Благодарю за критику и отзывы, если они в теме и по делу, а также за помощь в вычитке и правке текста.
  
  
  
  
  
  

ХАКЕР. ЧУЖИЕ ИГРУШКИ


  
  
  
  
  

ПРЕДЫСТОРИЯ. СЛОМАННЫЕ ИГРУШКИ


  
  
  
  
  В далёком будущем Центральные Миры1, рыхлое объединение множества человеческих государств, охватывающее тысячи планет, колонизируют своё пограничье - Периферию2...
  
  Случайный сбой навигационной системы выбросил торговое судно у планеты с неизвестной цивилизацией. Она показалась купцу весьма перспективной для нелегального бартера. Однако при возвращении из дикого пространства на Периферию торговца перехватили пираты3. Узнав о богатой "ничейной" планете, они собирают эскадру из четырёх рейдеров4 и организуют налёт. У их жертв не было ни флота, ни армии, и пираты без особых усилий набили трюмы ценными трофеями...
  
  Власти считают Тараша Окинори, гражданина планеты Фелла5, преступником только потому, что он обладает талантом "хакера". Такие, как он, способны напрямую подключаться к любым интеллектуальным устройствам и корректировать их работу, искажая или подменяя информационные потоки. Все феллийцы - маги6, и талант хакера - лишь один из возможных. Беда в том, что способности Тараша и его товарищей представляют угрозу власти и потому должны быть нейтрализованы.
  
  На момент нападения пиратов Тараш прятался от правоохранителей и сумел уцелеть. Он скрытно пробрался на один из рейдеров. Применив свой магический талант, хакер захватил корабль и не дал налётчикам нанести по планете массированный термоядерный удар. Пользуясь безвластием и общей растерянностью сородичей, Тараш вместе с единомышленниками захватил власть на планете и провозгласил себя автархом. Самовластным правителем.
  
  Мобилизовав население Феллы, Тараш подготовил удар возмездия, захватил и уничтожил пиратскую базу, а затем с триумфом и многочисленными трофеями возвратился на родную планету. Пропажа отдалённого форпоста вызвала переполох в Центральных Мирах и поставила два крупнейших государства, Демократический Альянс7 и Лигу Человечества8, на грань войны друг с другом.
  
  Исчезновение форпоста обеспокоило сверхрасу предтеч. Это они создали жизнь в Галактике и теперь наблюдают за ней в рамках эксперимента по поиску путей дальнейшего развития собственной цивилизации, получившего название "Великая Игра". Все разумные обитатели Галактики, так или иначе, "игрушки" предтеч. Их задача - сбор и передача информации для своих хозяев.
  
  Ради быстрого развития "игрушек" создана крайне агрессивная конкурентная среда. Непосредственные участники Великой Игры, Игроки, - их именуют "Пределами", - стравливают подопечных между собой, ставят их на грань гибели и заставляют бороться за выживание, стимулируя их быстрое развитие.
  
  Соперничество между Игроками происходит по чётко установленным правилам. За их исполнением следят Наблюдатели ("Сияющие") и Контролёры ("Светлейшие") из команды Вопрошающего Всех, автора и организатора эксперимента. Необъяснимая пропажа форпоста поставила одного из Игроков в неприятное положение. Проверив логи событий, он подал жалобу на сбой Игры своему Наблюдателю. Тот, детально рассмотрев ситуацию, обнаружил на краю игрового поля "дикую" цивилизацию.
  
  Именно её представители уничтожили форпост.
  
  Все результаты расследования Наблюдатель передал своему Контролёру, и тот направил в звёздную систему, заселённую "дикарями", робота класса "Скаут" с заданием выполоть "сорную" цивилизацию так, чтобы никаких следов от неё не осталось...
  
  Сами феллийцы давно забыли, что их предков создал Вопрошающий Всех как помощников для работы на Игровом Поле9 и как прообраз игровых рас, участвующих в эксперименте предтеч. Однако в их мифах сохранилось предание о тяжкой неволе у некоего могущественного существа.
  
  Чипы, встроенные в мозг, держали их в повиновении. Самые первые хакеры, Соле и Фелла, ценой своих жизней взломали защиту подчиняющих имплантов и освободили сородичей из рабства. Они же помогли им сбежать через одноразовый портал на край Галактики за пределы Игрового Поля, в звёздную систему Соле на планету Фелла.
  
  На самом же деле после окончания строительства Игрового Поля всякая нужда в помощниках отпала, и по договорённости между предтечами отслуживших своё работников надлежало уничтожить.
  
  Вопрошающий Всех не пожелал терять столь удобный инструмент. Он подсказал Соле и Фелле, как сломать контролирующий имплант, создал портал в искусственную звёздную систему и переселил туда помощников, отслуживших своё. Страх перед Хозяином и остальными предтечами заставил первых феллийцев отказаться от изучения пространства за пределами системы Соле, а у последующих поколений выработалось мнение, что это просто невозможно.
  
  Эту точку зрения всячески поддерживал и развивал старейший и самый уважаемый житель Феллы, Этаи Моата. По заданию Вопрошающего Всех он контролировал Феллу и наблюдал за её развитием, аккуратно направляя любопытство "сородичей" подальше от изучения космоса.
  
  Нападение пиратов, смена власти на Фелле и ответный удар Тараша разрушили планы Вопрошающего Всех в отношении феллийцев и заставили раскрыться агента предтеч. Так Тараш узнал, что феллийцы - тоже игрушки.
  
  Сломанные игрушки.
  
  Безграничное могущество предтеч не позволяло феллийцам надеяться на свободу, принуждало к смирению и послушанию Вопрошающему Всех и его агенту. Любое появление бывших помощников на Игровом Поле неизбежно вело к их тотальному уничтожению.
  
  Помогла разрозненность предтеч. Они крайне ревниво смотрят на ограничение своей власти. Тот, кто послал Скаута, был в своём праве, этого достаточно. Вот Тараш и использовал Скаута, чтобы взломать "библиотеку" Игрового Поля и подделать ряд записей.
  
  Он обозначил родной мир как уничтоженный. Теперь библиотека указывает на космическую пустоту, но и Тарашу нельзя возвращаться домой, чтобы не выдать тайну Феллы. Ныне его небольшая эскадра направляется за край Игрового Поля, чтобы основать колонию и подождать, пока на Фелле изучат трофейный портал предтеч и создадут собственный аналог...
  
  
  
  
  

ПРЕЛЮДИЯ


  
  
  

1


  
  
  Контр-адмирал Флота Лиги Человечества Марсель Шиффер по прозвищу 'Злыдень' с затаённой радостью смотрел в тактический экран. Погоня, наконец-то, закончена, а вместе с ней и этот до чёртиков надоевший вояж. Полтора месяца в патруле - никаких развлечений! Ни один даже самый безумный корсар думать не посмел о противодействии лигийской эскадре. Бандиты только порскали в стороны и забивались по щелям, едва в их звёздной системе всплывали корабли под командованием Злыдня, и по первому требованию дружно задирали лапки кверху, изображая законопослушных граждан. Пфф!
  
  Но тут ничего не поделать, давно прошли времена непуганых разбойников, да и сильная эскадра, невиданная в этих забытых богом местах, не вызывает желания сопротивляться. А ещё сказывается грозная репутация 'Злыдня'. Упаси Бездна встретить его на пути!
  
  В начале карьеры молодой корвет-капитан10 стал свидетелем нападения трёх рейдеров на одинокого торговца. Он не только защитил жертву, сходу расправившись с одним из каперов, но и оказал всю необходимую помощь, а затем бросился в погоню за двумя другими налётчиками. Второго он догнал после прыжка в следующей звёздной системе, точно рассчитав курс рейдера. Не обращая внимания на мольбы пирата, Шиффер его безжалостно уничтожил. Третий успел-таки спрятаться на форпосте, но Марсель Шиффер агрессивными уговорами добился выдачи пиратов, вынудил их оплатить ущерб пострадавшему торговцу, а после доставил в Лигу, где своими показаниями добился для них максимально сурового приговора. 'Злыдень!' - обозвали его Славные Ребята и по своему обычаю объявили кровную месть. Наивные! Сначала полный капитан, затем флит-капитан и контр-адмирал всякий раз подтверждал своё прозвище, умело выскальзывая из засад, цепко преследуя врагов и уничтожая встретившиеся корабли Консулата и их экипажи. Угрозы обозлённых пиратов вызывали у Злыдня лишь смех и желание поквитаться не на словах, а на деле.
  
  Так и ныне, едва огромная по меркам Периферии - четыре фрегата11, шесть корветов12 - эскадра появлялась в очередной системе, чиновники дружно вставали в позу 'чего изволите?' и наперебой спешили быть полезными патрулю Лиги Человечества.
  
  Всё шло так, как и было задумано чинами Адмиралтейства. В последние месяцы поразительно нагло себя ведёт Альянс, да и остальные 'партнёры' подумывают, не попробовать ли чересчур богатого соседа 'на зубок'?! Ни Орден13, ни Союз14, ни Авалон15 ныне не желают выполнять распоряжения Старушки-Земли, предпочитая жить своим умом. Неспешная прогулка эскадры мощных кораблей по Периферии с открытой демонстрацией флага напомнит всем миньонам, что лигийцев не стоит задевать. Ибо 'кто к нам с чем за чем, тот от того и того'16!
  
  Месяц нудного вояжа принёс результат. На очередном форпосте запуганный присутствием Злыдня пират - увы, принадлежность этого мерзавца к Славным Ребятам доказать не удалось! - проговорился о большом конвое с контрабандой из Центральных Миров, и Марсель заинтересовался. К этому времени контр-адмирал уже лез на стенку от тоски, заставляя жутко нервничать своего флагманского офицера, фрегат-капитана Мишеля Дассо. Раздражённое начальство, особенно такое, как Злыдень, - это опасность пострашнее пиратских армад и орудий форпостов! Так что старшие офицеры эскадры дружно решили, что ловля контрабандистов - отличное развлечение, а для экипажей неплохая практика.
  
  Эскадра с воодушевлением кинулась в погоню. Две недели, о боже, целых две недели лигийцы шли по пятам конвоя, пока не смогли надёжно предугадать очередной прыжок бесшабашных изгоев. Они опередили противника и успели занять самую выгодную позицию для атаки.
  
  - Гражданин фрегат-капитан! - вскочила оператор систем наблюдения, коротко стриженая брюнетка, пугливо косясь взглядом на грозного контр-адмирала.
  
  Для экипажа фрегата 'Олжери' за время совместных походов репутация Злыдня изрядно выправилась, изменившись от 'стихийного бедствия' до 'дедушки с трудным характером'.
  
  'Как чёртик из табакерки! - усмехнулся Злыдень, пряча лицо за тактическим экраном. Смущать дочку давнего приятеля и учителя, адмирала Дарлана, он не хотел. - Дурацкий Регламент! Ситуационный рапорт давно следует отменить, всё и так отлично видно!'
  
  - Что у тебя, Энжель? - поморщился Дассо.
  
  - Конвой с контрабандой только что полностью вошёл в систему, гра17 фрегат-капитан!
  
  - Благодарю, - Дассо улыбнулся краешком губ: неужели нудный вояж наконец-то окончен? - Продолжайте наблюдение, второй лейтенант.
  
  - Гражданин контр-адмирал?
  
  В ответ Злыдень небрежно махнул рукой: 'Мол, не отвлекай, девочка! Мы думаем!' Смутившись, второй лейтенант тихонько села на место и уткнулась в экран.
  
  - Кажется, Мишель, охрана конвоя нас не видит...
  
  Охрана, хех! Три устаревших сторожевика разных классов, втридорога приобретённые у пиратов. Любому корвету - а их в его эскадре шесть - трудов на один залп. Ладно, может быть два или три, но не больше. Правда, стоимость потраченных при этом ракет намного превысит цену жалких лоханок!
  
  - У изгоев плохое оборудование, Марсель, - хмыкнул фрегат-капитан, - они и в упор нас не разглядят! Разве что в иллюминаторы высунутся!
  
  Шиффер дежурно усмехнулся старой шутке: на боевых кораблях иллюминаторов не бывает. Впрочем, на этих древних корытах они, возможно, есть, но морду-то в космос не высунешь! Взгляд привычно пробежал по опознавательным значкам. Это они!
  
  За всю свою карьеру Марсель ни разу не сталкивался с изгоями, бог миловал. Эти абсолютно неуправляемые представители человеческой расы лет пятьсот назад отказались жить вместе с цивилизованными народами Центральных Миров. Посчитав, что жёсткой конкуренции они не выдержат, изгои ушли далеко за пределы Периферии. 'Скатертью дорожка!' - обрадовались все остальные и прекратили с ними всякую торговлю.
  
  
  

2


  
  
  'Пусть сдохнут в своём варварстве, да быстрее!' - вот типичный настрой обывателей Центральных Миров в отношении изгоев, существующий больше четырёх столетий. Слишком сильную травму нанёс этот раскол цивилизованному человечеству, ведь только объединившись, люди смогли выйти к звёздам. Если для этого пришлось пожертвовать такой ерундой, как национальное самосознание, так и слава богу!
  
  Центральные Миры - истинная цитадель свободы, и думающий человек всегда может найти себе место по душе. Хочешь в монархию или в теократию - пожалуйста! Нравится либеральная демократия - ради бога! Желаешь жить при социализме? Изволь. Есть всё, что душа пожелает. Только прими и соблюдай правила общежития, разработанные мудрейшими, и принятые всеми цивилизованными людьми. Будь как все.
  
  Только вот быть, как все, некоторые не захотели.
  
  Да что там некоторые, единую семью человечества покинули целые нации! Самая главная язва - это Великий Предел народа хань18. Эксперты уверены, что именно это государство мешает окончательному объединению всего человечества. Ханьские торговцы ловко обходят все запреты, а шпионы воруют технологии у Центральных Миров, продавая свою добычу остальным изгоям. Так современные технологии, пусть с опозданием, пусть втридорога, проникают и в захолустье вопреки всем усилиям цивилизованного человечества. Оставшись в одиночестве, что Чосен19, что Новая Русь20 и десяти лет не выстоят. Их неизбежно сметут корсары, торговые барьеры, всякие запреты и санкции. По крайней мере, в этом уверены все эксперты Лиги, Альянса, Авалона.
  
  Честно говоря, Предел занимает очень удобную позицию. Контролируя одиннадцать звёздных систем, расположенных между Периферией и Землями Изгоев, он сквозь пальцы смотрит на контрабандные маршруты, идущие через его пространство, собирая с торговцев малую мзду. И с ханьцами приходится осторожничать: они если и уступают по силе Лиге, то ненамного, и там кораблям Центральных Миров настолько не рады, что всегда готовы разобрать на запчасти залпами ракет и орудий.
  
  Да и своих торговцев, постоянно снующих туда-сюда по Периферии, они надёжно охраняют, не жалея для этого ни сил, ни средств. А вот к другим изгоям Предел относится как к конкурентам. Нет, не нападает, но и никого бесплатно защищать не торопится. Заплатят - получат охрану. Нет - сами виноваты. Эксперты полагают, что политика ханьцев направлена на неспешную интеграцию остальных изгоев и мирное расширение Великого Предела, и потому они держат своих коллег на голодном технологическом пайке. Чем им хуже, тем лучше ханьцам.
  
  Изгои тоже не пальцем деланные, всё понимают. Они худо-бедно пытаются объединяться хотя бы для того, чтобы провести свои 'особые' конвои в обход Великого Предела и защитить их от настырности Славных Ребят.
  
  Караван, за которым погналась эскадра Шиффера, тут не исключение. Два сторожевика21 и шесть транспортов класса 'каравелла22' несут знаки Государства Чосен, остальные лоханки, сторожевик и три транспорта - флаг Новой Руси. Все звездолёты старые, латанные-перелатанные, но по приборам видно, что за ними заботливо ухаживают. Возможно, именно поэтому конвой скорее похож на боевую эскадру, а не на торговый караван.
  
  Контр-адмирал полюбовался, как изгои втягиваются в приготовленную ловушку. Ну что, пора начинать?
  
  - Ну-ка, Мишель, соедини меня с их командиром!
  
  Дассо довольно осклабился, передавая команды. Каково это внезапно обнаружить в световой секунде перед собой готовый к бою фрегат Лиги? Забавно посмотреть на лица этих варваров, предателей Единого Человечества! Интересно, дикари сразу сдадутся, или посмеют напасть? Остальные корабли эскадры изгои пока не обнаружили, а один фрегат, каким бы мощным он ни был, не перехватит дюжину врагов. Наверное, дикари попытаются сбежать.
  
  - Флагман противника определён, связь установлена! - чётко отрапортовал вахтенный офицер, первый лейтенант Лаваль.
  
  Жорж, как и любой на борту 'Олжери', пребывал в радостном предвкушении. Нудный вояж закончен, да как! Девять 'жирных' транспортов с товаром - отличный приз, и моряков эскадры ждут солидные премиальные.
  
  Боя, скорее всего, не будет. Сколько ракет у них в залпе? Сотни полторы, не больше, да к тому же все старые. Только один 'Олжери' имеет семьдесят две пусковых установки с новейшими ракетами, а ведь в эскадре ещё три фрегата! И у корвета на восемь пусковых больше, чем у их сторожевика!! Не самоубийцы же эти изгои, чтобы при таком соотношении сил драться с эскадрой Лиги?!
  
  - Отлично! - ещё шире улыбнулся Мишель. - А ну-ка предъяви гражданину контр-адмиралу его коллегу... - Дассо покосился на Злыдня: не разозлился ли? Шутка-то неуклюжая. Как вообще можно сравнивать дикаря и адмирала Лиги? Хотя для того, чтобы сбросить лишнее волнение, в самый раз! - ...в отдельном окне.
  
  Шиффер в ответ на приятельскую подколку Дассо даже не улыбнулся, изучая своего оппонента.
  
  Типичный чина. Косоглазый, широкомордый, бритый налысо. По горло затянут в чёрный китель с золотыми погонами. Он столь же холодно смотрит в ответ. Офицер явно оценил, что фрегат перекрывает путь конвою, успел оценить его мощь, но не смотрит на мощный корабль как на серьёзное препятствие, совсем нет.
  
  Изгой будто примеряется к контр-адмиралу Лиги, как охотник - к опасной дичи. Например, к кабану. Так на Шиффера ещё никто и никогда не смотрел!
  
  Говорят, эти дикари до сих пор охотятся на диких животных чуть ли ни с копьями и арбалетами. Марсель едва удержал лицо, когда представил пронзающую его сердце острую холодную сталь. Боже, ну что за наваждение!
  
  - Я, адмирал Марсель Шиффер, - Злыдень старался говорить весомо и чётко, - уполномочен Адмиралтейством Лиги Человечества следить за порядком в этом секторе пространства и пресекать контрабанду. Имею сведенья, что конвой под вашим командованием везёт запрещённые товары. Приказываю всем вашим кораблям сбросить ускорение и приготовиться к досмотру. В случае неподчинения буду вынужден открыть огонь!
  
  
  

3


  
  
  В глазах изгоя промелькнула искра удивления, но дикарь ничуть не испугался. Ну да, он же видит только 'Олжери', остальные корабли эскадры пока не обнаружены.
  
  - Ты это серьёзно, адмирал? - командир варваров снисходительно усмехнулся. - Ты пришёл сюда, где законы Центральных Миров не имеют силы, и пытаешься угрожать, отдавать приказы, распоряжаться?! Мне кажется, адмирал, что ты сошёл с ума!
  
  Что ж, будь Шиффер на месте этого изгоя, он тоже вёл бы себя дерзко и нагло. Один фрегат не сможет задержать сразу все корабли каравана, а в бою он рискует получить серьёзные повреждения. Здесь, в сотнях световых лет от ближайших пунктов ремонта и снабжения, это практически приговор.
  
  - У тебя есть выбор! - Марсель добавил в голос стальных ноток, раньше это всегда помогало. Но варварский офицер даже глазом не моргнул, продолжая высокомерно изучать лицо лигийского адмирала. - Даю тридцать минут, потом я силой заставлю тебя подчиниться!
  
  Изгой пожал плечами и разорвал связь. Неужели и вправду этот дикарь не боится? Или здесь, в этом захолустье, неизвестна мощь Лиги? Нет, такого не может быть. Этот ублюдок наверняка регулярно водит конвои на Периферию и просто обязан знать истинный расклад сил в Центральных Мирах. Значит, варвар убеждён, что встретил одиночный фрегат и сможет с ним справиться. Глупец! Он же дал этому дикарю подсказку: адмиралы не командуют фрегатами. Марсель с удовольствием взглянет на его рожу через полчаса, когда караван окончательно втянется в ловушку и эскадра Лиги покажет себя во всей красе.
  
  Четыре мощных фрегата класса 'Олжери' надёжно охватят голову и тело конвоя классическим тетраэдром, хвост блокируют две пары быстроходных корветов класса 'Флореаль', а ещё одна пара страхует тылы эскадры и каравана. Мало ли, вдруг кто-то попытается удрать, или кто-то ещё всплывёт в этой системе...
  
  Четыреста пусковых установок готовы по команде закидать безумцев ракетами, восемьдесят тяжёлых корабельных бластеров вот-вот обрушат на варваров море раскалённой до звёздных температур плазмы. Но стрелять, скорее всего, не придётся. Шиффер полагал, что достаточно продемонстрировать готовые к бою корабли да флотилию из полутора сотен боевых ботов, и варвары сдадутся.
  
  Пираты на их месте так бы и поступили.
  
  Что жалкие дикари могут противопоставить невообразимой мощи лигийской эскадры? Залп сотни устаревших ракет, которые будут сбиты раньше, чем разгонятся до полной скорости? Несогласованный огонь дюжины орудий? Смешно, право слово.
  
  Какими бы бесстрашными ни были изгои, они не станут сражаться против столь превосходящего их противника. При таком соотношении сил сдаются даже до невозможного упёртые джапы. Тем более, что ничего особенно страшного изгоям не угрожает. Да, весь товар они потеряют, и все каравеллы тоже, но зато спасут жизни своих людей! Конечно, всем им придётся отработать по десятку лет на рудниках или на трудных производствах, ну хоть поживут в цивилизованных условиях, а не на помойке!
  
  Ведь изгои не станут стрелять? Они же не самоубийцы, правда? Шиффер желал бы знать ответы на эти вопросы раньше, чем истекут отведённые дикарям полчаса на размышление. Ему не хотелось убивать этих людей, они же не пираты. А наказание за грех контрабанды не такое уж и суровое: не прогулка в шлюз без скафандра, не удавка на шею, не конвертер, а всего лишь принудительные работы.
  
  Но если эти идиоты посмеют сопротивляться!..
  
  - Думаю, - фрегат-капитан Дассо продолжал ухмыляться, - что в любом случае ракетные атаки нам не понадобятся. Ограничимся защитой?
  
  Командиру корабля нужно постоянно помнить о стоимости расходных материалов, если он не хочет попасть под суд за растрату. Умение быстро оценить риск, пользу и вред для офицера Лиги ничуть не менее важно, чем тактическая грамотность.
  
  - Согласен! - расточительно тратить тяжёлые ракеты по тридцать тысяч мон каждая на эти корыта, хватит и лёгких, оборонительных, по полторы тысячи мон за штуку. - Всей эскадре - сигнал 'альфа'!
  
  Контр-адмирал бросил беглый взгляд на тактический экран, где жирные красные точки конвоя почти полностью втянулись в заготовленную ловушку, удовлетворённо кивнул командиру 'Олжери', откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Можно и расслабится. Теперь от адмирала ничего не зависит, с этого момента командиры кораблей будут действовать самостоятельно по заранее разработанному плану. 'Альфа' предполагает открытую демонстрацию силы, то есть сброс ботов, подавление сопротивления и высадку десантников на корабли дикарей. Есть и план 'бета' - массированная атака врага с последующим абордажем, и 'гамма' - свободный бой на уничтожение, и... но до остальных дело не дойдёт.
  
  - Всей эскадре подтвердить сигнал 'альфа', - распорядился Дассо.
  
  - Принято! - отрапортовал первый лейтенант Дарлан. - Сигнал 'альфа' оттранслирован... получение подтверждают фрегаты... корветы заслона...
  
  Задержка понятна: если дистанция до любого из фрегатов полторы световых секунды, не более, то до корветов замыкающего тетраэдра и обратно - секунд пять или шесть, а до арьергарда и того больше.
  
  - Зарядить барабаны шестидесяти пусковых, начиная с кормы, лёгкими ракетами, - в остальных установках Дассо решил на всякий случай оставить тяжёлые, - всем ботам приготовиться к старту.
  
  - Приказ флагмана принят к исполнению, передан эскадре... ответ фрегатов - есть, корветов заслона - есть... гра фрегат-капитан! Арьергард не ответил ни на первый, ни на второй сигнал!
  
  - Мердэ! - выругался Дассо. - Они что там, заснули?!
  
  Вот же они, корветы арьергарда, сканеры их отлично видят! Правда, значки этих кораблей мигают, показывая отсутствие связи. Поломка?
  
  Сразу у обоих? Сомнительно.
  
  Фрегат-капитан покосился на задремавшего адмирала и героически преодолел искушение его разбудить. Тут Злыдень ничем ему не поможет.
  
  - Продолжай вызывать их, Жорж...
  
  
  

4


  
  
  Отсутствие связи с двумя корветами арьергарда никак не могло повлиять на задуманную операцию. Досадный сбой, не более. План действий на кораблях имеется, и беглецов, если они будут, не выпустят и без всяких понуканий с флагмана. Дассо бросил взгляд на таймер. До окончания срока ультиматума - фрегат-капитан всегда предпочитал называть всё своими именами - осталось четыре минуты. Конвой, как показывал тактический экран, продолжал разгон так, будто бы и не получал никаких приказов от адмирала, будто бы не видел лигийского фрегата, перекрывающего путь.
  
  Мишель начал было опасаться, не собрался ли дикарь идти на таран? Разменять дряхлый сторожевик на новейший фрегат - достойное решение. Беспокойство командира 'Олжери' успокоил навигационный искин: даже если фрегат каким-то чудом остановится, корабли варваров всё равно пройдут мимо. В нескольких сотнях километров, то есть очень близко по масштабам космоса, но мимо. Поскольку тетраэдр, сформированный фрегатами, движется параллельным курсом с конвоем, хотя и чуть медленнее, таран не угрожает лигийским кораблям. На краткий миг Дассо даже восхитился наглостью изгоев.
  
  Так уверенно переть на более сильного врага может лишь варвар, убеждённый в своей мистической неуязвимости. Глупый дикарь не способен определить истинное соотношение сил. Их командир, наверное, просто не понимает, что даже в одиночку 'Олжери' легко уничтожит слабенькую охрану конвоя.
  
  - Ботам - минутная готовность!
  
  Лаваль оттранслировал приказ флагмана на все корабли и лишь пожал плечами на молчаливый вопрос командира. Связи с арьергардом по-прежнему нет.
  
  - Гражданин контр-адмирал...
  
  - Я всё слышал, Мишель, - Злыдень открыл глаза, окинув взглядом своих офицеров, - объявляй боевую тревогу и вели соединить меня с этим варваром, командиром конвоя.
  
  Бзз, бзз, бзз... Резкие звуки баззера23 в клочья разорвали сонный мир мостика, заставив встрепенуться всех без исключения. Боевая тревога - формальность. Все офицеры давно на своих постах, но космическое сражение - дело обычно долгое. Опытные командиры перед боем дают своим подчинённым отдохнуть прямо на рабочем месте, окончательно 'сжиться' с ним, и Дассо тут не исключение. Невозможно без потери внимания несколько часов кряду сидеть на одном месте и пялиться в многочисленные экраны. Кто-то обязательно отвлечётся, кто-то задремлет. Противный звук, похожий на скрежет механической пилы, режущей металл, моментально вывел личный состав корабля из дремотного состояния.
  
  - Готово, гра адмирал!
  
  В окне связи вновь появилась круглая морда варварского командира. Узкие тёмные глаза пренебрежительно смотрели на Злыдня, будто видели не лигийского адмирала, а надоедливого попрошайку.
  
  - Ну что тебе ещё, чужак?! - процедил сквозь зубы изгой. Шиффер даже на миг засомневался, кто именно здесь ставил ультиматумы?
  
  - Отказываешься подчиниться требованию патруля? - не хуже гадюки зашипел Шиффер. - Глуши двигатели, прекращай разгон и прими досмотровые партии! Иначе я прикажу открыть огонь. Вина за последующую гибель людей будет на тебе.
  
  - Чушь! Здесь не действуют ханжеские законы Лиги... - с очевидной насмешкой возразил изгой и добавил кое-что ещё на своей тарабарщине. Искин перевёл.
  
  - Ты отказываешься подчиниться?!! - брызнул слюной Шиффер, впадая в ярость. - Ты!..
  
  - Я! - ярость лигийского адмирала оставила варвара равнодушным. - Откроешь огонь, проявишь агрессию как-то иначе, - станешь грязным пиратом. А как следует поступать с этими ублюдками, ты и сам знаешь, не так ли?
  
  Капитан Кан добродушно улыбнулся, глядя в глаза обозлённого до нельзя лигийского адмирала, и добавил,
  
  - Пока ты никого не убил - тебя ждёт каторга. Если в конвое кто-то погибнет, это виселица. Тебе всё ясно?!
  
  Последнее слово изгой просто выплюнул в лицо Шифферу и сразу разорвал связь.
  
  - Ты сам выбрал... - угрюмо бросил в погасший экран Злыдень, кипя от злости и возмущения. Какой-то изгой посмел... его, лигийского адмирала!.. Да он...
  
  - Ой! - вскрикнула Дарлан. - Извините, гра адмирал! Входящий запрос на соединение... по валидному адмиралтейскому коду24...
  
  - Что?!.. - раненым вепрем взревел Злыдень.
  
  Было от чего: каким ветром сюда, далеко за внешние рубежи Центральных Миров занесло столь высокого чина, что он имеет право использовать подобное шифрование?!
  
  - Адмиралтейский код, гра адмирал, - испуганно повторила Энжель. - Вызывают нас по закрытому каналу...
  
  - Откуда... - наверное, Марсель собирался повторить свои мысли вслух, но лейтенант Дарлан его поняла неправильно.
  
  - Откуда-то со стороны арьергарда конвоя...
  
  - Соединяй, - недовольно пробурчал Злыдень. Альтернативы нет, откажешься отвечать на подобный запрос - в Адмиралтействе потом три шкуры спустят. Хорошо, если просто уволят, а то и под трибунал пойдёшь.
  
  В распахнувшемся окне Злыдень увидел знакомого офицера. Да, это флит-капитан Самсон Рифли! В Адмиралтействе Марселя строго предупредили, что этот тип руководит отделением Службы исследований Флота25 в этом секторе Периферии, и с ним лучше не конфликтовать.
  
  - Привет, Шиффер, - Рифли зло скалился с экрана. Было заметно, что он с трудом сдерживается от брани, - хм, и прощай! Отзывай свою... пфф, стаю и проваливай на... пфф! Ты... хм, срываешь мне важную операцию! Если бы не... хм, я бы тебя на... пфф, ты понял?!..
  
  Слушая хамоватую речь подонка из Альянса, Злыдень тихо зверел. Его, боевого адмирала, так ещё никогда не унижали! Если бы не адмиралтейский код!!..
  
  - А рожа не треснет?!.. - сквозь зубы процедил Марсель. - Знаешь, Рифли, с мощной эскадрой многое можно себе позволить. Альянс далеко...
  
  Флит-капитан усмехнулся, отдавая какой-то приказ. На тактическом экране Шиффера один за другим проявились значки четырёх тяжёлых фрегатов класса 'Бостон' и чуть дальше - двух новейших крейсеров класса 'Виржиния'...
  
  
  
  
  

ГЛАВА ПЕРВАЯ


  
  
  

1


  
  
  Когда Тараш направил путь своей эскадры в Земли Изгоев, он желал лишь одного: смыться с Игрового Поля куда подальше - туда, где можно тихо пересидеть и дождаться открытия портала с Феллы.
  
  Что с того, что ты почти не уступаешь своим прародителям по мощи? На их стороне непредставимо богатый опыт, миллиарды лет совершенствования и давно освоенные навыки. Единственное, чем мог бы прикрыться Тараш - это невероятное самомнение предтеч, оно с избытком перекрывает все их достоинства.
  
  Всякое новое явление, любой неожиданный поворот событий ставят предтеч в тупик. Они крайне консервативны. Трудно ждать чего-то другого от существ, чей возраст миллиарды лет. Столкнувшись с неизвестным, непредугаданным, они не торопятся действовать, а стараются аккуратно разобраться.
  
  На это нужно время. Много, если смотреть с позиции короткоживущих, - но всего лишь миг, если брать по меркам Вселенной. Этого мгновения Тарашу вполне хватит, чтобы осуществить задуманное.
  
  Первоначальный план эксперимента Вопрошающего Всех не предусматривал появления изгоев. На первом этапе Игры игрушки, принадлежащие проигравшему, либо полностью уничтожались, либо переходили в собственность победителя. Однако развитие цивилизации породило парадокс: Игрок выбыл, а его игрушки остались. К тому же они ухитрились сохранить свою независимость. Чтобы их уничтожить, у врагов просто не хватило сил, а чтобы присвоить - ресурсов.
  
  Не слишком умно нападать на тех, кто без колебания воспользуется ядерным оружием и пустит на ветер целый экспериментальный кластер. Конечно, предтечи могли бы открыто вмешаться и просто стереть помеху, но - увы! Эти бесхозные - 'чужие' - игрушки уже встроены в мир и занимают в нём заметное место. Если экспериментаторы явно себя проявят, о каком-либо достоверном результате можно забыть, и Игру придётся начинать с самого начала. Поэтому Наблюдатели и Контролёры предпочли проблему не замечать, оставив её решение на будущее.
  
  Игроки же не пожелали иметь рядом чужие и слишком самостоятельные игрушки и постепенно вытеснили их сначала с родной планеты, а потом и вовсе за Периферию Центральных Миров. Казалось бы, вот она, возможность убрать из Игры весь этот шлак, да куда там! Изгои остались прочно вписаны в реальность и обросли множеством скрытых связей с мирами Цивилизации.
  
  В итоге Вопрошающий Всех прямо запретил Игрокам их трогать по принципу: не чешите - болеть не будет. Тут весьма пригодились пираты, которые не давали 'чужим' игрушкам чрезмерно усиливаться и плодиться. Словом, к удовольствию всех предтеч всё как-то само наладилось.
  
  Аналогичные процессы возникали и при развитии иных, нечеловеческих, игровых рас, так что Вопрошающий Всех вывел первое правило: растущая цивилизация заполняет изгоями свободное пространство вокруг себя.
  
  И тут в душе величайшего экспериментатора прозвучал тревожный звоночек: а как же сами предтечи? Либо у них подобных изгоев не было, либо их давным-давно уничтожили и забыли. Может быть, именно по причине их отсутствия развитие предтеч зашло в тупик?! Эта мысль нуждалась в тщательном обдумывании и кропотливых практических исследованиях. Так Земли Изгоев оказались включены в общий план Великой Игры, однако так и остались как бы ничейными.
  
  С этой информацией Тараш ознакомился без особого труда. Предтечи не подумали, что собственное информационное пространство нужно защищать - и правда, зачем? От кого?! Едва хакер туда проник, перед ним открылись невообразимо обширные пласты знаний. Увы, большую их часть, в том числе данные по технологиям предтеч, он так и не смог разобрать. Они оказались далеко за пределами его понимания. Другое дело, социально-политическая информация, задачи и предварительные результаты Великой Игры.
  
  И вот тут не нужно быть мудрецом, чтобы понять: Земли Изгоев - отличное место, чтобы основать свою колонию. Ни Наблюдатели, ни Контролёры туда не лезут, а Игроки стараются держать свои юниты подальше. А вот пираты даже без понуканий кураторов из Центральных Миров регулярно пробуют изгоев на прочность: бесхозные планеты для Консулата весьма привлекательны.
  
  И, конечно же, каждый пиратский адмирал, которому цивилизованные государства давно приготовили виселицу, электрический стул или банальный конвертер, спит и видит себя хозяином собственной планеты - королём, а то и императором, почему нет? За последние сто лет таких везунчиков было два или три. Ни одна из этих 'династий' не просуществовала более полусотни лет, оставив после себя разруху или хаос. Но каждому следующему претенденту на корону мнится, что уж он обречён на успех, а его предшественники - неудачники.
  
  Тараш как раз и собирался выдать себя за... - нет, не пирата, упаси Соле, - за успешного изобретателя (отсюда новые технологии), главу небольшого клана, не брезговавшего контрабандой и попавшего под пристальное внимание спецслужб Центральных Миров. Желая сохранить собственную жизнь, свободу и собственность, он решил укрыться в каком-нибудь безопасном месте, подальше от недремлющего ока власти. А такое, увы, не сыскать ни в цивилизованных местах, ни на Периферии.
  
  Только в Землях Изгоев.
  
  Там мало людей и много незанятых планет, нуждающихся в защите и обустройстве. Экспансия Руси, Чосен или Нихон ограничена не соседями, а имеющимися ресурсами. Каждое из этих государств охотно предоставит подходящую пограничную звёздную систему любому богатею, если он вложит в неё средства, обеспечит ей развитие и защиту от пиратов. Всё равно через несколько десятилетий благодетель сойдёт со сцены, а планета будет вынуждена присоединиться к ближайшему государству. К Руси, к Нихон или к Чосен, не важно. Изгои всё равно от этого выиграют. Так что Тараш как очередной претендент на титул владетеля дикого мира легко получит и саму планету, и согласие соседних государств. Дело только в деньгах. Или в серьёзной услуге.
  
  
  

2


  
  
  Деньги тратить не хотелось. А вот услуга...
  
  Сюда, на внешнюю границу Периферии, феллийская эскадра пришла двое суток назад. Всё это время Тараш присматривался к каравану, расположившемуся на торговой орбите единственной освоенной планеты.
  
  Формально данный мир считался свободным, на деле же здесь всё контролировали чиновники Демократического Альянса. Они внимательно следили за исполнением законов Альянса и в теории были обязаны пресекать любую... хм, противоправную деятельность.
  
  Фактически же чинуши жили не столько по законам, сколько по понятиям Периферии. Начальство далеко, проверяющие отлично понимают свою выгоду, а местные привыкли жить по-своему. Кто этого не понимает, долго не живёт и плохо умирает. Есть примеры, знаете ли.
  
  Неудивительно, что свой контрабандный караван изгои грузили практически в открытую. Просто занесли правильную сумму 'хорошим' людям, и получили режим полного благоприятствования. Товары принимались без всяких задержек, таможенники вежливо отворачивались в сторону, докеры не бастовали и, когда надо, охотно работали в три смены. Однако подобное отношение сулило в ближайшем будущем и крупные проблемы. Состав каравана и список перевозимых товаров известны всем, а значит, и Славным Ребятам. Разве они могут упустить столь крупную добычу? А её охрана не сказать, чтобы впечатляет: всего три стареньких сторожевика.
  
  От случайного рейдера они, конечно, отобьются.
  
  От двух - с трудом. Конвой большой, и охранники физически не смогут прикрыть сразу все транспорты. Если же пираты проявят смекалку, а она обязательное качество их капитанов, то смогут неплохо пощипать караван, 'откусив' от него сочные кусочки. А ведь для захвата девяти каравелл, тяжело загруженных ценными товарами, могут собраться и три, а то и четыре капера!
  
  Но тут уж как повезёт. Караван практически готов, все товары загружены и можно уходить, а пираты... им ещё договориться надо, да потом обнаружить среди множества звёзд сбежавший конвой. Пиратские рейдеры не догонят, они не намного быстрее транспортов.
  
  Прогноз, устаревший на два дня, утверждал, что на тот момент вероятность нарваться на маршруте на трёх или больше каперов не превышает пяти процентов. Это приемлемый риск. Он бы и сейчас не сильно изменился.
  
  Увы, этот прогноз устарел. Четыре 'остера' и пара 'шакалов' недавно прибыли в систему и нынче завершали погрузку воды и провианта. Их появление заставило нервничать командира конвоя, капитана первого ранга26 Виктора Кана. Скорее всего, эта странная эскадра оказалась тут случайно, но теперь, когда её командир хорошенько рассмотрел караван и его охрану, его внимание наверняка станет пристальным и заинтересованным. Удрать не получится, а три сторожевика против четырёх тяжёлых рейдеров - это смехотворно мало.
  
  А ещё есть 'шакалы'. Они тоже не подарок.
  
  Что делать? Срываться и бежать, пока подозрительная эскадра находится под погрузкой? Или, наоборот, подождать, пока она загрузится и уйдёт? Тоже не выход, ведь и эти непонятно кто вполне могут подождать. К тому же каждый день задержки увеличивает риск повстречать рейдеры Славных Ребят, специально собранные на перехват конвоя...
  
  Мысли каперанга не были секретом для Тараша. Сегодня он с раннего утра засел в кафешке вблизи единственного космопорта планеты. Место популярное, именно тут предпочитают заключать сделки торговцы и контрабандисты. Здесь, на Периферии, между первыми и вторыми почти нет разницы.
  
  Русский каперанг тоже сидел здесь. Он заметно нервничал. Трудно выбирать между просто плохим и тем, что, возможно, ещё хуже. Ничего, Тараш уже обеспечил нужное развитие событий. Ещё вчера хакер подбросил одному из тех таможенников, с которым близко работал командир конвоя, важную информацию - абсолютно достоверную, кстати! На Периферии замечена сильная эскадра Лиги во главе с небезызвестным Злыднем Шиффером, и она направляется именно сюда.
  
  Столь важные сведенья помогли получить неплохую экономию на таможенном сборе. Вчера тревожное сообщение ещё не добралось до каперанга, а вот сегодня... о, уже девять! Сейчас прикормленный чиновник займёт рабочее место и сразу же сообщит неприятное известие своему контрагенту из Руси. В связи с появлением Злыдня караван изгоев тут никому категорически не нужен. Загрузились? Валите в свои Дикие Земли, да поскорее.
  
  Наконец-то! Командир конвоя принял сообщение и забеспокоился всерьёз. Есть с чего переживать: четыре лигийских фрегата да шесть корветов - не та сила, которой хочется возражать. Доставить груз надо, ждать нельзя - значит, нужно договариваться.
  
  Несколько минут каперанг просидел, угрюмо глядя в чашку с остывающим капучино. Затем встрепенулся, связался с офицерами сторожевиков и полчаса с ними жарко спорил. Тема их разговора ясна даже без прослушки: кто виноват, что делать?
  
  Пусть поболтают, деваться-то им некуда!
  
  Тараш с наслаждением откусил кусочек сладкой булочки. Здесь они великолепны - в отличие от эспрессо. Хакер с удовольствием обошёлся бы простой водой, но увы! Нельзя. Имидж адмирала немаленькой эскадры требует от него пить именно кофе. Так здесь принято.
  
  Как иначе клиент догадается, что он готов к найму? А с правильным ритуалом несложно подтолкнуть нанимателя к верному решению, если используешь невербальные знаки, принятые у Славных Ребят, и связи в местном чиновничестве. Спасибо ментоскопу27 и пленным пиратам, выпотрошенным им до донышка, научили!
  
  Вот, наконец, каперанг закончил беседу, пристально посмотрел на Тараша, встал и уверенно направился к нему. Охранник, неподвижно стоящий за спинкой адмиральского кресла, и ещё двое, один у окна, другой у двери - сайко28, конечно, - сразу же подобрались, чтобы остановить подозрительного чужака.
  
  Командир конвоя остановился в растерянности, чувствуя себя не в своей тарелке под бесстрастными взглядами трёх матёрых убийц. Тараш одним глотком допил кофе и махнул охранникам рукой: 'Пропускайте!'
  
  
  

3


  
  
  Чёрный китель с золотыми погонами и стоячим воротничком, узкие брюки под скаф29, пустотные берцы. Стильно! Немного портила картину невысокая чрезмерно коренастая фигура русского командира. Хотя какого в Бездну русского? Этот человек абсолютно не подходит под описание типичного представителя народа Руси. Хакер разочарованно вздохнул: наверное, не стоит доверять общедоступным справочникам. Реальность всегда намного сложнее, чем представляется аналитикам.
  
  - Капитан первого ранга Виктор Кан, Военно-космические силы Новой Руси. Разрешите присесть, сэр? - на безупречном аглике осведомился офицер.
  
  Погоны, надо же! Седая древность, воинские ритуалы. Обнадёживает, знаете ли: людям, которые чтут такие традиции, можно доверять. А вот можно ли доверять конкретно этому человеку?
  
  Тараш кивнул, рассматривая гостя. Русский? Ха! По внешнему виду он, скорее, напоминает корё. Круглое лицо, раскосые тёмно-карие глаза. Завершающий штрих к портрету - бритая налысо голова.
  
  Надо же, корё на русской службе командует совместным конвоем. Неужели изгои свободно перемешиваются между собой? Означает ли это, что они легко принимают к себе всех чужаков? Или о расовой терпимости речь не идёт, а данный офицер - редкое исключение? И командиром конвоя его назначили лишь для того, чтобы сделать приятное временным союзникам?!
  
  - Меня вы, похоже, знаете, - Тараш ответил на неплохом русском, подождав, пока гость усядется, - а скажите мне, господин Кан, много ли представителей расы корё служат на флоте Новой Руси?
  
  Каперанг замялся. Что, не ожидал от этого странного 'адмирала', то ли пирата, то ли беженца, интереса к отношениям Новой Руси и Чосен? Впрочем, как ещё чужаку вежливо выяснить, насколько командиры кораблей конвоя готовы сотрудничать между собой?
  
  - Их много, господин Окинори, - пожал плечами русский офицер. - Это вполне обычное явление.
  
  - Не сочтите за дерзость, господин Кан... - теперь Тараш воспользовался когурё: легко быть полиглотом, когда имеешь персональный искин, - ...но как вас принимают соотечественники?
  
  Язык предков Виктор, к своему стыду, знал намного хуже собеседника, и потому ответил тому на аглике:
  
  - Уверяю вас, сэр, что со всем личным составом у меня полное взаимопонимание.
  
  - Какой рабочий язык в конвое?
  
  - Аглик, сэр, Это международный язык общения.
  
  - На Периферии на нём вести переговоры удобнее, - легко согласился Тараш, тоже переходя на аглик. - Полагаю, что все договора составляются на этом языке?
  
  - Так точно, сэр!
  
  Виктора аж пот прошиб. Вот это зубр! Нет, не зубр, мамонт!! Четырьмя вопросами 'адмирал' прояснил для себя несколько весьма скользких моментов, узнал, что Кан родился в Новой Руси и считает себя русским, хотя является корё, согласовал язык переговоров...
  
  Подозрительный тип этот 'адмирал'! Кто он? Пират?
  
  Как бы то ни было, а деваться-то некуда! Нельзя уходить в прыжок, оставляя за спиной непонятно кого. Эскадра господина Окинори подождёт, пока конвой прыгнет, определит координаты всплытия и, легко опередив, устроит засаду. За границами Периферии каждый сам за себя, все полагаются только на силу, и никто не помешает господину Окинори захватить конвой.
  
  Его эскадра победит без особых потерь для себя.
  
  Виктор за минувшие сутки успел внимательно рассмотреть все четыре 'остера' и два 'шакала' этой эскадры. Корабли управляются опытными экипажами и находятся в идеальном состоянии. А ещё они сильно модифицированы. Но он, опытный офицер Флота, так и не смог определить суть проведённых изменений. Ясно, что усилена броня, эмиттеры щитов увеличены, стали массивнее. Однако обводы почти не поменялись.
  
  Главное спрятано от любопытных взглядов в корпусах, как в чёрном ящике. Но даже то, что открыто взору, говорит: корабли стали намного опаснее. Старый сторожевик и против одного модернизированного 'остера' не имеет шансов. В эскадре господина Окинори их четыре, а три сторожевика господина Кана не соперники даже изменённым 'шакалам'. Что с того, что число боевых портов не увеличилось? Победа в космическом сражении зависит, знаете ли, совсем не от числа ракетных залпов.
  
  - И чего желает от меня командование конвоя? - своей радушной улыбкой Тараш лишь подчеркнул лёд нечеловечески синих глаз. Русский офицер не дурак, он правильно поймёт и вопрос, и невысказанную угрозу.
  
  Холодный взгляд заставил Виктора зябко поёжиться. На краткий миг офицеру показалась, что он стоит под лютым арктическим ветром, пробирающим до костей, но затем всё прошло. Мир заиграл новыми красками.
  
  Не всё так плохо! Абсолютно ясно, что господин Окинори своего не упустит. Так или иначе, он получит всё, что ему нужно. К счастью, ни транспорты конвоя, ни их груз 'адмиралу' не интересны. Откуда Виктор это знает, он сказать не мог, но был в этом абсолютно уверен.
  
  Тараш наслаждался этой игрой в слова. Слегка сощурившись, - так чтобы со стороны это не заметили, - он наблюдал за переменами настроения собеседника. Из-за своего столика выходил уверенный в себе офицер, собирающийся упрямо торговаться за каждый мон гонорара, положенного охране конвоя.
  
  Его настрой сбили сайко, готовые жёстко остановить незваного гостя. Господин Окинори, видимо, не слишком нуждался в приработке. Затем небрежное приглашение, неожиданные вопросы. Виктор понял, что собеседнику скучно, он просто развлекается беседой. И далеко не безобидно. Он играет с командиром конвоя, как сытый кот забавляется с отловленной мышью. Зверь не голоден, но и добрую добычу, попавшую на коготь, отпускать не хочет.
  
  Осознание собственной беспомощности пробрало Кана до дрожи, до холодных мурашек, бегающих по спине...
  
  Хакер довольно ухмыльнулся. Вот теперь собеседник полностью готов и к разговору, и к предложениям Тараша. Он не зря трудился, вскрывая информационную сеть конвоя. Этот каперанг обладает всеми полномочиями, чтобы заключить нужное феллийцам соглашение.
  
  
  

4


  
  
  - Вы же пришли не для того, чтобы просто поболтать, господин Кан, - Тараш ухмыльнулся как лиса кролику, выскочившему навстречу, - так что вам нужно?
  
  Даже самому себе Виктор признаться не смел, что странный 'адмирал' Окинори его испугал. Нет, не вопросами, не манерой держаться. Он чем-то похож на стихию. С ним нельзя мериться силой, можно лишь попытаться принять таким, как он есть.
  
  Виктор встрепенулся, вызвав заинтересованный взгляд своего опасного оппонента, решительно встал и вытянулся по стойке смирно.
  
  - Ваше превосходительство! - так, кажется, положено обращаться к адмиралу? Плевать, что его звание не признано, наверное, ни одним человеческим государством, зато у него есть сила. Эта сила нужна, чтобы защитить караван и безопасно провести его в Земли Изгоев. - Официально прошу вашей защиты!
  
  - К-хм!.. - поперхнулся Тараш.
  
  Русский офицер сумел его по-хорошему удивить. Ради дела, ради благополучия близких - а караван наверняка везёт уйму жизненно важных товаров - переступить через собственную гордость, склониться перед тем, кто силён, превратив его из потенциального врага в союзника. Талант.
  
  Жаль, что он служит не ему, а царю Новой Руси!
  
  - ...Любопытное заявление, господин Кан. Думаете, после него моя поддержка достанется вам бесплатно, а?!
  
  - Никак нет, сэр! И в мыслях не было! - раз этот Окинори не прогнал Виктора сразу, то дело 'на мази'.
  
  Остальное - торговля. Нетрудно догадаться, что 'адмирал' желает осесть на какой-нибудь милой планетке подальше от границы с человеческой цивилизацией. Подобных мирков много, и чем дальше от освоенного людьми пространства, тем больше. Проблема одна: чтобы их отыскать, нужны ресурсы. И время, оно здесь чуть ли не самый главный фактор. Сбегая с родной планеты, где бы она ни была, господин Окинори прихватил с собой не только своё добро, но и верных людей. Они управляют кораблями и заботятся об имуществе господина. Он чувствует себя сильным и независимым. Сейчас всё обстоит именно так. Но вот потом... потом переменится всё.
  
  У каждого работника есть семья, дети, и они нуждаются в надёжном убежище. Получив планету, построив на ней дома для своих людей, этот 'адмирал' станет уязвим. Его корабли требуют топлива, энергии, они требуют обслуживания и ремонта. Арсеналы нужно пополнять ракетами и иными расходными материалами, но где всё это взять новоиспечённому лорду, князю, монарху?
  
  Никуда голубчик не денется, всё равно придёт на поклон к государю Чосен, императору Нихон или царю Новой Руси. И вот тогда...
  
  А пока мели, Емеля - твоя неделя!
  
  - Присаживайтесь, господин Кан, а то мне, право, неудобно. Вы понимаете, о чём просите? Подобная услуга стоит ныне очень дорого!
  
  Тараш продолжал ухмыляться, забавляясь незатейливым ходом мыслей своего собеседника. Как просто управлять человеком! Наивная игрушка даже не подозревает, что никакого 'потом' не будет. Феллийцы крепко ухватятся за новую планету, и никакие государи, цари или императоры с ними не справятся. Тарашу даже было чуточку стыдно: то, что он собирается сделать, это как конфету отобрать у ребёнка!
  
  - У всего есть разумная цена, сэр! - возразил Виктор. Он приноровился к своему опасному собеседнику и почувствовал себя уверенно. - Деньги вас не интересуют?
  
  - Пфф! - презрительно фыркнул Тараш.
  
  - Тогда, быть может, вас заинтересуют земли? - флотское начальство для такого случая предусмотрело широкий набор вариантов. - Личный домен в уютном месте на одной из планет Новой Руси? О Государстве Чосен офицер даже не упомянул. Если удастся привлечь на Русь столь богатого поселенца, Виктор заработает неплохую премию.
  е
  А Чосен пусть повезёт в другой раз!
  
  - Могу предложить обширный участок на какой-нибудь относительно дикой планете...
  
  - Продолжайте! - Тараш кивнул, сменив оскал хищника на доброжелательную улыбку. - Подскажу: меня интересует не просто кусок земли, а независимая звёздная система, пусть даже абсолютно дикая, не освоенная.
  
  Каперанг радушно заулыбался в ответ, показывая ровный ряд превосходных зубов. Типа, он тоже хищник. Не кролик, не добыча.
  
  - О! Тогда у меня точно есть для вас, сэр, несколько любопытных вариантов... - жаль, что не удастся усадить 'адмирала' на земли Новой Руси, но и так неплохо. - Вот, пожалуйста! - Виктор протянул собеседнику кристаллик инфора30 с фалангу пальца длиною, тонкий и плоский.
  
  Тараш осторожно взял накопитель информации в руки и аккуратным нажатием запустил визуализацию содержимого. Перед хакером распахнулось личное прозрачное окно с объёмной таблицей звёздных систем. Здесь их было штук сто, а то и более. Буквенный шифр звезды, указывающий её спектральный класс, светимость, активность, номер кластера в каталоге Галактики и точные координаты мира, количество планет и их тип, наличие ресурсов, численность населения и краткая характеристика биосферы - если она есть, конечно.
  
  Большая часть из них - семьдесят шесть, если точно - красные карлики, звёзды класса 'М', старые и тусклые. Они Тараша не интересовали.
  
  Девять жёлтых звёзд хакер отбросил сразу, к ним интерес изгоев слишком велик и может стать причиной конфликта. Звёзды спектрального класса 'G' привлекают слишком много внимания людей. Вокруг них всегда изобилие ресурсов и частенько можно найти в зоне, благоприятной для обитания, одну-две кислородные планеты. В каждой из систем, указанных в таблице, уже живут колонисты числом до миллиона. Чужаки в таком количестве - неприятный довесок. У них налажена собственная жизнь, установлены какие-то правила, введены законы. Тараш начнёт их менять, переделывать под феллийские стандарты. Такое вряд ли понравится туземцам. А хакеру хотелось бы тихо пересидеть опасный период и дождаться открытия портала на родину. Конфликтов с местным населением желательно избегать.
  
  
  

5


  
  
  В итоге выбор Тараша остановился на оранжевых звёздах. Они встречаются чаще жёлтых, но редки по сравнению с красными карликами. В списке господина Кана их было десятка полтора, но только одна из них со звучным именем Медео31 всерьёз привлекла внимание Тараша.
  
  Изгоев она особо не заинтересовала, поскольку бедна делящимися материалами и тяжёлыми элементами. То, что звезда находится примерно на равных расстояниях от границ Новой Руси, Чосен, Нихон и Великого Предела тоже не добавляло ей популярности. Объёмы торговли между государствами изгоев мизерны, дистанции между ними невелики, так что и в качестве перевалочной базы или пункта ремонта и снабжения она бесполезна.
  
  Пиратам Медео тоже не кажется привлекательной. Рядом граница Великого Предела, и ханьские патрули хоть раз в стандартный год, но рядышком пробегают.
  
  Инспектируют, так сказать.
  
  В 'зелёную' зону звезды попадает единственная планета, кем-то остроумно названная Зоя32. Орбита планеты круглая, продолжительность года - двести сорок стандартных суток.
  
  Ось собственного вращения планеты наклонена всего на полтора градуса, так что на Зое не бывает времён года. Вблизи экватора царит вечное лето с температурами в диапазоне двадцать-тридцать градусов, а вблизи полюсов - бесконечная зима.
  
  Несмотря на благоприятный климат, серьёзным инвесторам Зоя не интересна из-за того, что без малого девяносто процентов поверхности покрыта океаном, а суша представлена архипелагами небольших островов. Самый крупный из них, Сомна, имеет площадь триста одиннадцать тысяч квадратных километров. На момент открытия Зои на её суше не было жизни. Почвы, пригодные для земледелия, отсутствовали, зато в тёплых океанах кишмя кишели разнообразные беспозвоночные. С виду планета - рай, и первооткрыватели легко продали свои права на неё. Покупатели решили было превратить планету в один большой курорт, но эти планы сорвала высокая активность недр. Всю звёздную систему Медео выкупил царь Новой Руси, выплативший долги курортных компаний.
  
  Затем он заказал целый комплекс исследований, чтобы прояснить странную ситуацию вокруг планеты. Виновниками катастрофических явлений на Зое учёные сочли её естественные спутники. Три округлых булыжника. Самый большой - зеленоватая Флора, её диаметр тысяча сто километров. Снежно-белая Алкиона меньше, всего восемьсот двадцать пять. Самый маленький, серебристая Леда - семьсот тридцать. Орбита Флоры отстоит от планеты на сто пятьдесят - сто восемьдесят тысяч километров. Леда удаляется от Зои не дальше семидесяти тысяч километров, а когда все три булыжника выстраиваются в линию, их совместная гравитация ощутимо корёжит планету.
  
  Отсюда частые землетрясения, цунами, извержения вулканов. Они не позволяют строить капитальные здания, а без них затея с курортом теряет всякий смысл. В итоге осваивать систему Медео никто не стал. Ныне её население не превышает пятидесяти тысяч. Люди мрут как мухи. Одних забирает океанская пучина, другие пропадают в горах.
  
  А ещё население выкашивают злые болезни - медицина изгоев от них не спасает. Неудивительно, что средняя продолжительность человеческой жизни на Зое - десяток лет. Умерших сменяют наивные и глупые новички, клюнувшие на красивую картинку 'курортной' планеты, всякие там энтузиасты здорового образа жизни. Пираты, бывает, сбрасывают очередную партию неудачников, да и царь охотно отправляет на Зою всех неугодных.
  
  'Ссылка на Зою, - внезапно прозрел Тараш, - ещё один способ смертной казни, возможность для власти не пачкать руки. Поселенцы, знаете ли, мрут сами. Слабаки! А ведь добрый царь с пафосным именем Владимир их почти на курорт отправил! Правда, царя за этот самый 'курорт' с завидным постоянством осуждают всякие там правозащитники, отрабатывая зарубежные гранты. С их подачи Зоя в глазах жителей Земель Изгоев превратилась в страшную каторгу, в ослепительно прекрасную людоедку, жадно пожирающую собственных гостей. Неудивительно, что царь тяготится данной собственностью и не прочь от неё избавиться. Иначе, чем место для ссылки, Зою использовать не получается, ну а чтобы навести в системе Медео порядок и всерьёз взяться за её освоение, у Руси не хватает ресурсов. Избавится от ненужного владения тоже непросто. Никто почему-то не горит желанием брать на себя ответственность за развитие этой системы, да ещё платить денежки за то, что в Дальнем космосе можно взять даром. Ни соседние государи, ни собственные богатеи не нуждаются в 'чемодане без ручки'. Оставить звезду без внимания - получить вблизи неё базу пиратов, или, упаси бог, базу Альянса, Авалона, Лиги!..'
  
  Но для феллийцев звёздная система Медео - идеальный вариант. Помимо Зои, вокруг звезды за пределами 'зелёной' зоны крутятся массивная каменная Таната и три газовых гиганта, волей первооткрывателей получившие имена титанов - Край, Крон и Кой. Астероидные пояса и кометное облако, как и планеты, бедны тяжёлыми элементами, но они есть и их вполне достаточно для развития всего спектра производств.
  
  Планета Зоя похожа на Феллу как сестра, разве только биосфера бедна, да повышена геологическая активность. Пусть человечество беспомощно перед этой стихией, но феллийцы умеют бороться с землетрясениями и извержениями вулканов. Для этого достаточно построить на крупных островах по десятку станций сверхглубокого бурения для добычи ценных материалов из недр и отъёма лишнего тепла. Заодно и колония будет полностью обеспечена энергией, и недра планеты успокоятся. Исчезнут землетрясения - пропадут и цунами.
  
  Благотворно повлияют и гравитационные станции. Они снизят эффекты от влияния естественных спутников и превратят Зою в самое благодатное место в Галактике. После Феллы, конечно. Эти технологии далеко опередили всё, что имеют Центральные Миры, и внедрить их не сложно. К этому 'чемодану без ручки' Тараш просто приделает антиграв и управляющий искин, хе-хе!
  
  Словом, пробежавшись по остальным позициям в списке, Тараш остановился на системе Медео.
  
  - Этот мир, - Тараш подсветил нужную строчку, - я заберу в оплату за охрану вашего каравана, господин Кан.
  
  
  

6


  
  
  - Не возражаю, сэр! - Виктор в мыслях забавлялся самоуверенностью вождя чужаков. Планета с виду прекрасна, однако Зоя - беспощадная убийца. Никто так и не укротил эту красавицу. Пришлый 'адмирал' не станет исключением. - Государь Новой Руси предоставил мне все полномочия для заключения подобного договора.
  
  Втайне Виктор продолжал усмехаться: ещё один глупец клюнул на привлекательную внешность. Курорт, да? Держи карман шире! Но, раз чужак желает осесть на своенравной Зое, бог ему в помощь. Виктор не обязан помогать с выбором награды, да и добрые советы стоят немалых денег.
  
  Для Новой Руси этот вариант идеален: избавиться от неликвидного товара, да получить компенсацию от Чосен за проводку каравана в две трети заявленной цены. А она немаленькая, поскольку риск высокий!
  
  - Прекрасно, - кивнул Тараш, - осталось обговорить размер выплаты за те повреждения кораблей моей эскадры, что будут получены при защите каравана, и права на трофеи, если таковые появятся...
  
  - Трофеи, сэр? - тут бы до дома добраться без потерь! - Компенсация? Предлагаю остановиться на нулевом варианте: все трофеи достаются вам, а взамен вы не претендуете ни на какие дополнительные выплаты...
  
  Трофеев не будет, в этом Виктор был уверен на все сто, а вот что касается повреждений... их, увы, не избежать! Слишком они засиделись на Периферии. О конвое Консулат уже наверняка узнал, и многие корсары захотят перехватить караван изгоев.
  
  Четыре тяжёлых рейдера в охране - это серьёзный аргумент для любого пирата, вряд ли Славные Ребята соберут достаточно сил, чтобы справиться с ними. А вот лигийская эскадра - проблема действительно посерьёзнее. Против неё и корабли "адмирала" не помогут. Зато отвлекут. Тут главное, чтобы господин Окинори выполнил свою часть договора, доставил караван в целости сначала до Чосен, где от него отделятся три каравеллы и два сторожевика, а потом и до границ Новой Руси.
  
  - В этом вопросе я готов пойти вам навстречу, господин Кан, - задумчиво протянул Тараш, - если, во-первых, все документы на моё владение системой Медео вы заверяете без всяких проволочек одновременно с контрактом на охрану каравана и передаёте мне...
  
  - Это вполне возможно. - тяжело вздохнул Виктор. Условие ему не понравилось, но деваться-то некуда. Если он упрётся, этот Окинори без напряжения заберёт всё сам. Или чуть позже это сделает Злыдень Шиффер. С Окинори, по крайней мере, есть шанс довести конвой до места назначения! - Но могу ли я надеяться, сэр, что вы обеспечите охрану в любой ситуации? Даже в том случае, если враги окажутся слишком сильными?!..
  
  - Будьте уверены, господин Кан.
  
  Сомнения каперанга понятны. У наёмных эскадр вроде той, что командует Окинори, репутация неоднозначная. В трудной ситуации они, бывает, бегут, бросив нанимателя. Или развязывают сражение там, где дело можно решить миром.
  
  - Ладно, - кивнул Виктор. А что ему остаётся? - Это во-первых, а что во-вторых?
  
  - О! - закатил глаза Тараш. - С этим всё просто: раз я беру на себя охрану, все чётко исполняют мои приказы. Если мои распоряжения будут саботировать, я снимаю с себя ответственность за сохранность каравана.
  
  - Но, сэр!..
  
  - Я ещё не закончил, господин Кан, - стальные нотки в голосе Тараша заставили собеседника замолчать. - Я не желаю, чтобы ваши, извините, корыта...
  
  - Сэр!!.. - Виктор скривился. Слышать подобное определение, конечно же, неприятно. Но надо признать, объективный взгляд на сторожевики и каравеллы подтверждает слова 'адмирала'. С 'остерами' Окинори их и сравнивать нельзя - музейные экспонаты, седая древность. Это для Центральных Миров, а здесь, в Землях Изгоев, даже антиквариат работает на благо свободного человечества!
  
  - ...не путались у меня под ногами, - прорычал Тараш. - Всё равно единственное, чем могут помочь каравану ваши сторожевики, это героически погибнуть, протаранив врага. Неужели вам не жаль их экипажи?!
  
  - Это долг воина, сэр! - командир конвоя пытался произнести эту фразу весомо, с достоинством.
  
  Вышло пафосно и жалко. Да, честь и достоинство - то немногое, в чём изгои превосходят остальное человечество. Прочие представители рода людского давно променяли их на серую повседневность и мнимую безопасность.
  
  - Чушь! Их долг - защитить тех, кто им доверился!!
  
  - Надеюсь, - ехидно отозвался Виктор, - что этот долг вы выполните до конца. В полном соответствии с подписанным контрактом!
  
  ...О, у командира Кана есть гордость!
  
  На шпильку каперанга Тараш не среагировал, а лишь лениво ухмыльнулся. Так сытый кот реагирует на внезапно зарычавшую мышь. Любопытно, забавно - и только.
  
  - Простите, если мои слова вас задели, - ухмылка Окинори говорила обратное: он ни капельки не раскаивается. - Я хочу избежать ненужных жертв, и поэтому, как только мы подпишем контракт, ваши сторожевики превратятся в обычные транспорты. Я, знаете ли, не намерен рисковать жизнями тех, кого обязался защищать...
  
  Заявление 'адмирала' весьма удивило Виктора. Чужаки - не важно, откуда они прибыли, с Центральных Миров или Периферии, - не рассматривают жизни изгоев как ценность, как то, что нужно беречь. Свои собственные всегда намного ценнее. Когда речь идёт о гражданских, эту позицию понять можно. Но для воинов, пусть даже наёмников, она позорна. Недопустима.
  
  Может, этот Окинори не так уж и плох, а?
  
  - Я понимаю, что маршрут конвоя выбирало ваше начальство, и не настаиваю на его изменении. Однако определять место каждой посудины в караване и порядок её разгона буду лично...
  
  Виктор просто кивнул. Чего уж тут упираться?
  
  - ...И ещё: для согласования наших действий на всех бортах до завершения миссии будут размещены мои офицеры. На этих условиях готов принять контракт.
  
  - Принято. Но мне нужно согласовать его со своими командирами и коллегами из Чосен. Думаю, на это уйдёт несколько часов. К вечеру всё будет готово.
  
  - Отлично, жду, - Тараш неспешно встал, чтобы пожать руку, протянутую нанимателем. Традиция!
  
  
  
  
  

ГЛАВА ВТОРАЯ


  
  
  

1


  
  
  Первыми из прыжка вышли 'Пума' и 'Рысь', переделанные 'шакалы'. Инженеры Феллы превратили эти корытца в полноценные корветы. Вместо шести пусковых установок (по три на каждый борт) установили десять телепортов, а башни бластеров стали двухорудийными.
  
  В итоге огневая мощь корабля увеличилась более чем в два раза, броня стала прочнее, щиты надёжнее. Однако главные изменения - улучшенная система маскировки, полноценная даль-связь, мощный искин и универсальный комплекс разведки и электронной борьбы. Сканеры и детекторы снимали информацию об электромагнитных и электростатических полях, о гравитационных аномалиях, о материальном составе объектов. О таких технологиях Центральным Мирам остаётся только мечтать!
  
  Обводы феллийских 'кошек' достались в наследство от 'шакалов'. Внешне эти корабли почти ничем не отличались друг от друга, что на Периферии легко позволяло пускать пыль в глаза всем любопытным.
  
  Но в моменты, связанные с гиперпрыжком, 'кошек' невозможно спутать с 'шакалами'. Их выход из гиперпространства вопреки всем ожиданиям происходит тихо и скромно. Никаких тебе вспышек, 'быстрых' гамма-всплесков33 - ничего из того, что могло бы выдать разведчиков врагу, чем грешат человеческие корабли.
  
  Вот и теперь, соткавшись из мрака, зависнув на считанные секунды в обычном пространстве, два корабля растворились в черноте космоса, будто их здесь и не было. Но за эти секунды телепорты34 'кошек' выбросили по паре автоматических зондов с механи-пешио35, оборудованных даль-связью36. Оказавшись на воле, они быстро сориентировались и потопали вперёд по предполагаемому маршруту конвоя. Через час, когда из прыжка выйдут остальные корабли каравана, пространство на полтора миллиарда километров вперёд уже будет тщательно обследовано, а все аномалии выявлены и изучены.
  
  За последние несколько прыжков все в конвое успели привыкнуть к порядку, что установил Тараш. Поддерживать дисциплину помогали необычно строгие условия контракта, подписанного Виктором Каном.
  
  Ни капитаны каравелл, ни командиры сторожевиков не желали остаться без охраны там, где не действуют никакие законы, и потому выражали своё недовольство исключительно ворчанием. Им не нравились жёсткие требования Тараша, однако компетентность чужака никто сомнению не подвергал. Просто уж очень неудобен был строй, навязанный каравану. Три ровнёхоньких 'строчки' из четырёх кораблей каждая столь привычно изображают рёбра треугольной призмы и двигаются так слаженно, что хоть сейчас на парад! Так летают военные, да и то не все - только элита. Остальным, особенно гражданским, держать строй сложно. Поначалу то один, то другой транспорт вываливался из призмы. Но незамедлительно следовал повелительный окрик с 'Феллы' с чётким указанием, как исправить промашку, и во второй совместный прыжок конвой входил уже дружно, будто это не каравеллы со сторожевиками, а соединение кораблей строя - линейных крейсеров или линкоров. Кан, если бы не стригся наголо, наверное, облысел бы!
  
  По меньшей мере один из капитанов полностью поседел, когда по оплошности едва не протаранил соседа. Дистанция между кораблями около ста километров, и скорость огромная - больше тысячи километров в секунду. Страшно? Да не то слово, жуть! Зато компактный строй и защищать проще, и напасть мало кто осмелится. Да и три 'остера' надёжно прикрывают грани призмы как пастушьи псы своё стадо, а четвёртый, флагманская 'Фелла', замыкает строй, выдавая себя за пастуха. Внушает!
  
  Другое дело, если строй рыхлый, а корабли раскиданы далеко друг относительно друга. Тут всякий пират захочет поживиться. Действительно, пару раз кто-то мелькал в стороне от маршрута, но ближе подойти так и не осмелился. После четвёртого прыжка у всех в конвое выросла слётанность, появился даже некий шик. Он присущ флотским и полностью отсутствует у гражданских судов. Даже самый отмороженный флибустьер не полезет на военный конвой по собственной инициативе.
  
  Осознав свою безмерную крутость, экипажи кораблей Руси и Чосен успокоились и начали недовольно бурчать: мол, всё это зря. А Виктор Кан с каждым следующим прыжком нервничал всё сильнее и сильнее.
  
  Его можно было понять: этот контракт - целиком его инициатива. Если проводка конвоя пройдёт без сучка и задоринки, Адмиралтейство решит, что за спокойствие уплачена слишком высокая цена. А при наихудшем течении событий капитана Кана обвинять не будут, поскольку он вряд ли переживет встречу с огромной по здешним меркам лигийской эскадрой. Тут изгоям уж точно ничего не светит.
  
  Пусть 'адмирал' Окинори демонстрирует непоколебимую уверенность в победе, но Виктор предпочитает смотреть правде в глаза: даже при самых благоприятных раскладах четыре 'остера' не справятся с четырьмя современными фрегатами.
  
  Более того, каперанг Кан ожидал, что их охрана в этом случае, несмотря на все громкие заявления, разорвёт контракт и попытается удрать. По-житейски это понятно, своя рубашка всегда ближе к телу, знаете ли!..
  
  Накаркал! Такова была первая мысль, посетившая Виктора после очередного всплытия. Когда сторожевик вышел в обычное пространство, каперанг узнал от Окинори: впереди их ждёт та самая лигийская эскадра.
  
  Её корабли замаскировались в нескольких световых часах по маршруту движения и контролируют все подходящие траектории разгона.
  
  Что делать? Развернуться и попытаться удрать?
  
  Увы, не выйдет. Пара корветов класса 'Флореаль' затаились на дистанции в световой час с небольшим. Они легко догонят и расстреляют - или возьмут на абордаж - неуклюжие каравеллы. Правда, если вмешаются 'остеры' охраны, корветы будут связаны боем, а караван получит время, чтобы развернуться и уйти в прыжок по предыдущим координатам. Но в таком случае пятьдесят шесть ракет в залпе у лигийцев против сорока восьми у 'остеров' Окинори не позволят охране отступить. Корветы их не отпустят - они для этого и предназначены.
  
  
  

2


  
  
  Управление эскадрой Тараш ведёт из главной командной рубки 'Феллы'. ГКР занимает две палубы в самом сердце корабля, которое надёжно укрыто дополнительными слоями брони. В центре просторного сферического помещения в прочном контейнере находится искин, возле него - тактический проектор поста связи и разведки37. Сразу же за ним начинается навигационный мостик с рабочими местами адмирала, командира корабля и навигатора. Этажом ниже мостика подковой расположены ещё три поста - инженерный, оружейный, щитовой.
  
  Обычно в рубке присутствуют только вахтенные. Для корабля класса 'Фелла' их пять, по одному на каждый пост плюс дежурный офицер. Однако перед боем или прыжком командир обязательно отдаёт команду экипажу 'по местам стоять', а специалисты и их командиры спешно заполняют обычно малолюдные посты. Для всех на борту прыжок происходит мгновенно, так что после всплытия в ГКР присутствует все те, кому положено там быть по штатному расписанию. Четверть часа спустя, если оперативная обстановка позволяет, командир корабля командует 'вольно, вахты по-походному'.
  
  Однако в этот раз Диана Окинори, командир 'Феллы', такой приказ отдавать не спешила: корвет 'Рысь', уже несколько часов изучающий систему, сообщил об присутствии противника, той самой лигийской эскадры, от которой убегал караван - четырёх фрегатов класса 'Олжери' и шести корветов класса 'Флореаль'. Засада!
  
  Диана оглянулась на мужа, ожидая распоряжений, но Тараш не торопился, он внимательно рассматривал диспозицию будущего сражения и обдумывал, что тут можно предложить капитану первого ранга Кану. Реально именно он, а не Тараш, управляет кораблями конвоя, и приказ каперанга в этой ситуации получит наивысший приоритет.
  
  Корабли адмирала Шиффера неплохо маскируются, поэтому на устаревших сторожевиках и транспортах их не видят. Для Тараша лигийская эскадра, напротив, как на ладони, а вот феллийцев пока не обнаружили, да и потом противнику вряд ли повезёт. Активный камуфляж отлично работает, а механи-пешио не оставляет тепловых и молекулярных следов.
  
  Если убрать из рассмотрения феллийскую эскадру, всё предельно ясно. Конвой идёт плотным строем 'треугольной призмы', впереди - сторожевики. Лигийский адмирал собирается встретить изгоев рыхлым 'двойным тетраэдром'. Первый создан фрегатами, причём один из них расположился точно на маршруте каравана, а три других собираются охватить его с флангов. Два из четырёх корветов замыкают ловушку. Ещё два 'флореаля' страхуют тылы. Если всё пойдёт по плану Шиффера, конвой окажется в мешке из восьми боевых кораблей, перекрывших все пути бегства, и будет вынужден сдаться.
  
  Вот только устраивая ловушку для изгоев, легендарный Злыдень не подозревал об усилении охраны и допустил серьёзную ошибку. Пытаясь объять необъятное, четырьмя фрегатами и четырьмя корветами задержать дюжину 'дикарей' и никого из них при этом не упустить, Шиффер слишком широко расставил свои сети.
  
  Его корабли не успеют подстраховать друг друга, если противник в стиле берсерков пойдёт на прорыв. В залпе трёх сторожевиков шестьдесят ракет. У того фрегата, что перегораживает дорогу каравану, семьдесят две, но вряд ли лигийские пусковые установки будут стрелять на поражение. Злыдню нужны транспорты с грузом, а в строе плотной 'призмы' ракеты могут случайно их уничтожить. Если же изгои будут действовать слаженно, у них появятся неплохие шансы отбиться от одиночного фрегата. Его коллеги окажутся слишком далеко, чтобы подсобить своему лидеру. Но ведь никто не ждал от примитивных варваров военной выучки!
  
  Правда, ракеты у изгоев старее и слабее. Единственное, что может конвой в данной ситуации, это продолжать сближение и дать по врагу три-четыре полных залпа. Двести ракет! Противоракетная оборона фрегата если и справится с волнами атаки, то с превеликими трудами, поскольку уже первые подрывы серьёзно затруднят сопровождение и уничтожение следующих целей. Наглый фрегат не уничтожат, но, без сомнения, повредят. А поблизости нет ни одного пункта ремонта или снабжения, способного отремонтировать современный корабль.
  
  Не дурак же этот Злыдень, чтобы всерьёз подвергать свой флагман такой опасности? Уничтожение всех трёх сторожевиков никак не окупит потерю современного фрегата, да и стоимость товаров, если их удастся захватить, не покроет убытков. Значит, всё это вычурное построение из двух тетраэдров и маленького хвостика должно напугать дикарей-варваров и заставить их сдаться?
  
  Лигийский адмирал сражаться не хочет!
  
  Он заранее считает себя победителем и желает взять приз, напугав противника. Лишив воли к борьбе.
  
  Это блеф!
  
  А что? Со Славными Ребятами у него всё могло бы получиться. Те сражаются исключительно за кошелёк и за жизнь, притом исключительно каждый за себя. Когда велики шансы погибнуть, пират отступит. Если отступать некуда - сдастся. Он не будет рваться к победе вопреки всему, нет.
  
  Пират хочет жить, а умирать не готов.
  
  Шиффера подвели стереотипы. Он привык видеть в тех, кто живёт вне Центральных Миров, отбросы Цивилизации, обычный человеческий мусор.
  
  Тараш за последние дни успел неплохо изучить работодателей и уверен, что изгои любят жизнь ничуть не меньше пиратов. Но если нужно пожертвовать собой ради родных и близких, они без колебаний это сделают. Может быть, кто-то из рядовых струсит, смалодушничает, но офицеры изгоев - ребята крепкие как булыжник, простые как полено. Их на испуг не возьмёшь. Они в плен не пойдут. Рванут рубаху, стиснут зубы до боли, и вперёд, на врага!
  
  Надо признать, что даже без поддержки феллийской эскадры у каравана есть небольшой шанс прорваться. Понятно, что в итоге все корабли получат повреждения, а один-два транспорта могут и погибнуть.
  
  Рассмотрев диспозицию, Тараш засомневался: стоит ли вообще информировать каперанга Кана о засаде? Увидев реальную картину и сосчитав вражеские корабли, неопытный офицер может запаниковать и сглупить.
  
  Например, распустить строй и попытаться развернуть конвой на обратный курс.
  
  
  

3


  
  
  Нет, это невозможно.
  
  Два 'флореаля' арьергарда находятся слишком близко. Они успеют перехватить конвой и наверняка постараются повредить двигатели каравелл. Лигийцы не позволят добыче сбежать. Пары корветов мало, чтобы уничтожить конвой, однако этого достаточно, чтобы задержать его до подхода фрегатов.
  
  Может быть, пусть его? Что Кан не знает, то его и тревожить не будет. 'Призма' из сторожевиков и транспортов попрёт вперёд, как ни в чём не бывало, и не помешает хакеру подготовить свой собственный блеф?
  
  - Фрегат-капитан Окинори, сколько опорных узлов даль-связи уже развёрнуто в системе?
  
  - Восемнадцать, на подходе ещё шесть, кир, - моментально сориентировалась Диана. - Все союзные и вражеские корабли охвачены полностью.
  
  - Принято, - хакер потянулся своим вниманием к лигийским искинам, таким примитивным, неосторожно наивным и уязвимым.
  
  Всё, как он ожидал: протоколы обмена стандартные, системы безопасности убогие. Их Тараш неплохо изучил, когда выслеживал напавших на Феллу пиратов. Повезло! Тут даже микродроны отправлять не надо, в лигийской сети уже есть все инструменты, требующиеся хакеру.
  
  Программисты противника не предполагают, что в их святая святых можно вот так по наглому забраться. Не через открытую дверь сети, не через распахнутое настежь окно беспроводной связи, а через внутреннюю структуру самого пространства - так сказать, мировой эфир. Об этой дыре они понятия не имеют, не доросли ещё, но тем хуже для них. Незнание, хе-хе, не освобождает. Скорее наоборот.
  
  Несколько секунд, и 'черви', запущенные хакером, начали свою работу. Информация с лигийских кораблей пошла непрерывным потоком.
  
  - Лигийцы ещё не обнаружили нас, Ди, - широко усмехнулся Тараш. - Их аппаратура видит конвой изгоев, и только его. Мы - невидимки!
  
  - Ты уверен? - Диана недоверчиво распахнула глаза. К феллийским чудесам она уже успела привыкнуть, но таланты мужа до сих пор вызывали у неё восхищение. - Хотя кого я спрашиваю?!
  
  - Вот именно! - самодовольно отозвался Тараш.
  
  Диана чуть не прыснула в ответ как девчонка. Хорошо, что сдержалась, а то получилось бы неудобно: солидная дама, настоящий фрегат-капитан, и вдруг этакое ребячество! Рядом с мужем она постоянно забывает, что он не мальчишка, а маг и самодержавный правитель.
  
  С ним надёжно и легко. Для кого-то трудная ситуация, а Тарашу - очередная загадка, требующая решения. Игра.
  
  Пираты, вооружённые до зубов, запускающие термоядерные ракеты? Ерунда, раз - и нету их.
  
  Лигийские фрегаты? Корветы? Для сверхчеловека вроде Тараша - сущий пустяк, забавная задачка на несколько минут.
  
  Так почему бы ему ни быть довольным собой? И супругу впечатлил, и бой практически выиграл. Диана отвернулась, чтобы не рассмеяться. Он же, поди, сейчас ещё и её мысли читает, поганец, у-у!
  
  Диана, наверное, расстроилась бы, если б узнала, что муж думает совсем о другом. Не о ней, не о вражеской эскадре, так удачно подвернувшейся по пути.
  
  И лигийские корабли, и их экипажи - это игрушки, пусть и чужие. Кто-то пострелять хочет? Не надо, нам тут ни к чему всякие там пиф-паф да ба-бах!
  
  Хакер сам по себе абсолютное оружие. Приятно ощущать, что противник беспомощен, что он весь в твоей власти.
  
  Вражеские ракеты если и полетят куда-то, то точно не в цель, а орудия не выстрелят. Или промахнутся.
  
  Аккумуляторы сдохнут, двигатели отключатся.
  
  Лигийская эскадра - просто набор игрушек.
  
  Когда в любой момент можешь отключить систему жизнеобеспечения врага или запустить самоуничтожение, поневоле мнишь себя всемогущим Игроком, равным самим предтечам.
  
  Только равным ли?
  
  Улыбка сползла с лица хакера.
  
  Создатели ревнивы, они не потерпят, если кто-то будет забавляться их игрушками, подменит хозяйские команды своими. О том, что такое было, они узнают довольно скоро. Хватит, один раз Тараш уже облажался с открытым вмешательством, почувствовал себя всемогущим. В итоге прилетел Скаут предтеч - самый безобидный из их боевых кораблей, обычный исследователь и разведчик. А то, что он в одиночку может разбивать в пыль планеты и гасить звёзды - это просто необходимый минимум вооружения.
  
  В огромной Вселенной, знаете ли, иногда встречаются агрессивные существа. Настоящие монстры! 'Маленький' пятикилометровый кораблик должен суметь защитить себя и ту информацию, что он собирает для своих хозяев.
  
  Можно лишь порадоваться, что в систему Соле вместо Скаута не явился какой-нибудь Буксир или, Бездна упаси, Харвестер - сборщик урожая. Нет-нет, открыто конфликтовать с цивилизацией предтеч Тараш ещё не готов, а потому руки прочь от чужих игрушек!
  
  Надо действовать хитрее, тоньше. Так, как он поступил с резидентом предтеч на Фелле. Как обманул Скаута Игроков. При всей невообразимой мощи создатели уязвимы уже потому, что миллиарды лет не имели соперников. Оппоненты, между прочим, необходимы. Они позволяют выявить ошибки мышления и избавиться от них. Разум предтеч за бездну времени накопил столько ошибок и сбоев, что буквально в них тонет, не зная, за что зацепиться.
  
  Он легко примет нечто ожидаемое за действительное, если его к этому чуточку подтолкнуть.
  
  Тараш скрыл от создателей целую звёздную систему, подправив координаты Соле в информатории предтеч. Теперь они указывают на пустое пространство. Ну да, Скаут же уничтожил этот мир, стёр его! Один беглый взгляд убедил Вопрошающего Всех, что его опасения оправдались, Феллы больше нет. Он не стал проверять, так ли это.
  
  Взрослые люди не заглядывают под кровать в поисках затаившегося монстра. Они просто знают, что там никого нет, так зачем проверять? Его там не было вчера, неделю, месяц, год, миллиард лет назад... монстра там никогда не было - значит, нет и теперь!
  
  Системная ошибка мышления, да-да.
  
  Разум учитывает только факты, проявления которых он ждёт, и склонен игнорировать неожиданное. Он всегда ищет простое объяснение, знаете ли. Может быть, иногда стоит заглядывать под кровать?!
  
  
  

4


  
  
  'Надуть' лигийского адмирала? Чего проще!
  
  Злыдень Шиффер сам влезет в ловушку. Он пришёл на границу Периферии и Земель Изгоев не ради охоты за конкретным конвоем, совсем нет. У него наверняка есть приказ начальства, который он исполняет. Адмиралтейство Лиги внимательно следит за своими капитанами и адмиралами и строго наказывает их за лишнюю самодеятельность. Ограничения, установленные чиновниками Лиги для нелюбимого адмирала, позволят всерьёз 'прижать' Злыдня.
  
  Что делает лигийская эскадра в пространстве Альянса? С разрешения союзника и под его ненавязчивым присмотром ловит контрабандистов да пиратов?
  
  Ну-ка, ну-ка! Хакер легко проник в документы адмирала Шиффера. Так и есть! Его деятельность здесь, на границе, курирует СИФА, военная разведка Демократического Альянса.
  
  Вот и контакты, и стереография её начальника, флит-капитана Самсона Рифли, адмиралтейский ключ для подтверждения полномочий. Без него конфликтов между союзниками не избежать. Тут у Альянса собственные интересы, их приоритет, ясное дело, намного выше...
  
  У Рифли и подлости-то побольше, чем у Злыдня. Тараш бегло глянул на справку из информатория предтеч. Да на этом поганце клеймо некуда поставить. За время службы он многое успел. Поучаствовал в откровенном разбое, массово истреблял гражданских лиц, похищал и убивал детей, захватывал заложников, не гнушался работорговли и охотно помогал пиратам, причём многие из бандитов числились его агентами. В отличие от Шиффера, у Рифли прекрасные отношения со Славными Ребятами.
  
  Как говориться, рыбак рыбака...
  
  Единственное, на что Самсон никогда не пойдёт, это измена Альянсу. Он фанатик демократических ценностей, истинный патриот своей родины. Рифли искренне верит в всеобщее процветание, общечеловеческие ценности и яростно внедряет эти идеи везде, где может. А где не может, всё равно старается изо всех сил. Фанатик!
  
  Националист в современном смысле: всех, кто не является гражданином Альянса, он за людей не считает, разве что к лигийцам относится терпимо.
  
  Изгои для него - вселенское зло. Рифли убеждён, что их необходимо безжалостно истребить, как только у Альянса появятся силы. Если бы этот тип узнал о Фелле, он позаботился бы о полном уничтожении планеты. Рифли непримиримый враг, с ним бесполезно разговаривать. Его нужно уничтожить, но аккуратно и, лучше всего, чужими руками. Противника для Рифли даже искать не надо, он уже есть.
  
  Контр-адмирал Шиффер - идеальный кандидат, Злыдню надо лишь добавить мотивации.
  
  А вот тут поможет задуманный Тарашем блеф.
  
  Информаторий предтеч показывает, что игрушка Белого Предела под названием 'Самсон Рифли' в настоящее время находится в прыжке между мирами на границе Периферии и потому её точная локализация невозможна.
  
  То есть, Рифли не сможет быстро доказать своё алиби, а Шиффер, имея на руках надёжные доказательства, будет настаивать на своём. В итоге недоверие между сильнейшими из Центральных Миров только возрастёт, и они на некоторое время потеряют интерес к экспансии в дикий космос. Игрокам же не до пустяковых конфликтов марионеток, у них есть дела и поважнее...
  
  - Диана, вызови капитана Кана, - изгоев надо правильно мотивировать, чтобы они где-нибудь не напортачили, и с этим мероприятием не стоит тянуть. - По даль-связи, естественно.
  
  Наличие специальных офицеров-связистов на кораблях каравана позволяет им мгновенно обмениваться информацией. Под контролем Тараша, это понятно.
  
  - Быстрее света?!.. - ожидаемо изумлялись изгои и осторожно уточняли на аглике, - ...мы правильно вас поняли, сэр?!!..
  
  Когда слышали подтверждение, кривились:
  
  - Шутите? Это невозможно, сэр.
  
  Тараш улыбался и только пожимал плечами. Что тут спорить: главный критерий истины - практика!
  
  Данный ход предложила Милия, 'главная' супруга Тараша. Демонстрация даль-связи стала частью глубоко продуманного плана по легализации в Землях Изгоев. Недостаточно получить права на планету или целую звёздную систему, нужно встроить колонию в сложную систему межгосударственных отношений. Незнакомые люди, явившиеся в гости на непростых кораблях, доверия, знаете ли, не внушают. Их терпят, но и только.
  
  Коренных феллийцев в экспедиции всего три с половиной сотни. Почти шесть тысяч колонистов - бывшие игрушки, присягнувшие лично Тарашу и добровольно отправившиеся вместе с ним. Специалистов мало, и с таким незначительным трудовым резервом расти колонии долго. Слишком долго, чтобы она могла всерьёз повлиять на ситуацию в Галактике и помочь Фелле. Зоя нуждается в дикарях-изгоях. Когда экспедиция развернёт свои производства, ей понадобятся миллионы людей, чтобы запустить их на полную мощность и поддерживать в этом состоянии. Как показал опыт Таетенуи, первой феллийской базы за пределами родной планеты, бывшие игрушки отлично справляются со строительством и с управлением простейшими предприятиями. Они эффективно трудятся на верфях, на добыче ресурсов, в производстве пищи и всякой там бытовухи, да ещё параллельно обучают сайко.
  
  Очевидное решение - иммигранты.
  
  Люди всегда ищут, где жить хорошо, и вскоре Зоя сможет их приятно удивить. А для этого необходимо, чтобы Тараша, нового хозяина планеты, приняли за 'своего'. Или хотя бы не за чужого. Для этого ему нужно стать понятным для соседей из Новой Руси, Чосен, Нихон.
  
  Тарашу нужна надёжная легенда, зачем он явился в Земли Изгоев. И приборчик, вызвавший огромный интерес у офицеров конвоя, отличный повод её озвучить.
  
  - Мои изобретения... - терпеливо объяснял Тараш любопытным, - ...это та причина, по которой я с коллегами вынужден бежать в Земли Изгоев. Надеюсь, что хотя бы здесь мне дадут нормально работать!
  
  Заработавшая 'волшебная' связь соединила воедино все корабли конвоя и подтвердила его слова. Действительно, любое государство пожелает заполучить себе такого изобретателя и... запереть покрепче, спрятать подальше - как говориться, от греха!
  
  
  

5


  
  
  На вызов с 'Феллы' каперанг ответил минут через шесть. Примерно столько времени понадобилось офицеру даль-связи, чтобы добраться до Виктора.
  
  - Капитан... - хакер кивнул, обозначая приветствие.
  
  - Адмирал... - Тараш своим изобретением завоевал уважение изгоев, и теперь офицеры конвоя обращались к нему именно так. Тут включилась и привычка к субординации: капитану первого ранга не может отдавать приказы чин ниже адмиральского, да и эскадрой из восемнадцати кораблей по всем флотским понятиям обязан командовать именно адмирал. Согласится на что-то другое - себя не уважать. С точки зрения изгоев, конечно. - Надеюсь, у вас всё в порядке, сэр?
  
  Видимо, это должно было прозвучать как шутка. За время совместного похода изгоям ни разу не дали повода усомниться в надёжности техники своих союзников.
  
  - У меня-то да, - позволил себе лёгкую ухмылку Тараш, - а вот у вас...
  
  - Что-то случилось, сэр? - Кан ощутимо напрягся и занервничал: он понимал, что этот хитрый изобретатель всегда имеет намного более полную информацию о ситуации вокруг и внутри каравана, и успел свыкнуться с такой несправедливостью.
  
  На кораблях Окинори аппаратура намного лучше. Сторожевики Кана ни разу не смогли обнаружить союзную эскадру, только масс-детекторы подтверждали, что корабли адмирала ещё здесь и сопровождают караван.
  
  - Пока нет, - Тараш перестал улыбаться, и от этого Виктору стало страшно, - но появилась проблема, с которой я хочу вас, капитан Кан, приватно ознакомить. Не буду ходить вокруг да около, лучше просто перешлю свежие результаты разведки данной системы...
  
  Тараш отправил каперангу всю информацию о засаде и с интересом смотрел, как выцветает лицо офицера, а на его лысой голове проступают капельки пота. Наверное, целую минуту Виктор изучал полученную картинку, классы лигийских кораблей и вектора их движения, пока, наконец, не поднял взгляд на адмирала. Несмотря на убойные сведения, он старался держать себя в руках.
  
  - Ваши предложения, сэр?.. - напряжение звенело в каждом слове официального командира конвоя.
  
  Кан нервно промокнул платочком выступивший на лбу пот, и ещё раз, и ещё. Тараш оценил, сколько усилий прикладывает каперанг, чтобы казаться бесстрастным, и как аккуратно он сформулировал свой вопрос.
  
  Понятно, что сейчас Виктора интересует лишь одно: исполнит ли Окинори взятые на себя обязательства.
  
  - Ах, капитан, - виновато развёл руками Тараш, - поверите ли, именно это я хотел услышать от вас. Как вы вообще видите себе сражение против четырёх фрегатов и шести корветов, каждый из которых намного сильнее любого из наших кораблей?!
  
  - Никак, - буркнул Кан. - Ни единого шанса.
  
  - Нет-нет, капитан, - заметив, как помрачнел собеседник, хакер поспешил исправить ошибку, - вы не правильно меня поняли: моя эскадра и я выполним всё, что прописано в контракте. Как говориться, от и до, не сомневайтесь. Эскадра Лиги Человечества - совсем не то, что может заставить меня нарушить обещание.
  
  - Но ведь... - попытался возразить Виктор, хотя ему стало заметно легче.
  
  - Сила - это не всё, что нужно для победы. Что вы скажете о нашей диспозиции, капитан?
  
  Хакер наблюдал за союзником непосредственно с мостика сторожевика. Сейчас командир конвоя задумчиво рассматривал россыпь мигающих красных точек - так отображается вражеская эскадра на устаревшей версии тактического экрана. Мигание обозначает, что данные получены не собственными сканерами и детекторами, а поступили со стороны.
  
  Плотный набор зелёных чёрточек - это конвой, а вот охранников адмирала Окинори нигде не видно, и Виктора это серьёзно беспокоит.
  
  - Караван движется единым кулаком, сэр, - Кан отозвался только после длительной паузы, - противник разобщён и не сможет синхронизировать свои атаки...
  
  - Браво! - Тараш нарочито захлопал в ладоши.
  
  - Но нам от этого ничуть не легче, сэр. Лигийцы намного сильнее нас, им просто не нужен строй, - ещё увереннее продолжил каперанг, - им нет нужды консолидировать действия своих кораблей. Даже в одиночку тот фрегат, что преградил путь конвою, превосходит нас по мощи ракетного залпа.
  
  - Если честно, положение выглядит безнадёжным. - Кан вопросительно посмотрел на своего визави. - Но вы же не для того связались со мной, чтобы попугать? Сэр!
  
  - Скажите, капитан, если бы вам не удалось нанять мой отряд, сейчас вы бы просто сдались, так?
  
  - Никогда!!.. - внезапно разозлился Кан. Его физиономия покраснела, а лысина заблестела от пота. - Слышите меня, адмирал?! - это звание он произнёс так, будто сплюнул. - Никогда! Русские никогда не сдаются!! Мы будем драться, так и знайте! Драться вопреки всему!!
  
  - Настрой правильный, - усмехнулся Тараш. Его эта 'буря в стакане воды' ничуть не впечатлила. Лозунги и болтовня, больше ничего! - Но, увы, бессмысленный. Вас просто убьют, а транспорты всё равно захватят.
  
  Тараш сознательно провоцировал Виктора, нанося удары по самому больному месту: погибнуть, не выполнив долг, - позор для воина. Особенно такого, как Кан.
  
  Судя по тому, как сдулся каперанг, удар Тараша попал в цель. Лицо офицера резко побледнело, и хакер испугался, не хватит ли Виктора инсульт.
  
  - Когда честь требует сражаться, - то ли зашипел, то ли зарычал каперанг, - надо отбросить всё прочее и идти в бой. Только так можно победить!
  
  - Много пафоса, но в целом верно, - продолжал ухмыляться Тараш.
  
  Снисходительная усмешка бесила командира конвоя чуть ли не больше, чем ощущение собственного бессилия.
  
  - Строй вражеской эскадры слишком рыхл, - продолжил брызгать слюной каперанг, - если вы, адмирал Окинори, поддержите атаку на фрегат - тот, что перекрыл нам путь, - конвой прорвётся и сможет уйти в прыжок...
  
  - Предположим, вы правы. Пусть даже наша атака будет успешной. Но что потом?!..
  
  
  

6


  
  
  - Потом?!.. - поперхнулся Кан. - Потом...
  
  Да, о том, что будет после, офицер как-то не подумал. Готовясь к смертному бою, о последствиях не задумываешься потому, что тебя они не коснутся. Но вот тут Окинори его и подловил: жертвы бессмысленны, если их результат нулевой. Или, скорее, отрицательный.
  
  Даже если конвой прорвётся и прыгнет, ничто не помешает лигийской эскадре отправиться в погоню. Если же принять во внимание, что вражеские корабли намного быстрее, то изгоев просто перехватят в следующей системе. До Чосен ещё три гиперперехода, и не факт, что лигийцы откажутся от преследования даже после пересечения границ. Но, скорее всего, конвой настигнут намного раньше, и никаких засад устраивать не будут.
  
  Если прорваться не получится, если все жертвы будут напрасны, лучше сдаться и сохранить жизни людей?!
  
  Года три назад военный трибунал приговорил командира подобного же конвоя к повешенью. Офицер повёл свои корабли на прорыв, вступил в бой, и один из транспортов даже сумел уйти. Патруль Альянса подобрал изгоев, выживших в этой схватке, и вернул их на родину.
  
  Акт милосердия, ага.
  
  Государь, конечно, сразу же помиловал офицера, но карьера во Флоте ему была полностью закрыта, и на работу его никто не взял. Промаявшись полгода или чуть больше, бедняга застрелился.
  
  Опытные люди, специалисты в Землях Изгоев ценятся несравнимо больше, чем контрабандные товары. Пусть их поймает патруль, суд конфискует корабли, товары и отправит экипажи на каторгу или в тюрьму. Всё это - пустяк, дополнительные неудобства. На Периферии подобные вопросы решаются быстро. Товары застрахованы, старые корабли никому не нужны и будут выставлены на продажу по смешной цене, а люди за взятку выйдут на свободу. Глядишь - через месяц-другой тот же конвой с тем же грузом и экипажами успешно достигнет пункта назначения. А воевать... несколько сотен семей лишились отцов, братьев, сыновей? Ради чего?
  
  Вот то-то.
  
  Правильно осудили того командира.
  
  Подобная судьба уготована и Кану, если он не засунет в задницу собственную гордыню. Войны нет - значит, и стоять насмерть не нужно. Наоборот, первейшая задача - сохранить опытные экипажи. Кан замотал головой, пытаясь сбросить странное наваждение. Договариваясь с Окинори, он уже переступил через свою гордость ради выполнения долга. Так какого чёрта он вдруг решил геройствовать?!
  
  Пусть действует охрана, для этого её и наняли. Кстати, чужак мог бы и не сообщать о противнике. А раз он поделился информацией, то у господина Окинори есть план, и он нуждается в поддержке капитана Кана.
  
  - ...Вы правы, сэр, - признавая, что пауза чересчур затянулась, каперанг виновато развёл руки, - никакого 'потом' не будет, конвой догонят и уничтожат. Даже если в лихой атаке мы повредим один фрегат, у лигийцев остаются ещё три плюс корветы. Они быстрее и сильнее, и конвою никак не уйти. - Виктор помолчал, упрямо закусив губу. - Но я полагаю, вы не собираетесь отказываться от контракта. Наверняка у вас уже есть какой-то план действий. Просто скажите, сэр, что нужно от меня, и какую роль вы отвели кораблям каравана?
  
  - План есть, капитан Кан, - Тараш одобрительно кивнул. - Я знаю, как провести караван без потерь, как вам избежать боя с лигийцами...
  
  Тараш прервался, ожидая реакции собеседника, но каперанг молчал, терпеливо ожидая продолжения. Он уже принял сложное решение и доверился чужаку, поставив на кон свою честь. Чего уж теперь волноваться?!
  
  - ...От вас лично и от офицеров конвоя требуется точно исполнить мои распоряжения. В этом случае я гарантирую, что ни транспорты, ни сторожевики никаких потерь не понесут.
  
  - Обещаю выполнить ваши приказы так, как если бы их отдал лично Великий князь Новой Руси, сэр, - торжественно произнёс каперанг, - пока данный кризис с лигийской эскадрой не разрешится окончательно. Жду ваших распоряжений, сэр!
  
  - Я верю вам, капитан первого ранга... - пафосно заявил Тараш и ощутил, как туго вокруг зазвенело пространство. Проблема!
  
  Да, ситуация располагает ко всяким там клятвам и ритуалам. Но то, что для Кана - отжившая традиция и суеверие, для мага и хакера - удобный бэкдор в систему управления этой самой игрушкой. Сейчас Тараш явственно осязал печать, связывающую разумное существо с владельцем. Активировался ментальный комплекс предтеч - та самая закладка, что обеспечивает лояльность игрушки и собирает информацию для Великой Игры.
  
  Одна беда - никакого хозяина у изгоев нет, и поэтому закладка физически не закреплена. Для стабильной работы печать при передаче данных нуждается в правильном адресе. Без него информация оседает во внутреннем накопителе и постепенно перегружает психику игрушки, её мыслительные способности снижаются, и значительно укорачивается жизнь. А она очень хочет жить!
  
  Пожелай - и бесхозная игрушка станет твоей!!
  
  А за ней ещё одна, и ещё... ага, пока все изгои не получат этикетку своего нового хозяина, а Игра - дополнительный поток данных.
  
  То-то обрадуется Вопрошающий Всех!
  
  Нет уж, жили изгои без хозяина, пусть так живут и дальше. Тех же, кто попросится на службу к Тарашу, он очистит от лишних закладок и сбалансирует работу печати.
  
  Достаточно присяги на лояльность, хе-хе.
  
  - ...поверьте, я не потребую от вас ничего самоубийственного или недостойного звания офицера! Всё, что нужно от каравана - это следовать прежним курсом несмотря ни на что, спокойно выходить на разгон и прыгать в следующую звёздную систему. Не обращайте внимания на всякие там провокации!
  
  - Но, сэр...
  
  - Запомните, капитан Кан: у вас есть все нужные лицензии, груз на каравеллах полностью легален. Не беспокойтесь ни о чём. Убедить Злыдня, что это так - моя задача, и я её выполню.
  
  - Я сделаю, сэр. А что дальше?
  
  - Пусть конвой подождёт мои корабли. Они, как вы догадываетесь, немного отстанут...
  
  
  
  
  

ГЛАВА ТРЕТЬЯ


  
  
  

1


  
  
  Трансляция шла откуда-то с потолка в центре помещения. Видимо, 'червь' воспользовался одной из контрольных камер, сочтя этот вариант оптимальным, а хакер не стал вмешиваться в его работу. Тараш пил ароматный кофе и с интересом наблюдал за врагами, суетящимися на мостике лигийского флагмана. Отдельные окна отслеживали Виктора Кана (за союзниками нужен глаз да глаз!) и главных лигийцев - Злыдня Шиффера и его флаг-офицера, тощего носатого мужчину в чине фрегат-капитана.
  
  Впрочем, настоящий спектакль ещё не начался, и главный артист мирно сидел в кресле, прикрыв глаза. Кто-то мог бы подумать, что лигийский адмирал задремал, но хакер видел переливы ауры, характерные для глубоких раздумий.
  
  Злыдень размышлял. Видимо, его выбило из колеи неожиданно спокойное поведение изгоя.
  
  - Ботам - минутная готовность! - распорядился носатый флаг-офицер, и вахтенный оттранслировал приказ на все корабли.
  
  Почти на все - связь с двумя корветами арьергарда заблокирована, сейчас их аккуратно берут на абордаж феллийские штурмовые подразделения. Офицерам и боевым сайко нужны полноценные тренировки, а тут такой удобный случай: две овечки, почему-то считающие себя хищниками, отделились от лигийского стада... ага, на свою беду и на радость феллийцам.
  
  В это мероприятие Тараш не вмешивался, с вражескими корветами справятся и без его участия. Хакеры есть на каждом корабле его эскадры. До Тараша им далеко, но своё дело они знают туго: отключить аппаратуру связи и ориентации в пространстве, аварийно известить экипаж, что аккумуляторы сели, жизнеобеспечение, навигация и оружейные системы не работают, разблокировать шлюзы и запустить внутрь корвета абордажные боты.
  
  Никакой стрельбы, убийств, минимум насилия - всё, как требует автарх. Неизвестные солдаты в броне без спешки 'вяжут' экипаж, не обращая внимания на отдельные попытки сопротивления. Единственная сложность - отловить на шестисотметровом корабле все игрушки без исключения, а это, как-никак, сто восемьдесят восемь человек на каждом корвете. Дело небыстрое!..
  
  - ...Гражданин контр-адмирал! - осторожно позвал Злыдня флаг-офицер.
  
  - Я всё слышал, Мишель, - Злыдень открыл глаза, окинув взглядом своих офицеров, - объявляй боевую тревогу и вели соединить меня с этим варваром, командиром конвоя.
  
  Бзз, бзз, бзз... - зазвенел баззер на лигийском фрегате, заставив Тараша поморщиться.
  
  О Соле, ну что за мерзкий звук! И, главное, сейчас он абсолютно ни к чему. Некого будить, некому сломя голову бежать на свои посты, все уже давно там, где им положено находиться по боевому расписанию. И вообще, космическое сражение - дело небыстрое. Перед тем, как сойтись в бою, можно успеть и покушать, и выспаться. Кстати, опытные командиры перед схваткой обязательно дают своим подчинённым расслабиться на рабочем месте. Это помогает окончательно 'сжиться' с ним. И Злыдень, и его носатый флаг-капитан - битые космические волки, за их плечами много сражений, и сейчас они просто следуют стандартному сценарию.
  
  Баззер - его обязательная часть. Невозможно несколько часов кряду глядеть в многочисленные экраны без потери внимания. Кто-то обязательно отвлечётся, кто-то задремлет. Громкий звук, похожий на скрежет механической пилы, моментально выводит личный состав фрегата из дремотного состояния...
  
  Тараш перевёл взгляд на экран, где капитан Кан с очевидным раздражением - 'отстань, противный!' - готовился к очередному и последнему сеансу связи с лигийцами. Молодец, хорошо играет. Артист! Довольно прищурившись, хакер вновь обратил своё внимание на мостик вражеского корабля. И вовремя.
  
  - Готово, гра адмирал! - сообщил вахтенный и распахнул перед Злыднем окно, большую часть которого заняла круглая морда Виктора Кана. Его узкие глаза в упор смотрели на лигийского адмирала.
  
  - Ну что тебе ещё, чужак?! - нехотя процедил сквозь зубы командир каравана.
  
  Тараш аж зааплодировал. В душе.
  
  Так нагло лигийца ещё никогда не 'опускали'. Шиффер на какой-то миг даже растерялся. В вопросе каперанга Кана слышалось столько раздражения, столько пренебрежения, что впору думать, что Злыдень - это босоногий попрошайка, донимающий капитана, солидного человека, своими пустыми просьбами.
  
  - Отказываешься подчиниться требованию патруля? - оказывается, Шиффер умеет шипеть не хуже гадюки. - Глуши двигатели, прекращай разгон и прими досмотровые партии! Иначе я прикажу открыть огонь. Вина за последующую гибель людей будет на тебе.
  
  Тараш усмехнулся. Лигиец ещё пытается быть вежливым - правда, он уже на грани, готов рвать и метать. То, что надо. Однако хакер 'болел' в этой словесной баталии за другую сторону. Ну же, капитан Кан, не подведи!
  
  - Чушь! Здесь не действуют ханжеские законы Лиги, - сквозь зубы процедил изгой, открыто провоцируя Злыдня, известного своим фанатизмом. - У меня есть приказ, я его выполняю. Шёл бы ты, мил человек, подобру-поздорову... - добавил каперанг на своём варварском языке.
  
  - Ты отказываешься подчиниться?!! - брызнул слюной Шиффер, впадая в ярость. Кажется, он немного понимал рашин. Или ему помог с переводом искин, добавив от себя пикантных подробностей. Бывает, ага. - Ты!..
  
  - Я! - ярость лигийского адмирала оставила Кана равнодушным. Видимо, его она только позабавила, не испугала. - Откроешь огонь, проявишь агрессию как-то иначе, - станешь грязным пиратом. А как следует поступать с этими ублюдками, ты и сам знаешь, не так ли?
  
  Капитан Кан добродушно улыбнулся, глядя в глаза обозлённого до нельзя адмирала, и добавил,
  
  - Пока ты никого не убил - тебя ждёт каторга. Если в конвое кто-то погибнет, это виселица. Тебе всё ясно?!
  
  Последнее слово каперанг просто выплюнул в лицо Шифферу и сразу разорвал связь. Ай, молодец!
  
  
  

2


  
  
  - Действуйте по плану, капитан первого ранга Кан, продолжайте разгон и смело уходите в прыжок. - Тараш успокоил нанимателя, подтвердив договорённости. Свои обязательства тот выполнил на твёрдую пятёрку, теперь дело за хакером. - Злыдню вскоре будет не до конвоя.
  
  - А как же вы, сэр? - выразил беспокойство Виктор.
  
  - Догоню вас в следующей системе часов через десять-двенадцать субъективного времени. Сразу после того, как разберусь с лигийцами здесь, - поспешил успокоить нанимателя Тараш. - Прошу позаботиться об операторах даль-связи на борту ваших кораблей.
  
  Не то, чтобы этот ответ устроил каперанга, но он уважал чужие тайны. Адмирал Окинори сказал, что защитит конвой от Злыдня - значит, сделает. Каким образом четыре рейдера, пусть даже тяжёлых и модернизированных, могут справиться с четырьмя современными фрегатами и шестью корветами сопровождения, Кан по-прежнему не представлял.
  
  - Конечно, сэр, - встал по стойке смирно Кан, отдавая честь тем, кто остаётся. - Будьте за них спокойны!
  
  С этими словами он разорвал связь, не подозревая, что за ним продолжают присматривать.
  
  Каперанг полагал, что разгадал загадку Окинори. Возможно, изобретатель, придумавший даль-связь, создал и какое-то новое оружие, резко поднявшее мощь его эскадры. Очень похоже, что так дело и обстоит. Тогда становится понятно, почему Окинори настоятельно просит конвой уйти в прыжок: он не хочет, чтобы изгои оказались хоть как-то замешаны в последующих событиях. Как говориться, и от греха подальше, и, хм... овцы целы.
  
  - Кир адмирал, - внешний вызов отвлёк Тараша от наблюдения за союзником, - оба вражеских корвета полностью захвачены, безвозвратных потерь нет. В ходе штурма уничтожено до пятидесяти солдат противника. Корвет-капитан Изуми доклад закончила!
  
  Кораблики хорошие, без сомнения. Вот только эскадре они не нужны. К сожалению, корветы оказались в плохом месте в плохое время и могли нарушить планы Тараша. Их пришлось нейтрализовать. То есть, захватить.
  
  - Спасибо, Хоши, - на слова автарха командир 'Рыси' ответила широкой улыбкой. Она принесла присягу Тарашу в числе тех первых, кто служил на 'Старушке Бет', и с той поры ни разу не подвела своего кумира. Честолюбивая дама боготворила хакера: у кого бы ещё Изуми могла бы командовать полноценным боевым кораблём?! - кто-то, всё-таки, получил ранения?
  
  - Одиннадцать десантников, кир! Сайко, конечно. Они оказались не готовы к атаке холодным оружием. Пару дней в лазарете, и солдаты вернуться в строй.
  
  Боевые сайко успешно освоили тактику штурмовых групп, однако программа их подготовки ещё зияла очевидными пробелами, и неожиданный поворот событий мог загнать их в ступор.
  
  Что делать, подбор ситуативных алгоритмов - это проблема любого искусственного разума, от 'игрушек' до искинов. Нафантазировать можно что угодно, вот только без реального опыта всё так и останется миражами, цена которых - жизни разумных существ.
  
  - Неплохой результат, корвет-капитан. В следующий раз сделаешь лучше. А пока объявляю командирам и экипажам 'Рыси' и 'Пумы' благодарность за успешно завершенную операцию!
  
  - Ой, правда?! - Изуми запрыгала как девчонка.
  
  - Правда! - улыбнулся в ответ Тараш. - Осваивайте трофейные корабли, готовьте оба корвета к прыжку, - добавил хакер, закрывая окно связи.
  
  Для Изуми важна не столько благодарность автарха, хотя она тоже приятна, сколько соответствующее ей повышение ИСЗ, индекса социальной значимости, и УОД, уровня общественного доверия. Эти два показателя определяют положение гражданина в феллийском обществе. Чем выше ИСЗ, тем большее число материальных благ доступно человеку. Но если чрезмерно пользоваться ими, уровень доверия снижается.
  
  Когда уровень доверия высок, можно взяться за решение сложной задачи или предложить обществу какой-нибудь затратный и дорогостоящий, но крайне важный проект. Его благополучное выполнение повысит личные ИСЗ и УОД.
  
  Провал обрушит УОД, а несколько неудач снизят индекс социальной значимости.
  
  На ответственную должность - например, командира корабля - может претендовать лишь гражданин с высокими личными показателями. Сейчас для Хоши и её коллеги с 'Пумы' открылись перспективы для карьерного роста. Если, конечно, они где-нибудь не напортачат.
  
  Пока же ситуация развивается по плану. Тараш перевёл взгляд на ошарашенного лигийского адмирала.
  
  ...Злыдень всё никак не мог поверить, что какой-то дикарь, варвар, посмел так разговаривать с ним, командиром могучей лигийской эскадры, способной разбить в пыль жалкие лоханки изгоев!
  
  - Ты сам выбрал... - угрюмо бросил в погасший экран Злыдень, кипя от злости и возмущения.
  
  'Пора!' - решил Тараш и скомандовал своим кораблям перейти к следующему этапу игры. Вернее, блефа.
  
  - ...Ой! - громкий возглас одного из вахтенных офицеров отвлёк Шиффера от планов мести наглому изгою. - Извините, гра адмирал! Входящий запрос на соединение... по валидному адмиралтейскому коду...
  
  - Что?!.. - тонко взвизгнул Злыдень.
  
  Было чему удивиться: каким ветром сюда, далеко за внешние рубежи Центральных Миров занесло столь высокого чина, что он использует подобное шифрование?!
  
  - Адмиралтейский код, гра адмирал, - испуганно повторила откуда-то из-за пределов объектива камеры офицер. - Вызывают нас по закрытому каналу!
  
  - Откуда... - сипло хрюкнул Злыдень, изумляясь, что делает здесь... и, кстати, кто?!
  
  - Откуда-то со стороны арьергарда... - неправильно поняла заминку адмирала та самая эмоциональная дама-офицер.
  
  - Соединяй, - недовольно пробурчал Злыдень, пожевав в задумчивости губы.
  
  Куда деваться? Просто игнорировать? Откажешься отвечать на подобный запрос - так в Адмиралтействе потом с Шиффера три шкуры спустят. Хорошо, если просто уволят, а то припомнят всё плохое и отдадут под трибунал!!
  
  
  

3


  
  
  Этого всего из себя сверхсекретного персонажа Тараш обнаружил, когда в поисках затаившихся налётчиков вскрыл очередную секретную базу данных, в тот раз - СИФА, Службы Исследований Флота Демократического Альянса. Говоря простым языком, это одна из разведок. Она курирует Славных Ребят и отслеживает активность соседей на Периферии. Поскольку Тараш перемещался в сторону Земель Изгоев, он озаботился ознакомиться с досье начальника управления СИФА на этом направлении, и заготовить соответствующий виртуальный аватар с правильными голосом, мимикой, со всеми положенными такому важному лицу знаками и эмблемами.
  
  Флит-капитан Самсон Рифли - это крупная фигура и, что особенно важно, не публичная. По долгу службы он не светит лицом, но все, кому положено, его знают. Так что чиновники в Центральных Мирах и на Периферии становились по стойке смирно, получая прямые указания от начальника управления СИФА, и радуясь, что могут быть ему полезны. Рифли не брезговал ничем, он мог и пиратов натравить, и улики сфабриковать, если с его точки зрения это усилит безопасность Альянса и служит делу демократии. Неудивительно, что Тарашу везде была обеспечена зелёная улица и режим наибольшего благоприятствования.
  
  Хакер был даже слегка благодарен Рифли. Этот подонок так запугал чиновников, что они и думать не смели, чтобы возражать или, упаси Соле, жаловаться на самоуправство офицера разведки.
  
  Естественно, вояж лигийской эскадры по тем системам Периферии, что входят в зону интересов Альянса, не может проходить втайне от СИФА. Поэтому Рифли получил от чиновников Лиги адмиралтейский код для контроля над излишне активным контр-адмиралом. Этот шифр в острой ситуации обязывал Злыдня выполнить распоряжения представителей Альянса. Альтернатива для адмирала выглядела бы, мягко говоря, неприятно: военный трибунал и, в лучшем случае, позорное увольнение.
  
  Чиновники Адмиралтейства Лиги были готовы на всё, лишь бы избежать войны с 'партнёрами'. У Лиги и Альянса достаточно общих врагов, чтобы ещё и драться друг с другом. Они с радостью запретили бы вояж Шиффера по Периферии, но без этой экспедиции нет ни единого шанса узнать, кто из соседей пытается стравить между собой две сильнейшие человеческие державы.
  
  А кто-то ведь пытается! В прошлом году необдуманные действия Злыдня только чудом не развязали войну Лиги с Альянсом. Разобрались, слава Богу! Отказались от взаимных претензий. Но осадочек, как говорится, остался. Во избежание лишних проблем трусоватые чиновники решили подстраховаться. Они набросили на Шиффера узду, и передали её в руки флит-капитана Рифли.
  
  Потому Злыдень нисколько не удивился, когда в окне, которое открыл адмиралтейский код, появилась омерзительная физиономия знакомого офицера.
  
  Век бы этого гада не видеть!
  
  Тараш невольно хохотнул, ощутив всё богатство негативных эмоций, исходящих от лигийца.
  
  - Привет, Шиффер, - с экрана зло скалился Рифли.
  
  Со стороны казалось, что он с трудом сдерживает самую злую брань, а та, как живое существо, пытается вырваться на свободу.
  
  Хакер оценил работу программистов на 'отлично', как и монолог, синтезированный искином. Так может говорить только человек, разозлённый до крайности, изо всех сил старающийся 'держать лицо'. Безуспешно, м-да.
  
  - ...Хм, и прощай!.. - красная рожа Рифли вызывала у Злыдня стойкую ассоциацию со зрелым помидором. - Ты что творишь, мерзавец? Отзывай свою... пфф, свору и проваливай на... пфф! Ты... хм, срываешь мне важную операцию! Если бы не... хм, я бы тебя на... пфф, ты понял?!..
  
  За спиной флит-капитана угадывался просторный мостик большого боевого корабля. Вокруг сияли многочисленные тактические окна, а звуковым фоном шли невнятные скороговорки офицеров, готовящихся к бою. Если судить по удивлению, отразившемуся на лице Злыдня, картинка удалась на все сто.
  
  Лигийский контр-адмирал профессиональным взглядом оценил суету на заднем плане как обычную рабочую обстановку. У Рифли как минимум крейсер.
  
  Крейсер - это серьёзно. Его присутствие в корне смещает расклад сил от полного превосходства эскадры Лиги к паритету с изгоями, которых поддерживает мощный боевой корабль Альянса. В том, что флит-капитан вмешается, Злыдень не сомневался. Чёрт возьми, да он уже вмешался, и дело идёт к прямому огневому контакту!..
  
  Настроение Шиффера стремительно скатывалось к штормовому. Детекторы 'Олжери' пока не смогли определить местоположение корабля Альянса, а это значит, что за Рифли остаётся первый удар. Крейсер - это залп из сотни ракет, и не факт, что фрегат способен его пережить. А если лигийская эскадра устоит и победит, проблем только прибавится.
  
  Злыдню не простят стычку с 'партнёрами'.
  
  Не в этот раз! Сейчас придётся отступить. Понимая, что проигрывает, Шиффер озверел. Его, боевого адмирала, борца с пиратами и контрабандистами, ещё никогда так не унижали! Если бы не адмиралтейский код!!..
  
  - А рожа не треснет?! - сквозь зубы процедил Шиффер. Он решил хоть чуточку уязвить противника. Испугать. - Крейсер против четырёх фрегатов и шести корветов... это как ещё выйдет! Знаешь, Рифли, с мощной эскадрой можно многое себе позволить. Альянс далеко...
  
  "...А в диком космосе всякое случается!" - хохотнув, Тараш мысленно закончил фразу контр-адмирала.
  
  Бедняга! Сегодня точно не его день!
  
  Флит-капитан Рифли ядовито усмехнулся, отдавая приказ. На тактическом экране Шиффера один за другим проявились значки четырёх тяжёлых фрегатов класса 'Бостон', чуть дальше - двух новейших крейсеров класса 'Виржиния'... и двух 'флореалей', сменивших золотое 'солнышко', знак Лиги Человечества, на три белые звезды внутри синего круга, символ Демократического Альянса.
  
  'Отличная пощёчина Золотому Пределу, - этой операцией Тараш был доволен, - в последнее время тот обнаглел, так что Белый вправе ответить. И никто из предтеч не поверит, что тот ни при чём!'
  
  - ...но Лига ещё дальше, мой дорогой друг! - сытым котом мурлыкнул Рифли. - Ты прав: с мощной поддержкой всякий чувствует себя превосходно. Не так ли, Шиффер?..
  
  
  

4


  
  
  Тарашу всегда было наплевать на всех чужаков. Твари, чей смысл жизни нахапать побольше мон, ничуть не лучше тараканов. Нет, хуже, кирие! Тараканы хотя бы борются за свою жизнь, а эти лишь портят чужие, да ещё выдают свою подлость за заботу об 'общем благе'. С точки зрения феллийского автарха даже Рифли, отпетый мерзавец, охотно использующий в своих целях корсаров, контрабандистов, нелегальных торговцев, вороватых чиновников Альянса, выглядит честнее фанатика Шиффера. Пока Злыдень гонял бандитов, пусть даже не в своей зоне ответственности, его ещё можно было терпеть, грабители и убийцы никому не нравятся! Но нападение лигийской эскадры на караван изгоев... тут просто нет слов, кирие.
  
  Однако сейчас Тарашу стало жаль лигийского контр-адмирала. Тот мельком посмотрел на тактический экран и сразу как-то сдулся, постарел лет на десять. Да, Злыдню было отчего прийти в отчаянье: миг назад он ощущал себя самой сильной лягушкой в этом болоте, обладал подавляющим преимуществом в огневой мощи. А теперь... каждый 'бостон' с девятью десятками пусковых установок значительно превосходит его 'Олжери', а присутствие двух дополнительных крейсеров превращает любую попытку бодаться с Рифли в самоубийство.
  
  Сам Шиффер, может, и попытал бы счастья в бою - себя он искренне считал гениальным флотоводцем - но в этом стремлении его вряд ли поддержат экипажи. Одно дело - гонять дикарей, совсем другое - бодаться с сильной эскадрой Альянса. Нет уж, гражданин контр-адмирал, тут, пожалуйста, без нас!! Агрессию Злыдня ничем не оправдать. Войны нет, а Лига и Альянс считают себя союзниками. Об этом, между прочим, свидетельствует адмиралтейский код.
  
  Как бы ни хотелось подраться, сейчас Шиффер обязан уступить.
  
  Полная запись этих переговоров снимет с него любые претензии со стороны родного Адмиралтейства. Потерял корабли? Тут пусть трудятся дипломаты.
  
  Единственное, что он ещё может сейчас сделать, это узнать судьбу их экипажей.
  
  - Здесь и сейчас ты сильнее, Рифли... - покорно склонил голову Злыдень.
  
  Ему хотелось бы добавить: 'Надеюсь, так будет не всегда'. Но Шиффер проглотил окончание фразы, хотя Бог знает, каких усилий ему стоило! Впрочем, Рифли давно не мальчик, и наверняка догадывается, что с этого момента для контр-адмирала Лиги Марселя Шиффера он стал злейшим врагом. Хуже пиратов!
  
  - ...и, следовательно, в своём праве. Ответь только, что стало с моими людьми? Они живы?
  
  Флит-капитан повернулся к кому-то, находящемуся за пределами объектива, и довольно кивнул.
  
  - Из трёхсот семидесяти шести человек в экипажах корветов при абордаже погибло пятьдесят четыре, сто девятнадцать ранены. Им оказана необходимая медицинская помощь. Можно сказать, мы обошлись малой кровью, - с неприкрытой гордостью заявил Рифли.
  
  - Погибли! Ранены!! - Шиффер всплеснул руками. - Я требую, чтобы ты их безотлагательно передал мне!
  
  О захваченных корветах лигиец даже не заикнулся. С ними всё ясно: не подчинились законным требованиям, оказали сопротивление, первыми открыли огонь по союзникам. Разведчик Альянса наверняка надёжно прикрыл свою задницу. Прижать его нечем.
  
  - Ты требуешь?!.. - взорвался Рифли. - Ты пиратски напал на мирный караван, идущий далеко за пределами зоны ответственности Лиги! Ты сорвал мой многолетний труд и смеешь ещё чего-то требовать?!!
  
  - Я просто неверно выразился. Прошу прощения.
  
  - Твои моряки - те, кто выживет, - будут переданы властям Новой Руси для суда, - зло прищурился разведчик Альянса. - Как говорится, какой мерою мерите ... да-да! Думаю, что Лига сможет обменять своих граждан на пленных изгоев, если её дипломаты поторопятся. Если же не успеют... наверное, кого-то из твоих ублюдков обязательно повесят за пиратство, остальных отправят на каторгу, и задача переговорщиков серьёзно усложнится.
  
  Шиффер кивнул, проглотив обиду. Ничего, он ещё встретит этого мерзавца Рифли при ином соотношении сил и припомнит ему эту беседу. Не зря же говорят, что Злыдень злой, и память у него хорошая.
  
  - У тебя три часа, чтобы убраться вон, Шиффер, - прошипел флит-капитан, - или я прикажу открыть огонь. Что? - Рифли на секунду-другую отвлёкся куда-то на сторону, выслушал чей-то рапорт, небрежно махнув рукой, и вновь остановил взгляд на лигийце. - Мои навигаторы сейчас передадут твоим кораблям вектора разгона. И не дай им Бог хоть на микросекунду отклониться от этой трассы! Адмиралтейский код Флота Лиги, конец связи.
  
  Искин 'Феллы' рассчитал все параметры прыжка, чтобы вывести лигийскую эскадру подальше от Земель Изгоев. Пустячок. Завершающий штрих, так сказать.
  
  - Мы получили полный набор навигационных данных для прыжка, гра фрегат-капитан, - доложил вахтенный носатому офицеру. - Информация проверена, подтверждена искином. - Арьергард на запросы не отвечает. Корабли эскадры, кроме корветов 'Флора' и 'Амалия', подтвердили готовность к разгону, - капитан флагмана пытался держать лицо, а это требовало от него всех сил. Происходит чёрт знает что! Сначала детекторы не могут обнаружить под своим носом эскадру Альянса, потом искин корабля получает данные со стороны вопреки всем протоколам безопасности! - Твои приказания, гра контр-адмирал?
  
  Шиффер колебался. Интуиция выла, предупреждая о какой-то подставе. Увы, адмиралтейский код связывал его по рукам и ногам. Под трибунал идти не хотелось. Да и воевать не с кем: отметки кораблей Альянса пропали с тактического экрана сразу, как Рифли завершил разговор.
  
  Что же делать? Караван изгоев уже проскочил мимо, он уверенно разгоняется и прыгнет через час-другой. Можно попытаться догнать его в следующей системе, но кто даст гарантию, что там не будет Рифли? Похоже, что эскадра Альянса конвоирует караван с оружием, которое должно приостановить рост влияния ханьцев и Нихон. Пожалуй, эти сведения вместе с информацией о новых системах маскировки кораблей Альянса стоят того, чтобы отступить.
  
  Опять-таки адмиралтейский код...
  
  - Мы уходим, Мишель. Передай это всем кораблям.
  
  
  

5


  
  
  Конвой ушёл в прыжок без всяких проблем, а ещё через полтора часа отправилась восвояси лигийская эскадра, оставив в руках Тараша два новеньких корвета и более трёх сотен моряков и офицеров.
  
  Хакера ничуть не беспокоили проклятья, которые Злыдень сквозь зубы цедил в адрес флит-капитана Рифли. Блеф удался идеально.
  
  Как указывала база предтеч, в настоящее время Рифли втайне прибыл за дополнительными инструкциями в Адмиралтейство на столичной планете Демократического Альянса. Для родных властей у разведчика стопроцентное алиби. Да никто и не позволит вывести на Периферию звено крейсеров с поддержкой фрегатов. Для столь мощной эскадры там просто нет подходящих целей, а гонять могучие корабли впустую - дорогое удовольствие.
  
  Его не одобрят налогоплательщики.
  
  А вот для лигийцев картина выглядит иначе. С их точки зрения, присутствие флит-капитана Рифли и мощной эскадры Альянса на Периферии - неоспоримый факт. Это подтверждает и адмиралтейский код, которым никто помимо представителя Альянса не мог воспользоваться, и запись беседы, в которой Рифли лично отдаёт распоряжения адмиралу Лиги, угрожая применить оружие.
  
  Вполне в духе офицера Альянса!
  
  Потеря двух корветов и гибель граждан Лиги тоже не повысит доверие между сильнейшими государствами Центральных Миров. Никакому алиби Лига не поверит.
  
  Альянс неизбежно отвергнет все претензии 'партнёра', поскольку расценит их как провокацию против высокопоставленного офицера СИФА. Его алиби не подлежит сомнению, а странное происшествие якобы с его участием за границей Периферии - очевидная фальсификация. Потеря корветов - неприятность, но эти кораблики и созданы для того, чтобы пролезать в самые опасные места.
  
  Этим не повезло - но причём здесь Альянс?!!
  
  Тупик, однако! Ни одна из сторон не примет аргументы другой, сочтя их подтасовкой. В итоге на Периферии для Лиги и Альянса о каких-либо совместных действиях после этакого скандала речи идти не может.
  
  И уж тем более никто не позволит повторить лигийский вояж на границу Периферии, в нейтральное пространство между Цивилизацией и Землями Изгоев. Более того, разведчики обеих держав начнут работать друг против друга, отвлекая силы и внимание от Земель Изгоев. Флотские соединения в пограничных мирах усилят новейшими боевыми кораблями, чтобы сосед не принял миролюбие и нежелание развивать конфликт за слабость. Патрули Альянса и Лиги станут осторожнее в своих действиях за пределами оговоренных зон ответственности и намного подозрительнее в отношении коллег.
  
  Напряжённость между демократами и лигийцами вызовет рост их присутствия на Периферии. Нихон и Хань станут осмотрительнее, а более слабые изгои вздохнут свободнее. Со временем, конечно, всё успокоится и вернётся к обычному положению дел, но Тарашу вполне хватит этой паузы, чтобы укрепиться на Зое. Вот такой маленький блеф с большими последствиями!
  
  У конфликта, который спровоцировал Тараш, есть ещё одна - скрытая - сторона. Великая Игра предтеч. Точнее, Игроки. Белый Предел, хозяин Демократического Альянса, против Золотого Предела и принадлежащей ему Лиги Человечества. Тараш на своём горьком опыте ощутил, насколько внимательно предтечи относятся ко всем подозрительным моментам, несуразицам, нелепицам, случающимся с их игрушками, и готовы по самому ерундовому поводу взывать к Наблюдателям. Хозяин Игры, Вопрошающий Всех, только поощряет подобное крохоборство, поскольку въедливость и известная степень занудства повышает достоверность получаемых данных.
  
  Если всякий пустяк становится поводом для серьёзных разборок, то потеря двух корветов неизбежно привлечёт внимание Золотого Предела. Естественно, хакер заранее позаботился о 'правильном' наполнении информационного потока, идущего к предтечам. Заключив контракт на охрану каравана, Тараш получил право использовать эгиду - опознавательный знак - Новой Руси, чем охотно и воспользовался при нападении на лигийские корабли. Неважно, что видел на своих коммуникационных и тактических экранах Злыдень и его офицеры, для владельца этих игрушек всё было до предела просто: именно изгои Новой Руси захватили два корвета Золотого Предела, их экипажи и заставили отступить сильную эскадру Лиги.
  
  Всё в рамках правил, никакого стороннего вмешательства. Случай неприятный, но, как говорится, бывает. Хозяину этих игрушек нет повода жаловаться своему Наблюдателю. Сам дурак, да-да, плюнуть (или как там ещё выражают досаду предтечи?) и забыть.
  
  Но Тараш не забывал о возможности влиять на предтеч. Если использовать чужие игрушки и наносить аккуратные и точно выверенные удары по имуществу и юнитам Игроков, их можно надолго отвлечь от Феллы и феллийцев. А там кто знает, может получиться отодвинуть создателей в сторону и проявить себя как равного им? В конце-то концов, предтечи создали прародителей Тараша по своему образу и подобию, а это значит, что и возможности у феллийцев ничуть не меньше. Нужно лишь их полностью пробудить и суметь ими воспользоваться...
  
  Феллийская эскадра отправилась вдогонку каравану восемь часов спустя. Много времени занял сбор зондов даль-связи, дронов разведки и освоение трофейных корветов временными экипажами. Если поначалу хакер сомневался, нужны ли ему эти корабли, то с каждой следующей минутой на ум приходили всё более хитрые комбинации. В них 'флореалям' отводилась центральная роль. Наконец, с точки зрения изгоев владеть подобными кораблями престижно, хотя и опасно. Их хозяин обязательно привлечёт мстительное внимание лигийцев.
  
  Но тут Тараш был абсолютно не против: сразу много сил против него не пошлют, а потом ему уже и весь флот Лиги будет не страшен. Главное, что всё произойдёт по правилам. Он заявит изгоев как самостоятельную сторону в Великой Игре, и предтечам придётся изрядно подвинуться, чтобы не нарушить ход эксперимента.
  
  И тогда Тараш ещё посмотрит, кто на самом деле игрушки - феллийцы ли, которыми пытается играть Вопрошающий Всех, или сами предтечи, попавшие под изощрённые манипуляции хакера? Поиграем, хм!
  
  
  

6


  
  
  С той частью каравана, что шла в Чосен, Тараш расстался семь дней спустя. Два сторожевика и шесть каравелл перешли под охрану флота Корё, взамен хакер получил соответствующую отметку в контракте.
  
  После этого успокоился и капитан Кан.
  
  Ничего, что он остался со странным 'адмиралом' и его эскадрой один на один, зато всё идёт без сучка и задоринки. Настроение на кораблях каравана приподнятое. Офицеры уже не рассматривают подозрительного чужака как потенциального врага. Напряжение первых дней спало, но никто пока не расслабляется.
  
  Казалось бы, чудесное спасение от лигийцев должно было бы повысить доверие изгоев к их охране, но на деле подозрительность к чужакам только возросла. Правда, теперь большинство офицеров одобряли решение своего командира нанять дополнительную охрану. Без 'адмирала' все они попали бы на каторгу, а транспорты с ценным грузом не дошли бы до дома. Люди гадали, как чужаки исхитрились прогнать лигийский фрегат, - эскадру Злыдня их слабые приборы так и не увидели, - где встретили и как без ущерба для себя захватили пару новеньких 'флореалей'?
  
  Странно, знаете ли!
  
  Корветы по своим ТТХ38 как бы ни посильнее всей эскадры Окинори!
  
  Все изгои чётко ощущали своё бессилие, и это давило на их мозги. Даже три сторожевика мало что могут противопоставить четырём 'остерам' и двум 'шакалам', а когда к ним добавились два современных корвета, а сторожевик Новой Руси остался в одиночестве, преимущество стало неприличным.
  
  Изгои вздохнули с облегчением только тогда, когда прибыли домой, к столичной планете Новой Руси с пафосным именем Край Света. Каравеллы конвоя запарковались к орбитальному грузовому терминалу, сторожевик ушёл к родному причалу, и Кан объявил об успешном завершении контракта.
  
  Тараш отдал было приказ эскадре занять места, выделенные хозяевами на дальней орбите, но его благодушное настроение быстро рухнуло вниз. Его испортила попытка таможни досмотреть 'чужие' корабли. Какой-то офицер в безвкусно изукрашенной форме потребовал допустить инспекторов на эскадру, иначе пообещал применить силу. То, что он угрожает всерьёз, подтверждали мощный монитор39 системной обороны, подошедший почти в упор к 'Фелле', и активация систем наведения орбитальной крепости, расположенной всего-то в тридцати тысячах километрах.
  
  Возмутительное требование! Попытка досмотра или обыска чужих военных кораблей попахивает объявлением войны. Тем более, что эскадра прибыла не сама по себе, а фактически с дружеским визитом.
  
  Либо феллийцев тут не принимают всерьёз, либо ищут повод, чтобы отказаться от выполнения договора о передаче Тарашу звёздной системы Медео. Подобное хамство хакеру не понравилось. Тараш засомневался, что таможня сама по себе могла проявить инициативу. Кстати, странное требование озвучили как раз в тот самый момент, когда контракт на проводку конвоя закончился, и у кораблей Тараша исчезла эгида Новой Руси. Теперь опознавательные знаки феллийской эскадры обозначали её для всех как свободный наёмный отряд.
  
  При большом желании и некоторой слепоте их можно было бы принять за эмблемы Славных Ребят.
  
  Был бы на месте Тараша кто другой, и 'наезд' удался.
  
  Хакер же разозлился не на шутку. Он сразу потянулся к примитивным искинам монитора системной обороны, орбитальной крепости, взломал их защиту, заблокировал пусковые катапульты и кор-бластеры. На всякий случай.
  
  Сканеры и детекторы сразу потеряли феллийские корабли. Для экипажей подобный сбой стал настоящим шоком. Вот же они, чужие корабли, практически в окошко видны, а выстрелить не получится! Что происходило внутри крепости, Тараша не интересовало, а вот на борту монитора началась суета и паника. Они предоставили хакеру достаточно времени, чтобы взять себя в руки и разобраться со странными манёврами хозяев.
  
  Мысль о том, что Владимир IX причастен к этому делу, Тараш отбросил почти сразу. Не тот масштаб. Не царское дело гостям досмотры проводить!
  
  Государь Новой Руси действовал бы иначе. Десяток мониторов отрезал бы Тарашу путь к отступлению, активировались бы орудия и ракетные платформы планетарной обороны. Показав силу, царь предъявил бы ультиматум, а после вступил в переговоры. Как-то так.
  
  Попытка досмотра - инициатива каких-то чиновников, и не слишком высокопоставленных. Кому-то очень не хочется, чтобы Новая Русь потеряла суверенитет над Медео. Царь, видимо, не в курсе этих хотелок, или не придаёт им значения, иначе Медео исключили бы из списка звёздных систем, предлагаемых в качестве оплаты.
  
  Тараш с головой закопался в контрольные записи информационного обмена монитора системной обороны с планетой, и почти сразу обнаружил устную просьбу некого чиновника 'наехать' на чужака. Кто-то желал припугнуть Окинори, чтобы тот, если и не отказался бы от заслуженного вознаграждения, то стал сговорчивее. В обмен чужака ввели бы в 'высшее' общество, предоставили защиту и покровительство - не царя, а каких-то там Торговых Домов!
  
  Найдя виновников, Тараш окончательно успокоился и просто сообщил об инциденте в царскую канцелярию. К его удивлению, реакция последовала незамедлительно. Видимо всё, что касалось Окинори, находилось на особом контроле у царя. Владимир IX до крайности возмутился 'внезапной', как он заявил, инициативой чиновника, и обещал выслать на монитор следственную группу.
  
  Тараш подобным обещаниям не доверял и потому начал действовать самостоятельно. Десантники с 'Феллы' высадились на борт подозрительного монитора, захватили его командира и обеспечили сохранность бортовой информации. При абордаже никто не погиб, феллийцы использовали исключительно нелетальное оружие, станеры, действовали жёстко, но аккуратно. Когда на борт прибыли сотрудники царской службы безопасности, корабль вернули законным владельцам без всяких условий. Командира-неудачника феллийцы передали властям.
  
  Весь ущерб - разбитые морды у агрессивно настроенных представителей экипажа монитора.
  
  
  
  
  

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ


  
  
  

1


  
  
  Царь пригласил Тараша столь быстро, сколь позволяли приличия и текущие государственные дела. Он бегло ознакомился с рапортами командиров транспортов, с отчётом капитана первого ранга Кана и весьма заинтересовался этим молодым человеком. Парень явно не простой. За ним прекрасно оснащённая эскадра, эффективная даль-связь, сулящая колоссальные преимущества в бою. Его люди сумели захватить лигийские корветы без видимого ущерба для них и для себя. А как ловко был абордирован монитор системной обороны!
  
  Его бывший командир даже не пытался отпираться - улики против него были бесспорны. Показания проштрафившегося офицера изобличили нескольких чиновников, приладившихся собирать мзду с вольных торговцев. И всю эту операцию - абордаж, захват преступника, сбор улик - люди Окинори завершили раньше, чем до них добирался челнок с оперативной группой.
  
  Да, со столь непростым молодым человеком определённо стоило познакомиться поближе!
  
  - Ваше Высочество! - Владимир IX неожиданно озорно подмигнул Тарашу. - О, не удивляйтесь этому титулованию. Теперь вы - легитимный великий князь Медео. Я с удовольствием подтвердил и контракт, что заключил с вами капитан первого ранга Кан, мой полномочный представитель, и его блестящее завершение. Отныне, как и было загодя оговорено, все права на звёздную систему Медео переходят к вам. По традиции Земель Изгоев с этого момента вы становитесь самовластным правителем собственного мира...
  
  Владимир IX по-птичьи наклонил голову, наблюдая за реакцией собеседника
  
  - Благодарю, Ваше Величество, - Тараш слегка поклонился в ответ. Знак уважения монарху, не более.
  
  Первое впечатление о царе Новой Руси и великом князе всех русских - так официально звучит титул Владимира IX - оказалось неоднозначным. Владимир IX дороден, бородат, высок ростом. Пусть он и пониже Тараша, зато телом массивен и оттого выглядит солиднее.
  
  - Прошу извинить мои излишне резкие действия...
  
  - Я не держу на вас зла, Ваше Высочество, - едва гость упомянул об инциденте с монитором, царь вновь ощутил досаду, даже злость, но внешне старательно изобразил мягкость и благодушие. - Дурацкая затея, требовать досмотра чужих военных кораблей. Признаю вашу реакцию адекватной и претензий не имею. Виновник уволен и предстанет перед трибуналом.
  
  - Это больше, чем я надеялся, Ваше Величество!
  
  От этих слов раздражение царя только выросло.
  
  Как автарх, самовластный правитель, Тараш разделял чувства царя. Благодаря усилиям нескольких поколений Новая Русь сохранила самостоятельность в окружении соседей-хищников, обрела авторитет, с ней стали считаться. Не с государством, это понятно, а с его армией и флотом. Изгои признают только силу, и тут Новая Русь идёт практически наравне с Нихон или Великим Пределом.
  
  - Изменники и воры! - всё более распалялся царь.
  
  Столь быстрый и публичный захват монитора ставит эту силу под сомнение и потому угрожает безопасности. Но что толку печалиться? Снявши голову, по волосам не плачут.
  
  - Уверяю Ваше Величество, что экипаж монитора, за исключением его командира, вёл себя на удивление достойно, - Тараш честно попытался унять царский гнев. - Ваши люди не были настроены на бой, мы же недавно побывали в схватке и были мобилизованы...
  
  - Это ничуть не извиняет моих офицеров, - царь навстречу гостю идти не спешил. - Они не должны были уступить так быстро и так позорно!
  
  Владимир IX явно злился на флотских за их беспомощность при абордаже.
  
  - У них не было ни шанса! - махнул рукой Тараш. - Мои десантники действовали по схеме, отработанной на лигийских корветах, и применили мощное нелетальное оружие. Здесь ничего подобного нет, контрабордажные мероприятия рассчитаны на атаку бластерами или болтерами. К электромагнитным полям, воздействующим на нервную систему людей, экипаж не был готов.
  
  - Вот как? - с виду царь успокоился, однако открыто заинтересовался незнакомым оружием. - Полагаю, это какие-то новые разработки?
  
  - Да, Ваше Величество. Новейшие.
  
  - С их помощью вы захватили 'флореали'? - трофейные кораблики прямо-таки магнитом притягивали взоры русских военных. Царский космический флот был бы не прочь их приобрести. - Значит, лигийские моряки тоже не были готовы к подобной атаке?
  
  - Отчасти это так, Ваше Величество! - вежливо улыбнулся Тараш. - Станеры хороши в ближнем бою, а до него ещё надо дожить. Лигийцы были настолько самоуверенны, что проспали приближение штурмовых ботов, а когда бой переместился на палубы корабля, у них не осталось и шанса. Моим десантникам просто повезло.
  
  - Улыбнулась Фортуна? - ага, в точности так, как и с монитором. - Да, иногда такое бывает...
  
  '...но крайне редко', - мысленно закончил фразу Владимир.
  
  Феномен Окинори его заинтересовал. Кто он? Обычный беглец, талантливый изобретатель, троянский конь одного из Центральных Миров? Он желает стать своим в Землях Изгоев и подготовить плацдарм для экспансии?
  
  Может быть, лигийцы и вправду не приняли противника всерьёз, расслабились. Бывает, что тут говорить. Но в словах Окинори настораживает некая недосказанность. Карточный шулер ловко манипулирует игроками, чтобы раздеть их до нитки. Тот тоже ссылается на везение, и ему раз-другой поверят. Но если подобная удача длится слишком долго, возникает подозрение...
  
  - Мне доложили, что вы - изобретатель, сбежавший от произвола властей Центральных Миров?
  
  Тараш вежливо поклонился. Пусть царь думает как хочет. Не стоит ни подтверждать, ни опровергать этот тезис. Его личное дело. Оно никого более не касается.
  
  - Вам несказанно повезло приобрести боевые корабли, - царь принял молчание гостя за согласие, - забрать своих людей, имущество и добраться до границ Цивилизации, не попавшись преследователям...
  
  
  

2


  
  
  - Это было не так сложно, как видится со стороны, Ваше Величество!.. - махнул рукой Тараш. Беседа пошла не туда, и хакер воспользовался навыком ментального воздействия.
  
  Царь остекленел взглядом и слегка 'поплыл'.
  
  Владимир IX как-то по-новому, по-иному взглянул на собеседника. Он отметил, насколько его руки гладкие, ровные, холёные. Лицо гостя породистое, оно будто выточено из мрамора и напоминает древнейшие статуи - те, что с прародины человечества. И на коже нет ни единой морщинки! Царь считал себя чуть ли ни великаном, а этот как бы и ростом повыше будет.
  
  Порода!
  
  'Чертовски привлекателен, - механически отметил Владимир IX, - По отдельности всё, и волосы, и кожа, и овал лица, и глаза обычные. Соедини их вместе, и возникает нечто нечеловеческое. Ангельское. Подобных лиц в природе не бывает. Дорогая пластическая операция?!'
  
  - ...По большей части всё, что люди считают удачей, просто результат точного расчёта, - хакер говорил спокойно и убедительно, создавая вокруг себя ореол доверия. Он, конечно, не Милия, но тоже кое-что умеет! - Моё бегство было тщательно продумано, спланировано и выполнено 'на ять'! Никакого везения не понадобилось.
  
  'Ни разу не соврал', - подумал Тараш.
  
  'Как говорит! - мысленно восхитился царь. - Сразу видно, не мужик, не торгаш. Аристократ, мать его! Порода прёт из него так, что титулование 'ваше высочество' вырывается само по себе, непроизвольно'.
  
  - За вами наверняка выслали погоню, - отбросил эмоции Владимир IX. Его мнительность моментально заработала в полную силу. - Как вам удалось скрыться?
  
  Самодержец обязан быть недоверчивым, иначе не выживет. Этот Окинори выглядит странно и ведёт себя слишком независимо. На изгнанника не очень то и похож.
  
  - Как говорили на Древней Земле, - Тараш ощутил, что превысил уровень допустимого психического давления на собеседника, и поспешил немного отыграть назад, - у беглеца тысяча дорог, у погони - только одна.
  
  - Может и так, - Владимир IX многозначительно помолчал, - но более вероятно, что вам и тут просто повезло. Второй раз, Ваше Высочество, ведь так?
  
  - Первый, Ваше Величество! - возразил хакер.
  
  Этот разговор его начал забавлять. Давление он убрал, собеседник явно приходит в себя, пытается опереться на логику, а не на зыбкие эмоции. Хакер отметил, что его ментальное воздействие как-то зацепило имплант игрушки.
  
  Он что, среагировал на Тараша, как на представителя предтеч? Или даже как на хозяина?
  
  Любопытно, но очень опасно. Пусть у изгоев давно нет хозяев, но импланты наверняка продолжают исправно снабжать информацией Вопрошающего Всех и Игроков.
  
  Надо быть осторожнее, чтобы не засветиться. Фелла слаба, пристального внимания предтеч не переживёт.
  
  - Второй, Ваше Высочество, - упрямо набычился Владимир, ему сейчас хотелось спорить, возражать. - За хорошим изобретателям всегда внимательно присматривают, уж поверьте!
  
  -Пусть повезло, - сдался хакер. - Так что с того?
  
  Что-то он переборщил с эмпатией, с воздействием на собеседника. Ну нет у Тараша таланта Милии!
  
  Владимир IX окончательно сбросил с себя странный дурман и теперь искренне пытался разобраться в собеседнике. Определить, чего от него ждать. Оценить, какую опасность он представляет. Узнать, что с него можно поиметь. Выходило так, что только изобретения и технологии.
  
  Угрозы от Окинори никакой.
  
  Но даль-связь... станеры... заманчиво, чёрт побери!
  
  Четыре 'остера', по паре 'шакалов' и 'флореалей' флоту Новой Руси на один зуб. Раз так, то может воспользоваться случаем и всё отобрать? Корабли арестовать, Окинори задержать и передать специалистам.
  
  Те разговорят любого выдумщика, они умеют!
  
  Нет, так действовать нельзя. Неприемлемо.
  
  Во-первых, Окинори - гость, и уже потому неприкосновенен. Тронь его, и Владимир IX потеряет лицо. Станет 'изгоем' среди коллег-государей. Тут особый менталитет соседей сыграет против него и Новой Руси.
  
  Во-вторых, эскадра Окинори далеко не так беспомощна, как ему хочется видеть, она вряд ли сдастся без боя. Флот Руси задавит чужаков, но далеко не сразу, и времени нанести неприемлемый урон у них будет предостаточно. Если Окинори простак, каким кажется, то настоящий командир остался на эскадре и готов действовать. Если же нет, гость позаботился о страховке.
  
  В-третьих, едва соседям станет известно, что отхватила Новая Русь, дело может дойти до прямой интервенции. Три невероятных технологии Окинори уже показал: сверхсветовую даль-связь, эффективную систему маскировки и двигатели, не оставляющие за собой молекулярных следов. Если всё это придумал Окинори, то удивительно, как его выпустили из Центральных Миров!
  
  Никто не позволит Новой Руси получить подобное колоссальное преимущество. Нет уж, пока есть шанс приобрести всё это мирно и не разозлить соседей, глупо прибегать к силе.
  
  Выгодой надо брать его, да лаской.
  
  Великому князю Медео обязательно понадобится поддержка. Сколько бы барахла беглец не тащил за собой, его объём всё равно ограничен, и кучу нужного в быту и на производстве Окинори придётся докупать. Или обменять на что-нибудь. Например, на технологии, почему нет? Главное, чтобы он искал товары у Новой Руси, а не у соседей.
  
  И ещё, за изобретателем такого масштаба могут и серьёзную эскадру прислать. Вот тут-то, если вовремя подсуетиться, с Окинори можно многое взять в обмен на защиту и поддержку. Там и до вассалитета недалеко, а за ним последует присоединение к Новой Руси.
  
  Желательно беглеца правильно мотивировать. Девку к нему подвести, что ли?
  
  Племянницу, может быть? Великий князь Медео станет родственником царя, разве плохо? Что с того, что у Окинори уже есть три жены?! Мужчина, увлечённый наукой и изобретениями, нуждается в уходе и заботе. А его жёны - командиры боевых кораблей да опытный хозяйственник-дипломат. У этих дам наверняка не хватает времени на семью...
  
  'Мирный путь в плане получения новых технологий и приручения изобретателя перспективнее, - окончательно решил Владимир IX, - и намного безопаснее'.
  
  
  

3


  
  
  Приняв решение, царь доброжелательно улыбнулся собеседнику. В его мыслях беглый изобретатель уже полностью принадлежал Новой Руси.
  
  - Как удачно сложилось для вас, что объединённый конвой Новой Руси и Чосен нуждался в охране, - хитро подмигнул Владимир IX, - кстати, не за Вашим ли Высочеством охотилась лигийская эскадра?..
  
  Тараш равнодушно пожал плечами. Не за ним, но зачем об этом знать царю? Пусть фантазирует дальше! Его намерения прозрачны и вызывают лишь улыбку.
  
  - ...и с капитаном первого ранга Каном Ваше Высочество договорилось на очень выгодных условиях, хотя за Виктором я никогда ранее не замечал склонности сорить деньгами и разбазаривать территории Отечества!
  
  'Тут следовало бы вспомнить, - подумал хакер, - что денег каперанг не платил. А такие территории царь и сам рад бы спихнуть на кого-нибудь, да никто не берёт. Но об этом лучше промолчу, а по поводу Кана сменю акцент!'
  
  - Тут скорее повезло капитану Кану, государю Чосен и вам, Ваше Величество, - для вида обиделся Тараш, - Без моей эскадры караван был бы перехвачен лигийцами, а все корабли и товары конфискованы. А они вам очень нужны... что там? Корабельные орудия? Гипердвигатели?
  
  - Пусть так, - слегка смутился царь, - но вы же не станете отрицать, что даже после захвата новейших корветов ваша эскадра осталась слабее лигийской? Тем не менее, сильный противник в панике отступил, а вы вышли из боя с прибытком. Что это, если не везение?
  
  Вопрос, почему враг отступил, царь не задал, но этот момент его заинтересовал. Что там случилось? Сработала ещё одна новинка, или произошло нечто другое?
  
  - Хотите сказать, что я очень удачлив, Ваше Величество? - Тараш прищурился и взглянул на собеседника будто через прицел. - Это так. Но я охотно делюсь удачей с друзьями. Врагам же, как правило, не везёт...
  
  Приглашение к сотрудничеству, к дружбе.
  
  Аккуратный намёк на угрозу. Выбор за царём. Молчит, хм?
  
  - ...Удача капризна, но всегда выбирает правильно. Монитор Вашего Величества напал на нас, и его командиру не повезло, а вот экипажу, - многозначительно усмехнулся хакер, - совсем наоборот, не правда ли?
  
  Команда монитора выжила - это ли не везение?
  
  Это уже не намёк, а конкретное предупреждение в стиле: 'Не лезь - убьёт!' Тараша не порадовали размышления царя на тему 'как ловчее использовать простака'. Технологиями он делится не собирался, царская племянница ему без надобности.
  
  Идти на прямой конфликт Тарашу тоже не хотелось.
  
  Владимир IX отлично прочитал намёки. Скрытая угроза его немного отрезвила. Дело не в Окинори, а в том шлейфе тайн, что тянется за ним.
  
  Любой самовластный правитель лично отвечает за благоденствие своего народа и, принимая какие-либо решения, обязан учитывать их прямые и косвенные последствия. Пусть сам Окинори, как личность, безопасен для Новой Руси, но не несёт ли угрозы само его присутствие? Откуда сбежал этот изобретатель? Откуда взялись его удивительные артефакты? Список странного понемногу рос: к трём чудесам присоединилось новое нелетальное оружие. Электромагнитные станеры, вызывающие шок и обездвиживающие живую цель, известны давно. Даже лучшие из них эффективны лишь на дистанциях в несколько метров. Беседуя с гостем, царь успел по дворцовой сети получить справку от своего референта с полной информацией об этом оружии и анализ операции по захвату монитора.
  
  У станеров Окинори эффективная дальность - десятки километров? Ха-ха. Если же обратить внимание на странное поведение гарнизона орбитальной крепости, то дальность действия этого оружия представляется в тысячу раз дальше...
  
  Необъяснимо. Невероятно. Столь молодой человек просто не может изобрести и воплотить все эти чудеса, за ним должен стоять большой коллектив.
  
  Не его ли Окинори потащил за собой, сбегая из Центральных Миров?
  
  Да погоня за таким беглецом, если она есть, последует даже сюда, в Земли Изгоев. Его не бросят. Появление истинных хозяев изобретателя - всё равно, кто они, представители Альянса, Лиги, Авалона, Ордена, - неизбежно. От них не спрячешься, не отмахнёшься.
  
  Однако злоба Центральных Миров не затронет изгоев, если они не полезут защищать беглеца. Жадный - пусть отбивается сам.
  
  Если же хочет получить помощь, защиту, то пусть делится своими секретами. С даль-связью, с совершенной маскировкой, с бесследными двигателями Новая Русь вполне сможет надавать по зубам эскадрам Центральных Миров и отучить их лазить в Земли Изгоев.
  
  'Всё верно, - решил Владимир IX, прислушиваясь к скороговорке референта, - корабли Окинори, все эти 'остеры' и 'шакалы', - все они переделаны из стандартных. Их хватило, чтобы надавать по мордасам сильной лигийской эскадре! Если использовать более мощные корабли, эффект от модернизации должен быть ещё больше...'
  
  Да, чужая эскадра скрывает множество тайн!
  
  '...И сам Окинори не столь прост, сколь ожидаешь от человека его возраста! Выглядит лет на двадцать пять, - Владимир IX по-новому посмотрел на собеседника, - а его реальный возраст может быть больше. И сорок пять, и пятьдесят, кто знает? Это неплохо объяснило бы многие странности и несоответствия. За тридцать лет практики Окинори вполне мог и свою команду сколотить, и изобрести все те чудеса, что демонстрируют его корабли!'
  
  Теперь Владимир IX глядел на Тараша иначе. Затея с великим княжеством Медео начала ему нравиться. Ход с независимым государством, плотно пристёгнутым к Новой Руси торговыми маршрутами, финансовыми связями и хорошие отношениями правителей решает сразу кучу проблем. Преследователи придут за Окинори в его медвежий угол, на Медео. Они не увидят опасности от флота Новой Руси, и царь получит свободу для политического манёвра и поворота ситуации в свою пользу. Главное - начать, а там, глядишь, Окинори примется торговать своими изобретениями.
  
  Вот только не промахнуться бы!
  
  'Мама! - сообразил Владимир. - Её опыт не даст никакому проходимцу заморочить голову. Вот кто поможет принять правильное решение!'
  
  
  

4


  
  
  Слуга широко распахнул дверь, склонившись в глубоком поклоне. В комнату уверенно вплыла крупная женщина и сразу заполнила собой всё пространство. Роскошный наряд смотрелся на ней так же естественно, как перья на птице. В молодости женщина была ослепительно красива. Даже сейчас, на седьмом десятке лет, она производила впечатление. Её аура подавляла, тёмные глаза будто сияли, чёрные волосы тщательно убрали под шёлковый платок, увенчанный маленькой короной. В тех прядях, что так нарочито оставили на виду, не было ни одного седого волоска.
  
  - Моя мама, - с натянутой улыбкой отрекомендовал даму Владимир IX, вставая со своего кресла, - вдовствующая государыня-царица Анастасия Романовна...
  
  Царь сразу будто бы постарел на десяток лет и теперь смотрелся на все шестьдесят. Свою мать он любил, но явно страдал от её властного напора.
  
  - Счастлив видеть вас, Ваше Величество! - резво вскочил хакер и вытянулся по стойке 'смирно' в точности так, как это делал каперанг Кан.
  
  - Какой интересный мальчик! - царица-мать с хищным любопытством окинула взглядом Тараша, особо выделив слово 'мальчик'. - Представь-ка нашего гостя, как полагается, Володенька!
  
  - Новый великий князь Медео Тараш Окинори, - через силу выдавил из себя Владимир IX, - защитил конвой с важным грузом от эскадры Лиги и в бою захватил два их боевых корабля. Настоящий герой. Везунчик!
  
  Царица-мать неторопливо обошла хакера, цепко осматривая его со всех сторон. Так голодная волчица глядит на лосёнка, угодившего в капкан.
  
  Тараш старательно удерживал невозмутимый вид. Очевидно, Владимир IX так и не смог принять решение самостоятельно и позвал маму. Как это мило!
  
  - Юноша, - наконец-то остановила своё кружение Анастасия Романовна, - у нас редко бывают интересные гости. Мы хотели бы пригласить вас на пир с танцами и всякими развлечениями, - пояснила она, не увидев понимания в глазах собеседника. - Начало правления нового великого князя - событие значительное. Его следует хорошенько отметить!
  
  Тараш вежливо улыбнулся. Какой типаж! Кире Ауи Атери, его тёще, царица-мать наверняка бы понравилась. Бедный Владимир! Как неуютно жить с такой властной матушкой! Зато и придворные не забалуют!
  
  - Да-да, мой дорогой друг, - заспешил Владимир IX, - приглашаю вас на торжественный приём, который состоится... - он вопросительно посмотрел на маму.
  
  - Послезавтра, Володенька, - мурлыкнула царица-мать и перевела свой взгляд на Тараша, - такое мероприятие никак не организовать раньше.
  
  - Сожалею, Ваши Величества! - покаянно склонил голову хакер, пытаясь сохранять серьёзный вид. - Эскадра торопится, на пир мне никак не попасть.
  
  Только праздника Тарашу и не хватало! После откровенной 'подставы' с монитором системной обороны и непростой беседы с царём хакеру хотелось убраться отсюда поскорее и подальше.
  
  - Разве Ваше Высочество своей властью не сможет задержать, - Анастасия Романовна постаралась перекрыть намеченной жертве путь к отступлению, - отправление собственной эскадры?
  
  'Может и сможет, - внутренне ухмыльнулся хакер, - но, конечно же, не станет. Ну его, этот пир!'
  
  Ситуация напомнила Тарашу сказку о колобке. Русский фольклор автарх изучал на пару с Милией в рамках знакомства с культурой их будущего соседа. Тогда она показалась ему странной, непривычно простой, но сейчас он неожиданно открыл смысл этого древнего текста: волк, медведь - ерунда. Главная опасность - лиса! Чем внимательнее Тараш изучал царицу-мать, тем находил больше общего у Анастасии Романовны и плутоватого создания с прародины человечества.
  
  'Шутка предтеч или их помощников, не иначе'.
  
  - Это плохая идея, Ваше Величество.
  
  Вот так! Столь властную даму надо сразу ставить на место, иначе на шею влезет, и понукать начнёт.
  
  - Объяснитесь, Ваше Высочество! - потребовала царица-мать, вполне достоверно изображая гнев.
  
  Если бы Тараш не был немножко эмпатом, то обязательно поверил бы её горящим глазам.
  
  Артистка! Тёщенька Ауи всё равно играет лучше!
  
  - Увы, Анастасия Романовна, - Тараш сокрушённо покачал головой, - моим подчинённым сейчас не до праздников. - Экипажи кораблей эскадры соскучились по твёрдой поверхности, по высокому небу надо головой, по ветру в лицо. Все желают поскорее добраться до Зои, - покаянно опустил голову Тараш. - Наш путь оказался чрезмерно длинным, все устали. Да и праздновать мне и моим людям пока нечего! - виновато развёл руками Тараш.
  
  - Успешное окончание сложного контракта, - сходу возразил Владимир IX, - разве не повод для радости?
  
  Хакер отрицательно покачал головой.
  
  - Обретение дома, новой родины, - нахмурила брови царица-мать, - важное событие в жизни изгоев!..
  
  - Согласен, Ваше Величество, - Тараш приложил ладошку к сердцу. Ему нравился этот жест, простой и всем интуитивно понятный. - Вот только ни я, ни моя семья, ни мои соратники до нового дома пока не добрались. В такой ситуации не очень-то честно их вождю гостевать и, тем более, веселиться на балах!
  
  Мать и сын недовольно переглянулись. Чужак ловко ускользал из расставленных сетей и уступать не желал.
  
  - Жаль! - искренне погрустнел Владимир IX. - Без истинных героев планируемый торжественный приём много потеряет. Участие Вашего Высочества серьёзно улучшило бы отношения Новой Руси и великого княжества.
  
  - Была бы честь предложена! - царица-мать зашипела так, что ей позавидовала бы любая гадюка.
  
  Анастасия Романовна заранее решила, что чужак обязан плясать под её дудку. Великий князь получил титул милостью её сына. Он не ровня царю милостью Божией и его матери! Пусть подчиняется и благодарит!
  
  Тараш же не хотел быть скоморохом на пиру. А иной роли хозяева предложить не могли. Изначально было понятно, что местные правители не пожелают принять 'великого князя' Окинори как равного, да и Бездна с ними!
  
  
  

5


  
  
  Как поговаривал его отец, наказывая малолетнего сына за нерадивость: 'Та наука, что не ложится в уши, отлично усваивается через задницу'. Тараш эту истину надёжно усвоил и в свою очередь был готов преподать урок всем желающим. Хакер тихонько прикоснулся к мыслям Анастасии Романовны и обомлел от той бездны, что клубилась в голове царицы-матери.
  
  'Как он смеет ей возражать? - бурлила желчью Анастасия Романовна. - Беглец. Выскочка! Сколько было желающих хапнуть столь вкусный кусок, как Медео!..'
  
  Тараш специально интересовался этой темой. Авантюристов хватало, они слетались на Медео, как ночные мотыльки к пламени свечи. Титул великого князя тешил гордыню многих, но в итоге звёздная система всегда возвращалась под власть царя.
  
  'Русь и в этот раз восстановит свой суверенитет над Медео! - кипела Анастасия Романовна, высокомерно поглядывая на гостя. - Так было всегда. Так будет теперь. Выскочка должен узнать своё место'.
  
  - Я ухожу, - рассерженно поджала губы царица-мать. О как! Не привыкла, что ей отказывают.
  
  'Ну и самомнение! - восхитился хакер. - Какой гонор! Владимиру с ней ох как непросто'.
  
  Тараш осознано выбрал Медео. Такой приз, как звёздная система с миром, пригодным для жизни, получить сложно. Практически невозможно. Её стоимость несоизмерима с ценой за охрану и проводку каравана.
  
  Если не брать во внимание проблемы с освоением планеты. На Зое их целый ворох, от аномальной активности недр до жутких болезней, регулярно выкашивающих население.
  
  Если верить официальным источникам, конечно.
  
  Государь Новой Руси искренне полагает, что уступил звёздную систему Медео на время. Свои обещания Владимир IX нарушать не станет, это плохо для имиджа государства. Но Везунчик превратится в великого князя ненадолго. В этом твёрдо уверены и царь, и его мать.
  
  На одной удаче серьёзное дело не вытянуть. Чтобы обустроить целую планету, нужны астрономические по своему объёму ресурсы, время, специалисты. У Тараша, как думает Владимир IX, их нет - значит, Везунчик обречён. Изнеженному централу не выжить в Землях Изгоев, будь он трижды гениальным изобретателем.
  
  Тараш никого не собирался переубеждать, зачем? А вот чуть-чуть уязвить вздорную женщину хочется!
  
  - Всего хорошего, Ваше Величество! - Тараш встал, как требуют традиции Руси при прощании с дамой.
  
  Жест понятный. Царица-мать сама заявила, что уходит... но она же не собиралась. А этот негодяй, хам, выскочка её вынуждает уйти!.. Анастасия Романовна резко поднялась с кресла, бросила недовольный взгляд на сына - он-то в чём виноват, интересно? - и гордо подняв голову, вышла вон.
  
  Вежливый жест Тараша слишком походил на насмешку. Так не надо держать гостя за клоуна!
  
  - Не держите обиды на мою матушку, Ваше Высочество... - начал было каяться Владимир IX. Теперь он ругал себя за её появление, и искренне попытался сгладить неприятный осадок от демарша царицы-матери.
  
  - Понимаю, - искренне посочувствовал Тараш, присаживаясь обратно, - Анастасия Романовна удивительно сильный и цельный человек.
  
  - Хм!.. - от неожиданности поперхнулся Владимир. Он вопросительно поднял взгляд на собеседника: не издевается ли? Вроде бы нет. - Спасибо.
  
  Царь даже ликом посветлел. Похоже, властность и бесцеремонность Анастасии Романовны редко находит понимание у окружающих.
  
  - Не стоит, Ваше Величество. Я правда так считаю и надеюсь восстановить с ней добрые отношения. В будущем.
  
  Владимир IX пристально посмотрел на Тараша, помолчал, пожевав губами, и что-то для себя решил.
  
  - Раз мы наедине, предлагаю обращаться друг к другу на ты и без титулов! - радушно улыбнулся царь.
  
  Неожиданно! Хакер прислушался к эмоциональному фону. Судя по настроению собеседника, он только что прошёл какую-ту проверку. Окончательно поверил, что Окинори и вправду беглый изобретатель?
  
  - Согласен, Владимир Фёдорович, - Тараш радушно улыбнулся в ответ и сразу перешёл к делу, - ты пригласил меня, чтобы познакомить со своей блистательной матушкой и поговорить о везении, или?..
  
  Царь задумчиво смотрел на хакера. Набор классических приманок - слава, деньги, женщины - даже в космическую эпоху не утратил своей силы. Наоборот, он стал намного эффективнее. Вот только в беседе с этим выскочкой стандартные рецепты почему-то не работают.
  
  Нужно что-то иное.
  
  - Тараш... как тебя по отчеству?
  
  - По-вашему - Тарас Фомич. Наедине просто Тараш.
  
  'Интересно! Имя вроде старорусское. Такие любят казаки. Они называют сыновей Степанами, Григориями, Тимофеями, Тарасами. А ведь верно! - теперь Владимир глядел на своего гостя совсем иначе. - Белокожий блондин с синими глазами. Наша кровь? Славянин? Рус? Финн? '
  
  Пока не свой, но уже не чужой.
  
  - Лады! - в глазах царя загорелись хищные огоньки. - Поторгуемся, Тараш?
  
  - Договоримся, Владимир Фёдорович, - усмехнулся хакер. - Для начала предлагаю вам забрать пленных лигийских моряков. Их триста двадцать два человека. - Тарашу чужие игрушки не нужны. С помощью ментоскопа он выяснил всё, что хотел, и получил полное руководство по управлению 'флореалями' в виде мнемограммы.
  
  Владимир IX потрясённо застыл. Его мозг лихорадочно просчитывал возможности, а вместе с государем зашевелились референты и секретари. Предложение Тараша выгодно, это понятно. Морячков нужно тщательно допросить, собрать всю информацию... а вот как использовать их дальше?
  
  Вызволить своих граждан, томящихся в тюрьмах и на каторгах Центральных Миров? Чушь, их не выдадут. Вернуть пленников Лиге Человечества 'за так', чтобы улучшить отношение Центральных Миров к Новой Руси? Централы смотрят на изгоев как на дикарей, почти животных. Шаг навстречу они посчитают за слабость. Так что перебьются!
  
  Захотят получить своих морячков обратно - пусть договариваются, шлют дипломатов, предлагают выкуп.
  
  
  

6


  
  
  Да, выкуп. Технологии за них лигийцы не передадут, но что-нибудь ценное взять можно. Но нужно ли? Лучше всего использовать пленных здесь. Пусть гости из Лиги поработают на Краю Света на благо хозяев!
  
  - Возьму, - решился Владимир, - как не взять! Найду, как использовать. Что желаешь взамен?
  
  - Забери с Зои своих граждан. И тех, кто откажется присягать мне, как великому князю Медео.
  
  - Хорошо, - без спора согласился царь. - Отправлю транспорты под охраной сторожевика каперанга Кана. Моих граждан на Зое немного: губернатор, чиновники, поселенцы и ссыльные - всего тысяч тридцать. Намного больше тех, кто присутствует на Зое неофициально.
  
  Тараш вопросительно поднял бровь.
  
  - Бродяги и бандиты. До них мне дела нет.
  
  - То есть, - Тараш хищно оскалился, - неприятности неграждан тебя никак не заденут?
  
  - Ни капельки, - столь же хищно усмехнулся в ответ царь, - на Зое, знаешь ли, собралась та ещё публика. Тебе она нагадить не успела, ты человек новый... рекомендую мирно вернуть поганцев по домам... транзитом через Русь.
  
  Тараш кивнул. Его подобная услуга не затруднит, ему проще отправить всех лишних на Край Света.
  
  - Последую доброму совету. Но и ты с транспортами не тяни. Моя эскадра уйдёт вперёд, тихоходов ждать не будет. Чтобы их никто не обидел, твой караван проводит пара 'флореалей'.
  
  Заодно экипажи освоят новые корабли.
  
  - Кстати, о 'флореалях', - 'вспомнил' Владимир IX, и его глаза загорелись, - не продашь их Новой Руси?!..
  
  С корветами Тараш расставаться не хотел. Первоначальный скепсис сменился сдержанным оптимизмом. Феллийские инженеры изучили эти кораблики и признали, что 'Флореали' имеют большой потенциал для модернизации. Да и провести её несложно.
  
  Громоздкие магнитно-ионные релятивистские двигатели и кассеты с расходной массой, занимающие чуть ли ни треть внутреннего объёма, размещены в отдельных блоках. Их без чрезмерных усилий можно заменить на механи-пешио и освободить уйму места. Аккумуляторы убрать, взамен поставить мощное энергоядро. Катапульты пусковых ракетных установок долой, их сменят компактные телепорты. А если те разместить в боевых погребах, демонтировать транспортёры подачи ракет, заделать порты пусковых установок, то эффективность корветов возрастёт в несколько раз.
  
  Самое сложное - замена материалов брони и корпуса, но эти операции неплохо отработаны на 'остерах'.
  
  Даже без столь глубокой модернизации одно только присутствие подобных кораблей заставит пиратов обходить звёздную систему Медео стороной. Формально 'флореали' - самые сильные корабли его эскадры.
  
  'Нет, Ваше Величество, - усмехнулся Тараш пришедшей на ум древней присказке40, - такие коровы нужны самому!'
  
  Владимир IX расценил усмешку Тараша как приглашение к торговле. Хочет поднять цену? Ну-ну.
  
  - Заплачу как за новые, только что сошедшие с верфей, - предложил царь. - Отличная цена, больше тебе никто из соседей не предложит. Они же побывали в бою, взяты на абордаж...
  
  Отличная цена, ха! Столько эти корабли стоят в Центральных Мирах. Здесь, в Землях Изгоев, их стоимость минимум втрое выше!
  
  - Нет, Владимир Фёдорович. Пока нет, - поспешно добавил Тараш. Излишне категоричный ответ наверняка не понравится царю. - Это самые сильные корабли моей эскадры, без них Медео нечем защищать от бандитов. Ещё раз извини, но нет.
  
  Владимир IX не сильно огорчился отказу. Царь был абсолютно уверен, что Окинори просто не наигрался новыми игрушками. Как всякий мальчишка, он не готов сразу от них отказаться. Его оговорка - 'пока нет' - выдаёт желание Тараша с головой.
  
  Ладно, пусть забавляется, только бы ничего не попортил.
  
  - Ты подумай, - продолжал потихоньку давить Владимир, - изделия Лиги капризны, их ремонт и обслуживание - дело дорогое, сложное. Как я понимаю, ты привык к неприхотливым 'остерам'? 'Флореали' другие. К тому же они слишком бросаются в глаза. Не боишься, что за ними явятся бывшие хозяева?
  
  - Опасаюсь... - хмуро кивнул Тараш. В душе он был бы рад повторной встрече с лигийцами. У них можно отхватить ещё несколько таких корабликов, а вдобавок к ним прихватить и фрегаты. Пусть приходят. В хозяйстве всё пригодится! - ...Но лигийцы вряд ли полезут за Периферию ради банальной мести. Настоящие боевые корабли никто в такую даль не погонит. Скорее, наймут Славных Ребят, а вот против них 'флореали' - самое то!
  
  'Мальчишка упрямится, - этот отказ Владимир не принял всерьёз, - ничего, со временем я его дожму!..'
  
  Главное, что государь Новой Руси убедился в правильности психологического портрета Тараша. Его составляли прямо в процессе беседы опытные психологи. Поведение молодого человека хорошо вписывается в стандартные рамки и вполне предсказуемо.
  
  '...Соседа можно не опасаться, - окончательно решил для себя царь, - а со временем даже использовать!'
  
  - Не настаиваю, - примирительно поднял руки Владимир, - оставь 'флореали' себе. Но когда решишь продавать, вспомни о моём предложении.
  
  - Хорошо! - сказал Тараш с явным облегчением.
  
  По крайней мере, так услышал царь и поспешил ковать железо, пока горячо.
  
  - Теперь о даль-связи. Мне нужен хотя бы десяток таких устройств, и я готов за них заплатить. Много.
  
  Много? Как определить стоимость уникального прибора? Не пустой безделицы, а серьёзного устройства, дающего обладателю колоссальное преимущество в бою?
  
  - Шутишь, Владимир Фёдорович? - удивился Тараш. - У меня лишних приборов нет. Вот устроюсь на Зое, разверну производство - тогда и посмотрим. Но в любом случае первая партия блоков даль-связи будет выставлена на аукцион, иначе их реальную стоимость не определить.
  
  Вот так, Ваше Величество! А ты думал развести парня на 'качелях' доброго отношения? Типа, раз отказал в одном, в другом надо пойти партнёру навстречу, чтобы не обидеть? Фиг тебе, Володя! На Фелле этот приём даже дети знают.
  
  
  

7


  
  
  - Ладно, - царь всерьёз и не рассчитывал задёшево урвать новые технологии. Но если есть шанс, почему бы не попытаться? - А чем твоё высочество будет расплачиваться за продукты питания и расходные материалы?
  
  К сожалению торговцев Края Света, рассчитывавших изрядно 'навариться' на снабжении эскадры Тараша, прижимистая Милия ничего брать втридорога не желала. А купчики-то ждали, "тянули резину", надеялись продавить свои цены! Да и государь Новой Руси ожидал, что гости расплатятся технологиями.
  
  Или уникальными приборами.
  
  Или 'флореалями'.
  
  - Могу предложить моны Центральных Миров, - хитро прищурился Тараш. Все хотелки Владимира IX были ему как на ладони. - Тебе этот вариант выгоднее всего...
  
  Царь неохотно кивнул. Моны постоянно требуются для закупки на Периферии тех товаров и устройств, которые Русь не производит сама, но остро в них нуждается.
  
  Это и вправду неплохой вариант.
  
  - ...Если не хочешь денег, я готов расплатиться слитками платины, рения, скандия... список большой, выбор богатый! - поддразнил Тараш своего собеседника.
  
  О, тот желал получить всё сразу - и технологии, и моны, и ценные металлы. Царь задумчиво рассматривал собеседника. Не прост этот Окинори, ох не прост! Его наскоком не возьмёшь. Нужна грамотная осада, и лучше брать на измор.
  
  - Жаль, что ни о чём, помимо судьбы пленных лигийцев, мы не договорились, - фальшиво посетовал Владимир IX. - Рассчитываю, что обоюдовыгодная торговля пойдёт, как только ты устроишься на Зое.
  
  - Не сразу, - обломал царя Тараш. - Сначала хочу закрыть Медео для посторонних минимум на полгода...
  
  
  

8


  
  
  На 'Феллу', флагман эскадры, Тараш вернулся по времени Кремля поздно вечером. Весь день ушёл, чтобы зарегистрировать обязательные атрибуты нового государства в звёздной системе Медео - флаг, герб, гимн.
  
  Хакер с радостью обошёлся бы без них, но когда он разобрался в установках Великой Игры, отношение к символам государства пересмотрел. Этикетки обозначали всю феллийскую экспедицию как обычные юниты изгоев, и снимали множество проблем с игровой системой.
  
  Земли Изгоев лежат за пределами официального Игрового Поля, они считаются свалкой бесхозного имущества и мусора. Они не интересуют предтеч. Поэтому регистрация проводится автоматически и абсолютно формально. Государственных образований у изгоев почти столько же, сколько планет - то есть, сотни. За десяток игровых тактов некоторые бесследно исчезают, а на их месте возникают другие. Никакой разумный, привыкший к порядку и точности, своей волей не полезет в этот хаос. Традиции и самоуважение предтеч ни за что не потерпели бы такого безобразия, однако главный распорядитель эксперимента, Вопрошающий Всех, посчитал Свалку важной частью Игры.
  
  В итоге от Земель Изгоев предтечи отмахнулись, предпочитая их игнорировать. Строгая механика Игры так поступить не могла.
  
  По этой причине главы государств-изгоев фактически получили возможности Игроков и могли самостоятельно формировать этикетки - эгиды, захватывать и осваивать новые территории или отказываться от них. Главное, они получили право владеть собственными юнитами! С точки зрения Игры бесхозные игрушки вроде царя Новой Руси, государя Чосен или императора Нихон как бы превратились в аватары несуществующих Пределов.
  
  Только вот беда, в силу своей природы они никак не могли полноценно пользоваться возможностями игровой системы и даже не подозревали о них, не имели ни доступа к игровому банку данных, ни защиты со стороны Контролёров, ни опеки Вопрошающего Всех.
  
  Другое дело Тараш.
  
  Отсутствие защиты и опеки для хакера только плюс. Главное - уютный бэкдор в систему управления экспериментом предтеч. Фантастический подарок! Автарх просто не мог, не имел права упустить шанс на то, чтобы значительно укрепить позицию феллийцев и Феллы в Игре.
  
  Все восемь кораблей адмирала Окинори получили новенькие эгиды. Сам Тараш официально стал великим князем Медео. Напади он в этом качестве на тот злосчастный форпост, Контролёр даже не почесался бы: подобные схватки между Пределами дело обычное, знакомое. Это не подозрительное появление невесть кого незнамо откуда, очень похожее на сбой Игры!
  
  От размышлений на тему 'как использовать этикетки' хакера отвлёк вызов с сигнатурой флота Новой Руси.
  
  - Капитан первого ранга Кан, Виктор Сергеевич, флот Новой Руси! - официально и чуть манерно представился каперанг. - Ваше Высочество! Согласно приказу Его Величества Владимира Фёдоровича я должен организовать эвакуацию граждан Новой Руси из системы Медео. С этой целью под моё командование перешли сторожевик и три военных транспорта.
  
  Адмиралтейство Руси отозвало Кана сразу, едва караван запарковался на орбите Края Света. Сторожевик кремлёвские чинуши собирались передать какому-то юному мажорчику, чтобы посодействовать его карьере. Всё поменялось в миг.
  
  - Выходит, мы снова вместе, Виктор Сергеевич? - доброжелательно поинтересовался Тараш. - Работать с вами мне понравилось. Я рад, что государь Новой Руси назначил на эту миссию именно вас!
  
  - Благодарю, Ваше Высочество, - дежурно отозвался Виктор, но по далёкому отблеску эмоций хакер понял, что его слова оказались для Кана неожиданными и приятными.
  
  Добрыми словами Виктора не баловали. Кан достиг вершины военной карьеры. Выше подняться не дадут: подкачало происхождение, да и протекции нет. Остаётся либо прозябать на берегу, либо уволиться. Внутренняя политика царства - это постоянная грызня богатейших семей между собой за влияние на Владимира IX, за государственные подряды, за преференции в торговле. Словом, вообще за всё. Командир крупного космического корабля не столько военный, сколько политик, он обязан учитывать интересы своего патрона.
  
  А кто такой Кан? Выскочка, помеха. Кабы не договорённость с Государством Чосен, Виктору не видать ни звания капитана первого ранга, ни должности командира эскадры. Тут ему, можно сказать повезло. Едва каперанг вернулся домой, он снова стал никому не нужен.
  
  Если бы ни запрос Окинори, он бы так и куковал без корабля и перспектив.
  
  
  
  
  

ГЛАВА ПЯТАЯ


  
  
  

1


  
  
  Однако теперь офицера заметил царь. Во всём происходящем вокруг Владимир IX старался разглядеть знаки свыше, и в случае с Каном государь Новой Руси увидел перст судьбы.
  
  Один раз повезти может каждому. Это, скорее всего, случайность. Два раза - уже тенденция. А трижды...
  
  Последнее время Кану везло. Сначала он получил повышение благодаря позиции Чосен и возглавил совместную эскадру. Потом он нашёл Окинори и сумел довести конвой до дома. Теперь его кандидатура на должность командира корабля и небольшой эскадры из-за Окинори оказалась фактически безальтернативной.
  
  Если флоту не нужен Виктор Сергеевич Кан в качестве политика, почему бы ему не стать военным дипломатом? У него налажен контакт с Окинори, к офицеру весьма доброжелательно относится и государство Чосен.
  
  Эти направления сейчас важны для Руси, особенно крепкие связи с великим князем Медео. Вдруг каперангу удастся уговорить изобретателя поделиться новыми технологиями?! Отсутствие протекции со стороны важнейших семей Кремля и Края Света теперь превращается из минуса в плюс.
  
  Личному представителю, дипломату, находящемуся вдали от всех внутренних свар, Владимир IX может поручить самые щекотливые задания, и информация о них дальше Кана не уйдёт. Выскочка, отмеченный царём, обязан ценить его расположение выше собственной жизни.
  
  Оступится - завистники не простят ему возвышения.
  
  - Транспорты готовы к выходу?
  
  - Дайте мне пять суток, Ваше Высочество! - Кан старался выглядеть уверенным, хотя внутри считал, что понадобится семь, а то и десять дней. Однако попробуй тут, заяви о таком! Окинори явно торопится и будет недоволен, если выход задержится. Он даже без всякого умысла 'стукнет' царю, и всё. Прощай карьера каперанга Кана! - Транспортам предстоит эвакуировать три десятка тысяч людей. Им нужно подготовить места, обеспечить пищей и водой. Пять суток, Ваше Высочество, никак не меньше!
  
  Примерно этот срок предполагал и Тараш. Ничего страшного, собранные с бору по сосенку экипажи 'флореалей' получат дополнительное время на освоение своих кораблей и боевое слаживание.
  
  - Ладно... - Тараш постарался достоверно изобразить сомнения, размышления, хотя уже всё решил. - ...Не буду вас ждать. Моя эскадра уходит немедленно. Тут остаются 'флореали', для вашей защиты их достаточно.
  
  Тараш спешил. На Зое творится то, что мягко называют 'беспределом'. Его создали аристократы и торговцы Новой Руси. Не только они, но без их деятельного участия ситуация была бы не столь печальна.
  
  Реальное население Зои по данным информатория предтеч раза в три больше того, что указали царские чиновники. Основная масса - бандиты всех мастей.
  
  Пираты внаглую использовали Зою как перевалочную базу. На планете сбывали награбленное, продавали рабов. Заложили обширные плантации маиса хако41 для изготовления самой ядрёной наркоты. Быстроходные авизо оперативно развозили дурь по Периферии и Землям Изгоев. Основная часть шла в Великий Предел. Его правитель давно прекратил бы это безобразие, да у наркодельцов серьёзная оказалась 'крыша': Истинный Авалон, Демократический Альянс и... Новая Русь.
  
  Правда, Владимир IX, скорее всего, к этим преступлениям не имеет отношения. Возможно, что тут на свой страх и риск действует губернатор Зои... или какой-нибудь адмирал, решившие таким способом пополнить семейный бюджет. Формально вроде как они ни при чём, а во всём виноват Консулат. Но что могут сделать пираты без солидной поддержки? Ничего. Зато патрули централов регулярно навещают звёздную систему Медео и относятся к производству наркотиков на Зое вполне лояльно.
  
  Всех этих преступников, поганцев и мерзавчиков, торгующих наркотиками и живым товаром, Тараш решил застать врасплох. Кремлёвские чиновники не готовы к стремительному уходу эскадры великого князя и предупредить коллег о скорых переменах не успеют.
  
  Полную информацию о Медео Тараш получил без труда. Он ведь стал участником эксперимента предтеч, практически Пределом. А что? Юнитами владеет, эгидой обладает, доступ к информационным ресурсам создателей имеет. Едва хакер обрёл новые возможности, он первым делом, раз игровая система определила его, как полноправного Игрока, полез в журнал хода эксперимента.
  
  Каждый такт там концентрируется вся текущая информация со всех юнитов. Игроки игнорируют этот огромный массив 'сырых' данных, их просто слишком много. Участники эксперимента пользуются лишь малой частью этих сведений - той, что касается их самих, да и то после автоматической фильтрации и выбраковки лишнего.
  
  Пределы увлечены Игрой. Они не желают тратить усилия на изучение сырого материала.
  
  Контролёры реагируют только на жалобы.
  
  Вопрошающий Всех интересуется исключительно ходом эксперимента, ему не до мелочей. Фильтрацию и обработку сырых данных ведут специализированные искины, самые совершенные в Галактике, многие миллионы лет работающие без сбоев!
  
  Однако Тараш, как и всякий хакер, предпочитал свои. Может быть, они не столь совершенны, но зато и второго дна не имеют. И с чего бы им быть хуже тех, что есть у предтеч? Игру делали не сами создатели, а их помощники. Только их не ломали, не выкидывали на свалку, а оставили в качестве игрушек Вопрошающего Всех, чтобы использовать против сородичей. Впрочем, такие, как Этаи Моата, резидент предтеч на Фелле, для феллийцев не сородичи. Чужие.
  
  Чужие игрушки. Их надо держать на расстоянии.
  
  Пока Тараш охотился за сбежавшими бандитами, он основательно изучил Великую Игру и изготовил свой набор инструментов. Тогда он не решился перевести на себя первичный поток игровой информации. Теперь хакер мог это сделать на законных основаниях, и сторожевые программы примут его действия как должное. Период фактического безвластия закончен. Теперь у звёздной системы Медео есть хозяин, да ещё и с полноценной эгидой.
  
  
  

2


  
  
  Разгон. Уход в гипер.
  
  Снова разгон, торможение. И ещё раз, и ещё.
  
  Тараш давно перестал вести счёт выполненным гиперпрыжкам. В последние десять месяцев их было чересчур много. За это время даже сложные космические манёвры перестали щекотать нервы и превратились в нудную обыденность.
  
  В привычную давно знакомую работу.
  
  Четыре рейдера, очень похожие на 'остеры', и два авизо, внешне напоминающие 'шакалов', мягко вынырнули на границе зоны перехода и растворились в космосе, сбросив полтора десятка разведывательных зондов.
  
  Что такое стандартный зонд? По сути, просто ракета. Вместо боеголовки у неё массив самых разных детекторов, она оборудована защищённой связью и чуткой системой самоуничтожения. Феллийцы тщательно доработали идею робота-исследователя, добавили в неё свои разработки и получили в результате... монстра, иначе и не скажешь.
  
  Разведывательная аппаратура зонда благодаря феллийскому искину значительно поумнела и стала внимательней. Теперь ей видна любая аномалия. Даль-связь передаёт информацию в реальном времени, да ещё при нужде формирует отметки - реперы - для телепортации. Адаптивный камуфляж прячет зонд не только от всяких там радаров и лидаров, даже визуально его обнаружить очень сложно. Масса - это единственное, что никак не спрятать, но она у зонда невелика, всего полсотни тонн. Пустяк!
  
  Даже молекулярные детекторы не обнаружат разведчика: вместо ракетных двигателей, фонящих на всю галактику разогретой плазмой, феллийский зонд использует компактный механи-пешио.
  
  Во время работы он не оставляет следов и потому не насторожит противника. Запасов энергии у зонда в достатке. Их хватит, чтобы в течение трёх сотен секунд поддерживать ускорение в тридцать тысяч стандартов, или на протяжении многих часов - пару тысяч стандартов.
  
  Наконец, нет никакой необходимости долго и нудно собирать разбросанные по всей звёздной системе ценные машины. Когда план исследований завершён, или возникла нештатная ситуация, телепорт мгновенно вернёт робота домой на базовый корабль.
  
  Полтора десятка этих монстров споро разбежались по всем ключевым секторам Медео, старательно отрабатывая полётные задания. Четыре из них устремились к Зое, ещё три - к её спутникам, а остальные отправились изучать планеты и астероидные пояса системы. Официально Медео считается бедной на тяжёлые элементы, но ведь всё относительно? Может и так случиться, что в среднем по системе чего-то мало, но в некоторых местах это 'мало' неожиданно окажется в изобилии.
  
  А феллийской колонии 'много' не нужно.
  
  Тараш неплохо представлял себе, в какой спешке и насколько небрежно формировались миры на Игровом Поле, за его пределами, и потому не очень доверял данным из библиотеки предтеч.
  
  И уж совсем не собирался верить информации о Медео, собранной исследователями Новой Руси.
  
  Хочешь, чтобы было сделано хорошо - сделай сам!
  
  Зонды ушли с начальным ускорением в десяток тысяч стандартов. Достигнув оптимальной скорости, они устремились к планетарному диску. Уже через пару часов, когда зонды удалились на четверть светового часа, начала поступать первая информация о ситуации в системе.
  
  Великого князя Медео она не порадовала. Две сотни кораблей и судов - это, всё-таки, слишком много даже для феллийцев, всегда жадных до трофеев. Хотелось бы захватить все, но с имеющимися силами это нереально.
  
  Хорошо, что эта свора не однородна и вряд ли выступит единым фронтом против законного хозяина системы. Девяносто процентов - это всякая мелочь, всякие там авизо и грузовички с массой менее половины мегатонны. Крупных кораблей немного. К ним условно можно отнести десять крупных транспортов, пару 'шакалов', три 'остера' - их очень любят Славные Ребята - и, как вишенка на торте, фрегат класса 'Лондон' под эгидой Нового Авалона. Позиция авалонцев на орбите показывает, что они устроились здесь надолго и считают Медео чуть ли не своей отдалённой колонией. Как приятно будет их разочаровать, не опасаясь вмешательства предтеч!
  
  До планеты феллийской эскадре идти почти сутки, и это время можно потратить с пользой. Зонды убегали всё дальше, информация с них обрастала подробностями. Теперь уже можно планировать действия по наведению порядка. Или, скорее, спектакль. Увы, его первый акт ожидался намного раньше, чем планировал Тараш.
  
  'Химеры', в прошлом 'остеры', выстроились плотной четырёхгранной призмой. Впереди в паре световых секунд от них крались 'кошки' - бывшие 'шакалы'. А навстречу кораблям Тараша, натужно вытянув разгонные факелы двигателей, выползали два небольших транспорта класса 'когг'. Их эгиды утверждали, что суда принадлежат 'свободным' торговцам Земель Изгоев.
  
  Ложь, конечно. Типичная уловка Консулата.
  
  Никого на феллийской эскадре она не ввела в заблуждение. Все смотрели на судёнышки, как на законную добычу. Дистанция между ними превышает световой час, так что есть время разобраться с обоими 'торговцами' по очереди, обстоятельно и без всякой спешки.
  
  Конечно, такие лоханки феллийцам особо и не нужны, их проще уничтожить. Но почему бы не отработать внезапный абордаж, раз появилась такая возможность?
  
  Зонды были уже рядом с первым из пиратов, а даль-связь позволяла не только беседовать, но и пользоваться хакерскими талантами. Правда, в данном случае они особо и не нужны. Искин 'Феллы' справится сам.
  
  - Пришло уведомление об установке скрытого канала связи с первой из лоханок, идущей нам навстречу, - немного нервно сообщила Диана.
  
  - Прекрасно, дай-ка мне её капитана.
  
  - Соединяю, Раш... - женщина активировала уведомление, и перед Тарашем распахнулось окно связи. По его другую сторону всплыла донельзя изумлённая морда.
  
  - Какого... - зарычал пират, сонно протирая глаза.
  
  - Молчать! - рявкнул Тараш, и его визави мгновенно проснулся. - Великий князь Медео Окинори приказывает тебе отключить ускорение и принять досмотровую группу.
  
  - Какой такой князь? Какую группу?! Ты оборзел?!! - видимо, собеседник Тараша после сна плохо соображал.
  
  
  

3


  
  
  Был бы глупец пободрее, обратил бы внимание и на военную форму, и на титул, объявленный официально.
  
  Хамит - тем хуже для него.
  
  - Ты отказался. Мне тебя жаль, - хакер закрыл окно раньше, чем пиратский капитан нашёл слова для ответа. Всё равно, кроме очередных грубостей, тот ничего сказать не мог. Зато Тараш успел отследить, как механизм Великой Игры зафиксировал заявление великого князя, его попытку вступить в переговоры и отказ стороны, представляющей Славных Ребят. Теперь Тараш может делать с коггом всё, что пожелает, и остаться в рамках игровых правил.
  
  Впрочем, и без факта этих переговоров да ещё в своём собственном пространстве он вполне мог использовать 'право силы'. Правда, в этом случае его действия стали бы агрессией в отношении Славных Ребят с некоторыми неприятными последствиями. Вроде того, что пираты, сами того не замечая, начали бы рассматривать Медео как приоритетную цель для налётов, а людей Окинори - как наилучшие цели для похищений и грабежей.
  
  Ранее хакер полагал, что Славные Ребята - это что-то вроде изгоев. Игрушки, оставшиеся без хозяина. Сейчас он аккуратно проследил за информационными потоками и обнаружил, что у пиратской братии есть хозяйка.
  
  Это сама игровая система. Точнее, её искин.
  
  Значит, нужно действовать значительно осторожнее.
  
  - Ну что, пошумим? - задорно подмигнул Тараш командиру 'Феллы', по совместительству своему флаг-офицеру и жене. Диана кивнула, жмурясь как кошка. На все чужие судёнышки она всегда смотрела как на дичь, и сейчас её глаза вспыхнули азартом, но Тараш отрицательно покачал головой. - Эта добыча слишком незначительно для тебя, не спеши! Соедини-ка меня с 'Рысью'.
  
  Окно распахнулось сразу - командир 'Рыси' явно надеялась на вызов с флагмана. Все люди, ставшие гражданами Феллы и последовавшие за автархом в эту экспедицию, давно забыли былую робость.
  
  'Хищники - так оценил их настроения Тараш. - Молодые и очень голодные хищники. В их глазах огнём горит жажда деятельности, а человечество, когда-то выбросившее их на свалку, окончательно стало чужим. Всего десять месяцев, и какой результат!'
  
  Они - феллийцы. Просто их магические таланты несколько иные, чем у 'коренных' сограждан - тех в личном составе экспедиции едва ли наберётся десять процентов. Важнейшие сторонники автарха остались на родине, их задача - сохранить власть и проконтролировать работу с порталом. С Тарашем отправились две дюжины юных энтузиастов-хакеров, полсотни алхимиков в качестве биологов и медиков, сотня с четвертью метафизиков как конструкторы и инженеры да полторы сотни энергетов во главе с Милией. Они заняли должности офицеров и чиновников будущей колонии.
  
  - Корвет-капитан Хоши, кир адмирал, - бодро отрапортовала невысокая худенькая стриженая брюнетка. Её можно было бы принять за девочку-школьницу, если бы ни офицерский мундир и значок командира корабля. - Готова исполнить любой твой приказ! - слово 'твой' девчонка выделила особо, хитро косясь в сторону Дианы, находящейся за соседним пультом. - Любой, кир адмирал!
  
  'Вот оторва!' - мысленно хихикнул Тараш, внешне сохраняя вид суровый и неприступный.
  
  Диана доброжелательно улыбнулась подруге: её эти заигрывания ничуть не трогали. Мужу вполне хватает её и Аманды, чтобы не смотреть по сторонам в поисках хорошеньких девчонок. А ещё есть и Милия, м-да.
  
  - Я готов сделать тебе приятное, Изуми... - доверительно склонился к окну Тараш, став на несколько сантиметров ближе к своей поклоннице. Глаза Хоши широко распахнулись, округлились. Не ожидала, девочка, что в игры с подобными дразнилками можно играть вдвоём? - ...Тебе навстречу идёт когг под эгидой какого-то там свободного торговца. Ничего особенного, всего четыреста восемьдесят три килотонны, да ещё с явным перегрузом. Захвати эту лоханку для меня, только тихо, без серьёзного шума и уж точно без жертв с нашей стороны. Судно и его груз тоже желательно получить без повреждений. Справишься, корвет-капитан?
  
  Ну какой такой товар можно вывозить с нищей Зои? Наркотики, награбленное пиратами имущество и рабов.
  
  - Да, кир адмирал. Положись на меня!
  
  - Не сомневаюсь, - одобрительно кивнул Тараш, закрывая окно связи. Изуми из кожи вывернется, но всё сделает 'на отлично'. - Соедини нас с 'Пумой', Ди!
  
  Командир этой 'кошки' получил аналогичный приказ - абордаж вражеского судна, - только теперь в отношении второго, более удалённого, транспорта.
  
  План атаки был прост и не предполагал неудачи.
  
  'Рысь' и 'Пума' должны были сблизиться со своими целями на дистанцию в десяток-другой километров, по космическим меркам, в упор, остаться невидимыми для противника, уровнять скорости и сбросить челноки с десантом. У каждой 'кошки' - два челнока, они самостоятельно состыкуются с транспортом, после чего запустят на его борт по три десятка штурмовиков (в основном, сайко) и по полсотни 'пауков'.
  
  Экипажи коггов существенно меньше, там всего по восемь человек персонала и полтора десятка охранников и подсобных работников. Они вряд ли будут готовы к абордажу, так что задача, поставленная командирам 'кошек', не выглядела сложной.
  
  Однако Изуми сочла её трудновыполнимой. Челнокам с их слабой динамикой сложно нагнать ускоряющийся на двухстах стандартах транспорт. Если их обнаружат, могут и приласкать кор-бластерами, а потери недопустимы! Ориентируясь на прямой приказ адмирала, корвет-капитан немного переиначила рекомендованный алгоритм действий. С коггом состыковалась сама 'Рысь', а десантники ворвались на вражеское судно через шлюзы для выброса малых аппаратов. Пираты оказались не готовы к столь стремительной атаке, и уже через четверть часа штурм завершился полной победой.
  
  Командир 'Пумы' последовал примеру корвет-капитана Хоши, однако шлюзы на атакованном транспорте оказались заблокированы. Пока десантники их вскрывали, бандиты, выдающие себя за вольных торговцев, вооружились и подготовились к отпору. Абордажники победили только за счёт превосходства в грубой силе.
  
  
  

4


  
  
  Десантники потерь не понесли, а вот их самооценка изрядно просела: при столь большом технологическом разрыве между пиратами и феллийцами десант должен был взять несчастный когг 'на ура'. Но 'Пума' захватила трофей с повреждениями. В азарте абордажники повредили два челнока, лифты выведения аэрокосмических аппаратов к старту, снесли множество шлюзов и дверей, перебили до половины команды и почти всех судовых офицеров. Пиратов не жалко, нет. Обидно, что вместе с ними утрачена ценная информация о явках, паролях, кодах связи.
  
  Потеряны данные о тайных счетах.
  
  Но за эти пустяки Тараш ругать командиров не стал. 'Рыси' просто повезло, а 'Пуме' наоборот. Но приказ своего адмирала экипажи обеих 'кошек' выполнили. Захватили два стареньких грузовичка класса 'когг' ранних серий и триста сорок пять килотонн грузов в контейнерах, в том числе слитки металлов (в основном, никель и железо), рационы питания, корнеплоды, зерно, ткани, бытовую технику и сотню с небольшим личных флаеров престижных моделей.
  
  Вдобавок в руки феллийцев попали три десятка пиратов и шесть сотен рабов, молодых мужчин и женщин. Судовые документы показали, что их скупает Новый Авалон. Стране нужны колонисты. Конечно, законы Центральных Миров считают этих людей свободными. Они обязательно такими станут, как только выплатят хозяину те суммы, что ушли на их выкуп. Нищим колонистам это вряд ли удастся, так что их судьба была окончательно определена.
  
  Вот именно - была, если бы не Тараш.
  
  Поверхностное ментоскопирование убедило хакера, что никаких сюрпризов от бывших рабов не ожидается. И шпионов среди них тоже нет. Конечно, эти люди не прыгают от радости из-за того, что их хозяин сменился. Им на это наплевать, что колониальный губернатор, что непонятный великий князь - какая разница?! Тараш не спешил никого переубеждать. Для этого ещё будет время.
  
  Ещё проще обстояло дело с экипажами грузовиков. Пираты, едва почуяли, что их маскировка под торговцев не сработала, начали наперегонки охотно делиться сведеньями обо всём: о Славных Ребятах вообще и о своих хозяевах конкретно, о связях с чиновниками и не только, о денежных счетах - официальных и не очень.
  
  Главное, они в подробностях описали текущую обстановку на Зое. Планетой управляют четыре силы.
  
  От имени Славных Ребят балом правит адмирал-капитан Цы Монхи с эскадрой из трёх 'остеров' и двух 'шакалов'. У него шесть тысяч головорезов.
  
  За ним присматривает фрегат-капитан Вильям Александер с корабля 'Эдинбург'. У авалонца больше 'пушек', чем у Цы Монхи, но меньше десантников.
  
  Это создаёт зыбкое равновесие власти, и его изо всех сил пытается удержать губернатор Шумилин, присланный Владимиром IX. Павел Алексеевич - честный человек, но не обладает сколь-нибудь заметной военной силой. В его распоряжении один старенький корвет и полторы сотни солдат. Их хватает, чтобы держать в узде вороватых чиновников местной администрации, но явно недостаточно для наведения порядка на планете.
  
  Вдобавок ко всем перечисленным силам на планете постоянно присутствует совместная научная экспедиция Демократического Альянса и Лиги Человечества. Учёные Центральных Миров изучают аномальную активность недр Зои. Они трудятся уже не первое десятилетие и прекращать работы не собираются. Исследователей охраняют и обеспечивают три крупных военных транспорта. Один из них переоборудован в тяжёлый рейдер, по числу орудий и пусковых установок он уступает только 'Эдинбургу'.
  
  Централы пробурили глубокую шахту, завезли уйму оборудования и в дела соседей по планете не лезут. Славные Ребята их не трогают, у бандитов на Зое своих дел в избытке. Без их чуткого внимания зачахнут плантации и остановятся многочисленные заводики по производству наркоты. Этим предприятиям постоянно требуются работники - те мрут, как крысы от мышьяка, потому приходится подвозить всё новые и новые партии. Совокупно здесь в распоряжении Славных Ребят чуть ли ни сотня небольших корабликов и судёнышек - это помимо эскадры Цы Монхи, 'смотрящего' за планетой. У каждой лоханки по паре - а у некоторых и четыре - пусковые установки. Поодиночке они тьфу, растереть и забыть, но все вместе представляют большую силу.
  
  Тараш не собирался терпеть у себя дома всех этих незваных гостей. Однако вытурить их хотелось по-доброму, по-хорошему, а если придётся драться, то ни в коем случае не надо быть инициатором активной стадии конфликта. Лучше всего с пиратами расправиться жёстко и показательно, а всех прочих вежливо попросить прочь.
  
  Особенно граждан Новой Руси и экспедицию централов.
  
  А вот авалонцев хорошо бы спровоцировать. Пусть нападают, но так, чтобы для всех сторонних свидетелей стать агрессорами, то есть заранее виноватой стороной...
  
  Когда зонды добрались до орбиты Зои, мнение Тараша об исследователях из Центральных Миров поменялось кардинально. По журналам лабораторных наблюдений, в которые залез хакер, выяснилась причина аномальной активности недр. За последние десять лет большую часть разрушительных землетрясений и цунами создали именно экспериментаторы.
  
  Чего конкретно они добивались, выяснить, увы, не удалось. Возможно, эти умники разрабатывали новые методы терраформинга, или, может быть, тектоническое оружие, способное разрушить планету, какая разница? А вот то, что итогами их деятельности стали многочисленные жертвы среди местного населения и уничтожение инфраструктуры планеты, абсолютно бесспорно.
  
  Лабораторные журналы бесстрастно фиксировали: такого-то числа (дата) проведена гравитационная стимуляция недр. Итог - землетрясение, далее указаны число баллов, количество жертв, и приведён список разрушений. Вот землетрясение вызвало цунами, и приведена подробная информация об этом явлении. А ещё аналогичный эксперимент проведён шестнадцать дней спустя, а потом спустя одиннадцать, и ещё, и ещё...
  
  На планетах Центральных Миров никто не позволит проводить подобные исследования, а в Землях Изгоев, значит, можно?! Мало того, эти твари даже не собирались предупреждать губернатора планеты или спрашивать у него разрешения. Зачем?
  
  Режим секретности, опять-таки.
  
  
  

5


  
  
  В пятнадцати световых секундах от Зои хакер ознакомился с результатами работ учёных-централов во всех неприглядных подробностях. В его глазах эти исследователи теперь мало чем отличались от местных плантаторов - и те, и другие погубили десятки тысяч людей. Правда, бандиты пахали ради денег и осознавали себя убийцами, а экспериментаторы искренне считали себя бессребрениками, истинными людьми науки, не способными и мухи обидеть.
  
  Наверное, именно тогда Тараш впервые всерьёз задумался о сходстве между предтечами и их игрушками. Оно не внешнее, не по талантам или возможностям, а в потребительском отношении к окружающим, к миру в целом. Столь подозрительная аналогия насторожила автарха и заставила его действовать крайне осмотрительно. Его интуиция кричала, что это неспроста!
  
  Хакер привык доверять своей интуиции, и потому решил действовать официальным путём. И подстраховался, конечно. 'Пума' легла в дрейф и замаскировалась в шести световых часах от Зои. 'Рысь', 'Химера' и 'Мантикора' тоже не спешили показываться на глаза, так что наблюдатели от всех заинтересованных сторон увидели только пару 'остеров', идущую к парковочной орбите планеты в сопровождении малых транспортов 'Мария-Анна' и 'Мария-Луиза', сутки назад покинувших планету. Их эгида сменилась, теперь они несут такие же флаги, как и 'остеры'.
  
  Всё понятно, судёнышки захвачены чужаками.
  
  Нагло, беспардонно, на глазах у всех.
  
  Когда Тараш с десяти световых секунд от Зои начал передавать своё официальное представление и одновременно ультиматум, все стороны, присутствующие на планете, уже были готовы и даже успели вдоволь повозмущаться бесцеремонностью новоприбывших.
  
  'Ваше превосходительство! - хотя эти слова были обращены исключительно лишь к губернатору Зои, на планете их слушали все без исключения. - Я, Тараш Окинори, великий князь Медео извещаю вас и местную администрацию о том, что принимаю власть на планете Зоя и во всей звёздной системе Медео. Делаю это согласно договору, заключённым мною и Владимиром IX, царём девяти миров, великим князем Края Света и государем Новой Руси. Подтверждающие грамоты высылаю!'
  
  Губернатор Шумилин, адмирал-капитан Цы Монхи, фрегат-капитан Александер и начальник научной экспедиции ещё не успели отойти от шока, вызванного данным извещением, как последовал ультиматум.
  
  'Указ Великого Князя Медео, автарха Тараша I Окинори. Всем гражданам Новой Руси, находящимся в данной звёздной системе, надлежит покинуть планету Зоя и пространство Медео в течение семи стандартных суток, считая с сего момента. Для всех нуждающихся эвакуация будет произведена кораблями флота Новой Руси, прибытие которых ожидается в ближайшее время.
  
  Гражданам прочих государств, в том числе Центральных Миров, надлежит покинуть пределы данной звёздной системы в течение трёх стандартных суток. Все те, кто задержатся здесь дольше обозначенного срока, будут интернированы и предстанут перед судом автарха. Их имущество будет безусловно изъято'.
  
  Начальник научной экспедиции полковник Рихард Райт-Берков прослушал ультиматум и просто пожал плечами, велев секретарю отправить в ответ сообщение, что граждане Центральных Миров прибывают на Зое в соответствии с решением правительств Лиги и Альянса. Приказы и пожелания великого князя не могут быть исполнены без дополнительных консультаций. Завизировав документ, полковник сразу о нём забыл и занялся делами.
  
  Фрегат-капитан Вильям Александер был до глубины души возмущён наглым заявлением варварского князька. Его, безусловно, надо будет поучить хорошим манерам, но не сейчас, и только в том случае, если власти попытаются кого-то интернировать и чего-то изъять. Пока миссии Александера ничего не угрожает, он вмешиваться не станет.
  
  Цы Монхи впал в ярость. Его прогневал не ультиматум Окинори, а захват двух коггов, принадлежащим Славным Ребятам. За суда и товар на них он отвечает перед Консулатом. Всё это добро необходимо вернуть, иначе не быть ему ни адмирал-капитаном, ни смотрящим, а зарабатывать себе на жизнь придётся так, как и всем корсарам - то есть, постоянно рискуя своей шкурой.
  
  Нерадостная перспектива!
  
  Так что Цы Монхи, как только успокоился, отдал приказ своей эскадре готовиться к атаке кораблей Окинори. Наглеца надо проучить, а своё имущество отбить обратно. Экипажи 'остеров' и 'шакалов', оттягивающиеся на планете, срочно прерывали отдых и спешили вернуться на борт. К боевым кораблям пиратской эскадры бодро подтягивалась мелочь, всякие грузовички и курьеры под управлением 'бригадиров' и 'быков'. В бою проку от них немного, но если навалятся кучей, проблемы у врага будут.
  
  В неизбежной 'разборке' Цы Монхи лично участвовать не собирался. Парням будет достаточно его удалённого присутствия. Зачем менять свою шикарную яхту, новенький когг XVI серии, на куда менее удобный старый 'остер'? Если бы речь зашла о рейде в другую систему, или о засаде в транзитном секторе, дело другое. Схватки Монхи любил, боевой азарт наполнял его жизнью, давал ощущение свободы, могущества. Но в этот раз бой будет проходить тут же, на орбите Зои, так что суетиться ни к чему.
  
  Единственное, в чём адмирал-капитан Цы пошёл навстречу своей жажде сражений - распорядился зарядить по максимуму аккумуляторы, загрузить дополнительные ракеты, расходную массу для двигателей, кор-бластеров и подготовить яхту к бою. Его кораблик присоединился к остальной эскадре последним. Он встал в арьергарде позади 'призмы' тяжёлых рейдеров. Всю явившуюся на его зов мелочь, три десятка коггов и сходных с ними грузовичков, Монхи отправил в авангард. Их задача - быстро закидать корабли Окинори всеми имеющимися ракетами и свалить в сторону, чтобы не мешать драке серьёзных ребят.
  
  Пираты, если что решили, всё делают быстро. Атака наглого выскочки была окончательно готова уже к моменту выходу его кораблей и судов на орбиту Зои, однако начинать бой Монхи не спешил. Пусть после похода враг успокоится, хорошенько расслабится...
  
  
  

6


  
  
  - Ваше Высочество!..
  
  Губернатор Шумилин ознакомился с документами, высланными ему Окинори, и особенно внимательно с секретным пакетом от государя Владимира IX. Мало сказать, что он запаниковал, правильнее - пришёл в ужас. Царь повелел ему лично проследить, чтобы процесс передачи власти великому князю прошёл быстро и без осложнений.
  
  А тут как назло целый ворох проблем и препятствий!
  
  Авалонцы высадились на одном из островов вдалеке от Сомны и что-то там копают, отгоняя прочь всех любопытных. В том числе и представителей губернатора. Те явились узнать, чем занимаются здесь гости дорогие незваные, рассевшиеся тут без разрешения местных властей, но были грубо выдворены вон. Будто не посланники, а попрошайки, ей-богу! Вытурить наглецов с планеты и, тем более, призвать к ответу, нечем. Старенький корвет против авалонского фрегата - не аргумент, знаете ли.
  
  Латаный-перелатаный кораблик не имеет шансов в схватке с тяжёлым рейдером, прикрывающим работу совместной научной экспедиции Альянса и Лиги. Но эти-то хотя бы попросили у губернатора разрешение на буровые работы, и с тех пор регулярно выплачивают в бюджет колонии неплохие суммы. Правда, им не давали дозволения на столь опасные исследования. Централы в своей обычной манере просто делали то, что посчитали нужным. Вот их Окинори мог бы выставить, только вряд ли авалонцы станут безучастно смотреть на подобные действия. Вмешаются, конечно. Для их фрегата что один старый корвет, что он же с поддержкой из пары 'остеров' Окинори - тьфу, плюнуть, растереть и забыть.
  
  Но самая главная проблема - Цы Монхи. Точнее, его бандиты и пираты. Славные Ребята фактически оккупировали Зою, пригнав сюда десятки тысяч боевиков и сократив пространство, контролируемое губернатором Шумилиным, до нескольких тысяч гектаров вокруг космопорта и Тихого Приюта, столичного - и, честно говоря, единственного - города планеты.
  
  Господин Цы владел множеством плантаций, целым флотом грузовых судёнышек и распоряжался эскадрой из пяти боевых кораблей. С ним вынужденно считались и надменные авалонцы, и руководители экспедиции, прибывшей из Центральных Миров.
  
  Дело не столько в тех силах, что оказались под рукой некоронованного короля Зои, а в подлости и коварстве самого Цы Монхи. С десяток лет назад он командовал крупной эскадрой Великого Предела народа хань и вовсю пользовался своей властью, чтобы собрать огромное богатство. Для ханьцев такое поведение казалось естественным, у них даже есть пословица: 'Высокая должность - огромные деньги'. Воруй, что плохо лежит, отбирай у тех, кто слабее, но не забывай делиться с теми, кто сильнее. Адмирал Цы не просто забыл поделиться, он организовал зверское убийство своего начальника и всей его семьи. Мерзавец рассчитывал подняться по карьерной лестнице, а вместо этого угодил под следствие Совета глав Кланов. Агенты Председателя действуют без спешки, но надёжно и неотвратимо. Они, в отличие от местных чиновников, неподкупны, их нельзя запугать. За ними стоят вековые традиции и совокупная мощь Кланов. Монхи не стал ждать, он проявил изрядную сноровку, безжалостно избавился от своих подручных и сбежал с большой суммой денег. Ему хватило ума сообразить, что с такой репутацией в Центральные Миры дороги нет, и беглец подался к Славным Ребятам. У них он приобрёл и снарядил тяжёлый рейдер, нанял команду и быстро прославился как один из самых жестоких пиратов. Консулат высоко оценил заслуги неофита и поспешил убрать Цы Монхи в Земли Изгоев, пока его не настигло серьёзное неудовольствие централов.
  
  Шумилин знал о господине Цы если не всё, то очень многое, и вполне резонно его опасался. И вот этого весьма непростого ханьца мальчишка Окинори оскорбил, захватив две его лоханки, и унизил, повелев убираться из системы. Если бы не письмо государя, губернатор промолчал бы, не стал бы лезть в назревающую разборку.
  
  Увы, повеление царя недвусмысленно требовало защищать нового великого князя... или хотя бы удержать от дурных поступков и неосторожных действий до того момента, как последний гражданин Новой Руси покинет пределы Медео. Влезать в конфликт с Цы Монхи, имея в своём распоряжении один лишь корвет, Шумилин не хотел. Хорошо бы дождаться прихода эскадры каперанга Кана!
  
  А ещё лучше договориться с юным князем, убедить его вернуть ханьцу конфискованное имущество и отозвать глупый ультиматум. Централы в ответ даже не пошевелились, а господин Цы не на шутку разозлился. У него же здесь бизнес, плантации.
  
  Нельзя же всерьёз рассчитывать, что ханец их бросит и просто уйдёт?!
  
  - Ваше Высочество!.. - Окинори только казался зелёным юнцом, от него исходила такая аура власти, такая мощь, что Шумилин помыслить о нём не мог иначе, чем о великом князе. - ...Умоляю вас помириться с господином Цы Монхи, вернуть его имущество и отозвать ультиматум! Этот мерзавец определённо вас убьёт!!..
  
  - Попытается, не сомневаюсь, - ухмылка Окинори напомнила губернатору волчий оскал, а его русский был безупречен. - Приятно, что вы беспокоитесь обо мне. Кстати, абсолютно зря.
  
  - ...Но, Ваше Высочество...
  
  - Успокойтесь, Павел Алексеевич! Сил достаточно, чтобы обуздать обнаглевшего пирата. Ультиматум я не отзову, трофейные судёнышки не только не отдам обратно, а вдобавок захвачу те, что полезут в драку. Или уничтожу, если не сдадутся. И... прошу вас, не вмешивайтесь, уберите свой корвет подальше от моих кораблей, чтобы ему случайно что-нибудь не прилетело.
  
  Шумилину эта просьба не понравилась. Губернатор знал, что она не придётся по душе командиру и всему экипажу корвета. Его команда люто ненавидит бандитов, их не обманывают личины 'свободных торговцев'. Но до сих пор граждане Новой Руси могли лишь беспомощно наблюдать, как пираты забирают на Зое влияние и власть.
  
  По кусочку, по малости, каждый день.
  
  А тут во главе эскадры появляется тот, кто говорит по-русски, держится так, как должен русский офицер. Он не пресмыкается перед набежавшей нечистью!
  
  Нет, экипаж корвета точно не останется в стороне от намечающейся драки, приказы тут бесполезны...
  
  
  
  
  

ИНТЕРЛЮДИЯ ПЕРВАЯ


  
  
  

1


  
  
  - ...Гражданин Шиффер! - Судья, одетый в традиционную чёрную мантию с золотой цепью власти поверх плеч, в треуголке и курчавом седом парике, надетых на голову, будто сошёл в зал с какой-то старой картины. - Лига Человечества обвиняет тебя в превышении полномочий офицера и командира, а также в недопустимом небрежении обязанностями командующего эскадрой боевых кораблей. Тебе в вину ставится утеря двух корветов Флота Лиги вместе со всеми экипажами. Есть ли у тебя возражения по существу предъявленных обвинений?
  
  Контр-адмирал кивнул военному адвокату в такой же клоунской мантии. За исход слушаний он ни капельки не волновался: всё решено заранее, а этот театр адресован прессе и обывателям.
  
  Публике нравятся парики, мантии и сама театральная атмосфера этого зала.
  
  - Есть, твоя милость гражданин судья! - бодро вскочил адвокат. - Защита категорически отвергает все без исключения обвинения. Контр-адмирал Шиффер ни в чём не виноват. Он стал жертвой коварной провокации.
  
  - Слова! Просто слова, гражданин защитник! Суду требуется нечто более существенное, чем просто слова, - бледные глаза судьи безразлично смотрели мимо адвоката куда-то в зал. Видимо, на камеру, ведущую прямую трансляцию. Судья тоже отыгрывает свою роль. - Личные свидетельства под присягой, документы и вещественные доказательства. Предъяви сейчас всё, что имеешь, или потом молчи!
  
  Чеканная юридическая формула. Такая же как 'правда, вся правда, ничего кроме правды'. Тяжёлые фразы, будто отлитые из бронзы - то, что надо для резонансного судебного процесса, на котором вынесут приговор не Злыдню, как полагают наивные обыватели, а Демократического Альянсу. Столь циничной подставы общественность Лиги Человечества ещё не видела.
  
  - Твоя милость! Защита готова представить вещественные доказательства...
  
  - У тебя четверть часа, гражданин, - судья стукнул молоточком по столу, встряхнув париком. Время пошло.
  
  Адвокат двинулся к судейскому месту и принялся неторопливо выкладывать на специальный столик вещественные доказательства, одно за другим, и громко объявлять каждое под усиливающийся говорок публики.
  
  - ...Данные регистраторов с кораблей эскадры контр-адмирала Шиффера с записью эпизода, когда были потеряны два корвета, с шести позиций, твоя милость!..
  
  Тук! Тук! Тук, - инфоры сухо стучали по столешнице.
  
  - ...Полная расшифровка логов кораблей! Выполнена специалистами Службы Общих Расследований для определения реальной диспозиции кораблей. Подробная динамическая картина их перемещений. Достоверность подтверждена, твоя милость!..
  
  - ...Запись переговоров контр-адмирала Шиффера с командиром эскадры изгоев, один объект!..
  
  - Запись ультиматума, предъявленного флит-капитаном Рифли, офицером разведки Демократического Альянса, контр-адмиралу Шифферу с представлением адмиралтейского ключа. Подлинность ключа подтверждена независимыми экспертами Ассоциации офицеров флота!..
  
  Вещдоки ложились на столик один за другим, их набралась уже большая куча. С каждым новым предметом, представленным публике, шум в зале заседаний увеличивался. Злыдня Шиффера народ уважал, в Центральных Мирах он заслужил репутацию честного и грамотного офицера. Процесс по делу своего любимца, несгибаемого борца с пиратами, ворами и бандитами, общественность не одобряла. Сейчас те, кто попал на открытые слушанья, видели перед собой буквально гору доказательств невиновности своего кумира. С их точки зрения этого достаточно, чтобы оправдать адмирала. Молчание судьи публике не нравилось, и зрители начали громко выражать возмущение топотом и свистом.
  
  Судья не выдержал и звонко застучал молоточком, призывая восстановить порядок.
  
  - Тишина в зале! - публика немного притихла, но успокаиваться не собиралась. - Тишина, или я велю очистить помещение!!
  
  Угроза помогла только отчасти. В зале замолчали, а вот толпа на площади перед зданием суда раздражённо заворчала. Пока многоголовое чудовище только выражало недовольство, но люди всё подходили и подходили. Несправедливое, по мнению народа, судилище серьёзно разозлило народ Лиги. Правительство было вынуждено запретить митинги на второстепенных планетах. На столичных такое распоряжение вызвало бы бунт. Людей возмутило даже не столько дело Злыдня, - Лига судила своих офицеров по каждому поводу и в девяносто девяти случаях из ста оправдывала, - сколько очевидное предательство союзника и скандальные обстоятельства происшедшего. Информация о столкновении где-то на Периферии эскадр Лиги и Альянса мгновенно стала достоянием публики и широко обсуждалась в обществе.
  
  Очевидно, что Шиффер был не совсем прав, пытаясь задержать военный конвой другого, пусть варварского, государства, но это же не повод захватывать его корветы? Боевые корабли Лиги уже давно никто не брал на абордаж, и общественность расценивала это как позорную пощёчину от Альянса. Масла в огонь добавил отказ Альянса вернуть корабли и моряков. Ни того, ни другого, видите ли, нет, а флит-капитан Рифли не мог принять участие в нападении на эскадру Лиги, поскольку в это время находился в другой звёздной системе, за тысячи световых лет от места событий. Столь очевидная ложь привела к резкому охлаждению отношений между Альянсом и Лигой...
  
  - Время вышло!.. - стукнул молоточком судья. - Гражданин защитник, что ещё, по-твоему, нужно знать народу Лиги в связи с этим делом?
  
  - Так точно, твоя милость, - поклонился адвокат, - есть акты экспертизы и иные ценные документы, разъяснения командования Флота, касающиеся адмиралтейского кода, а также показания свидетелей.
  
  - Сейчас суд желает рассмотреть акты экспертизы, - публика притихла, ожидая продолжения спектакля, - касающиеся предъявленных ранее вещественных доказательств и применения административного кода. У тебя четверть часа, гражданин защитник!..
  
  
  

2


  
  
  - Поздравляю, Марсель! - грузный седой мужчина лет шестидесяти на вид, явно страдающий избыточным весом, приветственно поднял бокал и кивнул на кресло напротив. - У меня тут всё по-простому, без чинов, присаживайся, наливай.
  
  - Спасибо, Жан-Пьер, - Шиффер уселся поудобнее, плеснул в бокал вина и позволил себе немного расслабится.
  
  'Шато Марго' стоит того, чтобы на минуточку забыть обо всём. Моряк, проводящий большую часть своего времени в пресной искусственной атмосфере космического корабля, начинает особенно ярко чувствовать ароматы, и Марсель просто млел, впитывая запах зрелого винограда, наполненный августовским солнцем Земли и пронзительным ощущением приближающейся осени.
  
  - Всё прошло великолепно, Марсель! - адмирал Дарлан прибывал в отличном настроении. Своих врагов он крепко прижал, и правительству подгадил. Оппозиция всерьёз рассматривает его кандидатуру в качестве будущего министра вооружённых сил, и у него есть отличная возможность этот пост занять. Правящая партия, выступающая за более плотный союз с Альянсом, резко теряет популярность. Ещё немного, и правительство падёт. - Бери, мой друг! Ты это давно заслужил.
  
  Шиффер осторожно взял шкатулку. Дарлан небрежно пихнул её через весь столик будто какую-то пустяковину, но Марсель знал истинную ценность подобных коробочек.
  
  Ему стало немного грустно и чуточку стыдно.
  
  Сколько он за пиратами гонялся, сколько бандитов уничтожил - давно счёт потерял. Число побед, одержанных кораблями контр-адмирала Шиффера, давно превысило сотню. Увы, вся честь, вся доблесть не приблизили его к следующему званию. А вот операция, которую он посчитал своим поражением, неудачей, принесла ему вице-адмиральские знаки. И вручил их человек, которого он глубоко уважал! Его учитель, адмирал Дарлан.
  
  Вручил так, будто знаки вице-адмирала - пустяшная безделица, малость. Неужели надо было не гонятся за пиратами, а сражаться с союзниками?!
  
  - Ну же, Марсель, не куксись! - Дарлан хитро подмигнул расстроенному ученику. - Я отлично тебя понимаю, мне тоже хотелось бы, чтобы новое звание ты получил не вот так, келейно, а с громогласным объявлением на всю Лигу. Но ты же не зелёный энсин, а вице-адмирал. Ты должен понимать, что флот - это всегда политика!
  
  - Я понимаю, - скривился Шиффер, смывая неприятное послевкусие глотком 'Шато Марго', - ах, Боже мой, Жан-Пьер, как мне порой хочется...
  
  - Тсс! - предупредительно поднял вверх палец Дарлан. - Ты не виноват, Марсель. Это тебе сказал суд, повторю и я. Никто не ожидал от Рифли столь откровенной подставы. Помнишь, в прошлом году на Периферии пропал форпост и пункт снабжения флота Альянса?
  
  Шиффер кивнул. Ещё бы не помнить! Он тогда изрядно вляпался во всю эту странную историю.
  
  - Многие политики Лиги ещё с того случая задумались, а по пути ли нам с демократами вообще? Тогда нас нагло и безапелляционно обвинили чёрт знает в чём, будто мы не близкие союзники, а так, случайные соседи. Тогда впервые правительство зашаталось. То, что случилось теперь, вообще сумасшествие какое-то. Полное отсутствие здравого смысла. Ладно, прогнал бы тебя Рифли, его право, для того ему и адмиралтейский код дали, но захватывать корабли у союзника!! У меня просто нет слов!
  
  - Альянс как-то объясняет происшедшее?
  
  - Твердит, что Рифли там и близко не было. - Дарлан зло стукнул опустевшим бокалом по столу. Шиффер на миг испугался, что тот разобьётся. Нет, выдержал. - Это не он, это не он - вот все их оправдания. Адмиралтейство пригласило их экспертов и передало твои материалы. Их изучили, признали правдивыми и продолжили твердить: 'Это не он!' Тьфу!!
  
  Шиффера неприятно кольнула новость, что Лига так запросто поделилась информацией с Альянсом, и он поспешил допить вино и плеснуть себе ещё.
  
  - Совсем ничего? А допросить самого Рифли? Может быть, кто-то воспользовался его образом? Он, конечно, ещё тот мерзавец, но всё-таки офицер!
  
  Дарлан крякнул, налил себе полный бокал и выпил его одним залпом, будто не дорогущее вино с самой Земли, а воду из-под крана.
  
  - Рифли пожимает плечами, говорит, что не он. Все эксперты согласились, что запись вашего диалога подлинная. То есть она подделана на таком уровне, что ни Лиге, ни Альянсу подобное и не снилось. Кто провернул столь хитрый трюк в диком космосе? Варвары из Чосен или из Новой Руси технологически отстают от нас лет на сто!
  
  - Чужие? - неуверенно предположил Шиффер.
  
  - Ангелы господни! - выругался Дарлан. - Это не та версия, которую захочет слышать Адмиралтейство!!
  
  - В диком космосе случается много странного, - продолжил Шиффер, вертя в руках бокал. - Ты же знаешь, что я провожу на Периферии и за ней намного больше времени, чем на берегу...
  
  - Знаю, - кивнул Дарлан, - другим до тебя далеко.
  
  - ...Моряки всякое рассказывают. О пиратах - те привозят откуда-то издалека громадное число слитков редких и драгоценных металлов. О странном сияющем веретене размером с тяжёлый крейсер, внезапно всплывающем из пустоты и мгновенно разгоняющемся до субсветовых скоростей. О кораблях и судах, что пропадают регулярно. Но это-то можно списать на бандитов, а вот пропажа огромного форпоста... от него не осталось вообще ничего, даже молекул! Я там был, помнишь?!..
  
  - Помню... - Дарлан сгорбился, став усталым пожилым человеком. - И ещё долго буду вспоминать...
  
  О, прошлогодний кризис добавил ему седых волос!
  
  - ...История с Рифли из этой же серии, Жан Пьер! Я в этом абсолютно уверен.
  
  Дарлан задумчиво посмотрел на опустошённую бутылку из-под вина и перевёл взгляд на своего ученика.
  
  - Хорошо, что ты так уверен, Марсель. Тогда тебе наверняка понравится следующее боевое задание.
  
  - Слушаю, гражданин адмирал! - вскочил Шиффер. Дружеские посиделки закончились, началась служба.
  
  - Отправляйся в Земли Изгоев и попытайся разыскать наших моряков. Или хотя бы сведенья собери. Узнай, где они, живы ли, есть ли шансы вернуть их домой...
  
  
  
  
  

ИНТЕРЛЮДИЯ ВТОРАЯ


  
  
  

1


  
  
  Нападать из космоса на врага, расположившегося на орбите - плохая идея, если ты считаешь планету своей. Такая диспозиция лишает возможности пользоваться орудиями, от их выстрелов могут пострадать орбитальные структуры, корабли и суда нейтральных сторон. Одними же ракетами не навоюешься, их всегда мало. На боевых кораблях вроде 'остеров' и 'шакалов' держат максимум два десятка на одну пусковую установку. Остальное место в ракетных погребах занимают лёгкие противоракеты.
  
  Те намного дешевле, да и удобнее для корсара. На грузовиках, мобилизованных адмирал-капитаном Цы, ракет было совсем немного - три или четыре на одну установку, больше не требовалось. Кто будет нападать на 'свободного торговца', находящегося под защитой Консулата? Только редкие насквозь отмороженные психи вроде Злыдня, да и тем нужна добыча покрупнее и не столь резвая.
  
  Если на судёнышко напали, когг удирает на полном ускорении и одновременно отбивает атаки противника лёгкими противоракетами. Такая тактика идеальна для контрабандиста, стремящегося сохранить свой груз - главный источник дохода.
  
  Противокорабельные ракеты требуются, когда в пустынном месте встречается беззащитное судно. Поскольку на Периферии и, тем более, в Диких Землях дураки не выживают, подобная ситуация не просто редкая, она относится к мифам и легендам.
  
  Потому на коггах их мало, две-три на одну пусковую, не больше. Так что в обычном случае для корабликов класса 'Когг' с его четырьмя ракетами в залпе немыслимо атаковать даже авизо, не говоря уж о рейдере или корвете.
  
  Но если грузовичков много...
  
  Когда этот непонятный Окинори столь самоуверенно и нагло предъявил ультиматум, в пространстве Медео находилось полторы сотни коггов, принадлежащих Славным Ребятам. Не менее сотни из них загружали трюмы товаром, - их лучше не трогать, - или находились слишком далеко от планеты и не могли принять участие в веселье. Десятка два стояли на ремонте и были небоеспособны. В итоге на зов Цы Монхи пришли всего тридцать контрабандистов. Но в залпе этих корабликов почти сотня ракет, и они готовы повторить его трижды.
  
  На всю атаку будет потрачено девять миллионов мон. Дорого? Доходы от продажи наркотиков с Зои многократно превышают эту величину. Если же учесть стоимость двух 'остеров', что станут трофеями, и возвращение двух коггов с грузом, операция становится прибыльной. Цы Монхи денежку любит, да и считать неплохо умеет, а потому он уделил особое внимание построению кораблей в объединённой эскадре.
  
  Для начала адмирал-капитан увёл свою эскадру на десяток световых секунд от планеты. Авангард из тридцати коггов он построил в круг. При движении к Зое стена должна слегка прогнуться и превратиться в кусочек сферы, чтобы все ракеты залпа атаковали цель одновременно, единым облаком. На синхронность настоящих кораблей строя рассчитывать не приходится, но и так всё выглядит весьма солидно. Боеголовки на всех ракетах кинетические, потому несогласованность подрывов не сильно снизит эффективность нападения. Сотня тяжёлых ракет или пять сотен боевых блоков с десятью тысячами картечин в двести грамм каждая, разогнанных до трети скорости света как метлой сметут всё на своём пути, но сгорят при входе в атмосферу и не создадут проблем на поверхности планеты.
  
  Какие-то другие боеголовки Цы Монхи использовать опасался. Вот если бы Окинори увёл свои корабли с орбиты, тогда дело другое. А так - ни-ни!
  
  Тактическое руководство коггами, разделённых на правое и левое крыло, выполняли 'шакалы'. Это позволяло Цы надеяться хоть на какое-то подобие синхронизации.
  
  В четверти световой секунды позади строя грузовиков плотной 'призмой' расположились три тяжёлых рейдера. Одновременно с третьей волной атаки они должны сбросить боты и челноки с абордажными командами. Те под прикрытием вала ракет легко приблизятся к противнику и победоносно завершат схватку.
  
  Однако адмирал-капитан надеялся, что абордаж не понадобится, что Окинори капитулирует раньше, потрясённый первыми двумя ракетными ударами. И тогда Цы Монхи официально получит эту звёздную систему в собственность! Станет владетельным князем Медео.
  
  И примет давно заслуженный им титул 'вана Зои'!
  
  Несмотря на уверенность в победе, свою яхту Цы Монхи разместил ещё в трети световой секунды позади 'призмы' рейдеров. Да, план безупречен, однако привычка, уже не один раз спасавшая жизнь адмирал-капитана, вынудила Монхи поставить свою яхту в арьергард.
  
  Пиратская армада легла в дрейф. Теперь она перемещается со скоростью звезды Медео. Почему молчит враг? Окинори самонадеян, но не глуп. Он не станет равнодушно смотреть, как эскадра адмирал-капитана готовится к нападению. Намерения Цы очевидны для всех.
  
  На кораблях централов резко активизировались сканеры. Вот и зрители заняли места в ожидании захватывающего зрелища: схватки космических кораблей...
  
  - Мой господин! - громкий возглас отвлёк будущего вана Зои от размышлений и мечтаний. - Русский корвет вышел на пересекающийся с нами курс...
  
  Монхи отметил, что это сообщение вызвало волну беспокойства у экипажа яхты, однако своё неудовольствие выказывать не спешил. Ханьцы не любят военных Руси за их непредсказуемость и бесшабашность. Спрашивается, ну чего ради этот балбес полез в чужие разборки?!
  
  - ...Русский командир требует немедленно открыть окно двухсторонней связи!..
  
  Требует? Какая поразительная наглость! Может, и его тоже... как говорят варвары, обезвредить? Корвет старенький, но ещё о-го-го! Он будет отлично смотреться в качестве флагмана личной эскадры вана Цы Монхи!
  
  - Абордажные команды готовы, мой господин, - тихо подсказал личный советник, - прикажите, и варвар пожалеет о своих словах.
  
  Заманчиво! Но... рано. Пока рано.
  
  - ...Мой господин! - заторопился наблюдатель, русский открыл боевые порты, активировал системы наведения и сопровождения целей! Он угрожает применить силу, если его требование не будет выполнено!!..
  
  
  

2


  
  
  Силу? Один корвет с двадцатью ракетами в залпе против ста пятидесяти таких же у противника? О какой силе говорит этот псих?! Кстати, отчего варвар настроен столь враждебно? Цы поговорит с ним. Вдруг эта беседа поселит в душе врага сомнение, лишит его дух твёрдости?
  
  Неуверенность - это слабость, она ведёт к поражению.
  
  - Откройте окно! - Цы Монхи устроился в удобном кресле и постарался принять важный вид, надлежащий будущему вану. - Я желаю услышать, что скажет варвар.
  
  Если для того, чтобы получить преимущество над противником, нужно поговорить с сумасшедшим, почему бы ни побеседовать?!
  
  - Корвет-капитан, - адмирал-капитан сощурил глаза, внимательно изучая оппонента, - поясните, чем вызвана ваша возмутительная настойчивость?!
  
  Русский офицер сумел удержать себя в руках и не взорваться. Его лицо осталось невозмутимо, ничем не выдав бурлящих внутри чувств. Побелели лишь кисти рук, зло вцепившиеся в подлокотники капитанского кресла. Опасный противник! Именно таких соперников посылают взыскательная Сиванму и милосердная Гуаньинь42 тем, кто вступил на путь возвышения, и Цы мысленно поблагодарил небесных покровительниц за добрый знак... и за предупреждение.
  
  Мир ревнив к тем, кто стремится к большему. Им не прощают ошибки.
  
  - Господин Цы, - слегка склонил голову вражеский командир. - Надеюсь, ваше здоровье в порядке?
  
  Издевательский тон - мол, не сошёл ли ты с ума, ханец? - прикрыт формальной вежливостью, будто фиговым листком. Ответить на такое - себя не уважать.
  
  Цы Монхи себя уважал. Чуть-чуть наклонившись вперёд, адмирал-капитан сурово нахмурился.
  
  - Отвечайте на вопрос, корвет-капитан!
  
  Русский офицер и глазом не моргнул, его ничуть не смутили рычащие нотки в голосе пиратского командира. Наоборот, он подсобрался как тигр, готовящийся к прыжку.
  
  - Рад, что ваше здоровье в порядке! - теперь корвет-капитан смотрел в лицо ханьца так, как глядят на таракана, прежде чем его раздавить.
  
  Адмирал-капитан едва удержал лицо, лихорадочно припоминая, какие ещё козыри есть у местного губернатора. Не упустил ли Цы Монхи что-либо из виду? Нет. Вроде бы, нет. Тогда с чем связан демарш этого варвара? Отчего он столь самоуверен и нагл? Блефует, как принято у централов? Зря. Здесь всё на виду. У русского в залпе два десятка ракет, у Цы Монхи - полторы сотни.
  
  - Уйдите с дороги, корвет-капитан. С вами я не воюю.
  
  'Пока не воюю, - мысленно добавил ханец, - но уже совсем скоро мы поговорим по-другому'.
  
  - Ваш курс ведёт к опасности, господин Цы, - вежливая улыбка офицера резко контрастировала с холодом в его глазах. - До смены администрации я слежу за порядком в этой звёздной системе и готов поддерживать его всеми методами, в том числе силовыми. Официально предупреждаю: если вы не откажитесь от намерения атаковать эскадру великого князя Окинори, я буду вынужден открыть по вашим кораблям огонь...
  
  Окно закрылось.
  
  Ярость охватила адмирал-капитана. Он покраснел от гнева, и личный советник поспешил вмешаться, пока Цы Монхи не потерял над собой контроль.
  
  - Хозяину нужно успокоиться, - он низко поклонился и сделал незаметный знак рукой роботу-стюарду, - стаканчик рисовой, мой господин?!
  
  Монхи подхватил с серебряного подноса рюмочку с подогретым слегка маслянистым напитком и одним движением опрокинул её себе в рот. Уютное тепло растеклось по пищеводу и отозвалось бамбуковыми колокольчиками в до предела натянутых нервах. Хорошо!
  
  - Вахтенный!
  
  - Мой господин?
  
  - Приказ по эскадре: начать атаку, действовать строго по намеченному плану.
  
  - Исполняю, мой господин.
  
  Спустя десяток секунд корабли авангарда начали разгон в сторону Зои. Их значки в тактическом окне поползли вперёд. За ними двинулась 'призма' из трёх рейдеров. Она взяла курс чуть в сторону, чтобы пройти вплотную к корвету Новой Руси. Если всё пойдёт как надо, в этот момент будет удобно сбросить абордажные челноки.
  
  Цы Монхи откинулся в кресле, краем глаз посматривая за дистанцией до противника. Она сократилась за первую секунду всего на пару километров, за две - на восемь, за три - восемнадцать. В сравнении с тремя миллионами до цели это мало, но 'даже путь в тысячу ли начинается с первого шага'. Так утверждает великий Лао-цзы в 'Дао-дэ-цзин', и Цы Монхи смиренно принимает поучения мудреца. С наглым офицером губернатора можно разобраться позже. Если же русский вздумает вмешаться - что ж, тем хуже для него.
  
  'Корвет всё равно придётся брать на абордаж, - окончательно всё для себя решил адмирал-капитан, - но сначала следует разобраться с Окинори. Пока победа не станет очевидной, обострять ситуацию не стоит'.
  
  За минуту дистанция до целей сократилась на три тысячи шестьсот километров. Через четверть часа, когда авангард подойдёт к рейдерам противника почти на миллион километров, можно открывать огонь. Это удобный рубеж. Тяжёлые ракеты на ускорении в тридцать тысяч стандартов преодолеют это расстояние всего за минуту с небольшим. Конечно, если подойти ещё ближе, залп будет эффективнее, но повысится и риск...
  
  - Мой господин! - наблюдатель спешно повернулся в кресле и кое-как изобразил поклон. - Противник пытается установить связь.
  
  - Дозволяю, - удовлетворённо кинул адмирал-капитан, кипя внутри ощущением близкой победы. Окинори решил сдаться без боя? Это было бы слишком хорошо.
  
  Окно распахнулось сразу, и ханец понял, что беседы с выскочкой не получится. С первой секунды стало ясно, что запись транслирует робот, и он совсем рядом.
  
  - ...Это первое и последнее предупреждение. Немедленно отключить оружейные и защитные системы, лечь в дрейф и приготовиться к приёму абордажных команд! Не выполните приказ - будете уничтожены...
  
  - Открыть огонь! - рассвирепел Цы Монхи. - Немедленно открыть огонь!!
  
  
  
  
  

ИНТЕРЛЮДИЯ ТРЕТЬЯ


  
  
  

1


  
  
  Полковник Райт-Берков бросил в широкий стакан пару кубиков льда, плеснул виски и удобно устроился в широком кресле. Пираты собрали значительную по размеру эскадру и собрались атаковать рейдеры этого выскочки Окинори. Сейчас они вышли на разгон, но скорости пока слишком малы, поэтому движение сети из тридцати двух оранжевых точек незаметно. Тактическое окно бесстрастно демонстрировало завязку схватки. Для удобства просмотра виртуальное пространство пронизано тысячами серых нитей, разделяющих мир на кубики с размером грани в четыре тысячи двадцать пять километров. Рубеж стрельбы в упор. Пять секунд лёта противокорабельных ракет.
  
  Идеальная дистанция для ботов, чтобы атаковать, и для челноков, чтобы идти на абордаж.
  
  Зрелище обещало стать весьма занимательным. Особенно здесь, в заднице мира, где никогда ничего интересного не происходит - хоть волком вой! За намечающийся спектакль Рихард даже был готов простить самонадеянному юнцу его идиотский ультиматум. Всё равно после схватки с пиратами великий князь Окинори станет намного скромнее. И в качестве местного правителя он наверняка будет лучше Шумилина. С губернатором не договоришься, на любую просьбу приходится десяток суток ждать разрешения из Кремля. А Окинори будет тут, рядышком. Самовластный правитель, ага. Очень удобно. Можно пряник дать, а станет наглеть и упираться - погрозить пальчиком. В смысле, тяжёлым рейдером. По боевой мощи он не уступит 'Эдинбургу', но если этого окажется мало, у полковника есть пара военных транспортов. Каждый из них намного сильнее 'остеров' Окинори. Тем более, что после сражения с пиратами те вряд ли сохранят боеспособность.
  
  Двадцать четыре противоракеты и сорок кор-бластеров против полутора сотен противокорабельных в залпе - расклад не сказать, что безнадёжный. А ещё есть средства постановки помех, собственная броня и электромагнитный ЭМ щит. Последний, правда, пригодится разве что от бластеров пиратов. Или против ядерных боеголовок, если Цы Монхи решит их использовать.
  
  Но на этот случай есть он, полковник Рихард Райт-Берков, и фрегат-капитан Александер. Они укажут мерзавцу на недопустимость подобных действий. При ядерном взрыве от электромагнитного удара и жёсткого излучения могут пострадать чуткие гравиметрические спутники, которые учёные разместили на орбите Зои, а они мало того что стоят больших денег, да ещё и починить их непросто. Не факт, что получится.
  
  - Господин полковник! - главный инженер вышел на связь по своему обыкновению крайне не вовремя. - У нас авария, сэр. Подвижка массива пород заклинила испытательную шахту. Часть оборудования и персонала отрезаны на глубине пятнадцати километров...
  
  Чёрт возьми, только этого ещё не хватало! Дерьмо случается. Такова жизнь! Идёшь себе, идёшь, и вдруг - хлюп! Ага, это оно.
  
  - Проклятье... - настроение полковника быстро ухудшалось. - Спасательные работы начаты?
  
  - Нет, сэр. Нужны специалисты и дополнительное оборудование. Интендант требует вашу визу, сэр!
  
  Ничего не поделаешь, во всё нужен порядок. Берков, с каждой секундой всё сильнее раздражаясь, бегло глянул заявку главного инженера, поставил свой личный знак и отправил документ в хозяйственную службу.
  
  - Готово, - сообщил полковник, искоса наблюдая за изменением обстановки в тактическом окне и стараясь не упустить ничего важного. - Как быстро восстановят шахту?
  
  - Три-четыре дня, никак не раньше, сэр.
  
  - Позаботьтесь обеспечить специалистов внизу кислородом, водой и едой. И... - полковник на миг замялся, почему-то вспомнив ультиматум Окинори, - двое суток, ни мгновением больше. Делайте, что хотите, нагоните больше рабочих и техники, но достаньте людей оттуда как можно скорее. Слышите? Как можно скорее!
  
  - Конечно, сэр, - отключился главный инженер.
  
  Он не стал напоминать начальнику, что девять беременных женщин не родят одного ребёнка за месяц. Что проку в дополнительной технике и людях, если одновременно работать над скальным массивом сможет весьма ограниченное число машин и специалистов?
  
  Райт-Берков раздражённо отставил в сторону стакан. Во время разговора с главным инженером он не заметил, что нервно крутил его в руке. Так опростоволоситься... да что ж с ним такое, чёрт побери?!!
  
  Это чуйка. Точно, она. Острое чутьё на всякие неприятности много раз выручало полковника в самых безнадёжных ситуациях, предупреждая заранее об очередной каверзе недоброжелателей. Сейчас его чуйка просто вопит, захлёбываясь от ужаса!! Ещё немного, и произойдёт нечто непоправимое...
  
  В тактическом окне три десятка оранжевых точек взорвались десятками мелких ярких пылинок. Ракеты с ускорением в тридцать тысяч стандартов ринулись на два медно-красных значка, отмечающих положение кораблей Окинори. Рихард отметил, что к цели ракеты подойдут не одновременно. Это значит, что защита получит дополнительное преимущество. Но для полковника полной неожиданностью стали ответные действия великого князя. Его рейдеры выпустили свои противоракеты так быстро, что Райт-Берков сумел разглядеть их только на повторе, намного позже. Ни одна пиратская ракета до кораблей Окинори так и не добралась.
  
  А затем великий князь нанёс ответный удар.
  
  Дюжина кораблей разом исчезла с тактической карты. Рихард ярко представил себе разлетающиеся в стороны обломки коггов. За первым ударом невероятно быстро последовали второй и третий, погибли ещё пять пиратов, а значки рейдеров Цы Монхи тревожно замигали. По-видимому, они потеряли ход и способность защищаться.
  
  Ещё через минуту мигали эгиды всех уцелевших кораблей, заявляя о своей сдаче, а яхта 'смотрящего за Зоей' вовсю набирала ход, готовясь к гиперпрыжку. Полковника судьба ханьца не волновала. Его потрясла скорострельность рейдеров и невероятная скорость их ракет.
  
  Засомневавшись, Рихард трижды пересмотрел запись, а затем вызвал главного инженера.
  
  - У вас двое суток. Людей эвакуировать, шахту подорвать, оборудование уничтожить. Мы уходим.
  
  
  

2


  
  
  - Сворачивайте экспедицию, профессор. Местные требуют, чтобы мы ушли, так что пошевеливайтесь.
  
  - Но почему, сэр? - Научный руководитель раскопок машинально вытер испачканные руки о грязный халат, а затем пыльным рукавом пот со лба. - Прежде туземцы нами не интересовались, да и чего-то там требовать не смели. Рады были, что их не трогают. Что изменилось, сэр?
  
  - Власть поменялась, - хмуро пробурчал командир 'Эдинбурга' фрегат-капитан Вильям Александер.
  
  - И что? Это же просто туземцы!
  
  Александер скривился ещё больше. У него перед глазами до сих пор стояла картинка боя кораблей Окинори с пиратами Цы Монхи. Фрегат-капитан даже воспользовался хронометром. Ракеты с рейдеров великого князя прошли два миллиона километров до кораблей врага за семь секунд. За семь, мать их, секунд!! Их ускорение было в двести пятьдесят, мать их, раз больше, чем у самой мощной противокорабельной ракеты Центральных Миров!
  
  Вильям не имел никакого желания связываться с такими непростыми 'туземцами'.
  
  - У них появились весомые аргументы. Очень весомые. Я буду рад убраться отсюда так быстро, как смогу. С вами или без вас. Вам понятно, профессор?
  
  Сейчас от 'Эдинбурга' до кораблей Окинори всего-то тысяч сорок километров. На фрегате никто и взвизгнуть не успеет, если великий князь решит атаковать.
  
  Всего секунда, пусть две - и Вильям умрёт.
  
  Объявить тревогу, подготовить фрегат к бою - на это уйдёт как минимум несколько минут. Да что там 'подготовить'! Чтобы просто открыть орудийные порты, нужно секунд тридцать. А врагу - максимум две, мать их!
  
  Что же за ракеты такие у великого князя?!
  
  - Но как же так! - заскулил учёный, - мы только-только раскопали вход, и уходить? Ведь со всеми же можно договориться, сэр! Я уверен, местные власти позволят...
  
  Идиот! Причём здесь власти?!
  
  Великий князь может пообещать что угодно, а поступит так, как будет выгодно. Интересно, а смог бы этот дрессированный университетский козёл нормально питаться и спать с приставленным к виску бластером?
  
  А сейчас под угрозой находятся не только члены научной экспедиции, но и весь экипаж 'Эдинбурга'. Да только одна запись боя с пиратами стоит намного дороже любого артефакта, что смогут откопать ксеноархеологи!
  
  - Вы ещё здесь? - Вильям рявкнул на руководителя раскопок, неуверенно переминающегося с ноги на ногу. - Срочно всех на корабль! Даю вам четыре часа. Кто не успеет, останется здесь копаться в грязи на радость варварам! Шевелитесь, профессор, чёрт вас побери!
  
  Побежал, засуетился - только пятки засверкали. Как таких, мать их, кретинов терпит Вселенная?!
  
  Ракеты у Окинори непростые. А ещё хитрее их пусковые установки. Сколько там времени тратили люди Окинори на перезарядку, секунды две или три? Невозможно! После того, как электромагнитная катапульта выбросит ракету, она должна перезарядить свои эти, как их, конденсаторы, и только на эту операцию уходит с десяток секунд. Но это пустяк по сравнению с временем, требующимся на работу транспортёра. Да бог с ним, с транспортёром, пусть даже на кораблях Окинори стоят барабаны, они поворачиваются, подают очередную ракету в катапульту... да ладно! Провернуть такую махину, переместить двадцатиметровую дуру массой в пятьдесят тонн даже барабанам фрегата с их мощными электродвигателями, съедающими прорву энергии, дело не быстрое. На 'Эдинбурге' - семнадцать секунд, быстрее не выходит. И это же фрегат, мать его, а не убогий 'остер'!
  
  Александер перевёл запись на начало боя и впился взглядом в быстроменяющуюся картинку. Нет, всё верно.
  
  Семь, мать их, секунд на два миллиона километров - против двух минут лёта современным ракетам вроде тех, что использует 'Эдинбург'. Две и шесть десятых секунды на перезарядку против семнадцати. Да этот монстр, внешне похожий на обычный 'остер', в реальности посильнее тяжёлого фрегата. Почти крейсер, мать его!
  
  Понятно, почему великий князь столь нагл и самоуверен.
  
  Потому, что может себе это позволить.
  
  Все видят плохонький 'остер', надувают щёки - а он, мать его, натуральный крейсер и выносит всех на раз! Только вот откуда взялся этот самый Окинори, и как его имя?
  
  Настоящее, не псевдоним.
  
  Погасив картинку уничтожения пиратской эскадры, Александер отправил вызов начальнику СБ. Коммандер оказался на месте и ответил сразу.
  
  - Тараш Окинори - молодой человек лет двадцати пяти, голубоглазый блондин, высокого роста, атлетического сложения. Если судить по стереосъёмкам, он более всего похож на викинга или на германца. Наш источник сообщает, что господин Окинори позиционирует себя как изобретатель, выходец из Центральных Миров.
  
  'Не чина, это уж точно, - мысленно хохотнул Вильям, - те мелкие и чернявые. Откуда же ты сбежал, Окинори? Из Ордена, мать его? Нет, вряд ли. Там его точно посадили бы на короткую цепь. Из Союза? Хм, может быть...'
  
  - Эта информация отчасти подтвердилась, сэр. Источник сообщает, что все корабли великого князя оборудованы некими 'установками даль-связи'. Они якобы позволяют в пределах одной звёздной системы мгновенно передавать любую информацию...
  
  - Мгновенно? Это невозможно.
  
  - Наш источник утверждает, что люди царя Владимира пользовались такими устройствами. Как я понял, на пробу. Думаю, информацию о даль-связи можно считать достоверной с высокой степени вероятности, сэр.
  
  - Изобретатель, значит, мать его...
  
  - Не факт. Может быть, он использовал артефакты.
  
  - Нет, коммандер. Он, мать его, изобретатель. Гляньте запись, что сейчас вам придёт. Это займёт всего минуту или две. Отметьте время, затраченное ракетами с кораблей Окинори на то, чтобы преодолеть два миллиона километров, оцените длительность пауз для перезарядки пусковых установок. О даль-связи я ранее не слышал, но и того, что увидел, довольно. Срочная эвакуация, коммандер. Когда закончите смотреть и измерять, поторопите профессора, мать его. Проследите, чтобы его макаки не протащили на борт чего лишнего. То оборудование, что не успеваем поднять на фрегат, уничтожить...
  
  
  

3


  
  
  Шумилин сидел за рабочим столом, уперев ладони в виски. Он старался успокоиться, унять головную боль. Её вызвал трёхкратный просмотр процесса избиения эскадры Цы Монхи. Воистину, пошёл по шерсть - воротился стриженным. Правда, господин Цы пока не вернулся. В настоящее время пиратский адмирал-капитан со всех ног - вернее, во всю мощь двигателей - драпает прочь.
  
  И, что интересно, корабли Окинори даже не пытались ему помешать. А могли бы. До яхты мерзавца сейчас менее пятнадцати световых секунд, а активный ход противокорабельных ракет больше тридцати. Несложно запустить вслед пирату десяток таких, что только что разгромили его эскадру.
  
  Шумилин ещё раз сверился с данными замеров и отрицательно покачал головой. Он бы даже ущипнул себя, дабы убедится, что не спит, что не ошибся.
  
  Всё правильно. За семь секунд ракеты Окинори прошли два миллиона километров и поразили цель. Время перезарядки - две целых и шесть десятых секунды. Ракеты первого залпа только подходят к целям, и уже пошёл второй, а за ним третий...
  
  Хитро! Пираты видят 'остеры' - и не боятся. Слегка опасаются, и только. На самом же деле враг сталкивается с фрегатами, оснащёнными новыми пусковыми, ракетами и невероятной даль-связью. Шумилин ненадолго задумался: если даль-связь так дёшева, а всё говорит за это, то ею оборудованы и ракеты. Значит, ими можно управлять в режиме реального времени. Больше никаких 'выпустил и забыл', каждую ракету можно перенацелить, атаку отменить.
  
  Это в корне меняет всю тактику боя!
  
  'Кажется, нечто подобное я видел... - Шумилин не поленился ещё дважды внимательно просмотреть запись боя в замедленном режиме. - Да, вот он, тот самый момент!'
  
  Три корабля вовсю засигналили, что сдаются, и остались целы. Искорки нацеленных на них ракет совсем рядом, но слегка расходятся, огибают свои кораблики и... тормозят?! Вот они, так и остались рядышком с коггами. На тот случай, если пираты передумают.
  
  'Интересно, сколько времени было у оператора, чтобы отменить атаку? - Шумилин покопался в настройках и с трудом сдержал возглас удивления. - Шесть микросекунд?! Не может быть!!'
  
  Или, всё-таки, может?
  
  Ракетами управляет искин, человеку подобное не под силу. Однако, если всё аккуратно посчитать...
  
  Любому сигналу требуется время, чтобы добраться до искина, на это уйдут те самые микросекунды. Вернее, микросекунда на каждые триста метров дистанции.
  
  То есть, ничего сверхъестественного в подобной работе нет, однако о подобных искинах Шумилин до сего момента не знал и слыхом не слыхивал. Хотя должен был в силу специфики работы. По его данным, лучшие в Центральных Мирах 'мозги' на обработку подобной информации и принятие решения потратят минимум десяток миллисекунд - то есть, в тысячу раз больше.
  
  Шумилин откинулся в кресле и схватился за голову. Как же так?! Какой изобретатель способен хранить в загашнике столь много не просто нового, а выходящего за грань понимания? Даль-связь, сверхбыстрые ракеты и пусковые установки, не уступающие им по скорости перезарядки, мощные искины с колоссальной скоростью принятия решений. Не проекты, не экспериментальные модели, а реально работающая серийная техника.
  
  Создаётся впечатление, что к индейцам Америки на своих кораблях прибыл чей-то Колумб.
  
  Вроде бы человек, но иного, неизвестного роду-племени. Бред? Не то слово - сумасшествие...
  
  'Боже мой! - перекрестился Шумилин. - Что за чушь лезет мне в голову?! Изобретатель не беден, и исследованиями занимается не в одиночку, а большой командой - вон, для её перевозки понадобились шесть кораблей, из которых четыре - мегатонного класса. Был бы он одиночкой, кто дал бы ему сбежать? А такую компанию разве остановишь - тут придётся проводить настоящую флотскую операцию. С учётом улучшений, показанных этими ребятами, она вряд ли будет успешной. Понятно, что свои изобретения они держат в строгом секрете'.
  
  Шумилин облегчённо вздохнул. Да, именно эти мысли войдут в его рапорт государю - а те, про индейцев и Колумба, ну их... с ними немудрено и в психушку угодить!
  
  - Павел Алексеевич! Время!
  
  Секретарше было велено не беспокоить губернатора час, и, если судить по её взволнованному голосу, женщине пришлось весьма тяжело.
  
  - Спасибо, Анечка. Есть какие-нибудь новости?
  
  Эта у них игра такая. В первый день, когда Анечка только заняла пост секретарши губернатора, она при встрече вывалила на начальника кучу информации - всё то, что по её мнению Павел Алексеевич должен был знать. Почему тогда губернатор не выгнал её, неизвестно. Может, у него в тот момент было хорошее настроение, а?
  
  Словом, Шумилин терпеливо дослушал Анну и задал этот самый вопрос: 'А есть какие-нибудь новости?!..' В ответ он услышал чёткий и ясный доклад, а потом женщина рассмеялась и попросила прощения. Так они подружились. Ничего такого, знаете ли, ему семьдесят, дети, внуки, а ей - двадцать два и в придачу острый ум и трудолюбие.
  
  - Централы спешно готовятся к эвакуации, уничтожают громоздкое оборудование и постройки...
  
  - Вот как? - полковник Райт-Берков высоко оценил спектакль, разыгранный великим князем, раз решил, что ультиматум игнорировать не стоит. - Ожидаемо, да-да.
  
  - Авалонцы уже собрались и запрашивают разрешение на уход с орбиты и разгон...
  
  - Пошли их... к великому князю Окинори, - ухмыльнулся Шумилин, - теперь он здесь хозяин.
  
  - Представители Мальцовых, Строгановых и Демидовых интересуются размером компенсации за потерю имущества на Зое...
  
  - Пусть подадут список претензий в канцелярию государя. Что с тобой, Аня? Раньше такие вопросы ты решала самостоятельно. Мы же с тобой договаривались?
  
  - Извините, Павел Алексеевич. Ответьте только, что меня ждёт? Вряд ли таким, как я, найдётся место в столице.
  
  - Мне тоже, Анна. - вздохнул Шумилин. - Мне тоже. Увы нам, но государь распорядился забрать с планеты всех граждан Новой Руси. Понимаешь?!..
  
  
  
  
  

ГЛАВА ШЕСТАЯ


  
  
  

1


  
  
  После победы над Цы Монхи пришло время собирать 'урожай'. Восемнадцать корабликов из состава пиратской эскадры ныне существовали в виде набора отдельных крупных фрагментов и мелкого космического мусора. Они особого интереса не представляли.
  
  Зато в руки феллийцев в относительно исправном состоянии попали два 'шакала', три 'остера' и дюжина коггов - из тех, что участвовали в нападении. Помимо них абордажные группы на ботах захватили сто шесть судёнышек, стоящих под погрузкой, и те семнадцать, что находились на ремонте.
  
  Вместе с доками, ага. Их хозяева пытались протестовать, кричать о каких-то правах, но сайко, понятное дело, все вопли игнорировали, а их самих арестовали.
  
  Тяжелее всего прошёл захват плантаций. Бандиты, числом до полутора тысяч, пытались сопротивляться. Не повезло! Десантники в боевых скафах без особого напряжения задавили их сопротивление. Это не удивительно: сайко вооружёны станерами, самыми современными бластерами, плазмомётами и прикрыты с воздуха ботами, а к охраны плантаций в основном контактные шокеры, бластеры - исключение. Воины сайко шутить не умеют. Всех, кто взял в руки оружие, безжалостно уничтожили.
  
  В плен попали немногие из охранников (самые умные) и практически всё их начальство. Плантации, а также прочее имущество, корабли и суда самого Цы Монхи и его хозяев, Славных Ребят, подлежат безусловному изъятию. А вот как поступить c собственностью обычных жителей Зои - со зданиями, с заводиками по заготовке морепродуктов и с многочисленными мастерскими, Тараш пока не решил.
  
  - Время есть, - отметила Милия, перелопачивая огромные массивы информации о Зое. К тому же, постоянно проявлялись всё новые подробности. - Но поспеши с решением, дорогой. Порядок здесь мы наведём в любом случае, но хотелось бы обойтись минимальными усилиями.
  
  Камешек мужу в огород Милия запустила метко. Тараш, по её мнению, слишком расслабился, чересчур поддался ощущению собственной силы. Его ультиматум взбаламутил ментальный фон планеты, и отследить истинные намерения окружающих стало крайне трудно.
  
  По этой причине Цы Монхи сумел-таки застать хакера врасплох. Тараш был уверен, что пират на агрессивные действия сразу не пойдёт, что сначала он попытается договориться. Да, пока вражеские корабли выходили на рубеж атаки, экипажи 'Феллы' и 'Мантикоры' успели занять места по боевому расписанию. Но хакер не ожидал столь массированного нападения. Он просчитался. Грубо ошибся. В итоге разгром пиратов настолько впечатлил незваных гостей Зои, что те заспешили домой.
  
  Ага, пока у великого князя до них руки не дошли...
  
  До схватки ещё был шанс захватить гостей врасплох.
  
  Теперь же, когда на планете началась настоящая вакханалия безвластья, пособники пиратов срочно избавлялись от свидетелей, улик, маскировались под обывателей, поймать незваных гостей на чём-нибудь 'горячем' стало невозможно. А те заторопились.
  
  Первым снялся командир 'Эдинбурга'. Уже через пару часов после разборки с пиратами начальник авалонской экспедиции Вильям Александер запросил разрешение на уход с парковочной орбиты и гиперпрыжок. Что на Зое искали авалонцы, выяснить не удалось. Известно только то, что они копались в земле удалённого острова. Записи они вели исключительно на бумаге - точнее, на пластике, - и не доверяли иным устройствам хранения и передачи информации. По этой причине результаты их исследований оказались хакерам недоступны.
  
  Удалось выяснить лишь общие цели авалонской экспедиции. Раскопки. О Соле, ну что здесь можно отыскать? Ещё несколько столетий назад суша планеты была пустыней. Жизнь на Зое едва достигла уровня примитивных морских организмов.
  
  Тараш бы понял, если бы авалонцы искали залежи ценных материалов. Он махнул бы рукой и на палеонтологические изыскания, а тут... насторожился и сделал себе заметочку. Как закончит с неотложными делами, сразу обследует место подозрительных работ.
  
  Да-да. Авалонцы упрямо копали в одном единственном месте и действовали так, будто искали артефакты. Но не нашли. Или нашли, но хорошо перепрятали. Права Милия! Пока Тараш размышлял, другие действовали. Что делать? Обыскать корабль, грубо изъять информацию о раскопках и собранные артефакты?
  
  Было до слёз жаль упускать такую добычу, но авалонцы, видимо, что-то почуяли, и потому вели себя вежливо, предупредительно и на откровенные провокации Тараша не поддались. Александер, не моргнув глазом, позволил провести досмотр корабля и, получив вектор разгона, вежливо попрощался с великим князем.
  
  Соле, какое разочарование! Увы, за время странствий по Центральным Мирам хакер привык всё делать неспешно, обстоятельно.
  
  К такому поведению располагают и космические схватки. Корабли видят друг друга за несколько световых часов, а сближение на дистанцию ракетного огня может затянуться на день, а то и на два. Бои и манёвры в космосе происходят очень медленно. Можно поужинать, выспаться, позавтракать, подробно обсудить план будущего сражения и несколько раз его откорректировать. Они похожи на драку черепах в пустыне с последующей погоней победителя за убегающим противником.
  
  Неспешные маневры были хороши, чтобы выследить спрятавшихся пиратов, наказать и постороннего внимания не привлечь. Теперь Тарашу следует перестроиться и вспомнить, что он в первую очередь автарх, а уж потом - адмирал!
  
  Права жена, быстрее нужно действовать, быстрее!!
  
  До момента прыжка за 'Эдинбургом' проследит 'Рысь'. Она пойдёт под активной маскировкой, чтобы и незваного гостя не пугать, и своих подстраховать. А то мало ли, вдруг фрегат напоследок какую пакость да учинит - нападёт на конвой из Новой Руси, например. Его прибытие Тараш ожидает в ближайшие сутки. Есть шанс, что фрегат и конвой встретятся, а в Землях Изгоев централы привыкли себя вольно чувствовать и развязно вести.
  
  
  

2


  
  
  'Научную' экспедицию Лиги и Альянса Тараш тоже отпустил после кратких переговоров. Те подтвердили, что приняли ультиматум и выполнят его в срок.
  
  Пусть проваливают. Всё равно их лабораторные журналы, отчёты и результаты исследований давно скопированы феллийскими хакерами. Великому князю Окинори ни к чему лишние проблемы с централами...
  
  Дзинь-дзинь, дзинь-дзинь, - зазвенел колокольчик.
  
  Вызов по даль-связи.
  
  - Это 'Мантикора', Аманда, - Диана вопросительно посмотрела на мужа и, дождавшись кивка, открыла окно.- Они уходят! - командир рейдера и третья супруга автарха даже не пыталась скрыть охвативший её азарт. - Они увозят наше добро, Раш!..
  
  Строго говоря, оно пока феллийцам не принадлежит. Несколько грузовичков под эгидами 'свободных торговцев' спешно покидали систему. Вначале их было восемнадцать, но после приказа лечь в дрейф и принять досмотровые группы, продолжили разгон только четыре.
  
  - Если их не остановить, - в серебристо-чёрной форме фрегат-капитана феллийского флота Аманда чудо как хороша, неудивительно, что Тараш залюбовался ею и не сразу осознал, что говорит супруга, - приказы великого князя начнут игнорировать остальные!
  
  - Так в чём же дело? - Тараш мысленно представил карту пространства вокруг Медео. - Реперы тебе известны, бей неслухов ракетами по двигателям, высаживай досмотровые группы. Действуй!
  
  - Что делать с экипажами? - Аманде, конечно же, не нужны объяснения. Она соскучилась. А ещё немного завидует... сёстрам. Они-то постоянно рядом с мужем!
  
  - Пфф! - Диана сразу раскусила игру и гордо встряхнула копной рыжих волос. - То же, что всегда!
  
  - Всё просто, милая, - Тараш улыбнулся, подмигнув Аманде. - Нужно определить, кто активно служит пиратам, а кто трудится, чтобы не сдохнуть с голода. Тех, кто виноват в торговле наркотиками и рабами, арестовать и проводить на Зою. Честных торговцев, если они есть, - отпустить.
  
  - Ясно, Раш. - Аманда бросила ревнивый взгляд на Диану и Милию. Те сделали вид, что не увидели. Сестра сама вызвалась командовать кораблём. Могла бы остаться на 'Фелле' и по-прежнему возглавлять пилотов!
  
  - Выполняю, - сухо завершила разговор Аманда.
  
  Милия и Диана синхронно перевели взгляд на улыбающегося Тараша, переглянулись и пожали плечами. Мол, они здесь ни при чём.
  
  - Ди! - тихо позвал Тараш.
  
  - Да, дорогой? - встрепенулась командир 'Феллы'.
  
  - С беглецами разберётся Аманда. А ты, пожалуйста, организуй досмотр торговцев, задержавшихся на Зое. Так сказать, отдели овец от козлищ. На орбите висят десять крупных транспортов. Только три из них принадлежат совместной экспедиции Лиги и Альянса. Их мы не трогаем.
  
  - Но почему?
  
  - Мне не нужны дополнительные проблемы с централами. Подробную информацию об их действиях на Зое я получил, - Тараш не стал объяснять, как он это сделал, - остальное не интересно...
  
  Диана кивнула. В целом понятно, осталось переделать это 'понятно' в отдельный приказ для каждой досмотровой группы. Сведенья о грузах имеются, осталось сверить реальное с заявленным и подвести итог.
  
  Первый на очереди - большой грузовик класса 'каракка' с почти четырьмя сотнями килотонн продуктов питания. Его шкипер вроде как не имеет никакого отношения к Консулату. Провиант на Зое нужен, до получения своего придётся ждать ещё месяца три. Груз проверить и, если тут всё без подвоха, выкупить по достойной цене. Торговца отпустить. Собственные пищевые фабрики заработают не скоро, а кушать хотят все.
  
  Две каравеллы привезли в сумме пятьсот килотонн стройматериалов и три с половиной сотни килотонн различного оборудования. Все подробности указаны в грузовых манифестах43. С ними нужно разобраться, сверить списки, выяснить, кому и для чего предназначался этот товар, а потом решить - конфисковать его и судно, задержать экипаж, или оплатить груз.
  
  Ещё четыре каракки привезли почву, в сумме почти двести тысяч кубических метров. На Зое этот товар крайне востребован. Однако до сей поры все плантации на планете выращивали сырьё для производства наркоты. Так на кого работают шкиперы этих судов? Если они вправду свободные торговцы, каракки следует отпустить, а почву выкупить. Если же они трудятся на Славных Ребят, суда и груз конфисковать, а их самих задержать.
  
  - ...По поводу груза постоянно консультируйся с сестрой. - Милия за соседним пультом насмешливо махнула рукой. - У неё есть план развития Тихого Приюта и Зои.
  
  - Конечно, - покладисто отреагировала Диана.
  
  Что тут говорить? И всё так понятно. Ещё на Фелле старшая супруга перетащила на себя все экономические, финансовые и производственные дела. Ей нравится возиться с цифрами и планами, вот и славно. Для Дианы интереснее корабли, флот и всё, что с ним связано.
  
  - И ещё, Ди, - Тараш показал на тактическое окно. - Дюжина грузовичков с эгидами свободных торговцев движется к Зое. До ближайшего из них - световой час. Я их сюда не звал. Хорошо бы узнать заранее, кто их пригласил, - подмигнул Тараш, - и что конкретно им понадобилось во владениях великого князя Окинори.
  
  Диана кивнула и рухнула с головой в океан работы.
  
  Общий приказ по эскадре...
  
  Задания командирам досмотровых групп...
  
  Приписать десант к челнокам, ботам, назначить пилотов. Подготовить вылет, выслать шкиперам уведомление о досмотре...
  
  Нет, штаб отчаянно нужен. Искин, конечно, отличный помощник, быстро готовит документы, вовремя даёт подсказки, напоминает о сроках. Но без грамотных офицеров никак не обойтись! Увы, их всегда не хватает.
  
  'Стоп! - поглубже уткнулась в документы Диана. - Хватит себя жалеть! Изучай грузовые манифесты, лицензии, торговые договора, личные дела шкиперов и членов экипажа. Определись с арестами и задержаниями, а после передай всю эту муть Рашу. Он великий маг, он умный - пусть думает и решает!..'
  
  Дзинь-дзинь!
  
  - Это губернатор Шумилин. Соединить?
  
  
  

3


  
  
  - Поздравляю, Ваше Высочество, со славной победой! - изящный поклон Шумилина напомнил Тарашу, что перед ним истинный аристократ. Такие, как говорят, всегда держат улыбку на лице и фигу в кармане.
  
  - Благодарю, Павел Алексеевич, хотя не вижу ничего славного в уничтожении горстки пиратов.
  
  Тараш изобразил ответную улыбку, надеясь в душе, что царский чиновник примет её за волчий оскал.
  
  - Позвольте не согласиться, Ваше Высочество, - вежливо хихикнул Шумилин. Видимо, он принял слова Тараша за шутку. - Не каждый отважится сойтись в схватке с троекратно более сильным противником, победить с малыми потерями и захватить большую часть вражеских кораблей. Славный бой! С моей оценкой согласится любой офицер флота Новой Руси, - Шумилин убрал с лица дежурную улыбку и, внимательно вглядываясь в лицо собеседника, добавил, - нам эти пираты давно в печёнках сидели, а разобраться с ними не хватало сил.
  
  - Один корвет - это и вправду мало, - столь же серьёзно ответил хакер. - Тем более ценна готовность его командира ввязаться в бой с общим врагом. Передайте мою глубокую благодарность корвет-капитану... - Тараш вопросительно уставился на губернатора.
  
  Тот почему-то отвечать не спешил. Напротив, в глазах царского чиновника мелькнула то ли досада, то ли ревность, и Шумилин поспешил отвести взгляд. Будто Тараш поймал его на чём-то недостойном, запретном.
  
  Тараш насторожился. Хакер и так от природы существо недоверчивое, и реакция Шумилина только подтвердила, что собеседник пытается что-то утаить.
  
  Впрочем, от здешнего губернатора не стоило ожидать чрезмерной открытости. И никаких тайн у него нет. Если в чём и можно упрекнуть Павла Алексеевича, так это в бездействии и попустительстве чужакам.
  
  Но как, скажите на милость, действовать, если нет ни сил, ни средств, а из Кремля постоянно требуют вести себя мягче, дипломатичнее?! Особенно с централами, ага.
  
  - Моя администрация готовит план мероприятий по эвакуации с Зои граждан Новой Руси, - Шумилин продолжал смотреть куда-то в сторону, будто читал с экрана. - В связи с этим я желал бы уточнить ряд конкретных деталей.
  
  - Внимательно слушаю, Павел Алексеевич. У нас конфиденциальная беседа, говорите просто, без титулов.
  
  Шумилин замялся. Предложение Окинори его слегка озадачило. Оно не вписывалось в психологический портрет великого князя. Где кичливость, упоение титулом, властью?!
  
  - Благодарю вас, Тараш... как имя вашего уважаемого отца?
  
  - Просто Тараш. Этого достаточно.
  
  - Ваша договорённость с государем Владимиром Фёдоровичем предполагает полную эвакуацию граждан Новой Руси с Зои...
  
  - Верно.
  
  - На данный момент в Гражданской росписи Зои их значится сорок девять тысяч восемьсот восемнадцать, из них тридцать одна тысяча сто семь постоянно проживают в Тихом Приюте. Государь пожелал прислать за своими согражданами три каравеллы, но на них можно разместить не больше тридцати тысяч человек, да и то очень плотно.
  
  - Так решил государь Новой Руси, - развёл руками Тараш, - причём здесь я?
  
  - Люди теряют своё имущество, они недовольны.
  
  - Повторю, причём здесь я? - удивился Тараш, но не стал добавлять очевидное 'предъявляйте претензии царю'. - На каравеллах обширные трюмы. Я полагаю, что переселенцам будет позволено взять по тонне-другой груза на человека. За плату, естественно. Суда имеют слабое жизнеобеспечение, а объём трюмов у них изрядный.
  
  - Не понимаю, - поморщился Шумилин, - если бы вы дали не неделю, а месяц, всех людей можно было бы вывести за два рейса без всякого напряжения сил.
  
  - Сожалею, - слегка склонил голову хакер, - но семь дней - это максимум. Ни дня больше.
  
  - Но почему? - удивился губернатор.
  
  - Я мог бы просто сказать: такова моя воля, не так ли? - Тараш дождался подтверждающего кивка собеседника и продолжил, - но я объясню. Мне здесь не нужны пираты, и я их выгнал. В начале беседы вы даже изволил меня за это похвалить, - тут хакер слукавил, Шумилин всего лишь поздравил его с победой. - И пиратам не нужен я. Они соберут силы и нанесут удар, стараясь выбить меня с Зои. Медлить бандиты не будут, ведь время, по их мнению, - это деньги. Гражданское население может попасть под удар.
  
  Главное, феллийцы не желают, чтобы в момент нападения на Зое присутствовали чужие люди. Даже если они не предадут, не ударят в спину, на их защиту и контроль постоянно придётся отвлекаться.
  
  Естественно, Тараш не стал произносить это вслух.
  
  - Хм, аргумент! - согласился Шумилин.
  
  На него пираты не нападали. Игнорировали.
  
  - Вы зря беспокоитесь по поводу мест для перевозки людей, Павел Алексеевич. На орбите Зои сейчас находятся крупные транспорты... - Тараш перевёл взгляд на Милию. Та внимательно следила за ходом разговора и сразу показала мужу растопыренную ладонь. - ...Пять судов.
  
  Две каракки Тараш намеревался конфисковать.
  
  - Каждое легко заберёт по десятку тысяч человек вместе с вещами. Если места на всех не хватит, есть ещё двадцать коггов. Тысячу пассажиров любой из них легко возьмёт на борт. Для длительного круиза это чересчур, конечно, но на пять суток, чтобы добраться до Края Света - никаких проблем!
  
  - Позвольте, но как же так? - откровенно растерялся Шумилин, он вообще не принимал во внимание эти суда! - У судовладельцев свои планы, договора на поставку водорослей, морепродуктов. И то, и другое пользуется хорошим спросом.
  
  - Моё правительство эти договора не заключало, лицензии не выдавало. Как мне известно, Кремль тоже не знает о добыче ресурсов на Зое, так что все эти господа - Мальцовы, Строгановы, Коины, Демидовы - обычные воры.
  
  - Зря вы так, - резко погрустнел Шумилин.
  
  Есть отчего огорчиться. Богатейшие торговые дома Новой Руси посулили теперь уже бывшему губернатору неплохие премии за спасение их имущества. Позицию великого князя Павел Алексеевич понимал, и даже был с нею согласен... но, чёрт возьми, так дела не делаются!
  
  
  

4


  
  
  Здесь, в Землях Изгоев, торговые маршруты становятся кровеносными сосудами, питающими населённые планеты провиантом, ресурсами, информацией. Их держат сотни две-три семей. Они сговорились между собой и образовали что-то вроде космической Ганзы.
  
  Обидь одного - остальные в лучшем случае объявят бойкот и оставят глупца без товаров, в худшем - натравят пиратов или нападут сами. Чтобы другим неповадно было. Ганзейцы платят государям, их чиновникам, и те закрывают глаза на мелкие нарушения законов. Ганзейцы платят долю пиратам, и те не трогают их суда. Шумилин посчитал, что Окинори не ознакомился с ситуацией и в своём юношеском максимализме теперь рассорится с очень влиятельными людьми. Торговцы не простят ему такого отношения.
  
  'Пусть воры, зато какую пользу приносят! - думал царский чиновник. - Со временем Окинори отбросит свою спесь. Вот прижмёт его жизнь, так сразу смирится и с наличием торговых домов, и с тем, как они ведут бизнес'.
  
  - Кстати, с сегодняшнего дня продажа любых товаров, за исключением продуктов питания и предметов первой необходимости, прекращается, - великий князь продолжал 'радовать' бывшего губернатора своими решениями. - Медео закрывает границы, Павел Алексеевич. Отныне гости нежелательны. Любые гости.
  
  Шумилин ошарашено смотрел на мальчишку и абсолютно не понимал его логику. Что за безумную политику собирается проводить великий князь Медео?!
  
  - Вы намерены выгнать с Зои вообще всех, без всякого исключения?! - ошарашено помотал головой чиновник. - Неужели вам не нужны люди?
  
  - Именно, - улыбнулся Тараш.
  
  Шумилин в растерянности то открывал, то закрывал рот, силясь возразить, но чувствовал, что спорить бессмысленно. Люди - главная ценность Земель Изгоев, их труд создаёт различные блага. Люди платят налоги и скупают товары. Чем больше население, тем выше прибыль! Павел хотел было объяснить, что все государи, все владельцы земель изо всех сил стараются привлечь к себе колонистов, но великий князь явно не желает слушать советы старших. Окинори либо глуп, либо не знает самых элементарных вещей. Может быть, он блестящий изобретатель, но владыка из него явно не получится.
  
  Впрочем, для государя Владимира IX это хорошая новость.
  
  'Как говорится, хозяин - барин. Хочет мальчишка ходить по граблям, так и лоб ему покрепче! - горько осознавать никчемность парня, которого он счёл перспективным. - Жаль людей, решивших доверить свою судьбу великому князю'.
  
  Их оказалось на удивление много, чуть ли не половина всего населения планеты. Бандитов Цы Монхи ненавидели все. Победу Окинори восприняли с ликованием. После неё даже секретарша губернатора, милая наивная Анечка, приняла решение остаться здесь, на Зое.
  
  'В столице я не найду работы, - объяснила она причину ухода, - провинциальные планеты все одинаковы, все похожи друг на друга, нет смысла уезжать...'
  
  Видимо, так думали многие.
  
  Они надеялись на великого князя, на перемены к лучшему. Подали в отставку командир и большая часть экипажа единственного корвета. Они, видите ли, желают служить вождю, воющему с пиратами и работорговцами на деле, а не на словах.
  
  'Предатели! - Шумилин скривился, мысленно оглядев длинный список заявлений и рапортов. - Как приятно будет всем им узнать, что великий князь Окинори не нуждается в их услугах!'
  
  - И как вы поступите с теми, кто пожелает остаться на Зое? - желчно осведомился царский чиновник. - Вышвырнете вон, как ненужный хлам?
  
  Последнюю фразу Тараш понял не сразу. Сказалось то, что русский язык для него не родной, и хлама на Фелле не бывает. Как и мусора. Всё сразу поступает в переработку. Конвертеры стоят в каждом доме, они преобразуют всё, что в них попало, в набор молекул. Например, органику в целлюлозу, а ещё в углерод, воду, серу, фосфор. Отходов нет, есть ресурсы для повторного использования.
  
  Шумилин понял замешательство Тараша по-своему.
  
  - Значит, я угадал, - подвёл итог чиновник. Эти слова прозвучали, как обвинение.
  
  - Не торопитесь! - отрицательно покачал головой Окинори. - Не спешите, дорогой Павел Алексеевич. Я не собираюсь давать гражданство Зои всем, кто пожелает остаться. Мне не нужны здесь шпионы, преступные элементы и всякие свободные торговцы, да и им здесь будет трудно. Какой смысл шпионить, если добытую информацию не переправить начальству, а первая же такая попытка приведёт к провалу? Преступников на Зое вообще не будет. Они не выживут. А купцы... внешнюю торговлю я монополизирую, так что они останутся без работы. Всем представителям этих древнейших профессий в получении гражданства будет отказано. Зато я положительно отнесусь к желанию специалистов работать на Зое. При условии безусловной лояльности, естественно.
  
  - Вот как? - задумчиво пожевал губы Шумилин. - Ваше нежелание давать приют преступным элементам вполне понятно, хотя, уверяю вас, выявить их среди обычных людей далеко не просто. Шпионы... - тут чиновник промолчал, но мысленно отметил наивность Окинори, - любой дипломат всегда чуть-чуть шпион, молодой человек. Вы что, и дипломатов не пустите?
  
  - На Зое они мне ни к чему, - осклабился Тараш. - Если какое-нибудь государство решит прислать миссию, я найду, где их поселить. В пространстве Медео много свободного места, знаете ли!
  
  - А как же добрые отношения с соседями? Дружеские связи, наконец?
  
  - Предпочитаю, чтобы меня не трогали и пореже вспоминали, - продолжал скалиться Тараш. - Люблю работать в тиши, когда никто не отвлекает.
  
  - Без торговли вы всё равно не обойдётесь, и купцы вам понадобятся, - вскипел Шумилин. Мальчишка упорно не желал понимать намёки. Похоже, торговые дома будут крайне разочарованы. - Вы не сможете производить весь спектр товаров для населения самостоятельно!
  
  - Вы удивитесь, Павел Алексеевич, но для этого у меня есть специалисты, а скоро будут и предприятия. Великому князю невместно всё делать самому...
  
  
  

5


  
  
  Четырнадцать судёнышек по требованию Аманды послушно легли в дрейф. К ним ушли челноки с досмотровыми группами. Пока они неспешно добирались до торговцев, те смогли посмотреть спектакль с укрощением четырёх упрямцев, решивших удрать.
  
  Ослушникам показалось, что это плёвое дело, ведь сканеры не видели поблизости ни одного корабля из эскадры нового хозяина Медео. Их судёнышки идут на полном ускорении, и даже если преследователи стартуют прямо сейчас, догнать нарушителей они не успеют. Ракеты... беглецы считали, что их не достать. Они уже удалились от Зои на пару световых минут, и с каждым мгновением уходят всё дальше и дальше. Активный ход противокорабельной ракеты не дольше сорока пяти секунд, так что оружие кораблей Окинори до них не дотянется.
  
  Можно расслабиться и облегчённо выдохнуть.
  
  Аманда не собиралась играть с неслухами в догонялки. Она просто подождала, когда скорлупки контрабандистов приблизятся к реперам, поставленным зондами, и телепортировала по этим адресам ракеты.
  
  По две на судно. Этого хватило.
  
  Для беглецов ракетная атака стала полной неожиданностью. Откуда-то из пустоты с подлётным временем в пять секунд стартовали ракеты. Экипажи коггов не успели ничего предпринять, а мощные электромагнитные удары уже сожгли навигационную систему, остановили двигатели и посадили аккумуляторы.
  
  Какой-нибудь военный корабль, даже слабенький авизо, парой таких ракет не взять, но здесь-то целью были простенькие когги, у которых и щитов нормальных нет. А поскольку явная угроза отсутствовала, экипаж отключил даже те плохонькие, что были. Берегли энергию.
  
  С этого момента суда контрабандистов пошли исключительно по инерции. Если не появятся спасатели, часов через шестнадцать-двадцать неслухи умрут, поскольку системы жизнеобеспечения не работают. Бедняги даже на помощь позвать не могут: нет энергии - нет связи. Сидеть запертыми в консервных банках, мчащихся куда-то в пустоту, само по себе трудное испытание.
  
  Беглецов спасли. Когда через десяток часов к их бортам пришвартовались челноки с десантниками в серебристо-чёрных скафах, их встретили как родных.
  
  Груз трёх коггов - растительное сырьё для производства наркотиков - Аманду не заинтересовал, и она велела их уничтожить, чтобы не возиться с ремонтом и возвращением на Зою. Десантники собрали пленных и всё, что сочли ценным, заложили термоядерные мины и споро отчалили. Спустя пять минут космос расцвёл ярчайшими вспышками, и от скорлупок даже пыли не осталось.
  
  Взрывы увидели все, в том числе и торговцы, остановленные приказом Аманды. Они радовались, что сделали верный выбор, и изо всех сил старались быть вежливыми с представителями новой власти. Поэтому их досматривали без фанатизма, формально проверили груз (морепродукты) и, как здесь принято, пожелали доброго космоса. Напоследок предупредили, что звёздная система Медео отныне закрыта для торговли.
  
  Последний из беглецов вёз десяток килотонн металлов из особого списка (золото, платина, скандий, вольфрам...), сто килотонн поделочного камня - в основном, малахита и цветного мрамора - и две дюжины девчонок разных рас возрастом от двенадцати до четырнадцати лет. Шкипер новенького когга XVI серии не смог объяснить происхождение груза, промолчал и о том, откуда на борту его судна появились дети.
  
  Зато эту загадку охотно объяснили сами девочки.
  
  Гражданок Новой Руси - таких оказалось семь - отловили на родных планетах бандиты и продали контрабандистам как ценный товар. Представительницы Нихон и Чосен, их девять, попались в руки пиратов, когда те захватили гражданские транспорты. Выкуп за них не заплатили, так что девочек передали посредникам для последующей перепродажи. В отличие от родителей, детишкам, можно сказать повезло. Они выжили. Прочих девчонок наловили на Периферии так же, как и русских.
  
  Благодаря расспросам удалось узнать, что на Зое уже давно организован промежуточный лагерь Консулата для живого товара всех рас и возрастов. Там же действует аукцион, на котором любой богатей может купить себе рабынь, а исследователь - материал для своих опытов. Покупателю не обязательно присутствовать физически, от его имени покупки совершают доверенные лица. Конкретно этих девчонок пятью днями ранее приобрёл какой-то богатей из Звёздного Халифата, а шкипер выступал исключительно в качестве посредника.
  
  Выслушав нехитрую историю детей, Аманда только скрипнула зубами. С изнанки прекрасный мир Цивилизации людей выглядел кошмарно, и чем лучше Аманда узнавала эту сторону человечества, тем страшнее ей становилось.
  
  'Соле! - Аманда, как любой новый гражданин Феллы, давно перестала даже мысленно поминать бога. - А ведь я тоже пиратка! Какой же дурой я была, рассуждая о рабстве тогда, в первые дни знакомства с мужем. По сравнению с этими девчонками мне трижды фантастически повезло. Я ведь могла оказаться на их месте, но сумела научиться на пилота, не запачкала себя преступлениями, когда оказалась на службе у пиратов. Наконец, я попала к феллийцам!'
  
  'Мантикора' мягко состыковалась с коггом и потащила его на сцепке к орбите Зои. Камеры-одиночки тюремного сектора корабля (два метра на полтора, никакой мебели, из удобств - мягкие стены да дырка в полу, надёжно закрытая решёткой) радушно приняли пленных контрабандистов и работорговцев. Аманда прямо сейчас отправила бы их погулять в космос без скафа, но муж наверняка захочет провести ментоскопирование. Командир 'Мантикоры' искренне надеялась, что эта процедура пройдёт для пленных максимально болезненно, а после её завершения их всех ждёт утилизатор.
  
  Тараш не церемонится с пиратами, попавшими ему в руки. Для них предусмотрено только два итога. Смерть для тех, кто торговал разумными существами, наркотиками, кто пытал и насильничал. Служба автарху без возможности уйти или предать. Феллийские хакеры специально разработали особую ментограмму для оступившихся разумных и замаскировали её под присягу. Даже мысль об измене выжигает мозги. Феллийцы, знаете ли, слыхом не слыхивали о каком-то там гуманизме!
  
  
  

6


  
  
  - Тихо! - Ией, двухметровый блондин в серебристо-чёрном мундире, шлёпнул ладонью по трибуне. - Вы находитесь здесь по своей воле, чтобы принести присягу великому князю Тарашу Окинори. Каждый из вас сейчас наденет обруч, специальный прибор, способный подтвердить искренность вашей клятвы. Если вы не собираетесь быть верными князю и княжеству, намерены нарушать наши законы или просто не уверены в этом шаге, покиньте помещение, или потеряете жизнь...
  
  Ией выждал секунд десять, чтобы сомневающиеся смогли уйти. В этой партии таковых не нашлось.
  
  - ...Что ж, вы выбрали!.. - рявкнул офицер. Детей и подростков тут нет, а взрослых не надо жалеть.
  
  Люди съёжились, как кролики под взглядом голодной рыси. Эмоциональный удар мгновенно подавил волю большинства. Ией отметил не более десятка тех, кто смог удержать в узде свой страх. Подобный приём сильно облегчает работу по фильтрации достойных. Он убедился, что напарник отметил каждого, и убрал свою силу из зала.
  
  Дышать подопечным сразу стало намного легче.
  
  - ...Если возник вопрос, следует поднять руку, дождаться своей очереди, назвать себя и только после спрашивать. Понятно?
  
  Две сотни человек снова зашумели, пытаясь говорить одновременно. Офицеры Стражи устало переглянулись. Для них эта процедура успела утратить новизну, сегодня это уже пятая партия. Ией Ифика, как энергет, ярко чувствовал эмоции собравшихся в зале людей. Его напарник, Калани Акони, хакер, казался ещё более внушительным, хоть и был на пару сантиметров пониже. Он неплохо считывал мысли подопечных и видел людскую натуру ничуть не хуже, чем его партнёр ощущал их чувства. Находясь вместе, они одним своим видом вгоняли в ступор тех, кто желал получить право остаться на планете. Таких оказалось поразительно много, почти тридцать семь тысяч, то есть больше трети реального населения планеты.
  
  Экзархия-ту-Фруоро44 тайно поделила всех этих людей на две очень разные по численности группы. В первую отнесли условно-честных, чьи истинные намерения совпадали с теми, что заявлялись открыто. Тут всё понятно, заготовители водорослей и морепродуктов не желали покидать свои угодья, владельцы и работники магазинов, кафешек, ресторанов, салонов, мастерских - лишаться рабочих мест. Даже некоторые чиновники и практически все полицейские хотели остаться не Зое. У каждого в этой группе была одна и та же весомая причина - налаженный бизнес или хорошие рабочие места здесь и отсутствие перспектив там, за пределами Медео.
  
  С ними всё понятно, всё просто. Вот только большая часть этих людей никакого интереса для феллийцев не представляет. Им не нужны заготовители водорослей, у них нет магазинов, нет торговли, роль чиновников играют искины, а полицейских - специальные сайко.
  
  Впрочем, даже у чиновника есть шанс остаться, если он - или она - сможет чем-то заинтересовать кураторов. Офицеры выискивали таланты. Феллийцы крепко усвоили, что у людей своя магия.
  
  Она, может быть, не столь очевидная, как у эмпатов-энергетов, но не менее ценная. Все успели познакомиться с кулинарным искусством Буру, оценить навигаторское искусство Дианы или дизайнерскую фантазию Аманды, безупречную логику и въедливость офицера Сомса...
  
  Магия оказалась намного разнообразнее, более цветной, чем видели её предыдущие поколения феллийцев, и потому офицеры терпеливо возились с этими людьми.
  
  Вторая группа людей была даже более интересна, чем первая, вот только обращаться с ней следовало очень осторожно. Шпионы, контрабандисты, бандиты, пираты, владельцы плантаций наркоты, старатели и искатели - все они стремились остаться на Зое. Все они прикидывались обычными людьми. Честными работягами и торговцами.
  
  Всю эту публику вежливо предупредили, что процедура принятия присяги наверняка их убьёт. Многие сочли за лучшее отказаться, но не все приняли слова офицеров Экзархия-ту-Фруоро всерьёз. Так или иначе, из второй группы отсеялись более двадцати тысяч претендентов, а гражданство Зои получили едва ли более сотни человек, да и то по самому жёсткому варианту. Трупы неудачников утилизировали.
  
  Претендентов из первой группы кураторы вели намного мягче. Лишние жертвы феллийцам не нужны. Собеседование перед присягой должно было отсеять как потенциальных изменников, так и просто бесполезных людей. Полчаса на каждые две сотни людей - этого на финальном этапе вполне достаточно.
  
  - Ты! - снова рявкнул Ией, указывая на очевидную жертву в первом ряду слева. - Задавай вопрос!
  
  - Но, сэр, - тёмнокожий мужчина уверенно говорил на аглике, как, впрочем, и все в Землях Изгоев, - у меня нет вопросов. Мне всё понятно, сэр!
  
  Интересно, что ему понятно, если Ией напустил своими словами столько туману?! Значит, врёт.
  
  - Ты нам не подходишь. Покинь зал, на выходе тебе предоставят билет на судно, идущее в Новую Русь.
  
  - Ты! Да, ты, - Ией указал на невзрачную девушку в этом же ряду. - Твой вопрос!
  
  Скромница встала, привычным жестом одёрнула юбку и встряхнула коротко стриженными русыми волосами.
  
  - Стрешко, Анна, господин офицер. Скажите, сэр, если я в себе не уверена, обруч меня убьёт?
  
  - Ты не уверена в этом шаге? - сразу помрачнел Ией. - Тогда тебе здесь не место! Пройди к двери.
  
  - Нет, сэр! Я твёрдо желаю принести присягу, но не уверена, смогу ли её исполнить, - негромкий голос отлично слышали все, и зал напряжённо ждал ответа. - Я слабая женщина, а обстоятельства бывают разные. Я боюсь пыток... хочу жить. Если будут угрожать моим близким, я не выдержу, не смогу... понимаете?
  
  - Ты готова принести присягу, мисс? - Акони подошёл поближе, доставая обруч ментоскопа. - Если ты искренне этого хочешь, процедура пройдёт безболезненно.
  
  - Да, прошу вас!
  
  - Произноси мысленно присягу, мисс, - хакер укрепил обруч и дождался, пока загорится красный огонёк. - Её текст ты видишь перед глазами. Приступай! - огонёк на обруче сначала замигал, а потом засиял синим светом. - Вот и всё, мисс. Поздравляю! Пройди вон в ту дверь...
  
  
  
  
  

ГЛАВА СЕДЬМАЯ


  
  
  

1


  
  
  В просторной каюте за дверью не было ни стульев, ни шкафов. Три столешницы висели в воздухе, за ними были люди, внешне похожие на тех, что проводили собеседование в такой же серебристо-чёрной форме. Над головой крайнего слева офицера - или специалиста, Анна не разбиралась в воинских званиях, - в воздухе висели, подмигивая, фамилия и имя, выведенные буквами аглика. Стрешко Анна. Молодая женщина чуть-чуть замялась, но быстро сориентировалась, подошла поближе.
  
  - Стань внутрь светящегося круга на полу. - Анна подвинулась, чтобы попасть точно в центр. - Благодарю. Теперь приложи ладони к отпечаткам.
  
  Перед женщиной на уровне середины груди засияли круги поменьше. Анна потянулась к ним руками и неожиданно ощутила прочную опору. Свет осязаемо обнял пальцы, погладил руки и пробежался по всему телу сверху вниз, чуть-чуть задержался на стопах и спрятался в пол.
  
  - Хорошо, - только теперь Анна заметила, что с ней беседует женщина, - пореже снимай свой обруч, кира Анна, он останется с тобой до завершения курса адаптации. Сейчас он полностью настроен на тебя. Следуй его подсказкам, и всё будет в порядке. Удачи, кира.
  
  Перед Анной в воздухе появилась стрелка, указывающая на следующую дверь, а из зала появился мужчина, только что принявший присягу.
  
  Он, как и Анна, потерянно осматривался по сторонам, пока не заметил своё имя, висевшее над крайним справа офицером. 'Вересов Михаил', - прочитала женщина.
  
  - Минуточку... - стрелка назойливо мигала, требуя от неё следовать в указанном направлении, - скажите, кем я буду работать? На что и где я буду жить?
  
  - После адаптационного курса, кира Анна, всё станет понятно, - без всякого раздражения объяснила офицер. - Уверяю, тебе нечего опасаться. Каждый гражданин полностью обеспечен всем, что необходимо для жизни - жильём, питанием, одеждой, бытовыми принадлежностями. Медицинское обслуживание и образование бесплатны. У нас не бывает ни бездомных, ни голодных...
  
  То, что ей рассказывали, казалось сладенькой сказкой. Разве так бывает? В свои двадцать два Анна успела прочувствовать все прелести реальной жизни на отсталой планете. Смерть отца, погибшего в море шесть лет назад, избавила её от розовых иллюзий. Прежде чем сиротой заинтересовались бандиты, Анна продала комплекс по заготовке водорослей, оставшийся от отца, сбежала в Тихий Приют и поступила за курсы секретарш. Дорого, на это ушли почти все деньги, но другого шанса выжить не было. Анне очень повезло, она могла учиться, не заботясь о пропитании, Она окончила курсы с отличием и получила работу в администрации планеты. Поначалу на должности 'подай-принеси, пошла вон', потом появилось место младшего делопроизводителя... старшего. Наконец, её работу оценил Шумилин и взял на место личной секретарши. Она справилась, и быстро показала себя удобной и незаменимой. Трудолюбивая серая мышка не вызывала ни сексуального интереса у губернатора, ни беспокойства у его супруги и родственников. Со всеми Анна поддерживала ровные приятельские отношения.
  
  Наверное, для Шумилина стало шоком, что Анна отказалась последовать за ним на Край Света, а осталась на Зое. Если честно, её саму удивило это решение. Наверное, она просто устала от однообразия и серости, от жизни без всяких перспектив. Что её ждало на столичной планете? Та же нудная работа, однообразная жизнь на грани бедности и постоянный страх.
  
  Нет уж, хватит! Анна наелась такой жизнью досыта!!
  
  То, как великий князь Окинори разделался с пиратами на орбите Зои и с бандитами на её поверхности, крутили все стереоканалы Сети. Этих тварей, заполонивших Зою, ненавидели буквально все обычные граждане. Постоянные поборы, похищения, убийства... их боялся даже губернатор! Новый владелец планеты навёл порядок быстро и крайне жёстко, чем заслужил искреннюю признательность лояльных жителей Тихого Приюта, честных тружеников и заготовителей морепродуктов.
  
  Только вот князю чужаки не нужны, а получить гражданство оказалось ой как непросто.
  
  Предварительное собеседование.
  
  Отказ от любых претензий. Это выглядело подозрительно. Когда Анна узнала, что ей позволено оставить себе только двадцать килограмм вещей, она чуть было не передумала. Но всё же решила не отступать.
  
  Приглашение на обязательное ментоскопирование поначалу сильно её испугало. Как она сообразила, к этой стадии отсеялась примерно половина претендентов. Поразмыслив, Анна согласилась с этой неприятной процедурой. Великого князя можно понять, вдруг в число граждан пытается пролезть какой-нибудь шпион, или преступник, скрывающийся от правосудия?
  
  Если посмотреть со стороны, желание госпожи Стрешко остаться на Зое выглядит весьма подозрительно. Личная секретарша губернатора Шумилина, как-никак! И чего ей не хватало? Ментоскопирование, как говорили, процедура опасная и болезненная, но Анна справилась без проблем. Не почувствовала никакой боли, головокружения. Может быть потому, что не пыталась ничего скрывать?
  
  А вот четверти оставшихся претендентов с этим фатально не повезло, их путь окончился в утилизаторе.
  
  Потом присяга. Просто мысленные обещания, ну чего тут сложного после ментоскопа? Но и тут, как она поняла, кураторы отсеяли ещё несколько претендентов.
  
  А теперь всё! Она получила право остаться на Зое. Стоило ли это ссоры с Шумилиным и последующей нервотрёпки? Время покажет. Анна вошла в очередную дверь, и увидела маленькую комнатушку. Восемь квадратных метров, не больше. Широкая койка, шкаф, маленький рабочий стол. В дальнем углу - гигиеническая кабинка. На полу мягкий ковёр. Виртуальное окно демонстрирует Зою с орбиты. Рядом со шкафом - коробка с её именем и вещами, которые она отобрала для себя.
  
  'Моя комната?!' - Анну затрясло от волнения, она робко открыла шкаф. Постельное бельё, два серых комбинезона с её именем в прямоугольнике на груди. Две пары мягкой обуви.
  
  Неужели её мытарства кончились?! Да!
  
  Анна бессильно опустилась на пол и зарыдала.
  
  
  

2


  
  
  Для покинувшего флот - а точнее, уволенного с позором, - командира корвета ментоскопирование прошло крайне болезненно. Сработали блоки, поставленные штатными психологами царской охранки. От смерти или превращения в овощ Михаила спасла твёрдая уверенность в собственном выборе и искреннее желание покончить с прошлым. Вересов шёл во флот, чтобы защищать Новую Русь и её население от многочисленных врагов, чтобы бороться с наркомафией, бандитами, пиратами.
  
  Действительность жёстко разочаровала молодого офицера. Миссии, выпадавшие молодому лейтенанту, - это защита одних контрабандистов от других, охрана имущества 'своих' Торговых Домов от их конкурентов из Чосен, Нихон или Хань, переговоры с пиратами и освобождение (за выкуп, естественно!) попавших к ним в лапы чиновников и мажоров. О том, чтобы освободить из плена простых граждан Новой Руси, речь и не шла.
  
  Лейтенанту некогда думать, только успевай поворачиваться. Старший лейтенант, как и каплей, - не та фигура, чтобы открывать рот и демонстрировать характер. Дослужившись до капитана третьего ранга и получив под начало старенький латаный-перелатаный корвет, Вересов попытался было поступить по-своему, и даже успешно освободил полсотни обычных граждан, попавших в плен к пиратам, но вместо благодарности получил выговор и был отправлен на Зою. Охранять губернатора, мать его!
  
  Последние иллюзии офицера рухнули.
  
  Флотские чиновники почти открыто торговали своими согражданами, имея в этом бизнесе солидную долю. Неудивительно, что Михаилу без всяких проблем удалось освободить пленников: его взбрыка пираты не ожидали!
  
  Прибыв в систему Медео, корвет попал как муха в паутину. Уже год с лишним он бессильно болтался на орбите Зои, а Вересов скрипел зубами, наблюдая за творящимся на планете откровенным беспределом.
  
  Высокая смертность? Как бы ни так! Работорговля. Людей, представляющих хоть какой-то интерес, бандиты беззастенчиво продают, а свободные торговцы увозят их с планеты покупателям. Чиновникам только остаётся отчитаться, что 'люди пропали в море'. Или в горах, ага.
  
  Даже если сам губернатор Шумилин в этом безобразии не участвовал и доли не имел, об истинном положении дел он знал. Знал и ничего не предпринимал. А корвет, даже старый - это полноценный боевой корабль. Что с того, что у рейдеров Цы Монхи больше ракет в залпе? Позвольте, ведь есть и тактика! А иногда и внезапно ударить не грех. Словом, корабль русского флота сильнее пиратов... если его командира не держит за штаны губернатор!
  
  Всё изменилось с продажей Медео и появлением великого князя Окинори. Его ультиматум взволновал Михаила, как и весь экипаж старенького корвета. А уж когда Цы Монхи внезапно напал на корабли Окинори, кап-три Вересов не выдержал и попытался вмешаться. Великий князь эту попытку заметил, хотя корвет командира Вересова даже выстрелить не успел. Бой закончился раньше. Пираты потерпели жесточайшее поражение.
  
  Ничего подобного Михаил никогда не видел.
  
  Сверхбыстрая высокоточная стрельба, скоростные ракеты! Вдобавок к этому даль-связь, она позволила в реальном времени управлять боем на космических дистанциях. У кораблей Цы Монхи не было ни шанса, и никакого значения не имело, сколько ракет в их залпе.
  
  Экипаж корвета несколько раз просмотрел запись этого боя и возбуждённо 'загудел', а кап-три Вересов задумался. Консулат он люто ненавидел, вынужденное безделье Михаилу надоело. Далее терпеть невыносимо.
  
  Пиратов следует уничтожать, договариваться с ними нельзя. Размазня-губернатор ничего, кроме презрения, уже не вызывает. Наверное, он хороший человек. Может быть, он не ворует, однако для чиновника такого ранга просто быть честным недостаточно. Сердце должно гореть! Грязь надо вычищать, с мерзостью бороться. Каждый божий день.
  
  Безжалостно, бескомпромиссно...
  
  На этой ноте кап-три Вересова вызвал Шумилин и попытался отчитать офицера за его робкую попытку помочь великому князю Окинори. По мнению губернатора, командир корвета был обязан увести корабль подальше от схватки, чтобы он не пострадал. А он, видите ли, остался на поле боя и своим присутствием оказывал влияние на одну из сторон конфликта...
  
  Значит, для губернатора пираты - это одна из сторон конфликта? А Цы Монхи не бандит, не подлый убийца и разбойник, не торговец наркотой и живым товаром, напавший на представителей законной власти в системе Медео?! Тут терпение Вересова окончательно иссякло, и он открыто высказал Шумилину всё, что думает о нём, о продажных чиновниках Новой Руси и о царе Владимире IX.
  
  Последнее явно было лишним. Павел Алексеевич мог стерпеть крепкие слова в свой адрес, - в конце-то концов, он осознавал их справедливость! - но неуважение к государю вылилось в мгновенное увольнение.
  
  С позором, без пенсии и льгот.
  
  Узнав, что командира уволили, с корвета в тот же день ушла треть команды, и не безусые новики, а опытные специалисты. Те, кто по примеру Михаила решили остаться и принять гражданство Зои, без труда прошли все этапы непростого пути к принятию присяги...
  
  ...Окинув привычным взглядом каюту, Вересов сразу заметил баул с личными вещами, однако первым делом двинулся к рабочему столу. Аппарат оказался незнакомым, но обруч подсказал, как его запустить. Михаила интересовало содержание адаптационного курса.
  
  Две недели по четырнадцать часов в сутки без выходных ему предстояло учить язык, изучать культуру и традиции теперь уже своего народа, знакомиться с общественным устройством великого княжества, зубрить законы, свои права и обязанности. Отдельные часы выделены на профессиональную ориентацию.
  
  Конечно, Вересов желал бы служить во флоте.
  
  Михаил был готов начать с самых низов, но втайне надеялся, что навыки офицера и опыт командования корветом поможет ему быстро продвинуться по карьерной лестнице. В любом случае, теперь у него, как и у последовавших за ним сослуживцев, появилась карьерная перспектива и надежда в будущем снова занять место командира боевого корабля. Михаил знал, что в этот раз уже никто не станет держать его за штаны!
  
  
  

3


  
  
  И Виктор Кан, и Павел Шумилин, на церемонии прощания и символического спуска флага Новой Руси на губернаторском дворце Тихого Приюта были немногословны и всячески демонстрировали свою обиду.
  
  Ладно, Шумилин. Его ещё как-то понять можно. Он лишился значимой должности, теперь судьбу чиновника будет решать лично Владимир IX.
  
  Цари по своей природе недоверчивы и отнюдь не добросердечны. Вдруг государь сочтёт, что губернатор недостаточно стойко отстаивал интересы Руси на Зое - то есть, её торговых семей, конечно, - и нового назначения Павлу не видать. А если вдруг до ушей царя доберётся слушок, - а он обязательно дойдёт! - о его излишней терпимости к представителям Консулата... тут и виселицей попахивает, прости Господи! Так что бывший губернатор Шумилин отправлялся в неизвестность, и его, как понятно, это радовать никак не могло.
  
  С Виктором Каном творилось что-то непонятное. Изменения в настроениях каперанга Тараш планировал, но совсем не такие. Нет, поначалу, после того памятного разговора перед встречей с эскадрой Злыдня, всё шло как запрограммировал хакер. Он уже мысленно потирал ладошки, представляя, что к нему перейдёт ещё один ценный специалист, но - увы! Всё пошло не так.
  
  Вместо отставки Кан получил новое назначение. Теперь к нему явно благоволит царь, а он, на минуточку, формальный хозяин всех игрушек под эгидой Новой Руси.
  
  Доброе отношение Владимира IX сбило закладки, установленные хакером, и Тараш не спешил их восстанавливать. Зачем ему чужая игрушка?
  
  Сейчас Виктора проще сломать, отформатировать и запрограммировать заново, а не возиться с тонкими настройками. Но и путь с закладками стоило попробовать. Не беда, что он зашёл в тупик - хорошо, что это случилось в самом начале личной игры Тараша.
  
  С чужими игрушками надо быть осторожнее. К тому же Тараш более не нуждается в перетягивании каперанга к себе на службу. Может быть, позже? У феллийского флота уже есть лояльный старший офицер из местных, и весьма перспективный. Михаил Вересов!
  
  Ещё более Тараша удивила и немного насторожила просьба о беседе, аккуратно переданная Виктором через командиров 'флореалей'. Хакер предпочёл её проигнорировать: для продуктивного разговора сейчас нет подходящей темы. Как оказалось, Виктор думал иначе. Перед уходом каравана с бывшими жителями Зои с орбиты планеты он лично связался с Тарашем.
  
  - Прощайте, Ваше Высочество! - по виду офицера было понятно, что он просто старается быть вежливым.
  
  - Доброго пути, Виктор Сергеевич. С дополнительным корветом охраны полагаю, что серьёзных угроз для конвоя не возникнет.
  
  Каракка, пять каравелл, десяток коггов, а вдобавок к ним сторожевик и корвет. Все неплохо вооружены, и разве что очень крупная пиратская эскадра осмелится напасть на подобный конвой. Вот только для Консулата никакой серьёзной поживы с беженцев не предвидится, а потому нет и смысла ввязываться в подобное предприятие. К тому же Кан неплохо освоил преимущества плотного строя, а командиры трёх из пяти каравелл с ним хорошо знакомы.
  
  - Спасибо за тренировки конвоя, Ваше Высочество! - сдержанно поклонился Кан, хотя в его эмоциях доминировали злость и досада. - Думаю, они помогут нам добраться до дома без приключений...
  
  Тараш коротко кивнул в ответ. Когда, интересно, он мог вызвать у Виктора столь негативные эмоции? Расставались-то они вроде как добрыми знакомыми.
  
  - ...Восхищён вашими чёткими действиями против пиратского флота, Ваше Высочество, - Виктор произнёс это так, что Тараш и без своих способностей понял: никакого восхищения каперанг на самом деле не испытывает. - Если бы у флота Новой Руси была бы даль-связь и ваша система быстрой перезарядки ракет, мы давно бы вымели из Земель Изгоев всю эту мразь... - на этом месте каперанг прервался, ожидая реакции собеседника.
  
  Тараш лишь сдержанно улыбнулся в ответ. Вот и причина столь яркого негатива Кана! Всем хочется получить новые устройства, и желательно даром, ага!
  
  - ...Я проанализировал видеоматериалы об этом сражении, - не дождавшись реакции собеседника, Виктор продолжил, - и пришёл к выводу, что ваши корабли - те, что внешне так похожи на 'остеры', по своей мощи соответствуют тяжёлым фрегатам Центральных Миров, а любой из ваших якобы 'шакалов' превосходит современный корвет. Это так?
  
  Тараш зло усмехнулся в ответ, разводя руками. Мол, ни да, ни нет. Бесцеремонность Кана начала его раздражать.
  
  - Простите меня, Ваше Высочество, за дерзость, но я считаю своим долгом указать на то, что без грамотных людей, специалистов и офицеров, любой флот небоеспособен. Поэтому вы переманили к себе часть морально неустойчивых военнослужащих флота Новой Руси. Не пойму только, почему вы выгнали с Зои большую часть населения...
  
  - Достаточно! - резко прервал монолог каперанга. - Вы перешли границы дозволенного, Виктор Сергеевич, и наши прошлые добрые отношения не дают вам права судить о моих решениях! Напоминаю, что я - владыка независимой державы, а не вассал царя!
  
  Кан низко поклонился, будто признал свою вину.
  
  - Ещё раз простите, Ваше Высочество. Думаю, что с маленькой горсткой людей - сколько их у вас, тысяч пятнадцать? - вы недолго сохраните независимость. Мой государь просил передать, что придёт на помощь Вашему Высочеству по первому же зову.
  
  Тараш пристально смотрел на Кана. По бесстрастному лицу офицера невероятно сложно что-либо прочитать, но таланты Тараша подсказали, что сейчас из эмоций Кана исчезли злость и досада, их сменили грустное удовлетворение и... безнадёжность.
  
  Значит, вся эта речуга заготовлена в Кремле? Весь негатив, что испытал Кан, был направлен на него самого? Он понимал, что подобным демаршем теряет добрые отношения с Тарашем, и всё равно выполнил приказ. Если так, это очень интересно. И весьма перспективно.
  
  - Прощайте, Виктор Сергеевич! - не слушая ответных слов, Тараш резко прервал сеанс связи.
  
  
  

4


  
  
  Две недели прошли после того, как последний чужак покинул окрестности Медео. Тараш трудился сутками напролёт, урывая едва по паре часов на сон и перекусы от Буру. Полноценно поспать не удавалось. Так, забыться час-другой на диванчике в рабочей каюте на борту 'Химеры' - и снова за работу. Дел было невпроворот.
  
  Зато уже через сутки после Прибытия - так феллийцы назвали день своего появления на Зое - вокруг планеты вилась стая из полутора сотен спутников. Они собирали подробнейшую информацию о планете, о гравитационных аномалиях, о погоде, о минеральных и биологических ресурсах. Почти сразу были обнаружены и те, кто счёл себя самым хитрым и решил проигнорировать ультиматум великого князя. Их набралось несколько тысяч.
  
  Десантники на ботах два дня вылавливали нелегалов по горным ущельям, пещерам, многочисленным островкам и добавляли их к числу нелояльных чужаков. В итоге к окончанию третьих суток, когда эвакуация граждан Новой Руси уже завершилась, своей участи ожидали почти семь тысяч пленников - пираты, бандиты, наркоторговцы и их подручные. Проще всего было бы всех жёстко ментоскопировать, а тела отправить в утилизатор.
  
  Однако простое решение - почти всегда далеко не лучшее. Так в своё время Тараш поступил с разбойниками, напавшими на Феллу. Но именно в тот раз хакер получил и лояльных офицеров для своего флота и двух прекрасных подруг. Возможно, и здесь среди пленных найдутся те, над кем судьба жестоко посмеялась, уронив в космическую грязь? Может быть, в ряды Славных Ребят их загнала не жажда наживы, а нужда, голодная жизнь, отсутствие пропитания? Банальный страх, наконец, или чья-то злая воля?! Тут и агнцы, и козлища. Только как их быстро разделить?
  
  Увы, даже с совершенной феллийской аппаратурой и уникальными талантами хакера на каждого пленника Тараш был бы вынужден потратить минимум полторы-две минуты. Это, как ни крутись, суток десять грязной работы. Слава Соле, помогли собратья-хакеры и энергеты. Они умело рассортировали пленных. Тех, кто подлежал безусловной утилизации за свои преступления, набралось почти четыре тысячи. Более двух тысяч посчитали достойными жить. Естественно, под присмотром и жёстким контролем. Судьбу остальных должен был решить лично Тараш.
  
  В итоге четыре тысячи пленных принесли автарху самый жёсткий вариант присяги. Из более тридцати семи тысяч граждан Новой Руси, просто изгоев без гражданства и бывших рабов, изъявивших желание остаться на планете, все проверки прошли чуть больше семи тысяч трёхсот человек. В итоге личный состав эскадры пополнился на одиннадцать с четвертью тысяч.
  
  Всех новеньких Тараш разместил на трофейных кораблях, где организовал для новых граждан курсы по феллийской технике, культуре и традициям так, как для самой первой группы 'не-игрушек'.
  
  Как для тех, кто был захвачен на форпосте .
  
  Единственное существенное отличие - появление эгиды. Всё пополнение несло игровой знак принадлежности великому князю Медео, и автарх не стал его убирать.
  
  По сути все эти одиннадцать тысяч стали личными игрушками Тараша. 'Своими' - не сломанными, не чужими. Они дали хакеру неплохой шанс отследить внутреннюю логику Великой Игры и со всеми правами начать свою собственную партию. Не сразу, потом, после установления связи с Феллой. Будущее население Зои оставалось все эти дни на кораблях, проходя обучение, медицинскую обработку и карантин.
  
  Планета и завезённые на неё почвы нуждались в лечении. Чужие микроорганизмы за столетия непрерывных попыток колонизировать Зою уничтожили до пятой части всех естественных экосистем. В этом плане Зое ещё повезло: до появления людей вся сухопутная жизнь была представлена хилыми мхами, редкими лишайниками и многочисленными бактериальными матами45. За последние десятки миллионов лет они освоили влажные места в поймах рек и озёр.
  
  Их-то как раз уничтожили колонизаторы планеты и привнесённые ими микроорганизмы. Тем же, кто рос в морях, улыбнулась удача. Воды Зои кишели местными организмами, для которых пришельцы стали просто вкусной пищей. Морские фермеры, конечно, уничтожали мешающие им 'полипы'. Некоторые маты они целенаправленно собирали, как сырьё для медицины и парфюмерии, так что и здесь естественные биоресурсы оказались серьёзно подорваны.
  
  На момент Прибытия суша и значительная часть литоральной зоны46 была отвоёвана у местных организмов. Можно было бы оставить всё, как есть, но Тараш предпочёл начать всё заново, с 'чистого листа'. Так посоветовала Милия, и её поддержали все алхимики - биоинженеры - эскадры. Феллийцам с их магией и совершенными технологиями было несложно на основе генома местных морских водорослей и беспозвоночных создать с нуля необходимый спектр сухопутной флоры и фауны. Биоразнообразие будет низким, но лиха беда начало!
  
  Зато новая биосфера станет органическим продолжением старой. И для того, чтобы живые организмы идеально сочетались друг с другом, пришлось серьёзно поработать. Тысячи ботов несколько суток подряд распыляли с высоты сотен метров триллионы специально созданных фагов47 и вирусов. Последние должны были скорректировать геномы местных организмов для установления полной гармонии.
  
  Дело не быстрое, процесс перестройки по всем расчётам займёт до двух недель в глубинах морей и океанов, а на суше он закончится суток за семь-восемь. Фаги и вирусы, отработав программу, никуда не денутся. Они перейдут в ждущее состояние и будут готовы отразить любую мыслимую биоугрозу. Человечеству подобная технология и не снилась.
  
  Зато отныне, после тотальной 'вакцинации' планеты, её населению будут не страшны любые биологические атаки.
  
  Хакер не верил ни в человеческое благородство, ни в людскую доброту. Его подозрительность помогла выжить и победить во время Вторжения.
  
  Тараш первым из феллийцев понял: люди - хищники. Будет выгодно, они запустят боевые вирусы, применят бактериологическое оружие, чтобы добраться до секретов 'изобретателя-одиночки'. Даже то немногое, что увидели чужаки, уже привлекло жадное внимание изгоев и централов.
  
  
  

5


  
  
  Поначалу Милия тоже вкалывала, как гребец на галере, и всё равно без постоянной помощи искинов не справлялась. На плечи главной жены Тараша легли все заботы о снабжении эскадры водой, едой, материальными ресурсами и энергией. А она увеличилась на более чем одиннадцать тысяч человек да на полторы сотни космических посудин разных размеров - от коггов массой меньше половины мегатонны до двухмегатонной каравеллы. Хотя все трофейные корабли просто висели на парковочной орбите, они всё равно требовали море внимания. Если честно, Милия не понимала, нужно ли Зое такое количество коггов. Большая их часть относились к первым, и только с десяток судов - к новым XV и XVI сериям.
  
  Как поступить с устаревшими лоханками? Разобрать на материалы? Так с точки зрения феллийцев все без исключения человеческие корабли - невероятное старьё. Если их модернизировать, то выкидывать придётся практически всё кроме силового каркаса и внутренней отделки. Хотя... у новых коггов и каркас не столь изношен, и дизайн внутренних помещений побогаче.
  
  Оставить как есть? Висят себе кораблики в тридцати тысячах километрах от Зои, и ладно. Каши не требуют, энергия от местного светила исправно подзаряжает их аккумуляторы. Идиллия!
  
  Одна беда: судёнышкам, беспечно размещённым возле Зои, угрожает космический мусор. Здесь его много. Гравитационное поле Зои изменчиво. Естественные спутники лишают устойчивости орбиты мелких объектов. Хочешь удержать позицию судна - поддерживай активность двигателей и антигравов, трать расходную массу, ресурс аккумуляторов, изнашивай оборудование. Запаркованные кораблики постоянно тянут из колонии значительные ресурсы, отвлекают изрядное число ремонтных дроидов.
  
  Поскольку логистика входит в сферу ответственности Милии, вся эта суета - её головная боль. Личная боль! Специалистов мало, они нужны на других участках работы.
  
  Проще всего было бы разобрать все лишние когги!
  
  Милия так бы и сделала, но окончательное решение по всем трофеям принимает автарх, и он обязательно захочет получить все варианты дальнейшего использования этих судёнышек с подробным анализом всех плюсов и минусов, затрат и выгод.
  
  Боевая значимость коггов мала, это очевидно.
  
  Зато в начале колонизации звёздной системы и до появления достаточного числа телепортов они послужат грузовозами на межпланетных трассах и паромами класса 'космос-поверхность' планеты. Эти суда не будут выходить в гипер, да и двигатели им лучше сменить на экономичные и надёжные механи-пешио. Тут пяти-шести десятков хватит.
  
  Пара дюжин - те, что поновее, - пригодятся флоту в качестве учебных и патрульных судов.
  
  Остальные придётся разбирать. Прибытка с утилизации этих корабликов немного, устаревшее оборудование бесполезно. В итоге если на склады и поступят ценные материалы, то об их количестве и упоминать будет стыдно. Пустяк, одно слово!
  
  Так где же выгода?!
  
  От разбора коггов основной выигрыш связан с экономией ресурсов, с упрощением логистики и со снижением нагрузки на Милию. Нужно лишь указать, что из трофеев сохранить, а что утилизировать.
  
  Проблемы с лишними скорлупками - сущая ерунда в сравнении с трудностями размещения и снабжения будущих колонистов, ведь личный состав экспедиции вырос чуть ли не в три раза! Главные заботы Милии связаны с Зоей. Тихий Приют и мелкие поселения людей ныне пусты. По-хорошему их стоит снести и возвести заново. Однако для истории важно сохранить часть прежних построек. А определит эту часть кто? Верно, Милия. Она же должна выбрать проекты новых зданий, указать места для них, выделить ресурсы и начать строительство. Речь не только о жилье, но и обо всех нужных предприятиях. К примеру, старый космодром - откровенное убожество. Новый обязан принимать крупные паромы, проводить погрузку-разгрузку, складирование, ремонт и обслуживание прибывших судов. Ещё Милия должна увязать всю застройку с военной программой мужа.
  
  Медео - это форпост Феллы, и потому до конца карантина следует согласовать размещение на орбите Зои станций контроля космоса и программу строительства на спутниках планеты военных баз, верфей, доков ...
  
  Очень быстро Милия поняла, что ей нужна помощь.
  
  Помощница. Пусть это будет человек, раз все феллийцы заняты и трудятся, как пчёлки летом! Кандидатуру подсказали искины. Анечка Стрешко, из новых сограждан. Миленькая, невзрачная девушка. Простушка.
  
  Со стальным внутренним стержнем в душе.
  
  Важно, что девочка успела поработать секретарём у губернатора Шумилина, так что у Милии есть неплохие шансы переложить на хрупкие плечи Стрешко уйму мелких дел. Таких, как опись трофейного имущества и снабжение запаркованных судов. Да и при организации работ по застройке Тихого Приюта Анечка поможет. Только сначала нужно её правильно сориентировать и аккуратно расставить все акценты...
  
  - Ваше Высочество! - с виду мелкая совсем юная девчонка в белой блузке, в невзрачной серой юбке как-то странно присела и одновременно поклонилась.
  
  - Тут нет 'высочеств', кира Стрешко, - недовольно поморщилась Милия, - обращайся ко мне 'кира Милия'. Или 'кира экзарх'. И не приседай. Тебе понятно?
  
  В своей массе новые сограждане ещё не успели освоить фелле, но и тут Анечка стала исключением. Вместе с несколькими самыми усердными.
  
  - Да, В... кира Милия, - сдержанно поклонилась помощница, заставив экзарха тяжело вздохнуть. Все эти книксены и поклоны будто вписаны в геном новых сограждан. - Не будет ли дерзостью с моей стороны попросить, чтобы и ко мне обращались по имени? Никаких 'кира Стрешко'! Это меня старит, просто 'Анна'.
  
  'У девчонки действительно есть характер, - тепло улыбнулась Милия, - с нею будет интересно. И эмоции она тщательно контролирует'.
  
  Последнее для энергета особенно важно.
  
  - Конечно, Анна. Служебные обязанности изучила?
  
  - Да, кира Милия.
  
  - Что ж, тогда приступай!
  
  
  

6


  
  
  - ...проблемы, Раш, - даль-связь оставляла ощущение, что Диана совсем рядом. Только руку протяни. На самом же деле до неё было без малого два световых часа.
  
  Пока Тараш занимался базами, верфями и доками, Диана на 'Фелле' и Аманда на 'Мантикоре' расставляли навигационные буи и размечали межпланетные маршруты. На их долю выпала космография звёздной системы Медео, её гравитационных и электромагнитных полей, аномалий, астероидных, кометных поясов и, конечно, планет.
  
  - Ещё одна разведывательная станция?
  
  Диана отрицательно замотала головой, и её волосы в свете ламп засверкали огненными лучиками.
  
  - Консулат?..
  
  - Нет! - качнула головой Ди, укутав лицо сияющим ореолом волос. Тараш застыл, любуясь супругой.
  
  'Феллу' сопровождала 'Рысь', а 'Мантикору' - 'Пума'. Пары шли по спиральным траекториям, всё дальше уводящим их от Зои. Одна смещалась в сторону зенита Медео, другая - к надиру. По расчётам на весь маршрут должно было уйти шестнадцать суток. Этого времени хватит, чтобы разместить навигационные буи, определить реперы телепортов, а в интересные или подозрительные места направить разведывательные зонды. Итогом экспедиций станет подробная динамическая 3D-карта аномалий, астероидных полей и перспективных ресурсов.
  
  По пути группа Дианы обследовала Танату, вторую каменную планету системы Медео, и самый удалённый из трёх газовых гигантов - Край. На долю Аманды пришлись два других, Крон и Кой. С точки зрения что изгоев, что централов, в системе Медео крайне мало ценных ресурсов, и потому её колонизация была признана невыгодной.
  
  С этим выводом не согласились феллийские исследователи. Атомарный синтез легко создаст всё потребное количество любых тяжёлых элементов из кремния, никеля и железа. Этого добра вокруг в достатке, так что появляется перспектива для освоения Танаты. Там удобнее всего разместить производства, опасные для биосферы Зои. Сырье из астероидных поясов доставят транспорты и телепорты, они же переправят на Зою синтезированные ресурсы.
  
  На спутниках Края - у планеты их оказалось пятнадцать, от крупных, в пару тысяч километров в поперечнике, до астероидов размером в сотню метров - группа Аманды обнаружила две АСР, автоматические станции разведки и наблюдения за космосом. Их без особого напряжения сил вскрыл штатный хакер 'Мантикоры'. Они непрерывно мониторили систему Медео и по специальному запросу всю собранную информацию отсылали сжатым пакетом. Одну станцию установил Демократический Альянс, а вторую, однотипную, - Консулат. Чужие наблюдатели феллийцам без надобности, так что обе АСР демонтировали.
  
  Тщательный осмотр других спутников результатов не дал, так что Ди и Ами резонно решили, что подобных станций в пространстве Медео было только две.
  
  Это-то понятно. Тратить значительные средства для контроля маловажной системы... бред! Возможно, Альянс просто следил за ходом совместной экспедиции. Последний запрос на передачу данных поступил двадцать восемь суток назад, когда совместная экспедиция на Зое ещё работала. Скорее всего, представители Лиги в составе этой миссии были не в курсе, что за ними наблюдают.
  
  Что касается пиратской АСР, тут всё ясно и без объяснений. Агент Консулата на Зое раз в неделю-две сбрасывал информацию о трафике судов абоненту, расположенному в пяти световых часах от Зои к надиру Медео. По этим координатам отправилась 'Пума', ничего там не обнаружила и установила навигационный буй с набором детекторов, даль-связью и телепортом.
  
  'Фелла' и 'Рысь' тщательно изучили все спутники Края, но ничего подозрительного не нашли. Обследовав последнюю планету системы, группа Дианы ушла во внешний каменный пояс, где посетила шестьдесят семь планетоидов поперечником от восьми сотен километров и больше. Самый крупный из них, диаметром в три с половиной тысячи километров, Диана назвала Евгенией в честь своей матери. И вот там-то экспедиция обнаружила...
  
  - Что там проблема, Ди? - видно же, что супруга слегка не в себе, и Тараш решил не играть в 'угадайку', а спросить напрямую..
  
  - Мы обнаружили какой-то крупный комплекс, Раш. Настоящую планетарную базу. Её строения ни капельки не похожи на те, что строят человеческие цивилизации. Я не хочу отправлять на Евгению исследовательскую группу без консультации с тобой...
  
  - Почему? - удивился Тараш.
  
  - Ярия, хакер 'Феллы', не смогла проникнуть в инфосеть чужой базы. Та, наверное, отключена, но, как я помню, тебе подобное препятствие никогда не мешало.
  
  Приятно, что жена в тебя так верит!
  
  Но с базой явно что-то не так. Нет энергии - нельзя управлять техникой. Но считать информацию с накопителей смог бы любой феллийский хакер!
  
  - Там может найтись что-то непосильное и для меня.
  
  Диана скептически хмыкнула. Её муж - лучший. И самый скромный, ага!
  
  - Едва Ярия направила внимание внутрь, так сразу её выкинуло прочь. Она упрямо полезла вновь, и тогда потеряла сознание. Сейчас мой хакер лежит в медкапсуле и будет недоступна для беседы ещё как минимум сутки.
  
  Вот теперь Тараш действительно удивился.
  
  Ни о чём подобном он даже не слышал. Хотя нет, искин предтеч, управляющий домом их резидента Этаи Моаты, пытался подобным образом сопротивляться, но хакеры Феллы, объединив усилия, его всё-таки взломали.
  
  Но откуда здесь мог взяться искин предтеч?!
  
  - И ещё, Раш, - голос Дианы упал до тихого шёпота, - когда Ярия потеряла сознание, я направила зонд так, чтобы он прошёл вблизи этой базы на расстоянии в сотню метров, не дальше. То ли оборона сейчас не активна, то ли искин чужих не счёл зонд угрозой, но манёвр удался, и зонд передал отличную картинку. Смотри!
  
  База как база. Была бы она в системе Соле, Тараш принял её за феллийскую. Подобные, разве что попроще, возвели на Таетенуи... так, а вот здесь, кажется, что-то написано?! Да ещё и на фелле?!!
  
  
  
  
  

ГЛАВА ВОСЬМАЯ


  
  
  

1


  
  
  Нет, это не фелле. Знаки похожи, и даже смысл текста Тараш понял: 'Когда ты читаешь эту строку, толкни ладонью дверь и входи!' Эти слова буквально всплыли в мозгу хакера, заставив его насторожиться.
  
  Неужели неизвестные владельцы базы хакнули его самого?! Нет, это бред. Надпись реальна, она сделана давным-давно чужими. От подобного построения фраз феллийцы отказались сотню тысячелетий назад. Даже самые первые из них написали бы эту фразу иначе, к примеру: 'Приложи ладонь и входи!' Предки серьёзно упростили архаичный набор знаков - тот, что достался им в наследство от предтеч. Тараш уверенно определил, что надпись написана похожими знаками, но не феллийскими.
  
  Предтечи не используют письменность десятки, если не сотни, миллионов лет. Создатели и сами не помнят, когда отказались от подобного способа коммуникации. Ныне вместо слов они напрямую передают образы 'собеседнику'. Телепатия! При мысленном общении тоже используют знаки, но они и по виду совсем другие, и несут иную смысловую нагрузку. Телепатические символы - это не буквы и не слога. У них есть образ, но нет звучания. Это не иероглифы. Они похожи на вешки, которыми дикари отмечают путь через топкое болото, Знаки указывают безопасную дорогу и не дают собеседнику заблудиться, потеряться, утонуть в чужих мыслях.
  
  Без таких 'вешек' никто не полезет в разум высшего существа. Даже другой высший. Смертельно опасно!
  
  Поскольку с письменностью предтечи расстались задолго до запуска Великой Игры, Вопрошающему Всех пришлось долго и нудно её восстанавливать, чтобы его примитивные творения, помощники, справились с огромными по объёму информационными потоками. В этом смысле хакеры более других феллийцев похожи на создателей. Изначально они воспринимали информацию так же, как и предтечи, и в костылях письменности не нуждались. Однако сородичи использовали символы звуков, потому и хакеры их внимательно изучали.
  
  Тараш знал все виды знаков, начиная с тех, что в седой древности использовали создатели, и заканчивая теми, что остались в современном фелле.
  
  Знаки, что находятся на стене базы, чужие. Они отсутствуют в том наборе, что Вопрошающий Всех передал помощникам. Это не старые символы предтеч, но в то же время на них очень похожи. Тарашу они интуитивно понятны. Скорее всего, надпись сможет прочитать любой хакер, честно выучивший все символы коммуникации. Если бы Ярия не спешила, если бы в исследовательском азарте не полезла внутрь базы и не отключилась от перенапряжения, она легко прочитала эту надпись.
  
  Защита от хакеров? Очень похоже.
  
  Тараш волей привычно потянулся к Диане, к 'Фелле', и сразу ощутил какую-то помеху.
  
  Что-то вроде дырки в ткани пространства...
  
  Космос только кажется пустым. На самом же деле он всегда переполнен информацией. Электромагнитные, гравитационные поля, потоки света и частиц материи, плазма, газы, пыль и все твёрдые тела с точки зрения хакера - просто информация. Её безумно много. Она, как вода в сосуде, плотно заполняет Вселенную, связывая её воедино прочнее любых физических взаимодействий.
  
  Информационная ткань Вселенной целостна.
  
  Опыт хакера настаивает на этой истине.
  
  А тут пустота. Окружающий мир её опасливо огибает. Избегает, как чуткая жертва обходит стороной затаившегося в засаде хищника. Нет-нет, с изучением подобного артефакта торопиться не следует.
  
  Загадка манит, но на Зое ждут дела поважнее. База построена чужими бездну лет назад, благополучно их пережила и ещё год-другой спокойно простоит. Прежде чем туда лезть, надо хорошо подготовиться.
  
  Подстраховаться. Мало ли...
  
  - Оставь вблизи базы координатный буй и двигайся дальше! - Тараш чувствовал, что даже поверхностное изучение находки потребует уйму времени, оборудования, и усилий многих специалистов. И это лишь для того, чтобы едва ознакомиться с чужим объектом. - У тебя есть чёткое задание, кира фрегат-капитан.
  
  Нежелательно, чтобы кто-то туда полез в отсутствии Тараша. Ярия сунула любопытный нос, и что? Ничего хорошего. Здесь нужна Милия, её занудная въедливость и талант энергета откроют то, что другие в упор не заметят и равнодушно пройдут мимо.
  
  - Без штатного хакера миссию продолжать опасно, кир адмирал. Ярия пока в сознание не пришла... - Тараш почувствовал, что Диана просто соскучилась по нему, и продолжение исследований Медео после столь важного открытия кажется ей бессмысленным. - ...медкапсула не может даже определить причину!..
  
  'Я тоже соскучился, Ди,' - Тараш постарался как можно яснее передать жене свои чувства, переживания и легко уловил в ответ её благодарную улыбку.
  
  - Миссию 'Феллы' следует продолжить точно по плану. От расстановки навигационных буев и определения реперов для телепортов зависит безопасность всех нас. - Тараш говорил сухо и чётко, как и положено адмиралу, но не забывал параллельно транслировать супруге чувства любви, тепла, покоя. - Уверен, что Ярия очнётся, едва корабль выйдет за пределы поля ментального подавления. Думаю, дело именно в нём.
  
  - Поле ментального подавления?
  
  - Защита от хакеров. Технология предтеч. Похожую гадость Моата использовал у себя дома.
  
  Притом он начисто забыл о традиционных способах съёма информации, на чём и погорел.
  
  - Что-то припоминаю... - удивлённо распахнула глаза Диана, - ...но это же означает, что предтечи...
  
  - Тут их внимания нет, да и базу создали не они, - отрицательно покачал головой Тараш, - предтечи сами давно ничего не делают. До сего дня я был уверен, что все значимые объекты и планеты в этой галактике сотворили помощники, когда готовили Великую Игру, но теперь...
  
  - Ты полагаешь... - встревожилась Диана.
  
  - Тсс! Пусть эти неизвестные нам чужие спят спокойно. Зря Ярия пыталась проникнуть внутрь базы, и я обязательно скажу об этом ей лично!
  
  
  

2


  
  
  Лёгкое жужжание мгновенно разбудило Тараша.
  
  Хакер искоса глянул на жену. Милия открыла было один глаз, но сразу же его захлопнула обратно, перевалилась на другой бок и погрузилась в сон.
  
  Умоталась за два десятка дней нескончаемых хлопот.
  
  Тараш привычно закрепил на запястье зудящий браслет с личным искином. Звук затих, превратился в банальную щекотку где-то в висках.
  
  'Время?' - не слова, волевой посыл.
  
  'Пять одиннадцать утра, двадцать шестые сутки после Прибытия', - знание само будто всплыло в ответ.
  
  Тараш проспал три с половиной часа. Неплохо для вечно занятого автарха, если не брать во внимание предшествующие дни. Тогда даже на такой сон времени не хватало вообще.
  
  Сколько их было, шесть? Семь?
  
  Тараш встряхнул головой, прогоняя дремоту, тихонько встал, стараясь не потревожить Милию, накинул на голое тело халат, и перешёл в кабинет.
  
  'Готов!' - не слова, образ состояния организма.
  
  Личный искин давно стал для Тараша продолжением разума. Обмен информацией с ним перешёл исключительно на символы. Это значительно увеличивает скорость и масштабы общения, в том числе и с прочими искинами. Так общаются предтечи.
  
  Остальные хакеры такой способности не имеют и не подозревают о ней, а Тараш секретом делиться не спешил.
  
  'Всплыл чужой 'шакал', - сообщил искин. - Пират. Предупреждение о запрете посещения системы он получил, но проигнорировал. Принадлежность к Консулату скрыл, выдаёт себя за дипломата. Постоянно запрашивает связь и продолжает разгон в сторону Медео'.
  
  Ага, от Славных Ребят прибыл переговорщик. Неужто всполошились после поражения Цы Монхи? Или обнаружили потерю автоматической станции разведки? Небось перья будет топорщить, распушать хвост, растопыривать пальцы, чтобы показать владельцу Медео свою значимость. Запугать. Принудить к компромиссу. Верните, мол, плантации да захваченные кораблики, а мы обязуемся вести себя хорошо. А не то...
  
  Представить это самое 'не то' у Тараша не хватило фантазии. Пришлют флот? Да на здоровье! Ракет вдоволь, реперы и навигационные буи расставлены, перекрывают все опасные направления. С прочих добираться до Зои долго, не меньше пяти-шести суток для 'шакалов' и прочих авизо. Корабли покрупнее затратят на ту же дорогу уже суток семь, а то и все восемь. За это время и оборона укрепится, и обстоятельства изменятся.
  
  Нет, подобные угрозы следует понимать иначе: сдавайся, отступи. Будешь послушным, мы отстегнём тебе кусочек дохода. Когда-нибудь. Если выживешь, хе-хе.
  
  'Будил-то зачем? - Тараш широко зевнул. - Причин для спешки нет. Да и беседа эта нужна пирату, не мне'.
  
  Даже от стандартных точек всплытия в зените или в надире системы лёгкому курьеру вроде 'шакала' идти до Зои не меньше суток. За это время можно дважды выспаться, пообедать, и разгрести накопившееся дела.
  
  'К чему спешка?'
  
  'Дело не в пирате, - будь искин живым существом, сейчас он бы наверняка хихикнул. Эмоциями в обычном человеческом понимании феллийские искины не обладают, но некоторые сочетания образов можно трактовать как смех, радость или озабоченность. - Был бы он один, да принял бы наш ультиматум, ты, автарх, спал бы дальше...'
  
  'Переговорщика поддерживает эскадра?'
  
  'Эскадры нет, - снова 'хихикнул' искин, - однако некие возмущения гиперпространства зафиксированы. В ближайшие четверть часа ожидаю открытия гиперокна, а вскоре - ещё трёх с перерывами в час или два. Искажения идут со стороны Новой Руси, Корё, Хань и Нихон. Массы прибывающих объектов не более двух мегатонн'.
  
  Что ж, это действительно повод, чтобы проснуться. Консулат нужно отшить пожёстче, всё равно он не планирует никаких компромиссов со Славными Ребятами. А с дипломатами изгоев можно и побеседовать.
  
  - Боевую тревогу не объявлять, вахтенных предупредить о возможной угрозе, - экипаж 'Химеры' оставался в полной боевой готовности даже на парковочной орбите. - Пирата обозначить как цель, поставить на сопровождение...
  
  - ...Не надо стрелять. Ты забыл, дорогой, - неслышно ступая мягкими шлёпанцами, Милия вошла в кабинет, - что там поблизости дрейфует тактическая группа Аманды. 'Мантикора' без труда разберётся с поганцем!
  
  Спросонья Тараш упустил из виду, что 'Мантикора' находится всего в паре световых часов от наглого пирата и легко его перехватит. Сказывается хронический недосып.
  
  Он же сам направил тактические группы Дианы и Аманды дежурить вблизи стандартных зон всплытия в зените и надире звезды Медео - там встречать незваных гостей максимально удобно! То, что они заявятся, Тараш не сомневался. Слишком многим Великое княжество - Автархия Медео - кажется слабым.
  
  Слишком многих привлекают изобретения и технологические богатства якобы беззащитных беглецов.
  
  Слишком многим Тараш больно стукнул по самолюбию и, вдобавок, глубоко залез в карманы.
  
  Во-первых, это пираты Цы Монхи. Мерзавец по вине Тараша потерял немалый доход, кислородную планету и эскадру кораблей. Такое не прощают.
  
  Во-вторых, торговцы. Новая Ганза лишилась фактории и свободного от всяких правил рынка. Автарх Медео самым бессовестным образом ограбил 'честных' купцов, членов торгового союза. Этого наглеца ганзейцы должны поставить на место, иначе их начнут грабить все, кому не лень.
  
  В-третьих, Корё и Новая Русь, а также прочие государства-изгои и централы. Они обязаны показать зубы.
  
  Иным способом новые технологии им не добыть.
  
  Аналитики с высокой вероятностью прогнозируют скорое вторжение врагов. Атака на Медео пойдёт двумя или тремя волнами. Первыми нападут обиженные ганзейцы, следом полезут соседи и централы, потом - пираты. Один раз они уже своё получили, теперь спешить не станут.
  
  А пока не выставлены реперы, не заработали навигационные буи, незваных гостей встретят патрульные.
  
  
  

3


  
  
  - Химера, отбой, - недосып и усталость, да-да. Какое бестолковое оправдание для феллийского хакера!
  
  'Как прикажешь, твоё высочество', - образы-мнемоники лучились ехидством. Как Медео светом.
  
  Хакер устал? Неужто несколько суток без сна и постоянное напряжение смогли настолько его утомить?!
  
  Что ж, Тараш не бог. Ему даже до предтеч далеко.
  
  Приступы досадной слабости случались редко, и каждый раз они ярко показывали хакеру его несовершенство. Ущербность. Он лишь крепче сжимал зубы, стараясь улучшить себя, исправить досадные недостатки. Только начинал думать, что успех достигнут, обнаруживался новый изъян. Чувство собственного несовершенства злило Тараша.
  
  Увы, он и вправду не бог. Даже не предтеча.
  
  - Извини, если помешала, - Милия ощутила острую досаду мужа как свою боль. Тихонько подойдя сзади, она мягко положила руки ему на голову. Пусть немного полежат, отдадут живое тепло... а теперь лёгкие круговые поглаживания... - Тебе плохо?
  
  - Спасибо, Ми, - Тараш откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза. - Твоими усилиями стало намного лучше.
  
  - ...Давно пора осознать, что ты не один, - мягко выговаривала Милия, ласково перебирая волосы мужа. - У тебя есть семья, мой дорогой. Есть команда тех, кто ушёл за тобой на край света. Доверься им. Не стоит решать все проблемы в одиночку. - Ми наклонилась и зашептала прямо в ухо. - Ты сильный и, конечно же, справишься. Но зачем надрываться, раз есть помощники?! Используй их таланты! Так ты поможешь им развиться и решишь свои проблемы...
  
  'Помощники! - вздрогнул хакер. - Хм...'
  
  От этого слова повеяло чем-то очень знакомым. Неожиданная мысль опалила Тараша звёздным жаром: действительно, чем 'игрушки', разбросанные создателями там и сям по просторам Галактики, хуже него? А чем феллийцы лучше? Сверхсилой, магией? Ерунда, обычные люди тоже обладают талантами, и те намного разнообразнее.
  
  Буру - маг в кулинарии, Диана - волшебница навигации. Новое приобретение, Анна Стрешко, - истинная кудесница государственного управления. В перспективе она станет круче Милии, а пока молодая и неопытная.
  
  Все люди - маги, но их таланты скрыты или не столь очевидны, как у феллийцев. Требуется везение, чтобы их обнаружить, огромные трудолюбие и упорство, чтобы развить до уровня подлинного волшебства. Да и потом нужна ежедневная работа над собой, иначе всё впустую.
  
  Люди завистливы, ленивы. Вставлять палки в колёса намного проще, чем заниматься саморазвитием. Выскочек не любят. Власть старается опустить их до уровня серой массы, как рекомендовал будущим государям Макиавелли48. Посредственностями проще управлять.
  
  Не выделяться! Вот основа безопасной жизни человека. А когда яркий талант носит маску серости, чтобы уцелеть, это скоро входит в привычку. Увы, человеческий век короток, как тут людям развить свои таланты?!..
  
  Для своих 'не-игрушек' у Тараша есть рецепт. Он прост: чтобы выявить скрытый в человеке талант, нужны доверие, внимательное отношение и тщательный контроль результатов его труда. Доверять и наблюдать. Чужие игрушки говорят: 'Доверять, но проверять!'
  
  Проверку, слава Соле, выполняют сама жизнь и искины. Они не ошибаются, хотя и могут что-то упустить, особенно когда для оценки нет критериев...
  
  ...Бзз! Бзз! Бзз!.. Даль-связь! Это Аманда.
  
  Милия сняла руки с головы мужа и Тараш недовольно поморщился. Так было хорошо! Ушла накопившаяся усталость - теперь она грозила вернуться.
  
  - Химера, мундир!
  
  Переодеваться лень. Зачем? Искин покажет собеседнику правильную картинку. В личном сеансе связи хакер не стал бы заморачиваться даже виртуальным переодеванием. Громкий вызов в обход персонального искина предупреждает, что разговор будет официальным. Аманда выступит в роли командира патруля, а не супруги, тоскующей по мужу. Раз так, автарх и адмирал должен выглядеть подобающе.
  
  - Костюм!.. - потребовала Милия. - ...Я послушаю?
  
  Тараш кивнул и открыл окно связи.
  
  - Ми, привет! - младшая жена Тараша сходу раскусила иллюзии, улыбнулась краешком губ и перевела взгляд на мужа. - Кир адмирал! Патруль сопровождает нарушителя под эгидой Консулата. Дистанция - две световые секунды. Готова действовать по протоколам 'алеф', 'бет', 'вов'. - Проще говоря, блокировка, захват, сопровождение до планеты. - Жду твоего приказа!
  
  В серебристо-чёрной форме космофлота Аманда была чудо как хороша. Тараш открыто залюбовался женой и сразу ощутил глухое недовольство Милии.
  
  Феллийка смирилась с присутствием в семье двух 'сестёр', но эта ситуация её не радовала. За последние полтора десятка дней - и ночей! - Ми привыкла, что муж принадлежит только ей. Пока подруги-соперницы далеко и не претендуют на внимание Тараша больше, чем требуется по службе, она готова их терпеть. Но не более того! Реакция Тараша на Аманду напомнила Милии об истинном положении дел. Феллийка сознавала: она сама виновата, что не стала единственной.
  
  Увы, сердце возражает! Его частенько что-то щемит. Ревность? Обида? Чушь! У Милии с этими 'не-игрушками' полное взаимопонимание. Они и вправду боготворят своего мужа, обожают драгоценную 'старшую сестру'. Девочки любят её! Их чувства тёплым ветерком балуют и подпитывают Милию. Она, как энергет, ощущает искренность подруг-соперниц, отвечает им приязнью и заботой. Это не мешает ей страстно желать, чтобы всё внимание, вся любовь мужа принадлежали исключительно ей одной без остатка, без оговорок. Увы, Тараша она упустила по собственной глупости, и теперь ловит крохи его душевного тепла таким необычным способом.
  
  Её семья странная... и правильная. Она - сеть для ловли любви. Пусть хоть так! Милия упряма, она научилась терпению. Пятьдесят, сто лет... она подождёт, сколько потребуется. Век 'игрушек' недолог...
  
  - Протокол 'бет'. Постарайся без нужды никого не убивать. Пиратскую публику ты знаешь, верное решение, я полагаю, примешь без труда. Действуй, фрегат-капитан!
  
  - Береги себя, Ами! - тепло улыбнулась Милия.
  
  
  

4


  
  
  Свет недостаточно быстр для общения на космических расстояниях. Глупо ждать многие часы, - да даже минуты, - чтобы получить ответ на простенькое приветствие. Нет смысла начинать разговор раньше, чем сблизишься с собеседником до одной-двух световых секунд.
  
  Таковы законы природы, их не изменить, но...
  
  На всякий закон отыщется свой хитрец. На этом правиле веками жил Консулат. То, что владелец звёздной системы Медео изобрёл некую даль-связь, только лишний раз подтвердило данное правило. Говорят, можно вести полноценный разговор на дистанции в световые часы так, будто контрагент сидит в соседней каюте? Сколько в этом истины, сколько лжи, предстояло выяснить досточтимому Ге Сювону, специальному посланнику Консулата Адмиралов, и заодно вытребовать компенсацию за товары, корабли, фермы и лаборатории.
  
  Их нагло 'отжал' новый хозяин Медео.
  
  Претензий к тому много, и их требуется обсудить.
  
  Обычно и мелкие купцы, и крупные компании в Землях Изгоев охотно шли на уступки, не желая подвергать свой бизнес дополнительному риску.
  
  С теми, кто 'договариваться' не желает, Консулат разбирался жёстко. Славные Ребята готовы потерять в малом, чтобы поставить на место несговорчивых и неуступчивых. Упрямцы теряли корабли, у них горели склады с продукцией, останавливались предприятия. Их близких похищали, калечили, убивали. В конце концов, даже самые упорные раскаивались и раскошеливались. Конечно, с государственными структурами пираты предпочитали не связываться. Наверное, Объединённый флот Славных Ребят справился бы с Новой Русью или с Корё, он как бы и посильнее, но потенциально огромные убытки и непредсказуемые последствия удерживали Консулат от резких действий. Равновесие сил и смысла, ага!
  
  Пираты игнорируют военные корабли и не нападают на планеты крупных государств. В ответ боевые эскадры изгоев, как правило, не обращают внимания на пиратские рейдеры. И те, и другие редко идут на прямое столкновение, да и то в исключительных случаях. В Землях Изгоев вообще все старательно избегают лишних конфликтов. Славные Ребята не проявляют чрезмерной агрессии, 'терпилы' исправно платят то, что им назначено, а власти и 'смотрящие' от Консулата следят за тем, чтобы всё шло без напряга да лишних обид - чин чинарём.
  
  Право же, ну что можно взять с бедных обитателей Земель Изгоев? У нищих нет ни денег, ни ценностей. Отберёшь товары - так их попробуй, продай! Да и Ганза - те ещё пираты! Остаётся стричь Периферию, а трофеи сбывать изгоям - тогда действительно есть навар...
  
  Ох, тяжела пиратская доля! И ограбить-то некого!
  
  До появления Окинори так всё и шло. Новый владелец Медео резко начал, сходу поступил не 'по понятиям' и оскорбил уважаемого человека. 'Смотрящего'. Ну какой из него независимый государь? Тьфу, срамота! Сместил губернатора, отобрал Медео, думает, что всё, в 'дамках'? Подобное было, и не раз. В глазах Славных Ребят звёздная система Медео как была протекторатом Новой Руси, так им и осталась.
  
  Значит, что? Правильно! Если Окинори хочет избежать проблем, должен платить.
  
  Так поступают все 'терпилы' - предприниматели и собственники. Как раз одно из заданий Ге Сювона - объяснить юнцу истинное положение дел под Высоким Небом. Кого бы другого уже жёстко прессовали. Увы, пока некому поставить Окинори на место. Досточтимый Цы Монхи было попробовал, но в итоге лишился и кораблей, и имущества. Бездна бы с ним, но Славные Ребята понесли потери в людях, в предприятиях, в товарах. Ущерб надо бы возместить! Птички напели, что Окинори имеет ценности более значимые, чем золото или ресурсы.
  
  Технологии! Он оборудовал свои корабли невероятной системой маскировки, даль-связью, вооружил суперсовременными пусковыми установками. И двигатели улучшил - теперь они не оставляют молекулярных следов.
  
  С подобными бонусами рейдер класса 'остер' вполне может соперничать по мощи с полноценным боевым корветом, а то и с фрегатом.
  
  Используя изобретения Окинори, Консулат может выйти на иной уровень развития, стать полноценным государством, поставить себя на равных с Лигой и Альянсом! Бывшие пираты превратятся в уважаемых граждан Новой Империи... или Республики?
  
  Мирная, спокойная, обеспеченная жизнь для себя и своих детей - отличный приз! Всего-то нужно убедить нового владельца Медео поделиться изобретениями с добрыми соседями и друзьями. Ведь Славные Ребята - надёжные друзья каждому умному человеку, не так ли?
  
  Свою миссию Сювон принял с оптимизмом. Да, есть опасность оказаться в тюрьме, а то и сплясать с 'пеньковой тётушкой' - Ге Сювон в прошлом изрядно покуролесил. Он до сих пор проходит по базам данных централов, как особо опасный преступник, и заочно приговорён к смертной казни. Но шанс войти в Совет Адмиралов и получить пост консула нельзя упустить!
  
  Без риска карьеры не сделать.
  
  Снобы из Центральных Миров - а новый владелец Медео, говорят, пришёл оттуда - не признают за посланниками Консулата дипломатический статус. Их считают обычными бандитами и убийцами, по которым плачет верёвка. Но ведь и сам Окинори - беглец и, может быть, преступник?! Неужели есть правительство, что без обид отпустит изобретателя подобных технологий? Ха-ха.
  
  Дураки во власти долго не держатся...
  
  Следовательно, вырывался Окинори жёстко, с боем. Весьма вероятно, что сражений было несколько и с жертвами среди тех, кто присматривал за ним. То, что об этой заварушке и слыхом не слыхивали, никого не удивляет. Секретность-то не отменяли!
  
  Раз есть поле для шантажа - значит, возможен компромисс. Миссия выпала сложная, но тем ценнее возможный успех. Сомнительно, что новый владелец Медео захочет за просто так поделиться своими изобретениями и доходами с будущими друзьями из Консулата.
  
  Но у посланника Славных Ребят заготовлены нужные слова и кое-какие аргументы повесомее. Даже с ними убедить упрямца непросто, но зато какие перспективы откроются в случае успеха! Ге Сювон станет консулом. Это деньги, влияние, достоинство и процветание.
  
  Власть, наконец.
  
  Ради такого приза можно пойти на риск.
  
  
  

5


  
  
  Едва курьерский 'шакал' вышел в обычное пространство, на борт поступило уведомление об общем запрете на посещение системы Медео. Аппаратура курьера не смогла обнаружить источник передачи, хотя он, очевидно, находился где-то рядом, не дальше полумиллиона километров. Ге Сювон отметил, что агенты не обманули. Окинори действительно имеет совершенные системы маскировки. Что касается предупреждения, его было решено проигнорировать.
  
  Есть множество вопросов, которые желательно задать новому владельцу Медео. Большая их часть теряет смысл, если каждого ответа придётся ожидать по нескольку часов. Нужно подойти ближе к планете для того, чтобы паузы в беседе не превышали комфортных двух-трёх секунд. Запрет на движение вглубь системы явно передал сторожевой буй, не диспетчер. Бессмысленно убеждать чужого робота: "Я дипломат! Прибыл на переговоры!!"
  
  Конечно, посланник Консулата поспешил отправить верительные грамоты, но ждать ответа местных властей не стал. Его официальное представление дойдёт до Зои часов через двадцать. Зачем зря терять время - скорее вперёд, к планете. Ге Сювон надеялся, что по его курьеру не станут сходу стрелять, а сначала поговорят. А уж он-то уболтает кого угодно - только дай языком зацепиться!
  
  Гиперпрыжок для экипажа звездолёта длится мгновение, зато подготовка к нему требует много времени и внимания. На новом месте, когда завершена ориентация да начат разгон, значительная часть команды отправляется отдыхать.
  
  Ушёл спать и посланник Консулата.
  
  Однако уже через два часа его поднял сигнал с мостика. За полминуты Ге Сювон запрыгнул в лёгкий скаф, накинул сверху шёлковый халат, расписанный золотыми драконами, и занял своё место в боевой рубке.
  
  - Местные на связи, господин Ге, - вежливо поклонился вахтенный офицер, - они теряют терпение. Полминуты назад прямо по курсу корабля взорвалась сигнальная ракета. Это предупреждение, досточтимый.
  
  Зона перехода патрулируется? Неужели новым властям Медео больше нечем заняться?!
  
  - Уйти мы не сможем, - посланник утверждал, не спрашивал, - даже если круто сменим курс...
  
  - Если судить по запаздыванию сигнала, досточтимый, корабль противника где-то рядом. Увы, наши приборы не смогли его обнаружить. Дистанция между нами ориентировочно меньше трёх световых секунд и быстро сокращается. Простите, господин! Это моя вина.
  
  - Чушь! - возразил Сювон. - Я вижу отличного офицера, которому не в чем себя винить! У противника совершенная маскировка. Работайте, офицер.
  
  Столь скорое появление патруля ломало планы посланника. Ему хотелось бы прибыть на Зою официально, и с парковочной орбиты открыто заявить о претензиях Консулата. Чем больше жителей планеты узнает о них, тем слабее станет позиция 'великого' князя Окинори, тем будет проще с ним договориться.
  
  Появление патруля означает, что Сювону не позволят организовать подобное выступление. Тем более, перед общественностью, перед местными СМИ.
  
  Конечно, Ге Сювона не убьют, - это будет уж слишком, - но вряд ли выслушают. Централы высокомерны, они неизменно игнорируют дипломатический статус представителей Консулата, в лучшем случае считают их обычными парламентёрами. Говорят, Окинори - выходец из Центральных Миров. Почему он должен быть исключением?
  
  Консулат предполагал, что подобные осложнения возможны. Сейчас настало время для резервного плана. Нужно собрать данные об истинном положении дел в Медео, они ценнее, чем переговоры с князем. На этот случай вместо всех ботов и одного из челноков курьер несёт на борту три разведывательных зонда-невидимки.
  
  Чёрные бруски длиной в двадцать и шириной в пять метров способны к гиперпрыжку, имеют мощные двигатели и оборудованы лучшими разведывательными приборами из тех, что доступны за деньги. Беспилотники самостоятельно добудут данные, свяжутся с АСР, спрятанной в системе, соберут всю накопленную информацию, а затем уйдут в гипер и доставят добытые данные Консулату.
  
  Средства пассивной маскировки снижают до минимума шансы, что противник обнаружит зонды. Единственный слабый этап плана - стартовый участок маршрута. Когда зонды-невидимки разгоняются, активно используя ускорители, их ещё можно уничтожить. Позднее и вплоть до завершения миссии сбить аппараты нереально. Они намного быстрее и маневреннее боевых ракет, имеют броню. Главное - вовремя запустить, чтобы на начальном участке пути ценные машины не обнаружили.
  
  - Подготовить зонды к экстренному сбросу! - Ге Сювон колебался недолго. Когда их настигнут, курьер обязательно досмотрят, шпионские аппараты неизбежно обнаружат и конфискуют. Как изъяли бы и любое другое оборудование сходного назначения. Противника надо опередить и произвести запуск, пока не стало поздно.
  
  - Зонды активированы, досточтимый, - лицо вахтенного побледнело, движения стали рваными, более суетливыми, чем обычно. Волнуется. Боится.
  
  Сювон неодобрительно покачал головой.
  
  Пусть смерть ходит где-то рядом, надо помнить о долге воина и дипломата. Экипаж курьера в любом флоте - это элита. Он рискует чаще, чем прочие космолётчики. Избегая сражений, экипаж курьера обязан любой ценой исполнить поручение и, если понадобится, принять свою судьбу без страха и сомнений.
  
  За это им платят и предоставляют разные льготы.
  
  - Аппараты будут готовы к старту через шесть минут, досточтимый, - офицер быстро успокоился, и в его голосе более не чувствовалось напряжения. Молодец!
  
  Шесть минут - это много. Придётся тянуть время. Посланник плотнее запахнул халат, устроился поудобнее в кресле и принял позу повеличественнее.
  
  - ...Нас снова вызывают, мой господин!
  
  - Соединяй, - сквозь зубы процедил Ге Сювон. Шесть минут нужно как-то протянуть. - Почему бы не поболтать с гостеприимными хозяевами?
  
  Виртуальное окно развернулось с тихим шелестом. С борта патрульного корабля на посланника бесстрастно смотрела женщина в незнакомом мундире. Ге привычно растянул губы в самой доброжелательной улыбке.
  
  
  

6


  
  
  - Что угодно прекрасной госпоже?
  
  Вахтенный офицер начал отсчёт. Противник не обнаружен, но дистанцию до него можно оценить по запаздыванию ответного сигнала.
  
  - Фрегат-капитан Окинори, Флот Автархии Медео, - представилась женщина, и в её голосе слышались нотки презрения. - Госпоже угодно, чтобы неизвестный корабль класса 'Шакал' немедленно прекратил разгон, допустил на борт досмотровую команду и не оказывал ей сопротивления. Вы вторглись в пространство, закрытое для посещения. Подчинитесь, и никто не пострадает.
  
  Окинори? Фамилия та же, что и у местного князя. Сестра, кузина? Или жена? Видимо, у владельца системы плохо с кадрами, если его близкая родственница занимается оперативным контролём пространства.
  
  Сювон осторожно кинул взгляд на тактический дисплей. До полной готовности зондов ещё четыре минуты. Надо потянуть время и постараться определить, где же находится патрульный корабль. Хорошо бы корпусом 'шакала' прикрыть процедуру запуска зондов!
  
  Вахтенный отрицательно покачал головой - противника всё ещё не видно. Молчат радары, лидары, детекторы массы. Беда!
  
  По-видимому, новые маскировочные устройства Окинори намного лучше самых смелых оценок. Судя по запаздыванию ответных сообщений дистанция до патруля не превышает световой секунды, едва ли больше. И патруль до сих пор не обнаружен!
  
  - Сожалею, но требования прекрасной госпожи выполнить не могу, - низко поклонился переговорщик. Нарочитая покорность должна снизить агрессию дамы-командира и позволит выиграть время. - Мой корабль имеет статус дипломатического курьера. Я - специальный посланник Консулата Адмиралов Ге Сювон! Имею сообщение для Великого князя Медео.
  
  - Хочешь сказать, Ге Сювон, что тебя трогать нельзя? - нехорошо усмехнулась фрегат-капитан Окинори.
  
  - Именно так, прекрасная госпожа, - заспешил посланник, сбиваясь на скороговорку, - ни меня, ни моих людей, ни мой корабль! Агрессивные действия в отношении парламентёра осуждают все цивилизованные миры...
  
  - ...А пиратов при встрече безжалостно уничтожают, не так ли? Прекращай разгон и не дури, а то... - фрегат-капитан явно намекала на что-то нехорошее.
  
  Сювон предпочёл проигнорировать угрозу. Активация зондов наконец-то окончена. Диспозицию противника определить так и не удалось, но ждать нельзя.
  
  Пш-шш! - открылись шлюзы 'шакала'.
  
  Вжх! - катапульта выбросила в космос первый зонд.
  
  Вжх... вжх!.. - вслед за ним ушли второй, третий, ненадолго сверкнули факелами разгонные двигатели - и всё, будто ничего и не было. Умные аппараты скрылись во тьме космоса, разбежались в разные стороны, уходя подальше от невидимого противника.
  
  Теперь всё будет в порядке!
  
  Или нет?!..
  
  - Время тянешь?! - разъярённой кошкой зашипела женщина-командир. - Пуски устраиваешь?! Что ж, за уничтожение пирата я наверняка получу благодарность своего адмирала, а ты бесследно исчезнешь. Судьба! Звездолёты постоянно пропадают - кстати, Консулат знает об этом больше всех прочих!..
  
  Вспышка!..
  
  В десятой световой секунды, не ближе.
  
  - Один зонд уничтожен, почтенный! - потерянно доложил вахтенный офицер. Женщина по другую сторону окна мстительно ухмыльнулась.
  
  Как? Зонды перехватить невозможно!
  
  Так не бывает!!
  
  Такого просто не может быть!!
  
  Ге Сювон растерялся. Из ступора его вывели ещё две вспышки, исправно отмеченные искином.
  
  - Второй и третий зонды уничтожены, досточтимый. Все зонды перехвачены... - вахтенный офицер низко поклонился, будто именно он виноват в происшедшем.
  
  Весь пиратский опыт Ге Сювона кричал, что происходит нечто необъяснимое.
  
  Один зонд можно сбить случайно, но не все три!
  
  Беспилотные разведчики разгоняются, как ракеты. Их ускорение превышает тридцать тысяч стандартов. Сейчас, через два десятка секунд после старта, зонды прошли расстояние в тридцать тысяч километров. Их скорость достигла шести с половиной тысяч километров в секунду. Сбить их сложнее, чем с размаху ткнуть одним кинжалом в жало другого. Противоракеты работают на встречных курсах по небронированным целям, когда их траектории известны. Даже так вероятность успешного перехвата невысока, и она быстро падает и, пока ракета разгоняется, не превышает одной третьей. А на таком удалении, да ещё на расходящихся курсах... перехват невозможен! Людям сделать такое не под силу.
  
  Современным боевым искинам тоже.
  
  До сих пор это было именно так.
  
  - Последнее предупреждение, Ге Сювон! - зло оскалилась дама-командир. - Через десять секунд твой 'шакал' разделит судьбу шпионских зондов!!
  
  Посланник Консулата изо всех сил старался удержать бесстрастное выражение лица и лихорадочно искал выход. Решительность фрегат-капитана очевидна, дипломатический статус курьера не произвёл на неё особого впечатления. Попытаться удрать? Ему продемонстрировали на зондах, к чему это приведёт. Сдаться? Выхода нет, а так разведывательная информация обязательно дойдёт до Совета Адмиралов, пусть не скоро. Однако пока Ге Сювон жив, остаётся возможность выполнить поручение Консулата.
  
  Главное, сохранить в целости сам корабль. Он от носа до кормы набит тайным оборудованием для сбора информации. Она уже поступает, и весьма ценная. Тот факт, что патрули Окинори способны уничтожать разведывательные зонды, стоит едва ли меньше, чем новенький 'шакал'.
  
  - Не надо стрелять, - низко склонился посланник. - Мой экипаж выполнит все требования прекрасной госпожи!
  
  Для дипломата плен - это те же переговоры. Ради них Ге Сювон сюда и прибыл. Начало не слишком комфортное, но даже такой вариант лучше, чем смерть.
  
  
  

7


  
  
  - Правильное и своевременное решение, - одобрительно кивнула Аманда. Потяни пират время, и она с удовольствием уничтожила бы бандитский 'шакал'. У Консулата капитанов много! Один бесследно сгинет - пришлют следующего, а если понадобится - ещё одного.
  
  Года полтора назад Аманда даже представить не могла, что лично арестует этого мерзавца! Слухи о подлости и жестокости Ге Сювона дошли до самых удалённых уголков Периферии. Кукуруза Джонс и Гризли Стивен - под их командованием Аманда начинала пиратскую 'карьеру' - много приводили рекрутам в пример 'подвиги' удачливого капитана Ге. А теперь она лично побеседует с 'героем' и выяснит, много ли правды в рассказах старых мерзавцев.
  
  - Искреннее сотрудничество и честные ответы на вопросы серьёзно облегчат твою судьбу, Ге Сювон. И без глупостей, смотри мне! - Аманда не сомневалась, что пират взбрыкнёт при малейшей возможности.
  
  - Я буду послушен, прекрасная госпожа, - угодливо склонился посланник, но Аманду это показное смирение ничуть не обмануло. Бандит коварен. Он никогда не смирится с положением пленного. Сейчас тварь робко улыбается, обещает не сопротивляться.
  
  Хитрит! Скользкий как угорь, Ге Сювон наверняка рассчитывает вывернуться из этого положения. Рассчитывает, что великий князь Медео не посмеет всерьёз давить на специального посланника Консулата, опасаясь неизбежной мести Славных Ребят. А о том, что посланник схвачен, пиратское братство узнает очень быстро.
  
  В человеческом социуме слухи распространяются намного быстрее света, и поимка Ге Сювона ненадолго останется тайной. Повсюду обыватели трусоваты, жадны, всегда не любят власть и охотно нарушают законы, стремясь извлечь дополнительную выгоду. Люди жаждут наслаждений, удобств, да тешить гордыню. Они - эгоисты.
  
  А потому шантаж, угрозы и очень большие деньги обычно решают почти все проблемы.
  
  Ещё бы! Славные Ребята активно используют свою жутковатую славу. Земли Изгоев дрожат перед совокупной военной мощью Консулата, а продажные чинуши торгуют услугами везде, где живут люди. Из страха или жадности они обязательно помогут посланнику Славных Ребят. Ге Сювона так или иначе обязательно освободят, и вот тогда...
  
  Мечты пирата не были тайной для Аманды. Все нюансы пиратской жизни она опробовала на своей шкуре, и сделала для себя выводы. Пирата ждёт сюрприз: Тараш не станет договариваться с Консулатом.
  
  Бессмысленно. Бесполезно. Славные Ребята не соблюдают ранее заключённые соглашения, если они не подкреплены силой. Или крупной выгодой.
  
  Что такое Консулат? Аморфное сборище подонков и мерзавцев без чести и совести. Правда, даже такие твари нуждаются в месте для отдыха - в безопасной 'гавани'.
  
  Там действуют особые правила, так называемые 'понятия'. За их соблюдением следят самые авторитетные пираты. Успешные капитаны крупных кораблей и адмиралы, способные подкрепить своё слово мощными эскадрами. Они-то и объединяют пиратскую вольницу в некое подобие конфедерации. Тринадцать 'великих адмиралов', сто шестнадцать 'просто адмиралов' и тысяча сто самых влиятельных пиратов. Их именуют консулами.
  
  Совет Адмиралов, или собственно Консулат, регулярно собирается на планете Нью Порт в городе Лэндинг. Всего же в Консулат входит несколько десятков планет Пограничья и Периферии. Под его властью проживают миллиарды жителей. Они выращивают и продают наркотики, не гнушаются продажей рабов, контрабандой и торговлей контрафактными товарами, которые сами и производят. Вся эта вольница держится за любую деятельность, что приносит доход.
  
  Каждый из жителей исправно вносит часть прибыли в 'общак'. На эти средства Консулат обеспечивает оборону планет, решает конфликты между 'своими', организует совместную оборону, надзор за соблюдением понятий. Адмиралы заняты разруливанием склок и споров, а их приговоры исполняются быстро и точно. Всякий пират сам по себе, но в любой момент все готовы дружно выступить против остального мира. 'Отказников' тут не бывает.
  
  И ещё, любой из Славных Ребят отвечает только за себя. По их 'понятиям', никто не должен соблюдать те соглашения, что не подписывал лично. Насильно его не принудить. Однако и обязательства, не подкреплённые силой, не стоят и мона. Любой договор касается лишь тех, кто его заключил. Чужие клятвы и обещания остальных ни капельки не касаются. Вольница - идеология Консулата.
  
  С определёнными очевидными оговорками.
  
  Самые популярные из них - грабежи, налёты на беззащитные планеты и пиратство. Консулат распоряжается тысячами рейдеров тяжёлого класса, а их экипажи славятся своей бесшабашностью, жадностью и жестокостью. Они, как саранча, опустошают мирные планеты ради минутной выгоды. Или по приказу.
  
  Когда поступает распоряжение консула или капитана, вольнице шабаш. Расплата за невыполнение приказа - кошелёк, собственная шкура или жизнь, тут уж как решит командир. В походе не забалуешь!
  
  Хорошо быть капитаном, но и их за неисполнение решений Консулата штрафуют, подвергают телесным наказаниям, а могут и казнить. Даже консулы, находящиеся на самой вершине властной пирамиды, рискуют имуществом и жизнью, если поступят не 'по понятиям'.
  
  Или вопреки желаниям своих покровителей в Центральных Мирах. Лига, Альянс, Орден, Авалон - централы почти в открытую покровительствуют 'своим' консулам в Совете Адмиралов и манипулируют Славными Ребятами к собственной выгоде.
  
  Централам, как и ханьцам, такое положение дел выгодно и удобно. Небрезгливые люди с собственными боевыми кораблями всегда затребованы властью. В свою очередь, они нуждаются в поддержке. Одна сторона предоставляет оружие, расходные материалы, обслуживание в пунктах ремонта и снабжения по военным стандартам. Другая выполняет грязные работы и регулярно приносит своим хозяевам неплохие деньги.
  
  Сила - единственное, что уважают пираты. На сильных они не нападают. Слабым не помогут никакие договора. Любые обязательства без возможности настоять на их исполнении не стоят ничего.
  
  Потому что вольница!
  
  
  
  
  

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


  
  
  

1


  
  
  Допрос Ге Сювона ничего нового не открыл.
  
  Всё, о чём поведал пират, и даже сверх того, Тараш и так знал из информатория предтеч. Консулат почти решился на вторжение в Медео. Пираты ждут, что скажет их посланник, когда вернётся - и вернётся ли?
  
  Аманда и Диана требовали повесить мерзавца, а останки сунуть в конвертер. Или сразу в него, чтобы никаких следов от пирата не осталось.
  
  Тараш категорически возражал. Сювон, без сомнений, бандит и убийца, но сейчас он - переговорщик. Убивать посланников плохо для имиджа Автархии Медео. Уж лучше воспользоваться удобным случаем и подбросить Консулату качественную дезинформацию!..
  
  Главная забота автарха - безопасность. Своя, своей семьи, планеты и звёздной системы Медео. Ради этого автоматические буи отваживают посетителей. Звёздная система Медео закрыта для визитов - и точка! Никаких компромиссов. Предупреждение ясное, недвусмысленное, никаких пояснений оно не требует. Незваных гостей уничтожат без дополнительных разговоров, если те попытаются подобраться ближе к планетарному диску. Вдруг кто-то злой тишком подкрадётся к беззащитной планете на дистанцию пуска ракет? Триста секунд работы стандартного двигателя обеспечивают активный путь в тринадцать с половиной миллионов километров. Сфера в три четверти световой минуты вокруг Зои - минимальный размер зоны безопасности, но постоянно держать под прицелом столь обширное пространство сложно и дорого. Намного проще замаскировать автоматические массивы пусковых установок в стандартных областях всплытия да поставить рядышком навигационные буи.
  
  Кто-то может и удивится, что новый хозяин Зои отказывается от торговли с соседями. Дипломаты, прибывшие в Медео засвидетельствовать своё почтение, сочли такое положение дел абсолютно естественным. Великий князь опасается внезапной атаки и старается сформировать из того, что есть, максимально прочную защиту для себя и своих людей.
  
  Это не слабость, а разумная осторожность. Когда на Зое заработает полноценная ПКО49, доступ в Медео, конечно же, откроют. Сейчас же последователи Окинори не нуждаются ни в продуктах питания, ни в технике, ни в строительных материалах. Да и торговать ему пока нечем! Единственное, чего желает новоявленный великий князь, чтобы ему не мешали изобретать. Никаких визитов!..
  
  Всё, что пиратам нужно знать, хакеры сбросили на шпионские приборы в 'шакале' Ге Сювона. Затем ошарашенного столь странным приёмом посланника вывели вон из системы Медео и предупредили: в следующий раз быть ему повешенным. Ментальная коррекция гарантировала, что пират не сорвётся с крючка и сообщит Консулату Адмиралов всё, что следует.
  
  Так, как выгодно феллийцам.
  
  Прочие посланники отнеслись к запрету с пониманием. Они не стремились на Зою, - чего они там не видели? - ограничивались передачей стандартных приветствий и гордо удалялись восвояси, не дожидаясь ответа великого князя. Понятно и предсказуемо.
  
  Сам по себе этот чужак никому не интересен. Внимание привлекают технологии, что использует беглый изобретатель. Дипломаты могли бы собрать информацию о новшествах, но их ни то что на Зою, даже в звёздную систему Медео не пустили. Попугали и выпроводили.
  
  Теперь дело за разведчиками. То есть, за шпионами. Серьёзные торговцы и военные предпочтут открыть гиперокно в стандартной области всплытия. Однако там, в семи-восьми световых часах к надиру или зениту светила, незваного гостя обнаружить совсем несложно.
  
  Другой путь идёт через Внешний Пояс50 по плоскости планетарного диска. Он рискован и потому нормальным купцам не выгоден. А вот шпионы и контрабандисты давно проложили там свои тропки к Зое. Для маленьких корабликов риск существенно меньше, и дорожка от края Внешнего Пояса к Зое для них весьма привлекательна, несмотря на опасное обилие каменных и ледяных глыб. Здесь сложно организовать плотное наблюдение, мешают те самые астероиды. Астрографы централов уверяют, что для полного контроля столь объёмной51 части космоса никаких средств не хватит.
  
  Богатые государства организуют патрули, те присматривают за каменными Поясами. Именно там обычно сосредоточены самые ценные минеральные ресурсы.
  
  Бедные не заморачиваются защитой. У них этот 'чёрный ход' всегда открыт. Через него так и прут всякие жулики и охотники за чужими секретами.
  
  Малое судно, вроде когга или 'шакала', способно идти через Пояс, избегая столкновений с многочисленными астероидами. Однако навигация и для него крайне затруднена. Зачастую уйти от столкновения с крупным булыжником можно, лишь активно работая двигателями. При этом рушится маскировка, и о скрытности можно забыть. Да и поход по тайному маршруту долог. Кораблики контрабандистов десяток суток ползут световой час.
  
  Настоящим коммерсантам с их большими кораблями дорога через Пояса не выгодна, крайне опасна и потому не интересна. Проще войти через 'главный вход'.
  
  Окинори бедным не назовёшь, но его система безопасности и патрули только разворачиваются. Ещё есть шанс скрытно проникнуть в Медео, добыть информацию и уйти тайными тропами бродяг и авантюристов. Вскоре их трудами все секреты беглого изобретателя станут известны предприимчивым соседям...
  
  Их посланники в этом не сомневались и с лёгкой душой покинули Медео. Если бы они знали, что все лазейки, все 'чёрные ходы' к планетарному диску звёздной системы выявлены и отмечены экспедициями Аманды и Дианы, то наверняка задержали свой уход из Медео или вовсе его отменили. АСР и астронавигационные буи, ранее развёрнутые контрабандистами, уже либо демонтировали, либо переставили.
  
  Теперь они указывают на плотные скопления астероидов - или на ближайший патруль. Если незваный гость будет ориентироваться по этим АСР, он неизбежно попадёт в крепкие руки хозяина Медео.
  
  
  

2


  
  
  Уход дипломатов Чосен, Нихон, Великого Предела, а также мелких государств Земель Изгоев, - о них Тараш, если честно, до этого момента времени и не подозревал, - откровенно обрадовал великого князя и его жён. У них было множество более интересных занятий, чем бессмысленные разговоры ни о чём с незнакомыми людьми. Надоело, знаете ли, вхолостую изображать вежливость, а никто никаких договоров заключать не спешил.
  
  Из соседей лишь Владимир IX мог бы предложить что-то реально полезное, но никаких судов из Новой Руси так и не всплыло. Видимо, царь принял всерьёз слова Тараша о том, что система Медео будет на полгода закрыта для любых посетителей. Поначалу отсутствие известий из Новой Руси автарха не удивило. Позднее хакеры воспользовались случаем и сняли новости Галактики напрямую с искинов курьеров, пока те готовились уйти восвояси. И вот тогда Тараш всерьёз расстроился.
  
  На Краю Света, столичной планете Новой Руси, начались беспорядки и стихийные выступления против царя и монархии, как формы правления. Демонстрантов якобы возмутила передача 'исконной' русской территории Медео непонятным пришлым. О да, изгои не любят централов за то, что те с грацией бегемота постоянно вмешиваются в чужие дела. За то, что постоянно лезут со своими советами и рекомендациями, к тому же невероятно глупыми, а зачастую безумными. Это полбеды - беда, что централы требуют им следовать, иначе грозят санкциями и ограничениями в торговле.
  
  Обмен товарами с Периферией и Центральными Мирами приносит существенный доход Торговым Домам Земель Изгоев и в том числе Новой Руси, местные олигархи вечно озабочены хорошими отношениями с Центральными Мирами. И с Периферией, как их зоной влияния. Торгаши без всякого стеснения 'давили' на царя.
  
  Владимир IX, в отличие от большинства соседей-правителей, желал нравиться всем, и потому постепенно терял популярность у своих подданных. Ныне на Зое многие олигархи Новой Руси имели свои тайные интересы, и продажу Медео прощать не собирались. Кому понравиться резкое снижение доходов да уменьшение влияния на политические процессы?
  
  Да и коллеги из Консулата, мягко говоря, были недовольны. Олигархи потеряли только деньги, а вот Славные Ребята серьёзно вложились в Медео и утратили всё. Консулат с недавних пор рассматривал Зою как своё владение и вкладывал в планету немалые средства. Производство чёрного маиса хако, важного компонента психонаркотика - он вызывает у людей не физиологическое, а психическое привыкание, - было главным источником благосостояния Цы Монхи и основной статьёй экспорта планеты. Неповторимые природные условия Зои позволили использовать особые сорта хако. В дело шли и местные виды водорослей. Эту морскую 'траву' можно вырастить в другом мире, но здесь-то уже было всё налажено! Кто же должен возместить убытки?!
  
  Понятно, кто. Царь. Олигархи считали, что Славные Ребята не откажутся от Медео без боя. Но и без серьёзной подготовки не полезут, а для неё нужна информация.
  
  На деле же будет иначе. Когда станет понятно, что миссия Ге не удалась, пираты попытаются переложить разведку боем на коллег - обиженных олигархов и их ЧВК .
  
  Объединённые силы Торговых Домов, пострадавших от действий нового владельца Медео, пожелают самостоятельно навести порядок на Зое. Участие Славных Ребят им не нужно. В случае успеха олигархи настоят на увеличении их доли в совместном с Консулатом бизнесе. Так видят ситуацию вокруг Великого княжества, теперь - Автархии Медео, всякие 'эксперты-политологи'. Они без стеснения обсуждают свои идеи в ВИПе, всеобщем информационном пространстве людских миров. Вдохновение эти 'мыслители' черпают в основном из своих фантазий, но иногда высказывают и весьма ценные мысли.
  
  ВИП - раздолье для хакеров. Его целостность непрерывно поддерживают грузовые и пассажирские суда, когда снуют из одной звёздной системы в другую. При каждом всплытии их искины сбрасывают новостную картинку на специальный сервер ВИПа (если он имеется, конечно), а перед уходом в прыжок считывают с него всю актуальную информацию. Когда транспортный поток большой, свежие новости распространяются быстро. Дополнительно к этому источнику новостей автарх активно использовал информаторий предтеч. Раз есть такая возможность, зачем её игнорировать? И какая уж тут секретность? Планы Новой Ганзы стали известны от искина первого из курьеров, доставившего посланника соседей.
  
  Торговые Дома Новой Руси, Чосен, Хань открыто обсуждали в ВИПе планы вторжения в Медео и ради этого объединяли силы своих ЧВК. Правительство Хань полностью поддерживало идею вооружённой экспедиции в 'ничейную' систему, Корё предпочитало ничего не замечать, а Владимир IX прибывал в растерянности.
  
  Император Нихон оказался единственным, кто резко осудил планы Новой Ганзы. Нихонские Торговые Дома и Кланы, уже было готовые участвовать в агрессии против Медео, резко сбавили тон и формально остались нейтральными. Однако они желали добычи, и потому направили отряды своих 'добровольцев' в распоряжение командира ганзейской экспедиции.
  
  На этом злом фоне прибытие посланников - пустая формальность. Налаживать дипотношения с Окинори никто не собирался. Сведения о Зое особо и не нужны: сила-то всё равно солому сломит. А изгнание дипломатов - ещё один повод для восстановления законного порядка в Медео...
  
  Сила и вправду собралась изрядная.
  
  Организаторы вторжения ещё не успели оценить масштаб планируемой акции, а Тараш уже досконально изучил численный состав новой Великой Армады. Он внушал уважение многочисленным военным экспертам изгоев и аналитикам централов.
  
  Сто тридцать восемь боевых кораблей, в их числе шестьдесят пять вооружённых до зубов каравелл, сорок семь каракк, переделанных в десантные транспорты, двадцать шесть коггов, превращённых в лёгкие корветы.
  
  Тысяча сто двенадцать боевых ботов и семьсот тридцать пять десантных челноков.
  
  Шестьдесят одна тысяча солдат.
  
  По четыре на каждого жителя Автархии Медео.
  
  
  

3


  
  
  Ударная мощь флота Новой Ганзы поставит зарвавшегося чужака на место и покажет ему силу истинных хозяев Земель Изгоев! Технологиями ему придётся поделиться. За экспедицией Домов присматривают Славные ребята и, конечно, разведки Альянса, Лиги и Авалона.
  
  Все они имеют на Зое свой интерес.
  
  Тараш знал, что Консулат готовит собственную акцию. Цы Монхи убедил Совет Адмиралов, что против упрямца Окинори наилучшим образом сработает слаженность действий кораблей и эскадр. С точки зрения специалистов по тактике главное преимущество даль-связи - возможность управлять удалёнными силами в режиме реального времени. Возможная задержка в прохождении команд по даль-связи связана с людьми и искинами, а не с самим процессом передачи сигнала. Даль-связь дарит главное в бою - слаженность работы экипажей.
  
  Объединённые по-новому лёгкие суда становятся подобием кораблей строя52. Они без особого труда порвут неуправляемое скопище коггов да каравелл, как уже демонстрировал Окинори. Без сомнения, рейд Новой Ганзы окончится провалом. А вот потом против потрёпанного флота хитрого Окинори выйдут настоящие корабли строя с профессиональными командами. Их присутствие сведёт на нет преимущество даль-связи.
  
  Пять-шесть крейсеров строя с поддержкой десятка тяжёлых фрегатов стоят всей эскадры вторжения, собранной Торговыми Домами.
  
  В этом аналитики Консулата ничуть не сомневались.
  
  Как СИФА, так и прочие разведывательные службы централов посчитали, что Окинори успешно отразит наскоки Ганзы с Консулатом и сохранит свою власть. Поэтому что Лига, что Альянс без всякой суеты готовились к агрессивным переговорам с владельцем Медео и не беспокоились за их исход. Вряд ли выскочка осмелится перечить сильнейшими державами Сферы Человечества!
  
  В отличие от Нихон, Новая Русь молчала. Вернее сказать, молчал царь, будто ситуация вокруг Медео его никак не касалась. Строго говоря, так всё и было.
  
  Зоя для Владимира IX - отрезанный ломоть, чужая территория. Для неискушённых наблюдателей казалось странным то, что Кремль не проявил ни интереса к судьбе своей бывшей колонии, и старательно игнорировал вопросы журналистов. С точки зрения обывателей, царь был должен либо заявить о незаконности готовящегося вторжения, грозить всякими карами русским Торговым Домам, входящим в Новую Ганзу, либо, наоборот, отозвать свою подпись из договора о передаче Медео и... постараться возглавить поход Домов - например, под предлогом наведения законности и установления конституционного порядка на Зое.
  
  Как раз к этому и призывала царица-мать Анастасия Романовна. Вопреки обыкновению, Владимир IX игнорировал и её. Многие странности в поведении государя можно было бы объяснить скандалом вокруг Зои, который раздували Торговые Дома, требуя вернуть собственность, изъятую на Зое. Грубые действия князя Окинори вызывали глубокое возмущение общественности Края Света. СМИ вовсю осмеивали царя-простака. Он 'за так' отдал целую звёздную систему! Дело дошло до баррикад и призывов лишить Владимира IX престола. Что особенно забавляло Тараша, бунтовали в основном те, кто до сего момента вряд ли что-то слышал о системе Медео и планете Зое.
  
  Этим людям от смены собственника нищей планетки уж точно было ни жарко, ни холодно. Пострадавшие Дома сидели тихо и старательно показывали, что они ни при чём. Мол, народ бунтует, а они терпят и ждут справедливости. Раз её гарантом является царь, пусть он исправляет свою ошибку. И пусть выплатит компенсации!
  
  Полиция тоже разгоняла бунтовщиков без всякого усердия - её возглавляли представители тех же Домов и аристократы, давно сидевшие в долговой яме.
  
  Давление на царя постоянно увеличивалось. Протесты поддержала даже царица-мать. Анастасия Романовна происходила из Дома Юрьевых, лет сто назад получившего своё княжеское достоинство благодаря успешным торговым операциям. Возмущение 'лучших' представителей Новой Руси ей было близко и понятно, хотя ни мятежникам, ни Дому Юрьевых, ни царице-матери сама по себе Зоя была не нужна. Она представляла некий интерес разве как контрабандный узел и 'чёрный' рынок. Главная цель охвативших столичную планету бунтов - подвинуть власть в направлении, выгодном Новой Ганзе.
  
  В итоге на Краю Света столкнулись три силы.
  
  Во-первых, торговые Дома, желающие превратить Новую Русь в подобие древней земной Венецианской республики - или, на худой конец, в Великий Новгород раннего средневековья. Их поддерживали ЧВК и заранее прикормленная полиция.
  
  Во-вторых, Анастасия Романовна и стоящий за ней княжеский Дом Юрьевых с союзниками. Царица-мать хотела бы отодвинуть от власти непослушного сына, заставить того отречься от престола в пользу юного царевича и единолично править страной в качестве регента.
  
  Третью силу представлял сам царь. Флот Новой Руси демонстрировал лояльность государю, как и правительство, и администрация Его Величества. Флотские не желали сражаться против кораблей Окинори, особенно после тщательного разбора боя с флотилией Цы Монхи. Многие офицеры сочувствовали удачливому чужаку и были бы рады вместе с ним громить обнаглевших пиратов.
  
  Что касается правительства и чиновников Администрации, так тут всё просто. Те понимали, от какого 'геморроя' Владимир IX избавил Новую Русь. Фактически царь подарил чужаку Окинори звёздную систему, на которую его власть распространялась чисто формально. На самом же деле Зоей и всей Медео уже давно правил Консулат - ага, с молчаливого одобрения централов.
  
  Правительство Руси лишь восхищалось изяществом, с которым Владимир IX переложил решение своих проблем на плечи наивного чужака. Смешно, но простак 'купился' на громкий титул! Неудивительно, что царь держался уверенно и демонстрировал фамильное упрямство. Правительство Его Величества вело себя спокойно и не стеснялось применять военную силу против бунтовщиков. Ситуация оставалась очень сложной во многом из-за позиции царицы-матери. В любой момент всё могло взорваться открытым мятежом. Власть Владимира IX буквально висела на волоске. Тут уж не до схватки за Медео!
  
  
  

4


  
  
  Естественно, автарх учитывал политическую обстановку у соседей - близких и далёких. Нападение на Медео неизбежно. Все те, кому хакер 'оттоптал ноги', жаждут отомстить и хоть как возместить убытки. К жёсткому противостоянию с чужими игрушками Тараш готовился ещё на Фелле: за просто так никто не отдаст чужаку обитаемую звёздную систему. Тем более, похожую на Соле.
  
  Будучи в бегах, хакер глубоко и подробно ознакомился с человеческим социумом и с теми законами, что им движут. Их шесть, и этакой малости достаточно, чтобы предтечи легко управляли живыми игрушками.
  
  Прежде всего, человек - существо общественное.
  
  Люди живут стаей. Или, что чаще, стадом.
  
  Самая маленькая 'тусовка' - семейная группа, от пяти до двадцати особей разного пола. Их связывают родственные и сексуальные отношения.
  
  Увлечения и работа объединяют людей в коллективы. В них может быть от пятидесяти до двухсот существ. Каждая 'игрушка' может участвовать в двух-трёх различных коллективах одновременно. Крупные группы объединяют от пяти сотен до десятков миллионов человек. Это общины. Кланы. Нации.
  
  Величина каждой из социальных групп определена тем, сколько связей данного социального типа способен устойчиво сохранять разум обычный 'игрушки'. Он может искренне заботиться о пяти, или даже десяти близких людях. О сотне-двух - нет. Каждый человек в силах поддерживать дружеские отношения с сотней других. Или с двумя сотнями, не больше. Всякий хотя бы поверхностно знаком или слышал о нескольких тысячах сородичей. Миллионы других так и остаются для него безликими фигурами. К ним 'игрушка' никаких чувств не испытывает и их судьбой не интересуется. Разве что так, крайне поверхностно. Чтобы людская общность в потенциале могла объединять миллионы, нужны дополнительные связи.
  
  Власть - это та самая технология, что их формирует. Она создаёт сложные социальные механизмы, способные управлять большими массами разумных существ. Чем больше величина группы, тем сложнее её контролировать. Тем важнее для её устойчивости лидеры, вожди, правители.
  
  Иерархия! В самых маленьких группах она формируется сама по себе, автоматически. В тех, что покрупнее, её нужно специально устанавливать. Без пирамиды власти 'игрушки' сосуществовать не могут. Самостоятельно установить её, как правило, не умеют.
  
  Игрушкам нужен кукловод. Без него - никак.
  
  Марионеткам требуются направляющие ниточки.
  
  Как говорят на Краю Света, рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше. Чтобы управлять 'игрушками', нужны развитые социальные технологии. Достаточно посулить им наслаждения, удовольствия, удобства, хоть какую выгоду, и 'игрушки' дружно побегут туда, куда повелят.
  
  Да, люди разные. Но отличаются они не мастью, не размером, не уровнем интеллекта, а тем, что воспринимают они в качестве наслаждения, выгоды, удобства. Одни 'тащатся' от музыки, другие - от тишины. Одни любят кофе, другие матэ. Или чай.
  
  В этом заключён секрет широкого разнообразия людей. Понятно, что 'игрушки', как говориться, должны быть на все вкусы - и обязательно недолговечны.
  
  Иначе они быстро надоедят Игрокам...
  
  Последние два закона просты.
  
  Каждое разумное существо считает себя уникальным, особенным. Оно стремится доказать свою исключительность всем окружающим и желательно, самому крупному доступному социуму.
  
  Ребёнок - семье.
  
  Подросток, молодой человек - клану, гильдии, нации. Взрослый - всему человечеству!
  
  Стайность или стадность заставляет людей собираться в общины. Вместе легче добиться желаемого. Поиск удовольствий, стремления получить выгоду и удобно устроиться цементируют человечество, придают ему устойчивость - и изрядную инерцию.
  
  Самолюбие и гордыня заставляют его развиваться.
  
  Каждая марионетка подвешена на этих шести верёвочках. Нужно лишь разобраться, у кого - какая. И всё. Созданная предтечами примитивная модель, по-видимому, неплохо работает. Иначе Вопрошающий Всех давно прекратил бы свой чудовищный эксперимент...
  
  От этих мыслей Тараша пробрал озноб, и хакер машинально просканировал окружающее пространство.
  
  Нет, пока всё в порядке. Реальность не потускнела. Поле для Великой Игры предтеч по-прежнему стоит прочно и светит ярко... а пока эксперимент создателей продолжается, есть возможность спасти Феллу! Спасти и сохранить. Нужно всего-то ничего - освоить Зою, создать самодостаточную феллийскую колонию. Но как это сделать, если большая часть его подданных - люди? 'Игрушки'. С ними поневоле станешь кукловодом вроде Владимира IX или царицы-матери. Увы, беда в том, что верёвочки, управляющие марионетками, доступны любому истинно разумному. Любой, кто знаком с соответствующими социальными технологиями, может за них дёрнуть.
  
  Хоп - и вот, пожалуйста, новая мода, столь же пустая и бессмысленная, как прежняя. Но ей увлекаются все люди - человеческое население Зои тоже пожелает приобщиться к 'благам цивилизации'.
  
  Хоп - некто дёрнул за другую верёвочку, и люди высыпали на улицы, требуя свобод и какой-нибудь там 'севрюжины с хреном'.
  
  Хоп - и кто-нибудь, желая выделиться из 'безликой толпы', начнёт доказывать свою исключительность с болтером или бластером в руках. Показывать, что он лучше - или хуже - всех прочих.
  
  Он особенный, и потому 'имеет право'!
  
  По-настоящему сложная задача для автарха Окинори - это люди. На Зое люди составляют большинство, а система управления этими существами распахнута настежь для любого, кто обладает соответствующими технологиями - кстати, донельзя примитивными! Вот это действительно проблема, а нападение флота Новой Ганзы и вторжение Славных Ребят - так, пустяк.
  
  Ранее Тараш видел отличия людей от феллийцев и сайко, но не придавал им большого значения. Не осознавал, насколько эта пропасть глубока. Фундаментальна.
  
  
  

5


  
  
  Сайко устроены проще людей. Они, как и искины, исполняют заложенные в них инструкции. Программы. Они действуют по заранее заданным алгоритмам, однако вполне способны обучаться и самосовершенствоваться, чтобы стать эффективнее.
  
  Сайко, как и искины, знать не знают об удовольствиях и наслаждениях в человеческом понимании этих слов. Помощники феллийцев видят наслаждение в хорошем выполнении работы и радость - в её успешном завершении. Эффективность труда и его качество полностью заменило у них человеческое понятие выгоды и удобства. Поэтому и сайко, и искины сами по себе всегда стремятся действовать наилучшим образом.
  
  В отличие от людей, сайко и искины полностью лишены самолюбия и гордыни, и всегда лояльны своим владельцам. Он для них замещает весь социум. Все социальные связи замкнуты на хозяине. На Фелле таких было много. Здесь, на Зое, - один. Автарх. Так надёжнее.
  
  Феллийцы похожи на сайко своим отношением к труду. Они тоже наслаждаются процессами творения и преобразования, так же видят красоту в рациональном и эффективном. Однако сферу своей деятельности они определяют, наверное, самостоятельно. Хм... да - или нет?
  
  Раньше Тараш был в этом абсолютно уверен.
  
  Теперь его обуревали сомнения.
  
  Реальная разница между людьми и феллийцами с их искинами и сайко только в числе и размещении 'верёвочек'. А ещё в их доступности именно хакерам.
  
  У людей управляющие нити торчат 'наружу'. Манипулировать ими могут все, кто сумеет за них 'дёргать'. Даже другие люди.
  
  Феллийцы, сайко, искины прячут свои нити управления 'внутри'. Только опытный хакер, вроде Тараша, может воспользоваться ими. Прочим не дотянуться, сколь ни старайся. Присутствие людей опасно для феллийской колонии, раз они по-прежнему уязвимы для манипуляций со стороны. Некоторых хакер перепрограммировал лично, в целом за них можно не беспокоиться. Это экипаж бывшей 'Старушки Бет' и люди с уничтоженного форпоста - те, кто принял участие в этой экспедиции автарха. Посторонние не смогут ими управлять. Все уязвимые ментальные 'верёвочки' Тараш прочно завязал на себя.
  
  С теми, кто принёс или ещё принесёт присягу здесь, на Зое, всё обстоит не так благополучно. Хакеры, проводившие собеседование, намного слабее Тараша, и потому управляющие 'тяжи' тоже получаются слабыми. В ближайшем будущем эта проблема лишь обостриться: появятся посланники других государств, торговцы, мигранты, шпионы... туристы, наконец!
  
  Да-да, туристы! Если Тараш действительно хочет влезть в Великую Игру и начать собственную партию против предтеч, придётся использовать любую возможность влиять на людей. Хотелось бы закрыть Медео полностью, да всё равно чужие 'игрушки' полезут сюда, как мухи... хм, пчёлы на мёд. Жёстко пресекать такой интерес нельзя, только лишнее внимание привлечёшь. Хошь не хошь, а придётся допустить на Зою посторонних...
  
  ...И воспользоваться этим шансом себе на пользу!
  
  Было бы здорово автоматически превращать 'чужие игрушки' в верных подданных Автархии Медео, едва те появятся на Зое. Неважно, кем они будут - дипломатами и туристами, прибывшими официально, или бандитами и шпионами, тайно проникшими на планету. Для каждого найдётся дело. Над этой задачкой феллийцы начали работать ещё до экспедиции, в Соле, хотя подходящее решение было найдено довольно быстро.
  
  Наноботы!
  
  Вроде тех, что использовал Тараш для атак на 'игрушки', только мельче, намного мельче. Вирусы, предназначенные для выполнения психической коррекции у людей. Они могли быстро множиться в живых организмах, от водорослей до насекомых и птиц. Попав в человека, наноботы корректировали работу гормональной и нервной систем, прикрепляя все свободные 'нити' управления к печати клятвы автарху. Закончив работу, или не обнаружив свободных 'верёвочек', наноботы бесследно разрушались. Иммунная система человека на них не реагировала.
  
  Дома, на Фелле и Таетенуи, технология работала идеально. Благодаря ей люди, по ощущениям энергетов, стали неотличимы от настоящих феллийцев.
  
  На них перестали действовать стандартные манипуляции чувствами и такие явления, как мода и религия. Опасность массовых психозов, фатальная проблема всех 'игрушек', была сведена 'на нет'. Наноботы стали как бы лекарством от шести людских законов. Хаос человеческих хотелок превратился в понятную и приемлемую феллийцам упорядоченность чувств.
  
  С наноботами автарху не надо лично обрабатывать каждую новую партию трофейных игрушек.
  
  Те всё сделают за него сами, продолжая множиться в естественной для людей и феллийцев среде обитания. Они спрячут управляющие струны 'игрушек' от посторонних, оставляя их доступными для автарха.
  
  Тараш было порадовался, что задача создания опорной базы за пределами родного мира решена, достаточно распространить феллийский вирус в нескольких человеческих мирах, как... увы! Попытка воспользоваться этой технологией за пределами Соле провалилась. Человеческие миры уже были заражены чем-то похожим! Тут явно поработали создатели. Или их помощники.
  
  Вирусы предтеч пассивны, не имеют обратной связи и включаются только по приказу хозяина. Прошёл сигнал - люди массово увлекаются очередной вздорной идеей вроде толерантности и гендерного равенства, тренькнул второй - фанатеют от новых веяний моды, звякнул третий - начинают люто ненавидеть другие расы, зазвонил четвёртый - люди кидаются истреблять представителей иной религии...
  
  Религия! Вот основа всей системы управления 'игрушками'. Все людские верования построены на бездумном поклонении всевидящему всемогущему Создателю Всего, Вершители Судеб. Богу. Он внимательно наблюдает за жизнью людей, судит, карает, вознаграждает. Ему служат сущности масштабом помельче - всякие там ангелы, силы, власти, начала54.
  
  Без подсказки Дианы Тараш далеко не сразу сообразил бы, что в каждой человеческой душе так или иначе запечатлён образ Вопрошающего Всех. Послушание предтечам изначально заложено в сознание людей.
  
  
  

6


  
  
  Священные Книги Человечества - что Веды, что Библия, что Коран - не врут. Наоборот, они пронзительно правдивы. Послушание создателю Великой Игры вложено в саму суть разумных существ. Вот проблема - так проблема!
  
  Всякие там нападения да вторжения - ерунда.
  
  Хакер догадывался об этом и раньше. Уж больно легко его образ вписался в мифы, с рождения поселившиеся в душах 'не-игрушек'. Стоило покинуть дом, и будто что-то разладилось в его людях. Даже в Диане и Аманде, а уж в них Тараш был уверен на все сто! Уже после первого чужого порта все 'не-игрушки' впали в депрессию, их охватила неуверенность, усталость. Отчалили, подготовились к разгону, к прыжку - настроение людей начало выправляться. Что за беда? Болезнь? Быть не может!
  
  Милия с энергетами и Тараш с хакерами занялись срочными исследованиями, выискивая виновника сложного состояния своих людей. Они довольно быстро выделили из окружающей среды наноботы предтеч.
  
  Именно эти вирусы вовлекают живые - не обязательно разумные - существа в Великую Игру и превращают их в 'игрушки'. Сами предтечи, их помощники и феллийцы к ним полностью имунны, и природа Феллы и Таетенуи их быстро уничтожает. А вот Игровое Поле за пределами Соле кишмя кишит этой дрянью, и она постоянно лезет во всё живое. Встраиваясь в нервную систему, вирус предтеч способен заставить заражённое существо исполнить какой-нибудь приказ так, будто он продиктован самой природой 'игрушки'.
  
  Вопрошающий Всех и предтечи живут в каждом и незаметно управляют его поведением.
  
  Когда пленные игрушки принесли клятву на верность, она заместила сияющий нетленным светом лик Вопрошающего Всех на образ Тараша. После этого автарх стал для своих людей кем-то вроде бога и тем самым обеспечил их лояльность. Так показалось.
  
  Свою ошибку Тараш понял, когда покинул Феллу.
  
  Бог не имеет личных отношений с верующими в него, иначе перестаёт быть для них богом. Он обязан изолироваться, отдалиться от своей паствы. Тараш ест, гадит, трахается, как все, до него можно дотянуться рукой, обсудить последние события, как с соседом по каюте.
  
  Какой из него бог! Властелин, начальник, приятель.
  
  Друг, наконец. Не Бог.
  
  Естественно, что тот лик, что жил в психическом центре "игрушек", в том месте, где сходятся все управляющие струны, стал уязвим для вируса предтеч. Под внешним воздействием образ постепенно выцветал, ветшал. На его руинах всё чётче проступал лик главного распорядителя Великой Игры, руководителя эксперимента.
  
  Предтечи не пассивные наблюдатели!
  
  Они контролируют ход эксперимента и способны корректировать поведение своих 'игрушек'. Не одной-двух, а сразу многих. Их руки крепко держат нити управления.
  
  За массовость реакции отвечают как раз их наноботы, густо заразившие Игровое Поле.
  
  Дали стимул - изучили эффект.
  
  Затем другой, и ещё.
  
  Люди - только материал для эксперимента.
  
  Такое положение дел автоматически поддерживает вирус предтеч. Можно на время притушить образ истинного хозяина, но со временем тот обязательно проявит себя.
  
  Если не заблокировать его чем-либо равноценным. Хорошо, что наноботы не имеют обратной связи. Даже невообразимые по возможностям информационные ресурсы Игры не смогли бы справиться с тем потоком данных, что собирают их наномашины. Особенно с учётом их невероятного количества в биосфере обитаемых планет.
  
  Так что всё оказалось проще, чем мнилось вначале. Феллийцы для очищения изолированной среды от влияния предтеч создали самовоспроизводящихся фаги53 и первым делом занялись системой рециркуляции кораблей. Те вирусы, что проникли на эскадру после посещения человеческих планет, исчезли. Состояние людей вскоре восстановилось. В дальнейшем экипажи старались поддерживать концентрацию фагов на уровне, необходимом для быстрого уничтожения чужих вирусов.
  
  С феллийскими наноботами, обладающими правильными маркерами, фаги мирно сосуществуют. Конечно, за обозримое время всё Игровое Поле фаги не очистят, да этого и не нужно. Достаточно обезопасить Медео. И в первую очередь Тарашу нужна безопасная Зоя - без бунтов и массовых психозов. В итоге людское население планеты изолировали на кораблях с сильной популяцией фагов и ввели карантин. Затем аэрокосмические аппараты засеяли ими атмосферу Зои, чтобы те очистили планету от вируса предтеч. После того, как биосфера Зои насытится правильными наноботами, её жители будут защищены от чужого влияния.
  
  Человеческая уязвимость никуда не денется. Она останется, пока в разуме человека запечатлён любой конкретный образ. Он опасен, поскольку мало-помалу дрейфует к тому изначальному, что хакер до зубовного скрежета хотел бы затереть. Убрать начисто. Заменить чистой идеей. Образом без образа.
  
  Чем-то вроде коммунизма из древних мифов человечества. Новая вера, новая религия должны стать для 'игрушек' привлекательными, собрать все нити управления марионетками и окончательно стереть из людской памяти лик создателя.
  
  Те, кого собрал Тараш, с течением времени утратят свою привязку к автарху. 'Чужими игрушками' они не станут, но помощниками быть не смогут. Какая помощь от тех, за кем нужен глаз да глаз?! Без постоянной ментальной корректировки "не-игрушки" заживут по своим шести человеческим законам и постепенно вернуться в Великую Игру предтеч в качестве подопытного материала.
  
  Пока людей на Зое несколько тысяч, можно на регулярной основе восстанавливать их защиту вручную.
  
  Но если их будут миллионы...
  
  Весь смысл возни с человеческим материалом теряется. Поэтому только фаги плюс собственные наноботы, без них - никуда! Иначе сила, что контролирует людей, заставит их исполнять каждый из шести законов так, как угодно истинным хозяевам Галактики.
  
  'Лики предтеч не вытеснить никакими другими, - Тараш зло ухмыльнулся своим мыслям, - все мы созданы по их образу и подобию. Новая религия обойдётся без них. А постройку хм... храма нужно планировать уже сейчас...'
  
  
  
  
  

ИНТЕРЛЮДИЯ ЧЕТВЁРТАЯ


  
  
  

1


  
  
  - Вольно, гражданин адмирал! - Дарлан небрежно махнул рукой, прерывая рапорт Злыдня. - Встреча неформальная, тянуться не нужно. Познакомьтесь...
  
  Марсель скосил взгляд на офицеров в серой форме Альянса, сидящих справа от адмирала на диване у боковой стеночки. Флот Альянса? Здесь?! И морда одного из высокомерных поганцев почему-то знакома... точно!
  
  - ...флит-капитан Самсон Рифли! Собственной персоной! - добродушно хохотнул Дарлан, а рты обоих офицеров синхронно скривились. - Именно он руководит работой СИФА в том самом секторе.
  
  Злыдень набычился, не желая смотреть на своего заклятого... врага? Да уж не друга, ага.
  
  - Мы уже встречались с господином флит-капитаном, гра адмирал! - процедил сквозь зубы Шиффер. - Дважды! В первый раз, когда я получил инструкции по адмиралтейскому коду, а второй...
  
  - ...Это был не я, господин вице-адмирал, сэр! - Рифли тяжело поднялся с кресла, демонстрируя всяческую приязнь. В глаза Злыдню он смотрел открыто и прямо. - Меня кто-то подставил!
  
  Шиффер недоверчиво хмыкнул, пристально разглядывая оппонента. Подставили, надо же!! Пусть твердит, что хочет. Какое доверие может быть к мерзавцу?
  
  Не он ли так по-хамски требовал отозвать эскадру?!!
  
  Не по его ли вине погибли граждане Лиги?!
  
  А сейчас подонку наступили на хвост. Он скулит, юлит, оправдывается. Кто ему поверит? Не Злыдень, уж точно.
  
  - Ты вправду веришь ему, Жан-Пьер?! - зло процедил Шиффер. Какого чёрта? Дарлан сам предложил считать это общение неформальным, так что можно не рассусоливать и высказать мерзавцу всё прямо в лицо.
  
  - Наши коллеги из Альянса весьма озабочены охлаждением отношений с нами, - Дарлан едва заметно покачал головой, - чтобы уладить... хм, все шероховатости, их Адмиралтейство прислало нам Самсона и... - адмирал кивнул на второго офицера и незаметно для посторонних подмигнул, - ...Рихарда. Они помогут нам в расследовании. Кстати, Марсель, представляю тебе полковника Райт-Беркова, руководителя спецпроекта СИФА...
  
  Под тяжёлым взглядом Шиффера второй из офицеров - тот, что с эмблемой космопехоты Альянса на плече форменного кителя, - бодро вскочил и без колебаний протянул руку Злыдню.
  
  - Рад знакомству, господин вице-адмирал, сэр!
  
  Шиффер вопросительно посмотрел на Дарлана, - мол, а зачем тут этот тип? - но руку всё-таки пожал.
  
  - Полковник только что вернулся из Земель Изгоев. Он руководил совместной экспедицией Лиги и Альянса по изучению аномальной тектоники планет. Наши Адмиралтейства, СИФА и спецслужбы Лиги всерьёз полагают, что Рихард случайно ухватил удачу за хвост.
  
  - Удачу?!.. - удивился Шиффер.
  
  - Тут по-другому не скажешь. Он узнал, где сейчас находятся захваченные у тебя 'флореали'...
  
  Полковник кивнул, подтвердив слова Дарлана. Шиффер напрягся, как опытный охотничий пёс, взявший след, однако адмирал почему-то не спешил отдавать приказ о подготовке операции возмездия.
  
  - Полагаю, это далеко не всё, что я должен знать?
  
  Нынешний хозяин 'флореалей' может оказаться абсолютно не причём. К примеру, он просто добросовестный покупатель хороших кораблей. Кто ж из изгоев откажется приобрести подобное, да ещё наверняка по дешёвке! Однако подробно расспросить его необходимо.
  
  И вернуть корветы в состав Флота Лиги.
  
  - Не всё, Марсель, - Дарлан тяжело вздохнул. - И не всё так просто. Присаживайтесь, господа офицеры, - Дарлан махнул рукой офицерам Альянса, - мы здесь надолго. Прошу вас, Рихард!
  
  Полковник удобно расположился на диванчике.
  
  - Два 'флореаля', вероятно после той стычки, где некто под личиной офицера Рифли использовал адмиралтейский код...
  
  - Это был он, - недовольно пробурчал себе под нос Злыдень, - экспертиза проведена по всем правилам и не могла ошибиться в выводах!
  
  Дарлан хмыкнул, Рифли просто пожал плечами, а Рихард продолжил, как ни в чём не бывало.
  
  - ...Прибыли на планету Край Света. Это Новая Русь. Корветы пришли под эгидой царского флота...
  
  - Вот значит как! - возмутился Злыдень.
  
  Он-то отлично помнил, что собирался перехватить совместный конвой Руси и Чосен, когда в дело вмешался этот мерзавец Рифли, чтоб ему было пусто!
  
  - Марсель! - шикнул Дарлан. - Просто помолчи и послушай. Выскажешься потом.
  
  Злыдень недовольно поджал губы, с обиженным видом откинулся на спинку удобного кресла и заработал снисходительную усмешку Рифли. Сдержался, не вспылил.
  
  - ...Царь по неясной мне причине передал некоему Окинори, командиру конвоя, эти 'флореали' вдобавок к звёздной системе Медео, где моя экспедиция как раз проводила исследования тектоники материковых плит...
  
  - Лекцию о планетологии прочитаете в другой раз, Рихард. - усмехнулся Дарлан. - Ближе к делу, мой друг.
  
  Тон, каким это было сказано, показывал, что Райт-Берков совсем не друг адмиралу. Даже не приятель. Впрочем, полковника это ни капельки не смутило.
  
  - Как угодно, сэр!..
  
  Истинное отношение офицера СИФА выдала лишь быстро промелькнувшая змеиная усмешка, чуть-чуть искривившая линию губ. Дарлан не обратил внимания, но Злыдень, благодаря развитой подозрительности, её заметил, и ещё более насторожился.
  
  - ...Докладываю максимально сжато, господин адмирал. Окинори - владетель независимой звёздной системы Медео со статусом Великого княжества. Ваши корветы, как и ответы на многие наши вопросы, у него...
  
  - Чудесно! - всплеснул руками Злыдень. - Давайте заглянем к этому Окинори в гости... нет? Почему? У него есть сильные союзники?
  
  - С соседями, - Райт-Берков покачал головой, - владетель Медео вдрызг разругался. Увы, не всё так просто. Предлагаю просмотреть недлинный сюжет, сэр!
  
  
  

2


  
  
  Первый раз десятиминутный ролик о сражении с пиратской армадой адмиралы Лиги смотрели молча. Итог - шок. Дарлан закаменел, и даже Злыдень не обратил внимания на едва сдерживаемые ухмылки офицеров Альянса. Те не один раз просматривали этот сюжет раньше и теперь любовались ошеломлённым видом союзников.
  
  Шиффер своего потрясения не скрывал. То, что он увидел, полностью перевернуло представления о тактике боя в космосе. Впервые на его памяти массированный удар ракетами, заведомо превосходящий возможности обороны, не привёл к сколь-нибудь заметному результату, а заведомо слабейшая сторона вопреки всем прогнозам наголову разгромила противника. Что с того, что атаковали когги? Во-первых, их было много, десятка три. Во-вторых, на стороне пиратов действовали такие же 'остеры', как и у Окинори.
  
  На первый взгляд - такие же.
  
  Но Шиффер даже представить себе не мог, что у кого-то в арсенале есть ракеты, проходящие два стартовых миллиона километров за семь секунд. Стандартные затратили бы на это почти две минуты, а тут меньше десятка секунд. У систем активной обороны просто нет шансов среагировать на такую атаку, ведь свет пройдёт это же расстояние за шесть и две трети секунды. Когда приближающийся вал ракет будет обнаружен, на его отражение останется всего треть секунды?!! Чудовищно.
  
  Отразить такую атаку нереально. Что с того, что ракет в волне возмездия всего две дюжины, если все бьют в цель и ни одну не перехватить?! Семь секунд - и половины эскадры Консулата как не бывало. Ещё через десять - как смогли-то пусковые перезарядить? - начала погибать и вторая половина. Удивительно, что хоть кто-то из пиратов успел сдаться! Шиффер не строил иллюзий - и его моряки в таких обстоятельствах даже испугаться не успели бы...
  
  Разгром полный и беспощадный. Большинство пиратов были уничтожены раньше, чем смогли хоть что-то предпринять. Зато самых сообразительных не тронули. Кстати, вот ещё один поразительный факт. Выходит, этот Окинори может отменить атаку ракетами за... сколько?!
  
  Злыдень ещё раз на всякий случай проверил хронометрию, чтобы убедиться: он не сошёл с ума.
  
  Ракеты смогли отвернуть за несколько миллисекунд до поражения цели!! Как это может быть?
  
  Даже если каждая ракета оборудована собственным искином, если тот способен среагировать на изменившуюся обстановку, то всё равно приказ на отмену атаки серьёзно опоздает. Минимум на те самые секунды, что нужны сигналу о капитуляции, чтобы дойти до кораблей Окинори, что потребуются для его распознавания, принятия решения и ответа. В сумме секунд пятнадцать, никак не меньше.
  
  А здесь, если приборы не обманули, чуть ли ни в пятьсот раз быстрее света! Это физически невозможно. Однако ракеты с кораблей Окинори будто и не стеснены рамками законов природы. Невозможно получать информацию быстрее света?
  
  Ракетчики Окинори, похоже, о таком ограничении не знают и потому не заморачиваются таким пустяком. Да и сами ракеты подозрительно быстрые.
  
  Чтобы за семь секунд пробежать два миллиона километров, их ускорение должно быть в двести пятьдесят раз больше, чем у стандартных атакующих ракет Цивилизации. И ещё, бесстрастная хронометрия свидетельствует, что на перезарядку пусковых установок 'остеры' Окинори тратили всего по две целых и шесть десятых секунды. Шиффер ни разу не видел, чтобы лучшие боевые корабли Цивилизации выполняли перезарядку быстрее семнадцати секунд. Рекорд Флота Лиги - семнадцать и три десятых. Вряд ли в других мирах Человечества ситуация в корне лучше - Бюро надзора за космосом зорко следит за всеми новинками.
  
  Этот рейдер, внешне так похожий на обычный 'остер', по мощи ракетного залпа превосходит 'Олжери'. Он приближается по боевой эффективности к лёгкому крейсеру Лиги! Расправа над пиратской сворой, напавшей на два современных крейсера, уже не кажется удивительной - если не обращать внимания на то, что эти корабли раза в три меньше, чем равнозначные им по классу.
  
  Шиффер быстро переглянулся с адмиралом. Тот как раз промокал выступивший на лбу пот, стараясь делать это незаметно. Офицеры Альянса упорно 'держали лицо', пытаясь выглядеть бесстрастными.
  
  - Сколько у Окинори таких кораблей? - хрипло поинтересовался Дарлан, наливая себе воды из графина.
  
  - Четыре, если верить данным разведки, сэр, - Райт-Берков кивнул в сторону Рифли. - Максимум шесть. А ещё у великого князя Медео есть несколько авизо класса 'шакал'. Их реальные тактико-технические данные не известны, но если провести параллель с 'остерами'...
  
  - М-да... - задумчиво протянул Дарлан. - ...А что к этому сюжету добавит флит-капитан? Сидите-сидите, - адмирал махнул рукой на попытку Рифли вскочить.
  
  Шиффер непроизвольно скривился. Кому-кому, а Рифли он не верил ни на грош. Соврёт - не дорого возьмёт! Но, может быть, сейчас будет исключение?!
  
  - Агенты СИФА в Чосен и в Новой Руси сообщили, сэр, - Рифли подчёркнуто не смотрел на Злыдня, докладывая исключительно Дарлану, - что корабли Окинори оборудованы приборами так называемой даль-связи. С их помощью якобы можно поддерживать беседу в реальном времени в пределах одной звёздной системы...
  
  Шиффер и Дарлан синхронно кивнули. С таким прибором становится возможным управлять ракетами так, как они только что видели.
  
  - Помимо сверхсветовой связи, - продолжил Рифли, - её наличие у Окинори я считаю доказанным, корабли флота Медео оборудованы бесследными двигателями и совершенными системами маскировки, невероятными по своей эффективности. По информации от агентов в Новой Руси Окинори охотно использует неизвестное нелетальное оружие, станеры, с дальностью не менее десятка тысяч километров. С его помощью десантники великого князя в течение десятка минут захватили монитор системной обороны и царскую орбитальную крепость. Потом, правда, и то, и другое вернули хозяину...
  
  'Кажется, я знаю, - подумал Шиффер, - кто и как захватил мои корветы! Только что с этим делать?!!'
  
  - А давайте-ка ещё раз просмотрим ролик, - предложил Дарлан. - Сдаётся, мы упустили что-то важное!
  
  
  
  
  

ИНТЕРЛЮДИЯ ПЯТАЯ


  
  
  

1


  
  
  Массовые выступления, спровоцированные заговорщиками - якобы мирные протесты - шли на убыль. Их организаторы не устали, не раскаялись, не одумались. У них банально закончились деньги. Иссякли финансы - пропали желающие бузить за интересы Торговых Домов Новой Ганзы. Ещё вчера по столичным улицам бродили толпы бездельников. Они громко орали дурацкие лозунги (что-то вроде 'Вовку вон'), пытались бить витрины (безуспешно), ломать частные флаеры, задирать полицию и солдат Сил планетарной обороны. Нарывались.
  
  Безобразие охватило весь Край Света, восемь провинций продолжали жить мирно, как и всегда. Отдельные робкие выступления не в счёт. Их число впрямую зависело от присутствия отделений и факторий Новой Ганзы. Нет представительств Домов - нет мятежа. В целом, всё было ожидаемо. Владимир IX давно искал повод, чтобы всерьёз прижать всяких там Строгановых, Коэнов, Мальцовых да Демидовых, но его силёнок было маловато.
  
  Сегодня ситуация поменялась. Кремль опустел. Затих. Никто уже не требует, чтобы царь отрёкся от власти, не кричит о демократии, о созыве Учредительного Собрания и передаче власти достойным людям.
  
  Ныне бунтарям и их хозяевам не до политики. На первый план вышла Её Величество Война. Всё предельно просто: Ганза всерьёз обиделась на великого князя Медео за изъятую собственность, за разрыв торговых связей, и не нашла иного пути, как попытаться силой вернуть утерянное. Поскольку больше всего пострадали интересы Домов Новой Руси, те развернули кампанию по дискредитации царя под лозунгом: 'Вовка и его сатрапы задарма отдали дивную звёздную систему с курортной планетой какому-то чужаку!'
  
  Подогретые деньгами Демидовых и прочих Коэнов толпы бесновались, кричали, что царя обманули, отжали исконные земли. Возбуждённые люди требовали их вернуть. Отправить Флот и космопехоту - она самая сильная в Галактике и быстро там наведёт идеальный порядок!
  
  Как скоро люди забыли, что совсем недавно планетой Зоей пугали обывателей, а интеллигенция требовала отдать проклятую самим Богом звёздную систему 'хоть кому' да более не отправлять туда осуждённых преступников в качестве колонистов...
  
  В салонах и на приёмах открыто заговорили, что государь душевно болен, что его состояние следует освидетельствовать 'правильным' докторам, а матушке-царице Анастасии Романовне должно принять пост регента.
  
  До 'выздоровления' государя.
  
  Или до совершеннолетия его наследника, царевича Фёдора. И так хорошо, и этак неплохо.
  
  Для Торговых Домов.
  
  Для Анастасии Романовны, дочери Дома Юрьевых.
  
  Царь, мягко говоря, был крайне разочарован, когда наглые требования мятежников поддержала матушка. Предательства от неё Владимир Фёдорович не ожидал. Знал, что его мама - женщина властная до жестокости, но даже подумать не мог, что на склоне лет у неё 'сорвёт крышу' от нереализованного желания 'порулить'. Душевная болезнь, возможно? Деменция? Владимир IX предпочитал видеть в поведении царицы-матери именно болезнь, а не осознанную измену сыну и государю.
  
  Теми, кто использовал тяжёлое состояние Анастасии Романовны для попытки захвата власти, плотно займётся Служба охраны престола. В данный момент это невозможно, но когда бунт закончится, царь спросит со всех. С каждого, кто заводил скорбную умом старушку-матушку. Конечно, обычно степень вины определяет суд, но при военном положении начинают работать чрезвычайные законы, и любое правонарушение становится преступлением против государства. В традиции Новой Руси подобное деяние трактуется как измена Родине и наказывается весьма сурово - от пожизненной каторги-поселения до высшей меры социальной защиты.
  
  Первое, что сделал Владимир IX, едва начались мятежи в столице - ввёл военное положение во всём пространстве подконтрольных ему девяти звёздных систем. Бунтари не обратили на заявление царя ни малейшего внимания, мня себя победителями. Резон у заговорщиков был: Ганза собрала сильный флот и твёрдо решила преподать урок хозяину Медео. Мятежники и подумать не могли, что поход Торговых Домов обречён на неудачу.
  
  А вот Владимир IX в таком итоге не сомневался. Царь подробно испросил Павла Шумилина, Виктора Кана и вдобавок изучил все собранные материалы. Его вывод опирался на мнение компетентных военных специалистов: Ганза обречена на тяжёлое поражение, и к нему надо быть готовым. Ганзейская разведка не удосужилась аккуратно собрать и провести тщательный анализ всех сведений о противнике, и Дома полезли нахрапом. Итог закономерен.
  
  Сначала вернулись несколько потрёпанных авизо. Они принесли весть о бойне, случившейся с флотом Новой Ганзы. Биржа рухнула, предприятия закрылись.
  
  Представители Домов - те, кто ещё вчера кичились богатствами и влиянием - ныне спешно распродавали собственность и готовились удрать куда подальше. Ответный удар великого князя Медео казался им неминуемым. Паника среди организаторов и участников похода накрыла Кремль и иные городки Края Света.
  
  Мятежные толпы разбежались по домам и затихли.
  
  Пока рынок не успокоился, царские чиновники тайно скупали по бросовым ценам местные ганзейские активы. Неторопливо, аккуратно, чтобы снова не задрать цены. Параллельно администрация Владимира IX распустила слухи о готовящихся арестах и изъятии у семей заговорщиков всей собственности без исключения. Ожидание неизбежного возмездия дополнительно подогревало панические настроения.
  
  Прошли сутки, другие. Мстители из Автархии Медео так и не пришли, власть показывать зубы не спешила.
  
  Повторный бунт отчаявшихся людей тут без надобности. Да, флот (за редкими исключениями), полиция и силы планетарной обороны на стороне царя, но не доводить же дело до гражданской войны?!
  
  На третьи сутки, когда страсти в основном успокоились, а биржевые котировки полезли вверх, у Края Света появились измордованные корабли русских Торговых Домов до предела набитые ранеными.
  
  
  

2


  
  
  Их сопровождали два корвета Флота Автархии Медео - модернизированные 'флореали'. Эти кораблики даже внешне серьёзно отличались от своих прототипов и выглядели до предела опасными. Биржа рухнула ещё раз, а когда пострадавших начали спускать на планету, кремлёвская полиция и царские спецслужбы приступили к арестам. Пока взоры бандитов и пиратов - а как ещё назвать тех, кто по-разбойничьи напал на чужую звёздную систему в расчёте на поживу?! - были устремлены вверх, к парковочной орбите и внешнему рейду, Владимир IX нанёс свой удар. Имущество мятежных домов арестовали, а все их представители, в первую очередь Мальцовы, Коэны, Демидовы, Юрьевы, оказались там, где им самое место - в царских застенках. Всё было проделано настолько быстро и ловко, что и самые прожжённые журналюги ничего не успели пронюхать.
  
  А потом на улицах появились патрули сил планетарной обороны. Бунт окончательно завершился...
  
  - Ваше величество! Фрегат-капитан Изуми! - Владимир IX с удивлением рассматривал на экране связи молоденькую девушку в незнакомой военной форме. - Имею специальное послание от Его высочества Великого князя Медео. Прошу аудиенции Вашего величества!
  
  До сих пор те медейцы, что попадались царю на глаза, были высокими синеглазыми блондинами. Или блондинками. Шумилин уверял, что в окружении Тараша Окинори есть существа иной масти, но эта офицер была, пожалуй, первым подтверждением его слов. Карие, почти чёрные глаза, блестящие волосы в простенькой причёске настолько чёрные, что уже кажутся тёмно-синими. Лицо широкое, носик аккуратный, с небольшой горбинкой... нихонка? Видимо общество, что Окинори строит на Зое, весьма толерантно, раз чужаки другой расы могут сделать такую карьеру. Почему-то эта мысль успокоила царя.
  
  Конечно, аудиенцию он разрешил, и принял Изуми так быстро, как смог. Женщина передала Владимиру IX инфор с посланием и сразу же удалилась на свой корабль. Такая краткость визита вызвала панику в Кремле. Все опасались, что это объявление войны.
  
  На самом же деле царь просто пожелал рассмотреть материалы, присланные ему Окинори, без всякой спешки - аккуратно, тщательно и ничего не упустить из виду. Сначала в одиночестве, затем в компании тех людей, кого худо-бедно можно назвать экспертами по Великому княжеству - Автархии - Медео и его хозяину.
  
  Боярину Павлу Шумилину и каперангу Виктору Кану были посланы приглашения в царский дворец.
  
  - Ну, что скажете, господа? - Владимир Фёдорович окинул взглядом приунывших экспертов. - Всё так плохо?
  
  - Хуже, чем я ожидал, Ваше Величество. - Кан старался говорить бесстрастно, но срывавшийся голос выдал его глубочайшую растерянность. - Мы не можем воевать с подобным противником... Царь пристально посмотрел на офицера, надеясь его смутить, но тот лишь развёл руками. Шумилин кивнул, поймав взгляд царя. Позицию Кана он полностью одобрял. К просьбе Окинори - не ультиматуму! - надо прислушаться.
  
  - ...Даже тех якобы 'флореалей', что сейчас ждут на внешнем рейде, хватит на весь наш флот, Ваше Величество, - окончательно подвёл итог каперанг.
  
  Владимир понял, что офицер и сам не рад этому выводу. Своё экспертное мнение Кан доложил через силу. Его ужаснула эта правда, но обманывать царя он не посмел.
  
  - Поясните, Виктор Сергеевич!
  
  Царь нервно забарабанил пальцами по столешнице, ничуть не смущаясь столь явным проявлением чувств. Пока он в который раз наблюдал уничтожение армад Новой Ганзы, в его разуме с грохотом рушились старые представления об окружающем мире.
  
  Адмиралы утверждали, что кораблю невозможно уклониться от идущих к нему ракет. Они слишком быстры и чересчур малы, чтобы их заранее обнаружить и успеть принять меры. На 3D-экране он наблюдал доказательства обратного. От роя ракет корабли Окинори уворачивались. За исключением того единственного случая, когда удар по одному из 'остеров' нанесли внезапно, практически в упор, когда медейцы нападения не ожидали.
  
  Враг всплыл не там, где обычно ожидают гостей.
  
  Странно то, что во Внешнем Поясе астероидов оказался патрульный корабль, да ещё и совсем рядом с незваными гостями. Случайность? Везение?
  
  Однако его результат оказался, скромно говоря, неоднозначен. Любой из кораблей Флота Новой Руси при одномоментном ударе тридцатью шестью ракетами разлетелся бы в пыль...
  
  Да что там изгои! Любой централ после такой атаки стал бы скоплением мусора!!
  
  'Фелла', а это была именно она, всё-таки уцелела, хотя внезапная атака нанесла ей серьёзные повреждения. На медленном просмотре заметно, что кинетические блоки вдребезги разнесли все четыре орудийные башни главного калибра, серьёзно повредили лётную палубу, ангары лёгких аппаратов и наружные корабельные трюмы. Однако этот до предела модернизированный 'остер' не только сохранил полный ход, но и успешно продолжил бой.
  
  Контратаки 'Феллы' пошли одна за другой. Ракеты медейцев работали непрерывно и с невероятной эффективностью раз за разом доходили до целей. Это понятно: дистанция-то совсем короткая! Повторные залпы ганзейцев или приходились в пустоту, или перехватывались противоракетами и бластерами обороны. Вдобавок 'Фелла' вопреки всем законам физики будто бы танцевала в космосе, уклоняясь от бластов и разогнанных до субсветовых скоростей кинетических блоков. В критические моменты корабль пропадал, укутываясь каким-то защитным полем тёмного цвета, а затем будто выплывал из него, сбивая с толку вражеские системы наведения. Это выглядело чертовски красиво!
  
  И страшно до жути. Повреждённый медейский 'остер' вёл в одиночку бой против четырёх противников, причём каждый из них чуть ли не втрое мощнее. Владимир IX сразу узнал тяжёлые рейдеры Торговых Домов Новой Руси. Все они показывали ганзейскую эгиду, но царя и его гостей эта примитивная уловка не обманула.
  
  Медейцы тоже определили принадлежность кораблей. Теперь они требуют выдачи пиратов и их пособников. Всех. Вместе с семьями.
  
  
  

3


  
  
  И со всем имуществом. Впрочем, по поводу имущества царь думал поспорить. Поторговаться!
  
  - Корабли Медео демонстрируют запредельный технологический уровень, - Кан произносил слова медленно и осторожно, будто шёл по тонкому льду. В каком-то смысле так и было. - Судя по этой части ролика, реальная мощь 'Феллы' и кораблей одного с ней класса находится где-то на уровне тяжёлого крейсера централов.
  
  Царь удивлённо поднял бровь, но Кан смотрел твёрдо и уверенно. Виктор счёл излишним объяснять царю, что его оценка учитывает огневую мощь, и только. Феномен сверхманевренности и сверхзащита корабля остались в стороне. Увы, никакому анализу они не поддаются.
  
  - Обратите внимание на вторую часть этого эпизода, Ваше Величество! - Кан был внешне невозмутим, но его поджилки тряслись. - Я имею в виду момент, когда на помощь 'Фелле' прибыл корабль, похожий на 'шакал'...
  
  - А с ним то что не так? - поёжился царь.
  
  С одной стороны, именно появление Окинори позволило Владимиру IX быстро и относительно безболезненно вскрыть давно вызревший ганзейский нарыв, усилить свою власть и, чего уж лукавить, значительно пополнить казну за счёт реквизиций. С другой стороны, те сюрпризы, что раз за разом преподносил его новый сосед, царю категорически не нравились.
  
  - После появления на сцене 'шакала' уцелевшие ганзейцы сразу сдались...
  
  - По-моему, логичное решение, Виктор Сергеевич! - осторожно подал голос Шумилин. - Вы считаете иначе?
  
  - После того, как двое из них разлетелись вдребезги? Удивительно, что они вообще успели сдаться. Окинори не собирался их щадить.
  
  - Думаете? - растерялся боярин. По его представлениям добивать поверженного врага немилосердно. Это неблагородно, безнравственно!
  
  А вот царь такие действия полностью одобрял. Раньше у него были руки коротки, но провал мятежа дал ему столько козырей, что на мнение Ганзы можно не оглядываться. Недобитые враги обязательно ударят в спину, если доживут до подходящего момента.
  
  - Уверен! - отрезал Кан. - Однако дело в другом. Вижу в этом эпизоде две странности...
  
  - И какие же? - живо заинтересовался Владимир.
  
  В кораблях и их вооружении царь разбирался слабо. Знал что-то по верхам, но глубоко в военное дело не лез. Зачем? На это есть профессионалы, а ему достаточно определять, обманывают его или правдиво докладывают. В данном эпизоде Владимир был склонен довериться Кану. Тот опытный флотский офицер и целиком зависит от благосклонности государя, так что врать не будет.
  
  - ...Первая - число выпущенных 'Феллой' ракет. Всякий крупный корабль обычно держит один полный барабан на каждую катапульту плюс ещё один боекомплект. Это максимум. Погреба не резиновые, Ваше Величество. Однако заново снарядить барабаны в условиях боя нереально, процедура перезарядки долгая и трудоёмкая, и я не помню случая, где подобное происходило.
  
  - Понятно, Виктор Сергеевич, - кивнул ему царь, - продолжайте, пожалуйста.
  
  - На рейдерах класса 'остер' двенадцать, максимум четырнадцать, пусковых установок с шестью гнёздами в каждой. Всего за бой 'остер' может выпустить не более восьмидесяти четырёх ракет55. Если барабаны как-то ухитрятся перезарядить в бою, корабль запустит ещё столько же ракет. Но это всё, Ваше Величество. Только сто шестьдесят восемь, и это включая противоракеты!
  
  - Действительно, странно! - удивился Владимир. По подсчётам искина после внезапного нападения 'Фелла' использовала не менее трёхсот пятидесяти ракет, да ещё и не выходя из боя для переоснащения барабанов. - Может быть, эта 'Фелла' оснащена транспортёрами?
  
  Транспортёры - альтернативная система боепитания пусковых установок. На практике это лента, снаряжённая ракетами. Вместе с механизмами подачи штука громоздкая и ненадёжная. Она неудобна, если перед боем придётся сменить ракеты в ленте с атакующих на оборонительные, или поставить иные боеголовки, более подходящие в сложившейся ситуации. Вдобавок ленты медленнее барабанов и потому скорострельность пусковых установок с подобным боепитанием снижена.
  
  Для крупных кораблей, действующих единым строем в составе соединения, это не критично, но для рейдера!..
  
  - Корабли Окинори устойчиво демонстрируют высокую скорострельность, Ваше Величество. Я бы поставил на то, что Флот Медео использует какой-то другой, незнакомый нам, тип боепитания. Иначе я не могу объяснить, как небольшой по размеру кораблик выпустил за сравнительно короткое время три с половиной сотни ракет. Это показатель не мегатонника вроде 'остера', а тяжёлого крейсера централов, государь.
  
  - Значит, ещё одна новация... - задумчиво протянул Владимир. - Сколько их у этого Окинори?!..
  
  - Вот именно, государь. Тут я хочу обратить внимание Вашего Величества на вторую странность. Появившийся на поле боя корабль, столь похожий на 'шакал', воспользовался неизвестным нам оружием, - Виктор Кан перевёл ролик на нужный момент. - Два выстрела, и два огромных галеона разлетелись вдребезги. Мне неизвестно, какими боеголовками должны быть оснащены ракеты, чтобы с одного попадания уничтожить корабль массой в три мегатонны!
  
  - Корпуса галеонов разнесло изнутри. Это не кинетическое, не ядерное оружие. Уж точно не плазма, не лазеры. Вы правы, Виктор Сергеевич, смотреть на это страшно. Особенно если учесть, что новое оружие применил небольшой кораблик массой в полмегатонны.
  
  - Полагаю, - продолжил после паузы Кан, - Окинори использовал гравитационную боеголовку. Нам известно, что централы проводили опыты по созданию такого оружия. Однако об успехах они не сообщали.
  
  - Будь у меня такое оружие, я тоже не стал бы кричать об этом, - усмехнулся царь. - Возможность преподнести сюрприз врагу - это прекрасно!
  
  - Согласен, Ваше Величество, - опустил взгляд Кан. - Потому и сказал, что тех кораблей медейцев, что сейчас заняли место на рейде Края Света, хватит на наш флот.
  
  
  

4


  
  
  - Кажется, вы невысокого мнения о нём, Виктор Сергеевич, - в упрёке царя звучала нешуточная обида.
  
  Кан просто пожал плечами. Это действительно так.
  
  Мало того, что корабли Новой Руси безнадёжно устарели ещё лет сто назад, так ещё и ресурсы, что государь выделяет на модернизацию Флота, разворовывают многочисленные родственники царя да всякая там высокопоставленная мразота - адмиралы, штатские чиновники, Торговые Дома. Сейчас появился шанс хорошо прижать эту публику, но хватит ли у Владимира воли?
  
  Правда, царица-мать сидит под домашним арестом, а два её брата с семьями томятся в тюрьме. Хороший знак, знаете ли! Обнадёживающий.
  
  - Простите, государь, - взволнованный шепот Шумилина прозвучал громче иного крика. - Я правильно понял, что сейчас у Края Света дежурят два медейских монстра, внешне похожие на 'флореали', а на самом деле - линейные крейсера... или даже линкоры56?!..
  
  - Вы не ошиблись, Павел Алексеевич, - царь неохотно подтвердил вывод боярина, - и флот Руси ничего с ними поделать не может. Даже 'Эдинбург', фрегат Королевского Флота Авалона - тот, что пришёл с визитом вежливости, - в случае нужды без особого труда нейтрализует мой флот. Наши системы обороны Края Света даже не смогли взять медейцев на сопровождение. Если стрелять, то наводить ракеты придётся вручную... хм.
  
  - Вообще-то беспомощность нашего флота считается секретом, - каперанг быстро переглянулся с царём, и тот неуверенно кивнул. - Адмиралтейство всячески сдерживает распространение данной информации. Ещё одна волна паники планете абсолютно не нужна.
  
  - Если позволите, Ваше Величество! - этой новости Шумилин, к удивлению царя и офицера, даже обрадовался. - Отличный момент, чтобы организовать утечку в СМИ. Самое время показать, государь, что вам вывернули руки, и выполнить просьбу Окинори!
  
  - Вы в своём уме? - побагровел царь.
  
  - Не гневайтесь, Ваше Величество, выслушайте! Сейчас ваше правительство в цугцванге57...
  
  - Это ещё почему?
  
  - ...А как вы собираетесь избавляться от мятежников? По закону, всех заговорщиков следует повесить. Или расстрелять, если они - дворяне.
  
  - Невозможно! - отрезал царь.
  
  В ответ на казни на планете - да что там Край Света, по всей Руси! - поднимется такая буря возмущения, что и подумать-то страшно. Нет, только не это!
  
  - Да-да! - мягко 'надавил' Шумилин, - казнить не дадут, и помиловать нельзя. Царь должен оставаться добрым и всегда защищать всех подданных. Даже предателей. Даже таких мерзавцев, как заговорщики. Выдать их чужакам нельзя. Своих, даже самых гнилых, Русь не выдаёт... особенно вместе с имуществом.
  
  Шумилин замолк, а Виктор Кан сразу встрепенулся, поднял взгляд. Понятно, куда клонит боярин. Выдать можно только чужаков, а компенсацию царь выплатит сам.
  
  - Продолжайте, Павел Алексеевич, я слушаю! - лицо Владимира IX просветлело, глаза вновь заблестели.
  
  - ...Бунтовщики при поддержке Торговых Домов не только организовали мятеж, они как подлые пираты напали на нашего соседа. Почти союзника! Нужны ли народу девяти планет столь буйные граждане?!
  
  - Нет... - неслышно прошептал царь. - Конечно, нет!
  
  Кан восхищённо посмотрел на Шумилина и по-простецки показал тому большой палец.
  
  - У бандитов и пиратов следует конфисковать недвижимость в пользу государства, арестовать и затем изъять все их средства. Провести это судебным решением - пока действует военное положение, суды подчинены Вашему Величеству. Лишать гражданства в вашей власти, государь, и это надо сделать в отношение всех тех, кто...
  
  - Выпустить и обнародовать указ - дело одного дня, - эхом отозвался Владимир IX. - Выходит, что Великому князю Медео я передам не граждан Новой Руси, не своих подданных, а убийц и пиратов. Годится, Павел Алексеевич!
  
  Чужими руками избавиться от кучи врагов, поставить на место распоясавшихся бояр, Торговые Дома, пополнить казну - неплохое завершение мятежа. Для него.
  
  - ...Именно так, государь! Конкретные величины компенсации, как и процедуру выдачи преступников, можно обговорить со специальным посланником Медео госпожой Изуми. Если параллельно провести переговоры о более тесном сотрудничестве и взаимопомощи, Новая Русь окажется в выигрышной ситуации.
  
  Осталась одна проблема - восстановление торговли. Вряд ли Новая Ганза согласится с поражением. Воевать она более не может, но и поставлять товары не будет.
  
  А без торговли никак!
  
  - Разрешите, Ваше Величество? - осторожно поинтересовался Кан.
  
  Каперанг как бы ни лучше всех присутствующих знал Окинори и догадывался о его реальных возможностях. Он ни секунды не сомневался, что владыка Медео не простит ганзейцам нападения и тяжёлого ранения супруги.
  
  - У вас есть что добавить, Виктор Сергеевич?
  
  - Так точно. Полагаю, что великий князь ответит на коварное нападение всей своей мощью, так что дни Новой Ганзы сочтены. Рекомендую поддержать все будущие действия против зарвавшегося купеческого товарищества.
  
  - А торговля? Русь импортирует множество товаров, да и наши экспортные поставки никак нельзя отменить...
  
  Нихон, Чосен, Хань поглотят любой объём продовольствия - только давай. С той же великой охотой они скупят все ресурсы и продукцию с низкой добавленной стоимостью вроде тканей и слитков металлов.
  
  Взамен Русь получает бытовую технику и иную высокотехнологичную продукцию. Много. Дёшево.
  
  - Есть Дома, что в мятеже участия не принимали. И никто не помешает Вашему Величеству организовать новые взамен выбывших. Почему прибыль от межзвёздной торговли должна целиком идти в карманы купцов?!..
  
  'Не должна! - внутренне царь уже согласился с советниками, и на его душе сразу стало тепло. - Финансовые потоки нужно перенаправить, чтобы они приносили больше пользы Русскому царству. И мне'.
  
  - ...Думаю, вновь организованные торговые дома, отнесутся к своей миссии серьёзнее предшественников! - отметил Кан, уловив одобрительный взгляд Шумилина.
  
  
  
  
  

ИНТЕРЛЮДИЯ ШЕСТАЯ


  
  
  

1


  
  
  - Совет Адмиралов не одобрит удар по Медео, почтенный, - сейчас Ге Сювон, специальный представитель Консулата, стал очень похож на ядовитую змею, до предела разъярённую, но по-прежнему хладнокровную и не лишившуюся осторожности. - Ни сейчас, ни в обозримом будущем, адмирал-капитан. Нужно смириться!
  
  - Ни за что!.. - зашипел Цы Монхи, но сразу осёкся под снисходительной улыбкой гостя. - ...Но почему, досточтимый? Иначе нельзя. Затронута моя честь!!
  
  - Честь пирата называется деньги! - улыбка Ге Сювона превратилась в волчий оскал, и Цы Монхи не удалось скрыть свой страх. Консулат безжалостно карает неслухов, отступников и предателей.
  
  Истории мести и подробности жутких казней всегда ходили среди Славных Ребят. Монхи ранее не предавал им значения. Сейчас, глядя в лицо досточтимого господина Ге, он осознал, что любые слухи могут оказаться правдой.
  
  Самому Ге Сювону переживания адмирал-капитана были безразличны. Перед глазами спецпредставителя всё ещё мелькали сцены уничтожения эскадры Новой Ганзы.
  
  Сорок семь каракк - универсальных десантных крейсеров. Их мощь впечатлила бы даже централов.
  
  Шестьдесят пять вооружённых до зубов каравелл. Эти тяжёлые фрегаты способны продавить и серьёзную планетарную оборону - о такой, как на Медео, и речи нет.
  
  Двадцать шесть новейших коггов. Их превратили в лёгкие корветы. Получились превосходные разведчики и корабли флангового прикрытия.
  
  Тысяча сто двенадцать штурмовых ботов. Их главная задача на первом этапе операции - выявить замаскированные корабли противника и поставить их под огонь всей эскадры.
  
  За всю свою жизнь Ге Сювон повидал многое. Очень многое. За ним безуспешно охотились эскадры централов, ему приходилось вступать в безнадёжный бой с флотами Хань и Нихон - и выходить победителем даже при соотношении сил один к пяти. Однако столь грозной армады он отродясь не встречал. Её вид подавлял. О каком-либо сопротивлении даже думать не хотелось...
  
  - Почему? - хрипло засмеялся достопочтимый Ге, и его смех был подобен вороньему граю. - Смотри, почтенный, и потом не говори, что не видел. Этот ролик за огромные деньги получен напрямую из Кремля. За него жизнями заплатили наши лучшие агенты.
  
  ...Операция Новой Ганзы началась именно так, как планировали адмиралы армады. Основная часть огромного флота вышла без потерь и практически одновременно в стандартной зоне всплытия. Капитаны прослушали стандартное предупреждение - мол, звёздная система Медео закрыта для посещения, незваным гостям следует немедленно её покинуть! - посмеялись и начали сбрасывать боты. Им предстояло обнаружить буи-ретрансляторы и проверить, нет ли каких сюрпризов - мин, скрытых огневых точек, замаскированных кораблей. От этого Окинори можно ожидать чего угодно. Любой подлости.
  
  Спустя час-другой, когда внимание защитников Медео должно было полностью собраться на армаде Новой Ганзы, между астероидными поясами, всего в трёх световых минутах от цели, всплыла вторая, самая важная часть флота. Для такого прыжка потребовались свежайшие данные о конфигурации астероидного пояса и точнейший расчёт. Над ним несколько суток трудилась солидная команда навигаторов. И всё равно потерь избежать не удалось, пять коггов получили значительные повреждения из-за столкновений с каменными глыбами. В остальном ганзейцам феноменально повезло. Они застали врасплох патрульный 'остер' Окинори, успешно его обстреляли и даже нанесли некоторые повреждения.
  
  А после этого успеха всё сразу разладилось. Странная волна искажений, захлестнувшая основную часть армады, превратила большинство лёгких кораблей в груды живописных обломков.
  
  Жутко видеть, как бронированный бот сминается в бесформенную массу, будто пивная банка в руке алкоголика, а огромная каравелла или каракка разваливается на куски, теряя механизмы и выбрасывая людей в пустоту космоса.
  
  Пространство вокруг кораблей взбесилось. Нечто жуткое и непостижимое безжалостно истребляло человеческие скорлупки под безумную джигу далёких бесчувственных звёзд. Происходило немыслимое.
  
  Страх пробрал Цы Монхи до самых костей.
  
  Такого оружия не бывает! Его быть не может!! Мгновенная гибель сотен штурмовых ботов и десятков кораблей ужасала, ввергала в панику.
  
  Воевать с этим?!! Ни за что!
  
  Смилуйся, добросердечная Гуаньинь!
  
  Пощади, милосердная Сиванму!!
  
  Вслед за волной пространственных искажений накатились волны ракет. Одна, другая, третья. Помешать приближающейся смерти никто не пытался. Люди пребывали в шоке, а искины были дезориентированы пространственным штормом.
  
  Жизнь одних кораблей завершалась ярчайшей вспышкой света, других - без всяких эффектов. Просто с тактического экрана исчезал значок, обозначающий боевую единицу - и всё. Армада кораблей таяла как лёд на раскалённой плите. Силе, обрушившейся на ганзейцев, было всё равно, что уничтожать - когг, каравеллу, каракку.
  
  О своей капитуляции успели объявить шесть коггов, одиннадцать каракк и девять каравелл. Остальные погибли.
  
  Из ста тридцати восьми кораблей уцелели двадцать шесть. Все штурмовые боты, находившиеся в открытом космосе, были уничтожены.
  
  Военный поход армады Новой Ганзы завершился. Неизвестно ещё, уцелеет ли сам торговый альянс...
  
  Просмотр окончился, но липкий ужас ещё долго не отпускал Цы Монхи. Он пытался молиться, но не мог сконцентрироваться на образах богинь-покровительниц. Вместо них всплывало бесстрастное лицо Окинори. Он же не знал, что владелец Медео распоряжается воистину божественными силами. Теми, что гасят и зажигают звёзды. Теми, что способны рвать саму ткань пространства!! Перед ними следует низко склониться и с благодарностью принять всё, что им угодно ниспослать простым смертным.
  
  
  

2


  
  
  Цы Монхи опустился на колени и низко поклонился мудрому Ге Сювону. Посланник Консулата только что спас его жизнь. Нет, не жизнь - судьбу! Именно боги решают, каким станет посмертие человека и его следующее рождение. Конфликт с одним из божеств - или с одним из тех, кто достиг этой ступени - никакому человеку не нужен.
  
  - Благодарю, досточтимый! - как всегда в таких случаях, голос Цы Монхи зазвенел, как удар колокола. - Долг к тому, кто предостерёг меня и не дал совершить непоправимое, безмерен. Я обязуюсь стойко следовать мудрым советам достопочтимого.
  
  Глаза посланника торжествующе свернули: ему только что принёс вассальную присягу один из самых влиятельных адмиралов. Ещё шаг-другой, и он без всякого труда займёт место консула. А после, если позволит взыскательная Гуаньинь, он станет ваном собственной звёздной системы. И не такой убогой, как Медео, а с развитой планетой и многочисленным населением.
  
  - Встань, мой друг, - Сювон наклонился и похлопал по плечу Цы Монхи, принимая службу. - Вместе мы достигнем вершин власти. Главное в жизни воина - правильно выбрать сюзерена. Ты не ошибся, когда решил смирить свою гордыню, почтенный, и в своём выборе разочарован не будешь, обещаю.
  
  Цы Монхи встал и снова поклонился посланнику Консулата. Сейчас его мысли занимала единственная проблема: куда направить флот, собранный для атаки Медео? Сейчас, в свете информации о разгроме ганзейской армады, все планы вторжения туда, где обитает чудовище, выглядели абсолютным безумием. Но Славные Ребята, оторванные от повседневных дел ради намеченного набега, желают славы и, главное, денег. Им нужно указать цель.
  
  Нельзя просто распустить флот, это больно ударит сначала по авторитету, а затем и по кошельку Цы Монхи. Эхом неудача вассала ударит и по сюзерену, господину Ге. Если бы Монхи знал об истинной мощи хозяина Медео, он ни за что не стал планировать эту экспедицию!
  
  Впрочем, перед самим собой адмирал-капитан мог быть честен - Окинори дал ему намёк, фактически позволив сбежать. С его возможностями несложно уничтожить яхту с вражеским военачальником.
  
  Цы Монхи ошибся. Обида застилала его глаза. Спасибо досточтимому, что удержал на краю пропасти.
  
  Но что же теперь делать?!
  
  Мобилизацию сил и средств Цы Монхи затеял ради захвата Медео, и каждые сутки простоя собранного им флота только увеличивали убытки.
  
  Весьма разорительно поддерживать постоянную боевую готовность сотни кораблей, да и об экипажах, настроенных на войну, надо позаботиться - отдых, развлечения, денежное довольствие без задержек. Любое нарушение обязательств перед капитанами, опять-таки, ударит по влиянию и мошне. Кто ж захочет иметь дело с обманщиком, не исполняющим обещанное?!
  
  Куда ни глянь - всюду разорение. Цы снова опустился на колени перед сюзереном, низко поклонился и протянул тому ладони, сложенные лодочкой.
  
  - Умоляю о наставлении, досточтимый!
  
  Ге Сювон снисходительно улыбнулся. Он наслаждался новой формой отношений с адмирал-капитаном, ещё недавно высокомерным и упрямым. Просит совета? Хорошо, ему несложно указать иную цель для Славных Ребят. И это не Медео, упаси нас Сиванму!
  
  - Ганзейские варвары лишились большей и лучшей части своего флота, мой друг. Их имущество, их богатства сейчас уязвимы для налёта, их караваны практически беззащитны. Демон Окинори наверняка будет мстить участникам нападения на Медео. Так почему бы не помочь тому, чья божественная сила способна уничтожить врагов и без нашей помощи? Следует поделиться добычей с демоном, отловить и выдать ему организаторов подлой атаки в качестве извинений и предложения о дружбе...
  
  Новая Ганза очень богата. Владения тысячи с лишним Торговых Домов разбросаны чуть ли не на сотне планет. Многочисленные фактории работают в Землях Изгоев и даже на Периферии. Они нагло выкачивают самые ценные ресурсы из колоний, ничуть не заботясь о растущей бедности. Ганзейцы всюду действуют с позиции силы.
  
  Их опасается даже могучая Хань. Что уж говорить о Нихон, Чосен и тех, кто слабее! Новую Ганзу ненавидят, считают спрутом, безжалостно удушающим Земли Изгоев.
  
  Сейчас, пока этот паразит ослаблен, самое время нанести удар. Сами боги велят Славным Ребятам пощипать израненное чудовище и, если повезёт, его добить. Всякие там короли и князья, президенты и председатели охотно поддержат инициативу Славных Ребят. Потом, когда станет безопасно. Постоянно растущее влияние Ганзы угрожает власти многочисленных царьков. От резких мер в отношении Торговых Домов их удерживала только её военная сила. Теперь от этой силы остался пшик, и собранные богатства Ганзы ждут тех, кто придёт за ними.
  
  Но самые-самые сливки снимут эскадры Цы Монхи.
  
  Если адмирал-капитан не будет мешкать.
  
  - Благодарю за наставление, досточтимый!
  
  Цы Монхи ещё раз низко поклонился сюзерену - ничего, спина не сломается! - и поспешил прочь. Столь изощрённая хитрость и тонкое коварство всегда вызывают уважение, но от такого человека лучше держаться подальше. Служить ему лучше издали.
  
  Ге Сювон не обратил внимания на поспешный уход своего случайного вассала. Его мысли занимала оценка нового положения дел в Консулате. Те великие адмиралы, что поставили на Новую Ганзу и жировали за счёт рэкета, теперь окажутся в пролёте. Их с удовольствием подвинут конкуренты, занимающиеся пиратством и контрабандой. Хаос быстро затопит Земли Изгоев, и вернётся время настоящих пиратов. Куда до них 'плюшевым' бандюганам!
  
  Да, ему не простят самодеятельности, попытаются наехать. Ге Сювон будет терпелив. Он смирится. Он подождёт. Наверняка недовольные решением Ге Сювона пожелают пощипать Демона Медео.
  
  И вот тогда Ге Сювон предъявит свои аргументы.
  
  Сила и восстановленный авторитет Цы Монхи не будут главными козырями в беседе с Консулатом, но станут дополнительными гирьками на чаше весов.
  
  Скоро, очень скоро Ге Сювон получит звание великого адмирала и место в первом ряду Консулата...
  
  
  
  
  

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


  
  
  

1


  
  
  Милия и Аманда помогли Тарашу выбраться из медицинской капсулы. Самостоятельно выйти он не смог и, механически переставляя ноги, опирался на жён. Сил не было совсем. Хуже того, Тараш не сумел создать ментальную проекцию. Окружающую технику он более не слышал. Пространство вокруг стало недоступно его тонкому восприятию, и при попытке его прочувствовать он едва не лишился сознания снова. Резко накатила тьма, и только заботливые женщины не позволили автарху упасть.
  
  Вот их Тараш чувствовал. Будто два тёплых солнышка согревали его с боков и несли надежду на выздоровление. Два? Почему два, а не три?!
  
  Где Диана?!! Почему он не ощущает её присутствия?
  
  - Ди?.. - спросил Тараш, когда остановился передохнуть. - Де Ди?!..
  
  Слова упорно не желали превращаться в звуки, застревали в пересохшем горле и превращались в грубое карканье. Неудивительно: одеревенело всё тело, но Тараша ужасало другое - он более не ощущал третьего солнышка.
  
  Аманда потерянно отвернулась, будто не слышала вопроса. Милия тоже предпочла промолчать, но от неё мимолётно пыхнуло сожалением и застарелой болью.
  
  'Что случилось? - хотелось закричать Тарашу. - Где Диана? Как я оказался в капсуле?!'
  
  Спутницы молчали, едва не плакали. Что... что?!!
  
  Воспоминания накатили лавиной.
  
  Битва с армадой Новой Ганзы началась с внезапной атаки из астероидного пояса. Там патрулировала 'Фелла', она практически лежала в дрейфе. Пространство вокруг было пусто, безжизненно. Сканеры и детекторы молчали, а ганзейские корабли уже всплыли в обычной зоне перехода в нескольких световых часах от позиции 'Феллы'. Сражение пройдёт так далеко, что Диана вмешаться в него никак не сможет. В эмоциях женщины царило разочарование: для неё драки не будет. Максимум, что доступно её экипажу, - наблюдать за разгромом врага по даль-связи. Фрегат-капитан отключила материальные щиты и маскировку, чтобы сохранить ресурс ценного оборудования. Экипаж приготовился смаковать разворачивающийся спектакль. В итоге корабль оказался не готов к дальнейшим событиям.
  
  Когда сформировались окна перехода, Ди первым делом активировала щиты, запустила систему адаптивного камуфляжа и объявила полную боевую готовность. На всё это требовалось не больше четверти минуты, но враг их не дал. Огромные корабли - две каракки и две каравеллы - вышли из гипера в полной готовности к стрельбе, да ещё практически вплотную к 'Фелле'. Случайность?
  
  Жизнь наполнена подобными случайностями, и потому смерть частенько приходит внезапно. Не ждали?! Зря. Всего несколько секунд, и она здесь.
  
  Экипаж расслабился - и поплатился за это.
  
  Для отпора не хватило всего ничего. Тридцать шесть противокорабельных ракет прошли дистанцию в двадцать семь тысяч километров за четырнадцать с небольшим секунд. Бластеры активной обороны сработали превосходно и сбили двадцать восемь из них. Из уцелевших восьми две прошли мимо и позднее ликвидировались, но шесть ударили по кораблю, демонстрируя всю разрушительную мощь кинетических боеголовок централов. Четыре ракеты вдребезги разнесли орудийные башни главного калибра, пятая проломила броню и разрушила лётную палубу, зацепив ангары лёгких аппаратов. Шестая незначительно повредила корабельные трюмы, глубоко проникла вглубь корабля и нанесла свой удар по командной рубке.
  
  Кинетические блоки добрались до центральной броневой капсулы, серьёзно растеряв скорость. Их поражающая сила снизилась, и капсула уцелела, но сильнейший удар обрушил на капитанский мостик настоящий дождь из осколков внутренней обшивки. Острые грани металлокерамики порвали всех, кто оказался на пути этого ливня. Вышла из строя даль-связь, частично отказала система опознавания реперов телепорта. Три человека - в их числе и Диана - и один феллиец получили многочисленные переломы костей и серьёзные повреждения внутренних органов.
  
  Для людей такие ранения практически смертельны, они уязвимее феллийцев, но искин 'Феллы' среагировал вовремя и поместил всех пострадавших в медицинские капсулы. Увы, осколками были изранены не только командир корабля, но и старшие офицеры. 'Фелла' потеряла главную линию принятия решений. В бою это верная смерть. По счастью корабельный стажёр, корвет-капитан Вересов, среагировал мгновенно. Он принял командование.
  
  Чёткие команды Михаила фактические спасли повреждённую 'Феллу' и её экипаж от смерти. Теперь контратаки 'Феллы' следовали одна за другой. Ракеты медейцев били невероятно эффективно: дистанция-то короткая! Ответные залпы растерянных ганзейцев или приходились в пустоту, или перехватывались системами обороны. Вересов выжимал из механи-пешио всё возможное, и 'Фелла' под его управлением будто танцевала в космосе, уклоняясь от бластов и разогнанных до субсветовых скоростей кинетических блоков. В критические моменты корабль закрывался пылевым щитом и исчезал для вражеских систем наведения, а минуту спустя сбрасывал его и снова контратаковал. Ганзейская эскадра ничего не могла поделать с вёртким противником.
  
  Эти танцы длились бы ещё очень долго, но на помощь 'Фелле' прибыла 'Рысь'. По боевой мощи бывший 'шакал' сильно уступал флагману флота Медео, зато у него всё было в порядке с даль-связью и с постановкой новых реперов для телепортов.
  
  В этот момент в бой вмешался Тараш. Он ощутил частичку той боли, что испытывала Диана, и впал в ярость. Его воля смяла одну из каравелл так, будто её сделали из фольги, а не из высокопрочного композита. По прочим ганзейцам ударила лавина ракет. Телепорты перебросили их по реперам, выставленным вблизи эскадры противника.
  
  Кинетические блоки метлой вымели штурмовые боты врага, а затем в дело пошли новейшие гравитационные боеголовки. Когда медейцы изувечили одну из каравелл, разом уничтожили несколько коггов и полсотни ботов, их враги дрогнули.
  
  
  

2


  
  
  Сражаться до последнего - особенно вот так, без шансов на выживание, - ганзейцы не желали. Однако битва шла в таком темпе, что успели сдаться лишь две каракки. Обе каравеллы, сопровождающие их когги и штурмовые боты, сброшенные в космос, стали космическим мусором.
  
  Тараш ощутил мрачное удовлетворение от хорошо исполненной работы. Он хотел было переключиться на главную часть ганзейской армады, но тут солнышко Дианы начало тускнеть, болезненно мерцать, затухать...
  
  'Она умирает!!!'
  
  Эта простая мысль взорвала все чувства Тараша. Его сознание затопила мрачная серая пелена. До сего мига хакер не задумывался, сколько места в его жизни занимает Диана. Он не считал своих человеческих жён 'игрушками', неполноценными существами, и воспринимал их всех, как свои продолжения. Считал их такими же бессмертными, как они с Милией. Он не был готов потерять свою Ди.
  
  Не так. Ни сейчас, ни потом.
  
  Ни за что! Ни при каких условиях!!
  
  Разум отключился, остались только чувства, и они оказались совсем не те, что природой - или предтечами - заложены в феллийцев. Столь лютой ненависти и злобы Тараш не ощущал даже к пиратам, напавшим на Феллу.
  
  Более того, этот негатив жил своей собственной жизнью и активно съедал хакера изнутри.
  
  Как мышь, попавшая внутрь головки сыра.
  
  Хрум-хрум, хрум-хрум...
  
  Из последних сил хакер выбросил эту мерзость подальше от себя, далеко за пределы планеты туда, где проходит гиперграница Медео. В его глазах потемнело, и в подступившей мгле весь мир стал казаться каким-то ненастоящим. Как грубо нарисованная картинка.
  
  Будто выцветшие театральные декорации.
  
  Удар пришёлся по ганзейской армаде.
  
  Пространство вздыбилось, взволновалось, побежало волнами. Сильнейший гравитационный шторм обрушился на 'чужие игрушки', разрушил и безжалостно их изуродовал. Искорки жизней, ранее в обилии наполнявшие эти примитивные вместилища, беспомощно гасли. Колоссальные перегрузки калечили и давили мягкие людские тела, рвали скорлупки кораблей.
  
  У их экипажей не было ни шанса уцелеть в невиданном катаклизме.
  
  Враги дохли, как крысы от ядовитого газа. Что ж, они принесли в Медео не шоколадные конфеты, а войну.
  
  'По заслугам. Я вас сюда не звал! - грызущая боль отпустила Тараша, оставив за собой тишину и мрак. - Убирайтесь прочь! Пошли вон!!'
  
  Тысячи жизней в момент смыло с лика Вселенной, а там, где было погасло солнышко Дианы, наоборот, слабо и неуверенно зажёгся тёплый оранжевый огонёк.
  
  Он дрожал, как пламя свечи на ветру.
  
  Это стало последним, что почувствовал Тараш до того, как тьма окончательно захлестнула его... Память ненавязчиво разъяснила Тарашу, почему он оказался в медицинской капсуле, вежливо замолкла и остановила трансляцию тягостных картинок-воспоминаний.
  
  - Диана... - теперь голос хакера зазвучал намного увереннее и ровнее, - как она?
  
  Аманда снова отвернулась, но Тараш успел заметить слёзы, льющиеся по её щекам.
  
  - Стабильно... - Милия приобняла мужа, тактично поддерживая его так, на всякий случай. После капсулы вестибулярный аппарат мог и подвести своего хозяина. - Состояние очень тяжёлое... в какой-то момент мы думали, что Ди... - Милия всхлипнула, - ...ушла!
  
  - Прогноз?.. - у Тараша внезапно закололо сердце. Грудь сжало, будто тисками, и хакер остановился, жадно хватая ртом воздух.
  
  - Ещё чего не хватало! - пискнула Аманда, подхватывая мужа с другой стороны. - Не смей! Дыши!!
  
  Она подогнала левитирующее кресло поближе, помогла Тарашу усесться поудобнее и активировала обручи безопасности. Не дай бог, вывалится!
  
  Милия поспешила застегнуть на запястье Тараша браслет личного искина. Тот быстро проанализировал ситуацию, получил телепортом нужное лекарство и уже мгновение спустя привёл задыхающегося хозяина в чувство.
  
  Пожалуй, сердце - наиболее уязвимый орган в теле феллийцев, тем более у хакеров, активно воздействующих на окружающие электромагнитные поля. Зато его состояние и стабилизировать намного проще, чем, скажем, печени или селезёнки. Сложнее всего лечить повреждения нервной системы вроде тех, что случились у Тараша.
  
  - Каков прогноз медиков? - освоившись в кресле, хакер почувствовал себя намного лучше. А может, помогло лекарство. - Что сообщает искин?
  
  - Алхимики пока не определились, - аккуратно ответила Милия. - Они солидарны в том, что на Фелле Диану вылечили бы обязательно. Квалификация наших медиков недостаточна. Они готовы поддерживать текущее состояние сколь угодно долго, а вот улучшения не обещают. Искин молчит, никакого прогноза не даёт.
  
  - Поначалу он был неблагоприятным, - утирая слёзы, добавила Аманда. - Все варианты отличались лишь сроком, за который наступит смерть. Сейчас перспективы неопределённые, прямой угрозы для жизни Дианы нет.
  
  Тараш облегчённо прикрыл глаза. Ди будет жить! Хакер попытался ощутить ближайшие искины так, как делал это тысячи раз за минувшие почти четыре десятка лет.
  
  Неудача! Пелена вокруг, больше ничего.
  
  Похоже, на восстановление прежних способностей потребуется время. Много времени. Полгода, год, пять лет или десять, Тараш не знал, но был уверен, что вернёт свой талант. Оптимизма добавляло то, что он отлично чувствовал и личный искин, и разум кресла, в котором сидел. А вот медицинская капсула, находящаяся в семи шагах, не чувствовалась вообще никак.
  
  Значит, его талант откатился в детство. Шаг или два - на большей дистанции он беспомощен. Пусть, любые раны заживают не сразу, а Тараш, похоже, едва не спалил свои нервы. Поток данных из Игры... есть, поступает! Это понятно, для присоединения к информационному потоку предтеч достаточно любого искина. Через него можно дотянуться до следующего, более мощного, и ещё дальше.
  
  Всё не так уж плохо. Диана и его близкие живы, сам Тараш перенапрягся, но не 'сгорел'.
  
  
  

3


  
  
  - Наши потери?..
  
  Вопрос выскочил раньше, чем Тараш его обдумал. Наверное, поэтому он прозвучал формально, отстранённо, хотя внутри у хакера всё ещё бушевали не самые простые чувства. Состояние Тараша - его собственная вина. Вспылил так, что попал в медкапсулу. С его талантом следует быть сдержанней, иначе проблем не избежать.
  
  - Четыре сайко, девять человек, один маг, кир! - за уставной формулой Аманда скрыла упрёк. - Сайко повреждены не сильно. Из людей один погиб, Диана в тяжёлом состоянии, остальные быстро поправляются.
  
  - Что же касается мага, - Милия переглянулась с Амандой и перехватила инициативу, - то этот идиот, самонадеянный кретин, изрядно подвёл экспедицию и своей дуростью едва не убил все надежды Феллы! Ради какой Бездны ты полез в драку?! Флот справился бы сам. Не за минуту-другую, а за полчаса или чуть больше, но зато...
  
  - Не надо, - Аманда положила руку на плечо Милии, - не ругай мужа, он всё отлично понял.
  
  -Он понял!.. - всхлипнула старшая жена, и Тараш внезапно почувствовал, что непрошибаемая Милия с трудом сдерживается, чтобы не впасть в истерику. - Он понял!! Ты уверена, Ами?!!
  
  - Всё-всё-всё! - хакер виновато поднял вверх руки. - Был неправ, осознал, больше не буду. Наверное. - Тараш подмигнул своим женщинам и широко развёл руки. - Ну, идите ко мне. Дайте вас обнять, мои родные!
  
  - Дурак! - всхлипнула Милия, обнимая мужа. - Балбес! Мальчишка!! Я... не знаю...
  
  Тараш не слушал, что там бормочет Ми, всё равно в её словах не было ни малейшего смысла. Только эмоции, и хакер чувствовал их очень ярко. Не жалкие огрызки-хвостики, как раньше, а полностью, ярко и выпукло. Видимо, так воспринимают мир эмпаты. Сейчас Тараш буквально осязал безоблачное счастье Милии и грустную, подёрнутую дымкой переживаний за Диану, радость Аманды.
  
  Та присела рядом, положив голову мужу на колени. Тараш гладил Ами по пушистым волосам и с болью ощущал, как она беззвучно плачет.
  
  Ми встала справа и продолжала ругаться, в то же время млея от руки Тараша на её талии. Она не сильно переживала по поводу ранения Дианы, разве что испытывала досаду из-за срыва каких-то своих планов.
  
  К Аманде ревновала, но не слишком, скорее по привычке, чем всерьёз. Однако в отношении мужа у неё был закручен такой клубок чувств, что сразу во всём и не разобраться. Горечь, обида. Да, сильная обида... ещё страсть, восхищение?.. Надежда? Злость?!.. Любовь?
  
  Тараш даже помотал головой, пытаясь прогнать наваждение, но понимание, что Ми действительно его любит, никуда не пропало, и это удивляло хакера больше всего остального. Странно. Ему всегда казалось, что для Милии он всего лишь ценный приз, за которым она долго гонялась, получила, - к её сожалению, не в единоличную собственность! - а теперь держит на одной из полочек своей до предела рациональной души и иногда снимает оттуда, чтобы похвастаться перед знакомыми.
  
  Тараш ранее полагал, что муж для Милии - просто дополнительная возможность занять более высокое положение в феллийском социуме. Мама всегда была для неё примером. Тёща-то так и живёт - а, как говорят на Руси, яблоко от яблоньки недалеко падает!
  
  Тараш зажмурил глаза и усиленно замотал головой.
  
  Ну её, эту эмпатию! Зачем ему знать, что цвет стен в медцентре вызывает у Милии отвращение и мешает сосредоточиться, что милитаристский стиль одежды мужа и сестры по браку раздражает, что... кошмар! Ничуть не меньший клубок всевозможных эмоций опутывает и Аманду. О Соле, как с этим жить?
  
  Как со всем этим живёт бедняжка Ми?!
  
  В ответ на сочувствие от Милии пыхнуло таким изумлением, что хакер поспешил сосредоточиться на медкапсуле. Даже на миг почудилось, что его способности вернулись, и он действительно дотянулся до установки своим талантом! Увы, показалось.
  
  - Предлагаю перейти в кабинет, - прошептал Тараш на ушко Аманде так, чтобы услышала и Милия, - и вы расскажете, что случилось, пока я валялся в отключке...
  
  - Подробно описать весь десяток дней сразу?! - насмешливо подняла бровь Милия. - Или можно ограничиться самым важным?
  
  Жена завидует Аманде, но терпит и не спешит присоединяться к ласкам, даже столь невинным. Стоит рядом. Величаво терпит руку, удобно устроившуюся на её талии. Спина прямая, плечи развёрнуты, в глазах сверкают молнии... королева!
  
  - Сколько?!.. - ошалело переспросил Тараш.
  
  До хакера внезапно дошло, что в медкапсуле он пробыл не день-другой, а больше. Много больше.
  
  - Тебя не было с нами одиннадцать суток, дорогой, - сухо уточнила Аманда и шёпотом добавила, - мерзавец.
  
  Милия кивнула, выражая своё полное согласие.
  
  - Хватит. - Тараш убрал руку с талии одной жены и нежно, но уверенно, отстранил другую. - Признаю, виноват. В следующий раз... - от Милии и Аманды пыхнуло возмущением, - ...буду сдержаннее, внимательнее. Согласен, что идиот, дурак, мерзавец, балбес. Могу ещё парочку эпитетов подсказать... ну что, мир?!
  
  Ми, наконец-то, улыбнулась, Ами замотала головой, и Тараш решил считать эти знаки за согласие. Ругаться всерьёз жёны не собирались, а хакеру вообще было не до выяснения отношений. Что сглупил, не сдержался, он знал и так, да и дела сами собой не делаются.
  
  Некоторые итоги можно подвести и сейчас. Его девочки не только горевали, но и трудились, как пчёлки. Медцентр новый, да и здание ему незнакомо - значит, тотальная 'вакцинация' Зои завершена и Тихий Приют вовсю строится. О! После долгой жизни на борту корабля Тараш сразу распознал, что находится на планете.
  
  Особая тишина, знаете ли. Нет едва слышного гудения механических приборов системы ориентации. Отсутствует дрожь от работы механи-пешио и корабельных установок управляемой гравитации. Нет смысла перечислять знаки, говорящие всякому пустотнику, что его звёздный домик живёт нормально.
  
  Коридор, лифт - и мобильное кресло вносит Тараша в просторное помещение с панорамными окнами.
  
  
  

4


  
  
  Окнами?
  
  Тараш подобрался поближе. Ха! Конечно же, это - 3D-мониторы. Сейчас они демонстрируют центральную улицу Тихого Приюта. Именно то, что всякий увидел из обычного окна... если бы оно было.
  
  А их нет. Строители усвоили урок Феллы, теперь наверняка любой дом - настоящая крепость, которую и орбитальным ударом не прошибёшь.
  
  'Если строительные материалы не подведут', - мысленно засомневался хакер.
  
  'Новое поколение металл-силикатов, армированное углеродными нитями, - поспешил рассеять его сомнения персональный искин, - прочность материала выше на сорок два процента по сравнению с предыдущими версиями'.
  
  Тараш застыл у ложного окна, рассматривая свою столицу. Ми и Аманда тихо встали по бокам, слегка опершись на его плечи. Так они чувствовали себя увереннее. Они обе отчаянно боялись, что Тарашу не понравится итог их трудов.
  
  Зря волновались. Муж архитектурный ансамбль оценил на отлично. Всё скромно и одновременно уютно. Центральная площадь города имеет поперечник метров в сто сорок. Она охвачена шестью четырёхэтажными коробками длиной метров шестьдесят и шириной метров тридцать или сорок. Видно, как понятно, только пять из них, но они выглядят одинаково. Четвёртый этаж у всех существенно меньше, его стены окружены колоннадой, что поддерживает пологую двухскатную крышу. Её венчают четырёхугольные пирамиды, в которых наверняка спрятаны эмиттеры щитов. Две прямые пешеходные улицы убегают вправо и влево - похоже, что на восток и на запад.
  
  Ещё четыре, по-видимому, совсем короткие. Они начинаются между зданиями напротив и ведут к широкой одноэтажной плоской платформе...
  
  'Стоянка флаеров, - охотно подсказал искин, - на триста стандартных машин. Может принимать глайдеры, штурмовые боты и даже челноки тяжёлого класса'.
  
  Серьёзная стоянка! Кажется, как раз сейчас на площадке расположились десятка два флаеров, пара ботов и челнок. Справа вдали угадываются здания в том же стиле, но длиннее, на этаж пониже и с немного иным дизайном.
  
  'Жилые дома. На двести семей каждый'.
  
  Ещё дальше за ними сверкает морская гладь. Она жадно цепляет лучи заходящей звезды и рассыпает их бесчисленными серебряными дорожками. Вершины невысоких гор, закрывающих северный горизонт, омыты золотым светом, а у подножий царит густая тень. Она заползает в Тихий Приют, заставляя зажигать фонарики вдоль улиц и свет в зданиях. Что же светится, окна?
  
  Всё-таки окна?! Зачем, это же лишняя уязвимость?!
  
  - Миленько! - выдавил из себя Тараш. Продолжительное молчание обидело бы Ами и Ми. Те напряжённо ожидали реакции мужа. - Уютно и очень симпатично. Но зачем домам окна?
  
  - Их нет! - скромно улыбнулась Милия, торжествуя в душе: не каждый день получится ввести сильнейшего хакера в заблуждение. - Это имитация. Фонарики вроде тех, что освещают улицы. Так людям спокойнее, да и город с ними выглядит нарядно и красиво. А когда поднимутся деревья, получится весьма впечатляющий ансамбль!
  
  Только сейчас Тараш обратил внимание, что все горизонтальные поверхности в городе покрыты чем-то похожим на камень. Обочины и отдельные места по центру дорог и дорожек не замощены. Там открытая почва, и из неё торчат редкие хвосты растений. Одно плохо: от старого Тихого Приюта ничего не осталось. Жаль.
  
  - Старые туземные постройки были ветхими и грубыми, - Милия моментально уловила и правильно расшифровала сожаления мужа, - при строительстве сохранились фасады губернаторского дворца и некоторых жилых домов. Они встроены в новые здания, так что памятные элементы остались и теперь сохранятся надолго.
  
  - А что к востоку от центральной площади? - Тараш без особого успеха всматривался в сумрак. - Вижу отсвет заката на каких-то стенах, но не могу разобрать, что там такое? Дом этажей так в восемь, как мне кажется, нет?
  
  - Семь, Раш, если говорить о тех, что находятся над поверхностью. - Милия смутилась. Она чувствовала себя слегка виноватой. Уступила стенаниям Аманды: мол, эти коробки ломают весь городской уют, и не стала возводить небоскрёбы. А ведь была такая задумка! - Там автоматические вертикальные поля, на нижних этажах выращиваются грибы и работают биореакторы, производящие мясо и молоко...
  
  'На двух нижних ярусах находится система глубокой переработки бытовых отходов и платформы, на которых формируется плодородная почва, - незамедлительно уточнил персональный искин. - Биореакторы и грибные фермы в настоящее время не активны. До первого урожая зерна и овощей остаётся суток: восемьдесят три'.
  
  - Сколько?! - от неожиданности Раш переспросил вслух. В агротехнике он не был силён, и до сего момента считал, что за год снимают один урожай. Или два.
  
  'Восемьдесят три', - моментально повторил искин.
  
  - ...Семь, Раш. Подземных - одиннадцать, - уточнила Милия. - Засажены только верхние ярусы ферм, прочие пока испытывают недостаток ресурсов. К этому времени построено семнадцать вертикальных ферм, восемь из них - вблизи Тихого Приюта вдоль русла реки Тихой. Вода в ней чистая, и это единственное, в чём нуждаются фермы...
  
  - С голоду не умрём, - попытался пошутить Тараш.
  
  - И соседей накормим! - поддержала Аманда, вызвав неудовольствие Милии. Но 'главная' жена, если её вовремя не прервать, может часами рассказывать о своих успехах.
  
  Они, без сомнения, внушительны. За три месяца без малого построены сотни домов, десятки различных фабрик по производству оборудования, бытовой техники, роботов и сайко. Серьёзно модернизирован космодром, возведены ангары, склады, всякие хранилища.
  
  Всего и не перечислить, да и зачем?
  
  Достаточно запросить у искина общую сводку.
  
  Аманда не собиралась оспаривать успехи сестры по мужу. Однако и ей хотелось похвастаться Тарашу - и поведать о своих достижениях, конечно.
  
  А Милия всё говорит, говорит... умолкла, наконец!
  
  Обиделась? Ха! Пусть не тянет одеяло на себя.
  
  - Что с 'Феллой'? - на планете порядок, слава Соле!
  
  
  

5


  
  
  - Поставлена на ремонт и модернизацию.
  
  - У нас уже есть доки? - искренне удивился Тараш.
  
  До вторжения ганзейской армады ремонт лёгких кораблей проводился на поверхности планеты, но работы ограничивались коггами и авизо. 'Остеры' и сходные с ними 'химеры' на планетах становятся тяжелы и громоздки. О более крупных каравеллах и каракках и говорить не стоит. Они ещё больше, ещё тяжелее.
  
  - Да, Раш. Не доки - верфи. Три - из тех, что доставлены с Феллы, - развёрнуты на Леде...
  
  'Ближайший спутник Зои', - напомнил искин.
  
  - ...Пока они будут ремонтировать и модернизировать крупные корабли, - продолжила Аманда. - Для строительства с нуля у нас не хватает ресурсов и специалистов. С 'Феллой' работает верфь 'Леда I', и модернизация до стандарта 'химера III' завершится в ближайшие двое суток.
  
  - Мне этот класс не знаком, - насупился Тараш.
  
  - Не обижайся! - мурлыкнула Милия и чмокнула мужа в щёку. - Ты восстанавливался, решений принимать не мог, а мощности не должны простаивать. Проект третьей 'химеры' утвердила я, и Ами согласилась. Наши инженеры работали почти год, чтобы исправить все недостатки первой и второй версии. Проект перспективный, и на чём-то же нужно проверить новые решения, провести эксперименты, полноценные боевые испытания?
  
  - Повреждения 'Феллы' очень серьёзны, - Аманда не желала уступать подруге-сопернице внимание мужа, и сразу вернула себе инициативу, - было проще запустить новый проект и не возвращать кораблю прежний вид.
  
  - ...Изменения, вносимые проектом, столь велики? - недовольно забурчал Тараш. - Не следовало сильно искажать формы стандартного 'остера'!
  
  - Обводы сохранены, - Аманда вытянула руку, и её персональный искин развернул на этом месте в воздухе 3D модель третьей 'химеры', - разве что дюзы выглядят иначе.
  
  Тараш придирчиво изучал знакомые формы. С виду всё по-прежнему. Те же орудийные башни, те же эмиттеры щитов. Только ложных портов пусковых установок ракет не двенадцать, как было, а восемнадцать, и расположены они не в один ряд, а в два, в верхнем - шесть, в нижнем - три. Дюзы прямоугольной формы, узкие, на этой модели они светятся не тёплым оранжевым, а тусклым голубым огнём. В остальном, если не приглядываться, - обычный 'остер'.
  
  - Действительно, - подобрел Тараш, - сразу не понять, что поменялось... кроме увеличения числа ложных портов и изменения дизайна дюз...
  
  - И то, и другое - просто обманки!
  
  Тут глаза Аманды торжествующе заблестели, и она с увлечением принялась рассказывать, что каркас корабля значительно укреплён, обшивка внутри и снаружи выполнена из современных материалов. Реактивные двигатели убраны, оставлен только механи-пешио. Число телепортов ракет увеличено до восемнадцати. Дюзы - это кормовые шахты для запуска и приёма пилотируемых и автоматических аппаратов, зондов, ботов и челноков...
  
  - Стоп-стоп-стоп! - Тараш протестующе замахал руками. - Подробности потом!
  
  'В любой момент, кир!' - отозвался искин.
  
  - ...Я правильно понял, - одновременно хакер продолжил изучать модель корабля: ему не сложно, а жене такое внимание к её труду приятно, - что третьи 'химеры' по мощи залпа становятся полноценными фрегатами?
  
  - Да, Раш, - с удовольствием подтвердила Аманда. - Но их пока нет. 'Фелла' будет первой. Остальные 'химеры' и 'остеры' я не ставила на модернизацию, чтобы не ослаблять защиту Медео. Аналогичные проекты модернизации готовы для двух 'флореалей', трофейных 'шакалов' и обеих 'рысей'. Из трофеев у нас ещё есть пять каравелл и три каракки, но для них проекты улучшений пока не готовы.
  
  Не удивительно, ведь столь крупные корабли сначала нужно тщательно изучить, потом выбрать направление для их специализации.
  
  Каракки, например, можно превратить в корабли строя, а можно сделать из них универсальные десантные транспорты с мощью тяжёлого крейсера и с сотнями штурмовых ботов на борту. Тараш сомневался, что для таких громадин есть подходящие материальные щиты и механи-пешио. Скорее всего, их ещё только предстоит создать.
  
  Ничего сложно, но на всё нужно время.
  
  И ресурсы. Много ресурсов. Их пока нет.
  
  - Помнится, у нас было множество трофейных коггов, чуть ли не полторы сотни... - Тараш жестом руки завершил демонстрацию новой 'химеры', - ...надеюсь, ты не все отправила в утиль?!
  
  Аманда захотела было обидеться, но вовремя заметила, как Милия подмигнула мужу.
  
  Шутит, значит! Ну-ну...
  
  - Было такое... намерение. Милия пищала... требовала ресурсов... да побольше, побольше. Откуда их взять?.. Разве что с трофейных коггов...
  
  Этот короткий монолог Аманда проговаривала без спешки, немного задумчиво, с паузами между словами. А как иначе насладиться вытянутыми лицами мужа и подруги-соперницы? То-то Ми, не рой яму Аманде!
  
  - ...Разбитых. Они во множестве гибли... в минувшей битве, - Тараш и Милия переглянулись с явным облегчением. Шутки шутками, но осадочек у Милии обязательно будет! - Инженеры подготовили проекты специализации коггов. Одиннадцать самых новых переделаны в лёгкие корветы...
  
  Глаза Тараша расфокусировались. Он без промедления залез в описание нового класса кораблей и - Аманда могла судить по лёгкой улыбке на лице мужа - проект 'Диана' ему понравился.
  
  - ...Остальные разоружены. Сто тринадцать стали судами обслуживания, буксирами и мусорщиками. Они разбирают те тучи обломков, что остались после сражения. Так что, мой дорогой, Ми свои ресурсы получила.
  
  Милия покладисто кивнула. Мстительный огонёк в её глазах Аманду ничуточки не пугал, успела привыкнуть к подколкам. Не обидные, не злые - пусть себе развлекается.
  
  - Не ссорьтесь, девочки! - Тараш укоризненно покачал головой, и жёны дежурно улыбнулись друг другу.
  
  - ...Сорок семь судов переоборудованы в грузопассажирские паромы, - продолжила Аманда. - Грузы и людей нужно перевозить с орбиты на планету и обратно. Остаток - тридцать два судна - ждёт своего часа...
  
  
  

6


  
  
  - Корвет-капитан Вересов, исполняю обязанности командира корабля 'Фелла', кир адмирал!
  
  Тараш окинул быстрым взглядом прибывшего офицера и остался доволен увиденным. Человек всем своим существом излучал надёжность. Несмотря на непростую биографию, в свои тридцать шесть он выглядел максимум на двадцать пять. Высокий рост и крупная фигура, вполне подходящая к имени Михаил - 'Мишками' раши называли больших лесных хищников неуклюжего вида и изрядной свирепости - круглое лицо и постоянно приподнятые уголки губ оставляли впечатление медлительного добродушного увальня.
  
  Вересов принимал решения быстро. Когда Диана получила то страшное ранение, он среагировал мгновенно и взял командование 'Феллой' на себя. Этим он спас корабль от ещё более серьёзных повреждений, а Диану - от нелепой смерти. Михаил Петрович не позволил врагу продвинуться ни на шаг дальше охраняемого рубежа и успел нанести ганзейцам тяжёлые повреждения.
  
  Опять-таки, все те дни, пока шла модернизация корабля, Вересов не покидал борт фрегата, тщательно анализируя и вникая в каждое усовершенствование. Он принял Медео в качестве родины и был готов ради неё идти в бой хоть против пиратов, хоть против Ганзы. Да и перед централами Вересов не заробеет, не отступит.
  
  - Готов в бой, Михаил Петрович?!
  
  - Так точно, кир адмирал!
  
  Великий князь изменился. С месяц назад Михаил видел его вживую. Тогда это был энергичный молодой человек, дышащий оптимизмом и заражающий всех окружающих непоколебимой уверенностью. Сейчас адмирал выглядел жалкой тенью себя самого месячной давности. Он осунулся, на висках появилась седина.
  
  Видно, магия легко не даётся, но Михаил полагал, что уничтожение вражеской армады того стоило.
  
  Магия. Это не фантазия. Она действительно существует. Магия способна разрушать боевые корабли на дистанции в десяток световых часов. Рассматривая кадры гибели ганзейского флота, Михаил недоумевал, зачем вообще нужны боевые корабли при такой чудовищной силе. Сейчас он получил ответ: применение этой мощи не проходит бесследно. Она забирает жизненные силы мага, делая его больным и слабым. Не навсегда, на время, но даже так свой флот княжеству Медео становится необходим. Вересов был откровенно рад этому обстоятельству.
  
  - Думаю, что в доке ты изучил 'Феллу' от киля до клотика? - пошутил хакер. Ни того, ни другого на звездолётах не бывает, но традиция так обозначать самые верхние и нижние точки корабля идёт с парусных времён. - Приказываю тебе, Михаил Петрович, принять командование кораблём 'Фелла'... - тут Тараш замолчал, явно ожидая реакции офицера, и та незамедлительно последовала.
  
  - Есть принять командование, кир адмирал!
  
  Точно по Уставу. Вересов ответил быстрее, чем осознал полученный приказ, и лишь спустя секунду-другую на его лицо полезла дурацкая улыбка. Офицер не смог сходу поверить, что, и вправду получил 'Феллу'.
  
  Лучший корабль флота - ему? Быть не может! Он ослышался? Вроде бы нет, адмирал серьёзен и кажется, доволен реакцией корвет-капитана.
  
  - Теперь ты, Михаил Петрович, не временный, а постоянный командир корабля. Поскольку 'Фелла' по своему статусу является фрегатом... - Тараш протянул офицеру шкатулку с эгидой Великого княжества Медео на крышке, - ею не может командовать корвет-капитан. Присваиваю тебе, Вересов Михаил Петрович, очередное звание 'фрегат-капитан'!
  
  Всё ещё не веря в услышанное, Михаил на деревянных ногах подошёл к своему адмиралу. Очень осторожно, будто опасался обжечься, принял шкатулку, неуверенно открыл... всё верно.
  
  Он смотрел на знаки различия фрегат-капитана, личную офицерскую планку со своими фамилией и именем. Смотрел, и не мог поверить, что всё это всерьёз. Михаил не рассчитывал, что его, практически чужака, так скоро продвинут по карьерной лестнице. Тем более, отдадут под его командование новейший фрегат...
  
  Офицер отошёл на уставные три шага и вытянулся по стойке смирно.
  
  - Служу автарху и княжеству!
  
  Эмоции затопили Михаила, улыбка растянулась до ушей, а в уголках глаз выступили слёзы. Мечты сбываются!
  
  - Хорошо служи, Михаил Петрович! - устало кивнул ему адмирал, не вставая с медицинского кресла.
  
  Тараш чувствовал себя намного лучше, чем днями ранее. Он быстро шёл на поправку, но не спешил это демонстрировать окружающим. Хакерские способности восстанавливались медленнее, чем физическое здоровье. Он заново достиг уровня офицеров Калани или Юси, но пока уступал по силе экзарху Садио Фумо, своему министру безопасности. Сейчас Тараш вряд ли смог повторно создать тот безумный гравитационный шторм, что вдребезги разбил ганзейские корабли. Но об этом никому знать не надо.
  
  - Не подведу, кир! - продолжал улыбаться Михаил.
  
  - Сегодня отдыхай, а завтра выводи 'Феллу' в поход. Боевое задание передано на твой личный искин. Иди! - Тараш махнул рукой, отпуская офицера.
  
  ...Михаил уходил из дворца автарха в приподнятом настроении. 'Фелла' - нечто невероятное. Невозможное.
  
  И он видел, как рождается лучший корабль флота!
  
  В доке от предыдущей 'Феллы' остался только скелет. Ремонтные роботы заменили повреждённые балки набора, а затем срастили их с остальными. Незнакомые Вересову машины ползали по ним, превращая обычные сплавы в прочнейшие металло-кристаллические структуры. Одновременно роботы размещали всякое оборудование, энергоядро, механи-пешио (потрясающий двигатель!) и... множество телепортов.
  
  Всё на борту - энергию, воздух, воду, твёрдые материалы - передают телепортами. Нет ни проводов, ни труб. Нет никаких фоновых полей. Ракеты телепортируют наружу прямо из боевых погребов. А порты пусковых установок, как и дюзы двигателей, просто обманка для врага. Что ракеты - тут даже для передачи информации используют телепорты!.. Вот в чём настоящий секрет даль-связи, тайна потрясающей скорострельности и боевой эффективности кораблей его новой родины - Медео!..
  
  
  
  
  

ГЛАВА ОДИННАДЦАТЬ


  
  
  

1


  
  
  Ночное землетрясение всколыхнуло Тихий Приют.
  
  По людской шкале магнитуда семь с половиной - это много. В прошлом подобные явления не раз вызывали многочисленные жертвы и разрушения. Ныне не пострадали ни городские здания, ни вертикальные фермы в городской черте. Природные безобразия не страшны феллийским технологиям. Разгул стихии никого в городке, кроме великого князя, не разбудил. А о Тараше позаботился личный искин. Он и взял на себя ответственность за ночную побудку хакера. Любое катастрофическое событие требует внимания автарха. Хочешь - не хочешь, а вставай!
  
  Вслед за мужем с ложа вскочила и Милия, сразу кинулась проверять сводку текущих событий и... облегчённо выдохнула. Она трудилась не зря.
  
  Тихий Приют устоял. Уцелели и геотермальные энергостанции в горах Сомны, и разбросанные по приморской равнине экологические плантации, где выращивали саженцы деревьев и кустарников для озеленения Зои. Не получили повреждений и строения космодрома, доки, верфь малых судов. Легко перенесли тряску земли многочисленные склады и ангары.
  
  Не заметили землетрясения литоральные фермы - в мелководных заливах острова всё было спокойно. Правда, через пару часов им предстоит пережить цунами, спешащее из открытого океана к берегу Сомны.
  
  Впрочем, феллийцы - то есть, медейцы, - строили всё исключительно надёжно, и неизбежный приход большой волны Милию не пугал.
  
  Досадно, что в городе перекосились уличные фонарики, покорёжились пешеходные дорожки и кое-где на открытых стоянках опрокинулись флаеры. В список разрушений можно добавить и частичное обрушение нескольких зданий, возводимых на окраинах Тихого Приюта. Но это всё пустяки, строительные роботы и сайко всё исправят и восстановят за полдня.
  
  - Милый, я правильно понимаю, - нарочито миролюбиво поинтересовалась Милия, - что эпицентр землетрясения совпадает с местом расположения покинутой базы централов?
  
  Тараша спокойный тон жены ничуть не обманул. Супруга была в бешенстве. Если бы сейчас перед ней поставили участников совместной экспедиции Лиги и Альянса, она без раздумий спалила бы их огромным фаерболом, и пепла бы не оставила.
  
  - Полагаю, да. Точные координаты не известны, наши зонды наблюдения и спутники пока не контролируют всю поверхность Зои в непрерывном режиме, - развёл руками Тараш. - Но магнитуда в девять с половиной баллов зарегистрирована где-то в том районе.
  
  - Мне это не нравится, дорогой! - капризно скривила губы Милия. - Надо же что-то сделать, наконец!
  
  Что делать? Видимо придётся лезть в ту помойку, что осталась им в наследство. Раньше руки не доходили.
  
  Централов давно прогнали с планеты, но, похоже, не до конца. Мерзавцы оставили 'подарочек', и он бахнул! Сразу после высадки на Зое феллийцы - медейцы! - бегло осмотрели то место, где возилась чужая экспедиция. Там царила разруха и запустение, а вход в шахту был обрушен. Дел у новых хозяев Зои было невпроворот, и на подозрительное место махнули рукой, оставив его подробное изучение на потом.
  
  Дальше откладывать исследование шахты нельзя.
  
  'Сейсмический источник точечный, - подсказал Тарашу личный искин, - глубина аномальной активности определена как восемнадцать и две десятых километров под поверхностью океана'.
  
  - Похоже, землетрясение вызвано искусственно, - подытожил хакер информацию, полученную от искина, - и случилось оно как раз там, где копались централы...
  
  - Не сомневаюсь, - сварливо пробурчала Милия, - слишком легко мы отпустили этих тварей!..
  
  Тараш удивлённо покосился на жену. Никогда раньше он не замечал за ней подобного поведения. Может, встала не с той ноги? Или устала, и не смогла отдохнуть?
  
  - Сегодня же направлю туда боевую группу, усиленную инженерными роботами и специальной техникой во главе с министром стражи Фумо лично!
  
  Автарх был уверен: если за дело возьмётся Фумо, к вечеру - или на крайний случай, к утру - у него будет вся информация. Дело не слишком трудоёмкое. Всего-то вскрыть пробку на входе в шахту, да запустить внутрь пауков со всевозможными сканерами и детекторами, а дальше знай себе, получай информацию! Вдобавок Фумо сможет отправить в шахту свою ментальную проекцию. У него - крылатая ящерица, она пролезет куда угодно.
  
  - ...Неужели нельзя как-то окоротить тех мерзавцев?! - продолжала капризничать Милия. - Что с того, что централы... придумай же что-нибудь, Раш!..
  
  'От них и след давно простыл! - задумчиво прикрыл глаза хакер. - Небось, они уже дома коньяк распивают. Или чаи гоняют. Хотя... есть одна возможность!'
  
  - Ну же, дорогой, не спи!!..
  
  Голос Милии звенел от возмущения. А вот было оно на самом деле, или жена шлифовала артистический талант, Тараш сказать не мог. К его удивлению, эмоции супруги неопределённо двоились, скрывались в странной дымке...
  
  - Знаешь, дорогая, - хакер открыл глаза и зло оскалился, - у нас есть неплохой шанс серьёзно испортить этим гадам репутацию...
  
  - Да-а-а?.. - по-детски удивлённо протянула Милия.
  
  'Подменили её, что ли?!' - мысленно хихикнул Тараш, но развивать эту идею не стал. Зачем? С раннего утра он собирался навестить Диану, и Милия обязательно присоединится. Заодно и полное обследование пройдёт.
  
  Всё равно нет срочных дел, а с последствиями землетрясения разберётся кира Стрешко. У Анечки это получится ничуть не хуже. Талант к администрированию, да!
  
  - ...Есть такая штука Ми, Галанет называется. Слышала, наверное? - жена как-то немного испуганно кивнула. - Мы вбросим в сеть материалы о мерзких экспериментах на людях, проведённых учёными из Лиги и Альянса. О том, что из-за них тысячи расстались с жизнью, едва не погибла прекрасная кислородная планета. Когда же пришло время отвечать за преступления, они сбежали. Как думаешь, скучающей публике понравится такой сюжет?!..
  
  
  

2


  
  
  - Да! - мгновенно среагировала Милия. От восхищения её глаза широко распахнулись, а губы расползлись в жёсткой улыбке. - Сделай так, дорогой! Это так коварно... Соле, как же я тебя люблю! Милия так быстро обняла мужа, что Тараш не успел среагировать, и лишь терпеливо ждал, когда пройдёт внезапно начавшийся приступ этой любви.
  
  - Я тоже, Ми... - что ещё тут скажешь?!
  
  О Фелла-прародительница, с женой точно что-то не так! С одной стороны, сильно возросла эмоциональность. А с другой - её чувства не читаются. Не то, чтобы Тараш был сильным эмпатом, он же не энергет, но раньше хакеру это удавалось без труда. Сейчас ему что-то не позволяло сосредоточиться на переживаниях супруги, постоянно мешало, отвлекало.
  
  Опять же, теперь у Милии то и дело меняется настроение. Эти перепады столь внезапны, резки, столь неожиданны, что выглядят ненормальными даже для энергетов с их вечно бурлящими эмоциями. Неужели?!..
  
  - Я тоже тебя люблю, Ми, - тихо повторил Тараш. - А теперь буду любить ещё больше...
  
  - Правда больше? - дурацкий вопрос. В какой-другой момент Тараш бы улыбнулся, но не теперь, когда жена смотрела на него большими наивными глазами.
  
  И в них стояли слёзы. Милия плакала, хотя минуту назад улыбалась, а ещё чуть раньше - негодовала.
  
  'Правда. В два раза. Тебя... и нашего ребёнка', - Тараш не стал отвечать вслух, - вдруг ошибся? В ответ он просто обнял и поцеловал супругу.
  
  Беременность у феллийцев - явление волшебное. Не счесть, сколько суеверий и мифов ходит на Фелле по поводу появления детей. Для бессмертных существ - почти чудо. Событие крайне редкое, почти как появление в космической колыбели новой звезды. Родители и Милии, и Тараша жили вместе столетия, аккуратно настраивали свои души на общий лад и только спустя годы обоюдного внимания и взаимной заботы смогли зачать детей. А сколько ритуалов нужно провести, чтобы не потерять только что зародившуюся жизнь и одарить её магией?!
  
  Смерть только и ждёт, чтобы исправить ошибку природы. А та строга и недоверчива к бессмертным магам. Она не спешит порадовать их потомством и долго-долго взвешивает - достойны ли? А тут внезапно такой подарок! Есть причина сомневаться в догадке!
  
  'Может быть, ошибка?'
  
  Проверить просто - запросить личный искин. Его коллега на руке Милии постоянно мониторит физиологические параметры хозяйки.
  
  'О! Вот и ответ: состояние Милии изменено. Её аура двоится так, будто принадлежит сразу двум людям...'
  
  И ещё, каждый взрослый феллиец знает, что у обоих родителей с начала беременности и до рождения ребёнка блокируется создание ментальной проекции.
  
  Тараш обнаружил это дней пять или шесть назад, а Ми свою фею сейчас редко использует и потому об её возможной утрате пока не знает.
  
  Неожиданно для самого себя Тараш взволновался столь явно, что супруга с подозрением подняла взгляд.
  
  'Закрыться. Срочно закрыться! Прямо не смотреть!'
  
  Глаза Милии распахнулись ещё больше.
  
  Два синих озера, наполненных сомнениями и слезами, с укором смотрели на Тараша.
  
  'Соле, в таком деле нельзя ошибиться. Очевидно, Ми не догадывается, с чем связаны её перепады настроения и капризы. С объяснениями тут лучше не торопиться. Но и не тянуть слишком долго, хе-хе'.
  
  - Меня беспокоит твоё здоровье, Ми! - Тараш наклонился к точёной шейке супруги и с наслаждением вдохнул её запах. - Ты много работаешь, постоянно выглядишь усталой. Даже пахнешь немного по-другому...
  
  Милия сразу подобралась и отстранилась, упираясь ладошками и стараясь заглянуть мужу в глаза.
  
  - Ты слишком много трудишься. По-моему, большую часть твоей работы - особенно ту, что связана с ликвидацией последствий землетрясения, - легко возьмёт на себя кира Стрешко. Для этого и нужна помощница, нет?!
  
  Риторический вопрос удобен, когда требуется сменить тему разговора. Мелкая манипуляция собеседницей. К её благу, ага.
  
  - Хорошо, - упрямо встряхнула волосами Милия, - я выделю время и пройду полную диагностику у медиков, раз ты считаешь это важным. Но потом, - супруга с подозрением прищурилась, - ты расскажешь мне...
  
  'Потом никакого допроса не будет! - Тараш мягко вернул супругу в свои объятия. - Появится та или тот, кто перетащит на себя всё твоё внимание без остатка'.
  
  - Так зачем ждать?! Наш семейный медицинский центр прекрасно оборудован. Врачи не нужны - обследование всё равно выполняют искины...
  
  Заодно медцентр проведёт полную диагностику мамы и ребёнка. Быстро и тайно. Эту информацию лучше бы придержать, посторонним лишние знания ни к чему.
  
  Тараш на мгновение представил, какой поднимется шум и гам в связи с этой новостью.
  
  ...Первый ребёнок за пределами Феллы...
  
  ...Да ещё и в семье автарха!..
  
  Это же всенародный праздник какой-то!!..
  
  ...И опасное нарушение едва наладившегося ритма жизни. Нет уж, такого колонистам не надобно. Новость следует обнародовать позже, когда напряжённость вокруг Медео пойдёт на спад и можно будет расслабиться.
  
  - ...И Диану пора выводить из искусственной комы. Я распорядился, кресло-каталка уже ждёт, - по ощущениям Тараша, Милия сейчас запуталась в своих чувствах. Ревность, обида, симпатия, любовь сплелись в клубок. Лучший момент для того, чтобы подтолкнуть жену к нужному решению! - встретим Ди всей семьёй?
  
  - Хорошо, пошли в медцентр. - Милия аккуратно промокнула платочком слёзы в уголках глаз. - Минуточку, я только отдам распоряжения Анечке...
  
  'Своевременно, - машинально кивнул Тараш. - Когда Диана вернётся в сознание, когда будет завершено обследование Милии, нам сразу станет не до работы. Сегодня уж точно!'
  
  - ...А ты пока пригласи Ами!
  
  Милия отдаёт распоряжения - значит, успокоилась.
  
  
  

3


  
  
  Лечебная капсула медленно встала в наклонное положение. Створы распахнулись и открыли взгляду Тараша обнажённое женское тело. С виду здоровое, без видимых повреждений, гематом, царапин, ран. Исцеление закончено. Пациентка очнулась. Достаточно отдать искину приказ, и обручи безопасности уйдут в корпус капсулы, освобождая Диану из своих заботливых объятий.
  
  Что землетрясение, что нападения чужих игрушек, что предтечи с их Великой Игрой - все невзгоды мира чудились Тарашу абсолютной ерундой по сравнению с зеленью глаз Дианы. В них ярко сияла любовь.
  
  Не страсть, лишающая разума и толкающая на различные безумства, нет. Осознанная разумом любовь. Надёжная, крепкая, верная. Перед такой не властны ни время, ни расстояния, отступает сама смерть, а жизнь вокруг неё ходит на цыпочках, опасаясь разрушить это волшебство. Эта же любовь переполняла и Тараша, когда он бережно взял Диану на руки и переложил в кресло-каталку на заранее приготовленное мягкое одеяло.
  
  Поразительно, что жена определённо читала чувства Тараша. Она вся без остатка потянулась им навстречу, как делает неопытный энергет, новичок, ещё не умеющий контролировать свои эмоции. Сюрприз!
  
  Со стороны Милии потянуло одновременно радостью, ревностью и нетерпеньем. Аманда была готова прыгать, хлопая в ладоши, но сдерживалась, стараясь держаться так, как положено солидной замужней даме.
  
  Хакер прикрыл Диану крыльями широкого одеяла и отодвинулся. Жизнь вчетвером диктует свои законы, и как бы ни хотелось Тарашу покрепче обнять и ни за что не отпускать жену, вернувшуюся к нему буквально с того света, он скромно отошёл в сторону.
  
  - Уи-и-и! - пронзительно взвизгнула Аманда (теперь можно!) и бросилась обнимать удивлённую такой встречей подругу, - Ди снова с нами!
  
  Милия тоже после недолгих колебаний склонилась над креслом-каталкой и нежно поцеловала сестру по мужу в тёплую щёчку и погладила ту по влажным после капсулы волосам. Соперница? Чушь. Бывает так, что и ревность проснётся, но ближе четырёх десятков тысяч световых лет никого не найти роднее Раша и двух его человеческих подруг. Милия постаралась передать Диане свою приязнь, согреть душевным теплом и с изумлением обнаружила, что та потянулась чувствами навстречу и неумело передала в ответ радость встречи, возвращения в семью.
  
  И, без всякого сомнения, сделала это осознанно!
  
  Неужели Ди становится... стала энергетом?! Превратилась в полноценного мага?.. Излечилась?!
  
  Неожиданно для самой себя Милия заплакала и вслед за Амандой крепко обняла Диану. Та подняла слегка ошарашенный и одновременно жалобный взгляд на мужа.
  
  Тот с усмешкой развёл руками. Милуйся!
  
  Сейчас Тараша занимала лечебная капсула. Её нужно правильно настроить на обследование Милии. Если причина странных перепадов её настроения угадана верно, их всех ожидает настоящее пиршество эмоций.
  
  Повод хорош. Что особенно важно - вовремя.
  
  Уж слишком обычной и пресной стала их жизнь.
  
  Нет, скучать не приходится. Вокруг феллийской экспедиции бушует настоящий шторм событий, продохнуть некогда. Сражения с пиратами и основание форпоста, изучение загадок и тайн Медео - и работа.
  
  Нескончаемая работа.
  
  Она рвёт семью Тараша на части.
  
  Столь своевременное появление ребёнка станет для неё... для него... для них подлинным спасением. Благом.
  
  - Всё готово, Ми! - позвал хакер, а ворчливый тон приглашения неплохо скрыл его волнение. - Оставь Диану в покое. Ещё успеешь наобниматься. Отныне она будет рядом, я никуда её более не отпущу, - Тараш перевёл взгляд на младшую супругу и добавил, - Ами тоже.
  
  - Это ещё почему?! - моментально вскинулась Аманда, разорвала объятия. Она зло уставилась на мужа, уперев руки в боки. - Я в засады не попадала...
  
  'Вот засранка! - поморщилась Диана, - Да, было. Я растерялась. Посмотрела бы на тебя в той ситуации!'
  
  - ...всегда - слышишь, всегда! - действовала максимально безопасно и аккуратно!
  
  - Недостаточно решительно и быстро, - возразил Тараш. - У мужчин реакция быстрее, но независимо от пола и люди, и феллийцы в этом уступают искинам.
  
  - Хочешь сказать, - упрямо набычилась младшая супруга, - что женщинам нельзя доверить боевой корабль?! Я с детства, может быть, мечтала командовать фрегатом, вести его в бой... - Чувствуя, что её возражения не срабатывают, Аманда использовала главный аргумент: горько заплакала. - ...а ты, ты! Ты не желаешь меня понять!!..
  
  На хакера женские слёзы не подействовали. Иммунитет к ним Тараш получил ещё в первые месяцы их странной совместной жизни.
  
  - ...Ты чёрствый, злой! - Аманда заметила, что её атака выдыхается, но просто так отступать не хотела.
  
  - Ага! - довольно осклабился Тараш, уловив одобрительные кивки Милии и Дианы. - А ещё ты забыла упомянуть, что я жестокий тиран. Самодур! Автарх!!
  
  Аманда смолкла, сверля взглядом мужа.
  
  - Я могу доверить боевой корабль женщине-командиру, у меня предрассудков нет. Ты запамятовала, наверное, что уже командовала фрегатом и вела его в бой. Твоя детская мечта сбылась, и уже пора взрослеть!..
  
  Капсула закончила настройку и гостеприимно распахнулась. Милия сбросила одежду и зашла внутрь. Створы бесшумно закрылись.
  
  - ...Фрегатами пусть управляет Хоши. Или Саманта Ли. Люди не нужны там, где искины эффективнее. Тем более, я не стану рисковать родными... Тобой, Дианой, Милией. Понятно, кира офицер?
  
  - Да, кир адмирал!
  
  Когда Ами прикидывалась послушной девочкой, её выдавал опасный блеск глаз.
  
  - Что ты собрался нам предложить, муж? - в душе Диана согласилась, что командовать кораблём она не может. Мысль о том, чтобы вернуться на капитанский мостик, вызывала у неё страх. Может, когда-нибудь потом?..
  
  - ...Девчонки! - радостная Милия пулей выскочила из капсулы. - У меня для нас потрясающая новость!..
  
  
  

4


  
  
  'Фелла' вышла из гиперпрыжка без вспышки, незаметно. Внимательный наблюдатель обнаружил бы мегатонный корабль разве что детекторами массы. Слабое гравитационное возмущение при всплытии из гипера, увы, неизбежно. Мгновение назад тут было пусто, и вдруг из ничего появилась масса. Не какая-то сотня килограмм - её можно было бы списать на погрешность прибора - а миллион тонн. Такое не спрятать, не утаить, но Вересов по этому поводу не беспокоился. Самый миниатюрный детектор массы всё равно огромен. Его линейные размеры - сотни километров, такой на корабле не разместить. А на планете понадобится серьёзная инфраструктура - без крупной базы никак не обойтись.
  
  Да и проку-то от того, что в десяти световых часах обнаружат гравитационные возмущения? Пока суть да дело, пройдут сутки-другие, от нарушителя и следов не останется. Если же себе на беду патруль каким-то чудом обнаружит фрегат Автархии Медео, ему же хуже. В Землях Изгоев нет кораблей, способных один на один справиться с кораблём класса 'химера III'. Фрегат-капитан Вересов был уверен, что даже громадный галеон централов класса 'мамонт' (масса пять мегатонн, полторы сотни пусковых установок, дюжина тяжёлых кор-бластеров) не станет его кораблю соперником.
  
  Мегатонная 'Фелла' как смилодон, для неё тот 'мамонт' - просто вкусная добыча. Корветы и фрегаты она должна кушать эскадрами и не морщиться. Теоретически. Проверить это пока не было возможности.
  
  Первый испытательный поход, знаете ли.
  
  - Постам и службам осмотреться и доложить! - в Уставе Флота Автархии Медео для этой ситуации предусмотрены иные слова, но допускаются и команды в вольной форме, если они понятны и однозначны по смыслу.
  
  - БэПэ один, - отозвалась главный навигатор 'Феллы'. - Прыжок успешно завершён, всплытие выполнено в зените целевой системы. Дистанция до звезды - двадцать четыре тысячи шестьсот сорок две секунды. Координаты совпадают с указанными в задании. Звёздное время расчётное. Скорость - одна тысячная световой, возрастает, по азимуту совпадает с общим дрейфом звёздной системы. Ускорение триста. Замечаний нет.
  
  Старший офицер просто продублировала голосом основные позиции в докладе навигационного искина.
  
  - БэПэ два, норма. Оружейники бдят.
  
  Работы пока для них нет, и это хорошо. Успеют ещё вдоволь настреляться!
  
  - БэПэ три. Активный камуфляж в норме, щиты в пассивном состоянии. Замечаний нет.
  
  Если понадобится, электромагнитный щит появится за треть секунды, но тогда на скрытность можно махнуть рукой. Материальный щит корабль надевает намного медленнее, тут уже потребуются минуты, зато толстый слой пыли превратит 'Феллу' в обычный астероид. Такие часто встречаются во Внешнем Облаке любой звёздной системы.
  
  - БэПэ четыре. Энергоядро стабильно. Механи-пешио - норма, текущая мощность - тридцать. Все системы корабля функционируют нормально.
  
  Инженерам и ремонтникам 'Феллы' пока делать нечего, всё и без них работает идеально.
  
  Разве что осваивать новейшее оборудование?
  
  - БэПэ пять, флай-лейтенант Ярия Юси. Чужого присутствия не наблюдаю. Репер на точке всплытия установлен. Детекторы полей работают нормально, данные пошли. Сканеры готовы к запуску. Замечаний нет.
  
  Вересов за время адаптации в качестве гражданина Автархии Медео успел привыкнуть к магии. Для тех, кто использует это странное явление, физических ограничений как бы и нет. Потому хакер может почувствовать всё, хм, яблоко звёздной системы сразу, на десяток световых часов по оси вращения звезды и на сотню - поперёк. Если Ярия говорит, что здесь чужих людей нет, этому можно верить.
  
  - БэПэ шесть. Шесть зондов прошли предполётную подготовку, ждут заданий. Боты, челноки закреплены по-походному, замечаний нет.
  
  Если всё пройдёт хорошо, боты понадобятся не сразу, хотя позже их всё равно придётся испытать.
  
  'Фелла' буквально набита новинками, как лукошко удачливого грибника - грибами. Все зонды, половина ботов и челноков, треть ракет оборудованы механи-пешио вместо обычных двигателей.
  
  Строго говоря, такие ракеты правильнее называть 'торпедами'. По расчётам всяких умников, торпеды намного эффективнее, поскольку избавлены от факела горячей плазмы. Из-за него детекторы противника легко засекают ракету в момент старта и ведут её до завершения работы двигателя. Торпеду обнаружить намного сложнее, тут нужны масс-детекторы. Те из них, что имеют государства-изгои, да даже централы, слишком громоздки. На планетарной базе или внутри крупного астероида для них всегда найдётся почётное место, а на кораблях - нет. Миниатюрные детекторы гравитационных аномалий, как и телепорты, и даль-связь, есть только у Автархии Медео.
  
  Одна из целей похода - испытание торпед, желательно в бою, желательно на пиратах. Или на иных врагах. Нужно оценить их скрытность, эффективность, вероятность проникновения сквозь оборону противника и, конечно, удобство использования.
  
  Ракеты нужно подготовить к старту, этот процесс занимает до полутора десятков секунд для тех, что заряжены в барабаны пусковых установок. Если же ракеты лежат в погребах, им потребуются минуты на снаряжение, подготовку к работе систем управления и ориентации в пространстве. У торпед с механи-пешио подобных проблем нет, они прекрасно ориентируются сами - в том числе, благодаря развитому искусственному интеллекту.
  
  Размеры транспортных контейнеров для торпед и ракет идентичны. Поскольку механи-пешио не требует топлива и потребляет существенно меньше энергии, в корпусе торпеды есть место для гравитационных боеголовок. Их тоже приказано испытать, как и весь комплекс оружия ближнего боя - кор-бластеры, болтеры, эмиттеры электромагнитного поля.
  
  Новые образцы оружия уже демонстрировали свою эффективность на астероидах Медео. Чтобы подтвердить их тактико-технические характеристики требуется реальная схватка. 'Фелла' как раз и прибыла к безымянному красному карлику в поисках хорошей драки. Тут, в сорока трёх световых годах от дома, проходит один из маршрутов ганзейских перевозок.
  
  
  

5


  
  
  - ...Неизвестный корабль! - сообщение повторялось на частоте, принятой в Центральных Мирах для международной связи. - Приказываю принять призовую команду и не оказывать сопротивления!.. Вересов не сразу-то и поверил, что это требование относится к 'Фелле', удивлённо посмотрел на старпома и получил в ответ лишь равнодушное пожатие плеч.
  
  'Ганзейцы, мать их, - мысленно обратился к самому себе Вересов, - это те же пираты, кир фрегат-капитан!'
  
  ...С неделю 'Фелла' ждала свою добычу и дрейфовала в десятке световых минут от наиболее популярной области всплытия. За это время прошло четыре торговых каравана. Поскольку их эгиды принадлежали или государствам, или нейтральным торговым домам, оставшимся за пределами Новой Ганзы, Вересов их пропустил без всякого досмотра.
  
  Под маскировкой фрегат забирался внутрь караванов, сближался с купцами до дистанции в световую секунду, имитировал атаку и снова уходил. Охрана, старые корветы и авизо, не поднимала панику, не искала своими сканерами непонятного врага, не открывала лихорадочно порты кораблей, готовя пуски противоракет. Гости просто не видели 'Феллу', а Вересов не спешил показываться им на глаза, проверяя надёжность адаптивного камуфляжа.
  
  'Но, Боже мой, когда-то надо и пострелять!' - осенял лоб крёстным знаменьем Вересов и в очередной раз уходил прочь от мирно продолжающего свой путь каравана.
  
  На восьмой день умельцы из БэПэ три запросили проведение аварийных работ 'на ходу'. Вересов своих ребят хорошо понимал, всем надоело нудное ожидание неизбежного боя, и потому дал разрешение временно отключить адаптивный камуфляж. БэПэ три так и поступило. Щитовики залезли по уши в своё оборудование, но обещали всё сделать лучше, чем было, часа так через четыре.
  
  За прошедшие дни все привыкли, что торговые караваны следуют практически через равные промежутки один за другим. Ближайшее всплытие ожидалось не раньше, чем через сутки-другие.
  
  И надо ж случиться, что именно в этот момент всего в двух световых секундах от 'Феллы' из гипера выскочил ганзейский караван! Три каракки, пара 'остеров' охраны - сюрприз!! Следует отдать им должное, ганзейцы действовали профессионально. Сначала сняли информацию с детекторов, а потом, когда ничего опасного не выявили, запустили и сканеры. Те быстро обнаружили 'Феллу', но приняли её за обычный 'остер', по какой-то причине потерявший ход и лежащий в дрейфе. Добыча!
  
  Даже будь на месте 'Феллы' свободный торговец или корабль одной из многочисленных стран-изгоев, его всё равно попытались бы захватить. Ещё больше агрессии вызвала эгида Автархии Медео, едва та была опознана.
  
  Враг! Беспомощный, наверное!! В любом случае, с виду он в два раза слабее... да это же праздник какой-то!
  
  - ...Корабль княжества Медео! - кажется, у ганзейцев закончилось терпение. - Это последнее предупреждение. Требую не оказывать сопротивления, принять призовую команду!..
  
  - С жены своей требуй, козёл! - громко пробурчал себе под нос Вересов, рассматривая тактический экран. Свой голос Михаил не сдерживал, так что по мостику прокатилась волна смешков. - Отставить хиханьки-хаханьки! БэПэ три, когда запустишь активный камуфляж?!
  
  - Часа через три... не раньше, кир фрегат-капитан! - смущённый вид и виноватые интонации показали, что командир БэПэ три чувствует свою ответственность за эту неприятную ситуацию. - Виноват!
  
  - Работай, офицер, - махнул рукой Вересов.
  
  Не так уж и нужен сейчас адаптивный камуфляж! Дополнительный козырь не помешал бы, но даже без него у 'Феллы' большое преимущество. Пришло время проверить обновлённый корабль в реальном бою.
  
  В обороне, в нападении...
  
  'Посмотреть в глаза, - с этой мыслью Вересов открыл окно связи, - предложить врагу сдаться! Сразу его убивать как-то не культурно. Немилосердно, что ли!'
  
  Командир конвоя среагировал быстро. Он уже не надеялся услышать ответ на свой ультиматум, и потому радостно встрепенулся. Наверное, решил, что сейчас медейцы начнут торговаться об условиях сдачи, ха-ха!
  
  - Рад, что в тебе проснулся здравый смысл! - не сказал, а практически выплюнул в лицо Михаилу офицер Ганзы. - Так вот, никаких условий. Только безоговорочная капитуляция. Даю минуту, чтобы принять решение!
  
  Рожа по другую сторону окна Вересову не понравилась. Сразу видно - пират. Очень хорошо, что он так явно обозначил свои намерения. Теперь любой желающий сможет убедиться, что именно эскадра Новой Ганзы атаковала мирный космографический корабль Автархии Медео. Кстати, на его месте могло оказаться любое судно, даже беззащитный грузопассажирский лайнер. Для пиратов, знаете ли, нет ничего святого!
  
  'Ультиматум записан', - подтвердил искин.
  
  - Ганзейцы... - Вересов с подчёркнутым презрением уставился на вражеского командира. - ...Всегда жадны до неприличия, тупы до безобразия. Конвою лечь в дрейф, деактивировать системы защиты и нападения. Всё личное оружие сдать в арсеналы и ждать высадки абордажников.
  
  На этой позитивной ноте Михаил завершил выступление и закрыл окно связи. Никаких переговоров!
  
  - Что? - офицеры, присутствующие на мостике, глядели на командира как-то... одинаково, что ли. - Я был слишком мягок, да?!
  
  - Нет! - сразу откликнулась Ярия, штатный хакер 'Феллы', и показала командиру большой палец. - Не знала, кир, что ты бываешь столь убедителен и красноречив!
  
  Почему-то прежде Михаил не замечал, насколько хороша эта женщина. Правда, высоковата. Если б Ярия не возвышалась над своим командиром, как башня, за ней, пожалуй, стоило приударить!
  
  'Ишь, вымахала! У меня метр восемьдесят три, а эта дамочка чуть ли не на голову выше... хм! А когда Ярия сидит, она не кажется высокой! - задумался Михаил. - Или у неё просто такие длинные ноги?!..'
  
  Сигнал об атаке врага оборвал мечтания командира. Ганзейские 'остеры' залпом запустили ракеты. Видать, там решили, что дальнейшие переговоры бессмысленны.
  
  
  

6


  
  
  Война понятна, а ведьма - тем более такая, как Ярия, - существо непредсказуемое. Загадочное. Как определить, то ли она шутила, то ли попыталась сказать комплимент?!
  
  Враг - другое дело, тут без подвохов, или - или! Обиделся - оп-па, и сразу ракетами. Наконец-то! Вересов давно хотел драки. И не только он. Все офицеры подобрались, посерьёзнели, но смотрели на тактические экраны без уныния. Скорее, с оптимизмом.
  
  - Полный ход, - скомандовал Вересов, - активировать автоматические системы обороны!
  
  Тактический экран покрылся сыпью красных точек. Столько 'остерам' не запустить. Суммарно в залпе обоих охранников не больше двадцати четырёх ракет по числу пусковых катапульт. А тут шестьдесят четыре. Откуда ещё сорок, каракки постарались, не пожадничали? Каждая противокорабельная ракета стоит примерно тридцать тысяч мон - значит, сейчас ганзейцы выбросили 'на ветер' почти два миллиона!
  
  'Боятся!' - хищно усмехнулся Михаил. Краем глаз он наблюдал за тем, как неумолимо утекают секунды.
  
  Пятьдесят одна... пятьдесят... сорок девять...
  
  Время, оставшееся до удара, несложно оценить по расстоянию от места запуска до цели и максимальному ускорению противокорабельных ракет. Они не бывают полностью автоматическими. Наведение на цель производится искином в рамках полётного задания, а его выбирает оператор. Обычно враг находится очень далеко, а скорость сближения с ним слишком высока, так что оператор может поменять задание только на начальном участке разгона. Дальше - только отменить.
  
  Вряд ли разъярённый ганзеец корректировал стандартное полётное задание: 'Атака неподвижной цели на дистанции менее десяти световых секунд'. На такое действие требуется как минимум минута, а то и полторы. Скорее всего, командир охраны лишь указал на цель и скомандовал всем: 'Фас!'. То есть, 'пуск!'
  
  В подобном режиме полёта к концу своего пути ракеты разгонятся до двадцати с половиной тысяч километров в секунду и... промахнутся на двадцать пять тысяч километров! Удар готовился по дрейфующей цели, а 'Фелла' дала ход и бодро пошла поперёк курса ракет.
  
  С каждым мгновением корабль медейцев уходил всё дальше с линии атаки. Полётное задание противник попытается скорректировать, иначе ракетный удар превратится в красивый фейерверк. Естественно, движение ракет подправят... но сначала нужно заметить, что цель пришла в движение, определить её скорость, направление перемещения. Ещё стоило бы понаблюдать за ожившей мишенью, чтобы оценить её ускорение, но на это нет времени. Каждая секунда полёта по старому плану только увеличит итоговый промах ракет. Новое полётное задание придёт не одновременно, и ракеты ещё более начнут расходиться. Теперь они если и выйдут на цель, то не синхронно.
  
  Оборона 'Феллы' собьёт их без напряжения.
  
  ...Сорок девять, сорок восемь...
  
  - На счёт 'ноль' поворот на девять часов, - скомандовал Вересов и сам же дал отсчёт, - два... один...
  
  Звёзды на тактическом экране повернулись. Компенсаторы инерции взвизгнули, снижая действие сумасшедших перегрузок на людей и оборудование внутри корпуса корабля. Балки и бимсы застонали в попытке равномерно распределить немыслимую тяжесть. На мостике 'Феллы' никто и не шелохнулся. Компенсаторы справились, корабль вышел на новый курс.
  
  - Осмотреться в отсеках!
  
  - Норма... порядок... замечаний нет...
  
  Доклады постов и служб пошли один за другим.
  
  - БэПэ четыре... - инженеры интонацией доклада показывали, что этим манёвром, мягко говоря, недовольны. Кому понравится лишний труд?! - Отчёт будет через двадцать три секунды. Идёт проверка прочности корпуса, по крепежу энергоядра и механи-пешио замечаний нет.
  
  - Работай лучше, БэПэ четыре! - резко отреагировал фрегат-капитан. Даже такой - скрытый - скулёж надо сразу пресекать. Инженерам и ремонтникам только волю дай... - Думал, на прогулку вышел?!
  
  Скорость корабля невелика, а возможность столь резкого поворота изначально предусмотрена конструкторами корабля. Грех не воспользоваться им, раз механи-пешио позволяет полноценно затормозить, да ещё и переложить значительную часть перегрузки с корпуса на пространство вокруг. Программа сдаточных испытаний предусматривала подобные трюки, и 'Фелла' их безукоризненно выполняла... в 'тепличных' условиях, не в бою. Но ведь и цель экспедиции не только в перехвате вражеских караванов и стрельбах. Нужно полностью проверить 'Феллу', работу всех её систем и узлов.
  
  - Виноват, кир фрегат-капитан... отчёт готов!
  
  Искин просигналил, что документ поступил.
  
  - Принял, БэПэ четыре. Не расслабляйся пока!.. - Михаил окинул взглядом тактический экран.
  
  Два манёвра - разгон и крутой поворот, и ситуация серьёзно изменилась.
  
  Крутой поворот под прямым углом к направлению движения ганзейцы не предвидели и предвидеть не могли: их лоханки на такое не способны. Как и ракеты. Реактивное движение допускает лишь разгон по новому направлению и постепенное торможение вдоль старого. Это - всегда дуга, а не скруглённый угол, что получается с механи-пешио.
  
  Поди, ганзейские тактики с ума сходят от манёвра противника? То ли ещё будет!
  
  ...Двадцать девять, двадцать восемь...
  
  Ядовито-красная ракетная сыпь на тактической три-дэ карте выцвела до бледного жёлтого - сменой цвета искин 'Феллы' обозначил снижение угрозы - и широко расползлась по окружающему пространству. Атака отбита? Без стрельбы, одними манёрами?
  
  Успокаиваться рано. Ганзейцы упрямы. Они постараются придумать что-нибудь более эффективное.
  
  О, а каракки то решили под шумок смыться!
  
  - БэПэ два! Шесть ЭМИ торпед к пуску, по две на каждого толстого купца, цель... - Вересов быстро отметил нужные узлы на общей схеме каракки и переправил приказ ракетчикам, - ...двигатели и энергосистемы.
  
  Не уничтожить - не дать им уйти!
  
  - Готовность минус десять, кир фрегат-капитан!..
  
  
  

7


  
  
  - ...Четыре, три, два, один...
  
  - Пуск! - скомандовал Михаил. Ему показалось, что корабль вздрогнул, когда телепорты разом облегчили его на сто двадцать тонн. Показалось, конечно. Мегатонная махина от столь пустячной потери даже не пошевелится.
  
  - Торпеды вышли, - по ощущениям Вересова, доклад БэПэ чуть запоздал. Пока ситуация некритична, придираться не стоит, но запомнить надо. - Ориентировочное время удара - минус сорок, кир!
  
  Телепорты самостоятельно сориентировались по реперам временного навигационного буя и переправили 'подарки' к вражеской эскадре. Так близко, как смогли.
  
  Первое время Вересов тяжело воспринимал тотальное засилье искусственных интеллектов. Они присутствуют практически везде, от санузла до командного мостика. Никаких кабелей, никаких световодов! Телепорты доставляют потребителям всё - энергию, расходные материалы, воду - напрямую. Ничего, привык.
  
  Теперь даже подумать страшно, как можно без всего этого обходиться! Экипаж этому кораблю не нужен. По-хорошему, достаточно капитана - да и то лишь для того, чтобы указать цель для путешествия или стрельбы.
  
  Перед Михаилом появился ещё один таймер, отсчитывающий секунды до удара торпед. Первый всё ещё продолжал показывать время до подрыва вражеских ракет. Теперь оно увеличивалось, а бледно-жёлтые зёрнышки посерели - 'Фелла' всё дальше уходила от опасности.
  
  Торпеды уверенно держали свои цели, до их удара осталось чуть более восемнадцати секунд.
  
  - Сбросить скорость до двух тысячных! - шесть сотен километров в секунду вполне комфортны для очередной смены курса. - Направление на вражескую эскадру. Готовность к повороту на счёт 'ноль' - товсь!
  
  Третий таймер всплыл, цифры быстро сменялись: 'Девять, восемь...' Вересов дожидался 'единицы'.
  
  - Поворот!
  
  На этот раз обошлось без взвизгов и воя, - скорость не та, - звёзды снова повернулись и встали на новые места. И в тот же миг тактический экран замигал красной каймой.
  
  Опасность!
  
  - Ракетная атака! - предупредил искин, и три-дэ карта вновь расцвела сыпью красных точек. Их существенно меньше, чем предыдущий раз, но сейчас ракеты идут плотнее. - Ориентировочное время подхода...
  
  Первый таймер потух - промахнувшиеся ракеты самоуничтожились, вместо него появился новый отсчёт, пошёл по уменьшению с числа 'восемьдесят два'.
  
  Ха! Да ганзейцы скорректировали полётное задание! Однако, ответного удара они не ждали. Их сканеры и детекторы молчали, и приближение торпед прошляпили.
  
  'Сюрприз, купчишки!' - мысленно потёр ладошки Михаил. Ганзу и Торговые Дома, входящие в этот союз, он ненавидел больше, чем пиратов. Как человек, вышедший из низов общества, для представителей русских богатеев он исключений не делал. Все они - воры и пираты! Вересов поспешил вывести картинки каракк крупным планом, чтобы в подробностях рассмотреть последствия своей атаки.
  
  Боевое применение нового оружия тянет за собой гору разных рапортов и отчётов. Тут приборов недостаточно, надо всё видеть своими глазами для того, чтобы понимать, что рассказывать конструкторам, а что оставить на разумение начальства.
  
  И никакого злорадства, ни-ни!
  
  Торпеды так и дошли - незаметно, неожиданно. Атака была неотразима! Мощные импульсы пронзили броню и уязвили нежное нутро ганзейских кораблей. По кабелям и волноводам побежали молнии, выводя из строя системы управления и оборудование.
  
  Два 'купца' оглохли, ослепли, их системы ориентации спеклись, а двигатели сдохли, отправив огромные корабли в неуправляемый дрейф.
  
  Третьему транспорту фатально не повезло. Электрические разряды, путешествующие по его внутренним коммуникациям, что-то там замкнули и подпалили. Огромный - километр и двести метров - корпус вспучился внутренним взрывом и разорвался поперёк сразу в нескольких местах. Обломки каракки медленно, словно нехотя, начали расплываться, пуская наружу струи корабельной атмосферы вместе со всякой мелочью. Секунд пять Вересов поражённо смотрел на гибель рукотворного колосса, прежде чем понял, что эта мелочь - тела людей вместе с кусками обшивки и оборудования. Видит бог, он пытался задержать сбегающего врага и не желал смерти рядовым космонавтам. Но на войне такое случается.
  
  ...Сорок четыре, сорок три...
  
  Отсчёт таймера вернул Вересова в реальный мир. Его корабль атакует стая ракет - двадцать четыре штуки. Невдалеке расположился враг. Некогда рефлексировать. Тут или ты, или тебя - другого не дано. Михаил бросил взгляд на неумолимо утекающие секунды.
  
  За корабль он не боялся, 'Фелла' защитит себя и в автоматическом режиме. Если что, на борту есть хакер, она удалённо запустит самоуничтожение вражеских ракет. Вересова заинтересовала возможность испытать ещё одну перспективную новинку.
  
  - БэПэ два, развернуть гравитационную сеть против вражеских ракет. Выполнять!
  
  - Есть, кир! - отозвался командир ракетчиков.
  
  Пять противоракет с новыми боеголовками синхронно стартовали и ушли слегка расходящимися курсами навстречу своим целям.
  
  - ...Активация узлов сети через две... одну... готово! Сеть развёрнута, кир фрегат-капитан!
  
  Поле сильнейших гравитационных возмущений привольно раскинулось перед атакующим фронтом. Звёзды по другую сторону дрогнули, когда их свет исказился в расставленной ловушке. Она проживёт недолго, секунд десять, но этого времени вполне хватит.
  
  ...Двадцать три, двадцать два...
  
  Все ядовито-красные огоньки, кроме двух, дружно потухли: сеть собрала обильную жатву. Рукотворный шквал разорвал хрупкие корпуса ракет, превратив их в пыль. Две уцелевшие гравитационная сеть зацепила самым краешком.
  
  ...Десять, девять... 'Шух!' - поприветствовали незваных гостей бластеры активной обороны.
  
  - Атакующие ракеты уничтожены, кир!
  
  
  
  
  

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТЬ


  
  
  

1


  
  
  - Отличная работа, БэПэ два!
  
  Не то, чтобы было сложно, но аккуратность и точность сами по себе заслуживают добрых слов.
  
  - Служим автарху, кир фрегат-капитан!
  
  Вот именно, автарху. Не Великому княжеству Медео, не лично Тарашу Окинори - тому, кто возглавляет государство. Важное уточнение, и оно пришлось Михаилу по душе. Что 'социальная значимость', что 'общественное доверие' для офицера оставались стихиями тёмными и непонятными. Флот - дело иное. Тут всё чётко и ясно. Получил приказ автарха - исполни.
  
  Сделал на 'ять' - получи награду. Решил поставленную задачу, потратив расходные ресурсы, и не понёс ущерба - молодец, соответствуешь своей должности. Если же успеха добиться не смог... ну, провалился раз - с кем не бывает. Во второй - не похвалят. В третий - ищи другую работу. В военном флоте, где именно от действий командира зависят жизни экипажа, тебе не место.
  
  Столь 'умный' корабль, как 'Фелла', и подстрахует, и решение подскажет. Он постарается максимально обезопасить экипаж, но дерьмо случается. Всецело полагаться на автоматику не стоит, нужно и самому думать.
  
  В любой ситуации искин бесстрастно учтёт успехи и промашки своего командира, а затем направит автарху отчёт с подробным анализом действий всего экипажа.
  
  Вересов желал добиться максимального успеха и совершить минимальное число ошибок. Он упрямо разглядывал тактический экран, но никак не мог сообразить, что же ему там не нравится.
  
  А чем, собственно, заняты ганзейские 'остеры'?
  
  'Вывели двигатели на полную мощность. Меняют курс на условно безопасный', - подсказал личный искин.
  
  'Другими словам, удирают!' - подобные вояки ничего, кроме презрения, не вызывают. Думали, что сильнее, и напали. Обмишурились - решили сбежать. Простые ребята! Незамысловатые.
  
  - БэПэ пять, повторно передать ганзейцам ультиматум, в последний раз предупредить, что больше таких шикарных предложений не будет!
  
  - Выполняю, кир... готово. Ответа нет, 'остеры' противника набирают ход, собираются выйти на разгон. Обе каракки по-прежнему в дрейфе, их энергосистемы отключены. На аварийной частоте постоянно транслируют сигнал капитуляции и просьбу оказать помощь.
  
  - БэПэ пять! Сообщить караккам, что капитуляция принята. Пусть не глупят - призовые команды скоро прибудут и заодно окажут помощь...
  
  - БэПэ два! - Вересов на мгновение задумался. Как ни крути, а от одного 'остера' придётся избавиться. Зато командир второго станет посговорчивее. - Две торпеды, боеголовки - гравитационный молот. По готовности выполнить пуск по... - Вересов подбросил на ладошке древнюю монетку, сохранившуюся с времён, когда деньги ещё были деньгами, а не виртуальными единицами и нулями. Ага, 'решка!' - ...тому 'остеру', что уходит вправо.
  
  Весь набор нового оружия нужно испытать по реальным целям. Сейчас самый подходящий случай.
  
  - Пуск выполнен, торпеды ушли... по ближайшему к цели реперу, ОВУ - шестнадцать секунд.
  
  'Песец котёнку! - злорадно осклабился Михаил, следя за отсчётом таймера. - Даже если беглец обнаружит торпеды, всё равно ничего предпринять не успеет'.
  
  Заметили!
  
  О, эгиды обоих 'остеров' замигали. Сдаются!
  
  Поздновато спохватились,