно. Катти непроизвольно улыбнулась в ответ.
   - Я пошел, сестра?
   - Иди, брат.
   Уф-ф-ф... Поговорила с братиком. Как телегу дров разгрузила. Эх, на кухню бы сейчас и с тётей Каки чайку... Ага, размечталась!
   - Меня с собой возьмёшь?
   А еще говорят, что все красавицы - дуры! Сразу всё сообразила.
   - Да. Мне понадобится поддержка. А с тобой хорошо. Вот как только что. Спасибо.
   - Императорская кровь, - покачала головой, вспоминая Рогттара, её юная эйдежь. - Вроде ничего и не делает, а такая огромность, такая мощь... А куда?
   - К мэтру Вратию. Купец это.
   - Знаю. Один из виднейших. К нам тоже его караваны приходят.
   - Не один из - он глава купеческой коллегии Риммериума. Они прошение подали о снижении налогов при прохождении телепортов. Его подпись, соответственно, первой стояла. Решено снизить на сорок процентов для поставок продовольствия. Но челобитная подана в обход Канцелярии. Треккору они заплатили тысячу золотых. И он им за это сэкономил самое меньшее полгода - это если б оно вообще до меня дошло!
   - На сорок процентов?! Полгода? Тогда тысяча - вообще ни о чём. А если и ещё три новых телепорта откроются...
   - Вот об этом и поговорю. А парнишка... Младший библиотекарь. Это его годовая зарплата. Даже немного больше.
   Была. Теперь ему предстоит иметь дело совсем с другими суммами. И поначалу Катти его будет контролировать очень и очень - потому что историй, что делают новые деньги с непривычным к ним человеком, от королев она наслушалась.
   Иллена покачала головой:
   - Моя императрица, ты не переоцениваешь себя? Вратий, он же... Его семья занимается торговлей не первое поколение. Знаешь, как их учат? Сначала, лет в двенадцать, посылают в караване едва ли не погонщиками...
   - Знаю. Аккор свою первую яхту сделал в пятнадцать - своими собственными руками. Всё и вся в ней. От киля до мачты. Полгода занимался - зимой. А уж как они с сестрой юнгами ходили - сейчас по всему Корлэнду россказни ходят.
   - А ты? В библиотеках сидела и трагедии переводила? Вратий тебя съест.
   - Подавится. Есть сценарий. Заметишь его шашни - не вмешивайся. Только поддержи меня. А то, если расплачусь - не по-императорски будет.
   - Ты его хочешь сломать?!
   - Я?! Его?! - хмыкнула девушка. - Уж на это точно сил не хватит. Я хочу, чтобы он выбрал мне служить. Сам выбрал, сам решил. И потом служил.
   - О, такой спектакль, императрица, интересно будет посмотреть, - Илль накрыла своей ладонью - ледяную ладошку Катти и сжала её. - А что сейчас нервничаешь?
   - Надо кровников уговорить не лезть. Позови их.
   Но с ними получилось легче, чем Катти опасалась. Правда, тут помогло, что она... Сначала она объявила, что с ней пойдут друзья Рогттара, потому что её вылазка должна быть скрытной, и что ей надо - "Понимаете? - надо!" - доверится брату. А когда капитан уже набрал воздуха, чтоб выдохнуть: "Катти!", она предложила, чтоб кто-нибудь и из них по пути подстраховал её.
   - Вот и выясним, сможете ли вы не выделиться на здешних улицах. Маршрут вам будет известен. Ни прятаться, ни сбивать следы мы не будем. А внутри... Внутрь я их не возьму. У особняка вы меня будете ждать все. Но им на глаза всё равно не попадайтесь. Если, что пойдёт не так, я рисковать не буду - сигнал подам сразу, вмешаетесь. Хотя, чего там может быть не так - и не представляю... Императрица - всюду дома!
   - Ох... - покрутил головой капитан.
   - Спасибо! - улыбнулась хитрая девочка. - Так, выходить мы будем теневыми коридорами. Подхватывайте нас у левой стороны особняка Чердыша. Идите.
   - Эльтар, Ольссон - остаётесь, прикрываете наше отсутствие. Всем остальным - переодеться! Торвик, Пеггиор - быстро! И к особняку! И уж не опозорьте! Если мальчишки вас заметят... Всё! Чего стоим? Выполнять! Я сейчас тоже, только этим её "охранничкам" в глазки гляну.
   Что ж, на первый взгляд Рогттар выбрал тех, кого требовалось - парни, как парни. Ни излишней стати, ни излишней спеси. И одеты подходяще - по-дворянски, но без вычурности. Ни стража на улицах к таким цепляться не будет, ни прохожие - разевать на них рот. Ну и поведение тоже приятное - почтительны, но без угодничества. При виде императрицы и принцессы - достойно опустились на колено, достойно по разрешению поднялись. Представились
   - Баронет Лексий ла Трет.
   - Баронет Асольд ла Чед.
   Капитан мрачно на них посмотрел и буркнул:
   - Принимайте опекаемых!
   - Опекаемые приняты! - тут же отозвался ла Чед.
   О, у них и внутренняя субординация уже определена. Ну, что ж, капитан вздохнул и вышел.
   Катти приказала парням отвернуться, открыла дверь в тень, предупредила, чтоб "шаг в шаг" и повела всех в свои покои. Парни старались головами не вертеть, но, что были впечатлены, скрыть или не пытались, или ничего у них с тем не выходило.
   - Это же проводник?! - сразу же не выдержал один.
   - Да, молодой человек, - не преминула поважничать принцесса.
   А тут ещё Катти одним движением пальца прибавила в коридоре света...
   Выбравшись, девушки ушли в другую комнату, помогая друг дружке быстренько переоделись в кухонное, вернулись.
   - Дальше пойдём тоже тенью. Предупреждаю, что, чем ближе к выходу, тем опаснее. Предупреждаю, что без меня это почти наверняка смертельно. Так что, вдруг у вас память хорошая! - Рогттар просить провести будет - не вздумайте пробовать! Я, вон, и то - точно за проводником иду.
   Перед выходом она и вовсе приказала им закрыть глаза, Илль взяла обоих за руку и вывела. Катти огляделась - её кровников видно не было. Затаились? Не её это проблемы! Она теперешним своим охранникам разрешила перестать жмуриться, только уже на тротуаре.
   - Никогда б не поверил... - пробормотал один, осматриваясь.
   - Но как?.. - поражён был и другой. - Даже Рогттар ни о чём подобном не знает!
   - Вы так думаете? - скептично вопросила Иллена.
   На улице она чуть сгорбилась, стала какой-то суетливой, и сияющая красота словно покинула её. Катти уже пообвыклась с таким превращением, а парни... Казалось, они не прочь бы даже тронуть девушку пальцем, чтоб убедиться, она ли это.
   - У нас ученье было по штурму дворца, - объяснился Асольд ла Чед. - С очень серьёзным для принца призом. Знал бы, даже будь оно опасно - он бы рискнул.
   - Ясно. Пункт назначения - особняк Вратия. Знаете?
   - Да.
   - Ведите. Ко входу для слуг.
   Путь к особняку библиотекарша по карте посмотрела и запомнила, но продемонстрировать доверие лишний раз - лишним, как раз не будет. Ну и пустяковая проверка - она тоже не помешает.
   Надо признать, что принц людей подобрал правильных - парни вели себя вполне адекватно улице: благородные, не шибко уж богатые молодые люди, приударяют за служанками из приличного дома - без излишней наглости, но и без неуместной почтительности. И при этом окружающим было понятно, что цепляться к таким - себе станет дороже. Катти решила как-нибудь посмотреть на их спарринги, но тут же сообразила, что времени на это выделить не сумеет... Что ж, перепоручит капитану Дартору. Он или к ним сходит, или их к себе попросит. Да и его оценка будет много компетентнее. До цели дошли они без приключений.
   Но баронеты подвели своих подопечных к главному входу.
   - Сейчас разберёмся, где здесь чёрный... - проговорил один из них, но Катти молча указала на гружёную повозку, которая свернула в недалёкий проулок. Да, это подвозили продовольствие.
   - Ждите нас здесь - выйдем мы скорее всего через главный. Увидите - сразу подхватывайте. Ориентировочно - через полчаса. Контрольный срок - ауррс. То есть в...
   Она достала семрик. Парни скривились.
   - Нету? Держите мой. Илль, у тебя же есть? - Иллена кивнула, и она опять повернулась к парням: - Цифры прежних знаете? - они опять растеряно переглянулись. - Вот эти значки запомните их, это минны. Почти наши минуты, чуть короче. Если они повторятся - то есть их час прошёл, а нас ещё не будет, бьёте тревогу. Могут появиться мои охранники, даже раньше контрольного срока, - переходите в их подчинение. Повторяю, даже если к вам подойдёт Рогттар, все - в подчинение капитану Дартору! - убедилась, что парни поняли и приняли. Возражать, по крайней мере, не стали. - Но опасности не жду. Наиболее вероятный вариант -через полчаса мы выйдем.
   Тут она вспомнила, как тётя Клер передразнивала своего незабвенного сержанта Корртерия - который с военной кафедры Университета: 
   - Вопросы? - почти тем же тоном спросила она. Парни улыбнулись, а Асольд ла Чед спросил: 
   - Покажите цифру, которая будет через их полчаса. 
   Логично. Катти подняла с земли палочку и нарисовала на пыли мостовой требуемую цифирку. 
   - Ясно. 
   - Тогда мы пошли. 
   И девушки пошли.
   Проулок действительно вёл к широким вратам. Там всё ещё разгружался давешний возок. Девушки подошли, приняли от возчика по корзинке и в череде прочих вошли в особняк. Только перед дверным проёмом Катти протянула руку своей эйдежь, и Иллена тут же подхватила её.
   Особняк - древний, ещё работы прежних, наверняка семейство Вратия выкупило его у какого-нибудь разорившегося или впавшего в немилость вельможи. И проверка на кровь могла на входе иметься. Недаром же нет здесь излишней охраны! Но "императрица - всюду дома!" - вспомнила принцесса. На них только, сразу за порогом, удивлённо оглянулась шедшая перед ними служанка, но Катти в ответ проказливо пожала плечиками. Та покачала головой, вздохнула и отвернулась.
   "Вот же, актриса!" - восхитилась Иллена.
   Она мимику "библиотекарши" перехватила и за немногим едва сама не поверила, что это девчонка пробралась сюда к своему сладкому дружку!
   До следующего перекрёстка было несколько шагов, и они на нём чуть, как бы бестолково перехватывая свои корзинки, задержались, а когда прочие их обогнали, ношу свою оставили и направились прочь по другому коридору - к лестнице.
   - Ты знаешь, куда идти?
   - Приблизительно.
   - Откуда?
   - На плане города - очертание особняка видела. В похожих - была. Если его особо не перестроили, не запутаюсь,- и она начала подниматься. - Нам на третий этаж.
   - Чужим служанкам? Это же всюду - этаж личных комнат?!
   - Да. Но, с этого момента ты не служанка, а моя... нет, ты - Наша эйдежь, переодетая служанкой.
   - Слушаюсь, Ваше величество! - отдала шутливый реверанс принцесса.
   И она вскинула голову и распрямилась. Ей это было просто - просто естественная манера поведения, но рядом и девушка-библиотекарша приобретала имперскую стать! Ту самую, которая позволяла противостоять выросшему во Дворце наследником престола принцу Рогттару, выдерживать чудовищное давление его ауры!
   Второй этаж.
   - Малым параличом владеешь?
   Илль едва не сбилась с шага. Даже предполагать, что женщина владеет магией, в её окружении считалось бесстыдством, а уж расспрашивать о подробностях...
   - Да.
   - Приготовься.
   - Но...
   - Мне... Нам плевать, как на это отреагируют купцы. Тебе с Нами - тоже. А уж конкретно тот, к кому мы направляемся... Если всё получится, он в нашем окружении будет появляться регулярно - пусть привыкает. А не получится...
   "Тогда до него и дела не будет!" - договорила за неё алексанка.
   И тут Иллена, наконец, поняла. Кажется, библиотекарша вспомнила какую-то пьесу и хочет разыграть её здесь! Что ж, у неё, Иллены, место - прямо у авансцены!
   И она начала заготавливать каст. До следующей лестничной площадки как раз по времени уложилась.
   - На скольких тебя хватит?
   - Трое - точно.
   Её хватило бы и на пятерых, но она же не солгала?
   Катти резко повернулась к ней.
   - Не играй со мной в слова - проиграешь! Максимум - сколько?
   Илль ни на секунду не задержала ответ. С империей можно торговаться, но, когда Императрица приказывает - княжна Каалекса подчиняется.
   - Точно - пятеро, или всех в окружности до тридцати футов. Но тогда без гарантии. Сильные - выстоят.
   - Илль...
   О все боги!.. Она сейчас заплачет!
   - Катти, прости... На рефлексах вышло! Я бы... Чуть позже я всё равно бы сказала! Я б подумала бы и сказала. Но я же... Ты же... Прости!
   И Катти вспомнила, как Клерисса при ней, вот так же, на рефлексах чуть не запустила во всех трёх королев мглистую ржу... Несколько лет назад, когда при них открыли телепорт к Льиз Яррулле...
   - Я буду учитывать, кто я и откуда ты.
   Она из княжества, которое почти тысячелетие умудрялось сохранять свою независимость от Империи.
   - Катти...
   - Помоги мне сейчас, - она сглотнула. - И потом - тоже. И... - и почти выкрикнула: - не делай так больше!
   - Я справлюсь, - выдохнула принцесса. - Закрой глаза.
   У Катти перехватило дыхание, она... Но она послушалась. И вдруг почувствовала, как лёгкие пальчики заскользили по её лицу, вот они уже лбу и, чуть касаясь кожи, начали разглаживать успевшие собраться морщинки... и кожа расслаблялась... а пальцы, порхая, перебрались на виски, вернулись...
   И больше не хотелось плакать.
   - И никакой магии! - засмеялась девушка. - Я справилась? Идём? Но мне опять нужно с десяток секунд.
   Катти открыла глаза. Девушка перед нею... Это она уже успокоилась, или это всё те же рефлексы? Да не всё ли равно, когда она - за тебя! Тут, признаем, она справилась.
   - Приготовь касты. Единичные. По максимуму. Распустить их будь готова тоже, - она вздохнула. И видно было, как досчитала до двенадцати. - Идёмте, эйдежь!
    
   Перед ними была дверь в коридор третьего этажа, Катти замерла. Катти? - императрица! Иллена, не раздумывая сделала шаг вперёд и распахнула перед её величеством  дверь.  
   - Девки! - зашипел стоявший около неё охранник. - Куда?! 
   Катти молча, даже не глянув, словно отмахиваясь от него, чуть шевельнула рукой. Илль отреагировала словно бы даже помимо сознания. И он рухнул на пол. И императрица невозмутимо прошла мимо. 
   "Один!" - начала счёт Иллена. А вслух выговорила - провозгласила! - 
   - Дорогу императрице! 
   Её или не услышали, или не поверили, или не прониклись: император - это невозможно высоко для этого особняка, - ещё двое, стоявших у роскошных дверей, выхватили  кинжалы. Илль больше не ждала приказов: обнажить оружие в присутствии царствующей персоны - это смертная казнь. У охранников, не сделавших и пары шагов, отнялись ноги, руки - они кулями обвались на пол. 
   "Два! Три!" 
   Катти не замедляла царственной поступи.  
   Дверь из кабинета распахнулась, оттуда вырвался мужчина, на ладонях которого клубился каст, но ему потребовалось мгновение, чтобы оглядеться, и его каст разрядился прямо на него, уже бесчувственного. 
   "Четыре!" 
   - На колени! - завизжала она. - На колени перед Её величеством! 
   "А я и не знала, что способна на визг...", -   просквозила мысль по краю её сознания. Ей было не до рассуждений: за её спиной шествовала Императрица. И за своей спиной она словно ощутила всю Империю, со всеми её легионами, фрегатами, катапультами,  баллистами. Со всеми ста пятьюдесятью герцогами. 
   Пять кастов?  Да она сейчас и десять сделает! Следующий мужчина, вырвавшийся из комнаты, был под стать почившему императору или его выжившему сыну - огромен и мощен. Но один взгляд в их сторону, и он бросается на колени: 
   - Императрица! 
   И все - и двое мужчин, выскочившие следом за ним, и трое отроков, не успевших сообразить, что им предпринять, и  даже девица, замершая с подносом, - без малейших колебаний истово последовав его примеру, (хотя, надо признать, служанка свой поднос на пол поставила осторожно!) - и уткнулись в пол лбами. 
   - Дорогу  императрице! - перешла на нормальный голос Иллена. "Не сорвала!" - с облегчением поняла она. И показала на двери. 
   Все закопошились, освобождая проход, прижимаясь к стенкам, и Катти, не особо притормозив, вошла в кабинет. 
   - Мэтр Вратий, - пропустив её, обернулась Иллена. Да, поднял голову к ней тот здоровяк. - Данный визит носит конфиденциальный характер - распорядитесь. Мой паралич действует около четверти часа и кроме головной боли на текущие сутки последствий не оставляет. Но Ваш маг получил ещё и свою порцию. Я думаю, помощь лекаря ему не помешает, однако, Вам виднее. Управитесь - заходите. Три минуты знакомиться с Вашим кабинетом императрице будет не скучно, - ага, купец вздрогнул... И тут же успокоился: понимает, что шарить по его папкам Катти не будет. - И, девушка!.. - девица словно не услышала. 
   - Трелка! - рыкнул хозяин. 
   - Да, ваша милость? - опомнилась та. 
   - С тобой чай? 
   - Да ваша милость! 
   - Заноси! 
   - Ваша милость, - опять пода голос купец. - Разрешите подать "Империю Маккаби"? 
   - О! - показала одобрение принцесса. - Но Императрица привыкла к иной сигнатуре заварки. Пусть принесут отдельно воду и чай. 
   - А чем-нибудь зажевать? 
   Иллена улыбнулась и с отчётливой старательностью повторила простонародное выраженьице: 
   - И "зажевать"! - и отвела от купца взгляд: - Трела!  
   На этот раз девица встала.  Поднос был в её руках. И ничего на нём не было ни разлито, ни рассыпано. 
   - Ваши слуги похвально аккуратны, - заметила принцесса. 
   - Спасибо, ваше высочество! 
   Вряд ли Вратий её уже где-нибудь видел. Значит, уже вычислил. Умный. Катти такой и нужен. Иллена, принимая благодарность, чуть склонила голову. И повернулась ко входу в покои. 
   Катти ждала стояла прямо за шторой, прикрывающей дверь: 
   - Спасибо! - быстро шепнула она: - Умница! - и прыснула к главному креслу кабинета. 
   Когда вошла служанка, Катти уже важно восседала в кресле. 
   - Смотри, эйдежь, - обратилась она к своей придворной даме. - У хозяина-то  есть вкус. 
   Да. Иллена бывала с матерью в кабинетах своего купечества - у некоторых от обилия антиквариата рябило в глазах, а здесь - ничего лишнего. Монументальный рабочий стол, троноподобное кресло хозяина и удобные стулья - для посетителей. И шкафы. Не шифоньерки какие-нибудь, а такие, что, если вскрывать - так без топоров и ломов не обойтись. И несколько - раз, два, три - четыре! - стальных сейфа. Наверняка и тайное хранилище где-нибудь приховано. Из украшений - только одна картина. Читающая девушка отвлеклась от книги и смотрит  в даль дальнюю. Тихую, безмятежную. 
   - Из времён императрицы Лоуррелции... - пробормотала императрица Викгторрия. 
   - Да, наработаешься - глянешь и душой расслабишься. 
   - А ты больше ничего не замечаешь? - усмехнулась Катти, чуть выделив "ты". 
   Илль недоумённо опять перевела взгляд на картину и... и внутренне ахнула: рама! Точно такая же, как те, что скрывали ключ к проходу к комнатам с роялями, точно такая же как та, что прикрывала дверь к ЦП дворца Одрика.  
   Илль перевела дыхание, покосилась на служанку. 
   - Разливай чай, - приказала она ей. 
   - Ваша милость, - вдруг заговорила та. 
   - Да? - показала недоумение принцесса. 
   - Вода несколько остыла. 
   - И что? 
   И девица решилась: 
   - Мне подогреть? 
   - Ты сможешь? - вмешалась Катти. 
   - Да, - опустила голову девушка.  
   - Никак не привыкну, - покачала головой Катти. - В Эллезии бы хвастались, в Университет бы пробивались, а здесь... Действуй! 
   Но взгляд на подругу она бросила: "Проконтролируй" - "Да", - кивнула Илль. 
   - Ваша милость, сейчас принесут "Империю Маккаби", а эти  чашки были приготовлены для хозяина - мужчины, я налью только, чтоб сейчас смочить горло. Прошу прощения, если в них это покажется почти пустым. 
   - Ничего, не обидимся, - улыбнулась принцесса. - И, что ты жадная - не подумаем. 
   Илль девушку на заметку взяла. Кто знает, может, следующим летом та уже в Академии будет, и кто знает - где окажется через несколько лет. А пока... Ну, контроль у девушки - не придерешься. 
   Краем глаза Иллена видела, что Катти поднялась из кресла и подошла к холсту. Да нет, - к его раме, конечно же. Всё-таки интересно: хозяева об этом секрете знают?  Или тот тайничок здесь и хранится? 
   - Готово, ваша милость. К чаю мой господин велел подать булки с колбасками... Если для ваших рационов - это неуместно-грубо, то сейчас вместе с "Империей Маккаби" наверняка принесут  что-нибудь более приличествующее для высоких дам. 
   Да, чашки были под порции для того мужика. С хороший заварник каждая! Катти переглянулась с подругой, они  их подняли и засмеялись. Смешки несмело поддержала и служанка. 
   Вот под общее девичье хихиканье и вошёл Вратий. 
   Разговор получился проще, чем опасалась Катти.  
   Когда Вратий услышал о снижении налога, он очень забавно попытался упасть ниц. Но размеры кабинета, расположение мебели  в нём под его лежачие габариты подстроены не были. Иллена, взглянув на Катти, поняла, что и та еле сдерживает хохот - сдерживаться не стала.  А на смех этой принцессы обижаться - невозможно и сдерживаться рядом - невозможно тоже. В общем, купец просто сел на задницу и, оглядываясь на девушек, засмеялся и сам. Тут Катти ему его тыщщу золотых и предъявила.  
   Вратий действительно дураком себя не выставил. Правда, ещё показать, как он всё-таки применяется к тому, чтобы уместиться во весь рост на полу, он не преминул. Но Катти больше не улыбнулась, и он заместо разных телодвижений произнёс: 
   - Ваше величество, приказывайте! 
   Попугать его Катти  шанса не упустила, она обронила, что Указ о снижении налога можно обосновать их письмом. Мол, Канцелярии будет достаточно.  
   Что Канцелярия список обошедших себя, вывесит в каждом кабинете, и любую бумагу от любого из оного будет ждать очень нелёгкая судьба, она рассказывать не стала.   Но купец очень посерьёзнел, позу переменил и, оказавшись на коленях, опять повторил: 
   - Ваше величество, приказывайте! 
   - Вы мальчика подставили, помогите ему, - тогда сказала Катти. - И встаньте. 
   Тут пришли с "Империей Маккаби". Принесла всё необходимое девушка. Ну, вся в батюшку!  Тоже серые - в сталь! - глаза, тоже полные, жадные губы, и тоже - на голову выше императрицы. 
   "У  нас бы даже в гвардию прошла!", - опять почувствовала себя эллезийкой Катти. 
   Но у девушки ещё и с женскими статями было более чем... 
   - Наследница? - спросила императрица мужчину. 
   - Дейна. Но у нас дочери не наследуют, - вздохнул он. - Считается, им это не по уму. 
   - Слышала бы Вас тётя Корра! - и нехотя поправилась: - Королева Корлэнда. Хотя в Эллезии тоже не так чтоб уж очень давно всё меняться начало, - и обернулась к своей эйдежь: - Поможешь девушке с чаем? 
   - Запросто! Дейна, действуй! Я подскажу.
   - А мы с Вами давайте докончим. У Треккора будет от меня секретное задание, требующее  секретных трат и секретного помещения. Поможете? 
   - Чем смогу!  
   Он покосился на дочь. У той при слове "секретно" уши едва торчком не встали! 
   - Очень секретное, - отчётливо глянув на неё, повторилась Катти. - Но Ваша дочка - она же разумная девочка? - сделала паузу и улыбнулась: - Раз в месяц королевы в Льиз Яррулле встречаются. Уже прослышали о таком? - Вратий кивнул. - Раньше я им проводником  помогала. Думаю, по старой памяти они меня опять пригласят. И тётя Клер иногда своими секретами хвастает. Нынче и мне будет, чем ей ответить! Правда, здорово?
   То есть я такая наивная девочка, такая наивная! Но если расскажу "тёте Клер", а она над тем, как меня ушлый купчик обставил, посмеётся...  
   Что ж, тогда Канцелярия получит приказ "Фас!", и, боюсь у купеческой коллегии Риммериума появятся многие проблемы. И кто в том виновен будет, они узнают.  
   А девушка... Что секрет Треккора - очень тайный, намёкнуто  с полной определённостью. Самому ему заниматься... поиском особняка или даже подбором мебели в нём - дел, что ль, других не будет?! - вот пусть и поручит девушке. А она... Интересно, а в одиннадцать лет она, переодетая пацаном, в караванах не ходила? О, посмотрите-ка, склонилась над водой. Даже кастует?! 
   За чаем Катти опять завела разговор о челобитной, о снижении налогов,  о продовольствии, которое надо будет доставлять из Артола, а потом срочно развозить по всем концам необъятной Империи. И между делом похвастала... только тсс!... Это тоже секрет пока! Похвастала, что все потухшие телепорты снова мерцают, и Дакр сейчас, наверное, обсуждает с герцогами, на земле которых расположены вторые от пары, как их расчистить.
   - Как   вы думаете, в неделю управятся?
   Но тут же пригорюнилась: договориться со своими подругами-королевами о поставках продовольствия из Артола она договорилась, но герцоги категорически против участия корских кораблей - мол, своих почти две сотни имеется, но сами не мычат, не телятся! Уже неделя прошла! И дорогущие фрегаты по-прежнему простаивают... 
   И девушка не выдержала: 
   - А Вы их, ваше величество, нам отдайте! 
   Попалась! 
   - А если я... - и Катти перестала улыбаться. Катти припомнила Клериссу в тронном зале, когда она там заменяла мужа. Бывало такое - Гилберт в отлучке, в хворости, в питии, или ему просто лень вниз спускаться!  Катти выпрямилась... - Если Мы... 
   - Ваше величество! - поднялась и склонилась в реверансе понятливая эйдежь. 
   - Ваше величество! - вскочил купец. Опомнился и склонился в поклоне. 
   И до девушки тоже, наконец,  дошло, что шутки кончились: 
   - Ваше величество! - постаралась скопировать Иллену она.   
   Катти не поспешила с разрешением выйти из преклонённой позы. 
   - Если Мы сейчас скажем - берите? - и только после этого добавила: - Садитесь.  
   Купец распрямился первым, в два своих огромных шага сблизился с её эйдежь, подвинул  ей стул. Помог сесть. Неспешно вернулся. Сел.  
   Мастер! - переглянулись девушки. - С десяток секунд он себе с дочерью на раздумье вырвал. 
   - Итак? - взглянула она на девушку.  
   Всё-таки ту чему-то выучили. Она с почтением, без суеты, без внутреннего ужаса: "Что я наделала?!", а просто признавая и призывая большую компетентность,  обратилась к отцу: 
   - Батюшка? 
   - Ваше величество? 
   - Говорите. 
   - Если бы такое предложение поступило, я бы предложил обсудить условия. 
   - Вы бы начали ставить условия Империи? - в некотором изумлении подняла свои точёные бровки принцесса. 
   - Что вы! - покачал головой купец - Я бы узнал требования Императрицы. И... чем в щедрости своей она бы наградила своих верных... - он сделал паузу и договорил: - ...своих верных компаньонов за их выполнение.  В полном соответствии с уставом Коллегии, подписанном ещё императрицей Лоуррелцией.  
   Катти задумалась. Девушка напротив её хотела что-то сказать, но была остановлена сдерживающим жестом Иллены.
   Всё что Катти хотела - налоги, фрегаты, телепорты, она главе Коллегии изложила. И личное поручение его главе о Треккоре изложила. Можно заканчивать. Взглянула на эйдежь. Та опять поняла её без дополнительных слов, достала семрик. Взглянула, озвучила: 
   - Двадцать минн прошло. 
   Время ещё немного есть. Можно добавить стимулов к корабельному делу. 
   - Я ознакомлюсь с текстом вашего устава. Но положение с продовольствием критично. Весной в некоторых провинциях ожидается настоящий голод. С голодными смертями. С голодными бунтами да и просто шайками бандитов. Если империи помогут избежать его... Наградой может стать не только золото, но и моя личная благодарность. Выраженная, например, в даровании роду дворянства. 
   - Ох! - кулачком прикрыла рот Дейна. 
   ...- А также Наше благословение на обучение в Университете, - улыбнулась ей юная императрица.  
   И повернулась к своей Иллене. Трогаем? Но мужчина опередил девушку: 
   - Ваше величество! Не уходите с пустыми руками!  Дозвольте подарок! Что б Вам, Ваше величество, было, чем вспомнить о нас!  
   - И что? - улыбнулась Катти. Кто ж не любит подарки?! 
   - Да что хотите! Но... 
   На Катти прервала его: 
   - Всё? И эту картину? - показала она на читающую девушку. 
   Мгновенная нерешительность тут же сменилась полной решимостью: 
   - Рама не снимаема! Ещё мой дед - его отец этот особняк приобрёл - пытался. Никак! А выламывать не хочется. Но для Вас мы её можем аккуратно вырезать!.. 
   И опять Катти переглянулась с Илль. 
   - Не знают, - вслух подтвердила та.  
   - Кажется, это у меня для Вас есть ещё один подарок в этом доме. С этим домом. В этом доме - главный. 
   - Ваше величество!.. - кажется, уловил намёк хозяин и оглянулся на дверь. 
   - Да. Подтвердите, чтоб случайно кто-нибудь не влез. 
   Мужчина ринулся к выходу. 
   - Не входить! - услышали девушки. - Никому! Ни при каких условиях! 
   - Катть, а ты не ошибаешься? 
   - Да говорила ж тебе, нагляделась я уже на такие... 
   - А если рояль? 
   - Нет. Это ещё в твоём дворце, главном в своей столице сомневаться можно было, а здесь... Для пустяков такой механизм - не тот уровень. 
   Дайна жадно прислушивалась, но ничего понять не могла.
   - Ваше величество!.. - подошёл хозяин. 
   Очень хотелось выгнать Иллену, но пустое это. С этими роялями... Туда-сюда через тамошние проходы прошла уже пропасть народу. И ещё шляться будут. И сохранить секрет механизма от этой умницы всё равно не удастся. Ладно.
   - Мне... Дому потребуется кровь хозяина.
   - Много? - ни на мгновение не заколебался купец.
   - Горсть. Две горсти.
   - Ваше величество?.. - он положил ладонь на рукоятку своего кинжала.
   - Действуйте! - сказала она, а сама встала, подошла к картине.
   Он полоснул себе по руке. Кровь хлынула. Его дочка упрямо сжала губы. Он вернул кинжал в ножны.
   - Подойдите, - и Катти указала на вычурный деревянный лепесток рамы. - Окропите.
   Вратий жадничать не стал - извазюкал его весь.
   - Охватите его... - купец послушался. - Аккуратно потяните его на себя. Аккуратно! - не выдержала и повторилась она, глядя на лапищи мужика. Лучше б его дочке, но... Хозяин - он! Ему и надлежит всё сделать в первый раз.
   - Слушается!.. - выговорил мужчина.
   - До щелчка!..
   - Щелчок!
   - Теперь требуется повернуть его против часовой стрелки, на четверть оборота где-то. Тоже до щелчка.
   - Сделано!
   - На то место, где был лепесток - вторую горсть крови!
   -... Готово.
   - Теперь ногтем, - она быстро взглянула - убедилась: ногти у Вратия щепетильно пострижены, а не сгрызены до локтя - найдите и подцепите на себя лепесток прикрытия.
   - Есть... О! - уставился на легендарный нитрониумный столбик Вратий.
   - Ждём!
   Гонг!
   - Это звук приятия. Запомните его. И запомните эту паузу. Приблизительно она равна двенадцати секундам. Вдавите стержень!
   Пауза. Гонг. Пауза.
   И кусок стены с картиной отъехал вправо.
   Катти заглянула.
   - Ну, я ж говорила.
   ЦП.
   - Это Центральный Пост? - неверяще проговорил мужчина.
   - Да. У меня кончается время. Уже скоро начнут волноваться мои люди. Давайте я по-быстрому, без подробных объяснений активирую его на Вас. Инструкцию... Я передам с Треккором. До четвёртого уровня она не секретна. Хотите?
   - Ваше Величество! - купец упал на колени.
   - Да или нет?
   - Да!
   - Тогда поднимайтесь и заходите. Вашей дочке тоже будет полезно поприсутствовать.
   Катти вошла, дождалась, пока внутри разместятся остальные. - Начинаем! Вот это - многоликая хранительница...
   И в несколько минут довела инициацию до второго уровня.
  
   Когда купец повёл её на выход, он опять вспомнил про подарок. Катти, отнекивалась, что уже некогда, и тут Иллена предложила:
   - Катти, а ты подхвати что-нибудь по пути!
   - Да нет у меня в коридорах ничего достойного! - возмутился купец.
   - Вы так думаете? - заулыбалась успевшая уже погулять по дворцам с Катти подружка. - Вы просто не знаете собственного дома. А императрица - дома везде.
   - Ну-у... Хоть о чём не знаю - не будет жалко, - попытался пошутить Вратий.
   - Сказано! - согласилась юная императрица, огляделась сделала ещё несколько шагов и указала на голую стенку. - То, что здесь - наше. Даже если это вёдра с вениками.
   - Но тут же ничего нет! Никаких веников!
   - Дайте Вашу руку. Ой, какая я неуклюжая! - Катти неловким жестом опять сбивает только что присохшую болячку и снова пускает кровь из раны хозяина дома.
   А дальше...
   Гонг!
   - Ой, какая прелесть!
   А непростой когда-то был этот, не самый выдающийся по внешним формам дворец. Недаром маэстро Пратарий к нему руку приложил. В открывшейся нише расположилась небольшая - с полсажени всего - статуэтка: девушка перед сном перед зеркалом расчесывает волосы, девушка любуется собой, девушка ждёт предстоящую ночь... Она предчувствует её... И его... И каждую его нескромную ласку... И зеркало - ведь настоящее зеркальце! - до сих пор отражает всё.
  
   Мальчики, её провожатые, на выходе за полчаса ожидания подсуетились - девушек ждала повозка. И отлично.
   Ещё через четверть часа Катти была в своей спальне. Вскоре подошла Никка, а потом и Торри. И когда вернувшаяся принцесса увидела статуэтку... Она облизнула свои припухшие после свидания, припалившиеся как-то вдруг губки и вдруг покраснела в маков цвет. А потом потребовала её себе.
   Тут и Катти опять вспомнился далёкий юный баронет Виттор ла Скелл. Его прикосновения. И она внезапно покраснела тоже.
  
   - Итак, господа,? я полагаю, мы пришли к общему согласию, что получили гораздо более того, на что надеялись, - мэтр Вратий? оглядел коллегию. Особого энтузиазма он не увидел, но он его и не ждал: торговцы, что с них взять - они даже на смертном одре будут выторговывать скидку на доски для гроба и потому пытаться выглядеть ещё более несчастными. Сам такой! - Конечно, придётся серьёзно менять структуру караванов, но ожидаемая прибыль... - он не выдержал и ухмыльнулся, - перекрывает все эти хлопоты. На 40% меньше! И плюс три новых направления! Без угроз разбойников и разбойничьих поборов местных баронов! - а теперь, - подумал он, - добавим ма-а-аленькую ложечку дёгтя: - Но, в связи с этим, императрица выразила откровенное недоумение размером вознаграждения, полученного её юным библиотечным другом. Но дело явно не в нём. Как я понял, её величество хотела бы иметь? некие личные средства, о которых было бы неизвестно ни её Канцелярии, ни? её казначею, ни даже её главному советнику Дакру ла Алевтим. И это траты не на юбки, драгоценности, картины. И даже не на книги. А, так как прозвучало имя? "Клерисса", с обладательницы которого наша юная повелительница явно берёт пример, то направление трат,  я думаю, становится прозрачным. 
   На этот раз равнодушных не осталось. 
   Всем было известно, что королева Клерисса постоянно подчёркивает, что не вмешивается ни в государственные дела Эллезии, ни в её межгосударственные отношения. Но ещё, никем никогда не забывается ни вояж королев в Треуль, ни двенадцать тёмных гончих, порвавших тогда в клочья старшего племянника Императора... А он, между прочим, был пятым - пятым! - в очереди на престол. Сразу после кронпринца Рогттара и трёх младших братьев Императора.  И ведь десант эллезийского экспедиционного корпуса практически провалился, а она со своими подружками и дело сделала, и тех самых десантников спасла. 
   Да и недавнее происшествие. Никто до конца не знал, что произошло. Сообщение Канцелярии говорит о предательстве и заговоре. Баллады Истрелла ла Кратас - о доблести и любви, но...
   Это вдруг проявившаяся близняшка принцессы, внезапно оказавшаяся любимицей Анатары, сорвала планы заговорщиков или... Или её использовала всё та же хитроумная Клерисса? Это девочка в неделю сумела выбраться из камеры, снять с себя и с подруг неснимаемый браслет прежних и подчинить никому кроме царствующего императора не подчиняющуюся палицу Арриграса или и это всё козни и интриги прославленной разведки эллезийской королевы?! Ведь в решающий день её в Огненном дворце видели, при всех тех битвах она присутствовала - она была и на Арене, и в Тронном зале.... 
   - Но... - начал один из его сразу всё просчитавших "коллег" и замолчал. 
   - Ничем не могу помочь. За золото, которое я передам библиотечному юноше, точнее, которое я буду передавать ему регулярно, никакой расписки он давать не будет, а в своих расходах отчитываться будет только перед владычицей, - впрочем, он хмыкнул: - Но я думаю, что её царственные подружки не оставят нашу девочку без своих подсказок, а одна из подсказчиц - королева нагтилинов - так и присоветует, если прямо не пришлёт своего бухгалтера. Какого-нибудь племянника одного из банковских владык, согласного на кровный контракт, - и Вратий огляделся. Да коллеги впечатлились. А вы как думали! Когда у вас в подругах четыре королевы Артола, для Вас слово "невозможно" как-то теряет свою категоричность. -  Я ни с кого ничего требовать не буду. Но если моя владычица полюбопытствует, я ж ей не ответить не смогу? Кто, сколько... Ну и... Как вы знаете, недавно её величество призвала герцогов, чтобы с ними обсуждать дела власти. Почему бы ей не призвать купечество, чтобы обсудить дела более близкие к презренной земле? И тогда любой из вас может в личной беседе похвастать, сколько он вложил в помощь императрице. И если она не удивится вашим цифрам - это ж будет показательно, не правда ли? 
   - Совет коллегий - это реально? 
   - В Техлоре он появился сразу после их невдалой войны. В Корлэнде - год назад. В Эллезии идут о том деятельные переговоры. Дальше думайте сами. 
   - Кстати о Корлэнде - корабли! Я слышал, коры показали нашим герцогам баллисты  с прицелами от големов прежних! Тогда наши фрегаты - это вообще ничто! А ты предлагаешь их приобретать! 
   - Я подумал... И вот, что придумал. Покупать весь фрегат я не буду. 
   - Паруса, что ль, только? Или только трюм?! 
   - Да. Паруса и трюм. А все баллисты и всех матросов оставлю Империи. Думаю, это будет давать её казне 10% с прибыли с каждого корабля на каждом рейсе.
   - И?.. 
   - И ещё оставлю императрице её флаг. Над нашим с нею судном будет плескаться её личное знамя. Конечно, она за это потребует ещё кой-чего. Например - повторю: на наших с нею кораблях! - никогда не будет ни одного раба. Я так даже раздумываю, а не предложить ли своим рабам выкупиться и перейти на контракт? Но это мои дела, а с кораблями... Ведь тогда... У нортов не останется никакого формального предлога для грабежа! Неужели даже в этом случае добрая тётушка Клер не попеняет злой королеве корсаров, если подданные той злыдни примутся забижать кораблики сиротинки, выросшей при эллезийском дворе? Тем более - с продовольствием, продаваемом ею - королевой Эллезии - самой?
   И в коллегии воцарилось молчание.  
  
  
  
   9. Один день императрицы
  
   Разбудили Катти, как обычно - ровно в восемь ауррсов по утру. Заснула она после того, как пробил первый людской час, то есть спала девушка менее семи ауррсов. Но если она умудрялась не высыпаться, даже  когда находилась в одиночном заключении, то чего уж сейчас-то... Катти ещё пыталась себя уговорить: что это поначалу так, а вот разгребётся с оставленной на неё почившим Императором кучей дел, переделает вновь возникшие в связи со сменой верховной власти... Да те же часы! Пять - пять! - часовых мастерских заняты переделкой дворцовых часов под стандарт прежних. Наружные пока решено не трогать, но те, что окружают её... И какая, там, переделка! Корпуса оставляют старыми, а начинку меняют всю заново! 
   Катти заставила своих выживших землянников связаться с Академией Эллезии. Людская секунда отличается от секки прежних. В Артоле земляные кафедры Академий под воздействием своих королев сумели объединить усилия, чтобы секка была привязана, брала свой исток не только от семриков - уж больно мелкая единичка! - чуть ошибёшься, и механические часы опять за сутки набирают лишний десяток единиц! 
   А ведь семриков не так уж и много! Когда они казались бесполезным  дешёвым украшением, их же не хранили - и бросали, и теряли. И, когда осознали истинное назначение и спохватились, быстро выяснилось, как мало их осталось! Хорошо ещё, что раньше был открыт Льиз Яррулле, там их насобирали пропасть, и решено было, что, если никем не считанных семриков на рынке появится больше, то у Империи опасений и подозрений возникнуть не должно. Тем более, что полновесные золотые за их продажу ни в одной в казне лишними никому не казались. 
   Но принципиальная конечность источника точного времени не вызывала сомнений. Да и... Точность-то их не вызывает сомнения, но часы у грамотной части Артола были ещё и предметом роскоши, а семрики... Пёстренько, простенько... Да и учи чужие цифры... Да и просто-напросто все привыкли к стрелкам! 
   В общем, изыскания по точному времени велись, к Катти ещё там, в Элистане, подкатывали с просьбами пошарить в библиотеке: может... Но тётя Клер тут же запретила ей делиться найденным - да и не успела она ничего найти! - потому что... Даже то, что она проболталась про цифры прежних - уже неприятно, а если узнают, что она читает тексты - слишком опасно. Потому что такие чтения давали слишком очевидные  преимущества знающим. Вон, хотя бы шахты взять.... Или вообще - Льиз Яррулле! Что было бы, если бы они сразу не взяли кыллизикл? Тайные набеги и смертельные игры в прятки-догонялки с големами охраны? 
   Что на систему времени прежних переходить придётся - тоже не вызывало никого сомнения. Вся их наука, вся их магия оперировала секками-минами-ауррсами. Придумывать бесконечное число переводных коэффициентов - кому из магистров придёт в голову заниматься подобной тягомотиной? Да, переход вызовет некоторые неудобства, но жить сразу по двум система ещё неудобнее! 
   Королевства ещё размышляют, ещё колеблются - пусть их! У себя Катти - императрица! 
    
   На утренней чашечке чая, она рассказала Дакру о своём визите к купеческому главе. Поворчать о безопасности её советнику и мёда не надо, но это была именно ворчня, которая не влекла за собою действия. Дакр не просто смирился с её своеволием, он принял его:  
   " - Ты - императрица. Ты - любимица Анатары. Ни императорской воле, ни воле богини я противоречить не осмелюсь. 
   " - Страшно? 
   " - Бесполезно. 
   Она его озаботила будущими переговорами с Коллегией: 
   - Найдите Устав Коллегии - в Канцелярии же его копия имеется? И человека, который бы вник и объяснил мне его. Вы-то разберётесь в его тонкостях сами, а мне... - Катти вспомнила свою младшую эйдежь и попробовала скопировать её капризный тон, в котором звучала абсолютная уверенность, что всем окружающим угодить её капризам в радость, - мне лень... 
   Да нет, распутать бы завитки древнего уложения было бы интересно, но... время! Некогда ей! 
   - Ваше величество, - улыбнулась её старшая эйдежь. - Я это возьму на себя. В сегодняшнем семинаре мы с девушками его обговорим. 
   - И правильно, - согласился Дакр. - Иметь дело с торговцами - как раз женское дело! Я распоряжусь - вам Устав доставят. 
   Что ж, если ла Алевтим в компетентности ла Ариерти не сомневается, то так тому и быть. А она... Она плоды того обсуждения и с самим мэтром Вратием обсудит, и все компетентности тем самым проверит. 
   - Принимается. Но Лестра ла Страда... Она будет принимать участие в обсуждении? 
   Очень не понравился Катти едва ли не вздох облегчения, с которым Рогттар сопроводил  просьбу, чтобы Лестра всё-таки не забывала  её. Вот поженятся - и пусть надоедают друг другу, а пока ты - невеста, парень должен желать, ждать свадьбы, должен скучать по тебе! 
   - Думаю, нет. Девушка почти не расстаётся со своим женихом. 
   - А это уважительная причина, чтобы пропускать занятия в Палестре? 
   Наставница по учтивостям внимательно посмотрела на императрицу. 
   - Нет. Но... Меры убеждения юных аристократок... 
   - Они могут повредить здоровью девушки или её  будущему ребёнку? 
   - На первом месяце беременности?! Я, могу, конечно, посоветоваться с нашей целительницей... 
   - Обязательно. И протокол этого собеседования сохраните.  
   - Тогда я сохраню оба. 
   - Оба?  
   - До и после.  
   - И второй, э-э-э... "кровоточащий шрам на левой ягодице длиной в полторы пяди от удара плетью успешно заживлён...", -  постоянно держать в поле зрения убеждаемой? - хмыкнул мужчина. - Убедительно. А принц? 
   - Вот женится, - отмахнулась Катти, - и пусть со своей женой делает, что пожелает - хоть на высокую башню в одиночку сажает, хоть со своими друзьями в баню водит. А пока она - моя ближняя фрейлина, так что, пусть в тонкостях Устава торговцев  разбираться помогает! Нечего ей на мужских тренировках на полуголых парней ресницами хлопать! 
   - Да, ваше величество, - согласилась женщина, которую уже давно со всех сторон дамы Двора подстрекали поднять данный вопрос. 
   Дальше разговор перешёл на вновь доступные телепорты. Дакр ещё раз убедился, что Катти уверена в безопасности големов охраны, а Катти, что всё это - собственность Империи, и потребовала, чтобы на расчистке не было ни одного раба! 
   Она под стенания своей Канцелярии и косые взгляды всех - от герцогов до здешних подружек готовила Указ об освобождении рабов. Пока - собственных. Но все в Империи знали, что итогом войны Падающих листьев стало всеобщее запрещение рабства. Два пункта были во всех мирных договорах - признание любого вида невольничества незаконным и всеобщий доступ к образованию. 
   - Да зачем тебе это?! - вопрошал Дакр. 
   - Рабство неэффективно, - каждый раз отвечала Катти. 
   Сама Эллезия избавилась от него ещё за поколение до Эпидемии. Оно всегда было болезненной для неё точкой. Главным источником невольников для прочих королевств Артола были набеги на Эллезию нортов и коров. И одной из привычных статей затрат Короны - выкуп их. Золотые рудники работали, золото добывалось... И уходило.  
   И рабство в Эллезии стало постыдным не только со стороны раба. Иметь рабов сначала стало непрестижным, а потом - неприличным. Тем более, что сама Эллезия за рабами в войны н ходила, а долговое рабство... Должников, по примеру  Техлора, переименовали в каторжников. На рудниках таким назначали зарплату, отработай долг - свободен! 
   Тем более, что... Первыми с нещадными процентами ростовщиков разобрались именно нагтилины: ты можешь назначать любой процент, но, если должник выплачивал тройную стоимость займа - заём считался погашенным. Это было вписано в регламент корпорации обязательным условием.  Даже если заёмщиком был дикий норт, и дело происходило  в дикой Нортирии. Ростовщикам остальных наций просто пришлось последовать их примеру - иначе все искали какого-нибудь хитроумного нагтилина! 
    В Техлоре же видеть нагтилина рабом считалось непотребством.  Его выкупала Корона и - по той самой схеме - на шахты. А презренные пленники... Кому они интересны? 
   Ну, так вот, когда Корона Эллезии выкупила крепостных крестьян, и они начали расплачиваться за свою свободу плодами своего труда, то тут-то Эллезия и перестала заботиться о своём продовольствии. 
   В Империи с продовольствием беда. 
   Что резкие действия непозволительны, Катти понимала, но своё отношение к рабству демонстрировала при любой возможности.  
   И при любой возможности Катти зудела Дакру об одиноком мерцающем телепорте - об исследовании оного при содействии чужеземного Семереника. И сегодня главный податель утреннего чая дрогнул. Уж больно его впечатлили возможности, открывающиеся с телепортами, вновь заработавшими. Один из которых находился вблизи - да, как в Риммериуме! - чуть ли  ни прямо за воротами города - Отволда, который, между прочим, был главным портом Империи. То есть, если до сих пор все товары из Артола были обречены на долгие перевозки, то теперь - в два прыжка! Сначала в столицу, а от неё - во все концы!  
   Всё. Сегодня же она устроит очередь к этому важному сановнику из своего принца, своей принцессы, своих жриц... Да и чужие принцессы не помешают тоже! Да и Эсктелла пусть своими формами поколыхает! И все они будут зудеть, что им три месяца сидеть в чудо-о-вищных условиях отсутствия горячей воды, тёплого туалета и личной спаленки... И жестоко мучиться без личного будуара и личного кабинетика. Не в бударе же векторным счислением заниматься! А этот Семереник отказывается пальцем о палец ударить, раз ему не позволяют сущего пустяка: взглянуть на работающий, но никуда не ведущий телепорт! И пусть математичка выскажет гипотезу: а он правда никуда не ведёт? Например, точно не на тот самый шоколадный остров?  
  
   ?? В восемь часов по людскому времени по всей Империи начинался рабочий день. У её подруг - занятия в Палестре. Даже Иллена не избежала этой участи: все незамужние гостьи Империи подпадали под общий протокол, принятый для местных юных аристократок. Собственно, именно из-за него и Сина с Никкой с самого начала в своё время не миновали данного учебного заведения. Илль попыталась намекнуть, что, может, для эйдежь...  
   ?? Но тут уж Катти замахала руками! До обеда у неё - её личное время! Никого! И не обижайся! - ты не поможешь ни с дневниками, ни в переводах трагедии! А контракт истекает через два месяца! И перед своими друзьями из Королевского театра Эллезии она опозориться не может! Они уже  и синопсис спектакля получили, у них уже и роли разобраны, а ты знаешь, что это такое - в театре разбор ролей?! Даже над декорациями уже работы ведутся! Да дата премьеры и та названа! И знала бы ты, какая драка идёт за билеты на спектакль, какие люди свои рабочие графики корректируют, чтобы этот день провести в Элистане!  
   ?? А уж дневники... Она ж страничку в день обещала... Но времени на неё уходит едва ли ни больше, чем на целую картину из пьесы! Хотя пьеса написана - и переводится! - стихами, а в тех тетрадках - такая презренная проза... 
   Так что, у императрицы, всё, почти как у девушек - только у тех людской час, а Катти - сорок пять минн - занятие, пятнадцать - перерыв, первый на Крайддассе Оллитто - "Утро", "Полдень", второй - на чаёк с чем-нибудь сладеньким от тёти Какки, третий - опять   Крайддассе Оллитто, но теперь "Вечер", "Полночь". И полчасика прежних, половинку аурсса, то есть, урвать на почитать нечто совсем случайное, мимоходом снятое с полки, у неё сегодня хватило... 
   - Катти, обед! - из-за дверей крикнул ей её кровник. 
   - Позовите девушек, пожалуйста!  - откликнулась она.
   Сегодня императрица не будет устраивать обеденный приём с важными дамами, а перекусит со своими сверстницами. Нет, от дам всё равно никуда не деться, но за тем столом на пятнадцать саженей... Ровно пятьдесят футов! Привыкать надо, привыкать к местным реалиям и среди них - к местной системе мер! И следить за языком - не приведи все боги, что-нибудь эллезийское опять назвать "своим"! Так вот, за тем столом все уместятся. А ей с девушками перемолвиться надо  будет. Да и "братик" наверняка припрётся за свою Витталию побухтеть, так очень хочется, чтоб подруги её поддержали... Трудно, всё-таки трудно противостоять его ауре... И чтоб всё не выглядело, не стало бы слишком серьёзным - а пусть останется девчачьими разборками.  
   По дороге в обеденный зал сэр Дартор рассказал, как он побывал у принца. Главной целью, конечно, было оценить боеспособность вчерашних баронетов, но заодно и присмотреться к остальным. 
   "Давно пора!" - буркнула про себя Катти. Хотя, когда - давно? Они здесь всего-то чуть более недели. 
    - Хорошая команда, - резюмировал командир её личной охраны. 
   А Катти всё-таки спросила: 
   - Если бы они пришли убивать меня, вы бы с ними справились? 
   - Без тебя, без твоей палицы, нет, - не раздумывая ответил Дартор. - У них три сильных мага. Очень сильных. Особенно сам принц. Да и если без магии... Он с парой тех виконтов, пожалуй, равен всему нашему десятку. Правда, не сейчас. Сейчас он держится на зельях Арлии. Но ещё неделю-вторую... - и только ответив, поинтересовался: - Ты им... ты ему  не веришь? 
   - Ни одного повода к недоверию он не дал.  
   - Не веришь... 
   - Верю я здесь - только Дакру. А Рогттар... Он был наследником, а теперь - нет. Сколько я таких книжек читала. Да что книжки! Моего отца убила его собственная сестра. Которая прожила с ним всю жизнь. А я со  своим братом - вот, пару недель. Я его не знаю. Совсем. И он меня тоже. А он, - она сглотнула, - такой сильный... 
   - Ты его боишься? 
   - Нет. 
   - Катти, подробнее! Потому что мне очень хочется попросить Клериссу заставить тебя снять запрет на того баронета - из герцогства Паггар! Чтобы он был рядом  тобой. Днём и ночью! 
   - Его зовут Виттор ла Скелл. И вот его я как раз боюсь. А про брата... Я убеждаю себя, что верить ему нельзя. Но он... Свой он. И парни его... Ни один из них ничего не таит на меня. По крайней мере я ни одной обмолвки не услышала, ни одного подозрительного умолчания, злой насмешки. 
   - Ладно, про них ясно. Но ответь, почему ты боишься ла Скелл? Как? 
   - Как? Подумаю, и... - "И обмираю", - подумала Катти, - подумаю про него, и... - она закашлялась: - вот, губы пересохли. 
   - Ты уверена, что он не наша, то есть не твоей охраны - компетенция? 
   - Да. 
   - Что ж, заботой меньше. 
   "Но вот про него я Клериссе точно расскажу!"   
    
   На обеде с принцем всё получилось нормально. Среди дам присутствовала графиня ла Трейси, мать Веталлии, и когда принц, заявившийся  с обоими виконтами, выставил  свои недовольства, Катти сначала обратилась к самой девушке, есть ли у неё претензии к штату Палестры, и та только губки сжала и покачала головой, а потом - к её матери: что полезнее для её несовершеннолетней дочери - присутствие на мужских тренировках или участие в ученических занятиях? 
   Вообще-то тут принц мог заявить, что данная девица - не чья-то несовершеннолетняя дочка, а его, уже беременная от него, невеста! То есть фактически - жена! Или найти ещё какие-нибудь поводы для скандала, но он только посмотрел на Виталлию и чуть развёл руками: "Я сделал, что мог!" То есть ругаться из-за неё с сестрой он не собирался. Как и ожидалось. 
   Но следом за сим принц не ушёл, а присоединился к обеду. Причём, устроился рядом со своей девушкой, и было видно (и всеми отмечено), что им (то есть ему с ней) хорошо.  
   "Ещё не все потеряно", - поняла Катти. 
   Виталлия получит сегодня на эту тему ещё несколько разговоров - и от подруг, и от жриц, а вечером ещё и от матери. Отец же не пожалеет бриллиантов и отправит её телепортом на неделю в фамильный замок - подобрать драгоценности из семейной сокровищницы к свадебному платью, чтоб портные уже могли начинать им заниматься. Она со  своим  Рогги даже проститься не успеет. 
   " - Знаю я их прощания! Вот поженятся - сколько угодно! - проворчал он жене. 
   А Катти перемолвиться с братом на обеде сумела.  
   - В пять свободен будешь? - спросила она  его.  
   Рядом с ней была и сестра. Лишний раз общаться с Рогттаром один на один она не собиралась. Да и он здесь был не один. 
   - Ну... - переглянулся принц с друзьями, а потом улыбнулся своей девушке.
   - Тренировки у тебя к этому времени сегодня закончатся? - тогда уточнила Катти. 
   - Да. 
   - Подходи, - и обернулась к Торри: - Ты тоже.  
   - У нас будет семейное мероприятие? - улыбнулась теперь фиолетовоглазая.  
   "Вот уж семейка! - вздохнула Катти. - Перед зеркалом потренироваться, что ли? Ну так, а толку?" 
   - Можно сказать и так. Сугубо семейное, - поджала губы она, то есть, никого кроме - ни друзей, ни невест! И объяснилась: - Протокол к нему писал ещё маэстро Пратарий. 
   - Буду, - тут же ответил принц. 
   - Буду, - тут же поддержала его принцесса. 
   - У тебя семрик есть? - обратилась она к брату. 
   Он молча вытащил из кармашка колета яркий прямоугольничек прежних
   - В цифрах разобрался? 
   - Ага! - вместо него ответил Фредж. - Сегодня после первого часа из университета два воздушника приходили. Таблицу оставили. Вот всем табором и учили. 
   - Сами пришли? - удивилась Катти. 
   - От них дождёшься! Рогги посылал. Но, признаем, горсть семриков, принесли без добавочных просьб.  
   - Отлично, значит, к пятому аурссу жду. 
   Протокол Пратария требовал, чтобы допуском в царскую сокровищницу владело не менее трёх человек из семьи плюс двое извне. Обычно один из этих двоих - казначей, другой - ближний советник. Дакр получил допуск ещё от Императора. 
   Да и просто посмотреть давно уж надо! Те же секстанты... Когда Катти зашла на водную кафедру... Там уже об этом приборе прослышали и аккуратно так посокрушались, что, а вот у них - нет. 
   После обеда у Катти по рабочему распорядку значилась "работа с документами". Под это дело она вызвала к себе из библиотеки Треккора. И предупредила о Вратие, что - жди и, когда объявится, не пугайся. Добавила: он может тебя спихнуть на свою дочку. Девица, вроде, смышлёная. Но, если приставать начнёт не по делу - скажи. Окоротим или заменим. Он опять попытался отнекиваться: 
    - Катти, я ж про лазутчиков только книжки читал, а самому... 
   - Я тоже про царей раньше только книжки читала, а теперь...  
   Ну, сам напросился! Малая царская диадема в её кабинете  была рабочим атрибутом: мало ли кого принимать императору... императрице! - придётся. Обычно лежала она на специальной подставке справа от её рабочего места. И была она магическим артефактом - размер её сам по себе подгонялся при первом использовании под новое царствующее лицо, точнее - под царствующую голову, конечно. Которая определялась по владельцу имперской печати, которая привязывалась к носителю палицы Арриграса.  
   Катти чуть ли не в первый день эту цепочку прошла - Канцелярия работала и требовала подписи на документах первой очереди, а нерушимой оная считалась, только будучи заверенной одной из царских печатей.  Ну, на самом деле, всё проще - мало, кто знает автограф новенькой императрицы, а мерцающий ореол, возникающий вокруг оттиска, если Катти его ставила собственноручно, подделать невозможно. 
   Дальнейшему её обучил Дакр. Но до сих пробовала она этот фокус только на нём да на своей старшей эйдежь. Судя по ним - вроде бы, получалось. Вот сейчас и проверит. Потренируется заодно.  
   Она протянула руку, взяла корону, закрыла глаза, надела. А потом представила всю эту Империю... Поправка - представила всю свою Империю. Представила её степи и горы, её города и дороги, весь этот Риммериум. И мысленно прошептала: "И всё это - я!" 
   И открыла глаза.  
   Библиотечный юноша вскочил. Стул от его резкого движения опрокинулся и упал. И он сам рухнул на колени: 
   - Императрица! 
   - Ты справишься, - тихо произнесла она. Дакр уверял, что в этом состоянии даже её шёпот услышат в любом зале, на любой арене, на любом поле боя.   
   - Императрица!.. - опять выдохнул Треккор. - Приказывай! 
   - Вон та пачка бумаг - это портреты Листеллии Вротийской. Передашь мальчишкам. Если кто её увидит и доложит - получит сто золотых. А ты, в этом случае, используешь свиток связи со мной. Про остальное тебе я уже сказала. Иди. 
   Он вышел, а Катти сняла корону и выдохнула: "Получилось!"  
   Первый раз получилось только с "Тёмным молотом" в обнимку. Даже с палицей Арриграса не прошло, а с фолиантом - получилось. Нет, Дакр на колени не падал, но это ощущение... Ла Алевтим утверждал, что артефакты власти не главное:  "Вон, посмотри на брата!". Главное - кровь. И ещё - право. Потому что ни один из братьев-сестёр императора подобным не владел. И Агторрия - тоже. 
   Хотя... Рогттар же его не утратил. 
   " -Тренируйся, чаще! - улыбался Дакр.  - И никакие подпорки вообще нужны не будут.
   Может быть, и так. Вчера в доме купца нечто подобное - она же почувствовала! - проскользнуло. 
    
   Следом за Треккором было назначено мэтру Креттору - главе Канцелярии. Вот уж про кого - канцелярская крыса - точное определение. Старый, высохший, морщинистый, а глаза - резкие, страшные.  
   " - Да, у них там вечные крысиные бои, - после её знакомства с ним, буркнул на её формулировку податель утреннего чая, - у Канцелярии с Казначейством. А он... Он пережил уже второго Императора. И на моей памяти - трёх казначеев. 
   Переживёт и четвёртого. Потому что к этому крысиному королю, в отличии от казначея, у Катти нет ни малейшей претензии. К Канцелярии в целом - какая она громоздкая, какая неторопливая! В ней, если и менять - так всю её полностью! Но и тогда... Он бы был первым кандидатом на должность главы нового органа. Потому что у него - порядок. 
   Тот же протокол Пратария... Мэтр Креттор на утро после её Провозглашения явился к ней едва ли не первым, оттеснив и придворных мужей, и придворных дам. И ла Алевтим поморщился, но за него попросил. И мэтр представил ей "Протокол". Переплетенный том на сто сорок четыре страницы! И фронтиспис в нём с портретом Лоуренсии! И подпись под ним: "Покойся с миром. Я присмотрю." И инструкции, инструкции, инструкции... 
   Ладно, с "Протоколом" - ситуация, предусмотренная самим "Протоколом", но  вот и с другим, тоже полтысячелетней древности, документом (Устав Коллегии) - ни малейшей заминки! Представили сразу же! Ей - оригинал, в Палестру - копию.  
   А уж справки всевозможные... Например, количество рабов Императорского дома - с точностью до человечка! 
   Да, избавление от рабства Катти начнёт с себя. Вот только сначала переговорит об этом с королевами, чтобы в какую-нибудь глупость не вляпаться. Типа она "освободит", и люди начнут умирать с голоду, потому что давным-давно - поколения уже назад! - разучились заботиться о собственном пропитании. Или, может,  всё сделать в несколько этапов? В первый из которых - пусть желающие выкупают себя сами. Казна-то пуста. И для выкупающихся придумать какие-нибудь преференции. Да чего придумывать! - три королевства наверняка перебрали уже все варианты. Ведь и Эллезия не требовала от них незамедлительности. Срок, помнится, для каждого из них был три года. 
   На подпись мэтром Креттором было представлено пять Указов. О четырёх она прослушала от него. Один - случайно выбранный (по количеству страниц в первом документе), сначала выслушала, потом перечитала - требование того же Протокола. То, что докладывал мэтр, и фактическое содержание совпало.  Не вызвало возражений и аргументация к подписанию.
   На всё про всё ушло сорок семь минн. Двенадцать следующих урвать бы на книжку, но на четвёртый ауррс пополудни должен будет явиться герцог ла Паггар. А Дакр сообщил, что с ним прибыл и барон ла Скелл... Какие тут книжки! 
   На обеде она потребовала, чтобы её эйдежь и сестра были при ней. Старшая эйдежь сделала вид, что не поняла, о ком речь, и явилась тоже. Разумеется, присутствовал и ее главный советник, но он оказался одним единственным мужчиной на четырёх разновозрастных дам. И когда он взглядом пересчитал всех и скривился... 
   - Шателен! - выкрикнула Катти. 
   Юный Аллфрид ла Предди тут же влетел в кабинет. 
   - Аллфрид, через пятнадцать минн здесь должны быть мой брат с двумя виконтами - любыми! Подобающе одетыми! 
   - Слушаюсь, ваше величество! - и он буквально испарился из комнаты. 
   - Нормальный ход, - оценил Дакр. - Думаешь, успеют? 
   - Нищему одеться - только перепоясаться, - нервно усмехнулась девушка. - Хотелось ему в государственных делах поучаствовать - пусть потом не говорит, что я его не звала! 
   - А обмыться хоть? 
   - Он не на танцы к нежным дамам идёт, а на переговоры с суровыми мужчинами. Перебьются. 
   Они недооценили шустрого шателена. Сам он побежал в тренировочный зал, ещё двух пажей послал к покоям принца, ещё одного - на кафедру воды, а четвёртого на кафедру воздуха. Принц с друзьями полуголые, под восторженный визг встреченных дам прямо из зала понеслись к рабочему кабинету Катти, а по дороге - да, прямо в коридоре! - приняли душ! Водянник немилосердно нагнал тумана и душевые подробности ото всех утаил. Воздушник тут же горячим смерчиком парней высушил. Тут подоспели и с одеждами... Катти требовала любых виконтов, Аллфрид выбрал тех, кто был под один размер с принцем! А парню штаны надеть, рубашку натянуть и колет застегнуть - это вам не девушке на вечеринку собраться... Правда, неувязка всё-таки случилась - нога у принца оказалась аристократичнее, то есть меньше, чем у его друзей... Сильно меньше. Ну, добежать-то они добежали и всю встречу отстояли, но вот, когда пришла пора сапоги снимать... Сапоги просто разрезали. На остаток дня Катти своим царским Указом дозволила им даже в своём присутствии походить босиком. 
   И тут её хвалёная канцелярия сделала сбой. Срок босикомохождения в документе указан не был, и виконты изредка придурялись приходить высокие на приемы босыми. Даже когда один стал герцогом, а другой - маркизом. И если б только они... Но баронеты, которые обычно провожали Катти по её городским вылазкам, однажды заслужили серьёзную награду. Катти даже размышляла о подарке из Сокровищницы, но те потребовали... смиренно попросили, конечно же! - включить их в тот самый бессрочный Указ. А потом... Да что тут долго рассказывать! Кто нынче не знает легенд о босоногом отряде принца Рогттара?! 
   Но все легенды будут потом, а тогда...
   За пару десятков саженей... за сто футов до палаты приёма парни с бега перешли деловой шаг...
   - Нормально, парни! Успели, - выдохнул задыхающийся шателен. - Дальше, ваше высочество, сами! А я хоть отдышусь.
   Рогттар сразу подхватил намёк, и в зал ожидания вошли не трое молодых рубак, а принц Империи с приближёнными!
   - Её величество ждёт вас, проходите!
   - Катти, что стряслось? - закрыв двери, недовольно оглядел присутствующих Рогттар.
   - У нас переговоры с ла Паггаром. По поводу его плотины. Однако, получилось, что имеется рацио Империи, - она кивнула герцогу. - И много-много её красоты, - улыбнулась дамам. - Но... кажется, не достаёт демонстрации нашей силы. Ваша задача: явить мощь Империи. Выполняйте!
   - Истуканами, что ли постоять? Да запросто! А слово молвить, в случае чего, разрешено будет?
   - По поводу плотины Дакр уже имел разговор с артольскими королевами, он знает, что им нужно и что, соответственно, спрашивать с паггарцев. Я и сама постараюсь не лезть с лишними вопросами. Но если тебе... вам!.. - поправилась Катти, обведя всех парней единым жестом, - покажется, что что-то упускается - говорите. Но... - она постаралась изобразить весь возможный пессимизм: - Не в ущерб основной задаче! - и, тётя Клер никогда не боялась обидеть резкими словами - она закончила: - Чтобы я знала, что на вас и в дальнейшем могу положиться! И не искать кого-то ещё.
   Парни переглянулись.
   - Чтоб тебе не искать кого-то ещё... Паггарцы - они нам кто? Уточню, кто нам - барон ла Скелл?
   - Ты его узнал? Ты его знаешь?
   - Я знаю всех герцогов Империи. Даже тех, которые никогда не бывали в Риммериуме. Отец позаботился. А ла Паггар очень редко где появляется без своего друга. Итак? Ты, правда, под угрозой смерти запретила показываться тебе на глаза его сыну?
   - Правда. Но сам он дал мне клятву личной верности. И я её приняла.
   - О-о... Сестра, - тут же перешёл он на деловой тон: - Не знаю, в курсе ли, но на всякий случай: ты обязана будешь дать ему личный разговор. Хотя бы несколько фраз. Хотя бы о погоде. Но, подозвав к себе. Обязательно. Или иначе это будет сигналом твоего неудовольствия. 
   - Спасибо. Не знала. Приглашайте!
   Разговор прошёл нормально. При бароне имелся целый чемодан бумаг, но на вопросы Дакра они отвечали сами и, только подтверждая, доставали ту или иную папку. Неожиданностью для них стало только замечание Катти, что нагтилины и эллезийцы наверняка потребуют исключить рабский труд. Но поморщившись и повздыхав, они эту оказию к сведению приняли.
   Принц весь разговор простоял у неё за плечом, и только, когда она подозвала барона -отошёл, но тут же со своего кресла поднялась и заняла его место Агторрия. Больше того - она даже чуть приобняла её. И Катти хватило сил разогнать по закоулкам души все свои страхи и спросить:
   - У вас же в семье всё в порядке?
   - Да, ваше величество, я - перед Вами, моя жена сейчас вся деятельных заботах о подготовке замка к зиме, старший сын сходил на охоту и добыл рысь, моя старшая дочь - она на год младше его - обрадовалась и загорелась пошить из неё полушубок. Ваше величество умоляю о милости...
   - Говорите.
   - Дочь и вся моя семья будет счастлива, если Вы примите тот полушубок в знак нашей почтительности.
   Рысь, убитая его руками?! Руки Торри сжали плечи сестры, и у ней хватило сил выговорить.
   - Я приму дар Вашей семьи. Идите.
   Паггарцы вышли.
    - Рысь - это опасно? - спросила она брата, как только за герцогом с бароном закрылась дверь.
   А двое виконтов какой-то странной походкой - словно бы на цыпочках, подошли к ближайшим стульям и просто грохнулись на них.
   - Что это с вами? - обратилась она к ним.
   - Ах, величество, прости, - выдавил из себя один, задрал ногу и попытался снять сапог. Сапог не поддался. 
   - Кажется, ступни распухли, - пробормотал другой. - Нет, Катти, мы б, конечно, могли выйти и попытаться разуться там, - мотнул рукой он в сторону двери. - Но только ползком. Твои фрейлины, боюсь, нас бы не поняли...
   - Что с вами?!
    - Да сапоги эти, да и прочее - это всё его, - показал на ухмыляющегося принца Фредж. - Переодели нас, по-быстрому. Но нога-то у него не такая, как у нас!
   - Совсем не такая, - почти простонал будущий маркиз.
   - А вы в них почти час простояли... - поняла Катти и громко выкрикнула: - Шателен!
   Наверное, у этого Аллфрида магия какая-то, врожденная - дверь закрыта, а он всё слышит! -влетел сразу!
   М-м? Слышит? Всё? Надо бы проверить...
   - Аллфрид, я выражаю тебе свою благодарность, за своевременную доставку и скоростное облачение принца со товарищи. Но разувай их теперь сам! 
   Дальше началась суета, которая кончилась скоростной доставкой служащего из Канцелярии, составления и подписания пресловутого Указа.
   - А дальше - без меня! - наконец, выкрикнула Катти, - Дакр, у нас сегодня в планах Сокровищница! Ещё и завтра я на неё тратить не буду! Ведите! 
   Она бы и сама дорогу нашла, но не положено Императрице в одиночку шастать по собственному дворцу! Не положено!
   - Не провожайте нас! - обронил ла Алевтим в прикабинетном зале. 
   Дамы замерли и вернулись к своим креслам, бержерам, крапо, к своим вышивкам, вязаниям, мольбертам. Четверо её кровников не остановились. Герцог поджал губы, но смолчал. Один из них нёс фолиант "Тёмного молота" - в подаренном Клериссой футляре.Мало ли, на что наткнёшься в этой самой Сокровищнице!.. Ещё одно подтверждение статуса - перстень малой царской печати висел у неё на цепочке под платьем (жрицы посоветовали: пусть привыкает к тебе, - сказали они. И после этого словечка, Катти перестала переуступать его кому бы то ни было). Капитан её охраны качал головой - он предпочитал, чтобы рядом с Катти была Палица, но её пришлось бы тащить ей самой. Да и... "Хранилищу" девушка верила больше.
   Выйдя в коридор, Дакр бросил изображать из себя толи учтивого придворного, толи заботливую наседку и просто пошёл, не особенно заботясь, успевает ли за ним императрица в своём императриском платье. А скорее всего, просто задумался. Подходил святодень, королевы уже пригласили Катти, туда же были приглашены паггарские... Да и без их плотины столько всего обговорить с ними надо! Например, как проходят обе экспедиции?! 
   Как только рядом никого из чужих не осталось - слева брат, справа сестра, Катти опять обратилась к Рогги:
   - Рысь - это опасно? 
   Он, о чём, к чему вопрос, сообразил не сразу. По счастью рядом шла сестра, которой ничего объяснять не требовалось, она отстегнула от пояса своё охотничье ожерелье и ткнула в клык, длинной в её палец:
   - Это был ягвар. С пустошей. Мы с Ниэ обошлись без единой царапины. 
   - С Нилом? Значит, вас было двое! А с ним кто-нибудь был? Или он один попёрся?!
   - Неважно, - пожал плечищами включившийся принц. - Он там - в своих горах. Хозяин! Ему соперников вообще не должно быть. Да и рысь - не ягвар. Даже горная. Раза в полтора мельче.
   "Вот тебе и "увижу - убью!" Втюрилась?! - спрашивать о таком вслух он не стал, конечно. - Позже с Торри надо будет переговорить."
   И переговорит. И по результатам разговоров, в которых деятельное участие примут и Лестра, и Иллена, к ла Паггар пошлют целую делегацию - саму Лестру, которая якобы должна передать мерки с императрицы под будущую шубейку, в сопровождении виконта  Фреджа ла Мотторогк и баронета Асольд ла Чед. С ними сам по себе, вроде бы, увязался и бард Истрелл ла Кратас.
   Меньше всех информации добыл Фредж. Но это и ожидалось - его главная задача была привлечь внимание к себе, и отвлечь его соответственно от Асольда. То же самое выпало и поэту, но, если виконт изображал из себя никем не пробиваемый и ничем не спаиваемый твёрдо-каменный утёс ("Нет, а тёмный эль у них - ничего! Достойный!"), то барду выслушать романтическую историю, как юноша после танца с императрицей пообщался со своей погодкой-сестрой и после её тихих реплик помял серебряный кубок, в котором ему при этом подавали вино, и у мчался в горы, а вернулся со шкурой рыси - ну, как же без этого!
   Ла Чед принёс более подробные сведения. Он даже поспаринговал с самим Виттором ла Скелл.
   " - С утра делать было нечего, пошёл к ним (приняли их в том же в герцогском дворце, где танцевала Катти) на тренировочную арену, а там их молодняк уже вовсю развлекается. Принял участие. Особо никто не зверствовал - ну, с ним где-то на равных. Кликуха у него - "Волк". Ещё рассказывали, год назад появилась в их краях банда. Так отрядом, который её отлавливал, поставили командовать его. Банду отловили. А он в поединке кончил главаря.
   " - Мальчишка! - вздёрнула презрительно губки Торри.
   " - Много ты понимаешь, девчонка! - не согласились с ней парни. - Реальный противник! Который не будет под тебя подлаживаться, и которого можно - разрешено! - убить!
   " - У нас ради этого Келдаз судебные поединки устраивал, - согласилась с ними Сина.
   " - Даже Луфгегл два боя таких провёл, - улыбнулась юная корсарыня.
   Эллезийская принцесса только вздохнула: именно она на них настояла. Именно она.
   Лестра, в свою очередь, сообщила одно, но существенное: постоянной подружки у баронета нет.
   Результаты разведмиссии младым поколением имперского дворца были признаны удовлетворительными.
   " - Умница! - поцеловал свою жену герцог ла Паггар, когда она рассказала, как с утра пораньше разбудила и выгнала сына с его бандой на тренировку после вечерне-ночного гульбища с младым виконтом из столицы.
   Рассказывать мужу, что они с Леоноррой, обсудив накануне "шубку для императрицы", решили с термином "своими руками" особенно не доскональничать, она не стала. О чём тут вообще с мужчиной говорить?! Главное - кем зверь добыт! У прибывшей с размерами шубки подруги сестры императрицы, на всякий случай, экивоками о том перемолвились - точно. Так что, дочке, если пуговицы пришить дадут - и то, пусть спасибо скажет! А остальное...
   Какими глазами принцы Артола глядели на разряженных имперских аристократок на балу в Льиз Яррулле пересуды уже ходили. И допустить, чтоб юная императрица смотрела на их изделие, как на экспонат из музея древностей, было невозможно!
   Та же прибывшая девушка во время разговора успела посочувствовать юной императрице:"Как ей непривычно, неудобно в одеждах Империи! Она даже специального мастера из Эллезии выписала. Так представляете! - наши самые известные портнихи, расталкивая друг друга локтями, к ней пробились в подмастерья! Кто? Кто мастер? Сейчас вспомню - Верия Интелия! Представляете, никакого титула, зато двойное имя! Но она в Риммериуме недолго - на первое время для её величества наряды нашьёт и в конце следующей недели убудет."
    Да кто ж её теперь так просто отпустит?
  
   Катти о том разведрейде узнает только через месяц - от тёти Клер в Льиз Яррулле. В ближайшую встречу речь о герцогстве ла Паггар будет идти только в контексте проекта плотины и оросительной системы, а вот потом, в следующую, оставшись с девушкой наедине, она её ближников похвалит: 
   " - Молодцы, сообразили, а вот, что ты о том не знаешь, то есть не предусмотрела их очевидное действие - тебе в минус. Интересно, их уже кто-нибудь информацией о твоём мальчике снабжает? 
   " - Он не мой мальчик!
   " - Хорошо, - равнодушно пожала плечами истинная королева, - регулярного информатора об этом - не твоём! - мальчике они нашли? Ваша Лестра - она такая умненькая...
   " - Мне её об этом в лоб спросить?! - смутилась, почти возмутилась девушка.
   " - Не её. У тебя есть эйдежь. Даже две. Ты же Иллене веришь?
   Катти заколебалась с ответом... Тётя Клер не стала ждать ответа:
   " - Ты о её семье, о княжестве Каалекс много читала?
   " - Всё. Мне дали справку на триста двадцать страниц.
   " - Ты нашла в этих страницах хоть один случай их предательства Империи?
   " - Нет.
   " - Я тоже. И ещё я не нашла ни одного случая предательства со стороны их женщин своих мужей. И ни одной порушенной клятвы.
   " - Я тоже.
   " - Верь. Женщины правящей семьи Каалекса - это сокровище. И раз она приняла титул эйдежь...
   " - Она его выпросила.
   " - Тем более. Цени и верь. И используй. Просто поручи, явно дай задание. Скажи ей: баронет ла Скелл - твоя забота, но я - то есть ты, желаешь знать о нём всё.
   " - Вы думаете она сумеет? 
   " - Не сумеет сама - найдёт помощника.
   " - Истрелл?!
   " - Видишь, есть лежащее на поверхности решение.
   " - Но я сама не знаю, что мне от этого мальчишки нужно!
   " - Сейчас он тебе никто. Он всего лишь тебе небезразличен. И сейчас об этом знают десяток-второй людей. Потом таких будет сотня-другая. Вот, к примеру, подумай: что будет делать с этой информацией, когда она до неё дойдёт - а она до неё дойдёт! - твоя любимая тётушка? Или, чтобы далеко не ходить - что о его окружении? Как ты думаешь, а не замечтается ли кому в герцогстве Паггар стать близкой подружкой возможному принцу-консорту? В общем, сейчас-то - это вполне достойный юноша, но...
   " - Я испортила ему жизнь?!
   Клерисса рассмеялась:
   " - По крайней мере ты её сделала более интересной. О его безопасности особо не волнуйся - и у герцога, и у его друга репутация в этом отношении, страшная. Они своих близких уберегут. Да и мальчик твой... Даром "волком" не называют - улыбнулась женщина.
   Но Катти было не до шуток.
   " - Катть, жизнь она такая: сначала мужчина добивается женщины, доказывает, что он достоин. Доказывает, что он убережёт её и её детей. Он предлагает, а она из нескольких вариантов выбирает. У тебя другие варианты тоже будут. Будут, девочка, будут! Может, не очень яркие, но... Поверь моему опыту! - она явно припомнила кого-то и покачала головой: - В общем, не мешай ему сделать свою мужскую работу, - и опять улыбнулась. - А год - вполне разумный срок.
   " - Целый год!..
   " - Ах, ты скоро сама увидишь, что это всего лишь год... Ведь месяц-то уже прошёл. Больше! - и женщина опять не стала удерживать улыбку: - Больше целого месяца!
   И вправду! - изумилась Катти.
  
   Но это будет ещё через месяц, а сейчас она, думая об этом мальчишке - и ведь никак выкинуть его из головы не может! - дошла, наконец, до спуска в Сокровищницу.
   Стража. Боевая десятка воинов и маг.
   - Ваше величество, - обратился к ней капитан. - Согласно протоколу Пратария требуется явное Ваше подтверждение, что эти люди - с Вами!
   Да, Катти об этом читала.
   - Эти люди, мой брат, моя сестра, герцог ла Алевтим и четверо моих личных охранников - идут с Нами по Нашему разрешению и повелению!
   Капитан перевёл глаза на мага - тот кивнул: у него имелся артефакт, подтвердивший, что сказано искренне и без принуждения. Стража раздвинулась.
   Винтовая лестница - тесная и неудобная. И легко защищаемая.
   Промежуточный этаж. Ещё один десяток воинов. И повтор процедуры разрешения. Из этого зала - три выхода: по которому они спустились, по которому они пошли дальше, и - к казармам. Рота охраны меняется раз месяц. Тихо, спокойно, скучно. Интересно - какой из эпитетов для солдат главный? Неинтересно.
   Ещё один этаж вниз. Площадка. Стража. За солдатами - длинный - саженей в пятьдесят - неширокий коридор. Процедура разрешения. После которой капитан отпер небольшую комнатку, вошёл в неё. В ней, по описаниям, ключ снятия тревожного режима прохода. Ловушки дезактивируются. Вышел.
   - Ваше величество, следуйте за мной, пожалуйста! Дистанция - двадцать-тридцать футов.
   Он должен самолично продемонстрировать и доказать, что ловушки сняты.
   - Идите, - кивнула Катти.
   В самом конце коридор круто сворачивал, открывая ещё один небольшой зал. Их встречал ещё один офицер. 
   - Сопровождение сдал, - произнёс первый.
   - Сопровождение принял, - отозвался второй.
   Процедура разрешения.
   - Ваше величество! - запротестовал Дакр, - ваша охрана внутри Сокровищницы - это вне Протокола!
   - "Не менее двух, не входящих в семью..." - это "не менее". Верхняя граница не указана. Они идут со мной.
   - Катти, зачем?!
   Чтоб не волочь самой "Хранилище"! 
   - Потому что мне так хочется! Такова Наша воля!
   - Ваше величество! Секретность...
   - Они мои кровники. Секретность не пострадает.
   Дакр только тяжко вздохнул.
   - Пропускайте, - буркнул он страже.
   Но и за этой дверью оказался ещё один тамбур. Герцог предложил ей доставать печать. "Нет!" - отказалась девушка. Она - императрица! Она - хозяйка. И всё вокруг - её дворец, её дом! И всё в нём должно подчиняться ей, а не печаткам!
   В этой переходной камере уже ничего не прятали, не маскировали, что искать - она представляла, и выемку под ключ - под ту самую печать - увидела сразу. Но у неё шестой уровень допуска!
   Катти подошла и просто положила на неё свою ладонь. Досчитала до двенадцати и несильно толкнула. Раздался гонг полного приятия.
   - Ох, - изумился Рогттар, когда дверь плавно отъехала, втянувшись в стену.
   Дакр только покачал головой: "Даже у императора ничего подобного не выходило!"
   Катти вошла внутрь и тоже покачала головой. Ни одна из королев её в свою сокровищницу как-то не приглашала... "И с чего бы это?" - хихикнула про себя девушка. И как-то ей ожидалось увидеть горы рассыпанных золотых монет, лопнувшие от обилия драгоценностей сундуки, увешанные диковинными украшениями скульптуры, прислонённые к стенам рулоны ковров, кучи оружия...
   Склад.
   Она взглянула направо, налево, вперёд - саженей под сотню в длину-ширину, и по всему пространству - ровные ряды монументальных стеллажей. 
   "Как в библиотеке!" - поразило бывшую библиотекаршу.
   Только здесь на полках не стояли ряды книг, а выстроились ряды ящиков. Полки были разной высоты - внизу повыше, а чем ближе к потолку, тем ниже. Соответственно и контейнеры были внизу поболее, вверху помельче, но на каждой полке все однотипны, явно сработанные, если и не одним мастером, так - в одной мастерской. Вот только явно было ещё одно - время их изготовления сильно разнилось. 
   Да, она думала, что так только в Казначействе - туда её Дакр уже затаскивал, чтобы она термин казначея "казна пуста", уж слишком буквально не воспринимала. И допуск в Казначейство был проще. Причём не только в плане секретности. Ну, так понятно: тележки с монетами возить по винтовым лестницам - лекарей переломы ног лечить, не напасёшься. Да и рассыпанные монеты имеют обыкновения закатываться в разные тёмные углы... разных тёмных карманов.
   - Напомню местные правила: ходить можно, где угодно, смотреть можно, что захочется, но трогать вещи в контейнерах и уж тем более вынимать из них артефакты - только после личного разрешения царствующей особы. Или, держа в руках один из атрибутов власти, переданных вам лично царствующей особой.
   То есть ту самую печать, например. Да и царствующие персоны предпочитали не рисковать и без печатки внутрь Сокровищницы не лезли.
   - Катти, Торри подойдите. Рогттар пока свободен, ты про всё это уже слышал.
   - То есть, я правильно понял, - тут же уточнил он: - открывать ящики мне можно? Любой?
   - Здесь - да.
   Рогттар развернулся и целеустремлённо куда-то пошёл.
   - В правой части - оружие, - сразу пояснил девушкам мужчина, проводя парня взглядом. - Итак, каждый ряд имеет пометку, вот, смотрите... - указал он на экзотический шильдик.
   - "Краттор", - прочитала Катти, и пояснила удивлённому Дакру: - буква алфавита прежних.
   - В их алфавите случайно не тридцать шесть букв?
   - Да. Ровно три дюжины. И, думаю, не случайно.
   - Хм-м... Не думал, что ты и здесь мне что-то новое скажешь...- и продолжил: - Тридцать шесть рядов, каждый из которых - видите? - разделён на секции, помеченные однотипными значками - то есть, тоже буквами прежних. Количество секций разнится, но нигде не более тех же самых тридцати шести. У Казначея имеется реестр, в котором у каждого объекта - свой адрес, состоящий из... м-м-м... двух букв и двух цифр. Например, вот этот - он указал на первый ящичек, лежащий на второй снизу полке, - будет иметь метку "краттор", "алефа", 2,1. Ящик можно снять и вынести целиком - опять же, либо царствующему лицу, либо с явного его указания, которое должно даваться внутри Сокровищницы...
   - То есть и, вон, оттуда, - Катти указала на рабочий закуток у входа: стол, кресло, пара стульев, шкаф, - можно?
   - Да. Так иногда и бывало: император усаживался в кресло и вслух зачитывал список изымаемого. Например, на приём какой-нибудь украшений для дам, а потом ждал. Но редко. Обычно он просто передавал печать. И они уж... - он махнул рукой на ящик.
   - Взглянем? - полыхнули фиолетом глаза Торри.
   - Пожалуйста! - улыбнулся мужчина. - Гляньте. Замочек очевиден. Но повторяю...
   - Да помню я, помню: трогать не буду!
   - Главное не забудь, что это ты помнишь, - проворчал мужчина.
   - Давай! - заразилась её любопытством и Катти.
   Девушка отщёлкнула несложные замочки, окинула крышку и ахнула...
   - Катти, можно-можно-можно? - уставилась она на сестру.
   - Разрешаю взять... - и Катти прочитала... Почти во всю ширину-высоту крышки изнутри у неё было зеркало, но над ним вилась надпись: - "Наряд Иррины".
   Колье, серьги, перстень. Золото, бриллианты, и в их обрамлении - крупные светло-лиловые камни.
   "Сапфиры, - узнала библиотекарша, - под мои морковные волосы не подойдут, а у Торри её рыжавьё - чуть темнее, насыщенней, а уж с её глазами!.. Впрочем, на неё что ни надень - хуже не будет, а мне..."
   Она вдруг вспомнила, как Виттор ла Скелл через толпу окруживших её дам смотрел на неё. А ведь на ней тогда было, вообще что-то почти незаметное!
   Катти сделала пару шагов, обогнула сестру и раскрыла следующий ларец. "Наряд Стеллы". Нет, опять не для неё! Открыла ещё один...
   Дакр ла Алевтим довольно улыбнулся: юная императрица заинтересовалась. Что ж, пусть полюбуется на свои драгоценности! Не зря ж он подвёл девушек именно к этому стенду. Четверть часа он ей на это даст. А после...
   А после он обратился к ним:
   - Вы, наверное, заметили, что всё, что вы видели - достаточно интересные вещицы, но их вряд ли можно назвать настоящими императорскими реликвиями. И дело здесь не в том, что вам просто не повело наткнуться на уникальные вещи - здесь из попросту нет. Так что, даже если сюда прорвутся враги и всё вынесут, Империя не лишится своих истинных сокровищ. Идёмте!
   И он громко выкрикнул:
   - Принц! Мы идём в Светлый зал! Вас ждать?
   - Сейчас подойду... - донеслось издали.
   Он присоединился к ним у стенки. Внутренних украшений в этом складе не имелось - всё было подчёркнуто функционально, вот и эта стена была голой. Краска даже не особо скрывала кладку из разноразмерных камней, которая, впрочем, сама создавала довольно затейливый узор.
   - Видит ли императрица здесь что-либо особенное? - огладил усы Дакр.
   И Рогттар улыбнулся тоже.
   Так вот, что раззуделось у неё в голове! Здесь, как в Библиотеке... В обеих! И в Эллезии, и в Риммериуме. Там тоже переход в потаённый раздел никаких внешних подсказок не имел. Она проходы нашла с помощью "Молота". Сможет найти и здесь. Но не будет. Свойства "Хранилища" - это её тайна. И пусть тайной и остаётся. Хотя Пратарий очень предостерегал от подобных единоличных секретов. Очень и очень. Но имперцы прожили без обладания оным, как минимум, полтыщщи лет - ещё несколько переживут влёгкую.
   - Показывайте!
   - Догадалась, - показал разочарование принц. - Умная!
   - Опытная, - отказалась от комплимента Катти.
   Она пыталась придумать, как бы их заставить активировать замок её кровью. Прежний хозяин погиб - надо становиться новой полновластной хозяйкой! - но не понадобилось: герцог с извинениями подступился с тем сам. Девушка деланно поморщилась, но согласилась на помощь кровников. Сэр Торвик порезал девушке многострадальную левую ладонь, Катти сразу после исполнила двойной укол, просигнализировав остальным: "Не беспокойтесь!", а Дакр указал на участок стены. Катти не стала выпендриваться: мол, дальше я сама! Она спокойно приняла инструкции Дакра. И герцогу довелось опять удивиться, услышав гонг полного приятия.
   А потом ещё четверть часа восторженного щебетания сестры. Катти уже не особенно приглядывалась, она сразу потребовала, чтобы Дакр отвёл её к разделу с нераспознанными диковинками прежних. Их хранили не в коробках. Как пояснил ей её советник, как-то кто-то решил навести порядок и начал упаковывать артефакты. Один ящик взорвался. То есть, что-то спокойно простояло на полке не одно столетия, а в заключении не вынесло и нескольких часов. Больше не рисковали.
   Искомый секстант нашёлся быстро и не в единственном экземпляре. Катти все четыре сняла с полки и передала кровникам. И улыбнулась: на выходе возьмёт и выкрикнет: "Шателен!" Интересно, появится? С кем бы пари заключить?
   Проиграла бы. Он не появился. Она не преминула ему на то попенять. К её удивлению, он не обиделся, не возмутился, а принял к сведению. Ей даже поплохело: она представила, как идёт по теневым коридорам, где-нибудь... в том же особняке Вратия!.. идёт тихо и очень таинственно, но стоит ей шепнуть: "Шателен!", и из-за ближайшего поворота выскочит он: "Да, ваше величество?"
   А тогда, по возвращению, он в четверть часа доставит ей магистров с кафедры воздуха и земли, из библиотеки - том "Яррулле ди Крайддассе", в переводе - "Берег надежды" (в котором описано было, как старик-штурман учил внука пользоваться секстантом), и девочку-скорописку. Землянник разбудил все четыре семрика, а она прочла те страницы воздушнику, наглядно показывая при этом, что в секстантах как называется. Девушка-библиотекарша её перевод записала и - молодец! - тут же сделала схематичный рисунок одного устройства, на котором стрелками её пояснения отобразила. Четыре конструкции несколько различались между собой, описание давалось только одного, но вот только пусть попробуют не разобраться!.. Да, судя по тому, с какой скоростью, они после поскакали к себе, как у них горели глаза - должны, вроде... А девушка... Подходил ужин, Катти всё была занята, и Акакирра прислала корзиночку - чтоб хоть перекусить. Вот с этой корзинкой, полной сладостей, Катти девочку восвояси и отправила. Да ещё велела своему шателену её запомнить.
   Впрочем, всё эти мелочи быстро вылетели из головы императрицы. Ведь у неё появилась другая проблема: "Казна"! Легендарная "Казна" гридов! Потаённая сокровищница, которую не обнаружили при первом штурме Эллистана векаты и которую так и не сумели найти в последующие полторы тысячи лет векты! Теперь она знает, где её искать. Скорее всего. Нет - где искать-то - знает точно, а "скорее всего" - найдёт. Потому что раз библиотеки в обоих главных столичных дворцах однотипны, то и их Сокровищницы - скорее всего тоже! И тогда там, в Элистане, если её пустят в их сокровищницу... "Тёмный молот" ей поможет!
   Осталось только решить, как и когда рассказать о том тёте Клер. И что за это потребовать. Ведь помимо всего прочего... Никто и ни за что не оставит её в чужой королевской сокровищнице одну, а значит придётся показывать, как она пользуется компасом Молота... Придётся раскрывать этим мудрым тёткам, что "Хранилище" - это не просто толстая книжка, не только указатель опасности для принятых их... Да они и так о том наверняка подозревают, но одно дело подозревать, другое - увидеть своими глазами. А если учесть, что первую кровь Молот принял не от неё... Конечно, у неё имеется добавочное преимущество: кровь той, для кого он был создан - сестры Анатары. Но кто его знает, насколько та капелька существенней первоочерёдности её дарения.
   Или не требовать ничего. Просто открыть. Прямо при тёте Клер. И тогда... Законная десятина кладоискателю! С нетронутой "Казны"! Нет, она ни на единый артефакт не претендовала бы, но сумма откупа... При пустой её собственной казначейской казне, при том, что основные её платежи за продовольствие, за инженеров пойдут именно Эллезии...
   Вот об этом она и гадала весь ужин и час после него, который проводила с обменивающимися дворцовыми сплетнями дамами. А так как сама внимать им была из-за этого не способна, то оставила при себе Торри. Не каждый же вечер той по свиданкам бегать?! Пусть привыкает к тяжкой королевской доле!
  
   10. Счастливый остров
  
   Веккатту королевы пригласили на святодень к десятому часу, но Катти сорвалась домой накануне вечером. Да! Домой!
   Льиз Яррулле был её домом. Хотя бы потому, что там была её истинная собственность - её любимый домик, который она выбрала сама, сама его заработала, сама получила. В котором она счастливо жила до всего этого безумия! В котором она переводила стихи и трагедии, в который она возвращалась после трудов на шахте совместно с Луфгеглом и Синой, после катаний на яхте с Аккором и Никкой, после головоломных ухищрений над охранными големами с Келдазом и Ниэллоном. Но они-то после этого возвращались в Элистан, к своим обязанностям принцев и принцесс, к своим лицейским занятиям, а она... Она оставалась одна, одна на весь город!
   Нет, конечно, она и им втихую от королев - от Клериссы, главным образом! - помогла получить кыллизикл на выбранные особнячки. Да просто помогла найти то, что им понравится! Ведь она знала и своих друзей, и свой город. И тогда оставалось только сделать так, чтобы нагтилины-шахтёры не получили наряд на эти виллы. Но со старшинами найти общий язык оказалось просто. Они ж видели её с их принцем, они видели, как Луф слушал - слушался! - её. И ещё... Несколько раз она предупреждала их об опасности некоторых зданий. Поначалу они улыбались рыжей крохе и уверяли её, что будут очень осторожны... Потом пытались понять, чем те дома, на которые она указывала, отличались от других... Она даже пыталась им объяснить, мол, смотрите: все окна уцелели, а вон такой башенки больше нигде нет, на других - другие! В общем, они махнули рукой и вместо объяснений раз в месяц затаскивали её, задабривали её грудами найденных конфет - тем подобием ирисок, которые жевать можно было чуть ли не час! А вкус при этом, весь этот час - и не приторный, а холодящий! - всё оставался. Головоломки разные они и так сразу передавали ей. Она в ответ просматривала планы рейдов и отмечала, куда соваться не следовало. В домики своих друзей - в том числе.
   Так вот, свои убежища были у каждого из их компании, и она ещё и каждому помогала найти мелочёвки, украшавшие их быт. Да и не только быт... Самый первый секстант Каттенька первому показала Аккору, месяц потом с ним разбирали, что к чему, а потом подарила подруге-корсарыне на день рождения! А Никка, зато регулярно одаривала её своими акварелями!
   Но всё равно, друзья-подруги приходили к ней и уходили, шахтёры спускались, набирали хабару и возвращались в забои Тарекколла, королевы раз в месяц обследовали очередной дворец в центре города, купались на золотом пляже и возвращались королевствовать, а она - оставалась!
   Она приходила домой, где всегда было тепло, но никогда не душно. Где вдоль патио круглый год, сменяя друг друга, цвели огромные цветы, и огромные бабочки соперничали в сборе нектара с них с крохотными птичками. Где вместо будильника по утрам до её кровати добирались утренние лучи - пора вставать! Трагедия не ждёт!
   Она опять вспоминала, как полыхали глаза у артистов, когда она читала её им, она улыбалась, когда ей пересказывали сплетни об актрисах, кознями и интригами вырывающих друг у друга роли в ней. И опять, и опять - тот крик из зрительного зала: "Автора! Автора!" И она - рыжая кроха - выходит на авансцену. И овации! И брызжущие слёзы!
   Или просто - сесть на веранде, с которой виден океан, настроить небольшой фонарик над книгой и читать, читать, читать... Всю ночь. Даже не обязательно под фонарём на скамейке, а подхватить лёгкое плетёное кресло и устроиться, где душе угодно! Конечно, если не забыла попросить зарядить его кого-нибудь из своих друзей магов-магинь. Ведь это семрики - наверное, бессмертны, а на остальное требуется энергия. Да и тут, Семереник считает, что их активация - это практически их зарядка. А без неё они через некоторое время уходят на сверхэкономный режим.
   Правда и тут...
   Недавно шахтёры обнаружили в одном забое действующую линию освещения. Они не придали тому значения - мало ли диковинок у прежних! Но Катти как-то взяла и оставила там свой разряженный фонарик. Он зарядился. Сам по себе. И работал почти в полтора раза дольше... Как бы не в 1,44 раза...
   Катти по привычке своей не стала сильно распространяться об этом казусе.... Нет, и утаивать тоже не стала - просто раз одному шахтёру, который сетовал, что его фонарь скоро сядет, а до приданного им мага не допроситься, не докричаться, подсказала. И без разной суеты и ажиотажа оно потихоньку распространилось между рабочими и вошло в обычай: "да всем известно!"
   А она начала искать в книгах упоминания о том, разъяснений... Найти не успела. Потому что, вот, императрицей стала!
  
   Телепорт вынес её (не одну, конечно, у неё был взводный телепорт - на три десятка человек, и использовал он сейчас всю свою полную - до человечка! - мощность: её кровники, обе её эйдежи, её родственники, их друзья-подруги, Дакр со своими людьми, самыми необходимыми слугами в её дипломатический дворец...) на площадку перед северными вратами города. Через них она с королевами когда-то вошли в город первый раз. С тех пор t-координаты на них и настраивались, хоть и выбрасывало всех всё равно в долине Якоря. Но, недавно команда Семереника серый шар из исказителя изъяла, искажения от него прекратились. Искажения от мерцающего телепорта перекрывались с якорным где-то на полпути меж ним и вратами. Что, наверное, прежними и задумывалось.
   Катти поздоровалась с охраной, перекинулась с ними парой слов, самолично приняла текущий кыллизикл, и под это дело, втихую капнув крови, напомнила о себе системе охраны. "Жаль, врата открыты", - мелькнула у неё мысль. Уж больно захотелось самой вдавить нитрониумный стержень, услышать гонг, увидеть уходящие в стену полотно ворот. Но...
   Но даже отсюда были видны гуляющие по мостовым люди, и, вот... сзади подкатил экипаж... Оттуда вышли разодетые люди... Не только она утро святодня решила встретить на курорте тропического острова, врата же сами по себе закрывались только после ауррса своей незадействованности.
   Катти даже ощутила укол странного чувства - ревности, что ли? - город уже не был только её. Вот и её окружение загалдело, зашебуршало и сейчас ринется на её улицы... Катти вздохнула и заставила себя улыбнуться:
   - Приглашаю в Льиз Яррулле! - и махнула рукой в сторону города.
   - Извините, - вмешался командир охраны врат города. - Но теперь изменена процедура входа. Всем не царствующим особам предписано обязательная регистрация. Ваше величество, - её знакомый капитан развёл руки, - Каттенька, ну, ты ж понимаешь, приказ...
   Девушка только вздохнула - она понимала. Больше того: она сразу тот приказ одобрила. Больше того, взглянув на подъехавший только что экипаж, подумала: может, поставить перед королевами вопрос, чтоб они вернули серый шар в долине Якоря на место? Потому что... Если взводным телепортом воспользуется именно взвод - да той же герцогини Вротийской! - охрана устоит ли, выживет ли этот капитан? (Сэр Траррит - вспомнила она.) А если это будет не один взвод? А если свитки - не взводной мощности?
   (Завтра выяснится, что вопрос ставить не надо - он практически уже решён, ждали только её, чтобы... ну, если вежливо - то, чтоб она присоединила свою подпись к утвердительному документу, а если по правде - чтоб поставить её в известность. Конечно, право вето у неё, как и у остальных королей, имелось, но...
   Старшая эйдежь посоветует, и она настоит - будет образован специальный комитет по Лазурному Берегу, через который отныне будут проводится все решения по острову и в котором будет их равное представительство.)
   Процедурой регистрации в городе заведовали коры, у них это столетиями было отлажено ещё в Корикле, и времени много не заняло. Каждому вручили по корскому ордеру - аналогичному тем, без которых любой иноземец в их столице - вне закона.
    Даже компания Семереника не избежала общей процедуры! Но получив ордера, они  сразу отсоединились. Они - каждый! - на Лазурном берегу, оказывается, уже обзавелись своей недвижимостью! Вот и отправились по домам. Но то, что  математичка покинула их, было встречено вздохами не только сожаления. Парни - виконты, те, конечно, горестно переглянулись: ожидалось ночное  купание, и взглянуть бы на такие формы, прикрытые только тем, что векты называют "купальником", но...
   Но Торри  даже не пришлось шипеть этой даме: "Кровь вскипячу!", она и без того помахала ручкой и быстренько испарилась.
   - Интересно, о чём это она шепталась с капитаном? - в никуда спросила Лестра.
   Но Катти давно надоела ревнивая истерика, которую вокруг её подруги - метресса Эсктелла когда-то первая вступилась за неё, когда её поначалу пробовали выгонять из лаборатории Семереника! - устраивала её сестра, да и молчаливые -- от Виталлии были ничуть не лучше! -- и она вслух выказала предположение:
   - Наверное, узнавала, где сейчас лейтенант Виддерий. Соскучилась же за неделю.
   И показательно хмыкнула на разочарованное переглядывание парней.
   А потом открылся Льиз Яррулле! И четверть часа - путь до отданного Империи, вытребованного Империей, строения - дворец Синевы!. И громкие восторги девичей части компании, разглядывавшей экзотический город. Который ещё более похорошел. Королевы воспользовались, что секретность  снята, рабочие руки появились,и каждая в своём районе начала наводить порядок. Разбитых окон, по крайней мере Катти больше не увидела.
   "Эх, а у нас...", - горестно вздохнула она.
   Но жечь бриллианты, чтобы доставить в город слуг...
   " - Запас бриллиантов конечен! - вопил казначей. - У нас нет алмазной шахты!
   " - Уже есть.
   " - Ваше величество! Где?.. - и этот старикан протянул к ней свои костлявые ладони.
   Да. Завтра она спросит королев, какова её доля, и где она? Но пока... Пока или проси у Семереника - но стыдно же уже! Или вот - только для неё, только лично для Императрицы.
   Готовился фрегат. Вот в нём слуг и перевезут.  Координаты назначенный капитан  уже получил, но сколько времени займёт путь, он предсказывать отказывался.
   " - Ваше величество, только реальное плавание может дать реальный ответ! Это океан! Даже если не брать в расчёт неизбежные на воде случайности, никто не знает, какие по пути встретятся течения, какие там бытуют ветра! А если путь перекроет гряда неизвестных островов? И придётся идти, промеряя глубины?
   Вот Катти чувствовала, что этот человек герцога Эллихема ла Стиеррх втихую издевается над маленькой девочкой! Но Никки рядом не было, и подсказать, действительно всё так неопределённо или мореман намеренно напускает тумана, чтобы не взять на  себя конкретную обязанность, было некому.
   Но не могла же она позвать подругу-корессу, на государственный совет Империи! Да и позориться перед нею не хотелось. Это у Никки было несколько  морских "командировок", а Катти в это время трагедией занималась... Ну, не только - ещё и големами, и шахтой, но...
   Нужен свой человек, знакомый с морским делом. Ага, "свой"! А где его взять?! Откуда у неё в этой Империи свои люди?!
   И тут она вспомнила, как... сердце дало перебой , но Катти встряхнула головой - не до сердца! - вспомнила, как после танца с этим баронетом, в комнате с картой герцог произнёс слова: "...река бесполезно срывается в море"! У них есть выход в море! И точно - она теперь вспомнила и карту: побережье океана и даже, город на нём - как минимум, один порт там был! Да, правильно! - обычная практика прежних - связывать телепортами граничные земли, у которых наличествует пункт-перекрёсток со множественными торговыми путями.  Морскими - в том числе и особенно! А в этом пункте у неё есть личный "верный"!
   Барон, кажется, для Вас нашлась ещё одна служба!
   Да и без него... С их телепортом она его герцогу помогла,  с плотиной она им помогать пообещала, у них нет причин для недовольства ею, для предательства.  Вот  пусть и они помогают ей.
   - Внимание! - обратилась она к своей толпе. - Нет ли у кого-нибудь из вас свитка связи с кем-то из Паггарского герцогства? Самого герцога, в первую очередь?
   Все остановились, принялись переглядываться...
   Ничего ж себе! Да вокруг неё заговор!
   - Я требую полного отчёта! У кого есть свитки связи с  людьми герцога ла Паггар?
   - У меня, -- пожал плечищами Фредж. - Но о чём тебе  болтать с Таррией? Да и до герцога ей тоже не сразу добраться.
   - Таррия?  Кто это?
   - Баронесса ла Сиррок, если это тебе о чём-то говорит.
   - Ну, ты даёшь! Она же вдвое тебя старше! - хохотнул бард.
   - Во-первых, не вдвое! Да и что? Мне с ней не в Палестру ходить.
   - Истрелл ла Кратас! - повернулась  к нему Катти. - Ты!
   - Да тоже, Катти, не по тебе. Маг их дворцовый. Просил с Семереником связать. А второй свиток... Переадресовать его проще же, чем новый с нуля делать. В оплату с него пару и взял.
   - И у меня есть, - виновато проговорила Лестра, - но тоже не совсем то, что нужно тебе. Дама одна просила его Верии Интелии передать. Заказ очень выгодный.
   - И ты согласилась почтой поработать? - изумилась Торри.
   - Заказ очень выгодный, - повторилась Лестра. - Я в том заказе значусь тоже.
   - То есть, и ты хочешь с эллезийки себе платьице урвать? - усмехнулся Рогттар.
   - Да что б ты понимал!..
   Та ещё что-то говорила, но Катти прислушиваться не стала. Она повернулась к последнему заподозренному:
   - А теперь ты, - обратилась она к незаметному баронету. Он заколебался. - Немедленно!
   - Ну ты, Ваше величество, сама попросила!
   Баронет Асольд ла Чед залез рукой в дорожную сумку, пошебуршил в ней и вытащил свиток.
   - Вот.
   - С кем?
   - С ним.
   - То есть?! --ухнуло сердце у девочки.
   - Тот и есть - баронет Виттор ла Скелл. Я с ним спарринговал, и один мой уход из-под удара ему понравился. Мне его наш мастер ставил. Старик. У нас, в семье, он ещё отца к гвардии готовил... К нам приезжать ты парню запретила, так что, Виттор хотел его пригласить к себе. Но в настоящее время мэтр Жо болен.  И я с ним ещё не разговаривал.
   - Дай! - выговорили губы, воспользовавшись полном параличом мозга.
   - На. Только, Ваше величество, парня-то ты не убивай, а?
   И тут Торри переглянулась с Илленой, и девушки захохотали:
   - А за что убивать-то?! Она ж его не увидит!
   "Всеблагие боги! - про себя заголосила Веккатта. - Я же про такую увёртку даже где-то читала!"
   Но она никак не могла вспомнить -- где. И главное: чем там у них дело кончилось?!
   - Мне для дела! - заоправдывалась она.
   - Конечно, чтобы срочно связаться с герцогом ла Паггар! - пытаясь сохранить серьезную мину лица, поддержал её брат.  - А то завтра, когда он на встречу с королевами прибудет - поздно ж будет!
   "И вправду! Как я умудрилась забыть о этом? Что со мною?!"
   Она стояла, теребила в руках свиток и никак не могла придумать, что с ним делать: не было у неё ни сумочки, ни карманов, ни даже на этом имперском наряде пояска, за который его можно бы сунуть.
   - Шателен! - тогда почти выкрикнула она.
   Золото! Этот мальчик - настоящее золото! Он тут же оказался рядом, и в руках держал уже раскрытый ларец. Она, не глядя, бросила свиток внутрь, крышечка захлопнулась, мальчик отступил за спины. Был и нету. Золото.
   - Смотрите, големы! - выкрикнул Фредж. - Идут! К нам?!
   Вовремя! Все отвлеклись на новую забаву. И Катти с облегчением выдохнула. Големов прежних имперцы видели - на Арене. Но  там они были в спящем состоянии. Пробужденных недавно отнаблюдали на территории потухших телепортов.  А здесь... Втроём. Боевым строем! Такие громадины, а передвигаются практически бесшумно, не то, что их имперские поделки! Движения отточены, странно-грациозны, как у громадных обезьян.
   Катти их появлению не удивилась: она давно заметила, что после кровавого или, можно сказать -- хозяйского! -- входа охрана появляется всегда. Одно время думала, что всё чисто церемониально, типа последняя проверка:  "Хозяйка, это, вправду,  ты?". Но потом... потом она обнаружила добавочные приятные опции.
   - Тишина! - потребовала она. - Всё нормально, не вмешивайтесь и не мешайте.
   Големы сблизились.
   - Кыллизикл! - проскрежетал первый.   
   - Тщиртлеккием! - не удержалась у неё за спиной Торри.
   - Кыллизикл! - повысился градус скрежета у голема.
   Нет, сегодня на входе она получило другой пароль, другое приветствие, не нейтральное, общепринятое, а несколько фамильярное, как между приятелями: 
   - Асьытлык!
   Стандартная пауза на двенадцать секк. И:
   - Тщиртлеккием!  Кылзканы ундо кариськыны!
   Стандартная формула подчинения, приблизительно как "Слушаюсь и повинуюсь".
   Ну, а раз ты слушаешься -- а то, может, тётя Клер уже здесь и управление в свои руки уже взяла! - Катти прощебетала ему ещё несколько фраз, закончив:
   - М?нно б?рсьы з?!
   - Тыллзэммез, - отозвался он.
   - Что это было? - поинтересовался Рогттар.
   - Велела им следовать за нами, - отмахнулась девушка и обернулась к сестре: - Больше так не делай.
   - Извини, не удержалась. Больше не буду, - распахнула та свои фиолетовые глазищи! Катти переглянулась с разулыбавшимся за спиной принцессы Нилом: вот и попробуй на неё рассердиться! -- У этих что? другой пароль? - спросила принцесса.
   - Каждый день новый. Сегодняшний я на вратах уточнила.
   - А если б не уточнила? - слегка ужаснулась сестра.
   - Они бы к нам и не подошли. Просто я в командный пункт сунулась и, тем самым, выказала претензии на повышенный уровень допуска. Вот они и заинтересовались: а это ещё кто такая? Просто прошедшие сквозь врата по умолчанию считаются своими.
   - То есть существует возможность и не "умалчивать"?
   - Можно объявить тревожный режим, можно режим осады. Но я всех этих дотошностей не знаю, об этом лучше бы с Келдазом переговорить...
   Что можно ещё и с Ниэллоном, она умолчала. Дальше пошла бы информация первого уровня секретности. А объясняться про свою болтливость с Имернием Тредисом бы не хотелось. Нил, убедившись, что она его впутывать не будет, а разговор перешёл на другую тему, одобрительно кивнул головой. Однако Торри этот кивок заметила. Кажется, сегодня парня будет ждать допрос с пристрастием. Да и пусть. Один на один и она бы сестре всё рассказала. Но в этой толпе...
   Теперь все встречные оглядывали их группу с интересом и уважением. Ещё бы с таким-то кортежем! Да и экзотические одеяния молодежи, да и сама молодежь -- есть на кого обратить внимание, кем полюбоваться.
   И это хорошо. Катти уже замучилась постоянно быть в центре внимания! Она давно привыкла быть словно бы тенью, наличие которой никого не удивляет:
   " - А это кто ещё?
   " - Да Катти же! Не узнал, что ли?
   " - Та самая? Мало ли рыжих каких по Универу бродит! Ну, чего ты вскинулась? Не гонит тебя никто. Но, девочка, чтоб я тебя ближе, чем на пять метров от ограды не видел! Вон стул - можешь посидеть. Да можешь на него и взобраться.  Что в голову придёт - говори, не стесняйся. Мне как-то Меранда рассказывала, как ты ей в рунном иероглифе луч эльта подправила...
   Меранда замахнулась на третий эттир рунной магии. Но  её источник был неточен... Да по рунным иероглифам письменных материалов было известно всего четыре.  Про четвёртый ей мэтр Каллиен лично рассказал, а потом и дал позаниматься... Теперь-то Катти понимала: через МБА получил. Наверняка из Библиотеки нагтилинов -- они ею увлеклись раньше других в Артоле, вот "Кодекс Рёка" где-то и раскопали. А Меранда наткнулась на брактеат из эпохи предшественников. В очень косоруком исполнении. Хорошо, Катти услышала и зашла полюбопытствовать, хорошо Меранда вняла ей...
   В их "посольском доме" - во дворце Синевы - Катти представила своего шателена коменданту дворца. Приказала оказать полное содействие. И пока мальчики-девочки носились по дворцу, вытребывая для себя именно самонаипрекраснейшие покои, она вознамерилась от них всех слинять к себе. Но её  доблестная охрана чуть не учинила скандал: "Мы с тобой!"
   Ну, уж нет! В Льиз Яррулле ей никто не нужен! А уж в своём доме ей никто не нужен тем более. Пришлось вытащить их на улицу, ткнуть пальцем в големов. Их осталось только двое, но:
   - Вы меня защитите лучше их?!
   - Но Катти...
   - Нет!
   - Катти!
   - Рыпнетесь ко мне за ворота, не обижайтесь! Ловушки у меня будут активированы все! Соваться в соседние дома не рекомендую тоже! Сколько народу по городу шляется, сами видели. Големы к новому режиму только адаптируются. И если засекут взлом чужой собственности - как отреагируют, я не знаю. Прецедентов раньше не было. А хотите, как дураки,  посреди улицы "пост" учинить -- что тётя Клер скажет, я не знаю тоже! Всё, я двигаю.
   - Катти, давай хоть проводим!
   - Да пожалуйста! - неожиданно для них засмеялась девушка. А угонитесь?
   - Чего?
   И тут же увидел - "чего". К дворцу подкатило нечто похожее на местную уборочную  машинку, но только с четырьмя креслами и прозрачным ограждением на своей... спине? крыше?
   Катти, явно привычно поднялась, устроилась на переднем месте, что-то произнесла, ладошкой куда-то шлёпнула, и машинка, быстро набирая скорость, заскользила прочь.
   - Ни хрена себе! - обменялись впечатлениями стражники.
  
   Дом, милый дом! Катти отпустила транспортную тележку и почти со слезами на глазах прижала к вратам ладонь. Жёлтый предупреждающий огонёк на правом опорном столбе мигнул и сменил свой цвет на уютно-зелёный. Мурлыкнул гонг полного приятия. Дом узнал Катти и пожаловался: "Я соскучился!"
   Здравствуй!
   Веккатта подошла к месту, где сходились обе створки и толкнула... Дождавшись хозяйку, врата с почти урчанием довольно раздвинулись.
   Внутри было идеально. Это к другим големы-уборщики заглядывали раз в двадцать - двадцать четыре дня, а себе Катти давно уже застолбила личного. Который по ночам убирал от листвы дорожки, подстригал растительность, следил за свежестью воды в бассейне. Который даже однажды заменил засорившуюся головку фонтана. Катти тогда увязалась за ним и открыла склады запчастей. И тут же выяснила - не просто склады: когда она следующий раз туда зашла и на свою забитую осадком головку взглянула - расположение того ящичка она себе пометила - он был как новый!
   Да она после этого могла бы даже заменить один фонтан на другой - набор их в складах был впечатляющ, но нет... Привыкла уже к своему - крохотному, аккуратным кругом брызжущему невысокие струйки на угловатые разномастные камни, образующие гармоничное подобие хаоса.
   И в своём доме она ничего менять не будет! Теперь - тем более. Пусть изменилось всё - здесь у неё свой якорь, здесь у неё вечность!
   Она оставила сумку, которую ей перед отходом сунул ей её золотой шателен, она проверила - ларец со свитком был внутри. С несколькими свитками. Два для связи с Дакром, один - с тётей Клер. Три - с Семереником, тот на себе не экономил. И ещё один...
   Ещё внутри лежали список трагедии (она в первый же свой императрисский день попросила мэтра Меттариона, он усадил всех, умевших читать на языке прежних, и они через четыре дня отдали ей три копии! А исходный том трагедии вернули в Элистан.) и тетрадь рабочего дневника из пустошей. Она Аллфриду только их передавала, но ещё обнаружилась очень знакомая корзиночка - от тётушки Какки. Паренёк, видно, догадался расспросить её подруг или Нила, выяснил, что она здесь неделями пропадала, и понял: всё необходимое у неё и так есть. Вот, разве что - чаю заварить. "Империей Маккабари" раньше её не часто баловали.
   И, наконец-то, можно было не спешить - поваляться в ванной с недочитанной месяц назад книгой. После одеться не в это имперское роскошное убожество, а просто накинуть халат, сунуть ноги в мягкие тапочки, распушить по плечам мокрые волосы и выйти в своё патио, к своему фонтану, где у неё было удобное кресло, откуда был виден океан и небо над ним.
   Были и фонари с регулируемой яркостью освещения. Имелась рядом и небольшая кухонька: столик, кран с питьевой водой и плита для готовки прежних - чёрный камень, который несложной акупунктурой можно раскалить до сумасшедшей температуры, а можно и не до очень большой - до любой, то есть. Поначалу Катти ворчала на него, но потом приспособилась, привыкла - с таким никакой печки не надо. И не нужно было топливо - дрова, уголь... Были бы продукты.
   И чай.
  
   Не помог ни чай, ни трагедия, ни дневники. Шкатулка со свитками связи хоть и лежала на дальнем столике, покоя не давала. Да причем тут все свитки?! Значение имел только один!  Стоит сломать капсулу, и она услышит его голос.
   Катти пыталась урезонивать себя, мол, завтра святодень, в Империи религиозные правила строже, чем в Артоле, завтра никто не работает, а значит, никого с раннего утра не поднимают, а значит, сегодня вечером у молодёжи допоздна игры, свиданки и гулянки. И тот баронет очень может быть, сейчас собирается к своей милой, а тут она ему: "Здрасте!"
   "Убью! Обоих!" - вдруг прорычали её, тут же свихнувшиеся, мозги.
   Не тот чай ей дала тётя Какки, тут нужен "Стехов куст", а на серьёзную голову с этим... - и она насильно заставила себя произнести имя: - с этим Виттором только остатки разума потеряешь
   Чтобы расслабиться, ещё вино, говорят, помогает... Нету у неё здесь вина  и никогда не было! Хотя... К  вратам наверняка уже подошли её доблестные кровники, адрес-то они знают. Им достать любое спиртное, - кто б сомневался в подобных  способностях гвардейцев! - дело на четверть часа. Да чего уж.... Стоит ей выйти за врата и выкрикнуть: "Шатален!" - мальчишка через шесть секунд появится уже с подносом, на котором уже будут стоять полный бокал и экзотическая бутылка. А то и не одна. Ага, вот только пьяницей стать ей и не хватало!
   Нет, но у неё нормальный, цементно-монолитный   повод - ей нужен свой человек, более-менее разбирающийся в  морском деле! Она ж не нарочно именно его, баронета Виттора ла Скрэг, искала! Просто так выпало!
   Интересно, а он испугается? Брось! Он в одиночку без крохи сомнения не побоялся выйти против горной рыси! Да и чему ему бояться?! Он императрицу не видит, она его не видит! Точка!
   Не о том тревожишься, подруга: он твой голос-то  узнает?
   "Убью!" - всхлипнули мозги, живо изобразив сценку, где она, отвечая на его вопрос: "Кто это?",  копируя Эсктеллу, проворкует: "Угадай!", и он начнёт угадывать: "Селла? Ойчи? Тонни? Вареллочка? - пауза, пауза... - Мама?!.."
   Шок от придуманного эпизода оказался таким, что она вскочила, встала в начальную позицию Крайддассе Оллитто - словно две недели назад в тюремной камере, перед приходом палача! И тут же остановила себя:
   "Стоп! Я не в тюрьме, я не Риммериуме, я - дома! А значит..."
   Значит, она всё сделает со всеми удобствами - по премиальному классу курортного города прежних!
   У прежних не было королей и не было королевской роскоши. Администрированием у них занимались... Случилось как-то время, когда оным никто вообще не хотел голову морочить - тратить время не на искусство, не на науку, не на собственное дело, наконец! - а на поддержание функционирования водопровода, к примеру - кому оно надо?! И тогда на то обрекли провинившихся и совсем бесталанных - ну, уж если и с канализацией не справитесь...
   Справились. Но за такое неподобающее настоящему человеку  (визьтэм'у) занятию они потребовали права раздавать личные задания. И раздавали. И лучшие костюмеры, помимо костюмов к спектаклям, шили наряды им, и жили они в домах, возведенных лучшими архитекторами, а актёры давали представления не только в театрах, но и у них на виллах... "Это премия",- скромно объясняли администраторы.
   Каттин особнячок тоже принадлежал невысоких рангов администратору. Он заведовал производством продовольствия для Эллиссэте. (Возиться с дикарями, его выращивающими - это такая нуднятина!) Вот здесь он и отдыхал, от работ утомительных, трудов бесславных.
   Катти быстро взбежала на второй этаж, к ЦП. Четвёртый уровень допуска - здесь был последним, но его хватало. По крайней мере для этого сирого и убогого домика.
   Совсем недавно, чуть более месяца назад, она в этом же доме, на своём же патио, читала и на иллюстрации в книжке увидела картинку - девочка играет на рояле, перед нею ноты. Библиотекарша такие видела не один десяток, но тогда присмотрелась. К нотам. И вдруг вспомнила, где видела, один значок из них. Побежала в ЦП. Точно. Совпало.
   Пиктограмма этого забавного значка открывала допуск к управлению  музыкальной библиотекой. Пуанктура  привычно прилагалась. Катти по привычке умолчала об этом небольшом открытии. Королевы не рассказывали ей о своих ЦП, а почему она должна?  А может, у них и нет?
   Конечно, тот же маэстро Видалий за музыкальные сочинения прежних ей бы душу свою продал, но зачем ей его душа? Ей и музыки его хватает. А с тётей Клер...
   В Риммериуме - этот значок был. И тоже на четвёртом уровне. Но пользоваться его способностями она там, тем более, не стала - чтоб не пошли слухи, будто она к себе на ночь музыкантов приглашает. Но здесь... Громко звучать музыке она не даст, а патио расположено с другой стороны от врат, и растительность со  стенами вкупе звуки глушат качественно - никто ничего не услышит. Администраторы приватность своего покоя ценили сугубо!
   Она быстренько нащёлкала в список воспроизведений с десяток размеренных мелодий и вернулась на патио. Привычная беготня, привычные операции со своим ЦП даже помогли несколько прийти в себя, а уж когда после того, как она на ближайшей стенке нарисовала тот значок  - зазвучала музыка,  и она начала двигаться...
   Равновесие - вот истинный смысл  Крайддассе Оллитто. Равновесие тела на земле, которое рождает равновесие духа, равновесие души в космосе. И не только их по отдельности, но и равновесие между телом и духом, меж душой и космосом, меж землёй и твоей плотью.
   Закончив, она больше не колебалась, открыла шкатулку и достала свиток. Сломала капсулу.
   - Семереник, это я.
   - Ой,  давай, не сейчас! - трезвым Семереник не был
   - Что не сейчас?
   - Давай ничего!
   - Семереник, хочешь послезавтра получить t-координаты одиночного мерцающего телепорта?
   И поволока ушла из интонации мужского голоса:
   - И ты - со мной!
   - Ну, куда ж я денусь... - вздохнула девушка. - Только, чур, после обеда.
   - Семеря-я... - вдруг послышался женский голосок, - ну, Семеря!..
   - Так, ты - цыц! А ты говори, чего надо.
   - Какой ты грубый, - надулись где-то губки.
   - Три жемчужины!
   - А ты милый, - сменили губки уныние на предвкушение.
   -  Катти! Говори.
   - Так это императрица?!
   - Цыц!
   - Тогда ещё одна!
   - Чего?
   - Семереник, ты сейчас без всех своих жемчугов останешься! - засмеялась Катти.
   - Ну, так не тяни!
   - Мне нужна копия свитка связи.
   - Всего-то?!
   - Два. Двадцать. Две сотни. Но два - срочно.
   - Можно спросить: с кем?
   - Запросто.
   - Спрашиваю.
   - Продолжай.
   - Что?!
   - Продолжай спрашивать.
   - И сколько раз? - буркнул мэтр.
   - Два. Двадцать. Две сотни.
   - Ладно, жди. Я - дома. Это, говорили, от тебя где-то неподалече. Пробегусь - твоих гвардейцев увижу. Они ж на стрёме наверняка...
   - Семереник... - и ей понравилась её идея: - Свой адрес знаешь? Купчую же подписывал?
   - Дарственную. Каппа-иллека, Сетеррия-куинни.
   - Действительно недалеко. Девушку свою прокатить в экипаже прежних хочешь?
   - Он хочет! Очень! Очень!
   - Выходите, минн через пятнадцать, увидите. Пиктограмму "Старт" - помнишь? Прикоснёшься. Я маршрут не напрямую задам - объедете весь квартал, прогулка тоже минн на пятнадцать выйдет.
   - Катти, но обратно потом тоже! На нём же!
   - Вымогатель! Хорошо.
   - Ваше величество! - восхитился голосок. - Я Вас люблю!
   "Опоздала!" - разорвав разговор, буркнуло её величество. Но потом Катти улыбнулась.
   Убрала музыку. Королевам хватит одной порции удивлений. Переоделась из домашнего в выходное. Вышла.
   Конечно, кто бы сомневался... Кровники.  Но, когда она говорила, что они будут выглядеть, как дураки, то не принимала во внимание своего шателена, а этот пострел и здесь успел -  столик, кресла... Диван! На столике закуски. А на диване рядом с ним - две девушки! Служанки чьи-то... Хотя почему  "чьи-то"? - судя по одеяниям, её собственные. Из посольского дворца, из Синевы, должно быть.
   - Катти? - увидев её, поднялись двое гвардейцев.
   Они устроились прямо у врат и в веселье на диване участия не принимали. Пока. Двухчасовое дежурство... - девушка взглянула на часы, - закончится у них через четырнадцать минн.
   - Всё нормально, - ответила она им. - Я позвала Семереника.  Сейчас пошлю за ним тележку. Подъедет - позовёте, - и пошла к големам.
   А потом... Нет, но не может же императрица вечно всё делать сама?!
   - Шателен!  - повернулась она к столику. Через шесть секк парень был рядом с ней. - Я покажу тебе, как вызывать местный экипаж и задавать маршрут. И передам на это права. Учти, ты их передать не сможешь. Но мне будет нужна твоя кровь.
   Виконт Аллфрид ла Предди улыбнулся:
   - Вся моя кровь - Ваша, ваше величество.
   - Закатай рукав. Мне хватит горсти. После, разрешаю обратиться к целителю.
   - А разрешите не обращаться?
   - Сам шрам снимешь?
   - Могу сам. Но разрешите оставить?
   Может сам? Хорошо. Чем больше вокруг неё целителей, тем лучше.
   - Может, и порежешься тогда сам?
   - Ваше величество! Не лишайте чести!
   Даже так? Никак она к подобному не привыкнет.
   И всё, что хотела, сделала. Когда юноша увидел, как она смешивает их кровь... Она поняла: он еле удержался, чтобы не рухнуть на колени. Но он не разочаровал её - всё-таки удержался.
   Четырехместный роскошный кабриолет она придержала - вдруг самой потребуется? И нечего баловать! Вызвала стандартный малый транспортный - с двумя дюжинами сидений. Мелькнула мысль: а управление таким не очевидно. Может, ещё раз связаться? Но отмахнулась: гений разберётся.
   Семереник разобрался. Дилижанс прежних они услышали издали.
   Во-первых, гений сразу понял, что, если он не поставит в известность о новом аттракционе своих сотрудниц, они ему пенять о том, что он кого-то на кого-то поменял - регулярно будут три ближайших года, а нерегулярно - при каждом удобном случае.
   С метрессой Эсктеллой к точке старта прибыл - бегом! - и лейтенант Виддерий. И тоже со многими своими подчинёнными. А потом, когда их невиданный экипаж двигался по вечерним предпраздничным улицам Льиз Яррулле, им кричали, свистели, махали руками... Махали платочками... Гвардейцы, хоть гениями и не числились, но быстро обнаружили рядом с пиктограммой "Старт", пиктограмму "Стоп". И дилижанс перестал останавливаться, лишь когда ни внутрь втиснуться, ни снаружи за что-нибудь уцепиться не осталось уже абсолютно никакой возможности. Но все они продолжали кричать, визжать, свистеть...
   И слышно их было - за квартал.
   Её охранники сначала даже встревожились, но потом захохотали.
   Но и это ещё не всё. Катти было не до них, она выцепила среди всех только Семереника, а на крики остальных: "Императрица! Императрица!" - отмахнулась:
   - Шателен, побеспокойтесь о них.
   И он обеспокоился... Когда через час, измученный Семереник, покончив с двадцатым свитком, чуть ли не со слезами в голосе отказался делать двадцать первый, и они вышли...
   Столов было... раз, два, три, четыре... - восемь штук; все они, кроме одного, ломились от снеди. А на последнем возвышался бочонок. Она его узнала - Тёрское. Элитное пиво Эллезии. О ценах она со своим шателеном потом поговорит, но где он его достал?!
   - Катти!
   Ах, вот откуда - вся её компания тоже здесь. И королевич Эллезии, в их числе.
   - Императрица! - раздался восторженный женский голосок.
   - Императрица! Императрица! - подхватили его другие.
   Катти нахмурила брови: теперь так будет везде и всегда? Даже в Льиз Яррулле?! 
   Но её настроение перехватил знаменитый бард. Кажется, и ему знакомы подобные проблемы. Он взмахнул руками, и из-за его спины зазвучал оркестрик... Нет, никакой не дворцовый. Совершенно очевидно было, что вместе музыканты играют первый раз, но большинству собравшихся это  сразу стало безразлично... Томительная мелодия и волшебный голос... Маэстро Видалий специально под Истрелла и на его стихи... Побывал он на его концерте, поморщился на восторженных девиц и написал песню. "Чтоб мальчишка понял, чем  музыка отличается от завываний".
   И ведь никаких изысков - вон, местные лабухи - да наверняка они просто в окрестных домах живут! - влёт разобрали... Гений.
  
   Когда  заря купается в огнях,
   А волны ластятся в прикосновеньях.
   Нет смыла пересчитывать мгновенья
   Бликующие искрами в тенях...
    
   Первым своего лейтенанта на свободную мостовую вывела Эсктелла, следом Нил повернулся к принцессе Агторрии, поклонился, дождался ответного реверанса, подал руку. Катти увидела мимолетную победную улыбку девушки: она с подругами просто заставила Эсту выучить их тому, как нынче танцуют в Артоле. Потом ещё, ещё...
   - Ваше величество?
   Не может быть! Перед ней в поклоне склонился Фредж. Её приглашают?! Но... Да!
   Катти постаралась скопировать реверанс согласия сестры... Судя потому, что бесстыдный виконт даже не улыбнулся - что-то у неё получилось... А танец... ну, не сложнее же он, чем Крайддассе Оллитто!
   Да и девицы в компании Семереника танцевать её время от времени заставляли. Да и сам Семереник... В тех компаниях, в которых она для него выигрывала в карты, ей сначала требовалось показаться совсем обычной. Дурочкой, то есть. Он её иногда даже кокетничать уговаривал! Не говоря уж о танцах.
   А потом была другая песня, и её пригласил... э-э-э... мэтр Оррегон: "Я Ваш сосед. Мой дом - третий налево!" У него были хорошие руки - бережные, твёрдые. Потом...
   Потом прибыл её дилижанс. Оттуда с визгами вывалилась толпа, а новая - забилась внутрь! И дилижанс отбыл, и опять зазвучала музыка.
   Её пригласил второй "босоногий" виконт - Дуггер ла Саттрон. Потом баронет Лексий ла Трет, потом... Иногда пробивались местные. Она не отказывала никому. И всем улыбалась. Чуть-чуть кружилась голова.
   А потом-потом её брат провозгласил:
   - Сестра устала! И у неё завтра рабочий день. Потому что такова тяжёлая участь императрицы. Последний танец на окончание праздника! Ваше величество, разрешите вас пригласить!..
   Оказывается, он к тому же подгадал, чтобы к окончанию танца вернулся из очередного рейса дилижанс прежних.
   Тому, что праздник у императрицы закончился, вняли все и в экзотическую повозку - "покататься" народ больше не ринулся.
   - Отвези нас к морю, - попросил её после танца принц, и в голосе его не было предвкушений истошных визгов ночных купаний, а - "ополоснуться и спать, спать, спать...".
   Теперь здесь были только свои. И когда они чуть отъехали от расходившейся толпы, Рогттар - он устроился сразу за Катти - обернулся к остальным:
   - Шателен!
   - Да? - вскинулся паренёк.
   - Вообще-то я только что выполнил твою работу - твоя обязанность не только обустраивать подобные гульбища, но и вовремя прекращать их!
   - Указывать её величеству?!
   - Катти, подтверди!
   - Но... - Катти никак не могла сосредоточиться: в голове всё звучали мелодии, перед глазами мелькали улыбки, а на столе её патио лежали двадцать свитков связи.
   - Меня может не оказаться рядом, а он - постоянно с тобой. И не ест, не пьёт, не танцует... А ведь ему такие милашки улыбались! У нас, ты же знаешь, всегда один на стрёме - сегодня это был Дуггер...
   - Ага, - проворчал тот. - А какие мне милашки улыбались - вы видели?!
   - Вот. Катти, пусть у тебя будет дежурный на постоянной основе.
   - Но я... Да у меня и своих-то гулянок было раз и обчёлся!.. - опять заволновался вчерашний паж.
   - У императрицы имеется целый отряд телохранителей и ещё - две эйдежь. Требуй совета! Иллиана, а ты не стесняйся подсказывать! Сейчас же ты всё видела? Но смолчала.
   Иллена промолчала опять.
   - Катти?
   Чего он от неё хочет? Мимо проплывали дома, дворцы, сверху сияли звёзды, а впереди тёмной бездной угадывался океан...
   - Подтверждаю, - равнодушно произнесла она.
   - Так, кажется, прибываем. Уже прибой слышу. Мальчики налево, девочки направо. И ближе, чем на сто футов другу к другу не подплывать! Полчаса на всё про всё! И, Катти, вернёшься, я прошу тебя, не используй сегодня свиток, а? Ну, я тебя очень прошу!
   - Ах, да, - слабо улыбнулась девушка, - Асольд, возвращаю! - и она, не оборачиваясь, протянула свиток себе за плечо. - Передайте ему.
   Уже потом, когда парни обсуждали, как легко девушка вернула амулет связи, Асольд пригляделся к артефакту связи. "Мой был другой, - сообщил он друзьям. - Копия это."
   Но и Катти, когда вернулась к себе, не стала спускаться на патио, глаза слипались, она ушла в спальню и едва положила на подушку голову, как заснула.
  
   А утром... Королевы должны были собраться только к обеду, потому одна страница дневника! Обещала - делай! И провались всё вообще пропадом - но сцена из трагедии! В общем, утром было не до глупостей. Тем более, что до королев требовалось заглянуть в посольский дом, а там...
   - Ваше величество Ваш наряд готов. В этом?! Ваше величество, не позорьте меня! В этом можно на случайных танцульках потешить простолюдинов, а на встречу с королевами всей Ойкумены!.. Ваше величество, я покончу с собой!
   Так, этого "мажордома" больше в Льиз Яррулле не будет! Пусть в Риммериуме вешается.
   ...Но пока-то он есть! Пришлось переодеваться. Дакр всё это время только улыбался. Дакр разводил руками... Пришлось садиться в императорский экипаж... Как только они его сюда перетащили! Ах, здесь купили у нагтилинов?! Ах, лошадей выкупили у нортов?!.. Как ей повысить жалование библиотекарем - казна пустая, а на это пышное убожество...
   Потом пришлось гнать коней. Ну, хоть не ей кнутом махать. С этими переодеваниями и подбором драгоценностей... Её старшая эйдежь хмурилась, её мажордом закатывал глазки... Она опаздывала! И представила, как в час дня тётя Клер переглянется с подругами: "Императрица ж теперь, небось..." Умеет королева переходить на простонародный говор. Стыдобища!
   - Шателен! Ровно в час я должна быть у Пирамидального дворца! - почти выкрикнула она, запихнувшись в карету.
   - Слушаюсь, Ваше величество! Гравир, слышал? Ты говорил, что в гонках участвовал? Вперёд! Но карету опрокинешь - принц тебе голову лично отпилит! Вперёд! Дорогу я расчищу, - вскочил он на коня. - Гвардейцы, за мной!
   - И отпилю! Слышишь?! - крикнул им в след Рогттар. - Тупой ножовкой.
   К вратам Пирамиды пять карет подъехали одновременно. Правда, имперская продемонстрировала при этом трюк "экстренное торможение шестёрки".
   - Императрица! - засмеялись королевы.
   Ну, хоть Дакр ла Алевтим, когда выходил из кареты, больше не лыбился. И ещё она перехватила взгляд, которым обменялись ла Паггар со своим другом, с ее верным - с бароном ла Скелл. Она вскинула голову: "Подумаешь - прокатились с ветерком!" Но, припомнив, что брат говорил об этикете с верными, отчётливо кивнула ему: "Здравствуйте!" и отвернулась, только дождавшись ответного полупоклона.
   До них очередь дошла только через час. А сначала королевы насели на неё: "Что это вчера у вас было? Транспорт? Здесь функционален городской транспорт? Сколько экипажей? Каких? Кто им может управлять?
   - Катти, а теперь давай по-серьёзному: ты претендуешь на единоличное ими владение?
   К подобным вопросам девушка была готова. Нет, лично для себя она претендует только на один кабриолет и один дилижанс. Всего кабриолетов - шесть, а дилижансов - тридцать шесть штук (ровно три дюжины), но три дилижанса и один кабриолет должны постоянно находиться в сменяемом резерве - они в это время проходят, чистку, профилактику, мелкий ремонт, но, кажется, главное - восполняют ресурс, позволяющий им двигаться. Для экипажей доступен весь остров. По крайней мере в карте управления дороги прежних вне города все отмечены, и однажды она на кабриолете даже по одной из них до самой шахты доехала. Через врата города пропустили свободно. Вне острова? Чтобы перебросить какой-нибудь из экипажей в другой город и там попробовать, у неё возможностей не было. Правами на управление владеет она, и она их может передать любому. Те уже - нет. Но такие же права изначально наверняка есть у Вас, тётя Клер, и скорее всего их можно активировать у Ниэллона.
   Она предлагает учредить общую транспортную компанию. С равными долями. И Ниэллона - президентом! Её казна пуста, и любой новый доход, сколь крохотен он бы ни был, излишним не будет. Нет, детали... Она не компетентна. Это, - Катти, запнулась, но заставила себя выговорить: - Это, сёстры, вам сподручнее. И - не со мной, а с Дакром.
   "Сёстры", даже не переглянувшись, смолчали.
   - Представляете, мне книжку почитать некогда!
   Нет, ещё и на эту ерунду времени у неё нет.
   Королевы представляли.
   - Кстати о совместных предприятиях, - улыбнулась тётя Клер и подтолкнула к Катти полотняный мешочек. - Это твоя доля.
   Катти подняла его со столика, распустила завязку, взглянула - алмазы.
   - Семьдесят один карат. Недельная доля.
   - Так много? - удивилась Веккатта.
   - Секретность сняли, количество шахтёров уже увеличилось более, чем в десять раз, в разработку запускаются всё новые и новые штреки, - пояснила королева нагтилинов. - В следующую неделю ожидаем ещё больше.
   - В папке, - Клер кивнула на чёрный бювар, - полный отчёт. И тебе надо будет найти человечка в дирекцию. Твой глаз. Твой голос.
   - Да, уже есть. Сегодня, чуть позже, представлю.
   У ржавых графов шахты во владениях - железорудные, правда, но шахты же! - имелись. Двоюродный брат Веталлии - Астор, с детства был при отце, который впрямую занимался ими. Сейчас ему двадцать шесть. Вот пусть и побудет "глазами и голосом". А заодно на него посмотрят и люди королев. Может, выяснится, можно ли ему верить.
   А пока... Пока Катти собиралась едва ли не всю эту алмазную "долю" передать на кафедру земли под заготовки на свитки телепортации. Потому что надоело! И... У неё был тайный план - эти заготовки поменять на подобные у Семереника. Лучшие силы её кафедры погибли, а пользоваться поделками "не лучших"... Она уже на принцев нагляделась, как они... Луфу же тоже вечно некогда - всё по секундочкам Синой расписано! - и, когда они с какой-нибудь охоты возвращаются через телепорт, сварганенный очередным студиозом, вываливаясь и тряся головами... Однажды Кел не выдержал и пошёл этому "магистру" морду бить... И что характерно, остальные его не остановили!
   Потом был торжественный обед. Катти для своей тётушки Какки забронировала изготовление первых блюд - окрошка и перепелиный супчик.
   - Попробуйте, - таинственно улыбнулась она, когда королевы хотели пренебречь.
   Королева нагтилинов соблазнилась...
   - Катти, что это?!
   - Моя кухмейстер обнаружила на окраинах Империи травку одну... Сейчас припомню... Кетчк... - запнулась она.
   - Вы нашли кечтакий?! - вскинулась Агвелта.
   Всё. Будущее Иртры обеспечено. Её молодой человек.... Ну, не такой уж и молодой - к тридцати уже идёт! - кампанию "Иртра" зарегистрировал (Катти проследила каждый шаг его взаимодействия с ее Канцелярией и её Казначейством. И теперь готовит специальный Указ: "Меня интересует только сумма налогов!--рычала она: - Только! Вы говорите, что казна пуста, тогда почему..."), с герцогом Треульским (троюродным братом императрицы, между прочим!) договор-аренды тех склонов подписал, местных крестьянок, кому на виноградниках работы не хватило уже нанял. Хваткий парень.
   На их будущий брачный договор (свадьба через месяц) Катти на всякий случай глянула - придраться ни к чему у неё не вышло, да к чему там после метресс Акакирры с Тетроккией придраться можно?!
   Разумеется, приправа будет продаваться только в готовом - то есть, измельчённом! - виде, но, к тому же, и месторасположение ареала обитания кечтакия решено не раскрывать. Пусть кечтакий будет тайной Империи! Будем надеяться - дорогой тайной! Ну-у-у... хоть на какое-то первое время.
   После обеда был приглашен ла Паггар. Он сумел впечатлить. Герцог нанял имперского архимага и устроил яркую презентацию. Он подхватил намёк Катти про "вызов мощи", и вовсю упирал на "действо, сравнимое с подвигами магов прежних и деяниям богов". И картина вздымающейся плотины, и панорама расплёскивающейся по бесчисленным каналам потоков воды внушали благоговение.
   А потом были ответы на конкретные вопросы. Вплоть до о возможности впечатать имена строителей в тело плотины (даже о порядке следования тех имён. На первенстве своего имени герцог настаивал безоговорочно).
   Разумеется, договор будут подписывать короли. "Ваш вариант Мы Им передадим, но принципиальных возражений пока не видится. И хорошо, что вы сами понимаете: рабский труд контрпродуктивен, и применяться ни на одном из этапов стройки он не будет..."
   (Паггарские чуть позже объявят, что любой раб их герцогства может выкупить себя и свою семью на свободу, если будет участвовать в "божественной стройке". Ему тут же выдавался на то кредит, погашаемый вычетами из зарплаты.)
   После завершения презентации и переговоров, Катти уделила минуту своему верному. Она тяжело вздохнула и попросила его подыскать ей хоть какого-нибудь специалиста по морскому делу... "Найдём!" - тут же откликнулся барон. А на вопрос о благосостоянии семьи, в два слова ответил, что проблем нет, вот только у старшего сына почему-то перестало появляться хорошее настроение. Впрочем, может это - осеннее? Вон и у старшей дочери тоже...
   - Работать надо больше! - пробормотала Катти. - Мне, вон, не до настроений...
   - Хороший рецепт, - усмехнулся отец нежданно выросших детей... Час назад услышавший о вечернем карнавале у частного домика императрицы.
   К удивлению Катти, Клерисса не стала долго удерживать её с собой: "Какая-то ты измученная, возвращайся к себе. И не пускай никого. Отдохни. Хоть до завтра. Книжку почитай. Как в старые добрые времена." Она выглядела такой заботливой, что Катти не удержалась и под это дело выцыганила у тети Клер ещё один особнячок - да какой, там особняк! - совсем небольшой домик - всего-то пять комнат (мансарда и цоколь не считается!) неподалёку от себя. Чтоб было, где коротать время в Льиз Яррулле, её доблестной охране.
   Потом вводила сэра Дартора в права его владения, потом давала указания шателену, чтоб он помог им обустроиться, потом смотрела на их восторженную суету и непримиримую делёжку нежданной собственности... Улыбнуться тому, как непринуждённо юный шателен оторвал уголок на мансарде себе...
   А потом сэр Дартор выпроводил её: "Иди отдыхай".
   Катти, с остановившимся дыханием, вошла в свой дом. Ни на умыться, ни на переодеться сил не хватило, она спустилась в свой внутренний дворик, села, негнущимися руками подняла один из кучи свитков, сломала капсулу и сказала:
   - Здравствуй, это я.
  
   - Как вовремя... - проговорила Шитона, когда за Катти закрылась дверь. - Как вовремя появился этот транспорт. Всё, исказитель в долине восстанавливаем! Оставляем при посте охраны дежурный дилижанс... можно ещё и дежурный кабриолет, - улыбнулась она, - а остров закрываем. Потому что его t-координаты разузнать может любой герцог... не говоря уже о некоторых герцогинях! - и получить рейдерную группу у ворот, а то и за вратами Льиз Яррулле я не желаю!
   - Присоединяюсь.
   - Присоединяюсь.
   - Семереник - здесь. Озадачу.
   - Клер, ты девочку рано выпроводила: у нас ещё один очень серьёзный вопрос...
   - Луф?
   - Да.
   - С нею сейчас говорить бесполезно. Да неужто сами не видите?! Тем более об этом.
   - И что с нею?
   - Если коротко - влюбилась.
   - Только этого не хватало!
   - О-хо-хо...
   - И кто этот счастливчик?
   - Клер, подробней!
   - На следующий день после элементали, она планово разблокировала телепорты, и в последнем пункте - в Паггаре, ей устроили бал. Во время танца с баронетом ла Скелл внезапно почувствовала сильное влечение к нему, перепугалась, и под угрозой смертной казни запретила ему показываться в дальнейшем ей на глаза. Но вчера свиток связи с ним оказался в её руках. Вызвала Семереника, практически плетьми заставила его сделать ей двадцать - двадцать, сёстры! - копий. И сейчас она здесь, а свитки - дома. Вспомните себя в семнадцать лет. И ещё... Перед нами сейчас не библиотекарша Веккатта, а Викгторрия - дочь своего отца и правнучка своей сумасшедшей прабабки...
   - Очень не хочется произносить вслух это имя...
   - Да уж... Её манера.
   - Вы ж теперь не про Лоуррелцию? - решила уточнить Шитона.
   Клер переглянулась с Агвелтой, и обе синхронно отрицательно покачали головами.
   - Подождите, я вспомнила: Скелл... Это не их родственник командовал "паггарскими волками" в Предвечную войну? - спросила Акнаккора
   - Дед барона. Прадед мальчика.
   - Кора? - решила уточнить Шитона.
   - Во время штурма Корикла один-единственный вражеский отряд сумел подняться на наши стены - они. Но другие поддержать их прорыв не смогли, и их накрыли перекрёстным огнём двух соседних башен. Они прорвались в город, вышли из зоны действия нашего стенового исказителя, и все разом ушли мощным телепортом... Тогда для подобного нужен был алмаз почти в двадцать пять каратов... Как выяснилось, перед войной тогдашний герцог для тогдашнего барона не пожалел - с герцогской короны бриллиант снял и им на штурм пожаловал.
   - Добавлю: у нашего барона кличка - Волк. И он успел дать личную присягу императрице.
   - О... Тогда точно... - махнула рукой Агвелта. - Но не будем тревожить космос высокими именами.
   - С Луфом совсем плохо? - просила Клер.
   - Не накличь! До "совсем" - ещё очень далеко, но им тяжело. Неожиданно тяжело. Получить допуск, сравнимый с таковым в здешней шахте, не выходит, так что, всё - своими ручками, своими ножками.
   - Но он же его уже получал!
   - Уровневый. По тому уровню - куда угодно и что угодно - хоть катайся, хоть разработку известняка возобновляй! - а вглубь.... Путь буквально прогрызают. Уже два раза едва не попали под обвал, однажды чуть не забрели в загазованную каверну. А зверьё...
   - Хотела с Катти посоветоваться?
   - Хотела ей рассказать и посмотреть на её рефлекторную реакцию, но...
   - Но ей сейчас не до других мальчиков. Заставить себя подумать - могла бы, вон, как в меня с особнячком вцепилась! - а вчувствоваться... Все её чувства - на столике со свитками.
   - Ты права, как вспомню, как в семнадцать это бывало...
   Она вспомнила. Она тогда узнала, что робкий паренёк, прибившийся к ней на случайной шахтёрской вечеринке, которого так забавно было провоцировать на слегка неприличные вольности, на самом деле - их наследный п