ЧАСТЬ 1
  Прятки. Усложненный вариант.
  
  Начало.
  Нико, близнецы и еще одна рыжая.
  
   Сначала мимо продефилировала рыжая девица с высокомерно задранным носом. Симпатичная такая. Похожая на кошку, готовую в любой момент вцепиться кому-нибудь в лицо. В общем, девушка не в настроении. Расстроил ее кто-то.
  Нико благоразумно сдержал возглас, который, по его мнению, выражал восхищение, но девушками почему-то воспринимался как оскорбление, и проводил симпатичную девицу задумчивым взглядом. Кто-то дальше по курсу девушки оказался не настолько наблюдательным и сказал какую-то пошлость. Она не стала возмущаться, просто схватила одну из деталей валявшихся в большом количестве на полу в ангаре и метко сбила ненаблюдательного типа с его насеста. Бедняга закачался на страховке, но не успокоился.
  Он, используя выражения не принятые в приличном обществе, решил поинтересоваться, за что в него швыряются всяким барахлом. В ответ получил еще одной деталью по лбу и замолк. Может, задумался, а может и чувств лишился.
  В общем, Нико это было не интересно. Интересна ему была девица, которая гордо удалялась в направлении выхода. Когда девица окончательно скрылась, он печально вздохнул и решил взяться, наконец-то, за проверку подсистем и целостности их панцирей. Надо же было разобраться, почему шумок на поворотах сбрасывает часть топлива.
  Но ему опять помешали.
  На этот раз явилась местная знаменитость в сопровождении чуть менее знаменитой знаменитости. Они дружно уставились на шумок. Потом так же дружно заметили Нико и почтили его своим вниманием.
   - Эй, контрабанда, - обратилась главная знаменитость, то есть многократный призер гонок Артур Граску, к Нико. - Решили переквалифицироваться? Что, стражи объявили охоту на ваш экипаж? Или товар не нашли?
  Нико покрутил пальцем у виска.
  Не объяснять же этому придурку, что на Тулоне, помимо контрабандистов, живут разнообразные наемники, следопыты, знающие и просто люди, которым нравится там жить. Впрочем, семейство Нико действительно начинало свое возвышение с банального провоза контрабанды. Но этим ремеслом Черные Лисы не занимаются уже лет двести. Люди этой семьи и так нарасхват. Они лучшие из следопытов и знающих. А так как давать советы и выслеживать пиратов значительно безопаснее, чем возить контрабанду для недовольных заказчиков, то и занимаются они соответственно не контрабандой.
  Тем более, Нико не стал бы рассказывать, что старшие братья решили развлечься, поучаствовать в гонках, и его прихватили за компанию, то есть в качестве одного из лучших сес-механиков семьи.
  - Неразговорчивый, - констатировал Артур.
  То, что умом этот красавчик не отличается, было заметно сразу, но ему особого ума и не требовалось. Вот его приятель другое дело. Невысокий по меркам Тулона, немного сутулый, он был признанным гением. Черные Лисы несколько раз давали ему заказы, весьма специфические, но парень справлялся очень быстро и хорошо. Жаль, что главной страстью в его жизни было усовершенствование стрекозы гонщика Артура. И хорошо, что ни Нико, ни его братья, решившие поискать приключений на одно место, ни разу не присутствовали в составе делегаций, направляемых к гению с очередным заказом. Иначе ни о каком инкогнито не могло бы быть речи. У этого гения была одна особенность, он запоминал всех кого хоть раз видел.
  В данный момент гений, зовут которого Женя Кот, смотрел в одну точку, пытаясь понять, почему Нико кажется ему знакомым. Бесполезные усилия. Видел Кот его маму, а так как она старше похожего на нее сына на двадцать девять лет и к тому же женщина, то наверняка не ассоциируется в памяти гения с тощим пареньком.
  Мама Нико была красавицей. Так что, на счет своей внешности паренек никогда не заблуждался. Ему не хватало мужественности присущей остальным Лисам, но, учитывая, что ему всего девятнадцать, то со временем черты лица вполне могут немного измениться.
  Недоставало также роста, но это только в семейном кругу, метр семьдесят девять вполне приличный рост. При этом он был худенький и стройный, но широкоплечий. В общем, несколько странноватое зрелище, особенно в мешковатых штанах заправленных в высокие ботинки и лохматой жилетке одетой поверх желтой рубашки. Добавить к этому зеленые семейные глаза, тонкий мамин нос и овал лица, отцовский упрямый подбородок и черные лохмы, торчащие в разные стороны... Внешность запоминающаяся. Именно поэтому Кот решил, что не мог нигде его видеть. Теперь даже братьям бояться нечего, даже увидев их, гений не станет вспоминать Черных Лис с их семейным сходством.
  - Может вы уйдете и не будете мне мешать? - поинтересовался Нико.
  - А ты кто? - задал очень умный вопрос гонщик.
  Интересно, кого он рассчитывает увидеть на носу кораблика помимо механика. Продавца мороженого?
  - Нико. Механик.
  - А, - задумчиво выдал гонщик и уставился на своего механика, словно ожидал, что тот чем-то подтвердит данное заявление.
  - У него фазер не работает, - отозвался Кот. - Наверное, забыли отрегулировать на климат Новой. Жители планет, где кораблям выше второго класса запрещено опускаться в атмосферу, часто забывают, что эта атмосфера везде разная. Да даже на одной планете она неоднородна.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил Нико и перестал ковыряться в сплетении деталей режимщика, выискивая битый пазл. Если барахлит фазер из-за непривычных условий в период спокойствия, не удивительно, что шумок избавляется от лишнего груза, которым он почему-то посчитал запас топлива. Умный кораблик, никто ведь не спорит.
  Знаменитости дружно кивнули и так же дружно удалились по своим делам.
  Нико быстренько вернул на место детали, которые успел выдрать из гнезд и поставил память фазера в режим определения новых условий для старта. Сам тем временем задумался о девице.
  Славная девушка. Рыжая. Красивая и уверенная. Такая не станет цепляться мертвой хваткой в малознакомого парня, в надежде породниться со знаменитым семейством. И такие обычно становились если не женами, то подругами мужчин этого семейства. Следственно улучшалась порода, портился характер и добавлялось красивости и обаяния, которых и так было многовато для одной семейки.
  Некоторых таких даже воровали, не дожидаясь их согласия. Некоторые никогда так и не соглашались и делали вид, что остаются исключительно из-за детей, как мама Нико. Впрочем, девушки Черных Лис с понравившимися мужчинами обходились похожим образом. Когда одной семье принадлежит целый материк, похитить, спрятать и не отпускать можно кого угодно, было бы желание. Правда, за всю историю убежал таки один похищенный мужчина, да и тот скоро вернулся, после общения с Черными Лисами трудно опять привыкнуть к обычным людям.
  Становилось скучно. Копаться в совершенно исправных механизмах смысла не имело. Сюрпризы от братьев Лис были готовы еще неделю назад. Причем, сюрпризы настолько оригинальные, что в правилах наверняка не упоминаются, так что официально никто не сможет обвинить их в мухлеже. Насчет того, что скажут неофициально Нико не беспокоился.
  Собственно, братцы изначально решили не демонстрировать великолепного вождения, они даже выигрывать не собирались, просто хотели довести всех своими выходками до белого каления. Дома на их выходки давно перестали реагировать. Привыкли. Даже благословлять начали на очередную глупость, а это как-то отбивает охоту их делать.
  А здесь люди новые, не знающие об их принадлежности к Черным Лисам, поэтому будут удивляться и вести себя совершенно искренне. По крайней мере, братья так считали.
  Нико же был уверен, что рано или поздно гонщики объединятся с общей целью набить им морды, поэтому изучил окрестности, на случай, если понадобится срочно убегать. Не то, чтобы он боялся быть избитым, это еще неизвестно кто кого бы побил: гонщики, ребята смелые и обозленные, или Черные Лисы, которых с раннего детства учили защищаться и побеждать. Просто Нико был здесь за компанию, идея изначально принадлежала не ему, он даже долгое время не соглашался на эту сомнительную авантюру и теперь не собирался отвечать за ее последствия. В крайнем случае, он довезет братьев до дома, если они сами по каким-то причинам не смогут добраться.
  - Загораешь? - прервал размышления недовольный голос одного из братьев.
   Нико поднял голову, пытаясь определить, который. Братья были жутко похожими близнецами, поэтому с определением всегда возникали некоторые трудности, особенно если на них что-то находило, и они начинали носить одинаковую одежду и делать одинаковые прически. К счастью такой период недавно прошел. По успевшим немного отрасти, пепельным волосам, Нико опознал Никиту.
  - Слушай, Кит, отстань, я мечтаю. Иначе вернусь домой и делайте что хотите. Уверен, здесь можно нанять неплохого механика.
  - Так и сделаем, если "Тайфун" не начнет летать нормально, - не стал спорить обычно несдержанный братец. Не хотел ссориться. Потому, что с наемным механиком могли возникнуть проблемы. Трудновато объяснить незнакомому человеку свое желание летать, как угодно лишь бы эти полеты у кого-то вызывали желание придушить пилота.
  - Нужно следить за своим шумком. Какой идиот забыл ввести сведения о поменявшемся климате на поверхности? - ехидно осведомился Нико.
  После этого вопроса перед ним предстал второй близнец. Короткие светлые волосы были намазаны какой-то пакостью и похожи на колючки новорожденного ежика, выражение лица, впрочем, тоже напоминало о младенце, правда, человеческого вида. Понятно кто забыл. Вообще, из них троих Влад выглядел самым странным.
  Никита, например, одет вполне прилично, если, конечно, не обращать внимания на то, что свитер неизвестного происхождения был, растянут и висел даже на его крепкой фигуре, а джинсы местами протерты до дыр.
  А Влад чересчур старательно подбирал одежду для роли оборванца, иначе непонятно было зачем ему это понадобилось. Вообще, хотелось узнать, где он откопал столь оригинальные шмотки. На брюках неизвестного цвета не осталось свободного места из-за огромного количества заплаток разных цветов и размеров, смешанных с разноплановыми вышивками. Маечка трещала по швам, так как была мала размера на три, но зато отличалась редкостно противным оттенком красного. Поверх нее была натянута скромненькая замшевая курточка, похоже женская, в плечах естественно маловата, зато с бахромой и розочками на воротнике. А еще были сапоги салатного цвета и шарфик в сине-красные полоски. Спасали положение веснушки на лице Влада и прическа, благодаря им он становился похож на ребенка переростка, а не на человека сбежавшего с ближайшей психушки.
  - Ладно. Забыл и забыл. Деньги на топливо у нас есть, - не стал развивать тему Нико. - Меня другое интересует. Никто из вас не трогал рыжую девицу? А то она здесь пробегала, злая как тысяча чертей.
  - Понравилась? - спросил Влад. Ну да, он при всех своих странностях умнее и своего близнеца, и Нико.
  - Да, - честно признался. Ну, поиздеваются немного из-за его тяги к рыжим и взрывоопасным. Он уже привык. Зато точно не станут пытаться ей понравиться. Нико, конечно, красавчик каких поискать, но близнецы более уверенные в себе, более настоящие и постарше. Почему-то взрывоопасные девушки всегда предпочитают тех, кто постарше и понадежнее с виду.
  - Дочка судьи, - задумчиво сказал Кит. - Устроила ему скандал из-за того, что ей папочка не разрешил летать. Вроде она во что-то врезалась. Или в кого-то. Специально. А еще она Граску обзывала ничтожеством с самомнением. Ей не нравятся нахалы. Так что покрасней немного и вполне возможно, что она обратит на тебя внимание. Хотя я бы не стал связываться, такая и пристрелить может.
  Нико последовал совету брата и покраснел. Это у него получалось легко. То ли из-за небольшого количества прожитых лет, то ли из-за полного непонимания девушек как вида, то ли из-за вечного сюсюканья о его симпатичной мордашке. Впрочем, когда дело касалось чего-то серьезного вся его неуверенность пропадала, заменяясь спокойствием настоящего следопыта. У братьев так не получалось, поэтому их в одиночное плавание не отпускали, говорили, что нужно набраться опыта.
  Почему у него, без всякого опыта, получалось вычислять маршруты и находить ответы быстрее, чем у многих опытных, Нико не знал. Скорее всего, дело было в естественном отборе. Черные Лисы уйму времени и сил потратили на улучшение собственного набора ген. Ничем не гнушались. Даже направленными мутациями, не говоря уже о соблазнении всяких гениев, вроде того же Кота, с целью рождения умненького ребенка.
  Правда, все вышеперечисленное в равной степени касалось и всех остальных ныне живущих Черных Лис, включительно с не желающими взрослеть братьями, это в двадцать пять лет-то. В душе Нико их понимал, его тоже не очень прельщали обязанности и ответственность, которые обязательно навесят родственнички, посчитав его достаточно взрослым для этого. Но попытки Никиты и Влада казаться глупее, чем они есть на самом деле, переходили по оригинальности все границы. И убедить родственников в собственной глупости у них не было шансов, им просто давали время повеселиться, чтобы потом не отвлекались на всякую ерунду.
  Черные Лисы, при всем желании, не могут быть дураками. Дураки в этой семье не выживают.
  Пока Нико размышлял, близнецы водили странные хороводы вокруг шумка. Делали вид, что разбираются в технике лучше брата, а может, искали царапины, которые вполне могли появиться из-за уймищи астероидов, метеоритов и разнообразного мусора летающего рядом с Новой. Планета даже заказала специальный корабль для расстрела камней летящих в направлении поверхности, иначе жить на ней было бы невозможно.
  Как выживали первые поселенцы, Нико даже представить не мог, и бурная фантазия в этом сложном деле не помогала. Трудновато представить жизнь людей, которым на голову в любой момент может свалиться камешек величиной с их дом. Не понятно также, что именно их привлекло на неприветливой планетке, состоящей казалось из одних вулканов вызванных падением очередного гостинца из космоса. Это сейчас вулканы успокоились, не без помощи уже упоминаемого корабля и прочих средств защиты.
  Тем временем опять появилась девица. Теперь она бежала в обратном направлении. Точнее, преследовала рыжего мужика внушающих уважение размеров. Мужик размашисто шагал, каким-то чудом не поддаваясь желанию сорваться на бег, обводил безумным взглядом окружающее пространство и после каждого восклицания девицы трусливо втягивал голову в плечи.
  Девица требовала дать разрешение на полеты, обещая в противном случае испортить жизнь всем вокруг. Мужик вяло оправдывался тем, что она сама во всем виновата, не нужно было мстить Граску таким варварским способом за вполне безобидный комплемент. Выслушав его, девица завопила о том, что никто ее не любит. Она так увлеклась, что совсем не смотрела под ноги. В результате наступила на деталь, которую как-то упустил из виду Нико, и с размаха уселась на пол. Мужик не стал дожидаться, пока она встанет, и использовал представившуюся возможность для побега.
  - Какой урод разбрасывает здесь всякий хлам? - возмущенно завопила красавица.
  - Я. - честно признался Нико. Уродом его еще не называли, поэтому он несколько удивился. Братцы дружно захихикали, глядя на его возмущенное лицо.
  Девица медленно осмотрела его совсем не внушительную фигуру и изумленно уставилась на лицо.
  - С уродом я, кажется, погорячилась, - признала, насмотревшись, и тут же добавила. - Идиот.
  Братцы заржали в голос, за что получили от девицы по пинку. Они засмеялись еще громче и девица, разумно усомнившись в их умственных способностях, помчалась дальше. Наверное, на поиски своего папаши, ни кем другим рыжий мужик быть не мог.
  Нико потряс головой, надеясь, таким образом, взбодрить мозги и понять во что он, собственно, так неосмотрительно ввязался. Братья, похоже, заранее знали о непростых отношениях между местной знаменитостью, дочкой судьи и самим судьей. Это знание вполне могло стать причиной выбора этой планеты для ознакомления ее жителей с собственными причудами. Братцы долгие годы собирают сплетни. И отправляются только на планеты чем-то их заинтересовавшие. А Нико с собой позвали, потому, что девица оказалась рыжей. Хотели посмотреть на его реакцию при столкновении с очередной торпедой в женском обличии. Убедиться, что он поумнел. Убедились. Только совсем не в том на что рассчитывали. Нико и сам засомневался в наличии ума.
  Рыжие девицы всегда приносили ему несчастья. Начиная с младенческого возраста. Даже рыжеватые сестры внесли свой посильный вклад.
  А вот когда он подрос, все переросло из количества в качество и родственники поспешили пристроить его к какому-то нужному и трудно выполнимому делу. Увы, оказалось, что трудно выполнимые дела он выполняет с потрясающей легкостью, даже не отвлекаясь от страданий по очередной сомнительной девушке с жутким характером.
  Девушки, похоже, придумали конкурс "Доставь как можно больше неприятностей Нико из дома Черной Лисы" и теперь пытались в нем выиграть. Причем, у каждой следующей претендентки было больше шансов на выигрыш чем у всех предыдущих вместе взятых. Из-за некой Лиммы, водившей здоровенный грузовоз, он вообще чуть на тот свет не отправился, потому, что девушка умудрилась нагрубить главе каких-то головорезов. Ей захотелось посмотреть, как Нико дерется и как-то не пришло в голову, что головорезы могут пожелать воспользоваться в качестве аргумента в начавшемся споре оружием.
  Каким чудом Нико с девицей удалось сбежать, он до сих пор не понимал. После этого она долгое время пыталась выяснить, что ему не понравилось. Дурочка, одним словом. Очень красивая дурочка.
  После Лиммы Нико поклялся следовать семейной традиции и не связываться с дурами. Даже если они самые рыжие на свете. И вот, пожалуйста, готов сломя голову бежать за очередной рыжей красоткой, несмотря на ее более чем странное для умного человека поведение.
  Нико тряхнул головой и подошел к детали, пытаясь вспомнить, где ее взял и не мог ли вытащить из какого-то механизма шумка. Возможно, даже бы вспомнил, но в это время девица пошла на третий заход, на этот раз в сопровождении подруги. Подругу она подтащила к улыбавшимся со всех сил близнецам и непрекословным тоном приказала смотреть. Потом с не меньшим упорством поволокла ее к Нико, как раз успевшему смириться с судьбой. Получив очередной приказ смотреть, подруга обалдело уставилась на парня и похоже впала в прострацию. Вряд ли из-за представшего перед ней зрелища. Скорее виной тому стало воздействие рыжей красотки в неограниченных количествах, что, как подозревал Нико, чревато нервными расстройствами.
  - Вот, - радостно воскликнула рыжая не замечая состояния своей жертвы. - Теперь повтори то что ты мне сказала. Попытайся доказать, что Граску самый красивый мужчина во вселенной.
  - Это вы еще нашего кузена не видели, - не менее радостно произнес Нико, помахав перед носом застывшей перед ним девушки рукой. Она к счастью очнулась и почему-то покраснела. - У него аквамариновые глаза, очень светлые волосы, длиннющие, ниже пояса, он их собирает в довольно странную прическу, курносый нос с веснушками и улыбочка от которой одна дамочка даже сознание потеряла, после чего он на ней женился. И уже пол года где-то с ней прячется.
  - С такой внешностью можно спрятаться? Не часто встретишь мужчину с волосами ниже пояса, - решила поддержать разговор рыжая девица.
  - Можно. Нацепил плащ с капюшоном темного цвета и говоришь всем что ты поводырь Белой Сестры. К этим чудикам никто с вопросами не пристает. Чревато. Вот и рядятся в них все кому не лень.
  - А если встретишь настоящего поводыря? - поинтересовалась, ехидно улыбаясь.
  - Сомнительно, что они настоящие существуют, - вежливо ответил Нико.
  Он абсолютно точно знал, что их не существует. Хождение поводырей Белой Сестры по планетам и станциям началось с дурацкой шутки все того же кузена с длинными волосами. У Черных Лис вообще шутки странные, особенно те, в которых принимают участие все не занятые люди семьи, включительно со слугами и ждущими решения.
  В тот раз Линек решил проверить насколько доверчивы люди. Оказалось, что люди во всякую бредятину верят с большей охотой, чем в правду о следопытах. Это его очень расстроило. Линек решил как-то исправить ситуацию и открыл для этой цели тайную школу Белой Сестры. Учеников для школы он разыскивал по всей галактике и, благодаря этой школе, уже больше десяти лет был вторым человеком Дома Черной Лисы. Потому что школа оказалась отличной идеей. Ее выпускники, безо всякого подкупа и промывки мозгов верой и правдой помогали Дому во всех его начинаниях, и каждый год пополняли ряды ждущих решения.
  А Белая Сестра на самом деле скульптура неизвестного автора, стоявшая во дворе дома, где прошло детство Линека. Скульптура страшненькая, перекошенная, но довольно миленькая, без претензий на произведение искусства.
  Рыжая загадочно похмыкала, постучала каблуком по полу, обошла вокруг Нико, возможно дефекты выискивала. Или хвост надеялась увидеть. Вид у нее был не внушающий доверия. Но она не стала демонстрировать черты своего характера во всей красе, а всего лишь представилась.
  - Таша Вереск, - при этом она ткнула пальцем себе в живот. Наверное, боялась, что иначе ее не поймут. - А она Малина, - тычок в плече подруги.
  - Я Нико. А они Никита и Влад. - Нико в точности повторил ее жесты, с той разницей, что в плече пришлось тыкать двух человек. Братья зашипели и начали потирать плечи, а девица возмущенно фыркнула и опять пропала в неизвестном направлении.
  - Несчастная планета, - задумчиво произнес Влад. - Мало ей метеоритов. Еще и девчонки сумасшедшие рождаются.
  - Кто бы говорил, - отозвался Нико, силясь вспомнить, о чем таком важном думал до прихода Таши Вереск. Вспомнить, естественно, не получалось. - Хотя эту красотку действительно можно использовать в качестве оружия массового поражения.
  - Да, - вставил свое веское слово Никита. После чего близнецы переглянулись и дружно поспешили вовнутрь шумка. Возможно, о чем-то вспомнили, но, скорее всего, просто заметили возвращавшееся оружие массового поражения раньше Нико и решили больше не испытывать судьбу.
  Спрятались они вовремя. Таша подбежала почти вплотную к оставшемуся парню, еще раз внимательно его осмотрела, чуть ли не обнюхала, что со стороны наверняка выглядело очень странно. Не меньше внимания уделила шумку.
  - Вы ведь контрабандисты с Тулона. Они в большинстве своем летают на таких кораблях и никто их поймать не может, - обвиняющее произнесла спустя некоторое время. После этого уставилась на Нико так, словно у нее были доказательства что именно он руководит контрабандистами Тулона.
  Впрочем, если она это подозревала, то была не так уж не права. Нико довелось поруководить контрабандистами. Во время защиты Тулона от пиратов, решивших собраться вместе ради захвата планеты. У них естественно ничего не получилось. Не из-за талантов Нико, а просто потому, что у Тулона хорошая защита и, в сущности, контрабандисты вылавливали тех кому удалось выжить после того как зеркало отразило беспорядочные выстрелы пиратов на их же корабли. Вылавливали долго, некоторых очень далеко от планеты. Нельзя было допустить чтобы они рассказали кому-то про зеркало. Не хватало еще чтоб Союз Свободных Планет, или кто-то еще заинтересовался делами Тулона. Пока было рано для откровений. Пускай лучше на тайны ангелов охотятся, а тулонцам неплохо и без излишнего внимания.
  - Ну, летают, - подтвердил Нико, заметив, что девица начинает злиться. - Только на шумках и помимо контрабандистов есть кому летать.
   - Ну да, есть. Только почему-то никто кроме контрабандистов и следопытов таких кораблей не имеет. И ни те, ни другие не признаются где их взяли. Еще и минируют гады. У меня есть такое подозрение, что они нашли склад исчезнувшей цивилизации и теперь пользуются всем что там было. Но рано или поздно кораблики закончатся.
  - Ага, помечтай, - не выдержал Нико беззастенчивой клеветы на жителей собственной планеты.
  - Не нужно изображать оскорбленное достоинство. Не поверю. - Таша даже голос повысила. - С контрабандистами хотя бы все понятно. Не желают люди платить пошлину, налоги и тому подобное. А следопыты... По-моему, они над всеми издеваются и еще и деньги берут. Выслеживают они пиратов, как же. Они заранее знают где их искать, но не желают ничего делать пока им не заплатят. Из-за них уйму людей убивают, но что им чьи-то жизни, без оплаты они даже не пошевелятся.
  - Можно подумать кто-то без оплаты отдаст им продукты и прочие товары, - попытался воззвать к голосу разума Нико, но у девицы, похоже, разум отсутствовал напрочь.
  - Это другое. Из-за этого никто не умирает, - зашипела она.
  - Ага, расскажи это нескольким тысячам жителей Тулона, которые умерли в первые годы поселения только потому, что у них не было средств на лекарства, а всякие организации помощи делали вид, что их вообще не существует. Или погибшим при попытке каких-то кочевников увезти с Тулона побольше симпатичных девушек. Все эти бедные несчастные вынужденные платить за поимку пиратов тогда разводили руками и утверждали, что сделать что-либо не в их силах. Если бы не помощь призираемых тобой контрабандистов, тогда еще вольных торговцев, на Тулоне бы никого живого не осталось. И кораблики, кстати, мы делаем сами. Но не желаем, чтобы на них катались какие-то заносчивые жители благополучных миров. Они и так пытаются учить нас как нужно жить. Хотя у нас, по сравнению с этими благополучными мирами, у всех есть приличное жилье, даже если оно на станциях, а не на планете, оно есть. Заметь не жалкая комнатушка в полуразвалившемся здании, а приличных размеров помещение из которого таких комнатушек можно наделать штук двадцать. Многие так и делают. Переселяются к родственникам, а комнатушки превращают в гостиницу для приезжих людей без средств. Еще у нас не бывает эпидемий, потому что всех младенцев, в независимости от социального статуса, обязательно первые три недели держат в больницах для выработки иммунитета от всех возможных и не возможных болезней. Кстати, от вещества способного помочь выработать этот иммунитет большинство миров категорически отказалось, обвинив Тулон в незаконных экспериментах. Боятся потерять прибыли от продажи лекарств. У нас лечат только механические повреждения. Потом, у нас есть фонд взаимопомощи, из которого каждый житель планеты может взять средства для того, чем он собирается заниматься, все равно чем. Обычно берут средства на покупку кораблей, изобретательство и организацию небольших компаний по производству оригинальных вещей, реже на что-то другое. Заметь, на обучение не берут, даже у самых бедных по меркам Тулона людей хватает средств на обучение своих детей, а детей в наших семьях чаще всего четверо-пятеро. И еще, большая часть денег из заработанных на поимке пиратов переводятся в фонд взаимопомощи. Не потому что кто-то там такой благородный и добрый. Просто это способ не быть зависимыми от кого бы то ни было. Планета должна развиваться, должна быть лучше всех, иначе ее сожрут те кто сильнее. А шумки были изобретены группой подростков, эксперименты проводились в течение трех лет на деньги из фонда, даже одну станцию успели взорвать, но зато теперь лучших кораблей нет ни у кого.
  Нико выдохся и замолчал. Девица задумалась о чем-то своем. Скорее всего, убедить ее не удалось. Ну и ладно. Хотя бы замолчала. Да и не нужно ей верить. Дела Тулона касаются только его жителей. Всех без исключения. Потому, что правительства, как такового, на планете нет. Есть несколько объединений довольно умных людей, представляющих ту или иную профессию, три огромных, по количеству народа входящего в их состав, семьи, которым фактически принадлежат три материка Тулона, и союз контрабандистов, в который входят, помимо контрабандистов, все способные летать так, чтобы у всяких Граску от зависти возникало желание придушить их.
  Таша перестала размышлять и задала вопрос который ее очень сильно волновал.
  - А правда что вы мутанты? - при этом у нее были очень бесхитростные глаза, наверное, задумала какую-то пакость.
  - Правда, - торжественно ответил Нико.
  Девица неожиданно повела себя совсем не так как он ожидал. Она не стала брезгливо морщиться или делать вид что для нее никакой разницы нет. Она уставилась на Нико с каким-то непонятным восторгом. Складывалось впечатление, что она знает в чем эти мутации заключаются. Хотя знать не могла. Слишком уж специфические способности, близкие к сказкам о суперлюдях.
  - А мутанты все такие красивые? - задала она следующий вопрос, и Нико не сдержал облегченного вздоха.
  - Разные, - честно ответил он. - Красивость передается по наследству от родителей. Я, например, на маму похож. Хотя уродов на Тулоне не бывает. Любое физическое уродство убирается еще в процессе развития ребенка в утробе матери, также убирается возможность передать уродство своим детям. А уроды моральные долго не живут и потомства не оставляют, неподходящая для них планета.
  - Ага, идиллия, - ехидно добавила Таша. - Так я и поверила.
  - Мне то какая разница, веришь ты или нет? - поинтересовался Нико.
  На этот вопрос девица ответила очередным фырканьем, выражавшим все презрение, на которое она была способна по отношению ко всяким контрабандистам, после чего опять скрылась. Нико остался подумать о том, зачем она собственно приходила. Так и не придумал. В одном он был уверен абсолютно точно, девица явится еще не раз и не успокоится, пока Нико не пожалеет о том, что ему довелось ее увидеть.
  
  
  
  
  
  Те же и крашеный вампир.
  
  
  То, что соревнования проходят не совсем так как бы хотелось братьям, Нико понял после того, как шумок пошел на третий круг. Сюрпризы все отлично сработали, выбив из забега половину претендентов на победу. Граску, правда повезло, его кораблик напоролся на метеорит и на некоторое время отстал, так что под раздачу сюрпризов не попал. Те кому повезло меньше обзывали братьев такими словами, что кто-то более впечатлительный обиделся бы на всю оставшуюся жизнь. Но братцы только улыбались и, похоже, даже получали удовольствие. Теперь пришла пора их расстроить.
  - У нас проблемы. Две. Одна хуже другой, - задумчиво сообщил Нико, глядя на звезды.
  - Какие? - деловито спросил Влад, оторвавшись от размазывания чего-то серого по рукаву куртки.
  - Я понял что за деталь валялась на полу.
  - Да? - удивился Никита, не отрываясь от управления кораблем. Смотрелся он очень красиво. Так должен выглядеть заколдованный принц. Кожа, из-за отсвета сообщающего поля, казалась голубоватой, глаза, чтобы ничто не отвлекало, закрыты, а высокое кресло главного пилота было похоже на трон.
  - Переходник, - обреченно сообщил Нико.
  - Который? - Влад даже подскочил, похоже, понял, что дело - труба.
  - От пульсара. Видишь, у нас тяга падает. Скоро вообще повиснем.
  - У нас что запасных нет? Вылезем наружу и поставим новый. Или ты метеоритов боишься? - Влад, похоже, удивился, не понял в чем собственно проблема, пришлось рассказывать о том, что Нико счел главными неприятностями.
  - Видишь кораблик? "Лилия" называется. Похоже, управляет им наша знакомая Таша Вереск, а еще, похоже, что она решила отомстить за всех пострадавших в этой гонке и протаранить нас.
  - Думаешь, убьется? - проявил любопытство Никита.
  - Думаю нет. Под шкуркой у этого красавчика прячется десантный быстроход, - ответил Нико. - Я случайно увидел его когда гулял. Проблема в том, что после столкновения на то, чтобы избавиться от помятых останков несчастного кораблика уйдет время. Еще и девица будет требовать чтобы ее вытащили из внутреннего модуля. Этого времени вполне хватит трем подозрительно похожим на Темные города объектам чтобы долететь до нас. И опять таки, девицу спасать придется, иначе станет она довольно дорогой рабыней.
  - Где? - спросил Влад.
  - Двадцать градусов от третьей точки.
  Близнецы помолчали, возможно, мыслями обменивались, Нико не был уверен, так как братцы иногда бывают очень скрытными и про очередной талант рассказывают только в случае крайней необходимости. Кораблик "Лилия" медленно но неотвратимо настигал терявший скорость шумок. Темные города передвигались странными зигзагами, похоже, перестраивались для атаки. Время.
  - Ладно, пойду, попробую поставить деталь на место. Думаю, Дракончик сможет ее придержать пока я не справлюсь и красотке не удастся размазать меня по обшивке, - опять заговорил Нико.
  Братья удивленно на него уставились и стали совершенно неотличимы.
  - Ты его взял с собой? - первым очнулся Влад. - Но он же еще мелкий и плохо защищен!
  - Устаревшие сведения, - отмахнулся Нико. Ему безумно нравилось обалдение на лицах обычно невозмутимых братцев. Похоже, ему впервые удалось их удивить. - Мы провели испытания. Все как положено. Маскировка совершенна и с переходами никаких проблем. Если бы это было не так, никуда бы я с вами не полетел. Это только вы можете всех безнаказанно доводить до белого каления. У меня этот номер не проходит, так что я заранее побеспокоился о путях отступления.
  - Умница, - очень серьезно сказал Влад.
  Никита только повел плечами. Устраивался поудобнее, готовился к настоящей гонке. Со стрельбой и прочими неприятными последствиями. А еще нужно было как-то предупредить местные власти.
  Нико улыбнулся и пошел на выход. Момент, когда Дракончик закрыл его смертное, даже слишком смертное, тело от существующего в этой плоскости мира, Нико как всегда пропустил. Просто в какой-то момент ему не понадобилось дышать, обходить преграды и считать время. Время - самое главное. В плоскости призраков, к которым принадлежал и Дракончик, время отсутствовало. Никто не мог объяснить, как это вообще возможно, но это было. Переходник, зажатый в ладони, в этом мире виделся сплетением световых лучей, чем собственно он и был под оболочкой из мира в котором жил Нико. Труднее всего оказалось эти лучи упрятать в оболочку, точнее найти оболочку, которая не взрывалась от соприкосновения с ними.
  Времени не было, поэтому Нико не знал, сколько его потратил на переплетение лучей, зажатых в руке, с другими такими же, разбросанными по чуждой им поверхности выращенного из зародыша кристалла корабля. Обшивки видно не было. В мире Дракончика ее не существовало, как и прочих препятствий. Был только странный узор, одновременно красивый и пугающий, висящий в пустоте. Узор светился внутри себя. Нико физически чувствовал что этот свет должен быть горячим, но тепла совсем не чувствовалось, потому, что оно навеки застыло, перестало распространяться в тот самый миг, когда в мире Дракончика пропало время. А время когда-то было, даже мелкий Дракончик помнил о его существовании, а потом исчезло, и все застыло в целой вселенной. Так что даже свет лучей на самом деле эхо, отражение в зеркале той вселенной, в которой жил Нико.
  Пальцы ловко перебирали узор, разыскивая разрывы. Вплетали недостающие нити, соединяли, а разум, существующий где-то в другой плоскости и связанный с этой только слабым отголоском существующего там человека, продолжал удивляться и тихо скулить от страха. Разум подсчитывал свое время текущее тонким ручейком по нити, связывающей две вселенные. Тоненькая и почти нереальная связь двух существ, разумного и желающего, непонятно как возникшая, но сделавшая их более похожими чем близнецы Влад и Никита.
   Наконец лучи сплелись, расправились и перестали светиться. Теперь их энергия принадлежала шумку, перестала исчезать, натыкаясь на разрыв в кружеве из другой вселенной, и Нико облегченно выдохнул, опять упустив момент перехода. А потом он упал. И нашел себя в коридорчике возле одного из тайников. Дракончик вздохнул возле уха, на мгновенье сплелся в серую дымку и исчез, растворившись в кристалле из своего мира. Он тоже не мог привыкнуть жить в мире, который мог видеть только глазами Нико. И не мог долго находиться далеко от паренька. Дракончик был еще ребенком и выбрал себе поводырем человека, которого тоже воспринимал как ребенка. Вместе с Нико он становился разумным. В его мире разумным быть невозможно, потому, что нет времени, и ничто на самом деле не двигается. Двигаются миры вокруг, те в которых есть время. Вместе с Нико Дракончик себя осознавал, он рос, думал, даже пытался шутить, а в его мире возможно только осознавать, осознавать целую вечность и никогда одновременно.
  Нико знал, что вернулся в то же мгновение из которого исчез, но никак не мог к этому привыкнуть. Он чувствовал прошедшее время, и в душе жил страх, что мир, в котором времени нет, ворует это время у него. Стыдно признаться, но чаще всего ему снился кошмар, что однажды он в который раз вернулся в тот же миг из которого исчез, став частью мира Дракончика, и увидел что превратился в старика, что ему больше ста лет.
  Возможно, он никогда не привыкнет к погружению в мир в котором нет времени, больше всего мешало осознание, что время внутри человеческого тела никуда не девается, незаметно уходит, исчезает и тихонько смеется над глупцами, решившими, что они смогут вырваться из-под его власти. Время наверное единственное чего Нико боялся. Он даже не очень понимал почему люди боятся таких странных вещей как смерть и боль. С ними все очень просто. Боль нужно перетерпеть, она всегда уходит, рано или поздно, да и привыкаешь к ней со временем, не перестаешь ее чувствовать, а просто однажды замечаешь, что в какой-то момент отвлекся и совсем о ней забыл.
  А смерти бояться просто глупо. От нее нельзя скрыться. Нико конечно хотел прожить как можно дольше, но если бы его заставили выбирать либо долгую скучную жизнь, либо короткую, но наполненную событиями, он бы выбрал короткую. Потому, что жизнь для него измерялась событиями. Разными событиями. Счастливыми и такими, повторения которых он не пожелал бы и врагу. Жизнь без событий - просто существование, как в мире Дракончика. Не зря же призраки прилагают столько усилий, чтобы променять вечное существование на жизнь, которая раньше или позже закончится смертью.
  Чтобы вернуться в главный модуль опять пришлось потратить время, на этот раз существующее и во внешнем мире. Бежать было жутко неуютно из-за ожидания удара ополоумевшей девицы. В случае чего, в коридорах шумка даже ухватиться было не за что.
  К счастью, добежать удалось без лишних приключений. А потом выяснилось, что опасался свернуть себе шею он совершенно зря. Девица оказалась отличным пилотом, определенно лучше, чем тот же Граску. За несколько секунд до столкновения она каким-то невероятным образом проскочила мимо и помчалась дальше, обзывая экипаж шумка нехорошими словами на общей волне, наверное, хотела всех оповестить как она относится ко всяким контрабандистам.
  Спустя минуту, в ее монолог влился голос ее же папаши, который обзывал дочурку похожими словами и обещал запереть ее где-то на всю оставшуюся жизнь. Таше на истерику отца было откровенно наплевать, она даже внимания на него не обратила. Она стремительно мчалась к финишу, в какой-то момент вспомнила о ненавистном гонщике и добавила несколько слов в его адрес, после чего Нико понял, что его с братьями красотка даже уважает, потому что в их адрес она таких слов не употребляла. Папаша перешел на ультразвук и резко замолчал, толи голос сорвал, толи аппаратура такой тональности не пережила.
  - О, а нам везет, - весело сказал Никита. Выглядел он очень счастливым, что, учитывая уверенное приближение объектов, действительно оказавшихся Темными городами, выглядело несколько странно. Неужели ему нравится быть обруганным взбалмошной девицей? - Я не спятил, - поспешил успокоить братьев, заметив их удивленные взгляды. - Просто поблизости ошивается треть местной армии. У них учения. Их очень много. Поэтому им глубоко плевать на репутацию всяких пиратов цыганского типа, плевать на их летающие крепости, а, в крайнем случае, они просто вместо плевков применят две старые граве-бомбы которые должны были взорвать в процессе учений, потому что у бомб в любом случае заканчивается срок годности и они становятся опасными для хранения. В общем, они уже летят на помощь и просили не путаться под ногами.
  - А я что? Я не против, - отозвался Влад. - Как бы заткнуть эту дуру? Из-за нее остальные гонщики не услышат моих просьб не путаться под ногами у армии, которая всегда находится в нужное время и в нужном месте.
  Нико задумался. Таша очень увлеклась персоной Граску, ругалась ради него на нескольких языках и прекращать столь увлекательное занятие не собиралась. Это как же нужно было достать бедную девушку? Даже жаль ее прерывать.
  - Таша, тук-тук, это я твоя совесть. Очисти эфир. У меня срочное сообщение. Если замолчишь, позволю тебе убедиться что у меня нет хвоста. Как слышно? Прием, - занудным автоматическим голосом заговорил Нико, ничего лучше не придумав.
  - Честно? - неожиданно для него отозвалась девица.
  - Что честно?
  - У тебя нет хвоста?
  - Нет.
  - Жаль. Хвост бы тебе пошел. У тебя внешность подходящая для хвоста.
  - Рад что ты это заметила. Но у меня тут сообщение поважнее хвоста. К планете с двух сторон приближаются пираты на кораблях-крепостях и доблестный флот Седьмой Империи. Они собираются здесь немного подраться. Точнее флот империи собирается подраться, а пираты об этом его желании даже не подозревают. Бедняги надеялись быстренько выловить побольше симпатичных девчонок и, не теряя ни секунды отвезти их на ближайший рынок рабов. Деньги у них, наверное, закончились, а воровать продукты бедняги считают ниже своего достоинства. В общем, нужно очистить территорию для предстоящей битвы.
  - А я уже почти очистила. Это вы еле тащитесь, - жизнерадостно отозвалась девица.
  Потом опять к разговору подключился ее папочка. О дочери он, похоже, беспокоился меньше всего. Наверное, не сомневался, что она точно сможет обеспечить свою безопасность и был абсолютно прав. Папочка начал подгонять гонщиков, раздавать приказы, кого-то оповещать. Что в нем понравилось Нико, это то, что он не стал задавать дурацких вопросов, выпытывать откуда у них сведения о пиратах и флоте, выражать свое недоверие и требовать доказательств. До него все начальники и власть имущие считали своим долгом посомневаться. А потом еще и претензии предъявляли. Спрашивали, почему их раньше не предупредили. Подозревали тулонцев в связях с пиратами. И всячески портили жизнь.
  Дракончик тем временем решил проявить самостоятельность и вместо того, чтобы задержать немного Ташу, что впрочем уже не требовалось, задержал пиратов. Как раз настолько, чтобы военный флот перехватил их на безопасном расстоянии от планеты. Никита даже решил не прятаться и понаблюдать, как работают профессионалы.
  Флот полностью оправдал свою репутацию. Корабли появились из ниоткуда, что было невозможно, потому что, как знал Нико, системы маскировки у них самые обычные, то есть за этой маскировкой прятаться от кого-то можно только на большом расстоянии. Тихо, спокойно и даже величественно имперский флот пролетел мимо городов, не обращая никакого внимания на беспорядочную стрельбу мощнейших орудий. Впрочем, они не сильно рисковали, чем мощнее орудие тем труднее его настраивать, а настраивали его для стрельбы по планете и сравнительно небольшим кораблям ее обороны. Удивительно было другое. Пиратские города почему-то попали друг в друга. До сих пор Нико такого не наблюдал.
  Дальше имперский флот решил удивлять по настоящему. Корабли на мгновенье застыли и без всяких маневров, даже отдаленно бы напоминавших разворот, полетели обратно. Пираты наконец перестроили свое оружие, отстрелили пострадавшие сектора и приготовились горячо встретить противника. И встретили. Только совсем не то, на что рассчитывали. За секунду до того, как пираты смогли бы стрелять со стопроцентным попаданием, флот опять застыл и в следующее мгновенье разлетелся в разные стороны, как косяк рыб при виде опасности, и так же, очень похоже на тот же косяк, мгновенно опять превратился в единое целое. В качестве утешения пиратам остались два продолговатых предмета мирно дрейфующих в их направлении.
  - Сейчас будет бабах, - тихонько сказал Влад. И конечно угадал. "Бабах" был. Впечатляющий такой, даже красивый по своему. Две небольших звездочки с кучей лучей-щупалец, которыми эти звездочки медленно и как бы нехотя порезали пиратские города на крупные ломти.
  - Имперский флот приглашает на день своего рождения. Торты уже порезаны, - прокомментировал Влад. - Интересно что это была за гадость? Какие-то разработки новые, что ли?
   - Старые. Они вообще от них уже почти отказались. Слишком много проблем с хранением и сложно точно прицелиться и вовремя удрать. Мы, похоже, повстречались с элитными частями флота, - ответил Нико. Нужно же было что-то сказать, после того, как какой-то несчастный флот вдребезги разбил его веру в превосходство пилотов Тулона над всем остальным человечеством. Впрочем, все не так уж и плохо. Превосходство имперских войск сомнительное. Скорее всего, ребята просто отточили мастерство в выполнении отдельных трюков.
  - А гонки мы уже проиграли, - задумчиво сказал Никита.
  - Да? - удивился Нико. Ему было как-то не до гонок. И не приходило в голову, что братья о них еще помнят. Пираты же гораздо интереснее. Особенно когда их наблюдаешь в процессе спасения выживших с помощью флота противника и странных конструкций, по какому-то недоразумению причисляемых к славному виду звездных кораблей.
  Флоту с выжившими возиться было неохота. У них же учения, а тут развози всяких бродяг по тюрьмам, из которых большинство пиратов все равно отправятся на планеты пострадавшие от их налетов. Насколько знал Нико о политике, которую вела местная императрица в отношении пиратов, отправятся бедолаги на планеты, которые не брезгуют смертной казнью. А за темными городами числится столько смертей, что ничем другим суды в их отношении не закончатся. И чего они сюда поперлись? Решили, что на гонках будет кто-то достаточно богатый, чтобы за него потом выкуп требовать?
  - Нужно на планету возвращаться. Зачем мешать людям? Меня уже три раза просили себя идентифицировать и убедившись, что мы безобидные тулонцы не очень вежливо просили покинуть зону боевых действий. Правда, один раз поблагодарили за информацию, - опять заговорил Никита и, не дождавшись от братьев ответа, направил шумок к финишу.
  На планете их ждали. Сияющий от счастья рыжий судья, который по совместительству оказался главой совета планеты. Его чем-то недовольная дочурка и парочка знаменитостей. Кот насмешливо щурился, что делало его похожим на довольное животное, чье название было дано ему в качестве фамилии. Узнал, значит. Артур пытался заигрывать с недовольной дочкой судьи, на что она не обращала внимания. Зато обратила внимание на тулонцев. И пока ее папа распевал им дифирамбы, доченька внимательно их рассматривала. Ничего хорошего такое пристальное внимание не сулило. В чем им очень скоро пришлось убедиться.
  Выслушав счастливого главу совета, братья единодушно приняли решение немедленно покинуть гостеприимную планету, не дожидаясь неприятностей, но воплотить в жизнь первое за долгое время разумное решение не успели. Возле шумка их уже поджидала Таша Вереск. Вид у нее был такой, что сразу стало ясно, избавиться от нее не удастся. Пришлось вступить в переговоры. Нико долго не мог понять чего она от них хочет. Девица изъяснялась исключительно намеками, на что она намекает, не понял бы и более умный человек. Близнецы вообще предпочли молчать и делать вид, что все происходящее их не касается. Так что выбора у него не осталось и он покорно пошел за девицей, чувствуя себя загипнотизированным кроликом. Близнецы переглянулись и пошли следом, решили, значит, не оставлять непутевого брата на растерзание настырной девчонке.
   Таша долго плутала по каким-то лабиринтам. Временами бормотала что-то о том, что так и заблудиться недолго. Пару раз, скорее всего, действительно заблудилась, но довольно быстро находила правильный путь, после чего неизменно некоторое время сияла от счастья. Когда Нико засомневался в том, что она знает куда идет, девица, наконец, радостно взвизгнула и со всех ног бросилась к развалинам странного вида. Развалины претендовали на звание дома. Дома кем-то пожеванного и выплюнутого, потому что невкусным оказался. Упал выплюнутый дом неудачно, что-то, похоже, снес, потерял часть крыши и перекосился влево.
  Братья переглянулись и пошли следом за странной девчонкой, которая успела скрыться в развалинах и, ругаясь, расшвыривая хлам, похоже, что-то искала. Точнее, кого-то. С большим пистолетом, музейным раритетом, в одной руке и симпатичным таким ножиком в другой. Этот кто-то был замотан с головы до ног в тряпку, чем-то напоминавшую плащ поводыря Белой Сестры. Капюшон надвинут до подбородка, но подбородок излучал такую уверенность и решительность, что даже Влад застыл и не стал задавать свои обычные дурацкие вопросы.
  - Таллен! - радостно воскликнула девица, выкарабкавшись из-за живописной кучи хлама. Она в один прыжок преодолела расстояние до решительного человека. Похоже, девушка собиралась повиснуть у него на шее, но он резко развернулся, после чего его повело и он рухнул на пол, чудом не напоровшись на свой нож. - Таллен?! - на этот раз восклицание выражало испуг и всю страсть на которую способна влюбленная женщина.
  Нико даже позавидовал. Его никто и никогда так не звал.
  - Ничего. Все хорошо. Мне уже лучше, - все с той же потрясающей уверенностью, казалось бы, не сочетаемой с измученным видом, прохрипел Таллен, медленно, хватаясь за все, что попадалось под руки, вставая на ноги.
  Влад решительно шагнул к нему и, под возмущенный писк Таши, рывком поставил его в вертикальное положение, после чего с удивлением обнаружил возле своего носа пистолет.
  - Он стреляет, - неуверенно предупредил потерпелец. - Кто вы вообще такие? - добавил в своей обычной уверенной манере.
  Похоже, насчет пистолета у него были сомнения. Большие сомнения, иначе с чего бы ему говорить следующую фразу?
  - Таша выйди, пожалуйста, у нас мужской разговор.
  - Счас-с, - зашипела девица. - Опусти свой дурацкий пистолет! Он же взорвется при первом выстреле! И вообще. Я хочу их уговорить нам помочь, а ты, вместо того, чтобы спокойно меня выслушать, размахиваешь музейным экспонатом и пытаешься оставить меня вдовой.
  - О. Так это твой муж. И как я не догадался, - вмешался в милый семейный спор Влад. - Скажи своему болезному мужу, что если он не уберет от моего носа свой экспонат я ему руку сломаю, вместе с экспонатом.
  - Ты с Тулона, - обреченно произнес муж и пистолет убрал, после чего сдернул капюшон и пристально осмотрел близнецов и Нико. - Точно, с Тулона. Только этого мне и не хватало, связаться с чокнутыми тулонцами, на которых уже распространилась мода на обноски.
  Влад промолчал, наверное, даже не заметил, что его назвали чокнутым. Он таращился на сокровище Таши Вереск, чуть ли не открыв рот от удивления.
  На первый взгляд Таллен был человеком, так, ничего особенного, стройный крепенький парень. Но если приглядеться, сразу появлялись некоторые сомнения в его принадлежности к человеческому виду. Смуглое лицо, чем-то неуловимым отличалось от человеческих лиц, с какой расой его не сравнивай, все равно ничего подобного не вспомнишь. Но это еще ничего, лица, в конце концов, бывают разные, разной степени экзотичности, и даже красивость присущая Таллену не была чем-то таким уж особенным, Нико по-своему был даже красивее.
  Проблема в том, что даже у очень красивых людей не бывает ушей заостренных к концам. Уши, конечно, бывали у эльфов, странных людей пострадавших из-за гениальности какого-то психа, живших на Митео. Правда, даже у них не бывает длинных клыков продемонстрированных Талленом с помощью вымученной улыбки.
  Вспоминались вампиры, осиновые колы и серебряные пули, которые наверняка не помогут, потому что в ухе вампира мирно болталась серебряная серьга, с подвешенным к ней прозрачным камешком-капелькой.
  С целью окончательного превращения собственного существования в чей-то бред темные от природы волосы Таллена были прочерчены красными прядями, а на лице, слева у виска, нарисовано странное животное, толи волк на задних лапах, толи оборотень в прыжке. А еще у Таллена были нечеловеческие желтые глаза.
  - Понятно зачем ей мутанты понадобились, - прошептал Нико. Его одно утешало, с таким мужем он, Нико, Таше Вереск без надобности, так что удирать от очередной почти влюбленной красавицы ему не придется.
  - Я дитя войны, - объяснил Таллен. - На четверть, кажется, или на одну шестую, не помню. Может, на одну шестую эльф, или это эльф на четверть? Надо у бабушки спросить кто она, а то я уже не различаю. Вся семейка ушастая, клыкастая, одна она без всяких дополнений, только характер не очень. А может, на одну восьмую...
  - Ага! - радостно воскликнул Влад, азартно потерев руки. - Жертвы экспериментов любителя Толкиена, скрестились с жертвами идиотов, выводивших идеальных солдат. Которые наплевали на своих создателей, за то, что те наградили их страшненькой внешностью, и вслед за жертвами фаната фэнтези подались на постоянное место жительства в Крылатое Королевство, которое собирает на своей территории странных существ. В результате скрещивания на свет появился парень с лицом эльфа, его же ушами, но клыкастый и желтоглазый. Я правильно понял? - сделал выводы таким тоном, словно разгадал величайшую загадку вселенной.
  - Правильно. Только, знаешь ли, я вместе с ушами и клыками получил еще много всяких способностей, которые тебе и не снились.
  - Рад за тебя. Ну, мы пошли. Счастливой семейной жизни. Выздоравливай.
  Влад схватил за шиворот все еще пребывающего в ступоре Нико, второй рукой ухватился за своего близнеца, на лице которого застыло выражение, означавшее его сильное желание изучить Таллена под микроскопом, и попытался предпринять тактическое отступление. Он почти доволок обоих к дыре заменяющей в этом доме дверь. Но тут Таша вспомнила зачем она собственно их сюда привела и с воплем о тупости некоторых мужчин бросилась им на перерез.
  Владу пришлось остановиться и задуматься, как бы обойти девицу, не применяя к ней физическую силу. Получалось, что никак. А если применить физическую силу, вмешается ее муженек. И тогда с двух одно. Либо муженек поубивает тулонцев, что будет очень печально. Либо тулонцы убьют муженька, что будет еще печальнее, потому что наверняка вмешаются ангелы, свято чтящие клятвы оберегать всех жителей Крылатого Королевства, и начнут воспитывать жителей Тулона со страшной силой. Тулон может себе позволить поругаться с кем угодно, хоть и со всем человечеством скопом, только не с ангелами. С ангелами ссорятся только самоубийцы.
  - Ну и чего ты от нас хочешь? - после недолгих, но очень печальных, размышлений спросил Влад.
  - Помогите нам. Вам все оплатят. Это очень важно и у меня, похоже, все равно нет выбора. Особенно после того как за мной стали посылать темные города, - отозвался вампир вместо задумавшейся жены.
  Влад и Никита посмотрели на него, как на полного психа. Как-то слабо верилось, что темные города станут ловить одного человека, даже если у него самая необычная внешность на свете. А вот Нико почему-то сразу поверил, что станут.
  - Я был в Стойбище. Выслеживал одного типа, он на эльфов охотился. Я вообще там оказался только потому, что не сразу понял, куда он направляется, а потом было уже поздно, пришлось нацепить эту хламиду и надеяться, что мне повезет.
  - Не повезло похоже, - констатировал Влад - А тебе случайно не приходило в голову, что все работорговцы всегда, рано или поздно, летят на Стойбище. Для них там самое безопасное место. И вообще... Твои начальники не могли послать выслеживать работорговцев кого-то с менее приметной внешностью? Да последний идиот, глядя на твою рожу, поймет, откуда ты такой красивый взялся.
  - Никто меня на Стойбище не посылал. Я же говорю: оказался там случайно, благодаря собственной глупости. Но сейчас не об этом. Я сидел в какой-то дыре, прислушивался к разговору моего подопечного, чтобы узнать куда он направится дальше и как его там можно выловить без лишнего шума. И услышал совершенно посторонний разговор, после которого забыл и о работорговце и о своих обязанностях. Они нашли еще один "Пожиратель", опять в кармане рифа. И на этот раз полностью исправный. Понимаешь? И на Стойбище они прилетели чтобы набрать команду.
  Влад понял. Первый, дышащий на ладан "Пожиратель", был найден двадцать семь лет назад. Найден радом с Тулоном, в складке рифа, аномалии искусственного происхождения, к которой приближались только ненормальные, которым все равно терять было нечего. Найден он был пиратами, которые, недолго думая, решили с его помощью отомстить следопытам за все хорошее.
  "Пожиратель" спокойно преодолел рифы, превратил в ничто попавшуюся на пути звезду, и спасло Тулон только то, что на второй выстрел у оружия, созданного неизвестно кем и как, не хватило прочности. Он просто рассыпался по орбите красивыми каплями, которые очень скоро испарились.
  И куда работорговцы направят свою находку теперь, тоже догадаться было несложно. Все представители этой профессии свято верят, что если не будет планеты Рай и живущих на ней людей-богов, то у них сразу станет в половину проблем меньше. А потом опять полетят к Тулону, многие уже сообразили, что следопыты не очень то и отличаются от ангелов. А после можно и галактику завоевывать.
  О том, что те же ангелы живут вовсе не на одной планете, да и тулонцы дома не сидят, пираты вряд ли задумываются. Или считают, что выживут немногие, что в случае с Тулоном даже соответствует истине. А вот с жаждущими мести ангелами у них возникнут большие проблемы. Правда, Нико не был уверен, что лично его это утешит.
  - Это точно? - спросил Нико, вступая в переговоры, как самый умный тулонец среди присутствующих.
  - Я тоже засомневался. Решил все проверить. И убедился в правдивости говоривших. Там-то меня и поймали. К счастью я успел отправить сообщение, так что средства для защиты уже наверняка готовы. Куда именно отправлять эти средства, я на тот момент не знал. Но мне любезно рассказали, считая, что я уже покойник. Они решили меня банально отравить, чтобы я помучился умирая. Правда, не учли моих предков, так что я выжил и даже каким-то образом смог сбежать. Совсем не помню, как это получилось, но, по-моему, я кого-то убил, потому что, когда очнулся, был весь в крови, в общем, клыки пригодились, до сих пор тошнит, как вспомню. Очнулся я уже в какой-то рухляди далеко от Стойбища. Пилотировала Таша, которую я, похоже, по дороге спас. Узнал, что где-то в теле у меня маячок, так что нас очень скоро найдут. Мы два дня проплутали. Потом я смог отправить дополнительные сведения, не через сеть иных, у работорговцев, похоже, есть люди, которые могут перехватывать сообщения. Моя командирша обозвала меня ослом, сказала, что я чертовски везучий осел и попросила полетать по космосу, чтобы любезные хозяева думали, что я ищу безопасный способ связаться с ней, не могу этот способ найти, лететь домой не рискую, потому, что там меня ждут в первую очередь, и не изменили своих планов.
  - О том, в каком ты состоянии сейчас, ты ей не сказал, - догадался Нико.
  - Не сказал. Иначе она бы заставила меня вернуться. И шансов у нас бы не осталось.
  - А когда ты жениться успел при столь насыщенной событиями жизни?
  - Я только предложить успел, - сознался вампир, одарив Ташу довольным взглядом. - На самом деле ми знакомы чуть больше недели. И большее время я спал. Здесь и спал. В этом районе что-то взорвалось, благодаря чему здесь появились помехи, мешающие точно выяснить, где именно на планете я нахожусь. А еще сохранились средства связи, так что я был в курсе всех новостей. Мы как-то не подумали, что они пришлют темные города.
  - Ну не думать, похоже, твой обычный стиль, - печально сказал Нико.
  - Вы нам поможете? - поинтересовалась Таша.
  Она за все время переговоров не отрывала взгляда от своего вампира, кажется, даже не моргала. Она готовилась сорваться с места, чтобы поймать его, когда он, шатающийся, как на палубе корабля в шторм, наконец, не сможет вернуть равновесие и свалится. Парень оказался недогадливым и упорно продолжал стоять на ногах все больше бледнея, точнее зеленея, именно такой оттенок принимала его смуглая кожа.
  - Как сказал твой экзотический приятель: выбора все равно нет. Сначала они, конечно, полетят разбираться с ангелами, но потом непременно вспомнят о нашей любимой охоте за деньги на всяких асоциальных личностей. Как я понимаю, Кот тебе сказал, что мы следопыты, а не контрабандисты, - ответил на ее вопрос Нико.
  Не везет. Оказалось, что рыжие девушки бывают вполне ничего, бывают даже готовые горло перегрызть за своего мужчину, но только Нико вряд ли станет тем самым мужчиной. Красивые и взрывоопасные предпочитают тех, кто понадежнее с виду, и посумасшедшее на самом деле.
  - Таша, может, ты останешься? - спросил Таллен, изо всех сил стараясь состроить на лице ободряющую улыбку.
  - Ага, щас, - не купилась на его гримасы девушка. - Ни за что на свете, - решительно перебила она хотевшего еще что-то сказать вампира. - Никуда я тебя одного не отпущу. Ты опять во что-то влезешь, а я и знать не буду, куда ты делся. У меня и так уйма проблем будет. Не представляю, что я скажу отцу, когда буду вас знакомить. У него на счет мутантов большие сомнения, особенно на счет потомков тех, кого создавали, как машину для убийств. А если ты еще и пропадешь, я этого не переживу.
  - Да, с отцом проблемы будут, - задумчиво подтвердил Влад. - Хотя он не прав. Дети войны самые мирные существа Крылатого Королевства. Твой красавчик исключение.
  - Я тоже мирный. Я всего лишь дурак, который полез туда где его совсем не ждали, - сознался Таллен, после чего критически оцененные мозги решили на него обидеться и временно прервать связь с внешним миром.
   Таша свершила прыжок и аккуратненько уложила свое обморочное сокровище на кучу мусора. Она пригладила ему волосы, чмокнула в нос и, сообщив, что скоро вернется, приготовилась куда-то бежать.
  Влад чудом ее перехватил. Еще большим чудом убедил, что никуда они теперь не денутся. После чего девица подумала и согласилась отвести их обратно, если они прихватят ее сокровище и немедленно покинут планету, не забыв взять и ее с собой.
  Влад согласился, что незачем бедному парню валяться в одиночестве среди мусора, и попытался избежать чести его нести, что у него естественно не получилось. Нико отговорился тем, что не он эти условия принимал. Таша напомнила, что она слабая, хрупкая девушка и не ее это дело таскать тяжести, она и так пол ночи тащила Таллена в этот райончик.
  Никита понял, что участи близнеца ему не избежать и промолчал, за что был вознагражден ногами в ботинках на исцарапанной подошве, окантованной по краям металлом, измазанных смесью пыли, чего-то растительного и чего-то подозрительно похожего на плохо отмытую кровь. По трупам в лесу бегал этот спящий красавец, что ли?
  
  
  
  
  
  
  
  Начало, два года назад.
  Охотники за головами. Шелест.
  
  
  'Джанкой' достался Тойво и Марии в качестве трофея, вместе с очередным пойманным убийцей, за которого полагалась солидная награда от правительства Земной Федерации. Изначально корабль назывался как-то иначе, принадлежал тому самому убийце и осчастливленное правительство без проблем оформило его на наемников.
  Почему они решили не продавать на этот раз трофей, а набрать настоящую команду Тойво не знал. Его убедила напарница, когда он был сильно не в себе по причине драки, учиненной после двухдневной попойки со старинным, но верным другом, случайно встреченным на Лоран, милой такой планетке, на которую они доставили пойманного преступника. Но дело было сделано, он дал слово и теперь был вынужден выслушивать претендентов ни один из которых не внушал ему доверия.
  Единственным стоящим человеком оказался мелкий паренек с богом забытой планеты, состоящей из болот, именуемых пустынями или океанами, в зависимости от степени зарослости местной растительностью. Оказалось, что пареньку семнадцать с половиной лет, он круглый сирота и готов на все, что угодно, лишь бы покинуть свою дорогую родину.
  А еще он умел летать. Тойво даже не подозревал, что кто-то может так летать, особенно парень, родившийся на жутковатой планете. Его учил отец, тратил на это уйму денег, но верил, что другого способа покинуть болотный мир нет. Они могли голодать, мерзнуть, но сын учился. В конце концов, родителей планета убила, паренек остался один, каким-то чудом выжил, раздобыл где-то денег на проживание в порту и сумел найти готовых его взять на борт наемников прежде, чем деньги закончились. Тойво им даже восхищался, у него, в семнадцать лет, на такое духу бы не хватило.
  Шелест. За прошедший месяц он отъелся, бледность болотного мира на его лице заменилась золотистым загаром, кажется, он даже подрос. Но вот несвойственные семнадцатилетним мальчишкам целеустремленность, уверенность и обжигающий огонь в темных глазах остались. Такого ничто не сломает, он уже выдержал больше чем кому-то выпадает пережить за всю жизнь. Мальчик вообще много страшилок рассказал о своей жизни, при чем рассказал как о чем-то само собой разумеющемся.
  Он не рассказывал только о трех вещах: откуда у него взялись деньги, немалая сумма даже для благополучных миров, почему его родители поселились на жуткой планете и почему он абсолютно равнодушен к девушкам, которые в последнее время стали на него заглядываться. Сказал только, что нет в этих девушках ничего особенного, сказал так, что стало ясно, что-то особенное уже было, но вот что?
  Девушек Тойво было жалко, все такие хорошенькие, а с первого взгляда прилипают к мальчишке, в котором ничего не было. Ни достойной фигуры, он все еще был слишком худым. Ни красивого лица, не урод конечно, но и до баналной симпатичности ему далеко. Ни умения их веселить. Мария сказала, что паренек настоящий и это сразу чувствуется. Что она имела в виду, Тойво не понял, а верная подруга объяснить отказалась в своей обычной насмешливой манере.
  На самом деле все было очень просто, хотя Шелест никому бы в этом не сознался. Он влюбился, влюбился в девушку недосягаемую, как иная вселенная, как антимиры, как сон.
  Он был пустынником, чувствовал провалы и бочаги, водил караваны, что ему и позволило выжить. Этот талант он открыл в себе после смерти родителей, когда ушел в пустыню умирать, чтобы никто не видел его мучений. Но ему повезло вывести на твердый берег какого-то странного незнакомца, после чего у него появились клиенты и деньги на проживание.
  В тот день он возвращался в Северный город. Шелест смотрел на звезды, он очень любил на них смотреть, наверное, из-за рассказов отца, дезертировавшего из какого-то флота, после того, как убил собственного командира, редкостную скотину по его словам. Возможно, если бы он не смотрел на небо, то не заметил бы падение странного предмета, не проявил бы любопытство и не спас бы девушку, лучшую на свете, которую звали Вален.
  
  
  Кораблик медленно и неотвратимо погружался в болото. Вален сидела рядом, плохо соображая, что произошло и что делать дальше. Нет, она отлично понимала, что потерпела катастрофу, упала на неизвестную планету и к счастью осталась жива. Но вот долго ли она еще проживет? Пейзаж не вдохновлял. Возможно, планета вообще необитаема.
  Она совсем погрузилась в уныние, когда сквозь, странного вида, кустарник проломилось что-то большое и темное, прошипело что-то вроде 'бежим они сейчас будут здесь' и куда-то ее поволокло. Вален послушно побежала, мысли испарились полностью, остались только механические движения ногами и мелькавшие перед глазами заросли. Бежали долго, потом резко остановились и немного постояли.
  - Все, отстали, - с непонятной радостью произнесло нечто и, стащив с головы непонятную тряпку, превратилось в невысокого всклокоченного паренька. - Ты с ума сошла! Там же топляки, они метал чувствуют за километр, а ты уселась у своего металлолома и стала их дожидаться. Можно было выбрать способ самоубийства попроще.
  - Я не знаю кто такие топляки, - призналась Вален.
  Паренек оказался удивительным, по виду совсем ребенок, но в нем чувствовалось что-то такое, что ее брат называл правом на приказы. Его бы слушались, не спрашивая зачем ему это нужно. Удивительно.
  - У-у-у, проклятье. И что теперь с тобой делать? Тебя хоть искать будут? А то у меня проблемы с деньгами, двоих я не прокормлю. У меня всегда проблемы с деньгами. Из-за малолетства, наверное, тем кто постарше больше платят.
  - Меня будут искать, - мягко сказала девушка и улыбнулась.
  Он ошарашено на нее посмотрел, а потом улыбнулся в ответ. Улыбка неожиданно сделала его похожим на растрепанного воробья, и Вален рассмеялась.
  Паренек постоял немного, наверное, размышлял все ли у нее в порядке с головой. Он не понимал что ее так насмешило. А еще больше он не понимал как она могла оказаться на этой планете. Таким девушкам здесь не место, никому здесь не место.
  - Я Шелест, - представился, наконец, паренек, тяжко вздохнув, наверное, решил что она еще не совсем сумасшедшая. - Если будешь меня слушаться я тебя отсюда выведу, доведу до порта, там можно связаться с другими планетами. Гилм разрешит воспользоваться своей аппаратурой, только пообещай ему хорошо заплатить.
  - Я Вален. Пообещаю.
  - Отлично. Пошли.
  И он пошел. Вален пошла за ним. Выбора у нее особого не было. Да и причин не доверять странному мальчику, которого гораздо проще представить на троне какого-то королевства чем среди грязи и растений этой планеты, тоже не нашлось.
  До темноты они плутали среди одинаковых растений, обходили подозрительные места. Вален окончательно убедилась, что без своего проводника не прожила бы здесь и часа. И не нашла бы удивительного места, к которому они, в конце концов, вышли. Это были останки громадного корабля. Что-то на нем все еще работало, потому что его окружало защитное поле, не пропускавшее черных длинных существ, тела которых валялись поблизости. Шелест признал в них топляков и сказал, что они в нокауте, так что их можно не бояться, как только очнутся, сбегут куда подальше. Старые топляки вообще сюда не подходят, а молодняк не страшен, их шкуру можно прострелить.
  Защитное поле их пропустило, признало хозяином мальчика, а Вален, скорее всего, посчитало гостьей. Корабль оказался столь же удивительным, как и его хозяин. Строили его не люди, слишком странные в человеческом понимании линии, да и материал из которого он был сделан неизвестного вида. Несмотря на помятый вид, автоматика работала великолепно, позже путем расспросов Вален смогла выяснить, что пострадала в основном нижняя часть, которую сейчас скрывает болото. Память корабля тоже работала отлично, даже года считала с того момента как корабль покинули выжившие и больше не вернулись. Этих годов оказалось триста восемнадцать по времени планеты, по общечеловеческому времени немного больше четырехсот. Гораздо больше, чем люди живут на этой планете, но за все время нашел корабль только Шелест.
  Мальчик объяснил, что забрел сюда случайно, из любопытства. Это вообще очень опасный район, так что сюда никто особо не стремится. Корабль Шелест сначала принял за редкий в этих краях островок твердой земли, потому что тот давно уже никого не ждал, отключил свою защиту и медленно зарастал. Самой большой трудностью в дальнейшем оказалось доказать, что Шелест разумен несмотря на большие отличия от создателей корабля. Но когда доказал, у него наконец появился друг, с которым можно было поговорить, а еще появилось место, где можно было продолжать учиться летать несмотря на отсутствие денег. Корабль перенастроил под Шелеста один из тренировочных коконов и с каждым разом усложнял его программу, так что за три года знакомства мальчик летал не хуже чем пилоты корабля, погибшие из-за аварии.
  Переночевали на корабле. Мальчик поделился запасами еды, которая выглядела не очень аппетитно, но оказалась даже вкусной. Вален чувствовала себя странно. Она не могла понять почему вдруг так безоговорочно доверяет Шелесту. Где-то на задворках памяти маячило что-то знакомое, что-то связанное с ее спасителем, но она никак не могла выловить эту мысль. Впрочем, это казалось не важным. Важным казалось то, что рядом с невысоким, худющим и болезненно бледным пареньком можно ничего не бояться. Он решит любую проблему, обо всем подумает и все сделает правильно. Он казался старше нее на века, хотя на самом деле был моложе не меньше чем на пять лет.
  Странно.
  И что-то это значит, что-то очень важное. Только вспомнить невозможно. Наверное, еще не время. Судьба размышляет связать воедино разные ниточки судеб или отложить подальше друг от друга, как это было прежде.
  Спустя четыре дня стало понятно что судьба решила не вязать очередной узелок. Да еще и оплеух надавала за недогадливость.
  Шелест, как и обещал, вывел ее на твердую землю, в какой-то дикий город. Что удивительно для планеты состоящей из болот, город был покрыт пылью, мелкой, скрипучей и липкой, так что сразу захотелось обратно в болото, где при всей неприглядности было почище.
  Была и одна хорошая новость никак не зависящая от города. Не пришлось никому обещать денег, которых у Вален на данный момент не было. За нее деньги уже были обещаны, любому, кто ее отыщет, в любом состоянии.
  Мишель, любимый братец, обещавший эти деньги, похоже, уже не рассчитывал увидеть ее живой. Он снаряжал экспедицию на поиски ее останков.
   Вокруг богатого иноланетника собралась шумная компания, дружно клянущаяся, что отыщет кого угодно, и кого не угодно тоже, так что в первый момент никто не заметил вновь прибывших. Заметили их после того, как Шелест поинтересовался, почему все орут? Братец начал объяснять, но вскоре заметил свою пропажу, скомандовал отбой и бросился обниматься. Шелест едва успел отскочить с его пути.
  Наобнимавшись, Мишель решил что пора поорать. Он даже воздуха набрал, которым чуть не подавился, когда Шелест вежливо спросил, разберутся здесь без него, или ему еще немного постоять? В принципе, он не спешил, кому надо, сами его найдут, но ему в центре города не очень нравится. Пыльно.
  То, как Мишель на него уставился, стоило увековечивания на полотне великим художником.
  - Ты кто? - спросил Мишель насмотревшись.
  - Шелест. Я пустынник. Провожу всех желающих через пустыню. Вот ее привел, она умудрилась туда свалиться, не нашла места получше.
  Вален задумалась о том, почему местное население считает свои болота пустыней. Мишель тоже о чем-то успел подумать, пристально глядя на проводника.
  - Шелест, - сказал негромко. - Отлично. Нам нужно поговорить.
  Шелест величественно кивнул. Надо так надо.
  - Если не немедленно, то я буду на южной оконечности. Я там живу.
  - Да не немедленно, - не стал настаивать Мишель, после чего перевел негодующий взгляд на сестру. - Я приземлился на северной оконечности. Это туда. - Он указал куда и вернулся к разочаровано примолкшему народу.
  Шелест зашагал домой, даже ни разу не оглянувшись. То ли обиделся, то ли задумался о чем-то важном. Вален пошла в другую сторону, успев услышать, что деятельный брат предлагает народу вознаграждение за сведения о пустыннике, нашедшем его любимую сестричку. Интересно, зачем ему это понадобилось? Нужно не забыть спросить.
  Как оказалось забывчивость ей ничем не грозила. Братец сам решил поговорить про Шелеста как только соизволил появиться. Выяснилось, что за время своего отсутствия Мишель успел узнать все сплетни о ее спасителе и побывать на южной оконечности, где этот спаситель жил в доме без большей части крыши, но зато с бассейном в одной из комнат. Он поблагодарил паренька и выплатил ему всю сумму, которую рассчитывал заплатить толпе желающих поискать Вален.
  Паренек долго рассматривал деньги, потом заявил, что пойдет в Порт, самый большой из близлежащих городов, там есть шанс наняться на какой-нибудь корабль. Вот только заберет память своего друга и сразу в Порт, пока кто-то не додумался ограбить. Мишель одобрил план действий и поспешно распрощался, неуютно ему было рядом с Шелестом. Мишель са-хи и ему всегда неуютно рядом с другими са-хи которым он не может доверять.
  - Он са-хи? - переспросила Вален. Вот и необъяснимое доверие, в куче с чем-то знакомым. Просто очередной человек, сумевший стать настолько убедительным, что ему верили даже наипессимистичнийшие из пессимистов. Вот только такому человеку нечего делать среди болот. - Пойдет в Порт? Но почему бы ему не улететь отсюда с нами? Я бы предложила.
  - Нет.
  - Но Мишель, он же совсем ребенок. Он никогда не покидал эту чертову планету. Не знает как себя вести.
  - Он са-хи. Разберется. Довольно быстро. С нами он никуда не полетит. Он для нас опасен.
  - Но Мишель!
  - Мишель, Мишель, - проворчал братец. - Я ничего не могу сделать и не хочу. Такие дети не приручаемы. Их нельзя научить тому, что они не желают понимать, а этот мальчик многое не желает понимать. Знаешь, что случилось с психами, которые пытались дрессировать Воронца? Он их всех убил, дорогая, посчитал себя обиженным и убил, хотя конечно он был абсолютно прав. Я представить не могу, как общаться с мальчишкой, сумевшим, с двенадцати лет, оставшись в полном одиночестве на этой планете, не просто выжить, а заставить себя бояться людей, повидавших на своем веку очень много страшных вещей.
  - А как же твой любимый тишодец, которого ты благополучно дрессируешь уже уйму времени? - ядовито спросила Вален.
  - Я своего тишодца не дрессирую. Я его направляю, иногда, когда его в очередной раз перемыкает на новый способ самоубийства. И я уверен, что когда мой тишодец, наконец, поймет, что его направляли, он меня найдет, не для того чтобы поблагодарить, а чтобы морду набить. И заметь, он очень умный парень, он, несмотря на все свои заявления, никогда не станет поднимать бунт, понимает, что так будет хуже для всех. Но я никогда не рискну влиять на судьбу са-хи, у которого нет ни малейшей причины для того, чтобы мне доверять, и при этом есть уйма комплексов и странная для са-хи неуверенность.
  - У твоего тишодца тоже неуверенность.
  - У моего тишодца лень и желание поныть. Ему нравится замечать несовершенство мира. Это совсем другое, просто игра на публику, чтобы к нему не приставали. Будет лучше, если Шелест будет далеко от нас, хотя бы до тех пор, пока не определится со своим местом в этом мире.
  - Хорошо, - неожиданно для самой себя согласилась Вален. В этот момент что-то увидела, важное и непонятное. Словно эхо чего-то. Говорят у видящих бывают видения будущего. Точнее не видения, а намеки на то, что нужно сделать для будущего, того будущего, которое будет наилучшим для человека, о котором в этот момент думаешь. Шелеста нужно было отпустить. Как корабль в океан, нельзя же корабль держать на берегу только потому, что он может попасть в шторм и утонуть. Всему своя мера. И нельзя за кого-то решать, что для него будет лучше. Ведь проще, совсем не значит лучше, чаще бывает наоборот. Зато теперь она знала как действовать дальше. Мишель прав, абсолютно, но нельзя же уходить просто так. Это выглядит очень некрасиво. - Я ничего ему не скажу, просто попрощаюсь. Ему нужно сказать, что все будет хорошо, чтобы меньше боялся. Это важно.
  Мишель кивнул и отвернулся.
  Мир несовершенен. Будь это не так, он бы обеими руками вцепился в Шелеста и потащил его домой. А сейчас большей глупости не придумаешь. Кто знает, чем станет этот мальчик через пару лет. Это сейчас он ко всему относится спокойно, а потом может решить, что пришла пора платить по счетам и предъявит эти счета всем, кого посчитает виноватым в своем нынешнем бедственном положении. Лучше всего не попадаться ему больше на глаза. Никогда.
  Подумать только, сначала он дико обрадовался, са-хи такая редкость. Потом испугался, даже размышлял, не убить ли мальчика от греха подальше. А потом поговорил с ним и понял, что не убьет, потому что мир у ног Шелеста разделился на две половины, и он чаще поглядывает все-таки на ту, где свет и радость, та где беды его пугает. Не хотелось бы Мишелю стать тем толчком, который забросит мальчика на половину мира которой он боится. И очень хотелось верить, что между желанием стать счастливым и сделать таким же несчастным, как он сейчас, весь остальной мир победит все-таки первое.
  
  
  
  
  Ураган страсти Син и носатый Чертополох.
  
  Спустя полтора месяца после неожиданного приобретения 'Джанкоя' Тойво успел смириться с судьбой и даже начал думать, что все обойдется. Людей, которые подошли бы и ему и Марии в качестве команды за это время не нашлось. Тойво готовил речь о том, что большой корабль следует продать и купить что-то поменьше, как раз для троих. Но судьба скорчила рожу и резко прыгнула в сторону, в левую, с подскоком и кувырком.
  Все началось с бара. Обычный такой бар, один из тех в которые добропорядочные граждане не ходят, но и преступники предпочитают обходить стороной. В общем, неприятностей ничто не предвещало. Тойво сразу обратил внимание на полуголую барменшу африканского типа, указал на нее Шелесту, надеясь, что вид этой без сомнений красивой женщины парня немного оживит. А оживилась Мария. Она радостно уставилась на девушку и прямым курсом пошла к стойке, не обращая внимания на сопротивление спутников, которых туда ничто не тянуло, они просто хотели что-нибудь съесть.
  - Может знакомая какая? - жалобно спросил Шелест. - С ее родной планеты. И цвет кожи похож. Как шоколад.
  - О, - печально выдал Тойво, который, наконец, понял во что влип предложив зайти в этот бар. - Еще одна бывшая. Телохранительница, черт бы ее побрал, не уберегла кого-то, теперь вот подрабатывает. Фигура подходящая. Она же ее возьмет, точно возьмет. И я даже возразить не смогу. Если начну приводить разумные доводы, Мария обидится. Если не разумные - скажет, что я идиот.
  Шелест после этих слов повел себя странно. Он не стал задавать вопросы, хотя о кланах телохранителей знал только то, что Мария когда-то была одной из них. И перестал сопротивляться. Малыш радостно зашагал вперед, улыбаясь самой обаятельной из своих улыбок. На улыбку немедленно отреагировало несколько девиц, на что он по привычке не обратил внимания, он собирался растратить все запасы обаяния на барменшу, что ему впрочем, удалось.
  - Какой милый ребенок, - оценила улыбку барменша. - Какой худенький. Чем бы тебя накормить?
  Милый ребенок равнодушно пожал плечами. Ел он все. Тойво воспользовался ситуацией и заказал что-то повкуснее, а Мария завела разговор о жизни.
  Тойво ел и с тоской вспоминал время, когда у них не было большого корабля. Тогда ему не грозило оказаться на одном корабле с девушкой, от которой за версту веяло неприятностями, неприятностями, которые она накликает на себя сама. Конечно, девушка тренированная и все такое... Но зачем одеваться настолько вызывающе, в таких барах этого не требуется, зачем стрелять по переполненному залу глазами полными страсти и призыва? Самцы уже готовы были вцепиться друг в друга за право обладания этой девицей, которая наверняка в самый интересный момент исчезнет, оставив бедных ребят расплачиваться за погром. Брать такую на свой корабль - самоубийство. Но Мария ее возьмет, как подругу по несчастью. Еще и Шелест ведет себя как-то странно.
  - Зачем она тебе? - решил, в конце концов, спросить Тойво.
  Малыш пожал плечами и таинственно ответил:
  - Чутье. Со мной такое бывает. Ей необходимо что-то поменять в жизни, иначе она сделает что-то ужасное. А нам нужен такой человек, как она. Для равновесия. Мария спокойная, ты надежный, я в некоторой степени равнодушный, а она как клубок огня. Она не даст нам ссориться.
  - Ну да, - с сомнением произнес Тойво. Что ему еще оставалось, только смириться.
  Как он и думал, барменша из бара ушла вместе с ними. Она была согласна на все, даже работать за еду, лишь бы покинуть опостылевшую станцию и ненавистную работу. Звали красавицу просто и незатейливо - Син. Кто не знает, это такая колючка, мелкая и прицепливая, появляется после того, как отцветает очень красивый цветок на Тишине 2.
  На следующее утро Мария заявила что они не там ищут. И поволокла всех, включительно с новообретенным механиком в лице Син в следующий бар, потом в еще один и еще. Они обходили все бары, но в предпоследнем, несмотря на все молитвы Тойво, отыскался таки подходящий для всех, кроме того же Тойво, парень. Немногим старше Шелеста, но гораздо мужественнее с виду.
  Син сказала:
  - Ничего так. Я его видела. Дерется как дьявол, вовремя исчезает и летает не хуже чем я.
  Шелест добавил:
  - У него руки как у человека, который умеет фехтовать мечами, двумя. Я таких видел, они что-то искали в болотах. У них такие движения, трудно уследить.
  Тойво простонал:
  - Мне без разницы. Но морда ничего, довольно благородная.
  И Мария начала будить это чудо, которое, будучи сильно паяным богатырски храпело, распугивая немногих посетителей, способных терпеть запах гари и жалобы побитого бармена. Бармен пытался всем доказать, что вовсе не хотел ограбить невменяемого клиента, что произошло недоразумение, что парень притворяется, у пьяных не бывает такой реакции, что избил его посетитель ни за что. Ему кивали, но не верили.
  Разбудить парня не удалось. Син предложила залезть к нему в карман и посмотреть что будет. Тойво согласился и честь обшаривать карманы оставил ей, после чего девушка сразу передумала. Наверное, ей не понравился цвет лица местного бармена. Шелест просто сел напротив предполагаемого члена команды и начал его гипнотизировать задумчивым взглядом, на что тот никак не реагировал.
  К чести Шелеста, он спокойно сидел пока все пытались решить, как быть дальше, не мешал никому спорить, не лез со своими советами. Просто, когда ему все окончательно надоело, он вылил на голову спящему остатки выпивки и шустро спрятался за спину Тойво, когда парень, разбуженный таким варварским способом, решил мстить. Пометавшись, как ослепшая в дневном свете ночная птица, парень догадался убрать с глаз мокрую челку, хмуро всех осмотрел, особенно долго задержав взгляд на побледневшем бармене, и поинтересовался, кому жить надоело? Шелест робко поднял руку. Парень недовольно его осмотрел, сплюнул и уселся на свой стул, досыпать.
  Уснуть ему было не дано. С двух сторон подступили две бывшие телохранительницы и начали его убеждать продать им душу, тело и свое время. Парень сразу согласился, наверное, чтобы от него отстали. Но обрадовавшиеся дамы подхватили его под руки и дружно поволокли в направлении 'Джанкоя'. Бедняга даже не сопротивлялся, сразу понял, что бесполезно. Он только просил дать ему выспаться. А потом делать с ним что угодно, только перестать тыкать носом в декольте, ведь он так устал за эти дни, что хватит его только на шаловливые мысли, а в остальном он либо умрет, либо опозорится. Син возмущенно фыркнула и потащила его дальше на вытянутых руках.
  Проспавшись и вымывшись, парень обрел человеческий вид, перестал вонять смесью алкоголя и пожара. Его шатало от недоедания в последнее время. У него не было никакого багажа. Оставались последние деньги, на которые он по его словам рассчитывал купить мыло и веревку. Зато был длинный нос, опухшая правая щека, на которой ему кто-то сделал татуировку, золотистого такого дракона (кто и когда парень не помнил), и он сбежал, но не от правосудия. Просто семейные обстоятельства так сложились. И татуировка в его случае самое то. Труднее будет узнать.
  - Да, - со знанием дела подтвердила Син. - С такой распухшей рожей тебя родная мать не узнает.
  - Мать как раз узнает меня в любом виде, - хмуро возразил парень. - Но я не собираюсь попадаться ей на глаза. Как-то не тянет меня домой.
  - Может, расскажешь откуда ты сбежал? Причем поспешно, иначе не остался бы без денег. Ты слишком похож на человека у которого всегда есть деньги, - вмешался в разговор Тойво. Он все еще не терял надежды, что от странного типа, подобранного в баре из жалости, можно избавиться.
  - Из дома я сбежал. А денег, своих денег, у меня никогда не было. Так, подачки родственников, для поддержания репутации. Если бы я не сбежал, меня бы где-то заперли и никогда больше не выпустили. Теперь они знают что я только притворялся глупеньким ничего не понимающим приверженцем охоты на птиц и красивой неудобной одежды. Если бы вы знали, как мне надоела эта чертова одежда, - в голосе бедняги было столько тоски, что Тойво не решился на дальнейшие расспросы. Все равно не расскажет, скорее сбежит и от них тоже. И умрет где-то. На дурацких спорах много не заработаешь. Еще и побьют, если решат что их обманули. А найти нормальную работу парень вряд ли способен.
  - А мозоли на руках откуда? - спросил Шелест. Ему очень хотелось убедиться, что он прав на счет умения вращать мечи.
  - Мозоли? - переспросил парень и криво улыбнулся. - Я двурукий. Меня научил один бывший солдат. У нас принято так, усложняем себе жизнь обновленным и усовершенствованным древним оружием. Ну, и дуэлями изредка развлекаемся. В общем, пока мои родственнички думали, что я сижу, запершись в своей комнате, спрятавшись от не понравившихся мне людей, я спускался с помощью винограда в сад и бежал к нему. Он меня вообще много чему научил. Когда я начал учиться, пришлось придумать страх перед пылью, переполненной микробами, и все время ходить в перчатках. Мозоли на самом деле специфические. Кстати, мои мечи здесь недалеко в камере хранения. Уникальные мечи, сделанные на заказ. Нужно забрать.
  - Хорошо, хорошо. Заберем, - успокоила его Син. Так успокаивают разбушевавшихся сумасшедших. Но парень не обратил внимания, или ему было все равно. - Кстати, я Син.
  Парень нахмурился, о чем-то подумал и выдал.
  - Чертополох.
  - Где? - спросил Тойво, который именно в этот момент отвлекся и упустил нить разговора.
  - Я Чертополох, меня так чаще всего называли.
  - У тебя что, в документах написано: Чертополох?
  - В тех, которые у меня сейчас при себе вообще ничего не написано. Не успел ничего придумать. Не до того было.
  - Ну, да. Ты же решил поглотить все запасы спиртного на станции, - радостно произнесла Син. - Скажи спасибо что я о тебе вспомнила и Мария решила тебя поискать. Иначе так и загнулся бы от пьянства.
  - Да подожди ты, - оборвал ее разглагольствования Тойво. - Как это ничего не написано?
  - Я перед побегом сходил в банк данных о населении, заморочил головы персоналу и тихонько унес чистый чип. Не мог же я убегать со своими документами, меня бы сразу нашли. Теперь нужно ввести данные и пускай ищут сколько хотят. Чип настоящий, правильно заполнить я его смогу, так что никаких проблем не будет.
  Напоследок Чертополох попытался уверенно улыбнуться, но из-за свежей татуировки улыбку опять перекосило. Тойво тихонько застонал. Сумасшедшие на борту 'Джанкоя' множатся не по дням а по часам. При таких темпах даже он скоро сума сойдет. Чистый чип. Мечта всех преступников. Поддельные документы, которые никто не сможет отличить от настоящих, потому что чип неподдельный. Это как же нужно было заморочить головы бедным регистраторам чтобы унести его без помех? И как он при этом обошел все защиты? Его что, не проверяли? И просканировать забыли по причине замороченности?
  Сумасшествие какое-то.
  
  
  
  
  Шиан Миллер, доброе дело которого не осталось безнаказанным.
  
  
  - Я бы хотела узнать кто вы, - устало произнес женский голос. - Кого мне благодарить за спасение?
  - Шиан Миллер. Борт семнадцать, - бодро отрапортовал ее спаситель.
  Потом он с минуту понаблюдал за тем, как пассажирский корабль набирает скорость для перехода, и убедившись, что женщине рискнувшей летать в одиночестве больше ничего не грозит, поспешил вернуться к своим прямым обязанностям.
  Вот так просто и незатейливо все началось. А закончилось все очень плохо. Для всех. Но в первую очередь для Шиана.
  Подразделение 'Молния' упустило пиратов, за которыми охотилось полгода. Даже хуже, пираты разгромили подразделение и спокойно скрылись. Генерал Лирой, не долго думая, обвинил в провале Шиана, которого не оказалось на месте. И ему поверили, впрочем, высокородным всегда верили, даже тогда, когда из-за их дурацких планов гибли люди.
  В существование спасенной женщины верить отказались, тем более, никто кроме Шиана из-за помех, должных, по мнению Лироя, повергнуть пиратов в панику, не слышал ее призывов о помощи. Трибунал состоялся через три дня после разгрома, и Шиана Миллера с позором выгнали из королевского флота. Выгнали за трусость, проявленную во время боя.
  Его прогнали через строй, посрывали знаки отличия и потребовали немедленно покинуть базу 'Молний'. Это было унизительно, но терпимо, тем более, он не очень и дорожил флотом. Хуже было другое. Его обвинили в том, что он позорит память своей мамы-героини. И все встречные считали своим долгом высказаться на эту тему. Так что он решил покинуть не только флот, но и королевство Руан. Что и сделал через шесть часов после прохода через строй злобно орущих бывших товарищей по подразделению.
  Бывшие приятели целую неделю обсуждали его трусливое бегство в неизвестном направлении. Припомнили все, и низкий бал, набранный при поступлении в военную академию, и то, что его приняли только из-за погибшей матери, и то, что он никогда особенно не старался быть отличным солдатом.
  А потом на базу с официальным визитом прибыла невеста принца, прехорошенькая графиня Шаной, о которой ходили легенды из-за ее службы пару лет назад в разведке. Она раскланялась с генералом. Сразу отмела попытки задержать себя на базе в качестве гостьи. Объяснила, что свернула сюда по пути на важную встречу и вся официальность визита заключается в том, что она прилетела лично поблагодарить человека спасшего ее.
  Некоторые офицеры, кто поумнее, сразу догадались о ком она говорит и поспешили незаметно скрыться. Генерал Лирой же умом и сообразительностью никогда не отличался, поэтому радостно поинтересовался, как зовут этого без сомнения достойного человека.
  - Шиан Миллер. Борт семнадцать, - вежливо ответила графиня, после чего разбегаться начали даже не очень сообразительные офицеры.
  Лирой задумался, пытаясь припомнить кого-то с таким именем. Не вспомнил, с памятью у него тоже были проблемы. Поэтому он спросил про Шиана Миллера у своего секретаря.
  Тот, бледный и потный, напомнил, что это его уважаемый генерал обвинил в трусости из-за отсутствия в начале боя. Трибунал состоялся неделю назад, с доводами уважаемого генерала не менее уважаемые офицеры согласились, в существование спасенной женщины верить отказались, и прогнали Шиана Миллера с позором и без права пилотировать любые корабли на территории королевства.
  - Даже так, - задумчиво произнесла графиня, после чего секретарь поспешно отступил и попытался затеряться в быстро редеющей толпе любопытных.
  Зря конечно. Секретарь графиню не интересовал. Интересен ей был бедняга генерал, избавить от которого свою любимую армию она мечтала весь последний год. И вот, наконец, ей предоставилась такая возможность. И никто не сможет обвинить ее в предубеждении против семейки Лирой.
  - Может, многоуважаемый генерал объяснит мне, почему на территории, которую он должен охранять, кто-то глушит сигналы СОС? Пираты спокойненько нападают на послов короля, а выгоняют ребят, которые этих послов спасают? - зашипела она в лучших традициях возмущенной кошки - В одиночку спасают, потому что какой-то кретин глушит не только СОС, но и все волны. И бедняга даже не может позвать кого-то на подмогу, и вообще не знает, что происходит даже в видимой части пространства. А еще многоуважаемый генерал должен мне объяснить, почему человека, в одиночку разметавшего семь пиратских развалин, обвинили именно в трусости? Может, потому что генерал сам трус и другого объяснения придумать не в силах?
  - Но... - попытался вставить слово генерал.
  - Я еще не все сказала! - рявкнула графиня. - Вы немедленно предоставите мне отчеты обо всех операциях, проводимых вами за время вашего командования. И если планирование остальных операций окажется таким же безумным, как и та, которую я имела честь наблюдать, я вам не завидую. А сейчас вы найдете Шиана Миллера и принесете ему извинения.
  - Но он улетел. Вообще улетел, из королевства. Где я его теперь найду? - печально спросил генерал.
  Он уже понял, что командовать ему не долго осталось. И закончится его командование припоминанием всех грехов. Да и задержался он в качестве генерала так долго только потому, что всегда находились люди, которых можно было обвинить в своих провалах. А теперь лучше сразу застрелиться. Потому, что графиня быстро узнает об этих людях, наверняка найдет в них что-то хорошее и генералу не дадут уйти в отставку по-тихому. Состоится трибунал и его погонят через строй, а это будет позором для всей семьи. Но он также понял, что застрелиться не сможет, храбрости не хватит. И почему он думал, что командовать флотом будет легко?
  - Вы его найдете - ласково сказала графиня. - Будете искать сколько угодно. В противном случае вам, человеку, который посчитал что спасение моей жизни ничего не стоит, лучше покинуть королевство и не попадаться мне больше на глаза.
  Генерал кивнул. Графиня презрительно его осмотрела, покривила губы и гордо удалилась, оставив беднягу размышлять о своей дальнейшей судьбе.
  К вечеру о состоявшемся разговоре знали все. Отношение к Шиану резко переменилось, что впрочем, для него уже не имело значения. Возвращаться он не собирался. Шиан искал место где смог бы применить свои таланты, место упорно не находилось, и когда он уже совсем отчаялся новообретенный друг за кружкой пива рассказал ему об охотниках за головами, которые набирают команду. Поплутав по бесконечным переходам станции между портами, Шиан нашел место стоянки 'Джанкоя' и после недолгих переговоров с хмурым типом азиатской наружности был принят в команду.
  - И пускай она попробует возразить - провозгласил Тойво. - Я согласился терпеть ее сумасшедших, теперь пускай терпит моего бывшего военного.
  Это заявление как-то не вдохновляло. Но выбора особого на данный момент не было, и Шиан решил своими глазами посмотреть на сумасшедших, а потом уже принять решение. Как он и ожидал, заявление оказалось преувеличением. Ребята подобрались, конечно, с причудами, но сумасшедшими быть не могли.
  Она, то есть Мария, против приобретения напарника возражать не стала, чем окончательно испортила ему настроение. А Шиан, который только сейчас понял, что больше не зависит от глупых планов генерала Лироя, решил, что прекрасно впишется в команду. Тем более, теперь стричь волосы не обязательно и можно отрастить их до длины принятой на родной планете.
  А еще можно спокойно высказывать свое мнение по любому поводу, и ни один высокородный не станет разглагольствовать о недостатках интеллекта парней неблагородных кровей. Даже если мнение на самом деле будет верхом глупости.
  Рай.
  Нужно было еще семь лет назад перестать слушаться опекунов и куда-нибудь сбежать. Он ведь отлично знал, что такое военный флот Руана. Помнил, сколько раз обвиняли маму в некомпетентности тогда, когда виноват в провале очередной операции века был кто-то из благородных. Но нет, он почему-то решил, что его минует чаша сия, если даже не пытаться делать что-то полезное. Не миновала. Потому что не смог не откликнуться на призывы о помощи. Все что ни делается - к лучшему.
  
  
  
  Умница Майя Ларуш
  
  
  Мария решила что шесть человек отличная команда и больше им никто не нужен. Но тут уже заупрямился Тойво. Шесть всегда для него было числом неудачи. И не потому что он в это верил, а потому что именно так оно и было всю его сознательную жизнь.
  Ругались они долго и со вкусом. Остальные члены команды им не мешали, Чертополох как раз научил их несложной карточной игре и они целые дни проводили за столом в столовой по очереди то, выигрывая, то, проигрывая остатки продуктов. В какой-то момент Мария заметила на что они играют и временно переключила свой гнев на несообразительных новичков.
  В конце воспитательной речи она назвала им номер одного из счетов и без продуктов попросила не возвращаться. Чертополох робко поинтересовался, что именно нужно купить, но Мария прогнала его пинками, велев купить все, что угодно, лишь бы долго хранилось и было съедобным.
  Ребята в точности выполнили ее указания, накупив сгущенки в несметных количествах, немного полуфабрикатов, на счет которых у них возникли некоторые сомнения, шоколадок для девочек (под девочками подразумевались Син, Шелест и Шиан), а также неизвестного происхождения субстанцию, оказавшуюся единственным стоящим продуктом из всего купленного.
  Доведя Марию до предынфарктного состояния своими покупками, ребята решили ее добить и выудили из-за спин худющую девчонку, большеглазую, испуганную, с двумя задорно торчащими косичками.
  - Во, самоубийца. Мы ее с моста стащили, - робко представил девчонку Шелест. - Седьмой член экипажа.
  - Кто? - переспросила Мария. Как-то слабо у нее образ этого перепуганного ребенка вязался с работой охотников за головами.
  - Майя Ларуш. Я программист, - тихонько произнесла девушка и покраснела.
  - Ну да, программист нам нужен, - поддержал начинание Тойво. В голове его радостно витала мысль о цифре семь.
  Мария выругалась и, велев делать все что хочется, даже утопиться в сгущенке, выбежала из корабля. Вернулась она к вечеру в сопровождении широкой платформы груженной нормальными продуктами. Тойво к тому времени убедился что самоубийца действительно очень неплохой программист и от нее не будет никакого вреда. Прыгать с моста она решила из-за некрасивой внешности и красивого парня, который внимания на нее не обращал. А еще из-за подружек, которые считали, что это очень весело. Так что покинуть планету для нее стало наилучшим из выходов. Мария пофыркала и успокоилась. А Тойво уселся заполнять документы на экипаж 'Джанкоя'.
  Оказалось, вполне приличный экипаж. Умная и хозяйственная Мария заполучила Син, которая вполне прилично готовит еду и при всех своих недостатках сообразительна, отлично стреляет и знает законы, по крайней мере, половины человеческих планет. Тойво получил возможность учить жизни и просто по-отцовски воспитывать Шелеста, сообразительного мальчика, лучшего пилота среди присутствующих. Шиан вообще находка для экипажа, он оказался не просто военным, а военным талантливым, отлично ориентирующимся в обстановке и мгновенно изобретавшим тактики боя, которые за время боя мог изменить сорок раз, но закончить его с минимальными потерями даже при многократно превосходящих силах противника. Тойво решительно не понимал, как этого парня могли выгнать. Чертополох отдельная история. Он ничего не желал рассказывать о большей части своей жизни и смутно припоминал меньшую. Он на самом деле умел драться как дьявол, но предпочитал вести переговоры, во время которых заводил противников в такие дебри, что те вообще переставали понимать на каком свете находятся. Этому парню ничего не стоило убедить атеиста, что он умер и попал в ад. А Майя быстро училась, быстро хорошела и упорно верила в свое уродство. Отличная команда.
  Берегитесь преступники!
  
  
  
  
  Несколько совпадений и неожиданных встреч.
  
  - Ну и где наши почти молодожены? - в который раз спросил Влад.
  - В каюте, - привычно ответил Нико. - Пытаются размножаться, наверное. Может зря мы его вылечили? От них же никакой пользы. Пока он падал в обмороки от малейшего перенапряжения хотя бы от Таши польза была. А теперь при любой возможности запираются в каюте и выходят оттуда в поисках еды с ужасно довольными лицами и без малейшего проблеска интеллекта в глазах.
  - Пока их интеллект нам без надобности, - торжественно произнес Влад. Ему все происходящее безумно нравилось. Во-первых, они получили приключение. Во-вторых, рядом настолько счастливая парочка, что даже завидовать не хочется.
  Никита упорно делал вид, что все происходящее его не касается. Он здесь случайно и не вернулся домой только потому, что не мог доверить свой шумок близнецу. Он же его вернет в таком виде, что даже на свалку отправить будет нечего. И не важно, что официально шумок их общий, заботится о корабле только Никита и только он имеет право его разбить.
  Со времени побега с Новой прошло три дня.
  Папочка Таши оказался весьма сообразительным, так что планету пришлось покидать под аккомпанемент его переговоров с дочерью. Таша клялась, что ничего страшного не произошло и не произойдет. Что она все объяснит, когда вернется, и в последний момент сумела огорошить родителя сообщением о встрече с парнем мечты, с которым она обязательно всех познакомит, только немного позже. Еще она намекнула на необычную внешность своей мечты и попросила папочку изучить вопрос о мутантах и убедиться в том, что ничего плохого в большинстве из них нет.
  Папочка естественно не успокоился, возопил о своем непонимании того, как сочетается парень мечты и трактаты о мутантах. Но так как Таша отлично рассчитала время, отвечать ей не пришлось, шумок совершил переход и вынырнул возле Весны.
  На Весне, жители которой тщательно поддерживали репутацию людей, с которыми лучше не связываться, тулонцы побывали в своем представительстве. Там они выклянчили денег на расходы, рассказали о Таллене и 'Пожирателе'. Получили благодарность за сообразительность и благословение на провоз Таллена с его маячком по вселенной.
  В тот же день с Весны на Тулон вылетел корабль. С Талленом полностью согласились в его подозрении, что сеть иных может быть весьма ненадежным хранителем чужих секретов. Шумок загрузили продуктами, деталями и оружием, на всякий случай. Нико попросили присмотреть за братьями, особенно за Владом, который чересчур легко относился к жизни и совсем не воспринимал смерть как нечто существующее в реальности.
  Возле Весны, как и рассчитывал Нико, никаких подозрительных личностей не появилось. Маячок наверняка засекли, но решили подождать, пока его обладатель покинет негостеприимную планету. Никаких посольств Крылатого Королевства на Весне не было, о тулонцах знать преследователи не могли, так как флот империи успешно справился с отловом пиратов, выживших в небольшой драке у Новой, и причин беспокоиться у них не было.
  Следующий переход закончился у Системы Сесил. Там они задержались на целый день, потратив это время на лечение Таллена и попытки объяснить Таше, как правильно держать оружие, чтобы стрелять по противникам, а не по своим ногам.
  Система Сесил надежно рассеивала любые сигналы по ближайшему пространству, причем, эти три звезды, кружащие в странном хороводе вокруг чего-то невидимого невооруженным глазом, но ощущаемого приборами, каким-то образом могли еще долго швырять сигналы в пространство, после прекращения подачи этих сигналов. Систему Сесил еще частенько называли Лживыми Звездами, или попросту Сиропом. Почему сиропом? Из-за ощущения нереальности, какой-то тягучести, когда находишься где-то поблизости. Как муха в сиропе. Еще и практически ничего не видно, приборы сходят сума, показывают блики, растягивают изображение по всему пространству, которое могут регистрировать, и люди чувствуют себя, глядя на них, полуслепыми, неуклюжими, бродящими по просторам какого-то дурацкого сна. Ощущения не из приятных. Но уж если нужно спрятаться, надежнее место найти трудно, практически невозможно, даже имея фантазию Нико.
  В конце дня особо везучий пират все-таки на них наткнулся. Но на этом его везение и закончилось. Откуда-то появился узконосый кораблик земного происхождения и заарканил пирата прежде чем тот успел что-то предпринять. Экипажу шумка было объявлено что пират законная добыча команды 'Джанкоя' и шли бы они своей дорогой и не мешали никому работать. Тут кроме 'Джанкоя' еще несколько охотников за головами, они очень рады, что по какой-то только им известной причине несколько дорогих голов собрались именно здесь и не придется устраивать стрельбу в обитаемом районе. А шумку здесь делать нечего. Тулонцев сюда никто не приглашал и на награду им рассчитывать не стоит. В крайнем случае их обстреляют и скажут, что так и было.
  Нико заверил, что у них проблем хватает и без отлова пиратов. На 'Джанкое' сделали вид что поверили и уволокли свою добычу в неизвестном направлении. Больше шумок никто не беспокоил, ни охотники, занятые отловом дорогих голов, ни пираты у которых благодаря охотникам возникли проблемы.
  Таша, в конце концов, разобралась как правильно стрелять, Таллен признал что лечение неплохая штука. Вскоре эта парочка присмотрелась друг к другу. Таше понравился здоровый цвет лица Таллена, ему вообще все понравилось и они удалились для важного разговора, причем девица краснела и хихикала, а ее сокровище с интересом заглядывало в вырез легкомысленной кофточки, никого не стесняясь.
  Разговор у них затянулся, так что тулонцам пришлось самостоятельно побеспокоиться о дальнейшем маршруте и попытках запутать следы. Вообще у Нико сложилось впечатление, что парочка лишилась остатков ума и инстинкта самосохранения. Впрочем, не ему судить со своей страстью к рыжим.
  К концу третьего дня было принято историческое решение побывать на Втором Шансе и попытаться выяснить, что происходит и откуда ждать неприятностей. На Шансе была возможность отсидеться некоторое время. Маячок можно было элементарно заглушить и, из-за шумового фона состоявшего из рекламы и трансляций сомнительной достоверности новостей на всю галактику, его бы долго пришлось отслеживать. Главное вовремя улететь.
  Хотя, конечно, на крайний случай можно пустить слух, что к Шансу слетаются дорогие головы с целью поиграть, и надеяться, что охотники опять появятся вовремя. Влад от этой возможности отказался. Даже привел разумные аргументы. Если просто пустить слух в сеть, мало кто поверит. Если слух пускать от имени Тулона, конечно, поверят, но и пираты могут догадаться, что тулонцы знают о 'Пожирателе', и тогда будет гораздо меньше возможностей для более менее безопасного маршрута.
  К моменту приземления на Второй Шанс Таша и Таллен 'наговорившись', покинули каюту и даже догадались поинтересоваться тем, где они находятся. Выслушав план действий на ближайшее время, они с ним согласились. Таллен послушно оделся в предложенную одежду с необычными свойствами, натянул сверху плащ поводыря, упрятав свое приметное лицо и ухватился за руку Таши, решив, наверное, никуда ее одну не отпускать.
  Впрочем, это было правильно. Поводыри частенько везде расхаживали с красивыми женщинами. Женщины играли роль связующего звена с внешним миром и распускали слухи о странной секте, которой настолько нет дела до вселенной, что ее члены, не задумываясь, убьют любого кто чем-то их оскорбит. А так как никто толком не знал, что именно может их оскорбить, с ними старались не связываться. Тем более, заметного вреда поводыри не приносили, а то, что вред со стороны Тулона, ангелов и многих других частенько с ними связан, никто доказать не смог.
  Второй Шанс был изумительной планетой, которая никому не была нужна и поэтому изо всех сил доказывала свою незаменимость. Также ее жители доказывали свою осведомленность, частенько даже не подозревая, что на самом деле знают что-то важное.
  Планета была бредово гостеприимной, здесь ни у кого не спрашивали о способе зарабатывания денег, не требовали никаких документов и не интересовались, зачем им понадобился Второй Шанс. В общем, рай для всяких подозрительных личностей.
  При этом жители планеты вполне искренне удивлялись, почему у них так часто происходят убийства, почему охотники за головами никогда не предупреждают, что собираются кого-то здесь ловить, а чужие армии раз в полгода требуют чей-то выдачи. Новая Французская Республика, к которой официально причислялся и Второй Шанс, давно перестала обращать внимание на жалобы граждан этой планеты и вообще делает вид, что все происходящее ее не касается. Второй Шанс планета со своими оригинальными законами, менять их не соглашается даже под угрозой прекращения продажи планете продуктов, так что и отвечать за последствия своей оригинальности должна сама. Республика не собирается гонять армию на разборки с работорговцами и пиратами, которых планета радостно принимает, как самых дорогих гостей.
  Шумок без проблем и ненужных вопросов приземлился на один из островов. Кораблик тщательно заперли, Дракончика попросили никуда не отлучаться, и тулонцы, вместе с поводырем и его девушкой, пошли к безумной конструкции из металла, пластика и стекла, по какому-то недоразумению считавшейся городом.
  Часом позже на тот же остров приземлился совсем мелкий прыгунок, обладатель славного имени 'Блоха'. Имя он получил после того, как экипаж 'Джанкоя' додумался крепить его к своему кораблю. На 'Блохе' прибыл Чертополох. Целью его появления был некто Ник Бинш, который сейчас, по непроверенным данным, засел в каком-то притоне разрабатывать план поимки сумасшедшего вампира, чем-то досадившего большей части пиратов этой галактики.
  Сведения были получены от уже пойманного кузена Ника, кто такой вампир, он не знал, чем бедняга так не понравился пиратам, не знал тоже, но клялся что сам лично ничего против этого парня не имеет, просто решил подзаработать. Экипаж 'Джанкоя' посовещавшись, объяснил происходящее тем, что у пиратов отказали остатки мозгов. Поэтому решили воспользоваться случаем и получить за умственных инвалидов побольше денег, для чего пришлось даже разделиться, кузен рассказал не только о месте пребывания своего родственника. Трусливым оказался и доверчивым.
  А спустя еще пятнадцать минут к тому же острову с разных сторон приплыли прогулочные яхты, груженные десантниками Кероби, небольшого государства, управляемого частично избираемыми монархами и советом старших. Прибыли десантники по поручению своей любимой королевы и многоуважаемого совета с целями, похожими на цели Чертополоха. Их даже притон интересовал тот же, что и его, и сведения о притоне они получили от того же кузена, сумевшего в последствии каким-то образом от них сбежать.
  
  
  Тулонцы ходили по барам, делали вид праздных туристов и собирали сплетни. Таллен с Ташей обнимались и на туристов были похожи гораздо больше, но на них, благодаря плащу Таллена, старались вообще не смотреть, чтобы не накликать на свою голову неприятностей, так что некоторых несоответствий с выбранным образом не замечали. До поры до времени.
  Все было бы хорошо если бы Таллен с Ташей следили за тем, что делают тулонцы, и не застывали посреди очередного заведения живописной композицией, посвященной безумству влюбленных. Нико все время приходилось напоминать парочке, что пора уходить из очередного бара. Так что нет ничего удивительного в том, что, в конце концов, ими заинтересовались, начали следить, не оставив никакой возможности скрыться, не привлекая к себе внимания.
  Влад решил, что дело труба и вызвался в качестве жертвы для отвлечения внимания, пока братья уведут этих голубков. Его попросили заткнуться. Таллен признал свою вину и решил, что жертвовать нужно собой, за что и получил по голове от Таши и Нико. Близнецы подивились такому единодушию и задумались. Думали долго, придумать ничего не смогли. Потом долго бродили по улицам без всякой цели и, в конце концов, добрели до здания, из которого в это время выскакивали типы в одежде похожей на армейскую форму, выволакивали других типов, кричащих о своих правах, и, ни на кого не обращая внимания, куда-то бежали.
  В принципе, ничего странного, просто очередная планета разыскала на Шансе своих любимых преступников. Странно отреагировали преследователи. Вместо того, чтобы спрятаться от греха подальше, они решили помочь братьям по профессии. Военные на них обиделись, немного их побили и всех, до кого не дошло, что пора бежать, прихватили вместе со своими преступниками. Наверное, для количества.
  Когда поток военных иссяк, из того же здания неспешно вышел парень удивительного вида, волоча за ноги связанного мужика, с которого можно было срисовывать главу пиратской гильдии. Парень спокойно осмотрел собравшуюся толпу и, увидев в там скромно стоявших близнецов, попросил помочь. Наверное, понял, что у них есть опыт по переноске бесчувственных людей.
  Близнецы возмущенно отказались. Парень пожал плечами и попросил о помощи подошедшего стража порядка, сообщив попутно, что он охотник за головами, а пойманного типа разыскивает несколько государств, с которыми у Шанса вполне могут возникнуть проблемы. Страж согласился, с условием, что ему расскажут откуда взялись ребята в униформе в таком количестве. Охотник согласился и оба ушли в направлении порта.
  - Дурдом, - задумчиво произнес Влад. - Долго мы еще здесь пробудем? Ведь, похоже, добрую часть наших противников только что унесли.
  - Давай до утра, а там видно будет, - решил Нико.
  С ним спорить никто не стал. Вместо этого все занялись опросом толпы, из любопытства. Очень хотелось узнать, что здесь произошло.
  А произошло следующее.
  Чертополох не без труда проник в притон, маскирующийся под обычный жилой дом, и принялся за поиски Ника Бинша. Ник не находился, прятаться от праздно шатающихся типов было интересно, и Чертополох заигрался. Каково же было его удивление, когда, отступив за угол, чтобы скрыться от куда-то бегущего мальчишки, он наткнулся на вооруженных людей. Люди стояли тихонечко, казалось даже не дышали, но очень дружно, в едином порыве, направили имеющееся оружие на него. Чертополох застыл и задумался о своей дальнейшей судьбе.
  Подумать ему не дали. Из-за спин высоченных парней вышла их командирша, весьма симпатичная девушка среднего роста, с упрямым подбородком и насмешливыми глазами. Она долго рассматривала Чертополоха, наверное, размышляла не снится ли ей он.
  Посмотреть было на что. Он совсем немного уступал в росте ее ребятам, но был потоньше и вместо безумного количества устрашающего оружия имел при себе скромный лучевик и пару мечей за спиной. В первую очередь командирша обратила внимание на мечи. Точнее на рукояти сделанные в виде драконов с зелеными глазами. Потом она рассмотрела похожего дракона на щеке парня, после чего заметила под спутанными волосами, закрывающими половину лица, зеленые глаза владельца мечей.
  Глаза смотрели оценивающе и, кажется, вполне одобряли внешний вид представшей перед ними девушки. После глаз внимание на себя обращал длинный аристократический нос. Когда парень тряхнул своей гривой, чтобы убрать волосы с глаз, стало заметно красивые скулы. Но вот полностью разглядеть лицо почему-то не получалось, особенно после того, как он начал улыбаться, насмешливо, словно делал непристойное предложение и был абсолютно уверен, что она не откажется.
  - Кэп, я его знаю, - почему-то испуганно прошептал Раян, схватив командиршу за руку, непроизвольно нащупывавшую оружие. Командирша удивленно на него посмотрела, и Раян с непонятной страстью добавил: - Он не пират. Я точно знаю.
  - А кто? - просила она, одарив не пирата злобной улыбкой.
  - Охотник за головами, к вашим услугам, - представился подозрительный тип. - Ловлю одного нехорошего человека. Так что давайте разойдемся и не будем мешать друг другу. Вы ловите тех, за кем пришли, а я соответственно занимаюсь тем же и не мешаю вам работать. Договорились?
  За какое-то мгновение он превратился в само обаяние и произнес свою речь хриплым голосом так, что не поверить ему было невозможно. На заднем плане, за почему-то знакомым голосом, слышался хрустальный звон миллиона разбитых женских сердец. Никаких сомнений, весьма опасный парень. Будь он пиратом, его следовало пристрелить, потому что обязательно бы нашлась дура, готовая на все, что угодно, лишь бы его спасти. И спасла бы.
  - Ладно, лови своего нехорошего человека. Мешать не будем. - мрачно сказала командирша.
  Он легко склонил голову, хихикнул и прикусил губу, чтобы не засмеяться громко. Нежная маргаритка приказывает дракону, поняв, что он не собирается ее сжигать. Удивительно.
  - Я Чертополох, - представился, справившись со смехом.
  - Мне плевать, - отозвалась она и отвернулась.
  Чертополох фыркнул и отступил за угол, мгновенно пропав из поля зрения всех присутствующих. Ребята дружно шагнули следом, но так и не заметили, как он пропал в дыре под потолком.
  - Призрак какой-то, - пробормотал Данила, дотронувшись к своему сломанному носу.
  - Хуже, - отозвалась командирша. - Дракон. И он об этом знает, черти бы его уволокли куда-нибудь.
  - Он мечерукий, один из лучших что я видел, - не согласился Раян и жалобно добавил: - Он на самом деле хороший. Я знаю. Он мне жизнь спас. Если бы он сделал со мной то, что я сделал с ним, я бы больше в его сторону даже не посмотрел, а он спас мне жизнь. И не принял мою клятву, просто отпустил, сказал, что я не должен врать. Дурак. Вечно о ком-то заботится больше, чем о себе.
  - Ты его хорошо знаешь? - удивился кто-то.
  - Хуже чем хотелось бы, - признался Раян. - Но он человек чести. Авантюрист и человек чести. Просто ему ничего не надо. Его слишком сильно обидели и он сбежал. От всех и от себя, похоже, тоже. Чертополох.
  - Понятно, - сказала командирша, которая к этому моменту перестала что-либо понимать. И в первую очередь то, откуда у подчиненного столь трепетное отношение к какому-то авантюристу. - Не будем ему мешать. У нас и своих дел хватает.
  Ребята закивали и начали тихо перекрывать коридоры, собственно, от этого увлекательного занятия их и отвлек неожиданно появившийся охотник за головами.
  Вообще, операция по захвату банды 'Феникс' была довольно дурацкая. Десантники прибыли на планету пассажирскими кораблями, привезя экипировку и оружие в качестве багажа. Корабль, который должен их увезти, уже три дня висел над Вторым Шансом, его экипаж изо всех сил изображал вялотекущий ремонт. Ко всему, ребята в группу подбирались по принципу количества голубых кровей, а их командиру пришлось поучаствовать в небольшом конкурсе на звание 'мисс спецподразделений'.
  Делалось это на случай, если Французской Республике не понравится столь грубое вмешательство в жизнь одной из ее планет. Если Кероби предъявят какие-то претензии, совет картинно схватится за головы, посокрушается о нахальстве нынешней молодежи, в особенности молодежи аристократического происхождения, особенно из-за глуповатой, но очень хорошенькой блондиночки, захотевшей свершить подвиг во имя родины. И пообещает всех наказать.
  Как ни странно, несколько раз такой план уже срабатывал и наверняка сработает еще много раз, прежде чем кто-то догадается, что аристократики действуют чересчур слажено и отлично знают где и кого искать.
  Пока десант аристократического происхождения неспешно занимал здание, попутно отправляя в мир сновидений ненужных им людей, попавшихся по пути, Чертополох ползал по пыльной трубе. Узнал, что на самом деле он отъевшаяся крыса, его неоднократно так обзывали, услышав его передвижения. И никак не мог найти очень нужного ему пирата.
  Но, в конце концов, Чертополоху повезло. Ник нашелся в комнатке под крышей, он мирно спал, отдыхая от трудов неправедных, даже не отреагировал на посыпавшуюся на него штукатурку. Проснулся пират после того, как Чертополох вполне удачно на него спрыгнул, но тут же потерял сознание от удара то темечку рукоятью лучевика.
  - Слабенький какой-то, - задумчиво произнес охотник за головами и начал аккуратно упаковывать пирата в принесенные с собой веревки, не потому что бедняга мог от него убежать, просто из любви к искусству.
  Охотник со связанным пиратом под мышкой всегда смотрится убедительно. Ну не под мышкой конечно, большой слишком, не поместится. И даже не на плече, слишком много чести. Можно и так доволочить до выхода, а там помощники наверняка найдутся.
  Упаковав свою добычу Чертополох сел отдохнуть, на добычу естественно, не на пол же и не на кровать в подозрительных пятнах садиться. Он немного поразмышлял, подышал, готовясь к перетаскиванию тяжестей, и только собрался не спеша встать на ноги, как услышал странный шум. Потом о дверь что-то стукнулось и сползло на пол, под обвинения в неджентльменском поведении.
  - Вечно у нее проблемы с мужчинами, - сказал Чертополох, обращаясь к своему пирату. Тот промолчал в знак согласия, за что был благородно задвинут под кровать, чтобы не прибили ненароком, за мертвого меньше заплатят.
  Следующего стукнувшегося о дверь Чертополох втащил в комнату и, как и Ника, приложил по голове, после чего вышвырнул обратно, навстречу его друзьям, кружившим вокруг командирши десантников.
  - Вот дура, - задумчиво изрек Чертополох и с радостным воплем выскочил в коридор.
  Психическая атака произвела впечатление. Мечи впечатлили еще больше, особенно после того, как с легкостью разделили на три части армейский лучевик в руке одного из пиратов, вместе с частью руки.
  Пираты отказались от мысли захватить симпатичную девчонку живой и по возможности невредимой и схватились за оружие. Чертополох еще раньше схватился за девушку и втащил ее в неряшливую комнату.
  - О, привет, это опять ты, - с неподдельным изумлением выдал он, улыбаясь улыбкой счастливого идиота. - А где твои крутые парни? Отстали? Всегда говорил, что не стоит таскать на себе таких тяжестей. Это же какая нагрузка на позвоночник. Так и надорваться недолго, - удовлетворившись непониманием на лице девушки, парень переключился на хозяев, пытавшихся выбить дверь. - А кто это там стучится? - спросил он тоненьким голоском, таким обычно сюсюкают с детьми странные люди, почему-то считающие, что слова именно в такой тональности понятны всем без исключения малышам. - Нет никого, неужели не ясно? - крикнул, заподозрив, что его сюсюканье никто не услышал.
  Стучать не перестали.
  Чертополох вздохнул и специально для девушки, смотрящей на него, как человек, боящийся закрытого пространства, на дверь застрявшего лифта, спокойненько объяснил:
  - Раз не открывают, значит никого нет. Непонятливые какие. Сейчас объясню.
  Чертополох подошел к дверям, прислушался и всадил оба в створку на уровне груди. С той стороны послышались вопли, стук прекратился, заменившись руганью и завываниями.
  - Нет никого! - проорал Чертополох для особо непонятливых и вытащил свои мечи из двери.
  Он внимательно их осмотрел, вытер о кровать и ловко засунул в ножны за спиной, осталось только удивляться как он не снес себе при этом голову.
  - Возьми нормальное оружие, возьми нормальное оружие, - забормотал, явно кого-то перекривляя. - Фиг бы я нормальным оружием пробил бронированную дверцу. Скорее бы поджарился, комнатка-то маленькая, меньше той крысиной норы, моей каюты. Кстати о крысах... - Чертополох резко повернулся к девушке, уже не знавший кого больше бояться, толпы пиратов за дверью или этого типа спасшего ее от толпы. - Краса неописуемая, как ты относишься к небольшой экскурсии по местным неработающим коммуникациям, или что это у них там было раньше?
  Командирша сразу признала себя красой и сказала, что плевать ей на коммуникации, лишь бы добраться до ребят.
  - А ползаешь ты как?
  - Хорошо ползаю.
  - Вот и чудненько, - обрадовался Чертополох. Он вытащил из-под кровати свою добычу и ловко затолкал ее в дыру в потолке, проделанную с помощью все тех же незаменимых мечей для проникновения в эту комнату. - Подсадить? - спросил у девушки. - Ну не хочешь, как хочешь.
  Парень ловко залез следом за связанным пиратом и предложил девушке руку. На втаскивание, в отличие от подсаживания, она согласилась.
  Оказалось, что ползти, толкая перед собой бесчувственное тело, весьма неудобно. Хорошо, что далеко ползти не понадобилось, спустя пять минут они услышали голоса, ругавшиеся на все лады по поводу пропавшей командирши. Чертополоху удалось их перекричать и уговорить отойти от стены. Удобная штука мечи, особенно те, что запросто пробивают стены и вырезают в них аккуратные дыры.
  Ребята были в восторге. Настолько, что даже не обратили внимания на нашедшуюся командиршу. В данный момент их больше всего интересовало из чего эти мечи сделаны. Чертополоху пришлось философски пожать плечами и сознаться, что их ему подарили и его никогда не интересовал вопрос их происхождения. Ребята опечалились и соизволили заметить закипающую от злости девушку.
  - Знаете, нам лучше отсюда исчезнуть, - задумчиво произнес Чертополох, выслушав все высказывания спасенной блондинки в свой адрес. - С момента нашего дружного появления в этом здании прошло уже сорок минут. А у служб спасения этой планеты есть дурацкая привычка появляться ровно через час после начала событий. А еще эти службы очень злы на охотников за головами, даже не знаю почему. Наверное, они юмора не понимают и не стоило над ними шутить. Хотя, конечно, в тот момент было очень смешно... Так о чем это я? Ах, да. В общем, с недавних пор службы спасения вместо того, чтобы мирно поговорить, стреляют в неугодных им людей какой-то усыпляющей гадостью. Заметьте, в преступников они не стреляют, целятся исключительно в людей моей и вашей профессии. Идиоты. Но целятся хорошо и попадают часто.
  - Уходим, - скомандовала блондинка, решив не испытывать судьбу.
  - А это вентиляция, да? - спросил кривоносый Данила, взвесив в руке продолговатую штуковину.
  - В принципе, похоже, - не стал его разубеждать Чертополох.
  - Отлично. Сейчас мы усыпим всех кто бодрствует и уйдем.
  Командирша заскрипела зубами. Данила, на лице которого застыло выражение, как у младенца получившего долгожданную соску, потыкал пальцем в свою штуковину и забросил ее в дыру, проделанную чудесными мечами.
  - Теперь они точно уснут и не будут нам мешать.
  - Да? - удивился Чертополох, поняв, что никогда не устанет удивляться наивности некоторых людей. - А на нас что не подействует? Эта штука имеет какие-то специальные настройки на определенные профессии?
  Данила задумался.
  - В принципе, распространятся должно вверх, а мы будем спускаться вниз... - неуверенно произнес он, виновато потупившись.
  - Спускаемся! - рявкнула командирша и бодренько побежала к лестнице. Лифты ее бойцы из лучших побуждений отключили, точнее, сломали, без всякой надежды на починку.
  Ребята послушно побежали следом. Чертополох поволок свою добычу за ними, размышляя о том, куда они дели тех, за кем сюда пришли? Этажом ниже ответ на этот вопрос нашелся в одной из комнат, плотненько нашпигованной весьма подозрительными личностями, требовавшими адвоката. Адвокатов им пообещали, из числа студентов, первокурсников, сразу по возвращении домой. Пойманных это обещание почему-то не вдохновило и они всю дорогу продолжали возмущаться.
  - Совсем забыл! - неожиданно для всех перекричал протесты Чертополох. - А автограф?
  - Чей? - удивилась командирша.
  - Мой, конечно. Это же традиция, не могу я нарушать традицию. Нужно оставить автограф. - высказавшись, Чертополох подскочил к ближайшей стене и начал на ней что-то рисовать с помощью лучевика. Постепенно что-то приобрело вид вполне узнаваемого дракона, и парень удовлетворенно покивал головой.
  - А по прямому назначению ты его использовать не пробовал? - поинтересовалась девушка, оценив мастерство художника и прибор для рисования.
  - Пробовал. Потом пару дней не мог смотреть на мясо, да и заряд быстро закончился. Мечи надежнее. Особенно когда не забываю включать щит.
  Командирша окончательно убедилась, что он сумасшедший и решила, что это не ее дело. Ее делом было вывести своих восторженных подчиненных из здания. Чем она и занялась, понукая их обещаниями сводить в музей и показать настоящие мечи достойные аристократов.
  Время стремительно заканчивалось, ребята так же стремительно набирали скорость и из здания вылетали, как на крыльях. Охотник за головами передвигался как-то неспешно, поминутно хватая своего подопечного то за воротник, то за волосы, в конце пути вообще схватился за ноги, но при этом почему-то не отставал.
  Командирша только покачала головой. Жаль, что нет времени на подробные наблюдения за этим странным типом. Кого-то он ей напоминал. И голос знакомый. Странно, что она не может вспомнить, где такой голос слышала. С мягкой хрипотцой, словно кошка мурлычет. Необычный голос, запоминающийся.
  На выходе охотник за головами отделился от их дружно бегущей толпы, и последнее, что она успела заметить, это как один из местных стражей порядка с поразительной готовностью хватает пойманного преступника за плечи. Наверное, решил помочь. Только с чего бы?
  
  
  
  ***
  Новый план
  
  Возможно, не стоило покидать Второй Шанс. Вполне милая планета, на которой у пиратов вечно возникают проблемы. А тут делай что хочешь. Хоть застрелись. И вряд ли кто-то откуда-то выскочит, чтобы спасти от очередных возникших проблем.
  Находились тулонцы и влюбленная парочка среди астероидов и довольно успешно притворялись мертвыми. Уже вторые сутки. Все это время сотня кораблей, загнавшая их в астероиды, никуда не отвлекалась. Они знали о том, что некоторые пилоты, в отличие от них самих, вполне успешно вычисляют законы движения того или иного потока и могут выбраться из него живыми. Поэтому Никита никуда не спешил. Шумок двигался со скоростью средней величины астероида притворяясь обломком, иногда даже легонько сталкивался с летавшими вокруг камнями, вследствие чего изменял курс и слегка увеличивал скорость. И так уже вторые сутки. Скукотища.
  По расчетам Нико еще через день их вынесет к колодцу и они переместятся в параллельный астероидный поток, к величайшему изумлению стороживших их пиратов. А там можно будет сбежать, не опасаясь, что кто-то рассмотрит на чем летает Таллен или, что гораздо хуже, кто-то начнет в них стрелять. Поток большой. Чтобы облететь его не заходя в середину понадобится несколько часов. Перемещаться не имеет смысла. Ведь опять же понадобится время для удаления на безопасное расстояние от потока, а потом время для приближения с другой стороны и точной настройки на маячок. Если пираты решат этим заняться, это исключительно их проблемы. Никто их ждать не собирался.
  Возможно, все было не так уж плохо. Просто Нико расстроили ангелы. Он наивно верил в их всемогущество, а они взяли и увязли в каких-то поломках неопробованной аппаратуры и бюрократической волоките с государствами, через территорию которых собирались эту аппаратуру перетащить. Это у них называется секретная операция. Еще бы объявление дали, чтобы пираты и работорговцы наверняка знали, что аппаратура готовится в их честь. Да и зачем ее тащить через чью-то территорию? У них же есть корабли, которые могут по прямой перелететь всю галактику. Точно есть. Хотелось бы узнать, зачем они устроили этот цирк?
  - Как наши дела? - поинтересовался Таллен, как всегда 'вовремя' появившись.
  - Все так же, - ответил Влад и зевнул. Он уже два раза сменял своего близнеца на посту пилота. Теперь пришел сменить в третий раз.
  Влад не высыпался. Перестройка своего разума, стремившегося к действию, на спокойное восприятие мира, необходимое для пилота, всегда давалась ему с некоторыми трудностями и заканчивалась сеансом бессонницы. В чем Влад бы никогда не сознался. В конце концов, он ведь засыпал, сам по себе, без всяких аппаратов, стимулирующих сон. Подумаешь, поворочался пару часов пока тело и разум перестраивались на свой обычный ритм восприятия. Это на самом деле не страшно. И не повод чтобы отказываться применять на практике один из своих талантов.
  Тем более, Влад бы не допустил в кресло пилота Нико. Несмотря на то, что Нико летает не хуже него, даже получше, наверное, и никаких побочных действий на организм у него не возникает. Просто в данный момент Нико нужен в качестве глядящего. Он быстрее братьев принимает решения, правильные решения, быстрее сводит в одно целое все данные о пространстве вокруг, замечает проблемы и наилучшие способы их решения.
  Следовательно, его место где-нибудь подальше от сообщающего поля, которое заставляет мозг работать только над одной проблемой - лететь быстро, ни во что не врезаться, по крайней мере, так чтобы причинить вред шумку, и непонятным образом угадывать куда в следующее мгновение полетит тот или иной камень. В кресле пилота мир воспринимается иначе, попроще, наверное, даже если знаешь, что полет по потоку не самая большая проблема на данный момент.
  - Куда полетим дальше? - задал следующий вопрос Таллен. Правильный вопрос, Влад тоже хотел бы знать куда еще можно полететь если даже в потоке их не хотят оставить в покое. - Они нас слишком быстро находят. Складывается впечатление, что все свои поисковые системы они настроили исключительно на этот чертов маячок.
  - На Птирей, - тихонько сказал Нико.
  - Зачем?
  Влад удивился. Даже не так, Влад был ошарашен. Не хватало им только для полного счастья устроить стрельбу возле планеты - прибежища наемников. Да эти наемники после этого их в порошок сотрут, сначала конечно позаботятся о преследователях, а потом и о них. Не спрашивая, кто они и зачем прилетели. Наемники очень не любили когда кто-то беспокоил их дома, в период отдыха.
  - Мы ненадолго. Просто отвлечем внимание. Помнишь про кладбище духов?
  - Помню, - ответил Влад.
  Еще бы ему забыть. Большая свалка побитых кораблей, сцепленных друг с другом. Опаснее места не придумаешь. Законов движения у этой свалки нет как таковых. Что-нибудь повредить там себе дороже, наемники воспринимают свалку, как музей славы и никому не позволят наносить лишние повреждения кораблям, погибшим в бою. Лучше уж обстрелять планету, будет больше шансов, что наемники не бросятся мстить.
  - Полетим по коридору принятия, - этим заявлением Нико все-таки добил братьев.
  Конечно, если им удастся долететь до конца, никто их и пальцем не тронет, но до сих пор долететь до конца удалось только троим, и то, двое из них были тишодцами. А кто в этой галактике летает лучше тишодцев? Только любимый родственник Линек, когда у него настроение подходящее.
  - Мы трупы, - тоскливо произнес Влад.
  - Пилотом будет Таллен, - как ни в чем не бывало, добавил Нико. - Должна же быть от него какая-то польза.
  - Уничтожение шумка с нами на борту ты называешь пользой? Ты с головой дружишь? - не удержался от критики Влад.
  - Я не умею летать на таких кораблях, - поддержал его вампир.
  - А на стрелах фурий умеешь? - ехидно поинтересовался Нико. И улыбнулся, очень довольно улыбнулся. Он так улыбался, когда находил решение очередной не решаемой задачи.
  - О, - флегматично сказал вампир и попытался рассмотреть кончик носа, сведя глаза друг к другу. Получилось довольно мило.
  - О, - радостно передразнил его Нико. - Думаешь мы идиоты?
  Влад подумал что да. По крайней мере, он. Таллен выглядел как угодно, только не так, как должен выглядеть пилот элитных частей самого грозного флота среди человеческих миров. Хотя кто этих пилотов видел? Даже в Крылатом Королевстве мнения на их счет кардинально расходились, но почему-то считалось, что фуриями могут быть только ангелы, ну или тишодцы, в крайнем случае, потому, что летают хорошо. Ни на тех, ни на других Таллен похож не был.
  - Меня наказали. За драку. С послом. Перевели в разведку, под начало Кити Лэйкен. Это страшная женщина, ее даже мой командир боится... - все так же глядя на кончик носа признался Таллен. - Как она надо мной издевалась. Не представляю, как ее выдерживают ее птенчики, еще и восторженные дифирамбы ей поют. Она такая умная. Она такая смелая. Она заставила меня почувствовать себя человеком. Я почему-то чувствовал себя умственно отсталым и физически недоразвитым. Надеюсь, лучший из пилотов живущих в этом мире, вы хоть эту простейшую работу способны довести до конца? Вы способны делать то, что от вас требуется? Может, вы хоть раз примените свою голову по прямому назначению, а не в качестве тарана? Или мне послать с вами Мича в качестве консультанта? Лучше бы меня расстреляли.
  - А по-моему, она права на твой счет, - задумчиво произнес Нико.
  Влад радостно закивал, полностью поддерживая брата в этом мнении.
  - Возможно. Но ведь я и не претендовал никогда на звание хорошего разведчика. Я пилот. Я отлично делаю то, что от меня требует мой командир. И мне незачем размышлять о судьбах мира.
  - А если попадешь в ситуацию, когда то, что приказал тебе командир, будет невыполнимо, или когда командир не успеет что-либо приказать? - спросил Нико.
  - Я уже попал, если ты не заметил, - отозвался Таллен. - И мне это совсем не нравится. И вообще... Как ты догадался что я фурия? Я же ничего такого не говорил. Точно помню.
  - Всего лишь несколько несоответствий. У тебя слишком приметная внешность, так что вряд ли ты бы смог долго ловить работорговцев. Тебя бы запомнили и перестали попадаться, а то и убили. Потом, ты совсем не умеешь правильно держать нож, а этому учат в первую очередь, ведь в некоторых местах стрелять нельзя и нож оказывается единственным доступным оружием. Значит ты не охотник, не разведчик и даже не страж порядка. При этом, ты отлично разбираешься в кораблях, соответственно ты либо пилот, либо механик, а учитывая то, что ты самостоятельно смог пробраться на Стойбище, то все-таки пилот, причем, неплохой. Ну и еще ты быстрее, чем я, вычислил направление потока и нашел колодец. Когда я о нем заговорил, ты начал его высматривать на мониторе и повел рукой, словно по картинке в сообщающем поле. А учитывая то, что только на трех видах кораблей с полем можно работать напрямую... В общем, ты либо тулонец, либо тишодец, что с твоей внешностью вряд ли, либо фурия. Ну и еще у меня интуиция, которая просто орала, что ты нам нахально врешь.
  Таллен печально вздохнул и задумался, почему все вокруг оказываются умнее него. Возможно, потому, что он никогда не давал себе времени обдумать то, что собирался делать? С другой стороны, если бы он тратил время на обдумывание, его бы давно уже убили. Прелестный выбор. Либо дурак, либо труп.
  - Ты сможешь долететь до конца коридора? - спросил Влад о том, что больше всего его беспокоило на данный момент.
  - Не знаю. Никогда не пробовал, - равнодушно ответил Таллен. Его никак не хотели покидать мысли о несовершенстве собственного разума.
  - Вот и попробуешь, - продолжал веселиться Нико. Оказывается, это очень приятно, ткнуть кого-то носом в его недостатки. Понятно, почему братья всегда так поступают с ним. Настроение себе улучшают.
  - И на таких кораблях я никогда не летал, - добавил вампир, попытавшись вернуться к проблемам не столь глобальным. - Сомневаюсь, что ваш кораблик сильно похож на мою стрелу. У стрел маневренность лучше и переходы скоростей стабильнее. На стрелах летать легче.
  - Ничего, полетаешь на чем-то не столь совершенном, - успокоил его Нико. Вот так взял и испортил настроение, сказал, что бывает что-то лучше шумков. Гад. - Можешь сейчас потренироваться. Сменишь Никиту, а Влад пока поспит. Он бедный так зевает, еще челюсти себе скоро вывихнет.
  Таллен печально вздохнул и пошел к креслу. Довольно привычная процедура, как в ученических коконах. Неприятно конечно, но терпимо. Это только в первые минуты тяжело дышится и кажется, что голубоватая дымка, рождающая подсказки, давит, как толща воды на большой глубине. Потом привыкаешь и перестаешь ее замечать.
  Стрелы лучше. В сообщающем поле стрел чувствуешь себя, как верхом на облаке в каком-то детском сне. Чувствуешь себя божеством. Наверное поэтому было так трудно опуститься на землю, оказаться отлученным от полетов. Отличное наказание. Таллен бы до такого не додумался. Наверняка придумал его кто-то летавший раньше с фуриями, а теперь заседавший с законниками, или переведенный в высшее командование. Для него повышение тоже стало своеобразным наказанием.
  - У нас есть еще одна проблема, - сказал Таллен, договорившись с кораблем.
  - Какая? - полюбопытствовал Влад.
  - Стимулятор. Без него реакция гораздо хуже.
  - Какой стимулятор? - заинтересовался Нико.
  Таллен хмыкнул. Мол, такой умный, а не понимаешь, что чтобы летать как тишодец, нужно сравниться с ними в скорости реакции и умении концентрироваться.
  - Вашего стимулятора у нас точно нет, - сказал Влад. - Но у нас есть та дрянь, которая мне помогает не уснуть. Тоже разгоняет, хотя наверняка не так, как ваша.
  Таллен хмыкнул, но протестовать против предложенной дряни не стал. Лучшего все равно нет. Как и особого выбора с тем, лететь или не лететь.
  
  
  
  
  Решение
  
  
  - И зачем он вам нужен? - спросила Мария.
  - Он всем нужен. Может и нам пригодится, - привел свой аргумент Чертополох.
  Шиан и Шелест дружно улыбались, готовясь заявить, что им было видение. Их в последнее время часто посещали коллективные видения. Являлись видения следующим образом. Шелест вбивал себе в голову очередную гениальную идею, но придумать убедительных аргументов не мог, поэтому шел к Шиану за советом. Шиан советовал валить все на интуицию и шел с Шелестом к Марии в качестве группы поддержки. Поддерживать он умел, даже в безнадежных ситуациях не бросал поддерживаемого на произвол судьбы. Поэтому в итоге получалось, что у него тоже сработала интуиция и он, как и наивный Шелест, не мог не рассказать о новом случае ее срабатывания. В процессе убеждения недоверчивой Марии в том, что они ничего не придумали, интуитивные догадки обрастали такими подробностями, что как-то сами собой превращались в видения.
  - Никогда не видела живых вампиров, - печально сказала Майя, непонятным образом оказавшись за спиной Шиана.
  Она в последнее время часто там оказывается. Шиан обнаружив ее за своей спиной впадает в ступор и начинает путаться в словах. Неловко ему с девушкой за спиной, он бы предпочел поставить ее перед собой и взять в руки карандаш с бумагой, на что Майя почему-то не соглашалась. Нет, на портрет она была согласна, просто предлагала его рисовать глядя на маленькую голографическую копию.
  - Я тоже не видела. Хотя у меня есть подозрение, что их вампир всего лишь на удивление симпатичное дитя войны. Они, когда полукровки, бывают очень даже ничего, это чистокровные страшны как смертный грех, - заговорила Син.
  Она, как всегда, знала намного больше чем все остальные и сумела свои знания приложить к очередной возникшей загадке. До сих пор она оказывалась права в своих предположениях.
  - Тем более, нам нужно его найти. Это очень странно. За человеком из Крылатого Королевства охотятся пираты и работорговцы. И не боятся что потом за ними начнут охотиться с не меньшим упорством, - быстро сориентировался в ситуации Чертополох, в качестве бонуса выдав свою коронную улыбку.
  Ни одна женщина не могла устоять перед этой улыбкой, даже Мария, которая должна была к ней привыкнуть и выработать иммунитет. Эта улыбка единственное, что осталось хорошего от внешности Чертополоха. Он долго и упорно себя уродовал. Татуировки ему показалось мало для маскировки. Полностью менять лицо с помощью хирурга он не хотел. Поэтому принял довольно оригинальные меры.
  Для начала он отрастил волосы в неряшливую прическу, призванную скрывать большую часть лица. Чаще всего эта прическа оставляла на обозрение желавшим на него посмотреть только длинный нос. А потом умудрился налететь лицом на что-то стеклянное, что именно он не заметил, потому что убегал и ему было не до того. После этого случая к татуировке прибавились небольшие шрамы над левой бровью и возле уха, которые в сочетании с драконом на правой половине лица производили незабываемое впечатление, и делали Чертополоха чем-то сродни образу героя из глупой истории, предназначенной для особо впечатлительных девушек.
  Впрочем, девушки действительно впечатлялись, даже умные и не верящие в прекрасных принцев. Чертополох, наверное, в подражание Шелесту, стойко игнорировавшему почти всех девушек обращавших на него внимание, делал вид, что ничего не замечает. Очень редко в его организме происходила непонятная реакция, после чего его лицо глупело, пропадал огонь в глазах и он напивался до невменяемости. После этого он некоторое время делал попытки найти хорошую девушку, но быстро разочаровывался, хватался за свои мечи и тратил все свободное время на совершенствование техники боя.
  А Шелест сидел рядом с потерянным видом и рассуждал о том, что все красавицы всегда оказываются дурами уже на третий день знакомства. Интересные мысли для паренька, которому даже двадцати лет еще не исполнилось. Хотелось бы узнать с какой умной красавицей он сравнивает всех знакомых девушек. В ее существовании Тойво не сомневался, Шелест вообще не склонен делать выводы на пустом месте. А еще очень хочется понять, почему умопомрачения Чертополоха совпадают с явлениями длинноволосых блондинок в пестреньких платьях. Эти блондинки всегда очень разные, отличаются и ростом и фигурами и возрастом. Ничего общего, даже цвет волос различается по оттенкам.
  Загадка.
  Мария тоскливо посмотрела на Тойво, ища у него поддержки. Ее напарник ответил пожатием плеч и задумчивым выражением лица. Сама же захотела собрать команду. Вот теперь пускай и разбирается с этой командой без его участия.
  - И как вы собираетесь его искать? - поинтересовалась она сдаваясь на милость большинства.
  - Так же как и все, - ответил Чертополох и продемонстрировал плоскую коробочку. - Довольно примитивная штуковина настроенная на маячок, который вампир почему-то таскает с собой. На самом деле еще одна странность. Как этот маячок у него оказался? Если верить идиоту, который нам про него рассказал, парень сбежал после того, как его неудачно отравили. Он должен был гарантировано покинуть этот мир, а вместо этого среагировал на яд, как на наркотик, в невменяемом состоянии, кого-то загрыз, и украл корабль с только что проданной девицей на борту. Девица-то ему зачем понадобилась? И зачем нашим идиотам понадобилось награждать маячком человека, который по их расчетам должен был умереть? Нестыковки.
  - Загрыз, - удивленно повторила Син. - Не слышала чтобы дети войны кого-то загрызали. Может, на самом деле вампир?
  - Никогда не видела вампиров, - повторилась Майя.
  - Да делайте что хотите, - отмахнулась от них Мария. - Но если после этих поисков нам опять придется собирать 'Джанкой' по частям... На меня даже не рассчитывайте. Сами ремонт оплатите.
  Команда дружно закивала, даже Тойво не удержался, ему тоже хотелось посмотреть на вампира. Не потому что у него клыки и нечеловеческие способности к выживанию. Просто хотелось узнать, почему он всех так заинтересовал. Чтобы разные пиратские и работорговческие банды объединились ради поимки одного человека, должно было произойти что-то из ряда вон выходящее. А нечто из рада вон выходящее всегда сулило неприятности, особенно когда оно касалось странного поведения пиратов.
  В последний раз пираты и работорговцы объединялись с целью завоевания Тулона, а перед этим с целью уничтожения того же Тулона с помощью жутковатого оружия неизвестного происхождения. Совпадение? Или они опять нашли какую-то дрянь и решили предъявить претензии на господство среди человеческих миров, а добиться господства с помощью обычного шантажа. Или вы нам подчиняетесь, или вас больше не будет. Для нас это раз плюнуть, а совести у нас нет, так что спать нам никакие воспоминания не помешают.
  - Не может быть, - прошептал Тойво, его осенила догадка, в правдивость которой совсем не хотелось верить.
  - Что-то случилось? - спросила Мария.
  - Да. Неужели ты не заметила? Если я прав, то у нас скоро не останется работы. Потому, что не останется желающих платить нам за работу.
  - С ума сошел? - ласково спросила Син.
  - Если бы. Вы не заметили одной странности в показаниях наших пленников? Они все говорили, что скоро мы пожалеем о выборе профессии. И все планеты будут платить им дань, иначе от них ничего не останется.
  - Бред, - отмахнулась Мария. Ей не хотелось верить, что в поисках вампира есть хоть какой-то смысл. И не хотелось верить, что Тойво может поддержать ребят, страдавших от избытка любопытства.
  - Бред, - не стал спорить Тойво. - Если конечно они опять не откопали где-то кораблик, способный взрывать звезды.
  - Но никто же не нашел. Целую уйму времени и сил потратили на поиски, перерыли все рифы и ничего не нашли. Знаешь, сколько людей погибло во время этих поисков?
  - Знаю, - признался Тойво.
  Он и сам принимал участие в поисках, после чего поклялся облетать рифы десятой дорогой. Рифы не терпят ошибок. Стоит задеть скрученное пространство и тебя тоже начинает тянуть в разные стороны, сжимать и скручивать в нечто непонятное, совсем не похожее на человека. Ему удалось вовремя вырваться, отделаться только неприятными воспоминаниями. Многим не удалось. Их вытаскивали с большим трудом и хоронили вместе с кораблями, потому что понять, где заканчивается корабль и начинается человек, было невозможно.
  - А что, если они нашли его не в рифе? - спросил Тойво. - Почему все решили, что эти чертовы корабли могли спрятать только в рифах? Мы же не знаем кто и зачем их создал. Совсем не факт, что создавали эти корабли и рифы одни и те же существа. Тем более, рифы могли создавать совсем не для того чтобы в них что-то прятать, ими просто позже кто-то воспользовался.
  - Нам необходимо вампира найти, - сделал верный вывод Чертополох. - И допросить. С пристрастием. Если по хорошему не захочет рассказать.
  - Отлично. И где ваш вампир сейчас находится? - окончательно смирилась Мария.
  Ей не понравились выводы Тойво. И самое страшное, что он мог оказаться прав. В таком случае проблемы переносились в другую плоскость. Это был уже не вопрос величины вознаграждения, деньги вообще не играли никакой роли. Это был вопрос выживания. Возможно, среди пиратов есть вполне приличные люди, как для пиратов. Но ведь эти приличные вряд ли смогли пробиться в руководители банд и стать непререкаемыми авторитетами, они в пираты идут совсем не для этого.
  - Ты не поверишь. Возможно, я ошибся в расчетах, но, по-моему, он подлетает к Птирею, - задумчиво ответил Чертополох.
  - Он что сумасшедший? - поинтересовалась Мария. Нет, все очень серьезно, иначе зачем лететь к Птирею с пиратами на хвосте?
  - Не знаю. Я с ним не знаком. - Чертополох улыбнулся, потряс свою коробочку, позаглядывал на мониторчик, демонстрирующий замысловатую систему координат. Там, несмотря на все его манипуляции, ничего не изменилось. - Действительно Птирей. Возможно это жест отчаяния. Хотя, конечно, сомнительный жест. Какая разница, кто его убьет, пираты или обозленные наемники?
  С этим замечанием были согласны все, даже Мария, взявшая себе за правило соглашаться с остальными членами команды по возможности реже. Так было больше шансов оказаться самым умным человеком на корабле.
  
  
ЗЫ: Миниатюры теперь выкладываются в группе ВК, вот здесь первая из самых новых https://vk.com/wall-126313301_2459