Часть 2: Наемники Империи
  
  Война - слишком серьезное дело, чтобы доверять ее военным
  
  Глава 1: Дом, милый дом
  
  Мужчина считается толковым работником, пока не доказано противное, женщина считается бестолковой, пока не докажет обратное.
  
  Гром
  Доминион Теней
  Око Бога, третий мир
  
  Черный браслет призывно покачивался на подушке силового поля поддержки, медленно вращаясь вместе с постаментом. Конус белого света в полной тьме помещения храма выглядел неестественным, чужеродным вторжением не слишком приветствуемого в этом мире оппонента, но он лишь оттенял сокровище, столь неосторожно выставленное на всеобщее обозрение. Я уже довольно долго сижу на остром орнаменте карниза, обвивающего потолок, отсидел и отдавил все, что только можно было отдавить, но... Спуститься на пол и взять браслет я не рисковал. Времена властвования Темного Ахерона давно прошли, но наследие жило и процветало, щедро утыканное ловушками. И настолько щедро, что даже нынешние обитатели этого совершенно негостеприимного мира не рисковали входить в Храм.
  Умирающее багряное светило давно зашло за горизонт, окончательно погрузив Храм во мрак. В этом мире не было лун, не было звезд на небе. Лишь огромное светило, едва разгоняющее тьму даже в середине дня. Я стер настырную капельку, чертившую путь по лбу. Око хоть и не светило, зато жарило нещадно, что тоже не добавляло мне настроения. Без доспеха уходить я не собирался, зря, что ли, я сюда столько добирался? Давно хотел стащить, да все повода не было, пока не подвернулся Хартахен. Доспех Тени - редкий и довольно капризный артефакт, и я знал о существовании как минимум десяти экземпляров такой брони, но бесхозным остался лишь этот. И чем дольше я рассматривал Храм, тем больше понимал почему. Проклятье, вот зачем этим параноикам надо было лепить такую защиту на обычный браслет довольно обычного в то время доспеха Тени? Или они совсем тут с ума посходили, или я что-то про этот экземпляр не знаю.
  Тонкая иголочка тревоги кольнула сердце. Сегодня - Ночь Теней, единственная ночь в году, когда восходит Черная Луна. Не знаю, что происходит в Храме с восходом призрачного ночного светила, но задерживаться не хотелось. Слишком много плохого говорили местные про Ночь Теней и про сам Храм в это время. Да и сама луна - та еще загадка. Я тряхнул головой, отбрасывая сомнения. Пора. Если я ошибся - Хартахену придется искать другого помощника.
  Я спрыгнул на темный камень пола, почти физически ощущая внимание духов. О да, в этом на вид пустом зале столько народу! Я тряхнул головой, отключая истинное зрение, опустился на колено и склонил голову, приветствуя души воителей. Если они не ответят - лучше сейчас уйти. Но нет, вон оно, описанное в легенде движение тьмы в полном мраке зала и едва слышный шепот на грани подсознания: мне позволили войти. Я встал, прошел до середины зала, внимательно глядя под ноги: нельзя наступить на плиту с изображением - попрать прах и честь воина достойно наказания. Знаю я эти наказания... до сих пор вспомнить страшно. Тени качнулись, пропуская меня к постаменту. Вот он - Доспех Тени. Смотри и любуйся! Но руки не тяни, а то протянешь ноги. Я стоял и смотрел, ожидая вопроса духов.
  Тонкий, едва ли в три пальца шириной, идеально черный браслет. Его можно надеть на руку выше локтя, он как раз удобно ляжет в изгиб мышц. Никаких украшений, надписей или рисунков не искажает безукоризненную тьму материала, он словно поглощает свет. Маленький кусочек мрака, свернутый в кольцо.
  Мысли текли лениво, перескакивая на давно позабытые воспоминания, и вновь возвращаясь к доспеху, вращающемуся у меня перед носом. Когда-то я хотел его стащить для себя, все же это действительно хороший доспех, способный защитить хозяина от большинства проблем. Да что проблем, в нем даже в космос можно выходить без защиты или в мантии планеты плавать без ущерба для здоровья. Но потом я обзавелся инфернальным доспехом и про доспех Теней благополучно забыл. Мне-то он уже не нужен, а вот пареньку Харта поможет, тем более, что время этого мира утекало. Совсем скоро Око Бога поглотит всю систему, уничтожив и этот мир, и этот доспех. Жаль. Отчего-то мне казалось, что Доспех Тени хорошо дополнит уже собранные россом артефакты: в памяти как живой всплыл образ смурного черноволосого воина с черной короной на лбу и столь же черными мечами в руках. Да, Доспех Тени ему определенно пойдет. Я молча ждал пока вызывающие озноб существа у стены уйдут по своим делам.
  Свет мигнул, наливаясь тусклым кровавым огнем. Я очнулся от полудремы. Вдоль стен вспыхивали черным огнем факелы, загорались руны, тяжеленные плиты купола дрогнули, медленно втягиваясь в стены. Что?! Сколько времени я так тупо таращился на браслет? Неужели..? Я оказался в Храме в тот момент, когда Черная Луна восходит в зенит! Дергаться уже бессмысленно. Переживу я это или нет - уже не от меня зависит.
  Проклятье, где были мои мозги?
  Свет, укутывающий постамент медленно растворялся в призрачном свете черной луны. Странное это зрелище: на беззвездном темном кровавом небе в зените стоит луна, настолько безупречно черного цвета, что, кажется, словно в куполе небес кто-то проделал дыру, и первозданная Тьма смотрит на замерший мир. Короткое и редкое мгновение. Я чувствовал, как бушует астральный план планеты: мощные потоки чужеродной энергии перемешивали и взбивали гладь энергетических полей, стекаясь к Храму. Куда уходила эта прорва энергии? В браслет? Частично - да. Я вновь перешел на истинное зрение.
  Духи обступили плотным кольцом меня и постамент с артефактом, а сквозь раскрывшийся купол в зал вливался мощнейший энергетический поток! То-то у меня кожу покалывает! Браслет всасывал энергию с жадностью черной дыры, практически полностью поглощая поток, а остатки - периферия - распределялась на духов и... меня. Энергия все лилась и лилась, аномалия в небесах щедро делилась ею с миром, питая жадный браслет и нежданных зрителей. Духи уже стали видны глазу, настолько много энергии они вобрали: подобная подпитка позволит им существовать еще много веков, почти не теряя своей силы, и даст возможность дотянуть до следующего прихода небесного кормильца. От переизбытка энергии меня начало подташнивать, голова пошла кругом. Я перебрал дармовой силы: и скинуть нежданное богатство некуда, и отказаться от подпитки нельзя - энергия усваивается организмом самостоятельно, и тело явно не желает упускать нежданную силу. В висках стрельнуло, мир перед глазами смазался, стало тяжело дышать. Я попытался сбросить излишек, но, стоило мне открыть отводной канал, как меня захлестнул океан чужой силы, и я отключился.
  
  Очнулся уже на рассвете. На удивление, голова была ясной, и тело не ломило, как бывало обычно при сильном переборе энергии. Я по-прежнему находился в Храме у постамента, но на этот раз не было ослепительного света, и я не слышал духов. Храм казался мертвым.
  Доспех!
  Я зажег колдовской огонек, осветивший опустевший зал ярким голубым светом. Духи исчезли, письмена и картинки на плитках истерлись, словно в Храме в мгновение пролетели века, а постамент треснул и осыпался осколками черного стекла на выщербленный пол. Браслет доспеха бесследно исчез.
  
  
  * * * * *
  
  Система Мерон
  Орбита планеты Корромин
  
  
  - Я сказал - нет! - злой голос Зуана эхом отозвался в ноющей голове.
  Рин прервала контакт. Желание послушать затяжную свару напарника с отрядом пропало. Настроение опять скакнуло на отметку "вселенная меня ненавидит", хандра и паранойя дуэтом взвыли, отчего захотелось забиться в какую-то щель потемнее. Тишину каюты тревожило тихое потрескивание фиолетового шарика, угнездившегося в центре потолка и щедро рассыпающего сочные сиреневые искры по узорчатому покрытию стен, сопел котенок, без изысков названный Итой в честь своей зеленой равнинной соплеменницы, да едва слышно гудел тактический комплекс, развернутый в углу каюты. Рин устало потерла виски, пытаясь унять разбушевавшееся воображение и шалящие нервы. Зуан ушел разбираться с отрядом, и периодически от воина по ментальной связи приходили вспышки всей гаммы эмоций от раздражения до откровенного бешенства. Достали они его. Воин балансировал на тонкой грани срыва, но о том не знал никто, кроме него самого. Сорваться - не сорвется, но нервов попортит достаточно. Последнее время прочность на излом у Зуана пошла вниз: терпение и терпимость явно решили отдохнуть, и обычно спокойный росс быстро закипал. То ли Венец стал причиной, то ли просто зимовка на Корромине подорвала нервы, но сейчас отряд в лице одиннадцати воинов слушал много нелестного о себе от взбешенного командира. И было за что. Взбучки избежал лишь Коркс: поведение и репутация врача как всегда были безупречны.
  Выяснение "что вы, уроды, натворили" подходило к концу, и Зуан, дабы не сорваться и немного остыть, ушел из кают-компании.
  - "Рин, ты как там?"
  - "Нервы сдают уже."
  - "Или от них отвык, или я просто изменился."
  Дверь каюты ушла в стену, впуская Зуана. От воина волнами шло раздражение и злость.
  - Достали?
  - Не то слово.
  Зуан плюхнулся в мягкое широкое кресло, раздраженно постукивая пальцем по подлокотнику. Уши дернулись, недовольно прижавшись к голове.
  - Иногда у меня появляется желание перерезать их собственными руками.
  Рин вопросительно приподняла рыжую бровь.
  - Совсем распустились в мое отсутствие. Мало мне проблем с куратором? Видимо, Булава не выставил их с Датомира только из уважения ко мне.
  Зуан устало потер виски. Голова тупо ныла с момента отлета с Корромина и не собиралась униматься, наоборот, боль нарастала, пульсируя в висках и резью отдаваясь в затылке. И Венец беспокойно нудил, посылая в разрываемый болью мозг сумбурные картинки. Зуан не мог понять, чего хочет артефакт и что его тревожит.
  - Тебе бы отдохнуть. - прохладные ладошки девушки легли на лоб воина.
  - Рад бы, но когда? - Зуан откинул голову на спинку кресла. - Еще с моими засранцами разбираться придется. Потом - на доклад к Кортари.
  Рин откинула блестящие черные волосы, легкими касаниями пальцев массируя голову аззара. Зуан расслабился, боль стала потихоньку стихать, престав выворачивать мозги.
  - Я словно чувствую, как утекает время. Последнее время вмешательства стали открытыми, нам постоянно подбрасывают странные вещи.
  - Артефакты. - Рин достала расческу.
  Зуан кивнул, продолжая размышлять вслух.
  - И я готов поспорить, что они безумно ценные даже для их бывшего владельца. Венец подтвердил.
  Девушка расплела косички, распуская тяжелые смоляные волосы росса. Тонкие пальцы перебирали блестящие пряди, распутывали крупные узлы. Зуан прикрыл глаза. Возня Рин доставляла удовольствие обоим.
  - Тебе удалось уговорить корону скрываться?
  - Нет. Венец отказывается, пока я не сяду на Черный Трон. Гарантии хочет, что я стану Владыкой Войны. - Зуан тронул мурлыкнувшую корону. - Слишком долго он ждал носителя, чтобы теперь отказаться от меня.
  - Венец знает, кто нам подбрасывает подарки?
  - Знает. Но добиться от него объяснений не могу. Он как... кошка. Вроде бы и разумен, и может проявлять какую-то самостоятельность, но полноценного разума у него нет. - Зуан запнулся. - Его что-то беспокоит.
  - Что? - Рин подтянула табурет ближе.
  - Да демон его знает. Словно конкурента чует.
  - А на тебе ничего нового не появилось? - Рин на мгновение запнулась, но продолжила расчесывать волосы.
  - Я не заметил, только правую руку покалывает последний рулл. Я смотрел, вроде на шкуре чисто.
  - Вечером еще раз проверим. - Рин приподнялась, поцеловала росса в лоб.
  - А у тебя как дела? - Зуан улыбнулся.
  - Один кристалл уже осилила. Теперь понятны наши проблемы при построении рунных плетений. Как раз там данные по рунной магии. Второй только начала.
  - Что там?
  - Артефактория на основе рун. Я себе отобрала пять штук, которые буду учить в первую очередь.
  Рин закончила расчесывать волосы и стянула густую гриву в простой хвост.
  - Все, готово. - с легким разочарованием в голосе сказала девушка.
  Зуан улыбнулся. Голова немного унялась, осталось лишь легкая тяжесть в затылке, но дергающая боль исчезла, настроение поползло вверх, и недавняя злость окончательно исчезла.
  - Какие планы?
  - Да сперва надо разобраться с отрядом. Тебя представлю как тактика.
  - А справлюсь?
  - А почему нет? - Зуан удивленно выгнул бровь. - Пользоваться терминалом я тебя научу - это не сложно.
  - А если они меня не примут?
  - А у них нет выбора. Пошли.
  - Зу... мне как-то...
  Рин передернула плечами, рассматривая мыски ботинок. Подошел Зуан, обнял девушку, прижав к груди, не говоря ни слова, успокаивающе поглаживая по спине.
  - Будут портить мне нервы - будут проблемы. - едва слышно прошептала девушка.
  - Да делай с ними что хочешь, давно пора спесь сбить. Зажрались, привыкли считать себя элитным отрядом, вот и носы воротят.
  Рин улыбнулась.
  - Только ради тебя.
  - Но, сперва заглянем в компьютер, я сделаю тебе регистрацию.
  Компьютер послушно развернул экран, вновь показывая Корромин. Пальцы воина застучали по клавиатуре, набирая позабытые коды доступа во внутреннюю сеть имперской системы управления и безопасности. Экран мигнул, окрасившись по краю красным цветом: компьютер честно предупреждал оператора, что он вошел во внутренний интерфейс государственной системы, и любые неправомерные действия повлекут за собой массу неприятных последствий. Воин подтвердил, что желает-таки зайти в сеть под своим идентификационным номером, который тут же ввел по требованию подозрительного интерфейса. Компьютер задумался. Зуан откинулся в кресле, барабаня пальцами по краю стола.
  - Не пускает?
  - Проверяет номер. Поскольку последнее обращение с использованием моего ИН было более десяти лет назад, это потребует время. Пока найдет, пока восстановит и распакует протоколы доступа...
  Экран мигнул, явив окно с гербом правящего клана. Зуан прижал ладонь к отпечатку руки: тактический комплекс оснащался сенсорными экранами и мог снимать данные с тактильного прикосновения. Отпечаток налился золотом: данные совпали. Зуан ввел последний код и получил полный доступ в систему.
  - Ну, вот и все. Теперь - собственно набью информацию и все.
  - А это будет иметь законную силу?
  - Рин, я наследный принц и сейчас по факту - Владыка Войны. Я имею полное право делать в этой Империи все, что мне взбредет в голову. И только мой отец может хоть как-то повлиять на мои действия.
  - Но они-то об этом не знают!
  - Знают. Смотри. - Зуан указал на экран. - Система управления напрямую зависит от двух Тронов. Как артефакты влияют на ИИ во дворце - не знает никто, но вся информация о любых, даже самых незначительных изменении статуса правления мгновенно попадает в сеть. Видишь мой герб?
  Росс ткнул пальцем в золотой круг с изображением мордочки хищной рептилии.
  - Ну.
  - А теперь смотри на голову изиса.
  Над точеной головой хищника висел простой черный обруч с красной точкой надо лбом.
  - Черный венец?
  - Он самый. Когда я... пропал, этого не было.
  - А если кто-то решит посмотреть на твой герб?
  - Ну, его ждет открытие. - Зуан пожал плечами.
  - Смирился?
  - Я привык принимать обязанности, когда они на меня сваливаются. И не привык бегать от своего долга. - воин вздохнул. - Итак.
  На экране развернулась форма регистрации, символика Правящего Дома откочевала в верхний левый угол: компьютер ожидал ввода информации. Зуан на мгновение замер, пустым взглядом глядя в экран, мысленно прикидывая, что именно он будет вбивать в форму, глянул на девушку, вздохнул, застучал по клавишам. Миат через десять регистрация завершилась, и Рин стала полноправным гражданином Росской Империи.
  - Все. Документы я стрясу уже на базе или в ближайшем порту: закажу дубликаты. Теперь тебя звать Рииндария Ан"Руар ан Роданса, полукровка из Дома Роданса в статусе унфины. Титул не слишком высокий, но и далеко не низкий, что-то недалеко от вашего графского. На чистокровную росси ты не очень похожа. Пока, по крайней мере. А так... Мы слишком трепетно относимся к детям, и вопросы о второй крови никто задать не рискнет.
  - Даже ваши безопасники?
  - Они задать могут. Скажешь - не знаю и все. В крайнем случае, они просто снимут данные о генетическом коде. Это на тот маловероятный вариант, если ты к ним попадешь отдельно меня. Регистрацию в воинском отряде я сделаю уже через Булаву на Датомире или через Кортари в отделе кадров на крейсере. Сперва со своими разберусь.
  Рин скисла. Да, разбираться со "своими" еще придется. Зуан отключился от государственной службы, вновь выведя данные по Корромину, свернул лишние силовые экраны, переведя компьютер в режим ожидания.
  - На счет твоей работы тактиком в отряде не беспокойся. Мне в любом случае нужны новые бойцы в отряд: я не могу постоянно дробить боевую группу. Кто-то должен оставаться на борту и обеспечивать нам прикрытие и поддержку. Раньше мне приходилось оставлять кого-то из воинов, но это сказывалось на задании.
  - Неукомплектованный отряд?
  - Да. С тактиком у нас как-то сразу не заладилось, вот и мучаемся. Хорошо хоть навигатор уже есть свой. Пилотов в отряде достаточно, но доверять им курс прокладывать... Уже как-то раз Андари завел нас со своим "коротким путем" - декады две выбирались. - Зуан встал, потянулся. - Пошли, пора бы уже моим красавцам объяснить новые правила игры.
  - Вони будет....
  - Конечно будет! - Зуан хмыкнул. - Ничего, повоняют и заткнутся. А то что-то я их распустил последнее время.
  - Ага, особенно своим отсутствием.
  Росс хохотнул, приобнял девушку, направляя сильной рукой к выходу из каюты. Рин испытывала вполне понятный мандраж: прекрасное знание повадок ожидающих ее в кают-компании воинов не только не могло успокоить ее, а лишь еще больше раззадоривало страхи и сомнения. Но, Зуан прав. Она не может вечно прятаться от них в каюте. Знакомиться придется. И работать вместе тоже. Дверь послушно выпустила их в коридор. Зуан хитро подмигнул, планируя будущую педагогическую деятельность: практичный и спокойный росс за долгую зимовку на Корромине успел обзавестись больной фантазией и болезненной тягой к сомнительным развлечениям, что вкупе с новообретенными силами и рунной магией грозили остальным россам весьма познавательным времяпровождением.
  Коридор вильнул, выведя их к пересечению с основным радиальным коридором охотника и к дверям кают-компании корабля. Створки послушно разошлись, заметив глазастыми сенсорами приближение обитателей, пропуская довольного собой росса и смурную девушку в крупную каюту, сочетающую в себе столовую и зону отдыха на "Всаднике Ночи". Двери на камбуз были приоткрыты: Хекс готовил очередной кулинарный шедевр, мало озабоченный прибавлением на корабле. Танцор, по своему обыкновению, стоял за стойкой полноценного бара, смешивая разноцветные коктейли по одному ему известному рецепту. Вихрь дремал под развесистой крапчатой пальмой, утопая в пушистых изрезанных листьях насыщенного темно-зеленого цвета и тихо похрапывал под мягкую ненавязчивую музыку, льющуюся из динамиков. Нард с головой погрузился в схему очередного взрывного устройства, что-то активно обсуждая с Фианом, тыкая пальцем в потрескивающий от прикосновений силовой экран. Лезо сидел на диване, раздраженно теребя ножны узкого стилета. Остальные бойцы расползлись по комфортным мягким посадочным местам и тихо дремали или лазили по информационной сети. На возвращение командира с девушкой отреагировали довольно вяло, лишь Ринор пинком разбудил храпящего Вихря, заставляя здоровенного росса вынырнуть из сонного царства и перенести внимание в мир более материальный.
  Зуан добрался до дивана и комфортно развалился на дорогущей трофейной мебели, вытянув ноги и нагло водрузив их на столик. Андари поперхнулся коктейлем: командир никогда не позволял себе такого - сказывалось аристократическое воспитание и жесткий самоконтроль. Танцор удивленно дернул ушами, Ринор расплылся в улыбке. Зуан выгнул бровь в притворном удивлении и ехидно, чуток протягивая слова, спросил:
  - Ну, и чего вы на меня уставились, словно первый раз увидели?
  - Раньше ты такого не делал. - с прохладцей в голосе сказал Лезо.
  - Я много чего раньше не делал, хотя и стоило бы. - улыбнувшись во весь оскал, выдал Зуан опешившим бойцам. - Знакомьтесь, Рин. Хотя, вы уже и так с ней познакомились на Корромине.
  Бойцы хохотнули, Лезо поморщился: болезненный удар по самолюбию и гордости воин не забыл. Зуан улыбнулся еще плотояднее.
  - Для начала, краткое "дано", изменять которое я не намерен: Рин остается в отряде. Считайте ее неотъемлемой частью меня.
  - Скорее, довесок к тебе. - едва слышно проворчал Лезо.
  - Да хоть балластом, если тебе от этого легче станет. - еще хищнее оскалился командир. - В любом случае, все, что касается ее - касается и меня. И наоборот. Имейте это ввиду.
  - О, нашел-таки себе бабу. Наконец-то. - густым сочным баском проворчал Вихрь. - Не обижайся, Рин.
  Девушка хмыкнула. На Вихря обижаться так же бесполезно, как и на плохую погоду. Прямой как линейка и простой как угол сарая, зато здоровый настолько, что даже довольно высокий и сильный Зуан выглядел возле него словно жертва концлагеря рядом с сельским бугаем. Да и мысли у могучего воина текли так же прямо и незамысловато, что, впрочем, не мешало ему быть великолепным бойцом. Вихрь, не дождавшись возмущений от девушки, уставился на Рин полными удивления и какой-то детской обиды глазами, но, получив лучистую улыбку, оттаял.
  - И какой у нее будет статус? - слегка ворчливо спросил Шаррим.
  - Я вам уже говорил. Тактик. - хитрая улыбка Зуана и откровенно плотоядная.
  Породистая физиономия Шаррима вытянулась.
  - И это не обсуждается. - добил Зуан.
  Лезо рывком вскочил на ноги, холеное лицо перекосило от ярости, в ледяных глазах пылала злость и откровенное презрение. Воин с шипением буквально выплюнул:
  - Эта дура нас всех угробит!
  Развернувшись на каблуке, Лезо резко вышел из кают-компании... попытался выйти, со всей дури врезавшись в невидимую, но от этого не менее крепкую и твердую преграду, отскочил от нее и по инерции шлепнулся на зад. Рин слегка склонила голову на бок, с едкой усмешкой наблюдая за трясущим головой Лезо.
  - Ты точно хотел именно это сказать? - в мягком, пугающе ласковом голосе девушки появился едва различимый рокоток. - Может, ты передумал? Или я ослышалась?
  Пепельные волосы Лезо зашевелились от едва ощутимого движения воздуха: преграда пошла волной, лопнув с легким звоном, обдав морозными искорками оцепеневших воинов. Лезо поднял голову, сводя фокус в глазах, зло глядя на дважды унизившую его девчонку, поднялся на ноги, уши прижались к голове, демонстрируя крайнюю степень бешенства и легкий непроизвольный страх, в котором воин никогда не признается даже себе самому.
  - Сядь.
  В нежном голосе девушке хрустнул лед. Лезо дернулся, сделал пару шагов назад и шлепнулся в кресло.
  - Вот так лучше. А теперь подумай и, если решишь повторить сказанное, то лучше помолчи.
  В каюте царила звенящая тишина, едва разгоняемая мурлыкающей на грани слышимости музыкой. Танцор автоматически мешал смесь в стакане, и звяканье стеклянной палочки о металлические бока высокого стакана раздавались в тишине, словно оглушающий бой часов. Зуан поморщился. Не такого он хотел разговора с отрядом, но несдержанный и самолюбивый Лезо в очередной раз подложил ему пакость. Рин мягко улыбнулась, разбивая общее оцепенение, и тихо сказала тем же ласковым голосом, но уже лишенным рокота:
  - Я немного погорячилась. Нервы совсем расшатались после Корромина.
  Бойцы словно услышали команду "отомри", зашушукались, зашевелились, с новым и гораздо более активным интересом рассматривая невысокую рыженькую девушку, перенеся из статуса "балласт" в статус "загадка". Зуан качнул ногами на столе, привлекая к себе внимание.
  - Возможно, не самый удачный урок на сегодня, но... - воин прянул ушами. - Сами напросились. Думаю, вам уже стало понятно, что наш новый тактик не так проста и наивна, как вам могло показаться?
  - Неожиданно, хотя и было такое подозрение. - пробасил Вихрь.
  - А, по-моему, вполне ожидаемо. - Танцор понюхал результат своих трудов, поморщился, полез за бутылками под стойку. - Еще на планете было ясно, что что-то в Рин не совсем ясно. - вороватый росс вытащил три пузатых бутылки, выстроил на стойку. - Я еще тогда по поводу ловушек и барьеров вам говорил. Не поверили? Сами виноваты. Рин, честно, я уже подумал было, что ты его просто прибьешь.
  - Я обещала Навь никого из вас не калечить и не убивать. - Рин пожала плечами. - По крайней мере, намеренно. Про ваши оскорбленные и попранные чувства никакой речи и не было. И вообще, Лезо, что за скотство? Ты, косоглазый и близорукий баран, не смог заметить вовремя погрузчики у стены? Так сам себе злобный гоблин, нечего было на меня наезжать по прилету, так бы сразу сказала. Решил доказать что ты круче навозной кучи - так флаг тебе в зубы, барабан на шею и попутного пинка под копчик, кто ж тебе мешает доказывать свою крутизну. Вперед и с песней. Не нравится? Так засунь себе свой характер куда поглубже! Ты для меня вообще никто и звать тебя никак. Я тебе ничего, слышишь, ничего не должна и тем более не обязана подчиняться. Я тоже могла тебя в том ангаре смешать с говном и сказать, что оно само на тебе росло. Но не стала. Так мало показалось? Думал, сможешь свою гордыню демонстрировать? Так давись ею сам, у меня тоже гордость и самолюбие есть, притом вполне обоснованно выпестованные и выращенные, и гадить в свой огород я ни одной гадине не позволю. И тебе в том числе.
  Холеное лицо Лезо пошло пятнами от злости и стыда. Остальные россы молчали, слушая монолог девушки, который она вещала ласковым голосом, нежно глядя на Лезо добрыми-добрыми глазами. Настолько добрыми, что аж жуть брала.
  - Ты меня понял?
  Лезо кивнул.
  - Вот и чудно. А теперь сделаем вид, что этого разговора не было, и начнем знакомство заново.
  Рин откинулась на спинку кресла. На кончиках пальцев промелькнули острые искры злости, но быстро растворились. Зуан фыркнул.
  - Я вам привел просто замечательного тактика. Цените, холите и лелейте. Я вас представлять не буду - Рин знает уже поименно и помордно с моей скромной помощью.
  - Похоже, жизнь у нас будет насыщенная и разнообразная. - потянул Ксаран, запнулся, увидев в руке у девушки пушистый фиолетовый клок, сглотнул и добавил: - И полной сюрпризов и неожиданных открытий.
  Комок фиолетового меха засветился, смотался в компактный шарик, воспарил над изящной ладонью, где был перехвачен сильной рукой Зуана. Помяв вяло сопротивляющееся творение, росс проделал в нем дыру и пустил разлохмаченный бублик в сторону замершего с отвисшей челюстью Ксарана.
  - Где-то так и будет.
  Бублик дополз до росса, стукнулся о его лоб и медленно поплыл в сторону Шаррима, но на пол пути размотался в неопрятный клок шерсти и исчез.
  - Будем считать, что с Рин вы познакомились. - Зуан хмыкнул. - Хочу предупредить вас сразу: все, что вы увидите или услышите от меня или Рин, не должно уйти на сторону. Это касается и ее... талантов, и моих. Вы знаете, что обычно имя воина остается в тайне как и его прошлое, но есть большая вероятность, что мое вскоре всплывет.
  - Прошлое догоняет? - негромко спросил Коркс с каким-то удовлетворением в голосе.
  - Уже догнало. - Зуан поморщился. - И я вас прошу - никакой самодеятельности, что бы вы ни узнали.
  - Навь, не держи нас за идиотов. - фыркнул Ринор. - А с Рин я лично еще не определился. Первое же задание покажет. Как я понимаю, она не умеет пользоваться терминалом тактика?
  - Теоретически - умею. Но практики нет. - ответила Рин, с благодарностью принимая от Танцора высокий бокал с искристым голубым напитком. - Разве что, заставила его вывались информацию о Корромине - вот единственная практика. Система поиска информации в вашей сети ничем принципиальным не отличается от аналогичной у меня на родине, разве что систематизирована немного по-другому. Понятное дело, что первые пару обязов я буду просто вам помогать с корабля, пока не получу нужной практики, а там посмотрим.
  - Для начала и это будет помощь. - Зуан убрал ноги со стола. - К первому обязу я Рин подготовлю. Неужели вы думаете, что я такой идиот, чтобы полностью положиться на необученного тактика? Тем более, что большинство талантов Рин предполагает ее присутствие с нами на планете.
  - Да, с орбиты опасность не учуешь. - Рин поморщилась. - Да и помочь я вам с корабля не особо могу. Я вполне здраво оцениваю свои силы, так что не стоит так нервничать.
  - Все, тему закрыли. - подытожил Зуан. - Мне надо идти на доклад к Кортари. Но перед посещением куратора я бы хотел точно знать, за что мне будут любить мозг. Вкратце - что натворили, где, какие причины. Начиная со старта "Гонца".
  Воины переглянулись. Видимо, напакостить успели порядочно, и признаваться как-то не особо хотелось. Зуан осмотрел подопечную банду, вздохнул и сказал:
  - Танцор, рассказывай. У остальных внезапно проснулась скромность и немота.
  Вороватый росс поморщился, убрал только что выставленные на стойку бутылки.
  - Да что рассказывать? Сперва поскандалили с капитаном "Гонца", но Шер уперся и подождать пару дней отказался. По прилету на Датомир сдал нас Булаве, а Ринор дал ему по морде. Сидели тихо где-то около миинара, но потом в наш отсек подселили пехотный нарий, ну и началось... - Танцор пожал плечами. - Еще через полтора миинара Булава не выдержал и выставил нас с базы, сдав на "Дэль", а Кортари тут же пристроил в обяз по охране роскошного пассажирского лайнера "Прериум". Там мы проторчали пять рейсов, это около трех азтин, а потом вернулись на "Дэль".
  - На крейсере сидели тихо?
  - Да были пару стычек с солдатами. Тут квартируются три нария: тот самый пехотный "Таврус", сводный абордажный "Вивион" и легионеры "Гривус". С ними особых хлопот нет, только таврусы постоянно достают, да и вивионы не прочь кулаки почесать, но до крови не доходило. С гривусами вообще никаких проблем нет: они к нам постоянно таскаются за выпивкой, а я наловчился лепить смеси так, что потом спиртным не тащит.
  - Сомневаюсь, что Черн не уловил аромат от своих обормотов.
  - Ну, гривусы не возмущались, а если командир их и поймал, то вроде бы втык не делал. Они будут скучать на "Дэль" еще около миинара, так что...
  - Понятно, значит перед Кортари ничем особым не отличились?
  - Особо - нет. Но Ринор три дня назад избил одного из пилотов, так что куратор немного зол.
  - За что? - спросила Рин.
  - За длинный язык. - Ринор улыбнулся.
  - За что так злится? - поправил вопрос девушки Зуан.
  - Да переломал ему пальцы и руку сломал. Теперь пилот в лазарете на хороших два азтина и никакой медблок не поможет. Мартар ворчал, что из-за чьей-то несдержанности ему приходится чуть ли не по кускам кости собирать, но Вихрь подарил ему тусский кинжал, и тот остался довольным.
  - Понятно. - Зуан вздохнул. - Пойду я к куратору, получу законный втык за ваши художества. Рин пойдет со мной, заодно и получу для нее воинскую регистрацию. А вы пока готовьтесь морально: Кортари наверняка отыграется на нас в списке обязов. Хекс, когда закончишь?
  - Еще миат тридцать. - отозвался голос Хекса с кухни. - Чтоб был без опозданий!
  Зуан улыбнулся.
  - Обязательно.
  Подхватил Рин под руку, воин неспешно вышел из каюты. Сейчас бойцам нужна передышка: осмыслить произошедшее, сделать выводы или наоборот, не сделать их и нарываться на неприятности в дальнейшем. Мысли росса перескочили на предстоящую беседу с куратором. Кортари наверняка не будет рад видеть на борту аристократку, это и дураку понятно. Но и особо лезть тоже не будет, тем более, что у клана Роданса довольно специфическая и не самая хорошая слава даже среди Великих Домов. Рин молчала, не мешая аззару предаваться ленивым размышлениям. Обозвав Зуана в очередной раз странным словом "аззар", девушка задумалась, откуда оно всплыло в памяти. На кристаллах яванты оно не попадалось, значит, откуда-то извне. Сделав зарубку в памяти, Рин отложила этот вопрос на отдаленное будущее.
  - Навь.
  Зуан повернулся, легкий вопрос возник в практически непроницаемых зеленых глазах.
  - Что-то мне не очень спокойно. А если...
  - Рин, расслабься. Все будет хорошо.
  
  Гулкий сигнал пронзил крейсер, пронесся по коридорам и исчез, оставив после себя тонкий звон в голове. "Дэль" готовился перейти в Атанар, в иное пространство, позволяющее кораблю покрывать огромные расстояния межзвездных перелетов. Небольшое устройство в недрах двигательного отсека на короткие четыре секунды включилось, жадно поглощая энергию реактора, созданного лишь для него одного, заряжая сердечник. Крохотный кристалл заискрил, рассыпая искры, мигнул и разрядил измененную энергию на невзрачную черную пластинку. Пространство вокруг крейсера подернулось рябью, пошло волной, словно вода от брошенного камня, пропуская "Дэль" сквозь истончившуюся грань реальности в странную вселенную Атанара.
  
  Доклад у капитана крейсера прошел быстро. Кортари не поверил ни единому слову воина в его бурных и красочных описаниях встречи юной росси на Корромине. Впрочем, тот и не сказал ни единого слова правды сверх необходимого. Капитан промариновал нагло врущего в глаза воина больше десяти миат, но, не дождавшись правды, плюнул и отпустил, наказав всеми силами помочь юной унфине устроится на борту крейсера. В конечном итоге явно прозвучало: "Ты ее на борт притащил, - ты с ней и играйся". Зуан подтвердил готовность выполнить приказ и спешно выкатился из каюты прежде, чем капитан успел навесить на него еще какое-либо задание.
  Зуан встряхнулся, весело глядя на Рин.
  - Отстрелялся.
  - Он тебе не поверил.
  - Ясное дело. Я бы удивился, если бы он мне поверил. Кортари не дурак и имеет с нами дело не первый год. Он прекрасно понимает, что в моих словах правды ровно столько, сколько необходимо. И ни слова больше.
  - А что будем делать с грузовиком?
  - Теперь он наш.
  - Это как?
  - Танцор, угнав корыто, умудрился списать его как взорвавшееся во время полета еще с месяц назад. Как он умудряется воровать технику так, чтобы потом ее никто не искал - ума не приложу. Ведь "Глеаров" на борту "Дэль" всего семь, включая и наш. Ан нет, этот обормот умудрился слямзить его. Стервец вороватый! Хоть бери и обрубай ему руки по локти.
  - Не поможет.
  - Вот потому и не обрубил. Знает же, гад такой, что сойдет с рук. - Зуан вздохнул. - Ну да ладно. Иногда он бывает просто незаменим. Так что приходится мириться с его воровством. Клептоман хренов!
  - Все мы не без изъяна. Что дальше будет?
  - Дальше мы сиднем сидим на корабле пока "Дэль" не прибудет на Датомир. Там нам должны дать на руки список контрактов, которые идут в обязательном порядке. К этому времени списки должны быть уже готовы. А там уже по миссиям пойдем. Как избавимся от обяза - пойдем в вольный найм до вызова Булавы.
  - А Кортари может нам давать задания на обяз?
  - Конечно может. И даст, можешь не сомневаться! Вот только найдет что дать.
  - И что дальше?
  - Ну, насколько я понял, крейсер высадит гостей на Даларане и продолжит перелет к системам Рихта. Мы сделаем петлю по дальним системам, проверим бакены, отвезем смену на дальние посты, а уже потом вернемся на Датомир.
  - А какая она, Датомир?
  - Увидишь. - Зуан усмехнулся. - Поверь, ты будешь разочарована. Насколько красив Даларан, настолько же уродлив Датомир.
  Они завернули на угол коридора, выходя к небольшому перекрестку, разделяющего жилой комплекс на части. В одной четверти жили воины. Рядом квартировались солдаты. Именно близость жилья обеих сторон военной машины россов приводила к постоянным стычкам между воинами и солдатами. Одни искренне не любили других. Те платили им полной взаимностью. Солдаты воинов боялись и всегда старались макнуть носом в кучку дерьма. Воины, пользуясь своим статусом вольных отрядов, частенько устраивали драки, избивая солдат до полусмерти. Конфликты вспыхивали, как эпидемии. Стоило только воинам и солдатам поселиться рядом. И свалка на перекрестке коридоров представила во всей красе очередную драку.
  Здоровенный солдат и худощавый воин затеяли потасовку. Остальные наблюдали, криками подзадоривая бойцов. Гам стоял нешуточный. Солдат явно выигрывал. Воин подволакивал ногу, рука висела плетью, сломанная в плече. В ход пошло оружие. Десантный нож солдата оставил несколько кровоточащих порезов на теле соперника, но у воина в руке был зажат скимитар. Бритвенно-острое лезвие уже смахнуло пару пластов плоти, легко двигаясь в руке мастера. Один удар лезвия скимитара, и голова покатится по полу. Бой пошел насмерть. Тонкая линия круга, криво нацарапанная лезвием на полу не предвещала ничего хорошего. Из Круга Равных выходит лишь один. Второго - выносят.
  Зуан окинул взглядом весь этот натюрморт, тяжко вздохнул. Черные клинки покинули ножны без единого звука. Не сбавляя шага, росс прошел сквозь толпу и вступил в Круг. Воины и солдаты притихли. Зуана мало кто знал в лицо. Его не признали, как командира Навь, но сам факт вмешательства в поединок встревожил. Мало кто рискнет разнимать дерущихся. Зуан рискнул.
  Коротко, зло взвизгнула сабля, принимая на себя удар ножа. Вторая сабля блокировала изогнутое лезвие скимитара, отведя его прочь. Зуан поднырнул под удар солдата, локтем вбивая ему печень в позвоночник. Солдат подавился воздухом. В этот же момент сабля провернулась в руке Зуана, выбивая скимитар из рук хозяина. Еще момент, и солдат лежит на полу, судорожно хватаясь за горло, куда мгновение назад вонзилось лезвие черной сабли. Клинок прошел сквозь горло, не повредив ни один жизненно важный сосуд. Сдвинься лезвие хоть на долю миллиметра и все, солдат захлебнулся бы кровью.
  На мгновение оцепенели все. И зрители, и драчуны. Зуан, оттерев лезвия о штаны солдата, вложил оружие в ножны.
  - Никаких драк на борту!
  Ледяной голос Зуана пронзил легкий гам, словно нож.
  - Ты, ты и ты, - Зуан кивком указал на двух воинов и солдата, - этих двоих - в лазарет. Круг - стереть, кровь - смыть. Через миат коридор должен быть пуст. Еще одна драка - убью обоих. На месте.
  Зуан осмотрел тяжелым взглядом всю компанию и ушел не поворачиваясь. Дальше справятся и без него. Сценарий развития всего этого дела известен до ломоты в зубах. Обоих драчунов отнесут в лазарет. Врачи настучат Кортари. Дальше капитан вызовет командиров воинов и солдат, выпишет под самое не могу обоим. Те вернутся и дадут хорошо оторваться своим обормотам. В итоге обе стороны на время затихнут. С декаду все будет тихо-мирно, а потом - очередная драка, и процесс пойдет по кругу до тех пор, пока одна из сторон конфликта не покинет борт корабля. И процесс сей есть вещь природная, бороться с ним - занятие неблагодарное и обреченное на провал.
  
  Будни на корабле, идущем через Атанар, однообразны до отвращения. Реально заняты делом лишь члены экипажа, все остальное население развлекает себя чем угодно, только не работой. Понятие смены дня и ночи как-то незаметно исчезает, растворяясь в ровном свете корабельного освещения. И лишь звонки вахт делят бесконечный день на сутки. Солдаты живут по тем же вахтам, что и экипаж. Воины живут по лишь одним им ведомым графикам, причем каждый отряд - по своему собственному.
  Звонок зуммера раздался в тишине каюты. Зуан, мысленно проклиная всех, разлепил глаза и недобро покосился на мигающий огонек. Алый.... Значит, капитан. Зуан осторожно слез с койки, стараясь не разбудить Рин, сел за низкий столик и включил связь. Свет экрана выхватил его лицо из темноты каюты. Диспетчер удивленно моргнул, глядя на сонную и злую физиономию, появившуюся на экране, а потом сказал:
  - Командира Навь к капитану.
  Зуан выключил интерком, оделся и поплелся к выходу. И чего это Кортари не спится? - мелькнула мысль, а потом он вспомнил, что сейчас как раз начало второй вахты - корабельный полдень. Это у них середина ночи.... И в данный момент ему меньше всего на свете хотелось получить обяз! А то, что Кортари выдаст ему обяз - Зуан как-то даже и не сомневался.
  Лифт поднял его на пятую палубу, где и располагались мостик и каюта капитана. На мгновение Зуан замер, раздумывая, где искать Кортари, тормознул пробегавшего мимо летуна.
  - Где сейчас капитан?
  - На мостике.
  На мостике, значит. Явно не пейзажами любуется. Зуан сумрачно покосился на мощные двери мостика. И что это капитан придумал на этот раз? В прошлый, помнится, отправил паразитов ловить в машинный отсек. Четыре дня парились в духоте лабиринта технических отсеков, на пузе ползая по всем закуткам. А теперь-то что? Зуан тряхнул головой. Он устало провел ладонью по лицу, словно снимая сон. Когда же двойные двери перед ним разошлись, на мостик вошел воин - собранный, непроницаемый, бесстрастный.
  Кортари ждал его, стоя у панорамного иллюминатора, рассматривая изменчивый ландшафт Атанара. Не поворачиваясь, он спросил:
  - Навь, что ты знаешь о системе Ин дель Диар?
  - Ин дель Диар, известна также как Море Мрака. Зона неизвестной аномалии с нестабильным режимом. Потенциально опасна для судоходства. Система красного гиганта, семь планет, три астероидных образования. На трех планетах есть атмосфера, все три для жизни не пригодны. То же самое можно узнать в любом астрономическом справочнике.
  - Да, все верно. Добавь сюда еще и паутинные мины.
  Зуан промолчал. Паутинные мины. Это что-то новенькое. Так просто минные пояса не натягивает. Кортари повернулся. Его лицо осунулось, под глазами залегли тени.
  - Азтин назад мы приняли сигнал бедствия с Ин дель Диар. Предположительно он шел с ИДД-4. Разбился корабль Службы Исследований. Спасатель, посланный за ними, не вернулся. Сигнал бедствия с него не приходил.
  - Мне поднимать отряд?
  - Да.
  Зуан тронул кнопку на браслете.
  - Лезо, буди отряд.
  Кортари удивленно посмотрел на воина.
  - Спят?
  - Для нас сейчас середина ночи. - довольно сухо ответил Зуан.
  Капитан никак не отреагировал на замечание воина, продолжая рассматривать изящные конструкции Атанара.
  - По Ин дель Диар информации не много. Там и раньше пропадали корабли и большинство так и не нашли. Собственно, потому и направили корабль СИ.
  - Что за корабль, и какой экипаж?
  - Все на диске. - Кортари протянул маленький алмазный диск Зуану. - Вы должны найти корабль и экипаж. Спасите всех, кого только можно. И в обязательном порядке спишите весь банк данных с корабля СИ. Нам катастрофически не хватает информации по этой аномалии.
  - Когда вылет?
  - "Дэль" идет до Даларана. Мы прибудем на место через три дня. Вы можете стартовать когда угодно. "Дэль" будет в дрейфе у Даларана декаду, после чего мы идем через Кольцо Прыжка в системы Рихта.
  - На Датомир?
  - Нет. Датомир прибудет в точку снабжения через три декады.
  - Мы вылетаем немедленно.
  - У вас есть разовый доступ в арсеналы крейсера. Возьмите что надо.
  - С возвратом? - без тени иронии спросил Зуан.
  - Только особый спец.
  - Я свободен?
  - Да. Все вопросы по связи.
  Зуан повернулся на каблуке и ушел. Ин дель Диар.... Гнусное место.... Он и в самом деле вдумчиво посетит арсеналы корабля.
  
  Отряд собирался быстро. Пока Танцор, Андари и Вихрь облегчали крейсер на всякую полезную мелочь, игнорируя вопли начальника склада про "наглый грабеж", Ксаран и Ринор прогнали полный цикл тестов оборудования, успели отправить за запчастями в техчасть Шаррима и Дрии. Санелан договорился о заправке, а Зуан с руганью и боем вытряс из прижимистого кишаха, заведующего арсеналом "Дэль", пару ящиков с торпедами. Пушистый крапчатый кишах в очередной раз пообещал пожаловаться капитану крейсера, но, получив прекрасный шесс, остыл и добавил в довесок коробку с кластерными боеголовками. Закончив проверку охотника и получив, наконец-то брикеты топлива, отряд быстро завершил приготовления и погрузился на корабль.
  В рубку заглянул Нард, перехватил взгляд командира, молча кивнул и исчез в коридоре. Зуан клацнул когтем по кнопке вызова, дождался появление на экране смурной физиономии диспетчера.
   - "Всадник Ночи", нужен коридор для старта.
  - Вылетайте, второй шлюз. - пробурчал сонный росс и отключился.
  - Ксаран.
  Воин не стал дожидаться уточнений. Подчиняясь умелому пилоту, легкий охотник оторвался от причальной платформы, поднырнул под распорку, огибая тягач с большим контейнером, и вырулил ко второму шлюзу, только начавшему поднимать створку. Шлюз открыли наполовину - достаточно, чтобы охотник проскочил, и недостаточно широко, чтобы окружающие крейсер существа пространства решили нагрянуть в гости. Выпустив корабль, шлюз так же неспешно закрылся, отрезая путь любопытствующим изири. "Всадник Ночи" проскочил внешний щит крейсера, запустил маршевый двигатель, забирая в сторону далекого бакена, а "Дэль" продолжил свой неспешный полет по маршруту.
  - Ксаран, Рин маршрут скинула?
  Пилот кивнул, не поворачивая головы.
  - Я позову если что.
  - Дай сигнал на сбор. Потом разберут барахло.
  Ксаран клацнул по клавише. Переливчатая трель пронеслась по кораблю, вынуждая воинов оторваться от дел и направится к кают-компании, где их уже ждала Рин и подошедший Зуан. Воины собрались быстро: корабль небольшой, да и срочных дел нет. Рин оторвалась от экранов, повернулась в кресле:
  - Все собрались?
  Лезо глазами пересчитал присутствующих, кивнул.
  - Ксаран, слышишь?
  - Слышу. - ответил динамик голосом пилота.
  - Для начала я вам вкратце опишу, что нам придется сделать. Система Ин дель Диар.
  Рин развернула один большой экран и вывела на него карту региона с искомой системой.
  - Зона аномалии. Вон ее границы. - на экране появилось красное пятно. - Характеристики и свойства пока неизвестны, данных нет, но помечена как опасная. Ее изучает Служба Исследований под прикрытием стационара. Один из кораблей полетел посмотреть поближе на ИДД-4, на которой и разбился. Выслали спасательный корабль, и он присоединился к спасаемому. Нам надо вытащить обоих и списать базу данных с корабля СИ. После первой аварии прошел азтин. Задача в принципе простая. Теперь сложности.
  Рин убрала карту.
  - Первая сложность - к моменту нашего прилета они все могут быть мертвы. Это самая вероятная проблема. Вторая - базы данных на корабле СИ могут быть повреждены. И третья сложность - это сама планета, класс "Красный Мир".
  Воины слушали молча, не делая попыток перебить или вообще что-то спросить.
  - Информации по системе мало, по планете так вообще только карты пятнадцатилетней давности. А да, еще есть состав атмосферы и очень исчерпывающее описание биосферы: агрессивная. Ладно, по пути на планету попробую что-то еще накопать.
  - Как думаешь, там есть что спасать? - полным скепсиса голосом спросил Андари.
  - Ну, базы данных могли сохраниться. А что насчет экипажа. - Рин фыркнула. - Если их еще не схарчили, то у них явно есть дух-хранитель. У каждого. Персональный и никогда не спящий.
  Андари улыбнулся.
  - Не зря же говорят, что есть собственный бог у дураков. - под нос пробурчала девушка. - А только дураки могли полезть на этот подыхающий от старости булыжник.
  Воины услышали и громко заржали. Рин поморщилась, вывела на дополнительный боковой экран данные по отряду, снимаемые с их камер и датчиков. Нахмурилась.
  - Аппаратуру включите. Я проверю и настрою комплекс.
  Рин опять повернулась к терминалу. Воины активировали оборудование. Рин развернула голографические экраны, показывающие информацию о каждом воине отдельно.
  - Лезо, Танцор, Зан. Ваши камеры дают помехи.
  Танцор пропустил палец под присоску камеры и что-то подколупал когтем.
  - Лучше?
  - Отлично!
  Лезо просто стукнул по камере кулаком. Помехи на экране исчезли. Зан подтянул настройку. Рин кивнула, убирая окна камеры.
  - Навь, Ринор, Танцор. Подтяните датчики на сердце. Я получаю сбитый ритм. Ксаран, Хекс, я не получаю биоритмов мозга. Ксаран, тебя это касается особенно. Тишина по всем порядкам. Проверь. - Спустя минут пять Рин кинула сама себе, подкорректировала экраны, немного перенастроила датчики. - Все, хорошо. Помех пока не видно. Я буду держать комплекс постоянно включенным. Посмотрим, не пропадут ли опять показатели.
  Рин широко развернула голографические экраны. Перед ней на большом квадратном экране светилась карта этого квадранта Атанара и указатель курса. На соседних узких вертикальных экранах текли столбцы цифр и густо переплетающиеся разноцветные линии полей. Чуть ниже, прямо над слабо светящейся клавиатурой висела силовая панель с массой тумблеров, бегунков, кнопок и прочих прелестей пульта. Выудив на экран карту системы, Рин повернулась к отряду.
  - Так, мы прибудем на место через сутки....
  - Лететь четыре дня. - ворчливо сказал Вихрь.
  - Я рассчитываю на сутки. Где-то через сорок миат мы сядем на силовую магистраль здесь, - пальчик ткнул в сочную силовую линию, - и доедем до системы Норим. Насколько я поняла, она сейчас в блокаде. Думаю, нас до Кольца пропустят. Дальше - прыжок до системы Оошар. Оттуда на другой магистрали до Ин дель Диар. Итого на все про все сутки, если я не ошиблась на счет оошарской магистрали.
  - Что за магистрали?
  - Силовые потоки Атанара.
  - Корабль не выдержит. - На лице Танцора появилось опасение. - Или выдержит?
  - Выдержит. Если правильно войти в магистраль. Живность по ним передвигается. А если могут они, то сможем и мы. Не зря же я пол ночи следила как эти твари ныряют в магистрали.
  - Хм.
  - Танцор, я, между прочим, сижу на этом же корабле. Если ты этого как-то не заметил. И жить хочу не меньше вас.
  - Но ты же никогда не видела этих потоков!
  - Нет, не видела. Я их чувствую.
  - Что?
  - Танцор, я не могу сделать ни кусочка живой органики. Даже микроба. Я пробовала. Зато с неживой материей, а особенно с энергией, я могу делать все, что захочу. Я могу вскипятить этот корабль или "Дэль", к примеру. Могу превратить крейсер в слиток золота или титана, или в кусок алмаза. Без вопросов. Да, это тяжело, будут потом проблемы с организмом, но я это сделать могу. Понимаешь? То же самое касательно Атанара. Я просто ЗНАЮ, как добраться до нужной мне точки. Я не знаю, что собой представляет этот шарик. - Над рукой Рин появился искристый фиолетовый светящийся шар. - Я не знаю, как я его сделала, из чего он сделан. Вполне возможно, что этот шарик приведет в состояние ступора ваших ученых. Я просто знаю, как его получить. Чувствуешь разницу?
  - Да.
  - Просто прими и не пытайся понять. - Зуан улыбнулся. - Я уже бросил эти попытки. Так же, как и понять это. - Зуан взял за угол большой деревянный стол, занимающий весь центр кают-компании охотника, и без особых усилий его поднял. - Раньше я не мог его сдвинуть с места. Теперь я могу его поднять. Вот так вот.
  Воины оцепенели. В полной тишине искаженный динамиком голос Андари прозвучал неестественно громко:
  - Командир, поднимитесь на мостик. Танцор, ты тоже.
  - Что случилось?
  - Пока ничего. Я остановил корабль. Впереди какая-то пакость.
  - Сейчас будем.
  Танцор, Зуан и Рин бегом поднялись на мостик охотника. Андари сбросил с кресла второго пилота комбез. Танцор просочился сквозь нагромождение аппаратуры и занял свое место, пробежал глазами по приборам. Показания на многочисленных мониторах не предвещали ничего неожиданного, но впереди ландшафт Атанара исказили странные, никогда ранее не виденные образования.
  - Погаси свет.
  Танцор щелкнул тумблером на потолке, и узкие лампы, мигнув, погасли. Рубку освещал лишь свет самого пространства. Андари собрался начать разгон корабля, как вдруг сильная рука командира легла на плечо.
  - Стой, не спеши. - Зуан напряженно всматривался в алые всполохи. - Что-то не так.
  - Командир? - Андари замер.
  - Не могу понять... - лицо Зуана заострилось. - Рин, ничего не чувствуешь?
  - Что-то есть. В том темном потоке.....
  Тонкий пальчик Рин указал на темный омут в океане Атанара. В этом месте ландшафт принял вид многоступенчатого огненно-оранжевого берега. "Всадник Ночи" находился в светлом золотистом потоке у кромки "берега". Курчавые силовые образования, словно клочья бурой пены, дрейфовали на нескольких уровнях параллельно условной линии "берега". Примерно в сорока тысячах километров от корабля золотистый "берег" вспухал пупырчатыми ярко-лимонными колоннами, уходящими ввысь на многие тысячи километров. Каждая из этих "колонн" в диаметре была больше сотни километров, а у основания в берег врезался тот самый, темный, словно лужа венозной крови, бурлящий и клокочущий "омут".
  - Не нравится мне все это. По картам их здесь быть не должно. Ни этой темной лужи, ни этих "колонн". - Танцор ткнул пальцем в маленькую голографическую карту Атанара.
  - Может, чья-то колония? - не очень уверено протянул Ринор, заглядывающий в рубку через плечо Зуана. - Похоже на тии. Но самих тварей не видно. Обычно возле колоний они кишат. Если это они, то нам лучше свалить. Живые они или нет, но влепиться в шаровую молнию в полальдера диаметром....
  - Это не тии. - Зуан покачал головой. - У них колонии золотисто-коричневые. Да и форма другая. Ринор, сделай съемку местности и внеси поправки в карту.
  Ринор кивнул и приступил к возне с камерами. Съемка заняла почти двенадцать миат. За это время в пространстве Атанара не появилось ни одно из обитающих тут существ.
  - Готово, командир.
  Зуан согнал Андари с кресла.
  - Танцор, следи за этой гадостью.
  "Всадник Ночи", задрав нос, начал медленно подниматься, приближаясь к "колоннам". Танцор впился взглядом в темный "омут", тщательно наводя на энергетическое образование визор телескопа.
  Корабль уже вошел в зону свечения "колонн", когда оживился "омут". Его поверхность вспучилась, забурлила, выплескивая искристые огни. Судно заложило резкий поворот, ввинчиваясь ввысь. Гроздь сияющих фиолетовых сфер проскочила буквально в паре метров от границы щита, всколыхнув материю окружающего пространства, влепившись в бок "колонны". Танцор от неожиданности крякнул. Ринор вцепился в джойстики управления огнем. Все произошло мгновенно.
  "Омут" выплеснул еще серию искр. Сферы вытянулись, превратившись в хищно блестящие капли. Зуан рванул штурвалы, заставляя охотник нырнуть под выпуклости колонн. "Капли" моментально повторили маневр, двигаясь с неотвратимой целеустремленностью самонаводящихся ракет.
  - Придется пройти сквозь колонну! Ринор, залп!
  Росс выстрелил мгновенно, едва услышал приказ. Изумрудные импульсы впились в структуру "колонн", ломая и перекручивая потоки энергии.
  - Залп главным калибром! Интервал 7-1 8-5 3-6 1-3 НО!
  Ринор перекинул ползунки на главный калибр, открывая огонь из спаренных импульсных пушек. Семь хтар обстрела, хтар пауза - вспышка безумия на поверхности "колонны". Восемь хтар огня - первый провал и разжижжение поверхности. Три хтар огня - выброс энергии, словно солнечный протуберанец вспух на поверхности. Хтар огня, три хтар паузы. На поверхности начал образовываться туннель, прорезаемый молниями. И с началом непрерывного огня, росский охотник ворвался в рану в теле "колонны".
  - Туннель смыкается!
  - Продолжай огонь! Подключай все орудия!
  - Есть, все орудия. - Ринор активировал все орудийные башни. - Навь, энергии на четыре миата.
  - Хватит и одного. Выйдешь, слетай в начало фиолетового потока и сбрасывай скорость. Пусть нас покатает.
  Охотник пулей вылетел из тела "колонны", заложил вираж и нацелился на мерцающий сиреневый, словно дымка, силовой поток. Ринор прекратил огонь, перераспределяя энергию на другие нужды корабля.
  - Проскочили.
  Корабль легко качнулся, словно на волне. Танцор осторожно выключил двигатели. Охотник слабо дернулся, подхваченный мерцающим потоком. Цифры на спидометре пришли в движение. Скорость все увеличивалась и увеличивалась, пока число не ушло за ограничитель. Спидометр озадаченно пискнул и вывел на дисплей значок бесконечности, показывая свою неспособность просчитать нынешнюю скорость судна.
  - И что теперь? - тихо спросил Танцор.
  - Теперь мы прокатимся на потоке. Скоро он ослабеет. Где-то через рулл скорость упадет, когда поток сойдет на нет. Мы будем в двух руллах пути от системы Норим.
  - И какова же у нас скорость? - пробормотал Ринор.
  - Академический интерес? - спросил Зуан.
  - Нет. Практический.
  - Не знаю..
  - И все же.
  - Ринор, отвали. Тебе не один хрен, какая у нас скорость? Летим себе и летим.
  - А если врежемся....
  - Пока в потоке - не врежемся. Поток рассосется - полетим своим ходом. А пока наслаждайся ландшафтом и путешествием на общественном транспорте.
  
  
  Танцор осторожно тронул Рин за плечо. Девушка вздрогнула, приподняла голову, рассматривая неожиданный будильник сквозь взлохмаченные волосы. В золотисто-зеленых глазах появилась тень недовольства.
  - Что такое?
  - Просыпайся, поток иссяк.
  - А я тут причем?
  - Я подумал, тебе будет интересно на это глянуть, прежде чем мы улетим. - Танцор улыбнулся, показывая в сторону обзорного иллюминатора.
  Рин повернулась. Росс с улыбкой наблюдал, как на слегка припухшем ото сна лице девушки расцветает восхищение и изумление, как расширяются изменчивые золотисто-серые глаза. Давно он не видел столь искреннего и неприкрытого восхищения красотой Атанара, ставшего для большинства окружающих лишь очередной враждебной средой.
  Прямо по курсу охотника в легкой пурпурной дымке вставали могучие силовые "джунгли" Тагера: колоссальные, скрученные могучими колоннами древовидные энергетические структуры, раскинувшие разноцветные "кроны" на тысячи и тысячи альдер. "Всадник Ночи" покачивался на легком золотистом мареве, неспешно текущем от магистрали в сторону "джунглей". Маневровые двигатели не давали течению увлечь корабль с собой и сдвинуть с безопасной границы: до подножий огромных "деревьев" было больше ста тысяч альдер, и росы не собирались это расстояние сокращать. Но отсюда вид на Тагера открывался просто изумительный!
  Золотистые пушистые облака основания "джунглей" чуть темнели к верху, плавно растворяясь в багряном тумане, стелющемуся в основаниях "деревьев", более насыщенном под "корнями" и сходящим в сиреневый пушок уже в трех тысячах альдер от ствола. Под "корнями" клокотали настоящие бури: багровый, испещренный черными пятнами туман бурлил, прорезаемый ослепительными алыми и голубыми вспышками, структура "корней" подергивалась рябью, вспучивалась красными наростами и вновь приходила в исходный вид. Но уже чуть выше буйство энергии сходило на нет, серебристый "ствол" "дерева" обретал стабильность и твердость, начинал ветвиться, пока не образовывал пышную крону из мягких темных клубов синих и зеленых цветов, обильно населенную светящимися бело-голубыми, похожими на мант существами. Яркие полосы потоков крутились в исполинском энергетическом "лесу", обвивая "деревья", перекручиваясь между собой и разбегаясь в разные стороны.
  - Что это за твари? - Рин приблизила изображение лениво дрейфующей манты.
  - Изири. Безобидные, питаются энергией из следа корабля. Мы для них - самоходная кормушка, потому и таскаются за нами целыми стаями.
  - А это что за лесок?
  - Силовые джунгли. Толком их не изучали - опасно. Хищников много, да и приближаться опасно из-за высокой концентрации потоков.
  - А то за хищники?
  - Да всякое тут водится. - Танцор передернул плечами. - Для большинства наш корабль - хороший высококалорийный десерт.
  - И много таких?
  - Более чем достаточно.
  - Что дальше?
  - Я сделал съемку окрестностей, так что пора лететь. Мы находимся действительно в двух руллах пути от системы Норим. Я уже нащупал их бакен.
  - Этот лес здесь постоянно?
  - Ну, последние четыре тысячи лет он здесь.
  Танцор перебросил тумблеры на пульте, включая двигательные системы корабля. Судно сотрясла мерная дрожь: начался разгон, заработали маршевые двигатели, оставляя пенный след в мягкой золотистой вуали. Пара изири заметила корабль и, бросив свои дела в кроне "дерева", скользнула к началу следа, что-то выискивая в рассеивающейся дымке. К первой паре спланировали еще три сородича, закружились в сложном танце в пенной полосе, купаясь в переливах золотистой вуали, рассыпались в стороны и единой стайкой отправились за быстро набирающим скорость кораблем, не желая упускать неожиданного благодетеля.
  Ринор, спавший за пультами управлением орудийными башнями, заворочался, открыл один глаз, осмотрел кусок ландшафта Атанара, потом, подумав, разлепил второй глаз, зевнул, потянулся.
  - Типа проснулся? - Рин хохотнула, увидев заспанную физиономию с четким оттиском клавиатуры на щеке.
  - А сама-то! - Росс зевнул. - У тебя вон, кусок воротника на подбородке отпечатался.
  - У меня кусок воротника на подбородке, но не весь же пульт ракетного наведения на щеке.
  - Чего? - Ринор уставился на Рин. - Весь пульт, говоришь.... Может и так. Скоро будем на границе Норим?
  - Два рулла своим ходом по нормальному маршруту.
  - А не своим?
  - А не своим не можем. Маршрутов нет. - Рин прикрыла глаза. - Хотя нет, чуть дальше есть магистраль, главное обминуть лесочек.
  - Покажешь, как на нее сесть?
  - Покажу. Честно говоря, наибольшая сложность состоит в том, чтобы попасть в поток и не размазаться по его длине. - Рин развернула карту. - Выруливай вот к этой магистрали.
  Искомый красный поток брал начало в клокочущем вареве, прорезаемом частыми алыми вспышками и яркими желтыми молниями у самого основания древовидной структуры. Корабль возле магистрали довольно заметно трясло и раскачивало. Рин положила руку на плечо Танцора, вынуждая его подождать.
  - Не спеши.
  - Чего ждем?
  - Безопасного коридора. - Рин на мгновение замерла. - Вон, смотри. Сейчас до нас дойдет вон тот протуберанец.
  - И?
  - И мы под него поднырнем. Потом сравняем скорость. И нас засосет в поток. Дальше мы полетим в нем, но двигатель не отключим, иначе выбросит.
  Танцор легко подал корабль вперед. Энергия протуберанца закачала судно. Скорость увеличилась. Танцор еще больше увеличил скорость, и росский корабль всосало в поток.
  - Теперь можно немного расслабиться. Миат с пятнадцать нас покатает, потом мы выйдем из потока и продолжим путь своим ходом.
  - Жаль не увидим рожи стационара, когда они увидят, откуда и как мы прибыли.
  
  
  Навигационный бакен, жестко укрепленный в пространстве Атанара, представлял собой довольно приличную, полностью автономную и хорошо вооруженную станцию, служащую своеобразной контрольной точкой для расположенной в реальном космосе звездной системы. Формой станция напоминала сегментированный бублик, составленный из нанизанных на осевое кольцо жилых, технических и хозяйственных блоков. Огневые расчеты, частью инсталлированные на самой станции, частью дрейфующие вокруг нее, создавали плотную огневую сферу, и по большей части истребляли не корабли врагов, а местное зверье, привлеченное энергетическими выхлопами снующих вокруг станции-бакена судов.
  На некотором расстоянии от бакена веером развернулись корабли стационара блокады. Это лишь часть флота: две трети кораблей пребывали в обычном космосе, и стационар полностью блокировал транспортное сообщение системы во всех пространствах. В Атанаре у ворот зависли двенадцать крейсеров средних классов и десяток охотников-перехватчиков. Малые истребители в данный момент мирно стояли в своих ячеях на борту крейсеров-носителей. Тяжелые корабли дрейфовали в реальном космосе, зорко следя за посторонними кораблями, идущими к древнему Кольцу Прыжка.
  Неподалеку от станции шел плотный жгут силовых магистралей. Два крейсера дрейфовали параллельно течению потока, следя за живностью. Из-за близости мощного нароста "джунглей", местное зверье частенько нападало на бакен, доставляя проблем больше, чем все набеги пиратствующих соседей вместе взятые.
  На мостике крейсера дежурный, удивленно глянув на экран, громко крикнул:
  - Есть контакт! Легкий росский охотник. Идет в потоке.
  - Идет где? - капитан крейсера резко повернулся.
  - В потоке. Вывожу на основной экран.
  На огромном экране появилась четкая картинка: в мощном золотистом потоке несся изящный кораблик, постепенно смещаясь к краю. Экипаж, затаив дыхание, наблюдал за маневрами судна. Наконец кораблик выровнялся почти на самом краю магистрали. Несколько мгновений он летел, влекомый течением, а потом внезапно полыхнули двигатели, и охотник молнией выскочил из потока вместе с мощным протуберанцем.
  - Что же он творит!
  - Свяжись с ним. - капитан фыркнул. - Узнаем, кто это так развлекается.
  Дежурный кивнул и застучал по клавиатуре. Связь появилась быстро.
  - Крейсер стационара "Нурат" легкому охотнику. Идентифицируйте себя. Принадлежность и порт приписки.
  - Говорит легкий охотник "Всадник Ночи", код 3758325 . Порт приписки - база "Датомир". Принадлежность - личный корабль воинского отряда "Наваждение". Просим коридора до Кольца Прыжка Норим.
  - Воины, - капитан "Нурата" скривился. - Мог бы и догадаться. Спроси цель пролета.
  - Назовите цель полета.
  - Идем по контракту в систему Ин дель Диар.
  - Пропусти их. - Капитан крейсера махнул рукой. - Третий коридор.
  - "Всадник Ночи", ваш коридор третий. Пролетайте.
  Связь тут же прервалась. Изящный кораблик описал плавную дугу и нацелился на ворота бакена. Капитан крейсера проводил взглядом судно до момента его выхода из Атанара.
  - Надо же. Оседлали магистраль. Экспериментаторы.
  Капитан хмыкнул. Будет о чем подумать в долгие пустые руллы дежурства....
  
  
  Охотник появился под боком у тяжелого линейного крейсера блокады. Громада корабля перекрывала единственный коридор к Точке Прыжка, держа древнюю транспортную магистраль под прицелом. По корпусу охотника зашарил сканер. Считав всю нужную информацию, крейсер проблесковым прожектором просигналил "Всаднику" разрешение на дальнейший полет.
  Зуан облетел махину блокадного корабля, направляясь к Кольцу. Рин тихо спросила:
  - И что такого натворили обитатели этой несчастной планеты?
  - Пытались развязать войну с соседями. Теперь сидят в блокаде.
  - И надолго?
  - На десять поколений.
  - Круто.
  - А чтоб другим не повадно было. Мы не позволяем вести войны расам, проживающим на нашей территории. Блокаду установили не так давно. Сейчас корабли уничтожают военную и космическую индустрию планеты. Как выйдут из блокады, вот тогда и опять смогут начать развиваться. Если сохранят космические технологии. Хотя практика подсказывает, что обычно блокада откатывает цивилизацию в варварство.
  - А почему именно на поколения?
  - У каждой расы свой интервал. Это справедливо. По-своему. Танцор, Ринор.
  - Да?
  - Валите отсюда. Вас сменят Хекс и Зан.
  Оба воина ускакали из рубки. Их смена закончилась. Самое интересное они увидели. Теперь можно и поспать. Хекс и Зан появились почти сразу же.
  - Командир?
  - Хекс - за терминал оператора. Зан - за управление огнем.
  Зан шлепнулся в кресло. Окинув взглядом охристый диск планеты, он пробурчал:
  - Никак мы в системе Норим?
  - Да, мы в системе Норим. - Зуан улыбнулся.
  - Быстро управились.
  - Мы срезали дорогу.
  - Два дня пути? - удивленно переспросил Зан.
  - На общественном транспорте.
  - На чем?
  - Увидишь еще. Приготовься к переходу.
  - Готовность есть. Оружие зачехлено.
  Зуан направил на приближающийся диск проблесковый прожектор. Кольцо приняло координаты. Символы изменились. В центре Кольца появилась искристая точка. Охотник влетел в точку перехода. Изображение слегка смазалось.
  - Прибыли. Система Оошар. Сутки до Ин дель Диар. - Зуан включил внутренний передатчик. - Ксаран, смени меня.
  Воин появился быстро. Осмотрел окружающий космос, скользнул взглядом по приборам.
  - Оошар?
  - Да.
  - Хорошо. - Ксаран плюхнулся в кресло первого пилота.
  Зуан потянулся, хрустнув костями. Ксаран, медленно осмотрев его и девушку, сказал:
  - Командир, ты б поспал для разнообразия, что ли. Ты ж больше пяти рулл на ногах. Рин, тебя это тоже касается.
  - Хорошо, мамочка. - Рин улыбнулась.
  - Я серьезно, Рин. Загнетесь.
  - Ладно. - Зуан устало потер переносицу. - Если что случится по пути - разбудишь.
  - Не разбужу. Для этого есть Лезо.
  
  
  Глава 2: Багряный Склеп
  Спасательная операция - всегда битва против времени, расстояния, местности и стихий.
  
  
  Тишину каюты разгонял едва слышный стрекот аппаратуры, который день работающей над решением очередной загадки Атанара: мощный тактический комплекс обрабатывал загруженную девушкой информацию, пытаясь выстроить алгоритмы, которые безуспешно добивается от капризной системы новый тактик. Необремененная ворохом констант и, казалось бы, не требующих доказательства всем известных теорем, Рин пыталась воссоздать в многомерном виртуальном пространстве комплекса силовую магистраль Атанара, совершенно не интересуясь, что данное действие считается невыполнимым. Комплекс сопротивлялся, но постепенно в виртуально смоделированном куботаре проявлялся могучий жгут силовой основы магистрали. Множество данных о пространстве легло на наблюдения и древние знания, подправленные интуицией и чутьем, и вот, постепенно, загадка Атанара обретала жизнь, оцифрованная, описанная и полностью опровергающая множество незыблемых теорем и неопровержимых ранее фактов.
  Тонкий писк зуммера ворвался в тишину каюты. Зуан вздрогнул и поднял голову.
  - Да?
  - Мы прибыли.
  - Сейчас буду.
  "Всадник Ночи" вышел из Атанара над плоскостью эклиптики системы у орбиты пятой планеты и тут же отстучал код доступа на флагманский корабль стационара блокады. Ин дель Диар, как зона потенциальной опасности и неизвестной аномалии внесена в реестр природных феноменов и закрыта для свободного посещения. Но, поскольку система находится на перекрестке маршрутов, правительство было вынуждено установить корабли блокады и станцию-бакен, которые, с одной стороны, контролировали единственный безопасный коридор к системе и заворачивали любителей посмотреть на диковинку, а с другой - присматривали за недавно обнаруженной молодой расой, ограждая от катастрофических налетов любителей легкой наживы.
  Танцор, вооружившись мощным телескопом, фотографировал корабли блокады, Андари флегматично рассматривал ажурные синие завитушки туманности Море Мрака. Его взгляд выражал крайнюю тоску и искреннее желание оказаться как можно дальше от этой системы. И как можно быстрее. Лезо тестировал орудийные башни, явно чем-то недовольный в работе импульсной пушки левого борта. Ринор, свернув карту системы, поднял глаза на командира и тихо сказал:
  - Выслали карты минных полей и расчет маршрута.
  - И? - Зуан оторвался от визора.
  - Мины-пауки, АНД-8. Чувствительность загнана на максимум. Они рванут, даже если просто заподозрят, что мы рядом. Поле натянуто очень плотно.
  - Система "свой-чужой" у них есть?
  - Нет.
  - Мило.
  - Капитан стационара обещал голову оторвать, если мы расстреляем мины. - Ринор пожевал губу и задумчиво добавил: - В данных указаны два пояса, но радар показывает третий. Вроде.
  - Что значит, вроде?
  - Сильные помехи. Никак не разобрать. Радары и локатор давятся. Сканеры полей выдают полную чушь. Зона аномалии, так её! Танцор маршрут проверил. Вроде бы он правильный. Хотя... Не разберешь. Мне здесь не нравится!
  - Здесь никому не нравится. - Зуан нахмурился. - Да, и впрямь похоже на третий пояс. Что капитан говорит?
  - Сказал, что знает только про два.
  - Если их там и впрямь три, проход придется пробивать ракетами. Третий пояс натянут гуще.
  - А если под ним проскочить?
  - А ты посмотри на данные анализатора полей. Видишь?
  - "Сети"! Перегородили как могли.
  - Насколько плотные первые два пояса?
  - Очень плотные. - Ринор вздохнул. - Коридор узкий, как для корабля нашего класса.
  - Чудно. - Зуан фыркнул. - Просто прелестно! Танцор, оставь в покое телескоп. Отключайте на корабле все, что можете. Все системы. Климатизаторы, освещение, гравитацию, маршевый двигатель. И щиты.
  - Но без щитов....
  - Если мины нас заметят - не спасут никакие щиты. - Зуан щелкнул тумблером внутреннего интеркома. - Внимание. Начинаем переход минных заграждений. Отключаем оборудование и гравитацию. На борту не должно работать ничего мощнее хронометров. Готовность - пять миат. Отсчет пошел. - выключив связь, Зуан повернулся к Андари. - Трогай по готовности.
  - Понял.
  - Маршрут на твое усмотрение. Лезо, Ринор, если мины все же нас засекут - расстреливайте все, до чего достанете. Меня плевать, сколько мин вы угробите, а с командиром стационара я потом поговорю приватно. Если проморгаете хоть одну - костей не соберем.
  Воины синхронно кивнули, не сводя глаз с экранов. Андари глубоко вздохнул, нежно, бережно собрал серебристые джои управления, легко тронув судно. Охотник отозвался, словно живое существо. Один за одним угасали системы корабля, коридоры погружались во мрак, столь осязаемый и плотный, что, казалось, он наступает стеной, обволакивает, затягивая в тревожное ожидание, полное страхов и кошмаров. Последними погасли искристые щиты. Все. До единого. Корабль остался беззащитным.
  "Всадник Ночи" летел медленно, страшно медленно, постепенно оставляя красные мины за кормой. Небольшие, всего-то около метра в длину, кроваво-красные восьмиконечные устройства, подмигивающие россыпью дробных огоньков, выглядели настолько зловеще на фоне черного космоса и синих завитков туманности, что будили иррациональное желание затаиться, утихнуть, не издавая ни звука. Мозг понимает, что звука в космосе нет, но глубинное чутье зверя заставляет молчать, говоря только при необходимости приглушенным шепотом. Воины передвигались крадучись, короткими перелетами в невесомости. Четырнадцать пар глаз напряженно следили за маленькими, несущими смерть роботами, словно физически ощущая ищущие щупы мин, что каждое мгновение обшаривают пространство в поисках добычи.
  Вот один минный пояс растворился во тьме, второй.... Показался третий. Андари остановил охотник плавно, стараясь не спровоцировать редкие мины. Зуан оторвал взгляд от радара.
  - Что?
  - Не пройдем. Никак. Нужно пробивать проход.
  Несколько мгновений зеленые глаза обшаривали экраны, перебегая на схему минного поля, а потом Зуан вздохнул и с сожалением согласился.
  - Да. Не пройдем. Включай системы. Ринор, отстрели вон ту пару мин. Они к нам любопытны.
  Дважды сверкнул импульс пушки, космос осветили вспышки беззвучного взрыва. Андари дал короткий сигнал и начал медленно включать оборудование. Первыми развернулись щиты, окутывая корабль голубыми завесами. Следом включился свет, гравитация, климатизаторы и системы жизнеобеспечения. А уже после одна за другой включались второстепенные системы.
  - Лезо, подготовь класт-ракету.
  - Есть, класт, готовность - миат.
  - Постарайся пустить так, чтобы задеть как можно больше секторов.
  - Понял.
  - Вперед.
  На левом крыле корабля отошла диафрагма, открывая острый светящийся нос ракеты. Когда палец Лезо вдавил кнопку, ракета вылетела из гнезда, вытолкнутая бустером. Вспыхнули двигатели, и остроносая смерть рванула вперед, наводимая на цель мягкими поворотами серебристого рычажка под пальцами Лезо. Класт достиг границы поля. Мины активизировались, развернулись к нарушителю.... Взрыв расколол тьму космоса мощной вспышкой чистого изумрудного цвета, разрываемого желто-красными взрывами мин.
  - Ракета затронула два сектора.
  - Мало. Не пройдем. Нужно как минимум семь.
  - Пускать вторую?
  - Нет. - Зуан прикрыл глаза, кидая ментальный зов. - "Рин, поднимись на мостик."
  Девушка прибежала спустя минуту.
  - Да?
  - С ракетками освоилась?
  - Вполне.
  - Можешь погонять скоростной зонд?
  Девушка задумалась, но, что-то прикинув в уме, не совсем уверенно сказала:
  - Да.
  - Нам нужно оттянуть мины с пути.
  - Сейчас подготовлю ботик.
  - Если тебе удастся его сохранить - это будет просто чудесно. Нет так нет.
  - М-ммм, хорошо. Я попробую. Но не гарантирую.
  - Никто не требует гарантий.
  - Мне нужно пять миат на сборы. Плюс еще миата три проверить и погонять ботик.
  - Сколько скажешь. - Зуан улыбнулся.
  - Тогда я пошла.
  Спустя четыре миата маленькое веретено ботика вылетело из гнезда. Ровно три миата ботик выписывал сумасшедшие фигуры в космосе возле границы щита, а потом, заложив петлю, проколол щит и помчался к угрожающе сверкающим огнями минам. То, что было дальше, иначе как сумасшествием назвать нельзя. Ботик, очень скоростной и проворный, управляемый оператором через имплантат, выписывал совершенно немыслимые фигуры, юзом проскакивая между взрывами мин, оставляя за собой быстро гаснущий шлейф огня. Когда же ботик добрался до середины поля, Зуан сказал:
  - Андари, вперед.
  "Всадник Ночи" неспешно двинулся в образовавшийся проход. Бортовые орудия методично отстреливали мины, излишне приблизившиеся к кораблю. А ботик тем временем, пролетев поле, развернулся и пошел на второй заход, очищая проход судну. Росский корабль минный пояс пересек без проблем, но ботик сохранить не удалось. В один прекрасный момент он утонул во вспышке взрыва.
  Рин почесала зудящий возле недавно вживленного имплантата висок.
  - Ботику конец.
  - Не переживай. У нас их еще шесть штук.
  - Все равно жалко. Мины прошли?
  - Да. Скоро будем на орбите планеты.
  - Я нашла пеленг. Идет с западного полушария. Перед приземлением нужно сделать топографическую съемку региона.
  - Какая нужна точность? - ничем не выдав удивления спросил Ринор.
  - Максимальная, естественно. Да и контурная съемка не помешает.
  - Компьютер захлебнется.
  - Не захлебнется. У меня есть карты пятнадцатилетней давности. Вся планета мне ни к чему. Мне нужна общая съемка поверхности, особенно рельефа местности в горах и на перевалах чтобы я могла проложить маршрут. Анеры, конечно, весьма проходимые штуки, но, все же, это вам не атмосферные флары и хоть какая-то видимость дороги им нужна.
  - Хорошо. Будет у тебя съемка. Озадачь Грифта. Он у нас на картографии.
  
  Планета встретила недобро. Словно вскипающая ярость разразилась буря, собрались тучи, разрываемые вспышками разрядов, сорвался ветер, ударил хлесткий ливень из слабых растворов кислот. Несколько раз охотник едва не затянуло в могучий торнадо, благо этот перст господний успел развалиться прежде, чем нанес кораблю ощутимый урон.
  Для приземления подобрали ровную гранитную плиту, надежно укрытую от ярости бури резким обрывом горных пород, которые, словно стеной, перегородили ход ураганному ветру. Едва "Всадник Ночи" коснулся опорами площадки, как тут же развернулись мощные стационарные щиты, раскрылись диафрагмы маленьких лучевых турелей, установленных на днище корабля, и пушки, наводимые операторами, начали отстрел всего живого, что попало под сферу щита. Внешние микрофоны услужливо донесли визг, рев и вопли зверья, выкашиваемого защитными башнями. Вслед за зверьем с не меньшей методичностью была уничтожена и растительность, густо облепившая изъеденный кислотными дождями гранит. Закончив зачистку санитарной зоны, орудийные турели скрылись в своих гнездах. Броневые плиты встали на место так плотно, что место стыка найти было невозможно. Сменилась полярность щита, насосы откачали инородный воздух и закачали пригодную для дыхания смесь. И лишь после этого был опущен трап корабля. А за границей щита бушевала набирающая силу буря....
  Воины собрались в кают-компании охотника на несколько запоздалый брифинг. Рин, сильно нервничая, закончила загрузку карт местности, вывела обобщенную топографическую карту на проектор, после чего повернулась к терпеливо ожидающим воинам. Вглядываясь в их лица, девушка задавалась вопросом, чем же она может помочь им, профессионалам? А ведь они и в самом деле настоящие профи, стоит только сдуть напускную небрежность и деланное легкомыслие.
  Зуан, понимая состояние Рин, окинул цепким взором своих подчиненных:
  - Рин, начинай брифинг.
  - О самой системе можно не говорить. - хрипловатым от волнения голосом начала девушка. - Мы ее уже пролетели и особо она нам не нужна. По поводу планеты. ИДД-4. Среди стационара получила название Багряный Склеп. Частично это из-за цвета неба и низкого диска светила. Атмосфера плотная, тяжелая и ядовитая. Ходить только в полной броне на автономном режиме. Ваши фильтры могут перерабатывать местный воздух в пригодную для дыхания смесь, но будет тащить падалью. С этим сделать ничего нельзя. Фильтры не справляются.
  - Мило. - буркнул Хекс.
  - Это и в самом деле довольно мило. Как выяснилось на плачевном опыте стационара, Багряный Склеп все же может нас порадовать микрофлорой, которой мы по вкусу. В базе данных крейсера "Индор" зарегистрировано пять смертей. Фильтры шлема эту маленькую дрянь не пропускают. Правда, их придется выбросить. По той же причине броня должна быть полностью герметична и покрывать вас целиком вплоть до кончиков волос. Ясно?
  - Ясно.
  - Я не шучу и убедительно прошу, пользуйтесь персональным щитом. Особенно, если повредите броню. Эти маленькие твари сожрут вас живьем.
  - В каком смысле?
  - В прямом, Ринор. Они развиваются в организме носителя и поедают его живьем. Жрут практически любую органику. Эти твари обитают абсолютно везде, потому на борт никакую дрянь без карантина не тащить. Понятно?
  Рин дождалась мрачных кивков всех воинов.
  - Итак, дальше. Пеленг идет из джунглей за перевалом. Это около ста альдер по прямой. Маршрут я проложу и ознакомлю вас с ним подробнее. А пока по поводу местности. - Рин увеличила карту. - Мы сейчас здесь, на краю высокогорного плато. На анерах вы пересечете равнину. Это около семидесяти альдер по прямой. Дальше перевал на нижнее аналогичное плато. Там корабль оставлять нельзя, потому и приземлились здесь. Последний этап - переход до точки пеленга. Самый опасный участок. Через джунгли. Пройдут там анеры или нет - пока не ясно, но, возможно, их придется оставить у границы леса. Доберетесь до пеленга, он идет с корабля СИ. Это должен быть тяжелый исследователь класса "Джанир". Спишите с него всю базу и пойдем искать экипаж.
  - Уверена, что на борту их нет?
  - Абсолютно. Могу даже гарантию дать. Мне почему-то кажется, что искать этих засранцев придется довольно долго.
  - Умеешь обрадовать. - Довольно кисло заметил Зан.
  - Мир приятный, отчего ж не обрадовать. Ну что, готовы дальше радоваться?
  - Валяй. Радуй.
  - Теперь относительно зверья и растительности. В принципе, особо опасных созданий нет. Мир уже старый, самые активные формы жизни давно скончались, но осторожность не помешает. Все зверье тут хищное. Поголовно, как это ни забавно. Травоядные давно исчезли. Посему все, что к вам с интересом приглядывается, рекомендуется в превентивных целях сделать несколько мертвее. Хотя обычно они предпочитают радовать вас из-за угла, куста, камня. Список можете сами продолжить. Много летающих тварей. В флоре тоже преобладают хищники, лианы, например, все плотоядные. Теперь по поводу перевала. Опять же. Мир старый, горы по прочности уже не те. Сами понимаете. Мало радости будет, если кусок скалы начнет крошиться под силовым лезвием машины. А местные скалы именно крошатся. Атмосфера их убивает, ливни там кислотные и всякое такое. Я попробую просмотреть маршрут ракеткой, но как поведет себя скала под весом анера, я не могу точно предугадать. Самый опасный участок будет на мосту. Обойти его не получится.
  - А почему не приземлились на том плато?
  - Потому что оно все заросло джунглями от забора до забора. И корабль поставить негде. А здесь в меру безопасно, да и наших спасателей-потеряшек поискать можно. Я ваш маршрут еще не закончила, так что это лишь вступительная часть брифинга. Все равно, пока буря не утихнет, никто никуда не пойдет. А это не меньше рулла. Перед вылетом будет более подробное рассмотрение вашего маршрута. А пока развлекайтесь и готовьтесь к прогулке. Все. У меня больше ничего для вас нет. Базы данных по Багряному Склепу скудны до крайности. Я с Грифтом еще раз просмотрю карты и может будут корректировки по маршруту.
  - Ну что, нарадовались? - Зуан по-хозяйски осмотрел на редкость тихих воинов.
  - Да уж успели.
  - То-то рожи у вас всех такие счастливые. А теперь дружно так собирать анеры. За рулл как раз управитесь.
  Ярость стихии в своей несокрушимой, необъятной мощи ошеломляет, подавляя своим всевластием, заставляя чувствовать свою хрупкость и уязвимость, осознавая собственную незначительность перед ликом природы. В этот момент совсем не помнишь, что ты, собственно, обладаешь силой, способной разрушить этот хрупкий мир, содрать с него эту бушующую атмосферу, превратить в безжизненный, выжженный с орбиты кусок камня... ты лишь подчиняешься власти стихии.
  Казалось, буря все больше и больше набирает обороты. Дождь усилился, превратившись в ливень. Ветер резкими, хлесткими ударами рвал завесу дождя, утробно завывая в мрачных скалах, с корнями вырывая лесные исполины, отбрасывая их, словно щепки. Низкие перекаты туч освещали частые вспышки молний, заливающих ночной мрак бури яростным ослепительным огнем. Иногда с неба на истерзанную землю спускались колонны торнадо... Одни маленькие и слабые, распадающиеся почти мгновенно, но другие... Рождаясь, они приходили в этот мир, словно карающий Перст Бога, разрушая все на своем пути. Не встречая преград, они приносили ужасающее разорение и опустошение, заставляя всё живое трепетать пред гневом природы. Всё, кроме чужаков.
  На узком скальном выступе гранитных пород примостился маленький остроносый кораблик. Обтекаемые формы, раздвоенный, слегка опущенный нос и приподнятая мощная корма придавали охотнику сходство с припавшим к земле хищником, готовым в любую секунду взвиться в прыжке. Подобно бесценному сапфиру переливался щит, отделяющий охотник от гибели на дне пропасти. Россы не желали рисковать. Мощная завеса полного щита отрезала их от ярости бури, от местного зверья, от ядовитой атмосферы. Под голубым куполом воины работали быстро и слаженно, изредка косясь на безумие внешнего мира.
  Анеры распаковали и собрали, выстроив в ряд под коротким крылом корабля. Изначально эти машины проектировались как гражданский транспорт высокой проходимости для опасных просторов по-прежнему дикой Роринари и других не менее диких миров. После серии доработок, произведенных местными умельцами, влюбившимися в этот транспорт, анер пошел в серийное производство, а вскоре и воины приспособили неприхотливую машину для себя. Отряд владел пятью такими транспортами, три из которых сейчас покачивались на незримой опоре лезвия поля. Воины же, закончив сбор и погрузку анеров, вернулись на корабль, пользуясь возможностью подремать перед вылетом.
  Зуан, опершись об опору стабилизатора, задумчиво рассматривал утопающие в кровавом мраке непогоды скалы. Взгляд блуждал по иззубренным силуэтам, ни на чем не задерживаясь дольше мгновения. Молния резанула чувствительные глаза, грохот грома ударил по ушам, но чуткий слух воина выделил в реве бури едва различимые шаги. Не поворачиваясь, он спросил:
  - Лезо?
  - Да.
  Зуан так и не повернулся, продолжая рассматривать скалы.
  - Что-то случилось?
  - Нет. - Лезо присел на опору. - Когда выступаем?
  - Как только утихнет буря и Рин закончит расчет маршрута.
  Лезо вздохнул.
  - На рассвете. - Зуан повернул голову, с улыбкой глядя на своего зама. - Неужто ты решил, что я рискну выступить в темноте? В этом мире?
  - Были такие опасения. Особенно если учесть скорость, с которой Рин успевает прокладывать маршрут.
  - Быстро?
  - Очень быстро. Она уже приспособилась к терминалу. Не знал бы - никогда не поверил, что она первый раз села за него сутки назад.
  - Она всегда так. Быстро учится. Порой даже слишком быстро.
  - Навь?
  - Да?
  - Что-то не так?
  Несколько мгновений Зуан не отвечал. Он стоял, словно окаменев. Лезо начал нервничать, хмуро наблюдая за необычным поведением командира.
  - Навь?
  - Что-то не так в этом мире. Есть что-то чуждое. Что-то отталкивающее, злое. То, чего нет в других мирах. Что-то враждебное нам, чужакам. Злой шепот на грани восприятия. И меня это сильно тревожит. Рин чувствует это яснее, оттого и беспокоится больше. И я не успокоюсь, пока мы не оставим эту систему за кормой.
  Зуан замолчал, не отрывая взгляда от мерцающей поверхности щита, следя за прихотливыми переливами свечения энергии. Утробно выл ветер, оглушительные раскаты грома молотами били по чувствительному слуху, яростные вспышки ветвистых молний рвали кровавый бархат ночи. Лезо молча рассматривал свои руки, словно увидел в первый раз. Узкая кисть аристократа, переходящая в изящное запястье, которое пересекал тонкий, едва заметный шрам - залеченный корабельным медблоком кислотный ожог. Лезо потер пальцем рубец от раны, едва не перечеркнувшей его жизнь... Раскат грома заставил его вздрогнуть. Мысли спугнутой стайкой рассыпались, разбежались, оставляя лишь тянущее чувство угрозы. Зуан внезапно сказал:
  - Я хочу, чтобы кто-то остался на борту корабля.
  - Помимо Рин?
  - Да. Корабль должен быть готов к старту в любой момент.
  - Кого оставишь?
  - Ксарана как пилота и Грифта.
  - Ксаран взовьется как ракета.
  - Его проблемы, пусть под ноги смотрит в следующий раз. Коркс сказал, что у него еще не окрепла нога. Впрочем, попыхтит, а потом сделает как должно. Как и всегда. Возможно, я оставлю Вихря на борту.
  - Почему?
  - Так надо.
  - Навь!
  Зуан повернулся так резко, что Лезо вздрогнул.
  - Не объяснишь?
  - Нет. Не могу. Я сам не уверен. Можешь считать это суеверием, но Вихрь пересекать перевал не должен. Он останется на борту.
  - Ну, это ты ему сам скажешь.
  - Можешь и не сомневаться. Все готовы к вылету?
  - Можем хоть сейчас стартовать.
  - До наступления светового дня никто никуда не отправится. Этот мир слишком опасен днем. Про ночь лучше и не думать.
  - Как считаешь, кто-то выжил?
  - Да выжили они, выжили. Если на скалы ушли. В низинах и в джунглях - верная смерть. Знаешь, Лезо, я бы ничего против пустыни не имел. Абсолютной пустыни. Как на Игране. Ровный такой оплавленный камень.
  - Да, и бури такой силы, что линкор с силового прикола сносит вместе со швартом.
  - Лучше уж бури, чем... это! - Зуан махнул рукой в сторону скал.
  - Знаешь, я сомневаюсь, что кто-то сумел выжить.
  - Выжили. И спасатели, и исследователи. Не все, но живы.
  - Уверен?
  - Рин уверена. А на моей памяти она не ошиблась ни разу.
  - Потому ты и хотел видеть ее за терминалом тактика?
  - Да. В тех случаях, когда ее присутствие не понадобится нам на месте.
  - Твоя вера в нее просто поражает.
  - У меня есть на то причины. И я даже не хочу представлять ситуации, в которых для выживания нам понадобятся ее способности.
  Лезо некоторое время молчал, задумчиво рассматривая командира. Зуан вновь устремил взгляд на иззубренные силуэты скал, вслушиваясь в одному ему слышимый звук.
  - Навь?
  - Рин закончила просчет маршрута. Идем. Сейчас и узнаем, чего она нам приготовила.
  Зуан хлопнул Лезо по плечу и... и исчез. Лезо несколько мгновений молча хлопал глазами, чувствуя себя идиотом, потом коротко выругался и побежал на корабль. Командира он нашел уже в кают-компании, уютно устроившегося в кресле возле терминала Рин. Девушка ему что-то яростно втолковывала на неизвестном языке. Тот лишь улыбался, со всем соглашаясь, чем заводил Рин еще сильнее. Вбежавший последним Андари прервал возмущенную речь Рин, переключив ее на собравшихся вокруг воинов.
  - Ну что, драгоценные мои. Готовы?
  - В некотором роде.
  - Ха-ра-шо!
  Рин шлепнула конус проектора на большой стол. В воздухе появилась голографическая карта региона. Маленькая модель охотника начинала карту и маршрут, светящийся холодным ровным голубым огнем.
  - Итак. Это мы. Сидим на краю плато. Источник пеленга в 97 альдерах к северо-востоку за перевалом. Напомню. Источник. Это не повод думать, что там будет корабль или, что вообще верх фантастики, - экипаж. Где сидят спасатели - тоже вопрос интересный. От них ни слуху ни духу. Ни пеленгов, ничего. Я полностью просканировала весь диапазон. Тишина. Но предположения, где они находятся, у меня есть.
  - Где?
  - Потом! Итак. Весь маршрут можно условно разделить на три части. От корабля и до перевала. Это шестьдесят альдер по плато. Каменистая равнина, ровная, как стол, почва плотная и можно нормально разогнаться. На это дело у вас должно уйти около двадцати миат, даже если на вас нападет зверье и если оно вас догонит. Дальше. Сам перевал. Здесь будут проблемы. Анеры перевал пройдут, но впечатлений вы получите, это я вам гарантирую. Длина перевала двадцать восемь альдер по прямой. На это уйдет не меньше рулла. Притом, часть пути пойдете по пещерам. И последний отрезок - от выхода из пещер до точки пеленга. По идее, там должен валяться корабль СИ.
  - Анеры по джунглям пройдут?
  - Должны, на сканировании деревья расположены довольно далеко друг от друга. Как доберетесь - вышлю ракетку проверить и буду знать точно. Спишите базу с корабля и пойдем за экипажем. Пересечете плато и опять подниметесь в горы. Там есть заброшенный пост зарритов. Его бомбануло местное зверье через год после постройки. Вот и бросили. Мне кажется, что исследователи сидят там.
  - Почему такая уверенность? - переспросил Андари.
  - Сканирование показало нездоровую активность местной фауны у руин. Так что я готова предположить, что в развалинах есть живые, а иначе, зачем там собралось такое стадо хищников?
  - Возможно, ты права.
  - Как пройдете перевал, мы слетаем за спасателями. Они на побережье.
  - С чего ты так решила? - полюбопытствовал Ринор.
  - Смотри. - Часть контурной карты сильно увеличилась. - Тебе это ничего не напоминает?
  - Корма спасателя класса Джангран! Вот что это! - Танцор присвистнул. - Рин, я тебя обожаю! Отыскать корабль по контурной съемке!
  - Спасибо. - Рин улыбнулась. - Меня смущает тишина в эфире. Я пробую достучаться до спасателей с тех пор, как нашла их на карте, но... - девушка развела руками. - Тишина по всем каналам. Возможно, у них просто разбит передатчик, а возможно, там просто склеп. - девушка выключила проектор. - Небольшие пояснения. Высадить вас на плато прямо у джунглей я не могу: на скалах крупное гнездовье летающих тварей. Для корабля они не слишком опасны, но могут доставить много проблем при высадке. Если будут накладки при переходе перевала, то придется искать другой путь. Вопросы есть?
  Не дождавшись вопросов от молчащих воинов, Рин подхватила конус проектора и утопала к терминалу. Тихий голос командира перекрыл едва слышное шушуканье:
  - На борту останутся Ксаран, Грифт и Вихрь. Выступаем на рассвете. Идем на трех анерах. Первый - Андари, Ринор, Зан. Второй - Танцор, Лезо, Коркс, Лиинвар. И третий - Я, Хекс, Фиан. У вас есть полтора рулла до рассвета. Все свободны.
  Буря утихла внезапно, словно чья-то незримая рука повернула верньер, и невидимые заслонки заперли бушующую ярость природы. Багровый мрак на горизонте подернулся золотом, синие завитки туманности засияли на стремительно очищающемся небе, заблестели острые искры звезд. Сияние восхода медленно заливало горизонт. Первые лучи несмело осветили истерзанный мир, робко заглядывая в изломанный лес, ласково дотрагиваясь до растений, будя животных. И вот из-за горизонта появился пылающий край кровавого светила.
  Мир мгновенно утратил свое очарование, наливаясь угрюмым багрянцем. Тусклое умирающее светило давало неяркий рассеянный красный свет, усиливающий и углубляющий тени, окрашивающий кровью почву, оживляющий потаенные страхи... Багряный Склеп под лучами своего мрачного небесного владыки...
  Ночь россы не спали. Смутный злой шепот, бродящий на грани восприятия будоражил разум, раздражал, заставляя с яростью сжимать оружие в руке. Утром воины пребывали в состоянии особой мрачности и раздражительности. Отряд угрюмо погрузился в анеры и отчалил в молчании. Лишь краткие фразы Рин, корректирующей курс, звучали в наушниках.
  Плато пересекли без особых хлопот. Машины скользили практически бесшумно: урчание двигателя едва пробивался сквозь посвисты ветра, да шум от силовых лезвий опор, слегка придавливающих растительность и шуршащих камешками и песком. Лишь раз группа была вынуждена остановиться, атакованная стаей местных хищников. Анеры развернулись дугой. Биоэфирные пушки вспарывали плоть, убивая с одного залпа. Бойня длилась едва ли минуту. Когда последняя тварь затихла, анеры продолжили путь. Отряд не задержался ни на мгновение сверх необходимого. Ни у кого не возникло желание выйти и посмотреть, что же они подстрелили. Только бы быстрее убраться с этого мира...
  Перевал через невысокие горы начинался в небольшой низине, откуда сбегал затейливой тропкой через ярусы исковерканных скал. Этот старый скальный хребет изобиловал многочисленными изломами, трещинами и очень глубокими пропастями. Давно, в дни своей молодости, планета породила могучие, упирающиеся в небеса горы. Но мир старел. Старели и горы. И теперь от тех исполинов остался лишь разлагающийся, крошащийся скелет. Эти останки опасны в своей дряхлости. Малейший шум, любой удар или толчок мог стать причиной катастрофы, спустить лавину или обвалить надломленный пласт породы. Атмосфера планеты разъедала горы тысячелетиями, и камень стал песком, лишь отдаленно сохранив свою былую прочность.
  Рин остановила анеры, не доезжая альдера до подножия. Ее голос глухо звучал в наушниках, словно проходил сквозь толстый слой ваты.
  - Вы въезжаете в горы. Будьте предельно осторожны. Я не могу просчитать плотность породы, а все это место разваливается на части! Я постаралась проложить маршрут подальше от всякого рода пропастей, обрывов или опасных лавинами мест, но кое-где такие участки обойти не удалось. Если анер начнет сползать - бросайте его. А тачку по любому не вытащите. Я выслала наперед ракетки, но...
  - Мы поняли.
  - Будьте осторожны...
  Первую половину перевала преодолели без хлопот. Но когда анеры вышли к наивысшей точке маршрута... Вот тогда и начались приключения. Ровная полоса на контурной карте на проверку оказалась довольно узким карнизом с осыпающимся краем, на котором с трудом мог уместиться анер. Пока россы с матом проезжали карниз по одному, ракетка вылетела вперед, осматривая узенький каменный мост через довольно глубокую пропасть. Камера зонда очень уж услужливо показала все трещины и неровности поверхности, глубокие расколы, места схода и отколов породы.
  - У вас проблема. - приглушенный помехами голос Рин раздался в наушниках воинов.
  - Что случилось? - спросил Ринор.
  - Видите мост? Он как раз перед вами.
  - Да.
  - Так вот. Мост на проверку оказался очень дохлым. И обойти его - никак. Переходить по одному, иначе развалится. Ехать нежно. Лезвия поля убрать. На подушках пойдете. Боюсь, точечное давление эта рухлядь не выдержит. Скорость не снижать меньше восьмидесяти аен. Чем дольше на мосту - тем ближе к развалу. Вопросы?
  - Да какие тут вопросы. - Зуан хмыкнул. - Танцор, едешь первый.
  Танцору выпал самый тяжелый анер в отряде. Воин осторожно вырулил вперед. Машина слабо качнулась, когда опорное поле переключилось из лезвия в подушку.
  - Готов.
  - Лети за ракеткой.
  Маленький зонд рванул вперед, набирая нужную скорость. Следом сорвался с места анер. Машина запетляла по мосту, повторяя маневры ракетки, обходя давшие слабину участки, и вскоре остановился на широком карнизе на другой стороне.
  - Второй. Навь, твой анер в полтора раза тяжелее машины Андари. Я не рискну пустить его замыкающим.
  Машина вырулила на край моста.
  - Готов?
  - Да.
  Ракетка рванула с места, повторяя маршрут. Тяжелый анер летел, не отставая. Под весом машины мост начал крошиться и проседать. Края пошли трещинами, основание моста немного сползло. Рин не сказала ни слова, пока анер не ткнулся носом в скалу на другой стороне пропасти. Рин вернула ракетку назад, тщательно проверяя маршрут.
  Мягкая лапка контакта шевельнулась в мозгу.
  - "Рин?"
  - "Я, я." - в ментальном голосе девушки плескалась тревога.
  - "Что случилось?"
  - "Мост разваливается. Уже просел."
  - "Андари пройдет?
  - "Должен. Но это игра на доли шиара. Хоть мгновение колебаний, - и анер в пропасти. Не знаю, пройдет ли Андари. Ксаран бы прошел. Он родился за штурвалом. А Андари.... Может."
  - "Пусть перейдут мост на своих двоих. На анере есть дистанционное управление."
  - "Нельзя. На скалах, левее, на 5 градусов. Видишь?"
  - "Теперь вижу."
  - "У меня ракетка недалеко сидит. Эти твари на анер не нападут, слишком большой. А вот на одного росса - запросто."
  - "Да, можно и не сомневаться. Нападут. Свяжись с Андари. Скажи. Если он рискнет сам - проведи его. Если нет - бери дистанционный."
  - "Хорошо." - Рин на мгновение запнулась, но росс заметил паузу.
  - "Что не так?"
  - "Зу, мне не спокойно. Подождите, я подгоню охотник поближе и проконтролирую переезд. Возможно, придется немного придержать мост. Помнишь плетение силового троса, которое я тебе показала три дня назад?"
  - "Да."
  - "Пока мы будем добираться, пропусти два жгута вдоль моста." - Рин скинула аззару картинку, как именно пропустить плетение заклинания сквозь осыпающийся камень.
  - "Сделаю."
  Контакт пропал. Рин переключилась на Андари.
  - Андари, тебе придется немного подождать.
  - У нас проблема?
  - Мост рассыпается.
  Короткая пауза.
  - Мы не пройдем?
  - Скорее всего, пройдете, но я хочу подстраховаться. Подожди, мы сейчас подлетим.
  Рин отключила передатчик, сняла наушники и пулей сорвалась с места. Влетев на мостик, девушка пнула Ксарана, мирно дремавшего в мягком и комфортном кресле пилота. Росс недовольно приоткрыл глаз, оценил взъерошенное и взволнованное состояние девушки, без дальнейшего объяснения запуская спящие системы корабля.
  - Мост просел, нам придется присмотреть за анером Андари. Курс...
  - Я знаю, помню по брифингу.
  Охотник свернул щиты, оставив лишь два броневых, задрал нос и помчался в сторону искрошенных гор, распугав любопытную стаю местных птеродактилей.
  - Подлетай к мосту, но не приближайся слишком близко. Я к терминалу.
  Ксаран кивнул. Рин выскочила из рубки, чуть не споткнулась об любопытного сильно подросшего котенка, вышедшего на шум. Обматерив ошеломленное животное, девушка юзом влетела в кают-компанию, едва не влепившись в Вихря. Плюхнувшись в кресло, натянула наушники.
   - Ксаран, слышишь?
  - Да. - отозвался спокойный голос пилота.
  - Включи, пожалуйста, прямое вещание с обзорного окна.
  Рин открыла новый экран, выведя на него информацию с основного иллюминатора корабля. Изображение мигнуло, обрело резкость и насыщенность.
  - Есть, спасибо.
  Охотник влетел в горный массив, перевалил пик и нырнул в ущелье, которое еще предстояло пересечь анеру Андари. Ксаран отключил маршевый двигатель, заставив "Всадник Ночи" зависнуть чуть левее моста.
  - Сколько можешь так держать корабль?
  - Сколько потребуется. - ответил Ксаран.
  - Если мне не удастся провести анер, будь готов подставить борт, когда я тебе скажу.
  Мгновения паузы, неуверенный голос росса:
  - Рин, я могу не успеть подхватить падающий анер.
  - Подхватить - это не твоя забота. Просто, будь готов.
  - Буду.
  Рин переключила канал.
  - Андари?
  - Слышу.
  - Мы на месте. Сейчас еще раз проверю мост и пойдешь.
  Клавиатура немного опустилась, терминал прорисовал пульт управления зондами. Крохотная ракетка сорвалась с камня, медленно, метр за метром осматривая истресканный каменный мост, тщательно изучая каждую трещинку и раскол. Чем ближе и внимательнее Рин изучала каменный язык, тем сильнее росла тревога. Мост едва держался, шансы пройти невелики. Ракетка вернулась на исходную позицию - на камень над мостом. Рин сдвинула пульт, поднимая клавиатуру.
  - "Зу, поставил жгуты?"
  - "Да."
  - "Удержишь?"
  - "Удержу. Будешь вести его?"
  - "Да."
  Рин не стала прерывать контакт полностью, позволяя аззару следить за ситуацией, переключилась на канал Андари.
  - Ну что, готов?
  - Не нравится он мне. - вместо ответа сказал Андари.
  - Мне - тоже. Но переехать придется. Сам рискнешь пройти?
  - А ты провести сможешь?
  - Смогу. Вы мне доверяете?
  - Да. - после небольшой заминки ответил воин. - Бери управление.
  Рин переключила управление анером на терминал, проверила чувствительность и отклик, но заезжать на полуобвалившийся мост не спешила. Еще раз тщательно осмотрев, развернув на дополнительных экранах снимки моста по всей длине и прикинув маршрут, Рин запустила двигатели на максимальную тягу, но, не трогаясь с места. Подушка поля опять превратилась в лезвие. Вой двигателей перешел в визг, когда анер, словно пуля, рванул вперед и влетел на мост. Машину подбросило в воздух, она пролетела несколько обширных трещин, грузно шлепнувшись на дрогнувший камень, и на всей скорости рванула вперед. Мост ломался и разваливался по всей длине. Анер, скользя по осыпающимся краям, едва не слетая в пропасть, петлял среди провалов, выезжая по ломающимся блокам и разъезжающимся камням. До карниза осталось едва ли пять метров, когда целый блок породы просел, и гранит под лезвием машины провалился.
  - Ксаран!
  Анер повис на пульсирующих зеленых лучах: заклинание активировалось, вытягивая энергию из Зуана. Корабль резко рыскнул, поднырнул под осыпающийся камень, давая опору лезвию поля, анер приподнялся, заскользил по гладкой броне и, словно по рельсам, сполз по мерцающим жгутам на карниз. Пару раз ткнувшись в скалу, анер остановился. Заклинание, лишенное поддержки, рассыпалось изумрудными искрами.
  Рин переключила управление на ручное и тихо так, осторожно спросила:
  - Зан, Ринор, Андари, вы как там?
  Ринор с сипом выпустил воздух сквозь крепко стиснутые зубы и аккуратно, четко выговаривая слова, ответил:
  - Ну, мы... там.
  Рин нервно хихикнула.
  - Все целы?
  - Все.
  Рин опять хихикнула.
  - Это не смешно! - Зан тщательно, один за другим, разжал сведенные судорогой пальцы.
  - Ну ладно, ладно. Никто не пострадал?
  - Нет.
  - Едем дальше?
  - Едем.
  Руки мелко дрожали. Переключив канал, девушка тихо сказала:
  - Навь, двигайте в пещеры. А я пойду выпью чего-нибудь, надо нервы унять.
  В наушниках явно прозвучали нервные смешки воинов и успокаивающее: "Хорошо", тихо сказанное любимым голосом. Рин перевела связь на громкоговоритель, стянула с головы наушники.
  - Ксаран. Нам пора за спасателями.
  - Пеленг?
  - Момент. - Рин установила на карте маркер и подгрузила обновку на монитор в рубке. - Есть?
  - Вижу.
  "Всадник Ночи" свечей ушел в багровое небо, направившись к далекому побережью.
  
  
  Свет мигнул в последний раз и погас уже навсегда. На корабле воцарилась тьма и тишина. Едва мерцало тусклое аварийное освещение, не способное разогнать сгущающийся мрак, но населив его живыми трепещущими тенями. Высокий росс осторожно вскрыл кожух поврежденного при аварии реактора. Основные блоки сохранились, реактор еще недавно работал довольно стабильно, подавая крохи энергии на освещение и систему жизнеобеспечения. Осмотрев густые натеки оплавившейся внутренней обкладки корпуса, росс со вздохом опустил кожух на место. Второй росс, наблюдавший за работой соплеменника, тихо спросил:
  - Никак?
  - Никак. Лучше его не трогать. Стержни оплавились. Пока стабилизатор держит, но еще сутки, максимум двое и реактор пойдет вразнос.
  - Что с преобразователем?
  Техник обреченно махнул рукой, указывая на затвердевшие кляксы металла.
  - Вот это был преобразователь вместе со вторым ректором. Повезло еще, что сам реактор оторвало вместе с кормой, а кипящий металл загерметизировал отсек. Через двое суток мы в любом случае погибнем. Если не от взрыва, то от голода или задохнемся без кислорода.
  Россы вернулись в кают-компанию корабля. Остальные члены экипажа все поняли по их лицам. Капитан щелкал по кнопке включения передатчика. Автоматическое сканирование частот неспешно перебирало диапазон. Мерно шипели помехи. Спасатели молча сидели в каюте, стараясь меньше двигаться и не тратить бесценный кислород в бесполезной деятельности. Воздух едва-едва шевелил слабый ветерок из останавливающейся системы регенерации. Тихо потрескивала зеленая лампа на стене...
  Мощный удар потряс корабль. Россы вскочили на ноги. Второй удар, не менее мощный, заставил вздрогнуть корпус.
  - Да что это?!
  Бронированные заслонки медленно, с надсадным скрипом разошлись, открывая вид на побережье. И на мощную опору стабилизатора корабля! Как раз в этот момент одна из турелей выплюнула слабый, едва видный импульс. Корабль опять дрогнул. Четвертого выстрела не последовало. В иллюминатор заглянула рассерженная всклокоченная девчонка. Что-то у нее в руке блеснуло, и часть спецостекления осыпалась на песок. Девчушка тряхнула рыжей шевелюрой и раздраженно выдала:
  - Да вы что, оглохли тут? Сколько ж стучаться можно?!
  На мгновение онемели все. Россы просто тупо смотрели на все сильнее заводящуюся девушку. Наконец она этого отупевшего молчания не выдержала и едко сказала:
  - Ну, если вам тут удобно, мы можем улететь.
  Капитан моргнул.
  - Да мы бы улетели с вами.
  - Ну тогда шевелитесь! Собирайте манатки и бегом на корабль! Вы под куполом поля, так что переходите спокойно.
  И золотисто-рыжее чудо убежало на корабль. Дар соображать вернулся к обалдевшим горе-спасателям только через пару долгих тяжелых минут.
  Спасатели погрузились быстро. Автоматика карантинной камеры тщательно обработала каждого росса, опрыскала, обсушила и выплюнула в лазарет на попечение Вихря. Едва последний спасенный поднялся на борт, трап захлопнулся, щит исчез, и "Всадник Ночи" поднялся в воздух и помчался ближе к основной части отряда. Приземлившись на ровном, словно гладильная доска выступе пород в абсолютно неприступном склоне, корабль вновь укутался щитом и приготовился ждать. Рин вернулась за терминалы оператора, предоставив Вихрю возможность заняться устройством спасенных соплеменников.
  Анеры двигались медленно. Маршевые двигатели выключили, машины шли на малых и маневровых системах. Непроглядную тьму пещер едва-едва разгонял свет фар и прожекторов, тусклый синий огонь двигателей да слабое, едва заметное свечение лезвия поля. Маршрут показывала одна из ракеток, летящая медленно, часто останавливаясь на перекрестках, пока две другие обшаривали окрестности. Никаких особых приключений в пещерах не было. Рин настояла на полной бесшумности перехода, дабы избежать возможных неприятностей типа обвалов. И если в ближних пещерах еще иногда селилось зверье, то в глубине царила мертвая тишина склепа.
  - Мрачное место, не правда ли? - раздался в наушниках голос Рин.
  - Иногда кажется, что эти катакомбы уходят в бесконечность. - глухо ответил Танцор.
  - Я вам хочу кое-что показать. Следуйте за ракеткой.
  Ракетка резко свернула, ведя за собой отряд по узкому боковому ответвлению.
  - Приглушите прожекторы, иначе все удовольствие себе попортите. Оно стоит того, чтобы увидеть.
  Прожекторы погасли. Лишь маленькие нижние фары едва освещали путь. Анеры завернули за резкий выступ коридора и оказались в довольно большой пещеры, стены которой как-то странно мерцали. Рин дождалась, пока все три анера войдут в пещеру.
  - А теперь - прожекторы на максимум.
  Ослепительный голубоватый свет залил большую овальную пещеру. И не менее ослепительно вспыхнули преломленным светом тяжелые гроздья кристаллов, сплошным ковром покрывающие стены. Некоторые столь огромны, что свисали с потолка подобно искристым колоннам. Другие, еще молодые, блестели нежным пушком у подножия более взрослых самоцветов. И все они, каждый своего неповторимого цвета, играли светом, искажая, дробя и усиливая лучи.
  - Ну как?
  - Красота! - Зуан тихо присвистнул. - Что это за кристаллы?
  - Если я правильно поняла анализатор, то это то, из чего делают сердечники преобразователя потоков в блоках маршевых двигателей.
  - Ты уверена? - охрипшим от волнения голосом спросил Дрии.
  - Посмотри сам. - Рин скинула на компьютер анера данные о кристаллическом сканировании незнакомых минералов.
  Дрии чуть не подавился воздухом, когда читал показания.
  - Рин, это место бесценно. Жаль, что мы не можем изъять кристаллы.
  - Вообще-то, можем. - после короткой паузы сказала девушка.
  - Как?
  - Это моя забота.
  Зуан передал штурвал в руки Фиану, а сам, активировав щит, выбрался на броню анера и спрыгнул на кристалл. Бок самоцвета оказался скользким, словно смазанное маслом стекло.
  - "Теперь давай сделаем подготовку к нашей первой шахтерской работе. Вот руны. - Рин на мгновение запнулась, сверяясь с образцом из данных яванты. - Вот расположение. Сделаешь?"
  - "Сейчас."
  Зуан прикрыл глаза, выстраивая плетение по переданному девушкой образцу. Руны послушно легли в отведенные им места, силовые каналы очертили контур пещеры, замыкая контур щита. Рин следила за действиями аззара через ментальную связь, постоянно сверяясь с объемной разверткой плетения, недавно вычитанной из огромного трактата "Пространственные карманы и их рунные построения в артефактории" из библиотеки яванты. Последняя руна легла на свое место, Зуан снял блокираторы, пропуская энергию по связкам. Заклинание активировалось. Осталось лишь упаковать нежданную ценность в пространственный карман.
  - "Готово?"
  - "Да." - Зуан тронул передатчик. - Уберите анеры из пещеры.
  Воины не стали задавать вопросов. Анеры развернулись и гуськом потянулись за поворот коридора. Зуан последний раз проверил руны, течение энергии в связующих линиях, узловые точки и ядро заклинания. Не найдя ошибок, отошел ко входу в пещеру и активировал заклинание.
  Это было странное, сюрреалистическое зрелище. Руны полыхнули ярким изумрудным огнем, пропуская энергию по налившимся сиянием связующим линиям, четко очерчивая контур искажаемого пространства. Последний раз Рин и Зуан проверили кокон перешедшего в финальную стадию заклинания. Поправив чуть искаженную линию, росс без всякого усилия свел свободные концы, активируя последнюю руну. Короткая изумрудная вспышка, и пещера погрузилась во мрак. Лишь небольшой круглый кристалл едва заметно сиял мягким зеленым огнем.
  Рядом раздалась едва слышная ругань. Зуан резко развернулся: у поворота коридора стоял бледный Ринор, до глубины души потрясенный увиденным.
  - Ринор.
  Воин вздрогнул, перевел взгляд широко распахнутых глаз на едва ощутимую в темноте фигуру командира.
  - Я предупреждал, что изменился за время жизни на Корромине.
  - Но... это!
  - Это - что? - Зуан подхватил искристый самоцвет с бесценным содержимым. - Ты же видел шарики, которые лепит Рин.
  - Но то - шарики...
  - А это - обычный, банальный пространственный карман. - сухим менторским тоном ответил Зуан, силой разворачивая Ринора и подталкивая его к машине. - Рин?
  - Возвращайся в анер. - тихо ответила девушка. - Выход через полтора альдера. И это, не травмируй так активно нежную психику подопечных.
  На фоне нежного голоска Рин раздался низкий хохот Вихря.
  - У тебя тоже были зрители?
  - А ты как думал. Ксаран там кипятком писает от новости.
  В ответ раздалось недовольное ворчание Ксарана, быстро прерванное щелчком переключаемого канала: Рин отрезала пилота от связи.
   - Да, на выходе будьте внимательны. В пещере поселилась стая летающих хищников. Их придется уничтожить, иначе будут преследовать до победного конца. Путь лучше это будет их конец.
  - Один анер справится?
  - Вполне. Это нечто типа ваших круиру, только раз в двадцать меньше. Следуйте за ракеткой.
  Зуан забрался в свой анер, игнорируя вопросительные взгляды Фиана и Хекса. Ракетка мигнув огнями, нырнула за поворот. Анеры цепочкой потянулись следом, и через обещанные полтора альдера Танцор первым заметил тусклое красноватое свечение.
  - Ну наконец-то! - с неподдельным облегчением пробурчал Танцор. - Вижу выход.
  - Пропусти Навь. - едва слышно сказала Рин.
  Тяжелый анер Танцора прижался к стене туннеля, пропуская вперед машину командира. Не сбавляя скорости, анер вылетел в пещеру. Орудийные башни открыли огонь, едва цель оказалась в зоне досягаемости, и лишь когда последняя тварь забилась в агонии на земле, машина остановилась. Орудия скрылись в гнездах, броневые заслонки закрыли хищные глазки дул. Зуан отключился от терминала, собираясь выяснить, кого же он все-таки пристрелил. Спрыгнув на землю, он пинком перевернул тушу и, присев на корточки, откинул саблей большое крыло. Да, в сравнении с настоящими роринарскими круиру, эти твари казались даже милыми. Вытянутая морда без каких-либо признаков носа и глаз разрезалась пастью чуть ли не по шею, выпирающие двойные зубки производили впечатление, как и длинные, с ладонь, крючковатые когти. Все тело животного покрывало мелкое черное нечто, весьма смутно напоминающее чешую, лапы заканчивались мощными кистями с короткими узловатыми пальцами.
  - Налюбовался?
  - Вполне. Картинка-тварь. Всю жизнь о такой мечтал.
  - По тебе видно. На борт вернись. До края джунглей недалеко. И эти зверушки - не единственные местные обитатели.
  - Милейший мир.
  Зуан встал, отряхнулся, бросив хмурый взгляд на медленно клонящееся к горизонту светило, запрыгнул на крыло анера и нырнул в кабину. Отряд цепочкой потянулся за ведущей машиной по широкому пологому каменистому спуску. Джунгли темнели сплошной стеной растительности.
  До границы леса добрались довольно быстро и без особых проблем. Три ракетки живенько вспорхнули с крыльев анеров и нырнули в переплетение ветвей, веером разлетевшись по джунглям. Тихий голос Рин сопровождал картинку с камер зондов, подаваемую напрямую на экраны анеров:
  - Подлесок густой на входе первые десять кед. Дальше под деревьями довольно свободно.
  Ракетки мчались стремительно, быстро приближаясь к источнику пеленга.
  - До корабля 12 альдер... по дороге два довольно глубоких оврага, можно объехать. Зверье на глаза не попадалось.
  Ракетки остановились, давая широкую панораму.
  - А вот и "Джанир". Ну, то, что от него осталось. Корабль расколот пополам. Сильнейшие повреждения. Двигательный отсек отсутствует. Экипажа нет. Тел - тоже. Все сильно заросло.
  Одна из камер приблизила изъеденный коррозий и сильно заросший корпус. "Джанир" лежал на боку, привалившись к группе каменных деревьев. Корпус судна треснул по всей длине, разломившись у машинного отсека. Лишь чудом удар не затронул реакторный блок. Сквозь пролом проросли молодые побеги деревьев, броневое покрытие целиком покрывал густой ковер мха и мелкой поросли. Хищные лианы бурно разрослись на хвостовых надстройках, спуская ловчие плети в темноту разлома. Тормозной след "Джанира" зарос настолько густо, что отыскать его было невозможно. Джунгли поглотили корабль, растворили в себе, приспособив под своих обитателей.
  Ракетки тщательно осмотрели корабль снаружи, сделали полную съемку и нырнули внутрь. Одна из ракеток осталась висеть у точки раскола корпуса, а вторая, быстро пролетев изломанные коридоры, зависла на мостике. Рин подняла зонды повыше, убирая от зашевелившихся плетей лиан.
  - Итого. Корабль раздолбан вусмерть. Экипажа нет ни в каком виде. Ни в живом, ни в мертвом. Блок резервной памяти не поврежден, бортовой компьютер работает. Шанс что-то достать есть. Навь, прожги подлесок биоэфиром. Анеры пройдут. Кое-где боком и со скрипом, но пройдут. Просветы достаточно большие. Я вас жду. Маршрут загружен на ваши компьютеры.
  На анерах отошли заслонки, открывая узкие излучатели биоэфирных пушек. С тонким злым визгом искристые лучи впились в растения, скручивая, испаряя, уничтожая все на своем пути. Коридор углублялся. Россы работали не спеша, выжигая все тщательно, методично, сбрасывая накопившееся напряжение и неприятие этого мира. Рин наблюдала за отрядом через камеры одной из ракеток, пальцы выбивали полузабытый ритм, изредка трогая серебристые джои управления зондом. Переход через джунгли оказался легче, чем она представляла. Зверье на глаза не попадалось, а растения не могли причинить анерам серьезного вреда. Хищные плети лиан бессильно соскальзывали с брони, биоэфирные пушки прожигали растения, очищая проход машинам, и вскоре анеры замерли у погибшего корабля.
  - Рин?
  - Корабль чист. Зверья внутри нет. Сожгите лианы и вперед. Вдвоем вполне справитесь. Не трогайте мох. Он ядовит. И вообще, ни к чему живому не прикасайтесь. Я наблюдаю за вами.
  Зуан, Ринор и Танцор вышли из анеров. Ринор аккуратно сжег лианы, давая проход командиру и Танцору. Россы пробрались в рубку, стараясь ни к чему не прикасаться. Растительность покрывала почти всю поверхность стен, потолок и кое-где пол. Оборудование в рубке едва работало на аварийных запасах. Танцор осторожно снял блоки бортового компьютера, подключил к своему персоналу, перекачивая всю базу данных корабля.
  - Все. Готово.
  Россы вернулись на борт анеров. Ракетка нырнула в корабль, осматривая его в последний раз. Зуан, устроившись в пилотском кресле, наблюдал вторым за зондом.
  - Ну что?
  - Ничего. Собирались в спешке. Все личные вещи забрали. Нет трех аэросаней. Атмосферный флар висит на дереве в трех альдерах к северу. Опять же, ни тел, ни крови, ничего. Следами и не пахнет. Здесь все зарастает ну прямо с фантастической скоростью!
  - Думаешь, они на том посту?
  - Я все больше к этому склоняюсь.
  - Уже слетала?
  - У меня ракетка на скалах сидит. Пока вы через подлесок шли. Как раз добралась.
  - Сразу туда пойдем или еще искать будем?
  - Вообще-то нет никаких зацепок, кроме активности зверья.
  - Прелестно.
  - Погоди-ка... А это что такое?
  Рин остановила ракетку, заставляя ее дать полную панораму корабля.
  - А ну-ка, ну-ка.... Если содрать с тебя всю эту дрянь....
  Фильтры терминала содрали с корпуса растительность, очищая глубокие, выжженные резаком борозды. Рин принудительно соединила разлом...
  - Опаньки!
  - Что?
  - На корпусе вырезаны лучевым резаком какие-то частотные координаты. Неужели пеленг? Ща проверим!
  Рин быстро-быстро застучала по клавишам, переводя приемник на необычную частоту. И вот, наконец, на карте замигал тусклый огонек.
  - Таки да!
  - И?
  - Все-таки это тот пост.
  - Корабль там сядет?
  - Нет. Только сверху порхать.
  - Анеры пройдут?
  - Не знаю. Надо проверить. Аэросани прошли, но это не анеры. Сейчас буду проверять маршрут. Вам придется переночевать в пещерах. Ничего лучше я не нашла. А утром я вам дам новый маршрут.
  Ночевка прошла спокойно. Наутро Рин разбудила отряд, подав на динамики рев корабельного сигнала боевой тревоги. Выслушав погревшие душу замечания, девушка, подгружая маршрут, сказала:
  - Я, конечно рада, что вы меня так трепетно любите. А теперь подъем и поговорим по поводу вашего маршрута.
  - Готов?
  - Готов. Главное, чтобы вы были готовы.
  - В смысле?
  - В прямом. Все проснулись?
  - Все.
  - Крепко сидите?
  - Что на этот раз?
  - Да ничего особого. Я проследила ракеткой маршрут. Анеры таки пройдут. Но! Как вам придется идти! Ученые без проблем прошли на санях. Анеры втрое больше и вдвое тяжелее. Обосновались в посту они добротно. На совесть. Явно долго загорать собрались. Восстановили внешние стены, ворота и систему обороны. Я не знаю, что они там за эту ночь натворили, но сейчас они плотно сидят в осаде. Зверье обложило по всем правилам. А не, теперь штурмом взять пытаются, - поправила себя Рин, глянув на экран.
  - Ты что, за ними наблюдаешь?
  - Конечно. На редкость увлекательное занятие!
  - Наблюдать за учеными? - спросил Ринор.
  - За зверьем! В пост никак не попасть. Он заперт крепче, чем мошна Кощея.
  Ринор проглотил вопрос. Рин, весело мурлыкая под нос, вывела на экраны маршрут.
  - Итак, дорогие мои. Это - ваш новый маршрут. Наслаждайтесь.
  Россы онемели. Водители очень внимательно рассматривали контурный макет, очень. И с каждым мгновением они все яснее понимали всю убийственность этого пути.
  - Оценили?
  - Да уж. Оценили. - Зуан вздохнул. - А по-другому никак?
  - Никак.
  - А на корабле?
  - Вы сюда прилетели чтобы на них посмотреть или с собой забрать?
  - Забрать, конечно.
  - Тогда только своим ходом. Единственное что, я могу вас снять с карниза на обратном пути. Ссаживать вас там я не рискну. Карниз слегка под наклоном. Малейшая ошибка, и анер в пропасти. Это здесь.
  Участок карты приблизился, являя взорам россов узенький карниз и бездонную пропасть.
  - Да....
  - Впечатляет, правда?
  - Не то слово. - кисло пробурчал Танцор.
  - В общем так. Мы перебираемся ближе к посту. Я нашла очаровательную пещерку в отвесной скале. Если что, мы сможем подстраховать наших подопечных.
  - Это сами решайте. Как там спасатели?
  - Нормально. Выжило восемь из десяти, двое погибли сразу при аварии, и трое в лазарете с тяжелыми ранами. Я оставила Вихря за ними присматривать. Пока все спокойно.
  - Хорошо.
  - Выступайте. Я буду наблюдать за вами через камеры ракеток. Двигайтесь до этой точке. - На карте появилась красная отметка. - Дальше начинается опасный участок. Я вас проведу. А мы пока переберемся на площадку.
  - Дадите о себе знать ученым?
  - Нет. Пусть не теряют бдительности. Присутствие охотника их расслабит. Да и я не хочу с ними объясняться, почему не могу забрать. Там не то что приземлиться негде, там и зависнуть нормально нельзя.
  - Но раньше же....
  - Раньше стоял скальный хребет. А ночью он обвалился! Слишком сильный боковой ветер. Ксаран даже пытаться не хочет.
  - Ладно. Мы их заберем.
  - Вы как раз до полудня доберетесь. Сильно не тяните, тут с побережья буря идет, накроет горы к вечеру. Хочу к этому времени уже быть на орбите.
  Рин тронула кнопку на наушнике.
  - Ксаран?
  - Да?
  - Взлетай. Перебирайся на площадку, но так, чтобы с поста нас не увидели.
  - Понял.
  Корабль потрясла мерная дрожь прогреваемых двигателей. Охотник свернул щиты и неспешно взлетел. Ксаран никуда не спешил.
  Отряд преодолел горы только к вечеру. Переход оставил у воинов массу ярких воспоминаний, а Рин узнала много новых и крайне интересных словосочетаний, сравнений и метафор чисто росского фольклора. Самым сочным и интересным оказался переход по узкому карнизу последнего отрезка перевала. Как Рин и предупреждала, полоса скал была наклонена под углом градусов в десять. Тяжелые машины едва умещались на карнизе, сползая в пропасть. Приходилось ехать, постоянно сдавая вправо. Правый борт скреб по скале, левый - нависал над бездной, дно которой терялось в дымке тумана. Малейшая ошибка, и анер спорхнет в пропасть. Уже на въезде на площадку плато на россов напали летуны. И только пушки "Всадника Ночи", поднятого девушкой по тревоге, дали возможность анерам спастись и добраться до площадки поста.
  Заметили машины и корабль отряда с поста быстро. Да и тяжело не заметить корабль, ярко освещенный габаритными огнями. Ксаран сопровождал анеры до тех пор, пока пятислойные ворота поста не захлопнулись за последней машиной, после чего охотник вернулся на скалы. Распуганное кораблем зверье тут же начало штурм ворот.
  Анеры миновали туннель и въехали в ангар. Ученые уже сидели на боксах, переключив оборону на автоматику. Рин наблюдала за ними через камеры ракетки, сидящей на корпусе анера Танцора.
  - "А вы на редкость мобильная раса, надо заметить. Ты глянь, уже собрались!" - мысленно сказала Рин Зуану.
  - "А что, люди не такие?"
  - "Не. Мы пока соберемся.... Зверье бы этот пост уже к тому времени заимело. Кстати. Тот высокий росс в синем комбезе - начальник этой команды. Иандраин Аллион Суии. На редкость колоритный мужик. Соображалка в науке работает изумительно, но в жизни - лопух лопухом! Биография интересна?"
  - "Нет. Мы его сбагрим на "Дэль" и забудем про него."
  - "У него неприятный характер. Все воспринимает в штыки."
  - "Да? Забавно."
  - "Сейчас будет возмущаться. Ты с ним поласковее."
  - "Постараюсь."
  Анеры остановились и выключили щиты. Зуан, Лезо и Ринор вышли к ученым. Рука привычно взлетела в приветствии.
  - Иандраин?
  - Да.
  - Командир Навь.
  - За нами послали воинский отряд?
  - Как видите.
  - А спасатели?
  - Спасателей мы уже подобрали. - с легкой иронией в голосе ответил Зуан.
  Кустистые брови ученого нахмурились.
  - Вы готовы к отлету? - спросил Лезо.
  - Да.
  - Раненные есть?
  - Трое.
  - Корабль подберет нас со скал.
  - Мои подчиненные сильно ранены. Им необходима немедленная помощь!
  Зуан тяжело вздохнул. Повернувшись, он внятно, печатая слова повторил:
  - Корабль подберет нас со скал!
  - И давно он здесь?
  - Со вчерашнего вечера стоит в пещере над вами на склоне хребта.
  - А вы не спешили. - холодно сказал ученый.
  - Я не хочу рисковать кораблем.
  - Но нам...
  - Если мы потеряем корабль, больше не пошлют никого! И мы останемся в этом мире. Все! Навсегда! Я не буду рисковать охотником! И точка. А теперь поднимайтесь на борт анеров.
  На мгновение Зуан подумал, что Иандраин взорвется, но ученый проглотил слова, вставшие ему поперек горла. Погрузились быстро. Воины устроили раненных на полу, стараясь как можно меньше их тревожить. Едва машины тронулись, Рин вызвала Ксарана:
  - Кса! Хватит спать!
  - Уже?
  - Да. Разгони зверье. Они выезжают. На борту трое раненных, так что постарайся подобрать как можно осторожнее. Точка пеленга подгружена на карту. Другого места я не нашла.
  Ксаран мазнул взглядом по карте.
  - Пойдет.
  Рин связалась с анером Зуана:
  - Навь?
  - Да, Рин?
  - Мы взлетели. Сейчас разгоним зверье. Точка пеленга подгружена на карту. Мы вас снимем с карниза. Охотник зависнет у края так, чтобы вы могли скатиться прямо в трюм.
  - Понял.
  - Двигайтесь к выходу. У ворот какая-то здоровенная тварь. Как только расчистим проход - дам добро.
  - Принял.
  Зверье разгонять не пришлось. Едва тень корабля накрыла пост, как основная масса зверья испарилась по расселинам. И лишь огромная крабоподобная тварь продолжала с бульдожьей упертостью штурмовать начавшие прогибаться ворота. Впрочем, один залп бортовых орудий решил проблему пропитания для окрестного зверья как минимум на пару дней.
  - Навь, на выход. Мы будем сопровождать вас.
  - Принял.
  Ворота поста дрогнули, тяжело, неохотно. Погнутые створки так и не разошлись до конца, судорожно замерев на пол пути. Анеры аккуратно протиснулись в щель и, сопровождаемые охотником, неспешно тронулись в путь. На повороте карниза Ксаран умудрился заставить "Всадник" более-менее ровно зависнуть у края. Анеры, не останавливаясь ни на мгновение, продавили щит и скользнули с осыпающегося края в надежный трюм, где их крепили спасатели под чутким руководством Вихря. Едва последняя машина въехала в трюм, трап тут же захлопнулся, и "Всадник Ночи" свечей ушел в кровавое небо прочь из этого негостеприимного мира.
  
  Глава 3: По следу резонанса
  Ничто не вызывает такого трудолюбия, как личная заинтересованность.
  
  
  Тонкий мелодичный звон "Амедалана" возвестил об окончании лечения. Девушка приподняла голову, сонно глядя на матово мерцающий купол, надежно укрывший пациента.
  - Последний?
  Рин подскочила на месте.
  - Что?
  - Я спрашиваю, это последний?
  Воин, безликой фигурой подпиравший стену в тени второго медблока, едва слышно вздохнул и вышел на слабый свет, позволяя узнать себя.
  - А, да. Последний. - Рин устало потерла ноющие глаза.
  - Извини, если напугал.
  - Я просто... не ожидала.
  Лезо поднял крышку медблока, переключая его на пассивный режим. Пациент будет с полной гарантией спать, пока есть питание. Проверив показатели, воин сел на стул напротив Рин. Несколько мгновений он молчал, рассматривая девушку голубыми, вечно холодными глазами. Рин поежилась. От взгляда этих глаз ставало неуютно.
  - Что-то случилось? - осторожно спросила Рин.
  - Нет.
  - Что-то не так?
  - Нет. Все нормально. - Лезо улыбнулся.
  Рин впервые увидела его улыбку. Очень невеселую, полную застарелой боли улыбку. Впрочем, веселого Лезо никто и никогда не видел.
  - Знаешь, Рин, а ты меняешься.
  - В смысле?
  - Твои волосы опять изменили цвет.
  - А, это.... Да, есть такое.
  - Ты можешь это контролировать?
  - Немного.
  Лезо опять замолчал. Рин всматривалась в его светлые голубые глаза, пытаясь хоть что-то прочитать, найти проблеск хоть какой-то эмоции, но, как и всех остальных, ее ждала неудача. В этих глазах был лишь непроницаемый безжизненный лед.
  Воин вздохнул, покачав головой.
  - Что?
  - Ты быстро освоилась с терминалом.
  - Комп есть комп. - Рин пожала
  - Интересный подход.
  - Какой есть.
  - Ты будешь хорошим тактиком, когда наберешься опыта.
  - Это что, комплимент?
  - Нет. Это факт. И я рад, что ты с нами.
  - Ты же был против меня.
  - Я ожидал другого. Но, к счастью, ты не оправ?дала мои надежды и не подтвердила опасения.
  - Давай я не буду спрашивать, чего ты ожидал.
  - Это и в самом деле не стоит спрашивать. - Лезо едва заметно улыбнулся. - Мы приближаемся к системам Рихта и скоро вернемся на "Дэль".
  - Их несколько? - Рин удивленно выгнула бровь.
  - Это название всего скопления.
  - А как вы различаете системы?
  - По номерам. Для них нет отдельных названий. Хотя, база снабжения одна, так что ее ни с чем не спутаешь.
  - А база большая?
  - Огромная. - Лезо улыбнулся.
  - А какая она?
  - Это надо увидеть.
  - Но...
  - Рин, поверь. Это и в самом деле надо увидеть.
  - Ну ладно. Скоро прилетим. Посмотрю. А что дальше будет?
  - Сдадим спасенных Кортари. Вернемся на Датомир. А там уже и списки заданий должны быть.
  - Много миссий на обяз?
  - Как когда. Если обяза нет - отряд уходит в вольный найм.
  - Контракты обяза приходят официально?
  - Да. Заказчик подает заявку наместнику на планете, оттуда заявка попадает в воинские списки. А уже потом делят по базам согласно их маршруту и составу воинских отрядов. Иногда приходят заявки персонально какому-то отряду или, что еще реже, - лично воину.
  - Вызов приглянувшегося воина?
  - Да, на имя.
  - Тебе выпадали?
  - Мне - нет. Навь - да.
  - И как?
  - Спроси у него.
  - Спрошу. - Рин внезапно вскинула голову. - Выходим из Атанара!
  - Уверена? - Лезо едва заметно улыбнулся одними кончиками губ.
  - Да. Двигатель изменил тональность. Все, я - в рубку.
  Рин вскочила на ноги и убежала из лазарета, оставив Лезо присматривать за пациентом.
  "Всадник Ночи" вышел из Атанара на границе охраняемой зоны систем Рихта. Рин пулей влетела в рубку, устроившись на кресле второго навигатора. Мерцание перехода исчезло, являя базу снабжения во всей ее красе. А база и в самом деле впечатляла. В свое время россы из десятков систем выбрали одну негелиоцентричную систему парной звезды, лишенную планет и космического мусора. На безопасных орбитах смонтировали огромные комплексы: верфи, станции контроля, орудийные системы, жилые модули, исследовательские и военные базы, заводы и склады. И среди всего этого великолепия блистали три Кольца Прыжка, крепко охраняемые по обе стороны маршрута. В системе сновало множество всевозможных кораблей, но исключительно росских. Ни один чужой корабль никогда не пересекал зоны безопасности. А если и пересекал, то никогда не возвращался. Россы берегли свою базу свято.
  Зуан указал на едва заметную точку.
  - Смотри, Рин. Это - Даларан!
  Корабль быстро приближался к базе, стремительно вырастающей на экранах. А Даларан и в правду был красив. Хищные лаконичные линии удивительно гармоничной конструкции соединялись в единый образ. База плыла в космосе, как прекрасный и смертоносный бутон из голубоватого металла.
  - Он очень красив!
  - Ага, красив. Ну а Датомир - его полная противоположность. - Ринор хохотнул. - Редкостной уродливости у нас база.
  - Как и все тяжелые "джагенджары".
  - Не, Датомир отличается особой уродливостью! Видимо, врожденный дефект.
  Зуан без замаха отвесил подзатыльник Ринору, успевшему за неполный ксан достать командира. Тот нахально осклабился.
  - А что, я разве не прав?
  - Прав. Прав. - ласково ответил Зуан, влепив еще одну затрещину, куда сильнее первой.
  Ринор, ворча под нос и потирая пострадавшие места, обесточил все орудийные системы корабля. Корабль пересек зону безопасности. Зуан облетел Даларан, выискивая на радаре крейсер.
  - Ну и где этот долбанный "Дэль"? - ворчливо спросил воин. - А, все, вижу.
  Крейсер висел в тончайшей паутине стационарного ремонтного блока верфи. Кортари, пользуясь вынужденным простоем корабля, поставил "Дэль" на полный ремонт. Крейсера дальних маршрутов не часто попадали в Рихт, и капитан никогда не упускал возможность воспользоваться моментом и бесплатным ремонтом.
  "Всадник Ночи", получив "добро" на швартовку, нырнул в порт крейсера, где его ожидал крохотный аутригер. Мигнув огнями, юркий кораблик повел "Всадник" за собой в закрытую часть порта. Зуан, следуя за провожатым, лениво заметил:
  - Кортари явно неровно дышит к кому-то из свежеспасенных.
  - Среди ученых несколько аристократов Высших Домов. - столь же лениво сказал Танцор.
  - Это не повод. Сам знаешь.
  - Знаю. - Танцор поморщился. - Это явно личная заинтересованность.
  Зуан пришвартовал охотник к причалу, вырубил двигатели и блаженно потянулся.
  - Все, прибыли.
  - А нас встречают. - Рин кивнула на экран.
  - Нет, ну можно даже изумиться! - едко заметил Ринор, рассматривая приближающиеся машины через визир турели.
  - Спрячь пушку.
  - А мне так видно лучше.
  Ринор получил еще одну затрещину, но пушку не убрал, что являлось вопиющим нарушением устава и банальной безопасности: стоит воину нажать на кнопку, и от авитенов останутся лишь подпалены на металле причала. Зуан выбрался из-за пульта и, тронув Танцора за плечо, вышел из рубки. Пассажиры со своими вещами уже ждали у трапа. Когда стандартные биологические тесты завершились, Зуан открыл шлюз и опустил трап. Спасателей подобрали машины и увезли. Ученых забрали парой миат попозже и тоже увезли со всем их оборудованием, а к Зуану подошел водитель последнего оставшегося авитена.
  - Командир Навь?
  - Да.
  - Кортари ждет вас на мостике.
  - Меня одного?
  - Вас и вашего тактика.
  - Сейчас буду.
  - Я вас отвезу.
  Зуан удивленно дернул ухом. Спешка ничего хорошего не обещает. В воздухе крейсера завоняло паленым.
  - "Рин, нас ждем Кортари. Захвати бокс с данными СИ."
  - "Бегу."
  Рин сбежала с трапа с коробкой с информационными кристаллами в руках буквально через пару миат. Водитель удивленно хлопал глазами, переводя взгляд с воина на тактика, но комментировать не решился. Лицо командира отряда выражало крайнюю степень тревоги и недовольства, и становиться объектом приложения дурного настроения воина россу не хотелось.
   Авитен сорвался с места, как торпеда. Водитель очень спешил, юзом проскакивая в повороты, спрыгивая с платформ, начисто игнорируя пандусы и подъемники. Добрались до мостика быстро и с расшатанными нервами, а водитель, высадив пассажиров, тут же умчался от греха подальше. Зуан тряхнул головой.
  - Рин, ты как?
  - Да нормально. Вот, блин, летчик доморощенный! Явно сдавал на права там же, где и водилы наших маршруток. - очаровательное личико Рин приобрело нежно-салатовый оттенок.
  - Видимо Кортари нас очень ждет.
  Зуан подошел к двери, заставляя ее открыться. Кортари ждал у обзорного окна, глядя на прекрасно освещенную базу.
  - Куратор?
  Кортари повернулся. Окинув цепким изучающим взглядом парочку, он тихо сказал:
  - Базы привезли?
  Рин молча передала коробку капитану. Куратор небрежно кинул ее на консоль, теребя в руках распечатку.
  - С Датомира для вас выслали список обязов.
  - Мы должны отправляться немедленно? - лишенным эмоций голосом спросил Зуан.
  - Вы должны были прибыть на Датомир. Но сорок миат назад мы получили это. Что скажете? - Кортари протянул тонкие листы девушке.
  Рин взяла в руки распечатку. Правильно, она тактик, так что именно ей придется оценить новую информацию. Небольшая проверка от куратора.
  - Сигнал бедствия?
  Сложная диаграмма и столбцы цифр могли бы ввести в заблуждение, но пропустить взглядом до боли знакомые коды и колебания волн Рин не могла - слишком уж четко они впечатались в память Зуана и, как следствие, в ее собственную.
  - Да.
  - Принят резонансом, скорее всего при пассивном сканировании состояния пространства Атанара. - Рин придирчиво рассматривала хаотичное переплетение разноцветных линий. - Нет чистого сигнала, да и нет фокуса на конкретных настройках: пространство просто снимали для архива.
  - Верно. Сигнал приняли резонансом, прямой утих в структурах Атанара. Нам его прислали с бакена два дня назад. - Кортари потер переносицу. - Я знаю, что это нарушение правил. Отряд нельзя посылать на вторую миссию, едва он прибыл с предыдущей. Но выбора сейчас нет. Вы единственный полноценный отряд на борту, который не только искал по резонансу, но еще и нашел.
  - Чей это сигнал? - в голосе Зуана появилась тень тревоги.
  - Точной уверенности нет, но шесть дней назад пропал корабль правящего дома.
  - Чей это корабль? - вкрадчиво спросил Зуан, едва сдерживаясь, чтобы не наорать: интуиция верещала дурным голосом.
  - Принца Аинина.
  Зуан судорожно втянул воздух. Кортари слабо махнул рукой.
  - Мы не можем просчитать траекторию сигнала. Поисковые корабли ничего не нашли, хотя нам выслали полные данные о состоянии пространства на момент принятия сигнала. Корабля нет ни в Атанаре, ни в реальном косме.
  - А его и не должно быть в реальном косме. - Рин взмахнула распечаткой, привлекая к себе внимание. - Корабль так и не вышел из Атанара. Этот резонанс был принят как эхо на бакене. Его сперва отфильтровали как шум, а уже потом какая-то светлая голова не только тут же проверила странный сигнал, но и сообразила, что именно они отфильтровали.
  - Верно. Эта светлая голова сейчас на борту "Дэль".
  - Это облегчит поиск. - невнятно ответила Рин, всматриваясь в линейные схемы.
  - Шум приняли на бакене системы Ордори. Данные прислал по скоростной почте пространственный техник Заин.
  - Я смогу его получить? - спросила девушка.
  - Для этого он здесь.
  - Когда вылетать? - в голосе Зуана начал проявляться рокот.
  - Немедленно. Вы можете взять все, что вам необходимо. У вас полный доступ в блокадную зону и на склады базы Рихта.
  - А почему именно мы? Помимо той спасательной миссии по резонансу.
  - С крейсера стационара "Нурат" нам выслали очень интересное видео. Кое-кто умудрился оседлать потоки. Именно это и сыграло решающую роль. Если вы смогли сделать это, значит об Атанаре узнали несколько больше других. После миссии вам придется дать полный отчет о магистралях и вашем способе путешествия.
  - Мы можем выступать? - Зуан проигнорировал намек куратора.
  - У вас рулл на сборы. Заина привезут к вашему кораблю. Охотник заправят и проведут мелкие ремонтные работы вне очереди. Навь, я очень надеюсь, что вам удастся найти принца.
   - Я найду его, даже если для этого мне придется вывернуть Атанар наизнанку и поставить Империю на уши. - в голосе воина явственно звучала ярость.
  
  
  "Всадник Ночи" стартовал с "Дель" через сорок миат. Пользуясь случаем, воины облегчили трюмы крейсера на всякую житейскую мелочь, арсеналы - на совершенно не нужные в поиске боеприпасы и ручное оружие, Танцор умудрился спереть десяток новеньких зондов-ракеток для Рин. Смылись они с крейсера до того, как Кортари получил список набранного барахла. Маты капитана услышали уже по связи, правда, куратор обещал все забыть, если они вернуться с принцем на борту.
  В Атанар вывалились, стоило лишь пересечь границы зоны безопасности систем Рихта. Рин закопалась в карты, тщательно разбирая полученные от Заина данные. Воины поселили техника в пустующую каюту и временно о нем забыли, занятые делами: из-за срочного отлета времени разобрать полученное оборудование не хватило, и таскать тяжелые ящики пришлось уже во время полета. Зуан ходил кругами по кают-компании, нервируя бойцов и вызывая недоуменные взгляды. Конечно, пропажа члена Правящего Дома - достаточно серьезное происшествие, но не настолько, чтобы выбить из колеи обычно невозмутимого командира. Когда воины от взглядов перешли к расспросам, Зуан сорвался, нарычал на попавшего под руку Ринора и ушел в спортивный отсек, чтобы никому не нагрубить или не покалечить. Воинов снедало любопытство, но к командиру лезть с расспросами не рискнули - слишком зол, а Рин отвлекать в голову не пришло - тактика во время работы никто никогда не трогал, и потому бойцы, закончив дела, собрались в кают-компании, изводимые любопытством и дурными предчувствиями.
  Рин закончила работу на восьмой ксан полета. Терминал в момент отключения оператора от виртуального пространства перевел вывод потока данных на сенсорные экраны, ранее отключенные за ненадобностью. Мягкий лазоревый свет привлек внимание откровенно скучающих воинов, вызвав нездоровое оживление: работы на корабле были завершены, спать желания не было, а в спортивный зал, расположенный над трюмом, оказался недоступен из-за раздраженного и нервного командира, срывающего напряжение и злость на снарядах. К девушке тут же подскочил Танцор с кружкой чифы - тонизирующего напитка, помогающего снять напряжение после длительной работы с виртуальным пространством. Рин на автомате выпила, проглотила всунутую во вторую руку полоску копченого мяса и только потом пришла в себя. В тот же момент в кают-компанию влетел Зуан.
  - Ксаран. - Рин передала кружку Танцору.
  - Слышу. - ответили динамики.
  - Я тебе курс подгрузила.
  - Вижу, уже в пути.
  Отключать связь Рин не стала, давая возможность пилоту присоединиться к разговору в кают-компании. Танцор поставил на столик у терминала еще одну кружку чифы, получил благодарный взгляд девушки и вернулся на свое законное место - за стойку бара. Отхлебнув горячий терпкий напиток, Рин сказала:
  - Корабля Аинина нет в нашей области Атанара.
  Воины зашумели, Зуан нахмурился. Рин подняла руку, заставляя россов заткнуться.
  - Не перебивайте. Я проверила квадрант, перебирая чуть ли не каждый шиг. Корабля там нет. Он влетел, но не вылетел. Данные по состоянию пространства очень точные. - Рин включила проектор. - Смотрите. Вот след двигателей корабля Аинина - тяжелый истребитель, класс Шиварин, двигатели переделаны и оставляют характерные разводы. Вот они. - девушка ткнула в белесые пятна. - След резко обрубается здесь. - указка ткнулась в мутное желтое пятно, слабо различимое в золотистой дымке. - Следов взрыва или распада корабля нет, также нет следов перехода в обычное пространство или фона от прокола. Значит, корабль или остался в этой желтой пакости, или он куда-то переместился незнакомым мне способом. Я сомневаюсь, что корабль все еще в пятне: нет фона от работы аппаратуры.
  - Корабль может быть обесточен. - не очень уверенно сказал Вихрь.
  - Даже в таком случае есть фон. - возразил Заин, внимательно рассматривающий голограмму.
  - Я склонна предположить, что в этой кляксе находится природный прокол, сквозь который корабль принца выкинуло в другой квадрант. Иного варианта я не вижу. Истребитель из этой точки не улетел, его не подбирал другой корабль, так как нет перекрестного следа, в обычный космос принц не выходил, следов гибели тоже нет. Если у кого-то есть другие идеи, я с удовольствием их выслушаю.
   Воины молчали.
  - Видимо, идей нет. - Рин потерла переносицу. - Мы с Грифтом проложили курс к пятну. Посмотрим уже на месте. Времени прошло не так много, шансы найти корабль еще есть. Единственное "но", я боюсь, что аномалия может быть фазированная, и тогда шансы найти принца резко сокращаются. Выбора у нас особо нет, так что - ждем, пока доберемся до пятна.
  - Долго лететь?
  - Примерно рулл. - ответили динамики голосом Ксарана. - Я сел на магистраль, она довезет нас до квадранта за пять ксан. Еще около ксана своим ходом до аномалии.
  - Я не знаю, к чему нам готовиться. - Рин повела плечами. - Я пока пойду посплю. Как доберемся - разбудите. - повернувшись к Зуану, добавила: - Навь, тебе тоже надо отдохнуть.
  - Я подожду.
  - Нет, не подождешь. Будет лучше, если к прилету ты будешь отдохнувшим. Копчиком чую: там нас ждут активные игрища.
  Зуан покорно склонил голову, принимая правоту девушки, и позволил отбуксировать себя в каюту. Закрыв дверь на замок, Рин усадила воина на кровать и вручила ему в руки чашку с едва теплой травяной настойкой.
  - Расслабься и отдохни. Ты ничем не поможешь брату, если будешь нервировать и доставать окружающих. Вон, у Ринора уже глаз дергается от твоих выходок в спортзале.
  Воин отпил горький, круто заваренный настой, поперхнулся и закашлялся, с искренним детским недоумением глядя в кружку.
  - Пей, тебе надо успокоиться.
  - Что это? - чуть хрипловато спросил росс.
  - Коркс сделал специально для тебя. Я его попросила. Тебе надо поспать, а ты так взведен, что даже спокойно сидеть не можешь.
  - Думаешь, я смогу уснуть?
  - А куда ты денешься? Это варево свалит и дракона, не то, что тебя.
  - Так это...
  Зуан не договорил, сползая в сон. Рин едва успела подхватить кружку, выскользнувшую из разжавшихся пальцев.
  - Да-да, это самое. - уже крепко спящему воину сказала девушка.
  
  
  Тонкое пиликание интеркома прорвалось в зыбкое марево сна, превратив вполне благостный пейзаж в кровавый кошмар, населенный знакомыми, а потому и совершенно не страшными монстриками. Рин с трудом разлепила глаза, мутным, ничего не понимающим взглядом уставившись в настойчиво мигающий огонек. Дотянулась, нажала кнопку. Экран осветился золотистым светом Атанара, показывая мятую физиономию Ксарана.
  - Рин, мы прибыли.
  - Что? - мозг откровенно отказывался воспринимать информацию.
  Ксаран удивленно моргнул, потом оценил невменяемый вид девушки, улыбнулся, и мягким голосом повторил:
  - Рин, мы подлетели к аномалии. Ты просила разбудить.
  - А... подлетели. - мозг со скрипом проглотил полученную информацию и принялся ее жевать.
  - Солнышко, мы Аинина ищем. - напомнил уже откровенно лыбящийся росс.
  Знакомое имя бултыхнулось в мутное болото коматозных мозгов, пустив круги и вызывав цепочку ассоциаций: Аинин - принц - брат - Зуан - поиски - спасать, долетело до дна и гулко шлепнулось. От встряски сонная муть лопнула. Рин моргнула, очнувшись ото сна.
  - Блин, Ксаран, извини, только сейчас дошло. Буди остальных, я сейчас растолкаю Навь, и мы будем. Если не сложно, попроси Танцора, пусть слепит что-то прочищающее мозги.
  Ксаран улыбнулся еще шире:
  - Уже все готово.
  - Спасибо, я вас обожаю!
  Воины где-то за кадром весело заржали, связь отключилась. Рин уже привычным жестом потерла виски. Пять часов сна не принесли полноценного отдыха, хотя и сняли мутное отупение усталости. Рядом заворочался Зуан. Девушка тронула его за плечо, тряхнула.
  - Зу, вставай.
  Росс вздрогнул и открыл глаза, столь же лишенные связных мыслей, как и у самой девушки пару минут назад.
  - Что?
  - Мы прилетели к аномалии. Пора вставать.
  Зеленые глаза моргнули, начисто лишенные понимания сути проблемы.
  - Аинин. Помнишь?
  Имя брата произвело воистину чудесное воздействие: Зуан резко сел, полностью и окончательно проснувшись. От резкого движения разболелась голова, и заныли глаза. Зуан едва слышно застонал, обхватив голову ладонями.
  - Проклятье!
  - Пошли в рубку, Танцор уже состряпал для нас питье.
  - Моя голова... Что за дрянь мне Коркс намешал?
  - Потом спросишь. Зато немного поспал.
  Зуан с трудом сполз с кровати.
  - В такие моменты хочется или сдохнуть или кого-то убить.
  - Найдем тех, что твоего брата угробить хотел, вот тогда и убьешь.
  - Убью. - согласился Зуан, помогая девушке встать. - И так убью, что самому противно станет.
  - Обязательно. - Рин вымучено улыбнулась.
  Воин потер ноющее плечо. Девушка взяла расческу и присела на край кровати: за время короткого беспокойного сна косы расплелись, и волосы росса частично растрепались и сбились. Зуан послушно повернулся, отсутствующим взглядом глядя в стену, неосознанно теребя рукав футболки и потирая правую руку.
  - Вот дрянь, а... такого бреда мне давненько не снилось.
  - Что с рукой? - Рин закончила вычесывать волосы и заколола их в простой хвост.
  - Чешется, словно... - Зуан запнулся, в зеленых глазах стремительно росло подозрение.
  Воин стянул футболку, чей длинный рукав не давал рассмотреть ноющее плечо, и растерянно замер: на смуглой коже темнел неширокий, матово блестящий браслет, плотно обхвативший плечо между дельтовидной мышцей и трицепсом, рассыпав по коже тонкую полоску черных рун татуировки.
  - Солнце, к тебе тянет артефакты радикального цвета... - едва слышно выдохнула девушка.
  - Знать бы еще что это. - Зуан осторожно тронул теплую полосу металла.
  - Я знаю. - Рин потерла переносицу. - Это Доспех Тени. В яванте по артефактории описывался подобный браслет как великолепный образец наделения вещи одухотворенной сущностью. На момент составления статьи, это не было редкостью, хотя автор и говорил о запредельной стоимости и капризности артефактов.
  - Что мне от него ждать?
  - Будем считать, что браслет появился ночью. Это похоже на самоактивацию артефакта в свободном поиске хозяина.
  - Что? - росс вздрогнул.
  - Они сами себе ищут носителя. - пробормотала девушка. - Когда находят нужного - черт его знает, как определяют, автор не написал - переходят в астральный план, настраиваются на душу будущего хозяина и потом встраиваются в физическое тело в момент наименьшего сопротивления.
  - Во сне. - едва слышно продолжил Зуан.
  - Да. А ты спал очень крепко благодаря отвару Коркса. Видимо, Доспех посчитал это идеальным моментом. Так вот. После визуального проявления на теле, артефакт входит в силу в течении пяти суток, подстраиваясь под тело носителя и заодно изучая его. Сутки он считает по периодам сна хозяина.
  - Он что, разумный?
  - Нет. Это, скорее, что-то типа симбионта. Он кормится от твоей ментальной энергии, а у воинов всегда сильные и частые эмоции, да и обычно вокруг них мощный эмоциональный фон. Возможно, Доспех привлекло присутствие на тебе других артефактов. И еще говорилось что-то про характеристики души, которые Доспеху больше всего нравятся. - Рин хмыкнула. - Короче, Зуан, у тебя появился сильный питомец. Будешь его кормить, холить и лелеять, а он будет тебя защищать и матереть на твоей шкуре. Вечером дам прочитать все статьи по Доспеху Тени, чтобы ты знал, чем обзавелся. А теперь давай одевайся и пошли в рубку.
  Зуан погладил пальцем полоску металла, поселившуюся на руке. Доспех отозвался волной тепла, словно заурчавшая от удовольствия кошка. Рин выдернула из рук воина футболку, всунула свежую, с рукавом до локтя, скроющим нежданную обновку. Переодевшись, Зуан подхватил девушку под руку и вытащил в коридор.
  В рубке царила привычная тишина и полумрак, разгоняемый золотистым светом Атанара и огнями на приборных панелях. Ринор, как и всегда, сидел за пультом управления орудиями и системами защиты корабля, Танцор скучал в кресле навигатора, уступив пилотское подремывающему Ксарану. Судя по активной перебранке во внутреннем эфире, Грифт и Заин активно обсуждали расположенную по курсу аномалию, пытаясь хоть как-то ее просканировать и получить адекватные результаты. Приход командира прервал дебаты - связь работала в обе стороны. Танцор оторвался от визира телескопа, вручил девушке и командиру по высокому стакану и дождался, пока оба выпьют ошеломляюще-кислый напиток. У Рин глаза полезли на лоб. Синяя гадость прокатилась по пищеводу, словно обжигающий кусок лимонного льда, бухнулось в желудок и взорвалось в голове, полностью прочистив мозги и оставив приятную мятную свежесть на языке.
  - Ядрено, но приятно. - Зуан вытер заслезившиеся глаза.
  Танцор довольно улыбнулся, убирая стаканы. Ринор пнул посапывающего Ксарана.
  - Навь? - Ксаран по-совиному хлопнул сонными глазами.
  - Иди спать. - в голосе Зуана четко прозвучал мягкий завуалированный приказ.
  Ксаран спорить не стал: выбрался из кресла и слегка штормящей походкой уполз из рубки. Ринор нахмурился:
  - Мы пытались заставить его уйти отдыхать еще ксан назад - уперся. Ему интересно увидеть что будет, хотя по роже видно - мозги в коме.
  - Он всегда так делает. - Зуан пожал плечами, устраиваясь в кресле пилота.
  - Что с аномалией? - Рин села в кресло второго пилота.
  Ответил ей Заин через интерком:
  - Странная зона. Внешне никак себя не проявляется. Полностью инертна: не тянет, не искажает потоки пространства, не фонит. Живность ее избегает. Посланный вперед ботик не вернулся, но связь с ним не пропала.
  - Где он?
  - Система идентификации не смогла сделать привязки, сигнал идет с аномалии, но координаты не дает.
  - Значит, есть прямой прокол. - Рин зевнула. - Ждать не вижу смысла, так как проход может закрыться, или сменится фаза. Узнать, нужная ли нам сейчас фазировка, мы не можем, риск есть в любом случае.
  - Тогда - поехали.
  Зуан тронул штурвал, выводя корабль из дрейфа. Аномалия клубилась совсем близко, но и впрямь, на себя корабль не тянула и внешне опасности не представляла.
  - Если Аина преследовали, он мог рискнуть и попробовать укрыться в облаке. Оно практически непроницаемо для сканирующей аппаратуры. - едва слышно сказал Зуан. - На него похоже довериться первому порыву в полете.
  Ринор удивленно глянул на командира.
  - Обычно интуиция его не подводит. - закончил росс, не обращая внимания на удивленные взгляды.
  Охотник медленно влетел в клубящийся туман. Видимость практически мгновенно упала до нуля, корабль слабо тряхнуло и повело в сторону, туман стал плотнее, локаторы с жалобным писком захлебнулись, оставив судно слепым и беспомощным.
  - Дай ей вести корабль. - тихо сказала Рин. - Посмотри, появилось легкое притяжение.
  Зуан кивнул и чуть прибавил скорости, позволяя охотнику скользить на едва уловимом потоке. Туман потемнел, налился багрянцем. Блеснула вспышка перехода, корабль опять тряхнуло, куда сильнее, чем в первый раз, притяжение потока исчезло.
  - Все, похоже, мы прибыли. - Рин откинулась на спинку кресла. - Вылетай.
  Зуан прибавил скорости. Желтый туман быстро рассеивался: пропали багряные отсветы, желтый цвет стал светлее и насыщеннее, пока, внезапно, корабль не пересек границу, выскочив из плотного марева. Рубку залил сочный яркий золотой свет Атанара, багряные всполохи колоссальной магистрали бликами заиграли на металле, подсвечивая лица кровавыми цветами. Зуан увел "Всадник Ночи" от силового потока, завернув в пассивный лазурный омут.
  - Действительно, прибыли. Заин, Грифт - займитесь сканированием Атанара и сличением карт. Если не найдете привязок - начинайте картографию региона.
  - Что делать будем? - спросил Танцор.
  - Искать. - Зуан, барабаня пальцами по консоли, рассматривал ландшафт. - Если корабль потерял управление или лег в дрейф, его, скорее всего, снесло в точку покоя. В магистраль вряд ли затянуло, - она почти не имеет притяжения, что весьма странно. Заин, займись поиском точек покоя по курсу выхода из аномалии.
  - Сообщать по мере обнаружения?
  - Да. И поставь метки на карте. - Зуан переключил интерком на общее вещание по кораблю. - Снимайте консервацию со вторых систем.
  - Уже готовы к работе. - ответил голос Лиинвара.
  - Бот?
  - Снято все лишнее, переоборудован как разведчик и истребитель сопровождения. - отозвался Шаррим.
  Интерком переключился с общего вещания на терминал Грифта.
  - Заин, как у тебя поиски?
  - Пока есть две точки пути. Координаты уже подгружены.
  - Работай дальше, а мы проверим ближайшую. Сомневаюсь, что корабль могло снести к дальней.
  - Навь, почему ты уверен, что корабль принца шел в дрейфе? - тихо спросил Ринор.
  - Потому что Аин решает прятаться только случае, когда не может удрать или сражаться. Корабль у него скоростной и хорошо вооруженный. Более мелкие лохани он смог бы уничтожить, а от более крупной - сбежать. Или поврежден корабль или ранен сам Аин. В обоих случаях он, скорее всего, ляжет в дрейф.
  - Ты настолько хорошо его знаешь? - с удивлением спросил Ринор.
  - Знал. Сомневаюсь, что он изменил своим привычкам за десять лет. - тихо ответил воин.
  Танцор едва заметно вздрогнул и отвел взгляд, сосредоточившись на карте, создаваемой Грифтом и Заином. Ринор нахмурился, но, не дождавшись от командира объяснений, вернулся к слежению за живностью, активно вьющейся вокруг корабля.
  - "Зу, а Танцор тебя узнал."
  Корабль рыскнул.
  - "Уверена?" - легкий оттенок неуверенности в ментальном фоне.
  - "Вполне. Вон у него рожа задумчивая. Видимо, были у него сомнения, а ты только что их подтвердил."
  - "Все равно скоро узнают."
  Рин улыбнулась. Да, воины в любом случае скоро узнают, независимо от результатов поиска Аинина. Если принца найдут - схожесть братьев не оставит простора для воображения, а если не найдут - Зуан начнет разбираться и трясти Империю, как собака трясет дохлую крысу. И тогда правда тоже всплывет, но окрашенная в кровавые цвета.
  - Вот она.
  Прямо по курсу появился непроницаемый лиловый шар. Насколько Рин успела узнать, большинство точек покоя именно так и выглядят, отличаясь по цвету и размерам, но совершенно идентичные по строению: плотная энергетическая оболочка с крупной пустой областью внутри. Попав в пузырь, корабль долетал до центра притяжения и зависал в неподвижности.
  Зуан сбросил скорость и по перпендикулярной траектории ввел корабль в плотное облако. Видимость мгновенно упала до нуля. Заработала система проектирования, прорисовывая контуры ближайших предметов, охотник быстро пересек оболочку и вылетел в чистую зону внутренней капсулы точки покоя.
  - А вот и он.
  В центре точки покоя висел один-единственный крупный объект - тяжелый росский истребитель класса Шиварин. Рядом, под толстым крылом, покачивался крохотный ракетный ботик, продолжающий честно искать привязки и передавать сигнал на материнский корабль.
  Танцор вывел изображение истребителя на экран, моргнул, с искренним недоумением рассматривая корабль, разрисованный от острого носа до кончика дюз.
  - Красавец. Кто раскрасил?
  - Аин и раскрасил.
  - Как?
  - С нездоровым энтузиазмом. Кисточку в руки и пошел. За три миинара управился. - Зуан хмыкнул. - Потом покрыли молекулярным напылением и еще декаду драили док.
  - Вы? - с улыбкой спросил Танцор.
  - Мы. - Зуан поморщился. - Папенька сказал: "Сами засрали, сами и убирайте." Засрали-то мы быстро, но когда наносили напыление, не догадались помыть пол...
  Танцор заржал, представив, какого это отмывать док от покрытой молекулярным напылением краски. Зуан сбросил скорость, осторожно подводя охотник к меньшему по размеру истребителю.
  - И чем закончилось?
  - Поменяли покрытие пола на стартовом треугольнике, пока никто не видел. - буркнул росс. - Вдвоем. За декаду как раз справились.
  Захваты мягко подхватили истребитель, подведя его под брюхо охотника. Зуан полностью отключил маршевый двигатель, позволив точке покоя поставить оба корабля в гравитационный центр, накрыл "Всадник Ночи" и принайтованный к нему истребитель плотным щитом и запустил подачу воздуха, создавая удобную для работы за пределами корабля атмосферу.
  - "Пузырь" поставлен. Ринор, остаешься в рубке. Танцор, пошли.
  Зуан чуть ли не бегом выскочил в коридор. Щелкнул интерком, переключаясь на общее вещание:
  - Андари, Шиварин - готовьте к отстыковке бот. Шаррим, Зан - спускайтесь под купол и проверьте истребитель. Если его реально отремонтировать - закрепите под ангаром бота. Если нет - оставьте как есть. Коркс, готовь лазарет.
  Выходили через второй донный шлюз, расположенный на днище корабля ближе к его линейному центру и прозванным в среде воинов абордажным, поскольку гравитационные захваты притягивают добычу так, чтобы этот шлюз располагался точно над центром массы груза. Название прижилось и стало официальным, а абордажные шлюзы появились в конструкции всех без исключения типов кораблей.
  Шаррим, Зан, Дрии и Нард уже были в шлюзовом отсеке, ожидая, пока аппаратура закончит подавать воздух под силовой щит и позволит открыть шлюз. На табло шла полоса хода работы, быстро приближаясь к финишу. Приход командира прервал тихое шушуканье.
  - Навь. - Дрии вопросительно приподнял уши.
  - Спускаемся на корабль. Я за Аином в лазарет, а вы проверяете корабль от носа до дюз. Дрии, загляни в рубку и подключи бортовой компьютер к терминалу Рин.
  - Ты уверен, что он в лазарете?
  - А где же еще? - Зуан поморщился. - Если корабль еще тут, значит - ранен и отлеживается в стазис-камере. Я заберу его на "Всадник", а вы останетесь на "Ильдего ". Если его реально восстановить - начинайте ремонт. Если нет - снимайте все ценное. Истребитель слишком большой, чтобы "Всадник" смог утянуть его на буксире, так что придется его взорвать.
  - А если принц будет возражать? - осторожно спросил Нард.
  - Конечно, он будет возражать. - Зуан фыркнул. - Аин в своем корыте души не чает, но это - моя забота. Сообщите результаты проверки.
  Тихий звон возвестил об окончании работы насосов и готовности выпустить экипаж. Нард открыл шлюз, включил силовой подъемник и первым шагнул в голубоватое поле, мягко опустившее его на разрисованную броню истребителя. Следом спустился Зуан.
  - Верхний шлюз. - Нард опустился на колено, откинул крышку с пульта. - Заперт кодом.
  - Отойди. - Зуан присел рядом, набрал код. Пульт мигнул, индикаторы зажглись лазурным. - Надо же, коды не поменял.
  Лепестки мембраны втянулись в корпус, открывая проход на корабль.
  - Ринор.
  - Слышу. - тут же отозвался недовольный голос.
  - Поправь захваты, чтобы силовой подъемник прошел в верхний шлюз.
  - Сейчас сделаю.
  Истребитель дрогнул и медленно пополз вперед, пока голубоватый силовой столб не совместился с верхним шлюзом.
  - Готово. - Ринор интерком отключать не стал, с интересом подсушивая.
  Подъемник послушно доставил воинов в узкий шлюзовой отсек "Ильдего". В отличие от "Всадника Ночи", на котором такие отсеки выходили в просторный ангар и малый трюм в днище, и в отсек бота вверху, на истребителе места было мало. Благо аппаратура не настаивала на соблюдении протокола безопасности, уловив пригодную для дыхания атмосферу, и пропустила в осевой коридор. Зан и Шаррим сразу направились в технический отсек, Нард - в жилую зону, Дрии - в рубку, а Зуан с Танцором - в лазарет.
  Аинин нашелся именно там, где и ожидал его увидеть Зуан: в камере стазиса.
  - Чего и следовало ожидать. - буркнул росс, хмуро рассматривая брата. - Опять влез в какое-то дерьмо.
  Танцор удивленно моргнул, переводя взгляд с Аинина на Зуана.
  - Вы похожи.
  - Есть немного. - Зуан ухмыльнулся. - Не стой столбом, отключай стазис.
  Танцор тряхнул головой, укоризненно глядя в честные-честные глаза командира.
  - Мог бы и предупредить.
  - Зачем? - усмешка переросла в оскал. - Ты и так догадывался.
  - Догадывался. - кивнул Танцор, запуская протокол остановки стазис-поля.
  - Давно?
  - Да еще на Прионе. Тогда еще крутили по новостям информацию о твоей пропаже. Потом как-то призабылось, да и не похож ты на принца.
  - Я сильно изменился. - мягко заметил Зуан, наблюдая, как гаснет яркий голубой свет поля. - Слишком много мне тогда перепало пинков от внешнего мира.
  - А почему не вернулся?
  - Мне надо было сперва подготовиться. - в голосе хрустнул лед.
  - Видимо, не сам ты пропал. - едва слышно проворчал Танцор.
  - Мне активно помогали. - от голоса росса мог взяться инеем вулкан. - И я этого не забыл.
  - Я был бы в тебе разочарован, если бы ты забыл. - хмыкнул Танцор. - Как думаешь, твой брат тоже пропал с чужим активным участием?
  - Узнаю от Аина. - Зуан подошел к платформе: силовое поле практически сошло на нет. - Если мои подозрения подтвердятся, то мне придется вернуться в Столицу.
  - Нам придется. - мягко поправил воин командира.
  Зуан удивленно вскинул бровь.
  - Неужели ты думаешь, что мы останемся в стороне и позволим тебе уйти одному? - Танцор фыркнул. - Рядом с тобой жизнь всегда полна интересных событий. И если я не ошибся относительно твоего нового украшения, - росс взглядом указал на Венец, - то события дальше будут все интереснее и интереснее.
  Поле стазиса пропало, дав возможность Зуану не отвечать на явно прозвучавший намек: лишенный поддержки Аинин стал заваливаться на бок. Подхватив брата на руки, Зуан со вздохом сказал:
  - Я не хотел бы об этом распространяться.
  - И не стоит. - Танцор едва заметно улыбнулся. - Кому надо, уже узнали. Как сказал мне Коркс, укоризненно качая головой: "Стыдно воину не признать этот Венец".
  - Кто еще в курсе?
  - Помимо меня, Коркса и Андари? Не знаю, но судя по задумчивой роже, на грани прорыва Лезо, Ринор и Дрии.
  - Ладно, посмотрим. Я в лазарет, а ты...
  - А я сам все знаю. - прервал командира Танцор. - Иди уже.
  Зуан едва заметно улыбнулся, выходя из лазарета "Ильдего", стараясь идти плавно, чтобы не растрясти брата. Испачканная, порванная и покрытая кровавыми пятнами одежда, кровоподтеки и налившиеся синяки на лице ясно указывали на чьи-то руки, приложенные к пропаже Аинина. В душе просыпалась ярость и, казалось, давно уснувшая жажда мести, только усиливающаяся от желания защитить семью от чужих посягательств. Двенадцать лет назад он отказался от мести, понимая свою слабость и несостоятельность, но сейчас, видя повторение той истории на примере брата... От беснующейся ярости стало тяжело дышать, в горле клокотало рычание. Голубой луч подъемника поднял росса и послушно доставил в малый трюм. Дежурившие у шлюзовой камеры Вихрь и Фиан, видя перекошенное от бешенства лицо командира, молча посторонились, не решившись задавать вопросы.
  В лазарете ждал Коркс, настраивая активный медблок. Не поворачиваясь, медик сказал:
  - Ложи на стол.
  Зуан молча положил брата на широкий стол и отошел. Спорить с Корксом в лазарете бессмысленно: врач на своей территории не признавал никаких авторитетов, не слушал никого и не терпел ни малейшего неповиновения. И был в своем праве: в лазарете он единоличная и непререкаемая власть.
  Коркс закончил возиться с настройками, повернулся, мазнул взглядом по мрачной роже командира.
  - Помоги снять с него одежду и проваливай.
  Зуан кивнул. Вдвоем с врачом они споро раздели все еще находящегося без сознания Аинина, и Зуан, подчиняясь требовательному взгляду Коркса, покинул лазарет.
  
  
  * * * * *
  
  Хартахен
  Грань Хаоса Артэфа
  
  Изображение на экране дернулось, поплыло крупной рябью, быстро теряя фокус настройки. Сработала автоматическая коррекция, вновь возвращая наведение ока на цель, но помехи полностью не ушли: слишком далеко находился объект слежения. Хлопнула створка двери: в зал вошел Гром. Орк не так давно вернулся из своего вояжа недовольным и задумчивым, но особо не распространялся в неудаче, постигшей его в поисках. Что он искал? Не сказал, а я не настаивал. Гром хмурился, рассматривая данные о пространственных координатах корабля Тандема.
  - Харт, как они оказались в Бринории?
  - Прыгнули в точку пути. - тихо ответил я, выводя изображение портала на вторичный экран.
  - Они туда полезли осознанно?
  - Вполне. - я промотал на том же экране запись прохода корабля в поле портала.
  Орк задумчиво наблюдал за осторожными маневрами корабля, за выражением лиц россов, за их действиями на момент выхода.
  - Похоже, не удивились.
  - Они ожидали этого. - я пожал плечами.
  - Что за лохань они подобрали?
  - Корабль брата Зуана. - я впервые назвал подопечного по имени. - Искали его.
  Гром задумался, рассматривая два корабля, перебегая взглядом на координаты и вновь возвращаясь на основной экран. Я примерно представлял, что его больше всего беспокоит в этой ситуации.
  - Если Тандем столкнется с телларом, ситуация станет неуправляемой.
  Я промолчал. Что можно было сказать сверх сказанного? Ничего. События могут иметь лишь два пути развития, важных для нас: россы столкнуться с телларами или не столкнуться. Я надеялся, что мои подопечные смогут избежать этой встречи, но интуиция твердила - встретятся обязательно, и я не знал, смогу ли хоть чем-то им помочь. И вообще, понадобится ли им помощь, или же встреча с представителем древней расы наоборот пойдет на пользу? В любом случае, мне на глаза теллару лучше не попадаться.
  
  
  Глава 4: Внутренние дела
  
  Во многих знаниях - много печалей.
  
  
  Тихая переливчатая трель разбила сонную тишину лазарета, возвестив об окончании цикла лечения. Танцор поднял голову, глянул на медблок и отложил карманный компьютер, с которого читал книгу: установка медленно убирала заслонку с капсулы пациента. Лечение закончилось, и сейчас принц просто спал под мягким золотистым светом, и будет спать до тех пор, пока оператор не отключит установку или пока не пройдет максимальный допустимый срок сна. Танцор бегло просмотрел результаты лечения и сохранил данные, после чего тронул кнопку на дужке коммуникатора, вызывая каюту командира.
  Навь не отвечал.
  Танцор нахмурился, повторил вызов. Коммуникатор отсчитывал хтары ожидания, но командир на сигнал не ответил.
  - Спит он, что ли? - пробормотал под нос Танцор, хотя и сомневался в этом. Даже во время глубокого сна командир слышал зуммер и всегда отвечал на вызов.
  Коммуникатор прервал связь, тихим писком возвестив об окончании времени ожидания. Танцор нахмурился, вызвал Коркса. Тот вызов принял, но не ответил, не считая нужным выслушивать лишнюю информацию. В лазарете находился один-единственный пациент, медблок тревожных сигналов не давал, а значит, ничего важного не произошло. Как и всегда. Танцор вызов повторил, и на этот раз врач ответил без промедления:
  - Что случилось?
  - Навь не отвечает на вызовы.
  Мгновения тишины, пока Коркс обдумывал причины молчания командира.
  - Иди проверь, я сейчас буду в лазарете.
  - Рин где?
  - С Заином и Грифтом заняты картографией. До нее сейчас не дозваться, слишком глубоко ушли в виртуал.
  - Понял.
  Сигнал пропал. Танцор еще раз глянул на принца. Венценосный пассажир спал под мягким золотистым светом медблока, установка работала без сбоев, так что неожиданно он не проснется. Сунув наладонник в карман, Танцор вышел из лазарета, переключив коммуникатор на другой канал:
  - Ксаран, ты где?
  - В рубке. - без задержки ответил пилот.
  - Навь не видел?
  - Да он в каюте сидит еще с вечера.
  - Спит? - Танцор пересек радиальный коридор, свернув к каютам.
  - Нет. Что-то там делает. Иногда оттуда странно фонит.
  - Чем? - Танцор на мгновение запнулся.
  - Да вот не знаю. Аппаратура регистрирует вспышки энергии, но что это - определить не в состоянии. Я сперва думал, это Рин развлекается, но она в кают-компании.
  - Может, Навь активировал "терминал"?
  - Нет, я бы это знал точно. - Ксаран фыркнул.
  - Ладно. Его каюта заперта?
  - Сейчас гляну. - Ксаран на мгновение отвлекся, коммуникатор донес щелканье клавиатуры. - Нет, не заперта. Думаешь, что-то стряслось?
  - Он не отвечает на вызов. Сейчас узнаю.
  Связь отключилась, а Танцор замер перед дверью в каюту командира. Щелкнул по кнопке зуммера. Тихая переливчатая трель была слышна даже в коридоре. Командир не ответил. Воин тронул клавишу, дверь без единого звука ушла в паз, пропуская внутрь.
  Каюта капитана была больше остальных, и состояла из трех помещений: собственно основной каюты, точно такой же по размеру, как и все остальные на корабле, маленькой спальни и "терминала" - набитой оборудованием комнатенки, из которой можно было управлять кораблем так же, как и из основной рубки. Активировать "терминал" мог только лично капитан корабля - Навь.
  Танцор вошел в погруженную в полумрак каюту. Основное освещение не работало: Навь не любил яркий свет, и темнота разгонялась тусклым свечением ламп у самого пола. Хозяина каюты тут не было. Дверь в "терминал" была закрыта снаружи, индикаторы работы оборудования не горели, а значит, командира там нет. Может, он и вправду спит? Танцор обошел стол. Дверь в спальню была чуть приоткрыта, и из нее выбивался мягкий, слегка мерцающий свет, разбрасывающий искры по полу, словно кто-то подсветил крупный, хорошо ограненный бриллиант. Танцор постучал в дверь, но ответа не дождался.
  - Командир?
  Тишина.
  - Навь!
  Не получив ответа, Танцор прижал кнопку, заставляя дверь открыться полностью, и зашел в комнату. Навь сидел на кровати, опершись спиной об изголовье, слегка запрокинув голову. Глаза были закрыты, дыхание ровное, словно он спал. В руках что-то сияло, словно махонький пульсар, разбрасывая по каюте россыпи искр и заливая ее искристым мерцающим светом.
  Танцор подошел к командиру, тронул его за плечо и тихо сказал:
  - Навь, очнись!
  Никакой реакции. Кожа у Навь оказалась на удивление холодной, пальцы ощутимо покалывало, словно по телу командира пустили ток. Танцор тряхнул сильнее, громко рявкнув в ухо:
  - Навь, твою налево, да очнись же ты!
  Ресницы дрогнули, и в следующее мгновение Танцор оказался прижат к полу, а у шеи замерло черное лезвие слегка изогнутого длинного ножа. Зуан моргнул, приходя в себя, удивленно глянул на оцепеневшего воина и столь же стремительным движением подался назад. Танцор лежал на полу и ошеломленно хлопал глазами.
  Зуан тряхнул головой, протянул руку, помогая Танцору встать. Тот потер шею, на которой до сих пор ощущалось на удивление ледяное лезвие.
  - Я уж думал - прирежешь.
  - Вполне мог бы. - Зуан сел на кровать, разминая затекшую шею. - Что случилось?
  - Я не мог до тебя дозваться. На вызов не отвечаешь, пришел проверить.
  - Да зачитался немного. Забавная штука.
  Зуан повернулся, взял с одеяла тускло светящийся кристалл в изысканной золотой оправе.
  - Что это?
  - Яванта. Нечто типа книги. Только данные заливает прямо в мозг. Вот и не слышал. Слишком далеко углубился. Удивительная вещь.
  - Никогда подобных игрушек не видел.
  - Я тоже раньше не видел. - Зуан улыбнулся.
  - Откуда взял?
  - Я? Со стола в посту. - Зуан встал, положил яванту на стол.
  - Это игрушка ишон?
  - Нет. Эта вещица явно древняя.
  - Тогда... откуда? - Танцор неопределенно махнул рукой.
  - Оттуда же, откуда мой лук и венец. - Зуан поморщился. - Подарки, проклятье им на голову.
  - От кого?
  - От того же, кто закинул Рин на Корромин.
  - Я думал, она ишон. - удивленно сказал Танцор.
  - Нет. Рин не ишон, хоть и похожа на них. - Зуан встал, подхватил футболку. - Я понятия не имею, где находится ее родная планета, но точно не в нашей галактике.
  - С чего решил?
  - У Берриса нет двух спутников. А у ее родной галактики - есть.
  Танцор открыл было рот, чтобы что-то сказать, но, подумав, промолчал. Странности вокруг командира увеличивались, а уж Рин - вообще одна большая загадка. В этот момент противно запиликал зуммер на связном узле каюты. Зуан натянул футболку, пригладил взъерошенные волосы и ответил на вызов. С экрана смотрела недовольная физиономия Коркса.
  - Навь, принц полностью здоров. Я отключаю медблок. Он придет в сознание через миат.
  - Понял, сейчас буду.
  Связь пропала. Танцор потер шею.
  - Что у тебя за нож? До сих пор ощущение, что на шее кусок льда лежит.
  - Лучше тебе этого не знать. - Зуан заворчал. - Ты уж извини, рефлексы сработали. И за этот нож я зря взялся.
  - А что за оружие?
  - Он был в комплекте с мечами. - Зуан накинул безрукавку, застегнул оружейный пояс. - Только нашел я его позже, когда полез рассматривать Черный Трон. Он находился в ножнах в правом подлокотнике.
  Танцор почувствовал озноб. Зуан сжал пальцы, и в его руке появился тот самый нож.
  - Только, когда я покидал столицу, он так и оставался в Троне. А теперь...
  - Он приходит по зову. - слегка охрипшим голосом продолжил Танцор.
  - Да. - Зуан разжал пальцы, и клинок исчез, не долетев до пола. - Я бы не хотел, чтобы об этом стало известно.
  - Все равно узнают. Твое сходство с братом просто поразительное.
  - Я знаю. Но одно дело просто узнать мое имя, а другое...
  - Навь, они не дураки. Связать корону на твоей голове и оживший Черный Трон смогут. А эти новости мы узнали еще когда на верфи сидели. Империю лихорадит. Появление Владыки Темной Знати после трех тысячелетий ожидания... - Танцор пожал плечами.
  - А что сама Темная Знать?
  - Ищет своего правителя. Клич прошел по всем территориям, и ты удивишься, сколько их откликнулось. Или ты думал, они будут недовольны неожиданной присягой? Сам же знаешь, что темные стали отщепенцами, изгоями, монстрами на службе у несуществующей ветви власти. И что теперь? Трон ожил, а Владыки все нет. Темная Знать ясно дала понять, что втихую придушить своего долгожданного повелителя они не дадут. К Императору делегация явилась на следующий же день после пробуждения Трона.
  - И? - с любопытством спросил Зуан, подцепляя ножны с обычным ножом к поясу.
  - Не знаю. Спроси у братца, может он знает.
  - Спрошу. - Зуан вздохнул. - Чувствую, с Аинином придется долго объясняться.
  Танцор усмехнулся, перехватив недовольный взгляд командира. Да, с братом тому объясняться придется. И много.
  - Что дальше? - спросил Танцор, потирая шею.
  - Да пока ничего. В точке покоя мы в относительной безопасности. Подождем результатов от Рин, Заина и Грифта, а там посмотрим. Пока я буду общаться с родственником, сделай ему "Лэнья" и "Девять планет".
  - Споить решил? - удивленно спросил Танцор, выходя из каюты вслед за командиром.
  - Ему понадобится, чтобы переварить новости. - с едва уловимым смешком сказал Зуан.
  - О да, такие новости только запивать и остается. - хмыкнул Танцор.
  В коридоре они разошлись в разные стороны: Танцор направился в кают-компанию, а Зуан в лазарет, где его уже ждали Коркс и медленно приходящий в себя принц. На шум открывающихся дверей внимания не обратили: Коркс как раз вкатывал принцу стимуляторы собственного изготовления, а Аинин с приоткрытым ртом медленно переваривал неожиданные и неприятные ощущения. Зуан примерно представлял себе состояние брата. От маслянистой золотистой жидкости все тело должно гореть огнем. Аинин не выдержал и едва слышно застонал, согнувшись и схватившись руками за голову. Но вот жжение от стимуляторов прошло, а препарат начал действовать, голова у принца стала болезненно ясная, появилось легкое ощущение эйфории, которое, впрочем, быстро сменилось на легкую муть. Коркс выбросил шприц, обратил таки внимание на вошедшего:
  - Командир, стаймеда полностью здоров. Все побочные эффекты пройдут через рулл, слабость будет чувствоваться еще сутки.
  Зуан пропустил толстый намек со стороны врача, едва заметно дернув ухом.
  - Благодарю, Коркс. Оставь нас на время.
  Врач кивнул и ушел, а Аинин, занятый борьбой со взбесившимся желудком, не обращал внимания на окружающий мир. Зуан налил воды в стакан и, силой впихнув ему в руки посудину, сказал:
  - Выпей, тебе поможет.
  Аинин поднял голову, моргнул, неверяще глядя в лицо сидящему рядом россу.
  - Пей. - в голосе воина ясно прозвучал приказ.
  Аинин выпил, поперхнулся, смахнул невольно проступившие слезы. Зуан отобрал стакан из ослабевших пальцев брата.
  - Дыши глубже, сейчас тошнота пройдет.
  - Зу?
  - И молчи! - Зуан убрал стакан.
  Аинин открыл было рот, но тут же захлопнул, когда очередная волна тошноты подкатилась к горлу.
  - Откинься на спинку и подними подбородок. Потом поговорим, когда тебе полегчает.
  Аинин едва заметно кивнул, борясь с приступами тошноты. Но вот, наконец, лекарство подействовало, и организм перестал бунтовать. Аинин отдышался, выпил стакан воды, вновь втиснутый в ослабшие руки Зуаном.
  - Легче?
  Аинин кивнул.
  - Вот теперь можешь говорить.
  - Зуан, это ты?
  Воин улыбнулся.
  - Я.
  - Почему ты не связался с нами? Мы думали, ты погиб!
  - Тот Зуанадар, которого ты знал, погиб, когда его корабль был сбит над удаленной планетой после затяжной погони. Я мало напоминаю молодого принца, улетевшего из столицы двенадцать лет назад.
  - И все же, ты выжил.
  - Но чего мне это стоило! - Зуан хмыкнул. - Тяжело, когда твой мир внезапно рушится, когда тебя пытаются убить те, кому ты доверял, а недруг спасает жизнь.
  - Кто тебя хотел убить? - спросил Аинин.
  - Аин, я сам разберусь со своими обидчиками. Я ведь ничего не забыл. - взгляд воина заледенел. - Ты лучше скажи, как так получилось, что я нашел тебя едва живым в камере стазиса на разбитом корабле?
  Аинин посмурнел, нахмурился.
  - Кто на тебя напал? - спокойным, но слегка подрагивающим от эмоций голосом задал вопрос Зуан.
  - В Столице неспокойно. Отцу все сложнее удерживать власть. Да еще Черный Трон ожил, и Темная Знать ждет своего Владыку.
  - Аинин, кто тебя избил? - в голосе Зуана явственно хрустнул лед.
  - Наемники Дома Роххар . - сдавшись, ответил Аинин. - Они давно желают увидеть Золотой Венец на лбу представителя своего клана. После твоего исчезновения я стал наследником престола, да и Золотой Трон ко мне терпимо относится.
  - Значит, решили избавиться от наследника престола. - в голосе Зуана появился злой рокоток.
  - Они ошиблись. - Аинин вздохнул. - Наследник престола ты, а не я.
  - Они не ошиблись. Ты - стаймеда. Я не могу быть правителем Мира.
  - Почему? Потому что ты воин?
  - Не в этом дело, Аин. - Зуан вздохнул.
  - Отец никогда не верил в твою смерть.
  - Он знал, что я жив. - пожал плечами воин.
  - И ничего не сказал?
  - А что бы он сказал? - Зуан устало потер переносицу. - Что за мной следит древний артефакт? Слишком много бы было вопросов, на которые ему отвечать не следует. Зато теперь он знает наверняка, что я скоро вернусь во дворец.
  - Из-за этого артефакта?
  - Да. - Зуан поморщился. - Я слышал, на отца было покушение?
  - Было. Темная Знать перехватила убийцу и преподнесла отцу чуть ли не в подарочной упаковке.
  Зуан кивнул сам себе. Значит, Темные все же воспринимают его пожелания на расстоянии. И хорошо и плохо.
  - Тебя это не удивляет?
  - Нет. Я ожидал подобного.
  - Значит, Темная Знать уже знает, кто их Владыка?
  - Нет, не знают.
  - Откуда такая уверенность.
  - Уж поверь мне на слово. Они просто воспринимают его приказы. На уровне чутья.
  Аинин на мгновение замолчал, наблюдая за братом, ходящим по лазарету кругами, словно запертый в клетку зверь. Да, Зуан изменился. Юноша, живший в воспоминаниях, исчез, уступив место воину. Сильному, быстрому и смертельно опасному. Такой брат не простит нападения на семью. И будет мстить. Аинин, по наитию, спросил:
  - Зу, а ты знаешь, кто стал Владыкой Войны?
  - Знаю. - в голосе Зуана явно послышался смешок.
  - Кто?
  Зуан остановился, одним стремительным движением подсел к брату так, чтобы их глаза были на одном уровне, дождался, когда Аинин заметит Черный Венец и полностью осознает увиденное, и тихим проникновенным голосом сказал:
  - Я.
  Двери в лазарет пришли в движение, пропуская Рин. Девушка вошла, осмотрела композицию: оцепеневший Аинин, замерший с отвисшей челюстью молча, не мигая, таращась на брата, и Зуан, сидящий на корточках у него перед носом с едва заметной ехидной улыбкой на губах. Воин поднял глаза, тепло улыбнулся.
  - Братика травмируешь новостями? - мягко спросила девушка.
  Глаза Аинина округлились еще больше.
  - Он должен знать. - Зуан улыбнулся.
  - Так я и не спорю. - Рин подхватила прядь черных волос, спадающих Зуану на лоб и заправила за ухо.
  - Знакомься. Мой младший брат - Аинин. Аин, знакомься - Рин, наш тактик.
  Аинин моргнул. Рин весело рассмеялась, прекрасно понимая, какое впечатление производит: невысокая, одетая в слишком большие для нее вещи, взятые явно с плеча рослого воина, нагло-рыжие кудрявые волосы стянуты в высокий хвост опять же чужой заколкой и бесценная подвеска с крупным огненно-оранжевым бриллиантом, чей вид прямо кричит о древности и запредельной стоимости. Глаза приняли более осмысленное выражение. Воспитание взяло свое, и принц, склонив голову, учтиво сказал:
  - Кеари, ассури Рин.
  Зуан улыбнулся. Аинин назвал Рин ассури - юная леди благородного происхождения. Не сильно и ошибся, по большому счету.
  - Аин, формальности на кораблях воинов не приняты. - со смешком сказал Зуан. - Особенно, на моем корабле. Тем более, что большая часть моих обормотов имеет двойное имя и приставку "ан".
  - Зу, Хекс закончил возиться на камбузе и довольно настойчиво предлагает вам обоим оказаться в кают-компании. - сказала Рин.
  - Громко ругался? - воин улыбнулся.
  - Да, и одним матом. Ита таки сперла у него шмат мяса.
  - Нечего, как ты говоришь?
  - Клювом щелкать. - Рин улыбнулась. - Аинин, ну что, немного переварил новости?
  - А ты знаешь?.. - Аинин запнулся, неопределенно взмахнув рукой.
  - Знаю, конечно. - девушка улыбнулась. - Зу, ты ему еще не говорил?
  - Пока нет. Пусть сперва эти новости усвоит.
  Аинин настороженно переводил взгляд между братом и улыбающейся милой девушкой.
  - Что еще я не знаю?
  - Аинин, не все сразу. - Зуан протянул руку, помогая брату встать. - Мы еще нескоро попадем домой, и у тебя будет время узнать.
  - Где мы? - Аинин вздохнул, смиряясь с решением брата.
  - В точке покоя, куда затянуло твой корабль.
  - А точнее?
  - В другой галактике. - ответила Рин. - Ты попал в природный портал. А мы - вслед за тобой.
  - Долго выбираться? - Зуан подхватил пошатнувшегося брата и поволок в сторону двери.
  - Долго.
  Рин открыла дверь, выпуская братьев в коридор. Аинин шел не слишком уверенно: истощение организма давало о себе знать дрожью в ногах и неприятной слабостью в теле. Все еще накатывала легкая тошнота, а желудок настойчиво требовал еды, противно подсасывая и бурля. Перед дверями в кают-компанию Аинин остановился. Зуан вопросительно взглянул в обеспокоенное лицо брата:
  - Что?
  - Как мне себя с ними вести?
  - Как и со мной. Будь проще.
  - А...
  - Чего тебе переживать? Воины - не солдаты, они не соблюдают формальности.
  Зуан тронул тумблер, и двери открылись, пропуская братьев и улыбающуюся девушку в кают-компанию.
  
  
  * * * * *
  
  Та же галактика
  Система Пиона
  
  Из гиперпространства пиратский корабль вышел далеко за границами системы. Голубая воронка перехода схлопнулась, оставив после себя быстро утихающую рябь пространственных волн. Кивран немного подождал, но, не заметив никаких следов патрульных кораблей, неспешно набрал скорость и помчался к своей цели - небольшой фермерской планетке Пиффири, вращающейся на четвертой орбите местного солнышка.
  Капитан корабля жестом приказал пилотам двигаться по ранее намеченному маршруту, сам же предаваясь невеселым мыслям. Рейдовый сезон подходил к концу, а добыча оказалась смехотворной. Скоро начнется Тихий Сезон, во время которого проводить рейды запрещено. А корабли надо и ремонтировать, и на какие-то деньги закупить оборудование, припасы и вооружение. Рейд на Пиффири много не даст, но хоть какие-то деньги выручить удастся. Основная пиратская стая ожидала сигнала от разведчика, укрывшись на расстоянии одного прыжка в роскошном астероидном поле, недосягаемая для глазастых сканеров Патруля. Возвращаться на Джасунг с пустыми трюмами не хотелось.
  Первый пилот нахмурился, принимая странные сигналы, жестом привлекая внимание капитана.
  - Что там?
  - В системе идет бой. Они задействовали оборону планеты на всю силу!
  - С кем сражаются?
  - Сейчас узнаем.
  Пилот вывел поток данных с радара на основной экран, дав команду компьютеру фильтровать отметки опознанных кораблей. Медленно текло время, а на радаре рой точек постепенно тускнел, пока, наконец, не осталась лишь одна. Но какая! Жирная клякса огромного корабля, отчаянно атакуемая всеми кораблями в системе. Всеми, до единого. Вот радар услужливо показал, как вытянутая точка грузовоза набрала скорость и пошла на таран. Мгновение, и корабль-самоубийца исчез. Спасательных капсул не было. Защитники гибли один за другим, а огромный корабль медленно приближался к планете.
  - Да что это за... - капитан запнулся: компьютер смог, наконец-то опознать врага и вывел на экран данные по колоссальному противнику. - Это мех! Тревогу в стаю!
  Пиратский корабль сбросил скрытие и послал стае четкий широкий, легко отслеживаемый сигнал на пределе мощности оборудования: "Мех напал на Пиффири!", а сам кивран полетел на помощь защитникам планеты, которую совсем недавно планировал ограбить. Пятью минутами позже из гиперпространства появилась пиратская стая и без промедления вступила в бой, победить в котором она не надеялась.
  А сигнал тревоги, дублируясь на ретрансляторах, ушел ко всем ближайшим кораблям, несущим на борту эмблему Джасунга.
  
  * * * * *
  
  Кают-компания, как и всегда, встретила приглушенным светом ламп, тихой мурлыкающей музыкой, лишенной слов и раскатистым храпом Вихря. Зуан поморщился, недовольно глядя на могучую фигуру, как обычно спящую под пальмой.
  - И ведь стоит ему сойти с корабля, как храпеть перестает. - хмуро сказал Зуан.
  - Он здесь в безопасности. - ответил из-за стойки Танцор, выставляя два высоких бокала. - Как и просил: "Лэнья" и "Девять планет".
  - Отлично. Аин, это тебе.
  Аинин удивленно глянул на брата, но ничего не сказал. Танцор протянул ему запотевший бокал с насыщенно-синим напитком.
  - Сперва "Лэнья".
  Принц вопросительно глянул на брата, получил от него кивок и отхлебнул холодную мятную жидкость. Коварный напиток легко пился, но быстро и незаметно отдаваясь в голове. К концу бокала Аинин, сохраняя трезвость рассудка, полностью утратил контроль над телом. Зуан усадил захмелевшего брата на диван и вручил ему слоистый разноцветный коктейль. "Девять планет" состоял из девяти слоев, каждый действовал по-своему, все жидкости отличались по вкусу, консистенции и температуре, и когда ничего не подозревающий Аинин допил его, результат проявился почти мгновенно: его пробил жутчайший озноб, глаза заволокло туманом, тело слушаться отказалось окончательно, а разум ускакал давить пузыри в покрытом корочкой льда океане алкоголя. Танцор забрал бокал, выпавший из разжавшихся пальцев принца, и покачал головой:
  - Навь, тебе не кажется, что это было жестоко?
  - Ничего, эффект скоро пройдет, зато голова избавится от лишнего груза эмоций.
  Танцор достал три бутылки, быстро смешал светло-салатовую жидкость и разлил по бокалам.
  - Будешь?
  - Давай. "Эслер"?
  - Он самый, но без сока ливы. Не люблю я его, скисляет сильно.
  В кают-компанию вполз сонный Ринор. Его вахта закончилась, и воин собирался перехватить что-то вкусное на камбузе, хотя выклянчить что-то у Хекса до обеда было почти нереально. Ринор дополз до бара, снял с подвеса бокал и протянул Танцору. Тот молча налил, подождал, пока Ринор залпом осушит, и налил вторую порцию. Как и всегда.
  - Что нового? - Зуан отхлебнул слегка охлажденный напиток.
  - Да ничего. Атанар совершенно пуст. Так, пара изири крутится у кормы и все. Голодные они и какие-то тощие. Наши-то раза в три больше.
  - Значит, по Атанару никто не передвигается.
  - Да эти тощие засранцы присосались прямо к дюзам! Корабль на холостом ходу, наши бы даже не приблизились на столь скудную пищу. - Ринор с удовольствием отхлебнул слегка кисловатый пряный напиток. - Танцор, тебе бы в ресторане работать, отбоя бы не было!
  - У меня и так отбоя нет. - довольный похвалой ответил воин, смешивая новую порцию "Эслера". - Алкоголики.
  - Это не алкоголизм. Это - дегустация! - отсалютовав бокалом ответил Ринор и развернулся с явным намерением увалиться на диване. - Это кто?
  - Мой брат. - ответил Зуан, улыбаясь.
  - Твой... - мозги, отягченные усталостью и алкоголем, наконец-то, соизволили включиться. - Откуда?
  - Ринор, не тупи. - Танцор заржал. - Ну, сам подумай, откуда еще на "Всаднике" мог взяться посторонний.
  Ринор отхлебнул напиток и задумался, быстро припоминая маршрут корабля. Выразительная физиономия вытянулась, воин подошел, внимательно осмотрел пьяно посапывающего Аинина, перевел взгляд на командира. Сравнил. Танцор тихо ржал.
  - Похож, не спорю. Брат?
  - Младший. - улыбаясь, подсказал Зуан.
  - Принц?
  Танцор откровенно заржал:
  - Ринор, жужеру тебе на задницу, ну а кто же еще?
  - Значит, Навь... - мятая физиономия Ринора вытянулась еще сильнее. - Стаймеда?
  - Уже нет. - Зуан, посмеиваясь, допил коктейль и отдал Танцору бокал. - Стаймедой теперь стал Аин.
  - А ты? - тем же отупевшим голосом спросил Ринор.
  - А ты напряги наблюдалку и память. - сказал Зуан, весело улыбаясь и беря для сидящей в кресле девушки напиток.
  Рин благодарно улыбнулась, беря из рук аззара запотевший стакан. Ринор тряхнул тяжелой головой, которая наотрез отказывалась работать.
  - Навь, не мучай мои больные мозги. Можешь говорить прямо?
  - Могу.
  - Ну так не юли, как сиш на гнезде!
  - Ринор, я не могу быть стаймедой, потому что уже ношу корону! - и Зуан убрал волосы со лба, показывая черный венец.
  Корону он узнал. Легкое опьянение исчезло, словно снег в огне, и гордый, никогда и ни перед кем не склонявший голову Ринор встал на колено в древнем жесте покорности и с глубочайшим почтением в голосе сказал:
  - Владыка!
  - Встань. Я рад, что Темная Знать помнит древние обычаи, но сейчас, на этом корабле, действуют мои правила. Помнишь?
  Ринор встал, кивнул, с легким потрясением во взгляде глядя на командира, отныне являющегося его повелителем. Слегка охрипшим голосом он спросил:
  - И давно?
  - С тех пор, как в десять лет смог взять с Черного Трона парные мечи.
  - А Венец?
  - Появился сам на Корромине. Зимой. Незадолго до вашего прилета.
  - Тогда же очнутся ото сна и Черный Трон. - Ринор дернул ушами. - А я уже переживал, что придется бросить отряд, когда Владыка позовет.
  - А почему сразу корону не увидел?
  - Увидел. Но Венец выглядел как черная лента.
  - Вот зараза, а мне он всегда показывал себя в истинном виде.
  - Венец слушается твоих приказов, хотя для тебя он всегда в истинном облике. - Ринор повернулся к Танцору. - Сделай что-нибудь посерьезнее.
  - Такую новость надо запить? - ехидно спросил Танцор, но за бутылками полез.
  - Одно дело узнать, что твой командир - давно пропавший стаймеда, а совсем другое, что он - Владыка Войны, первый за три тысячелетия!
  - Считай, ты первый из Темной Знати, кто точно знает личность нового Владыки. - Танцор усмехнулся.
  - Для меня это честь. - Ринор залпом выпил весь напиток, крякнул, вытер непрошенную слезу. - И нечего ржать. Для меня это - не повод для смеха.
  На этой веселой ноте двери кают-компании открылись, пропуская внутрь Андари и Шаррима. Из кухни выскочил инт, выпертый щедрым пинком подкованного металлом ботинка Хекса. Спустя мгновение выглянул и сам Хекс. Обежав взглядом присутствующих, он поманил пальцем Ринора.
  - Поди сюда, пора бы тебе и поработать.
  - Что, готово? - оживился Танцор.
  - Готово. А ты давай, мешай свою слоистую пакость. - синие глаза Хекса остановились на посапывающем принце. - Уже успели напоить, да?
  - Успели. - покаялся Зуан.
  - Засранцы. Слышь, Навь, разбуди-ка остальных. Хватит им дрыхнуть. - Хекс прижал ногой инту, почти успевшую прошмыгнуть на камбуз. - Я чувствую, что кто-то мохнатый таки сожрет наш завтрак. Ита, брысь, зараза! Вконец обнаглела!
  Ита, оскалившись, зашипела на рослого воина, но, увидев здоровенный кулак под носом, ускакала в коридор. Зуан пнул храпящего Вихря. Храп оборвался.
  - Подъем!
  Вихрь с трудом разлепил один глаз, мутно глядя на командира.
  - Чего?
  - Да тебя в шер!
  - Ладно, Навь, не кипятись.
  Вихрь со сдавленным воплем скатился с кресла под щедрый пинок командира. Зуан, довольный моральным состоянием подопечного, ушел. Вихрь, потирая бедро, проворчал:
  - Вот так всегда.
  Рев сирены пронзил корабль от носа до кормы. Воины на мгновение замерли. В кресле зашевелился Аинин, со стоном открыв глаза. Вихрь, потирая наливающийся синяк, проворчал:
  - Да, Навь сегодня явно в ударе.
  Танцор подсел к медленно и мучительно приходящему в себя принцу с очередным бокалом в руках. Парень затравленно вздрогнул.
  - Это всего лишь легкий тоник. Он снимет похмелье.
  - А я-то уже думал, что опять....
  - Это было жестко с его стороны. - Танцор покачал головой.
  - Он всегда был такой. - пробурчал Аинин, осторожно отхлебывая прохладную жидкость.
  - Да? - Ринор улыбнулся.
  - У него был кошмарный характер.
  - Ну, он сейчас тоже не подарок. - Танцор улыбнулся
  - Насколько я его помню, у него был вспыльчивый нрав, хорошая реакция и очень тяжелые кулаки. И он очень... быстрый. Отвратительное сочетание для старшего брата. Заводился как хорошая машина, с пол оборота. А влетало от него так, что мало не было никому.
  - Крепко огребал? - с легким сочувствием спросил Танцор, видя улыбки на лицах воинов.
  - Ну, что-то мне кажется, что вы от него огребаете не меньше. - кисло проворчал парень. - Иногда так... давал по шее, то долго потом прятаться приходилось, пока с физиономии не сойдут украшения. А если еще в свет выходить, так это вообще ужас.
  - А отец? - спросил Танцор.
  - А что отец? Я был практически полностью на попечении Зу. Тогда были тяжелые времена, а Зуан был, как бы так сказать, ответственным, что ли. Вот и занимался мной и сестренками. Потом его начали учить владеть оружием, когда он в шесть лет забил укхерона.
  - Что? - Танцор удивленно хлопнул глазами.
  - Было и такое. - Аинин вздохнул.
  Зуан, пребывая в приподнятом настроении, вошел в кают-компанию вместе с весьма мрачно настроенным Лезо. Постепенно воины сползлись. Ксаран переключил оборудование рубки на огромный экран в кают-компании. Грифту и Заину, все еще занятым картографией, отнесли еду и накормили в принудительном порядке. Те лишь вяло сопротивлялись, полностью поглощенные сборкой многомерных карт. Воины расселись за большим столом, Хекс запряг Ринора, Вихря и Зана таскать тарелки, Танцор живо разливал напитки по бокалам, зорко следя за сохранением их количества на стойке в неприкосновенности. Фиан получил по рукам от Рин за попытку стащить стакан. Ита укусила за ногу наступившего ей на хвост Зана, получила пинок от Андари и спряталась под столом, недовольно скаля внушительные клыки. В конце концов, обласканная еще не до конца протрезвевшим Аинином, кошка блаженно задремала на диване, свернувшись калачиком возле принца, до которого начало постепенно доходить, какую зверюгу, пусть и еще мелкую, он чешет за ухом. В конце концов, брожения в народе закончились, воины принялись поглощать пищу, бросая любопытные взгляды на принца, существенно портя тому аппетит. Аинин чувствовал, что попал в загон хищников в момент кормления: взгляды у воинов даже при их дружелюбном настрое, были тяжелыми и пробирающими до нутра.
  Зуан вздохнул, глядя, как Аинин в очередной раз чуть не подавился под тяжелым взглядом Хшара, щелкнул пальцами, привлекая внимание.
  - Дайте Аинину спокойно поесть, хватить его проверять на прочность.
  - Навь, да мы... - Лиинвар подавился воздухом, встретив тяжелый взгляд командира.
  - Вот и он так же от ваших взглядов. Вы себя со стороны видели? - спросила Рин, отложив вилку. - Та еще банда головорезов.
  Раздались смешки.
  - Зря смеетесь. - сухо сказал Зуан. - Дайте моему брату спокойно поесть.
  За столом воцарилась тишина. Воины как по команде уставились на Аинина, потом на командира, опять на Аинина, потом опять на командира. Хшар, проглотив вставший поперек горла кусок, спросил:
  - Брат?
  - Младший. - Зуан зубасто улыбнулся. - А теперь - жуйте. Не оскорбляйте Хекса таким пренебрежением, а то готовить вам больше не будет.
  Угроза была вполне реальная: Хекс не любил, когда его стряпне не уделяют должного внимания, а поскольку он был единственным и бессменным поваром в отряде, да еще и высочайшего класса, воины тут же заткнулись и занялись едой: в отличие от остальных, Хекс готовил бесподобно.
  Молчание продолжалось недолго: здоровые голодные мужики слопали вкуснейшую еду очень быстро, очистили стол от тарелок, сгрузив их в посудомойку, Танцор раздал заготовленные стаканы, выставил графины с тонизирующим напитком и, вместе с Хексом, вытащил из камбуза одуряющее вкусно пахнущую выпечку.
  Проглотив пирожок почти не жуя, Вихрь задал вопрос, ясно читающийся в глазах все еще пребывающих в блаженном неведении членов отряда:
  - Навь, если чьюмеда Аинин твой младший брат, значит ты - стаймеда?
  - Нет. Стаймеда - Аинин.
  - А ты? - с искренним удивлением в голосе спросил Вихрь.
  - А что я? А у меня другой титул. - с усмешкой ответил Зуан.
  Ринор улыбнулся набитым ртом и отсалютовал командиру надкушенным пирожком, из которого вывалилась ягода и шлепнулась на стол перед тарелкой Дрии.
  - Засранец! - Дрии взял салфетку и подобрал ягоду.
  Ринор оскалился, но, натолкнувшись на внимательный взгляд командира, утих. Лезо со вздохом отложил пирожок, понимая, что больше в себя не впихнуть, и осипшим от переедания голосом спросил:
  - Навь, а все же, кто ты?
  - Лезо, не порти себе и остальным аппетит. Ешь.
  - Я больше не могу. - жалобный осипший голос второго офицера вызвал бурю смешков.
  - Ты кушай, а не задавай вопросы. - Зуан усмехнулся.
  - Не выкручивайся. - Лезо сыто икнул.
  - Вы меня уже достали с этим вопросом! - зеленые глаза потемнели от гнева. - Каждый по очереди спрашивает, и каждому отвечай! Я же не спрашиваю, кто вы на самом деле!
  - Да ты и так знаешь. - лениво ответил Фиан. - Поименно, со всеми титулами и полной биографией. Я прав?
  - Прав. - ответил Зуан со вздохом: ложь внутри отряда была величайшим оскорблением.
  - А вот о тебе никто из нас не знает. - продолжил Фиан, но, перехватив самодовольный взгляд Ринора, поправился: - Ну, большинство не знает. А в свете последних событий, - Фиан указал румяным пирожком на Аинина, - мне кажется, эта информация прямо-таки государственной важности.
  - Ринор, как думаешь, им стоит это знать? - со вздохом спросил Зуан.
  - Все равно узнают. - флегматично пожал плечами воин, поедая глазами полупустую тарелку с пирожками, реально понимая, что еще один он не съест. - Пусть лучше узнают сейчас от тебя, чем потом незнамо от кого.
  Зуан вздохнул. Логика в словах Ринора была. Вихрь, видя колебания командира, спросил со свойственной ему прямотой:
  - Навь, ну чего ты мнешься? Мы тебя уже шесть лет знаем, а кто-то и дольше. Ну подумаешь, окажется, что ты там какой-то свиша с высоким званием и родословной, уходящей в века.
  Ринор поперхнулся таким сравнением и с немой укоризной посмотрел на прямолинейного друга.
  - В тысячелетия, если уж точно. - вяло сказал Аинин.
  - Да хоть к сотворению мира. - отмахнулся здоровяк.
  Зуан улыбнулся. Умеет же Вихрь слова подбирать.
  - Ну, так что, командир, рассказывай. На каком троне ты сидишь.
  - На Черном. - с улыбкой ответил Зуан, наблюдая, как вытягиваются физиономии. - Хотя нет, я еще не успел на нем посидеть.
  - А придется. - лениво добавила Рин.
  - Придется. Как только вернусь в Столицу. Одно счастье - недолго.
  - Почему? - тупо спросил Ринор.
  - Потому что я буду паршивым Владыкой Войны, если буду просиживать зад на Троне.
  Воины заржали. Напряжение, вызванное новостью, истаяло. Пока Лезо не задал другой, не менее щекотливый вопрос:
  - Рин, вы узнали, где мы находимся?
  - Узнали. - девушка отхлебнула тоника, с удовольствием прищурившись.
  - И?
  - Далеко.
  - А точнее?
  - Галактика Кальдео, соседняя ветвь. До Берриса своим ходом лет пять полета на форсаже.
  Лицо Аинина вытянулось. Воины зашушукались. Танцор спросил:
  - А на магистралях?
  - Сложно сказать. Если они не ослабеют, то где-то пол года. Но я бы подождала, пока аномалия вновь сменит фазу на нужную нам.
  - И долго ждать?
  - Не думаю. Аномалия довольно активная. Я замерила количество энергии в ней на момент смены фазы. Сейчас уровень нулевой, и она опять начала забор из окружающих структур. Такими темпами ждать смены фазы около двух декад.
  - И сколько у нее фаз?
  - Я считаю - три. Эта - точно не наша. Ботик унесло куда-то вообще в необозримую даль, хотя сигнал он передает.
  - Аномалия природная?
  - Сомневаюсь. - Рин откинулась на кресле. - Слишком четкая и упорядоченная структура. Очень аккуратно проработаны блоки пространственного пробоя, координаты прокола наглухо вшиты в сам контур. Я еще не уверена точно, но похоже больше на искусственное построение. Скоро закончим глубокое сканирование, и тогда скажу точно. Контуров всего три, так что я думаю, аномалия соединяет три точки пространства. Советую подождать и узнать точно. Четыре декады нам роли не сыграют при дальнем перелете, а если я права, то ожидание стоит того.
  - Согласен. - Зуан дернул ухом. - При таких расстояниях дергаться смысла нет. За это время стоит узнать, куда нас занесло, и какие расы тут обитают. Мало ли, может, не только мы найдем эту аномалию. Я не хочу получить неизвестного противника посреди территории Империи. Сейчас отдыхайте, пока Грифт и Заин не закончат сборки карт, а потом выйдем в реальный косм и посмотрим, куда нас занесло.
  - Что делать с кораблем принца? - спросил Дрии.
  - Его реально восстановить?
  - Здесь - нет, но до аномалии отбуксировать можно. Маневровые и малые ходовые двигатели работают, но из Атанара самостоятельно корабль не выйдет.
  - Взрывать бы не хотелось, слишком хорош. - Зуан на мгновение задумался. - Оставьте его в точке покоя, но включите защитный протокол. Если он дождется нашего возвращения, значит - заберем. Когда вернемся на территорию Империи, найдем тягач и отбуксируем на верфь. Пока есть время - подготовьте корабль к ожиданию.
  
  
  * * * * *
  
  
  Та же галактика
  Астероидное поле "Каменный Край"
  
  
  Утомительная погоня закончилась вполне ожидаемым результатом: три киврана патруля загнали легкий пиратский краффар, прижав шустрый кораблик к границам густого и практически непроходимого для корабля его размера астероидного поля. Дальше бежать некуда, но и сдаваться без боя краффар не собирался. Милосердия от патрульных ждать бессмысленно, бежать некуда, помощи ждать... успеет ли она прийти, хотя какой-то корабль Сети на зов отозвался, но какой? Шальной выстрел срезал блок связи, оставив корабль глухим и немым на дальних расстояниях.
  Патрульные корабли вышли на дистанцию атаки, но нападать не спешили: загнанный в угол крейсер вполне мог сбить один или даже два киврана. Патрульные кружили вокруг жертвы, стараясь отстрелить юркому краффару тяжелые и самые опасные для них орудия. Вот одна огневая точка вспухла взрывом, выстрел исковеркал блестящий борт пирата, но краффар тут же увернулся, подставляя неповрежденный бок, где еще не успели наделать дыр в броне.
  Пространство в ста тысячах километрах от места боя вспучилось, лопнув яркой воронкой гиперперехода. Патрульные тут же отпрянули от жертвы: размеры воронки ужасали, намекая на габариты судна, проламывающегося сквозь границу реальности. Пиратский краффар отошел в тень крупного астероида, его экипаж спешно латал дыры. Мгновения ожидания, и вот колоссальный корабль неспешно вышел из гиперпространства, выруливая к месту боя. Патрульные кивраны перестроились и пошли на разгон: к пирату пришло подкрепление, и какое! Райдер, один из крупнейших кораблей в пиратском флоте. Что этому монстру их укусы? Даже не заметит.
  Колоссальный корабль демонстративно не обращал внимания на притихших патрульных, открыл шлюз, приглашая поврежденный в бою краффар нырнуть в безопасность, и тот не заставил себя долго ждать, быстро проскочив в гостеприимно открытый док.
  Забрав потрепанного коллегу, райдер, плюнув для острастки в сторону патрульного звена, вновь скрылся в гиперпространстве, оставив кивраны спешно заделывать дыры от близкого разрыва. Попади райдер в строй, и от звена патрульных остались бы лишь обломки, быстро поглощенные Каменным Краем.
  
  На мостике райдера царила обычная для гиперперехода суета. Экипаж занимался делом, а лидер общался с капитаном поврежденного краффара:
  - Тебя опять поймали. - в голосе черноволосого лидера звучал упрек.
  - В регионе усилили патрулирование.
  - Смотри, в следующий раз я могу и не успеть. - лидер улыбнулся, услышав недовольное сопение собеседника. - Где высадить?
  - На А-станции у границ туманности.
  - Эта троица тоже может прийти на ремонт к А-станции. Она единственная в регионе.
  - Напасть не посмеют. Мы соблюдаем перемирие на аварийных станциях. И они тоже.
  - Твое дело.
  Связь отключилась. Молодой лидер откинулся в кресле, молча глядя в мутную серую пелену гиперпространства, маячащую в обзорном иллюминаторе. Колоссальный корабль шел к туманности Альвелла, патрулируя границы территории, как хищник, защищая охотничьи угодья от внешних врагов.
  
  
  
  
  Глава 5: Враг моего врага
  Интуиция - это способность головы чуять жопой.
  
  
  Мягкая переливчатая трель сигнала общего сбора пронзила тишину корабля, призывая его обитателей в кают-компанию. Трель не несла тревоги, как боевые сигналы, но ее ждали с не меньшим нетерпением. Закончилось ожидание. Наконец-то начнется работа, активная разведка, и надоевшее ничегонеделание останется в прошлом. Воины любили спокойные моменты в жизни, но они быстро приедались, и деятельная натура россов начинала искать себе занятие. И благо, если мирное и не ведущее к травмам у окружающих.
  В кают-компании все так же мурлыкала мягкая ненавязчивая музыка, приглушенный свет давал густые живые тени, лишь яркая лампа над раскидистой пальмой освещала утопающий в зелени угол с широким мягким креслом, на этот раз свободным. Полосатая кошка спала в тени пальмы под широким перистым листом. Воины подтягивались по одному, неспешно завершая дела и собираясь на обед. С кухни тянуло умопомрачительными запахами, пришедшие первыми Нард и Санелан вытирали стол и помогали носить тарелки с кухни под ворчливые указания Хекса. Танцор готовил выпивку для всего отряда, но на этот раз безалкогольную: ожидание окончено и перед работой голова должна быть ясная, а движения точные. Рин и Грифт за терминалом тактика готовили материалы для брифинга, Заин спал в кресле у тактического комплекса, уставший после проверки карт на точность сбора и нанесения координатных привязок. Последними в кают-компанию вошли Аинин и Зуан, да и в рубке на дежурстве остался Андари.
  Обед прошел в молчании, воины не растягивали удовольствие. Первым поел Ксаран и убежал в рубку, сменить Андари. Наконец все тарелки убрали, стол вымыли и отряд, с удобством расположившись в мягких трофейных креслах, приготовился слушать тактика и командира. Рин, убедившись, что все готовы слышать и воспринимать информацию, шлепнула на стол проектор и включила, выводя на обозрение новые карты.
  - Итак. Мы находимся здесь. - световая указка ткнула на крупную спиральную галактику на карте скопления. - А это - наш Беррис. По прямой своим ходом пять лет и три миинара. Это слишком долго. На магистралях не добраться. Они есть в межгалактическом пространстве, но следуют по структуре скопления. Как ветки на дереве. Мы же находимся в другой ветви и совершенно другого скопления, благо хоть не далеко эта ветвь от нашей оказалась. После долгих размышлений мы решили ждать смены фазы у портальной точки.
  - Значит, все же не аномалия? - спросил Хекс.
  - Нет, она не природная. Мы долго думали и сканировали эту желтую тучу, но все результаты выдавали слишком четкие и лаконичные структуры, ни единой ошибки или погрешности в построении структуры портала. Ну не может она быть естественной! Или это часть старой сети, или просто удаленная точка пути, не знаю. Фазы меняются через фиксированный интервал, забор энергии идет равномерно. Природа такое не делает.
  Рин переключила проектор и вывела изображение галактики.
  - Дальше. Точка пути расположена здесь. - световая указка ткнула в крупную туманность. - Я и Грифт вывели зонд из Атанара и обследовали территорию выхода. Не хотелось бы погибнуть, выйдя в нормальный косм в каком-то солнышке или в мантии планеты. Туманность плотная, но для навигации не опасная. Мы оставили микробакен в обычном пространстве, связанный с маяком в Атанаре. Маяк установили здесь. - Рин указала на удаленную точку покоя. - На случай, если кто-то проследит сигнал и выйдет в Атанар.
  - Если знать что искать - не потеряем. - согласно кивнул Андари.
  - Так, теперь по тому, что удалось узнать об окружающем космосе. Население здесь есть и оно активно, но передвигается по нижнему пласту гиперпространства, как и тигрисские робы. Практически идентичная плоскость полета. Летают они медленнее, их корабли жрут больше энергии, но они крупнее.
  - Насколько? - спросил Ринор.
  - Диаметр некоторых пробоев превышает десять альдер.
  Россы потрясенно молчали, переваривая масштабы корабля. Самым крупным кораблем в росском флоте была воинская база, достигавшая в поперечнике диска едва ли альдер. Но это база! Корабли были еще мельче и компактнее, расплачиваясь размерами за возможность перелетов по Атанару.
  Рин потерла переносицу, сменила на проекторе изображение.
  - Перед началом брифинга мы перехватили сигнал из системы желтой звезды, расположенной в двух тарах отсюда. Какой-то корабль пустил широкой полосой чистый мощный сигнал, он явно хотел, чтобы его заметили. Декодирование еще идет. - Рин махнула в сторону терминала, перебирающего кодировку чужого сигнала. - Сообщение очень короткое, буквально три-четыре слова, не больше.
  - Сигнал бедствия? - спросил Лезо.
  - Не знаю, похож, но можно проверить. Нам в любом случае нужен источник информации о местном регионе: узнать язык, политическую ситуацию и расстановку сил. Лететь до источника сигнала не далеко, так что можно смотаться. Магистраль проходит прямо над системой, и полет займет едва ли миат пятнадцать.
  - Скидывай курс Ксарану и полетели. - сказал Зуан.
  - Сейчас.
  Рин подбежала к терминалу и подгрузила заранее рассчитанный курс на бортовой компьютер.
  - Ксаран, видишь?
  - Да. - ответили динамики. - Входить в магистраль или своим ходом?
  - Можно на ней, но учти, что она сильнее, чем те, что ты видел.
  - Понял.
  Корабль пронзила дрожь от работы двигателей. Охотник медленно набрал скорость и пристроился к могучей клокочущей магистрали, дождался окна и проскочил с плотный силовой поток.
  - Следи за маршрутом, трасса быстрая, можно проскочить.
  Ксаран не ответил, полностью поглощенный маневрами в недрах магистрали, не давая утянуть корабль к сердцевине, в которой скорость возрастала на порядок.
  Рин убрала проектор и развернула шире экран с декодированием чужого сигнала.
  - У нас есть две декады покататься по окрестностям и разведать территорию. Потом надо будет вернуться к точке пути, проверить фазировку портальной точки и состояние корабля Аинина. Если фаза совпадет с нашей, то придется возвращаться. Если нет - отправимся обратно в поле. Пока ничего интересного больше нет.
  Рин откинулась на спинку дивана, примостившись под бок Зуана.
  - Что могла, я сделала. Пока не долетим до системы, новых данных не появится.
  Зуан повернулся, глянул на расслабленно сидящих воинов, нахмурился, и холодным голосом поинтересовался:
  - А вы почему еще тут? Готовьте корабль.
  - К бою. - добавила Рин, задумчиво глядя в стену. - Что-то мне не спокойно. Распакуйте одну сейсмическую торпеду. И гравитационный класт.
  Ринор, услышав слова тактика, замер, с удивлением переводя вопросительный взгляд от девушки к командиру. Гравитационная торпеда - опаснейшее оружие, даже для корабля-носителя. Сейсмические торпеды вообще использовались в исключительных случаях, когда противник многократно превосходил по мощи.
  - Рин? - Зуан повернулся к девушке, приподнял ее голову за подбородок, внимательно всматриваясь в полные тревоги золотисто-зеленые глаза. - Что-то не так?
  - Я не знаю, Зу. Но всем сердцем чую - нас там что-то ждет. Какой-то очень, очень опасный враг. Я не знаю, что это такое, но это что-то холодное и бездушное. Давно у меня такого не было. Как только ты отдал приказ готовить корабль, так и нахлынуло, аж в озноб бросило.
  - Ринор, Зан, Лиинвар, подготовьте торпеды и переведите оружейные системы в полную готовность.
  - Командир, сейсмическую торпеду обратно в стазис потом не упакуешь. - едва слышно сказал Ринор.
  - Нам будет, куда ее отстрелять. - так же тихо ответила Рин.
  - Как скажешь. - Ринор спорить не стал.
  Воины покинули кают-компанию, разбежавшись по своим постам. Спокойный голос Ксарана отсчитывал по общей связи время до выхода в обычный космос. Оставалось меньше семи миат.
  Освещение на мгновение мигнуло, когда запустили вторую энергоцентраль. Шум двигателя изменился, став мягче, вкрадчивее, на оборудовании зажглись дополнительные индикаторы, активировались новые настройки и панели. Корабль укутался третьим щитом, куда мощнее первых двух. Корма немного раздалась, когда вышли из отсеков дополнительные двигатели и орудийные расчеты. "Всадник Ночи" готовился к бою. Спокойный голос Ксарана отсчитывал последние миаты перелета в Атанаре. Почти добрались. Мгновения тишины, и мощный боевой ревун пронзил коридоры: охотник выходил в неизвестном регионе обычного космоса.
  Подобный выход "вслепую" убил больше кораблей, чем все остальные катастрофы вместе взятые, ведь структуры Атанара практически не привязаны к обычному космосу, лишь позволяют понять, что корабль пересек границу системы или приблизился к звезде. Охотник выскочил между орбитами четвертой и пятой планет в системе желтой звезды, высоко над плоскостью эклиптики. Развернулись маскировочные щиты, смазывая сигнал корабля и искривляя потоки света, превращая четкий темный силуэт в едва различимое дрожащее марево. По кораблю проревела тройная сирена боевой тревоги: в системе шел бой.
  Ксаран набрал скорость и двинулся к орбите четвертой планеты. Бой приближался к концу: огромный корабль, ясно видимый на экранах, без всякой жалости добивал более мелких и слабых защитников планеты. Несложно догадаться, кто агрессор: все силы обороны, все удары шли в направлении вытянутой серой туши.
  - Ринор, увеличь-ка его. - Зуан с напряжением всматривался в знакомые очертания громадного судна. - Тебе он никого не напоминает?
  - Тигрисский роб, линейный корабль, класс "Возмездие". Только немного конструкция двигательного блока странноватая, но так - практически точная копия. А да, нет блоков с атанарскими торпедами. Не знал, что эти твари и тут есть. - Ринор вывел данные по противнику в угол основного экрана. - Нападем?
  Зуан оторвался от экрана и с искренним недоумением уставился на своего подчиненного. Ринор вздохнул.
  - Понял, глупый вопрос. - переключил канал, связавшись с оружейной палубой. - Санелан, Дрии, готовьте торпеды. Тут роб приблудный на планету напал.
  - Какой? - спросил Санелан, бережно снимая предохранители с острого носа длинной многоступенчатой ракеты, стараясь унять противную дрожь в руках.
  - "Возмездие" местной модификации.
  - Бить как обычно в подбрюшье? - предохранители со щелчком опали на пол, открывая хрупкую оболочку боеголовки. Мгновение, и искристый изумрудный щит развернулся, предохраняя чуткую боеголовку. Санелан облегченно вздохнул и закрыл пусковую установку: сейсмическая торпеда активирована и готова к запуску.
  - Первой пойдет обычная кассетная ракета, потом - гравитационный класт и сейсмическая торпеда с интервалом в три хтар. - сказал севший на канал Зуан. - У вас один выстрел, и мы выпадаем в Атанар.
  Щелчок, голос Рин прозвучал в наушниках:
  - Я нашла потенциальную жертву, но в Атанар придется утаскивать обломок корабля.
  - Покажи. - Зуан убрал с экрана карту.
  На радаре мигнул огонек, в углу обзорного экрана развернулось окошко с данными по выбранному объекту. Зуан увеличил обломок, долго всматривался.
  - Это что, рубка?
  - Да бес ее знает, масса около двухсот двадцати кри, должны утянуть, но надо будет быстро подхватить захватами сразу после отстрела кассетной ракеты. Обломок слишком близко к цели: гравитационная волна накроет и порвет на куски. Сканеры показывают два живых объекта, но один сигнал слабый. Видимо, умирает.
  - Понял. Займись захватами.
  От Рин по зову пришло согласие и легкая нервозность, мгновение колебания, и неуверенная мысль:
  - "Зу, может, пусть лучше Ринор подхватит?"
  - "Ты справишься. А Ринор будет занят."
  Рин смущенно улыбнулась, разрывая контакт. Корабль стремительно приближался к врагу, выходя в коридор атаки. Роб, занятый расстрелом практически беззащитных защитников планеты, не сразу заметил приближение еще одного врага, а когда заметил, не счел мелкое суденышко серьезным противником. Охотник сбросил маскировку, на мгновение приоткрывшись, выплюнул остроносую ракету, бочком смещаясь к облюбованному обломку с двумя едва живыми существами. Ракета, оставляя искристый след, рванула к огромной туше, наводимая на цель Ринором, проскочила заградительный огонь и впилась в стык броневых пластин на гладком брюхе колоссального корабля. Многоступенчатый взрыв кассетной боеголовки пробил брешь в толстенной броне левиафана, открывая доступ для слетевшей с аппарели гравитационной торпеды в уязвимые внутренности. Рин закончила наводить гравитационные захваты, и едва обломок оказался в зоне досягаемости, зацепила оторванную рубку, запуская экстренный протокол подъема добычи на борт.
  - Есть, поймала! - крикнула Рин, когда силовые лучи подтянули обломок под брюхо охотника.
  - Сейсм! - громко и отчетливо сказал Дрии, запуская тонкую черную торпеду.
  Гравитационная торпеда врезалась в пробоину. Кинетический заряд прожег путь боеголовке на два кеда вглубь роба. Мгновение, щит в сердечнике пропал, и гравитационная волна рванула на свободу, вспучивая покрытие, разрывая переборки и выворачивая огромный корабль наизнанку.
  "Всадник Ночи" выпал в Атанар, едва сенсоры подтвердили детонацию гравитационной торпеды. Во что превратил роба взрыв сейсмической торпеды, россы не видели.
  
  
  * * * * *
  
  Граница туманности Альвелла
  
  Небольшая аварийная станция свободно дрейфовала у границы яркой туманности, двигаясь неподалеку от крупного планемо, с которого и добывались ресурсы для ремонта прибывающих кораблей. Когда-то бесхозное, но полное ресурсами планемо вывели на устойчивую орбиту у туманности Альвелла, а некоторое время спустя выстроили небольшую аварийную станцию, которая должна была ремонтировать патрульные корабли и служить перевалочной базой для исследователей. Но империя разрослась совсем в другую сторону, и опасный регион оставили на откуп пиратам, а брошенная аварийная станция перешла под негласное попечительство Сети Джасунг.
  Пространство в ста тысячах километров от планемо пошло волной, словно кинули булыжник в зеркальный пруд: кто-то огромный и уверенный в своей силе и праве пробивал гиперпространственный переход, стараясь не рвать хрупкую ткань реальности слишком резко. Волны стали более видимыми, обрели блеск и насыщенность, медленно сворачиваясь в воронку перехода. Наконец, туннель стабилизировался, выпуская в обычный космос вытянутую тушу огромного корабля. Столь же неспешно как сформировался, туннель распался, пустив по окружающему пространству мелкую рябь: колоссальный корабль не привык портить свою территорию рваными проколами и резкими прыжками. Пиратский корабль запустил маршевые двигатели и, набирая скорость, помчался к аварийной станции.
  На станции прибытие грозного гостя ждали: разворачивалась длинная полоса дока для крупногабаритный кораблей, готовясь принять негласного хозяина. Но райдер не собирался ставать на ремонт или заправку, о чем и сообщил, мигнув красными огнями, выпустил поврежденный краффар и уже начал разворот, собираясь вновь уйти в гиперпространство, как вдруг пришел срочный вызов. Сигнал райдер принял, и на стареньком экране на мостике станции появилось хмурое лицо молодого пирата. Командир станции едва заметно дрогнул под пристальным взглядом темных глаз: это лицо он узнал мгновенно.
  - Лидер, перед вашим прибытием мы приняли сигнал на аварийной частоте Сети Джасунг. На Пиффири напал мех. Мы усилили и перенаправили сигнал вглубь империи и в сторону вашей территории.
  - Сколько времени прошло? - в голосе молодого пирата прозвучала едва скрываемая ярость.
  - Чуть больше базика.
  Связь прервалась. Командир едва слышно вздохнул: все, что он мог сделать для родного мира, он сделал: райдер "Нулутан", гордость и флагман флота Джасунга, развернулся, и, набирая скорость, ушел в гиперпрыжок к обреченной планете.
  
  
  
  * * * * *
  
  Свет Атанара залил рубку, расцвечивая лица россов золотом. Стайка изири, терпеливо ожидавшая возвращения корабля, радостно закрутилась в танце у кормы, поедая столь лакомую для них энергию следа двигателей. Зуан передал управление Ксарану, переключил коммуникатор с общего вещания на связь с терминалом тактика.
  - Рин, тут есть точка покоя?
  - Прямо по курсу, зеленый пузырь.
  - Вижу. Ксаран, ныряй. Пора осмотреть наш улов.
  Охотник обогнул силовой поток, оставляя изири кормиться у особо обильного выхлопа, и погрузился в зеленую дымку точки покоя. Толщина стенки сферы оказалась совсем небольшой, как и сама внутренняя полость, но много ли надо одному кораблю? Ксаран отключил двигатели, позволяя притяжению самостоятельно выставить корабль в центр массы, включил плотный щит и запустил подачу воздуха.
  - А если они дышат другим газом? - спросил Зуан, наблюдая, как заполняется полоса хода работы.
  - У них атмосфера совершенно идентичная нашей. - тут же ответила Рин. - Из обломка постоянно сочится воздух, видимо, не смогли заделать все дыры. Я уже проверила, состав такой же, микроорганизмов допустимый минимум и все они нам не опасны. Вообще идеальный вариант.
  - Что еще интересного?
  - Второй скоро загнется. - девушка зевнула. - Сигнал слабеет все быстрее, так что советую поторопиться.
  - Нам и одного хватит.
  - Хватить-то хватит, но, все же, советую поспешить. А вдруг понадобится? И вообще, я знаю, что у вас словно "жалость" находится где-то за пределами лексикона...
  Ринор и Зуан рассмеялись.
  - Ладно, сейчас закончится подача воздуха, и мы раскупорим этот огрызок.
  Зуан встал, хлопнул Ринора по плечу, взглядом указывая в коридор.
  - Коркс, готовь лазарет, скоро будут два постояльца. Вихрь, встреть у донного шлюза.
  Из наушников раздалось невнятное ворчание Коркса и "угу" Вихря. К шлюзу Зуан и Ринор подошли как раз к моменту окончания программы подачи воздуха, а Вихрь ввалился в разом ставший тесным коридор за мгновение до того, как лепестки шлюза ушли в пазы.
  Обломок чужого корабля неопрятным комом болтался на слабо светящихся силовых лучах захватов как раз под абордажным шлюзом. Безобразные потеки расплавившейся брони, выбоины, плохо заделанные дыры и вывороченные конструкции скрадывали первоначальную внешность, зато показывали, как отчаянно и самоубийственно вел бой погибший корабль.
  Зуан выглянул из шлюза, оценивая расстояние до оплавившейся обшивки.
  - Рин, включи подъемник.
  На потолке шлюзовой камеры мигнула и налилась тусклым свечением линза, устанавливая устойчивый лифт с поверхностью обломка. Зуан и Вихрь не стали дожидаться, пока поле стабилизируется, и подъемник будет готов к работе, просто спрыгнув на иссеченную броню чужого корабля возле обзорного иллюминатора, плотно закрытого заслонками: видимо, во время взрыва спецостекление не выдержало и треснуло.
  - Бой был долгим. - тихо сказал Ринор, присаживаясь у безобразной дыры.
  Зуан кивнул, рассматривая пробоины в местах ремонта.
  - Ремонт шел волнами, видимо, достаточно долго продержались.
  - Где будем резать? - спросил Вихрь.
  - Проще, конечно, прорезать заслонку иллюминатора. - Зуан попрыгал на загудевшей плите. - Она едва держится. Но стоит ли? Я думаю, есть смысл резать по двери.
  Ринор кивнул Вихрю и жестом указал на толстенные бронированные двери. Вихрь удивленно хлопнул глазами: дверь явно толстая, резать будет тяжело. Зуан вздохнул и ответил на невысказанный вопрос:
  - Я не хочу получить выстрел в лоб от спасаемых. Если помнишь, робы любили захватывать пленных.
  Вихрь кивнул, соглашаясь с доводом командира. Действительно, такой риск был: роботизированные древние корабли частенько захватывали пленных для сбора данных о расе противников, и судьба этих несчастных заставляла других бороться до последнего и живыми в плен не попадаться.
  Резак брал металл неохотно, с трудом прорезая на удивление толстую плиту. Зуан выругался, глядя, с какой скоростью продвигается работа:
  - Такими темпами они там оба сдохнут!
  - Пока живы. - ответила Рин. - Один, тот что поцелее, стоит прямо за дверями.
  - Давно?
  - Да как только вы пилить стали.
  - Свалил бы он лучше... - Зуан запнулся.
  Замок у двери мигнул, сменив красный индикатор на зеленый.
  - Вихрь, гаси резак!
  Могучий росс отвел острие инструмента и остановил луч, вопросительно глядя на командира.
  - Нам двери изнутри открывают.
  И правда, створки пришли в движение, со скрипом и лязгом уползая в стену, открывая доступ в темный коридор. Зуан, не дожидаясь вторичного приглашения, тенью скользнул внутрь. Раздался приглушенный удар, вскрик и короткая фраза на чужом языке, а еще через мгновение Зуан вновь появился в дверях, волоча за собой упирающегося человека и непривычной конструкции оружие. Вручив спасаемого Вихрю, Зуан вновь исчез в дверях, буркнув под нос:
  - Еще и брыкается. Нервный он какой-то... Вихрь, тащи его в лазарет.
  Вихрь перекинул слабо сопротивляющегося человека через плечо, вступил в поле подъемника и быстро полетел вверх, в гостеприимно открытый шлюз. Человек, увидав, что падать никто не собирается, немного успокоился и дергаться перестал, а когда увидел Зуана, выносящего на руках раненного товарища, успокоился окончательно, с любопытством рассматривая чужой корабль и нежданных спасателей.
  
  
  * * * * *
  
  Воронка гиперпространственного перехода расколола тьму, заставляя стайку кораблей прыснуть в сторону, освобождая дорогу гиганту, выходящему в обычный космос над планетой. Колосс готовился к бою: с орудий сняты заслонки, накопители полны энергии, тонкие пленки щитов окутывают тушу райдера искристой завесой, открыты аппарели истребителей. Но врага в системе не было, лишь россыпь обломков да искаженное пространство указывало на место гибели.
  К райдеру подлетел некрупный кораблик с эмблемой флота империи и послал запрос на связь. Ответ пришел: экран осветился, показывая хмурое лицо молодого черноволосого мужчины. Капитан правительственного корабля склонил голову в приветствии и начал разговор:
  - Капитан Дирса на связи. Нимарун, благодарим вас за помощь.
  - Я не посылал помощи. Мы прибыли так быстро, как успели.
  - Одна из ваших стай вмешалась в самом начале боя.
  - Скорее всего, они просто хотели вас ограбить. - на лице лидера появилась улыбка.
  - Мы знаем. - патрульный поморщился. - Но они вмешались в бой и послали сигнал тревоги. Корабли по нему до сих пор прибывают.
  - Где мех?
  - Уничтожен. - Дирса, увидев удивление на лице молодого лидера, тут же добавил: - Не нами. Вмешался незнакомый корабль.
  - Есть запись?
  - Есть. - патрульный кивнул куда-то за пределы экрана, и на райдер пришел запрос о передаче файла. - Это не корабль сатай. Возможно, вы знаете, кто это.
  Диспетчер жестом показал лидеру, что закачка файла завершена и задал вопрос о просмотре. Получив кивок, вывел трансляцию видео в угол обзорного экрана. Дирса сказал, комментируя короткую запись:
  - Это видео было снято со спутника незадолго до разрушения меха. - на экране смазанная тень темного, практически теряющегося на фоне космоса корабля, сделала три выстрела, что-то подхватила и исчезла, буквально растворившись в дрожи пространства. - Мы зафиксировали пуск трех торпед. Первая особого вреда не нанесла, скорее всего, она просто вскрыла броню, а вот вторая буквально выпотрошила меха. Взрыв третьей торпеды испарил то, что оставалось от корабля, и дал сильные колебания в пространстве. Третья была лишняя: мех был уже небоеспособен, но или чужаки перестраховались, или...
  - Или привыкли иметь дело с более мощной модификацией. - закончил за капитана пират.
  - Я склоняюсь к этой версии. Никто не будет тратить боеприпасы, тем более столь тяжелые только для того, чтобы полностью уничтожить уже выведенный из строя корабль. Весь бой чужака с мехом занял едва ли ксат. Перед исчезновением, чужой корабль забрал обломок разведчика стаи: этот кивран первым вступил в бой.
  - На борту были живые? - лицо Нимаруна помрачнело: лидер не привык терять своих людей, тем более, оставлять их в чужих руках.
  - Мы не знаем. - патрульный потер шею. - Я полагаю - да, иначе смысл подбирать обломок. Чужак напал на меха без колебаний, видимо, знал, что это такое.
  - Мехи расползлись не только по нашей галактике. - согласно кивнул пират. - Эти твари существуют уже миллионы лет, отчего бы им не наведаться к соседям.
  - Вы полагаете, это неизвестная раса?
  - Этот корабль мне не знаком, а я знаю корабли всех рас, живущих в обследованной области вселенной.
  - Мы предполагали, что это корабль из Доминиона Тени, но оружие, которым уничтожили меха, нам не знакомо.
  - Это не Тень. - лидер нахмурился. - Если вы что-то узнаете об этом корабле или о выживших с киврана стаи - дайте знать.
  Патрульный кивнул. При работе с пиратами Джасунга, особенно, если приходилось принимать от них помощь, требовалась абсолютная, буквально болезненная честность. Малейшая ложь, и корабль спасения окажется кораблем-убийцей.
  - Где остальные корабли стаи?
  - Два погибли, остальные стоят на ремонте в космопорте.
  - Как дела на планете? - спросил Нимарун.
  - Мех не успел нанести непоправимого ущерба самой планете, но... - капитан беспомощно развел руками.
  - Много жертв?
  - Миллионы. - Дирс устало махнул рукой. - Мех успел нанести удары по всем крупным городам планеты в этом полушарии. Мы не смогли бы отбиться, и робот это знал. Он расстреливал планету, как в тире, мимоходом отмахиваясь от наших кораблей. Весь флот погиб еще до того, как мех вышел на орбиту. В самой системе в бой вступили уже гражданские корабли.
  Нимарун вздохнул и сказал:
  - Я вызвал корабли с Джасунга. "Всполох" и "Звездное Торнадо" будут в системе через три зод, и позаботятся о вашей охране, пока не подойдут корабли правительственного флота и окажут помощь с ресурсами и производством.
  Лицо капитана Дирса вытянулось: "Всполох" и "Звездное Торнадо"! Два айрайда, два мощнейших, огромнейших боевых кораблей, огневой мощью сравнимых с небольшим флотом, более опасных, чем уничтоженный мех! И эти чудовища прибудут для охраны его планеты? Да одного такого достаточно, чтобы ни один мех и близко не сунулся к Пиффири! А тут - два! Ради чего Лидер пиратской Сети призвал для обычной охраны никому не интересной планеты такие корабли? Да Пиффири никогда не расплатится за такую охрану! Но ведь пираты и не потребуют платы! Они даже откажутся от рейдов на пострадавшую от меха планету на долгие годы вперед! Пираты, гроза и бич пограничных миров, сейчас оказывали помощь и несли такие траты, что даже продажа всей планеты целиком вместе со всем населением и окружающим космосом не покроет их расходов. Ради чего?
  - Суда снабжения и промышленная платформа прибудут через шесть дней. - спокойным голосом продолжил Нимарун, еще больше вгоняя в ступор патрульного. - Вы сможете продержаться?
  Дирса сглотнул. Еще и промышленная платформа!
  - Припасов должно хватить, но мех полностью уничтожил энерго и инфраструктуру планеты, а кое-где довольно суровая зима. Боюсь, северные города не выживут без отопления.
  - Составьте списки регионов, которым нужна немедленная помощь. Производственные мощности у "Нулутана", конечно, намного уступают айрайдам, но кое-что сделать мы можем. По крайней мере, несколько тысяч средних генераторов, если будет поставка ресурсов.
  - Ресурсы не проблема. - отмахнулся Дирса. - Рудные колонии не подверглись нападению. Правительство Пиффири погибло при атаке, его заменяет лэр Деррен: глава МЧС. Он предупрежден о вашем прибытии и будет на связи к вечеру: он сейчас в северных регионах, а они полностью без связи.
  - И как же вы его предупредили? - с усмешкой спросил Нимарун.
  - Ваш корабль сложно не заметить с планеты: он слишком большой, хорошо освещен, и как раз находится над северным регионом. - ответил капитан патрульного кораблика.
  Нимарун рассмеялся.
  - Пусть поднимается на мой корабль. Нам многое предстоит обсудить.
  - Как скажете, Лидер. - на мгновение Дирса замялся, но все же спросил: - Могу я узнать имя капитана киврана-разведчика?
  - Зачем? - Нимарун склонил голову набок, с интересом ожидая ответа.
  - Я хочу знать имя того, кто спас мою планету.
  - Спас ведь чужой корабль. - сказал лидер с легкой улыбкой.
  - Да, но сигнал бедствия послал именно ваш корабль! Мы потеряли ретрансляторы еще в начале боя, и он дал нам достаточно времени, чтобы мы дожили до прибытия чужого корабля. То, что творил ваш кивран, меня потрясло, и я хочу знать, кто это был.
  - Кивран "Дашар". Его капитан - Надар Дер"Рес Тека.
  - Благодарю, Лидер.
  Нимарун отключил связь. Корабль патруля развернулся и умчался к планете: лэр Деррен должен как можно скорее оказаться на борту джасунгского флагмана, ведь без помощи пиратов большая часть населения планеты не доживет до прибытия помощи из метрополии.
  
  
  
  Глава 6: Кто ты?
  Контакт есть контакт.
  А теперь расставьте знаки препинания.
  
  
  В лаз арете царила привычная тишина и полумрак, едва разгоняемый светом узких ламп у пола. Едва слышно шелестел мнемер под мерное бормотание глубоко спящего мужчины, составляя матрицу языка под контролем медицинской установки: спасенный чужак заканчивал лечение в медблоке, а в это время крохотный приборчик вытаскивал знания о языке, посылая в сонный разум цепочки ярких образов, считывая ассоциации и снимая данные разговорной речи.
  Тихо пискнул второй медблок, требуя вмешательство врача. Коркс поднял голову, нахмурился. Лечение второго спасенного шло тяжело: во время боя мужчина получил слишком серьезные раны и едва не помер от потери крови по дороге в лазарет. Небольшие отличия в физиологии затрудняли лечение, как и отсутствие донорской крови: переливание требовалось немедленно, а имеющиеся на борту запасы не подходили. Синтетический заменитель уже пошел в производство, но необходимое количество наберется лишь через сутки. Сейчас чужак жил на искусственном заменителе, подключенный к системе жизнеобеспечения лазарета. Установка пискнула второй раз. Коркс встал, тронул передатчик, вызывая терминал тактика.
  Рин ответила без задержки:
  - Коркс, что случилось?
  - Нужна помощь. Позови Танцора и Шаррима.
  - Сейчас будем.
  Врач прервал связь, подкатил столик с инструментами. Установка убрала купол, давая доступ к пациенту, одновременно выводя информацию о тревожном этапе в лечении: тонкий длинный осколок спецостекления, не замеченный при первом обследовании, глубоко распорол легкое и застрял в ребре в опасной близости к сердцу, глубоко войдя в кость. Как при таком ранении мужчина вообще выжил, осталось загадкой.
  Пикнул замок на двери, сообщая о посетителях. Коркс не повернулся.
  - Танцор, Шаррим, нужна помощь в операции.
  Воины переглянулись, но никак не прокомментировали врача и молча направились к подсобному помещению переодеться и подготовиться к операции.
  - Рин, проследи за вторым. Мнемер закончил работу и пишет данные на матрицу. Скоро мужик очнется, а я буду занят.
  - Я разберусь. Моя помощь требуется?
  - Нет. Хафр на столе у стены под...
  - Знаю.
  Рин устроилась на стуле у медблока, ожидая окончания записи языковой матрицы. Из подсобки вышли Танцор и Шаррим и присоединились к Корксу. Рин к ним не подходила, в пол уха слушая короткие сухие команды Коркса. Наконец индикатор записи погас, и мнемер выдал кристалл с матрицей. Рин встала, убрала диск мнемера со стояка в слот в установке. Теперь предстояло самое неприятное.
  Хафр нашелся в потрепанном боксе на столе у самой стены, заложенный кипой медицинской макулатуры, распечаток и толстых томов с инструкциями по эксплуатации всяческого медицинского барахла. Рин повертела тяжелый обруч в руках. Желания пользоваться этим чудом росской техники не было никакого: яркие воспоминания Зуана о сильной головной боли и тошноте всплывали в памяти как ее собственные. Вздохнув еще раз, девушка вставила кристалл с матрицей языка в паз и активировала хафр, поставив устройство на проверку данных и загрузку матрицы языка в память. Обруч мигнул индикатором на панели, показывая, что готов к загрузке информации. Рин проглотила таблетку от головной боли, одела тяжелый и неудобный обруч, откинулась на спинку стула и нажала на кнопку активации. Хафр едва слышно загудел, и Рин провалилась в блаженную тьму беспамятства на долгие три миата.
  
  
  * * * * *
  
  Бринорий
  Пограничный рубеж рукава Артор
  
  
  Темно красный, цвета густой венозной крови, шипастый корабль дрейфовал во тьме космоса. Насыщенный цвет брони безобразными кляксами изувечили подпалены и потеки оплавившегося под ударами орудий врага корпуса, кое-где тьму разрывали искры и всполохи огня: колосс горел изнутри. Экипаж в спешке латал самые опасные пробоины, перекрывал горящие отсеки и стравливал пылающую атмосферу в космос, стараясь в кратчайшие сроки вернуть кораблю подвижность. Казалось, еще немного, и поврежденный в бою крейсер сможет скрыться в безопасности гиперпространства. Ремонт подходил к концу... И тем страшнее был чудовищный удар, расколовший начавший оживать корабль практически пополам.
  Враг пришел внезапно, проявившись темными силуэтами на звездном ковре космоса. Единый залп трех едва видимых кораблей, и агонизирующий красный корабль расцвел вспышками внутренних взрывов. Второй залп, и шипастый крейсер беззвучно вспух огненным шаром.
  Крохотная искра отделилась от бушующего неистовства погребального костра, прорвала границу реальности и нырнула в спасительную серую мглу гиперпространства...
  Один-единственный кораблик.
  
  
  * * * * *
  
  Сознание вернулось резко вместе с выключением хафра, оставив в голове тупую ноющую боль и ворох новых знаний. Рин, не открывая глаза, на автомате пробормотала простенькое исцеляющее заклинание, пару дней назад вычитанное в яванте. Голова немного унялась, резь в глазах прошла. Рин открыла глаза, поморщилась, опять зачитала заклинание. Тошнота ушла окончательно, глаза перестали слезиться, и девушка наконец-то смогла нормально рассмотреть лежащего в медблоке мужчину, ошарашено смотрящего на нее круглыми от удивления глазами. Спасенный очнулся несколько раньше, чем Рин рассчитывала, и теперь с откровенным изумлением на нее таращился, крепко спеленатый медицинской установкой.
  Рин убрала хафр в бокс: устройство довольно дорогое и полезное, хоть и неприятное в работе. Новая информация постепенно усваивалась, мозг осознавал новый язык, раскладывая его на составляющие. Рин не спешила возвращаться к установке, давая время незнакомцу прийти в себя и полностью осознать увиденное. Операция у соседнего медблока все еще продолжалась и, судя по репликам, шла тяжело. В голосе Коркса царило напряжение, в лазарете стоял острый запах крови и медикаментов, шум от работающей аппаратуры и едва слышная ругань Шаррима. Тяжесть в голове прошла окончательно, Рин бросила зов Зуану, предлагая ему подключиться и послушать разговор. Контакт возник почти мгновенно, прислав от росса теплую волну эмоций.
  - "Рин, скинь матрицу языка".
  Рин упаковала матрицу и переслала по каналу связи информационный пакет. В отличие от хафра, информация через канал связи усваивалась легко и естественно, не оставляя после себя режущую боль в голове.
  - "Я сейчас буду."
  Контакт не пропал, уйдя в пассивный режим. Девушка подхватила со стола графин с водой и стакан, вернулась к медблоку под настороженным взглядом незнакомца, поставила графин на столик, давая возможность мужчине подготовиться к разговору. Раса чужака не сильно отличалась от россов и от ишон, относясь к довольно распространенной в космосе "красной" группе гуманоидов, что сразу упрощало совместное обитание: все расы одной группы могли есть одну и ту же пищу, дышать тем же составом воздуха и, к сожалению, болели практически теми же болезнями, отличаясь лишь в мелочах, обусловленных особенностями физиологии. Внешне чужак выглядел довольно типично для ишон: высокий, смуглая кожа, хитрая смазливая физиономия, на которой остались следы множества драк, густые вьющиеся каштановые волосы, неровно подрезанные ножом, видимо, самим же хозяином, живые коричневые глаза, сейчас наполненные растерянностью и необоримым любопытством, подавляемые сильной волей и паранойей.
  Рин улыбнулась, вызвав всплеск недоверия в живых карих глазах.
  - Ты меня понимаешь?
  Чужой язык звучал непривычно, но легко поддавался воспроизведению. Недоверие в глазах сменилось изумлением. Какое-то мгновение Рин думала, что он не ответит, но, поколебавшись, мужчина сказал хриплым голосом:
  - Да.
  - Пить хочешь?
  В глазах у мужчины возник вопрос и недоверие. Рин вздохнула и пояснила:
  - После медблока всегда жажда мучает. Ну так что, будешь?
  - Буду. - с некоторым колебанием в голосе ответил он.
  - Не дергайся. Я приподниму лежанку.
  Рин тронула кнопку, приводя ложе установки из горизонтального состояния в некое подобие кресла. Немного поколебавшись, девушка убрала ремни, фиксирующие руки, оставив остальные. Особого вреда чужак принести не мог, но и лишнее доверие тоже ни к чему.
  - Как тебя зовут? - Рин налила воды в стакан и протянула мужчине.
  - Надар. - хрипло ответил он, отхлебнул воды.
  - Рин.
  - Скажи, Рин. Со мной был еще один сатай. Где он?
  - В соседнем медблоке.
  - Жив?
  - Пока - да.
  - Пока? - в голосе появился неприятный вопрос.
  - Операция еще идет, если ты слышишь. - Рин кивнула в сторону возящихся воинов. - Он серьезно ранен и потерял много крови, так что я ничего не могу сказать о его состоянии. Отвлекать врача с вопросами сейчас глупо и бесполезно, все равно кроме мата ничего ценного не услышишь. Закончат - узнаешь.
  - Но хоть какие-то прогнозы?
  - Состояние крайне тяжелое. Это все, что я знаю. Когда мы вас подобрали с поля боя, его сигнал уже был очень слабым. Вообще удивительно, что он дотянул до лазарета живым.
  - Откуда ты знаешь наш язык?
  - Выучили, пока ты спал. - честно ответила Рин.
  - Как? - в голосе появилось напряжение.
  - Без понятия. Установка может снимать матрицу разговорной речи. Как она это делает - я не знаю. Я сомневаюсь, что ты сам знаешь, как работает каждое устройство на твоем корабле. - с улыбкой ответила Рин. - Если ты переживаешь о сканировании памяти, то можешь успокоиться. Мы это не умеем. Поэтому к тебе будет масса вопросов.
  - У меня к вам - тоже. - Надар криво улыбнулся.
  - Например?
  - Например. В системе шел бой. Чем он закончился?
  - Мы уничтожили роба.
  - Вам знакомы эти твари? - удивленно спросил Надар.
  - Лучше чем хотелось бы. - Рин хмыкнула. - Чего это тебя так удивляет? Они же древние. Было у них время расползтись по вселенной.
  Индикатор над дверями мигнул: заработал маленький шлюз. Пока в лазарете ведется операция, помещение полностью изолируется, и войти в него можно только после обработки в шлюзовой камере, дабы исключить проникновение нежелательной инфекции в стерильное помещение. Наконец автоматика разрешила открыть внутреннюю дверь, пропуская в лазарет Зуана.
  Выразительное лицо Надара вытянулось, глаза округлились. Росса он узнал. Да и воин умел произвести впечатление, ничего особо не делая. Надар правильно оценил и внешность, и мягкие текучие движения, и скрытую силу. Зуан показал, что рыпаться и пытаться сбежать с корабля или, что еще хуже, сопротивляться, полностью бессмысленно. Остановился росс за спиной Рин, глянул на показания медблока, тронул пару клавиш, убирая сдерживающие ремни, и негромко сказал:
  - Я - командир Навь. Хозяин и капитан росского корабля "Всадник Ночи".
  - Надар. Капитан... - мужчина запнулся, - бывший капитан киврана "Дашар".
  - Рин, как он? - спросил Зуан на азилан.
  - Вменяем и полностью здоров.
  - Хорошо. Посмотрим, как он себя поведет. - перейдя на язык, понятный Надару, сказал: - Твоя одежда пришла в негодность, и мы ее убрали. Захочешь - заберешь, но от нее остались одни лохмотья. Мы подобрали кое-что под твой размер. Одежда ждет в каюте.
  - Благодарю.
  - Я вас оставлю. - сказала Рин и испарилась из лазарета, дабы не смущать собой Надара.
  Мужчины проводили ее взглядом, пока за изящной фигуркой не захлопнулась дверь. Зуан протянул руку Надару, и в ответ на недоуменный взгляд ответил:
  - После лазарета у тебя будет сильная слабость. Ты ее еще не чувствуешь, но попробуй встать на ноги и хорошо, если вообще устоять сможешь. Все же у тебя было сильное повреждение ноги, и тот препарат, который ты ввел себе на корабле, дал последствия. Слабость пройдет за сутки. Пойдем, покажу твою каюту.
  Надар попытался встать сам, но, как и говорил росс, слабость поймала его в самый неподходящий момент, и только реакция и сила воина не дала пирату кулем свалиться с борта установки. Зуан помог Надару выпрямиться не теряя остатки самолюбия и гордости и, поддерживая, потащил в коридор, занимая по дороге разговором, не давая сосредоточиться на собственном унизительном положении.
  - Это осевой коридор корабля. Сюда выходят все жилые блоки. Тебя я поселил недалеко от лазарета и кают-компании, в первом блоке. Это - здесь. - Зуан завернул к двери. - Кроме тебя в этом же блоке живу я, Танцор и Ринор. С ними ты познакомишься позже. Смотри, чтобы открыть дверь, надо нажать на этот клавиш. Закрывается дверь автоматически. С другой стороны открывается так же.
  Протащив вглубь жилого блока, Зуан остановился у дальней каюты.
  - Это - твое жилье. Когда твой соплеменник поправится, его поселят с тобой в одной каюте.
  - Он выживет?
  - Если не будет осложнений. У него слишком много глубоких ран, сильно повреждены внутренние органы... - Зуан отпер дверь. - Приложи сюда руку.
  - Зачем?
  - Замок снимет твои данные и запомнит как хозяина каюты.
  Надар послушно приложил ладонь к сенсору. Аппаратура считала данные, пластина почернела, замок сменил индикатор со "свободно" на "занято".
  - Все, теперь ты хозяин каюты. Нажми сюда, дверь откроется. А это - звонок, если понадобится зайти к кому-то еще. С другой стороны управление аналогичное.
  Дверь послушно открылась, пропуская в стандартную каюту. Зуан усадил едва стоящего на ногах пирата на диван, отмахнувшись от его вялых возражений.
  - Перестань. После медблока, если пропустить восстанавливающий курс, все едва ноги переставляют, так что ничего зазорного в твоей слабости нет. Я мог бы подержать тебя в лазарете еще сутки, чтобы ты пришел в себя и восстановил силы, но что-то мне подсказывает, что ты мог бы воспринять это превратно. Ни ты, ни твой подопечный на корабле не являетесь пленниками. Вы скорее гости.
  - Но? - задал витающий в воздухе вопрос Надар.
  - Но, как ты уже понял, мы чужие на этой территории и кое-какие сведения нам были бы полезны. Конечно, мы и сами узнаем все, что нас интересует, но твои знания избавили бы от случайных ошибок. Впрочем, силой тянуть из тебя информацию мы не будем. Время нас не поджимает, да и тебе надо отдохнуть и самому разобраться в происходящем. Скажу сразу. Мы сюда попали случайно, и наш дом находится настолько далеко, что ваша территория представляет чисто академический интерес.
  - Самим бы выбраться, да? - со смешком спросил Надар.
  - О да, самим бы выбраться. - Зуан вздохнул. - Душ и туалет за той дверью. Кровати выдвигаются из стены, пульт управления показать сейчас или после обеда?
  - Думаю, позже. И так слишком много впечатлений.
  - Отдыхай, приводи себя в порядок. Я зайду за тобой перед обедом. Одежда на тумбочке. - Зуан указал на стопку вещей. - Подбери себе что-нибудь.
  - Навь, где мы сейчас находимся?
  - Недалеко от планеты, где вас подобрали.
  - Скоро туда набежит много народу.
  - Уже набежало. Мы в гиперпространстве, нас не найдут.
  - Куда летим?
  - Никуда. Мы стоим на месте.
  - В гиперпространстве? - недоверчиво спросил Надар.
  - Надар. У нас другое гиперпространство. - с улыбкой сказал Зуан. - Потом посмотришь.
  Зуан ушел, оставив Надара одного. Пират походил по каюте, нашел несколько пультов, но, не разобравшись в обозначениях, решил не испытывать удачу, а пошел в душ. Теплая вода и ароматное мыло расслабили и без того уставший организм и Надар только и смог что доползти до дивана и отрубиться.
  
  
  * * * * *
  
  Система Пиона
  Райдер "Нулутан"
  Спустя сутки после атаки Пиффири
  
  Связной центр райдера утопал в приятном для глаза сумраке, светящиеся пятна активных экранов связи едва освещали большое помещение. Из двенадцати абонентов ответило десять, до двух сигнал так и не дошел. Аппаратура огорченно мигнула, показывая, что максимальный срок ожидания истек, и вызываемый абонент не ответил на вызов. Впрочем, молодой лидер и не рассчитывал застать всех коллег в пределах действия ретрансляторов. С десяти экранов смотрели самые влиятельные и могущественные существа пиратского мира Бринория, Лидеры пиратских Сетей, молча и терпеливо ожидающие начала разговора, ради которого их оторвали от текущих дел. Поставив аппаратуру на постоянный дозвон, Нимарун включил проектор и запустил на цикличное воспроизведение коротенькую запись атаки меха чужим кораблем, без приветствий и лишних отступлений сразу перейдя к сути вопроса:
  - Эту запись я получил от патрульного корабля. Сутки назад мех класса "Воздаяние" напал на удаленную планету Пиффири, система Пиона, успешно перебив их флот за шестой орбитой. Случайно одна из моих стай решила напасть на Пиффири. Разведчик стаи, кивран "Дашар", подал сигнал тревоги по всем аварийным частотам и вступил в бой. Спустя примерно сорок ксат произошло вот это: неизвестный корабль напал на меха и уничтожил его за неполный ксат, после чего подобрал обломок "Дашара" и исчез. Кто-нибудь видел такие корабли?
  Лидеры молчали, отрицательно качая головой. Нимарун вздохнул.
  - Я тоже не видел ничего подобного, но очень хочу знать, чей это корабль и что они тут делают. Чужаки без колебаний уничтожили меха, значит, роботы им знакомы. Перед уничтожением они забрали обломок киврана. Я подозреваю, что там были выжившие. И я хочу их вернуть.
  - Я бы не расценивала это как акт агрессии. - негромко сказала молодая женщина - Лидер Террокетины.
  - Я и не расцениваю, Эвелин. Обломок киврана в любом случае был бы уничтожен: он слишком близко находился к меху. Если им нужны были источники информации, чужаки выбрали наименее агрессивный метод их захвата. Мне даже не за что их упрекнуть. И я не хотел бы начинать знакомство с ними с конфликта.
  - Меня смущают их оружие. - тихо сказал Лидер Вланалана.
  - Меня тоже, Яролин. Они завалили меха по сути одной торпедой. Я бы очень не хотел получить что-то подобное в подбрюшье "Нулутана". Сомневаюсь, что даже айрайд сможет выдержать такой удар. Ничего равного по мощи у нас нет! И что хуже, я не знаю как защититься от подобного удара. Их корабль совершенно невидим для нашей сканирующей аппаратуры. Я просмотрел данные сенсорного массива Пиффири, но так и не нашел следов этого корабля.
  - Они явно более развиты. - задумчиво сказал Моррул. - Но и корабли гораздо меньше.
  - Не в размере счастье, Моррул. - Нимарун поморщился. - У больших кораблей гораздо больше проблем, чем у мелкого, да и затраты при постройке на порядок выше. Возможно, у них нет надобности строить корабли таких масштабов.
  - Значит, у них энергосистема совершеннее и компактнее. - Эвелин вздохнула. - Я бы не хотела видеть их нашими врагами.
  - Я - тоже! Если вдруг вы с ними встретитесь, я вас прошу, будьте вежливыми. И по Сети спустите информацию, чтобы с чужаками вели себя предельно корректно.
  - Как и с любым смертельно опасным хищником. - со вздохом добавил Ирран.
  - Вы посмотрите на корабль. Экипаж сработал очень точно. - Нимарун приблизил изображение чужого корабля и остановил запись. - Корабль появился непосредственно перед атакой и исчез до того, как сработала вторая торпеда. При этом они успели захватить на буксир обломок киврана, размером почти с половину их корабля.
  - И не похоже, что этот балласт им как-то помешал. - хмуро сказал Ирран.
  - Подтянули какими-то силовыми лучами. - Эвелин нахмурилась. - Корабль темный, визуально обнаружить сложно. Да и перед атакой он явно под маскировкой находился. Более того - мелкий и очень шустрый, значит, больше половины наших орудий в него просто не попадет.
  - Если мех не попал, и мы не попадем. - Нимарун вздохнул. - Еще одно. В гиперпрыжок они уходят не так как мы. Есть предположение, что они могут передвигаться намного быстрее и в более высоких слоях гиперпространства.
  - С чего так решил? - спросил Моррул.
  - Что нам мешает выйти хотя бы на один пласт выше? - ответила за Нимаруна Эвелин, наматывая на палец золотистый локон. - Две проблемы: энергия и размеры. Нам не хватает мощности для преодоления границы: корабль слишком большой и массивный. Но чтобы получить больше мощности, нам приходится строить большую по размеру силовую магистраль. И как вывод... - Эвелин вопросительно глянула на помрачневшего Моррула.
  - Корабль становится еще крупнее, и затраты энергии увеличиваются еще больше. - неохотно закончил лидер.
  - Замкнутый круг.
  - Ну а чужаки?
  - У них нет главной проблемы: размеров и избыточной массы. Их судно очень мелкое, по размерам сопоставимое со средним ффатаром. Даже кивран и тот крупнее. Но мощности хватает на выход в гиперпространство. Им ничего не мешает пробить прокол до дальних слоев, а там скорость увеличивается на порядок. Это первое. - Нимарун перемотал запись и остановил изображение на моменте прыжка корабля, выведя пять кадров в ряд. - Второе состоит в том, что чужак вышел в прыжок без разгона, с места, притом не разрывая ткань реальности. Смотрите. Четыре кадра прыжка.
  - Он не пробивает грань. Он синхронизирует корабль с нужным ему пластом реальности. - тихо-тихо сказал Яролин. - А это уже совсем другой уровень. Если мы проламываем себе дверь, то они просто проходят сквозь стену, не замечая ее. При таком способе перехода можно добраться до самого верха.
  - Но ведь это же... - Эвелин запнулась, не желая произносить эту мысль вслух.
  - Да, считается невозможно. - Яролин устало потер лоб. - Однако, если помните старую науку Ахерона и их данные о строении нашего Порядка, то за пластами того, что мы называем гиперпространством, а они - междумирьем, находится астральный план. Реально это не подтвержденные данные. Даже теоретически мы не смогли обнаружить так называемый Астрал, тем более, что маги Ахерона утверждали, что материальный объект не может находиться в этом пространстве. Однако многие их теории оказались неверными или неполными. Да и я, честно говоря, не особо верю в существование этого Астрала. Но, кто знает? Тем более, что этот корабль уже опровергает многие наши теории о преобразовании энергии и гиперпространственных переходах одним своим существованием. Что скажешь, Нимарун.
  - А что тут сказать? Попробуем выйти с ними на контакт.
  - Постараемся сделать из чужака друга? - спросил Моррул.
  - Главное, не получить врага! - Нимарун дернул головой. - Я не уверен, что мы видим тяжелый корабль. Скорее, это мелкое боевое корыто. И вполне может оказаться, что частное. А что будет, если мы столкнемся с чем-то посерьезнее корабля-одиночки? Кто знает, помогут ли нам наши громадные корабли, или просто будут хорошей, крупной и медлительной мишенью?
  - В этом есть резон. - Яролин вздохнул. - Вряд ли он появится на подконтрольных мне территориях. Скорее всего, это будет проблемой Нимаруна и, в крайнем случае, Иррана и Хартабалана. Да, Ирран, порадуй соседа новостями, если он на связь выйдет.
  - Я сам свяжусь с Хартабаланом. - сказал Нимарун.
  - Есть ли смысл связаться с правительством и предупредить их? - спросил Ксаптар.
  - Не стоит. Боюсь, как бы на чужаков не устроили охоту. Их технологии слишком лакомая добыча, а мелкий корабль может вызвать нездоровый энтузиазм. Войны и за меньшее начинали. - Нимарун вздохнул. - А моя интуиция прямо орет, что за ЭТОТ корабль к нам без всякого объявления войны войска пригонят. Мстить. Я попробую перехватить чужаков первым. Все-таки, это моя территория, да и есть надежда, что они сами свяжутся, все-таки первый контакт пройдет через моего сетевика.
  - Это был бы идеальный вариант. - Эвелин вздохнула. - Держи нас в курсе. Я буду на связи еще как минимум декады четыре.
  - Я отодвину свои дела. - Яролин устало потер опухшие глаза: Нимарун поднял коллегу посреди ночи. - Слишком уж ситуация интересная. А Варгана и без моего непосредственного участия проживет. Да и сомневаюсь, что кто-то из нас откажется от знакомства с новой расой.
  С экранов раздались смешки: Яролин озвучил общий настрой пиратских владык. Новая раса. Новые знания. Союзник или враг? Слишком много всего олицетворял собой крохотный темный кораблик, чтобы лидеры могущественных пиратских сетей позволили себе пропустить любую новость мимо ушей.
  - Я свяжусь с вами, если появится новая информация. Конец связи.
  Экраны гасли один за другим. Дольше всего оставался на связи Яролин. Дождавшись отключения коллег от сети, лидер Варганы тихо спросил:
  - Нимарун, я бы хотел к тебе наведаться. Я тебя стеснять не буду?
  Нимарун поперхнулся.
  - Яр, даже если ты притащишься на своем "Цвете Ночи", ты меня не стеснишь. Но неужели тебя так заинтересовал этот корабль, что ты готов тащиться через пол галактики?
  - Я прыгну по Точке Пути и буду на орбите Джасунга через три дня.
  - И все же.
  Яролин прогреб всклокоченную шевелюру пальцами, потер слипающиеся глаза, хмуро посмотрел на улыбающегося Нимаруна и еще более хмуро сказал:
  - Ним, вспомни, чем сопровождается выход корабля из гиперпространства?
  - Да много чем.
  - Визуально, Ним.
  - Световой воронкой. - тихо ответил джасунгский лидер, начиная понимать, куда клонит Яролин.
  - Правильно. Заметь, при выходе из любого пласта гиперпространства. Просто цвет и насыщенность свечения разная.
  На короткое мгновение в связном центре райдера царила тишина, едва разгоняемая треском аппаратуры.
  - Я буду ждать тебя у Точки Пути Нарим через сутки. - негромко ответил Нимарун.
  Яролин кивнул и отключился, оставив Нимаруна переваривать сказанное.
  
  
  * * * * *
  
  Резкий , полный тревоги низкий звук пробил пелену сна, выкидывая мечущееся сознание из липкой паутины кошмара, приходящего вновь и вновь на протяжении долгих лет, стирая ненавистный абрис громадного корабля в пылающем огнем пожара небе. Надар резко сел. Сердце бешено билось, в голове пульсировала боль и низкий гул, вытесняя суетящиеся мысли, по лбу чертили дорожки капли пота.
  - Проклятье...
  Пол дернулся, качнулся, заставив пирата крепче вцепиться в кровать, и "поехал" вбок.
  - Что такое?
  Надар попытался встать на ноги, но очередной резкий рывок корабля вновь отбросил его на кровать. Низкий ровный гул сменил тональность, стал более надсадным, но вскоре вновь выровнялся. Рывки попали, и лишь легкая дрожь сотрясала корабль. Надар тряхнул головой, прогоняя остатки кошмара, всколыхнув тупую ноющую боль. Пол опять качнулся, мелко-мелко подрагивая. И одновременно с рывком корабля, раздался тихий переливчатый звон - сработал зуммер на двери, о чем настойчиво сообщала мигающая панель. Надар с трудом встал, дошел до двери и хлопнул ладонью по клавише, открывая двери. Из сумрака коридора на него смотрел незнакомый росс.
  - Ну и здоров же ты спать! - вместо приветствия сказал воин. - Меня зовут Танцор. Тебя не сильно помяло?
  - Нет. Что случилось?
  - На нас напали. - спокойно ответил росс, жестом приглашая пирату следовать за собой.
  - Кто?
  - Зверье.
  Надар остановился, словно в стену врезался. Зверье? Какое зверье? Где? Они на планете? Не похоже, ведь маршевые двигатели работали во всю силу, если судить по настойчивому гулу и дрожи корабля. Но... какие звери могут быть в космосе?
  - Зверье? - тупо переспросил Надар.
  - Зверье. - подтвердил росс с улыбкой. - Пошли, посмотришь. Непосредственная опасность уже миновала, но дриор на расстоянии выглядит весьма...ммм... внушительно. Они у вас тут какие-то слишком голодные и борзые. Сразу видно, что никто не гоняет и впроголодь живут.
  - Где - тут?
  - На вашей территории. - терпеливо, едва сдерживая смех, ответил воин, заводя пирата в кают-компанию.
  Надар послушно зашел, и оцепенело замер на пороге: одна из стен погруженного в полумрак помещения сейчас выполняла роль экрана, на котором во всей красе сиял пейзаж Атанара и огромная тварь, яростно бьющаяся в путах искристой паутины. Танцор, весело посмеиваясь, подтолкнул глубоко шокированного пирата к диванчику:
  - Садись, еще налюбуешься.
  - Что это? - едва слышно спросил Надар.
  - Я же обещал тебе показать наше гиперпространство. - со смешком сказал Зуан. - Вон, смотри. Так выглядит Атанар у той системы, где мы тебя подобрали.
  - Но... - Надар как-то жалобно указал на бьющуюся в паутине тварь. - Как это возможно?
  - А почему нет? - Зуан сел в кресло напротив ошеломленного пирата. - Атанар - пространство энергии. Да и мы сами, если разобраться, по сути - энергия. Просто форма несколько иная. Дриор тоже - энергия. Разве это так странно, что в пространстве Атанара могут существовать пусть необычная, но жизнь?
  - Это не гиперпространство!
  - Что такое "гиперпространство"? - Зуан вопросительно выгнул бровь. - Весьма размытый термин, в большинстве обозначающее нечто, находящееся за пределами привычного нам космоса, некое пространство, обладающее большей мерностью, некоторыми необычными свойствами, используя которые корабли могут покрывать значительные расстояния в обычном космосе. Разве не так?
  - Возможно.
  - Атанар тоже можно назвать гиперпространством, хотя мы его просто именуем как отдельный самостоятельный косм. А вот то, что находится между Атанаром и нашей реальностью, как раз и есть ваше гиперпространство, в котором вы перемещаетесь.
  Лицо Надара вытянулось.
  - Только не надо говорить, что это - невозможно. - со смешком добавил Зуан, дернув ушами.
  - Но у нас считается, что находиться в этом плане материальному телу невозможно!
  - Возможно, если с синхронизацией угадать. - еще более лукаво ответил Зуан. - Как видишь, я на твой вопрос о нашем гиперпространстве ответил. Да, мы все еще находимся у планеты, атакованной робом. Правда, недолго. Сейчас дриор запутается окончательно, и нам пора отсюда уматывать, пока не вернулся хозяин паутины. Пранда очень опасна, и честно говоря, сталкиваться с ней нет никакого желания.
  - А она может?...
  - Сожрать нас? - Танцор хохотнул. - Еще и как может!
  - Ладно, позубоскалили и хватит. - из голоса Зуана пропало веселье. - Рин, убирай экран.
  Красочный пейзаж Атанара мигнул и пропал, стена вновь стала стеной. Включилось освещение, замурлыкала мягкая музыка. Вихрь подвинул на место крапчатую пальму, заволок зеленое кресло под развесистые перистые листья, на которое тут же запрыгнула Ита и улеглась спать, недовольная непривычной суетой и шумом. Кают-компания быстро приняла свой привычный вид. Последним собрали большой стол и расставили кресла.
  Надар наблюдал за хозяевами корабля, и чем больше он узнавал, тем сильнее становилось недоумение и чувство нереальности происходящего. Корабль явно боевой, да и его обитатели на гражданских ну совсем не походили, даже если предположить, что сама раса воинственная. Строгой дисциплины военного корабля не было, но и пиратами чужаков не назвать, все же, хоть какая-то субординация в общении обитателей судна чувствовалась, хотя и странная. Навь был главным, ему подчинялись беспрекословно, хотя другие члены экипажа не лишали себя удовольствия позубоскались или подколоть командира. Явно чувствовались неуставные отношения давно и хорошо сработавшейся команды. Информации критически не хватало, да и неопределенность собственного положения нервировала.
  Двери кают-компании разошлись, впуская занятную группу: мрачный врач шел чуть впереди, недовольно поджав губы, за ним двое бойцов буквально волокли на себе бледного сатай, слабо ориентирующегося в обстановке. Увидев Надара, пират едва слышно прохрипел:
  - Капитан Надар, что происходит? Где мы?
  Воины умостили едва способного самостоятельно передвигаться сатай в кресле и отвалили к Танцору за стойку бара, полностью потеряв интерес к неожиданному пополнению.
  Вместо Надара ответил Навь:
  - Мы вас подобрали на поле боя. Надар был легко ранен, а вот ты чудом не помер. Звать тебя как?
  - Шейн. - немного заторможено ответил молодой сатай.
  - Танцор, сделай ему что-то тонизирующее, но легкое и без градуса. Чтоб мозги прочистило. Коркс, ему можно?
  - Не стоит. - ворчливо ответил врач. - Лучше ему ничего лишнего пока не принимать. Хекс!
  На окрик врача из кухни донеслось ворчливое:
  - Чего надо?
  - Сделай парню бульон и мясо, но не жирное.
  - Оклемался?
  - Пытается.
  Из-за дверей донесся раскатистый смешок.
  - Сделаю.
  Навь слегка качнул рукой, привлекая к себе внимание пиратов. Дождавшись, пока Шейн сведет фокус в осоловевших глазах и настроится воспринимать информацию, тихо сказал:
  - Поскольку Надар уже немного в курсе, повторю для тебя, Шейн.
  Вкрадчивые интонации и легкий рокоток в голосе воина лучше всяких тонизирующих напитков вымели муть из головы сатай, выдернув Шейна из наступающей тьмы в реальный мир.
  - Меня зовут Навь. Сейчас ты и твой капитан находитесь на борту моего корабля. Мы подобрали обломок вашего судна во время боя с робом. Сам роб уничтожен. После боя прошло почти двое суток. Ваше лечение завершено, и мы, в принципе, можем вас высадить на любой приглянувшейся вам планете.
  - Или? - задал явно прозвучавший вопрос Надар.
  - Или мы с вами немного поговорим и, возможно, решим познакомиться с вашим лидером.
  - О чем поговорим?
  - Довольно простые вопросы, чтобы знать, стоит ли вообще иметь с вами дело. Если вы по каким-то причинам не сможете или не пожелаете на них ответить - скажите. Я не буду вас заставлять отвечать, это не допрос, в конце концов. Мы оказались в незнакомом месте, и вполне естественно, что нам надо знать, куда мы попали.
  - Не ждите от меня особо развернутых ответов. Я просто капитан корабля. - развел руками Надар.
  - Развернутые ответы я смогу получить от вашего лидера, если с вами договорюсь. - Зуан улыбнулся.
  - Я в вашем распоряжении.
  - Начнем с самого очевидного.
  Надар приглашающее махнул рукой.
  - Я не сильно ошибусь, назвав вас пиратами?
  - Мы и есть пираты. - Надар криво усмехнулся, но никакой реакции на лице командира он не увидел.
  - Я так и предполагал. Но почему вы вмешались в бой с робом, тем более, что шансов выиграть у вас не было?
  - Мы называем их мехами.
  - Не суть важно. Робы, мехи. - отмахнулся Зуан.
  - Эти твари вне наших конфликтов. Им без разницы, кто ты. Они просто несут смерть. Пират или патрульный, сатай или чанд, без разницы, если мех напал на планету. Все помогают. Мы же живые, а они наши враги. Тут нет компромиссов! Мех - это единственная угроза, которая объединяет нас и соседей. Это... - Надар запнулся.
  - Я понял. У нас они тоже еще появляются, правда, основной их флот мы уже успели перебить, но одиночки изредка всплывают.
  - Они древние. - пожал плечами Шейн. - Иногда мне кажется, что они повсюду.
  - Вполне возможно. Они же летают без всякой цели. - Зуан тряхнул головой. - Значит, отношение к робам у нас одинаковое.
  - Это радует. - без всякого юмора ответил Надар. - Вряд ли бы мы нашли общий язык, если бы вы их поддерживали.
  - А что, у вас такие встречаются?
  - Попадаются иногда. - Шейн поморщился.
  - Скажи, Надар. Пиратские корабли сами по себе или у вас есть единый лидер?
  - У Сети есть. - натолкнувшись на вопросительный взгляд девушки, Надар продолжил: - Территории у нас очень большие, потому и Сетей много. Это что-то вроде пиратского государства. У каждой сети есть лидер. Единый.
  - У каждой сети свой?
  - Да.
  - Скажи, Надар. К кому стоит нам обратиться. К вашему лидеру или к официальному правительству?
  - Я, конечно, советовал бы вам встретиться с Лидером. Император... - Надар передернул плечами. - Он суровый мужик, но за всем не углядит, и кто знает, кто вас встретит, и куда вы попадете. Империя... она большая. А Сеть полностью контролируется Лидером.
  - Что нам от него ждать?
  - Я не видел Лидера лично, но ребята говорят, что он,... - Надар запнулся. - Да много о нем говорят, и притом часто одно противоречит другому. Вам действительно стоит с ним связаться. Тем более, о бое у Пиффири станет известно, и Лидер наверняка посетит планету. Если вас успели заснять, лидер эту запись получит. И станет искать.
  - А могли снять?
  - Скорее всего. Мех не успел перестрелять все спутники, а все нападения записываются и скидываются в общую сеть автоматически, даже если сама планета погибает. Такие записи помогают нам понять тактику меха.
  - И правительство планеты отдаст запись пиратскому лидеру? - спросила Рин.
  - А куда оно денется? - Надар фыркнул. - Кроме нас помочь им некому. Пока придет помощь с метрополии, все население Пиффири с голодухи помрет. Мех-то успел обстрелять планету. Энергосистему точно расстрелял. На поверхности сейчас кошмар, особенно в северных регионах. Как они там выживут без энергии? У нас правило - помогать мирам, на которые напал мех. Если там хоть кто-то выжил, Сеть поможет Пиффири подняться! Скорее всего, пару лет сети придется просто кормить планету.
  - Почему вы это делаете? - спросила Рин, следя за передвижениями пранды, нарисовавшейся на границе чувствительности сканирующей аппаратуры.
  - А кого нам потом грабить?
  - Затраты выше возможной прибыли. - сказал Зуан. - Это если отложить в сторону моральную составляющую.
  - Это да, Сеть очень много потратит. Но у нас богатая Сеть. Пиффири -густонаселенный и довольно богатый мир. И у многих сетевиков наверняка на планете есть родня. С другой стороны, о такой помощи быстро становится известно, и другие миры не слишком зверствуют, если пиратский корабль каким-то образом попадает в руки их правительства. Знают, что в следующий раз помощь может потребоваться им. А наш Лидер довольно злопамятный.
  - В это я уже больше поверю, чем в простую благотворительность. - Зуан откинулся на спинку кресла. - Любопытно получается. Если отложить в сторону слово "пират", то ваша Сеть выполняет задачи наемной охраны региона.
  - Есть немного. - Надар пожал плечами.
  Сам он никогда не рассматривал ситуацию с этой точки зрения. Но, если подумать, в словах Навь определенный резон есть.
  - Надар, как мы можем связаться с вашим лидером?
  - Скорее всего, он находится на борту флагмана в системе Пионы у Пиффири. Насколько я знаю, флагман должен быть неподалеку от туманности Альвелла, а если я прав, то нападение меха Лидер не пропустит.
  - "Нулутан" не будет долго стоять в системе. - тихо сказал Шейн. - Если Лидер получил запись вашего корабля, он начнет вас искать.
  - Зачем?
  - Лидер очень любопытен. А если он узнает, что вы нас подобрали, тогда будет искать, чтобы вернуть. У нас не принято оставлять своих.
  - Хорошее правило. - Зуан нахмурился. - Допустим, я захочу связаться с Лидером. Как его звать-то?
  - Нимарун.
  - Как я ТОЧНО могу с ним связаться?
  - Оставьте сообщение на А-станции. Она у туманности Альвелла. Лидеру передадут.
  - И как я его оставлю, если мы не можем декодироваться ваш сигнал? У нас другие способы связи.
  - Снимите связной узел из рубки "Дашара". - сказал Надар. - Насколько я понял, обломок все еще возле корабля?
  - Мы его бросили в точке покоя.
  - Жаль. - Надар явно расстроился.
  - Нет, не жаль. - Танцор фыркнул. - Там даже аварийное освещение перестало работать. Ваши корабли очень ненадежны.
  - Какие есть. - развел руками пират.
  Рин нахмурилась, развернула экран с показаниями сканирующей аппаратуры. Пранда быстро приближалась, и что хуже, не одна.
  - Навь! Пора драпать.
  - Что там? - Зуан подошел к Рин.
  Девушка указала на приближающуюся пранду и на целую вереницу следов.
  - От них мы точно не отмахаемся!
  - Керены... - едва слышно выдохнул Зуан.
  Россы в кают-компании разом заткнулись и уставились на командира. Рин приблизила подозрительный сектор, всмотрелась в изображение...
  - Ксаран! - резкий голос Зуана разорвал тишину.
  - Слышал. - ответили динамики. - Выходим в реальный косм?
  - Не поможет! Садись на магистраль!
  - На какую?
  - Да на любую! Только быстрее! Рин, помоги ему!
  Девушка развернула экран с обозначениями энергетических структур и ближайших магистралей.
  - Ксаран, лови маяк.
  Корабль едва заметно дрогнул: включились маршевые двигатели. Ксаран начал разгон, едва только появились координаты цели.
  - Здесь начинается магистраль. Ее сердечник должен выглядеть как... блин... ну как синяя сопля!
  В каюте раздались смешки, быстро утихшие под тяжелым взглядом командира.
  - Как доберешься, заводи корабль в сердечник и дальше двигай по осевой, пока не почувствуешь тягу. Дальше... - Рин на мгновение запнулась. - Ладно, ты давай двигай к магистрали, я сейчас к тебе поднимусь.
   Ксаран что-то пробубнил, связь прервалась. Рин по привычке свернула экраны, переведя терминал на пассивный режим, бросила гарнитуру на стул и выбежала из кают-компании.
  
  
  
  * * * * *
  
  Внешние Миры
  Лабиринт
  Станция Тринадцатых Врат
  
  Эпизод первый
  
  "Тринадцатые Врата. Огромное сооружение из черного металла, покрытое пылающими рунами. В центре Врат пульсирует поле переноса, позволяющее телепортироваться в любой заданный участок Лабиринта. Врата - ось нашего мира. Наше спасение и проклятие....
  Территория, подконтрольная Тринадцатым Вратам, - это гигантское многоуровневое сооружение, испещренное множеством переходов, жилых блоков, просторных площадей, узких коридоров и редкими выходами из станции в болота и к берегу реки. Здесь же располагаются и мощные заводы, производящие разнообразные боеприпасы и оружие для многочисленной армии киборгированных тварей Лабиринта этого региона.
   На станции живут семь рас независимых разумных: ирты, зуунра, эллао, трои, ворты, зимдлав и мы - люди. Далеко не самые сильные и многочисленные. Нет... лишь одни из многих. Вся территория станции уже давно поделена на зоны влияния, дабы избежать самоубийственных межрасовых конфликтов, ведь разразись меж нами война, и твари Лабиринта сотрут нас в кровавый порошок.
  Да, создания Лабиринта опасны сверх всякой меры. Но все же, мы к ним привыкли и научились их убивать, какими бы сильными и умными они ни были. Но иногда приходят ОНИ. Воины Лабиринта. И тогда мир омывается нашей кровью."
   Дарон, разведчик, человек
  
  
  Треск поля переноса прервался: Врата доставили пассажира и отключились. В совершенной тишине погруженных в полумрак коридоров раздался едва слышный мучительный стон. Тень на распорке у самого потолка едва заметно шевельнулась, заинтересованно подавшись вперед, но с этой позиции портальный зал не просматривался: мешал поворот и силуэт мощной опоры навесной платформы. Кто-то прибыл на Станцию. Но кто? Дозорный не шевелился, без единого звука всматриваясь в поворот, стараясь даже дышать через раз.
  Несколько долгих мучительных мгновений царила совершенная, звенящая тишина, но вот едва слышный шорох и легкие шаги разнеслись по огромным пустым коридорам. Лии достал стрип, снял предохранитель и прильнул к прицелу. Кто бы ни пришел через искристое поле Врат, навряд ли это друг. Лишь бы... лишь бы это не был.... Дозорный едва слышно выдохнул, стараясь прогнать предательские мысли и липкий страх, но память услужливо возродила выжженный кровью и болью образ.
  Легкие шаги раздались вновь. Слышимые на грани чувствительности, легкие, текучие... но тот, кто шел, шел не таясь. Как хозяин. Лии подобрался. Чутье взвыло: "Беги!", но долг держал на месте. И поздно бежать. За тридцать лет жизни на Станции Лии повидал многое, он знал наперечет всех тварей, возрождаемых ненавидящим разумом Лабиринта раз за разом. Но ЕГО раньше не было. Неужто... неужто опять...? Мысль сбежала, вспугнутая старым ужасом.
  Шаги раздались ближе. Мягкая, но неуверенная поступь. Неужто колеблется? Нет, не то.... Дозорный медленно выдохнул, прильнув к прицелу. Незнакомец вот-вот появится на виду. Шаги приближались и вот, наконец, он появился из-за поворота коридора.
  Лии онемел, слившись с опорой. Сердце пропустило удар. Мощная оптика услужливо приблизила его: Враг молод, совсем еще мальчишка... лет двадцать-двадцать пять, не больше. Стройная поджарая фигура, затянутая в облегающую черную органическую броню, из-за плеча торчат витые рукояти не то сабель, не то мечей, гроздь метательных ножей на поясе. Лии рассмотрел огромный блочный лук. И больше ничего. Никакого технооружия.
  Парень шел, опустив голову, глядя себе под ноги. Длинная грива смоляных волос стянута тоненькой серебристой ленточкой в хвост. Шаг, неровный и неуверенный, постепенно выравнивался, становился плавнее, легче и бесшумнее. Лии понял: как только исчезнет странная неуверенность, Враг будет двигаться тише призрака и стремительнее молнии. Ни на мгновение разведчик не усомнился, что парень - Враг. Чутье выло и бесновалось, призывая затаиться, спрятаться, даже не дышать....
  Юноша вскинул голову, безошибочно найдя взглядом человека. Эти глаза... огромные, раскосые, с легким недобрым прищуром... настолько ясного и звеняще, неестественно голубого цвета, что могли поспорить с весенним небом и глыбой кристально-чистого льда. Нечеловечески красивые.... И промороженные до дна.
  Едва слышно хлопнул выстрел. Мгновенный взблеск, визг ушедшей в рикошет пули. Парень успел достать меч и отбить выстрел! Силен. Нет, не так. Не просто силен... Отбил выстрел и тем же единым движением вернул меч в ножны. На мгновение Лии показалось, что парень презрительно скривил губы.
  Лии спустился вниз, съехав по наклонной опоре стены. Враг не пройдет мимо, не оставит в живых. На мечах еще есть шанс... призрачный шанс, а вот чудовищный лук просто сметет его, как букашку... или пригвоздит к стене.
  Льдистые глаза пробежались по фигуре человека, ощупали, оценили, взвесили и навесили ярлык. Точеные руки неспешно потянулись к рукоятям мечей. Неспешно, с ленцой... и с нелюдской грацией. Клинки покинули ножны без единого звука, без шелеста и скрежета стали.
  Импульс с визгом ушел в потолок, оставив багровое пятно раскаленного металла, срикошетив от мерцающих лезвий. Клинки описали дымный полукруг, отразив выстрел. Значит, Враг обладает даром предчувствия. Призрачный шанс таял, словно снежинка на сковороде. Лии отбросил оружие в сторону; пистолет прощально сверкнул бликом и растворился во тьме под распорками. Тихо загудел силовой клинок, сабли в руках Врага ожили, принимая на себя удар. Лезвия встретились с глухим треском, высекая искры. Бой начался.
  Удар, блок, дымный силуэт узора атаки... юноша двигался с легкой неуверенностью, почти ошибаясь. Удар, атака, светящееся лезвие прошло, почти коснувшись шеи, текучий уход, сабли сверкнули, повернулись с умелых руках....
  Но вот ошибки в бою исчезли, в глазах появилась убежденность. Лезвия порхнули с недоступной для человека скоростью. Лии успел заметить лишь начало узора атаки, когда черное лезвие рассекло сердце, одним ударом разрубив от плеча до бедра. Лии умер мгновенно, навсегда унеся с собой пронзающий душу ледяной взгляд небесных глаз на лишенном возраста молодом лице.
  
  
  * * * * *
  
  Бринорий
  Рукав Артор
  Орбита планеты Делия
  
  
  Короткая темно-синяя воронка гиперпространственного перехода разорвала космос, выплюнула угловатый красный корабль и тут же схлопнулась, пустив короткую едва различимую рябь. Набрав скорость, чандский корабль уверенно завернул к четвертой планете системы, сияющей ласковой лазурью живого мира. Пилот устало тряхнул головой, прогоняя противную муть. Перелет оказался тяжелым: враг, уничтоживший крейсер, сумел засечь след его корабля и пустил погоню. Чанд хищно оскалился, вспоминая скоротечные бои.
  Веселье быстро исчезло, выметенное стальной волей. Радоваться было нечему. Ему, лучшему Капитану Чанда, ничего не стоило перехватить и уничтожить три звена ловчих Доминиона. Знали бы они на кого охотятся, и в погоню ушли бы все три разрушителя, а не жалкие девять ловчих. Или отправили бы одного-единственного Воина Тень. Смог бы он тогда уйти? Да, его корабль - произведение искусства чандских корабелов, но далеко ли он уйдет с такими повреждениями? Смог бы оторваться даже на своем великолепном, но слишком поврежденном корабле? Нет, не смог бы. Одно радует. На территорию Империи Сатай корабли Доминиона не полезут. Да и ему тоже нечего тут делать. Если его заметят... чанд дрогнул. Сатай одинаково не любят и чандов, и теней.
  И тем неожиданней стал для него вид черного корабля на орбите Делии, услужливо показанный работающей с перебоями сканирующей аппаратурой. Неужели? Откуда? Как здесь оказался корабль Воина Теней? Смущали несколько необычные абрисы и холодный голубой свет двигателя, ведь у кораблей Теней выхлопы скорее лиловые, но кто знает, как переработал свой корабль Воин? У этих отрыжек вселенной даже корабли одного модельного ряда различаются сильнее, чем суда разного класса! Сомнения, сомнения! Когда пришли данные от сканирующего массива, Комида едва слышно выругался: корабль был органический. А такой технологией в этой галактике владели лишь две расы: сами чанды и их древние враги - Тени. Но ни тип брони, ни спектр двигателей не совпадал.
  - Убирайся отсюда! - едва слышно прорычал чанд, не отрывая взгляда от изящного силуэта чужого корабля. - Исчезни куда-то по делам!
  Чувство опасности подняло голову и неприятно куснуло. Интуиция орала: не трогать! Но выбора не было. Пройти мимо черного чужака к планете нереально. Коридор спуска просчитан, курс задан, и рассыпающийся на куски перехватчик уже начал пока еще управляемое падение в гравитационный колодец планеты. Поздно уже менять курс. Маневровые двигатели не выдержат нагрузки, а маршевый едва ли сможет вновь поднять умирающий корабль и вырвать его из цепких лап планеты. А даже если вырвет? Даже если удастся вновь подняться на орбиту? Что дальше? Приземляться все равно придется, а кто знает, будет ли еще возможность завести корабль на курс?
  Бортовой компьютер лицемерно пискнул, вываливая на пилота очередное сообщение, окрашенное в тревожный красный цвет. Чанд глянул на экран, прикрыл глаза. Видимо, Древние Боги решили, что еще недостаточно наигрались со столь живучей игрушкой: черный корабль находился точно на курсе снижения. Ну как, как такое могло произойти?! Как можно было встретить корабль, в точности похожий на судно древнего врага на орбите этой забытой всеми богами планеты, да еще и точно в коридоре посадки? Шанс на простое совпадение исчезающее мизерный!
  "И все же. Тень или не Тень?" - мелькнула мысль, и тут же пришел неуверенный ответ: "А кто, как не они?"
  Действительно, кто? Шансы встретить корабль незнакомой расы, да еще и столь похожий на Теней казался еще призрачнее.
  Комида тряхнул головой, сплевывая на ребристый пол кровь. Боги решили вновь с ним поиграть? Ладно. Поиграем. Не забыть бы у старого друга узнать имена этих шутников. И отомстить.
  Комида шумно выдохнул, переводя энергию с едва работающего реактора на орудия. У него лишь один выстрел. Большего раздолбанный боями корабль не выдержит. Если чужак заметит его до удара... Вдоль позвоночника пробежала неприятная дрожь. Но черный корабль, прекрасно видимый на фоне лазурной планеты, проявлял завидную беспечность, и до сих пор никак не отреагировал на приближение чандского перехватчика.
  Тихо пискнула аппаратура, сообщая пилоту о готовности к единственному залпу. Комида последний раз глянул на приборы, наступил на горло всем инстинктам, и вдавил кнопку огня.
   Перехватчик дернулся, мигнуло освещение, и искристый пучок смертоносной энергии сорвался с острия пушки. Мгновение, импульс достиг чужого корабля...
  Яростно полыхнули щиты, принимая на себя удар, распределяя убийственную энергию по секторам. Черный корабль ожил, рыскнул и... и исчез в ряби пространства.
  Комида судорожно выдохнул. На кого же он напал?!
  Это - НЕ ТЕНЬ!
  Чудовищной силы удар потряс корабль. Чандский перехватчик, лишенный управления, камнем понесся к планете.
  Инстинкты оскалились, недовольно шипя на владельца.
  "Дурак!" - припечатало гаснущее сознание.
  
  
  
  Зуан стоял за спиной Рин, бесстрастно глядя на экран и провожая падающий корабль холодным взглядом. В кают-компании царила напряженная тишина. Россы ждали решения командира, а пираты сидели, словно перепуганные суслики. Рин выбивала тонкими пальцами резкую раздраженную мелодию на подлокотнике кресла, чувствуя разгорающееся бешенство в душе аззара.
  - Ксаран. Спускаемся.
  - Я могу снять его отсюда. - раздался в тишине каюты спокойный голос Ринора.
  Да, может. Орудия "Всадника Ночи" вполне позволяли ему вести прицельную стрельбу по поверхности планеты. Рин едва заметно усмехнулась.
  - Спускайся. - в ледяном голосе Зуана явно прозвучало рычание.
  Связь услужливо донесла шушуканье в рубке, а невероятно обострившийся слух аззара позволил четко различить:
  - Приземляйся на мелководье.
  - Глубоко, не достанем опорами.
  - Не важно, доплывем.
  - Зачем?
  - Пусть развеется. - и тихий смешок Ринора, вызвавший беззвучное рычание у Зуана.
  Щелчок прервавшейся связи особенно громко разлетелся в тишине кают-компании. Зуан резко развернулся и пошел в свою каюту, стараясь унять клокочущее бешенство и сильную, до кровавых мушек в глазах, злобу. Вопрос Вихря заставил его на мгновение замереть:
  - Готовиться к облаве?
  - Нет. - Зуан прикрыл глаза, подминая бушующие эмоции. - Я сам.
  
  
  
  
  Глава 7: Долетался!
  
  На самолетах летать не страшно.
  На них страшно падать!
  
  Кораблекрушение на необитаемом острове грозит одиночеством с надеждой на спасение.
  Кораблекрушение на необитаемой планете грозит тем же одиночеством с надеждой на спасение, но без всякой веры в это.
  
  
  Острая вспышка боли пронзила тело, вышвыривая сознание из блаженной тьмы беспамятства в реальный мир. Пилот, распластавшийся на мертвой приборной панели, дрогнул, пытаясь подняться, но с едва слышным стоном, сорвавшимся в нецензурное рычание, вновь растянулся на пультах, пережидая острую дергающую боль. Тело повиноваться отказывалось, гася любой приказ во вспышках с трудом выносимой боли, разум едва выплывал в клокочущем океане эмоций, плавясь в ярости, бешенстве и злобе. Чанд прошипел звуковой ключ, буквально вырывая сознание в боевой транс, резким рывком заставляя себя сесть. Рвущая боль пробила тело, огнем пронесшись по нервам и разрывая принудительный транс, но сознание уже работало четко, заталкивая эмоции за засовы воли. Не время сейчас. Не время! Интуиция понукала к действиям, охлаждая костер чувств и освежая замутненное болью сознание.
  Комида глубоко вдохнул, вслушиваясь в звук дыхания. Не понравилось. Ни звук, ни ощущения. Вновь прошипев ключ, он погрузился в транс, запуская диагностику организма. Как какой-то сопливый новичок, едва освоивший азы контроля! Давно он не доводил себя до такого состояния, когда не мог самостоятельно скользнуть в транс, а был вынужден использовать ключ! Нелестно высказавшись о своей же идее атаковать чужой корабль, Комида погрузился в диагностику, все больше и больше впадая в уныние по мере считывания информации. В этой ипостаси самостоятельно из корабля он не выйдет! Удивляло одно. Как при таких обширных повреждениях он еще не помер? Как минимум, он должен был истечь кровью. Но не истек. Диагностика принесла много вопросов, и, притом, неприятных. И более чем точно указала на следы свежего лечения. Вопрос "Кто?" так и не оформился, промелькнув где-то в глубине сознания, сразу же нашел свой ответ и исчез, оставив после себя неприятный осадок. Выплюнув кровь, Комида с трудом развернул кресло пилота, резко дернулся и грузно упал на мокрый пол, медленно затягиваемый пленкой прибывающей воды. Болевой шок вышиб сознание в блаженную тьму беспамятства.
  
  
  Немного ранее
  
  Охотник скользнул в атмосферу, сделал два витка вокруг планеты, считывая карту и общие данные об атмосфере и биосфере, сбрасывая информацию напрямую на тактический комплекс, облетел островок, у которого разбился злополучный красный корабль и мягко приводнился, уйдя в воду по самые крылья. Чужой корабль упал в лагуне в самой глубокой части и сейчас медленно погружался под воду. Зуан, устроившись в кресле за спиной Рин, рассматривал корабль противника на экране, молча следя за его погружением. На мгновение возникло разочарование. Злость ушла, но желание оторвать незнакомому пилоту голову не исчезло. Поколебавшись, воин тронул передатчик:
  - Ксаран, подхвати это корыто на буксир.
  - Зачем?
  - Утонет. А я хочу сам ему башку оторвать. Лично.
  В наушниках раздался тихий смешок, а перехватчик тонуть перестал, повиснув на мерцающих силовых лучах. Ксаран отстрелил на чужой корабль силовую опору, выставив высоту груза, сбросив лишнюю нагрузку с буксирных лучей на подушку опоры. Красный корабль выровнялся, глубоко погрузившись в воду.
  - Все, готово.
  - Проверку биосферы закончили?
  - Да. Зайди к Корксу. Кого берешь?
  - Никого. - Зуан встал, не отрывая взгляда от красного корабля на экране. - Я пойду сам. - улыбнувшись, воин добавил: - Развеюсь.
  Ксаран рассмеялся.
  - Услышал.
  - На слух никогда не жаловался. Заканчивайте тесты оборудования и почистите броню. График дежурства вы помните.
  Недовольное сопение Ринора прервал щелчок оборвавшейся связи. Зуан передернул плечами. Браслет доспеха закончил настройки и требовал активации, посылая по нервам неприятное жжение. На корабле полноценно проверить артефакты возможности не было: в яванте ясно указывалось, что при активации доспеха возможны мощные всплески энергии, а подвергать опасности экипаж и корабль в открытом космосе глупо. Зуан решил совместить приятное с полезным: и за чандом погоняется, и подарки обкатает в обстановке, приближенной к боевой.
  Разум омыло теплом и искристой радостью: Рин влилась в его сознание, ощущаясь теплым пушистым комочком на грани восприятия, оставив часть своего разума следить за терминалом и пиратами, все еще в ступоре сидящими в кают-компании. Конечно, бойцы отряда девушку наедине с чужаками не оставили: Вихрь завалился на свое любимое место под пальму, полностью контролируя подход к месту тактика, Хекс возился на камбузе, Танцор перебирал бутылки за стойкой бара, а любопытный Шаррим согласился опекать пиратов, пока они будут на корабле. Сейчас хитрый невысокий воин пытался растормошить сатай и допытаться относительно хозяев красного корабля, но пираты о чандах знали лишь то, что они существуют и предельно опасны. Пусть развлекается, а разговор, слышимый ушами Рин, раздавался на грани восприятия Зуана.
  Коркс ждал в лазарете с автоматическим шприцом наперевес. Зуан не стал расстраивать врача, честно получил порцию антител и вывалился в коридор. В голове немного заломило: организм категорически не желал запускать нежданное пополнение, быстро растаскивая чужеродные тела на хозяйственные нужды.
  - "Надо предупредить Коркса". - неожиданно сообщила Рин.
  - "О чем?"
  - "Об изменениях в твоем организме. Он уже начал замечать странности. Сам не спросит, но если ты ему не скажешь - запомнит."
  - "Скажи уж - обидится."
  Рин согласилась, запустив диагностику организма аззара, сбрасывая информацию на терминал. Как она это делала, просто подключившись к его сознанию, росс не понимал. От девушки пришел смешок и легкое ехидство с намеком почаще заглядывать в кристаллы, дабы поправить свое невежество. Свято пообещав Рин по возвращению на корабль продолжить обучение, Зуан зашел в тамбур нижнего шлюза.
  - Ксаран, запускай.
  - Броню одень. Шлюз под водой.
  - Открывай. - Зуан хмыкнул. - Не утону, не надейся.
  Ксаран фыркнул, снимая блокировку и позволяя командиру открыть шлюз в обход стандартной процедуры карантина. Лепестки под ногами росса разошлись, и Зуан с головой ушел под воду. Убравшись с канала командира, Ксаран переключился на терминал тактика:
  - Рин, ты его видишь?
  - Вижу, конечно. - незамедлительно ответила девушка, не желая нервировать Ксарана и Ринора, которые, как представители Темной Знати, очень трепетно относились к здоровью своего Владыки.
  Девушка вывела в угол экрана, наложенного на нижнюю правую четверть обзорного иллюминатора вещание со своего терминала, сейчас показывающего через камеры сенсорного массива плывущего к чужому кораблю росса. Ринор недовольно заворчал, видя, что обожаемый командир вышел в чужой биом без должной защиты.
  - Он слишком рискует.
  - Ты как наседка, Ринор.
  - Рин, он действительно слишком рискует!
  - Работа у него такая! Тебе не кажется, что ты немного перегибаешь?
  - Нет!
  - Раньше его тяга к авантюрам тебя не беспокоила. - со смешком сказала Рин.
  - Раньше я не знал, кто он.
  - И что изменилось?
  Ринор подавился воздухом, буквально кипя от возмущения. Конечно, девушка прекрасно знала их мотивы и причины, заставляющие столь трогательно заботиться о командире, но Зуан уже от этого просто остервенел, жалея, что раньше времени сообщил отряду о собственной коронации.
  - Ринор, вы слишком активно проявляете свою заботу. Зуан звереет.
  - Зуан? - переспросил Ксаран.
  - А ты что, не знал как зовут кронпринца собственного государства? - с ехидством спросила Рин, сканируя чужой корабль по просьбе аззара на наличие пробоин.
  - Забыл. - ответил пилот. - Слишком давно он пропал, а я и раньше не особо интересовался делами Правящего Дома.
  Рин нашла крупную дыру в брюхе, Зуан тут же поднырнул под уродливую оплывшую темно-бордовую колючку.
  - Ребята, мой вам совет. Перестаньте действовать ему на нервы. Он реально злится и жалеет, что позволил вам узнать правду. Лучше помогите ему.
  - С чем и как?
  - Как - мы потом расскажем. А с чем... Ринор, помнишь, как Зу упаковал кристаллы?
  - Да.
  - Ему нужно учиться вплетать знания этого искусства в бой, а тут я ничем помочь не могу. Информацию дать я могу, но обкатывать не с кем. Сам знаешь, что такое я и меч в моих лапках.
  Оба воина заржали.
  - Не обижайся, Рин.
  - Не обижаюсь. Заодно и меня подучите. Насколько я знаю, Ринор, ты вроде как тренером когда-то был.
  - Был. Ладно, займусь.
  - Вот и чудно. А теперь не мешайте мне.
  Связь со щелчком пропала, а Рин погрузилась в холодный собранный разум аззара, незримым облачком витая на границе его восприятия.
  
  Попасть на чужой корабль оказалось на удивление просто: выстрел орудий "Всадника Ночи" пробил обшивку, а неуправляемый спуск выжег приличную дыру. И оплавил дверь. Нет нужды разбираться в чужой технике, чтобы понять: дверь без резака не открыть. Зуан вздохнул, выстраивая уже знакомое и опробованное на Корромине заклинание пробоя. Привычно уже очертил двойной контур, расставляя руны на положенные места, сформировал точку удара и его направление, заменив знак стихии земли на символ неживой материи, поскольку тесты показали, что корабль чандов органический. Проверил связки и запитал энергией структуру. На мгновение четкий рисунок проявился в темноте корабля.
  - "Слишком много энергии влил. Отбери половину и измени знак направления." - едва слышно сообщила Рин.
  Зуан, чувствуя недовольство девушки, поморщился, прекрасно зная, где облажался. Глазастые Ксаран и Ринор, неотрывно следящие за его действиями через камеры обмундирования, рисунок не пропустят.
  - "Правильно думаешь." - Рин скользнула с границы восприятия. - "Поставь направление удара в центр материала. И живее. Пилот скоро сдохнет."
  Руна послушно потекла, меняя начертание. Получив одобрение девушки, росс снял стопоры, запуская заклинание. Коротко хлопнуло, и дверь внутри контура исчезла, осыпавшись в хлынувшую внутрь воду крупными черными хлопьями. Коридор тут же затопило до середины икры.
  - "Все равно много оставил. Шума быть не должно."
  - "Я понял." - со вздохом ответил росс, вступая в темный коридор.
  В уцелевшей части корабля царил густой мрак, многочисленное оборудование было мертво, материал обшивки пошел волной, автономные источники питания признаков жизни не подавали, видимо, повредившись при падении. К сожалению, энергия на механизм дверей также не поступала. Вышибить и их? Зуан вздохнул. Желание лично набить морду пилоту этого драндулета за выстрел по любимому кораблю доставляло массу хлопот. Стоит ли удовлетворение собственного каприза стольких проблем? Стоит! Воин тряхнул головой, отгоняя сомнения, прорычал короткую фразу и положил руку прямо поверх нерабочего замка, подавая энергию в проводку напрямую. И не важно, кто создал обесточенный механизм, и каким образом энергия на него поступала "при жизни": при передаче крохотная руна самостоятельно проводила преобразование.
   Замок ожил, рассыпав зеленые огоньки, створки дрогнули и ушли в стены, пропуская воина в осевой коридор. Уходя, Зуан оставил в механизме небольшой запас энергии. Ровно на два открытия. Двери на мостик поддались куда охотнее: их источник питания уцелел, и возиться с подачей энергии не пришлось. Рин отключила вещание на обзорный иллюминатор, проигнорировав ворчание бойцов. Посмотрели и хватит. И так увидели то, что видеть были не должны.
  Погруженное во мрак помещение встретило тьмой, тишиной и непередаваемой смесью запахов горелого оборудования и свежей крови. Зуан вошел не таясь. Видимо, корабль был одноместным, поскольку кроме умирающего пилота на борту посторонних не было, да и сам хозяин корабля едва ли мог хоть что-то противопоставить россу.
  - "Зу, если хочешь набить ему морду, то стоит бить сейчас."
  - "Какое в этом удовольствие?" - ворчливо отозвался воин, садясь на край консоли возле окровавленного тела. - "Он и без меня сейчас помрет. Жаль."
  - "А хочется?"
  - "Есть такое."
  Зуан вздохнул. Оторвать этому придурку башку голыми руками хотелось неимоверно, но... мараться в убийстве умирающего? Это не та месть, которой он бы хотел. Надар говорил, что чанды превосходные и крайне опасные бойцы. Хотелось сразиться с достойным соперником, тем более, что боев на пределе возможностей давно не было. Воин начертил структуру диагностического заклинания и стряхнул на безвольное тело, считывая поступающую информацию. Руна отработала, оставив кислый привкус разочарования и острый налет злости. Да, этот воин мог бы доставить удовольствие великолепным боем. Если бы был здоров.
  - "Ну, подлечи его, что ли." - проворчала Рин, недовольно отодвигаясь от вихря негатива, вспыхнувшего в сознании напарника.
  - "А это идея." - Зуан оживился.
  - "Настолько хочется размяться на живом тренажере?" - спросила девушка, составляя план лечения, которое поднимет чанда на ноги за сутки.
  - "Он поймет." - сказал воин, проигнорировав риторический вопрос девушки. Сама же знает, что хочется.
  - "Он в любом случае поймет. Чанд на дурака никоим образом не похож." - Рин перевела его внимание на обломок арматуры, пробивший кресло и спину чанда. - "Тебя это волнует?"
  - "Нет."
  Рин закончила составлять сложную многослойную рунную структуру.
  - "Уступишь или сам?"
  - "Давай сам. Если не получится и он сдохнет, так хоть потренируюсь."
  Рин рассмеялась, передавая воину порядок начертания и развертки плетения лечебного комплекса, внимательно следя за правильностью и очередностью формирования структуры заклинания. Росс закончил, Рин последний раз осмотрела тускло светящийся в темноте каркас, и разрешила подавать на него энергию.
  - "Сперва вытащи арматуру."
  Воин пожал плечами и одним рывком выдернул штырь из дрогнувшего тела, одновременно снимая заглушки, с интересом наблюдая за активацией своего первого каскадного заклинания.
  - "Тебе стоит уйти, если ты не желаешь быть первым, кого он увидит, когда очнется."
  - "А не сдохнет?"
  - "Уже нет. Если Каскад Диран активировался при живом пациенте, то он уже не умрет."
  Последний раз осмотрев тушку будущей жертвы, Зуан аккуратно прислонил арматуру к стене и покинул корабль. Добравшись до "Всадника", воин устроился на полупритопленном крыле, ожидая, когда чанд выберется из корабля, неспешно расставляя якоря привязки для "Огненного цветка" вокруг уродливого шипастого корыта под чутким руководством девушки, искренне наслаждаясь окружающим миром.
  
  
  Комида
  Некоторое время спустя
  
  Первой вновь пришла боль. Я ощутил ребристый пол, на котором лежал, холодную влагу и вездесущую боль. Убийственная резь в груди немного унялась, давая хоть какую-то свободу движений. Я перевернулся на живот и едва не захлебнулся, когда голова ушла под воду, но смог заставить себя приподняться на онемевшей руке и сесть, привалившись горящей спиной к опоре приборной консоли. Хотел было перейти в боевой транс, но взвизгнувшая интуиция категорически отговаривала меня от этой затеи, а чутью я привык доверять.
  На глаза попал обломок узкой перемычки потолочного каркаса, аккуратно приставленный к стене. Меня словно молнией пробило, выбивая отупевшее сознание из полуобморочного состояния. Арматура. С потолка. Аккуратно приставленная к стене. Острым сколом вверх. Я заставил непослушное тело встать и подобрался к стене, уставившись на кусок корпуса, чувствуя, как вновь поднимается багровое облако злости. Но... я быстро подавил эмоции, растерянно глядя на смертоносный шип, и только сейчас понял, что отколотая перемычка на половину своей длины в крови и явно видимых обрывках плоти, зацепившихся на сколах. Моей крови и плоти.
  Я просто сидел и смотрел на то, что должно было меня убить. Теперь понятна нестерпимая боль в груди, пробитой этим самым куском арматуры. Я даже смог рассмотреть, откуда она отломилась. И так же стало понятно, почему я еще не сдох. Чужаки были на моем корабле. Вытащили убивающий меня обломок и подлечили, но не стали забирать с собой, а оставили там, где и нашли. Наводит на мысли. Но... зачем? Впрочем, не важно. Я прикрыл глаза, соскальзывая в привычную дрожь перевоплощения, переходя в боевую ипостась.
  Странное лечение, видимо, использовало часть моего резерва, и сил на полностью энергетическое воплощение не хватило. Под конец трансформации меня выбило в физический план в мучительную метаморфозу, когда чувствуешь, как тянутся и меняют свою форму кости, как лопаются и срастаются заново пласты мышечной ткани, а на коже стремительно нарастает чешуйчатая броня. В какой-то момент возникла мысль, что перевоплощаться не стоило, но что сделано, то сделано. С трудом подняв измененное тело, я опустился на лапы и потопал к выходу. Неожиданно взвыло чувство опасности, словно я попал в готовую схлопнуться ловушку, заставляя меня спешить.
  Коридор медленно затапливала вода, значит, я упал в океан у берега. Плохо. Если корабль затонет, ремонт предстоит крайне утомительный. Дверь послушно разошлась, выпуская меня из искореженного осевого коридора, да так и замерла: питание внезапно исчезло, и весь запорный механизм в один момент умер. Я глянул на стену. Продольная трещина и волна обшивки ясно показала, что все оборудование в стене умерло. Включая источники питания дверей. Еще один пункт добавился к списку деятельности чужаков. Для меня, что ли, оставили заряд? Чтобы выбраться смог? Сам же так делал... когда... я зло рыкнул, вышвыривая эти мысли из головы. Потом обдумаю, когда выберусь из ловушки корабля.
  Вывалившись через ровную круглую дыру в двери на пересечение коридоров, куда попал выстрел чужого корабля, я с головой ушел в воду, провалившись в огромную пробоину в полу, но успел заметить оплавленные и искореженные стены. Проклятье! Надежда, что мой "Теш Шеррас" вновь взлетит, таяла, словно камень на равнинах Шрадара во время восхода близкого светила.
  В боевой форме я мог довольно долго находиться под водой, и без проблем добрался до берега, покрытого мелким песочком. Спина вновь заныла, отдаваясь острой режущей болью во всем теле. Кое-где из-под брони показалась кровь. Повреждения, полученные в обычной ипостаси, перешли в боевую, благо трансформация кое-что залечила, да свежая наращенная броня закрыла все поверхностные раны. Вот только внутренние повреждения остались со мной. Сплюнув кровь, я медленно поплелся вдоль берега: мой корабль перекрывал обзор лагуны, а я хотел точно знать, остались ли чужаки на планете.
  Остались.
  Черный корабль покачивался на волнах практически в центре крупной лагуны, плавая на брюхе над мелководьем, прекрасно освещенный уходящим за горизонт солнцем. Вблизи отличия от столь похожих на него кораблей Доминиона стали более явными, чем на подернутом рябью изображении работающем с перебоями экране. Фактура поверхности брони, лаконичные обводы корпуса, отсутствующий пятнистый узор, короткое крыло, уходящее под воду, на котором... Я зарычал, отходя к густой стене растительности. На крыле сидел чужак, свесив ногу в воду и небрежно привалившись к корпусу. В руках он держал обнаженный меч, неспешно протирая посверкивающее в лучах закатного солнца лезвие. Едва я почувствовал хвостом растительность, чужой воин повернул голову, безошибочно найдя меня взглядом.
  Чужак закинул меч в ножны, встал, стряхнув воду с сапога, давая мне возможность рассмотреть себя, оценить четкость хищных экономных движений, силу тренированного тела. Я заметил рукоять второго меча, парного, торчащую над плечом. Значит, враг двурукий. Старая злость вновь подняла голову. Чего ты хочешь, чужак? Я всмотрелся в лицо воина, встретил холодный оценивающий взгляд. На таком расстоянии человек не мог рассмотреть мое лицо, и тем более, не смог бы четко выделить глаза, но я был уверен, что чужак видит меня столь же четко и ясно, как и я его. Воин неприятно усмехнулся, указал глазами на заходящее солнце и показал два пальца. А потом... Потом сумерки уходящего дня раскололись пламенем.
  Я стоял во мраке стремительно наступающей ночи и с бессильной злостью смотрел, как погибает мой корабль. Это был не просто взрыв, о нет, это была феерия пламени и пара, в которой родился медленно распускающий лепестки ясно видимый пылающий цветок, в огне которого плавилась и текла броня, способная выдержать температуру падения в атмосферу. Мы стояли и смотрели, как гибнет мой "Теш Шеррас". Я на берегу и чужак на крыле своего корабля.
  Смотрели, как гибнет МОЙ корабль!
  Пламенный цветок уже давно исчез, а я все так же стоял и смотрел на ровную водную гладь, туда, где когда-то был собранный моими руками корабль. Стоял на крыле и чужак, бесстрастно глядя на меня. Встретив мой взгляд, воин хищно ухмыльнулся и вновь показал мне два когтистых пальца, после чего очень и очень выразительно оскалился.
  Даешь мне два дня форы? Скотина! В горле клокотало рычание, бешенство роилось где-то за границами сознания. Два дня? Хорошо. Мне хватит двух дней, чтобы зализать раны. А потом мы встретимся.
  Я ни на мгновение не сомневался, что через два дня черный корабль все так же будет плавать в лагуне. И теперь я точно знал, что чужаку от меня надо.
  Мести!
  Перед глазами вновь появился гибнущий в пламени "Теш Шеррас".
  Я развернулся и скрылся в кустарнике, всем телом ощущая насмешливый и тяжелый взгляд.
  Два дня, воин.
  Я буду ждать.
  
  
  
  Зуан вернулся на корабль на закате, полностью довольный собой. Отмахнувшись от вопросов Ринора и Ксарана, успевших сбагрить дежурство, воин зашел в кают-компанию. Вихрь открыл один глаз, осмотрел сияющую физию командира, удобнее устроил ноги на боку спящей кошки и выдал:
  - Нашел себе новое развлечение?
  - Нашел. - согласился Зуан, переходя на язык сатай, с удобством развалившись на кресле.
  - А он того стоит? - Ринор зевнул.
  - Стоит, если не сдохнет. Я дал ему два дня, пусть отлежится и очухается, а потом начнем игру.
  - Он тебя понял?
  - Судя по бешеной перекошенной роже - да, понял. - Зуан холодно усмехнулся. - Надар, эти чанды они что, оборотни?
  - Кто? - сатай удивленно хлопнул глазами.
  - Оборотни, перевертыши. Существа, обладающие несколькими обликами.
  - Да, у чандов есть боевая форма.
  - Здоровая бронированная красно-черная зверюга, в холке высотой мне по грудь?
  - Ну, ты же сам видел. - Надар передернул плечами. - Он очень опасен.
  - Хищник его размера в любом случае опасен. - философски заметил Зуан. - Тем более, хищник разумный. И я достаточно его взбесил, чтобы он не решил отсидеться где-то в тихом уголке.
  - Ты уничтожил его корабль. Этого он не простит.
  - Естественно. Я же не простил.
  - Ну, твой-то корабль цел. - едва слышно ответил Шейн.
  - Он попытался. - Зуан сжал кулак. - Что поделать, у меня получилось лучше.
  - Убьешь его? - спросил Надар.
  - Убью. - жестко ответил росс, холодно глядя на сатай. - Не вижу причины оставлять его в живых. То, что я с ним сделал... такие вещи очень редко прощают. Ты же сам говорил, что чанды ваши враги.
  - Говорил. Но мы на них не охотимся, как на дикого зверя.
  Зуан рассмеялся жестоким злым смехом.
  - О, ты меня не понял. Я и не расцениваю его как животное, иначе просто оторвал бы голову еще на борту его корыта. Мне не нужна дичь. Мне нужен достойный противник. А он - достаточно смертоносен, чтобы меня заинтересовать. Если, конечно, выживет.
  - Сильно ранен?
  - Когда я его нашел, он уже стоял обеими ногами в могиле. - Зуан хмыкнул. - Сволочь красношкурая, я столько сил вбухал в его лечение, а он взял и сменил облик, испоганив весь Каскад. Так бы через сутки был бы жив и совершенно здоров. Не хотелось бы мне его отлавливать по острову и снова лечить.
  - А если придется? - спросил Шейн. - Неужели пойдешь его ловить и лечить?
  - Если его состояние меня не устроит - отловлю и вылечу. - Зуан раздраженно дернул ушами. - Меня не интересует облава на едва способную двигаться дичь. Мне нужен полноценный бой на пределе сил и возможностей. А кроме этого паскудника я не вижу достойной кандидатуры.
  - А если ему повезет больше?
  - Значит, ему повезет, и он останется на этой планете ждать спасения. А "Всадник" высадит вас на ближайшей планете и отправится домой. - Зуан поднял руку, пресекая ропот.
  Рин фыркнула в кружку с горячим травяным отваром.
  - Неужели вы думаете, что я позволю вашему драгоценному командиру так просто сдохнуть?
  Хекс выволок с камбуза блюдо с вкусно пахнущей выпечкой, и вручил в руки девушке под возмущенные и откровенно завистливые взгляды россов. Рин вздохнула, поставила большую тарелку на стол и сделала приглашающий жест рукой.
  - Есть что-то интересное? - спросил Фиан, с наслаждением впившись зубами в ароматное пирожное.
  - Есть, конечно. Завтра мы с вами встретимся в тренировочном блоке, и вы все узнаете. Ну, все, что я посчитаю нужным вам сообщить.
  - Мы будем ждать с нетерпением. - Ринор уволок два пирожных с тарелки и передал одно из них Вихрю.
  - Еще бы. - Рин устало потерла виски.
  Зуан сбросил диагностическое плетение на девушку и нахмурился, получив не самые радужные результаты.
  - Скажи, Навь, как ты будешь искать чанда в джунглях? - спросил Надар.
  - А чего его там искать? Я совершенно четко знаю, где его носит. Сейчас отдыхайте, отоспитесь. Мы на этой планете немного задержимся. - Зуан перешел на азилан. - Мы простоим дней пять. Пока я буду гонять этого засранца по острову, Рин займется вами. Сейчас - никаких вопросов, но завтра с утра она будет вас ждать в тренировочном зале. Мы хотим знать, сможете ли вы овладеть тем же искусством, что и Рин.
  - Будешь нас учить... - Дрии на мгновение запнулся, - магии?
  - Если сможете освоить - буду. Подумайте, приготовьтесь морально. Рин?
  - Отоспитесь как следует. Я бы хотела, чтобы вы были полностью отдохнувшими и выспавшимися. Я еще никогда не проводила такую диагностику, так что не хотелось бы ошибиться.
  - Мы будем готовы. - ответил Ринор.
  Зуан отобрал у девушки непочатое пирожное и выдернул из кресла, не обращая внимания на недовольный писк. Удобнее перехватив нахохлившуюся Рин, Зуан вышел из кают-компании под фырканье и смешки бойцов.
  
  
  * * * * *
  
  Хартахен
  Грань Хаоса Немедерис
  Твердыня Саарлан
  
  Гром сильно опаздывал, заставляя присутствующих нервничать. К сожалению, никто из нас не знал, куда и за чем отправился орк через странный, с трудом выстроенный портал. Гром не сказал, а мы спросить не догадались, за что теперь расплачивались утомительным ожиданием. Немион ходил кругами по тронному залу, распространяя явно ощутимые волны беспокойства и раздражения, Драко и Мрак тихо что-то обсуждали, развалившись на тронной платформе, а я просто ждал. Так мы собирались уже пятые сутки, ожидая возвращения орка, но время коридора перехода проходило, а попытки выстроить портал так и не было. Сегодня заканчивался срок, установленный самим Громом, и я надеялся, что хитрый воин сумеет вернуться.
  Первым колебания пространства почувствовал хозяин домена: Немион замер, зло зашипел, выдергивая драконов из очередного затяжного спора на тему "сдох - не сдох".
  - Наконец-то!
  Немион очертил контур портала, выставляя якоря и точки стабилизации перехода, потянулся на уже явственно ощутимый пробой, помогая установить связь. Коротко сверкнула вспышка высвободившейся энергии Печати, пространство пошло волной и прорвалось в контуре наведенного портала, выплюнув на пол столь долго ожидаемого нами орка. Немион тут же разорвал связь.
  Гром с трудом сел, зажимая безобразную рану в боку.
  - Явился! - ворчливо прошипел Немион, набрасывая на совершенно довольного собой орка каскадное исцеляющее заклинание.
  - А вы что, уже не ждали? - фыркнула зеленокожая ехидна.
  - Время выходило. - ответил я, рассматривая очень колоритно выглядевшего орка. - Тебя что, пожевали и выплюнули?
  Орк встал, магией очищая себя вместе со всей одеждой, доспехами и амуницией.
  - Меня не жевали, но очень пытались попробовать на клык. - орк нагло развалился на троне, поерзал, скривился. - Немион, как ты на этом сидишь? Задница не отваливается?
  - Очень дисциплинирует, между прочим. - ответил со смешком Немион, наблюдая, как хамоватое создание создает возле тронной платформы большущее кресло и с блаженным стоном растекается. - Ну что, достал?
  - Достал. - орк ухмыльнулся, доставая из пространственного кармана приличную кипу неопрятных свертков, крепко связанных веревкой.
  - Что это? - спросил Мрак.
  - О! Это целое состояние! Даже для меня. - орк чихнул. - Но, всему свое время. - перехватив откровенно злой взгляд друга, вздохнул. - Немион, не психуй, сейчас все расскажу.
  - Мы само внимание. - Немион создал стол, призывая еду с кухни под благодарным и откровенно голодным взглядом друга.
  - Хартахен, помнишь, я недавно отправлялся на Око Бога, но вернулся с пустыми руками?
  - Помню.
  - Я ходил за браслетом Доспеха Тени.
  Немион удивленно выгнул бровь, но ничего не сказал. Орк выдрал кусок мяса из бока какой-то зажаренной целиком зверюшки и с наслаждением вонзил в него клыки, совершенно не напрягая себя хоть какой-то видимостью этикета. Мы его не подгоняли и не перебивали. Не смотря на явно бодрое состояние души, Гром выглядел предельно уставшим, даже изможденным. Магическое очищение проявило скрытые пылью и грязью темные круги под глазами, множество быстро затягивающихся ран и синяков, да и правой рукой Гром работал очень осторожно. Этот вояж могучему воину явно просто так не дался. И отказывать ему в такой мелочи как еда было бы верхом неприличия, тем более, что отдыхом он пренебрег, желая как можно скорее ввести нас в курс дела.
  - Так вот, браслет я нашел, но забрать не смог. Я попал в Храм как раз в момент восхода Черной Луны.
  Немион судорожно выдохнул.
  - Дубина!
  - Сам знаю, что дурак. - отмахнулся куском булки орк. - Я тогда перебрал энергии и под конец просто отключился. А браслет исчез.
  - Куда? - спросил Драко.
  - А ты угадай. - язвительно проворчал орк, и не дожидаясь ответа от дракона, продолжил: - Представь себе мое удивление, когда я увидел этот браслет на руке подопечного Харта?
  - Браслет сам его нашел? - Немион нахмурился.
  - Я имел глупость вспомнить росса, а браслет, скорее всего, просто считал мою память и самостоятельно озаботился поиском хозяина. Харт, покажи нам его.
  Я развернул экраны, выведя прямое вещание с ока. В этот момент росский воин валялся на кровати с явантой в руках. Орк взглядом попросил у меня управление оком. Я передал.
  - Как видите, браслет уже проявлен. - изображение скакнуло, показывая плечо Зуана с четкой темной полосой в окружении россыпи рун. - Даже настройка полностью завершена, хотя сам доспех еще не активен. Где они сейчас находятся?
  - На необитаемой планете недалеко от точки пути.
  - Логично. - Гром вновь отдалил изображение, показывая воина целиком. - Я бы тоже не рискнул активировать доспех на борту корабля. Тем более, на яванте было его описание. И я готов душу заложить, что твой подопечный, Харт, уже его прочитал.
  Я согласно кивнул головой. Прочитал. Практически сразу же, как браслет проявил себя в физическом плане.
  - Дальше. Давай разберем внимательнее, что мы, или скорее, он имеет. - Гром закинул в рот мясо, прожевал. - Кстати, как их звать-то?
  - Воина - Зуан, девушку - Рин. - ответил я на вполне, кстати, логичный вопрос орка.
  - Так вот. Зуан уже собрал довольно приличную даже по нашим меркам коллекцию артефактов. Талисман, притом созданный лично для него, связанные артефакты Власти, а именно Корона, парные клинки и нож, добавляем Крылья Ночи. Я ничего не забыл?
  - Нож откуда?
  - Оттуда же, откуда и мечи. - Гром создал иллюзию довольно длинного слегка изогнутого клинка. - Это четвертая часть артефакта власти: трон, корона, мечи и нож. Причем этот режик за ненадобностью пребывает во внепространственном хранилище самого трона и приходит по первому требованию прямо в руки хозяина. Мечи, кстати, тоже. Но, насколько я понял, парень их еще ни разу и не терял?
  - Он всегда с ними ходит. Даже когда спит, держит у кровати.
  - Умный мальчик. - хмыкнул Мрак.
  Орк быстро доел мясо и убрал всю пищу со стола. На вопросительный взгляд Немиона, сказал:
  - Нельзя наедаться после длительной голодовки. А последний раз мне поесть удалось шесть дней назад. И не удивляйтесь, для меня прошло не пять дней, а сорок.
  - И куда тебя понесло?
  - Не твое дело. - грубо оборвал друга Гром, явно не желая распространяться о своем вояже. - Вернемся к нашим делам. А именно, к девчонке. В отличие от воина, малявке достался лишь Талисман, хотя именно она пока самое слабое звено Тандема. Зуан вполне в состоянии отмахаться от нападения даже твари Бездны одними мечами, благо мастерство позволяет, а вот девчонка при физической атаке любой мало-мальски иммунной к магии твари совершенно беззащитна.
  В тронном зале наступила тишина, а я почувствовал, как поднимается волна паники. Гром ведь совершенно прав, я как-то упустил из виду полную беззащитность девушки. Судя по вытянувшимся лицам, такую оплошность проявил не только я. Оглядев наши выразительные рожи, орк вздохнул.
  - Я так и думал, что в ваши головы подобные мысли не заявятся.
  - Что предлагаешь?
  - То и предлагаю. - язвительно прорычал орк, не испытывая ни малейшего пиетета перед Мраком, хотя прекрасно знал, кем является наглый "соплеменник". - Девчонке нужна защита, которая позволит ей уцелеть и дождаться помощи от аззара. Например, вот эта.
  Орк развязал вязанку и вытащил небольшой сверток, развернул грязную тряпку, вытряхивая на стол мелодично зазвеневший золотой браслет. Не найдя понимания на наших лицах, орк покачал головой и соизволил объяснить:
  - Доспех Тени - не первая подобная разработка, хотя и одна из самых удачных. Были варианты и получше. А вот это - самая лучшая разновидность. Скажем так, вариация моей собственной брони.
  Немион выдохнул:
  - Инфернальный доспех?!
  - Не совсем. - Гром откинулся на спинку кресла. - Если вы помните, демоны Инферно очень плотно и продуктивно сотрудничают с несколькими древними расами, особенно в области создания оружия и доспехов. Это - результат работы двух мастеров: Доспехи Пламени и Хаоса, созданные в единственном экземпляре для давным-давно погибшей Владычицы Инферно. У этой игрушки есть несколько серьезных ограничений, из-за которых доспех уже множество эонов не имеет хозяйки.
  - Какие?
  - Владеть им может только женщина. Это первое и ключевое. Второе. Для активации доспеха необходимо обладать душой с определенными параметрами, которые, откровенно говоря, редко встречаются у жителей Инферно. Какими - не скажу и не спрашивайте, но у Рин под эти требования подходит.
  - Почему не скажешь? - спросил Мрак.
  - Это было одним из условий, на которых мне позволили вынести браслет из хранилища. А оно, уж поверь мне, охраняется гораздо лучше, чем твой весь Золотой Погост вместе взятый. - ехидно ответил орк.
  - А как ты прошел?
  - Никак. Я просто вежливо постучал в ворота и попросил у Хранителей разрешение забрать доспех. - хмуро ответил Гром.
  - И они отдали? - удивленно спросил Мрак.
  - Отдали. Некоторые артефакты надо выпускать погулять, тебе ли это не знать? Ладно, пошутили и хватит. Браслет необходимо отдать девчонке до того, как она покинет планету. Активация пройдет быстро - уж очень он заждался хозяина. Дальше. Браслеты стихий ей бесполезны, поскольку она с ними напрямую работать не будет - неэффективно, да и при ее таланте это просто вредно. Харт, Немион мне говорил, что у тебя есть Ссешезар?
  - Есть.
  Гром протянул руку. Я молча дал ему требуемое, достав жезл из пространственного кармана. Орк размотал еще один сверток, вытащив черное, изукрашенное мелким рунным письмом древко, вставил Ссешезар в навершие, надел на стык широкое кольцо и активировал полученный артефакт.
  - Ссеш"тае Таррс. Очень милая и паскудная вещица, как и многие изделия дроу. - противным менторским тоном продолжил вещать орк. - По сути, в собранном виде, это банальный катализатор, позволяющий активировать темную составляющую дара и упрощающий работу с ним на начальных этапах. Девочка уже неплохо освоила азы рунной магии. Пора бы ей серьезно заняться темным искусством, но без учителя магию Тьмы и тем более Хаоса освоить невозможно! Так что, я приволок учебник вместе с учителем. - Гром развернул еще один небольшой сверток и положил на стол кристалл с душой.
  - Кто здесь заточен?
  - Один из лучших магов-оружейников иллитири. - заметив выражение наших лиц, орк добавил: - Знаю, темные эльфы не самая приятная раса, да и доверие не вызывают, но конкретно с этим дроу я уже договорился. Заодно и темному наречию обучит. Пригодится при изучении магии Тьмы.
  - А что потребовал дроу за свои услуги?
  - Воскрешения, что же еще. - ответил Гром.
  - И ты ему пообещал?
  - Я не только пообещал, но и полностью его завершил. Но душа этого прохиндея новенькое тело получит только тогда, когда я буду доволен его работой.
  - И дроу поверил тебе? - спросил Драко. - Темные эльфы к оркам не особо-то хорошо относятся.
  - Драко, они и к своим соплеменникам нехорошо относятся. - отмахнулся Гром. - Я его воскресил, дал опробовать новое тело, кое-что доработал и выпер обратно в кристалл.
  - Как ты его воскресил? - с интересом просил Немион.
  Гром потер лоб, всем видом показывая, как устал от сборища наделенных Могуществом бездарей и неучей, не знающих очевидных вещей. Самое отвратительное, что орк не сильно преувеличивал: рядом с ним мы действительно чувствовали себя необразованными дураками. Слишком многое знал и умел этот обманчиво выглядящий воин.
  - Учи матчасть, Нем! - укоризненно глядя в фиолетовые глаза друга, прорычал орк. - Нельзя же быть настолько безграмотным! Воскрешать можно по-разному! Кстати, Ррау все слышит.
  - Как его звать?
  - Рраудхар Шессет Ссеш"Тае Илиннель Ас"Таш из Великого Дома Шеррен, родом с Дартахана. Ссешезар, кстати, его рук дело. - Гром на мгновение запнулся, слушая возмущенные вопли эльфа, а потом вздохну. - Ладно, Хаос с тобой! Все мозги уже пролюбил!
  Короткое заклинание привязки души, буквально выплюнутое орком, позволило заточенному в кристалл эльфу проявиться в реальности в виде воплощенного призрака. Спрашивать Грома, где он этому обучился - бесполезно. Я лишь вздохнул. Надеюсь, по окончанию Игры Гром будет в хорошем настроении, и согласится дать мне несколько уроков. Стыдно признаваться, но этот прохиндей знал и умел больше, чем я, и, как подозреваю, Немион вместе взятые. Не зря о нем ходит столько разнообразных слухов. Да и орк ли он? Или уже давно переступил черту, но сохранил привычный с рождения облик? На этот вопрос Гром не ответит, а я спросить не рискну. Хочет выглядеть как необразованный дикарь-кочевник, ничего сложнее арбалета в жизни не видавшего? Пусть, его право.
  Воплощенный дроу, ощупав свое эфирное тело руками, что-то нелестное прошипел на темном наречии, но, увидев неласковый взгляд орка, заткнулся, создал себе вполне материальное кресло и развалился на нем возле Грома. Выглядел сей представитель Старшей Расы довольно обыденно для своего вида, разве что белые волосы вместо привычной боевой косы были стянуты в простой хвост, заканчивающийся чуть выше лопаток. Хитрющие лиловые глаза ощупали всех участников нашего небольшого собрания, явно безошибочно определив расу и статус каждого из нас. Да, этот дроу может научить, вопрос только - чему. Видимо, скептицизм столь сильно проявилось на моем лице, что дроу возмущенно зашипел, а Гром со вздохом сказал:
  - Ррау, я понимаю, что длительное заключение на информационном носителе тебе наскучило, но прекрати паясничать, а то отберу возможность воплощаться.
  - Не отберешь. - лениво отмахнулся дроу. - Иначе научить ничему толком не смогу.
  - Знаю. - орк рассмеялся. - Но я в тебя верю, ты справишься.
  Дроу страдальчески закатил глаза, ответив с явной насмешкой в голосе:
  - А куда я денусь?
  Орк фыркнул.
  - Не строй из себя жертву произвола. Скучать тебе не придется, да и воин хороший мечник, будет с кем размяться.
  Во взгляд эльфа появилась насмешка и полное неверие. Гром хмыкнул.
  - На, посмотри. Я записал его тренировку. Специально для тебя, цени.
  Орк развернул возле эльфа небольшой экран и пустил на воспроизведение одну из ежедневных тренировок росса с парными саблями. Эльф заинтересовался. Я уже не раз видел подобные короткие "бои с тенью", каждое утро проходящие в довольно просторном тренировочном блоке. Все обитатели черного корабля с наслаждением предавались неге и безделью, но на тренировки их лень не распространялась, и воины ежедневно до изнеможения выкладывались в изнурительных боях как поодиночке, так и в компании. "Бой с тенью" на экране перешел в спарринг, когда к командиру присоединился вороватый Танцор. Запись закончилась посреди поединка в тот момент, когда оба росса сменили мечи на необычное серпообразное оружие, вызвав недовольное шипение заинтригованного эльфа. Гром хорошо знал, как и чем заинтересовать хитрого дроу. Эльф откинулся в кресле.
  - Ладно, готов признать, боец хороший. А второй кто?
  - Подчиненный. - Гром вздохнул. - Вороватый стервец, по уровню не сильно уступает командиру, хотя Зуан намного сильнее и выносливее. Третий по силе боец в отряде.
  - А второй тогда кто?
  В лиловых глазах дроу я заметил неприкрытый интерес. Эльф увидел нечто неизвестное, незнакомую ему технику боя и невиданное ранее оружие, и я готов был поклясться, что иллитири из шкуры вылезет, но вытрясет знания из росса. Если сможет.
  - Сам узнаешь. Поверь, Ррау, тебе россы понравятся. Такие же практичные отморозки, как и ты. - Гром хохотнул. - Так что прекращай ломаться.
  Эльф фыркнул. Гром хитро-хитро прищурился и мягким бархатным голосом добавил:
  - Ах да, забыл сказать. У тебя появится реальный шанс отомстить Владыке, во имя которого тебя зарезали на алтаре.
  Эльф подобрался, в лиловых глазах исчезло всякое веселье, а орк, все так же сочась сладкой патокой, мягко сказал:
  - Противник Хартахена - тот самый Владыка Хаоса из расы антаи.
  В лиловых глазах эльфа явственно промелькнула жгучая ненависть.
  - Интересно? - Гром откинулся в кресле с наглой плотоядной улыбкой победителя.
  - Более чем. - эльф с невольным уважением глянул на зеленокожего провокатора. - А ты тот еще интриган. Подумать только, я повелся на твою внешность. - эльф покачал головой, признавая собственную наивность.
  - Все ведутся. - сказал со смехом Немион. - И я развелся, когда первый раз увидел этого зеленого дуболома в таверне.
  Гром фыркнул.
  - Я предпочитаю не просвещать окружающих, если они так хотят во мне ошибиться. Иногда очень удобно, если в тебе видят тупого дикаря-наемника. Ладно, пошутили и хватит. Немион, подкинешь браслет, посох и кристалл на корабль?
  - Подкину. Когда?
  - Желательно сейчас. Росс поглощен явантой, а девушка плещется в душе, так что заметить не должны. - Гром пожевал губу, и сказал: - Прямо в спальню я бы не рисковал открывать проход, все же, девчонка уже чувствует колебания пространства и может засечь прокол. А вот на стол в основной части каюты, - Гром сменил изображение, показывая искомый стол, - вполне можно.
  Орк передал Немиону отобранные артефакты, на мгновение задумавшись. Дроу наигранно-страдальчески вздохнул и показал на пальцах кольцо.
  - Да, действительно, совсем забыл. - на зеленой ладони появилась матовая серая сфера учебного тестового артефакта. - Рраудхар, еще что-то надо?
  Дроу покачал головой и вернулся в кристалл. Немион вопросительно глянул на орка, получил согласный кивок с координатами портала и перекинул четыре вещицы на край широкого стола. Гром вернул мне управление оком, а я развеял экран. Интересно, Чиинар заметит художества дроу? А если заметит, то рискнет ли выставить мне претензии за столь явное вмешательство в дела Тандема или нет? В том, что хитрый ушастый авантюрист сумеет поднять корабль на уши, я не сомневался ни на мгновение. Как и в способности Тандема поставить зарвавшегося дроу на место.
  
  
  
  
  Глава 8: Остроухий братец
  
  Руки чесаться начинают чаще всего с языка.
  
  
  Чужое присутствие резануло по нервам, выкидывая из виртуального пространства яванты. Зуан отложил кристалл, вслушиваясь в тишину каюты. Из душа доносился шум воды, плеск и мурлыканье девушки: Рин напевала себе под нос росскую детскую песенку, считывая слова и музыку с памяти аззара, частью сознания наблюдая за его действиями. Не то. Ощущение чужого присутствия усилилось, появилась тревога. Зуан сжал руку, ощущая под пальцами знакомую ребристую рукоять черного ножа, плетение ступора кольнуло пальцы и свернулось, готовое к активации. Соскользнув с кровати, росс без единого шума подошел к двери, заставляя ее открыться, и выглянул в каюту. Зеленые глаза сузились. В кресле, спиной к двери в спальню, сидел чужак, чья белокурая макушка и длинные уши торчали над спинкой кресла.
  - Быстро заметил, молодец. - донесся с кресла холодный голос со странным свистящим акцентом.
  - Кто ты?
  - Ваш новый учитель. - с легким раздражением в голосе ответил незнакомец, вставая с кресла текучим движением.
  Зуан удивленно выгнул бровь, но никак не прокомментировал это наглое заявление. Незнакомец выглядел необычно: высокий, всего на палец ниже самого росса, гибкий и худощавый, но с великолепно тренированным телом воина, темная, практически черная кожа резко контрастировала с молочно-белыми волосами, стянутыми в растрепанный хвост. Красивое породистое лицо с утонченными чертами и высокими скулами. Длинные подвижные острые уши, большие слегка раскосые глаза густого лилового цвета, отблескивающие красноватыми искрами. Чужак ухмыльнулся, демонстрируя клыкастый оскал. На изящных, но сильных пальцах темнели длинные загнутые черные когти, ничуть не уступающие подобному украшению на пальцах самого Зуана. Черная одежда с серебряной вышивкой оттеняла белизну волос и подчеркивала темноту кожи. Необычный экземпляр совершенно незнакомой расы. Ушастый наглец оперся о спинку кресла, откровенно и с не меньшим интересом рассматривая неподвижно стоящего перед ним росса.
  - "Охренеть!" - раздался на грани восприятия голос Рин. - "Дроу!"
  Рин сбросила россу информационный пакет со всем, что ей известно о темных эльфах, не забыв пометить, что выкопано из сказок и легенд, а что - из закромов яванты.
  - Неплохо, неплохо. - дроу хмыкнул. - Умеете работать в ментальной связке.
  - У тебя инстинкт самосохранения вообще есть? - спокойно спросил Зуан, глядя в наглые лиловые глаза.
  - С тех пор как умер - нет. - равнодушно ответил эльф.
  - Дух, значит? - росс почувствовал активацию Крыльев Ночи и сместился в сторону, открывая Рин коридор атаки.
  - Ты бы еще привидением обозвал. - в голосе дроу промелькнул гнев.
  Зуан подкинул нож в руке. Эльф напрягся. Лиловые глаза сузились. Что-что, а рунное оружие одинаково опасно как для живых, так и для мертвых. Тем более, такое.
  - Еще раз спросить? - нож развеялся дымкой, скользнул между пальцами и вновь материализовался в руке росса.
  Эльф рассмеялся.
  - Правильно выбрал оружие, даже не зная противника. Великолепно!
  Зуан едва слышно выдохнул, сбрасывая накапливающуюся злость. Дроу начал раздражать беспардонным поведением и наглостью, вызывая желание зарезать на месте. Лицо темного эльфа окаменело, полностью утратив эмоции.
  - Пошутили и хватит. Меня зовут Рраудхар Шессет Ссеш"Тае Иллиннель Ас"Таш из Великого Дома Шеррен. Темный эльф, дроу или иллитири. Называй мою расу, как тебе больше нравится. Меня передали вам в бессрочное пользование как учителя. - эльф скривился. - Неприятно чувствовать себя вещью, знаешь ли.
  - Насколько ты жив? - спросила Рин из спальни, не рискуя выходить: все же о боевых навыках дроу ходит слишком много интересных слухов.
  Эльф заметил большой лук в ее руках с дрожащей черной стрелой, удивленно выгнул бровь, но от комментариев удержался. Взгляд у девушки был неласковым, и смотрела она вдоль сгустка Хаоса.
  - Сложно сказать. - дроу хмыкнул, пытаясь уйти с линии обстрела, но, напоровшись на хищную усмешку воина, остался на месте.
  - Подробнее. - сухо сказал росс.
  - О чем? - ехидно спросил эльф.
  - Насколько ты жив или мертв.
  - Меня зарезали на алтаре чуть больше трех тысяч лет назад. - равнодушно ответил Рраудхар, не отрывая взгляда от стрелы. - То, что вы видите, это воплощение моей души в физическом мире. Я могу воздействовать на предметы. Но меня нельзя убить, поскольку я - дух.
  Зуан улыбнулся одними уголками губ и без замаха метнул нож. Дроу резко дернулся, уходя от атаки, но черный клинок все же чиркнул по руке, оставив вполне реальную рану, исходящую призрачной дымкой. Рраудхар зашипел, спешно залечивая порез, недобро глядя на высокого воина. Хорошо хоть девчонка не догадалась спустить черную тетиву.
  - Это было излишне.
  - Ты же сам сказал, что убить тебя нельзя. - мягко ответил воин, обходя замершего дроу.
  - Убить можно и бога, если знать чем. - эльф подавил раздражение и ярость. - Не делай так больше. И я очень прошу вас, эссэ"шасс , убрать ЭТОТ лук.
  - Думаешь, стоит? - ласково спросила Рин.
  - Не хотелось бы расстаться даже с таким подобием жизни, если дрогнет ваша очаровательная ручка. - столь же ласково ответил дроу, глядя в серо-золотые глаза девушки холодным злым взглядом.
  - О, не стоит так переживать. - Рин усмехнулась, но лук так и не дрогнул. - Я не настолько слаба.
  Дроу демонстративно вздохнул, разводя руками.
  - Как ты оказался в моей каюте? - Зуан чуть сдвинулся в сторону.
  - Принесли и положили на стол.
  - Кто?
  - А вот это я вам сказать не в праве. - ехидная усмешка в лиловых глазах ясно показала: вправе, но не скажет.
  - Дай угадаю. Тот же, кто и меня закинул поближе к аззару. - Рин улыбнулась нервничающему дроу.
  - Нет. Он не имеет права вмешиваться.
  - А как же его подарки? - Зуан едва заметно усмехнулся.
  - Поправлюсь. Он не имеет права вмешиваться ЛИЧНО.
  - Для этого есть друзья. - закончила за эльфа Рин.
  - Совершенно верно.
  - И ты один из его друзей?
  Эльф фыркнул.
  - Скорее, я собственность одного из его друзей. Видите кристалл на столе? Вот это и есть я.
  - И как ты это терпишь? - удивленно спросила девушка.
  - А у меня есть выбор? - эльф поморщился. - Правда, приманка на конце удилища довольно увесистая, и ради нее я готов на все.
  - Жизнь? - спросил росс, прикинув, что может быть столь желанно для мертвого мага.
  - Настоящая, а не это существование. - Рраудхар, помня, как Гром охарактеризовал Тандем, увиливать от ответа или скрывать правду не стал.
  - И что ты должен сделать, чтобы ее заслужить?
  - Научить вас темной магии. - эльф вернулся в кресло. - Не стоит меня бояться, юная леди, я кровно заинтересован в вашем благополучии. Можно даже сказать - жизненно!
  Рин фыркнула, ослабила тетиву, убирая стрелу, но в комнату так и не зашла. В лиловых глазах на мгновение мелькнуло одобрение.
  - Избавиться от меня не получится. На кристалл наложены чары возврата. Ментальную связь с вами я уже установил.
  - Я могу от тебя избавиться просто убив. - в спокойном голосе росса хрустнул ледок, затягивающий пышущую ярость. - На этот раз - окончательно.
  - Можешь. - Рраудхар встретил тяжелый оценивающий взгляд росса. - Но я сомневаюсь, что ты это сделаешь. Мне успели кое-что рассказать о твоем характере. - эльф споткнулся об откровенно хищный взгляд, но все же продолжил. - Перед этим ножом я совершенно беззащитен, как и перед выстрелом лука. Даже если смогу сопротивляться в воплощенном облике, я не смогу защитить кристалл. Ты это знаешь.
  - Знаю. - Зуан разжал пальцы, убирая нож. - Будем считать, что мы выяснили отношения. Чему ты собираешься нас учить?
  - В первую очередь - темному наречию, поскольку без его знания вы не сможете пользоваться заклинаниями тьмы: у многих вербальная форма активации. В основном я буду работать с девушкой. Рин, если я правильно подслушал.
  - Правильно. - девушка улыбнулась, складывая лук в компактный толстый цилиндр.
  - А как мне тебя звать? - спросил дроу, переведя взгляд на росса.
  - Если есть чужие уши - Навь. В среде моих бойцов можешь звать по имени - Зуан. Но лучше бы тебе не показываться им на глаза.
  - А придется, особенно, когда я начну учить вас читать ауры.
  Зуан на мгновение задумался. Давать свободу довольно наглому и беспардонному дроу на корабле не особо хотелось. Причин верить иллитири нет. Учитель магии. Зуан прищурил глаза, оценивая возможную пользу и хлопоты, которые это, несомненно неспокойное существо, им доставит. Польза перевесила. Слишком уж большую ценность представлял реальный учитель, чтобы так просто упустить его из рук. В зеленых глазах на мгновение промелькнул тяжелый оценивающий плотоядный интерес. Как капитан корабля, Зуан не желал видеть дроу на борту. Как командир отряда - опасался проблем и лишних хлопот, но соглашался с его ценностью. Как Владыка, он не имел права упускать столь ценное приобретение, само приплывшее в руки. Учитель темной магии. Живой, мертвый - не важно. Прикинув возможные проблемы, росс проворчал:
  - На какое расстояние от кристалла ты можешь отходить?
  - Вдесятеро большее, чем длина твоего корабля.
  - Хорошо. С отрядом я тебя познакомлю отдельно. На борту есть двое чужих - пираты-сатай Надар и Шейн. С ними постарайся не контактировать. Откуда ты знаешь азилан я спрашивать не буду.
  - Скинули информационным пакетом. - спокойно сказал дроу. - Могу так же скинуть вам знание темного наречия.
  - Скидывай. - сказал Рин.
  Дроу покосился на росса, но, не видя возражений, скинул воину и девушке по ментальной связи крупный пакет. Рин прислонилась к стене, пережидая головокружение и легкую боль, пока информация не уляжется на отведенные для нее места, Зуан же просто поморщился.
  - Таш эссе, ссешар даш эллерен? - спросил Рраудхар.
  - Нес, диос шаэс. - без запинки ответил росс.
  - Нэй эрэ. - девушка поморщилась. - Нужно время, чтобы выработать произношение. Немного непривычно.
  - Отрастишь клыки и будешь говорить как на родном. - дроу улыбнулся. - У Зуана проблем с произношением нет.
  - Еще бы. Оба клыкастые. - девушка вздохнула. - Что там еще нам передали?
  - Это тебе лично. - дроу указал на золотистый браслет. - Аналог Доспеха Тени, который носит твой аззар. Оба доспеха необходимо активировать в течение суток.
  Рин надела артефакт на правую руку, наблюдая, как золотая полоска металла растворяется на коже, чтобы проявиться уже на плече четкой татуировкой в россыпи рун.
  - А посох?
  - С ним разберемся позже.
  - А что это такое? - Рин с интересом рассматривала матовую сферу.
  - Потом скажу.
  - Как нам тебя звать? - Зуан сумрачно глянул на белобрысого эльфа. - Твое полное имя слишком уж зубодробительное.
  - Рраудхар. Ррау. Как удобно. - эльф пожал плечами.
  - Забавно. Во всех легендах дроу описываются как высокомерные, полные презрения к другим расам, хладнокровные убийцы. - Рин встала за спиной аззара.
  - Трех тысячелетнее заточение в кристалле, - едва слышно ответил Ррау, - очень способствует смягчению характера и переосмыслению жизненных позиций и ценностей. Особенно, шестьсот лет на полке в закрытом хранилище.
  Зуан тяжко вздохнул.
  - Рраудхар, прежде, чем ты выйдешь из этой каюты, ты должен кое-что усвоить...
  
  * * * * *
  
  Хартахен
  Грань Хаоса Немедерис
  Твердыня Саарлан
  
  Гром с интересом следил за знакомством дроу и росса, изредка комментируя действия своего имущества. Орк откровенно наслаждался реакцией росса. Темному эльфу я не доверял, прекрасно зная, что из себя представляют дроу, но понимал необходимость его присутствия возле Тандема. Рин срочно требовался учитель, даже такой сомнительный, как давным-давно мертвый дроу-отступник с расшатанными нервами и склочным неуравновешенным характером. Других вариантов у меня просто нет. Смущал лишь один факт.
  - Гром.
  Орк повернулся, вопросительно глядя на меня.
  - Как Рраудхар сможет обучать Рин темным искусствам, если он мертв? Насколько я знаю, душа никоим образом не может использовать магию.
  - Совершенно верно. - орк улыбнулся хитрой плотоядной улыбкой.
  - Объясни?
  - Харт, ну не мог я просто так сразу же дать этому паршивцу жизнь. - Гром хохотнул. - Пусть еще хоть немного побудет душой, ему полезно. Да и честно говоря, так безопаснее было знакомиться. У росса слишком тяжелая рука.
  - Боялся, что прибьет или выставит с корабля?
  - Он и так чуть не прирезал. - орк отмотал запись и показал мне момент, когда росс метнул нож. - А на счет выставить... - Гром хмыкнул. - Если я хоть немного понял характер россов, то дроу они возьмут в оборот так, что мало ему не покажется!
  - Он опасен.
  - Опасен, конечно, но пойми, лучших учителей по магии Тьмы и Хаоса чем иллитири не существует!
  - Не слишком ли велик риск? Дроу слишком...
  - Не в этом окружении. - перебил меня орк. - Они найдут, как его обломать и чем занять. - орк усмехнулся. - Есть подозрение, что так просто Рраудхар от мягкой опеки россов не избавится, даже если захочет. Видел, каким взглядом на него смотрел Зуан?
  - Видел. - я не сдержал улыбки. - Как дракон на источник сил.
  - Поверь, я знаю такие взгляды. Не важно, живой дроу или так и останется беспомощной душой, но его уже оценили и признали полезным. - орк рассмеялся.
  - Но воскрешать-то ты его будешь?
  - Буду и быстро. Непривязанная душа не переживет старта корабля с планеты, да и энергия из него выветрится за сутки. Но ему об этом знать не обязательно. - орк плотоядно ухмыльнулся. - Поверь, этот ушастый засранец даже не заметит, когда станет живым. Пусть это будет для него сюрпризом.
  
  * * * * *
  
  С правилами Рраудхар не спорил, просто принял к сведению. Зуан четко объяснил свое отношение к неожиданному пополнению экипажа, а черный нож, периодически появляющийся в руке росса, заставил нахального дроу отнестись к словам воина со всей серьезностью. Рин напомнила аззару про его вчерашний приказ бойцам собраться в тренировочном блоке. Рраудхар тут же заинтересовался, признавшись, что некий Гром вытряхнул с него обещание обучить росса школе боя иллитири. Проверку боевых навыков решили не откладывать, тем более, что до назначенного времени оставалось еще чуть больше пяти ксан.
  Сказано - сделано.
  Зуан отвел дроу на уровень ниже, где располагался арсенал, тир и тренировочный зал. Дроу с откровенным интересом рассматривал корабль, но решил подождать и удовлетворить свое любопытство позднее.
  В тренировочном зале в полной темноте занимался Танцор, отрабатывая под чутким руководством Ринора приемы рикорна - специфической школы боя, распространенной в среде Темной Знати. На появление командира и Рин в сопровождении совершенно незнакомого мужчины, оба воина не обратили особого внимания, однако Ринор тщательно ощупал взглядом едва заметно мерцающую фигуру дроу. Танцор закончил урок, и лишь после этого Ринор включил освещение.
  - Отвратительно. - хмуро сказал Ринор. - Танцор, тебе что, руки и ноги повыдергивали? Да ты под дурью шевелишься быстрее!
  - Не зуди, сам знаю.
  - Расслабился ты в пилотском кресле.
  Танцор отмахнулся, переведя внимание на эльфа.
  - Навь, это что за красавчик?
  - Пополнение нашего экипажа. - буркнул росс. - Не совсем живое.
  - Дохлое, что ли? - хмыкнул Ринор.
  - И давно. - тем же тоном ответил эльф.
  - Это Рраудхар. Учитель по магии для Рин. Мертвый.
  - В каком смысле? - Ринор опешил.
  - В прямом. - хмуро ответил дроу, развеивая мираж до едва заметного светящегося силуэта, впрочем, быстро вернув себе плотный облик, но на этот раз с парными скимитарами в руках. - Готов?
  - Вполне.
  Зуан обнажил мечи. Танцор и Ринор отпрянули к стене.
  - Большей плотности я добиться не могу, но оружие реальное, не забывай.
  Зуан кивнул. Эльф на мгновение замер, прикрыв глаза, и сорвался в стремительной атаке. Дымное лезвие скимитара встретилось с черным клинком, росс увернулся от неизвестной атакующей связки, завлекая дроу неожиданной атакой в незнакомый для него узор боя. Мгновение, оба бойца отскочили и замерли. Дроу потряс рукой, ожидая, пока стянется рассеченная почти надвое конечность.
  - У тебя хорошая реакция, скорость и пластика движений. - негромко ответил эльф на вопросительный взгляд росса. - Продолжим? До первого касания?
  Зуан кивнул.
  Для Рин поединок велся в двух проекциях: стремительный вихрь стали в ее личном восприятии полного дилетанта и с точки зрения Зуана с полным пониманием происходящего, стоек, ударов, блоков, защитных и атакующих связок. Девушка выкинула сознание в уже привычное отрешенное состояние, наслаждаясь стремительными четкими выверенными движениями обоих воинов, Ринор и Танцор тихо шушукались, обсуждая бой командира и эльфа, отмечая особо интересные связки и моменты, собираясь вытряхнуть позже подробности из Зуана.
  Бой закончился совершенно неожиданно: эльф внезапно запнулся, широко распахнув в безмерном изумлении глаза, а черное лезвие без сопротивления вошло ему в бок. Оба воина замерли, отведя мечи. На плече Зуана набухал кровью длинный глубокий порез, а дроу неожиданно рухнул на колени, зажимая сквозную рану. Сквозь пальцы просочились первые капли густой темной крови и тяжело упали на пол. Эльф в тихом шоке уставился на окровавленную ладонь, побледнел и с яростью прорычал:
  - Гром! Скотина! Эссе шасшт сешшер ссаур-шер! Сволочь зеленая!
  Зуан удивленно таращился на кровь, толчками льющуюся из пропоротого бока мертвого эльфа. Мертвого, как же! Рин фыркнула.
  - А ведь сейчас точно сдохнет. - девушка подошла к ошеломленному до глубины души дроу, накладывая плетение глубокого исцеления на рану. - Что-то ты слишком живой внезапно стал. Как объяснишь?
  - А что тут объяснять? - Эльф дождался окончания работы заклинания девушки и кинул поверх темную лечилку, наблюдая, как затягивается рана. - Гром провел ритуал воскрешения до того, как закинул меня к вам на корабль, но потом вытряхнул душу из тела и сунул в кристалл.
  - Типа, аванс видишь, а вожделенную награду не получишь, пока не справишься?
  - Типа того. Я предполагал, что он вернет мне жизнь в скором времени, иначе я не смогу тебе показать даже простейшего заклинания, поскольку духи не могут манипулировать магической энергией. Но, таш шаесс, стервище, выбрал же он момент!
  - А не сбежишь? - спросил Зуан, залечивая порез.
  - Я что, дурак? - Ррау хмыкнул. - За время пребывания в амулете на шее этой скотины, я слишком хорошо его изучил. Найдет и вернет. Если он действительно захочет достать, то и из Ледяных Чертогов выцарапает.
  - Кстати, а Гром кто? - Рин потерла переносицу. - Сволочь зеленая? Неужели, орк?
  - Самый натуральный. - со вздохом ответил Ррау.
  - И каково было темному эльфу попасть в собственность к орку? - с улыбкой спросила девушка.
  Эльф поморщился.
  - Не спрашивай!
  - Ладно, не буду топтаться по любимым мозолям. - Рин рассмеялась. - Невероятно, темный эльф на космическом корабле. Тиш-эрэ! Монстрик из сказки!
  Дроу пожал плечами, внимательно себя рассматривая. Рин заметила, как он запустил диагностику, тщательно и трепетно проверяя свое тело. Здоровьем дроу остался доволен, а вот состоянием - нет.
  - Слишком ослаблено. - дроу подхватил скимитары, сделал несколько упражнений и недовольно заворчал. - Потребуется время, чтобы привести себя в порядок.
  Вложив клинки в ножны, Рраудхар занялся проверкой магических резервов. На пальцах вспыхивали и исчезали в темной дымке подрагивающие контуры атакующих заклинаний, в воздухе разворачивались и схлопывались различные щиты, на стенах появлялись и исчезали ловушки.
  - И как? - спросила девушка, когда вокруг гибкой фигуры с треском развернулось ячеистое поле щита.
  - Хуже чем было, но лучше, чем мое физическое состояние. Осталось проверить Хаос и порталы.
  - Мы на необитаемой планете. - Зуан неопределенно махнул рукой. - Закончу дела и можно приземлиться где-то на материке. Места хватит, да и возмущаться некому.
  - Ррау, как ты с рунной магией? - спросила Рин, оглядывая эльфа с откровенно хозяйственным интересом.
  - Посредственно. - дроу пожал плечами, предпочтя проигнорировать взгляд. - Алфавит и кое-какие основы знаю. Плюс то, что удалось подсмотреть у Грома.
  - Отлично! Значит, будем учиться вместе! - с наигранной радостью сказала Рин. - А то я только треть большого алфавита освоила.
  Эльфа передернуло. Большой рунный алфавит состоял из двухсот восьмидесяти рун в четырех начертаниях каждая.
  - Чему будешь учить? - спросил Зуан, убирая кровь очистительным заклинанием.
  - Темная магия и магия Хаоса. К первой относятся малефицистика, некромантия и темная боевая магия. Ко второй, помимо основной школы, относится демонология. Химерология работает на стыке некромантии, тьмы, хаоса и жизни, но я в ней не силен. Так, опишу самых распространенных уродов и способы борьбы с ними, ну и основы конструирования.
  - Обширно. - заметил Зуан.
  - Более чем. Обычно это изучают сорок лет. Да еще и рунная магия. Там только алфавит учить и учить. Еще необходимо заняться физической подготовкой Рин, но, думаю, с этим справишься ты сам и Ринор. У него явно чувствуется хороший опыт тренера.
  - Я тебя уже ненавижу. - пробурчала девушка, окончательно перенося эльфа в раздел особо ценного движимого имущества.
  Зуан мысленно согласился с оценкой темного эльфа, навесив пометку: "национальное достояние Росской Империи". Дроу рассмеялся, не подозревая, что его уже тщательно оценили, признали пригодным к эксплуатации и вписали в длиннющий список грядущих мероприятий и государственных планов с его личным участием в работе на благо могучей звездной империи.
  - И у нас на все про все меньше полугода. Еще бы алхимию и темное лечение захватить, но, боюсь, не успею. Знания буду загружать в мозг напрямую, благо, ментальная связь сохранилась, а тренироваться придется уже днем. И на планете. Или придется сделать полигон на борту корабля, но это довольно сложно и за пределами моих возможностей. - Рраудхар на мгновение замер, обхватил голову руками и простонал: - Великая Мать, во что я влез?!
  К пометке о национальном достоянии добавилось: "особо ценное".
  - Похоже, в долгосрочное рабство. - со смешком сказал Танцор, заметив расчетливые собственнические взгляды командира и девушки.
  Эльф разлепил глаз, недобро осмотрел вороватого росса. Подумал, скосил глаз на Зуана и спросил:
  - Их тоже учить?
  - А осилят? - осторожно спросил Зуан.
  - Этот злыдень вороватый - точно осилит. Дар есть, даже без диагностики чувствую.
  - То есть, россы как раса обладают даром к магии? - мягко поинтересовалась девушка, перекинувшись с Зуаном понимающими взглядами.
  - Если хоть один чистокровный росс обладает даром, значит, у всей расы в целом есть предрасположенность. - ответил дроу, не заметив, как в глазах Зуана на его досье с грохотом приговора упала большая государственная печать.
  - Ты можешь точно сказать, кто из россов на что способен?
  - В принципе - могу. - Ррау на мгновение задумался, нахмурился, выстраивая привязки. Мгновением спустя хлопнул малый телепорт, и на когтистую черную ладонь упал матовый серый шар.
  - Как..? - Ринор вопросительно глянул на дроу.
  Эльф отмахнулся, проверяя обычный учебный артефакт. На его руках сфера стала прозрачной и быстро налилась клубящейся тьмой, испещренной даже на вид маслянистыми фиолетовыми разводами Хаоса.
  - Работает. - дроу передал тестер Танцору. - Держи, посмотрим, чем тебя одарила природа.
  Сфера на мгновение очистилась, стала прозрачной, но вновь затянулась клубящейся тьмой, в которой проскальзывали призрачные багровые язычки пламени. Дроу хмыкнул.
  - Как я и ожидал - Тьма и Хаос. Еще немного склонность к Инферно. Передай Ринору.
  Ринор с интересом сжал в руках холодный шар, всматриваясь в прозрачный артефакт. Какое-то мгновение сфера не менялась, но вот в центре родился темный шарик, дрогнул и уже привычно вспух клубами тьмы.
  - Любопытно. Неужели темная раса? - едва слышно сказал дроу.
  Сфера полностью заполнилась тьмой, усыпанной тяжелыми багровыми отблесками с холодными серебристыми искрами.
  - Забавно. Если тестер не врет, из тебя будет хороший демонолог. Есть небольшая склонность к магии Смерти. Зуан, возьми-ка ты.
  Росс пожал плечами и взял тяжелый шар. Сфера очистилась и вновь вспухла тьмой, прорезанной серебряными прожилками и густыми масляными фиолетовыми наплывами Хаоса с уже знакомыми багровыми пятнами. Рраудхар озвучил:
  - Тьма, Хаос и на удивление сильная Смерть. В соседстве с Инферно. Сильное сочетание. Рин?
  В руках девушки шар вспыхнул яростным пламенем с багровыми отблесками Инферно, но вскоре появились уже знакомые клубы тьмы и масляные разводы хаоса с искристыми серебряными росчерками магии Смерти. Немного позже проявились зеленые всполохи и золотистые искры.
  - Поразительно! Явно доминирует стихия огня и сила Инферно, практически равная ей по мощи Тьма и Хаос, да еще и склонность к Жизни, Смерти и Свету. - эльф дернул ушами. - Больше всего меня удивляет, что у всех у вас есть склонность к Тьме. Вообще-то, обычно преобладает дар к стихиям, Свету или Жизни. Тьма, Хаос и Смерть не так уж часто встречаются среди нейтральных рас, больше присущи так называемым темным народам: дроу, демонам, оркам и нагам. Я никогда не слышал, чтобы технически развитая цивилизация обладала столь мощным и совершенно неразвитым темным потенциалом!
  - У тебя будет возможность помочь нам исправить эту досадную оплошность. - спокойно и властно сказал Зуан.
  Рраудхар дрогнул, встретив оценивающий взгляд зеленых глаз росского командира. Командира ли? Так на него смотрел Глава Дома, когда узнал о сильнейшем даре и направлял в Школу Искусства, дабы вырастить для Дома Шеррен темного мага. Так же на него смотрел мастер-оружейник, когда отдал приказ учить древнему бою. И точно так же на него смотрел Гром, когда впервые вызвал из кристалла души.
  - Нам? - хрипло спросил Ррау, стараясь подавить неприятную дрожь.
   Росс не ответил, рассматривая стоящего перед ним дроу с неприкрытым хищным интересом, заставляя нервничать и проклинать свой длинный язык. Ринор и Танцор тихо шушукались, кидая на эльфа оценивающие и откровенно сочувственные взгляды.
  - Говоришь, тебя сбагрили нам, чтобы ты обучил магии Тьмы и Хаоса? - вкрадчивый голос Зуана заставил дроу оцепенеть.
  - Да.
  - Замечательно! - воин тронул передатчик. - Лезо, Аинин, спуститесь в тренировочный зал. - ехидно глянув на эльфа, добавил: - Надеюсь, у меня будет возможность встретиться с Громом и поблагодарить его за воистину царский подарок.
  Эльф поперхнулся воздухом, почему-то только сейчас вспомнив, что Владыки Хаоса и Гром что-то говорили про артефакты власти. Черные когтистые пальцы с силой сжали сферу тестера.
  Дверь распахнулась, впуская двух россов. Льдистые голубые глаза оббежали весело ржущих воинов, задержались на девушке и прикипели к гибкой фигуре эльфа, растерянно стоящего посреди зала. Лезо бросил удивленный взгляд на невозмутимого командира, вопросительно выгнув бровь. Аинин просто молча стоял у двери, рассматривая чужака.
  - Аинин, возьми у него шар.
  Принц удивленно глянул на брата, но не стал спорить, подошел к неподвижно стоящему дроу и взял в руку увесистый шар. Мутная сфера стала прозрачной, налилась Тьмой и Хаосом с легкими проблесками Жизни. Дроу нахмурился. Необычные сочетания проявлялись практически у всех россов. Никогда еще он не встречал такое количество темного дара вместе с явно проявленными склонностями к светлым направлениям.
  - Лезо.
  Аинин передал шар замкому. В руках пепельноволосого росса шар мгновенно окутался серебристой дымкой. Настолько плотной и густой, что темные клубы тьмы едва пробивались и поддавались опознанию.
  - Что скажешь? - Зуан перевел взгляд на эльфа.
  - Очень мощная склонность к Смерти. Настолько мощная, что подавляет другие проявления дара, но тьма, все же, прорывается. - эльф внимательно рассматривал всполохи сил в хрустальной сфере тестера. - Есть признаки Хаоса, но совсем немного.
  - И?
  - Я не удивлюсь, если все представители вашего вида обладают темным даром. - дроу пристально глянул на невозмутимого командира. - Если, если... Тут уже без всяких "если" можно утверждать - россы - темная раса. Пятая известная мне.
  - Неужели среди всего разнообразия разумных видов, темных народов всего пять? - удивленно спросил Зуан.
  - Полностью посвященные Тьме народы - редкость. Из всей довольно многочисленной расы эльфов всего одна Ветвь - темная.
  - Дроу?
  - Да. Только иллитири полностью темный народ, остальные посвящены светлым силам: жизни, свету, порядку, стихиям. Это же справедливо и к другим расам. Те же орки. У них тоже только одна ветвь относится к истинно темным, и то, конкретно к Хаосу. - Рраудхар забрал тестер из рук Лезо. - Тем более удивительно, что у всех представителей вашего народа есть темная составляющая дара. И что у всех вообще есть дар!
  - Все или не все - это еще надо узнать. - Зуан дернул ушами. - Ты проверил всего пятерых.
  - Поверь, этого достаточно. Если взять пятерых людей, скорее всего, дара не будет ни у кого.
  - Я хочу, чтобы ты проверил всех. - Зуан отмахнулся от возражений эльфа. - Я должен точно знать! Если моя раса столь одарена, глупо зарывать такие силы в почву!
  - Погоди, ты же не хочешь....
  Эльф запнулся, подозрительно глядя на задумчивого росса. Зуан откровенно плотоядно усмехнулся.
  - Как ты там сказал? Передали в бессрочное пользование?
  - Насколько я знаю, все эльфы - долгоживущий народ. - добавила Рин, наблюдая, как вытягивается породистое лицо дроу. - Так что, у тебя будет возможность развернуться.
  - А вы меня спросили? Может, я не хочу? - в голосе эльфа впервые появились явные панические нотки, а в глазах - затравленное выражение.
  - Как думаешь, Рраудхар, Гром будет против, если мы тебя не вернем? - с весельем в глазах совершенно серьезно спросил Зуан, наслаждаясь паникой эльфа.
  - Что?!!! - взвыл дроу, представив, что скрывается за словами росса.
  Ринор не выдержал и заржал. Зуан улыбнулся, хлопнул глубоко шокированного таким поворотом дел дроу по плечу.
  - Ррау, не паникуй. Я не собираюсь заставлять тебя лично учить весь мой народ. - Зуан с усмешкой наблюдал, как успокаивается ранее столь сдержанный дроу. - С другой стороны, подумай. Ты был мертв три тысячи лет. Правильно?
  - Допустим. - Ррау подозрительно покосился на чем-то невероятно довольного росса.
  - Скажи, тебе есть куда возвращаться?
  - Если Дом Шеррен не вырезали, то да, есть. - ответил эльф, не испытывая, впрочем, никакого желания возвращаться под жесткую руку Главы Дома.
  - Не вижу оптимизма. - Зуан бесстыдно эксплуатировал ментальную связь, сквозь которую пробивались истинные эмоции дроу.
  - У нас жестокое общество. - дроу пожал плечами.
  - Если так подумать, то ты - одиночка. - в зеленых глазах росса на мгновение мелькнуло сочувствие. - Без поддержки и защиты своего же народа.
  - К чему ты клонишь? - дроу нахмурился. К сожалению, в словах росса была неприятная, но правда.
  - Я? Ни к чему. Просто рассказываю перспективы. - Зуан хитро улыбнулся. - Ты сейчас находишься на борту моего корабля на совершенно неизвестной планете. Скажи, как ты отсюда собираешься возвращаться домой, если вдруг что-то случится?
  Рраудхар прикрыл глаза. Хитрый воин медленно, но верно загонял его в угол! Да, он прав! Для построения пробоя необходимо как минимум знать, где ты находишься! А он - не знал! Никогда ранее представители его расы не сталкивались с проблемой четкого ориентирования в пределах одного плана, поскольку, никогда не покидали планеты-якоря.
  - Как ты узнал, что я не в состоянии открыть отсюда портал в родной мир?
  - Прочитал очень любопытный трактат по теории пространственных перемещений "Теория телепортации и пространственных проколов." авторства некоего Эллильяриса. И там четко указано, что для построения любого межмирового портала необходимо знать не только точку прибытия, но и координаты точки отправки.
  Эльф прикрыл глаза, стараясь унять вспышку паники. Зеленоглазый воин красиво и спокойно мощными пинками загнал его в ловушку. И ведь прав. Деваться-то некуда. Остаться на необитаемой планете? Лучше уж сразу сдохнуть! Без помощи россов с этого мира он не уберется. Вся его магия и мастерство воина оказались бессильны. Интересно, знал ли Гром, что молодой росс так быстро и крепко возьмет его в оборот?
  - Что ты предлагаешь?
  - Принять подданство Росской Империи. А дабы ни у кого не возникло желания прибрать тебя к рукам или просто наложить на тебя лапы, я введу тебя в Клан.
  - Что я получу? - дроу вздохнул.
  - У тебя будет дом, власть и положение в обществе. Мой Клан довольно... влиятельный. - с улыбкой сказал Зуан. - Как член Великого Клана ты получаешь все права чистокровного росса, а это, поверь, немало.
  - А что ты от меня хочешь?
  - Я хочу получить на территории Росской Империи полноценную школу магии.
  - Один я не справлюсь! - в голосе эльфа опять откровенно прозвучала паника.
  - А кто сказал, что ты будешь один? - удивленно спросил Зуан. - Подготовишь помощников. Я же не предлагаю тебе стать за кафедру уже завтра. Со своей же стороны, я обещаю дать тебе весь объем знаний, необходимый для любого представителя космической цивилизации и помогу материально. Например, подарю корабль и научу им управлять.
  Рраудхар чуть не застонал, настолько в этот момент росский командир напоминал одного до боли знакомого орка. Предложение, сделанное воином, действительно щедрое, притом оформлено в таком контексте, что отказаться от него невозможно! Из гонимого изгоя он сразу же превращался в аристократа чужого и могучего народа. И что он теряет? Независимость? Он и так ее никогда не имел. Свободу? Ее еще надо заслужить. Работать, конечно, придется как проклятому. Но когда было иначе? Рраудхар тряхнул головой, отметая сомнения. Такие предложения делают лишь один раз. Осталось уточнить скользкий момент.
  - А ты имеешь право давать такие обещания?
  Ринор и Танцор переглянулись и заржали, высокий голубоглазый росс поморщился, а Зуан нагло улыбался.
  - Имею.
  - Согласен.
  - Отлично. Лезо, где сатай?
  - В своей каюте.
  - Кто дежурит?
  - Андари.
  Зуан тронут передатчик, переходя на общее вещание:
  - Общий сбор в кают-компании. Андари, включишь прямое вещание, чтобы был в курсе. - выключив связь, добавил: - Пошли, буду вас знакомить. Кстати, Ррау, темному наречию придется обучить всех членов моего экипажа.
  Эльф покорно вздохнул, принимая нежданный поворот судьбы. Только-только обретенная жизнь становилась все интереснее и интереснее, резко подпрыгивая на подводных камнях.
  Бойцы отряда успели собраться в кают-компании до того, как пришел командир, растекшись по диванчикам или прямо на пушистом ковре с толстым ворсом, негромко обсуждая последние новости. На появление незнакомого мужчины воины отреагировали спокойно, отметив кислое выражение породистой физиономии и откровенно паникующий взгляд, особенно контрастно заметные на фоне полностью довольного собою командира. Рин двинулась к уже законному месту тактика, лавируя среди бойцов, стараясь никому не отдавить ноги.
  - Садись. - Зуан указал эльфу на диван.
  Аинин и Дрии подвинулись, освобождая дроу место, сам же Зуан уселся на высокий стул у барной стойки, дожидаясь, пока закончатся пертурбации и дележка посадочных мест.
  - У нас опять пополнение.
  Воины дружно заржали, нагло и откровенно рассматривая экзотичного гостя, заметив промелькнувшее ехидство в голосе командира.
  - Опущу лирику и то, как именно сей занимательный сказочный персонаж оказался на борту. - Зуан ухмыльнулся. - Знакомьтесь и запоминайте: Рраудхар, темный эльф.
  - Лучше уж дроу. - эльф поморщился.
  - Как тебе удобно, хотя на мой взгляд разницы никакой. Значит, Рраудхар, представитель расы дроу. Насколько я понял, единственный в ближайшем обозримом пространстве.
  - Я искренне изумлюсь, встретив сородича. - Ррау недовольно поморщился. - По крайней мере, вне мира-якоря.
  - Значит, будешь единственным представителем своего вида. - Зуан ухмыльнулся. - Уникальный экземпляр.
  Воины опять заржали, откровенно потешаясь над печально развесившим уши эльфом. Растерянная физиономия с поникшими подвижными ушами вызывала совершенно нездоровую реакцию и истерическое хихиканье.
  - Не смешно. - из голоса дроу исчезло всякое выражение.
  - А я и не смеюсь. Ты - действительно уникальный экземпляр. Дроу с подданством Росской Империи.
  Воины зашушукались, осмысляя слова командира. Зуан согласно кивнул на вопросительные взгляды и пояснил:
  - С этого момента - Рраудхар является членом отряда и подданным Росской Империи со всеми правами и обязанностями. Познакомитесь самостоятельно. Он будет нас обучать.
  - Чему? - спросил Вихрь.
  - А вот это мы сейчас узнаем.
  Зуан встал и поставил на стол тестер. Сфера мгновенно очистилась и приняла нейтральный матовый серый цвет.
  - Ррау?
  Дроу недовольно дернул ушами, мысленно проклиная себя за длинный язык и собственное поведение, и слишком практичного хозяйственного росса, быстро и профессионально загнавшего его в угол. Так крепко его за глотку когтистой пятерней не брали даже в юные годы! Но сдавать назад уже поздно, да и пряник, предложенный росским командиром довольно аппетитный. Вздохнул, откидывая сомнения, взглядом поднял шар в воздух, и сухим тоном сказал:
  - Это - стандартный учебный тестирующий артефакт, который позволяет обнаружить и четко определить спектр дара у любого разумного существа. Каждый из вас пройдет проверку на тестере, чтобы я мог точно знать уровень и направленность ваших способностей.
  - А у нас они есть? - с сомнением спросил Фиан.
  - Вот сейчас и узнаешь. Возьми шар в руки.
  Рраудхар передал Фиану матово-серый шар тестера, мгновенно налившегося густой тьмой с серебристыми прожилками, стоило только воину взять его в руки.
  - И что это значит?
  - Как я и ожидал - Тьма и Смерть. - дроу прикрыл глаза. - Звать как?
  - Фиан. - росс с интересом всматривался в клокочущий мрак, запертый в прозрачной сфере.
  - Передавай дальше. Кто берет тестер в руки, называйте свои имена, мне так проще будет вас запомнить.
  Воины заржали. Дроу дрогнул от ярости, а черные когти сняли стружку со столешни.
  - Что не так? - в голосе эльфа появилось шипение.
  - Не злись. - Зуан неодобрительно посмотрел на четыре глубокие царапины. - Имя воина - это личная тайна. Мы пользуемся прозвищами.
  - А ты? Насколько я понял, Зуан - это твое настоящее имя.
  - Им стало известно мое имя, так что скрывать уже смысла нет. Воинское прозвище - Навь. - Зуан перевел враз похолодевший взгляд на своих подопечных. - А вам я настоятельно не советую действовать дроу на нервы. Не зря у этой расы устойчивая репутация самых жестоких, мстительных, кровожадных и беспощадных существ в любом мире, где они обитают. Меня хорошо знаете?
  Воины кивнули.
  - Считайте, характер Рраудхара вы теперь тоже хорошо знаете.
  Воины удивленно глянули на Ррау, но от комментариев воздержались. Дроу прикрыл глаза, гася гнев. Для гордого и высокомерного эльфа откровенные насмешки и снисходительное отношение росских воинов были, по меньшей мере, неприятны.
  - Следующий. - с рычанием в голосе прошипел дроу.
  Шар перекочевал в другие руки, уже привычно налившись тьмой и чернильными пятнами хаоса с вкраплением силы Инферно.
  - Ксаран. - воин с интересом рассматривал борьбу стихий. - Какой там диагноз?
  - Тьма, Хаос, Инферно. Следующий.
  Тестер пошел по рукам, и у всех вспыхивал тьмой. Рраудхар уже не удивлялся, видя столь необычные и, откровенно говоря, страшные сочетания стихий. Преобладали три из них: Тьма, Хаос и Смерть, и на удивление часто проявлялись багровые яростные всполохи Инферно. Зуан наблюдал за проверкой довольно спокойно, уже приняв общую склонность сородичей к тьме. Когда все россы, даже заскочивший на пару мгновений Андари, прошли проверку, Зуан негромко спросил:
  - Рраудхар, твое мнение?
  Эльф потер виски, с тихой ненавистью глядя на вновь ставший матовым шар.
  - Темная раса с сильным потенциалом.
  - Как и твоя?
  - Похоже, хотя у дроу склонность к Инферно встречается очень редко. Но, да, иллитири и россы действительно схожи по общей направленности и силе дара. Меня удивляет, что у вас он так и остался в скрытой форме. Неужели за все время развития, у вас ни разу не произошла спонтанная активация силы?
  - Почему же. Проходили. История сохранила сведения о темных жрецах.
  - А именно? - взгляд дроу заледенел.
  - Потом дам почитать. - Зуан растекся по барной стойке. - Чтобы ты понимал особенности нашего менталитета, ты должен четко усвоить: россы всегда были и остаются до сих пор воинственной расой. У нас нет четкой религии с явно выраженным поклонением богу, а центром поверий являются Черная Луна и Темная Госпожа.
  Дроу напрягся, удивленно и вопросительно глядя на воина. Зуан кивнул, продолжая:
  - Черная Луна - это не образное выражение или религиозный символ, а вполне реальное явление. Черная Луна приходит в наш мир каждые сто двадцать десятилетий, делает один единственный оборот вокруг планеты за сто двадцать миат и исчезает без следа. Последний раз она появилась двадцать восемь лет назад. Сам понимаешь, ее приход был более чем четко зафиксирован. Если захочешь, я тебе потом дам почитать отчеты об этом крайне интересном событии. Заодно посмотришь записи. Чтобы, так сказать, увидеть собственными глазами.
  Дроу кивнул.
  - Мы кровожадная, жестокая, беспощадная и воинственная раса, издревле почитающая Темную Госпожу - единственную сущность, которая приблизилась к образу бога, хотя для нас она скорее является олицетворением образа ночной тьмы. У нас нет страха перед тьмой, поскольку мы прекрасно видим в темноте. Скорее наоборот, тьма помогала нам выжить, скрывала от глаз наших врагов, создав образ богини. Черная Луна всегда была вестником ее воли, своеобразным знаком, что наш народ находится под ее покровительством. Недавний приход Черной Луны лишь усилил древнюю веру.
  Зуан на мгновение замолчал, заметив в лиловых глазах дроу искреннее изумление. Эльф тихо сказал:
  - Что тогда удивительного в том, что вы - темная раса? Если вы испокон веков принадлежали Тьме.
  - В этом что-то есть. - Зуан дернул ушами.
  - Но мы не поклонялись. - неуверенно сказал Аинин. - Мы просто...
  - Вы просто посвящали ей свои жизни. - Рраудхар покачал головой. - Дай угадаю, вы клялись, шли в бой и умирали с верой в Темную Госпожу?
  Россы кивнули. Эльф тихо рассмеялся.
  - И делаете это до сих пор. Что удивительного в том, что ваша Госпожа столь щедро вас наградила?
  - Зачем давать силы, если они не могли быть использованы. - спросил Дрии.
  - Всему свое время. - дроу откинулся на спинку дивана. - Я не удивлюсь, если Тьма имеет свои виды на ваш народ. Или на вашего драгоценного командира.
  Зуан едва заметно вздрогнул. Эльф усмехнулся, но и виду не показал, что заметил реакцию воина.
  - Возможно, не зря меня сюда засунули.
  - Возможно. - Зуан отвел глаза. - Мы очень похожи на описание вашей расы, если, конечно, легенды мира Рин не лгут.
  - Если о нас говорят гадости и пугают нашим именем - не лгут.
  - Не только вашим именем пугают. - Аинин усмехнулся. - Наша Темная Знать - тоже частый персонаж страшилок у других рас.
  - О да, мы, так же как и дроу, успели всех желающих познакомить с нашим мстительным характером, извращенным чувством справедливости и понятиями о мерах наказания. - Ринор фыркнул. - Другие расы искренне считают, что у нас с чувством юмора явные проблемы.
  - Что поделать, он несколько специфичен и черноват. - согласился Зуан. - Скажем так, у окружающих образ росса - это практичный, хладнокровный и безжалостный убийца со странным кодексом чести и обостренным чувством справедливости. Со светлыми сторонами нашего общества мы стараемся широкую галактическую общественность не знакомить.
  - Вас боятся?
  - Опасаются и уважают. - Зуан улыбнулся. - У нас репутация хоть и страшных, но справедливых существ, да и слово свое мы держим. Без причины не убиваем, хотя и причиной может стать неосторожное слово. - росс ухмыльнулся. - Зато откровенно врать не рискуют.
  - Почему?
  - За ложь мы имеем привычку убивать. И широко это афишируем.
  - Хитро. - эльф улыбнулся.
  - С компьютером и базами данных тебя познакомит Рин. Теперь относительно твоего имени и легализации в нашем обществе. - заметив пренебрежение во взгляде эльфа, росс нахмурился. - Отнесись к этому серьезно, Рраудхар. Это не твой примитивный мир, где ничего не стоит сменить имя и легко затеряться. В Росской Империи каждый, специально для тебя повторяю, КАЖДЫЙ гражданин с рождения на учете, и при желании можно узнать всю его подноготную. Даже сколько раз в декаду и в каком ресторане он ест. Не говоря про такие данные как имя, дата и место рождения, образование и медицинская карта. Притом все эти данные хранятся в хорошо защищенном... э... хранилище, откуда можно получить эту информацию практически мгновенно из любой точки пространства, где работает доступ в глобальную информационную сеть. Если доступ позволяет. Скорость передачи информации в нашем мире гораздо выше скорости света. Так что, шутки тут неуместны.
  - Не ожидал. - дроу такой расклад впечатлил и не обрадовал.
  - Росская Империя - очень крупное государство, подмявшее под себя почти три десятка рас и больше тысячи обитаемых планет.
  Физиономия эльфа вытянулась.
  - Карту и информацию о нашем скромном государстве тебе тоже покажет Рин. - Зуан усмехнулся. - Теперь о твоем вступлении в Великий Клан. Я решил взять тебя в свой клан. Это оградит тебя от назойливого внимания наших служб безопасности и еще кучи не менее неприятных и въедливых государственных структур, хотя из-за этого ты попадешь на политическую арену и в борьбу за сферы влияния. Впрочем, с нашими интриганами ты вполне в состоянии справиться, не первый же год живешь. До прибытия в метрополию ты узнаешь все, что тебе будет необходимо знать. Также принятие в Великий Клан Озландар автоматически причисляет тебя к Темной Знати - воинской элите нашей расы.
  Зуан встал, подкинул на ладони небольшой черный значок, испытывающе глядя на растерянного дроу.
  - Рраудхар, еще раз внимательно подумай и скажи, согласен ли ты стать членом Великого Клана Озландар?
  - Тебе не интересно узнать, кем я был в прошлой жизни?
  - Нет. Во-первых, это было действительно в прошлой жизни. Во-вторых, твоя жизнь будет делиться на "до" и "после". Что было "до" - меня мало интересует. А вот что будет "после"... - Зуан выразительно посмотрел в лиловые глаза эльфа.
  - И тебя не смущает, что на мне сотни трупов?
  - Ррау, твои сотни при моих тысячах как-то не впечатляют. - без тени иронии ответил росс. - Это тебе надо думать, в какую семейку ты попадаешь.
  - Да что там думать. - дроу отмахнулся. - Я согласен. А что было "до", я тебе позже покажу.
  Зуан довольно прищурился, плотоядно осмотрев своего будущего "родственника".
  - Я , Зуанадар Ирден Керрсекр Шэсс"Эссэт Озландар, Старшая Ветвь Эссэт из Великого Клана Озландар, Правящая Династия, Владыка Войны, Повелитель Темной Знати, - росс вынул из ножен черный ритуальный нож и одним движением рассек ладонь, - принимаю дроу Рраудхара Шессет Ссеш"Тае Иллиннель Ас"Таш из Великого Дома Шеррен в Старшую Ветвь Эссэт Великого Клана Озландар, - подчиняясь взгляду, дроу подошел к воину и подставил под матовое лезвие черную ладонь, - как младшего кровного брата, - росс с силой стиснул кисть эльфу, и смешавшаяся кровь тягуче заструилась по пальцам, срываясь крупными каплями на пол, - и даю ему имя Рраудхар ан Шессет Ссеш"Тае Иллиннель Ас"Таш иф-Шеррен ан Тиа"Эссэт Озландар. Я сказал!
  Зуан пристегнул окровавленными пальцами искрящийся силой клановый знак на отворот куртки дроу. Небольшая лужица крови на полу подернулась темной дымкой и исчезла. Ритуал завершился.
  - Вот и все, братец.
  - Ты попал. - в тон добавил Аинин.
  - Зря лыбишься, братишка. Он ведь теперь и твой родственник.
  - Я понял. - Аинин хлопнул дроу по спине, вышибая из оцепенелого ступора.
  Ррау судорожно втянул воздух и ласково-ласково поинтересовался:
  - Я правильно понял словосочетание "Правящая Династия"?
  - А что в нем не понятного? - с интересом спросил Зуан.
  - Ты меня принял в правящий клан? - подозрительно спросил дроу.
  - Да.
  - Почему?
  - А почему нет? - Аинин зевнул.
  - А Император не будет против?
  Зуан улыбнулся.
  - Император Мира не может отменить слово Владыки Войны. Хотя, как Глава Клана, мой отец вполне может устроить разнос за своевольное включение чужака в Старшую Ветвь, но я не думаю, что он будет возражать.
  - То есть, мне желательно все же получить одобрение Главы Дома?
  - Клана, Ррау. Домами у нас называют несколько более обширное объединение родственных кланов. Хотя, мой отец является Главой как Клана, так и Дома Озландар.
  Дроу прикрыл глаза, унимая злость. Новоявленный родственничек оказался такой же хитрой, сволочной и предприимчивой практичной скотиной, как и Гром. Надо же было дважды на таких экземпляров наткнуться?
  Танцор слил в небольшой бокал разноцветные жидкости, тщательно вымешиваемые все время сольного выступления командира, пропихался к пребывающему в ступоре дроу, и вручил ледяной бокал.
  - Выпей, полегчает. С нашим командиром мы уже давно последние новости спиртным запиваем. Чтоб усвоились легче.
  Дроу отхлебнул искристой жидкости, проглотил и замер, выпучив глаза. Танцор хлопнул по спине, заставляя эльфа выдохнуть.
  - Это что, гномий самогон? - едва слышно просипел ободранным горлом. - Сколько тут градусов? Шестьдесят?
  - Почти. - Танцор оскалился. - Ты, пей, пей. Поможет.
  Эльф недоуменно глянул в наглые глаза вороватого росса, прошипел ругательство и одним глотком выпил коктейль. Мгновение он сидел неподвижно, а потом лиловые глаза закатились и дроу сполз в пьяный сон. Зуан отобрал бокал, отдал Танцору, недовольно качая головой.
  - Ты зачем ему "гасилу" скормил?
  - Ему надо. - Танцор вернулся за стойку.
  - Проще было по голове дать.
  - По голове могло и не пронять, а вот "гасила" всегда свое дело сделает. - Танцор помыл бокал и повесил его на стояк. - Стандартная доза свалит любого разумного с красной биохимией миат на десять, зато очнется трезвый и злой. Особенно, когда катализаторы со стимуляторами подействуют. Мозги прочистит, отвлечется, успокоится.
  - Ты смотри, ему нас всех еще магии учить. - Зуан улыбнулся.
  Танцор отмахнулся, ни на мгновение не сомневаясь, что дроу за выпивку на него зла держать не будет. Зуан вздохнул, махнув рукой на наглого воришку.
  - А теперь по делу. Дня два наш эльфик будет приходить в себя и переваривать новости, потом займется составлением графика занятий, да и с Рин разберут объем информации, который необходимо впихнуть в ваши головы. Пока я буду ловить чанда, у вас будет пара дней выучить темное наречие. Говорить на нем вы должны как на родном. Язык сатай тоже выучить всем, матрица в лазарете, хафром пользоваться умеете.
  - Правильно, нам - языки зубрить, а ты будешь на острове развлекаться? - Аинин поморщился.
  - Буду. Тем более, что я эти языки уже знаю. И скажите спасибо, что я не буду вас заставлять зубрить рунный алфавит, пока не узнаю ваши способности к рунной магии.
  - Алфавит? - Дрии удивленно выгнул бровь. - Сложный?
  - Двести восемьдесят знаков в четырех начертаниях. Притом, небрежность в написании недопустима.
  Лица у воинов вытянулись. Зуан пристально осмотрел своих подчиненных и медленно, тщательно выговаривая слова, сказал:
  - На всякий случай, я повторю еще раз. Дроу будет учить нас магии. Как оказалось, наша раса обладает огромным потенциалом, который мы самостоятельно не в состоянии активировать и развить. Мы - не можем! А эльф - может. Второго учителя мы вряд ли когда-либо найдем, тем более, настолько от нас зависимого. Надеюсь, мне не надо объяснять вам его ценность для всего нашего вида.
  Бойцы слушали командира предельно внимательно, обдумывая открывающиеся перспективы.
  - Наш отряд будет тестовой группой. Посмотрим, чему нас научит дроу, и как эти знания можно будет использовать в бою. Проверим совместимость техники и магии. Если они совместимы, это даст новый виток развития нашему народу. Некоторые вещи, невозможные технически, довольно просто выполняются с помощью магии. Вы достаточно умны, чтобы представить перспективы сочетания магии и наших технологий. Второго такого шанса может и не быть. Теперь Рраудхар - наш соплеменник и мой младший кровный родственник. Я бы не хотел, чтобы эльф хоть на мгновение пожалел о своем выборе.
  Зуан внимательно осмотрел притихших воинов. Не дураки, все правильно поймут, но, все же, за новоявленным братишкой придется присматривать.
  
  
  Глава 9: Древний доспех
  
  Незнание - не довод.
  Невежество - не аргумент.
  
  Небо медленно наливалось лазурью и золотом, пряча бриллиантовую россыпь звезд под мягкими красками рассвета. Легкий ветерок приятно ерошит волосы, плещутся волны, разбиваясь о черную броню, окатывая мелкими удивительно теплыми брызгами. Девушка вытащила ногу из воды, удобнее устраиваясь на крыле, наблюдая восход солнца над спокойной водной гладью океана совершенно чужого мира, слегка прикрыв глаза, вслушиваясь в пробуждающуюся природу. Восприятие мира двоилось, накладываясь на чувства молодого воина, разлегшегося на мокром песке пляжа у самой кромки воды.
  - Красиво.
  Тихий мелодичный голос эльфа едва различался в плеске волн. Девушка прикрыла глаза, соглашаясь. Дроу сел на край крыла, свесив ноги в воду, наблюдая, как первые лучи восходящего светила рассвечивают облака всей гаммой золотых, розовых и голубых оттенков. Говорить не хотелось, да и эльф не напрягал пустым разговором. Иногда приятно вместе помолчать, вслушиваясь в мир, ощущая его пробуждение. Эльф откинулся на выступ орудий, запрокинул голову, бездумно глядя в глубокое небо, перечеркнутое серпами двух лун. На пляже воин едва заметно улыбнулся, погружаясь в плавное течение эмоций девушки, скользя разумом в тонком флёре безмятежности, чутко вслушиваясь в звуки пробуждающихся джунглей.
  Край светила выскользнул из лазурной воды, щедро даря миру свет и тепло. Дроу поморщился, отворачивая голову: чувствительные глаза ночного жителя болезненно реагировали на прямой свет. Девушка улыбнулась, доставая из кармана очки со светочувствительными линзами. Дроу вопросительно выгнул бровь.
  - "Надень". - мысленно сказала Рин, впуская разум дроу под первый ментальный щит. Говорить вслух не хотелось.
  Эльф взял очки, оценил темнеющие линзы и с искренним наслаждением одел. Крохотный компьютер, получив информацию о чувствительности глаз носителя, послушно затемнил линзы, создавая наиболее комфортные условия для нового хозяина. В нижнем углу правой линзы высветились данные о параметрах работы устройства, но, не получив дальнейших инструкций, компьютер убрал лишнюю информацию. Дроу едва слышно выдохнул.
  Ночь окончательно уступила мир дню, забирая с собой приятную прохладу. Девушка со вздохом села, ощущая приближение аззара: разлеживаться на черной броне под ощутимо припекающими лучами не хотелось. Дроу с наслаждением рассматривал солнце, нагло пользуясь возможностями нанитовых линз, беспечно болтая ногами в воде.
  - Отдохнул?
  Зуан подплыл к девушке, облокотившись на край крыла. Эльф усмехнулся, чувствуя ленивый интерес воина к собственной персоне и легкую леность, быстро уступающую место собранности.
  - Пора активировать ваши доспехи. - дроу сполз в теплую воду.
  - На берег? - девушка оперлась о плечо росса, позволяя ему стащить ее с крыла.
  - На берег. - согласился эльф. - Воды боятся? - Ррау тронул дужку очков.
  Зуан улыбнулся и отрицательно покачал головой, утягивая за собой девушку.
  Дроу на пляж выбрался первым, неодобрительно глядя на росса, неспешно плывущего рядом с Рин. Девушка плавала хорошо, но спешить тоже не собиралась. Они просто наслаждались теплой водой и бездельем.
  - "Шевелитесь, что ли." - недовольная мысль эльфа кольнула ментальный канал.
  Росс фыркнул, поднял Рин на руки, вынося из воды под откровенно раздраженным взглядом эльфа.
  - Ладно тебе, не кипятись. Не так уж и часто появляется возможность поплескаться в океане. - Зуан улыбнулся, ставя девушку на ноги. - Что там с браслетом?
  - Покалывает?
  - Да.
  - Сперва активируем Доспех Тени. - дроу отжал волосы. - Сними с себя все лишнее: оружие, амуницию, технику. Лучше, конечно, вообще раздеться до гола.
  Зуан пожал плечами, быстро раздеваясь. Надо - снимет, в чем проблема?
  - Теперь отойди. - дроу подобрал вещи воина с песка и передал девушке. - Еще чуть.
  Зуан отошел на три метра, вопросительно глядя на родственника.
  - Хватит. Чувствуешь пульсацию Доспеха?
  Росс кивнул. Эльф мысленно передал воину изображение плетения заклинания первой активации артефакта.
  - Видишь?
  - "Вижу." - уже мысленно ответил росс.
  - "Смотри, что я делаю, и повторяй, используя как точку наложения заклинания ту самую пульсацию."
  Зуан согласно прикрыл глаза, внимательно считывая этапы активации, ощущая, как усиливается зуд и пульсация силы в готовом к работе доспехе. Заклинание отработало, снимая явственно ощутимую упругую пленку, открывая россу доступ в псевдоразум артефакта. На мысленное касание доспех отозвался дрожью, сбрасывая в разум воина смутные изображения и отголоски эмоций.
  - "Он живой?"
  - "Условно. Ты его ощущаешь?"
  - "Напоминает нулевой псевдоразум бортового компьютера при подключении через имплантат." - росс на мгновение задумался, ощущая бурлящую энергию браслета, готовую выплеснуться в любое мгновение. - "А если..."
  Зуан закрыл глаза, не обращая внимания на предостерегающий крик дроу, погружаясь в вихрь образов и эмоций, как когда-то погружался в поврежденный псевдоразум собственного корабля. На прямой и непосредственный приказ, артефакт отреагировал немедленно, полностью прекратив всю самодеятельность. Зуан заставил доспех отделить показатели энергии от мелькающих образов, показав образец приемлемого для себя интерфейса. Артефакт с необычным приказом справился с видимой задержкой, выведя сведения по количеству энергии. Зуан вытряхнул из полностью покорившегося артефакта данные по максимальной емкости резерва, заставив показать уровень нынешней наполненности. Увидел, удивился. Количество энергии в доспехе внушало уважение. Следующим этапом оказалась сортировка образов-моделей известных вариаций брони, подгонка под собственное тело, с пометками о свойствах и затратах на активацию, выбор самых оптимальных в отдельный каталог. При этом росс в категорической форме запретил демонстрацию модели в физическом плане. Последним штрихом к разбору информационной свалки стало формирование интерфейса виртуального моделирования для изменения существующих моделей и разработки новых. Эмоциональную составляющую росс трогать не стал, хотя в какой-то момент понял, что при желании вполне мог превратить полуразумный симбионт в обычный многофункциональный прибор. Мог, но не стал. Доспех Тени напоминал щенка, радостно прыгающего вокруг хозяина с единственным желанием - угодить. И с точно такой же радостью отзывался на обычную ласку. Послав артефакту чувство глубокого удовлетворения от проделанной работы, росс свернул виртуальный интерфейс, оставив его в дежурном режиме на границе восприятия, откуда мог в любой момент без задержки вызвать необходимый ему доспех или открыть для полноценной работы. И только после этого соизволил открыть глаза, недовольно глядя на откровенно паникующего дроу.
  - Рраудхар! Хватит истерить!
  Сухой раздраженный голос росса заставил дроу дернуться.
  - Думай что делаешь! - прошипел дроу. - Я видел, как сходили с ума, погружаясь в разум артефакта!
  - Рраудхар, не кричи. - Зуан вызвал наиболее приглянувшуюся модель доспеха и приказал ее активировать, с интересом наблюдая, как словно из воздуха на его теле проявляется коричневый доспех. - Не путай меня и ваших умельцев. У нас большинство оборудование работает на схожих принципах ментального управления. Правда, подключаемся мы через имплантат, но сути это не меняет. Хотя ты прав, нетренированный мозг не выдержит такой нагрузки. - доспех проявился окончательно, мягко облегая тело. - В разуме артефакта была просто колоссальная информационная свалка. Пришлось потратить время на систематизацию и сортировку того хлама, что накопился в закромах артефакта. Да и половину доспехов пришлось переделывать под себя.
  Эльф выдал длинную матерную тираду на темном наречии, заставил себя успокоиться, зло глядя на "родственника". Зуан сделал короткую разминку, проверяя, как сидит доспех, по ходу дела изменяя мешающие или не слишком удачные элементы, поменял цвет и фактуру материала, пока не добился полностью устраивающей модификации. Приказав артефакту сохранить результат, деактивировал доспех.
  - Интересная разработка. - Зуан забрал вещи из рук девушки. - Рраудхар, тебя, похоже, учить придется не меньше, чем нас. В некоторых вещах ты потрясающе невежественен.
  - Мой артефакт активируется так же? - спросила Рин.
  - Да, принцип работы такой же. Заклинание активации, - дроу скинул заклинание девушке, - форма вербальная, но достаточно сказать мысленно.
  - Сейчас проверим.
  Рин быстро разделась, повесив вещи на руку Зуана, проваливаясь в собственное сознание к ощутимой дрожи готового к активации браслета. Заклинание стопоры сняло, но доспех не спешил, осторожно знакомясь с новой хозяйкой. Девушка позволила артефакту внимательно с собой ознакомиться, осторожно потянувшись к мягкому золотому комочку его разума. В отличие от Доспеха Тени, артефакт Рин оказался не столь запущен, и практически сразу вывалил четкую информацию о собственном состоянии и возможностях. Рин ласково погладила комочек настороженного разума вполне сознательного артефакта, погружаясь в информационные завалы, как и росс до нее разгребая и систематизируя огромное количество данных.
  Закончила девушка возиться с колдовским симбионтом уже за полдень, полностью поладив с необычным напарником. Зуан развлекался проверкой и модернизацией моделей, эльф же откровенно скучал, валяясь на пляже.
  - Все, закончила.
  Рин не стала одеваться, выбрав из огромной кучи моделей приглянувшийся ей костюм. Тело покрылось легкой дымкой, быстро оформившейся в свободные штаны и короткую тунику, перетянутую широким поясом. Поигравшись с настройками, Рин задала окрас и материал.
  - Отлично, вот и отпала надобность в гардеробе.
  Зуан оторвался от продуктивного общения с доспехом, с интересом рассматривая результат творчества девушки.
  - Похоже, твой доспех более функциональный.
  - Видно, что создавался для женщины. - Рин улыбнулась. - Интересный вариант симбионта. Ррау, ты там как, еще не уснул?
  - Уснул. - ворчливо отозвался дроу. - Вы долго возились. Обычно настройка происходит быстро.
  - Скорее, вообще не происходит. - росс фыркнул. - Старые хозяева не сильно-то старались разбираться со своим богатством. Доспех до сих пор жалуется.
  - Он разумен?
  - Условно. Полноценной личности нет. Или еще нет, кто знает. - Зуан прислушался к вихрю эмоций симбионта. - Посмотрим, как пойдет его развитие после систематизации его мышления.
  - Удивляет, что вспышки энергии не было.
  - Конечно, не было. - воин хмыкнул. - Я запретил. Я не нуждаюсь в столь грубых средствах общения.
  - Надо будет попробовать вписать технический обнос в структуру доспеха. - задумчиво пробубнила Рин под нос, одевая обруч шей-де и восстанавливая связь с терминалом. - Но это чуть попозже. А то я уже без связи с кораблем чувствую себя глухой и слепой. О, кстати, надо Рраудхара сдать Корксу, пусть его как следует проверит и имплантат поставит, а то он даже каюту себе толком настроить не сможет! - Рин на мгновение замерла, хлопнула себя по лбу и виновато добавила: - Ррау, мы же тебе так и не выделили каюту! Не хорошо!
  - Действительно. - Зуан вздохнул. - Нечего в кают-компании сидеть. Тебе отдельную или к Аинину подселить? Место есть.
  - Пока лучше к Аинину. - ворчливо ответил дроу, не желая расписываться в собственной беспомощности.
  - Возвращаемся на корабль.
  Дроу пожал плечами, открывая короткий портал прямо в кают-компанию.
  - Прошу.
  Зуан и Рин переглянулись, послушно вступив в арку, сквозь которую ясно различалась барная стойка и вытянувшаяся физиономия Танцора.
  Прибытие командира, дроу и девушки произвело впечатление. Дрии, не поленившийся полезть в портал, побродил на побережье и, вернувшись, четко и спокойно сказал насмешливо наблюдающему дроу:
  - Ты меня этому научишь!
  Эльф улыбнулся, пожал плечами, не собираясь ничего объяснять впечатлительному воину. Дрии сменил тактику. Хитро прищурившись, он сказал:
  - А я тебя научу управлять авитеном.
  Дроу заинтересовался.
  - Что это такое?
  - Наземный транспорт. - Зуан потянул носом воздух. - Потом покажу. На борту есть несколько авитенов. Освоишь их, потом можно будет обучать чему-то сложнее. Например, управлению ботом.
  - А кораблем?
  - Ты сперва по горизонтальной поверхности ездить научись. - со смешком сказал Дрии. - Это не так просто, как ты думаешь.
  - Хекс, кормить когда будешь? - просил Зуан.
  - Скоро. - раздался из камбуза сочный бас.
  - Позовешь. - Зуан тронул кнопку интеркома. - Коркс, подойди в лазарет.
  - Уже там. - отозвался сухой голос врача.
  По дороге в лазарет дроу пытался узнать, что его ждет, но росс лишь отмахнулся, сказав не волноваться. Эльф заткнулся, но нервничать не перестал, послушно входя в затемненное помещение. Коркс заканчивал тестирование медицинской установки, кивком поприветствовал командира, не отрываясь от работы.
  - Проблемы?
  Коркс покачал головой, сворачивая тесты.
  - Работает лучше, чем старая.
  - Нужно проверить Рраудхара и поставить ему имплантат.
  Коркс осмотрел неподвижно стоящего дроу, хмыкнул.
  - Раздевайся и залезай в капсулу. - сухой голос врача заставил эльфа вздрогнуть. - Живее!
  Ррау прикрыл глаза, унимая орущую паранойю, медленно разделся и лег в капсулу, едва заметно дрогнув, когда с шипением захлопнулась прозрачная крышка. Коркс поджал губы, заметив глубоко упрятанную панику в лиловых глазах эльфа, запуская программу полного сканирования. Эльф тут же отключился.
  - Нервный у тебя брат. - спокойно сказал врач, глядя на поступающую информацию о физиологии пациента.
  - Ему простительно. - Зуан облокотился о край медблока.
  - У юноши хорошее самообладание. - Коркс едва заметно улыбнулся. - Удивительное сочетание великолепного воспитания, силы характера и широты невежества. В какой дыре он вырос?
  - Насколько я понял, его мир находится на уровне меча и топора, и самое сложное техническое устройство - арбалет и осадное орудие. Примерно восьмой уровень развития цивилизации. Зато хорошо развиты магические науки, в которых уже у нас полное невежество.
  - Есть к чему стремиться. - Коркс удивленно выгнул бровь, считывая данные. - Удивительный организм.
  - Ему можно поставить имплантат?
  - Конечно. Придется перенастроить кое-какие параметры, но мозг отличается от нашего в несущественных мелочах. - врач задал программу подгонки стандартной матрицы имплантата под физиологические особенности пациента.
  - Долго ждать?
  - Как обычно. Десять миат. Займись пока составлением базовой матрицы. Учить его обычным способом слишком долго, да и объем информации колоссальный.
  - Я передам ему знания через ментальный канал. - Зуан едва заметно хмыкнул. - Намного удобнее, чем хафр, да и позволяет по ходу обучения корректировать информацию. До отлета с этой планеты необходимо, чтобы он усвоил хотя бы базовые знания и мог самостоятельно пользоваться нашими технологиями.
  - Желательно, чтобы он еще и основы астрофизики понял. - Коркс запустил процесс имплантации.
  - У него крепкие нервы и хорошее самообладание. - Зуан тихо рассмеялся. - Справится, хотя новости у него будут каждый день. Меня больше волнует его обучение работе с имплантатом и виртуальным пространством. Для неподготовленной психики отрыв разума от тела - серьезное испытание.
  - Рин же справилась.
  - Не сравнивай. Ей прекрасно известно понятие виртуального пространства, да и технологии на ее родной планете развиты достаточно хорошо, чтобы ничего принципиально нового она на корабле не увидела. Мощнее, совершеннее - да. Но нового или принципиально незнакомого - нет. - Зуан вздохнул. - Единственное, что я могу сделать для Рраудхара - подстраховать его при первых погружениях в виртуал через ментальную связь.
  - Будем решать проблемы по мере поступления. Иди, я позову тебя, когда закончится операция.
  - Я подожду. - Зуан достал из кармана яванту. - Если не отзовусь на голос, просто тряхни.
  Коркс кивнул, возвращаясь к медицинской установке. Операция полностью автоматическая, но накладки случаются разные. Лучше проследить лично. Зуан сел в кресло у стены и провалился в виртуальное пространство яванты.
  
  Коркс тронул командира за плечо, возвращая его в реальность. Добившись осмысленного взгляда, врач сказал:
  - Операция закончилась, и твой родственник спит. Будить?
  - Да.
  Зуан подошел к установке, рассматривая спящего дроу. Медблок закончил проверку пациента, отключил программу сна, открывая капсулу.
  - Рраудхар?
  Эльф дрогнул, медленно открыл глаза, прислушиваясь к немного странным ощущениям. Зуан щелкнул пальцами, привлекая его внимание.
  - Не пытайся сам достучаться до интерфейса имплантата. Он еще неактивен.
  В лиловых глазах возник вопрос.
  - Нельзя сразу после имплантации включать устройство. Потребуются сутки, чтобы оно полностью подстроилось к твоему телу, и лучше его до срока не трогать. Тем более, тебе.
  - А я чем хуже?
  Зуан помог эльфу встать.
  - Помнишь, что ты мне говорил относительно погружения в псевдоразум артефакта?
  - Помню. - эльф споро оделся, едва заметно морщась от боли в виске.
  - Поверь мне на слово. Не пытайся сам активировать виртуальный интерфейс. Неподготовленный разум может неправильно воспринять команды и запросы имплантата, и в лучшем случае ты отделаешься шизофренией и легкой формой психоза. Если заметишь хоть что-то непонятное, сразу же говори. Особенно, если у тебя перед глазами появится полупрозрачное меню. Не вздумай лазить по настройкам наобум, еще мозги себе спалишь, если неверно выставишь информационный порог! Понял?
  - Понял. - дроу поднял руку, намереваясь пощупать обновку.
  - И не трогай!
  Зуан перехватил руку эльфа на полпути к виску.
  - Пошли, нас обещали покормить.
  Рраудхар прикрыл глаза, соглашаясь с доводами росса, хотя подобной неприспособленности он не чувствовал никогда! Даже умирая под ритуальным клинком на черном алтаре, он не ощущал себя настолько беспомощным. Зуан остановил эльфа перед дверями в кают-компанию. Силой развернув дроу к себе лицом, росс спокойным голосом сказал:
  - Успокойся!
  Дроу стиснул кулаки, вгоняя когти в плоть. Ни одна эмоция не промелькнула в спокойном отрешенном голосе:
  - Я не привык к подобной беспомощности.
  - Мы не взлетим с планеты, пока ты не будешь готов, родич. Знания ты получишь информационными пакетами через ментальный канал. Самое сложное - изменить восприятие мира, но у тебя достаточно гибкий разум, чтобы ты смог перешагнуть через свое неверие или косность мышления.
  Капля крови скатилась с кулака и звучно шлепнулась на пол. Зуан взглядом заставил дроу поднять руки и разжать пальцы. Черные когти глубоко вспороли плоть. Росс покачал головой, накладывая несложные исцеляющие плетения.
  - Ты не останешься наедине со своими проблемами.
  Рраудхар глубоко вдохнул лишенный запахов воздух корабля, глядя, как затягиваются раны.
  - Благодарю,... брат.
  И дроу впервые искренне поверил, что теперь у него есть семья и пока еще неизвестная Родина, а высокий зеленоглазый воин - его старший брат.
  Черная брошь на отвороте куртки эльфа налилась тьмой.
  
  
  
  * * * * *
  
  Комида
  
  Черный корабль все так же плавал в лагуне, словно насмехаясь надо мной. Чужой воин не пытался меня искать, словно ему глубоко безразлично где я и чем занят. Хотя, ему-то что переживать? Для меня он недосягаем. А мне некуда деваться с острова.
  В груди вновь появилась острая режущая боль, заставляя меня замереть, свернуться клубком, пряча сознание за барьером боевого транса. Прошли сутки из отпущенных мне двух дней, а раны так и не затянулись. Слишком дорого мне стоило падение в лазурный океан!
  Я чувствовал, как течет кровь сквозь стиснутые зубы, обильно орошая теплый камень. Разум отметил шорох приближающейся угрозы, но сил хотя бы просто встать у меня не осталось.
  Жаль, воин, что мы так и не сможем сойтись в достойной битве.
  Я просто не доживу.
  
  * * * * *
  
  Ветер трепал волосы, разбрасывая тяжелые черные пряди по плечам, обдувая лицо и принося резкий металлический запах. Зуан присел на корточки, чувствуя пышущее тепло нагретого на солнце камня, легко тронул пальцами покрытую пылью и мелким мхом серую поверхность, сколупнул мертвый полип. Острые кончики крепких когтей прочертили едва заметные царапины в камне, остановившись у кромки темной блестящей на солнце лужицы. Практически черная вязкая субстанция одуряюще остро пахла, будя хищника в душе. Воин прикоснулся подушечками пальцев к поверхности лужицы, обмакнул в горячую жидкость, осторожно поднял руку, стараясь не стряхнуть налившиеся тяжелые капли, поднес к лицу, вдыхая будоражащий аромат. Прикрыл глаза, пряча хищный блеск, медленно слизывая отдающую металлом кровь. Ладонь на камне дрогнула, черные когти с силой прошлись по серой бугристой поверхности, пропахивая глубокие борозды.
  Росс тряхнул головой, отгоняя хищные первобытные инстинкты. Желанная добыча была столь близка и беспомощна, оставалось подойти и забрать утекающую из тела жизнь. Хищник в душе требовал крови. Воин пинком загнал кровожадные позывы вглубь сознания. Еще не время. Не так быстро и не так легко. Зеленые глаза неодобрительно остановились на свернувшемся в позе эмбриона теле. Хлопотное ты существо, незнакомый противник. Воин резко встал, одним прыжком оказавшись возле чанда.
  Диагностическое плетение упало с пальцев, принося окрашенные багровым данные, заставив росса нахмурится. Чанд вновь оказался в близкой могиле. Его даже убивать не надо, достаточно просто подождать. Вздохнув, воин выстроил уже знакомое каскадное исцеляющее заклинание, активируя рунное плетение над телом жертвы. Подумав, добавил сонные чары: чанд гарантированно проспит до конца работы Каскада. И дергаться не будет, и лечение не прервет.
  Повернувшись чтобы уйти, воин не удержался и обмакнул ладонь в густую горячую кровь, толчками льющуюся из раны на боку, продрав когтями четыре поперечные борозды на крепкой броне чужака. Сжал кулак, ощущая, как тонкие теплые струйки чертят себе дорогу по коже. Хищная, слегка безумная улыбка промелькнула на губах. Росс спрыгнул с камня. Запах крови кружил голову, вызывая бурю эмоций, столь непонятных любому цивилизованному существу, успевшему забыть хищника в глубинах собственного подсознания. Слизнул кровавую дорожку с кулака, бросив последний взгляд на темный силуэт на сером камне, вокруг которого с треском развернулась золотистая сегментная пленка щита.
  На границе сознания раздался мелодичный смех дроу, приправленный искристой радостью девушки, в которой кровавыми отголосками отражалась буря его собственных эмоций. Зуан прикрыл глаза, вдыхая дурманящий аромат свежей крови, улыбаясь, и уже демонстративно, с удовольствием, слизнул с ладони чужую кровь, щедро делясь с беспокойным сознанием девушки собственными эмоциями и чувствами, вкусом крови на языке, пьянящим ощущением уходящей под когтями жизни, утягивая ее в бурлящий омут первобытных инстинктов и безумной жажды.
  На грани восприятия раздался бархатный голос эльфа, прошептавшего: "Истинно темный".
  
  
  На корабль Зуан вернулся уже в темноте, успев за неполные пол дня выследить и орудуя одним ножом истребить всю хищную живность на острове. Дроу присоединился к кровному брату ближе к вечеру, не желая пропускать кровавую забаву, и на корабль они возвращались порталом, до икоты напугав встретившегося им в коридоре Шейна. Выглянувший на шум Ринор удивленно дернул ушами, с умилением рассматривая покрытых кровью и грязью по самые уши эльфа и командира.
  - Наконец-то соизволил расслабиться. - слегка ворчливо прокомментировал Ринор, разворачивая глубоко шокированного пирата и толчком направляя дальше по коридору в сторону каюты.
  Зуан и Рраудхар весело заржали, придерживая сползающие с плеч освежеванные туши: Хекс соизволил намекнуть на заканчивающееся свежее мясо, и братцы решили порадовать кулинара дичью, а дабы не нарваться на грубость, ошкурили и освежевали туши на острове. Могучий воин обошел командира кругом, довольно цокнул языком. Дроу удивленно выгнул бровь, вопросительно глядя в темно фиолетовые, почти черные глаза Ринора. Тот соизволил объяснить:
  - Твой брат слишком увлекся самоконтролем и давно не позволял себе расслабиться.
  В лиловых глазах мелькнуло изумление.
  - И часто вы так... расслабляетесь?
  Ринор не ответил, удивленно прянув ушами: из-за поворота коридора вышла Рин, одурманенными глазами глядя на покрытого кровью аззара с безмятежной улыбкой хищника на губах. Взглядом поприветствовав Ринора, Рин подошла к братцам, улыбнувшись дроу, приподнялась на цыпочки, мягко, едва касаясь губ, поцеловала аззара, снимая с нежной кожи кровавые капельки. Прикрыла глаза, спрятав за пушистыми рыжими ресницами нездоровый золотой блеск, прильнула к груди росса, стараясь унять бурю незнакомых ранее чувств, разбуженных кровавой забавой Зуана. Тихий безмятежный голос девушки едва слышно прошелестел в тишине:
  - Ринор, прошу, отнеси туши на кухню. А братишкам надо смыть с себя кровь. Ррау, зайди в нашу каюту, когда приведешь себя в порядок.
  И не поднимая взгляда, потянула Зуана за собой. Рраудхар и Ринор переглянулись, улыбнулись, подхватили туши и пошли радовать Хекса добычей. Дроу поставил барьер на ментальный канал, отгораживаясь от клокочущих эмоций. В каюту кровного брата можно было не спешить.
  Хекс принял подношение с довольным ворчанием, утащив туши куда-то вглубь своего царства кулинарии, не пустив воинов даже на порог идеально чистой кухни, буркнув, что на столе они увидят это мясо, только если его одобрит Коркс. Дроу не стал уточнять, что он с росским командиром уже вдоволь нахлебался крови местной фауны. Хекс не одобрит, а врач просто не поймет такого раздолбайства.
  Ринор вызвал Аинина, не собираясь отпускать эльфа шататься по кораблю.
  Стаймеда зашел в кают-компанию, увидел счастливо улыбающегося темного эльфа, опешил, подавившись возмущенными словами. Снежно-белые волосы дроу приобрели устойчивый темный красно-черный цвет, почти слившись с темнотой кожи. Аинин обошел вокруг Рраудхара, принюхался, удивленно дернул ушами.
  - Ты в крови что, купался?
  - Почти. Наш старший братец догадался перерезать глотку живности прямо над моей головой. Искупаться не вышло, но умыться... - эльф мягко улыбнулся доброй улыбкой маньяка.
  - На него похоже. - Аинин покачал головой. - Сам он такой же красивый вернулся?
  - Я не мог отказать брату в подобной же любезности. - в лиловых глазах плясали черти. - Его сейчас Рин отмывает.
  - Понятно. - принц покачал головой. - Пошли, но отмываться будешь сам. Зверье все извели?
  - Все, что крупнее домашней кошки.
  - Как всегда. - Аинин расстроено вздохнул, жестом призывая кровного родича следовать за собой.
  Каюта принца располагалась напротив каюты капитана корабля в первом жилом блоке, разделенная коротким пространством тамбура. Рядом располагалось жилье сатай, Танцора и Ринора, а дальше вглубь блока - пустые каюты. Аинин, отмахнувшись от замечаний дроу об отсутствии сменной одежде, впихнул братца в душевую кабину, проведя краткий инструктаж о техническом оснащении этого чуда техники, рассказал о назначении разнокалиберных баночек, вручил полотенце и захлопнул дверь. Пробурчав серию лестных эпитетов, принц занялся уборкой кровавых следов на металле и, что самое отвратительное, ковролине, покрывающего большую часть пола каюты. Закончив уборку, Аинин устроился с кружкой чифы в руках, вполуха прислушиваясь к мелодичным напевам, пробивающимся сквозь шум воды.
  
  В каюте тихо мурлыкала мягкая ненавязчивая мелодия, успокаивая разгоряченный охотой разум, приглушенное освещение едва разгоняло темноту, давая отдых глазам. Зуан, чуть ли не мурлыча от удовольствия, валялся на диване, устроив голову на коленях девушки: Рин перебирала мокрые черные волосы, нежно массируя кончиками пальцев кожу головы.
  Хлопок телепорта заставил росса вскочить на ноги, схватившись за нож. В каюту вывалился дроу с перекошенным лицом и полными паники глазами, мокрый, всклокоченный и совершенно нагой. Рин фыркнула, кинула в эльфа полотенцем, красноречиво глядя туда, куда смотреть не должны позволять приличия. Ррау смутился, намотал полотенце на бедра, как-то странно кося глазами.
  - Что случилось?
  Зуан убрал нож, насильно усадил кровного брата на стул. Эльф моргнул, глядя ошалелыми глазами куда-то в неведомые дали, практически не замечая происходящего в реальном мире.
  - Понятно. Ментальный блок сними, дурила!
  Эльф блок снял, пуская в разум росса.
  - Успокойся, все нормально!
  Дроу прикрыл глаза, с сипом выпуская воздух сквозь зубы. Зуан улыбнулся.
  - У тебя активировался имплантат!
  
  Активация имплантата для дроу прошла мучительно. В медицинской установке на борту росского корабля хранился только один тип таких устройств - полнофункциональная военная модель, полностью лишенная учебного интерфейса с ограниченным доступом. Разработчикам и в страшном сне не могло привидеться, что эту модель кто-то рискнет поставить в голову разумного, никогда ранее не работавшего с виртуальным пространством. Умное устройство, проверив своего хозяина, обнаружило взрослый развитый мозг, и без предупреждения вышло из спящего режима раньше положенного срока.
  Ничего необычного или опасного в ранней активации нет: росские воины после замены имплантата начинали использовать его во всю силу практически сразу, как только выбирались из мягкого нутра медблока. Но для никогда ранее не видевшего виртуальный мир, голографические экраны и ментальный интерфейс дроу, подобное самоуправство чуть не стало фатальным. Спасло эльфа лишь своевременное вмешательство Зуана, крепкая ментальная связь, собственная сила воли, не давшая удариться в панику и убойная доза спиртного.
  Первичную настройку проводили Рин и Зуан, пока разум дроу плавал в пьяном угаре. Позже, когда Рраудхар смог внятно соображать и перестал впадать в ступор при виде полупрозрачного экрана, неожиданно разворачивающегося перед глазами, провели полную настройку, вдалбливая информацию о каждой функции и значении в сознание эльфа. В конце концов, добившись от Рраудхара более менее адекватной реакции, Зуан накачал кровного брата успокоительным со снотворным и отправил отсыпаться. Пока разбирались с дроу, перепсиховать успел весь экипаж, и когда критический момент прошел, просто напились. Столь экстремального обучения россы еще не видели.
  
  Зуан ввалился в кают-компанию уже под вечер, когда бойцы, закончив дела на корабле, собрались в небольшом помещении в ожидании ужина. Залпом выпив поданный Танцором бокал, росский командир устало упал в кресло у пальмы.
  - Как он? - спросил Ринор.
  - Спит. Настройку полностью завершили. - Зуан устало потер лоб. - Давно так не выкладывались. Еле удержали его, когда раскрылся интерфейс доступа к системам корабля. Этот придурок решил посмотреть, что там. Чуть с ума не сошел, когда напрямую в сенсорный массив свалился. Еле вытащили.
  - Что с ним делать будешь?
  - Пока отрубил ему доступ к системам корабля. Оставил "детский" выход, чтоб совсем ущербно не чувствовал и двери открывать мог. - Зуан фыркнул. - Ничего, мозги у него гибкие. За декаду полностью освоится. А пока походит с блоками. Коркс накачал его успокоительным и снотворным, так что раньше середины завтрашнего дня не очнется.
  - Не слишком ли экстремально ты за него взялся? - спросил Андари.
  - Времени у него не так много, а программа у нас насыщенная. Долго сидеть на этой планете мы не будем, а к старту он должен полностью освоиться с имплантатом и не впадать в ступор при первом же запросе системы. С другой стороны, за это же время дроу проведет инициацию нашего дара. Не только моего и Рин, а и вашего. Я бы хотел, чтобы вы были в состоянии хотя бы на элементарном уровне работать с нашими конструктами. Есть у меня подозрение, что по возвращению домой нам это пригодится.
  - А что со своей игрушкой делать будешь? - спросил Вихрь.
  - С чандом, что ли?
  - Да.
  - Хорошо что напомнил. Как раз двое суток форы вышли.
  - Убьешь? - спросил Надар, отвлекаясь от работы.
  - Не знаю. - Зуан пожал плечами. - Еще сутки назад убил бы, не раздумывая. Посмотрим, какое настроение будет, когда я его поймаю. Как у вас продвигается?
  Рин неопределенно качнула рукой. Уже сутки она с двумя сатай пыталась настроить связной центр охотника на частоту связи пиратов, но вышел ли толк?
  - Надо бы проверить. Декодирование сигнала завершилось успешно, но правильно ли я настроилась на частоту - пока не понятно. - Рин зевнула.
  - Закончим дела на планете и отправимся искать вашего Лидера. Рин, покажи ему карты. Пусть отметит, где мы можем отловить этого Нимаруна. Сделаете?
  Девушка кивнула, повторив для сатай слова росского командира на всеобщем.
  - Рин, Ринор, присмотрите за Рраудхаром, если он каким-то чудом проснется до моего возвращения.
  - А ты? - Ринор вопросительно приподнял уши.
  - А я пойду на остров. Пообщаюсь с любителем стрелять по чужим кораблям.
  
  
  
  Глава 10: Неожиданный результат
  
  Иногда важен не результат, а процесс!
  
  
  Приближающаяся ночь окрасила небо кровью, заливая горизонт огненными всполохами пожара, еще недавно ясное небо постепенно затягивали тяжелые грозовые тучи, предвещая приближение урагана. Погода стремительно портилась, сорвался резкий и на удивление холодный ветер, гонящий на крохотный островок тяжелые свинцовые волны. Спутник довольно доходчиво показал всю мощь приближающейся непогоды, чей пушистый белый диск быстро наплывал на остров, готовясь укрыть его под плотным одеялом туч.
  Высокий росс молча стоял на крыле корабля, невозмутимо рассматривая медленно накатывающую стену черных туч. Тяжелые волны разбивались о корпус, покачивая корабль и окатывая воина холодными брызгами с ног до головы. Ураган сформировался на удивление быстро и бодро двинулся к материку, по дороге накрыв несколько крупных островных групп, практически до основания снеся все, что на них росло. Зуан не сомневался, что и этот островок ждет судьба его северных аналогов, и вскоре на этом несчастном клочке суши не останется ничего, кроме пеньков и булыжников. На мгновение возникло желание просто все бросить и улететь, оставив уже порядком надоевшего чанда на острове в гордом одиночестве наслаждаться всеми прелестями прохода мощного урагана, но один взгляд на потек брони на борту вновь вернул глухую злость. Время еще есть. Мощь стихий обрушится на остров к середине ночи или на рассвете, если ураган не изменит скорость движения. Бросив последний взгляд на тяжелые тучи, воин оттолкнулся от брони и нырнул в холодную соленую воду.
  Остров встретил темнотой и тишиной. Живность попряталась, укрывшись от надвигающейся непогоды в глубоких норах, и лишь шелест деревьев под резкими порывами ветра разгонял тишину шорохами и скрипом. Росс ступил под темные кроны высоких деревьев, вслушиваясь в звон поводка, вибрирующего на грани восприятия. Перед мысленным взором развернулась объемная карта острова, на которую воин нанес маячок, соотнося местоположение чанда с ландшафтом, и позволил себе улыбнуться: чужак решил укрыться от непогоды в разветвленной системе полузатопленных пещер, тянущейся далеко за пределами острова. В принципе, укрытие довольно логичное, если представить мощь надвигающегося гнева природы, но чужой пилот сам себя загнал в ловушку: развернуться в пещерах негде. Последний раз глянув на карту и показания спутника, воин свернул слабо светящиеся экраны, переведя вывод информации на ментальный интерфейс имплантата. Портативный терминал на браслете мигнул огнями и погас, тонкие пластины брони пришли в движение, укрывая хрупкие приборы и переводя устройство в режим ожидания. Над головой громыхнуло, зашумели джунгли под резкими порывами ветра. Воин поднял голову, подставляя лицо под первые тяжелые капли дождя, пробившиеся сквозь плотную крону. Край урагана достиг острова.
  Ослепительная вспышка молнии высветила мир, впечатав в сетчатку выбеленное изображение. Росс поморщился, прогоняя бегающие под веками искры. Густой подлесок затруднял движение, намокшая под обильным дождем масса прелой листвы быстро превращалась в болото, связывая ноги и противно чавкая. Едва слышно выругавшись, Зуан подпрыгнул, ухватился кончиками пальцев за мощную низкую ветвь, подтянулся, запрыгнул на раскачивающуюся ветку. Идти по земле уже невозможно: за какие-то неполные пару миат ливень превратил упругий ковер палой листы в топкое болото, в котором вязнешь практически по колено. Воин подтянул перевязь, плотнее прижимая к спине ножны, разбежался по раскачивающейся ветви и прыгнул, ухватился за плеть лианы, пробежался по трещащей ветке соседнего дерева и вновь прыгнул в темный провал между деревьями. Обостренная интуиция, развитая годами тренировок, позволяла ему четко просчитывать прыжки, вовремя перехватывая лианы и тонкие ветки, корректируя свое передвижение по среднему ярусу тропического леса.
  Вход в полузатопленные катакомбы располагался под могучими корнями лесного гиганта. Зуан спрыгнул с дерева, глубоко увязнув в листве и обломках веток. Ветер усилился, ливень падал сплошной стеной воды, а ведь фронт урагана еще не дошел до острова. Что же здесь начнется, когда черный вал накатит на небольшой островок? От девушки пришло беспокойство и пожелание поторопится. Ее сознание едва ощущалось: Рин старалась не мешать и не лезть под руку, хотя и следила за его вояжем. Она не одобряла безрассудного риска, но и не была против: понимала его желание и не собиралась отказывать аззару в такой мелочи, как удовлетворение маленьких прихотей. Просто просила беречь себя. Воин едва заметно улыбнулся. Переживает, нервничает, но не собирается отказываться от участия в его охоте. Пусть и в виде наблюдателя. Воин отодвинул рукой закрывающие вход плети растений и без единого звука скользнул в пещеру, переступив натянутую между колышками лиану. Его ждали.
  В пещерах царила полная и непроглядная мгла, непроницаемая даже для чувствительных глаз росса. На мгновение воин замер, привычно напряг глаза, заставляя организм перестроить зрение. Короткая боль резанула по глазам, и тьма медленно рассеялась, расцвеченная яркими цветами инфракрасного диапазона. Зуан на пару мгновение закрыл глаза, давая возможность организму закончить настройку зрения, утирая текущие по щекам слезы. Надобности в перестройке зрения давно не было и сейчас глаза не слишком охотно подчинялись воле хозяина. Резь исчезла, сменившись неприятным жжением, которое, впрочем, быстро пропало. Смахнув слезы, воин пару раз моргнул, привыкая к новому виду окружающего мира, вынул из ножен длинный кинжал и три раза хорошенько пнул натянутую на входе лиану. Надо же сообщить о своем прибытии обитателю этих негостеприимных пещер. Где-то в глубине раздался едва слышный трескот. Росс плотоядно улыбнулся и без единого звука спрыгнул вниз.
  
  
  Рин задумчиво вертела в руках черный резной посох, роняющий сгустки тьмы на пушистый зеленый ковролин. В голове билась одна мысль: "Узнает Ррау - прибьет дуру. И будет прав!" Говорил же темный эльф - не трогать посох? Говорил. То, что схватила случайно - не оправдание. Девушка тряхнула головой, отгоняя панические мысли. Позняк метаться! Мог бы предупредить, придурок ушастый, что артефакт инициирует темный дар! По ладони проскользнула струйка тьмы и оформилась в дрожащее узкое лезвие. На корабле проводить такие эксперименты не стоит. Рин подхватила сложенный лук и длинный нож, и вышла из каюты. Пока Зуан бегает за чандом, есть время немного потренироваться. Не зря же она получила шикарную мигрень после изучения книг на голубом кристалле!
  На выходе из корабля ее перехватил Ринор. У могучего и откровенно жестокого воина с чего-то появился инстинкт наседки, и гроза отряда трепетно опекал девушку, доводя ее порой до остервенения.
  - Рин, куда собралась?
  - Потренироваться.
  Спорить с Ринором и убеждать в собственной самодостаточности - бесполезно, уже проверяла, да и присутствие этого мрачного убийцы не напрягало. В ответ на вопросительный взгляд, девушка помялась и виновато ответила:
  - Я хочу отработать атакующие связки, но не хочу рисковать и заниматься магией на корабле.
  - Пошли на побережье.
  Могучий воин даже мысли не допустил, что она может быть против его компании. Девушка вздохнула.
  - И не лень тебе мокнуть?
  - Мне интересно.
  Еще бы ему не было интересно! Рин выбралась через шлюз на обшивку корабля. Снаружи ощутимо похолодало, сорвался сильный ветер, да и море стало неспокойным. Ринор правильно оценил ее колебания, тихо спросив:
  - Ты уверена, что стоит сейчас покидать корабль?
  - Не уверена, но надо. Я случайно инициировала темную часть дара, и из меня прет сырая сила. Я хочу отработать основы и слить излишки энергии. Мне не хочется случайно разворотить пол корабля, если меня прорвет.
  - Может, стоит позвать Рраудхара?
  - Ринор, он сейчас в отключке! Ты что, забыл, какую дозу успокоительного ему скормил Коркс? А ждать я не могу. - девушка подняла руку, показывая, как с пальцев стекает тьма.
  Воин спорить не стал, предоставляя Рин полную свободу действий. До берега добрались без особых проблем, выплыв у больших булыжников, хорошо защищающих от резкого ветра. Ринор устроился на мокром песке, с интересом наблюдая за действиями девушки, ни единым звуком не отвлекая ее от опасных экспериментов. Рин вывела проекцию книги чуть в стороне от левой руки и начала методично, страница за страницей, отрабатывать материал на несчастном пляже. К концу первой главы, описывающей простейшие боевые связки, пляж выглядел, словно его перепахали. К середине второй, когда девушка набила руку и наловчилась быстро и четко оформлять приведенные на страницах схемы в реальные плетения, пляж оплыл булькающей черной бурдой, дважды замерзал и покрывался стеклянистой породой, чтобы вновь быть перепаханным очередным смертоносным заклинанием.
  Постепенно напряжение от неожиданной инициации проходило, клубящаяся в душе тьма успокоилась и улеглась где-то в глубинах разума мягким пушистым комочком, обнажая багровую ярость Инферно. Вот с этой силой экспериментировать не хотелось, но клокочущая энергия требовала выхода. Вздохнув, Рин вызвала проекцию книги по теории призыва. Чертить пентаграмму кровью было откровенно лениво, да и чего скрывать, призывать могущественное существо из мира Инферно попросту страшно, так что после долгого раздумья, девушка остановила свой выбор на пентаграмме вызова защитника. Чисто теоретически, само определение "Защитник" предполагало неагрессивно настроенную сущность, хотя бурление силы Инферно на границе восприятия оптимизма не добавляло, но и выбора не оставляло. Ничего худшего, чем спонтанный выброс такой энергии, Рин придумать не могла, так что, немного поколебавшись, девушка все же решилась, оплавила круглую площадку с помощь темного огня, скопировала сложный рисунок и наложила на стеклянистую массу, проплавляя линии изображения.
  Пентаграмма активировалась, стоило только угаснуть темному огню, выбрасывая в воздух мощный сгусток силы. Рин выругалась. Ритуал начался самовольно, совершенно не считаясь с ее мнением и желанием. В центре узора появился плотный багровый дым, очерчивая могучую фигуру. Ринор поднялся на ноги, вопросительно глядя на девушку.
  - Не вмешивайся.
  Воин пожал плечами и вновь уселся на песок, с легким интересом наблюдая за происходящим. Рин вздохнула, заканчивая ритуал призыва короткой шипящей фразой. Дым как-то резко рассосался, открывая на обозрение могучую фигуру откровенно недовольного мужчины. И как раз в этот момент начался дождь.
  Рин задрала голову, недовольно глядя на тяжелые свинцовые тучи, сплюнула, едва слышно проворчав:
  - Вот только этого не хватало!
  Демон выдал длинную матерную тираду на неизвестном рычащем языке, потрогал упругую поверхность преграды и воззрился злющими темными глазами на мрачную девушку.
  - Ты меня понимаешь? - шипящие слова темного наречия заставили демона подобраться.
  - Понимаю. - существо Инферно оперлось спиной о границу защитного контура, заставляя его неприятно зудеть. - Что ты хочешь?
  Рин обошла пентаграмму, с интересом рассматривая неожиданный результат своего эксперимента. На спонтанный призыв откликнулся, как поняла девушка по явно ощутимой ауре властности и силы, высший демон, пребывающий сейчас в "повседневной" для подобных существ ипостаси: высоченный, ростом слегка превышающий два метра мужчина с гибкой хищной фигурой атлета, за спиной которого трепетали полуразвернутые в раздражении драконьи крылья, покрытые мелкими, поблескивающей в свете пентаграммы, бордовыми чешуйками. Густая копна темно-коричневых, почти черных волос, свободным каскадом спадала на спину, стянутая на голове тонкой красной лентой, дабы длинные своевольные пряди не лезли в глаза хозяину. Красивое скуластое лицо на удивление гармоничных пропорций, чуть припухлые губы, сейчас недовольно поджатые, приоткрывали кончики острых белых клыков, добавляющих облику демона откровенно хищное выражение. Из одежды на Высшем были свободные штаны из плотной черной ткани, стянутые на узкой талии широким оружейным поясом, да высокие сапоги из черной с красной искрой кожи.
  Перехватив откровенно раздраженный взгляд начавшего закипать демона, девушка воздохнула, решив ответить на вопрос со всей откровенностью:
  - Ничего! Я случайно!
  Демон недовольно хмыкнул, неприязненно глядя на темное грозовое небо. Защитный полог на пентаграмме стоял слабенький, и хлещущие струи дождя без проблем проходили сквозь преграду. Высший что-то буркнул на своем рычащем языке, тронул когтистым пальцем упругую преграду, легко продавив зудящую пленку.
  - Верю, что случайно. - демон разрушил полог и ступил на исковерканный пляж. - Специально меня призывать мало кто рискует.
  Рин виновато шмыгнула носом, отчего-то остро чувствуя себя нашкодившей студенткой перед суровым ректором. Интуиция и чувство опасности молчали, не воспринимая могучего Высшего как угрозу. Демон коротким повелительным жестом притянул к себе проекцию книги, глянул на открытую страницу, хмыкнул, вчитавшись в описание пентаграммы, все еще сияющей призрачным слегка красноватым светом.
  - Защитник? - мужчина поднял на девушку слегка заинтересованный взгляд темных глаз.
  - Мне этот призыв показался самым безобидным. - Рин пожала плечами. - Я случайно активировала дар, и из меня прет неоформившаяся сила. Надо куда-то девать эту прорву энергии, а ничего умнее я не придумала.
  Демон хмыкнул, удивленно качая головой. Поведя крыльями, он создал небольшой прозрачный камушек, подошел к расстроенной девушке и вложил в руку.
  - Сбрось лишнюю энергию в рохр.
  - Как? - Рин с интересом покатала гладкий теплый камушек на ладони.
  Демон вздохнул.
  - Мысленно направь.
  Рин создала небольшую структуру магического канала и прилепила свободный край к кристаллу, мысленно переливая клокочущую силу в стремительно наливающийся багрянцем камень. Демон с легким удивлением наблюдал за процессом, но никак не комментировал это творчество, лишь создал еще один такой же самоцвет, и самостоятельно заменил насытившейся силой камень на пустой. Лишь на четвертом кристалле улеглась пробужденная сила, наполнив его энергией едва ли на треть.
  - Вроде все. - девушка протянула розоватый камень демону.
  Высший от дара отказываться не стал и забрал кристалл, обозначив свое отношение к действиям неожиданной призывающей легким удивленным изгибом бровей. Злость уже покинула его: три крупных кристалла, под завязку наполненных сырой силой, были достойной платой за беспокойство, Рин вела себя предельно вежливо, а Ринор вообще никоим образом не вмешивался в происходящее, лишь периодически ловя на себе заинтересованные взгляды темных глаз, и сейчас демон решил удовлетворить свое любопытство.
  - Кто вы?
  Девушка бросила быстрый взгляд на совершенно невозмутимого Ринора, вздохнула, принимая на себя роль рассказчика, убрала со лба мокрые волосы и спокойно сказала, глядя в темные очи:
  - Представители технически развитой цивилизации. Дар активировался случайно и бесконтрольно. Меня зовут Рин. Воин у меня за спиной - Ринор.
  Демон хмыкнул.
  - Самоучка?
  - Пожалуй, даже "самоучка" - звучит слишком гордо. - Рин пожала плечами. - Книги попали в руки недавно. А до этого было вообще по принципу "творю что могу и как могу".
  - Что ты знаешь обо мне?
  - Высший демон. Все.
  Демон удивленно шевельнул крыльями.
  - Потрясающая широта невежества!
  - Что есть, то есть. - Рин пожала плечами, рассматривая вытянувшуюся от глубочайшего изумления краснокожую физиономию.
  Высший пришел к какому-то решению. Эмоции исчезли с его лица, сметенные стальной волей.
  - Что ж. Давно я не чувствовал такого удивления. - демон покачал головой. - Меня зовут Азрагор. Я действительно Высший демон из Рода Повелителей. Ты меня заинтриговала, девочка. Дар у тебя необычайно сильный, разум ясный и гибкий, ты лишена многих предрассудков. Скажи, чего ты хочешь?
  Девушка склонила голову набок.
  - Честно и откровенно?
  Демон улыбнулся, показывая клыкастый оскал.
  - Было бы неплохо.
  - Напарника, который мог бы заодно быть наставником.
  - Любопытное желание. Объясни. - в темных глазах на какое-то мгновение промелькнуло одобрение.
  - События последнего полугодия показывают, что жизнь у меня будет предельно насыщенная, и помощь жителя Инферно наверняка очень пригодится. Да и дар сильный, а учиться не у кого. Все просто, как линейка.
  - И на каких условиях ты бы хотела... - демон на мгновение запнулся, хитро глядя на девушку.
  - Сотрудничать. - Рин улыбнулась.
  - Именно. - четко очерченные губы растянулись в ответной улыбке.
  - Для начала пойдет и принцип "услуга за услугу". - из голоса девушки пропало всякое веселье и она стала серьезной, словно похоронная команда. - В идеале найти такого напарника, которому я могла бы доверять и получать ответное доверие.
  - Доверять демону? - высший удивленно дернул крылом. - Нам никто не доверяет. Мы же порождения Бездны и Хаоса, безжалостные кровожадные твари, лишенные милосердия, чьи руки в крови по плечи.
  - Если убрать про "порождения Бездны и Хаоса", все далее сказанное идеально соответствует моему молчаливому спутнику. - девушка улыбнулась, кивком головы указал на невозмутимого Ринора. - Но я ему доверяю, и мне глубоко безразлично общественное мнение.
  - Если я предложу тебе свою помощь?... - демон вопросительно глянул в серо-золотые глаза девушки.
  - То я с искренней благодарностью ее приму.
  Высший рассмеялся мягким бархатным смехом, в котором сплелось удивление и одобрение, слегка присыпанное заинтересованностью. Рин нахмурилась, не понимая причин веселья.
  - Азрагор, что смешного?
  - Покажи, что у тебя такого интересного на шее висит. - внезапно сказал демон.
  Рин подцепила золотую цепочку и вытащила на обозрение искрящийся Талисман, не собираясь снимать ставший неотъемлемой ее частью артефакт. Демон украшение узнал. Изумление, замешанное на неверии, отчетливо проступило на красивом лице.
  - Поразительно! Ты его чувствуешь?
  - Да. - девушка убрала артефакт за шиворот. - Не спрашивай, кто мне его подкинул - даритель пожелал остаться анонимным.
  Демон склонил голову набок, развернул крылья, подставляя их под проливной дождь, внимательно изучая мокрую как мышь девушку и совершенно невозмутимого воина, что-то обдумывая про себя. Рин высшего не торопила, с расспросами не лезла, так же молча рассматривая его, краем сознания следя за перемещениями аззара по мокрым джунглям. Наконец Азрагор пришел к какому-то решению. Демон хлопнул крыльями, стряхивая с них воду.
  - Вы меня заинтересовали. Если ты не отказываешься от своих слов, готова ли принять мою помощь?
  - Я никогда не отказывалась от своих слов, и тем более не собираюсь отказываться от помощи. - девушка пожала плечами.
  - Тебе нужны какие-то клятвы?
  - Достаточно твоего слова, Азрагор. - Рин прямо встретила испытывающий взгляд. - Интуиция мне подсказывает, что ты слишком себя уважаешь, чтобы нарушать данное слово. Тем более, данное добровольно.
  Азрагор улыбнулся, и впервые из темных глаз пропал холод. На когтистой ладони во вспышках пламени сформировалось тонкое колечко, усыпанное крохотными черными кристаллами. Демон положил необычную вещицу на доверчиво протянутую ладонь девушки.
  - Возьми. С его помощью я могу услышать тебя и прийти по твоему зову. Пентаграммы больше не используй. Это опасно. Не все существа Инферно вообще имеют мозги. - демон едва заметно кивнул, когда девушка надела колечко на средний палец левой руки. - Твой дар достаточно силен, чтобы призвать жителя Инферно, но удержать ты его не сможешь. Кольцо защитит тебя и твоих... людей, но тварь сбежит.
  - Это сейчас не важно.
  - Поверь, любое порождение Инферно может принести много бед, вырвавшись на свободу. - терпеливо сказал высший.
  - Эта планета необитаема. - Рин едва заметно улыбнулась.
  Лицо демона вытянулось.
  - Как необитаема?
  - Буквально. Потому я и рискнула сбросить энергию. Даже отработай я площадными проклятиями по всему материку, возмущаться некому.
  - Технически развитая раса? - демон хмыкнул.
  - Космическая цивилизация. - Рин улыбнулась. - Этот булыжник - хороший полигон. Условия близки к нормальным, но нет населения. Я же не совсем безалаберное существо, начисто лишенное понятий об ответственности.
  - Это радует. - высший задумался. - Сколько вы еще пробудете в этом мире?
  - Пару дней.
  - Позови меня завтра. - Азрагор небрежным жестом развеял пентаграмму.
  Рин согласно кивнула. Высший создал десяток крупных рохров и передал девушке.
  - Если потребуется - сбрасывай излишки в рохр. Не стоит так бездарно растрачивать энергию. Даже для меня она имеет ценность.
  - Что-нибудь еще? - Рин ссыпала рохры в карман.
  - Постарайся удержаться от экспериментов. - демон улыбнулся. - Но если тебе удастся наполнить кристаллы - я буду признателен.
  - Я постараюсь. Тем более, завтра будет инициация дара моих коллег.
  Рин кивком головы указала на молчаливого росса. Азрагор внимательно всмотрелся в его ауру, удивленно покачал головой и молча сделал еще два десятка кристаллов, сгрузил их в тут же сотворенный мешочек и протянул девушке. В ответ на вопросительный взгляд демона, Рин сказала:
  - Все россы обладают темным даром. И у всех он неактивен. - видя неверие в темных глазах, девушка добавила: - Азрагор, они все такие.
  - Технически развитая цивилизация с темным даром? - демон хмыкнул. - Уверена?
  - Все россы на корабле прошли проверку. У всех сильный неактивный темный дар без следов вырождения. - предвидя вопрос, мелькнувший в темных глазах, Рин пояснила: - У нас на корабле неожиданно оказался дроу. Он и провел проверку.
  - Темный эльф? Действительно неожиданно.
  - Рин, пора возвращаться на корабль. - подал голос Ринор. - Ураган скоро ударит по острову.
  Девушка поежилась.
  - Да, и впрямь пора. Азрагор, я позову тебя завтра. Поверь, это лучше увидеть самому.
  - Я буду ждать. Но с эльфом будьте осторожны.
  - Он принял кровное родство и подданство Росской Империи. Так что он теперь один из нас.
  - Вы меня продолжаете удивлять. - демон внезапно снял с пальца массивное кольцо и собственноручно надел его девушке. - Это суумар . Живой древний артефакт, способный различать лож и угрозу, исходящую даже от обладателей Могущества.
  - Даже твою? - с улыбкой спросила Рин.
  - Даже богов. - демон ответил взаимной улыбкой. - Эта вещица создана теми же руками, что и оружие у тебя на поясе. - Азрагор указал на сложенный лук. - Я буду ждать вызова.
  Демон склонил голову в прощании и ушел через черный портал. Рин с сипом выпустила воздух и шлепнулась на песок. Ноги ее не держали. Ринор бережно поднял ее на руки и пошел к кораблю. Воину не надо было объяснять простые вещи: могучий росс прекрасно понимал, чего стоило девушке общение со столь могущественным и непредсказуемым существом с крайне страшной репутацией.
  Мандраж отпустил уже на корабле. Устроившись с ногами в кресле, Рин устало потерла виски.
  - Вызвала, блин, защитника!
  Ринор вручил ей кружку с горячей чифой, устроившись на подлокотнике, тихо сказал:
  - Азрагор действительно решил помочь.
  - А мог и прибить!
  - Мог. - согласился воин. - Но не стал. Возможно, в этом и суть этого заклинания? Призвать того, кто сможет и захочет помочь?
  Девушка подумала и неуверенно кивнула.
  - Возможно, ты прав. От Азрагора ощутимо фонило усталостью, это стало чувствоваться, когда я его кольцо надела. Похоже, у высшего тоже жизнь не сахар, хотя он ни единым жестом этого не показал.
  - Считаешь, что демон нуждается в помощи?
  - Он скорее удавится, чем признается в этом. - Рин на мгновение прикрыла глаза, вслушиваясь в странные колебания пылающей нити, идущей от кольца куда-то в неизвестность. - Но что-то мне подсказывает, что у него проблем куда больше, чем у нас всех вместе взятых.
  - Поможем? - Ринор вопросительно выгнул бровь.
  Девушка подняла руку, показывая подарки.
  - Такое доверие предавать нельзя. Я знаю, что такое суумар, читала в яванте. Азрагор преподнес очень дорогой подарок, притом дорогой даже для него. - Рин отхлебнула пряной жидкости. - Я вчера специально изучала раздел о существах Инферно. Такие как он никогда никому не доверяют. Не могут позволить себе подобной слабости. Я не особо верила в его слова, пока он не создал колечко. А когда Азрагор собственноручно подарил суумар... - Рин передернула плечами. - Крепко же его прижали на родине, если он вот так сразу решился на доверие.
  - Думаешь, загнали в угол?
  - Вряд ли. Он согласился на сотрудничество только когда увидел Талисман. Видимо, узнал камень, и решил довериться. Или знает что-то такое, чего не знаю я. - Рин вздохнула. - В любом случае, сейчас гадать бессмысленно. Завтра вызову его и постараюсь узнать, чего ему надо для полного счастья.
  - Скажет?
  - Скажет. - Рин ласково погладила тоненькое багряное колечко. - Такие колечки дарят или младшим родственникам или близким друзьям. Тем, кому решают дать свое доверие. Это - воплощенная в физическом мире частичка его ауры.
  - Почему он на это пошел?
  - Во время разговора я не ставила блоков, и Азрагор мог спокойно заглянуть в мои эмоции. Это тоже признак доверия.
  - Он очень опасен.
  - Естественно, он опасен! Но что бы о демонах не говорили, у Высших есть два пунктика: гордость и доверие. Они могут лгать, подставлять, очернять, убивать, но никогда не прощают предательства. Низшие могут творить что угодно, но высшие, элита и правители, эти никогда не предают тех, кого впустили во внутренний круг. Потому так сложно получить их слово и доверие.
  - Почему тогда Азрагор решился? - Ринор кивнул на колечко.
  - Вот и я хотела бы это знать.
  
  
  Комида
  
  Острое чувство приближающейся угрозы выбило меня из полудремы, прерывая подготовку к стазису. Мерная тревога приближающегося урагана привычно давила на чувства, постепенно нарастая по мере приближения фронта. Я знал, что пережить этот гнев природы я не смогу, если только какое-то чудо не убережет мой схрон в глубине подводных пещер. Я тряхнул головой, сбрасывая липкую муть тревоги. Поднял меня не ураган. Что-то другое.
  Тихий треск трещотки разогнал тишину. Вот оно что. Кто-то наступил на лиану. Трещотка надрывно задребезжала еще дважды. Я подобрал под себя лапы, едва сдерживая рычание. Надо же, все-таки пришел. Я и не ожидал, что чужой воин рискнет прийти в эти катакомбы, да еще и накануне бури. Неужели настолько уверен в себе? Или настолько наивный, что предполагает пережить удар стихии? Или... просто не знает? Какая разница? На мгновение возникло злорадство, но быстро утихло. Я не чувствовал радости от мысли, что неизвестный противник погибнет вместе со мной в этой вонючей дыре. Глупый конец. И для меня, и для него. Одна ошибка, и такой итог. Злость давно прошла, оставив лишь раздражение и глухую досаду. Гнев, ярость и бешенство, клокотавшие во мне после гибели "Теш Шерраса" уже улеглись, окончательно перегорев под куполом золотого щита, оставив лишь раздражение и ощущение собственной... глупости.
  Остро полыхнуло чувство опасности, заставив меня сорваться с места. Уходя под защиту нагромождения камней, я увидел, как в мягкий песчаник воткнулся черный кинжал. Хочешь получить этот бой, воин? Что ж, ты его получишь.
  
  Мы кружили по осыпающимся пещерам, потихоньку сокращая разрыв. Я увел воина вглубь катакомб, куда, как я надеялся, не достанет удар стихий, хотя мягкий песчаник и кораллы не могли стать серьезной защитой. Фронт урагана ударил по острову, заставив почву вокруг нас содрогнуться. Путь вглубь и шансы на спасение исчезли в грохоте обвала, когда огромные булыжники сползли в потоке мутной воды и перекрыли вход в вулканическую часть острова. Игры и прятки закончились. Нас заперло в крупной пещере. Я чувствовал досаду и злость воина, ощутимо витающие в воздухе, но ни страха ни разочарования ни на миг не промелькнуло в эмоциональном фоне. Уважаю. Но пора уже завязывать с играми. Долгое ожидание, подготовка к удару... и всего несколько мгновений реального боя.
  Воин выступил из-за обломка мертвого коралла, сжимая в руке длинный нож. Грязный, мокрый, злой, раздраженный и смертельно опасный. Я уже успел оценить скорость движения и силу удара этого существа, столь похожего на сатай. Воин перемещался мягким крадущимся шагом, не сводя с меня глаз. Ожидал моей атаки. Напали мы одновременно, всей массой врезаясь друг в друга. Я почувствовал, как острое лезвие пропороло мне бок, войдя под стык броневых пластин, а мои когти глубоко увязли в чужой плоти, когда сила чудовищного удара швырнула нас на крошащуюся стену, выбивая сознание. Уходя во тьму я успел заметить золотой блеск развернувшегося силового щита.
  
  Сознание возвращалась в океане боли в глубоко пропоротом ножом боке. На мгновение появилось удивление, что я вообще смог вернуться. Неужели чужак мертв? Я в это не верил, поскольку четко знал, что раны от моих когтей смертельными не были. Вспомнил стену воды, несущуюся в лицо. Все же, пещеры не выдержали удара стихий и сложились, словно домик из бумаги. Я открыл глаза, всматриваясь в мягкий сумрак. Тьму разгонял блеск золотого купола щита, который и прикрыл нас от кучи грязи. Сам чужак сидел на полу, привалившись спиной к щиту, и обрабатывал глубокие рваные раны на боку. Я приподнялся на лапах, удостоившись только раздраженного взгляда и тихой матерной тирады на языке сатай с просьбой сидеть и не занимать лишнее место под куполом. Я вздохнул и сменил ипостась, заметив легкий интерес в зеленых глазах воина. Глянув на мой залитый кровью бок, чужак вздохнул. Сидеть молчать смысла не было, тем более, что я прекрасно понимал язык сатай. Сорвав остатки куртки, я тихо спросил:
  - Долго продержится?
  Воин на мгновение замер, бросил быстрый взгляд на купол щита, вздохнул и нехотя ответил:
  - Нет.
  - Тебе надо было улетать до начала урагана.
  Воин пожал плечами, немигающим взглядом глядя на формирующийся перед его носом сложный узор.
  - Поздно. - хрипло ответил он. - И я не сожалею.
  Узор опустился на рану, и я увидел, как начали стягиваться края довольно безобразных порезов. Закончив лечение, чужак вопросительно глянул на меня, получил кивок и кинул в мою сторону точно такой же узор. Боль сразу ушла, а довольно глубокая рана затянулась, оставив лишь тонкий шрам. Поведение воина поставило меня в тупик. Совсем недавно он четко хотел меня прирезать, а сейчас от злости не осталось и следа, словно он вычеркнул меня из категории "враг". Недавняя ярость окончательно уступила место любопытству, и я решил узнать о своем нежданном визави побольше.
  - Комида.
  Воин удивленно поднял на меня глаза.
  - Меня зовут Комида.
  Чужак усмехнулся, но все же ответил:
  - Навь.
  Осмотрев меня, он заметил:
  - Совсем недавно ты хотел оторвать мне голову.
  - Ты взорвал мой корабль. - спокойно ответил я, глядя в непроницаемые зеленые глаза.
  - Ты напал первым и без причины.
  - Перепутал. - я пожал плечами. - Твой корабль слишком напоминает корабли наших врагов.
  - Я уже знаю. - воин к чему-то прислушался и добавил: - Но твоя кровь мне понадобится.
  Я удивленно глянул на чужака.
  - Зачем?
  - Пробой сделать. - воин собрал хлам и вытолкнул его за пределы щита. - Нас запечатало в этих катакомбах наглухо, и другого способа выбраться я не знаю.
  - Что такое пробой?
  - Портал на крови. - воин ходил по кругу, тщательно утрамбовывая мокрую грязь. - Не спрашивай, как я это сделаю.
  - Это не важно. - я отошел к границе щита, освобождая место в центре. - Что я должен сделать?
  - Ничего. Сделаю все я сам. А ты дашь мне свою кровь, когда мне потребуется подпитка. Моих сил на чертеж, удержание щита и пробой пространства не хватит.
  - Кровь?
  Воин отвлекся от вытаптывания круглой площадки, хищно усмехнулся, показывая клыки, но все же соизволил объяснить.
  - Кровь разумного несет в себе его жизненную силу. Взять энергию от тебя напрямую я не смогу - не умею, а построение пробоя сил потребует много. Щит и так хорошо с меня тянет, и я боюсь, что не смогу закончить построение пентакля и напитать его достаточным количеством силы для открытия портала.
  Сказать что я удивился - это ничего не сказать. Такого я не ожидал. Высокоразвитая космическая цивилизация использует древние знания? Только сейчас я наконец-то заметил, что на границе щита поблескивали мелкие знаки, образовывающие замкнутый контур. Черноволосый чужак открылся с неожиданной стороны. Я затолкал свое любопытство поглубже. Если у него получится, я еще получу возможность поговорить с этим необычным созданием. Если нет - мы оба тут погибнем.
  - Ты уверен, что моя кровь подойдет?
  - Уверен. - воин поднял на меня глаза.
  Значит, ты уже успел попробовать моей крови? Я даже знал когда. Вот же сволочь! Навь тихо рассмеялся, с интересом наблюдая за моими метаниями.
  - Все же, я не зря решил сохранить тебе жизнь. - воин фыркнул. - Теперь не мешай.
  Я отошел к границе щита и присел на корточки, с интересом наблюдая за его действиями. Чужак когтем надрезал себе запястье, следя, как кровь тонкой струйкой потекла по ладони и сорвалась с указательного пальца вниз. Портал на крови оказался буквально на крови. Я молча сидел и смотрел, как этот ненормальный чертит своей же кровью сложный, но на удивление точный рисунок на утрамбованной грязи. И дорожки из крови не расползались, а словно вплавлялись в мягкую почву. Когда он замкнул круг, кровавые линии замерцали тусклыми красными огнями, щит на мгновение мигнул, но вновь засветился ровным куполом, а Навь дрогнул и устало сполз на почву, едва слышно сказав:
  - Подойди.
  Я так же молча встал и подошел к ослабшему от потери крови воину. Чертеж оказался довольно крупный и сложный, и крови на него ушло прилично. Навь подобрал под себя ноги, с трудом встав на колени.
  - Руку дай.
  Я протянул ему руку, уже понимая, что этот зеленоглазый собирается делать, но не видел причин ему отказывать. Он прав. Другого пути на свободу нет. Навь повернул мою руку внутренней стороной вверх, вытер грязь с кожи и впился клыками чуть ниже сгиба локтя. Я поморщился от резкой боли, но не сказал ни слова, опустившись на колено. Если ему удастся вытащить нас из этой ловушки - пусть пьет. Навь сглотнул, а я почувствовал, как накатывает слабость и уходят силы.
  Отлип от меня этот кровосос, когда перед глазами уже начало темнеть, и я перестал чувствовать тело. Облизнув окровавленные губы, воин подхватил меня на руки, легко и без всякого видимого усилия оторвав от земли, встал в центр узора и сильным голосом буквально прорычал короткую шипящую фразу. Рисунок полыхнул темным красным огнем, щит побледнел, пропуская на стыках сегментов тонкие струйки грязи. На мгновение накатила тяжесть и странное тянущее чувство, а потом я увидел ребристый черный потолок и скатился во тьму беспамятства.
  
  
  Возвращение Зуана на корабль прошло с треском и грохотом. Портал открылся в тренировочном зале, заставив порскнуть в стороны Дрии и Рраудхара, отрабатывающих в этот момент атакующие связки. Темно-красный переход выплюнул своих пассажиров и тут же схлопнулся, оставив за собой лужу липкой вонючей жижи. Дроу осмотрел непонятного мужика, чье безвольное тельце Зуан уложил на мягкий мат.
  - Это и есть твоя жертва? - дроу подошел ближе, с интересом рассматривая неожиданную добычу братца.
  - Ага. - Зуан сформировал лечебное плетение и стряхнул на безвольное тело.
  - Прирезал?
  - Нет, сил много откачал. - росс повернул чанду руку, показывая глубокий укус.
  - Ты скажи, кто тебя надоумил портал на крови открывать?
  - У меня был другой вариант? - Зуан удивленно глянул на дроу. - Я не умею открывать прямые порталы, как ты.
  - Ты мог надорваться.
  Зуан отмахнулся, залечивая укус.
  - Открывал бы сам - да. А так, было с кого вытянуть сил.
  - Он отдал добровольно?
  - Вполне. - Зуан усмехнулся, показывая окровавленные клыки. - Тоже жить хочет.
  - Кто-то хотел с ним подраться. - Дрии подошел ближе.
  - А мы и подрались, пока пещеру не затопило. А там уже не до драк стало.
  - Успокоился?
  - Вполне. Комида и впрямь оказался достойным противником. - Зуан потер бок. - Когти в меня запустил на всю длину.
  - Решил сохранить ему жизнь?
  - Да. Он этого достоин. - Зуан прилепил к чанду край канала и начал медленно передавать силу. - Морду я ему за корабль набил, кровь пустил, так что не вижу больше причин желать его смерти.
  - А основная причина? - спросил Ринор, отлепившись от стены.
  - Он мне интересен. - Зуан улыбнулся.
  - Какой у него статус? - спросил Дрии.
  - Гость. - Зуан прекратил подачу энергии и развеял плетение.
  Чанд едва заметно дрогнул, открыл глаза, с тихим стоном и матом сел, потирая ноющее плечо. Зуан клыкасто улыбнулся.
  - Как самочувствие?
  - Я жив и это замечательно. - ворчливо отозвался чанд.
  - А если серьезно?
  - Слабость сильная. - Комида прогреб волосы. - Сколько ты с меня крови высосал?
  - Не много. - Зуан улыбнулся. - Дело не в количестве крови, а в количестве жизненной силы, а вот ее я откачал прилично.
  - Чем мне это грозит?
  - Обжорством. - со смехом сказал Рраудхар. - За трое суток полностью восстановишь потери, а пока будешь вечно голодным.
  И словно в подтверждение слов дроу желудок чанда жалобно квакнул. Воины весело заржали, искренне потешаясь над раздраженным чандом. Комида вздохнул.
  - И что смешного?
  - Не обращай на них внимания. - Зуан встал, отряхнул штаны от липкой грязи. - Пошли, покажу где будешь обитать.
  Чанд напрягся.
  - Обитать?
  - Считай, я пригласил тебя в гости. - Зуан протянул руку и помог мужчине встать. - Заодно подкину к любой приглянувшейся тебе планете. Раз уж я грохнул твое корыто.
  - Далеко придется лететь.
  - Ну, тогда ты с нами покатаешься, пока у меня не появится время закинуть тебя на родину. Я правильно понимаю, тебе на территории Сатай ничего хорошего не светит?
  - Вполне. - Комида фыркнул. - Если поймают - казнят.
  - Есть за что? - Зуан жестом подозвал скучающего у стены Лиинвара.
  - Наши расы в состоянии войны.
  - Очаровательно. - Зуан хмыкнул. - Лиинвар, Дрии, уберите зал. - глянул на вытянувшиеся рожи бойцов, добавил: - И я забуду про охладитель.
  Лиинвар вздохнул и потопал за тряпками. Зуан окрикнул его и сухо добавил на азилан:
  - Но если еще раз поймаю за потреблением этой дряни - в нем и утоплю. Понял?
  - Понял.
  - Комида, пошли.
  Зуан вышел из тренировочного зала и повел гостя в первый блок. Комида молча следовал за россом, с интересом рассматривая интерьер чужого корабля, но никак не комментировал увиденное.
  - Давай сразу расставим все знаки препинания. Я лично на тебя зла не держу и надеюсь, что ты тоже готов забыть прошлые обиды.
  - Я считаю, мы решили наши разногласия в пещере. - спокойно сказал Комида.
  - Вот и отлично. Сейчас мы приведем себя в порядок и решим, что дальше будем делать. - Зуан тронул передатчик. - Андари, двигай под водой к материку. Как выйдешь из-под урагана - взлетай. Выбери где-нибудь равнину побольше и с хорошей погодой.
  Андари что-то согласно пробурчал и отключился. Корабль пронзила дрожь заработавших двигателей, пол дрогнул и качнулся. Зуан остановился у дверей свободной каюты.
  - Приложи ладонь на сенсор.
  Комида накрыл ладонью черную пластину, позволяя аппаратуре считать свои данные. Пластина поменяла цвет, подтверждая нового владельца.
  - Это теперь твоя каюта. - Зуан тронул клавиш, открывая двери. - Открывается и закрывается дверь одинаково с обеих сторон. Заходи.
  Чанд зашел в каюту, рассматривая свое новое обиталище. Зуан открыл двери санузла, жестом приглашая подойти.
  - Здесь - душ и сортир. Разберешься. В стене химия. - Зуан открыл дверцу, и указывая на баночки, перечислил: - Мыло, шампунь. Полотенца тут. Это - подача воды. Горячая и холодная. Отмывайся. Я скоро зайду, принесу что-то из шмоток.
  - Благодарю.
  - Свое барахло можешь постирать, если оно тебе дорого как помять, или выкинуть в утилизатор. - росс указал на большой короб. - Учти, в утилизаторе мусор сразу уничтожается, стоит только закрыть крышку. Если что-то понадобится, моя каюта через стенку слева. Вопросы есть?
  - Только один. - Комида усмехнулся. - Кто на этом корабле главный?
  - Я. - Зуан улыбнулся.
  - Тогда остальные вопросы подождут.
  - Отлично. Ах да, у меня на корабле есть два сатай. Пираты. Постарайся их не прибить, когда увидишь. Мне бы хотелось связаться с их Лидером.
  Комида удивленно выгнул брови.
  - Что за Сеть?
  - Да бес ее знает.
  - Как Лидера звать?
  - Нимарун.
  Чанд рассмеялся. На вопросительный взгляд росского командира, ответил:
  - Я его знаю.
  - Да ладно? - Зуан удивленно дернул ушами.
  - Я планировал у него подлатать свой корабль. - чанд усмехнулся.
  - Тесен мир. - росс хмыкнул. - Приводи себя в порядок, я скоро зайду с вещами.
  Зуан вышел из каюты, оставив чанда приходить в себя. В коридоре воин зачитал очищающее заклинание, почистив себя и восстановив первоначальный вид вещей, заглянул к пиратам, порадовав сатай новостью, что в каюте напротив поселился чанд, и попросил не нарываться на комплимент. Удостоверившись, что оба пирата мыслью прониклись и поняли, что новость не является шуткой, Зуан утопал на кухню. Завтрак будет только утром, а кормить Комиду надо сейчас. Хекс расщедрился на пару кусков мяса с овощами и большую супницу, пообещав к утру сделать что-то посерьезнее, чем обычная легкая пища. Все же крови и сил у чанда Зуан откачал прилично. К моменту, когда Комида выбрался из душа, росс уже сидел у него в каюте в кресле с кучей вещей, а на столе под сферой стазиса ждала еда.
  
  Комида вывалился из душа, замотавшись в большое полотенце. Глянув на полностью довольного собой росса, спросил, вытирая мокрые волосы:
  - Быстро ты управился.
  - Магия творит чудеса, как это ни забавно. - Зуан клыкасто улыбнулся. - Выбери себе что-нибудь.
  Комида хмыкнул, подхватил стопку вещей и убрался из поля зрения росса. Одевшись, чанд сел в кресло напротив, сгрузив лишние вещи на диван. Зуан снял стазис, расставляя тарелки.
  - Жуй. Следующая кормежка будет только утром.
  Комида не стал ждать повторного приглашения и потянулся к супнице, источающей аппетитные ароматы грибного супа.
  - Присоединишься?
  - Конечно. Я тоже жрать хочу. - Зуан налил суп в пиалу. - Чертеж портала стоил мне довольно приличного объема крови.
  - Не ожидал, что высокоразвитая космическая цивилизация использует древние знания.
  - Забавно, правда? - Зуан выдрал кусок булки. - Расскажи, с кем ты нас попутал.
  - С кораблем Воина Тени.
  - Неужели настолько похожи?
  - Если смотреть на корабль вблизи - отличия очевидны, но на расстоянии - да, похожи. Я видел подобную модель. - Комида с шипением выдохнул воздух. - Совсем недавно. Когда Тени уничтожили крейсер.
  - То есть, ты к этой планете прилетел, уходя от погони?
  - Да. Три разрушителя Доминиона перехватили наш крейсер на границе рукава. Один на один наши корабли в принципе равны, но против трех разрушителей... - чанд передернул плечами. - Шансов не было.
  - Сколько выжило?
  - Я один успел покинуть крейсер до взрыва. Меня заметили и выслали погоню. Я всех перебил, но и мой перехватчик едва сохранил возможность к гиперпереходу. Я рассчитывал встать на ремонт на этой планете. И представь мое состояние, когда я увидел твой корабль.
  - Думал, что вычислили?
  - Где-то так. На полноценный бой с кораблем воина Тени я не рассчитывал. Оставалась надежда на один удар. Потому и напал.
  - Я где-то так и предполагал, когда Надар соизволил рассказать о твоей расе. - Зуан отодвинул тарелку. - Что собираешься делать дальше?
  - Если ты ищешь Нимаруна, то меня это вполне устроит. Я храню на его флагмане корабль, так что проблем с возвращением домой у меня не будет.
  - Что можешь рассказать о Нимаруне?
  - А что тебя интересует?
  - Ты его хорошо знаешь?
  - Да. - чанд вгрызся в мясо.
  - Я думаю, ты уже понял, что на этой территории мы чужаки.
  Комида кивнул.
  - Сперва у меня была идея выйти на контакт с местными властями, но при здравом размышлении я решил не рисковать. Одинокий корабль - слишком лакомая добыча. А вариант с Лидером пиратов имеет шансы на жизнь.
  - Что ты ждешь от встречи?
  - Хочу узнать местную кухню. - Зуан откинулся на спинку кресла. - Стоит ли иметь дело с местными, или выставить блокаду у древнего портала и отстреливать все, что прет с этой стороны.
  - В таком случае, лучше Нимаруна ты вряд ли найдешь кого-то из власть предержащих. Да и пиратская сеть пограничье контролирует гораздо лучше, чем власть официальная. Патрули тут стараются особо долго не задерживаться.
  - Где мне отлавливать Нимаруна?
  - У А-станции на границе Альвеллы. Сразу двигать к Джасунгу я бы не советовал. Могут сбить.
  - Покажешь завтра на карте. Мы побудем на этой планете еще пару дней, пока не утрясем кое-какие дела. - Зуан достал дужку передатчика. - Если понадобится со мной связаться, нажмешь на эту кнопку. А сейчас я тебе советую отдохнуть, тем более, что спешить особо некуда.
  Зуан вышел из каюты, оставив чанда доедать и переваривать новости. Проблем от Комиды росс не ждал: без имплантата в технические отсеки он в любом случае не попадет, да и лишних проблем навряд ли доставит. Слишком умен и осторожен.
  
  
  * * * * *
  
  Багряное небо подернулось тонкой сеткой густых облаков, стремительно наливаясь тьмой приближающейся грозы. Погода в Эофоле никогда никого не радовала, сменяясь с устрашающей скоростью и непредсказуемостью. Вот и сейчас накатывающийся с Грозовой Гряды темный вал бури вынуждал одинокого всадника стремительно нестись по равнине к темному силуэту замка, не жалея ни себя, ни уставшего тарна. И хозяин, и умный зверь понимали: застань ЭТА буря на равнине, и обоим не пережить первого удара стихии.
  К Твердыне всадник успел добраться уже под тенью туч, проскользнув в приоткрытые ворота за мгновение до первого гулкого раската грома. Огромные створки сомкнулись, отрезая крытый внутренний двор от накатывающейся ярости стихий. Всадник остановил тарна, ожидая, пока обитатели замка перекроют ворота и соизволят обратить на него внимание. Лишь стражи, скрытые в тени, не сводили с незваного гостя тяжелых взглядов. В Эофоле излишним доверием не страдал никто.
  Из кордегардии вышел могучий серокожий демон, коротким кивком приветствуя прибывшего, жестом давая отбой стражам. Высший спешился, а тени во мраке шевельнулись, снимая стрелы с тетивы. К гостю подошел юный демон, принял поводья тарна, уводя животное к стойлам. Начальник охраны жестом пригласил новоприбывшего следовать за собой, подождал, пока темноволосый демон подойдет и тихо сказал:
  - Тэн`ами, Высший.
  - Ами`тэн, тарр Сиваи. - негромко ответил краснокожий демон, подстраиваясь под широкий шаг провожатого. - Повелитель Шэрез в Твердыне?
  - Он ждет вас. - демон-Сиваи позволил себе обозначить улыбку.
  Высший едва заметно кивнул, принимая к сведению сказанное. Впрочем, он и не ожидал ничего иного: Повелитель величайшего клана оружейников Сиваи обладал развитым даром предвидения, и визит нежданного гостя для него не был неожиданностью.
  - Прошу.
  Сиваи толкнул дверь, приглашая гостя войти. Высший обозначил благодарственный поклон и вошел в небольшой, утопающий в полумраке зал, чью тьму разгонял огонь камина. Повелитель ждал, сидя в кресле у пылающего огня.
  - Тэн`амии, Повелитель Шэрез. - гость склонил голову в приветствии.
  - Ами`тэн. Заходи, Азрагор. - хозяин Твердыни улыбнулся, видя растерянность на лице молодого демона. - У тебя много вопросов.
  
  
  
  Глава 11: Ритуал Даннар
  
  Река может течь плавно, размерено неся воды по руслу.
  Но если эту же реку сковать плотиной, и потом ее прорвать, воды сметут не только саму плотину, но и смельчака, рискнувшего их освободить.
  
  
  Утро началось с матов Ринора на общем канале и грохота стрельбы турели из-под щита, перебудивших весь экипаж. Когда Зуан, смог добиться внятного объяснения от взбешенного бойца, выяснилось следующее: Андари долетел до приглянувшейся равнины глубокой ночью, где и припарковался на ровной площадке недалеко от края леса. Поскольку условия на планете были вполне приемлемые, сонный воин не стал проводить карантинную зачистку территории, а просто просканировал площадку, поставил легкий щит и сдал дежурство Ринору, который на рассвете увидел, как из-под земли начали вылезать какие-то мелкие твари. И все бы ничего, но довольно уродливые зверюшки принялись живо обмазывать опоры липкой дрянью. От мысли, что все это придется отдирать вручную, Ринор озверел и с матом-перематом занялся зачисткой карантинной зоны. На звук стрельбы прискакало стадо местных хищников и включилось в игру, пробравшись под купол. Тварям хватило силы и дури продавить башкой тонкую пленку щита. Пока Ринор отстреливал мелких пакостников, хищная братва подъедала разорванные биоэфиром тушки, а когда кормежка закончилась, эти уроды решили пометить территорию, вызвав у воина очередной приступ ярости. Когда Зуан, проржавшись, смог успокоить взбешенного Ринора, от стаи хищников остались лишь окровавленные лохмотья.
  Оставаться на старом месте Ринор не пожелал и заставил ржущего Ксарана поднять корабль и перегнать вглубь равнины. К моменту, когда бойцы подтянулись в кают-компанию, Ринор выжег карантинный периметр, оплавив почву на три метра вглубь, остудил собственноручно сотворенное озеро лавы, и только после этого позволил Ксарану приземлиться и поставить глухой щит. В такой ярости представителя Темной Знати бойцы не видели давно, и зубоскалить не рискнули, понимая, насколько опасен взбешенный Ринор. Танцор вручил кипящему воину высокий стакан с крепкой выпивкой, а Хекс расщедрился на кусок пирога. Андари здраво рассудил, что на глаза сослуживцу лучше пока не попадаться и схоронился в техническом отсеке, пока у того не пройдет желание поотрывать ему конечности, высказанное по общей связи рычащим от бешенства голосом. Ринор более менее остыл только после обещания Рраудхара снять всю дрянь магическим огнем. Ничего не понявшие сатай сидели и тупо хлопали глазами, а Комида, сохраняя каменное выражение лица, слушал изложение событий на сатай, шепотом поведанное ему Дрии под сенью развесистой пальмы.
  В кают-компанию вползла сонная Рин. Окинув с трудом сдерживающих смех россов, девушка подошла к едва дышащему от злобы Ринору, наклонилась и чмокнула опешившего воина в щеку, мягко сообщив:
  - Спасибо, Ринор. Такого заряда бодрости я давно не получала.
  Воин покраснел, выдохнул, злобно глядя на давящихся сдерживаемым ржачем сослуживцев. Девушка нежно улыбнулась и добавила:
  - Хочешь, я тебя научу "Огненному цветку"?
  - Что это? - злость потихоньку начало вытеснять любопытство.
  - Это плетение, которым твой драгоценный командир грохнул корабль Комиды.
  Ринор тут же подобрался. Вся злость испарилась. Как же, ему пообещали столь интересную игрушку! Рожи остальных бойцов вытянулись.
  - Хочу!
  - Только пообещай, что использовать его будешь с осторожностью. Все же, это довольно опасная штука.
  - Обещаю.
  Ринор, как истинный представитель Темной Знати, за новое оружие был готов пообещать все что угодно. Правда, свои обещания он держал свято.
  - Отлично. Сегодня начнем учить рунный алфавит.
  Ринор поперхнулся, вспомнив, сколько в этом самом алфавите знаков.
  - Зачем?
  - Ну, прежде чем ты выучишь саму структуру, надо хотя бы научиться писать те знаки, из которых она состоит. Согласен?
  - Согласен. - ради заклинания такой мощи воин был готов выучить не только этот самый алфавит, но и все остальные оптом и в розницу. - Когда начнем?
  - После инициации дара. - девушка зевнула. - Заодно, если ты нормально будешь работать с рунными построениями, я покажу тебе другие плетения. Интересно?
  - Да! - Ринор перегнулся через подлокотник, крепко обнял тихо пискнувшую девушку. - Рин, я сделаю все, что ты захочешь!
  Девушка тихо серебристо рассмеялась, позволяя воину устроить себя на широком подлокотнике кресла. Поглаживая черноволосую голову, она спросила:
  - Успокоился?
  - Немного. - Ринор прикрыл глаза, откровенно наслаждаясь процессом. - Но Андари я все равно руки переломаю!
  - Зачем ломать? Коркс это не оценит. - девушка почесывала разомлевшего воина за пушистыми черными ушами. - Дай ему в глаз. Удовольствие то же, но нашему врачу меньше хлопот.
  - Мало ему в глаз дать. - Ринор уже был готов согласиться с чем угодно.
  - Ну хорошо, набей ему морду. Но так, чтобы потом не пришлось напрягать Коркса. Ты же знаешь, он не любит заниматься косметическим ремонтом ваших рож. Устроит такой вариант?
  - Для тебя - что угодно!
  Ринор растекся по креслу, окончательно сменив гнев на милость. Рраудхар, с легким недоумением наблюдавший все это действо, обратился к кровному брату по ментальному каналу.
  - "Зуан, я что-то не понял. Почему Рин так обхаживает этого бойца?"
  - "Он из Темной Знати, причем из потомственной, Старшей Темной Знати. Андари довел его до бешенства, и Ринор на полном серьезе собирался оторвать ему все конечности."
  - "И оторвал бы?"
  - "Были прецеденты. Свое слово он держит свято. А к Рин он относится как к младшей сестре, и она единственная, кто может уговорить Ринора добровольно отказаться от столь жестких воспитательных мер."
  - "Он жесток."
  - "У Ринора жалости и сострадания нет в принципе. И сдерживает его только здравый смысл и собственный кодекс. Ну и мои непосредственные приказы."
  - "А кого он еще слушается?"
  - "Кроме меня и Рин? Никого. У него нет авторитетов. Когда Ринор ушел в воинские подразделения, весь клан Роданса вздохнул с облегчением."
  - "Сильно напрягал родственников?"
  - "Сильно проредил ряды родственников." - Зуан хмыкнул, скидывая кровному брату информацию о деятельности названного братца Рин.
  Рраудхар удивленно дернул ушами. Список "художеств" темноглазого росса поражал и заставлял изумляться, как еще этого отморозка не прибили. В ответ на эту мысль, Зуан ответил:
  - "Не смогли. Ринор действительно один из лучших бойцов нашей расы, а отсутствие тормозов делает его еще и непредсказуемым. Кстати, он единственный из воинов в отряде, кто использует реальное имя."
  Тем временем объект обсуждения с доброй улыбкой маньяка рассматривал своих сослуживцев, мысленно ставя пометки, кому еще стоит начистить рожу за наглый тихий ржач. Рин это безобразие заметила и дернула воина за покрытое коротким черным мехом ухо.
  - Перестань запугивать народ, братец.
  Ринор тут же забыл об окружающих.
  - Братец?
  - А, Зу тебе еще не сказал? - Рин расправила пушистую кисточку на ухе. - Он меня приписал к клану Роданса в Старшую Ветвь. Так что ты теперь теоретически мой старший братец. Правда, только юридически.
  - Это легко исправить. - Ринор привстал и вытащил из ножен ритуальный кинжал. - Если ты не против.
  - Всегда мечтала иметь такого старшего брата.
  Ринор тут же встал, одним движением глубоко разрезал себе ладонь, говоря слова древнего ритуала кровного родства:
  - Я, Ринор Зардиваль Ирирьяр Ан"Руар Роданса, Старшая Ветвь Руар из Великого Клана Роданса, Темная Знать, принимаю Рин в Старшую Ветвь Руар Великого Клана Роданса, - девушка подставила под черное лезвие ладонь, позволяя россу сделать глубокий разрез, - как младшую кровную сестру, - воин ласково сжал тонкую ладошку, смешивая кровь, позволяя крупным каплям упасть на пол, - и даю ей имя Рииндария Тианаль Шарри Ан"Руар Роданса. Я сказал!
  Кровь на полу полыхнула пламенем и растворилась во тьме. На ладони Ринора появился маленький круглый родовой знак. Воин пристегнул значок на жилет девушке, с умилением наблюдая, как символ наливается глубокой тьмой. Кровное родство подтвердилось и вошло в силу. Девушка залечила себе порез на ладони и требовательно сказала.
  - Дай руку, братец.
  Ринор опять плюхнулся в кресло, позволив девушке вылечить глубокий кровоточащий разрез. Теперь Рин не только юридически, но и фактически являлась его младшей сестрой, и поскольку древняя магия приняла ритуал, отменить или опротестовать кровное родство не мог никто.
  - А твои родственнички не будут возмущаться? - спросил Дрии.
  - Пусть рискнут. - Ринор фыркнул.
  - А если?
  - Я им быстро напомню, из-за чего они так радовались, когда я свалил в воинские подразделения. - могучий воин пожал плечами. - На мой взгляд, Старшая Темная Знать несколько обленилась и размякла, слишком сильно увлекшись политикой, и забыла свое истинное предназначение.
  - И ты им напоминал? - со смешком просил Шаррим.
  - Нет, зачем. - Ринор поерзал, удобнее закапываясь между подушками. - Я просто убирал слишком зарвавшихся.
  - Значит, это твоя работа. - Шаррим усмехнулся. - А я думал, кого мне благодарить за то, что он грохнул наместника Андалуи.
  Ринор равнодушно пожал плечами. Он не собирался ни оправдывать свои действия, ни защищать свою точку зрения. Он делал то, что считал нужным, и на что имел права, а слава безжалостного убийцы его никоим образом не трогала.
  Из кухни выглянул Хекс, указал на Дрии, Лезо и Зана, поманил за собой и вновь скрылся за дверями. Ринор вздохнул, тронул передатчик, настраиваясь на общую волну:
  - Андари, скотина ты косорукая, ползи в кают-компанию. Морду я тебе потом набью.
  Андари не ответил, но вскоре появился в дверях, настороженно глядя на довольного жизнью Ринора. Видя, что расправа откладывается, воин откочевал к барной стойке помогать Танцору. Хекс, помня об очередном пополнении экипажа, расстарался, пустив в дело одобренные Корксом туши местной живности. Обычный легкий завтрак разнообразила мясная выпечка.
  Пока бойцы накрывали на стол, Зуан решил, что пора бы познакомить отряд с чандом. Дождавшись, пока все устроятся и поделят посадочные места, он качнул рукой, привлекая внимание, и на языке сатай сказал:
  - Похоже, это уже входит в привычку. У нас опять пополнение.
  Воины громко и дружно заржали, чанд удивленно хлопал глазами, не понимая, в чем причина такой не совсем адекватной реакции. Зуан усмехнулся и пояснил персонально для гостя:
  - Как-то так вышло, что последнее время у нас регулярно новенькие на борту появляются. Ладно, хорош ржать. Знакомьтесь - Комида. Чанд. Раз уж я грохнул его корабль, то решил подкинуть до ближайшей удобной планеты.
  - Я думал, ты ему башку оторвать хотел. - со смехом сказал Ксаран.
  - Я передумал. - Зуан усмехнулся. - Редко я встречал бойцов, которые могли так долго и шустро от меня бегать по пещерам, да еще и когти во всю длину в бок воткнуть. И вообще, Комида, хлопотное ты существо. Два раза тебя лечил.
  - Три. - флегматично поправил Комида, проглотив кусок пирога. - Зато ты единственный, кто вообще мою кровь на вкус пробовал. Если скажу кому, что у меня, лучшего капитана Чанда, высосали столько крови, что я на ногах стоять не мог... да меня в орбитальные доки не пустят!
  - Ну, если не пустят, возвращайся. - Зуан усмехнулся. - Для хорошего бойца всегда место найдется.
  Комида чуть не подавился от такого заявления.
  - Я надеюсь, до этого не дойдет. Но благодарю за предложение. Компания у тебя интересная. Такого количества высококлассный убийц на борту одного корабля я еще не видел.
  - Вы ешьте, а мы пока решим наши внутренние дела. - Зуан перешел на азилан. - Ррау, когда будешь проводить инициацию?
  - Можно сразу после еды. Советую не наедаться. - дроу откусил кусок пирога.
  - Что от нас требуется? - спросил Ринор.
  - Особо ничего. - Ррау задумался. - Хотя, стоит немного отойти от корабля, чтобы его не задело.
  - Далеко?
  - Альдера на три.
  - Возьмем авитен и прокатимся. - Зуан усмехнулся. - А ты заодно посмотришь на наш наземный транспорт. Ррау, кого возьмешь? Не думаю, что есть смысл инициировать весь экипаж сразу.
  Эльф кивнул, проглотил еду, оглядел воинов, что-то прикинул и сказал:
  - Для начала пойдете ты, Рин, Ринор, Вихрь, Ксаран и Танцор. Лезо я пока не рискну взять. Его талант лучше раскрывать чуть позже, когда в артефакте накопится энергия, иначе все мертвяки в округе поднимутся. - перехватив недоуменный взгляд голубоглазого воина, дроу пояснил: - При инициации столь сильно дара будет мощный выброс некротической энергии, а это автоматически означает самопроизвольное поднятие всех мертвяков в радиусе альдера. А раз поднятие самовольное, то и контроля у них никакого.
  - И? - сухо спросил Лезо.
  - И вся эта толпа пойдет утолять единственное свое чувство - голод. А я еще не готов массово упокоить такое количество нежити.
  - Лезо будет некромантом? - спросила Рин.
  - И очень сильным. Хотя магия Смерти - это не только некромантия. - дроу усмехнулся. - Лезо, после обучения твои враги не смогут унести свои тайны в могилу.
  - Почему?
  - Поднимешь труп и вытрясешь из него все, что тебе интересно. Поднятый некромантом не может сопротивляться его воле.
  На лице голубоглазого росса появилась нехорошая улыбка.
  - А если прошло больше десяти лет со смерти?
  - Да хоть десять тысяч. Если тело или кости есть, поднять можно. Единственное условие: душа не должна успеть переродиться, иначе вернуть ее в тело не удастся.
  В ледяных голубых глазах появилось предвкушение.
  - Я готов подождать.
  - Хочу предупредить, что темная магия - не самая чистая. - эльф откинулся на спинку кресла. - Многие проявления магии смерти подразумевают работу с телом, и не обязательно мертвым. Некоторые ритуалы по своему исполнению не особо отличаются от изощренных пыток. Большая часть магии Инферно построена на крови, как, например, портал, который открывал Зуан. Кое-какие знания я буду давать только теоретически. Для начала я с вами буду заниматься чистой магией тьмы, которая не требует кровавых ритуалов. Когда закончим с этим разделом, я покажу ритуальные заклинания. Я думаю, вы сможете мне найти пару разумных для этого дела.
  - Думаю, первый же обяз нам даст нужные тебе жертвы. - Ринор отложил полуобъеденный пирог. - Меня не слишком волнует моральная сторона, а врагов у меня много. Пусть их смерть принесет хоть какую-то пользу.
  Дроу кивнул.
  - Как будет проходить обучение. Поскольку времени не так много, я буду записывать информационные блоки на кристаллы. Перед началом урока вы их перельете в память, я дам время на разбор информации, а потом пойдут практические занятия до тех пор, пока вы полностью не усвоите материал. Одно условие. Никакой самодеятельности, особенно с магией Инферно.
  Рин виновато вздохнула, привлекая внимание эльфа.
  - Что не так?
  - Я вчера случайно дотронулась до посоха.
  Лицо дроу вытянулось. Глубоко запустив когти в столешню, Рраудхар сказал:
  - Рассказывай.
  - Блокада лопнула практически мгновенно. Ощущение было, словно у меня в голове пробили туго надутый воздушный шар.
  - Выброс был?
  - Нет, я смогла подавить первый порыв. - Рин сползла в кресле, удобнее устраиваясь между подушек. - Я полностью отработала две главы по "Основам магии Тьмы" и дошла до каскадных и многорядных атакующих структур, но решила их не трогать, да и выброс силы полностью успокоился.
  - Где отрабатывала?
  - На противоположной стороне острове. Весь пляж испоганила.
  - Активировалась только тьма?
  - Нет, весь комплект. Но с огнем я справилась еще на Корромине, магия Хаоса и Смерти себя особо не проявили, видимо, потребуется повторная инициация, чтобы их активировать.
  - А Инферно?
  - А вот Инферно поперло практически сразу, как только я успокоила Тьму. Пришлось провести призыв.
  - Какой? - черные когти вошли в твердое дерево на всю длину.
  - Вызов Защитника. Мне он показался самым безопасным.
  Эльф рывком выдернул когти из стола, хмуро рассматривая полностью довольную собой девчонку.
  - Этот призыв неуправляем!
  - Зато много сил сжег. Это лучше, чем спонтанный выброс.
  - Кто-то откликнулся? - дроу прикрыл глаза, усмиряя эмоции.
  - На удивление - да.
  Эльф дрогнул.
  - Кто?
  - Высший демон из Рода Повелителей.
  Рраудхар с сипом выпустил воздух сквозь стиснутые зубы, унимая острую вспышку паники. Эта девчонка его точно в могилу загонит со своими экспериментами!
  - Если ты еще жива, значит, вы договорились.
  Рин кивнула.
  - Очень умный мужик этот высший. - негромко сказал Ринор, привлекая внимание дроу.
  - Ты откуда знаешь?
  - Я видел. - воин пожал могучими плечами. - Не мог же я отпустить ее на остров в одиночестве.
  - Чем закончился разговор? - эльф потер ноющие виски.
  Рин молча показала левую руку, пошевелила пальцами, демонстрируя обновки. Лицо эльфа посерело: кольца он узнал.
  - Ты знаешь, что это?
  - Знаю. - Рин положила руки на стол, давая возможность всем желающим рассмотреть обновки. - Азрагор был столь любезен, что объяснил. Хотя я и так знаю, что он подарил мне суумар и ррендир.
  - Что он потребовал взамен?
  Девушка вздохнула.
  - Ррау, тебе ли не знать, что суумар никогда не дают за что-то. Его дарят, как знак оказанного доверия.
  - Ррендир истинный?
  - Да, я вполне отчетливо вижу канал связи. - девушка вздохнула, достала из кармана мешочек с рохрами и вытряхнула прозрачные кристаллы на стол. - Азрагор налепил, чтобы мы сбрасывали лишнюю энергию. Мне потребовалось четыре таких, чтобы полностью избавиться от выброса сил.
  - Он их забрал?
  - Да. И попросил не разбазаривать силу, а сливать излишки в кристаллы.
  - Это разумно. - эльф потер виски. - Надеюсь, ты понимаешь, чем все могло закончиться?
  - Ррау, избавь от нотаций. - Рин поморщилась. - Мог бы предупредить, что посох активирует дар. Я прекрасно знаю, что могло бы случиться при неправильном призыве ли при спонтанном выбросе силы Инферно.
  - Рад, что ты это понимаешь. - эльф вздохнул. - Когда будешь призывать своего... демона?
  - Сегодня. Думала после инициации, но сейчас возникла мысль, что его помощь может пригодиться.
  - Скорее всего. У многих есть склонность к Инферно, а я не смогу полностью компенсировать выброс.
  Зуан встал из-за стола, жестом позвав за собой Ринора.
  - Заканчивайте. Мы пока подготовим анер. Рин, Ксаран, Вихрь, Танцор, Ррау, жду вас в ангаре через семь миат. Лезо, корабль на тебе.
  
  Рин и Рраудхар к указанному времени опоздали: подготовка Ссеш"тае Таррса к работе, разбор материала и запись на кристалл основ магии и навыков контроля сил заняло чуть больше десяти миат. Когда запыхавшаяся девушка выбежала в ангар, пытаясь угнаться за проворным эльфом, россы уже погрузились, а дроу с легким недоумением рассматривал транспорт, висящий без видимой поддержки на высоте метра над почвой. К кораблю и бытовой технике он уже успел привыкнуть, перестав впадать в ступор при неожиданных движениях внешне монолитных стен, но вот вид анера его озадачил.
  Рин затормозила у покатого стабилизатора, ухватилась обеими руками за скобу, подпрыгнула, подтянулась и залезла на машину. Эльф стоял и удивленно таращился.
  - Чего замер? Залазь давай.
  Дроу моргнул.
  - Наверх?
  - А куда же еще? Тебе что, грузовой трап опускать? - девушка фыркнула, отжала запор и откинула верхний люк. - Раз опоздали, то залазить будем через люк.
  Рраудхар пожал плечами, легко запрыгнул на броню. Анер от толчка даже не дрогнул. Рин пропустила эльфа вперед, спрыгнула сама, закрывая за собой люк. Вихрь жестом подозвал дроу и указал на свободное место возле водителя, а Рин устроилась между Зуаном и Ринором возле орудийных систем. За штурвалом сидел Ксаран, Танцор оккупировал кресло штурмана, просматривая топологическую съемку региона.
  - Устроились? - спросил Ксаран.
  - Да, двигай. - Рин подмигнула хитрому водиле.
  Ксаран намек понял, расплывшись в наглой плотоядной ухмылке. Анер дрогнул, когда поле из статичной опоры сформировало лезвие, тихо загудели двигатели, тяжелая машина подкатила к щиту, медленно продавила сегментное поле и вырулила на равнину. Ксаран глянул на любопытную физиономию эльфа, перехватил хитрый взгляд командира и откровенно вредительский - девушки, передернул плечами и с садистской улыбкой утопил педаль тяги. Двигатели взвыли, и анер рванул с места, за какие-то четыре хтар набрав крейсерскую скорость в сто двадцать альдер в ксан.
   Скоростная машина пожрала десять альдер по равнине за какие-то два миата, но за столь короткое время дроу получил массу впечатлений, просидев в полном ступоре, широко распахнутыми глазами глядя на обзорный экран. Лишь когда Ксаран сбросил скорость, выруливая к крупным камням, эльф откинулся на спинку кресла, с сипом выпуская воздух сквозь зубы.
  - Пакостники! - проворчал Вихрь, с легким сочувствием глядя на посеревшее лицо гордого эльфа.
  - Вы это... специально? - Рраудхар повернул голову, тяжело глядя на довольного жизнью Ксарана.
  - Немного. - водила улыбнулся. - Но такая скорость считается нормальной для машин этой модели.
  - Нормальной?
  - Да. - Ксаран остановился у камней, вновь преобразовывая лезвие в статичную опору. - Мы шли на крейсерской скорости, хотя можно разогнаться еще больше. Равнина плоская, ход ровный.
  - А если бы... - эльф подавился воздухом от возмущения.
  - Никаких "если бы"! - Ксаран отмахнулся. - Скорость не такая большая, чтобы я не смог обойти препятствие!
  - Не большая?
  - Ррау, привыкай. - Зуан улыбнулся уголками губ. - Чем выше уровень развития технической цивилизации, тем большие скорости она покоряет. Поэтому я и сказал, что пока не научишься ездить, летать тебе рано. Сейчас анер разогнался на пике до ста двадцати альдер в ксан, а кораблю для выхода из атмосферы этой планеты надо развить скорость не менее пяти альдеров в хтар.
  - Как говориться, почувствуй разницу. - хихикнула Рин. - Ладно, не грузите Ррау космическими скоростями, он еще о расстояниях не подозревает. Выгружаемся, а я призову Азрагора, пока вы будете готовиться к инициации.
  Рин выскочила из анера через верхний люк, не дожидаясь, пока Ксаран выставит машину на прикол и опустит грузовой трап. Россы никуда особо не спешили, а все еще пребывающий в шоке эльф еле шевелил ногами, пытаясь утрамбовать в голове новую информацию. Призывать демона девчонка решила за большим булыжником, дабы не смущать высшего любопытными взглядами. Потом уже, когда демон узнает суть проблемы, его можно показать на глаза остальным.
  Рин вытащила из-за пазухи Талисман и всмотрелась в искристый алмаз, нащупав гудящую нить, идущую от кольца, и четко представила скуластое гордое лицо, отправив желание начать разговор. Демон ответил практически мгновенно: в голове вспыхнуло чужое удивление, быстро уступившее место четкому ментальному голосу, задавшему простой вопрос:
  - "Кто?"
  - "Азрагор, это Рин. Не отвлекаю?"
  От демона пришло изумление и ощущение легкой растерянности.
  - "Нет, не отвлекаешь. Как ты смогла установить связь?"
  - "Через Талисман." - Рин позволила себе улыбку. - "Связь через ррендир установить нельзя, если я не ошибаюсь."
  - "Уже узнала." - ментальная связь полыхнула одобрением.
  - "На явантах очень большая библиотека. Нашла и описание подарков."
  Удивление полыхнуло сильнее, окрасившись во флёр легкого шока.
  - "Откуда у тебя яванты?"
  - "Оттуда же, откуда Талисман, лук, Доспех Тени и дроу." - Рин хмыкнула. - "Подарки. Потом покажу все, чем мы разжились."
  Эмоции поутихли: демон совладал с собой.
  - "С тобой все интереснее."
  - "Слишком интересно." - Рин фыркнула. - "Я могу тебя сейчас призвать?"
  - "Да. Вы закончили инициацию?"
  - "Еще не начинали. Мы решили, что тебе лучше присутствовать на этом мероприятии."
  - "Мы?" - в ментальном голосе плеснуло недовольство.
  - "Все узнаешь на месте." - отрезала девушка. - "Тянуть?"
  - "Да."
  Рин осторожно потянула на себя тонкую багряную нить, не разрывая ментальной связи, инстинктивно подавая руку. Нить дрогнула, пошла волной, а в следующее мгновение ладошку девушки сжали сильные пальцы демона и Рин, моргнув, увидела перед собой улыбающегося Азрагора.
  - Я думала, будет сложнее.
  - Переходы через Талисман не требуют много сил. - ответил демон, с интересом осматриваясь. - Где мы?
  - На материке. Отъехали от корабля на десять альдер, чтобы не задело. Мало ли как пойдет инициация.
  Демон склонил голову набок, вслушиваясь в негромкий эмоциональный разговор на азилан, раздающийся из-за булыжника. Рин заметила его интерес.
  - Скинуть матрицу языка?
  Демон кивнул. Рин быстро сформировала расширенную матрицу, спаковала в компактный импульс и толкнула по ментальному каналу.
  - Есть?
  Мужчина кивнул, прикрыл глаза, распаковывая и укладывая в голове полученные знания. Хорошо отработанная матрица легла легко, подстраиваясь под существующие в мозгу реципиента лингвистические данные, а непонятная речь быстро преобразилась в сочную ругань: дроу последними словами крыл Танцора, успевшего подчистую его обобрать, пока тот выходил из ступора.
  - Как мило.
  - Не обращай внимания. У Танцора иногда руки работают отдельно от головы.
  - Воришка? - с легким удивлением спросил демон.
  - Клептоман. Полностью психически здоровая уравновешенная личность, но тяга воровать у него просто ненормальная. - Рин улыбнулась. - В быту, конечно, доставляет некоторые неудобства, но на задании собственный высококлассный вор очень полезен. Так что мы закрываем глаза на эту его слабость, да и наворованное обычно тут же возвращается к хозяевам.
  - Ворует из любви к процессу? - в темных глазах промелькнуло удивление.
  - Ему без разницы, что тащить. Драгоценности или гальку. Надеюсь, у тебя карманов нет?
  - Нет. - демон усмехнулся.
  - Что ты хочешь узнать, прежде чем я тебя представлю остальным?
  - Как они отреагировали на новость обо мне?
  - Дроу был в панике, остальные приняли как данность. Реакцию Ринора помнишь?
  - Да.
  - У остальных была примерно такая же.
  - Первый раз встречаю расу, лишенную страха перед демонами.
  - В росских поверьях вы не являетесь олицетворением зла. - Рин улыбнулась. - Считается, что демоны - представители древнейшей расы, видевшей рождение вселенной, способные как помочь, так и уничтожить воззвавшего к ним.
  - Не сильно отличается от правды. - с легким удивлением заметил Азрагор. - Что еще мне требуется знать?
  - Сперва краткое "дано". Есть корабль, боевой, принадлежит отряду воинов. Я выполняю обязанности тактика. Мой аззар - командир отряда и владелец корабля, дроу - его кровный младший брат. Из пассажиров - родной младший брат командира, два местных пирата и чанд. Итого - командир, пятнадцать воинов, врач, навигатор, я, дроу и четверо пассажиров. В сумме на борту двадцать четыре рожи. Из них двадцать одна с даром.
  - Ты сказала - аззар?
  - Да. - Рин усмехнулась. - Еще скажи, что я продолжаю тебя удивлять.
  - Скорее уже - поражать. - демон хмыкнул. - У него тоже есть Талисман?
  - Да. Сделан, скорее всего, теми же руками. Очень похожи по качеству исполнения, да и подарили их одновременно.
  - Сколько там народу? - демон махнул в сторону булыжника.
  - Шестеро.
  - Ну что ж, пошли. - демон едва заметно лукаво улыбнулся.
  Тихая перебранка смолкла, стоило только довольной девушке и демону появиться из-за камня. Рин первым представила своего спутника:
  - Азрагор из Рода Повелителей. Высший демон.
  Дроу склонил голову, а россы лишь приветственно кивнули, оценив неожиданного визави.
  - Зуан, командир отряда. Рраудхар, дроу. Ринор, Танцор, Ксаран, Вихрь. - Рин повернулась к демону. - Твое мнение?
  - Темная раса, как ты и говорила. Дар сильный, без следов деградации. - Азрагор внимательно всматривался в одному ему видимые ауры и отблески дара. - На Рраудхаре есть следы смерти и возрождения.
  Дроу кивнул, подтверждая слова демона, едва заметно вздрогнув под пристальным взглядом Повелителя, вызвав едва заметную усмешку. Россы демона рассматривали с интересом, но без всякого страха.
  - Что собирались использовать для активации дара?
  - Ссеш"тае Таррс. - ответил дроу, показывая посох.
  - Неплохо, но не стоит. - Азрагор дернул крылом. - Воспользуемся Ритуалом Даннар. При таком сочетании склонностей это будет лучшим вариантом, да и убережет от выбросов сырой силы.
  - Мне стоит пройти этот ритуал? - спросила Рин.
  - Да. Твой дар к Хаосу и Смерти спит, ритуал его откроет.
  - Что от нас требуется? - спросил Зуан.
  - Пока ничего. - Азрагор осмотрел каменистую площадку. - Я сделаю чертеж активатора.
  - Время суток имеет значение? - спросил росс.
  - Не особо, хотя желательно проводить его на закате, если идет первая инициация. Тебя и Рин можно пропустить через ритуал и днем.
  - Мы можем перелететь к зоне терминатора. - спокойно сказал Зуан. - На одном чертеже можно проводить несколько инициаций?
  - Нет. После Ритуала Даннар земля становится непригодной для работы на сутки.
  - Тогда вариант со сменой мест наиболее оптимален. - сказала Рин. - Мы можем смещаться вдоль линии сумерек по всему миру.
  - Сколько времени понадобится на один перелет? - спросил демон.
  - Пару миат. - ответил Зуан. - Больше времени займет сам старт и поиск места для ритуала. Хотя мы можем просто выжечь карантинный круг, если это не помешает.
  - Не должен, если огонь не магический, но мне необходимо увидеть результат.
  - Корабль сейчас стоит на таком круге. Сделали совсем недавно. Подойдет?
  - Вполне.
  - Тогда, обратно на корабль? - спросила девушка, вопросительно глядя на демона. - Или один ритуал проведем здесь?
  - Раз уж мы уже здесь, не вижу смысла терять время. - ответил Азрагор. - У тебя Тьма уже активна, а для Хаоса и Смерти время суток значения не имеет. Приступим.
  Демон достал из пространственного кармана два черных кинжала с волнистым лезвием, небольшую хрустальную пиалу и восемь простых круглых плошек, вырезанных из обсидиана. Положив вещи на плоский камень, жестом подозвал дроу.
  - Рраудхар. - демон перекинул эльфу один из кинжалов. - Черти основу. Стандартный круг Хаоса. Размер как для ритуала Темной Крови. Знаешь?
  Эльф кивнул.
  - Концы стрел не замыкай, внешний круг делаешь одинарный, внутренний - двойной. Первым очерти внешний круг.
  Дроу отошел к центру ровной площадки, порывом ветра смёл с нее мусор, оголяя ровную каменную плиту, и, получив одобрительный кивок от демона, приступил к черчению. Волнистое лезвие без сопротивления вошло в камень, оставляя за собой черную стеклянистую полосу, словно проплавленную в граните. Россы отошли к камням, стараясь не мешать. Тем временем Азрагор, дождавшись, пока эльф кинжалом прорежет большой круг и восемь стрел хаоса, принялся за точки стабилизации, аккуратно вырезая в камне сложные пентакли в острие каждой стрелы, вписывая внешнюю границу чертежа в контур основного изображения. В центре каждого встала черная обсидиановая плошка, намертво вросшая в камень, по краям - четыре рорха с кулак величиной, которые должны были поглотить выброс сырой силы. Дроу закончил работу и вышел из октаграммы. Постепенно идеально ровный и четкий чертеж приобретал законченный вид, ощутимо наливаясь силой. Азрагор закончил вычерчивать точки стабилизации, нанес рунные знаки на самой октаграмме, вывел два чертежа отвода сил, воткнув в середину каждой пентаграммы волнистый черный кинжал. Лезвие утонуло в камень, словно вошло в мягкий пластилин, а чертеж замерцал и засветился ровным черным огнем.
  Демон отступил от рисунка, критически осматривая результат трудов.
  - Готово.
  - Удивительно. - Танцор восхищенно цокнул. - Как вы умудряетесь столь точно выводить узор?
  - Нарисуешь сотен пять-шесть таких узоров и сам начнешь чертить, словно под линейку и циркуль. - со смешком ответил демон.
  - Это-то понятно. А вначале как?
  - По иллюзии. - отмахнулся Азрагор. - Рин, снимай все ваши технические игрушки и вставай в центр.
  - У меня имплантат. Не помешает?
  - Он часть организма?
  - Да.
  - Тогда не помешает.
  Девушка расстегнула оружейный пояс, передав его в руки Зуану, сняла дужку шайде и тактические браслеты.
  - Вроде все.
  Осторожно переступая линии рисунка, девушка встала в центральный круг, вопросительно глядя на демона. Азрагор достал еще один кинжал, на этот раз - снежно-белый, с черным узором рун на прозрачном лезвии, поднял хрустальную пиалу и вручил оба предмета в руки Рин.
  - Слушай внимательно. Сейчас я начну ритуал. Когда загорятся огнем пиалы, ты должна надрезать запястье и нацедить половину пиалы крови. Когда загорится внутренний круг - поставь пиалу в это кольцо, - Азрагор указал на маленький круг в рисунке, - а нож воткни в этот узел, но не отпускай рукоять.
  - Он в камень-то войдет?
  - Войдет. - демон усмехнулся. - Лезвие должно засветиться. Когда засветится - отпускай рукоять и садись на камень в центре. И не вздумай потерять сознание - не очнешься!
  - Это все?
  - Все. - Азрагор осмотрел площадку. - Остальным - отойти. И откатите ваш транспорт подальше. Рраудхар, твоя задача снимать наполненные рохры и заменять на пустые.
  Дроу молча подобрал двойной мешок с накопителями, согласно кивнул, убравшись за большой булыжник. Демон последний раз осмотрел чертеж.
  - Начали!
  Чертеж полыхнул черным огнем с первыми же рычащими словами, сорвавшимися с губ демона, но пламя быстро утихло, впитавшись в густую тьму линий. Тяжелый речитатив заклинания закручивал воронку силы, надежно запертую в границах внешнего круга. Демон когтем надрезал запястье, уронив темную, искрящуюся золотом каплю в обсидиановую плошку. Кровь Инферно упала на гладкий камень, полыхнув огнем во всех восьми посудинах, и в этот момент девушка надрезала кожу прозрачным клинком, пуская алую струйку в хрустальную пиалу. Мощь ритуала, казалось, замерла, затаилась, пока рубиновая кровь медленно наполняла хрустальную чашу, подбираясь к черте, отмеченной тонким колечком белого металла.
  Ритуал перешел во вторую фазу: загорелся внутренний круг.
  Рин осторожно установила чашу в сияющее кольцо и с силой воткнула кинжал в пульсирующий огнем узел, крепко сжимая белую рукоять. В голове звенел барьер, выгибаемый клокочущей внутри силой. Казалось, что ее распирает изнутри, словно шарик, надетый на брандспойт, и вот-вот, еще немного, и неконтролируемая мощь прорвет тугую пленку и рванет на свободу. Могучий демон, стоящий за пределами чертежа, казалось, осунулся, скулы на красивом лице заострились, глаза лихорадочно блестели. Лезвие полыхнуло голубым светом. Рин разжала пальцы и устало плюхнулась на камень. Мощь, заточенная в кольце рун, рванулась на свободу, пытаясь пробиться через единственный уязвимый путь - ведущего ритуал. Дроу тенью метался у пентаграмм точек стабилизации, едва успевая менять быстро наливающиеся багрянцем кристаллы, с тихой паникой глядя, как тает запас пустых накопителей. А демон глухим хриплым голосом продолжал четко проговаривать слова древнего ритуала, не замечая, как течет по губам искристая кровь.
  Барьер лопнул с последними словами ритуала, выплескивая волну сырой силы клокочущим черно-багровым столбом, частично поглощенную накопителями, частично - рассеянную октаграммой, но в большей степени сокрушающим потоком рванувшей на свободу. Рин с сипом выпустила воздух, утирая сочащуюся из носа кровь, а демон без единого звука рухнул на камни, ломая крылья.
  После вакханалии ритуала тишина замершего в страхе мира казалась оглушающей. Рраудхар, осторожно переступая оплывшие линии узора, подошел к ошеломленной девушке, помогая ей подняться на ноги. Рин тряхнула головой, стараясь унять противный звон и нудную тянущую боль в теле.
  - Ты как? - тихий мелодичный голос эльфа едва пробивался сквозь звон в ушах.
  - Не так плохо. Барьеры сорвало все, сила улеглась.
  Девушка устало потерла виски, стараясь унять режущую боль. Взгляд зацепился за темную фигуру, безвольно распластавшуюся на камнях.
  - Азрагор?
  Демон не шевелился. Рин вздрогнула, растеряно глянула на эльфа.
  - Что?...
  Девушка и эльф подскочили к демону. Рин осторожно сложила крыло, помогая дроу перевернуть высшего на спину. Выглядел Азрагор страшно: лицо осунулось и заострилось, под глазами ясно проступили круги, искристая кровь заливала лицо, щедро вытекая из носа, ушей, рта и из-под век. В судорожном дыхании четко слышался хрип и бульканье.
   - Что с ним?
  Едва слышный голос заставил обоих вздрогнуть. Россы подошли без единого звука.
  - Не знаю. - растерянно сказала девушка, сплетая диагностическое заклинание.
  - Неужели по нему откат ударил? - дроу кинул девушке ментальный канал, считывая вместе с ней данные с диагноста.
  Заклинание отработало, выдав результат. Рин побледнела, дроу и росс ругнулись. Зуан резко повернулся, коротко свистнув, привлекая внимание соплеменников:
  - Ксаран, анер, быстро! Вихрь, носилки! - тронул передатчик, вызывая корабль. - Коркс!
  - Слышу.
  - Готовь лазарет и регенератор.
  Связь прервалась. Зуан присел возле демона, внимательно всматриваясь в данные диагноста.
  - Его словно разрядником пробило! - тихо сказал Зуан.
  - Рохры не смогли поглотить выброс. - Рин в спешке формировала исцеляющий каскад, ужимая время работы по минимуму. - И вся энергия рванула через него. Неудивительно, что ему так ауру пропалило!
  - Выживет? - тихо спросил Ринор.
  - Вот не знаю. Должен. Демоны - твари живучие.
  Каскад оформился, изумрудная структура четко проступила в воздухе. Вихрь и Танцор пригнали носилки. Рраудхар выдернул кинжалы, подобрал плошки и хрустальную чашу, аккуратно выковыривая вплавившиеся в камень накопители.
  - Осторожно! - Зуан и Рраудхар приподняли демона. - Крылья поправьте.
  - Правое сломано. - Рин крепила каскад прямо к энергетическому каркасу Азрагора.
  - Вижу.
  Демона уложили на носилки, аккуратно сложив широкие крылья. Рин активировала каскад, отпуская лечебное плетение, медленно подавая энергию напрямую в тело демона через истончившийся канал ррендира.
  - Вот поэтому Ритуал Даннар не пользуется популярностью. - сказал дроу. - Если выброс силы слишком большой, у проводящего ритуал есть большие шансы погибнуть. И активируется дар целиком, не каскадом, как обычно.
  - Выброс был большой? - спросил Ринор.
  - Не просто большой, а колоссальный! - Рраудхар подхватил сумку. - Того, что удалось собрать в рохры, хватит, чтобы обеспечить энергией защитные системы цитадели демонов на пять суток работы! А то, что порвалось... - дроу передернул плечами. - Азрагор - могущественное существо, но и его пробило.
  - А Рин?
  - Вскрытие дара у взрослой сформированной личности напоминает раскупорку подземной водяной линзы. - дроу влил энергии в каскад, следя за его работой. - Считай, это был выброс силы под давлением. Энергия накапливалась всю жизнь, деваться ей было некуда, а тут раз, и пробили барьер.
  Носилки закатили в анер и установили на крепеж. Ксаран поднял трап, мягко развернулся по широкой дуге и, медленно наращивая скорость, погнал к кораблю, стараясь, чтобы транспорт шел мягко. Каскад отработал на середине пути, уняв кровотечение и остановив распад энергоструктуры демона. Второй каскад накладывать Рин не решилась: после столь мощного заклинания остается едва заметный фон, могущий исказить или помешать работе других аналогичных плетений. Кто же знал, что столь сильное исцеляющее плетение лишь остановит пагубное воздействие выброса сил.
  В ангаре их уже ждал Коркс и Лезо. Ксаран развернул анер и остановился прямо у корабля, спешно опуская грузовой трап. Зуан выскочил первый, Ринор и Рраудхар выкатили носилки. Рин шла рядом, положив руку на грудь Азрагора, не прекращая подачу энергии. На незнакомого окровавленного мужика на носилках Лезо отреагировал спокойно, обозначив свое недоумение и удивление легким хмыком, Коркс лишь спросил:
  - Раса?
  - Демон. - буркнула Рин, отметив мелькнувшее на мгновение в глазах врача изумление.
  - Что с ним? - Коркс распахнул шлюз, открывая выход в осевой коридор.
  - Поймал выброс силы. - ответил дроу.
  - Считай, попал под импульс разрядника. - добавил Зуан, отмахиваясь от удивленного Андари, выглянувшего в коридор.
  - И он выжил?
  - Демон же. Энергетическая структура организма более развитая. - хмыкнул дроу. -Хотя... состояние у него критическое. Никогда не видел высших в таком виде.
  - Попал бы ты под такой удар. - фыркнула Рин. - Порвало бы.
  - Я и не спорю. Откуда в тебе столько набралось?
  - Да вот набралось. - девушка вздохнула. - Боюсь, нам придется дежурить возле него круглосуточно.
  - Зачем? - Коркс распахнул двери лазарета.
  - У него прожгло всю периферию энергоструктуры, и он не может тянуть силу из внешнего мира. Приходится накачивать вручную.
  - Потери большие. - сказал Ррау.
  - Знаю. Но другого варианта нет.
  Рин отошла, давая возможность Корксу и Зуану поднять демона с носилок и положить на силовую опору регенератора. Окровавленное тело неподвижно замерло в воздухе в столбе золотистого света.
  - Все - вон! - рявкнул Коркс. - остаются Рин, Зуан и Ррау.
  Воины послушно покинули помещение. Делать им в лазарете и в самом деле нечего. Коркс отошел к креслу оператора, подготавливая машину к работе.
  - Снимайте с него все лишнее.
  - Коркс, в этот раз оператором буду я. - негромко сказал Зуан.
  Врач спорить не стал.
  - Разверните крылья.
  Рраудхар сгрузил вещи демона в большой короб у стены лазарета, Рин подтянула стул к столбу силового поля так, чтобы можно было дотянуться до плеча демона. Крылья разворачивали аккуратно, стараясь не допустить смещения костей на местах переломов, распахивая на всю длину и позволяя им повиснуть в силовом поле.
  - Все вроде.
  - Отойдите. - голос Зуана стал бесстрастным: росс погрузился в виртуальное пространство регенератора.
  Силовое поле стало плотнее, окутав демона мельчайшими искорками, снявшими с красной кожи кровь и грязь. На потолке разошлась диафрагма, опуская блоки регенератора: установка готовилась к работе. Коркс взглядом указал эльфу на дверь, и вышел вместе с ним в коридор. Сейчас они были лишними.
  Контакт пушистой лапкой шевельнулся на грани восприятия. Рин перехватила ментальный канал дроу, отрезая его от разума Зуана, но позволяя ему подслушивать через себя. В ответ на недовольное ворчание, ответила:
  - "Не лезь. Зу сейчас в глубоком виртуале, тебе там делать нечего!"
  - "Что будете делать?"
  - "Регенератор залечит телесные повреждения, а я буду восстанавливать энергетическую структуру." - Рин перенаправила энергию на ррендир, позволяя артефакту подключиться к лечению.
  - "И как ты будешь восстанавливать ему структуру и ауру?!"
  - "А ррендир мне на что?" - в ментальном голосе явственно плеснул смех.
  - "Сразу после инициации лезть в лечение? Рин, это опасно!"
  - "Знаю. Но ты не потянешь, и сам это знаешь. Предлагаешь позволить ему умереть? Просто потому, что не рискнули помочь?"
  - "Нет."
  - "Попроси Хекса приготовить нам еды и принеси сюда. Мы еще не скоро покинем лазарет."
  От дроу пришло согласие, и ментальное присутствие эльфа исчезло. Девушка закрыла глаза и погрузилась в странный мир магических энергий, в котором так четко и болезненно выглядело тело демона с исковерканной структурой и изорванной аурой.
  
  
  
  
  Глава 12: Инициация
  
  Даже на граблях можно прыгать относительно безнаказанно, если озаботиться защитой.
  
  
  - Нет , ты не прав! - в голосе Грифта раздражение сменилось азартом. - Это не аномалия, а обычный высокоскоростной поток!
  - Потоки не могут идти в три струи с разной скоростью и не растягивать энергию более медленных структур! - Заин ткнул пальцем в трещащий голографический экран. - А этот одинаковый на всей протяженности!
  - Да половина магистралей состоит из разноскоростных потоков! И сохраняет такую структуру по всей длине! - Грифт засопел. - Лучше сюда глянь. Видишь эти капсулы?
  - Вижу, и что?
  - Что значит, "и что?"!!! - Грифт аж поперхнулся.
  Рин сняла наушники шей-де, недовольно уставившись на спорящую все утро парочку. Задолбали! Из-под пальмы раздавалось раскатистое похрапывание Вихря, Танцор лениво ковырялся в баре, перебирая свои бутылки, Ринор раздраженно присматривался к спорщикам, медленно закипая.
  - Грифт, Заин, заткнитесь! - в голосе Ринора появилось рычание.
  Пространственный техник и навигатор замерли, уставившись перепуганными глазами на могучего воина.
  - Сколько можно мусолить эти потоки? Даже я уже знаю, что их несколько типов с разными свойствами!
  - Но они же противоречат... - начал было Заин.
  - Да мне срать, чему они там противоречат! - взвыл воин. - Я уже двадцать лет по Атанару летаю! И без ваших теорий знаю, какие распадутся, а какие нет! Заин, чаще надо было задницу с бакена снимать! Все, закрыли тему!
  - Но...
  Ринор зарычал. Заин спал с лица, подхватил дахар и выскочил из кают-компании под недовольное ворчание Грифта. Нрав черноволосого воина с фиолетовыми глазами он уже знал.
  - Достал уже. - Ринор подал Танцору крепеж. - Как ты его терпишь?
  Грифт пожал плечами, не зная, что и ответить. Молодой навигатор отличался завидным терпением и бездной терпимости, да и во взбешенном состоянии его еще никто не видел. Многие не раз удивлялись, как этот хлипкий, неспособный себя защитить паренек, ужился в "Наваждении", ведь репутация этого отряда даже в среде воинов характеризовалась одним словом: отморозки. Но поди ж ты. Прижился. Бойцы отряда Грифта любили и опекали, надежно ограждая не только от опасностей внешнего мира, но и от злых языков соплеменников, ценя и как великолепного навигатора и знатока Атанара, и как интересную и совершенно неконфликтную личность.
  - Грифт, ты смотрел изменения Атанара за последние сутки? - негромко спросила Рин.
  - Нет. - паренек отложил дахар. - Есть что-то интересное?
  - Скорее, странное. Иди сюда.
  Грифт закрыл дахар, положив на столик у бара. Рин убрала со стула распечатки и схемы, освобождая посадочное место навигатору, свернула лишние экраны и вывела на основной проекцию квадранта.
  - Посмотри. Это - позавчерашняя съемка. - Рин приблизила интересующую ее зону. - Вроде бы все как обычно.
  Грифт внимательно осмотрел хаотическое переплетение линий, клякс, пузырей и неопрятных пятен и согласно кивнул. Изображение на экране мигнуло и сменилось на практически аналогичное.
  - А это - сегодняшняя съемка. Где-то рулл назад сделала. Ничего странного не видишь?
  - Ого!
  Грифт подтянул к себе виртуальную клавиатуру, заставляя изображение сместиться.
  - Что это? - тонкий палец росса ткнул на ясно видимые разрывы в структуре.
  - Вот и я хочу знать, что это такое. Расположены все повреждения и искажения в зоне планеты, я это четко проверила. Похоже на взрыв силовой торпеды, но там повреждения сферические, а у нас - конус, острие которого начинается на планете. Ты когда-нибудь что-то подобное видел?
  - Нет. - Грифт почесал кудрявый затылок, смешно развесив уши. - Когда точно появились повреждения?
  - Вчера днем. - Рин потерла нос. - Я не представляю, что может нанести такой урон энергетическим структурам! Думала, может, ты подскажешь.
  - Извини, Рин, но я такого не видел. - Грифт шевельнул рыженькими ушами. - Я и так не могу с местными магистралями разобраться.
  - А что с ними не так?
  - Слишком мощные и равномерные. Я готов предположить, что здесь обитала цивилизация, которая была способна корректировать потоки пространства. Слишком уж точную схему они образуют.
  - Ладно, познакомимся с местным пиратским светилой, может, что-то новое узнаем. - Рин свернула окно с пространственными съемками. Ты закончил с картами?
  - Да, исследованный квадрант уже добавил в базу. Живности тут много. Мешают сильно. У нас она как-то поспокойнее. - пожаловался навигатор, уже успевший потерять два исследовательских ботика.
  - Видимо и впрямь, по Атанару кроме нас никто не летает. Оттого такие наглые и голодные.
  Двери с тихим шипением разошлись, впуская уставшего и злого дроу. Рраудхар подхватил со стойки стакан, подставил Танцору под нос, получил свою законную порцию тоника, залпом выпил. Лиловые глаза несколько прояснились. Эльф упал на диван.
  - Рин, твоя очередь караулить демона.
  - Быстро ты выдохся.
  Дроу поморщился.
  - Он с меня энергию тянет быстрее. Ничего, скоро он должен прийти в себя. Внешний контур почти восстановился. - Эльф достал из кармана рохр и начал тянуть силу с кристалла. - Вот не думал, что буду высшего лечить!
  - Все бывает в первый раз. - философски сказала Рин, вставая с кресла. - Ррендир работает?
  - Работает. Все пальцы обжег, сволочь. - наябедничал эльф.
  - Думаешь, зря я согласилась?
  - Нет, Ритуал Даннар - это действительно идеальный вариант. Я его не предлагал, потому что просто не смог бы удержать выброс. - дроу вздохнул. - Как оказалось, демон тоже не смог. Надо было рохры по цепи ставить, а не в узлы. Больше бы поглотили.
  - Ладно, чего уж сейчас дергаться. - Рин вздохнула. - Отдохни. Вечером я хочу отработать составные и многорядные рунные плетения. Заодно посмотрим те же, но на основе Тьмы и Хаоса. Я их что-то не особо разделяю.
  - Хорошо.
  Девушка вышла из кают-компании, направляясь в лазарет. Сейчас на корабле царила тишина. Воины наслаждались откровенным бездельем, организовывая свой досуг в меру собственного разумения. Большая часть бойцов занимала тренажерный зал или тир, кое-кто сидел в технических отсеках или в виртуальном пространстве, а Нард и Фиан, как и всегда, окопались недалеко от корабля и разбирались с очередным взрывным устройством, что-то там ваяя в ворохе проводки и запчастей. Комида в боевой форме носился по равнине, гоняя местное зверье, совмещая приятное с полезным: кровавую охоту и заготовку мяса. Зуан дрессировал младшего братца: общее состояние и подготовка Аинина его откровенно разочаровала, и росс решил взяться за родственника собственноручно, полностью игнорируя его мнение. Не то чтобы принц сильно брыкался, но методы обучения у Зуанадара, отработанные в воинской среде, для братишки оказались жестковаты. Иногда к Зуану присоединялись Ринор и Рраудхар, и дрессурой занимались уже втроем, доводя юного стаймеду до полуобморочного состояния. Сам же дроу такие тренировки переносил вполне спокойно, стараясь максимально быстро вернуть телу былую силу и подвижность.
  В лазарете находился Коркс и Дрии. Врач занимался настройкой "Амедалана", окончательно перекраивая технику ишон под росские стандарты, благо общий технический уровень обоих цивилизаций не сильно отличался. Дрии в это время таращился на могучего демона, все так же висящего в силовой опоре регенератора. Устройство полностью залечило физические раны Азрагора, но искореженная и выжженная энергоструктура и аура все еще пребывали в плачевном состоянии, медленно восстанавливаясь под действием исцеляющих заклинаний, ррендира и собственных регенеративных способностей.
  Двойные двери лазарета пропустили девушку после небольшой обработки: в регенераторе находился пациент, и автоматика жестко следовала протоколу безопасности. Коркс отвлекся от раскуроченного медицинского блока.
  - Как он? - спросила Рин, запуская диагност.
  - Физически - здоров. - врач подошел к установке. - Но повреждения энергетического каркаса еще ощутимые.
  - Регенератор их видит? - Рин оторвалась от диагностического заклинания, удивленно глядя на врача.
  - С тех пор, как дроу встроил диагностический комплекс заклинаний - да, видит.
  - Надо же, зачаровал-таки. И как тебе изменения?
  - Информации стало поступать гораздо больше, да и эффективность повысилась. - Коркс развернул экран с данными о состоянии пациента. - Считаю, смысл в совмещении магии и технологии есть.
  Рин считала информацию с диагноста, сравнивая с показателями регенератора. Они совпадали, но устройство давало гораздо больше данных. У демона уже начал восстанавливаться внешний слой ауры, сформировались несколько основных узлов, и организм начал потихоньку забирать энергию от рохра, интегрированного в лечебное оборудование. Использование накопителей позволило ускорить восстановление энергоструктуры. Аура уже частично стянулась, полностью восстановив все внутренние и большую часть средних слоев.
  - Отключай усыпляющие лучи.
  Коркс перекинул тумблер, свечение утратило насыщенный золотой свет, став едва видимым.
  - Должен сейчас очнуться. В сознании восстановление пойдет быстрее.
  Словно подтверждая ее слова, веки демона дрогнули. Ритм дыхания изменился, мышцы напряглись. Демон пытался пошевелиться, но силовое поле держало крепко, фиксируя тело вплоть до кончиков когтей.
  - Азрагор? - тихо позвала девушка, дотрагиваясь до багряного колечка.
  Демон дрогнул и приоткрыл глаза, насколько позволяло силовое поле установки.
  - Если ты меня слышишь и понимаешь, моргни дважды. Не пытайся двигаться. Медицинская установка тебя держит силовым полем и не даст пошевелиться.
  Веки дрогнули. Демон медленно моргнул.
  - Коркс, опускай его.
  Врач перевел ползунки на пульте до стопора. Силовое поле поблекло, постепенно теряя насыщенность, позволяя телу пациента медленно опуститься на мягкую лежанку. Рин осторожно развела крылья. Азрагор внимательно рассматривал окружающие его приборы и лица, насколько позволяла жестко зафиксированная голова. Увидев лицо девушки, он немного расслабился, и из фиолетовых глаз ушло напряжение.
  - Все, выключай.
  Коркс прижал красный тумблер, отключая регенератор. Блоки устройства послушно ушли в потолок и скрылись за диафрагмой, свечение исчезло. Рин накинула на нагого Азрагора тонкое одеяло. Демон осторожно пошевелился, недовольно морщась от каждого движения. После работы регенератора еще сутки сохранялась легкая скованность в мышцах, коротая, впрочем, бесследно исчезала.
  - Как самочувствие? - Дрии оседлал стул, с интересом наблюдая за необычным пациентом.
  - Могло быть хуже. - Азрагор приподнялся на локте.
  - У тебя и было хуже. - Рин сняла колечко ррендира с накопителя и вернула на палец под тяжелым взглядом фиолетовых глаз. - Физически ты здоров, но с аурой и энергетическим слоем... - Рин пожала плечами. - Надеюсь, мы не сильно напортачили в лечении.
  Высший прикрыл глаза, сканируя собственное тело. Увиденным он остался вполне доволен, о чем и сообщил:
  - На удивление, все в порядке.
  - Какое там! У тебя всю энергоструктуру до внутренних слоев сожгло!
  Азрагор дрогнул.
  - Настолько сильно?
  - Сам посмотри.
  Девушка скинула мыслеобраз с данными диагностического заклинания. Демон, даже не смотря на густой красный цвет кожи, ощутимо побледнел. С такими повреждениями обычно не выживают. И тем более, призванные демоны. У демонологов нет привычки заботиться о здоровье призванного существа, и если создание Инферно не оправдало надежд мага, его участь обычно печальна, и хорошо еще, если просто убьют. Тело демона - слишком лакомая добыча, слишком уж много в нем сил, слишком уж полезно оно в сложном искусстве магии, а кому хочется стать кучей компонентов для сложных декоктов и зелий? Правильно. Никому.
  - Держи. - Рин вытащила из кармана рохр и вложила в руки демону.
  - Как прошел ритуал? - спросил Азрагор, потихоньку сцеживая энергию с накопителя.
  - Хорошо. Барьер лопнул, дар доступен полностью.
  - Уже проверяла?
  - Нет, просто систематизировала потоки в организме, а то Хаос начал конфликтовать с Инферно. Пришлось переплетать заново кое-какие блоки в энергоструктуре.
  Демон повернулся, круглыми от удивления глазами глядя в несколько виноватое личико девушки. Такое вмешательство в собственный организм требовало большого багажа знаний и опыта работы со структурами тела, да и приличных затрат энергии. Знания она щедро почерпнула в яванте, опыт получила на тушке самого демона, ведь восстанавливать его энергетический узор пришлось практически с нуля и вручную, сверяясь с сомнительной информацией из ррендира, а с последней проблемой - энергией - вполне справился большой запас наполненных под завязку рохров.
  - Опять удивляю? - с улыбкой спросила Рин.
  - Нет. - демон улыбнулся. - Я знаю, что вы необычны. Теперь узнаю - насколько. Кто занимался мной?
  - Я, Зу и Ррау. Больше некому. Структуру восстанавливала я, Зу помогал удерживать и напитывать каналы. Ррау следил за подачей энергии. - Рин потерла переносицу. - Тебя утомительно лечить.
  Демон удивленно выгнул бровь. Рин отмахнулась.
  - Не физически. С этим регенератор справился прекрасно. Тяжело было удержать энергоструктуру от распада. - девушка на мгновение задумалась. - Кстати, ты знаешь, что Ритуал вскрыл не только мой дар, но и Зуана?
  - Я догадался, когда пошла вторая волна сырой силы. - демон с трудом встал, придерживая одеяло. - Не ожидал, что выброс будет настолько сильный.
  - Догадывался? - девушка нахмурилась. - И, тем не менее, рискнул и провел Ритуал?
  - Это был оправданный и полностью осознанный риск. - ответил Азрагор.
  - Врешь. - Рин фыркнула.
  - Вру. - неожиданно согласился мужчина. - Я знал, чем рискую.
  - Неужели тебя так прижали на родине, что такой риск стал оправдан? - прямо спросила Рин.
  Азрагор моргнул, нахмурился, недовольно глядя на слишком уж проницательную девчонку.
  - Я не хочу сейчас распространяться о ситуации у меня на родине.
  - Твое право. Но если потребуется экстренная эвакуация - дай знать, выдерну.
  Азрагор на мгновение задумался, но кивнул, соглашаясь, что такое может понадобиться.
  - Если связь с ррендиром дважды дернется - тащи. Знаешь как?
  - Знаю. - девушка с силой дернула за багровую нить, буквально в последний момент отпустив канал, когда Азрагор уже начал мерцать. - Так?
  - Так. - мужчина прикрыл глаза, пряча за пушистыми ресницами замешательство. - Только не забывай, что такая резкая переброска не слишком приятна.
  - Думаю, если в ней возникнет необходимость, тебя меньше всего будет волновать, насколько это приятно. - фыркнула девушка.
  Азрагор вздохнул и кивнул, соглашаясь с доводами рыжей девчонки. Энергетический резерв немного заполнился, полностью опустошив накопитель. Можно начинать лечение. Азрагор расслабился, погружаясь в легкий транс. Рин прикрыла глаза, с интересом наблюдая, как стремительно восстанавливается энергетическая структура организма демона и наливается силой аура, быстро затягивая поврежденные внешние слои. Ррау оказался прав: как только демон пришел в сознание, исцеление пошло рекордными темпами. Азрагор не закрывался, позволяя ей наблюдать за процессом, демонстрируя доверие. Впрочем, что ему уже дергаться, после лечения-то? Целые сутки могучий демон был полностью беззащитен, и то, что он смог очнуться, является лучшим подтверждением доброй воли и хорошего отношения хозяев черного корабля. И Азрагор это понимал лучше, чем кто-либо иной.
  - Интересно? - ехидно спросил краснокожий.
  - Еще как! - Рин приоткрыла глаз. - Твои вещи ждут в каюте.
  - Я не буду у вас задерживаться. - лицо Азрагора окаменело. - У меня много дел в родном мире.
  - Что делать с инициацией остальных членов отряда?
  - Вызови на закате.
  - Не вопрос. - Рин по-птичьи наклонила голову набок. - Рохры заберешь?
  - Заберу. - Азрагор клыкасто улыбнулся. - Много зарядилось?
  - Все.
  Лицо демона вытянулось.
  - Все?
  - Весь кулёк под завязку. Ты мало их сделал. Я забрала десяток себе. Пойдет на технические нужды. Остальное ждет вместе со шмотками. - девушка улыбнулась. - Неужели ты свалишь прямо сейчас?
  Демон вопросительно выгнул бровь.
  - Меня же бойцы с гов.. ээ.. морально сожрут, если я позволю тебе слинять без предупреждения. Они уже все извилины вылюбили с вопросами о твоем состоянии.
  В фиолетовых глазах появилась легкая растерянность.
  - Да-да, вся эта шобла очень близко приняла к сердцу твое состояние в конце ритуала. - Рин фыркнула. - Корксу приходится их с матом-перематом гнать из лазарета. Заботливые наши.
  Азрагор молчал, впервые не зная, что сказать. Неожиданный призыв, выдернувший из собственного замка в середине ночи, вывел его в незнакомый мир под ледяные хлещущие струи дождя и подарил необычную призывающую. Какой выбрык подсознания заставил его в ту ночь отмахнуться от злости и помочь хрупкой беспомощной девчонке с рвущимся из-за барьера даром? Что убедило довериться совершенно незнакомой смертной с мощнейшим артефактом на поясе? Он и сейчас не мог понять. Предвидение? Интуиция? Случайность? Или вид Талисмана, созданного руками могущественного Повелителя? Встреча с самим Шэрезом ясности не принесла. Слова Сиваи лишь добавили вопросов и еще больше запутали. Намеки, намеки. Шэрез прекрасно знал ответы на вопросы, но не соизволил ответить прямо. Азрагор решил поверить Сиваи и согласился провести Ритуал Даннар, прекрасно понимая, что своими ногами он из круга не выйдет. Наступил на горло своей паранойе и чувству самосохранения, доверившись незнакомцам. И не ошибся. Выжил. Его выходили смертные, совершенно не знающие, как правильно лечить такие раны. И как его лечили! Любой целитель скажет - варварски! Но ведь смогли!
  Азрагор на какое-то мгновение почувствовал волну паники: его энергетический каркас восстанавливали по смутному слепку на ррендире! Можно было остаться ущербным существом с искореженной аурой! Но нет, все восстановили правильно, и даже более того, убрали старые повреждения и усилили откровенно слабые блоки в структуре, а неуёмная девчонка по какой-то странной прихоти собственного разума продублировала часть структур, почему-то поверив двоящемуся изображению матрицы в ррендире. А организм демона это творчество не только воспринял как должное, но и активно подстроил внутренние слои ауры под изрядно усложнившийся узор энергетической структуры тела, одним махом выведя Азрагора из рядов высших демонов на уровень, соответствующий повелителям кланов. Вот такая шутка получилась.
  И как добивающий удар: вся банда этих совершенно неуправляемых отморозков с какого-то перепуга столь трепетно озаботилась его здоровьем, приняв в свою компанию демона так же легко и естественно, как и дроу, совершенно не интересуясь его истинной сущностью! И ладно бы, не знали или не догадывались. Так ведь прекрасно знают, что он из себя представляет! И все же. Приняли.
  На мгновение от открывающихся перспектив сперло дыхание. Связь с высокоразвитой цивилизацией, способной свободно перемещаться между мирами в пределах одного плана, да еще и в статусе желанного гостя, открывала бездну возможностей не только для банального выживания, но и для собственных амбиций. Все то, о чем приходилось только мечтать в родном мире, сейчас становилось возможным.
  Отказываться от столь щедрого дара судьбы - преступно!
  - Ну что, переварил новость? - нагло спросила Рин, с интересом наблюдающая за физиономией демона.
  Азрагор поднял на нее потемневшие от гнева глаза, но лишь выдохнул воздух, с сипом пропустив сквозь стиснутые зубы.
  - Не язви. Мое терпение не безгранично.
  - Знаю. - девушка лучисто улыбнулась. - Ты потрясающе терпелив для демона. А еще ты так же потрясающе практичен и умен, так что, перестань прожигать во мне дыры, и пошли в каюту, там как раз еду принесли. - Рин встала. - Заодно покажу нашу коллекцию артефактов.
  
  
  * * * * *
  
  Немион
  Грань Хаоса Шарр-Рох
  
  Есть что-то завораживающее во вторжении армии Инферно, когда открываются багровые порталы в нижний план, и могучие бойцы стройными колоннами выплескиваются в обреченный мир. Каждый Легион - уникален. У каждого Владыки Инферно собственные войска, свои правила формирования и прибытия воинов в проявленную реальность. Сколько раз я видел подобные вторжения? Десятки? Сотни? Тысячи? Обычно все они идут по одному сценарию: сперва выплескивается неуправляемая волна низших, чья роль - пушечное мясо, следом выходят рядовые демоны и их командиры из высших, и уже в третьей волне идет элита и командир Легиона. Обычная тактика захвата мира, приговоренного у уничтожению, ведь волну низших практически невозможно контролировать. Эти твари, недалеко ушедшие от животных, в угоду своим инстинктам истребляют все живое, встреченное на пути. При такой тактике не может быть и речи о сохранении коренного населения. Глупо. На фоне подобных "войн" действия армии моего друга выглядят... необычными. Нимус не зря считается лучшим полководцем Инфернальных Планов и одним из сильнейших Властителей, единственным, кто сумел подмять под себя десятки населенных миров. Что самое важное - сохранив не только их население, но и оставив практически нетронутым уклад жизни, надежно хранимый мощью Легионов, составленных из великолепно выдрессированных и обученных лучшими тренерами воинов. И сейчас, стоя на балконе захваченной Цитадели, я с огромным удовольствием наблюдал за разверткой Пятого и Двадцатого Легиона Доминиона Эррихарр . Нашего Доминиона.
  Представляю, какая сейчас царит паника в обитаемой части мира! Все силы Грани корежит и ломает, астральный план бурлит, вспахиваемый остаточными заклинаниями и последствиями боя между бывшим хозяином и захватчиком, привязки и силовые каркасы вселенной трещат и осыпаются, выплескивая столь ценную энергию в никуда. Маги в ужасе, служители Создателя в панике, ведь их бог уже не отвечает на призыв, а кристаллы дальновидения показывают чудовищную и немыслимую для них картину: захват Цитадели Властелина.
  Настоящий бой за эту Грань уже закончился: Шарр-Рох только что сменил владельца. Я чувствовал, как рвутся нити привязки Грани Хаоса к прошлому Владыке, мир стремительно начал терять свою силу и мощь, выдыхаясь и становясь на грань уничтожения. Чиинар в очередной раз показал свой гадский характер: проиграв бой за Грань, антаи сознательно корежил структуру пространства, ставя вселенную под угрозу распада.
   Небо стремительно темнело, искажаясь под влиянием могущественной магии Инферно, быстро теряя привычный для этого мира зеленый цвет и наливаясь золотом и багрянцем. Маги Легионов возводили накопители на месте разрушенных силовых структур фортификаций Цитадели и готовили к отправке на дальние форпосты полностью укомплектованные защитные блоки. Острое зрение позволяло мне без проблем рассмотреть и самих магов, и охраняющих их воинов. Все же, за работой профессионалов приятно наблюдать. Среди магов я видел не только демонов, но и обычных людей из миров, присягнувших Нимусу, в среде воинов, окруживших порталы, я различил высших демонов, дроу, орков и даже светлых эльфов, затянутых в одинаковые черно-красные инфернальные доспехи. Сводные Легионы. Нонсенс! Но нонсенс с убийственной эффективностью! Не зря наш триумвират потратил почти тысячелетие на разработку и создание таких войск!
  Я улыбнулся, в который раз ловя почтительные и полные преданности взгляды бойцов. Удивительно, но все они помнят нас в лицо, безошибочно узнавая в любой ипостаси.
  Тихий рокочущий голос разорвал звенящую тишину темного зала, четко проговаривая рычащие слова древнего заклинания: Нимус смог сломать последний барьер, ограждающий Сердце Мира от незваных гостей, и теперь мой соплеменник подчинял артефакт себе, вплетая свою силу и мощь в структуру самоцвета, заставляя Грань принять себя как нового Хозяина. Впрочем, я видел, что Сердце не сопротивлялось, а, наоборот, с радостью откликнулось на призыв нового Владыки, помогая ему восстановить порушенные связи, перекрывая катастрофический отток энергии. Я перешел в астральный план, помогая приятелю с настройкой и упорядочиванием связок. Кто сказал, что захватчик должен быть один, и ему обязательно лично восстанавливать разорванные связи? Правильно, никто, а посему... я перенесся на дальние рубежи пространства и занялся банальной штопкой, вновь сплетая сложнейший узор силовых нитей, восстанавливая барьеры и возводя новую защиту вокруг трофейной Грани, следуя едва слышным из-за расстояния советам. Я чувствовал внимание Нимуса: демон пристально наблюдал за моей работой, но ни единой мыслью или эмоцией не мешал. Он знал, что я делаю, и знал, что занимаюсь пространственным моделированием не один.
  Я закончил формирование защитного комплекса и передал тяжи контроля напарнику. В конце концов, официально, это его владение. Нимус поблагодарил меня, помогая выйти из периферийных регионов пространства астрального плана, коротко обрисовав ситуацию по захваченному миру. Сейчас наши воины заканчивали обустройство фортификационной полосы вокруг Цитадели и готовили гарнизоны для дальних форпостов и крепостей. Но перед отправкой бойцов Нимусу еще предстоит разобраться с обитателями Грани и порадовать их новостью о смене владельца. Уничтожать население мы не собирались. Столь бережное отношение к смертным не свойственно нашей расе, но мой приятель всегда славился практичностью и терпением, а я никогда не отличался кровожадностью. Третий же член нашей команды к власти вообще относился совершенно равнодушно, вмешиваясь в дела подчиненных нам миров только в случае угрозы их безопасности. Я тоже в подчинении этой Грани участвовать не собирался. Скоро Тамила начнет атаку на соседнюю Грань, и прекрасной фейри потребуется моя помощь, все же она гораздо слабее супруга, а Нимус ближайшую декаду не сможет покинуть трофейный мир: пространство после разрыва связей нестабильно и присутствие нового Владыки жизненно необходимо для существования микровселенной.
  Я улыбнулся, перехватив веселый взгляд соплеменника. Захват Грани Шарр-Рох прошел как по нотам в рекордно короткие сроки и практически без потерь среди наших войск. Скоро в дело вступит Фейм, заканчивающий подготовку к нападению на великолепно защищенную Грань Жаржазет, граничащую с его владениями.
  Чиинар, тебя ждет очень познавательный и насыщенный событиями год! Как раз, когда Тамила и Фейм закончат с атаками, Нимус освободится от привязки, и веселье пойдет по кругу. А если появится люфт во времени, напасть могу и я.
  Зря ты напал на Хартахера, Чиинар.
  
  
  * * * * *
  
  Азрагор так никуда и не ушел, в конце концов, согласившись с доводами девушки и дроу, что являться на глаза соплеменникам столь ослабшим не стоит. Зачем искать проблемы и провоцировать недоброжелателей явной слабостью? У высшего демона всегда найдутся враги, даже если он о них и не подозревает, а рунный клинок оборвет его жизнь столь же надежно, как и любого другого существа.
  К грядущей инициации демон готовился очень тщательно: оказаться в лазарете из-за очередного пробоя поглотителей не хотелось. Дроу и девушка навязались самостоятельно, не желая упускать возможность поучиться у высшего способам составления и конструирования магических чертежей, а Зуан присоединился немного позже, закончив очередной этап дрессуры братца. Из тренировочного зала Аинин буквально выползал, по стеночке добираясь до каюты, но ни разу ни единым словом не высказав своего недовольства варварскими методами обучения.
  Тестировать новые схемы решили недалеко от корабля. В километре от судна Азрагор выжег круг, оплавив почву на метр в глубину, создав ровную поверхность, лишенную внутренних дефектов, полостей и живых существ, способных повлиять на ход эксперимента. Достав из пространственного кармана уже знакомые рунные кинжалы с волнистым клинком, демон протянул один из них дроу. На вопросительный взгляд девушки, сказал:
  - Кинжалы из черного серебра. Идеальный инструмент для чертежей. Если нет под рукой, сойдет обычный нож или мел. - демон протянул свой кинжал девушке рукоятью вперед. - Возьми.
  Рин послушно взяла клинок, удобно легший в руку.
  - Для нанесения магических чертежей подойдет любой нож. Одно условие: он не должен быть оружием, предназначенным для войны. Если клинок хоть раз использовался как обычное оружие, и с его помощью пролилась кровь, не предназначенная для ритуала, больше для магии оно не годится.
  - А что будет?
  - Чертеж будет фонить, и ритуал может сорваться или пойти в разнос. - Азрагор достал из пространственного кармана еще два точно таких же волнистых кинжала, протянув девушке один из них. - Возьми второй. Иногда нужно два ножа. Оставь себе.
  - Мелом пользоваться не советую. - добавил дроу. - Если пол неровный, есть шанс получить незамкнутую или поврежденную линию, а это может стоить тебе головы. Да и сама по себе такая линия не надежна: легко стирается и размывается водой. Лучше краску используй.
  Демон согласно кивнул, подтверждая правоту слов эльфа. Рин убрала кинжалы в ножны, выданные демоном, и подвесила на пояс. Создавать личный пространственный карман она еще не могла - не получалось. Азрагор развернул слабо светящуюся иллюзию чертежа, подвесив ее над гладким оплавленным камнем, сухо сказав противным менторским тоном:
  - Приступим. Чертеж первый, расположение поглотителей последовательное.
  Волнистое лезвие легко взрезало камень, быстро обрисовав простой узор. Азрагор создал четыре рохра, разместив их в узловых точках узора. Проверив чертеж, демон убрал нож. Подумал, глянул на невозмутимого росса, и создал огромный рохр, быстро набросав вокруг него чертеж силовой ловушки.
  - Зуан, клади ладонь на руну Чаррен и сбрасывай сырую силу.
  - Сколько? - воин присел на корточки, положив когтистую ладонь на вырезанный в камне знак.
  - Опустошай весь резерв. - демон прищурился, оценивающе рассматривая росса.
  Зуан пожал плечами и сбросил в засветившийся чертеж тугой комок силы. Рохры полыхнули огнем, стремительно наливаясь багрянцем, камень на рисунке оплавился, а не поглощенная сила ушла в здоровенный овальный накопитель ловушки. Волосы у экспериментаторов встали дыбом. Демон тихо ругнулся.
  - Зуан, забирай энергию с накопителей.
  - Как?
  Азрагор скинул ментальный образ с необходимой информацией. Росс кивнул, а рохры стали стремительно терять свой насыщенный красный цвет, возвращая прозрачность. Под взглядом демона камень вновь нагрелся и поплыл, быстро превращаясь в исходную ровную поверхность. Мгновением спустя над остывшим камнем засветился новый узор.
  - Чертеж второй, расположение поглотителей веерное, последовательное. - волнистый клинок вспорол камень. - Зуан.
  Энергия волной прокатилась по узору, частично уйдя в покрасневшие накопители, а остатки вновь выплеснулись в ловушку.
  - Не годится. - демон пригладил вставшие дыбом волосы. - Дальше.
  Эксперименты затянулись до вечера, пока, наконец-то, не появилось сложное плетение, выдержавшее выброс силы. Тесты, доводки и усовершенствование получившегося узора сожрало остаток светового дня, но результат того стоил: энергия поглощалась полностью, а если что-то и прорывалось, расположенные в узловых точках ловушки сил поглощали такие выбросы без остатка.
  Первый ритуал решили провести недалеко от корабля, оплавив бортовыми орудиями приглянувшийся демону пятачок почвы. Чертеж вырезала Рин поверх иллюзии под руководством Азрагора, рохры делал не особо довольный этим Зуан, у которого материализация поглотителей не слишком хорошо получалась и сжирала много сил. Перед установкой на чертеж каждый рохр тщательно проверялся Азрагором.
  После долгих споров Азрагор настоял на своем, и инициировать решили лишь четверых: Лезо, Ринора, Танцора и Ксарана, как обладателей самого мощного дара, уже проявившего активность. Зуан согласился с демоном, что полный корабль необученных магов - это перебор, а мнение остальных никто не спрашивал. Слабый протест Аинина был проигнорирован, но Зуан пообещал брату, что если тот сможет выстоять против него в поединке хотя бы хтар десять, то инициацию проведут тем же вечером на ближайшей планете. Азрагор, иезуитски улыбаясь, подтвердил, что лично прибудет и проведет ритуал. Принц приуныл, но спорить с братом не решился, слишком уж у того был многообещающий взгляд.
  Ритуал начали, когда край солнца коснулся пушистого моря джунглей. Октаграмма уже была готова, Азрагор и Рраудхар заканчивали последние приготовления. Рин выложила пустые рохры возле узоров поглотителей на случай, если выброс силы окажется сильнее, чем они предполагали, и потребуется срочная замена накопителей. Роли распределили заранее, подробно объяснив все действия участникам магического действа.
  Первым в круг встал Танцор, как обладатель мощного дара к магии Инферно. Рраудхар при первом тестировании вороватого воина немного ошибся в трактовке таланта, забыв, что цвет сил не только определяет саму стихию, но и направленность, и темные багровые пятна, четко прорисовавшиеся в сфере регистратора, означали способности к высшим уровням магии Инферно. Азрагор, отобрав сферу у опешившего Танцора, ехидно спросил:
  - У тебя никто из моего народа по родовому дереву не потоптался?
  Вороватый росс пожал плечами, возвращая демону упертый у него нож:
  - Тебе лучше знать. Ты же демон, а не я.
  Азрагор на мгновение задумался, внимательно рассматривая светло зеленые, усыпанные золотистыми искрами глаза Танцора.
  - Кто знает, что намешано в крови темного народа? Захочешь - проверим.
  - Хочу. - Танцор нахально улыбнулся.
  Азрагор пожал плечами и добавил:
  - У Ринора инфернальная кровь есть.
  - Уверен? - сухо спросил Ринор.
  - На тебя отозвался родовой амулет. - Азрагор дернул крылом. - Ты на ритуал пойдешь последним. Заодно и проверю, насколько сильна в тебе наша кровь.
  Ринор к заявлению демона отнесся спокойно, удобно расположившись на траве за пределами условного круга безопасности. Азрагор вручил Танцору прозрачный нож с белой рукоятью и хрустальную чашу.
  - Повтори, что ты должен делать.
  - Когда загорятся огнем пиалы, я должен надрезать запястье и набрать крови по это кольцо. - ответил Танцор, когтем тронув полоску белого металла на хрустальной чаше. - Когда загорится внутренний круг - поставить пиалу в то кольцо, - росс указал на маленький круг в рисунке, - а нож воткнуть в вон тот узел и удерживать рукоять, пока лезвие не засветится. Когда засветится - отпустить и сесть на камень в центре. Сознание не терять. Правильно?
  - Да. Начали.
  Как и в первый раз, чертеж полыхнул черным огнем с первыми же рычащими словами, сорвавшимися с губ демона, но пламя быстро утихло, впитавшись в густую тьму линий. Гортанный рычащий речитатив древнего заклинания все сильнее и сильнее закручивал физически ощутимую мощь, безжалостно ломая и корёжа астральный план вокруг места концентрации сил, отдаваясь резонансом по всем силовым потокам планеты. Демон когтем вспорол кожу, и искрящаяся инфернальная кровь упала на черную поверхность обсидиановой плошки, полыхнув пламенем во всех восьми посудинах, установленных в вершинах Стрел Хаоса. Танцор надрезал запястье, и кровь тяжелым потоком хлынула в хрустальную чашу.
  Ослепительно вспыхнул внутренний круг октаграммы: ритуал перешел во вторую фазу.
  Танцор установил чашу в кольцо сияющих линий, и с силой вонзил нож в узел чертежа. В голове загудел барьер, из глаз потекли слезы. Казалось, где-то в глубине его разума трещала и гнулась толстенная стена, всю жизнь надежно укрывавшая клокочущий взаперти дар, но сейчас скованная с рождения сила, чувствуя мощь творимого ритуала, рвалась на свободу. Каждое рычащее слово заклинания, слетавшее с губ демона, пробивало крохотную брешь в этой стене, ослабляя ее и подпитывая дар силой. А сам демон едва стоял, с трудом выговаривая финальные слова.
  Ослепительно полыхнул голубым пламенем клинок. Танцор разжал пальцы. Барьер лопнул, чуть не выбив сознание, а копившаяся всю жизнь нерастраченная сила рванула на свободу, увязая в накопителях.
  Узор поглотителей сработал, перенаправив волну сырой силы в крупные рохры. Азрагор выронил черную пиалу и тяжело опустился на камень, утирая текущую из носа кровь. Танцор без единого звука сидел в центре затухающей октаграммы, тупо хлопая глазами, пытаясь хоть как-то свести фокус в глазах и вернуть привычный с рождения вид окружающего мира: после инициации он перешел на колдовской взгляд, и сейчас воин наблюдал ауры предметов и силовые потоки. Зрелище совершенно сюрреалистическое. Помня о предупреждении демона, вороватый росс сидел и ждал, пока на него обратят внимание.
  Рин сбросила на Азрагора Каскад Диран, контролируя развертку лечебного плетения. На этот раз демон отделался легко: поглотители сработали, полностью перенаправив волну сырой силы в рохры. К сожалению, во время самого ритуала мощь сил никак не ограничить, и Азрагор вновь умылся кровью.
  - Как самочувствие?
  Рин запустила диагност, проверяя состояние демона.
  - Приемлемо. - Азрагор встал.
  - Держи. - Рин протянула мокрое полотенце. - Ты опять весь в крови.
  Демон дернул крыльями.
  - Слишком много энергии проходит через меня во время ритуала. - мужчина хмыкнул. - Поэтому он непопулярен в среде магов. Кому понравятся ощущения, словно... - Азрагор на мгновение запнулся, подыскивая подходящее сравнение.
  - Словно руку в реактор сунул? - Зуан улыбнулся.
  - Где-то так. - демон сплюнул кровь. - Танцор, вставай.
  - Я лучше посижу. - Танцор сидел и косил глазами. - Я вижу как-то странно.
  - Глаза закрой и дождись, пока пропадет резь. - Рин фыркнула. - И как тебе ауры видеть?
  - Как? Словно я галлюциногенных грибов на Широне обожрался. И хорошо запил настойкой на мхах Заррима. - несколько болезненно отозвался Танцор, зажмурив глаза.
  - Ррау, принимай, твой клиент созрел. - девушка рассмеялась.
  Дроу фыркнул. Эльф помог Танцору встать и повел к кораблю, по дороге медленно и внятно вдалбливая в нудящую голову росса основы работы с колдовским взглядом. Танцор невпопад кивал, явно пропуская половину слов, но Ррау вел себя на редкость терпеливо, настойчиво вбивая в голову новоявленного мага нужную информацию.
  - Справится? - несколько недоверчиво спросил Ринор, кивнув в сторону беловолосого эльфа.
  - Справится. - ответил демон. - Рраудхар - опытный маг. Не обманывайся, глядя на его внешность.
  - Что дальше? - спросил Ринор.
  - Собираем барахло и перебираемся на другое место. - демон пожал плечами, выковыривая обсидиановые пиалы из слегка оплывшего камня.
  - Куда?
  - Расстояние между местами проведения ритуала должно быть не меньше..., - Азрагор запнулся, переводя привычные меры длины в единицы россов, - двадцати альдер. Время - начало заката.
  - Слышали? - спросил Зуан в передатчик.
  - Слышал. - отозвался в наушниках голос Хшара из связного центра бота. - Слетаю проверю.
  Связь отключилась. Зуан убрал прямое вещание.
  - Корабль гонять ради какой-то сотни альдер смысла нет. Сейчас ребята проверят зону терминатора и сообщат, если найдут что-то интересное. Слетаем на боте.
  Азрагор вопросительно приподнял бровь. Зуан создал иллюзию бота, которого нес во вместительном ангаре "Всадник Ночи" и пояснил:
  - Для столь коротких перелетов поднимать звездолет смысла нет. У нас есть более мелкий летательный аппарат. Бот.
  - А если что-то пойдет не так, корабль прибудет через пару миат. - добавила Рин, складывая выколупанные Зуаном под завязку наполненные энергией рохры в мешочек. - Зато и риска для звездолета никакого.
  Азрагор повел крыльями, соглашаясь с доводами девушки и воина. Впрочем, ему без разницы, как именно они прибудут на место проведения ритуала.
  Бот вернулся через двадцать миат, найдя восемь подходящих площадок, три из которых располагались в световом дне: с учетом времени, необходимым для подготовки нескольких ритуалов, там как раз наступит закат. Демон выбор Хшара и Дрии одобрил и указал на место следующего ритуала.
  Вылетели впятером: Зуан, Рин, Лез